КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Тайна обезьяньей головоломки (fb2)


Настройки текста:



Кэролайн КИН Тайна обезьяньей головоломки

ТАЙНА ОБЕЗЬЯНЫ

— Я бы хотела, чтобы ты разгадала эту загадку, Нэнси. Я назвала её «тайной моей обезьяны»!

Это сказала прелестная Карла Понте из Лимы[1] — смуглолицая, с большими тёмными глазами и чёрными волосами до плеч. Её гостья, Нэнси Дру, тоже производила очаровательное впечатление, но совершенно в другом ключе: светлокожая, голубоглазая, с тёмно-золотыми волосами. Им обеим было по восемнадцать.

Карла указала на тарелку резного дерева, дюймов пятнадцати в диаметре, которая украшала стену её спальни. Дерево производило впечатление старинного, но резьба сохранила отчётливость.

— А что это такое? — спросила Нэнси. — Здесь вырезана обезьяна, но её хвост будто обрублен, какие-то линии по одну сторону обезьяны идут до самого края тарелки. Ты считаешь, что рисунок скрывает какую-то тайну? Может быть, указывает место, где спрятан клад?

— Ты угадала! Именно так — эта тарелка уже три сотни лет принадлежит нашей семье. — Карла говорила по-английски с лёгким и приятным испанским акцентом. — Потом она пропала, и лет двадцать назад отец случайно обнаружил её в дедушкином сундуке. Но что означает этот рисунок и надписи на тарелке, так никто и не знает.

Нэнси с недоумением рассматривала сгорбленную обезьянью фигурку — Карла сняла тарелку со стены и перевернула её.

— С этой стороны ещё интересней, — сказала Карла, кладя тарелку на стол.

В центре круга располагались выдолбленные углубления, образуя как бы два симметричных крестика, а от центра до самых краёв шли линии, закрученные в спираль.

— Поразительно! — ахнула Нэнси. — Карла, я с огромным удовольствием взялась бы за разгадку этой тайны, но меня немного смущает то, что до меня уже столько людей пыталось понять смысл рисунка, но безуспешно…

— А ты всё поймёшь, я уверена! — Карла нежно привлекла к себе подругу. — Я же слышала о запутаннейших историях, в которых ты с успехом разбиралась, — у меня и сомнения нет, что ты разгадаешь тайну! Меня беспокоит другое: если рисунок действительно указывает, где спрятано сокровище, то за столько лет его давным-давно кто-то мог уже и отыскать!

— Все равно стоит попробовать, — решила Нэнси. — Прежде всего мне бы нужно изучить тарелку под лупой. Давай вот что сделаем — поедем ко мне с этой тарелкой, поужинаем у нас, а я её хорошенько рассмотрю!

— Замечательно! — обрадовалась Карла, — но надо предупредить тётю.

В Ривер-Хайтсе Карла остановилась у дяди с тётей. Собственно, она находилась здесь проездом: после окончания колледжа через несколько дней ей нужно было возвращаться к себе в Лиму.

Подруги спустились в гостиную к миссис Реншо, давнишней приятельнице семейства Дру.

— Я с большим удовольствием отпущу Карлу к вам, — сказала миссис Реншо, — но только я бы не хотела, чтобы она возвращалась домой одна. Её и так уже напугали. Мы с мистером Реншо заедем за Карлой к вам.

— Не стоит беспокоиться, — быстро ответила Нэнси, — мы с отцом привезём Карлу обратно. Миссис Реншо явно обрадовалась.

— Я постараюсь объяснить тебе, Нэнси, что меня тревожит, — сказала она. — Карла заметила, что несколько дней подряд за ней ходит какой-то человек.

— Мужчина? — уточнила Нэнси.

— Да, — кивнула миссис Реншо, — и ходит он не просто так.

— Да нет же, тётя! — взмолилась Карла, — я уверена, что нет причин для беспокойства.

Однако миссис Реншо продолжила свой рассказ:

— Не далее как вчера Карла получила по почте очень странное послание — такой листочек бумаги, на который были наклеены буквы, вырезанные из газеты. А написано было: «Guidado con el gato».

— По-испански это значит «берегись кота», — перевела Карла.

— Берегись кота? Как странно! — откликнулась Нэнси.

— Мы долго ломали себе головы над посланием, — сказала Карла. — У дяди с тётей кошек нет, да и нигде поблизости я не замечала никаких беспризорных котов!

Нэнси смотрела прямо перед собой. Ей, уже имевшей большой опыт в раскрытии загадочных историй, сразу пришло в голову, что «Эль Гато» — это имя человека!

«Им вполне может быть тот самый человек, который преследовал Карлу; кто-то решил предостеречь её», — подумала Нэнси. Вслух же она спросила:

— Карла, а кот не может иметь отношения к вашему дому в Лиме?

На это Карла ответила, что у них в Лиме тоже нет кошек в доме и что она понятия не имеет, к кому относится это предостережение.

— Да и к чему тревожиться, — добавила Карла, — если уже через несколько дней я уеду домой!

— Верно! — поддержала её Нэнси.

Она заторопила подругу, девушки простились с миссис Реншо и вышли на крыльцо. Дом Реншо стоял на откосе над рекой Маскока, и по пути к машине Нэнси обе залюбовались открывающимся видом. Карла несла деревянную тарелку, плотно прижимая её локтем. На дорожке ей под ногу попал камешек, она поскользнулась и, стремясь удержать равновесие, выпустила тарелку из рук. Тарелка вылетела на откос и стремительно покатилась вниз.

— Она упадёт в реку! — вскрикнула Карла с ужасом.

Нэнси мгновенно бросилась за тарелкой. Хотя откос круто спускался к воде, она ухватила катящуюся деревяшку, но тут тарелка ударилась о камень, отскочила и плюхнулась в воду.

— Всё пропало! — закричала Карла.

Нэнси потребовались секунды, чтобы сбросить обувь и нырнуть. Она выплыла на поверхность совсем рядом с тарелкой, которую уже уносило быстрое течение. Сильный взмах руки — и Нэнси изловчилась поймать деревянный круг. Теперь она быстро плыла к берегу.

— Как мне тебя благодарить! — Карла задыхалась от волнения. — Это я во всём виновата — уронила тарелку! Бежим обратно в дом, тебе надо быстро переодеться в сухое!

— Не стоит, — возразила Нэнси. — Наш дом тоже недалеко. Закроем в машине окна, и я не простужусь.

Через пятнадцать минут машина уже въезжала во двор дома Нэнси. Дверь открыла миссис Ханна Груин, милая немолодая домоправительница семейства Дру, которая растила Нэнси с детства, после смерти её матери. Ханна обрадовалась, узнав, что Карла останется ужинать с ними.

— Сейчас мы покажем тебе очень интересную вещь! — объявила Нэнси и выложила на обеденный стол деревянную тарелку. Пока Карла рассказывала домоправительнице историю семейной реликвии, Нэнси сбегала наверх переодеться и захватить свою лупу, которая очень помогала ей при расследовании таинственных происшествий. Вернувшись в столовую, юная сыщица принялась рассматривать ту сторону тарелки, на которой была вырезана обезьяна.

— Посмотри, что здесь внизу! — воскликнула она. — Что-то написано, похоже на имя, сейчас разберу — А-Г-И-Л-А-Р.

— Агилар! — обрадовалась Карла. — Так звали одного из моих предков! Он был великим художником, но я и понятия не имела, что на тарелке есть его имя!

— Надо полагать, что это он и вырезал тарелку, — предположила Нэнси. — А что с ним сталось?

— Ты знаешь, он исчез из Лимы и его дальнейшая судьба неизвестна, — ответила Карла.

Нэнси рассматривала рисунок через лупу, но на этой стороне ей больше ничего нового обнаружить не удалось. Она перевернула деревянный круг.

— Ага, — пробормотала она, — тут кое-что есть!

— Что ты там увидела? — нетерпеливо спросила Карла.

— Рисунок в центре — это слова или части слов, — медленно говорила Нэнси. — С трудом, но можно всё-таки разобрать буквы… Читается сверху вниз… Знаешь, это похоже на кроссворд. Карла, взгляни-ка ты на это!

Карла схватила лупу и возбуждённо объявила:

— Четыре буквы сверху вниз составляют слово топо. Это по-испански означает «обезьяна»! Но вот другие буквы я не могу разобрать, они почти стёрлись.

Хотя Нэнси почувствовала, что нащупала нить, она прекрасно понимала, что впереди ещё много трудностей и что понять настоящий смысл изображённого на тарелке будет совсем не просто.

Тут Ханна попросила Нэнси оторваться от тарелки и накрыть на стол — нужно было пораньше поужинать, поскольку Ханна договорилась пойти с приятельницей в кино.

Скоро появился и мистер Дру — подтянутый, импозантный мужчина, каким и подобает быть преуспевающему адвокату. Мистер Дру поздоровался с Карлой, а когда ему рассказали о тайне, заулыбался:

— Я знал, что у Нэнси скоро появится очередная тайна! Однако то, что вы мне рассказываете, выглядит весьма сложным делом.

— Мне кажется, что ключ к разгадке — в этом кроссворде, — предположила Нэнси.

После ужина, когда Карла уже собиралась домой, она предложила Нэнси оставить тарелку у себя и поразмышлять над кроссвордом.

У Нэнси загорелись глаза.

— Ты в меня так веришь, — сказала она, — что мне придётся сделать всё возможное и разобраться в головоломке ещё до твоего возвращения в Лиму. Но учти, у меня может ничего не получиться!

Прекрасные тёмно-карие глаза Карлы вспыхнули в ответ:

— Нэнси, у меня идея! А что, если ты со своими подружками Бесс и Джорджи отправитесь со мной в Латинскую Америку? Тогда у тебя было бы больше времени для работы над разгадкой головоломки!

— Времени, конечно, мне потребуется много, а уж насколько соблазнительно твоё приглашение… Спасибо! А когда ты собираешься лететь?

— Послезавтра.

Нэнси вопросительно посмотрела на отца, но Карла заговорила прежде, чем мистер Дру собрался с мыслями:

— Я всё равно бы очень хотела, чтобы ты с подругами погостила у меня, даже если бы никаких головоломок и не было. Перу очень интересная страна, у нас сохранились руины древних цивилизаций, старинные испанские дворцы, у нас экзотическая кухня и экзотические сувениры. Поедем, очень прошу!

— Всё это действительно соблазн, — вздохнула Нэнси. — Я бы с радостью, а что ты скажешь, папа?

По взгляду мистера Дру было ясно, что ситуация забавляет его.

— Разве тебе можно отказать? Надеюсь, что Бесс и Джорджи тоже сумеют поехать.

Обрадованная Нэнси пообещала созвониться с подругами на следующее же утро.

Тем временем пора было Карле возвращаться. Мистер Дру и Нэнси доставили её в дом Реншо и, немного поболтав с ними, отправились обратно.

— Я хотела бы ещё поработать над головоломкой перед сном, — объявила Нэнси. — А ты, папа, может быть, перекусишь?

— Нет, спасибо, — ответил тот, — но я тоже хочу ещё разок взглянуть на этот странный предмет.

Отец с дочерью вошли в столовую, зажгли свет — и замерли на пороге. Тарелка лежала на обеденном столе, когда они уходили. Теперь стол был пуст. Тарелка исчезла!

НЕМНОГО ДЗЮДО

— Драгоценная тарелка! — вскрикнула Нэнси. — Её украли!

Она ругательски ругала себя за то, что оставила такую ценную вещь на виду. Мистер Дру нахмурился, но сказал:

— Возможно, Ханна убрала её подальше.

— Нет, папа. Ханна ушла раньше, а я отлично помню, что мы, уходя, оставили головоломку прямо здесь, на обеденном столе.

Адвокат потрепал дочь по плечу:

— Следовательно, дело это ещё сложней, чем мне показалось сначала. Похоже, поездку в Лиму придётся отложить на некоторое время.

— Но как мне рассказать об этом Карле? — сдавленным голосом спросила Нэнси. — А рассказать придётся.

Она сделала было шаг к телефону, но отец остановил её:

— Пожалуй, сначала нужно позвонить в полицию. Но прежде всего давай посмотрим, не украли ли что-нибудь ещё из дома.

Мистер Дру и Нэнси проверили буфетный ящик, в котором хранилось столовое серебро. Там всё оказалось на месте. Они методически осмотрели все комнаты на первом этаже, потом поднялись на второй. Никаких пропаж.

Отец с дочерью уже совсем решились вызывать полицию, когда услышали, что в двери повернулся ключ. Они напряглись, но облегчённо вздохнули, увидев, что это вернулась из кино Ханна.

— Добрый вечер, — весело сказала Ханна. — Прекрасный фильм! Вы должны его посмотреть!

Но тут она заметила мрачные лица хозяина и его дочери.

— В чём дело? — сразу забеспокоилась Ханна. — Что-нибудь случилось?

— Ханна, — решительно объявила Нэнси, — у нас пропажа. Тарелка украдена с обеденного стола.

Домоправительница, вместо того чтобы ужасаться, выглядела совершенно спокойной.

— Господи, я и не подумала, что вы тут так разволнуетесь! В перерыве между сериями я забежала домой и спрятала тарелку. Мне вдруг пришло в голову, что вы так и оставили её на столе, а все эти истории — мужчина, который преследовал Карлу, странная записка, которую она получила, кот какой-то — немножко подействовали мне на нервы!

Ханна выдвинула нижний ящик буфета и вытащила тарелку из-под стопки скатертей и салфеток.

Мистер Дру так и рухнул в кресло, заливаясь громким смехом.

— Ханна, ты у нас самая умная и осмотрительная! Я, профессиональный адвокат, Нэнси, которая уже прославилась как талантливый детектив, мы проявили крайнюю небрежность, а ты одна подумала о том, что ценную старинную вещь не полагается бросать где попало!

Его смех был так заразителен, что Нэнси и Ханна тоже захихикали. Отсмеявшись, экономка заявила:

— Мне кажется, происшествие нужно отметить. Устроим полночную пирушку. Как насчёт яблочного пирога с шоколадной глазурью и по стакану молока на каждого?

— У меня слюнки потекли, — обрадовалась Нэнси. — Я помогу тебе, Ханна.

Семья с полчасика посидела за столом, заодно просмотрев ночные теленовости, потом все разошлись спать,

Спала Нэнси крепко, но проснулась рано и сразу взялась за головоломку. Перелистывая испанский словарь, Нэнси долго пыталась угадать, каких букв недостаёт в полустёршихся словах, но в конце концов поняла, что задача ей не по силам.

Она спустилась на кухню и только было занялась приготовлением завтрака, как услышала шаги Ханны. Мистер Дру появился, когда завтрак был уже готов. Нэнси рассказала отцу о провале утренних попыток прочитать испанскую надпись.

— Но это тебя, конечно же, не остановило! — усмехнулся отец.

— Конечно же, нет! — подтвердила Нэнси.

Отец отправился на работу, а Нэнси пошла звонить подругам — сообщить Бесс Марвин и Джорджи Фейн о приглашении Карлы. Обе пришли в большое возбуждение и объявили, что приедут к Нэнси договориться о деталях. При этом Джорджи добавила:

— Но только я немного задержусь? как раз сегодня у меня утренний урок дзюдо! Нэнси рассмеялась:

— Советую тебе отработать какой-нибудь приём, который может нам потребоваться при расследовании!

— Когда нужно будет сбрасывать злоумышленника со скалы? — засмеялась и Джорджи.

Часика через два двоюродные сестрички, Бесс и Джорджи, заявились в дом Дру. Бесс, пухленькая блондинка с очаровательными ямочками, была вечным объектом подшучиваний подруг, но отвечала на них одной неизменной фразой:

— С завтрашнего дня сажусь на диету!

Джорджи выглядела полной противоположностью своей кузине — темноволосая, стройная и спортивная.

Обе умирали от любопытства и сразу бросились разглядывать тарелку.

— Мне очень нравится обезьянка! — восхитилась Бесс. — Она такая неуклюжая и славная!

— А меня больше волнует обратная сторона, — сказала Джорджи. — Как жалко, что невозможно разобрать слова!

Нэнси собралась вручить подруге лупу, но тут позвонили в дверь. Нэнси открыла и увидела на пороге незнакомого мужчину лет тридцати.

— Это вы мисс Дру? — осведомился он.

— Да.

Незнакомец отвернул лацкан пиджака и показал ей значок с надписью: «Детектив, полицейское управление Ривер-Хайтса».

— Вы позволите мне войти? — спросил он. Нэнси посторонилась, пропуская его в дом. Он представился:

— Меня зовут Гарри Уоллес. У меня есть судебное предписание об изъятии у вас некоей деревянной тарелки.

С этими словами он достал сложенный листок бумаги, однако не вручил его Нэнси.

Бесс и Джорджи, которые слышали этот разговор, вышли в прихожую. Бесс держала в руках тарелку.

— Но я не понимаю, — возразила Нэнси, — на каком основании полиция требует изъятия собственности частного лица?

Гарри Уоллес пожал плечами:

— Откуда я знаю? Мне отдают приказ, а я его исполняю. Давайте тарелку, у меня нет времени.

Подозрительность Нэнси усилилась. Ей не нравились ни вид незнакомца, ни решимость, с которой он добивался, чтобы ему вручили тарелку. Глядя прямо ему в глаза, Нэнси сказала:

— Посидите минуточку, а я пока позвоню мистеру Мак-Гиннису, начальнику полиции.

Мистер Уоллес ответил ей грозным взглядом и словами:

— Юная леди, вы слишком самонадеянны, всё это может для вас плохо кончиться. Прошу вас передать мне тарелку безо всяких пререканий!

Он выхватил тарелку из рук Бесс и двинулся к двери. Но порог перешагнуть он не успел. Джорджи рванулась вперёд и молниеносным движением ловко перебросила его через плечо. Он плюхнулся на спину на ковёр и остался лежать в полном изумлении.

Бесс хихикнула и подобрала с ковра выроненную им тарелку. Однако Нэнси была встревожена. А что, если этот человек и вправду из полиции! Могут быть серьёзные неприятности!

Она помогла Уоллесу подняться на ноги и выпроводила его за дверь. Он послушно вышел, не заикаясь больше ни о каком изъятии тарелки.

Когда за ним закрылась дверь, Джорджи заметила:

— Ну, скалы тут не было, но, надеюсь, вы оценили, как я нас всех избавила от него! Бесс явно перетрусила:

— А что, если он теперь захочет нам отомстить?

— А что, если Уоллес и есть тот человек, который в последнее время ходит по пятам за Карлой? — предположила Нэнси.

— И прислал предостережение насчёт этого «кота»? — добавила Бесс.

— Все может быть.

Нэнси прямиком двинулась к телефону и набрала номер своего друга, начальника полиции Мак-Гинниса. Она рассказала ему о произошедшем, потом стала слушать собеседника, и подруги видели, как она утвердительно кивает головой в ответ на его слова. Наконец Нэнси опять заговорила:

— На вид лет тридцати, смуглый, чёрные волосы, короткая стрижка, очень тощий.

Юная сыщица простилась и положила трубку.

— Гарри Уоллес самозванец, — сказала она, обращаясь к подругам, — он не числится в списках полицейских детективов. Мак-Гиннис немедленно объявляет розыск этого человека. Тебя же, Джорджи, начальник полиции просил поблагодарить за умелое использование приёмов дзюдо! — Нэнси усмехнулась.

— Пустяки! — фыркнула Джорджи. — Это пока что первый злодей в нашем расследовании. Интересно, сколько их ещё будет!

На это очень быстро отреагировала Бесс:

— Первый и, надеюсь, последний. Мне очень хочется помочь разгадать головоломку, но я бы легко обошлась без дальнейших встреч с подобными типами!

Сестры собрались по домам, а позднее в тот же день обе позвонили Нэнси и сообщили, что получили согласие родителей на поездку в Лиму. Узнав об этом, Карла пришла в полный восторг.

— Мы замечательно проведём время! — пообещала она.

На счастье, выяснилось, что паспорта у всех девушек в полном порядке, а мистер Дру вызвался организовать поездку. Им предстояло на другое утро вылететь из Ривер-Хайтса в Нью-Йорк, а оттуда лететь в Южную Америку.

— Вот что, — предложил мистер Дру, — с учётом того, что этот Уоллес пока на свободе, я думаю, что вам лучше покинуть Ривер-Хайтс по возможности незаметно.

— Каким образом? — не поняла Нэнси.

— Проще всего сегодня же вечером перебраться в мотель при аэропорте. Бесс и Джорджи привезут по отдельности их родители и удостоверятся, что за ними нет слежки. Карлу привезёт в мотель её дядя, а что касается тебя… — Мистер Дру улыбнулся со значением. — Кажется, сегодня к нам в гости придёт Нед Никерсон?

Нэнси покраснела. Нед, с которым она училась в Эмерсон-колледже, занимал особое место в ряду её друзей.

— Нед приглашён к нам на ужин, — ответила она. — Я думаю, он охотно отвезёт меня после ужина в мотель.

Рослый, красивый спортсмен появился ровно в шесть. Тепло поздоровавшись со всеми, он обратился к Нэнси:

— Выходит, у тебя очередная тайна? А нельзя устроить так, чтобы и я участвовал в этой работе и поехал с вами?

Нэнси ответила ему улыбкой:

— Мне бы очень этого хотелось. Но, к сожалению, придётся надеяться только на Джорджи с её приёмами дзюдо.

Вещи для поездки Нэнси уже успела упаковать, поэтому могла спокойно провести весь вечер в обществе Неда, а потом отправиться в мотель к подругам. Нед тоже попробовал разобраться в головоломке, но скоро бросил эту затею, убедившись в её безнадёжности.

— Ну, если ты распутаешь эту загадку да ещё убережёшься от неприятностей с преследователями Карлы и разными там «котами», тебе полагается благодарность от правительства Перу! — пошутил Нед.

Нэнси расхохоталась.

В десять вечера она простилась с Ханной Груин и с отцом. Домоправительница призвала Нэнси к осторожности, а отец сказал:

— Никаких инструкций, моя девочка, но ты знаешь, как я желаю тебе успеха и как буду ждать твоего возвращения!

Нед довёз Нэнси до мотеля и внёс её сумки в холл. В одну из сумок Нэнси уложила тарелку и объявила, что не станет сдавать её в багаж.

— Буду держать эту сумку в руках! — сказала она.

Нед простился и заглянул Нэнси в глаза. Ей показалось, что он сильно огорчён её отъездом.

— Я думаю о том же, что и Ханна и отец, — сказал Нед. — Ты ведь вернёшься живой и здоровой, да?

Нед нежно поцеловал её.

— Обещаю, — сказала Нэнси.

Она проводила глазами отъезжающую машину Неда. Подошёл портье, подхватил её багаж и понёс в номер, где уже дожидались подруги.

Нэнси предстояло провести ночь в одном номере с Карлой. Там были и Бесс с Джорджи.

— Нед уехал? — поддразнила её Бесс. — Ну хорошо, а то я начала бояться, что ты можешь раздумать и не поехать в Перу из-за него!

Нэнси улыбнулась, но не успела ответить — зазвонил телефон.

Карла сильно вздрогнула.

— Кто-то узнал, что мы здесь! А вдруг это Эль Гато, Кот?

Нэнси взяла трубку и, изменив голос, спросила:

— Алло?

— Говорят из полицейского управления, — сказал мужской голос. — Начальник полиции Мак-Гиннис хотел бы переговорить с мисс Дру. Это вы?

— Соедините с ним, — попросила Нэнси, так и не назвавшись из осторожности.

В трубке зазвучал знакомый голос.

— Нэнси, ты мне срочно нужна в полицейском управлении. Дело не терпит отлагательства.

СТРАННАЯ ОТМЕНА РЕЙСА

Когда Нэнси сообщила подругам, зачем звонил Мак-Гиннис, Джорджи заметила:

— Может быть, они уже схватили Уоллеса?

— В любом случае, Нэнси, тебе надо ехать, — решила Бесс. — Но как ты доберёшься до полиции? У нас же нет машины!

— Возьму такси, — сказала Нэнси. — Карла, я думаю, тебе лучше поехать со мной. В конце концов, ты больше нас всех знаешь обо всём, связанном с тарелкой.

Минут через сорок девушки уже входили в полицейское управление. Мак-Гиннис кивнул им и распорядился о доставке арестованного.

— Тот ли это человек, который явился к вам домой и выдавал себя за сотрудника нашего управления? — спросил Мак-Гиннис у Нэнси.

— Да, — без колебаний ответила она. Гарри Уоллес сверкнул глазами.

— Я эту девицу впервые в жизни вижу! — выкрикнул он.

— Он пытался похитить ценную антикварную вещь, — продолжала Нэнси. — Вещь принадлежит вот этой девушке.

Нэнси сознательно не назвала Карлу по имени в расчёте на то, что задержанный выдаст опознав её.

Задержанный набычился.

— Слова больше не скажу! — заявил он и добавил, обращаясь к Мак-Гиннису: — У вас нет оснований задерживать меня. Я ничего не сделал.

Нэнси снова заговорила:

— Если нужны свидетельские показания, я могу пригласить моих подруг, которые как раз в то время находились у меня дома.

Это заявление заставило Уоллеса немедленно переменить решение.

— Ну ладно, — проворчал он. — Просто я в первую минуту не узнал мисс Дру. Она была по-другому одета, когда я её видел.

Начальник полиции глянул на арестанта:

— Следовательно, вы признаетесь и в том, что пытались похитить тарелку?

— Нет, не признаюсь! — огрызнулся Уоллес. — Похитить! Это моя вещь!

— Что! — не выдержала Карла. — Не ваша, а моя!

Задержанный решил выкрутиться любой ценой:

— Я торговец из Нью-Йорка. Я скупаю антиквариат по всему миру. Тарелку мне продали в Южной Америке. А потом она была похищена из моей антикварной лавки, и я повсюду разыскивал её. Сначала я выяснил, что тарелка находится в Ривер-Хайтсе, что её привезла сюда мисс Понте. Потом узнал, что она передала вещь мисс Нэнси Дру.

Нэнси и Мак-Гиннис незаметно обменялись улыбками: задержанный действительно выдал себя, проговорился! Начальник полиции сказал:

— Похоже, вы проболтались, мистер Уоллес. Как насчёт того, чтобы сделать чистосердечное признание?

Задержанный угрюмо молчал.

Нэнси прошептала Карле на ухо:

— Не тот ли это человек, который тебя несколько раз преследовал?

— Кажется, это он, но я не могу сказать с полной уверенностью.

Нэнси прошла к столу начальника полиции и шепнула ему на ухо то, что ей сказала Карла.

— К тому же, — добавила она, — мисс Понте получила анонимное предупреждающее послание. Возможно, его прислал Гарри Уоллес. Написано было по-испански, в переводе что-то вроде «опасайся кота». Вам это о чём-то говорит?

Вместо ответа Мак-Гиннис достал из шкафа папку, в которой лежали несшитые листы. Он провёл пальцем по списку, потом заглянул в один из последних листков.

— Вот оно что! — пробормотал он, указывая Нэнси на листок.

Нэнси заглянула через плечо начальника полиции. Из записи на листке явствовало, что в Перу обнаружен неизвестный, проходящий под кличкой Эль Гато, Кот. Его подлинное имя и местонахождение требуют уточнения, но он разыскивается полицией.

Мак-Гиннис повернулся к задержанному.

— Наш разговор пойдёт легче, если вы мне расскажете про Эль Гато.

Уоллес вздрогнул, передёрнул плечами, начал было говорить, но опомнился и смолк.

— Что ещё вы мне пытаетесь пришить? — сказал он через несколько секунд. — Я понятия не имею, о чём вы говорите.

Начальник полиции распорядился, чтобы его увели. На прощанье он напомнил задержанному, что тот имеет право пригласить адвоката по своему выбору, в противном же случае адвоката назначит ему суд.

— Я завтра сообщу о моём решении, — пробурчал Уоллес и пошёл прочь из комнаты в сопровождении конвоира.

Нэнси и начальник полиции ещё немного побеседовали о возможных вариантах дела, а Карла слушала их разговор с широко раскрытыми глазами. Наконец, она не выдержала:

— Мне так совестно! Я доставила вам всем столько хлопот!

Мак-Гиннис отечески улыбнулся ей:

— Скорей всего, дело кончится тем, что это мы будем благодарны вам за то, что полиция двух континентов занялась этим загадочным Эль Гато! Ну, Нэнси, я тебе желаю разгадать тайну головоломки и приятно провести в поездке время!

Начальник полиции пожал руки обеим девушкам. Они отправились в ожидавшее их такси.

В мотеле Бесс и Джорджи уже просто изнывали от любопытства. Когда Нэнси и Карла рассказали им во всех подробностях о том, что произошло в полицейском управлении, Джорджи фыркнула:

— Если этот самый Гарри Уоллес — торговец, то я об заклад могу биться, что он ещё и контрабандист.

Бесс невольно поёжилась:

— Все так запутывается!

На другое утро девушки позавтракали у себя в номерах и тотчас отправились в аэропорт. К полудню самолёт приземлился в Нью-Йорке, девушки получили багаж и сразу же поехали на квартиру незамужней тётки Нэнси мисс Элоиз Дру. Она страшно обрадовалась гостьям и была рада познакомиться с Карлой. Перебивая друг дружку, девушки рассказали о своих планах, связанных с разгадкой тайны.

— Это все так увлекательно, — сказала мисс Дру. — Я вот о чём подумала: поскольку вы летите в Перу, вас могут заинтересовать выставки перуанского искусства в Нью-Йорке. Открыта выставка в Метрополитен-музее, в Музее естественной истории и ещё одна в Галерее современного искусства. Карла же, которой все это, без сомнения, знакомо, наверное, предпочтёт осмотреть город.

— С удовольствием, — отозвалась Карла. — Я совсем плохо знаю Нью-Йорк, а в этом городе столько интересного!

Тогда тётя Элоиз выступила с предложением:

— Может быть, в таком случае я поеду показывать Карле Нью-Йорк, а вы отправитесь по выставкам. Они должны дать вам общее представление об истории и обычаях древнего Перу.

Быстро пообедав, Нэнси, Бесс и Джорджи побежали на выставку в Метрополитен-музей. Им повезло: они присоединились к группе, которую вёл экскурсовод.

— Жители древнего Перу, индейцы, в особенности инки, были солнцепоклонниками. Они поклонялись Солнцу, считая его богом. Династию своих правителей они тоже рассматривали как детей Солнца, унаследовавших от него свои божественные качества. Если вы посмотрите на экспонаты, вы увидите, как часто и разнообразно отражён в них этот миф.

Девушки с увлечением рассматривали статуэтки, в основном из глины, среди которых было множество сидячих фигур, прижимающих колени к груди.

Экскурсовод пояснил:

— Это ритуальная поза. Инки бальзамировали мёртвых и хоронили их в этой позе.

Увлёкшись экскурсией, девушки так долго бродили по выставке в Метрополитен, что у них осталось время только на то, чтобы забежать в Галерею современного искусства. Здесь были выставлены золотые изделия древнего Перу, в том числе ювелирные украшения. Ожерелья и серьги были богато отделаны бирюзой и другими полудрагоценными камнями.

— Боже мой, а это что такое? — ахнула Бесс. — Похоже на страшные маски, которые у нас надевают в канун Дня Всех Святых, только эти из золота!

— Маски, надеваемые на мёртвых, — объяснила Нэнси.

Человек, стоявший неподалёку, поправил Нэнси, — он сказал, что маски не надевали на мёртвых, а клали при захоронении над их головами.

— Никто не знает, в чём смысл этого обряда, — заметил незнакомец.

Неожиданно Джорджи фыркнула.

— Вы только посмотрите вон на ту маску! Похожа на мордочку ламы. Может быть, её изготовили для человека, у которого умерла любимая домашняя лама?

— Может быть, — улыбнулся и человек, дававший им объяснения, — а скорее, она была изготовлена для какой-нибудь важной персоны, лицо которой напоминало мордочку ламы.

Нэнси сильнее всего заинтересовалась парой огромных золотых рук. Все тот же незнакомец сказал, что это некое подобие перчаток, которые носили жрецы во время исполнения религиозных обрядов. Великолепие золотых перчаток портили потемневшие места там, где должны быть ногти.

— Дело в том, — объяснил все тот же человек, — что ногти делались из серебра, которое окислялось, тускнело, а потом и разрушалось.

Бесс неотрывно смотрела на сохранившийся ноготь.

— Похоже, будто древние инки носили довольно длинные ногти, — заметила она.

Нэнси взглянула на часы и заторопила подруг — им было уже пора уходить.

На квартиру к тёте Элоиз они прибежали вскоре после того, как та вернулась с Карлой, завершив осмотр города. Едва тётя Элоиз успела открыть двери, как зазвонил телефон, и она поспешила взять трубку.

— Ханна! — сказала она. — Рада слышать ваш голос! Да, всё в порядке, девушки благополучно долетели, а сейчас уже собираются дальше в путь. — Тётя Элоиз помолчала, слушая Ханну, потом недоуменно воскликнула: — Что такое? Позвонили из авиакомпании и сказали, что рейс отменён? Тот самый рейс, которым должны лететь девушки? Рейс на Лиму?

Нэнси и её подруги едва верили своим ушам.

Нэнси взяла трубку — Ханна Груин повторила ей то, что уже сказала тёте Элоиз:

— Позвонил служащий авиакомпании и сказал, что отменяется рейс на Лиму. Нет, он не объяснил, в чём дело. Он только попросил, чтобы я немедленно предупредила вас. Я целый час звонила, но вас никого не было дома.

— Мы только что вернулись, — нетерпеливо подтвердила Нэнси. — Какая неприятная новость! Ну что делать, возможно, мы увидимся скорее, чем рассчитывали, — вздохнула она.

Нэнси положила трубку и неожиданно нахмурила брови — ей пришла в голову странная мысль, которой она и поделилась с подругами.

— Здесь что-то неладно, — сказала она. — Во-первых, нет никаких оснований для отмены рейса, сегодня прекрасная погода. Самолёт мог бы задержаться по какой-то причине, но отменять рейс? Надо позвонить в аэропорт и узнать, в чём дело.

Она набрала номер справочной, выслушала ответ, потом сказала:

— Большое спасибо. Нет, нам сообщили, что якобы рейс отменён. Я очень рада, что это ошибка.

Девушки почувствовали облегчение, но мысль о том, кто же и зачем звонил Ханне, не покидала их.

— Это уже не Уоллес, потому что он под арестом. Значит, у него есть сообщник, — рассудила Нэнси.

А тётя Элоиз добавила:

— Кому-то сильно не хочется, чтобы вы оказались в Перу. Возможно, эти люди надеялись украсть тарелку, прежде чем вы её увезёте из этой страны.

На лице Нэнси появилось упрямое выражение.

— На сей раз ничего не выйдет. Но мне бы хотелось узнать, чьи это проделки.

Когда юные путешественницы прощались с мисс Дру, она попросила их вести себя как можно осторожней и избегать опасностей. Девушки постарались успокоить её, а Нэнси с особой нежностью поцеловала тётю.

В огромном и нарядном аэропорту Лимы самолёт приземлился на исходе утра следующего дня.

— Просто не верится! — восторженно воскликнула Бесс. — Прошло совсем немного времени, а мы уже так далеко от дома!

Пока девушки проходили через таможню, Карла увидела за стеклянной стеной своих родителей. Она послала им воздушный поцелуй и указала на них своим подругам. Те заулыбались и замахали руками. Скоро таможенные формальности были закончены, багаж получен и девушки разместились в большом семейном автомобиле.

Родители Карлы оказались удивительно приятными людьми — оба высокого роста, темноволосые и красивые. Карла была очень похожа на сеньору Понте.

Когда машина покатила по жилым районам города, юные североамериканки пришли в восторг от больших особняков, полускрытых роскошными садами, от широких бульваров, затенённых деревьями, от лужаек, обнесённых коваными изгородями.

Особняк семейства Понте был поразительно красив. За кованой изгородью открылся прекрасный сад, в котором обращало на себя внимание старое, скрюченное вечнозелёное дерево, росшее чуть в стороне. Нэнси замерла перед ним, и сеньор Понте сказал, что дерево называется куэнар. Слева от дорожки, ведущей к парадному подъезду, красовалась статуя ламы альпаки в натуральную величину.

— Какая прелесть! — восхитилась Бесс.

Сеньор Понте объяснил Бесс, что статуя представляет собой точную копию золотой ламы альпаки, некогда стоявшей перед храмом Солнца в старинном городе Куско.

— Мне даже неприятно говорить о том времени, когда испанские конкистадоры покорили инков и потребовали с них такое количество золота, что весь Куско был просто разорён, — рассказывал сеньор Понте. — Между тем в древности этот город заслужил название Золотого Куско.

Обедали в прекрасно обставленной в испанском вкусе столовой, а после обеда Нэнси распаковала сумку, достала тарелку и Карла стала рассказывать родителям о том, что им удалось выяснить.

— Отлично, отлично, — приговаривал сеньор Понте.

Карла вместе с матерью склонилась над тарелкой, разглядывая в лупу Нэнси едва различимые буквы и значки головоломки. Нэнси, Бесс и Джорджи с интересом слушали рассказ сеньора Понте об истории этой тарелки.

— Несколько поколений нашей семьи не знали, куда она девалась, — говорил сеньор Понте, — а потом необъяснимым образом её обнаружили после смерти моего деда среди его вещей. Но к этому времени тарелка была уже в — таком состоянии, что оказалось невозможно разобрать надпись на ней.

— Как вам кажется, — спросила Нэнси, — эта надпись могла быть прочитана кем-то в старину, задолго до вас?

— Сомневаюсь, — ответил он, — иначе бы эта история получила известность. Единственное, что нам известно, — к одному из наших предков явился молодой индеец-инка и передал ему вот эту тарелку. По-испански индеец не говорил, поэтому от него никто ничего не мог узнать. Насколько мне известно, он говорил только на кечуа — языке инков.

Сеньора Понте позвали к телефону, он извинился и вышел.

— Какая удивительная история! — вздохнула Бесс.

Все согласились с ней.

Карла предложила своим гостьям осмотреть дом. Девушки переходили из комнаты в комнату, любуясь множеством произведений искусства, которыми владело семейство Понте. Среди них были и картины старых испанских мастеров, и старинная резная мебель.

— Не дом, а музей! — заметила Джорджи.

Наконец они возвратились в гостиную. Карла опять взялась за лупу и неожиданно воскликнула:

— Я, кажется, разобрала ещё часть головоломки!

ЛЮБОПЫТНЫЙ ПРИКАЗЧИК

Все сразу сгрудились вокруг Карлы, которая вела пальцем вдоль вертикальной строчки:

— Вот смотрите: к-о-л-а. «Кола» по-испански значит «хвост»!

Нэнси так и расплылась в улыбке:

— Значит, два слова по вертикали в этом кроссворде читаются «моно» и «кола», обезьяний хвост!

— Верно, — согласился сеньор Понте, — но какой в этом смысл?

Ответа на этот вопрос никто не мог дать, хотя все думали именно о том же.

— Возможно, — предположила Бесс, — сеньор Агилар по какой-то причине не мог вырезать хвост и ограничился тем, что изобразил его словесно?

— Можно принять как гипотезу, — поддержал её отец Карлы.

— А может быть, у этой породы обезьян какие-то особые хвосты, — сказала Джорджи. — Надо бы найти книгу и проверить. У вас случайно нет книги про обезьян?

— Мне кажется, есть, — ответила сеньора Понте, — но, насколько я знаю, у всех обезьян длинные хвосты. Исключение составляют только человекообразные и бабуины.

— Нэнси, — обратился к девушке сеньор Понте, — мы ещё не слышали ваше мнение. Что вы думаете по этому поводу?

Юная сыщица заговорила медленно:

— Раз на тарелке написано «обезьяний хвост», а сам хвост обрублен, то мне кажется, что именно здесь и надо искать ключ к тайне.

— Ты хочешь сказать, что если мы поймём смысл этого самого хвоста, то придём к указанию на то, где именно наш предок Агилар спрятал нечто весьма ценное? — спросила Карла.

— Да, я так думаю, — ответила Нэнси. — Ещё я думаю, что порода дерева, из которого сделана тарелка, может тоже иметь отношение к тайне. Сеньор Понте, вы не знаете, из какого дерева она сделана?

Отец Карлы покачал головой:

— По правде говоря, я не удосужился даже поинтересоваться этим.

— А у кого мы могли бы выяснить это?

— В Лиме лучший специалист по этим делам — это некто сеньор Хорхе Велес. Он владелец магазина и мастерской, в которой, помимо прочих вещей, делают превосходные деревянные подносы, тарелки, чаши, салатницы, салатные ложки и вилки. Он, конечно, сумеет определить породу дерева, из которого сделана тарелка, И вообще, вам будет просто интересно побывать в этом магазинчике.

— Может быть, вам захочется купить там сувениры и подарки для родных, — добавила мать Карлы.

Нэнси хотелось сразу же отправиться по указанному адресу, но сеньора Понте сказала, что вряд ли магазин открыт в это время — по четвергам сеньор Велес бывал там между четырьмя и семью.

Тарелка была тщательно завёрнута в бумагу, и вся компания около четырёх часов уселась в спортивную машину Карлы. Карла лихо водила машину и умело пробиралась по забитому транспортом деловому центру города. Скоро они были у здания, где размещался магазин сеньора Велеса.

— Какой интересный старинный дом в испанском стиле, — заметила Бесс, разглядывая затейливое обрамление входа.

В магазине двое мужчин расставляли по стеклянным полкам красивые полированные вазы. Один из них, на вид лет пятидесяти, и оказался владельцем магазина. У него были правильные черты лица, подчёркнутые аккуратными усиками и остроконечной бородкой. Волнистые волосы, зачёсанные назад, спускались довольно низко на шею.

Девушки представились, сеньор поклонился и проговорил:

— К вашим услугам, молодые дамы!

Второго человека он представил как Луиса Льосу, своего приказчика. Тому было на вид лет тридцать: мрачноватый, сутуловатый, смуглый, с волосатыми руками, с глазами, которые не выдерживали прямого взгляда. И сеньор Белее, и Луис Льоса говорили по-английски.

Нэнси распаковала тарелку и показала её сеньору Велесу.

— Можете ли вы сказать нам, из какого дерева сделана эта вещь? — спросила она.

Сеньор Белее очень внимательно осмотрел тарелку, даже отколупнул от края крохотный кусочек, посмотрел его на свет и наконец сказал:

— Вещь весьма старинная и весьма необычная. Она вырезана из дерева аррайянес, которое произрастает только в одном месте на земном шаре.

— У нас в Перу? — спросила Карла. Сеньор Белее покачал головой:

— В Аргентине. На краю полуострова есть роща аррайянес. Это довольно далеко.

— В Аргентине! — Нэнси была разочарована.

Она-то надеялась, что дерево какой-то местной породы и что место, где оно произрастает, может оказаться одним из ключей к раскрытию тайны. Теперь её планы рассыпались прахом.

— А в какой части Аргентины растут эти деревья? — допытывалась Карла.

Владелец магазина назвал озеро Нагель-Гуапи и полуостров, вдающийся в него.

— Если вам когда-нибудь случится побывать в тех местах, — добавил он, — вы должны непременно осмотреть рощу аррайянес. Деревья считаются реликтовыми и единственными на свете. Они даже выглядят очень необычно. Сейчас там государственный заповедник и деревья тщательно охраняются. Оттуда и щепочки нельзя вынести. Но я полагаю, что это было не так в те времена, когда вырезали вашу тарелку.

Карла принялась рассказывать сеньору Велесу историю тарелки и её таинственное происхождение. Нэнси обратила внимание на то, что приказчик Луис Льоса приблизился почти вплотную к прилавку, на котором лежала тарелка. В руке у него был раскрытый блокнот, и он явно старался «делать зарисовку вещи. В нём было что-то подозрительное, поэтому, когда он перевернул тарелку на ту сторону, где располагался кроссворд, Нэнси убрала её с прилавка.

— Это не ваша вещь! — твёрдо сказала она.

Луис Льоса бросил на девушку откровенно ненавидящий взгляд. Джорджи тоже заметила, что происходит, и мгновенным движением выхватила блокнот из рук Льосы. Вырвав страничку с зарисовкой, Джорджи с невинным видом положила блокнот на прилавок.

Льоса метнул и в неё ненавидящий взгляд, что-то пробормотал по-испански себе под нос, сунул блокнот в карман и убрался в заднюю комнату.

Наступило неловкое молчание, которое прервал сеньор Белес:

— Мой приказчик подчас проявляет излишнее любопытство, — сказал он извиняющимся тоном.

Нэнси, сконфуженная возникшей ситуацией, поспешила сменить тему беседы.

— Скажите, а в Соединённые Штаты вы экспортируете ваши изделия? — спросила она.

— Да, — ответил владелец магазина. — И довольно много. Главным образом в Нью-Йорк.

На всякий случай Нэнси осведомилась, не случалось ли сеньору Велесу выполнять заказы некоего мистера Гарри Уоллеса.

— Нет, что-то я такого имени не припоминаю, — сказал сеньор Велес, — но я могу проверить.

Он отпер ящик письменного стола, достал толстую тетрадь и открыл на странице, помеченной «У».

— Нет, — подтвердил он наконец, — Уоллес у меня не значится.

Девушки занялись прелестными поделками ручной работы на полках и, кое-что купив, вышли из магазина.

Вернувшись домой, Карла повесила тарелку на стену — где она висела и раньше, до того, как её вывезли в Ривер-Хайтс.

— Я с самого детства любила эту обезьянку! — сказала Карла и спросила подруг, не желают ли они продолжить осмотр городских достопримечательностей.

— Если ты хочешь узнать, не устали ли мы, — так нет, ничуть не устали, — заверила Карлу Бесс.

Все страстно желали продолжить экскурсию по Лиме, а Нэнси добавила:

— Тут же наверняка есть музеи! Давайте походим по музеям и посмотрим, есть ли там экспонаты, украшенные изображениями обезьян, они, конечно же, найдутся и помогут нам понять, отчего у обезьяны на тарелке нет хвоста.

Карла объяснила, что среди городских музеев два специализируются по доколумбийскому искусству.

— Один, кажется, закрыт в это время дня, — продолжила Карла, — но что касается второго, то мы знакомы с его директором. Он живёт неподалёку, можем зайти и договориться, чтобы нас пустили в музей в удобное для нас время. Музей называется «Рафаэль Ларко Эррера».

Но музей оказался открытым, по залам бродила пара посетителей. Супруги явно были американцами. Муж, багроволицый толстяк, размахивал тростью, указывая ею на экспонаты своей жене.

— Я все прекрасно вижу, — говорила жена, — не надо мне ничего показывать. Кончится тем, что ты смахнёшь своей тростью какую-нибудь вещицу с полки, одну из этих древних фигурок!

Муж отвечал ей надменной улыбкой:

— Я сам знаю, как себя вести, и не указывай мне!

Девушки расхаживали между стеллажей, любуясь сотнями образцов старинной керамики и внимательно высматривая тот, на котором нашлось бы изображение обезьяны. Там было множество кувшинов — простых, в форме различных животных, украшенных изображениями животных.

В стеклянных витринах красовались привлекательные старинные женские украшения.

— Девочки! — неожиданно позвала Бесс. — Кто из вас видел такие огромные серьги?

Джорджи уставилась на массивные медные диски, богато орнаментированные бирюзой:

— Боже мой, они весят не меньше тонны!

Они двинулись дальше, сопровождаемые пререканиями мужа и жены, которая все уговаривала его не размахивать тростью.

Нэнси и её подруги тихонько пересмеивались. Карла провела их в узкий промежуток между двумя рядами стеллажей, где были выставлены дорогие старинные украшения. Супруги тоже обозревали их. Приближения девушек они как будто и не заметили.

— Кувшин с обезьяной! — вскрикнула Карла.

Нэнси потянулась к верхней полке, на которую показывала Карла. В ту же самую минуту американец опять взмахнул тростью. Кончик трости задел кувшин, тот покачнулся и полетел прямо на голову Карле.

Ещё миг — и он упадёт на пол и разобьётся на куски!

РИСКОВАННАЯ СКАЧКА

Нэнси ринулась вперёд и поймала кувшин на лету. Все испустили дружный вздох облегчения.

Первой после молчания заговорила жена американца:

— Что я тебе говорила, Чарли? Ты чуть не погубил дорогую старинную вещь! — Она почти кричала на мужа. — Эта трость меня в могилу сведёт!

Она попробовала вырвать её из рук мужа, но тот крепко вцепился в трость.

Схватку прервал смотритель музея, который прибежал на шум. Вежливо, но твёрдо он предложил американцам покинуть помещение. Чарли сразу притих и послушно поплёлся к двери вслед за женой.

Когда они ушли, девушки расхохотались.

— Будь у меня такой муж… — начала Бесс.

— Или будь ты такой женой… — подхватила Джорджи.

Нэнси всё ещё держала кувшин с обезьяной в руках, и смотритель напомнил ей, что экспонаты не полагается трогать или снимать со стеллажей. Однако, как только Джорджи объяснила ему, что тут происходило, он сменил гнев на милость и принялся благодарить Нэнси.

— Грасиас[2], — ответила Нэнси.

Подруги отметили, что Нэнси тщательно осматривала кувшин. Голова животного составляла носик кувшина, но что касается хвоста, то он был просто пририсован сбоку.

— Это тебе что-то дало? — поинтересовалась Карла, когда Нэнси поставила кувшин обратно на полку.

— Вряд ли, — ответила юная сыщица, но принялась расспрашивать смотрителя, есть ли какой-то смысл в том, чтобы изображать обезьян с укороченными хвостами. Тот пожал плечами и сказал, что никогда не задумывался над этим.

Девушки завершили осмотр музея и отправились домой. В ожидании ужина, который в Южной Америке принято подавать довольно поздно, Нэнси и её подруги разговорились с родителями Карлы.

Сначала они подробно рассказали о том, как провели день, а потом сеньор Понте спросил:

— Так что же, Нэнси, есть у вас представление о том, как вы будете разгадывать головоломку? Что вы теперь намерены предпринять?

У Нэнси заблестели глаза.

— О да, — ответила она не без лукавства, — что делать, я знаю, но только это невозможно!

— Нет ничего невозможного, — улыбнулся сеньор Понте. — Расскажите, что вы задумали.

— Путешествие туда, где растут аррайянес.

Бесс и Джорджи так и обмерли от слов подруги. Нэнси явно хватила через край!

Но, к их изумлению, сеньор Понте весьма спокойно воспринял идею Нэнси. Он усмехнулся и сообщил девушкам, что его фирма владеет частным самолётом, который на следующий день должен лететь в Аргентину.

— Собственно, состоится поездка в место, расположенное довольно близко от полуострова, где растут эти деревья.

И он рассказал, что руководители фирмы, в том числе и он сам, летят на трёхдневную конференцию, которая будет сопровождаться соревнованиями по гольфу, и состоится все это в прекрасном отеле «Льяо-Льяо».

— Самолёт доставит нас в Барилоче, а оттуда на машинах мы поедем в этот отель. Место для вас четверых у нас найдётся. Ну как, согласны?

Девушки от восторга лишились дара речи! Наконец, Нэнси нашла в себе силы сказать:

— Сеньор Понте, это же просто замечательно! И вы говорите, что роща аррайянес совсем недалеко от того места?

— Отель стоит на берегу озера Нагель-Гуапи, так что вам останется только нанять лодку и переправиться к роще!

— Отец, — обняла его Карла, — ты просто лапочка! — И увидев удивлённое выражение его лица, добавила: — Лапочка — в Америке так называют людей, которые делают приятные вещи!

— Ну что же, — засмеялся отец, — мне это нравится, можно ввести это слово в обращение и у нас в Перу!

Сеньор Понте предупредил девушек, что самолёт вылетает рано утром, и попросил их быть готовыми. Что касается тарелки, то сеньор Понте считал, что её нужно захватить с собой — на всякий случай.

Ложась в постель в тот вечер, Бесс сказала Джорджи:

— Мне кажется, я просто лопну от возбуждения!

— Моя дорогая толстенькая сестричка, — ухмыльнулась Джорджи, — тебе это будет на пользу, ты немного похудеешь!

Самолёт летел над удивительно красивыми местами — горные вершины под снеговыми шапками, обилие озёр, зелёные низины, на которых паслись стада. Казалось, всему этому не будет конца.

Барилоче оказался прелестным маленьким городком. Его некогда основали швейцарцы, которые застроили его домами, напоминавшими об архитектуре их родной страны.

Не прошло и получаса, как машина остановилась у подъезда отеля «Льяо-Льяо». Большое старинное здание, окружённое чудесным садом, стояло на холме над самым озером.

В центре отеля размещался холл, а вдоль всего здания тянулся широкий коридор. По одну сторону от холла коридор был обрамлён цепочкой магазинчиков. За холлом находилась просторная гостиная, а за ней застеклённая веранда, откуда была видна площадка для игры в гольф.

Девушкам отвели номера на втором этаже, куда вела широкая лестница, и они предпочли не пользоваться лифтом, а поднялись по ней.

Номер Карлы и Нэнси выходил окнами прямо на озеро, и девушки могли видеть бесконечную водную гладь. Неподалёку они заметили пристань — там наверняка можно было договориться о поездке на другой берег.

— Смотрите! — Бесс указала на дорогу, которая вилась по подножью холма.

Бык тянул по дороге повозку, а сонный возница еле придерживал вожжи.

— Сейчас я их сниму! — вскричала Бесс и бросилась за фотоаппаратом.

Однако, пока она возилась с ним, повозка исчезла из виду за поворотом дороги.

— Ничего, сфотографируешь в другой раз! — утешила её Джорджи.

Девушки распаковали багаж, а тарелку Нэнси тщательно спрятала на дне нижнего ящика комода, да ещё положила сверху немнущееся платье и парочку свитеров.

— Давайте пройдёмся, — предложила Джорджи, выглядывая наружу. — Здесь все так интересно, хотелось бы увидеть поближе!

— И заодно договоримся, чтобы нас завтра же отвезли на другой берег, в рощу аррайянес! — поддержала её Нэнси.

Девушки переоделись в брюки, заперли двери своих номеров и поспешили вниз. Бесс повесила на плечо фотоаппарат.

— А вдруг эта повозка с быком вернётся! — с надеждой в голосе сказала она.

Прежде всего они отправились на пристань, чтобы узнать, можно ли переправиться на другой берег. Им сказали, что на завтрашний катер уже записалось несколько пассажиров.

— Только бы не пошёл дождь, — жалобно сказал им кассир. — Все небо заволокло!

— Мы готовы ехать в любую погоду, — заверила его Нэнси, — всего хорошего!

На обратном пути девушки увидели бычью повозку на обочине дороги, но возница куда-то ушёл. Бесс решила, что ей предоставляется отличная возможность сделать фотографию. Когда она и её подруги подошли поближе, они увидели, что на быке сидит мальчишка лет четырнадцати. Он разговаривал с каким-то мужчиной, но тот при виде девушек быстро зашагал прочь.

— Что это он? — удивилась Джорджи. — Точно испугался нас!

Бесс навела объектив, но тут мальчишка поднялся на ноги и обратился к Нэнси:

— Вы кататься на бык? Вы сниматься верхом на бык?

Пока Нэнси раздумывала, Бесс заявила, что это грандиозная мысль.

— Сядь на быка, Нэнси! Я тебя щёлкну, и у нас будет потрясающая фотография на память об этой поездке!

Джорджи подсадила её, и Нэнси благополучно забралась на спину быка. Но мальчишка сразу же хлестнул животное толстым прутом, который был у него в руке. Бык рванул вперёд, Нэнси еле удержалась на нём. Только тут она с ужасом обнаружила, что бык распряжён — он просто стоял рядом с повозкой. Нэнси вцепилась в бычью шею и с громким криком понеслась вперёд.

Остальные растерялись, потом бросились вдогонку, но бык, несмотря на размеры и кажущуюся неповоротливость, бежал очень резво.

Перепуганная Бесс всё же не отставала от своей кузины, а Джорджи кричала:

— Бежим наверх, наперерез!

Бесс и Джорджи влетели на вершину холма, потом спустились вниз, на дорогу, в нескольких ярдах перед топочущим быком.

— Делай как я! — скомандовала Джорджи.

Обе отчаянно замахали руками, широко расставив ноги и раскачиваясь из стороны в сторону. Ошеломлённый бык остановился.

Нэнси быстро соскользнула на землю.

— Девочки, спасибо! Ну и скачка! Не могу сказать, что мне понравилось ездить на неосёдланном быке!

— Что нам теперь делать? Так и оставить его здесь? — спросила Джорджи.

Будто в ответ на её вопрос, на дороге показался бегущий возница. Он почти не говорил по-английски, но девушки сумели понять, что он обвинял их в угоне быка. Естественно, они стали горячо разубеждать его, но им тоже хотелось узнать, кто все это подстроил.

Мальчишка распряг быка? Или, может быть, тот человек, который ушёл при их приближении?

— Надо узнать у мальчишки! — сказала Карла.

Девушки вернулись к тому месту, где оставалась повозка, но никакого мальчишки уже не застали.

Когда появился возница, ведя своего быка, девушки спросили его о мальчишке, спросили, знает ли он, откуда тот взялся.

— Наверное, из тех, кто подносит мячи для гольфа, — ответил тот. — Его зовут Томас Риверо. Джорджи была не на шутку сердита:

— Думаю, нам нужно идти прямо в домик, где держат инвентарь для гольфа, и там выяснить, не тот ли человек, которого мы видели, подучил этого Томаса Риверо!

С ней все согласились. Смотритель площадки для гольфа подтвердил, что Томас Риверо работает у него.

— Он сегодня отпросился пораньше, — сказал он. — Томас живёт в Барилоче, но, боюсь, у нас нет его адреса.

Нэнси рассказала ему о своём приключении и попросила:

— Разузнайте у Томаса об этом человеке, когда он появится, хорошо?

Тот пообещал выполнить просьбу Нэнси, и девушки возвратились в отель.

Войдя в свой номер, Нэнси обратила внимание на то, что нижний ящик комода приоткрыт. Это возбудило подозрения юной сыщицы.

Она бросилась к комоду, выдвинула ящик — и ахнула!

ЖУЛИК

— В чём дело? — всполошилась Джорджи.

— Тарелка! Она пропала!

Карла побледнела. Она что-то сказала по-испански, потом перевела на английский:

— Что нам делать? Мы никогда не разгадаем эту тайну! Я уверена, что обезьяна — как это сказать — ну, приносит беду!

Она бросилась на кровать и зарыдала. Бесс обняла её и стала успокаивать.

— Не надо, Карла, — говорила Бесс, — нам всем очень жалко тарелку, но можешь не сомневаться — Нэнси найдёт её!

— Конечно же, я постараюсь, — ответила Нэнси. — Прежде всего я пойду вниз и сообщу менеджеру о краже.

Портье провёл Нэнси в кабинет менеджера, где в ту минуту находился приятной наружности сеньор по имени Диас. Нэнси быстро изложила ему суть дела.

— Крайне сожалею, — сказал сеньор Диас, — тарелка, видимо, представляет большую редкость. Но странно, что вор взял именно её. Зачем она ему понадобилась?

— Не знаю, — призналась Нэнси, — дело в том, что это семейная реликвия семьи Понте, тарелка передавалась из поколения в поколение, и я даже представить себе не могу, что теперь будет.

— Мисс Понте приехала с вами, не так ли? — спросил сеньор Диас. — Она уже знает о пропаже?

Нэнси кивнула:

— Она плачет.

Сеньор Диас постучал карандашом по столу.

— Давайте по порядку. Ясно одно — кто-то завладел ключом и проник в ваш номер. Это могла быть горничная, мог быть носильщик. Тем не менее, мисс Дру, я должен заверить вас в абсолютной честности прислуги отеля.

На это Нэнси сказала, что вообще сомневается, чтобы прислугу заинтересовала деревянная тарелка. Она, скорее, была похищена посторонним при помощи подделанного ключа.

— Такого человека будет нелегко найти, — заметил сеньор Диас, выходя вместе с Нэнси в холл. — Разумеется, я немедленно займусь этим делом, но… Скажите, а у вас нет никаких предположений в отношении личности преступника?

Юная сыщица рассказала о попытке похищения тарелки в её родном городе Ривер-Хайтсе, о человеке, который назвался торговцем из Нью-Йорка.

Нэнси упомянула и о Луисе Льосе, приказчике из сувенирного магазина, который пытался зарисовать тарелку, но был остановлен.

Краешком глаза Нэнси видела неподалёку женщину — ей показалось, что та внимательно прислушивается к каждому слову. И действительно, она, неожиданно решившись, приблизилась к юной сыщице и спросила:

— На тарелке изображена мартышка?

— Да, обезьяна, — подтвердила изумлённая Нэнси.

— Меня зовут миссис Смит, — представилась незнакомка. — Я только что ходила по лавкам в отеле, и мне кажется, что на стене одной из них вывешена именно такая штука, какую вы сейчас описывали! Тарелка с обезьяной!

Нэнси усомнилась, что в лавке вывесили именно тарелку Карлы, но тем не менее, поблагодарив миссис Смит, побежала к указанной лавке. Сеньор Диас последовал за ней.

Они распахнули дверь — и Нэнси так и замерла на пороге: на стене действительно красовалась фамильная ценность семейства Понте!

Нэнси сказала об этом сеньору Диасу и принялась расспрашивать владелицу заведения, некую сеньору Виолетту, как могла попасть к ней эта вещь.

— Она оказалась у меня довольно необычным образом, — объяснила сеньора Виолетта. — Тарелку принёс на продажу буквально полчаса назад постоялец отеля сеньор Мануэль Санчес.

— Почему вдруг он принёс тарелку к вам? — спросила сбитая с толку Нэнси.

— Так на продажу! — ответила сеньора Виолетта. — Сеньор Санчес мне сказал, что привёз тарелку в отель, поскольку у него был заказ от коллекционера. От какого-то американца, который находился здесь. Но выяснилось, что к тому времени, как прибыл сеньор Санчес, американец успел уехать.

Нэнси, поражённая хитросплетением выдумок, попросила владелицу лавки продолжить её рассказ.

Женщина с улыбкой продолжила.

— Но могу ли я сначала узнать у сеньориты, почему её так интересует эта история? — спросила она.

— Потому что эта вещь украдена у моей подруги, — прямо ответила Нэнси.

Сеньора Виолетта переменилась в лице.

— Боже мой! — ахнула она. — Я, кажется, попала в неприятную историю!

— Вот и расскажите нам все с самого начала, — потребовал сеньор Диас.

На лице сеньоры Виолетты появилось выражение испуга, но она заговорила спокойным голосом:

— Сеньор Санчес мне сказал, что не видит смысла тащить обратно этот антиквариат и что, если я готова купить тарелку, он охотно продаст её мне.

— И вы согласились? — спросила Нэнси.

— Не совсем так, — ответила сеньора Виолетта. — Сеньор Санчес ещё был в лавке, когда вошла покупательница. Одна дама, страстная собирательница антиквариата, которая знает в нём толк. Она сразу оценила тарелку и схватилась за неё. Узнав, что вещь продаётся, она спросила, сколько сеньор Санчес хочет за неё. Когда он назвал цену — сто пятьдесят долларов, она не стала торговаться, а заплатила ему наличными. Мне он заплатил десять долларов за комиссию.

Сеньор Диас поинтересовался, почему покупательница не взяла тарелку.

— Она куда-то шла, и ей не хотелось носить с собой покупку. Мы договорились, что она её заберёт на другой день, — ответила сеньора Виолетта.

Нэнси попросила сеньору Виолетту описать внешность этого Мануэля Санчеса, и та сказала, что он рыжеволос, мелкие черты лица, а одет был в спортивный пиджак в чёрно-белую клетку.

Нэнси осенило — ведь тот, что разговаривал с мальчишкой рядом с бычьей повозкой, как раз и был одет в такого цвета спортивный пиджак. Цвет волос Нэнси не могла различить, поскольку на нём была шляпа, надвинутая низко на лоб. Возможно, именно он отпряг быка и заплатил мальчишке, чтобы тот хлестнул его, если Нэнси или кто-то из её подруг согласится прокатиться!

«Если бы одна из нас сильно напугалась, а чего доброго, и ушиблась бы, мы бы, конечно, застряли на некоторое время вне отеля, а тем временем Санчес проник бы в мой номер. Он воспользовался бы поддельным ключом, нашёл бы тарелку и спокойно унёс бы её!»

Нэнси пришло в голову и другое — Санчес наверняка либо тщательно срисовал кроссворд, либо сфотографировал тарелку. Когда же в отеле поднялся шум из-за пропажи, он счёл за благо поскорей отделаться от краденой вещи.

«Неплохо придумано — сдать тарелку в антикварный магазинчик! — подумала Нэнси. — Представляю, как он будет изумлён, когда менеджер начнёт его допрашивать!»

— В каком номере живёт сеньор Санчес? — спросила она Диаса. — Вы ведь сразу задержите его, верно?

Сеньор Диас закивал головой и пошёл к портье справляться о номере, в котором живёт Санчес, а сеньора Виолетта завернула тарелку и вручила её Нэнси.

— Представляю, как обрадуется ваша подруга, когда узнает, что нашлась фамильная реликвия, — сказала она. — И я очень рассчитываю, что полиция вернёт моей покупательнице эти сто пятьдесят долларов.

— Я тоже надеюсь, — ответила Нэнси и поспешила проститься.

К конторке портье она подошла как раз, когда сеньор Диас закончил перелистывать списки постояльцев. Он повернулся к Нэнси с озабоченным видом.

— У нас не значится сеньор Мануэль Санчес, — сообщил он.

Нэнси забеспокоилась. Вор улизнул, без сомнения, получив всю необходимую информацию, так что он может решить загадку раньше, чем это сделает она!

Молодая сыщица взяла себя в руки и была уже спокойна к тому времени, когда, поднявшись по лестнице, подошла к двери своего номера.

— У меня добрые вести! — воскликнула она, вручая тарелку заплаканной Карле.

— Нэнси! Где ты её обнаружила?

Нэнси быстро пересказала всё, что происходило, и не скрывала своей тревоги по поводу того, что Мануэль Санчес явно сумел получить всю необходимую ему информацию.

— Этот человек наверняка является сообщником Луиса Льосы и Гарри Уоллеса, — закончила она.

На что Джорджи решительно заявила:

— Мы должны их разбить на их же собственном поле!

Перед самым ужином появились двое полицейских, которые опросили Карлу и её подруг, а также владелицу лавки. Они уже успели известить о случившемся и ту женщину, которая купила тарелку, и рассказали девушкам, что та в полной ярости и требует от отеля возмещения своих ста пятидесяти долларов.

— Разумеется, эта сторона дела вас не касается, — отметили полицейские. — Что же до Мануэля Санчеса, то о его задержании мы вас сразу известим. Не можете ли вы сообщить нам сведения, полезные для того, чтобы разыскать этого человека?

Нэнси сказала, что ей кажется, будто существует связь между Мануэлем Санчесом и Луисом Льосой. Она также сказала, что подозревает, что их интерес к тарелке мог послужить причиной связи с Гарри Уоллесом из Нью-Йорка. Полицейские поблагодарили девушку и ушли.

Ни в тот вечер, ни наутро от полиции не поступило никаких известий, и Карла приуныла.

— Этот мерзавец Санчес наверняка уже в тысяче миль отсюда, — жаловалась она.

— Вот и хорошо! — ответила Бесс, желая ободрить подругу. — Зачем он нам нужен! Пусть оставит нас в покое — и все!

Остальные согласились с ней.

Нэнси решила захватить тарелку с собой, чтобы показать её директору заповедника и узнать, не может ли он чем-то помочь.

К десяти утра четвёрка уже была на борту катера. Там была каюта человек на двадцать пассажиров и открытая корма. В рулевую рубку можно было попасть только через пассажирскую каюту, поднявшись на пару ступенек. День выдался облачный и ветреный, но не пасмурный.

Пассажиры пребывали в отличном настроении, девушки скоро свели знакомство с очень милой парой из Англии. Муж был таким же заядлым фотографом, как Бесс, и они наперегонки снимали снежные вершины по берегам озера.

Однако через полчаса мотор катера зачихал, а потом и совсем заглох. Рулевой долго возился с ним, но в конце концов вышел к пассажирам.

— Нет горючего, — объявил он.

— То есть как это нет горючего? — возмутились американцы.

— Что же теперь делать? — спросила Карла. Рулевой широко ухмыльнулся и что-то проговорил по-испански. Карла перевела:

— Он спрашивает: кто-нибудь может сплавать на берег за помощью?

ОЧЕРЕДНОЙ ВЫЗОВ ПРОТИВНИКА

Вопрос рулевого вызвал смех у большинства пассажиров, хотя кое-кто рассердился — не очень-то приятно застрять посреди озера Нагель-Гуапи!

— Просто безобразие! — негодовала одна женщина.

— И неизвестно, сколько ждать помощи! — поддержала её другая.

Нэнси молчала, но внутренне дрожала от нетерпения.

«Сегодня это единственный рейс на тот берег, — думала она. — А если мы не попадём в рощу аррайянес сегодня, то всё пропало, потому что завтра мы уже должны возвращаться в Лиму».

— Возможно, мы лишаемся важной для расследования информации, — пробормотала Джорджи.

Неожиданно англичанин, с которым девушки познакомились, поднялся со своего места и прошёл вперёд, в рулевую рубку. Его жена, миссис Хорейс, объяснила девушкам, что её муж инженер и ему показалось, что причина неполадки не в отсутствии горючего.

— Боже мой, надеюсь, что он прав! — сразу возликовала Бесс.

— А я надеюсь, что он сможет устранить неисправность! — сказала Джорджи. Карла только вздохнула.

— Нас с самого начала преследовали неудачи, и только неудачи, — печально заметила она. Нэнси погладила её руку. Инженер окликнул их из рубки.

— Рулевой почти не говорит по-английски, — сказал он, — не поможете ли вы нам объясниться?

Карла охотно согласилась и быстро объяснила рулевому, что англичанин — инженер и хочет проверить мотор. Тот пожал плечами и сказал, что не возражает. Машинное отделение располагалось под рубкой, и туда вёл ход через люк.

Заморосил дождь, и пассажиры с кормы стали возвращаться под крышу. Всем хотелось знать, сколько простоит катер без движения.

— Неизвестно, — отвечала всем миссис Хорейс.

Нэнси с подругами наклонились над люком и смотрели, как мистер Хорейс методически проверяет провода и трубки. Скоро он опять позвал Карлу и попросил её поговорить с рулевым.

— Скажите ему, что дело не в отсутствии горючего, а в том, что перекрыта его подача. Может он прочистить вот эту трубку?

Рулевой широко улыбнулся и сказал быстро:

— Сейчас прочищу!

Он немедленно принялся за работу, и скоро пассажиры с облегчением услышали, как мотор сначала зачихал, потом завёлся и ровно заработал.

— Оле! — закричали испанцы.

— Ура! — закричали англичане и американцы.

Первая остановка была на острове Виктория. Туристов провели на холм, где стоял прелестный отель. Им подали вкусный обед и толстые ломти свежевыпеченного хлеба.

Когда Бесс протянула руку за третьим куском, Джорджи силой остановила её.

— Нет уж, хватит! — прикрикнула Джорджи.

Бесс покорно положила кусок обратно в хлебную корзину и тихо доела свой салат. После обеда пассажиры спустились на пристань, готовые продолжать путешествие. Дождь почти перестал, а к тому времени, как катер причалил к полуострову, на небе уже ярко сияло солнце.

— Ну не поразительное ли зрелище? — воскликнула Бесс при виде розовато-жёлтой рощи. Девушки почти бегом двинулись к ней с пристани, но на первом же дереве их внимание привлекла овальная табличка, прибитая к нему.

— Может быть, это и есть то, что мы ищем? — спросила Карла, всматриваясь в деревянный диск.

Он был чуть побольше тарелки, которую несли с собой девушки, а написанное на нём Карла перевела:

«Деревья — добрые друзья человека, их нельзя ранить».

— Как поэтично, — негромко проговорила Бесс.

Девушки зашагали по пляжу, усеянному крупными и мелкими камнями, внимательно рассматривая совершенно необыкновенные деревья.

— Прямо сказочная страна! — воскликнула Нэнси.

Деревья стрелами уходили высоко в небо, но росли они не поодиночке — несколько стволов имели общую основу и, в свою очередь, становились основами для новых стволов.

Деревья были лишены коры. Джорджи провела рукой по стволу и изумилась:

— Чистый шёлк!

— А цвет — как у вечнозелёных растений, но только здесь нет иголок…

Она закинула голову, всматриваясь в мелкую листву высоко на ветках.

— А как здесь покойно! — сказала Бесс.

Она наступила на корень, который выдавался над поверхностью почвы, тянулся довольно далеко и снова уходил в землю неподалёку от другого дерева.

— Странные корни! — удивилась Бесс. Её услышал турист, стоявший поблизости, и заметил:

— Насколько мне известно, корни могут уходить очень далеко и там дать жизнь новому дереву. Возможно, под этим лесом тянется целая сеть переплетённых корней.

Нэнси огляделась по сторонам.

— Вообще-то это даже не столько деревья, сколько гигантские кусты. Может быть, они и были когда-то кустами для диплодоков!

— Для дипло… кого? — не поняла Бесс.

— Это были травоядные динозавры, — с улыбкой пояснила Нэнси.

Джорджи усмехнулась:

— Можешь представить себе, как они трутся об эти шелковистые стволы и тянут морды вверх к листве? Но скажи, Нэнси, эти чудища водились как в Северной, так и в Южной Америке?

— Из того, что говорю я, ровно ничего не следует! — расхохоталась Нэнси.

Скоро девушки увидели симпатичный бревенчатый домик, где, по их предположениям, должен был находиться директор заповедника. Нэнси предложила заглянуть к нему на обратном пути.

Через двадцать минут девушки постучались в дверь бревенчатого домика. Им открыл приятного вида человек средних лет. Когда Нэнси объяснила, что хотела бы задать несколько вопросов относительно реликтовой рощи, он пригласил её с подругами войти.

— Меня зовут Ромеро, — представился он, когда девушки расселись. — Чем могу быть полезен?

Нэнси развернула тарелку и показала ему.

Директор с большим интересом осмотрел антикварную вещь.

— Очень старая работа… Жаль, конечно, что надпись почти невозможно разобрать… У вас есть хоть какое-то представление о том, что это может означать?

— Ни малейшего, поэтому я и принесла её вам, — ответила Нэнси. — Насколько нам известно, тарелка сделана из дерева аррайянес приблизительно триста лет назад. Не могло ли у вас сохраниться записей о том, кто бывал в здешних местах примерно в те времена? Ромеро покачал головой:

— По моим представлениям, триста лет назад здешние места были совсем дикими. Мне не приходилось слышать о том, что здесь кто-то жил.

Карла рассказала, что в семье существует предание о том, что один из основателей рода по имени Агилар был художником и, возможно, он собственноручно вырезал тарелку.

— Смысл же изображённого не известен никому, вот мы и решили попытаться понять его, — добавила она.

Ромеро заинтересовался ещё больше и спросил, что ещё известно Карле об основателе их рода.

— Говорят, он был одарённым художником и искателем приключений, — задумчиво ответила Карла. — Он, вероятно, много путешествовал.

Ромеро сказал, что одного человека, который может быть полезен девушкам, он знает.

— Но беда в том, что он живёт не здесь, — продолжил директор. — Он старый чистокровный индеец-инка, и живёт он в Куско, в Перу. Этот человек — живая сокровищница индейских легенд и фольклора, он знает больше сказаний, чем любой другой во всей Южной Америке.

«Куско! Да это же очень далеко от Лимы, — сообразила Нэнси. — Стоят ли рассказы старика индейца того, чтобы ездить за ними чуть ли не на край света?»

И точно отвечая на невысказанный вопрос Нэнси, Ромеро сказал:

— Если даже встреча с Мапонни ничего не даст для вашего расследования, вы непременно должны посетить Куско, раз уж вы приехали в Южную Америку. Там ещё сохранились остатки городских стен, некоторые другие памятники старины. Особенно замечательны руины старинной крепости.

— Мне бы очень хотелось все это посмотреть и повидать Мапонни, — решила Нэнси. — Я чувствую, что он может нам помочь.

Ромеро уверил девушек, что старый индеец будет им рад. У Ромеро заблестели глаза, когда он сказал:

— Вы к нему придёте, а он вас спросит: Мунанки! Имаянан каскианки?

— Это не по-испански! — удивилась Карла. — Что это значит?

Ромеро засмеялся:

— Нет, не по-испански. Это древний язык инков, называется кечуа. Я вам сказал на кечуа: «Здравствуйте! Как поживаете?»

Девушки несколько раз повторили фразу, стараясь хорошенько запомнить её, а потом Нэнси поинтересовалась:

— А как полагается отвечать?

— Полагается сказать: Хуккла, юсулъ пайки. Девушки жалобно застонали, а Бесс призналась:

— Мне это нипочём не запомнить! А что это означает?

— Всего-навсего — «Благодарю вас, очень хорошо». А знаете, как будет «до свидания» на кечуа? Ктумунайкикама.

Пока Нэнси и Карла осваивали три фразы на кечуа, Джорджи с любопытством осматривалась по сторонам. Заметив на бревенчатой стене связку разноцветных шнурков с узелками, Джорджи пожелала узнать, что это такое.

— Это называется «кипу» и представляет собой один из древнейших методов ведения записи. Этот метод инки применяли, не имея ни письменного языка, ни счета.

Ромеро начал объяснять, что главную роль тут играет цвет шнурков, которые могут обозначать различные вещи.

— Например, — говорил Ромеро, цвет может обозначать правителя, а — красный количество узелков на шнурке может указывать на число его жён и детей. В государстве древних инков правители и аристократы могли иметь по нескольку жён.

— А простолюдины нет?

— Нет, им разрешалось иметь по одной жене.

Джорджи потянулась к одному шнурку и принялась считать узелки, завязанные поодиночке, по два и даже по нескольку штук.

— Боюсь, мне в этом ни за что не разобраться, — сдалась она скоро. — Понятно только, что у старого короля было громадное семейство.

Директор улыбнулся и сказал, что над загадкой кипу учёные бьются и по сей день. Если бы учёным удалось понять смысл узелков, перед ними раскрылись бы многие страницы истории инков, пока никем не познанные.

С озера донёсся гудок, и девушки поняли, что всех созывают обратно на катер. Поблагодарив директора заповедника за интересный рассказ, они побежали на берег.

Но на прощание Ромеро посоветовал:

— Когда будете в Куско, непременно поднимитесь в Мачу-Пикчу. Это ещё более загадочное место, чем Куско. Никто на свете не знает, как выглядел в древности этот город. Вот вам ещё одна тайна для разгадки, мисс Дру! Займитесь!

— Ещё один вызов! — засмеялась Нэнси в ответ.

— Нэнси, а может быть, нам уже хватит вызовов? — жалобно спросила Бесс.

Однако девушкам было пора идти, и они окончательно распрощались с директором заповедника. С озера послышался второй гудок, и девушки бросились бежать через рощу.

Они уже приблизились к берегу, как вдруг Джорджи указала вперёд и крикнула:

— Смотрите!

На них катился огромный камень!

Девушки отпрянули, камень пролетел мимо и с грохотом ударился о дерево.

Отскочив от ствола, камень попал прямо в спину Нэнси! Девушка пошатнулась и упала на землю.

ИСПАНСКОЕ ПЛАТЬЕ

К счастью, Нэнси не потеряла сознания. Она призналась, что у неё сильно кружится голова, но заверила подруг, что все скоро пройдёт. Карла вызвалась сбегать на катер и предупредить, чтобы их подождали.

— Скажи, что буквально через минутку я приду в себя, — попросила Нэнси. Она с трудом изобразила на лице улыбку и добавила: — Не хотелось бы остаться тут на ночь!

Убедившись, что Нэнси не так уж сильно пострадала, Джорджи сбежала на берег в надежде увидеть того, кто скатил этот громадный камень. Однако пляж был пуст.

«Он, должно быть, прячется, — подумала Джорджи. — Надо и мне затаиться, тогда он может предположить, будто все ушли, и показаться снова. Хорошо бы, я бы продемонстрировала ему кое-что из дзюдо!»

Джорджи спряталась за толстым стволом аррайянес и стала ждать. Никто не появился, но скоро до её ушей донёсся звук заводимого мотора. Джорджи высунулась, чтобы посмотреть, где находится моторка и кто в ней.

Моторка выскользнула из укромного заливчика. В лодке было двое, и хоть они сидели спиной к Джорджи, одного она узнала сразу. Мануэль Санчес — рыжие волосы и спортивный пиджак в чёрно-белую клетку!

«Что же, по крайней мере, я знаю, кто это сделал», — сказала себе Джорджи, карабкаясь вверх по склону, чтобы присоединиться к подругам.

Карла уже вернулась с пристани, и теперь они с Бесс помогали Нэнси подняться.

— Что-нибудь узнала? — спросила Карла Джорджи.

— Кое-что, — ответила та.

Когда она упомянула о рыжих волосах и спортивном пиджаке в чёрно-белую клетку, все сразу согласились, что это наверняка был Мануэль Санчес.

Бесс не на шутку встревожилась:

— Послушай, Нэнси, этот человек твёрдо намерен причинить тебе вред! Я не понимаю, почему полиция ничего не может с ним сделать?

— Полиция все равно доберётся до него, — спокойно ответила Нэнси.

Они медленно спустились к пристани, где их уже ожидали обеспокоенный рулевой и миссис Хорейс.

— Слава Богу, что всё обошлось, — приговаривала миссис Хорейс.

Им девушки не сказали, что камень не сам скатился, а был направлен человеческой рукой, однако полиции они намеревались все это рассказать.

Катер опять остановился у острова Виктория, и рулевой объявил, что у пассажиров есть парочка часов для отдыха. Девушки сразу отправились в отель, сняли себе комнату и попросили чай в номер. Тем временем Карла дозванивалась в полицию. Как только Нэнси допила свой чай, её уложили в постель.

— И постарайся заснуть, — распорядилась Бесс.

Нэнси была только рада последовать совету и через минуту уже крепко спала. Остальные вышли на цыпочках и сидели внизу, пока не пришло время будить подругу.

— Именно в этом я и нуждалась, — заявила Нэнси, когда её растолкали. — Я чувствую себя совершенно здоровой!

После возвращения в отель «Льяо-Льяо» Нэнси отыскала сеньора Диаса и спросила, нет ли новостей из полиции в отношении Мануэля Санчеса или мальчишки, который хлестнул быка.

— К сожалению, — пожал плечами сеньор Диас. — К сожалению, никаких новостей.

Время близилось к ужину, но Нэнси призналась подругам, что ей не хотелось бы сидеть в ресторане.

— Если вы меня извините, я попрошу, чтобы мне принесли чего-нибудь в номер, и лягу пораньше спать.

— Давненько я не слышала от тебя таких разумных предложений, — усмехнулась Джорджи. — Именно это тебе и следует сделать.

— А Карла может переодеться в нашем с Джорджи номере, — добавила Бесс.

Карла собрала свои вещи, и все пожелали Нэнси спокойной ночи. Быстро переодевшись к ужину, девушки спустились в ресторан.

Пробираясь к своему столику, они прошли мимо длинного стола, за которым сидели одни мужчины. Среди них был и сеньор Понте, который сидел во главе — как представитель фирмы.

— Ну как вы проводите время? — обратился он к девушкам. — Кстати, а где же Нэнси?

Девушки замялись, не желая посвящать сеньора Понте в подробности того, что случилось в тот день, но потом Джорджи всё же решилась:

— Нэнси не из тех, кто признается в слабости, но сегодня она не выдержала.

— Она решила поужинать в номере и лечь пораньше спать, — торопливо добавила Карла.

— Тоже неплохо, — улыбнулся сеньор Понте. — Ну что же, развлекайтесь дальше, а завтра поговорим о нашем возвращении.

Подруги прошли к своему столику и узнали от официанта, что в ресторане устроен шведский стол.

Когда Карла увидела всё, что было выставлено на этом шведском столе, она воскликнула:

— Это невозможно! Если я просто попробую каждую закуску, то ужинать уже не буду!

Тем не менее девушки принялись набирать закуски на свои тарелки — Карла и Джорджи понемногу, а Бесс взяла себе рыбу трёх видов, салат из курицы, салат из овощей и ещё половинку дыни.

Поддразнивания подруг не возымели никакого действия. Бесс съела большую тарелку протёртого супа, жаркое с картофелем, но когда дело дошло до десерта — сладкой запеканки с мороженым, — она чуть дрогнула.

— Кажется, я лопну, — пролепетала она, но доела все, до последней капельки мороженого.

Джорджи неодобрительно наблюдала за поведением кузины.

— Если у тебя разболится живот, пеняй на себя! — предупредила она.

Бесс промолчала.

После ужина девушки расположились в гостиной поболтать.

Карла, которая до того времени помалкивала, вдруг сказала:

— Знаете, я всё время думала, как помочь Нэнси в расследовании этой таинственной истории, и меня, как говорится, осенило. Если то, что я придумала, не лезет ни в какие ворота, то скажите мне об этом прямо!

Карла начала излагать свой план действий. Она собиралась купить в одной из лавок испанскую мантилью, высокий гребень и веер.

— Я захватила с собой платье, которое похоже на костюм испанской танцовщицы, — возбуждённо объяснила она. — Я могу нарядиться, как танцовщица кабаре, и поискать Мануэля Санчеса!

— Каким это образом? — не поняла Бесс.

— В подвальном этаже отеля есть большое казино, которое не является частью отеля, и туда любой может зайти и поиграть в азартные игры.

Карла сделала паузу.

— Ну и что? — затормошила её Бесс.

— Может быть, туда заглянет и Мануэль Сан-чёс. Если я хорошо сыграю мою роль и он меня не узнает, то я с ним заговорю и постараюсь выведать что-нибудь полезное.

— И надеюсь, передашь его в руки полиции, — заявила Джорджи.

— Не сомневайся!

Бесс оценила затею Карлы как весьма рискованную, Джорджи была склонна поддержать её.

— Но только мы должны всё время наблюдать за тобой, — сказала Джорджи. — Сначала на часах будет Бесс, потом её сменю я.

Карла согласилась принять помощь и поспешила за покупками. Бесс и Джорджи пошли наверх к себе.

Когда Карла возвратилась с мантильей и веером, Бесс сказала ей:

— Нэнси наверняка уже спит, ты можешь на цыпочках пробраться в номер и взять свой чемодан с испанским платьем. Принесёшь его в наш номер.

Карла так и поступила.

— А переодеться я могу в дамской комнате внизу, — заявила Карла Джорджи и Бесс. — Когда я оттуда выйду, никому и в голову не придёт, что это та самая девица, которая входила. Платье я положу в пластмассовую сумку для покупок вместе со всем остальным. Бесс, когда ты спустишься вниз, не заговаривай со мной, делай вид, что впервые в жизни меня видишь.

— Хорошо! А скоро мне спускаться?

— Минут через десять.

Выждав ровно десять минут, Бесс направилась к казино. Она прохаживалась перед витринами магазинчиков, когда из дамской комнаты показалась Карла. Несмотря на предупреждение, Бесс не выдержала и ахнула:

— Боже, какая перемена!

Карла была обворожительна — она зачесала волосы наверх и украсила голову высоким испанским гребнем. На гребень она набросила чёрную кружевную мантилью, которая сзади спускалась чуть не до полу, прикрывая яркое платье. Короткие углы мантильи изящно ложились на её плечи.

Карла подрисовала брови и наклеила пушистые искусственные ресницы, что придало ей весьма кокетливый вид. «Испанская танцовщица» выглядела лет на десять старше и казалась женщиной искушённой.

«Ну вот что, — подумала Бесс, — за этой испанской красоткой действительно нужен глаз да глаз, иначе её вполне может похитить какой-нибудь галантный кабальеро!»

Карла грациозно двинулась по коридору, небрежно помахивая чёрной сумочкой, отделанной стеклярусом. Она распахнула дверь в казино и стала спускаться по ступенькам. Бесс последовала за ней, соблюдая почтительную — с её точки зрения — дистанцию.

Внизу девушки предъявили билеты, а вернее, пропуска, которыми Карла предусмотрительно запаслась у сеньора Диаса, — его она посвятила в свою затею.

Ярко освещённое казино было заполнено посетителями, одни сидели за игорными столами, другие просто толклись в зале. Появление Карлы вызвало общий интерес, и она сразу получила несколько предложений сесть за стол и поиграть.

Но Карла на все приглашения отвечала:

— Благодарю вас, не могу. Я ищу сеньора Мануэля Санчеса, вы не видели его?

Нет, его не видели. Однако в конце концов темноволосый мужчина воскликнул:

— Оле! А Санчес мне не сказал, что у него здесь свидание с такой красавицей!

Бесс удивилась: говорил человек по-английски! А тот продолжал:

— Мой друг Санчес не смог прийти сегодня — руку себе повредил.

У Бесс заколотилось сердце — уж не тогда ли Мануэль Санчес повредил себе руку, когда столкнул на Нэнси камень!

— Но если вы хотите, — сказал незнакомец Карле, — я могу вас отвезти к Санчесу и его сестре!

Всё это показалось Бесс подозрительным, хотя, с другой стороны, ведь этот человек может и не знать ничего о проделках Санчеса. Бесс всё же хотелось бы, чтобы Карла отклонила предложение. Но, к большому её огорчению, Карла заявила, что с удовольствием навестила бы Санчеса.

— Но где находится сеньор Санчес? — спросила Карла.

— Сейчас узнаете, — ответил темноволосый, — пойдёмте!

Он вывел Карлу из казино через боковую дверь и прошёл с ней через сад на берег. Бесс ещё сильней встревожилась. Она кралась за ними по дорожке, стараясь остаться незамеченной и горько сожалея о том, что рядом нет Джорджи.

Незнакомец спустился к пирсу, у которого тихонько покачивалась на волне моторная лодка. Взяв Карлу за руку, он потянул её в лодку, но Карла заупрямилась. Он потянул сильнее.

— Прыгайте в лодку! — приказал он. — Я вижу, что вы Санчесу — не друг, но я выясню, кто вы такая на самом деле!

Карла пыталась вырваться — и тут Бесс не выдержала и с криком выскочила из-за кустов.

ДЕРЕВЯННАЯ УЛИКА

Бесс подняла такой крик, что человек выпустил руку Карлы и прыгнул в лодку сам.

Только тут Бесс увидела, что в лодке сидит ещё один, но было слишком темно, чтобы разглядеть его лицо. Взревел мотор, и лодка оторвалась от пирса.

— Карла! — бросилась она к подруге. — Он не ударил тебя?

— Он чуть мне руку не оторвал! — выкрикнула Карла. — Но всё в порядке!

Испанское платье съехало набок, волосы растрепались. Девушки побежали обратно в отель, но, к своему изумлению, увидели, что им навстречу с разных сторон бегут люди.

— Кто кричал? Что здесь случилось? — спросил кто-то.

Бесс постаралась объяснить по-английски, а Карла по-испански рассказала о происшествии.

— Куда они девались? Я их поймаю! — крикнул какой-то молодой человек.

— Бесполезно, — ответила Бесс, указывая на озеро, где лодка уже исчезла из виду.

Через толпу пробился портье и стал расспрашивать, как выглядели негодяи.

— Мы их не можем описать, — ответила Бесс и на всякий случай спросила сама: — А вы не видели в отеле рыжеволосого человека в клетчатом спортивном пиджаке?

— Видел, — ответил портье. — Вчера. Рассмотрев Бесс и узнав её, он продолжал:

— Человек, о котором вы спрашиваете, стоял за дверью холла, когда вы проходили через него!

— И что делал? — вмешалась Карла.

— В ту минуту он ничего не делал.

Из дальнейших вопросов и ответов выяснилось, что человека в клетчатом пиджаке видели в отеле как раз в то время, когда пропала тарелка. Подумав, портье добавил, что позднее его видел в саду один человек из Барилоче.

— Вы знаете, как его зовут? — взволнованно спросила Бесс.

— Фредерик Вагнер. Он владеет моторкой и, видимо, увёз на ней этого рыжего.

Бесс и Карла вопросительно переглянулись: обеим пришла в голову одна и та же мысль. Так не Фредерик ли Вагнер сидел за рулём моторки сейчас? И не он ли увёз Санчеса из рощи аррайянес?

Убедившись, что ничего дурного с девушками не случилось, толпа понемногу стала расходиться. Бесс и Карла вернулись в отель. Нэнси проснулась, и они застали её за разговором с Джорджи. Карла принялась снимать с себя испанский костюм, а Бесс — рассказывать об их приключении.

Нэнси села в постели, взяла со столика телефонный справочник и перелистала страницы.

— Нашла! — воскликнула она. — Барилоче, Фредерик Вагнер!

Джорджи спросила, что делать с этой информацией.

— Надо позвонить сеньору Диасу и попросить, чтобы он немедленно вызвал полицию. Нельзя упускать такую возможность!

Сеньор Диас ответил, что сразу же будет звонить в полицию.

— Мисс Дру, вы настоящий детектив! — похвалил он Нэнси.

Нэнси засмеялась.

— У меня превосходные помощницы! Заслуга принадлежит им, мисс Бесс Марвин и мисс Карле Понте!

— Поздравьте их от моего имени, — сказал сеньор Диас, — а я звоню в полицию!

Наутро в семь часов в номере Нэнси зазвонил телефон. Она схватила трубку. Звонили из полиции Барилоче.

— Мисс Дру?

— Слушаю.

— Мы задержали двоих. Одного зовут Фредерик Вагнер. Второй отказывается назваться, но мы полагаем, что это и есть Мануэль Санчес.

Полицейский просил, чтобы девушки поскорей приехали в участок и, если смогут, захватили с собой владелицу магазинчика, где была продана тарелка.

— Я узнаю, где она живёт, и мы приедем все вместе, — пообещала Нэнси.

Портье внизу сказал, что по воскресеньям магазин закрыт, но вызвался позвонить хозяйке домой, с тем чтобы Нэнси сама поговорила с ней. Та пришла в восторг при вести о том, что полиция задержала жуликов, и сказала, что, конечно же, поедет вместе с девушками.

— У меня машина, — сказала она, — и я могу забрать вас в половине девятого.

— Мы будем готовы, — ответила Нэнси, — благодарю вас.

Девушки поспешно оделись и побежали завтракать. Ровно в половине девятого они уже стояли у парадного. Сеньора Виолетта подъехала, девушки сели в машину и по дороге рассказали о происшествиях минувшего вечера. Сеньора Виолетта ужаснулась.

— Надо обладать большой храбростью, чтобы решиться на такое расследование! — воскликнула она.

— Признаться, я сильно испугалась! — улыбнулась Карла.

Их встретил начальник полиции сеньор Кастро и распорядился привести задержанных. Едва увидев Санчеса, сеньора Виолетта закричала:

— Это он! Тот, кто продал мне краденую вещь! Начальник полиции указал на второго задержанного и спросил:

— А этого человека вы знаете? Этого не знал никто.

— Его зовут Фредерик Вагнер. Если у вас нет против него обвинений, я не могу держать его в полиции.

В эту самую минуту вошёл полицейский и что-то шепнул начальнику. Сеньор Кастро обратился к задержанному:

— Сеньор Вагнер, в вашем доме обнаружено дерево аррайянес. Вам известно, что это ценная порода дерева, запрещённая к вывозу с места произрастания.

— Я не вывозил его с места произрастания, — замямлил Вагнер, — я достал его… в общем, оно совсем не оттуда.

— А откуда?

На этот вопрос Вагнер отказался дать ответ.

— Ну что же, побудете у нас, пока не начнёте отвечать на вопросы, — решил начальник полиции. Обратившись к девушкам и к владелице магазина, он добавил: — Мы хотели бы записать ваши показания.

Нэнси рассказала историю с быком и подчеркнула, что подозревает Санчеса в этой затее, которая могла стоить ей жизни.

Карла в свою очередь рассказала о краже тарелки из её спальни и о попытке силой увезти в неизвестном направлении.

— Полагаю, что за рулём моторки сидел Вагнер, а похитить меня пытался сообщник его и Санчеса, — заключила она.

Начальник полиции улыбнулся девушкам:

— У вас не лучшим образом сложилось пребывание в Аргентине, — сказал он. — Желаю вам приехать ещё раз и хорошо провести время в нашей стране!

— С удовольствием, — ответила Нэнси.

Подруги поддержали её.

Сеньора Виолетта отвезла их в церковь на воскресную службу, а после неё — обратно в отель. Едва они переступили порог, как к ним бросился сеньор Диас, за которым следовала дама, представленная им как миссис Перси — это она заплатила сто пятьдесят долларов за тарелку. Миссис Перси обрадовалась, узнав, что полиция задержала преступников.

— Я думаю, — сказала ей Нэнси, -что вам нужно побывать в полиции Барилоче и написать заявление о возвращении вам денег.

— Спасибо, — ответила миссис Перси, — я так и сделаю. Но вы знаете, мне до того понравилась забавная обезьянка! Как жаль, что я упустила эту вещицу!

Нэнси с подругами отправилась наверх укладывать вещи. Карла аккуратно складывала свои платья в чемодан и размышляла вслух о ценном дереве, обнаруженном в доме Вагнера:

— Интересно, зачем оно ему понадобилось и что он делал из него?

— Мне тоже интересно, — призналась Нэнси, — но я понятия не имею, в чём тут дело. Может быть, полиции удастся выяснить. Хорошо, что, по крайней мере, тарелка опять в наших руках!

— И что мы все живы и здоровы! — добавила Джорджи.

— Боже мой, до чего же все сложно! — вздохнула Карла. — Знаешь, Нэнси, когда я просила тебя заняться разгадкой тайны, то никак не предполагала, что возникнут такие трудности!

— Я тоже не предполагала, — засмеялась Нэнси. — Но чем трудней, тем интересней, разве нет?

После обеда сеньор Понте явился за дочерью и её подругами. Они поехали на аэродром в Бари-лоче, где уже ожидали все остальные. Они оживлённо обсуждали конференцию и результаты соревнований по гольфу.

Когда оказалось, что одним из победителей стал сеньор Понте, Карла радостно обняла отца:

— Молодец, папа! Поздравляю!

Подруги тоже поздравили сеньора Понте и стали просить, чтобы он показал призовой кубок. После долгих уговоров сеньор Понте согласился и вынул из сумки большой серебряный кубок, который ежегодно присуждался его фирмой победителю соревнований в гольф.

Пассажиры поднялись в самолёт, поставили багаж на полки, пилоты застегнули багажные сетки. Всё было готово, и самолёт взмыл в воздух.

Нэнси долго сидела в кресле, перебирая в уме всевозможные варианты дальнейшего расследования.

Потом ей надоело сидеть на одном месте, и она решила немного размяться.

Дверь в пассажирский салон находилась непосредственно позади кабины пилотов. Нэнси остановилась, с любопытством наблюдая за их действиями. Её восхищало обилие сложной аппаратуры, ручек, кнопок, цветных лампочек, с которыми те так ловко управлялись. Самолёт уже набрал высоту и теперь шёл на крейсерской скорости.

Неожиданно дверца, около которой стояла Нэнси, поползла в сторону, а через миг распахнулась настежь, и Нэнси почувствовала, как воздушная струя засасывает её за борт!

Нэнси отчаянно ухватилась за багажную сетку, она изо всех сил вцепилась в неё, но было совершенно ясно, что ей не устоять перед напором воздушной массы. Девушка застыла от ужаса.

Спокойно читавшие или дремавшие пассажиры ощутили ветер в салоне, а при виде Нэнси, вцепившейся в сетку и еле висевшей на ней, пришли в ужас. Сеньор Понте и другой мужчина прыгнули вместе и схватили Нэнси, но и у двух мужчин недоставало сил, чтобы втянуть её обратно! Более того, оба почувствовали, что и сами вот-вот окажутся за бортом! В это время подоспели на помощь остальные, которые с немалым трудом оттащили на безопасное расстояние находившихся у двери.

Нэнси свалилась в первое же кресло. Её сильно тошнило.

Второй пилот выскочил из кабины, быстро оценил ситуацию и рванулся к двери, чтобы попробовать закрыть её. Но в эту минуту дверь сорвало. Что-то грохнуло о фюзеляж, самолёт задрожал,

как в лихорадке.

— Что случилось? — крикнул первый пилот.

— Сорвана дверь!

— Похоже, что она ударила о стабилизатор! — крикнул первый пилот. — У нас повреждён хвостовой отсек! Но крен выравнивается!

Пилот распорядился, чтобы пассажиры надели кислородные маски и застегнули привязные ремни. Все быстро повиновались. После нескольких вдохов кислорода Нэнси почувствовала себя чуть лучше. Тошнота проходила, она уже могла ровно дышать.

Остальные пассажиры чувствовали себя значительно хуже — самолёт просто швыряло из стороны в сторону. Все сидели в напряжении и тревоге.

— Постараюсь дотянуть до Лимы, — сказал первый пилот, изо всех сил придавая спокойное звучание своему голосу.

ПОЛУРАЗРУШЕННЫЙ БАЛКОН

Побледневшие пассажиры крепко держались за подлокотники кресел, когда самолёт пошёл на снижение. Его по-прежнему швыряло из стороны в сторону.

Нэнси нечаянно бросила взгляд на дверной проём и зажмурила глаза. Ей всё ещё было не по себе, она всё ещё до конца не понимала, какая опасность угрожает всем пассажирам, но теперь старалась смотреть только в спину пилота.

«Потрясающе ведёт самолёт», — подумала Нэнси, наблюдая за тем, как он в очередной раз выровнял крен.

Пассажиров продолжало мотать из стороны в сторону, их дёргало то вперёд, то назад, но самолёт упрямо продвигался к Лиме.

— Пассажиры могут снять кислородные маски! — послышался наконец голос первого пилота. — Мы идём на посадку, через несколько минут мы приземлимся в аэропорту Лимы. Я связался с землёй, диспетчеры дают нам посадку вне очереди.

Посадка оказалась мучительной, самолёт с трудом попал на полосу, но всё же выпустил шасси, сел, подпрыгнул на полосе и уже ровно побежал по ней.

К самолёту со всех сторон неслись аварийные, пожарные машины, спешила «скорая помощь».

Нэнси испустила вздох облегчения. Спасены! Все спасены! Карла стала говорить о том, как тщательно готовят к полётам самолёты на фирме её отца, но Нэнси и без того уже не сомневалась, что сорванная с петель дверь — это не случайность. Но она чувствовала свою вину за страшное происшествие.

«Это ведь я пытаюсь разгадать тайну обезьяны, в чём мне явно хотят помешать какие-то силы, — невесело думала она. — Если бы я не занималась этим делом, то никто бы не подстраивал авиакатастрофы!»

Нэнси вздрогнула от собственных мыслей, но тут же взяла себя в руки.

«Не надо об этом думать! — приказала себе юная сыщица. — В конце концов всё обошлось, и спасибо за это!»

Самолёт остановился в самом конце взлётно-посадочной полосы, где его уже ожидала группа людей. Пассажиры отстегнули ремни и выразили свою благодарность пилоту, который с улыбкой отвечал:

— Видите, всё благополучно кончилось! — И шутливо добавил: — Без приключений было бы скучно летать! Тем не менее, — перешёл он на серьёзный тон, — я не успокоюсь, пока не узнаю, чьи это фокусы!

Нэнси поднялась с кресла, но почувствовала, что у неё подкашиваются ноги. В ту же минуту она услышала голос Бесс.

— Какой ужас, — говорила та, — меня совсем не держат ноги! Не хотела бы я ещё раз пережить такое! Нэнси, милая, мы же могли потерять тебя!

Бесс еле удерживалась от слёз.

Джорджи и Карла ничего не говорили, они только обнимали подругу, и их взгляды были красноречивее слов.

Подкатили трап, и пассажиры спустились на землю. Их окружила толпа людей, возбуждённо говоривших по-испански. По трапу взбежали механики, которые сразу начали внимательно осматривать повреждённый самолёт. Один из них что-то крикнул стоявшим на земле. Карла перевела:

— Всё ясно! Болты дверных петель были нарочно ослаблены в расчёте на то, что течение воздуха сорвёт дверь в полёте!

— Ужас! — снова испугалась Бесс.

Сеньор Понте заторопил девушек — нужно было поскорей отправляться домой! Он не скрывал, что тоже не слишком хорошо чувствует себя после пережитого. Нэнси молчала в машине, но примерно на полдороге она заговорила:

— Не сомневаюсь, что акция была направлена против меня. Есть люди, готовые пойти на все, чтобы помешать мне разгадать тайну обезьяньего кроссворда.

— Но, Нэнси, — не поняла Бесс, — они же не могли заранее знать, что ты подойдёшь и остановишься у двери как раз, когда её сорвёт, правда?

Нэнси вздрогнула.

— Видимо, они планировали авиационную катастрофу. Когда я думаю о том, какой опасности подвергались из-за меня все, кто находился в самолёте…

Сеньор Понте ласково взял её руку в свои:

— Вам не в чём упрекать себя, милая девочка, — сказал он.

Нэнси ответила ему улыбкой.

Сеньора Понте услышала о том, что произошло в воздухе, по радио и в большой тревоге бросилась навстречу подъехавшей машине.

— Я сразу позвонила в аэропорт, — стала говорить она, — но мне отсоветовали приезжать! Я сидела дома и молилась за вас! Если бы вы только знали, сколько молитв я прочитала!

— В жизни у меня ещё не было такого тревожного воскресенья! — сказала Бесс.

С ней никто не спорил.

Девушки отправились по своим комнатам отдохнуть, и скоро все крепко спали.

Переодеваясь к ужину, Бесс заметила:

— Нэнси, мне кажется, что против тебя действует не один человек, даже не два, а целая преступная группа. Троих мы уже просто знаем. Двое задержаны полицией здесь, в Южной Америке, а ещё один, этот мерзавец Гарри Уоллес, арестован в США. Но есть кто-то ещё, кто находится на свободе и кто подстроил историю с самолётом.

— Речь не о том, что они действуют против Нэнси, — возразила Джорджи, — это наши общие враги!

Бесс чуть побледнела, и Нэнси быстро сказала:

— Давайте не будем больше об этом говорить! Если мы не сменим тему, у нас может пропасть аппетит!

На этом девушки стали спускаться в столовую.

Ужин ещё не был подан, и Нэнси спросила, нет ли у Карлы пластилина.

— Я хочу попробовать сделать с тарелкой одну вещь, — объяснила она.

Карла пожала плечами, но отправилась на поиски пластилина. Нэнси размяла его и наложила на центр тарелки, где располагалась головоломка. Сняв отпечаток, она внимательно изучила его.

— Девочки! — взволнованно позвала она. — Кажется, у меня кое-что выходит!

Карла первой оказалась рядом с ней, и Нэнси показала буквы, довольно явно отпечатавшиеся на пластилине.

— Читай! По-моему, получается слово меза. Если я права, то непрочитанным остаётся только одно слово по вертикали!

— Меза — плоская горная вершина, но которую из них мог иметь в виду Агилар, вырезая эту тарелку?

— В Перу множество плоских вершин, — заметил сеньор Понте, — но вот что мне сейчас пришло в голову. В нашем семейном предании говорится, что индеец, который принёс тарелку, говорил только на кечуа. В таком случае можно предположить, что нужная нам вершина — это Мачу-Пикчу.

— Недалеко от Куско! — вскричала Карла. — Отец, а нам уже советовали отправиться в Куско и побеседовать там со стариком индейцем по имени Мапонни.

— Дорого обойдётся поездка в Куско? — поинтересовалась Бесс. — А то, я боюсь, мне может не хватить денег!

Отец Карлы улыбнулся:

— Я хочу вас всех пригласить совершить экскурсию по достопримечательным местам Перу. У меня есть предчувствие, что вы вернётесь с интересной информацией, которая возместит мне расходы по вашей поездке!

— Очень любезно с вашей стороны, сеньор Понте, — быстро ответила Нэнси, — но мы не можем вводить вас в такие расходы!

Сеньора Понте это развеселило.

— А знаете, что в подобных случаях мне говорят индейцы на кечуа? Они говорят канки джа-пак, что в переводе значит «ты богат»!

Все рассмеялись.

— Ну что же, приятно слышать, — сказала Джорджи. — Раз вы действительно богаты, сеньор Понте, то я принимаю ваше приглашение.

Другие тоже согласились и тут же решили отправиться в поездку через день.

— Просто потрясающе! — ликовала Бесс.

— Умираю от нетерпения, — вторила ей Карта, — я же никогда не бывала в тех местах!

На другое утро сеньор Понте посоветовал Карле показать гостьям достопримечательности Лимы.

— Я думаю, им будет интересно посетить дворец Торре-Тагле, — сказал он, — весьма примечательный образец мавританского стиля в архитектуре. Теперь во дворце помещается Министерство иностранных дел и для посетителей открыта лишь часть его.

Карла отвезла подруг в старинный дворец, со всех сторон окружённый современными деловыми зданиями. Девушки начали с осмотра фасада, обильно украшенного резьбой по дереву. Они заинтересовались резными решётками балкона на втором этаже, Карла же смотрела на улицу. Вдруг на противоположной стороне она заметила человека в шляпе, низко надвинутой на лоб.

«Он похож на Луиса Льосу, на этого противного приказчика из магазина сеньора Велеса», — подумала Карла.

Она незаметно обратила внимание подруг на неподвижную фигуру, но тот явно заметил что-то и быстро зашагал прочь.

«Если это он, то интересно, что ему тут надо», — с тревогой подумала Нэнси, проходя во дворец за подругами.

— Кто из вас может представить себе жизнь посреди такого великолепия? — спросила Бесс.

Девушки стояли во внутреннем дворике, по всем сторонам которого тянулась великолепная галерея.

— А вот, смотрите! — взволнованно позвала Джорджи.

В углу дворика стояла старинная карета.

— Как элегантно! — восхитилась Нэнси.

Окошки кареты были украшены алыми занавесками, подвязанными шнурами, а сиденье кучера, вынесенное несколько вперёд, было отделано алым же плюшем.

— Эту карету наверняка запрягали четвёркой лошадей, — сказала Джорджи, подбегая к ней. — Как бы мне хотелось править четвёркой!

И она похлопала ладонью по плюшевому сиденью.

— Покорнейше благодарю, я бы предпочла сидеть в карете, — фыркнула Бесс.

Она с важным видом приблизилась к дверце.

— Я Изабелла, королева испанская! Кучер, отвезите нас с его величеством поскорее во дворец!

— Одну минуточку, ваше величество, — засмеялась Нэнси, — вы позволите сначала сфотографировать вас?

Бесс вручила ей камеру и надменно произнесла:

— Но не фотографируйте меня вместе с низкородным кучером!

Не вытерпев, она хихикнула, Джорджи залилась смехом, а Нэнси нажала спуск.

Карла откровенно забавлялась поведением под-

— Пошли, — позвала она, направляясь к лестнице, которая вела к балкону, — я хочу показать вам особые покои!

Девушки последовали за ней на балкон и через комнату прошли на затенённую веранду. Она-то и была скрыта той резной решёткой, которой подруги восторгались с улицы.

Карла пояснила, что в старинные времена аристократкам считалось неприлично выходить на улицу, но они любили наблюдать уличные сценки.

— Вот отсюда, — сказала Карла, — они могли все видеть, оставаясь сами незамеченными!

Нэнси подошла к решётке и выглянула на улицу.

— Идите сюда! — тут же позвала она. Нэнси указала подругам на человека, стоявшего на противоположной стороне."Это был действительно Луис Льоса.

— Он вернулся! — прошептала Карла.

— Я уверена, что он за нами шпионит, — встревоженно ответила Бесс. Никто не спорил. Карла передёрнула плечами:

— Неприятно думать, что он всё это время подсматривал за нами, но боюсь, что это именно так!

Бесс испуганно спросила:

— И пойдёт за нами, когда мы отсюда выйдем?

— Ну и что? Не оставаться же нам тут до вечера из-за него! — возмутилась Джорджи. — Впрочем, я его пугну!

Она распахнула створку и открыто выглянула с балкона. Льоса увидел её, затоптался на месте, потом повернулся и пошёл по улице.

— Нам пора, — настойчиво сказала Бесс.

— Хорошо, — согласилась Нэнси, — но прежде чем отправиться домой, я предлагаю заехать к сеньору Велесу и справиться там об этом Льосе!

Карла привезла подруг в магазин, где сеньор Белее приветствовал их сердечной улыбкой. Девушки рассказали о своей поездке в рощу аррайянес, о беседе с директором заповедника и признались, что ничего им это не дало.

— Очень жаль, — огорчился сеньор Велес.

Нэнси спросила, на месте ли его приказчик.

— Нет, — ответил тот, — и я не знаю, где он. Не позвонил, не предупредил. Все это очень странно. Но возможно, он заболел.

Карла сообщила, что приказчик отнюдь не болен, и объяснила, где девушки его видели. Сеньор Белее пришёл в совершенное недоумение.

Нэнси предположила, что Льоса не явился на работу, чтобы следить за их передвижениями по городу.

«Но зачем это ему?-спрашивала она себя. — Это каким-то образом связано с тарелкой, тут нет сомнения!»

Нэнси припомнила, как он пытался зарисовать тарелку, и пришла к ещё более твёрдому убеждению, чем раньше, что дело было не в обыкновенном любопытстве.

— Луис хорошо работает, — сказал сеньор Белее, — но он человек весьма замкнутый и скрытный. — Он встревоженно посмотрел на девушек. — Могу ли я узнать, почему вы о нём спрашиваете? Он что, сделал нечто непозволительное?

— Нам ничего об этом не известно, — ответила Нэнси.

Однако все девушки задавали себе один и тот же вопрос: неужели обнаружился ещё один опасный противник?

ЗОЛОТОЙ ГОРОД

— Давайте купим здесь подарки домой! — предложила Бесс.

Нэнси очнулась — она так глубоко погрузилась в мысли о том, что представляет собой на самом деле этот Луис Льоса!

— Прекрасная мысль! — улыбнулась она.

Девушки из Ривер-Хайтса занялись выбором подарков. Нэнси купила красивую салатницу для отца, а для Ханны Груин и тёти Элоиз — по шкатулочке для украшений.

Надписав адреса, по которым магазин должен был отправить их покупки, девушки попросили разрешения осмотреть мастерскую, где все это изготовлялось.

Здесь Нэнси задержалась у рабочего стола Луиса Льосы, на котором лежал незаконченный резной поднос из дерева куэнар. Но под столом она увидела другую незаконченную работу и подняла её.

— А это что будет? — спросила она.

Сеньор Белес, который только что вошёл в мастерскую, подошёл посмотреть и нахмурился. Взяв предмет у Нэнси, он повертел его в руках.

— Понятия не имею, для чего эта заготовка, — пробормотал он.

Заготовка была дюймов восемь в длину и в три четверти дюйма толщиной, полая внутри.

— По форме и по размеру она напоминает ручку некоторых наших салатных ложек и вилок, — размышлял он, — но те никогда не делаются полыми!

— Я нашла эту вещь под столом Луиса Льосы, так что, наверное, он работает над ней, — сказала Нэнси.

Владелец мастерской помрачнел ещё больше.

— Тут вот ещё что — я не закупал это дерево! — Сеньор Белес был явно встревожен. — Это же аррайянес!

— Что? — ахнула Нэнси,

— Вот именно! И я ничего не понимаю! Дерево наверняка принёс сам Луис, так что, когда он вернётся, ему придётся объяснить мне, где он его взял!

Сеньор Велес спрятал заготовку в карман. Нэнси лихорадочно размышляла над новой ситуацией и делами Льосы.

— Может быть, он собирался что-то положить в эту ручку? — спросила она.

— Может быть, и так, — согласился владелец мастерской. — Но что? Я обязательно потребую, чтобы он мне все рассказал!

По дороге домой Нэнси посвятила подруг в содержание разговора с сеньором Белесом, в ответ на что Джорджи сразу заявила:

— Льоса занимается тёмными делишками!

На вечер Карла пригласила своих перуанских друзей, и девушки очень приятно провели время в их обществе.

После ухода гостей Нэнси сказала Карле:

— Мне они так понравились! Всё было просто прекрасно!

— А как они танцуют, — восторгалась Бесс, — мне даже не хочется возвращаться в Америку!

— Ты хочешь, чтобы Дейв вызвал кого-то из них на дуэль? — поддразнила кузину Джорджи.

На другой день, перед отъездом в Куско, Нэнси позвонила сеньору Велесу. Он был до крайности расстроен.

— Льоса так и не появился и не дал о себе знать. Я позвонил ему домой, но там никто не отвечает.

Нэнси спросила, не пропало ли чего из мастерской. Сеньор Белес спохватился, что не проверил, все ли на месте, и попросил Нэнси подождать у телефона.

Через минуту Нэнси опять услышала его голос:

— Луис унёс многие инструменты! Ужасно, это же просто ужасно! У меня были старинные инструменты, которые невозможно восстановить!

— Я вам сочувствую, — вздохнула Нэнси, — надеюсь, вы сообщите в полицию?

— Непременно, непременно! И благодарю вас, мисс Дру, за подсказку!

Подруги Нэнси и семья Понте сильно огорчились, узнав о том, что случилось в магазине Белеса. Все надеялись, что после его звонка в полицию Луис Льоса будет скоро арестован.

— Я очень на это надеюсь, — сказала Нэнси. — Мне интересно знать, откуда Льоса брал дерево аррайянес и зачем оно ему понадобилось. Помните, в Барилоче полиция обнаружила запасы этого дерева в доме Вагнера. Я уверена, что это Вагнер снабжал деревом Льосу.

— И я уверена, — поддержала её Джорджи, — это одна банда. Вопрос в другом — что они с ним сделали?

Мать Карлы заявила, что её удручает мысль обо всех неприятностях, которые возникают вокруг фамильной реликвии.

— Дорогая, — улыбнулся её муж, — ты должна радоваться тому, что в результате выведена на чистую воду целая шайка негодяев!

— Ты прав, — вздохнула сеньора Понте, — но мне бы хотелось, чтобы наши гости не расследовали преступления, а веселились.

Нэнси упаковала тарелку в свой чемодан, а отец Карлы сам отвёз всю компанию в аэропорт. Рейсы на Куско выполнял старенький, даже не герметизировавшийся самолёт.

Вскоре после начала полёта пилот объявил, что через Анды самолёт будет переваливать на большой высоте, где воздух разрежен, так что пассажирам надо приготовиться. Стюардесса поочерёдно останавливалась возле каждого кресла, отстёгивала от борта кислородную трубку и показывала, как ею пользоваться, поднося ко рту.

Под крылом разворачивался пейзаж удивительной красоты — горные расселины, реки, бегущие вниз, леса… Через два с половиной часа пилот объявил, что кислородные трубки больше не понадобятся. Скоро самолёт пошёл на снижение в Куско.

Юные американки поразились размерам города, когда увидели его целиком с высоты. Они не ожидали подобных масштабов.

— Только представить себе, что люди тут постоянно живут на высоте в двенадцать тысяч футов над уровнем моря! — воскликнула Бесс.

— Поразительно! — отозвалась Джорджи. — А я прочитала в путеводителе, что это место считается высокогорной долиной, поэтому в старину население Куско называли «жителями долины»!

Самолёт приземлился, девушки взяли такси и решили попросить водителя провезти их по городу, а уж потом доставить в отель.

Им повезло — таксист не только прилично знал английский, но и явно привык возить туристов, так что он на ходу прочитал целую лекцию о Куско.

Шофёр обратил их внимание на огромные камни в основании многих зданий.

— Все это остатки того, что строили инки, — объяснил он, — а когда город захватили испанцы, то храмы и дворцы они разрушили, но не тронули основания, на которых потом начали возводить уже собственные строения. — Таксист усмехнулся. — Но их покарал Бог Солнца: во время большого землетрясения дома, построенные испанцами, развалились, а основания так и остались стоять!

Затем он повёз девушек на узенькую улочку, тоже сохранившуюся от города инков. Она была похожа на щель между высокими каменными стенами. Шофёр показал американкам знаменитый двенадцатигранный камень в одной стене. Девушки вышли из машины и долго восхищались искусством, с которым древние каменщики без зазора подгоняли друг к другу громадные камни. Конечно, говорили девушки между собой, при такой подгонке стенам и строениям не страшно никакое землетрясение. Стены были подлинным памятником мастерству древних инков!

Потом шофёр остановил машину перед церковью в стиле модерн, тоже, однако, воздвигнутой на древнем основании.

— Здесь некогда стоял храм Бога Солнца, — объяснил таксист. — В те времена перед храмом был разбит великолепный парк, где среди деревьев и цветов красовались золотые статуи. А по другую сторону парка стоял дворец.

— Как бы я хотела все это увидеть, — вздохнула Бесс.

— Если вы бы жили в те времена и были девушкой из народа инка, — начал фантазировать шофёр, — вы носили бы длинное платье из одного куска ткани, сотканной из шерсти альпаки. Волосы ваши были бы заплетены в косы и подвязаны множеством разноцветных шерстяных лент. Вы бы носили сандалии, возможно, широкий пояс и на голове — длинную, почти до пола, шаль.

— Красиво! — сказали девушки.

— Вы можете купить себе такие платья в магазинах сувениров, — посоветовал таксист.

Одеться в стиле инков пожелали все, так что шофёр повёз их прямо в магазин, где они накупили себе платьев — два с зигзагообразным рисунком чёрного и красного цвета, а ещё два — с вытканным изображением ламы.

— Я теперь жду не дождусь, когда смогу показаться дома на вечеринке в новом платье! — хихикнула Бесс.

После того как с покупками было покончено, таксист повёз наконец девушек в забронированный для них отель. На прощание он пожелал им вести себя «поаккуратней» — не переутомляться.

— В Куско разреженный воздух, и тут с непривычки люди страдают от высотной болезни, — объяснил он. — Даже ходить быстрым шагом поначалу не рекомендуется!

Девушки поблагодарили шофёра за добрый совет, но сразу после обеда Нэнси предложила отправиться на поиски старого индейца Мапонни.

От портье она узнала, что индеец в городе человек известный, и записала его адрес. Старик жил в переулке в довольно современном доме.

— Честно говоря, — засмеялась Карла, — я представляла себе, что индеец должен жить в домике из камней под соломенной крышей. Но, конечно, сейчас индейцы живут здесь на современный лад. У многих в домах транзисторные приёмники, так что они больше не отрезаны от мира.

Нэнси постучалась в дверь. Открыл человек приятной наружности, по лицу которого можно было безошибочно заключить, что он потомок инков. Индеец был среднего роста, довольно грузный, с узкими запястьями, но крупными, сильными руками, с широким лбом и высокими скулами. Миндалевидные глаза смотрели прямо и весело.

— Сеньор Мапонни? — спросила Нэнси. Индеец улыбнулся:

— Мунанки! Имаянан каскианки! Нэнси обрадовалась.

— Хуккла, -ответила она, блестя глазами, — юсул пайки!

Мапонни был поражён и спросил по-английски:

— Как, вы знаете кечуа? Прошу вас, проходите в дом!

Нэнси засмеялась и рассказала, что узнала о нём от директора заповедника аррайянес, который и научил её нескольким фразам на кечуа.

— Директор сказал, что вы лучше знаете историю инков, чем кто-либо другой, — продолжила Нэнси.

— Он мне льстит, — усмехнулся старик, — но если у вас есть ко мне вопросы, я буду рад ответить на них.

Нэнси, захватившая с собой тарелку, принялась её разворачивать, а Карла тем временем излагала старику семейное предание.

— Мы надеемся, что вы поможете нам разобраться в этой таинственной истории, — закончила она.

Сначала Мапонни внимательно изучил ту сторону, на которой была изображена обезьяна. Вдруг все в комнате задрожало.

Индеец пытался положить тарелку на стол, но она соскользнула, и Нэнси на лету подхватила её. Старик читал заклинания на кечуа.

— В чём дело? — вскрикнула напуганная Бесс.

— Землетрясение! — ответила еле слышно побелевшая Карла.

МАЛЕНЬКИЙ ШПИОН

Все ходило ходуном. Мапонни прервал свои заклинания и жестом указал девушкам на выход. Они последовали за ним и оказались на кухне. Старик торопливо объяснил, что кухня находится в той части дома, которая стоит на инкском фундаменте.

— Надеюсь, здесь мы в безопасности, — сказал он. — Эти старинные стены обладают большим запасом прочности.

С улицы доносились крики, стук и грохот.

Девушки последовали примеру старика и уселись на пол, скрестив ноги. Все молчали. Было слишком страшно, и можно было лишь ожидать, пока все закончится. Конец наступил неожиданно. Землетрясение прекратилось.

Наступило общее облегчение, и Карла тихонько сказала:

— Я надеюсь, второго толчка не будет?

— Кто знает, — ответил старик. — Будем надеяться, что это уже все!

Они заторопились на улицу, чтобы узнать, велик ли ущерб, нанесённый стихией.

— Смотрите под ноги! — предупредил Мапонни.

Под самой дверью они чуть не наступили на мальчишку лет пятнадцати, который валялся на земле, перекатываясь из стороны в сторону и тихонько подвывая.

— Не бойся, всё уже кончилось! — ободрительно сказала ему Нэнси.

Мальчишка не обратил на неё никакого внимания. Его глаза оставались закрытыми, он повторял одни и те же слова.

— Что он говорит? — спросила Бесс индейца. Мапонни слушал со все возрастающим недоумением:

— Ничего не понимаю… он твердит: о кот, пора кончать… Бог Солнца послал предостережение… Ты говоришь, эта иностранка приехала шпионить… нет, нет… Уходи, кот… Я больше не служу тебе…

— Чушь какая-то! — отозвалась Джорджи. — Что он хочет всем этим сказать?

— Понятия не имею, — пожал плечами Мапонни.

Он потряс мальчишку за плечо, и тот наконец открыл глаза, стал озираться по сторонам, будто понемногу приходя в себя. Старик помог ему подняться на ноги и принялся расспрашивать на кечуа.

Вдруг в глазах мальчишки появилось выражение настоящего ужаса. Он уставился на четырёх девушек, обступивших его, вскрикнул, словно от боли, вырвался из рук старого индейца и помчался прочь.

— Догнать? — крикнула Джорджи.

— Давай! — ответила Нэнси. Но Мапонни схватил её за руку.

— Не надо! — сказал он. — Мальчишка не сделал ничего плохого, а бегать в разреженной атмосфере Куско очень опасно!

— Но он может иметь отношение к нашей тайне, — пыталась втолковать ему Карла, — он не просто так упоминал о Коте…

За объяснение принялась Нэнси:

— Мы полагаем, что мальчишка работает на человека по кличке Эль Гато, то есть Кот! Эль Гато разыскивает полиция. Он преступник и пытается причинить нам вред! А теперь мальчишка может сообщить Эль Гато, где мы находимся и что делаем!

— Сожалею, что помешал вам задержать его, — вздохнул Мапонни. — Но теперь мальчишку уже не найти.

Нэнси спросила, случалось ли старому индейцу раньше слышать о преступнике по кличке Эль Гато.

— Нет, — ответил тот, — и мальчишка, который его поминал, мне тоже не знаком. А между тем я знаю всех индейцев Куско. Мальчишка не из наших мест.

— Значит, он послан в Куско, чтобы следить за нами, — заявила Карла, — и послал его, конечно же, Эль Гато!

Нэнси согласилась с подругой, но предположила, что землетрясение настолько испугало маленького шпиона, что он может и отказаться дальше работать на Эль Гато. Нэнси рассказала старому индейцу о записке с предостережением против Эль Гато, которую Карла получила ещё в Ривер-Хайтсе.

— Мне все это не нравится, — сказал старик, — вам надо быть осмотрительными!

Тем временем все вернулись в дом к Мапонни и индеец опять углубился в изучение тарелки. Он очень внимательно разглядывал её с обеих сторон, но признался, что понять ничего не может.

— Могу лишь поделиться с вами одной историей, которая может оказаться полезной для расследования, — заявил Мапонни. — Я был совсем ребёнком, когда слышал её от моей прабабушки. Это тоже нечто вроде семейного предания, которое, возможно, касается вашего предка, сеньорита Понте.

В нашей семье, — продолжил старик индеец, — из поколения в поколение передавался рассказ об испанце, который был прекрасным художником и отважным искателем приключений. Говорят, что он вначале приехал в Куско, а потом отправился в Мачу-Пикчу. Там его хорошо приняли и высоко оценили его талант. Однако спустя некоторое время он был лишён свободы. Почему — не знает никто. Я не знаю и того, как долго держали его в плену, но, похоже, кончилось тем, что он бежал вместе со своим другом-индейцем. Они оказались в Куско. Индеец был знаком со жрецом инкой, и тот стал тайно помогать беглецам. Однако, когда жрец попытался узнать у испанца, почему его задержали, тот отказался отвечать. А вскоре он и его друг-индеец скрылись, и больше о них ничего не было слышно. Что касается жреца, то много лет спустя, на смертном одре, он исповедался и признался, что помогал испанцу и его индейскому другу.

— А не называлось ли в предании имя этого испанца? — взволнованно спросила Нэнси. — Не звали ли его Агиларом?

Мапонни покачал головой:

— Этого человека называли не его настоящим, испанским именем, а по-индейски. Я даже это имя сейчас не помню, но уверен, имя ему дали индейцы.

— Почему он отказался рассказать жрецу, что с ним случилось? — вслух размышляла Карла.

Все пришли к выводу, что, видимо, испанцу стала известна какая-то тайна, о которой он боялся говорить. А может быть, он не хотел её разглашать, прежде чем узнает его семья в Лиме?

— Может быть, — задумчиво сказала Карла. — И может быть, это всё-таки был Агилар.

— Вполне, — поддержала её Нэнси. — Искателей приключений в те времена, конечно, было очень много, но я полагаю, что европейский художник всё же был редкостью здесь.

Мапонни одобрительно кивнул.

— Я понял, что вы считаете тарелку указанием на спрятанное сокровище? — уточнил он. — Нечто наподобие клада? Что именно вы надеетесь обнаружить? Золото инков?

— Кто знает? — пожала плечами Джорджи. — Может отыскаться нечто совершенно невероятное! Место надо отыскать.

Мапонни посоветовал провести денёк-другой в Мачу-Пикчу.

— Вы, конечно, слышали, что обстоятельства разрушения города и по сей день остаются загадкой, — сказал он. — Почему бы не предположить, что сокровище зарыто прямо там?

Девушки поблагодарили старика за помощь. Прощаясь, он спросил, не желают ли они осмотреть на другой день развалины Саскахуамана, куда бы он мог их отвезти.

— Это совсем рядом с городом, а зрелище просто поразительное. Саскахуаман был некогда крепостью.

Подруги с радостью приняли приглашение и договорились встретиться с индейцем в десять утра.

Наутро Мапонни заехал за ними на своей машине и повёз на развалины крепости. При виде Саскахуамана девушки так и застыли.

— Какое великолепие! — воскликнула Нэнси, глядя на зигзаги кладки, которые составляли переднюю часть крепости.

Мапонни сказал, что трёхступенчатые стены, сложенные из огромных кусков известняка, достигают высоты в шестьдесят футов и тянутся на тысячу восемьсот футов.

— Иные камни весят по двести тонн, — говорил он, — а доставлены были без помощи механизмов. Их перекатывали вручную, используя стволы деревьев в качестве рычагов.

— А каким же образом их укладывали один на другой? — поразилась Бесс.

Мапонни объяснил, что для этого делались зем-1яные насыпи, по которым камни вкатывались наверх.

— Затем, — продолжал индеец, — насыпь наращивалась до новой высоты и по ней вкатывался следующий камень.

— Чудо инженерной мысли, — восхищалась Нэнси. — Мне очень хочется подняться наверх и осмотреть оттуда на окрестности.

Остальные присоединились к Нэнси.

— Но я прошу вас быть осторожными! — предупредил старик. — Я подожду здесь.

Тем временем показалась машина, которая описала плавный полукруг и остановилась у дальнего конца крепостной стены, футах в пятистах от девушек.

Вначале они рассмотрели только одного человека за рулём, но потом увидели, что открылась задняя дверца, вышел ещё один и скрылся за поворотом стены. Второй как будто что-то нёс, прикрывая полой пиджака.

— Что это он понёс? — заинтересовалась Карла.

— Похоже на большую банку, — ответила Нэнси.

Девушки стали карабкаться по стене наверх, осторожно выбирая камни, на которые можно было ступить ногой и удержаться. Нэнси первой оказалась на площадке нижнего яруса и побежала по ней. Потом она вскарабкалась на площадку второго яруса и скрылась из виду.

«Никакая осада не страшна такой крепости», — размышляла Нэнси, озираясь по сторонам.

У поворота начинался наклонный спуск, и Нэнси двинулась вниз. Ей оставалось пройти футов двадцать до земли, когда сверху до неё донёсся шум. Она подняла голову и успела разглядеть ногу человека, который убегал за поворот зигзагообразной стены. Нэнси всмотрелась и ахнула — на большом камне прямо над ней красовалось изображение кошачьей морды, только что намалёванное ярко-красной краской!

ЭЛЬ ГАТО

Снова Кот!

«А что, если его намалевал сам Эль Гато, желая обозначить своё присутствие?» — подумала Нэнси.

Она попыталась заглянуть за угол, но это оказалось невозможно — она рисковала потерять равновесие.

«Но я должна любой ценой увидеть его!» — негодовала Нэнси.

Тут ей пришло в голову, что человек мог уже вернуться в машину. Нэнси осторожно вытянула шею. Она увидела водителя, но пассажира явно ещё не было.

Нэнси переступила с ноги на ногу, чтобы посмотреть наверх, и увидела, что из-за угла высунулась рука. Рука спряталась, снова показалась. Теперь она держала ведёрко, с которого капала красная краска.

«Он что, ещё собирается рисовать?» — недоумевала Нэнси.

Пока она раздумывала, рука неожиданно взметнулась и ведёрко с краской полетело прямо в Нэнси.

Нэнси понимала, что надо бежать, но как? Девушка и так едва удерживалась на узком наклонном спуске. Оставалось одно — прыгать. И Нэнси прыгнула с крепостной стены, стараясь по возможности приземлиться на траву. Ей показалось, будто прыжок длился очень долго. Нэнси прыгнула хорошо, но все равно удар о землю оказался сильным. Нэнси села, не в силах шевельнуться. Недалеко от неё по траве растекалась липкая красная краска.

Нэнси охнула.

У неё всё болело. Через минуту она услышала, как заводится автомобильный мотор. С трудом повернув голову, Нэнси увидела спину человека, когда он быстро садился в машину. Он, видимо, спрятался на полу, потому что больше девушка его не могла разглядеть. Машина устремилась к дальнему углу крепостной стены и скрылась.

— Нэнси! — Это кричала Джорджи, которая со всех ног мчалась к подруге. — Нэнси, что случилось?

Подбежали и Бесс с Карлой. Они бросились к подруге. Нэнси слабым голосом заверила, что скоро придёт в себя. Показав наверх, она рассказала о встрече с Эль Гато.

— Эль Гато! — воскликнула Карла. — Только представить себе, что он последовал за нами сюда! Мы нигде не можем чувствовать себя в безопасности!

Бесс отмахнулась — она была счастлива, что Нэнси жива и здорова.

— Но я уверена, что это ещё не конец! — с отчаянием сказала она, — мы понятия не имеем, что он ещё задумывает!

Нэнси поддержала подругу:

— Кошачья морда на камне — это предостережение, хотя она, как мне кажется, может иметь и другой смысл!

Нэнси осталась сидеть на траве, а её подруги поднялись на стену, чтобы поближе рассмотреть кошачью морду. Однако, сколько они её ни рассматривали, они не смогли увидеть ничего, указывающего на скрытый смысл, — это было только предупреждение. Бесс сфотографировала рисунок.

— Пусть Нэнси ещё посмотрит на него хорошенько, — сказала она, — если ей кажется, что дополнительный смысл всё-таки есть.

После этого девушки осторожно спустились со стены.

Нэнси чувствовала себя немного лучше, и подруги медленно повели её обратно к машине. Узнав о том, что произошло, Мапонни ужаснулся.

— Знай я об этом раньше, я мог бы записать номер машины, — сокрушался он. — Однако я, возможно, всё-таки сумею вам помочь: я разузнаю об этом человеке в магазинах, где торгуют краской. Очень может быть, что он купил краску прямо здесь, в Куско, чтобы малевать свои кошачьи морды.

Поездку в Мачу-Пикчу старый индеец предложил отложить до следующего дня.

Карла охотно согласилась с предложением, но сказала, что попросит портье в отеле никому не сообщать о перемене в их планах.

Портье не стал возражать против того, чтобы сохранить в тайне планы девушек.

А они вошли в лифт и поднялись к себе. Начинался дождь, и Бесс пожаловалась, что в номере холодно. Она не только закрыла окна, но ещё включила электрический камин, который нашёлся в её комнате.

Джорджи тем временем углубилась в чтение листка, прикреплённого к двери с внутренней стороны. В нём содержались правила поведения в разреженной атмосфере.

— Послушай, Бесс, — обратилась она к кузине, — здесь сказано, что во избежание высотной болезни нужно спать при открытых окнах, а отоплением пользоваться только в самом крайнем случае!

Бесс тяжело вздохнула, поднялась с постели, распахнула окна и выключила камин.

— Придётся мёрзнуть, — печально сказала она.

— Это ещё не все! — хихикнула Джорджи. — Здесь есть ещё один полезный совет, специально для тебя: не переедать!

Бесс скорчила гримасу, а Джорджи продолжала:

— А если всё же наблюдаются болезненные симптомы, нужно вызвать официанта и он подаст вам кислород.

Часа через два в дверь Нэнси постучались. Открыв, она увидела перед собой Мапонни. Он заговорил, даже не переступив порог:

— Я нашёл то место, где незнакомый человек купил банку красной краски. Вот его описание — тёмные волосы, маленькие бегающие глазки и заметно волосатые руки. Вам это что-то говорит?

— Луис Льоса! — в один голос ответили Нэнси и Карла.

— Откуда он?

— Из Лимы, — сказала Нэнси, — мы подозреваем, что он и есть тот человек, который называет себя Эль Гато.

К ним подошли Бесс и Джорджи. Бесс спросила:

— Но каким же образом Луис Льоса мог пронюхать, где мы находимся, более того, узнать, когда мы посещаем развалины крепости?

Джорджи ответила на вопрос кузины:

— У такого проходимца наверняка отработаны методы слежки за людьми, которые его интересуют. Я совершенно не удивлюсь, если Луис Льоса покажется и в Мачу-Пикчу.

— В таком случае, — решительно заявила Бесс, — я никуда не еду! Он же Бог знает что способен сделать!

— Милая мисс Марвин, — вмешался Мапонни с улыбкой, — вам не следует упускать возможность побывать в Мачу-Пикчу. Это же одна из мировых достопримечательностей. Я предупрежу полицию, полиция будет следить за пассажирами поезда на Мачу-Пикчу, и я обязательно буду вас сопровождать!

Это заявление несколько успокоило Бесс.

— Очень хорошо, — сказала она, — и я надеюсь, полиция его задержит. Ладно, еду вместе со всеми! И вообще, — хихикнула она, — раз Льоса в Куско, то, может быть, нам будет спокойней в Мачу-Пикчу!

Наутро девушки и старик индеец отправились в путь. Тарелку Нэнси везла в чемодане.

Поезд поразил туристов — он состоял из одного-единственного вагончика и больше всего напоминал большой трамвай. Он запыхтел наверх, потом неожиданно остановился и пополз обратно.

— Что случилось? — забеспокоилась Карла.

— Всё в порядке, — успокоил её один из пассажиров, — на этой линии есть две стрелки.

Карла недоуменно уставилась на него, и он с улыбкой продолжил:

— Здесь слишком крутой подъём, поезд не может преодолеть его сразу, поэтому в определённых точках он возвращается обратно, до стрелки. Оттуда он снова движется наверх, но уже по другой линии. Таким образом, машинист может быстро и без риска поднять поезд на высоту.

— Понятно, — сказала Карла, хотя уверенности в том, что она все поняла, у неё не было.

В течение двух часов поезд кружил между гор. У их подножий росла кукуруза, а вершины были покрыты снегом. Потом поезд выбрался в долину и прогрохотал по нескольким мостам, переброшенным через петляющую внизу реку Урубамба.

Поезд сделал несколько остановок на маленьких станциях. Там виднелись индейские домики под соломенными крышами, к пассажирам выбегали детишки. У них блестели глаза, когда их угощали конфетами. На счастье, девушки запаслись ими в достаточном количестве.

— Какие славные малыши, — воскликнула Бесс, — они выглядят вполне довольными, хотя, конечно, очень бедны!

— Да, — вздохнула Нэнси, — так хотелось бы что-нибудь сделать для них!

Наконец поезд остановился в Мачу-Пикчу. На маленькой привокзальной площади , уже ожидали автобусы, на которых туристов должны были отвезти в отель недалеко от исторических руин. Но едва они погрузились в автобус, как небо помрачнело и полил дождь.

— Ну вот, — огорчилась Бесс, — столько ехали и ничего не сумеем увидеть!

Мапонни улыбнулся и успокоил её:

— В горах погода бывает переменчивой, часто наплывают туманы, но они быстро рассеиваются. Дожди тоже не льют подолгу, их скоро сменяет яркое солнце. Не волнуйтесь, мы все увидим!

Когда они прибыли в отель, Нэнси не хотела входить в него, настолько прекрасен был открывшийся пейзаж. Далеко внизу коричневой лентой змеилась Урубамба. В небе сверкали снежные вершины гор, на склонах которых можно было рассмотреть террасированные сады и огороды, разбитые ещё древними инками.

— Не стой под дождём! — крикнула Джорджи. — Ты промокнешь! И нам пора зарегистрироваться в отеле!

Нэнси последовала за подругами в холл отеля. Им дали номера и сообщили, что скоро будет подан обед. Из-за наплыва туристов обед приходилось устраивать в две смены, поэтому администратор спросил:

— Мисс Дру, вы не возражаете против того, чтобы записать вашу компанию в первую смену?

— Очень хорошо, — заторопилась Бесс. — Я просто умираю с голоду!

Джорджи бросила на неё уничтожающий взгляд:

— Ты бы лучше вспомнила, что было написано на двери в Куско — не переедать!

Бесс не преминула скорчить гримасу в ответ на попрёки Джорджи.

— Мне нужны силы, чтобы лазить по горам! — объяснила она себе в оправдание.

Девушки пошли наверх разбирать свои вещи. Тарелку Нэнси спрятала в ящик.

Мапонни ожидал девушек в ресторане за столом у длинного окна, распахнутого настежь. Джорджи уселась спиной к окну.

Старый индеец весело смотрел на подруг, когда перед ними ставили еду: было подано типичное местное блюдо — большой початок кукурузы с куском швейцарского сыра.

Бесс посмотрела на тарелку и спросила:

— А как это полагается есть? Надо положить сыр на кукурузу или съесть отдельно?

— Как больше нравится, — ответил старик.

Бесс отломила кусочек сыра, положила его на початок и приготовилась откусить, когда взгляд её упал на окно.

— Джорджи! — взвизгнула она. — Джорджи, он хочет укусить тебя!

ПРОДЕЛКИ ЛАМЫ АЛПАКИ

Джорджи подскочила и отпрянула от окна, а Мапонни расхохотался.

— Этот зверь не кусается! Это же травоядное животное, лама альпака, существо дружелюбное и смирное!

Для того чтобы девушки убедились в этом, индеец встал, подошёл к соседнему столику, на котором осталось блюдо с салатными листьями. Он взял листок салата и протянул ламе. Лама с большим удовольствием приняла угощение и стала жевать.

Теперь и Джорджи предложила ламе салат. Лама не отказалась.

— Извини, — сказала ей Джорджи, — ты, наверное, предпочла бы травку, но её в ресторане не подают!

Бесс развеселилась и, набравшись храбрости, в свою очередь протянула ламе листик салата. Та вошла во вкус и заблеяла, требуя ещё.

К столику приблизился официант с подносом. Поставив поднос на стол, он подошёл к окну и хлопнул в ладоши, приказав по-испански ламе убираться восвояси. Лама нехотя двинулась прочь, высокомерно выгибая длинную шею.

— Девочки! Там целое семейство! — воскликнула Карла.

На дороге стояла ещё одна взрослая лама и двое малышей.

— Ну не прелесть? — восхищалась Бесс. — Я их обязательно должна сфотографировать!

Мапонни стал рассказывать девушкам о том, как высоко ценится шерсть ламы альпаки.

— Шерсть обычно бывает белой, — объяснял он, — но иногда попадается серая или светло-коричневая. Шерсть отличается удивительной мягкостью, и из неё ткут дорогие ткани.

— Это из неё и делают самые дорогие шерстяные вещи? — спросила Джорджи. Мапонни покачал головой.

— Дороже всего шерсть викуньи. По виду викунья похожа на ламу альпаку, только она поменьше размером. Викунья даёт тончайшую шерсть, нежную, как шёлк. Во времена древних инков только правителям и аристократам разрешалось использовать шерсть викуньи. Говорят, Верховный Инка носил одежду из отборной шерсти викуньи, но мог лишь один раз надеть её — после этого одежда уничтожалась.

— Как же так? — возмутилась Джорджи. — И не жалко было уничтожать совсем новую вещь?

— Согласен, очень жалко, — улыбнулся индеец. — К тому же эти бесценные вещи пропали для нас. Если бы они сохранились, мы могли бы любоваться ими в музеях.

Старик рассказал девушкам и о третьем животном, шерсть которого использовалась в Перу, — о гуанако.

— Это самое крупное из трёх животных.

Мапонни говорил, что гуанако на протяжении столетий использовались в Перу и как вьючный скот.

— Гуанако даёт шерсть грубую и жирную, которая годится на толстые подстилки, на мешки, верёвки, на перемётные сумы и прочее. Конечно, в старые времена беднякам приходилось довольствоваться одеждой из шерсти гуанако.

— А из шкур, наверное, делали обувь, — догадалась Карла.

— Можешь не сомневаться, что древние инки носили обувь из мягчайшей кожи! — усмехнулась Джорджи.

Обед был закончен, дождь перестал, и Бесс заторопила всех поскорее пойти на воздух — ей очень хотелось сфотографировать семейство лам!

Щёлкнув их несколько раз, она вручила фотоаппарат Нэнси.

— Сними меня на ламе, — попросила она, — только я не хочу, чтобы кто-нибудь ударил ламу и она бы понеслась!

Нэнси взяла фотоаппарат, Бесс решительно подошла к ламе и забралась на неё.

— Я готова! — крикнула она. — Снимай! Но тут лама подогнула колени и преспокойно улеглась на дороге.

— Ну что же ты делаешь? — огорчилась Бесс. — Вставай!

Альпака и ухом не повела, и Нэнси со смехом нажала на спуск.

Мапонни тоже засмеялся и, подойдя к Бесс, объяснил:

— Это значит, мисс Марвин, что вы весите более ста фунтов, а сто фунтов и есть предельный вес, который поднимает лама. Уговорить её невозможно, слезайте!

Бесс улыбнулась в ответ, но сколько она весит — обсуждать не пожелала, а сменила тему. — Я готова фотографировать развалины, — объявила она.

Нэнси тоже хотелось поскорей увидеть археологическую достопримечательность, но не ради того, чтобы сфотографировать развалины, а чтобы поискать в них разгадку головоломки.

Мапонни повёл девушек к кассе, где все купили билеты и начали восхождение.

Слева от них отвесно поднимался горный склон, глазу открывалось удивительное зрелище — террасы, вырубленные в горе, ширина которых колебалась от пятнадцати до тридцати футов. К террасам вели многочисленные лестницы, тоже вырубленные из камня, а от них к разрушенным жилищам разбегались дорожки. Мапонни сказал, что некогда жилища — высотой до десяти футов — были накрыты соломенными крышами. Он продолжил свои объяснения:

— По мнению археологов, простолюдины жили по одну сторону города, а аристократия — по другую. Археологи пришли к этому выводу потому, что разница в качестве зданий просто бросается в глаза. Вершину горы венчало прекрасное здание, которое служило чем-то наподобие монастыря — там жили избранные Девы Солнца. Девы посвящали себя Богу, как наши нынешние монахини, и проводили свои дни за молитвами и за прялками.

Бесс посмотрела вправо, где под обрывом текла река.

— С этой тропинки так легко сорваться в реку! — вздрогнула она.

— Не надо смотреть вниз, — посоветовала ей Джорджи.

Девушки шли за старым индейцем, который вёл их по лабиринту узких древних улочек. Нэнси все старалась представить себе, как они выглядели, когда город процветал и благоденствовал.

Она переступила порог одного дома — он был значительно больше всех других, виденных ими, и состоял из нескольких соединённых между собой комнат. Нэнси решила, что в старину дом принадлежал какому-то важному лицу.

Когда она вышла на улочку, её подруги уже скрылись из виду. Подумав, что они спустились по крутым ступенькам, Нэнси двинулась вниз. Однако внизу их не было, и девушка прошла к самому краю обрыва, чтобы взглянуть на поросшую лесом долину.

Она любовалась красотой долины и горами по другую сторону, когда услышала за спиной тупой звук. Она оглянулась — и с ужасом увидела огромный пук соломы, стремительно накатывавшийся на неё. Пук соломы может увлечь её в пропасть! В последнюю минуту Нэнси успела чудом увернуться.

— Боже! — вскрикнула она.

Солома свалилась вниз.

Пока Нэнси стояла на месте, стараясь унять дрожь, она услышала мужской голос — на крыше реставрируемого дома стоял индеец с соломой в руках. Он указал на ступени.

— Сеньор! — крикнул он.

Нэнси посмотрела в направлении, которое он указывал, но никого не увидела. Что же произошло? Кто-то случайно уронил пук соломы или нарочно сбросил его?

Но индеец продолжал взволнованно показывать в сторону ступеней и звать:

— Сеньор! Сеньор!

У Нэнси не оставалось сомнений в том, что индеец заметил человека, сбросившего на неё солому. Подбежав к нему, она спросила:

— Кто это был? Как он выглядел?

Индеец беспомощно вскинул руки и замотал головой, показывая, что не понимает по-английски.

— Эспаньол? — спросила Нэнси, надеясь, что сумеет сложить несколько фраз по-испански.

Но индеец снова замотал головой — он, должно быть, говорил только на кечуа. Значит, нужно будет отыскать Мапонни, привести его сюда и просить, чтобы он поговорил с индейцем.

«Возможно, Мапонни удастся узнать, как выглядел этот самый сеньор!»

Нэнси пришлось долго искать своих друзей. Увидев её, Бесс так и повисла на шее подруги.

— Нэнси! Мы искали тебя повсюду! Мы хотели догнать этого негодяя Луиса Льосу!

— То есть?

— Мы видели его среди развалин! — сказала Карла.

После рассказа Нэнси о том, что с ней приключилось, подруги поняли, что именно Льоса был тем сеньором, который пытался сбросить её в пропасть.

— Раз он здесь, мы его должны поймать! — решительно заявила Джорджи. — Вперёд! Мы разделимся и выследим его!

ПРЕДАТЕЛЬСКИЙ НАПИЛЬНИК

Бесс, Джорджи и Карла заторопились. Однако Нэнси повернулась к Мапонни:

— Я бы хотела, чтобы вы вернулись к тому человеку, который ремонтирует крышу. Я думаю, что он говорит на кечуа и сможет рассказать вам, как выглядел тот сеньор, которого он заметил!

— Хорошо, — ответил старик, — а после этого я тоже займусь поисками Льосы.

Несколько туристических групп бродили среди развалин. Девушки поодиночке подходили к одной группе за другой, описывали наружность Льосы и выясняли, не видел ли его кто-нибудь. Все отвечали отрицательно.

На одной из лестниц Бесс столкнулась с молодым человеком. Она остановила его, но он, вместо того чтобы ответить на её вопрос, предложил ей присесть рядом с ним на ступеньке.

— Спасибо, я постою, — отклонила предложение Бесс.

Молодой человек на ломаном английском сказал ей, что он перуанец.

— Вы есть красивый девушка из Америки, — заговорил он, — вы мне нравиться. Вы и я, может быть, встретимся, может быть?

Бесс была убеждена, что если уж ей с кем не хочется встречаться, то это с молодым перуанцем. Не отвечая на его предложение, она повторила свой вопрос:

— Вы не видели мужчину — темноволосого, смуглого, худого, с бегающими глазами? Молодой человек засмеялся.

— Он вам зачем? Вы и я встречаться сегодня, да?

Бесс пришла в ярость. Она повернулась и пошла вверх по лестнице.

Перуанец смеялся ей вслед:

— Меня боишься? Все американский девушка очень капризный!

— Какие есть! — с большим достоинством ответила Бесс и помчалась по лестнице со стремительностью напуганной ламы. Случайный поклонник не сделал попытки преследовать её. Добежав до верха лестницы, Бесс так запыхалась, что ей пришлось присесть на ступеньку перевести ДУХ.

«Джорджи была права, — ругала себя Бесс, — не нужно бьшо мне наедаться кукурузой с сыром!»

Немного отдышавшись, она с печалью подумала о перуанце: «Какая жалость, что он грубоват и совсем не похож на тех, с кем нас познакомила Карла!»

Бесс тихонько сидела на ступеньке, погружённая в свои размышления, пока не услышала мужские голоса неподалёку. Разговаривали двое, и голоса приближались к ней. Скоро они зазвучали так близко, что Бесс могла разобрать каждое слово. Вначале она едва обращала внимание на смысл разговора — ей показалось, что это туристы, обсуждающие знакомых девушек.

Вдруг она насторожилась — человек, который голосом напомнил ей Луиса Льосу, сказал:

— И можешь сообщить этой Нэнси Дру, что ей нечего делать в Перу! Пусть убирается на родину!

У Бесс застучало сердце. Теперь она уже не сомневалась, что это говорит Луис Льоса. Что делать? Выйти из укрытия, объявить, что она все слышала, и потребовать объяснения?

«Но он же способен что угодно со мной сделать, и тогда я не смогу предупредить Нэнси!» — тут же подумала она.

И всё-таки Бесс решила проявить храбрость. Она встала, осмотрелась по сторонам, но уже никого не было. Бесс заглянула в одну улочку, потом в другую, в третью — никого! Исчезли!

«Нужно немедленно рассказать обо всём Нэнси!» — сказала себе Бесс.

Но и Нэнси тоже нигде не было. Бесс громко звала её, но впустую.

Бесс пришла в голову новая мысль — а что, если Луис Льоса направлялся в их отель с намерением похитить тарелку? Он наверняка знает, что из антикварного магазина тарелка вернулась обратно в руки Нэнси. Однако, подумала Бесс, по всей видимости, шайка столь же мало продвинулась в расшифровке таинственной надписи, сколько и девушки!

«Ну ясно, — говорила себе Бесс, — они не хотят оставлять тарелку у Нэнси именно потому, что боятся, как бы она быстрее их не разгадала головоломку!»

Бесс решила бежать в отель, чтобы помешать Льосе украсть тарелку.

Она бежала всю дорогу до самого отеля, взяла у портье ключ от номера Нэнси и Карлы, бегом взлетела по лестнице и ворвалась в комнату. Поспешно повернув ключ в двери и убедившись, что она заперта, Бесс бросилась к ящику, в котором хранилась тарелка. Она лежала на своём месте!

— Слава Богу! — воскликнула Бесс. Она рухнула в кресло, чтобы отдышаться и прийти в себя. Прошло несколько минут, и всё было спокойно. Никто не пытался войти. Бесс уже было подумала, что её предположение не соответствует истине, но тут услышала шаги в коридоре. Шаги затихли под дверью.

Бесс затаила дыхание, вслушиваясь. Ключ не вставили в замок, но дверная ручка повернулась. Потом кто-то поскрёбся снаружи.

«Пытаются открыть дверь, — лихорадочно думала Бесс. — Что мне делать?»

Ей было очень страшно сидеть, притаившись в комнате, но подать голос было ещё страшней.

Бесс не сводила глаз с двери. Вдруг она заметила, что в щель просовывается длинный, тонкий напильник… он продвинулся… ещё… уже почти на два дюйма…

У Бесс от ужаса пересохло во рту. «Ещё минута — и он войдёт! — в панике подумала она. — И даже позвонить нельзя — в номере нет телефона!»

Тут её осенило. Бесс на цыпочках подкралась к двери и, схватив напильник, с силой дёрнула его к себе! Напильник оказался в её руке!

Из коридора послышалось сердитое бормотание. Кто-то пнул дверь и сразу побежал прочь. Бесс, потрясённая и счастливая, так и повалилась на постель, даже не выпустив из рук напильник.

Тем временем её подруги и Мапонни все бродили среди руин, выспрашивая туристов, не видели ли они таинственного сеньора. В конце концов Джорджи подошла к широкоплечей приземистой женщине и задала ей свой вопрос.

Та уставилась на неё:

— Просто не знаю, что за девушки пошли в наше время! Бегают за мужчинами! Значит, вы его ищете, а он избегает вас, так?

Голос у женщины был низкий и громкий.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь, — начала было Джорджи, но та не дала ей досказать.

— Все вы так говорите, но меня не проведёшь! Бегаете за мужчиной и хотите во что бы то ни стало поставить на своём!

Теперь Джорджи улыбнулась:

— Именно так, я хочу во что бы то ни стало поставить на своём, но я ищу его, потому что он вор!

Женщина вытаращила глаза:

— Вор? Что же вы сразу не сказали?

Джорджи хотела напомнить, что женщина не дала ей и рта раскрыть, но раздумала и просто повторила описание внешности Луиса Льосы.

— Если вам попадался на глаза такой человек, скажите мне, — попросила Джорджи.

— Попадался, — ответила женщина.

— Его разыскивает полиция в Лиме, — продолжала Джорджи.

Женщина кивнула и указала в сторону отеля, в котором жили девушки.

— Он пошёл туда, — сказала она, — поторопитесь, если хотите его догнать!

Джорджи поспешно поблагодарила её и двинулась к отелю.

— Вы извините меня! — крикнула женщина ей вслед.

Джорджи с улыбкой махнула ей рукой.

В отеле она взяла свой ключ и бросилась в номер, но когда она отпирала его, из соседнего номера, где жили Нэнси и Карла, показалась голова Бесс.

— Джорджи, какое счастье, что ты пришла! Здесь было Бог знает что! — воскликнула Бесс.

Она показала кузине напильник и стала рассказывать ей о происшествии. Джорджи была потрясена.

— Ну, Бесс, — сказала она, — на этот раз ты вела себя героически! А ты знаешь, я ведь прибежала в отель, потому что одна женщина сказала мне, будто видела, как Льоса пошёл сюда! Скорей всего, это он пытался напильником открыть дверь!

— Конечно, это был он! — согласилась Бесс, — и это просто счастье, что он убрался отсюда!

— Что ты имеешь в виду? — переспросила Джорджи.

Выяснилось, что Бесс смотрела в окно и видела, как некоторое время назад Льоса отъехал в частной машине.

— Я только потому и осмелилась открыть дверь и высунуться! — честно призналась Бесс.

Затем она рассказала Джорджи о разговоре, который случайно подслушала, когда сидела на ступеньке.

— Не знаю, кто был второй человек, тот, с которым Льоса разговаривал, — сказала Бесс. — Я боюсь, как бы он что-нибудь не сделал Нэнси!

— Ты права! — подхватила Джорджи. — Нужно её поскорей предостеречь!

Джорджи взяла у Бесс напильник и подошла к окну, чтобы получше рассмотреть инструмент.

— На нём наверняка остались отпечатки пальцев Льосы, — предположила она, — но, к сожалению, и наши с тобой тоже! Смотри! — взволнованно воскликнула она.-Тут есть имя: Белее! Ах вот оно что! Инструмент украден из мастерской Хорхе Белеса!

Девушки были уверены, что к ним в руки попал один из тех инструментов, которые Льоса похитил из хозяйской мастерской.

Джорджи бросила напильник на туалетный столик.

— Сейчас не до этого, — сказала она, — нужно немедленно найти Нэнси!

Солнце неожиданно скрылось за тучами, и пошёл сильный дождь.

В эту самую минуту в номер вошла Карла.

— Еле успела! — объявила она. — Мапонни ждёт ветзу. Он предупреждал, что будет дождь! Кстати, он беседовал с индейцем, который ремонтировал крышу: описание внешности человека, сбросившего на Нэнси пук соломы, — точный портрет Льосы!

— Мерзавец! — не сдержалась Джорджи. — А теперь послушай наши с Бесс истории!

Они, перебивая друг дружку, рассказали Карле про всё, что с ними было, и показали ей напильник.

Карла была потрясена.

— Но где же Нэнси? — с тревогой спросила она.

Джорджи решила, что поскольку дождь прогнал туристов с развалин и они возвратились в отель, то Нэнси, возможно, беседует с кем-то из них внизу. Девушки отправились за ней.

В холле было действительно полно народу, но Нэнси там не оказалось. Девушки увидели Мапонни, сидевшего в кресле в укромном уголке. Узнав, что Нэнси до сих пор нет и выслушав про все события, которые происходили в тот день, Мапонни не на шутку встревожился.

— Этот Луис Льоса мог бросить свою машину, пешком вернуться к руинам и найти там мисс Дру! — сказал он.

— Мог, — упавшим голосом согласилась Карла, — к тому же у него есть ещё сообщник! Боже мой, зачем я только вовлекла Нэнси во всё это!

— Вот что, — твёрдо сказала Джорджи, — надо бежать на поиски Нэнси, дождь или не дождь!

СВЯЩЕННЫЕ КАМНИ

Накинув на себя плащи с капюшонами, встревоженные спасатели поспешили по дороге, которая вела к руинам. Добравшись туда, они принялись звать:

— Нэнси! Нэнси!

Но ответом им было только эхо их собственных голосов.

Бесс с трудом удерживала слезы:

— Я просто чувствую, что с Нэнси случилось что-то ужасное!

Джорджи сурово глянула на неё:

— Нэнси умеет выходить из трудных положений! Не раскисай и не поддавайся дурному настроению!

— Ты права, Джорджи, — согласилась Бесс и постаралась взять себя в руки.

Мапонни и девушки продолжили свой путь по руинам. Они выкликали имя Нэнси, но она не отзывалась.

Карла помалкивала, но подруги видели, что она сильно встревожена.

— А может быть, — сказала она наконец, — Луис Льоса силой увёз Нэнси в своей машине? Пожалуй, лучше нам вернуться и все сообщить полиции!

Ей ответил Мапонни, тоже долго до того молчавший:

— Когда мы были здесь в первый раз, мы не ходили на другую сторону горы. Давайте пройдём туда, а уж потом будем звонить в полицию.

Девушки последовали за старым индейцем по крутому подъёму. Первой до вершины добралась Бесс.

— Нэнси! — закричала она. — Я её вижу! И она в полном порядке!

И Бесс радостно засмеялась.

В конце зелёного, поросшего кустарником склона открывалось живописное зрелище — в землю были воткнуты четыре палки, а на них было натянуто пончо. Пончо прикрывало от дождя Нэнси, рядом с которой сидел пожилой индеец. Нэнси что-то быстро записывала, по-видимому то, что ей говорил индеец. Она была до такой степени поглощена своим занятием, что даже не заметила, как на вершине показались её друзья.

Мапонни и девушки стали спускаться с той скоростью, которую допускал скользкий от дождя склон.

— Нэнси! — громко позвала Джорджи. На этот раз Нэнси подняла голову.

— Послушайте, что он рассказывает! Такие важные для нас вещи! — воскликнула Нэнси. — Как хорошо, что вы здесь, Мапонни. Этот человек говорит только на кечуа, а я просто записывала его слова по звучанию, ничегошеньки не понимая.

Нэнси представила друзьям своего собеседника. Его звали Панситимба. Девушки и Мапонни представились ему.

— Если этот человек ни слова не говорит по-английски, — недоуменно спросила Бесс, — то каким же образом ты с ним договорилась?

Нэнси засмеялась:

— Я ему сказала: Мунанки, имаянан каскианки! Помните? Это на кечуа значит «здравствуйте, как поживаете!»-

Все подхватили её смех, а Карла спросила:

— И что же было дальше?

— Я поинтересовалась, не слышал ли он про человека по имени Агилар.

Случилось так, что, услышав это имя, индеец как-то странно посмотрел на Нэнси и очень быстро заговорил.

— Он так часто упоминал имя Агилара, — продолжала Нэнси, — что я решила попробовать записывать за ним — так, как слышала, конечно, чтобы потом попросить Мапонни перевести его рассказ.

Всё это время Панситимба молчал, но при упоминании имени Агилара он обратился к Мапонни:

— Варм ккате качауссуа!

— Ну и ну! — поразилась Джорджи. — Что же это значит?

Мапонни широко ухмыльнулся.

— Это значит, — он помедлил, — это значит — не шпионка ли эта девушка?

— О Господи! — изумилась Карла, а остальные расхохотались.

Мапонни стал быстро объяснять индейцу, кто эти девушки и что они пытаются узнать. Выслушав его, Панситимба тоже засмеялся.

После этого он пустился в долгие объяснения. Он жестикулировал, указывал в сторону руин, а Мапонни слушал и с пониманием кивал. Наконец индеец смолк, а Мапонни стал переводить девушкам его рассказ:

— У племени Панситимбы есть предание о том, что один из их предков был доверенным слугой испанца по имени Агилар. Испанец откуда-то узнал о существовании Мачу-Пикчу и пришёл посмотреть на город. Индейцы, никогда до того не видевшие белого человека, приняли его за бога. Отчасти причина была в его белой коже, но главное, что поразило индейцев, была его способность рисовать. Агилар привёз с собой бумагу, кисти и краски и написал прекрасные портреты самого Инки и его придворных. Однако по прошествии времени при дворе стали бояться Агилара. Он очень много знал, и жрецы решили, что он может повести народ за собой. Тогда Агилара лишили свободы.

— Какая грустная история! — вздохнула Бесс. Мапонни только улыбнулся.

— Но Агилар оказался не так-то прост — он сумел бежать. Побег помог устроить его доверенный слуга, тот, о котором говорит Панситимба. Они бежали вместе, и больше о них ничего не известно.

— Поразительно! — воскликнула Нэнси. Карла кивнула.

— Теперь мы знаем, что художник, о котором нам рассказал Мапонни, был действительно Агилар.

Нэнси согласилась с подругой и обратилась к Мапонни:

— Спросите у него, не говорится ли в семейном предании о сокровищах, спрятанных испанцем или его доверенным слугой?

Мапонни перевёл индейцу вопрос, выслушал ответ и перевёл его — о сокровищах в предании упоминания не было.

— А спросите его, — продолжала Нэнси, — что говорится в преданиях его племени о судьбе Мачу-Пикчу?

Но индеец не успел ответить — налетел сильный порыв ветра с дождём. Ветер подхватил и понёс палки и пончо. Панситимба прямо застонал — ему, в его возрасте, было не поймать пончо!

— Я сейчас! — крикнула Джорджи, понимая, как необходимо индейцу его пончо.

Палки, на которых оно было распялено, катились вниз по крутому склону. Подруги бросились подбирать их, пока Джорджи ловила пончо.

Ветер трепал пончо, и оно никак не давалось Джорджи в руки, но она улучила миг, подпрыгнула и поймала его в воздухе. Другие все ещё скользили по склону, собирая палки. Наконец две подобрала Нэнси, а другие две — Бесс и Карла.

Взглянув на Нэнси, Карла просто пришла в ужас:

— Ты же промокла насквозь! Надо бежать в отель, чтобы ты поскорей переоделась в сухое! А то, — Карла лукаво улыбнулась, — это уже становится привычкой — мокнуть из-за меня под дождём!

Нэнси с улыбкой отмахнулась и сказала, что если кто-то из подруг одолжит ей свой свитер, то этого будет достаточно.

— Мне хочется дослушать рассказ Панситимбы, — сказала Нэнси.

— Он может оказаться длинным, — предупредила подругу Бесс, — может быть, лучше пригласить Панситимбу к нам в отель? Кстати, ему тоже надо пообсохнуть!

Но индеец с благосклонной улыбкой отклонил приглашение, когда ему его перевели. Нэнси попросила Мапонни сказать ему, что девушки очень просят принять приглашение.

— Я бы показала ему тарелку — вдруг он увидит на ней что-то, чего мы не заметили! — настаивала Нэнси.

Мапонни перевёл, и Панситимба согласился. Все медленно зашагали в сторону отеля. Там Нэнси сразу побежала к себе, переоделась в сухое и просушила волосы. Затем юная сыщица завернула в старый свитер тарелку и понесла её вниз.

Панситимба сидел в холле, его одежда и волосы уже просохли. Нэнси попросила его продолжить рассказ.

— Вы хотите узнать, отчего погиб город Мачу-Пикчу? — задал вопрос Мапонни. Девушки закивали.

После довольно долгой беседы с Панситимбой Мапонни начал говорить:

— У племени Панситимбы существует ещё одно предание. Вскоре после того как Агилар бежал из Мачу-Пикчу, город разграбила банда испанских авантюристов, которых поддерживали индейцы, совращённые ими. То были страшные времена. Завоеватели увели всех девушек и женщин, а мужчин перебили и сбросили трупы в реку.

— Какой кошмар, — пробормотала Бесс.

— Не осталось ничего, — продолжал Мапонни. — Нет ни рисунков, ни изваяний, ни утвари, которые помогли бы составить представление о том, как некогда выглядел великолепный город.

— Я вот чего не могу понять, — сказала Нэнси, — куда девались неиспользованные камни, из которых индейцы строили свои дома и храмы?

Мапонни перевёл Панситимбе вопрос Нэнси.

Тот пожал плечами:

— Говорят, потом приходили разные люди и уносили их. Город ведь считался священным, поэтому люди, наверное, думали, что камни в их домах принесут им удачу.

Выслушав ответ, Нэнси спросила, не может ли Панситимба взглянуть на тарелку, а Мапонни попросила рассказать индейцу историю вещи.

— Может быть, Панситимба сумеет прочитать, что на ней написано?

Панситимба внимательно всматривался в головоломку…

Мапонни попросил у Нэнси листок бумаги и карандаш. Нэнси быстро достала их из сумочки. Панситимба принялся медленно, с напряжением переносить на бумагу буква за буквой написанное на тарелке. Увидев, что на бумаге появились слова «моно», «кола», «меза», девушки затаили дыхание.

Неужели сейчас будет прочитано загадочное слово на верху кроссворда, неужели…

КОНТРАБАНДИСТ

— Последнее слово — «чина»! — вскрикнула Карла.

— Что это значит? — быстро спросила Нэнси.

Карла немного растерялась, она сказала, что у этого испанского слова много значений — оно значит «китайский», «фарфоровый», «чайная посуда»…

— Оно даже может означать «галька», — растерянно добавила Карла.

— Галька;-раздумчиво повторила Нэнси, глядя куда-то вдаль, и спросила: — Возможно, нам нужно искать плоскую вершину, усыпанную галькой?

— И с обезьяньим хвостом на ней? — съехидничала Джорджи.

Все посмеялись, но скоро смолкли, сосредоточенно размышляя над тем, какой смысл должен был вложить Агилар в слово «чина». Что это — плоская вершина, на которой живут китайцы? Или это какое-то место, где производят фарфор?

Неожиданно индеец обратился к Мапонни, которого явно взволновало услышанное, и в свою очередь быстро заговорил.

Ничего не понимающие девушки переглянулись. Мапонни повернулся к ним:

— Вы знаете, кажется, Панситимба решил вашу загадку! Приходилось ли вам слышать о насканских рисунках?

— Я что-то о них слышала, — откликнулась Карла, — но понятия не имею, где это место!

— Милях в двухстах к югу от Лимы есть пустыня, — стал объяснять Мапонни, — вот она-то и представляет собой галечное плоскогорье. Двенадцать тысяч футов над уровнем моря, пятьдесят миль от океана. В древние времена — никому не известно, когда именно, — на почве были изображены гигантские фигуры. Они существуют и сейчас, а насканскими их назвали по имени племени, керамические изделия которого были найдены неподалёку. Я сам никогда там не бывал, но знаю, что рисунки прекрасно видны с воздуха, с самолёта скажем. Рисунки похожи на то, что изображено на тарелке — там даже есть фигура обезьяны!

Нэнси просто задохнулась от возбуждения.

— Замечательно!-воскликнула она. — Я уверена, что это и есть то место, которое нам нужно! Как нам благодарить Панситимбу за его подсказку?

Мапонни перевёл Панситимбе её вопрос, но индеец в ответ только улыбнулся и отрицательно покачал головой. Он попросил Мапонни объяснить девушкам, что считает своим моральным и религиозным долгом помогать людям и вознаграждения за это не ожидает.

У Бесс неожиданно увлажнились глаза, и она прошептала:

— Для нас большая честь встретиться с таким человеком!

Когда Мапонни перевёл её слова, Панситимба смутился и приготовился прощаться.

— Не уходите! — попросила Нэнси. — Мы бы хотели, чтобы вы пообедали с нами.

Индеец опять отрицательно покачал головой, а Мапонни объяснил девушкам, что индеец будет неловко чувствовать себя в ресторане — он не привык есть за столом и ему вряд ли понравится ресторанная еда.

— Как жалко! — искренне сказала Нэнси. — Но прежде чем Панситимба уйдёт, я хотела бы задать ему ещё один вопрос. У него удивительно острое зрение — он, в его возрасте, без труда прочитал надпись на тарелке, которую мы и в лупу не могли разобрать!

— Я могу ответить за него, — вызвался Мапонни. — Многие индейцы-инки в здешних горах наследственно обладают очень острым зрением. Например, Панситимба может разглядеть чрезвычайно мелкие предметы вблизи и может прочитать вывеску на расстоянии трёх четвертей мили!

Девушкам было трудно поверить в это, и Джорджи потребовала, чтобы Панситимба доказал свои способности.

Все вышли на воздух, и Мапонни что-то сказал индейцу на кечуа.

Панситимба кивнул и посмотрел вдаль. Всмотревшись, он проговорил несколько слов, которые Мапонни перевёл для девушек:

— Наш друг говорит, что на верхушке вон того дерева сидит кондор, — Мапонни указал на дерево за рекой. — Я не вижу никакого кондора, а кто-нибудь из вас может его рассмотреть?

Девушки напрягали зрение, но им пришлось признаться, что видят они только купы деревьев. И будто для того, чтобы подтвердить правоту Панситимбы, через минуту огромный кондор поднялся с дерева и полетел в сторону гор.

— Фантастика! — Бесс была вне себя от восторга. — Все бы отдала за такое зрение!

Мапонни перевёл, и Панситимба улыбнулся. Он опять собрался идти.

— Кутимунаикикама! — выкликнула Нэнси вслед ему.

Панситимба остановился и с улыбкой посмотрел на неё — ему было приятно, что иностранка простилась с ним на его языке. Он ответил ей тем же и зашагал прочь.

На другое утро девушки должны были покидать Мачу-Пикчу, и они собрались пораньше. На обратном пути в Лиму — поездом до Куско, а дальше самолётом — девушки остерегались вслух обсуждать свои тайны. Все они были настороже и высматривали среди пассажиров Луиса Льосу, но его не было видно.

— Как только мы прибудем в Лиму, я надеюсь, ты сразу позвонишь в полицию? — спросила Карла у Нэнси.

Та покачала головой:

— Я хочу первым делом заехать в мастерскую к сеньору Велесу и показать ему напильник. Нам необходимо уточнить, действительно ли инструмент принадлежит ему, а заодно спросить, что слышно о его приказчике.

Когда самолёт приземлился в Лиме, девушки простились с Мапонни и заплатили ему за бесценные услуги, которые он им оказал. Мапонни прилетел в Лиму, поскольку у него были в городе дела.

Карла остановила такси и назвала водителю адрес магазина и мастерской сеньора Белеса. Тот обрадовался при виде девушек, но сразу помрачнел, узнав о том, что с ними случилось, и об их подозрениях. Напильник он сразу опознал, а по поводу Льосы сказал, что тот ни на работе не показывался, ни знать о себе не давал.

— Сеньор Велес, — сказала Нэнси, — вы нам говорили, что у вас, кроме инструментов, ничего не пропало, но проверили ли вы, все ли на месте в мастерской?

Сеньор Велес ответил, что не проверял, и предложил девушкам пройти в мастерскую вместе с ним.

Он провёл их прямо к рабочему столу Луиса Льосы. Девушки столпились в тесной комнате и наблюдали, как сеньор Велес один за другим выдвигает ящики стола. На его лице появилось изумлённое выражение:

— Исчезли все мои эскизы, по которым работал Льоса! — сказал он. — Льоса их унёс!

Острый взгляд Нэнси заметил странное тёмное дно в одном из ящиков, и она попросила разрешения обследовать его получше.

— Прошу вас, — любезно согласился хозяин.

Нэнси полностью выдвинула ящик и поставила его на стол. Стало совершенно ясно, что, по сравнению с другими, этот ящик кажется мелким. К задней стенке был прибит аккуратно вырезанный кусочек планки. Он вызвал у Нэнси подозрение. Попросив у сеньора Велеса напильник, который они привезли с собой, она поддела его кончиком прибитую планку и отодрала её. Открылся тайничок, в котором лежало несколько писем.

Нэнси взяла их в руки — конверты были адресованы Луису Льосе. Видимо, на его домашний адрес в Лиме.

— Обратите внимание! — Нэнси показала сеньору Велесу обратный адрес отправителя.

— Гарри Уоллес! — воскликнула Карла. — Тот самый торговец, по его словам, конечно, который пытался обманом унести тарелку из твоего дома, Нэнси!

Пока Джорджи рассказывала хозяину мастерской про Гарри Уоллеса, Нэнси вынула из конверта одно письмо и развернула его. Другие с изумлением читали письмо через её плечо: оно начиналось обращением «Эль Гато»! Дальше в письме речь шла о том, что отгружённый товар уже получен и прилагается чек на его оплату. В конце автор письма выражал восхищение ловкостью, с которой Эль Гато провёл операцию.

Нэнси повернулась к сеньору Велесу:

— А вы знали, что у вашего Льосы есть кличка — Эль Гато?

— Нет, конечно! — ответил тот.

— Под этой кличкой он значится в списке тех, кого разыскивает полиция.

— Я сейчас же позвоню в полицейское управление, — заявил сеньор Белее.

Он отправился к телефону, а Нэнси занялась тщательнейшим осмотром всех ящиков стола Льосы, проверяя, нет ли в них ещё тайников.

— Возможно, мы узнаем, что за товар Льоса посылал Уоллесу!

Подруги помогали ей выдвигать ящики и ставить их на стол, внимательно осматривая каждый. Нэнси обратила внимание на то, что в одном из ящиков подозрительно толстое дно.

— Уж не спрятано ли здесь что-то? — спросила она.

Все тем же напильником Нэнси оторвала дно — под ним обнаружилось второе! В этом тайнике был спрятан салатный прибор — ложка и вилка.

— По-моему, они сделаны из дерева аррайянес, — заметила Бесс.

А по-моему, у них должны быть полые ручки, — добавила Джорджи.

Тем временем Нэнси уже старалась отвинтить ручки, что ей удалось сделать без особого труда. Внутри ручек изумлённые девушки увидели белый порошок.

И как раз тут сеньор В елее привёл в мастерскую двух полицейских, приехавших по его звонку. Сеньор Белее познакомил их с девушками и объяснил, по какой причине они оказались в мастерской.

Нэнси протянула полицейским полые ручки, набитые белым порошком.

— Похоже, что Эль Гато занимается контрабандой, — сказала она.

Полицейский понюхал порошок.

— Непонятно, — медленно произнёс он, — надо отправить на анализ в лабораторию.

Он не успел договорить — Джорджи, взглянув в окно, увидела там человека и узнала лицо Луиса Льосы!

Он взмахнул рукой — ив мастерскую полетела бомба!

— Ложись! — крикнула Джорджи.

Все попадали на пол. Бомба ударилась о стол Льосы и взорвалась, разбрасывая во все стороны обломки дерева, склянки и банки с лаками и краской. Осколки посыпались на лежавших на полу.

Когда рассеялся дым, Нэнси и остальные осторожно поднялись на ноги. Сеньор Велес быстро заговорил, путая от волнения испанские и английские слова.

— Бомбу бросил Луис Льоса! — сказала Джорджи, указывая на окно.

Полицейские ринулись в дверь.

— Никто не пострадал? — спросила Нэнси.

На счастье, самодельная бомба оказалась не очень мощной и присутствовавшие при взрыве отделались царапинами и ушибами.

Однако Бесс впала почти в истерическое состояние.

— Нэнси, — рыдала она, — он же метился прямо в тебя! Если бы ты не бросилась на пол, бомба попала бы тебе в голову! Нэнси, он же мог тебя убить!

Нэнси тоже сильно перенервничала. Она сомневалась в том, что Льоса мог бы убить её, но было ясно — бомба предназначалась для разрушения мастерской. Нэнси подумала, что Льоса бросил её с целью уничтожения улик.

— Льоса наверняка последовал за нами из аэропорта, везя с собой бомбу.

— Хоть бы полиция поймала его, — нервно передёрнулась Карла, — пока он на свободе, никто из нас не может чувствовать себя в безопасности.

Карла рассказала сеньору Велесу, как получила записку с предупреждением остерегаться Кота, как на развалинах древней крепости появилась намалёванная красным кошачья морда.

— Чудовищно! — воскликнул хозяин мастерской.

Он поднял полую ручку, брошенную полицейским.

— Хотел бы я знать, что это за порошок Положив щепотку порошка на ладонь, он поднёс его ко рту и приготовился попробовать на вкус.

— Остановитесь! — вскрикнула Нэнси, — Не надо! Это ведь может быть яд!

ЛИПОВОЕ ЛЕКАРСТВО

Сеньор Велес отдёрнул руку и положил ложку с подозрительным порошком обратно на стол. Нэнси взяла вилку и отвернула ручку — как она и ожидала, полая ручка была набита белым порошком.

— Сколько же этого порошка успел Луис Льосы? отправить в Америку? — задумчиво спросила она. — Как только вернутся полицейские, их нужно будет попросить связаться с полицией и с таможней в Нью-Йорке.

— Ты хочешь сказать, что следует проверять что именно переправлял в Америку Гарри Уоллес? — уточнила Джорджи.

Нэнси кивнула.

Полицейские возвратились довольно раздражённые: им не удалось поймать Льосу.

— Возможно, вам поможет вот этот адрес, — Нэнси протянула одному из полицейских конверт, адресованный Льосе.

— На конверте не тот адрес, который он дал мне, когда нанимался на работу, — вмешался сеньор Велес. — Впрочем, он мог сменить место жительства.

— Скорей всего, он нигде подолгу не живёт, — предположила Нэнси. — Боится, как бы его не выследила полиция.

— Выследим мы его, сеньорита, будьте уверены, — проворчал полицейский, забирая у Нэнси письма.

Второй полицейский привернул ручки к ложке и вилке и аккуратно спрятал их в карман.

— Я сообщу сеньору Велесу и вам о результатах лабораторного анализа, — пообещал он.

Полицейские уехали, а девушки, вызвав такси, явились в дом Понте.

Рассказы девушек о том, что происходило в горах — и что случилось в мастерской сеньора Велеса, просто потрясли родителей Карлы. — Я очень тревожусь за вашу безопасность, — прямо сказала сеньора Понте. — Может быть, нам гютихоньку отправить вас…

Нэнси сразу заявила, что желала бы осмотреть насканские рисунки.

— Отец Карлы поддержал Нэнси и её планы.

— Будет спокойней, если вы на некоторое время исчезнете из виду, — рассудил он. — Вне Лимы вы будете в большей безопасности, чем здесь. Ну что же, я устрою для вас экскурсию в пустыню.

— Замечательно! — обрадовалась Нэнси.

Оказалось, что фирма сеньора Понте владела и большим вертолётом, который, по его словам, можно было бы взять для экскурсии.

— Вертолёт лучше самолёта, поскольку он может вас доставить в любую нужную вам точку, — пояснил сеньор Понте.

Перспектива побывать в необычных местах привела всю компанию в восторг, а у Нэнси окрепла уверенность в том, что близится час, когда древняя тайна обезьяны будет наконец раскрыта.

Сеньора Понте сообщила гостьям, что для них есть письма из Соединённых Штатов.

Нэнси получила целых три — от отца, от Ханны и от Неда Никерсона, который справлялся, хорошо ли продвигается расследование загадки, куда девался обезьяний хвост.

Нэнси посмеялась его шуточке, но неожиданно ей пришла в голову интересная мысль. Она прищёлкнула пальцами:

— Да конечно же! Как я сразу не догадалась — ведь спираль на оборотной стороне тарелки и есть обезьяний хвост!

Нэнси бросилась за тарелкой и принялась заново изучать спиралевидные линии. Теперь она обратила внимание ещё на одну деталь: кончик хвоста приходился на центр круга и попадал в самую середину кроссворда.

«Уверена, что это и есть суть загадки, — думала Нэнси. — Искать надо здесь, и только здесь! Но сначала нам нужно найти саму обезьяну».

За ужином засиделись довольно поздно, и разговор всё время вращался вокруг предстоящей экскурсии. Сеньор Понте объявил, что договорился о самом настоящем сафари.

— Мы с сеньорой Понте летим вместе с вами, — продолжал он. — Мы с ней никогда не видели насканские рисунки, и нам пора восполнить этот пробел. Берём с собой двух лётчиков — Эрнесто Монге и Канехо.

Мать Карлы улыбнулась:

— Я было собиралась взять с собой и повара, но оказалось, что фирма все предусмотрела. Полетит стюард по имени Рико, который будет у нас и стряпать на костре.

— Это же просто сказка! — ликовала Бесс.

— Что именно — экскурсия или молодые люди? — не утерпела Джорджи.

Бесс сделала гримаску, но ответом кузину не удостоила. Это всех насмешило.

А сеньор Понте продолжал обсуждать организацию поездки:

— В пустыне будет довольно жарко, поэтому мы захватим с собой открытые палатки. Палаток возьмём столько, чтобы можно было часть из них сделать спальными, а другие использовать на раскопках.

При слове «раскопки» Нэнси сразу стала говорить о своих предположениях — копать нужно будет на самом кончике обезьяньего хвоста. Все одобрили мысль Нэнси.

— И возьмём с собой достаточное количество лопат и прочих инструментов, чтобы копать могли все, — добавил сеньор Понте.

Вскоре после ужина позвонили из полиции. Сеньор Понте долго говорил по телефону, а возвратившись в столовую, сообщил о новой информации, которую удалось раздобыть полицейским.

— Белый порошок в ручках это не что иное, как хинин. Хинин в больших количествах контрабандой ввозится в Соединённые Штаты для очень любопытной цели. В Америке нашёлся какой-то жуликоватый аптекарь, который владеет небольшой лабораторией, где он производит некий препарат для фармацевтической компании и хорошо на этом зарабатывает. Однако себестоимость препарата довольно высока, поэтому аптекарь начал вместо одного из дорогих компонентов добавлять в препарат обыкновеннейший хинин. Хинин отправляют на имя Гарри Уоллеса, а тот уже отвозит его аптекарю. Более того, освободив ложки и вилки от хинина, Гарри Уоллес продавал дорогие поделки из аррайянес. Прочие же поделки, которые Льоса изготавливал в мастерской сеньора Ве-леса из простых сортов дерева, продавались обычным образом, но тоже приносили доход.

— Ловкое жульничество! — воскликнула Джорджи.

А Нэнси спросила:

— Где Льоса брал хинин? На месте?

— Вероятно, — ответил отец Карлы. — Полиция подозревает, что он воровал хинин в разных местах в Южной Америке.

— Но мне непонятно, — вмешалась Джорджи, — чего ради он шёл на дополнительный риск, используя дерево аррайянес? Он же мог вырезать эти ложки и вилки из любого дерева?

— Это нам ещё предстоит выяснить, — сказала Нэнси. — Сеньор Понте, вы не знаете, другие вещи похищены из мастерской сеньора Белеса?

— К сожалению, да, — подтвердил тот.

— А каким образом полиция дозналась об этом препарате и жульничестве, связанном с ним? — заинтересовалась Джорджи.

Сеньор Понте улыбнулся:

— С помощью Нэнси Дру! Наша полиция снеслась с американскими властями; Гарри Уоллес, которого выпустили под залог, был снова арестован. Его нашли по обратному адресу на конверте, обнаруженном Нэнси и переданном полицейским. Американская полиция явилась с обыском к аптекарю, и теперь тот тоже за решёткой.

— Поймали они Луиса Льосу? — спросила Бесс.

— Нет, — ответил сеньор Понте. — Полиция установила, что по адресу, указанному на конверте, он проживал временно, а уже с неделю его там нет.

Бесс не выдержала:

— Может быть, он теперь всё-таки оставит нас в покое? Его сообщников переловили, так, может быть, он испугался и убежал?

— Не говори глупости, — фыркнула Джорджи, — он теперь на нас зол и будет стараться напакостить!

Нэнси склонялась к мнению Джорджи и думала только о том, что именно может Луис Льоса предпринять против них. Она надеялась, что он хоть не сумеет сорвать или испортить их поездку.

— Я вам ещё не сообщил, что с нами поедет доктор Беневидес, — вспомнил сеньор Понте. — Он археолог, на государственной службе.

Все пожелали друг другу спокойной ночи, поскольку на другой день им предстояло рано встать.

Наутро сеньор Понте повёз их на аэродром и познакомил с будущими спутниками. Молодые люди оказались весьма приятными, у них были прекрасные манеры, и они все говорили по-английски. Нэнси и Джорджи отметили, как у Бесс сразу заблестели глазки, и втайне от неё перемигнулись.

Поглядев с улыбкой на подругу, Нэнси подумала: «Что касается Бесс, то для неё поездка началась удачно!»

Вертолёт взмыл в воздух и взял курс на каменистую пустыню в Южном Перу. Через два часа первый пилот, Эрнесто, объявил в микрофон, что они приближаются к месту назначения. Супруги Понте и другие пассажиры прильнули к иллюминаторам и стали смотреть вниз. К ним присоединился и второй пилот, Канехо.

— О Боже, — закричала Бесс, — вы только посмотрите!

Она указала на гигантскую мужскую фигуру, изображённую на земле. Канехо сообщил, что длина фигуры около восьмисот футов.

— А там рыба! — воскликнула Джорджи. — И шоссе перерезает её по самой середине!

Всезнающий Канехо сказал, что это участок Пан-Американского шоссе, которое прокладывалось ещё до того, как были обнаружены гигантские рисунки.

— Я вижу обезьяну, которая лежит на спине, — объявила Карла, а Канехо назвал размеры фигуры — шестьдесят два фута.

— Поразительное мастерство, — заметила сеньора Понте, — но на обезьяну на нашей тарелке эта совсем не похожа.

Пассажиры с изумлением рассматривали длинные линии, напоминавшие просёлочные дороги. Иные из них сплетались и пересекались, другие завивались в спирали.

Показались изображения гигантских птиц.

— В жизни не видел ничего подобного! — признался сеньор Понте.

Доктор Беневидес охотно согласился и добавил:

— Одна из самых больших археологических загадок. Никто не знает, зачем древние индейцы рисовали эти гигантские изображения.

Нэнси улыбнулась:

— Можно мне высказать предположение?

— Прошу вас, — улыбнулся в ответ археолог.

Нэнси рассказала ему о поездке в Мачу-Пикчу, во время которой девушки убедились в поразительной остроте зрения индейцев.

— Старый индеец, — говорила Нэнси, — был способен рассмотреть предметы на расстоянии трёх четвертей мили. Если индейцы, жившие в этих местах, обладали столь же острым зрением, то они могли издали видеть эти гигантские фигуры и наслаждаться мастерством художников.

Доктор Беневидес с интересом посмотрел на Нэнси.

— Весьма убедительная теория, — заявил он. — И надо сказать, что она весьма оригинальна. Некоторые учёные полагают, что вся эта местность была чем-то наподобие громадного сельскохозяйственного календаря для индейцев. Другие считают, что фигуры связаны с религиозными представлениями насканцев того времени.

Лекцию доктора Беневидеса прервал радостный крик Бесс:

— Вот она! Вот наша обезьяна с хвостом спиралью!

МУМИЯ ПУСТЫНИ

Пассажиры вертолёта не отрываясь глядели вниз — обезьяна со спиральным хвостом была точно такой, как её изобразили на тарелке.

Нэнси была вне себя от возбуждения:

— Я уверена, что это рисунок Агилара, предка семейства Понте!

Её все поддержали, а Карла сказала, что хотела бы ещё раз посмотреть на рисунок.

Пилот сделал несколько кругов над обезьяной спросил у сеньора Понте, не пора ли приземляться.

Но прежде чем тот успел ответить, раздался голос Джорджи:

— Посмотрите, гигантское изображение кота! Но мне теперь кошки напоминают про Луиса Льосу!

— Луиса Льосу? — оглянулся Эрнесто.

— Да!

Пилот рассказал, что у них в лётной школе был курсант по имени Луис Льоса.

— У него на предплечье была вытатуирована кошка.

Все замерли, слушая пилота.

— А что ещё вы можете о нём рассказать? — спросила Нэнси.

— Он отлично прыгал с парашютом, — припомнил Эрнесто, — но его не любили в школе. У него всё время были какие-то неприятности, и в конечном счёте он был исключён. Не знаю, что с ним стало после этого. А вы знакомы с Луисом Льосой?

— Да, к сожалению, — ответила Нэнси и рассказала пилоту о характере знакомства с Льосой.

— Так что, — закончила она, — если вы его увидите или узнаете, где он находится, лучше сразу сообщите в полицию!

Эрнесто согласился, а потом по сигналу сеньора Понте посадил вертолёт вблизи обезьяны со спиральным хвостом. Выбросили трап, и пассажиры сошли на землю.

— Ну и жара! — воскликнула Бесс.

Но доктор Беневидес успокоил её, сообщив, что, поскольку в пустыне почти нет температурных колебаний, человек здесь быстро привыкает к жаре.

— В здешних местах не бывает ни дождей, ни ветров, — продолжал он, — только иногда лёгкий туман по утрам.

Археолог оказался прав — очень скоро вновь прибывшие перестали ощущать жару. Они поставили палатки, распаковали и разобрали инструменты. Девушки хотели было сразу приняться за раскопки, но сеньор Понте посоветовал сначала пообедать, отдохнуть немного, а когда солнце перестанет жечь прямыми лучами, взяться за дело.

— Здесь солнце поздно ложится спать, — пошутил он. — Нам хватит времени.

За обедом и во время отдыха обсуждался важный вопрос: откуда начинать раскопки. Изображения были нанесены простым способом: слой гальки снимался с почвы, образуя нечто вроде бордюра по обе стороны тропинки. Но фигуры-то были огромны и расстояние между двумя сторонами обезьяньей лапки походило на узкую улочку!

Нэнси была почти уверена, что клад зарыт под самым кончиком хвоста, но доктор Беневидес настаивал, что копать надо в той точке, где хвост закручивался в спираль.

— Я исхожу из того, — пояснил он, — что обезьяна изображена на одной стороне тарелки, хвост же — на оборотной. Я вижу в этом особый смысл, мне кажется, что Агилар хотел подчеркнуть именно точку их сочленения. Там и нужно искать разгадку тайны.

Поскольку изрядное расстояние разделяло две галечные насыпи, очерчивающие обезьяний хвост, доктор Беневидес предложил копать сразу в нескольких точках. Работа закипела, и молчание прерывалось только позвякиванием лопат о гравий.

Скоро выяснилось, что под слоем гравия дюйма в два толщиной лежит слой желтоватого камня. Судя по всему, Агилару не удалось бы глубоко пробить камень, поэтому, дойдя до него, копающие переходили на другое место. Шло время, но результатов всё не было.

— Я что-то начинаю сомневаться, — вздохнула Бесс.

К шести часам сеньор Понте заговорил о том, что пора кончать, а продолжить раскопки можно будет на другой день. Все были готовы согласиться с ним, но тут зазвенел возбуждённый голос его дочери:

— Ко мне! Ко мне! Я нашла мумию! Все ринулись к Карле. Она раскопала только голову — весьма хорошо сохранившуюся в сухой почве. Мужчины быстро раскопали все тело, на котором даже одежда оказалась почти не повреждённой.

Доктор Беневидес сосредоточенно изучал лицо мумии. Наконец он уверенно заключил:

— Это не индейская мумия. Без сомнения, это лицо европейца.

Осмотр одежды показал, что в каменной могиле был захоронен испанец. Археолог также отметил, что захоронение проводилось не второпях, а с большой тщательностью.

Нэнси, напряжённо обдумывавшая его заключения, обратилась к сеньору Понте:

— Как вам кажется, это может быть мумия самого Агилара?

Её предположение вначале удивило участников раскопок, но потом они признали, что Нэнси, возможно, права. Агилара мог похоронить тот индеец, который впоследствии разыскал его семью и передал ей тарелку.

— Но это пока что всего лишь гипотеза, — осторожно заметил учёный, — которая требует доказательств.

Он опустился на колени перед мумией и стал бережно расстёгивать камзол на ней. Отвернув полу, он увидел во внутреннем кармане сложенный листок бумаги.

— Боюсь дотронуться, — пробормотал археолог, — пересохшая бумага может просто рассыпаться…

— Но её необходимо прочитать, — настоял сеньор Понте.

Девушки с волнением наблюдали за действиями человека, привыкшего осторожно и бережно обращаться с предметами, находимыми при археологических раскопках. Он умело вытянул бумагу при помощи особых щипчиков. Развернул её. К полному изумлению наблюдателей, текст, написанный по-испански, легко можно было прочесть. Первым его прочёл сеньор Понте.

— Это документ о почётном завершении службы в испанской армии на имя, — голос его дрогнул, — на имя сеньора Ренато Агилара.

Все глаза с благоговением устремились на мумию, лежавшую на камнях. После долгого молчания сеньор Понте произнёс:

— Я хотел бы снова предать тело земле. Позднее мы, возможно, перевезём его на фамильное кладбище.

Так они и поступили. Постояв немного над обновлённой могилой, все зашагали к палаткам. Скоро Рико объявил, что ужин готов.

— Я очень хочу есть, — сказал сеньор Понте. — Это все физический труд на свежем воздухе!

После ужина, когда девушки уже готовились лечь спать, Нэнси заметила:

— Сейчас я совершенно уверилась в том, что Агилар пришёл в пустыню, чтобы зарыть здесь сокровище. Что бы это ни было, он не желал оставлять его в руках своего доверенного слуги-индейца, видимо, опасаясь, что того могут ограбить.

Джорджи кивнула:

— Едва ли Агилар мог предположить, что его семейство только через несколько поколений сумеет разгадать головоломку на тарелке.

— Она ещё не разгадана, — с улыбкой напомнила подруге Нэнси.

— Она будет разгадана завтра утром! — твёрдо произнесла Бесс.

На другой день все проснулись на рассвете и, быстро позавтракав, принялись за раскопки в новых точках. Но едва они успели взяться за дело, как над головами загудел мотор самолёта. Самолёт летел на небольшой высоте в их направлении.

Скоро от самолёта отделился парашютист, над ним раскрылся яркий купол. Он приземлился неподалёку от раскопок.

— Что ему здесь надо? — поразилась Джорджи.

Но за ним уже следовал второй, потом третий — за несколько минут в пустыне высадился маленький десант.

На земле парашютисты мгновенно освободились от парашютов и помчались к раскопкам.

Впереди нёсся бородач с длинными растрёпанными волосами.

— Сожалею, что вынужден прервать ваши занятия, — крикнул он басом, — но я вас должен арестовать по поручению перуанского правительства! Прошу быстро в вертолёт! Мои люди доставят вас в Лиму!

Нэнси и её подруги ничего не понимали, а доктор Беневидес возмущённо возразил:

— Но у нас есть разрешение правительства на проведение раскопок!

— Ваше разрешение признано недействительным! — рявкнул бородатый парашютист. — Прошу не препятствовать исполнению приказа и занять места в вертолёте. Немедленно!

Нэнси перехватила взгляд бегающих глаз парашютиста, и в душе у неё зародилось подозрение — уж не Льоса ли перед ней, изображающий блюстителя закона? Она тихонько приблизилась к вертолётчикам и поделилась шёпотом своими подозрениями с ними. Те переглянулись. Резким рывком они с двух сторон схватили бородача.

— Давай проверим, — сказал Эрнесто, — нет ли кота на твоём предплечье!

— И заодно проверим, — прибавил Канехо, — крепко ли держатся борода и волосы!

— Не трогать! — крикнул один из спутников бородача, бросаясь ему на выручку.

Бородач вырвался из рук вертолётчиков и нанёс Эрнесто сильный удар. Это послужило сигналом для остальных, которые набросились на Рико и Канехо.

— Всем стоять на местах! — громко приказал сеньор Понте. — Я не желаю неприятностей!

Ещё один парашютист, рослый и широкоплечий, схватил на руки Нэнси и бегом понёс её к вертолёту. На бегу он кричал:

— Беру её заложницей! Выполняйте наши приказы!

ПРИЗНАНИЕ ПРЕСТУПНИКА

— Нет! Нэнси! Нет! — завопила Бесс. — Отпустите её!

— Не отпустят! — выкрикнул Эрнесто.

Парашютисты явно не рассчитывали на яростный отпор вертолётчиков и ещё меньше они ожидали, что Джорджи применит к ним приёмы дзюдо. Эрнесто рванулся к гиганту, который нёс Нэнси, и сильным ударом свалил его на землю.

В драке Луис Льоса потерял фальшивую бороду и парик, больше того, ему оторвали рукав рубашки и на предплечье была ясно видна татуировка! Он вырвался из рук Канехо, и пока тот отбивался от другого парашютиста, Льоса бросился бежать.

— Догони его! — крикнула Бесс кузине.

Но Джорджи уже без того мчалась за Льосой. Тот никак не ожидал, что девушка сумеет захватом дзюдо бросить его через плечо на землю. Льоса грохнулся так, что даже сеньора Понте улыбнулась.

Освобождённая Нэнси побежала к своим, а Эрнесто продолжал драться с парашютистами.

Силы оказались почти равными, ни одна сторона не могла одолеть другую, но тут Льоса, еле поднявшийся на ноги, выкрикнул:

— Все, сдаюсь! Хватит!

Драка прекратилась. Контрабандист предстал перед сеньором Понте и его друзьями.

— Шаг назад и слушать меня! — приказал Льоса. — Мы никому не хотим причинить вреда. Нам нужно только выбраться отсюда. Мы улетим на вертолёте, а за вами потом пришлём.

— Ну и нахал! — не стерпела Джорджи.

«На самом деле он нас боится, — догадалась Нэнси, — боится, что мы его скрутим и передадим полиции».

Шагнув вперёд, она обратилась к Льосе и его сообщникам:

— Вам известно, что вы действуете заодно с контрабандистом, которого разыскивает полиция? — спросила она. — Вам известно, что этот человек — вор?

— Это чистая правда! — подхватила Карла, становясь рядом с подругой. — И он несколько раз покушался на жизнь этой девушки!

Карла положила руку ей на плечо.

— Не верьте им! — крикнул Льоса парашютистам.

Глаза его горели.

Но парашютисты один за другим отступали в сторону. Они явно не подозревали, кому оказывают помощь.

— Льоса говорил нам, что он государственный чиновник, — сказал один из них. — Он обещал, что, если мы с ним полетим, он покажет нам место в пустыне, где зарыт клад!

— Он вам соврал! — возмутилась Джорджи. — Это же Эль Гато!

Льоса посмотрел на помрачневшие лица парашютистов и перевёл взгляд на другую группу.

— Загнали меня в угол! — с тоской пробормотал он. — Ну что же, я расскажу вам правду, но потом вы меня больше не увидите!

«Это мы ещё посмотрим!» — подумала Нэнси, пряча усмешку.

Она заметила, что Эрнесто потихоньку удалился в сторону вертолёта. Проследив глазами, как он забирается в машину, Нэнси не сомневалась, что он вызывает по радио федеральную полицию, которая и займётся Эль Гато и его сообщниками.

— Сознаюсь, — заявил Льоса, — я действительно известен под кличкой Эль Гато и я возглавляю группу контрабандистов.

Он повернулся к Нэнси:

— Вашими усилиями мои люди оказались за решёткой!

Нэнси спросила, был ли сеньор Белее хоть как-то замешан в их делишки, на что Льоса пренебрежительно ответил:

— Конечно же, нет!

— Зачем вам понадобилось дерево аррайянес и где вы его доставали? — спросила Карла.

Льоса ответил, что Вагнер добывал его в небольших количествах в заповеднике и тайно пересылал в Лиму.

— Мне нужно было именно это дерево, — продолжал Льоса, — потому что оно заметно отличается от других сортов, из которых делаются салатные ложки и вилки, так что Уоллесу было легко находить их, когда товар прибывал к нему в Нью-Йорк. Самый удобный способ для пересылки хинина!

Потом Льоса признался, что это Уоллес, через приятеля, навестившего его в тюрьме, организовал ложный звонок об отмене рейса девушек в Лиму. А камень на Нэнси сбросил Санчес.

— Но каким образом вы узнали о тарелке? — настаивала Нэнси.

Всё оказалось очень просто — Льоса случайно услышал, как супруги Понте говорили о тарелке в ресторане, упомянув при этом, что, возможно, в головоломке зашифровано местонахождение клада. Супруги тревожились немного из-за желания Карлы взять тарелку с собой в Америку, но Карла просила разрешить ей захватить тарелку как напоминание о доме.

— А когда я узнал, — говорил Льоса, — что девица отправилась в Ривер-Хайтс, я написал моему другу Уоллесу, чтобы он занялся этим делом. Всё шло хорошо — он послал ей записочку насчёт Эль Гато, чтобы запугать её, несколько раз ходил за ней по улицам и подслушивал её разговоры. Именно так ему стало известно, что она передала тарелку мисс Дру и что вещь находится в её доме. Уоллес знал, что мисс Дру славится как детектив, и решил, что тарелку нельзя оставлять в её руках, потому что она вполне способна расшифровать надпись на ней.

Льоса признал, что Санчесу удалось срисовать головоломку в отеле «Льяо-Льяо».

— Однако дальше ему не повезло — эта глупая владелица антикварного магазинчика вывесила тарелку на стене и мисс Дру, конечно, обо всём дозналась.

— А кто пытался похитить Карлу Понте, — спросила Нэнси, — и зачем была предпринята эта попытка?

— Это сделал Рамон Руис, приятель Вагнера, — пожал плечами Льоса, — Санчес послал его полазить по карманам в казино, а тут появилась девушка, стала расспрашивать про Санчеса, вот он и решил, что надо притащить её к Санчесу и выяснить, что ей надо! — Льоса подумал и добавил: — Болты в дверце самолёта ослабил тоже Руис!

Руис, по его словам, был просто мелким жуликом, который подрабатывал как механик в аэропорту Барилоче. Перед своим арестом Санчес успел поручить ему ослабить болты так, чтобы в полёте дверь сорвало током воздуха. Руиса можно было найти в казино — он там бывает каждый вечер.

— Но самое большое невезение выпало на мою долю, — жалобным тоном сказал контрабандист, — я нанял мальчишку в горной индейской деревушке и поручил ему следить за мисс Дру в Куско, а он испугался землетрясения и удрал. И человек в Мачу-Пикч тоже меня подвёл!

Льоса смолк и после паузы яростно глянул на Нэнси:

— Только подумать, что меня перехитрила девчонка!

Бесс вскинула голову:

— Очень жаль, что вы не сразу поняли, как Нэнси умна и отважна! Вам же лучше было бы!

Но над головами уже слышалось подвывание вертолётных моторов, а через минуту вертолёт приземлился. Группа захвата федеральной полиции, не мешкая, загнала парашютистов в машину. Сообщники Льосы протестовали, уверяя, что их обманом вовлекли в это дело, но полицейские никого не слушали, повторяли только, что здесь не место для разбирательств. Потом!

Когда вертолёт превратился в точку на небесной сини, оставшиеся на земле вспомнили о своей работе. Доктор Беневидес, признав, что его предположения оказались ошибочными, предложил на сей раз следовать теориям Нэнси. Решили копать на самом кончике обезьяньего хвоста и принялись за работу. Однако, дойдя до глубины, на которой уже можно было ожидать находок, сеньор Понте торжественно передал свою лопату Нэнси.

— Если здесь действительно что-то зарыто, то право первооткрывателя должно принадлежать вам, моя дорогая, — заявил он.

Нэнси старалась внешне сохранять спокойствие, но сердце её бешено стучало. Пользоваться лопатой было неразумно, поэтому она опустилась на колени и принялась горстями вынимать спёкшуюся землю. Буквально через минуту Нэнси почувствовала под пальцами не камень, а нечто другое. Теперь она действовала быстрее, хотя и с прежней осторожностью.

— Здесь что-то есть! — негромко провозгласила она.

Все сгрудились за её спиной, а доктор Беневидес протянул девушке кисть, которой в подобных случаях пользуются археологи. Нэнси обмахнула ею углубление…

— Золото! — вскричала Бесс. Все бросились помогать Нэнси, которая так и сияла от радости. Она сказала:

— Я полагаю, что кто-то из семьи Понте должен вскрыть то, что было здесь оставлено Агиларом.

Карла и её отец взялись за инструменты. Сеньора Понте наблюдала.

Наконец из ямы была вынута шкатулка чистого золота длиной восемнадцать дюймов, шириной восемь и высотой двенадцать дюймов. Шкатулка была плотно закрыта, и потребовалось некоторое время, чтобы открыть её при помощи долота и молотка.

— Открывайте, Нэнси, — предложил сеньор Понте. — Это ваша находка.

— Но это принадлежит вам, — смутилась юная сыщица.

Спор разрешила Карла:

— Давайте поднимем крышку втроём! Остальные напряжённо следили за их действиями.

— Это и вправду сокровище! — воскликнул сеньор Понте.

Возбуждённый шепоток пробежал по маленькой группе, когда их глазам открылось содержимое шкатулки.

Бесс заморгала.

— Я, кажется, расплачусь! — пробормотала она.

В шкатулке находилось несколько массивных золотых предметов инкской работы. Самым крупным из них была фигурка обезьяны с завитым в спираль хвостом.

— Бесценная находка! — ахнул доктор Беневидес.

Сокровища одно за другим вынимали из шкатулки и внимательно рассматривали. На дне шкатулки Нэнси заметила сложенные листы.

— Можно мне посмотреть на них? — спросила она сеньора Понте.

— Разумеется! — ответил тот.

Листов оказалось два. Нэнси осторожно развернула первый и увидела, что это большой рисунок. Она показала его остальным.

— Здания, — недоуменно заметила Бесс. — Что это за город?

Нэнси не сводила глаз с рисунка. В самом низу она увидела полустёршуюся надпись. Разобрав написанное, Нэнси взволнованно воскликнула:

— Здесь нарисован город Мачу-Пикчу! Вот как он выглядел до разорения!

— Как он величественно смотрелся на вершине горы! — не выдержал сеньор Понте.

— А вот! — вмешалась Джорджи. — Это же портрет Верховного Инки, сына Бога Солнца!

— Это ценнейшая находка, — волновался доктор Беневидес, — это находка века!

Все заговорили наперебой: кому должны принадлежать эти исторические ценности, семейству Понте или правительству Перу?

Отец Карлы твёрдо заявил:

— Кто бы ни был их владельцем, эти сокровища должны принадлежать всему миру. В особенности рисунки — они должны храниться в музее по всем правилам безопасности.

— Смею вас заверить, — сказал доктор Беневидес, — что именно этого желало бы перуанское правительство.

— Бедный Агилар, — вздохнула Бесс. — Он, наверное, понимал, что умирает и что ему не добраться до родного дома. Поэтому он переслал семье изображение на тарелке.

— Я думаю, ты права, — поддержала её Нэнси. Она смотрела в пустыню, стараясь представить себе то, что случилось на этом месте в далёкие времена. — Агилар и индеец зарыли здесь сокровища, но Агилар почувствовал, что не в силах продолжать путь. Его сил хватило лишь на то, чтобы вырезать тарелку. Потом он умер.

Сеньор Понте продолжил:

— И зашифровал своё послание таким образом, что, если бы даже тарелка была украдена у индейца, грабителям не удалось бы найти клад.

— Индеец же не говорил по-испански, — подхватила Карла, — и семье он ничего толком не мог объяснить. Он просто выполнил свой долг — доставил тарелку по назначению.

— Агилару было бы приятно знать, — мягко сказала сеньора Понте, — что его воля наконец выполнена и зашифрованное место найдено.

Когда возбуждение начало спадать, Нэнси загрустила. Так бывало с ней всякий раз после раскрытия тайны. Ей хотелось надеяться, что жизнь предложит новую загадку и что это случится скоро. Так оно и будет — Нэнси ещё не знает, что её ждёт загадка «Сиреневой гостиницы».

— Мы, кажется, совсем забыли, — заговорила Карла Понте, — что, если бы не Нэнси Дру, сокровище, возможно, никогда бы не было найдено! Она нежно обняла подругу.

— Нэнси, ты самая замечательная девушка на свете! Нэнси, ты ведь действительно разгадала головоломку трёхсотлетней давности!

Нэнси зарделась от смущения. Мужчины подходили и пожимали ей руку, девушки целовали её, сеньора Понте тоже поцеловала Нэнси в щёчку.

— Но я же не одна это сделала! — возражала Нэнси. — Чего бы я добилась, не будь рядом таких прекрасных друзей?

Тем временем Бесс углубилась в изучение рисунка Мачу-Пикчу.

— Нэнси, — позвала она, — посмотри, я нашла то место, где ты чуть не лишилась жизни!

Джорджи неодобрительно глянула на кузину:

— Бесс, неужели ты не можешь вспомнить ничего приятного?

— Например?

— Например… Вот я при виде мартышки с закрученным хвостом всегда буду вспоминать Нэнси и перуанские головоломки!

Примечания

1

Столица Перу. (Примеч. ред.)

(обратно)

2

Спасибо (исп.).

(обратно)

Оглавление

  • ТАЙНА ОБЕЗЬЯНЫ
  • НЕМНОГО ДЗЮДО
  • СТРАННАЯ ОТМЕНА РЕЙСА
  • ЛЮБОПЫТНЫЙ ПРИКАЗЧИК
  • РИСКОВАННАЯ СКАЧКА
  • ЖУЛИК
  • ОЧЕРЕДНОЙ ВЫЗОВ ПРОТИВНИКА
  • ИСПАНСКОЕ ПЛАТЬЕ
  • ДЕРЕВЯННАЯ УЛИКА
  • ПОЛУРАЗРУШЕННЫЙ БАЛКОН
  • ЗОЛОТОЙ ГОРОД
  • МАЛЕНЬКИЙ ШПИОН
  • ЭЛЬ ГАТО
  • ПРОДЕЛКИ ЛАМЫ АЛПАКИ
  • ПРЕДАТЕЛЬСКИЙ НАПИЛЬНИК
  • СВЯЩЕННЫЕ КАМНИ
  • КОНТРАБАНДИСТ
  • ЛИПОВОЕ ЛЕКАРСТВО
  • МУМИЯ ПУСТЫНИ
  • ПРИЗНАНИЕ ПРЕСТУПНИКА
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики