КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Тарелки» над Кремлём (fb2)


Настройки текста:



Непомнящий Николай  «Тарелки» над Кремлём

ПРЕДИСЛОВИЕ

Трудно писать о том, что на целые десятилетия оказалось для всего мира за железным занавесом. Речь идёт об изучении аномальных явлений в Советском Союзе. Если уж обыкновенные научные дисциплины у нас зачастую бывали недоступны для изучения — упрятывались в спецхраны и первые отделы, то что говорить о «паранормальных»?

Да и только ли для иностранцев были закрыты все исследования необычного и загадочного? Много ли знали мы сами о наших секретных отделах и лабораториях? И что знаем сейчас?..

И всё же кое-что просачивалось сквозь сито цензуры… Но чего это стоило! Никогда не забуду ежемесячного перезвона по телефону с нашим молодогвардейским главлитом по поводу того или иного материала на «скользкую» тему об экстрасенсах или целителях. «А вы согласовали в 3-м главке Минздрава?» Да, нужно было возить такие материалы в особое подразделение Министерства здравоохранения и ставить разрешительную печать…

Как хорошо, что всё это уже навсегда в прошлом.

Однако вместе со вседозволенностью пришло и жульничество. Как отличить подлинных самородков, обладающих уникальными способностями, от шарлатанов?

В этой книге мы расскажем о разных необычных людях и событиях советской эпохи, а если точнее, — событиях, о которых до сих пор продолжают спорить специалисты и простые обыватели. Поднятые нами темы — лишь верхушка айсберга, характеризуемого мудреной фразой: «Изучение неведомых проявлений реальности в СССР».

ВМЕСТО ПРОЛОГА. Ленин бродит по Кремлю

Мы долго думали, как начать эту книгу, и сочли за лучшее — рассказать о малоизвестных происшествиях в стенах Московского Кремля, так или иначе имеющих отношение к нашей теме…

Сообщения о явлениях призраков руководителей Советского государства не так уж часты и не все они кажутся достоверными. Так, есть несколько свидетельств наших современников о встречах с привидением В.И.Ленина. Первая из них, по мнению известного писателя, кандидата исторических наук Александра Горбовского, состоялась 18–19 октября 1923 года. Считается, что это было последнее посещение Владимиром Ильичом Кремля, когда он приехал в Москву из Горок. Так вот, Александр Альфредович полагает, что тогда Кремль посетил призрачный двойник Владимира Ильича, а сам Ленин оставался в Горках. Эту версию Горбовский излагает в книге «Иные миры», вышедшей в Москве в 1991 году. На чём же она основана?

На рассказе, который слышал писатель, будучи ещё ребёнком. Однажды, когда он находился в комнате соседа, к тому пришёл в гости родственник. Вот как Горбовский передаёт то, что услышал от него:

— Я служил тогда самокатчиком, — говорил гость, — развозил пакеты на велосипеде из Кремля и обратно. На улице холодно уже было, я зашёл в караульное помещение, стал за печкой погреться. Начальник, не русский, не видел меня, наверное. А мне слышно было оттуда, как он по телефону говорил. Спрашивает: «Почему Ленин без охраны в Кремль прибыл?». Потом, видно, сам отвечает кому-то, находящемуся на том конце: «Нет, никакой с ним охраны нет. Один он. Я проверял. Хорошо. Позвоню в Горки». Сказал, чтоб соединили его с Горками, откуда Ленин приехал. Что ему там сказали, не знаю, только опять он звонит тому, с кем до того разговаривал: «В Горках сказали, что Ленин никуда не уезжал. Говорят, на месте он. Да. Точно». И назвал фамилию того, кто отвечал ему в Горках. Забыл я, известная тогда фамилия. Что тут началось! Я за печкой стою, ни жив, ни мёртв. Лишь бы не увидели меня. Подумают, что нарочно подслушивал, подослал кто. Но не увидели. Я улучил минуту и выскочил. Такое вот дело.

Горбовский излагает свою гипотезу о причине, породившей этот странный рассказ. Ведь если Ленина одновременно видели в двух разных местах, то в одном из них, в данном случае в Кремле, должен был появиться его двойник — привидение. Правда, он сам посчитал рассказ того самокатчика не слишком-то убедительным доказательством явления двойника Ленина, назвав его лишь проблеском информации о странном «немарксистском» эпизоде, который вызвал величайшую растерянность в окружении Владимира Ильича. Поскольку его двойника видело множество людей, и не подозревавших, что в действительности Ленин находился в Горках, следовало всех их утвердить в мысли, что он и в самом деле приезжал в Кремль. Так появилась официальная версия о последнем посещении Лениным Москвы и Кремля.

Александр Альфредович обратил внимание на, по его словам, кричащие несовпадения в воспоминаниях Н.К.Крупской и личного охранника Ленина А.Бельмаса, которые якобы сопровождали Владимира Ильича в тот день, и приходит к выводу о не очень-то согласованной попытке запечатлеть в памяти потомков событие, которого на самом деле не было. Так, по словам Крупской, Ленин ночевал в Кремле, а в Горки вернулся 19 октября. Бельмас же утверждает — в тот же день, что и выехал, предварительно посетив Сельскохозяйственную выставку. Но Крупская пишет, что они ехали мимо последней. Однако расхождения могут объясняться тем, что воспоминания были записаны не по свежим следам.

В фондах Российской государственной библиотеки (бывшей Государственной библиотеки СССР им. Ленина) имеются два обязанных быть каноническими издания: «Биография» Владимира Ильича — двухтомник 1987 года издания, и двенадцатый том «Биографической хроники», выпущенный в 1982 году. Если сравнить описания событий за те два октябрьских дня, получается интересная картина. Согласно и тому и другому источникам, Ленин заночевал в Кремле, а в Горки возвратился 19 октября. Но в отношении посещения выставки сведения несколько расходятся с утверждением Крупской, которая пишет, что «ехали мимо» неё. Сравните сами: «На другой день Владимир Ильич проехал по городу, по территории Сельскохозяйственной выставки» («Биография»); 19 октября «Ленин выезжает на машине на прогулку по Москве в направлении Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, однако подробно осмотреть выставку не удалось из-за дождя» («Биографическая хроника»). Но «неподробно»-то, выходит, удалось! Кстати, в последнем источнике перечислено множество сопровождавших Ленина в той поездке лиц, но Бельмаса среди них нет; возможно, он подразумевается в категории «и другие». А может быть, он не указан как автор воспоминаний, противоречащих официальной версии двухдневного пребывания Ленина в Кремле? Но почему тогда названа Крупская, утверждавшая, что «ехали мимо»? Это ведь тоже противоречит официальной версии. Как бы то ни было, но жизнь Владимира Ильича изучена с точностью буквально до минуты. А однажды вышла осечка. Как ни странно, она приходится именно на этот оспариваемый Александром Горбовским факт — последний приезд Ленина в Москву, в Кремль.

Другой аргумент Горбовского — немотивированность такого визита. По его мнению, это было не в характере Ленина — совершить «явно бесцельную и необъяснимую поездку только для того, чтобы безмолвно пройти через многочисленные помещения и комнаты Кремля, сесть в машину и тут же уехать». Но если следовать официальной версии, у Владимира Ильича была по крайней мере одна психологически оправданная цель: попав в кремлёвскую квартиру, он разбирает свои тетради, роется в книгах и некоторые из них увозит в Горки. Всё это более чем похоже на него!

Есть ещё одно обстоятельство, о котором не упоминает Горбовский. Я имею в виду физическое состояние Ленина. Ведь 10 марта 1923 года с ним случился новый приступ болезни, что привело к потери речи, усилению паралича правой руки и ноги. Какое-то время он не мог обходиться без кресла-коляски. Наверное, многие помнят трагичный по своей выразительности снимок Владимира Ильича с лицом, до неузнаваемости изменённым душевными и физическими страданиями. Снимок сделан в Горках, в саду; Ленин сидит именно в таком кресле.

Но с конца июля 1923 года его здоровье, как сообщается в «Биографии», стало «медленно, но непрерывно улучшаться». Согласно «Биографической хронике», Ленин, стремящийся во что бы то ни стало восстановить способность ходить, говорить, читать и писать, достигает улучшений в сравнительно короткие сроки. Сначала он передвигается в кресле-коляске, потом начинает ходить с посторонней помощью, затем, опираясь на палку, самостоятельно поднимается по лестнице и сходит с неё. И всё это происходит в период со второй половины июля по декабрь 1923 года.

Некоторые расхождения в оценке темпов выздоровления («медленно» или «в сравнительно короткие сроки»?) не дают ответа на главный вопрос: способен ли был Ленин 18–19 октября физически делать то, о чём сообщается в «Биографической хронике»? Ведь там утверждается, что Ленин «в свою квартиру» «идёт в помещение Совнаркома», «заходит в свой кабинет, «вновь направляется в Совнарком, проходит в зал заседаний» и даже «совершает прогулку во дворе Кремля», где, кстати, его «приветствует отряд курсантов школы ВЦИК, занимающихся на площади. То-то было свидетелей!

И всё же аргументы Горбовского в пользу того, что тогда Кремль посетило привидение Ленина, не кажутся мне убедительными. Нужны более достоверные доказательства. Вот если бы, например, стало точно известно, что Ленина видели без палки, в то время как он без неё физически не мог обходиться, это бы убедило меня; ведь «состояние» привидения не обязательно отражает состояние «оригинала». Даже в случае, когда последний обезглавлен, его приведение не всегда является с собственной головой в руках — иногда она находится на плечах, как и положено.

20 ноября 1981 года видение Ленина посетило очень интересного человека, писателя и художника Е.Е. Березикова, о чём он и пишет в книге «Этюды о непознанном», изданной в 1991 году в Москве.

Евгений Ефимович воспринимает мир по-особому, не так, как большинство из нас. Например, у него бывает состояние, которое он называет «выходом в космос» или «общением с Вселенской субстанцией». В эти моменты перед его умственным взором возникают яркие, образные, как бы живые картины, которые художник иногда зарисовывал.

В тот день Березиков подключился к своему «видеоканалу» прямо на Красной площади; он прикрыл глаза и ощутил яркое свечение. Вот как он сам рассказывает о том, что было дальше:

— Передо мной где-то в вышине, в свечении ауры, возникла Кремлёвская стена, овальный купол здания Верховного Совета, увенчанный алым флагом, на котором было начертано «Ленин», слева возникла Спасская башня. И над этим всем возвышалась фигура Ленина. Флаг был чуть ли не пятьдесят метров в длину и десять или пятнадцать — в ширину, а Ленин казался просто исполином. На его плечи было накинуто пальто; полы развевались на ветру. Во всей фигуре чувствовалось незаконченное порывистое движение, словно он, обеспокоенный чем-то, вдруг остановился, а пальто ещё было в движении. Ленин поднял правую руку, и пальто, удерживаясь только на одном плече, накрыло собой всю Красную площадь. Я понял, что в этом порыве Ленин хотел как бы оградить Кремль от какой-то беды, напасти, от какого-то несчастья. Его взгляд, устремлённый на Спасскую башню, был тревожен. И всё это я видел очень ярко: и красный флаг с золотыми буквами, и ярко-красную зубчатую стену Кремля, и рубиновую звезду на Спасской башне, и зелёный купол здания Верховного Совета, и космическую голубизну неба, и бледное и немного грустное лицо Ленина. Увиденное настолько меня взволновало, что я чуть не закричал: «Люди! Люди! Смотрите, перед нами — Ленин! Ленин над Кремлём! Ленин хочет нас предостеречь! Хочет предупредить о чём-то!».

Когда видение исчезло, Евгений Ефимович, по его словам, почувствовал слабость: ноги отяжелели, голова гудела. Ему предстояло разгадать символику увиденного. Теперь он знает, о чём тревожился Ленин: «Ровно через год после этого видения ушёл из жизни Брежнев. Когда его хоронили, гроб сорвался и сильно стукнулся о землю, и грохот этот прокатился по многим странам — ведь большинство телевизионных компаний мира транслировало похороны на всю планету. А ещё через три года в стране началась перестройка…»

Замечательный русский поэт Владимир Цыбин в книге «Вести с того света», выпущенной в Москве в 1995 году, приводит некоторые свидетельства встреч с призраком Ленина в начале 90-х годов, на улицах Москвы и Петербурга. Он замечает, что знаменитые исторические деятели являются нам в роковые исторические дни. Так, молчаливую фигуру Наполеона I в красном сюртуке и со свечой в руках нередко видели в Париже перед Французской революцией 1848 года.

Вот приведённое В.Цыбиным свидетельство супругов Волковых. Когда они 17 ноября 1991 года прогуливались по улице Воинова в Санкт-Петербурге, их «обогнал редкий здесь пешеход. Коренастый, небольшого роста, в немодном нынче пальто и кепке, с засунутыми в карманы пальто руками, он был очень похож на… Владимира Ильича. Сходство особенно усилилось, когда он замедлил шаги и, сняв кепку, вытер платком вспотевшую так хорошо знакомую всем лысину. Заинтересованные супруги прибавили шагу и почти догнали «Ильича» на пересечении улицы с Литейным проспектом. Как им показалось, тот с недоумением некоторое время рассматривал громаду «Большого дома», а затем решительно повернул в сторону моста.

Был сильный ветер, и супруги не рискнули идти вслед за ним по мосту через Неву, решив для себя, что видели одного из множества появившихся в последнее время двойников — непременных участников телевизионных шоу. Но что-то в фигуре Ленина показалось им странным — он шёл по мосту так, будто никакого ветра не было. У шедшего же впереди мужчины развевались полы плаща, и одной рукой он удерживал на голове шляпу.

Буквально на несколько секунд супруги отвлеклись, а когда вновь взглянули на мост — «Ильич» исчез. Они бросились к парапету набережной, но и в воде никого не было».

В.Цыбин сообщает, что в 1992–1993 годах перед зверской бойней в Москве, на улицах столицы и в Санкт-Петербурге Ленин появлялся «в своей знаменитой кепчонке, слегка сутулился и отворачивал лицо от прохожих. Это был не переодетый человек: те, кто его видел на улице вечером, удивлялись, что он тут же исчезал». По свидетельству газеты «Труд», поэт дополняет, призрак Ленина гулял по Невской набережной целую неделю.

А один студент встретил привидение Ленина на Октябрьской площади: «Ленин поравнялся с ним — бородка клинышком, прищуренные глаза, резкие и характерные ленинские движения. Ошеломлённый, Н. остановился как вкопанный, а призрак, обнаружив, что его узнали, вошёл в памятник и исчез».

«Видели, — пишет В.Цыбин, — и призрак Берии. Чаще всего он крался вдоль домов, надвинув шляпу на глаза. Прохожие шарахались и боялись догонять его».

Однако предстоящий разгром Верховного Совета России и, главное, угроза ликвидации советской власти беспокоили дух не только Владимира Ильича, но и Михаила Васильевича Фрунзе, чьим именем в советское время называлась столица Киргизии. Теперь это город Бишкек. Так вот, незадолго до октябрьских событий стало «беспокойно» в залах бишкекского музея знаменитого полководца, соратника Ленина. Например, Г.Майбаева, сотрудница музея, обратила внимание на то, что диван Михаила Васильевича из экспозиции кабинета на третьем этаже здания иногда за ночь меняет своё положение.

А вот какой случай произошёл со смотрительницей другого зала, В.Омельчинко. Однажды она погасила в зале свет и направилась к выходу. Вот как «Российская газета» от 14 октября 1993 года, со ссылкой на бишкекский источник, излагает то, что было далее: «В наступившей темноте она вдруг услышала за собой шорох быстро приближающихся шагов и прерывистый хрип. Резко обернувшись, женщина застыла, поражённая ужасом. Корнями волос она почувствовала липкие щупальца страха. Огромная тень какого-то существа метнулась вдоль стены в глубь зала и затаилась в кромешной тьме». Эта смотрительница была отнюдь не единственным свидетелем подобных загадочных явлений. И не верить добросовестным сотрудницам, проработавшим в музее по многу лет, было бы по крайней мере неразумно.

Начиная с 1994 года сообщения о явлении призраков выдающихся деятелей Советского государства поступать перестали. Это вселяет надежду, что в ближайшем будущем России не грозят серьёзные потрясения.

Под присмотром спецотделов

Телепатия: от Месмера до Васильева

В начале XX века многие учёные пытались построить аппарат, способный воздействовать на психическое состояние человека. Одни планировали таким образом лечить людей, другие — подчинять их своей воле. Но почти нигде работы по созданию таких аппаратов не вышли за пределы частной инициативы. Единственным исключением стала молодая Советская республика…

В 1870-х годах огромной популярностью в Европе, США и России пользовался месмеризм — учение английского врача Антона-Франца Месмера о животном магнетизме. Он считал, что живые существа излучают особую энергию и что она может передаваться от одного организма к другому.

Полагая, что с помощью такого взаимодействия можно внушать больным «состояние здоровья», Месмер начал разъезжать с лечебными сеансами по всей Европе. Но его магнетических пассов оказалось недостаточно, чтобы излечить страждущих.

После того как некоторые из высокопоставленных пациентов ушли в мир иной, случился грандиозный скандал, и Месмеру пришлось вернуться в Австрию, где он провёл остаток дней в нищете и безвестности.

Размышляя над опытами Месмера, знаменитый русский химик Александр Михайлович Бутлеров задумался: не могут ли взаимодействовать «нервные токи организмов», подобно электрическим токам в проводниках? На основе выкладок Бутлерова в 1887 году развёрнутое обоснование электроиндукционной гипотезы мысленного внушения выдвинул профессор философии, психологии и физиологии Львовского университета Юлиан Охорович.

Однако гипотеза эта объясняла взаимодействие организмов только на близких расстояниях.

Это затруднение успешно преодолевала электромагнитная гипотеза телепатии. Её одновременно независимо друг от друга высказали трое исследователей: Фаустон (доклад 1 марта 1892 года в секции электричества Франклиновского института), Шмидкунц (книга «Физиология внушения», 1892) и Крукс (статья «Некоторые возможности применения электричества», 1882).

Более подробно свою гипотезу английский физик Уильям Крукс изложил в статье «Иной мир — иные существа», напечатанной в апрельском номере «Бюллетеня Астрономического общества Франции» за 1898 год. Статья тут же была опубликована в русском переводе.

Крукс впервые указал возможную частоту колебаний мозгового излучения — 1018 колебаний в секунду. Крукс отмечал, что эти излучения «проникают через наиболее плотные среды, не уменьшаясь в своей интенсивности, и проходят их со скоростью света и почти без преломления и отражения».

«Мне кажется, — писал он в заключение, — что подобными лучами возможна передача мысли. С некоторыми допущениями мы найдём здесь ключ ко многим тайнам психологии».

Электромагнитная гипотеза неоднократно рассматривалась и в начале XX столетия как в России, так и за рубежом, став, можно сказать, почти общепринятой. Оставалась самая малость — получить прямые или косвенные доказательства её истинности.

Приход к власти большевиков не прекратил исследования в этом направлении. Напротив, правительство Ленина, увлечённое идеей мировой революции, было заинтересовано в получении принципиально нового оружия, с помощью которого можно было бы помочь «братьям по классовой борьбе» в других странах…

Задачу прямой регистрации электромагнитного излучения мозга впервые детально рассмотрел в 1920 году академик Пётр Петрович Лазарев. В статье «О работе нервных центров с точки зрения ионной теории возбуждения» он предположил: «Поскольку периодическая электродвижущая сила, возникающая в определённом месте пространства, должна непременно создавать в окружающей воздушной среде переменное электромагнитное поле, распространяющееся со скоростью света, то мы должны, следовательно, ожидать, что всякий наш двигательный или чувствующий акт, рождающийся в мозгу, должен передаваться и в окружающую среду в виде электромагнитной волны…»

В другой работе, опубликованной в том же году, Лазарев высказался в пользу возможности «уловить во внешнем пространстве мысль в виде электромагнитной волны». Эту задачу учёный считал одной из интереснейших в биологической физике.

В 1929 году знаменитый ленинградский фантаст Александр Беляев выпустил роман «Властелин мира», ставший классикой жанра. Герой романа, немец Штирнер, изобрёл телепатическую машину и при её помощи достиг необычайного могущества. Однако, встретив сильного противника в лице русского изобретателя Качинского, а также устав бороться, он при помощи машины заставляет себя самого забыть прошлое и начать другую жизнь новым человеком.

Устройство машины Качинский объясняет следующим образом: «Изучая строение человеческого тела, я пришёл к полному убеждению, что наше тело представляет собой сложный электрический аппарат — целую радиостанцию, способную излучать и принимать электромагнитные колебания.

Да впрочем, электромагнитная природа мозговых и нервных колебаний была доказана работами Лазарева, Бехтерева и Кацамалли.

Раз известна природа этих волн, то воспроизвести их механически уже не составляет труда. Усильте их трансформаторами, и мысли-волны потекут как обычная радиоволна и будут восприниматься людьми.

Машина моя строится и состоит из антенны, усилительного устройства с трансформаторами и катодными лампами и индукционной связи с колебательным контуром антенны.

Вы можете излучить определённую мысль на антенну моей “передающей радиостанции”, она усилит это излучение и пошлёт в пространство. Эта новая “пушка” и будет действовать на людей и подчинять нам их волю…»

Самое интересное, что описание это основано на вполне реальных фактах.

Качинский — это советский инженер-электрик Бернард Бернардович Кажинский. Все эксперименты, описанные в романе Беляева, он действительно проводил в 1922–1926 годах в Москве, в Практической лаборатории по зоопсихологии Главного управления научными учреждениями Народного комиссариата по просвещению.

Бернард Кажинский лично столкнулся с проявлением телепатии, после чего всю свою жизнь посвятил поискам ключа к её тайнам.

Однажды августовской ночью 1919 года в Тбилиси он проснулся от громкого звука — как будто кто-то задел серебряной ложечкой о тонкий стеклянный стакан. Как потом выяснилось, этот звук должен был слышать в последний момент жизни его девятнадцатилетний друг М., умиравший в то время от брюшного тифа в соседнем квартале.

Случившееся настолько потрясло юношу, что он с головой ушёл в изучение вопросов передачи мыслей на расстоянии.

Как человек технического склада ума, Кажинский предположил, что передача сверхчувствительной информации от одного организма к другому осуществляется посредством радиоволн, а человеческий мозг является абсолютным подобием радиостанции с передатчиком и приёмником.

По его мнению, в нервных клетках имеются конденсаторы сопротивления, индуктивные катушки, колебательные контуры, катодные радиолампы и антенны.

Тут нужно заметить, что в начале 1920-х годов о свойствах радиочастот и законах распространения радиоволн специалистам почти ничего не было известно. Короткие волны, не говоря уж об УКВ-диапазоне, оставались загадкой. Именно поэтому Кажинский посчитал, что телепатические связи осуществляются через УКВ-диапазон.

Но самое удивительное во всей этой истории то, что инженер сумел экспериментально доказать свою правоту!

В 1922 году он построил и апробировал устройства, экранирующие радиоволны. Это были клетки, сделанные из частой металлической сетки и снабженные заземлением. И первый же опыт подтвердил электромагнитную гипотезу инженера.

Вот что он пишет в своей книге «Биологическая радиосвязь», изданной в 1923 году: «Когда дверца клетки была закрыта, сидевшему внутри экспериментатору Дурову не удавалось передать подопытному животному (собаке Марсу), находившемуся снаружи, никакого мысленного задания. Но стоило открыть дверцу, как Марс в точности исполнял приказы…»

Позднее Кажинский работал над проектом «регистратора мыслей». Он писал: «Уже одна возможность технического осуществления регистратора мыслей должна знаменовать собой эпоху».

По его мнению, если бы удалось создать такой регистратор, можно было бы и построить прибор, воспроизводящий те же колебания, то есть — «искусственную мысль»!

Но Кажинский ошибся. Другой исследователь телепатии — член-корреспондент Академии медицинских наук профессор Леонид Леонидович Васильев в начале 1930-х годов провёл опыты, опровергающие гипотезу Кажинского.

Оказалось, что экранирование участников опыта железными или свинцовыми камерами с толщиной стенок в один — три миллиметра не препятствовало и даже не ослабляло передачу мысленного внушения сна или пробуждения.

Таким образом, было доказано, что энергия, которая осуществляет мысленное внушение, не связана с электромагнитными волнами.

Возникает вопрос: почему же эксперименты Кажинского были успешными и подтверждали его предположение? Оказалось, что в парапсихологических опытах большое влияние на результат оказывает настроение их участников.

Исследователи были убеждены, что, закрывая дверь экранирующей клетки, они воздвигают непреодолимый барьер электромагнитным излучением, которые создавал головной мозг Дурова. Психологический фактор в опытах Кажинского вообще не рассматривался…

В то же время наркомат обороны проводил свою серию исследований по изучению телепатии. Их принято связывать с именем уже упомянутого нами Л.Л.Васильева, физиолога-рефлексолога и парапсихолога. В молодости он увлекался теософией, выписывал издания Теософского общества в Лондоне, что, по-видимому, и подтолкнуло его к изучению таинственных психических феноменов.

Не меньший интерес Васильева вызывала и тибетская медицина, получившая распространение в Петербурге в начале XX века благодаря успешной практике тибетского врача Петра (Жамсарана) Бадмаева.

Имеются сведения (правда, отвергаемые родственниками Васильева), будто бы незадолго до революции Леонид вместе со своим камердинером совершил путешествие в Тибет, присоединившись к каравану буддийских паломников. Какое-то время пытливый путешественник провёл в уединении в пещере, осваивая медитативную практику.

Позднее Васильев занимался углублённым изучением тибетской медицины под руководством Николая Бадмаева — племянника Петра Бадмаева, лечившего Горького, Алексея Толстого, Бухарина и Куйбышева.

Оккультный отдел НКВД

Как это ни странно, в Советской России, идеология которой, казалось бы, не оставляла места мистике и сенсациям, находились люди, занимавшие высокие посты и в то же время полагавшие, что занятия оккультизмом могут способствовать укреплению социалистической государственности. Эти люди создали Специальный отдел ОГПУ-НКВД, который стал базой для проведения оккультных экспериментов под непосредственным руководством чекистов.

В отличие от других подразделений Специальный отдел, возглавляемый заслуженным большевиком Глебом Ивановичем Бокием, был по своему статусу при ВЧК-ОГПУ-НКВД, то есть пользовался автономией. Это значило, что Бокий передавал информацию непосредственно в Политбюро, минуя руководство своего ведомства.

Размещался отдел в здании на Кузнецком мосту в помещении Народного комиссариата иностранных дел — там, где во дворике стоит как будто скрюченный нездешней силой В.В.Воровский. В число основных задач отдела входили: радиотехническая разведка, дешифровка телеграмм, разработка шифров, пеленгация и выявление вражеских шпионских передатчиков на территории СССР. Пеленгаторная сеть монтировалась на крышах многих государственных учреждений, и таким образом осуществлялось слежение за радиоэфиром Москвы. В сфере внимания Спецотдела находились и передающие устройства посольств и иностранных миссий, ему непосредственно подчинялись и все шифроотделы посольств и представительств СССР за рубежом. К 1933 году в Спецотделе по штату числилось 100 человек, по секретному штату — ещё 89.

В декабре 1924 года Глеб Бокий познакомился с Александром Барченко, сотрудником Института мозга и высшей нервной деятельности в Петрограде и организатором экспедиции на Ловозеро, где он обнаружил развалины древних сооружений и. считал, что отыскал легендарную Гиперборею. Александр Барченко приезжал в Москву для доклада о своих работах на Коллегии ОГПУ и произвёл на начальника Спецотдела сильное впечатление. Будучи человеком умным и достаточно информированным, Глеб Бокий был прекрасно осведомлён о положении дел в стране и понимал, что репрессии ВЧК-ОГПУ раньше или позже затронут самих чекистов. С какого-то момента Бокия стали одолевать сомнения, и когда зимой 1924 года после доклада на Коллегии Бокий и Барченко разговорились, последний сказал фразу, изменившую жизнь обоих собеседников: «Контакт с Шамбалой способен вывести человечество из кровавого тупика безумия той ожесточенной борьбы, в которой оно безнадёжно тонет!..»

Бокий задумался. А через несколько дней на конспиративной квартире собрались люди, близко знакомые лично ему — Москвин, Кострикин, Стомоняков, для того, чтобы создать московский центр «Единого трудового братства», тайной эзотерической организации во главе с Александром Барченко.

Официально Александр Барченко числился сотрудником научно-технического отделения Всесоюзного совета народного хозяйства и якобы занимается исследованиями гелиодинамики и лекарственными растениями. Свои лабораторные опыты он совмещал с должностью эксперта Бокия по парапсихологии. Барченко выступал и консультантом при обследовании знахарей, шаманов, медиумов и гипнотизёров, которых активно использовал в своей работе Спецотдел. Методика Барченко применялась и в особенно сложных случаях дешифровки вражеских сообщений; при этом даже проводились спиритические сеансы.

В середине 1920-х годов секретный сотрудник ОГПУ Николай Валеро-Грачёв получил одно из самых экзотических заданий в истории спецслужб — собрать материалы о так называемом снежном человеке и попытаться его поймать. Под видом ламы Валеро-Грачёв кочевал со странствующими монахами по Тибету из одного монастыря в другой. В этих обителях знали о существовании ми-гё (так здесь называли снежного человека). Один знахарь сообщил Валеро-Грачёву об использовании жира и желчи существа в тибетской медицине. Секретный агент писал своему начальству: «Тут описывали дикого человека как существо тёмно-коричневого цвета, сутуловатое, питающееся насекомыми, птицами и корнями растений. Говорили, что он забирается высоко в горы, что он очень силён, хотя ростом примерно со среднего человека. Встречались и очевидцы, которые находили трупы ми-гё, утонувших в горных реках. Почти всякий монах сталкивался в течение жизни с ними хоть один-два раза!»

Вернувшись в СССР, агент привёз несколько старых скальпов ми-гё и составил подробный доклад о своих наблюдениях. В этом докладе он рассказывал, что хотя его желание доставить в один из тибетских монастырей специальную металлическую клетку для поимки ми-гё и вызвало интерес лам, но ловить его они категорически отказались. (Вполне вероятно, что эта и иная информация о реликтовом гиганте-примате каким-то образом дошла до писателя А.Беляева и он написал рассказ «Белый дикарь», малоизвестный, кстати, широкому читателю.)

По-настоящему большим проектом из тех, которыми руководил Барченко, стала организация экспедиции в Шамбалу; она должна была отправиться в Афганистан и Синьцзян в конце лета 1925 года. Планировалось, что члены экспедиции под видом паломников преодолеют горные кряжи афганского Гиндукуша и попытаются выйти к заповедному месту в одном из каньонов Гималаев, где, по утверждению Барченко, находится Шамбала.

Александр Васильевич вспоминал: «При содействии Бокия мне удалось добиться организации экспедиции в Афганистан; она должна была побывать также в Индии, Синьцзяне, Тибете. На расходы Бокию удалось получить около 100 тысяч рублей (по тогдашнему курсу — 600 000 долларов!)». Деньги выделялись по линии ВСНХ, согласно личному распоряжению Феликса Дзержинского, который был одним из самых горячих сторонников будущего предприятия. Базой для подготовки экспедиции стала арендованная Спецотделом дача в подмосковном поселке Верея.

К концу июля 1925 года приготовления в целом были завершены. 31 июля Бокий, Барченко и начальник лаборатории Спецотдела Гопиус пришли на приём к Чичерину и после недолгого разговора составили для Политбюро положительное заключение по поводу предстоящей экспедиции. Бокий сообщил наркому, что документы членов экспедиции давно лежат в визовом отделе посольства Афганистана и уже назначена дата отъезда. Чичерин удивился такой поспешности и поинтересовался, согласованы ли планы экспедиции с начальником разведки Михаилом Трилиссером. Бокий ответил, что ещё на Коллегии в декабре проинформировал Трилиссера о плане этой операции и заручился его поддержкой.

Это заявление насторожило Чичерина, и он, позвонив начальнику разведки, пересказал разговор с Бокием. Трилиссер был взбешён и попросил Чичерина отозвать своё заключение. Несмотря на то, что Бокий пользовался прямой поддержкой Дзержинского и некоторых членов ЦК, Трилиссер и Ягода договорились о совместных действиях по остановке экспедиции. Тогда же они навестили Чичерина и заставили его отказаться от её поддержки.

Не удалось протолкнуть этот проект и позже. Пока был жив Феликс Дзержинский, оставалась надежда на то, что Ягоду и Трилиссера удастся прижать и Чичерин даст своё согласие на экспедицию. Но 20 июля 1926 года после выступления на пленуме ЦК Железный Феликс скончался от инфаркта. Такой поворот событий похоронил планы начальника Спецотдела и Александра Барченко. И хотя место главы ОГПУ занял мягкий и вполне нейтральный Менжинский, истинную власть узурпировали другие. А они уже заявили, что ни под каким видом не выпустят экспедицию Барченко из страны.

Позже с упрочением власти Сталина всё более менялась внутренняя и внешняя политика Советского государства. 7 июня 1937 года Глеб Бокий был вызван к наркому внутренних дел Николаю Ежову. Новый шеф потребовал от него компрометирующие материалы на некоторых членов ЦК и высокопоставленных коммунистов, которые Бокий собирал с 1921 года по личному распоряжению Ленина (так называемая «Чёрная книга»), При этом Ежов заявил Бокию, что это «приказ товарища Сталина». Бокий на это вспылил: «А что мне Сталин?! Меня Ленин на это место поставил!» Эти слова стоили ему очень дорого — домой он уже не вернулся.

Вслед за Бокием сотрудники НКВД арестовали и других членов «Единого трудового братства»: Александра Барченко, Ивана Москвина, Евгения Гопиуса, Федора Эйхманса. Все они были расстреляны.

Материалы исследований Барченко длительное время хранились в кабинете Бокия, в том числе диссертация Александра Васильевича под названием «Введение в методику экспериментальных воздействий объёмного энергополя»). Однако незадолго до арестов, проведённых летом 1937 года среди сотрудников Спецотдела, Евгений Гопиус вывез к себе на квартиру ящики, в которых хранились папки из лаборатории нейроэнергетики. Но и он не избежал расстрела, а после обыска документы пропали.

Кто знает, может, не все его бумаги погибли?

А теперь расскажем подробнее об Александре Васильевиче Барченко — учёном и писателе, чей земной путь закончился в московской тюрьме на Лубянке выстрелом в затылок. Официальное обвинение (конечно, ложное и нелепое): «Создание масонской террористической организации и шпионаж в пользу Англии».

В то время он завершал большой научный труд об исследовании энергополя человека (биополя, как сказали бы мы теперь). «Следствие» продолжалось долго, около года. В часы, когда не уводили на изуверские ночные допросы, ему вспоминалось многое. Старинный Елец, где он родился в 1881 году и где отец его Василий Ксенофонтович служил присяжным поверенным окружного суда и владел нотариальной конторой, их дом, где собиралась по вечерам местная интеллигенция и где бывал, приезжая в Елец, знаменитый писатель Иван Бунин…

Семья была религиозной. Александр Васильевич вспоминал: «Я воспитывался в религиозном духе и уже в юношеские годы отличался склонностью к мистике, ко всему таинственному». Жизнь его с самого начала складывалась сложно, необычно, загадочно. Ещё в молодые годы он, по его собственным словам, успел «в качестве туриста, рабочего и матроса обойти и объехать большую часть России и некоторые места за границей».

Год он слушал курс медицины в Казанском университете, затем перебрался в Юрьевский. И вот здесь, в Юрьеве (нынешнем Тарту), произошло важное событие: Барченко встретился с профессором-юристом Кривцовым. Тот рассказал, что, будучи в Париже, он познакомился с индусами. По их словам, на территории северо-западного Тибета в доисторические времена существовала страна с высочайшей культурой — праосновой всей современной цивилизации. Барченко вспоминал: «Рассказ Кривцова явился первым толчком, направившим моё мышление на путь исканий, заполнивших в дальнейшем всю мою жизнь. Предполагая возможность сохранения в той или иной форме остатков этой доисторической культуры, я занимался изучением древней истории, мистических учений и постепенно ушёл в мистику. Увлечение мистикой доходило до того, что в 1909–1911 годах я занимался хиромантией — гадал по рукам».

Закончить университет ему не удалось. В то время, да и позже, он едва сводил концы с концами. Александру Васильевичу пришлось переехать в Петербург и заняться литературным трудом.

Его научно-популярные статьи по различным вопросам естествознания, чаще всего по биологии, стали появляться во многих журналах. Особенно интересовали Барченко такие загадочные явления, как телепатия, ясновидение, телекинез. Александр Васильевич твёрдо верил, что передача мыслей на расстояние — телепатия — возможна! Как раз тогда, в начале XX века, французский физик Рене Блондло заявил об открытии им нового вида излучения — N-лучей (названных так в честь его родного университета в Нанси). Блондло утверждал, что мозговая деятельность сопровождается обильным N-излучением. «Если действительно эти лучи существуют, — рассуждал Александр Васильевич, — то они и являются носителями информации при телепатической передаче».

В 1911 году в журнале «Природа и люди» появилась большая статья Барченко «Опыты с мозговыми лучами», в которой описывались его собственные эксперименты мысленного внушения. Он изобрёл особые алюминиевые шлемы для испытуемых и добился «весьма интересных результатов».

Революционные события 1917 года Александр Васильевич воспринял как бедствие для России и опасался, что впереди её ждут ещё большие кровавые жертвы и страдания. «Передо мной возник вопрос, — писал он, — как, в силу чего обездоленные труженики превратились в зверино-ревущую толпу, массами уничтожавшую работников мысли, проповедников общечеловеческих идеалов?»

В 1918 году по инициативе академика В.М.Бехтерева в Петрограде был открыт Институт изучения мозга и психической деятельности. Бехтерев, зная интересы Барченко, привлёк его к работе института, а вскоре командировал на Север — в Лапландию, для изучения загадочного психического заболевания, называемого в народе меряченьем.

Экспедиция Барченко работала в труднодоступном районе близ Ловозера, в самом центре Кольского полуострова. Меряченье было сродни массовому психозу, когда заболевшие автоматически повторяли движения друг друга. Они превращались в людей-зомби, лишённых всякой воли. Барченко выяснил, что меряченье наступало обычно под влиянием шаманских ритуалов, но могло возникнуть и самопроизвольно. Говорили, что в таком состоянии человек становится ясновидцем, может предсказывать будущее, и приобретает такие необыкновенные защитные свойства, что даже удар ножом не причиняет ему вреда.

Этот далёкий северный край привлекал петербургского учёного не только меряченьем. Существовала гипотеза, что на Кольском полуострове в доисторические времена зародился очаг высокоразвитой цивилизации — страна гипербореев (жителей мест «за Бореем» — северным ветром). За несколько лет до экспедиции в Лапландию Барченко составил курс «Истории древнейшего естествознания», в котором утверждал, что «человечество уже переживало сотни тысяч лет назад степень культуры не ниже нашей и остатки этой культуры передаются из поколения в поколение тайными обществами».

И вот в диком, безлюдном крае экспедиция Барченко обнаружила удивительное: мощёную дорогу, проложенную в незапамятные времена, гигантское 80-метровое изображение человека на плоской стене высокой горы, загадочную колонну из жёлто-белого камня, похожую на огромную свечу, а рядом с ней — странный каменный куб. Стоя возле каменных памятников, люди испытывали головокружение, безотчётный страх, у некоторых даже возникали галлюцинации. А завхоз экспедиции Пилипенко вдруг ощутил жестокий приступ меряченья; его едва удалось успокоить.

Работа Барченко на Севере продолжалась около двух лет. В феврале 1923 года «Вечерняя Красная газета» сообщила: «В Петроград возвратился начальник экспедиции на Крайний север русской Лапландии профессор А.В.Барченко. Экспедиция сделала открытие первостепенной научной важности. Есть основания предполагать, что найденные в Лапландии остатки древнейших культур относятся к периоду более древнему, чем эпоха зарождения египетской цивилизации!» Кстати, уже в наше время, в августе 1997 года, экспедиция учёного Валерия Демина нашла в Лапландии циклопические руины Гипербореи! Профессора Александра Васильевича Барченко интервал вопрос, не владели ли гипербореи секретом расщепления атомного ядра? Не исключено, что именно этот интерес и привлёк к личности Барченко внимание органов Госбезопасности, Спецотдела ОГПУ.

…Уже понимая, что его ждёт расстрел, Александр Васильевич в своём последнем слове просил сохранить ему жизнь хотя бы до окончания работы над рукописью об исследовании энергополя. Просьба не была удовлетворена, и 25 апреля 1938 года учёного расстреляли.

Кому-то очень хотелось оставить в тайне его работу…

Блюмкин: от Мирбаха до Шамбалы

Ближе других подобрался к загадочной Шамбале разведчик из России. Ему не хватило совсем немного…

Зимний петроградский ветер пронизывал до костей. Молодой человек с бородкой «под Троцкого», в залатанном демисезонном пальтишке, заскочил погреться в лекторий Балтфлота. Профессиональный опыт подсказывал ему, что легче всего уйти от слежки, затерявшись в толпе.

Грязный, прокуренный зал был забит матросами — сплошные чёрные бушлаты, перехваченные пулемётными лентами, увешанные ручными бомбами. Молодой человек нашёл свободное местечко. Негромкий скучноватый голос лектора действовал убаюкивающе, да и слушать не хотелось — только согреться и поспать. Он устал мотаться по городу, опасаясь разоблачения, — после нашумевшего убийства посла Мирбаха за голову Якова посулили бешеные деньги.

Неожиданный шум в зале прервал забытьё. Блюмкин открыл глаза — матросы пересаживались поближе к трибуне, шикая на тех, кто мешал слушать. Ну-ка, ну-ка, о чём это там? «В глубине Азии, на границе Афганистана, Тибета и Индии… таинственная страна… окружают её восемь снежных гор, похожих на лепестки лотоса…», — доносилось с трибуны. Яков попросил у матроса бинокль — запомнить лицо лектора.

А братва вокруг восторженно закипала: даёшь вместе с лектором пробиваться с боями в Тибет, в землю чародеев Шамбалы, даёшь связь с её великими вождями; а их секретные знания надо передать товарищу Ленину — для блага революции.

Прямо в зале выбрали комиссию, которая тут же занялась составлением необходимых бумаг в различные инстанции с просьбой разрешить захват Тибета. Через час письма были зачитаны вслух и отправлены по адресам. Лекция закончилась. Возбуждённые матросы разошлись по своим кораблям.

Блюмкин уходить не спешил. Он дождался, когда лектор получит предназначенную за работу пайку, и направился к заведующему лекторием. Представившись журналистом, поинтересовался учёным-лектором. Заведующий сухо произнёс: «Барченко Александр Васильевич».

Яков уже тогда был уверен, что рано или поздно они с Барченко обязательно встретятся.

Прошло шесть лет.

Поздним ноябрьским вечером 1924 года в квартиру сотрудника Института мозга и высшей нервной деятельности Александра Барченко вошли четверо в чёрном. Один из посетителей, представившись Константином Владимировым (рабочий псевдоним Якова Блюмкина), сообщил хозяину, что его опыты по телепатии заинтересовали органы ОГПУ, и, многозначительно улыбаясь, попросил написать отчёт о своей работе на имя Дзержинского. Опешивший Барченко пытался что-то возразить. Но мягкий, льстивый голос улыбающегося человека заставил его не только согласиться с предложением, но ещё и с гордостью рассказать о своих новых опытах. Особое впечатление на мужчин в чёрном произвели фиксация мысли на расстоянии и летающий стол — тот самый стол, за которым сидели посетители, оторвался от пола и повис в воздухе!

Отчёт об опытах Барченко Дзержинскому передал лично в руки Яков Блюмкин. Высокий начальник, заинтригованный устным рассказом очевидца, передал отчёт сотруднику секретного отдела Якову Агранову. Тот приступил к рассмотрению документа немедленно.

А спустя несколько дней Агранов и Барченко встретились. Учёный рассказал чекисту не только о своих опытах, но ещё и об уникальных знаниях страны Шамбала. В протоколе допроса А.В. Барченко от 23 декабря 1937 года запечатлён этот исторический момент: «В беседе с Аграновым я подробно изложил ему теорию о существовании замкнутого научного коллектива в Центральной Азии и проект установления контактов с обладателями его тайн. Агранов отнёсся к моим сообщениям положительно». Мало того, Агранов был потрясён.

А внимательно следящий за событиями Блюмкин тем временем вынашивал далеко идущие планы. Дело в том, что Яков Григорьевич хотел сам стать первым обладателем этих тайных знаний. Для этого он разработал план действий. И, как показывает дальнейшая история, события развивались по его сценарию.

Для начала Блюмкину показалось мало, что о Шамбале знают только Дзержинский и Агранов. Он убеждает Барченко написать письмо в коллегию ОГПУ, а потом организовывает встречу Барченко со всем руководством ОГПУ, включая начальников отделов, где учёный излагает свой проект. Неплохо разбираясь в практической психологии, Яков просит доклад Барченко внести на повестку дня собрания коллегии последним пунктом — уставшие от бесконечных заседаний люди будут готовы положительно решить любое предложение. Вот как вспоминает Барченко о своей встрече с коллегией: «Заседание коллегии состоялось поздно ночью. Все были сильно утомлены, слушали меня невнимательно. Торопились поскорее кончить с вопросами. В результате при поддержке Бокия и Агранова нам удалось добиться, в общем-то, благоприятного решения о том, чтобы поручить Бокию ознакомиться детально с содержанием моего проекта, и если из него действительно можно извлечь какую-либо пользу, сделать это».

Так с лёгкой руки Блюмкина начала действовать секретная лаборатория нейроэнергетики.

Нейроэнергетическая лаборатория разместилась в здании Московского энергетического института и занималась она всем: от изучения НЛО, гипноза и снежного человека до изобретений, связанных с радиошпионажем. Для начала перед лабораторией ставилась определённая цель — научиться телепатически читать мысли противника на расстоянии, уметь снимать информацию с мозга посредством взгляда. Существование нейроэнергетической лаборатории было одним из главных государственных секретов Советской России. Финансировал её Спецотдел ОГПУ — до мая 1937 года.

В самом конце 1924 года на конспиративной квартире Глеба Бокия, начальника Спецотдела ГПУ, в строжайшем секрете собрались члены тайного эзотерического общества «Единое трудовое братство». Надо отметить, что Глеб Бокий был хорошо знаком с Барченко. Ещё в 1909 году Александр Барченко, биолог и автор мистических романов, рекомендовал Бокия членам ордена розенкрейцеров. Так что у обоих был опыт работы в тайных организациях. Но наш герой, Яков Блюмкин, в «Единое трудовое братство» не вошёл; это в его планах не значилось.

Тайное общество приступило к подготовке научной экспедиции в Шамбалу. Были тщательно разработаны предложения для коллегии ОГПУ и использованы разного рода приёмы давления на членов этой коллегии, с тем, чтобы добиться положительного решения и финансирования экспедиции.

А Яков Григорьевич в это же время двигался параллельно в том же направлении, но на несколько шагов впереди.

У красивого особняка в Шереметевском переулке остановился брюнет среднего роста. Докурив папиросу, он решительно вошёл в подъезд и, мгновение помедлив, нажал на кнопку звонка, рядом с которым красовалась медная пластинка с гравировкой: «Профессор академии РККА А.Е. Снесарев». Профессор этот был самым компетентным русским экспертом по Северо-Западному району Британской Индии. Сохранились документы, которые красноречиво свидетельствуют, что он занимался исследованием района и как разведчик.

Блюмкина Снесарев встретил настороженно. Но тон и обходительные манеры посетителя успокоили недоверчивого хозяина. Яков без лишних слов перешёл к делу. Его интересовала карта района, где, по приблизительным данным, располагалась таинственная Шамбала. Снесарев пригласил гостя в кабинет и, тщательно прикрыв за собой дверь, разложил на массивном столе карту Памира. «Перед вами белая стена Восточного Гиндукуша. С его снеговых вершин вам придётся спуститься в трущобы Северной Индии. Если вы познакомитесь со всеми ужасами этой дороги, вы получите впечатление потрясающее. Это дикие утёсы и скалы, по которым пойдут люди с ношей за спиной. Лошадь по этим путям не пройдёт. Я шёл когда-то этими тропами. Переводчик моего друга из свежего и бодрого человека стал стариком. Люди седеют от тревог, начинают бояться пространства. В одном месте мне пришлось отстать, и когда я вновь догнал спутников, то застал двух переводчиков плачущими. Они говорили: “Туда страшно идти, мы там умрём”».

Секретная экспедиция переодетых и загримированных под паломников чекистов и учёных должна была выйти из района Рушан на советском Памире. Через горные кряжи афганского Гиндукуша предполагалось пробраться в один из каньонов Гималаев и достичь таинственной Шамбалы.

Как мы уже знаем, экспедиция, в которой комиссаром должен был участвовать и Блюмкин, не состоялась.

Одновременно стало известно, что спецслужбы Англии, Франции и Китая вели наружное наблюдение за Яковом. В разведсводки тщательно заносились все его перемещения. Так велико было желание разведок перевербовать советского суперагента.

Наш герой при содействии ОГПУ придумал оригинальный ход. Под него был загримирован чекист, который стал курсировать по обычному маршруту Якова Григорьевича — от дома в Денежном переулке до Наркомата торговли. По данным ОГПУ, подмену не заметили.

Яков Григорьевич знал: всё идёт по его плану, в Шамбалу попадёт он один, без всяких провожатых и посторонних глаз. Связавшись с начальником иностранной разведки М.Трилиссером, он убеждает того препятствовать экспедиции, так как добро на проведение исследовательских работ дало ЦК, то и все сведения о «таинственных знаниях Шамбалы» минуют отдел иностранной разведки. Трилиссер задумался… А потом всё пошло по их с Блюмкиным сценарию, нам уже известному.

Экспедиция была отменена.

Бокий в долгу не остался. Секретной лаборатории, которая начала заниматься созданием технических приспособлений — локаторов, пеленгаторов и передвижными отслеживающими станциями, — удалось поймать сообщение, отправленное неизвестным шифром. В считанные секунды шифр был разгадан: «Пришлите, пожалуйста, ящик водки». Отправитель — Генрих Ягода, который развлекался на теплоходе с женой сына Алексея Максимовича Горького. Бокий, утаив фамилию отправителя, срочно передал информацию в Особый отдел, начальником которого являлся сам Ягода. Лубянка направила пеленгатор и машину с группой захвата. Дело едва не закончилось перестрелкой между сотрудниками Особого отдела.

В ОГПУ началась война группировок. В неё втянули Дзержинского. Железный Феликс собственноручно возглавил борьбу с заговором зампредов. Но довести дело до победы не смог: в июле 1926 года он скончался.

Отдел иностранной разведки в строжайшей тайне поручил Блюмкину отыскать Шамбалу и установить с ней контакт. О кознях Блюмкина никто ведь не подозревал. И «Единое трудовое братство» было уверено, что Яков играет на их стороне. Поэтому, когда Блюмкин сообщил Бокию, что отправляется в Шамбалу один, тот передал ему все карты и секретную информацию. Так Яков Григорьевич получил одно и то же задание от двух враждующих группировок.

…В начале сентября на границе Британской Индии объявился хромой дервиш. Он шёл с караваном мусульман из секты исмаилитов к месту паломничества. Но полиция города Балтит решила задержать дервиша — нищий посетил местное почтовое отделение. Задержанный был отправлен британским конвоем в военную разведку. Дервиша ожидал допрос и расстрел. Но англичане не знали, с кем имеют дело. Хромой исмаилит бежал, прихватив с собой важнейшую диппочту, адресованную полковнику Стюарту, и английское обмундирование. Его преследовал целый взвод солдат, среди них наш Блюмкин в форме военнослужащего колониальных войск — преследовал сам себя. Как только стемнело, в расположении английских колониальных войск на одного солдата стало меньше, зато на одного монгольского монаха больше.

17 сентября 1925 года монгольский лама присоединился к экспедиции Николая Константиновича Рериха, которая двигалась в район предполагаемого нахождения Шамбалы. По ночам загадочный монах исчезал, он мог не появляться в расположении экспедиции по несколько дней, но всегда нагонял путешественников. Таинственные исчезновения ламы можно объяснить его «мирской работой». Лама Блюмкин наносил на карты блокпосты, пограничные заграждения, высоты, метраж участков дорог, а также информацию о состоянии коммуникаций. Не забывал Яков и о Шамбале, пробираясь к ней всё ближе и ближе.

Нуждаясь в поддержке Рериха, Блюмкин немного открывается художнику. Об этом свидетельствует следующая запись в дневнике: «Оказывается, наш лама говорит по-русски. Он даже знает многих наших друзей. Лама сообщает разные многозначительные вещи. Многие из этих вестей нам уже знакомы… Ещё раз поражаешься мощности и неуловимости организации лам». Любопытно, что Рерих, узнав, что лама разбирается в тонкостях политической обстановки в России, просил у него совета. Рерих мечтал вернуться на Родину, но боялся преследования органов. И позже, по совету Блюмкина, художник оформит официальные документы как специальный представитель чародеев — махатм, которые якобы всецело одобряют действия большевиков и дают согласие на передачу таинственных знаний советскому правительству. Так Блюмкин поможет Рериху вернуться в Москву.

Вместе с экспедицией Блюмкин прошёл весь Западный Китай. Они посетили более ста тибетских святилищ и монастырей; собрали огромное количество древних сказаний и легенд; преодолели тридцать пять горных перевалов, величайший из которых — Дангла, считался неприступным; собрали бесценную коллекцию минералов и лекарственных трав. Для их изучения в 1927 году был создан специальный институт.

Но достичь таинственной страны Шамбала Якову не удалось. То ли её не существует вовсе, то ли на картах была нанесена неполная информация, то ли он испугался, как многие его предшественники. По крайней мере до сих пор не найдены никакие документы и свидетельства о пребывании Якова Григорьевича в Шамбале.

Вернувшись в Москву, в июле 1926 года Блюмкин находит Барченко. Узнав, что учёный побывал на Алтае, где изучал местных колдунов, Блюмкин выплеснул на него всё раздражение за напрасные поиски Шамбалы. Они поссорились. В «Едином трудовом братстве» узнали об интригах Блюмкина, но как-то отомстить не сумели — Якова срочно отправили в Палестину. Началась операция, связанная с организацией советской резидентуры на Ближнем Востоке под прикрытием торговли старинными еврейскими манускриптами…

С 1937 по 1941 год были арестованы и расстреляны все члены тайного общества «Единое трудовое братство». Погибли все, кто был хоть как-то связан с таинственной страной Шамбала.

Первым расстреляли Якова Григорьевича Блюмкина.

А Советская Россия ещё раз — в середине 50-х — направляла экспедицию учёных и чекистов в Шамбалу. Они шли маршрутом Блюмкина, поражаясь точным топографическим данным, оставленным «монгольским ламой». Добрались ли они до мифической страны, — неизвестно…

Одиссея графа Вронского

Лишь очень немногие люди столь тесно соприкасались с загадочными явлениями, как Сергей Алексеевич Вронский (1915–1998), разведчик и астролог, целитель и лётчик. Он дважды пережил клиническую смерть, шесть раз попадал в авиакатастрофы, дважды тонул и, главное, более семи лет рисковал жизнью, работая в интересах России в фашистской Германии. Впрочем, известно, что реальные судьбы разведчиков часто интереснее многих кинематографических приключений.

Дворянский род Вронских происходил из Польши. Он известен по крайней мере с XIV века. Представители ветви, к которой относился С.А. Вронский, с 1636 года служили России, и девизом их были слова: «Честь. Благородство. Справедливость». Сергей Вронский родился в Риге, и в дальнейшем судьба неоднократно приводила его в этот прибалтийский город.

Перед революцией 1917 года отец Сергея был одним из руководителей шифровального отдела Генерального штаба. Семья считалась богатой, имела поместье в Поволжье. Именно там в 1920 году одна из бесчинствовавших в Гражданскую войну банд вырезала почти всех Вронских. Погибли родители Сергея, два его брата и две сестры. Сам он уцелел благодаря случайности — его приняли за сына одной из гувернанток, Амелиты Азерини, которая в дальнейшем сумела увезти мальчика за границу (она была итальянской подданной). Сергей с детства говорил на нескольких языках — среди его гувернёров были англичанин, немец и француз, а отец знал 42 языка.

В итоге мальчик оказался во Франции, где его и разыскали родители отца. Интересно, что бабушка С.А. Вронского по отцу являлась княжной из Черногории, в роду которой были колдуньи, владевшие техникой гипноза. Это сыграло роль в формировании интересов подростка.

Семья имела хорошие связи в Латвии. Юноша жил и учился в Риге; там же он стал лётчиком-любителем, познакомился с латышским писателем-коммунистом Вилисом Лацисом. Случилось так, что Сергей влюбился в дочь видного адвоката и домовладельца, но брат девушки был против возможного брака и сумел помешать Вронскому поступить в рижский университет. В этот трудный для молодого человека момент друзья, и в их числе В.Лацис, посоветовали ему уехать учиться в Германию. Оказалось, что одна из знакомых писателя может порекомендовать Вронского Йохану Коху, брату известного берлинского профессора филологии и астролога Вальтера Коха.

Появился молодой человек в Берлине весьма эффектно — прилетел на авиационно-спортивный праздник на лёгком самолёте как член рижского аэроклуба. Вскоре он обратил на себя внимание Рудольфа Гесса, также лётчика-любителя. Их познакомил Йохан Кох, учившийся некогда с Гессом в одном классе. Правда, Йохан был членом антифашистского подполья, о чём Гесс, конечно, не знал.

Гесс был мистиком, покровительствовал изучению таинственного и загадочного, надеясь извлечь из этих знаний пользу для нацистского движения. Происходило всё это в 1933 году, когда в Германии нацисты пришли к власти. С ведома Гесса в Берлине был организован так называемый Биорадиологический институт. Открыли и другие подобные институты, но этот являлся ведущим, а для конспирации имел номер «25». Учились там не только немцы, принимали и студентов из других стран, конечно, если их происхождение, биография и даже гороскоп устраивали приёмную комиссию. Вронскому поверили, помог и составленный В.Кохом гороскоп.

Тем временем молодой человек нелегально вступил в Германскую компартию и начал активно сотрудничать с советской внешней разведкой.

Талант студента был столь очевиден, что на старших курсах он получил возможность параллельно учиться и преподавать. Любопытно, что институт был платным и многие студенты вынуждены были подрабатывать. Так, сам Вронский, отличный лётчик, нанялся испытателем на фирму Мессершмита, а затем участвовал и в организованных абвером поездках добровольцев из Германии в некоторые из тогдашних «горячих точек». Вронский побывал а Парагвае (между Парагваем и Боливией в 1934–1935 годах был пограничный конфликт), Эфиопии; поездки совпадали с каникулами в институте.

Весьма своеобразной была программа этого учебного заведения — от изучения магии и гипноза до работ К.Э. Циолковского, имевшихся тут в оригинале. Среди преподавателей можно было увидеть тибетских лам, арабских мистиков, китайских иглотерапевтов, шаманов, специалистов по восточным единоборствам из Японии. Знакомили студентов со всеми основными идеологиями, а также различными областями из медицины: гомеопатией, фитотерапией, массажем, физиотерапией.

Можно было параллельно учиться и на медицинском факультете Берлинского университета, чем Вронский и воспользовался. В 1938 году он получил одновременно два диплома: Берлинского университета и Биорадиологического института.

Вронский продолжал поддерживать знакомство с Рудольфом Гессом, вошёл в полное доверие к этому деятелю Третьего рейха и сумел познакомиться со многими другими известными лицами — от фюрера и будущего фельдмаршала Роммеля до пассии фюрера, фотомодели Евы Браун. Вронский приобрёл известность и как астролог, и как целитель, и как светский человек, сочинявший песни. Аккомпанировал себе он сам. Мало того, поскольку Биорадиологический институт готовил и целителей для работы с руководством рейха, Вронскому на законных основаниях в качестве пациентов «достались» именно Гесс и Роммель.

Однако в 1937 году Вронскому пришлось согласиться ещё и на предложение полечить узников политической тюрьмы, располагавшейся на улице Плетцензее. Он добился того, чтобы тяжелобольных после курса лечения выпускали на свободу. С этого момента его освободили от платы за обучение в институте. В общем, Вронскому в рейхе доверяли. А он тем временем вместе с германским подпольем участвовал в подготовке покушения на фюрера, которое состоялось и завершилось неудачей в 1936 году.

Особенно доверял Вронскому Рудольф Гесс. Поэтому, когда Гессу была предсказана смерть от петли и был дан совет «отодвинуть» её с помощью перемены места, он стал искать выход. Будучи англофилом, он переживал, когда Англия оказалась в состоянии войны с Германией. Гесс имел связи в Британии, в частности, был хорошо знаком с лордом Гамильтоном, также увлекавшимся авиацией и ранее бывавшим в Берлине. Гесс считал лорда шотландским сепаратистом, не зная о его сотрудничестве с британскими спецслужбами, решил напрямую обратиться к его сторонникам в Шотландии, чтобы предотвратить дальнейшее нарастание войны между Англией и Германией. Считается, что Гесс действовал самостоятельно, хотя некоторые из имеющихся в Великобритании документов по этому вопросу не разрешено публиковать до 2017 года…

В самом перелёте Гесса много загадочного. Есть версия, что полёт совершал не он, а его двойник. Но официальная хроника событий такова: пользуясь своим влиянием, Гесс прибыл на испытательный аэродром фирмы Мессершмита, получил в своё распоряжение самолёт, а затем улетел из страны и выпрыгнул с парашютом над территорией Шотландии, вблизи поместья Гамильтона. Однако попал он не к лорду, а в руки британской контрразведки.

В Германии Гесс тут же был объявлен сумасшедшим и снят со всех постов. В нацистской иерархии его место занял Борман; дело было в мае 1941 года. Надо отметить, что данное событие фактически исключило сговор между настроенными против СССР кругами в Британии и Германии. Реакция фюрера на перелёт явно помогла в дальнейшем Сталину в переговорах с Черчиллем. Так что весьма вероятно влияние на поступок Гесса советской разведки в лице Вронского! Что касается англичан, то и они, судя по всему, повлияли на решение Гесса, причём не только путём дезинформации относительно «сепаратизма» Гамильтона.

Сам Гесс оказался в пожизненном заключении и закончил свои дни в берлинской тюрьме Шпандау в 1987 году. Причём умер он таинственным образом — был найден повешенным.

Перелёт Гесса стоил карьеры многим астрологам и мистикам — Гитлер почувствовал, что именно в консультациях Рудольфа с ними «закрыта собака». В результате последовавших гонений были не только закрыты Биорадиологический институт и подобные ему учебные заведения, но лишились свободы немецкие астрологи, в частности, профессор Крафт. Правда, подобная участь миновала Вронского и Коха. Но возможности «вращаться в высших кругах» у Вронского сузились; он попал на Восточный фронт в чине майора германской медицинской службы.

В 1942 году С.А.Вронский перелетел линию фронта на санитарном самолёте. Одна из версий дальнейшего такова: Вронский находился в советских войсках, попал под бомбёжку, а когда позиции могли захватить немцы, был ранен в голову приставленным к нему человеком. После операции, проведённой знаменитым нейрохирургом Бурденко, Вронский оказался в эвакогоспитале на Валдае. Тогда же Берия посоветовал писателю Фадееву встретиться с разведчиком, собрать материал для романа о его приключениях. Фадеев так и поступил, однако Вронский общаться с ним тогда не захотел.

После войны Сергей Алексеевич жил в Латвии, некоторое время работал директором школы в Юрмале. В 1946 году он был арестован и попал на Север, в Потьму, где фактически был целителем, лечил в том числе и лагерное начальство. Считается, что он при попустительстве руководства лагеря совершил побег, затем оказался в Латвии, побывал и в Польше, где имел родственников. Вероятнее всего, речь идёт всё же о выполнении очередного задания.

Затем Вронский вновь жил в Латвии, приобретая известность в качестве астролога. Поскольку составление гороскопов в те годы не поощрялось, не исключено покровительство Вилиса Лациса, бывшего руководителя Совета Министров Латвии.

В 1960-е годы Вронский переехал в Москву. Поначалу подрабатывал написанием текстов эстрадных песен, продавая их маститым авторам.

С 1968 года он принимал активное участие в становлении исследований в области парапсихологии, однако через некоторое время вновь сосредоточился на астрологии, бывшей некогда основным «прикрытием» его как разведчика. С 1990 года стали выходить книги Сергея Алексеевича по астрологии. Весьма известен труд «Астрология о браке и совместимости» (ещё в 1933 году Вронский предсказал прекрасную совместимость, до самой смерти, Гитлеру и Еве Браун).

Мэтр-астролог, он консультировал разработчиков астрологических компьютерных программ. Самый детализированный из появившихся в 1990-е годы компьютерных астрологических пакетов, «Астрологос», содержит не только подробную биографию С.А. Вронского, но и во многом основан на его разработках.

Любимым астрологом Вронского всегда оставался француз Иоганнес Моринус, автор 26-томного труда на эту тему. Моринус некоторое время был личным астрологом всем известного кардинала Ришелье. Считают, что он предсказал свержение и казнь английского короля Карла I.

В 1990-е годы Вронский вновь переехал в Ригу, где создал астрологическую школу.

Интересно, что он предсказывал не только распад СССР, но и создание в будущем союза России, Украины и Белоруссии. Сергей Алексеевич был знаком с Юрием Алексеевичем Гагариным, Сергеем Павловичем Королёвым. А в 1930-е годы в Берлине Вронский познакомился с немецким ракетчиком Вернером фон Брауном, которому предсказал переезд в Америку.

В отличие от ряда асторологов Вронский не был фаталистом, говорил, что человек — соавтор своей судьбы.

Однажды журналист, бравший у С.А.Вронского интервью, удивляясь его разносторонности, перечислил семь его профессий: хирург, психолог, социолог, психотерапевт, целитель, философ, астролог. Сергей Алексеевич поправил интервьюера, сказав, что тот забыл ещё восьмую — политолог, и заметил, что каждый человек может успешно овладеть несколькими профессиями, в том числе и не родственными.

Бубновый валет Коминтерна

Осенью 1926 года на кафедру физиологии Воронежского университета обратился некий Аркадий Лынов, рабочий Рамонского сахарного завода. Причина обращения была весьма необычной: Лынов утверждал, что может усилием воли передвигать предметы, и хотел получить рекомендации учёных, как использовать эту способность на благо страны.

Опыты подтвердили — Лынов не обманывал; он действительно способен двигать предметы без физического контакта, правда, небольшие, спичку или несколько маковых зёрен, причём на расстояние не более трёх метров. Тем не менее «ментальный» труд дорого обходился Лынову — за двадцать минут опытов он терял полтора килограмма веса.

Сам факт документально зафиксированного психокинеза явился открытием, и местная молодёжная газета опубликовала большую статью.

Увы, на вопрос Лынова, где ему применить свой дар, университетские учёные ответить не сумели. Зачем двигать спичку на расстояние в метр-другой силой мысли, если обычным мускульным усилием легко произвести работу тысячекратно большую?

Вскоре та же газета опубликовала опровержение: Лынов-де обманщик, прятавший в спичках иголки, а в рукавах — магниты; университетские же учёные оказались простаками, погрязшими в идеалистическом болоте.

Лынов из Воронежа исчез. По слухам, его забрали то ли в Институт экспериментальной медицины, то ли в ОГПУ.

Спустя два года на стоянке в Марселе матрос-моторист Алексей Лунёв бежал с советского торгового судна. После обычной процедуры ему дали вид на жительство. Устроившись водителем в таксопарк, Лунёв, как и многие русские эмигранты, вскоре увлёкся рулеткой и даже перебрался в Монте-Карло. Впрочем, игроком он был расчётливым, ставки делал небольшие, а главное, продолжал работать по специальности, потому полиция интереса к нему не проявляла.

А зря!

В причинах провала разведчика немалую роль играют финансы. Несоответствие доходов с расходами бросается в глаза, вызывает интерес как у налоговых органов, так и у спецслужб. Объяснить неучтённую наличность внезапно свалившимся наследством или бурным ростом курса старых акций удаётся редко: фискальные органы тщательно проверяют подобные случаи.

Выигрыш на виду у всех в казино вопросов не вызывает — повезло человеку, бывает, тем казино и привлекательно. К сожалению, выиграть по заказу трудно, даже невозможно. За исключением случая, когда игроку помогает Фортуна.

Лунёв и был этой Фортуной — скромной, малоприметной, но очень эффективной. Пусть сила ментального воздействия на предметы у рамонского рабочего Лынова была мала, её вполне хватало перебежчику Лунёву для того, чтобы подтолкнуть шарик рулетки в нужное место. В операции «Бубновый Валет» способности психокинеза использовались максимально эффективно и на самом главном направлении — для борьбы с надвигающейся войной. Разработку операции провели с исключительной тщательностью. На Лунёва не должна была пасть даже тень подозрения. Агенты Коминтерна ничего не знали о неприметном шофёре, любителе мелких ставок, который только изредка позволял себе подойти к столам, где велась игра по-крупному. Они считали, что им подыгрывает служащий казино. Инструкции для агентов выглядели примерно так: после того, как у определённого стола дама в красном платье и с жемчужным ожерельем громко скажет: «Ах, я так устала, милый Пьер, не пора ли уходить», — следовало поставить сначала на 19, а затем на 33, после чего забрать выигрыш и покинуть заведение. Подающая реплику «дама в красном» тоже не знала никаких деталей. Выигрышные числа передавали по радио в банальнейшей передаче: «Гражданка Кострецова, проживающая в девятнадцатой квартире тридцать третьего дома по улице Карла Маркса…» Таким образом, в случае провала или предательства Лунёв оставался в стороне — о существовании Бубнового Валета знала только московская верхушка разведки, а о личности Валета — лишь один человек.

Разовый выигрыш крупной суммы (агенты никогда не возвращались в Монте-Карло) не мог вызвать серьёзных подозрений, таким образом, советская разведывательная сеть в Европе получала и деньги, и одновременно совершенно достоверную историю происхождения этих денег. Затем на выигранные суммы покупалась антикварная лавочка в Гааге, патентное бюро в Риме, картографическая контора в Берне и прочее, что позволяло вести дела легально, солидно и всерьёз.

После расстрела в 1938 году московского куратора Лунёв остаётся без связи. Решив, что дальнейшее пребывание его в Монте-Карло потеряло смысл и смертельно опасно, он нанимается на торговый корабль и год плавает сначала в Средиземном море, а потом в Атлантике.

Летом 1939 года Лунёв исчезает окончательно, и возникает мистер Лэйн, американец русского происхождения, долгие годы живший во Франции. Мистер Лэйн ведёт жизнь игрока не настолько удачливого, чтобы им заинтересовались мафия или полиция. Навыки, полученные им во время подготовки операции «Бубновый Валет», плюс приобретённый опыт позволял Лэйну держаться на плаву, но ему хотелось большего — быть полезным своей стране. И после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз он через советское посольство связывается с соответствующими службами. Ему приказали не проявлять активности и жить обычной жизнью американского обывателя: для СССР слишком важны были и ленд-лиз, и Второй фронт, чтобы пойти на риск шпионского скандала. Мистер Лэйн поступил, как приказали. Ему наконец повезло: он выиграл достаточную сумму, чтобы осуществить свою мечту — стать владельцем одного из таксомоторных парков Лас-Вегаса, очень маленького, но с перспективой лет через двадцать сколотить миллион. Лэйн не только сменил фамилию — он изменился внутренне. Бизнес рос, приносил успех, удовлетворение и определённое положение в обществе — всё то, чего он был долгие годы лишён. И здоровье стало сдавать — психокинез отнял слишком много энергии. Он решил выйти из игры — во всех смыслах. Начавшаяся холодная война всё изменила. Атомные секреты стоили дорого, а налоговое ведомство США работало куда тщательнее, нежели подобные органы в довоенной Европе.

Советской разведке удалось убедить Лэйна вернуться к работе на один год, на что тот, сознавая возможные последствия отказа, согласился.

Работа строилась по образцу Монте-Карло, но была гораздо интенсивнее. Мистер Лэйн стал завсегдатаем казино «Фламинго», неизменно играя по маленькой. Другие же посетители приносили владельцу казино «Багси» Бенджамену Сигалу крайне болезненные убытки.

20 июня 1947 года Сигал был застрелен в собственном доме, и новость об этом стала сенсацией. В ту же ночь от сердечного приступа скончался и мистер Лэйн, однако смерть владельца мелкого таксопарка прошла незамеченной…

Исчезновение Владимира Нарбута

Как-то в редакцию популярной столичной газеты пришло письмо. Его автор, не желая, видимо, раскрываться до конца, подписался: Ю.А.С.

«В 1970-х, когда я был студентом, увидел свет роман-эссе Валентина Катаева “Алмазный мой венец”. Читали запоем, даже в очередь записывались, он сначала был в каком-то журнале небольшим тиражом. Достанется тебе на ночь — забудь про сон.

Книга о жизни литературной богемы 1920-х. Под псевдонимами фигурировали как известные писатели и поэты, так и совершенно нам незнакомые. Но обо всём по порядку.

Все курсовые и диплом я писал у профессора-экономиста К. Удивительный был человек. Одинокий старик, энциклопедически образованный, прекрасно играл на фортепиано. К студентам относился как к собственным внукам, а мне частенько давал книги из своей библиотеки. Однажды я пришёл к нему в очередной раз, принёс книги, которые брал почитать. Жил он один (если не считать приходящей старушки-домработницы) в доме на ул. Горького, который в шутку называли “антисоветским”, потому что находился напротив здания Моссовета.

Прихожу, открывает мне дверь домработница, а профессор сидит и, не отрываясь, читает тот самый журнал (я как раз прочёл точно такой же, дождавшись своей очереди).

Наконец хозяин заметил меня и, кивнув на журнал, сказал: “Хорошо, что вспомнили, хоть и наврано много, — потом добавил: — Я о Нарбуте”. Честно говоря, я не понял, поэтому профессор поспешил объяснить: “Колченогий! Под этим псевдонимом скрыт Владимир Нарбут. О нём сейчас никто уже и не помнит”.

Я, предчувствуя интереснейший рассказ, с замиранием сердца спросил: “А вы его знали?” И вот что поведал мне профессор…

Владимир Нарбут, поэт-акмеист начала XX века, друг Гумилёва, из старинной украинской дворянской семьи. Революция развела друзей по разные стороны баррикад. Гумилёва расстреляли красные, а Нарбут принял революцию, сражался в рядах Красной армии, был ранен; и однажды угодил в плен к деникинцам. Белые офицеры — народ культурный — узнали кумира своих юных лет и… отпустили. А Нарбут отчего-то никому о случившемся не рассказал, просто вернулся к красным.

После Гражданской войны Нарбут занимал высокий пост в ЦК ВКП(б) в литературном отделе. Именно под его “крылышком” выросли Катаев, Ильф и Петров, Багрицкий, Олеша… А потом ни с того ни с сего всплыло то событие почти 20-летней давности: был в плену, отпустили, скрыл от товарищей по партии… Суд, срок, Магадан…

“Там, в лагере, я с ним и познакомился, — вспоминал профессор. — Раньше, конечно, читал его стихи, потом узнал, что сидит в нашем лагере. Позже встретились в санчасти, а санчасть — тот же барак, только что на работу не выводят и читать можно сколько душе угодно.

Нарбут весь больной был: заика с детства, охромевший после фронта и ранений, с ампутированной рукой, да и просто пожилой уже. Я же попал под балан (т. е. под бревно). Мы сдружились, он мне стихи свои читал, а я слушал, открыв рот.

И был он какой-то особенный. Как пишет Катаев, его обаяние было такое, что девушки в обморок падали. Я хоть и не девушка, но тоже чувствовал что-то такое — то ли восторг, то ли вдохновение. И ушёл он тоже необычно…»

Тут профессор прервался, предложив выпить чайку. А потом предупредил: “Только смотри, пока я жив — никому. Да и потом фамилии моей не упоминай, забудь. Труды мои читать будут ещё долго. Не хочу, чтобы меня воспринимали в каком-то другом качестве”.

Наконец профессор продолжил: “Это было зимой 1940 года. Вечерело, все поужинали, и я прилёг. Вдруг за окном — яркая вспышка вроде молнии, но в полной тишине. Больничный барак в отличие от обычных на ночь не запирался. Мы дружно высыпали во двор. Кругом темно, только фонари светят, а в небе — яркое пятно, будто кусок расплавленного металла, аж смотреть больно. Вроде небольшое и находится недалеко, не в небесной выси, а непосредственно над бараком. Описало оно круг, потом другой, только в обратную сторону. Продолжалось это секунд тридцать. Потом опять вспышка — и всё исчезло.

Надзиратели бегают, собаки лают… Нас в барак загнали. Я хотел было к Нарбуту подойти, обсудить увиденное (он в другом конце барака лежал). Подхожу, а койка пустая. Поискал — нет его нигде. Я удивился, но промолчал. В лагере вообще лучше рот лишний раз не раскрывать. А утром на проверке Нарбута так и не обнаружили… Трясли нас трясли — а толку? Лично я его видел приблизительно за час до вспышки”.

Я был потрясён. “Профессор, вы хотите сказать, что поэта Владимира Нарбута…” Но тот меня прервал: “Не хочу. Не говорю. Молчу!”

Попытался уточнить, как выглядело это загадочное явление. Добился только одного: пятно света (или светящееся тело) двигалось по горизонтали. Описало правильный круг, а потом точно такой же — в обратном направлении. “Не до измерений нам было. О другом думали”. А ещё профессор добавил, что Нарбут очень раскаивался в своей слабости, когда принял жизнь от врага.

Минуло много лет. Профессора К., увы, с нами уже нет. Вот я и решил изложить всё, что запомнил.

О В.И.Нарбуте я прочитал потом небольшую заметку. В конце её значилось: “…был сослан в Магадан, дата и обстоятельства смерти неизвестны”.

Если рассуждать логически: зачем НКВД было скрывать смерть очередного “врага народа”? Побег? Он был инвалидом…

Благодарю за внимание.

Ю.А.С.»

Минуя преграды и расстояния

Свыше полувека назад группа исследователей-биофизиков — Г.Иеронимус, К.Аптон, В.Кнут и ряд других — сделала сенсационное открытие: о возможности дистанционного воздействия на человека через его изображение, например, через фотографию или качественно выполненный портрет. Авторы назвали своё открытие эффектом переноса информационного действия, или ПИД-эффекгом, причём показали, что он имеет адресный характер. Но началась Вторая мировая война, и это открытие было надолго забыто. Хотя и не всеми…

В 1943 году эксперименты с ПИД-эффектом были проведены в Риме при участии югославского студента Данко Митича. Сведения об этих экспериментах были доложены Гиммлеру, который курировал институт «Анэнербе» («Наследие предков»), помимо прочего занимавшегося вопросами парапсихологии и оккультизма. Спустя несколько дней Митич погиб при загадочных обстоятельствах…

В начале 1960-х годов аналогичные эксперименты проводились в Ленинградском университете в лаборатории парапсихологии под руководством профессора Л.Л.Васильева. По разработанной Васильевым методике испытуемых дистанционно погружали в сон, причём испытуемые находились как в обычных условиях, так и в экранированной от электромагнитных излучений камере.

Эти опыты профессор Васильев начал ещё до войны на дистанции Ленинград — Севастополь. Индуктор из Ленинграда вызывал по заранее согласованной программе сон, а затем пробуждение находившейся в Севастополе перципиентки И. Опыты прошли успешно, но статистики было маловато. Повторяя этот эксперимент через 30 лет, профессор Васильев рассчитывал на большом контингенте студентов-добровольцев подтвердить ранее полученные результаты, а заодно подтвердить или опровергнуть электромагнитную природу фактора воздействия.

Студенты ЛГУ весьма охотно участвовали в подобных экспериментах: можно было вполне законно и с научными целями поспать во время занятий (эксперименты в основном проводились днём), а заодно заработать три рубля в качестве вознаграждения. Однажды участник такого эксперимента привёл с собой своего товарища, первокурсника Сашу Карпенко (фамилия изменена), приехавшего учиться в Ленинград из украинской глубинки. Однако, смущаясь и краснея, первокурсник предложил профессору свой вариант эксперимента: находясь в лаборатории, он заставит заснуть любого знакомого ему студента, находящегося в любом месте на террритории университета.

Васильев принял условие и отрядил помощников контролировать состояние наугад выбранных им «объектов эксперимента». Результат превзошёл все ожидания: восемь человек неожиданно для себя погрузились в сон, причём трое из них находились в тот момент в библиотеке, четверо — в столовой, а ещё один курил в недозволенном месте.

После столь впечатляющей проверки Саша объяснил профессору, что он может усыпить так любого знакомого человека, где бы тот ни находился, и незнакомого тоже, если у него будет его фотография. На следующий день эксперимент повторили, но теперь Саша находился в экранированной камере. Результат был тем же, что однозначно свидетельствовало о том, что природа агента воздействия не является электромагнитной.

После этого профессор Васильев договорился со своими коллегами из Москвы и Новосибирска о проведении эксперимента на больших расстояниях. По его успешном завершении Васильев подготовил предварительный отчёт и направил его в вышестоящие инстанции. Но на этом всё и кончилось: в спецчасти университета профессору предложили сдать все остальные экземпляры отчёта, который теперь получил гриф «секретно», а Саша Карпенко забрал свои документы и исчез из города. Дальнейшая судьба его неизвестна.

В конце 1980-х годов в нашей стране вдруг возник интерес к так называемым спиновым, или торсионным волнам. О характере этого интереса говорит лишь один факт: депутаты последнего съезда Советов СССР подняли вопрос о 400 миллионах рублей, якобы затраченных нашими военными на исследования в этой области. Исследователи, работавшие с торсионными генераторами, выдвинули предположение, что торсионные, или спиновые поля есть то самое гипотетическое биополе, существование которого постулировали некоторые биофизики. С помощью торсионных полей был физически обоснован и ПИД-эффект. В лабораториях, экспериментирующих с торсионными полями, по утверждению экспериментаторов, удалось получить почти фантастический результат при передаче информации из одной точки пространства в другую. Достаточно ввести в генератор торсионного излучения информацию о месте приёма, например, в виде фотографии человека, и воздействие будет оказываться именно на данного человека, где бы он ни находился!

Первое официальное сообщение об экспериментах в нашей стране с ПИД-эффектом появилось в начале 1989 года. Эксперимент проводился в клинической больнице № 6 Министерства здравоохранения СССР (Москва). В нём участвовали несколько вполне здоровых штатных испытателей, находившихся в больнице под наблюдением медперсонала, и известный московский экстрасенс В.Сафонов, в момент эксперимента находившийся в своей квартире. Расстояние между оператором и испытателями составляло около 30 километров. Сафонов с испытуемыми знаком не был, лишь за десять минут до начала эксперимента он получил их фотографии. Объектом воздействия были медицинские характеристики испытуемых: артериальное давление и частота пульса. Находясь в своей квартире, Сафонов должен был их изменить (разумеется, в разумных пределах, не опасных для здоровья участников опыта) в неизвестный для испытуемого момент времени. Опыт прошёл успешно. Спустя месяц эксперимент был повторён в лаборатории нейрокибернетики Института мозга АМН СССР. На этот раз дистанция между четырьмя испытуемыми и экстрасенсом составляла около десяти километров, а сами испытуемые находились в изолированной и экранированной от электрических и электромагнитных полей камере. Контроль воздействия производился с помощью энцефалографа. Этот эксперимент также прошёл полностью успешно, а его результат, так же, как и эксперимент профессора Васильева с Сашей Карпенко, свидетельствует о неэлектромагнитной природе переносчика воздействия.

Наверное, к счастью, людей, подобных Данко Митичу или Владимиру Сафонову, способных на любом расстоянии менять физиологические характеристики человека, располагая лишь его фотографией, в реальности ничтожно мало.

Покорители времени

Пожалуй, большая часть землян считают машину времени утопией. Иного мнения придерживаются бывшие сотрудники учёного из Твери Алексея Золотова, прожившего необыкновенную жизнь и ушедшего от нас, возможно, не дойдя два шага от великого открытия…

Родился Алексей Васильевич в 1926 году в деревне Ильинское-Загорское Горьковской (ныне Нижегородской) области. Ещё в семилетием возрасте с мальчиком произошло необычайное событие. По словам вдовы учёного, Марии Яковлевны, как-то он увидел в пяти метрах от себя загадочное человекоподобное существо. Гуманоид возник внезапно, как бы из ничего, и так же внезапно исчез. Однако встреча зародила в душе Алексея огромный, не ослабевающий всю жизнь интерес к непознанному, находящемуся за рамками нашей реальности.

После школы Золотов учится на радиофизическом факультете Горьковского университета, затем работает инженером-оператором треста «Башгеофизика», начальником тематической партии в Волго-Уральском филиале НИИ геофизики. Тогда одним из первых Алексей Васильевич внедрял в геофизику ядерно-физические методы, а также методы поиска полезных ископаемых при помощи биолокации.

С 1959 года учёный исследовал обстоятельства падения в 1908 году Тунгусского метеорита. Организовав несколько экспедиций в тайгу, Алексей Васильевич пришёл к выводу, что тот давний взрыв произошёл из-за выброса внутренней энергии упавшего на землю космического тела, которое, очевидно, являлось беспилотным исследовательским зондом. Тунгусские исследования легли в основу интересной монографии «Проблема Тунгусской катастрофы — 1908».

В 1970 году Золотов защищает диссертацию. В тот же год он переезжает в Калинин, где исполняет обязанности начальника Калининской геофизической экспедиции; позже работает заместителем директора Калининского отделения ВНИГИСа. Затем учёный при содействии своего непосредственного руководителя Петра Бродского создаёт при Тверском ВНИГИКе лабораторию биолокации, где проводятся необычные эксперименты. Так, поместив в секторы пронумерованного круга скрытые от человеческого глаза образцы разных полезных ископаемых, Алексей Васильевич предлагал испытуемому определить их местоположение при помощи рамок. Из множества кандидатов таким образом выделялись люди с уникальными сенсорными способностями. Взявшись за руки, испытуемые производили эксперименты по передаче энергии от здорового и сильного к обессиленному человеку.

Тверская лаборатория биолокации была одной из первых подобных в стране. Смелости тверских исследователей удивлялись даже московские учёные. Алексей Васильевич и его соратники часто ездили по стране. Они, например, посетили место приземлений НЛО, загадочный Пермский треугольник, где зафиксировали задержки времени.

Но, пожалуй, самыми интересными экспериментами можно считать полёты сотрудников лаборатории… в прошлое и будущее. «Пилот» сидит в кресле. Его глаза закрыты. «Слетай в Гималаи», — говорит руководитель полётов и спрашивает через некоторое время: «Что ты видишь?» — «Пики высоких скалистых гор… а вот и восходит солнце… мешает смотреть». — «Теперь переместись в Нью-Йорк, в 20 сентября 1968 года», — продолжает руководитель и слышит через пару минут: «Я на многолюдной улице среди небоскрёбов… сбоку какая-то дверь», — «Попробуй войти».

«Пилоты», или «психрографы», Алексея Золотова — Елена Тузина, Ирина Володина и другие — наблюдали битву русских с татаро-монголами при речке Сить, последние дни Гитлера… Позже сотрудники Алексея Васильевича объясняли, что их удивительные перемещения происходят не сами по себе, а благодаря связи с Институтом Времени, находящемся в далёком XXXIII веке. Дескать Николай, руководитель лаборатории XX–XXI веков данного НИИ, проводя в далёком будущем свои эксперименты, помогает золотовцам проникать через пласты времени, «скачивая» одновременно у них необходимую в его исследованиях информацию.

Однако в 1990-е годы на покорителей времени начали одна за другой обрушиваться беды. В 1993 году закрывается из-за недостатка средств лаборатория биолокации, а вскоре учёного Алексея Золотова, кстати, предсказавшего свою гибель, убивают в подъезде собственного дома близ тверского речного вокзала. Сотрудники его лаборатории не поверили тогда в «хулиганскую» версию случившегося. Дело в том, что проводившиеся в Твери исследования могли иметь стратегическую ценность для России. В частности, Алексей Васильевич был близок к открытию нового вида энергии — энергии времени, которая во много раз сильнее атомной. Аналогичными исследованиями ещё со времён Эйнштейна занимались и американцы. Но, по словам ученицы Золотова Елены Тузиной, ошибка штатовских учёных состояла в том, что они пытались перемещать во времени не информационные, а физические тела, что крайне опасно и даже привело однажды к сильному взрыву на американском эсминце в 1948 году.

После разгрома лаборатории и убийства Золотова всё уникальное оборудование и документация были перевезены на квартиру ближайшего соратника Алексея Васильевича, Валентина Клочкова. Однако вскоре и этого учёного настигает смерть. Несмотря на некоторые странные обстоятельства его гибели, у Валентина Ивановича констатировали сердечный приступ.

Наверное, преобразование времени и пространства — интересная штука. Во всяком случае, несмотря на все несчастья и трудности, бывшие работники золотовской лаборатории не сошли с намеченного пути. Лучший золотовский психограф Елена Тузина даже приняла участие в международном выборном эксперименте. Тогда некие толстосумы на Балканах пожелали узнать, можно ли, соединив разум экстрасенса и мощь компьютера, сделать безвестного человека «раскрученным» политиком. В результате югославской командировки психографа эксперимент полностью удался. К удовлетворению заказчиков, огромное количество избирателей вдруг поверили в «тёмную лошадку», и результаты выборов были совершенно неожиданными.

По иному пути в своих исследованиях пошёл другой ученик Золотова, Анатолий Крутов. Рассматривая земной шар как тело живого существа, учёный пришёл к выводу, что природу можно лечить… иглоукалыванием. Прибыв в Новороссийск во время страшного наводнения, Анатолий смог тогда укротить разбушевавшуюся стихию, расставив в заранее определённых точках местности свои электромагнитные приборчики.

После этого разработками Анатолия Викторовича заинтересовалась администрация тверского губернатора Владимира Платова, в частности, один из его заместителей, Анатолий Алексеевич Боченков. В 2002 году состоялись даже секретные переговоры, на которые были приглашены сам Анатолий Крутов, психограф Елена Тузина и нынешний руководитель полётов во времени, кандидат технических наук Геннадий Архипов. Однако, поразмыслив, тверские чиновники убоялись экспериментов по улучшению региональной погоды. Дескать, изгнанные из губернии ветры и грозы могут всей своей мощью обрушиться на столицу, что приведёт к конфликту с мэром Лужковым. Не нашли тверские экспериментаторы поддержки и у Шойгу. По словам Крутова, высокий чиновник пошутил, что в случае внедрения «погодных иголочек» его подчинённые останутся без работы. И, надо полагать, государство сделало ошибку, отказавшись от приборчиков Крутова, которые можно применять как для созидания, так и для разрушения. Быть может, сверхмощное цунами, обрушившееся в 2004 году на Юго-Восточную Азию, было следствием каприза отдельно взятого арабского шейха, решившего любой ценой установить над своим крошечным королевством хорошую погоду?

Надо полагать, за границу могли проникнуть также и другие разработки Золотова и его учеников. Ведь после разгрома лаборатории некоторые участники эксперимента срочно уехали в Израиль. Кстати, иностранцы не так давно вели переговоры с сыном Золотова и вдовой учёного Марией Яковлевной о покупке его уникальной библиотеки. Однако те были непреклонны: разработки энергии времени должны остаться в России.

Месть ваамо

— Моя единственная встреча с Михаилом Михайловичем Орловым-Сокольским состоялась в 1973 году в Перми, — рассказывает исследователь загадочных явлений А.Дмитриев. — Был этот крепкий 85-летний старик замечателен тем, что, закончив войну в Берлине, имел два ордена Славы, а в 30-е годы являлся командиром отряда особого назначения НКВД, действующего в Сибири, в таёжной Подкаменной Тунгуске.

В ответ на вопрос, для чего в малонаселённой глуши нужно было держать отлично подготовленных для действий в экстремальных условиях бойцов, прозвучал ответ: «В непроходимых чащобах находили пристанище всякого рода уголовные элементы. Чтобы не сгинуть по одиночке, они сбивались в банды, нападали на посёлки, стойбища аборигенов, грабя и вырезая народ. Задача таких отрядов, как наш, — разыскивать душегубов и уничтожать. Отбивались они от нас до последнего патрона. Так что наши руки были развязаны…»

Михаил Михайлович тогда рассказал немало такого, от чего кровь в жилах стыла. Но более всего запомнилась одна история, когда акт возмездия над бандой бывшего есаула Ильи Буравчонка осуществило загадочное племя ваамо, и вовсе не в отместку за что-то. Просто эти люди, названные известным этнографом Н.В.Москалёвым реликтами каменного века, практиковали, а возможно, и по сей день практикуют человеческие жертвоприношения. Те, кто говорит на алтайской группе языков — якуты, эвенки (тунгусы), шорцы, — считают ваамо обитателями Предела злых духов, полуматериальными существами, и по возможности избегают встреч с ними.

— Это самые обычные люди, смуглые, невысокие, жилистые, с несколько вытянутыми лицами, раскосыми глазами, — вспоминал Орлов-Сокольский. — Мы в их отсутствие случайно набрели, как позже выяснилось, на их главную святыню — капище богини Баюртах — Хозяйки ночи. В необычном, похожем на куб просторном меховом чуме стояла вырезанная из кедра безобразная, вся перекошенная, в изломах, фигура одноглазой старухи с тонким посохом в левой трёхпалой руке. На посох были нанизаны человеческие черепа. В углах чума их было не счесть. Я даже, помнится, ущипнул себя — не снится ли? Один из бойцов отряда — якут — предостерёг, сказал, что немедленно надо уходить, иначе несдобровать: ваамо свирепы, убивают всех без разбору; возвращаются к чуму, чтобы бросить к ногам Баюртах отрезанные головы; долго не задерживаются, отправляются кочевать. Я бы счёл всё это за вымысел, если бы собственными глазами не увидел в капище горы черепов.

Как командир отряда НКВД, Михаил Михайлович был представителем закона. Закон же при любом политическом строе относит человеческие жертвоприношения к тягчайшим преступлениям, предписывает задерживать и карать тех, кто этим занимается. Поэтому он поставил перед бойцами задачу: задержать хоть одного ваамо — малая закваска квасит всё тесто, другие тоже ответят по всей строгости. Но легко сказать — нелегко выполнить. Неделя блужданий по тайге оказалась напрасной. Разве что нашли несколько искусно замаскированных ям-ловушек, падение на заострённые колья которых означало верную смерть. Лишь на восьмой день вышли на крохотную поляну, в центре неё догорал старый лабаз. Поодаль высоким штабелем были сложены обезглавленные трупы, разбросаны винтовки, стоял пулемёт с отстрелянной лентой. В одном из обезглавленных тел опознали есаула Буравчонка. Кисет с вышитыми инициалами и новые хромовые сапоги, снятые с убитого бандитами предшественника Михаила Михайловича — Грушева, — отметали все сомнения. Осталось загадкой лишь то, как удалось ваамо, имеющим только деревянные копья, справиться с отнюдь не хлипкими мужчинами, вооружёнными винтовками и пулемётом. Боец-якут, дрожа от ужаса, показал командиру найденную им отрезанную заячью голову, насаженную на окровавленное человеческое ребро: «Ваамо дают знак, они нас тоже убьют, если не уйдём».

Орлов-Сокольский — человек долга и завидной храбрости, конечно, не мог не понимать того, что ваамо коварны и чрезвычайно опасны и что отменное знание тайги делает их неуловимыми. Тем не менее, предав тела бандитов земле и велев погрузить трофейное оружие на лошадь, он, не колеблясь, повёл отряд дальше, повторяя про себя как заклинание: «Нужно взять хотя бы одного, нужно!»

Бойцы шли, и их не покидало чувство, что рядом, словно тень, идёт ещё кто-то. Орлову-Сокольскому, то ли оттого, что перенапряг зрение, то ли от усталости, несколько раз почудилось, что он видит человека, с обезьяньей ловкостью взбиравшегося на деревья и неведомо куда исчезающего. Деревья внимательно осматривали. Пусто! Но человек, похоже, всё-таки был. Так и двигались под присмотром невидимки, пока не вышли к капищу. К тому самому? Нет, к другому… Двигались строго на юг, по компасу. Первое капище было севернее…

Вот в этом-то чуме, рядом с безобразной, будто почерневшей от злобы, деревянной фигурой Орлов-Сокольский сделал то, что кроме него едва ли кому-нибудь удавалось — скрутил «невидимку» ваамо.

— Всё произошло, как молния ударила, — вспоминал Михаил Михайлович. — Я благодаря молодости и ловкости сумел увернуться от похожего на бумеранг деревянного, острого как бритва ножа, задевшего шею. Откуда-то из темноты прыгнул человечек, развернувшийся в воздухе пружиной. Я сумел перехватить его и так сдавил ладонями голову, что он лишился чувств. Но когда выволок пленника из чума, раздалось улюлюканье, что-то хлестануло, сбив меня с ног, и я увидел, что пленник мой, старичок со сморщенным, как лежалое яблоко, лицом, обряженный в шкуру, насквозь пронзён деревянной пикой. Я запретил стрелять, поняв, что это наш единственный и последний успех. Убитого погрузили на лошадь и двинулись в обратный путь…

Труп ваамо самолётом отправили в Ленинград. Так точно всё и было, как точно и то, что в 1954 году я водил в те памятные места Подкаменной Тунгуски учёных АН СССР. Трудно поверить, но вывел их к старому капищу, которое ничуть не изменилось, содержалось в образцовом порядке. Черепов там не убавилось и не прибавилось. Это, конечно, не свидетельство, что ваамо подобрели. Их просто стало слишком мало. Тунгусы, делившиеся с ними солью, говорили, что их осталось не более тридцати. Ещё я с удивлением узнал, что этот кровожадный народец не ест мяса. Пища их — грибы, ягоды, коренья, дикий мёд…

Сохранилось ли племя ваамо до наших дней? Коренные жители Подкаменной Тунгуски дают утвердительный ответ, потому что время от времени случаются контакты: ваамо приходят за солью, спичками, поношенной одеждой. О том, кто они и откуда, известно до обидного мало, потому что ни якуты, ни эвенки их языка не понимают. Очень схожи лишь шаманские обряды. Даже иногда устраиваются совместные камлания.

Самое интригующее, загадочное то, что ваамо не вырождаются. А ведь неизбежное вымирание — печальный удел живущих в изоляции малочисленных, единокровных человеческих кланов. Фантастическим кажется и утверждение Орлова-Сокольского о том, что ваамо непревзойдённые резчики по кости. Фигурки животных, богини Баюртах они никогда не держали при себе, оставляя их в местах удачной охоты на людей. Чем они виртуозно обрабатывали твёрдую кость, для чего «эстетизировали» свои кровавые деяния — неизвестно. Есть версия, что мастера-резчики — не они. Но как с этим согласиться, если кровожадная Баюртах — единственное божество, которому поклоняются вегетарианцы ваамо — главный персонаж филигранной резьбы.

НЛО просит посадки в… СССР

В 4.10 и позже

В январе 1985 года в газете «Труд» появилась статья «Ровно в 4.10…» В ней рассказывалось о том, как экипажи двух рейсовых пассажирских авиалайнеров наблюдали за странным светящимся объектом, очертаниями напоминавшим самолёт. Объект перемещался в воздухе на той же, как показалось наблюдателям, высоте, что и их машины, одна из которых внезапно была освещена лучом, исходившим от объекта. В 1984–1986 годах на страницах массовой печати неоднократно сообщалось о создании при Всесоюзном совете научно-технических обществ Комиссии по аномальным явлениям в окружающей среде под руководством члена-корреспондента АН СССР B.C.Троицкого. Комиссия обращалась к читателям с просьбой сообщать о любых необычных явлениях, очевидцами которых они могли оказаться, и, в свою очередь, обещала рассказать о результатах работы.

Однако прежде позволим себе коротко напомнить читателям историю возникновения проблемы НЛО-АЯ.

Одним из первых «официальных» АЯ (аномальных явлений) стало наблюдение 24 июня 1947 года американского бизнесмена Кеннета Арнольда. Тогда сообщение о «летающих блюдцах» облетело весь мир.

Но оказалось, что наблюдение Кеннета не было чем-то уникальным. Описания «летающих тарелок» посыпались, как из рога изобилия. Некоторые очевидцы утверждали, что НЛО («неопознанные летающие объекты» — так стали со временем называть «летающие блюдца») — это пилотируемые корабли внеземных цивилизаций. Люди с потрясающими подробностями повествовали о своих встречах с пилотами таинственных кораблей. Со временем интерес к загадочным НЛО только возрастал. Во многих странах мира создавались государственные и общественные организации, поставившие своей целью изучение феномена. В 1981 году, например, только в США официально их действовало 25. Сегодня аналогичные организации существуют во Франции, Дании, Финляндии, Германии, Бельгии, Великобритании, Италии, Норвегии, Испании, Канаде, Австралии. В основном эти любительские объединения занимаются сбором сообщений о НЛО, статистической обработкой информации, формированием банков данных, разработкой гипотез. Многие из них имеют свои печатные органы.

Появились аналогичные объединения и в СНГ. Сегодня их насчитывается более трёх десятков; наиболее крупные находятся в Нижнем Новгороде, Киеве, Ленинграде, Новосибирске, Томске. Создание комиссии по АЯ позволило привлечь широкие круги общественности, учёных и специалистов к изучению явлений и эффектов в окружающей среде, не получивших пока чёткого научного объяснения, и попытаться координировать исследования этих явлений силами общественных комиссий, секций, групп, входящих в её состав.

Наверное, у многих читателей возникнет вопрос: «Говорили “НЛО” и вдруг — “АЯ”». Почему? Ответ прост.

Во-первых, на протяжении многих лет термину «НЛО» как ненаучному был наглухо закрыт путь на страницы советской печати; если он и употреблялся, то лишь с оттенком иронии. Во-вторых, при анализе сообщений было отмечено, что во многих случаях описываются атмосферные и литосферные явления, полтергейста, отношения к НЛО, как представляется, не имеющие, но не менее интересные. Механизмы ряда таких явлений пока не изучены, сами они редки, поэтому их смело можно назвать аномальными. Другими словами, «аномальные явления» — это широкий класс явлений в окружающей среде, не поддающихся объяснению с позиции современных научных знаний.

Немалую ценность представляет собой созданный комиссией по АЯ архив сообщений, насчитывающий более 13 тысяч писем.

Вот выдержки из описаний многочисленных очевидцев феерического небесного явления, поразившего воображение киевлян и жителей многих областей Украины.

«Падающее тело напоминало выброшенное громадным совком большое количество раскалённого шлака, который не рассыпается, а почему-то падает вместе».

«Впереди — ослепительно яркий клубок величиной с небольшой мячик, а за ним — огненный светящийся хвост, за которым следовали с десяток ярких “мячиков” размером поменьше, но также с искрящимися хвостами».

«В небе я увидел нитку движущихся отдельных светлых предметов и решил, что это летят дикие гуси. Тело имело такую же форму, как и стая гусей, летящих в одну нитку ночью низко над освещённым городом».

Среди сообщений встречаются и наблюдения, связанные с выводом на орбиту космических аппаратов, научно-техническими экспериментами в высоких слоях атмосферы, редкими оптическими атмосферными эффектами, распадом искусственных спутников земли (ИСЗ) в плотных слоях атмосферы при сходе с орбиты и т. д. Именно распад спутника в плотных слоях атмосферы на высоте около 100 километров, представляющий собой многокрасочное явление, и видели сотни очевидцев в Украине 30 октября 1963 года и 2 декабря 1983 года. В первой фазе спутник похож на огонь обычной сигнальной ракеты, летящей горизонтально или чуть вверх. По мере приближения его к наблюдателю появляются новые светящиеся «шарики» (мелкие обломки ИСЗ), которые, сгорая, светятся различными цветами из-за многообразия их химического состава. В заключительной фазе количество цветных огоньков, летящих плотной «кучей», оценивалось наблюдателями в несколько десятков. Если учитывать большую скорость обломков (несколько километров в секунду), это явление, как правило, наблюдается на огромной территории в течение 2–4 минут при абсолютном отсутствии звуков.

Не менее грандиозным зрелищем является запуск ракеты- носителя с одного из наших космодромов. Сначала очевидец замечает низко над горизонтом (5-15°) яркую светящуюся точку, за которой тянется дымка, похожая на инверсионный след самолёта. Потом след удлиняется и расширяется, приобретая «рыбообразные» очертания. В головной части этого образования постоянно находится та же яркая точка, представляющая собой факел ракетных двигателей. Иногда наблюдаются изменение цвета факела и появление струй; это говорит о том, что в работу включилась вторая ступень ракеты-носителя. На следующей фазе происходит превращение «рыбы» в полусферу (если наблюдать сбоку) или в «цветок», «крест» при других ракурсах наблюдения относительно траектории полёта. Часто можно видеть вспышки, световые конусы, «усы» из светящихся струй. Это означает, что ракета-носитель вышла из плотных слоёв атмосферы. В заключительной фазе этот небесный фейерверк начинает расплываться и в конце концов пропадает… В ночном небе такое явление при определённых атмосферных условиях может наблюдаться 20–40 минут на расстоянии многих сотен километров от места запуска.

Множество корреспондентов Комиссии по АЯ принимает такие явления техногенного характера за аномальные, и нет в том их вины: до сих пор эффекты, сопутствующие техническим экспериментам в околоземном пространстве, почти нигде не описаны. Тем, кто хотел бы узнать о них подробнее, советуем обратиться к книге А.Ф. Пугача и К.И. Чурюмова «Небо без чудес», изданной в Киеве в 1987 году.

Впечатляющее и даже вызывающее страх световое явление в ночном небе наблюдали многие сотни очевидцев в конце декабря 1984 года. При анализе сообщений и после изучения справочных данных выяснилось, что удивительные световые эффекты возникли в результате совместного эксперимента Ampte, проведённого США, Великобританией и ФРГ. В ходе эксперимента с ИСЗ IRM (ФРГ) на высоте 100 километров над Землёй было выпущено ярко светящееся бариевое облако с целью изучения его взаимодействия с солнечным ветром и магнитосферой Земли. Феномен в виде многоцветного сложного динамического процесса, зафиксированный лётчиками Эстонского управления Министерства гражданской авиации СССР, выполнявшими рейс № 8352 по машруту Тбилиси — Ростов — Таллинн и описанный в статье «Ровно в 4.10…», был всесторонне изучен членами Ленинградской комиссии по АЯ. Исследование показало, что это явление было научно-техническим экспериментом по изучению атмосферы путём распыления в ней специальных реагентов. К НЛО конечно же этот эксперимент никакого отношения не имел, хотя многие, прочитав статью, пришли к заключению, что это некая внеземная цивилизация пыталась установить контакт с нашей. В Комиссию по АЯ посылались даже «научные» трактаты по дешифровке изменения цветовой гаммы в буквы русского алфавита.

Итак, ряд явлений удалось объяснить, хотя это не всегда просто. Для проведения надёжного отождествления порой приходится анализировать сотни сообщений, отразить географию наблюдения на карте, обработать данные методами статистического анализа. Увы, многие описания очевидцев содержат слишком мало информации о явлении. В этом случае его не удаётся отнести к природным или техногенным процессам. В письмах многих очевидцев отсутствуют такие детали, как точная дата и время события (начало и конец наблюдения), направление движения, угловые высота и размеры, форма, цвет, динамика перемещения АЯ в пространстве, вид траектории, погодные условия при наблюдении. А ведь именно эти подробности имеют важное значение для изучения феномена.

Однако даже при наличии очень подробных описаний около 10 % явлений не удаётся отождествить. Это и есть те самые аномальные явления, упорно не поддающиеся разгадке и представляющие особый интерес для исследователей. Вот пример такого АЯ. В феврале 1983 года к западу от Петрозаводска бригада локомотива наблюдала некий шарообразный объект, который на протяжении часа сопровождал поезд. Объект маневрировал вокруг поезда и, воздействуя на него каким-то неизвестным образом, временами тормозил или разгонял состав вопреки управляющим командам машиниста, хотя все системы локомотива работали исправно. Петрозаводская комиссия по изучению АЯ, собрала все возможные свидетельства и показания очевидцев и тщательно исследовала их, но так и не смогла однозначно установить природу феномена. Воздействие шара оказалось весьма ощутимым: локомотив на этом участке сэкономил около 300 килограммов топлива, бригада поезда получила психологический шок, на скоростемерной ленте остались следы странного воздействия на динамику движения состава… Возникло множество вопросов, которые ждут своего объяснения.

Ещё один странный случай, с которым пришлось столкнуться исследователям АЯ, произошёл 29 января 1986 года в районе поселка Дальнегорск Приморского края. Около 8 часов вечера местные жители заметили шар красного цвета, летевший в северо-западном направлении. Полёт проходил беззвучно и параллельно поверхности земли. Над высотой 611 объект сделал неожиданный «клевок» и врезался в уступ скальной породы. Когда по местным ориентирам удалось определить скорость объекта (около 15 метров в секунду), эта величина стала для исследователей первой неожиданностью. Дело в том, что столь малая скорость не характерна ни для метеоритов, ни для болидов, ни для обломков ИСЗ.

На месте столкновения шара со скалой возникло свечение, сравнимое по яркости разве что со вспышкой при коротком замыкании на высоковольтной ЛЭП или при электросварке. Прибывшие вскоре на высоту 611 представители исследовательской группы обнаружили следы высокотемпературного воздействия на почву, поражённую неизвестным типом излучения растительность и образцы, принадлежавшие, очевидно, разрушившемуся телу: шарики свинцового, железного сплавов и «сеточку». Результаты исследований, проведённых в трёх академических центрах и одиннадцати научно-исследовательских институтах страны, к сожалению, породили больше вопросов, чем дали ответов. Так, например, на поверхности железного шарика после специальной обработки появились выпуклые стеклоподобные структуры, объяснить образование которых металловеды не смогли. Рентгеноструктурные анализы выявили стеклоподобное состояние углерода!

Было также установлено, что тело горело не на поверхности земли, а на расстоянии 0,5–1 метра от неё, то есть находясь как бы в подвешенном состоянии. При этом очевидцы отметили, что тело при горении несколько раз поднималось и опускалось… На месте катастрофы было найдено шесть пятен намагниченности кремниевых пород! Для исследователей этот факт явился полнейшей неожиданностью, так как кремний — немагнитный материал и намагнитить его, по современным научным понятиям, так же невозможно, как, скажем, палку или кирпич…

Особый интерес вызвала и «сеточка» — сложный углеродистый материал неизвестной природы. В этом образце были обнаружены кварцевые ниточки толщиной 17 микрон. Внутри такой нити — золотая проволока… Доктор химических наук из Владивостока В.Высоцкий, принимавший участие в её исследовании, сказал: «Вне сомнения, это признак высокой технологии, а не природного или земного происхождения».

Странные воздействия этого явления на окружающую среду не кончились и после катастрофы. У исследователей, работавших на месте события, наблюдалось изменение состава крови (уменьшение количества лейкоцитов и тромбоцитов, изменение строения эритроцитов), появились сенсорные нарушения. Когда закончился первый этап исследований, члены экспедиции сфотографировались на месте проведения работ — и опять загадка: все кадры, отснятые на высоте 611, оказались засвеченными…

В связи с этими достаточно странными случаями следует, вероятно, сказать и об одной гипотезе, очень широко распространённой среди исследователей АЯ в СССР и за рубежом, — «искусственной», предполагающей, что НЛО-АЯ — это космические корабли некой внеземной цивилизации или иные проявления её деятельности в окружающем нашу планету пространстве. Гипотеза, скажем прямо, достаточно фантастическая. Ну и что же? Это не повод отметать её, что называется, с порога. Эта гипотеза, пока она не опровергнута фактами, имеет такое же право на существование, как и любая другая, тем более что возникла она отнюдь не на пустом месте.

Дело в том, что на основании свидетельств очевидцев в ряде случаев «поведение» НЛО можно трактовать как «носящее черты разумности», или «системное», то есть подчиняющееся очевидной, хотя и не всегда понятной логике: НЛО-АЯ зависают над земными объектами; преследуют и сопровождают самолёты, автомобили; движутся по геометрически правильным траекториям; порой на них наблюдаются упорядоченные световые вспышки…. Иначе говоря, с точки зрения человека, такие АЯ ведут себя как управляемые кем-то или подчинённые некой программе летательные аппараты, причём порой демонстрируют свойства и способности, которыми земные летательные аппараты пока не обладают. «Разумные» и превышающие современные возможности земных технологий — вот она, основа гипотезы об НЛО — «пришельцы»! Конечно, с помощью этой гипотезы можно объяснить практически все загадки и странности, связанные с наблюдением феноменов: дескать, «их» наука и техника ушли далеко вперёд по сравнению с нашими земными. Что ж, может быть, и так… Однако статистика говорит, что НЛО так называемого «аппаратного» типа, то есть похожие, по нашим современным представлениям, на летательные аппараты будущего, составляют лишь небольшую часть от общего количества наблюдений. В большинстве описаний фигурируют светящиеся шары, эллипсы, точки, «сигары»…

Было бы неправильно считать, что загадочные явления, с которыми приходится сталкиваться комиссии по аномальным явлениям, только «летающие». Есть и «наземные» АЯ, но не менее загадочные. Одно из них изучено Томской группой по исследованию АЯ под руководством кандидата геолого-минералогических наук В.Сальникова. Житель Томска обратился в редакцию областной газеты «Красное Знамя» с просьбой помочь выяснить причину странных взрывов, которые происходят в спальне его квартиры. Взрывы время от времени происходили между 22 и 4 часами ночи на уровне пола и сопровождались появлением красного шарообразного сгустка пламени высотой до 80 сантиметров. После взрывов линолеум на полу сохранял комнатную температуру, цвет и запах его не менялись. Взрывы начались в начале марта 1984 года и участились к концу месяца. Тщательно проведённое комплексное исследование с фото- и киносъёмкой, магнитофонной записью хода работ показало, что источником взрывных и световых эффектов оказался оставленный строителями под линолеумом оголённый двужильный электрический провод, находившийся под напряжением.

Провод был заизолирован. Взрывы прекратились. Этот случай интересен тем, что сочетание плазменных, магнитных, биолокационных аномалий, физико-химических факторов с определёнными локальными геологическими условиями и геофизическими процессами неожиданно стало причиной явления, безусловно аномального.

Продолжая разговор о фактологической стороне феномена АЯ, отметим некоторые особенности, присущие наблюдению этих явлений. В рамках Комиссии по АЯ на основе писем, полученных от очевидцев Московской и близлежащих областей (всего 13 регионов), был проведён статистический анализ пространственно-временного распределения АЯ. Результаты этого исследования показали, что количество наблюдений АЯ над данной территорией существенно зависит от плотности населения. Число наблюдений, сделанных зимой и весной, сравнительно невелико. Больше всего сообщений о наблюдении АЯ приходится на летний период с максимумом в июле. Такое распределение можно объяснить сочетанием благоприятных условий наблюдений в летнее время с периодом максимального количества отпусков. Распределение наблюдений АЯ в течение суток имеет сложный характер. Минимальное количество наблюдений приходится на утренне-дневное время (9-16 часов), а максимум — на вечерние и ночные (17–24) часы с абсолютным максимумом в 20–21 час. Аналогичное распределение было получено независимо друг от друга отечественными и зарубежными исследователями феномена АЯ. Отсюда следует, что такое распределение возможно из-за наложения двух факторов: истинного распределения АЯ и распределения суточной занятости населения. О деятельности исследователей, занимающихся проблемой АЯ, можно было бы рассказывать и дальше, тем более что задачи, стоящие перед ними, не стали с течением времени менее актуальными. Ведь нередко причиной возникновения АЯ является всё более сложная и разнообразная деятельность человеческой цивилизации. И такие вот АЯ вместе с неразгаданными ещё явлениями природы и окружающего нас мира, одно из которых мы называем НЛО, ждут своих исследователей. Разгадать их тайну — значит получить новые знания о физическом мире, законах его развития и существования, — знания, которые в дальнейшем смогут быть с успехом использованы в интересах человечества.

Без опознавательных знаков

Известный полярный штурман Валентин Иванович Аккуратов почти полвека занимался ледовой разведкой, проводил караваны в Северном Ледовитом океане. Он высадил на льдину знаменитую экспедицию Папанина, с лётчиком И.И. Черевичным поднял флаг Родины над «Полюсом относительной недоступности» (до них — абсолютно недоступным). Аккуратов прошёл две войны, а в октябре 1945 года вместе с лётчиком М.А. Титловым совершил первый в мире ночной полёт на Северный полюс; участвовал он и в высадке на дрейфующий лед полярников двадцати станций СП.

Валентин Иванович и его коллеги не раз наблюдали в арктическом небе неопознанные летающие объекты, о чём свидетельствует приведённый ниже документ. Мы публикуем его без сокращений и литературной правки. Предлагаем также подробный рассказ Валентина Ивановича об одной из встреч с НЛО.

Министру гражданской авиации маршалу Е.Ф. Логинову

На ваш запрос о встречах и фактах наблюдения за неопознанными летающими объектами (НЛО) в Арктике докладываю:

1. В 1950 году, базируясь на ледовой разведке в Нижних Крестах (Колыма), в августе, мы наблюдали, как над посёлком в течение трёх суток появлялся диск, напоминающий по цвету Луну, но меньшего размера, на высоте 20–25 градусов над горизонтом в южной части неба.

Диск обычно появлялся в 15.30 по местному времени и наблюдался населением всего посёлка, вызывая большой интерес особенно у нас, лётного состава. В этот период над территорией СССР часто летали воздушные шары, запускаемые США, которые мы неоднократно наблюдали и преследовали на самолётах.

Этот диск не был похож на воздушный шар ни по скорости движения, ни по цвету. После нашего сообщения в Москву нам было дано указание как можно ближе подлететь к диску на самолёте («Каталине») и подробно изучить это явление. Поднявшись на высоту 7000 метров, т. е. на предел высотности «Каталины», и сближаясь с диском, мы заметили, что диск в размерах не изменился, движение его в направлении с востока на запад было очень медленным. Цвет жемчужный, с пульсирующими краями и без каких-либо антенн или подвесок. В 17.30 диск уходил на запад, резко набирая высоту, пока не исчезал из поля зрения. На третьи сутки диск исчез и больше не появлялся. По поводу этого явления была большая переписка с Главным управлением Северного морского пути, и весь этот материал хранился в архивах Министерства морского флота.

2. В 1956 году, совершая стратегическую ледовую разведку на самолёте ТУ-4 с командиром корабля т. Бахтиновым в районе мыса Джузеп (Гренландия), выйдя из облаков, мы неожиданно заметили, что с левого борта параллельно нашему генеральному курсу (180 градусов) движется какой-то непонятный летающий аппарат, по форме напоминающий большую чечевицу жемчужного цвета с волнообразно пульсирующими краями. Зная, что на севере Гренландии находятся американские авиационные базы (Норе, Туле), мы первоначально решили, что это американский летательный аппарат неизвестной конструкции, и, не желая с ним встречи, вновь ушли в облака. Через 40 минут полёта по 89 курсу на остров Медвежий облачность неожиданно кончилась, впереди было ясно, и мы вновь по левому борту заметили тот же неизвестный аппарат. Решив подробнее рассмотреть, что это такое, мы резко изменили курс и пошли на сближение, сообщив на базу (Амдерма) о своём намерении и его цели.

В ответ на изменение курса неизвестный летательный аппарат также изменил курс и со скоростью, равной нашей, пошёл параллельно. Через 15–18 минут полёта неизвестный аппарат резко изменил курс, обогнал нас и молниеносно ушёл вверх, исчезнув в синеве неба. Никаких антенн, надстроек, крыльев или иллюминаторов на этом диске мы не обнаружили. Не было замечено также ни выхлопов струй газа, ни инверсионного следа, а скорость его ухода была настолько велика, что это явление казалось каким-то сверхъестественным.

3. В феврале 1967 года экипажем рейсового самолёта Ил-18 (командир В.Петров, штурман А.Шамес) было замечено следующее явление: в районе Тикси, находясь на высоте 800 метров, слева по борту под 20 градусов над горизонтом был замечен диск жемчужного цвета размером чуть меньше Луны. Диск обгонял самолёт, набирая высоту с курсом 90 градусов.

Полёт происходил в светлое время при ясном небе. Ни на один из существующих летательных аппаратов диск не походил. Запись этого явления имеется у штурмана Шамеса.

4. Помимо этих фактов встреч с НЛО имеются и другие. Так, в декабре 1966 года экипажи наблюдали встречу сразу с шестью дисками, но не жемчужного, а оранжевого цвета. Но так как в своё время в нашей печати было сообщение, что это просто световые эффекты, которые никакого отношения к летательным аппаратам не имеют, то лётный состав, замечая подобные явления, перестал интересоваться ими, дабы легендами о «летающих тарелочках» не вызывать насмешек товарищей.

Флаг-штурман полярной авиации В.И. Аккуратов

Запрос маршала Логинова был вызван неоднократными заявлениями лётного состава гражданской авиации о встречах в полёте с неопознанными летающими объектами как над территорией нашей страны, так и на зарубежных трассах. Такие заявления привели руководство в замешательство — не является ли загадочное и необъяснимое явление опасным для самолётов, особенно при полётах в облаках или ночью, когда при отсутствии видимости возможно столкновение.

Мне доводилось не только слышать и читать в рапортах об НЛО, но и самому их наблюдать. Об одной из самых интересных встреч хочу рассказать. 14 августа 1956 года наш экипаж выполнял дальнюю ледовую разведку по маршруту: мыс Шмидта — Северный полюс — мыс Джузеп (Гренландия) — остров Медвежий — Амдерма. Мы определяли запасы и размещение льдов в Арктическом бассейне.

До Северного полюса высота нижней кромки сплошной облачности позволяла идти на высоте 300 метров — наиболее удобной для наблюдения за льдами. Но за полюсом вопреки благоприятному прогнозу синоптиков на нас обрушился глубокий циклон со всеми его неприятностями: низкой облачностью, штормовыми ветрами, снегопадами и сильным обледенением. Чтобы не потерять наблюдение, пришлось снизиться до 50 метров, а иногда идти и на бреющем полёте.

Через 10 часов полёта мы неожиданно выскочили из облаков. Это было на траверсе мыса Джузеп, который мы увидели на экранах локаторов ещё за 25 минут до подлёта. Набрав высоту 300 метров, мы продолжали наблюдения за ледовым покровом океана. Справа тянулись оледенелые берега Гренландии, ярко высвеченные холодным солнцем, но слева вновь надвигалась рваная облачность.

Пытаясь рассмотреть, как далеко она уходит на восток, я взял бинокль и замер от неожиданности. Параллельно нашему курсу, метрах в 200–250 на нашей высоте, летел довольно странный аппарат, по форме напоминавшей дирижабль. Был он жемчужного цвета и выглядел, как Луна днём.

— Слева по курсу американец! — в наушниках шлемофона голос командира.

— Не вижу опознавательных знаков, — ответил я и неуверенно добавил — Корпус у него светится, что ли…

— Сколько отсюда до Туле?

— Туле на траверсе, но по ту сторону Гренландии, расстояние 860 километров.

— Что будем делать?

— В районе острова Врангеля нам с Черевичным и Крузе встречались американские Би-36. Их красят в оранжевый цвет. Базируются на мысах Барроу и Фербенкс и, похоже, занимаются ледовой разведкой. Но у них всегда на борту и крыльях знаки военно-воздушных сил США.

— Чертовщина какая-то. Не нравится мне эта штука. А что там у тебя на экране?

— Яркая зелёная отметка, как от самолёта. Посмотри в бинокль — ни люков, ни антенн, ни выхлопов от двигателей. Может, испытывается новый тип дирижабля?

— Ни один корабль не летает с такой скоростью. Он же не отстаёт, а у нас на приборе 380! — Через пять минут — разворот на Медвежий. По долгу вежливости давай качнём ему крылом. Если не ответит, то им управляют далеко не джентльмены, а может, это просто беспилотная конструкция, фотосъёмщик или подвижная мишень.

Настало время смены курса. Чтобы избежать опасного сближения с идущим слева соседом, мы сбросили скорость и осторожно начали ложиться на курс, предварительно качнув самолёт с крыла на крыло. Не отвечая на наше приветствие, аппарат синхронно повторил наш манёвр и также лёг на наш курс. Это озадачило. Он явно интересовался нами. Чтобы оторваться, мы ушли в облака, продолжая полёт на высоте 900 метров. Летели и обсуждали, на какой же энергии двигается этот странный (как нам тогда казалось, американский) аппарат и почему он так непонятно ведёт себя. Через 38 минут выскакиваем из облачности и… снова видим левее себя «американца»!

— Это уже хамство! — Не сдержался командир. — Шуганём его, а?

— Влево на шестьдесят, курс на сближение! — подаю команду в надежде, что, испугавшись такого маневра, «американец» оставит нас в покое. Командир даёт газ всем четырём моторам, и тут же непонятный аппарат синхронно, точно отражение в зеркале, отворачивает влево, и мы опять идём параллельными курсами. Даю зелёную и красную ракеты — может, поймёт, что мешает работать. «Американец» не отвечает. Мы ложимся на свой генеральный курс — на Медвежий. Он, как тень, опять следует с нами.

Впереди появляется характерное облачко, какие часто бывают над островами Арктики.

— Остров Медвежий, — передаю командиру. — В войну тут была американская база… Возможно, наш спутник там будет садиться. Если так, то узнаем, кто он — аппарат легче воздуха, дирижабль то есть, или тяжелее — типа ракеты. Это будет видно по характеру захода на посадку.

— На дирижаблях не летал, расшифруй, штурман.

Я не успел ответить. «Американец» неожиданно рванул вперёд и на огромной скорости, обогнав нас миль на десять, бесследно исчез…

Через день мы были в Москве, доложили о встрече и совместном полёте с неизвестным летательным аппаратом. Пришли к выводу, что это были испытания нового реактивного американского самолёта с убирающимися в полёте крыльями. И лишь спустя одиннадцать лет после многих заявлений лётного состава Аэрофлота о том, что в полётах встречаются неконтролируемые диспетчерской службой неопознанные летающие объекты, министр Логинов приказал докладывать о каждой такой встрече.

НЛО в советских водах

Военные архивы, ставшие немного доступнее в последнее время, сохранили многочисленные свидетельства «встреч» наших военнослужащих с неопознанными летающими объектами.

В 1950 году команда крейсера Черноморского флота наблюдала загадочный объект яйцевидной формы, поднимающийся с поверхности Чёрного моря. Он поднялся бесшумно, не оставив на поверхности моря ни волн, ни ряби.

Имеются сообщения подводников, фиксировавших приборами «странные субмарины», которые двигались намного быстрее, чем все известные в то время суда. Военные гидроакустики «слышали» странные объекты, передвигавшиеся в толще воды на невероятных глубинах с огромной скоростью.

В августе 1965 года экипаж парохода «Радуга» в Красном море наблюдал необычное явление. На расстоянии примерно двух километров от парохода вырос гигантский столб воды. Из него появилась огненная сфера и зависла над поверхностью моря; она имела приблизительно 60 метров в диаметре и парила на высоте 150 метров.

В декабре 1977 года команда миноносца «Василий Киселёв» наблюдала похожее явление: вертикально из воды поднялся объект в форме шара и завис на высоте 4–5 км.

Диаметр шара был около 400 метров. При его появлении на судне перестали работать все радары и включились через три часа после того, как объект внезапно пропал.

Был случай с советской подводной лодкой, находившейся на боевом патрулировании в Тихом океане. Около неё появились шесть неизвестных воздушных объектов, причём, когда лодка стала осуществлять различные маневры в подводном положении, объекты как бы повторяли эти маневры, оставаясь по отношению к ней на прежних расстояниях.

Командир подлодки вынужден был дать команду на всплытие, хотя это запрещалось инструкцией. А когда она всплыла, все шесть объектов последовательно вылетели из воды и скрылись.

Зафиксированы также случаи, когда неизвестные объекты, летавшие по воздуху, на глазах у очевидцев опускались в воду и тут же вылетали из неё.

По данным В.Ажажи, в 70-е годы он видел официальное донесение начальника разведки Тихоокеанского флота адмирала Домысловского, в котором тот сообщал о наблюдении советскими военными моряками в отдалённых районах Тихого океана неизвестного объекта цилиндрической формы длиной 800–900 метров, зависавшего над водой. Из одного конца этого «цилиндра» вылетали маленькие объекты и опускались в воду, а через некоторое время снова возвращались в большой НЛО.

Характерно, что опускание неизвестных объектов в воду и вылет из неё наблюдались не только в морях и океанах, но и во внутренних водоёмах.

Прыжок в неизвестность

Много лет прошло с тех пор, как с молодым солдатом Сергеем Гладкочубом произошла эта удивительная история, — уникальный контакт с НЛО.

— Это было в 60-х годах. Я проходил срочную службу в армии, служил в отдельной артиллерийской бригаде. Чтобы не потерять должную выучку, артиллеристам полагается время от времени постреливать из своих пушек и гаубиц. В то лето наша бригада выехала на учения на полигон около города Дорогобужа в верховье Днепра.

Я и мои приятели Николай Косенков и Анатолий Панкратов служили уже последний год. В тот день мы пошли на берег Днепра искупаться и позагорать. Статус старослужащих позволяет иногда совершать такие не предусмотренные общим солдатским распорядком моционы.

Искупались, загораем за кустиками. Вдруг без всякой видимой причины на реке появился водоворот. Он перемещался то вверх, то вниз по течению, то увеличиваясь, то уменьшаясь в диаметре, и вдруг внезапно пропал. В то же мгновение над местом исчезновения водоворота, на высоте примерно 60 м, возникло шарообразное тело. Оно не переместилось в это место из другого (вся «картинка» была в поле нашего зрения), оно именно возникло или проявилось.

Форма тела — идеальный шар. Диаметр — метров 5. Вид поверхности — не подберу лучшего сравнения, чем тонированное до цвета сажи стекло. На этой поверхности не было никаких деталей или оттенков, искажающих идеальные шарообразность и черноту.

Неподвижным шар оставался недолго. Он стал двигаться, как подвешенный на длинном тросе маятник. В нижней точке этого движения шар на короткое время останавливался. Из него протягивался к воде яркий нитевидный луч. Тут же по нему устремлялся вверх пар, а потом — вода. Столб воды всё более утончался кверху, вода в нём закручивалась. Так, наверное, должен выглядеть водяной смерч. Только здесь столб воды не «гулял», он был как бы нанизан на стержень. Это «мероприятие» продолжалось не более трёх-четырёх секунд.

В крайних верхних точках амплитуды происходило следующее. В диаметральной плоскости шара, параллельной воде, на его угольной поверхности появлялись равноудалённые друг от друга маленькие светлые пятна (теперь глазу было за что зацепиться, и мы видели, что шар вращается). От этих пятен отделялась некая субстанция. Это было очень похоже на выдувание мыльных пузырей, но только эта субстанция была не такой эфемерной. Достигнув размера большого мяча, «пузыри» отрывались от порождающих их пятен и падали в воду так быстро, как падали бы ледяные шары, затем тонули.

Вскоре шар стал двигаться и в других направлениях. В проекции на поверхность воды это движение дало бы зигзагообразный след.

В стрессовых ситуациях время выделывает всякие фортели, и трудно оценить его объективно. Всё-таки, думаю, что минуты 2–3 мы, затаив дыхание, наблюдали за эволюциями этого летательного аппарата

Вдруг Анатолий резко вскочил с земли, встал во весь рост, протянул руку в сторону шара и воскликнул, обращаясь к нам с Николаем:

— Смотрите-смотрите, что они там делают!..

С тех пор прошло более 30 лет, а эта фраза звучит во мне, как будто её произнесли только что. Вновь и вновь анализируя тот порыв Анатолия, смысловое содержание его восклицания, интонацию, прихожу к одному и тому же выводу: в этот момент он ясно увидел что-то такое, чего мы с Николаем почему-то не видели.

Его восклицание было выражением безмерного восхищения. Восхищения чудом. Чудом, творимым кем-то. Кем? Анатолий не ответил.

Как только он встал из-за кустов и крикнул, шар, прекратив забор воды и эвакуацию таинственной материи, резко скакнул вверх и замер там. При этом он издал… Я даже не уверен, что это был звук. Это было что-то пограничное для человеческого слуха. Скорее некая вибрация окружающего эфира, чем звук.

Внезапно мы почувствовали, что нас внимательно рассматривают. У меня вдруг возникло то предполётное ощущение, которое порой возникает во сне: готовность к высокому прыжку, парению. Как сказал мне потом Николай, у него появилось такое же ощущение. И так же, как у меня, оно почти сразу сменилось ощущением нараставшей тяжести, нас как бы придавливали к земле.

Неведомая сила положила нас на спины. Одновременно прямые руки Анатолия поднялись вверх, всё тело его вытянулось, он приподнялся на цыпочки. Поза точно такая, как у прыгуна в воду на вышке перед прыжком. А от шара к нему двигался столб света диаметром примерно 1 м, причём скорость этого света была необычной — не больше, чем у человека, бегущего трусцой. Навсегда врезалось в память выражение лица Анатолия. На его лице был восторг. Не «гибельный восторг» обречённого, нет. Это было лицо человека, которому обещано огромное счастье.

Душевное состояние моё и Николая в эти секунды было более приземлённым. Но главное — мы не сомневались в том, что сила, которая управляет сейчас нашими телами, не причинит нам никакого вреда. Уверенность эта не являлась продуктом собственных интеллектуальных упражнений — не способны мы были к ним в тот момент. Эта уверенность была привнесена в нас.

Столб света накрыл изготовившегося к «прыжку» Анатолия и сразу пропал. Пропал и Анатолий. Навсегда. Совершил свой прыжок в неизвестность.

Потом шар снова стал совершать колебательные движения, резко увеличивая их амплитуду и одновременно набирая высоту. Потом внезапно исчез. В месте его исчезновения некоторое время нам виделось светлое пятно.

Анатолий Панкратов был детдомовцем. Ничего не хочу притягивать к этому обстоятельству, но и забыть его не могу.

Мы с Николаем подробно рассказали о случившемся командиру нашего артдивизиона, командиру бригады, следователю военной прокуратуры и человеку в штатском, ни звания которого (если оно у него было), ни должности мы так никогда и не узнали.

Этот человек единственный, кто не удивился, выслушав наш рассказ, и не стал в нём сомневаться. На меня этот человек и его отношение к случившемуся произвели едва ли не такое же сильное впечатление, как и само происшествие с НЛО. Между нами возникло единение, будто мы принадлежим к какому-то братству, некому ордену посвящённых. Посвящённых, которым открылась одна и та же тайна: они есть!

Он мягко посоветовал нам с Николаем никому и никогда не рассказывать об этой истории. Мягкость эта была безо всяких кавычек, но совет всё равно получился очень убедительным.

Я считаю, что 30 лет — это уже больше житейского «никогда». Тем более возникли какие-то внутренние позывы — теперь об этом можно и нужно рассказать. Всё тайное становится явным. Поспособствую этому, пока не поздно.

Уфологические тайны Советской армии

Среди уфологов принято критиковать военных за сокрытие случаев аварий инопланетных кораблей и распространение дезинформации об НЛО. Военных меньше всего волнуют споры об инопланетянах — их прежде всего интересует воздействие НЛО на технические средства и личный состав, последствия которого до конца неизвестны.

1947 год. Зенитки ПВО Закавказского военного округа обстреляли громадный сигарообразный объект, внезапно появившийся из-за горного хребта со стороны турецкой границы. Хотя высота полёта объекта не превышала 4000 метров, а зенитки могли достать цель и на 12-километровой высоте, «сигара» полностью игнорировала обстрел, а затем резко увеличила скорость и скрылась за горами.

Инцидент грозил большими неприятностями, поскольку пограничная охрана и служба наблюдения на кораблях почему-то не заметили столь внушительную цель. Правда, объект не был обнаружен и в глубине территории страны. Сообщение наблюдателей о том, что он развил скорость до 2000 километров в час, командование пограничным округом проигнорировало, а наблюдателям приказали молчать об инциденте.

Аналогичный случай произошёл в 1984 году в Туркестанском военном округе. В районе Астрахани система ПВО засекла объект, летевший на высоте около 2000 метров вдоль побережья Каспийского моря и направлявшийся в сторону границы. На запрос «свой-чужой» объект не отвечал. По форме он напоминал шар. В воздух поднялись два истребителя, но попытки сбить шар не увенчались успехом. Более того, когда объект обстреляли, он снизился до сотни метров над землёй, а на такой высоте самолёты обстреливать цель уже не могли. Интересно, что, несмотря на обстрелы, скорость объекта не менялась. Шар прошёл на малой высоте и над несколькими воинскими частями, что позволило заснять его на фотоплёнку. На подходе к Красноводску объект попытались сбить с вертолёта, но он быстро пошёл вверх и завис на недосягаемой для вертолёта высоте. Расстреляв боекомплект, вертолёт пошёл на посадку, а шар резко переместился в сторону моря и был потерян и радарами, и визуально.

В этом же районе, практически по такому же сценарию, развернулись события и чуть позже. Объект, по форме напоминавший цилиндр с леерами снизу, также продемонстрировал свою неуязвимость. Вполне возможно, что именно это и было целью его пролёта, так как скорость НЛО составляла всего 100 километров в час.

Конечно, можно обвинять военных в негуманных попытках сбить не отвечающие на запросы летательные аппараты, но что оставалось им делать, если объект шёл в сторону границы и существовал приказ уничтожать такие объекты?

В 1985 году в районе Красноводска радиолокационная станция капитана Л.Валуева зарегистрировала на высоте около 20 километров объект дискообразной формы, имевший размеры 1000 метров! Объект не передвигался, а спустя некоторое время из него вылетел маленький диск диаметром около 5 метров, который и совершил посадку на Красноводской косе. К нему устремились катера Каспийской флотилии, но когда они подошли на сотню метров, диск поднялся и отлетел на километр. Катера опять подошли к нему, и он опять поднялся и отлетел в сторону. И так пять раз. А затем объект с огромной скоростью ушёл вверх, его метка совпала с меткой корабля-«матки», и большой корабль ушёл в космос.

Созданная в 1960-х годах в СССР секретная лаборатория по исследованию «летающих тарелок» не случайно была привязана к полигону в Капустином Яре. В 1971 году, в конце июня, в районе Капустина Яра многие военные наблюдали пролёт аппарата сигарообразной формы чёрного цвета, который как бы плыл на высоте около 800 метров под облаками. Аппарат размером 25 метров в длину и около 3 метров в диаметре не имел ни стабилизаторов, ни крыльев, ни двигателей. Он двигался со скоростью 150 километров в час абсолютно бесшумно. Лаборатория среди прочих своих задач занималась и проблемами антигравитации. Успехи, если таковые и были, естественно, не афишировались.

В 1978 году Министерство обороны приняло программу «Сетка МО». Центром сбора информации назначили специальную воинскую часть, расположенную в городе Мытищи. В СССР были созданы космические войска, призванные отражать угрозу из космоса.

В начале августа 1987 года пятеро военнослужащих из Ленинградского военного округа выехали со специальным заданием на север Карелии. Задание заключалось в охране объекта неизвестного происхождения, обнаруженного незадолго до этого на территории другой воинской части около Выборга. Длина объекта составляла около 14 метров, ширина — 4 метра, высота — 2,5 метра. Попытки вскрыть корпус (на объекте не было ни дверей, ни люков) оказались безуспешными. В конце сентября объект бесследно исчез из ангара.

Что увидели американцы в Азербайджане

4 октября 1955 года группа американцев во главе с сенатором Р.Расселом наблюдала из окна поезда Баку — Тбилиси загадочный объект. Шла «холодная война». До какой-либо разрядки было ещё далеко. Вчерашние союзники по антигитлеровской коалиции с подозрением и тревогой следили друг за другом. И вот в этих условиях советское руководство разрешило председателю Комитета по делам вооружений американского сената с несколькими коллегами поездку по Советскому Союзу. Как сообщила газета «Утро», американцы побывали в Ленинграде, Москве, Сталинграде, Баку и теперь ехали в Тбилиси. У каждого из них было и задание разведывательного характера. Они стремились побольше увидеть, но не памятников и музеев, а аэродромов, мостов, военной техники, словом, того, что интересовало ЦРУ и Министерство обороны.

Поезд с американцами шёл на юг вдоль Каспия, а потом резко повернул на запад, к Грузии. И вот вечером 4 октября сенатор Рассел увидел из окна вагона что-то странное. Выскочив из своего купе, он крикнул попутчикам: «Я это видел!!! Я только что видел летающую тарелку! Вот там! Да погасите же свет!» Американцы бросились к окнам, пытаясь что-то разглядеть в темноте.

Позднее они дадут подробнейшие показания об увиденном. Записи этих показаний долгое время пролежали в американских архивах и только теперь частично рассекречены.

Вот что рассказал, к примеру, подполковник Эдвард Хатэвэй: «Мы сразу же выключили свет. В это время я увидел силуэт на юге, над горизонтом. Его профиль не был чётко очерчен на фоне неба; на вид он был похож на вздувшийся, уплощённый воздушный шар с небольшим куполом сверху. Когда я заметил его, объект был уже над землёй и сравнительно медленно поднимался вертикально вверх. На нём были два источника света: белый огонь — сверху и огонь цвета выхлопа самолётного двигателя, хотя и с примесью розового, — сбоку. Я не могу оценить расстояние до него; возможно, оно составляло одну-две мили.

Объект продолжал подниматься вертикально, причём периферическое свечение медленно смещалось по часовой стрелке, производя впечатление вращающегося колеса. Когда объект достиг высоты 10–15 градусов над горизонтом, вращение прекратилось, а свечение осталось зафиксированным на обратной от нас стороне, он полетел в нашу сторону с огромной скоростью, промчавшись над поездом. Я могу сказать, что он летел гораздо быстрее реактивного самолёта. Когда объект полетел в нашу сторону, свет на верху его исчез.

Примерно в 45–90 градусах слева от точки, в которой я впервые заметил объект, горели два белых огня, выглядевших как прожекторы. Один из лучей от «прожекторов» был направлен параллельно земле, а второй как бы его пересекал, тоже направляясь к земле. Лучи не двигались и, по-видимому, что-то освещали на земле. Объект, который я видел, не мог быть ракетой или снарядом. Я не могу оценить длительность наблюдения, но оно было очень кратким».

Переводчик-американец Рубен Эфрон видел примерно то же самое; он, правда, добавил: «Я не уверен, менял ли положение корпус объекта, но “глаза”, которые выглядели зафиксированными на борту объекта, всё время смотрели на поезд по мере его подъёма, всё время смотрели на меня. Горизонтальный полёт объекта производил впечатление скольжения.

Я не слышал никаких звуков и не видел свечения от выхлопов или шлейфов».

Вероятнее всего, в районе азербайджанского города Алат американцы видели летающую тарелку, событие редкое, но не такое уж невероятное. Кстати, сенатор Рассел верил, что НЛО действительно существуют.

В нормальной политической обстановке такое событие попало бы в архивы уфологов — и всё. Но, повторяем, шла «холодная война», а у неё была своя логика. 12 октября американская делегация, покинув Азербайджан, уже находилась в Праге, в американском посольстве. На приёме подполковник Хатэвэй отвёл в сторону военно-воздушного атташе Томаса Райана и сказал: «Мы видели то, о чём ваши люди говорят, что этого не существует. Летающую тарелку мы видели!» Райан пошутил, что после полутора лет пребывания в Чехословакии он может поверить во что угодно, и обещал, что завтра возьмёт у них показания. На следующий день он это и сделал, а потом отправил два доклада с грифом «совершенно секретно» в штаб-квартиру ВВС США. Его главный вывод был следующим: «Американские очевидцы твёрдо уверены, что этот необычный летательный аппарат был настоящей «тарелкой» или дисколётом. Рекомендую подробно опросить группу Рассела по возвращении в США».

В Вашингтоне встревожились. 18 октября директор ЦРУ Аллен Даллес поставил в известность о донесениях Т.Райана консультативный комитет по разведке. И началась настоящая паника. Дело в том, что ВВС США совместно с британско-канадской компанией AVRO Aircraft в то время разрабатывали дисковидный летательный аппарат, очень похожий на описанный в телеграммах Райана. Встал вопрос: «А если русские нас опередили?!»

27 октября заместитель директора службы научной разведки ЦРУ Г.Сковилл побеседовал с сенатором Расселом и пришёл к выводу, что показания сенатора не поддерживают теорию, что русские разработали тарелкообразный или какой-либо другой необычный летательный аппарат. Скорее всего, эти объекты были выхлопами обычных реактивных самолётов, резко набирающих высоту. Сенатор вообще-то говорил совсем о другом, но надо было доказать всем, что никаких летающих тарелок в природе не существует, а до дисколётов русские ещё недодумались. Такова была в то время в США официальная позиция Министерства обороны и ЦРУ.

Американские специалисты так и не смогли прийти к единому мнению о том, что же наблюдал Рассел и его спутники в районе Алаты. В следующем, 1956 году бюрократическая переписка, посвящённая этому событию, резко сократилась, а потом и вовсе сошла на нет. По-видимому, в США решили подождать и посмотреть, не появятся ли какие-нибудь новые свидетельства о наличии в СССР дископланов. Они так и не появились.

Теперь мы знаем, что авиаконструктор М.Суханов в 1950–1962 годах строил планеры с кольцевидным крылом, но подобная форма оказалась бесперспективной, и для наших дисколётов даже не сделали двигателей.

Американцы ещё лет пять мучились с дископланами AVRO, пытаясь устранить принципиальные дефекты конструкции, но у них так ничего и не вышло. Два опытных образца, AV-9 и VZ-9, во время испытаний едва отрывались от земли и были крайне неустойчивы. Что же касается НЛО, то они по-прежнему появлялись, в том числе и в Закавказье.

Ядерная война в Гоби?

К началу 1960-х годов руководители коммунистических партий СССР и Китая распространили свои идеологические разногласия на область межгосударственных отношений. Китайская сторона выдвинула далеко идущие территориальные претензии к «Старшему брату».

Граница с Китаем досталась Советскому Союзу по наследству от царской России. Договоры с Китаем о линии границы, протяжённость которой составляла около трёх тысяч километров, были заключены в конце XIX века, но полная её демаркация никогда не проводилась.

В 1964 году переговоры между СССР и Китаем по вопросам уточнения границы были прерваны из-за непомерных требований китайской стороны. В том же году Китай произвёл первую собственную атомную бомбу.

Во второй половине 60-х годов на советско-китайской границе часто происходили мелкие пограничные инциденты, поначалу — без применения оружия. А в 1969 году на острове Даманский на пограничной реке Уссури и в районе населённого пункта Джаланашколь в Семипалатинской области произошли ожесточённые бои, в которых советские армейские части отбросили назад вторгшиеся на территорию СССР китайские войска. Осенью 1969 года на островах Даманском, Керкинском и на других участках границы опять была стрельба.

11 сентября председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин, на обратном пути из Вьетнама в Москву, остановился в пекинском аэропорту и подписал соглашение с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем о сохранении существующих границ. После этого воинские части были отведены от границы, и обстановка несколько нормализовалась.

В апреле 1970 года над пограничным районом пустыни Гоби многочисленными «стаями» летали неопознанные летающие объекты. Их наблюдали с обеих сторон границы, и из Китая, и СССР. Советский Союз обвинял Китай в том, что тот запускает разведывательную аппаратуру над территорией сопредельного государства, китайцы приписывали полёты НЛО советской разведке. 24 апреля 1970 года ситуация обострилась до предела. Один советский бомбардировщик вылетел из Москвы и, согласно приказу, должен был приземлиться во Владивостоке. Но этого не произошло. Над Сибирью связь с бортом прервалась, и самолёт бесследно исчез. Немедленно была организована поисковая операция: огромный район обследовали с воздуха 200 самолётов, но не смогли обнаружить ни малейших следов бомбардировщика. Командование было особенно обеспокоено тем, что радиосвязь оборвалась внезапно и лётчик не успел ничего сообщить. Обстановка становилась всё более напряжённой и нервозной. Одновременно советские радиолокационные службы обнаружения воздушных целей регистрировали в воздушном пространстве СССР десятки неопознанных летающих объектов. Ракеты, запускаемые для того, чтобы сбить предполагаемые аппараты, не достигли цели.

Военные специалисты и секретные спецслужбы постарались выяснить, откуда именно прилетели неопознанные летающие объекты. Реконструировали траектории полётов, и оказалось, что все НЛО вылетели из одного и того же места. Эта точка лежала в тысяче километров к северо-востоку от столицы Монголии Улан-Батора, на Монгольском плоскогорье. Значит, стартовая площадка находилась в районе Внутренней Монголии.

Через два дня был отдан приказ о передислокации в этот пограничный район крупных сил Советской армии.

Три дивизии в полном составе, с танками, бронетранспортёрами, военным имуществом и штабами двинулись в восточном направлении. Советский Союз проинформировал Запад, что войска перемещаются к месту ежегодных весенних военных учений.

Несмотря на сообщение об обычных плановых учениях, 27 апреля китайские войска тоже пришли в движение. Началась поспешная переброска в Монголию дивизии, выведенной из Северной Кореи. Советские самолёты в это время беспрерывно облетали подозрительный пограничный район, наблюдали и фотографировали. Шла подготовка к военному наступлению.

Дело было серьёзное — ничего общего с учебными задачами. Ночью 28 апреля 1970 года советское военное командование направило в пограничный с Китаем район бомбардировщики. Сотни самолётов бомбили пустынное Монгольское плоскогорье на расстоянии 1000 километров к северо-востоку от города Улан-Батор.

Через два дня в обработанный советской авиацией район, где предположительно находилась стартовая площадка для загадочных летающих объектов, из-за которых вышел весь переполох, вступили советские войска. Китайские солдаты добрались туда только 4 мая. Средства массовой информации Советского Союза и Китая заговорили о незначительных инцидентах: обе стороны сообщали о нарушителях границы со стороны соседнего государства, с которыми поступили, как положено по закону.

Но совсем другое можно было услышать в Гонконге. Беглецы из Китая рассказывали, что в пограничных боях с обеих сторон были сотни убитых и что СССР сбросил атомную бомбу на секретную военную базу в Китае.

Французский журналист Пьер Гарден и его американский коллега Дикс Лестер, находясь в Гонконге, тоже узнали о пограничном советско-китайском конфликте. Дикс Лестер сообщил в журнал SAGA, что нашёл также очевидцев из ГДР. Молодые люди приехали в Монголию учиться по программе студенческого обмена и случайно оказались свидетелями военных действий. Они подтвердили всё, что рассказывали в Гонконге беглые китайцы, в том числе о разрушении крупной военной базы с многокилометровой системой тоннелей.

Что там произошло в действительности, до сих пор достоверно не известно.

Никаких официальных комментариев по поводу событий весны 1970 года вблизи от советско-китайской границы не последовало.

Что за летательные аппараты курсировали целыми «эскадрильями» над приграничными районами Советского Союза и Китая, вряд ли удалось выяснить. Какое отношение имела к этим НЛО секретная база на Монгольском плоскогорье, тоже осталось тайной за семью печатями.

Вся эта загадочная история поразительно напоминает нагромождение секретов и противоречий, связанных с американской «Зоной-51» в пустыне Невада. Может быть, речь идёт об одной из тайн нашей цивилизации, недоступных для простых смертных?

Посадка под Серпуховом

20 августа 1977 года около половины первого ночи группа грибников шла по полевой дороге в поисках места для ночёвки. Люди предполагали отдохнуть до рассвета в стоге сена. Вдруг их внимание привлекли голоса, которые столь же внезапно прекратились. Когда полчаса спустя грибники расположились на ночлег, метрах в трёхстах от них, примерно в том же месте, где ранее послышались голоса, вдруг появилось светящееся тело. Оно было похоже на лампочку, висящую цоколем вниз, но местность вокруг себя не освещало. По оценкам, сделанным значительно позже, высота его была примерно 15 метров, а наибольший диаметр — 10 метров. Тело поднялось вверх без звука и вошло в сероватое облако, неожиданно появившееся на чистом звёздном небе. При этом оно казалось уже яркой звездой. Вскоре и тело, и облако исчезли. Утром на месте «взлёта» грибники обнаружили вмятину в земле диаметром примерно четыре метра с сильно помятой травой.

На место «взлёта НЛО» впоследствии неоднократно выезжали группы энтузиастов (в том числе во главе с патриархом российской уфологии Ф.Ю. Зигелем). По результатам их исследований было установлено, что «место контакта НЛО» с поверхностью земли представляет собой «активное пятно» диаметром около четырёх метров, с четырьмя лепестками длиной от 30 до 40 метров. В этой зоне обнаружены: обугленные корни пырея, как от воздействия СВЧ-излучения; пониженная жизнедеятельность простейших, а также необычное поведение собак, которые в этом месте «рыли землю лапами».

Был сделан вывод: грибники ночью проходили мимо совершившего посадку НЛО, экипаж которого при их появлении затаился и во избежание непредвиденных контактов вскоре улетел на своём колбообразном корабле. Воздействие на почву имело долговременный характер и по своим особенностям совпадало с данными, полученными за рубежом.

В ночь с 14 на 15 июня 1980 года на значительной территории центральной части СССР наблюдался странный светящийся объект в виде «дирижабля» — так некоторые очевидцы определяли его форму. Анализ сообщений, проведённый Ф. Зигелем и другими уфологами, позволил им предположить, что объект совершал сложные маневры, меняя высоту, зависая над городами, а с наступлением рассвета исчез. Во время этого движения происходило «отделение различных тел меньшего размера, которые разлетались через ночное небо в различных направлениях». Очевидцы рассказывали о психическом воздействии на них объекта, а два москвича поведали о том, что видели «лодки» с «главного объекта», приземлившиеся на улице перед их домами, из которых вышли небольшие «человечки».

«НЛО был исключительно похож на тот, который проплыл над Петрозаводском ночью 20 сентября 1977 года, хотя этот казался намного больше. Это было действительно ужасное зрелище, я сразу понял, что красноватый полукруг должен быть внеземным космическим кораблём, так как изучал НЛО долгие годы…» — так описал свои впечатления один из наблюдателей.

Петрозаводское «чудо»

О впечатлениях жителей Петрозаводска в ту памятную ночь рассказала газета «Социалистическая индустрия» от 23 сентября 1977 года: «20 сентября около четырёх часов утра на тёмном небосклоне вдруг вспыхнула огромная “звезда”! Она импульсивно посылала на землю снопы света. “Звезда” медленно двигалась к Петрозаводску и, распластавшись над ним в виде медузы, повисла, осыпая город множеством тончайших лучевых струй, производивших впечатление проливного дождя».

Далее в газетном сообщении говорилось, что через короткое время «медуза» обернулась ярким полукругом и двинулась в сторону Онежского озера, над которым нависали серые облака. В этой пелене потом образовалась полукруглая промоина ярко-красного цвета, завершившая «представление». Всё событие продолжалось 10–12 минут. Местная метеослужба заверила, что ничего подобного в этих краях прежде не наблюдалось.

Последующий опрос очевидцев выявил новые подробности случившегося. Оказывается, 20 сентября в 4.00 в северо-восточной части неба, немного ниже созвездия Большая Медведица, появился ярко светящийся объект довольно малых размеров, окружённый полупрозрачной светящейся оболочкой. Бывший лётчик В.И. Бархатов говорил о наличии второго объекта с меньшим свечением, оставлявшего после себя инверсионный свет как от реактивного самолёта. Первый объект двигался по восходящей линии к созвездию Большая Медведица. По мере подъёма окружающее его облако расширялось и пульсировало. Внутри облака просматривалась тонкая структура в виде светящихся нитей.

В указанный день, 20 сентября 1977 года, примерно в три часа утра работники Ленинградского морского торгового порта обратили внимание на появление в северо-восточной области неба ярко светящегося тела цилиндрической формы, медленно опускавшегося к горизонту. Одновременно в стороне от этого тела наблюдались пять ярких световых дуг, поднимавшихся от горизонта и расходящихся затем в разные стороны. В половине четвёртого утра быстро движущийся точечный источник света, окружённый светящейся оболочкой, видели члены экипажа рыболовного судна «Приморск». После пролёта этого тела на небе остался светящийся и вскоре растаявший след.

20 сентября в 4 часа 6 минут утра по петрозаводскому времени большой огненный шар появился над… Хельсинки! Он наблюдался визуально и фиксировался радиолокаторами. Таким образом, неизвестный объект появился над Хельсинки на 6 минут позже, чем над Петрозаводском! Но, согласно данным радиолокационных наблюдений, огненный шар двигался в сторону СССР! Следовательно, в Хельсинки и в Петрозаводске наблюдались два разных объекта! Но, оказывается, был и третий объект, замеченный над южной частью Ленинграда.

По сообщению работника Ленинградского объединённого авиаотряда В.Г. Лазарева, в 4 часа 6 минут утра он проходил мимо Володарского моста и заметил ярко светящийся точечный объект, двигавшийся со стороны Невского лесопарка. На высоте 40 градусов над горизонтом объект остановился и завис неподвижно примерно на полторы минуты. Вокруг него наслаивалось облако, из которого исторгались некие светящиеся потоки.

Затем объект двинулся на север, оставляя за собой инверсионный след. Эту фазу явления наблюдали многие ленинградцы, а также дежурная смена аэропорта «Пулково».

В деревне Половина Пряжского района (в 25 километрах к востоку от Петрозаводска) тоже наблюдалось выразительное аномальное явление. Около 4.00 утра 20 сентября в небе появился ярко-белый объект намного меньше Луны. На глазах наблюдателей вокруг этого тела образовалась расширяющаяся оболочка типа светящейся туманности. По форме эта картина напоминала цветок с лепестками. Через пять — семь минут расширяющаяся оболочка заняла больше половины горизонта!

Приблизительно в 4.40 утра появился второй яркий объект, причём на востоке(?). Оба тела можно было наблюдать одновременно. Они ярко окрасили надвигающиеся облака, так что казалось эти облака светились изнутри. В посёлке Лехта видели возникновение и развитие трёх светящихся звездообразных объектов в северной части неба. Первый объект примерно за минуту разросся в светящийся шар, который вскоре рассеялся, не оставив никаких следов. Через полминуты появился второй объект.

В квартире петрозаводского писателя и археолога А. Линевского в стеклах наружной и внутренней оконных рам появились отверстия неизвестного происхождения. В наружном стекле отверстие почти круглое, диаметром 5 сантиметров, во внутреннем — эллиптическое с горизонтальной осью длиной 9 сантиметров и вертикальной осью — 7 сантиметров. Квартира писателя находится на пятом этаже и её окна выходят в сторону Онежского озера. Интересно, что полностью сохранился скол от внутренней рамы; он имел слабые следы оплавления. Центры отверстий во внутренней и наружной рамах были на одной прямой, наклонённой под углом 30 градусов к горизонту. Аналогичные отверстия были выявлены ещё в четырёх домах. По расположению осей отверстий удалось определить высоту положения источника «обстрела». Она оказалась равной 14 километрам!

Специальные исследования отверстий в стёклах позволили выдвинуть четыре версии о возможном механизме таких разрушений: действие воздушной ударной волны, удар твёрдого тела, лучевое воздействие и удар сгустка плазмы (?). Однако при обсуждении этих версий от некоторых из них пришлось отказаться.

Отверстия не могли образоваться от воздушной ударной волны: в этом случае должны были образоваться радиальные трещины в стекле, которых не было. При ударе твёрдого тела могли появиться те же последствия. Оставалось признать воздействие лучевого удара или удара «внешней» плазмы. Специалисты отдали предпочтение лучевому удару, хотя выяснить его природу не удалось.

В 4.00 утра 20 сентября 1977 года с космодрома в Плесецке стартовала ракета, несущая искусственный спутник Земли «Космос-955». Представитель Академии наук СССР В.В. Мигулин «объяснил» все наблюдавшиеся эффекты, о которых говорилось выше, именно этим запуском. Однако директор Петрозаводской гидрометеорологической обсерватории Ю.Громов заверил корреспондента ТАСС, что «никаких технических экспериментов в наших краях в данное время не проводилось». К тому же было очень мало похоже на запуск описание директора Пулковской обсерватории члена-корреспондента АН СССР В.А. Крата, который сказал: «Ярко-огненный шар, стремительно прочертивший небо с юга на север (Плесецк находится на севере от Пулкова!), наблюдали и пулковские астрономы. Пока ещё трудно объяснить его происхождение».

Учёные приняли во внимание тот факт, что аналогичные явления наблюдались также в следующих пунктах: в двадцатых числах августа 1977 года в Кировске, 6 сентября — в Архангельской области, 13 сентября — в Ханты-Мансийске и Сургуте, 14 сентября — в Ивановской области, 26 сентября — в районе Сенной Губы (Онежское озеро), 19 и 20 октября — в Петрозаводске, Пряже, Сортавале и других районах Карелии.

На основе полученных данных специалистам не удалось прийти к удовлетворительному пониманию того, что произошло. Для технических экспериментов масштабы явления были слишком велики. Естественные причины остались совершенно необъяснимыми. Осталось предположить возможность участия в этом своеобразном небесном «спектакле» некоего космического агента, природа которого пока выходит за рамки нашего воображения. И ещё одно: почему в последующие десятилетия этот «спектакль» ни разу не повторился?

Охотники за таинственным шаром

Осенью 1979 года в руки учёных попал странный предмет — сравнительно небольшой шар из материала, похожего на чёрное стекло. Его извлёк с восьмиметровой глубины ковш экскаватора при добыче глины в карьере где-то на западе Украины. Исследованием находки занялся старший научный сотрудник НПО «Союз», кандидат технических наук Валентин Николаевич Фоменко.

В его отчёте — цифры, графики, таблицы, фотоснимки… Всё, как положено в научной литературе. Необычно только заключение: «Вероятно, шар — это хранилище запаса энергии в виде антиматерии, оставшееся на Земле после аварии инопланетного космического корабля…»

Прежде чем прийти к этому выводу, учёный проанализировал более десяти различных версий происхождения шара. Например, было высказано предположение, что это всего лишь кусок вулканического стекла, обточенный за многие годы потоками воды до почти правильной сферической формы. Согласно другой гипотезе, это так называемый галло — стеклянный шар, каким в XIX веке пользовались на Украине для разглаживания рукавов рубашек. Учёный также не исключал возможности, что шар — это ампула с зажигательной жидкостью. Подобными «пулями» стреляли из специальных ампуломётов в годы Великой Отечественной войны.

Для выбора единственно правильной версии было необходимо установить возраст шара. По имевшимся сведениям его откопали в слое глины возрастом порядка 10 млн лет. Однако известны случаи, когда в древние пласты случайно попадали современные предметы. К примеру, шар мог быть брошен кем-то в глубокую яму, воронку от авиабомбы, колодец, впоследствии засыпанный или обвалившийся, наконец, он мог упасть в карьер при обрушении грунта…

От выщелачивания под воздействием дождевых и грунтовых вод поверхность шара сделалась мягкой. По подсчётам В.Н. Фоменко, для того, чтобы на стекле образовался выщелоченный слой такой толщины, необходимо несколько миллионов лет, значит, считать этот шар делом рук человеческих нельзя: людей в ту далёкую эпоху на нашей планете ещё не было. Получается, что это либо природный объект, либо… изделие не известных нам разумных существ.

Непрозрачное, чёрное стекло шара не пропускало даже свет мощной галогеновой лампы, а рентгеновские снимки показали, что внутри шара находится ядро, по форме похожее на половинку яйца. Определяя его размеры и объём, исследователь насторожился. Объём ядра составлял ровно четверть объёма шара, высота ядра — половину, а его диаметр — три четвёртых диаметра шара. Это не могло быть случайностью. Природа не творит с такой математической точностью…

Затем В.Н.Фоменко определил угловые характеристики формы шара и с удивлением обнаружил, что все они кратны одной двадцать четвёртой окружности. Тогда он сопоставил размеры шара, ядра, радиусы дуг, расстояния между их центрами. Практически все линейные размеры были кратны одной двадцать четвёртой большой оси шара. Складывалось впечатление, что неведомый конструктор пользовался не десятичной, как мы, а… двадцатичетверичной системой счисления. Такая система не применялась ни одной из земных культур, но с математической точки зрения она более совершенна, чем привычный нам счёт десятками!

Однако главный сюрприз ожидал В.Н.Фоменко впереди. Когда учёный попытался вычислить плотность ядра, исходя из положения центра тяжести шара, расчёты дали… отрицательную плотность! В.Н. Фоменко проверял и перепроверял полученный результат, но абсурдная цифра –4,58 г/см3 упорно не желала меняться на более «правильную». Оставалось предположить, что ядро заполнено… антиматерией.

Выводы звучали весьма фантастично. Понимал это и В.Н. Фоменко, подчёркивая в отчёте предварительный характер своих заключений и необходимость их уточнения в ходе дальнейшего изучения объекта. Но, к сожалению, спустя всего неделю после начала исследований владелец шара категорически потребовал его вернуть.

В феврале 1981 года руководителей научно-технических служб КГБ вызвали в Кремль, в Военно-промышленную комиссию при Президиуме Совета Министров СССР, где чекистов ознакомили с основными положениями отчёта В.Н. Фоменко. Сегодня в это трудно поверить, но факт остаётся фактом: в преддверии XXVI съезда КПСС столпы обороны страны испугались, что владельцы шара, используя его неведомую энергетику, могут причинить вред здоровью одряхлевшей партийной элиты. Чекистам было предписано найти опасный предмет и «обезвредить» его до начала партсъезда.

Оперативники выяснили, что чёрный шар в тот момент находился у экстрасенса Деева, которому его передал предыдущий владелец. Деев вмонтировал шар в самодельное устройство, названное им генератором биополя. С его помощью экстрасенс якобы дистанционно воздействовал на людей. Грозный прибор у Деева изъяли, а в недрах КГБ была создана рабочая группа по изучению таинственного шара.

Исследования продолжались около двух месяцев. В первую очередь была похоронена гипотеза о наличии внутри шара антивещества. Сначала её опровергли теоретически, обнаружив ошибку в расчётах В.Н. Фоменко, а решающий эксперимент провёл случай. При подготовке одного из опытов внутрь шара через мелкие трещины просочилась вода. И… ничего! Но если бы там действительно находилось антивещество, его соприкосновение с веществом из нашего мира мгновенно вызвало бы аннигиляцию — взрыв чудовищной мощности.

Истинная природа шара оказалась банальной. Специалист по истории стекла Ф.С. Петрякова, к которой предмет попал уже в виде осколков, всё-таки признала в нём галло — тот самый украинский утюжок для проглаживания рукавов, пролежавший в земле всего около 150 лет.

Оставалось примирить эти выводы с обстоятельствами обнаружения объекта. В справке по результатам расследования, направленной КГБ в Военно-промышленную комиссию в июле 1981 года, ситуация описывалась так: «Установлено, что предмет “шар” был найден бульдозеристами вблизи села Берёзовка (Талалаевский район Черниговской области) при ремонте дороги, а не в карьере на глубине 8 м, как это указывалось в отчёте… В связи с тем, что галло — малоизвестный, практически не сохранившийся предмет старины, в момент находки “шар” не был правильно идентифицирован…»

Разрушенный в ходе исследований шар заменили копией, которую изготовили стеклодувы Гусь-Хрустального. Муляж вставили в генератор биополя и вернули Дееву. Утверждают, что экстрасенс не заметил подмены и, как и раньше, продолжал извлекать энергию из стеклянной пустышки…

Многие годы «лубянская» страница истории с чёрным шаром держалась в тайне. Но настали иные времена, и нужда в грифе «Секретно» отпала. Осенью 1994 года своими воспоминаниями об изучении шара в КГБ на страницах газеты «Известия» поделился один из членов той экспертной группы.

Прочитав статью, В.Н.Фоменко был сильно озадачен. Описанный в газете шар по многим признакам не соответствовал объекту, который он лично исследовал. А ларчик открывался просто. Ещё в 1981 году поговаривали, что Деев обманул КГБ, подсунув экспертам вместо настоящего чёрного шара, которым он очень дорожил, стеклянное галло. Один из помощников экстрасенса в доверительных беседах рассказывал, что при изготовлении генератора биополя он собственноручно замуровал шар в блок эпоксидной смолы, откуда извлечь его было уже невозможно.

В.Н.Фоменко изложил свои сомнения в письме в редакцию «Известий» и попросил устроить встречу с автором статьи, чтобы профессионально обсудить с ним возникшие неувязки. Увы, ответа из газеты так и не последовало…

«Объект М» из эстонского колодца

— Для меня эта история началась в 1991 году на эстонском острове Сааремаа, — рассказал исследователь аномальных явлений В. Правдивцев. — Среди нескольких «контактёров», сообщения которых я тогда изучал, был десятилетний Кристиан К. Он уверял, что по ночам общается с инопланетянами и те учат его. А чтобы не забыть яркие ночные картинки, утром мальчик зарисовывал их по памяти. Наш оператор отснял на видеоплёнку часть этих рисунков, необычные пульты управления, внешний вид кораблей и биороботов, схемы посадки на различные планеты.

Среди фантастических зарисовок одна отличалась от остальных своим «земным» содержанием: сельский дом, какие-то постройки рядом с ним, деревья. А под домом была нарисована «тарелковидная» конструкция. Я спросил у Кристиана, что это такое. «Не знаю, — ответил он. — Это какой-то космический аппарат. Он под землёй, где-то в Эстонии. Где точно — я не знаю. Знаю только, что сверху кроме дома есть гараж».

Этот случай получил неожиданное продолжение. В мае 1992 года мы снимали документальный фильм об изучении НЛО в Эстонии, и мой старый знакомый, известный там уфолог, назовём его господин X., предложил съездить «на одно очень интересное место». Пока мы мчались по загородному шоссе, он рассказал странную, похожую на лихо закрученный детектив историю, которая в главном совпала с тем, что было изображено на рисунках Кристиана.

В середине 1960-х годов житель небольшого посёлка М., расположенного неподалёку от Таллина, автослесарь Вирго Митт, решил вырыть у себя во дворе колодец. Работа шла споро, но вдруг на глубине 7 метров лопата наткнулась на металлический предмет с гладкой поверхностью серебристо-серого цвета. Попытки выкопать или обойти стороной эту плиту успеха не принесли, поскольку она оказалась слишком большой.

Тогда Вирго раздобыл отбойный молоток и принялся крушить препятствие, пробивая в нём дыру. Верхний слой был очень твёрдым, но не толстым. Под ним находилась уже другая, более структурированная фактура — «как сосульки или гвоздики», по словам Митта. Через несколько дней в плите, толщина которой не превышала трёх сантиметров, зияла дыра вполне подходящих для колодца размеров. Осколков же набралось целое ведро.

Вода стала быстро прибывать, и Вирго решил на этом закончить рытьё колодца. Осколки высыпал в воду, а парочку кусков побольше — сантиметров по десять, оставил себе на память. Они были из твёрдого металла, похожего на алюминий. Один из них позже потерялся, а вот у второго судьба оказалась необычной.

Вирго Митт был большим любителем музыки и сам пел в хоре. Однажды он рассказал о колодезной находке своему коллеге по хору — химику по специальности. Тот заинтересовался и взял осколок на анализ. Так в 1969 году этот кусок металла попал на стол молодого тогда научного сотрудника, а в будущем заместителя директора по науке Института геологии АН ЭССР Герберта А. Вийдинга.

Какое-то время спустя до осколка случайно дотронулся один из инженеров. Раздался крик боли, и он потерял сознание. Как сказал инженер потом, это был удар, подобный мощному электрическому разряду. Вийдинг был потрясён: он много раз брал этот кусок металла в руки, но ничего особенного не происходило.

И тогда молодой учёный начал собственное расследование. Кого только не «пропустил» он через этот осколок — сотрудников института, своих знакомых и родственников, даже экстрасенсов — всего около трёхсот человек.

Реагировали люди по-разному: одних било током, другие чувствовали вибрацию, у кого-то осколок оставлял на руке ожог, а иные ощущали его как очень холодный, у некоторых улучшалась работа сердца, у других — наоборот. Всего Вийдинг выделил семь различных типов воздействия.

С 1970 по 1982 год образцы «объекта М.» — так он именовался в официальных отчётах — были переданы для анализа в различные НИИ и лаборатории. Предварительно осколок с помощью алмазных пил разрезали на несколько тонких пластин — причём сверхтвёрдые вкрапления в нём вывели две пилы из строя — но сведений о полученных результатах Вийдинг так и не дождался.

И тогда в 1983 году он обратился за помощью к «самому секретному человеку Эстонии» — Энну Парве. Кем тот был, где работал — никто толком не знал. Известно лишь, что он был связан с разработкой новых технологий для космонавтики и пользовался большим авторитетом в Москве. При его содействии пластинки осколка были переданы для экспертизы в несколько ведущих московских НИИ: Институт авиационных материалов, МИФИ, Всесоюзный институт минерального сырья, НИИ редкометаллической промышленности и ряд других.

Для исследования загадочных пластинок были использованы самые современные сканирующие электронные микроскопы, высокочувствительные спектрометрические установки, лазерный анализ. Результаты поразили учёных, поскольку в неизвестном металле содержалось 38 элементов таблицы Менделеева, многие из которых в природе вместе не встречаются. Такой сплав, скорее всего, был получен методом порошковой металлургии при сверхвысоких давлениях, которые при современном уровне развития науки и техники на Земле получить невозможно. Как написал в своём заключении Н.Н. Сочеванов, «данные о химическом составе, структуре и композитных особенностях материала позволяют сделать следующие выводы: во-первых, отпадает предположение о его метеоритном происхождении; во-вторых, отпадает возможность его изготовления с использованием земной технологии; в-третьих, наиболее вероятно, что исследовался материал НЛО».

В целом же результаты исследований были настолько необычны, что в 1984 году по распоряжению вице-президента АН СССР академика А.А. Яншина были предприняты попытки получить дополнительные образцы «объекта М.». Из колодца откачали воду, а стенки прозондировали магнитометром. На глубине 6,5 метра «был отмечен сигнал, свидетельствующий о наличии сильного магнитного материала». Извлечь же образцы из-за сильного притока воды и начавшихся морозов тогда не удалось.

А летом следующего 1985 года на глубине 6,5 метра «был обнаружен горизонтальный слой пирита». На этом основании было сделано заключение, что именно он создаёт магнитную аномалию и «дальнейшие работы проводить нецелесообразно».

Что же касается осколка загадочного металла, то, как было написано в заключении, «возможна случайная подмена образцов, которая произошла в ходе исследований». Но откуда в таком случае взялся загадочный сплав «внеземного происхождения», ничего не говорилось. На этом официально была поставлена точка.

И тут появляется некто Д., бывший сотрудник специального военного НИИ, являвшегося в своё время одним из головных по тематике НЛО. Со странной лёгкостью он заключает договор с Институтом геологии АН ЭССР об исследовании загадочного объекта во дворе Вирго Митта. В распоряжении Д. было 14 человек. По соображениям безопасности раскопки группой Д. были начаты за пределами аномальной зоны вокруг дома Митта. В огороде экскаватор вырыл котлован глубиной с двухэтажный дом. Колодец, который к тому времени пересох и был заброшен, снова разрыли, а под гаражом, стоящим чуть в стороне, на глубине 6 метров была пройдена горизонтальная выработка. Какие были получены результаты, неизвестно. Во всяком случае, раскопки продолжались четыре месяца, до тех пор, пока один из участников не получил удар в живот странным «зелёным треугольником», выдвинувшимся из стенки колодца. Он потерял сознание, а когда его вытащили наверх, то обнаружили на теле «четыре выжженных ромбика». После этого исследования были прекращены, и группа Д. поспешно уехала.

Однако вскоре специальный НИИ Минобороны заключил договор о бурении трёх скважин вокруг «объекта М.» и размещении в них спецаппаратуры. Летом 1988 года ставший директором Института геологии Эстонии Герберт Вийдинг приезжает туда, чтобы уточнить места будущих шурфов. Но их бурение так и не началось. В сентябре он неожиданно умирает, официально — от сердечного приступа. Практически сразу после его кончины из рабочего кабинета учёного таинственным образом исчезает сейф со всеми документами, связанными с загадочным объектом.

А ровно через год ушёл из жизни и Энн Парве. Причём незадолго до смерти он сетовал, что в Пярну, где он читал лекции, из его дипломата таинственно исчез кусочек металла от «объекта М.», который он постоянно носил с собой.

Знаменитый эстонский колдун Энн с маленького острова Вормси посоветовал засыпать колодец и даже указал даты, когда это сделать — 6 и 15 ноября 1988 года. Его совету решили последовать, но при этом не обошлось без неожиданностей. В тот момент, когда 6 ноября в колодец начали засыпать песком, раздался оглушительный грохот, который слышали на большом расстоянии тысячи людей. Попытки милиции выяснить причину столь необычного явления ничего не дали, в округе не было никаких разрушений, военные тоже ничего не знали. Так всё это и осталось загадкой.

Следующий самосвал песка был высыпан в колодец 15 ноября без всяких происшествий.

Между тем в доме Вирго Митта, стоящем над «тарелкой» в земле, периодически происходят странные вещи: сама собой двигается глиняная посуда; слышатся непонятные стуки; по утрам книги оказываются сброшенными на пол в одну кучу; а то обнаружат хозяева разломанным крепкое кресло; то письмо, которое почтальон подсунул под запертую дверь, окажется на столе; то на собаке во дворе, то на двери появляется странная краска. Бывает, что сама собой вдруг загорится обивка на мягкой мебели.

Некоторое время в подвале наблюдали свечение лампочки, не включённой в розетку. Затем на дверях появились четыре креста: «один — большой, три — поменьше. Белые, словно краской нарисованы, и не смываются». Свидетелями всего этого были не менее 3–4 человек. В общем, типичное хулиганство «барабашки». Специалисты по полтергейсту полагают, что причиной этой «аномалыцины» является «подземная тарелка»: она могла нарушить пространственно-временную структуру этого места и как бы сузить «расстояние» между нашим материальным миром и более тонкими мирами.

— В том, что на «объекте М.» проявляются таинственные силы, я убедился сам, — продолжал свой рассказ В.Правдивцев. — Дорога вдоль берега моря не заняла много времени, и вскоре наша машина остановилась у заднего двора дома. «Где же колодец?» — спросил я нашего гида X. «Засыпали…» — ответил он и хотел что-то объяснить, однако тут началось нечто странное. Со всех сторон — из-под крыльца, из-за сложенных штабелем досок, из-за забора — отовсюду к эпицентру событий стали стекаться десятки кошек! — «Да они к нам часто со всей округи приходят и на этом пятачке часами валяются. Это вы их поначалу распугали, — рассмеялась хозяйка Виивика Митт.

— Семён, снимай, будут уникальные кадры! — крикнул я нашему оператору.

Минут через пять он был буквально окружён кошачьим стадом. Кошки валялись, сидели, бродили, перебирались друг через друга, лезли буквально в объектив.

И тут до меня дошло: место-то гиблое! Для кошек патогенная энергия желанней валерьяны, а для людей губительна. Но было уже поздно: к вечеру мы с оператором лежали с температурой 38. Забегая вперёд, скажу, что пострадал и наш очень осторожный режиссёр, хотя он в «эпицентр» так и не зашёл. Уже на следующий день у него стали сыпаться волосы. Дальше — хуже. У одного из нас резко упало зрение и больше не восстановилось. А по возвращении в Москву другой загремел на месяц в стационар. «Похоже, вы попали под какое-то облучение. Где?» — допытывались врачи. А у нас целый год не проходило состояние постоянной слабости.

Когда я рассказал Н.Н.Сочеванову о нашем печальном опыте, он вспомнил, что советовал Вирго Митту отодвинуть кровать на пару метров от патогенной зоны в доме, но тот отказался. К тому времени это был уже очень больной человек. С 1980 года он семь лет пролежал в неподвижном состоянии, а в 1987 году умер, хотя был ещё не старым.

Почему он не заболел сразу, когда копал колодец? Почему не на всех людей пагубно действует «объект М.»? Причины могут быть разные. Во-первых, таинственный сплав «тарелки» на разных людей действует по-разному. Во-вторых, во время рытья колодца «тарелка» могла и не «работать»: не излучала вредных полей. Возможно, что она вообще «включается» только время от времени.

Горячие головы предлагают снести дом, подогнать экскаватор и вытащить «тарелку» на свет Божий. Но мы даже отдалённо не предполагаем, как эта штука может отреагировать на наше вторжение. Не исключено, что «объект М.» — вовсе не потерпевший аварию НЛО, а инопланетный зонд, играющий какую-то важную роль в нашей жизни.

Известная в Эстонии «контактёр» Хильи Вирес в своё время утверждала, что это — многоцелевой объект с Сириуса и предупреждала, что трогать его нельзя. Это и маяк для космических кораблей, и научная лаборатория, и кое-что ещё. А один из российских «контактёров» уверяет, что этот инопланетный зонд играет также роль генератора, корректирующего пси-поле Земли.

Так, может быть, правы те, кто упорно твердит: «Не нами положено, не нам и брать»?

Тбилисский инцидент

В 1980 году 8–9 марта в редакции центральных тбилисских газет, радио и телецентр поступили десятки звонков горожан, сообщавших о странном летательном аппарате, медленно передвигавшимся над окраинными районами города. На стол командованию легли рапорты военнослужащих, также наблюдавших его. Наконец по ведомственным каналам были разосланы приказы, предписывающие направить ремонтные бригады для осмотра и ремонта трансформаторных подстанций, вышедших из строя ночью 8 марта.

А вот выписка из рапорта военнослужащих: «…При патрулировании объекта с внешней стороны заграждения в 1 час 55 минут нами был замечен неизвестный летательный аппарат, появившийся из-за ближайших строений, удалённых на расстояние около 100 метров.

Аппарат неизвестной конструкции напоминал увеличенных размеров артиллерийский снаряд с обтекаемой передней и срезанной задней частью. Длина его достигала 30, ширина — 4–5 метров. Цвет корпуса — тёмный, вокруг наблюдалось слабое свечение. В носовой части аппарата находился прожектор, светивший голубым светом вертикально вниз. Угол раствора луча около 30°. Аппарат двигался на высоте проводов ЛЭП, располагавшейся под углом к трассе его полёта, со скоростью 30–40 километров в час. Из кормовой части аппарата наблюдался выброс световых пунктиров красного цвета, что немного напоминало стрельбу из пулемёта трассирующими пулями.

Аппарат двигался бесшумно, однако при максимальном приближении к нам был слышен низкий звук, похожий на гудение. Оказавшись возле ЛЭП, аппарат резко снизил высоту полёта и прошёл под проводами. При его приближении к ЛЭП наблюдалось свечение проводов, а при его пролёте под ними — пробой между проводами. После пролёта под ЛЭП он поднялся на прежнюю высоту.

При наблюдении аппарата был отмечен отказ в работе УКВ-рации. Спустя 2–3 минуты после удаления аппарата за строения работа рации возобновилась.

Капитан Думбадзе, сержант Карапетян, рядовой Кубышкин».

Письмо в газету «Вечерний Тбилиси» от гражданина К.Боярского: «8 марта 1980 года в 2 часа 10 минут ночи, после окончания работы, я вместе с товарищем Цанавой шёл сдавать в диспетчерскую путевые листы. Проходя мимо здания начальника колонны, я увидел в воздухе над въездом в гараж раскалённые, трущиеся друг о друга провода. Я спросил у Цанавы, что это может быть, но он обратил моё внимание на необычный летательный аппарат, при виде которого мы оба ужаснулись. Аппарат держал курс в нашу сторону. Он летел на высоте 60 метров без звука. Длина его составляла примерно метров 25–30, скорость — 60 километров в час. Он был тёмного цвета. Передняя часть напоминала нос самолёта, дальше шло утолщение, а задняя часть составляла 1,5 задней части автобуса ЛАЗ.

Внутри задней части аппарата наблюдалось хаотическое движение раскалённых докрасна шаров, столкновение которых сопровождалось выбросом в воздух раскалённых нитей. Часть их, длиной 40–50 сантиметров, сгорала внутри хвостовой части, другие вырывались наружу на один метр. Снизив скорость, аппарат завис над нами, взял чуть влево, а затем вправо, залетел в середину стоянки машин, потом резко повернул влево и развил такую скорость, что молниеносно исчез из поля зрения. Я сказал Цанаве, что лучше держать этот случай в секрете. Всё равно никто не поверит. Мы вошли в диспетчерскую, никому ничего не рассказывая о случившемся. После нас вошли водители, в том числе Давитая и Топчиев, которые рассказали о том, что охранники Гогоберишвили и Ходури показали им летательный аппарат. Тут мы не выдержали и рассказали, что видели сами. Этот же аппарат видели также водители Ардазишвили в третьем районе посёлка ТЭВЗ и Саркисян на Глданской дороге. Когда аппарат пролетал над ним, машина задрожала и мотор заглох.

По просьбе своих товарищей я написал письмо в редакцию “Вечернего Тбилиси”, откуда получил ответ (№ 517 от 9 апреля 1980 года), в котором было указано, что наше сообщение передано в Гидрометцентр. Не понимая, какое отношение имеет виденный нами аппарат к Гидрометцентру, мы обратились в редакцию телепрограммы “Очевидное — невероятное”. Ответа нет до сих пор».

В ночь на 8 марта 1980 года в районе Глданского массива вышли из строя несколько трансформаторных подстанций. При расследовании этого случая группой тбилисских уфологов, возглавляемых инженером Акоповым, было обнаружено, что подстанции последовательно выходили из строя как раз по трассе пролёта неизвестного аппарата.

Все эти сообщения интересны тем, что дают подробную картину внешнего вида и поведения НЛО, наблюдаемого с близкого расстояния независимо друг от друга надёжными свидетелями, причём часть сообщений поступила от групп наблюдателей.

Особый интерес они представляют ещё и потому, что в 1980 году цензура не пропускала в прессу никаких сообщений о НЛО.

Тем любопытнее уникальное наблюдение с близкого (менее 60 метров) расстояния работы двигательной установки НЛО, как и следовало ожидать, непонятной ни авторам сообщения, ни современному читателю. Шофёры просто детально описывали то, что видели. Характерно и ярко выраженное воздействие НЛО на линию электропередачи и трансформаторы, остановка двигателя автомашины и нарушение работы рации.

Естественно, никакого ответа от профессора Капицы они не получили, поскольку это наблюдение летательного аппарата неземной технологии нельзя было списать на наблюдение аномального атмосферного явления, планеты Венеры или падающего фрагмента космической ракеты. В то же время письмо вполне закономерно было направлено в Гидрометцентр, поскольку именно Гидрометцентр вместе с Академией наук получил в конце 1070-х годов правительственное поручение о сборе информации о НЛО (тогда ААЯ — аномальных атмосферных явлениях). По достоверности наблюдений «тбилисский инцидент» 8 марта 1980 года является уникальным.

«Вольфрамовая тайна» реки Нарады

Разведка золотых запасов — для геологов давно отработанный процесс. Они десятилетиями промывают породу, отбраковывая «руду». «Но мы иногда помалкиваем о том, с чем иногда сталкиваемся: внутри изучаемой породы зачастую присутствуют загадочные образования, происхождение которых нам непонятно, — рассказала Елена Матвеева, кандидат геологоразведочных наук, заведующая отделом Центрального научного геологического института благородных и цветных металлов. В 1991 году при промывке золота на реке Нарада в Приполярном Урале участники экспедиции обнаружили содержащиеся в породе микроскопические спиралевидные «пружинки» неизвестного происхождения. Самые крупные из них имели диаметр в полтора- два миллиметра, но большинство становились заметными только под микроскопом. Спиральки как бы помещены одна в другую и закручены почему-то всегда влево — геологи не могли понять, откуда они взялись да ещё на глубине от 6 до 12 метров, в слоях почвы возрастом не менее ста тысяч лет.

— Подобные загадочные образования мы находили и раньше, и не только на Урале, но и на Алтае, и даже под Москвой, — рассказала корреспонденту «Труда» Елена Вениаминовна. — Но долгое время возможности исследовать их не было. А тогда, в начале 1990-х, страна встала на путь экономических реформ и у нас появились спонсоры.

Первые же результаты повергли геологов в шок. Спиральки оказались из чистого вольфрама — редкого металла, встречающегося в природе лишь в виде соединений. С помощью лазерного спектрографа удалось установить, что вольфрам в «пружинках» имеет сложную кристаллическую структуру, а следы оплавления говорили о каком-то значительном термальном воздействии. Но температура плавления вольфрама превышает 3 тысячи градусов по Цельсию!

Некоторые специалисты предположили, что «пружинки» — это фрагменты сгоревших ракет (над Приполярным Уралом проходит трасса запуска зондов и ракет). Но как они могли попасть на глубину земных недр, помнящих поступь динозавров? И откуда бы похожим деталькам взяться в других частях света, скажем, под Москвой, где ракеты, как известно, не падают?

— По мнению уфологов, — продолжает Матвеева, — это детали космических кораблей из других галактик, посещавших нашу планету задолго до зарождения рода человеческого. Возникла даже версия о том, что артефакты попали к нам из параллельных миров.

Разумеется, геологи скептически относились (и относятся) к подобным домыслам. Однако вот что интересно: в переводе с санскрита Нарада — древнее ведийское божество, один из сыновей Брахмы, мудрец-риши, посредник между людьми и богами. Согласно древней индийской мифологии именно Нарада «курировал» северные территории голубой планеты, в том числе Урал, Сибирь, Дальний Восток, Алтай, словом, теперешнюю территорию России. В древних текстах он фигурирует как персонаж, «постоянно путешествующий между Тремя мирами». Наверное, это и давало повод для вольных фантазий о пришельце из «параллельного мира», мчащегося на «вольфрамовой колеснице».

У Елены Матвеевой возникла версия о метеоритном происхождении артефактов. Предположение строилось на том, что при вхождении в атмосферу Земли на четвёртой космической скорости происходят испарение легкоплавких веществ метеорита и обогащение его поверхности такими элементами, как, например, иридий и вольфрам. Однако это предположение ей подтвердить не удалось. «До сих пор не известно ни одного метеорита — ни железного, ни каменного, в котором были бы отмечены находки самородного вольфрама», — подтвердил руководитель комитета по метеоритам ГЕОХИ РАН Юрий Шуколюков.

Хотя, разумеется, всё это не означает, что таковых нет. Ведь из гигантского количества метеоритов, достигающих верхних слоёв атмосферы Земли, большинство там и сгорает. Найти обломок уцелевшего небесного камушка — большая редкость и удача для любого старателя. О метеоритах, свидетелях образования Вселенной, мы знаем очень и очень мало. Кстати, одна из возможных причин вымирания динозавров — метеоритные дожди, «бомбардировавшие» голубую планету как раз в период около 100–200 тысяч лет назад. Возраст залегания артефактов этому соответствует. «Так что странные отложения под землёй в принципе могут быть фрагментами сгоревших в ту пору метеоритов, химический состав которых нам сейчас не известен», — предполагает директор Музея палеонтологии при НИИ палеонтологии РАН Алексей Розанов.

В кабинете Елены Вениаминовны многолетние труды, фотографии, отчёты, протоколы проведённых научных изысканий, в ящиках письменного стола припрятаны — на всякий случай — образцы тех самых странных спиралек и шариков, фантастические формы которых оживают в «прицеле» микроскопа.

К сожалению, должного внимания всё это так и не встретило: «Задача нашего института — научно-исследовательские работы в области благородных и цветных металлов, — объяснили Матвеевой. — На другое у нас нет ни времени, ни денег». Вскоре и у спонсоров средства иссякли. И хотя удивительные спиральки, шарики и колечки геологи продолжали и продолжают находить, внимание к ним постепенно ослабло. Что это такое и откуда — осталось тайной за семью печатями.

— По тем довольно скудным данным, что мы имеем на сегодня, я всё-таки склонна прийти к выводу, что всё это — продукты техногенного происхождения, — рассуждает Матвеева. — Но чьих это «рук» дело? Внешне «природные» детальки очень напоминают скрученную вольфрамовую проволоку, какую применяют в лампах накаливания, в том числе в космическом производстве. Трудно представить, чтобы такие же детали возникли в природе стихийно. С помощью довольно сложной электронной аппаратуры мы провели сравнительный анализ продуктов «земной» техногенной деятельности такого рода и «природных» спиралек с реки Нарада. Общего было очень много. Различие состояло в количестве кислорода: в «природных» образцах его оказалось значительно больше, чем в спиралях, изготовленных человеком в промышленных условиях.

Может быть, это фрагменты бурильных установок? Но подобные работы в этих местах никогда не проводили. Словом, из числа всех рассмотренных версий ни одна полностью не подтвердилась. Загадок осталось больше, чем предположений…

— Необычного действительно очень много, — признаётся Матвеева. — Например, в устье той же Нарады природа ведёт себя совершенно аномально: в августе может выпасть снег, с организмом творится что-то несуразное, необъяснимое. Как-то в Приполярном Урале был странный случай: мы вышли на улицу и остолбенели. Солнце уже село, вдали чернеет лес, и вдруг над ним занимается необычное белое свечение, а потом из-за макушек деревьев вылезает огромный белый шар. Постепенно он зависает над лесом, освещая всё вокруг, мы стоим как громом поражённые, а шар гак же медленно уплывает… Что это было, ума не приложу. Один наш коллега предположил, что это — гало, но подобная атмосферная аномалия невозможна в том случае, когда солнце давно село. И уж точно — это не северное сияние. Тогда что же?

По мнению Людмилы Целиной, старшего научного сотрудника ЦУП[1], ученицы одного из родоначальников «научной» уфологии Феликса Зигеля, «достоверность находок не вызывает сомнений, их техногенное происхождение тоже представляется убедительным. Однако достаточно ли этого, чтобы утверждать: всё это — результат вмешательства внеземных цивилизаций? А может быть, нам оставили в «наследство» какие-нибудь загадочные прародители, атланты или их «родственники»?

— Как бы привлекательно ни звучали версии о пристальном внимании к нашей планете со стороны братьев по разуму, слепо верить в это не стоит, — считает доктор физико-математических наук, профессор МГУ, академик РАЕН Вадим Пименов. — Ведь никаких научных фактов, подтверждающих подобные предположения, пока что нет. Хотелось бы напомнить, что земная природа нередко демонстрирует нам свои высокие «творческие» и «технологические» возможности, видя которые, нам остаётся только руками развести. Например, снежинка: кто из нас не рассматривал это чудо совершенства на ладошке, поражаясь тонкостью, филигранностью и неповторимостью кристаллических форм? Чем не «нанотехнология»? Возможно, удивительные пружинки, шарики и другие артефакты — результат каких-то неизвестных нам пока природных процессов?

Гипотез выдвинуто немало, но ни одна из них так и не нашла пока подтверждения.

Посадка под Самаркандом

Этот случай занимает особое место в истории советской уфологии. По-видимому, впервые официальные власти, расследовавшие этот инцидент, вынуждены были признать, что традиционными, земными причинами объяснить его невозможно, и нехотя предоставили возможность «покопаться» в нём уфологам. К сожалению, — далеко не сразу, а по горячим следам можно было сделать гораздо больше…

Начнём с событий, предшествовавших Катта-курганскому инциденту и происходивших, по тогдашним меркам, поблизости от СССР на территории дружественной Монголии.

Итак, май 1984 года. Город Налайха (Монголия), авиагородок ВВС. Один из служащих, выглянув вечером в окно, увидел, что весь городок и его окрестности освещены очень мощным голубоватым светом — на улице стало светлее, чем днём! Но источника света он не видел. Однако свидетель, находившийся снаружи помещения, заметил большую, очень яркую звезду, которая стремительно приближаясь, вырастала в размерах. Объект представлял собой эллипс, слегка приплюснутый снизу и сверху, с фиолетовым ореолом по краям. По его периметру вспыхивали разноцветные огни. Объект повис над авиагородком, и от него на землю упал мощный луч света. Затем луч осветил весь авиагородок; через 6–7 секунд он погас, и объект, по-видимому удовлетворив своё любопытство, двинулся в обратном направлении.

На протяжении последующих месяцев сообщения о странном «дирижабле», барражировавшем в монгольском небе, поступали как от лётчиков, так и от наземных наблюдателей из весьма малочисленных на этой земле поселений. Поэтому капитан Емельянов, совершавший обычный учебный полёт, не очень удивился, когда объект вдруг возник на трассе его полёта на высоте 5000 метров, примерно в двух километрах от его самолёта. Поскольку объект летел, можно сказать, рядом, Емельянов оценил его размеры: примерно 100 метров в длину и 25–30 — в диаметре. С сообщением на землю повременил, ожидая, что его обнаружит наземная радарная служба и пошлёт запрос: «Кто это там сбоку летит?» Но земля молчала, и лётчик решил не торопить события. Почти десять минут они летели в «тесном строю» на дистанции около километра, а затем самолёт начал снижение на посадочную полосу — объект совершил тот же маневр. Так синхронно они снижались до высоты около километра, когда лётчик решил сообщить на землю, в форме шутки, чтобы освободили полосу, поскольку он будет садиться не один. И наконец земля заметила «гостя»; и хотя сигнал от него на локаторе был слабый и неустойчивый, визуально он хорошо был виден в кинофототеодолит. Но от посадки «гость» отказался…

В середине лета события переместились на территорию СССР. К сожалению, с датой Катта-курганского инцидента произошла неразбериха, поскольку, например, группа томских исследователей АЯ сообщила, что прибыла на место спустя полтора месяца после события, а ленинградская группа, оказавшаяся там чуть позже, утверждает, что прибыла через месяц. Третью дату сообщает оказавшаяся там позже всех группа исследователей из Москвы. По-видимому, это связано с тем, что в районе Катта-кургана располагалась крупная военная база, а на дворе был ещё 1984 год…

Итак, однажды в летнюю ночь на насосную станцию совхоза «Лингабад» (это примерно в 40 километрах от Самарканда) прибыла группа из пяти ремонтников, чтобы починить внезапно вышедший из строя трансформатор. Возглавлял её старший техник Юайтахметов.

«Мы приехали на станцию, обнаружили утечку масла. Света в помещении не было, и мы все пятеро вышли наружу. Было абсолютно темно. Небо чистое, безоблачное, ярко светила луна. Я взглянул на небо, и вдруг между ковшом Большой Медведицы и диском Луны внезапно появился большой странный объект, которого до этого не было на небе! Было абсолютно тихо. Я говорю: «Ребята, взгляните туда! Что это такое?» И тут все мы пятеро остолбенели.

Объект имел вид эллипса и был похож на дирижабль. Корпус гладкий, впереди на корпусе два ярких прожектора, с каждого борта тоже по два прожектора и два сзади. Был слышен слабый шум типа жужжания. Мы присели, волосы у нас встали дыбом — объект опускался прямо на нас, но очень медленно, минут пять-шесть; потом зашёл за холм и скрылся, причём было впечатление, что за холмом он совершил посадку.

Мы стояли долго, минут десять — никак не могли прийти в себя. Потом начали обсуждать, что это американцы что-то запустили. Длина объекта была метров 80, а в сечении — 20–30. Форма корабля — эллипсовидная, цвет корпуса серый с металлическим отливом. В конце корпуса были заметны струи голубого цвета, но на сопла они не походили. Цвет прожекторов синеватого оттенка, а в корме — красноватого. Летел объект низко, угол наклона к горизонту примерно 45 градусов, расстояние до него в момент появления составляло примерно километр.

Нас всех охватило чувство чего-то жуткого, никто не захотел зайти за холм, чтобы взглянуть на объект. Мы быстро пошли к машине и, не оглядываясь, уехали».

Исследовательская группа из Ленинграда, в которой был кандидат технических наук из Политехнического института Сергей Кузионов, прибыла на место, как уже говорилось, примерно через месяц после события. От насосной станции, которую ремонтировали техники, группа проделала тот путь, который они не решились пройти в ту ночь. Пройдя мимо двух арыков, они увидели на почве два больших пятна с изменённым цветом растительности. Оба они имели форму эллипса с большой осью около 80 метров и малой — около 30. В левом пятне находились три круглые вмятины диаметром около 8 метров и глубиной около 0,5 метра — по-видимому, от посадочных опор. Виноградник, росший вокруг, в зоне пятен был полностью утрамбован и вдавлен в почву. В правой зоне, где следов опор не было, верхушки виноградника по всей площади (80×30 м) высохли. А ниже растения были сочные и зелёные — здесь объект, по-видимому, зависал на небольшой высоте. Когда исследователи прошлись по месту события босиком, то в районе наиболее утрамбованных пятен ноги испытывали странное ощущение: жжение, словно от ступней вверх по ноге шли волнами мурашки. С этих мест взяли пробы грунта, которые в дальнейшем были исследованы в лабораторных условиях. Радиоактивности в них выше естественного фона обнаружено не было, но удалось установить бесспорное наличие силового воздействия неизвестной природы.

Вывод ленинградской группы исследователей АЯ был по тем временам неожиданным, даже крамольным: «В районе совхоза “Лингабад” имело место приземление неопознанного искусственного объекта, возможно, внеземного происхождения». Официальный отчёт был направлен в Географическое общество СССР. На этом всё закончилось.

НЛО над Чернобылем?

26 апреля 1986 гадав 1 час 22 минуты 30 секунд оператор атомной электростанции увидел на распечатке цифры, которые ясно говорили, что реактор нужно немедленно заглушить. Но подобные ситуации случались и раньше, поэтому никто не обратил на данный сигнал никакого внимания. Испытания начались. Однако возникла нештатная ситуация: в зале послышался нарастающий гул с какими-то глухими ударами, отдававшимися во всём здании; в центральном зале реактора, как при сильнейшем землетрясении, по полу запрыгали две тысячи 30-килограммовых чушек.

Вдруг здание потряс удар: сильно шатнуло пол и стены, сотрудников станции бросило друг на друга, с потолка посыпались плиты подвесного потолка, пыль и мелкая крошка. Потухло люминесцентное освещение, отключилось всё оборудование, и на несколько ужасных секунд атомщики остались в тишине и пустоте, насыщенной пылью и перегретым водяным паром.

Спустя несколько секунд тускло засветились лампы аварийного освещения, заработали приборы, и начальник смены у блока дал команду нажать кнопку аварийной защиты АЗ-5. В 1 час 22 минуты 40 секунд регулирующие стержни аварийной защиты пошли вниз, но было уже поздно…

Неуправляемая цепная реакция в реакторе четвёртого блока уже вызвала локальный перегрев охлаждающей воды. Когда давление стало слишком большим, циркониевые трубы технологических каналов не выдержали и лопнули. Огромная масса воды, мгновенно превратившись в пар, гигантским кулаком ударила в 2500-тонную крышку реактора, подбросив её вверх. Крышка, превратившись в огромный таран, разорвала остальную часть технологических каналов, вода из которых также превратилась в пар, усугубив разрушение.

Пробив крышу блока, крышка реактора на струе пара, обломков и графитовой кладки подлетела почти на 15-метровую высоту, перевернулась на ребро и рухнула вниз. При падении была смята и раздавлена вся верхняя часть активной зоны, что вызвало дополнительный выброс радиоактивных веществ в атмосферу.

Параллельно с этим в активной зоне реактора начались различные химические реакции, в частности — экзотермическая пароциркониевая реакция. За счёт неё в течение трёх секунд на месте аварии образовалось около 5000 м3 водорода, который вступил в реакцию с воздухом и от случайной искры взорвался подобно вакуумной бомбе. Вверх на полкилометра взметнулся светло-фиолетовый огненный факел, а образовавшаяся ударная волна вдребезги разнесла крышку, центральный зал и другие помещения четвёртого блока.

Так ночью 26 апреля 1986 года Чернобыльская АЭС, а с нею и весь мир содрогнулись от взрыва, который, по сути, являлся атомным…

Несмотря на то, что в окружающую среду оказалось выброшено в 20 тысяч раз больше радиоактивности, нежели в результате бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, самое страшное заключалось не в этом. Только в реакторе четвёртого блока находилось около 180 тонн обогащённого урана, и если взрыв по каким-то причинам был бы по-настоящему атомным, а не тепловым, то взорвалась бы вся АЭС. В этом случае половина Европы превратилась бы в некое подобие лунной поверхности, причём очень радиоактивной…

Но почему полномасштабного взрыва не произошло? Возможно, на этот вопрос смогут ответить очевидцы, прибывшие на место катастрофы.

М.А.Варицкий, старший дозиметрист Управления дозиметрического контроля Чернобыля, той ночью был поднят по тревоге и направлен во главе группы в район ЧАЭС. В задачу группы входил дозиметрический контроль с помощью прибора ДП 2 «б».

В 4 часа 15 минут ГАЗ-51 группы оказался в зоне прямой видимости четвёртого блока. Увидев, как полыхает реактор развороченного взрывом энергоблока, и почувствовав «жжение лица», дозиметристы решили отказаться от немедленного выполнения задания и вернуться на базу за средствами защиты: дозиметр при включении зашкаливало.

Машина с группой уже разворачивалась, как вдруг… Вот что рассказывает М.Варицкий: «Мы увидели медленно проплывающий в небе ярко-латунного цвета огненный шар. Он был диаметром 6–8 метров. Мы снова произвели замеры, переключив шкалу прибора на другой диапазон. Прибор показывал 3000 миллирентген в час. Вдруг от шара вспыхнули два ярко-малинового цвета прожектора (два луча)… Эти два луча были направлены на реактор четвёртого блока. Объект находился от реактора на расстоянии приблизительно 300 метров. Всё это длилось где-то три минуты… Прожекторы внезапно погасли, и шар медленно уплыл на северо-запад. Тут мы снова обратили внимание на прибор. Он показывал уже 800 миллирентген в час! Сами мы не могли объяснить, что произошло, и поэтому грешили на прибор. Однако, когда мы вернулись на базу и его проверили, то прибор оказался исправным».

Одним из первых и плодотворных исследователей появления НЛО над Чернобыльской АЭС был украинский уфолог из Гостомеля Валерий Кратохвиль, собравший и проанализировавший свидетельские показания очевидцев в своей книге «НЛО — машина времени» и многих публикациях в прессе. Материалом для публикаций послужили впечатления очевидцев, с которыми Кратохвиль виделся лично, а также их рисунки и фотографии.

Вот что он пишет по этому поводу: «Разумеется, оценки М.Варицкого и М.Самойленко (напарника М.Варицкого) размеров объекта и расстояния от него до реактора субъективны, так как здесь может идти речь только об угловых размерах, а не о линейных. Однако показания исправного прибора и часов — вещь объективная, и мы вполне можем опираться на них как на документированное свидетельство того, что в ночь аварии неопознанный летающий объект, появившись в небе почти три часа спустя после взрыва, практически погасил «размазанный» атомный взрыв, сбив радиацию с 3000 до 800 миллирентген в час, а остальное с трудом и человеческими жертвами довершили киевские пожарные».

Однако НЛО появлялись над Чернобылем и после 26 апреля 1986 года. Например, три года спустя, 16 сентября 1989 года, на четвёртом энергоблоке были отмечены очередные неполадки, сопровождавшиеся выбросами в атмосферу больших радиоактивных масс. В 8.20 утра (через несколько часов после неполадок) работающий в Чернобыле врач Ива Наумовна Госпина наблюдала в небе над станцией объект, который она описывает как «янтарный», где можно различить «верхнюю часть» и «дно». Ещё год спустя, в октябре 1990 года, чернобыльский атомщик Александр Крымов сфотографировал из окна своей квартиры НЛО, висевший над жилыми домами.

11 октября 1991 года Чернобыль вновь напомнил о себе: в 20.09 возник пожар на втором энергоблоке АЭС. Во время пожара произошло частичное обрушение кровли над энергогенератором, но с пожаром удалось быстро справиться.

16 октября, пять дней спустя, фотокорреспондент газеты «Эхо Чернобыля» Владимир Савран фотографировал его последствия в пострадавшем машинном зале генератора. Вот что он рассказывает: «На всякий случай я “щёлкнул” вверх, стараясь захватить в край кадра часть провала в крыше… Будучи в здравом уме и твёрдой памяти, заявляю: на небе ни до, ни после не было никакого НЛО. Во всяком случае, видимого для глаза. Небо было хотя и по-осеннему серое, но абсолютно чистое».

Дело в том, что после проявки плёнки на одном из кадров вдруг появился… висящий над провалом крыши второго блока НЛО! Своими очертаниями он напоминал объект, который за год до этого видела над ЧАЭС Ива Госпина, только сфотографированный снизу. Экспертиза, проведённая в Киеве, показала, что о браке плёнки или её специальной обработке, а тем более о фотомонтаже, не может быть и речи — снимки были подлинные.

Таким образом, можно сказать, что НЛО в 1986 году спас множество миллионов людей от мучительной смерти. Но, как известно, по-настоящему добрые дела делаются инкогнито, поэтому вопрос: «А кого благодарить?» — до сих пор остаётся открытым…

«Эксперименты» пришельцев в Хабаровске

Весной 1990 года по Хабаровскому телевидению выступила сотрудница Краснофлотского РОВД Галина с рассказом о своём контакте с загадочным гуманоидом. После этого знакомые Галины начали советовать ей обратиться к психиатру. В результате женщина замкнулась в себе и отказывалась с кем бы то ни было обсуждать произошедший случай. Лишь через некоторое время она согласилась побеседовать с уральским криминалистом, доктором юридических наук Евгением Ищенко.

Вот что произошло вечером 21 марта 1990 года. Галина была дома одна. Её квартира находилась на улице Волочаевской, практически в центре Хабаровска. В 22.05 по телевизору начали показывать художественный фильм. Галина, лёжа на диване, следила за сюжетом, когда по телеэкрану вдруг пошли помехи. Она хотела встать, чтобы покрутить ручку настройки, но в этот момент балконная дверь стала медленно открываться, тюлевая занавеска поехала в сторону, и женщина увидела странную фигуру, шагнувшую в комнату. — Это был не человек, — вспоминает Галина. — Очень тонкий, одетый в облегающий тёмно-серебристый комбинезон, на котором я не заметила ни застёжек, ни швов. Его рост превышал два метра. Голова у него была большая, с высоким и широким лбом и острым подбородком. Ни носа, ни ушей, ни волос я не заметила, а рот был узкий, словно прорезанный бритвой. Пришелец пристально смотрел на меня, и я отметила, что глаза у него совершенно белые, без зрачков, а туловище — без шеи. Голова сидела прямо на узких плечах. Я заметила также, что лицо визитёра было темнее комбинезона, а в левой полусогнутой руке на уровне пояса он держал какой-то цилиндрик размером со школьный пенал. Меня удивили руки гостя: чуть ли не половину длины предплечий занимали узкие кисти. Были ли у него пальцы, не рассмотрела. Я была больше удивлена, чем напугана, и начала подниматься с дивана. Тогда он, как бы приказывая не двигаться, взмахнул правой рукой с зажатым в ней цилиндриком, и я потеряла сознание…

Галина пришла в себя в пятом часу утра. Ощущая тяжесть в голове, женщина попыталась подняться, но это ей удалось не сразу. Она добралась до телевизора и выключила его. От балконной двери шёл холод, и Галина пыталась закрыть её, но, едва дотронувшись до ручки, ощутила боль, как от удара током, и вновь потеряла сознание…

Окончательно она очнулась около 8 часов утра и обнаружила себя лежащей на диване поверх одеяла. Её правая рука покоилась на груди, причём большой палец прижимал к среднему и безымянному кусочки бинта. У Галины сильно болела голова, однако она заставила себя подняться с постели и попыталась позвать свою собаку, которая почему-то не просилась на улицу. Однако язык не повиновался женщине, голова кружилась, и общее состояние было скверным. Она не могла вспомнить, где и когда порезала пальцы, однако, взглянув на них, обнаружила, что глубокие ранки уже почти зажили.

Собаку Галина нашла за диваном. Бедняга вся тряслась и, когда хозяйка пыталась выпустить её на балкон, категорически воспротивилась этому. Галина не могла найти объяснений ночным событиям, но утром услышала от своего сослуживца, оперуполномоченного Владимира Кузнецова, рассказ, который пролил некоторый свет на происшествие.

Оказывается, 21 марта 1990 года в 20.30 в дежурной части Управления внутренних дел Хабаровска раздался телефонный звонок. Больные терапевтического отделения городской больницы № 10 сообщали, что вот уже полчаса наблюдают с пятого этажа здания большую «летающую сигару с двумя прожекторами, зависшую над лесным массивом. В УВД города как раз дежурил Владимир Кузнецов. Экипажи патрульных машин выехали к месту происшествия и по пути следования зарегистрировали ещё несколько НЛО над различными районами Хабаровска. Все наблюдаемые объекты имели форму сигар.

Пока в части обсуждали происшествие, раздался ещё один телефонный звонок. Оказывается, над посёлком Уссурийский зависли ещё два летающих объекта. По рации сообщение было передано патрулю, дежурившему на одной из самых высоких точек города. Оказалось, что патрульные видят два объекта, над которыми светятся по три огонька.

Владимир Кузнецов решил сам посмотреть, что же происходит в городе. Вместе с помощником дежурного по УВД Виталием Пьяновым он отправился «на разведку». Поднявшись на Казачью гору, оперуполномоченные увидели в небе «тарелку» на расстоянии около 800 метров.

— В длину «тарелка» была метров 120–160, — рассказал Владимир Галине. — А в самом толстом месте — примерно с двухэтажный дом без крыши. Точно определить её размеры не представлялось возможным, так как было темно. На «носу» и «корме» НЛО отчётливо просматривались огоньки. Один — кормовой — был рубиново-красного цвета, а второй — носовой — ярко-изумрудного. Они одновременно вспыхивали с частотой около секунды. Часть поверхности «тарелки» была абсолютно чёрная и какая-то бездонно глубокая. На фоне тёмного ночного неба эта чернота виднелась почему-то особенно отчётливо. Мы услышали как бы вздохи — тяжёлые, идущие какими-то накатами, как прибой. Звуки очень странные, похожие на те, которые издают киты, когда выныривают на поверхность. Носовая часть «тарелки» колебалась вверх-вниз в ритме этих «вздохов»… Потом медленно, со скоростью 20–30 километров в час, «тарелка» полетела вдоль Амура к железнодорожному мосту.

Объект стал разворачиваться, верхний зелёный огонёк погас, потом потух носовой, и остался один красный, постоянно вспыхивающий кормовой маяк.

В 23.00 в УВД позвонил дежурный ПВО округа и попросил сотрудников милиции рассказать об увиденном. Владимир Кузнецов сообщил ему о происшествии и поинтересовался: что же это было? Дежурный ПВО заявил, что в воздух были подняты вертолёты, но они не смогли приблизиться к объекту. Создавалось впечатление, что между вертолётами и НЛО находится невидимая преграда.

Выслушав рассказ Владимира, Галина несколько успокоилась. «Значит, с психикой у меня всё в порядке», — подумала она.

Позже оказалось, что обитателей загадочного объекта в ту ночь заинтересовала не только Галина. Пришельцы организовали охоту на женщин в возрасте от 20 до 40 лет. Визитёры проникали к ним в квартиры даже через закрытые окна и двери. Две женщины сумели покинуть свои жилища и до утра скрывались у соседей, а одна всю ночь с 21 на 22 марта, трясясь от страха, провела в коридоре семейного общежития, не решаясь постучать ни в одну дверь.

Двадцатилетняя Наташа, жившая на улице Запарина, с ужасом вспоминала о событиях той ночи.

— Я уже спала, когда мне приснилось, что с потолка спустился большой, ярко светящийся прозрачный шар. Внутри него находился очень высокий и худой человек. Шар распался на две половинки, и человек шагнул ко мне. Я сильно напугалась и закричала.

От крика дочери проснулась хозяйка квартиры Татьяна Тихоновна. Она подбежала к её комнате и почувствовала нахлынувшую волну горячего воздуха.

— Я решила, что в Наташиной комнате пожар, и стала звать мужа, — вспоминает Татьяна Тихоновна. — Он выбежал на крики и включил в коридоре свет. Ничего необычного мы не обнаружили ни в коридоре, ни у Наташи в комнате, но до утра не сомкнули глаз. Потом мы слышали, что в соседней квартире, где живёт одинокая женщина, хлопнула дверь, но не посмели выглянуть на площадку…

Наутро соседка Татьяны Тихоновны рассказала, что за окном её квартиры ночью завис светящийся шар. Почувствовав жар, идущий через балконную дверь, женщина в ужасе выбежала на лестничную площадку, но беспокоить соседей не стала.

Уральский криминалист Евгений Ищенко, изучивший несколько подобных случаев, внимательно осмотрел порезы, которые непостижимым образом появились на пальцах контактировавшей с гуманоидом Галины. Ранки имели один сантиметр в длину, 0,3 — в ширину. По словам врача, обследовавшего Галину, глубина ранок составляла 0,5 сантиметра. Казалось, что по пальцам прошлась тонкая пила. Вокруг ранок подушечки пальцев сделались гладкими, без кожного рисунка.

Специалисты обследовали квартиру Галины. На месте, где стоял пришелец, оказалось мощное электрическое поле: лёгкие пенопластовые шарики, насыпанные туда, выстроились строго по силовым линиям. Сильно заряженным оказалось тело женщины и даже её собака. Цветок, стоявший на подоконнике возле двери на балкон, выглядел так, словно его опалили огнём.

Беседуя с Евгением Ищенко вскоре после своего выступления по телевидению, Галина протянула ему правую руку. На подушечках среднего и безымянного пальца виднелись коричневые полоски, совсем не похожие на следы заживающих порезов. Казалось, что изнутри этих бороздок изъята мышечная ткань, а кожа вокруг отшлифована. Однако самое невероятное произошло через два месяца, во время новой встречи Ищенко с Галиной. Он взглянул на руку женщины, чтобы рассмотреть форму шрамов, но их не было! Пальцы выглядели так, словно никогда не были травмированы. Восстановились даже тончайшие капиллярные линии на подушечках пальцев!

За последние два десятилетия мировая уфология зафиксировала более 15 миллионов контактов с НЛО! Довольно часто гуманоиды проявляют интерес к земным женщинам: вступают с ними в сексуальные контакты, подвергают лабораторным исследованиям, операциям, вживляют имплантанты, просто наблюдают, находясь на расстоянии… Судя по всему, пришельцы из космоса не слишком церемонятся с обитательницами нашей планеты, используя их для своих неведомых целей.

Советские лётчики и космонавты рассказывают об НЛО

За более чем четыре с половиной десятилетия пилотируемой космонавтики (с момента первого полёта Юрия Гагарина) в космосе побывали сотни человек. В их числе — советские и российские космонавты, астронавты США и представители других стран. Самый продолжительный космический полёт XX века совершил россиянин Валерий Поляков — он отработал на орбите 437 суток, а в следующем полёте прибавил к ним ещё 240! Трудно представить, какую громаду информации добыли эти герои в околоземном космическом пространстве! Многие тысячи страниц их записей и устных свидетельств ещё ждут своего изучения и анализа.

Но в последнее время благодаря долгожданному воцарению гласности в поле зрения любознательных людей стали попадать оговорки некоторых «небожителей» о пережитых ими в полёте крайне странных впечатлениях и ощущениях. Поскольку объяснения этому учёные не нашли и пока не находят, сильные мира сего сочли за благо «посоветовать» космонавтам помалкивать об этих своих переживаниях. Говорят даже, что и Юрий Гагарин однажды проговорился на этот счёт, мол, если бы ему разрешили, он мог бы порассказать «много интересного о своём полёте». И всё же кое-что из «запретного» попало на страницы газет и журналов.

Владимир Ковалёнок: «золотые шары»

Лётчик-космонавт, Владимир Васильевич Ковалёнок, генерал-полковник авиации, дважды Герой Советского Союза. Летал на космических кораблях «Союз-25» (октябрь 1977 года), «Союз-29, -30, -31» и орбитальной станции «Салют-6» (июнь-ноябрь 1978 года), «Союз Т-4» и орбитальной станции «Салют-6» (март-май 1981 года).

Случай, о котором Владимир Ковалёнок решил рассказать после многолетнего молчания, произошёл 5 мая 1981 года около 18.00. В это время космическая станция «Салют-6» пролетала над Южной Африкой в сторону Индийского океана. Закончив выполнять предписанные регламентом гимнастические упражнения, Ковалёнок взглянул в иллюминатор и увидел поблизости от станции непонятный объект.

В космосе почти невозможно определить размеры и расстояния на глаз. Наблюдателю может показаться, что он видит совсем рядом небольшой предмет, а на самом деле это будет нечто громадное, но находящееся на большом удалении, — и наоборот. Но как бы там ни было, в обозримом пространстве появилось нечто необычное. Диковинный объект имел эллиптическую форму, летел на одной высоте со станцией, тем же курсом, не приближаясь и не удаляясь. При этом он, похоже, вращался в направлении движения, будто катился вперёд по проложенной в космосе невидимой дорожке.

И вдруг космонавта ослепила яркая жёлтая вспышка, похожая на беззвучный взрыв. Объект превратился в сверкающий золотистый шар. Зрелище было очень красивым. Но оказалось, что это только начало. Спустя одну-две секунды где-то вне поля видимости произошёл, наверное, ещё один подобный взрыв, потому что космонавт увидел второй, точно такой же ярко-золотистый шар. А затем в небе появилось облачко дыма, которое вскоре также приобрело сферическую форму.

Станция летела на восток и вскоре приблизилась к терминатору — зоне сумерек, отделяющей «день» от «ночи». Когда она вошла в тень от Земли, наступила ночь, и все три шара пропали из виду. Никто из других членов экипажа их больше не видел.

Сохранилась запись в бортжурнале Александра Иванченкова, совершившего полёт вместе с Владимиром Ковалёнком в период с 15 июня по 2 ноября 1978 года: «На ночном горизонте планеты бушевало багровое пламя. Огромные столбы сияния рвались в поднебесье и таяли в нём, переливаясь всеми цветами радуги. Один из мощных “столбов” серебристо-жёлтого цвета прошёл, по ощущению, в нескольких метрах от станции “Салют- 6” и ушёл как бы в бесконечность».

Ковалёнок и Иванченков впервые видели сияние… малинового цвета! «Как зарево полыхало», — говорил в сеансе связи Иванченков. С Земли отвечали: «У нас на магнитных лентах такая же “цветомузыка” от этого сияния!» Не мог скрыть своего восхищения увиденным и космонавт Георгий Михайлович Гречко: «Словно лучи тысяч прожекторов били вверх. Цвет “прожекторов” у Земли был зелёным, а к нам доходят струи красного цвета. И мы пересекали их минут десять…»

Муса Манаров: загадочное «нечто»

Космонавт Муса Хираманович Манаров, Герой Советского Союза. Летал на космических кораблях «Союз ТМ-4, -6, -11» и орбитальном комплексе «Мир» (декабрь 1987 — декабрь 1988 года, декабрь 1990 — май 1991 года).

В начале 1991 года на орбитальном комплексе «Мир» в очередной раз принимали космический корабль, прибывший с Земли. Манаров сидел у большого иллюминатора и внимательно следил, как корабль медленно сближается со станцией. Когда он подошёл достаточно близко, космонавт стал снимать процесс причаливания на видеокамеру. И вдруг он заметил под кораблём какой-то предмет, который вначале принял за его антенну, потом, приглядевшись, понял, что это вовсе не так. «Значит, какая-то другая деталь конструкции», — подумал Манаров. Но в следующий момент эта «деталь» начала перемещаться относительно корабля, удаляясь от него. Муса схватил микрофон речевой связи с кораблём и крикнул: «Эй, ребята, вы что-то потеряли!». Там конечно же переполошились.

Однако достаточно солидная практика стыковок кораблей в космосе показывает, что во время той стадии причаливания, которая происходила в данный момент, «отламываться» от корабля было просто нечему. Если какая-либо деталь от него отсоединяется, то это бывает во время старта, при маневрировании, разворотах, то есть в тех случаях, когда на корабль воздействуют значительные перегрузки. А сейчас оба космических аппарата медленно и плавно сближались друг с другом.

В следующий момент загадочное «нечто» стало как бы проваливаться под корабль, падать вниз. Когда корабль перестал его заслонять, экипаж станции сосредоточил на странном объекте всё своё внимание. Космонавтам показалось, что он вращается. Определить его размеры и удаление от станции было трудно. Наблюдатели лишь предполагали, что объект находится достаточно далеко от станции, поэтому для его съёмки настроили объектив видеокамеры на бесконечность.

Если бы этим объектом был какой-нибудь оказавшийся поблизости мелкий предмет — болт или что-то в этом роде, то при съёмке он оказался бы не в фокусе. Впоследствии предположение подтвердилось: по-видимому, в момент съёмки до объекта было не меньше ста метров. Именно такое расстояние отделяло тогда «Мир» от корабля, а объект, похоже, находился позади него.

Что это было на самом деле, сказать с уверенностью нельзя. Можно лишь утверждать, что объект не был ни элементом «космического мусора», ни частью какой-нибудь ракеты или спутника, потому что в этом случае о его существовании было бы заранее известно. Специальные службы наблюдения как в России, так и в США, ведут учёт и отслеживают местонахождение всех достаточно крупных объектов в космосе. В любой момент времени экипажи космических кораблей и орбитальных станций знают, где находятся и в каком направлении перемещаются такие объекты. И если бы один из них приближался к «Миру», космонавтов заранее предупредили бы об этом. Более того, им сообщили, что в это время в районе станции ничего подобного не было.

ЭФФЕКТ УВЕЛИЧЕНИЯ НАЗЕМНЫХ ОБЪЕКТОВ

Первым его отметил американский астронавт Гордон Купер, рассказавший, что, пролетая над Тибетом, он невооружённым глазом видел дома и другие постройки, хотя, казалось бы, с расстояния 300 километров такие объекты совершенно неразличимы! Но вот и свидетельство лётчика-космонавта Виталия Ивановича Севастьянова: «Наконец я сегодня увидел Сочи. Видел отчётливо порт и наш маленький двухэтажный домик, в котором я вырос». Этот эффект подтвердил и Юрий Глазков: «Летим над Бразилией, вдруг вижу узенькую ленточку шоссе! И по нему мчится автобус, вроде даже голубого цвета!»

Георгий Михайлович Гречко увидел и сфотографировал над облаками… «льдину», плывущую в воздухе! «Иногда взгляд из космоса обнаруживает удивительное, — рассказывает Георгий Михайлович. — К примеру, летим над Монголией и вдруг видим изображение человека! Размер его — сто или даже двести метров! Отчётливо просматриваются голова, шинель, ноги. Мы с Юрием Романенко, с которым тогда летали, назвали его “снежным человеком”, поскольку именно снег создал этого гиганта!»

ЧУДЕСА В ОКЕАНЕ

Шумную сенсацию в прессе вызвали сообщения о наблюдениях американским экипажем космической станции «Скайлэб» пониженного уровня моря в районе знаменитого Бермудского треугольника. Этот факт подтверждает запись в бортжурнале Владимира Ковалёнка: «Нет и не может быть сомнения в разных уровнях воды в океане. Явление редкое, но явное». Космонавту удалось увидеть «купола» — кольцевые поднятия воды диаметром 200–300 километров, а также высокий водяной вал у Австралии протяжённостью до ста километров! Аналогичную картину описал космонавт Валерий Рюмин: «В Индийском океане мы с Владимиром Ляховым (они совершали полёт на орбитальной станции «Салют-6») видели вспучивание воды — будто два огромных вала сошлись в борьбе!» Более того, космонавты разглядели внизу… участок подводного горного хребта! В этом районе действительно простиралась горная цепь, но на глубине сотен метров!

Подводные хребты видели также (вопреки законам оптики) космонавты П.Климук и В.Севастьянов — в Атлантике и В.Ковалёнок и А.Иванченков — в Тихом океане.

ЗАГАДОЧНЫЕ ГОЛОСА И ЗВУКИ

Очень поэтично об этих явлениях рассказал космонавт Вячеслав Николаевич Волков (погиб при возвращении с орбиты 30 июня 1971 года вместе с космонавтами Г.Добровольским и В.Пацаевым): «Внизу летела земная ночь. И вдруг из этой ночи донёсся… лай собаки! Мне почудилось, что это голос нашей Лайки (погибшей на орбите). А потом стал отчётливо слышен плач ребёнка! И какие-то голоса. Объяснить всё это невозможно. Почувствовать — да!»

По воспоминаниям руководителя ансамбля электромузыкальных инструментов Вячеслава Мещерина, Юрий Гагарин, прослушав концерт ансамбля, сказал, что когда находился на орбите, то у него в ушах звучала очень похожая музыка… Позже это впечатление подтвердил и лётчик-космонавт Алексей Леонов.

Испытания кандидатов в космонавты в звукоизолированной камере (сурдокамере) многие требуют прекратить. Один из испытуемых после 30 часов изоляции «увидел» плавающий в воздухе телевизор, а среди приборов пульта управления — какие-то лица. Другому показалось, что приборная доска стала «таять и капать на пол». Картины не для слабонервных.

Профилактикой подобных ощущений может служить звучание музыки…

СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ

Трудно определить другими словами посещающие космонавтов видения и ощущения, совершенно отличающиеся от упомянутых выше. Они характерны стопроцентным «переключением» сознания космонавта. Объяснить эти явления галлюцинациями, возникающими вследствие дефицита внешних раздражителей (как в сурдокамере), уже не представляется возможным. По этой причине и замалчивались многие годы странные свидетельства «небожителей».

Впервые об этом феномене сообщил в Международном институте космической антропоэкологии в 1995 году космонавт-испытатель Сергей Кричевский. Оказывается, уже не один космонавт испытывал в полёте весьма удивительные ощущения: неожиданно выходил из своего привычного человеческого образа и превращался, в буквальном смысле, в какое-то животное! Более того, он «подключался» к некоему информационному источнику и получал от него предупреждения о грозящих аварийных ситуациях! Потом космонавт продолжал ощущать себя в преобразованном виде или перевоплощался в более ужасное существо. Например, один коллега поведал Кричевскому о «пребывании» в образе… динозавра! Причём он чувствовал, как шагал по какой-то планете, преодолевая овраги и пропасти. Космонавт описывал «свои» лапы, чешую, перепонки между пальцами, огромные когти… Кожей спины он чувствовал, как поднимаются роговые пластины на хребте. О пронзительном крике, вырвавшемся из пасти, мог сказать: «Это был мой крик…» Бывало, что человек превращался в другую личность, а мог оказаться и инопланетянином.

Журналист Виталий Правдивцев, рассказавший обо всём этом в ежемесячнике «Совершенно секретно», утверждает, что по сей день «проблема космических видений упорно скрывается от научного сообщества». Один из космонавтов вёл личные дневниковые записи в полёте, в том числе и относящиеся к загадочным видениям. Уникальный документ! Но публиковать их он категорически отказался, опасаясь повредить своей карьере.

Между тем необходимость тщательного исследования «фантастических сновидений-состояний», как предлагает называть эти тонкие явления космонавт-испытатель Сергей Кричевский, более чем очевидна. Результаты таких исследований не только помогут безопасности космических полётов, особенно длительных, но и, возможно, приоткроют завесу над самыми сокровенными тайнами природы.

Геннадий Стрекалов: загадочная сфера

Дважды Герой Советского Союза. Летал на космических кораблях «Союз Т-3» и орбитальной станции «Салют-6» (ноябрь — декабрь 1980 года), «Союз Т-8» (апрель 1983 года), «Союз Т-10, -11» и орбитальной станции «Салют-7» (апрель 1984 года), «Союз ТМ-10» и орбитальном комплексе «Мир» (август — декабрь 1990 года).

Однажды в 1990 году, находясь на станции «Мир», Геннадий Стрекалов стал свидетелем весьма красивого и загадочного зрелища. Атмосфера была совершенно чистой, под «Миром» в это время проплывал отчётливо видимый Ньюфаундленд. Внезапно в поле зрения космонавта возникло нечто, похожее на сферу. По блеску и яркости она напоминала ёлочную игрушку — нарядный цветовой шарик из стекла. Стрекалов подозвал к иллюминатору командира экипажа Геннадия Манакова. К сожалению, «шарик» не удалось снять на плёнку, потому что, как всегда бывает в таких случаях, камера оказалась не готовой к работе. Они любовались красочным зрелищем около десяти секунд.

Исчезла сфера столь же внезапно, как и появилась. Чем она была, какие имела размеры — сказать невозможно. Вокруг не оказалось ничего, с чем можно было бы сравнить её величину. Стрекалов сообщил об увиденном в Центр управления полётами, но при этом охарактеризовал объект как некое необычное явление, не употребляя термин НЛО. По его словам, он намеренно описал только то, что видел, стараясь при этом тщательно подбирать выражения и избегать необоснованных определений. Он не хотел, чтобы кто-нибудь процитировал их неточно или намеренно исказил содержание сообщения в своих целях.

Павел Попович: «парус» в космосе

Лётчик-космонавт Павел Романович Попович, генерал-майор авиации, кандидат технических наук, дважды Герой Советского Союза. Летал на космических кораблях «Восток-4» (август 1962 года), «Союз-14» и орбитальной станции «Салют-3» (июль 1974 года).

«В моей жизни был лишь один случай, — рассказывает П.Попович, — когда я встретился с чем-то неведомым, с явлением, которого ни я, ни кто-либо другой не мог объяснить. Это произошло в 1978 году, во время нашего полёта из Вашингтона в Москву. Мы летели на высоте около 10 000 метров. Я находился в пилотской кабине и через переднее окно вдруг увидел, что примерно в 1500 метрах над нами параллельным курсом летит сверкающий белый объект в форме равностороннего треугольника, напоминающий по внешнему виду парус».

Самолёт, в котором находился космонавт, летел со скоростью 900 км/час, но объект легко его обогнал. По оценке Поповича, скорость «паруса» была раза в полтора больше, чем у воздушного лайнера.

Космонавт сразу же сообщил о странном объекте членам экипажа и пассажирам. Они все вместе пытались определить, что бы это могло быть, но никто не смог отождествить загадочный треугольник с чем-либо ему известным. Он не был похож на самолёт, поскольку имел идеально треугольную форму, а в то время треугольных самолётов не существовало.

КОСМОНАВТОВ СПАС НЛО?

Недавно стало известно, что во время одного из неудачных полётов российских космонавтов возникла нештатная ситуация, благополучному исходу которой, возможно, способствовало вмешательство неких «потусторонних» сил.

Утром 5 апреля 1975 года на космодроме Байконур шли последние приготовления к старту космического корабля «Союз-18». Стояла ясная, безветренная погода, подготовка проходила без отклонений от нормы, двое членов экипажа были в полном порядке. Экипаж составляли полковник Герой Советского Союза Василий Григорьевич Лазарев и инженер из конструкторского бюро ОКБ-1 имени С.П.Королёва, кандидат технических наук, Герой Советского Союза Олег Григорьевич Макаров; оба уже летали в сентябре 1973 года на «Союзе-12». Целью их первого совместного полёта, продолжавшегося двое суток, была проверка усовершенствованной системы жизнеобеспечения в космическом пространстве, в том числе — скафандров новой конструкции. На этот раз уже сработавшиеся коллеги отправлялись на «Салют-4», где им предстояло сменить предыдущий экипаж — Губарева и Гречко — и проработать на станции не один десяток дней.

Ровно в 10.30 утра командир и бортинженер заняли свои места в кабине корабля, и в Центре управления полётами начался предстартовый отсчёт времени. Старт прошёл нормально, космонавты слышали по радио сообщения, передаваемые хорошо знакомым им голосом Петра Климука, выполнявшего на этот раз функции оператора связи: «Сто секунд полёта… Крен и отклонение от направления полёта в норме», «Сто сорок секунд. Давление в камерах сгорания стабильно».

Приборы на табло в кабине «Союза» показывали, что вторая ступень ракеты-носителя уже отработала. Аэродинамический обтекатель сброшен, корабль вышел из плотных слоёв земной атмосферы.

«Двести шестьдесят секунд. Всё в по…»

В этот момент сообщение прервалось, на мгновение возникли шумовые помехи, затем снова послышался голос Климука, но какой-то слабый, и на него накладывались странные звуки, как будто кто-то (или что-то) безуспешно старался сымитировать человеческую речь. Космонавтам показалось, что такие звуки мог бы издавать компьютер, пытающийся передать какую-то информацию посредством голосовой связи. Однако понять содержание этой передачи, длившейся всего 5–7 секунд, космонавты не сумели.

Прошло ещё несколько секунд, и вдруг в кабине раздался вой сирены аварийной сигнализации, и одновременно вспыхнула и замигала контрольная красная лампочка с надписью: «Авария ракеты-носителя». К этому времени бортовой секундомер отсчитал 270 секунд полёта. По расчётам до выхода на орбиту оставалось ещё ровно столько же времени. Однако авария ракёты-носителя означала, что корабль не сможет достичь расчётной орбиты, поэтому должна сработать автоматическая система аварийного спасения; тогда спускаемый аппарат корабля с кабиной отделится от ракеты и устремится к земле.

И в этот момент на фоне сообщений из Центра управления полётами, которые то звучали нормально, то совсем затихали, космонавты опять услышали те самые странные звуки, похожие на неумелое подражание человеческому голосу. Понять их смысл, как и в прошлый раз, им не удалось, при этом они недоумевали, как к каналу радиосвязи, предназначенному исключительно для общения экипажа корабля с Центром управления, мог подключиться кто-либо посторонний…

Когда на высоте 192 километра спускаемый аппарат с экипажем отбросило от ракеты-носителя, Лазарев и Макаров испытали огромные перегрузки, во много раз превышающие нормальную «земную» силу тяжести. Они возникли не только из-за резкого толчка при отстреле аппарата от терпящей бедствия ракеты, но и вследствие его беспорядочного «кувыркания» в первые секунды после отстрела. Но вскоре под действием автоматической системы стабилизации аппарат перестал кувыркаться и начал плавно падать на землю. Перегрузки сменились состоянием невесомости. Однако вскоре ситуация опять изменилась: кабина начала вибрировать, интенсивность вибрации стремительно росла, а в иллюминаторах заплясали языки пламени — спускаемый аппарат вошёл в плотные слои атмосферы.

К этому моменту на Байконуре уже знали, что с ракетой- носителем произошла авария. Теперь всех тревожила одна мысль: отреагировала ли должным образом на эту критическую ситуацию система жизнеобеспечения космического корабля? Но вот из динамиков послышался голос Лазарева, и в зале раздались радостные возгласы: «Значит, космонавты живы, и связь с ними работает!».

Почти сразу же удалось определить положение спускаемого аппарата: он находился над Алтайскими горами, недалеко от границы с Китаем и примерно в двух тысячах километров от Байконура.

«Внимание, вы над Юго-Западным Алтаем! — передали космонавтам из Центра управления. — Опускаетесь в горы, будьте внимательны и осторожны! Поисково-спасательная группа уже вылетает. Держитесь, вас скоро найдут!»

Лазарев и Макаров прекрасно понимали, что предостережение Центра — не пустые слова. Под ними были труднодоступные заснеженные горные пики высотой до 3000 метров, обрывистые скалы, крутые откосы, пропасти…

Но вот космонавты ощутили мощный толчок, и спуск кабины прекратился. Они наконец оказались на твёрдой земле. Теперь согласно регламенту, кто-то из членов экипажа должен был нажать кнопку устройства, отстреливающего парашют от спускаемого аппарата, чтобы гигантский купол, наполнившись воздухом под воздействием порыва ветра, не потащил кабину по земле, что при данном рельефе местности было бы чревато большой опасностью. Но оба космонавта настолько обессилили, что в тот момент просто не могли пошевельнуться. Между тем кабина по-прежнему оставалась неподвижной и находилась почти в вертикальном положении. Через некоторое время и Лазарев, и Макаров почувствовали, что уже в состоянии двигаться, но какой-то внутренний голос настойчиво советовал им не трогать кнопку отстрела парашюта. Они открыли люк и выбрались наружу.

От того, что космонавты увидели, им стало не по себе. Какая-то чудесная сила забросила купол парашюта за выступ скалы, поросший густым кустарником, и только благодаря тому, что купол надёжно зацепился за него, натянувшиеся стропы удерживали спускаемый аппарат на крутом горном склоне, а несколькими метрами ниже открывалась глубокая пропасть.

Когда наступила ночь, космонавты разожгли костёр. Скоро на небе над ними появились самолёты, они просигнализировали, что обнаружили место приземления, и улетели. Ветер разогнал облака, покрывавшие небо с вечера, и стих.

И вдруг космонавты услышали в воздухе нарастающий свист и одновременно увидели на небе среди звёзд какой-то светящийся объект, зависший прямо над ними. Определить его форму, а также высоту над землёй космонавты не смогли. Они видели лишь яркое пятно, сверкавшее фиолетовым светом. Объект находился над ними с полминуты, а затем, словно убедившись, что всё в порядке, исчез так же внезапно, как и появился.

— Я до сих пор не только не сомневаюсь в том, что тогда мы собственными глазами увидели НЛО, но и совершенно уверен, что этот объект пытался установить с нами контакт, используя наш канал радиосвязи, — сказал Василий Лазарев в беседе с западногерманскими журналистами во время своего пребывания в Лондоне с частным визитом. И добавил: — Думаю, что только благодаря его вмешательству мы приземлились тогда целыми и невредимыми на Алтае, в горной местности, рельеф которой больше напоминал лунный, чем земной.

Когда журналисты спросили Лазарева, почему ни он, ни Макаров после возвращения на Байконур ничего не сказали об НЛО, он ответил, что в те времена, если лётчики или космонавты докладывали, что видели в небе неизвестные объекты или какие-либо сверхъестественные явления, их отстраняли от дальнейших полётов. Ещё Лазарев сообщил, что плёнку, на которой были записаны все их переговоры с Центром управления и на которой отчётливо прослушивались те самые загадочные звуки, впоследствии тщательно исследовали. О результатах исследований ему ничего не известно, зато он знает, что потом эта плёнка пропала при невыясненных обстоятельствах.

Геннадий Решетников: «сигары» над Норильском

Генерал-полковник, начальник Академии высшего командного состава ПВО имени маршала Жукова в городе Твери.

Геннадий Решетников отметил, что в его лётной практике случались таинственные происшествия. Иногда вдруг появлялись цели, на перехват которых поднимались в воздух истребители или за которыми начинали следить радиолокационные станции в подразделениях зенитных ракет. Но определить, что это были за цели, не удавалось. Бывало, что такая цель на контрольный запрос посылала условный сигнал «я свой», но чаще всего не отвечала вовсе.

Более того, случалось, что посланные на перехват самолёты после ввода в действие своих боковых прицелов обнаруживали цель. Но как только перехватчик приближался к ней на расстояние, при котором должна была бы сработать автоматическая система пуска ракет «воздух-воздух», эта система выходила из строя. А цель в тот же самый момент внезапно исчезала и так же внезапно появлялась в другом месте, при этом работоспособность системы пуска сразу же восстанавливалась сама по себе. Самолёт снова сближался с ней, делал заход для новой атаки, и всё опять повторялось.

Когда Решетников попал в Военный институт повышения квалификации, то узнал, что там ведутся уфологические исследования по нескольким направлениям, в том числе изучаются и подобные случаи. Однако в дальнейшем было признано, что эти исследования не имеют практического применения в военном деле. Поэтому, по мнению генерала, теми проблемами, которые сейчас интересуют уфологов, военные больше не занимаются, да, пожалуй, и прежде не занимались.

В армии ко всем этим делам подходят сугубо практически. Если в небе появляется неопознанная цель, то её засекают радары. Нередко такие цели можно наблюдать и визуально. Иногда о них сообщают очевидцы из местных жителей. Происходят подобные сообщения и с пограничных застав, если это видимый объект, а также из других источников. В подразделениях ПВО ни одно из таких сообщений не остаётся без внимания, все они тщательно проверяются.

Однако нельзя сказать, что в этой рутинной деятельности присутствует научный подход. Скорее она проводится в рамках чисто практического отношения к проблеме. И, наверное, так обстоят дела во всех родах войск Российских Вооружённых сил. Правда, в воинских частях стараются, по возможности, учитывать существование проблемы НЛО, к настоящему времени там скопился большой объём интересных данных об этом феномене, которые необходимо изучать. И совершенно ясно, что решать этот вопрос следует на государственном уровне.

Сегодня всё больше людей начинает верить в существование НЛО. Но что (или кто) стоит за этими объектами? Первое, что приходит на ум, — пришельцы-инопланетяне.

Далее генерал рассказал, что в конце 1970-х годов он сам летал в Заполярье в районе города Норильска, где, по сообщениям очевидцев, появлялись какие-то сигарообразные летательные аппараты с иллюминаторами. Так, во всяком случае, писала местная пресса.

Такой объект, или объекты, появлялись там несколько раз. Были якобы обнаружены следы их посадки, но никаких мало-мальски серьёзных исследований не проводилось. Узнав подробности, Решетников вылетел к предполагаемому месту посадки на вертолёте. Затем вместе с группой офицеров он побывал там вторично, но ничего особенного, по его словам, обнаружить не удалось.

Что касается вылета истребителей на перехват, то пока существовал Советский Союз, все воинские обязанности выполнялись чётко: при появлении неопознанных целей самолёты немедленно бросались на их перехват, и пилотам разрешалось действовать без всяких ограничений. В наши дни в подобных случаях командование по экономическим соображениям поднимает самолёты в воздух неохотно. Однако, как утверждает генерал, несмотря на эти трудности, он сам неоднократно посылал перехватчики «разобраться» с появившейся в воздухе неизвестной целью. И в ряде случаев эти цели действительно оказывались таинственными и загадочными НЛО, на которые тем не менее реагировали наземные, морские или воздушные системы обнаружения. В отдельных случаях против НЛО применялось оружие.

Василий Алексеев: «НЛО — феномен, ещё не разгаданный человечеством»

Генерал-майор Алексеев, руководитель Центра космической связи ВВС.

В 1980-х годах он проходил службу в Генеральном штабе. Его работа была связана с постоянными поездками в различные воинские части, расквартированные по всему Советскому Союзу. И на местах ему нередко приходилось слышать рассказы о наблюдениях самых разных необъяснимых явлений.

«Следует иметь в виду, — говорит генерал Алексеев, — что тогда многое попросту отрицалось. И вся эта тема была закрытой. Но когда подобные явления происходили на земле или на небольшой высоте, очевидцы, наблюдавшие их, хотели знать, что это такое, и при этом отделить правду от вымысла. В те годы нередко происходящее вокруг преподносилось таким образом, что у людей полностью пропадала охота чему-либо верить. И соответственно, у многих выработалось не только недоверие к каким бы то ни было объяснениям необычных явлений, но и неверие в сам факт существования таких явлений».

Тем не менее по словам генерала, информация, поступающая из различных воинских частей, вызывала несомненный интерес, хотя бы потому, что это были всё-таки не просто разговоры и слухи: имелись конкретные свидетели каждого события, оно было зафиксировано в специальных документах, о нём говорилось в официальных рапортах и докладах. Иногда подобная информация имела столь убедительный и захватывающий характер, что от неё невозможно было просто отмахнуться. Обычно такие случаи тщательно проверялись, причём не только силами и средствами Министерства обороны, но и других правительственных структур.

Некоторые военные эксперты проявляли к расследованиям на местах исключительный интерес, особенно если находились там, где НЛО появлялись особенно часто. Как правило, такими местами оказывались военные базы стратегического назначения: расположения ракетных комплексов, научно-исследовательские испытательные полигоны, то есть такие места, где были сосредоточены изделия, изготовленные по последнему слову науки и техники. Но эти же места являлись одновременно и зонами повышенной опасности.

«Очевидно, — продолжает Алексеев, — что каждая новая система вооружения, будь то ядерная ракета или самолёт с невидимыми прежде характеристиками, представляет собой воплощение передовых научно-технических достижений и, по существу, служит одним из важнейших показателей прогресса человечества. И как раз там, где базируются такие системы, НЛО появляются чаще всего. Примечательно, что офицеры из командного состава в местах сосредоточения новейшей военной техники, не имея никаких официальных инструкций, нередко по своей инициативе изучают это явление, фиксируют имеющимися у них средствами все доступные данные о каждом случае появления НЛО в пределах подведомственной им зоны».

Генерал утверждает, что в отдельных случаях таким командирам даже удавалось искусственно создавать ситуации, способствующие «визитам» НЛО. Было замечено, что особенно часто эти загадочные гости появляются над военными объектами в то время, когда там повышается деловая активность: проводится внутренняя передислокация или идёт транспортировка «специальных» грузов. Вскоре выяснилось, что достаточно создать видимость такой активности или даже просто включить подобные мероприятия в график работ, и «любознательные посетители» оказываются тут как тут. Получается, что они каким-то образом могут заранее узнавать о таких событиях.

Более того, есть сведения, что на некоторых полигонах, где испытывается новейшая военная техника, научились устанавливать своего рода контакты с НЛО. Происходит это следующим образом. Сначала над полигоном появляется НЛО и зависает неподвижно. Чаще всего он имеет форму шара, хотя бывают и другие конфигурации. Если теперь «контактёр», держа в руках, например, винтовку, начинает поочерёдно направлять её, словно указку, в разные стороны, то НЛО, реагируя на эти жесты, меняет форму, «сплющиваясь» в соответствующем направлении. Если человек трижды поднимает винтовку вверх, то НЛО в ответ три раза вытянется вдоль вертикальной оси.

В начале 1980-х годов по указанию советского руководства были начаты исследования НЛО с применением технических средств — теодолитов, радиолокационных станций и других. При этом во многих случаях присутствие НЛО было чётко зафиксировано в виде данных, полученных с помощью приборов и различной аппаратуры.

«На мой взгляд, — говорит Алексеев, — приказ о проведении таких исследований появился прежде всего потому, что со всех сторон поступало большое количество самой разнообразной информации об НЛО. Был, например, такой случай. Сотрудники одной из подмосковных научно- исследовательских организаций летали в Новосибирск для участия в расследовании авиационной катастрофы. Вернувшись, они представили начальству необычный отчёт. В нём содержалась информация об НЛО, который сопровождал их самолёт. При этом, будучи людьми науки и профессиональными исследователями, они организовали наблюдение за ним весьма грамотно: одни следили за полётом «сопровождающего» и рассказывали обо всём, что замечали; другие записывали этот рассказ; третьи делали зарисовки “с натуры”; четвёртые вели хронометраж событий. Благодаря такому подходу им удалось подготовить документ, представляющий собой немалую научную и практическую ценность. По сути, это было научное описание эксперимента, проведенного в реальных условиях».

Правда, напрашивается вопрос: кто над кем в этом случае проводил эксперимент?

По словам генерала Василия Алексеева в 1980-е годы сообщения о наблюдениях НЛО поступали постоянно, и не только от простых граждан, но и от учёных и профессионалов, в том числе военных. А они, как правило, не склонны к фантазированию и обычно сообщают только о том, что видели своими глазами, о том, что действительно произошло. Это те люди, которым можно и нужно верить. Вероятно, такая информация накапливалась (и накапливается) в высших кругах Министерства обороны и Академии наук.

Не следует забывать и о том, что гонка вооружений продолжается и в наши дни, идёт соперничество за превосходство в военной сфере и в других областях. Новые открытия в науке и достижения в технике осуществляются непрерывно. НЛО — это новый и пока что не разгаданный человечеством феномен. Но ещё 20–25 лет тому назад высказывалось предположение (не потерявшее смысла и сейчас), что НЛО — это некие средства для мониторинга и, возможно, — для сбора разведывательной информации.

Галерея советских медиумов и целителей

Листая старые подшивки

Нам представляется уникальная возможность освежить в памяти (а молодым читателям впервые узнать) о событиях далёких уже десятилетий XX века, когда советская официальная наука активно пыталась вытолкнуть на задворки истории факты, не укладывавшиеся в прокрустово ложе ортодоксальных материалистических знаний. А между тем закрытые группы и отделы НИИ иных организаций не менее активно изучали эти факты (сразу около 70 уникумов) и пытались применить на практике паранормальный «опыт» — как в военной области, так и народном хозяйстве…

Перелистаем подшивки старых газет и давно забытые, а то и изъятые в своё время из библиотек книги.

ЧУДЕСА В РЕШЕТЕ

У ленинградки Нинель Кулагиной дар телекинеза проявился в ранней юности. Во время обеда она ленилась тянуться за хлебом — куски сами ползли к её тарелке. Тогда же Нинель научилась на расстоянии останавливать и снова запускать маятник часов-ходиков, а также «двигать глазами» предметы, в частности графин с водой.

Во время демонстрации своего таланта врачам Кулагина познакомилась с известным ленинградским профессором Леонидом Васильевым, который и взялся за проведение экспериментов.

Оказалось, Нинель Сергеевна умеет читать мысли, передвигать взглядом небольшие предметы, влиять на работу технических приборов. Воздействие её распространялось на расстояние до двух метров.

Несколько лет подряд Кулагина участвовала в серии экспериментов по телекинезу, проводимых сотрудниками Ленинградского института точной механики и оптики: гасила лазерный луч, двигала предметы и прожигала взглядом в них дыры, не говоря уже о «пустяках» вроде засвеченной фотоплёнки и вращения магнитной стрелки на расстоянии. Приборы фиксировали исходившее от рук экстрасенса магнитное излучение.

Василий Захарченко, известный собиратель под своей «крышей» в лице журнала «Техника-молодёжи» всех отечественных уникумов, в книге «Формула любви» описывает один из таких опытов. «Под стеклом перевёрнутого аквариума на столе лежало несколько предметов, спичечный коробок, латунный колпачок от авторучки, пластмассовый шарик для пинг-понга. Простирая ладони над стеклом, Нинель напряженно всматривалась в предметы под аквариумом.

— Не тратьте плёнку, не торопитесь снимать, — бросила она парню с кинокамерой. — Я скажу, когда начинать.

Через пару минут предметы поползли по столу, а пройдя сантиметров 20, двинулись в обратную сторону. Нинель извлекла шарик из-под аквариума, подняла ладони — и шарик повис в воздухе между ними. Видели все, признавать не хотели».

Обладала Кулагина и даром целительства. В 1977 году она участвовала в исследованиях, проводимых Институтом химической физики Академии наук СССР. В первой серии опытов десяти мышам сделали смертельную прививку. Пятерых пересадили в стеклянный сосуд, и в течение нескольких секунд Кулагина мысленно воздействовала на них. Через четверть часа «облучение биополем» повторили. Сначала у мышей наблюдалось возбуждение, судороги, но затем они стали вялыми, а после прекращения воздействия быстро пришли в норму. Мыши, с которыми работала Кулагина, прожили более 10 дней, остальные погибли через полчаса после прививки.

Во втором случае мышей подвергли радиоактивному облучению дозой 700 рентген. Грызуны, с которыми работала Кулагина, прожили около 10 суток, контрольная группа — не больше четверти часа.

Проводились эксперименты и по лечебному воздействию Кулагиной на людей. Были зафиксированы улучшения при лечении воспалительных процессов, мигреней, радикулитов, ран, заболеваний внутренних органов.

Опыты с Кулагиной не раз демонстрировали по Центральному телевидению, снимки её «чудес» печатали в СМИ. Впрочем, верить люди не спешили. Однажды журнал «Человек и закон» обвинил Кулагину в шарлатанстве. Та подала на редакцию в суд, позвав в свидетели исследователей, с которыми работала. Ей удалось выиграть процесс.

Уроженка Нижнего Тагила Роза Кулешова в своё время была не менее популярна, правда, прославилась в несколько иной сфере.

Вот рассказ самой Кулешовой.

«В 1960 году я поступила на курсы художественной самодеятельности, окончив которые пошла работать руководителем драмкружка в общество слепых. Меня поразило, что слепые умеют читать, пользуясь специальной азбукой и буквами, выколотыми на бумаге. Руководствуясь принципом лучше раз испытать самому, чем сто раз услышать, стала тренироваться на вырезной азбуке для первоклассников. За день мне удавалось запомнить очертания двух букв, а всю азбуку я освоила за две недели. Потом на свой страх и риск попробовала читать вслепую обычные буквы. Сперва ощущала только шероховатость, а через полтора года научилась читать печатный текст.

Весной 1962 года я заболела ангиной и попала в больницу. Однажды я предложила соседкам по палате любопытный эксперимент. Водя пальцами по странице, с закрытыми глазами я прочла строки три из книги, которую они мне принесли. Женщин это изумило, и они тут же рассказали врачу. Тот не поверил, вызвал меня в кабинет и дал книгу, обёрнутую в наволочку. Рука моя вместе с книгой была прикрыта наволочкой. Я закрыла глаза ладонью другой руки и прочла целую страницу медицинской книги, совершенно мне незнакомой. Скоро в местной газете обо мне появилась статья.

Летом того же года в Нижнем Тагиле открылся цирк, куда меня пригласили работать. В то время в городе нередко встречались афиши: “Цирк с участием Розы Кулешовой”. Я читала с закрытыми глазами, распознавала цвета предметов и их очертания, не прикасаясь к ним…»

Роза участвовала в многочисленных экспериментах. Ей завязывали глаза, между лицом и книгой ставили непроницаемую перегородку, но женщина с лёгкостью читала любые тексты. Кроме того, она различала цвета карточек, вынимаемых ею на ощупь из чёрного полотняного мешка или плотно запечатанного конверта.

Причём читала Кулешова не только кистями рук, но даже обнажёнными локтями и ступнями! Во время одного из опытов ей предложили прочесть название лежавшего под столом журнала. Роза прикоснулась к нему босой ногой. «Молодой конструктор»! — произнесла она. И тут же поправилась: «Нет, “Моделист-конструктор”». Слово «моделист» было для неё непривычным.

Наряду с хвалебными статьями, описывающими мастерство Розы Кулешовой, в прессе появлялись «разоблачающие» материалы. Писали, будто она подсматривает через повязку, хотя все отчёты свидетельствовали явно не в пользу злопыхателей.

Экстрасенс Борис Ермолаев принимал участие в ряде экспериментов по телекинезу под руководством известного исследователя профессора В.Н.Пушкина, одного из авторов книги «Парапсихология». Необычные способности у Ермолаева открылись случайно. Однажды в гостях он познакомился с фокусником, умевшим «подвешивать» в воздухе различные предметы. Заинтригованный Борис попросил научить его проделывать такие трюки. Однако дело не клеилось, и, устав от напрасных попыток, мужчина впал в полудремотное состояние — подобие транса. Тут-то он и ощутил, что его пальцы словно прилипли к предмету, который он безуспешно пытался «подвесить». С большим усилием Ермолаеву удалось оторвать руку, и… предмет повис в воздухе!

Вскоре новоявленным экстрасенсом заинтересовались исследователи. Вот как описаны опыты с Ермолаевым в одном из официальных отчётов: «Длительность эффекта напрямую зависела от времени задержки дыхания. Пальцы разжимались после того, как Ермолаев выдыхал воздух. Средняя продолжительность подвешивания составляла при этом чуть больше 30 секунд».

Однажды Борис попытался применить свои умения в повседневной жизни. Он оказался виновником дорожной аварии и был вынужден ходить на допросы к следователю. Однажды, сам не зная зачем, Ермолаев решил удивить представителя закона и подвесил в воздухе несколько карандашей из стаканчика, стоявшего на письменном столе. Когда следователь поднял голову и увидел «плавающие» в воздухе карандаши, строго посмотрел на Бориса и произнёс: «Вы это мне бросьте!» — и снова склонился над бумагами. Борис продолжал ходить на допросы ещё около месяца, и ни разу работник милиции даже не поинтересовался, как Ермолаев это делал… Или решил, что это всего лишь фокус, либо считал, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»…

Аналогично относились к парапсихологическим феноменам и некоторые советские исследователи. Увидев «чудо» собственными глазами, они зачастую наотрез отказывались фиксировать его официально, так как феномен не имел приемлемого научного объяснения. Специалистов, занимавшихся изучением подобных явлений, причисляли к адептам «лженауки», утверждая, что никаких паранормальных способностей не существует, несмотря даже на горы отчётов и многочисленные подписи очевидцев.

В журнале «Человек и закон» № 9 за 1986 год и в № 6 за 1987 год появились очерки журналиста В.Стрелкова «Воскрешение Дракулы…» и «От мистицизма к преступлению», в которых знаменитая обладательница парапсихологических способностей Нинель Сергеевна Кулагина (1926–1990) именовалась не иначе, как «аферистка», а демонстрация ею этих свойств трактовалась как «обычное надувательство легковерных». Но уже ощущался ветер перемен, и Нинель Сергеевна подала на В.Стрелкова в суд. В решении суда значилось: «Обязать редакцию журнала “Человек и закон” напечатать опровержение в течение месяца с извинениями за оскорбления Кулагиной».

Но не успели просохнуть чернила на судейском решении, как в бой вступила «Литературная газета», которая в номере за 7 сентября 1988 года напечатала статью Александра Гангнуса «Повязка Фемиды, или Фокусы по-научному». Гангнус не оставил камня на камне от необычных способностей Нинель Сергеевны, за исключением одной: «Тонкое чутьё к людским слабостям и постоянная готовность эти слабости использовать». Заодно в статье был оболган и патриарх российской парапсихологии профессор Леонид Леонидович Васильев, изучавший способности Кулагиной и за это названный «несомненным родоначальником всей шаманской волны 1950-х годов».

Тогдашний зав. отделом науки газеты О.Мороз неустанно «проталкивал» на её страницы статьи, дискредитирующие любые аномальные явления. Набрав «разоблачительного» материала, О.Мороз издал книжечку в издательстве политической литературы в 1989 году, назвав её без ложной скромности «От имени науки». В книжечке автор не оставил ни одной из перечисленных в ней аномалий в природе и в психике человека шанса на выживание! Одной из «особых» удач «Литературки» того времени была статья члена-корреспондента АН СССР М. Волькенштейна «В Академии наук читают… затылком…» от 9 октября 1991 года. Речь в ней шла о так называемом «кожном зрении», многократно оболганном ещё до члена-корреспондента. К бесконечному изумлению осведомлённых читателей, он заявил: «Утверждаю, что телекинез, телепатия… никогда и нигде не были точно зафиксированы» (?). Волькенштейн походя обругал известного философа А.Г.Спиркина за его сочувствие к аномальным явлениям и действительного члена Академии медицинских наук Влаиля Петровича Казначеева, о котором написал: «Я должен отметить, что нет такой области лженауки, которую не поддержал бы Казначеев».

В научном кружке

В истории медицины ещё раньше имелись сообщения о повышенном кожно-оптическом чувстве. В 1898 году русский врач А.И.Ховрин из Тамбова сообщил о наблюдаемой им женщине, которая с завязанными глазами на ощупь определяла любые цвета, «читала» печатные и рукописные тексты, узнавала знакомые лица по фотографиям.

По непонятным причинам это сообщение А.И.Ховрина не вызвало интереса у медиков и прошло незамеченным.

В начале этого года в Саратове были обнаружены трое детей, обладающих способностью узнавать цвета предметов кончиками пальцев рук.

Одна из них Оля Россова, 8 лет, была продемонстрирована 5 марта 1964 года на заседании научного студенческого кружка при кафедре нормальной физиологии.

Необычная демонстрация вызвала большой интерес у студентов. Оля с закрытыми глазами точно определяла цвета моточков шерсти, цветных карандашей, на одной из фотографий могла отличить мужчину от женщины, на другой узнала себя. Она могла определить цвета не только при непосредственном контакте с предметами, но и через стекло. С закрытыми глазами при помощи пальцев рук она «читала» книгу, газету.

На заседании кружка было сделано также сообщение о работах советских исследователей в области кожно-оптической чувствительности.

Оказалось, что значительное количество взрослых людей (от 7 до 17 %) обладает кожной светочувствительностью, то есть способностью реагировать на действие света. У детей процент светочувствительности кожи достигает 40–50 %.

В результате дальнейших исследований выяснилось, что человек способен узнавать цвет не только при непосредственном контакте с предметом, но и на каком-то расстоянии от него.

В настоящее время предложен ряд гипотез, старающихся в какой-то мере объяснить природу кожно-оптического чувства. Среди них заслуживают внимания четыре гипотезы: структурная, тепловая, фоторецепторная и электрическая. Однако ни одна из них полностью не даёт объяснения этому явлению.

Будем надеяться, что новые открытия в области кожно-оптических ощущений раскроют эту тайну и поставят её на службу человеку.

Вера видит сквозь стену

Одиннадцатилетняя Верочка Петрова с плотно завязанными глазами неторопливо водила детской рукой по моей груди:

— Вот ваше сердце, — сказала она. — Оно в каком-то мешочке.

— А как оно бьётся — вверх или вниз растягивается?

— Нет, оно бьётся вот так, — и девочка несколько раз сжала свой кулачок. А потом добавила: — И красная кровь по трубочке течёт, вот в эту сторону.

А потом показала тёмно-коричневую печень — «большой мешок», «толстую трубку» — пищевод. А когда руками стала «рассматривать» живот, сморщилась: «Фу, там какие-то змеи»…

На этом необычном «рентгене» я побывал в начале февраля у Верочки Петровой, школьницы из Новочеремшанска Ульяновской области. Тогда имя обладательницы феноменальной способности видеть пальцами рук, всеми участками кожи ещё не было известно никому из учёных. Об этом знали только родители девочки и узкий круг родственников.

На первый опыт с Верочкой отец её, Михаил Петрович Петров, дал разрешение не без боязни:

— А вдруг это повлияет на психику ребёнка? Стоит ли вообще проводить их?

— Но потом сказал:

— Хорошо попробуйте.

Девочке плотно завязали глаза, и «колдовство» началось. Цветную бумагу, карандаши она различала безошибочно пальцами рук и ног, плечами, коленями, цвет их узнавала как при соприкосновении с предметами, так и на расстоянии шести — восьми сантиметров от них. Кроме того, различные предметы подкладывались под две-три книги, и Верочка называла их. Фотографии она «читает» безошибочно, «видит» сквозь одежду. Достаточно ей наступить на фотографию ногой в чулке и шерстяном носке, и она назовет изображенных на ней знакомых.

Водя рукой по страницам журнала, Вера читала текст, угадывала мелкие рисунки. Перед проведением опытов отец рассказал, что однажды дочь, лёжа на диване, вдруг спросила:

— Папа, почему тётенька плачет в соседней комнате?

Она не слышала плача женщины, но «видела» сквозь стену, что та стоит у окна и утирает слёзы. Я решил проверить это. Вере было предложено «посмотреть» руками через деревянную комнатную дверь. И она без ошибок назвала ряд фотографий с изображением родных. Тогда проверили: может ли она видеть через толстую каменную стену. Девочка долго «просматривала» стену рукой, потом сказала: «Вижу копну волос». Действительно, ей была показана увеличенная фотография женщины. Когда Вере дали «посмотреть» маленькую фотографию, она сказала: «Это папа, это мама, а это я. Ой, какая я маленькая».

— Ошибаешься, Верочка, — заметила мать, — тебя здесь нет.

— Ну как же нет, вот я с кошкой на руках.

Мать надела очки и с удивлением увидела, что дочь права. Опыты усложнили. Девочке надели на руки чёрные плотные перчатки. Результат был таким же, как всегда. Но когда она намочила руки, то «видеть» перестала.

О необычной способности дочери родители узнали так. Верочка, как обычно, пришла к концу рабочего дня к отцу. Михаил Павлович посадил дочку возле окна и сказал: «Сейчас закончу писать и отправимся домой». Внимание девочки привлёк большой коричневый сейф, лаковая краска его имитировала цвет дуба. Девочка прикоснулась к сейфу одной рукой, затем второй, закрыла глаза, а потом неожиданно спросила:

— Папа, а зачем у тебя так много печатей?

Отец удивлённо поднял глаза — сейф был закрыт. В нём лежали папки с документами и под ними действительно лежали старые печати.

— Как ты узнала, Верочка? — спросил отец.

— Увидела. Они у тебя под папками лежат. Одни круглые, другие как спичечный коробок.

В апреле Веру привезли в Ульяновск. Учёные провели всестороннее обследование её необычных способностей. В состав комиссии входили известные учёные-психиатры — директор Центрального института психиатрии профессор Д.Д. Федотов, профессор Ю.С. Николаев, педагог-психиатр Т.Н. Тепеницин и ряд других.

Учёные пришли к единому мнению: да, действительно Вера Петрова обладает феноменальной способностью видеть кожей. Опыты подтвердили это.

Вера учится в четвёртом классе. Девочка бойкая, живая, развитая. Родители мечтают, чтобы их дочь стала врачом.

А вот как прокомментирован столь необычный факт директор Государственного научно-исследовательского института психиатрии профессор Д.Федотов:

— В начале апреля комиссия Министерства здравоохранения РСФСР, прибывшая в Ульяновск, встретилась с Верой Петровой. Девочке одиннадцать лет. Как психиатру, мне прежде всего хочется отметить, что это обыкновенный, здоровый ребёнок.

Чтобы полностью исключить толки о возможности подсматривания сквозь повязку, мы ставили перед ней непроницаемый экран. Вера узнавала цвет бумаги через две-три толстые книги, положенные сверху, читала текст из журнала «Пионер». Проводя локтем по расположенным на столе картинкам из детского лото, она рассказывала, что на них нарисовано и какого цвета. Прощупав пальцами циферблат часов, называй точное время, переставляла по заданию стрелки. Когда Вера вышла из комнаты, мы положили под ковёр картинку, а затем попросили её описать. Ногой в туфле, чулке и носке она нащупала кусок картонки и радостно воскликнула: «Да это же петушок, золотой гребешок!».

Сейчас перед учёными встал вопрос: с чем же мы столкнулись, как это объяснить?

Мы далеко не знаем меру наших способностей к восприятию окружающего мира. Разные люди по-разному различают цвета, запахи, звуки. Недавно я, обследуя девушку с цветным слухом, вспомнил Скрябина — каждая нота окрашивалась у него в разные цвета. Как различают дегустаторы сорта сотен вин, ткачи — до сорока оттенков одного и того же цвета? Как слепые издали ощущают тот или иной предмет, даже его форму? Тут, пожалуй, следует вспомнить работу известного советского психолога лауреата Ленинской премии А.Н. Леонтьева, который установил, что у всех людей есть области кожной поверхности, очень чувствительные к свету, например, участки между бровями. Кстати, Вера Петрова, пытаясь объяснить нам, где же у неё рождается изображение, указывала именно на это место. Следует обратить самое серьёзное внимание на то, что Вера «читает» кожей, только когда у неё завязаны глаза — когда включён зрительный анализатор и начинают восприниматься другие, более слабые и тонкие раздражители. И тут-то возникает множество вопросов, и главные из них: как происходит возбуждение кожных рецепторов, как объяснить тот факт, что не зрительный центр, а совсем другие участки создают обычные зрительные изображения, при помощи какого вида энергии возникает первичный процесс?

Четко ответить на эти вопросы наука пока не может.

Девочка с «видящими» пальцами

Обнаружен ещё один человек, у которого «видят» пальцы рук. Им оказалась ученица 7 класса школы-интерната города Кропоткина Краснодарского края Таня Быковская, дочь железнодорожника.

Недавно на одном из уроков биологии учительница Валентина Александровна Савина прочитала ребятам заметку о девочке из Ульяновской области, которая «видит» предметы сквозь стены. Ребята с недоверием восприняли это известие. Когда учительница предложила провести опыт, в классе поднялся весёлый шум.

Было дано задание — с закрытыми глазами определить цвет карандаша. Первый… третий… пятый ученик отходит от стола, где разложены цветные карандаши, без результата. Седьмая — Таня Быковская безошибочная назвала цвет ручки. Класс затих. Опыты усложнялись, и Таня определила рисунок в книге.

Неожиданная весть облетела всю школу. При очередных опытах присутствовали школьный врач, учителя, воспитатели. Тане было предложено назвать содержимое закрытого шкафа. Она с точностью указала, что где лежит, описала предметы, определила название книжки, положенной под ковровую дорожку.

Таня приехала в Краснодар. Здесь на кафедре психиатрии Кубанского медицинского института собрался целый консилиум. Ректор института В.А. Латышева, заведующий кафедрой психиатрии И.Н. Терновский, главный врач Краснодарской краевой больницы М.Н. Дьяконова, медицинские работники, журналисты.

Тане завязывают глаза. Возможность видеть полностью исключена, перед глазами держат ещё и плотный лист картона. Сначала девочке дают в руки двухцветный шарик. Она моментально называет цвета. Вот её пальцы скользят по листу бумаги, на котором в квадратах нарисованы предметы домашнего обихода. Таня назвала их: будильник, щипцы, топор.

На вопрос: знала ли она, что её пальцы могут «видеть», Таня вспоминает, что однажды, лёжа на кровати, взяла книгу с тумбочки и неожиданно «прочла» её название, не заглядывая на обложку, но не придала этому значения.

Луганское чудо

Шестое чувство? — не перестают удивляться люди, издавна привыкшие к пяти: зрению, слуху, осязанию, обонянию и вкусу.

Нашему юному герою, Вове Денщику из Луганской области, нет и девяти. Он учится во втором классе школы села Ново-Красное, Троицкого района. Вова — способный ученик, добрый и приветливый. Собственно, это обыкновенный мальчик, любящий, как и многие его сверстники, мастерить, конструировать, правда, может быть, больше, чем другие, наблюдательный, предпочитающий шумным детским играм чтение и рисование. Вове доставляет удовольствие наблюдать за шахматной игрой, рассматривать новые, не знакомые ему блестящие, светящиеся предметы.

Его мать — учительница, отец — медработник. Как-то, узнав об удивительных способностях Розы Кулешовой «читать» ладонями и пальцами рук, распознавать цвет и форму предметов, отец решил проверить своих детей (которых кроме Вовы в семье ещё двое): обладают ли они чем-то подобным? Совершенно неожиданно Вова с завязанными глазами уверенно брал из коробки карандаши и точно называл их цвет. А затем… держа руки за спиной, он читал.

Впоследствии родители проделали ряд опытов, рекомендованных профессором К.К. Платоновым в журнале «Наука и жизнь». О результатах написали автору. Вскоре из Московского института философии Академии наук СССР прибыл ответ профессора К.К. Платонова, в котором он писал: «Способности вашего сына бесспорно представляют для науки большой интерес».

На днях Вова предстал перед группой луганских учёных: профессором, доктором медицинских наук И.Л. Беньковичем, кандидатами медицинских наук доцентом С.П. Петруней, В.К. Скрыпкой, ассистентами кафедр нервных болезней медицинского института М.Н. Казарцевой, отоларингологии Л.Г. Демиденко и другими специалистами. В течение недели мальчика исследовали в клинике нервных болезней. Врачи обратили внимание на его любознательность, сосредоточенность и некоторые аналитические способности. учёные провели с Вовой ряд интересных экспериментов.

…На столе — груда шашек. Вова с плотно завязанными глазами деловито расставляет их на доске, быстро и безошибочно ставит на свои места красные и чёрные шашки. Партию за партией он играет так, будто глаза у него не завязаны: мгновенно обнаруживает неправильный ход партнёра и при малейшей его оплошности «бьёт», замечал перестановку шашек или подмену какой-либо из них «инородной». Затерявшуюся шашку он свободно извлекал из-под газеты.

Учёные предложили другой опыт. Примерно на расстоянии в 30 сантиметров перед ним положили книгу, и Вова свободно её читал. При свете и в сумерках он правильно говорил о том, что изображено на рисунках в журналах. Под диктовку мальчик записал в ученической тетрадке ряд предложений — точно по линейкам, ровным каллиграфическим почерком.

На расстоянии 5–6 метров он без особых усилий узнавал людей, определял их движения, «видел» предметы, их очертания, направление линии на листе ватмана…

Чем же Вова читает, когда глаза у него плотно завязаны? Ведь шестое чувство проявляется у него иначе, чем у его предшественников. учёные обратили особое внимание на то, что, когда Вове прикрывают губы, он теряется, мнётся, словно зрительное изображение ускользает. Но зато как уверенно и точно он передаёт виденное, шевеля губами и кончиком языка. Стало быть, если Р.Кулешова «видит» пальцами, то выходит, что Вова — «губами»?

Мы обратились к профессору И.Л. Беньковичу с просьбой прокомментировать эту новую способность к видению.

— Подобные факты ещё полностью не исследованы, поэтому сейчас трудно дать достаточно обоснованное объяснение этого феномена. Учёные столкнулись с новым, интересным для изучения кожно-оптическим чувством. В этом проявлении человеческого организма нет ничего сверхъестественного и непознаваемого. Ведь зрительный аппарат существует не только для восприятия предметов и явлений окружающей действительности. Через него световые раздражения проникают в центральную нервную систему, в частности, в межуточный мозг и активизируют его деятельность. Под их влиянием нервная система, в свою очередь, усиливает обмен веществ, способствует повышению жизненного тонуса человека, делает его более работоспособным.

Профессор высказывает предположение о том, что вне сферы зрительного аппарата в организме есть, по-видимому, разбросанные, рассеянные по телу добавочные нервные клетки, обладающие свойством «внеглазного» видения. Они-то, возможно, и принимают раздражения, проводя их затем в кору головного мозга. Это так называемые кожные рецепторы. У разных людей они могут находиться в различных частях тела (на губах, на пальцах, ладонях и т. д.). Все эти новые явления найдут своё полное объяснение с дальнейшим развитием физиологии и психологии.

Профессор К.К. Платонов, с которым родители Вовы Денщика сейчас переписываются, ссылается на известного советского психолога А.Леонтьева, давшего кожно-оптическому чувству человека теоретическое обоснование в своём труде, получившем в 1963 году Ленинскую премию. Платонов считает, что шестое чувство свойственно многим людям, хотя далеко не всем. Он выражает мысль о возможности практического использования этого нового ощущения для развития его путём тренировок у слепых.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

Когда печать, радио и телевидение распространили славу о необыкновенных способностях Розы Кулешовой, в разных концах страны появились люди, заявлявшие, что и они способны к «кожному зрению», возникла надежда научить ему слепых. Яков Фишелев организовал при специальной школе для слепых в селе Верхняя Пышма группу, из которой скоро выделилась девочка-подросток Надя Лобанова. Вначале она овладела искусством водить пальцем по очертаниям буквы, затем — различать цвет бумажек, сложенных в пачку, а также указывать положение и цвет бумажек, спрятанных под лист металла. Глаза Наде завязывали не всегда; считалось, что зрение её настолько слабо, что она способна только различать свет и тьму. Возможно, Надя преувеличивала свою слепоту или у неё временами наступало улучшение зрения. Позднее в Москве было обнаружено, что, определяя «на ощупь» цвет бумажек в пачке, Надя слегка сдвигала её пальцем, так что листки выступали один из-под другого. Когда края пачки закрыли, Надя могла узнать только цвет верхнего листка.

В семье харьковского врача Александра Близнова в апреле 1963 года также обнаружилась девочка с необыкновенными способностями — девятилетняя Лена. Она начала с завязанными глазами сортировать по цвету шахматные фигуры, а затем научилась опознавать цвет лоскутков и изображения на фотографиях. В присутствии корреспондента АПН Лена демонстрировала «видение» ладонью, подбородком и другими частями кожи на сравнительно большом расстоянии — 2–3 метра. Она просила подложить ей картинки и тексты под несколько толстых книг или даже под крышку рояля: сквозь эти преграды она уверенно опознавала картинки и читала буквы. Совсем недавно стало известно, что Лена может через пакет из чёрной бумаги различать изображения на фотоплёнке, которая была экспонирована, но не проявлена.

Ещё более невероятные результаты показала в ноябре женщина 37 лет Нина Кулагина, находившаяся на лечении в психиатрической больнице. Кроме всех уже известных приёмов «кожного видения» Кулагина на публичном сеансе демонстрировала традиционные парапсихологические опыты с картами Зенера, содержащими несложные рисунки: треугольник, звезду, квадрат и т. д. Эти карты в нескольких шагах от Нины, сидящей с завязанными глазами, выбирал и поочередно рассматривал экспериментатор.

ГИПОТЕЗЫ И ЧИСТЫЙ ОПЫТ

Достаточно внимательно просмотреть перечень экспериментов, чтобы убедиться, во-первых, что все они требуют одного причинного объяснения. Маловероятно, что Роза Кулешова, например, обладает светочувствительной кожей, а кожа Лены Близновой чувствительна ещё и к излучению несветовой природы, проникающему сквозь три толстых книги и крышку рояля.

Во-первых, если все без исключения опыты были вполне «чистыми» — происходили так, как это описано, — то единственным «объяснением» их, видимо, может быть отказ от закона сохранения информации.

Остаётся один вывод: опыты были нечистыми. В результате сознательного или бессознательного обмана они делались не так, как выглядели.

В феврале 1964 года в Ленинград, Харьков и Свердловск корреспондентам АПН были посланы запечатанные конверты со штампом АПН (во избежание подмены). В каждый конверт была вложена бумажка с четырьмя крупными цифрами, расположенными совершенно случайно. Корреспонденты должны были предъявить конверт «ясновидящим», надписать ответ и вернуть конверт в Москву, не вскрывая. Надя Лобанова пыталась прочесть надпись, но не смогла. Родители Лены Близновой отказались от опыта, заявив, что он слишком прост и поэтому обиден; Роза Кулешова и Нина Кулагина не могли участвовать в нём, так как находились в состоянии тяжёлой душевной болезни.

Чистота опыта определялась тем, что ни корреспондент, ни даже мы в Москве не знали, как расположены цифры: конверты были перепутаны, а порядок цифр просто забылся. Следовательно, никто невольно или сознательно не мог подсказать ответ. Опыт с Надей Лобановой доказал нерушимость закона сохранения и то, что никакие проникающие через бумагу излучения не участвуют в опытах по «кожному зрению».

Было бы неправильным считать, что явления «ясновидения» — сплошь обман. Более вероятно, что описанные случаи связаны с симптомами острого нервного заболевания — истерии. Это видно из того, что Нина Кулагина, например, долго занималась довольно наивным выманиванием денег у разных людей и даже была обвинена в «аферах». Эпилепсия Розы Кулешовой также сопровождается истерическими явлениями.

Все варианты «зрения без глаз» объясняются либо восприятием невольной реакции экспериментатора на верный или неверный ответ, либо обострённой памятью на ранее замеченные детали, может быть, подглядыванием, а чаще всего — сочетанием всех этих каналов информации.

Всякие тренировки слепых или зрячих людей на совершенствование «кожного видения», по-видимому, вредны, так как они приводят к обострению истерических явлений.

На прогулку в биополе?

Молодая женщина Евгения Ювашевна Давиташвили, которую близкие зовут Джуна, хорошо известна в Тбилиси, где проживает постоянно с мужем, малышом и многими другими родственниками. Сначала они, потом их знакомые, затем знакомые знакомых знали об её необыкновенных способностях. Эти способности демонстрировались, в частности, в Тбилиси на недавно пошедшем международном симпозиуме и в редакциях московских журналов… Но самое главное то, что Джуна много лет работает в разных медицинских учреждениях и помогает врачам: на её счету множество исцелённых людей с разными диагнозами, людей и всем известных, и совсем незнаменитых. Джуна — Е.Ю. Давиташвили работает самоотверженно, до изнеможения, порой без выходных дней и отпусков.

В отличие от знахарей она не находится в конфликте с официальной медициной, а, наоборот, живёт в полной гармонии с нею. Она закончила медицинское училище, поэтому не выдумывает доморощенных терминов, говорит на том же языке, что и любой медик. И сама лечится, как все, — редко, но обращается к врачам, скажем, когда болят зубы.

Естественно, что маленькая девочка, родившаяся на Кубани (она из семьи ассирийцев, ветрами истории заброшенной в эти края), как все её сверстники, ходила в русскую школу, играла с мальчишками и девчонками, любила математику и физику, научно-фантастические повести. Но родители стали замечать за ней некоторые странности: она видела над всеми цветами, над всеми деревьями радужное свечение, ореол. Ей слышался не только шум листьев на ветру, но и другие звуки, точно каждое дерево было оркестром, а цветок — певцом. И над людьми она видела сияние. Когда в зале собирается много народу, ей кажется, что над толпой висит радуга. Если взглянуть на снимок Джуны, сделанный обычным фотоаппаратом на чёрно-белой плёнке, то видишь, как её руки излучают свет, а над головой — тоже свечение.

У меня нет в руках фотоаппарата, чтобы сделать ещё один такой снимок, только ручка и блокнот. Но есть в комнате, где мы беседуем, много цветов, самых красивых и прекрасных, которые приносят ей в знак благодарности. Тонкая Джуна выглядит прима-балериной, осыпаемой цветами поклонников. Но такой она кажется недолго. Встав с дивана, где она, как ребёнок, удобно устроилась, подходит к букету роз и говорит:

— Вы чувствуете: они сейчас не пахнут.

Действительно, запаха нет, хотя букет огромный.

— А вот теперь смотрите…

Джуна, склонившись над розами, стала делать руками движения, похожие на те, что производят гипнотизёры, — пассы, как будто гладя цветы.

Хотите верьте, хотите нет. Сначала начал струиться запах роз, точно Джуна открыла флакон духов. Потом то на одном цветке, то на другом чуть-чуть, но заметно стали расходиться лепестки, словно они раскрывали тесно сжатые уста… Джуна в чёрном сарафане, с чёрными распущенными волосами стояла в этот миг над розами, как воспетая Куприным Олеся…

Довольная произведённым эффектом, Джуна заняла опять привычную позу в углу дивана и поставила перед собой пустую картонную коробку из-под сигарет, положила на неё длинные пальцы и… приподняла коробку.

— Попробуйте, должно получиться, я вижу у вас сильное биологическое поле, — предлагает она мне. Попробовал, но, конечно, не вышло. От волнения пальцы вспотели, пачка на мгновение прилипла. Но у Джуны пальцы сухие-сухие. И коробок поднимался высоко — на метр…

Как человек, много лет занимающийся своим делом, Джуна имеет теорию «биологического поля», которое есть у всех, но у неё оно сильнее. И это поле, вступая в контакт с полем больного, усиливает его, приносит исцеление от некоторых недугов.

Джуна одно время работала в больнице массажистской, но не массировала, как обычно, а только касалась руками больного.

Беседовать с Джуной нелегко. Кажется, что она видит тебя насквозь своими большими чёрными, чуть раскосыми, глазами. Между прочим, она вдруг поинтересовалась — не менял ли я профессии. Действительно — менял. Она много читала и художественных произведений, и философских. Особенно ей нравятся книги о бесконечности природы и материи, ей хочется написать на эту тему. Но где взять время? В Москве даже в Большой не успевает сходить. Живопись и музыку Джуна воспринимает страстно. Любит Шопена и Баха, подолгу может стоять у полотен больших мастеров, при этом так вживается в картину, что ей кажется, будто она находится среди изображённых лиц, подмечает мельчайшие детали их одежды, характера. Кажется ей, что она знает их давно и может рассказать о них многое. Да, любит стихи Пушкина и Есенина. Между прочим, ещё до журналистов в числе первых описал её поэт Александр Межиров. «Витязя в тигровой шкуре» перечитывает ежегодно по несколько раз.

Вот так сидим друг против друга часа два, и всё это время я записываю, что она говорит о своей жизни. А хочется увидеть другое — нечто такое, как с розами, но ещё более поразительное. И хотя я не говорю об этом вслух, Джуна, конечно, понимает моё состояние. Без всякой просьбы говорит, поводя перед моим лицом раскрытой ладонью руки:

— Над вашей головой я вижу жёлтый и голубой цвета. У разных людей они разные.

В эти её слова я, конечно, мог верить и не верить. Скорее — последнее. Но то, что сказала Джуна дальше, заставило меня вздрогнуть:

— Один ваш глаз почему-то сигналит мне намного слабее, чем другой.

— Какой?

— Правый…

Да. Правый глаз у меня с детства плохо видит, хотя внешне это никак не проявляется.

И ещё добавила Джуна:

— У вас, должно быть, болит голова…

Это тоже было чистейшей правдой, потому что перед нашей встречей я долго не мог заснуть, а встать пришлось рано.

Кажется, я дождался, чего хотел. Подойдя ко мне, она легонько провела руками, погладив меня по голове, как маленького. Точно повеяло прохладой. И боль улетучилась, унесённая этим ветерком. Так бывает, когда входишь в лес. Вот на этом явлении мы и закончили встречу. Джуна спешила в московскую поликлинику, где её ждали пациенты.

Окно в неведомый мир

Рассказ о великом открытии

Ранним утром, когда назойливые звонки будильников, прогоняя сон, напоминают о начале нового трудового дня, в старом одноэтажном доме на одной из улиц Краснодара просыпаются два пожилых человека. Семён Давидович и жена его Валентина Хрисанфовна. Комната, в которой они живут, невелика. В ней едва умещаются две узенькие кровати, малогабаритный буфетик, под стать ему, обеденный стол и три стула.

Утренний туалет и завтрак отнимают у обитателей скромного жилья немного времени. Они торопятся, словно боятся опоздать на работу, хотя нигде не состоят в штате. Семён Давидович пенсионер, а Валентина Хрисанфовна, хотя и достигла пенсионного возраста, пенсию не получает: не хватило у неё трудового стажа.

Куда же они так торопятся?

Время идёт. На щедро озарённых солнцем улицах Краснодара появляется служивый люд. А Семён Давидович и Валентина Хрисанфовна уже на своих рабочих местах, которые находятся здесь же, поблизости.

В крохотную, не более четырёх метров, прихожую с непостижимой изобретательностью втиснуты два стула, рабочий столик, сплошь уставленный какими-то приборами. Присмотримся к ним. Специалисты, вероятно, улыбнутся, увидев собранный из отработавших свой век деталей высокочастотный генератор, самодельный, из гильзы патрона и очковых стёкол, микроскоп, приспособления для фотографии и несколько жестяных банок. Вот, пожалуй, и всё нехитрое оборудование лаборатории. Но с рассвета до позднего вечера работают здесь Семён Давидович и Валентина Хрисанфовна.

И так уже пятнадцать лет — в будни и в праздники.

Не раз я встречался с ними за последние годы, но никогда ещё не видел их такими усталыми. Что случилось? Годы? Болезни? Да, и годы, и здоровье оставляет желать лучшего, но пуще всего гложет самоотверженных экспериментаторов не высказываемая ими, затаённая обида.

Кто же они, эти исследователи? Над чем колдуют в своей четырёхметровой лаборатории? И кто обидел их?

О творческих замыслах, интересных находках Семёна Давидовича и Валентины Хрисанфовны Кирлиан было подробно рассказано в «Литературной газете» в статье «Факелы, озаряющие неведомое» (29 октября 1960 г.). Напомним коротко суть дела.

Старожил Краснодара, техник и мастер на все руки, Семён Давидович Кирлиан, испытывая медицинские электроприборы, наткнулся на любопытное явление, исследование которого привело его к открытию высокочастотной фотографии.

Что это такое?

Честно говоря, я слежу за приготовлением к демонстрации изобретения с невольным чувством разочарования. Уж очень кустарно выглядит всё. Мне показывают высокочастотный «фотоаппарат». К обыкновенной прозрачной пластмассовой ученической ручке в том месте, где в неё вставляется перо, прикреплена небольшая металлическая пластинка. Тут же, на столе, пачка фотобумаги небольшого формата и такого давнего срока изготовления, что от неё отказался бы даже школьный фотолюбитель.

Но вот гаснет свет. Вспыхивает красный фонарь. Я касаюсь концом пальца фотобумаги, по тыльной части которой скользит «фотоаппарат». Внимание! Включается ток высокой частоты. Об этом узнаёшь лишь по лёгкому потрескиванию. Снимок готов. Несколько секунд длится проявление. Включается свет, и передо мной только что сделанная фотография.

Нам знакома глубина рентгеновского снимка, открывающего обозрению скрытые кожей и мышцами внутренние органы, патологические их изменения, чёткий рисунок костей скелета. Высокочастотный аппарат «видит» и фиксирует что-то совсем другое. Фотография крохотного участка пальца выглядит сложнейшей топографической картой, на которой хаотически расположены линии, россыпи точек, ячейки различной формы. Интересно? Очень интересно. Но что это такое? Что увидел и запечатлел высокочастотный аппарат?

— Терпение!.. — говорит изобретатель.

Я касаюсь пальцем фотобумаги, но на этот раз, прильнув к окуляру микроскопа, наблюдаю в натуре, в движении то, что запечатлел «фотоаппарат» при высокочастотном фотографировании. Вот оно, окно в неведомое!

Невозможно, не видя этого, представить, какой сложный динамический мир открывается взору. Электрические искры вспыхивают то яркими факелами, то мерцающими точками или сверкающими коронками: голубыми, оранжевыми, зелёными, фиолетовыми. Яркими и блеклыми. Одни из них горят или мерцают постоянно, другие вспыхивают и гаснут, перемещаются с места на место, как блуждающие звёзды.

Так вот какой фантастический, манящий таинственной игрой своих огней мир открыли изобретатели для науки. Он поражает, волнует не меньше, чем впервые увиденный в поле микроскопа мир бактерий, ютящихся в капле болотной воды. Но что означают эти мерцающие факелы и точки? Что озаряют они? Не случайна ли эта игра электрических импульсов?

И снова вместо ответа изобретатель гасит свет. На этот раз высокочастотный фотоаппарат направлен на свежий зелёный лист. Затем на такой же лист, но полузасохший и, наконец, на совсем увядший. Включается ток высокой частоты. Сквозь окуляр микроскопа наблюдаешь сначала мерцающую игру факелов, отдалённо сходную с той, которую видел на конце пальца. В увядающем листе факелы тускнеют, точки еле-еле мерцают, движение блестящих звёздочек замедляется. А в засохшем листе нет уже факелов. Они погасли.

Нет, они не безгласны, электрические сигналы, которые открыла нам высокочастотная фотография. На опыте с листьями отчётливо открывается прямая их связь с жизнедеятельностью организма. Они интенсивны и динамичны в здоровом листе, ущербны в больном и гаснут, когда лист умирает.

Отметим, что изобретение получило высокую оценку видных учёных, которые высказывали предложение, что высокочастотное фотографирование сулит «ценное дополнение к рентгеновским и микроскопическим исследования», может быть использовано в медицине, технике и т. д. У супругов Кирлиан накопился целый том таких заключений, под которыми стоят подписи видных учёных нашей страны. Правда, все они тут же подчёркивают, что предварительно должна быть проведена большая теоретическая и экспериментальная работа учёных самых различных отраслей знаний.

Сложилась обидная ситуация. Учёные с увлечением заглядывали через приоткрытое оконце в мир неведомых явлений, писали восторженные отзывы, но за долгие годы ничего не предприняли, чтобы реально помочь изобретателям. Выступление в «Литературной газете» привлекло внимание общественности к краснодарским исследователям. С ними завязали переписку столичные научно-исследовательские институты, появились публикации в печати, в частности, и в академическом журнале, был снят киноочерк. Пришла в движение и тяжёлая артиллерия науки. В Краснодар по поручению Комитета по делам изобретений и открытий выехали научные работники Института радиационной и физико-химической биологии Академии наук СССР.

История открытия супругов Кирлиан подошла как будто к переломному рубежу…

И вот на широком совещании в Комитете доктор физико-математических наук, профессор Л.А. Туммерман докладывает о краснодарских изобретателях. Рассказав о поразивших его оригинальностью экспериментах изобретателей, Туммерман приходит к выводу, что методы фотографирования при помощи высокочастотного разряда несомненно представляют большой научный интерес. И, как все предыдущие эксперты, подчёркивает, что изобретателям необходима помощь учёных и лабораторий страны.

— Поразительный пример, — говорит профессор, заканчивая доклад, — высочайшего коэффициента полезного действия при убогом оснащении.

Докладчик предложил возбудить ходатайство о предоставлении изобретателям квартиры, упорядочении пенсионного их обеспечения и, в первую очередь, снабдить их лабораторной аппаратурой, хотя бы из неликвидных фондов столичных институтов.

Совещание горячо поддержало докладчика. Представители нескольких институтов тут же сообщили, что включаются в разработку изобретения супругов Кирлиан. Спустя некоторое время заместитель председателя Комитета по делам изобретений и открытий Попов выступил в печати со статьёй, в которой назвал открытие Кирлиан «крупным алмазом» и сообщил, что принято решение изучить «это интересное, но пока загадочное явление».

Похоже было, что многолетней волоките положили конец, и судьба изобретения и самих изобретателей в надёжных руках.

И вот спустя восемь месяцев после совещания я снова в Краснодаре, всё в той же четырёхметровой лаборатории, знакомлюсь с новыми работами новаторов. Они демонстрируют их с помощью всё того же собранного из утиля высокочастотного генератора.

Неужели ничего не изменилось?

Семён Давидович показывает внушительную картотеку — сотни писем получены со всех концов страны от учёных, студентов. Среди адресатов — десятка два институтов. Огромный интерес к изобретению! Интерес как будто не пустой, любопытства ради, а деятельный. Авторы многих писем просят чертежи аппаратуры, параметры режимов, схемы получения изображений.

Крохотная лаборатория стала центром пропаганды высокочастотной фотографии. Вместе с Семёном Давидовичем ведём подсчёты.

Семидесяти адресатам отправлены оттиски статьи, опубликованной в академическом журнале; не менее чем тридцати адресатам посланы супругами чертежи, схемы, пояснительные записки, а также даны заочные консультации. И это ещё не всё. Пятьдесят два учёных из Ленинграда, Москвы, Саратова, Львова, Кишинёва и других городов, не довольствуясь перепиской, приезжали в Краснодар, чтобы здесь, на месте, ознакомиться с опытами супругов Кирлиан. И все они, так же как и профессор Туммерман, разводили руками от удивления, сравнивая техническое оснащение надомной лаборатории с высоким коэффициентом полезной отдачи.

«Эта переписка отняла у нас не меньше года», — говорит Семён Давидович. Он переживает о самом драгоценном для него — времени. А я думаю о том, как нелегко было двум пожилым людям, живущим на пенсию в 77 рублей, выкраивать из своего бюджета рубли на обширную переписку, изготовление чертежей.

Наука требует жертв. Супругов Кирлиан это не пугает. Нужны ли, однако, жертвы, не оправдываемые необходимостью?

Ведь так просто и легко им помочь. Стоило Комитету по делам изобретений и открытий возбудить в мае ходатайство об улучшении жилищных условий новаторов, и сразу же Краснодарский горисполком сообщил, что до конца года они получат отдельную квартиру. Невольно возникает вопрос: почему комитет направил своё ходатайство лишь в мае, спустя семь месяцев после того, как было решено помочь изобретателям? И неужели Государственному комитету при Совете Министров не хватило власти, чтобы передать несколько валяющихся без дела, в пыли приборов из неликвидного фонда изобретателям, работающим над изобретением, которое в комитете же было оценено очень высоко?

Чепуха! Всё можно сделать. Всё можно сделать, если бы не были так живучи традиции проклятой канцелярской волокиты и медузообразной бюрократической вялости.

Но не бытовые неурядицы расстраивают супругов Кирлиан. Тревожит их судьба изобретения, которому они отдали годы самоотверженного труда.

Попробуем подвести итоги. Со дня признания изобретения супруги Кирлиан оказывали посильную помощь научно-исследовательским институтам, учёным путём переписки и непосредственно у себя в лаборатории. А чем помогли им? Увы, ни на йоту не продвинулось дело всей их жизни.

Есть, как мы видим, основания для обиды у супругов Кирлиан.

В Краснодаре я познакомился с пятьдесят третьим гостем супругов Кирлиан — профессором Военно-медицинской академии имени Кирова Михаилом Кузьмичём Гейкиным.

Профессор только что наглядно ознакомился с опытом супругов Кирлиан и взволнованно говорит:

— Я давно слежу за их работами, веду переписку и вот теперь убедился: необходимо самое углублённое изучение новаторского этого открытия. Ведь давно уже известно, что физиологическое состояние организма, отдельных внутренних его органов, имеет как бы своё представительство на кожной поверхности. Работы Карлиан как раз и обещают нам приоткрыть завесу над механикой этой взаимосвязи, дать в руки новый диагностический метод.

Супруги Карлиан слушают восторженный отзыв профессора, заверения, что его кафедра обязательно займётся дальнейшей разработкой их открытия. Надеждой озаряются их лица. Они, правда, не раз слышали такие обещания. Но ведь так хочется верить!

В продолжение пятнадцати лет эксперты одобрительно отзываются о работах супругов Карлиан. Пятьдесят три учёных самых различных отраслей знаний, ознакомившись с изобретением на месте, дают ему высокую оценку и удивляются мытарствам изобретателей.

А дело не движется. Разве это не повод для энергичного вмешательства нашей научной общественности, Президиума Академии наук СССР, всегда чутко относящегося к новому?!

P.S. ИЗ 2007 ГОДА

В декабре 1971 года после тяжёлой болезни ушла из жизни Валентина Хрисанфовна. Несмотря на невосполнимую утрату и подорванное здоровье, Семён Давидович продолжает дело своей жизни, стараясь завершить начатые исследования. Только в феврале 1974 года С.Д. Кирлиану присваивают звание заслуженного изобретателя республики. В последние годы жизни учёному была предоставлена должность заведующего Специальной лаборатории на краснодарском НПК «Сатурн».

После ухода из жизни Семёна Давидовича 4 апреля 1978 года не осталось преемников его дела. Не нашлось в Краснодарском краеведческом музее места для сохранения уникального наследия супругов Кирлиан. Но всё же многое удалось собрать и сохранить благодаря величайшему энтузиазму, целеустремлённости и истинному альтруизму Елены Григорьевны Коробовой — директора народного историко-краеведческого музея станицы Динской Краснодарского края. В течение 15 лет бережно, вдохновенно, по крупицам собирает она всё, что касается жизни и творчества её выдающихся земляков…

В 1988 году в Краснодаре по улице Ставропольской открыта мемориальная доска учёным С.Д. Кирлиану и В.Х. Кирлиан.

«Человек не кончается кожей…»

Речь пойдёт о явлении из области неведомого, а поэтому, чтобы сразу не ошеломить читателя, расскажем сначала о другом экстрасенсе, известном всему миру, американце Эдгаре Кейси. Удивительная эта история продолжалась с начала нашего века до 1944 года — даты его смерти. О знаменитом Эдгаре Кейси написана увлекательная книга Томаса Сюгру «Там есть реки… история Эдгара Кейси». Вот она вкратце.

Будучи молодым человеком, Эдгар вдруг обнаружил у себя странное свойство: стоило ему заснуть, как к нему приходило искусство диагностировать любые болезни, при том, что закончил он всего-навсего сельскую школу и медицинского образования не имел. Правда, это был не обычный ночной сон, а самопроизвольный гипнотический, сон по заказу, если можно так сказать. Эдгар не только диагностировал болезни, но и назначал способ излечения с указанием лекарств. Когда к нему приводили неизлечимого больного, Кейси усилием воли погружал себя в сон. Во сне он чётким голосом называл поражённые органы, характер поражения, необходимые лекарства, дозы и даже… аптеку, где их можно было купить. Однажды он назвал аптеку, хозяин которой, когда к нему потом обратились, уверенно сказал, что такого лекарства у него нет. Тогда Кейси указал полку, где оно должно было стоять. Бутылочка лекарства, которым никто никогда не пользовался и само название которого забыл даже хозяин, действительно стояла там…

Иногда Кейси прописывал вообще не существующие лекарства; как потом выяснилось, это были старинные, давно забытые рецепты, но если удавалось найти компоненты, лекарство помогало! Всё это было непостижимо…

Как всё это он делал — Кейси не знал, но делал и тем самым помогал тысячам людей. «Эти способности мне были даны без всякого объяснения, — рассказывал Кейси автору книги. — Никто не мог понять суть этого явления. В течение многих лет я наблюдал за ними и пытался понять самого себя…»

От этой необычной истории перейдём к другой, не менее удивительной. Имя её героя — Валерий Александрович Садырин. Он врач-невропатолог, закончивший медицинский институт с отличием, ему 48 лет. Так же, как когда-то американец, пытается понять себя во времени и пространстве. Во время работы на «скорой помощи», он стал замечать, что стоило ему приехать по вызову, сосредоточиться на больном, как тому немедленно становилось лучше — причём настолько, что никаких лекарств и инъекций нередко вообще не требовалось. Размышляя над неожиданным для него самого влиянием на больных, Садырин стал собирать и осмысливать факты. Вот он приложил руку к больному месту — и боль утихла, вот он просто сосредоточил внимание на чужой боли — и она исчезла, вот он представил больной орган и как бы «считали него информацию и снял патологический процесс…

Сначала Садырин стал использовать свои способности на приёме в поликлинике. Потом работал с группами больных как врач, практикующий частным образом. Позже стал проводить лечебные сеансы в больших залах. Сейчас у него есть лицензия Министерства здравоохранения Украины на право лечения по своей методике и своё предприятие — «СЕНСА» («Сенситив Садырина»).

Садырин проводил сеансы в своём родном городе Краснограде. Выходил подтянутый, спортивного вида человек, добрый и участливый собеседник, жизнерадостный и приветливый. Несколько минут говорил о принципе лечения, о своём понимании природы заболеваний — и тут же снимал у присутствующих боли. Всё по форме было похоже на сеансы Анатолия Кашпировского, только тон разговора был другой — очень мягкий и доброжелательный. Интересно, что и аудитория Садырина — а это были в основном крестьяне и пенсионеры, люди с натруженными руками и застарелыми болячками, которых некому и некогда было лечить, — вела себя исключительно спокойно, относясь к своему доктору с полным доверием. Никто не впадал в транс, не выбрасывал рук, не заговаривался — все сидели спокойно и расслабленно и с разной степенью внимания слушали. Были и такие, кто попросту подрёмывал, уютно устроившись в кресле.

Валерия Александровича не смущает, что некоторые вроде бы и не слушали его.

Это и не нужно, считает он. Информация ведь действует на подсознание, и положительное действие всё равно будет. Ещё Фрейд говорил, что саморегуляция осуществляется и без участия сознания. Органы получают необходимую информацию и реагируют на неё самым положительным образом…

Следующий сеанс Садырин начал с вопроса: «Ну что, ломает?».

И зал дружно подтвердил, что болит всё тело, что вроде стало даже хуже. Доктор успокоил — всё это естественно, выздоровление идёт через обострение, через боль, это естественное исцеляющее, очищающее состояние. Происходит реализация заложенной им информации, начался «ремонт» организма…

Перед очередным сеансом (а всего их за один цикл Садырин проводит пять-шесть) и после желающие заходят по одному в специальную комнату за сценой, где получают индивидуальную консультацию. Врач внимательно выслушивает пациента, иногда прикладывает руку к больному органу.

— А мне не надо прикладывать руку, чтобы снять боль. Я это делаю лишь для успокоения больного, для лучшего контакта с ним. Мне достаточно сосредоточить свою мысль на больном органе, только подумать о том, что боль утихает, и она действительно утихает, — говорит Валерий Александрович.

Мысль? Просто сосредоточить мысль и тем самым помочь страдающему? Просто обычный человек даже не предполагает такую возможность. Удивительная книга вышла впервые в Риге в 1934 году и повторно в 1990-м — «Основы миропонимания Новой эпохи», ученика Елены Николаевны Рерих А.И. Клизовского, и посвящённая ей. Автор пишет, что «новая эпоха» — это не коммунизм, как мы привычно о том думали, не социализм с человеческим лицом и не посткапитализм, — это эпоха новых возможностей человека, которую предвещали философы конца XIX века и начала века XX. Это эпоха безграничных экстрасенсорных возможностей человека. Кажется, это предвидение уже исполняется, и мы — счастливые (несмотря ни на что) свидетели, а некоторые и непосредственные участники её. «По мере развития в человеке духовности, которая развивается через знание, — писала Е.Н. Рерих, — в нём развиваются органы познания высших миров, удивительные способности и высшее знание… Божья благодать нисходит на людей достойных, которые чем-то её заслужили». Но люди достойные обычно не любят распространяться о своих достоинствах, а своё высшее знание и уникальные способности отдают тем, кто нуждается в них. Нам с вами…

Но не стоит чрезмерно обольщаться. «Сейчас существует множество школ экстрасенсорики, — говорит Валерий Александрович, — но не все в них могут учить (хотя и учат), а главное — не всех можно учить. Сверхчувствование — такой же дар, талант, как поэтический, музыкальный, художественный, но ещё пока более редкий и более хрупкий. Все мы умеем писать, но не все писатели…»

И тем не менее чудесное всё активнее вторгается в нашу жизнь: без тех же экстрасенсов её уже трудно представить. К кому обратиться больному, если ему уже ничто не помогает? Только надежда на чудо, несмотря ни на что, живёт в его душе. Но если чудо постепенно входит в нашу жизнь и даже становится в какой-то степени привычным, значит, не такое уж это и чудо? Ибо, если задуматься, чудеса мы видим в своей жизни постоянно, только разучились им удивляться: смена дня и ночи, восход и заход солнца, смена времён года — эти чудеса сопровождают человечество всю историю его существования. Но есть и такие, что пришли в его жизнь с развитием цивилизации: телеграф, телефон, радио, телевидение, автомобиль, рентген, иридодиагностика… Эти выборочно, бессистемно названные чудеса охватывают самые разные стороны нашей жизни. Однако новое никогда не входит в мир без борьбы.

В конце XIX века во Франции вышла книга Евгения Ню «Явления другого мира» со следующим посвящением автора: «Усопшим учёным, патентованным, заслуженным, увенчанным лаврами, удостоенным знаков отличия и погребённым, которые отвергли вращение Земли, метеориты, гальванизм, кровообращение, оспопрививание, волнообразную теорию света, громоотвод, дагерротип, пар, архимедов винт, газовое освещение и пр. и пр., и учёным, живущим ныне, и тем, кто родится позже, которые поступают так же в настоящем и будут поступать в будущем». И поступают, добавим мы. Наука очень тяжело оставляет свои основные позиции…

Но так или иначе, а «чудеса» пробивают себе путь, несмотря ни на что. Как же хочется понять то, что на сегодня действительно является чудом!

— Я не лечу болезнь, — говорит Валерий Александрович. — Я даю больному организму информацию о здоровье на уровне ауры — души — лептонной оболочки — информационно-энергетического поля (у разных народов в разные времена эта структура называлась по-разному). Название болезни — это только её словесный символ, только фрагмент какого-то страдания организма, которому всё равно, как называется человеком эта патология. После моего воздействия идёт лечение всех органов и систем. Я лечу больного, а не болезни, задаю как бы камертон гармонии. Ведь больной организм потому и больной, что в него внесена дисгармония. Этот процесс можно сравнить с настройкой органа: сначала некая какофония, дисгармония, потом оркестр постепенно налаживается, хотя в общую мелодию ещё врываются диссонирующие звуки. Но проходит время, и все инструменты начинают звучать в унисон — в едином гармоническом ключе. Я — «передающий» телецентр, люди — воспринимающие «телевизоры». Я передаю по своему каналу информацию о здоровье. Запись этой информации идёт на ауре пациента (информационной оболочке, биополе), она-то и «ремонтирует» органическую оболочку (тело). Тот факт, что происходит излечение всех органов, которые нуждаются в этом (но в разной степени — это вещь индивидуальная), больные ощущают где-то в течение месяца в виде периодических «ломок очищения» — специфического исцеляющего состояния. Преодоление болезни идёт через боль — если понять это, то бодрость духа интенсифицирует этот процесс. Можно сказать совсем коротко: я реставрирую ауру, а она, в свою очередь, — организм.

Оказывается, невидимые колебания (вибрации) не только передаются непосредственно каждому сидящему в зале, но и могут быть записаны на различных носителях — на воде, кремах, на аудио- и видеокассетах, на фотографии. Вот почему на пациентов воздействует не только сам Садырин, но и многочисленные носители информации с записью его воздействия.

— Всё, куда я вкладываю свою мысль, — говорит Валерий Александрович, — несёт целебную информацию и снимает боль.

Организм, каждый орган, каждую клетку окружает оболочка — информационное поле. Воздействие идёт на полевую сущность. В данном случае я выступаю как генератор информации, которую способно принимать, усваивать это информационное поле (биополе) на уровне клетки, ткани, органа и всего организма. Экстрасенсы владеют в разной степени теми или иными, недоступными обычному человеку, обладающему пятеричным набором чувств, сверхчувствительными возможностями. На сеансах я, кстати, даю возможность присутствующим почувствовать тактильно, то есть на ощупь, своё воздействие. Когда я направляю мысль в их кончики пальцев, они ощущают покалывания, а некоторые даже подёргивание, то есть они чувствуют энергетическое воздействие. Конечно, это тонкие ощущения. Мои ощущения отличны в сторону их крайней интенсивности, причём с различным диапазоном колебаний. Эти ощущения трудно передать, а ещё труднее воспринять. Ведь если человек обладает нормальным зрением, ему трудно представить, что такое дальнозоркость; если он наделён обычным слухом, ему трудно на уровне чувств понять, что музыкант способен слышать звуки, которые обычное ухо не воспринимает. Вообще человек, не воспринимающий чего-либо, даже если он находится на высоком интеллектуальном уровне, как правило, «не видит», «не слышит», «не понимает» (помните, в Библии: «слушают, но не слышат, смотрят, но не видят»). Для него этого просто не существует. Вот почему так тяжело в сознание человека «проходят» всякие необычные для его восприятия явления, та же экстрасенсорика. В более выгодном положении находятся те, кто, опираясь на факты, способен поверить, а потом уже понять.

Как я это делаю? — Сосредоточиваюсь. Представляю конкретный орган (скажем, сердце, или лёгкие, или печень, или часть органа), ощущаю патологию, даю здоровую информацию. А дальше, как уже говорилось, биополе «считывает» эту информацию. Начинается процесс компенсации выздоровления…

Человек не кончается кожей. Он продолжается в пространстве различными полями, как известными, так и неизвестными. Их воспринимают и даже видят некоторые экстрасенсы. Это, как уже говорилось, аура, информационно-энергетическая оболочка, то, что мы называем душой. Наша душа знает о нас гораздо больше, чем наше сознание. В ауре содержится память обо всём, что происходило или происходит в нашем организме, в каждой клетке, фиксируется каждая наша мысль. Она содержит информацию о наследственных, генетических особенностях человека, об истории предыдущих поколений рода. Вот почему при особых состояниях человек как бы «считывает» скрытое от него в обычном состоянии прошлое. Сознание отягчено массой социальных и прочих условностей, а подсознание в этом плане, что называется, «чистое». Это нечто вроде компьютера с практически неограниченным объёмом памяти. Когда я воздействую на ауру и даю ей информацию о здоровье, она воспринимает её, «считывает» заложенную в неё здоровую информацию, которую использует для коррекции (своеобразного ремонта) повреждённых органов или нарушенных систем. Таким образом, моё воздействие способствует как бы самоизлечению.

Почти все болезни, за небольшим исключением, результат закладки в ауру патологической информации. Современная медицина лечит наше органическое тело, не устраняя причину болезни, между тем на ауре продолжает сохраняться патологическая информация! Вот почему болезни, большинство которых носит хронический характер, через некоторое время снова обостряются. Лечить надо и тело, и душу, только тогда можно добиться радикальных результатов. Меня раньше упрекали коллеги: ты лечишь все болезни, тебе даже не нужен диагноз. Это шарлатанство, потому что это невозможно. Я отвечаю: я не лечу болезни. Я даю информацию о здоровье, и она реализуется самим организмом. Происходит гармонизация, а следовательно, нормализация функций организма.

Любая деталь, связанная с человеком — волосы, одежда, фотография, является как бы осколком его большой голограммы, которая сохраняет её качества и информацию, но в энергетически более слабой форме, между тем как, по моему мнению, информация сохраняется в полном объёме; другое дело, надо уметь её считать. Вот почему некоторые экстрасенсы по фотографии «чувствуют», например, жив человек или умер. Моя фотография, как и я сам, несёт информацию о здоровье (повторяю, мне это дано). Вот почему она лечит: снимает боли так же, как я делаю это сам, только менее интенсивно. Я считаю, что за этим методом лечения большое будущее, а как средство скорой помощи метод этот вообще непревзойдённый.

Я четыре раза был в США по приглашению Института новых технологий в Калифорнии. Помимо регулярных сеансов с больными там был произведён интереснейший эксперимент: я воздействовал на молекулу ДНК (формула наследственности) в лабораторных условиях.

Результат, как говорится, превзошёл все ожидания. Мне удалось своим мысленным воздействием в одном случае уменьшить, в другом — раздвинуть расстояние между цепочками ДНК. Этот результат, зафиксированный ультрафиолетовым сканнером, подавался на дисплей компьютера. Особенно поразил американских учёных факт адекватного воздействия на молекулу ДНК моей фотографии.

Очень любопытные эксперименты были проведены в Харькове. В Украинском институте неврологии мне вручили документ под названием «Воздействие влияния фотообъекта (ФС) на функциональное состояние мозга и симпатоадреналиновую систему» за подписью руководителя лаборатории нейрофизиологии и иммунологии доктора биологических наук профессора Т.М. Воробьёвой о положительных воздействиях моей фотографии на больных. Это для меня большая радость, ибо если личное воздействие экстрасенса на больного — вещь, ставшая почти привычной, то адекватное воздействие фотографии часто воспринимается с недоверием. Но это ещё не всё. Лечебное воздействие фотографии показало учёным, что они имеют дело с абсолютно новым, ранее неизвестным, способом воздействия на биологические объекты (помимо использования фотографии в клинике она применялась для воздействия на бактерии и на животных), другими словами, с новым лекарственным средством широкого спектра действия при самой различной патологии, что является, по существу, открытием. Все материалы для утверждения моего воздействия в качестве открытия пересланы в Украинский комитет по изобретениям.

Альберт Игнатенко: маэстро суггестии

Сравнение этого человека с волшебником может показаться банальным, но как не назвать волшебством то, что он делает на сцене? Какая сила заставляет людей воочию видеть яблоню и срывать с неё яблоки, ощущать их запахи, вкус? И на машине по Ленинграду они ездят наяву, а не во сне, и видят улицы города, прохожих… Как же так?

…Однажды — было это на Волынщине — к нему пришла пожилая пара. Несколько дней назад старики похоронили сына, погибшего в Афганистане. Его привезли в цинковом гробу. Как не верить страшному факту? Но что-то подсказывало материнскому сердцу: сын жив. Они принесли фотографию. Взглянув на неё, артист ощутил колющую боль в голове и плече. Озарение было мгновенным. Этот парень был дважды ранен, но… Далее работать с фотографией было невыносимо. Лишь через несколько дней смог ещё раз взглянуть на карточку. Да, этот парень действительно жив, но он тяжело ранен — в голову и плечо.

Спустя два месяца сын вернулся из госпиталя домой…

Альберт Венедиктович Игнатенко — действительный член Всесоюзного общества психологов при Президиуме Академии наук СССР. Уже четверть века он выступает на сцене. Для одних феномен Игнатенко — шарлатанство, для других — магия и волшебство. Но никто не отрицает, что он, безусловно, человек необычных возможностей. Запоминает сразу более сотни цифр и безошибочно называет их даже в обратном порядке. Ему хватает нескольких мгновений, чтобы посмотреть на квадрат из 25 ячеек, заполненных цифрами, и потом назвать по памяти ряды чисел не только по вертикали или горизонтали, но и в каком порядке расположены они крест-накрест и по периметру.

Феномен памяти? Подобных примеров в истории известно немало. Математик Леонард Эйлер, например, знал на память шесть степеней любого числа до 100. Академик Абрам Иоффе никогда не пользовался таблицей логарифмов, она была «сфотографирована» в его памяти. Есть люди, которые решают математические задачи, делают сложнейшие расчёты быстрее вычислительной машины. Выходит, такие способности даны человеку, как говорится, от Бога?

Как-то Альберт Венедиктович признался, что школьником он и не подозревал о своей исключительности. Но однажды оказался на концерте известного в то время артиста Адлерова. И был поражён: тот на память «читал заполненный добровольцем из зала квадрат из 16 чисел. Молодость самонадеянна, вот и Игнатенко после того представления решил добиться таких же результатов. Но как это сделать, он не знал и пробовал запоминать всё подряд: числа, слова, названия улиц, номера домов. Перед сном, лёжа в постели с закрытыми глазами, старался раскрутить «ленту» прошедшего дня до самых мелких деталей. Вспоминал людей, разговоры, звуки. Отказался от кофе и шоколада, догадавшись, что мозг от них «тяжелеет». Он постоянно убеждал себя: «С этого дня я легко, без труда, могу запоминать всё по своему желанию». И так каждый день на протяжении нескольких лет, пока не почувствовал, что действительно в состоянии запоминать всё, что хотел.

— А потом, — рассказывает Альберт Венедиктович, — я совершенно случайно открыл у себя и другие способности. У нас в клубе выступал заезжий гипнотизёр. Я смотрел, как он заставляет людей в гипнотическом трансе проявлять способности музыканта или художника, а то ещё внушит, что человек находится в бане. Я шепчу своему другу: ничего, мол, здесь особенного, можно и похлеще придумать. Он отмахнулся… и вдруг вскочил на кресло. Сам не знаю, как это у меня получилось, но я вообразил, что в зале началось наводнение…

С того дня в классе, где учился Альберт, начали происходить странные вещи. То одноклассник, вызванный к доске, приклеивался к парте и не мог встать с места. То кто-то из учителей за весь урок не мог произнести ни слова… Директор узнал, кто срывает уроки, вызвал Игнатенко к себе в кабинет и вполне серьёзно предупредил:

— Ещё один такой эксперимент — и вылетишь из школы… на освещённой сцене размещают 15 портретов писателей. Справа в углу — вращающаяся доска с сотней разноцветных кружков, слева обычная классная доска. Рядом с ней на стуле сидит Альберт Игнатенко. К его груди на специальном кронштейне прикреплена губная гармошка. Пальцы правой ноги сжимают карандаш над листом бумаги, пальцы левой — на клавишах музыкального инструмента. В руке зажат мел. От ног и рук Игнатенко тянутся провода к приборам. Тишина. Но вот Альберт Венедиктович окидывает взглядом галерею портретов и отворачивается. К делу приступают добровольные помощники из зала. Один из них диктует текст, который Игнатенко тут же записывает на доске. Второй называет двузначные числа — и «артист» моментально возводит их в квадрат. Третий вращает доску с разноцветными кружками, которые Альберт Венедиктович тут же подсчитывает. Одновременно карандашом, зажатым пальцами правой ноги, он рисует, а пальцами левой подбирает на клавишах инструмента мелодию, рукой на расстоянии двигает стрелку компаса, играет на губной гармошке, прерываясь лишь для ответов на вопросы.

При этом он ещё называет по памяти любой заданный день недели за… 10 тысяч лет, замедляет собственный пульс, изменяет температуру тела, артериальное давление… Одновременно 13 действий! Даже Юлию Цезарю такое, как говорится, и не снилось…. На сцене выстраиваются молодые люди. Игнатенко задаёт всем вопрос: «Как вас зовут?» — и каждому подносит микрофон. Серьёзный на вид парень вдруг заявляет: «Людмила Зыкина!» — и ошарашенный собственным ответом, испуганно смотрит в зал. Рядом с ним тоже от души смеются. Особенно сосед — усатый мужчина лет тридцати. Однако на тот же вопрос, всё ещё улыбаясь, отвечает: «Крокодил Гена». Улыбка сползает с его лица, он пытается сообразить, как это у него получилось.

— Так как вас зовут?

— Баба Феня…

Участники опыта уже не смеются. Трудно сказать, какие чувства овладели ими в этот момент. Это не гипноз, при котором человек не осознаёт своих действий. Участники опытов Альберта Игнатенко видят и слышат не только его, но и самих себя, друг друга, зрителей в зале и даже переговариваются с ними. Наука о бессловесном внушении называется суггестологией. Объяснить механизм этого явления учёные пока не могут, хотя факт передачи мысленной информации участники VI Всесоюзного съезда психологов и многие другие авторитетные специалисты признали установленным и экспериментально вполне доказанным. «Суггестия» означает «внушение» (корень слова латинского происхождения). Но «суггестология» — от английского suggest — предлагать. Вот почему профессор Г.Лозанов, возглавляющий НИИ суггестологии в Софии, считает его более подходящим для раскрытия сути науки о внушении, ибо человек сам, в соответствии со своими особенностями, выбирает дорогу к совершенствованию. Исследования, проведённые в лаборатории Г.Лозанова, показали, что за месяц при помощи суггестии человек усваивает 5–6 тысяч иностранных слов, а дети вполне успешно осиливают сточасовую программу по физике за 10 дней. Всё, что человек видит и слышит за свою жизнь, отпечатывается в виде закодированной информации в его подсознании, но он не может, не умеет её востребовать. Альберт Игнатенко в своих опытах как бы открывает у человека «суггестативный шлюз» — своеобразную дверцу из сознания в подсознание и мысленным приказом извлекает совсем вроде бы забытые факты. Каким бы способным ни был учащийся, он никогда дословно не запомнит услышанное на уроках. Но стоит только ученику «пообщаться» с Игнатенко, и он буквально слово в слово передаст всё, что когда-то говорил учитель. Мало того, как показали проводимые Игнатенко эксперименты, путём внушения он может в течение минуты переключить 15 человека на самоконтроль — и тот сам будет в состоянии управлять своей психикой. А если ещё в течение трёх месяцев после этого давать ему определённые упражнения (по две-три минуты два раза в день), то программа, полученная через внушение, закрепится на всю жизнь. Нои это ещё не всё. Игнатенко экспериментально доказал, что существует и так называемое постсуггетивное внушение.

В 1986 году в городе Кременце был проведён такой опыт. Учащемуся 9-го класса одной из школ Игнатенко внушил, что на экзамене по иностранному языку он возьмёт билет под № 8. Как потом рассказывал сам подросток, он подошёл к столу с экзаменационными билетами, его рука без колебаний потянулась к одному из них — билет оказался № 8. Подобные эксперименты проводились неоднократно в течение многих лет.

Всерьёз заинтересовался Альберт Венедиктович природой собственных возможностей, когда поступил в Николаевский педагогический институт. Это привело его в лабораторию психологии, где он вскоре возглавил группу по проблемам суггестологии. Правда, в то время загадочные явления больше отрицали, чем объясняли. Лёд тронулся, когда в Ленинграде и Москве начались работы по изучению биополей.

Альберт Игнатенко уверен, что биоэнергетическая мощность каждого человека заложена в генах и ими определяется. Своей биоэнергией можно управлять, но следует помнить, что баланс энергии — основа существования живого организма. Стало быть, после отдачи энергии необходимо восстанавливать её в полном объёме. Энергетическое «топливом можно получать с пищей, пополнять путём физических и умственных тренировок. Благотворно влияют положительные эмоции. Очень важно научиться управлять своей психикой.

«Академик В.Вернадский догадывался: в живом организме кроме вещества и энергии есть ещё и “нечто” вполне материальное, связанное с жизненными процессами, так называемый “космический разум”», — пишет в своей брошюре «Биоэнергия и человек» Ю.Кривоносов. Догадка нашла подтверждение в работах учёных В.Налимова, Н.Моисеева, А.Меделяновского. Под «космическим разумом» они понимают энергоинформационное поле Земли. Итак, космический разум? Альберт Игнатенко убеждён, что в этом нет ничего фантастического.

То, что человек может прямо контактировать с околоземным пространством, он вскоре доказал. Это произошло в Киеве хмурым осенним днём. Из низких плотных облаков сыпал мелкий нудный дождик. Альберт Венедиктович собрался ехать в Дом культуры, где через 15 минут должно было начаться его выступление. Он вышел из гостиницы. Рядом остановилась машина украинского телевидения: два дня назад ему предложили заснять один из его экспериментов. Речь шла об изменении… погоды. Альберт Венедиктович дал согласие. Но сейчас у него не было на это ни минуты. Сотрудники телевидения вежливо, но скептически улыбались. И тогда Игнатенко сел в машину — эксперимент начался. Они приехали на Октябрьскую площадь. Дождь прекратился, камера зафиксировала плотный слой облаков. До начала выступления оставалось семь минут. Альберт Венедиктович вытянул перед собой руки ладонями вверх…

Что произошло потом, рассказывали работники съёмочной группы. Через минуту, не больше, тёмно-серая завеса туч стала светлеть, облачность таяла прямо на глазах… и вдруг засияло солнце. Оператор оказался не из нервных и полностью заснял этот эпизод на плёнку. А вот режиссёра ещё более получаса била нервная дрожь.

Потом Игнатенко рассказал о другом эпизоде:

— В 1981 году я работал на олимпийской базе в Бирштонасе, в Литве, психологом команды по академической гребле. Погода испортилась. День идёт дождь, второй, третий… Спортсмены и тренеры изнервничались. Тогда-то я впервые и попробовал разогнать тучи. И в течение пятнадцати дней в радиусе пяти-шести километров удерживал солнечную погоду, можно сказать, ладонями. Я представляю себе, что ладонь моей руки излучает энергию, концентрируя усилия, вижу мерцающие точки, поднимающиеся в виде луча к облакам. Пучок энергии я посылаю именно в то место, где в данный момент должно находиться солнце. Когда луч доходит до облаков, мысленно представляю происходящую там реакцию, и постепенно начинаю ощущать тяжесть, словно держу на весу ядро. Затем появляется лёгкая вибрация…

Увидев, как экстрасенс Нинель Кулагина передвигана по столу предметы, не касаясь их, Игнатенко дома сразу же попытался повторить такой опыт. Ему потребовалось 40 минут, чтобы заставить крутиться крыльчатку вентилятора. На первый разгон облаков понадобилось почти столько же времени, а теперь достаточно нескольких секунд. Такое и представить-то себе трудно. Но когда подумаешь, что человек с немыслимыми, фантастическими способностями тратит свою энергию на эстрадные выступления, становится как-то не по себе. Неужели нет им лучшего применения?

— Почему сцена, а не наука? — переспрашивает Игнатенко. — Я давно убедился, что контакты с суггестологом поднимают душевные силы человека, задают программу, ориентируют на добро. Я называю это осветлением. И такой работе придаю не меньшее значение, чем науке. Меня волнуют происходящие на Земле стихийные бедствия — землетрясения, извержения вулканов, участившиеся катастрофы… Может быть, вам это покажется странным, но я уверен, что любая агрессивная мысль, а тем более поступок, наносит вред нашей биосфере, в какой-то мере и они повинны в стихийных бедствиях.

Услышав такое от кого-либо, сочтёшь за бред. Но это говорит Альберт Игнатенко — человек, которому подчиняются тучи…

После одного из выступлений зрители забросали Игнатенко вопросами, и первое, о чём спросили, верит ли он в Бога. Альберт Венедиктович вполне серьёзно ответил:

— Я верю в космический разум. Между прочим, древние в существовании такого не сомневались. Они даже умели выходить на космический «канал связи». Не все, конечно, такие знания жрецы сохраняли в тайне. Но то, чему мы сегодня удивляемся, — биоэнергетическим способностям экстрасенсов, «чудесами йогов», — всем этим обладали в незапамятные времена многие люди.

— Выходит, и шаманы имели сверхъестественные способности?

— Если бы они ничего не умели, то не были бы шаманами.

В Африке, например, существовал древний ритуал, когда вызывали грозу без дождя. Если при этом всё же начинал идти дождь — такое считалось, грубо говоря, халтурой. Были у разных народов и свои «облакогонители».

— Как вы относитесь к филиппинской хирургии?

— Убеждён, что это не миф. Делать операции руками — значит, иметь способность расслаивать ткани биоэнергетическим полем определённой частоты.

— Какое самое большое ваше достижение?

— Трудный вопрос. Для суггестолога много значит любой шаг в познании своих возможностей, тайн организма и мозга. Если конкретно… Недавно я нашёл ключ к долголетию и могу сказать, что человек способен жить двести и более лет. Кстати, сейчас я готовлю к изданию рукопись книги «Как стать феноменом» (книга давно вышла и стала библиографической редкостью. — Авт.). Это будет пособие для тех, кто хочет повысить свой биоэнергетический потенциал и научиться его регулировать. Если человек умеет управлять своей биоэнергетикой, то он практически не болеет. Кроме того, научившись «питаться» космической энергией, которая вокруг нас, он будет потреблять гораздо меньше продуктов для поддержания полноценной жизни. Долгой жизни…

Недавно японское телевидение снимало фильм о некоторых советских экстрасенсах. Во время съёмок «чудес» Альберта Игнатенко один из японцев задумчиво произнёс:

— Такое впечатление, что этот человек выполняет на земле определённую миссию…

Фея, творящая добро

Первые свидетельства о том, что ныне называется экстрасенсорным целительством, появились ещё за три тысячи лет до нашей эры. Упоминания о людях-феноменах, владеющих волшебным даром исцелять страждущих, встречаются на протяжении всей обозримой истории человечества. Экстрасенсы-целители практиковали, хотя с немалыми трудностями, и во времена СССР. После распада государства феномен целительства обрёл второе дыхание, тем более что многие экстрасенсы старого поколения имели всесоюзную, а то и всемирную известность ещё будучи гражданами Советского Союза. Среди них — Джуна Давиташвили, Анатолий Кашпировский, Владимир Сафонов, Алан Чумак. Эти, можно сказать, подвижники приняли на себя первый удар недоверия, выстояли, и во многом благодаря их мужеству проблемой экстрасенсов была вынуждена заняться наука; в результате в Российской Федерации экстрасенсам-целителям был придан официальный статус.

Но на смену прежнему поколению целителей-экстрасенсов идёт новое, представители которого зачастую также родом из СССР.

К их числу относится и Людмила Георгиевна Баранова — феноменально одарённый экстрасенс-целитель высшего класса, оказывающий необычайно действенную помощь страждущим: эта целительница-кудесница вернула здоровье многим тысячам наших соотечественников!

А всё начиналось ещё в детстве, поскольку тому, что умеет Баранова, научиться нельзя. Её дар врождённый, наследственный, передающийся по женской линии, а потому его можно только развить, что она и делает вот уже в течение ряда десятилетий.

Людмила Георгиевна рассказывает, что, как гласит семейная легенда, её прапрабабушка и прапрадедушка были цыганами, а магические способности этого народа хорошо известны. Бабушка Барановой была ясновидящей, мама владела даром предвидения.

Сама же Людмила Георгиевна ещё в шесть-семь лет начала осознавать, что чувствует эмоциональное состояние окружающих, знает, о чём думает тот или иной человек и даже предчувствует его будущее, что не всегда доставляло радость. Также она обнаружила, что может воздействовать на окружающих — бессловесно внушить человеку ту или иную мысль, заставить его совершить то или иное действие. Когда поняла, что владеет необычайными способностями, стала их развивать, но к целительству шла долго, более двадцати лет. Научилась контролировать свой мозг, распределять и направлять биоэнергию — сначала в собственном теле, а затем при воздействии на других людей, причём независимо от того, на каком расстоянии человек находится. В те же годы к Барановой пришло и умение целительства. У неё были прекрасные учителя — Ю.Н. Полковников, В.Г. Зинченко, Ю.М. Левинсон — фамилии, широко известные в кругах одарённых целителей. Одновременно Людмила Георгиевна успела получить несколько образований, в том числе высшее психологическое и классическое медицинское.

Но как и за счёт чего Людмила Георгиевна исцеляет и диагностирует, тем более в случаях, когда её и пациента разделяет расстояние в сотни и даже тысячи километров? Какие способности скрываются за столь фантастическим даром? И можно ли его научно подтвердить? Во время перестройки сложились условия, позволившие в какой-то степени ответить на эти вопросы. Именно тогда, уже будучи практикующим экстрасенсом, Людмила Баранова приняла участие в экспериментах по регистрации эффекта мысленного воздействия человека на человека на расстоянии. В экспериментах подобного рода того, кто оказывает такое воздействие, принято называть индуктором, того же, кто его воспринимает, — перципиентом. На роль индуктора претендовало множество экстрасенсов, но лишь Людмила Георгиевна оказалась способной мысленно воздействовать на перципиента, причём находясь от него на расстоянии 30–40 километров. Результатом её мысленных воздействий было изменение биотоков мозга перципиента. По итогам этих экспериментов Людмила Баранова стала одним из обладателей патента Российской Федерации за № 2096991 на изобретение «Способа определения эффективности мысленного воздействия индуктора на перципиента». В описании изобретения сказано, что оно «относится к медицине, в частности, к способам определения эффекта мысленного воздействия индуктора на перципиента, и может найти применение в качестве объективного способа выявления способностей индуктора к воздействию на больного на расстоянии при использовании нетрадиционных методов лечения».

Но оказалось, что Баранова способна мысленно воздействовать не только на живые, но и на неживые объекты, в последнем случае — на специальный физический датчик. По итогам этой работы Людмила Георгиевна стала одним из обладателей патентах» 2096989 на изобретение «Способ определения эффекта мысленного воздействия индуктора на природные объекты». В описании изобретения сказано, что оно «относится к медицине и, в частности, к космической медицине и может найти применение для выявления людей, обладающих повышенными способностями к мысленному воздействию на искусственно созданные природные объекты. Эта способность может быть использована для управления различными приборами и средствами связи в отсутствии непосредственного контакта индуктора с управляемыми объектами». То есть в данном случае речь идёт о возможности мысленного воздействия на работу различных физических устройств и систем на расстоянии. Долгое время подобная возможность считалась фантастикой, но журнал «Компьютерный мир» назвал её многообещающей проблемой. А ныне благодаря дару Людмилы Барановой та давняя сказка становится былью.

Таким образом, эти два патента означают официальное, на государственном уровне, признание удивительных способностей выдающегося экстрасенса-целителя Людмилы Георгиевны Барановой.

Лучше всего она помогает тем, у кого «слабым» местом является голова, то есть успешнее всего излечивает недуги, «размещённые» в голове или связанные с протекающими в ней патологическими процессами. Профессиональная специализация Людмилы Георгиевны в биоэнерготерапии уникальна — целительство, связанное с восстановлением, сохранением и улучшением зрения, особенно детей, что практически недоступно другим экстрасенсам. Ведь глаз — один из немногих органов, который практически неподвластен психотерапии (если это только не истерическая слепота).

Но как же выглядит процесс исцеления? Внешне незаметно. Вся работа идёт внутри целителя и пациента. По словам Людмилы Георгиевны, она просто «берёт» поток космической энергии, который находится вокруг нас, и направляет его в глаз пациенту, мысленно им управляя. Она не дотрагивается до пациента руками — в этом нет необходимости. Сначала целитель ловит сигналы заболевания, которые выглядят на мысленном экране как тёмно-серые поля вокруг глаза, и убирает «поле болезни». Потом Баранова усиливает скрытые возможности пациента, включает его саморегуляцию, отдав ему принятую энергию. И после всего этого включает программу оздоровления всего организма пациента. Никто не впадает при этом в транс, нет никаких внешних эффектов.

При исцелении того или иного заболевания Людмила Георгиевна работает в тесном контакте с врачами соответствующего профиля, в случае исцеления глазных болезней — с офтальмологами. Последние пришли к выводу, что применяемый Барановой метод биоэлектрического лечения позволяет улучшить зрение у подавляющего большинства больных. А их через руки исцелительницы прошло несколько тысяч, из них более половины — дети от 6 до 14 лет. Особая ценность разработанного Барановой метода биоэнерготерапии глазных болезней состоит в том, что он даёт высокие и устойчивые результаты у пациентов с такими нарушениями зрения, как близорукость, дальнозоркость, слабовидение, частичная атрофия зрительных нервов, заболевание сетчатки типа дистрофии, ретинитов и ретинопатии, глаукома, сложная врожденная патология зрительного аппарата, возрастные расстройства зрения, ложная близорукость, другие глазные болезни и нарушения зрения.

И ещё одно интересное наблюдение врачей: как правило, вместе с улучшением зрения после сеансов исцеления в лучшую сторону меняется и общее состояние здоровья пациентов. У них проходят неврозы и усталость, улучшается сон, память. Интересно, что и сопровождающие больного уверяют, что после сеансов они тоже чувствуют себя лучше. Видно, целительной биоэнергии, что витает вокруг Барановой, хватает на всех. А ещё врачей радует полное отсутствие каких-либо нежелательных побочных эффектов. То же самое наблюдается и при исцелении от других недугов.

Помимо исцеления глазных болезней Людмила Георгиевна оказывает действенную помощь при различных нарушениях мозговой деятельности, в том числе улучшает состояние при инсультах, рассеянном склерозе, после операций на мозг, снимает нарушения мозгового кровообращения, устраняет сосудистые спазмы, избавляет от головных болей, нормализует артериальное давление (снимает гипо- и гипертонию). Она успешно лечит и ряд нервно-психических расстройств: неврозы, депрессии, необоснованные страхи, синдром хронической усталости (повышенная утомляемость), различные нарушения сна.

Однако больше всего Баранова любит работать с детьми, видимо, ещё и потому, что сама она прекрасная мама. В борьбе с таким тяжёлым недугом, как детский церебральный паралич, у неё, похоже, нет равных. Она успешно снимает у детей эписиндром (в просторечии — эпилепсия), а также последствия различных, в том числе и родовых, травм головы. Также Людмила Георгиевна способна устранить различные отклонения в поведении детей, их отставание в учёбе, в умственном и физическом развитии. При этом, напомним, она всегда работает в тесном контакте с врачами соответствующего профиля.

Большинство из названных заболеваний Людмила Баранова исцеляла, находясь лицом к лицу с пациентом, в непосредственной близости от него. Но так было до поры до времени. К исцелению на расстоянии она пришла не сразу, помог случай. Но всё ли в нашем мире случайно?

Однажды произошло непредвиденное. К Людмиле Георгиевне на приём пришла женщина и слёзно попросила избавить от пристрастия к «зелёному змию» своего мужа. «Лечением алкоголизма не занимаюсь, — ответила Баранова, — моя специализация — лечение глазных болезней». Но женщина продолжала настаивать. Людмила Георгиевна сдалась и назначила день приёма. «Но мой муж ни за что не придёт, он и не думает бросать пить, ему это скверное дело очень даже нравится», — озадаченно ответила посетительница. Вот тогда-то у Барановой и возникла идея попробовать исцелить её мужа от алкоголизма по его фотографии. Сказано — сделано, причём весьма успешно!

Потом были другие не «санкционированные» пьющими мужьями обращения их отчаявшихся жён, и все те же превосходные результаты — люди освобождались от алкогольной зависимости. Со временем Баранова расширила круг заболеваний, исцеляемых на расстоянии. Когда она исцеляет, даже находясь от пациента за тридевять земель, ни ему, ни его близким знать об этом совершенно необязательно: результат всё равно будет! Исцеление на расстоянии Людмила Георгиевна практикует, когда личный приход пациента невозможен (скажем, нетранспортабельный больной, наркоман или алкоголик, отказывающийся лечиться) или нежелателен по тем или иным причинам. По одной лишь фотографии пациента она избавляет его от пагубного пристрастия к алкоголю и наркотикам, устраняет некоторые нервно-психические расстройства, равно как и аномалии поведения и характера, зачастую невыносимо осложняющие жизнь семьи пациента (трудные, проблемные дети, подростки и юноши). Также Людмила Георгиевна способна снять антисоциальную направленность личности.

Вместе с тем не следует думать, что всё так легко и просто — пришёл на приём и сразу же исцелился, оставил фото — и вскоре получил облегчение, хотя и такое бывало. Процесс исцеления, говорит Баранова, это трудоёмкая совместная работа целителя, пациента и его близких. Всё зависит от конкретного случая. Одному достаточно несколько сеансов, другому требуется их гораздо больше. К тому же, утверждает Людмила Георгиевна, возможности экстрасенсорного целительства отнюдь не безграничны. В каких-то случаях с его помощью возможно лишь улучшить состояние больного, в иных что-то другое способно более эффективно помочь человеку, скажем химиотерапия. Но встречаются недуги, при которых помогает только экстрасенсорное целительство.

Диапазон дарований Людмилы Барановой настолько велик, что о некоторых из её возможностей приходится умалчивать, настолько они фантастичны! Того количества добра, которое моя героиня уже успела принести людям, было бы вполне достаточно иному экстрасенсу, желающему увенчать себя лаврами небожителя. Людмила Георгиевна же человек необычайно скромный. Лишь когда она видит результат своей работы, глаза её начинают светиться радостью за пациента и гордостью, что её умение делает жизнь человека счастливее. Такие феномены, как Баранова, — национальное достояние страны, в которой они живут и творят чудеса исцеления.

В окопах психотронной войны

У ИСТОКОВ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЙ ГИПОТЕЗЫ

Термин «телепатия» (ощущение, чувствование, страдание на расстоянии) предложили английские психоисследователи Э.Герней, Ф.Майерс и Ф.Подмор. Они впервые использовали его в своей книге «Прижизненные призраки», изданной в Лондоне в 1886 году. В ней были собраны сотни случаев как бы самопроизвольной передачи мыслей и чувств от одного человека к другому на расстоянии, иногда весьма значительном.

В русском языке в те далёкие годы и даже значительно позже термин «телепатия» употреблялся мало. Тогда говорили о мысленном внушении, о внушении на расстоянии или о непосредственной передаче мысли. Но если есть некая передача, то должен быть и какой-то обеспечивающий её физический посредник.

Этот посредник, или, как мы говорим сейчас, носитель, стали искать ещё в XX веке. Исторически электромагнитной гипотезе телепатии предшествовала индукционная. Это понятно, поскольку вплоть до 1887–1888 годов, когда Генрих Герц экспериментально зарегистрировал электромагнитные колебания высокой частоты, было известно и использовалось практически лишь явление электромагнитной и электростатической индукции.

Электроиндукционную гипотезу «проявляющегося в месмеризме взаимодействия организмов» первым ещё в 1875 году предложил знаменитый химик А.М. Бутлеров. Он, в частности, задумался над тем, не могут ли взаимодействовать «нервные токи организмов» подобно взаимодействию электрических токов в проводниках. В 1887 году с развёрнутым обоснованием электроиндукционной гипотезы мысленного внушения выступил профессор философии, психологии и физиологии Львовского университета Юлиан Охорович, обладавший и солидными по тому времени знаниями в области электротехники.

Однако электроиндукционная гипотеза телепатии объясняла взаимодействие организмов только на относительно близких расстояниях. Это затруднение успешно преодолевала электромагнитная гипотеза телепатии. Датой её рождения следует считать 1892 год. Идея носилась в воздухе и была одновременно и, скорее всего, независимо высказана тремя исследователями. В марте 1892 года в секции электричества Франклиновского института с докладом о предполагаемом излучении мозга выступил известный американский физик Э.Хаустон. Шмидкунц в изданной в 1892 году книге «Физиология внушения» прямо указал, что «мысленное внушение сходно с явлениями Герца». И, наконец, знаменитый английский физик В.Крукс в статье «Некоторые возможности применения электричества», напечатанной в 1892 году, следующим образом оценил одну из таких возможностей: «В некоторых частях человеческого мозга, может быть, скрывается орган, могущий передавать и принимать другие электрические лучи с длинами волн, ещё не определёнными посредством инструментов. Эти лучи могли бы передавать мысль от мозга одного человека к другому. Таким путём могли бы быть объяснены обнаруженные случаи передачи мыслей и многие примеры “совпадений”. Я не буду делать предположений о тех результатах, которые получились бы, если бы мы обладали возможностью ловить эти “мозговые волны” и управлять ими».

Более подробно эту свою «радиационную гипотезу» телепатии В.Крукс изложил в статье «Иной мир — иные существа», напечатанной в апрельском номере «Бюллетеня Астрономического общества Франции» за 1898 год; статья тут же была опубликована в русском переводе. В ней В.Крукс — впервые в истории электромагнитной гипотезы телепатии — обосновал возможную частоту колебаний предполагаемого мозгового излучения. Она была огромной — порядка 10 в 18-й степени колебаний в секунду! Излучения с такой частотой колебаний, отмечал В.Крукс, «проникают через наиболее плотные среды, не уменьшаясь, так сказать, в своей интенсивности, и проходят их со скоростью света и почти без преломления и отражения».

«Мне кажется, — писал в заключение В.Крукс, — что подобными лучами возможна передача мысли. С некоторыми допущениями мы найдём здесь ключ ко многим тайнам психологии». Допустив, что «эти лучи или другие ещё большей частоты могут проникать в мозг и действовать на некоторый нервный центр», В.Крукс предположил, что человеческий мозг, возможно, содержит центр, управляющий этими лучами, как голосовые струны звуковыми колебаниями (в обоих случаях повелевает рассудок), и посылающий их со скоростью света с целью оказать воздействие на воспринимающий центр другого мозга».

Электромагнитная гипотеза телепатии неоднократно рассматривалась и в начале XX столетия как в России, так и за рубежом, став почти общепринятой. Оставалась самая «малость»: получить прямые или косвенные доказательства её истинности.

ТЕЛЕПАТИЯ: РОССИЙСКИЙ РЕНЕССАНС

В 1920-е годы в стране нарождающегося социализма ещё не совсем погасли очаги того отечественного ренессанса конца XIX — начала XX века, о последующем угасании которых с такой болью неоднократно говорил академик В.П. Казначеев. Ещё были живы и имели возможность работать отдельные выдающиеся представители этого феноменального взлёта научной мысли. Как отмечал В.П. Казначеев, такого ренессанса западные страны, даже периода Раннего Возрождения, пожалуй, не знали. Глубоко задумывались над проблемами, имеющими самое непосредственное отношение к парапсихологии, такие выдающиеся представители русского ренессанса, как В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский, К.Э. Циолковский.

Что же касается исследований феномена телепатии, то прежде всего, это попытки академиков В.М. Бехтерева и П.П. Лазарева теоретически обосновать электромагнитную гипотезу телепатии, выполненные в начале 1920-х годов. К этому следует добавить проведённую в 1919–1927 годах директором ленинградского Института по изучению мозга и психической деятельности академиком В.М. Бехтеревым серию работ по изучению феномена телепатии в опытах на человеке и животных. Сюда же примыкает и выполненная в 1919–1926 годах инженером Б.Б. Кажинским серия работ по теоретическому и экспериментальному обоснованию электромагнитной гипотезы телепатии.

Задача прямой регистрации электромагнитного излучения мозга впервые детально была обоснована в 1920 году академиком П.П. Лазаревым. В статье «О работе нервных центров с точки зрения ионной теории возбуждения» он предположил, что поскольку «периодическая электродвижущая сила, возникающая в определённом месте пространства, должна непременно создавать в окружающей воздушной среде переменное электромагнитное поле, распространяющееся со скоростью света, то мы должны, следовательно, ожидать, что всякий наш двигательный или чувствующий акт, рождающийся в мозгу, должен передаваться и в окружающую среду в виде электромагнитной волны».

В другой работе, напечатанной также в 1920 году, П.П. Лазарев высказался в пользу возможности «уловить во внешнем пространстве мысль в виде электромагнитной волны». Он считал, что эта волна является одной из интереснейших в биологической физике. «Конечно, — отмечал он, — a priori можно указать на огромные трудности нахождения этих волн. Потребуется ряд лет напряжённой работы для того, чтобы непосредственно открыть эти явления на опыте, но, во всяком случае, необходимость их предсказывается ионной теорией возбуждения».

Приняв во внимание основной ритм колебаний электрического потенциала мозга (10–50 герц) и с учётом скорости распространения электромагнитных колебаний (300 тысяч километров в сек.), П.П. Лазарев определил длину волны предполагаемого излучения мозга в 6-30 тысяч километров. Иного мнения о длине волны придерживался академик В.М. Бехтерев. Он предположил, что при мысленном внушении «мы имеем дело с проявлением электромагнитной энергии и более всего вероятно, с лучами Герца», то есть с высокочастотными (коротковолновыми) колебаниями.

К началу 1920-х годов создались необходимые условия для работ по экспериментальному доказательству электромагнитной гипотезы телепатии — в том числе и благодаря успехам электро- и радиотехники, радиоэлектроники и техники связи.

Возможны следующие основные пути ведения работ по экспериментальному доказательству электромагнитной гипотезы телепатии: непосредственная регистрация предполагаемых мозговых излучений, их экранирование и изменение расстояния между передающим и воспринимающим мозгом.

Что касается прямой регистрации мозговых излучений, то наибольшую известность здесь получили пионерские исследования в области «телепсихических явлений и мозговых радиаций» профессора неврологии и психиатрии Миланского университета (Италия) Фердинандо Кацамалли (1887–1958), проводившиеся в период 1923–1954 годов. Но его первые попытки регистрации мозговых излучений относятся к 1912 году. Тогда, работая в лаборатории экспериментальной психологии, он исследовал влияние изменения состояния сознания испытуемых на показания весьма чувствительного устройства — стенометра Жуара. В посмертном издании его книги «Излучающий мозг», вышедшей в 1960 году в Милане, изложены выводы, к которым Ф.Кацамалли пришёл в результате своих более чем тридцатилетних исследований.

Согласно Ф.Кацамалли, человеческий мозг, находящийся в состоянии интенсивной психосенсорной активности, излучает электромагнитную энергию; Ф.Кацамалли назвал это своё открытие психоцереброрадиантным рефлексом. Мозг человека, по Ф.Кацамалли, это орган, самой природой предназначенный для активного исследования колебаний Вселенной, поскольку психоцереброрадиантный рефлекс обеспечивает возможность непосредственного взаимодействия между мозгом и космическим эфиром. «Эти универсальные колебания, — считал Ф.Кацамалли, — вступая в контакт с мозговыми психосенсорными центрами, являются физической основой телепсихических феноменов». Он утверждал, что зарегистрировал излучаемые мозгом человека в окружающее пространство апериодические затухающие радиоволны длиной от 0,7 до 100 м. Отметим, что консультантом Ф.Кацамалли в ряде случаев был Г.Маркони (1874–1937) лауреат Нобелевской премии 1909 года, как известно, оспаривавший честь считаться изобретателем радио у А.С. Попова.

История второго направления — экспериментальное доказательство электромагнитной гипотезы телепатии посредством экранирования предполагаемых излучений мозга — начинается с работ инженера-электрика (позже — кандидата физико-математических наук) Бернарда Бернардовича Кажинского, пионера научного исследования феномена телепатии в СССР. Эти работы были проведены в 1922–1926 годах в Москве, в Практической лаборатории по зоопсихологии Главного управления научными учреждениями Народного комиссариата по просвещению. В экспериментах Б.Б. Кажинского человек, осуществлявший мысленное воздействие, размещался в экранированной листами металла камере (клетке Фарадея). Воздействие адресовалось животному (собака) или человеку, поведение которых служило индикатором успешности или неуспешности «передачи».

Заметим, что и первая экспериментальная попытка прямой регистрации мозговых излучений могла быть связана не с Ф.Кацамалли, а с Б.Б. Кажинским. Ведь ещё в своей первой книге «Передача мыслей», изданной в 1923 году, Бернард Бернардович сообщил, что им «давно была предложена схема приборов, могущих осуществить… улавливание мыслительных колебательных волн, если таковые будут излучаться из нервной системы». В эту схему были включены «антенная рамка, конденсаторы, детекторы, катодные усилительные лампы и др., составляющие, собственно говоря, приёмник, связанный индуктивно с особым регистрирующим устройством — «регистратором». Однако — как писал Б.Б. Кажинский — отсутствие полного комплекта приборов лишило его возможности проведения экспериментов.

Ещё в те далёкие годы он пришёл к мысли, что «уже одна возможность технического осуществления подобного “регистратора мыслей” должна знаменовать собой эпоху». По его мнению, в случае, если бы удалось реализовать «регистратор мысли», можно было бы построить прибор, воспроизводящий технически те же колебания, т. е. воспроизводящий мысль — «искусственную мысль».

«Возможно, — мечтал в 1923 году Б.Б. Кажинский, — мы бы научились технически излучать мощные мысли в целях облагораживания человека, нравственного подъёма и пр.».

НЕЧАЯННАЯ ВСТРЕЧА

…В самом конце 1960 года один из авторов книги «Психотронная война» И.В. Винокуров, навестив в очередной раз Бернарда Бернардовича, застал там Александра Леонидовича Чижевского (1897–1964). Вот что вспоминал Игорь Владимирович:

— К Б.Б.Кажинскому я направлялся, сопровождая Дмитрия Георгиевича Мирзу, возглавлявшего единственную в то время в Москве лабораторию парапсихологии. За несколько месяцев до нашего визита к Бернарду Бернардовичу я стал сотрудником этой небольшой лаборатории: в её штате пока были только Дмитрий Георгиевич и я.

Бернард Бернардович жил на Тверском бульваре, в самом его начале, в доме, который сейчас примыкает к комплексу зданий ТАСС. Поднялись на шестой этаж, позвонили два раза. Дверь открыл Бернард Бернардович. Мы вошли в обычную московскую коммунальную квартиру, одну из комнат которой занимали Бернард Бернардович и его жена, Клавдия Петровна. Помимо них в комнате находился неизвестный мне человек примерно того же возраста, что и Бернард Бернардович. Мы поздоровались. «Александр Леонидович», — назвал себя незнакомец и протянул мне руку. «Александр Леонидович — так Александр Леонидович, очень приятно», — подумал я во время рукопожатия; вслух же представился столь же солидно — Игорем Владимировичем. Я всё ещё не понимал, что судьба свела меня с Александром Леонидовичем Чижевским, крупным, разносторонним учёным и великим гуманистом. Он сравнительно недавно вернулся из ссылки, квартиры ещё не получил и жил в одной из московских гостиниц.

Бернард Бернардович и Александр Леонидович продолжили прерванную нашим приходом беседу, мы с Дмитрием Георгиевичем с интересом слушали. К моему удивлению, Александр Леонидович стал вспоминать далёкие для меня годы его совместной работы с Бернардом Бернардовичем в уголке В.Л. Дурова. Я, конечно, знал, что практически все гости Бернарда Бернардовича так или иначе имеют отношение к делу всей его жизни, но встретить ещё одного живого свидетеля памятных событий того времени! Об этом я не смел и мечтать. Я насторожился.

Улучив момент, незаметно спросил Дмитрия Георгиевича, кто такой Александр Леонидович. Дмитрий Георгиевич глянул на меня с укоризной: «Игорь! Такого человека грех не знать, это — Чижевский!»

Конечно же фамилия и труды Чижевского были мне знакомы, но возможность личной встречи представлялась маловероятной. К тому же я и не подозревал тогда, что в сферу обширных интересов АЛ. Чижевского включена и телепатия, что было для меня приятной неожиданностью.

Эта моя встреча с АЛ. Чижевским не была единственной. Позже я несколько раз виделся с ним на некоторых многочисленных тогда собраниях научной общественности, где обсуждались проблемы парапсихологии. Последний раз я встретил Александра Леонидовича в 1963 году, в московском Доме дружбы с народами зарубежных стран, где по инициативе Э.К. Наумова (в то время — научного сотрудника Уголка имени В.Л. Дурова, где когда-то работали и Б.Б. Кажинский и А.Л. Чижевский) не раз обсуждались и вопросы парапсихологии. Таким образом, встречи с Б.Б. Кажинским и с А.Л. Чижевским позволили мне получить сведения по самому начальному периоду развития биоэнергоинформационных исследований в СССР из самых первых рук.

ГУМАНИСТЫ — ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ

Практическая лаборатория по зоопсихологии, в которой в период 1924–1931 годов работал и А.Л. Чижевский, была основана при Научном и культурно-просветительном уголке имени В.Л. Дурова. В признание заслуг Владимира Леонидовича его имя было присвоено возглавляемому им уголку ещё при жизни великого дрессировщика.

Б.Б.Кажинский свои первые исследования начинал в физиологическом кабинете профессора (позднее — академика АН Украинской ССР) А.В. Леонтовича, в Петровско-Разумовской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии. Именно там он пытался реализовать собственные замыслы по созданию «электромагнитного микроскопа» и «регистратора мысли», но отсутствие необходимого оборудования и, главное, общее состояние техники того времени не позволили ему сделать это.

20 августа 1922 года Б.Б.Кажинский познакомился с ВЛ. Дуровым и вскоре стал научным сотрудником Практической лаборатории по зоопсихологии. В конце 1923-го не без содействия Б.Б. Кажинского научным сотрудником лаборатории стал и A.Л. Чижевский.

В лаборатории был учёный совет, возглавляемый ВЛ. Дуровым; его заместителем стал профессор А.В. Леонтович. Среди членов учёного совета — профессор МГУ зоолог Г.А. Кожевников, Б.Б. Кажинский, А.Л. Чижевский. В заседаниях учёного совета и в работах лаборатории принимали участие: академик B.М. Бехтерев; профессора Л.Л. Васильев, Н.К. Кольцов; Г.И. Россолимо; Г.И. Челпанов; П.П. Подъяпольский и многие другие известные учёные.

В.Н.Ягодинский, биограф А.Л.Чижевского, описывая годы работы Александра Леонидовича в лаборатории, говорит о замечательном составе её сотрудников, их добропорядочности и доброжелательности.

По воспоминаниям Чижевского, в лаборатории «поощрялись смелые и оригинальные сообщения, необыкновенные эксперименты, одно из основных направлений работы — исследование феномена мысленного внушения. Оно особенно интересовало председателя учёного совета лаборатории — ВЛ. Дурова. В его книге «Дрессировка животных», изданной в 1924 году, много страниц посвящено мысленному внушению. Статья академика В.М. Бехтерева «Об опытах над “мысленным” воздействием на поведение животных», опубликованная в 1920 году, написана по материалам опытов над животными В.Л. Дурова.

Владимир Леонидович, даже будучи вдалеке от своего уголка, неизменно получал вести о работе лаборатории. Об этом свидетельствует и письмо Б.Б. Кажинского от 28 мая 1924 года: «Дорогой Владимир Леонидович! Пользуюсь счастливой случайностью, чтобы сообщить Вам новости в нашем общем деле. Последние опыты внушения людям через будку (причём Г.А. Кожевников у коммутатора) показали полное оправдание моей теории. Это было 20/V. Было сделано по 7 опытов; из них 6 через будку, когда сомнамбула была усыплена, и один без усыпления. Г.А. Кожевников сказал, что опыты очень доказательны с точки зрения электромагнитной теории. Каждую неделю теперь мы повторяем эти опыты и материал накапливается. Прежние заседания лаборатории (около 2) совпадают с приходом членов Гипнологического общества. Но по настоянию Г.А. Кожевникова теперь (с сегодняшнего дня) они будут проходить по средам…»

Феномен мысленного внушения интересовал и А.Л. Чижевского. Как сообщил его биограф В.Н. Ягодинский, Александр Леонидович «вслед за Кажинским защищал идею о наличии в клетках и органах образований, тождественных элементам радиосхемы». В архиве А.Л. Чижевского отложился и пласт материалов, отражающих его глубокий интерес к этим вопросам. Так, например, профессор В.А. Чудинов в статье «А.Л. Чижевский как историк парапсихологии» сообщает о хранящихся в архиве АН СССР двух работах Александра Леонидовича: «От астрологии к космической биологии (к истории вопроса о внешних влияниях на организм)» и «О передаче мысли на расстоянием»; обе написаны во второй половине 1920-х годов. В работе «О передаче мысли на расстояние» А.Л. Чижевский пишет: «Основной тезис, что факт непосредственной передачи мысли на расстояние в природе существует, считаю научно и экспериментально доказанными.

Феноменом мысленного внушения Александр Леонидович заинтересовался ещё до знакомства с Б.Б. Кажинским. Об этом свидетельствует его книга «Физические факторы исторического процесса», завершенная в ноябре 1922 года и вышедшая в 1924 году в Калуге (в 1992 году появилось её факсимильное издание). В этой книге, принёсшей ему впоследствии так много неприятностей, А.Л. Чижевский, в частности, склоняется к мысли о том, что «…явления внушения — единичного и массового — могут быть объяснены путём электромагнитного возбуждения центров одного индивида соответствующими центрами другого».

Вслед за этим он затрагивает вопрос, жгучий интерес к которому проявляли не только властители прошлого: «История изобилует красноречивыми фактами массового внушения. В сущности, не совершилось ни одного исторического события с участием масс, где нельзя было бы отметить внушения, подавляющего волю единиц. Это внушение в некоторых случаях не ограничивалось только какой-либо группой людей, но охватывало города и целые страны, и следы его на протяжении долгого времени сохранялись в политических или военных партиях, передаваясь из рода в род и отражаясь в различных произведениях искусства. Так внушение в ходе исторического процесса и психической эволюции человечества приобретает огромное значение первостепенной важности».

Александр Леонидович предположил («на основании известных данных, ещё нуждающихся в проверке и обосновании»), что «…сила внушения — влияние единичных лиц на массы — возрастет с усилением пятнообразовательной деятельности Солнца». Анализ многочисленных исторических событий, пишет учёный, показал, что «…влияние на массы ораторов, народных вождей, полководцев не всегда имеет одинаковую силу и колеблется не только периодически по этапам солнечного цикла, но даже и по временам года… Поэтому возникает предположение, что увеличение пятнообразовательной деятельности Солнца, связанное с увеличением его электрической энергии, оказывает сильнейшее влияние на состояние электромагнитного поля Земли, так или иначе возбуждая массы и способствуя внушению».

«Теория зависимости поведения масс от космического влияния» А.Л. Чижевским рассматривалась не как некая теоретическая отвлечённость, а как руководство к действию: «Государственная власть должна знать о состоянии Солнца в любой данный момент. Перед тем как вынести то или иное решение, правительству необходимо справиться о состоянии светила: светел, чист ли его лик или омрачён пятнами? Солнце — великий военно-политический показатель: его показания безошибочны и универсальны. Поэтому государственная власть должна равняться по его стрелкам: дипломатия — по месячной, стратегия — по суточной. Военачальники перед каждым боем должны знать о том, что делается на Солнце».

НЕБЫВАЛО ГРОЗНОЕ ОРУЖИЕ

Как и все сотрудники лаборатории, Б.Б. Кажинский умел заглядывать в будущее и стремился сделать всё возможное, чтобы предотвратить использование результатов своей работы в антигуманных целях. Он и его коллеги отлично понимали, что чья-то злая воля может использовать те же результаты в своих корыстных интересах.

Ещё в те далёкие годы, одним из первых оценив возможную в будущем угрозу, связанную с монопольным обладанием оружием, основанным на использовании феномена телепатии, Б.Б. Кажинский задался целью предупредить человечество о грозящей опасности. Это стало возможным с помощью двух писателей-фантастов — А.Р. Беляева (1884–1942) и С.М. Беляева (1883–1953). Оба они с большим интересом отнеслись к предложенному им сюжету.

В 1928 году вышел в свет научно-фантастический роман «Радиомозг» С.М. Беляева, в 1929-м — научно-фантастический роман «Властелин мира» А.Р. Беляева. Сюжет обоих романов как бы нанизан на стержень научных идей Бернарда Бернардовича. Более того, в романе «Властелин мира» Б.Б. Кажинский стал прототипом Качинского, самого, пожалуй, положительного героя этого увлекательного произведения.

Сюжеты обоих романов весьма схожи. В руках безнравственных людей оказывается изобретение, позволяющее им читать и записывать мысли и излучать мысленные приказания, не имеющие отказа. Этими маньяками овладевает идея мирового господства, и они начинают действовать. Всё мировое сообщество ищет противоядие. Им становится аналогичное изобретение нашего соотечественника, и претенденты на мировое господство оказываются побеждёнными.

Любопытно отметить, что если в романе «Властелин мира» учёный Качинский добивается победы практически в одиночку, то в романе «Радиомозг» изобретатель доктор Tax опирается на мощь всего государства. В основе изобретения доктора Таха — це-волны или це-лучи — от слова «церебрум» (мозг). Эти це-лучи «имеют бесконечно малую длину волны и излучаются человеческим мозгом». Tax научился записывать и излучать це-волны. Изобретением Таха овладели братья Гричары, проживающие в одной из западноевропейских стран. Они усовершенствовали чужое изобретение и «не только умеют читать на расстоянии мысли людей, которые им нужны, но и приспособили микроволны для воздействия на центральную нервную систему людей. Это своего рода массовый гипноз на расстоянии». Кроме того, Гричары нашли способ вызывать на расстоянии возбуждение любых мозговых центров целых групп людей. От их аппарата не может укрыться ни одна человеческая мысль. Гричары угрожают, что их радиомозг способен излучить целую серию це-волн, «которые вопьются в мозги людей, заразят их мыслями, повинуясь нашей с братом воле, и люди сойдут с ума, истребляя друг друга в последней войне. И тогда останемся только мы и наш радиомозг…»

Этому замыслу надо воспрепятствовать. Вопрос обсуждается в правительстве СССР. И вот на завод «Красный химик», где работал доктор Tax, приезжает Глаголев — «главный начальник химической промышленности Союза». Он выступает перед рабочими и работницами завода: «Шайка международных аферистов, завладевшая изобретением доктора Таха, в настоящее время ведёт, пользуясь це-лучами и передачей их на расстоянии, явно шантажную деятельность. Она шантажирует нас и правительства, с которыми мы находимся в дружественно-деловых отношениях… читает мысли наших полпредов и дипкурьеров, прерывает дипломатические переговоры, одним словом, всячески нам пакостит… Этому надо положить конец. Широкое производство экранов системы советского врача Таха должно быть налажено нами в кратчайший срок. Врага надо бить его же оружием. Наши учёные должны разработать вопрос о передаче непосредственно нервных це-волн на далёкие расстояния, чего мы ещё делать не умеем. В этом мы отстали от наших врагов, мы должны их в этом догнать и даже перегнать. Мы должны это сделать во что бы то ни стало». И это конечно же было сделано.

В послесловии к роману Б.Б. Кажинский прозорливо назвал оружие, подобное «радиомозгу», небывало грозным оружием. Он писал: «Человечеству нужен «радиомозг» не для удовлетворения антисоциальных инстинктов отдельных личностей, а для достижения общечеловеческого мира и счастья». Это был, пожалуй, самый первый призыв, самое первое научно обоснованное предостережение. Но в ту эпоху великого противостояния этот голос вряд ли мог быть услышан.

В ИНТЕРЕСАХ И ПО ЗАДАНИЮ НАРКОМАТА ОБОРОНЫ

Научный задел 1920-х годов послужил отправной точкой для продолжения исследования феномена телепатии в 30-х годах. Эти работы велись в интересах и по заданию Наркомата обороны СССР в Москве и в Ленинграде.

В 1962 году, ровно 30 лет спустя после начала работ в Ленинграде, член-корреспондент АМН СССР профессор Л.Л. Васильев сообщил, что в 1932 году ленинградский Институт мозга имени В.М. Бехтерева «получил задание начать экспериментальное исследование телепатии с целью, по возможности, выяснить её физическую природу». Научное руководство исследованиями было поручено Л.Л. Васильеву. Это был удачный выбор. Васильев работал в Институте мозга с осени 1921 года и принимал самое непосредственное участие в исследованиях телепатических явлений, проводимых директором Института академиком В.М. Бехтеревым; после его смерти в 1927 году Л.Л. Васильев продолжил эти работы уже по собственному почину, а в 1932 году ему предложили возглавить научное руководство темой. Исследования велись в течение почти пяти с половиной лет — с 1932 по 1937 год включительно.

Соответствующее задание получила и руководимая академиком П.П. Лазаревым Лаборатория биофизики АН СССР в Москве. Научное руководство темой было поручено ученику и последователю академика П.П. Лазарева профессору С.Я. Турлыгину. Но ни С.Я. Турлыгин, ни Л.Л. Васильев, вполне понятно, не знали о работах друг друга. Позже Л.Л. Васильев напишет, что работы С.Я. Турлыгина «совпали по времени, как мы потом узнали, с аналогичными нашими исследованиями».

С.Я. Турлыгину удалось впервые обнародовать результаты своих исследований ещё в 1939 году, в докладе «Об излучении нервной системы человека», сделанном им на заседании биофизической секции Московского общества испытателей природы. Л.Л. Васильеву пришлось ждать до 21 апреля 1960 года, когда он выступил с докладом «Об электромагнитных излучениях мозга» в ленинградском Доме учёных.

В масштабных работах Л.Л. Васильева исследовалось мысленное внушение двигательных актов, зрительных образов и ощущений, сна и пробуждения. Для изучения физической природы носителя применялось экранирование (металлом) мысленно внушающего индуктора или воспринимающего мысленное внушение перципиента, а также увеличение расстояния между индуктором и перципиентом (от 25 метров до 1700 километров). Как пишет Л.Л. Васильев, результат оказался неожиданным даже для самих исполнителей: ни экранирование, ни расстояние не ухудшали результатов во всех тех случаях, когда они отчётливо проявлялись без экранирования или на малом расстоянии.

В отличие от Л.Л. Васильева результаты, полученные С.Я. Турлыгиным, в основном не противоречили электромагнитной гипотезе. Физик и радиоинженер, специализирующийся в области биофизики, он как никто другой был способен решить чисто физический аспект стоявшей перед ним задачи.

С.Я. Турлыгину не удалось в отличие от Л.Л. Васильева опубликовать результаты своей работы в полном объёме: его рукопись, озаглавленная «Излучение электромагнитных волн человеком», объёмом около 70 машинописных страниц, так и осталась неопубликованной. Её сокращенный вариант был напечатан в 1942 году. Ниже мы кратко изложим основное содержание этих двух работ Сергея Яковлевича.

«Приходится признать, — подводил С.Я. Турлыгин итоги этих своих исследований, — что действительно существует некий физический агент, устанавливающий взаимодействие двух организмов между собой… Чисто оптическая картина действия экранов, отражения этого агента от зеркал и дифракционные явления заставляют думать, что этим агентом является электромагнитное излучение, одна из волн которого лежит в области 1,8–2,1 мм».

При подготовке и проведении экспериментов Турлыгин проявил немало изобретательности. В экспериментах участвовало три человека: испытуемый, гипнотизёр (индуктор), экспериментатор. Измерительный прибор — секундомер. Задача испытуемого — уловить мысленный приказ индуктора «падать назад». (Испытуемый падал в руки страхующего его ассистента.)

Предоставленный сам себе, испытуемый падал через 1–2 минуты после команды «начинаем!». В случае же, когда к этой команде присоединялся мысленный приказ «падать назад», время начала падения сокращалось до 2-10 секунд. Измеренное секундомером время, прошедшее от начала мысленного воздействия до начала падения испытуемого, было основным критерием результативности воздействия.

Эксперименты ставились в звукоизолированной комнате. В одном её месте стояла сплошь обитая свинцом будка. В ней размещался индуктор. На уровне его лица находился патрубок (труба), выходящий из будки наружу. Испытуемые ставились затылком к патрубку на расстоянии до 2-х метров от него. Предполагаемое излучение индуктора должно было, по мнению С.Я. Турлыгина, проходить через отверстие патрубка и падать на свинцовый экран, который, предположительно, должен был задерживать излучение. Последнее могло также падать либо на эбонитовое или медное «зеркало», способное, как предполагалось, отражать его поток, либо на дифракционную решётку, давая картину дифракции — максимумы и минимумы плотности энергии. В ряде случаев поток мог проходить между пластин конденсатора. Пройдя через экран, дифракционную решётку, пластины конденсатора, либо отразившись от «зеркала», излучение падало на испытуемого. Таким образом, исследовалась чисто физическая картина явления.

Оказалось, что свинцовый экран задерживает излучение: испытуемый начинал падать позже, чем в опытах без экрана. Опыты с «зеркалом» подтвердили наличие излучения и «оптический» закон его отражения. Опыты с дифракционной решёткой позволили определить длину волны излучения — она оказалась в диапазоне 1,8–2,1 мм. Однако излучение не отклонялось в электрическом поле конденсатора.

Интересны заключительные замечания С.Я. Турлыгина: «…с точки зрения физики самым существенным является тот факт, что поведение объекта (испытуемого) — продолжительность экспозиции — даёт чёткую оптическую картину, которую можно объяснить только наличием лучистой энергии — луча». Он не сомневается в реальности зарегистрированного им излучения: «указанные опыты не оставляют у нас сомнения в наличии излучения, исходящего из организма человека».

Надо сказать, что некоторые исследователи упрекали С.Я. Турлыгина в недостаточной чистоте эксперимента. Они предполагали возможность подсказки, то есть «утечки» информации от индуктора к испытуемому по обычным сенсорным или субсенсорным каналам, ведь индуктор и испытуемый находились в одной комнате. Но этот упрёк справедлив лишь по отношению к психологической картине феномена, а С.Я. Турлыгин изучал чисто физическую («оптическую») картину.

Сергей Яковлевич не оставлял подобные замечания без ответа, а всегда подвергал их экспериментальной проверке. Так, в ответ на упрёк, что испытуемые знают, где им предстоит падать (в опытах использовались «натренированные» испытуемые), Сергей Яковлевич в тайне от всех ночью проник в лабораторию и изменил шаг дифракционной решётки. Теперь испытуемые должны были бы падать в другом месте, но они не подозревали об этом. Опыты были продолжены, и места падения испытуемых переместились. Последующие расчёты показали, что именно там они и должны были падать: именно там сосредотачивались, согласно расчётной дифракционной картине, узлы максимальной плотности энергии излучения, прошедшего через решётку с изменённым шагом. Об этом эксперименте, как вспоминает один из авторов книги «Психотронная война» Г.К. Гуртовой, Турлыгин рассказывал на семинаре в лаборатории биофизики АН СССР в 1939 году, отвечая на вопросы после своего доклада об излучении организма человека.

Телепатическими исследованиями Л.Л. Васильева и С.Я. Турлыгина заканчивается важный и весьма плодотворный период изучения феномена телепатии в СССР. Ленинградские исследователи оказались не в состоянии согласовать положительные результаты экспериментов с электромагнитной гипотезой телепатии. Результаты, полученные С.Я. Турлыгиным, в основном не противоречили электромагнитной гипотезе, хотя, как свидетельствует Д.Г. Мирза, работавший с Турлыгиным в 1950-е годы, Сергей Яковлевич считал, что по некоторым параметрам зарегистрированное им излучение отличается от электромагнитного.

Однако оба направления исследований продолжены не были. Работы по исследованию феномена телепатии в СССР оказались надолго прерваны[2].

ПО ПРИКАЗУ МАЛИНОВСКОГО

После работ С.Я. Турлыгина и Л.Л. Васильева других серьёзных исследований феномена телепатии вплоть до конца 1940-х годов в стране не велось. Небольшая серия работ была проведена в 1952 году С.Я. Турлыгиным и врачом-психиатром Д.Г. Мирзой. В 1955 году С.Я. Турлыгин организовал лабораторию, где должны были быть продолжены и исследования телепатии. Однако через несколько месяцев в связи с кончиной Сергея Яковлевича эта лаборатория была закрыта.

В марте 1958 года в Институте биофизики АН СССР состоялось обсуждение вопросов о биологическом действии СВЧ (сверхвысокочастотные электромагнитные колебания) и о целесообразности возобновления работ по исследованию телепатии. Основной доклад по второму вопросу сделал кандидат биологических наук, заведующий лабораторией биофизики ЦНИИ курортологии и физиотерапии Министерства здравоохранения СССР А.С. Пресман. Среди выступивших в обсуждении — доктор биологических наук, профессор биологического факультета Ленинградского государственного университета П.И. Гуляев и инженер-подполковник, кандидат технических наук, начальник лаборатории И.А. Полетаев, автор известной книги «Сигнал (о некоторых понятиях кибернетики)», изданной в 1958 году. Однако по инициативе проводившего это совещание директора Института биофизики Г.М. Франка, тогда — члена-корреспондента АН СССР, решение о возобновлении работ по исследованию телепатии принято не было.

Академик В.П. Казначеев уже в наше время показал истоки и причины подобной позиции Г.М. Франка, отметив, что уже к началу 1920-х годов академик П.П. Лазарев приходит к выводу, что «деятельность центров головного мозга сопровождается переменными электродвижущими силами, связанными с лежащими в основе этой деятельности периодическими химическими реакциями. Переменные электродвижущие силы должны посылать в пространство электромагнитные волны, могущие, быть может, улавливаться центрами другого субъекта. И это направление не было подхвачено отечественной биофизикой. Не случайно, что сотрудник и участник исследований А.Г. Гурвича, академик Г.М. Франк, в будущем — директор (с 1957 года) Института биофизики АН СССР, не только не продолжил этого важнейшего опережающего направления, но по существу отказался от него и даже препятствовал его развитию, конечно, без какого-либо умысла. Таковы коллизии нашей науки…»

Сразу же после этого совещания в Институте биофизики подполковник И.А. Полетаев подал рапорт — доложил обо всём, что ему представлялось важным с точки зрения использования феномена телепатии в вооружённых силах, заместителю начальника части, где он служил в то время. Последний довёл эти сведения до Политуправления, откуда они были сообщены министру обороны СССР маршалу Р.Я. Малиновскому. В сентябре 1958 года по приказу Малиновского начальник Главного военно-медицинского управления провёл несколько совещаний с участием профессоров Л.Л. Васильева и П.И. Гуляева, на которых обсуждалась возможность возобновления работ по исследованию феномена телепатии в целях применения в военной и военно-медицинской областях. Однако по ряду причин начало работ откладывалось — положительное в целом решение не было подкреплено соответствующими мероприятиями, а потому и не могло быть реализовано. Независимо от этого в конце 1958 года профессор Б.Р. Лазаренко (позднее — академик АН Молдавской ССР) предложил врачу-психиатру Д.Г. Мирзе, последователю С.Я. Турлыгина, возглавить лабораторию, открытую последним в 1955 году и вскоре закрытую в связи с его кончиной. Дмитрий Георгиевич принял это предложение.

РАДИОПЕРЕДАЧА МЫСЛЕЙ

Напомним, что эти и ближайшие из описываемых ниже событий происходили в годы так называемой оттепели. В средствах массовой информации стали появляться первые материалы, посвящённые истории и состоянию на тот момент исследований феномена телепатии. Как отметил Л.Л. Васильев, до этого упоминаний о телепатических исследованиях в советских средствах массовой информации не было около двух десятилетий.

Во второй половине 1959 года в Госполитиздате вышла книга Л.Л. Васильева «Таинственные явления человеческой психики», в одной из глав которой — «Существует ли “мозговое радио”?» — популярно рассказывалось о проблеме телепатии. Книгу мгновенно раскупили. Однако наибольшую роль в возбуждении интереса к проблеме телепатии в среде научной и, главным образом, широкой общественности сыграла, пожалуй, статья Б.Б. Кажинского «Радиопередача мыслей», напечатанная в газете «Комсомольская правда» 15 ноября 1959 года. Эта статья быстро и довольно круто изменила жизнь И.В. Винокурова, как мы уже говорили, одного из авторов книги «Психотронная война». Вот что он вспоминает:

— В то время я учился на пятом курсе биолого-почвенного факультета МГУ, на кафедре физиологии высшей нервной деятельности. Моими подопытными объектами были животные, работа с ними требовала знания основ дрессировки. Пришлось познакомиться и с книгой В.Л. Дурова «Дрессировка животных». Конечно, я обратил внимание и на описание опытов по мысленному воздействию на поведение животных, запомнил и фамилию Б.Б. Кажинского. Вскоре приобрел научно-фантастический роман А.Р. Беляева «Властелин мира». Книга произвела на меня впечатление: чувствовалось, что за научно-фантастической фабулой скрывалась научно-исследовательская быль.

Ко дню публикации статьи «Радиопередача мыслей» я был подготовлен к тому, чтобы отреагировать на неё самым заинтересованным образом. Я и не предполагал, что Бернард Бернардович жив.

В то время я был председателем кружка общей биологии факультета, на наших заседаниях нередко выступали известные учёные, например, И.А. Полетаев. Почему бы не пригласить выступить и Б.Б. Кажинского? Согласовав этот вопрос на факультете, я с помощью редакции газеты «Комсомольская правда» связался с Бернардом Бернардовичем. Он сразу же дал своё согласие на выступление.

10 декабря 1959 года я впервые посетил Б.Б. Кажинского у него дома. Оговорили название темы его выступления: «Электромагнитная гипотеза передачи мысли на расстояние». Прощаясь, я попросил Бернарда Бернардовича сделать надпись на специально взятой с собой книге «Властелин мира». «В память первой плодотворной встречи» — написал Бернард Бернардович адресованные мне слова.

Доклад Б.Б.Кажинского был намечен на последние числа декабря 1959 года. 16 декабря ко мне домой (тогда я жил недалеко от Б.Б. Кажинского, но телефона у нас не было) неожиданно пришла Клавдия Петровна, жена Бернарда Бернардовича, и передала мне запечатанный конверт с посланием от него на моё имя. В верхнем правом углу конверта стояла старомодная надпись «С нарочным». Вскрыв конверт, я обнаружил небольшую отпечатанную на машинке записку в мой адрес. В верхнем правом углу записки было от руки написано и подчеркнуто слово «Спешное».

«Дорогой Игорь! — обращался ко мне Бернард Бернардович. — Очень прошу Вас организовать посылку именных приглашений на мой доклад в точный адрес академиков Несмеянова А.Н. Топчиева А.В. и Берга А.И. Полагаю, что от этого зависит весьма многое хорошее для полезного развития в СССР трактуемой проблемы».

В тот же день я выполнил просьбу Б.Б. Кажинского, отослав в «точный адрес» Президиума АН СССР именные приглашения указанным академикам. В каждый из конвертов вложил и тезисы будущего выступления Б.Б. Кажинского, составленные им самим. Под приглашениями стояла моя подпись — председателя кружка общей биологии, студента пятого курса биофака МГУ. Сделав это полезное дело, я и не думал, каким роковым оно окажется для меня вскоре.

А тем временем подготовка к докладу шла своим чередом. Были развешены объявления, оговорено, что заседание кружка, ввиду большого числа изъявивших желание прибыть на него, состоится во вместительной — большой биологической — аудитории. Наконец день, на который был назначен доклад Кажинского, настал.

За несколько часов до выступления двое моих коллег с младших курсов поехали за Б.Б. Кажинским, а я остался на факультете. Уже за час до начала большая аудитория стала заполняться. Через некоторое время все места были заняты, люди сгрудились в проходах, сидели на ступенях, не поместившиеся толпились в фойе и в коридорах. Приближалось время доклада, прибыл и Бернард Бернардович.

За несколько минут до начала меня просят зайти в партбюро, где без внятного объяснения причин требуют отменить доклад. Я ошарашен: «Как же так? Около тысячи пришедших! Нет, я не могу!» Со мной была проведена дополнительная работа…

Выйдя на трибуну, я объявил об отмене доклада — по техническим причинам. Аудитория в основном с пониманием отреагировала на моё объяснение. Это, в частности, выразилось и в отсутствии беспорядков, что также впоследствии могло бы быть вменено мне в вину.

Пока происходили эти события, я совсем потерял из виду Бернарда Бернардовича, которого опекали двое моих коллег и Д.Г. Мирза, с которым я имел честь в тот день познакомиться. Вдруг один из моих коллег приглашает меня пройти на кафедру физиологии высшей нервной деятельности, где в одной из свободных аудиторий только что началось несанкционированное выступление Б.Б. Кажинского. Вхожу в аудиторию, рассчитанную человек на сорок — она забита до отказа. Дальше дверей я не пробился. Слышу спокойный и уверенный голос Бернарда Бернардовича. Его доклад, хоть и с сильно уменьшенным числом слушателей, всё-таки состоялся! Позже это было мне вменено в вину дополнительно…

Много-много лет спустя мне стало известно, что мои послания в адрес Президиума АН СССР всё-таки достигли своих адресатов… По поручению кого-то из них какой-то работник Президиума АН СССР позвонил то ли в ректорат, то ли в партком МГУ. Это не был запрещающий звонок, просто моё наивное послание вызвало ответное, чисто человеческое любопытство. Узнав о таком необычном докладе из столь высокой инстанции, руководство МГУ просто-напросто решило доклад отменить, со всеми вытекающими для меня — как инициатора доклада — последствиями. Тогда они мне казались ужасными, теперь же я благодарю за это судьбу.

С учётом того, что этот мой «проступок» был единственным за все годы учёбы, а увлечение телепатией оказалось преходящим, по окончании университета я был направлен в аспирантуру Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР. Однако и там с моим приёмом возникли какие-то затруднения… Получив — с необыкновенной для того времени лёгкостью — свободное распределение, я принял приглашение Д.Г. Мирзы и в сентябре I960 года уже работал в его лаборатории…

РАПОРТ МИНИСТРУ ОБОРОНЫ

Надо думать, что всё-таки основным стимулом к возобновлению в СССР на рубеже 1950-1960-х годов работ по исследованию феномена телепатии послужила информация об аналогичных исследованиях, проводимых в ряде фирм, институтов и университетов США и Западной Европы в прикладных целях, в частности, сведения о якобы проведённом ВМС США успешном эксперименте по установлению телепатической связи с погружённой подводной лодкой «Наутилус».

…В декабре 1967 года И.В. Винокуров вместе с Д.Г. Мирзой побывали в Академгородке под Новосибирском. В первый же свободный вечер навестили И.А. Полетаева, незадолго до этого сменившего место жительства и работы. Разговор, естественно, вращался в основном вокруг проблем исследования феномена телепатии. Зная об интересе И.В. Винокурова к истории вопроса, Игорь Андреевич, прощаясь, вручил ему несколько листков машинописного текста: «Это вам для истории. Прочтите на досуге, может, пригодится». Пригодилось.

Это была копия рапорта Игоря Андреевича министру обороны СССР маршалу Р.Я. Малиновскому, направленного 26 марта 1960 года. «Товарищ маршал Советского Союза! — обращался подполковник И.А. Полетаев к министру обороны, — В марте 1960 года профессор Л.Л. Васильев (заведующий кафедрой физиологии Ленинградского госуниверситета) сообщил о том, что в американских вооружённых силах принята на вооружение телепатия (передача мыслей на расстояние без помощи технических средств) в качестве средства связи с подводными лодками, находящимися в плавании.

В двух французских журналах опубликованы статьи с кратким упоминанием этого факта (переводы статей я прилагаю).

Научные исследования телепатии ведутся давно, но, начиная с конца 1957 года, в работу включились крупные исследовательские организации США: Ренд Корпорейшн, Вестиигауз, Белл Телефон Компани и другие. Работы проводились интенсивно и успешно. В итоге работ был проведён эксперимент передачи информации с помощью телепатической связи с базы на подводную лодку “Наутилус”, находившуюся в погружённом состоянии под полярными льдами на расстоянии до 2000 километров от базы. Опыт прошёл успешно.

Передача велась в пятизначном алфавите (карты Зенера)[3] и дала 70 % безошибочных знаков. Учитывая, что сегодня могут быть разработаны на основании теории информации самокорректирующиеся коды, которые позволяют исправлять ошибки в канале связи, — результат эксперимента (если о нём сообщают правду) даёт уверенность в возможности использования телепатии для установления эффективной связи, в частности — военной.

Следует отметить также, что в условиях эксперимента с “Наутилосом” никакой другой вид связи не мог быть использован. В частности — радиосвязь была невозможна, ибо лодка находилась в погружённом состоянии.

Не вдаваясь в обсуждение вопроса о степени достоверности упомянутых сообщений, следует признать, что опасность в случае использования против СССР нового неизвестного нам психологического оружия слишком велика, чтобы оставить эти сообщения без внимания.

Считаю своим долгом срочно доложить непосредственно Вам о вышеизложенном».

Далее в рапорте кратко излагалась история ведения телепатических исследований в СССР. Рапорт заканчивался следующими строками: «В настоящее время основные советские специалисты по телепатии: П.И. Гуляев и Л.Л. Васильев (показавший 25 лет тому назад возможность телепатической связи в условиях экранирования радиоволн) могут и готовы, по их заявлению, продолжить работы по исследованию телепатии».

Можно предположить, что этот рапорт сыграл важную роль в последующих событиях.

СОВЕЩАНИЕ У ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ НАУК

В 1960 году при Физиологическом институте биологического факультета Ленинградского государственного университета была организована специальная лаборатория для изучения телепатических явлений. Её возглавил профессор Л.Л. Васильев. В передовой статье газеты «Ленинградский университет» от 20 июня 1960 года, озаглавленной «Наши учёные — производству», было отмечено и это событие: «Большой практический интерес представляют также впервые начавшиеся у нас работы по исследованию возможностей непосредственной передачи человеческой мысли на расстояние». И вслед за этим — упрёк в адрес неперестроившихся: «Однако учёный совет отметил, что не все научные коллективы перестроили свою работу в свете постановлений партии и правительства».

Зарубежные средства массовой информации также обратили внимание на возобновление Л.Л. Васильевым работ по исследованию феномена телепатии. Известный американский обозреватель Джон Стивенсон в 1961 году писал: «Западному миру пришлось пересмотреть своё мнение о науке в СССР за последние годы. Второе событие, на этот раз связанное не с завоеванием космоса, а, скорее всего, с природой самого человека, придётся приписать советской науке. Но если большинство астрофизиков несомненно предвидело заранее, что Россия отправит первого человека в космос, то никакой западный парапсихолог не предвидел, что именно русский университет первым организует исследовательскую парапсихологическую лабораторию, финансируемую государством. Всё же это случилось в прошлом году в Ленинградском университете по инициативе профессора Л.Л. Васильева».

В руководимой Л.Л. Васильевым лаборатории электромагнитных полей и аэроионов выделялась группа биотелесвязи. В её работе принимали участие профессор П.И. Гуляев и представители нового поколения исследователей — В.А. Дорошенко, В.П. Леутин, А.И. Пудовкин и другие. Редакционно-издательский совет ЛГУ постановил напечатать книгу Л.Л. Васильева «Экспериментальные исследования мысленного внушения»; она вышла в свет уже в 1962 году. Под руководством Васильева лаборатория работала до его кончины в феврале 1966 года. К концу 1960-х годов исследования телепатии в этой лаборатории сошли на нет.

Лаборатория Д.Г. Мирзы в составе трёх человек работала до 31 декабря 1961 года, а с января 1962 года была закрыта. Вопрос о продолжении работ рассматривался на специальном совещании у президента АН СССР академика М.В. Келдыша ещё в ноябре 1961 года с участием академиков И.Е. Тамма, А.И. Берга, АД. Минца, А.А. Харкевича, Э.А. Асратяна и Ю.Б. Кобзарева. Основным докладчиком был Д.Г. Мирза. Согласно решению совещания его лаборатория в марте 1962 года была передана в другую организацию, где функционировала до декабря 1963 года. В последующие годы лаборатория числилась в разных ведомствах, но в конце 60-х годов утратила свой профиль.

В период с 1965 по 1968 год в Академгородке под Новосибирском, в Институте автоматики и электрометрии СО АН СССР, в руководимом доктором технических наук В.П. Перовым отделе была выполнена обширная программа телепатических исследований на животных и человеке. Основным итогом работы стало воспроизведение ряда проведённых ранее исследований и их дальнейшее развитие. Лишь некоторые работы коллектива, руководимого В.П. Перовым, опубликованы. Одно из направлений касалось исследования возможности установления телепатической связи между кроликами на расстоянии 7 километров. Статистика полученных результатов значимо подтвердила влияние кролика-индуктора на кролика-перципиента в условиях, исключающих их общение через известные органы чувств. Более подробно эти работы будут рассмотрены в следующей главе.

Необходимо отметить, что помимо телепатических, в 1960-х годах начались исследования биолокационного эффекта и феномена кожно-оптической чувствительности. Немаловажное значение имели сформулированные в 1967 году М.М. Бонгардом и М.С. Смирновым необходимые требования к чистоте и строгости телепатических экспериментов. Эти требования сохраняют свою актуальность вплоть до настоящего времени.

ЛЮБИТЕЛИ СТАНОВЯТСЯ ПРОФЕССИОНАЛАМИ

Проблемы, связанные с парапсихологическими исследованиями, продолжали привлекать внимание представителей высших эшелонов власти СССР. Об этом свидетельствует сообщение члена-корреспондента АПН СССР, доктора психологических наук В.П. Зинченко, появившееся на страницах массовой печати в 1989 году. Оказывается, за лет 20 до этого распоряжением тогдашнего секретаря ЦК КПСС П.Н. Демичева в первом заседании комиссии по расследованию парапсихологических явлений участвовал весь цвет отечественной психологии: А.Р. Лурия, А.Н. Любоевич, В.Д. Небылицин, Ф.Д. Горбов, В.П. Зинченко и другие. На экспериментах, проводимых комиссией, однажды присутствовал даже заместитель директора Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС В.П. Кудин. Один из результатов работы комиссии — статья «Парапсихология: фикция или реальность?», подписанная четырьмя ведущими психологами СССР — В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьевым, Б.Ф. Ломовым и А.Р. Лурией, напечатанная в девятом номере журнала «Вопросы психологии» за 1973 год. Она имела важное значение для будущих исследований и исследователей[4]. Как справедливо отметил В.П. Зинченко, членам комиссии удалось сформулировать и отстоять принципиальную позицию: «Феномен есть. Канал связи неизвестен. Любители могут искать!»

И любители стали искать. Правда, они начали делать это значительно раньше. Ещё в 1965 году при Московском городском правлении Научно-технического общества радиотехники, электроники и связи (МГП НТО РЭС) им. А.С. Попова была создана секция биоинформации, объединившая парапсихологов-любителей. Её возглавил доктор технических наук И.М. Коган. Работа секции вскоре приняла общесоюзный характер. Её деятельность несомненно имела отношение к формированию взглядов научной и широкой общественности страны на проблемы парапсихологических исследований. Бесспорна заслуга секции в расширении круга изучаемых явлений. Помимо телепатии в сферу её интересов были включены исследования таких феноменов, как психокинез, ясновидение, предвидение, биолокация, психодиагностика, психоцелительство и ряд других.

В 1975 году в соответствии с решением Президиума МГП НТО РЭС им. А.С. Попова было признано, что секция исчерпала свои возможности как общественно-научная организация, не имеющая опоры на какое-либо государственное научное учреждение, в связи с чем продолжение работы секции и её общественной научно-исследовательской лаборатории нецелесообразно. Однако вскоре секция возобновила работу, но уже под руководством члена-корреспондента АН СССР, доктора философских наук А.Г. Спиркина; теперь это была секция биоэнергетики НТО РЭС им. А.С. Попова. В мае 1986 года её возглавил академик В.П. Казначеев. Сейчас это секция физических полей живого вещества Российского НТО РЭС им. А.С. Попова.

В целом в 1980-е годы исследования парапсихологических и родственных явлений в СССР велись как в ряде штатных лабораторий (например, в лаборатории — позднее отделе — радиоэлектронных методов исследования физических полей биологических объектов Института радиоэлектроники АН СССР), так и в научно-общественных организациях (например, в Комиссии биоэнергетики при Всесоюзном совете научно-технических обществ СССР, в Научно-техническом обществе приборостроительной промышленности, в секции физики Московского общества испытателей природы и в ряде других научно-общественных организаций). Соответствующие работы проводились в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Кишинёве, Одессе, Ростове-на-Дону, Алма-Ате, Новосибирске, Томске и в ряде других городов СССР. До сравнительно недавнего времени эти работы велись крайне разрозненно, они большей частью почти не отражены в печати, не было и единой программы исследований.

Очередное оживление парапсихологических исследований в СССР было связано с созданием (при правлении Союза научных и инженерных обществ СССР) Комитета по проблемам энергоинформационного обмена в природе (Комитет «Биоэнергоинформатика»). Председателем Комитета стал академик АМН В.П. Казначеев.

В сферу интересов комитета, учреждённого решением правления Союза научных и инженерных обществ СССР от 23 ноября 1988 года, вошёл широкий круг проблем, связанных как с исследованиями необычных возможностей человека, так и возникающих в процессе изучения аномальных явлений в окружающей среде (НЛО, полтергейст, геопатогенные зоны и пр.).

Среди первостепенных задач, решение которых Комитет включил в свои планы, можно назвать исследования излучений биологических объектов, моделирование таких излучений техническими средствами, исследование воздействия этих излучений на живое и косное (неживое) вещество. Одно из первоочередных направлений — разработка методов и технических средств регистрации биоизлучений.

В составе комитета, наряду с его региональными группами, созданы комиссии по основным направлениям проводимых исследований. Среди них — комиссии по проблемам и концепциям биоэнергоинформатики, экстрасенсорике и биоэнергетике, биолокации неживых объектов, нетривиальным методам коррекция состояния организма, уфологии (НЛО), исследованию полтергейста и других необъяснённых явлений.

В конце ноября — начале декабря 1989 года в Москве состоялась организованная Комитетом первая Всесоюзная конференция «Энергоинформационный обмен в природе. Концепции. Практическое использование. Перспективы». В её работе приняли участие свыше 1200 исследователей из различных регионов СССР и ряда зарубежных стран.

По мере развития работ в рамках общественно-научных организаций становилось всё более очевидным, что их статус и возможности не позволяют в полном объёме вести углублённые, серьёзные исследования. Повторялась ситуация 1975 года, когда было признано нецелесообразным продолжение работы секции биоинформации.

Надо было подстраиваться к новым условиям. Параллельно общественным структурам Комитета «Биоэнергоинформатика» начали создаваться штатные структуры, работающие в условиях самоокупаемости. Первой из них стала созданная в ноябре 1989 года Ассоциация прикладной эниологии (Ассоциация «ЭНИО»), её главным учредителем выступила Федерация инженеров СССР. Президентом Ассоциации был избран доктор технических наук Ф.Р. Ханцеверов. Ассоциация «ЭНИО» взяла на себя и задачу инженерно-технического воспроизведения таких феноменов, как, например, телепатия, телекинез, биолокация. Деятельность её в основном сосредоточена на прикладных разработках.

В рамках той же ассоциации стал работать Всесоюзный (ныне Всероссийский) научно-исследовательский центр традиционной народной медицины, руководимый кандидатом медицинских наук Я.Г. Гальпериным. Ежедневно в Центр обращаются сотни пациентов.

Экстрасенсы, народные целители, деятельность которых ещё в недалёком прошлом, мягко говоря, не поощрялась, получили возможность объединиться и работать на законных основаниях. В декабре 1990 года в Москве состоялся учредительный съезд народных целителей России. Было принято решение о создании Ассоциации народных целителей России, президентом которой стал доктор медицинских наук, профессор Ф.Н. Ромашов.

Многие специалисты пришли в биоэнергоинформатику из физики, биологии, физиологии, биофизики. Они считают, что в познание биоэнергоинформационных феноменов могут и должны внести свой вклад учёные ряда смежных областей. Здесь особенно необходимы их опыт и умение добывать истину, нужны их фантазия, полёт мысли, научная интуиция, независимость мышления. Необходим их здравый смысл — важнейшее орудие научного поиска и гарантия истинности.

О психотронном потенциале СССР[5]

Выше была рассмотрена непростая история становления и развития отечественных биоэнергоинформационных исследований. Возникает вопрос: позволяет ли сумма накопленных в этой области знаний создать психотронное оружие? Иными словами, речь идёт о психотронном потенциале нашей страны.

Конечно, секретность в СССР пустила глубокие корни в силу ряда причин, и порой бывало легче узнать характер научных разработок за океаном, чем за дверью в соседней лаборатории. Однако по ряду косвенных показателей можно составить некоторое представление об уровне психотронного потенциала СССР.

Любое оружие характеризуется надёжностью, эффективностью, относительной лёгкостью производства, возможностью массового изготовления. Вопросы стоимости производства обычно не очень существенны.

Насколько приемлемы эти критерии в приложении к психотронному оружию? Например, возможность массового изготовления? Этот критерий неприменим к психотронному оружию в силу его уникальных возможностей. Ведь в каких-то особо важных, крайних, исключительных («судьбоносных») случаях даже один-единственный экземпляр психотропного оружия способен коренным образом изменить ход событий! То есть необычная эффективность психотронного оружия делает бессмысленным его поточное производство. Здесь проглядывает аналогия с парадоксом роста мировых запасов ядерного оружия. Если их 57 — достаточно для однократного уничтожения жизни на Земле, то есть ли смысл в многократном накоплении?

В силу той же уникальности психотронного оружия критерии лёгкости и стоимости его производства отступают на задний план. Как это было, например, при реализации Манхэттенского проекта и отечественного Уранового, «подаривших» миру атомную бомбу.

Что же касается надёжности, то ещё во времена В.Б. Кажинского было осознано, что естественные пси-способности, если их использовать в военных целях, страдают рядом недостатков. Самый главный из них — они не всегда проявляются по желанию. Поэтому ещё в самом начале 1920-х годов Б.Б. Кажинский задумался над тем, чтобы научиться «технически излучать мощные мысли, но подчёркивал: «…исключительно на пользу человечеству»!

О последнем позже забыли, а интерес к сформулированной им задаче остался и со временем вырос в проблему создания психотронного оружия. Но её решение наталкивалось на множество трудностей. Поскольку в СССР «идеализм» преследовался по всему фронту, существованию, развитию и становлению парапсихологии чинились всяческие препятствия. Идеологизированное население относилось (в большинстве своём) ко всему, связанному с экстрасенсорикой, враждебно. Не было подготовки кадров для работы в этой области, но были систематические гонения на любителей и энтузиастов. Тоталитарная система губила на корню таланты, в том числе и парапсихологические.

Предубеждение против парапсихологии разделяли и военные, воспитанные в том же духе диалектического материализма. Предполагать, что советские военные по собственному почину стали бы проводить парапсихологические исследования — значит очень льстить их свободомыслию.

Единственное, что могло подтолкнуть их к развёртыванию соответствующих исследований — это информация об успешных разработках за рубежом. В своё время из-за этого пришлось пересмотреть отрицательное отношение к кибернетике, и развитию направления был дан зелёный свет, но одновременно произошла и переориентация общественного мнения. Конечно, два-три года средства массовой информации по инерции всё ещё писали о кибернетике как о «продажной девке империализма» и «буржуазной лженауке, призванной оглуплять трудящихся», однако параллельно стала появляться информация о создании и успехах вычислительных машин, а со временем все идеологические клише по этому поводу исчезли, и только в курсе марксистской философии осталась небольшая проблема — сможет ли машина мыслить. Разумеется, утверждала самая прогрессивная из всех когда-либо созданных философий, машина мыслить не может. Тем самым задним числом как бы оправдывались наскоки на кибернетику.

С парапсихологией дело обстояло значительно хуже. Признавая кибернетику, мы скатывались в объятия «механицизма» и «вульгарного материализма» и тем самым недооценивали человеческое сознание, что хотя и было грехом с позиций марксизма, но не очень большим. Парапсихология же предполагала признание приоритета мысли над материей, скатывание в болото чистого идеализма, то есть впадение в самый большой марксистский грех. Поэтому позволить себе подобное грехопадение можно было только под влиянием уж очень сильных аргументов.

Вероятно, таким аргументом стали зарубежные публикации об успешных испытаниях телепатической связи с подводной лодкой «Наутилус» на рубеже 50-х и 60-х годов. Ибо чуть позже, в начале 60-х, советские издательства опубликовали первые работы в этой области, проводившиеся советскими исследователями. Чтобы оценить необычность такой позиции издателей, достаточно вспомнить, что в 1950-е годы парапсихология не только не считалась наукой, но и отождествлялась с чародейством, шаманством, знахарством и просто с мракобесием. За склонность к парапсихологии учёный мог поплатиться научной карьерой, а то и вообще прослыть неблагонадёжным. Трудно отказать себе в удовольствии процитировать определение понятия телепатия, данное в сорок втором томе Большой советской энциклопедии 1956 года издания: «Телепатия — антинаучный, идеалистический вымысел о сверхъестественной способности человека воспринимать явления, по месту и времени недоступные для восприятия, и о возможности передачи мыслей на расстоянии без посредства органов чувств и физической среды».

Не говоря уже о 50-60-х годах, можно вспомнить сравнительно недавние публикации советских философов. Так, в 1986 году, в статье «Новые плоды просвещения» Ю.Ю. Жданов писал: «Если отсутствует необходимая культура мышления, то сохранившаяся способность суждения уже не может иметь научного характера. Чудесная власть над другими людьми, над явлениями природы, над собою с помощью мистических биополей — лишь наивная, примитивная форма сознания, ветряная оспа духа. Исторически эти подходы к действительности изживаются, когда сознание переходит в стадию рационального, разумного мышления. На этом пути развивается объективный метод исследования внешнего мира. Любые другие дороги ведут к субъективизму, к фантастическому восприятию мира, к непониманию его закономерностей. Здесь расцветают пышные, но бесплодные цветы квазинауки». Кто же захочет быть признан квазиучёным, больным «ветряной оспой духа»?

Фактически широкая научная общественность узнала об отечественных исследованиях в области парапсихологии в период «хрущёвской оттепели», в 1962 году, когда, с одной стороны, центральная пресса заговорила о феномене кожного зрения Розы Кулешовой, с другой — в Киеве вышла из печати книга Б.Б. Кажинского «Биологическая радиосвязь». Конечно, выходили и другие публикации, например, книги Л.Л. Васильева, в частности, «Экспериментальные исследования мысленного внушения» (1962), однако первые два события, как представляется, смогли преодолеть традиционное отрицание парапсихологии, ибо шли с позиций новых фактов (кожно-оптического зрения) или новых объяснений (не телепатия, а биологическая радиосвязь), и у большинства читателей ассоциировались просто с исследованиями на переднем крае науки, а не с «квазинаукой». Очевидно, что такая форма компромисса между официальной парадигмой и «лженаукой» только и возможна на первых порах, когда серьёзные учёные ещё и слышать не хотят об изучении всей этой «мистики». Однако в подрастающем научном поколении пробуждался интерес к некоему, прежде запретному, кругу явлений, и зёрна, посеянные в 60-е годы, дали всходы в 80-е.

Мы очень часто говорим о том, что новые отрасли знания необходимо пропагандировать, чтобы об их существовании знало как можно больше людей. Но пропаганда нового, как выясняется, уже второй шаг, ибо первым оказывается простое знакомство широких слоёв населения с той или иной проблемой. Пожалуй, тут роль главного тарана взяла на себя книга Б.Б. Кажинского, выпущенная издательством АН УССР, пробившая стену молчания об исследованиях, проводившихся в СССР. Тем самым Украинская академия наук взяла на себя смелость считать проблему передачи мысли на расстояние вполне достойной научного исследования. Более того, в предисловии к книге, написанном кандидатом медицинских наук В.А. Козаком, отмечается, что кандидат физико-математических наук Бернард Бернардович Кажинский — «человек большой эрудиции и огромного желания всё понять, всё объяснить», подчёркивается, что «в своей большой, полной творческих дерзаний жизни он встречался со многими выдающимися людьми науки и часто находил с их стороны взаимопонимание и поддержку своим идеям». В.А. Козак расходится с Б.Б. Кажинским по поводу трактовок некоторых явлений в частностях. Он, например, полагает, что биологическая связь по отношению к человеку — анахронизм, реликт, выплывающий из-под спуда эволюционных наслоений. Вместе с тем В.А. Козак не считает, что такая форма связи не представляет интереса для науки: «Глубокое изучение этого явления поможет выяснить его физическую сущность и поставить на службу человеку».

Такой подход к проблеме телепатии в те дни казался и очень новым, и весьма многообещающим. Ведь Б.Б. Кажинский высказал свою версию передачи мысли на расстояние за счёт материального, физического носителя.

Удалось пробиться на страницы академического журнала авторам статьи об эффекте Р.Кулешовой — М.М. Бонгарду и М.С. Смирнову, но несколько позже, в 1965 году; это был журнал АН СССР «Биофизика». В статье сообщалось об исследованиях лаборатории зрения Института биофизики АН СССР и делался весьма значительный вывод: «До настоящего времени нам не встретился ни один человек, кроме Р.Кулешовой, который при аккуратной постановке опытов смог бы продемонстрировать зрение без помощи глаз».

К сожалению, вскоре наступили новые «холода». К концу 60-х годов обращение к парапсихологической проблематике вновь стало опасным. В 1973 году в статье «Парапсихология: фикция или реальность?» четыре ведущих советских психолога писали: «Никакие разоблачения не действуют на верующих парапсихологов. Как и в религии, в парапсихологии вера агрессивнее фактов». Годом позже профессор А.Китайгородский в иронически названной статье «Опыты с тараканами» обвинял журналистов, пропагандирующих парапсихологические эксперименты, в том, что они, «не обременив себя знанием школьного курса физики… выдают самые простые опыты за сенсацию». Ещё через год в журнале «Геология рудных месторождений» три автора пришли к такому выводу: «Работы по применению биофизического метода в геологии являются вредным заблуждением и ничего общего с научными методами поисков не имеют». Наступление на парапсихологию велось по многим направлениям.

Однако исследования, обнародованные в начале 60-х годов, сделали своё дело: кроме Розы Кулешовой появились и другие люди с удивительными способностями. К ним относилась и Нинель Сергеевна Кулагина, о возможностях которой газеты высказывали противоположные суждения. В 1968 году журналист Л.Е. Колодный заинтересовался этими публикациями и поехал в Ленинград, где проживала Н.С. Кулагина и где во Всесоюзном НИИ метрологии им. Д.И. Менделеева проводились эксперименты с её участием. Отсняв кинофильм с опытами, Л.Е. Колодный показал его на физическом факультете МГУ, где возбудил интерес академика Р.В. Хохлова. Н.С. Кулагину вызвали в Москву, она провела несколько сеансов.

С этого момента можно говорить о новом всплеске интереса к парапсихологии, на сей раз у ряда ведущих физиков СССР. Правда, интерес вскоре прошёл, поскольку явление не укладывалось в известные физические концепции, однако оставил за собой «вяло текущий процесс исследования, заключавшийся в варьировании опытов и добросовестном описании их результатов». Круг опытов с Н.С. Кулагиной расширялся; помимо того, что она двигала мелкие предметы по столу, не прикасаясь к ним, она засвечивала завёрнутую в тёмную бумагу фотоплёнку, изменяла кислотность воды, без прикосновения заставляла вращаться стрелку компаса, отклоняла лазерный луч.

Так прошло 10 лет. На совещании в Институте физических проблем АН СССР в 1978 году было решено исследовать феномен Кулагиной более глубоко, может быть, даже создать специальную лабораторию. Такая лаборатория возникла в 1982 году в Институте радиотехники и электроники (ИРЭ) АН СССР, и основным методом исследования стало пассивное радиофизическое дистанционное зондирование тела человека. Однако к этому времени интерес к Н.С. Кулагиной пропал. Когда позже у директора ИРЭ академика Ю.В. Гуляева, которому во многом обязано появление этой лаборатории, спросили, почему он прекратил работу с Кулагиной, он ответил, что в науке есть очень много интересных проблем, и никто не может объять необъятного. Можно высказать иное предположение: в «поединке» с Н.С. Кулагиной современная наука оказалась бессильной — природа дара её воздействия физике не открылась.

Любопытно, что когда в конце 80-х годов академика Ю.Б. Кобзарёва спросили, имелись ли в 60-е годы приборы, которые могли бы регистрировать различные излучения человека, он ответил, что имелись, однако потенциальные исследователи либо отнеслись к уникальным человеческим способностям легкомысленно, либо просто растерялись.

Это подтверждает мысль о том, что пси-исследования в СССР даже при наличии технических средств не проводились из-за «растерянности» — они не вписывались в общепринятые взгляды! И учёные, описав феномены, теряли к ним интерес, ибо не могли объяснить их в рамках физической картины мира. Так что, хотя наука в 70-е годы стала терпимее к парапсихологическим явлениям, всё же требовался какой-то особый прорыв, который смог бы изменить ситуацию коренным образом. Этот прорыв произошёл только в 80-е годы. Поэтому о проведении каких-либо масштабных секретных парапсихологических исследований в СССР в 60-70-е годы вряд ли можно говорить. Однако последовавшее несколько позже изменение отношения к экстрасенсам в общественном мнении стало благоприятствовать проведению серьёзных пси-исследований.

После создания в ИРЭ АН СССР лаборатории радиоэлектронных методов исследования биологических объектов её сотрудницей вскоре стала Евгения (Джуна) Ювашевна Давиташвили, которая демонстрировала экстрасенсорные способности иного плана: целительство и прежде всего бесконтактный массаж. Лаборатория и Джуна нашли друг друга: Джуна дала лаборатории возможность применить физические методы исследования разогрева поверхности рук целительницы и ответного нагревания кожи пациентов, то есть изучить вполне привычное тепловое поле; лаборатория позволила снять с представительницы ассирийского народа ореол «знахарки» и «ведьмы» и освятить её деятельность именем современной науки.

Конечно, и то, и другое весьма условно: разогрев рук целительницы и ответная реакция пациента ещё ничего не говорят о механизмах такого явления; зато физическая регистрация этих параметров, во-первых, показывает некие новые, дотоле неизвестные свойства экстрасенсорного воздействия и, во-вторых, эти параметры могут оказаться полезными как некоторые признаки самого воздействия. Так что в этом можно усмотреть определённый шаг вперёд в исследовании парапсихологических явлений и в тестировании экстрасенсов. С другой стороны, приобщение целительницы к науке в качестве научного сотрудника одного из ведущих институтов АН СССР, нисколько не меняя ритуал и методику народного целительства, позволило Джуне приступить к широкой лечебной практике, не боясь обвинений в шарлатанстве и ведьмовстве. Покровительство учёных позволило распространить целительскую практику на правительственные круги, что сказалось не только на изменении её статуса, но и общего отношения верхов к экстрасенсорике.

Тем самым определилась та линия парапсихологических исследований, которой перестали чинить препятствия: целительство методами «коррекции биополя». Кроме того, очень неплохие медицинские результаты по лечению ответственных лиц создали спрос на экстрасенсов, так что на повестку дня стал вопрос о создании курсов по обучению методам бесконтактного массажа. И такие курсы стали появляться во многих крупных городах. Одной из преподавательниц явилась сама Джуна, разработавшая методику определённых видов диагностики и лечения.

Со временем Джуне удалось сдвинуть с мёртвой точки и ещё один очень старый вопрос: получить авторское свидетельство на изобретение. До тех пор наше патентное ведомство, как и все государственные учреждения, совершенно не признавали экстрасенсорику.

Таким образом, во многом благодаря деятельности Джуны экстрасенсорика получила поддержку со стороны высокопоставленных пациентов, науки, патентных служб и в прессе. Возникла новая атмосфера отношения к парапсихологии больших масс населения — симпатии и ожидания чуда. К тому же пропаганде экстрасенсорных методов лечения сильно способствовали телевизионные сеансы массового оздоровления, с которыми перед миллионной аудиторией стали выступать журналист Алан Чумак и врач-психотерапевт Анатолий Кашпировский. Они ещё больше подняли спрос на экстрасенсов и со временем подготовка таких целителей была поставлена на поток. Среди экстрасенсов можно было встретить лиц с исключительно выраженными парапсихологическими способностями, с необычно развитым даром целительства. Но дар этот не всегда проявлялся «по заказу», по желанию — пациента или целителя. И вновь мысль пошла по уже проторенному пути: нельзя ли заменить целителя техническим устройством?

Такие устройства, вообще говоря, известны. Но некоторые из них отличаются одной очень опасной особенностью: при соответствующем изменении режима работы (или при неумелой работе с ними) они способны и «залечить» пациента… А это уже основание для их использования в негуманных целях.

В вопросе о замене человека техническим устройством в интересах создания, например, линии связи, возможно и такое решение: оставив человека-«индуктора» на передающем конце, заменить принимающего это воздействие экстрасенса («перципиента») техническим устройством, способным реагировать на воздействие «индуктора». Немногочисленные работы в этом направлении были проведены как за рубежом, так и у нас. Их результаты дают основание думать о принципиальной возможности создания подобной системы связи.

Об определённом продвижении в этом направлении свидетельствуют эксперименты, проведённые Г.К. Гуртовым и А.Г. Пархомовым. Им удалось зарегистрировать дистанционное воздействие человека-оператора на специально сконструированные электронные приборы; были установлены некоторые закономерности этого воздействия, что позволило продвинуться в понимании природы явления.

Резюмируя, можно сказать, что какую-то новую физическую реальность экстрасенс несомненно отражает. Однако пока она не сводится к известным полям, а потому не измеряется известными физическими приборами; те же установки и устройства, которые созданы к сегодняшнему дню, генерируют и регистрируют нечто, идентичность чего мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть. Иными словами, прогрессу в области приборных методов исследования мешает непонимание природы явления, то есть отсутствие доказательного научного объяснения.

ДИСТАНЦИОННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ — ФАКТ ОЧЕВИДНЫЙ

Выше профессор В.А. Чудинов обратил внимание на эксперименты, выполненные Г.К. Гуртовым, совместно с А.Г. Пархомовым. Действительно, в комиссии экстрасенсорики и биоэнергетики Комитета «Биоэнергоинформатика» авторами книги «Психотронная война» совместно с их коллегами была проведена серия экспериментальных и теоретических исследований. Их результаты могут, по их мнению, проиллюстрировать — на конкретном материале и с естественнонаучных позиций — возможные подходы к исследованию тех феноменов, которые в самом широком плане определяют реалии психотронной войны.

Так, например, Г.К. Гуртовым и А.Г. Пархомовым была в эксперименте показана возможность дистанционного воздействия человека как на живые объекты (электрогенерирующая рыба — нильский слоник), так и на электронные физические системы (высокочувствительные микрокалориметры и источники инфранизкочастотного электрического шума). Результаты этих многолетних исследований опубликованы.

В ходе этих работ были выявлены некоторые весьма необычные особенности дистанционного воздействия человека. Оказалось, что результат такого воздействия практически не зависит от расстояния (воздействие регистрировалось в диапазоне от полуметра до четырёх тысяч километров). Улучшение экранировки объекта воздействия от внешних электрических, магнитных, акустических, тепловых и прочих влияний не только не сказывается отрицательно на результатах воздействия человека, но и делает их ещё более выраженными.

Некоторые эффекты проявления дистанционного воздействия человека не согласуются с тем, что можно было бы ожидать, если исходить из традиционных представлений о физике и физиологии феномена. Так, при воздействии оператора межимпульсные интервалы электроразрядов нильского слоника всегда только удлиняются, в то время как любые обычные физические раздражители (звук, свет и пр.) вызывают их укорочение. И ещё: при воздействии оператора на микрокалориметр отмечается не только повышение, но и понижение температуры, в то время как воздействие обычных физических излучений (электромагнитных, акустических, ионизирующей радиации и пр.) вызовет только её повышение.

Сигнал, записываемый с микрокалориметра при дистанционном воздействии человека, имеет весьма необычный характер: он меняется существенно круче, чем при обычном нагреве. А сама величина сигнала принимает не любые, а дискретные значения.

Системы, «воспринявшие» воздействие человека, возвращаются в исходное состояние не сразу после объявления оператором о прекращении своего воздействия. Время «успокоения» достигает нескольких часов.

Дистанционное воздействие человека обладает свойством целенаправленности. Последняя проявляется в том, что оператор способен сознательно направлять своё воздействие на конкретный объект из группы однотипных объектов, а также в том, что оператор способен вызвать направленные изменения температуры рабочего тела микрокалориметра (её повышение или понижение) в соответствии с данным ему заданием.

Не все операторы и не всегда оказывались способными воздействовать на объекты. В среднем такое воздействие проявлялось лишь у трети операторов. Особенно успешные воздействия отличались резким изменением формы регистрируемого сигнала. Наиболее часто эти изменения были связаны с воздействием таких известных операторов, как В.В. Авдеев, Е.А. Дубицкий, М.Д. Перепелицын и А.В. Чумак.

Стоит отметить, что описанный феномен дистанционного воздействия человека на живые объекты и электронные физические системы получил независимое подтверждение в работах других исследователей — на таких же объектах и системах. Кстати сказать, эксперименты с воздействием оператора на нильского слоника имели целью воспроизведение результатов аналогичного более раннего исследования, проведённого под руководством доктора биологических наук В.Р. Протасова. Работая со слоником, учёные решили заменить живой объект исследования не живым, то есть значительно более простым и потому более доступным объективному анализу.

Эксперименты с воздействием человека на микрокалориметр были воспроизведены с тем же результатом тремя группами исследователей: на расстояниях в 20 километров (в пределах Москвы), в 2000 километров (Москва-София) и в 4000 километров (Москва-Новосибирск). В отличие от своих китайских коллег, покидавших в испуге лабораторию при наблюдении ими несколько лет тому назад положительных результатов воздействия человека с расстояния в 2000 километров, те, кто воспроизводил наши наблюдения на ещё больших расстояниях, вели себя значительно спокойнее…

Другие эксперименты — с воздействием человека на источник инфранизкочастотного электрического шума — были воспроизведены ещё одной группой исследователей — кандидатами физико-математических наук Г.Б. Корниловым и В.Ю. Раевским. При этом операторов и источник шума (объект воздействия) разделяло расстояние от полуметра до трёх метров, иногда операторы воздействовали из другой комнаты.

Во всех случаях была подтверждена возможность дистанционного воздействия оператора на поведение электронных систем, подобных тем, что были использованы в опытах Г.К. Гуртового и А.Г. Пархомова.

Установленные в экспериментах закономерности позволили Л.Б. Болдыревой и Н.Б. Сотиной высказать гипотезу о природе явления. Кратко её суть сводится к следующему. Своего рода «отклик» электронного устройства на мысленное воздействие человека-оператора с расстояний от полуметра до четырёх тысяч километров заставляет обратиться к феномену квантовых корреляций пространственно разделённых, но ранее квантово-взаимодействовавших систем, известному в квантовой физике. Другими словами, речь идёт о том, что и феномен названного «отклика», и феномен квантовых корреляций, возможно, имеют один и тот же физический корень.

Феномен квантовых корреляций можно наблюдать, например, в случае, когда при разделении пучка частиц (электронов, протонов и т. п.), испускаемых одним источником, на два пучка, производится измерение какой-либо характеристики частиц лишь одного пучка. Как ни странно, но оказывается, что процесс измерения, производимый над частицами только одного из пучков, тем не менее влияет на результаты измерения той же характеристики частиц другого пучка! Это влияние реализуется теоретически мгновенно, не зависит от расстояния и распространяется только на частицы, квантово-взаимодействовавхпие в начальный момент (то есть испущенные общим источником). Природа такого взаимодействия (экспериментально доказанного на метровых — астрономически громадных в сравнении с размерами частиц расстояниях) не известна. Одним из подходов к его объяснению может служить допущение о существовании особого информационного поля, передающего изменение (редукцию) так называемой волновой функции. Физик Д.Бом предложил называть его пси-полем[6].

Любопытно, что в опытах по мысленному воздействию оператора на физические системы «отклик» системы наступает лишь после установления своего рода «контакта» между человеком и системой. Предполагается, что в процессе такой «привязки» оператора к системе происходит формирование квантово-коррелированной системы «оператор — квантовые объекты, составляющие физическую систему». Затем оператор воздействует на волновые функции этих объектов посредством того же самого воздействия, которое ответственно за взаимодействие между квантово-коррелированными системами.

Обращаясь к представлению о так называемом квантовом единстве мира, Л.Б. Болдырева и Н.Б. Сотина поясняют, что предположительно между всеми квантовыми объектами Вселенной существует своего рода слабый «контакт». Можно допустить, что он ощутим людьми, имеющими повышенную восприимчивость к информации, передающейся тем же способом, что и взаимодействие между квантово-коррелированными системами. Возможно, некоторые древние поверья и ритуалы, сохраняющиеся в нишах домашней и бытовой этики, имеют к этому самое прямое отношение. Например, обряды и ритуалы так называемой контагиозной магии, предусматривающей возможность установления необычных форм взаимосвязи человека с другими людьми, с животными, растениями, минералами и пр. Основной принцип контагиозной магии гласит: вещи, хоть раз контактировавшие друг с другом, и после прекращения прямого контакта продолжают взаимодействовать на расстоянии. Ряд колдовских приёмов основан именно на этом принципе. Совсем как в случае взаимодействия двух пучков частиц, исходящих из одного источника.

Возможность практического использования изложенных выше результатов экспериментов по дистанционному воздействию человека на живые объекты и электронные физические системы очевидна. При их должном развитии можно думать о линиях специальной связи, о воздействии на электронную аппаратуру, об управлении тонкими (физическими и биологическими) процессами, протекающими вдали от оператора и пр. Однако предстоит преодолеть барьер нестабильности дальнодействующих способностей оператора. Кстати говоря, именно благодаря нестабильности подавляющего большинства пси-феноменов человечество веками бьётся над овладением ими.

Если взглянуть на эту проблему с мировоззренческих позиций, упомянутый барьер может оказаться и непреодолимым. События, которые могут в ближайшие годы развернуться вокруг этих экспериментов, будут иметь прямое отношение к вопросам психотронной войны.

Феномен сознания несомненно органически вписывается в концепцию пси-войны. Вместе с тем, когда к объяснению парапсихологических феноменов привлекаются только концепции современной физики (исключающей роль сознания в физическом мире), то это приводит к серьёзным затруднениям. Отсюда понятно, почему у нас в стране в последнее время идёт интенсивный поиск нетрадиционных путей и оригинальных подходов к проблеме понимания природы пси-феноменов. Среди них выделяется класс идей, предполагающих возможность взаимодействия сознания с физическими процессами. Одну из таких идей выдвинули физик А.В. Московский и физиолог И.В. Мирзалис. Опираясь на целый ряд «сумасшедших» свойств квантовых систем, они высказали новое понимание возможных связей сознания с физическим миром. При этом, например, появилась возможность трактовать пси-явления как особую разновидность феномена макроскопической квантовой нелокальности, отпала необходимость поиска «носителя» пси-взаимодействий, феномены ясновидения и предвидения оказалось возможным рассматривать как проявление информационного туннельного эффекта, а феномен психокинеза — как проявление активности сознания за пределами тела, реализуемое за счёт того же туннельного эффекта…

Думается, что кратко изложенные выше материалы некоторых наших собственных исследований в какой-то части и иллюстрируют, и конкретизируют то, что профессор В.А. Чудинов определил как психотронный потенциал нашей страны. С выводами Чудинова перекликаются и некоторые высказывания президента Ассоциации «ЭНИО», доктора технических наук Ф.Р. Ханцеверова. Традиционная наука, отмечает он, до сих пор более чем прохладно относится к проблемам эниологии, изучающей энергоинформационные взаимодействия. А вот военные, наоборот, проявляют к этой области знаний всё большее внимание: в зарубежной печати тому есть немало подтверждений. И далее: «Но когда начинают говорить о нашем превосходстве в этой области… Поверьте, я никого не хочу выгораживать, но, располагая не только открытой информацией, могу утверждать, что это слишком раздуто. Тут потребовалось бы создание целой отрасли, что-то наподобие Манхэттенского проекта, который породил атомную бомбу». Эти высказывания, напомним, приведены «Независимой газетой» в номере от 19 ноября 1991 года. А в телевизионном интервью 17 сентября 1992 года (передача была посвящена разработкам психотронного оружия) Фирьяз Рахимович высказался значительно более определённо: наши результаты в области эниологии «стыдно показывать миру»…

Как бы то ни было, но авторы в основном разделяют мнения и Чудинова и Ханцеверова: мы только-только выходим на дорогу серьёзной экспериментальной и теоретической разработки проблем парапсихологии, психотроники, биоэнергоинформатики.

Чужие здесь не ходят…

М-ский треугольник

«Анонс этого материала звучал категорично, и кто-то наверняка возмущён: сразу — инопланетяне! А может, земными факторами объяснить можно?! Может быть, и можно, но только опять же такими земными, о которых пока лишь фантасты говорят. Кстати, земные версии выдвигались участниками экспедиции, и я попытаюсь рассказать о них», — так начиналась нашумевшая в своё время серия материалов журналиста Павла Мухортова в рижской газете «Советская молодёжь», Сегодня об этом мало кто помнит. Между тем проблема остаётся…

— Представьте себе ситуацию: десять человек выходят на телепатический контакт с внеземной цивилизацией (ВЦ), заранее продумываются вопросы, которые задаст каждый из них и запишет ответы на листке бумаги. Связь между экспериментаторами исключена: каждый «работает», так сказать, один на один. И вот все собираются вместе, сверяют записи и… полученные ответы совпадают буквально слово в слово!

То, что предстоит прочесть вам, можно назвать только фантастикой. Однако всё это происходило на моих глазах и со мной. И это подтвердят ещё сорок человек.

Конечно, может, всем нам, участникам экспедиции, знаний не хватило, поэтому и удивлялись мы ежечасно. Может быть, учёный-дока раскусил бы «фокусы», увиденные нами. Прекрасно, вот и первая посылка для официальной науки — граждане серьёзные мужи, вооружайтесь приборами, поезжайте и наблюдайте, делайте выводы, объясняйте.

А пока этого нет, мы, непрофессионалы, будем смотреть на происходящее «со своей колокольни».

А началось всё так. В понедельник в редакцию пришло письмо от заочного знакомого — Эмиля Бачурина, основателя Пермской группы по изучению аномальных явлений. Он сообщал о готовящейся экспедиции. А в ночь с понедельника на вторник, в половине второго, когда я курил у раскрытого окна, в небе вспыхнула светящаяся белая точка величиной с мелкую пуговицу. Объект летел совершенно бесшумно, не падая, и за несколько секунд пересёк небосклон и исчез на горизонте. Может, спутник, подумал я и простоял у окна ещё с час, всматриваясь в звёздное небо, но повторного пролёта не дождался. Честно скажу, воспринял это как знак и утром вошёл в кабинет к редактору с намерением убедить его в необходимости моего участия в экспедиции. Но «боя» не произошло, шеф, затянувшись сигаретным дымом и посмотрев в окно, спокойно произнёс: «Оформляй командировку», В пятницу я уже летел в Пермь, мысленно перечитывая сообщения Эмиля о зоне, в которую предстояло идти.

Теперь уже местные жители стали утверждать, что давно заметили странные явления, о которых ещё бабушки говаривали. Может, растут слухи оттого, что всё чаще посещают городские с рюкзаками за спиной этот Богом забытый уголок, — отчего же не подогреть интерес? Но вот свидетельство бесхитростной старушки, полученное ещё до ажиотажа: «Видела странных людей без лиц, огромного роста, в чёрном обтягивающем одеянии». Таких «видений» много, и при этом у разных людей. Например, двое мужчин, косивших в «зоне» сено, во время перекура заметили человека в обтягивающем одеянии, идущего по дороге прямо на них. Лица существа рассмотреть не удалось — вместо него, как, впрочем, и вместо головы, было нечто непонятное, напоминающее ведро.

Когда расстояние между наблюдателями и «прохожим» сократилось метров до сорока и в лёгком недоумении мужчины привстали с травы — в мгновение «чёрный» исчез, словно испарился. Если бы это был человек, который сам испугался двоих мужчин и невероятно резко отпрыгнул в сторону, то скрыться бесследно ему всё равно не удалось бы, так как до ближайших кустов метров шесть, а день был солнечный и местность вся просматривалась как на ладони.

Сам Бачурин начал заниматься изучением «зоны» после следующих событий. В начале 80-х в М. десяток шабашников взялись за строительство ангаров для хозяйственных нужд. Дело близилось к концу, как вдруг перепуганные чем-то шабашники, упоминая «нечистую силу», бежали из села, даже не получив расчёта.

Бачурин и раньше был наслышан о каверзности этих мест. Так, опытные охотники иногда неделями блуждали по небольшому пятачку «зоны» (примерно семь на семь километров) и не могли выйти из неё, хотя эту местность кольцом охватывает река Сылва. Впрочем, в какой-то мере охотники были виноваты сами, так как компасов с собой не брали. А магнитных аномалий здесь не замечено, во всяком случае, у нас стрелка компаса указывала всегда строго на север. Но в то же время все участники нашей экспедиции ощутили на себе определённые пространственно-временные аномалии: отмеренные днём расстояния между различными объектами (например, поваленными деревьями) при преодолении их ночью странным образом увеличивались — и метров 30 казались ночью по меньшей мере 80-ю. Может, шаги в ночи были в три раза короче или шли мы в три раза медленнее, но субъективно такие перемены нами ощущались. Или, например, отойдя от нашего палаточного городка метров на 200, уже с трудом можно было определить даже направление, в котором находился лагерь. Поэтому мы и не ходили поодиночке в глубь зоны.

Часы здесь, как правило, за сутки убегают вперёд или отстают от точного времени, и расхождение это может быть различным; самое интересное в том, что владельцы раньше такого за своими часами не замечали. Лишь меня эта участь не коснулась — мой старенький «Ориент» шёл безупречно. Здесь даже ставился эксперимент: несколько часов вложили в термос и унесли на один из самых активных участков «зоны» (то есть туда, где чаще всего появляются и различным образом проявляют себя НЛО) — эффект сбоя в ходе и механических, и электронных часов подтвердился. Кстати, двигатели колхозных трактористов в этом месте беспричинно глохнут.

Примечательно, что в начале 80-х из зоны ушли медведи. Сейчас здесь бродят только лоси, да изредка встречаются кабаны. А вот коров пастухи не могут загнать попастись в зону даже силой — те с рёвом несутся обратно. И ещё: за всю неделю, проведённую здесь, я ни разу не слышал пения птиц; даже если сделать скидку на время года (конец июля — начало августа), это кажется ненормальным.[7]

Кроме гуманоидов здесь видят иногда помятую траву — эллипсы или абсолютно правильные круги различных размеров. Биорамки в таких местах «выписывают чудеса» в руках человека. Видели здесь и «тарелки», и «бананы», и «гантели», и шары разных размеров, естественно, летающие. Объекты часто меняли цвет, порой они парили вокруг групп людей. В этот момент специальным прибором пытались зафиксировать электромагнитные изменения в воздухе или напряжённость электрического поля, но стрелка шкалы «молчала», отметая версию шаровых молний, да и иных плазмоидов — тоже. А иногда, когда люди пытались приблизится к НЛО, те исчезали или улетали бесшумно. В других случаях, совершенно идентичных, эти же приборы фиксировали аномалии. И с кем ни поговоришь — у всех одно ощущение: ведут они себя разумно…

Да, совсем упустил из виду факт пространственных аномалий. Однажды днём Бачурин и его спутник несколько минут наблюдали зависший над поляной НЛО. Недалеко от этого места они устроились на ночлег, развели костёр и в темноте решили осмотреть местность (ночью объекты наблюдаются чаще и лучше всего). Каково же было их удивление, когда, глядя на пламя костра через пространство, над которым висел днём НЛО, они обнаружили огонь градусов на сорок в стороне! Возвращаясь, ориентировались не на видимый костёр, а в направлении, где он должен быть действительно, и оба заметили, что пламя постепенно перемещается на место.

За эти годы у Бачурина накопилось столько интересных свидетельств, что рассказать обо всех просто невозможно. Поэтому перехожу к самым последним фактам, хотя прямо и не связанным с селом М., но указывающим на определённый интерес, проявляемый НЛО к Пермской области. Замечу, что над самой Пермью неопознанные летающие объекты появляются регулярно, и видят их сотни горожан. Даже поздним вечером перед нашим отъездом было такое явление: широкая полоса света вдруг сомкнулась в шар, который унёсся с невероятной скоростью.

А за две недели до моего приезда в Пермь прославился и близлежащий город Оса, на пляж которого приземлилась «тарелка». И хотя время было вечернее, более ста человек стали свидетелями того, как из объекта вместе вышли несколько человекоподобных: очень низкорослых и великанов. Через несколько минут НЛО покинул берег реки. На месте посадки даже через несколько дней с помощью биолокации обнаружилась мощная аномалия. С трудом верится в такое, правда? Но не могли же в самом деле сговориться наблюдатели!

А вот следующие факты. В течение недели, начиная с середины июля, в 50 километрах от Перми, под Кукуштаном, где расположен целый ряд пионерских лагерей, массы людей наблюдали НЛО в виде шаров, а также полупрозрачных гуманоидных существ с радужными глазами, ростом от одного до четырёх метров, а также существ, схожих в описании со «снежным человеком». Лучше всего происходящее видели дети; чем взрослее человек, тем менее отчётливо он различал силуэты шаров и их обитателей. У корреспондентов газеты имеются магнитофонные записи бесед с «очевидцами», из которых вытекает, что «пришельцы», не причиняя вреда, «шлялись» и по территории лагерей, и вокруг, по берегу реки.

И ещё одна информация к размышлению: имеется ряд факторов, говорящих в пользу гипотезы о панспермии, в соответствии с которой жизнь на Землю была занесена извне, а не самозародилась, Так, учёные выдвигают предположение, что молекула ДНК, необходимая для жизни, должна быть сразу в готовом виде, она не может появиться в процессе эволюции, так как нечему будет воспроизводить самое себя. И значит, ВЦ существуют, и мы, люди, можем быть их созданиями.

Способ появления «энлонавтов» очень схож с описанным в Вологодской области: сначала появляется шар, который, раскалываясь пополам и исчезая, «рождает» пришельца. Имеется факт проявленной гостями агрессивности, правда, в ответ на агрессию хозяев. Так, один из детей запустил в полупрозрачный облик куском асфальта — сразу под ногами мальчика загорелась трава.

Кстати, именно свидетельства детей проливают свет ещё на один момент. Шофёры Пермской области иногда рассказывают, что встречали на глухих дорогах так называемых «минотавров»: например, видят, идёт вдоль дороги девушка, а когда приблизишься к ней, оказывается, что вместо лица у неё — медвежья морда. Предвижу множество улыбок. Но там, в Кукуштане, дети описывали точно таких же минотавров…

Люди, с которыми я познакомился в экспедиции, — это самые, наверное, дорогие и тёплые впечатления и воспоминания.

Начну с тех, кого окрестили в зоне скептиками, — это, как правило, инженеры-изобретатели и рационализаторы, за плечами у которых десятки маленьких открытий. И сюда они прибыли со своими приборами для поиска и фиксирования аномалий. Вот у кого можно было поучиться железной, не зависящей от эмоций логике суждений, хладнокровию, завидной методичности, с которой они пытались разобраться в происходящем. Были здесь биологи и астрономы, поражающие невероятными познаниями в этих областях; врачи, владеющие опытом нетрадиционного лечения; неунывающие геологи; экстрасенсы и даже ясновидящий. И каждый пытался познакомить остальных со своим даром, делился опытом.

Кое-что я уже рассказал о «зоне». Теперь чисто субъективные впечатления, мои и моих спутников.

Я сразу поймал себя на мысли, что за мной кто-то постоянно наблюдает, как будто чей-то взгляд сверлит затылок. И это ощущение преследовало меня на протяжении всей экспедиции. В пользу его объективности говорили два факта: во-первых, такое было не только со мной, во-вторых, когда я указывал направление, откуда исходил взгляд, — это место биолоцировали и фиксировали воздействие; одновременно воздействие полей улавливали и наши самодельные приборы. Когда же «взгляд» исчезал, то и приборы меняли показатели. Два раза, пока мы шли до места будущей стоянки, боковым зрением я заметил чёткие очертания: сначала огромных «гантелей» с красными точками в каждой из сфер, соединённых «поручнем», а затем чёрного силуэта метра три высотой гуманоидного вида среди сросшихся берёз. Когда я поворачивал голову, чтобы прямо взглянуть на объекты, они мгновенно исчезали. Я думал, что показалось, но оказывалось — не мне одному.

Вообще почти у всех появилось ощущение, что «зона» нас не приветствует. Лагерь мы разбили на проверенном, без нежелательных полей, месте. Однако, поставив палатки и пролоцировав место теперь, обнаружили вредные для человека энергетические потоки. Некоторые из нас даже почувствовали тяжесть во всём теле, боль в голове. Хорошо, что в нашу когорту входили лекари, которые умели снять последствия наведённых или существовавших всегда полей, просто не замеченных нами. Но некоторые из нас не ощущали ничего — сначала. Постепенно же все поддались или воздействию аномальной зоны, или общему психозу.

Но даже в этом случае психоз этот приносит пользу: здесь у энтузиастов родилось много идей, воплотившихся в технические новинки, многое было объяснено.

В нашей экспедиции основной упор делался на ночные съёмки с применением фотовспышки. Снимали около двадцати человек, некоторые пользовались кинокамерами.

В зоне давно заметили странное явление: при вспышке света на различном расстоянии от фотографирующего появляется адекватный по силе ответный блик. Блики бывают в форме шаров различных размеров (эффект такой, будто одновременно с твоей вспышкой или иногда через секунду после неё тебе мигнула ярко-белым светом фара), порой блики высвечивают гуманоидный силуэт, порой — полосы или лучи, иногда при вспышке нет блика, но все чётко видят чёрные силуэты опять-таки гуманоидов. Всё это и я, и остальные снимающие наблюдали своими глазами. Некоторые из тех, кто в момент съёмки оказался рядом с «человекоподобным бликом», уверяют, что слышали отчётливые шаги.

Кстати, странной конфигурации следы здесь встречаются, Датчики, фиксирующие излучения, «надрываются» от принимаемых величин.

И ещё один отличительный признак «зоны». Здесь могут исчезнуть вещи прямо из завязанного рюкзака, находящегося на вашей спине. С завидным постоянством пропадают газеты, иногда — мелкие предметы, например, отвёртки из закрытых металлических или пластмассовых коробок… Потеря или воровство исключены.

Началась первая ночь нашего пребывания в зоне.

Чай быстро выпили, и я взял ведро и спустился к реке. Что-то заставило меня посмотреть вверх по течению — серая лента реки, зажатая стенами высоких деревьев, тёмных в ночи, сливалась с более светлым фоном звёздного неба, и в этом «каньоне», в верхней его части, самым чёрным пятном была «шляпа»: НЛО в виде самой настоящей шляпы с ровными, не заломленными полями. Через секунд пять объект исчез, сначала превратившись в точку. Утром выяснилось, что за ночь было повалено дерево, абсолютно здоровое, со свежей листвой; вокруг стояли деревья со «спиленными» верхушками. Впечатление такое, как будто округлое тело метров пяти в диаметре зависало над этим местом, породив какую-то силу. И ещё оказалось, что до дерева всего тридцать метров. Справа — вода, слева, шагах в пяти — стена из кустов и деревьев. Оттуда чувствуется сверлящий взгляд и слышатся шаги идущего параллельно мне невидимого существа. Я останавливаюсь — шаги затихают. Страха совсем нет, но на душе тревожно, ощущается тяжесть в голове, порой даже боль в висках, и тело то здесь, то там покалывает, словно тончайшие иголки обжигают электрическим током кожу, особенно много таких иголок впивается в подушечки пальцев рук.

Около часа ночи над лагерем промелькнуло несколько светлых, лунного цвета полос, замеченных многими. А затем на фоне чёрного силуэта берёзы эти полосы сложились в перевёрнутую букву «Т» с короткими вертикальными хвостиками вниз от концов горизонтальной полосы. В конце концов мы расшифровали этот знак как символ Весов, и решили, что на контакт приглашают кого-то, родившегося под этим зодиакальным созвездием. Один из нас двоих, готовящихся к эксперименту, оказался Весами. Но идти мы решили всё равно вдвоём.

Нас провожали так, словно расставались навсегда. Условились, что на наш свист все по сигналу начинают снимать с фотовспышками, а главное — бежать на выручку…

Эксперимент начался. Пройдя метров двадцать, мы вдруг почувствовали сильный холодящий поток, направленный только на наши ноги, было даже трудно переставлять их вперёд. Сделав ещё несколько шагов вперёд, мы всё же решили возвратиться и позвать ещё кого-нибудь: воздействие на ноги мы расшифровали именно так.

Целой толпой мы дошли сначала до завала, потом преодолели ещё метров тридцать — дальше пути не было: дорогу преграждали камыши и топи.

Кроме перемещающейся вместе с нами аномальной точки, которая была обнаружена с помощью биолокации, ничего необычного мы не засекли и уже собрались уходить, но вдруг… Все мы увидели, как метрах в ста от нас (так показалось в ночи) из леса стали вылетать, одна за другой, пары светящихся точек — это напоминало глаза невидимых существ. Каждая пара зависала над водой, а затем или скрывалась в лесу или уносилась в небо на сотню метров; при этом «проявлялся» квадрат из фосфоресцирующих линий и звёздочек, рассечённый диагоналями, внутри — эти же глаза. Это видели все. Фосфоресцирующие силуэты людей-роботов шли прямо на нас. Сворачивали они только метров за пятнадцать, скрываясь в лесу. Оттуда донёсся треск веток. Бачурин, сказав, что «ребята» идут к лагерю, умчался к палаткам. Мы продолжали наблюдения. Увиденное напоминало мне чем-то компьютерные мультфильмы. Двух-четырёхметровые гости были объёмны, обоих полов, женщины, как правило, выше мужчин. И все они шли в каком-то более светлом зелёно-фосфоресцирующем квадрате, как по коридору. Ещё это напоминало голограммы.

Нас было более десяти человек: кто видел так же чётко, кто — только светлые тени, кто — ничего не видел. То же самое происходило в это время и в нашем лагере. (Поэтому мы сделали вывод, что левитирующихся гостей мы видели глазами, и этот их облик — истинный; вторую картину мы наблюдали, скорее всего, телепатическим зрением, наблюдали те, у кого оно развито.)

Состоялся разговор с гостями экспедиционных спиритов. Способ общения напоминает опыт со спиритической тарелочкой, поэтому я и назвал этих людей «спиритами». Вчетвером мы закрылись в палатке, которая тряслась во время всего сеанса, словно по ней то стучали, то дёргали её за верёвочные крепления. Несколько раз сквозь щели входа мы видели чёрные ноги, блуждающие вокруг. Тайну способа ведения разговора я не выдаю — обещал. Могу только заверить, что ответы на наши вопросы контролировались каждым. Вопросы были различные. Выяснилось, что они знают о нас все тайны, что они — представители Новой планеты Красной звезды созвездия Весов (так вот что означал тот знак!), они здесь уже два года. А вот цель своего пребывания на Земле утаили. Узнали мы также, что в «зоне» приземляются и другие ВЦ. Почему выбрано это место — не раскрыли.

Разговор получился интересным. Но вряд ли стоит его приводить полностью, так как сообщения подрывают почти полностью наши взгляды на природу человека, Вселенную. Отмечу только, что отвечали они нам с завидным чувством юмора, а главное — в таких формах, которые вряд ли придут в голову землянину. Например, я сразу попросился слетать с ними на их планету, на что они отреагировали так: «Это небезопасно для нас и безвозвратно для вас». Я спросил, почему опасно для них, — боятся наших бактерий? «Ваших бактерий мысли!». Я согласился лететь безвозвратно — они отказали. На вопрос: «Почему нельзя, какие же бактерии мысли их не устраивают во мне?», они ответили: «Подумайте сами…»

После беседы, в ходе которой у нас разболелись головы, мы почувствовали себя измочаленными. Диалог прервали они, мы моментально уснули.

Не буду описывать подробно каждый день нашего пребывания. Скажу кратко: следующей ночью «ребята» пришли вновь, сидели вокруг нас у костра, и опять кто-то их не видел, кто-то различал лишь туманности. А «они» ходили, летали в виде квадратов и треугольников, здоровались за руку (при этом я ощущал тепло в ладони), проходили сквозь нас, кого-то «они» крутили за плечи, кого-то обходили стороной.

А ещё была загадочная палатка, на стенах которой нам показывали «кино». Наблюдателей было много. Мы экспериментировали, влезали в палатку по одному, запоминали увиденное или тут же наговаривали на магнитофон. И оказывалось, что все видели одни и те же картины: или множество живых портретов людей (я, например, разных национальностей и континентов Земли, различных времён; а после — ещё два человека повторили мои видения), или города и события различных эпох нашей планеты и других планет.

Чудеса, чудеса, чудеса…

Кстати, здесь, в Риге, экстрасенс, прочитав лишь анонс этого материала, рассказал о «зоне» и её обитателях… У него даже размеры зоны совпали с истинными.

Что говорили нам ВЦ? Сейчас расскажу, только предупреждаю, что если поверить в наше общение с ними, то нельзя упускать возможность дезинформации с их стороны. Зачем? Это уже следующий вопрос.

Итак. Вселенная бесконечна, но количество разумных цивилизаций имеет предел. Нам была названа цифра 69 миллионов с «копейками». Парадокс? Хотя есть соответствие с законом единства и борьбы противоположностей: с одной стороны, бесконечность подразумевает бесконечность во всём, с другой — как видим — рождает ограничение. Следующее о нас: «человечество смертно, человек — бессмертен» — так нам указали. Что ж, можно представить: ведь действительно человечество как форма организации разумной биомассы когда-нибудь исчезнет, при этом если исчезнет наша биологическая оболочка, то некая энергетическая субстанция, своего рода «Я», душа, может продолжать существовать, а если нужно — «вселяться» в новую биомассу или создавать её.

И ещё одна техническая характеристика, данная во время контакта, — Вселенная может пребывать максимально в 36 измерениях, самая интеллектуально мощная цивилизация живёт в 7 измерениях; а мы — для тех, кто не знает, — в трёх.

Кто мы? По их мнению, мы — эксперимент цивилизации с планеты Трон, расположенной в созвездии Большого Пса. Но эксперимент неудачный: наши души (основа, вечное, сущее) вышли с изъяном, они слишком эмоциональны, а главное — агрессивны, способны на безжалостность; как признались представители ВЦ, они живут по законам, от которых не могут отступить ни на шаг и не могут даже подумать об отступлении — это грозит катастрофой. Человека же они обвиняют в беспринципности и очень опасаются, что мы, развившись технически, станем угрожать Вселенной. Поэтому они нас боятся. Мы им угрожаем, и они хотят нас уничтожить, так как исправить нас не в силах. И сделать они это хотят нашими же руками! Для этого внедрили в наши ряды своих диверсантов… (Когда мне это было «сказано», я начал воинствующе, применяя непереводимый «фольклор», — так был возбуждён — доказывать им, что в этом случае они сами негодяи. После чего они отключились, а мне стало настолько физически плохо, что думал, отхожу в иные миры.)

Но, как после выяснилось, их мир тоже не однозначен, и у них есть противоборствующая группировка цивилизаций, которая считается «чёрной силой», космическими пиратами. И эти недовольные, противоборствуя, стоят на нашей стороне, одновременно тоже опасаясь нас. И если одна группировка отмеряет нам ещё десять лет на существование, то другая сроки нашего самоуничтожения оставляет неопределёнными. (Что ж, у нас есть время искоренить злость в нас самих, и, может, тогда проживём бесконечно долго…) Кстати, в наших диалогах представители одних ВЦ часто говорили, что для ответа на какой-нибудь наш каверзный вопрос им надо посоветоваться с «Центральным разумом», которому подчинены; другие ссылались на командование. Выходит, им всем тоже далеко до демократии, до полной свободы.

И ещё выяснилось, что они нам очень завидуют, точнее, нашим душам, и (тому, чего боятся) — их свободе!

Далее выяснилось, что все наши знания — это не наши знания, а их, различными способами нам подсунутые; одними — для задержки прогресса нашей цивилизации; другими, «хулиганами», — для прогресса, дабы насолить противоборствующей группировке. Выяснилось также, что фантасты — все активные «контактёры»!

Ещё они сказали, что лучшие экземпляры душ землян забирают к себе. Может, поэтому самые хорошие, по нашим понятиям, люди так рано умирают?

Спросили мы о магическом квадрате Рериха — ответили, что это блеф, дезинформация, подсунутая нам.

А вот, например, вы знаете, почему арабские цифры 1, 2, 3, 4 и т. д. пишутся именно так? Оказывается, это шифр, код движения. Ключ к нему — у них. Как они заявили, если мы будем его знать, «планета сможет изменить свой ход».

Теперь о факте, может быть, проливающем свет на причину появления здесь НЛО: в «зоне» найден редкий сплав, или соединение химических элементов, который земляне (то есть мы с вами) ещё не знают, как и где применить и как получить искусственным путём.

Конечно, не обо всём я рассказал. Кое-что утаил сознательно, дабы отложить для следующей статьи, кое-что ни один главлит не пропустит, кое-что наверняка забыл. Но, думаю, это не страшно, ведь изучение зоны только начинается, а значит, будут новые публикации.

Может быть, я слишком оптимистичен, но мне кажется — время разгадок совсем близко! Тем более что аномалии начали дарить нам ключи от своих замков.

Птица, «поющая ночью о смерти»

История рассказанная ульяновцем Алексеем Фомичом Ветровым, настолько невероятна, что верится в неё с трудом. Но это сущая правда.

— С 1944 по 1946 год мне пришлось работать в качестве десятника в одном из лагерей Полярного Урала.

Наш лагерь, который как и многие другие, являлся смешанным — уголовники и «враги народа», сидевшие по 58-й статье, содержались вместе. Выживали здесь немногие: проходил месяц, второй, и в зоне становилось заметно меньше людей, пока не приходил новый состав с «пополнением».

Помимо заключённых в лагере работали военные строители и мы — вольнонаёмные. Таких, как и я, «вольняг», насчитывалось около двух десятков. Что строили? Первое время возводили временное жильё для вновь прибывающих зэков, военных и вольнонаёмных, которые сначала размещались в палатках с печками. Когда заканчивали бараки, в них вселялись военнослужащие и вольные, несколько позже нас переселили в специальные «финские» домики, а зэки из палаток переселялись в бараки, но… за колючей проволокой. Позже, когда с жилищным вопросом покончили, в моё распоряжение отдали три бригады зэков, мы рыли котлованы, делали шахты и бетонировали последние. Для чего именно — не сообщали: поражала глубина котлованов и шахт! Потом над теми создавалось множество перекрытий — вероятно, строились сверхсекретнейшие подземные военные коммуникации. Однако для чего они предназначались — оставалось лишь догадываться: только спустя годы узнал, что многие из построенных шахт предназначались для… стратегических ракет! Удивительно: ракет в те годы у нашего государства не было, а шахты мы предусмотрительно строили…

Урки — воры и бандиты, откровенно и вызывающе отлынивали от работы, в чём им столь же откровенно потворствовал конвой. Другое дело «враги народа»… Замечу, на стройке смерть для заключённых не являлась редкостью: за один год в трёх моих бригадах погибло пять человек, не считая людей, умерших от истощения! Помимо этого на стройках зэки часто сводили личные счёты — замуровывали своих же дружков или «проштрафившихся» в бетон. Когда смесь высыхала, а схватывалась она за 12 часов — замечу применялся состав марки 600 — долби не долби… бесполезно. Этим и пользовались зэки: случалось, тело погружали в бетон лишь по грудь, предварительно связав и заткнув рот, чтобы бедняга не кричал, иногда убивали, и всегда для надёжности прикрепляли за ноги цепью. Вытащить тело из затвердевшего бетона не представлялось возможным, поэтому, бывало, выступающие и замёрзшие части человеческих тел… отпиливали или отрубали, но последнее случалось чрезвычайно редко и чаще зэки делали «саркофаги». Для приговорённого перед погружением в бетон делали опалубку над головой, чтобы не умирал подольше, и… замуровывали.

Уголовникам многое в зоне было под силу, а управлял лагерем авторитет по имени дядя Ваня.

Однажды я увидел его: маленький, щупленький и очень сутулый. Человек как человек, но считался вором в законе, и его мнение для лагерников считалось неоспоримым, впрочем, и лагерное начальство не брезговало помощью авторитета: во-первых, уголовники поддерживали порядок в зоне, уверяла «охра», во-вторых, без разрешения дяди Вани ни одна бригада не выходила на работу, а если заключённых выгоняли силой, те только саботировали производственное задание.

Чтобы заставить зэка трудиться в праздники, лагерное начальство снова обращалось к дяде Ване, и если он не давал добро, тогда… никто ничего не мог поделать. Однако когда в лагере появились первые заключённые из числа «фронтовиков», отношение к зэкам резко изменилось…

Лагерному начальству словно вдруг стало стыдно за творимый им произвол. Даже умерших стали хоронить в могилах, да и блатота присмирела. Понятно, эти люди прошли фронт, многие — фашисткие концлагеря, повидали такое, что не нюхали ни лагерное начальство, ни конвоиры, а уж тем более блатные. У них даже отношение к смерти было какое-то иное, охрана прозвала их «фронтовиками», урки — «фашистами». Они полностью заняли один из бараков, держались дружно, и от охотников до чужих посылок из дому — урок, «полуцветных», «шакалов» отбивались организованно — палками. Но как-то случилось, что одного из «урок» вскоре нашли возле «фашисткого» барака с ножевой раной в груди. Урки выставили претензии «фронтовикам», и в лагере состоялась сходка воровских авторитетов с дядей Ваней во главе и «фронтовиков». Стороны обговорили сферы влияния и на том расстались, но… лагерное начальство, поддерживающее воров, тайно подначивало урок на расправу с «фронтовиками», да и дядя Ваня, как можно было догадаться, не смирился с ущемлением его неограниченной власти в лагере, и однажды произошло следующее: уголовный авторитет, подначиваемый лагерным начальством, организовал… побег, в котором принял участие один из «фашистов». Зачем? Предположу — для развязывания репрессий против «фронтовиков» и «врагов народа». (Забегая вперёд, отмечу: дядя Ваня явно перестарался, но зато я впервые узнал о страшном и таинственном обитателе северных лесов с очень длинным названием: «птица, поющая ночью о смерти».)

Случились описываемые события в конце весны, в год победы в Великой Отечественной войне, и первопричиной произошедшего считаю буквально фанатическую преданность начальника лагеря подполковника Зубило футболу.

По воскресным дням на небольшом лагерном стадионе он организовывал футбольное шоу и победителей награждал ящиком чая.

Приводил Зубило на футбольное зрелище и своего сына — шестнадцатилетнего паренька.

С некоторых пор на скамейке, во время перерывов рядом с мальчишкой иногда замечали одного зэка из числа урок по кличке Писарь. Парень, на лет семь старше по возрасту сына начальника лагеря, отбывал срок за многочисленные кражи, грабежи и хулиганства. Он садился возле Зубило-младшего и что-то нашёптывал мальчишке на ухо, подросток заразительно смеялся и рассматривал собеседника расширенными глазами. Всегда насторожённые и внимательные зэки подтрунивали над Писарем, спрашивая: «Ты сыночка начальника лагеря охмуряешь, что ли?» Тот лишь загадочно улыбаясь, отмалчивался. И вдруг сын начальника лагеря исчез!

«Охра» облазила посёлок, зону и лагерь, но мальчишку не нашли. Подполковник не спал всю ночь, а утром под дверью своего кабинета на полу обнаружил письмо примерно следующего содержания: «Уважаемый гражданин начальник! Судьба вашего сына в ваших руках. Пока с мальчиком ничего страшного не случилось и, будем надеяться, не случится, но Вам нужно исполнить нашу просьбу. Мы слышали: в посёлок пришла цистерна со спиртом. Так вот, мы очень хотели сделать дегустацию — выпить по 100 граммов наркомовских! Для этого вам нужно закачать пожарную машину спиртом, завести на зону и оставить возле штаба. Если вы этого не сделаете, судьба Вашего сына решится не в лучшую сторону. Машина должна быть на зоне в двадцать один ноль-ноль, ни раньше ни позже. Надеемся, разум подскажет Вам правильное решение. Полторы тонны спирта за жизнь Вашего сына цена умеренная. Всего вам доброго. С приветом, Ваши воспитанники».

Начальник лагеря остолбенел: «100 граммов наркомовских» — идиома насторожила и ассоциировалась в сознании с… «фронтовиками»! Следовательно, размышлял Зубило, ультиматум прислали не уркаганы, а… «фашисты»? Первым желанием подполковника было построить всех до одного «врагов» на плацу и… расстреливать десятками из пулемётов: вначале каждого десятого, потом девятого, восьмого, пока не признаются… Однако он отказался от своей чудовищной затеи, испугавшись за сына — мальчик может пострадать от рук неизвестных мерзавцев!

На землю опускались сумерки, когда ровно без пяти девять ворота вахты распахнулись и на зону, переваливаясь с боку на бок, словно квочка, заехала пожарная машина и остановилась возле штаба; шофёр и начальник лагеря покинули кабину и вошли внутрь помещения. Неожиданно, словно из-под земли, возле машины появились два зэка: у первого от волнения перехватило дыхание, а у второго от страха стучали зубы, первый напутствовал второго: «Ну что, Митя, пожалуй, пора! Если что, то кричи изо всех сил, что в машине спирт и в суматохе беги!»

Позже выяснилось, что Писарь когда-то работал в пожарной охране и в премудростях управления техникой был искушён. Он открутил кран и, намочив под струёй спирта сложенную газету, чиркнул зажигалкой и зажёг. Увидев вспышку синего пламени из окна своего рабочего кабинета, начальник лагеря, заподозрив неладное, выбежал на улицу, но… опоздал! Писарь успел включить зажигание, нажал на стартёр, машина рванулась с места, а его подельник, стоя наверху у вращающегося брандспойта с полыхающим факелом в руке после возгласа: «Митька зажигай!» — поджёг струю спирта, ударившего из брандспойта…

С вахты выбежало несколько офицеров и устремилось к машине, но… мощная струя горящего спирта не только осветила сумерки, но и ударила в стены штаба и… деревянное здание вспыхнуло. Машина развернулась, и горящая струя, сбив с ног бегущих офицеров, переметнулась на вахту и центральную вышку — солдат, стоящий на ней, бросил автомат и огненным шаром скатился но лестнице. Машина тем временем, взревев мотором, врезалась в ворота, разнеся последние вдребезги, и, разбрызгивая горящий спирт, устремилась в темноту. Вслед пожарной машине затрещали автоматные очереди, у рабочей зоны машина остановилась, и солдаты, перепрыгивая через горящие лужи, бросились к ней, но через минуту, извергнув из себя столб огня, она помчалась по узкой лежнёвке и исчезла за вековыми пихтами…

На зоне полыхал пожар, горели штаб, в котором хранились документы и дела осуждённых, центральная вахта, дорога, люди. Суматоха, паника, никто не мог разобраться в произошедшем. Солдаты выкатили из гаража «виллис» и хотели броситься в погоню, но дорога, облитая спиртом, казалась огненной рекой — ехать по ней не представлялось возможным, а машина беглецов тем временем, повалив по дороге телеграфной столб — лишая лагерь связи, устремилась дальше в лес… по лежнёвке, не жалея ни рессор, ни двигателя.

…В лагере всю ночь воевали с пожаром: солдаты тушили вахту и штаб, рискуя жизнью, ныряли в горящий дом и вытаскивали из него пачки документов и складывали на улице, а заключённые, гогоча: «Навели шороху ухари!», чтобы пламя не перекинулось на бараки, обливали их дощатые стены водой. Телефонная связь с другими посёлками не работала, рация, которая находилась в штабе, сгорела — связи с внешним миром никакой! Охрану усилили, на каждой вышке теперь стояло по два солдата, а у разбитых ворот выставили ручные пулемёты. Лишь к утру, когда пошёл дождь, пожар начал утихать, тогда и проверили численность заключённых, не досчитались пятнадцати человек, и начальник охраны поднял в ружьё две роты и направил на секретные точки, приказав перекрыть дороги и тайные тропинки, и живыми или мёртвыми к вечеру доставить беглецов в лагерь. Солдаты запрыгнули в машины и разъехались в разные стороны выполнять приказание.

Вместе с ними поехал и бывший зэк, уже отсидевший свой срок, «вольняга» сорокатрёхлетний охотник-эвенк Василий Виноградов. Василий сел в начале 30-х годов. Что же инкриминировали эвенку? Наверное, современному человеку история охотника-северянина покажется невероятной и напоминающей анекдот про чукчу. Идёт геолог по тайге, встречает чукчу, тот спрашивает: «Ты кто?» Геолог отвечает: «Начальник партии». Чукча отбежал метров на пятьдесят, прицелился, выстрелил ему в спину и говорит: «Чукча знает, кто Начальник партии!»

У Василия получилось немного иначе. Встретив в тайге усатого человека и узнав, что это «начальник партии», он очень удивился и переспросил осторожно: «Какой?» На что геолог без всякой задней мысли ему ответил: «Самой главной!» Василий очень удивился и когда сдавал меховые шкурки в заготконторе, рассказал про встречу и по неграмотности похвастался, дескать, самого главного Начальника большевистской партии в тайге повстречал и лично с ним разговаривал, а кто-то утверждает, будто Сталин из Москвы носу не кажет! Неизвестно, кто из земляков Василия довёл эти слова промысловика до ушей местного особиста, только молодой охотник вскоре «загремел» на целые десять лет за колючую проволоку.

Работал эвенк на строительстве дорог и немножко в рудниках. Зэки считали его не совсем нормальным, и потому тот держался в сторонке от всех: разумеется, Василию было нелегко, но он сумел выжить, а когда закончился срок, вначале уехал к себе домой, но спустя месяц вернулся в посёлок и попросился на проживание… Почему эвенк решил жить в посёлке при лагере? Объяснил особисту: пока сидел, семья его в первую же зиму погибла от голода и холода — теперь дома у него нет и жить он хочет в посёлке… Начальство пошло навстречу бывшему зэку и оставило при лагере. Кормился Василий охотой, продавая, а иногда и обменивая на продукты и водку меховые шкурки, добытые в тайге. Временами, хотя и чрезвычайно редко, когда случались побеги, его привлекали к поискам беглецов вместе с солдатами, последние уверяли: Василий лучше иной розыскной собаки будет…

…Двое суток лагерь жил на осадном положении — на вышках усиленные караулы с пулемётами, на работу в эти беспокойные дни никого из зэков не выводили. Сколько так продолжалось бы, неизвестно, но вскоре у центральных ворот лагеря остановилась машина и из неё вышел как раз тот беглец, которого Писарь называл Митькой. На шум работы автомобильного мотора из дежурного помещения вышел начальник лагеря: увидев беглеца, он прорычал что-то матерное, свалил тщедушного зэка ударом кулака и принялся пинать, приговаривая: «Где мой сын, мерзавец? Убью!» Наконец охранникам удалось-таки отбить паренька, и, вытирая кровь с разбитого лица, тот признался, что ничего не знает о сыне подполковника, и рассказал, почему вернулся.

Оказывается, Писарь проиграл в карты… «выходной»! Сие означало, что ему предстояло организовать побег. С какой целью? Пока беглец не будет возвращён в лагерь, зэков на работу не выведут — это и называлось на блатном жаргоне «выходным». Однако в дело вмешался сам дядя Ваня и приказал привлечь к побегу любого «глупого фраера», подчеркнув: обязательно из числа… «фронтовиков» или вообще «врагов».

Законный вопрос, зачем подобное понадобилось авторитету? Оставалось лишь догадываться, хотя наметилась следующая тендеция: старый волк дядя Ваня не хотел делить свою неограниченную власть с «фронтовиками» и пожелал, хотя бы таким образом обратить внимание лагерного начальства на недостойное поведение «врагов Родины». Писарю дали месяц на организацию побега, и он нашёл «врага» по имени Митька. Следует отметить, что второй беглец «фронтовиком» практически не являлся: с голодухи, будучи ещё подростком, пошёл служить к немцам в полицию, за содеянное, не взирая на явку с повинной, получил под завязку: «четвертак» — 25 лет! Митьке-полицаю Писарь и предложил бежать.

Митька вначале принял предложенное за шутку, поинтересовался: «Подкоп что ли делать»? Инициатор побега лишь усмехнулся зловеще, пояснил, что подкопы делают только идиоты, а он намерен уходить с музыкой, фейерверком, на глазах у охры и самого начальника лагеря, и ни одна сволочь не то что стрельнуть, остановить не посмеет! Гарантировал успех задуманного на двести процентов, хотя и понимал — придётся попотеть: до оживлённой транспортной магистрали предстояло пройти более четырёхсот километров по тайге… Разве таковое под силу человеку? Человеку не под силу, а на машине… пожарной! А дальше произошло всё то, о чём уже говорилось ранее.

Выехав из лагеря, подельники со смехом делились впечатлениями: «Наша взяла! Охровцы подумали, с алкашами дело имеют! Ха-ха-ха! Надолго теперь они запомнят наш фейерверк!»

Однако далеко беглецам уехать не удалось: через час начал накрапывать дождь, превращая дорогу в непроходимое месиво, и машина, на одном из поворотов соскользнув с лежнёвки, забуксовала и плотно села на брюхо; дальше беглым зэком предстояло двигаться только пешком… более трёхсот километров. Писарь взял торбу с продуктами и деньгами, а Митьке досталась тяжёлая канистра со спиртом, и оба припустились бегом по тайге не разбирая дороги… Дождь кончился перед рассветом, и на тайгу опустился густой туман, оба вымокли до костей и продрогли, поэтому и решили сделать привал. Наскоро перекусив и запив сухари и сало спиртом, развели костёр и, просушив одежду, завалились спать. Проснувшись, быстро перекусили и продолжили супермарафонский забег…

Митька заметил — подельнику было значительно легче бежать: с рюкзаком, наполненным припасами, за плечами и мешком денег в руках тот передвигался быстро, а он с тяжёлой канистрой постоянно отставал. Писарь нервничал, подгонял, пугал погоней, но темпа не снижал, правда, через каждые десять — пятнадцать километров объявлял привалы — полежат зэки с полчаса на таёжной траве и снова в дорогу. К четырём часам дня Митька окончательно выдохся, чем чрезвычайно раздражал напарника, и на очередном привале тот не дал ему ни крошки — последний возроптал, и дело закончилось воспитательным процессом: избиением лжефронтовика. От побоев парень потерял сознание и очнулся лишь к вечеру, тогда и услышал от спутника, что кормить его никто не собирается, потому что он не полноправный член команды, а… «барашек»!

Парень чрезвычайно удивился, спросил, разве возможно такое? Услышал в ответ: «Дурень! Если я надумаю тебя слопать, а я тебя в любом случае слопаю, но ты пока мне нужен. Буду в день по сухарику давать — дойдёшь до центральной магистрали, твоё счастье. Нет, значит, судьба такая!»

Когда Писарь уснул, Митька осторожно открыл канистру со спиртом, бесшумно приблизился и принялся поливать спящего, но тот проснулся, вскочил с громкими ругательствами и бросился на товарища. Лжефронтовик упал нападавшему под ноги, и Писарь попал аккурат в горящий костёр: по лесу прокатился вопль, живой факел высветил поляну, и горящий человек повторно атаковал подельника. Обороняясь, Митка отмахивался канистрой, тогда Писарь, пытаясь погасить пламя, забегал вокруг лиственницы, но, не сумев сбить огонь и обезумев от боли, отбежал и плюхнулся в болото и начал тонуть.

Убедившись, что подельника ничто не спасёт, Митька, забросив за спину торбу с едой, прихватил мешок с деньгами и, спасаясь от пламени, направился в тайгу…

Шёл не разбирая дороги, и в конце концов вышел на один из секретных таёжных постов, откуда его вкупе с другими зэками, «потерявшимися в тайге во время пожара», отправили в лагерь.

…Сын начальника лагеря вернулся домой через несколько дней в целости и сохранности, более того, по-прежнему розовощёкий и пышущий здоровьем, хотя несколько взволнованный и задумчивый. Он пришёл к отцу в домик.

Мальчишка ни разу не видел отца плачущим, и, сообразив, что в его отсутствие произошло нечто экстраординарное и непоправимое, заплакал сам, повинился и признался: он искал клад! «Какой клад?» — ничего не понимая, переспросил отец. Мальчик рассказал необыкновенную историю. Оказывается, Писарь доверил ему страшную тайну, рассказав, где зарыл два миллиона денег, предложил съездить, найти клад и привезти его в лагерь, пообещал, что привезённое поделят с пареньком пополам. Что мог сказать отец? Лишь вздохнуть с сожалением: «Эх, сын, сын, какой же ты глупый…»

Открывая «великую» тайну и отправляя паренька в окрестности Свердловска, Писарь вначале заставил его дать честное слово и пообещать исполнить просьбу. У парня от грандиозности суммы, разумеется, не только дыхание спёрло, а и голова закружилась — миллион рублей, сказочное богатство!

Мальчишка едва не захлебнулся слюнями от восторга и поклялся никому ничего не рассказывать, а когда зэк начертил план, объяснил, как добраться до места, и… дал пареньку на дорогу денег, — все сомнения покинули его окончательно и тайком от отца он уехал откапывать сокровища…

Уркаган просчитал ситуацию до мелочей: парень вернётся не раньше чем через неделю, а он тем временем провернёт задуманное дело: организует для своих кредиторов «выходной», а если ещё и повезёт — обретёт свободу!

…Поисковая группа, высланная в тайгу на поиски трупа Писаря, как ни странно не нашла тела в указанном Митькой месте: обнаружила лишь обгоревшую канистру. Но, проехав по тайге несколько километров от места трагедии, поисковики наконец нашли труп беглеца в слегка обгоревшей одежде. Странным показалось, что умерший лежал в противоестественной позе — будто перед смертью крутился по земле от чудовищной боли, а на лице застыло выражение, словно беглец задыхался. Находившийся в поисковой группе охотник чрезвычайно помрачнел и посоветовал офицеру как можно скорее уезжать отсюда.

Самое замечательное произошло позже, когда труп доставили в лагерь и врач, осмотрев ожоги, полученные погибшим, с удивлением определил травмы как несмертельные. Сам собой вставал вопрос: от чего умер зэк?

Причина смерти Писаря оставалась загадкой до конца недели, пока не произошло новое, более страшное и необычное событие, и виноватым в произошедшем оказался, в первую очередь, лагерный авторитет дядя Ваня, не успокоившийся и жаждавший реванша…

Прошла неделя, однако как заключённые, так и лагерное начальство, чувствовали — урки не смирились и что-то готовят.

Среди «фронтовиков» умом, энергией, силой выделялся зэк по кличке Капитан, который и стал «авторитетом» у «фронтовиков». Но однажды Капитан бесследно пропал, и… нашли его тело лишь через несколько суток в одном из медных отвалов, возле заброшенного рудника. При обследовании трупа обнаружили ножевые раны — не сумели урки чисто сработать! После смерти Капитана блатные озверели, стали нападать на всех «врагов народа», словно истребить стремились: избивали и резали, отбирали одежду, пайки и деньги, а лагерное начальство дало указание охране: что бы ни произошло между урками и «фронтовиками», — не вмешиваться!

Правда, однажды произошло событие, явившееся катализатором более страшных и необычных дел.

В один из весенних дней заключённых гнали огромной колонной под конвоем на работу: всё обыденно — лай охровских собак, инструктаж перед выходом из зоны, заканчивающийся стрельбой без предупреждения, но… Скорее из желания напомнить, кто в лагере главный, вдоль колонны на открытой машине, без охраны, по ходу движения заключённых ехал начальник лагеря подполковник Зубило. Происшедшее дальше поразило не только охранников и нас, вольнонаёмных, шедших на работу рядом с колонной, но и видавших виды заключённых! Прямо на наших глазах, практически мгновенно — никто из конвоя не успел ни выстрелить, ни скомандовать — один из зэков выбежал из колонны и, взобравшись на борт машины, прыгнул в кузов, где сидел начальник лагеря. В лучах утреннего солнца отчаянно сверкнула заточка, и зэк попытался нанести смертельный удар подполковнику! Последний, защищаясь, закрылся рукой, и заточка, пропоров ладонь, не достигла намеченной цели. Наверное, из-за ранения подполковник не смог удержать нападавшего, и, стремглав покинув кузов машины, в следующее мгновение зэк растворился в колонне заключённых!

Как только подполковнику оказали первую помощь и перевязали пробитую длань, стали выяснять, кто из зэков покушался на жизнь начальника лагеря. Зубило потребовал указать виновного, на что колонна ответила презрительным молчанием, и… репрессии последовали незамедлительно: заключённых загнали в болото и опять предложили выдать виновника беспорядков, в ответ — гробовое, презрительное молчание. Прозвучала команда конвоя: «лечь!» Зэки подчинились и легли в болото, кто-то, опасаясь захлебнуться, не лёг, а сел на корточки и… раздались выстрелы; правда, по правилам солдаты должны были стрелять над головами, предупреждая, но… на сей раз охровцы нарушили инструкции. Стреляли по головам, торчащим, словно кочки из болотной жижи! Последовала новая команда «встать!», за ней снова — «лечь!», потом «встать!», и так до бесконечности!

Наконец заключённый, покушавшийся на жизнь начальника лагеря, вышел к охранникам. Ему прошили автоматной очередью ноги и увезли в неизвестном направлении. Колонну новой командой подняли из болота, а тех, кто не сумел её услышать, потому что был мёртв, зэки за руки и за ноги вытаскивали из болота и складывали штабелем возле дороги, когда подъехала бортовая машина, в неё покидали трупы — кузов наполнился доверху, и тут же увезли. Бог мой, это жуткое зрелище у меня до сих пор перед глазами…

На следующий день по лагерю пошёл слух, будто на начальника лагеря Зубило покушался кто-то из «фронтовиков». В знак протеста и показывая своё презрение к «изменникам Родины», дядя Ваня запретил «честным уркам» выходить из зоны на работу, и работали в этот день только «враги», однако когда они пришли с работы вечером — их не накормили ужином: урки-повара отказались готовить для «врагов шулёмку», вот тогда и начался бунт!

Все попавшее под руки и могущее послужить оружием: металлические вилки, ножи, угольники, арматура — превратилось в копья, пики, сабли, топоры и… грянул рукопашный бой! Две армии — уголовников и «врагов» сметали на своём пути буквально всё, и единственный лозунг, который выдвинули «фронтовики», звучал несколько необычно и диковато: «Долой временное правительство!»

Быстро стемнело, и вечером, в темноте — прожектора были выключены — начался финальный этап битвы: «фронтовики» и «враги народа» перешли в наступление. Вооружённые кто и чем мог — от дрынов до колунов и топоров — они двинулись к бараку, где жила «элита» блатных. Увидев ярость нападавших, блатные сбежались в этот барак со всего лагеря и заперли дверь изнутри, но те принялись рубить дверь топорами и вскоре разнесли её в щепы. Несколько человек забежали внутрь, но их посадили на ножи и вытолкнули на улицу, а остатки двери уркаганы забаррикадировали изнутри столами, табуретками и тумбочками.

Тогда у кого-то из нападавших возникла идея поджечь барак. Принесли несколько вёдер солярки и, облив барак, запалили. Сухое дерево вспыхнуло, словно солома, и стало видно мечущихся внутри людей, послышались ругань и угрозы, и, задыхаясь от дыма, блатные не выдержали, и несколько человек выскочили на улицу: их изрубили в куски и пошвыряли в горящий барак. Другие осаждённые, поняв, что выхода нет, выскочили наружу и встали полукругом: у некоторых было по два ножа, однако этот маневр не остановил разъярённых «фронтовиков»: толпа забросала вышедших поленьями и топорами, и авторитеты, пытаясь спастись, бросились вроссыпную, намереваясь уйти поодиночке.

Кто-то кинулся в сторону вахты, стремясь найти защиту у солдат, но охранники, предупреждённые о «разборке», держали оружие наготове и ответили несколькими пулемётными очередями, а цепь солдат, охраняющих КПП, положила бегущих людей автоматными очередями на землю, но… Как выяснилось немного позже, воспользовавшись тем, что прожектора были выключены, несколько блатных подползли к вахте, и… дальнейшее произошло достаточно быстро: цепь солдат и толпа заключённых смешались. Несколько урок завладели оружием и началась пальба, в суматохе несколько человек, пробившись через охранников и вахту, ушли в тайгу…

О новом побеге сообщили начальнику лагеря; говорили, Зубило зло сплюнул и, приказав организовать преследование, заметил: живыми беглецов можно было не приводить — достаточно только их голов!

Утром охровцы, получив подкрепление, начали наводить порядок в зоне: подогнали пожарную машину и, туша из брандспойтов горящие бараки, потребовали оставшихся в одном из них людей выходить по одному с поднятыми руками. В бараке скрывался дядя Ваня, и когда он вышел на крыльцо, вероятно, предположив, что главная опасность миновала и бунт закончился, автоматная очередь уложила авторитета наповал. Других зэков, из числа приближенных постигла аналогичная участь.

Но самая экстраординарная судьба постигла зэков, ушедших в побег. За ними снарядили погоню. Произошедшее в тайге по сей день не под даётся ни какому логическому объяснению. Единственное, на что можно опираться, как-то объяснить инцидент, — эпос народов Севера, чрезвычайно населённый и безголовыми великанами-каннибалами с чудовищными пастями на брюхе, и холмами в тундре с глазами и ртами, походящими на исполинские пещеры, и звероподобными людьми, похищающими жён и детей из стойбищ северных аборигенов, и плотоядными монстрами, населяющими реки и озёра Севера, и даже волосатыми слонами, якобы живущими под землёй! Однако рассказ охотника-эвенка, из уст которого я услышал необыкновенную историю, изложенную ниже, его поведение и состояние, заставляют думать совершенно по-другому…

Весенняя тайга самая непроходимая: огромные деревья — будто Бог набросал — громадные камни, в беспорядке торчащие из земли. Пробираться по ней, тем более преследовать беглецов, достаточно сложно. Способствовал быстрому продвижению по тайге проводник отряда — охотник-эвенк Василий, ориентировавшийся по заметным лишь ему следам на земле и деревьях…

К вечеру первых суток преследователи услышали звуки беспорядочной стрельбы. Конвойные собаки словно взбесились и стали бросаться на людей, одну даже пришлось пристрелить — она укусила своего провожатого. Тогда командир группы, после совета с проводником, расставил часовых и приказал отдыхать, движение продолжили лишь с рассветом…

Утром преследователи подошли к поляне. Зрелище, представшее глазам солдат и офицеров, повергло их в глубокий ужас, а по прибытии в лагерь каждому было приказано забыть об увиденном! Более всего оно походило на отрывок из тягостно-кошмарного сна, неизвестно почему снящегося и непонятно о чём рассказывающего. Что же увидели солдаты, офицеры и старый охотник-эвенк?

…Посреди небольшой поляны стояло одинокое и чрезвычайно высокое для северных широт дерево. Словом, дерево как дерево с некогда густой кроной. Совершенно не поддающимся никакому объяснению являлось вот что: большинство верхних ветвей были срублены автоматными очередями и валялись под ним на земле; словно стрелявшие долго и безуспешно пытались уничтожить кого-то или что-то, находившееся на верхних ветвях дерева-гиганта.

В метрах сорока от сосны преследователи нашли и беглецов — всех до одного, правда, последние, несмотря на наличие двух автоматов, не представляли для преследователей никакой опасности, потому что оказались мертвы… Бывшие заключённые, лежали в различных позах, словно перед смертью переживали чудовищную боль, от которой бились в судорогах и крутились по земле юлой. На лицах мертвецов застыло одинаковое выражение — переживая невыносимую боль, они при этом ещё и задыхались! В дисках автоматов, захваченных зэками, не оказались ни одного патрона… Однако самое потрясающее и непонятное заключалось в том, что на трупах врач, входивший в группу преследования, не обнаружил ни одной раны, явившейся смертельной и, разумеется, могущей повлечь летальный исход.

Не совсем обычно повёл себя и охотник-эвенк: недолго понаблюдав за этой сценой, он, как и неделю назад, когда солдаты осматривали труп Писаря, не на шутку забеспокоился и попросил военных побыстрее делать свои дела и уходить с поляны. С мнением охотника считались, и, быстро изготовив волокуши, на которые погрузили трупы, отряд поспешил покинуть поляну…

Прошло несколько дней, и беспорядки в лагере не только закончились, но и даже последствия были ликвидированы руками зэков под присмотром солдат. Конвоиры с удивлением констатировали: зэки и особенно уголовники стали значительно покладистее.

Действительно, теперь некому было подстрекать заключённых к неповиновению: дядя Ваня умер и урки присмирели, а «фронтовики» не стремились к новому обострению ситуации, и лагерная жизнь вошла в привычное русло.

Инциденты, произошедшие с Писарем и окружением дяди Вани, чрезвычайно заинтересовали меня, и я решил попытаться выяснить истинную причину смерти зэков, как мне тогда казалось, отметая едва ли не инфернальную историю смерти беглецов, преподносимую охрой, для чего пришлось разыскать охотника-эвенка, проживающего в посёлке при лагере….Когда я постучался в дверь домика охотника и рассказал о причине визита, старый эвенк долго отнекивался, ссылаясь на неосведомлённость, потом заявил, что ничего не знает. Словом на «сухую» говорить не пожелал, и я потащился в поселковый магазинчик — купить пару бутылок водки. Василий обрадовался угощению, но снова рассказывал только о премудростях охотничьего искусства и ни словом не обмолвился о странных происшествиях в лесу, аргументируя своё молчание тем, что не может говорить по долгу службы!

Сказанное охотником меня ещё больше насторожило и взволновало. Наконец распивая вторую бутылку, он разговорился и рассказал совершенно необыкновенную историю…

— Много ли увидит человек, выросший в городе и впервые отправившийся в тайгу? Только деревья, траву, камни. А у нас, охотников, в тайге работают не только зрение и слух — обостряется обоняние, конечно, не так как у собак, но мы распознаём множество запахов и замечаем многие важные мелочи, невидимые и упускаемые человеком обыкновенным — следы и крохотные, но чрезвычайно значительные приметы, по которым и судим о многом. Например, с какой целью и куда пошёл какой- либо зверь, что здесь делал и как далеко ушёл от данного места…

В предыдущий раз, когда из лагеря бежали Писарь и Митька, и теперь тайга поразила меня. Почему? Определил по настороженному молчанию птиц — они словно покинули свои гнёзда, спасаясь от страшной и неведомой людям опасности, по смазанному следу буквально «пырснувшего» с места лёжки моквы (медведя). Потянув носом воздух, вспомнил, что аналогичный запах, похожий на запах тёплого железа, наполнял воздух, когда мы искали Писаря, теперь же он буквально переполнял весенний лес, и я почувствовал — вокруг разлита… смерть! Несколько найденных мною тушек не успевших спастись и погибших таёжных птах подтвердили догадку: ОНА здесь, в лесу…

Сбитый с толку рассказом охотника, я не поверил ни одному его слову, и причиной, послужившей разгулу его безудержной, воспитанной на богатом северном эпосе фантазии, посчитал «пшеничное вино»!

Однако Василий, заметив моё скептическое отношение к рассказанному, предупредил меня, что, конечно, верить или нет — это моё законное право, и пояснил: утверждают старые и неграмотные люди, будто живёт на севере птица, «поющая ночью о смерти», и те из птиц, зверей, людей кто её увидел, кто, к своему великому несчастью, услышал пение птицы, — умерли, но… Немногие, кому по странному стечению обстоятельств довелось увидеть птицу и остаться живыми, рассказали, что крылья у неё похожи на крылья летучей мыши и подобны северной ночи! Прилетает птица всегда ночью и улетает перед рассветом — она живёт в ночном мраке и не переносит солнечного света, а в местах, где поселяется, тайга становится мёртвой, поэтому она не может жить на одном месте, а если бы и жила, наверняка умерла бы с голоду. А птицы, звери и люди, почуяв «запах тёплой смерти», в великом страхе покидают насиженные места, порой в панике бросая нажитое и спасаясь от неминуемой смерти, от которой есть лишь одно спасение — бегство!

Птица, если верить эвенкийским легендам, прилетает только тогда и туда, где должно произойти большое несчастье, прилетает накануне и начинает петь. Песни птицы никогда и никто не слышал, потому что поёт она беззвучно, но столь страшно, что всё живое, не успевшее убежать, спастись от её страшной песни, умирает; причём на телах умерших людей, тушках птиц и зверюшек никто и никогда не находил ни одного ранения…

Ещё слышал старый охотник от одного, определённого на поселение ненца, как иной раз в тундре, после длинной полярной ночи, люди встречали целые стойбища мертвецов — людей, собак, оленей… Это птица, «поющая ночью о смерти», пропела над ними свою страшную песню…

P.S.

…Прошло около 60 лет, а свежи в памяти воспоминания о тех страшных событиях. Правда, до последнего времени я ни на грош не верил в рассказ старого охотника, считал, что не «птица, поющая ночью о смерти» пропела над людьми свою страшную песню, а «звери», истребившие людей, и получившие за свои преступления деньги от государства. Я считал рассказанное Василием мифом, придуманным охрой, для сокрытия своих преступлений.

Лишним подтверждением моей уверенности явилась бумага, которую обязали подписать каждого из нас, отбывавшего к месту новой работы и прямо или косвенно имевшего отношение к произошедшим событиям. Мы получили исчерпывающий инструктаж от особиста, подписали специальную бумагу, где случившееся в лагере называлось государственной тайной, за разглашение которой имяреку грозило либо тюремное заключение, или… расстрел. Нас обязывали молчать… в течение 25 лет!

Когда прошли отведённые на молчание годы и я по-прежнему не верил в рассказ охотника-эвенка, совершенно случайно наткнулся в одном из старых номеров журнала «Техника-молодёжи» на статью, повествующую о «голосе моря». Автор публикации уверял — морские волны могут при определённых условиях порождать не слышимые для человеческого уха инфразвуковые колебания. Достигая определённой частоты, они становятся смертельными и, нарушая дельта-ритм работы сердца, приводят к летальному исходу. Написанное в данной статье хотя бы в какой-то мере проливает свет на таинственную гибель людей в тайге, и как-то объясняет тайну и по сей день неизвестного науке летающего чудовища, предположу даже — не имеющего аналогов в животном мире нашей планеты…

Что случилось в Лихоборах

В один из сентябрьских вечеров 1988 года в дверь одной из комнат общежития строителей на Лихоборской набережной раздался стук. Здесь жили три девушки — Фаина, Таня и Фирюза. Выглянула Фирюза на лестничную площадку — никого. Между тем шёл 12 час ночи, и такие шутки вряд ли могли показаться смешными. Дверь же продолжала вести себя странно: она стала открываться и закрываться, будто на ней кто-то катался. Вдруг на кухне засвистел электрический чайник, хотя все трое утверждали, что не включали его. В общем, было над чем поразмышлять, и подруги, вооружившись колюще-режущими предметами, какие были на кухне, просидели всю ночь без сна.

На следующий вечер для укрепления обороны пригласили соседа Юру. Когда дверь сама собой начала открываться, мужественный сосед уплотнил её с помощью полотенца. В ответ миролюбивые постукивания сменились грохотом. «Будто здоровенный мужчина колотил, — рассказывали потом девушки. Дверь пришлось открыть, после чего удары прекратились.

Фаина робко спросила: «Ты кто — чудовище? Если “да”, то постучи». В ответ постучали. Возможность вести переговоры приободрила «осаждённых», и они условились с «ним» так: один удар будет означать «да», а два — «нет».

О происшествии стало известно в строительном управлении, и прораб Н.Буканов решил лично проверить неправдоподобные факты.

— Когда мне ребята рассказали об этих явлениях, я, естественно, сначала не поверил, — рассказывал он. — Пришёл в квартиру, и «он» вступил со мной в контакт. Я постарался задавать такие вопросы, ответы на которые никто из присутствующих знать не мог. Допустим, сколько комнат в квартире, где живёт моя мать? «Он» отвечал правильно…

Убедившись, что в общежитии происходит что-то невероятное, прораб позвонил телевизионщикам из передачи «Очевидное — невероятное».

Их визит тоже начался с загадки: на подступах к общежитию внезапно отказала японская видеоаппаратура, что бывает нечасто. Попытки наладить технику ни к чему не привели, пока не догадались отъехать подальше от необычного дома, помогло. Камера заработала и исправно действовала до конца съёмок.

Невидимку по-домашнему прозвали барабашкой — очевидно, потому, что барабанил. Новый жилец оказался существом невредным, и его поведение хозяйки охарактеризовали так: «Он как ребёнок, любит шалить: то катается на двери, то тапочками бросается. Причём тапки летают как-то странно — такие виражи совершают! Ещё он любит электроприборы включать, а когда играет магнитофон, то часто стучит в такт музыке, да так искусно — ну, просто профессиональный барабанщик. Однажды не хотел пускать на работу Фаину: перестала открываться наружная дверь. Тогда девушка предупредила, что уйдёт через окно. Возражений не последовало, пришлось ей так и поступить.

Но оказалось, что барабашка не только шкодить горазд, может при случае и помочь. Как-то попросили его постучать, когда чайник закипит — и он не подвёл. Несколько раз по утрам на кухне находили неумело приготовленные бутерброды. Девушки уверяют, что это его работа…

Особенно симпатизировал барабашка Фирюзе. Без неё если и вступал в контакт, то как-то вяло и неохотно. Стук чаще всего исходил откуда-то из-под пола. «Беседовать» барабашка мог с кем угодно — если, конечно, хотел. Днём, он, судя по поведению, отдыхал, а к вечеру начинал свои безобразия и уснуть было трудно, как если бы рядом ребёнок затеял шумную игру.

К девушкам зачастили визитёры — от соседей до иногородних гостей, от праздных зевак до представителей Академии наук.

Кстати, о науке. Учёные так и не пришли к единому мнению по поводу лихоборских чудес. Например, В.Клепиков, сотрудник Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн высказал такое мнение: «Это либо фокус — “штуки”, и намного хитрее, делаются в цирке и на эстраде, — либо явление, относящееся не к науке, а к мистике».

А.Листратов, исследователь аномальных явлений не согласился с такой точкой зрения:

— К науке относится всё непознанное, и задача науки — познавать. Так что мы признаёмся, что это явление пока совершенно непонятно.

Один из исследователей пожелал лично во всём убедиться. В интересах науки он остался ночевать в общежитии, а утром обнаружил, что бельё, на котором спал, изрезано, словно бритвой. Говорят, что разрезы эти потом изучали под электронным микроскопом, но результаты обнародованы не были. Зато была попытка переселить девушек в специально оборудованное помещение для дальнейшего изучения феномена. С Барабашкой это согласовали, и он отправился вместе со всеми. И вот когда автомобиль с подругами ехал по московской улице, Фирюза на всякий случай спросила: «Барабашка, ты с нами?» В ответ последовал сильный удар в днище «Волги». Водитель потом утверждал, что машина подпрыгнула, а он чуть не выпустил руль…

В исследованиях принял участие и отдел теоретических проблем АН СССР. Его руководитель, доктор физико-математических наук Э.Андрианкин так охарактеризовал события:

— Обычно эти вещи связаны с определённым состоянием человека. Вот сейчас мы и хотели бы выяснить, кто носитель этого состояния? Либо он должен присутствовать здесь, среди молодых девушек (это очень часто бывает), либо среди людей, которые к ним заходят. А звуки, естественнее всего, идут от какого-то устройства: скажем, трубы могут резонировать…

На этом научный поиск не закончился. И тут нам надо отметить роль Фирюзы, которой удалось уговорить Барабашку пойти навстречу учёным. Вот как это происходило.

Фирюза: — Барабаш, стукни, ну, я прошу тебя. Ну, один раз. Ну, прошу тебя, Барабаш. Пожалуйста.

Э.Андрианкик. — Ну, ей-богу, стукнул!

Корр.: — Скажите, а вот теперь основы теоретической физики не могут быть в какой-то мере скорректированы?

Э.Андрианкик. — Ну, пока над такого рода явлениями мы не думали.

То, что поразило Э.Андрианкина, его коллеге В.Исакову, тоже представляющему академическую науку, уже ясно:

— Вообще говоря, внутренний механизм таких явлений в некоторой степени нам известен и, в общем-то, они не представляют для нас сверхтаинственного явления… Пока что мои наблюдения полностью укладываются в ту модель, которая у нас имеется и которая работает.

Корр.: — Не могли бы вы хотя бы в нескольких словах рассказать о своей гипотезе?

В.Исаков: — Я думаю, просто некорректно сейчас нарушать вот такую хорошо сложившуюся здесь атмосферу.

Чем дальше разносилась молва о чертовщине в общежитии, тем труднее становилась жизнь наших героинь. Не обошлось и без откровенного хулиганства: раздосадованные парни, которых не пустили на ночь, выбили окна и пришлось девушкам покинуть беспокойное жилище. Всякая научная работа по этому адресу тоже, естественно, прекратилась. И едва ли не самым содержательным вкладом в науку оказался диалог с невидимкой заместителя председателя Комиссии по биолокации при НТО радиотехники, электроники и связи имени Попова Е.Мейлицева. Евсей Яковлевич, как и все лозоходцы, умеет обращаться с биорамкой, которая в умелых руках способна демонстрировать удивительные вещи: искать полезные ископаемые, определять геопатогенные зоны, беседовать с неведомым разумом… Беседы эти идут по принципу «да» — «нет». Если «да» — рамка отклоняется в одну сторону (в какую именно — об этом надо договориться с «собеседником»), если «нет» — в другую. Мы не будем здесь разбирать, насколько всё это научно или хотя бы правдоподобно, потому что о биолокации написано немало и это тема особого разговора.

Итак, Е.Мейлицев задавал вопросы, а рамка передавала Барабашкин ответ. Положительную реакцию мы для краткости обозначим плюсом, а отрицательную — минусом. Вот некоторые фрагменты диалога.

— Есть ли другие способы общения с тобой кроме «да» — «нет»? (+)

— Каждый ли человек может найти его? (—)

— Может ли ясновидящий? (+)

— Почему ты стал проявлять себя с этими девушками? Они добрые? (+)

— Ты хочешь воспользоваться этим? (—)

— Хочешь дать знать людям, что кроме физического мира существуют и другие миры? (+ +, сильное отклонение рамки)

— Ты подпитываешься полем Фирюзы? (+)

— А Тани? (—)

— Вы с Фирюзой земляки? (+)

— Можешь ли ты подпитываться у растений? (+)

— Твоё дерево берёза? (—) Дуб? (—) Грецкий орех? (+)

— Известно ли там, где ты, что такое добро или зло? (+)

— Совпадает ли это с нашими мерками? (—)

— У тебя были земные воплощения? (+)

— Есть ли у вас контакт с душами умерших людей? (+)

— Контактируешь ли с родителями? (—)

— Ты можешь влиять на поступки людей? (+)

— Доступна ли тебе информация о прошлом? (+)

— Умеешь ли ты читать мысли? (+)

— Меняешься ли ты со временем? (+)

— Становишься ли ты совершеннее, чем был? (+)

— В этом смысл твоего пребывания в нефизическом мире? (+)

— А в физическом — самосовершенствование? (+)

— А есть ли ещё какой-либо смысл? (+)

— Ты устал от наших вопросов? (+)

— Может, побеседуем ещё минут через пять? (—)

— Мы затрагиваем темы, на которые ты не хочешь говорить? (+)

…В том, что в Лихоборах действительно происходило что- то необычное, авторам фильма «Кто там?» удалось убедить далеко не всех. Не способствовали этому и довольно невежливые барабашкины манеры. Напомним один из эпизодов фильма:

Фирюза: — Барабаш, будешь разговаривать с людьми, которые… разбираются в науке?

(Стуки)

— Нет.

В.Клепиков (наклоняется к полу): — Барабашка, может быть, тебе кто-то не нравится здесь?

— Да.

— А ты скажи, кому уйти, и он уйдёт. Я не нравлюсь?

— Нет.

— Так. Кто? Этот товарищ?

— Да.

(Тот, на кого указал Клепиков, выходит из комнаты. Это — Б.Шуринов, исследователь аномальных явлений.)

«У меня складывается впечатление, — пишет пенсионер В.Королёв, — что поскольку без всяких причин, а только по навету выдуманного Барабашки был удалён один из участников эксперимента, то не значит ли это, что выдворенный узнал о каких-то сторонах этого спектакля, которые, по замыслу шельмователей, не должны быть известны широкой публике телезрителей… Я полагаю, что Б.Шуринов пришёл туда не для того, чтобы себя показать, а для того, чтобы разобраться на месте. Но он оказался не ко двору… Мне думается, что если это проделки фокусников-разыгрывателей, он вытащит их за уши на всеобщее обозрение.

Интуиция не подвела автора письма. Именно так всё и было, о чём не раз рассказывал и сам Б.Шуринов. Вот, к примеру, что он говорил в один из сентябрьских дней 1990 года в Таллинне, на встрече исследователей в области энергоинформационного обмена: «Вы помните историю с барабашкой? Помните? Так вот, товарищи; я тот самый несчастный, который Барабашку разоблачил. В том фильме, который был по поводу барабашки, мне было предложено выйти из зала, потому что барабашка с людьми не разговаривал. Но никто не позволил мне об этом написать…

Я сказал давным-давно, что я готов вылететь, выехать на любой полтергейст. Но меня никуда не зовут, потому что знают, что я приезжаю не для подписывания протокола, а для изучения. Если докажут, что такое есть, так дайте же мне разобраться! А приехать подписывать протокол о том, что я был на полтергейсте, — это не моя практика…»

Когда исследователь приехал проверить слухи о Барабашке, то в общежитии уже работали телевизионщики, готовили передачу «Очевидное — невероятное». «Мне было предложено быть ведущим этой передачи, — продолжает Б.Шуринов. — Я отказался. Ведущий — это подыгрывающий, потому что его снимает камера… Это несерьёзно, это объект, который принимает участие. Дело было так: после первого щелчка я знал, что зона стука — это её (Фирюзы) ноги. Мне стало ясно, что у неё сократилась мышца на правой голени, это было видно. И то, что шум шёл из правой стопы — тут не было никаких сомнений… После этого дела мне ничего не оставалось, как уставиться вот так вот на неё, что я и сделал. И на этом Барабашка перестал разговаривать навсегда. Была очень тягостная пауза. Тогда к ней на помощь пришёл режиссёр, сказавший: «Спроси, пожалуйста: “Барабашка, тебе мешает кто-нибудь?”» Фирюза спросила: «Барабашка, тебе мешают?» Что ей было делать? Она артистка, она молодец… «Мешают…» — «Сейчас мы выгоним его». Попали пальцем на меня… Я вышел из комнаты, пошёл на кухню. Там был Возчиков со студии телевидения! Я сказал ему: «Извините, но она ведь ногой стучит!» И он мне в ответ: «Как, и вы тоже заметили?» (Смех в зале)…

На сегодня я знаю двух барабашек. Это — дочь приятельницы, она стучит большим пальцем ноги… Как это делается? У них есть аномалии, они стучат костями на пальцах. У неё (Фирюзы) аномалия простая: она умеет выбивать такой стук, сокращая большой палец правой стопы…

Вот так чуть было не осрамились простодушные представители Академии наук вместе с самодеятельными исследователями, неспособными отличить стук от щелчка, не говоря уже о том, чтобы определить источник звука. Хорошо, нашёлся здравомыслящий человек. Но выступать с публичными разоблачениями он в тот день не стал.[8]

Передачу «Очевидное-невероятное» уже много лет вёл профессор С.Капица. Не собирался отказываться от своих обязанностей он и на этот раз, точно так же, как и тележурналист Алексей Горовацкий, который, невзирая на снимающую камеру, старался добросовестно делать своё дело, не подыгрывая при этом ни той, ни другой стороне, что, собственно, и отличает профессионала от дилетанта. Учтём и то, что телевизионщиков устраивал любой финал этой истории. Передача получилась бы ещё эффектнее, если бы под занавес Фирюза была схвачена за руку, или, точнее, за ногу, и здравый смысл в очередной раз победил. Тем более что академической науке, к которой принадлежит ведущий телепередачи, такой итог понравился бы куда больше, чем неопределённое «явление надо изучать»…

К сожалению, то, что Шуринову стало ясно после первого стука (или щелчка?), для многих так и осталось загадкой.

Почему же невидимке удавалось так долго морочить людям головы? Не исключено, что виноваты и сами исследователи, которые начали потакать капризному барабашке и удалять неугодных. Вот тут бы Шуринову и внести ясность в события. Мы поначалу недоумевали, почему же он тогда промолчал. А потом припомнили несколько строк из его книги «Парадокс XX века». «Когда недоброй памяти академик Т.Д.Лысенко поучал наших учёных, что из семян ветвистой пшеницы можно получить клевер и овёс, то эти учёные, за редчайшим исключением, дружно помалкивали. (Ещё бы, умный человек всегда чувствует, где ему могут сделать больно!)» Точнее не скажешь. И кто будет возражать, что Борис Аполлонович тоже неглуп?..

ОТ МОСКВЫ И ДО ОКРАИН

Осенью 1666 года в Белом городе Москвы, в богадельне при церкви Кивра и Иоанна на Кулишках, где жили старухи с сиротами, появился, по тогдашней терминологии, «демон». Преосвященный Илларион, — впоследствии митрополит Суздальский и Юрьевский, — утверждает, что демон этот не давал старухам покоя ни днём, ни ночью, чиня им всякие козни: гремел чем-то на печи, по углам, швырялся камнями, оставаясь при этом невидимым. Происшествие обеспокоило царя Алексея Михайловича, и он велел священникам «молитвами действовать против злокозненного духа». Успеха это не принесло, и в конце концов за дело был вынужден взяться сам Илларион. Вместе с двумя иноками он семь недель «подвизался в молитвах». В итоге упорствующий демон был изгнан из богадельни. Что такое «кулишки» (сенокосный участок на берегу реки) постепенно забылось, зато родилась известная поговорка: «У чёрта на куличках».

Слухи о подобных историях доходили и до литераторов. А.С. Пушкин, например, в декабре 1833 года записал в дневнике: «…В городе говорят о странном происшествии. В одном из домов, принадлежащем ведомству придворной конюшни, мебель вздумала двигаться и прыгать; дело пошло по начальству. Кн. В.Долгорукий нарядил следствие. Один из чиновников призвал попа, но во время молебна стулья и столы не хотели стоять смирно. Об этом идут разные толки».

Полтергейст далеко не всегда сводится к загадочным стукам, полётам тапочек или движению мебели. Так, в селе Силине Нижегородской губернии примерно через полвека после пушкинской записи развернулись события посерьёзнее. В доме сельского старосты Чеканова были не только элементы «обязательной программы» вроде стуков и полётов, — с невидимым жильцом можно было запросто побеседовать. Когда на полатях раздались удары, словно кто-то стучал палкой, Анастасия схватила младшую дочь в охапку — и на лавку. А хозяин, 45-летний Иван сын Тимофеев, полез на печь и оттуда решился спросить: «Что это, к худу или к добру? Не ты ли это, дедушка домовой?»

В ответ послышался хрипловатый голос: «Не бойтесь, это я — ваш дедушка домовой. Пусти меня погреться на печку»…

С тех пор и начались разговоры. Обладатель голоса вёл себя покровительственно и не раз давал дельные советы. Причём все эти странности происходили только по вечерам, когда гасили огонь, а средняя дочь — десятилетняя Анюта — сидела на печи. Голос к ней особенно благоволил и в её отсутствие молчал.

«Домовой» кое-что рассказывал о себе: назвался Иваном Ивановичем Варламовым и уточнил, что у него есть сестра Машенька с ребёнком. Однажды «дедушка» объявил, что говорить больше не хочет, и вместо него придёт Машенька. Через некоторое время раздался тонкий женский голос: «Добро живёте, Бог помощь». Говорила она, по словам свидетелей, чистым, «господским языком, в то время как «дедушкам» заметно прицокивал, т. е. произносил «ц» вместо «ч». По словам пришельцев выходило, что они местные, из дома Варламова. Такой дом в селе действительно был, но ни Машеньки, ни Ивана Ивановича там не помнили.

Если в избе пели, то невидимка любил подпевать. Сам дед охотно затягивал «Солдатушек». На вопросы отвечал не без юмора и по поводу своего хриплого голоса пояснял: мол, был на празднике. С нахалами не церемонился. Когда местный кузнец, услыхав голос, пообещал прикончить домового, то в ответ раздалось: «Я те сам убью». И в лицо обидчика тут же полетела портянка.

Однажды сообразительные хозяева взяли крест на длинном шнурке и бросили в ту сторону, откуда доносился голос. Когда зажгли огонь, то увидели, что крест оказался на Анюте, сидевшей на печи. В присутствии той же Анюты странно вели себя часы — то останавливались, то снова шли. В общем, «компромата» на неё было достаточно. Но всё же и сельчанам, и местным властям хватило ума не подозревать девчонку ни в психических сдвигах, ни даже в озорстве. Тёмные жители Силина скорее были склонны обвинить Анютину мать, которая-де «али прокляла свою дочку, али дурно выбранила, вот к ней и привязались нечистые».

В наше время, конечно, Анюта так легко бы не отделалась. Ведь без неё никакие чудеса не происходили — точь-в-точь как в нашумевшей истории с Сашей К. из Енакиева. Там голосов не было, но зато в квартире сами собой вспыхивали вещи, причём только в Сашином присутствии. Конечно, не обошлось без психиатров. Комиссия специалистов НИИ клинической психиатрии Всесоюзного научного центра психического здоровья Академии медицинских наук пришла к такому выводу: «На момент освидетельствования каких-либо психипатологических расстройств у пациента не выявлено». А вот профессор Е.Щебрина, тоже психиатр, примерно в то же самое время поставил другой диагноз — «невротическая реакция с пироманией». То есть такой пациент запросто мог поджечь что угодно. Когда же у Саши вспыхнула на голове шапка, то ещё один профессор-психиатр Ф.Кондратьев объяснил это по-своему: химия плюс мистификация.

Ох, уж эти психиатры… Мало того что ставят разные диагнозы, так ещё и друг друга не слышат. Нам всё-таки думается, что Ф.Кондратьеву видней. Он же тогда руководил отделением в Институте общей и судебной психиатрии имени Сербского, а это очень серьёзно. Не случайно в своё время печать назвала упомянутое учреждение символом карательной психиатрии. Взгляд на психику там такой, понять который не всякому психически здоровому человеку под силу. Например, если ты математик, а интересуешься психологией и философией, то специалисты в таком эрудите не так давно усматривали шизофреника. Борешься за права крымских татар — ты психопат-сутяга. А если биолог берётся сочинять стихи, то налицо «расщепление личности». Недаром же профессор Г.Морозов, долгое время возглавлявший институт, проинформировал представителей Международной Хельсинкской федерации: мол, советской психиатрии менять свою практику нет нужды. Похоже, и не меняют.

В Енакиеве чудеса закончились сами собой, после того, как Саше исполнилось 14. Проницательные аналитики связали этот факт с уголовным законодательством, поскольку именно с указанного возраста подобные проделки престают быть безнаказанными. А вот в Силине дня борьбы с домовыми потребовались более активные действия. Богомольцы посоветовали хозяевам отслужить дома молебен с водосвятием, после чего напасть прекратилась.

В 1926 году очередной полтергейст с летающими поленьями и сковородками приключился в Киеве. Поскольку на вмешательство милиции злоумышленник не обращал внимания, то за дело принялось ГПУ. Но и этим специалистам не удалось внести ясность в события. В конце концов следователь обратился к директору Института научно-судебной экспертизы В.Фаворовскому. По мнению профессора, «считать, что здесь имеет место какой-то обман, невозможно», в Сапёрной слободке происходили «так называемые телекинетические явления, очень мало исследованные наукой».

Журналист, рассказавший об этом случае, был оптимистом: «В условиях Советского Союза, — писал он, — где мистика — это главное препятствие для изучения метапсихических явлений — не имеет поддержки… планомерная научная работа в этой области даст, может быть, такие же большие результаты, какие всегда давало строгое объективное изучение других физических и биологических явлений».

Не вина автора, что он поторопился с прогнозом. Он же не знал, что и десятилетия спустя будут продолжаться споры на тему «было — не было». Правда, такой вопрос теперь возникает всё реже. Да и глупо его в который раз задавать, если, к примеру, томский барабашка, который назвал себя Никоном (такая надпись появилась однажды на стене), устраивает погромы и поджоги в присутствии не только пожарных, но и журналистов, благодаря чему страна может читать репортажи о событиях в квартире томских пенсионеров и даже видеть результаты никоновских безобразий.

Не было сомнений в аномалиях и у поварих столовой завода силикатных стеновых материалов из подмосковного Калининграда, хотя такого они никогда в жизни не видели: над столами летают стаканы и бьются об дверь. Хорошо, что дело было утром и до обеда оставалось время, чтобы навести порядок — поставить на место перевёрнутую хлеборезку, откатить от двери колоду для рубки мяса… Да и битое стекло где только ни находили — и в тесте, и в тарелках. Но вот что любопытно: все 43 общепитовских стакана оказались целы, а летали и бились — чужие.

Через несколько дней в той же столовой справляли поминки, и кто-то предложил налить нечистой силе стаканчик водки и положить хлеба. Водка, понятно, продукт ценный и поначалу нечистой подсунули обыкновенную воду. Но стакан сам собой перевернулся. Когда же налили настоящий напиток, то водка покраснела… Народ, естественно, заволновался, работа столовой остановилась. Связались со столичными специалистами по аномальным явлениям, и те дали дельный совет: не волноваться, двери опечатать, ситуацию контролировать. Только не сказали, как именно контролировать. И когда дверь открыли, то калининградцы увидели печальную картину старательного разгрома, описание которого получилось бы долгим и однообразным.

Заметим, что проделки многочисленных барабашек не отличаются ни разнообразием, ни фантазией. Они большей частью удручающе глупы и примитивны. «Три года назад у меня в квартире стало что-то стучать, — пишет Лариса В. из г. Стрыя Львовской области. — Бывало, я сама постучу, а “оно” отвечает, да так, что даже посуда звенит. По утрам будило, ровно в 7 часов. А однажды муж приехал из командировки, так “оно” не хотело, чтобы муж меня обнимал. Как обнимет — начинается “стук”». Как выглядит этот «стукач», женщина не знает, но всё же считает, что тот шарик — тёмно-серый, как дым, который как-то раз пролетал мимо её лица, — и был тот самый невидимка.

Зато одна девочка из г. Никеля, которая вместе с родителями пожелала остаться неизвестной, в осенний день 1990 года увидела, как в ванной появился некто «чёрный, мохнатый, с длинным хвостом, размером не больше кошки, мордочка как у зверушки, с чуть приплюснутым носом», — потеряла сознание. Причём этот «кот» может быть и невидимым, и видимым, а образ принимает, какой захочет.

Обнаружили его, когда он однажды прошмыгнул под сервант. Потом, как водится, начались странности: сама собой падает посуда, включается сломанная духовка, неизвестно откуда появляются лужи… Но самое удивительное, что невидимка не только отзывался на барабашку, но и… разговаривал человеческим голосом, по-русски. Голос тонкий, глуховатый, чуть протяжный. Беседы с ним, как и с другими барабашками, скучноваты:

— Барабашка, ты здесь?

— Здесь.

— Что ты делаешь?

— Сплю….

Почему-то он любил поспать. Когда ни спросят — всё спит. И вдобавок, по его собственным словам, он неграмотный. Может, потому, что много спит?

Собеседник откровенно назвал себя домовым и сообщил, что ему 142 года, а вообще собирается дожить до 170.

Последней проделкой барабашки из Никеля оказалось вываленное на стол брусничное варенье. Хозяйка только руками всплеснула: «Сколько же это будет продолжаться?» И услышала: «Я скоро уйду от вас». Этак грустно, даже обиженно. Ему тут же в ответ: «В добрый час». — «Спаси-и-бо».

В этом рассказе примечательно описание барабашкинской внешности: кое в чём оно перекликается с тем, что говорила Фирюза и её подруги («маленький, лохматый). Кроме того, повадки домового заставляют усомниться в уверениях фольклористов, будто сказки про нечистую силу порождены лишь фантазиями да суевериями. А может, ещё и такими вот историями?..

Вызывает сомнения и другой расхожий тезис некоторых представителей науки, склонных к психоанализу: мол, все эти барабашки — от нашей неустроенной жизни, от неуверенности в завтрашнем дне. Однако это утверждение отличается не только смелостью выводов, но и столь же смелым пренебрежением к фактам. Подобные чудеса, как известно, наблюдались задолго до нашей перестройки, причём даже во вполне благополучных странах. Да и сами наблюдатели очень разные. Есть среди них богатые и бедные, легковерные и скептики, оптимисты и пессимисты. И выводы по поводу случившегося они тоже делали неодинаковые. Но если барабашка из Никеля говорил сам, то его столичный тёзка дал желающим повод высказаться. Прислушаемся к их суждениям.

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

«Если допустить, будто вся история с барабашкой — ловкая мистификация, то всё равно придётся признать, что мистификация незаурядная. Давно исчезли с телеэкрана девчонки, не раздают интервью и газетчикам, а те нет-нет да и вспоминают их барабашку, заодно пытаясь в очередной раз его разоблачить.

После событий в Лихоборах прошло больше года, и в «Неделе» появилась статья, автор которой, биолог А.Арефьев, подверг сообщения о полтергейсте критическому разбору. Причём все сразу, чем, собственно, и заслужил право на внимание читателей. Критик смотрит в корень: мол, а был ли мальчик? И дело даже не в том, что мальчиков как раз-таки было достаточно, а в том, что «практически для всех них (полтергейстов. — Авт.) характерны весьма неубедительные — с научной точки зрения — признаки». Такой вывод сделал исследователь, изучив популярные публикации и не пропуская телепередач на эту тему. И сразу же заметил «первое (весьма показательное) — то, что полтергейст явно тяготеет к тихой, уютной домашней обстановке, часто в старых домах, с наличием подслеповатых и чудаковатых бабушек и дедушек. Сами собой зажигаются плиты, включаются выключатели, открываются замки, защёлкиваются щеколды и так далее. Не дай бог такому “полтергейсту” оказаться у пульта ядерного реактора или боевой ракетной установки, на складе горючего или боеприпасов! Но его там нет. Нет его и на заводах — дисциплина, не побалуешь».

Насчёт ракет и заводов автор прав — полтергейст успел проявить себя далеко не везде. Не видели его пока ни на общем собрании Академии наук, ни в гостеприимных зданиях Лубянки. Но дело тут, похоже, не в уважении к властям и дисциплине, потому что порой этот неуправляемый дух позволяет себе шутки с солдатами, стоящими на посту, что, как известно, чревато… тем более, ночью. Так, в одном из подразделений внутренних войск рядовой Тураев, дежуривший ночью в казарме, с удивлением обнаружил, как в проходе между кроватями летают тапочки. Потом принялись падать тумбочки, а разбуженные солдаты без приказа начали подъём. В комнате, где хранилось боевое снаряжение, ящики с противогазами парили примерно в метре от пола. На место происшествия прибыл начальник внутреннего караула С.Журневич. Когда в туалете запрыгали урны и лейтенант отважно шагнул навстречу неизвестности, неведомая сила прищемила его дверью… Служебное расследование показало, что и солдаты, и офицеры психически здоровы. Остаётся признать, что лихие барабашки не теряются даже в обстановке, совершенно не располагающей к шуткам.

Так же опрометчиво судит А.Арефьев о бабушках и дедушках: не всегда они чудаковатые. К тому же у них часто бывают вполне нормальные дети, в том числе и достаточно взрослые. Вот, к примеру, сыктывкарская история 1987 года. Когда в квартире начали вспыхивать вещи, дедушка Нил Афанасьевич Ш. трудился вахтовым методом в шестистах километрах от дома. Сын же его, Сергей, давно уже не мальчик, а младший сержант милиции, был в это время дома. Когда он увидел, что в прихожей загорелся шарф, то бросился его тушить. Но вот вопрос: кто поджигатель? Шалопай-внук? Но внука не было, а была внучка, возраст которой в то время мерялся месяцами. Разве что сноха… Правда, молодой маме самой пожар не понравился, и она, надев шубу и забрав дочку, отправилась от греха подальше к соседке. Вот эта самая шуба и загорелась на ней, причём не снаружи, а изнутри. Если то был розыгрыш, то довольно дорогостоящий, если учесть, что шубу пришлось выбросить. Да и кого разыгрывать? Хорошо Игорю Кио — на него тысячи глаз смотрят, а потом ещё и аплодисменты. А тут — безлюдная лестничная клетка и горит настоящая, не бутафорская шуба, купленная к тому же на собственные деньги.

А в Лихоборах и вовсе не было детей, не говоря уж о «подслеповатых бабушках». Поэтому «второе, весьма характерное», по мнению автора статьи обстоятельство, — «связь полтергейста с наличием одного-двух детей (всегда!) «среднего возраста» мы рассматривать не будем.

«Третий крайне подозрительный факт: “прописка” полтергейстов в областных центрах, в Москве, Ленинграде или поблизости от больших городов. То ли тут физические условия благоприятнее, то ли начитанность выше, но едва лишь, например, журнал “Звезда” опубликовал фантастическую повесть Стивена Кинга “Воспламеняющая взглядом” (“Поджигательница”) про девочку-лазер, как тут же появились подражания: “самовозгорания” в Ленинграде и прочее», — иронизирует автор.

География феномена и впрямь подозрительна. От Енакиева, где произошла похожая история, например, рукой подать до Донецка, а там до Киева и вовсе какой-нибудь час самолётом. То же самое и в деревне Никитское, где сахарница летала по избе. Деревня та, в Подмосковье, а, точнее — под Клином, так что подписаться на журнал не проблема. Начитаются в таких деревнях фантастики — и ну, подражать!.. Правда, в Никитском ничего не горело, а только летало, но для критика это неважно. Всё равно с журнальными статьями закономерность просматривается. Вот как, например, вскрывает суть полтергейста писатель-фантаст Еремей Парнов: «Или этот поджигающий взглядом мальчик из Енакиева, о котором столько писали в “Известиях” и который в конце концов оказался элементарным мистификатором (в подробности писатель не углубляется: «оказался» — и всё. — Авт.). Я ведь вижу, откуда это, я ведь читал книгу Стивена Кинга “Несущая огонь”. Хотя и не Кинг — автор мифа: зажигание взглядом встречается в древнейших мистических учениях… Я могу предположить, что, изложенный в книге Кинга этот миф вполне мог найти пристанище в чьём-то неустойчивом или склонном к розыгрышам сознании».

Дался же авторам этот Кинг… Если почитать работы некоторых других исследователей полтергейста, то узнаем ответ и на «четвёртую загадку», согласно которой феномен проявляется якобы «только в присутствии определённых лиц». Да, присутствие «носителя» феномена отмечалось примерно в 80–90 процентах случаев. Однако историй, когда «носитель» оказывался ни при чём, слишком много, чтобы считать их исключениями.

Но вернёмся к «откровениям» Арефьева. “Достаточно забавно и пятое обстоятельство: явления происходят «без нарушения техники безопасности”. Вот и неправда: барабашкины проделки безобидны далеко не всегда. Ну что бы вы подумали, обнаружив на собственной кровати записку, написанную старославянскими буквами: “Сегодня ночью берегись”? Гусары, понятно, посмеялись бы в усы да и прогуляли всю ночь. Но у Яковлевых из села Гремяки Рязанской области в роду гусар не было, и потому хозяин, к тому же недавно выписавшийся из больницы, по совету жены запер спальню на замок и пошёл ночевать к родственникам. А вот жене его пришлось помучиться. «Более кошмарной ночи за свою жизнь Елена Сергеевна не могла припомнить — в запертой комнате то и дело слышались шаги. Утром через стекло она с ужасом увидела, что постель сброшена на пол, а на кровати под покрывалом кто-то лежит. Войти же решилась, только когда вернулся муж с родственниками. Тут же увидели новую записку: “Зачем ты ушёл?” и подпись “ч.р.т.” Много усилий над собой пришлось им сделать, чтобы сдёрнуть покрывало. Под ним покоились… свёрнутые телогрейки».

Хозяева обратились в милицию, но и там не смогли совладать с невидимкой. Даже не выяснили, чьей рукой написаны загадочные послания. Это позволяет предположить, что данный случай не укладывается в енакиевские рамки, где, как мы помним, эксперты обвинили во всём мальчишку. Здесь же восьмимесячный Алёшка явно не годился на роль «трудного подростка». Между тем «нечистая сила» стала агрессивной. Начались поджоги: то пол вспыхнет, то стена. С Алёшкой тоже произошла странная история. Он остался с мамой, и в квартире никого больше не было. Мама вышла на минутку на кухню за молоком, возвращается — ребёнка нет. Обыскала всю квартиру, подняла крик… А через некоторое время из шкафа послышалось младенческое агуканье. В запертом шкафу сидел Алёша и не собирался плакать. И даже смеялся. Матери показалось, что сын с кем-то играл… Шутка? Возможно. Но не Алёшкина же.

Чтобы не сложилось впечатления, будто все эти барабашки с задатками коммунальных пакостников исключительно мужского пола, расскажем о некой «Катьке». Так подписывала свои угрожающие записки нечистая сила, объявившаяся в доме Егорченковых из села Подывотье, что на Брянщине. Записки эти были довольно безграмотны и, как правило, ругательного содержания.

Появлялись они, по наблюдениям хозяев, «прямо из воздуха». Угрозы были не пустые: Катька исправно била стёкла хозяевам, швыряла вещи. Пришлось супругам перебраться к соседям.

Но Егорченковым ещё повезло, потому что бывали неприятности и посерьёзнее. В Мурманске, например, в одной из квартир на проспекте Мира ни с того ни с сего начала греться стена кладовки, потом начали подгорать хранившиеся там продукты. А потом… взорвалась железобетонная стена. Раскалённый кусок вылетел в коридор, и из него на линолеум полился жидкий металл. Вспыхнул пожар. Хозяева огонь потушили, вызвали специалистов-строителей, энергетиков и даже физиков из местного инженерно-морского училища. Но те только руками развели.

Полтергейст ещё никого, к счастью, не убил, но само явление, по мнению А.Арефьева, носит «шутливый характер, даже пожары возникают лишь “в присутствии”, чтобы их сразу же можно было погасить».

Всё это, конечно, забавно. Вот и милиционер, услышав жалобы Анны Петровны Рощиной из деревни Никитское, расхохотался. А та в ответ расплакалась: «Вам смешно, а мы вещи выносим!»

У нашего критика есть и ещё претензии: «Наконец, едва дело доходит до научной фиксации факта, как явление или пропадает, или не получается», — сетует он. Никак не хочет полтергейст «сотрудничать» с представителями науки. Наладят наконец учёные свои приборы, сидят, ждут, а невидимка — ни гу-гу, поэтому лучше всего считать, что ничего и не было.

Вот на таких «показательных», «характерных» и даже «забавных» обстоятельствах и строит учёный критик свои рассуждения.

Впрочем, он допускает возможность странных эффектов, неизвестных науке, но предостерегает. Прежде задумаемся, а каково простейшее решение? И выяснится вдруг, что стучала дрессированная крыса или соседи — по договорённости. Или откроется что-то ещё неведомое, но тривиальное. Выяснить ещё ничего не удалось, но исследователь уже знает: будет нечто тривиальное.

А что выяснили мы, прочитав статью? Во-первых, то, что биологу многое в таких историях кажется не только загадочным, но и забавным. Во-вторых, автор, несмотря на показную недоверчивость, крайне легковерен. Его вполне устраивают объяснения вроде дрессированной крысы. Главное, чтобы было занятно.

СИНДРОМ ДЯДИ КОЛИ

Отношения разного рода барабашек с теми, кто стоит на страже закона и порядка, заслуживает отдельного разговора.

Вот, к примеру в г. Курмыше Симбирской губернии в 1813 году случилась чертовщина. В избе вдовы Раздьяконовой стали летать вещи — лапти, горшки, поленья. А из стены вещал чей-то тоненький голос. Дело дошло до полиции, потом — до суда. Следствие пыталось свалить всё на проделки крепостной девки Настасьи Сергеевой. Спасло Настасью лишь то, что во время этих событий она болела и не вставала с печи. И уездный суд не нашёл ничего лучшего, как «случай сей предать суду Божьему». С тех пор профессионализм работников правопорядка, очевидно, вырос, потому что теперь милиция порой готова даже пойти навстречу потерпевшим. Вот, например, в Сыктывкаре, о котором мы уже говорили, дело могло повернуться и в сторону умышленного поджога. Но ограничились «неосторожным обращением с огнём». Почему? Да чтобы дело прекратить. «Иначе потерпевшим не выплатили бы страховку», — откровенно пояснил следователь.

Но не будем из примера, сыктывкарских «либералов» выводить какое-то общее правило. Дело-то могло повернуться и по-другому, тут уж как прокурор посмотрит. На «шумного духа», который завёлся в Перовском районе столицы, прокурор посмотрел неодобрительно и возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 149 УК РСФСР, что означает умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан, совершенное путём поджога. Подозрение пало на семью С., жившую в одном из домов на улице Молдагуловой. В той квартире время от времени с потолка били неизвестно откуда бравшиеся струи воды, то и дело вспыхивали вещи. Последнее обстоятельство и привлекло в квартиру пожарную команду. Понаблюдав за событиями часа два, начальник пожарного караула пришёл к выводу, что это «жильцы хулиганят». Так же рассудил и инспектор Госпожнадзора, после чего обратился в прокуратуру.

Наконец, как водится, начали появляться угрожающие записки. Автор подписывался словом «магия» и сначала требовал, чтобы жильцы во избежание неприятностей никуда не жаловались, а потом начал попросту вымогать крупные суммы в рублях. Однако жильцы всё-таки жаловались в разные инстанции, просили поменять им квартиру (если верить молве, в Англии городские власти в аналогичной ситуации пошли навстречу пострадавшим. Но Москве Лондон не указ). Пытались кропить комнаты святой водой, приглашали экстрасенса, но всё бесполезно.

На этот раз следствие воздержалось от поспешных выводов (чем заметно осложнило свою задачу), несмотря на присутствие во время событий 14-летнего Владика, который вполне бы сгодился на роль общественно опасного шутника.

Почерковедческая экспертиза показала, что записки писал не Владик. Эксперты-химики не обнаружили следов ни самовоспламеняющихся, ни горючих веществ. Страховка не компенсировала последствий разгрома, учинённого в квартире. Исследователи аномальных явлений заметили, что фотоплёнка, помещённая в светонепроницаемые пакеты, находясь в комнате, почему-то засвечивалась, и никакой мальчишка так пошутить не мог. Уголовное дело пришлось прекратить, однако вопросы остались.

Но была ещё одна версия, которая, впрочем, никуда не привела. Однажды Владик ехал в лифте. На одном из этажей лифт остановился, и в кабину вошёл незнакомый мужчина. Он начал расспрашивать мальчика, где гот живёт, в каком классе учится, кто его родители. И об этой встрече можно было бы забыть, если бы дома мальчик не обнаружил в кармане рубашки 16 рублей, которых там раньше не было. Матери всё это показалось подозрительным, и она хотела деньги выбросить, но передумала. А вскоре и начались в квартире чудеса.

Самое интересное здесь заключается в том, что нечто похожее случилось с другим мальчиком, в другое время и в другом городе. Когда один юный петербуржец однажды возвращался из школы домой, к нему подошёл смуглый незнакомец восточного типа. Он поинтересовался у мальчика, где тот живёт, после чего сказал:

— Правильно, я узнал тебя. Передай своей маме 16 рублей, я одалживал у неё.

Мальчик отдал деньги матери, чем немало её озадачил. Она отложила деньги в надежде, что за ними кто-то зайдёт. Но прошло около месяца, никто не приходил, а тут хозяйке понадобилась купюра из этой суммы. И началось… В тот же день упал холодильник, потом задвигались и начали падать стулья. И летающие кастрюли были, и записки с крепкими выражениями, выведенными, кстати, рукой то мальчика, то одного из родителей. Дело кончилось форменным разгромом в квартире, и пришлось хозяевам срочно брать отпуск и пережидать трудные времена вдали от дома. А потом кто-то их надоумил обратиться к одному старику, который пользовался репутацией «народного академика» — по части колдовства. Он-то и объяснил петербуржцам, что случившееся — козни соседей, которых, кстати, весьма точно описал. Соседи решили их выжить из квартиры, для чего воспользовали