Дорога в Проклятые Земли (fb2)


Настройки текста:




М. Князев, Д. Полупанов


Дорога в Проклятые Земли

Атлас

Обзорная карта


Центральная область


Карта Проклятых земель


Пролог

То ли бог, то ли демон

(Настоящее имя удалено цензурой во избежание наплыва несанкционированных просителей, хотя, похоже, кто-то уже и так разболтал)

Этот странный человек и его разноцветные эльфийские жёны интересны не только сами по себе. К ним вообще, как магнитом, притягивает всех необычных, рядом с которыми они оказываются. Причём это справедливо буквально для всех, в кого пальцем ни ткни.

Взять того же гнома Нарина. Вроде самый обычный представитель подгорного племени. И борода, и топор при нём. Но где вы видели гнома с такой страстью к перемене мест? А сначала ещё оправдания всякие выдумывал, почему путешествует с человеком. Теперь перестал. Любому ясно, что уже много раз мог вернуться к себе домой, причём с большой прибылью.

Или тот же князь Ва'Лет. На первый взгляд – типичный северный варвар. Ну ладно, пусть не типичный, раз не дома остался, а в Казгард подался, хотя это у них тоже не является чем-то особенным. Скажем так, на первый взгляд – обыкновенный вояка из Варварской гвардии. Не самый везучий, коли из сотников имперских в наемниках, сопровождающих купеческие караваны, очутился. Да только благоволят мои северные коллеги всему этому роду. От далекого его предка, дракона сразившего, пошло. Так что быть Ва'Лету кем-то великим, если доживёт, конечно. А то, что богиня удачи – дама капризная и полосу везения меняет на полосу невзгод, так это неспроста. Из-за сплошного везения от тоски удавиться можно. Теперь варвару эта дамочка вновь начала благоволить, а его встреча с князем Ва'Димом обоим оказалась на пользу. Но, чтобы не расслаблялись, я, пожалуй, кое-что устрою.

Или, к примеру, оруженосец Гил, который Гилия. Если кто-то думает, будто вся пикантность ситуации заключается в том, что девчонка переоделась мальчишкой… Как там светлая эльфийка Эледриэль сказала? Какой рыцарь, такой и оруженосец. А ведь никто особо не задумывался, почему девочка сбежала. Вернее, почему её собирались выдать за старого графа? У того ведь и сын от первого брака имеется, так почему же не за него?

Сама Гилия даже не подозревает, что находится не на последнем месте в списке непрямых наследников престола в королевстве, из которого родом. А если учесть, что прямых вообще нет, а очередь постепенно сокращается… Жени граф на девушке своего сына, сразу бы нашлись те, кто заметил бы ещё одного конкурента, а дряхлого старика в этом плане никто не рассматривает. Зря, очень зря. Можно ли унаследовать трон от своей мачехи – другой вопрос. Если правильно всё оформить, то, конечно, можно.

Даже полулис, не помню имени, который за странным псом присматривает, тоже не так прост, как кажется. На самом деле сын вождя, хотя этого и не знает.

В общем, интересная компания собралась. Даже жаль, что вскоре им предстоит разделиться. Откуда я знаю? Как бы это сказать. Лично и собираюсь им в этом как бы немножко помочь. Самую малость. Вовсе не из вредности и даже не со скуки. Ради их же блага.

Знаю о готовящейся ловушке и хочу помочь. Если попадут в неё с караваном, то потеряют всё, даже если сумеют вырваться. Да и вряд ли все выживут. А налегке имеют приличные шансы. Караван с имуществом тем временем спокойно (относительно, конечно) доберётся до Проклятых Земель. Раз уж взялся, сам за ними присмотрю.

А если так, то скучно не будет. Видел, какие письма передал князь Ва'Дим Гилии, и какое Нарину. И уже знаю, что сделаю в первую очередь. Скучно точно не будет. Я уже об этом говорил? Да? Значит, правда.

Глава 1

Дим. Попаданец

Подготовкой к вывозу личных вещей из Первого Леса моя принцесса Ларинэ начала заниматься чуть ли ни с самого первого дня. Оказалось, что нажитого непосильным трудом у неё весьма немало, и теперь это всё – наше. Постоянно с нами советовалась, что лучше взять, а что обменять на менее габаритное или вообще продать.

Именно в процессе подготовки они со светлой если не сдружились, то хотя бы сработались куда лучше, чем за всё предыдущее время. Эледриэль и раньше понимала, что мы в семью приняли вовсе не голодранку из клетки, а теперь в этом убедилась, потрогав её богатства руками.

Моя светлая ушастая даже немного завидовать стала, вспомнив, что она хотя формально тоже принцесса, но всего лишь племянница лорда провинциальной рощи, а темная – дочь полноценного повелителя Первого Леса, титул её раза в три длиннее. Была бы ещё одна причина у тёмной зазнаваться и поле для конфликта, но несчастье их примирило. Одна отверженная, другая сама уверена, что вскоре станет изгнанной.

Кстати, о богатствах, которые продемонстрировала Ларинэ. Моя тёмная жена неожиданно оказалась коллекционеркой. Разве что предмет хобби не стал большим сюрпризом. Как раз в её духе. Показала нам тайную комнату, буквально переполненную разными доспехами и оружием. Я в первую очередь обратил на женские кирасы полностью копирующий весь рельеф торса и, прежде всего, выпуклости груди. Даже попросил Лару один такой комплект надеть, чтобы посмотреть, как она в нём выглядит.

Эльфийка с радостью согласилась. Хобби-то у неё считалось тайным, от чего отсутствовала возможность перед кем-нибудь похвастать. Из-за чего Ларинэ лишалась одного из удовольствий коллекционирования.

– Ты у меня самая красивая! – похвалил я тёмную, облачившуюся в полный доспех.

– А я?! – возмутилась Эль.

– Ты тоже, – ничуть не смутившись, ответил ей.

Однако светлая этого дела так просто оставлять не собиралась и тут же померила другой комплект. Вскоре передо мной стояли две грозные и весьма соблазнительные воительницы. Тёмная едва уловимо, так чтобы видел я, но не заметила конкурентка, усмехнулась. Понять в чём дело было нетрудно – её доспех скорей всего лучше, чего менее опытная в таких вопросах Эледриэль не заметила.

Обратил внимание на ещё одну особенность коллекции, чем она сильно отличалась от большинства подобных. Всё оружие было настоящим. Вовсе не имею в виду, что у других бутафория. Нет, в том смысле, что с точки зрения владельца. Никаких гномьих топоров-молотов или орочьих палиц на стенах я не обнаружил. Ничего такого не было и в помине. Как и людского оружия. Всё исключительно эльфийское и наверняка по руке и размеру хозяйке.

Взять, к примеру, мою коллекцию разномастных ножей. Если честно, её в любой момент при необходимости можно скинуть, а потом без труда набрать такую же ничуть не хуже. За один день на ближайшем базаре, были бы деньги. Тут совсем другое дело. Даже мне, неспециалисту было прекрасно видно, что всё эксклюзив. Несомненно, Ларинэ всю жизнь собирала. Такое бросать жалко, а тащить через полконтинента непросто.

– И что собираешься со всем этим делать? – спросил я тёмную.

Ответ был неожиданным, причём совершенно спокойным:

– Кое-что оставлю, а остальное, большую часть, продам.

– Как?! – не поверил я.

– Это было всего лишь детское увлечение, – со вздохом ответила ушастая принцесса. – Пора взрослеть.

– Только не вздумай распродать всё по дешёвке, – вмешалась Эледриэль, которой её комплект явно понравился. – Знаю я вас, тёмных. Если тут не дадут нормальную цену, возьмём с собой. И вовсе не обязательно до самых Проклятых Земель тащить. Многое и по дороге можно продать. У человеческих правителей эльфийское оружие в цене. Особенно такое.

Услышав, в какие руки предполагается отдать её коллекцию, Ларинэ поморщилась, но спорить не стала.

Нарин. Гном

Что в Первом Лесу у светлых, что у темных – скучно. Даже пива нет. Ещё одно подтверждение того, что остроухие гораздо хуже гномов. Уж этого-то никто кроме них оспаривать не станет. Всевозможные вина делают, как они сами говорят «из плодов лозных да древесных», а посадить ячмень, да сварить из него доброго пива не додумаются. Украсть или лучше купить идею у нас, гномов, тоже не сообразили, хотя, когда дело касается оружия особо не стесняются. Зря хмель растет, вдоль деревьев вьется. Пропадает одним словом. Говорят, его тут для создания каких-то магических снадобий используют. Одним словом – дураки остроухие. Разве для этого хмель нужен?

А что до эльфийских вин, то польза от них только одна. Потом в тех же бочках можно гномий самогон настаивать. Да и то, на любителя получается. Лично мне не очень нравится, предпочитаю, тот, что на казгардском, но не признать, что продаётся такой «эльфийский» очень дорого, не могу.

Я уже пожалел, что в городе, который вход на полуостров перекрывает, не остался. Сидел бы сейчас с ребятами, Глендом и его рубаками, пил бы доброе пиво, слушал познавательные истории, а заодно свои рассказывал. Или пошел бы в гномий банк, вдруг кого из знающих мастеров встретил.

Свои мастера, судя по всему, и у эльфов есть. Давеча Ларинэ показала свое собрание оружия и доспехов. Часть из них, кстати, с собой вести решено, так что мы с Фоксом полдня грузили их по телегам. Долго спорили, как лучше складывать. Даже поругались.

Полулис, что с него взять, юный, да не опытный, предлагал отдельно шлемы, отдельно кирасы, да и все остальное. Мол, так меньше места займёт. Глупо. Гораздо удобнее собирать полные комплекты. Тем более что часть из них в дороге продать думали. Падки люди на эльфийские вещицы, даже ценнее гномьих считают. Вот скажите, почему?

Всем же, кто с головою дружен, известно, что лучшие мастера – гномы. Больше всего в металлах понимаем опять же мы. Никто прочнее брони ни выкует, да надежнее топора не сработает.

Но нет, подавай им мифриловые клинки, да доспехи из того же металла. Согласен, и то, и другое – штуки легкие. Но разве настоящий рубака, которого боги силушкой не обделили, будет стремиться к легкости оружия? Вот тот же топор взять. Если у него тяжелый боек, так таким скорее и дерево срубишь, и врагу урона больше нанесешь. Остроухие, кстати, топоров совсем не делают, хотя и не намного нам, гномам в силе уступают. У Ларинэ один в коллекции был (не на стене висел, а отдельно в сундуке лежал), так сразу видно – наша, гномья работа. С клеймом мастера Торвина из Чернорудных гор.

Да и мечу тяжелым быть надлежит. Легким, мифриловым, только женщинам и орудовать. Так что все клинки темной принцессы были как раз для неё.

Некоторые ещё говорят, что эльфийское оружие красивее гномьего. Спорить не стану, хотя и не согласен совершенно. Но даже если бы было и так, то его вообще-то не для красоты делают. Вот и получается, что эльфийское, какое бы оно «прекрасное», только женщинам и детям годится, а не настоящим воинам.

А ещё у неё были луки. Фокс как увидел, аж дар речи потерял. Выпросил себя один такой, назвал «красавцем», установил мишень да пошел стрелять. Неплохо бьет, надо сказать. Только лук, как и прочие эльфийские военные штучки, это баловство, вот хороший арбалет, особенно гномьей работы… Стоит чуть дешевле эльфийского лука, пусть дальше и не стреляет, но урона побольше наносит. Доводилось мне и болт в тело ловить, и стрелу, по себе скажу, что полученные от арбалета раны гораздо опаснее.

Пока мы с оружием возились, появился какой-то остроухий. Хоть и волосы седые и выглядит не молодо (сколько же ему лет, под тысячу наверное), но походка прямая, а взгляд ясен. Заметил оружие, подошел, с позволения Ларинэ взял один клинок в руки.

– Пожалуйста, мастер Манвэру, – отвечала ему темная. – Не желаешь ли приобрести?

– Девочка моя, этот меч я сам ковал, когда твоего отца ещё на свете не было. Хороший меч, но мне такой не к чему. Мое дело – производить оружие.

– Это – известный оружейник, мастер Манвэру, сын Айстэрона, – объяснила эльфийка.

– Не может быть! – воскликнул я. – Имя сего достойного мастера даже в гномьих горах известно. Это один из немногих остроухих, кто в самом деле понимает в оружии.

Побежал догонять. Но разговора не получилось. Манвэру хоть и оружейник знатный, но, как и все эльфы, надменным оказался. От силы слов пять произнес.

Дим. Попаданец

Ещё у моей темной жены обнаружилась библиотека, пусть и меньшего размера, чем оружейная, но фолиантов и свитков там тоже хватало. Причем эти книги Ларинэ собирала сама, не одалживая ни в открытой для всех библиотеке Первого Леса, ни в собственной библиотеке правящей семьи. Нетрудно догадаться, что там, где книги, просто не могло обойтись без Эль.

Увидав это богатство, светлая надолго застряла среди книжных шкафов. Ни о какой продаже, в отличие от оружия и доспехов, она даже не заикалась. Все до единой возьмём, и точка. И то, что некоторые можно унести в нематериальном виде, как это она уже проделывала, просто запомнив – не аргумент. Во-первых, дорога слишком дальняя, и переписывать на бумагу всё равно придётся в ближайшее время, чтобы ничего не забыть. То есть уже в пути. А во-вторых, этот метод применим к самому интересному из содержимого других библиотек, особенно книгохранилища Лорда Первого Леса.

Поэтому нетрудно догадаться, где именно проводила всё своё свободное время хитроухая Эль. Вроде как небывалое дело – светлая в библиотеке правящего дома тёмных! Но оспорить право принцессы Ларинэ впустить её туда было некому. Теоретически теперешний лорд мог, но… Вот именно, одно большое «но». Выглядело бы это как придирка из-за вызова на дуэль. Все бы прекрасно поняли, что не поэтому, но эльфийское достоинство всё равно не позволяло.

Остальные откровенно скучали. Нет, с погрузкой и упаковкой вещей, понятно, помогали, но много времени это не занимало. Нарина и Фокса перворожденные обитатели здешнего леса откровенно игнорировали. Со всем надлежащим эльфийским достоинством. Было бы странно, веди они себя как-либо иначе. Всё-таки эльфы, а перевоспитать я пока сумел только своих жён.

Если гному ещё могли ответить кратко на его вопрос, то полулиса не замечали вовсе. В итоге Нарин, отчаявшись добиться от местного оружейника хоть чего-то большего, чем: «Да, конечно» и «Нет, это неверно», достал свою походную тетрадь и начал строчить туда очередную историю. Интересно, о чем это? Я ему давно анекдотов не рассказывал. Хотя совсем нетрудно догадаться – собственного сочинения и обязательно про эльфов. Хорошо, хоть не публикует потом под моим авторством. Да и не дурак Нарин, понимает, что будет интересно всем, а что только гномам. Подозреваю, существуют специальные отредактированные версии и моих сборников, которые не покидают пределов подгорных королевств. Даже страшно представить, что там может быть написано.

Ну а Фоксу на отношение темных было, похоже, наплевать. Во всяком случае, не замечал он их с не меньшим достоинством. В любой другой ситуации предпочёл бы лишний раз на глаза не попадаться, а тут научился. Подозреваю, что в полулисах больше от эльфов, чем остроухие думают.

Положение Гилии оказалось чуть выгоднее, но не то чтобы намного. Эльфы, которые были нашими попутчиками по дороге сюда, даже пригласили её в гости. Понятно, что скорее из приличия, как оруженосца Лары. Ещё бы, моя тёмная жена им столько всяких титулов и прочих весьма почётных в эльфийском обществе званий раздала… Однако смотрели на девушку не как на равную, да и не могло у темной эльфийской знати появиться такой идеи. Гилия прекрасно понимала, что ничего с этим не поделать, только всё равно такое отношение её сильно задевало. Впрочем, скоро девушка нашла себе занятие по душе, когда получила в подарок от Ларинэ настоящее эльфийское оружие – меч, кинжал да лук. И теперь вовсю упражнялась, а полулис составлял ей компанию.

Но время шло, чем меньше его оставалось до дуэли, тем активнее мои эльфийки проводили погрузку вещей и прочие подготовительные работы, требующиеся перед дальним походом. Добровольным помощником к ним присоединился гном, и его никто не гнал. Оно и понятно, потом нам тут делать будет нечего и не останется резонов задерживаться. Однако чувствовалось, что имеется и другая причина. Хотел было спросить у Лары, но она сама поделилась своими опасениями.

Глава 2

Ларинэ. Тёмная эльфийка

Муж и даже светлая ведут себя довольно легкомысленно. Приятно, конечно, что не сомневаются в моей победе, но это, к сожалению, далеко не главная опасность. Дуэль – всего лишь маленький стебелёк в пустыне, а интриги вокруг трона Первого Леса, – его корни уходящие на невероятную глубину. Пусть Эледриэль и выросла в провинциальной роще, но должна бы знать, как это бывает. Ведь то, что она в качестве друзей, помогавших выполнять Великую Миссию, человека, гнома и меня, то есть тёмную эльфийку, привела, стало лишь поводом для объявления её отверженной. Настолько серьёзным, что и не возразишь, но всё равно поводом. При желании могли просто изгнать. Но у светлых жрецы имеют куда больше власти, чем у нас, и это была какая-то их борьба за влияние.

Но не нужно обольщаться, и в нашем Лесу своих интриг хватает. Если меня саму наверняка не тронут, то вполне способны запретить вывозить ценные личные вещи, объявив их собственностью следующего Лорда. Да и спутникам может угрожать реальная опасность. Веселье закончится сразу по завершении дуэли. Очень многое зависит от того, какая группировка выиграет и кто станет следующим лордом.

Никого не собиралась пугать, но всё-таки сначала предупредила светлую, а потом и мужа. С тем, что всё ценное необходимо вывезти из леса ещё до дуэли, они спорить не стали. Оставалось решить вопрос, как и когда? Ответы, в общем-то, были очевидны, за неимением других вариантов.

– Пошлём Нарина, Фокса и Гилию, – сразу же предложил Ва'Дим.

– Гному я бы так сильно не доверяла, – высказала свои сомнения Эледриэль.

– Вот и хорошо! – обрадовался человек. – Отправишься вместе с ними и присмотришь, как бы чего по дороге не потеряли.

Светлая, естественно, не согласилась. Чуть не устроила скандал. Но заявления на тему: «Ты эту тёмную любишь больше, чем меня, поэтому и придумываешь поводы, чтобы прогнать!», – всё равно прозвучали. Пришлось Ва'Диму её обнимать и успокаивать. Глупая. Не желает понимать, что именно её наш человек и любит больше, поэтому пытается обезопасить. Однако на этот раз у него ничего не получилось, Эледриэль осталась с нами до конца.

– Гилия тоже может не согласиться, – сменила тему я. – Слишком уж ответственно и серьёзно относится к своим обязанностям оруженосца.

– Твой оруженосец, вот и прикажи, – пожал плечами человек.

– Не всё так просто, – ответила я. – Одной из важнейших её обязанностей как раз и является находиться рядом со своим рыцарем во время турниров и дуэлей. Причём в последнем случае в особенности.

– Да, нашла проблему на свою голову.

– Вообще-то это не я нашла, – сочла нужным напомнить, кивнув на Эледриэль.

Светлая сделала вид, что она тут вообще ни при чём.

– Слышал, рыцарей как раз из оруженосцев и назначают, в смысле, посвящают, – продолжил Ва'Дим. – Найдём кого-нибудь с таким правом и купим, то есть, попросим.

– Вообще-то, пусть и чисто формально, но такое право есть и у тебя самого, – напомнила Эледриэль. – Правда, очень формально. Мало кто такого рыцаря потом воспримет всерьёз, но и объявить ненастоящим тоже не сможет.

– Вот и прекрасно! – обрадовался человек. – Зовите девочку, сразу и посвящу, чтобы не откладывать в долгий ящик. А уже потом будет и прямой приказ, довести караван куда надо.

– А ещё такое право есть у нашей Ларинэ, – как ни в чём ни бывало продолжила светлая. – Причём не формальное, а самое реальное. На данный момент выше только у её брата.

– Мы никогда не посвящаем в рыцари людей, – возразила я. – Так не принято.

– Но и запрета в данном случае никакого не содержится, – довольно ответила Эледриэль. – Я ваш кодекс читала. К тому же, к такому статусу потом никто не сможет отнестись несерьёзно, каким бы формальным оно ни было. Да и сама Гилия будет весьма гордиться и старательно выполнять все приказы старательно, как никогда.

Да, не стоило пускать светлую в библиотеку! Ей явно понравилась идея, что тёмные раздают свои титулы всем подряд. Но, с другой стороны, аргумент серьёзный. Думаю, стоит так и сделать. Только не сейчас, как предлагает муж, а перед самой дуэлью, чтобы не возникло лишних вопросов. А пока стоит подумать о сопроводительных документах, дабы караван никто не осмелился задержать в землях, на которые распространяется влияние нашего Леса. Во всяком случае, до выборов нового лорда.

Дрейк. Сенбернар

Ну вот, уже несколько дней в этом городе, где деревьев много, живём. Вообще-то почти в таком же городе мы уже были, там тоже остроухие люди, они эльфами называются, жили, только у тех шерсть на головах светлая была, а у здешних она тёмная. Больше же никакой разницы нет, даже пахнут одинаково. Хозяин в таких городах развлекается тоже одинаково. Заставляет своих самок разные вещи делать, а потом наводит на них штуку, которая старой жизнью, когда у меня другая хозяйка была, пахнет. Ещё они в пруду купались, по деревьям лазили, меня звали… Но я не полез, потому что пёс серьёзный, а не какой-нибудь глупый кот. Потом попросили на какого-то эльфа погавкать. А я чего? Мне не трудно!

Хотя, если честно, Хозяин с жёнами часто так развлекаются. Однако по деревьям Хозяин лазает, только когда у эльфов гостит. Он у меня тоже серьёзный. Почти как я. А у эльфов как будто подменяют. Почти сразу дерево повыше разыскивает, берёт с собой одну из самок и на самый верх лезут, как будто делать им больше нечего. Поэтому я остроухих и не люблю. Не всех, конечно. Вот к тем, которые с хвостами и мастью на меня похожи, отношусь вполне положительно, а женщин Хозяина, особенно светлую, и вовсе уважаю. Она меня кормит, за ухом чесать умеет и, когда с оборотнем подрался, вылечила. Остальных же не люблю. Они на Хозяина плохое влияние оказывают. Из-за светлых, к примеру, он большую глупость сделал, чёрного коня завёл. Когда к тёмным приехали, я сначала беспокоился, что он здесь белого и такого же бесполезного коня или, того хуже, кота заведёт. Но то ли здесь таких вредных животных не водилось, то ли Хозяин у меня поумнел, но никого из местных он в стаю принимать не стал. Однако всё равно отношение ко мне изменилось.

Теперь мной заниматься меньше стали. И Хозяин, и его жёны. Бегают, суетятся, телеги грузят, а местные с членами нашей стаи вроде и спокойно разговаривают, но такое ощущение, как будто очень злобно гавкают. А кормить меня полулис Фокс стал. Нет, не то чтобы я против, уже говорил, что к хвостатым остроухим я хорошо отношусь, к тому же он тоже меня за ухом чесать умеет, но сам факт особой вредности эльфийских городов для нашей стаи подтвердился окончательно.

Сейчас лежу в теньке, отдыхаю и вспоминаю произошедшее за последние несколько дней. А чего ещё делать? Можно было, конечно, и с Фоксом пойти, но он не позвал, а навязываться не хочу. Я пёс серьёзный.

Фух! Жарко сегодня. Ну ничего, сейчас Фокс придёт, он как раз за водой пошёл, чтобы меня напоить, ну и чёрному коню даст. Тот хоть зверь и вредный, но, в отличие от других, понимает, что позволять себя кормить можно только своим.

Чу! Что там за крики? Это же голос Фокса! Надо сходить посмотреть…

А это что за чужой эльф на полулиса гавкает?!

Ах ты кошачье остроухое отродье! Мало того, что вёдра опрокинул, в которых мне воду несли, так еще и на нашего Фокса замахнулся! Ударить хочешь?.. Р-Р-ГАВ!!!

Р-р-ррррр-р…

Чего?.. Нет! Ррр… Пусти! Да слышу я, что «Фу», но он сам виноват, Хозяин! Пусти! Р-гав-гав-гав!!!

Серетур. Темный эльф

Какой человеческий или, скорее, оркский демон принёс меня в Первый Лес в это время?! Ну, кто мешал мне приехать годом раньше или позже? Но кто же знал? Прибыл я с конкретной целью, чтобы посетить одного из лучших магов современности, мудрейшего Айналкара. Были планы обсудить с ним некоторые аспекты водных и воздушных заклинаний. Прославленный маг-теоретик известный домосед, из своего особняка вот уже лет пятьсот ни ногой, и как только такую богатую библиотеку собрал? Это я частенько странствую по свету, стараюсь посетить знающих, отыскать полезные свитки, древние артефакты и другие ценности. Вот в одной провинциальной роще неподалеку от Шокарского королевства, которое у нас на материке многие люди ошибочно империей или халифатом именуют, одну очень старую книгу приобрел, но без помощи Айналкара и его мудрости в ней не разобраться.

А в Первом Лесу такое творится…

Подошел я к колодцу, в котором благодаря корням Древа Жизни, проходящим совсем недалеко, всегда чудесная вода была, хотел напиться и своего скакуна напоить, а там… Стоит дикий полулис и нагло ведра наполняет. Что же такое делается?! Полузверь! В Первом Лесу! У заповедного колодца! Воду берет! И как при виде такого святотатства благородному эльфу поступать? Но только я на него замахнулся, чтобы на место наглеца поставить, как налетел огромный лохматый зверь. Что это собака, понял сразу, хотя таких раньше никогда не видел. Орочьи волкодавы, и те меньше будут. Не придал данному факту особого значения (ну попрыгает рядом, и что?), как вдруг…

Повалил с ног и укусил. Кровь так и хлынула. Хорошо ещё, что за руку, не за горло ухватил. Но зверь – на эльфа?! Так не бывает!

Буквально сразу толпа собралась. Убил бы, наверное, и собаку, и полулиса, но при свидетелях не решился, так как рисковал оказаться в ещё более глупом положении, чем будучи покусанным. И тут… Среди собравшихся перворожденных вдруг заметил человека. В Первом эльфийском Лесу?! Как будто этого мало, с ним рядом – светлая. Оттащили злобного пса. Меня после укуса, казалось, уже сложно было чем-нибудь удивить, но чтобы в Первом Лесу темных спокойно разгуливали светлые, а тем более люди…

Выяснилось, что человек – это муж принцессы Ларинэ. Дочери предыдущего Лорда и старшей сестры нынешнего. Северный варвар, князь Ва'Дим. Владелец и государь какого-то княжества в Проклятых Землях. А светлая – его жена, вторая. Это было более чем удивительно. Но когда я узнал, зачем и почему они в Первый Лес прибыли, вообще чуть рассудка не лишился.

Принцесса Ларинэ бросила вызов Лорду с обвинениями ни много ни мало в убийстве прошлого повелителя и всех остальных родственников, узурпации трона, это не считая прочих мелких прегрешений. И еще заявляет, что её Лорд сликовникам в жертву продал. И буквально на днях должен их поединок состояться.

После случая с собакой мне пришлось из Первого Леса срочно уезжать. А то все пальцами показывают, дети смеются. Узнал, что с этим псом тут уже аналогичный случай произошёл, но тому эльфу повезло больше, пёс на него просто бросился, но так и не покусал, вовремя оттащили. Тоже ничего хорошего, но тогда пари было заключено, а это совсем другое дело. Почтенный Айналкар даже видеть меня не захотел. Так я и уехал, ничего не узнав и опозорившись навеки.

А пока собирался, услышал я новости про поединок. Бой скучным был, смотреть не на что. Принцесса Ларинэ сразила своего брата едва ли не с первого удара. Правда, какие-то смутные слухи про трон поползли, но мне подробностей никто не рассказывал.

Глава 3

Эледриэль. Светлая эльфийка

Тёмная провела посвящение в рыцари для Гилии по всем правилам. Ничего не упустила. Даже более того, использовала старые, можно сказать, классические, ритуалы, которые теперь далеко не всегда применяются. Недаром она увлекалась этим вопросом. Присутствуй тут лорды из всех лесов и рощ, ни один не смог бы придраться. Теперь девочка стала абсолютно полноправным рыцарем со всеми правами и обязанностями, несмотря на своё неэльфийское происхождение.

Затем меч взял Дим. Велел Гилии стать на колени и ударил плашмя по плечам и спине.

– Пускай это будут последние удары, на которые ты не ответишь! – торжественно произнёс он.

Потом объяснил, что у них на севере именно так принято посвящать в рыцари. Чувствовала, что не врёт, но никогда о таком обычае не слышала и не читала. Тёмная, кстати, тоже, хотя она в таких делах должна куда лучше разбираться. Хотя нужно признать, что на человека такой ритуал произведёт большее впечатление, чем эльфийский. На перворожденного, естественно, наоборот.

Вообще совершенно неважно, каким был ритуал. Мы прекрасно понимали, что и посвящение в рыцари, и подтверждённое документально назначение Гилии главой каравана, отправляемого сначала в ближайший человеческий город, а в случае необходимости до самых Проклятых Земель – чистая формальность. Однако девочка ничего против такого возразить не могла. Сбылась её мечта, и этим всё сказано.

– Ладно, я своё дело сделала, – сказала Ларинэ, когда мы остались одни. – В эльфийские рыцари девушку посвятила, бумагами на все случаи жизни снабдила, теперь ваша очередь.

– В каком смысле? – не понял муж.

– А вы подумали, как северный варвар, великий князь и сотник казгардской гвардии, который сейчас с остальными людьми и гномами дожидается нашего возвращения из Первого Леса, воспримет такого командира? – с усмешкой спросила тёмная.

– Не подумали, – честно признался Дим. – Но ничего, я ему письмо напишу, в котором всё объясню.

– Считаешь, поймёт? – усомнилась Ларинэ.

– Ты у нас, конечно, очень хитрый, в смысле умный, – добавила я.

– Хитроумный, – перебил муж.

– Можно и так сказать, – согласилась с ним. – В любом случае, способен убедить кого угодно в чём угодно. Даже нас, не говоря о Ва'Лете. Ни на мгновение не сомневаюсь, что северный князь всё поймёт, но главный вопрос в том, примет ли?

– Я постараюсь, – ответил Ва'Дим.

Муж, конечно, умеет быть очень убедительным, но и северные варвары не менее упрямы. Заставить двух эльфийский принцесс, светлую и тёмную, в себя влюбиться, наверное, проще, чем переубедить такого, если он вобьёт что-либо себе в голову. Но говорить своему человеку, что у него может не получиться, я не стала. От меня муж может рассчитывать только на поддержку.

Дим. Попаданец

Разумеется, Гилию главной в отряде я поставил чисто формально. И совсем ненадолго, – пока мы не нагоним их сами, что, несомненно, произойдет ещё в городе. Надеюсь. Но нужно учесть, что там оставлен командиром Ва'Лет, который очень даже может это не так понять. Всё же князь, хоть и безземельный, да ещё и из древнего, можно сказать легендарного, рода. К тому же и в Казгардской империи до гвардейского сотника дослужился, чин немаленький. И тут над ним ставят какую-то девчонку? Кому это понравится, будь она хоть трижды рыцарем?

Недаром он и мою темную, пусть и эльфийскую принцессу, боевого мага и отличного воина, в таком качестве признавать не хотел. В первый раз, узнав о подобной перспективе, вообще наниматься отказался, пусть и находился далеко не в лучшей ситуации. Да и во второй исключительно потому согласился, что нужда сильно прижала. А тут девчонка-оруженосец, пусть и с двойным рыцарским посвящением.

Хотя, если честно, я не думаю, что, окажись вчерашний оруженосец не Гилией, а именно Гилом, что-то изменилось бы. Вообще-то к рыцарям, насколько мне известно, северные варвары в этом мире относятся с большим уважением. Но тут нужно упомянуть один небольшой нюанс. Исключительно потому, что те, как правило, ещё и умелыми воинами являются. Тяжёлая рыцарская конница в средневековье была чем-то сродни идущему в прорыв танковому клину. И неуважительно относиться как к тому, так и к другому, по меньшей мере, глупо.

Только это отношение у северян распространялось не на всех рыцарей без исключения. На тех, которые получали своё посвящение не за боевые заслуги, они смотрели иначе. Нет, права королей, лордов и прочих монархов назначать рыцарями кого тем вздумается они ни в коем случае не оспаривали, но и не более того.

Поэтому стоило предупредить князя Ва'Лета, что в моё и моих жён отсутствие главным в отряде остаётся по-прежнему он. Взял лист местной гербовой бумаги из каких-то хитрых волокон, которая не стареет, не боится влаги, почти не горит и ещё много всяких «не». То есть практически вечная. Написал письмо, где всё объяснил, а заодно попросил присмотреть за девушкой, которой хочется поиграть в рыцаря. Пускай это для неё станет своего рода практикой и испытанием. Ведь рыцарский орден в долине я в любом случае пообещал основать, а слово необходимо держать.

На самый крайний случай, если мы с жёнами почему-либо не сможем вовремя присоединиться к каравану, и каждая группа пойдёт к Проклятым Землям своей дорогой, к письму прилагался специальный документ. Своего рода мандат, подтверждающий полномочия и дающий официально право перенять командование у Гилии, если её приказы начнут нести опасность отряду. Но это именно на самый крайний случай и, надеюсь, не понадобится.

Запечатал обе бумаги по отдельности, а потом ещё и в общий конверт. Его передал Нарину с наказом отдать Ва'Лету сразу при встрече. Надеюсь, успеет прочитать ещё до того, как Гилия предъявит свои полномочия. В любом случае не сомневаюсь, что, имея в кармане такие письма, северный князь отнесётся с пониманием к её назначению. В конце концов, в Казгарде до гвардейского сотника непробиваемо упрямый северный варвар точно не дослужился бы.

Фокс. Полулис

Ох, как же надоели мне эти бесхвостые эльфы! Постоянно нос задирают, никого кроме своих за разумных не признают. Только себя настоящими эльфами считают, а у самих даже уши неправильные!

Не пойму, почему все их мудрыми считают? Знают много? Так это не мудрость. Если самому глупому троллю дать возможность тысячу лет прожить, он тоже много знать будет, но умнее-то всё равно не станет. Так и эльфы бесхвостые, знают только о том, что в своих книгах прочитали, об остальном же понятия не имеют, а думать сами не могут. Глупые они.

Однажды князь Ва'Дим случайно услышал, как я всё это рассказывал Дрейку (пёс как раз умный, полностью со мной про эльфов согласен).

– Не прав ты, Фокс, – заявил мне князь.

– Почему? – спросил я.

Думал, сейчас своих жён защищать начнёт, оказалось, совсем другое имел в виду.

– Знания, Фокс, не сами по себе появляются – это чей-то ум, – начал объяснять человек. – Значит, если их выучить, а самое главное понять, то они и твоим умом станут.

Разве я против? Так и есть! Кстати, поэтому-то бесхвостые эльфы и книги не просто читают, а наизусть заучивают. Остальные-то народы умеют смысл книги без заучивания понимать. А уж если дело касается не книжной, а житейской мудрости, так и вовсе…

Неужели трудно было насчёт Дрейка догадаться, что не просто так князь Ва'Дим столь настойчиво спор им предлагал? Значит, твёрдо в своём псе уверен. Но неправильноухие не только нас, но и людей глупыми считают. Вот если бы сам князь на месте эльфов оказался, то ни за что бы спорить не стал, потому что думать умеет.

Да и вообще хороший он человек, добрый, повезло мне, что с ним встретился. Не только меня, но и соплеменников моих от злых людей и орков спас, а ещё и вместе с собой путешествовать позволил. К себе же в отряд он только добрых берёт, других не принимает или перевоспитывает. Вот, например, даже если его жён взять, глуповаты, конечно, тут уж никуда не денешься, всё племя у них такое, и ничего здесь сделать, видимо, нельзя. Однако добрыми быть Ва'Дим их как-то выучил, хотя эльфийки это старательно скрывают. Боятся своим соплеменникам показать.

Гномы и люди, которых в эльфийский лес не взяли, в городе оставили, они совсем не злобные, правда, шумные сильно. Нарин от них тоже ничем не отличается. Человеческая девчонка, Гилия, странная, даже после того, как все поняли, кто она на самом деле, всё равно мальчишкой притворяется, хотя в общем безвредная. Но в любом случае все они лучше бесхвостых эльфов.

А Дрейк так и вовсе, сразу видно, дольше всех при Ва'Диме находится. Пёс он понимающий, серьёзный, панибратства не любит, но сердце у него доброе. Эльф, которого он укусил, конечно, так не думает, но это его личное дело.

После того случая местные на меня вообще внимание обращать перестали, делают вид, что на пустое место смотрят. Хотя плохо им это удаётся. Но ладно, мне-то всё равно, я уже уезжаю из этого леса. Князь с жёнами остаётся, а меня с Гилией, Нарином и Дрейком вперёд с вещами и табуном лошадей отправляют, сами обещают потом догнать. Понятно, от опасности князь нас оберегает, хотя зря он так. Нет, гнома и девчонку, конечно, стоит спровадить, а вот меня и Дрейка лучше бы оставил, умные соратники всегда пригодятся. Но оспаривать приказ, как Гилия, или ругаться, как Нарин, я не стал, Дрейк, естественно, тоже. Видно же, что ни говори, ничего человек Ва'Дим менять не будет.

Ларинэ. Тёмная эльфийка

Совместные действия рассчитали очень точно. Караван из столичного леса должен уйти рано утром, одновременно с началом дуэли. Мы собрались в тронном зале, значит, они уже выступили. Всё нажитое непосильным трудом (как любит выражаться мой человек) отправляется в дальнюю дорогу к новому дому. Как бы ни шутил Ва'Дим, нажито за полтора столетия действительно немало. Всё-таки дочка Лорда Леса. Любимая дочка. Поэтому, кроме накопленного лично мною, хватало и всяких подарков. Кстати, брат из-за этого всегда страшно завидовал. Старался не показывать, но я-то видела. Ему доставалось меньше, чем мне. И от родителей, и, тем более, от других эльфов.

И вот это всё покидало Первый Лес. Станет ли безопасная долина в самом центре Проклятых Земель новым домом для меня? Не знаю, но больше идти-то и некуда. Стоило опасаться, как бы не надумали не отпускать. Но это вряд ли. Кому нужна будущая изгнанная? Ценное имущество – да, его вполне могли объявить достоянием нового Лорда Леса. Но уже поздно, оно прямо сейчас уходит с целым табуном лучших эльфийских лошадей, каких чужим вообще никогда не продаём. Гилию, гнома Нарина и даже дикаря Фокса я напутствовала и благословила ещё вчера вечером.

Ну всё, вызывают к черте. Сейчас начнётся дуэль…

Глава 4

Фокс. Полулис

Честно говоря, я очень рад, что наконец-то покинул этот главный лес темных. Очень неуютно там себя чувствовал. И не только потому, что именующие себя перворожденными либо смотрели с презрением, либо вообще не замечали. Тот случай, когда какой-то весьма важный и напыщенный эльфийский аристократ собирался меня побить, а Дрейк его цапнул – тому пример.

Или ещё одно происшествие, что на стрельбище случилось. Мне как госпожа Ларинэ лук подарила, при любой возможности начал с ним упражняться. Набрел как-то на тихую полянку, увидел на краю её деревья с разметками. Вокруг – никого. Дай, думаю, постреляю. И тут эльфята налетели, хоть на вид – совсем дети, ещё младше меня, по надменности – любому взрослому фору дадут. Сперва начали кричать, чтобы я убирался, полузверям-де здесь не место. Думал – уйду, затевать потасовку – себе дороже, да и князю Ва'Диму с женами лишние неприятности не нужны. К тому же заметил, что из-за деревьев за нами взрослые наблюдают. Непонятно, от кого пытаются скрыться? Если от меня, то зря! Тот, кто не способен почуять чужое внимание, долго в Проклятых Землях не живёт.

Но тут особо наглый эльфенок, не иначе в той компании заводила, заявил, мол, давайте-ка поглядим, как этот полузверь умеет пользоваться луком. Дескать, спорим, ты вон в ту мишень не попадешь? И ведь видели, что я взрослее, на голову выше буду, да и мои стрелы свою цель находят. О чем думали? А когда я попал точно в яблочко, сразу начали кричать, что мне чары Проклятых Земель помогают. Сами-то хоть поняли, какую глупость сказали? Общеизвестно, что в окрестностях Древ Жизни никакие злые чары не действуют.

Так что я совершенно не переживаю, что снова отправился в путь. Что бы там Гилия и мастер Нарин не думали, ничего с нашими друзьями ни случится. Этот Лорд Первого Леса не кажется опытным бойцом. И, судя по рассказам принцессы Ларинэ о его поведении, таковым и не является. Так что победитель в дуэли очевиден. И потом все хорошо будет. Если темные попробуют задержать достопочтенного Ва'Дима и его жен, то тем хуже для темных. Мастер Нарин недавно рассказывал, в каких переделках им раньше довелось побывать, да и я знаю, на что князь Проклятых Земель с супругами способны. Уверен, нас из лесу они отправили только ради того, чтобы с эльфийской жадностью не сталкиваться лишний раз. Все-таки богатство вывозим мы изрядное. Один табун лошадей чего стоит. Да и ценности принцессы Ларинэ, что грузили на телеги, далеко не дешевы.

Это я и пытался втолковать своим спутникам, пока ехали по лесной дорожке. Судя по всему, понимал меня только Дрейк. Хозяйский пес важно кивал и высовывал язык. Вот кто умный, жаль только, не говорит.

– Вот скажи мне, Фокс, с чего ты эльфов защищаешь? – сделал неожиданные выводы из моих слов Нарин.

Я даже не нашёл что сразу ответить, от возмущения. Гном тем временем продолжал:

– Если бы от Гилии услышал, не удивился. Совсем задурили голову девочке своим рыцарством…

Та только фыркнула в ответ, не посчитав нужным как-то комментировать.

– Да и без рыцарства, – продолжил мастер Нарин, – молодые человеческие девушки по непонятным причинам всегда были неравнодушны к эльфам. Но от тебя, Фокс, не ожидал.

– И ничего я не защищаю, – наконец ответил гному.

– Неужели? – усмехнулся тот. – А кто только что нам пытался доказать, какие тёмные эльфы честные и хорошие, что князя с жёнами и пальцем не тронут?

– Я ничего подобного не говорил, и вообще…

– Но понять можно именно так, – не дав докончить, перебив, заявил гном.

Взялся объяснять, что конкретно имел в виду. И вот когда спор уже шёл, наверное, по третьему кругу, как раз подъехали к ручью. Совсем небольшому, табун перешёл вброд и не заметил. Однако мастер Нарин, как и все гномы, в седле держался не очень уверенно и предпочёл преодолеть такое препятствие ведя свою лошадь в поводу. Спешившись и сделав первый шаг, гном открыл рот, но ничего сказать не успел. Его конь непонятно почему чуть дёрнулся в сторону.

Совсем немного, я бы и не заметил, а гному хватило, со всего маху полетел в ручей. Только брызги во все стороны пошли. След за ними – поток отборных гномьих ругательств, большую часть которых мне раньше и слышать не доводилось. А ведь уже достаточно вместе попутешествовали, и как бранятся Нарин, да и другие гномы из сопровождавшего нас отряда Гленда, не раз был свидетелем. Что там собирался сделать мастер Нарин с задницей подземного демона с помощью кирки Торина, я так и не понял. Но, судя по всему, нечто ужасное и неприличное, раз Гилия вся залилась краской.

Нарин. Гном

Обидно было вовсе не от того, что промок с ног до головы. Нет, хоть мы морские путешествия и недолюбливаем, да и в реки зря не лезем, но от воды ещё ни одному честному гному ничего не сделалось. Однако поскользнуться буквально на ровном месте и со всего маху у других на виду грохнуться в ручей удовольствия никому не доставит. Хорошо, что с лошади заранее слез, а то бы пришлось лететь сверху. Подозреваю, эта злобная скотина специально повод, за который я её вёл, дёрнула, отчего и поскользнулся. Другого объяснения просто не могу придумать.

И то, что среди зрителей ни одного гнома не было, а только Гилия, назначенная по глупой прихоти эльфиек рыцарем и командиром отряда (потакает князь Ва'Дим своим жёнам, а это добром не кончится, помяните моё слово), и полулис-полуэльф Фокс, обиду не делало меньшей. Княжеского пса Дрейка и табун ужасно дорогих эльфийских лошадей можно не считать. Смеяться никто не смеялся, а Дрейк, тот даже вслед за мной в воду прыгнул, чтобы помочь выбраться.

Вырвалось у меня крепкое слово, хотя говоря по правде это целая речь. Сильно я испугался: будь ручей речкой, утонул бы, не успев и пикнуть. Поэтому мы и не любим естественных водоемов. Лучше баня – идя туда готовишься, снимаешь доспехи, берешь мыло, что гномы сами варят и, конечно, пиво, холодненькое такое. А сейчас как я выгляжу? Борода намокла и спуталась, и в ботинках противно хлюпает… Думал, что никто не понял моих слов, но посмотрел на Галию и почувствовал, что сам краснею. Незачем девушке знать таких слов. Была бы вместо неё гномиха – в миг надавала бы мне по морде за такие слова…

Что одежда промокла – не беда. Высохнет. А кольчужка, поддетая вниз – хуже. Она у меня хорошая, прочная (как у любого уважающего себя гнома), да только из чёрного метала. Если оставить без присмотра мокрой, может и заржаветь. А какой же гном оставит? Правильно, никакой. Правда, нужно признать, что там на некоторых кольцах специальные руны выбиты, как раз от ржавчины и защищающие, но зачем только на них полагаться, если есть возможность высушить?

Снял с себя мокрую одежду и броню и вдруг обнаружил, что пострадал конверт, который князь Ва'Дим просил передать Ва'Лету лично в руки. Ведь специально решил всё время при себе держать, чтобы случайно не потерять, и вот те на.

Бумага буквально расползалась в руках. Сразу видно – эльфийская. Не умеют остроухие такую прочную, как мы, делать. Специальный тростник выращивать, из которого самая лучшая получается, могут, этого не отнять. Только зачем он им, если потом бумага от любой капли расползается? Лучше бы нам продавали, забирая за это часть продукции, сделка весьма выгодная. Так ведь нет, упёрлись и ни в какую. Эльфийское упрямство и такое же эльфийское высокомерие, что с них взять. Но мы всё равно и без их тростника очень хорошую делаем, а они без наших технологий только такую, расползающуюся.

Поначалу я испугался, как бы ручей из такого конверта письмо не вымыл и не унёс, но нет, вот оно, на месте. И, слава бороде Торина, почти не размокло. Только рано я обрадовался. Сам лист уцелел, а почти весь текст смыло. И это хвалёные эльфийские чернила, которые по чьим-то остроухим хвастливым заверениям не блекнут тысячелетиями?! Никогда в такие сказки не верил и оказался прав. Во всём письме разборчивыми остались только несколько строчек сверху и подпись внизу. Да и то исключительно потому, что вода на них не попала. Остальное прочитать невозможно.

Взять хотя бы мою тетрадь для сравнения. Она ведь тоже искупалась и промокла ничуть не меньше. Так бумага вообще не пострадала, высушил и как новая, а записи лишь в некоторых местах едва расплылись. Но прочитать всё равно прекрасно можно. Вот что значит гномьи чернила! А ведь мы из них даже секрета никогда не делали. Просто добавляем немного типографской краски, и результат на бумаге.

Только как я теперь такое письмо Ва'Лету передам? Вдруг там что-то важное было? А ведь наверняка, иначе просто на словах бы передали. Но не возвращаться же теперь? Приказ был абсолютно однозначным: уйти в день дуэли и постараться оказаться как можно дальше.

Гилия. Рыцарь

Пришлось сделать незапланированный привал, мастер Нарин настаивал, что ему надо высушить снаряжение. Дескать, кольчуга испортится, да и всему остальному мокрым быть тоже не следует.

С его доводами про кольчугу я согласилась. Ещё будучи оруженосцем принцессы Ларинэ, уяснила, что об оружии в первую очередь заботиться нужно. Стреножили лошадей, натаскали хворосту, разожгли костер. Фокс в том самом ручье умудрился рыбу наловить. Нацепил на прутья, приготовил над углями. Вкуснотища! Гном, правда, сперва есть отказывался. Говорил, что из этого проклятого водоема ему ничего не надо. Но потом, соблазнившись на аппетитный запах, взял одну, в момент съел.

– Вот если бы к этой рыбке, да гномьего пива… – мечтательно протянул он.

– У нас с собой только эльфийское вино, – напомнил Фокс.

– Извини меня, Фокс, но ты – дикарь! – воскликнул гном. – Кто в своём уме станет рыбу вином запивать?!

– Князь Ва'Лет запивает, – ничуть не смутился полулис. – Он весьма казгардские вина уважает.

– Ва'Лету простительно, он варвар северный. Задурили ему голову в Казгарде. И потом, тамошние вина хотя бы крепкие, а эльфийские – вода, да и только. Чтобы от такого хоть слегка захмелеть, не меньше бочонка выпить нужно.

– Неужели гном и бочонка не осилит? – усмехнулась я.

– Я и два осилю! – возмутился уже почти высохший Нарин. – Но наше пиво всё равно лучше!

Однако несмотря на отсутствие любимого напитка, настроение гнома стало потихоньку улучшаться. Вот уже улыбнулся, потянулся ко второй рыбке.

– Неплохо сидим, – проговорил он, запивая из фляжки тем самым эльфийским вином, которое только что ругал.

Поймав мой взгляд, ничуть не смутился, а повторил ещё раз:

– Сюда бы ещё хорошего пива, или нашего гномьего самогона. Да только где же его взять? У гномов из отряда Гленда точно не осталось. Вот как-то помню…

Истории о своих похождениях наш попутчик мог рассказывать бесконечно долго. Сколько было в них правды, пожалуй, и сам Нарин не мог точно разобрать. Он, конечно, утверждал, что в его повествованиях нет ни капли лжи, однако были они столь невероятны… Хотя, с другой стороны, во многое, что случилось со мной после встреч с эльфийской принцессой Эледриэль, а потом Ларинэ и их мужем, тоже мало кто поверит.

– Мастер Нарин, – перебил его Фокс, – А давно ты знаком с князем Ва'Димом? Складывается впечатление, что вы с детства закадычные друзья.

– Нет, приятель, прошло не так уж и много времени, как я повстречал Ва'Дима и принцессу Эледриэль. Было это во владениях графа Шер, не очень далеко от Проклятых Земель. Мы как раз их уже обошли и думали, опасность миновала, как всё и случилось.

Гном принялся рассказывать, как разбойники напали на караван, в котором он шёл, и уничтожили заказ для графа Шер. Все его товарищи тогда погибли, да и он сам не выжил бы, не вмешайся князь Ва'Дим и принцесса Эледриэль. Как будто этого было мало, люди подлого графа хотели обвинить его в гибели каравана. Тогда благородный князь, не менее благородная эльфийка и честная наемница встали на его сторону.

Вот! Бывают же женщины-воины. Эта Зара, по словам Нарина, теперь свой отряд создала. А мне все говорили – война дело мужчин, им положено быть рыцарями, совершать подвиги. Тебе же, Гилия, нужно в замке сидеть, осваивать искусства рукоделия, приличествующие благородной леди, да в хозяйстве разбираться.

– Ну а потом мы обнаружили в Проклятых Землях шайку сликовников, – продолжил рассказывать гном. – Освободили Ларинэ и разрушили алтарь этого божка.

Затем Нарин не поленился встать и сходить к свое лошади, за молотом.

– Вот этой кувалдой, – не замедлил похвастаться гном. – А вот и алтаря кусок. Теперь все чары сликовых жрецов против меня бесполезны. Да, славно мы тогда их побили. Одних золотых амулетов больше десятка добыли. Ещё и с рыцарем поделились. Как же его звали? Имя такое длинное, не запомню. Князь Ва'Дим все его «Дон Кихот» норовил назвать. Почему, интересно?

Последовала долгая история, какими были этот рыцарь и его оруженосец, и как князь Ва'Дим с ними подвигами менялся. Гнома этот обмен особенно смешил. Никогда бы не подумала, что рыцари будут себе чужие поступки присваивать, а о своих замалчивать. Сама никогда так не делать не стану.

То ли бог, то ли демон

(Настоящее имя удалено цензурой во избежание наплыва несанкционированных просителей)

Думал, самым трудным будет проделать махинацию с письмами. Что бы эльфы ни думали о своей бумаге и чернилах, и то и другое легко уничтожить. Вечные, как же. Остроухие не знают, что такое настоящая вечность. Однако уничтожить – одно, а сделать так, чтобы размокшая бумага и смытые чернила выглядели естественно, – совсем другое. Тут очень тонкие манипуляции силой необходимы.

Нет, гнома обмануть совсем нетрудно, он любое несоответствие спишет на то, что бумага и чернила эльфийские, ревнуют коротышки ушастых. А что если получатель потом письмо к магу отнесёт в расчёте восстановить послание? Очень вероятный поступок. Поэтому и требовалось всё сделать так, чтобы и боги не смогли придраться, не то что какие-то маги.

Уже приготовился лошади шепнуть на ухо, чтобы она успевшего надоесть седока в ручей сбросила, как гном будто бы что-то почуял. С чего бы ему ещё спешиваться и идти вброд на своих двоих? Пусть неглубоко, а всё равно ненормально.

Так мы не договаривались! Ещё со вчерашнего дня плетения для эльфийской бумаги и чернил готовил, и всё насмарку?! Ну уж нет! Ждать другого удобного случая и всё повторять я не собирался. Вдруг этот подозрительный гном всегда перед ручьями спешиваться будет? Слегка пугнул лошадь и просто уронил этого Нарина в ручей. И ещё тины в бороду напутал, за дополнительные хлопоты.

Падение поскользнувшегося на ровном месте гнома повеселило не только меня, но и его спутников. Получилось даже забавней, чем я планировал. То есть дополнительные усилия того стоили.

Задерживаться и слушать байки не стал. Главное, с письмами прошло всё, как и задумывалось. Теперь можно будет повеселиться, наблюдая за конфликтом посвящённой в рыцари малолетней девчонки и великого (как по титулу, на который он претендует, так и по росту) северного князя, сумевшего дослужиться до гвардейского сотника в Казгардской империи.

Глава 5

Ва'Лет. Северный князь

Ночь, пасмурное небо, ничего не видно уже в двух шагах. Дом Великого Князя Ва'Роха, моего единоутробного брата, погружен в тишину. Иногда лишь слышно, как скрипят половицы. Мы с двумя приятелями сидим на скамье и ведём обычные мальчишеские разговоры. О далеких землях, где круглый год нет снега, а в реках текут молоко и мёд, о прекрасных девах, чьи прелести вдохновляют героев на подвиги, о злодеях, о чудовищах, о всякой нечисти – каменных троллях и ледяных великанах, драконах и орках, оборотнях и вампирах. Нам не спится. Сегодняшняя ночь – особенная. Мы последний день мальчишки, завтра нас должны посвятить в воины. Вот и обсуждаем наши будущие подвиги.

Внезапно раздается страшный шум, все озаряется огнем. Дом горит! Около дверей уже толпятся воины, слуги, все в ужасе – двери заперты! Кто-то подпер их снаружи. Оттуда слышатся хохот, брань, угрозы и стоны. Похоже, сгорим мы заживо.

Появляется мой отец, князь Ва'Раг, по прозванию Тролль. Он отталкивает слуг, кричит воинам, чтоб расступились, с размаху толкает дверь плечом. Зашаталась! Отец просит помощи. Тут же рядом оказываются два почти не уступающих ему размерами воина, лица которых я не могу узнать. Несколько ударов, дверь слетает с петель, и наши воины вырываются наружу. Поместье охвачено огнем. Кругом полно чужаков с мечами, топорами, факелами. Уже льется кровь.

Мне видно, что наши воины выхватывают мечи и бросаются на врагов. Впереди – отец и неизвестно откуда появившийся брат.

– Спасай мать и сестер, – кричат они мне, – уводи ко фьорду, там никого нет.

Я киваю приятелям, мол, идите со мной, хватаю за руку подбежавшую сестренку. Появляется мама, протягивает мне лук и стрелы. И мы уходим прочь. Погони вроде бы нет. Во фьорде стоят две ладьи – отцова и брата, но нам не на них. Женщины, дети и челядь не могут махать веслами наравне со взрослыми мужчинами. Да и нам с мальчишками не справиться с тяжелым рулём. Но рядом есть еще лодки, на которых мы частенько уходили рыбачить.

Я принимаю решение – неподалеку есть остров, там можно укрыться. Женщины начинают садиться в лодки, когда появляются враги. А мы еще не воины, мы еще не прошли испытание, нам ещё нельзя убивать людей. Эх, напали бы враги следующей ночью! Но не погибать же из-за их неуместной спешки? Я хватаюсь за лук. Мне с детства внушали, что лук – не оружие мужчины, но я ведь ещё не воин! А стреляю метко, на охоте мне везет, всегда приносил домой много белок и зайцев. Враги же крупнее ушастых зверьков. Стреляю.

Богиня удачи не отвернулась от меня, стрела попадает в глаз одному из преследователей. Вижу, что мой друг Асва тоже взялся за лук. А враги бегут по открытой равнине, укрыться им негде. Да и не ждали они сопротивления «подлым» эльфийским оружием. Вот Асва ранил одного, я попал в горло другому. У второго моего друга – Турда – оружия не было вовсе, но на берегу валялось много булыжников. Вдруг вижу, как один из камней летит в голову вражеского воина.

Но тех много, вот они добрались до нас. Меня валят с ног, я вижу над собой занесенный меч и ухмыляющуюся орочью морду.

Откуда здесь орки?!

Я вскрикиваю… и просыпаюсь.


О боги, опять мне приснилось нападение проклятого Ва'Бура на наше поместье. Как часто я вижу этот сон. Но орков в нашем фьорде отродясь не бывало. И с ног меня никто не сбивал. Тогда мы с Асвой и Турдом подстрелили троих, а четвертого сбили с ног и добили камнями (больше никого и не было). Потом доставили женщин и детей на остров и по дури решили вернуться.

Как же, мы крутые, мы втроем четверых настоящих воинов завалили и их оружие добыли! Мы – непобедимые северяне, а я – вообще князь. Я – Ва'Лет, потомок Ва'Лета Рыжебородого, Великого Князя и великого воина, победителя троллей. Мой предок в незапамятные времена получил от бога Во'Дана меч, с помощью которого победил дракона. И меч, и доспех из кожи этого дракона занимают почетное место в великокняжеской сокровищнице. Больше всего я тогда жалел, что не мне их носить.

В общем, взяли мы лодку и решили вернуться домой. Ладно, хватило ума не править ко фьорду, а причалить в небольшой бухточке неподалеку. Уже из неё добрались до поместья и стали свидетелями, как над нашими воинами совершается казнь. Отца я увидел уже мертвым, а брату как раз делали «кровавого орла». Друзья схватили меня за руки и не дали выскочить из-за изгороди.

Ночью воины Ва'Бура перепились, мне удалось стащить из сокровищницы те самые меч и доспех и еще несколько драгоценностей. Паре совсем свалившихся в беспамятстве вражеских воинов глотки перерезал. Возникла дикая идея расправиться над всеми, но хватило ума понять, что не справлюсь. Ещё одного, другого, а потом точно заметят, поднимут шум и уже наверняка не смогу уйти. Если бы был уверен, что доберусь до проклятого Ва'Бура, это бы меня не остановило, а так пришлось отступить.

Мы вернулись на остров, потом переправились в имение нашего отдаленного родственника, князя Ва'Мунда. Тот приютил мать и сестер, а мне посоветовал отправиться на поиски удачи. Ссориться с Ва'Буром он не хотел. По слухам, мой старший брат по отцу Ва'Гор нашел себе службу у императора далекого Казгарда. Туда я и направил свой путь.

А вот теперь, после долгих лет службы в Казгарде, после переворота, когда патрикий Кариан при поддержке орочьей гвардии сверг законного наследника Феогноста, после тяжелой доли наемника, я оказался на службе у князя Ва'Дима.

Сперва, если честно, и наниматься не захотел, когда выяснилось, что подчиняться придется женщине, пусть и принцессе эльфийской, более того – наследнице Первого Леса, боевому магу и неплохому воину. Одной из княжьих жен. Но кем бы Ларинэ ни была, не в обычаях северных воинов подчиняться бабе.

Тогда наши пути разошлись, чтобы, волею богов, сойтись снова. И в этот раз пошел на службу и всех своих вояк – Снорра, Хельга и Нуда с собой забрал. Если честно, нужда заставила. Срочно был необходим маг жизни, поскольку Нуда так тяжело ранили, что мог и помереть. Надо сказать, не пожалели. И товарища на ноги поставили, и снаряжение с амуницией обновили. И жалование неплохое получали.

Но почему у меня складывается впечатление, что мой наниматель, которого я уже начал считать своим государем, мне не доверяет? Чем я перед ним провинился?

Например, во время долгого похода, когда Ва'Дим нанимал несколько отрядов, вполне мог отдать их мне в подчинение. Но нет, оставил только над моими ребятами. Хотя, если подумать, то получалось, что все другие наёмные отряды всегда были больше моего, и я мог быть отправлен в распоряжение любого из тамошних командиров. И всё было бы на первый взгляд логично, если не считать, что я – сотник казгардской Варварской гвардии, а это приблизительно приравнено к армейскому тысячнику. И опыт у меня соответствующий. Ладно, посмотрим правде в глаза. Бывший сотник бывшей гвардии… Но опыт-то никуда не делся!

Впрочем, Князь Ва'Дим оставлял всех наемных командиров в прямом подчинении принцессы Ларинэ. И тех, кого нанял не отрядами, а по одному, всегда тоже мне отдавал. Но всё равно неприятно. И женщине подчиняться особо никому не понравится, хоть она и эльфийка, и боевой маг.

Потом, когда я рекомендовал ему деревенских пареньков, захотевших податься в наёмники, Трея и Ларга, и посоветовал формировать собственную дружину, он вроде согласился, парням ленты со своими цветами подарил. А мне – спасибо. Мог бы и воеводой над этой дружиной поставить. Тем более что я со своими людьми… Как у нас, у северян, принято – брать на службу вождя с дружиной. Вождь приносит присягу, верно служит весь отряд, а иногда в этот отряд князь добавляет воинов.

Или Ва'Дим жаждал от меня вассальной клятвы, которую здешним королям принято приносить? Дурацкий, кстати, обычай. Мы его не придерживаемся, да и в Казгардской империи подобного нет. Кто же этого Ва'Дима воспитал, что он наших северных порядков не знает?

Ну а теперь оставил в этом портовом городишке, в компании моих людей, нанятых гномов и мага Жимара. Сам же с женами, мастером Нарином, мальчишкой-оруженосцем и полулисом отправился в Первый Лес тёмных эльфов. Нам же было сказано ждать его месяц, а потом перебираться в другой город, ждать ещё некоторое время там, а если князь не вернется и к этому сроку, то уходить в Проклятые Земли и ожидать в Замке Единорога. Хотя Ва'Дим надеялся, что он вернется в портовый город гораздо раньше и мы отправимся в его замок все вместе.

Вроде бы все в норме, и над оставшимися людьми я поставлен, но на душе почему-то погано. Я что, не воин? От моего отряда толку меньше, чем от гнома и двух мальчонок, один из которых помесь эльфа с лисой? Или эльфийки с лисом, кто их разберет? Чувствую себя как в далеком детстве, когда отец брал на лодью моих братьев – Великого Князя Ва'Роха и князя Ва'Гора – а меня оставлял в поместье с матерью и сестрами. А мне очень хотелось побывать на настоящем боевом корабле. Хоть и понимаю, что эльфы в свой лес весь отряд не пустили бы и кто-то должен остаться командовать, а всё равно неприятно.

Но, как учили меня в Варварской гвардии, приказ есть приказ. Я поставлен над отрядом (хотя и не над гвардейской сотней), отвечаю за его жизнь и обязан исполнять свой долг. Хотя, раз уж на то пошло, не долг исполнять, а честно отрабатывать деньги. И я отработаю, не будь я князь Ва'Лет, сын Ва'Рага. Но потом, при таком отношении моего нанимателя, уйду я, пожалуй. Может, и в самом деле набрать вояк побольше, возвратиться в родной фьорд и вернуть себе княжество. Ва'Бур или его потомки узнают, что значит месть. При том жаловании, что положил князь Ва'Дим, это уже скоро может стать очень реально. В любом случае необходимо всё хорошо обдумать.

Ох, что-то нехорошо у меня на душе, ой нехорошо. Пора взять себя в руки и не нагнетать обстановку. Пойду, новичков погоняю.

Глава 6

Трей. Новобранец

И чего мне не сиделось дома? Нет, серьёзно? И зачем я решил променять простую долю селянина и повелся на идею Ларга искать счастье в наемниках? А главное, зачем я поверил этому северному варвару Ва'Лету и вступил в дружину князя Проклятых Земель? Тех земель я ещё и не видел, а уж проклятий изверг из себя, на три года вперед хватит. А может и на четыре. В любом случае больше, чем за всю свою предыдущую жизнь.

Мы уже почти месяц проживаем в портовом городе на узком перешейке, соединяющем большую землю с эльфийским полуостровом, ожидая нашего господина, сиятельного князя Ва'Дима. Интересный он у нас. Родом – северный варвар, хотя по внешности и не скажешь. Женат сразу на двух эльфийских принцессах, светлой и на тёмной, что необычно, если не сказать невероятно. Сам я раньше над такими делами никогда особо не задумывался и в обычаях благородных и перворожденных не разбираюсь, однако, что люди говорят в последнее время, наслушаться успел. К родне тёмной принцессы Ларинэ он и направился, а нас – дружину и наёмников – оставил на попечение Ва'Лета, а точнее будет сказать, на истязание.

Пока мы не добрались до города, я был уверен, что поймал удачу за хвост. Не один раз приятелю Ларгу об этом сказать успел. Ещё бы – получил полный комплект вооружения, блестящие доспехи, а еще и ленты княжеских цветов. Служба была непыльной, не считая нападения на отряд в дороге. Но нас оказалось больше, с нами были гномы, маг – мастер Жимар, эльфийские принцессы, особенно тёмная, тоже владели магией. Да и сам наш господин, князь Ва'Дим, огненные шары во врагов кидал не хуже любого мага, и мальчишка-оруженосец тоже это умеет. Правда, слышал, они не настоящие чародеи, просто у них сильные амулеты есть, но какая разница. Так что мне даже не пришлось обнажить оружие. Встречающиеся на постоялых дворах девушки смотрели на меня восхищенными глазами, некоторые из них были благосклонны и одарили своей лаской.

Только зря я перед Ларгом хвастался и особенно о пойманной за хвост удаче рассказывал. Ой зря! Она богиня капризная и сильно обидчивая. Ничего не забыла и каждое слово припомнила.

И вот в городе, после отъезда господина, начались мучения. Оставленный за главного Ва'Лет выстроил весь отряд во дворе, подошел к каждому воину, долго вглядывался в лица, оценивающе смотрел на мышцы. Иногда приказывал повернуться, присесть или, наоборот, подпрыгнуть… Я себя жеребцом или быком на торгах почувствовал. Но это было ещё ничто, по сравнению с тем, что нас ожидало.

Далее последовал рассказ об империи Казгард, который я, если честно, прослушал вполуха. Что-то там говорил Ва'Лет, мол, каким бы ни был воин, желающий служить в императорской армии, а тем более в Варварской гвардии, сперва он ходит в новобранцах. И только от него самого зависит, когда его переведут в полноправные вояки. Сперва не понимал, чего это северянин про Казгард и гвардию разоряется? Мы ведь у князя Проклятых Земель на службе. Оказалось, говорил он это неспроста. С этого момента начались изнурительные тренировки.

Начал Ва'Лет гонять весь отряд, включая своих земляков. Сначала был только бег, но и его с непривычки хватало. Потом занятия усложнялись. Исключением были только гномы и наш маг, мастер Жимар. Но и ему дело нашлось – стал через несколько дней он строить нам всяческие препятствия, – то каким-то колдовством к земле притягивать одного из дерущихся воинов, то туман в глаза напускать.

И ещё в нас шарами огненными кидаться. Оказалось, не настоящими, а всего лишь осветительными. Только когда мы их перестали бояться, а иной раз даже специально наскакивали, чего-то туда добавил. Поджигать не поджигали, но били пребольно, и второй раз нарываться желания не возникало ни у кого. Даже бывалые воины вздрагивали, когда они слишком близко пролетали.

Иногда брал мастер Жимар в руки меч и тренировался в оружейном бое. Не могу сказать, что у него получалось лучше – и маг из него хуже, чем эльфийки, и боец такой же, как я. Потом смотрю, командир гномов, мастер Гленд, начал своих подопечных гонять. Поначалу отдельно, потом тренировки стали объединенными.

Постепенно часть воинов освобождалась от изнуряющих занятий. Но и они не сидели без дела – оттачивали поединки на мечах, топорах, стреляли из арбалетов по мишеням, а маг Жимар стрелы отводил. Отводил – это так сказано, если из десяти стрел две мимо пролетят, то одна – это кузнец Хельги промахнулся, а другую, – точно Жимар отвел (или ветер усилился).

Нас же – меня, Ларга, еще пятерых наемников и троих гномов – Ва'Лет мучил по полной. То вытащит за город, вручит по лопатке и заставит ров и насыпь вокруг временного лагеря делать, то велит нападать втроем на него, причем сразу всех троих завалит. Мы мечтали оказаться в карауле, там можно было хоть немного отдохнуть.

А потом ещё одну пакость придумал – договорился с каким-то корабельщиком, отсыпал ему деньжат и загнал нас на корабль. Там мы лазили по мачтам часами, иногда срываясь в воду, ныряли с высокой кормы, тягали весла. Самым же ужасным было бегать по веслам, когда корабль плыл вдоль залива. Раз десять я падал в воду, прежде чем смог пробежать вдоль хотя бы по пяти. А вдоль всего корабля пока так и не сумел. И зачем этот изверг Ва'Лет мучения с кораблём устроил? Слышал, что в княжестве у Ва'Дима и рек-то полноводных нет, не то что морей!

Нет, лучше бы я остался дома!

Жимар. Маг

Мне почему-то казалось, что князь Ва'Лет – человек недалекий. Что взять с северного варвара? Гора мышц, а больше и не надо. Те, которых приходилось встречать раньше, полностью соответствовали этому описанию. Вот князю Ва'Диму с мышцами не повезло, так он просто вынужден головой их недостаток компенсировать, а те, кто силой не обделён, нередко даже будучи от природы умными, почему-то редко этим умом пользуются. В походе я несколько изменил свое мнение о Ва'Лете – варвар оказался неплохим переговорщиком, кое-что понимал в стратегии и тактике. Но все это могло входить в круг понимания вояки. В конце концов, в Казгарде послужить успел, а не прямо с севера к нам явился.

Когда мы на месяц застряли в горловине, ведущей на полуостров, где рос Первый Лес тёмных эльфов, некоторые ранее неизвестные таланты князя раскрылись передо мной в полном объеме. Он – хороший командир. Гоняет отряд до потери пульса, особенно новичков, но объясняет, зачем это надо. Даже и меня привлёк.

– Ты, мастер Жимар, у нас маг-универсал, – сказал он как-то мне.

Только кивнул в ответ. Это и так в нашем отряде всем известно.

– Но до архимага тебе ещё расти и расти, – продолжил северянин. – Значит, тренироваться необходимо. А мне, в свою очередь, надо вояк натаскивать в условиях, когда против них могут действовать маги. Орочьи шаманы, жрецы Слика, да мало ли кто ещё. Нам в Замок Единорога возвращаться. А каково в Проклятых Землях, ты сам видел. В общем, подключайся к обучению бойцов. Будешь создавать им помехи. Стрелы отводить, туман напускать, в общем, тебе виднее.

Нет, каково?! С одной стороны, заявляет, что до архимага мне ещё далеко, а с другой – предъявляет требования, будто я им уже давно стал. Что-то меня удержало от того, чтобы напустить на Ва'Лета заклинание заикания (тут как раз много силы не нужно, и деревенская знахарка справится). Наверно, его искренний взгляд. Я почувствовал, что северянин совершенно чистосердечно беспокоился и обо мне, и о подчиненном ему отряде. Только просьбу свою он выразил в грубой солдатской манере – что взять с северного варвара? Пришлось объяснить, магия не мышцы, её упражнениями не повысить.

– Магическая ступень, которую имеешь уже при рождении, и знания, – закончил я.

– А опыт? Как же без него?

– Опыт, несомненно, тоже важен, – стал терпеливо объяснять человеку, не имеющему о магии реального представления и разделяющему общие заблуждения. – Только он у магов имеет свою особую специфику. Выучил заклинание, поупражнялся с ним, сумел получить результат несколько раз подряд и всё.

– Что всё? – не понял северный варвар.

– Всё. Сумеешь повторить когда угодно. Если, конечно, в резерве достаточно силы имеется.

– А его увеличить можно?

– Можно, – не стал скрывать я. – Причём как раз долгими и изнурительными тренировками.

Услышав последнее, собеседник обрадовался, но я был вынужден его разочаровать:

– Вот только эти тренировки очень сильно отличаются от тех, которые представляешь себе ты. Садится маг в закрытом помещении, чаще всего один, и тренируется. Внутри. А снаружи кажется, будто вообще спит. Некоторые архимаги в отдаленные пещеры на десятки, а то и сотни лет уходят. Чтобы их никто не беспокоил.

– Ну а хоть как-то помочь можешь? – спросил Ва'Лет, в голосе которого явно читалось разочарование. – А я тебя секрету боя на мечах научу, ну и ещё каким хитростям. Может, тебе иногда проще будет, за меч сподручнее взяться. Что думаешь, мастер Жимар?

Я согласился. Недели две прошло, смотрю, воины, новички особенно, стали обрастать мышцами. И у меня прибавилось силенок. Жаль только, не магических. Толку от моей магии было не очень. Где немного туману напущу, где оружие утяжелю, что им махать невозможно. Больше было пользы, когда я вывихи, растяжения да переломы лечил.

Правда, когда воины начали игнорировать мои осветительные шарики, играющие роль боевых огненных шаров, я вдруг вспомнил наши детские шалости. Никто и никогда не обучает магов объединять осветительное заклинание со щипком. Но практически все уже в детстве додумываются до этого сами, тем более что ни то ни другое много силы не требует. И учитывая то, что сейчас я не десятилетний проказник и могу гораздо больше, воинам мало не показалось.

Куда сильнее я удивился, когда застал Ва'Лета за книгой. Даже и не подозревал, что он умеет читать. Хотя нет, не так. Сотники в Казгарде совсем неграмотными не бывают. Да что там в Казгардской империи, почти в любом королевстве так. Это мне известно, но никак не думал, что он стал бы по доброй воле читать что-либо кроме приказов и донесений. Ну а то, что изучает наш варвар казгардских мудрецов – повергло меня в шок. Жизнеописания императоров и великих полководцев, труды инженеров и математиков. Ва'Лет и сам засмущался, когда был застигнут над книгой. А поняв, что я не смеюсь, покопался у себя в походном сундуке и протянул мне один фолиант.

– Мне это никак не пригодится, мастер Жимар, – произнес он, – таким талантом боги не одарили, а вот тебе может быть полезна.

Книга оказалась казгардским магическим трактатом. Только неожиданно подробным, а не из тех, что обычно в книжной лавке можно купить. Надо сказать, что магия той Империи не очень популярна среди нашего брата. И не только потому, что такие полные книги редко покидают её границы. Есть отличия в подходах, наши больше ориентируются на амулеты, казгардцы – на заклинания и накопление энергии.

Любопытно было ознакомиться со взглядами коллег далекой империи. Сам не заметил, как зачитался. Не мог оторваться от книги всю ночь и весь следующий день. Оказывается, есть способы снизить затраты моей магической энергии. Силы мне это не прибавит, но хоть восстанавливаться скорее буду. Спасибо Ва'Лету.

Гленд. Гном, командир отряда

Жить в портовом городе – гораздо хуже, чем в наших горах, если честно, то в любом человеческом городе хуже, а в таком особенно. И вроде бы торговля процветает, а всё равно что-то не то. И как тут только наши кузнецы держатся? И те, кто банк содержит, тоже? Однако приходится ждать Нарина и его друга-человека с женами и оруженосцами. Раз взяли на себя обязательства, то с этим ничего не поделаешь, мы, гномы, их всегда честно до конца выполняем.

Поселились мы вместе с отрядом людей-наёмников, которым командует северный варвар, князь Ва'Лет. Сильный человек, крепкий. На гнома, увеличенного раза в два-три, похож, и по силе, наверное, не уступит, что для человека редкость. Только на не совсем умного гнома, потому что без бороды (ну какой гном её добровольно брить согласится?!). Посмотришь на такого и в самом деле поверишь, что северные варвары произошли от скрещивания гномов с троллями (эти тоже не очень умные, и борода у них не растёт).

Вообще я в чужие дела не суюсь, как и любой нормальный гном, но поскольку вопрос для меня очень важный, то как-то спросил князя, когда мы сидели вечером за кружечкой пива:

– Вот скажи, Ва'Лет, зачем ты бороду бреешь? Это же столько лишней мороки, не говоря о том, что выглядит ужасно.

– Это правило Варварской гвардии Казгарда, – объяснил северянин. – Понимаешь, Гленд, много лет тому назад несколько племен, живших южнее империи, оказали императору Гегесандру услугу, а он за это велел составить из них свою охрану.

– Постой! – перебил князя. – Хотя я сам в тех краях ни разу не был, но не один раз видел карту всего материка. Какие южные племена? Империя тянется до самого побережья.

– Не всегда она была такой большой, как сейчас, – пояснил северянин. – Только я не понял, мастер Гленд, тебе про бороду или про географию с историей интересней.

– Давай про бороду закончим, – согласился я.

– Ну так вот, бритая голова, гладкие щеки и подбородок и большие усы были в обычаях тех племен. Тогда и появилась Варварская гвардия с её внешним видом. Прошли столетия, если не тысячелетия. В гвардию давно уже набирают варваров из других племен, последние лет сто пятьдесят туда идут наши северяне (и раньше шли, хоть и не так много, как при мне). Но мода, а вернее традиция, осталась. Правда, теперь это – привилегия командиров и наиболее опытных воинов. Зеленый новобранец о таком может лишь помечтать.

– Так вот ты о чем своему отряду говорил, – улыбнулся я, наливая князю еще кружечку, – но теперь-то вы не в Казгарде, а северные варвары без бороды – немыслимы, почти как гномы. Вот твои люди и при бороде, и при усах.

– Привычка, Гленд, привычка – я попал в Казгард еще совсем юнцом, борода и усы у меня только пробивались, а до права ходить, как заправский гвардеец, я дослужился очень рано. Ну а потом надо было поддерживать репутацию имперского вояки, когда мы собрали отряд наёмников. Снорру, Нуду и Хельги я сегодня же велю побриться, они будут помогать мне гонять молодняк.

Велит побриться! Это же надо! Нет, точно варвар. Совсем.

Стало интересно, что князь собрался делать со своими новобранцами? Я, разумеется, пришел посмотреть. Должен сказать, молодец северянин. Тут он совершенно прав – воину нельзя простаивать без дела. А то мои гномы, раз охранять некого, по трактирам разбрелись, пиво хлещут, в гномьем банке в кости поигрывают. Ведут себя, как обыкновенные кузнецы и прочие мастера. Нет, так не годится. Нужно брать пример с Ва'Лета. Если получится заставить, конечно. Но думаю, что сумею.

И на следующий день мои гномы тоже начали тренироваться. Сперва отдельно и не так активно, потом я придумал под начало князя провинившихся отдавать. Пива в кабаке перепил, в кости сжульничал – ступай к Ва'Лету.

Так прошел месяц. Гномы мои поднакопили силенок, отрадно, что справлялись лучше людей. Хотя это неудивительно, гномы сильнее. Бегаем, правда, не так быстро, только это и не особо нужно. Но то, что ребята мои были лучше на корабле – это молодцы. Хотя в воду падать – бр-р… Не весело.

Ва'Лет даже просил меня и моих помощников Глоина и Трора погонять новичков, дать им уроки боя на топорах и молотах. Предлагал он и тренироваться нашим отрядам вместе, на что я отказывал. Не дело это секретами делиться. Как если бы лучший из наших мастеров пришёл в деревенскую кузню и начал там всех селян обучать. Да и эти тренировки, хоть и полезны, но скорее устроены, чтобы скуку и безделье не разводить.

Не стал возражать только против поединков моих гномов с людьми князя. Ох, сражение (иначе не назовёшь) с Ва'Летом не забудешь. Так никто из моих ребят его не победил, да и я сам не справился. С тремя его земляками было проще, с трудом, но одолевали. Но вот князь – нет, точно произошел от тролля и гнома. Не зря, как он мне сказал, Троллем прозвали его отца, ох не зря.

Так что и мои рубаки, и княжьи набрались опыта. Пожалуй, когда вернутся Нарин и князь Ва'Дим, соглашусь я прогуляться до Проклятых Земель. Тем более что от наших старейшин по этому поводу получил определённые указания.

Глава 7

Ва'Лет. Северный князь

В обучении новичков и тренировке опытных бойцов прошел месяц. Не так чтобы достаточно для такого дела, но всё же результаты имелись. И в любом случае время не пропало даром.

– Солдат спит, служба идёт, – помнится, сказал мне князь Ва'Дим перед уходом.

Думаю, наниматель имел в виду, прежде всего, что вне зависимости от того, находимся ли мы в походе или ждём его в безопасном месте, плата всё равно идёт, причём такая же. В этом он отличается от большинства других, с кем мне приходилось иметь дело. Сама же фраза, несомненно, имеет в себе какой-то глубокий сакральный смысл. С ней любой воин с радостью согласится.

Воин, но не командир. Вот пускай сначала станут настоящими бойцами, потом смогут поспать. Может быть…

На нас сбегался смотреть едва ли не весь город. Окрестные мальчишки смастерили деревянные мечи и стали повторять то, что делали мои подопечные. Парни постарше начали проситься обучить и их. А ведь ещё совсем недавно любимой игрушкой для младших и любимым оружием для старших мальчишек в этом городе был лук. Да что там недавно, всегда! Оно и понятно, эльфийский лес под боком.

Я не отказывал, но предлагал на выбор – либо плату за уроки, либо вступление в дружину князя Проклятых Земель. А то мне надо было как-то компенсировать деньги, что пошли в уплату корабельщику. Сам князь Ва'Дим, скорей всего, просто рукой махнёт, а вот его светлая жена лишних трат точно не одобрит. Нет, это, конечно, его дело, но я бы так роли в семье не распределял. Назначил жён главными министрами в государстве, но ведь они теперь и дома тем же самым заниматься станут.

Услышав о таких условиях обучения, многие сразу охладевали. Одни вспоминали о своих луках, другие просто уходили. Но четверо принесли деньги, а ещё с десяток воинов решили встать под наши знамена. Глядишь, так и до полусотни наберется. С гномами уже больше получится, но рубаки Гленда – это рубаки Гленда. Я особо и не надеялся, что они на постоянной основе присоединятся к нашим тренировкам. Иногда помогают, и то ладно.

Утро одного дня было ничем не примечательным. Снорр вместе с гномом Трором (или Глоином, вечно их путаю, ибо братья) отправились гонять молодняк на корабль. Гномы, в большинстве своём, море и вообще любую воду, если она не в кружке, бочке или бутылке, мягко говоря, недолюбливают. Понять нетрудно, живут бородачи малорослые большей частью в подземельях, а там вода, вырвавшаяся на свободу – катастрофа. Но есть среди них и моряки неплохие, и корабельные мастера не из худших. В этом они на эльфов похожи, хотя говорить вслух такого ни при тех, ни при тех не стоит, враз докажут, что ты кругом неправ, если вообще станут разговаривать. Но Глендовы ребята, отдам им должное, неплохо и по веслам бегали, и по мачтам взбирались, да и плавали недурственно. Нуд с Глоином (или Трором) тем временем затеяли тренировку на топорах. Гленд отлучился в гномий банк, любезно согласившись положить туда деньги, полученные за обучение местных ребят. Хоть и небольшие, но у гномов сохраннее будут.

Сам же я вышел во двор, вылил на себя пару ведер холодной воды и вдруг услышал лай, который ни с чьим не спутаешь. Да это пёс князя Ва'Дима. Увидел меня и поспешил облаять. Нет, не со злобы, а для порядка, ну и поприветствовал, естественно. Кроме своего хозяина Дрейк благоволил полулису, это не удивительно, и, непонятно почему, мне. Хотя я собак люблю. В родном фьорде у меня был чем-то похожий, жаль, что кто-то из людей проклятого Ва'Бура раскроил ему череп топором. В Казгарде я тоже завел себе боевого пса, тот прожил пятнадцать лет, сопровождал в походах и умер у меня на руках. Хорош был, однажды с тремя оркскими волкодавами дрался и всех порвал. А оркские псы, надо сказать, куда лучше своих хозяев будут. Сильные и надёжные. Если зеленорылых я терпеть не могу, про черных и говорить нечего, то собаки их мне нравятся. Видать, Дрейк мое отношение к собачьему племени чувствовал – иногда подходил ко мне, смотрел в лицо, правда, не допускал фамильярностей.

Но если пёс здесь, значит, и его хозяин вернулся. Нужно срочно привести себя в приличный вид. Я метнулся в дом, быстро переоделся, а вернувшись, застал мастера Нарина, полулиса и мальчишку-оруженосца. Они как раз ругались с хозяином постоялого двора о размещении целого табуна вьючных лошадей. Кликнул нескольких постоянно тут дежуривших воинов, чтобы помогли с разгрузкой.

Ещё раз окинул взглядом прибывших. Ни Ва'Дима, ни эльфиек с ними не было. Может, по делам куда отлучились? Например, в тот же гномий банк? К примеру, тёмная принцесса вполне могла из дому приличную сумму денег захватить (вещей-то вон сколько!), вот первым делом туда и направились.

Хотя нет, тогда наверняка и мастер Нарин пошёл бы с ними. Он уж точно не упустит случая с соплеменниками пообщаться. А оруженосец изменился. Где-то обзавелся тяжелым кожаным поясом с металлическим бляхами тончайшей эльфийской работы, на котором подвешен короткий меч, и обручем на голову. Самого клинка не видно, но опытный воин по некоторым признакам может заподозрить мифрил. Взгляд очень гордый и в то же время очень довольный, как у ребенка, получившего в подарок игрушку, о которой давно мечтал.

Стоп!

За внешними переменами чуть не упустил самого главного! Это уже не он, а она! Но как ему удавалось столько времени всех дурачить? Пока размышлял, чуть было не пропустил, как девушка начала говорить.

– Князь Ва'Лет, – отчеканила она, а потом немного замялась. – Я сэр, то есть леди…

Видимо, призадумалась, уместно ли применять это к женщине, и решила, что нет. Но пауза длилась недолго. А потом четко продолжила:

– Гилия, дочь барона Галиана, волею принцессы Ларинэ и князя Ва'Дима я посвящена в рыцари и назначена командовать отрядом. Вот распоряжение, – закончила она свою речь и протягивает бумагу.

Я чуть не выругался. Так удивился посвящению мальчишки в рыцари и назначением его командиром, да плюс ко всему оказалось, что он и не мальчишка вовсе, а девчонка. Прежде чем что-либо отвечать, внимательно прочитал содержащуюся в полученном конверте бумагу. В письме князя и вправду было сказано, что Гилия по прибытии в город принимает на себя командование отрядом. Присутствовала какая-то недоговорённость, будто между строк скрыта дополнительная информация, но на её поиски не было времени. Ещё там говорилось, что нам надлежит как можно быстрее покинуть этот подконтрольный эльфам порт и для начала выдвигаться к ближайшему городу по пути назад к Замку Единорога.

– А не соизволит ли леди Гилия, – ответил я, делая ударение на слово «леди», отчего та недовольно скривила своё личико. – Не будет ли леди Гилия так любезна поговорить со мной наедине?

Леди назвал её на автомате, сказалась гвардейская выучка никогда не показывать своего удивления, а вовсе не для того, чтобы сделать неприятное. Девчонка хоть и сама себя так титуловала, но явно была недовольна. Сама понимает, что сэр будет звучать неуместно, вот оба варианта и не нравятся.

Возражений не последовало. Я начал расспрашивать новоявленного рыцаря, что случилось, где Ва'Дим с эльфийками? Та не собиралась ничего скрывать и отвечала на все вопросы, иной раз добавляя подробности, о которых я по незнанию мог и не спросить.

Выяснилось много интересного. Очень может быть, хотя маловероятно, что нашего нанимателя нет в живых. Когда Гилию отправили в город, в компании гнома и полулиса, принцессе Ларинэ светил поединок с её братцем, Лордом Первого Леса. О том, что такое может случиться, предполагалось с самого начала, но догадываться – это одно, а точно знать – совсем другое. Я не сомневался, что эльфийка победит, но за этим могло последовать все что угодно. Недаром же они всех, кого смогли, из леса спровадили.

А девчонка уже готова была приступать к командованию, на правах старшего рыцаря и начальника каравана. Я расспросил её, как произошло посвящение в рыцари. Тут она отвечала ещё более охотно, забыв обо всём остальном.

Очень интересно, это сделали и тёмная эльфийка, и князь. Ларинэ по эльфийскому обычаю. Присвоила девчонке какой-то дурацкий титул, принятый у перворожденных. Что-то с деревьями, или листьями? А может, ветками? Ах да, Младший Цвет Сердца Леса. Хорошо хоть, не Третий Лист Пятой Ветви Седьмого Слева Дерева на Девятой Поляне. Вот я насмехаюсь, а кто их, остроухих, знает, может, и такой титул имеется. Ва'Дим же, как утверждала Гилия, по принятому у северных варваров: «Пускай это будет последний удар, на который ты не ответишь ударом».

Довольно красивый и правильный ритуал. Но не наш. У нас, северян, вообще нет понятия рыцарь. Может, потому, что в северных землях не поставить замков, для того чтобы кормить которые необходимо много крестьян, может, потому, что негде разгуляться лошадям. У нас посвящают в воины. Любого мальчишку, которому исполнилось четырнадцать лет, если только он не раб. И эта церемония проходит по-другому. Вообще север большой, и существует много обычаев, но такого, как описала Гилия, точно нет.

Например, там, где родился и вырос я, а ещё у большинства ближайших соседей, всё делается так. Мы должны пройти несколько испытаний, самое тяжелое из которых заключается в том, что тебя по пояс закапывают в землю и ты должен отражать удары пятерых, стоящих вокруг. Говорят, что раньше нападали с боевым оружием и не каждый выживал после такого испытания. Тому, кто пройдет через все это, дарят пояс, вроде того, что сейчас украшает Гилию. И чем опытнее и заслуженнее становится воин, тем больше на поясе укрепляется блях.

Но это вовсе не означает, что мы, северяне, плохо относимся к рыцарям юго-западных королевств. Очень даже их уважаем, потому как в большинстве своём это отличные воины. Ну а если кого посвящали не за подвиги на поле боя, то к такому и отношение совсем другое.

Нет рыцарского звания и в Казгарде. Там обычаи слегка на наши похожи – тоже испытание воинов да вручение пояса. А дальше – в зависимости от войска, в котором служишь. Я в свое время не прошел закапывание, нападение Ва'Бура помешало. Пояс воина мне вручили позже, когда узнали, что я убил троих, напавших на нас во фьорде (про перерезанные глотки пьяным даже рассказывать не стал).

Высказать, что ли, Гилии все, что я думаю про рыцарей, не доказавших своего права с оружием в руках, и посвящение в них, тем более по-эльфийски? Что это все мишура? Но решил, что не стоит. Тем более у всех остальных отношение к в том числе и к такому рыцарству отличается от нашего, и с этим приходится считаться. Предложил пока отдохнуть с дороги и дождаться возвращения отряда с тренировок.

Потом меня навестил мастер Нарин. Его рассказ о Темном Лесе был похож на то, что узнал от Гилии. Гном лишь добавил, что Ва'Дим чего-то опасался. Дурак он, этот князь. Взял бы всех моих ребят и гномов Гленда, мы бы показали тёмным эльфам. А может, и нет. Перворожденные в любом лесу – как в крепости, а уж в своём – тем более. Сотни почти всегда находящих свою цель стрел – серьёзный аргумент. А ведь остроухие ещё и в магии сильны. Поэтому к ним редко кто лезет.

Тут я, пожалуй, погорячился (наверное, из-за того, что девчонку командиром отряда назначили), потому что все об этой эльфийской особенности прекрасно знают. Как и о том, что гномов никому не выкурить из их гор, а нас не взять в наших фьордах.

Мастер Нарин сказал мне, что есть письмо от моего нанимателя, протянул свиток, но тот оказался испорченным – то ли под сильный дождь попал, то ли вообще в воду свалился. По рассказам гнома, виновато прячущего глаза, и то и другое с ними случалось. Чуть позже от Фокса узнал, что бородатый коротышка на ровном месте споткнулся и в ручей упал. Видимо, смешно все это было, полулис с трудом сдерживался, рассказывая. Но мне не до смеха. Вдруг в послании что-то очень важное было? Да какое там вдруг, обязательно было, иначе зачем его передавать, да ещё и мимо Гилии?

Что-то надо было делать. Приказ ясен – мы уходим из города, командует девчонка. Первой моей мыслью стало построить отряд, зачитать приказ князя, а потом сказать, мол, кто хочет служить новоявленному рыцарю – служите, кто не хочет – идите за мной, вернуть оружие, полученное от Ва'Дима, и уйти на все четыре стороны. Но потом я призадумался. Что-то здесь не так. Не все с этими письмами так просто, не собирался наниматель меня унижать.

Прошлый раз он тоже предлагал мне пойти под начало тёмной эльфийки, я тогда отказался. В итоге пошел в охранники купеческого каравана, попал под удар разбойничьего отряда и едва не сложил свою голову. И все равно нанялся к Ва'Диму. А теперь, скорее всего, комедия с рыцарством и приказы – это только повод отослать девчонку из Первого Леса. Её просто вывели из-под возможного удара. Я сам бы придумал способ попроще, но ничего не поделаешь, любит мой наниматель почудить и поступать не так, как другие.

И, похоже, толк из Гилии выйдет. Ещё считая её мальчишкой, я отмечал, что материал для хорошего вояки там есть. Пожалуй, никуда я не уйду. Пропадет Гилия без меня и моих ребят. Вот только спесь с неё сбить надо. Ничего, я это умею.

Глава 8

Гилия. Рыцарь

Интересно, когда князь Ва'Лет титуловал меня «леди Гилией», можно считать оскорблением? Это было лишним подчёркиванием того, что я – девочка? Формально-то всё в порядке, не придерёшься, однако тон… Не знаю, но мне в любом случае не понравилось! Чего от него ожидать дальше, – неподчинения, ухода? Наша беседа по сути закончилась ничем – северный варвар расспросил меня о том, как я стала рыцарем, что было в Первом Лесу, а потом предложил отдохнуть, пока отряд не вернется с тренировок.

Почему бы и не отдохнуть, мы порядком вымотались. Поэтому в дорогу в любом случае только завтра. Приказ как можно быстрее выдвигаться в сторону соседнего города вовсе не означает немедленно. Да и поесть не помешает. После пусть и недолгого похода через эльфийский полуостров трактирная трапеза оказалась весьма вкусной.

На следующий день с самого утра в мою комнату заявился один из северян, кажется, его звали Нудом.

– Леди Гилия! – произнес он, вытягиваясь во фрунт и ударяя себя правой рукой по левой стороне груди. – Отряд построен и ждет Вас. Прошу проследовать.

– Хорошо, сейчас буду, – ответила я.

Во дворе уже выстроились наёмники, все, кроме гномов. От бородатых коротышек присутствовали только их командир Гленд и наш Нарин. Князь Ва'Дим предупреждал меня, что хоть их отряд и нанят за деньги, но на каких-то особых условиях, поэтому полностью мне не подчиняется. Что-то там связанное со старейшинами рода и тому подобное. Принцесса Ларинэ тогда ещё нелестно обо всех гномах отозвалась и об этих в частности.

Тем временем ко мне подошел Ва'Лет, сделал тот же жест, что и его воин, потом повернулся к отряду.

– Внимание, воины, – произнес он, – представляю вам леди Гилию, рыцаря. Согласно приказу князя Ва'Дима, она назначена командовать нашим отрядом и исполнять обязанности правителя Проклятых Земель, пока не вернётся князь или одна из его жён.

Ва'Лет издал боевой клич, еще раз ударив правой рукой по груди. Воины немедленно повторили это за ним, после чего Ва'Лет спросил:

– Леди Гилия, какие будут приказания?

Я призадумалась. Но решение пришло мгновенно.

– Приветствую доблестных воинов от имени князя Ва'Дима! Скоро мы выступим из этого города, а пока продолжайте заниматься поставленными ранее задачами.

– Разойдись, – скомандовал Ва'Лет.

Воины выполнили приказание. И вскоре во дворе остались мы с Фоксом и сам северный князь. Он посмотрел на меня каким-то хитрым взглядом, словно чего-то ожидал. Потом он подошёл ко мне и произнёс:

– Так какие будут приказания? Когда мы выступаем?

Интересный вопрос. Впереди ещё весь день, но и в поход так сразу не выйдешь, нужно готовиться. Ближе к вечеру же не имеет смысла. Поэтому решение напрашивалось само собой.

– Выступаем завтра, – ответила я, – подготовить припасы, собрать обоз.

– Я должен передать деньги, оставленные князем Ва'Димом, – произнес северянин, – проследуем в Ваши покои. Надо было бы это сделать ещё вчера, но решил приложить отчёт о тратах и о уже положенных в гномий банк, а на его составление потребовалось некоторое время.

Ва'Лет подробно рассказывал, сколько денег было оставлено, сколько потрачено, кто принят в дружину. Дальше последовали расспросы о том, что следует закупить для похода в другой город, какие запасы брать. Тут я поняла, что мало в этом смыслю. Откуда мне знать, сколько нужно брать провизии в дорогу? Сколько сожрут в пути все эти вояки, сколько наш караван проследует до ближайшего города? Обычно всем связанным с закупками и деньгами занималась светлая жена князя Ва'Дима. Не сама, конечно, но решения принимала именно она. Только её теперь с нами нет. Но как не ударить в грязь лицом? Сказать, что доверяюсь Ва'Лету? Не очень годится. А, кажется, знаю.

– Князь, напомните, сколько дней у нас занял переход от того города до этого?

Ва'Лет задумался, потом ответил, что неделю.

– Тогда запасы на десять дней, из расчета на каждого воина. В случае чего, добудем пищу охотой или докупим в пути.

– Хорошо, – согласился он. – Воины, не занятые на работе, могут быть свободны? Отпустить ребят в кабачок напоследок?

– Можно, – ответила я, – на твое усмотрение, князь.

Тогда я и не догадывалась, что Ва'Лет будет ставить передо мною подобные задачки. Потом, во время путешествия, я иногда убить его за них была готова. Ну а много позже была ему за эти задачки благодарна.

Ларг. Новобранец

День можно назвать счастливым. Во-первых, наше пребывание в этом городе завершилось. Завтра выступаем в поход. Наконец-то! Уж в пути при всём желании особо не поупражняешься. Во-вторых, этот северный варвар, князь Ва'Лет, теперь не главный в отряде. Скорее всего, мучения на тренировках закончатся. Хотя какой командир будет из леди Гилии – не берусь судить. Мы знали её как мальчишку-оруженосца, что был у тёмной эльфийки на подхвате. А теперь вдруг увидели знатную леди и опоясанного рыцаря. Ну, а в-третьих, нас отпустили в кабачок. Угоститься перед долгим походом.

Заведение с хорошим пивом подсказал нам гном Вельд. Стоит заметить, что за пристрастие к этому месту его в свое время и пристроили к нам на тренировки. Он оказался неплохим парнем, в отличие от других гномов разговорчивый, веселый, абсолютно не гордый. Вот и теперь пива выпить мы с Треем направились в компании Вельда. А еще двух его приятелей-гномов и наших трёх сослуживцев.

Кабачок, кроме выпивки, славился и особым образом приготовленной рыбой. Неудивительно для портового города. И то, что способ назывался «по-эльфийски», наших гномов ничуть не смутило.

– Можешь мне поверить, Ларг, остроухие к этой рыбе не имеют никакого отношения, – заявил Вельд.

– Именно так, – поддержал его приятель.

– Они бы ещё пиво эльфийским назвали! – добавил третий гном.

И хотя всем известно отношение подгорного народа к перворожденным, в данном случае я не сомневался, что они говорят правду. Просто в этом городе половина всего эльфийским называлась. Другая половина тёмноэльфийским. В том числе и пиво в некоторых кабаках и трактирах. Мода у них тут такая, в общем-то, совсем не удивительная, учитывая остроухих, живущих под боком.

Мы заказали по кружечке, по копчёной зубатке и соусу из морской мелочи к ней. Выпили за прекращение, пусть и временное, наших мучений, потом за леди Гилию, мастера Гленда и князя Ва'Лета. И немедленно заспорили о наших командирах.

Мне Ва'Лет, как это ни странно, нравится. Честно скажу, я не прочь набить ему морду, хотя этого, скорее всего, никогда не случится. Но за него глотку перегрызу кому угодно. Я благодарен этому северному варвару, что привёл нас с Треем в дружину князя Ва'Дима, благодарен, что начал обучать военному делу. Теперь я понимаю, что наёмники были бы из нас, как из моей бабушки – эльфийская принцесса (по возрасту, может, ещё и подошла бы, а вот по внешности – никак). В первом же бою быть нам убитыми. Хотя гонял нас северный варвар так, что семь потов сходило, но зато и результат есть. А вот Трей этого не понимает. Вечно бубнит под нос, что зря я втравил его в это дело, мол, дома было бы лучше. Может, и вправду доля воина – не для моего земляка?

Так мы уговорили по три кружечки пива, когда к нам за столик подсел какой-то человек. Вроде ничем не приметный. Одет в серую куртку, тёмные штаны. Волосы какого-то грязного цвета, словно давно голову не мыл, лицо, впрочем, брито. Не поймёшь кто – рыбак не рыбак, торговец не торговец. Управляющий нашего барона был таким.

Заговорил он с нами, представился так, что даже имя не разобрали. Поначалу я подумал, что хочет задарма пива отведать, но оказалось, нет. Сам предложил угостить. Сказал, что уважает воинов, с гномами о камнях поговорил. Спросил, кому мы служим и чем занимаемся. Предложил ещё пива. Жалел всё, что гномьего самогону здесь не подают, он бы им нас угостил. Тут с ним наши бородатые коротышки согласились и стали эльфов ругать. И здесь новый знакомый их поддержал. Хороший такой человек.

Как ни странно, из кабачка мы вышли практически трезвыми. Что ни говори, а завтра – в поход. И получать от князя Ва'Лета за неподобающий вид неохота. А от леди Гилии – ещё и стыдно.

Жимар. Маг

В этот вечер я рассчитывал немного отдохнуть. Отряд к завтрашнему отправлению готов, лично несколько простеньких заклинаний на телеги поставил, чтобы в дороге ничего не ломалось. Скорее всего, не понадобится, а если что случится серьезное – так не поможет, моя двенадцатая ступень для сверхнадежной защиты не годится. Но, как сказал на это князь Ва’Лет, лучше уж хоть что-то, чем ничего.

Потом большинство отпустили в город, на последнее посещение кабачка, строго предупредив, чтобы не напивались. Я же тем временем прилег на неудобной койке постоялого двора, что уже больше месяца служила мне постелью, поставил на столике рядом тарелку с фруктами, взял в руки трактат о казгардской магии, подаренный князем Ва'Летом. Но от силы прочитал две или три страницы, как в дверь комнаты постучали. Северянин, только про него подумал, как он на пороге.

– Как поживаешь, мастер Жимар? Чего тут сидишь? Ах да, все время забываю, что вы, маги, по кабакам ходить не любители. И доброго вина да пива не пьете.

– Любить-то мы, может, и любим, но нередко плохо кончается для окружающих, когда маг перестаёт контролировать свою силу, – почти честно ответил я.

– Значит, тебе можно, – уловил главное князь.

– Если бы, – с сожалением вздохнул я. – Окружающим – как повезёт, а себе пьяный маг вред непременно причинит, даже такой слабый, как я.

– Но я заметил, что принцессы Ларинэ и Эледриэль иногда вина пьют, – ответил Ва'Лет.

– Эльфийские, – пояснил я.

Северянин слегка поморщился.

– Они и так крепостью не отличаются, так маги их ещё и разбавляют, – закончил объяснять ему. – Я так не хочу.

– Ладно, с пивом и вином, не говоря о гномьем самогоне, всё ясно. Сочувствую. Но на самом деле зашёл не за этим. Я к тебе по делу.

Князь протянул мне свиток. Из дорогой бумаги, сразу видно – эльфийской. Вот только ничего не разобрать. Кроме первой строчки «князю Ва'Лету» и подписи «князь Ва'Дим». Остальное будто нарочно размыто водой.

– Принес мне Нарин письмо от нашего нанимателя. Да только по пути гном в ручей грохнулся, да со всего маху, – северянин картинно захохотал. – Фокс поди разболтал, как это было? Говорит, что смешно.

Я вежливо улыбнулся, позволив Ва'Лету продолжать.

– Да только мне не весело. Что-то в этой бумаге важное, иначе не передавал бы её Нарин за спиной девчонки. Изложил бы все князь Ва'Дим в своем приказе. Поможешь восстановить? Или на это твоей магической силы, что там у вас, не хватает?

На подобное двенадцатой ступени должно было хватить. Любопытно, конечно, почему эльфийские чернила расплылись? Но, может, князь обычными пользовался? В любом случае, на подобные вещи каждый первый новичок в магическом деле способен. Помню, в академии преподаватели специальные заклинания накладывали, чтобы мы шпаргалки таким образом не делали. А то весьма заманчиво, написал, стёр, а в нужный момент восстановил.

С готовностью взялся за дело, ожидая скорого результата. Несколько минут спустя я уже не был так в этом уверен. У меня не получалось. Совсем. Или это эльфийская бумага такая особенная? Заподозрил бы преподавательское заклинание, но где такому в лесу взяться?

– Увы, князь, ничего у меня не выходит. Ты бы какого мага посильнее нашел.

– Сегодня уже поздно, как до ближайшего города дойдем – обращусь, – ответил северянин. – Да не строй ты такое кислое лицо, старина! Каким бы ты ни был магом, парень ты отличный. И я рад, что мы в одной дружине. Захочешь выпить доброго казгардского… Ах да, маги же не пьют.

– А тролли с тобой, наливай!

Что было дальше я не помню. Обнаружил себя не следующий день лежащим в телеге, когда солнце уже клонилось к закату. Ни Ва'Лет, ни кто другой из отряда ни словом не обмолвились о том, что со мной было. Вопросов же я решил не задавать. Обошлось и ладно. Но больше мне выпить никогда не предлагали.

Барон Норсорт. Пиратский капитан

Надоел мне этот портовый городишко. Без дела сидеть приходится, чего я после проведённого в одиночку на острове времени терпеть не могу. Вроде бы и должен привыкнуть, только не получается. А представители Шокара, которые на самом деле сликовники, все мои разумные предложения напрочь отвергают. Если бы объясняли, а то нет и всё.

Вот почему бы не засунуть в ожидающий этого непонятного князя Ва'Дима отряд своего человека? Ну подумаешь, его жена, светлая эльфийская принцесса – маг разума. Так её пока здесь нет. И неизвестно когда появится. Мой соглядатай уйти всегда успеет. Даже особых подозрений не вызовет таким поступком, учитывая, как командир наёмников гоняет. Кто угодно поверит, что парню надоело. Но нет, не разрешили, как и многое другое.

И зачем тогда меня вообще нанимали? На этот счёт подозрения как раз имеются, и они очень мне не нравятся. Нужен им не опытный человек, а тот, на кого вину свалить можно. Мол, не Шокар и не сликовники в деле замешаны, а личная месть одного капитана. Однако пока с этим ничего не поделать. Только раз наниматели не желают моим опытом пользоваться, мне самому этого никто не запрещал. Нет, не для поимки князя, тут приказ однозначный, а для того, чтобы самому в случае чего из-под удара выскочить.

Я большей частью в порту время провожу. Смотрю на корабли и с тоской вспоминаю то время, когда сам по морям плавал. Прокручиваю в голове всякие варианты. Например, какой бы посудиной было сподручнее командовать, чтобы и торговца захватить, и от законника уйти. И от нанимателей… Но об этом рано пока думать.

Заодно наблюдаю весьма забавное зрелище. Куча гномов то по палубе одного корабля кружится, то на мачты лезет. То по веслам бегает. Ещё люди какие-то с ними. Нет, смысл занятий-то мне прекрасно понятен, только гномам зачем? Уж бородатым коротышкам в абордажной команде точно делать нечего. Это я как бывалый пират и капитан говорю.

Стоп, а это что ещё за типы? Достаточно высокие, плечистые. Голова обрита, а на лице – только усы. Похожи на северных варваров, что в Казгардской империи служат. Тут я сразу подумал, что князь Ва'Дим тоже из северных варваров, и в его отсутствие отрядом ещё один варварский князек командует. Родич, не иначе. И гномы в том отряде тоже имеются. Похоже, мои подопечные. Странно, если князь Ва'Дим Проклятые Земли купил, то с какой целью его подчинённые корабль осваивают?

Однако порт – это не постоялый двор, тут я информацию всяко добуду без всяких соглядатаев. В тот же вечер повстречал в портовом кабачке некого Миксала, хваставшегося, как ему легко деньги достались. Де пришел к нему некий северный варвар, ростом что гора, предложил деньги за то, что тот ему корабль в аренду сдаст. Да не для плаванья дальнего, а чтобы воинов учить. А какой хозяин откажется, чтобы даже простаивающий корабль деньги приносил?

Выходит, князь Ва'Дим куда-то плыть собрался да в морские сражения вступать. Куда, хотел бы я знать? До земель северных варваров отсюда никто не плавает. Нет, вообще можно, но такого дурака ещё поискать нужно. Морей десять пройти надо, океана два, а число проливов и заливов счету не поддается. Один обход казгардских берегов, почитай, полгода займет. Или он с Шокаром воевать вздумал?

Хорошо бы, если так. Нам любой из вариантов подойдёт. И людей, и кораблей больше имеем, сколько бы они ни упражнялись, в море возьмём без свидетелей, и все дела. Поделился своими соображениями с человеком от сликовников, но тот ничего путного не сказал. Велел дальше наблюдать.

Потом внезапно в город прибыли гном, полулис и мальчишка-оруженосец. Я их рожи, кроме рыжего, ещё с острова приметил, сразу узнал, даже борода коротышку опознать не помешала. С собой табун вьючных лошадей пригнали. А вот князя и жён его эльфийских с ними не было.

И в тот же день на постоялом дворе суета началась, какая обычно бывает, если отряд с места снимается. Агент сликовников мне позже сказал, что подслушал их человек некую беседу. Дескать, уходит отряд до ближайшего города, Белигарда. Получен приказ пробыть там месяц, князя Ва'Дима дожидаться. И командует отрядом некая леди Гилия. Кто такая, откуда взялась? Не иначе из эльфийского леса объявилась. Уж не третья ли жена князя Ва'Дима или какая другая родственница? Только никто никакой эльфийки пока не видел.

– Но с этим, барон, мы сами разберемся, – сказал на прощанье сликовник. – На тебе по-прежнему князь Ва'Дим. Так что оставайся в городе.

Глава 9

Белый. Агент сликовников

Миссия, что привела меня в город перед эльфийским полуостровом, была, на первый взгляд, простая: задержать, допросить, а потом принести в жертву некого князя Ва'Дима. Действительно, всё просто, понятно, обыденно. Но только на первый взгляд. Странный этот человек. Северный варвар, судя по имени, но при этом не носит ни бороды, ни усов. Ну ладно, такое у них тоже изредка встречается. Много племён, ещё больше обычаев, никто всех толком не знает, даже они сами. Если бы этим странности и закончились, никто бы особого внимания не обратил. Только дело в том, что они лишь начинались.

Путешествует по центральным королевствам с двумя эльфийками, темной и светлой, и одним гномом. Компания, скажем прямо, странная. Еще троллей с орками не хватает для полного представления разумных рас. Эльфийки, судя по документам, жёны этого северного варвара. Неспроста это – думаю, интригуют эльфы и хотят через человека что-то провернуть. Вообще-то перворожденные обычно работают куда тоньше и рассчитывают комбинации на века. Но мало ли что, вдруг кто из молодых решил себя попробовать?

Никогда не довольствуюсь той информацией, что получаю от начальства вместе с заданием, и всегда ищу дополнительную. Не раз такая тактика себя оправдывала. По тем слухам, которые я насобирал, выходило, что путь странной компании проходит по обоим эльфийским Первым Лесам на континенте. И к гномам опять же заскочили, как к родным. Те вон даже свой элитный отряд выделили. Не простой отряд, между прочим. Такие у коротышек большие ценности между банками перевозят и подгорных королей сопровождают. А тут нанялись к какому-то северному князю. Неспроста это! Точно неспроста.

Знания о типичном поведении эльфов и гномов на данной компании не срабатывают. Нет, я понимаю, что у всех народов встречаются нестандартные представители, и даже готов поверить, что все они собрались в одну компанию, но не настолько же. А ещё говорят, что тёмная и светлая чуть ли не обнимаются вместе, притом что эти виды физически несовместимы, даже от крови друг друга ожог получить могут. И хотя об этой особенности мало кто знает, мы на своих алтарях проверяли. Так и есть.

Если ещё добавить, что эта компания осквернила, а точнее будет сказать, разрушила алтарь Слика, да не где-нибудь, а в Проклятых Землях, уничтожила десятка два жрецов и неслабых адептов (многие с золотыми амулетами!). Ещё не нужно забывать про пиратское братство королевства Шокар, которому тайно наши, в смысле шокарские, власти покровительствовали, помогла разоблачить. Выходит, не так проста задачка. Тем почётнее её решить. Мне и так откровенно намекнули про возможности карьерного роста, а уж если знать, что да как, можно надеяться подняться не на одну ступень в иерархии.

Этот неудачливый баронишка, бывший пиратский капитан Норсорт, совсем меня выводит из себя. Вечно лезет со своими дурацкими советами, будто бы мы сами не в состоянии разобраться, как лучше следить за людьми самозваного князя Проклятых Земель и что делать теперь, когда тот отряд вздумал покинуть город. Есть для таких дел и амулеты специальные, и артефакты, но посторонним о них знать не обязательно. И вообще, раз профукал и свое поместье, и корабль, так и не вылезал бы с советами. Вот никогда не думал, что внук весьма уважаемого некроманта станет таким непутёвым. У меня от его вида уже начинает чесаться кожа на лице, сразу напоминая о том, откуда взялась такая кличка.

Кто не знает, думают, что за предпочтение белого цвета в одежде. Я их никогда не стараюсь разубеждать. Даже специально подбираю соответствующие костюмы, чтобы поддерживать сложившееся мнение. Чужие заблуждения на твой счёт бывают весьма полезны.

Мой род был уважаемым и древним в Шокаре, того же Норсорта мы бы и в конюхи не взяли, хотя с его дедом дела имели. Естественно, за тысячелетия существования накопилось у нас много врагов и завистников. Проклятья магов непредсказуемы, но почему ответ за все пришлось держать мне? Почти на все лицо у меня белое пятно с темными, как ночь, сосудами. На вид похуже, чем у покойника.

Рождение такого ребенка опечалило бы всех, отец точно не оставил бы меня в живых, особенно после того, как убедился, что никакая магия жизни избавить от уродства не сможет. Но наславший проклятие маг не иначе отличался изощренным коварством. Сначала пятнышко не больше зернышка на макушке, все думали, что, когда я обрасту волосами, никто и не заметит. Но к пяти годам оно уже покрывало половину лица. Все избранные в нашей семье, шокарские и соседние маги жизни, архимаги и даже жрецы главных храмов не смогли снять это проклятье. В результате я становился изгоем везде, где появлялся. Даже мать старалась уйти от моей кровати, не дожидаясь пока я усну. Маленького урода тогда спасало лишь то, что мой магический потенциал был крайне высок и король бы не допустил смерти, исходя из интересов государства.

Я с детства впитывал свое новое имя, заменившее настоящее – Белый. В шокарской магической академии я понял главное: уважают силу. Но недолго мне пришлось там обучаться. Магический поединок с одним заносчивым юнцом окончился его смертью. В принципе, дуэли не запрещены, но ни я, ни тем более он такого результата не ожидали. Преподаватели тоже, думая, что у новичков, едва прошедших год обучения, пока маловато сил.

Последовали изгнание и безуспешный поиск наставника. Только один учитель, оказавшийся сликовником, согласился обучать и приобщил меня к своему богу. Возможно, другие шли по этому пути длинной дорогой, сначала через намёки, потом через уговоры и обещания. Я – нет. Сразу понял и согласился. Все, кто насмехался над моим пятном, потом корчились от боли на алтарях Слика. Взамен я получал не только дополнительную силу, но и их лица себе во временное пользование. Каждое из них служило около трех месяцев, но потом пятно проявлялось снова. Иногда постепенно, как в детстве, а иногда сразу всё.

К тому времени скончался мой отец, но наследство ушло буквально из рук, так как меня уже было не узнать. Маг разума, с помощью которого я хотел доказать свое имя, догадался о моем покровителе и был принесен в жертву. Но, увы, я тогда не всё учёл и чуть не попался. Был вынужден бежать.

Магистр ордена признал меня опасным и «отлучил». А отлучение у нас означает только одно – алтарь. Но у них ничего не вышло. Через какое-то время новые лица помогли мне вернуться в ряды верных адептов. Никуда не собирался бежать, ведь мой бог Слик, а не верховный магистр. Легко нашёл себе покровителя, который интригует против главы ордена, и стал ему в этом помогать. В любом случае придет день, когда я сменю свой серебряный медальон на золотой и примерю новое лицо. Пока сам не знаю, кого из них, но, что это произойдёт, не сомневаюсь.

Вчера я узнал интересную новость. Нет, не ту, что, не дожидаясь князя Ва'Дима, его люди покидают город. Об этом мне сообщили ещё до того, как они вышли. Оказывается, через гнома северный князек передал своему соотечественнику тайное письмо, попорченное в дороге. И теперь Ва'Лет, ранее поставленный командовать отрядом, ищет способ его восстановить. Тем более что его сместили в пользу некой леди Гилии, владеющей эльфийским рыцарским титулом. Остальным членам нашего ордена я об этом письме говорить пока не стал. Надо бы попробовать самому до него добраться. По-любому я более опытный и сильный маг, чем тот, что в отряде Ва'Дима, и, несомненно, сумею прочитать исчезнувший текст.

Тем временем жрецы долго решали, кого оставить в городе, чтобы дождаться возвращения князя, а кого отправить приглядывать за уходящим отрядом. Некоторые вообще предлагали на них внимания не обращать. Но потом решили, что раз гном Нарин принимал участие в осквернении алтаря, то и с ним разобраться следует. Баронишку пустим на князя Ва'Дима, личный враг, как-никак. И, как ни странно, уходящих людей северного варвара поручили мне.

Дрейк. Сенбернар

Грустный сижу в телеге, едущей по дороге, которая уводит меня всё дальше от Хозяина. Рядом Фокс, управляет лошадьми, а иногда гладит меня по голове. Другим бы я это не позволил, а ему можно. Фокс почти наш.

В последние дни в городе эльфов, которые с чёрной шерстью на голове, жить стало неуютно даже мне. Нет!!! Не боялся я! Р-р-р-р! Я вообще ничего не боюсь. Просто неуютно. Местные совсем нас невзлюбили. Ясно было, что добром такое не кончится, поэтому Хозяин поскорее отправил самую слабую часть стаи из города, а сам со своими самками остался прикрывать отход. Думал тоже остаться, но хозяин велел уводить остальных. Меня, понятно, вожаком поставил, чёрному коню такое дело не доверишь. Хотя причина расставания и уважительная, я пёс умный, всё понимаю, но всё равно обидно. Однако приказ хозяина надо исполнять.

Своим помощником я Фокса назначил. Остальные все бестолковые. Особенно гном. Когда ручей переходили, он на ровном месте упасть умудрился. Пёс я, конечно, серьёзный, но всё равно смешно было. Хотя… Никого не видел, никого не унюхал, но почему-то уверен, что неуклюжему коротышке упасть помогли. Однако повеселил он нас сильно. Особенно когда весь мокрый на берег вылез и стал на ручей гавкать. Глупый гном! Не понимает, что ручей как раз ни в чём не виноват.

Когда отдалились от леса остроухих двуногих, которые эльфами называются, достаточно далеко, уже в людском городе, неожиданно встретили людей и гномов, которые раньше с нашей стаей путешествовали. Они, оказывается, тоже здесь Хозяина дожидались. Стали вместе ждать, а Хозяин всё не приходил. Но точно не умер он, такое я бы сразу почувствовал, а сейчас выть совсем не хотелось.

В конце концов, понял – дальше ждать бесполезно и решил отряд к долине вести, которую мы с Хозяином нашли. Там безопасно, и туда Хозяин точно вернётся. Приблудных людей и гномов пришлось с собой брать. Ясно – одни они всё одно пропадут.

Нуд. Десятник

Иногда думаю, что всю жизнь провел в дороге. И это не просто какая-то фантазия. Я родился на корабле, по пути в Казгард, куда мой отец решил перебраться в поисках лучшей доли. Едва ли не с младенчества мне пришлось следовать за Варварской гвардией в обозе, лет в восемь взял в руки вожжи, в двенадцать – арбалет, в шестнадцать стал новобранцем в гвардии в той же сотне, где служил отец, а к двадцати годам – полноправным гвардейцем с бритой головой. Прошло ещё пять лет, – и вот я изгой, моим домом чаще становится палатка, а ночь под крышей почитаю за счастье. Истоптал хорошую пару казгардских сапог, получил много ранений и едва не сложил голову от разбойничьего топора.

Тот бой мне, очевидно, не удастся забыть, как бы ни старался. Нашему отряду не везло. Вообще бывает, чтобы златокудрая Уо'Смила, богиня удачи, забывает на какое-то время, но тогда она отвернулась слишком надолго.

Из Казгарда нас ушло двадцать человек. Как один, матерые бойцы Варварской гвардии, почти все, кто остался в живых после захвата власти проклятым патрицием Карианом, кто не сложил головы под орочьими клинками, кто сумел сбежать из темницы, кто сумел выжить. Нас возглавил сотник Ва'Лет, наш северный князь, опытный вояка и отличный командир. Признаюсь, мне не довелось служить под его началом в гвардии, но лестные отзывы я, конечно же, слышал.

В дороге мы подхватили одно патрицианское семейство, желающее выбраться из империи как можно скорее. Князь тут же подрядился сопроводить их за подобающую плату – так мы и стали наёмным отрядом. Патриция благополучно довели до замка его отдалённого родича в соседнем герцогстве, плату получили и решили, что будем добывать себе хлеб насущный оружием. Нанялись к одному лорду, который что-то не поделил с соседями, влились в его войско, а при штурме вражеского замка потеряли пятерых. Нет бы призадуматься, но мы продолжали наниматься всё чаще и чаще. Да и что было делать? Жить-то на что-то нужно.

В списке наших нанимателей были граф Бомфаст, коему мы помогли сопроводить его сына в замок родича, барона Ги. Потом уже сам барон Ги предложил нам послужить ему, а дело оказалось дрянным. Любил этот благородный дочку местного князя, не получил согласия от отца на брак и решился похитить свою даму сердца. Та, кстати, была не против, опротивел ей папенька.

Княжну мы удачно умыкнули, опыт пробираться в замки и уходить оттуда был – из казгардской темницы так Ва'Лета вытаскивали. Но кто же знал, что вредный папенька имеет в своей дружине орков, да аж половину сотни? В общем, потеряли мы и пятерых ребят, и нанимателя в придачу. Нужно признать, что барон Ги молодцом оказался, за наши спины не прятался, первым на орков кинулся. От той полусотни зеленомордых, кстати, осталось не больше десятка. Ушли мы от них, княжну пришлось сопроводить до ближайшего храма – не захотела вести она жизнь в миру без своего любимого, решила стать жрицей.

Ну а мы – осталось нас десяток – уже не могли предлагать свои услуги знатным господам. Стали наниматься ко всяким купцам, сопровождать торговые караваны. Дело было рисковое – мы ходили по диким землям да разбойничьим тропам, но плата того стоила. Вот только и ребят в отряде становилось меньше. Когда нас осталось четверо, Ва'Лет случайно свёл знакомство с неким князем Ва'Димом, государем Проклятых Земель. Но на службу, несмотря на весьма заманчивое предложение, наниматься не стал – не захотел подчиняться княжеской жене, пусть и тёмной эльфийке, владеющей боевой магией.

Самое паршивое, что застряли мы тогда без денег и службы надолго. Потом случайно столкнулись с купцом Снутом и подрядились сопроводить его караван до морского побережья. Всю дорогу обошлись без приключений, а за два дня до окончания пути напоролись на разбойничью засаду. Силы были неравны. Каждый получил по множеству ран, а мне проломили топором голову. И не жить бы мне на этом свете, не повстречай наш Ва'Лет вновь князя Ва'Дима.

Что почти невероятно, у того, оказалось, ещё одна жена – тоже эльфийка, владеющая магией жизни. Только эта остроухая, принцесса Эледриэль, была в отличие от первой – светлой. Она меня и подняла на ноги, можно сказать, из могилы.

Теперь уже наш командир Ва'Лет не был столь разборчив. Началась служба князю Проклятых Земель. Здесь Уо'Смила вновь вернула нам свою благосклонность. Не было потерь, наниматель снабдил дорогим и качественным оружием и платил достойно. К отряду присоединялись ещё вояки, так что вскорости стало нас снова двадцать, а потом ещё и больше. Мы уже строили планы, что составим Старшую Дружину Проклятых Земель, а Ва'Лет будет нашим воеводой.

Так добрались до портового городишки, полулюдского, полуэльфийского, что лежал на пути в Первый Лес тёмных эльфов. Стоит сказать, что тёмная жена нашего князя, принцесса Ларинэ, была сестрой лорда этого леса. В сам лес мы не пошли, остались ждать в городе. Здесь наш командир всерьез занялся подготовкой вояк, в основном пришедших новичков, довел отряд почти до четырех десятков. А еще в этом деле нам иногда помогали гномы из другого наёмного отряда, тоже рубаки славные. Раньше с бородатыми коротышками иначе чем в кабаках сталкиваться не приходилось, а тут узнал их с неожиданной стороны. В общем, преподали нам несколько полезных уроков.

Потом вдруг явилась леди Гилия. Мы знали её как Гила, оруженосца принцессы Ларинэ. А оказалась девчонка, да ещё принявшая посвящение в рыцари и поставленная командовать всем нашим караваном. Не знаю, почему Ва'Лет принял эти условия? Может, вспомнил прошлые неудачи и не захотел их повторения? На него не похоже. Но в любом случае велел молчать и слушаться приказов.

Единственное, что он сделал по-своему – поставил десятников. Меня, Хельги и Снорра снарядил командовать теми вояками, что приставали к нам по дороге, именно как наёмники, а неплохого рубаку Дирка поставил над ребятами, что нанимались уже в дружину князя Ва'Дима. Леди Гилия не сказала ни слова против. Подозреваю, она в таких делах просто ничего не понимает, поэтому и не лезет.

На следующий день мы выступили из уже успевшего надоесть порта и двинулись в ближайший город, лежавший в неделе пути от первого. Отряд выглядел внушительно. По бокам – гномьи боевые повозки с выставленными по бортам щитами. В центре – обоз с накопленным добром и целый табун породистых эльфийских лошадей, который сам по себе нескольких состояний стоит, рядом и леди Гилия с князем Ва'Летом. Десяток Дирка был отправлен в арьергард, тыл прикрывать, а мой – вперед, исследовать дорогу, смотреть, нет ли опасностей по пути. Но, хвала богам, пока все было спокойно. Вот только мой опыт показывает, если в дороге все спокойно, то неприятности впереди.

Значит, нужно быть к ним готовым. Что может случиться с нами в пути? Добра мы везем немало, вернее, даже много, у кого угодно при его виде начнут глазки бегать. Так ведь и воинов хватает, простым разбойникам добыча будет не по зубам. Степи зеленых орков и стоянки черных, насколько мне известно, будут не по пути. Кого же следует опасаться? Думаю, что в первую очередь местных благородных, особенно королей да прочих герцогов. Особенно когда у тебя есть нечто такое, что так просто купить нельзя. Например, табун эльфийских лошадей.

Знаем мы их. Называют себя благородными, а сами хуже лесных разбойников. Так и норовят чужое добро присвоить, да при этом умудряются провернуть дело, будто все по закону. Но до владений влиятельных господ нам ещё добираться и добираться. Рядом с эльфийскими рощами они предпочитают не шалить. И потом, гномы, как я слышал, обещали так проложить маршрут, чтобы свести встречи с ними до минимума. И не думаю, чтобы короли выставили против нас всю свою армию. Ну а от небольшого отряда, работающего под разбойников, отобьёмся.

Что ещё может нам угрожать? Жрецы Во'Лока, или Слика, как зовут этого проклятого божка здешние жители. У них с нашим нанимателем какие-то личные счеты. Нарин про расколотый алтарь за кружкой пива столько раз рассказывал, что любой в отряде эту историю уже наизусть помнит. Ага, все десять её вариантов. Этот гном хоть приврать и любит, но какая-то доля правды в его историях есть. Несколько раз со сликовниками мы сталкивались, выходили победителями. Но теперь с нами нет князя Ва'Дима и эльфиек, а Жимар маг слабый. Остается надежда, что наниматель с женами скоро нас нагонит.

Потом, не стоит упускать возможность того, что темные эльфы расправятся с Ва'Димом и пустят за нами погоню. От остроухих любой пакости можно ожидать, какой бы масти они ни были. Светлые перворожденные ничуть не лучше своих темных собратьев. Уж в Казгарде мне с ними сталкиваться довелось, когда император вдруг учудил бессмысленную затею набрать эльфийскую гвардию. Будто опыт его предшественников не показывал, что ничего путного из этого не выйдет. Нанял не больше пятерых обоих мастей да десятка два полукровок. Толку от них было не много, а самомнения… А ведь все знают, что эльфы известные домоседы и их леса и рощи редко покидают лучшие представители народа.

О погоне, впрочем, пусть у Дирка голова болит, его ребята замыкают. Мой же десяток в разведку послан. Пора пришпорить коня и поглядеть, что ожидает впереди. Вон тот лес просто идеален для засады.

Глава 10

Нарин. Гном

Как же хорошо после долгой тряски в седле оказаться в повозке. И не в какой-нибудь, а в гномьей! Запряженной парой лошадей, с надежными крепкими колесами, со щитами по бортам. Когда рядом такой же гном, а в бочонке – пиво. Тут и начинаешь понимать, что жизнь удалась и что путешествие не такая плохая штука, как ворчат иные домоседы.

Когда мы выехали с полуострова, я устроился в повозке Гленда и уже не собирался менять свое местоположение. Командир гномьего отряда, его помощники и возничий были славными малыми, мне нравилось с ними беседовать. Вот только никак они не могли поверить моему рассказу про родича моего, Торина, который умудрился жениться на драконихе и завести сыночка, Малыша, эдакого зелёного детину, на две-три головы выше нашего Ва'Лета. Но я уже давно привык, что в эту историю не верят, а после того, как с мастером Ва'Димом книги начали выпускать с весёлыми историями, вообще считают, что это одна из них.

– Нет, дружище Нарин, – со смехом говорил мне Гленд, наливая очередную кружечку пива, – что ребенок от гнома с троллихой или тролля с гномихой может быть – я еще поверю, на северянина посмотри. Но с драконихой – точно вранье. Драконы же ящеры, самки их яйца несут.

– Так это в зверином, то есть по-ихнему истинном облике, – попытался объяснить я. – А вообще они на оборотней похожи и могут в людей или там эльфов превращаться.

– Ты ещё скажи, что в гномов! – захохотал Гленд.

Сородичи его поддержали, и я не стал продолжать. Хотя с самого начала хотел поделиться, что слышал, будто некоторые и в гномов тоже. Например, жена Торина в своём двуногом облике совсем небольшого роста, хотя и не гномиха.

А вот и Ва'Лет, лёгок на помине. Чуть что, он вечно около нашей телеги. Не иначе с Гилией говорить не хочет. Или не хочет, чтобы та со мной беседу вела. Подъехал к нам северянин, слез с коня, запрыгнул в повозку. Первое время прыгать боялся, все думал, что под ним развалится. Не знал он, что такое гномья повозка, которая и пяток троллей бы выдержала, а казалось бы, о надёжности и прочности гномьих вещей, особенно тех, что мы делаем для себя, известно всем. А теперь – привык. Вот он уже между мной и Глендом, принял кружку, отхлебнул, провел рукой по усам.

– Так что там про драконов? – произнес довольный северный князь. – Меня спросите. Вот он – дракон, – и со смехом он ударил по своему доспеху.

Последовала долгая история, как много-много поколений тому назад повадился один дракон в земли северных варваров. В те далёкие времена драконы вообще были не редкостью, но тут дело было в божественных разборках. Некий тамошний божок, имя которого я не запомнил, начиналось оно традиционно на «Во» (да и не интересны нам, гномам, чужие боги), чем-то прогневался на своих собратьев и не нашел ничего лучшего, как прислать дракона. А другой северный бог, рангом повыше и нрава более доброго, подарил далёкому предку нашего северного князя, что характерно – тоже Ва'Лету, особенный меч и ещё парочку артефактов. В общем, всё как обычно в древних легендах, где почти невозможно понять, что было, а что позже придумали.

Вышел этот северный варвар против насланного ящера, разумеется, одолел, а из драконьей кожи сделал себе доспех. Князь особо отмечал, что враг был побеждён мало того, что в честном поединке, так ещё и в своём драконьем воплощении. Мы спорить не стали, но поверить не поверили. Убить дракона в его двуногом обличье ещё можно, а в истинном точно нет, каким бы мечом ты ни владел. Хотя кто его знает, мне про родича Торина тоже не верят. А ведь моя история не в легендарные времена происходила, а в наши дни.

Меч нам тоже был предъявлен. Хороший такой клинок, достаточно тяжелый. И – непонятный. Мы, гномы, хорошо разбираемся в рудах, и часто достаточно одного взгляда, чтобы определить, из чего сделано оружие. А вот тут ни я, ни Гленд, ни другие ничего не смогли сказать. Чувствовалось, что меч особенный и есть в нем какая-то магия. Решили позвать Жимара, пусть маг скажет свое слово. Ва'Лет не стал возражать, хотя не сомневаюсь, что уже проверял своё оружие и у более сильных чародеев.

– Сильная магия заложена в этом клинке, – произнес Жимар после того, как долго проводил над мечом сначала руками, а потом каким-то медальоном. – Мой амулет даже немного зарядился. Но природу этой силы я определить не могу.

– Меч этот каким-то образом чувствует врагов, – ответил на это Ва'Лет, – правда, не людей. Мне говорили, что в прошлые годы мои предки могли определить по этому клинку приближение ледяных великанов, троллей и прочей нашей нечисти. Как выяснилось, он неплохо распознает и орков.

– Магия – это, конечно, хорошо, но оружие должно славиться не только этим, – проворчал Гленд. – Каков твой клинок в бою?

– С этим тоже всё в порядке, – усмехнулся северянин. – Как я уже говорил, он хорошо реагирует на орков, а главное, хорошо их рубит. И еще он пробивает любой доспех.

– Князь, а как он распознает врагов? – поинтересовался я. – Издает звук, вроде вашего протяжного горлового пения?

– Да нет, все проще, он меняет свой цвет, становясь похожим на синее пламя, – ответил Ва'Лет и моментально изменился в лице.

Было отчего – клинок словно подтверждал его слова. Ещё мгновение назад он внешне мало отличался от обычного, и вот нате – синий, словно горит. Что это? Реагируй клинок на гномов, цвет его бы стал таким, едва Ва'Лет достал меч из ножен. Жимар со своим амулетом перестарался? Сомнительно, да и запоздало он тогда на его манипуляции реагирует. Но тут послышался крик десятника Нуда:

– Тревога, впереди звенит оружие, не иначе какая-то битва! Я послал троих ребят разузнать.

Северный князь моментально спрыгнул с повозки, каким-то волшебным образом очутился на своем жеребце и стал отдавать команды людям. Вот уже два десятка готовы мчаться вперед по жесту Ва'Лета. Гленд же крикнул гномам сомкнуть повозки и вытащить копья. Появившейся рядом Гилии северянин быстро объяснил, что рядом враг. А потом боец из десятка Нуда выкрикнул одно короткое слово: «Орки!».

Оказалось, невесть откуда появившаяся банда черных орков преспокойно грабила караван, совершенно не беспокоясь, что на дороге может оказаться еще один противник. Поэтому мы застали их врасплох. Люди были впереди, арбалетчики успели подстрелить половину грабителей, так что подошедшие чуть позже ребята Гленда могли и не спешить. Не ударили люди Ва'Лета в грязь лицом. Не зря гонял он их в хвост и в гриву. Как позже выяснилось, и удача им улыбнулась, – Нуд умудрился подстрелить шамана, слишком увлекшегося грабежом. Ну а после этого справиться с орками было только вопросом времени. С нашей стороны имелись только легкие ранения, у черномордых всего пятеро оставались в живых и устремились в ближайший лес.

– Нуд, отряди погоню, – повелел Ва'Лет, – остальным разобраться с выжившими.

А выживших было мало. Немолодой уже рыцарь, лежавший под убитым конем, два паренька, на вид – оруженосцы, одетый в купеческое одеяние бородач с перебитой переносицей и висевшей, словно плеть, рукой и юноша, что-то сжимающий в руках. Оказалось, что лютню, у которой был поцарапан гриф и чуть треснул корпус.

Рыцаря и купца мы немедленно передали на попечение мастера Жимара. Оруженосцы и менестрель отделались царапинами и могли подождать. Последний все нарадоваться не мог, что его инструмент играет, благодарил за спасение и обещал написать балладу в нашу честь. Под эти разговоры мы и встали на привал.

Гилия. Рыцарь

Все случилось так стремительно, что мы с Фоксом и вмешаться не успели. И не только мы, гномам почти работы не досталось. Оно, в общем-то, и понятно, орки не на нас нападали, да и обычной бандой оказались. Ну а потом Ва'Лет подвел ко мне троих молодых людей и представил:

– Леди Гилия, дочь барона Галиана, старший рыцарь Ордена Прекрасного Далёка Его Высочества Князя Проклятых Земель Ва'Дима, Младший Цвет Сердца Леса.

Ну вот, опять эльфийский титул самым последним упомянул. Северный варвар, что с него взять! Они перворожденных всегда недолюбливали. Не удивлюсь, если умудрится в следующий раз вообще «забыть». Тем временем двое из этой троицы низко склонили головы и представились:

– Астенор, оруженосец барона Дауквора. Мой господин погиб сегодня от орочьего топора. Сам я сын рыцаря, сэра Ателроса из Синего Лога.

– Руг, менестрель, к Вашим услугам, миледи.

Третий же подошел, кивнул головой, щелкнул каблуками и отрекомендовался:

– Сэр Аграстей из Долины Пяти Ручьев. Рад знакомству.

А потом замер, словно чего-то ожидая.

– Ждет рукопожатия, – тихонько шепнул мне Ва'Лет.

Надо же, северный варвар, а оказался сообразительнее, чем я – баронская дочь. Вот что значит жить в столице могучей империи. Я же уроков этикета в своё время посетила совсем немного, а потом вообще сбежала из дома. Протянула сэру Аграстею руку, протянула как для пожатия, но он все равно её поцеловал.

– Не могу не поцеловать ручку такой прекрасной девушки, которая не только рыцарь, но и само очарование.

Ва'Лет вклинился в беседу, спросил, а что случилось с караваном, как на них напали орки и кто еще те двое несчастных, которых мы приняли за рыцаря и купца.

Оказалось, что рыцарь – он и есть рыцарь, некий сэр Лотиан, а бородач вовсе не купец, а приказчик. Вообще спасённые нами изначально ехали не вместе, а оказались среди купеческих повозок каждый своим путём. Астенор со своим господином и сэр Лотиан присоединились к каравану несколько недель назад, чтобы добраться до соседнего королевства. Следовали они с турнира на турнир и решили, что в компании будет веселее. Караванщики им еще и за охрану заплатить обещали. Молодой сэр Аграстей оказался с купцами еще раньше. Рыцарь все извинялся за свой вид, что и на рыцаря он не похож. По его рассказам выходило, что попался он дурной компании на постоялом дворе, был ограблен и едва избежал смерти. Вот и пришлось в охрану каравана наниматься. А тут – новое ограбление, и вновь смерть едва минула его. Таковы превратности судьбы. Ну а менестрель пару дней назад попросился к караванщикам в компанию, обещая расплатиться своим искусством, ну и внести пару монет до кучи.

Чуть позже подошел бородатый приказчик, представился Визимом и начал клясть орков почем зря. Причём не только чёрных, но и вообще всех, что явно понравилось Ва'Лету. Его рассказ не отличался от прочих историй. Шел караван по дороге вдоль леса, вдруг засвистели стрелы, показались орки. Очень интересно – все же знают, что у черных орков нет стрел. В несколько мгновений почти все были убиты. А тут наши воины подоспели.

Приказчика интересовал вопрос, что теперь будет. Хозяева убиты, а богатства – вот они. По словам Визима, теперь у имущества не осталось хозяина – глава каравана был вдовец, а сопровождавшие его сыновья ещё не обзавелись семьями. Чувствовалось, приказчику не терпится отхватить себе побольше добра, но он понимает, что большую часть добычи заберем мы. Ва'Лет между тем тихонько толкнул меня в бок, показывая, что надо переговорить без посторонних ушей.

– Нужно позвать Жимара, пусть проверит этого типа на правдивость. На это его магии должно хватить.

Только кивнула, соглашаясь.

– А если и в самом деле у каравана не осталось хозяев, то можно и свалившиеся дары к рукам прибрать – трофеи по любым законам наши, и людей не обидеть, – тихонько шепнул он мне, – возьмем этого Визима к себе. Пусть по хозяйству послужит. Рожа у него толковая, хоть и ушлая. Да и остальным можно предложить присоединиться к нам.

Так и порешили. Астенор стал оруженосцем Ва'Лета. Его немного смущало, что новый господин не рыцарь, но служить настоящему князю, пусть и северному, почетнее, чем какому-то барону. Бедный малый ещё и не подозревал, что у этого князя и княжества-то нет.

Визим согласился стать нашим управляющим. В этом-то никто и не сомневался, только плату запросил более чем существенную. Но я поставила условие, что расчет он получит от князя Ва'Дима и, скорее всего, в Замке Единорога. А пока приказчик довольствовался пригоршней серебряных монет из сундука его прежнего господина.

Сэр Аграстей произнес, что был бы рад сопровождать наш караван до ближайшего города, а там будет видно. Ну а сэр Лотиан все ещё пребывал в беспамятстве, усилия Жимара поддерживали в нём жизнь, возможно, и дотянет до настоящего целителя.

Позже вернулись люди Нуда, орков они так и не догнали. Мы некоторое время постояли на привале, а потом тронулись в путь. Других происшествий за все время пути до соседнего города с нами не случилось.

Белый. Агент сликовников

Перед тем как спровадить меня из города, ещё раз намекнули, что за успешное выполнение задания я не буду обойден наградами и соответствующим отношением руководства ордена. Дозволили делать все, что посчитаю нужным, и не ограничили по времени. И главное – я могу привлекать любых членов ордена к выполнению задания.

Только всем прекрасно понятно, это лишь на словах. Особенно учитывая тот факт, что отряд Ва'Лета со спутниками – второстепенная цель. И потом, нетрудно догадаться, великие жрецы в ранге архимагов даже не подумают оказывать помощь столь скромному адепту, как я. Но они мне особо и не нужны. Кое-что у меня уже имелось в мыслях. Сюрпризы будут приготовлены, клянусь морями Шокара!

Вообще создавалось впечатление, что наши великие жрецы не до конца представляли, как расправиться с князем Ва'Димом. Одни стояли на том, что нужно довести его до Проклятых Земель, натравить тамошнюю нечисть и нежить, а потом принести в жертву на месте оскверненного алтаря. Разумеется, с целью возвратить тому месту его былую силу. Другие с этим были категорически не согласны. Ни в коем случае, говорили они, не следует допускать соединения северного варвара с его людьми и гномами. Больше шансов расправиться, когда с князьком будут только его остроухие женщины.

Красивые слова, а на деле спор шёл о том, на чьей территории произойдёт жертвоприношение и, соответственно, кому достанется большая часть силы, полученной при этом. Нетрудно было догадаться, что победят сторонники второго варианта. Всё очень просто – когда-то алтарь в Проклятых Землях был одним из самых сильных, но князь Ва'Дим изменил этот баланс. Теперь на первое место вышла группировка алтаря в покинутых землях, и их тут было больше всего.

Так что большинство наших осталось в городе, меня же, как представителя далекого Шокара, а не одного из противоборствующих лагерей, отправили разбираться с второстепенным отрядом. Покинул его ещё затемно, все равно известно, куда девчонка, новоявленный эльфийский рыцарь, поведет своих подчинённых. В Белигард, ближайший крупный город. Где-нибудь по пути и следует предпринять некоторые действия.

До города я добрался почти на три дня раньше, чем обоз и табун. Встретился с надежным членом нашего ордена. От рождения он слабенький маг двенадцатой ступени, в иерархии адептов носит бронзовый медальон. Но при этом безо всякого чародейства умудряется втереться в доверие. Что немаловажно, хорошо знает местность. Его план попасть в отряд мне показался недурным, стоит одобрить. Надо сказать, очень коварный план, не жалеющий мелких союзников. Но именно по этой причине он и должен сработать.

А позже, когда верный адепт доложил, что все произошло так, как и задумывалось, он благополучно внедрился в отряд, по магической связи пришло неприятное известие. Опять северный варвар нас обошел. Да ещё как! Его преследовал этот незадачливый пиратишка, отгоняя к северо-западным горам, сзади шли жрецы и адепты. И все пропали. Обнаружили только оплавленные трупы и следы такой магии, которой по слухам даже Древние не владели.

В этих условиях мое задание было чуть скорректировано. Продолжать следить за отрядом, разузнать, какой груз везет караван, а далее действовать по обстоятельствам согласно вновь поступающим указаниям. Сдается мне, что доберусь до самих Проклятых Земель. Пока же придется задержаться в городе. Верный человек успел сообщить, что девчонке поручено дожидаться своего князя здесь в течение месяца. А если он не придет, то добираться до Проклятых Земель самостоятельно.

Интересно, придет он или не придет. У меня-то хорошие шансы узнать об этом раньше дожидающегося их отряда. В городе перед эльфийским полуостровом шпионы остались. Что само собой разумеется. Причём не только орденские, но ещё и пара моих личных. Если Ва'Дим вздумает опять в него заглянуть, чтобы дальше по удобной дороге до Белигарда идти, его заметят. Тут можно не сомневаться. И сообщат. Магосвязь – штука затратная, но на такой случай заряженный амулет оставлен.

Конечно же, есть немалая вероятность, что он выберет другой путь, в обход той дороги, где попал в ловушку. Очень даже может быть, тем более что в покинутых землях дорог как таковых вообще нет. Но и в таком случае, скорей всего, не минует одной малозначимой на первый взгляд деревушки в трех днях от города. Там кроме трактира и постоялого двора ничего приметного и нет. Никто из окрестных дворян даже на сбор налогов не претендует, ничье поселение. Но расположена она на перекрестке двух дорог, там ещё при моей жизни город возникнет. Северный варвар точно мимо не пройдет, возможно, в трактире поест, а то и заночует. Один из тамошних слуг – мелкий адепт нашего ордена, своевременно предупредит. Чинить пакости князьку и его остроухим я не велел. Просто сообщить мне, что они появились.

Правда, существует ещё и другая возможность. Человек со своими эльфийками заберут ещё больше на север и обойдут даже тот перекрёсток. Маловероятно, но всё же. Тогда да, смогут прийти в город не замеченными. Но, как уже говорил, очень маловероятно. Если уж сделают такой крюк, то, скорей всего, сразу к себе в Проклятые Земли отправятся.

В любом случае месяца, я думаю, князю Ва'Диму должно хватить, чтобы до своего каравана добраться. Ещё мне стало известно, что в Белигарде должны состоятся рыцарский турнир и ярмарка. И наши подопечные, скорей всего, захотят на турнире поучаствовать. Это хорошо, надо будет приказать моему человеку, чтобы устроил побольше пакостей. Растяжения, ушибы, ранения, падения из седла. Все будет выглядеть как случайные неприятности, но вполне возможные. Если не захотят, то пусть сначала саму идею подкинет, а уж потом всё задуманное осуществит.

Не забыл я и о своём намерении прочитать послание, что князь Ва'Дим передал другому варвару. Намекнул своему человеку, что, если этот северянин Ва'Лет будет спрашивать о магах, нужно указать на меня. Двум другим своим спутникам велел приглядывать за варварским князьком и опять же, вздумает он искать мага – чтобы тоже ко мне отправили. Это уже не мое дело, как у них получится. Через уличных мальчишек, что вечно зазывают отведать блюд в определенной харчевне, старуху, что вечно сидит на завалинке около городского рынка, лотошника, продающего дешевые товары под видом заморских диковинок.

Так или иначе, Ва'Лет должен прийти ко мне, а иначе кое-кто окончит свою жизнь на алтаре. Моих полномочий устроить это хватит. Ну а прочитав послание, решу на месте, что да как. Скорей всего, даже расшифрую часть «клиенту». Если правильно подобрать часть информации, то можно придать любое значение, вплоть до противоположного. Нужно будет так представить дело, будто остальное испорчено безвозвратно.

Глава 11

Ва'Лет. Северный князь

Хвала богам, переход закончен. Понятно, что это только начало длинного пути, но очень часто именно оно бывает самым трудным. Вот уже стены города виднеются вдали, ближайший месяц нам предстоит жить где-то здесь. Но вот где? На шестьдесят рыл – как человеческих, так и гномьих – попробуй найди подходящий постоялый двор. Да и дом в городе отыскать будет нелегко. А ведь у нас к тому же целый табун очень дорогих лошадей, которых не только разместить, но и охранять необходимо. К тому же мне ведь еще ребят тренировать надо. Если леди Гилия позволит. Но куда она денется?

Кстати, а что это я думаю о размещении отряда? Князь Ва'Дим назначил наместника, так пусть у неё и голова болит. У меня, конечно, есть соображение – не соваться в город, вокруг есть подходящие деревушки. Мы прекрасно можем расположиться и не за крепостными стенами. Снять в деревне жилье будет и проще, и дешевле, чем в городе. И обучать моих вояк опять же проще будет. Но подождем, что скажет Гилия. Пока же надо переговорить с Глендом.

Командир гномов к моей идее расположиться за городом отнесся с одобрением. Оно и понятно, бородатые коротышки вообще не любят людских городов, если там нет отдельного квартала их сородичей. А таких совсем немного, в основном столицы крупных королевств.

– До гномьего банка и хорошего кабачка мы и так доберемся, – со смехом сказал он, – но каждый день ходить туда никто не будет. Так что если вы всё же устроитесь в городе, то нечасто я буду отправлять тебе своих рубак, друг Ва'Лет.

– И не надо, пусть твои с моими иногда сойдутся в поединке, – ответил я, – да еще несколько уроков на топорах дадут.

Тем временем Гилия, судя по всему, те же проблемы обдумывала. Вот она направила к нам своего коня:

– Почтенные командиры, а что вы думаете о размещении нашего отряда?

Никто из нас сразу отвечать не стал, и она продолжила:

– Я предлагаю пока встать здесь на привал. Ну и отправиться в город, осмотреться. В прошлый раз мы останавливались в гостинице некого Товза, но тогда нас было куда меньше, и теперь, боюсь, туда все не поместимся. Слишком велик стал отряд, а разбиваться на несколько групп и заселяться в разные места не самая лучшая идея.

А девчонка-то не дура! Впрочем, кое-чего она пока не понимает. Я незаметно мигнул Гленду, мол, подыграй.

– А кто отправится со мной в город? – спросил гном.

– Думаю, что мы втроем, – ответила Гилия. – И для солидности взять с собой оруженосцев. И мастера Жимара. Мага разума, который в таких делах никогда не лишний, у нас нет, но и универсал с этим справится.

– Что ещё? – спросил я.

Было интересно, подумает или нет? Ведь она по сути предложила отправиться в город всему руководству. Кого оставит заместителями и какие указания даст? Десятники-то у нас были, но всё же… Оказалось, подумала.

– Князь Ва'Лет, – заявила она. – Назначь ответственных за привал и охрану.

Правильно. Самой этого делать точно не следовало.

Так мы направились в город, осмотрели там все гостиницы и, разумеется, не нашли ни одной подходящей. Если что и нравилось Гилии, то Гленд, молодец, заявлял, что его ребята здесь жить не будут. Да и сама она понимала, что все вместе никак не поместимся. Ещё в одной, довольно большой, Жимар обратил внимание на хозяина, который, по его словам, был нечист на руку. Наконец Гилия сдалась и спросила, что мы можем предложить. Спросила она в основном гнома, его ответ о расположении за городом ей понравился.

Но на её решение сразу вернуться обратно к отряду я возразил. Сперва следовало договориться с местной властью. И мы отправились к бургомистру.

Одбар. Бургомистр

В ратуше с утра было спокойно. Писцы если и поигрывали в зернь, то не шумели, купцы с возмущением не приходили, советники не скандалили. Но я-то знаю, что все это затишье перед бурей. Пройдет дней пятнадцать, и наш город забурлит. А все потому, что почтит нас своим присутствием наш суверен, Его Сиятельство Герцог Рохмард. Это он делает вот уже последние семь, да нет, все девять лет. Семь лет – это я бургомистр, вот и организую встречу, поставку яств и вина.

А ещё Его Сиятельство проводит в нашем городе турнир. Вот это – более серьезная проблема. Понаедут гости, рыцари, дамы, да и просто сильные и опытные воины. К отдельным поединкам допускаются бойцы и незнатного происхождения. И почти в это же время состоится ярмарка. Значит, в город прибудет еще больше народу. Все это хорошо – купцы получат больше прибыли, в городскую казну уйдут налоги, часть, конечно, заберет герцог, но и нам перепадет. Только одновременно зашевелятся и всякие воришки, словно крысы по углам, ночная гильдия тоже не останется в стороне. А в окрестностях заведутся разбойники. Не сами по себе, просто из других мест сюда перекочуют. Но нам-то от этого не легче.

Вот уже говорят, что неподалеку видели несколько черных орков. И это в такой дали от их степей! С чего бы им сюда переться? Это зеленомордые чаще в наёмники идут, а чёрный – почти всегда бандит и разбойник. Что у себя, что в любом другом месте. Кто знает – у страха глаза велики, или на самом деле видели? А с кого будет спрос? Правильно, с бургомистра. Герцог у нас скор на расправу, помнится, с моего предшественника цепь принародно сорвал, тумаков навешал и прогнал босым в одном холщовом рубище. И пару лет назад едва меня не велел палками высечь. В последний момент сменил гнев на милость.

Поэтому я не просто предавался размышлениям и соображал, что надо предпринять, а делал это очень серьёзно. Усилить городскую стражу, ну это само собой, проверить торговцев вином и пивом, тут скорее для порядка. С воровской гильдией договориться не получится, но, хвала богам, их осталось немного. Месяца два назад с обнаглевшими хозяевами ночного двора всерьез разобрались парни из городской стражи, еще господин герцог своих людей прислал, да городские маги подсобили. Вообще наш правитель воров не любит и серьёзно с ними борется на своих землях. И нам на подмогу всегда перед турниром людей присылает. Так что с этим почти порядок.

– Господин бургомистр, – раздался голос моего слуги.

– Что там? – не очень охотно отозвался я.

– Посетители до твоей милости. Просить?

Что ещё за посетители на мою голову? На турнир или ярмарку прибыли и разместиться в городе не могут? Так вроде ещё рано. Хотя некоторые, наиболее опытные, предпочитают это делать заранее. Ладно, посмотрю, разберусь. На это и над городом поставлен.

– Зови, – крикнул я слуге.

Тот исчез, и почти сразу вошла интересная компания. Первым был очень высокий человек, в котором чувствовались власть, мощь и сила. Он носил богато украшенный плащ, из-под которого виднелся кожаный доспех. Неужели драконий? Видел я как-то нечто подобное. И в руках держал. Тяжеленная вещь, иной стальной полегче будет. Но такой гигант, пожалуй, лишнего веса и не заметит. Обладатель редкого доспеха брил голову и бороду, единственным украшением его лица оставались длинные роскошные усы – светлые, с некоторым вкраплением рыжего цвета. На голове незнакомца сидел узкий золотой обруч, на шее можно было разглядеть массивное цельное украшение из того же металла.

Следующей вошла девушка, скорее даже девчонка, одетая в мужской походный костюм, но покроя, принятого у лесного народа. Бывают они у нас в городе, поэтому сразу понял, что всё настоящее, а не попытка подражать. На голове тоже обруч, только не простой, а в виде сплетённой ветви Древа Жизни. Такое без позволения перворожденных мало кто носить решится, особенно так близко к их Первому Лесу. Из-под бронзовых листьев тёмного Древа выбивались короткие светлые волосы, что смотрелось не совсем нормально. Но особенно бросалось в глаза, что на девушке висит рыцарский пояс с мечом. Отделка ножен и рукояти была явно эльфийской работы, причём не из простых. Таким впору украшать даже мифриловый клинок, но это вряд ли. Откуда у девчонки, пусть и благородной, взяться такому оружию? Хотя и не мифриловый клинок эльфийской работы тоже не у любого благородного можно встретить. И вообще, не многовато ли на ней вещей, так или иначе связанных с лесным народом?

Третьим был гном, по виду занимающий не последнее место среди подгорного народа (шутка, что все коротышки на одну бороду, конечно, справедлива, но я в них немного разбираюсь и различаю). Он носил золоченый шлем, из-под которого на плечи падали медно-рыжие волосы. Такого же цвета борода и усы заплетались в косички, стянутые на концах специальными золотыми кольцами. Одет был коротышка в роскошный плащ, из-под которого виднелся доспех вороненой стали. Очень дорогой, надо сказать, доспех.

– Ва'Лет, сын Ва'Рага, князь, – произнес первый. – Позволь представить леди Гилию, дочь барона Галиана, Младший Цвет Сердца Леса и старшего рыцаря Ордена Прекрасного Далека Его Высочества Князя Проклятых Земель Ва'Дима.

– Очень приятно, – ответил я. – Рад приветствовать в Белигарде.

Не первый год бургомистром, и всякими титулами меня не удивишь. Это я раньше так думал. Эта Леди Гилия меня, признаться, удивила. Начать с того, что женщин в рыцари не посвящают! Вернее, если вспомнить историю, то такое бывало, но редко. И уж точно среди них не встречалось совсем девчонок. Но чтобы гордые перворожденные дали свой титул, соответствующий рыцарскому, человеку – это невероятно! Никогда о таком не слышал. Однако обилие всего эльфийского на девочке теперь становится понятным. Только, как уже упомянул, не первый год в бургомистрах, поэтому и виду не подал.

– Также позволь представить Гленда из Грозовых гор, – продолжил тем временем говорить северный варвар. – Мы из дружины нашего господина, князя Ва'Дима, который в настоящее время находится с визитом у своей родни, принцессы Ларинэ, наследницы Первого Леса тёмных эльфов.

Тут я вспомнил, что человек, называющий себя князем Ва'Димом, женами которого были эльфийские принцессы, причем тёмная и светлая, некоторое время назад уже посещал наш город. Может, эта леди Гилия тоже его родственница? А ещё по городу ходили книги забавных историй, авторами которых были какой-то гном и тот самый князь. Подобная книга и у моей старшей дочери имеется. Но это всё к делу не относится, наверное, прибыли княжьи люди на турнир, о чем я и спросил.

– Да, конечно, – ответила девушка после некоторой паузы, – наш господин должен присоединиться к нам немного позже, а пока мы хотели бы договориться о размещении дружины за городом.

Дальнейшие переговоры повел князь Ва'Лет. Я бы и не подумал, что он – северный варвар. Фигурой, безусловно, похож, но внешний вид и манеры – вполне цивилизованные. Князь просил позволения о размещении сорока человек и двадцати гномов в одной из деревушек перед городскими стенами. А также о том, что эта дружина будет жить обычной воинской жизнью и, возможно, немного попортит окрестности… Тут подключился гном и заговорил об оплате за такое разрешение. Мою цену, не такую уж и большую, так как другие на их месте вообще бы об оплате не заикнулись (не будь турнира, и я бы не стал), он тут же предложил снизить вдвое. После получаса торга мы пришли к разумной сумме, выпили под это дело по бокалу вина.

Еще мне удалось получить приличную пошлину в городскую казну. Оказалось, что мои посетители расправились по дороге с оркской бандой, которая перед этим разграбила купеческий караван. Я тут же решил вникнуть в это дело, потребовал свидетелей из каравана и вызвал нашего мага разума.

Некоторое время спустя показался бородатый приказчик с рукой на перевязи. Его лицо мне было смутно знакомым, но имя вспомнить никак не получалось. Наш маг вступил с ним в разговор.

– Все верно, у каравана нет больше законных владельцев, – вскоре подтвердил он.

– Тогда всё нормально, – ответил я.

Жаль почтенного Тильбона, мы были хорошо знакомы, я хотел даже выдать за его сына свою старшую. А теперь ни купца, ни его сыновей. И никаких других наследников. Имущество каравана по закону должно отойти моим новым знакомым, а городская казна получит причитающуюся десятину. А вот все остальное имущество Тильбона отойдет нашему городу. Дом купца можно и себе потребовать, как-никак он почти стал моим сватом. И делать это надо побыстрее, пока не появился герцог. Нет, сегодняшний день и в самом деле был хорош.

Гилия. Рыцарь

Ва'Лет с Глендом меня переиграли. И всё северный варвар! У гнома-то никаких причин для этого не было. Хотя я сама виновата – могла додуматься, что за городом разместить наш разросшийся отряд будет гораздо проще. И про необходимость визита к местным властям могла бы и догадаться. Впредь буду умнее. В утешение себе могу сказать хотя бы то, что их действия пошли на пользу.

В ратуше все случилось как-то само собой. Нет, думаю, что если бы я шагнула вперёд и сама начала переговоры, то получилось бы иначе. Не сомневаюсь в этом! А так вышло то, что вышло. Бургомистр посчитал за начальника Ва'Лета, разговоры вел с ним и с гномом. Мне высказывал почтение и какое-то снисхождение.

Я невольно вспомнила, как несколько лет тому назад к нам в замок пожаловал наследник престола, путешествующий по стране. Было тому принцу совсем немного лет. Отец тоже отнесся к нему с почтением, показывал наши конюшню, псарню, птичник, устроил охоту. Принц остался доволен. Но, разумеется, никаких существенных бесед отец с ним не вел, в отличие от сопровождающих принца пожилого графа и мага средних лет. Сейчас я ощущала себя подобной тому наследнику. Вроде ты облачен властью, а всерьез тебя никто не воспринимает.

Вспомнила я принца и чуть не разрыдалась. Поскольку на следующий год умер наш король, наследник принял корону, а граф Орик, его бывший воспитатель, стал при дворе влиятельной персоной. И вновь появился в нашем замке, с предложением мне руки и сердца. По сути требование было подкреплено королевским одобрением такого брака. Чего я не ожидала, так того, что мой отец согласится. Думала, что счастье дочери дороже ему королевских милостей. Пришлось мне под покровом ночи бежать из замка, добираться до соседнего королевства, бродяжничать и нищенствовать, пока я не встретилась с эльфийками и князем Ва'Димом.

Стоит, однако, заметить, что Ва'Лет и Гленд блестяще провели переговоры с бургомистром Одбаром. Мы получили разрешение поселиться в любой ближайшей деревне на наш выбор и пробыть там месяц. При этом можно было спокойно проводить воинские учения. И вообще заниматься чем угодно, при условии, что договоримся с местными и всё оплатим, если вдруг сломаем. Также наша добыча – отбитый у орков караван – была узаконена. Пришлось в казну десятину отдать, но против этого я ничего не имела. Хвала богам, оказалось, что у погибшего хозяина каравана и в самом деле нет наследника.

Ещё бургомистр сообщил, что через полмесяца состоится рыцарский турнир. В этом свете решение поселиться за городом оказалось ещё более правильным. Я немного покривила душой, сказав, что на турнир мы и прибыли, а господин наш ожидается чуть позже. Возможно, и он успеет на турнир, если эльфийская родня не задержит. Очень надеюсь, что князь Ва'Дим, Ларинэ и Эледриэль и в самом деле доберутся до нас в ближайшее время. Особенно принцесса Ларинэ, она такие развлечения любит.

Когда мы покинули ратушу, Ва'Лет произнес, довольно покручивая усы:

– Это хорошо, что состоится турнир. Почтенный Одбар говорит, кроме рыцарей в нём могут принять участие и незнатные бойцы. Будут состязания лучников, арбалетчиков, мечников, бойцов с топорами.

– Топоры – это всегда хорошо, – прокомментировал гном.

– Как вы думаете, леди Гилия и мастер Гленд, – продолжил Ва'Лет, – мы всех наших ребят на этот турнир отправим? Отличный повод проверить, кто на что горазд. Я пока буду гонять своих до седьмого пота. Возражений нет?

– Нет, – сразу ответила я.

Наверное, даже слишком поспешно. Гном тоже не возражал.

В словах северного князя был резон. Тут и мне самой захотелось принять участие в турнире. Только выбьют меня из седла первым же копьем. И тренировки не помогут. Даже если окажусь ловчее, увернусь от удара и нанесу свой, в лучшем случае вылечу из седла вместе с соперником. Но, с другой стороны, как не раз говорила принцесса Ларинэ, если всегда уклоняться от участия, то никогда и не победишь. Впрочем, мечтать я могу потом, когда мы на постой встанем. А пока следует озаботиться о пропитании отряда. Подозвала Визима.

– Ты ведь уроженец этого города, почтеннейший?

– Да, миледи.

– Значит, знаешь, где можно закупить необходимый нам провиант и все остальное. И смотри, узнаю, что помог подзаработать друзьям и знакомым, купив у них самый дорогой товар…

При этом князь Ва'Лет, словно подыгрывая мне, скорчил страшную рожу. Визим тут же заверил, что сделает все, как я велела, и не обманет. Сообщил, что его прошлый хозяин нередко с караванами ходил и, где закупиться в поход, чтобы недорого и качественно, он знает. После чего я выдала ему кошель с серебром, и он отправился по лавкам. Ну а мы вернулись к отряду.

Глава 12

Белый. Агент сликовников

Клянусь морями Шокара, и мечтать не мог о том, что смогу спокойно разгуливать среди воинов князя Ва'Дима в их лагере. Но Слик не иначе решил проявить милость к своему верному адепту. Другой бы мог заподозрить каприз богини удачи, только это сомнительно. Скрили почему-то недолюбливает тех, кто получает силу от других богов. Хотя от столь ветреной особы чего угодно ожидать можно. Но я тут, и это главное, а по милости какого божества – не так уж и важно.

В Белигарде я снял небольшой домик неподалеку от рынка и приготовился терпеливо ждать. Вообще-то обычно в трактирах останавливаюсь, но раз решил играть роль мага, необходимо соответствовать. Рассчитывал, что придет ко мне северный варвар с испорченным документом, попросит прочитать. План, на мой взгляд, был хорош и имел весьма приличные шансы на успех. Про письмо-то я знал. Вот и собирался сначала помочь с прочтением, затем предложить и другие услуги. Если не втереться в доверие, то войти в круг знакомых.

Действительность превзошла ожидания. Как-то под утро в дверь раздался тяжелый стук. На пороге стояли двое воинов с бритыми головами и вислыми усами. Честное слово, едва не испугался. Любой шокарец не обрадуется, увидев бойцов из варварской гвардии Казгарда. Сколько они зла на нашей земле натворили за последние столетия – не счесть. Королевские панцирники, правда, платили имперцам тем же, но какого шокарца это волнует? И то, что последние лет десять наши государства и не воевали толком (несколько столкновений на море не в счёт), ничего не меняет. Даже если Казгард по милости богов перестанет существовать уже ближайшим утром, детей в Шокаре будут пугать этим словом ещё лет сто, а то и больше.

Однако мимолётный страх не отразился на мне. Я ведь не только надевать, как новую кожу, чужие лица умею, я ещё и своим прекрасно владею. И очень опытный не разглядит ничего, если сам не захочу показать, а о простых воинах и говорить нечего.

– Ты – маг Белазир, о котором судачат мальчишки на улице? – спросил один из варваров. – Верно ли, что твоему умению нет равных, а плату берешь разумную?

Деньги, потраченные на только что упомянутых мальчишек, не пропали даром. Я даже начал побаиваться, что те перестарались. Не успел устроиться, а уже пожаловало несколько совершенно не интересующих меня клиентов. Правда, без труда отделался, заявив, что их просьбы не в рамках моей специализации.

– Даже у архимагов всегда находятся равные и превосходящие, – скромно ответил я. – Пусть за меня говорят мои дела. Чем могу быть полезен уважаемым воинам?

– Ты вправду силен в целительстве, почтенный?

– Кое-что умею, – нейтрально ответил варвару.

– Это хорошо! Меня зовут Нуд, моего друга – Дирк. Служим князю Ва'Лету. Нужна помощь одному достойному воину, Лотианом зовут, подобрали его после нападения орков на караван. Силы на поддержания жизни у нашего отрядного мага хватает, а на что-то большее уже нет. Поможешь? Пойдем с нами!

Добыча сама шла мне в руки. Эдак можно беспрепятственно и с моим человеком в отряде встречаться, и самому за всем наблюдать. Жаль, лечение долго не протянешь. Нет, вообще-то можно, но нежелательно. Так обязательно лишние подозрения возникнут. Уж лучше за один день на ноги поднять, пусть составят обо мне благоприятное впечатление.

Но сразу, в любом случае, соглашаться не следовало, приличный маг себе цену знает. Так, во всяком случае, про них думают неодаренные обыватели.

– Прямо сейчас? – изобразил удивление я.

– Конечно! – уже на самом деле удивился моей непонятливости Нуд. – У нас же раненый!

– Нет, это невозможно! – воскликнул в ответ. – Вот если ближе к вечеру…

– Но…

– Никаких но! У меня много дел. У вас же какой-то маг есть. Если до сих пор не дал больному умереть, то и дальше не даст.

Варварам пришлось ослабить напор и согласиться.

– Мы расположились в деревушке неподалеку от Белигарда. Там кто угодно тебе покажет, – кивнул Нуд. – Три дома, а ещё палатки и повозки. Спросишь любого из нас, либо оруженосца Астенора. Или Фокса, это полулис. Князя нашего с леди Гилией, думаю, беспокоить не стоит.

– Хорошо, почтенные воины, – согласился я. – Ближе к вечеру я постараюсь появиться у вас.

И хотя они неизвестно с чего решили, что маг недостаточно высокая птица, чтобы общаться с их князем (смешно, особенно учитывая, что и воины сами, и он – северные варвары), как-то получилось, что именно его я встретил в лагере чуть ли не первым.

На деревенских улицах царил шум и гам. Местные мальчишки понаделали себе деревянных мечей и топоров, кругом слышались крики «Я – северный варвар, которого страшатся на все морях», «Я – благородный рыцарь, победитель орков», «Я – подгорный воин, сразивший пещерного дракона» и им подобные. Мне сразу указали на тот двор, где расположились люди князя Ва'Дима. Впрочем, его и так легко было отыскать. Фургоны, палатки, звон оружия. Обычное дело, когда в одном месте собирается достаточно много воинов.

Перед одним из домов стоял воин и протирал какой-то тряпицей свой меч. Моря Шокара! Таких у нас на картинках рисуют да простому народу на ярмарках продают. Именно так и представляют северных варваров. Здоровенный детина, выше меня на две головы, широк в плечах. Голова брита до синевы, усы доходят до подбородка. Взгляд, правда, добрый. И улыбка на лице. Нет тебе ни налитых кровью глаз, ни людоедского оскала, какие обязательно на изображениях варваров из Казгарда присутствуют.

– Мастер Белазир, – представился я. – Меня приглашали воины Нуд и Дирк. Сказали, что у вас раненый.

– Князь Ва'Лет, – кивнул он в ответ. – Ты, уважаемый Белазир, маг жизни?

– Нет, универсал.

– А какой ступени, если не секрет?

Странно для северного варвара интересоваться подобными вещами. У них на родине, как правило, в этом не разбираются. Но раз спрашивает, я мог ответить.

– У универсалов нет ступеней.

– Как это нет?! – вполне искренне удивился северянин. – У нас в отряде есть мастер Жимар. Он как раз маг-универсал двенадцатой ступени.

– Двенадцатая ступень – особый случай, – усмехнулся я. – Такие маги-универсалы действительно встречаются. А если выше, то уже нет.

– То есть? – не понял князь.

– Невозможно быть одинаковым магом жизни, магом разума, боевым магом, магом… В общем, всем одновременно, – стал объяснять я. – Что-то всегда даётся лучше, что-то хуже. Если, конечно, у тебя не низшая ступень.

– Понятно, – согласился Ва'Лет. – И как с магией жизни?

– Достаточно высокий, чтобы исцелить того, кто будет ещё жив к моему приходу, – честно ответил ему.

Так я больше половины недели появлялся в лагере. Лечение сэра Лотиана не потребовало столь много времени (хватило и двух дней, хотя при желании сумел бы справиться с такой раной и за один раз), но мне нужен был предлог, чтобы появляться здесь почаще. Предлог, что слежу за ходом выздоровления, никто не счёл подозрительным.

Письмо к князю Ва'Лету я увидел на следующий день. Северный варвар сам подошел ко мне, взял под локоть и отвел в сторону.

– Уважаемый, можно попросить тебя о маленькой услуге? Не безвозмездно.

Только ничего у меня не получилось. Что-то неладно с этим посланием. Эльфийская бумага, насколько мне известно, вообще не должна портиться, даже в огне не сразу загорится, не то что от воды прийти в негодность. И чернила на такой бумаге ни от чего не страдают. Любые чернила! А у перворожденных они и сами по себе несмываемые. Допустим, что-то некачественным было, со свитком, скорее всего, порядок, а вот то, чем он написан – плохое. Всё равно странно. Не важно, что сделано эльфами, бумага или чернила, от простого купания в ручье такое послание испортиться не может по определению! И в любом случае не один раз восстанавливал я документы, и в воде побывавшие, и в огне, даже из пепла. А тут – не могу. Лезет в голову мысль, что кто-то специально это послание испортил, и сила его мою превосходит.

– Увы, князь Ва'Лет, здесь я тебе не помощник, – оставалось признать мне свое поражение.

Ва'Лет. Северный князь

Для воина нет ничего лучше, как встать в надёжном месте на отдых после похода. Точно знаешь, что не придется спать в чистом поле, укрывшись плащом или попоной, никто на тебя не нападет, не прилетит шальная стрела из ближайшего леса. Правда, сами воины ошибочно считают, что главными атрибутами такого места непременно должны быть кабак или бордель, а лучше и то и другое разом. Командиру же остается следить за тем, чтобы его подопечные не расслаблялись. И если он хороший командир, то будет гонять своих ребят так, что они с радостью не то что в поход, в бой пойдут.

Отряду, едва мы расположились в деревне, было объявлено, что вскорости местный герцог устраивает турнир, причем не только для рыцарей, но и для любых бойцов. Будь то мечник, копейщик или лучник, аристократ или без роду и племени. И, что особенно важно, не только поединки один на один, но и сражения между дружинами или просто группами. Мы должны принять в этом ристалище участие, не посрамить нашего господина князя Ва'Дима. И поэтому прямо с сегодняшнего дня начнутся тренировки.

– Хорошо, хоть кораблей здесь нет, – произнес позже Гленд, когда мы сидели вечером за кружечкой пива. – Интересно, что ты придумаешь вместо лазанья по мачтам и бега по веслам.

– Ничего сверхизысканного, старина. Просто буду оттачивать обращение с оружием. Посмотрю, кто чем лучше владеет, и велю развивать именно это, будь то меч или топор, не забывая, впрочем, все остальное.

– А если на турнире не пригодится чей-нибудь талант? – выразил сомнение гном.

– Тогда в жизни или бою пригодится, – заверил его я. И хорошо, что напомнил, надо бы уточнить турнирные правила.

Первые дни я в город вырваться никак не мог. Десятников отправлял, если надо было новости узнать, с закупками разобраться и насущные дела решить. Да Гленда просил в гномьем банке деньги снять. Сам же выводил ребят в поле и под улюлюканье мальчишек гонял не хуже, чем в Казгарде. Иногда мне даже казалось, что вернулись былые времена, я в Империи и рядом – своя сотня. Отрадно, что некоторые новички показывали себя достойно, вот взять Ларга, даром что деревенский и воином раньше не был, а опытного бойца Пала, северянина, вчера на мечах одолел. Поймал на уловку, конечно, но ведь победил!

Несколько раз на наши занятия приходила посмотреть Гилия. Вроде осталась довольной. Спрашивала меня, кто чего стоит, Ларга того же удостоила похвалы. Сама девчонка большей частью проводила время на стрельбище, вместе с полулисом. Луком оба владеют неплохо, хотя до эльфов им далеко. Но многих из отряда за пояс заткнут. Иногда на турнирах состязания по стрельбе делают для перворожденных и для всех остальных отдельно. Не знаю, как тут, но если сделают подобное, то у девочки даже шансы будут.

Ещё Гилию частенько можно было застать около раненого старого рыцаря да в компании молодого. Это понятно – благородную, баронскую дочь, тянет в общество себе подобных. И оруженосец мой, когда свободная минутка у него выпадает, с ними ошивается. Сэр Аграстей, похоже, к Гилии неравнодушен, да и она ему симпатизирует. Может, в самом деле поймет девчонка, что доля воина, рыцаря и командира отряда – не для неё.

А тем временем Нуд с Дирком пригласили мага для раненого сэра Лотиана. Звали его Белазиром. Человек среднего возраста, я, наверное, лет на десять моложе буду (хотя кто их, магов, разберёт, сколько может оказаться на самом деле?), с окладистой бородой, которую слегка посеребрила седина, такими же усами. Волосы цвета соломы падали на плечи. Лицо мага было очень бледным – сразу видно, почти все время в помещении проводит. Так знающему чародею, наверное, и положено – за свитками и фолиантами да всевозможными экспериментами по составлению новых заклинаний и овладению артефактами. Мне он сразу понравился.

Не знаю, прихвастнул ли Белазир о своей силе, но целитель из него отменный. Поднял старого рыцаря на ноги за несколько дней. Даже всего за два, а потом только убедиться приходил, что всё в порядке, так как рана, по его словам, оказалась сложной. Никто ничего против не имел, так как дополнительной платы Белазир за это не брал и заодно нескольким ребятам вывихи выправил да ушибы подлечил.

Думал, раз он универсал, то не только в целительстве хорошо разбираться должен. Обратился к магу со своей давней проблемой, только с письмом от князя Ва'Дима у него ничего не вышло. Как ни старался, так и не смог прочесть. Жаль, очень жаль.

Еще больше жаль, что мастер Белазир в самом деле очень опытный маг. Нанять такого в отряд не получится. Даже и просить не буду, чтобы не опозориться. Всем известно, что чем более умелый чародей, тем менее охотно он идет на службу, особенно ту, где по белу свету странствовать надо. И не то что ко мне, порой даже короли, да что там, императоры Казгарда, вынуждены смириться с тем, что интересующий их маг не станет на них работать. Некоторые подобные случаи даже в баллады вошли. Так что придется довольствоваться искусством Жимара. Жёны у князя Ва'Дима в магии, конечно, сильны, но их-то сейчас с нами нет, а о безопасности отряда мне всегда думать нужно.

Вот только можно ли письмо мое прочитать какому другому чародею? Стоит ли пробовать дальше искать мага? В Белигарде, в других городах, если князь Ва'Дим нас не догонит. Или следует смириться и ждать встречи с нанимателем? Что же в нем было, в самом деле, Во'Дан раздери?!

Астенор. Оруженосец

Не думал я, поступая на службу к князю Ва'Лету, что жизнь моя столь изменится. Барон Дауквор, прежний мой господин, не обременял меня обязанностями, служба у него была легка, жизнь напоминала прежнюю мою в отцовском замке в Синем Логе. Когда барон сидел в своем поместье, я большей частью был предоставлен сам себе. Тренировался иногда со стражниками, сопровождал своего господина на охоте, а в остальное время наведывался к крестьянкам.

Однажды даже пришлось без штанов убегать, когда к одной милашке не вовремя вернулся муженек. Нет, я, конечно, мог и за меч схватиться, и вообще ничего благородному он сделать не посмел бы… Только к крестьянкам заглядывать – одно (все и так знают), а быть при этом пойманным – совсем другое. Так что лучше сбежать, если получится.

Ну а в походах, если моему господину в голову взбредало посетить соседа или принять участие в турнире, я гордо нес хозяйское копье, а иногда – стяг. Иной раз приходилось точить баронский меч, чистить его коня. И договариваться с трактирщиками да владельцами гостиниц, чтобы мой господин получил достойный стол и кров.

Нанимаясь к князю, я думал, что все будет неизменным, с поправкой на то, что он северный варвар и вкусы у него более простые. Вплоть до того, что я буду не к крестьянкам бегать, а караулить, когда этим станет заниматься мой господин. Хотя вряд ли. Нет, не потому, что побрезговал бы, просто северные варвары на многие формальности вообще внимания не обращают. Этот точно и убегать не станет, и сторожить меня не поставит.

Но, о боги, как же я ошибался. Пока мы не добрались до города, все шло привычным чередом. А потом отряд встал на постой в деревушке возле города под названием Белигард, столицы здешнего герцогства. Мы заняли несколько домов, стоявших по соседству (плата показалась хозяевам столь заманчивой, что они на время переселились к родне). В самом большом разместились мой новый господин, леди Гилия со своим оруженосцем Фоксом, полуэльфом-полулисом, гном по имени Нарин, маг Жимар и десяток во главе с десятником Хельги. Ещё здесь поселили сэра Лотиана, который пока не оправился от ранений, сэра Аграстея, решившего временно не покидать нашего общества (не иначе денег нет), и менестреля Руга.

Приятная компания. Аграстей ненамного старше меня, весельчак и балагур, несмотря на все превратности судьбы, и отличный игрок в некоторые настольные игры. Хоть и был он опоясанным рыцарем, но ещё в караване стал относиться ко мне, как к равному. Ну а менестрель обладал чудесным голосом, хорошо играл на лютне и знал множество песен, да и рассказать всегда имел что. Частенько мы слушали его вечерами у костра.

Во втором доме разместились гномы во главе с Глендом, третий заняли воины, подчиняющиеся моему господину. Все, кто не поместился в домах – а таких было человек двадцать – поставили во дворе палатки и фургоны. Так и зажили мы в военном лагере.

Уже приготовился к скуке, которая неизбежна при подобной жизни, и жестоко ошибся. Утром следующего дня меня кто-то окатил холодной водой. Я вскочил и хотел выругаться, но, открыв глаза, увидел моего господина, князя Ва'Лета.

– Хватит спать, оруженосец! – приветствовал он меня. – Пора приниматься за ратные труды!

– Какие ещё ратные труды с самого утра?! – чуть не вырвалось у меня.

Но благоразумно предпочёл промолчать. Думаю, что правильно сделал. И начались мучения. Князь приставил меня к отряду новичков, над которыми начальствовал десятник Нуд. Стали гонять в хвост и в гриву вместе со всеми. Тренировки со стражниками баронского замка, которые я прежде недолюбливал, начали казаться пределом мечтаний. Мучили меня, словно я – новобранец в королевской армии, а не оруженосец. Но, хвала богам, кое-какие навыки у меня были. Не ударил в грязь лицом, не свалился с ног и даже заслужил похвалу Ва'Лета. Оказалось, что я чего-нибудь да стою.

Как выяснилось, все наши ребята должны будут принять участие в приближающемся турнире. Ну, хоть не зря так усиленно тренировались. Хотя я так и не понял, с чего эта идея посетила бритую голову моего князя? Не слишком ли много для боев неблагородных воинов? Ва'Лет, выяснив, что его статус приравнен к рыцарскому, тоже собрался выйти на ристалище и теперь соображал, где ему лучше выступить – среди мечников, конных рыцарей, или и тех и других. Собрался участвовать в турнире и сэр Аграстей. Ради этого даже решил наняться на службу в наш отряд, я так и не понял, на каких условиях. Не только же за шлем и доспехи. Сам он по этому поводу предпочитал отмалчиваться.

Время турнира приближалось. Пришел в себя сэр Лотиан, к которому мы наняли хорошего мага жизни. Наш Жимар, хоть и универсал, был магом не столь сильным и мог только вылечивать легкие раны. Хотя мастер Белазир его и похвалил за то, как сумел не допустить смерти при столь тяжелом случае.

Так пролетели две недели, и настал день турнира.

Глава 13

Ва'Лет. Северный князь

Казарма Варварской гвардии бурлит. Ещё бы – сегодня новички могут стать настоящими воинами. Не все, разумеется, только те, кто отличился в последнем походе. Но и некоторым из них не повезет, потому что впереди – ристалище, которое, по рассказам ветеранов, пострашнее любого боя будет. Но что конкретно ждет впереди – не говорят. Нам остается только гадать. Зато все мы знаем, что случится с тем, кто выдержит испытание, кому улыбнется удача. Ему обреют бороду и голову, а на пояс прикрепят серебряную бляху. С ним выпьет знаменитого казгардского вина сам император. Пусть не лично за тем же столом, но всё равно в одном зале. Для многих вояк это распитие с повелителем Казгарда окажется единственным за всю жизнь.

Я улыбаюсь. Сегодня мне повезет, я в этом уверен. Вот только бороду мне не обреют – нет у меня еще бороды. Рядом стоят друзья-товарищи, хлопают по плечу, подбадривают. Вот Астенор, вот Асва с Турдом, чуть в отдалении Снорр, Хельги и Нуд, а вот гномы Гленд и Нарин. Гномы в Варварской гвардии? Но я не успеваю удивляться, вызывают на арену. На трибунах уже полно народу, все возбуждены, раздаются приветственные крики. В императорской ложе восседает несколько человек, нет, там не только люди. Я ясно вижу светлую и темную эльфийку, а в императорском венце, в золотых одеяниях и пурпурном плаще – Ва'Дима. Почему-то сразу понимаю, что это он, хотя у него длинные волосы и коротенькая рыжая борода. И я понимаю, что это – мой император.

Император делает жест, с другой стороны арены открываются ворота, и из них на меня устремляется дракон. Огромный, трехголовый, из всех его пастей извергается пламя. Совершенно непонятно, почему у монстра три головы? Все истории про драконов, мне известные, говорили только об одной. Я вдруг вижу, что вместо Ва'Дима в ложе находится бог Во'Дан, который протягивает мне меч – мой меч. Я узнаю его пылающий синий цвет.

– Действуй, Ва'Лет, – раздается божественный голос, – только тебе под силу остановить посланника Слика. Ты последняя надежда Казгарда.

Вот меч уже в моих руках, я рублю по одной из шей, голова дракона слетает. Второй удар – нет другой головы, но в этот момент змей извергает пламя, меч вспыхивает и начинает жечь мне руки, вместо головы дракона я вдруг вижу Гилию…

– Князь, прости, что побеспокоила, – говорит девчонка.

И я понимаю, что все это было сном. Сразу стало ясно, как много в нём несуразностей. Князь Ва'Дим на троне Казгарда?! С таким же успехом мог увидеть там себя самого.[1] Да и что без толку размышлять над глупыми видениями? Тем более не просто так девчонка ко мне пришла.

Раннее утро, еще не поют петухи. Леди Гилия соизволила обойти посты и обнаружить спящим Трея, поставленного в караул. О чем и поспешила поставить меня в известность. Раздери Во'Дан, она мои промахи собирает? Хотя, если смотреть чисто формально, промах-то не мой. Трей состоит в личной дружине князя Ва'Дима, подчиняется десятнику Дирку. А потом – Гилии.

Да вот только привел парнишку в дружину я, вместе с его другом и земляком Ларгом. Помню, помню. Деревенские простаки, от бедности решившие податься в наемники. Пропали бы почем зря, я же постарался сделать из них бойцов. Видать, не очень преуспел, раз Трей заснул на посту. Все-таки они разные, эти два друга. В Ларге чувствуется воин, я бы такого в своей казгардской сотне рад был видеть, все тяготы на тренировках он переносит словно играючи. Уверен, что на турнире герцога Рохмарда лицом в грязь не ударит. Боев пять точно выдержит. Трей же словно сделан из другого теста. Не чувствуется в нем стержня. Парень неплохой, старается. Но доля воина явно не для него.

Отпустил бы малого домой, право слово. Да только помню, что деньги, полученные от князя Ва'Дима, Трей своей родне отдал. Теперь выслужить должен. И в деревне ему делать нечего. Может, привлечь Трея к обозу, к Визиму в подчинение отдать? Голова у него есть, в хозяйстве толк понимает, на привалах кашеварил так, что пальчики оближешь. Воинские навыки и при охране обоза пригодятся. Решено, посмотрю, как парень выступит на турнире, а там предложу сменить род службы. Или, когда будем проходить через его деревню, а мимо неё мы не пройдем, нам ещё в Проклятые Земли топать, предложу подумать, не хочет ли он вернуться домой. Могу и немного деньжат подкинуть. Пока же заслуживает Трей наказания.

– Леди Гилия, наказать провинившегося воина Трея, несомненно, надо, – произнес я, подкручивая левый ус. – Что он заслуживает? Объявим утром на построении, а пока снимем его с караула.

Девчонка предложила оригинальную мысль – не пускать на несколько дней в город, аж до окончания нашего срока стояния здесь. Значит, без кабаков, без баб, без турнира. На том, что Трей в турнире не будет участвовать, она особо напирала.

– Нет, леди Гилия, я не согласен с тем, что Трей не попадет на турнир. Пусть сражается. В конце концов, это не только развлечение, но и тяжёлая работа, а заодно и дополнительная тренировка. Но никакой выпивки – это точно. И дополнительный наряд по хозяйству – лошадей чистить, оружие проверять, по кухне помогать. Он, кстати, готовит неплохо.

На том и порешили. И стоило меня будить? Через час я проснулся бы сам. Объяснить девчонке, что когда провинился боец, то первым делом спрос с его десятника, а там, если надо, по нарастающей? Подумал и решил объяснить. Гилия у нас в старшие рыцари заделалась и в эльфийские кусты или там ветви с листьями, без разницы. Да, Младший Цвет Сердца Леса, все, кто услышит – удивляются. Так пусть знает, каковы правила в нашем ремесле. Чем князь Ва'Дим, или скорее бог Во'Лок, не шутит? Вдруг действительно магистром ордена станет? Нехорошо, конечно, своего нанимателя с этим божком сравнивать, но юмор у него порой весьма неоднозначный, так что само собой получается.

Объяснения мои были приняты с благодарностями на словах и недовольством на лице. Потом речь зашла о турнире, до которого оставался один день. Мне вдруг в голову пришла смешная мысль, а не собирается ли наш цвет лесного сердца пойти на турнир. С неё станется. С трудом сдержав смех, задал этот вопрос.

– Собираюсь, – с вызовом ответила Гилия, – рыцарь я или нет? Сэр Аграстей и сэр Лотиан преподали мне пару уроков.

Я и не знал, как реагировать. На смех таки пробило:

– А тебе сколько лет, деточка? Ты меня прости, солдафона старого, но ты же и боевой меч не подымешь. С эльфийским, мифриловым, тебе бы справиться.

– Справлюсь! – с вызовом заявила она, наполовину вынимая из ножен свой клинок.

Скорее для того, чтобы продемонстрировать, что он действительно мифриловый. И ведь абсолютно уверена, что справится. Тёмная её всё-таки учила. Против простого разбойника выйдет, и можно не сомневаться, кто победит. Простого городского стража, наверное, тоже побьёт. Только на турнир совсем иные участники собираются. Решил попробовать объяснить с другого конца:

– Никто не спорит, эльфийский клинок, не только мифриловый, а вообще любой – грозное оружие. Таким десяток хороших мечей перерубить – не проблема.

– Я же говорю… – обрадовалась Гилия.

– Только не нужно забывать, что перворожденные живут долго, – как ни в чём не бывало, продолжил я. – Очень долго. И воины у них тренируются столетиями. Тогда уже перестаёт иметь значение, что у тебя в руках, мифрил, железо или деревяшка. Сам однажды был свидетелем, как один эльф отстегал хворостиной, как малых детей, десяток вооружённых мечами воинов. Мог бы и поубивать, но всего лишь преподал урок. Ты так сумеешь?

– Нет, – честно ответила девушка.

– Тогда и от мифрилового меча толку немного будет, – немного слукавил я. – Про копье и не говорю. Ты легкая, как пушинка, тебя ветер, что от бегущих лошадей подымется, из седла вытолкнет.

Сделал паузу, но, увидев в её лице гнев и обиду, продолжил:

– Не обижайся, ты девчонка славная, но война не женское дело. И не рассказывай мне про наемниц, сам знаю. Они больше саблями пробиваются и луком с арбалетом. Ты на копьях сразиться собралась, да на мечах? Вот попадется тебе детина моих размеров, что делать будешь? Магические амулеты использовать? Знаю, что у тебя есть. И очень даже неплохие. В бою – хорошо, а на турнире этого правила не позволяют.

И тут Гилия разрыдалась. Надо же – столько лет мечтала стать рыцарем, даже свою мечту осуществила. А тут пришел грубый дядя Ва'Лет, злобный северный варвар, и обрушил на неё правду жизни.

– Принцесса Ларинэ говорила, что это в бою необходимо побеждать любой ценой и любыми средствами, – сквозь слёзы заявила она. – И на турнире важна не столько победа, а сам факт, что тебя сочли достойной там участвовать.

Правильно, в общем-то, говорила. С этим не поспоришь. Если не учитывать маленькую особенность большинства турниров. Достоин или нет, там определяют, в первую очередь, по происхождению. Нет, не пустить эльфийского рыцаря (даже если это человеческая девчонка) никому и в голову не придёт. Но говорить Гилии я этого не стал.

– Да ты не переживай так, дурочка, – погладил я её по голове, – ты же рыцарь эльфийский, в первую очередь. А эльфы у нас кто? Правильно, стрелки, а уже потом – мечники. С копьём в руках и на закованном в доспехи коне лично я вообще ни одного эльфа не видел.

– Принцесса Ларинэ… – начала, было девушка.

– Наша принцесса – особый случай. Ты другую эльфийку, добровольно вышедшую замуж за человека, видела?

– Видела, – подловила меня Гилия.

– А кроме этих двух?

– Нет.

– Вот и принимай участие в стрелковых соревнованиях. С луком тебя эльфийка обращаться учила? Видел, как вы с Фоксом по мишеням лупите. На ближние дистанции – очень даже неплохо. На дальние – хуже. Вот только для соревнований у тебя силенок маловато будет. Лучники, если, конечно, не эльфы, тоже ребята крепкие да жилистые. Хочешь, научу паре хитростей в обращении с арбалетом? И хороший заодно подберу. Мне Нарин как-то коллекцию оружия принцессы Ларинэ показывал, есть там подходящий экземпляр.

Потом полдня я потратил на Гилию, показывая, как лучше держать арбалет, чтобы попасть наверняка. Навыки у неё были неплохие, видимо, барон Галиан обучал свою дочь, или это уже заслуга Ларинэ? Мне оставалось указывать на мелкие огрехи. Из лука она стреляла чуть похуже. Хоть и очень старалась. На ближние дистанции попадала точно в яблочко, но стоило отодвинуть мишень… Лучше луком владел Фокс, тоже решивший поучаствовать в занятиях. Но он хоть и на одну половину лис, так на вторую – эльф. Да и не девчонка.

К обеду я подвел итог:

– Стреляешь хорошо. Как правильно держать арбалет – усвоила, а в этом – едва ли не половина успеха. Ну и оружие у тебя хорошее, для натягивания тетивы сил не требует. С луком – хуже. За прямоту прости, но он – не для девчонки, будь она хоть трижды рыцарем. Нет, в бою толк будет, но в мишень на сто шагов для тебя попасть затруднительно. Хоть и лук эльфийский. На Фокса не гляди, у него кровь эльфов в жилах есть, он с детства тренировался, да и силенок у него побольше будет. Попроси Жимара поотводить твои стрелы, еще потренируйся. И все будет превосходно. Шанс на выигрыш соревнований арбалетчиков у тебя есть. Ну а Фокс, если захочет, пусть идет к лучникам. Ты тоже можешь к ним пойти, но больших результатов не жди. Даже если на турнир не нагрянут эльфы.

Странно. За время всего монолога девушка не вставила ни слова. Потом я думал, что отношение Гилии ко мне улучшится. Но, как оказалось, ошибался.

Нарин. Гном

Я не великий знаток турниров. Если честно, то единственный, на котором побывал – тот, что выиграла Ларинэ. Скучно и глупо. Сперва рыцари пытаются копьями вытолкнуть друг друга из седла. Считается, что таким образом не только публику развлекают, но ещё и тренируются. Ага, как же. Если один на один, то в этом, может, и был бы какой-то толк, но в настоящем сражении такое умение ничего не решает. Потом дюжина, или чуть более, тех, кому повезло, сражаются на мечах. Это уже больше на дело похоже, но тоже глупо. Ну а что ещё можно сказать о пешем бое в конном доспехе?

Но вот герцог Рохмард проводил свои ежегодные соревнования воинов совсем по другим правилам. Или не совсем так. Та часть, что была именно рыцарским турниром, ничем не отличалась от любого другого. Ну и участвовать в нём могли только рыцари и приравненные к ним благородные особы. В том же Казгарде рыцарства нет, а участники турниров оттуда случаются. Графы там всякие, герцоги или бароны (аристократы там вроде как-то по-другому называются, но не всё ли равно?). Северных князей тоже допускают, чему Ва'Лет был рад, словно мальчишка. Эльфов – вообще почти всех. Гномов…

Никогда бы не поверил, но оказалось, что нам тоже можно. Не всем, конечно, а некоторым. Ну, если кому из подгорных королей хорошо по голове пивной кружкой заехать… Хотя нет, кружки не хватит, тут молот нужен. Так вот, если кому из наших королей такая дикая мысль в голову взбредёт, то тоже допустят. Но таких случаев пока не было.

Ещё допускают орочьих вождей и шаманов. Черномордых пока не было ни разу. Формального запрета вроде нет, но им самим не интересно. А вот зеленые частенько являются. Я даже слышал, что один из таких пару лет назад стал героем турнира, выбил всех соперников из седла и ни разу не вылетел сам. Нет, это уже перебор. Ещё бы пещерных троллей да малявок, которых часто неправильными гномами называют, к рыцарям приравняли.

Причём никто ни титулов, ни чего другого не спрашивает. Есть специальный камень-амулет. Достаточно приложить к нему руку, и сразу становится ясно: можешь участвовать или нет. Полезная, между прочим, штука. Это на турнире все равны, а до него благородные готовы часами спорить, кто из них более достойный.

Сам я раньше почти ничего из турнирных правил не знал, но тут желающих поведать нашлось больше чем достаточно. Также с гордостью рассказали, чем состязания, проводимые герцогом Рохмардом, отличаются от всех прочих. А именно второй частью, где участие могли принимать все желающие.

Состязания должны были быть по каждому виду оружия. Мечники, пешие копейщики, воины с боевыми молотами, топорами и дубинами или любым оружием к ним приравненным, от простого дрына до булавы.

Ещё были соревнования стрелков из лука и арбалета. Насколько я знаю, в людских королевствах на турнирах эльфы традиционно состязаются отдельно, ведь редко кто обыграет перворожденного в стрельбе из лука (так же, как и гнома в бою на топорах). Разве что лучший человеческий лучник посредственного эльфийского. Только такой эльф просто не полезет состязаться. Разве что человек попадётся хитрый и сначала прикинется плохим стрелком, чтобы заманить остроухого. Те слишком гордые, могут и попасться. Но это скорее не на турнире, а если они решили бы биться об заклад (на большие деньги), кто лучше стреляет. Нас, гномов, так не проведёшь, а эльфов можно.

Но у Рохмарда такого разделения не было. Несмотря на близость герцогства от Первого Леса, тёмных перворожденные редко жаловали турниры Белигарда своим присутствием. Я это даже понимаю, в самом деле, зачем остроухие будут перед людьми выяснять, кто из них лучший стрелок. Разве что тёмные против светлых. В городе до сих пор на слуху история, как десять лет назад двое разномастных перворожденных не могли выяснить, кто из них лучше владеет луком (на самом деле оба это делали неважно, для эльфов, конечно), а потом явился какой-то полукровка и победил обоих. И если рассказчик в кабачке ничего не наврал, то с тех пор эльфы здешние турниры и не жалуют.

Завершать всё должны пешие битвы дружин, в основном это касалось наёмных отрядов. Здесь каждый мог пользоваться любым оружием, а рыцарь сойтись в схватке с простолюдином и получить от него, например, дубиной по голове.

Я не собирался принимать участия, даже и зрителем быть не хотелось, уж лучше в гномьем банке посидеть, с умными гномами поговорить. Но обнаружилось, что на турнир прибыли наши старые и недобрые знакомые – наёмный отряд «Волчьи головы». Сразиться с ними – святое дело. А победить – ещё и дело чести. Так что согласился я принять участие в сражении отрядов.

Наш северный варвар между тем заказал мастерам два стяга. Один был с цветами князя Ва'Дима, теми, что он выдал своим дружинникам, но без герба, который и так слишком необычен, чтоб его в отсутствие владельца кому бы то ни было показывать, а просто на чёрном фоне две ленты и меч. Второй – черного цвета, с белой полосой, идущей из правого верхнего в левый нижний угол, а поверх полосы золотой корабль с драконьей мордой впереди и пятью веслами по бокам. Очевидно, это был родовой стяг Ва'Лета.

На турнире наш отряд выглядел весьма представительно. Некоторые горожане были разочарованы, не увидев Ва'Дима, слава князя успела дойти досюда. Но колоритность Ва'Лета, настоящего северного варвара, как кричали мальчишки, сделала свое дело. Подозреваю, что многие его за князя Ва'Дима и приняли.

Ещё привлекали внимание гномы из отряда Гленда в своих сверкающих шлемах, менестрель Руг, который сочинил в честь нашего воинства небольшую балладу и распевал её при каждом удобном случае, сэр Аграстей, который приобрел себе сверкающие доспехи и покрыл щит фамильным гербом. Ну и наша Гилия, которая могла бы стать королевой турнира, а не только участником состязания стрелков.

Не каждый отряд мог похвастаться таким видом. Разве что «Волчьи головы» со звериными шкурами да один отряд зелёных орков. Те, даром что орки, явились в стальных доспехах, не хуже, чем иные рыцари, а шлем их предводителя украшала небольшая золотая корона. Как говорили всезнающие мальчишки, это был небезызвестный вождь зелёных орков Рыгор.

Глава 14

Ларг. Ратник

Я выиграл семь боев! И, хотя проиграл парочку, вышел в следующий круг. Я даже одолел одного зеленого орка. Если честно, исход битвы с наёмником из «Волчьих голов» был сомнительный, тот детина подставил мне подножку, но, увы, явного нарушения правил не было. Пропала восьмая победа. Дальше придется попотеть, и, скорее всего, победит меня очередной орк, а если гном в соперники попадется – точно быть мне битому. Но хоть десять поединков надо выиграть, мне это по плечу. Спасибо нашему Ва'Лету. Помню, как он сказал мне перед началом турнира:

– Ларг, тебя боги силой не обделили, до встречи со мной ты кое-что умел, голова твоя соображает. Я вкладывал в тебя и твоих товарищей весь свой опыт, все свои навыки и умения. Так иди и покажи, на что ты способен! Покажи, что ты – мужчина, что ты уже не новичок, а чего-то стоишь. В первом поединке, скорее всего, тебя не сразят, так постарайся выиграть как можно больше схваток и не подвести своего учителя. И тогда по праву обретешь звание воина.

В первый день сражались пешие бойцы, в основном силой мерялись наёмники. Турнир герцога Рохмарда был своеобразной ярмаркой вояк, все старались показать мощь и силу своего отряда. От результатов потом часто зависели и лучшие наймы, и возможная цена.

Наши ребята выступали по-разному. Неожиданно для меня первый же бой проиграл наш десятник Дирк. И ладно бы орку или гному, те сильнее людей, но человеку, который ниже его на полголовы, да и в плечах не шире будет. Непонятно. А еще непонятнее, что того наёмника-одиночку я потом одолел. Поединок был на топорах, я вспомнил одну гномью хитрость, которой научил меня Вельд, но никак не мог ожидать, что противник на неё поведется. Дирк же выиграл после два боя, остальные проиграл и отсеялся. Сдается мне, будет в нашем десятке новый командир. Меня бы им сделали.

Мой приятель Трей выступил еще хуже Дирка, выиграл только один бой. Может, вчерашняя взбучка за сон на посту тому виной, может, что ещё. Вроде есть сила у парня, да и в голове – не навоз, но не везет ему, и все тут. Или не понимает, что оружием не просто махать надо, а по противнику бить, по возможности в открытые места. Когда по воле жребия мы с ним сошлись в схватке, Трей упорно лупил по моему мечу, а ведь мог бы и по руке ударить или в тело уколоть. Но нет, тупо по клинку бьет. Со стороны смотрится красиво, аж искры летят. Горожанам и особенно горожанкам нравится, слышны их восхищённые выкрики, но толку из этого никакого. Так он свой меч испортит, да и мой заодно. Иди потом к кузнецу, правь оружие.

Кстати, о кузнецах. Десятник Хельг, он ещё и походным мастером у нас в отряде, ни одного боя не проиграл. Другие северяне – Нуд и Снорр – тоже выступили достойно. Пока не сошлись против друг друга, у каждого на счету имелись только победы. Было интересно наблюдать, как сражаются два варвара, два казгардских наёмника. Ни одного лишнего движения, все удары обдуманы, и почти все находят свою цель. Хотя по мнению тех, кто не разбирается, не особо красиво. Вот так Трею надо было драться, а не оружие портить. В итоге победа осталась за Нудом.

А всего во второй круг из нашего отряда пробилось двенадцать человек. Плюс ещё гномы Гленда, в том числе и мой собутыльник Вельд. Выступили мы достойно, так что даже заслужили похвалу от леди Гилии и Ва'Лета.

На следующий день начались конные поединки благородных бойцов. Тут уже все по высшему разряду. Участников приветствовали сам герцог со своей дочерью. Рыцари (даже те, которые потом в копейных сшибках не участвовали) сперва прогарцевали по арене, перед каждым из них оруженосец нес знамя. Особенно интересно смотрелся в седле наш полулис, оруженосец леди Гилии. С некоторыми господами герцог долго беседовал, я заметил, что он хлопал по плечу сэра Аграстея. Потом его сиятельство Рохмард приветствовал леди Гилию, поцеловал ей ручку и даже отечески приобнял.

Но больше всего меня потрясла встреча герцога с князем Ва'Летом. Интересно, они что – знакомы? Я не мог услышать, о чем ведется разговор, только наблюдал, как сиятельные господа пожали руки, потом тепло обнялись и долго говорили. Герцог подвел к нашему северянину свою дочь, а наш командир неожиданно обнаружил хорошие манеры. Не ожидал от северного варвара Ва'Лета такой куртуазности.

Потом начались конные поединки. Как они мне нравятся! Помню, мальчишкой отец взял меня в город, на ярмарку и турнир. Как мне запали в душу эти рыцари, в блестящих доспехах, с плюмажами из птичьих перьев, с гербами на щитах, с позолоченными шпорами! Может, именно поэтому я и захотел пойти в наёмники. Нет, рыцарем я никак не стану, боги должны быть слишком благосклонными к простому крестьянскому парню, чтобы это случилось. Легенд о таких случаях менестрелями поётся великое множество, а в жизни если и происходит, то крайне редко. Это я понимал даже тогда, а уж сейчас тем более.

Но завести подобный доспех и благородного боевого коня – почему бы и нет. Может, когда-нибудь буду я командиром наёмного отряда. Или, если у князя Ва'Дима в дружине останусь, до десятника или даже сотника дослужусь.[2] О большем и не мечтаю. Ну а сотнику хороший доспех как бы и по статусу положен, независимо от того, рыцарь тот или нет.

Леди Гилия между тем оказалась в герцогской ложе. Интересно, почему? Сэр Аграстей и князь Ва'Лет сражались со своими противниками. Мне особенно запомнилось, как северянин выбил из седла вождя зеленых орков. Наш командир не проиграл ни одного боя, а вот молодого рыцаря под конец выбили из седла. Но он всё равно тоже прошел в следующий круг.

На этом второй день турнира завершился. Мы, с позволения начальства, отправились в ближайший кабачок. Местная публика угощала, и мы были рады дармовой выпивке. Но мне ещё предстоят бои, поэтому лучше не упиваться. Вот от кубка с вином я не отказался. Никогда не пил вина, откуда ему взяться у нас в деревне? Думал, что господский напиток обладает редкостным вкусом, сладким, как мёд, и душистым, как розы. Оказалось – нет. Терпкая жидкость, с кислинкой, приятным запахом. В жару, наверное, хорошо утоляет жажду, подобно соку из земляники. В общем, ничего особенного – и что господа в нём находят?

Гилия. Рыцарь

Первый день турнира был днем грубых мужских боев. Сперва простые наёмники сражались. Наши старые знакомые, «Волчьи головы», прибыли в полном составе, но после первого круга половина из них отсеялась. Мои подчиненные, те, что пошли в личную дружину князя Ва'Дима, и те, что были наёмниками под началом князя Ва'Лета, выступили тоже достойно. Ребята неплохие, а северный варвар, отдадим ему должное, умеет натаскивать. Хотя чурбан он бесчувственный, злой на язык и все считает меня ребенком.

Вчера аж до слез довел, а ещё дурочкой назвал. Дёрнуло меня похвастаться, что буду в турнире участвовать. Хотелось, разумеется, пусть я и девушка четырнадцати лет. Сэр Лотиан мне про конные поединки много рассказывал, сэр Аграстей показал, как копье держать. Вот и ляпнула, о чем сразу пожалела. Этот северный громила мне заявил, что я от ветра, поднятого конями, из седла вылечу, что от удара рыцарского копья меня за трибуны унесет. Что самое обидное, прав Ва'Лет. Все рыцари будут просто сильнее меня. Вот встреться мне кто из них в бою, не ограниченном правилами!

Но в какой грубой форме он мне это заявил, тролль северный! Его послушать, так женщины только должны детей рожать, а девушки – женихов ждать. Тут-то я и разрыдалась, девчонка-плакса. Этот же чурбан неотесанный вдруг решил сменить гнев на милость, начал советы давать. Так и хотела послать князя к его троллевой матери, будет тут еще мне советовать. Потом прислушалась – дело он говорил. Раз я Младший Цвет Сердца Леса, эльфийский рыцарь, то и должна принимать участие в состязаниях стрелков. Хорошо, что я луком да арбалетом с детства баловалась, умею.

Ва'Лет меня ещё и обучать вздумал. Допустим, арбалетом он действительно неплохо владеет, тут ничего не скажешь. А как лук в руки взял… В общем, зря. Оказалось, что я из лука стреляю лучше. Если бы пришлось состязаться с ним, то точно бы победила.

А теперь турнир, и Ва'Лет – на коне. Мне же приходится сидеть в герцогской ложе и завидовать настоящим рыцарям. Хотя кое-кто тут завидует мне. Началось все с того, что устроитель турнира, сиятельный герцог Рохмард, лично приветствовал благородных бойцов. Меня он оглядел с любопытством, услышав мой титул – удивился, поцеловал руку, приобнял, будто я – ребёнок.

Ещё выяснилось, что сэр Аграстей приходится ему каким-то племянником. Затем герцог долго разговаривал с Ва'Летом, и я так и не поняла, что может их связывать. И подходил вроде бы к нему герцог, как к незнакомому, но вдруг крепко обнял, представил своей дочери, о чем-то спрашивал. Северянин тоже был рад, словно повстречал старого приятеля. Ну а с герцогской дочерью, леди Найрой, Ва'Лет общался так, словно он не чурбан, смесь тролля с гномом, а придворный кавалер, что всю жизнь провел при королевской особе. Умеет ведь, когда захочет. Со мной так не разговаривает. Обидно.

Сиятельный Рохмард особо обрадовался, узнав, что мы с Ва'Летом служим одному князю, пригласил меня в ложу и усадил рядом с Найрой. Мы начали ни к чему не обязывающий разговор. Герцогская дочь была немного старше меня, женихов у неё пока не было, да и не больно она под венец стремилась. Хоть в этом родственная душа оказалась. Я рассказала ей, как бежала из отцовского замка, спасаясь от брака с ненавистным стариканом, графом Ориком, как встретила госпожу Ларинэ и как в итоге стала рыцарем (про то, как бродяжничала, решила не распространяться). Найре, чувствовалось, тоже хотелось приключений. По её словам выходило, что отец частенько берет её на охоту, подарил доспехи и, вообще, обучает владению оружием. Но на ристалище не выпускает. Герцогская дочь прихвастнула, что когда она обучится лучше владеть мечом, то пообещает выйти замуж за любого, кто одолеет её в честном поединке. Наивная. Всегда найдётся тот, кто дерётся лучше, и нет никакой гарантии, что он понравится.

Тем временем северный варвар одолел всех своих противников. Особенно его бой с зелёным орком понравился. Ва'Лет мало того, что выбил его из седла, так ещё и чуть не приподнял на копье. Ладно, что не насадил. Сэр Аграстей же сражался более изящно и благородно, что мне даже понравилось, но вот из седла разок выпал. Только ничего страшного, во второй круг пройдет. Хоть бы он Ва'Лета выбил, хоть бы выбил.

Фокс. Полулис. Оруженосец

Два дня турнира позади, сегодня состоятся соревнования стрелков, где выступим мы с Гилией. Никак в голове не укладывается, что она – рыцарь, да и к тому, что не Гил, не мальчишка, привык с трудом. Раньше было проще, мы были на равных, вместе могли и в трактире над посетителем подшутить, в пиво незаметно лягушку подбросить, и в бою против врагов вместе вставали. Гилия из амулета огненные шары метала, а я прикрывал. Сейчас же она – рыцарь, причем и человеческий, и эльфийский. Мне же уготована доля оруженосца. Забавная шутка получилась, полулис в оруженосцах эльфийского рыцаря. А на параде рыцарей я нес стяг князя Ва'Дима.

Теперь мы стреляем из лука, а на трибуне устроились маг, мастер Жимар, и Руг, менестрель. Чуть в стороне сэр Аграстей. Переживают. На турнир, как объявили, впервые за много лет, пожаловал перворожденный. Остальные лучники, если меня не считать, только люди, среди арбалетчиков есть несколько гномов, в том числе Глойн и Бардум из отряда Гленда, ещё – зеленые орки.

Эльф, как меня увидел, выругался. Закричал, что не станет участвовать в одном турнире с полуразумным. И куда хваленое достоинство перворожденных девалось? Приглядевшись, узнал в нем того самого, что едва не побил меня у колодца в Первом Лесу темных и был укушен Дрейком. Интересно, как он после того случая стрелять будет? Пес ведь со всей силы за кисть цапнул. Хотя вряд ли будут последствия. На эльфах всё быстро заживает, а рядом с их Древом и подавно.

Открывающий соревнования герцог, услышав, в чём дело, сразу пошёл тёмному навстречу. Сначала я даже подумал, что он заискивает перед эльфом.

– Вообще-то по правилам нашего турнира нет разделения между стрелками различных рас, – начал сиятельный Рохмард. – Но если нашему перворожденному гостю угодно, то, исключительно в знак глубочайшего уважения, можем сегодня сделать исключение и перейти к общепринятым. То есть эльфы будут состязаться в стрельбе из лука только с другими эльфами.

Тёмный сразу понял, что над ним вежливо издеваются и предлагают посоревноваться с самим собой. Но к тому времени достоинство к нему вернулось, и ничто не могло его поколебать. Разлился ответной благодарственной речью, в которой не остался в долгу. Из неё выходило, что таких грандиозных соревнований по стрельбе из лука ему и в Первом Лесу видеть не доводилось, а потому сочтёт за честь участвовать по общим правилам. Герцог, удовлетворившись таким ответом, ещё раз поприветствовал всех участников, пожелал удачи им всем и победы сильнейшему и поспешил удалиться.

Из лука Гилия стреляла третьей. Вышла не спеша, словно всю жизнь в состязаниях лучников участие принимала (от бывшего оруженосца, к тому же сопровождавшего своего рыцаря на турнир, иного и ожидать не стоит, уж достоинству и невозмутимости её обучили), достала из налучья своё чудо работы темных эльфов, подарок принцессы Ларинэ, из колчана стрелу и начала.

Сперва попала в яблочко во всех ближних мишенях, что стояли на тридцати шагах, потом стреляла на пятьдесят, там из пяти мишеней – одна в яблочко, в трех – стрелы попали рядом. Похожие результаты были, кроме моей леди, ещё у пятерых, я поразил в яблочко четыре мишени, в пятую с трудом попал. Отстрелялся и подошел к нашим болельщикам, там уже и Гилия расположилась. Мне протянули фляжку с водой, и мы стали наблюдать за остальными стрелками.

Лучшим из всех лучников, разумеется, после эльфа, был некий рыжебородый детина из отряда «Волчьи головы». Я его хорошо запомнил ещё по Проклятым Землям. Все он норовил устроить мне пакость, препаскуднейший человек, даром что рыжий. И ещё я помню, что раньше он хорошим стрелком не был, сам один раз видел его промах в той ситуации, когда бы и новичок, вместо тетивы хватающийся за стрелу, попал. Судя по всему, и сейчас он жульничает, по правилам турнира нельзя пользоваться магическими предметами, а вот Жимар говорит, что от наемника словно исходит какая-то магия. Слабая, но что-то такое есть. И похожа та магия по своей природе на описанную в казгардской книге, что подарил Жимару князь Ва'Лет. Нет, точно сжульничал. Лучше эльфа выстрелил. Вот только почему маги, отвечающие за честность проведения соревнований, ничего не заметили? Уж они посильней нашего Жимара будут.

– Надо пожаловаться устроителям турнира, – вмешался в нашу беседу сэр Аграстей, – у герцога есть ещё и придворные маги, пусть они обнаружат.

– А как доберешься до герцога, – возразил менестрель, – где он, и где мы?

– С этим проблем не будет, Сиятельный Рохмард мой отдаленный родственник по материнской линии. Вы стреляйте во втором круге, а я пока проведаю дядюшку.

Начался второй круг. Наёмник из «Волчьих голов» стрелял великолепно, ему даже удалось расщепить мою стрелу, попавшую в яблочко. И опять не уступил тёмному. Мишени все отодвигали и отодвигали вдаль, вот уже сошла леди Гилия, нас – лучников осталось пятеро, и кроме наёмника и эльфа все хоть раз да попали мимо яблочка. Тут показались двое магов, а с ними стражники герцога и бургомистр. Подозвали рыжебородого, куда-то повели. И обратно он не вернулся. Наконец герольды объявили, что лучник, имя его я так и не запомнил, нарушил честные правила турнира, использовав магический амулет.

Позже я узнал, почему турнирные маги не обнаружили амулета. Рыжий его сам им принёс и показал. Объяснил, что в последнем найме был ранен, а вернее укушен нечистью из Проклятых Земель. По счастью рядом маг жизни оказался и успел спасти. Но яд в тело проникнуть успел. Однако удалось достать магический артефакт в виде перстня, который сначала не давал яду распространяться, а теперь постепенно начал исцелят. Снимать целый год никак нельзя, а то всё начнётся сначала. Вот под магией жизни и пряталось заклинание увеличивающее точность стрельбы.

Увы, но и мне победы не досталось, обошел перворожденный. В этом я и не сомневался, но победить всех, уступив лишь эльфу – великая честь. Тот самый случай, когда второе место лучше первого.

Потом были соревнования арбалетчиков. Не менее драматичные, но уже без жульничества со стороны участников. Здесь Гилии досталась победа, что для меня, если честно, стало неожиданностью. Сколько её помню, арбалет она раньше не жаловала, а если и брала в руки, то стреляла из него хуже, чем из лука. Нужно признать, хорошо подготовил её северянин, зря она на него злится. Вроде бы простая хитрость, – как держать арбалет, вроде бы и механизм не особо сложный, а действует. Сильнее удивило меня лишь то, что вторым оказался орк, хотя всем известно, что орки, будь то черные, будь зеленые, лучше разбираются в мечах, топорах и саблях. Хоть и побывал в орочьем плену, но про метких стрелков среди них я раньше даже не слышал, оказывается, есть и такие.

Глава 15

Серетур. Тёмный эльф

Покинув Первый Лес, я призадумался, что же предпринять? Почтенный Айналкар не пожелал даже принять меня, не то чтобы дать совет по найденной шокарской книге. И что оставалось делать? В известном мире было ещё несколько мудрецов, способных мне помочь, но ни один из них не эльф, пусть даже и светлый. Не в Шокар же в самом деле ехать? Да там и нужных мне магов уже нет. Был один, но лет пятьдесят назад, совсем недавно по эльфийским меркам, внезапно помер. И учеников у него вроде бы не осталось.

Ещё доводилось мне как-то слышать, что в советниках у зинского короля есть один шокарский мудрец, кажется, его имя Фрин Ян Дин. Этот бы мог помочь, там и к эльфам всегда относились с должным уважением, и добираться до королевства куда ближе, чем до Шокара. Если бы не одно но – на пути Проклятые Земли. Чтобы их обойти, нужно давать большой крюк через степи зеленых орков или, наоборот, прижиматься к самым северным горам.

Вроде бы по сравнению со всей дорогой крюк получится не такой и большой, а всё равно проще сесть на корабль в городе перед эльфийским полуостровом. Но добираться до нужной гавани немногим меньше, чем до шокарских портов. Или до Казгарда. В той империи мне ещё совсем недавно тоже могли бы помочь. Но очередной правитель рассорился с жрецами Великого Храма, многие известные мудрецы и маги покинули страну. Остался там один очень сильный архимаг Эрхантий, но тот живет затворником почище нашего Айналкара. Прежние мои попытки повидаться с ним окончились неудачей.

В итоге я решил отправиться в Зинское королевство. Морем. Путь на корабле хоть и долгий, но ближе, чем по суше, да ещё через Проклятые Земли. Я о них вообще думать не хочу, с тех пор как был укушен псом тамошнего князя. Но, к моему несчастью, в ближайшее время ни один корабль не отправлялся не то чтобы в нужный мне порт, но даже вообще в том направлении. На такие далекие расстояния здесь старались не плавать. Показали мне один корабль, что пришел из самого Шокара, но никого из команды я почему-то не встретил.[3] Что за наваждение? И вообще странно, потому что стоял он не в южной, а в северной гавани. И чего это шокарцам взбрело в голову плыть вокруг эльфийского полуострова?

Понял, что придется корабли менять, но трата времени на путешествия – пустяк для эльфа. Так я думал, подымаясь на борт. Но судьба почему-то решила, что издевательств надо мной в Первом Лесу недостаточно. В первый же день мы попали в шторм и налетели на рифы. Уцелел едва ли не чудом. Ещё хорошо, что благодаря артефактам не испортились ни лук, ни книги со свитками.

Выбравшись на берег, решил больше не связываться с морями и отправился к ближайшему проторенному тракту. Возник соблазн вернуться в Первый Лес и купить там коня, тем более что за такой короткий срок не успел от него удалиться, но гордость не позволила. После того злополучного укуса надо мной и так там ещё не одно столетие насмехаться будут. По той же причине не стал возвращаться в порт.

Немного поразмышляв, отдыхая в придорожном трактире, решил, что стану путешествовать сушей, а добравшись ближе до Проклятых Земель, разберусь, как их обходить. С юга, где полно орков, или с севера. Там тоже хорошего мало. Предгорья той большой гряды, что отделяет земли северных варваров от прочих людских королевств. Местные владыки, говорят, немногим лучше северян будут. Разве что опоясаны рыцарями, да иногда читать могут. Но пограбить – это они завсегда. Ладно, доберусь – видно будет.

А пока я очутился в городе Белигарде, что принадлежал некому герцогу Рохмарду. Попал незадолго до начала турнира. Стало любопытно. Не поучаствовать ли мне в состязаниях стрелков? Правда, луком я владею средне… для эльфа. Но больше перворожденных не наблюдалось. Решено.

И надо же, перед самым состязанием увидел среди участников того полулиса, по милости которого был укушен псиной в Первом Лесу. Оркские демоны, до чего я дожил! Состязаться с полуразумным! Но мои возмущения не имели никакого успеха, герцог ещё и издевательски предложил устроить отдельно соревнования среди эльфов, прекрасно понимая, что не соглашусь, ведь больше перворожденных нет.

– Господину эльфу тоже не нравятся эти оборотни? – обратился кто-то ко мне, стоило герцогу удалиться. – Они хороши только для того, чтобы отрезать хвосты. Чем славные наемники не менее славного города Волкодав не прочь заняться. Мы, разумеется, не только с этими тварями расправляемся.

Я вежливо кивнул в ответ, не собираясь продолжать беседу. Полуразумными – да, а оборотнями мы эту ошибку богов никогда не называли. Уж эльф-то всегда распознает нечисть. Правда, и рассеивать чужие заблуждения не видел смысла. Но рыжебородый наемник не собирался закрывать рот:

– Или уважаемому эльфу не нравится конкретно этот мальчишка? Тот ещё звереныш, надо сказать. Хуже только его хозяин. Некий варвар, купивший княжеский титул и объявивший себя повелителем Проклятых Земель. Он – черный маг, не иначе. Покровительствует полулисам, нарушает обязательства. И, как ни странно, женат на двух эльфийках и гноме впридачу.

При последних своих словах рыжий захохотал. При всей своей грубости шутка могла бы быть забавной, не упоминайся в ней эльфийки.

– Почтенному эльфу не известно, как две его соплеменницы, темная и светлая, могли выйти замуж за человека? И обе они – принцессы, если не врут.

Отвечать человеку я не стал. Хотя должен признать, этот вопрос занимал и меня самого. Тем более что в случае одной принцессы вранья точно не было. Да и светлая, если быть до конца объективным, не стала бы незаконно присваивать титул. Но обсуждать что-либо с этим разговорчивым стрелком, который и сам недалеко ушел от упомянутого полулиса, я не жаждал. На счастье объявили о начале состязаний.

Самое интересное, что кроме меня лучшими были тот самый рыжий наемник и так ненавидимый (интересно за что?) им полулис. Даже жаль, что человек оказался мошенником. Уж не знаю, что он там запрещенного использовал, но только разоблачили рыжего герцогские маги. В итоге я – победитель соревнований, но второй полулис. Не велика честь обыграть полуразумного. Никто теперь не вспомнит, сколько было участников, все будут вопить, что Серетур едва обошел дикого полулиса. О Древо, за что такие напасти! Хотя проиграть, да ещё и человеку, было бы куда хуже.

Рохмард. Герцог

Очень многие удивляются, зачем это Сиятельный Рохмард каждый год проводит турниры, хотя даже у большинства королей они бывают раз в пять лет, а то и реже. Откуда у герцога деньги? Может, их там намного больше, раз на всякую ерунду хватает? Может, Рохмард и поделиться захочет? А не попробовать ли… Отбирать эти деньги, хвала богам, уже никто не суется. Лет пять назад случай был, так мое герцогство с тех пор землями приросло. Будет Найре приданое.

А ответ прост. Точнее, два ответа. Нравятся мне поединки, когда помоложе был, сам с удовольствием выходил на ристалище. Потом, когда почувствовал, что силы уже не те, прекратил. Ушел непобежденным.

– Пять тысяч демонов, каков удар! – воскликнул я.

Вроде вслух. Но присутствующие в ложе тоже смотрели на поле, и никто на мою несдержанность не обратил внимания. Граф Бадфл – прекрасный боец! Но и соперник ему под стать, удержался. Помнится, на одном из турниров попался мне в соперники орк, так по щиту засадил, что я закачался, сжал коня ногами и с трудом удержался. Вот и сейчас сэр Мунц тем же приемом воспользовался. Похоже, досталось ему, из левой руки щит выпал. Но в седле удержался, значит, схватку не проиграл.

Так о чем это я? А, о средствах, на которые проводятся турниры, вспоминал. Что же до денег, то и здесь ответ прост – на исходы боев всегда делали и будут делать ставки, кто-то на этом богатеет, а кто и разоряется. Есть и те, кто всегда в выигрыше – принимают заклад и получают за это свои проценты. Мало кто знает, но все букмекеры – мои люди. Большая часть дохода от ставок, соответственно – тоже моя. На эти деньги можно не только турнир провести, призы раздать да пир закатить, но и на нужды герцогства останется. И, опять же, дочке в приданое пойдет.

Спасибо Империи Казгарда, не зря я в Варварской гвардии больше пятнадцати лет отслужил. Многому научился. Был ещё мальчишкой, когда туда угодил. В семье – пятый сын, надежды на светлое будущее, почитай, и нет. Старший брат должен был наследовать герцогскую корону, второй избрал жреческую карьеру, остальных ждала доля странствующих рыцарей.

Дробить феод отец не собирался. Не принято это в нашей семье, и правильно, что не принято. Начнешь дробить – глядишь, где вчера было герцогство, там сегодня три графства, потом с десяток баронств, а то и вовсе – рыцарские замки, а при каждом две-три деревушки. И все друг с другом воюют, желая вернуть себе титулы предков. Кончится же все печально – рано или поздно придет сосед, не важно, граф он, король или кто еще, да хоть орочий вождь или шаман. С мелкими рыцарями он легко справится. В итоге герцогство возродится, но уже под новой династией.

Так что, едва мне минуло четырнадцать лет, отец, произведя обряд посвящения в рыцари, отправил странствовать по белу свету. Но ни королевский дворец, ни доля странствующего рыцаря меня не прельстили. Случай свел с северянами, направляющимися в Казгард. Так и попал я в Варварскую гвардию. Для империи, будь ты хоть северянин, хоть из западных королевств – все едино, варвар. А северный или западный, какая разница? Между прочим, так оно и есть. Далеко нам всем до Казгарда. По всем показателям он уступает только эльфийским лесам, хотя и больше, чем наши королевства – ему. Империя многое мне дала, я там не только воевал, но и в академии Стратия обучился. В гвардии, когда оттуда уходил, чин пятисотника имел. Женился на дочке крупного вельможи, и быть бы мне знатным сановником империи, да не вовремя умер мой тесть. При дворе появились новые фавориты. Меня же собрались задвинуть в отдаленный южный гарнизон, поближе к орочьим пустыням. Тут я и взбрыкнул, забрал семью и вернулся на родину.

Дома оказалось, что отца, мать и двух братьев унес мор, нынешний герцог – четвертый сын моего отца – тоже не жилец. Получил он тяжелую рану орочьим клинком, очевидно, заговоренным шаманами. Рана была запущена, маги могли только поддерживать жизнь, но не исцелить. Ну а тот брат, который жрец, стал уже Верховным Жрецом в королевстве, и наше герцогство его не интересовало.

Стал я регентом, отразил нападение соседнего графа, почему-то решившего, что после мора у нас проходной двор и можно забирать все, что плохо лежит. Потом брат умер, герцогство досталось мне. Удалось добиться независимости от королевской власти, хотя Его Величество был уверен, что теперь-то наши земли он легко себе заберет. А вышло с точностью до наоборот.

Удалось мне завербовать под свои знамена много отрядов из гильдии наемников, благо старые связи сохранились. Кто-то из командиров в Казгарде раньше служил, они своих сотоварищей позвали – почти три сотни наёмников набралось. Мне в итоге достались независимость и плодородные земли вдоль речных берегов, с наёмниками расплатился деньгами, а еще отдал наиболее отличившимся командирам три замка с окрестными селами, отделяющие мои владения от королевских.

Можно и похвастаться, герцогство под моим скипетром стало процветать. Дал я привилегии городам, облегчил жизнь подданным. Вот только рыцарскую вольницу приструнить трудновато, но с этим справляюсь. С воровскими братствами, хвала богам, почти разобрался, они иногда подымают головы, но очень быстро получают по мордасам. Ну а чтобы и народ порадовать, и рыцарям дать пар выпустить, и гильдию наёмников уважить, начал я проводить турниры. Правила утвердил казгардские, с поправкой на рыцарские конные поединки. А еще ввел сражения наемных отрядов, дабы те показывали, кто из них лучший. Очень часто после этого многие находили перспективных заказчиков, а никому раньше не известные бойцы делали себе имя.

В этом году турнир определенно удался. Вот если бы ещё пожаловал загадочный князь Проклятых Земель, чье имя наделало много шума. Королю Гримбольду довелось принимать у себя князя Ва'Дима, мне же достались его вассалы. Особенно порадовался северянину, князю Ва'Лету. Как увидел бритую голову и роскошные усы, сразу понял – кто-то из наших. Когда приветствовал, подумал, что лицо знакомое. Больно на одного моего сослуживца был похож, Ва'Гора, однажды спасшего мне жизнь. Оказалось – брат, единокровный.

Бежал из империи во время очередной смены владык, сколотил наёмный отряд, теперь служит князю Ва'Диму. Найре моей вроде понравился. И всем хорош был бы зять. Мне боги сына не дали, теперь и жена умерла. Был бы наследник, я бы, может, себя королем объявил. Владения позволяют. А теперь не знаю – второй раз ли жениться, внука ли дождаться? Я ещё лет двадцать-тридцать точно проживу, в Казгарде к магам жизни попадал на лечение. Они хоть и не эльфы, но многое умеют. Лечили от тяжелой раны, да перестарались. Теперь и раны на мне, как на собаке, заживают, и болезни стороной обходят. Да и возраст – в пятьдесят пять едва ли на сорок выгляжу. Может, зря я два года назад перестал в турнирах участвовать? Хотя не зря. Ушел непобежденным. А так – выбил бы меня из седла тот же Ва'Лет.

Северянин сегодня – герой турнира. Ни одного поединка не проиграл. Вот из седла сэр Аграстей летит, сын владельца Пяти Ручьев. Его отец – бывший наёмник. От меня феод получил после той примечательной войны за независимость герцогства да мою троюродную сестру в жены. Или более отдаленную родственницу? Не помню.

Гром разрази, Аграстей, кто так в седле сидит?! Кто так копье держит?! Чему тебя отец учил? Неплохой боец из Аграстея будет, во второй круг вышел. Но против северянина – шансов нет. И опыта ещё мало, парень в рыцарях второй год, участвовал в трех турнирах, и пока ни одной победы. Впрочем, все у него ещё впереди. Смотрю, а рядом сидящая леди Гилия переживать начала. Не иначе – за Аграстея болела.

Эта самая леди Гилия – интересная девчонка. Самого себя мне напомнила. Дочка барона, как-то стала Младшим Цветом Сердца Леса, эльфийским рыцарем. И у князя Ва'Дима старшим рыцарем служит. Не знаю, сколько у него ещё рыцарей, раз четырнадцатилетнюю девчонку старшим поставил (подозреваю, что ни одного), но, когда дело доходит до титулов, формальный статус нередко бывает важнее реального. Но девчонка не из тех, кто в замке принца поджидает. Соревнования арбалетчиков выиграла. Похоже, тут боги пошутили, мужскую душу в женское тело поместили. С дочкой вот моей Гилия переговаривается. Ох, как бы Найру в рыцари не потянуло.

Вот как она на бои глядит. А это что делается? Зеленый орк, вождь клана, или шаман, вроде бы его звать Рыгор. Неплох боец. В Орочьей гвардии Казгарда не служил, часом? Что-то школа знакома, вот типичная казгардская хитрость – приподняться в стременах, наклониться вперед и выставить копье. Тогда противник поневоле возьмет в сторону.

Во дает! Да он сэра Ивэна таким образом из седла вышиб! Наш, казгардский приёмчик.

Неплох орк, но против северянина не устоял. Удар княжеского копья выбил его, а я и не сомневался. Варварская гвардия всегда сильнее орочьей была.

После Рыгора Ва'Лет выбил из седла последнего противника, графа Лота, королевского племянника. Молодец северянин, чувствую Варварскую гвардию. Четко поставлен удар, правильно держит копье. Знает, когда прижать к доспеху, а когда выставить вперед. В седле сидит – словно с конем слился. Удара не ждет, бьет первым. Смотрю на него и себя вспоминаю.

Рыцарские поединки закончены. Остались только сражения отрядов. Да, турнир определенно удался. Говорить о нем будут ещё долго.

Глава 16

Астенор. Оруженосец

Мой князь будет героем турнира, я в этом уверен. Да уже почти никто в этом не сомневается. Остается последний круг, в нем – восемь претендентов, и каждый должен сразиться с каждым. Соперники сиятельному Ва'Лету подобрались достойные. Хоть и отведали копья моего господина, могут отомстить.

Турнирные правила герцога Рохмарда отличаются от тех, что в ходу на других ристалищах. Во всяком случае, тех, на которых мне довелось сопровождать моего прежнего сеньора. Здесь, например, победа в конных поединках никак не влияет на победу в пеших. Говорят, что герцог использует традиции Казгарда, загадочной и могущественной страны на юге.[4] И хозяин турнира, и мой князь некогда служили тамошнему императору.

Уже были бои для пеших воинов, где отличились несколько наших ребят – гномы Трор и Вельд из отряда мастера Гленда были лучшими в поединках на топорах и никак не могли справиться друг с другом. Десятник Нуд, земляк моего князя, стал вторым среди мастеров меча, уступив какому-то наёмнику финальный бой. В схватках на мечах вообще много людей из отрядов леди Гилии и князя Ва'Лета отличилось. Взять хотя бы Ларга. Деревенский парень, раньше овец пас и, не желая время зря терять, бои на посохах осваивал. Или от скуки, что дела не меняет. Потом стало тяжело жить, решил в вояки податься, с моим господином повстречался. После службы и обучения в дружине князя сумел нынче выиграть двенадцать боев. Не самый лучший результат на этом турнире, но и далеко не худший.

Боги были на нашей стороне и в других состязаниях. Леди Гилия выиграла среди арбалетчиков, её оруженосец, а что удивительно – полуэльф-полулис – стал вторым среди лучников. Какой-то гном, не помню его имени, так здорово орудовал палицей, что даже орк, чемпион прежнего турнира, отказался с ним сражаться. Очень необычно. Совсем не дураком оказался и понял, что не имеет шансов. Понять-то ладно, но признать – такое за орками редко замечали.

Ну а я… Да, были и состязания оруженосцев. Нам ведь не только за рыцарем лошадь чистить положено и копье таскать. Жаль, что на других турнирах подобных поединков нет. Я, конечно же, не мой господин, победителем не стал. Но побили меня только пятеро, причем в победе двоих – молодого зеленого орка да Фокса, оруженосца Гилии – не было ничего удивительного. Полулис, помнится, еще в нашем лагере на спор Лейфа одолел, а тот – северянин, моего князя немногим ниже будет, правда, медлителен и туго соображает. Орк тоже был сильнее меня, он в итоге лучшим оруженосцем и стал.

Но запомнился больше всего мне бой с оруженосцем герцога Рохмарда. Как же его имя? Не помню. Вот поединок помню, хорошо меня подловили. А ведь предупреждал князь Ва'Лет, что не надо открываться. Не один раз говорил, что, когда щита нет, меч лучше двумя руками держать. Слушать нужно было. Нет же, вошел во вкус, девять побед за спиной. И получил за свою самонадеянность по заслугам. Как этот юноша сумел ударить меня по левой руке, а потом выбить меч из правой? Вроде я достойно держался, даже теснил его к краю площадки. И вдруг мой клинок уже валяется на земле, а оружие соперника около моего горла. Чистая победа. Впредь буду умнее. А господину моему – спасибо за науку. Ни отец, ни покойный барон не вложили в меня столько. Как любят говорить гномы: был я болванкой из хорошего железа, а по милости Ва'Лета стал стальным клинком.

Распереживался и не заметил, что мой князь уже два боя выиграл и ушел с ристалища, ему только через пять схваток выходить. Вот он мне знак делает. Надо принести ему фляжку с водой да помочь, чем нужно.

Ва'Лет. Северный князь

Во'Дан разрази, мне нравится турнир у Рохмарда! Нашим повеяло, казгардским. Вот и герцог – бывший пятисотник в Варварской гвардии. Жаль, что мы с ним немного разминулись, не удалось мне под его началом служить. Ещё выяснилось, что Рохмарду моего братца Ва'Гора знавать приходилось, только он понятия не имеет, куда этот мой родственник подевался. Убыл из гвардии в неизвестном направлении, примерно за год до моего появления в Империи.

А дочка у герцога… Это песня отдельная. Как увидел я Найру, чуть с ума не сошел. Точь-в-точь моя Ктимена, дочь патрикия Палланта, несостоявшаяся невеста. Вовремя вспомнил, что все семейство Палланта узурпатор Кариан приказал умертвить. Оказалось, что Найра Ктимене приходится дальней родней, Рохмард на знатной казгардке был женат, едва имперским вельможей не заделался. Вот как судьба порой над людьми шутит.

Никак не ожидал, что выиграю поединки на копьях. Я не рыцарь, это они подобным балуются. У нас в гвардии такого не практиковалось. С копьем наперевес мы скакали только на врагов – в основном на орков южных пустынь. С рыцарской конницей Шокара однажды пришлось выходить в бой. Так что мой опыт – сугубо боевой. А там и копья совсем другие, и способы их применения.

Что до пеших мечников – здесь можно было и не сомневаться. Не знаю, кто подарил дальнему предку и тезке клинок, сам ли Во'Дан или кто ещё, но меч у меня отменный. На десять эльфийских мифриловых не променяю. Главное, конечно, не оружие, а умение им владеть. Но и тут можно похвастаться – у меня были хорошие учителя. Начинал ещё мой отец, потом, пока я до Казгарда добирался, тренировался у мастера Трувда, а уж в Империи… Нас так гоняли, что в бой мы, как на праздник, шли. Да я победителем Императорской арены однажды стал, что мне турнир у Рохмарда. Вот только задаваться не надо, а в голове постоянно держать, что и на самого сильного бойца найдется более сильный. Не человек, так орк, не орк, так тролль или еще кто-нибудь.

Здешние поединки на мечах велись по казгардским правилам, немного приближенным к местным обычаям. Не знаю, какое заклятие наложили герцогские маги, но как только боец наносил сопернику пять ударов по телу или хоть один удар, который в настоящем бою был бы смертельным, это как-то фиксировалось. И объявлялся победитель. В Империи было все то же самое, только там надо было наносить десять ударов в защищенные участки тела или пять – в слабозащищенные. Можно ещё заметить, что в настоящем бою исход битвы мог бы быть иным, иногда пять ударов по телу не опасны – на то и доспех имеется. В этом смысле казгардские правила более оправданны, но слишком поединки затягиваются.

Здешние мои соперники оказались достойными бойцами, и, что любопытно, те, кого я легко выбил из седла, заставили попотеть с мечом. Рыгор, орк зелёный, особенно. Никак тоже в Казгарде побывал или у имперца учился. Наша школа. Мечом владеет прекрасно, но двигается не очень. Недоучили, похоже. Или не попадались Рыгору противники моей комплекции.

Примкнувший к нам молодой рыцарь, как там его, сэр Аграстей, порадовал. Кое-что умеет, пожалуй, займусь я им позже. Умудрился меня подловить, ударил бы чуть выше – и попал в горло, была бы за ним победа. Хитер мальчишка, но опыта маловато.

Ну а самое интересное – это бой с мастером Глендом. Как сражаться с гномом, когда он едва ли не в три раза ниже тебя? Хотя не в три, разумеется, но его макушка мне до пояса едва достает. По голове мне его бить нельзя – не по правилам, ему меня по ногам – тоже. Со стороны небось смотрелось забавно – шустрый гном все пытается пристать ко мне, как северная собака к медведю, вклиниться в ближний бой и не дать ударить мечом. Ну а я вытягиваю руку, делаю угрожающее лицо и пытаюсь не подпустить его близко. Смешно, наверное, было видеть, как Гленд то подскочит, то отпрыгнет обратно. В итоге нанесли мы друг другу по четыре удара, а с пятым мне повезло.

Так и вышел я победителем двух состязаний. Остались на завтрашний день сражения отрядов, надо и тут лицом в грязь не ударить.

Гилия. Рыцарь

Не знаю, радоваться ли победам князя Ва'Лета? Он в двух видах состязаний ни одной схватки не проиграл. Что северянин мечник отменный, я и не сомневалась, его же победа среди конных копейщиков стала для меня неожиданной. Сэра Аграстея немного жалко, мог он варвара нашего победить.

Теперь вот стоит князь Ва'Лет, слушает объявления герольдов да на дочку герцогскую пялится, словно кот на сметану. Усы будто шевелятся. А эта дурочка – на него. Словно от счастья млеет. И что северянин в ней нашел? И что Найра в нем? Небось, думает, раз Ва'Лет был с ней галантен, то он всегда такой? Наивная, я-то знаю, каков он на самом деле. Ни манер, ни обхождения, одна грубость прет. Одно слово – варвар. Неспроста их так везде называют. Вот сэр Аграстей – другое дело. Настоящий рыцарь. И лицом хорош, и роскошные локоны, и никаких усов-бороды. Воспитан, начитан, при этом чувствуется, что он истинно таков, а не старается показаться перед другими.

Тем временем герольды объявили, что остались последние состязания. Завтра состоятся сражения отрядов, в которых примут участие те, чьи бойцы проявили себя на турнире лучше всех. Командирам отрядов было предложено заявить у распорядителей турнира список всех возможных бойцов, которые могут выступить. Одновременно могли сражаться по десять воинов с каждой стороны, разрешалось сделать две замены. Ва'Лет сразу после этого подошел ко мне.

– У нас есть несколько возможностей, – произнес он. – Надо подумать, как лучше ими воспользоваться. Можно выставить и один, и два, и три отряда.

– Как это? – не поняла я.

– Все очень просто, леди Гилия. Гномы Гленда – раз. И, скорее всего, пойдут они отдельным отрядом, сложно их будет уговорить влиться в общий.

– Тут понятно, – согласилась я. – От бородатых коротышек ничего другого ожидать и не стоит.

– Второй возможный вариант – это непосредственно те, кто вступил в личную дружину нашего сюзерена, Ва'Дима. Под твоим началом. Десятника Дирка надо сменить, не справился он на турнире. Ну а третий отряд – мои наёмники. Дружина князя Ва'Лета из Холодного Фьорда, состоящая на службе у Великого Князя Ва'Дима, владыки Проклятых Земель.

«Ничего себе загнул, – подумала я, – оказывается, у него уже своя дружина имеется.» Только помнится, что эти наёмники на определенный срок к Ва'Диму нанимались, включая и самого Ва'Лета. И никакой дружины князя Холодного Фьорда в природе не существовало.

Северянин между тем продолжал:

– Впрочем, боги с ними, с гномами, а нам лучше выставить десять бойцов под стягом князя Ва'Дима. Под командованием князя Ва'Лета и Младшего Цвета Сердца Леса леди Гилии.

Вот так новость. Нет, приятно, конечно, но кто-то, припоминаю, говорил, что я и меча не подниму. Посмотрев рыцарские поединки, я поневоле была с Ва'Летом согласна. Он что, решил меня опозорить таким образом? Не похоже, так ведь можно и проигрыш отряда получить, чего варвару явно не надо. Следующие его слова все разъяснили:

– Велика вероятность на победу у наших старых знакомых, «Собачьих блох», то есть «Волчьих голов». И мне не терпится их проучить. На турнире они вели себя не совсем честно, что не прибавляет уважения. Предлагаю тебе в бои не лезть, сидеть среди запасных, а вот если эти псы с поджатыми хвостами выйдут против нас, – то твой выход. Против их предводителя, наносишь ему касание в убойную зону и можешь быть свободной. Грош цена репутации «Волчьих голов» после этого.

Я не знала, покрыть ли мне северянина бранью, вкатить ли ему пощечину. Как он только посмел такое придумать? То есть всего лишь использовать меня, и не более. Прямо не сказал, но и так понятно, что грош цена именно мне. Но поблизости были люди, устраивать скандалов не хотелось. Варвар тем временем продолжал:

– Гилия, могу обещать, что так оно и будет, предводителя ты обезвредишь.

– С чего ты взял?

– Я успел его узнать еще в те времена, когда мы шли из Волкодава по Проклятым Землям. Он неплохой боец, это да, но обрюзг и стал тяжел на подъем. К тому же заносчивости у него – хоть отбавляй.

– И что с того? – продолжила спрашивать я.

– В сражении допускается практически любое оружие, – стал объяснять Ва'Лет. – Отряды начинают сходиться, главарь блохастых думает, что будет драться со мной, но тут выходишь ты. Вклиниваешься между нами и резко и быстро наносишь удар, который в настоящем бою был бы смертельным.

– Да? – скептически поинтересовалась я.

– Пусть и формально, но да, – ответил северянин. – У турнира свои правила. Ты легонькая, мифриловый твой клинок тоже не тяжелая железяка наемника. Маги фиксируют твой удар, и ты можешь с честью покидать сражение, а если что – присоединяться к нашим, вдруг кого из ребят выведут из строя. Таким образом я бы тебя и против командира зелёных орков выставил, но два раза трюк не пройдет. Есть вероятность, правда, что через секунду ты получишь ответный удар увесистым мечом в корпус. Но эльфийский поддоспешник его прекрасно рассеет, даже синяка не останется.

– Поддоспешник, конечно, удар рассеет, но на ногах устоять не поможет, – честно ответила я.

– Постарайся, а то как бы судьи и тебе проигрыш не зачли.

– Вот и я о том же.

– Но на самом деле не должны, – начал объяснять Ва'Лет. – По правилам он к тому времени будет считаться мёртвым, так что и его удар не в счёт. По сути можно даже объявить нарушением. Так что – резкий удар, пока противник меч не занес, необходимая стойка, ну и группироваться надо правильно.

Тут я припомнила все неприятности, что нам доставили «Волчьи головы», отношение к бедняге Фоксу, их разговоры на привале. И решила согласиться. Северянин в своей бесцеремонной манере предложил хорошую идею. Он у нас всегда так.

– Значит, будем вечером тренироваться, – проговорил Ва'Лет. – Заявляем двенадцать бойцов. Мастер Нарин просился, из своих земляков я выставлю Нуда, Снорра и Хельга. Лейфа, пожалуй, нет, я знаю его хуже, да и вояка он не очень. Сватра – того да, вояка достойный. Фокса можно, «Волчьи головы» позлим, а парнишка силен, справиться должен. Аграстея? Тут надо подумать. Мы его мало знаем, но на турнире он был достаточно хорош. Давай еще Ларга отправим. Если и проиграет, то не сразу. Пусть почувствует, что мы ценим его как воина. Кого бы еще? Решим в лагере.

– И у меня ещё одна просьба, – добавил северянин.

– Слушаю, князь.

Я попыталась принять снисходительный вид, но на него это нисколько не подействовало.

– Нужно ребят отблагодарить. Выступили достойно, не запятнали наши знамена. Я тут выдал Визиму денег из своих запасов и велел раздобыть пару бочонков казгардского вина да пару бочонков пива. Тебе бы, леди Гилия, надо в лагере с речью выступить, похвалить бойцов да наградить. Нечего им по кабакам шляться, пусть у нас выпьют. Тем, кто завтра на бой выйдет – по чарке, остальным – по две или три.

Так мы и поступили. Вечером я поблагодарила вояк от имени князя Ва'Дима, выкатили бочонки и началась пирушка. Что удивительно, вели себя наши ребята пристойно. Тут же оказался менестрель со своей лютней, начал петь. Только и здесь северный варвар поступил как обычно, не дал мне насладиться пением Руга. Отвел в сторону, да говорит:

– Надо бы отработать твои удары, завтра против «Волчьих голов» идти. Часик-другой потренируемся. Чтобы и сил не растратить, и опыта набрать. Заодно и других наших вояк посмотрим.

Пришлось мне нападать на десятника Нуда, на наёмника Пала, а потом и на самого Ва'Лета. Честное слово, так бы и засадила ему меч в горло, чтобы впредь повежливее был. Не спорю, князь придумал стоящий приём. Своим людям он не сказал, в чем будет заключаться мой коронный удар, так что и с земляком Ва'Лета, и с крупным молчаливым воином я справилась. С самим северянином было сложнее, раз придумал этот трюк, то знает, как с ним справиться. А рука у князя тяжелая, даром что вместо меча он использовал какую-то болванку. Почитай, трижды я с ног падала, прежде чем поняла, как лучше удержаться и что делать, если от удара соперника тебя качнуло. Под конец я уверенно подводила свой клинок к горлу Ва'Лета и разок даже успела отскочить.

– Справишься, дочка, – вынес князь свой вердикт, – покажем мы этим волкам. Теперь – отдыхать, да хранят тебя боги.

Какая я ему дочка, разрази его демоны! Тоже мне папаша нашелся.

А на завтрашний день вышло все по задумке нашего северного варвара. Бои отрядов были интересными. Чтобы не затягивать турнир, проигравшие покидали сражения. Пропустивший пять ударов боец выходил из строя, сразивший его мог отдохнуть, заняв потом место выбывшего соратника. Сражение могло продолжаться, пока в отряде оставался хоть один воин.

Гномам Гленда не повезло, по милости правила пяти пропущенных ударов. Они сражались великолепно, в настоящем бою бы победили. Как сказал мне Нарин, гномы не обращают внимания на мелкие царапины, тем более что броня у них обычно тяжёлая и толстая. Но правила есть правила. Наши ребята последовательно одолели каких-то наёмников из соседнего королевства, зелёных орков, и вот настал черед «Волчьих голов».

Мой выход. Пока шли другие поединки, я сидела вместе с Нарином, а вот теперь мы оба на поле боя, сменив Пала и Ларга. Отряды встают друг против друга, звучит труба, и мы начинаем сходиться. Вожак «Волчьих голов» идет точно на Ва'Лета. И тут между ними вклиниваюсь я, не давая противнику опомниться, пускаю в ход свой мифриловый клинок. Есть! Молодец князь, все точно рассчитал.

Под улюлюканье мальчишек предводитель наёмников покидает арену. Небось злится, как сотня демонов. Только замахнулся своим тяжелым мечом, как получил от меня, да так, что в настоящем бою был бы уже мертв. Я отхожу в сторону. Зря северянин наш думает, что мое участие на сегодня закончено. Если кто из наших ребят покинет строй, на его место встать больше некому. Но пока в этом нет необходимости. Вот гном с боевым молотом теснит двух волкоглавцев, вот Фокс выбил меч у своего соперника. А это что такое? Выбили Хельги, причем по-подлому. Ведь достаточно обозначить удар, маги все заметят, от них не укроешься. А этот негодяй, другого слова не подберешь, ударил точно в рот нашего десятника. Потекла кровь, вроде и несколько зубов выбиты. Такой удар не то чтобы запрещен, просто не принят на турнирах. Пора мне вмешиваться. Кого бы атаковать? Знаю, – вот трое вояк насели на князя Ва'Лета. Так они его свалят. Хочешь не хочешь, а надо помочь, в одной мы команде.

– Эй, сын оборотня и шлюхи, – тихонько произношу я ругательство, подслушанное мною у Ва'Дима, – нападай на меня.

Один из «Волчьих голов» попался на уловку. Ещё бы, такое оскорбление в Волкодаве считалось самым что ни на есть обидным, или скорее позорным. И то, что я их предводителя одной левой выбила, сыграло свою роль. Оставил он северного варвара, на меня переключился. Первую задачу я выполнила, противника переманила, теперь осталось самой на ногах удержаться. Особенно учитывая, как они бьют.

А не применить ли мне одну хитрость, подсмотренную на поединках? Вдруг получится? Пока соперник не начал атаковать, бросаюсь к нему, ударяю плашмя по мечу. Тот поневоле отводит руку. А я делаю свой удар по корпусу противника. Наёмник звереет, в его глазах словно горит огонь. Сердишься, прекрасно! Значит, начнешь ошибки делать. Дальнейший наш бой немного походил на поединок Ва'Лета с Глендом, а еще больше на то, как охотничья собака атакует кабана. Но я не гном в тяжелой броне, вовремя отскакивала, вокруг противника бегала и пусть три удара словила, но пять этому волкоглавому нанесла.

Сигнал магов, что противник побежден. Как быстро! Я и подраться не успела, только во вкус вошла. Где там следующий? А следующего и нет. Ва'Лет со своими справился, Нарин вдоль арены одного гоняет, трое наших выбито, но оставшиеся четверо пока справляются. Можно передохнуть.

Тут звенит труба, и герольды объявляют, что наш отряд, бойцы дружины Великого Князя Проклятых Земель Ва'Дима, одержал победу. Турнир на этом закончен.

Глава 17

Гилия. Рыцарь

После окончания турнира нас ожидала церемония награждения, а потом должен был состояться пир в ратуше. Герцог и здесь отступил от общих турнирных правил – награды ожидали не только победителей в каждом состязании, но и тех, кто был признан вторым и третьим, а иной раз и просто чем-то отличившихся, хотя высоких мест не занявших.

И вот участники турнира стоят перед трибунами, над моей головой развевается флаг с цветами князя Ва'Дима. Рядом Ва'Лет, за спиной которого оруженосец Астенор застыл со стягом северянина. Кругом наши ребята, у всех на лицах улыбки. Ещё бы – мы собрали очень много призов. Герольды продолжают объявлять победителей турнира. Уже получили свои награды – малые кубки – воины неблагородного происхождения. Теперь награждают лучников – Фоксу досталась серебряная стрела.

– Победитель соревнования арбалетчиков – леди Гилия, дочь барона Галиана из Гаринского баронства, Младший Цвет Сердца Леса, старший рыцарь Ордена Прекрасного Далека, – нараспев проговаривает глашатай.

Раздается звон барабанов, трубят фанфары. Я подхожу к герцогу и получаю из его рук свою награду. Это – точная копия арбалетного болта, выполненная из серебра, с золотым наконечником. Герцог поцеловал мне руку, что-то произнес, но я не слушала. Рада, что получила на турнире приз, но злюсь на Ва'Лета, отговорившего меня от участия в других соревнованиях. Может, и там мне бы подфартило. Как правило пяти касаний сыграло дурную шутку с гномами, так оно же могло быть очень полезно для меня.

Награждения между тем продолжаются, вот объявляют нашего северянина.

– Победитель соревнований конных копейщиков, победитель соревнования мечников, командир победившего отряда, сражавшегося на турнире под знаменем Великого Князя Проклятых Земель Ва'Дима, герой турнира – Сиятельный Ва'Лет, сын Ва'Рага и Уа'Герды, из рода Ва'Лета Косматого, князь Холодного Фьорда, законный наследник Великого Княжества Пяти Озер.

Слышала я, что у северных варваров титулы пышные, наш ещё скромничает. Но с каких это пор он командир нашего отряда, ведь согласно приказу князя Ва'Дима эту должность занимаю я. Надо бы возмутиться. Хотя в том сражении отрядов реально командовал северянин, я только в одном бою вышла. Именно это герольды и провозгласили. Нет, возмущаться не буду.

Меж тем князь Ва'Лет получил из рук герцога причитающиеся ему золотые кубки, подошел к нашему отряду. Два своих приза он протянул оруженосцу, дескать, подержи. Потом вытянулся, хлопнул каблуками, правой рукой ударил по груди. Аж звон раздался, хотя с чего? Доспех-то у него не стальной, а из драконьей кожи. После князь церемонно поклонился мне.

– Леди Гилия, этот кубок принадлежит всему отряду, как поставленный над нами старший рыцарь князя Ва'Дима ты должна вручить его нашему сюзерену. Ну а ребята сегодня выпьют из него казгардского. – Потом он обнял меня, да так, что едва кости не затрещали, поцеловал в щечку и добавил: – Хорошо сражалась, дочка, я и не сомневался. Теперь ребят отблагодарить надо.

Северянин подошел к каждому из наших воинов, произнес теплые слова, кого обнял, кого хлопнул по плечу, Нарину пожал руку. Решив последовать его примеру, я протянула руку каждому, произнеся спасибо от себя и от князя Ва'Дима.

Вновь раздался голос герольда. Князю Ва'Лету как герою турнира надлежало выбрать даму любви и красоты. Мы заняли трибуны. Северянин уже на своем жеребце, правая рука его сжимает глефу, в левой – полученный от герцога венец. Хорошо в седле держится, заставляет коня выделывать разные трюки – и когда успел научить? Потом князь пустил своего скакуна вскачь, а сам начал играть с оружием, словно у него не глефа с тяжелым наконечником, а легкая пика.

Далее оружие было брошено Астенору, сам же северянин не спеша проехался вдоль трибун, словно высматривал среди зрителей достойную стать королевой турнира. Вот его конь остановился напротив герцогской ложи. Ва'Лет долго смотрел на меня. Неужели я? Не может быть! Это будет сущим издевательством, хотя наш тролль северный на такое способен. Вот он прыгает из седла, идет к нашей ложе, проходит мимо меня и падает на одно колено перед герцогской дочерью.

– Леди Найра, прошу принять этот венец, ты – воистину королева турнира.

Разумеется, Найра, недаром этот северный чурбан бросал на неё свои взгляды. На что я надеялась? А тем временем Ва'Лет целует руку девушки, потом встает с колена и приветствует герцога. Опять щелканье каблуками и удар по груди – церемониал казгардской империи. Сиятельный Рохмард отвечает ему тем же, потом они жмут друг другу руки и обнимаются.

Ва'Лет. Северный князь

С турниром все завершено, но предстоит ещё празднование у Рохмарда. Когда мы возвратились в лагерь, я задумался, в чем явиться на пиршество, чтобы лицом в грязь не ударить. Нет у меня соответствующего наряда. Когда Империю покидал, не до этого было, ноги бы унести. Кроме драконьей брони только расшитый золотом плащ и сохранился. Потом тоже не до нарядов было, если и приходили ко мне деньги, то тратились больше на оружие. Не думал, что придется к герцогам на приемы ходить.

Теперь вот гадай, в чем являться? К портному идти поздно, заломит втридорога и все равно не успеет. Это Гилии хорошо – уже щеголяет по двору в эльфийском платье, не иначе подарок принцессы Ларинэ. Даже в одном таком десять раз подряд на королевский бал явиться можно, и всё равно дамы будут завидовать. А ведь у неё наверняка ещё есть. Пусть и играет в рыцаря, но женщины о таких вещах никогда не забывают.

И тут я вспомнил князя Ва'Дима. Мой наниматель всегда был выше условностей. К тому же он очень часто поступает так, как другие и не ожидают. Надо последовать этому принципу. Что могут думать обо мне гости герцога – да все то же, «северный варвар». Держу пари, половина их уверена, что я так и заявлюсь в своем доспехе из драконьей кожи. А вот не дождетесь! Другая половина ожидает богатого, но безвкусного наряда. Но его у меня просто нет, да и никогда не водилось. Сам Рохмард может думать, что я появлюсь одетым по моде Казгарда, кое в чем я его не разочарую. Но и удивить есть чем.

Еще когда мы застряли на полуострове, я приобрел по случаю несколько рубах, сделанных из приятного на ощупь эльфийского шелка. Вроде бы простые вещицы, но кто знает, тот поймет. И стоят недешево. Есть среди них одна белая, с ажурной отделкой. Вполне подойдет. Сверху пояс надеть – боевой, казгардский, к нему меч пристегнуть. Обруч золотой на голову да шейный браслет, что еще надо? Ну и плащ сверху. Пусть не столь богат наряд, как у герцога, но видно, что хозяин – благородный воин.

Подумал я про пояс и решил, что ребята заслуживают поощрения. Новичкам, что хорошо проявили себя в турнире, можно устроить торжество. Надо Визима позвать да поручение выдать. А вот и сам приказчик. Словно знал, что понадобится.

– Что угодно Сиятельному Ва'Лету?

– Нужно сделать некоторые покупки. Прикупи бочку вина казгардского, нет, лучше две. И скажи мне, в городе хорошие кожевенники есть?

– Найдутся. Не буду врать, что знаю лучшего мастера, но найти такого можно.

– Видишь мой пояс? Мне нужны пояса воинов, примерно такого же вида. Всего дюжина. Только без блях. Бляхи тоже нужны, бронзовые, да две серебряные. На них должно быть изображено…

Тут я задумался. На моем поясе имперские знаки – символы воина, десятника и сотника да бляхи за отличия в кампаниях. Эмблема Казгарда здесь не очень подойдет. Мой герб? Разве что только для тех ребят, кто служит под моим началом, но все они уже вояки бывалые. Герб Ва'Дима? А имею ли я право выдавать такой знак без ведома хозяина Замка Единорога? Конечно, нет. Гилия? Она чисто формально может, князь наверняка и сам не подумал, какие полномочия вручил девочке. Но не просить же у неё.

Тогда я понял, что особо думать нечего. Мне нужно наградить участников того или иного состязания. Кто там в чем отличился?

– Итак, Визим, – продолжил я, – семь медных блях с изображением меча, пять с топором. Надо будет нарисовать. И серебряные бляхи с мечами, три, нет, четыре. Пока не исчезай, скоро ты мне понадобишься.

Молодцы получат свои пояса и перестанут считаться новобранцами. Устрою им посвящение в воины. Может, по старой нашей традиции еще и через яму их провести? Хотя сам я её не проходил, да и половина моих земляков воинами стала уже в Казгарде. Подумать надо. Стоп, а полулис? Он едва не стал чемпионом среди лучников, стрела почти поразила мишень, да неожиданный ветер помешал. Так мне сказал мастер Жимар. Не будь этого досадного ветра, возможно, и одолел бы наш полулис эльфа. Но и стать вторым после перворожденного – великое достижение. Фокса следует отметить. Но нельзя награждать оруженосца без согласия на то его сеньора. Тут в любом случае придется поговорить с Гилией.

Девчонка была не против. Готов поклясться, что о подобных церемониях она и не слышала, но отнеслась, как к должному. Значит, полулис получит пояс с серебряной бляхой, на которой будет отчеканена стрела. Саму церемонию решили провести завтра, сразу после восхода солнца. Первоначально ребятам придется пройти испытание ямой, нападать на закопанных по пояс будут мои северяне. Фокса и Астенора от этого обряда решили освободить – оруженосцам надо будет придумать нечто иное, более соответствующее их статусу.

После того как с Гилией было согласовано завтрашнее действо, а Визим озадачен, настала пора и к герцогу собираться. Надо выбрить всю щетину незадолго до бала, чтоб лицо и голова блестели. Усы расчесать, проверить, вдруг там не все в порядке с одеждой. Астенору велеть, чтобы сапоги мои вычистил да лошадь оседлал. Думаю, гостей герцога я сегодня удивлю.

Одбар. Бургомистр

Хвала богам, турнир пережили. И за время его проведения не случилось серьезных происшествий. Без украденных кошельков, конечно же, не обошлось, куда же без этого. Но пьяные орки лавок не громили, наёмники из разных отрядов меж собой отношения не выясняли. Ни у кого красавицу-дочку не выкрали. Теперь нужно пережить ярмарку, она откроется завтра. Там придется поволноваться и за безопасность в городе, и за свои товары.

Сынок вот огорошил – не хочет он ни быть купцом, ни обучаться дальше грамоте в храмовой школе. А хочет пойти в наёмники, да еще просит составить протекцию у северянина, князя Ва'Лета. Ладно бы ещё к Его Сиятельству просился, в замковую стражу. Там особых опасностей нет, набрался бы парень опыта, может, какие полезные знакомства завел. Дадут боги – мог бы и рыцарем стать, изредка такое случалось. Жизнь же наёмника бывает коротка, и то, что она интересна, длиннее её не делает.

Кому как не мне это знать – не всегда купцом, членом магистрата и бургомистром был. Доводилось и караваны сопровождать. Почитай, лет пять так по дорогам и протопал, потом богатый купец Тиб решил отблагодарить меня за спасение его жизни и женил на своей дочке. С тех пор, спасибо тестю, я занялся торговлей и многого достиг на этом поприще. Думал, что сын пойдет по моим стопам, но не с самого же начала?! Это я был пятым у сельского кузнеца, а он – единственный у бургомистра, кому я дело передам – не дочкам же? Хотя мальчишка упрямый, весь в покойницу-мать, да настырный – это моя порода. Втемяшится в его буйную голову какая блажь, – все сделает, чтобы по нему вышло. Но протекции у северянина он у меня точно не дождется. Пожалуй, не пущу я парня на прием у герцога в ратуше, хоть и есть у него такое право. Пусть дома сидит, за книгами, разума набирается.

Ну а если сына оставить дома, то одно место среди гостей освобождается. Кому бы его уступить? Меня каждый год донимают наши купцы, уж не знаю, чего им больше хочется – среди благородных господ повертеться, чтобы остальные знали, мол, они там были, или свой торговый интерес есть? Судя по тому, что особо стараются представители гильдии оружейников, последнее более вероятно. Купец, он никогда своей выгоды не упустит. Что мне только не предлагали за право побывать на праздновании окончания турнира, как только не угрожали. Только я не из тех, кто за мзду готов оказать любую услугу. И забочусь не только и не столько о своей мошне, сколько о процветании нашего города.

Надо подумать, кто чем может оказаться полезен. Представитель оружейников на пиру и так будет – почтенный Вард, член магистрата. А вот торговцы лошадьми в этот раз остались обделенными. Они будут признательны, если их человек сумеет на пиру поговорить с предводителями отрядов, договориться о продаже своих коней. На этот раз особенно настаивают. Подозреваю, тут всё дело в целом табуне эльфийских скакунов. Нечасто так много в одном месте можно увидеть. Редкие и дорогие кони. Или отдать предпочтение ювелирам? Нет, златокузнецы меня уважат, но город от этого не выиграет, а на серьги да браслеты дочкам я и так наскребу.

А может, ну их, эти интересы, сделаю приятное уважаемому человеку – жрецу, что пятый год обучает разным наукам моего сына. Пусть храм его и не самый богатый в городе, преподобный Бальд был бы достойным гостем. Он – интересный собеседник, образован и начитан, поддержит любой разговор. Был когда-то странствующим рыцарем, но решил служить богам. Хотя нет, Бальд и так будет на пиру, его привечает сам герцог. Так кого же мне пригласить? Не торговцев же вином и снедью, в самом деле. У них все покупай, а потом их же и угощай. Нашли дурака.

Проклятье, было бы из-за чего голове болеть! Пустяк, казалось бы, а бургомистру лишняя забота. Мало мне того, что прием в очередной раз состоится в ратуше. Это только говорят, что организует герцог. Его Сиятельство лишь выделяет магистрату деньги на покупку угощений, да и то – часто тех денег не хватает. Настоящий устроитель – это я.

К пиру в ратуше заранее сделаны запасы. Все приготовлено на славу, так что если Сиятельный Рохмард и его гости останутся недовольны, то не знаю, что еще надо было предпринять. Вина, что герцог любит, я заранее прикупил дюжину бочек. Правильно сделал – в городе пошел спрос на казгардское. Тот же северянин Ва'Лет через своего приказчика, говорят, едва ли не десяток приобрел. Странный вкус для варвара, казалось бы. Но я-то знаю, что князь Ва'Лет в Империи служил, вместе с нашим герцогом. Так что никакой он не варвар. Достаточно на его поведение на пиру посмотреть. Если и слышалось за этим столом чавканье и рыгание, то точно не от князя.

Появление князя в ратуше вызвало аплодисменты. Точно так же приветствовали его спутников – победительницу среди арбалетчиков леди Гилию, двух гномов и остальных воинов, среди которых было несколько северян. Ва'Лет тут же оказался в компании нашего сюзерена, и, пока не начался пир, они выпили по кубку вина. А Гилия, девушка с эльфийским рыцарским титулом, была окружена молодыми людьми, которые, скорее всего, наговорили ей кучу комплиментов. Нет, хорошо, что я своего сына на пир не пустил. Ещё влюбился бы, что потом делать? Хоть и бургомистров сын, а не пара баронской дочери.

Вот интересно, откуда у молодой леди эльфийский титул? Хотя она служит этому загадочному владыке Проклятых Земель, князю Ва'Диму, женатому на эльфийских принцессах. У эльфов не принято дарить свои титулы людям, такое почти не случается, да и эльфийские принцессы редко выходят замуж за человека, пусть тот и государь. В тех редких случаях, когда выходят, то, как многим известно, не совсем настоящие, а удочерённые лордом леса. В случае с загадочным Ва'Димом, как говорят знатоки, произошла ещё большая редкость – одновременно светлая и темная эльфийки, одна даже наследница Лорда Первого Леса, стали его супругами. После этого и рыцарский статус леди Гилии не удивляет.

Жаль, что этот таинственный князь не почтил нас своим присутствием. Помнится, говорила мне леди Гилия, что её господин присоединится к их отряду позже. Я думал, что он будет гостем нашего турнира. Но увы. А любопытно было бы увидеть загадочного Ва'Дима. Интересно, каков этот северянин? Наверное, на своего земляка и вассала Ва'Лета похож.

Пока подданные князя Ва'Дима занимают внимание большей части гостей ратуши. Ва'Лет всех удивил, ожидали варвара, а увидели галантного рыцаря. Думали, что явится северянин весь в мехах (что вообще характерно для его соотечественников), кто-то спорил, что нет, в драконьем своём доспехе (опять же вещь пусть и не изящна, но редкая, действительно не стыдно даже на королевский приём надеть, особенно по случаю турнира), дети мои решили, что князь придет весь обвешанный золотом, в красном камзоле, в общем, будет одет безвкусно. Вышло по-иному. Всего лишь сорочка, многие были разочарованы. Даже шепот пошел, дескать, герой турнира нищ, словно храмовая мышь. По сравнению с леди Гилией, одетой в эльфийское платье, князь и в самом деле казался бедняком. Но вот я заметил, что и у Ва'Лета одежда из эльфийского шелка, такие стоят немало. И, похоже, не я один.

Когда кончился пир и начались танцы, оказалось, что северный князь прекрасно танцует. И кто там говорил, что он всем барышням ноги отдавит? Да таких танцоров поискать.

Вот он мою старшую повел. Хорошо, что отдавал Мэг учиться, не смотрится как корова. Конечно, изящества герцогской дочери ей недостает, но на фоне других купеческих дочек – очень даже ничего. Интересно, о чем они разговаривают? Новый танец, дочка моя уже в паре с другим кавалером. Судя по внешнему виду – тоже северянин, служивший в Казгарде. Спутник князя Ва'Лета, вроде бы его зовут Хельги. Северяне сегодня в героях, не один их князь себя на турнире проявил.

А сам Ва'Лет уже в паре с Её Сиятельством леди Найрой, танцует с ней третий, а может, и четвертый танец. Красивая пара, герой турнира и дама любви и красоты. Как бы нашего герцога дедушкой не сделали, ха-ха. Впрочем, что думать о герцоге, надо за своими дочерьми присматривать, а то сам в дедушках раньше окажешься.

Найра. Дочь герцога

Отец редко устраивал торжества, подобные сегодняшнему. Прием в ратуше после турнира, пир раз в год в замке – вот и все развлечения. Если еще кто в гости заедет, то в честь него могут устроить праздник, но совсем небольшой и совершенно привычный. В соседние королевства мы не выезжали, только к отцовским вассалам иногда наведывались. Но разве это приемы? Дело даже не в том, что в тех рыцарских замках нет ни пышности, ни куртуазности, ни хороших манер. Это всё условности.

Смешным до отвращения было то, что вассалы тщетно пытались изобразить эту самую куртуазность, но ничего кроме низкопоклонства у них не получалось. На лицах словно написано, что они мечтают или получить от отца очередную привилегию, или, того хуже, меня в жены. Пиры же у них зачастую сводились к пьянству, разговоры – к откровенной лести, да и говорить с ними было не о чем. Учителей бы себе нашли, что ли, книг почитали.

Поэтому я так ждала ежегодного турнира. И вот он состоялся, а меня выбрали дамой любви и красоты (нужно будет потом непременно в храм к Любвите сходить и поблагодарить). Герой турнира был великолепен. Пусть про него шепчутся, мол, варвар. Я уже знала, что князь Ва'Лет прошел казгардскую школу, подобно моему отцу. И, кажется, он мне понравился. Пусть князь едва ли не в два раза меня старше, пусть за душой у него только титул, не подкрепленный княжеством. Такой человек себе княжество добудет, не верите – поглядите на моего отца.

Глядя на северянина, мне совсем не хочется быть похожей на эту девушку, леди Гилию, его спутницу, посвященную в рыцари. Я более не завидую её эльфийскому титулу, должности старшего рыцаря загадочного Ордена Прекрасного Далека. Завидую только, что она может быть рядом с князем. Интересно, есть ли между ними чувства? Ну а мне совсем неохота становиться воином, хочется быть хрупкой и беззащитной, чтобы тебя заслонили от невзгод могучие плечи, оберегли сильные руки. Тут не пошутить, как всегда любила я, что выйду замуж за того, кто одолеет меня в поединке, перед Ва'Летом я сразу выкину белый флаг. Вроде и сердечко сильнее забилось, появилось легкое томительное головокружение. Неужели я его полюбила?

На балу мне удалось танцевать с князем пять раз. И что за дурацкие обычаи, когда нельзя танцевать все танцы с одним и тем же человеком? Так не хочется идти в паре с рыцарями, которых Ва'Лет выбил из седла. А эти напыщенные франты еще комплименты говорят. Напоминает все это лесть отцовских вассалов, разве что более утонченную. Один вот обещал ради меня дракона победить. Хвала богам, что драконов давно не видели, да и одолеть их непросто. Как представлю себе, что рыцари складывают драконьи туши перед нашим замком – ужас берет. Хотя, с другой стороны, даже жаль. Не думаю, что у кого-нибудь кроме Ва'Лета получилось бы победить дракона, и таким образом количество ухажёров значительно бы сократилось. Нехорошо, конечно, так думать о благородных кавалерах, но они сами виноваты.

Из всех рыцарей только наш дальний родич, сэр Аграстей, не пытается за мной ухаживать. Похоже, что он неровно дышит к леди Гилии, при первой же возможности старается пригласить её на танец. Только у него уже появился серьезный соперник, возле Гилии все чаще оказывается мой отец. Ба, неужели и отец не остался равнодушен к этой девочке? Только ни Сиятельному Рохмарду, ни сэру Аграстею ничего не светит. Гилия помешана на рыцарстве, она совершенно не думает о женихах. Словно она – юноша, жаждущий совершить множество подвигов, а не благородная дева.

Я на минуту представила, что мой отец женится на Гилии, вот они как раз в танце кружатся, взгляды Его Сиятельства словно насквозь пронзают. Но нет, слава всем богам, не будет у меня мачехи, что моложе меня, Младший Цвет Сердца Леса устоит перед герцогскими чарами. Вот только её взгляды на северного князя мне не нравятся.

А какого демона Ва'Лет отплясывает с купеческими дочками? Да они же двигаются с грациозностью беременной троллихи. Их одеяния – свидетельство того, что бывает, когда достаток дополняется безвкусицей. Кто их вообще на герцогский прием пустил? Понимаю, что дать привилегии купцам и гильдиям – польза всему герцогству, но зачем их в приличное общество приглашать?

Наконец я заполучила князя на очередной танец. Мы закружились под звуки лютни, я спросила его о чем-то незначительном. Князь неожиданно ответил стихами казгардского поэта Кихрея, моего любимого. С Кихрея мы перешли на других поэтов, Ва'Лет процитировал песни своих земляков. Как приятно с ним говорить, убить дракона не обещает, в любви не объясняется. Шуточек, от которых за версту разит казармой, не отпускает. И смотрит так выразительно. Словно тонешь в его глазах. Опять сердце предательски застучало.

Вдруг в зале показался капитан городской стражи, подошел к отцу. Неужели что-то случилось? Явно пьяные наемники дебош устроили. Как не вовремя. Отец недовольно сделал знак музыкантам, чтобы прекратили играть, потом подошел к нам, взял под руку князя. Что такое? Почему он говорит так тихо? С трудом я разобрала, что-то произошло в лагере Ва'Лета. И вот он покидает ратушу. Вместе с ним Гилия, Аграстей и остальные их люди. Да не только люди, ещё два гнома и полулис. Это нечестно! Теперь хоть находи повод тоже покинуть скорее ратушу. Мне на этом торжестве делать больше нечего.

Глава 18

Ларг. Ратник

Как, оказывается, хороша жизнь, когда начальства нет рядом. Леди Гилия и князь Ва'Лет отбыли на прием к герцогу. С ними все десятники, кроме нашего Дирка. Не проявил он себя на турнире, и кто-то из ребят слышал разговоры о том, что недолго ему на своем посту оставаться. Вот и ходит, делает вид, что на нем весь лагерь, а на лице словно написано, что время его вышло. Ну а остальные ребята немного расслабились. Получили от Визима по чарке вина, теперь отдыхаем. Гномы в город ушли, там у них какой-то знакомый кабатчик нашелся. Коротышки народ такой, при желании всегда смогут цепочку знакомых составить, чтобы найти между собой связь. Мастера Жимара тоже где-то нелегкая носит, в лавку собирался и пока не пришел. Мой земляк Трей сидит грустным, на подтрунивания не реагирует. Даже вина не выпил.

– Эй, приятель, – произнес я, – решил в маги податься? Если вина не пьешь, то отдай свою долю лучшему другу.

– Держи, Ларг. Мне что-то пить не хочется.

– Не по вкусу благородное вино, что пьет сам император Казгарда? Не говоря уже о здешнем герцоге, князе Ва'Лете и прочих коронованных особах. Так шел бы с гномами, Вельд сказывал, мол, гном-кабатчик ставит им знатное пиво. Какое только он во всем городе варить умеет, людям сие недоступно.

– Да ну тебя, братец, – Трей вздохнул, – все бы тебе шутить.

Я хотел было ответить, но не успел. Он поднял руку и заговорил, сменив тон:

– Постой-ка, дружище, а что это за шум?

Тут и я обратил внимание, что с конца деревни раздается чей-то топот. Гномы с попойки возвращаются? Так вроде бы еще рано. Да и обычно совсем по-другому с праздника домой идут, а если и шумят, то скорее песни горланят. Коротышки про бороду Торина затянут, так за три квартала слыхать. И у герцога пир кончиться не должен. Тут было явно иначе, что настораживало.

– Надо пойти посмотреть, – произнес я, вставая и протягивая руку товарищу. – Давай поторапливайся!

Пока мы бежали до ворот, слышали пьяные вопли. Что ещё за напасть? А как добрались – так и ахнули, увидев громадную толпу. Люди, орки, все изрядно навеселе. В руках сжимают дубины да оглобли, у кого-то есть и топор, мечей вроде не видно. Десятник Дирк вступил с ними в разговор, пытаясь выяснить, что же нужно незваным гостям. Ну а кое-кто из наших ребят метнулся к домам и палаткам, чтобы принести оружие. Пока ещё можно решить вопрос мирно, но лучше быть готовым ко всему.

Вдруг я узнал несколько незваных гостей. Зеленый орк точно знакомец – его я одолел на турнире. А вот тот здоровенный рыжебородый детина – из «Волчьих голов». Это его с турнира прогнали за пользование магическим амулетом.

– Гоните вино! – бесновалась толпа. – У вас дюжина бочек казгардского, нам это точно известно. Так отдайте их, если хотите жить!

– Образумьтесь, – отвечал им Дирк, – нет у нас не то, что дюжины, даже бочки вина. Откуда им взяться? Вам бы на подворье герцога явиться.

– А что его слушать, бей! – раздалось в толпе.

И вся эта масса ломанулась на нашу территорию. Кто перепрыгивал через забор, кто принялся давить на ворота. Наш десятник вдруг упал, в него впилась стрела. Дело приняло неприятный оборот.

На счастье появились ребята с оружием.

– Ларг, Трей, держите! – наемник из десятка Нуда, добродушный здоровяк, вроде его звали Пал, протянул нам мечи. Лучше бы арбалеты принес.

– Братцы, отходи к стене, – это северянин Лейф, – а там – выставляй мечи вперед. Щиты сейчас будут. А здесь нас просто сметут.

Совет был к месту, мы отступили к ближайшему дому, а там ощетинились, словно еж. Если мы и погибнем, то каждый унесет с собой двух-трех нападавших. На наше счастье противники не додумались взять с собой много луков и арбалетов, стрелы у них быстро кончились. И большинство не попало в цель. Вот, в щите моем три штуки застряло. Противостояли нам далеко не эльфы, а пьяные наёмники, куда там до меткой стрельбы.

Тут произошло нечто непонятное. Лейф издал утробный рык, бросил свой щит в толпу нападавших, да так, что двух с ног сбил. Потом рванул на себе рубашку, поднял топор и рванулся вперед. Его били, но он словно не чувствовал боли. Каждый его удар валил с ног противника. Вот он череп орку раскроил. Противники опешили.

– Ребята, вперед, – кричу я, – отобьемся!

И мы бросились в атаку. Видимо, нападавшие не ожидали отпора. Не прошло и минуты, как они бросились бежать.

Смотрю, а Лейф валяется на земле, изо рта его течет пена, глаза навыкате, и сам ничего не соображает. Неужели умом тронулся?

– Боевой транс, у северян такое бывает, – произнес Пал, – потом они долго отходят. Надо отнести парня в дом, да укрыть одеялом. Оклемается через несколько часов.

Нам оставалось осмотреть подворье, ставшее полем брани. Было убито девять нападавших, наши в основном получили ранения разной тяжести. А вот Дирку не повезло. Рана была не тяжелой, для лечения не понадобился бы и маг. Но он не вовремя упал, толпа нападавших просто прошлась по нему, когда гналась за нами. Жаль нашего десятника.

Нарин. Гном

Когда мы добрались до лагеря, там уже с час как все было кончено. По горячим следам городская стража захватила несколько пьяных дебоширов. Оказались наши старые знакомые, «Волчьи головы». Перепились после не слишком радостной для них церемонии награждения, встретили других наемников, и потянуло их на подвиги. Не справились с нашими ребятами на турнире, так решили после своё взять. И, главное, все рассчитали! Хотя, скорее, это простое совпадение, слишком уж они были пьяными, чтоб что-то там рассчитать.

Рубаки Гленда направились в кабачок к мастеру Йенни, лучшего в городе гномьего пива отведать. Точнее сказать не лучшего, а единственного, но пиво там и вправду хорошее. Ну а мы – Гилия с Фоксом, Ва'Лет, сам Гленд и еще несколько отличившихся на турнире воинов – присутствовали на приеме у герцога. Откровенно сказать, было там скучно, лучше бы с гномами пиво пошли пить. А ещё лучше – остались в лагере, благо несколько бочонков от Йенни припасли. Может быть, два десятка гномов заставили подумать нападавших о том, стоит ли связываться с нами.

Ребята и так неплохо справились, разве что одного нашего нападавшие убили. Сами же они потеряли двух орков и не то шесть, не то семь человек. Жаль, что никого из обидчиков не захватили живым. Теперь иди к герцогским судьям, бургомистровым магам, вспоминай, кого из «Волчьих голов», зелёных орков Рыгора и других отрядов видел при налете. Шансы что-то получить с нападавших достаточно малы, шансы покарать их – чуточку выше. И готов побиться об заклад, что руководство отрядов останется чистеньким, все свалит на личную инициативу пьяных своих подопечных. Де хмель в голову ударил, разозлились после поражения. Выгонят виноватых из отрядов – и всё.

Эти соображения я и высказал Ва'Лету.

– Понимаю, мастер Нарин, – ответил мне северянин. – Думаю, что леди Гилии все равно надо подать жалобу герцогу. Она поставлена главной над нами, пусть и разбирается.

– Может, лучше ты? – спросил я. – С герцогом, опять же, сдружился. Толку куда больше выйдет.

– Нет, пусть Гилия. Для меня более насущной проблемой будут похороны Дирка. Неплохой был человек, хотя на турнире не отличился. Думал снять его из десятников, если честно. Но умер достойно, с оружием в руках, как и подобает воину. Надо узнать, как принято хоронить по обычаям его богов. И, если получится, жреца найти.

Северянин удалился, оставив меня в задумчивости. Тогда я в первый раз заметил, что князь не торопится проявлять инициативу в некоторых делах, предоставляя действовать Гилии. Только почему он так поступает?

На следующий день состоялась церемония для новичков в отряде. Она была не столь радостной, как планировалось, но, тем не менее, торжественной. Утром я заметил, что трое воинов копают во дворе ямы. Интересно, для чего? Не Дирка же хоронить, в самом деле. И почему копают маститые воины, вот даже десятник Хельги среди них. Обычно для подобных работ всегда отряжались новички. Все разъяснилось позже, когда Ва'Лет построил весь отряд.

Ребята приветствовали Гилию, потом князь дал команду новичкам выйти из строя и залезть в яму. Потом их закопали по пояс и вручили в руки оружие – кому глефу, кому секиру. А затем каждого из них окружили по четверо бывалых воинов, в том числе и гномы Гленда. Интересно, а их как сюда заманили? Новичкам пришлось отражать нападения, ладно хоть их соперники были вооружены простыми кольями. Все это продолжалось некоторое время, вроде молодежь вела себя достойно, удары отбивала. Но вот запела труба, князь дал команду вытащить молодых. Тут появились Астенор и Фокс, в руках которых были подносы, прикрытые полотном. Гилия сняла полотно, и взору собравшихся открылись воинские пояса.

Заговорил Ва'Лет, речь его была посвящена тому, что новички заслужили звание воина. Они достойно вели себя на турнире, прошли испытание ямой, которое на родине северного князя позволяет отделить настоящих мужчин. И сегодня им будет вручен знак отличия воина – пояс.

– Пока на ваших поясах одна бляха, – закончил свою речь князь, – постарайтесь заслужить их как можно больше.

Потом Гилия выразила ребятам благодарность от имени князя Ва'Дима, сказала, что и вчерашнее событие показало, что отряд у нас – стоящий, и ей приятно командовать такими воинами.

Опоясывали новобранцев Гилия с Ва'Летом вместе. Князь подавал пояс, девушка застегивала. А потом вчерашний новичок, а ныне полноправный воин получал вино из кубка. Того самого, полученного нами за победу на турнире.

Но этим церемония не кончилась. Оставались еще Астенор и Фокс, оруженосцы, которые тоже заслужили поощрение. В яму их уже не закапывали, каждый получил от своего господина пояс с серебряной бляхой – первый с изображением клинка, второй – со стрелой. У остальных же ребят бляхи в основном были медные.

Вновь заговорила Гилия:

– Вчера мы потеряли нашего бойца, десятника Дирка. Мы ещё отдадим ему должное на предстоящей тризне. А теперь в тот десяток нужно назначить командира. Ларг показал себя отличным воином. И на турнире, и во время вчерашнего нападения проявил качества, достойные настоящего мужчины и командира. Поэтому он назначается десятником. Ларг, подойди и получи бляху на пояс.

Раздалась крики одобрения, аплодисменты, звон оружия. Похоже, все радуются за новоиспеченного десятника. Ещё вчера он был простым деревенским парнем, решившим податься в наёмники в поисках лучшей доли. Вовремя на пути его оказались мы, Ва'Лет уговорил поступить на службу в дружину Ва'Дима и взялся обучать Ларга, вместе с его приятелем Треем. И вот, не прошло и полгода, уже десятник. Умеет северянин готовить новобранцев, ничего не скажешь. А остальным – пример, есть к чему стремиться.

Гилия. Рыцарь

Церемонию посвящения новобранцев мы провели очень даже неплохо. Не совсем так, как я себе представляла, но вполне в духе отряда. Отдам должное князю Ва'Лету, умеет он придумать нужное действо, подобрать соответствующие слова. И ритуал у северян хоть и грубый, но путный. Интересно, в самом ли деле желающего стать полноправным членом дружины раньше у северян закапывали обнаженного по пояс и нападали с боевым оружием? Рассказывал Ва'Лет, что не все выживали после такого. Правда, или он склонен преувеличивать? Северные варвары – народ суровый и дикий, все может быть. Только, приукрасить собственные подвиги они тоже любят.

Интересно, какую церемонию выбрал бы сам князь Ва'Дим, если бы проводил её? Он хоть тоже с севера, но совсем из других мест, нежели Ва'Лет. Да и воспитан совсем иначе. Редко когда вспоминает про северные земли, и замашек казгардского гвардейца у него нет. Правда, должна признать, его ритуал посвящения в рыцари мне очень понравился. Однако нашего правителя тут нет, и приходится выкручиваться самим.

Не знаю, что задумывал князь Ва'Лет изначально, но я внесла в церемонию коррективы. Вся она проходила под стягом Его Сиятельства Великого Князя Проклятых Земель – что не удивительно, большинство новобранцев были приняты в личную дружину Ва'Дима.

Опоясывала их я. И Ларга в десятники произвела тоже я. Сознаюсь, с подачи нашего северного тролля, да и нужные слова подсказал мне тоже он. Но все действо исходило от меня, пусть знают, кто у нас настоящий командир!

К полудню наш лагерь посетил герцог. Весьма вовремя приехал, не отказался от трапезы. Зная о его прошлом, я не удивилась, что Сиятельный Рохмард с удовольствием ест солдатскую пищу. Разумеется, приехал он не для того, чтобы отобедать и выпить пару кубков своего любимого казгардского вина. И даже не для извинений за вчерашнее происшествие, хотя и извинялся достаточно долго.

Герцог рассказал, что часть из задержанных вчера пьяных наемников созналась в нападении. Городские маги разума готовы подтвердить, что решение напасть на наш лагерь пришло какому-то человеку из «Волчьих голов», было встречено на ура после очередной кружки пива. Кто-то ещё добавил жару, мол, видел он, как наш приказчик Визим покупал бочки с вином, какое пьют благородные господа. Вполне похоже на правду. Проигравшие победителей никогда не любят, и тут действительно достаточно любого случайного повода.

Теперь зачинщик лежит мертвым, его сразила рука северянина Лейва. И начальник над «Волчьими головами», и орк Рыгор показали под присягой, что их личной вины в этом нет. Они готовы выплатить нам некоторую сумму, чтобы мы не держали зла. Также Рохмард добавил, что завтра состоится суд, на котором мне следует присутствовать.

Вот еще напасть, которой мне для полного счастья только и не хватало. Я смутно помнила, как суд вершил барон Галиан, мой отец. В то, что командиры отрядов невиновны, я ни на грош не верю. Мага разума не обманешь, это да. Раньше я именно так и думала, но теперь точно знаю, что если не прямо соврать, то обойти неудобную правду вполне можно. Князь Ва'Дим прекрасно умеет это делать. Даже по отношению к своей светлой жене принцессе Эледриэль, которая не просто маг разума, но ещё и все его уловки давно изучила. И потом, прекрасно помню, как нас пираты провели, нанявшись под видом простых моряков.

Поэтому я допускаю, что командиры не отдавали приказа нападать на наш лагерь. Мало того, раз произнесли это в присутствии магов разума, то так оно и было. Но вполне могли сказать, что хорошо бы проучить нас. Мол, случайно выиграли в турнире и теперь зазнаёмся и ещё что-нибудь на эту тему. А инициативные подчинённые, готовые угодить командиру, всегда найдутся, дай только повод. Начальник «Волчьих голов» должен на меня злиться, ещё бы, такой позор испытал. И без этого у них с нашим отрядом старые счеты. Надо бы Ва'Лета отправить, у князя должно быть больше опыта в этих делах. Тем более что на суде будут и представители гильдии наёмников, а северянин в ней состоит. А вместе с ним отправить туда же Жимара, свой маг в таких делах не будет лишним.

Я попросила Фокса позвать князя, но оказалось, что северянин покинул лагерь. Герцога провожать отправился, не иначе к Найре клинья подбивает. В зятья к Сиятельному Рохмарду пролезть хочет. Был князь без княжества, а станет влиятельный государь. С Ва'Летом все понятно, что с ним поехал оруженосец – тоже не удивительно, но что в этой компании делают два десятника и три наёмника? Не иначе господин будущий герцогский зятёк без свиты уже ездить не может. У кого бы попросить совета? Что тут думать, есть же сэр Аграстей, а еще сэр Лотиан, который оправился от ран и изъявлял желание присоединиться к нашему отряду. Тем более что он был свидетелем нападения. И я направилась в его комнату.

– А, это ты, дочка, – приветствовал меня сэр Лотиан, – решила навестить старого рыцаря? Хочешь совета былого воина или послушать истории о подвигах, боях и турнирах?

– За советом, милорд. Завтра суд над теми подонками, что напали на наш лагерь. Будут люди из гильдии наёмников, маги ратуши, хочется наказать по полной. Да и с «Волчьими головами» у нас старые счеты.

Я рассказала о том, как князь Ва'Дим нанял этот отряд для прохода по самому краю Проклятых Земель, где те граничат со степями зелёных орков. Как эти наёмники донимали нашего полулиса, беднягу Фокса, только потому, что его сородичи в городе Волкодаве оборотнями считаются, и как в конце концов чуть не отдали нас в руки зеленокожих. Воин меня внимательно выслушал, после чего ответил не совсем то, чего я ожидала:

– Тебе бы к Сиятельному Ва'Лету обратиться, Гилия, он в делах наёмников лучше разбирается. Я же странствующий рыцарь, мало что понимаю в этих вопросах.

– Так Сиятельный Ва'Лет изволил покинуть наш лагерь, – сразу ответила на такое предложение.

Но не успела я отпустить шуточку про герцога и его дочь, как сэр Лотиан перебил:

– Ах да, он собирался отправиться к бургомистру, а потом к жрецам, решить вопрос с похоронами Дирка.

Так вот оно что, тогда другое дело. Выходит, зря я на северянина грешила. Если он будет заниматься похоронами убитого десятника, то ему станет не до сутяжничества. И я начала спрашивать рыцаря о том, как принято себя вести на герцогском суде, как лучше высказать обвинения.

– Ты бы попробовала, дорогая моя, так сформулировать вопросы к предводителям «Волчьих голов», орков и других отрядов, чтобы их вина или невиновность стали более обтекаемыми. То, что они не давали приказа нападать на нас, как ты сама говоришь, очевидно.

– Это я и сама понимаю. Только как тогда быть?

– Вот спросить бы у них, не было ли высказано подобное желание, да спросить похитрее. Только я не сумею придумать подобный вопрос с подковыркой.

– Жаль, нет с нами князя Ва'Дима, – вздохнула я. – Он в таких делах мастер. Слышала, принцесса Эледриэль говорила, что её муж любого мага разума убедит, будто тёмные это светлые и наоборот, не соврав ни разу. Он бы точно придумал, как вывести командиров на чистую воду.

Сэр Лотиан только пожал плечами. Он о нашем князе только слышал и, похоже, ещё не всему верил, поэтому не собирался судить.

– Ты у Аграстея спроси, мальчишка начитан, поэтами интересуется да всякими философами, может, что посоветует. Впрочем, что тебе больше надо, девочка? Покарать те отряды, получить виру за Дирка или что-то еще? Виры за Дирка ты и так добьешься, герцог к нам относится весьма благожелательно, присудит наибольшую. Это и ему выгодно, десятина в герцогскую казну пойдет. Скандал устроишь, так что репутация отрядов ухудшится. Но всех их в герцогские казематы не отправишь, будь покойна. Я вообще не уверен, что хоть кого-то накажут, даже если удастся правильно вопросы задать.

– Почему?

– Допустим, признают они, что желали вам зла и даже смерти, о чём не раз в сердцах высказывались при подчинённых. Ну и что? Преступлением это никак не является. Ты сама, пока рассказывала о ваших прошлых разногласиях с «Волчьими головами», пару раз им того же самого пожелать успела. Не казнить же тебя за это?

Тут рыцарь был, в общем-то, прав, но я пока от планов отказываться не собиралась. После сэра Лотиана я встретилась с сэром Аграстеем. Изложила ему мнение старого рыцаря, попросила помочь в составлении речи для суда да каверзных вопросах.

– С удовольствием, леди Гилия, ради твоих прекрасных глаз я готов на любые испытания. Могу даже сразиться с судебными крючкотворами, хотя предпочел бы дракона. Или орка, поскольку драконов давно никто не видел. Может, мне вызвать на поединок кого из тамошних предводителей? Для рыцаря это более подходящий вариант.

– Про поединок стоит подумать, я бы сама еще раз с удовольствием вышла против командира блохастых шавок, но на герцогский суд идти надо. Поможешь с вопросами?

– Конечно, только мне надо свериться с книгами, а ещё не помешает беседа с дядюшкой-герцогом. К вечеру я буду готов оказать тебе помощь.

До вечера я размышляла, хоть и ожидала помощи молодого рыцаря (если не обращать внимания на высказывания о драконах и моих прекрасных глазах, от него польза могла быть), но и своя голова на плечах не зря дана. Потом совместными усилиями мы выработали нашу стратегию поведения на суде.

Не могу сказать, что она очень нам помогла. Да, мы получили внушительную виру за убитого десятника. Да, дюжина наёмников была с позором выгнана из своих отрядов, отведала с десяток плетей, а один, из «Волчьих голов», отправился прямиком на эшафот. Да, представитель гильдии наёмников заявил, что «Волчьи головы» в очередной раз повели себя недостойно, и предупредил, что ещё один инцидент и их исключат из гильдии. Да, из их отряда в тот же день ушла половина воинов, ушла, чтобы тут же основать новый. Но более никто наказан не был, хотя по улыбкам некоторых наемников можно было понять, что основные виноватые сумели избежать кары. Многие каверзные вопросы, что я пыталась задать предводителям отрядов, мне так и не дали озвучить. Судья заявил, что присяги в присутствии магов разума достаточно и лишние вопросы не требуются. Да и прав был сэр Лотиан, всё равно на результат бы они никак не повлияли.

На следующий после суда день мы похоронили Дирка. С разрешения бургомистра он был упокоен на городском кладбище. На церемонии присутствовал герцог, пришли многие воины из других отрядов, в том числе и те, кто покинул «Волчьи головы». Не знаю, осталась ли у бывшего десятника семья, не знаю даже, откуда он родом, каким богам молился.

Жреца Ва'Лет нашел того, который служит богу войны Шторгу. Тому самому, что странствующим воинам покровительствует. Что ж, подходящий бог для наёмника. Хотя варвару пришлось постараться, чтобы найти тут именно такого жреца. Ведь в городах куда чаще богине войны Лифриге{1} храмы ставят, всё-таки крепостные стены под её ответственностью. Но нетрудно догадаться, что князю Ва'Лету не понравилась именно богиня-воительница. Вроде жил наш воин бедно, но хоть похороны получил те, что достаются не каждому его собрату. Сколько их в самом деле находит последнее пристанище в чистом поле, трупы клюет воронье, и никто не вспомнит, что был такой человек.

На похоронах Дирка я вдруг подумала, что зря стала рыцарем. Но потом припомнила графа Орика, за которого меня собирались выдать замуж, и прогнала эту мимолётную мысль.

Глава 19

Ва'Лет. Северный князь

После турнира нашлись наёмники, которые начали проситься в наш отряд. Нельзя сказать, чтобы очень много, но гораздо больше, чем я ожидал. Думаю, в этом заслуга победы на турнире, начни мы вербовать желающих сразу по прибытию в Белигард, и десятой доли бы не набрали.

Воинов не останавливало даже то, что придется идти по опасным тропам Проклятых Земель, где встретившиеся по пути племена зелёных орков – не самое страшное бедствие. Не смущало и то, что полноценное жалование может быль получено в туманном будущем. Служить под знаменами победителей турнира – так привлекательно, а после злосчастного нападения на лагерь наша популярность только прибавилась.

Нам действительно были нужны люди, но часть из желающих пополнить отряд я сразу отправлял обратно. Ни мне лично, ни дружине князя Ва'Дима ни к чему бывшие «Волчьи головы», ну а оркам, например, я не доверяю ещё со времен службы в Империи. Ненадежный народ, Орочья Гвардия это подтвердила в бунте Кариана.

Тут ещё новая напасть – девчонке Гилии все неймется совать свой нос в дела воинов. Никак не угомонится, не поймет, что в рыцари её посвятили только для того, чтобы из Первого Леса темных выпроводить. Интересно, если дело дойдет до боя, ей тоже вздумается командовать? Вот какого тролля она влезла в разговоры с претендентами в отряд и начала говорить про дружину князя Ва'Дима, когда я думал предлагать стандартный договор наемника? Был бы здесь сам князь – другая песня, он человек стоящий, толковый, а соплячка только отпугнула нескольких приличных вояк.

Кто-то из них даже заявил, что с радостью пошел бы служить мне, а кому служу я – уже не его забота. Про князя же Проклятых Земель он слышал, и слышал много хорошего, но пока того не увидит, не может доверять ему свой меч. Гилия, разумеется, скуксилась, и я её понимаю. Рыцарь, тем более эльфийский, и на турнире себя проявила подобающе. Но подчиняться ей мало кто хочет. Будь у неё больше гарантий, или будь она чуть старше и известнее – кто знает, и повезло бы девчонке.

А я призадумался. Может не всё так плохо? Вернее в любом плохом, если, постараться можно найти и хорошую сторону. Если найдутся воины, жаждущие послужить под началом старины Ва'Лета, то негоже их упускать. Почему бы не увеличить свои три десятка хотя бы до полсотни, служащей лично мне. Я Ва'Диму феодальной присяги не давал, нас связывает договор найма. Причем интересный договорчик – о найме князя Ва'Лета, сына Ва'Рага и его отряда, а сколько человек в этом самом отряде не упоминается. И никто не сможет меня в злом умысле обвинить, так как не я тот договор составлял и даже не князь Ва'Дим, а его светлая жена эльфийка Эледриэль. Опять же на неопытность в военном деле она сослаться не сможет, всё потом её тёмная подруга Ларинэ проверила, а уж она разбирается, этого не отнять.

Когда властитель Проклятых Земель отдавал других наёмников под моё начало, они фактически вступили в мой отряд. По крайней мере, ребята сами это признавали. Позже, когда с Ларга и Трея началось пополнение дружины Ва'Дима, большая часть из них не посчитала нужным менять свой статус. Следовательно, отряд мой существует и может быть пополнен. Пусть на тот момент не любой смог бы рассмотреть разницу (да её и не было), но факт остаётся фактом.

И, что самое интересное, я всё еще князь. Пусть мой титул мало что значил по эту сторону Северных гор и особенно в Казгарде, там и иные короли не влиятельные персоны. Главное, что как князь я имею право на дружину. Вот так отныне и будет называться мой отряд.

Приходящим к нам наёмникам стану предлагать на выбор – либо вступать непосредственно в дружину Его Высочества Великого Князя Проклятых Земель Ва'Дима. Попадая при этом под начало леди Гилии, рыцаря, ах да, старшего рыцаря Ордена Прекрасного Далека и Младшего Цвета Сердца Леса. Или вступать в дружину Сиятельного Ва'Лета, сына Ва'Рага, из рода Ва'Лета Косматого, князя Холодного Фьорда и законного наследника Великого Княжества Пяти Озер, а ещё сотника Варварской Гвардии Казгардской Империи, награжденного золотым венцом и имеющего право сидеть в присутствии Императора в походной палатке, нынче служащего этому самому князю Ва'Диму. Равно как ему же служит почтенный гном Гленд из Грозовых Гор со своим отрядом.

Много красивых пышных титулов (всё, что вспомнил, вплёл). Хотя у леди Гилии красивей, пышней и необычней. Тут всё понятно, северным князем никого не удивишь, казгардским сотником тоже, хоть за пределами империи они встречаются и не особо часто, но вот здешний герцог в прошлом даже пятисотник. А женщина-рыцарь – редкость. Девчонка – тем более. Ну а эльфийский титул у человека – вообще вещь уникальная, о какой я ни разу в жизни не слышал. Однако для бывалого воина все эти пышные наименования (кроме имперского звания) мало что значат. И выбор, по сути, будет между тем, чтобы встать под командование опытного воина или неопытной девушки.

Только чем платить своей дружине собрался, а, князь? У Гилии деньги, полученные от Ва'Дима, у неё же целый караван добра и ещё, неслыханное дело, право распоряжаться счётом в гномьем банке, но там я всех подробностей не знаю. А у меня что? Кое-какие накопления в гномьем банке, честно заработанные за обучение молодежи в полуостровном городишке, да некоторая плата от самого Ва'Дима, впрочем, уже поделенная среди ребят. Ах, да, ещё Визим по моей просьбе делал ставки на исходы поединков прошедшего турнира. Конечно, должны быть там и потери, но барышей будет больше. И не только у меня, многие ребята тоже охотно ставили. Пока не забыл, через Гленда нужно в гномий банк деньги положить, там они надежнее сохранятся.

Впрочем, нечего так забивать голову презренным металлом, я не первый князь, ставший наёмным вожаком, платят мне, я же распределяю среди отряда. Плюс трофеи, премии за убийства нечисти и другие радости, иногда достающиеся нашему брату. Вот это и нужно говорить желающим встать под мой стяг с ладьей. А об условиях Их Высочества пусть леди Гилия говорит рассказывает.

Вообще-то без сомнения и ко мне и к ней, а вернее к князю Проклятых Земель, от чьего имени она людей нанимает, желающих нашлось немало. Как я и предполагал, ко мне шли в основном бывалые воины, а к ней необстрелянная молодёжь, жаждавшая приключений. Вины из-за того, что переманиваю к себе в дружину у своего же нанимателя за собой не чувствовал Ведь до Проклятых Земель в любом случае пойдём вместе с Гилией и караваном, а потом Ва'Дим со своими эльфийскими принцессами, когда домой вернуться смогут тренировать свою дружину в недоступной посторонним долине сколько угодно (я сам по дороге начну и сделаю что смогу), а мне дальше идти, свой фьорд отвоёвывать.

Гилия. Рыцарь

Подходил к концу месяц нашего пребывания в городе. Мы все чаще и чаще задумывались, что князь Ва'Дим со своими женами не появятся. Я не так уж и давно познакомилась с этим человеком, но уже успела понять, сам он шутки любит и вполне мог бы появиться в последний момент. Только его жёны таких вещей не одобряют, хотя стараются перед посторонними и тем паче подчиненными не показывать, поэтому вряд ли такое произойдёт. Похоже, придется нам самим добираться до Замка Единорога. До конца срока оставалась всего одна неделя, надо было задуматься о дороге. Присоединится к нам князь или нет, в любом случае запасы в дальний путь необходимы. Хорошо, что мы наняли Визима, груз хозяйственных забот свалился с моих плеч.

Отряд пополнялся новобранцами, но наш северный тролль придумал такое, что я была готова прогнать его к его троллевой бабушке. Раньше он предлагал новым бойцам или стандартный договор наёмника, или вступление в дружину князя Ва'Дима, так ещё при самом нашем господине повелось. И пока мы отсутствовали, находясь в Первом Лесу темных эльфов, северянин целый десяток в дружину набрал. Отдадим ему должное, взял хороших ребят.

А теперь соизволил заявить, что воины могут быть приняты на двух условиях, точнее, даже на трех, только Гленд в свой гномий отряд никого не берет. Остается две княжеские дружины – или Ва'Дима, или Ва'Лета. Надо же до такого додуматься! Да кто он вообще такой, чтобы собственную дружину нанимать? Нищий бродяга, которого князь Ва'Дим по доброте душевной приютил! И чем он ему отплатить собрался?! Людей переманивает!

Попыталась я заикнуться, так он обрушил на меня поток прав северных варваров, про свободных князей наговорил – это у них так зовут нищебродов, у которых ни кола ни двора и за душой ни гроша. Если что и есть, то только звонкий титул, доставшийся неудачливому внуку от более везучего дедушки. Собирают такие «аристократы» ватагу столь же нищих соплеменников и подаются в наёмники. Воины, стоит признать, из них хорошие получаются. В центральных королевствах на таких всегда спрос имеется, потому их северных титулов и правил никто не оспаривает. Вот наш «свободный князь» и решил воспользоваться таким правом. Мол, он Ва'Диму служит, а дружина – ему.

Очень мне захотелось прогнать всех этих воинов, едва не сказала, что мы более в услугах Ва'Лета и его людей не нуждаемся. Но, на всякий случай, решила спросить совета у сэра Лотиана. Меня саму ещё в отцовском замке законам тоже учить начинали, но не совсем этим, а он вроде бы знаток подобных вещей. Началась беседа, тут и сэр Аграстей появился, и тоже прислушался к тому, о чём я рассказываю.

– К сожалению, Ва'Лет в своем праве, – произнес молодой рыцарь, – подобный обычай ранее был весьма распространен.

– Почему? – спросила я. – Неужели всё дело в формальном признании титулов северных князей?

– Тут всё сложней. На самом деле причины подобных обычаев у них и у нас разные, а результат примерно один. У северян любой князь или достаточно сильный воин имеет право набрать себе дружину. Всё просто, есть сила – есть и право. Ну и понятно, даже поступая к кому-то на службу, право распоряжаться своими людьми отдавать не желает.

– А у нас?

– Иначе. Много лет, а точнее тысячелетий назад правителями государств часто были маги да жрецы, а на военную службу приглашали опытных командиров.

– Это в древних-то войнах, когда применялись такие силы, что от простой армии мало что зависело? – удивилась я. – У отца в замке библиотека есть, и о тех временах там книг немало.

– Я тоже о тех временах немало читал, – согласился сэр Аграстей. – Именно тогда всё и началось. Некогда великим магам было ещё и солдатами командовать.

С таким доводом точно не поспоришь. Мне самой стало интересно, и я спросила:

– И что было потом?

– Потом или маги измельчали, способности в роду пресеклись, или что ещё. Думаю, сильнейшие просто перебили друг друга в древних Великих Войнах. Только королями с императорами все больше становились воины, а не мастера волшебства. Но правило брать вождя с дружиной, когда клятву сюзерену приносит воевода – осталось. Потом, правда, стало распространенным, что воины, желающие служить государю, стали приносить личную клятву ему, но и старого обычая никто не отменял.

– Совершенно верно, – подтвердил сэр Лотиан, – ещё позже оформились правила рыцарства и вассальной клятвы. Но тот обычай, о котором толкует сэр Аграстей, действительно остался. Правила гильдии наёмников основаны именно на нём.

– С наёмниками всё понятно, – вставил молодой рыцарь. – Так труднее лучших из отряда переманить. Вот командиры за традиции и держатся.

– Так и есть, – продолжил сэр Лотиан. – Понятно, что короли предпочитают брать каждого воина по отдельности, заставляют каждого приносить присягу. Но и старое право живо до сих пор.

Все стало ясно, тролль этот меня обхитрил. Хотя зачем все это ему надо? Сейчас от князя Ва'Дима хорошие деньги получает и может дружину содержать в основном за чужой счёт. А потом что? Где он ещё такого нанимателя отыщет? Может, стоит расторгнуть с ним контракт? И пусть катится со своей дружиной куда хочет. Но и тут благородные рыцари меня огорошили.

– Не принимай поспешных решений, дочка, – посоветовал старший из них, – пожалеешь. У меня нет причин сомневаться в верности князя Ва'Лета. Я могу судить о нём и по его делам, и по рассказам всех вас. Да, он сильно обижен. Но он мог бы уйти сам, когда ты заявила, что вступаешь в должность командира всего отряда. Не ушел, а это что-то значит, раз северный варвар переступил через собственную гордость.

– Но дружина… – попыталась возразить я.

– Что дружина? В том, что Ва'Лет ситуацией воспользовался, и отряд свой увеличил назвав княжеской дружиной, ничего страшного нет. Он наёмник, и было бы странно упустить такой благоприятный случай.

– И ещё, дорогая леди Гилия, – это уже Аграстей, – будь на месте Ва'Лета простой наёмник, ты могла бы его уволить. Но он князь, нанятый князем. И порвать договор вправе только Ва'Дим, твой государь. К сожалению, это так.

В последнем я уверена не была. Князь Ва'Дим передал мне полные полномочия. Скорей всего, расторгнуть договор от его имени могу. Вот только обрадуется ли он сам потом такому моему решению?

Послушала я рыцарей, немного поостыла и подумала, а демоны с ним, пускай набирает. Всё равно северянин сейчас подчиняется мне, согласно указу моего государя. Для князя Ва'Дима даже почетно, что ему другой князь со своей дружиной служит. И ещё неизвестно, сколько людей к нему пойдет, а сколько ко мне. Ва'Лет, пожалуй, сам себя перехитрил, это к бывалому командиру наёмников в отряд охотно будут идти, за трофеи и долю в добыче. А прежде чем вступить к князю-нищеброду в дружину, даже любой северный варвар задумается, на какие деньги этот князь своих людей содержать будет. Не умеющие же думать да не желающие этого делать ни мне, ни князю Ва'Диму точно не нужны.

Сэр Аграстей. Рыцарь

Откровенно не понимаю, чего ради милашка Гилия так хочет быть настоящем рыцарем. С детства мечтала? Так её мечта осуществилась более чем. При ней и статус, и двойное посвящение, чем вообще никто похвастать не может. А в остальном, какие бы ни были у неё титулы, да хоть Императора Казгардского, Подгорного Короля и Лорда Первого Леса, мужчиной от этого не станет. Она так красива, особенно когда надевает эльфийское платье, у неё такой чудный голос. Не о том мечтаешь, радость моя.

Но нет, взбрело в голову, что должна стать рыцарем. И какой-то дурак, иного слова не подберу, решил осуществить её желание. Причем дважды, посвятили её и по эльфийским, и по людским обычаям. И если бы чисто формально. Вернее, он, скорее всего, именно так и сделал, а уже сама Гилия вбила себе в голову стать рыцарем на самом деле.

Ладно эльфы, у них все не как у людей. Каждый владеет магией, и, говорят, они вообще бессмертны. И ещё говорят, будто перворожденные запросто могут покорить и наши, и гномьи, и все остальные королевства, только почему-то не хотят. Врут, наверное. Уж сколько раз я слышал о гибели эльфов в боях.

В семейных преданиях у нас хранится история о войне, в которой мой далекий предок принимал участие. Давно это было, уже никто и не помнит, кто, с кем и из-за чего воевал. Так вот, был он знаком с неким воином из лесного народа, плечом к плечу сражались, тот пра-пра и еще много раз прадедушку от тяжелой раны излечил. Предок после такого магического исцеления едва ли не двести лет прожил. А самому эльфу не повезло, умер от орочьего клинка, похоже, отравленного или заговоренного.

Так что смертны остроухие, только срок жизни у них очень большой. Лет пятьсот – это наименьшая оценка. Говорят, в этом заслуга эльфийской магии, особенно их лесов, в каждом из которых растет Древо Жизни. И вроде бы доводилось врагам изредка подобные деревья уничтожать, только не помню, как это на эльфах сказывалось. То ли угасала в них постепенно жизнь, а может, что иное. Или просто в другую рощу переселялись, кому повезло, и жили дальше, как ни в чём не бывало. Тут мнений много, и каждый верит в то, которое ему больше нравится.

Ну а эльфийский титул Гилии – это красиво звучит, ей почет и уважение, да и только. Ведь она же не перворожденная, и даже не маг. Эльфы к людям относятся с изрядной долей высокомерия и смотреть на неё будут… Ну как потомственные аристократы на командира наёмников, за свои подвиги заслужившего рыцарский сан, или даже нет, как на купца, за большие деньги тот же сан себе купившего. Кто и разговаривать не станет, а иной согласится младшему сыну в жёны купеческую дочку взять. Особенно при наличии хорошего приданого.

Что до людей – это раньше к эльфам испытывали почет и уважение, любой король почитал за честь породниться с Лесом и добавить листочек себе в герб. Да и сейчас желающих хватает. Но постепенно некоторые поняли, что получают не принцессу, а удочеренную Лордом Леса, за долги которой ещё следует платить. Один король поумнее нашелся, от подобного брака отказался. Все больше и больше народу понимает, что эльфы слишком зажились на этом свете и зазнались от своего первородства и избранности. Сдается мне, уйдет их час. Может, не на моей жизни, но уйдет. Так что Гилия может своим титулом Младшего Цвета Сердца Леса гордиться, многие вельможи окажут ей почет и уважение. Её мужу будут завидовать. Но не более того. Главнее королей она от этого не станет.

Вот что она ополчилась на северного варвара? Любому, хоть немного понимающему в таких делах, ясно, что этот матерый вояка куда её опытнее. Пусть он груб, на то и варвар. Не впрок пошла жизнь в Казгардской империи. Каким-то манерам выучился, вот даже книги читает. Только придворным кавалером от этого не стал, а наоборот, контрастом ещё сильнее подчёркивает своё варварское происхождение.

Помнится, у моего прадедушки в замке обученный медведь был. На задних лапах ходил, кружку с медовухой передними к пасти подносил. Но все равно зверем остался. Умел только дворню развлекать. Жизнь свою, надо сказать, правильно кончил. Замок орки осадили, каким-то нашим дальним родственником науськанные. Влезли на стены, ворвались на внутренний двор. Медведь, защищая мою бабушку, на них накинулся и, прежде чем изрубили его кривыми клинками, троих или четверых умертвил. Бабка тем временем сумела в подземном ходу скрыться.

Так и князь Ва'Лет. Как бы ни строил перед дочкой Рохмарда из себя галантного кавалера, все равно варваром останется, с рожей тролльей. Но в грубых военных делах знаток. Если, к примеру, он меня начнёт поучать благородным манерам, только посмеюсь (не в лицо, конечно), а если о доспехах, оружии, боях или поединках расскажет, стратегии и тактике, очень внимательно выслушаю. У северян это вообще в крови, а тут ещё казгардские казармы свое дело делали. И как лагерь устроить, и что в поход брать, и каких людей нанимать – все это известно Ва'Лету куда больше Гилии. Так и спихнула бы на него эти занятия. Не заставляют же охотничьего пса ловить мышей, а кошку травить оленей. Сэр Лотиан ей правильно некогда сказал:

– На твоем месте, дорогая Гилия, я бы не вмешивался в дела военные, предоставив все князю Ва'Лету. Он более опытный в таких вещах, пятнадцать лет в Императорской гвардии – много значит. И опыт наёмника у него имеется. Тебе бы присматриваться к его действиям, учиться. Ещё лучше – передать ему командование.

Гилия тогда стала возмущаться, я ее, разумеется, поддержал, а про себя подумал, что старый рыцарь прав. Воевать, по моему разумению, вообще не женское дело. Приходилось мне видеть женщин-наёмниц, с одной, был грех, даже переспал. Одно разочарование, сплошные мышцы да кости, нет ни стройного тела, ни приятной мягкости груди и ягодиц. Обняла меня такая воительница после ночки, так я спросонок испугался, решив, что с мужиком возлег. И больше с ней ни-ни! Не дай боги Гилии стать им подобной.

Другое дело, если женщина становится правительницей, подобно, например, королеве Энор, что лет триста назад правила державой, от которой отложилось наше герцогство. Она была единственной дочерью в семье, унаследовала корону, а в мужья взяла командующего армией. Правила, издавала законы, приумножала богатство. А герцог Пер воевал, увеличивая подвластные территории на поле боя и отражая соседей-захватчиков. Она не лезла в военные дела, он в придворные. Каждый занимался тем, что ему нравится, и поэтому жили долго и счастливо, как в книгах о благородных рыцарях и прекрасных принцессах.

Говорят, что исстари, тысячу лет назад, так и было, жена правит, а муж воюет, власть по женской линии передавалась. У некоторых северных и южных варваров этот обычай держится до сих пор. Гилия лучше бы стремилась стать подобной той королеве, но ей лавры рыцарей спать мешают. Так ведь недолго и красоту потерять, да и жизнь вслед за ней. Нет, этого я ей не могу позволить, не могу. Такую милашку должна ожидать совсем другая участь.

В общем, конфликт между Гилией и Ва'Летом утих, так и не загоревшись. Хоть и говорила она мне и Лотиану, что с удовольствием засадила бы варвару в спину арбалетный болт, на ссоры не шла.{2}

Сэр Лотиан. Рыцарь

Прошел месяц моего пребывания в этом городе. Я полностью здоров, маги залечили мои раны, можно вновь отправляться в странствия. Что ещё остается делать? После разграбления орками каравана я стал ещё беднее, лишился и оруженосца, и коня. Впрочем, меня и раньше нельзя было назвать богачом. Родовой замок давно захирел, стены рушатся, на донжоне трещины. Он и раньше, когда мы с братом ещё были мальчишками, пребывал в плачевном состоянии, имение не приносило особого дохода. Не знаю, как там брат справляется. Давно не был в родных местах. Удел младшего сына – странствия или что-то иное, но только не дом. Из меня не вышло ни жреца, ни царедворца, ни полководца. Хотя и в столицах побывал, и в академии немного обучился. Дураком ты по молодости был, Лотиан, ох, дураком! Слишком гордился рыцарским саном и хотел быть независимым, сам себе хозяином. Теперь же мечтаю где-то осесть да пустить корни, завести семью, продолжить род.

Может, у загадочного князя Ва'Дима меня ждет удача? Все, что я про него слышал, на это указывает. Но пока встреча с князем откладывается на весьма неопределенный срок. А Гилия иногда шепчется с Фоксом про то, живы ли этот Ва'Дим и его эльфийские жены. Так что придется мне вновь пускаться в далекий путь, пока что в обществе молодой девушки с титулом эльфийского рыцаря и её отряда. Мы с сэром Аграстеем решили составить им компанию и вступили в отряд на неопределенный срок. Стандартный договор рыцаря, не желающего связывать себя оммажем[5], что называется, меч в обмен на стол и кров. От наёмников нас отличает только то, что никаких денег мы не получим, разве Гилия или кто ещё решит вознаградить.

Город мы должны покинуть через два дня, пока идут последние приготовления. Гномы мастера Гленда вот очередную бочку пива покатили. Приказчик Визим отправился по лавкам, подрядив несколько бойцов себе в подмогу. На недавней ярмарке можно было бы купить и подешевле, но некоторые товары имеют свойство портиться. Гилия с Фоксом тоже в городе, скорее всего в гномьем банке.

Ребята во дворе тренируются. Они-то плевать хотели, что служат разным начальникам, и что у их командиров разногласия. Молодой Ларг, недавно ставший десятником, беседует с более опытным десятником-северянином. Интересно, а где князь Ва'Лет? В течение последних дней его можно было с завидным постоянством наблюдать во дворе, где он разбирался с новичками, желающими поступить под его начало. С каждым претендентом он первоначально беседовал, а потом предлагал взять в руки оружие и показать своё мастерство. Большинство в итоге удостаивалось поединка с самим северянином, никто его правда не одолел, двоих или троих он отправил пострелять из арбалета. Как я заметил, из претендентов он отсеивал около двух третей, в итоге набрал пятнадцать человек. На вид – все они ребята стоящие, рожи не разбойничьи, были среди них те, кто отличился на турнире. Не прошедшим проверку не позавидуешь – Гилия таких тоже не брала.

Сама Гилия тоже пыталась проводить подобные проверки, но куда ей до Ва'Лета. Десятнику Ларгу велели проэкзаменовать бойцов, но после того, как его два претендента подряд одолели, было решено прекратить подобную практику. Аграстей взялся в этом помочь, но и ему в мастерстве до Ва'Лета было далеко. Так что могу сказать, что в силе и опыте своих новобранцев северянин лучше разобрался. Зато Гилия в дружину своего сюзерена на десяток больше набрала, чем очень гордилась. Теперь она гадает, кого бы над каждым десятком поставить. Спросила бы князя, а еще лучше попросила подходящих выделить, но нет. Гордость у неё, ну как у меня в молодости. К северянину за советом не пошла, к нам направилась и на полном серьезе вздумала просить меня с сэром Аграстеем возглавить десятки. Мы вежливо отказались. Юноша решил, что не рыцарское дело десятком наемников командовать, если командиром другого – вчерашний крестьянин. Я бы согласился, да только опыта у меня нет.

Хорошо хоть, что новички втянулись в тренировки, но это хитрость Ва'Лета и Гленда, они меж собой решили, что всем вместе в бой идти и в товарищах надо быть уверенным. Вот и взяли новобранцев на «слабо». Дескать, спорим, что мы вас одной левой сделаем? Да так втравили, что один вновь пришедший наёмник одолел десятника Нуда, опытного мастера из людей Ва'Лета, а потом чуть не справился с гномом, который всю эту подначку и затеял. Так что ещё один десятник в дружине у князя Ва'Дима появился. Ва'Лет потом одобрил, ему тот боец сразу понравился, все сожалел, что не в его отряд приобретение.

А вот и северный князь, в компании Гленда, двух своих земляков, ещё каких-то гномов и сэра Аграстея. Чуть в стороне – молодой Астенор, оруженосец Ва'Лета.

– Сэр Лотиан, мое почтение, – приветствовал меня князь, – присоединяйтесь к нашей компании. Мы тут поспорили с гномами, что лучше – гномье пиво из кабачка Йени или старое казгардское. И решили проверить. Присоединяйся, заодно и поговорим о предстоящем походе.


Предложение было кстати, благо время подходило к ужину. Мы собрались в покоях Ва'Лета, Астенора отправили организовать закуску на скорую руку.

– Герцог Рохмард, перед тем как покинуть город, звал при случае посетить его замок, – сообщил северный князь после того, как мы осушили по первому кубку. – Наш путь как раз мимо владений Сиятельного и пройдет, если идти обычным темпом, то через четыре дня там окажемся. Можно остановиться, сделать дневку. И на пище сэкономим. Сэр Аграстей, твой дядюшка выдержит всю нашу ораву?

– А куда он денется? – засмеялся в ответ молодой рыцарь. – Да и деньги у Его Сиятельства водятся. Прокормит. Вот если по пути в замок моего отца завернуть, то точно по миру нас пустите. Хорошо, что наша долина находится в стороне.

Спор о достоинствах того или иного напитка так и не был разрешен. Гномы только пригубили вино и переключились на свое пиво, мы с Аграстеем и Ва'летом наоборот, кроме вина ничего и не пили, а десятник Хельги, выпив больше всех, произнес: «А я не разобрал, где было вино, а где пиво», – отчего мы покатились со смеху.

«Жаль, что теперь не скоро так посидишь», – подумал я, когда мы расходились.

Я вышел во двор, вдохнул воздух полной грудью, потянулся и выдохнул. Нет, что бы не думала Гилия, северянин – хороший человек. Ба, да я у него оставил свой плащ, придется вернуться. В комнате я увидел невозможное. Северный варвар читал книгу! Это было так неожиданно, что я не сразу вспомнил об имперском прошлом князя. Настолько втемяшились в голову слова Гилии «грубый неотесанный тролль», что и забыл, как сам Ва'Лет рассказывал о службе в Казгарде, да о том, что не только мечом махал во славу императора.

– Это ты, сэр Лотиан, – улыбнулся северянин, – я тут перечитываю одного полководца, что лет двести или триста назад прославился в Казгарде. Неплохая книга, должен тебе сказать. Сейчас читаю про его молодость, пришлось ему как-то отражать орочью атаку. Казгардцев было чуть меньше сотни, орков – тысяча, у них были шаманы. У людей же императора мага не оказалось.

– И что дальше? – мне стало интересно.

– Поскольку книга была написана гораздо позже, то легко понять, что Лаод, так звали полководца, остался жив. Но в этом бою имперцам не повезло. Шаманов они завалили, выпустив по каждому по десятку стрел. Как написано в книге – это эльфийская хитрость, стреляй залпом, и магия не справится. Но орков было слишком много. Казгардцы дорого продавали свою жизнь, унося за собой чуть ли не по пять противников, но их просто смели. Лаода и ещё пятерых его сослуживцев захватили, но на ночной стоянке ему удалось бежать. Потом этот человек многого добился в Империи, командовал сотней, тысячей, под конец – всей армией. Он одержал множество побед, но в своей книге часто заостряет внимание на поражениях, чтобы потомки не повторяли его ошибок. Я потом дам тебе книгу, Лотиан, если хочешь.

Вот с такой неожиданной стороны открылся мне северный князь, которого многие по ошибке считают варваром. Нет, зря Гилия к нему придирается, такого командира холить и лелеять надо. И совершенно не понимаю, почему загадочный князь Ва'Дим не поставил своего земляка во главе? Что-то тут не так, право слово. Может быть, Гилия – его внебрачная дочь? Но эта тайна будет нескоро открыта.

Глава 20

Торин. Гном, эконом герцога Рохмарда

Его Сиятельство изволил вернуться с турнира в хорошем расположении духа. А леди Найра словно светилась от счастья. Неужели жениха подобрали наследнице? Скорее всего, был на турнире молодой и красивый рыцарь, что победил всех соперников и поразил сердце нашей девочки. Да и турнир как таковой, не будь я Торином, сыном Варина, явно удался. Вон – как герцог доволен. Уж он-то поединки да схватки любит. Хоть сам давно не сражался, теперь предпочитает быть зрителем. Но не проходит увлечение, каждый год, едва зацветет липа, наш сюзерен оставляет свой замок, забирает дочку и направляется в Белигард. Там и турнир, и ярмарка, но не на торжище стремится мой хозяин, его влечет к воинам, к мечникам, стрелкам да копейщикам, пешим и конным. Неважно, люди это, гномы, орки или даже эльфы. Рохмарду важны его любимые поединки, схватки отрядов и прочие состязания. Он так их любит. Да и как можно их не любить, не понимаю. Жаль, что я руки лишился, когда по молодости с наемным гномьим хирдом хаживал, ведь и сейчас мог бы на турнире Сиятельного Рохмарда выступать. А теперь приходится вести все хозяйство, держать в уме расходы и доходы да слуг гонять. И в Белигард меня не берут, за замком пригляд нужен.

Вернувшись, герцог даже не стал выслушивать мой доклад о текущем состоянии в замке.

– Я верю, Торин, что у тебя не может быть никаких происшествий, – хлопнул он меня по плечу и протянул большой кошель. – Возьми на нужды хозяйства. И не забудь, там есть и твоя доля.

Видать и в самом деле, турнир был успешен, во всех отношениях. В кошеле – не что иное, как доход от букмекеров, которые работают на герцога. Я поблагодарил, а потом Рохмард меня удивил:

– Скоро у нас будут гости. Надо разместить в замке отряд человек на шестьдесят, может, чуть больше. Да, там не только люди будут, ещё и гномы. Тебе некто Гленд из Грозовых гор не знаком?

Ещё бы не был он мне знаком. По молодости в одном отряде хаживали. Если бы я тогда не заболел, а потом в другой отряд не нанялся… Остался бы я с рукой… Но нечего мечтать, потерянного не воротишь. Подождите, накоплю я на мага жизни, восстановит он мне потерянную руку. Ради этого и согласился служить управляющим у герцога. Лучше сейчас подумать, как такую прорву разместить. Кто это к нам жалует, помимо Гленда? Не мог же герцог пригласить в гости простых наемников, даже если они на турнире отличились.

Оказалось, что прибудет герой последнего турнира, князь Ва'Лет. Судя по имени – северный варвар. Я так и не понял, сослуживец ли он моего господина по Варварской гвардии Казгарда, но какое-то отношение к империи имеет. Ещё должна быть некая леди Гилия, посвященная в рыцари по эльфийским обычаям. И, может быть, появится ещё один варварский князь, загадочный Ва'Дим, которому все новые знакомые моего герцога служат. Я давно наслышан про этого Ва'Дима, читал книгу мастера Нарина. Герцог ещё раз удивил, услышав от меня имя этого гнома – оказалось, и он к нам жалует.

Придется доставать из подвалов гномьего пива, я давеча хорошо запасся. Сиятельный Рохмард его не очень уважает, казгарское вино предпочитает, но ребята из замковой стражи думают, что лучше гномьего пива напитка нет. Вот и велит наш сюзерен закупать лучшее, поскольку ценит свою дружину. Мы выписываем светлый сорт с пивоварни Папаши Турва, кто знает, тот поймет. А темное пиво нам поставляет Бар Чернобородый, тоже известный среди знатоков. Так что гости Его Сиятельства будут довольны, за Гленда и его хирд могу быть уверен. А для тех, кто не понимает всей прелести ячменного напитка, выкатим казгардского вина. И как его можно пить? Кислятина, и пены нет. Что герцог в нем находит?

С этим все ясно. Теперь подумаем, чем кормить дорогих гостей, чтобы они не обходились так дорого. Но и честь герцога при этом не оказалась задетой. Что там у нас в замке есть?

– Эй, Рикен, где тебя тролли носят? – пока докричался до своего помощника, кружку пива уговорил. Не иначе служанкам он глазки строит. Вот задам я ему трепку!

– Звал, мастер Торин? Я весь во внимании.

Во внимании, как же. Нашел, кого обманывать. Глаза масляные, туда-сюда бегают, усы накрутил. Не зря Рикена все слуги меж собой Котом зовут.

– Вот что, Кот. Отправляйся-ка ты в ближайшую деревушку. Купишь там трех, нет, пять свиней, с десяток гусей и столько же уток. И, гулять так гулять – молодого бычка. Его Сиятельство ожидает гостей. Да, вот ещё что. Пусть привезут в замок побольше сена и соломы. И смотри у меня, чтобы выбрал самых лучших, но при этом недорогих.

– Что я, в скотине не понимаю, не изволь сомневаться.

Не врет, Котяра. Его отец крупным скототорговцем был. Пристроил в замок Рикена, чтобы тот в герцогские воины вышел, а то и в рыцари. Но парень оказался к военному делу совершенно не годен, в хозяйстве же разбирается не хуже меня. Кое в чем и лучше. Не обращал бы на служанок слишком много внимания. Но он молод, успеет ещё остепениться. Или сказать герцогу, чтобы женили нашего Кота, пока он девиц брюхатить не начал?

Пока я так размышлял, Рикен откланялся и удалился. Вскоре он уже седлал лошадь.

Я меж тем прошелся по замку. Хоть и прибывает к нам семьдесят, а то и более, разместим. Знатных господ не много, значит комнат в замке нужно… Так, этот северный князь, что победил на турнире, молодая леди с эльфийским титулом, племянник герцога, как там его, ах да, Аграстей. Потом мастер Нарин. Гленд, скорее всего, решит не покидать своих ребят. О гномах особо можно не беспокоиться, большинство не покинет свои повозки. Прочих вояк разместим в казарме, пусть герцогские дружинники потеснятся. Все равно будут время за кружкой проводить, а потом в деревню побегут, к тамошним красавицам. Кого я забыл? Маг будет, ещё какой-то рыцарь. И тот самый князь Ва'Дим с двумя эльфийками. Они ещё не факт что будут, но комнаты подготовить надо. Причем выбрать лучшие в замке.

Так же следует украсить зал, проверить, все ли целы скамьи да кресла. Пойду озадачу слуг, отдохнули они немного, пока Сиятельного не было. Теперь пора с удвоенной силой за работу.

Сэр Аграстей. Рыцарь

Что может быть лучше, чем отдых после долгого похода? И не только после долгого, ведь сказать по чести, от Белидарда до замка моего дядюшки герцога добирались мы не больше пяти дней. И никаких происшествий в пути не было. Впрочем, это и к лучшему. Хватит с меня нападения черных орков на купеческий караван. Мы просто двигались по проторенной дороге нормальным походным темпом, останавливаясь на час или два после полудня, чтобы пообедать. И вставали лагерем, едва солнце начинало клониться к закату, отдыхая до восхода. Ночевали, в основном, под открытым небом. Для Гилии ставили палатку, гномы старались не отходить от повозок, некоторые из них там и спать завалились. Остальные предпочитали расположиться у костра, тут же возникал Руг со своей неизменной лютней. Наутро все повторялось. По моим подсчетам выходило, что каждый день мы проходили по тридцать тысяч двойных шагов, может, меньше, но вряд ли больше. Но вот уже впереди стены замка, ба, да это Его Сиятельство решил самолично встретить, как гарцует, словно мне ровесник. Уж не на Гилию ли глаз положил? Вот и ручку ей целует. Дядюшка, да куда тебе? Гилия ведь твоей дочки моложе! Потом герцог поздоровался с Ва'Летом, раскланялся с сэром Лотинаном, молча пожал руку Гленда. Вот и моя очередь.

– Приветствую тебя, сэр Аграстей! Ты какими судьбами? До отчего замка, или вместе с отрядом дальше пойдешь?

А объятия у дядюшки – железные. Не знал бы, сколько он лет на свете прожил, не дал бы больше сорока. И не удивлюсь, если хватка Рохмарда стоит Ва'Летовой. Вот уговорить бы их на единоборство? А что, в замке, когда вина выпьют…

– И тебе привет, Сиятельный Рохмард! – ответил я, когда герцог убрал от меня свои ручищи. – Тебе известно, что я странствующий рыцарь. Сейчас я сопровождаю караван, может, доберусь до загадочных Проклятых Земель. Что же до замка моего батюшки в Долине Пяти Ручьев, – тут я улыбнулся, – то такой оравой туда лучше не наведываться. И не поступил ли ты неосмотрительно, Сиятельный, когда зазвал всех нас в гости? Поверь, я беспокоюсь, не проедим ли мы все твои запасы на ближайший год.

– Не волнуйся, племяш! Я не богат, как гномий банк, но гостеприимством всегда славился. И мои закрома не оскудеют, – тут герцог подкрутил ус и засмеялся. – У меня гном в управляющих, – и достойно принять гостей сможет и все прожрать не даст. Так что добро пожаловать, Аграстей, будь гостем. Чувствуй себя как дома и не волнуйся за погреба своего дядюшки Рохмарда. Хорошим казгардским я тебя попотчую. Или ты гномье пиво предпочитаешь?

Мы вновь взобрались на коней и въехали в ворота замка.

Там нас ожидал почетный караул из герцогских дружинников, приветствовавший нас радостным возгласом. Потом показалась Найра. Кивнула мне как доброму знакомому, обняла Гилию и, потупив глазки, протянула руку князю Ва'Лету.

Я уже в ратуше заметил, что герцогская дочка неровно дышит в сторону нашего варвара, теперь лишний раз в этом убедился. Да и самого князя – недаром объявил её королевой турнира – к дочке герцога влечет. Ох, быть Рохмарду дедушкой, помяните мое слово! И я совершенно не удивлюсь, если это случится через девять месяцев после пребывания Ва'Лета в замке. Смотрят они друг на друга, как два голубка. Ко мне тем временем подошел какой-то гном, я успел заметить, что правая рука отхвачена у него по плечо. Не повезло бедняге. Но откуда он тут взялся? Не может же он быть управляющим герцога. Оказалось, что может, гном представился Торином, сыном Варина и сообщил, где мне выделены покои. Что ж, проследуем, надо привести себя в порядок, стряхнуть дорожную пыль, совершить омовение. Потом можно будет и к дядюшке на пир.

Комната, на которую мне указал гном, располагалась в одной из боковых замковых башен. Была она не столь велика, я у отца в больших покоях жил. Но на постоялых дворах да в гостиницах помещения для жилья, пожалуй, и меньше будут. Так что я не в обиде. Из окна открывался превосходный вид на окрестные долины, вот речка вдалеке бежит. Отцовских владений не видать, вон там они должны быть, за горою.

На полу постелены медвежьи шкуры, кровать укрыта парчовым покрывалом.

– Что угодно благородному рыцарю? – на пороге возникла служанка, смотревшая на меня подобострастным взглядом.

– Благородному рыцарю угодно совершить омовение, – подмигнул я красотке…

А девчонка оказалась ничего, даром что простолюдинка. Знает толк в доставлении удовольствия, и сама умеет его получать. Лишь бы Гилия не узнала.

Ну а теперь на пир. Посмотрим, чем угостит нас дядюшка, правда ли он не скуп на угощения. И так ли хороши его знаменитое казгардское вино и гномье пиво.

Найра. Дочь герцога

Никак не могла поверить, что опять увижу Ва'Лета. Отец до последнего скрывал от меня, что за гости съедутся в замок. Я думала, что, как всегда, будут вассалы, к скучным разговорам приготовилась. Несколько рыцарей и в самом деле приехали и даже один барон, но главными гостями оказались не они. То-то Торин три дня по замку как угорелый носился, что для гнома вообще редкость, а учитывая отсутствие руки – тем более. И слуг он гонял, едва ли не до седьмого пота.

Когда приехали вассалы, отец не спешил устроить пиршество, да и не чувствовалось, что все ожидаемые в сборе. Кого же он ждет? Я гадала, пока выстаивалась дружина, отцу седлали коня. И вдруг в замок въезжает мой северянин. За ним Гилия, наш дальний родич Аграстей, сэр Лотиан, гномы со своими повозками. Потом проследовал и весь отряд. Вроде в Белигарде их меньше было, но я могу и ошибаться. Не помню, что я говорила князю при встрече, что он отвечал мне в ответ. Я смотрела в его серые глаза и словно тонула в них.

А вечером отец устроил торжественный прием. Лучше того, что был в ратуше. У нас купеческих дочек не было, хвала богам. И других девушек особо не было, не считать же служанок. Барон Гонберт приехал с дочкой и племянницей, Гилия и все. Северянина я заполучила почти на все танцы – лишь дважды меня успели пригласить отцовские рыцари. Сэр Аграстей тем временем старался не отходить от Гилии, пытаясь всеми способами помешать моему батюшке пригласить её на танец. Неужели молодой рыцарь влюбился в эту сумасбродную девчонку? Ох, дождется, что она его на поединок вызовет, услышав признания в любви, а то ещё и одолеет.

По окончании пира отец объявил, что приглашает гостей на охоту, которая должна состояться послезавтра. Значит, Ва'Лет пробудет у нас ещё несколько дней. Как же мне повезло.

Глава 21

Гилия. Рыцарь

В замке у герцога Рохмарда все кажется знакомым, привычным, каким-то родным. Точно в наших владениях очутилась. Разве что у барона Галиана, моего отца, и замок был не столь велик, и слуг со стражниками меньше. Все остальное же – ничем не отличалось. Пир, который Его Сиятельство устроил в честь нашего приезда, совпадал с нашими, вплоть до подаваемых блюд – запеченные гуси, поросята на вертеле да полностью зажаренный бык.

А когда Рохмард заговорил об охоте, мне тут же вспомнилось, как отец выезжал в лес со своими друзьями, возвращались они усталые, но довольные, слуги тащили в замок убитых кабанов, оленей, один раз – даже медведя. Раз на охоту взяли меня, дали в руки лук и посадили на моего любимого конька. Удача в тот раз не шибко благоволила к маленькой баронской дочке, я подстрелила лишь зайца, от меня удрал молодой олень, а другие звери и не встретились. Зато граф Орик радовался, что вместе с принцем они добыли огромных кабанов, причем королевский сын проявил мужество, встретив матерого секача рогатиной.

Опять этот старый граф вспомнился, а ведь сколько времени прошло. Не буду я его женой. Никогда не буду. Да и не встретится он мне, будь на то воля богов. И зачем я его вспоминаю? Не иначе потому, что пока в герцогском замке делать мне нечего. Просто скукота. Уже и в стрельбе из лука с Фоксом тренировалась, и с сэром Лотианом об истории окрестных королевств беседовала. Сэр Аграстей то и дело рядом оказывается, смотрит на меня так пронзительно. Раз стихи прочитал, потом вздумал рассказать про какую-то древнюю королеву, после про свой замок заговорил. Куда бы от него деться?

Тем временем наши воины вовсю тренировались вместе с дружинниками Рохмарда. Нашелся среди герцогских дюжий молодец, что справился с гномом. Долго его поздравляли, вечером не иначе обмывать это дело будут. Предупредить нужно десятников, чтобы проследили. Не случилось бы чего. Надо бы и князю Ва'Лету сказать. Или нет, пусть у него за свою «княжескую дружину» голова болит. Да и где же этот тролль пропадает? Что-то не видать его среди воинов.

Понятно, вот он где. На галерее вместе с герцогской дочкой прогуливается. Посмотреть – сама галантность и любезность. И что это он с Найрой мил, а со мной – груб? Неужто потому, что я – рыцарь? Или не может простить, что князь Ва'Дим поставил меня командовать отрядом? Нет, вы поглядите, за руку взял, что-то шепчет. А Найра словно уши развесила. Испортить, что ли, им беседу? Вот сейчас возьму да заставлю северянина что-нибудь выполнить. Но что лучше придумать – приказать посты обойти, проверить, как лошади устроены? Так это все – не его уровня. Кажется, придумала.

– Князь Ва'Лет! – хотела я произнести командным голосом, но получилось скорее похоже на писк. – Доложи обстановку! Что в отряде, каково состояние лошадей?

Вот теперь посмотрим, когда наш северный чурбан скажет «Не знаю».

– Сейчас, – ответил тем временем князь. – В целом – все в порядке. Что до деталей… Подымайся на галерею, леди Гилия. Негоже мне кричать на всю округу. Или мне спуститься?

– Я бы хотела поговорить наедине, например, в моих покоях, – произнесла я в ответ. Пусть Ва'Лет от своей красавицы оторвется. А она – немного помучается.

Как ни удивительно, но князь сообщил и о том, чем занимаются воины, причем не только его личные, с позволения сказать, дружинники, но и все в отряде, включая гномов Гленда. Кто отдыхал, кто занимался на конюшне, что приводил в порядок оружие. Заодно спросил меня Ва'Лет, собираюсь ли я завтра на охоту, сколько человек хочу взять с собой. Потом задал вопрос о дальнейшем путешествии. Оказалось, его заботит продвижение по Проклятым Землям.

– Понимаю, путь предстоит неблизкий, но что если мы повстречаем в тех глухих местах сликовиков с золотыми амулетами? Нет, я не о том, что мы сказочно обогатимся, – улыбнулся князь. – С ними еще справиться надо – вдруг попадутся несколько архимагов, а что у нас? Один Жимар, который теперь мечом владеет едва ли не лучше, чем чародействует. Если не догонит в пути наш наниматель, я с трудом представляют, как мы справимся со жрецами того мерзкого божка. Все наши амулеты, заговоренные предметы, вроде эльфийских клинков и доспехов, да тех же моего доспеха и меча, конечно, помогут, но потери могут быть существенные.

– Есть одно средство у мастера Нарина, – вспомнила я давнишний рассказ госпожи темной эльфийки, – ты не слышал, князь, как наш гном вместе с господином Ва'Димом разбили алтарь сликовиков? Кусочки алтаря и два молота до сих пор у Нарина с собой. Против жрецов они очень помогают.

– Хорошо, если так. Но вот если бы нам удалось нанять какого мага, – размышлял Ва'Лет. – Денег-то на это хватит?

Наивный варвар, он думает, что маг согласится наняться и пойти с нами в Проклятые Земли. Хотя деньги бы у нас нашлись. Словно не знает, какие все чародеи гордые.

Я распрощалась с князем и вновь вышла во двор замка, пошла проведать свою лошадку. Опять сэр Аграстей рядом оказался. Куда ни повернись, его взгляд поймаешь. Говорит о какой-то ерунде, при этом вежлив и галантен. Ну прямо как Ва'Лет с Найрой. Может, он в меня влюбился?

И едва я об этом подумала, как молодой рыцарь заключил меня в объятия и поцеловал. Я дернулась, стараясь поскорее вырваться, а потом залепила ему пощечину. Чего вздумал, кто я ему, в самом деле? И, не слушая извинений, я поспешила удалиться. В мои покои он, надеюсь, не полезет. Попрошу Фокса, чтобы Дрейка у дверей поместил, на всякий случай.

Сэр Аграстей, рыцарь

Ох, как мне не повезло! Кто бы мог предположить, что Гилия окажется недотрогой? Не столь у неё рука тяжела, сколько обидно получить плюху. И от кого – от симпатичной девушки, даже девчонки, которая возомнила себя рыцарем. Ей ничего не надо, ни моих ухаживаний, ни слов о любви. Вместо этого подвиги, турниры и сражения подавай! Поди жалеет, что не родилась мальчишкой. Что же мне со всем этим делать? Запала мне в голову, застряла, да так, что не вынуть. Не успокоюсь, пока красотка не станет моей.

Размышляя так о своей неудаче, я направился в зал, где застал менестреля Руга, что-то наигрывающего на своей лютне. Перед ним стояли кувшин с вином, блюдо с нехитрой закуской и два кубка.

– Благородный рыцарь не желает присоединиться? – спросил меня Руг.

Почему бы не составить компанию, выпить мне не помешает. Урону рыцарской чести здесь нет. И я согласился.

– Спой мне какую-нибудь балладу, достойный мастер, – попросил я. Выпив кубок доброго казгардского. – Чтобы за душу брала.

– Рад услужить, сэр Аграстей. – Менестрель настроил лютню и начал петь о каком-то рыцаре, отвергнутом возлюбленной. Герой баллады совершал во имя своей дамы сердца бесчисленные подвиги, сражался с врагами, добыл магическое копье, победил им дракона.

Мне стало совсем грустно. Я выпил ещё один кубок и попросил спеть что-нибудь повеселее.

В ответ Руг спел о неком короле, который только и делал, что воевал, играл в кости, пил вино да любил красавиц. А когда настал час и за ним пришла смерть, король умудрился, напоив её, обыграть. Так он прожил ещё много лет. Подозреваю, что был в песенке скабрезный куплетик, в котором… ну, в общем, все поняли.

– Молодец, развеселил, – я хлопнул менестреля по плечу. – Давай-ка мы с тобой сейчас выпьем за этого короля! И чтобы все красотки…

Так я и сам не заметил, как выложил Ругу все, что у меня накипело. И про милашку-служанку, которая приходила ко мне вот уже две ночи. И про Гилию, и про то, как я получил от нее отпор.

– Не переживай, благородный рыцарь, – ответил на это мне Руг. – Есть способы помочь твоему горю. Можешь мне верить.

Он пристально посмотрел мне в глаза, и я в самом деле поверил, что не все потеряно. Гилия будет в моих объятиях и на моем ложе. Мы выпили ещё по кубку…

Очнулся я уже в своих покоях. За окном пылал закат. Похоже, проспал я изрядно.

Астенор. Оруженосец

Вот уже несколько дней мы живем в замке у герцога Рохмарда. Не знаю, сколько мы здесь задержимся, впереди охота. После неё, скорее всего, должен быть ещё один пир. Здесь хорошо, спокойно. Если бы ещё князь Ва'Лет прекратил мучить меня тренировками. Сколько можно, пора и отдохнуть. Если бы не это, все бы напоминало родной дом. Мой отец, сэр Ателрос из Синего Лога, тоже имел замок, доставшийся какому-то из наших прапра- и ещё неизвестно сколько раз прадедов после победы на турнире. Почему-то он был похож на Рохмардов, хотя совсем не походил на замок моего прежнего господина – барона Дауктворта. Может, потому, что мне выделили небольшую комнатку на самом верху башни, из которой был виден внутренний дворик. В подобной я жил дома, пока не избрал долю оруженосца.

Когда князю Ва'Лету наскучивало тренировать меня на мечах, топорах и прочем оружии, никакой работы не намечалось и я оказывался предоставленным сам себе, то появлялась возможность проводить время в библиотеке. Герцог любезно предложил читать его книги всем желающим. Вот как-то под вечер я сидел в своей комнате, потихоньку темнело, глаза начали уставать. Хватит читать, в самом деле. Да и есть захотелось. Что там делается?

Выглянув в окно, я с удивлением увидел сэра Аграстея, седлавшего лошадь. Интересно, куда это он направляется? Служанок, что ли, в замке мало? Мне было известно о его приключениях. А кто это с ним? Руг, наш менестрель. Точно, это он. Очень любопытно, зачем они решили покинуть замок на ночь глядя? И почему не взяли меня? Аграстей, хоть и получил рыцарский сан, всегда держался со мной на равных. Вот и о своих шашнях со служанками рассказывал. Если он собрался к девицам в ближайшую деревушку, то должен был ехать не с менестрелем, а со мной. Обидно.

Руг. Менестрель

– Сэр Аграстей, я знаю, как тебе помочь, – сказал я прямо с порога.

И с этими словами зашел в комнату молодого рыцаря. Тот недавно проснулся, сказались последствия пьянки. Но выглядел достаточно бодро. – Поедем со мной, благородный рыцарь, – говоря это, я буквально вытащил его из покоев и повел на конюшню. – Седлайте своего скакуна, нас ждет долгий путь.

– Куда мы едем? Когда вернемся? Скоро же охота у герцога, – пытался спрашивать меня рыцарь, но я отнекивался, мол, потом все объясню.

Герцогским стражам ворот я сообщил, что благородный сэр Аграстей должен отлучиться по очень важному делу. Может быть, мы вернемся к утру.

– Теперь объяснишь, Руг? – рыцарь немного пришел в себя, когда мы выехали за ворота.

– Все очень просто, ты желаешь Гилию. Так? Но негоже брать её силой, тебе нужна её любовь. А любви нет.

– Руг, не тереби рану. А то ведь и отхлестать тебя плеткой могу!

– И не собирался, плохо думаешь, рыцарь, о менестреле, который может тебе помочь. Точнее довести до того, кто поможет. Тебе нужна магия. С помощью чар…

– Что за бред ты несешь! Ни один маг разума не будет насильно влюблять людей. Даже я знаю, что это либо запрещено, либо невозможно.

– А кто сказал, что мы отправляемся к магу разума, Аграстей? Я хочу, чтобы мы с тобой поехали к одной ведьме. Живет тут неподалеку.

– Ведьма, – рыцарь призадумался. Чувствовалось, что он пытается вспомнить все, что известно ему про ведьм.

Я не стал тянуть время и заговорил, что знаю многое в этих краях.

Истоптал сапоги я о сотню дорог,
Пропадая по белому свету.
По горам, по долам я бродил одинок,
Только песня моя лети следом.

– И знаю я про одну ведьму, что искусна в приготовлении всяческих зелий. Приворотное зелье для неё сделать труда не составит. Тебе придется лишь заплатить, сэр Аграстей.

– Кошель со мной, – рыцарь хлопнул себя по поясу. – Сколько понадобится твоей колдунье? Пяти серебряных монет хватит?

– Спросишь у нее сам. Ну а если что, я могу тебе немного ссудить монеток. Едем скорее, благородный рыцарь, нам ещё возвращаться в замок!

Сэр Аграстей, рыцарь

Ведьма… Интересно, откуда у нашего менестреля такие знакомые? Впрочем, я бы и от самих жрецов Слика помощь принял, от демона любого, лишь бы помогли. Насколько мне известно, именно во всевозможных зельях ведьмы знают толк, прочие же вещи им недоступны. Понятия не имею, почему то, что может даже слабенький маг, выше ведьминых способностей, я вообще в тонкостях таких не силен. Мое дело – меч да копье.

Руг направлял своего коня в сторону холмов. Где-то вдалеке должен быть лес, за ним – река, а там и до владений моего отца добраться легко. Но менестрель резко взял влево. Что же дальше? Холмы, возвышенности. Где-то должна быть знаменитая Сосновая Скала, с которой лет сто назад бросился предводитель орков, окруженный войсками прадеда герцога Рохмарда. В эти места никто не лез без особой надобности, как сейчас помню. Пастухи не гоняли сюда скот, охотники не шли за дичью. Не знаменитые Проклятые Земли, конечно, нет здесь всякой нечисти. Просто не растет тут хорошая трава. Не иначе обильно орочьей кровью полили здешние холмы. В общем, если где и обитать ведьме, то только в этих местах. Не удивлюсь, если на самой скале она и живет.

Но, оказалось, я не был прав. Мы достаточно забрались вверх, когда Руг остановил своего скакуна перед одним холмом и что-то закричал.

Я пригляделся. В этом холме явно было обустроено жилище. За корнями и ветвями скрывается дверь. Вот и дымком потянуло. Вход отворился, и перед нами предстала женщина в черном балахоне. В руках она держала факел. При свете огня можно было увидеть, что она достаточно молода, я бы не дал ей и тридцати лет. Странно, в моем понимании ведьма – это седая карга, от вида которой хочется бежать сломя голову. Эту же можно было смело считать красавицей. В другое время и в другом месте я бы не прочь…

– Что тебе надо, Руг? – произнесла женщина довольно приятным голосом. – Кого это ты привел с собой?

– Здравствуй, – менестрель кивнул головой. – Благородному рыцарю нужна твоя помощь. Говори, сэр, – это уже мне.

И я рассказал, как хочу, чтобы Гилия стала моей. Не забыл и то, что девчонка считает себя рыцарем и ни о чем другом и мыслить не хочет.

– Все понятно, благородный сэр, – улыбнулась мне ведьма. – Правда, я никогда не слышала о том, что девчонка хочет быть рыцарем. Твоя милая же не только хочет, но даже опоясана. Но это ничего, девчонка остается девчонкой. Жди меня здесь, я посмотрю, что у меня с зельями. Надеюсь, что не придется варить его с самого начала, ингредиенты найдутся. А может, и завалялся кувшинчик с готовым.

Пока ведьма отсутствовала, я пробовал заговорить с Ругом, но он предпочитал молчать. Ждать нам пришлось достаточно долго. Вот уже Плакучая звезда перестает сиять. Так и не заметил, как задремал, а очнулся от того, что кто-то тряс меня за плечо.

– Держи, благородный сэр, – ведьма протянула мне флагу. – Вот оно, зелье, что поможет твоему горю. Дай своей красавице выпить его, при этом ты должен смотреть ей в лицо и улыбаться. Не забудь капнуть туда несколько капель своей крови. Понятно?

– Да, конечно, – я поспешил поблагодарить.

– Благодарностью сыт не будешь, рыцарь. А вот десяток серебряных монет пришелся бы кстати.

Дороговато, орки меня раздери! К слабенькому магу с такой суммой идут. Я полез в кошель. Пяток серебрушек, несколько медяков и один золотой. Ну да ладно, не стоит мелочиться.

– Держи, – в ладонь ведьмы легла золотая монета, – тут чуть больше, чем ты просишь, но, думаю, никто не обидится.

– Спасибо, благородный рыцарь. А теперь ступайте, ступайте.

И мы повернули коней в замок.

Глава 22

Нарин, гном

И что находят люди в этой охоте? Мчаться по полям и лесам, гнать собак, преследовать кабанов, оленей и прочую живность. Брать на рогатину крупного зверя, рискуя быть смятым, затоптанным, убитым в конце концов. К чему все это? Уж если захочется есть, а купить нечего – так можно силки поставить. Или пострелять из луков, хотя это больше эльфы любят. При всем моем отношении к остроухим должен признать, что их способ куда более привлекателен даже для гнома. А вместо лука всегда арбалет взять можно. Никак мне не понять, как может охота быть развлечением, а тем более удовольствием.

Большинство гномов вполне разделяли мою точку зрения. Поэтому, как только герцог с желающими поохотиться покинули замок, мы остались на попечении однорукого Торина. Во двор вынесли столы, эконом велел выкатить бочонок пива, ребята достали из повозок ещё два. Слуги соорудили нехитрую закуску – соленую рыбку, сало, всякую зелень да грибы. Благодать. Вот это – отдых, вот это – удовольствие и развлечение. А то, что Гленд и трое его приятелей вместе с Рохмардом и прочими на охоту потащились – так это не от большого ума. Командир гномьих наемников вообще парень не без странностей. Последнее время он активно в верховой езде упражняется. Купил в Велигарде маленького конька, с ослика ростом, и полдороги до герцогского замка провел в седле. Ничего не скажешь, хорошее занятие для гнома. Есть же старые добрые повозки, чего ещё Гленду надо? Не иначе турнир голову ему вскружил, в рыцари вздумал подаваться. Ну так пусть себе отбивает все, что можно, а мы пока пиво попьем, байки потравим да о жизни побеседуем.

Старина Торин все переживал за свою руку. Точнее сказать, за то, что от неё осталось. Не повезло, ох как не повезло. Теперь хочет накопить побольше денег да к магу жизни обратиться. Не знаю, судя по тому, сколько герцогский эконом сумел заработать на службе, не видать ему помощи мага ещё лет пять, а то и все десять. По-настоящему хороший чародей берет очень дорого. Да и где отыскать такого? Глендовы ребята начали наперебой перечислять знакомых им магов, потом всех тех, о ком слышали хоть что-нибудь. Сам Торин сообщил, что герцог очень советовал ему поехать в Казгард, имперские маги, дескать, достигли таких высот, о каких местным только мечтать. Может, и так, богам виднее. Но судя по тому, что творится сейчас в Казгарде – не зря же оттуда Ва'Лет сбежал – там жить стало совсем не сладко. За грядущие годы, разумеется, много воды утечет, многое изменится. Может, стоит и в Империю бедняге заглянуть. Ну а по мне, о чем я сразу же заявил, в этом скорее поможет магия эльфов. Надеюсь, жив мой друг, мастер Ва'Дим, и лорды Первых лесов не сильно на него злятся. Так-то эльфы ни за что не помогут. Не любят они нашего брата. А если что, так с честного гнома втридорога дерут.

Разговор как-то перешел на князя Ва'Дима и мою книгу забавных и поучительных историй. Когда два бочонка были благополучно выпиты, все гномы наперебой начали рассказывать мне свои байки. Уж не знаю, чего им больше хотелось – чтобы я их истории опубликовал, тем самым имена навечно прославив, или, что вероятнее, свою толику дохода получить. Вот только все их рассказы настолько известны любому порядочному гному, что, соверши я глупость и помести их в книгу, никто читать её и не подумает. Полистает и даже не купит. Особенно позабавили меня попытки пересказать байки из уже вышедшей моей книжки. Сколько же пива нужно выпить. Нет, с этим пора кончать.

– А вы знаете о моем дальнем родиче, братцы? – произнес я, подымая кубок. – Его тоже Торином зовут. Есть у него сынок, по имени Малыш. Папа то гном, мамочка же – дракона. Ростом этот Малыш, ну как если нашего князя Ва'Лета раза в полтора, а то и в два увеличить, объемов соответствующих, кожа зеленым отливает. Силищи немереной. Больше всего любит он орчанок, уж сколько в степи им детишек наделал…

Так и знал, никто мне не поверил, хотя эта история о моем родственнике правдива от начала и до конца (разве что рост слегка преувеличил, ну так это нестрашно, сам-то я его никогда и не видел). Все смеются, а кто-то даже сказал, что истории да шутки, написанные мною вместе с князем Ва'Димом, гораздо интереснее. Ну их, не буду больше рассказывать!

Ва'Лет. Северный князь

Не так часто доводилось мне бывать на охоте. Нет, разумеется, охотился я с самого детства – зайцев да белок из лука бил, отец однажды взял на охоту на кабанов. Вот это было зрелище, когда он с рогатиной вышел против матерого секача и завалил, словно играючи. Потом, когда мы бежали из Империи, нам частенько приходилось добывать себе пищу с помощью луков или арбалетов. Но вот в благородных забавах, подобно той, на которую Рохмард позвал, я, почитай, и не участвовал. Не до того было, наше дело – служба. Вот однажды ещё молодым, тогда мне и голову не обрили, попал в загонщики, когда наместнику южных провинций вздумалось умаслить столичного чиновника. Тот случай мне хорошо запомнился потому, что я споткнулся о какой-то камень, подвернул ногу и пару дней провалялся на койке. Никакого зверя тогда не то что не загнал, даже не увидел.

Пришлось к Астенору обращаться за советом, как тут, в западных королевствах, принято охотиться благородным господам. Оказалось, ничего сложного и нет. Скачи себе на коне, собаки дичь гонят. Подскачешь поближе – метай пику. Ну или копье потяжелее, если вместо оленя тебе попадется кабан. Стрелять из луков не принято. Приветствуется, если между тобой и зверем случается что-то вроде единоборства. Это когда на тебя выходит разъяренный медведь, или все тот же кабан. Понятно, значит, надо поступать, как отец в родном фьорде. Ничего страшного, справлюсь. Не страшнее местное зверье конных панцирников Шокара. Только нужно быть внимательным да хладнокровным, не горячиться почем зря.

С самого утра в замке слышались лай собак, конский топот да шум герцогских слуг. По местной традиции до охоты никто не ел, все предстояло делать на голодный желудок. Что-то в этом обычае есть, хотя я бы перекусил немного. Гномы решили остаться, герцогский управитель им уже столы ставил. Хорошо устроились – и пиво попьют, и поедят в охотку. А вечером и нашей добычи отведают. Предводитель же их оседлал своего конька и собрался вместе с нами. И ведь молодец Гленд, уважаю. Сменил удобную гномью повозку на лошадь – это уже поступок. И не как куль с мукой, а неплохо в седле держится.

А вот и Найра. На своей белой кобылке, с легкой пикой в руке и луком за спиной. Дева-воительница, словно сошедшая из наших северных легенд, не иначе. Я невольно залюбовался, пока не получил тычок в бок.

– Нравится тебе моя дочка, князь? – услышал я голос герцога. – Вижу, что нравится. Ты смотри…

Подмигнув мне, Рохмард отправился дать последние указания псарям.

Через некоторое время мы уже скакали по полю до леса, что чернел в отдалении к западу от замка. Ко мне подъехала Найра, кивнула головой, а её улыбка…

– Наши загонщики выследили вчера оленей, – произнесла она. – Так отец говорил. Ну а для тебя, любезный князь, и для твоих соратников найдется зверь посерьезнее. Потом поедем в дубраву, секачей там множество. Если повезет, то и медведя возьмете. Вроде видел там следопыт наш Каст берлогу.

– Ты часто бывала на охоте? – спросил я.

– Да, последние два года отец постоянно берет меня с собой.

– Мой отец иногда брал меня. Но тогда я был ещё моложе, чем ты сейчас. Пожалуй, даже моложе Гилии.

– А что Гилия? – дочь герцога не иначе обиделась. Тон её изменился, губки надулись. Неужели ревнует? Было бы к кому. За Гилией вот Аграстей припустился, заговорить пытается. Нет, зря ты, Найра, так.

Девушка между тем отъехала от меня, я пришпорил коня и вскоре оказался в компании герцога и Гленда. Начались разговоры матерых вояк, а там и лес показался рядом.

Сэр Аграстей. Рыцарь

Ну что за невезение, все никак не получается даже заговорить с Гилией, тем более предложить ей флягу с напитком от ведьмы. Как очаруешь красотку? Тут ещё дочка герцога рядом оказалась. Думал я, что теперь-то получится беседа, да только зря. Девицы тут же приотстали, заговорили о своем, так что пришлось мне поскакать вперед.

– Не получается, благородный сэр?

И откуда только это Руг появился? Вроде же не было его рядом.

– Не переживай, рыцарь. У тебя появится возможность, надо только подождать. Скоро мы подъедем к лесу, погоним оленей. Все взбодрятся, захочется пить. Тогда у тебя получится. Только не оставайся с Гилией один на один. Подожди, когда она окажется в обществе герцогской дочки. И сам будь в компании, лучше оруженосцев, герцогского да княжьего. Ты, как я знаю, с обоими в хороших отношениях. Ну и я рядом буду. Запою какую-нибудь балладу, чтобы усладить слух. Вот тогда и протягивай Гилии свою флягу. И помни, в глаза смотри.

– А что потом, Руг?

– Это ты меня спрашиваешь? Тебе виднее, что потом. Лучше всего, пока зелье действует, увести куда-нибудь милашку. Но только чтобы никто не видел. Если что, я помогу.

– Не так далеко отцовы владения, есть там по пути одна башенка, – начал я размышлять вслух. – Надо взять на полдень и ехать часа два.

– Сгодится, благородный рыцарь. Зелья хватит на целый день, все остальное – в твоих руках. А теперь поспеши, мы подъезжаем к лесу.

Гилия. Рыцарь

Вдоволь мы нагонялись за оленями. Таких красавцев даже убивать жалко. Погонять их, узнать, кто быстрее – вот занятие по моей душе. Но лишать жизни? Что, мяса у герцога не хватает? Не понимаю я этих мужиков. И Найра туда же. Мчится вперед, чуть ли не всех обогнала, пика в руке. Богиня войны, право слово.

Так мы скакали часа два, может, и больше, сколько добыли – я не считала… Сама ни одного зверя не тронула, даже Фоксу свое оружие отдала. Но вот герцог протрубил в рог и велел собрать всех.

– Я думаю, достаточно мы натешились в этом лесу, благородные гости, – произнес Рохмар. – Давайте передохнем и отправимся в другое место. Довольно оленей, мои слуги доставят все в замок и отделят каждому его трофей. Нас же ждет дичь поопаснее, но тем и больше чести её добыть. Поедем в дубраву!

Только я собралась позвать Фокса, чтобы отдать ему коня, как его и след простыл. Куда подевался полулис? Может, решил взглянуть на добычу? Ладно, сама в поводу подержу. Или нет, пока из седла слезать не буду. Вот и Найра так же поступила. А кто это с ней? Молодой Астенор, потом оруженосец герцога, как там его звать? Не помню. Менестрель рядом.

– Не желают ли благородные господа услышать мои скромные песни? – произнес Руг и тут же заиграл на лютне. Исполнял он какую-то балладу о мельничихе и влюбленном в неё рыбаке.

Тут появился сэр Аграстей. Ну какого демона, скажите на милость? Так хорошо было. Определенно этот рыцарь не понял, что мне он совсем не нужен. Нет, хорош, и вроде учтив. Но вот когда полез целоваться…

– Никто не хочет утолить жажду? – произнес рыцарь, снимая с пояса фляжку. – У меня чудный напиток.

С этими словами он протянул фляжку мне. Пить и в самом деле хочется. Жарко, да и умаялись мы в этой скачке. Ладно, не буду столь дуться на Аграстея. Напиток и в самом деле хорош. И песня о влюбленных прекрасна. А глаза у молодого рыцаря такие зеленые… Такие милые… И сам он такой…

Руг. Менестрель

Получилось. Ведьма свое дело знает, не зря мне её рекомендовали. Вот как смотрит девчонка на молодого рыцаренка. Если он время даром терять не будет, то все выйдет как надо.

И, кажется, получилось ещё кое-что интересное. После Гилии флягу взял Орвальд, оруженосец герцога, но сам пить не стал, а протянул леди Найре. Да и посмотрел на неё. Так что зелье второй раз сработало. Оруженосец, похоже, давно сох по дочке своего господина. Во всяком случае, на Ва'Лета он вечно волком смотрел. Ещё бы, против варвара у него никаких шансов. Даром что баронский сынок. Герцог своих сослуживцев привечает, это всем известно. А тут целый князь, правда, без княжества, насколько мне известно. Но с боевым опытом, герой турнира. И Рохмарду, и самой Найре пришелся по душе. Но теперь, ха-ха… Думаю, если Орвальд поймет что к чему и тоже не будет терять время зря…

Впрочем, нет мне дела до Орвальда. Мне бы всех их куда подальше от Аграстея и Гилии заманить. Фокса я уже спровадил, точнее, не я, а Ларг с моей подачи. Теперь остальных отвлеку.

– Не желают ли благородные господа услышать ещё одну балладу, пока Сиятельный Рохмард не позвал нас снова в путь? Только давайте переместимся в тень, здесь слишком жарко, – произнес я.

А сам делаю знак Аграстею, мол, действуй, увози девчонку. Вроде все получилось. Найра от Орвальда глаз отвести не может. Астенор вперед поскакал. Пожалуй, никто и не видел, что Гилия с рыцарем в другую сторону повернули. Все будут думать, что они тоже поехали в дубраву. Потом кабаны, а то и медведи. И никому не будет дела до рыцаря и девчонки. Надо и мне поспешить.

Глава 23

Найра. Дочь герцога

Как все стало весело вокруг. Птички поют, бабочки летают. Ветерок такой свежий и приятный. Благодать, одним словом. И зачем куда-то скакать, гнаться за этими кабанами? Вот рядом Орвальд, что за прелесть. С каким бы удовольствием очутилась у него в объятиях, он бы зацеловал меня с ног до головы. Или нет, лучше не отцовский оруженосец. Аграстей, благородный рыцарь. Прекрасный, молодой, хорошо воспитанный. Чем мне не муж, а батюшке моему не наследник? Или Орвальд? Как они все-таки похожи. Кажется, между ними есть дальнее родство. Так Аграстей или Орвальд, рыцарь или оруженосец?

Оглянулась я по сторонам, а Аграстея и нет рядом. Куда он подевался? Неужели увела его эта соплячка Гилия, которая воображает, что она рыцарь? Но она пусть воображает, а вот прекрасный сэр о чем думает? На что ему какая-то беглянка, у которой отец – всего лишь нищий баронишка? Ведь рядом есть наследница герцога. Вот назло буду с Орвальдом! Пусть другие пожалеют.

– Любезный Орвальд, друг мой, – произнесла я ласковым голосом…

А дальше будто провал в памяти…

Словно очнулась. Что такое? Почему я лежу на плаще? Какого орка меня целует отцовский оруженосец? Что он возомнил? Нет, хвала богам, ничего не успело случиться! Я от души вкатила наглецу пощечину.

Но, леди Найра, ведь сама… – заблеял молодчик.

– Да как ты смеешь! – Я ударила его ещё раз. – Вот скажу отцу, будет висеть твоя голова на воротах замка. Ишь чего удумал!

В ответ раздалось какое-то мычание. Орвальд пытался оправдаться, но я уже не слушала. Вскочила на свою кобылку и помчалась догонять остальных. Только бы у оруженосца хватило ума молчать! Только бы батюшка не узнал. Только бы до князя Ва'Лета не дошло! И что это со мной приключилось? Колдовство, не иначе.

Гленд. Гном, командир отряда

Мне понравилось охотиться. Когда гнались за оленями, я было пожалел, что уселся в седло, едва не отбил себе все, что только было можно. И, досадно, ни один олень мне не достался. Но вот когда герцог направил охоту в дубраву, где его ловчие выследили кабанов, все сразу стало по-другому. Кто-то отправился с загонщиками, мы же с Рохмардом, Ва'Летом, Лотианом, двумя десятниками из северных варваров и несколькими герцогскими вассалами спешились, взяли в руки рогатины и стали ждать. Ощущения, когда на тебя несется матерый секач, который в холке выше, чем ты сам – непередаваемые. Но я смело принял его на свое оружие, пусть рост мой не велик, но силенки поболе будет, чем у людей. Так что кабана одолел, можно сказать, играючи.

– Молодчина, брат Гленд! – услышал я голос князя Ва'Лета. – Ловко ты эту зверюгу взял. А медведя сможешь?

– Где бы этого медведя ещё отыскать, мои егеря так и не обнаружили берлоги, – присоединился к нам Рохмард. – Но хватит разговоров, я слышу звук охотничьего рога. Это Рикен. Видать, ещё кабанов гонят. Будьте внимательны, друзья.

Следующий зверь был не такой крупный, но заставил меня поволноваться. Я по дури ударил его рогатиной в голову, а та крепкая, что горный дракон. Кабану хоть бы что, а древко сломалось. Так и прет на меня зверюга, пришлось бежать. На ходу я вытащил топор, потом отпрыгнул в сторону и с размаху ударил секача. Есть!

Да, охота на диких кабанов – это прекрасно! Что там про медведя говорили? Надо бы при случае и на этого зверя пойти.

Я даже пожалел, когда Рохмард протрубил в свой рог, призывая всех собраться на поляне. Слуги герцога уже разбирались с тушами убитых животных.

– Знатный выйдет пир, – шепнул мне Ва'Лет. – У нас будут хорошие проводы. Твои рубаки не все пиво прикончили?

– Надеюсь, что нет. Да и у сиятельного Рохмарда в погребах бочонков хватает. Мне однорукий Торин давеча хвастался герцогскими богатствами.

– Казгардское там точно есть, – заметил князь. – Это я от самого герцога знаю. Однако пора и возвращаться. Где там все? Вот Астенор, с ловчими возвращается. Пожалуй, я зря отправил его с загонщиками, надо было парню дать возможность вступить в единоборство с кабаном. Фокса вижу. Ловкий полулис, ничего не скажешь. Метко стреляет, повезло девчонке с оруженосцем. Стоп, а девчонка где?

– Подождем немного, князь, ещё не все собрались, – отвечал я. – Да и что тебя так волнует отсутствие Гилии?

– Привык отвечать за каждого бойца в отряде, мастер Гленд.

– Это дело. Но расслабься, здесь мы не на войне. Если кто и отстанет, дорогу до герцогского замка сложно не отыскать. Пойдем, нас зовет Рохмар.

Мы подошли к герцогу, о чем-то поговорили. Ва'Лет вскорости очутился в обществе Найры и, вроде, начал читать герцогской дочке стихи. Мне же пришлось говорить с папашей о военном деле, вспоминать тонкости атаки хирдом. Ну а потом мы сели на коней и неспешно отправились в замок.

Ва'Лет. Северный князь

Всю обратную дорогу я провел в обществе герцогской дочки. Найра была любезной и приветливой, перестала на меня сердиться. Да и повода ведь тогда не было, правда? Но кто этих девушек разберет. Мне невольно вспомнилась Ктимена, несостоявшаяся невеста, да отнесется к ней благосклонно Великая Мать в чертогах своих. Дочь патриция Палланта порой могла надуть губки ничуть не хуже, чем давеча дочь герцога Рохмарда. Тоже по пустякам, или вовсе без оных. Видимо, это у них родственное, от казгардских вельмож, точнее матрон.

Улыбка Найры, буду честен, мне нравится куда больше, чем Ктимены. Лучистее, ярче, искреннее. Не испортили наследницу Сиятельного высший свет, придворные нравы и дворцовые интриги. Тролль раздери, князь, да ты никак влюбился по новой? Вот только не клянись бородой Во'Дана, что это совсем не так. Хорошо?

Обратный путь до замка показался мне таким коротким, мы толком и не поговорили. Вспомнили парочку казгардских поэтов, я рассказал о наших мастерах слова. Потом плавно перешли на обсуждение охоты. Пожалели, что ловчий Каст напутал с берлогой. Любопытно было бы взглянуть, как гном медведя возьмет. Интересно, ему медведь как мне кто? Как тролль, или как дракон – это Найра думает. Про дракона не знаю, его только мой далекий предок сразил. А с троллями мне два раза столкнуться приходилось. О чем я и не замедлил упомянуть:

– Дело было ещё в моих родных краях, когда мы с друзьями убегали от проклятого Ва'Бура. Забрели в горы, там на тролля и напоролись. Скакали от него не хуже сегодняшних оленей, залезали на самые высокие скалы, но он и не думал отставать. Одного моего друга разорвал на части. Но потом нам несказанно повезло. Зацепился тролль о камень, упал. Тут я не медлил. Выхватил вот этот меч и отсек ему голову!

Говоря это, я достал клинок из ножен. Что такое? Да он опять светится, синим огнем так и пылает. Нечисть близко. Прости, Найра, но пора объявлять тревогу.

– Герцог, – крикнул я громко, – труби общий сбор! Мой меч ещё никогда меня не подводил.

– Что могло случиться, до замка совсем недалеко? – удивление Рохмарда было понятным, но, увидев мой меч, батюшка Найры стал серьезным. – Так это правда. Внимание! Рикен, скачи назад, подгони отставших. Каст, а ты стрелой до замка! Если там все спокойно, подними гномов, нечего им пиво пить целый день. И парней из дружины, само собой.

Пяти минут не прошло, как все собрались около герцога. Так, а все ли? Где этот мальчишка, Аграстей? И Гилии нет. Влюбленные голубки упорхнули с охоты? Очень может быть. Вот только не попались бы они в силки.

Тем временем воротился Каст и сообщил, что до замка не доехал, увидел в стороне пыль, поднятую по дороге, и решил вернуться.

Да что это такое? Опять черные орки разбоем занялись?

Оказалось, так оно и есть. Причем пострадала наша добыча, которую Рохмард отправил пораньше в замок. Мы немедленно пустились в погоню.

Проклятье, с ними ещё и шаман! Никогда не любил колдунов, особенно орочьих. С черными мне сталкиваться ещё не приходилось, но у зеленых шаман – ещё тот противник. Лучше его убивать сразу.

И я даже знаю как.

– Фокс, ты у нас лучший стрелок. Сейчас, когда шаман отвлечется, стреляй ему в голову. Да смотри, не промахнись, на тебя одна надежда.

Чего не ожидал от полулиса, так это приветливого взгляда в ответ. Но парень не подвел. И пока орочий маг отводил пущенное мною копье, стрела Фокса попала ему точно в глаз. Молодец полулис, все бы так у меня стреляли! Расправа с остальными орками была вопросом времени. Нас было больше, пусть и собирались мы не на войну, а на охоту. Но меч или топор имелся у каждого, а рогатина не только на кабана сгодится.

Так что возвращались мы в замок весьма довольные. И дичь добыли, и орков разгромили. Теперь бы ещё доброго вина испить да жареной кабанятиной его закусить. Ну а чего ещё не хватает, я лучше промолчу.

Фокс. Полулис. Оруженосец

Меня очень обеспокоило отсутствие Гилии, а ещё и сэра Аграстея нет. Да Астенор шутит, мол, дело молодое, кровь в жилах заиграла. Но ведь не такая моя госпожа. Этот рыцарь ей совершенно не по нраву, я-то знаю. Так куда же она пропала?

Раз никто искать Гилию не захотел, придется мне самому.

– Езжай, если тебе этого хочется, – сказал мне князь Ва'Лет. – Я уверен, с Гилией все в порядке, ты напрасно её потревожишь. Но не буду тебя отговаривать. Астенор, сопроводи Фокса, помоги собрату-оруженосцу.

И, когда все остальные участники охоты отправились в замок, мы с Астенором двинулись на поиски.

– Вроде у отца Аграстея неподалеку владения, – произнес молодой оруженосец. – Голову даю на отсечение, там мы их найдем. И точно могу сказать, к черным оркам они не попали.

В последнем я и сам был уверен. А вот в остальном… Но с чего начинать наши поиски? Когда я последний раз видел Гилию? Не помню. Отдала она мне лук во время охоты на оленей, а потом Ларг позвал меня к ловчим, кабанов мы вместе загоняли. Спрошу у Астенора.

– Говоришь, когда видел? Дай-ка подумать, – юноша в задумчивости чесал голову, – точно могу сказать, что после охоты на оленей мы слушали песню менестреля. Гилия, Найра, оруженосец герцога и я. Руг чудесную балладу исполнил, вот послушай…

Но мне некогда было слушать баллады, да и слуха у молодца не было. Видать, отдавили ему оба уха, причем не медведь даже, а его господин, князь Ва'Лет самолично.

– А где это было, помнишь? – и, получив утвердительный ответ, я поспешил направить своего коня назад.

Что-то в словах Астенора не давало мне покоя, но вот что? Во имя Пращура Лиса, не пойму!

Удача! В роще мне удалось взять след. Точнее, даже два. Вот в эту сторону прошли два коня, вот и в другую – тоже два. Куда же двигаться? Жаль, что у меня, у всех нас нет нюха настоящих лисиц. Зря в Волкодаве про нас байки сочиняют.

– Давай думать, – произнес оруженосец князя, когда я поделился с ним своими сомнениями. Я поехал вон в том направлении, вслед за остальными охотниками. Менестрель – вслед за мной, но я мчался быстрее, чтобы догнать Ва'Лета. Остаются Гилия с Астенором и Найра с Орвальдом. Вот эти следы, хоть и отходят немного в сторону, но ближе по направлению к дубраве. Скорее всего, тут проехали герцогская дочка и оруженосец. А следы тех коней ведут совсем в другую сторону. Кто бы это мог быть, как ты думаешь?

И ведь в самом деле. Не иначе голову я от волнения потерял, раз сам сразу не догадался. Мы немедленно двинулись по следам тех двух лошадей. Чуть позже я заметил впереди что-то светлое. Это был платочек из эльфийской ткани. Не помню, был ли такой у Гилии, но, скорее всего, был, подарок леди Ларинэ. Значит, мы выбрали верное направление.

– Фокс, давай спешить, скоро стемнеет, – произнес Астенор. – Мы и так потеряли время в роще. Пришпорим коней.

Поскакали средь холмов, ехали достаточно долго. Потом конских следов прибавилось.

– Здесь появились ещё всадники, – рассуждал оруженосец. – Я больше чем уверен, что это вассалы Аграстея. Приготовили теплый прием и поспешили доложить своему рыцарю. Впереди нас ожидает какая-нибудь хижина, охотничий домик или что-то в этом роде. Быстрее, иначе рискуем вообще ничего не увидеть.

Астенор оказался прав, темнота пришла внезапно. На наше счастье, наезженный путь здесь был только один. Будем надеяться, что Гилия и сэр Аграстей не пустили своих лошадей мимо дороги.

Тут моя лошадь о что-то споткнулась, и я едва не вылетел из седла. А когда вгляделся, то чуть не вылетел второй раз. Перед нами лежал труп сэра Аграстея. Мы немедленно слезли с коней.

– Он мертв уже несколько часов, – вынес свой вердикт оруженосец. – Можешь мне поверить. Но вот как он принял свою смерть? Крови нет, ран тоже. Похоже, что задушили нашего рыцаря. У тебя огнива нет? Факел бы соорудить.

Но нет, никаких следов на шее бедняги обнаружено не было. А это значит…

– Магия, – высказал Астенор мою мысль. – Ничего другого я предположить не могу. Фокс, ты как знаешь, но надо вернуться в замок. И собирать погоню. От нас двоих толку мало будет.

Глава 24

Рохмард. Герцог

Пир был в самом разгаре, выпили здравицы едва ли не за каждого из гостей, персонально за меня и Найру. Захмелевшие гномы уже подумывали покинуть стол. Люди ещё держались и собирались просидеть пару часов, а по князю Ва'Лету и не видно было, что он хоть один полный кубок осушил. В основном он разговаривал со мной, вспоминали Казгардскую Империю, я рассказывал все, что мог вспомнить о его брате.

И тут в зале показались два оруженосца, полулис и человек. Подбежали к северянину, стали что-то шептать ему на ухо.

– Говори громко, – велел князь.

Вот уж новость так новость. Найден труп молодого Аграстея. Гилия исчезла. Выходит, не миловаться они поехали, а я было начал завидовать родичу. Или как раз миловаться, но им помешали? Но кто? Те самые черные орки, которые пытались ограбить моих слуг? Надо снаряжать погоню. И, ведь как назло, многие уже пьяны, а вокруг глубокая ночь.

Я встал со своего кресла и объявил, что пир закончен. Потом кликнул Торина, велел ему найти Каста и Рикена, если надо, то холодной водой облить, но пусть немедленно выезжают с Фоксом и Астенором. Да, Орвальда с ними отправлю, несколько дружинников, пусть ещё ловчие посообразительнее поедут, собак возьмут. Если остался след, они его найдут.

Тем временем вокруг князя Ва'Лета начали собираться его люди, из тех, кто не захмелел, тут же рядом оказались два рыцаря из моих вассалов, несколько гномов и маг, как там его зовут, Жимар, что ли?

– Готовимся выступать, – говорил им северянин, – дело нечистое. Твоя помощь, мастер Жимар, будет совсем не лишней. Гленд, Нарин, гномью повозку мы не возьмем, если кто из вашего брата согласен скакать в седле, то прошу с нами.

Гленд улыбнулся, он ведь показал себе неплохим наездником. Остальные гномы начали бурчать, что они и пешком пойдут. Нарин же спросил, кто возьмет его на круп своего скакуна, он в любом случае не останется в замке, пока Гилия в опасности.

– Давай ко мне, уважаемый гном, – предложил ему один из десятников, – я вроде легкий.

В общем, полчаса спустя мы выехали из замка. Взяли с собой запас факелов, хоть и звезды с ночным светилом вышли на небо, но лишним не будет.

Трей. Ратник

Не очень приятно срываться с пиршества и нестись среди ночи незнамо куда. Но приказ – есть приказ. Тем более, когда пропала леди Гилия. Услыхав такую новость от князя Ва'Лета, мы с ребятами сперва не поверили собственным ушам. Потом вспомнили сражение с орками и окончательно уверовали в том, что дело серьезно. Стали собираться. Мой приятель, десятник Ларг, посадил к себе за спину гнома, мастера Нарина. За час добрались до того места, где оруженосцы обнаружили тело молодого рыцаря. Там уже ждали люди герцога.

– Собаки взяли след, – докладывал кто-то из воинов Сиятельного Рохмарда. – Каст с Орвальдом отправились разведывать, полулис с ними и ещё пятеро ребят.

– Молодцы, – похвалил герцог и обратился к одному из своих подчиненных. – Рикен, возьмешь двоих и доставьте тело Аграстея в замок. Положите в холодный погреб. Когда вернемся – отвезем в Долину Пяти Ручьев. Ох, огорчится кузина.

Раздав указания, Рохмард направил своего скакуна вперед. За ним – северный варвар и все остальные. Я ехал рядом с Ларгом, между нами и гномом завязался разговор. Все мы не могли понять, что же случилось?

– Нет, уверяю уважаемых воинов, – настаивал мастер Нарин, – я неплохо знаю Гилию, все что говорилось о влюбленных – ерунда. Девушка сбежала из отцовского замка, когда её собирались выдавать замуж за графа. Она мечтала стать рыцарем и осуществила свою мечту.

– А теперь поняла, – промолвил я, что мечта была не той, что удел девицы – не война. Замуж её, небось, за старика отдать хотели, как некогда в нашей деревне дочку мельника, что с горя в воду бросилась. Покойный же рыцарь и молод, и лицом хорош. Был.

– Нет, сэр Аграстей совсем ей не нравился, поверьте. Вроде, он даже схлопотал от неё пощечину, видел я нечто подобное, – сказал Ларг.

– Тогда… – размышлял я вслух, – Ларг, помнишь, как твоя бабка замуж вышла?

– Ты про то, что дед её похитил, а за сироту заступиться было некому?

– Не было ли тут похожего? Рыцарь, которого отвергают, решает похитить девицу. Я слышал, что он родом откуда-то неподалеку. Везет Гилию в свой замок…

– А что дальше? Допустим, так оно и было. Но кто на них напал, кто убил благородного сэра? – пробормотал гном, теребя свою бороду.

– Как кто, черные орки! – воскликнул я. – Это и младенцу понятно! Часть из них повезла леди Гилию в свои владения, остальные решили прошерстить дорогу, встретили герцогских ловчих с дичью, а потом и нас.

– Друг мой Трей, вспомни, мы ведь этими же местами до полуострова дошли. Ты хоть одного черного орка видел? До твоей деревни тоже не так далеко. В тамошних краях они обитают поблизости?

А ведь гном верно говорит. Хвала богам, нет у нас таких соседей. Что черные орки, что зеленые – далеко от нас их земли. Но ведь я второй раз за последние два месяца сталкиваюсь с представителями этой расы, вчера даже двух убил! Ничего не понимаю.

Ларг и мастер Нарин понимали не больше меня. Ни откуда орки взялись, ни зачем им понадобилась Гилия.

– Стой! – раздался меж тем негромкий голос Ва'Лета. Удивительно, я думал этот варвар только рычать подобно троллю умеет.

Оказалось, вернулся герцогский следопыт. Он сообщил, что следы вывели на большой торговый тракт. Вот и решили доложить Рохмарду.

Ну что же, на тракт, так на тракт. Какая нам разница, где преследовать похитителей. Так даже лучше, чем в лесу и средь холмов.

Жимар. Маг

Прав был Астенор, когда говорил, что молодого рыцаря убили с помощью магии. Но, помоги боги, я никак не могу понять, в чем тут дело. И остатки следов в ауре не дают никакой подсказки. Вот читал я в казгардской книге, которую подарил мне князь Ва'Лет, об одном древнем заклинании, настолько древнем, что оно и не сохранилось, известно лишь, да и не совсем точно, что оно делало. Называлось оно «выпивание души». Но ведь ясно в книге говорится, что это заклинание пропало. Там ещё было сказано что-то про демонов, проклятия. Невольно напоминало сликовников, хоть имя их покровителя и не называлось. Однако, насколько мне известно, и служители проклятого божка не владеют подобным. Иначе пользовались бы они им направо и налево, убивали неугодных королей да императоров, а то и эльфийских лордов.

Но, быть может, я с испугу возомнил невесть что? У страха, как известно, глаза велики. И совпало, что, пока герцог пировал с гостями, я как раз читал эту книгу, пытаясь понять тонкости искусства имперских коллег. Ведь что мне на пиру делать? Вино и пиво не подходяще для нашего брата напитки, отведал я кабанятины да и ушел тихонько из-за стола, поблагодарив перед этим хозяина. И даже не гадал, что через пару часов в мою комнату постучится Ва'Лет и произнесет:

– Аграстей убит, Гилия пропала. Жимар, надо ехать!

Теперь, когда мы выбрались на торговый тракт, что вел из владений Рохмарда в земли его формального суверена – короля Гримбольда, я все думал, что же меня смущает. Что здесь не так? Вспомнив совет своего старого наставника, я начал размышлять с самого начала.

Итак, во время охоты сэр Аграстей и леди Гилия, вместо того чтобы поехать за всеми в дубраву и бить кабанов, отправились совершенно в противоположную сторону. И, как сообщил Фокс, ехали спокойно. Следы их коней он видел отчетливо. Если бы что случилось не так, полулис бы заметил. Но что могло заставить нашу наместницу поехать с молодым рыцарем? Вот только не любовь, что бы другие там ни говорили. Да, Аграстей увивался за ней, как плющ, хотя ночи проводил со служанками. Но Гилии он был безразличен, я хоть и не маг разума, но это можно было понять и не будучи магом. Как он однажды полез к нашему Младшему Цвету Сердца Леса с поцелуем и получил пощечину – я видел. Как раз в герцогскую библиотеку направился. Ещё подумал тогда, что сэр Аграстей от вожделения совсем голову потерял. Но, проклятье, что тогда заставило их поехать вместе? Рыцарь что-то узнал важное, о чем непременно должен был сообщить? Или показать? Это похоже на правду. А что потом? В том месте, где найден был труп молодого рыцаря, не было следов иных лошадей, кроме коней Аграстея и Гилии. Что же это значит? Они ехали, на рыцаря воздействовали заклинанием, и он умер. Бред. Если те чары с выпиванием души и стали кому-то известны, то на расстоянии они не действуют. Ведь не думаю же я, что эту магию освоила Гилия? У неё и магических способностей нет. Да каких магических, даже ведьмой она не станет.

Стоп, а если рыцаря убили в другом месте, хотя бы там, где начинались следы уже других коней, а труп подбросили? Эх, надо было Фоксу и Астенору не только по тропке ехать, а окрестности прочесать. Оруженосцы же, как тело рыцаря обнаружили, сразу в замок повернули. Скорее всего, моя версия не так уж и неправильна. Получается, ехали сэр Аграстей с леди Гилией, кого-то встретили. Юношу убили, девушку забрали. Вот только кто? Одно могу сказать, это точно были не черные орки. Никаких следов их пребывания на этой дороге нет. Это я как маг говорю, пусть и не самый великий, а точнее один из слабых.

– Тревога! – слышится впереди чей-то голос.

Это один из людей герцога. Похоже, засаду обнаружили. Похвалю Рохмарда, не зря своих ловчих в разведку пустил. Так, где там мой амулет? Магическое подкрепление не помешает.

Ва'Лет. Северный князь

Хвала Во'Дану, наша ночная прогулка оказалась короткой. Мне всякие мысли в голову лезли. И то, что нас из замка специально выманивали, чтобы его захватить. И наоборот, чтобы расправиться с нами или с герцогом, в чистом поле, под покровом ночи. Потом я подумал, что долгое пребывание в Казгарде, помноженное на захват нашего родового поместья Ва'Буром, не пошло на пользу – везде заговоры мерещатся. Оказалось, все несколько проще, хотя я так и не понял, кто и зачем похитил Гилию.

Посланных герцогом в разведку обстреляли из-за деревьев. Одному не повезло, стрела попала в шею, парень явно не жилец. Остальные рванули назад и подняли тревогу. Мы пустились в погоню. Жимар как-то заставил наши факелы светить ярче, чем это бывает от обычного огня. А Рохмард велел поджечь пару деревьев на обочине дороги. Так что вскоре стало видно, как несколько человек в темных плащах куда-то скачут. Чуть позже они свернули с тракта на тропку, а потом вдали показалась какая-то хижина. Наши противники ничего и предпринять не успели, как получили стрелы в спины. Кто умер сразу, кто успел достигнуть дома, но это им не особо помогло. Ведь нас было больше.

Когда мы ворвались в хижину, то увидели там связанную Гилию. Хвала богам, уже внешне было видно, что она не пострадала. Охраняли её несколько охламонов разбойничьего вида, которых схватили люди герцога. Завтра разберемся, в чем тут дело. Теперь же в замок, надеюсь, там все в порядке.

Глава 25

Дрейк. Сенбернар

Вот позабыли про меня люди, а теперь удивляются, почему так случилось. Надо было меня на охоту брать. В своре хозяина здешнего замка такие интересные и симпатичные собаки попадаются. Я бы с удовольствием с ними пообщался. На природе, на полянах, гав-гав, красота! А с несколькими псами с не меньшим удовольствием бы подрался. Р-р-р! И против тех огромных свиней с густой коричневой щетиной я бы сгодился. Но вот меня не взяли. Нехорошо, гав! Будь я там, с той девушкой, которой служит Фокс, ничего бы не случилось. Я бы сумел её сберечь. Точно так же, как давеча сторожил её комнату. Нет, не ценят здесь честного пса, р-р-р, гав! Ну ладно люди, меня только новый хозяин Вадим понимает. Но Фокс… Он же почти нашего псового племени. Гав! Не дам ему больше чесать меня за ухом!

Гилия. Рыцарь

Они убили Аграстея! До сих пор не могу в это поверить. Это просто кошмарный сон. Вот только что молодой и прекрасный рыцарь был рядом, мы разговаривали, он страстно меня целовал. И теперь его нет. Я уже думала, что мы будем вместе. Что, как королева Энор и герцог Пэр, о которых он давеча рассказывал, мы совершим немало подвигов.

Что мы будем стоять спина к спине, как пели государыни эльфийки, против всех врагов, кто только попадется…{3}

…Что такое? Я сошла с ума? Что со мной случилось? Почему я думаю о сэре Аграстее так, будто любила его больше жизни? Это какое-то наваждение. Нет, в самом деле, будто кошмарный сон. Ничего не понимаю. Зачем мы поехали с ним по какой-то дорожке? Нам же нужно было спешить в дубраву? Все собирались охотиться на кабанов. Что мы делали в пути? Неужели и в самом деле целовались? Или было что похуже для честной девушки? Нет, этого не случилось, хвала богам. Словно в бреду я помню, что внезапно впереди показалась какая-то женщина, одетая в темную накидку. Но вот как она выглядела, каким было её лицо? Не скажу. Сэр Аграстей удивленно заговорил с ней, я даже подумала, что они знакомы. А потом? Что было потом? Дальше я помню себя на лошади, кругом непонятные люди. Потом хижина, со мной пытается говорить та женщина. Спросила мое имя, кто я такая. Долго смеялась, когда услышала о моем рыцарском сане. Другие люди, что были в хижине, вторили ей своим безумным гоготом…

…Аграстей, милый Аграстей! Что же с тобой случилось? Ты вдруг побледнел, из тебя как будто начала уходить жизнь. Я помню твои последние слова, любимый:

– Прости, леди Гилия. Я – дурак. Я не должен был так поступать с тобой. Меня перехитрили. Я люблю тебя!

И словно воздух вышел из его уст. Что же он имел в виду? Что хотел мне сказать? Откуда взялись эти люди? Зачем они сажают меня на другую лошадь? Зачем они берут мою кобылку и коня Аграстея? Что они хотят сделать с телом моего милого? Не понимаю. Помогите, боги!..

… Ужасно болит голова. Не могу ничего понять. Эти люди в хижине явно кого-то поджидали. Женщина ушла, остались только воины, хотя какие они воины? На разбойников больше похожи. Меня не тронули. Они явно кого-то ждали. Наверное, чтобы отдать бедную Гилию более значительному лицу. А потом снаружи раздался шум, звон мечей. Никогда бы не подумала, что буду рада видеть лицо этого северного тролля, князя Ва'Лета. Он первым ворвался в помещение. Ударом кулака сшиб с ног одного моего надзирателя. А второго сшиб герцог Рохмард. Потом герцог взял меня на руки, словно ребенка, и вынес на свежий воздух.

Дальше я помню себя уже в этой комнате. Рядом с моей кроватью сидели Найра и маг Жимар, чуть в отдалении находился Фокс, а мою руку вовсю вылизывал здоровенный пес князя Ва'Дима. Что же со мной было?

Нарин. Гном

Мы совещались в личных апартаментах герцога – сам Сиятельный, Ва'Лет, Гленд, маг Жимар, какой-то барон, вассал Рохмарда, чьего имени я не запомнил, сэр Лотиан и я. Потом позвали однорукого Торина и двух герцогских следопытов. Обсуждали, что же случилось с Гилией и как на это нам реагировать. Люди Рохмарда оказались пытальщиками никудышными. Захваченных в хижине так и не могли разговорить. Они в упор не желали сознаваться, зачем похитили бедную девчушку и кто их нанял. Жимар произнес, что слышал, как в бреду Гилия говорила о какой-то женщине, которую вроде узнал Аграстей перед смертью. Но, если я понял правильно, пленные не произнесли о ней ни слова.

– Ещё пытать! – злился герцог. – Если понадобится – пятки жечь!

Это совершенно не вязалось с образом милейшего Рохмарда, гостеприимного хозяина и любящего отца. И, сдается мне, его стражники – слишком честные солдаты, чтобы осуществлять пытки. И тут Каст, один из следопытов, произнес:

– Скорее всего, я неправ, Сиятельный Рохмард, но неподалеку от Сосновой скалы поселилась какая-то странная женщина.

– И я узнаю это в самый последний момент! Почему мне сразу никто не сообщил, проклятье на ваши головы?! Болваны! Олухи!

– Но, господин, – похоже, Каст не на шутку испугался, видать, не привык видеть герцога в гневе, – я сам узнал об этом совсем недавно. Тогда в Балигарде ещё проходил турнир… А потом все ожидали прибытия уважаемых гостей…

– Ладно, разбор отложим на потом, – герцог вздохнул, и лицо его немного подобрело. – Может, ты и неправ, но ведьму следует навестить, привести сюда и устроить очную ставку с пленниками. А может, и с Гилией.

– С леди Гилией лучше не надо, – вмешался в разговор Жимар. – Ей все ещё нездоровится. Она постоянно теряет сознание, бредит. То признается в любви к покойному сэру Аграстею, то пытается здраво соображать. Леди Найра все ещё сидит у её изголовья.

– Да, я попросил дочку составить компанию бедняжке.

– Господин герцог, – продолжил маг, – тут говорили о ведьме. У меня почему-то складывается мнение, что Гилию отравили каким-то зельем. А ведь ведьмы понимают в этом толк. Потом смерть Аграстея. Не обошлось без магии. Ведьма на подобное неспособна, но если у неё был амулет…

– Почтенный маг, я мало что понимаю в таких делах, но одно мне ясно – к Сосновой скале надо ехать и как можно скорее. Я пошлю своих лучших воинов, поеду сам. Кто со мной?

Нет, увольте, после вчерашней скачки на крупе коня десятника Ларга я в седло больше не сяду. Теперь только в гномью повозку. Смотрю, и Гленд не хочет покидать замок. А вот северянин согласился. Понимаю, ему перед князем Ва'Димом ответ держать. Он ещё вчера говорил, когда пришла новость о найденном теле Аграстея и пропаже Гилии, как де я в глаза ему смотреть буду? Ладно, пусть люди разбираются. А я пока пойду к гномам, побеседую о том о сем да посмотрю, как в дорогу сборы идут. Ведь завтра, через день в крайнем случае, мы покинем гостеприимный замок. И так засиделись мы здесь слишком.

Через пару часов герцог со спутниками возвратились в замок. Были они очень злые, и я понял, что ведьму так и не нашли.

Ва'Лет потом рассказал мне, что той удалось сбежать. В холмах обнаружили жилище, совершенно случайно, благодаря Фоксу. Нашли какую-то книгу с заклинаниями, несколько амулетов, всяких засушенных лягушек и мышей. И ещё много кувшинов, горлышки которых были залиты воском. Не иначе зелья. Жимар сказал, что у него нет сомнения, ведьма здесь жила. Но вот куда она подевалась? Ждать её не стали, Рохмард велел выставить стражу, а остальным – повернуть коней.

Руг. Менестрель

Все пошло совершенно не так. Незадачливый любовник мертв. Его дама сердца вырвана из лап похитителей. Все ищут ведьму, а она, как нарочно, скрылась. Стражники герцога провели около её хижины едва ли не целый день, их даже сменяли. Но хозяйка так и не появилась. Ещё хорошо, что никто не вспомнил, как мы с Аграстеем возвращались ночью в замок. А также то, что было на охоте. Мне никто ничего не говорит.

Оруженосец герцога ходит мрачнее тучи, пьет вино и волком смотрит на северного князя. Видать, ничего не вышло у него с герцогской дочкой. Надо было быстрее действовать.

Отряд скоро покинет замок, Гилия под вечер почувствовала себя хорошо, оставила свои покои и даже проведала воинов. Все поздравляли её с выздоровлением и спрашивали, когда же, наконец, двинемся дальше. Засиделись мы тут в гостях.

Найра. Дочь герцога

Он уходит! Он должен довести этот отряд до Проклятых Земель, и неизвестно, увижу ли я когда-нибудь милого князя. Я весь вечер ходила как не своя. Но почему Гилия так быстро пришла в себя? Почему им надо покидать наш дом? Почему Ва'Лет не может остаться? Боги мои, я влюбилась! Не могу жить без него. И отцу он понравился.

Может, он ещё вернется? Ведь что делать князю в Проклятых Землях? Там свой князь имеется. Что ему делать во главе своей дружины, которая представляет собой отряд наемников? Не караваны же сопровождать. Но и в землях северных варваров ему делать совершенно нечего. Я ведь знаю, отец рассказывал, а Ва'Лет, смеясь, подтверждал, что на двух жителей там три князя приходятся, причем пятеро из этих трех – Великие. Своего княжества у Ва'Лета нет, ему и возвращаться некуда. В самом деле, помогите боги, пусть он вернется сюда, возьмет меня в жены. Он будет достойным преемником моего батюшки, да мы королевством станем! Я нарожаю ему пятерых сыновей.[6] Только бы он вернулся!

Гилия. Рыцарь

Не может быть! Наш тролль северный, чурбан бесчувственный, влюблен. И, что ещё невероятнее, он – любим. Вечером, когда все разошлись после прощальной трапезы у герцога, пиром назвать её было нельзя, да и не до пиров сейчас было, я вышла на галерею замка. Голова все ещё побаливала, очень хотелось подышать свежим воздухом.

Вдруг сзади послышался какой-то разговор. Не знаю, зачем я спряталась в нише за колонной? Появились Ва'Лет и Найра. Они так смотрели друг на друга, что все было понятно и без слов. Да и к чему мне прислушиваться? Не собираюсь я узнавать их тайны. До меня долетали лишь обрывки слов. Ва'Лет обещал вернуться, когда он будет достоин своей милой. Найра что-то говорила, что он и сейчас достоин лучшей, чем она. Она клялась ждать, просила не задерживаться, ведь каждый день без него будет мукой. Не нужны ей ни золото, ни корона, ни голова дракона, брошенная к её ногам. Ей нужен только он.

Потом они целовались при свете звезд. Я невольно вздохнула. Повезло северянину, он нашел свою любовь. И, оказывается, вовсе он не из гранита, который обмывают холодные волны в их фьордах. И не та самая морская вода у него в жилах вместо крови. Вот только почему он со мной так груб и строг?

Глава 26

Ва'Лет. Северный князь

Наш караван двигался вот уже несколько недель. Хвала богам, ничего серьезного в дороге не происходило. Мы продолжаем быть начеку, не знаю, как там с теми ребятами, кого Гилия набрала в личную дружину князя Ва'Дима, а мои вояки и глендовы гномы едва ли не хватаются за оружие при малейшем шорохе травы. Мало ли что может случиться? Ведь так мы и не разгадали загадку с похищением девчонки, виновных не нашли. Теперь вот гадай, вдруг повторится?

Я иногда думаю, что Гилия была нужна не сама по себе, мало ли симпатичных лиц на белом свете, и покрасивее её будут. Но ведь ей многое ведомо от нашего нанимателя. Тут и право распоряжаться счетом в гномьем банке, и полностью всем в княжестве, пока самого князя нет на месте. Пожалуй, оказал Ва'Дим ей медвежью услугу. Теперь многие подумают, что она – более значительная персона, чем есть на самом деле. Сэр Лотиан как-то спрашивал, не дочка ли она князю.

Вот и приходится мне бдить, бойцам лишний караул давать да смотреть, кабы что не вышло. Не было забот у старины Ва'Лета. Честное слово, уже жалею, что не остался с Рохмардом. Он ведь предлагал, намеки на руку Найры делал. Так хотелось согласиться, но долг есть долг. А в этот гостеприимный замок я ещё вернусь. Вот только дойду до Проклятых Земель, расчет получу, а там посмотрим. Может, стоит прогуляться до родного фьорда, посмотреть, что там делается, вернуть свое княжество. И свататься к герцогской дочери не нищим наемником с сомнительным за пределами северных земель титулом, а коронованной особой. Нет, Найра меня любым примет. И Сиятельный тоже, он бы мне, как зятю, и свое герцогство в перспективе передал бы. Но самому гордость не позволяет. Так что подожду, взойдет ещё моя звезда.

Вчера мы совещались с Гилией и Глендом по поводу того, как проложить маршрут. В основном это касалось вопроса, заходить ли в гномьи горы. Безусловно, гномам этого весьма хочется. Пошли уже разговоры о самом лучшем пиве, о знаменитых кабачках и тому подобном. Гилии, похоже, все равно, или надеется она, что наш наниматель догонит в дороге. Поэтому и не возмущается долгим остановкам. Гленд, как ни странно, выступает против. Говорит, что лучше скорее добраться до Проклятых Земель. А за пивом он и так одну повозку отправит. Боится, что его рубаки перепьются или что не захотят дальше идти? Что до меня, так мне – абсолютно все равно. Гномьему пиву я предпочитаю доброе казгардское, к лишним же остановкам с недавних пор отношусь крайне настороженно. Хоть ребятам отдых не повредит. Но в гномьи горы надо делать приличный крюк, лучше идти напрямую. Так мы в итоге и решили.

Впереди у нас деревня, в которой родились десятник Ларг и его друг Трей. Вот опять смотрю на них и думаю, какие же они разные. Первый настолько втянулся в воинское дело, с трудом скажешь, что ещё полгода назад был крестьянином. С обязанностями командира он пока не то, чтобы очень справляется, но парнишка способный, справный. Далеко пойдет. Жаль, не в моем подчинении. Но что делать – сам рекомендовал его в личную дружину князя Ва'Дима. Трей же явно среди воинов лишний. Кто из него получился, так это хороший обозник. Помогает Визиму, кашеварит неплохо. Третьего дня, когда мы в каком-то городке закупали продовольствие, парень определил, что торговец хитрит. И безо всякого мага разума, крестьянской смекалкой. Ему бы денег побольше скопить, хорош бы купец вышел. Да негде Трею разжиться золотишком, не зря в наемники подался. Я в который раз думаю, может, предложить ему денег, да домой отправить. Хоть и не мой непосредственный подчиненный, но ведь ученик-то он – мой. Никто лучше меня не скажет, чего парнишка как воин стоит. Нужно поговорить с Гилией.

И я пустил своего коня поближе к её кобылке. Девчонка ехала в сопровождении полулиса и сэра Лотиана, мне было слышно, как они рассуждали о древних королях.

– Князь! – приветствовала меня Гилия. – Что скажешь о короле Озрихте?

– Это который правил лет сто пятьдесят назад? Говорят, был достойным правителем. Мне только известно, что среди его предков были мои земляки. Бабка у него из северянок, или прабабка. Про Озрихта и в Казгарде слышали, про битву у Излучины едва ли не каждому вояке вбивали в голову.

Мы перекинулись парой фраз о других монархах, пожурили короля Гримбольда, чьи владения недавно покинули. А потом я кивнул Гилии, де надо поговорить наедине. Как ни странно, по поводу Трея у нас было единодушие. Решили предложить юноше покинуть отряд, плату, что он получил при найме и отдал родным, назад не требовать, да ещё немного денег подкинуть. Я обещал дать пару золотых и десять серебрушек, Гилия согласилась добавить столько же. Завтра, когда подойдем поближе к деревне, поговорим с парнем.

Ларг. Десятник

С нетерпением жду, когда же наш караван пройдет мимо моей родной деревни. Предчувствую, как обниму мать, пожму руку отцу, подарю сестренкам по платку из эльфийской ткани. Младшему братишке, конечно, тоже гостинец достанется. Есть у меня хороший кинжал, выиграл в кости у кого-то из стражников герцога Рохмарда, подарю. Себе ещё добуду. Вот уж все девушки удивятся, когда увидят нас с Треем в справном воинском обличии, с доспехами, оружием, с нашими конями. А парни завидовать начнут. Ещё побегут к нам с просьбой посодействовать о принятии их в княжескую дружину. Ва'Димову или Ва'Летову – без разницы – им бы променять деревенский уклад на что-то более интересное и более денежное. И невдомек глупым, что не каждому по плечу воинская доля. Трея того же взять. До сих пор бубнит под нос, де зря я, Ларг, тебя послушался. К чему мучения, мол, на мою голову? Уже хочется наорать на него да отправить на какую работу, раз я – его десятник.

Вот сегодня с утра, когда мы ещё не снялись с ночевки, подозвал меня к себе князь Ва'Лет. Я, признаться, немного был удивлен. Ведь, формально, я в подчинении у леди Гилии. А чтобы его княжья милость снизошла до простого десятника, так этого практически не бывало. Последний раз северянин удостаивал меня разговора перед памятным турниром в Балигарде.

– Скоро дом свой увидишь, десятник Ларг, – произнес князь так, что было неясно, вопрос это или утверждение очевидного.

– Так точно, к полудню доберемся.

– Не хочется дома остаться, не надоела доля воина, доля наемника?

Не иначе проверять меня вздумал Ва'Лет. Что тут ответить? Мол, я скучаю по родным местам? Это и так понятно. Что дома нет таких мучений, каким подвергал нас варвар на бесконечных тренировках, нет риска для жизни, все тихо и спокойно? Это бы Трей сказал, я же не стану. Я ведь знаю, что живет моя семья очень бедно, шансов вырваться из нищеты, оставаясь в деревне, просто нет. Так что, решив пойти в наемники и встретив в кабачке князя Ва'Лета, я, можно сказать, поймал удачу за хвост. И вдвойне повезло мне, что вступил я в дружину князя Ва'Дима.

– Что молчишь, братец? – продолжал северянин, – Не иначе пытаешься понять, чего стоит твоя прошлая жизнь и чего – нынешняя. И, сдается мне, теперешняя нравится тебе гораздо больше. Так что из отряда ты не уйдешь. Но я не об этом с тобой хотел поговорить. А о твоем приятеле Трее. Ты его лучше знаешь, так что дай совет. Мы тут с леди Гилией решили отпустить его домой. И, понимая, ради чего он покидал отчий дом, дать ему немного денег. Что ты скажешь, десятник Ларг? Как друг, как земляк и как командир ратника Трея.

Вот этого вопроса я от северного варвара и ожидать не мог. Что тут сказать?

– Как друг я скажу, – произнес я после минутной заминки, – что мне будет недоставать самого близкого товарища в отряде. Мы ведь с ним с юных лет вместе. И рыбу ловили, и в соседский огород лазили, и овец пасли, и к девчонкам бегали. Большего друга у меня, почитай, и не было. Но, опять как друг, да и как командир, я должен сказать, что понимаю – не свою долю Трей выбрал. Тяжело ему. Ладно, в обозе дело нашел. Но что дальше будет, когда мы до владений нашего государя, князя Ва'Дима, доберемся? Там ведь обозники не понадобятся. И спасибо должен сказать я тебе, князь, а ещё леди Гилии, что не выгоняете вы парня взашей, а отпускаете с деньгами.

– А что по этому поводу твой друг скажет, как ты думаешь? Согласится?

– Обидится. Может и отказаться, но потом будет жалеть. Я бы совет дал, князь.

– Говори, – пристально посмотрел на меня Ва'Лет.

– Пока мы в деревню не вошли, с Треем разговоров вести не надо. А там, при старосте, при его отце и родне, поблагодарите, скажите, что служил он достойно и вот теперь может быть отпущен домой с наградой.

– Верно говоришь, десятник. Я и сам подумывал о подобном, – северянин хлопнул меня по плечу. – Ступай, боги с тобой. А еще лучше прихвати своего приятеля, и скачите вперед, домой ведь не терпится. Ждите нас там, только не проболтайся заранее. С леди Гилией я договорюсь.

– Слушаюсь, князь!

Вот повезло, так повезло. Если сейчас же выехать, то мы раньше основного отряда на два часа дома окажемся. Я вернулся в расположение десятка, кликнул Трея, и мы начали седлать лошадей.

Визим. Приказчик

Хорошо, что мы остались ночевать в родной деревушке Ларга и Трея. Приехали, а там – свадьба. Какой-то дальний родственник Ларга, едва ли не единственный на всю округу богач, женил своего сына. Оба наших парня получили приглашения, должен же был показать счастливый папаша, что он щедрый. Говорят, на самом деле это было далеко не так. Но ведь свадьба детей – отличный повод показать себя с лучшей стороны. Никто и помнить не будет, что вместо хорошего вина налили перекисшую бурду, а якобы знаменитое гномье пиво на самом деле изготовлено в соседней деревне, если не в доме напротив. Зато разговоры о том, как сам господин Варс пригласил нас на свадьбу наследника, не погнушался, будут идти долго. До следующей свадьбы.

Вот только над господином Варсом судьба явно пошутила. Приглашал-то он двоих земляков, а они и заяви, что вслед едва ли не сотня идет. Богач, как рассказывал мне Ларг, схватился за голову и начал соображать. С одной стороны, такую ораву он бы не вытянул. Но звать парней без сослуживцев – как-то некрасиво. Отменить приглашение уже нельзя. Тут ещё парни сказали, что командует отрядом настоящий эльфийский рыцарь, а в подчинении у неё – целый князь, из северных варваров. Как захотелось Варсу заманить таких гостей на свадьбу. Это же сколько разговоров потом будет?! Да и благородные господа явно расщедрятся на подарки.

Кончилось все это тем, что Трей предложил Варсу поговорить со мной. Мол, оба вы люди толковые, в хозяйстве понимаете. И начался самый настоящий торг. Пришлось мне выставлять пару бочек казгардского вина и гномьего пива, испросив на то согласие Ва'Лета и Гленда. Лишнего бычка Варс согласился зажарить даром. Леди Гилия, по своей доброте, вытащила из дорожного сундука какие-то вещи в подарок для невесты, вроде даже эльфийские. Жениху гномы преподнесли молот и топор, выполненные парой. И мастер Нарин подарил парочку своих забавных и поучительных книг.

Что до самой свадьбы, то пир у герцога Рохмарда мне, безусловно, понравился больше. Варс явно пожадничал, угощения было мало.

На следующий день, когда мы уже собирались покидать деревню, леди Гилия и князь Ва'Лет меня удивили. Вызвали Трея и, в присутствии его родных, поблагодарили за службу. А потом вручили кошель с деньгами и сказали, что отпускают, видя, как он скучал по дому и как он расцвел здесь. Юноша явно не ожидал подобного. На его лице сменяли друг друга удивление, радость и обида.

Я так и не понимаю, к чему весь этот спектакль. Понятно, что воин из него, скажем так, не самый лучший. В отряде до сих пор судачат, как Трей заснул на посту. Но ведь можно было поступить и иначе. Парень неплохо помогал мне, он смекалист и понимает толк в хозяйстве. Сняли бы с него пояс воина да отправили в обоз. Или, если уж приспичило выгнать, то зачем деньгами разбрасываться? Я так понимаю, Трей ещё раньше задаток получил, немаленький, он его явно не отработал. Просто отправили бы домой, незачем было оставлять доспех и оружие, а ещё и вместимый кошель давать.

Парень, впрочем, не пропадет. Я заметил, как к нему подошел все тот же Варс и начал что-то говорить, отчаянно жестикулируя. Наверное, предлагал службу.

Итак, Трей остался дома, мы же продолжили свой путь. И сколько нам ещё добираться до знаменитого замка в Долине Единорога, лишь богам ведомо.

Глава 27

Ва'Лет. Северный князь

В тронном зале собралось множество народу. На скамьях вдоль стен сидят князья, все те, чьи имена начинаются на «Ва'». Прочие расположились вдалеке, ближе к самому краю. Я прохожу к помосту.

– Слава Императору Севера! – раздаются приветственные крики.

Занимаю свое место на троне. За спиной занимают встают Снорр и Нуд. Они одеты в мифриловые кольчуги, в руках – обнаженные мечи. Тоже из мифрила. Рядом, на соседнем троне – Найра, в богатом платье, с золотой короной на голове. Чуть в стороне – кресла, на которых расположились пятеро мальчишек разного возраста. Понимаю, что это – мои сыновья.

Оглядываю себя. На мне – простенькая белая сорочка. Но все знают, что она из тончайшего эльфийского шелка. Пусть князья потеют в своих богатых меховых нарядах, Императору Севера позволительно быть скромным. Голова моя, как обычно, брита, бороды тоже нет, усы основательно поседели. Замечаю, что многие выглядят также, как и я. Другие, наоборот, кичатся своими бородами.

Откуда-то появляется Хельг, он – распорядитель. Докладывает последние новости, объявляет послов.

– Леди Гилия, Младший Цвет Сердца Леса, посол Владыки Проклятых Земель Ва'Дима Первого.

Эта девчонка почти не изменилась. Все то же молодое личико. Одета в богатое платье, но опоясана тяжелым рыцарским мечом. За ней маячит полулис, в богатом наряде. Девчонка что-то говорит о предложении её господина. Мол, какой-то дракон объявился, который нападает на все в округе. Разорил рощи эльфов, спалил предместья Казгарда, напал на Проклятые Земли. Спрашивают о моей помощи. Мол, предок мой дракона одолел, а у меня тот же меч. Почему бы и нет?

Гилию сменяет делегация гномов. Подгорный король Гленд прислал своего верного соратника Нарина. Ещё один старый знакомый. Заверения в дружбе, благодарят за помощь в борьбе против горных троллей. Предлагают построить на моих землях много крепостей, замков, да и просто добротных зданий. Хватит моим подданным жить в землянках да длинных домах, в которых ютятся и воины, и слуги, и скотина. Хороший дворец гномы мне отстроили, не хуже, чем у Императора Казгарда.

А вот и Казгардский посол. Униженно ползет к трону. От имени Кариана извиняется за все причиненные мне обиды. Слуги его тащат сундук с золотом. Презрительно усмехаюсь и велю прогнать прочь.

– Герцог Астенор, посол короля Рохмарда! – объявляет меж тем Хельг.

Надо же, далеко пошел мой бывший оруженосец. Не зря рекомендовал его тестю. Интересно, с чем пожаловал.

Тот кланяется и произносит:

– Князь, ребята сообщают, что к нашему лагерю приближаются несколько всадников. Они под знаменем местного короля.

Надо же, чего во сне не увидишь!

Интересно, кто это к нам пожаловал, да ещё с утречка. Под флагом местного государя, говоришь. Не вижу в этом ничего удивительного, на месте любого правителя я бы задумался, когда по твоей территории движется большой вооруженный отряд, и сложно определить, что он из себя представляет. На купеческий обоз никак не похожи, тут можно и подумать, не являемся ли мы авангардом какого-нибудь вражеского войска. Или слишком везучими разбойниками, решившими захватить себе замок, чтобы держать в страхе территорию.

Подымаюсь, велю Астенору принести мне холодной воды. Бр-р-р, приятная водичка. Надеваю свой доспех, опоясываюсь, накидываю сверху дорожный плащ.

Когда пятеро рыцарей в сопровождении десятка Ларга приблизились к лагерю, их уже ждали мы с Гилией, Глендом и сэром Лотианом.

– Именем короля! – произнес старший из наших гостей. – Я – граф Айторуд, наместник этих земель, поставленный Его Величеством королем Вардовендром. С кем имею честь?

– Леди Гилия, Младший Цвет Сердца Леса, старший рыцарь Ордена Прекрасного Далека, в отсутствие Князя Проклятых Земель Ва'Дима – полномочный наместник и представитель. Следуем во владения нашего государя.

– Ва'Лет, сын Ва'Рага, из рода Ва'Лета Рыжебородого, – представляюсь я, по-казгардски щелкая каблуками и ударяя правым кулаком по левой груди так, что звон стоит, – Князь Холодного Фьорда и законный владыка Великого княжества Семиозерского. Приветствую, граф!

Девчонке ведь надо было не просто представиться, но и этому Айторуду свидетельствовать свое почтение. А она – словно забыла. Учить её ещё придворному этикету и учить. Вот и граф на неё с полным недоверием смотрит. Поэтому и представился полными титулами, за которыми ничего не стоит (надеюсь, что пока), и согласно церемониалу Варварской Гвардии приветствовал. Вижу, на лице графа появилась улыбка. Он заговорил, оказалось, что неподалеку гостит дочка их короля, принцесса Рениеста. Мы были незамедлительно приглашены на прием к Её Высочеству. Что же, у герцога побывали, пора и с наследницами королей познакомиться.

Рениеста. Принцесса

Мне надоели все эти путешествия по отдаленным провинциям нашего королевства. Скукота! Подозреваю, отец отправил меня сюда исключительно по настоянию мачехи. Ух, жаба злая! Не угомонится никак. Ведь понимает, что трон займет её сынок, братец мой Турдарун, а все никак не уймется. Вот и отправила меня от столицы подальше, к Проклятым Землям поближе. Чего больше хочет, чтобы королевскую дочку орки похитили, нечисть сожрала, или чтобы какой-нибудь бедный рыцарь мне приглянулся и я осчастливила его своей благосклонностью? И потом говорили, что принцесса Рениеста не сберегла девичью честь. Честное слово, сама в эти Проклятые Земли готова удрать, лишь бы от мачехи подальше.

Но до них ещё далеко от здешних предгорий. Неделю, а то и две нужно идти караванам, чтобы добраться до ближайшего перевала. Говорят, что в округе появляются банды орков. Но до графской виллы, хвала богам, они не добирались.

Новость о том, что неподалеку стражники заметили большой отряд, меня даже обрадовала. Хоть какое развлечение. Надоели мне все эти лизоблюдства вассалов, томные взгляды молодых рыцарей. В общем, все мне надоело. Только менестрель Иркана радует. Прекрасно поет, голос у неё чудный. Заслушаешься. Тексты её баллад я уже наизусть заучиваю.

Жаль, следовать с моей свитой Иркана не хочет. Говорит, что любит свободу, ей по душе доля бродяги-певца. Как я её понимаю. Может, с ней сбежать?

Ну, так вот, графу Айторуду доложили о каком-то большом отряде. Интересно, кто это пожаловал? Стражники ходят слегка обеспокоенные. Виллу сложно оборонять, это ведь не замок. Боятся, вдруг если что случится с королевской дочкой, то им не поздоровится, не иначе. Дураки, да им мачеха только золота отсыплет, а то и имение подарит. Вот что эта мачеха на меня взъелась? Ну, первенец я, и что? Корону мне не наследовать, впрочем, как и моему мужу, если я когда-нибудь приму узы брака. Турдарун – следующий король. Он растет толковым, ничем боги не обделили – ни красотой, ни разумом, ни силой. Хороший будет государь. Радоваться бы, что такого сына королю подарила, а не против меня интриговать, змея подколодная. Вот поневоле поверишь слухам, что эта старая ведьма поднесла моей маме яд.

Тем временем граф с верными рыцарями покинул виллу и через три часа появился в сопровождении пестрой компании. Молодая девушка – я её старше на два или три года буду – опоясанная рыцарским поясом, а ещё и с мечом. Её представили мне как Гилию, обладателя какого-то эльфийского рыцарского титула. Громадный северянин, князь Ва'Лет, про которого доходили слухи как о победителе турнира у герцога Рохмарда. Несколько гномов. Повидавший виды рыцарь, вроде бы его звали сэр Лотиан. Молодой маг. Менестрель. Все они были на службе у загадочного князя Ва'Дима, ставшего недавно правителем Проклятых Земель. Разговоров про этого князя было в нашем королевстве, наверное, на месяц. Потом книги с рассказанным им историями появились. И, как выяснилось, автор этих книг, гном Нарин тоже здесь.

Я обрадовалась гостям. Пока не расспрошу – не отпущу. К слову сказать, они и не торопились покидать нас. Так что пусть Айторуд подсчитывает убытки – у моих гостей с собой сотня воинов, всех кормить надо. И кормить по-королевски. Все должны быть приняты по высшему разряду. Принцесса я или нет?

Нарин. Гном

Когда к нашему лагерю приблизились пять рыцарей, я немного разнервничался. Подумал, что это люди графа Шер, чьи владения находились поблизости. Причем прибыли они за мной, поскольку ни Ва'Дима, ни наемницы Зары, ни Эледриэль рядом не наблюдалось. Слишком уж долго с нашим отрядом не происходило ничего примечательно, я начал думать, что неприятности вот-вот начнутся. От деревни Ларга мы шли спокойно, гномий город оставили в стороне, ребята Гленда сказали, что знают превосходную дорогу, которая чуть короче, чем та, по которой мы шли прошлый раз из Пограничного. И выводит она к подходящему перевалу. Всем та дорога была хороша, но ближе к Проклятым Землям проходила по южным границам графства Шер.

Много долгих дней наш караван шел по этому пути. Ребята были правы, все спокойно, ни тебе никаких черных орков, ни зеленых, даже завалявшихся разбойников, и тех нет. В двух городах стражники поинтересовались, куда это мы идем таким большим отрядом, взяли пошлину за повозки, а остальных пропустили так. Гленд и его гномы знали превосходные гостиницы с самым лучшим пивом, устраивались мы с комфортом. А что ещё надо? Вот только почему-то кажется, что злоключения ещё впереди.

Поэтому, когда граф Айтодур показался перед Гилией, Глендом и Ва'Летом, я, разумеется, решил, что это владыка Шера свою стражу прислал. Но нет, до его земель мы ещё не добрались, это владения короля Вардовендра. Ну и имечко. Он что, тоже из северных варваров? Нас пригласили к его дочери. Принцесса Рениеста, по человеческим меркам, мила и красива. Весьма учтива. Оказалось, она читала мою книгу поучительных историй. Засыпала меня вопросами о Ва'Диме, потребовала новых рассказов. Не забыла королевская дочка поведать и о себе. Все не может понять, за что же её от двора удалили да в далекую провинцию отправили. А что тут не понять? Умна её мачеха, а заодно и коварна. Известно, что граф Шер набрал себе много наложниц. Вот и рассчитывает, что на её падчерицу он тоже глаз положит да умыкнет девицу. И спроса с него нет, граф – формально вассал другого короля, напасть на его замок означает объявить войну сюзерену. Неизвестно, пойдет ли на это отец Рениесты.

Принцесса беседовала с нами достаточно долго. Потом нас пригласили к столу. Пожалуй, такие яства вкушать мне за последнее время доводилось только в замке у Рохмарда. Обед перерос в состязания менестрелей. На вилле была проезжая певица по имени Иркана, чье пение так хвалила Рениеста. Ну а с нашей стороны выступил Руг.

Гилия. Рыцарь

Принцесса Рениеста оказалась весьма милой особой. Никакого высокомерия не было и в помине. Держалась с нами как с равными, долго выспрашивала о том, куда мы следуем, где князь Ва'Дим и эльфийские принцессы. Очень интересовалась нашим путешествием. Особенно долго спрашивала про турнир у Рохмарда. Наш северянин уже готов был хвастаться своими победами, но королевскую дочь больше интересовали мои соревнования арбалетчиков. Оказалось, она тоже владеет арбалетом и луком. Показала мне свой лук, эльфийский, ничуть не хуже того, что достался мне от госпожи Ларинэ. Похоже, я нашла родственную душу. И чем-то она напомнила мне Найру.

Я даже предположила, что Ва'Лет положит на Рениесту глаз. Королевская дочка во всех отношениях выгоднее герцогской. Но нет, он остался к ней совершенно равнодушен. Во время пиршества князь разговаривал с кем угодно, с местными рыцарями, с Глендом, со мной, наконец. С Рениестой же перекинулся от силы двумя словами, когда она задавала ему прямой вопрос. Не знай я Ва'Лета раньше, точно бы решила, что он – чурбан неотесанный, что случайно попал в высший свет и теперь не знает, как себя вести. При этом на вопросы принцессы он отвечал весьма учтиво, но кратко. Пожалуй, я была не права, когда решила, что тролль наш северный собрался хвастаться победами на турнире.

Когда мы достаточно насытились, Её Высочество заметила, что у нас есть менестрель. А здесь как раз присутствует одна милая дама, Иркана, которая тоже владеет искусством пения и обращения с музыкальными инструментами.

– Так давайте насладимся их искусством. И оценим, кто из певцов на что горазд, – предложила дочь Вардовендра.

Иркана почему-то показалась мне отдаленно похожей на эльфийку. Её голос просто очаровал. Я заметила, что многие рыцари за столом смотрят на неё с обожанием. А вот в глазах Фокса прочла какое-то необъяснимое беспокойство. Про что пела девушка-менестрель, я так и не поняла. Какая-то баллада про любовь, разлуку, коварство и верность.

Потом вышел Руг, взял свою лютню и произнес:

– Эту песню я хотел бы посвятить Её Высочеству, что столь любезно принимает нас.

И полилась песня про бедного рыцаря, который был влюблен в королевскую дочь, но даже не смел взглянуть в её сторону. Бедняга совершил множество подвигов, но все боялся признаться в любви. Случилось так, что принцессу похитил коварный колдун, рыцарь смело бросился на помощь и освободил свою возлюбленную. Набравшись смелости, он признался ей в любви. Тут и оказалось, что он давно любим и королевская дочь все это время ожидала от него выражения чувств. И вскорости сыграли свадьбу.

Опять запела Иркана. Вновь чары её голоса скрыли смысл песни. Я могла лишь понять, что поет она о бедной пленнице. На глазах многих за столом появились слезы.

Руг в ответ спел о менестреле, мрачном на вид, что ходит по дорогам и предпочитает странствия жизни в замках у богатых господ.

   – Но когда-нибудь я в отчий дом ворочусь,
   Если в странствиях долгих не сгину.
   Пред друзьями я в белых одеждах явлюсь,
   Свое темное платие скинув,[7]

– закончил он свое пение.

Мне понравилось, хотя многие за столом остались недовольны.

– Сиятельный князь, – обратилась принцесса к Ва'Лету, – я слышала, что у северян много прекрасных песен, и при этом в десять искусств, которые должен знать каждый воин, входит и стихосложение, и пение. Не порадуешь ли ты нас песнями отчего дома?

Сиятельный князь, надо же. У этого князя и княжества нет. Тем временем Ва'Лет встал из-за стола, кивнул Ругу, мол, подыграй.

– Я много лет провел в Империи Казгарда, – произнес северянин, – поэтому спою боевую песнь гвардейцев.

Ожидала я чего-то неприличного, знаем мы этих «старых солдат», слышали, что они по вечерам у костра поют. Одну похабщину, про вино и женщин. Но нет, князь выдал историю о воинах, которые на службе империи прошли и горы, и леса, и пески, и снега. Видели они и орков, и кочевников, и конных панцирников Шокара. Теряли друзей, получали ранения, но гордо несли над головой стяг Казгарда. Я и думать не могла, что из глотки нашего северного тролля, которая извергала лишь командный рык, может изливаться такое пение. Хотя нет, ведь и с Найрой он беседовал, и стихи ей даже читал. За что-то ведь она полюбила князя.

– Благодарю, Сиятельный Ва'Лет, – улыбнулась ему принцесса, – но мне так хочется послушать песню севера.

– Признаться, я хорошо помню лишь одну, – засмущался князь. – Я давно покинул родину, мне было не больше пятнадцати лет. Эта песня про моего далекого предка. Меня назвали в его честь, поэтому не подумайте, что, воспевая Ва'Лета Рыжебородого, Ва'Лета Косматого, я восхваляю себя.

Хотела я пошутить, что у нашего варвара ни косм, ни бороды нет, но не успела. Он запел о том, как какой-то бог прогневался на народ северных варваров. Требовал себе в жертвы прекрасных юных девственниц, а потом наслал дракона. И не было никому спасения, если бы не предок нашего князя. Тому другой бог подарил чудесный меч. Вышел северянин против дракона, одолел – об этом пелось куплетов на пять, если не больше – а из драконьей кожи гномы сделали ему доспех.

– И вот этот меч, – закончил Ва'Лет, вынимая свой клинок из ножен. – Вот и этот доспех.

Рыцари устроили нашему варвару бурную овацию. За этим шумом, похоже, никто кроме меня не заметил, как изменилась в лице Иркана. Вот она встала и покинула зал. Когда её хватились и попросили спеть ещё одну песню, слуги доложили, что девушка покинула виллу. Странно все это.

Залом вновь завладел Руг, он пел баллады о подвигах, о королях и рыцарях. Мне стало скучно.

Торжество внезапно было нарушено одним воином, подошедшим к графу Айтодуру. Поскольку хозяин виллы сидел недалеко от меня, я явно расслышала, что ему сказал вновь пришедший. Слова были такие:

– В горах видели троллей!

Глава 27

Рениеста. Принцесса

Ну что это такое? То Иркана внезапно исчезла, то этот гонец. Когда граф Айдотур подошел ко мне, я догадывалась, что известие будет далеко не радостным. Думала, он сообщит мне что-нибудь о пропавшей девушке-менестреле. Но нет, оказывается, его разведчики встретили в горах, не кого-нибудь, а троллей. И откуда взялись? Не из Проклятых же Земель. А до северных варваров от нашего королевства далеко.

Не спросить ли князя Ва'Лета? Если кто здесь может сказать что-то вразумительное про троллей, так это северянин.

Князь очень удивился. По его словам выходило, что эти чудища предпочитают жить в северных горах, не любят передвигаться на длинные расстояния, хотя в голодные годы могут нападать на человеческие поселения.

– В жизни я дважды видел троллей, – закончил князь свой рассказ. – Первый раз это было, когда мы с отцом объезжали княжество, собирая дань. Тогда тролль ненадолго показался на дальней скале. Вторая встреча едва не окончилась для меня печально. Это случилось вскоре после того, как подлый князь Ва'Бур захватил наше Семиозерье. Лет семнадцать тому назад, может, чуть больше. Мы с товарищами проходили через горный перевал, стремясь поскорее очутиться в соседнем княжестве, сесть там на корабль и добраться до Казгарда. Тролль увязался за нами, разорвал на части двух моих друзей, но споткнулся. Тут я и отсек ему голову.

Надо же. Этот северянин уже мальчишкой совершал героические поступки. Что же он может сейчас? Одолеть дракона, подобно своему предку?

– Любезный граф, где, говоришь, видели троллей? – спросил меж тем северянин. – Твой человек покажет нам направление? Хочется взглянуть мне на эти порождения темных богов. Не возражаешь, леди Гилия?

И вскорости гости покинули виллу, оставив меня скучать.

Вагорий. Чародей

Эти горы оказались подходящими во всех отношениях. Сколько я артефактов здесь отыскал – и не сосчитать. Большинство не задерживается в моих руках, с оказией переправляю жрецам Великого Храма, которыми я сюда поставлен. Во-вторых, неподалеку Проклятые Земли. Туда тоже частенько наведываюсь. Следует приглядеть, чего затевают жрецы проклятого Слика, что творит нечисть и нежить. Полно там оборотней, вампиров, оживших мертвецов, надо, чтобы не расползлись они по округе. Сам бы не справился, но, хвала Во'Дану, тролли помогают. Каких трудов мне стоило воспитать в этих великанах верность, знают немногие. В-третьих, и это самое главное, в этих горах я обнаружил Источник. И теперь подпитываю свою силу. Пока я здесь, со мной и не каждый архимаг справится. Жаль, что в других местах эта сила пропадает. Но со мной амулеты, парочка найденных артефактов и помощь богов. Как-никак я жрец достаточно высокого ранга.

Никогда бы не подумал, что это станет моей судьбой. Я ведь природный князь. Мой отец некогда княжил в Холодном Фьорде, а потом женился на вдове нашего Великого Князя. Матушка к тому времени умерла. Думал, что стану воином. У нас на Севере больших успехов не достигнешь, поэтому я решил попытать счастья за морями. Император Казгарда жалует воинов могучих и сильных. И платит им больше, чем другие. Отец снарядил мне корабль, многие мои друзья поднялись на его борт.

И быть бы мне в Варварской Гвардии до старости, если раньше не убьют, но вовремя повстречался я с одним архимагом. Вышло так, что ранили меня панцирники Шокара. Едва руку не отсекли. А архимаг Фреламий проживал неподалеку. Взялся он лечить императорских вояк, меня в том числе. Долго на меня смотрел, словно не верил своим глазам, амулетом над головой провел. Потом и говорит:

– Вагорий, ты знаешь, что одарен магически? Твое место не здесь, нечего делать тебе среди вояк.

Вагорий – это так меня в Империи прозвали. Звучит ничуть не хуже, чем данное мне от рождения имя Ва'Гор. Я уже привык.

Так и начался мой путь мага. Мастер Фреламий отдал меня учиться в академию. Когда я через семь лет её окончил, то отправил в Великий Храм. На мое удивление, там собрались жрецы многих богов. Неважно, что я молюсь Во'Дану, а кто-то, например, Артэруну или Матери Земле. Главное, что мы все служим светлым богам.

Вскорости я получил свое первое задание. Под видом бродячего чародея обошел весь Казгард, а потом соседние с ним королевства. Кого лечил, кому от неудачи избавиться помогал. Но на самом деле я уже тогда за сликовниками приглядывал. Непростые они, ой непростые.

Навестил как-то родное княжество. А его и нет. Оказалось, года не прошло, как я в Казгард подался, завоевал наши земли дальний родич, Ва'Бур. Отца моего и сводного брата убили, младший, братишка единокровный куда-то подевался. Завоеватель ещё нескольких соседей подмял. Говорят, служили ему и орки, и тролли, и прочая нечисть. По косвенным признакам думаю, что без сликовников не обошлось. И, если я прав, одна из причин заключается в том, что издревле владел наш род знаменитым мечом, самим Во'Даном дальнему предку подаренным. А теперь и меча нет. Видать, уничтожили его. Утешает лишь то, что Ва'Бур проклятый недолго радовался успеху. Вскорости убили его союзнички-орки. А все земли пришли в запустение. Нет там больше людских поселений, бежали все, кто мог. Лишь орки с троллями обитают.

Так что и подаваться мне некуда. Семью не завел, у магов и жрецов это не очень принято. Хожу по белу свету, Великому Храму служу. Здесь, наверное, долго проживу. Места подходящие. Источник, опять же. Артефакты, что остались от давно минувших Великих Войн. Недавно обнаружилось, что алтарь сликовников кто-то уничтожил. Был я на том месте, долго удивлялся, но так ничего и не понял. Какая-то непонятная аура, а ещё след от какого-то демона.

Тролли говорят, что неподалеку дракона видели. Его только не хватало. Вот бы мне тот потерянный меч. Интересно, тут не обошлось без Слика? Наша старая легенда, рассказывающая о победе моего далекого предка над драконом, гласит, что крылатого ящера послал именно Слик. Да, мы называем его Ва'Локом, но что это меняет? По всем повадкам именно проклятый темный божок выходит. На счастье, Во'Дан со своим мечом вовремя у предка очутился.

Так я размышлял о жизни, пока не появился один из моих троллей и не сообщил, что к горам приближается конный отряд. Я не поверил, выходило, что во главе отряда – гном, какая-то девушка и молодчик с бритой головой и длинными усами. Последний слишком напоминает северянина, служившего в Варварской Гвардии Казгарда. Что же его сюда занесло? Мне известна печальная участь моих бывших сослуживцев. В Империи случился очередной переворот, Орочья гвардия поддержала одного претендента, Варварская – другого, менее удачливого. И в итоге почти все земляки мои оказались – кто в тюрьмах, а кто и на плахе. Не понимаю, почему Великий Храм не вмешался?

Но надо бы поглядеть на непрошеных гостей. Взял свой посох, надел несколько амулетов и велел троллям следовать за мной.

Ва'Лет. Северный князь

Графский следопыт уверенно вел наш отряд по горной дороге. По его словам, эти горы разделяли королевство и владения графа Шер (мерзавца известного, как Нарин мне шепнул). Ну и до Проклятых Земель было рукой подать. Но мне что-то не верилось, что тролли пришли оттуда. Вампиров я там видел, что там оборотни есть – слышал. Даже Дрейка, говорят, один укусил, с трудом выходили. Полулисы живут, родичи нашего Фокса. В общем, едва ли не все, кроме троллей. Тот же Фокс про них ничего не слышал.

Я уже подумывал, не померещилось ли чего людям Айдоруна, не перепили ли они часом какой бурды, которую иной недобросовестный трактирщик выдает за славное казгардское вино или не менее славное гномье пиво. Но вдруг впереди показался какой-то человек. Он был одет в длинный светло-серый балахон, длинные русые волосы, едва тронутые сединой, стягивала кожаная повязка, борода такого же цвета доходила до груди, а из-под неё что-то блестело, не иначе амулет. В руках незнакомец сжимал посох.

– Это маг, – произнесла Гилия, останавливая свою лошадь.

А кто бы это ещё мог быть? Видно, что мы повстречали не рыцаря. Тут за спиной мага показались четверо троллей. Они живо напомнили мне мое детство, то страшилище, которому я отсек голову. Вот только кожа была у этих не бурая, а скорее пепельно-белая. Что это за разновидность – я не знал.

Тем временем неизвестный маг осведомился, кто мы такие и что мы здесь делаем? Что тут ответить? Мол, услышали, дескать, тролли тут завелись, и приехали с ними разобраться?

– Мы состоим на службе у князя Ва'Дима, повелителя Проклятых Земель, – ответил я ему. – Вот леди Гилия, старший рыцарь Ордена Прекрасного Далека, Младший Цвет Сердца Леса. В отсутствие нашего господина она – наместница всех Проклятых Земель.

– Ну а ты кто таков будешь? – спросил маг. – Давно из Казгарда? Кем ты там был, в Варварской Гвардии?

– Меня зовут Ва'Лет, сын Ва'Рага. Я – князь Холодного Фьорда и законный наследник Великого Княжества Семиозерского. Сотник Варварской Гвардии Империи Казгарда.

– Повтори! – в голосе мага чувствовались нотки удивления. Ты – сын Ва'Рага и Уа'Герды? Ты – Ва'Лет?

– Да, именно так меня зовут, – произнес я, на ходу соображая, что не называл имя своей матери.

– Брат! – кричит мне чародей, и на глазах его появляются слезы. – Ва'Лет, брат мой! Я – Ва'Гор!

Быть не может! Через минуту я уже заключаю единокровного брата в объятия. Хватка у него не хуже моей будет, и объятья такие же. Вглядываюсь в его лицо – родные глаза, такие же были у нашего отца, серые с отливом морской волны. У обоих слезы. Мы что-то говорим друг другу, каждый пытается спросить, мол, где ты пропадал, братишка?

Нарин. Гном

Вот такие чудеса порой случаются. Ехали с троллями сражаться, а обрели союзника и попутчика. Ва'Лет, тот после двадцатилетней разлуки брата повстречал. Вагорий пригласил нас в гости, показал свой скромный домик. Меня особенно заинтересовали находки мага. Интересные вещички наши предки делали. Надо бы зарисовать некоторые. Нет, всякие магические штучки – это не ко мне, пусть Жимар интересуется. Но вот парочка бытовых предметов, они очень даже пригодятся.

Братья северяне долго не могли наговориться. Вспоминали детство, удивлялись, как это они разминулись в Казгарде. Ва'Лет особо переживал, что не может отомстить своему давнему врагу, которого уже убили, сетовал на то, что в его родном княжестве теперь обитают всякие орки.

– Я ещё наведаюсь в эти земли, уничтожу там всю нечисть, и в Семиозерье вновь будут жить люди, звучать детский смех и весело запоют птицы, – пообещал князь. – Брат, ты ведь поможешь мне?

Вагорий сказал, что будет рад помочь. И даже попросит жрецов Великого Храма о поддержке. Заодно маг взялся сопроводить нас в Проклятые Земли. Подозреваю, что он с князем Ва'Димом хотел познакомиться.

Брат Ва'Лета долго разговаривал со мной. Все интересовался, как мы алтарь сликовников порушили. Попросил посмотреть кувалду и обломок черного камня, тщательно осмотрел их, провел руками. И ничего не сказал, только загадочно улыбнулся. Видимо, остался доволен.

Потом вниманием Вагория завладел Жимар. Маги куда-то удалились, их долго не было. Когда они вернулись, на лице Жимара можно было увидеть разочарование. Краем уха я услышал, как северянин произнес ему:

– Увы, это возможно, только пока ты здесь.

У брата Ва'Лета мы пробыли целый день. На следующий двинулись в дальнейший путь. С нами пошли и тролли, с такой компанией граф Шер точно не страшен. Пусть только сунется. Мы уже достаточно долго по рубежам его земель идем, но ни одного стражника пока не видели.

Да, у нас тут весело. На первом же привале Ва'Лет выстроил свою личную дружину, точнее, тех наемников, которые пошли служить под его начало, и сообщил, что их ожидают особые тренировки. Я, кажется, догадался. Точно, ребятам предстоит схватка с троллями. И не жалко князю своих воинов? Покалечат же их громадины почем зря.

Смотреть, как невооруженные наемники по пятеро, по четверо пытаются завалить тролля, было довольно интересно. Нуд удивил, когда сумел кинуться великану в ноги и что есть силы надавить на них. Есть! Уронили.

Видя это зрелище, Гленд отправил своих рубак подключиться. Пожалуй, и мне размяться стоит. Сколько раз я слышал, как рыцари Подгорного Короля сражались с троллями, часто играл в это, пока был маленьким. Осуществлю-ка я свою детскую мечту.

За гномами подтянулись те воины, что были под началом Гилии и состояли в личной дружине князя Проклятых Земель. Так что не удивительно, что привал перерос сперва в стоянку до вечера, потом и в ночевку на этом месте. А под утро на нас напали.

Глава 29

Руг. Менестрель (хотя он кое-чем ещё занимается)

Неужели все пропало? Что за напасть? Определенно удача сопутствует этой девчонке Гилии и прочим людям, да и не только людям, что на службе у князя Ва'Дима состоят. Интересно, где же сам этот князь, купивший Проклятые Земли? Так ли везет ему? Куда он подевался, коль до нашего отряда не добрался? Много раз я слышал обрывки разговоров об этом. Но ни Гилия, ни Нарин, ни Ва'Лет так и не пришли к единому мнению. Они твердо уверены, что господин их жив. Возможно, движется по иному пути. Не мог де погибнуть он в Первом Лесу темных эльфов, ему благоволит удача.

Мне бы такую удачу, но нет. И ведь не докажешь господам жрецам, а в первую очередь Изиру, что я совершенно не виновен. Разве в том, что на свет родился. Вот удивились бы сейчас мои спутники, узнав, что я – сын ведьмы. И, в отличие от матушки, чуть больше одарен магически. У меня двенадцатая ступень магии разума, такая же боевой. Ох, раскроет меня Вагорий. Который день держусь подальше от командования отрядом, сажусь к дальним кострам. Амулеты все поснимал, что жрецы надавали. Порой думаю, что на свою беду связался со сликовниками. Но что мне оставалось делать, ведь ещё матушка Слику служила. Я жрецом не стал, приспособили меня для шпионских дел. Хожу по разным странам, песни пою, на лютне играю. Благо голос у меня хорош, да и песни неплохие выходят. Кто слышал, хвалит. Так что рады менестрелю и господа в замках, и простолюдины в дешевых тавернах. Это мне и надо. Знай себе пой, но не забывай слушать, кто что говорит.

В этот отряд я удачно вписался. Все рассчитал. К купеческому каравану примкнул, нападение черных орков подстроил. А потом как жертва к Гилии угодил. Уж не знаю, зачем понадобилась она моим хозяевам? Может потому, что девчонка носит титул эльфийского рыцаря? Или причина в том, что у неё право распоряжаться счетом в гномьем банке? Хотя все могло быть и проще – почтенного Изира удивило, что командиром отряда и наместником Проклятых Земель назначили девчонку, вчерашнего оруженосца, и это при том, что имелся князь Ва'Лет, опытный воин, бывший казгардский сотник.

В Белигарде ничего предпринять не удалось. Как назло, никого из наших поблизости не оказалось. Потом мне сообщили, что Орден долго решал, что же делать, когда погибло много жрецов, каждый из которых в ранге архимага. Так что пришлось лишь играть на лютне. А заодно, тихой сапой, действовать. Вот заметил я, что сэр Аграстей смотрит на Гилию томным взглядом, взял на заметку, создал парочку плетений. Немного чувства усиливать я умею. Сама Гилия князя Ва'Лета недолюбливает – и тут поработаем. Удалось ещё в Белигарде спровоцировать пьяных наемников пойти на штурм нашего лагеря.

Дальше вроде бы началось везение. Вышли на меня хозяева, обещали помочь. Решил я, что на влюбленности глупого рыцаря можно и сыграть. Обитала в окрестностях замка герцога Рохмарда одна ведьма, а сликовники ведьм любят. Так что обратился к ней, чтобы помогла с зельем. Сработало, Аграстей увез Гилию, на меня никто и не подумал. А вот дальше пошло не так. Ладно, сам я в другом месте был. Девчонку захватили, рыцаря убили. Но работали по этому делу ведьма и парочка простаков. А жрецы должны были появиться позже. Не успели. Девчонки хватились, поднялся переполох, все кинулись на поиски. Как результат – Гилия освобождена. Хорошо хоть, что ведьма скрылась. Ещё лучше, что я, как и прежде, вне подозрений.

Во время дальнейшего пути мне так и не удалось связаться с хозяевами. Ну почему они пожалели примитивного амулета с возможностью разговора на расстоянии? Или решили, что в Проклятых Землях будет проще? Как же, будет! Все испортил этот северный маг, брат Ва'Лета. Как его проглядели сликовники у себя под носом? Он же жрец Великого Храма, нам первый враг. Теперь вот с нами идет, и троллей с собой взял.

Так я размышлял, сидя около палатки на краю лагеря. Вдруг послышался какой-то шум. Словно из пустоты передо мной возник оборотень. Иной бы испугался, но я знаю, что он, как и я, служит жрецам.

– Хозяева недовольны, Руг, – произнес он, словно лая.

– Я понимаю, Выр, – лучше это признать. – Но ещё не все потеряно. Скоро мы окажемся в Проклятых Землях. Ночное нападение…

– Нападение будет раньше, – обрадовал меня оборотень. – Будь осторожен сегодня утром. Не попадись под шальной удар. Кто надо предупрежден, что идет караван, полный сокровищ.

– Разбойники?

– Ещё лучше. Удалось свести в одну банду и людей, и черных орков. Догадываешься, чего хозяевам это стоило? Хоть караван изрядно потреплем. И вот ещё что, Руг. Если девчонку сейчас захватить не удастся, придется играть тебе. Но уже в Проклятых Землях. Есть там подходящее место, – и Выр начал объяснять мне, где именно. Останется только убедить Гилию, Ва'Лета и Гленда встать там на ночлег. Но место для этих целей подходит.

Остаток ночи я проспал. Сплю я чутко, когда на лагерь нападут – услышу.

Астенор. Оруженосец

Меня разбудил дикий крик. Отчетливо слышалось «Тревога!». Хорошо, что спал на свежем воздухе, положив голову на седло. Сразу схватил меч, оглянулся. При свете занимавшейся зари увидал вдалеке несколько черных орков. Я выругался. Их ещё здесь не хватало. Рванул к палатке моего князя. Ва'Лет со своим братом уже были готовы к бою. Мой господин сжимал в руках меч, ярко сияющий синим пламенем. Маг опираясь на посох, словно готовился плести заклинания.

– Астенор, в строй! – скомандовал Ва'Лет.

Я заметил, что десятки под командованием Хельга, Снорра и Нуда уже становились в ряд, выставив щиты. Чуть в стороне собирались гномы Гленда. Вроде вон там и воины под началом леди Гилии собираются. Да что это такое? Сэр Лотиан упал, пораженный вражеской стрелой. Враги начали с того участка. Вижу саму Гилию, сражающуюся мифриловым мечом, вроде рядом Фокс мелькнул.

– К бою! – раздался приказ князя. – Щиты сомкнуть, вперед! Но раньше троллей не лезть. Не стрелять, попадете в наших.

Последние команды Ва'Лет отдавал уже на бегу. Это был второй бой, в котором я участвовал, и опять внезапное нападение черных орков на лагерь. Но только ли их? Откуда среди наших противников люди? Выглядят как обычные наемники, богато вооруженные. У одного на плечах вроде бы шкура. Не может быть? В самом деле, это кто-то из «Волчьих голов». Как же низко надо пасть, чтобы связаться с орками?

А это ещё что такое? Кто это там пустил в тролля огненный шар? Не думаю, что орочьи шаманы способны на подобную магию. Откуда у противника маг взялся? Только и у нас они найдутся. Жимар, как я понял, не шибко искусен, но вот брат моего господина, Вагорий… Когда из его посоха сверкнула молния, я понял окончательно, что мы победим. Пусть и была внезапность на стороне врага.

Я орудовал мечом, нанося удары направо и налево, и про себя благодарил Ва'Лета. Теперь я понял, почему князь гонял меня до седьмого пота при каждом удобном случае. Пригодилось. Пока я получил лишь легкую царапину. Проклятье, сглазил! Орк со всей силы ударил меня по руке, меч вылетел. От следующего удара я едва прикрылся намотанным на левую руку плащом, пошатнулся, упал. Вот уже орк занес свое оружие. Неужели – все? Но тут в противника полетел огненный шар. Спасибо, мастер Вагорий! Где теперь только мой меч? Но некогда его искать, хватаю тяжелую орочью саблю, из моей глотки раздается дикий утробный крик. Вперед!

Успеваю заметить, как тролли молотят противника направо и налево. Вот один из них, в которого ранее огненный шар залетел, у него ещё бок опален, упал, подмяв под себя троих или четверых «Волчьих голов». Неподалеку орудуют топорами гномы. «Бей-руби, руби-бей!» – слышен их клич. Что-то не видно Ва'Лета. Да вот он, вклинился в самую толпу орков. Рядом с ним ещё кто-то из северян. Пора бежать к своему князю, долг оруженосца требует!

– За мной! – крикнул я, что есть силы. – Поможем Сиятельному Ва'Лету!

Несколько воинов бросились вслед за мной. Путь преградили орки, за спинами которых маячил шаман. Его только не хватало. Но тут трое наших северян впали в боевой транс. Мне уже доводилось слышать об этом, говорят, подобное учудил Лейф, когда под Белигардом «Волчьи головы» вздумали напасть на наш лагерь. Но сам я в то время был на турнире у Рохмарда. А вот теперь увидал во всей красе. Все тот же Лейф и двое его друзей, я так и не запомнил их имена, запустили в орков щиты что есть силы. Кто-то из врагов точно не встанет. Потом зарычали так, что даже тролли могли бы позавидовать. Рванули на груди кольчуги и пошли в атаку, круша все на своем пути. Орочий шаман замахал руками, накладывая на своих защитные плетения. Кажется, это мой шанс! В строю орков образовалось пространство. Подняв саблю, я ринулся туда. Что есть силы опустил свое оружие на голову шамана.

– А-а-а! Больно! – кажется, меня достало вражеское копье.

Я схватился за бок и упал. Успел заметить, что ребята отбили атаку, ранившего меня орка прикончил Лейф. Ну а я, похоже, на сегодня отвоевался. Ко мне подбежал Жимар, приложил к ране какую то-тряпицу, потащил в сторону лагеря.

Гилия. Рыцарь

Последние черные орки бежали в лес. Их не преследовали, кто-то из воинов сделал пару выстрелов из арбалета. Не думаю, что есть у них подкрепление. Теперь надлежало осмотреть поле боя, оценить потери, подобрать раненых. И, печальное действие, похоронить убитых.

Потери были не так велики, не больше двадцати человек, судя по идущей сейчас перекличке. Вот только обидно, что большинство из них – это те, кто пошел служить непосредственно в дружину князя Проклятых Земель. Гленд, тот ни одного своего гнома не потерял, среди них только раненые. У Ва'Лета убито трое, все были наняты в Белигарде. Среди раненых большинство тоже в моем непосредственном подчинении. Выходит, что я – плохой командир. Мало быть рыцарем, даже с двойным посвящением. Полководцем себя возомнила, а про то, как настоящий бой вести – толком и не знаю. Оказывается, это гораздо сложнее, чем просто рубить противника мечом, стрелять в него из лука или валить его с помощью боевой магии.

Как же так получилось, что орки напали на наш лагерь именно с той стороны, где расположились мои подчиненные? Ведь никто не мог им подсказать, в самом деле? В первый момент я не то чтобы растерялась, но едва не сглупила. Схватила меч и готова была ринуться в атаку. Хорошо, сэр Лотиан удержал. Он же и отдал команду сомкнуть строй, но тут шальная стрела угодила ему в грудь. А орки были уже рядом. Ладно, подоспели ребята северного князя. И тролли с ними. Выручили.

Анализирую прошедшее и не могу понять, кто же был нашим врагом? Орки, наемники из «Волчьих голов», какой-то маг. В голове уже несколько объяснений, понять бы, что из них является верным. Месть «Волчьих голов»? Но почему так долго они не предпринимали никакой попытки причинить ущерб нашему отряду? Обыкновенные разбойники, позарившиеся на богатый караван? Возможно, но в обеих версиях есть существенный изъян – непонятно, почему черные орки были вместе с людьми. Обычно они никогда так не поступают. Тогда остается предположить, что это дело рук моих таинственных похитителей, убивших сэра Аграстея. Говорят, что около замка Рохмарда черные орки тоже пошаливали. Стоп, а случай перед Белигардом, там ведь все те же черные орки ограбили караван. Вот хоть убей меня, но кажется, что кто-то их направляет. Воровские гильдии? Не верю, не настолько они сильны.

– Сликовники, – услышала я чей-то голос. Передо мной стоял Вагорий и держал в руках серебряный амулет. – Подобрал с тела убитого мага. Никак они не угомонятся.

Верно, прав брат Ва'Лета. Это все объясняет. И мое похищение, и нападение на наш отряд. Жрецы черного божка – враги моего князя. Нарин совсем недавно вспоминал про разгромленный алтарь.

Подошел Ва'Лет, что-то протянул брату. Улыбнулся мне.

– Ты как, дочка?

Не знаю, что на меня нашло, я разрыдалась и бросилась северянину на грудь.

– Ну полно, дочка, полно. Воины смотрят. Пойдем, надо похоронить умерших. Брат прочитает молитву. Он ведь ещё и служитель Во'Дана, нашего бога войны.

Войска уже выстроились, погибших в бою положили в общую могилу, отдали последние почести. Вагорий что-то говорил, призывал к своему богу. Потом подошли тролли и положили на могилу тяжелые камни.

– Насыплем курган, – сказал маг.

Затем мы благодарили живых, отмечали их мужество в бою.

– Нужно посоветоваться, – подошли ко мне Нарин, Гленд и Ва'Лет. – Как идти в Проклятые Земли?

По словам гнома, который бывал в Долине Единорога два раза, а по границе неоднократно караваны сопровождал, попасть к замку нашего князя можно было по-разному. Когда Нарин только познакомился с Ва'Димом и госпожой светлой эльфийкой, они прошли в Проклятые Земли неподалеку отсюда.

– Но я опасаюсь, что там нас может ждать западня, – поделился гном своими сомнениями. – Этот путь самый для нас близкий и поэтому самый предсказуемый.

– Другая дорога, – взял слово северянин, – эта та, по которой мы прошли в прошлый раз, перевал между Пограничным и Волкодавом. Но времени на это потратим слишком много. С запасами у нас не густо. И по словам мастера Нарина выходит, что по первому пути опасной нечисти и нет. А что неподалеку от Пограничного полно вампиров, которые и на город готовы напасть, ты помнишь. Столько мифрила у нас нет, чтобы без проблем с ними справиться. Поэтому предлагаю идти первой дорогой. Гномы же сомневаются.

Надо принимать решение. Только сейчас, когда я поняла, что из меня плохой командир, мне надо определять судьбу отряда. И, как ни странно, надо поддержать северянина. Не из-за вампиров, уж с ними мы как-нибудь бы справились. Запасов мало, пополним ли мы их в Пограничном – кто знает? Решено, идем первой дорогой. Выступаем немедленно. Только тела убитых черных орков сжечь надо. Негоже трупы на поле оставлять, хоть это и трупы врагов.

Глава 30

Дрейк. Сенбернар

Гав! Опять я чувствую какую-то опасность, исходящую от местности. Не могу забыть, как меня покусали огромные страшные зверюги, отдаленно похожие на собак. Хозяин в разговорах с женщинами с правильными ушами говорил, что это были оборотни. Не знаю, кто это такие, р-р-р, но готов разорвать на части.

Ночь. После недавнего нападения на наш лагерь я предпочитаю не охранять палатку девушки, а прогуливаться по всему лагерю. Надо приглядываться, если что – громко залаю и подам сигнал об опасности. Ведь в прошлый раз непонятные люди с черными мордами и противным запахом так быстро приблизились, что я лишь гавкнуть успел.

– Не спится тебе, Дрейк? Иди ко мне, – это Фокс.

Гладит меня по спине, предлагает прогуляться. Замечательно. Мы идем к ближайшим кострам, Фокс о чем-то разговаривает с воинами. Доходим до огромных людей с белой шерстью. Признаться, я их побаиваюсь, хоть и знаю, что они на нашей стороне. Фокс ещё остается беседовать, я же иду дальше, обхожу костры. Рычу в ответ на попытки меня погладить. Никому не позволено такой вольности. Это только моя старая хозяйка могла. Новый хозяин так почти не поступал. Фоксу можно, он почти наш.

Нахожу удобное местечко. Нос по ветру, если что – учую. Можно и немного подремать.

Просыпаюсь, все кругом тихо. Надо бы обойти лагерь.

Вдруг я увидел совершенно непонятное зрелище. Какой-то человек из нашего отряда, он так забавно издает звуки из какого-то деревянного предмета с натянутыми веревками, вытащил из палатки Гилию. Что такое? Куда он собирается её унести?

– Гав! Р-р-р! – я налетел на этого человека и схватил его зубами за штанину.

– Проклятая псина! Убирайся!

Ах так, получай! Я пребольно его куснул.

– А-а-а! – человек что есть силы пнул меня второй ногой. Потом бросил Гилию, схватил в руки железяку, что висела у него на поясе. Вроде такой предмет называется «меч». Больно! Тут на шум сбежались люди, показался Фокс. Того человека схватили. Ну а меня взял добрый седобородый, возится теперь с моими ранами. Говорит, что все пройдет, заживет, как на собаке. Гав! А я кто?

Ва'Лет. Северный князь

Никогда бы не подумал, что менестрель Руг – сликовник. Целый месяц под Белигардом с нами пробыл, весь путь до Проклятых Земель прошел. Ребята так его песни любили, чуть ли не каждый второй под нос насвистывал. Что таить, самому мне нравились. И про короля, смерть перехитрившего, и про рыцаря, совершавшего все новые и новые подвиги во славу своей возлюбленной, и про странствия менестреля. Теперь гадай, нет ли ещё в отряде тайного врага. Брат мой Ва'Гор проверил Астенора, но оруженосец оказался чист. Сэр Лотиан на жрецов Слика тоже не работает. Старый рыцарь плох, помимо ранения в грудь ему ещё досталось от чьих-то сапог, пробежались по нему раненому. Предпочитает отлеживаться на гномьей повозке. Визим, конечно, та еще шельма, приворовывал немного за нашими спинами. Но со сликовниками – ни-ни. Вот как бы ещё проверить всех, кто нанимался в Белигарде, но на это нужно много времени. И пока мы идем по Проклятым Землям, брат нет-нет, да подзовет того или иного воина.

От Руга мы ничего не узнали. Когда залаял пес, выскочили Ларг с кем-то из его десятка и повязали сликовника, я было подумал, что признание уже у меня в кармане. Велел привязать менестреля к телеге и отложить допрос до утра. Это была моя ошибка, когда взошло солнце, Руг был мертв. Я так и не понял, что же случилось. Ва'Гор про магию талдычит, но мне этих тонкостей увы, не разобрать. Гадаю, сам сликовник убился, или помог кто? В его вещах мы обнаружили медный медальон со знаком проклятого божка, про который брат сказал, что это – знак низшего служителя. И ещё несколько предметов, по словам того же Ва'Гора, усиливающего магию.

Потом я поговорил с Гилией:

– Мне, кажется, становится понятно, почему тебя похитили в первый раз, – произнес и пристально поглядел ей в глаза. – Влюбленный мальчишка ни причем, точнее его использовали втемную. А потом убили, дурака. Тебе не сложно вспомнить, как случилось, что ты поехала с ним совсем в другую сторону?

Девчонка одарила меня взглядом, полным презрения. Что-то пробормотала, мол, об этом уже говорили неоднократно.

– Вспомни, Гилия. Это очень важно. Особенно важно, где в то время находился Руг.

– Погоди, князь. Я беседовала с Найрой, подошли сэр Аграстей, оруженосец герцога, как там его зовут, Орвальд? Потом появился Руг с лютней. Что-то запел. Веселое и про любовь. Тут Аграстей достал фляжку, предложил освежиться. Я сделала пару глотков, – она замялась, – а дальше плохо помню. Но меня не покидала мысль, что я люблю Аграстея. Ещё пару дней она появлялась, но все реже и реже. Потом совсем пропала.

– Жимар что-то говорил про отраву, – вспомнил я. – Потом мы тщетно искали живущую по соседству ведьму. Приворотного зелья тебе дали, милая. И я готов предположить, что без Руга там не обошлось. Но сейчас этого не узнаешь.

Тут девчонка вспомнила, что поставлена командовать над отрядом и решила отчитать меня за то, что менестреля сразу не допросили.

– Это моя вина, миледи, – откуда-то возник брат. – Я должен был догадаться, что это случится. Мне повадки сликовников известны. Не ругай Ва'Лета, он воин, а не чародей.

Мы ещё немного поговорили, обсудили опасности, которые нас могут поджидать в Проклятых Землях. Тут раздался топот копыт и на взмыленной лошади прискакал Хельг.

– Впереди большой отряд зеленых орков! Их раза в два, если не в три больше чем нас. Встреча неминуема. Когда мы поскакали назад, Борзу выстрелили в спину!

Этого ещё не хватало. Я тут же велел ребятам строиться. Рубаки Гленда выкатили вперед повозки, выставили на них щиты, ощетинили копьями. Брат поставил рядом своих троллей. Вот никак не могу привыкнуть к его слугам. Какой пакости да ожидаю, хоть и знаю, что её не будет. Подошел Нарин, рассказал о поединке нашего нанимателя с вожаком зеленых орков, что однажды случился в этих местах.

– Орки могут требовать поединка с любым бойцом из нашего отряда, – продолжал свой рассказ Нарин. – Не в обиду будет сказано, Гилия кажется самым неопасным соперником. Орки сами вряд ли додумаются её вызвать, просто в голову не придёт. Но она – командир, и те могут просто потребовать поединка именно главных, не выясняя заранее, кто это. Часто бой между вожаков случается.

– Значит так, – сказал я Гилии. – Если орки будут требовать поединок и вызовут тебя, то вспоминай, как ты в Белигарде с вольчьеглавым справилась. Действуй быстро. У тебя и меч, и доспех легкие, поэтому должна быстро оказаться около орка и что есть силы воткнуть меч ему в горло. В идеале, ты можешь это сделать. Но смотри, не медли.

А вот и зеленомордые. Как я их ненавижу! Со времен Карианова мятежа, пожалуй, что и раньше. Видели, что оставляет Орочья Гвардия после себя. Все наши северяне плевались. При первой же возможности, если встречались мы с орками в кабаках, то лезли в драку. И частенько побеждали. Знаю, что начальство втайне одобряло такие стычки. Впереди отряда орков выделялся крупный тип в позолоченных доспехах. Казгардская работа. Такую не каждый аристократ себе мог позволить, орку она тем более не по статусу. Ба, да у него ещё и шлем с крыльями, который даже мне, сотнику, был не положен. Чтобы такой надеть, нужно было быть пятисотником, которых не из коренных казгардцев почитай и не было. Рохмард не в счет, у него тесть – вельможа. Какого патрикия вожак орков ограбил?

– Кто тут командир? – прорычал зеленомордый. – Я, Бардар, вызываю на поединок.

Вижу, Гилия собралась дергаться. Но тут я узнал орка. Точно, знакомец по империи. Сотником в Орочьей Гвардии был. Предался Кариану. Его бойцы меня повязали, а он ещё меня связанного пытался избить. Говорят, убийство семьи моей Ктимены – тоже его рук дело. Нет, Гилия, извини, но этот бой – мой!

– Кто это тут вякает! – крикнул я громко. – Изменник Империи, предатель законного императора Феогноста, шакал ублюдка Кариана, ты ли это, сотник Бардар?! Не ожидал встретить здесь старого знакомца? С кем бы ты ни хотел сегодня драться, убьет тебя Ва'Лет!

Скидываю шлем, демонстрируя всем свою бритую голову. Выхватываю из ножен пылающий синим пламенем клинок.

– Слава императору! Слава Казгарду! Во'Дан! – вырывается из глотки привычный боевой клич.

Орк спрыгнул с коня, в руке его сверкнула тяжелая сабля. И мы сошлись.

Совершенно не помню этот бой. Вроде наносил удары, отбивал вражеские. Уворачивался, сам атаковал. И вдруг все кончилось. Голова Бардара валяется в стороне. Тело сделало три шага вперед и упало.

С нашей стороны раздались крики одобрения. От орков выдвинулся шаман, поклонился мне. Произнес, что теперь они уходят. Он что-то ещё говорил, о том, что они готовы нам предложить, но я не слушал. Кивнул Гилии, пусть сама разбирается. А я свое дело сделал. И хоть чуть-чуть, но стало легче.

Гурз. Тролль

Который день мы движемся вслед за господином. Ярын, Хемир, Рутунг и я – Гурз, ледяные тролли. Ледяными нас называют вовсе не потому, что мы из замороженной воды сделаны и на жаре таем. Так только человеческие малыши, что совсем мелки и глупы, могут так думать. Про это господин рассказывал. И не потому зовут нас ледяными, что мы среди льдов живем. Хоть и появились на свет на севере, все родичи наши там, но обитаем мы в горах, а вовсе не в полярных широтах, среди снегов и льдин. В наших местах, правда этого добра тоже хватает, особенно если повыше забраться. Но наименование получили мы исключительно за цвет кожи и шерсти, как шутит господин – «за масть». У кого серебристая, как у меня, у кого пепельная, например у Ярына, но на лед и в самом деле похожа.

Я ещё мальцом был, когда беда нагрянула. Серые да бурые, мелкие тролли, начали вдруг набирать силу. Ладно, на человеческие поселения они всегда нападали, то чаще, то реже. Но что им понадобилось в наших горах? Зачем было убивать нас, ледяных? Ведь никогда тролль, неважно какой масти, не обижал тролля, не подымал руку на сородича, а тем более не уничтожал беззащитных женщин и детей. Что-то совсем неладное настало. Это потом господин сказал, что объявился среди людских владык один, что вздумал подчинить окрестности. Нет бы, на юг пойти, там и теплее, и земля богаче, но начал с родственников и соседей. У господина, кстати, отца и родовичей убили. Служили этому князю не только людишки, были там и орки, и гномы, и даже тролли. Нет, наших не было, а вот серые с бурыми пошли. Господин говорил, что недолго обидчик его рода властвовал, сгинул он вскорости. А еще говорил, что не обошлось тут без козней Во'Лока. Не знаю, давно боги не вмешивались в наши судьбы. Но что-то явно случилось. В общем, напали пятеро серых и трое бурых на наше поселение. Отца сразу убили, мать велела старшему брату взять меня за спину и бежать за горный хребет. Вроде погони не было. Перебрались мы на ту сторону, нашли пещеру, стали жить. Но однажды брат ушел на охоту и не вернулся. А чуть позже в горах объявились орки. Пришлось мне вновь бежать. Во время скитаний повстречал Рутунга. Точнее он меня, подобрался в то мгновение, когда я начал есть убитого оленя. Пришлось поделиться. История Рутунга была похожа на мою. Только его родичи пострадали от орков, ведомых бурым троллем.

Потом нас нашел господин. Мы совсем оголодали, еле держались на ногах. Много дней подряд ничего не ели. Ко всем нашим невзгодам прибавилось то, что в горах появился серый тролль, громадный, таким и не каждый ледяной бывает. Набрел этот злодей на нашу с Рутунгом стоянку и погибать бы нам, вот уже над моей головой камень занес, но вдруг ударила молния. Серый выбросил свой булдыган, а в следующее мгновение сам окаменел. И перед нашим взором предстал человек, от которого словно исходила сила. Это и был князь Ва'Гор, жрец Во'Дана и великий чародей.

Хорошо, что мы его встретили. Зажили с тех пор как у кого из богов за пазухой. У господина уже были Ярын и Хемир, они – родные братья, первый на пару лет старше. Тоже пострадали от серых с бурыми. В северных землях провели мы без малого три года, охраняли господина. Раз два десятка орков перебили. Потом пошли за Ва'Гором сюда, далеко от родных мест, в западные королевства. Господин всякие интересные артефакты разыскивал. Один мне особо запомнился – на пластине было изображение тролля, непонятно как нанесенное. И, что более интересно, этот тролль был в одежде, похожей на ту, что люди носят. Удивительно, ведь сколько помню жизнь в нашем поселении, мы только чресла шкурами обвертываем. В сказках, что в детстве слышал от мамы, ничего про одежду троллей не говорилось. Наоборот, всегда подчеркивалось, что нам это ни к чему, нам снег и лед не страшны.

В этих горах мы долго оставались незамеченными. Сам удивляюсь, почему. Но в один прекрасный день я обнаружил, что приближаются всадники. Кинулся со всех ног к господину, по пути ещё упал, чуть не расшиб все, что можно. Оказалось, не враги. Более того – младший брат господина с друзьями и соратниками. Так что теперь идем мы с ними.

Дорога была не сложной, хорошо по равнине идти. На привалах брат господина придумал тренировать своих воинов бою с нами. Да я в одиночку с десятерыми справлюсь! Если только все в ноги не кинутся. Чуть позже представился случай это подтвердить. Напали на нас на рассвете, когда все спали. Орки, люди. Воины и маги. Проклятые слуги Ва'Лока – так господин сказал. Мне огненным шаром бок подпалили. Потом ещё сбили с ног, но это была большая ошибка врагов, упал я прямо на четверых людишек, двое сразу нашли свою смерть, остальные умерли чуть позже. Правда и мне досталось. Ногу сломали. Пришлось потом Ярыну, Хемиру и Рутунгу подымать меня на руки и тащить на гномью повозку. Никогда бы не подумал, что она меня выдержит. День я отлеживался, господин надо мной колдовал, в итоге на ноги поднял.

Ещё через несколько дней повстречали мы большой отряд орков. Только мы собрались отметелить их за милую душу, как брат господина узнал вожака зеленомордых. Старый его враг. Снес князь Ва'Лет ему голову. Думал я, что вот теперь-то бой начнется. Но нет, орки вступили в переговоры. Кто же знал, что есть у них такой обычай – встречаются двое поединщиков, отряды не сражаются. Кто победил – что-то получает с отряда побежденного. Эх, подраться не дали. Господин, впрочем говорит, что все ещё впереди, на этих землях полно порождений Ва'Лока. Недаром их называют Проклятыми. Ва'Гор похоже рад, что пошел со своим братом. То и дело отходит от отряда в сопровождении кого-нибудь из нас, ледяных. Что-то отыскивает, то какую травинку сорвет, то камешек подымет, то ещё что-нибудь.

Когда в пути препятствия попадаются – дорогу камнями завалило или что подобное – тут наш час настает. Вот уже третий завал расчистили. Пока последний разбирали, господин опять что-то интересное обнаружил. Я, правда, так и не понял, что это за штука такая. Но Ва'Гор был весьма доволен. Ещё больше он обрадовался вчера, когда отряд добрался до подходящего места для ночлега. Это была небольшая долина, чем-то выделяющаяся из прочих мест. От неё исходил покой и умиротворение. Не то, что раньше, когда приходилось отбиваться по ночам от мелких, но противных тварей, похожих на собаку и ящерицу одновременно.

– Вот в этом самом месте и находился алтарь сликовников, – произнес гном, которого вроде зовут Нарин, обращаясь к Ва'Гору. – Мы с князем Ва'Димом расколотили его. Вот этой самой кувалдой.

Как я понял, раньше здесь собирались почитатели Ва'Лока. Уничтожение их алтаря и принесло умиротворение в эту долину. Хорошо, если так.

Глава 31

Гилия. Рыцарь

По рассказам Нарина добираться до Замка Единорога осталось совсем не долго. Но в Проклятых Землях опасность подстерегает на каждом шагу. Зеленые орки, которых мы третьего дня повстречали – ерунда. Интересно, а если бы с их вожаком сразилась я, были бы у меня шансы на победу? В тот день я до вечера злилась на северянина, что он на бой вылез. Потом услышала, как он своему брату про этого Бардара рассказывал, и поняла, что иначе Ва'Лет поступить не мог. Там едва ли не кровная месть. У северных варваров этот обычай в чести, чуть ли не за это их варварами и называют. Да и в наших королевствах это право – мстить за убитых родичей и товарищей – признают, хоть и считают изрядно диким.

Следующий день был довольно тихим и спокойным. На ночлег мы остановились неподалеку от разрушенного алтаря сликовников. Здесь когда-то госпожу темную эльфийку держали в клетке и собирались принести в жертву. Нарин несколько раз рассказывал, как был разрушен алтарь, потрясал кувалдой и ходил героем. Хотя истинная заслуга принадлежала князю Ва'Диму. Ночь выдалась без происшествий, но мы и не думали, что дальше все будет так же.

И полдня не прошло, как караван атаковали оборотни. Ужас, до чего много их было! Наверное, больше сотни, ничего после боя пересчитаем трупы. Оборотни внезапно налетели со всех сторон, едва мы встали на дневной привал. Как это случилось? Неужели дозор проморгал? Или уничтожила его нежить? Некогда было размышлять. Меч в руки и в атаку!

Вот уже вокруг моих ног скачут три зверя, один из которых внезапно перекидывается в человека, подымает оружие убитого наемника и явно хочет меня убить. Чему там князь Ва'Лет учил? Резко вклиниться и меч в горло. Есть! Проклятье, один волкодлак за сапог хватил. Хорошо, что они – эльфийские, прочные. Не достал до ноги гад, а в следующий момент получил мифриловым клинком по черепу. Ещё одного сразил Фокс, внезапно оказавшийся около меня. Чуть в стороне Дрейк сражался с двумя зверьми. Видимо, собирался отомстить, за то, что его некогда покусали. Едва ли не на этом же месте, хотя нет, вспомнила я рассказы Нарина, это было на другом конце Проклятых Земель. Потом заметила Вагория, который как раз напустил на оборотней огненную стену. Да что они не бегут? Я ожидала, что сейчас раздастся дикий визг, но пошел только смрад от паленой шерсти. Но нет. В чем же дело? Ах да, маг их ещё и обездвижил. Жаль, что не всех напавших, и плохо, что это заклинание действует не так долго.

Удачнее всего сражались, пожалуй, тролли. Они просто пинали наседавшую на них нежить, так, что та с визгом разлеталась во все стороны. Уже потом, мы обнаружили, что нескольких волкодлаков просто затоптали.

Но вот и все. Наша взяла. Спросите меня, сколько оборотней в этой схватке убила – не отвечу. Могу лишь утверждать, что двое из них были в человеческом обличье.

Троих воинов, нанявшихся в дружину Ва'Лета, мы потеряли, и куда-то исчез дозор. Это – уже мои подопечные, в Белигарде нанятые, из десятка Ларга. Что с ними случилось, в самом деле? Я уже собралась послать на поиски несколько воинов. Но тут подошел северянин:

– Отправим лучше тролля.

В словах Ва'Лета был резон, я согласилась. Ледяной гигант, его звали Хемиром, явился час спустя. В руках его было тело одного из воинов. Трех других он так и не обнаружил.

– Нужно устроить погребальный костер! – это Вагорий. – Иначе ожидайте в гости оживших мертвецов. Хотя боюсь, нам и так это грозит.

Боги мои, так здесь и заночевать придется. Наших похоронить, да и волкодлаков сжечь следует. Хотя место неплохое, но слишком медленно мы продвигаемся.

Нарин. Гном

С оборотнями справились, хвала Великому Торину. Откуда их столько много взялось, сликовники что ли науськивали? Жаль, что Вагорий велел сжечь все их трупы. Сколько же добра пропало?! Шкуры хоть можно было оставить, право слово. Все равно встали здесь на ночлег, времени хватает.

С этим вопросом я обратился к брату Ва'Лета. Начал издалека, мол, какой толк есть от мертвых волкодлаков? Можно ли получить из них какие магические ингредиенты? Оказалось, нет. Самое интересное, что и шкуры не сохранятся, тихой сапой пойдет процесс превращения тела убитого оборотня из волчьего в человеческое. Вот те на! Вагорий ещё сказал, что мы легко отделались. Что дальше-то будет? Какие неприятности нас ожидают?

А дальше были мертвецы. Под покровом ночи к лагерю подошли трое. Как позже рассказывал один из караульных, в них признали пропавших дозорных. Ребята и подумать не могли, что произойдет, когда радостно приветствовали «вернувшихся товарищей». Одному повезло, он стоял чуть в стороне. Когда накинулись на его напарника, воин бросился в центр лагеря, подымая тревогу. Ожившие покойники тем временем все прибывали и прибывали. Люди, полулисы, орки.

– Рубите их на части! – крикнул я. – Иного способа справиться нет.

– Есть, дружище Нарин, – услышал я голос Жимара. – Магия огня. От меня здесь толку мало, я лишь немного подпалить могу. Но вот мастер Вагорий, тот сможет.

Огонь в любом случае не помешает. Как назло в небе тучи, ни единой звезды не видать. Темно.

– Немного осветить и я могу, – произнес маг, и в ту же минуту над моей головой словно зажгли масляную лампу. – Это самое простое и неэнергоёмкое заклинание. Дети с него начинают. Продержится всю ночь. А вот на иное моих сил не хватает.

– Спасибо и на этом, – я выхватил топор. – Бей-руби, руби-бей!

На этот раз нам повезло, убитых не оказалось. Хуже было то, что много воинов получили ранения. Почему-то больше всех пострадали глендовы рубаки. А ещё мы не досчитались десятка лошадей. Пришлось даже бросить несколько телег.

Утро встретило нас дождем. В такую погоду хорошо дома сидеть, попивать доброе гномье пиво, неспешно беседовать, например, с толковым мастером о его шедеврах. Или в гномьем банке, обсуждать дела денежные и последние новости. Дождь не переставал до самого вечера. Дорога превратилась в сплошную грязь. Телеги вязли, толкали мы их как могли. Однажды завяз тролль. Вот уж где намучились, пока его вытащили. Радовало лишь то, что никто в этот день и последующую ночь на нас не напал. На ночлег мы встали около какой-то старой, наполовину развалившейся башни. Гленд приказал гномам выставить вокруг неё повозки, потом телеги. Вагорий оставил своих троллей охранять.

Вот троллей бы этих к нам, в горы. И не говорите мне, что если в гномьих горах заведутся тролли, то ничем хорошим это не кончится. Я и сам историю гномов хорошо знаю, читал книжки разные. И про то, как Торин Длиннобородый самолично троллю голову снес своим топором. И о том, что случилось с молодым принцем Гимом, когда он всю ночь бегал преследуемый тремя гигантами, но дождался рассвета. И тролли окаменели. Но, как выяснилось, тролли бывают разные. Ледяные, те, что служат Вагорию, оказались отличными ребятами. И в бою, и при расчистке завалов они нам здорово пригодились. Да и в эту ночь, похоже, они кого-то здорово напугали. Мне не спалось, сидел я около бойницы, смотрел по сторонам. Вдруг, вижу, какая-то тень мелькнула. Неужели опять оборотни или мертвецы? Лишь бы не вампиры, у нас столько мифрила нет. Но нет, тень внезапно исчезла в обратном направлении. И больше ничто нас в эту ночь не беспокоило.

Ларг. Десятник

С детства я слышал истории о Проклятых Землях. Чего только о них не рассказывали – мол там чуть ли не драконы живут, а уж всякой мелкой нечисти – вампиров, оборотней, оживших мертвецов – пруд пруди. Прабабка моя, покойница, та была уверена, что полно здесь всяких ведьм, колдунов, служителей темных богов. А ещё, де, именно отсюда выходят на свой черный промысел орки всех мастей. В общем, сваливала она в одну кучу и нечисть, и нежить, и просто нехороших по её мнению людей. Послушать, так и сосед наш из Проклятых Земель родом.

Чуть позже старый жрец, обучавший нас с Треем грамоте зимними вечерами, немного развеял дым, нанесенный глупыми сказками. Он рассказывал, что много веков, если не тысячелетий назад, шли здесь долгие войны. Воевали, почитай, все со всеми. Всесильные маги и могучие короли, эльфийские лорды и орочьи шаманы, драконы, которых тогда полно было в здешних местах. На месте Проклятых Земель тогда была чудесная страна, там были живописные долины, окруженные со всех сторон горами. В легендах сохранились сведения о перевалах, на которых стояли гарнизоны, защищающие пути к главному замку. Рассказывал жрец о плодородных полях, о лесах, по красоте сравнимых с эльфийскими. Но кто правил в этой стране, чем прогневил соседей – ничего не мог он сказать. И за что на этот край обрушилась вся мощь магических ударов, учитель наш тоже не ведал.

И вот уже столько лет прошло, а земли все стоят мертвые. Только очень отважные, а скорее просто не шибко умные, которым жизнь не дорога, рискуют пройти по краю Проклятых Земель. В основном это торговцы, желающие побыстрее доставить свой товар. Некоторым из них удается остаться в живых, ещё меньшему числу – довести свой караван в целостности. Большинство же погибает, но новые смельчаки, да ушибленные на всю голову продолжают иногда заходить в эти места.

С одним из таких я даже был знаком. Служил он у барона нашего. Хорош был управляющий, толковый. Как ни странно – честный. Выглядел страшно – лицо опалено, одного глаза нет, руки в шрамах. Именно в Проклятых Землях и получил Ульва свои ранения. Половина мальчишек была уверена, что дрался он с драконом, в действительности же пострадал наш управляющий от орочьего шамана.

Признаться, когда мы с Треем услышали, что человек, к которому привел нас Ва'Лет, носит титул князя Проклятых Земель, то самую малость испугались. Решили, что к черному магу попали. Особенно, когда рядом госпожу Ларинэ, эльфийку темную увидели. Но вот показалась госпожа Эледриэль, тоже эльфийка, но светлая, и мы немного успокоились. Ну а потом узнали, что господин наш – победитель сликовников, и тогда от сердца отлегло.

И вот теперь идем мы по этим самым Проклятым Землям уже который день. И чем дальше идем, тем больше нарываемся на неприятности. Черные орки атаковали, зеленые тоже, но тут князь Ва'Лет их предводителя сразил и битва не состоялась. Оборотни опять же. Трое дозорных из моего десятка пропало. Мертвецы атаковали, причем эта самая троица первая в лагерь пришла и ещё одного моего бойца убила. Так что называюсь я десятником, а в подчинении только шесть ребят. Боюсь, сольют нас с ещё каким поредевшим отрядом, а меня до простого вояки понизят. Я ведь не столь опытный.

Хвала богам, пока серьезных противников не было. Но дозоры мы без крайней необходимости посылать перестали. Разве что троллей, что служат чародею Вагорию. А то пара случаев была – отправили двух конников, что пошли в личную дружину князя Ва'Лета, а вернулся из них только один, с рваной шеей. Опять оборотни. Этого бойца Вагорий с трудом поднял на ноги. Тело второго тщательно искали по округе, нашли. Опять погребальный костер. Убитый был северянином, так что получил похороны в соответствии с обычаями предков.

Вот не приведи боги, упокоят меня в этих Проклятых Землях, так получается – тоже сожгут. Не по обычаям нашим, выходит. У нас в земле хоронят. Как же моя душа в верхний мир, к богам попадет? И спросить не у кого. Вагорий, так тот своему северному богу служит, он помимо того, что маг искусный – ещё и жрец. А в его рассказы о Великом Храме, в котором все жрецы Светлых Богов, я что-то не верю.

Впрочем, хватит размышлять, жив ты пока ещё, Ларг! Чего раскис и приятелю Трею позавидовал? Да, он дома остался, но больше ничего интересного не увидит. Ты же такой долгий путь прошел, за одним столом с настоящей принцессой пообедал, вместе с троллями орков крушил. И если повезет, то получишь и рыцарский сан. Сейчас же радуйся, что живой, да то, что отдыхаешь на привале, что солнышко светит. Пару дней назад замучились по грязи ходить.

– Десятник, твою милость требуют! – раздался вдруг голос Пала, наемника-северянина.

Терпеть не могу его шуточек, известно, что за его притворным вежеством стоит. Но раз требуют, пойдут.

Оказалось, леди Гилия собрала всех командиров. Обсуждали, как дальше идти. Часть телег пришла в негодность, а если вещи с них перегрузить на другие, то можно и оставшиеся потерять. Вот и советовались, как поступить лучше.

Мастер Гленд, начальник над гномами, предлагал загрузить по полной гномьи повозки. Они прочные, давеча раненого тролля одна из них выдержала. Так и решили. Потом леди Гилия вдруг произнесла:

– Надо бы проведать, нет ли в округе поселения полулисов. Фокс давеча сообщил, что узнает эти места. Хорошо бы отыскать подкрепление. На следующей стоянке устроим дневку. Фокс, десяток воинов, кто-нибудь из троллей отправятся на поиски.

– Возьмите и меня! – предложил мастер Жимар. Помощь мага будет совсем не лишней.

– Только без амулетов я тебя не отпущу, – ответил на это Вагорий. – Из троллей берите Гурза. Из этой четверки он самый толковый. Ну а рана его давно зажила.

– Хватит ли десятка? – внес свое предложение князь Ва'Лет. – Уменьшать отряд опасно, но и малое количество ребят посылать я бы не стал. Может так поступить – Гленд выделяет от пяти до десяти гномов, я – столько же проверенных северян, с Нудом во главе. И ты, Гилия, даешь столько же бойцов. Под началом того же Ларга. Отличный парень, не прогадаем. Ну и Фокс, разумеется, без него эти поиски смысла не имеют.

– Разумно, князь, – согласилась Гилия. – Значит пятеро гномов, пятеро твоих воинов и пятеро моих? И тролль. Нет возражений, почтенный Гленд?

Командир гномов был согласен. Он тут же назвал несколько имен, среди которых был и мой старый собутыльник Вельд. Это хорошо, гном тот проверенный, надежный. Ещё мастер Нарин взялся с нами пойти, ссылаясь на какой-то свой чудесный артефакт. Замечательно. Значит – не пропадем. Пойду готовиться к завтрашнему походу. Кого бы из ребят подобрать, кто там у нас самый путный? Впрочем, а что думать? Надо брать всех, кто от моего десятка остался. Пусть на одного больше, но никто из парней не обидится.

Глава 32

Ва'Лет. Северный князь

Сликовники напали на нас утром. Выбрали подходящее время и место, ничего не скажешь. Наш отряд как раз пытался преодолеть очередной завал, тролли расчищали дорогу, раскидывая по сторонам камни, гномы им помогали, остальные же занимались повозками. В этот момент и посыпался на нас каменный дождь. В первое мгновение я даже не понял, что произошло. Вдруг один булыжник со всего размаху грохнулся на мою голову. Проклятье! Первый раз в жизни пожалел, что бреюсь наголо. До чего больно! Кровь потекла.

– Прикрыться щитами! Лошадей беречь! – услышал я голос брата.

А потом начался кошмар. Полетели огненные шары, молнии. Одна гномья повозка загорелась. Зоркий глаз Фокса разглядел из-за завала несколько человек.

– Это сликовники! – закричал полулис.

Хорошо, что оруженосец Гилии не успел уйти на поиски своих сородичей. И двадцать воинов с ним. Сейчас у нас никто не лишний. Вот только как справиться с магами? Сколько раз я задавал себе этот вопрос. Но такой внезапной их атаки не ожидал. Надежда на брата, да на куски алтаря сликовников, что у Нарина. Тот, похоже, сам сообразил, что против него магия противника бессильна. Взялся за арбалет. Гном с таким оружием – это для меня почти немыслимое, ни разу видеть не приходилось, но чего только в жизни не бывает.

Меж тем Ва'Гор поднял свой посох, из которого в сторону противника полетела молния. Чей-то вопль возвести о попадании. Кому только повезло – брату или гному? Впрочем, не важно.

– Сомкнуть строй! – скомандовал я своим воякам. – Выставить щиты. Арбалетчики – во вторую шеренгу. Стрелять залпом. Потом – бегом вперед, надо прикрыть глендовых парней.

Тем временем тролли, которым прилично досталось – камни и огонь попадали в первую очередь в них, продолжали расчищать завал. При этом все, что мешало, они бросали уже в сликовников.

– Зачем они все это делают? – спросила меня подошедшая Гилия. – Ах, вот в чем соль! Надо же!

Наши великаны просто хотели скорее добраться до жрецов проклятого божка. Если от бросания в сликовников разных камней, ветвей да бревен толку особого не было, то когда тролли пошли в атаку по расчищенной дороге, противнику не поздоровилось. Вот уже жрецы полетели в стороны. Удар у подопечных Ва'Гора силен, ещё как силен.

– В атаку! – скомандовал я. Надо закрепить успех.

Минут двадцать спустя мы подводили итоги. Не особо радостные, надо сказать. Шестеро сликовников были убиты, из них двое с золотыми амулетами, один с серебряным, у троих оставшихся – бронзовые. Сколько жрецов успели уйти – мы так и не узнали. Наши потери были более значительными. Гномы потеряли пятерых, ещё двое были серьезно ранены, в моем отряде погибло трое, подчиненным Гилии повезло больше – только две контузии. Тролли получили существенные ранения. У меня ужасно болела голова. Брат получил какой-то магический удар, от чего долго не мог прийти в себя, его тошнило. Ещё было убито с десяток лошадей, несколько повозок выведено из строя.

И было понятно, что это нападение – не последнее.

Гилия. Рыцарь

После нападения сликовников я долго размышляла, стоит ли теперь отправлять Фокса на поиски его соплеменников. Помощь полулисов была бы совсем не лишней, но ослаблять отряд на два десятка воинов совершенно не хотелось. Ведь не факт, что Фокс найдет своих здесь. Вдруг они все перебрались в долину, поближе к Замку Единорога. Да если и найдёт, нет никакой гарантии, что сразу согласятся сниматься с каких-никаких, но насиженных мест и ехать с нами в самую глубь Проклятых Земель. В страшную центральную долину. Тогда мы напрасно потеряем время. С кем бы посоветоваться? С северянином – неохота. Хоть и поняла, что в военном деле он разбирается гораздо лучше меня, каждый раз подчеркивать это не собираюсь. Разве что с сэром Лотианом поговорить.

– Ох, леди Гилия, от меня мало толку, – ответил мне старый рыцарь, когда я подъехала к гномьей повозке. – Я никогда командиром не был, да и в войнах, почитай, участия не принимал. А теперь вот и в седле не сижу. Все в этой замечательной колеснице. Не знаю, что и сказать тебе.

– О чем идет речь? – раздался голос Астенора. – Я, собственно, по поручению моего князя. Он просит проследовать во главу колонны.

Ва'Лет, похоже, время даром не терял. Он обрадовал, что разведчики (и когда только успел послать?) нашли подходящее место для остановки. Очередная долина, течет небольшая речушка, чьи берега могут служить дополнительной защитой.

– Что-то мне подсказывает, – произнес князь, – сликовники так просто не успокоятся. А там удобно держать оборону. И пока Фокс будет искать своих полулисов, мы отдохнем, накормим лошадей. Если что – дадим отпор.

Ну раз варвар наш считает, что соплеменников Фокса следует отыскать, то так тому и быть. Вот встанем на дневку – пусть отправляются.

Фокс. Полулис. Оруженосец

Вот они, мои родные места. Здесь издавна жили многие поколения нашего клана, пока не нагрянули проклятые сликовники. Многих полулисов тогда убили в бою, ещё большее количество пленили. Спасся лишь каждый десятый. Меня, ещё совсем малютку, сумела вытащить на руках мама. Мы перебрались через перевал, теряя в пути ослабевших, и, наконец, нашли подходящую долину. Как ни странно, сликовники больше не беспокоили. Быть может, им хватило бедных моих соплеменников, зарезанных на черных алтарях. А скорее всего, не жили жрецы зловещего божка в Проклятых Землях постоянно. Появлялись, творили свои кровавые обряды и исчезали. Князь Ва'Дим вот рассказывал, что в самое свое первое посещение Проклятых Земель обнаружил полулисов, взятых в плен и содержавшихся в какой-то пещере. Думаю, не покинь я ставшую родной долину, могла бы меня подобная участь ждать. У меня, похоже, судьба была такой. К «Волчьим головам» раз в ловушку угодил. Эти проклятые наемники не лучше сликовников будут. Битва на границе Проклятых Земель это показала.

Идея отыскать полулисов поселилась в моей голове уже три дня назад. Местность показалась знакомой. Вроде когда-то здесь была моя родная деревня, сликовниками порушенная. Значит, неподалеку должно быть поселение нашего клана. Вот бы привлечь их на службу к князю. Полулисам будет гораздо лучше находиться под рукой Ва'Дима. Я уже в этом неоднократно убеждался. Поделился своими мыслями с Гилией. Она согласилась, что и повелителю Проклятых Земель подспорье будет, да и отряду сейчас – подкрепление. Мы ведь прирожденные разведчики, что угодно обнаружим. И коль скоро клан здесь живет, то все окрестности знает словно собственный хвост.

Нападение магов внесло коррективы в первоначальный замысел командиров. Теперь со мной отправились лишь трое гномов, пятеро подопечных князя Ва'Лета во главе с десятником Нудом, шестеро ребят, оставшихся от десятка Ларга с ним самим во главе. Тролль Гурз, возможно зря его взяли. Нет, помощь от него несомненная, но коль даже я его побаиваюсь, и это несмотря на то, что ледяной гигант на нашей стороне, то какие мысли должны быть у остальных полулисов? Ещё с нами был Жимар, получивший от мага Вагория какие-то артефакты. Уж не знаю, какой был от этих амулетов и браслетов толк. Дрейка с собой я решил не брать. Мы будем передвигаться на лошадях, а собаку в седло не посадишь. Хотя у Дрейка как раз специальное седло было, но конем править он все равно не умеет. Можно было бы троллю дать пса на руки или за спину, да вот только Дрейка к ним близко не подманишь. Возможно, и он их опасается, как и я.

Мы покинули лагерь в полдень. Успели заметить, как воины таскают всяческие ветки, бревна на постройку укреплений. Это хорошо, лишняя защита не помешает.

– Фокс, – обратился ко мне Нуд, поставленный, как самый опытный вояка, главным над нашим маленьким отрядом, – тебе вести. Поедем впереди, чуть позже меня сменит Ларг. Ты можешь сказать, сколько нам примерно добираться?

– По моим прикидкам – несколько часов. Если ничего не случилось за то время, и клан не покинул поселение. Я ведь уже несколько лет тут не жил.

– А что случилось? – заинтересовался северянин. – Прости за любопытство, но коль мы едем к твоим соплеменникам, то мне надо знать, как нас могут встретить. Ты часом не изгнанник?

– Нет, почтенный десятник, – успокоил я Нуда. – Просто у нас есть обычай по достижении определенного возраста покидать родное поселение. Я должен был прожить лет десять среди чужого клана, найти там жену. А пока не завел семью – обучаться у знающего.

– Понятно. У нас тоже частенько отдают детей на воспитание к толковому воину. Считается, что старший по положению отдает сына к младшему. Однажды из-за этого курьезная история вышла. Один князь умудрился посадить своего сына на колени к другому князю. Тем самым получилось, что отдал его на воспитание – есть подобный ритуал. Соответственно хитрец оказался, по обычаям, главнее. На этом основании он объявил себя великим князем и взимал с соседа дань. Правда, кончилось все это скверно. Великим князем был первый муж Уа'Герды, матери нашего Ва'Лета. Его уже не было в живых, умер и воспитатель Ва'Роха – единоутробного брата нашего сотника. Но был жив его брат, Ва'Бур. Про то, как он разгромил усадьбу владыки Семиозерья и уничтожил практически всех, долго говорили почитай во всех северных землях. Я это слышал ещё до того, как с Ва'Летом в Казгарде встретился.

Так за неспешными разговорами тянулось время. Мы с Нудом ехали во главе отряда, чуть в стороне – Ларг с Жимаром, за ними – несколько подопечных Ва'Лета. Следом – гномы на мелких коньках, ребята из десятка Ларга, замыкал тролль. Я уже не удивлялся, что Гурз очень быстро передвигается. Хотя, казалось бы, должен быть весьма неторопливым.

– Смотрите, след! – произнес вдруг Ларг, отъехав чуть в сторону. – Тут кто-то недавно прошел. Отпечаток достаточно четкий.

Мы тут же выпрыгнули из седел, я подошел к указанному месту, присел и внимательно взглянул.

– Это след моего соплеменника, мы у цели.

– Так поспешим! – отдал команду Нуд. – По коням, братцы!

Ещё час мы скакали, пока я не почуял запах дыма. Что бы это могло быть? Дым от очага или пожар? Готовят ли мои сородичи пищу, подверглись ли они нападению? Но, вроде, кругом тихо.

– Поскачу вперед, – предложил я Нуду. – Следуйте на расстоянии. Не стоит сразу появляться всем отрядом. Да ещё с троллем. Я предупрежу своих, а если опасность – мигом прискочу обратно.

– Хорошо, Фокс, давай!

К счастью опасения мои были напрасны. Никакого пожара не было и в помине. Полулисы готовили угощения для приехавших – пожаловали те сородичи, что уже служили князю Ва'Диму. Меня заключили в объятия, хотели вести за стол. А когда узнали, что со мной – верные воины правителя Проклятых Земель, радости не было предела. Пришлось только предупредить о Гурзе. Наши плохо представляли, кто такой тролль, поэтому не шибко испугались, зная, что этот великан – свой.

Поскольку дело было к вечеру, мы решили заночевать в долине. По Проклятым Землям в темноте передвигаться опасно. Утром повернули обратно. С нами поехали три десятка полулисов. И, как оказалось, вернулись мы вовремя.

Нарин. Гном

Прав был северянин, когда настоял на том, что лагерь на дневке надо оборудовать по всем правилам. Обычно мы только повозками огораживались, но в этот раз Ва'Лет убедил поступить так, как делали в Казгардской Империи. Так что огородились мы частоколом с трех сторон, с четвертой же нас защищала река. Не столь и велика она, но вброд не перейти – мы выбрали место, в котором было глубоко – купавшиеся воины насчитали два человеческих роста. А ещё там били ключи и водилась рыба. Как оказалось, вполне вкусная. Вечер прошел спокойно. Словно и не нападали сликовники полдня назад. Разожгли костры, пожарили рыбу. Гленд выкатил бочонок пива.

– Предпоследний, – предупредил он. – Оставшийся выпьем в замке, когда доберемся. Так что в ваших интересах, ребята, чтобы это произошло поскорее. И предупреждаю, не напиваться.

Гилия и Ва'Лет тоже угостили своих ребят чаркой казгардского. Вот все равно не понимаю, что в этом вине такого? Гномье пиво гораздо лучше. Жалко, что песни больше у наших костров не звучали. В приличном исполнении. Кто бы подумать мог, что милейший менестрель Руг окажется сликовником, слабым магом? Как мог шпион такие песни петь, что за душу брали? Никогда бы не подумал, что мне будет их не хватать. Хотя с другой стороны и мы, гномы, тоже хорошо поём. И, что самое главное, громко. Как будто угадав мои мысли, заговорила подошедшая Гилия:

– Хоть и не до песен сейчас, но жаль, что нет менестреля. А ещё лучше эльфиек. Принцессы Ларинэ и Эледриэль пели куда лучше прочих. Не слушать же, как гномы, фальшивя на разные лады, выводят балладу о бороде Великого Торина? Это просто ужас! Их с этим исполнением надо в бой посылать, противники сразу разбегутся.

Не стал я с ней спорить, хотя любой гном скажет, что ничего она не понимает в музыке.

Отошел я от гномьего костра, поскольку пиво кончилось, пошел к наемникам. Те засыпали меня запросами, расскажи, де, нам, мастер Нарин, какую-нибудь забавную и поучительную историю. Нашел таки благодарных слушателей. Потом подошел Вагорий, рассказал что-то про жизнь в Империи, как неверная жена одного вельможи всячески обманывала нелюбимого постылого муженька. Я так и не понял, кому чародей симпатизировал.

Потихоньку начали расходиться, было уже поздно, клонило в сон. Часовыми сегодня были люди Ва'Лета, а с ним один из троллей, имя которого я так и не запомнил. До моей стражи ещё не скоро, последнюю вчера отстоял. Так что пора на боковую. Нашел себе местечко в гномьей повозке, укрылся плащом…

Проснулся я от дикого шума. Уже рассвело. Солнце подымалось, становилось тепло. Как позже сказал кто-то из северян, самое подходящее время для нападения. Одна из стен нашего лагеря пылала. Перед ней я заметил нескольких оборотней, напавших на Гленда, Глоина и Вельда. Не позавидую нежити, ребята их топорами покрошат. Но надо поспешить. Я выхватил свое оружие и поспешил на помощь. Вовремя – оборотней прибыло. И, главное, были они не одни. Когда стена догорела, за ней показались черные орки. Чуть в отдалении маячила фигура в темном одеянии с посохом в руках. Нет, не шаман. Это был человек. Не иначе – сликовник.

Подошло и к нам подкрепление – ещё гномы, несколько наемников, тролль.

– Круши их! – крикнул Гленд. – Бей-руби, руби-бей! Нарин, при тебе обломок алтаря? Прорвись к жрецу! Мы прикроем.

Было рискованно нападать на сликовника, но он вроде один. Обломок алтаря сведет его магию против меня на нет. Без колдовства же я сильнее буду, хоть и выше жрец. Но к чему людям такой рост, если силенок у них не хватает? И пока ребята крушили оборотней да орков, я бросился на жреца. Сам не знаю почему запел, а точнее заорал тут самую балладу, исполнение которой вчера Гилии не понравилось:

– Живи же Торин, славный бородою,
Пусть воспоют её во всех горах!

Следом за мной побежали Глоин и Трор, помощники Гленда. Ого, да тебе оказана честь, старина Нарин.

Что было дальше, я и не скажу. Вот только держу в руках золотой амулет, топор мой забрызган кровью, а голова сликовника валяется отдельно от его туловища.

В это время на другом конце лагеря ребятам было гораздо тяжелее. Если на нашу сторону пришелся только один маг, то там жрецов Слика оказалось не меньше пяти. Правда, против них пришелся Вагорий, маг не из последних. Когда я вернулся в лагерь, то увидел, что брат Ва'Лета стоит за спинами троллей, его посох сломан и валяется в стороне. Из рук жреца Во'Дана вылетают огненные шары. А невдалеке несколько орков стоят неподвижно. Неужели наш маг смог превратить их в каменные статуи? Оказалось – да, но ненадолго.

А что остальные наши? Торин Длиннобородый, невероятная картина – в самой гуще боя Гилия и Ва'Лет, встав спина к спине, отражают атаку оборотней, налетевших на них со всех сторон. Невольно вспомнилась песня, которую, с подачи князя Ва'Дима, пели его жены.

– Спина к спине, плечо к плечу.
Жизнь коротка, держись приятель! {4}

– вырвалось у меня.

Видимо, от ощущения победы над сликовником, я совсем потерял голову. Кто бы поверил, что обычно рассудительный Нарин кинется на троих жрецов проклятого божка. Но, не помешай мне оборотни, клянусь, я бы их всех зарубил. А так пришлось кинуть кувалду. Ту самую, которой я с Ва'Димом алтарь расколотил. Метнул я её метко. Один из жрецов упал. Позже оказалось, что удар вышел смертельным. А мне не до этого, мне бы от оборотней отбиться. Проклятье, первый раз пожалел, что не высок, подобно другим расам. Эти твари мне до горла запросто достанут. Что такое? Почему я падаю? С ног свалили. Помереть тебе нынче, брат Нарин.

Но нет, поживем. Чья-то могучая рука буквально подымает меня в небо. Тролль. Спасибо тебе, Рутунг!

Исход битвы был и так в нашу пользу, как послышался топот копыт. Это возвращались Фокс, Нуд и Ларг с ребятами, ездившие искать поселение полулисов. С ними много соплеменников оруженосца приехало. И все с луками. Так что все враги, кого мы не успели убить, пали от стрел. Ура! Победа!

Глава 33

Гилия. Рыцарь

Подходит к концу наше путешествие. Разведчики-полулисы доложили, что Замок Единорога находится в дневном переходе. Все в отряде мысленно уже там, предвкушают отдых от столь долгого похода. Теперь можно не опасаться никакой опасности.

Вот уже пятый день нет никаких существенных происшествий. Разве что пару телег пришлось бросить, пришли они в негодность полную. На одной не выдержала ось, на другой сломалось днище. Да вчера ещё гномья повозка не прошла сквозь расчищаемый завал. За что она там зацепилась – я так и не поняла, но рубакам Гленда пришлось её буквально разбирать по досточкам. И хвала богам, что ни одна нечисть, ни один сликовник в этот момент не совершил нападения.

Нападений больше и не было. Встретившиеся третьего дня несколько волков (мы так и не разобрались, оборотни это были или простые звери) предпочли дать стрекача. Полулисы со свистом пустились за ними в погоню, сделали несколько выстрелов, но так и никого не достали. Да и ну их к демонам!

Я все никак не могу позабыть того последнего боя в лагере, когда враг налетел на рассвете. До сих пор удивляюсь, как нам удалось отделаться легкими потерями – двое убито, троих Вагорий буквально вырвал из лап смерти, ну а легкие ранения не в счет. Хорошо, что мы поставили укрепление. Пожалуй, северный варвар наш – далеко не дурак. И каким бы грубияном не был, в военном деле понимает толк. Я было собралась возражать, когда он заявил, что необходимо натаскать деревьев, устроить частокол – в общем все, как в его любимом Казгарде. Они в Империи, когда идут в военные походы, каждый вечер подобный лагерь устраивают. Часто даже в обозе бревна с собой везут. Интересно, сколько же на все это времени тратится? Наши не так много возились, но это гномам благодаря, а особенно – троллям. Когда Ва'Лет сказал, что ледяные гиганты возьмут на себя основную нагрузку по обустройству нашей стоянке, я решила – пусть берут. Лишняя преграда в любом случае не помешает, хоть для приличного мага она так, детские игры.

Ночью мне не спалось, словно предчувствовала что. Задремала лишь под утро. И в это самое время налетели враги. Похоже, кого-то просто перекинули через стену. Шум, гам, лязг оружия. Оборотни, орки, в стороне – жрецы Слика. Меня в одно мгновения окружили несколько оборотней. К счастью, привычка спать в эльфийском доспехе у меня выработалась, да и меч был под рукой. Двух или трех я поразила, но было волкодлаков так много. И в этот момент рядом оказался князь Ва'Лет. Его меч, пылающий синим пламенем, опустился на голову ближайшего оборотня, что уже почти сбил меня с ног.

– Спиной ко мне, живо! – велел северянин.

И мы начали сокрушать врагов. Потом рядом оказался Нарин, ринувшийся на сликовников. Он, надо сказать, ходит героем. Двоих жрецов Слика с золотыми амулетами убил. Одного как раз в то самое время, кувалдой. Там, правда и гному досталось, едва не загрызли его оборотни, да тролль спас. Ну а мы подверглись атаке жрецов. Да только оказалось, что меч северянина – не простая железка. И предупреждать об атаке нечисти – это ещё не все, что он может. И от магии защищает. Так что тщетны были сликовниковы попытки поразить нас огненными шарами. Ва'Лет точными ударами своего оружия послал эти шары обратно. Какой-то из них жрецу в голову угодил.

Пока мы шли в Проклятые Земли, я и думать не могла, что буду говорить северянину спасибо. Хотя, все равно он изрядно груб. И когда я благодарила за помощь, после боя, там уже Фокс с полулисами подоспел, князь отшутился в своей солдафонской манере. Мол его долг – прийти на помощь хрупким и беззащитным девушкам. Это он про меня? Да что он вообще возомнил?

Продолжаю на него дуться. Даже не знаю, на что больше обижаюсь, право слово. Что он не видит во мне воина, не относится ко мне так, как к Гленду, например. Или на то, что он не ведет себя со мной как с Найрой или Рениестой?

– Все дело в том, – сказал мне сэр Лотиан, которому я проговорилась, – что он не понимает, кто же ты, леди Гилия. Не может северный варвар, а тем более сотник императорской гвардии признать воином симпатичную девушку. Ну а поскольку ты настаиваешь на своем боевом и рыцарском статусе, он в тебе и прекрасную даму не видит.

– Странно, говорят у них на севере девы-воительницы – обычное дело, – удивилась я.

– Это верно, но они никогда не претендуют на равенство с мужчинами.

О боги, вот всю жизнь я хотела этого самого равенства. Из дому сбежала, не желая пойти замуж за графа Орика. Вообще не желая быть чьей-то женой, сидеть в замке да ждать своего благоверного из похода. Почему я не родилась эльфийкой? Я ведь хотела стать рыцарем, совершать подвиги, подобные былым легендарным героям. А теперь и не знаю, чего мне собственно надо. Ладно, впереди Замок Единорога, будет время разобраться в собственных мыслях. Там, глядишь, возвратятся и князь Ва'Дим с госпожами эльфийками, помогут советом.

Нарин. Гном

Дошли! Вот и замок князя Ва'Дима виднеется. Не перестаю восхищаться соплеменникам, построившим такое. И красиво, и функционально, а сколько веков простоял. Воистину, самые лучшие мастера – это мы, гномы. Вот скажите, кто самый лучший кузнец? Гном. Кто лучше всех варит пиво? Опять гном. Кто лучше всех создаст дом, крепость, дворец? Разумеется гном. У кого самые толковые ювелиры, делающие солидные и тяжёлые украшения? У гномов. Кто громче всех поёт? Опять мы. В конце концов, кто интереснейшую книгу написал, что все зачитываются? И тут без гнома не обошлось, хотя большая заслуга у мастера Ва'Дима. Единственное, что гномы не делают, так это луки. В этом искусстве – превосходство эльфов. Но, согласитесь, какой от лука толк? Арбалет гораздо лучшее оружие. Высказал я эти мысли Гленду с Трором, ребята меня тут же поддержали. Стали вспоминать, в чем ещё добился наш народ несомненных успехов. Тут и гномьи банки, и ювелирные шедевры, и хитрости горного дела.

– А вот одно гномы делать не умеют, – подключился к разговору Ва'Лет. – Я вот никогда не слышал про магов из вашего брата. Нет у вас таких?

Трор сразу заявил, что северянин не прав. Да и как он может не знать об умении гномов придавать металлу любую форму, разогревая его магией? В конце концов. Кто меч Ва'Летов сделал? Пусть он сказки про северных богов не рассказывает. Любому понятно – гномья работа.

– Ладно, убедили, в мастерстве кузнечном магия подгорного народа – хорошее подспорье, – согласился князь. – А в другом? Есть ли гномьи маги, чье искусство сравнится, ну хотя бы с моим братом?

– Ну так дороги, по которым мы сейчас идем, они тоже сохранились за столь большое количество лет благодаря гномьей магии, – заметил я.

– Хорошо, гномы – мастера в магии, которую можно назвать ремесленной. В том смысле, что она – поддержка в ремеслах – кузнечном, строительном, да и в любом другом. И, все-таки, в остальных видах магии – гномы не первые. И вино ваши мастера делать не умеют. И ничего в нем не понимают, – со смехом заявил Ва'Лет.

Наш спор прервал Фокс, закричавший на всю округу, что впереди несколько лошадей. Причем он уверен, что видит черного жеребца Ларинэ, да и остальные напоминают ему скакунов Ва'Дима и Эледриэль. Северянин тут же спрыгнул с повозки, вскочил в седло и пустился вперед. Я было подумал, что человек с эльфийками опередили нас и уже в замке. Хотя непонятно, как им это удалось? Однако с другой стороны мы много где задерживались. Но потом понял, что это не так, до Замка Единорога ещё добирать порядочно, его хорошо видно, потому что он стоит на возвышенности. Кто отпустит лошадей пастись одних так далеко? Да и зачем отходить на такое расстояние. Нет, что-то случилось. Хоть спрыгивай с повозки да беги узнавай. Только не у кого, лошади ведь не говорят.

Потом, мы ведь вчера встретили полулисов, поселившихся неподалеку и присматривающих за замком. Те подтвердили, что за последнее время сюда никто не приближался. Что же случилось? Мы с Гилией и Фоксом были на взводе и строили самые невероятные предположения. Жалели, что покинули Первый лес темных, оставив там наших друзей.

– Но что бы там не случилось, – заявил в итоге я, – можете поверить, жив наш друг. Не такой он, не сгинет. Его удачи хватит с запасом и на Эль с Ларой. Давайте поспешим в замок.

Резиденция князя Проклятых Земель встретила тишиной и покоем. Некогда оставленные в долине лошади ходили уже с жеребятами. Тут же вспомнили свое удивление, когда обнаружили кобыл беременными во время второго визита в эти места. Неподалеку жевал траву ослик, которого радостным лаем приветствовал Дрейк. В самом Замке Единорога никого не было. Пришлось нам располагаться по-хозяйски.

Прошло какое-то время. И вот однажды эстафета полулисов принесла весть, что по Проклятым Землям идет отряд, приближающийся к замку. Втайне надеясь, что это наш князь, мы все же приготовились к возможному нападению. Кто знает, вдруг сликовники? Нам столько доставалось от них, что невольно ждешь ещё какой пакости. Фокс немедленно отправился к своим соплеменникам, чтобы те усилили охрану. Потянулось мучительное время ожидания. И вот, наконец, прибыл гонец и обрадовал. Это Ва'Дим. Он и эльфийки живы-здоровы и через день, самое позднее – через два, будут на месте. Мы тут же стали собираться и готовиться к встрече.

Ва'Лет. Северный князь

Ва'Дим, князь Проклятых Земель вступал в свои владения. Перед замком выстроились воины нашего отряда. Я не отпустил ребят встречать князя на расстоянии перехода от замка, вместо этого стал гонять их церемониальными приемами, подобно казгардским. Пусть Ва'Дим получит торжественную встречу.

Воины стоят в ожидании. Над их головами – те самые стяги, что я заказал ещё в Балигарде. Знамя с цветами князя, без герба, сжимает в руках Ларг. Заслужил парнишка. С удовольствием забрал бы его с собой, на север. Поговорю ещё, может он согласится. Мой же флаг, с нашим родовым гербом – в руках у Астенора. Его точно возьму с собой, только хватит ходить ему в оруженосцах. Посвятить его в рыцари я могу? Юноша так этого жаждет. Или Ва'Дима попросить. Надо будет обсудить этот вопрос с местными знатоками.

Сам я, единственный среди воинов, сижу на белом жеребце. Гилия уехала встречать князя, так что мои командирские права никто не оспаривает. Но вот слышится звук трубы. Они едут. В отдалении вижу Ва'Дима, эльфиек. За ними едут Гилия, Фокс, Нарин. Немного в стороне гномы Гленда – этим вздумалось потащиться на целый переход. Полулисов едва ли не полсотни. А это ещё что за воины? Наемники, среди которых я узнаю северян. Неужели судьба занесла князя в наши земли?

Я взмахнул рукой. Двое наемников из моего отряда, более-менее понимающие толк в музыке взялись за инструменты – барабан и, за неимением трубы, охотничий рожок.

– Смирно! – крикнул я, точно на плацу в Казгарде. – Равнение направо! На караул!

И, пустив коня галопом, помчался навстречу своему нанимателю.

– Светлый Князь! – нашел подходящий для Ва'Дима титул, – Ва'Лет, сын Ва'Рага, и все воины приветствуют повелителя Проклятых Земель и поздравляют с возвращением!

И весь строй ударил правым кулаком по левой половине груди, так что звон услышали, наверное, в соседних королевствах.

Тут случилось неожиданное. Из строя наемников, что прибыли в месте с Ва'Димом отделилась молодая девушка в блестящей кольчуге. Её лицо, светлые волосы, серые глаза. Вроде показались мне знакомыми. Но кто она? И пока я соображал, юная воительница произнесла:

– Ва'Лет? Сын Ва'Рага и Уа'Герды? Князь Холодного Фьорда? – и не дождавшись ответа, добавила. – Не узнал меня, братец? Я – Уа'Льха.

– Сестренка?! – я спрыгнул с коня. Прижал её к груди. – Чудо. О Боги, это просто чудо. Великий Во'Дан, всемогущий Во'Нар. Я нашел и сестру и брата. Ва'Гор, наш единокровный брат тоже здесь.

Дим. Попаданец

Северный князь собирался уходить и у меня не было намерений его задерживать. Причин для этого имелось множество и его конфликт с Гилией – самая незначительная. Да и вообще это произошло совершенно случайно. Кто ж знал, что придётся ехать разными дорогами. А тогда идея показалась забавной – назначить девушку главной на время пока они всё равно в городе сидят. Заодно и посмотреть, как князь отреагирует и таким образом решить, нужен ли он вообще.

Если бы с самого начала планировалось отправлять отряд до Проклятых Земель, то новоиспечённого рыцаря настоящим командиром точно не назначил бы. Вот только кто мог предположить? Вообще-то мог. Я сам. И предположил ведь, и меры принял. Специально на такой случай написал приказ и в конверт запечатал. Как раз в возникшей ситуации вся военная власть переходила Ва'Лету, а у Гилии оставалась чисто номинальная. Ну и финансовая. Отдал его Нарину, как самому в этом смысле надёжному, но гном умудрился искупать его в ручье, а до кучи ещё и под дождем промочить. И вышло, как вышло и ничего тут не поделаешь.

Хотя и делать-то ничего было не надо. Гилии рыцарский орден (должность как раз под неё и придуманная), Ва'Лету дружина. Ну а Ларинэ – общее руководство. Все довольны. Или почти. Северянину, насколько я помнил, не очень-то улыбалось подчиняться женщине, пусть даже эльфийке, пусть даже принцессе Первого Леса и жене князя Проклятых Земель. Но сделай я его дружинным воеводой (или как там эта должность правильно называется), Ва'Лет бы согласился.

Если бы не одно большое но… И оно называлось «Мифриловый дракон». Тут конфликт интересов получался совершенно другого уровня. И если быть до конца честным, выбирая между Ва'Летом и Зарой, я предпочёл бы последнюю. И, что очень важно, мои длинноухие тоже. Нет, можно было бы всех воинов, что завербовались под мои знамена, разбить по подразделениям. «Мифриловый дракон» под начало Зары, пусть это будет, скажем, первая сотня, вторую сотню – под начало Ва'Лета, третью – полулисов – Фоксу или кому-нибудь из их старейшин. А кого над всеми ними? Ставить Ларинэ на фактическое руководство – не её уровень. Не Анжу ведь, в самом деле?

Поэтому северный князь очень кстати собрался уходить. У него оказалось множество своих причин и без «Мифрилового дракона». И любовь к герцогской дочке и найденные родственники и собственное княжество. Которое ещё освободить нужно.

Ва'Лет. Северный князь

Вот и кончилась моя служба у князя Ва'Дима. Не буду скрывать, она оказалась весьма удачной. Я нашел и брата, и сестру, встретил любимую. К Найре я ещё вернусь, и это произойдет очень скоро. А пока путь лежит на север, в родное княжество. Надо прогнать из него всякую нечисть, чтобы вновь жили там люди, радовались и веселились. К моему отряду присоединились и некоторые наемники, что пришли в Проклятые Земли вместе с Ва'Димом. Так что вновь я командую сотней, но теперь – это мой личный хирд. А там, глядишь, и прибавится воинов в дружину.

Князь Ва'Дим предлагал мне остаться, и дальше служить ему. Но, если я ещё разбираюсь в людях, это была простая вежливость. И у него воинов хватало, и по мне было видно, что я рвусь домой. Так что меня и не уговаривали. Повелитель Проклятых Земель пожал мне руку, поблагодарил за службу. Потом получил я причитающуюся плату. Ого, да она не маленькая. Расщедрился князь, заплатил почти вдвое больше, чем изначально договаривались. Да за такие деньги я все северные княжества куплю. Быть может, не все, но на половину хватит. Во всяком случае, родное точно восстановлю.

Пригласил Ва'Дима приезжать к нам в гости, когда Семиозерье обустроится. Получил и ответное. Видимо, воспользуюсь я им, когда к Найре свататься поеду. Путь через Проклятые Земли едва ли не вдвое короче будет.

Ну а пока, прощай, князь. Служба у тебя дала мне едва ли не больше, чем пятнадцать лет у императора. И дело здесь не только в деньгах. И даже не в том, что я встретился с родными. Кое-чему я у тебя научился, загадочный Ва'Дим, человек с именем северного князя, который совершенно на него не похож. Спасибо тебе!



Примечания

1

Напрасно князь иронизирует. Все еще впереди… Прим. Алекса.

(обратно)

2

Дослужится… Прим. Алекса.

(обратно)

3

А это барон Норсорт объявился… Со сликовниками. Прим. Алекса.

(обратно)

4

Точнее на юго-востоке. Прим. Алекса.

(обратно)

5

Омма́ж (фр. hommage) – в феодальную эпоху одна из церемоний символического характера; присяга, оформлявшая заключение вассального договора в Западной Европе Средних веков. Прим. Алекса.

(обратно)

6

И это сбудется! Прим. Алекса.

(обратно)

7

«Песня мрачного менестреля», моя, можно посмотреть здесь: http://forum.amahrov.ru/viewtopic.php?id=4038. Прим. автора.

(обратно)

Комментарии

1

Имена богов войны не указаны в исходном тексте.

Жреца Ва'Лет нашел того, который служит богу войны (Имя). Тому самому, что странствующим воинам покровительствует. Что ж, подходящий бог для наёмника. Хотя варвару пришлось постараться, чтобы найти тут именно такого жреца. Ведь в городах куда чаще богине войны (Имя) храмы ставят, всё-таки крепостные стены под её ответственностью.

Соответствующие имена взяты из Эпилога 2 «Полный набор. Магия Фиора»

Комм. Алекса.

возврат на {1}

(обратно)

2

С этого момента повествование продолжается по тексту «Неполного набора». Остаток текста «Дороги в Проклятые Земли» я привожу в комментарии, так как этот эпизод не завершен.

Комм. Алекса.

возврат на {2}

В общем, конфликт между Гилией и Ва'Летом утих, так и не загоревшись. Хоть и говорила она мне и Лотиану, что с удовольствием засадила бы варвару в спину арбалетный болт, на ссоры не шла. В лагере все было спокойно, ничего не напоминало о недавнем нападении, но в одно утро за несколько дней до отъезда из Белигарда я был разбужен Астенором.

– Вставай, благородный сэр! – вывалил на меня оруженосец князя Ва'Лета ушат новостей. – Нас обокрали. Из конюшни увели трех, а то и четырех эльфийских скакунов. Неясно, когда это случилось. Стражники клянутся, что не смыкали глаз. На пса Дрейка даже смотреть жалко – ходит, вынюхивает все вокруг и ничего не понимает. Фокс обнюхал его миску и сказал, будто туда что-то подмешали, какую-то траву, вызывающую сон.

Вот что значит полулис, полузверь. Мне бы, к примеру, и не пришло в голову сунуться в собачью плошку. Но кто подсунул снотворное псине? Похоже, и стражники отведали того же зелья.

– Мой господин, по секрету, в усы посмеивается над леди Гилией, – тем временем продолжал Астенор. – Охраняли-то конюшню нанятые ею вояки. Посмотрим, что скажет Жимар. Не велик из него маг разума, но надеемся, навыков и умений распознать ложь хватит. Возможно, какой негодяй специально нанялся в отряд, чтобы совершить это злодеяние. Эльфийские скакуны – это же состояние.

– Погоди-погоди, дружище, – произнес я. – Ты прав, стоят такие кони очень дорого, безумные деньги. Но не каждый позволит себе купить подобного красавца. И, кроме того, не так просто их спрятать. За крестьянскую лошадку не выдашь, даже за шокарского аргамака. Кража совершена в эту ночь, похитители далеко не могли уйти. Жаль, дядюшка мой, герцог, уже покинул Белигард. Но есть местные власти. Тот же бургомистр показался мне толковым человеком. Надо идти к нему, просить о помощи. Пусть обыщут в городе все сараи, амбары, где ещё можно спрятать такую лошадь. Надо послать стражу в соседние деревни.

– Сэр Аграстей, ты говоришь дело, пойдем к моему господину, и к Гилии. Надо все это сказать им. И ехать в город.


Глава 20


Жимар. Маг


Лагерь с утра бурлил, словно разворошенный муравейник. Шум стоял громче, чем на недавно прошедшей белигардской ярмарке. Недавно набранные воины с подозрением косились друг на друга, гномы почти в открытую говорили, что не стоило нанимать кого попало, их отряда для охраны вполне бы хватило. А недавно получивший звание десятника Ларг – он пришел звать меня к Гилии и Ва" Лету – был едва ли не единственным, на чьем лице и без всякой магии разума читалось искреннее огорчение. И лишь тот факт, что стражу несли не его подчиненные, немного успокаивал юношу.

От него мне и стало известно о произошедшем. Утром он явился сменять воинов, обнаружил караул спящим. В конюшне недосчитались пятерых эльфийских скакунов, двух жеребцов и трёх кобыл. А когда подняли тревогу, обнаружили исчезновение и одного наемника, накануне завербовавшегося под знамена князя Ва" Дима. Теперь девушка-рыцарь и северянин хотят знать, смогу ли я с помощью магии разума выяснить, не остался ли в отряде похититель. Если повезет, то и по горячим следам найти злодея.

Новость оказалась для меня совершенно неожиданной. Вечером именно я проверил весь лагерь и поставил сигнализацию. И утром она оказалась нетронутой! Вернее, сработала в точности, как положено, но только когда уже стало известно о пропаже и проверять полезли все кому не лень. Все следы затоптали, теперь у меня же требуют найти воров. А что я могу? Хоть и универсал, всё равно не моя специализация.

Пусть приведут ко мне подозреваемого, и если он на прямой вопрос ответит "да" или "нет", точно определю, соврал или сказал правду. Если же просто начнёт рассказывать, как было дело, тоже могу, но уже ничего не гарантирую.

В первую очередь опросил всех наших охранников. Единственный результат, который удалось получить – никто ничего не знает, злоумышленники их усыпили. И вообще всех, кто этим вечером бодрствовал, даже Дрейка. Последнее подозрительно, пёс из чужих рук ничего не берёт. Хотя если сумели людей, то и до собаки добраться не велика хитрость. Правда, должен признать, что и в выяснении усыпления больше не моя заслуга, а полулиса Фокса.

В разгар следствия (ничего так и не прояснилось) появился сэр Аграстей и предложил просить помощи у городских властей. Его аргументы о том, что эльфийских лошадей никто открыто держать не будет и увести далеко их ещё не успели, выглядели вполне разумно. Юноша, разумеется, и не подумал, что с помощью магии можно попытаться не то что скакуна спрятать, а даже корону императора Казгарда. А эльфийская лошадь, что? Может, они уже бредут по дороге, запряженные в неказистую телегу, и все видят деревенских кляч, а то и вообще ослов. Перворожденный такую маскировку, конечно, сразу разоблачит, а человеческий маг лишь в том случае, если специально присматриваться будет. Только много ли эльфов и магов по деревенским тропам ходит?

Но как бы то ни было, следы того, что сотворил один чародей, может опознать другой. И если не смогу я, то городские маги сильнее. Можно ещё обратиться к тому мастеру, Белазир его зовут, что вылечил сэра Лотиана. В отличие от меня с двенадцатой ступенью, он настоящий универсал. Это я поспешил озвучить, добавив, что за свои услуги маг возьмет дорого.

– Никак не дороже, чем стоят лошади, – решительно заявила Гилия. – Едем к бургомистру, а на обратном пути навестим почтенного Белазира. Собирайся, мастер Жимар, отправишься с нами.

– Слушаюсь, – согласился я.

– Князь Ва" Лет, ты поедешь? – обратилась она к варвару.

– Думаю, если леди Гилия покидает лагерь, мне лучше остаться здесь, – ответил северянин. – Должен же кто-то присмотреть за хозяйством. В прошлый раз, пока мы оба были в ратуше, "Волчьи головы" и их приспешники совершили нападение. Дирка убили. Боюсь, и в этот раз может что-то произойти.

– Вряд ли кто-нибудь станет красть редких эльфийских скакунов для того, чтобы отвлечь внимание, – усомнилась девушка.

– Тут я согласен, но воспользоваться уже возникшей ситуацией тоже могут, – возразил Ва'Лет. – Как бы остальных лошадей не украли. Возьми с собой Визима, пусть заодно припасов посмотрит. Да и благородный Аграстей не откажется тебя сопроводить. А я пока ребят погоняю.

Через час мы были в ратуше. Ввалились в неё так стремительно, что насмерть перепугали Одбара. Бедняга было подумал, что на наш лагерь опять напали. Однако с первых же слов понял, в чём дело, и успокоился.

– Я знаю, кто это мог сделать! – заявил бургомистр, даже не дослушав нас до конца.

В его голосе чувствовалась какая-то радость. Может, кто другой и заподозрил бы злорадство, но моих возможностей в магии разума хватило, чтобы понять – ничего подобного. Он рад возможности помочь и ещё чему-то. Причём второе в куда большей мере, и именно оно напоминает злорадство.

– И кто же? – спросил сэр Аграстей.

– Юлбер! Самый известный конокрад во всём герцогстве, а то и королевстве. И как назло, обитает именно в моём городе.

– Тогда почему он до сих пор не в тюрьме, раз такой известный? – искренне удивилась Гилия.

Ещё ни разу не был пойман за руку, – с явным сожалением ответил бургомистр. – Но теперь точно не уйдёт, и никакие друзья не помогут.

– Если уже не ушёл, – предположил рыцарь. – Я бы на его месте после удачной кражи точно по кабакам гулять не стал, особенно являясь главным подозреваемым.

– В этом весь Юлбер. Что бы ни случилось, если он в городе, то всегда пьет пиво в "Гарцующем". Бургомистр отдал приказ страже немедленно доставить знаменитого конокрада. А пока предложил нам по чашечке освежающего напитка. Посетовал, что после недавнего пира не может подать на стол вина, достойного посетителей. И принялся рассказывать про знаменитого вора:

– Он настолько хитер, нагл и неуловим, что половина Белигарда ему завидует, а другая сочувствует.

– Точно, – поспешил поддакнуть Визим. – Однажды Юлбер умудрился продать моему бывшему хозяину молодую кобылу, а потом оказалось, что она из нашей же конюшни.

– И что было потом? – заинтересовался я.

– Ничего. Кобыла не покидала двора, значит, и не была украдена. А что купец добровольно деньги за её причёсывание отдал, как за покупку, так это исключительно купеческое дело.

– Ловко, – воскликнул сэр Аграстей.

– Это ещё что, – Одбар сделал паузу, словно хотел придать значимости рассказу. – Во время прошлогоднего турнира наш герцог удостоил Юлбера беседы. Видимо, хотел предупредить, чтобы тот не смел и думать о своем промысле, пока воины звенят на ристалище мечами и вышибают друг друга из седел. Слово за слово, и как-то незаметно дошло до того, что поспорили они с сиятельным, что будто Юлбер украдет его любимого жеребца и никто его не остановит.

– Герцог, разумеется, усилил охрану? – то ли спросил, то ли заявил как о чём-то несомненном, рыцарь.

– Усилил, – согласился бургомистр. – И что вы думаете? Уже на следующий день в герцогском стойле стоял какой-то тощий старый осел. А на благородном коне Юлбер проехался прямо перед герцогской ложей во время награждения победителей. Кинул поводья оруженосцу Рохмарда и был таков.

– И не наказали? – удивилась Гилия.

– Нет. Ведь совершенно официально поспорили, то есть получилось, что всё произошло с позволения его сиятельства. Мало того, потом вор от герцога кисет с драгоценными камнями получил. И больше во время турнира в городе кони не пропадали. Слово это молодчик, надо сказать, держит. Кстати, это был единственный случай, когда Юлбер, без всякого сомнения, лично украл коня. Все остальные случаи так и не были доказаны.

– Жалко, мы Нарина с собой не взяли, – со смехом прошептал сэр Аграстей, обращаясь к леди Гилии. – Он бы набрал новых смешных и поучительных историй для своей книжки. Ничего, поймаем негодяя, дадим и гному с ним пообщаться. Пусть выслушает байки о похождениях легендарного конокрада в его собственном исполнении.


Жимар. Маг


– Он, этот Юлбер, простолюдин или благородного происхождения? – задал вопрос сэр Аграстей. – А то странно как-то, простого крестьянина, будь он конокрадом, враз бы заставили признаться.

– Нет, сэр рыцарь. Можешь быть спокоен, твоего сословия Юлбер не позорит. Одевается, как дворянин, но это не запрещено. Ходят слухи, что в далёких предках кто-то из баронов есть, но те же люди и про эльфийских принцев рассказывают. Я приказывал проверить, ни то, ни тем более другое не подтвердилось. Просто ловкий воришка. Вернее, уже не воришка, матерый…

– Если это лишь слухи, то почему с ним так церемонятся?

– Имеет влиятельных друзей, – вздохнул бургомистр. – Если бы он только на спор лошадей уводил, а потом возвращал, так нет. Вот из моей конюшни он тоже кобылу украл, подарок сыну. И даже вернуть не подумал. Потом обнаружилась лошадка у какого-то рыцаря. Нищеброд, а гонору… – заметив неодобрительный взгляд сэра Аграстея, Одбар смутился.

Оказалось, что, заметив свою лошадь, привязанную к коновязи у постоялого двора, бургомистр решил вернуть принадлежащую ему собственность. Но тут объявился рыцарь, новый владелец. Выглядел он бедно, без доспехов, в каком-то потертом кафтане. В общем, совсем не походил на благородного господина. Завязалась драка, Одбар от души заехал тому типу по уху. А потом выяснилось, с кем он связался. Только статус бургомистра и вмешательство герцога спасли сначала от мгновенной расправы, а потом от большого штрафа. Но лошадь он так себе и не вернул, как и не смог доказать, что её увёл знаменитый конокрад.

Тем временем явились стражники, ведя громко ругающегося человека.

Юлбер совершенно не был похож на вора и тем более на конокрада. Скорее я бы принял его за небогатого дворянина или слушателя какой-нибудь академии. Среднего роста, среднего телосложения. Светлые кудрявые волосы, чуть темнее бородка. Живые недовольные глаза.

– Я точно не крал ваших эльфийских лошадей! – сходу заявил он. – Признаю, видел весь табун и очень хотел бы иметь хотя бы одного скакуна из него. Но это не моих рук дело!

– Ты всегда говоришь, что не крал! – ответил ему бургомистр. – Но на этот раз, Юлбер, тебе не отвертеться.

– И вот опять лживые, ни на чём, кроме личной неприязни, не основанные обвинения. Всегда, вне зависимости от того, имел я к делу хоть какое-то отношение или нет, я отвечаю, что у вас нет доказательств моей вины. И сегодня впервые заявляю, что я тут абсолютно ни при чём.

– И готов повторить при маге разума?

– Готов. Вижу, у вас тут универсал двенадцатой ступени. Это ниже моей одиннадцатой, но вполне хватит, чтобы подтвердить правду. Хотя, для полной уверенности, рекомендовал бы кого получше. Например, моего друга. Как вам известно, он самый сильный маг разума в городе. Четвёртую ступень точно не обманешь.

– Вот именно. Твой лучший друг. Подозреваю, именно он и помогает тебе проходить проверки.

Конокрад лишь пожал плечами, всем своим видом демонстрируя, насколько абсурдны такие обвинения. А я удивился. Он, оказывается, маг. Бургомистр почему-то раньше не сказал об этом ни слова. Видимо, считал настолько общеизвестным, что просто не подумал, а мы не спросили. Моя оплошность. Зато стал очевиден ответ на вопрос сэра Аграстея. Тот подозревал, что конокрад из благородных, а он маг. В этом и кроется причина такого к нему отношения: подозревай сколько хочешь, а пока не докажешь, ничего сделать не сможешь.

Намёк на то, что подозреваемому возможно помогает маг разума высокой ступени, меня не сильно смутил. Не дать мне отличить правду ото лжи он сумеет, а превратить одно в другое – ни как. И в любом случае это уже станет серьёзной косвенной уликой.

Тем временем бургомистр пригласил ещё одного мага. Даже спросил, не возражаю ли я, хотя это было чистой формальностью. Я, естественно, не возражал. Прекрасно понимаю, насколько ограничены мои собственные возможности и рад любой помощи.

– Ты украл наших лошадей? – задал я первый вопрос.

– Нет, – усмехнулся Юлбер.

Совершенно ясно, что он ожидал именно этого вопроса. Но и я не так прост.

– Имеешь ли хоть какое-то, прямое или косвенное отношение к этому преступлению?

Юлбер опять усмехнулся.

– Я бы ответил "нет", но сам факт, что меня вытащили прямо из-за стола в "Гарцующем", притащили сюда, допрашивают, уже отношение. Моя репутация конокрада – тоже.

Тут он меня уел. Пришлось повторить вопрос, уточнив, что два последних пункта не считаются.

– Нет, – прозвучало в ответ.

– Знаешь ли, кто это сделал?

– Нет.

– Догадываешься?

– Нет.

Увидел, что все смотрят в мою сторону, ожидая, что же я скажу. Был вынужден признать:

– Всё правда.

– На этот раз всё правда, – повторил вслед за мной городской маг. – Даже странно, потому что не так, как обычно, когда вообще невозможно понять лжёт или нет.

– Можешь нам помочь поймать настоящих воров? – вдруг спросила Гилия.

– Могу, – ответил Юлбер.

Потом посмотрел на меня и добавил:

– Да.

Я кивнул, подтверждая, что и в этот раз ответ правдив.

– Тогда как можно быстрее займёмся этим делом, – обрадовалась девушка.

– Сначала договоримся о вознаграждении, – напомнил конокрад.

– Не беспокойся, мы щедро заплатим, – заверила его Гилия.

– Деньги меня не интересуют, – ответил Юлбер.

Хоть и не прозвучало "да" или "нет" в ответ на конкретный вопрос, а обычная фраза, я сумел понять, что и на этот раз он говорит правду. Вернее, не так. Деньги его очень даже интересуют, но не в данном конкретном случае.

– Ещё скажи, что готов заниматься этим исключительно из любви к искусству, – вмешался бургомистр.

В голосе Одбара была смесь насмешки и презрения. Однако конокрад сумел расплатиться похожей монетой:

– Как точно замечено! – обрадовался Юлбер. – Именно из любви, и именно к искусству. Когда я с самого начала сказал, что хотел бы иметь эльфийского скакуна, то ничуть не соврал и не преувеличил.

– Ещё бы он не хотел! – воскликнул Одбар. – Покажите мне того, кто откажется, и я готов (Мы так и не придумали, что готов отдать бургомистр? Но очень нужно.)

Зря бургомистр это пообещал. Сейчас при всех показывать не буду, но, когда будем уходить, обязательно задержусь и наедине, с глазу на глаз, скажу. Юлбер оказался менее догадлив и выпад проигнорировал. Он продолжил говорить о своих условиях:

– Поэтому если я найду всех или хотя бы часть пропавших лошадей, или моя помощь окажется решающей при их возвращении, то в качестве оплаты получу одну из них, на мой выбор.

Гилия призадумалась. Хитрый конокрад отказался от денег и попросил то, что стоит куда дороже, чем ему могли заплатить. И меня вдруг осенило. Конечно!

– А может, в этом и заключался план? Косвенно организовать кражу лошадей, потом "найти" и получить вознаграждение?

– Да! Так всё и было! – восхитился моей прозорливостью бургомистр. – Выходка именно в его стиле.

Юлбер заулыбался. Отдал учтивый поклон сначала мне, потом Одбару. Затем пояснил:

– Моей первой мыслью как раз и было поступить подобным образом, но после некоторого размышления пришлось отказаться.

– Почему? – спросила заинтересовавшаяся Гилия.

– Украсть лошадь совсем нетрудно, причём не так важно, эльфийский ли это скакун или деревенская кляча. Крестьянин порой за своим единственным имуществом пуще Лорда Леса следит. Продать породистого эльфийского коня уже будет посложнее, но тоже ничего особенного. А вот чтобы оставить себе и быть при этом вне подозрений – уже никак.

– Раньше тебя это нисколько не смущало, – проворчал бургомистр.

– Раньше были совсем другие обстоятельства.

– Стоп! – воскликнул я, когда понял одну вещь. – Юлбер, ты нам тут зубы заговариваешь, но прямо на мой вопрос так и не ответил.

– А ведь я предупреждал! – не упустил случая вставить Одбар.

– Разве? – искренне удивился конокрад. – Ах да, прошу прощения. Ответ – нет. Ни прямо, ни косвенно ничего не организовывал и не принимал участия в устроенном кем-либо другим.

Я и городской маг практически одновременно подтвердили, что это правда. Конокрад тем временем продолжил:

– Хотя повторяю, рад, что так получилось и теперь имею возможность честно заработать чистопородного эльфийского жеребца. Лучшего специалиста в городе, как и во всём герцогстве, вам не найти. Думаю, господин бургомистр это подтвердит, несмотря на все разногласия, что были между нами в прошлом.

Градоначальник нехотя кивнул. Юлбер замер, в ожидании решения. Гилия же задумалась. Нелёгкая задача. Во-первых, награда слишком высока, наверное, на грани её полномочий. Во-вторых, "специалист", который откровенно рад произошедшему с тобой горю, симпатий не вызывает. Пусть пока ни разу не соврал, всё равно.

– Ладно, – приняла решение девушка. – Получишь одну из украденных лошадей, если их найдёшь или мы это сделаем сами при твоей решающей помощи. Только если вернуть получится всего одну или двух, на награду можешь не рассчитывать. И если приведёшь всех, но воры сумеют исчезнуть бесследно, тоже.

Юлбер хотел было что-то возразить, но Гилия ему не дала:

– Я не всё сказала! Какую из найденных лошадей отдадим тебе, тоже сами решим. Или так, или мы в твоих услугах не нуждаемся!

Конокрад понял, что девушка, а скорее девочка, настроена серьёзно, к тому же по-детски упряма, и согласился. Однако настоял на заключении официального договора. Прямо тут в ратуше, и чтобы был заверен печатью бургомистра. Подозреваю, не из недоверия к нам. А чтобы позлить своего старого врага Одбара.

Когда все уходили, я задержался. Имелось ещё одно дело к градоначальнику.

– Достопочтенный Одбар, так сколько ты там обещал, если увидишь того, кому эльфийский скакун даром не нужен, вернее, если правильно припоминаю твои слова, кто от него почему-либо откажется? – посмотрел я на него с ухмылкой.

– Почему-либо – слишком расплывчатое выражение, – серьёзно ответил тот. – Если предложить вдвое больше, чем конь стоит, то многие откажутся, но далеко не все.

– А если ровно столько, сколько официально стоит?

– Такого дурака ты точно не найдёшь!

– Готов показать тебе такого, да и не одного. Причём ни одного из них дураком не назовёшь. Например, мастер Нарин, ты, наверное, читал его книгу поучительных и забавных историй. Или любой другой гном из нашего лагеря. Как известно, бородатые коротышки не любители верховой езды. Лошадей используют только запряженных в повозку.

Бургомистр понял, что его провели, но раскошеливаться не спешил.

– Уважаемый мастер Жимар, я вообще не имел в виду гномов. Не собираюсь отрекаться от своих слов, но я думал исключительно про людей. Нашего мага разума спроси. Хотя и твоего умения должно на это хватить.

Одбар, конечно, был прав, и моей двенадцатой ступени хватало понять, что он даже и не подумал про коротышек, но ведь сказано было "Покажите мне того, кто откажется", безо всякого упоминания расы. Так что хоть гном, хоть орк, да хоть тролль горный. По сути, я бы мог и осла привести, те к эльфийским скакунам почему-то никакой симпатии не испытывают. Об этом не преминул сказать бургомистру.

– Да я знать не знаю ни этих коротышек, ни их отношение к лошадям! – кричал Одбар в запале. – В Белигарде живет только несколько гномов-торговцев. Кабатчик Йени с его знаменитым пивом и ещё оружейники, я даже их имен не помню. Единственное, что я наверняка знаю про гномов, так это то, что их хитрость и жадность превосходит твою.

Бургомистр внезапно замолчал, словно что-то придумал.

– А ну-ка постой, мастер Жимар! Ты говоришь, что гномы не любят верховую езду. Даже если это и так, то кто сказал, что они откажутся от эльфийского скакуна? Он стоит бешеные деньги, а любой коротышка никогда не упустит выгоду. Так что неправда твоя, достопочтенный маг.

Мы долго спорили, так что Гилия, Аграстей и Визим прибежали на шум. В итоге решили опросить всех наших гномов и на этом закрыть вопрос. Я не сомневался, что выиграю. Лавочник или трактирщик, тот да, не упустит случая продать втридорога, а наёмник или путешественник легко согласится отдать за официальную цену, лишь бы быстро.

возврат на {2}

(обратно)

3, 4

Песня Лидии Белявской «Спина к спине».


возврат на {3}

возврат на {4}


На ступеньках старинного храма
В лабиринте прошедших эпох
Мы стояли, нас было так мало
Мы стояли и ждали врагов.
Нам бежать бы, забывши о чести,
Вроде ж нечего больше терять,
Но сказал кто-то: «Мы еще вместе!
Им нас не взять!»

Припев:

Спина к спине, плечом к плечу.
Жизнь коротка, держись, приятель,
Своею кровью заплачу,
За то чтоб вы смогли остаться.
Пускай сегодня день не мой
Пока друзья мои со мною
Мы справимся с любой бедой:
Чертями, богом и судьбою.


На донжоне старинного замка
В лабиринте интриг и идей
Мы стояли, до слез было жалко,
Что не вывести даже детей.
Только кто-то сказал: «Веселее!
Мы друзьям дали слово дожить!
Люди чести, дав слово, сильнее.
Нас не сломить!»

Припев


На опаленной адом высотке
В лабиринте второй мировой
Мы стояли, и рвал сержант глотку,
Чтобы брали побольше с собой.
Он кричал: «Если есть еще пули,
Чтоб не смели беречь для себя!
Эй, братишки, вы, что там уснули?
Смерть лишь одна!»

Припев.


На асфальте заплеванных улиц
В лабиринте больших городов
Мы стояли, мы снова вернулись.
Наши знания, честь и любовь.
И сегодня, как лет через двести,
Ад ли? Рай? Или там еще где?
Кто-то скажет кому-то «Мы вместе!
Спина к спине!»

возврат на {3}

возврат на {4}

(обратно)

Оглавление

  • М. Князев, Д. Полупанов
  • Атлас
  •   Обзорная карта
  •   Центральная область
  •   Карта Проклятых земель
  • Пролог
  •   То ли бог, то ли демон
  • Глава 1
  •   Дим. Попаданец
  •   Нарин. Гном
  •   Дим. Попаданец
  • Глава 2
  •   Ларинэ. Тёмная эльфийка
  •   Дрейк. Сенбернар
  •   Серетур. Темный эльф
  • Глава 3
  •   Эледриэль. Светлая эльфийка
  •   Дим. Попаданец
  •   Фокс. Полулис
  •   Ларинэ. Тёмная эльфийка
  • Глава 4
  •   Фокс. Полулис
  •   Нарин. Гном
  •   Гилия. Рыцарь
  •   То ли бог, то ли демон
  • Глава 5
  •   Ва'Лет. Северный князь
  • Глава 6
  •   Трей. Новобранец
  •   Жимар. Маг
  •   Гленд. Гном, командир отряда
  • Глава 7
  •   Ва'Лет. Северный князь
  • Глава 8
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Ларг. Новобранец
  •   Жимар. Маг
  •   Барон Норсорт. Пиратский капитан
  • Глава 9
  •   Белый. Агент сликовников
  •   Дрейк. Сенбернар
  •   Нуд. Десятник
  • Глава 10
  •   Нарин. Гном
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Белый. Агент сликовников
  • Глава 11
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Одбар. Бургомистр
  •   Гилия. Рыцарь
  • Глава 12
  •   Белый. Агент сликовников
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Астенор. Оруженосец
  • Глава 13
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Нарин. Гном
  • Глава 14
  •   Ларг. Ратник
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Фокс. Полулис. Оруженосец
  • Глава 15
  •   Серетур. Тёмный эльф
  •   Рохмард. Герцог
  • Глава 16
  •   Астенор. Оруженосец
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Гилия. Рыцарь
  • Глава 17
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Одбар. Бургомистр
  •   Найра. Дочь герцога
  • Глава 18
  •   Ларг. Ратник
  •   Нарин. Гном
  •   Гилия. Рыцарь
  • Глава 19
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Сэр Аграстей. Рыцарь
  •   Сэр Лотиан. Рыцарь
  • Глава 20
  •   Торин. Гном, эконом герцога Рохмарда
  •   Сэр Аграстей. Рыцарь
  •   Найра. Дочь герцога
  • Глава 21
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Сэр Аграстей, рыцарь
  •   Астенор. Оруженосец
  •   Руг. Менестрель
  •   Сэр Аграстей, рыцарь
  • Глава 22
  •   Нарин, гном
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Сэр Аграстей. Рыцарь
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Руг. Менестрель
  • Глава 23
  •   Найра. Дочь герцога
  •   Гленд. Гном, командир отряда
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Фокс. Полулис. Оруженосец
  • Глава 24
  •   Рохмард. Герцог
  •   Трей. Ратник
  •   Жимар. Маг
  •   Ва'Лет. Северный князь
  • Глава 25
  •   Дрейк. Сенбернар
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Нарин. Гном
  •   Руг. Менестрель
  •   Найра. Дочь герцога
  •   Гилия. Рыцарь
  • Глава 26
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Ларг. Десятник
  •   Визим. Приказчик
  • Глава 27
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Рениеста. Принцесса
  •   Нарин. Гном
  •   Гилия. Рыцарь
  • Глава 27
  •   Рениеста. Принцесса
  •   Вагорий. Чародей
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Нарин. Гном
  • Глава 29
  •   Руг. Менестрель (хотя он кое-чем ещё занимается)
  •   Астенор. Оруженосец
  •   Гилия. Рыцарь
  • Глава 30
  •   Дрейк. Сенбернар
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Гурз. Тролль
  • Глава 31
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Нарин. Гном
  •   Ларг. Десятник
  • Глава 32
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Фокс. Полулис. Оруженосец
  •   Нарин. Гном
  • Глава 33
  •   Гилия. Рыцарь
  •   Нарин. Гном
  •   Ва'Лет. Северный князь
  •   Дим. Попаданец
  •   Ва'Лет. Северный князь