Дело о «Чёрном единороге» (CB) (fb2)


Настройки текста:




М. Князев, Д. Полупанов, С. Кочанов


Дело о «Чёрном единороге» и другие
Приключения Гаты, сыскных дел мастера

Карта Проклятых земель


Дело о мифриловой ложке

Гата. Сыскных дел мастер

– Госпожа Гата, госпожа Гата, тут Вам зеркало привезли. Спрашивают, куда ставить? – послышался голос моей служанки, вчерашней деревенской девчонки Хатсы.

– Пусть в спальню заносят, – распорядилась я. – Грузчиков не отпускай, пусть с остальными вещами помогут. Работы много, одна всё равно не справишься. Скажи, с оплатой не обижу.

Ну, вот обустраиваюсь. Дом двухэтажный приобрела, служанку завела, даже зеркало во всю стену купила. Давно о таком мечтала, но всё ставить некуда было. Не имелось у меня раньше дома, где такую красоту установить можно. Незачем его было покупать. Всё равно на одном месте долго никогда не задерживалась. А здесь прижилась. Всё-таки повезло мне, что встретила этого князя. Очень удачно получилось. Хотя, странный он очень. До сих пор разгадать пытаюсь, кто он такой на самом деле. То, что северный варвар – с самого начала не поверила. Кроме имени – ничего общего. Сначала его вообще чуть ли не за сумасшедшего принимала. Но нет. Ума-то ему как раз хватает. Хотя и обычным человеком не назовёшь. И собирает вокруг себя тоже ненормальных. В долине у него много таких. Во-первых, жёны. Ну, скажите, разве могут две нормальные эльфийки, причём разноцветные, за одного человека замуж выйти? Да и остальные не лучше. Собака, которая по приказу хозяина на эльфа кинуться может (мне рассказывали). Девчонка Гилия, у которой не женихи, а рыцарские подвиги на уме. Хотя, я тоже свою работу больше, чем мужчин люблю. Но, в этом смысле, и я не совсем нормальная. К тому же, если кто понравится, то от любовных, хи-хи, приключений никогда не отказывалась. Но самые необычные, кроме князя, тифлингесса и рыжая эльфийка. Любит Ва'Дим вокруг себя баб собирать. Хотя жёнам не изменяет. Проверяла. С хвостатой я более менее разобралась, упоминалось в одной двухсотлетней хронике похожее существо. Подозреваю, что это сама Анжа и была. А Лирмилиэль такая же неправильная эльфийка, как князь – человек. Похожи они чем-то. И темы разговоров, другим непонятные, у них есть, и словечки сходные употребляют. Сначала даже подумала, что из одной страны прибыли. Но, во-первых, нет таких стран; во-вторых Рыжая позже появилась; в-третьих, заметила, она тоже Ва'Дима ненормальным считает. Сходство с эльфом у князя, безусловно, есть, но какое-то странное и едва уловимое. Эльфийской крови, как я сначала подумала, в нём нет ни капли. Жёны-эльфийки сразу бы почуяли, меня-то они вмиг раскусили. Но самое интересное – князь ни на кого не похож. Вообще. Не знаю я таких больше. Как-то не выдержала и прямо спросила кто он и как его настоящее имя. Усмехнулся хитро и ответил на незнакомом языке. Что – непонятно. А ведь вроде правду сказал. Магией я не владею, но когда врут, как-то чувствую. Хотя и это, и моя способность получить любую информацию, не задавая прямых вопросов, при общении с князем даёт сбои. Одни вещи, получается, выведать так же просто, как и у всех прочих, а другие – вообще никак.

Единственное, что стало ясно – нездешний он. Ну, нет у нас таких больше. Откуда он прибыл, сообразить не получалось. Ну, да ладно. Так даже интересней, что есть загадка, которую я ещё разгадать не смогла.

Да и неважно всё это. Главное, что с его помощью я нашла для себя место жизни. Когда в Пограничный переселялась, на покровительство властей не рассчитывала. Надеялась хоть мешать не будут. Тем более, моя деятельность им в любом случае полезна. Но, к собственному удивлению, мой труд здесь очень уважают. Дело не только в покровительстве князя, хотя его здесь, конечно, тоже уважают. Пограничный – вольный город. На мнение аристократов, если они дураки, жители плевать хотели. Даже в Городской совет избирают не за происхождение, а за личные качества. С другой стороны, здесь почти всех жителей можно дворянами назвать. Предков своих чуть-ли не с тех времён, когда Проклятых Земель ещё не было, перечислить могут. Говорят, город основали выходцы из земель северных варваров. Тамошние жители, хоть хвастуны и забияки, но к вопросам чести относятся очень серьёзно. В Пограничном даже Городской стражи почти нет. Так, несколько инвалидов по улицам прогуливаются. В основном жители это купцы и наёмники, которые охраной караванов занимаются. Они и сами дебоширов мигом приструнить могут. Воровской гильдии здесь тоже нет. Не прижилась. Точнее, выжилась. Если задуматься, понятна разница с тем же Волкодавом. Вроде такой же Вольный город, а тамошние наёмники от бандитов и разбойников практически ничем не отличаются. Попробуйте там с улиц стражу убрать. Они сами собственный город по кирпичику разнесут. Всё почему? Да потому, что основали Волкодав, казгардские наёмники, а для тех никогда ничего святого не было. Потом туда всякая шваль с окрестных земель селилась. А здесь мне приходится заниматься в основном с приезжими. Хотя, с тех пор как новая дорога через Проклятые Земли появилась, их число заметно увеличилось. В общем, работы хватает. И платят так, что грех жаловаться. Всего за месяц вон на какой дом накопить сумела. Главное, понимают горожане полезность моей работы. С сомнительными предложениями не приходят. В других местах клиенты почему-то просили не столько найти похищенное, сколько наоборот, спереть понравившуюся вещицу заказывали. Иногда бралась. Жить-то на что-то надо.

– Госпожа Гата, к Вам посетители.

Ну вот, новые клиенты пожаловали. Хорошо, что кабинет в первую очередь обставить приказала.

– Зови. Кто там, опять купцы?

– Нет. Эльфы!

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Вчера на базаре встретила нашего сельского кузнеца, Гунда. С ним маме письмо и денег немного передала. Хотя она сама неграмотная, но братишка ей прочтёт. Написала, что к весне, как обещала, домой не вернусь. Я в Пограничном постоянную работу нашла. Служанкой у госпожи Гаты устроилась. Но этого я писать не стала. Пусть думает, что я по-прежнему прачкой на караванном дворе тружусь. Почему-то у нас думают, что служанкой быть тяжело. Дескать, хозяйки много работать заставляют и бьют за любую провинность. Неправда это. Или мне с госпожой повезло. Всех делов-то – только дом в порядке содержать. Больше ничего делать не заставляет. Если что-то ещё просит, то платит дополнительно. А недавно я ей между делом рассказала, что на базаре мука подорожала, а ткани наоборот подешевели. Она задумалась, пробормотала себе под нос: «Вот в чём дело оказывается!»

И говорит мне:

– Хатса, а ты сможешь постоянно о таких резких изменениях цен узнавать? За это будешь получать один серебряный.

Конечно я сразу согласилась. Это же такие деньги!!! И, считай, ни за что! Цены на базаре и так всегда знаю. Как иначе продукты покупать? Там если как следует за всё не поторгуешься, обязательно надуют!

Когда же госпожа узнала, что читать и считать умею, стала мне давать некоторые бумаги переписывать. Иногда просит сбегать узнать что-нибудь в городе или письмо передать. За всё это тоже отдельно платит. В общем, сейчас я зарабатываю больше, чем наш сельский мельник. Ну, может быть и не больше, но всё равно много.

Три дня назад хозяйка новый дом купила и говорит мне:

– Дом большой, не справишься, наверно, со всеми заботами. Надо новую служанку нанимать. А ты будешь мне только в расследованиях помогать.

Естественно отказалась. В смысле помогать в расследованиях согласилась и из служанок не ушла. Я что дура, такую работу другой отдавать? К тому же заботы-то, только в комнатах прибрать, вещи починить и постирать, за продуктами сходить, воды натаскать, еду приготовить и всё. У нас в Липовке я маме помогала за шестерыми братишками присматривать, да ещё на поле работать успевала. И здесь не нужно никого чужого. Мало ли какой человек попадётся. Госпожа Гата серьёзными делами занимается. Ко мне уже один купец подходил, деньги предлагал. Просил о хозяйке рассказать. Обещал каждый месяц платить за это. Думал, я обрадуюсь. Дурак! Если всё раскроется, кто меня потом на работу возьмёт? Отказалась и хозяйке всё доложила. Она меня похвалила, но сказала, что если кто ещё с таким предложением подойдёт – соглашаться, а госпожа Гата сама определит, что ему выдать можно.

Добрая у меня хозяйка, всё старается мне работу облегчить. Вот и сейчас, зачем-то грузчиков наняла. Лучше соседского дворника попросить, он бесплатно бы помог. А так, никаких денег не напасёшься. Эти мужики наверняка не меньше двух серебряных запросят. Ну, раз уж так получилось, надо попросить их сарай поправить. А торговаться с ними потом сама буду.

– Нам нужна Гата Хисти, сыскных дел мастер.

Ой, кто это? Эльфы! Двое. Какие они всё-таки красивые! Поклонилась и сказала:

– Проходите в дом. Сейчас я её позову.

Поскорее побежала к хозяйке и доложила:

– Госпожа Гата, к Вам посетители.

– Зови. Кто там, опять купцы?

Голос скучающий, надоело ей вороватых приказчиков на чистую воду выводить. Ничего, сейчас развеселю.

– Нет. Эльфы!

Алисилиэль. Светлая эльфийка

У меня похитили мифриловую ложку. Или, как говорят гномы, спёрли, стянули, попятили, тиснули, а ещё можно сказать, что ей приделали ноги. Подгорный Народ очень много синонимов для этого слова придумал. Что интересно, среди самих гномов воров нет. У бородатых коротышек много забавных словечек. Сначала мне даже иногда казалось, что они вообще на каком-то другом общем языке разговаривают. Но сейчас я сама так умею. Научилась. Только эльфам из посольства это почему-то не нравится. Говорят, что воспитанной эльфийке такие слова употреблять нельзя. Непонятно почему? Если произнести, к примеру «в бою копьё обломилось» – это правильно, а, если что-то не получилось, сказать: «Облом!» – это уже некультурно. По-моему же, второй вариант и короче, и точнее отражает ситуацию. Вообще-то всё с гномов и началось. Но лучше обо всём по порядку.

Гостить у князя мне нравится. Во дворце только мне и друзьям комнаты предоставили. Старшие эльфы вообще отдельно живут. Этикетом так, как дома донимать не могут. В долине много чего интересного, есть чем заняться. Больше всего с другими расами общаться понравилось. У меня теперь везде друзья есть. Даже среди полулисов. Хотя те к эльфам тоже подозрительно относятся, но с одним, Фоксом, подружилась. Гномы, оказывается, вовсе не глупые, как нам рассказывали, а просто очень весёлые. Я часто в их квартал хожу. Началось с того, что мы с гномом Нарином на приёме танцевали. Он тогда сказал, что у них другие танцы, и им никто, кроме гномов, научиться не сможет. Попросила показать. Он согласился, пригласил в гости. Наверное, думал, откажусь, а я взяла и пришла. Честно говоря, гномью музыку и танцы не совсем поняла, хотя весело. Просто под барабаны надо прыгать повыше. В гномьем понимании, конечно. Никто из них и на половину собственного роста подскочить не может, а я и в полтора эльфийских запросто.

Теперь гномы знают, что не только они так танцевать могут, и я стала среди них «своей в доску» и теперь часто к ним захаживаю. Однажды даже согласилась с ними пива выпить. Конечно, я знаю, что магам пить нельзя, но подумала, что с одной кружки ничего плохого не будет.

Не пойму, что гномы в этом пиве находят. Горькое, противное, мне потом так плохо стало, что мага жизни вызывать пришлось. После этого мой воспитатель Полдаон вообще из дворца выходить запретил. Сказал, что я наказана. Самое обидное – князь Ва'Дим его полностью поддержал. Он алкоголь ещё больше, чем эльфы не любит, Нарина очень сильно за это происшествие ругал.

Потом объявили, что принцессе пора обучаться политике, и включили в состав посольства в графство Шер. Сначала обрадовалась, но меня предупредили, там очень щепетильно относятся к этикету, то есть вести себя нужно не как у князя, а как в нашем Лесу на приёмах, даже ещё лучше. А если опять опозорюсь, то сразу отправят домой. Это они конечно преувеличили, причём сильно, но решила не рисковать. Во всяком случае, пока сама не разберусь, что к чему. Разузнала, по какому поводу посольство. Оказывается, отец взялся обезопасить Избранных, выполняющих Великую Миссию. Как тёмные полностью отказываться от этого обычая он не стал, но решил договориться с людскими правителями, что за вознаграждение они будут обеспечивать безопасность путешествия. По-моему глупость! Какая же это Миссия, если под охраной? Но меня никто не спрашивал.

Новое посольство мне не понравилось. Из друзей только Мираэль взять разрешили. Всю дорогу нотациями и воспитанием донимали. Больше всего этот противный Пургениил надоел. Всё ухаживать пытался. А он мне вовсе не нравиться. Князя Ва'Дима не любит, сам дурак, хоть и род у него высокий и нормальных слов не понимает. Пришлось отказывать на гномьем диалекте. Я так и сказала: «Отвянь! Достал!» – и ещё несколько слов прибавила. Всё равно не помогло.

У графа мне тоже не понравилось. Никакой политике меня не обучали, все вопросы глава посольства Таурендиил сам решал. Я с графом только на приёмах-балах виделась. Балы у него неинтересные были. Приглашать на танец кого-нибудь кроме графа мне запретили, гномов туда не пускают, анекдотов не рассказывают, только разговаривают о всякой «фигне», то есть о политике, искусстве, а сами в этом (в искусстве точно) ничего не понимают. Скука!

Очень обрадовалась, когда вся эта «бодяга» закончилась, и пришло время возвращаться в Долину. Ехать решили через Пограничный, чтобы и там об охране для Избранных договориться. По дороге у меня подарок князя и «стырили».

За эту ложку мне все эльфы завидовали. Особенно Пургениил. Он её хотел ещё у князя выиграть, а в результате свой фамильный амулет проиграл. Всю дорогу на неё жадными глазами смотрел. Остальным посольским эльфам не нравилось, что я её в кармане ношу и перед едой облизываю. Заставили в специальном футляре хранить. Вот и «докультурились».

Остановились мы как-то на привал, обустроились, принялись за еду. Я ложку достала и тут наши разведчики говорят, что поблизости отряд чёрных орков обнаружили. Все сразу засуетились. Меня в сопровождении подруги Мираэль, главы посольства Таурендиила, моего учителя хороших манер Полдаона и слуги-человека, которого у графа наняли, вперёд отправили, а остальные остались отход прикрывать. Пургениил заявил, что не может оставить меня без своей охраны и тоже за нами увязался. Не понимаю, зачем вообще было такой «кипиш поднимать». В посольстве два архимага были, а им даже армия не страшна.

В общем, поскакали мы впятером вперёд, будто нас стая драконов преследовала. До Пограничного основной отряд нас так и не догнал. По дороге всего один раз на привал остановились (ложка ещё была). Перед самым городом зачем-то открыла футляр, а там пусто. Вот «засада»! Нет, всё-таки гномий язык лучше всего отражает такие ситуации!

Гата. Сыскных дел мастер

Эльфы? Очень интересно! И странно. Обычно они в свои дела людей не посвящают. Неужели и им моя помощь понадобилась?

В кабинет вошли двое. Светлых. Хотя с возрастом эльфы внешне практически не меняются, но по некоторым признакам определила, что они не молоды, не меньше чем по четыреста лет каждому. Один явно аристократ. Второй выглядит попроще. Скорее похож на потомственного слугу. Такие эльфы с малым магическим даром часто становятся слугами знатного рода и порой воспитывают детей из поколения в поколение. Увидев меня, оба демонстративно поморщились. Понятно. Моего прапрадедушку почуяли. Он у меня тёмный был. Эти эльфы, как всегда, в своём духе! Чего притворяются? Во мне той, тёмноэльфийской крови всего лишь малая капля. Точно знаю, что на полукровок разноцветные длинноухие так, как на друг друга не реагируют.

– Прошу, присаживайтесь. Я Гата. Чем могу быть Вам полезна?

– Глава посольства Первого Леса лорд Таурендиил.

– Полдаон, наставник принцессы Алисилиэль, – представились гости.

Становится всё интересней!

– У нас к Вам дело. Но мы хотели бы поговорить наедине, – покосившись на Хатсу, как обычно замершую у дверей в ожидании приказаний, сказал аристократ и распорядился:

– Прислугу можно удалить.

– Это моя помощница, все дела мы ведём вместе. Если не доверяете, то я не навязываюсь.

Вот так вам! Пришли за помощью, так нечего свои порядки устанавливать. Коли так припёрло, что к человеку обратились, то и это скушают. А девочка покраснела от смущения и удовольствия. На меня восхищёнными глазами смотрит. Как же, для неё эльфы высшие существа. Не знает ещё, что долгая жизнь не всегда делает человека, или другого разумного, лучше.

– Хорошо, – недовольно согласился посол. – Но мы требуем, чтобы всё рассказанное осталось в тайне.

– Это само собой разумеется, – успокоила их. – Так чем могу вам помочь?

– У меня в посольстве вор, – эльф сам же поморщился от своих слов. – Негодяй похитил у принцессы Алисилиэль ценную вещь. Вы должны его найти.

– Поподробней, пожалуйста. Что за вещь? Когда и где похитили? Откуда в посольстве принцесса? Расскажите с самого начала, с чего всё началось.

– При визите в Первый Лес князь Ва'Дим подарил принцессе Алисилиэль мифриловую ложку и пригласил… – принялся рассказывать Таурендиил.

Сама же внимательно слушала и размышляла. Стоит ли вообще с этими эльфами связываться? Не люблю с ними, особенно со светлыми (дедушкина кровь сказывается) дело иметь. С другой стороны, интересно. Да и скупиться при оплате Перворожденные не будут. Хотя об этом лучше вообще не заикаться. Оскорбятся! Знаю я их! Помогаешь им, а ведут себя так, будто тебе одолжение делают. Зато в конце небрежно полный кошелёк вручат, на который полгорода купить можно.

– … Как только обнаружилась пропажа, мы проследовали назад, внимательно осматривая возможные тайники на дороге, но ложки там не было. От вас требуется найти вора, – закончил эльф.

– Скажите, а вы… э-э, в вещах хорошо смотрели?

– Нет. Никого не обыскивали, – правильно понял мой вопрос эльф. – К тому же в этом нет необходимости. В артефакте заложено несколько мощных заклятий. Если ложка не в специальном футляре, любой маг способен почувствовать её за десяток шагов. Но такой футляр тоже будет сильно фонить магией. Поэтому уверен, что злоумышленник спрятал ложку по дороге, а его сообщник потом её забрал. Но, к сожалению, похитителем является именно эльф. Под подозрением даже я. Слуга-человек – не маг. Он не смог бы притронуться к ложке, но, на всякий случай, его взяли под стражу.

– Но ведь охраняющие заклятия наверняка очень сильны – не каждый маг может взять эту ложку. Кто из Ваших эльфов на это способен? – спросила я.

– Все. Я – архимаг Разума. Леди Мираэль тоже очень искусна в этой области магии. Пургениил, хотя и не способен на сложные плетения, но, как наследник древнего рода, весьма силён в Огне. Полдаон, напротив, большой силой не обладает, но, благодаря отличному знанию теории, способен сплести тонкие заклятия.

– Если Вы маг Разума, зачем тогда нужна моя помощь? – удивилась я.

– Чтобы почувствовать ложь, необходимо уговорить эльфов снять защитные амулеты. Вы намекали на обыск, а я даже это сделать не имею права. Все, кроме Полдаона, наследники знатных родов, а в нём как раз уверенности больше всего.

Молчаливый эльф благодарно поклонился.

– От вас не требуется найти ложку, – продолжал Таурендиил. – Этим мы потом займёмся сами. Но присутствие в посольстве вора я терпеть не могу.

– Хорошо, – решилась я. – Согласна взяться за Ваше дело. Но мне потребуется допрос… э-э, поговорить с каждым из участников событий.

– В таком случае, прошу следовать за нами, – поднялся со стула эльф. – Мы остановились на посольском дворе вашего города.

Сделав знак Хатсе не отставать, направилась за выходящими гостями.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Госпожа разрешила мне с ней пойти вора ловить. Хотя чего его ловить? И так понятно, что слуга-человек ложку украл. Ну и что, что не мог до неё дотронуться! Я чугунок из печки голыми руками тоже не вытащу, а ухватом – запросто. Эльфы просто не могли до воровства опуститься. Они вон какие красивые! Подошли мы к посольскому двору, зашли в какое-то помещение, а там пруд. Прямо посреди комнаты вырыли и камнями обложили. А в нём караси плавают мелкие и жёлтые какие-то. У нас в селе мельник тоже рыбу разводит, но у него пруд не в доме и караси крупнее. Наверное, эльфы уху любят, она из мелкой рыбёшки вкусней получается. Главный эльф, который самый красивый, говорит:

– Здесь будем проводить опрос. Сначала можете побеседовать со мной и Полдаоном.

– Я хотела бы разговаривать со всеми наедине, – недовольно отозвалась хозяйка.

– Не получится, – отрезал эльф. – Я буду присутствовать. Для вашей же безопасности. Если преступник поймёт, что его разоблачили – он убьёт вас и попытается скрыться.

Госпожа согласилась, но я заметила, что она этим недовольна. Может, стоит шепнуть ей на ушко, кто настоящий вор, чтобы не боялась?

– Тогда первый вопрос, – начала хозяйка. – Вам самим зачем-нибудь нужна была бы эта ложка?

– Да, – прямо ответил эльф. – И я, и Полдаон занимаемся магическими исследованиями. Для них мне мифрил необходим. Думаю, ему тоже. Вообще-то это баловство использовать такой ценный артефакт для еды.

Второй эльф, соглашаясь, поклонился. Унылый он какой-то. Неинтересный. Почти не разговаривает. Но тоже красивый. Хотя первый эльф всё равно красивше.

Потом госпожа попросила принести футляр, долго его рассматривала. Затем скучно расспрашивала, как ехали, кто, куда отходил на привале. Как будто непонятно, куда на привалах отходят. Думаю, эльфы, как люди, кушают, раз рыбу для ухи разводят. Значит, и уединяются по тем же причинам.

Потом пришла принцесса. Молоденькая, личико красивое, а сама тощая. И её расспрашивали о том же самом, как будто с первого раза не поняли.

Принцесса ушла, позвали подружку ейную, Мираэль. Тоже тощая. Совсем этих эльфиек не кормят что ли? У нас с госпожой фигуры гораздо лучше. Особенно у хозяйки. Я с завистью посмотрела на её грудь. Вот бы мне такую же! Решено. Сегодня же схожу на рынок и куплю побольше капусты. Мама говорила, от капусты грудь растёт. Интересно, только от свежей или квашеная тоже подойдёт? У бабки Витки она в бочках вкусная и продаёт недорого.

А Мираэль опять про дорогу расспрашивают. Не надоедает же им! И девочку не жалко. Она бедная вон как волнуется, на Таурендиила со страхом поглядывает. Чем он её так напугал? Наконец закончили. Пургениила позвали. Ой! Он ещё красивше главного эльфа! Только сердитый какой-то. С госпожой ругается, отвечает неохотно, даже Таурендиила не слушается. Нет, посол всё-таки лучше, хотя и не такой красивый. А с таким, если замуж возьмёт, – намучаешься. У нас в Липовке вдова Куриха за такого же вышла, за Гитку-гончара. Гончар из него никудышный, все его горшки через неделю лопаются. Сам на лицо красивый, но худой весь, а скандальный до ужаса! Почитай каждый день Куриху колотил, а у неё грудь больше, чем у госпожи Гаты. Хотя и сама она крупней раза в три. Потом он, когда посудой швырялся, кувшин расколол, который ей от бабки достался. Куриха ему один раз за это в ухо и дала. Еле откачали. Но все хорошо закончилось. Теперь большие деньги зарабатывает. С труппой менестрелей по городам ходит. У него после этого случая щека потешно дёргается, а сам заикается забавно. Куриха не нарадуется, но я такого мужа не хочу.

Ну вот, и с Пургениилом закончили. И охота было так мучиться? Всё равно ничего нового не узнали. Госпожа велела слугу-человека привести. Наконец-то настоящего вора увидим! Привели. Хм-м, а он на злодея совсем не похож. Молоденький, хоть не такой красивый, как эльфы, но симпатичный. И имя у него хорошее, Работалик. Почти «работник». С таким мужем я бы прекрасно ужилась. Госпожа говорит:

– Поклянись богами, что будешь правду говорить.

Зачем ей это? Здесь же маг Разума присутствует! Эльфы так же думают. Вон Полдаон недоумённо бровь поднял, а Таурендиил нахмурился. А Работалик произносит:

– Клянусь Светлыми богами, говорить только истинную правду.

Теперь Таурендиил недоумённо бровь поднял.

Дальше по четвёртому кругу те же самые вопросы пошли. А главный эльф только кивает. Мол, правду говорит. Наконец хозяйка говорит:

– Достаточно. Охрану с него пока не снимайте.

Зачем? Ведь ясно, что он тоже этой ложки не брал. Наверняка принцесса по малолетству сама потеряла, растяпа, а теперь людям и эльфам от работы отвлекаться приходиться. Меня мама за такие вещи крапивой порола. Интересно, принцесс родители крапивой порют? Наверное нет. Иначе они ценную посуду не теряли бы, где ни попадя.

Таурендиил. Светлый эльф.

Признаться, я особо не верил в так широко разрекламированные мне таланты сыскных дел мастера. Просто выбора особого не было. Ложку уже не найти, но насчёт этого не беспокоился. Мы, эльфы, живём долго. Рано или поздно артефакт где-нибудь всплывёт, и тогда месть Светлого Леса настигнет преступника. Гораздо больше волновало, что из-за этого происшествия не смогу выполнить миссию, возложенную на меня лордом. Предстояли визиты в ещё несколько государств, но если преступник не будет найден, на посольстве придётся ставить крест. Вора в его составе терпеть нельзя.

Человечка-сыщик мне сначала не понравилась. Слишком молода, чтобы воспринимать её серьёзно. Люди, в основном, вообще мало живут. Ну, скажите, какая мудрость может быть у существа, не прожившего чуть больше тридцати лет? Но потом мнение о ней постепенно изменилось.

Девочка оказалась достаточно умна, умела владеть собой, обладала чувством собственного достоинства. Впрочем, возможно, это сказывается кровь её предка, хоть и тёмный, он всё-таки эльф. Когда же она начала проводить опрос, то искренне восхитился её таланту. Наводящими вопросами смогла выяснить взаимоотношения внутри посольства, без всякой магии заставила вспомнить все подробности происшествия. Даже из спесивого Пургениила сумела вытянуть нужную информацию. Некоторые её приемы, пожалуй, даже сам не погнушаюсь взять на вооружение.

Тем не менее, ясности в деле не прибавилось. Оказалось, что все участники событий в любой момент могли подтвердить алиби друг друга. Возможен был только сговор, однако, учитывая отношения в нашем отряде, сговориться между собой могли только мы с Полдаоном.

Очень озадачил допрос слуги-человека. Мастер Гата даже не спросила его про кражу. Зато сразу потребовала поклясться богами, говорить правду. В тот момент я даже оскорбился. Больше всего удивило, что человек в клятве солгал. Причём не в том, что будет говорить правду, а в том, что клянётся. Хотя в дальнейшем он действительно ни разу не соврал. Впрочем, ясности это тоже не принесло.

Что ж, пожалуй, стоит смириться, что вор не будет найден. Посольства в другие человеческие королевства отменят, моей зарабатываемой столетиями репутации пришёл конец, свиту принцессы полностью поменяют.

Но с человечкой я всё равно щедро расплачусь. Очень достойная девушка.

Гата. Сыскных дел мастер

Нет, всё-таки удивляюсь этим эльфам. Ладно, друг друга обыскивать не захотели, но человека под стражу посадили, а осмотреть не догадались. Много бы интересного нашли. Я, как только его имя услышала, сразу неладное заподозрила. Любят они такие окончания брать. Когда богами клясться начал, окончательно убедилась. Сликовник это. Но это потерпит. Надо эльфам их ненаглядную ложку вернуть. Таурендиила успокоить. Вон как обеспокоенно на меня смотрит. Даже жаль его немного. Понравился он мне. Вполне вменяемый эльф. Нос, как другие, не задирает, общаться с ним легко. Хотя, наверное, других главами посольств не назначают. Не волнуйся, нашла я уже эту ложку, но за то, что сликовника в свите принцессы проглядел, тебе от Верховного Лорда влетит. Архимаг Разума называется! Наверное, убедился, что слуга против эльфов ничего не замышляет и успокоился. Проверить же зачем он нанимается – в голову не пришло. Сильно маги Разума на свой дар надеются, и в этом их слабость. Разве трудно догадаться, что посольством могли воспользоваться, а самим эльфам зла не желать?

А вообще дело простенькое, но интересное. Люблю такие.

Врали почти все. Причём больше те, на кого меньше всего подумаешь.

– Ну что же, – говорю, – господин посол, зовите всех. Будем вашего хитрого вора ловить. Да смотрите, чтобы Ваши охранники сликовника не упустили.

– Какого… Так он…! О, Древо, какой я остолоп!!!

Вы думаете у эльфов глаза огромные? Да, огромные. Но у Хатсы в тот момент были гораздо больше. Даже забеспокоилась, вдруг так навсегда останется? Мне такая пучеглазая служанка не нужна. Но вроде успокоилась немного, глаза в норму пришли. Таурендиил же совсем расклеился, стыдно ему. Куда всё хвалёное эльфийское достоинство подевалось? Подожди, ещё не то будет!

Позвали остальных ушастых, они в соседней комнате результатов дожидались. Чувствую, наверняка сейчас Таурендиил и Полдаон самые сильные боевые заклинания готовят. На Пургениила думают. Он, несмотря на глупость и спесь, воин опытный. Слышала про него. Говорят, не раз эльфийские караваны мимо Проклятых Земель водил. Прошла мимо него, остановилась возле Алисилиэль и говорю:

– Ну что, Ваше высочество, признавайся. Куда свою ложку спрятала?

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Дело мы очень ловко раскрыли. Хотя оказалось, что никакого вора вообще не было. Это принцесска сама свою ложку спрятала. Когда на неё указали, Пургениил чуть госпожу не убил «за оскорбление правящего рода Первого Светлого Леса». Даже поджечь её попытался. Хорошо остальные эльфы выручили. Поколдовали что-то, и он как столб без движения застыл. Мне тогда жуть, как страшно стало. Ни за что за мага замуж не выйду! Бешеные они какие-то. Вместо того чтобы, раз уж умеешь, печку растапливать, они людей поджечь норовят. Лучше госпоже в расследованиях помогать буду. Она меня всему учит, рассказывает, как злодея угадывать. Вот и сейчас я спросила, так она всё-всё объяснила.

– Это, элементарно – говорит, – было очень просто, Хатса. На самом деле ни одному из эльфов не имело смысла красть ложку. После этого случая за ними стали бы внимательно следить. Ни похвастаться, ни использовать этот артефакт для опытов они не могли. Единственная из них, кто явно что-то знал про ложку – это Мираэль, но, по словам Алисилиэль, она не отлучалась от неё ни на минуту. Из этого я сделала вывод, что потерпевшая тоже была замешана в краже. Сама же видела, с каким уважением эльфы относятся к своим владыкам. Когда принцесса заявила, что ложка пропала – ей безоговорочно поверили. А так как её нигде не нашли, то нетрудно было догадаться, что «украденная» вещь может быть спрятана только в одежде хитрой девчонки. Ведь никому и в голову не пришло её проверить.

Действительно всё просто. Не понимаю, как я сама не догадалась?

Гата. Сыскных дел мастер

Заплатили эльфы очень хорошо. Хватило ещё один дом купить, соседний. Теперь у меня целая усадьба. Есть где, и жить, и гостей принимать, а если в голову придёт, можно даже настоящий бал устроить.

Хотя Хатса и возражала, я ещё одного работника наняла – полулиса-дворника. Мужские руки в хозяйстве пригодятся.

Принцессе, чтобы она не обижалась, я на прощанье свою отмычку подарила и пользоваться научила. Способная девочка! Мигом все хитрости освоила. Чувствую, Таурендиилу с ней скучно не будет.

Алисилиэль. Светлая эльфийка

Теперь меня ни на минуту одну не оставляют. Таурендиил сказал, что взрослые так не делают, а если я себе такое позволяю, то значит ещё ребёнок, а за детьми должны няньки следить. И следят. Две старшие эльфийки, как привязанные за мной ходят. Того и гляди ещё грудью кормить начнут. А ведь, как хорошо было задумано!

Когда Таурендиил «раскололся», что предстоит ещё несколько посольств, я приуныла. В долине у князя жить гораздо интересней, чем по другим человечьим государствам «шариться». И я придумала гениальный – тогда казалось – план, как от посольств и самых надоевших эльфов избавиться. Мираэль рассказала. Она трусиха страшная, всё боялась, но я её уговорила. На привале, когда нас никто не видел, я ложку в запасной футляр переложила и, к тому моменту, как показались стены Пограничного, «кипиш подняла, типа, у меня ложку стырили». Я всё верно рассчитала, сначала Таурендиил магически проверил, нет ли ложки у кого-нибудь в вещах. Про запасной футляр в моём кармане никто кроме Мираэль не знал. И вообще, кто на принцессу подумает? Затем наш «основной» приказал дорогу проверить. Естественно тоже ничего не нашли.

Ну, всё, думаю, теперь пока вора не найдут, посольства отменят, надоевших эльфов от меня уберут, буду спокойно в долине князя жить. И ничего страшного, если моя свита немного в подозреваемых походит. Зато впоследствии папа, чтобы извиниться за недоверие их снова милостями осыплет. Я же сознаюсь. Потом. В следующем году точно. Может быть.

Кто же знал, что эта человечка сразу обо всём догадается?

– Ваше высочество, извольте перестать смотреть за едой в потолок. Ведите себя, как подобает Принцессе Первого Светлого Леса. Вашему высочеству видимо следует освежить знания об этикете. После обеда займёмся повторением раздела «О правилах поведении за столом».

У-у, «мымры»!!! Ну, ничего я вам ещё устрою…

Дело об украденном фотоаппарате

Дим. Попаданец

Как ни странно, но после нападения на долину дракона, мои ушастые эльфийки идею съездить куда-нибудь проветриться не восприняли в штыки. Мол, езжай, чего уж там. А я ведь скорее в шутку предложил.

– А как же дракон? – удивился я.

– Это с первого раза мы немного растерялись, – ответила Лара.

– Теперь любая из нас с помощью силы, даваемой Древом и десяток таких отгонит! – гордо ответила Эль.

– Поэтому можешь ехать, справимся.

Одного, конечно же, меня никто отпускать не собирался. И куда угодно тоже. Маршрут оговорили заранее. Да и выбор пока был только между тремя пунктами: Графство Шер, Зинское королевство и вольный город Пограничный. Первое отпадало по двум причинам. Дорога не такая безопасная и возможен только конный отряд, без телег и прочих удобств. Во второе красавицы не захотели меня отпускать даже под присмотром. Королевство, хоть и маленькое всё равно имеет и столицу и все присущие ей соблазны. Вот Пограничный и оставался. Тем более что дорога в последнее время стала совсем безопасной, даже пару крепостей по пути восстановить получилось.

– В прошлый раз ездил с Ларинэ, теперь моя очередь, – заявила светлая. – К тому же нужно решить кое-какие дела с городским советом по поводу ближайших к ним крепостей.

Знал я об этих делах. Сам же и предложил идею переложить заботы об опорных пунктах на город. Не бесплатно, конечно, а за наш счёт. Тогда получилось бы там не только гарнизоны держать, но и постоялые дворы, и прочее. Городу это было очень выгодно, и за ту крепость, что стояла в трёх дневных переходах на торговой тропе, что шла между Проклятыми Землями и орочьими степями, они ухватились сразу. Ведь и от ближайших кланов зеленомордых разрешение было получено. А с крепостью в самих Проклятых Землях не заладилось. Город стоит почти на самой границе и к такому соседству там давно привыкли, а углубляться внутри не желали. Ходить туда можно, а оставаться на какой-то срок нет.

Вот об этом и хотела поговорить с городскими властями Эль. Моя светлая жена была абсолютно уверена, что те просто набивают цену. А я в свою очередь начал понимать, что на самом деле именно это и есть главная причина поездки, причём хитроухие всё устроили так, будто делают мне услугу. Не стал им рассказывать, что разгадал коварные планы, всё равно не признаются. Ещё заявят, что на них наговариваю.

Было решено на обратном пути сопроводить в долину караван с необходимыми закупками, поэтому охрану взяли соответствующую.

Дорога прошла на редкость без происшествий. Даже рассказать нечего, просто путь из пункта А в пункт Б. Зато в городе началось…

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Вчера в город князь Ва'Дим, который долиной в Проклятых Землях владеет, приехал. Когда госпожа объявила, что он к нам в гости придет, я испугалась сильно. Думала он страшный старый маг с бородавкой на носу. К его приходу специально готовилась – тухлые яйца собирала, простоквашу и рыбу на базаре купила. У нас в Липовке все знают, если в чернокнижника тухлым яйцом кинуть, а затем простоквашей облить, то он в козла превращается. А здесь уж главное не зевать – за хвост хватать и рыбой прямо по рогам хлестать, тут из него и дух вон. Ещё мага можно верёвкой с виселицы отстегать, тогда он свою силу потеряет. Но такой верёвки не нашла, в Пограничном преступников не вешают, а головы рубят. У нашего дворника было спросила, не знаком ли тот с каким-нибудь повешенным, но Лив, как узнал, что я против князя замышляю, сразу помогать отказался. Оказывается, он давно этого Ва'Дима знает. Говорит, что маг он добрый, полулисьему народу много хорошего сделал. Понятно! Всегда знала, что нелюдям доверять нельзя – они тоже с тёмной магией связаны. Госпоже про всё рассказала, так она только рассмеялась, велела яйца выкинуть, простоквашу Ливу отдать, а рыбу на ужин пожарить. Естественно ничего выкидывать не стала, бездельник-дворник и без простокваши обошёлся, рыбу правда приготовила, но самого крупного карпа оставила. Ничего, уж я не оплошаю! Мне и одной рыбины хватит. Главное изловчиться князя за хвост ухватить.

На следующий день с базара возвращаюсь, глядь, а возле наших ворот какой-то человек стоит. Из себя вполне симпатичный, одет, не сказать, чтоб богато, но и не бедно, так главы наёмничьих отрядов одеваются. На поясе меч, но доспехов не видно. Точно, командир.

Меня увидел и спрашивает:

– Девушка, а здесь ли Гата Хисти живёт?

– Здесь, – отвечаю, – только сейчас она клиентов принимать не будет. К ней сегодня князь Проклятых Земель, старый злой маг с бородавкой на носу в гости придёт. Но если что-то срочное, можешь мне сказать. Я – её помощница и обязательно всё в точности передам.

Человек удивился, зачем-то свой нос пощупал и спрашивает:

– А ты сама этого мага видела?

– Нет, – говорю, – ещё не видела, но к встрече хорошо подготовилась.

– И как же ты подготовилась? – заинтересовался наёмник. – Может, и я чем-нибудь подсобить смогу.

Я подумала, что помощь мне как раз не помешает. Надо же этого мага кому-нибудь за хвост держать, пока я его карпом по рогам бить буду? И всё своему новому помощнику рассказала. Он испугался сначала. Задрожал и рот от страха руками зажал. Но потом справился, стал по делу вопросы задавать. Сколько тухлых яиц надо, какая простокваша нужна, коровья или козья, подойдёт ли веревка, если на ней не человека, а чёрного кота повесили. Но больше всего его почему-то рога заинтересовали. Даже переспросил:

– А точно у этого князя рога есть?

Я важно ответила:

– А как же! И не просто рога, а двойные. Я это точно знаю.

Он тогда задумчиво так говорит:

– Ну, если рога есть, то точно двойные.

И опять затрясся.

Тут из-за ворот хозяйка выбегает и кричит мне:

– Хатса, не смей!

И наёмнику:

– Ва'Дим, ты же сейчас у бургомистра быть должен. Я тебя с женой после обеда ждала.

Я прямо на дорогу и села. Хорошо, что этот князь тухлые яйца у меня во время разговора забрать успел, а то бы все передавила.

Гата. Сыскных дел мастер

На днях по городу гуляла, увидела как князь Ва'Дим с женой и свитой к посольскому двору подъезжал. Тот меня тоже заметил, рукой помахал и крикнул, что как время будет, зайдёт поболтать. Пришла домой и велела Хатсе готовить дом к приёму высоких гостей. Сам-то Ва'Дим человек неприхотливый, но наверняка жена его одного не отпустит.

Помощница так готовиться начала, что у меня от смеха даже живот заболел. Она себя настоящим охотником на нежить вообразила. Девочка очень серьёзно отнеслась к делу «изведения злого мага». Целый мешок тухлых яиц где-то набрала. Уверена, после задуманного ею даже самым страшным монстрам Проклятых Земель пришлось бы не сладко. Ну ладно, пожалуй, перед приходом князя ещё раз попробую ей всё объяснить, если не поймёт, отправлю из города с каким-нибудь поручением на несколько дней, от греха подальше. Времени хватит. Слышала, сегодня Ва'Дим с отцами города какие-то дела решает, значит, раньше вечера его ждать не стоит, сейчас Хатса с базара вернется, мы с ней и поговорим.

Ну вот, уже вернулась, на улице её голос послышался. Выглянула в окно, а она у ворот с самим властителем Проклятых Земель разговаривает. Мне даже чуть плохо не стало. Ва'Дим, конечно, на других аристократов не похож, казнить за глупые слова не будет. Но даже он вряд ли стерпит, если его тухлыми яйцам закидают, прокисшим молоком обольют и дохлой рыбиной по голове отхлещут. Я бы за такое точно убила. Надо спасть девочку, привыкла я к ней уже.

Слава богам, успела! Служанка ещё жива, Ва'Дим чистый, тухлыми яйцами не пахнет. Кричу:

– Хатса, не смей!

Смотрю, зря я так торопилась. Помощница мирно с ним разговаривает, сам князь знакомый мешок с яйцами в руках держит. Вздохнула тяжело и спрашиваю:

– Ва'Дим, ты же сейчас у бургомистра быть должен. Я тебя с женой после обеда ждала.

Ларг. Полусотник гвардии княжества Единорога

После долгой службы моей у князя Ва'Дима, повелитель Проклятых Земель согласился отпустить меня домой. Родню проведать, разузнать что да как. Честно сказать, даже слишком легко отпустил. Даже обидно.

– Я как раз собираюсь с визитом в Пограничный, – сказал он мне, – так что включу тебя в состав охраны. До города с нами дойдешь, там прослужишь, пока я с делами не закончу. А когда мы обратно в Долину Единорога двинемся, отправляйся домой. Жалование получишь. Найдёшь другую службу – обижаться не буду. Но если вернешься поздно – твоя должность может быть уже занята. Шести месяцев тебе хватит?

Я согласился. Как раз успею отцу с полем помочь, а про себя решил, что потом обязательно вернусь. Служба у князя – то что надо, враги в долину не суются, с тех пор, как мы орков разгромили. Нечисть тоже не шалит. Дракон, правда, недавно прилетал, но князь и его жены отогнали крылатого поганца с помощью какой-то сверхсильной магии. В общем – тишь да гладь, иногда даже скучно становится. Но как вспомню, что было, когда мы в Проклятые Земли с Ва'Летом, северным варваром, шли, то понимаю, как мне теперь хорошо живется. Как сам князь говорит, солдат спит – служба идёт. Очень мудрое выражение. Я бы ещё добавил, а денюжки капают. Можно вообще-то долину и не покидать, а подарки в нашу деревню с попутным караваном отправить, но домашних проведать захотелось. Обнять мать с отцом, да сестренок с братишками. Со старым приятелем Треем пива выпить. Интересно, жалеет ли он, что покинул наш отряд?

Так что начал собираться. Проверил все ли в порядке у ребят, но они – люди бывалые, не подвели. Растяпы к нам не попадают, а если ненароком затешутся, то в подвалах замка ржавого оружия много. Пару раз посидят, почистят и мигом идеальными служаками делаются. Доложил князю, мол, все честь по чести, можно выступать. Дорога до Пограничного была одним удовольствием – ни тебе ни оборотней с вампирами, ни самых захудалых орков. Будто не по Проклятым Землям едешь, а по площади перед каким королевским дворцом. Молодец мой повелитель. Глядишь, скоро Проклятые Земли в какие-нибудь Прекрасные или Чудесные переименуют.

Вот и Пограничный показался. Город мне понравился, чистенький, ухоженный, богатый. Говорят, за последние годы он разросся, стало появляться много купцов. Пошли караваны через наше княжество, что раньше обходили вдоль горных хребтов. Может, когда выйду в отставку, перееду сюда, семью перетащу да куплю лавочку. Буду чем-нибудь торговать, наконец-то женюсь, пойдут детишки. Но это ещё не скоро.

Сначала мы на Посольском дворе поселились. Обустроились. Я, как полагается, безопасность помещений проверил. Что могу сказать, место для охраны удобное – всего три входа, окна от земли высоко. Если что, оборонятся тоже легко будет. Хотя князь и говорит, что ничего нам в городе не угрожает, но у него своя работа, а у нас своя.

На следующий день с визитом к местным градоначальникам отправились. Князь с ними только поздоровался и удрал. Своей жене, светлой эльфийке (темная в замке осталась), поручил с делами разбираться, моих ребят в сопровождение оставил. Сам же куда-то удалился. Мол, дела. Наверное, на встречу с каким-нибудь магом. Или главой гильдии купеческой. А может – пива выпить. Дома он не пьёт, видимо жёны не разрешают. Подозреваю, ради этого Ва'Дим и затеял путешествие. Насколько я успел убедиться, повелитель наш – домосед, из долины почитай и не выезжает.

Пока принцесса Эледриэль беседовала с отцами города, мы с ребятами устали от вездесущих мальчишек. Вечное:

– Дяденьки, а вы правда из Проклятых Земель? А почему вы – люди? А когда в демонов превращаетесь – в полнолуние или каждую ночь?

– Дяденька-солдат, а можно за меч подержаться? Или за копье? Ну, дяденька-солдат!

– Дяденька, а покатай в седле!

– А можно лошадку погладить? А яблоком угостить? В нашем саду – лучшие яблоки в округе. Спросите любого, подтвердят. И яблочный сидр из них получается отменный. Посетите тетушку Тильду, не пожалеете.

– Скажите, а правда, что за службу у князя Проклятых Земель каждый год по пуду золота отваливают? И правда, что князь – великий маг?

– А сколько у него жён? Пять или четыре?

Были ещё скабрезные шуточки про князя и эльфиек. Мало их родители лупят. Сам хотел съездить особо наглому по шее. Но не успел.

– А ну, кыш отсюда! – рявкнул на них. – Будете тут шуметь, княжескую собаку натравлю. Вот она, в седле. Это пес особенный, он за раз десять оркских волкодавов порвал. А до того – оборотней. Город Волкодав знаете? Так наш Дрейк – там почетный гражданин. В общем, загрызет в мгновение и не подавится.

Умная всё-таки у князя зверюга! Очень вовремя, словно в подтверждении моих слов, пес важно открыл пасть, думая гавкнуть, потом зевнул и также важно закрыл. Мальчишки, увидев его зубы, немного притихли.

Тут как раз госпожа Эледриэль показалась. Сопровождали её двое человек, внешне – зажиточные горожане. Смотрели на эльфийку с подобострастием:

– Всенепременно ждем, – услышал я конец разговора.

– Будем, – кисло ответила принцесса, – мы с супругом с удовольствием посетим бал.

Значится, в ратуше торжество намечается. Интересно, меня позовут? Наверное, все же нет. Но это не беда, я и сам найду подходящее занятие. Говорят, мальчишки проболтались, есть в этом городе одно подходящее заведение. Хозяин – гном, и пиво у него отменнейшее. А если ещё и гномий самогон, да в бочках из-под казгардского вина настоянный… только бы ребята не перепились. Но я за этим прослежу! В крайнем случае, усиленная утренняя тренировка превосходно отрезвляет. И после неё пить до-олго не хочется.

Вместе с эльфийкой мы проследовали на одну из южных городских улиц. Остановились около богатого подворья. А там стоит князь Ва'Дим и хохочет, будто только что прочитал новую книгу забавных и поучительных историй от мастера Нарина. Прямо за живот держится. Рядом с ним – дама, вроде бы даже я где-то её видел. Одета скромно, но богато. Не поймешь – дворянка, а может из горожан зажиточных. Тоже смеется. Чуть в стороне стоит девушка, одетая победнее. Служанка. Весьма симпатичная, надо сказать. Вся смущенная, покрасневшая.

– Ушастая, слушай, что я тут узнал! – закричал князь, увидав жену. – Оказывается, чтобы меня, как мага, обезвредить, надо облить тухлыми яйцами с простоквашей, а потом рыбой по рогам, по рогам! Кстати, не скажешь, давно ли они у меня появились?

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Князь проклятых земель вовсе не страшный оказался. А как муж, так просто замечательный. Недаром целых две эльфийские принцессы за него вышли. Вон как на него супруга ругалась, а он даже не обиделся. Хотя она тоже жена умная (но фигурой худая!), кричать кричит, однако мужа слушается. Когда госпожа их пригласила у нас пожить, а князь согласился, эльфийка слова не сказала, хотя видно, что ей это не понравилось. Ещё хозяйственная она очень. У меня всё про цены на базаре выспросила. Какие неделю назад были, какие месяц, какие сейчас. А князь только посмеивался, но в хозяйственные дела не лез. Правильно, на рынок жена ходить должна. Интересно, ему только эльфийки нравятся? Может и нас с госпожой в жёны возьмёт? Наши-то фигуры гораздо красивше.

Хотя и кроме князя у нас теперь много привлекательных мужчин проживает, охрана евоная. Особенно симпатичный командир ихний, Ларг. Молодой, а серьёзный, ни у кого в городе таких доспехов нет. На плаще у него жеребец с одним рогом (видимо второй в драке отшибли) золотом вышит, а в темноте светится. У всех остальных такой же жеребец на одежде, только серебром. Этот зверь и называется – единорог. И вся долина у них так зовётся.

Жаль что красивый десятник на меня так мало внимания обращает. Уж как я ему только угождать не пыталась! Услышала, как он одному из воинов кричит:

– Мне нужно, чтобы твой меч не болтался, как коровий хвост! Ножны должны быть словно пришиты к одежде.

Почти всю ночь не спала, ножны княжеской свиты к штанам пришивала. Утром Ларг меня поблагодарил сквозь зубы, а своим воинам велел всё обратно отпороть.

Князь Ва'Дим ко мне гораздо лучше относится. Он нас с госпожой фатукри… фитогра…, короче, рисовал нас амулетом магическим.

Портрет госпожи получился – не отличишь, а мой не очень. В жизни я гораздо симпатичней. Ещё князь хотел нас в каких-то кубальниках (никогда про такие сарафаны не слышала) нарисовать. Госпожа почему-то отказалась. Я согласилась, но его жена не разрешила.

Зато он меня на бал в городскую ратушу пригласил. Сказал, что включает меня в свою свиту, Ларгу для пары. Госпожа на такие гулянья ходить не любит, а я ещё ни разу не была.

Естественно принарядилась получше. Щёки свеклой натёрла, лучшее, ещё ненадёванное платье из сундука достала. Которое в прошлом году на три мешка картошки выменяла. До чего оно красивое! Красное, с рюшечками, правда, воротник низкий, груди вываливаются. Но это дело исправимое, я поверх свою старую жёлтую куртку одела. Её ещё носить и носить, всего три раза зашитая.

Госпоже почему-то не понравилось. За голову схватилась, заставила меня умыться и своё старое платье дала. Тоже красивое, но моё лучше было.

Гата. Сыскных дел мастер

Я с такой служанкой скоро с ума сойду! Как она на бал нарядилась вообще отдельная история. Интересно, где только ночную рубашку шокарской портовой девки раздобыла? В Пограничном вообще ни у кого подобной одежды нет.

А её поиски подходящего жениха меня точно в гроб вгонят. То она князя тухлыми яйцами закидывать собирается. Теперь, когда он в моей усадьбе поселился, и того хуже, влюбиться в него ей приспичило. Причём не только в Ва'Дима, а почитай во всю его свиту, которая по полу ей подходит. А ведь своих местных ухажёров-воздыхателей тоже бросать не собирается. Насчёт князя я особо не беспокоюсь. Он человек с юмором, всё понимает. Принцесса Эледриэль его не ревнует, но делает вид, что жутко недовольна. Ва'Дим же это отлично понимает. Странные у них отношения!

С остальными же всё плохо. То, что почти вся мужская часть свиты смотрит на неё кобелиными взглядами – это ещё ерунда. Хотя не буду княжеского пса обижать, он один из немногих, кто к Хатсе без излишнего восторга относится. Молодой глава охраны Ларг под чары помощницы, не смотря на все её старания, тоже не попал и дисциплину среди своих подчинённых поддерживает железную. То, что Хатсин первый местный фаворит, булочник Гурд, от ревности решил этому Ларгу морду набить – тоже не страшно. А что вместо этого от молодого воина колотушек получил, так сам виноват. Хуже, что этот Гурд нам плюшек с магическим слабительным продал. Хорошо ещё принцесса Эледриэль это определить сумела. Никто попробовать не успел. Кроме лодочника Гиля. Того самого, с которым Хатса на прошлой неделе гуляла, и который Ларгу решил рыбьего клею в сапоги залить. Залез ночью во двор, но до сапог не добрался. Мы блюдо с этими плюшками от греха подальше в конец двора поставили, а он наткнулся. Решил одну попробовать. Нашли утром в уборной вконец обессилившего. Ему ещё повезло, что именно туда его княжеский пёс загнал.

А бедному десятнику всё равно досталось. Правда не от Хатсиных ухажёров, а от её закадычной подружки. Известной городской сплетницы бабки Витки. Хотя, можно сказать, в том случае он свой долг выполнял. Своего господина грудью прикрыл.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Ничего интересного в этих балах оказывается нет. Танцы скучные, я такие танцевать не умею, а учится не хочу, не нравятся мне они (князь по секрету сказал, что ему тоже).

Зато здесь бесплатно вином и закусками угощают. Вино, конечно, не пила, но остальные блюда все-все попробовала. У меня даже живот заболел, так старательно кушала. А по залу я с Ларгом всё время под ручку ходила. Эльфийка весь вечер с нашими городскими управителями разговаривала. Все базарные цены, которые я ей перечислила, им рассказала. Они, чудаки, удивлялись, как будто первый раз услышали. Сама же принцесса очень довольная этим была.

Князь и на балу своим амулетом рисующим колдовал. Три приезжих мага этим очень заинтересовались. Двое молодых симпатичных и один старый некрасивый, мне он не понравился.

А вообще эти балы, оказывается, так себе. Правильно, госпожа их не любит. У нас в Липовке гулянки гораздо веселее. Князь Ва'Дим сказал, что у него в княжестве балы интересней. Приглашал обязательно посетить. Для вида согласилась, но на самом деле приезжать к нему в гости не собираюсь. Что я дура в Проклятые Земли соваться? Если только замуж позовёт, тогда, пожалуйста.

Когда домой пришли, Ларг в баню собрался. Я обрадовалась, думала, подгляжу за ним. Надо же повнимательней его рассмотреть. Вдруг предложение сделает?

Я перед баней спряталась, где меня бабка Витка, которая в гости пришла, и нашла. Со мной рядом за кустом присела и давай шептать, дескать, верный способ узнала, как поселившегося у нас мага извести. Тут, на свою беду, Ларг из бани проветриться вышел. Без одежды, только свой светящийся плащ накинул, лицо полотенцем вытирает и рычит от удовольствия.

Всё! Теперь он на мне точно не женится!

Ларг. Полусотник гвардии княжества Единорога

Второй день ловлю себя на мысли, что жду не дождусь того момента, когда князь наш отправится домой, в Проклятые Земли. А я, соответственно, тоже домой, в родную деревню. Здесь такое творится, просто жуть.

Как хорошо все начиналось, когда мы в Пограничный приехали. Я уже в кабачок намеревался сходить, десятника Ворза, которому предстояло принять у меня командование, позвал. И тут вздумалось князю Ва'Диму сменить резиденцию. Ну что, скажите на милость, у этой госпожи Гаты, сыскных дел мастера, хорошего на подворье. Просторнее, чем в посольском, но и подходов для лихого ворога больше, оборонять сложнее. Враг, допустим, штурмовать нас не собирался, но и без него забот хватало. Служанка и помощница хозяйки – та ещё штучка, страшнее дракона. Вроде, девица милая, мне понравилась. Но так активно вокруг меня ошивается, хоть беги. На балу в ратуше пришлось с ней танцевать, так она мне все уши прожужжала. Расскажи то, да расскажи это. Сперва про военные подвиги, а как узнала, что я из деревни – замучила расспросами, мол, что у нас сеют, каков скот. Я зачем от сельской жизни сбежал?!

Это ладно, разговоры ещё куда ни шло, но местные мужики почему-то решили, что я им соперник и вот-вот Хатсу в жены возьму. Одному морду набил, другие не успокоились. Ладно, пес хозяйский ночного гостя, что мне напакостить хотел, в нужник загнал.

Дальше – хуже. Принес Ворз бочонок гномьего пива. Собрались мы в баньку. Вымыться, попариться да оное пиво уговорить. И только вышел я на свежий воздух, как налетела на меня какая-то старуха, облила всякой гадостью, рыбьим хвостом бьет и приговаривает:

– Сгинь, нечистый!

Такой отборной брани, что выдал в ответ, от себя не ожидал. Вылезший на шум Ворз посмотрел с уважением. Похоже завтра личному составу процитирует. А бабка не отстает, продолжает колотить со страшной силою. Ладно, Хатса появилась, отогнала сумасшедшую.

Нет, это невозможно, уехал бы князь поскорее из этого города. Для себя я уже и караван присмотрел, что в наши края собирается. Удрал с утра с подворья, с позволения Ва'Дима, от Хатсы подальше. Ведь опять какую глупость придумает. Давеча ножны к одежде пришила, как бы сегодня не додумалась мечи маслом смазать. Полдня отсутствовал, а когда воротился, был огорошен неприятной новостью. У князя Ва'Дима магический артефакт пропал, которым он изображения делает. О боги, теперь пока не найдут, мы точно отсюда не уедем! За что такое наказание?

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

После того, как бабка Витка Ларга тухлыми яйцами закидала, простоквашей облила и рыбой отхлестала, у меня полоса неудач наступила.

Во-первых, лицо красными и жёлтыми пятнами покрылось. Утром, как встала, так госпожа меня сначала и не узнала. Затем расхохоталась и к эльфийке потащила. Та меня быстро вылечила и запретила, на будущее, столько кальмаров есть. Пообещала ей, хотя кто они такие – не знаю. На балу много всякой гадости давали, поди, разбери, где там эти кальмары были?

Потом и вовсе ужас, что началось! Никто на меня внимания не обращает. Ларг куда-то ушёл, а всё остальное посольство начало к отъезду готовиться. Принцесса Эледриэль много всяких вещей понакупила, но торговалась хорошо – нигде не переплатила. Даже кузнеца позвали, телеги к походу готовить. Этот кузнец, Ньют, с нами по соседству живёт. Молодой, симпатичный, но колдовством занимается и страсть какой нехозяйственный. Вместо того, чтобы нужные в хозяйстве вещи делать, он вечно какую-то ерунду изобретает. То ручеёк плотиной перегородит (у трёх дворов огороды тогда затопило) и смотрит-любуется, как вода колесо крутит, и от него, почему-то, искры летят, то вонючесть страшную у себя в кузне разведёт, на всю улицу тухлыми яйцами воняет (сильнее, чем вчера от Ларга). Последний раз повозку сделал, которая от дров и воды работает. Я посмотреть приходила. Ньют её полдня растапливал, кучу дров извёл. Она у него шипела, свистела, ревела, пару шагов проехала и встала. Абсолютно бесполезная в хозяйстве вещь! Кузнец же довольный ходит, как будто мешок золота нашёл. Только князь почему-то этим кузнецом очень заинтересовался. Всё утро разговаривали, на бумаге что-то чертили. Князь сказал, что наш кузнец самородок (неправда это, у него папа с мамой есть, я знаю) и позвал Ньюта к себе в княжество министром тяжёлой промушлюности. Вот зальёт ему там огороды, будет знать, кого приглашать! После завтрака посетители косяком пошли. По-моему, чуть ли не весь Пограничный решил к нам в гости заглянуть и князю визит нанести. Сначала бургомистр приехал, опять долго о чём-то с эльфийкой разговаривал. Ещё маги, которые с бала, приходили. Сначала молодой симпатичный, за ним старый некрасивый, потом другой симпатичный. Им князь что-то доказывал, а они так и не поверили, очень недовольные ушли. Потом Гурд и Лиль приходили извинений за покушение просить, их бургомистр заставил. Бедные! У Гурда нос распухший, а Лиль бледный весь, еле на ногах стоит. Князь их простил, жене приказал вылечить, а я каждого поцеловала. Ларга всё равно в доме нет, не узнает.

А после обеда князь обнаружил, что у него рисующий картинки амулет пропал.

Дим. Попаданец

Пропажу фотоаппарата я заметил, естественно, когда захотел им воспользоваться. Причём по прямому назначению, а не как в дороге и на балу. Какое может быть не прямое назначение? Вот как раз эту самую дорогу и глупых магов запечатлять, вместо фотосессий с красавицами. Нет, я понимаю, по здешним меркам, волшебники самые образованные люди, но убедить их, что изображения появляются без помощи магии, оказалось совершенно невозможно. Вчера на балу мучился, сегодня полдня убеждал – всё бесполезно. Раньше проще было. Обычные люди, конечно, воспринимали фотоаппарат как нечто связанное с волшебством, и только маги чувствовали полное отсутствие силы. Теперь же всё изменилось. На самом деле уже довольно давно, но тогда Эль с Ларой на скорую руку из алюминия, в смысле, сырого мифрила, сварганили аккумуляторы, работающие на магии. Но позже, когда Лирмилиэль увидела это «чудо», безжалостно его раскритиковала и изготовила настоящий преобразователь магической силы в электроэнергию нужного вольтажа и ампеража. И теперь любой, обладающий необходимыми способностями, в магическом зрении видел в фотоаппарате артефакт с очень сложными плетениями, чем тот, по мнению местных, и обязан был являться.

Никогда больше не буду магам пытаться физические законы объяснять! И фотографировать их не буду. Аппарат мой предназначен только для съёмки красивых девушек и точка. Некоторые думают иначе, но они глубоко заблуждаются. Уж поверьте моему опыту. Правда, хоть какая-то польза от этого бесполезного щёлканья тоже имелась. Теперь точно знал, что утром фотоаппарат был, а после обеда нет. То есть сперли у меня его в этот промежуток.

Бургомистр по секрету сказал, что в Пограничный приехала труппа цирка не цирка, театра не театра, но чего-то среднего и ещё многого. В общем, странствующие артисты широкого профиля. Имелись там и танцовщицы. Весьма симпатичные, а некоторые даже очень красивые. И их репертуар тоже был довольно широк, включая в себя буквально всё, начиная с классического балета и заканчивая стриптизом.

Никогда не думал, что этот мир может похвастать такими достижениями культуры и цивилизации. Я, естественно, имею в виду вовсе не балет, а стриптиз. Первым, вон, некий Николай Второй сильно увлекался и чем в результате кончил – всем известно. Вовсе не собирался повторять его путь. А вот посмотреть на второе, был очень даже не против. И может быть, потом пригласить к себе в княжество. Всю труппу придётся. Если попытаюсь только танцовщиц, жёны не поймут.

Ну а какое посещение стриптиза без фотоаппарата? Правильно, глупость полная! Вот тогда-то я и обнаружил пропажу. Первое подозрение, естественно, упало на Эль. Именно упало. Если так могла говорить Алиса Селезнёва, то чем я хуже? Ну так вот, подозрение упало на мою ревнивую светлую жену. Тёмная в этом смысле ей ничуть не уступает, и иногда они со своей ревностью переигрывают.

Но оказалось, зря я подумал на Эль. Узнав о пропаже, та не на шутку забеспокоилась. Ревность ревностью, а кража у князя – удар по престижу. Правда обратиться за помощью к нашей хозяйке, отказалась наотрез. Уверяла, что с эльфийкой-магом Разума сыщица-человек, вообще не владеющая волшебством, сравниться не может. К тому же (подозреваю, что это главная причина) ей платить придётся. Заявила, что сама вора найдёт. Я согласился, но Гату, на всякий случай, пригласил, магия-то магией, а совет профессионала не помешает.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Жена князя Ва'Дима, принцесса Эледриэль, решила сама вора искать, думала у неё лучше, чем у моей госпожи это получится. И не хотела она, чтобы все узнали о краже у её мужа. Сказала, что просто спросит у человека вор он или нет, а соврать ей никто не сможет. Хозяйка только усмехнулась и удачи пожелала. Принцесса сначала собрала всех своих охранников и начала спрашивать, кто из них вор. Ворами оказались все, хотя некоторые сознались не сразу. Даже Ларг в городе успел мешок яблок у тётки Тильды прямо из сада спереть. Откуда только узнал, что у неё лучшие яблони в Пограничном? Тогда эльфийка по-другому спрашивать начала, кто из них фотоаппарат видел. Оказалась никто не видел. Принцесса растерялась, говорит, что её магия отказывать стала. Дескать, она точно знает, что в дороге охранники не раз его видели, а сейчас дружно отказываются от этого и вроде как не врут. Тогда госпожа посоветовала не про фотоаппарат, а про магический артефакт спрашивать. Действительно, откуда воины знать могут, как по-учёному этот амулет называется? Я и то не сразу выучила. Эльфика смутилась, но совету последовала. Дело сразу на лад пошло, но не совсем. Все этот фотоаппарат видели, но никто не брал.

Тогда принцесса на сохранение тайны плюнула, отправила гонцов с приглашениями всем, кто с утра у нас в доме побывал, но трепаться про кражу всё равно запретила. Когда гости прибывали, она сразу спрашивала, они ли магический артефакт у князя украли. Гурд и Лиль, оказалось, о нём вообще понятия не имели, бургомистр всё причитал о великом позоре для города, маги шумно возмущались тем, что их в таком подозревать могут. Однако ни они, ни другие посетившие наше подворье в краже не сознались.

Принцесса расстроилась, говорит, что, наверное, кто-то другой незаметно в дом проник, и теперь фотоаппарат уже не найти. Тогда князь Ва'Дим у хозяйки и спрашивает:

– Ну а ты, уважаемая сыщица, что скажешь? Реально найти? Может, ты рискнёшь?

Госпожа же у меня вовсе даже не дура. С таким сомнением ему отвечает:

– Можно попробовать. Только я сейчас исключительно дорогие вещи разыскиваю. И беру за это десятую часть от стоимости найденного.

Я страсть как обрадовалась. Думаю, наконец-то хозяйка за ум взялась, а то до этого говорила, что теперь, когда разбогатела, лишь интересные дела расследовать собирается.

– Ушастая, мой фотоаппарат тысячу золотых на местном рынке потянет? – поинтересовался у жены князь.

Та нехотя кивнула. Тут я поняла, что рано обрадовалась. Практичности у госпожи не прибавилось, это она просто эльфийку позлить захотела. Знает же, что жена князя хозяйственная очень. Почти как я. Вон как расстроилась бедняжка, что денюжки нам платить придётся. А её муж спокойно так хозяйке говорит:

– Вот и договорились. Найдёшь пропажу – сто монет твои.

Мужики-то они все такие. За ними следи да следи, чтобы семейное добро не разбазарили.

А госпожа улыбнулась и охранникам князя говорит:

– Пригласите сюда Ньюта, пожалуйста. Он знает, где фотоаппарат. Только вежливо, этот человек, в отличие от вас ничего не воровал.

Я удивилась, ведь соседа-кузнеца первого после охраны допрашивали. Он сказал, что фотоаппарат не воровал, а эльфийка в лжи его не заметила.

Когда кузнец зашёл, хозяйка ему говорит:

– Ньют, принеси сюда вещи, которые ты у князя взял. Они ему срочно понадобились.

Тот поклонился и говорит:

– Сию же минуту сделаю.

И вышел.

Я ничего не поняла, вор он или нет? Как вообще госпожа догадалась, что он фотоаппарат взял? Спросила у неё. Все остальные тоже дыханье затаили, им тоже интересно.

– Это – отвечает – элементарно было очень просто, Хатса. На самом деле принцесса Эледриэль хорошо отличает правду от лжи, но она, как вы все убедились, не умеет задавать людям нужные вопросы. У охранников она спрашивала о неведомом им фотоаппарате, а у единственного человека, сумевшего понять, что это немагическая вещь, о волшебном амулете. Он тогда просто не понял вопроса.

– Но я же спросила его о краже, – удивилась эльфийка. – Он же сказал, что ничего не воровал.

– А он и не воровал, – кивнула хозяйка. – Ва'Дим, припомни, чем закончился твой разговор с кузнецом, когда ты предлагал ему должность министра какой-то там промышленности?

– Признаться, плохо помню, – нахмурился князь, – меня маги отвлекли. Как раз про фотографию с ними и разговаривал. Битый час им основы оптики объяснял, так ни фига и не поняли, пеньки тупые.

Госпожа вновь удовлетворённо кивнула и спросила у меня:

– Хатса, ты целый день во дворе возилась, скажи, Ньют мог это слышать?

– Конечно, – согласилась я. – Он как раз перед окном тележное колесо ремонтировал. Разговаривали же в комнате громко, я даже от колодца всё слышала.

– Ва'Дим, всё-таки вспомни, о чём у вас с кузнецом в конце разговор шёл? – попросила хозяйка.

– Кажется, он мой арбалет посмотреть и изучить хотел, – неуверенно ответил князь.

– Ну, а ты?

– Я разрешил.

– А можно дословно, как разрешил? – настаивала госпожа.

Вдруг князь замер, потом себя кулаком по лбу ударил.

– Какой же я идиот! Я сказал, что он, как министр промышленности, о таких вещах может не спрашивать, теперь его обязанность научится самому что-то подобное делать.

Тут Ньют вошёл, арбалет с фотоаппаратом на стол выложил и говорит:

– Прости, князь. Арбалет я повторить смогу, а этим не разобрался. Больно уж механизм мудрёный.

В общем, всё хорошо закончилось, только эльфийка недовольна была. Понятно, считай, ни за что сто монет пришлось выложить.

Дим. Попаданец

Этим случаем мы с Эль друг друга никогда не упрекали. Ни она меня тем, что такие деньги отдал, считай просто так, за красивые глаза, ни я её, тем, что не смогла такого простого дела раскрыть. Светлая ладно, но и я хорош. Мог бы сам задавать правильные вопросы, а жена бы определяла, правду говорят или нет. Амулет, дело тоже хорошее, но некоторых тонкостей с его помощью не распознать. В следующий раз так и будем делать. Или ту же Гату позовём, но уже в случае серьёзного, неразрешимого дела.

А на представление танцовщиц я всё-таки сходил. Посмотрел, пофотографировал и в княжество пригласил. Всю труппу, естественно, а не только их. Пора повышать культурный уровень моего единственного города и столицы по совместительству. Поэтому в Пограничном пришлось задержаться на незапланированное время. Бродячие артисты, они, конечно, легки на подъём, особенно когда получают правительственный заказ, но через Проклятые Земли ещё не ходили. Пришлось дополнительную охрану нанимать. А раз такое дело, то и больше всего закупить можно было. Ну и по случаю несколько купцов со своими товарами присоединились, из тех, кто раньше не решался, но при виде такого огромного каравана на удержался.

Так и получилось, что выезжал по незначительному делу и со сравнительно небольшим отрядом, а вернулся с кучей народа, хоть ещё один город строй.

Ларг. Полусотник княжества Единорога

Вот и получил я свой долгожданный отпуск. Хвала богам, пропавший у князя артефакт вскорости отыскался. И обнаружила его госпожа Гата. Я все гадал, что же значит «сыскных дел мастер». Думал, что она – следопыт, в степи караванные пути находит, в лесу след зверя или вражеского воина. Оказалось проще и интереснее, научилась Гата украденные вещи искать, любые загадки разгадывать и разных прохиндеев ловить. Кто что потерял, у кого украли нужную вещичку или, например, любимого коня увели. Хаста, её служанка, по секрету сказывала, что был как раз случай с украденным конем. У вожака клана зеленых орков Рыгора. Помню я этого вождя, и его рыжего жеребца помню. Встречались на турнире у Рохмарда. Вот не думал я, что мир настолько тесен. Госпожа Гата и князя Ва'лета знает, доводилось ему помочь. Вообще, жизнь сыскных дел мастера весьма и весьма интересная. Повезло Гате, что боги ей на это талант отмерили.

Ну а я получил от князя Ва'Дима жалование, пристроился к каравану, собиравшемуся в западные королевства, и покинул Пограничный. Скоро, очень скоро увижу родную деревню, мать с отцом, сестренку и брата. Отдохну немного, помогу им чем-нибудь. Со старыми приятелями пива выпью. А там и обратно, от службы в долине Единорога отказываться не след. Может, всю семью с собой перетащу. Сюда тоже вернусь, хочется ещё раз на Хатсу глянуть. Больно девушка милая. Да и не такая дура, как в начале казалось. Кто знает, может и женюсь.

Дело о рыжем жеребце

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Нынче, как обычно, на базар пошла. Рынок сегодня хороший, большой завоз разных товаров был. Караван из южных земель пришёл, много торговцы диковинок на прилавки выставили. Чего там только не было. И пряности, и чудесные фрукты. А уж тканей да нарядов – нечего и говорить. Дочки богатеев, которым денег девать некуда, небось, представлять начали, как в обновках щеголять будут. Но и я тоже себе новое платье присмотрела. Красивое такое, ещё лучше моего прежнего. Однако купец такую цену запросил, что и не укупишь. Потом посмотрел на меня загадочно и намекнул, что за ночь любви…

Ишь чего удумал, козлина старый! В руках у меня сумка с картошкой была, ею и огрела что есть мочи охальника по затылку. Видимо, часто он честным девушкам такие предложения делает, раз у него наготове целитель оказался. А ко мне, может быть, даже дворянин посватается. Ну, почти дворянин, полусотник он у князя Ва'Дима, Проклятых Земель владетеля. Ларг обещал, что обязательно вернётся. Сейчас он к своей родне поехал, а как к князю возвратится, мимо Пограничного ну никак не проедет.

Направилась я домой и что вижу? Бабка Витка с теткой Тильдой, трактирщицей, заспорили. Оказалось, насмотрелись старушки на диковинки заморские и давай думать, как себе молодость вернуть. Тильда, та помоложе, думает, что и без магии обойтись может. Там подкрасить, тут расчесать, наряд побогаче надеть, как раз прикупила, вуаль на лицо – и готово. Ну да, может какого заезжего молодца у себя в трактире и соблазнит. Особенно, если поднесет прежде своего знаменитого сидра из не менее знаменитых яблок. Правда утром надо будет сразу целителя вызывать, иначе, когда полюбовник при свете дня да по трезвому её лицо увидит, то как бы богам душу не отдал. Ну а бабке Витке, здесь и магия не помощник. Но рассуждает, мол, если бы достать артефакт волшебный, что молодость вернет, хоть лет на десять, а лучше на пятьдесят.

Ага, знаем! Довелось мне однажды видеть подобную штуковину, даже в руках подержать. Что было, жуть! Впрочем, расскажу-ка я все по порядку. Случилась эта история год назад, когда госпожа Гата только второй дом прикупила. После случая с эльфами моя хозяйка в Пограничном сильно прославилась. Как в городе что пропадет, сразу к ней бегут. И вот однажды заявился к нам орк.

Рыгор. Вождь зеленых орков

В этом городе мы надолго застряли. А ведь как хорошо все начиналось. Вели караван по южному краю Проклятых Земель. Говорят, кругом все тихо. Нечисть не шалит. Ни тебе вампиров, ни оборотней, ни мертвецов ходячих. Увеличились потоки торговых повозок.

Говорят то верно, но забывают добавить, что следом за торговцами, в отсутствии нечисти, увеличивается и число разбойников. Особенно свой брат орк пошаливает. Навалились на нас воины из клана проклятого Нураза. Тот среди зеленых орков считается отмороженным на всю голову. По возможности обычаи не соблюдает, не брезгует черных орков в отряд брать. Особенно любит пленных мучить, а потом есть. Правда, он раньше в степях ближе к южным морям обитал, не ожидали его здесь встретить. Увы, пришлось. Битва была жестокой. Наш отряд потерял пятерых отборных бойцов, караванщик лишился с десяток слуг, три телеги в разгаре сражения покрушили в клочья. Нураза я в итоге убил, тогда его головорезы бежали. Тут оказалось, что тяжело ранен наш наниматель. Едва довезли мы его до Пограничного, как он скончался. Хорошо ещё, подтвердить успел, что наш отряд свой долг честно исполнял.

Остались мы почти без денег, нанимать нас никто не спешит. Ещё бы, после такой-то неудачи. Ребята с горя по кабакам пошли. Выпили весь гномий самогон, да затеяли драку с другими наемниками. Пришлось взятку местному бургомистру совать, чтобы выпустил.

В это время в городе пошел слух, что какой-то местный купчина в Казгард караван собирает. Это был шанс. Я в имперской Орочьей гвардии отслужил, почитай, дюжину лет. Прекрасно знаю и страну, и обычаи, и тамошние торговые хитрости. Да и безопасные дороги тоже. Могу провести и такими тропами, что таможня не знает.

Начал собираться. Приказал надраить мою кирасу, поправил на шлеме корону – я ведь ни кто-нибудь, а сын вождя самого крупного клана, в конце концов. Достал из сундучка синий плащ эльфийской парчи. И пошел в конюшню. Что такое? Где мой жеребец?!

Украли!!! Проклятье! Демоны их раздери! Куда подевался мой Степной Пожар?! Что теперь делать? Если сейчас к купцу можно и пешком заявиться, то в походе без моего коня не обойтись. Он хоть и злющий, но умный до невозможности. Стал выяснять, куда он деться мог. Рядом с конюшней всё время не меньше трёх воинов находилось. Ну и что, что пьяные? Мои орки толк в лошадях знают, мимо них такого жеребца никак не проведёшь. Как его украли? Беда.

Хорошо вспомнил, что бургомистр мне рассказывал, мол, проживает в этом городе некая человечка, которая может любую пропажу разыскать. Слава о ней по всему Пограничному идет. Вот только что предложить ей за работу? Денег-то, почитай, и нет. Хотя знаю, есть у меня один артефакт. Придется отдать, ничего не поделать.

Гата. Сыскных дел мастер

Я сидела перед своим замечательным огромным зеркалом и расчёсывала волосы. Ску-учно! Такое ощущение, что умные преступники в Пограничном совсем перевелись. Уже месяц ничего интересного не было. Клиенты, конечно, приходили, но я их к городской страже отправляла. Дела простенькие, там и сами справятся. А иногда и без этого обходилась. Ску-учно! Неделю назад купец прибежал, причитает, что кошелёк с алмазами прямо с пояса украли. Мол, магией защищён был, никто кроме хозяина к нему притронуться не мог, а вдруг пропал. Я было обрадовалась, но тут купец случайно ко мне спиной повернулся. Оказывается, кошелёк по поясу назад ему сполз. Я тогда смеха ради сказала клиенту, что он заколдован. Велела глаза закрыть, пояс снять и три раза вокруг себя повернуться. Он, когда глаза открыл, смотрит, а пропавший кошелёк на своём месте висит. С тех пор меня в городе колдуньей считают. Ску-учно! Может Хатсу и Лива воровству обучить? Пускай кражи совершают, а я расследовать буду. Хотя вряд ли они что-нибудь интересное придумать смогут. Ску-учно!

– Госпожа Гата, к нам посетитель, – раздался голос служанки.

– Проводи в кабинет, сейчас спущусь. Кто там? – спрашиваю. – Купцы?

– Нет.

– Неужели опять эльфы?

– Нет. Орки!

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Помню, я в тот день, как обычно, с нашим дворником-полулисом ругалась. Этот бездельник Лив на охоту ходить повадился, всё хозяйство забросил. Непонятно, за что только госпожа ему такие деньги платит? Ладно бы с добычей приходил, а то у него почти одни неудачи. Всё жалуется, что около города зверей не осталось. Коли приспичило охотиться, лучше бы мышей во дворе истреблял. Всё польза. Тут ворота открываются и во двор к нам орки заходят. У всех кожа зелёная, страшные, зубастые. Перегаром от них за версту несёт. Самый здоровый и страшный, который с короной на шлеме, меня не заметил и как зарычит на Лива:

– Эй, зверюшка, веди к хозяйке. Да пошевеливайся! Не то, клянусь богами, твой хвост будет мои ножны украшать.

Я испугалась сильно, но ещё больше возмутилась. Какое право он имеет так с нашим дворником разговаривать? Ругаться на него может только госпожа Гата или я. Но так как хозяйка на него ещё ни разу не ругалась, значит, только я.

– Чего это, – кричу, – вы на нашем дворе свои порядки устанавливаете?

Орк ко мне повернулся. Я от страха сжалась, думаю, всё! Сейчас загрызёт! А он вежливо поклонился и говорит:

– Прошу прощения, милая девушка. Но с этими животными по-другому нельзя, пусть своё место знают. Я хотел бы увидеть Гату, прославленного мастера сыскных дел.

Я к этому орку получше пригляделась. И ничего он оказывается не страшный. Зелёный? Так булочник Гурд, когда я ему вместо варёной говядины, которой он гномий самогон закусывал, живую лягушку подсунула, ещё зеленее был. А клыки торчат, так они его почти совсем и не портят. Интересно, оркам такие зубы целоваться не мешают?

Гата. Сыскных дел мастер

Когда я спустилась в кабинет, орки, точнее один орк (остальные видимо остались во дворе), меня уже ждал. Здоровенный зелёный громила с интересом изучал сборник забавных и поучительных историй от гнома Нарина. Заметив меня, отложил книгу в сторону, вскочил, щелкнул каблуками, ударил кулаком по своей широкой груди.

– Имею честь представиться. Рыгор. Наследник главы клана Чёрного Волка, бывший десятник Орочьей гвардии Казгарда, – отрекомендовался он. – Мне сказали, здесь живёт лучший специалист по сыскным делам, а теперь я вижу, что этот мастер – ещё и прекраснейшая женщина. Госпожа Гата, подобной красоты я не встречал ни в Казгарде, ни в других странах. Наверное, просто очаровываешь преступников, и они падают к твоим ногам. Я не преступник, но с удовольствием последую этому примеру.

После этих слов зеленокожий встал на колено и своей клыкастой пастью поцеловал мне руку.

Как всегда ждущая у дверей распоряжений Хатса завистливо вздохнула. Тем временем губы орка, облобызав запястье, ползли по моей руке вверх и уже как-то незаметно добрались до локтя. Стоп! Попробовала отобрать у коленопреклонённого воина свою обласканную конечность. Достаточно! Приятно, конечно, но это уж слишком. Однако вырвать свою ладонь из цепкого капкана зелёных рук и губ оказалось не так-то просто. Хм-м, а ведь даже очень приятно! Как это он так делает?

Попыталась успокоиться, и решительно вернула себе право распоряжаться собственной рукой. Чего это вдруг я так растаяла? Поддаваться таким подлым мужским приёмам нельзя ни в коем случае. Это он специально. Наверняка, платить за работу нечем, вот и подлизывается. Впрочем, если дело интересное, то всё равно возьмусь, даже бесплатно. И не потому, что этот орк понравился!!! Он мне совсем не понравился! Зелёный, противный, дикий, грубый, нежный… Ой, чего это я? Наглец! Он мне уже другую руку целует. Всё хватит! Если так дальше дело пойдёт, то как бы самой ему доплачивать не пришлось.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Орк наш жуть, какой уважительный оказался. Красивыми словами говорить умеет. Даже лучше эльфов. Хотя те, конечно, из себя гораздо красивше. Госпожа же у меня как будто совсем бесчувственная! Он ей руки целует, а она его о делах расспрашивает. Разве можно так? Мне ещё ни разу никто рук не целовал, сразу лапать лезут. Может орка попросить? Или пусть здешних парней так же научит. И, так и быть, пускай на мне тренируются. Я для такого случая руки даже вареньем намажу. Хотя для них, наверное, лучше пивом вымазаться, тогда всю как есть оближут.

Ха! Хозяйка-то клиента боится. Как шустро от него за столом укрылась! Орк её догнать не смог. Оно понятно, на коленках бегать страсть как несподручно. Зелёненький от того сильно расстроился. Аж завывать бедненький начал. А-а, поняла! Это он так стихи читает. До чего же красиво! Хотя мне его вирши не понравились. Надо же догадаться госпожу с лебедью сравнить? Абсолютно дрянная птица! Мясо у неё жёсткое, невкусное. Лучше бы с курицей сравнивал, она, на мой взгляд, гораздо лучше. На худой конец с уткой или индюшкой. Хозяйке тоже не понравилось. Вон как покраснела от возмущения! Сказала, что если о деле говорить не начнёт, то она его не задерживает. Это, по-умному, пошёл вон, означает.

Дело же у орка оказалось важное. У него скотину со двора свели. Хотя двор был не его, но жеребец-то орковый. Вот, значится, его и свели. Да так ловко, что никаких следов не осталось.

За работу орк амулет, который аж на десять лет омолаживает, предложил. Сказал, что самой госпоже при её красоте этот предмет не нужен. Но стоит, мол, очень дорого. Хозяйка опять покраснела от возмущения, сказала, что это её дело, как с полученным гонораром разбираться. Правильно. Такая полезная штука в хозяйстве очень пригодится. Теперь на мясо надо только старую скотину покупать, какая дешевле всего стоит. А перед тем, как забивать, омолаживать. Очень выгодно получится!

А потом мы отправились, место преступления осматривать. Это, по-умному, на конюшню, из которой жеребца свели, означает.

Руки вареньем я всё-таки намазала. Вдруг орки сладкое любят.

Рыгор. Вождь зеленых орков

Долго я думал, кем же может быть сыскных дел мастер, особенно, если это – женщина? Воображение уже нарисовало старую ведьму, непременно с клюкой в руке, немного сгорбленную, убеленную сединами, и при этом с добрыми глазами. Которая почти все знает, а если и не знает, то с помощью чародейства выведает. Ошибался, и заблуждение мое вышло приятным. Госпожа Гата оказалась весьма милой человечкой, да к тому же не лишенной гордости, ума, обладающей чувством юмора. И главное, потрясающей грудью. Как увидал её, сразу все манеры обхождения с дамами, усвоенные в Казгарде, в голову пришли. Тамошние аристократки, надо сказать, частенько дарили нам, воинам орочьей гвардии, свою благосклонность. При этом обожали, когда им целовали руки, читали стихи, в общем, вели себя не хуже местных имперских кавалеров. Красотой, в человеческом понимании, мы, конечно, не блещем. Зато в остальном любому аристократу фору дадим. Находят благородные дамы в нас, впрочем, как и в наших вечных соперниках – вояках из Варварской гвардии – некую изюминку. Особенно если женщина пресыщена слащавыми рожами придворных. Как это не скрывай, но всем известно, что не раз в благородных семьях, неожиданно рождались младенцы с зелёной кожей и сердцем воина. Пусть чуть реже, чем крепыши с серыми глазами и русыми волосами, но рождались.

Чем демон не шутит? Наговорил Гате комплиментов, руку поцеловал и не останавливаюсь. А как она вырвалась (я и не особо удерживал, разумеется), начал излагать вирши, сочиненные одним знакомым поэтом. Мы его, в бытность службы в империи, частенько подряжали за бокал-другой нам несколько возвышенных строчек состряпать. А девица – правильная, сразу заговорила, что если я не по делу пришел, то и делать мне тут нечего. Что ж, серьезно, так серьезно. Благосклонности за пару монет от любой гулящей девицы здесь добыть можно, а вот Степного Пожара они мне не отыщут.

Гата тут же предложила осмотреть конюшню, а по пути поговорить. Замечательно! Я изящно согнул локоть, чтобы она взяла меня под руку. Есть! Так мы и направились к постоялому двору, а служанка пошла следом за нами. В дороге рассказывал, как мы добирались до Пограничного, почему застряли тут и как важно мне отыскать своего скакуна.

– Скажи, Рыгор, а у тебя есть враги? – спросила сыскных дел мастер.

– Враги? У меня? У Рыгора нет врагов, я всех их убил! – гордо произнес я, взмахнув рукой. – Ну а если серьезно, но никого из подобных нет в этом городе. Насколько мне это известно. Те из шайки Нураза, кому повезло остаться в живых, сюда не сунутся.

– Возможно, я неправильно задала вопрос. А в твоем отряде есть такие люди, то есть орки, которым бы ты не доверял до конца? Кто мог затаить на тебя обиду, посчитать себя обделенным? Ты понимаешь?

И в самом деле – кто? Все ребята преданны мне до последнего вздоха и готовы умереть по первому зову, или есть недоброжелатели, завистники? Надо подумать. Так я и заявил. Мысленно перебрал своих подопечных и пришел к выводу, что троим я довериться не могу. Неужели кто-то из них?

– Первым я бы назвал Готарза, – тихонько произнес, чтобы услышала только Гата. – Сын шамана, однако, к великому сожалению их обоих, без единой магической способности. Молодой, горячий, но при этом толком звона мечей не слышал. Взял в отряд по просьбе его отца, исключительно из уважения к мудрости колдуна нашего клана. Парень считает себя непобедимым воякой, силенкой его боги и в самом деле не обделили. В последнем бою сокрушил пятерых разом. А в городе напился, пошел безобразничать. Посадил я его в чулан, велел холодной водой окатить, а потом плетей всыпать. Говорят, он кричал по пьяни, что меня, де, покинула удача. И надо его вождем делать. Но не знаю, что только перебравший гномьего самогона, не наговорит? И сдается мне, Готарз скорее вызвал бы меня на ритуальный поединок.

– Очень интересно, – ответила Гата, – Ты наблюдателен и умеешь делать выводы.

– Но это не спасло меня от пропажи жеребца, увы, – осталось вздохнуть. – Вторым будет Торин. Не удивляйся, он – настоящий орк. Прилипло к нему гномье прозвание, настоящего имени никто уже не помнит. Он достаточно зрел, умудрен опытом, старше его в отряде только мой бывший воспитатель Пыр. Ну так вот, Торин как-то давал советы, казавшиеся ему дельными, я же не согласился. И назвал его глупцом. Жизнь показала, что я таки прав. Как ты думаешь, мог он обидеться и попробовать отомстить?

– Серьезный подозреваемый. Надо бы глянуть на него и побеседовать. А кто третий?

– А третий – мой брат. Младший, от другой отцовской жены. У меня не было особых поводов сомневаться в его верности, но кто знает. Жизнь штука такая, вот захочется ему во главе отряда встать. А тут как раз повод – Рыгор и заказ толком не выполнил, и коня потерял, и выгодного клиента вот-вот упустит. Потерял удачу, пора вожака менять. Особенно, если послушает братишка, Пакор его зовут, пьяные бредни Готарза. Или Торин искусительных речей наговорит.

– Очень интересно. Но, говоришь, раньше брат не подводил тебя?

– Да, до сих пор он честно исполнял свой долг. Но прошу принять во внимание, что наши матери терпеть друг друга не могли. В его жилах есть немного примеси крови черных орков.

Так за разговорами мы не заметили, что постоялый двор уже рядом.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Ничего интересного на месте преступления мы не обнаружили. Конюшня как конюшня – обыкновенные стойла, отдельные загоны для жеребцов и кобыл с жеребятами, у дверей уголок для конюха. Всё как обычно. Ни единого следа воров не нашли. Хотя с утра здесь так натоптали, что если что и было, то уже не отыщешь.

Хозяйка хотела с конюхом поговорить. Но орк смущаясь сказал, что два дня назад его ребята погуляли немного, а бедный скотник им доказать не смог, что в конюшне гномьего самогона не бывает. Теперь он, как от лекаря принесли, дома отлёживается. А за скотиной сами орки ухаживают.

Пока госпожа хозяина постоялого двора и прислугу допрашивала, я вышла с другими орками познакомиться. Рыгор всё равно хозяйкой занят, может они мне руки целовать захотят? Но остальные орки такого обычая видимо не знали, сколько им не сувала ладони под нос, никто кроме мух моими липкими руками не соблазнился.

А вообще орки нелюди хорошие. Простые, весёлые. Шутить любят. Один, у кого кожа потемней, чем у остальных, мне мышь подсунул, думал, испугаюсь. Не знал, что я с детства мышей не боюсь, взяла её и ему же за воротник запустила. Страсть весело смотреть было, как он дёргался, по одежде себя хлопал и ни капельки на меня не обиделся, хохотал вместе со всеми. Пакор его зовут. Он меня на ужин пригласил, но руки почему-то всё равно целовать не стал. Зато теперь точно знаю, что клыки оркам, в губы целоваться, совсем не мешают. Но больше ничего с ним проверять не собираюсь, видно, что замуж всё равно не возьмёт.

Игры у орков тоже весёлые. Но я в таких участвовать не буду. Хотя смотреть интересно. Один угрюмый орк (он мне совсем не понравился) стал по остальным стрелами без наконечников из лука кидать. В кого попадёт, тот выбывает. Почти всех пострелял, только в Пакора и ещё одного, Готарз его зовут, попасть не смог. Этот Гортаз даже несколько раз сумел летящие стрелы поймать. Потом два бревна на верёвках к дереву прицепили и победителей предыдущего состязания на них посадили. Брёвна раскачиваются, а орки стараются друг друга дубинками сшибить. На этот раз победил Пакор. Я решила, что он самый симпатичный (для орка). Если его побелить и зубы выбить, то за такого и замуж можно.

Гата. Сыскных дел мастер

Дело оказалось весьма интересным. Удалось выяснить, что хозяева и работники постоялого двора к краже не причастны и ничего не знают. Хозяин оркам попался опытный, он просто выделил зеленошкурым беспокойным постояльцам изолированный участок своей усадьбы, и прислуга без нужды старалась туда не заглядывать. Только конюху не повезло. Хотя, подозреваю, что хитрый слуга сам подставился. Законы к дебоширам в Пограничном строгие, наверняка Рыгор не поскупился на отступные.

Пройти незамеченным на занимаемый отрядом участок двора и тем более вывести коня казалось просто невозможно. Значит, преступника надо искать среди самих орков. Ещё пришла к выводу, что в одиночку кражу не совершишь. Все воины подтверждали алиби друг друга. Чтобы вывести виновных на чистую воду, придётся тщательно допрашивать и сравнивать показания всех членов отряда. Для удобства допросов предложила Рыгору взять в свиту самых подозрительных орков и на пару дней поселиться у меня в усадьбе. Нет!!! Не потому, что он мне понравился. Это для дела нужно. И он мне совсем не нравится! Дверь в свою спальню буду запирать и никому не открою. Орка об этом обязательно предупрежу. Пусть даже не думает по ночам в мою комнату скрестись. Мне этого не надо.

Приглашённым оркам условия поставила. Сначала возмутились, но потом всё же пообещали: не пить (много), песни не орать (по ночам), где попало во дворе не… (ходить в уборную), девок не водить, моего дворника не бить, для приготовления еды использовать кухню (костёр посреди двора не жечь), меня слушаться, по ночам по дому не шляться (это Рыгору), служанке за стирку их рубах руки целовать (очень уж Хатса просила этот пункт включить), замуж её не звать (это уже от меня).

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Моя задумка удалась блестяще. Правда, не совсем. Кроме Пакора никто из орков вещи на стирку не приносил. Зато он редким чистюлей оказался. Сразу же кучу своей одежды приволок, только, почему-то, разных размеров. Сторговались с ним, что за одну постиранную рубаху целует руку, за плащ – в щёку, за куртку – в ухо, за штаны – в нос, за конскую попону (никогда бы не подумала, что их так часто стирать надо) – в губы. Полдня стиркой занималась, зато теперь вся расцелованная хожу. Однако носовой платок орку стирать отказалась. Вот замуж позовёт, тогда хоть каждую ночь рада буду.

Как со стиркой закончила, задумала новый амулет испытать. Старую скотину решила пока не покупать. Что я дура, что ли?! Вдруг там что не работает. Тогда только деньги зря потратишь. Решила, на старом козле бабки Витки испытать. Если не получится, то не жалко. Не пойму, зачем бабка его до сих пор держит?! Толку с него! Но она говорит, что он голосом и бородой ей мужа покойного напоминает.

Взяла я потихоньку амулет и к бабке отправилась. Дошла, через забор, не таясь, перелезла, знала, что в такое время её дома не бывает, и в сарай к Архолиону, так бабка своего козла называет, пробралась. Ах, ты скотина старая, бодаться вздумал! Ну я тебе сейчас покажу!

Когда Рыгор госпоже рассказывал, как амулетом пользоваться, я всё очень внимательно слушала. Как там он говорил? Молитву забытому богу-демону прочитать, и из жезла омолаживающая магия польётся. Ага. Волшебную палку на козла направляем, молимся. Хм, с козлом ничего не происходит. Мамочки!!! Что это? Почему платье мне большим стало? И грудей совсем нету! А-а-а!!! Не хочу-у! Кто меня такую замуж возьмёт?!

Витка. Бабка

О-хо-хо! Старость не радость. Почитай, ничего за сегодня не сделала, а уже уморилась. Всего-то успела: с Тильдой-змеёй подколодной поругаться, на рынке все цены узнать, с Тильдой помириться и вместе старого Шорка-рыбака за тухлую рыбу постыдить. Подумаешь, этот раз свежую привёз! Зато, в прошлом годе, у одной чешуя подозрительно смотрелась. Базар нынче неудачный был, прохиндеи-купцы меня ни разу обжулить не попытались. За это ничего у них брать не стала. Если б жульничали, тоже не стала бы, но тогда хоть поругаться можно. Добрым людям на базаре о подлой купеческой сущности рассказать. О-хо-хо! На дальний конец города сходила, у стражников новости узнала, встретила Лива, дворника бездельницы Гаты, сказала о зайцах, которые у Старого озера водятся (в мою молодость точно водились). Наведалась к Бетке-швее, о муже пьянице, которого вчера в трактире ну совсем никакого видели, рассказать. Узнала, что та сама разрешила и денег дала. Это к ним в гости его родня из другого города приехала. Пришлось добавить, что с ними девок гулящих видели. И ничего не соврала! Нешто так бывает, чтобы мужики напились и девок не позвали?!

Подошла к домишке своему. О-хо-хо! Забор-то давно бы обновить надоть, а то ребятишки соседские все в родителей, сущие разбойники, вконец одолели. Хотела, помню, даже стекло битое по двору раскидать, чтобы не бедокурили. Не стала, всё ж-таки ребятёнков жалко. Нехай лазают, огород я почитай пятнадцать лет как ни сажаю – ничего не потопчут, а Архолиона они и сами боятся.

Что такое? Из сарая будто детячий голос слышится. До козлика моего, демонята такие, добрались! Ну ужо я вам! Ухи надрать мало будет. Где у меня здесь крапивка-то росла?

Сэр Бобинтоз. Начальник городской стражи

С утра вызвал меня к себе бургомистр и сообщил, что в городе или уже объявился, или скоро объявится опасный контрабандист. Нурдил Счастливчик. Личность известная. Разыскивается, как минимум, в трех королевствах, двух свободных графствах, герцогстве, а вольным городам и счету нет. За поимку назначена ох как большая награда. Информация о прибытии – надежная, по магической связи через гномий банк получена.

Вот бы поймать оного Счастливчика. Помимо награды – это мой шанс вновь вернуться в столицу и забыть о позорной участи стражника. Довольно мне здесь, так далеко от родины в бегах мыкаться, и вовсе в том вины моей не было, когда барону Вальдарузу, брату королевской любовницы на ногу меч уронил. Никакое это не покушение, а случайность.

Но что-то отвлекся, незачем прошлое ворошить. Вот поймаю этого Нурдила… А как его поймать? Патрули, конечно, следует усилить. Стражникам взбучку устроить, приказать, чтобы ухо востро держали, а глазами во все стороны смотрели. Приметы Счастливчика всем сообщить. Помощники убеждают к Гате за помощью обратиться, мол, та в сыскном деле толк знает. Дураки! Везёт ей просто. Что баба в розыске понимать может?! Недаром самые сложные дела нам передаёт. Хотя, честно говоря, только везеньем её удачи не объяснить. Пожалуй, всё же обращусь. Даже наградой поделюсь. Ведь мне главное – Пограничный покинуть и вернуться на старую должность, в королевскую стражу. А деньги всегда будут.

Поэтому велел седлать коня, а десятнику Тольду с его людьми приказал сопровождать. Ох, старею, всего три кувшина вина в трактире у Тильды выпил, а уже покачивает, с трудом в седло влез. Да, отяжелел я в последнее время. Надо к магу идти, пусть лишний вес уберет. Ладно, Нурдила поймаем, наведаюсь. Пусть поколдует, и над лицом, и над фигурой.

Вот уже и подворье Гаты виднеется. Что такое? Что за шум? О боги! Зеленый орк держит на руках голого ребенка, судя по всему – девчонку, а какая-то старуха что есть мочи лупит его по лицу. Дожили! Мало того, что орки на постоялом дворе папаши Холла третьего дня дебоширили, а потом купцам морды набили. Так теперь ещё и детей средь бела дня хватают. Не иначе, чтобы сожрать. Даже если нет, за нарушение порядка штраф положен, а доспехи у него богатые, с такого много монет содрать можно.

– Ребята, держи зеленомордого! – отдал я приказ. – Только девочку не покалечьте ненароком.

Стражники у меня с понятием. Мигом спрыгнули с коней, подскочили с двух сторон и схватили орка под руки. А когда попытались забрать ребенка, то бабка Витка, я узнал известную на весь Пограничный ворчунью и сплетницу, неожиданно возрадовалась:

– Правильно! Так этой пигалице и надо! Ишь чего удумала – козлика моего, Архолиона сманить. Посадите её в подвал с крысами! Или лучше выпорите соплячку! Да я её сама сейчас! Пусть узнает, как чужую скотину воровать! Так тебе!

И со всего размаху закатила девчонке крапивой по голой заднице. Та в рёв. Что кричит – и не разберешь. Вот это да! Выходит, орк тут не при делах? Ошибочка вышла. Жаль. Но надо разобраться.

– Послушай, уважаемый, – обратился я к зеленомордому. – Я очень хочу знать, что здесь произошло? Как видишь, перед тобой командир городской стражи Пограничного, сэр Бобинтоз, опоясанный рыцарь. Так что советую говорить правду.

– Пакор, сын вождя клана Черного Медведя. Брат Рыгора, – орк с достоинством кивнул. – Я и сам не понял, что произошло, сэр рыцарь. Возвращался на подворье, мы с братом сейчас у госпожи Гаты остановились, тут навстречу мне девчонка бежит. Увидела, обрадовалась, на руки вскочила. Кричит: «Пакор, спаси!». А следом – эта сумасшедшая ведьма. Уж не знаю, что они не поделили, только под горячую руку и мне досталось. Даже у нас в степи так жестоко детей не наказывают. Злобный вы люди народ! Это же надо, такую маленькую девочку бешеной ведьме на воспитание отдавать!

– Да какая я тебе ведьма, – закричала бабка Витка, вновь замахиваясь крапивой. – Ты свою рожу хоть раз в зеркале видел, свинья зеленомордая? Да ты любого приличного орка страшней! У тех кожа хоть на изумруд цветом похожая, а твоя шкура – с черным отливом. Бобинтоз, сэр рыцарь, соколик, арестуй его немедля. За оскорбление моей чести, а к тому же ясно, что он и детёв на преступления подбивает. Налицо шайка, которая замыслила моего козлика похитить.

На мое счастье, в этот момент показалась Гата, а следом за ней ещё один зеленый орк, тот самый Рыгор, брат Пакора. Встречались с ним у бургомистра, когда вожак отряда приходил своих дебоширов выкупать. Я тогда ещё намекнул, что со мной решать такие вопросы, подешевле выйдет. Увидев сыскных дел мастерицу, девчонка кинулась к ней.

– Госпожа Гата! Это я – Хатса! Нам неправильный артефакт подсунули!

Гата. Сыскных дел мастер

Дело оказалось непростым. Я уже по три раза допросила всех подозреваемых. Никто в показаниях не путался, не признавался и не врал. По всему выходило, что жеребец просто никак не мог покинуть конюшни. Но его там нет. Мда, загадка. Все главные подозреваемые друг друга не сильно любят. Готарз и Пакор в отряде вечные соперники. Торин же вообще, по-моему, весь мир презирает. И другие относятся к нему соответственно. Пожалуй, стоит ещё раз старого Пыра допросить. Он в день кражи тоже рядом с конюшней находился. По словам других орков – с гулящими девками обнимался. Правда, дальше обниманий дело у него не дошло. Возраст. Говорят, сильно дедушка от того расстроился. На допросах же смущается и что-то он скрывает, а вот что – понять не получается. Коня он не крал, других воров не видел, Рыгору верен, но, почему-то, чувствует себя виноватым. Может, покрывает кого, может, кается, что не уследил за скакуном, а может из-за тех девок стесняется. И конюшню тщательней осмотреть не помешает.

Рыгор, как обычно, вился вокруг моей комнаты. Признаться, такое навязчивое внимание мне уже изрядно надоело. В последнее время орк окончательно перешёл на высокопарно-куртуазный стиль общения. По-моему, он был уверен, что мне это нравится. Когда же этот зелёный придурок мне лилии притащил, окончательно к нему охладела. У меня на них с детства аллергия. Ещё ночью ко мне в спальню через окно залезть пытался. Романтик степной, зеленорылый! Хорошо, прямо под окнами осиное гнездо оказалось. Чудеса! Днём не было, а ночью появилось. Подозреваю, это дело рук Лива. Хороший у меня дворник, догадливый. И орков сильно не любит. Весело смотреть было, как здоровенный зелёный воин по двору прыгал. Выражался он при этом совсем не куртуазно, но, надо признать, очень затейливо. Мне понравилось. Даже поаплодировала.

– О, сияющая звезда Пограничного, ответь! Может ли скромный степной воин тебе чем услужить?

Начинается!

– Пожалуй, может.

– Я готов немедленно отдать жизнь, рад твоей благосклонности!

Хм, а как в роль вошёл! Ведь почти и не врёт.

– Жизнь не надо. Я хочу ещё раз поговорить с Пыром.

– Наставник моей юности сейчас в том месте, что послужило поводом для нашей встречи, о прекрасная!

– Чего? Где?

Орк вздохнул.

– В трактире он, где у меня жеребца спёрли.

– Отлично. Туда мне тоже стоит ещё раз наведаться.

– Буду счастлив сопроводить прекрасную деву, чтобы хоть немного погреться в лучах её ослепительной красоты, сжигающей меня без остатка!

Тьфу! Он сам-то хоть понял, что сказал? Ну не придурок? Хотя, когда от ос спасался, его словесные конструкции были вполне связны.

Внезапно за воротами раздались какие-то крики. В сопровождении «греющегося в сжигающих лучах» орка, я поспешила на улицу.

Там нас встретила весьма примечательная компания. Растерянный (невероятно, но факт) начальник городской стражи Бобинтоз, стражники, растрепанный Пакор, не менее растрепанная бабка Витка и зарёванная голая девчонка лет семи-восьми. Увидев меня, с криком:

– Госпожа Гата! Это я – Хатса! Нам неправильный артефакт подсунули! – пигалица кинулась навстречу.

– Мастер Гата, ты знаешь этого ребёнка? – спросил Бобинтоз.

– Знает, знает! – подпрыгивала за моей спиной девочка. – Я её служанка. И помощница. Госпожа, амулет совсем неправильный. Козёл не омолодился, а я – вот. Бабка Витка меня крапивой побила. Платье мне большим стало. Я его потеряла, а неправильный амулет – нет. Вот он. Теперь это вещуйное доказание. Правда? Госпожа Гата, мне новые платья покупать придётся. Мешок с картошкой из погреба одна теперь ни за что не вытяну. Полную корзину с рынка тоже не притащу. Надо Ливу приказать, чтобы помогал. А ещё у меня груди пропали, а скоро прыщи появятся. Меня замуж никто не возьмё-ё-ёт!

– ТИХО!!!

От моего вопля заткнулись даже весело чирикавшие воробьи, стражники с неподдельным уважением, а Рыгор и вовсе с восхищением, посмотрели в мою сторону. С дальнего конца улицы неуверенно подала голос какая-то собака. Добившись тишины, я начала распоряжаться:

– Хатса, отдай мне артефакт. Кто вообще разрешал тебе его брать? Молчать! Марш домой! Тут мужчины, а ты уже взрослая… э-э девочка. Хватит голой задницей сверкать. Сэр Бобинтоз, моя служанка в чём-то виновата?

– Ну…

– Трёх серебряных достаточно? Держи.

– Но мой козлик…

– Сэр Бобинтоз, вот тебе ещё монета.

– Благодарю, госпожа Гата. Козёл украден не был, дело закрыто.

– Не смею задерживать, господин начальник городской стражи.

– Но я хотел…

– Нурдил Счастливчик прибыл в Пограничный два дня назад. Поселился в квартале кожевников. Сегодня утром он покинул город. Что-то ещё? Тогда всего хорошего. Рыгор? Стой! Ты куда? Мне надо задать тебе несколько вопросов.

Оставив Бобинтоза разбираться с разгневанной бабкой, я поспешила за орком, который попытался укрыться в моём же дворе.

Поняв, что разговора не избежать куртуазный плут остановился, втянул голову в плечи и, с опаской глядя на меня, произнёс:

– Всё, что пожелаешь, о прекраснейшая…

– Не придуривайся! Ты сам прекрасно знаешь, что я хочу узнать.

– О, несравненная…

– Короче.

– О…

– Я просила, короче.

– В Казгарде я…

– Ещё короче.

– Ну, есть у амулета мелкие недостатки, – сдался орк.

– Точнее.

– Эффект омоложения длиться всего неделю, – выдал Рыгор.

Признаться, эта новость меня обрадовала. Я вовсе не чувствовала себя готовой заниматься воспитанием детей, даже если ребёнок – моя восемнадцатилетняя служанка. Но орку своей радости не выдала.

– Что ещё? – потребовала я.

– На одно существо действует только один раз.

– Ещё?

– Ещё, Слик его знает, какой конец этого демонского амулета в очередной раз окажется рабочим! – рявкнул раскрытый мошенник.


ХА-ХА-ХА! СЛИК, КАК РАЗ И НЕ ЗНАЕТ. ЗНАЮ Я.


– О, прекраснейшая богиня, ты не только прекрасна, но и умна, как тысяча казгардских мудрецов! – завёл старую песню орк.

– Ага, а ещё такая же древняя, седая и морщинистая? – перебила я. – Рыгор, говори нормально.

– Что ты собираешься делать? – перешёл мой клиент на нормальный язык.

– Во-первых, выпроводить из своего подворья надоевших орков, – заявила я. – Приказывай своим головорезам, пусть выметаются.

– А как же мой конь?

– Считай, что нашёлся твой жеребец, – отмахнулась я. – Никуда он, скорее всего, и не пропадал. Дело-то простое, оказывается! Сложности всегда возникают, если клиент мне сразу всю правду не говорит. Освобождайте двор, и пойдём на твою пропажу полюбуемся.

– Госпожа Гата, я с вами, – пропищала изменённая Хатса, выбегая из дома.

Одета она была в какое-то странное платье. Приглядевшись, я опознала в нём лучшую выходную рубаху Лива, которую дворник очень берёг. Вряд ли он так просто её отдал. Мда, изменение внешнего вида служанки совсем не сказалось на её характере.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Ужас! Весь город видел, как меня голую крапивой стегали – только сейчас это сообразила. И даже Пакор. Нет, теперь он меня точно замуж не возьмет. Но это не страшно, я и сама решила, что он мне не нравится. Ой-ой-ой! До сих пор всё горит. Меня последний раз так мамка в детстве порола. Когда я нашей козе рога отпилила, чтобы та не бодалась. Самое обидное, безрогая скотина ещё сильнее бодаться стала. Не везёт мне с козлиным племенем! Ведь и сейчас за козла досталось. Ой-ой-ой! Я уже и забыть успела, как больно, когда крапивой хлещут. А всё проклятый орк, страхолюдина зеленомордая, неисправный омолодитель подсунул. Надо госпоже Гате сказать, пусть обратно он свою испорченную палку забирает, а нам деньги платит. И ещё за морабельный ущерб. Мне знакомый купец рассказывал, что когда обдурить не получилось, жулик должен за морабельный ущерб платить. А орк и есть жулик, самый настоящий. Так что пусть золото готовит. Или жеребца искать не будем! И все равно, путь платит. А то два дня у нас на подворье жили, жрали до пуза, по ночам песни орали, красиво, конечно, но спать, страсть, как мешает.

Сама с ним торговаться буду, когда вырасту. Всего-то неделю потерпеть. А то я уже испугалась, что дитём останусь, и госпожа обратно в деревню отправит. Придется вновь гусей пасти, а они мои ноги щипать будут. Даже Лив меня такую совсем не боится, рубашку отдавать не желал. Подумаешь, жена подарила! Жена-то бывшая! Убежать хотел. Но не тут-то было! Оказывается маленькой очень удобно нашего дворника за хвост хватать.

Ну вот куда они так быстро идут? Бегом еле за ними поспеваю. Когда через базар шли, чтобы не отстать и не потеряться, хозяйку за подол ухватила.

Ой, что такое? Купцы новые эльфийские романы привезли. Беда! Мне же теперь их ни за что не продадут. А там очень завлекательно любовь описывается. Хотя врут много. Не такие уж эльфийки и прекрасные. Видела я их. Худые больно. У меня фигура много красивше… была. То есть будет.

Ладно, книжку я всё равно достану. Госпожу попрошу купить, а лучше Лива. И пусть только попробует отказаться. А пока можно Рыгора послушать, он точь-в-точь как в тех книжках с хозяйкой разговаривает.

Прислушалась. Орк зеленомордый, как нарочно, перестал изъясняться по благородному, зря, надо сказать, и теперь госпоже рассказывает, как много денег на штрафы истратил. Так тебе и надо! А нам всё равно заплатить придётся.

Рыгор. Вождь зеленых орков

Мда, по-видимому, действительно, хватит мне дурака валять. Судя по тону, ничего мне от сыщицы в личном плане не светит. Жаль!

Но грустить я особо не собираюсь. День сегодня удачный. Ох, и насмеялся же я! Словно боги решили смилостивиться за все предыдущие мучения с осиным гнездом. Увидал, как старуха братца моего крапивой по лицу отхлестала, а потом стражники едва не повязали, так уже на хохот пробило. А как услышал, что приключилось – чуть живот не надорвал. Но кто же подумать мог, что мой омолаживающий артефакт в ближайшее время будут использовать? И Гата, и её служанка ещё молоды. Были. А сейчас, ха-ха, кое-кто слишком уж омолодился. Мысль же, что можно покупать старую скотину, а потом превращать в молодую и забивать на мясо мне, признаться, и в голову не приходила. Зря, кстати. Иной раз в степи – дело совсем не лишнее. Да и по другому поводу можно было артефакт использовать. Иногда, когда земля под ногами горит, полезно старого одра в резвого коня, хоть на время, обратить.

Однако очень неудобно с артефактом получилось! Отбросив самому остосликевший куртуазный стиль, просто извинился перед сыщицей. Честно рассказал о проблемах своего отряда, о штрафах, неудачном найме, безденежье. По-моему, она меня поняла. Как-то незаметно разговор зашёл о тех вещах, о которых я с женщинами никогда не разговаривал. У Гаты, оказывается, как и у меня мать почти на глазах убили. Хороший человек эта сыщица. На мою сестрёнку похожа. Давно дураку надо было догадаться, что она не такая, как встречавшиеся мне в Казгарде придворные курицы. Хороший у нас разговор получился. Жаль только служанка мешала. Всё время пищала что-то про то, как сильно и больно её та старуха отлупила.

Хм, интересно, что же сыщица имела ввиду, когда говорила, что конь не пропадал?

Тут мы к постоялому двору подошли и на встречу старый Пыр попался. Гата сделала знак служанке замолчать и весело спросила моего седого наставника:

– Ну рассказывай, дедушка, как додумался артефакт своего вождя использовать, чтобы с девками стариной тряхнуть, и где жеребёнка держишь?

О, боги! Как всё просто! И я ведь почти что сам догадался. Старого одра в резвого коня! А если резвого коня?..

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Дело действительно было очень простым. Конь всё это время жеребёнком в конюшне стоял. В том загоне, где кобыл с жеребятами держат. И как раз старый Пыр коняжёнка туда и спрятал. Оказывается, началось всё с того, что похотливый дед решил с помощью проклятого молодильного артефакта с девками гулящими поразвлечься. Без его помощи у старого орка не получалось ничего. Мне потом об этом Гилька-веселуха рассказывала. Вообще-то я девушка честная, с такими как она дружбу не вожу. Это для госпожи ин-фур-ма-цию собирать приходиться. С какими только людьми (и нелюдями) для того беседовать не доводилось! Один раз, помню… Но это неважно. Так вот, Гилька-веселуха мне потом поведала, как старый козёл… брр! Не буду больше о старых козлах! Как вспоминаю, попу жечь начинает. Значится, купил зелёный дед себе девок на ночь, да не одну, а целых три. На постоялый двор привёл, вином угощал и своей мужской силой хвастался, а потом пропал куда-то. Вернулся хмурый и девок купленных за ворота выгнал, а тем и горя мало. Они плату вперёд берут.

Но когда мы того деда у постоялого двора встретили, ни я, ни госпожа таких подробностей не знали. Хотя хозяйка, может, и знала. Она всегда больше меня догадывается. Когда объясняет, всё простым кажется, но самой нипочём не додуматься. Вот и тогда спросила её, как же никто не заметил, что в конюшне новый жеребёнок появился? И просто диву далась, как же сама не поняла, когда она всё объяснила.

– Это – говорит, – элементарно очень просто, Хатса. В конюшне стояли не только лошади орков, но и принадлежащие хозяину двора. Среди и тех, и этих были кобылы с жеребятами. Орки думали, что рыжий стригунок хозяйский, а хозяин, что оркский. Единственный, кто мог определить лишнего жеребчика, это конюх. Но он в то время дома после оркских тумаков отлёживался.

Вот как всё просто оказалось.

Рыгор тогда не стал своего старого наставника наказывать. Да и особо не за что было. Артефактом пользоваться он никому из орков не запрещал. Ведь весь его отряд отлично знал, что омолодитель негодный совсем (только нам, жулик зеленомордый, подсунуть не постеснялся). Красть жеребца дед не собирался, клялся, что через неделю обязательно бы привёл его вождю, как внезапно нашедшегося. А что старик решил перед девками покрасоваться, так все мужики такие, и старые, и молодые, и люди, и орки. Подозреваю, хотя в эльфийских романах о том не пишут, что и эльфы не лучше.

Единственно, что плохо, прибытку нам то дело совсем не принесло. Хотя у жулика-орка (удивительно, но так и было) совесть проснулась, и он аванс от нанявшего его купца получил. Порывался с госпожой расплатиться. Только хозяйка у меня непрактичная до ужаса. Рассмеялась и сказала, что гонорар уже получила, артефакт ей понравился, и она его себе на память оставит.

Потом долго ещё о чём-то с орком разговаривала, а вечером отправила меня на другой конец города, к моей подружке, Бетке-швее, детячьи платья на себя заказывать. Лива в сопровождающие выделила, сказала, ночью по улицам опасно ходить, и велела нам у Бетки ночевать остаться.

Подумаешь опасно! Но и возражать ей не стала. Понимаю чай! Я хоть и дитё малое, но уже взрослая.

То ли бог, то ли демон. (Имя засекречено, чтобы всякие Хасты не беспокоили)

Если честно, я давно успел забыть про этот артефакт. Изготовил его в те далёкие времена, когда ко мне обращались не только ради мести. Цена на услуги была не столь высока, имя общеизвестно, а кое-где даже посвящённые мне храмы стояли. Как же давно это было.

Однако некоторые присущие мне черты не менялись никогда. Одна из них – всегда выполняю взятые на себя обязательства. Другое дело, когда клиент сам не знает, чего хочет. Или, что чаще, недостаточно точно формулирует своё желание.

Припоминаю, в тот раз я ничего этакого делать и не собирался. Но влюблённая старая дева и принцесса по совместительству умудрилась высказать свои пожелания столь сумбурно, что какие бы свойства я ни придал артефакту, они не противоречили бы заданию. Вот и постарался.

А никто не виноват. Если ты толстая старая дева с кривой мордой, то это ещё можно исправить (не морду, а деву). Не мечтай о молоденьких принцах, а выбери жениха попроще. Но если ты в придачу ещё и полная дура, то это уже навсегда.

В общем, повеселился в тот раз на славу. И все, кого лично не затронул артефакт, тоже. Ведь я заложил в него несколько интересных свойств.

Во-первых, амулет даёт омоложение на десять лет (у меня всё честно), но эффект длится всего десять дней.

Во-вторых, кроме любви и молодости, артефакт мог подарить красивую внешность. Опять-таки только на десять дней. И заклинание на этот раз совсем простенькое: любое ругательство на любом языке. Чем крепче и грязнее выругаешься, тем сильней покрасивеешь. Представляете ситуацию? Подходит девушка к любимому, чтобы приворожить, направляет на него артефакт и начинает неприлично ругаться. Если кто-то успел подумать, что всё так просто, то зря. Молодеет один, красивеет другой. И не угадаешь, кому что достанется, стороны-то у артефакта одинаковые.

Весело порой получалось. Правда, редко кто замечал это свойство. После омоложения служанки козёл, к примеру, стал гораздо симпатичней (хорошо девушка выругалась!).

Но главным достоинством моего изделия оставалась полная непредсказуемость. Помню, перед тем, как вручить заказчице, предложил попробовать угадать нескольким знакомым богам. Ни у одного не получилось. Поэтому при всём желании обвинить меня в том, что это я решаю, как сработает артефакт, невозможно. Слепой случай и никакого мошенничества. Правда, если честно, знать-то я знаю, но принципиально не вмешиваюсь.

Чувствую, немало я ещё с этим артефактом позабавлюсь. Может подкинуть его князю Ва'Диму? Положим, технически в этом для меня нет ничего сложного, но, увы, толку не будет никакого. Светлая в случае чего станет выглядеть чуть моложе, а тёмная вообще никак не изменится. Разве что его детям…

Дело о гномьем самогоне

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Наш дворник сегодня опять на охоту сбежал. У-у, бездельник рыжий, нелюдь хвостатая! И ведь госпоже Гате на него жаловаться бесполезно! Ей главное, чтобы во дворе чисто прибрано было. А то, что огород не до конца вскопан, моей хозяйке совсем не интересно. Она даже картошку сажать запретила. Объявила, что у нас будет не огород, а цветник. Грядки приказала круглые сделать, клумбы называются, и хитро их разными цветами засеяла. Сказала, что очень красиво получится, дескать, когда цветы распустятся, то будет, словно радуга на земле лежащая. Подумаешь! Свекла и репа они тоже цветут – залюбуешься. А уж картошка, так глаз не оторвёшь. К тому же, то растенья полезные, а с цветов госпожи какой толк? Их даже скотина не ест. В общем, решила я хотя бы редиску посеять. Будет у меня в дальнем конце огорода своя клумба. Хотела заставить Лива её вскопать, а он удрал. Ну погоди, бездельник хвостатый! Как вернёшься, будешь мне новый колодец копать. И госпожа не заступится, она сама хотела среди грядок, то есть клумб, фонтан соорудить. Даже мага звала. Тот ей прямо сказал, что для того нужен открытый источник магии. Вот пусть дворник источник и открывает, а с магией потом разберёмся. Дело то нужное, вода, она на огороде завсегда пригодится. Только клумбу под редиску видимо придётся самой готовить. Пока вскапывала, вот наказание, лопата сломалась. Новую покупать, так то денег не напасёшься. Решила знакомому кузнецу-гному на починку отнести. Правда он, в основном, мечи делает. А лопата-то, она посложней будет. Ну да ничего! Справится. И денег он много не запросит. Гномы Пограничного, после того случая, меня сильно зауважали. Часто к себе в гости зовут. Но я на их гулянки больше не хожу. Мне и одного раза хватило. А дело тогда так началось, пришёл, точнее прибежал, к нам, значится, гном…

Нарин. Гном

Ну вот я снова в дороге. Хвала кирке и кувалде Торина Длиннобородого, вырвался-таки из Долины Единорога вполне неженатым. Жизнь там, конечно, интересная, со многими достойными гномами знакомство свел, несколько секретов у мастеров узнал, свои поделки на суд их выставил – хвалили. И книги мои бешеным спросом пользуются. Все было бы прекрасно, да больно подозрительно стали на меня незамужние девушки поглядывать, а их отцы в гости звать. Вот давеча мастер Бардор зазывал, а у него три дочки, все на выданье. Не-ет, не надо мне такого счастья! Я ещё гном молодой, почитай борода только до груди отросла. Рано мне жениться.

Поэтому я очень доволен, что нашёлся повод выехать из долины. Когда встретил в одном торговом караване знакомых гномов, с удовольствием набился к ним в компанию. Сказал всем, что захотелось и мне дом свой увидеть, давно там не был. Чтобы без толку не ездить, поспрашиваю там других мастеров из Подгорного народа, вдруг кто захочет в очищенных Проклятых Землях поселиться. Князь вот многих зовет – и гномов (мудрое решение), и остроухих (тут никуда не деться, жены – эльфийки, хотя слишком много перворожденных развелось), и орков (не знаю зачем, будто других вояк не хватает), и даже недомерков пещерных (а вот их точно звать не следовало). Может, приведу с собой несколько холостых парней и, глядишь, незамужние гномки сами собой закончатся.

Так что выпил я кружку пива за удачное путешествие, прыгнул в надежную повозку – и в путь. А то, что Пограничный в противоположной стороне от моих родных гор, так то даже хорошо. Мне же главное от навязчивых невест подальше, а мастера наши во всех землях встречаются.

Добрая сейчас дорога у князя во владениях, совсем не то, что в прошлые мои странствования по Проклятым Землям. С тех пор, как князь со своими женами и рыжей остроухой перевалы расчистили, так любая повозка без проблем проедет. Ребята и не верили, когда я рассказывал, как мы телеги тащили на руках, а ледяные тролли нам помогали. Думают, что я опять байки травлю, чтобы выбрать лучшие для новой книги. Вот что за беда, клянусь бородой Торина! Последнее время все думают, что старина Нарин ни единой правдивой истории не расскажет. Что про моего родича и его сына-полудракона не верят, это ещё куда ни шло. Я и сам Малыша в глаза не видал. Но, скажите на милость, разве буду я врать, что участвовал в турнире у герцога Рохмарда? Зачем мне врать о нашем путешествии с князем Ва'Летом, о нем ведь можно спросить у кого угодно. У Гилии, у Фокса, да хоть у Ларга, которого недавно произвели в полусотники. Да и у любого наемника из отряда Гленда, если их встретить. Кстати, неплохо было бы вновь повидаться, пива попить. Или гномьего самогона. Да, тоже никто не поверит, что именно я придумал наливать его в бочки из-под казгардского вина. Это, вообще-то, случайно вышло. В одном из городов, куда занесла меня судьба, пива не оказалось. Ни гномьего, ни любого другого, вообще никакого. Пришлось бочонок с вином купить. Я такие напитки не особо люблю, что в них Ва'Лет находил? Ну так вот, приобрели мы бочонок с вином, выпили немного. Не то, не идет веселье. Вовремя сказал один хороший человек (как ни странно), что можно гномьим самогоном разжиться. Где же он раньше был? Отправились мы туда всей компанией. А у хозяина тары нет. Мы тут же сообразили, вино вылить думали, а потом какой-то компании наемников продали, да по завышенной цене. В бочонок самогону налили. И как-то получилось, что пришлось из города уезжать. Простоял у нас бочонок в телеге несколько дней. Выпить было некогда – путь опасный, черные орки кругом шалили, где уж тут гулять. Наконец, попробовали. Вкуснотища – неописуемая. С тех пор всем рекомендую гномий самогон разливать в бочки из под вин. Совершенно правдивая история, но никто верить не хочет. Говорят, что этот напиток почитай уже тысячу лет известен, а до готовности его не менее года настаивать нужно. Завидуют они мне, вот и придираются.

Так мы не спеша проехали по Проклятым Землям, да на самой границе столкнулись с орками. Думали, сражаться придется, но обошлось – это какой-то клан к князю Ва'Диму на службу шел. Угостили нас орочьей брагой. Она, конечно, гораздо хуже гномьего пива, но другого не было. А брага на этот раз забористая. До самого Пограничного голова болела. Не иначе, орки зеленомордые туда самогону налили.

В Пограничном мы первым делом в банк (естественно, гномий) пошли. Кто деньги положить, кто наоборот – забрать. Я про издание новой книги договорился. А потом один почтенный мастер нас в гости позвал. Надо бы хорошенько подумать, прежде чем идти. Вдруг, и у него дочка на выданье имеется.

Фили. Гном

Чу! Что такое? Похоже опять жена расшумелась. Видимо какой-то добрый гном или ещё кто пришёл бутылочку прикупить. Никак не могу этих баб понять! Порой кажется мне, что все они оборотни змеиные, в гномьем обличии пребывающие (моя жена, так точно змеюка ещё та, клянусь бородой Торина). Вот что не нравится? Дом полная чаша, кузница справная, сам я совсем не бездельник косорукий. Мои мечи вельми знающими воинами ценятся. Цельными днями возле наковальни провожу. И чего же страшного, коли к кузнечному горну некий аппарат хитро приспособлен? Горн гудит, подмастерье мехи раздувает, молотки звенят, а самогон, знай себе, в бутылочку капает.

– А ну выходи, бездельник! За какие грехи мне такой гном достался?! Ты со своими железками все новости городские пропустил. Мало того, что пьяница, так о семье своей совсем не думаешь! Все заботы-хлопоты на моих хрупких плечах лежат.

Здесь жёнушка, пожалуй, что лукавит. Семью я никогда не забываю. Почти весь прибыток в дом несу, почитай ничего себе не оставляю. И не пьяница. Ну, а коли порой стаканчик опрокину, так то же не за свои денюжки, а от благодарного народа угощение. Тут отказаться никакой возможности нет. За новостями же я завсегда слежу. Вот придут вечерком к кузне друзья-товарищи и всё как есть расскажут, что нынче в городе произошло. Кажний день, как работу заканчиваю, много доброго народа к моей кузне собирается. Пробу из бутылочки новой снять, о житье-бытье побеседовать. Да и плечи у жёнушки совсем не хрупкие. Молотобоец Тур, пожалуй, похлипче её будет.

– Чего надо-то, дорогая? Чтоб тебя демоны заели!

Последние слова, естественно, тихо сказал, а она всё равно расслышала, змеюка. Давно понял, есть в ней кровь эльфов ушастых, отсюда и вредность характера великая. Хотя фигура у супруги поистине гномья, даже от троллей что-то проглядывается. Красавица! Вот только зачем за необдуманные слова про демонов, сразу мокрой тряпкой драться? Забыла, бесноватая, кто в доме хозяин! Осерчал я, схватился за ремень кожаный, хотел уже поучить дуру-бабу уму-разуму. А та в крик. Клянусь Торином, разу ударить не успел! А соседи уже во двор заглядывают, да головами качают осуждающе. Попробуй, объясни им, что никогда жену не бил. Вот как сейчас, совсем ужо было соберусь, а не получается дело сие благое до конца довесть. Плюнул, швырнул ремень на землю и, не дожидаясь вечера, пошёл самогон дегустировать. А жена, змея, тут-как-тут. Закуски поднесла, смотрит ласково. Ну как на такую злиться?! К тому же, дело у неё действительно важное оказалось.

Рассказала, что в Пограничный караван прибыл, а в караване том гном молодой. Молодой-то молодой, однако, вполне себе дельный и состоятельный. Счёт хороший в банке имеет, книгу интересную и весьма выгодную для продажи написал (я сам в прошлом годе за сии поучительные истории о гноме Торине цельную четверть самогона отдал, да не простого, а того, что дважды через мой хитрый аппарат, к кузнечному горну приспособленный, прошёл), разные придумки хитрые и механизмы полезные изобретает, от того долю дохода во многих предприятиях гномьих имеет. А жена-дура сего Нарина, так того гнома дельного зовут, нахваливает, а ведь главного сообразить не может. Одно слово – баба! Я-то сразу главное уразумел. Ну чем не жених для моей дочурки младшенькой? Лоточка ведь у нас красавица писаная. Фигурой и личиком вся в мать пошла, правда, и характером стервозным тоже, но о последнем до свадьбы, пожалуй, лучше молчать. Последняя она из моих семи детишек, кто собственной семьи не имеет, а ведь сорок лет девочке исполнилось. Пора уж. Цыкнул я на жену глупую, которая уже в пятый раз достоинства гнома приезжего перечислять взялася, и поведал ей свою задумку мудрую. Того Нарина к нам в гости пригласить, да с Лоточкой познакомить. Глядишь, и семья у них сладиться. Домишку по соседству с нами прикупят, детишки пойдут. Со всех сторон выгода получится, мне в кузне придумки новые очень пригодятся, да и за новую книгу зятю самогоном платить не придётся.

Жена моя гнома хоть и глупая, но обычаи наши знает, мужа слушается. Слово мне против не сказала, поклонилась главе семьи мудрому да вон из кузни вышла. Только бутыль початую, змеюка, с собой прихватила.

Тильда. Тетка. Трактирщица

Да что же такое твориться-то! Опять вчера трактир полупустым остался. А всё эти самогонщики, вредители. Главный из них Фили-кузнец, коротышка бородатый, со мной по соседству, демоны его принесли поселиться, клиентов отбивает. И ладно бы самогон свой, отраву мутную, только за живые деньги наливал. Но нет, он своим друзьям, бездельникам и дармоедам, в долг верить готов. Чтоб он себе кувалду на ногу или ещё куда уронил! А в друзьях у него почитай все гномы Пограничного и половина наёмников. Чтоб у них навсегда деньги закончились! Да ещё смеет самогон, зелье подземное нечеловеческое, делать такой, что после него утром голова не болит (не иначе, магию чёрную использует, чернокнижник бородатый!). Дожили, моего трактира посетители самогон от Фили требуют. А мою гордость, сидр, из замечательных яблок моего же сада, воистину дар богов, пить не хотят, пьяницы бессовестные!

И за какие грехи мне такой сосед, нелюдь бородатый, достался? Одни убытки от него! Вот помню, год назад случай был. Заявился в трактир какой-то гном, из местных, впрочем, все они на одно лицо. Только по бородам отличить можно. У этого рыжая была, не столь большая, видать молодой (но уже жулик). Подошел и говорит:

– Госпожа Тильда. А не продадите ли бочку сидра? Или даже две. Мы у тебя его теперь постоянно покупать будем.

Я и растаяла. Было решила, что боги сжалились надо мною, да вразумили подгорный народ. Продала несколько бочек. Я ведь человек добрый, коли ко мне со всей душой (и деньгами), завсегда помогу.

А что оказалось. Приходил ко мне зятек оного Фили. Чтоб у них обоих бороды повылазили! И покупал не просто так. Гномы, чтоб им провалиться, сидр мой через свой аппарат (ох, не от светлых богов, сей механизм мудрёный) прогнали, да самогон получили. И, ко всем моим несчастьям, в бочки из-под сидра же залили. Теперь Фили свой мерзкий напиток разливает, барыши получает. И ведь отказать им в продаже сидра никакой возможности нет. Они и мне в трактир тогда самогон поставлять откажутся.

И управы на них не найти. Я и к бургомистру ходила с жалобой. Причем, схитрить решила. Заговорила о том, что Фили – кузнец, в соответствующей гильдии состоит. Значит, должон ремеслом только своим заниматься – лошадей там ковать, кольчуги клепать, в общем, по железной части работать. А самогон продавать – дело наше, трактирное. Не кузнецу людей кормить, поить. Но бургомистр, боров продажный, на уговоры не поддался. Чтоб его пузо в бок перекосило! Посмел заявить, что гильдии трактирщиков в Пограничном нет. Правильно. Зачем нам гильдия? Только налоги лишние платить. Мы, владельцы трактиров да дворов постоялых, и так меж собой договоримся. Только все равно не повод это, чтобы кузнец самогон продавал. Не прав бургомистр наш, ох не прав. Не иначе, от Фили получает бутылочку-другую.

Одна надёжда на Бобика была. Так у нас сэра Бобинтоза прозывают, который городской стражей командует. Сей рыцарь часто ко мне в трактир заходит. Очень уж сидр полюбил. И на меня томно так смотрит… В общем, сказал он мне, что прямо эту деятельность Фили не запретить, надо окольными путями действовать. Если, как давеча орки, перепьются его пойла, буянить начнут, почтенных горожан задирать, да все такое прочее, можно будет и кузнецу претензию высказать. Буду ждать, зря что ли сэру этому каждую третью кружку сидра за счет заведения наливаю? Но и на него сильно полагаться не стоит. Не раз видела, как он и к Фили заходил, и вовсе не по кузнечной части.

Ох-хо-хо, и как прожить бедной трактирщице, средь такого беззакония?!

Фили. Гном

Ну всё, Лоточка почитай, что пристроена. Дельный гном Нарин у нас пожить согласился, пока караван его не уйдёт. Это он так говорит. Но караван тот не менее пяти дней в Пограничном задержится. То срок долгий, многое случиться может. Сегодня же гостю дочку покажу. Глядишь, и уже завтра слюбятся. А там и свадебка, после чего молодые и домик себе отстроят. Караван же нехай без него уходит. Нечего женатому гному по дорогам как безродному орку кочевать.

Мой будущий зять очень застенчивым оказался. Как узнал, что у меня дочка неженатая есть, ни в какую ко мне на постой идти не хотел. Но я гном мудрый, подмигнул хозяину двора постоялого (он у меня постоянно самогон покупает), тот и заявил, что свободная кровать есть токмо в той комнате, где уже недомерки пещерные (коих некоторые люди, по необразованности великой, тоже гномами называют) живут. Нарин – он гном правильный. Наотрез отказался в таком помещении ночевать. Пришлось ему ко мне гостевать идти.

По такому поводу я большой пир затеял. В большие расходы вошёл, но чего ради счастья дочки не сделаешь! Много знакомых гномов собралось. Кушаний жена много наготовила, гордилась и хвасталась тем немало. Дура баба! Не понимает, что главная приправа ко всем блюдам на праздничном столе вовсе даже не травки эльфийские. Тому подтверждение есть железное.

Пришёл как-то к нам в гости муж другой моей дочери. Он хоть и человек, но хозяин справный, кузнец не из последних и к старшим уважительный, другого я в зятья и не взял бы. Как раз к обеду он тогда подоспел. Жена моя на стол много кушаний выставила, а самое главное позабыла. И что. В тот же день вечером дочка старшая прибежала, с обидою. Чего же, говорит, так плохо родича привечаете. Дескать, весьма недовольный он домой пришёл. Баба-то моя растерялась, мол, как так, плохо? Я же сразу всё понял и на следующий день вновь зятя в гости пригласил. А на стол хлеба ржаного, сала шматок, да луковицы головку выложил. Ну и конечно, бутылочку заветную поставил. Хорошо мы тогда с ним посидели! До дому зятёк с великим трудом добрался. Зато когда его спрашивали, чем угощали и хороший ли стол для него тесть, то есть я, приготовил, он честно отвечал: «Ох, и добро привечали! Чего там только не было!»

В этот раз тоже застолье удалось. Нарин, родич будущий, поначалу стеснялся сильно. На дочку мою смотрел испугано. Восхищался наверное. Не ожидал он, что женщина может самогону не меньше него выкушивать. Жена глупая ни за что до такого не додумалась бы, это я Лоточку рядом с ним усадил и приказал ей ни одного стакана не пропускать. Ничего, хоть дочка к тому и непривычная, должна выдержать. Девочка она крепкая, вся в мать. Повыше мужа будущего на полголовы, да и пошире раза в два.

Опосля третей бутылки дело у молодых на лад пошло. Нарин повеселел, байки новые из ещё неизданной книги рассказывать начал, песню затянул. Потом и вовсе, Лоточку мою, охальник эдакий, за плечи обнял, про жизнь свою рассказывать начал. Правда, называл он дочку мою всё время почему-то только именами мужскими, а порой и совсем не гномьими. То от восхищения великого, наверное, влюбился, не иначе. Не мог же он её с мужиком перепутать! У Лоточки достоинства бабские весьма во все стороны выпирают, тут никак не ошибёшься. Да и встречал я того Ва'Лета, чьим именем Нарин доченьку мою, чаще всего называл или сравнивал (признаться, не разобрал, что неудивительно, в тот момент уже десятую бутыль разливали). Ничего общего у Лоточки с тем князем северным нет, кроме того, что волосы на голове плохо растут.

Что дальше было на пирушке, совсем не помню. Однако утром нас с женой радость великая ждала. Все бутылки с самогоном, какие в подвале запертые лежали, расколотыми оказались. Сначала расстроился и удивился сильно. Замок в нашем подвале надёжный, я сам делал, а жена клянётся, что ключ весь вечер из рук не выпускала (она с нами не пила, так что верить ей можно). Но кто-то однако, сумел с моими запорами справиться и продукт ценный испортить. А потом я вспомнил, что есть у нашего народа обычай древний – когда свататься гном молодой приходит, он в доме родителей невесты, в знак трезвости намерений, торжественно бутылку с самогоном разбивает. Всё сходиться! Видимо вчера Нарин руки моей Лоточки попросил, по обычаю старинному. Гном он мастеровитый, вполне мог отмычку к моему замку подобрать. Вот счастье-то! Всё по-моему приключилось. Только зря он так. Заветы предков помнить дело, конечно, хорошее, но зачем же было ВСЕ бутылки колоть? Видать сильно зятьку новому моя доченька понравилась. Ну да ничего! Похмелиться можно и к Тильде в трактир сходить, а к свадьбе и новый самогон подоспеет. Вот радость так радость! Но всё равно после женитьбы, клянусь бородой Торина, родич новый мне все бутылки как есть оплатит. Иначе накажу по-отцовски.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Тот день у меня очень удачным получился. Целый мешок чеснока совсем задёшево приобрести удалось. Правда ни госпожа, ни Лив особо этот овощ не любят. Ну ничего! Продукт нескоропортящийся, полезный, да ещё, говорят, от нечисти помогает. Здесь, в городе, люди его вообще почему-то не сильно едят. Не то что у нас в Липовке… Или, к примеру, взять тех же гномов. Сами-то коротышки, зато силой мало какой человек с ними сравниться может. А всё почему? Не иначе из-за того, что очень они чеснок в кушаньях уважают. Я тот мешок почти из-под носа как раз у гномов увела. Много коротышек нынче по рынку ходили, к товарам приценивались. Уж они бы наверняка купили, да ещё за такую цену смешную, однако я первая успела.

Когда с тем мешком к дому шла, позади громкий топот раздался. Оглянулась, смотрю, а меня гном какой-то догоняет. Не иначе, думаю, чеснок у меня перекупить, а то и, чего доброго, просто так отобрать решил.

Хотя силой с гномами, как уже говорила, сравниться сложно (мне, к примеру, столько чеснока ни за что не съесть), но в беге с коротышками могучими, я с успехом потягаться могу. Поправила я мешок на плече и со всех ног бежать кинулась. Как на грех улицы все безлюдные, жители по домам от жары прячутся, городской стражи тоже нигде не видно, о помощи просить не у кого. А гном шустрый попался, никак не отстаёт! Мне же бежать всё труднее становится, сильно тому мешок тяжёлый мешает. Но успела-таки! До дому добежала и калитку перед носом у преследователя захлопнула. Скинула мешок на землю, стою, дух перевожу, а гном в ворота стучит, открыть требует. Ага! Нашёл дуру! Такого настырного только пусти, точно без чеснока останешься!

– Пошёл вон, – кричу ему через забор, – разбойник! Не видать тебе моего чеснока! А безобразничать будешь, я на тебя страже городской или даже жене твоей пожалуюсь!

Услышав это, коротышка взвыл бешено и ещё сильней стал в ворота ломиться. Не иначе, решил меня, как свидетеля его безобразий, смерти предать (такое часто бывает, мне госпожа Гата рассказывала).

– Хатса, что здесь происходит? – раздалось сзади. – Признавайся, в какую ещё историю вляпалась? Кто там шумит? Опять жених несостоявшийся? Сколько раз говорила, не доведёт тебя до добра такое количество ухажёров!

Обернулась, а за моей спиной хозяйка стоит и строго на меня смотрит.

Не права она в этом! Как же по-другому мужа хорошего найти, если сравнить не с чем? Да и за коротышку я никогда выходить не хотела, мне высокие мужчины нравятся.

Тут ворота не выдержали, задвижка пополам переломилась, створки распахнулись, и гном бешеный во двор ворвался. Я сразу за мешок схватилась. Всё равно не отдам! Мой чеснок!

Но бандит низкорослый на меня даже внимания не обратил, к хозяйке кинулся, на колени упал и завопил панически:

– Госпожа Гата, спасай! Женят меня! И деваться ведь некуда! Но не мог я, хоть какой пьяный, такого сотворить!

– Хатса! – хозяйка изумлённо посмотрела в мою сторону. – Это правда? Ты и пьяный гном…

После такого предположения я от возмущения даже мешок с чесноком из рук выпустила.

Гата. Сыскных дел мастер

Это что-то новенькое! Обычно несостоявшиеся женихи Хатсы ко мне за помощью в сватовстве приходят, а здесь, наоборот – какой-то незнакомый гном от невесты спасается и судя по всему моя служанка здесь совершенно ни при чём. Незнакомый? Хм, а ведь я его, вроде где-то видела. Точно. Вспомнила!

– Ты – мастер Нарин? Соавтор, компаньон и подручный князя Ва'Дима. Как ты в Пограничном оказался?

– Уехал я оттуда, – отвечает гном. – От женитьбы спасался, а в результате… Спаси, Гата! Не хочу! Страшная она! Не бил я тех бутылок, а в подвал даже не захаживал! Лоточка эта – косорылая, плешивая, фигурой тролль вылитый. А я ещё молодой! Столько дел запланировал, жениться никак нельзя. Самогон же я только пил, правда, много.

– Стоп! – перебила я рыдающего гнома. – Успокойся. И давай-ка по порядку рассказывай.

Гном ещё пару раз всхлипнул, но всё же смог взять себя в руки и довольно связно изложил мне всю историю.

Мда, интересные обычаи есть у этих коротышек. Теперь понятно, чего хотел Рили-купец, когда две недели назад пришёл и, не сказав ни слова, начал мебель в доме крушить, да комплименты мне при этом отвешивать. Я его тогда городской страже сдала. Думала, просто так безобразничает, а оказывается это сватовство было. Ему, видимо, просто бутылка слишком крепкая попалась. Во всяком случае, мой стол более хрупким оказался.

Однако вернёмся к клиенту. Нарин обещал мне за спасение любые деньги, услуги и даже, (о ужас!) руку и сердце, только это не сейчас, времени, мол, нет, а лет через двадцать-тридцать. От такой чести, естественно, к вящему удовольствию гнома, отказалась, но дело решила взять. Жалко бедолагу!

Стала выяснять, кто ещё на той гулянке присутствовал. Оказалось, что кроме хозяев, их злополучной дочки (судя по описанию, все монстры Проклятых Земель по сравнению с ней просто милашки), там пьянствовало десять местных гномов. Описать, или просто назвать их по именам, Нарин затруднялся (мда, самогону видимо действительно выпил много, даже для гнома), но уверял, что никто из Подгорного Народа не станет мухлевать с обычаями предков. Из людей в пьянке участвовали четверо. Как я поняла из довольно сбивчивых объяснений, один из них глава гильдии оружейников города (удивительно, если бы его не пригласили). Второй – молодой кузнец с северной окраины – зять Фили, муж его младшей дочери. Третий – какой-то бродячий менестрель-алхимик, который развлекал собравшееся общество красочными огненными фокусами, смешивая с самогоном различные порошки. И чётвёртый… Я сначала не поверила, но его-то, одного из немногих, кстати, Нарин запомнил хорошо, даже должность и имя. Гном, ещё почти трезвый был, когда ему свой опус дарил и под диктовку на ней автограф подписывал. В подтверждение своих слов Нарин протянул мне забытую одариваемым книгу.

Открыв заляпанный титульные лист, я увидела корявую, но вполне читаемую надпись: «Бобин… (зачёркнуто) Сэру Боб… (зачёркнуто) Благородному сэру Бобинтозу, отважному начальнику городской стражи от Нарина, искусного мастера ремёсел разных и сего писания поучительного соавтора. (зачёркнуто жирно) МАЯМУ ДРУКУ БОБИКУ. АФТАР.»

Нарин. Гном

Дикий ужас застилал мои глаза. Клянусь Молотом Торина, никогда в жизни мне не было так страшно! Не хочу! Я ещё молодой, чтобы жениться, у меня борода только до груди доросла. Почитай, света белого толком не видел. Тем более – на страшной дочке мастера Фили. Да она меня раза в два выше и на столько же лет старше. И совсем на гномку не похожа – явно кто-то из прародительниц с орком согрешила.

Ну, не я те бутылки колол! А ведь не отвертишься! Сородичам потом на глаза не покажешься. Не поймут, если против обычая древнего пойду.

И мало того, что женить хотят, так и стоимость испорченного возместить требуют. Хотя то мелочи. Ради жизни свободной, без супруги страшной, я бы не поскупился. Да бесполезно всё. Я уж твердил, что не моих рук дело, и киркой Торина клялся, и кувалдой его, и бородой, и намекал Фили о двойной цене за самогон испорченный. Так гном сей достойный меня за слова такие по шее стукнул. Да сказал, что негоже его зятю (о, Торин!) таким бесхозяйственным быть, а сам он, мол, с родственника лишнего никогда не возьмёт. Я совсем было приуныл. Даже, страшно подумать, пришла мысль в голову от гордого гномьего прозвания отказаться и бороду сбрить. Но это не всерьёз, конечно.

Метался я по городу, тщетно помощи ища, и на знакомого гнома наткнулся. Тот мне и посоветовал к местному сыскных дел мастеру обратиться. А имя того мастера мне знакомым показалось.

– Это не та ли Гата, которая с князем Ва'Димом путешествовала? – спросил я сородича.

– Она самая, – кивнул гном. – Весьма мудрёные загадки эта женщина разгадывать умеет. Но не за каждое дело берётся, да просит за труд свой недёшево.

– За моё возьмётся, – обрадовался я. – Знакомы мы с ней, да и дело у меня важнее не бывает. Подскажи только, где найти её, да о помощи попросить?

– Это лучше у её служанки спроси. Вон она с мешком идёт… Нарин, погоди! Куда ты? Если не получится, на свадьбу пригласить не забудь.

Но я уже не слушал, со всех ног несясь к указанной девушке. Она тоже побежала почему-то. О, Торин, а если не догоню? А если Гата сегодня куда из города уедет? Паника вновь затопила всё моё сознание…

В себя пришёл от резкого командного окрика.

– Стоп! Успокойся. И давай-ка по порядку рассказывай.

Я обнаружил себя стоящим на коленях перед требовательно смотревшей на меня Гатой. Чуть в стороне топталась служанка, старательно пряча знакомый мешок за спину. Оглянувшись, увидел сломанные ворота. Хм, вроде как раз я их и сломал. Мда, неудобно получилось!

– Пригласил меня мастер Фили у него пожить дней пять, – начал объяснять я. – В городе больше остановиться негде, постоялый двор забит. Пришлось соглашаться, хоть у кузнеца дочка на выданье имеется. А ещё у Фили самогон знатный. Вот из-за этого самогона и беда случилась…

– Неужели ты в пьяном виде дочку этого гнома…

– Да как ты подумать могла, Гата, смилуйся надо мной Великий Торин! – сделал я руками охранительные знаки. – Да мне столько ни в жизнь не выпить! Я сразу спать лег. Утром же обнаружилось, что все бутылки с самогоном в подвале разбиты.

– Похмелиться нечем? – ухмыльнулась сыскных дел мастер. – А женитьба тут причем?

– Ты не понимаешь, – я в волнении чуть клок из бороды не выдрал. – Это старый гномий обычай. Жених должен бутыль в доме невесты разбить. Вот теперь Фили и думает, что я так решил посвататься к его Лоточке, по старинке. Гата, спаси! Найди того негодяя, кто всю тару разбил! На тебя одна надежда! У меня доли в предприятиях гномьих, книги издаю весьма выгодные, так что есть деньги… немного. Нет! Много! Всё отдам! Спаси!

У меня снова чуть истерика не началась, но сумел сдержаться.

Хвала богам взялась-таки Гата за моё дело. Правда, цену пока не назначила. Но, думаю, сильно много не запросит. Разве можно у знакомых последнее забирать! А может не только деньгами возьмёт. Я, к примеру, могу ещё раз ворота починить или ещё что. Главное, чтобы Гата сама цену назначила, а не служанке доверила. Тогда три Нарина понадобятся – один очередную книгу поучительных историй писать, другой – её продавать, а третий – дарственные надписи делать. Очень уж практичная девушка.

Гата. Сыскных дел мастер

Самой мне в дом родителей невесты путь был заказан. Вряд ли там будут рады сыщику, который стремиться расстроить свадьбу. Поэтому собирать информации на месте и снимать показания с хозяев послала Хатсу, а сама отправилась допросить другого, так удачно оказавшегося там, свидетеля происшествия.

Несмотря на ходящие среди горожан анекдоты о его глупости, начальник городской стражи Пограничного был вполне вменяемым человеком. Хотя, конечно, не без недостатков. Одним из главных, на мой взгляд, являлось навязчивое желание любой ценой поймать известного вора и контрабандиста Счастливчика. Но это мелочь. Своих подчинённых Бобинтоз держал в кулаке, поборов со стороны городской стражи, на которые я насмотрелась в других городах, в Пограничном, практически не было. То есть было, но платили не стражникам, они лишь потом получали свою долю. На то, что начальник городской стражи не скрываясь принимает подношения и потом пойманные преступники избегают наказания, я, как и большинство горожан, смотрела с пониманием. Рыцарь был по-своему честен, брал, в общем, по-божески, исключительно с действительно виноватых и таким образом спускал только мелкие правонарушения, да и, признаться честно, сама в прошлом не без греха. Со мной сэр Бобинтоз, не смотря на присутствующую дворянскую спесь, поддерживал приятельские отношения. Особенно после того, как я несколько раз поделилась с ним информацией. Если бы ещё своим Счастливчиков не надоедал…

Благородного рыцаря нашла в его обычном приёмном кабинете – в трактире Тильды.

Блаженно потягивая сидр, Бобинтоз царственно восседал за столом в центре зала. Заметив меня, он приветственно замахал рукой, приглашая к своему столу.

– Тильда, ещё одну бутылку подай, – крикнул главный стражник Пограничного и важно добавил: – У меня посетитель.

– Сэр Бобинтоз, нужна твоя помощь, – присев за стол, сразу перешла к делу я.

– Счастливчика ловить? – вскинулся он.

– Нет, – разочаровала я рыцаря. – Речь о произошедшем в доме кузнеца Фили.

– Понятно, – протянул Бобинтоз, вновь берясь за кружку. – Гном этот приезжий нанял. Только не отвертеться ему. Даже если не он те бутылки побил. Фили его уже прочно в зятья записал.

– А что, у кого-нибудь из присутствующих мотив был? – заинтересовалась я.

– Да у всех, – уверенно ответил рыцарь. – Я ведь тоже этим делом заинтересовался. Поспрашивал немного. Так вот, о самом Фили с женой и говорить нечего. Они рады до смерти свою монстру наконец замуж спихнуть. Гномы местные тоже не прочь, чтобы новый мастер в городе поселился.

– Мой клиент утверждает, что гномы с обычаями шутить не будут, – перебила я. – У людей тоже мотив был?

– А как же, – усмехнулся Бобинтоз. – Даже у меня. Я с Тильдой… кхе-кхе, в отношения хороших. Менестрель Трик ей и вовсе родственником, пусть и дальним доводится. А трактирщица на соседа-самогонщика давно зуб имеет. Только мы ни в жизнь замок без ключа открыть не смогли бы. Да и глава гильдии оружейной с удовольствием Нарина-мастера в городе оставил бы, и зятьку Фили, младшему, радость придет – тесть помыкать не только им будет, но с замком гномьим справиться у них мастерства не хватит. Кроме Счастливчика никто из людей, пожалуй, его вскрыть не сможет.

– Ну не такие уж и надёжные эти гномьи замки, – самоуверенно усмехнулась я. – Сталкивалась. Понадобиться, и без Счастливчика открою.

– Как без Счастливчика? Где откроешь? – подозрительно уставился на меня глава городской стражи.

– Нигде, – поспешила успокоить я рыцаря. – Это так, шутка. А в подвал, где бутылки раскололи, ты заглядывал?

– Шуточки у тебя! – недовольно пробурчал Бобинтоз. – Конечно, заглядывал. С утра так похмелиться хотелось… э-э, то есть я счёл своим долгом расследовать сей загадочный случай и…

– Что в подвале было? – поторопила я собеседника.

– Полка, где самогон стоял, на земле валялась, а от бутылок, понятно, на каменном полу одни осколки остались. А уж запах в подвале том…

– Значит, кололи не по одной, а просто полку опрокинули. Эх, самой посмотреть бы! – вздохнула я и задумалась.

И тут меня осенило.

– Сэр Бобинтоз, а в течение вечера гости не ходили с хозяевам за самогоном?

– Ходили, – кивнул рыцарь. – Фили сам приглашал, похвастаться своими бутылками хотел. По-моему, все гости в подвале побывали, но последний раз он туда с гномами ходил, всё нормально было, а потом и вовсе жена его ключи забрала.

– А полка не на верёвках висела? – осторожно спросила я.

– На верёвках, – Бобинтоз удивлённо посмотрел на меня. – Ты что-то поняла?

– Пожалуй, да, – ответила я. – Послушай, сэр рыцарь, ты Тильде, с которой ты, э-э… в хороших отношениях, ведь зла не желаешь?

– Что делать нужно? – деловито поинтересовался Бобинтоз.

– Значит так, во-первых, завтра к обеду, своей властью, собери всех присутствующих на той гулянке людей в одном месте. Лучше всего в доме Фили. Во-вторых, тебе надо кое-что уточнить…

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Дело госпожа мне важное доверила. Место преступления осмотреть и все подробности о гулянке вчерашней узнать.

Гном, кстати, вовсе не разбойником оказался, а вполне себе положительным и мастеровитым. Пока я собиралась, он сломанные ворота починил, да так, что лучше прежнего получилось. Эх, был бы он ещё хоть чуть росточком повыше!..

Потом мы с ним к дому кузнеца Фили отправились. Этот коротышка мне тоже сначала сильно не понравился. Он на Нарина сразу кричать начал, мол, нечего почти женатому гному незнамо где с чужими девками шляться. Я, конечно, на такое тоже молчать не стала. Высказала грубияну всё, что в таких случаях следует, госпожой своей, которую очень все в городе уважают, припугнула, да сказала, мол по делу важному пришла. Как хозяйка посоветовала, о женитьбе ни слова не произнесла. Соврала, будто у Нарина вчера амулет, что не меньше пятидесяти золотых стоит, похитили, и теперь преступника ловить буду. Фили, как про цену услышал, согласился немедленно, что такую вещь обязательно найти следует. Однако тоже почти ничего про вчерашний вечер сказать не мог. Тогда я вспомнила, как госпожа в таких случаях действует, и распорядилась так:

– Ну-ка садитесь, глаза закройте да представьте, что опять на той пирушке оказались. Тогда мигом всё перед глазами проявится.

Сели гномы за стол, зажмурились, попыхтели, но всё равно ничего не вспомнили.

– Никак не могу себя вчерашнего представить, – пожаловался Нарин. – Будто не хватает чего.

– Знаю! – обрадовался вдруг Фили. – Пойдёмте-ка в кузню, там у меня завсегда запасец есть…

Опосля третьего стакана гномы действительно вспоминать начали. Только не то что вчера было, а то откуда их пращуры родом и как ловчее чеканку на доспехи наносить следует.

– Это от того, что всё равно на вчерашнее не похоже, – сказал Фили, доставая третий стакан. – Тогда за столом трезвых совсем не было.

Пришлось и мне, ради дела исполнения и чтобы госпожу не подвести, здоровьем своим пожертвовать…

– А уж какая моя Лоточка умница и хозяйка замечательная. Я попросил, так она на прошлой неделе все мои поделки в телегу загрузила, да купцу Дирду на подворье отвезла.

– И что?

– Дык, я ей сказать забыл, что в телегу лошадь запрягать надо. Но она девочка крепкая. Наливай!

– Нарин, ведь нет женихов стоящих! Все только об одном думают, кобели похотливые! А я старая скоро стану-у-у-у…

– Конечно, станешь! Ты только не плачь, вот выпей лучше. А меня женят. Вот скажи, Фили, ты же знаешь, плохо с женой жить?

– Ой, плохо! Она мне с друзьями пить не дозволяет. Зятем станешь, я тебе покажу, как от жены таиться. Главное меня держись!

– Женихов не-ет…

– Женят меня…

– А давайте споём?

Гата. Сыскных дел мастер

На следующий день я, впервые за долгое время, сама хозяйничала на кухне. Ну Хатса! Вот послали боги помощницу! С утра уже три человека приходили, просили найти злодея, который их ночью оглушил, а потом бессознательные тела от всех волос на голове и бороды избавил. Однако ни гроша из их кошельков почему-то не пропало. От всех таких дел отказалась, но пострадавших попыталась успокоить. Не дай боги прознают, что этот злодей – моя служанка, которая в компании двух нетрезвых гномов в ночном городе себе жениха искала. А борода и волосы, видите ли, ей лица потенциальных мужей разглядеть мешали. Оглушали же из-за угла, мол, потому, что иначе странные люди почему-то не понимали своего счастья и со всех ног убегали от пьяной троицы.

Это всё мне вчера Нарин рассказал. Именно он Хатсу домой приволок. Служанка в тот момент совсем не шевелилась, а гном даже говорил ещё довольно-таки связно. Правда, недолго. С моего двора выйти он уже не сумел. У старого хозяина подворья оркский волкодав жил, так пьяный гном его будку себе под ночлег облюбовал. До сих пор там валяется.

Да, надо побыстрей это дело заканчивать и Нарина из города спроваживать. Не нужен здесь такой. Он на Хатсу мою плохое влияние оказывает.

Аромат свежей выпечки приятно щекотал ноздри. Надо же, не разучилась ещё!

– Гата! Гата! Здесь есть кто живой? – послышался из прихожей голос начальника городской стражи.

– Сэр рыцарь, я здесь, – крикнула я. – Проходи на кухню.

Послышались шаги, и за моей спиной раскрылась дверь.

– Присаживайся, сэр Бобинтоз. Завтрак почти готов. Составишь компанию? – не отвлекаясь от плиты, пригласила я.

– С удовольствием. Ночка тяжёлая выдалась. Но я всё выяснил, ты была права. Смотрю, всё обживаешься? Собаку вон завела, ворота новые. Только плохой у тебя пёс. Только рычит, а из будки даже не вылезает. Однако где твоя служанка? Почему меня никто не встретил, и что это ты сама у плиты хозяйничаешь?

– Приболела она, – снимая со сковороды последний блин, ответила я. – Ничего, вот попробуй, сэр рыцарь, мою стряпню.

С наполненной тарелкой в руках, я обернулась и остолбенела…

– Ну чего уставилась? – недовольно буркнул Бобинтоз. – Сейчас, между прочим, входит в моду причёска Варварской гвардии Казгарда.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Мне было плохо. Нет, не так. Мне было очень плохо! Ночью меня несколько раз рвало. Я плакала. Кто-то утешал меня, отпаивал горькими отварами, уговаривал потерпеть. Голос ласковый, как у мамы.

– Вставай, пьяница! – разбудил меня тот же самый голос, только теперь он был совсем неласковый.

Я с трудом открыла глаза. Рядом с моей кроватью стояла госпожа Гата. Хозяйка выглядела очень недовольной. Попытка подняться отозвалась болью во всём теле.

– Пить! – простонала я.

– Самогон, пиво? – насмешливо осведомилась хозяйка.

При мысли о предложенном меня снова затошнило.

– Ладно, держи, – сжалилась госпожа, протягивая мне кружку.

Подозрительно понюхав содержимое, я жадно выпила предложенную жидкость. Горький комок прокатился по горлу, но сразу почувствовала себя гораздо лучше.

– Принюхиваешься? Правильно, – похвалила хозяйка. – Всегда так теперь делай. Как собака. Хм, может, действительно собаку завести? Они существа со всех сторон положительные – не пьют, двор охраняют. Хороший пёс, говорят, и команды точно исполнять умеет. И в помощники его возьму. Ах, да у меня же есть помощница! Помнится, я вчера поручила ей кое-что узнать. Как успехи? Узнала?

– Госпожа, я старалась…

– Узнала?

– Узнала, – потупилась я.

– Что?

– Они все пьяные были, и ничего не помнят.

– Точно?

– Точно. Я сейчас тоже ничего не помню.

– Ценная информация. Главное, проверенная, – продолжала издеваться хозяйка.

Ой, как стыдно! А если ещё и мама узнает…

– Госпожа, прости! Я больше не бу-уду!

– Иди, буди своего собутыльника! – строго приказала хозяйка. – У меня, в конце концов, не постоялый двор. Пусть будку освобождает. Такая бородатая и пьющая собака мне без надобности. На кухне отвар остался. Похмелиться не давай. Он мне сегодня трезвым нужен. И вот что. Хатса!

– Да, госпожа.

– Если ещё раз… Точно собаку заведу!

Фили. Гном

Сегодня сэр Бобинтоз зачем-то у меня в доме решил собрать всех людей, которые здесь же присутствовали, когда Нарин руки моей Лоточки попросил. Я согласился. А чего? Хорошее оправдание лишний раз с доброй компанией за бутылочкой посидеть. Жена ничего сказать не сможет. Как-никак глава стражи городской попросил. А злить отказом его нельзя. Не дай боги узнает, кто ему руки держал, когда его волос на голове лишали. Энта Хатса вроде тоже прийти должна. Хорошая она девка, весёлая. Чую, и сегодня скучно не будет.

Ну вот, стучатся. Видимо первые гости пожаловали. Точно. Это менестрель пришёл. Хм, а его мы когда? Не помню. Хотя… у него же синяк под правым глазом. Значит, Нарин бил, у меня в левой руке всё время бутылка находилась. Получается, это не Лид был, как мы думали. А чего это у него щека распухшая? Это точно не мы! Мда, зря его тогда в квартал наёмников отнесли. Но ведь как лучше хотели.

Ну вот, наконец все собрались. А Хатса не одна пришла, госпожу свою Гату, сыскных дел мастера привела. Но ничего! У меня на всех хватит. Хотел я уже бутылочку доставать, но энта Гата меня остановила и говорит:

– Чего же ты, мастер Фили, жениха своей дочери правильно опознать не смог? Он старался, а ты другому его место отдать решил!

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Пришли мы в гости к Фили, а там… Ни разу столько лысых сразу в одном месте не видела. Только непонятно, почему Фили и Нарин мне на них показывают и подмигивают, а госпожа пальцем грозит. Что же такое ночью-то происходило? Ничего не помню!

Как только госпожа сказала, что Фили жениха неправильно опознал, тот только рот открыл в возмущении. Но хозяйка на него даже внимания не обратила и лысого менестреля Трика спрашивает:

– Ты же народ обычно всякими смесями горючими алхимическими развлекаешь? Скажи, а нет ли у тебя такой, что не сразу загорается? Хотя я и так знаю, что есть. Целый отряд наёмников подтвердить может. Ты сам на прошлой неделе в трактире перед ними хвастался. И верёвки, на которых полка в подвале висела, опалёнными оказались. А теперь вопрос, – госпожа обвела взглядом притихших слушателей, – кто мог их пережечь, не заходя в подвал?

– Я не виноват! Это… – испуганно начал лысый менестрель.

– Госпожа Тильда, владелица трактира, не созналась в преступлении по порче имущества гнома Фили, – перебил его вставший Бобинтоз (тоже лысый). – Кстати, за такое злодеяния полагается пятикратное возмещение ущерба и штраф в казну города. Размер штрафа определяю я.

– Но у меня нет таких денег! – вскинулся Трик.

– Но это не главное, – Бобинтоз обличительно поднял руку. – Данное деяние можно квалифицировать, как попытку поджога с использованием магии, а за это положено…

Менестрель побледнел.

– Однако, – продолжал лысый рыцарь, – госпожа Тильда рассказала, что её племянник Трик давно питает нежные чувства в отношении девицы Лоты, дочери кузнеца Фили. Использование магии в проведении обрядов, а сватовство это, безусловно, именно обряд, законом не регламентируется. Поэтому, если это было сватовство, Трик и Тильда от ответственности по закону освобождаются. И ещё, в связи с событиями позавчерашней и вчерашней ночи (Бобинтоз недовольно провёл рукой по своей лысине), Совет Охраны Порядка города, в моём лице, постановил признать самогон Фили зельем отрицательно на порядок влияющим. И потому торговать им в розницу запрещается, а при продаже крупных партий надлежит предоставить в Главе Городской Стражи, то есть мне, образец продаваемого самогона на экспертизу. Всё!

Довольный собой Бобинтоз опустился на стул.

Некоторое время все молчали, а потом Фили, обращаясь к бледному менестрелю, со вздохом произнёс:

– Ну что ж, сынок, коли любишь, я препятствовать не буду. А твои порошки мудрёные, для кузнечного дела весьма подходящие. Только по дорогам шляться, как попрошайка безродный, ты заканчивай! Не дело это! Я уже и домик вам с Лоточкой присмотрел. Тётка у тебя справно живёт, тоже деньгами поможет, завтра же и прикупим. Сегодня у меня ночуй. Мы с женой, чтобы молодых не смущать, пойдём с твоей родственницей о свадьбе договариваться. Не по обычаю, конечно, но уж ты не стесняйся, впрочем, моя Лоточка девочка простая, сама к тебе придёт.

– Сэр Бобинтоз! – в панике завизжал Трик. – Я не хочу! Я заплачу! А за поджёг казнь сильно жестокая? Если просто повесят, я согласен! Люди, спасите меня!

Нарин. Гном

Трика-менестреля на следующий же день на Лоточке поженили. Даже жалко парня. Он и на эшафот пойти был согласен, но Филина супружница тут же заявила, что по закону казненный должен быть помилован, ежели какая девушка согласится взять его в мужья, а Лоточка, разумеется, не отказалась и таким образом супруга добыть.

Тетка менестреля, Тильда-трактирщица, хотя сама всё и затеяла, сухой из воды вышла. Даже в прибытке осталась. Забулдыгу племянника в добрую семью пристроила, конкурента всё-таки убрала, да и родственников не самых плохих приобрела.

С Гатой я по чести рассчитался. Да и, признаться, запросила она немного, только почему-то сильно заинтересовалась, долго ли я ещё в Пограничном гостить собираюсь. Ей тоже свои книги подарил.

Мастер Фили, надо признать, оказался вполне неплохим гномом. Не повезло ему только, что семерых дочек боги послали, сложно женихов отыскать. Одну даже за человека выдал, хоть и кузнеца толкового. А сейчас и вторую пришлось.

Подарил я Фили по каждой своей книге, что успели выйти, получил в отдарок пару бутылочек его знаменитого самогону. Жаль, пропал у мастера дополнительный доход. Но гном он даровитый, не пропадет.

Предложил сей мастер мне напоследок ещё раз у него посидеть, выпить, чтоб дорога добрая была. Больше незамужних дочек в доме не нашлось, потому согласился охотно.

Провожали меня знатно. Много народу пришло мне удачи пожелать.

Гата с Хатсой приходили, но посидеть, как положено, отказались. Гата сказала, что у неё дела сегодня, а Хатса соврала, что вообще пить не умеет. Трик не приходил. Говорят, его жена не пустила.

В общем всё хорошо закончилось. В который раз повезло. Уезжаю из Пограничного совершенно неженатым. Благоволит ко мне Великий Торин, да славится в веках его борода. И такой сюжет для следующей книги появился. Вот только имена поменять придется. Своё вставлять точно не буду. Мне такая слава не нужна.

Дело о «Чёрном единороге»

Гата. Сыскных дел мастер

Давненько я из Пограничного не выезжала, чтобы расследования проводить. Если честно, то и не собиралась, но тут случай вышел особый. Попросил о помощи Трик, племянник тетки Тильды и Фили-кузнеца зять. Если точнее, то с просьбой явился его тесть, поскольку сам он в тот момент в городе отсутствовал.

Поскольку по моей милости пришлось Трику на Лоточке жениться, отказывать я не стала. Бывший менестрель оставил свой промысел, перестал и алхимическими фокусами заниматься. Неожиданно обнаружились в нем таланты по коммерческой части. Теперь он одновременно торговый представитель тетушки и тестя, продает яблочный сидр и гномий самогон. Заодно покупает бочки из-под казгардского вина, а если из-под эльфийского попадутся, то и ими, понятно, не брезгует. Фили этому радуется. Ради выгоды (раз самогон в городе ему продавать запретили) даже согласен, что зятек часто в отъездах бывает. Ну а Трик, как шутит моя Хатса, от своей женушки готов хоть в Проклятые Земли сбежать.

Тем более что благодаря князю Ва'Диму там весьма неплохой рынок, купцы из разных стран съезжаются. И на хмельные напитки спрос есть. Это при том, что правитель их почему-то не одобряет. Если привёз, чтобы продать купцам, идущим дальше, налог совсем небольшой, а если в самой долине, то пошлина такая, что и прибыли почти не останется.

Какая там беда у Трика случилась, я толком и не узнала. И причина, похоже, всё в том же гномьем самогоне.

– Госпожа Гата, – услышала я с самого утра голос Хатсы, – посетитель к тебе.

– Кто на этот раз? – произнесла, отрываясь от зеркала.

– Гномы, – подозрительно радостно ответила та. – Точнее, один коротышка, мастер Фили.

– Зови, – разрешила я, а потом как бы вспомнила: – Да, Хатса, пойди скажи Ливу, что в саду требуется клумбы облагородить.

На самом деле ничего особого в саду делать не требовалось, но Хатсу от гнома лучше подальше отослать. Ещё припомнят, как самогону напились, да повторят… Пусть лучше с садовником-полулисом о клумбах поговорит.

Кузнец степенно вошел, поклонился и сразу без вступлений сообщил, что требуется помощь:

– Зять мой младший, Трик, через гномий банк просьбу о помощи прислал. Выручай, госпожа Гата.

– Что случилось, мастер Фили? – задала вполне естественный вопрос.

Мне сразу стало интересно. Гномы через свою банковскую связь довольно неохотно что-либо кроме финансовых отчётов передают. А уж для чужака, будь он хоть трижды зятем уважаемого мастера, особенно. Тут должно произойти что-то выходящее за рамки обычного. Дело обещало стать интересным.

– Да ты присаживайся, расскажи толком, – предложила я гному.

Тот послушался и тут же заговорил:

– Трик в княжество, что в Проклятых Землях, недели две назад отправился. Как обычно, партия товаров – изделия мои кузнечные…

– Самогон и сидр от Тильды, – продолжила я, улыбаясь, – об этом весь Пограничный знает.

– Ну так аппарат я лично ковал, и потом при перегонке разогреваю прямо в горне, – стал доказывать гном.

Он, похоже, совершенно искренне считал свой самогон кузнечным изделием.

– Не отвлекайся, мастер Фили, ты хотел рассказать о другом, – напомнила я.

Тот согласно кивнул и продолжил:

– Дня три назад получили мы весточку, что добрался наш зять, все хорошо складывается. Лоточка обрадовалась. Она, девочка моя, вообще на мужа не нарадуется. Остепенился бывший менестрель, а торговец какой стал. Столько достатка в семью от него пришло. Спасибо тебе, Гата, хорошего зятя мне нашла. Не то что этот Нарин, гном известный, но бестолковый. Книжками в основном и знаменит, да больше и нечем. Ни семьи, ни дома. Все странствовать норовит.

Не стала напоминать кузнецу, как он сам за Нарином охотился. Теперь точно станет всё отрицать.

– Ты бы не отвлекался, почтенный Фили, – прервала ещё раз словесные излияния. – Что с зятем-то твоим приключилось?

– Да если бы я знал. Пришла от него сегодня весточка, случилось что-то. Да в гномьем банке магическая система приема сообщений сбилась. Мы второго дня за удачное прибытие Трика самогону моего…

– Понятно. Опять твое зелье, ох, не доведет оно тебя до добра, мастер Фили. А если в следующий раз из-за вашего застолья деньги потеряются? Да тебя после этого вообще больше в гномий банк не пустят.

– Да мы совсем немного, – попытался оправдаться кузнец.

– Впрочем, не мое это дело, – махнула рукой я. – Только Хатсу мою не спаивай.

– Не буду, – заверил он.

– А что от меня хочешь?

– Поезжай в Проклятые Земли, госпожа Гата, – наконец-то перешел к делу гном. – У тебя с тамошним князем дружба, помним, как он в город приезжал. Разберись, помоги зятю моему беспутному. Уж я не обижу.

– Дорога туда небезопасная, и недешевая, – напомнила я.

– Всё оплачу, – тут же воскликнул мастер Фили.

Вот так и поехала я с Хатсой и Ливом в Проклятые Земли. Хатса рада была, вспомнила про некого воина, полусотника или даже сотника из дружины Ва'Дима. Почему-то уверена, что он на ней непременно женится. У полулиса там какая-то родня проживает, он тоже не прочь город покинуть. Ну а у меня давно интересных дел не было.

А в Долине Единорога такое твориться начало, что поначалу не до проблем Трика стало. У князя Ва'Дима средь бела дня дети пропали. Пришлось мне за это браться.

Дим. Попаданец

О пропаже княжеских детей уже на следующий день сообщалось во всех городских газетах. Вот именно, в обеих сразу! В принадлежащей гномам «Новости долины Единорога» и еще одной, недавно появившейся «Наша долина». От гномов, если честно, такой оперативности никак не ожидал. Основательные коротышки обычно никуда не торопятся, и их «новости» всегда бывают недельной, а то и месячной давности.

Бородатые журналисты вели себя прилично. Чинно пришли, выслушали официальную версию, пошептались немного с гномами, работающими в замке, пригласили тех на кружку пива и так же чинно ушли. А представитель дешёвого новостного листка лез во все дыры и приставал с вопросами к месту и не к месту. Причём как к прислуге, так и ко мне лично. Привык первым добывать эксклюзивный материал и ведёт себя так, как обычно.

Неужели не понимает, что это не мелкий скандальчик с принцессой из эльфийского посольства или вроде того? Речь идёт о моих детях!

Как сдержался и не врезал в морду, сам не представляю. Приказать спустить с лестницы не успел. Он, наконец, понял, что данный случай отличается от обычных, и сбежал раньше. Вернее, попытался, но попал под горячую руку Ларе. Мои остроухие жёны этого представителя прессы и так недолюбливали, а сейчас… Нет, не вовремя он ей попался, точно не вовремя.

Вообще-то случайно налететь на любую эльфийку в коридоре так, чтобы она оказалась у тебя в объятиях, практически невозможно. У меня получалось, но исключительно с жёнами. Подозреваю, ушастые сами всё и подстраивали. Но в связи с пропажей детей Лара явно забыла контролировать пространство вокруг себя. Горе-журналист налетел на эльфийку, выбегая из-за поворота. Так он ещё, вместо того чтобы сразу извиниться и постараться оказаться как можно дальше, с ней заговорил:

– Принцесса Ларинэ! Какое удачное совпадение! Я как раз тебя везде ищу. Хотел спро…

Что именно он хотел спросить, осталось неизвестным. Лара оказалась не такой сдержанной, как я. Пусть радуется, что ударила не каким боевым заклинанием, а всего лишь открытой ладонью. Не сильно, как раз хватило жертве долететь до ближайшей лестницы, дальше журналист покатился уже сам. Некоторые видевшие это слуги было попытались восторженно выражать свои поздравления, но, нарвавшись на недобрый взгляд эльфийки, сами предпочли оказаться как можно дальше. Увидев меня, тёмная немедленно высказала все, что она думает о гномьих типографиях, газетах, журналистах и об одном князе, который вздумал учредить прессу в своих владениях.

Если честно, идею о газетах гномам подкинул лично я, причём уже довольно давно. Однако, вопреки моим ожиданиям, те всё сделали по-своему, и вместо дешёвого доступного всем листка получилось дорогое солидное издание. Дорогая высококачественная бумага, такая же печать… При желании её можно было подшивать в хороший кожаный переплет и смело ставить на полку. Многие так и делали.

Вторая газета в княжестве образовалась без моего участия. Ну, естественно, не совсем без моего, такого важного дела на самотёк не отпустил бы ни в коем случае. Но инициатором, после не совсем удачной попытки с гномами, был точно не я.

Однажды княжеской аудиенции попросил некий человек со странным именем Сим Ралиэль, который хотел получить разрешение на издание собственной газеты. Его планы мне тогда понравились, потому что соответствовали моему представление о том, какой на самом деле из себя и должна быть газета. Дешёвая, быстрая и всем доступная, а не раз в неделю и только для богатых, как у гномов.

Понятно, я не только разрешил, но и помог советами. Сим Ралиэль, в отличие от бородатых журналистов, к ним очень внимательно прислушивался. Например, предприимчивые коротышки построили лавку при типографии, куда мог прийти любой желающий и приобрести их продукцию. О снующих по всему городу мальчишках, продающих газеты, даже слушать ничего не хотели. Мол, несолидно. Вернее, слушать-то они слушали, я тут как-никак князем работаю, но этим всё и заканчивалось. Новому издателю, наоборот, идея очень понравилась. Он сразу понял все перспективы того, что мальчишки бегают по улицам, выкрикивая самые горячие новости, заодно продавая продукцию. А ведь это был не единственный мой совет, который проигнорировали первые издатели.

Еще забавно смотрелось, как эльфы покупают газеты, издаваемые гномами. При этом делают вид, будто стесняются, как бы стараясь спрятать. Новые тоже брали, но всегда в тайне, через подставных лиц. Никто ушастых за таким делом ни разу не застал.

С этим, в принципе, было всё понятно. Газеты, выпускаемые бородатыми коротышками, покупать было даже престижно. Подозреваю, некоторые это делали, исключительно чтобы все видели, мол, смотрите, купил. А читать особо и не собирались, так, статейку-другую, не больше. Хотя ушастые, как светлые, так и тёмные, первое время даже пытались устроить конкуренцию и выпустить свои издания. И у тех и у других получилось нечто рукописное, размноженное магическим путём. Красиво, очень дорого и никому не нужно, да ещё и на древнеэльфийском языке. Это даже ради того, чтобы хвастать перед соседями, почти никто не покупал.

Поскольку мне начинание Сима Ралиэля понравилось и вёл он себя правильно, предоставил ему некоторые налоговые льготы на первое время. Это официально, а по сути, практически освободил от налогов. Эль как узнала – скандал устроила.

– А ты знаешь, что «Наша долина» уже имеет прибыль большую, чем «Новости долины Единорога»? – на всякий случай спросила она.

Вообще-то я знал. С самого начала чего-то подобного ожидал, поэтому проверял. К тому же новому издателю, директору и журналисту в одном лице сам беспроцентно денег одолжил, чтобы ускорить процесс. Он их очень быстро вернул, предоставив полную отчётность о деятельности. Ничего этого светлой жене рассказывать не стал, а задал встречный вопрос:

– Ты что, хочешь такие же льготы и гномам предоставить? Не ожидал!

– Ничего я не хочу. Вернее, хочу, чтобы кое-кто не разбазаривал семейные деньги. Сам меня министром финансов назначил, и теперь даже не советуешься. А нам ещё и детей растить.

– Только, дорогая, не нужно рассказывать свою любимую историю о том, что денег на это не хватит, – предупредил я.

– Дело не в финансах, – серьёзно ответила она.

– А в чём?

– Как я могу их правильно воспитывать, когда папа такой пример подаёт?!

Спорить не стал, хотя и не согласен.

А ведь мои ушастые жёны пока даже не подозревают, откуда этот Сим Ралиэль самые пикантные новости из дворца добывает? А то такой скандал непременно устроят, что мало не покажется. Всё дело в том, что я же его и снабжаю. То есть у меня в княжестве теперь появилась самая настоящая жёлтая пресса. Как в прямом смысле (газета печатается на дешёвой бумаге желтоватого оттенка), так и в переносном (когда скандальные новости о знаменитостях «просачиваются», лично ими и посланные).

Откуда, к примеру, на Земле газетчики достают снимки известной актрисы, где она в студенческие годы сфотографировалась обнажённой? В девяноста процентах случаев она же им и посылает. И деньги не стесняется взять (это когда самой доплачивать за рекламу не приходится), после чего ещё скандал поднимает, мол, вмешиваются в личную жизнь. А те, которые не рассчитывали стать звёздами и заранее не озаботились такими фотографиями, потом сидят и локти кусают.


Естественно, прежде чем выдать разрешение на открытие нового издания, я навел справки о личности соискателя. И вот что мне предоставила соответствующая служба. Имя – Сим Ралиэль. Утверждает, что имеет каплю эльфийской крови. Сколько точно, никогда не говорит, но старается дать понять, что минимум одна восьмая. На эльфа при этом совершенно не похож, скорее чуть-чуть на гнома, как раз на ту самую одну восьмую. Но родословная, по большому счёту, меня интересовала меньше всего. При случае спросил Эль, но на самом деле исключительно, чтобы сменить тему разговора, когда она про налоговые льготы прознала.

– Есть, но гораздо меньше того, что он хочет показать, – ответила она.

Умеют перворожденные определять свою кровь, как бы мало её ни было. И тут, по утверждению Эледриэль, в предках Сима Ралиэля имелся светлый эльф, семь поколений назад. Потом она сделала паузу и добавила:

– А с гномами у него сходство не просто так. Там как раз одна восьмая.

Однако гномьи и эльфийские предки – дело десятое. Меня больше интересовало, чего от этого Сима ждать как от представителя прессы.

Явился он в долину вместе с первой волной беженцев, когда выяснилось, что мы способны отбиться от дракона. Тогда население и города, и государства выросло прилично. С того момента занимался много чем, как правило, всевозможными авантюрами. Чего-то криминального замечено не было, просто рискованным бизнесом, который иногда приносил приличную прибыль, а чаще проваливался.

Однако всё вышеупомянутое – лирическое отступление. Главное, на этот раз гномы постарались и тоже выпустили свою газету в тот же день. Подозреваю, она у них была почти готова, вот вставили главную новость на первую страницу и отправили в типографию.

Сим Ралиэль. Журналист и издатель

Нужно было вчера сразу понять, что князь не намерен, как обычно, подкидывать интересную информацию. Привык и как-то не подумал, что речь идёт о его же детях. Расслабился, что в моём ремесле непростительно. И тёмную эльфийку потом вовсе не хотел обнимать и тем более за зад лапать. Ну, положим, если совсем честно, то, может, и хотел бы, но точно не собирался! Честное слово! Я ещё из ума не выжил! Само получилось. Случайно на неё в коридоре налетел, когда понял, что дальнейший разговор с князем может плохо кончиться, несмотря на его ко мне расположение.

Самое обидное, что от тех объятий никаких приятных ощущений в голове не осталось. Да и откуда им там сохраниться? Лестница очень некстати оказалась крутой и довольно длинной. Ступеньки не только рёбрами, но и головой пересчитывал. Это мне ещё очень повезло. По слухам, которым нет основания не верить, принцесса Ларинэ прекрасный воин и сильный боевой маг. Могла не просто отшвырнуть, но и что похуже сделать.

Хорошо хоть, добытая информация из головы не вылетела. Сумел до редакции добраться, сдать в набор, раздать распоряжения и только потом дополз до кровати и провалился в беспамятство. Слава всем богам, кабинет у меня на первом этаже, а квартира в том же доме на втором.

Как же всё болит! Меня не раз уже обещали побить, и с лестницы спустить, и много чего ещё, но не предполагал, что это сделает жена нашего правителя. Если бы вместо меня оказался кто другой, какие бы получились заголовки! Мечта любого журналиста! А так нельзя. И хорошо, что гномы подобных новостей в своём консервативном издании не печатают.

– Сим Ралиэль, уже проснулся? – раздался голос моей помощницы.

С Клариэль мне повезло. Я, конечно же, мечтал заполучить в помощницы эльфийку, но прекрасно понимал, что не имею никаких шансов. Попытался предложить работу полукровкам и тем, у ком была хотя бы четверть эльфийской крови, но, во-первых, их было совсем немного, а во-вторых, они и так неплохо устроились. Да и кто захочет идти к дураку, решившему заняться частным сыском в городе, где даже воровской гильдии нет?

Но с Клариэль мне повезло, несмотря на то, что лишь полукровка. Я тогда одну кражу расследовал и как раз её поймал. А поскольку клиент вдруг заявил, что, раз я так затянул с поисками, он ничего не заплатит, то с чистой совестью не назвал имени преступницы, вместо чего предложил ей работать на меня. Как ни странно, девушка согласилась и больше не воровала. Оказалась не только красивой, но и весьма сообразительной. Когда открыл газету, её первую позвал.

– Какие новости, Лисичка? – спросил я.

– Сим Ралиэль! Сколько раз просила не называть меня Лисичкой! Твоё счастье, что больной, иначе врезала бы так, что мало не покажется.

Ах да, совсем забыл сказать. Помощница у меня хоть и наполовину эльфийка, но не тёмная и не светлая, а рыжая, то есть дикая. И зовут её на самом деле не Клариэль, а просто Клар. Хотя выглядит скорее как настоящая перворожденная. Шерсти совсем нет, внешность вполне человеческая, уши так вообще эльфийские… Только ярко-рыжие волосы и длинный лисий хвост выдают настоящее происхождение.

И ещё не любит она, когда называют Лисичкой. Действительно может врезать, а дерётся совсем неплохо. Так и я сам терпеть не могу, когда меня с гномом сравнивают. В этом мы с ней похожи.

– Извини, Клар, забыл. Так как там наши дела?

– Замечательно! Весь тираж распродали ещё с утра. Сейчас второй допечатываем. Уходит прямо из-под пресса! Гномы, правда, свои «Новости» тоже сегодня сумели выпустить, но «Нашу долину» всё равно лучше берут.

– Будут знать, родственнички, как со мною тягаться, – еле слышно проворчал я.

Рыжая явно услышала, но виду не подала, вместо этого спросила:

– Ты, начальник, вчера так и не рассказал, что случилось?

– С лестницы упал, – буркнул я.

– Значит, у кого-то получилось выполнить обещание спустить Сима Ралиэля с лестницы? И кто же этот отчаянный? О ком мы будем писать разгромную статью в следующий номер?

– Принцесса Ларинэ, – ответил я, не забывая следить за реакцией помощницы.

– Лично?! – не поверила та.

– Лично. Я её совершенно случайно обнял, столкнувшись в коридоре замка.

– Бедненький, – проговорила Клар, хотя прекрасно было видно, что никакого сочувствия не испытывает.

Клариэль только при свидетелях разыгрывает влюблённую в меня по самые кончики ушей помощницу, на деле у нас ничего нет и, увы, не было. Я ей за эти спектакли доплачиваю, полукровку же они забавляют.

– И как она? – не удержалась от вопроса рыжая.

– Ты лучше, – честно ответил я.

Лисичка вопросительно подняла бровь. Причина была проста – когда я однажды полез обниматься к ней, пребольно получил коленкой между ног.

– От тебя остались и болезненные, и приятные ощущения, а от неё только пересчитанные рёбрами ступени, – объяснил я. – Ладно, хватит воспоминаний, какие ещё новости?

– Приходил торговец Фалезий, опять требовал, чтобы мы напечатали опровержение.

Ну, это было совсем не новостью. Купец Фалезий из Казгарда всегда требовал опровержения, что бы мы ни напечатали даже косвенно с ним связанное или никак не связанное, но ему примерещившееся. Как будто поставил себе цель такую.

Словно прочитав мои мысли, Клар добавила:

– На этот раз он обещал, что будет жаловаться князю.

– Сама знаешь, что не будет.

– Знаю. А почему ты не хочешь выполнить его просьбу? Он ведь за опровержение деньги неплохие предлагает. Подозреваю, если хоть один раз уступим, отвяжется и больше приставать не будет.

– Князь, когда давал разрешение заниматься печатным делом, очень ясно дал понять, что он думает о заказных статьях за деньги.

– Что, совсем-совсем нельзя? – не поверила Клар.

– Можно, – честно ответил я. – При условии, если заказчик сам князь.

– А если кто другой?

– Тоже, в принципе, можно, но в этом случае в статье всё должно быть правдой от первого до последнего слова. А кто за правду платить станет?

– Подозреваю, ты просто так развлекаешься, а мне его ежедневно выслушивать, – проворчала Лисичка.

На самом деле доля истины в её словах имелась. Газете полезны скандалы, а этот Фалезий истинная находка. Без него задумался бы о найме кого-то похожего.

– Ладно, а что-нибудь действительно важное есть? – спросил у помощницы.

– Есть, – ответила та. – В долину прибыла Гата.

– Постой, что-то я о ней слышал.

– Твоя коллега, между прочим, известная сыскных дел мастер из Пограничного. Князя Ва'Дима старинная знакомая (это было давно, ты тогда в нашу долину ещё не прибыл, вот и не знаешь).

Лисичка сделала паузу, после чего добавила:

– Поэтому, какой бы ни была боль, а вскочить, словно резвый жеребец, тебе придётся. Сыскных дел мастер в городе – значит, можно и репортажей понаделать, да и о прошлых её делах материала собрать. Читателям подобные истории ой как нравятся.

Поморщился от боли, пытаясь подняться.

– У меня идея! – воскликнула Клариэль. – Ведь вторая жена нашего князя – маг жизни. Может, стоит попросить её залечить тебе всё, что отбила первая? Они ведь тёмная со светлой, должны враждовать.

Издевается над начальством. Той попытки поцеловать забыть не может. Так ведь я тогда своё получил сполна, осознал и извинился, сразу, как только говорить опять смог.

– Держи, – вдруг сменившимся тоном произнесла она, бросая в кровать цепочку с медальоном. – Специально сегодня с утра бегала к магу жизни, чтобы зарядил. Вроде деньги неплохие зарабатываем, мог бы постоянно при себе носить. При такой работе никогда не знаешь, когда пригодится.

Я уже говорил, что с Клариэль мне повезло? Хоть она и вредина страшная, но помощница прекрасная. Своё дело знает. Вот и об исцеляющем амулете позаботилась, зарядила. Дорого, конечно, но Лисичка права, могу позволить. Спешно привел себя в порядок и отправился в гостиницу, где Гата остановилась.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Как услышала от госпожи, что мы в Проклятые Земли поедем, так со страху чуть в обморок не грохнулась. Боги светлые, за что мне такое?! Я ещё молодая и замужем даже не была! Ни разу! Хоть и знаю, что теперь там безопасно, торговцы часто ездят, а с тамошним князем лично знакома, но страшные истории о Проклятых Землях настолько засели в память, что о нынешнем их положении сразу и не подумала.

Потом успокоилась, заодно и Ларга вспомнила. Этот милый полусотник из свиты князя Ва'Дима так томно на меня смотрел, когда они на подворье госпожи Гаты жили, на балу у бургомистра со мной танцевал. Нет, он точно на мне женится. Я такие вещи сердцем чувствую! Странно только, он должен был в Проклятые Земли из своей деревни возвратиться почитай как год назад, и мимо Пограничного не проехать. Почему же мы не встретились? Ничего, приеду – разберусь.

С мыслями о Ларге я начала торопить Лива, чтобы полулис-бездельник поскорее собирал наши вещи. Госпожа Гата тем временем разузнала, что завтра в Проклятые Земли торговый караван пойдет, нам лучше к нему присоединиться. Это дело. Задержка в пути не существенная, а чем больше народу – тем и веселее, и безопаснее. Среди торговцев и охранников такие симпатичные попадаются. Но нет, я же к Ларгу еду. Даже не буду на прочих мужчин смотреть. А если он решил в родной деревне остаться? Пожалуй, стоит и обратить внимание, вдруг окажется кто симпатичный.

Дорога по Проклятым Землям оказалась совсем не страшной. Даже не верится, что тут раньше нечисть всякая водилась, которой меня в детстве пугали. Оборотни, вампиры, мертвецы живые – где они? Хоть бы один появился да на меня напал, а кто-нибудь из охраны каравана спас. Но нет, передвигались безо всяких происшествий, словно ко мне в Липовку.

А как к Долине Единорога подъехали – я так и ахнула. Целый город стоит, размером едва ли не больше нашего Пограничного. И кругом столько людей, гномов, орков, полулисов, и даже эльфов, что я в жизни и не встречала. А в стороне замок стоит. Шикарный, огромадный. По сравнению с ним те, что мне раньше видеть доводилось – лачуги.

Добрались мы до гостиницы, встретили Трика. Его и не узнать. Растолстел, заматерел. И бороду отпустил, не хуже, чем у иного гнома.

Был бы он ростом пониже – точно бы за коротышку подгорного приняли. Филин зятек сразу хотел о своих невзгодах поведать, да госпожа сказала, что на скорую руку дела не делаются. Надобно дать нам время поселиться, немного собраться с дороги, а потом можно и к расследованию приступать. Лив-бездельник тем временем удрал. Узнал, что где-то здесь его родичи обитают, и отпросился к ним. И зачем госпожа Гата его отпустила? Ладно хоть он вещи наши занес. А разбирать кто будет? Кто хозяйке и мне воды натаскает? Пришлось мне бедной со всем этим возиться. Нет в жизни справедливости.

Тут заявился какой-то видный мужчина, в камзоле богатом, с мечом на перевязи. Спросил, здесь ли Гата Хисти остановилась, получив же утвердительный ответ, сказал, что он по поручению князя Ва'Дима. Мол, просит его господин срочно прибыть в замок, беда у них. Княжьи дети – мальчик с девочкой пропали. Хозяйка тут же отбыла, даже не расчесавшись толком. Велела, чтобы я Трику передала, мол, позже его делом займется.

Думала я, что сама с племянником Тильды поговорю, тоже ведь расследовать умею. Почти не хуже госпожи Гаты, а ежели про цены на базаре, то и лучше. Точно! Она мне сама всегда поручает. Но он словно воды в рот набрал, слова не скажет. Несолоно хлебавши, решила я по городу походить, может Ларга увижу. Да как его увидеть, где отыскать сокола моего ясного. Тут как раз по улице несколько воинов шли. Сразу видно – стража городская, да получше наших, сэра Бобинтоза подчиненных. У всех доспехи вычищены, ремни подтянуты, а алебарды так и блестят.

– Скажите, служивые, вы полусотника Ларга знаете? – спросила я после недолгих раздумий.

– Полусотника Ларга? – удивленно проговорил один из них, покручивая ус. – Ты не про нашего командира ли говоришь, девушка?

– Наверняка про него, – обрадовалась я. – Он на мне жениться обещал!

Стражники странно переглянулись. Наверняка из зависти к своему командиру.

– Точно обещал? – спросил один из них.

– Конечно! – радостно ответила я.

– Не хочу тебя разочаровывать, девушка, – начал другой. – Только он сотник года два как уже.

– Так это очень хорошо! Муж-сотник завсегда лучше полусотника.

– Не спеши, девушка. Дом его неподалеку от ратуши. Живет там с женой, недавно дочка родилась.

Ах он, змей подколодный, изменщик коварный! Ведь такими томными глазами на меня смотрел, когда усадьбу госпожи покидал. Даже поцеловать хотел. И что вышло. Женился, погубитель мой, дите завел. А я чем хуже?

Вернулась в гостиницу, едва не плачу. И тут появляется один весьма симпатичный господин. На гнома слегка фигурой похож, только без бороды и выше гораздо, чем коротышки подгорные.

– Скажи, красавица, а как бы мне госпожу Гату увидеть?

– Нет её, в замок отбыла. Я ей первой помощницей буду. Если чего надобно – мне говори.

Ларинэ. Тёмная эльфийка

И зачем мужу понадобилось приглашать эту сыскных дел мастера? То, что она уже успела заработать какую-то славу, ничего не меняет. Нам ведь не слава нужна, а результат! В конце концов, детей не похитили, они сами через портал ушли. Вот если бы по-другому, тогда я лично первая же и позвала. А так толку никакого, смогла сказать то же самое, что и мы со светлой давно поняли. Вполне предсказуемо.

Но ничего мужу говорить не стали, а то ещё померещится, что не желаем искать детей. Он может и такое ляпнуть не подумав. Всё равно на возню с Гатой времени потеряли немного, тут хуже другое. Этот Сим Ралиэль потом пропечатает в газетёнке своей обязательно. Мол, мы сами найти не можем, поэтому знаменитую сыщицу приглашаем. А вот по этому поводу высказала своему человеку всё, что думаю о его затее с газетами. И в выражениях стесняться не стала. Надоело, если честно. И откуда только этот Сим Ралиэль сведения берёт? Не иначе кто-то из замка его снабжает. Гномы ёще ладно, те пусть и грубовато, но почти нормально пишут. Кто бы мог подумать, что стану хвалить этих бородатых коротышек?! Однако, когда есть с чем сравнивать, сразу видно, что хорошо, а что плохо. Вернее, не так выразилась: что плохо и что почти терпимо!

Никак не могу понять, почему муж благоволит этому полукровке? Надо было сразу нажаловаться, что меня облапал его журналист, только теперь поздно – сама с лестницы спустила. Но ничего, вот найдем детей, тогда я устрою весёлую жизнь этому пройдохе Ралиэлю. Если, конечно, он сам мне раньше под руку не попадётся. А пока точно не до этого.

Если честно, уже на следующий день ожидала скандальной статьи, как стоящая на пути свободной прессы тёмная эльфийская принцесса спустила с лестницы честного журналиста. Вот! Уже даже разговаривать, как Дим, начала!

Как ни странно, но об этом в газетах не появилось ни слова. С гномами всё понятно, они такого рода новостей не одобряют, даже когда в деле замешан кто-то из эльфов, а почему Сим Ралиэль промолчал? На него не похоже, чтобы согласился упустить такой шанс. Или о том, как сам попал в такую неблаговидную ситуацию, писать не собирается? Скорее, просто почуял, что я готовлю ему сюрприз, собираясь нажаловаться мужу. Ну да ладно, разберусь с этим выскочкой в другой раз. Но обязательно это сделаю!

А пока определили лишь направление, в котором находятся наши дети. Естественно, готовились к походу. Муж пытался отговаривать. Разумеется, не в смысле, что вообще не надо, а вначале стоит продумать все как следует. Дим у нас вообще хороший, но на самом деле ничего не понимает, как это страшно потерять детей! Человек, что с него возьмёшь? Но любимый человек, и это главное.

Для эльфов это очень важно – любой ценой вернуть пропавших детей. Немедленно! Для человека тоже, но не так, как нам. Так привыкла к мужу, что стала забывать, кто он на самом деле. Всё равно он наш. Любит и меня, и светлую, и наших малышей, несомненно, тоже. Поэтому ему многое можно простить.


Когда я решила отложить расправу над фальшивым полуэльфом на потом, не учла, что светлая может иметь совсем другое мнение по тому же вопросу. Эледриэль ворвалась в комнату, в то время как мы с мужем обсуждали возможные планы похода.

– Дорогая, что случилось? – удивился Дим.

Против её присутствия он, конечно же, ничего не имел, просто сразу обратил внимание на выражение лица.

– Твой журналист переходит все рамки дозволенного! – воскликнула она.

– И что он опять натворил? Неужели и к тебе приставал? Хоть ещё живой? А то там после Лары мало что осталось.

Инсинуации мужа светлая проигнорировала.

– Посмотри! – бросила она сегодняшнюю газету перед человеком.

Интересно, что там её так задело? Я пока не читала.

– Ааа, всего лишь статья. Я думал, действительно страшное.

– Читать даже не собираешься? – нехорошим тоном спросила Эледриэль. – Он действительно страшное написал.

– И что? – пожал плечами муж. – Призывает к свержению князя и его ушастых жён? Или стоп! Дай угадаю. Требует, чтобы у правителя долины в жёнах были не только эльфийки, но и представительницы всех других народов, тут проживающих? Нет? Неужели он совершил самый страшный грех в нашем княжестве и взялся пропагандировать моногамию?

Тем временем, пока муж неудачно пытался шутить, я взяла газету в руки, раз он сам не желает.

– Действительно неслыханная наглость, – прокомментировала прочитанное.

– Что там? – наконец заинтересовался человек.

– Посмотри, оказывается, это вовсе не мы нашли в подвалах замка портал. Только благодаря знаменитой сыщице Гате из Пограничного и мудрым советам её помощницы Хатсы удалось его обнаружить. Они сразу всё поняли, все отыскали и нам рассказали. А мы, глупые, даже и не подозревали.

– Вообще-то… – начал муж, но, натолкнувшись на наши со светлой взгляды, не договорил.

Прекрасно поняла, что он хотел сказать. На самом деле не подозревали, и только наши Иваниил с Мариэль нашли. Но ведь не какая-то Гата! И тем более не Хатса, кем бы она ни была. Да её и в нашем замке близко не было!

– Подумаешь, газеты всегда врут! – сменил тему Дим.

– Гномы почему-то этим не занимаются, – напомнила я.

– Срочно сюда позвать гномов! – воскликнул муж. – А то потом никто не поверит. Эльфийка восхваляет абсолютную честность бородатых коротышек!

Хитрый он у меня. Так запросто взял и почти возникший скандал погасил. Мысль о том, что мы будто бы защищаем подгорных журналистов, настолько абсурдна, поэтому и спор больше не продолжался.

Гата. Сыскных дел мастер

Признаться, первая встреча с Триком меня несколько озадачила. С одной стороны, бывший менестрель просто горел желанием поведать мне о своих проблемах, а с другой, при всём своём многословии, ничего толком не сказал, и мне показалось, что он меня опасается и даже, можно сказать, боится. С чего такая настороженность? До сих пор женитьбы своей простить не может? Не исключено, но, когда у человека проблемы, для решения которых зовут специалиста вроде меня, о таких вещах обычно не вспоминают.

Но если ему не к спеху, то и я решила не торопиться и сначала обустроиться в выделенных нам комнатах гостиницы, а уж потом побеседовать с клиентом ещё раз в спокойной обстановке. Но не успела.

Когда появился гонец от князя, я сначала подумала, что он прибыл с приглашением поселиться в замке. Ещё в дороге не сомневалась, такое предложение непременно последует. Вполне логично, Ва'Дим в моём доме гостил, к себе в замок приезжать приглашал, за гостиницу даже обидеться может.

Заранее приготовилась извиниться, но в замок переезжать не собиралась. Я здесь по делам, людей же на беседу всё-таки удобнее в снятые комнаты, а не в резиденцию правителя приглашать. Только предполагала, что с приглашением прибудет князь Проклятых Земель лично. Ва'Дим в таких вопросах титулом не чинится. Поэтому появление посыльного меня всё же несколько удивило.

Однако оказалось, что цель приглашения гораздо серьёзней. У князя пропали дети. Причина была более чем важная. Поэтому благополучие товарищества Фили, Тильды и Трика по торговле самогоном могло потерпеть. Быстро собравшись, я отправилась на аудиенцию к князю. Хатсе, чтоб не путалась под ногами, велела пока заняться делом Трика.

– Будет сделано, госпожа! – охотно ответила она. – Не беспокойся, я это дело быстро расследую.

Я и не беспокоилась. Несмотря на кажущуюся простоту и вечную зацикленность на поисках подходящего жениха, моя служанка была вовсе не дура. Таковую я в помощницах держать бы не стала. Конечно, доверять ей проводить собственное расследование особо сложных дел было бы опрометчиво, но с простыми она вполне справлялась, да, порой, и не только простыми. Например, махинации купеческих приказчиков разоблачала на раз. Девочка она старательная, собрать начальную информацию ей вполне можно доверить. Тем более что тут дело в любом случае, так или иначе, с торговлей связано.

Ва'Дим встретил меня у ворот замка, поприветствовал в своей обычной непосредственной манере и, как я и ожидала ранее, отчитал за поселение в гостинице:

– Это не просто неуважение ко мне лично, это настоящее посягательство на устои княжества! – деланно возмущался он. – Во-первых, создаётся впечатление, что я забываю старых друзей, во-вторых, люди могут подумать, что в моём замке нет места для гостей, и, главное, этим нарушаются традиции. Объявить тебя, живущую в гостинице, пятой женой будет весьма затруднительно. Что газетчики подумают?!

– Почему это пятой? – растерялась я.

Задала вопрос скорее машинально, не понимая, при чём тут какие-то газетчики? И чуть не пропустила следующего заявления князя.

– Ага! А на жену значит согласна? – обрадовался Ва'Дим.

Я только отрицательно помотала головой. Он, полюбовавшись некоторое время моей ошарашенной физиономией, соблаговолил объяснить:

– Несколько месяцев назад газета «Наша долина» (весьма уважаемое издание, между прочим) всерьёз проводила расследование на тему, сколько конкретно у меня жён.

– И как? – по инерции спросила я.

– Официальная версия была тогда убедительно опровергнута. Сначала мне в жёны записали всех обитателей замка, подходящих по полу. Потом всё-таки исключили оттуда женщин, имеющих других мужей, затем прислугу, представителей посольств и так далее. Короче, под конец, опираясь на неназванные, но совершенно надёжные источники, близкие к трону, в списке оставили только Эль, Лару, Анжу и Ли, всего четыре, ты будешь пятой.

Нет, никогда не пойму этого странного князя! У него дети пропали, а он шуточки шутит. Как его только жёны терпят?

– Ну пятой, так пятой, – отмахнулась я. – Давай лучше по делу. Рассказывай, когда исчезновение обнаружили?

Ответить он не успел, появилась Эледриэль, его настоящая (официальная) жена.

– Что ты здесь делаешь? – не обращая внимания на меня, заговорила она с мужем. – Мы с Ларой уже успели ещё раз осмотреть комнаты Иваниила и Мариэль, точно выяснили, какие вещи они взяли с собой, а ты всё непонятно чем занимаешься.

– Как это «непонятно чем»? – обиделся Ва'Дим. – Я тоже поисками детей занимаюсь.

Светлая эльфийка слегка подняла бровь и изобразила на лице выражение, в котором были одновременно и вопрос, и абсолютная уверенность, что она не верит ни одному слову своего человека.

– Вот даже специалиста привлёк, – ничуть не смутившись, продолжил он. – Знакомую тебе сыскных дел мастера Гату.

Возражать против моего участия в расследовании Эледриэль не стала, наверняка вспомнив свою неудачу в поисках «украденного» фотоаппарата. А может, просто не пожелала тратить время на лишние споры с мужем ещё и по этому поводу. В любом случае я пошла с ними.

К сожалению, на этот раз ничем помочь я не смогла.

Осмотрев неработающий портал, в котором исчезли Иваниил и Мариэль, по следам я смогла примерно показать другие места подземелья замка, где они часто бывали. Однако эта информация для поиска пропавших была сейчас бесполезна. Подозреваю, матери это смогли определить и без меня. К тому же в распоряжении князя имелся гораздо лучший следопыт. Около портала беспокойно крутился огромный лохматый белый с коричневыми пятнами пёс. Время от времени он злобно рычал на серый камень древнего артефакта или начинал горестно скулить.

В преступлениях весьма нередко применение волшебства, поэтому, даже не имея дара, я весьма неплохо разбираюсь в различных аспектах теоретической магии, в том числе и малоизученных, таких как магия порталов. Но состязаться в этом вопросе с двумя чистокровными эльфийками, кроме всего прочего являющимися жрицами Древа и потому обладающими огромной силой, не могла по определению. А если учитывать, что и у них ничего не получилось сделать, то чего ждать от меня?

Несмотря на мою неудачу, Ва'Дим, не слушая возражений, выплатил, как он сказал, «за консультацию», десять золотых, выделил для проживания во дворце целых пять комнат (из которых реально жилыми оказались только две), пообещал предупредить прислугу и, распрощавшись, поспешил к своим эльфийкам.

Глядя ему в спину, внезапно поняла, что, несмотря на всю браваду и вечные шуточки, Ва'Дим сильно переживает за детей, но не подаёт вида, не желая ещё больше расстраивать своих жён. Последнее, по-моему, неправильно. Столько лет прожить с двумя эльфийками под боком и не понять, что их отношение к детям очень сильно отличается от человеческого? Подозреваю, любые его попытки шутить матерей не успокаивают, а раздражают.

В любом случае князь ни на мгновение не позволяет себе расслабиться, всё его поведение словно говорит, что он совсем не сомневается в благополучном результате будущих поисков. Да, такой правитель, отец, муж, безусловно, достоин уважения! Получить по шее от жён тоже достоин.

Задумавшись, я неторопливо отправилась обратно в гостиницу. Выделенные комнаты в замке, конечно, хорошо, но пока в городе жить мне будет всё равно удобней.

Трик. Свободный торговец

Что за напасти на мою голову?! Мало мне, что тесть – гном (и доченька его, жена моя – жаба страшная), так он ещё и дураком оказался. Это же надо было додуматься из Пограничного сыскных дел мастера прислать? Сколько, интересно, он Гате денег заплатить успел? И как от жадности старый хрыч не лопнул. Хотя нет, не лопнул, дочку свою действительно любит и всё что угодно для неё за любые деньги купит.

И я, выходит, тоже дураком оказался, раз такую возможность даже не предусмотрел. Обо всём подумал, а о Гате – нет. Хоть и все беды мои от неё, с женитьбой на жабе-Лоточке связанные. Нельзя никак было забывать змею эту сыщицу, умная она слишком.

План же мой, в общем, признаться, был неплох. Во всяком случае, на тот момент именно таким казался. Не хотелось домой возвращаться, ну нисколечко. Чего я там не видел? Суженую свою плешивую, жабу оркоподобную? Или папашу её, Фили-кузнеца, деревенщину, который опять начнет поучать меня, как торговать следует.

И если по делу, то я послушал бы, а так… В Пограничном самогон с большим прибытком никогда продать не мог, да и железяки свои тоже. Мнит себя при этом великим мастером и торговцем. Ну, мастер, допустим, действительно неплохой, особенно в том, что касается крепости и качества напитка, а с торговлей не очень. Вернее, даже очень не.

Или взять тетушку, Тильду-трактирщицу? Ведь опять полезет с утешениями:

– Ах ты, дитятко моё бедное, сиротинушка горемычная, несладко тебе живется с нелюбимою…

Тьфу! Раньше подумать не могла, дура, когда подсылала меня у Фили весь самогон изничтожить. Теперь ещё смеет, лицемерка, мне свой сидр на продажу давать. И как это тесть одобряет? В Пограничном извечные конкуренты были, а тут компаньонами заделались. Взвоешь от всей этой компании!

Я в Проклятых Землях как можно больше проторчать согласен, тем более что жизнь тут неплоха, интересна и ничего страшного и ужасного вроде жабы-жены и прочих дураков-родственников здесь нет. Вот и составили мы с моим товарищем по торговле, которому я весь товар продаю и ещё кое-какие делишки проворачиваю, план, как мне подольше в Проклятых Землях задержаться и дома не появляться. Тем паче что новая партия самогона у тестя не скоро появится, а тетушкин сидр только на следующий год. Тирин, компаньон мой, хоть и гном, но мужик понимающий. Услышав мои причитания, сразу предложил:

– Так давай мы твоему тестю передадим, через гномий банк, что у тебя тут какое-то происшествие случилось. Возможно, даже криминального свойства. А детали сообщать не будем. В общем, серьёзные неприятности у тебя. И пока ты не разберешься со своими неприятностями, из Долины Единорога не уйдешь.

– А что случиться-то со мной тут могло, почтенный Тирин? – грустно спросил я его. – Здесь не то что воровской гильдии, уличных карманников нет.

– Ну так тесть твой об этом не знает, не будь я Тирин, сын Тарина, внук Турина. А если и что-то слышал, то наверняка не верит. Репутация же у Проклятых Земель ещё та. Мало кому известно, что в княжестве пути торговые провели, а на них почти всю нечисть истребили. Сам видишь, какой чудесный город поставили. Мы все это сделали, гномы!

Ну вот, опять хвалиться пошел. Есть у него такой недостаток, впрочем, присущий большинству коротышек, гномов первыми во всем считает, мастерами самыми искуснейшими, воинами да торговцами.

– Погоди-ка, друг любезный, – попытался поймать своего компаньона на противоречии. – Коль скоро вся эта красота гномами построена, так каждый из вашего племени об этом знать должен.

– Конечно же, – с гордостью ответил он.

– И тесть мой в том числе, – озвучил я главную свою мысль.

– Ну и что? – удивил меня Тирин.

– То есть как?

– Он тебе хоть раз про наш город говорил? – усмехнулся гном. – А особенно про дороги сюда? Нет?

– Нет, – согласился с гномом. – Хотя уже не в первый раз сюда приезжаю.

– Вот то-то!

– А в чём тогда дело? – всё же заинтересовался я.

– Твой тесть о построенном гномами для князя Ва'Дима наверняка знает если не всё, то многое, а о местных порядках – наоборот.

Возникла пауза. Партнёр явно ждал вопроса, но я промолчал, раз уж начал, пускай сам договаривает. Тирин с умным видом намотал бороду на кулак и покровительственно произнёс:

– Не бойся, мы и не из таких переделок вылезали.

Так что послушал я бородатого компаньона, да только пробежало всего несколько дней, и пришло мне сообщение от тестя, мол, приезжает Гата на помощь. Да ещё и хвастался, мол, не хотела, но он сумел уговорить. Болван!

Тут я, признаться, струхнул изрядно. Хотя хорошо ещё, заранее узнал. А то появилась бы эта хитрая ищейка в городе, а я тут свободой наслаждаюсь. Сообразил, что надо придумать такую небылицу, чтобы Гата в неё поверила. Или хотя бы не сразу раскусила. Да вот в голову ничего не лезло. Передать Тирину вещицу какую, чтобы он её спрятал или вообще из города увез? Гате сказать, будто потерял или, лучше, украли. Так никакого подходящего предмета у меня нет. Не кольцо же обручальное (потерял бы его с удовольствием)?

И у гнома-приятеля совсем идей нет. Пока только одно придумали – как Гата в городе покажется, я сошлюсь, будто у меня торговая надобность появилась в ближайшую крепость отъехать. Будто бочки из-под казгардского да эльфийского вина кто-то туда на древесину купить успел, есть шанс перехватить. Мол, проблемы проблемами, но торгового интереса никто не отменял. Какая-никакая, а отсрочка.

Эта хитрость сразу и не понадобилась, случай помог. Не позавидую, конечно, правителю здешнему, князю Ва'Диму. Дети у него пропали. Гату под это дело сразу в замок позвали, она поди с дороги и переодеться не успела. Признаюсь честно, воспользовался ситуацией и наплёл с три короба, зная, что не до того ей будет. Так и вышло.

В отсутствие хозяйки служанка её, Хатса, с расспросами заявлялась. Тоже ещё один сыскных дел мастер выискался! С ней я и говорить не стал. А на следующий день из города уехал. Нашел Тирин место, где отсидеться можно. Заодно и придумать, что же в следующий раз Гате наврать.

Сим Ралиэль. Журналист и издатель

Помощница знаменитой сыщицы Хатса оказалось настоящей находкой. Была готова выболтать все, что знала, главное – уметь спрашивать. А уж если красавицей назвать и несколько намеков сделать, так вообще. Но мне нетрудно, особенно если девушке приятно.

Таким образом, информация шла широким потоком. Не совсем та, которой хотелось бы, но все равно вполне приемлемая. Не сомневаюсь, читателям моей газеты будет интересно узнать об участии принцессы Алисилиэль в краже собственной драгоценной ложки, подаренной ей князем Ва'Димом. Весьма удачная информация, если правильно подать, многим понравится. А то эльфы слишком уж зазнаются. Или о неудаче принцессы Эледриэль как мага Разума в поисках вора, укравшего дорогой артефакт её мужа. Как ни странно, правитель Проклятых Земель к таким статьям относится совершенно спокойно. Если палку не перегибать, конечно. Или о происшествии в свите Императора Севера, случившемся сразу после его свадьбы…

В общем, на пару-тройку статей о прошлых делах Гаты точно хватит. Конечно, многое из того, что рассказывала Хатса, интереса не вызывало. Ни к чему мне подробности о преступлениях против оркских лошадей или гномьей выпивки (хотя о родственничках кое-что можно и тиснуть). Так же, как и подробности личной жизни самой служанки, хотя, если сотник Ларг когда-нибудь станет тысячником, сведения об обманутой им девушке тоже могут пригодиться. Такие подробности из жизни высокопоставленных особ очень нравятся публике. Но в любом случае не сомневаюсь, как только появится новая информация, я буду одним из первых, кто о ней узнает.

Поэтому контакты со служанкой следовало поддерживать. И два-три нехитрых подарка мне в этом деле помогут. То, что при этом слухи пойдут, будто бы Сим Ралиэль ударился ухаживать за служанками, ничего страшного. Если верить моим будущим статьям, она не столько служанка, сколько компаньонка, а ещё и помощница, участвующая в делах и расследованиях. Гномы об этом вряд ли станут писать, поэтому вся правда о Хатсе и её расследованиях будет только в моей газете. А если выйдет уговорить Лисичку изобразить сцену ревности, публично, разумеется, то вообще хорошо получится. Вообще-то мы с ней такие вещи заранее оговаривали, но девушка этого дела не любит, а заставлять не хочу.

Правда, по делу об исчезновении княжеских детей информации пока было очень мало. Попытался расспросить о том, зачем сыскных дел мастер вообще сюда приехала?

– Не могла же она знать заранее о детях? – спросил я наугад.

– Конечно, нет! – возмутилась Хатса. – Госпожа Гата обязательно бы предупредила князя Ва'Дима.

– Тогда зачем вы приехали? Проклятые Земли не то место, которое посещают развлечения ради. Если не секрет, конечно.

Оказалось, что не секрет. Только там вообще непонятная история получилась. Что-то связанное с гномами, самогоном, несчастной любовью и все такое… Хатса сразу похвасталась, что, пока госпожа Гата занята делами князя, она назначила свою помощницу заниматься гномьими делами. И у неё уже есть определенные успехи, о которых она пока не может рассказать. Сразу сослалась на тайну следствия. Ну всё понятно, какая это тайна. Ничего не смогла разузнать, вот и придумала отговорку. Уж если бы что знала, не утерпела бы.

Однако сделал себе заметку в памяти, что надо разузнать об этом гноме-торговце побольше. Возможно, даже что-то интересное будет. Ведь кому угодно понятно, что просто так сыскных дел мастера вызывать никто не станет. А источники информации у меня и свои имеются. Правда, в среде гномов с этим хуже, но всё равно кое-что можно разузнать. Посмотрим, что выйдет.

Вернувшись в редакцию, первым делом вызвал к себе Лисичку. Вообще-то она и так там была, но официальный тон того требовал.

– Клариэль, тебе особое поручение, – начал я. – Выяснить всё, что известно о гноме по имени Трик. Занимается торговлей, в основном поставками из Пограничного самогона (естественно, гномьего) и сидра.

– А почему бы тебе не сделать это самому? – ухмыльнулась она.

В общем-то, стандартная шутка, когда дело касается гномов.

– Сама знаешь, – проворчал я. – Родственнички меня не жалуют.

Естественно, ей это прекрасно известно, но не упускает случая упомянуть, лиса! Следующий раз пошлю с заданием к её хвосто-мохнатым родственничкам, будет знать, как над начальством издеваться. Собрался было озвучить угрозу вслух, но не успел.

– Подожди, – перешла на деловой тон Клар. – Но ведь торговать самогоном и сидром, если они привозные, крайне невыгодно. Князь такие налоги назначил, что запросто разориться можно.

– Вот это в первую очередь и необходимо выяснить. Гном Трик каким-то образом умудряется обходить пошлины.

– Уже интересно, – прокомментировала помощница.

– Подозреваю, его неприятности связаны именно с этим, – продолжил рассказывать я. – Не знаю, напечатаем потом статью или используем полученную информацию ещё как-то, но это нужно выяснить.

– Хорошо, всё будет сделано, – пообещала Лисичка и исчезла.

Однако девушка вернулась неожиданно быстро.

– Что? Уже? – удивился я.

– Так нечего было выяснять, – хитро улыбаясь, ответила она.

Я, понятно, не поверил, и она охотно объяснила:

– Нету никакого гнома Трика. Но есть человек с таким именем, вот он как раз торговлей напитками и занимается.

– Но мне говорили… – начал я.

– Не знаю, чего тебе там наврали, – довольно усмехнулась помощница. – Обычно ты такие вещи на раз раскусываешь.

Тут она меня уела. Не стал уточнять для рыжей Клариэль, что при мне никто ни разу не называл торговца Трика гномом. Почему-то у самого сложилось такое впечатление.

– Человек Трик, – продолжила объяснять помощница, – является родным зятем гнома-кузнеца из города Пограничный. Самогон явно оттуда. С сидром пока неясно. Дала нашим агентам задание выяснить подробности.

Лисичка Клариэль. Полулиса

Зачем начальнику понадобилось придумывать всякие оправдания, не понимаю. Так я и поверила, что со своими бородатыми родственничками не захотел общаться. Вернее, тут как раз всё нормально, действительно не хочет, как и те с ним. Но дело совсем не в этом. Как будто я сама отправлюсь подгорных коротышек расспрашивать о торговце Трике. Есть кого послать, газета «Наша долина» давно не бедствует. Хотя прекрасно понимаю, что помощница для того и нужна, чтобы начальник не сам бегал по подчинённым, раздавая приказы.

Однако очень удачно получилось сразу выяснить, что этот самый Трик не гном, а человек. Просто один из наших наборщиков его знал. Ничего конкретного рассказать не смог, но и этого для начала хватило. Сразу об этом и доложила, слегка посмеявшись над начальником.

Вообще с Симом Ралиэлем мне повезло. Никто другой на работу брать не желал. Вернее, желающих как раз хватало, но все их предложения сводились к одному и тому же, то есть к постели. А этому начальнику хватало, что я буду разыгрывать по уши влюбленную в него помощницу. Почему бы нет, тем более что за это специально доплачивает? Если честно, я бы и бесплатно на такую роль согласилась. Нет, никаких планов на Сима не строю, тут дело в другом. И даже не в благодарности, просто мне самой это выгодно. Позволяет отбиться от большинства поклонников. Мол, место занято, и вам не светит.

Вскоре агенты начали приносить информацию о торговце Трике. И довольно интересную. Оказывается, пошлины, назначенные князем Ва'Димом, можно легко обойти. Достаточно объявить сидр и гномий самогон алхимическими зельями. Формально и не придерешься, тем более Трик на самом деле состоит в гильдии алхимиков. Кстати, он ещё и менестрелем бывшим оказался.

Наверняка это и привлекло к нему внимание. Нет, не его менестрельское прошлое, а уклонение от налогов. Наши информаторы успели выяснить, что не они первые, кто об этом пройдохе расспрашивает. Значит, можно даже не сомневаться, неприятности у хитрого торговца действительно есть. Иначе вызывать из другого города сыскных дел мастера уж точно никто бы не стал.

Уже на следующий день все сообщила Симу Ралиэлю. Тот остался весьма доволен.

– Вот и повод навестить Хатсу, – заявил он.

– Служанку сыскных дел мастера? – удивилась я.

– Её самую.

– И зачем она тебе понадобилась? – спросила у начальника. – Неужели влюбился?

– Не говори глупостей, Лисичка, – ответил он. – Но сцену ревности тебе разыграть придется.

Я лишь поморщилась, и вовсе не из-за упоминания моего прозвища. Разыгрывать влюблённую в начальника помощницу была совсем не против, однако глупо при этом выглядеть не горела желанием. Но, увы, ревность входила в наш договор.

– И она не простая служанка, – добавил Сим.

– Кто же еще? – удивилась я.

– Помощница, и, по её словам, именно она расследует дело торговца Трика, пока сама Гата ищет детей князя.

– И ты поверил?! – удивилась я.

– Вообще-то нет, – честно признался начальник.

– Тогда в чём дело?

– Дело в том, что в данном случае Хатса сказала правду. Ты же знаешь, я это чувствую, досталось в наследство от эльфов.

С эльфийским наследством Ралиэль как всегда загнул, но факт остаётся фактом, правду ото лжи он действительно отличает.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Вот уже неделю в Долине Единорога живём, а делом так и не занялись. Трик пока ещё из своей поездки не вернулся. Стоило ли звать нас сюда так срочно, ежели сам торопиться не хочет? А гостиница, она ведь тоже денег стоит! Обязательно надо госпоже Гате сказать, чтобы она в гонорар (это, по-умному, так плата за работу называется) цену снимаемых комнат приплюсовала. И совсем неважно, что они из княжеской казны оплачиваются.

О последнем я сначала и не подозревала, просто хозяйка случайно проговорилась, будто гостиницу сам князь Ва'Дим оплачивает, и, окромя того, он нам во дворце жильё выделил. Что там в замке нам причитается, не знаю, не видела (в любом случае, пройдохе-менестрелю обо всём этом говорить совсем не обязательно), но трактирщик, после того как ему от князя письмо принесли, о плате не заикается. Даже вчера, когда нечаянно его кувшин расколола, слова не сказал. Обидно, я уже ругаться приготовилась, цену сбивать, хотела высказать, что сам виноват, нечего кувшины на край стола ставить, а он молчит. От расстройства специально ещё две тарелки ему расколола. Всё равно молчит, злыдень!

Наверняка сильно моя госпожа князю Проклятых Земель в поисках его детишек помогла, хотя сама она от этого отказывается. Но и без того всё понятно. Просто так трактирщики разбитые кувшины не прощают. Уж я их породу знаю! Обычно за самую маленькую чашечку такую цену задерут, что на рынке за такие деньги, почитай, целый сервиз купить можно.

Я так всё Симу Ралиэлю и рассказала. Хороший вообще он человек, вежливый. Хотя и врун. Никакой эльфийской крови в нём нет, это сразу понятно. Что я, эльфов не видела?! Да и вообще, брешет много, но, надо признать, красиво. Госпожа сказала, что он любит вольно интерпретировать факты (это, по-умному, означает, правдивые вещи говорить, но так, что в итоге брехня получается). Сначала не поняла, как так можно, а потом бабку Витку из Пограничного вспомнила. Ту ещё ни разу никто на вранье не поймал, однако все знают: верить ей – себя не уважать, но послушать бабкины россказни всё равно интересно.

В Долине Единорога, видимо, своей бабки Витки не было, вот Сим Ралиэль и завёлся. Только он хитрее её оказался. Если бабка сама по городу слухи разносит и бесплатно, то этот Сим додумался все сплетни на бумаге печатать (газета называется) и за деньги продавать. А честные люди думают, будто если написано, значит, обязательно правда. Я сама тоже раньше так думала, а потом убедилась, после того как эльфов вживую увидела, что не всё там правда. Во всех книгах пишут, будто эльфийки – прекрасные. Положим, на лицо они действительно приятные, а вот телом – худые. У меня, к примеру, фигура гораздо красивше. Как раз здесь газетчик Сим, несмотря на свою профессию лживую, не соврал, я это и так знала.

А вообще, дурак он! Думает, не понимаю, зачем мне приятные вещи говорит да подарки дарит. Ха, да как только я к госпоже на службу поступила, ко мне почти каждый день разные люди с тем же самым подлизывались, да про дела наши вызнавали. Когда первый подошёл, я сразу обо всём хозяйке поведала. Она похвалила и велела в таких случаях подарки принимать, помогать соглашаться, а рассказывать можно только то, что она разрешит. Естественно, в тот же день, как Симом познакомилась, я всё как есть госпоже рассказала. Она сначала задумалась, а потом рукой махнула.

– Вреда от него нет, пользы тоже, сама решай, что ему можно рассказать, а что нет. А если тебя не так поймёт, то сам виноват. И потом, возможно, нам такие связи пригодятся.

Я только кивнула. Дела мы с госпожой разные расследовали, о некоторых она мне уже давно даже самой забыть велела. Пусть газетчик радуется, красивые слова говорит да подарки дарит, про настоящие тайны он всё равно не услышит.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Если бы не нехватка времени из-за ситуации с пропажей детей, я бы с этим Симом Ралиэлем точно разобралась. Давно, между прочим, пора. На этот раз его газетёнка перешла все границы. Никак не могу понять, почему муж ему покровительствует? И ведь на прямые вопросы не отвечает, всё время пытается шутками отделаться. Ну ничего, найдём детей, вернёмся, тогда я с ним разберусь. С ними обоими. В конце концов, я маг разума или просто погулять вышла? Ну вот, опять одна из любимых присказок мужа прилипла. Но ничего страшного, тут она очень даже к месту.

Вот если бы этот журналист к нам за информацией свою помощницу присылал, я бы сразу всё поняла. Не равнодушен мой Ва'Дим к девушкам с экзотической внешностью. А она как раз из таких. Смесь дикой полулисы с человеком, однако выглядит нетипично для их полукровок. Нет, в измене мужа не подозреваю (только попробовал бы!), просто с подобной стал бы откровенничать куда охотней. Ну и нам с тёмной повод для ревности подкинул бы таким образом. Чтобы было интересней игру продолжать. Но нет, журналист дешёвой газетки сам приходит, а не свою вертихвостку присылает.

Однако сейчас было не до этого, мы готовились к походу. Даже не так, к этому мы уже несколько дней как полностью готовы. О сопровождении отряда светлых эльфов договорились, а поскольку им идти только до внешней границы Проклятых Земель и обратно, смогли собраться всего за день. Куда больше времени требовалось на то, чтобы решить, кто в княжестве останется за главного на время нашего отсутствия. Как мы с тёмной ни рвались на поиски, а всё равно были вынуждены согласиться с мужем, что дом без присмотра оставлять нельзя.

Дело «по раздаче портфелей», как обозвал его Дим, оказалось не таким уж простым. Давно мы уже свою Долину все втроём не покидали. Нет, старый приказ Дима о том, что старший рыцарь Ордена Прекрасного Далека Гилия становится главной в отсутствие князя и его жен, никто не отменял. Но это, скорее, формальность. Хотя в прошлый раз девочка вполне успешно справилась, но даже сама понимает, что ей сильно помог в этом Ва'Лет.

Кроме того, сейчас имеется дополнительная сложность – две эльфийские принцессы, которых мы в жрицы посвятили. Формально они почти равны Гилии, да только мало того, что тоже молодые и в таких делах неопытные, так ещё и иностранноподданные. То, что тёмная чуть старше – не считается. Ларинэ, вон, тоже больше чем на сто лет меня старше, и что? Деньги всё равно считать не умеет, и вообще, Дим меня больше любит.

Но я отвлеклась. Девчонки ведь мигом спихнут скучную рутину на своих воспитателей. Отдав им всю власть над силой, даваемой Древом, мы, по сути, доверим управление Долиной нашим с Ларой родственничкам из эльфийских посольств. И дальше неизвестно, что хуже. Смогут тёмные и светлые эльфы между собой договориться (что сомнительно) – будет в княжестве порядок, но только как бы не пришлось свою же долину потом штурмом брать (сильно преувеличиваю, но всё же). Не смогут – тогда, при двух враждующих правителях, о порядке можно забыть. Древо, конечно, ничего глобального не допустит, но на мелочи, скорей всего, обращать внимания не станет. А эти самые мелочи иногда очень дорого обходятся.

В конце концов, решили разделить полномочия. Новоявленных жриц объявили ответственными только за магию и прямым приказом, дополненным клятвой верности, подчинили Гилии (она всё равно в этом ничего не понимает, напортачить не сможет, но и эльфам безобразничать не даст). Всеми хозяйственными вопросами будет заниматься градоначальник, гном Гельф. Я давно поняла, что кроме меня на эту должность именно коротышки лучше всего подходят. Сначала, помню, предлагала этот портфель Нарину, да он из Проклятых Земель сбежал к Ва'Лету на север.

В руках Зары оставили управление городской стражей, а её бывший заместитель Нур (тот, который Нуриэль) возглавил армию. И их всех, опять-таки формально, подчинили Гилии. Однако оставили указание – в случае чрезвычайной ситуации вся власть переходит к Заре. На этот раз с письменным приказом связываться не стали (как показала практика, это совсем ненадёжная вещь), а просто довели его до обеих в приватной беседе.

Не сказать, что Гилия осталась очень этим довольна, но спорить не стала, а Зара просто приняла информацию к сведению, однако пробурчала вполголоса, дескать, была бы счастлива вообще не ввязываться в политику, мол, дело это грязное и неблагодарное, особенно «в случае чрезвычайной ситуации». Эти слова только убедили нас в правильности выбора. В наёмнице мы были уверены, свою верность она давно доказала, кроме того, несмотря на молодость (по эльфийским меркам), была достаточно опытным командиром. Вот кто бы мне раньше рассказал, что людям буду доверять больше, чем своим сородичам, ни за что бы не поверила.

Конечно, проще всего казалось просто объявить Зару правительницей, но неизвестно, вернее, как раз известно, как воспримут окружающие назначение простолюдинки на такую должность. Хотя муж предлагал пожаловать наёмнице участок в Проклятых Землях, дескать, давно заслужила, объявить его графством, а Зару, соответственно, графиней. Он такой, он может. Еле смогли с тёмной его отговорить от такой резкой ломки вековых традиций. Хорошо ещё, что сама наёмница, узнав о грядущем титуле, в панике начала паковать вещи, собираясь бежать из Долины. Только тогда Дим угомонился.

Позже узнала, что только сделал вид. Втайне написал такой указ, запечатал в конверт и передал Гилии на хранение. Как раз на случай «чрезвычайной ситуации». Чтоб она его тоже в ручей уронила, не иначе!

Но всё уже было позади, и мы наконец покидали долину. И тут этот Сим Ралиэль набрался наглости и пришёл последнее интервью брать. Ларинэ его шуганула. После столкновения в замке он тёмную побаивается. Ещё гномы пришли, но те не вопросы задавали, а наоборот, свежий номер своей газеты на дорогу дали. Как будто нам это сейчас может быть интересно. Но муж для приличия взял.

– Будет чем костёр разводить, – шепнул он мне.

Правильное решение! Дим у меня умный! Единственное достойное применение гномьей писанине. Ту, что Сим Ралиэль делает, даже для такой цели применять нельзя, ещё обед подгорит. Или пованивать будет.

Дим. Попаданец

Всегда думал, что самая скучная вещь в мировой литературе – это список кораблей из поэмы Гомера. Той, что не про приключения Одиссея (хотя он вроде в обеих книгах отметиться успел). «Илиада» называлась. Там одна глава в буквальном смысле этим самым списком и является. Наивный, я тогда еще гномьих газет не читал. Подобные мысли невольно пришли в голову, когда бородачи последний номер своей прессы подарили Правда, нужно признать, что этот случай был особый, не всегда они такую муть, не интересную никому, кроме них самих, печатают. Да и тут явно старались успеть до нашего отъезда.

Причина, как ни странно, была простой, ведь мы с ушастыми (после долгих споров и уговоров) приняли решение о том, что вслед за нами пойдёт гномий караван. Ну и, естественно, рассказали коротышкам о покинутом городе.

Что тут началось! Сначала они не поверили. Потом, когда получили доказательства, долго возмущались, почему не рассказали раньше? Странный вопрос. И наивный. Но глупые вопросы быстро кончились, и верх взял присущий гномам рационализм. Торговались они так, что, казалось мою Эль переспорят. Хоть от этого польза была, так как светлая на какое-то время вернула душевное спокойствие, оказавшись в своей тарелке.

Но, в конце концов, наши условия приняли. Куда им деться. Правда, пригрозить, что вместо них эльфов возьмём или, что ещё хуже, мелких безбородых гномов, пришлось, причём не раз. Подействовало! Потом, как ни странно, очень оперативно собрали караван. Скажу честно, никак не ожидал от бородатых коротышек такой скорости. За нами они в любом случае не поспевали, но всё равно.

И в специально приуроченном к нашему отъезду номере газеты напечатали список тех, кто пойдет в древний город. Если бы только именами ограничились, так ведь нет, про каждого написали – какой он достойный гном и замечательный мастер, кем были родители и остальные родственники до десятого колена. Едва ли не у каждого второго родословная к Великому Торину восходила. Про остальных намекалось, что и у них тоже, просто нет документальных подтверждений.

Я сильно подозреваю, что пресловутый гомеровских список кораблей когда-то выглядел точно так же. Это потом рассказчики и переписчики сократили перечень всех воинов и их подробных биографий в нем, чтобы не запутывать читателя их подвигами да родословной, потому что на самом деле книжка всё-таки про контроль над черноморскими проливами.

Дорога по долине до начала перевала если и запомнилась, то лишь тем, что была даже скучнее, чем обычно. Когда шли по ущелью перевала, на ночлег остановились в деревне полулисов. Сопровождающие нас светлые эльфы отнеслись к этому со всем своим эльфийским достоинством. То есть старались не замечать своих хвостатых сородичей, и даже пищу от них не принимали, обходились своими эльфийскими лепёшками. При этом практически всем точно известно, что полулисы оба эльфийских посольства снабжают продовольствием. Но это уже их проблемы, в смысле, перворожденных.

А когда мы достигли выхода из перевала и практически ступили на Проклятые Земли, нас нагнал гонец от светлоэльфийского посольства. Уж не случилось ли чего? Возвращаться никак не хотелось. Хотя, с другой стороны, появилась и надежда. Мало ли что? Вдруг дети сумели вернуться тем же путём, которым исчезли? Судя по тому, как заблестели глаза у Эль с Ларой, им в головы пришла та же самая мысль. Но увы, дело оказалось совсем в другом. Да и гонец к главе эльфийской охраны подъехал и о чём-то с ним зашептался. Будь дело в наших детях, точно поступил бы по-другому.

– В чём дело? – спросил я, когда понял, что если сам не поинтересуюсь, то наверняка ничего и не узнаю.

Остроухие какое-то время помялись, после чего гонец наконец нехотя ответил:

– У принцессы Алисилиэль во второй раз украли мифриловую ложку.

– Во второй раз?! – удивился я. – А что, был ещё и первый?

Глянул на своих ушастых. Те явно тоже об этом ничего не знали. Эльфы же делиться информацией явно не собирались. Странное дело. У меня сложилось впечатление, цель гонца заключается не в том, чтобы кого-то отозвать, а чтобы проверить не вывозим ли мы эту самую ложку из долины Единорога. То есть не мы конкретно, а некоторые из сородичей. Единственное, что удалось выяснить, на стене в комнате у принцессы обнаружился нарисованный углем единорог. Гонец пытался доказать, что это гномьи шутки, но, похоже, и сам в подобном не был уверен. Нет, что-то с Алисиной ложкой нечисто. Вернёмся, обязательно нужно будет выяснить про оба случая.

Алисилиэль. Светлая эльфийка

Всё, живя в Долине Единорога, я окончательно убедилась, что наши старые эльфийские законы неправильные и их надо реформировать. Папа, помнится, обещал, что на моё пятидесятилетие отдаст в управление островную рощу. С неё и начну. Хотя какая там роща! Видела я её. При желании переплюнуть можно. Ну ладно, переплюнуть, может, и не у каждого получится, а из лука в любом направлении стрелу через всю перебросить – запросто. Четыре дома, центральная площадь (у меня сейчас спальня и то больше), пятнадцать осин, одиннадцать клёнов, три ольхи да пять дубов – вот и вся роща. И всё это на крохотном островке, причём берега реки каменистые, сплошные скалы – за сотни лет ни одного дерева вырастить не получилось. Это нам, эльфам! На островке растёт, а на берегах нет. Не иначе боги пошутили. Но побег от Древа там принялся, значит, по закону Роща.

Хоть от Первого Светлого Леса меньше чем в одном переходе, местность там глухая, так что на этот островок никто не зарится, своего лорда сроду не было, и управляется наместником. Вот такой подарок папа мне обещал, чтобы я управлять научилась. Ну и пускай даёт! Я уже знаю, что делать буду. Вторым государственным языком сразу объявлю гномий диалект. На самом деле, сама я на их языке разговаривать давно бросила. Надоело. Но Нарину и другим моим друзьям приятно будет, и пусть папа позлится!

Самих коротышек и полулисов по берегам поселю. Гномы пусть свои шахты роют, Нарин мне рассказывал, что где Древы растут, руды богатые, только гномов туда не пускают, а родственники Фокса скот выращивать начнут, в отличие от деревьев, трава на берегах хорошо растёт. Сама же буду к ним в гости ходить. И налоги получать, естественно. Клянусь Древом, лет через пять мой островок богатейшей из эльфийских рощ станет. Я уже готовиться начала, народ собираю, кое-кому из будущих жителей даже намекнуть успела, ничего заранее не обещая. Нарин согласился, только условие странное поставил. Закон издать, что, пока он в моих владеньях будет находиться, ему жениться нельзя. Но это ерунда! Лишь бы папа не передумал!

Но самое главное, я всё это оформила на бумаге в виде набросков к будущему плану и «случайно» на столике в одном из залов нашего посольства «забыла». На следующий день там же и нашла, ни один из листов не пропал. Но я-то помню, в каком положении их оставляла! Всё получилось именно так, как я и задумывала. Кто-то мой «план» нашёл, внимательно перечитал и доложил куда положено. Не сомневаюсь, что при первой же возможности копия окажется на столе у папы. Будет знать, как такие «подарки» на день рождения делать.

Папа у меня умный, и несомненно сразу поймёт, что ничем подобным я заниматься не собираюсь… Вот только после того, как залезла на наше Древо Жизни, сомнения у него должны появиться. Теперь можно нисколько не сомневаться, не увижу я той рощи ни под каким предлогом.

Но сейчас, честно говоря, не до этого. У князя дети пропали. Я за них сильно беспокоюсь, хотя верю, что ничего плохого не случится, ребятишки они умные, шустрые, в родителей. Играть с ними очень интересно было, иногда они такие весёлые шутки затевали, что сама бы ни за что не додумалась, хотя наши эльфы почему-то подобного не одобряют. Ну, да если их во всём слушать, от скуки помереть можно. Они всегда мне самые весёлые вещи запрещают. С гномами водиться нельзя, с полулисами нельзя, с тёмными нельзя, с людьми – только на балах и только с кем для политики полезно, а с остальными тоже нельзя. Скука! Если честно, я и сама никогда не горела желанием с ними всеми тесно общаться, но после запретов…

Когда князь с жёнами на поиски детей поехал, меня жрицей Древа назначили. И Древо согласилось!!! Я так обрадовалась, что даже не расстроилась, когда тёмная тоже жрицей стала. Да и чего расстраиваться?! Подумаешь, тёмная! Принцесса Ларинэ тоже из них, и ничего, нормальная эльфийка. И эта Кирзимирэ, сразу видно, не безнадёжна. В фонтане она купалась, князя целовала, мне даже кажется, смысл его анекдотов иногда понимает, правда, признать это стесняется. Ну ничего, если подружимся, я ей всё объясню. Ва'Дим в таких случаях говорит, что и медведей на велосипеде ездить учат. Кстати, надо будет попробовать. Этот самый велосипед у меня уже есть, Нарин по чертежу князя сделал. Осталась ерунда – всего-навсего медведя добыть. Тем более от полулисов слышала, что здесь в горах они водятся.

Естественно, Кирзимирэ я тёмную жрицу не называю, по примеру князя сократила её имя. Сначала хотела Кирзой звать, но Ва'Дим почему-то рассмеялся и забраковал, сказал, что это имя для эльфийской принцессы неподходящее, посоветовал сократить до Киры. Я согласилась. Она не очень. От князя ещё терпит, а от меня не хочет. Но ничего, привыкнет. Тёмная даже попыталась пригрозить, что и меня Алисой станет называть. Нашла, чем пугать!

А вообще, первое впечатление о тёмной оказалось верным. Эльфийка она не вредная. Старше, опытней, и, оказывается, ещё исследованиями магическими занимается. Архимаг Таурендиил, глава нашего посольства и мой наставник, после беседы с Кирой впечатлился. Уважать её начал и даже, до сих пор не верится, ТЁМНУЮ мне в пример привёл. Всего один раз и сам понял, как оговорился, но произнесённых слов обратно уже не вернёшь!

Сказал, что многому у неё научиться могу. Кое в чём он прав. Кирзимирэ действительно показала, как с магией Древа лучше управляться. Никогда бы не подумала, что тёмная мне магию преподавать будет! А ещё после её уроков я убедилась, что светлые и тёмные эльфы-учителя одинаковые зануды. Но объясняет она хорошо. Интересно. Правда, к сожалению, редко, когда в настроении.

Что ни говори, принцесса Кирзимирэ хоть и тёмная, но дело с ней иметь можно. Окончательно в этом убедилась, когда строгая и во всём правильная на вид эльфийка, смущаясь, попросила её с моими друзьями-гномами познакомить. Оказывается, она со своим учителем для научной работы редкий трактат гномам заказала. Жадные коротышки, когда речь о больших деньгах идёт, всё что угодно найти могут. И трактат этот отыскали, только проблема в том, что заказ делала не Кирзимирэ, а её учитель, его сейчас в долине нет, принцессе же продавать «чужую» вещь гномы отказались наотрез. А я чего? Мне никогда не сложно подруге помочь. Только даже у меня ничего не получилось. Бородатые коротышки в таких вопросах крючкотворы страшные. Говорят, что книга дорогая и рисковать они не могут. Вот прибудет, мол, заказчик, тогда пожалуйста. А пока пускай такая ценная штука в их банке полежит. Даже на время почитать не дали, жадины.

Кирзимирэ расстроилась, очень ей этот трактат нужен, а я обиделась и разозлилась. Ну, коротышки, сами виноваты! Обещала подруге помочь, значит помогу. Магической силы у меня сейчас много, и для немагических препятствий тоже средство есть.

Кариил. Светлый эльф

Вот уж никогда бы не подумал, что свяжусь с людьми, причём с самыми презренными их представителями. Как сказал один древнеэльфийский мудрец: цель оправдывает средства! Потом другой добавил, что это так до тех пор, пока хоть что-то оправдывает саму цель. Несомненно, они оба правы, да иначе и быть не могло, учитывая, что и тот и другой светлые. А цель у меня действительно достойная.

Можно сказать, я один из немногих эльфов, которые готовы защитить честь нашей расы. А остальные… Подумать только, выросший в самом центре Проклятых Земель магический сорняк перворожденные принимают за Древо! Они сошли с ума, не иначе. Ведь всем известно, в Проклятых Землях под воздействием постоянного магического излучения, оставшегося от древних Великих Войн, даже с животными происходят удивительные мутации. Этак дойдёт до того, что каждый новый вид здешней нежити будут считать за обыкновенных зверей. Ну а кончится тем, что оборотней объявят волками, полулисов эльфами, а вампиров в королевские дружины брать начнут и налоги с них собирать.

Как только стало известно о появлении нового магического мутанта, копирующего свойства Древа, лорды и жрецы обязаны были приложить все усилия, чтобы уничтожить его или хотя бы взять под контроль. Для этого, как ни противно, можно было бы даже заключить союз (временный) с тёмными. Они хоть и неполноценные, но всё-таки эльфы. Поначалу даже высказывались подобные предложения (не о союзе, конечно, а об уничтожении сорняка-мутанта), но победило, как они выразились, благоразумие. Большей насмешки над этим понятием они даже при всём желании придумать не сумели бы.

Мой учитель, искуснейший из магов Каликрис, сразу это понял. Служить этому великому эльфу – честь. К сожалению, к его словам не прислушались, а меня презирают, считают, что ради новых заклинаний я пресмыкаюсь перед архимагом. Глупцы! Ради крошек знаний мудрейшего эльфа можно пойти на многое. К тому же с Каликрисом мы всегда сходились во мнениях. И даже если я иногда не сразу понимал его приказов, со временем до меня всегда доходила грандиозность замысла и как это повлияет на судьбу мира. Ну или потом дойдёт. Уверен. А пока лучше просто исполнять приказы мудрейшего.

В основных эльфийских рощах ближайшую сотню лет решил вообще не показываться. Мне достаточно общения с моим великим Учителем и некоторыми его последователями. И сейчас выполняю Его приказ, помогаю грязному человечишке Белазиру, наивно считающему себя магом. Этот дурак думает, я работаю на него за деньги. Идиот! Когда он первый раз дал мне золото, хотел убить его за наглость, но всё-таки решил пощадить. Пока. Да и деньги в тот момент действительно нужны были. Учитель щедр, но, занятый великими делами, порой забывает, что не обладающему Его возможностями эльфу необходимы средства для существования.

Людишки же и моя с ними связь… считаю, что это не я с ними, а они со мной, что бы эти отбросы про себя ни думали. Надо признать, атаман Лекал неплохо организовал банду, дисциплина и магическая поддержка на высоте, но, если бы не моя помощь, грязные полуразумные уже находились бы там, где им самое место, в темницах и на плахе.

Белазир, для человека, неплохо разбирается в магии Иллюзий, но о возможностях пусть даже и не настоящего Древа имеет мало представления. Обмануть жрецов сложно, но возможно, хотя если бы в Долине присутствовали настоящие Жрицы, а не назначенные на эту роль молоденькие принцессы, даже у меня вряд ли бы получилось. Так что, пока глупец-князь со своими женщинами (сейчас они не имеют права называться эльфийками) разыскивают по свету детей, мне надо срочно завершать задуманное. А решил я ни много ни мало уничтожить сорняк, называемый здесь Древом. Не думаю, что после такого самозваное княжество долго продержится.

Убить бога, мягко говоря, не просто, а эльфийское Древо, даже такое ущербное, имеет вполне сравнимую силу. Но я нашёл способ. Помогло многовековое разностороннее образование. Я изобрёл совершенно новое горючее вещество, причём без всякой магии. За основу взял зловонную маслянистую жидкость, выступающую из недр земли. Эту дрянь люди и гномы иногда используют для смазки тележных осей или с городских стен на вражескую армию льют.

Она, понятно, и сама по себе горит, но плохо. Однако после того, как я очистил её аппаратом, с помощью которого гномы гонят своё мерзкое пойло, а потом получившуюся жидкость сгустил с помощью горючего растительного масла, образовалась смесь, способная прожечь даже металл. Для Древа этого, конечно, мало, но я обнаружил, что при добавлении некой алхимической присадки на пламя не действует никакая магия. Оказывается, готовить нужный ингредиент умеет некий торговец, бывший алхимик. К счастью, Белазиру тоже понадобились его зелья, и мне не пришлось объяснять главной части плана, о которой пока никто не знает.

Как только получу достаточное количество своей смеси, я смогу сжечь проклятое Древо, а потом… Кто посмеет презирать эльфа, способного уничтожать богов? Пускай ущербных из-за того, что росли в Проклятых Землях, но богов. Следующими же запылают рощи тёмных! А Каликрис будет более щедр ко мне.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Неинтересное нам с госпожой на этот раз дело попалось. Да и расследовать-то пока нечего, клиент исчез. Я думала, что Ва'Дим со своими эльфийками нас позовут в экспедицию (это так по-умному путешествие называется), а они даже не подумали. Вчерась сами с каким-то эльфийским караваном уехали. И как они без нашей с госпожой помощи детей искать собираются? Вот попомните моё слово, ничего не найдут, вернутся, и во второй раз ехать придётся.

Несколько раз Сим Ралиэль приходил, о прошлых делах выспрашивал, но теперь ему много рассказывать опасаюсь. Он в своей газете якобы с моих слов такое написал… Честное слово (так госпоже и сказала), ему даже близко ничего подобного не говорила, а он… Хорошо ещё, что хоть и набрехал, но своим враньём нас с госпожой Гатой хвалил, иначе я бы ему…

И всё равно обиделась, меня он неправильно в своей статье описал. Куда такое годится?

«Первая помощница прославленного сыскных дел мастера, обладая аналитическим складом ума и феноменальной памятью, играет важную роль в раскрытии преступлений. Распутывая очередное дело, Гата обязательно консультируется со своей компаньонкой…»

Оно вроде бы всё хорошо написано и правильно, но кто же на мне после такой статьи жениться захочет? Я так этому Симу Ралиэлю и сказала. Надо обязательно упомянуть, что я, ещё кроме всего прочего, молодая, красивая и не замужем. Журналист долго извинялся, согласился, что это важная информация, обещал в следующей статье обязательно это отразить. Умеет он, брехун, красиво говорить!

И всё равно скучно мне тут жить, даже поругаться не с кем. Бабка Витка в Пограничном осталась. Но я себе всё-таки нашла полезное и интересное дело.

Так как за полугнома с эльфийским именем замуж всё равно не собиралась, решила поиском женихов заняться. Дело для любой заботящейся о своём будущем девушки достойное. Пусть изменщик Ларг не думает, что на нём свет клином сошёлся, тут и без него замечательные мужчины попадаются. И вообще, на самом деле он мне никогда особо не нравился. Я даже бабке Витке как-то так и сказала.

Поиски достойного супруга – дело серьёзное, поэтому я подошла к нему со всей ответственность. Оделась покрасивше, лучшее платье достала (то самое, которое госпожа выкинуть грозилась), жёлтое с рюшечками, взяла корзину побольше да на базар здешний отправилась. Ещё в первый день успела заметить, что цены на товары в Проклятых Землях очень сильно скачут. Ткани дорогие, причём абсолютно все, хоть эльфийские (красивые!), хоть гномьи (грубые, но крепкие и практичные), хоть любые другие. Те продукты, что местные полулисы, родственники нашего Лива, выращивают, дешёвые, а что купцы привозят – наоборот.

Только и те и другие мне без надобности, нас с госпожой трактирщик всё равно бесплатно кормит. Но мне сейчас любой товар подходил, главное, потяжелее и чтобы стоил подешевле (нужная вещь быстро на рынке нашлась). Сначала хотела просто земли в корзину насыпать, однако решила, что лучше какой-никакой, но товар туда положить.

Вышла я, значится, из торговых рядов и стала подходящих кандидатов дожидаться. Вдруг вижу, отряд скачет. Одежда богатая, доспехи начищены, главное, сразу видно, не по делу едут, а просто прогуливаются, строя не держат, переговариваются весело, короче, то, что мне нужно. Поставила я корзину, сама рядом на землю уселась, и давай причитать:

– Ой, ногу подвернула! Как же мне теперь с тяжким грузом до дома добраться?!

Ага, заинтересовались! Но заговорить со мной не успели, будь он неладен, командир ихний появился. Молоденький совсем, голос звонкий, мальчишеский, сам безбородый ещё, но сильно строгий. На своих подчинённых ни за что ни про что наорал. Я только тут заметила, что и они дети почти, а когда командир сам ко мне направился, даже обрадовалась. Конечно, мне бы кого постарше, но больно уж у него наряд и доспехи богатые. Сразу видно, из благородных. Вот выйду за такого замуж, сама госпожой стану. А бородатые мне всё равно никогда не нравились. Подъехал он поближе и спрашивает:

– Чего орёшь? Помощь нужна?

– Вот, – отвечаю, – господин хороший, корзину бы мне до дома донести. Сама никак не справлюсь, ногу подвернула.

– Ладно, помогу, – проворчал мальчишка. – Давай свою корзину.

– Ой, спасибо, господин хороший! Я – Хатса, первая помощница Гаты, сыскных дел мастера. Мы сюда из Пограничного по важному делу приехали. А как тебя звать?

– Уж точно не господином. Я магистр ордена Прекрасного Далёка, Младший Цвет Сердца Леса рыцарь Гилия… О боги! Что это? Какого демона ты уголь в корзине таскаешь?

Я уже рот раскрыла, собираясь высказать всё, что думаю про распоясавшихся девиц, которые в мужской одежде с оружием по улицам ездят, честных девушек смущают, как вдруг с дальнего конца улицы послышались крики, появился дым, встревоженные горожане, вооружившись вёдрами и топорами, потянулись в сторону занимавшегося пожара.

Бессовестная девка обеспокоенно обернулась на переполох и бросила мне:

– Извини, видимо, помочь сейчас не смогу.

После чего ускакала туда же. Подхватив тяжёлую корзину, я шустро последовала за ней. Интересно, что это горит? Особенно потому, что, насколько я знаю, город надёжно защищён от пожаров магией. Дело нехитрое и недорогое, а польза огромная, только дурак станет экономить. Поэтому если что и загорится, то, скорей всего, специально кто-то поджёг. А значит, может понадобиться расследование. Очень кстати я на месте оказалась, всё своими глазами увижу и виновного изобличу.

На пожаре было как… на пожаре. То есть все бегают, суетятся, кричат… Горело светлоэльфийское посольство. Вруны эти эльфы хуже Сима Ралиэля! Ещё говорят, что их магия самая сильная, а сами даже собственное посольство от огня защитить не смогли. Или смогли, но поджигатель ещё сильней оказался?

Мало того, бестолковые остроухие ещё и людей, которые им помочь прибежали, прочь гнали. Самое интересное, что городская стража тоже народ разгонять пыталась, а потом и вовсе хватать и вязать пожаротушителей начали. Ничего не понимаю! Или они не понимают?!

И тут неожиданно я увидела того, кто командует обнаглевшими стражниками… Сначала хотела просто подойти и в лицо сказать всё, что про него думаю, да ещё и по физиономии нахлестать, но потом передумала. Близ огня такая свалка была, что и подходить страшно, люди уже не столько пожар тушили, сколько с этими самыми стражниками дрались. Я огляделась. Вот незадача! Даже швырнуть в него нечем. Ой! Как же это нечем?!

Пожар и драка ещё были в самом разгаре, когда я налегке, с пустой корзиной, но очень довольная бодро шагала по направлению к гостинице. Подлый изменщик очень вёртким оказался, но всё-таки я в него несколько раз хорошо попала.

Ларг. Сотник

– Господин сотник, мы тут главаря, который народ баламутил, поймали! – послышался голос единственного гнома моей сотни, десятника Тиба.

Хорошая новость, единственная на сегодняшний день. Если только коротышка действительно привел мне того негодяя, что в самом деле виновен в сегодняшнем происшествии с эльфийским посольством. Сомневаюсь я в его способностях поймать кого либо, это не гномье пиво с самогоном на спор пить, в чем ему действительно нет равных. Недаром прозвище у Тиба – Толстяк, в десятники, надо сказать, он выбился благодаря отдаленному родству с градоначальником, на службе ничем не отличался. Разве что в базарных делах неплохо разбирается, где торговцы сжульничали или налоги утаивают – просекает. Но зачем же сразу десятником назначать?! Сделали бы каким проверяющим и хватило. Но вдруг боги подгорного народа решили смилостивиться над моим подчиненным, и он умудрился поймать поджигателя?

– Веди сюда, да поживее! – велел я, присаживаясь в теньке близстоящего дерева. – Да притащи кувшин с водой. Жажда замучила.

В ожидании провел рукой по волосам, осторожно прикасаясь к свежей шишке. Эти «поджигатели» зачем-то углем в стражу кидать начали, умудрились мне пару раз по голове кусками заехать. Ну, задам сейчас!

Первое подозрение зародилось, едва издалека послышался смутно знакомый голос. Когда из-за угла появились десятник с молодым воином (вроде его был арбалетчик Офарст), ведя за собой упирающуюся девицу в странном наряде, я занервничал. По мере того как они приближались, моё беспокойство нарастало. За что мне это, о, боги! Нет!

– Тиб, я тебя убью! – пробормотал я.

Сам тем временем постарался незаметно скрыться, пока Хатса, а это была именно она, азартно переругивалась с моими людьми, но не успел.

– Вот, господин сотник, доставили! – радостно сообщил гном, явно напрашиваясь на похвалу. – Поймали с поличным, камнями в стражу швырялась, а в драку не лезла, не иначе – атаманша злодейская. Почти ушла. Если б я не проследил…

– Ага, вот кто во всём виноват! – закричала девушка, поворачиваясь ко мне. – Не можешь простить, что я тебя бросила? Я жаловаться буду! На это, как как его… Ах, да, перепрыгивание через полномочия. Мне госпожа говорила, что стражников за энто перепрыгивание наказывают.

– Ничего я не перепрыгивал! – влез Тиб Толстяк. – Гномы вообще редко прыгают. Мы народ степенный, не то что некоторые…

– С твоим-то пузом это точно трудно, – поддержала новую тему Хатса.

– Погоди! – растерялся я. – Ты меня бросила?..

– Конечно! – уверенно ответила Хатса. – А ты простить не можешь. Поэтому теперь посреди улицы честную девушку хватают, тащат на глазах у всего народа. А вон тот особенно сильно перепрыгивал. Да-да, ты, косоглазый.

– Я не косоглазый! – обиделся Офарст.

– Косоглазый! – уверила пленница моего лучшего стрелка. – И криворукий! И чего краснеешь? По дороге меня, честную девушку, за все места лапал.

– Командир! – возмущённо завопил несчастный конвоир. – Это неправда! Она сама…

– Чего неправда? Вот как ты заговорил! Все вы, мужики, такие!

– Успокойся, Офарст. Верю, – не обращая внимания на скандальную служанку, успокоил я воина. – Такая может! Можно сказать, нам сегодня ещё повезло. Камнями швырялась? Могла и тухлыми яйцами или дохлой рыбой. Ей особенно! Вот тогда да-а! Стали бы посмешищем на всю Долину. Да отпустите её, в самом деле! Свободны.

– Но, господин сотник… – попробовал возразить Офарст.

– Думаешь, у неё таки припасена дохлая рыбина и она меня ею огреет? Ступайте, ребята, сам разберусь.

Оставшись наедине, попробовал объясниться с Хатсой. Наказывать, разумеется, не собирался, думал хотя бы пристыдить за такое поведение. Размечтался! Я уже успел подзабыть и отвыкнуть от кипучей натуры этой девушки. Как всё-таки хорошо, что в жёны я взял милую, домашнюю Литу из родной деревни, а не это «сокровище»!

Оказывается, уголь (это действительно был именно он) понадобился для секретного и очень важного расследования. Какого именно, отвечать отказалась. Кидала она его не в моих подчинённых, а как раз в поджигателей. Но, мол, один бестолковый (очевидно, я) суетился без дела и только мешал. И, наконец, её никто не задерживал, а она сама пришла, чтобы… (я чуть не упал) допросить меня и остальных, присутствовавших на пожаре. Дескать, дело здесь явно не чисто, и вообще мы во всём виноваты.

Сначала пытался возражать, грозил, но вскоре начал мечтать только об одном – как бы отделаться от этой скандалистки. Уходить, не сняв с нас показания, она категорически отказывалась. И тут в голову пришла гениальная мысль.

– Значит, тебе надо стражника допросить? Десятник Тиб, ко мне!

Когда гном явился, я мстительно улыбнулся и приказал:

– Десятник, тебе поручается ответить на все вопросы этой девушки.

И, воспользовавшись его недоумением, поспешил уйти. Конечно, такой поступок не красит сотника, но Толстяк сам виноват.

Гата. Сыскных дел мастер

– Нет, Хатса, коров я покупать не буду! И тебе запрещаю!

Разговор на эту тему происходил уже не в первый раз, и уверена, далеко не в последний.

– Но, госпожа…

– Я сказала, нет! Я понимаю, что животные они исключительно полезные и купить их здесь можно очень дёшево, но скотоводством заниматься мы не будем. Их ещё в Пограничный надо будет довести.

– Тогда может быть…

– Овец тоже не будем. Вообще никого не будем!

– Э-э…

– Что?

– Ну, я… госпожа, это очень хорошие курочки, и почти даром, и место почти не занимают, а ещё…

– Всё, что купила, повезёшь сама. Дополнительно телегу нанимать я не буду. А сейчас брысь!

– Спасибо, госпожа!

Выпроводив неугомонную служанку, я вздохнула и потянулась к свежему номеру «Нашей долины». Удивительно, ведь отлично понимаю, что газета гномов со всех сторон лучше, во всяком случае, каждому слову там можно безоговорочно верить, а заказываю писанину этого самого Сима. И дело не в деньгах. Может, инстинкт сыщика? Интересно, разгадывать, где там враньё и где правда? Но с удивлением узнала, что и другие тоже знают про, мягко говоря, недостоверность представленных в газете материалов, однако покупают. Загадка!

Так интересно, что там по вчерашним событиям. Ага, вот.

«До каких пор? Я, ваш преданный журналист Сим Ралиэль, вопрошаю:

– Доколе это будет продолжаться?

Уважаемые читатели, наши власти в очередной раз доказали свою несостоятельность! Имею в виду не князя и его прекрасных жён, а бургомистра и прочих. Так какую несостоятельность, спросите вы? Вам всем наверняка уже известно о произошедшем вчера в самом центре нашего прекрасного города. Да-да, я о том самом „пожаре“ в светлоэльфийском посольстве (уже ни для кого не секрет, что на самом деле никакого пожара и не было). Вы наверняка об этом слышали, но только из нашей газеты сможете узнать все подробности данного события.

Начнём с того, что очень подозрительно само место происшествия – эльфийское посольство. Всем известно, что во мне самом есть немалая часть эльфийской крови, но никто не сможет обвинить Сима Ралиэля в пристрастности! Правда для меня всегда дороже родственных связей! Перворожденные пытаются всех уверить, что в посольство проникли злоумышленники и данное событие для них тоже было неприятным сюрпризом. Не верю! Я, честнейший журналист города, сам почти больше чем на четверть эльф, говорю вам: НЕ ВЕРЮ!

Магия защиты, которую устанавливали лучшие эльфийские чародеи, места, где проживает принцесса Первого Леса, не может быть так просто обманута примитивной огненной иллюзией.

Странности произошедшего „пожара“ этим вовсе не исчерпываются. Проведённое нашей газетой расследование показывает, что в нём весьма вероятно участие небезызвестного торговца Фалезия, которому, как вы наверняка помните, было посвящено несколько статей самого правдивого издания Долины Единорога. Тот факт, что данный в высшей степени подозрительный коммерсант в это время находился в отъезде, который был запланирован им аж два месяца назад, говорит только о серьёзной подготовке к „поджогу“. Бесспорно, Фалезий уже тогда что-то знал и заранее озаботился своим алиби.

Наше расследование выявило ещё один факт, упорно замалчиваемый властями. О будущем „пожаре“ заранее знало как минимум две группы. Первая – это сами эльфы (как уже было доказано выше, без их прямого участия данное событие невозможно). Не менее, а возможно и более, интересна вторая группа „поджигателей“. Её состав и принадлежность неизвестны, но то, что она существовала, не вызывает сомнений. Причём они-то готовились именно к настоящему пожару. Очевидцы рассказывают, что незадолго до рассвета несколько вампиров (вопрос, как они незамеченными проникли в наш прекрасный город?) принесли к светлоэльфийскому посольству мешки с углем, который при начале „пожара“ неизвестные личности начали подбрасывать в огонь, думая, что он настоящий.

А ещё изображение единорога, оставшееся на стене посольства, что это? Единорог – герб княжества! Использование этого символа без разрешения является прямым оскорблением нашего славного правителя. Тем более что настоящий хранитель долины – белый, и тут налицо ещё и попытка очернить.

Вызывает удивление реакция властей. Обращу внимание, что описываемое событие произошло во время отсутствия в долине самого Ва'Дима и всех его жён (в своё время нами было убедительно доказано, что князь покорил сердца не двух, а четырёх красавиц и, как честный человек, женился на них). Оставшись без мудрого руководства, наше правительство совершает весьма странные действия. Власть имущие не предпринимают никаких действий для расследования загадочного происшествия, при этом чинят препятствия свободе слова, вплоть до физического насилия над независимыми журналистами. Измена? Прямое предательство князя? Может, всё дело в том, что наш уважаемый бургомистр Гельф гном, а события произошли у эльфов, поэтому он так прохладно относится к своим обязанностям. Или наоборот, вступил с ними в сговор? Искренне хочу верить, просто глупость!

А ещё надеюсь, что наши власти догадаются привлечь к расследованию профессионала. Для этого не надо далеко ходить. Как раз сейчас в нашем городе гостит прославленный сыскных дел мастер Гата со своей молодой прекрасной и пока незамужней помощницей Хатсой, о прошлых делах которых многие уже наслышаны благодаря нашей газете.

Будем надеяться!

Сим Ралиэль»

Всё как обычно. Достоверная информация перемешана с самовосхвалением и обыкновенным враньём, дежурная порция лести князю, традиционное обвинение несчастного Фалезия во всех смертных грехах. Упомянута и модная на сегодняшний момент тема, мы с Хатсой (явно с подачи служанки). Заинтересовало меня другое. Поджигателям-вампирам уделено в статье слишком много текста. На пустом месте такие слухи не возникают. Надо расспросить Хатсу, девочка там вроде была, интересно, кто это в «пожар» уголь подкидывал.

А вот и она, легка на помине.

– Госпожа, к тебе посетитель.

– Газетчик?

– Нет. Трик вернулся.

Трик зашёл в комнату, нервно оглядываясь. Шея его, несмотря на жаркий день, была плотно замотана шарфом. Смотрелось это смешно или подозрительно, особенно учитывая, что вся остальная одежда соответствовала сезону и погоде.

– Госпожа Гата, спаси! – начал он. – Я больше никогда в жизни не буду самогон тестя продавать и Лоточку свою полюблю… Ну или постараюсь. И из Пограничного не буду убегать. Это всё Тирин. Он меня уговорил. И Счастливчик, он про горючий порошок знал. Они меня бандитам продали. Госпожа Гата, спаси!

Я понимающе кивнула, вот, значит, в чём дело. Зря Фили беспокоился, ничего с его зятем страшного не произошло. Как был он пройдохой, так и остался. Хотя, пожалуй, сейчас уже не зря. Вон как разволновался!

– Рассказывай, что произошло, – приказала я.

История у Трика получилась путаной, но основное я поняла. Разбойникам зачем-то понадобились его порошки. Нет, всё-таки они хоть, по его рассказу, и сильные маги, но дураки. Вот, спрашивается, зачем так запугивать бедного менестреля? За хорошую цену он бы и так продал. И говорить никому не стал бы.

Да, это явно не профессионалы. Воровские гильдии стараются подобные вопросы по-тихому решать. Так нагло обычно любители действуют. Чует моё сердце, это тот самый «Чёрный Единорог», о котором я только что в газете прочитала, методы те же.

– Трик, а почему ты из Долины не бежал, а ко мне пришёл? – спросила я.

– Так в том-то и дело! Они страшные! Сказали, что от них никуда не скроешься. А главное, цепочку мне на шею повесили. Обещали, что, как только Долину покину, задушит она меня. А снять – не получается! Заклинание укрепили, не порвёшь.

– Как не получается? – не поверила я. – Сходи к любому магу, он заклятие снимет. Или к своим родственникам-гномам обратись. Лучше них никто в металлах не разбирается. Мигом твою цепочку уберут.

– Не могу я к магам, и к гномам не могу! – бедный менестрель чуть не плакал. – Госпожа Гата, только ты и госпожа Хатса меня здесь давно знают. А остальные убьют сразу!

– Почему убьют? – удивилась я.

Опасливо оглянувшись, Трик снял шарф и расстегнул верхнюю пуговицу своей рубахи.

– Вот, госпожа Гата. Кто со мной после такого разговаривать будет?

Хм, не профессионалы-то они не профессионалы, но изобретательны. Надо же, даже амулет Слика к делу приспособили. Таких поймать будет сложно. И интересно.

– Насколько понимаю, ты хочешь, чтобы я поручилась за тебя перед магами и помогла покинуть долину? – спросила я клиента.

Он радостно закивал.

Я задумалась. Помочь Трику, конечно, не проблема. Даже ходить никуда не надо. Достаточно правду сказать, и менестрель просто удерёт из Долины, однако всё моё существо, как сыскного мастера, противилось этому. Независимо от Трика я уже решила заняться этой бандой, а он пока единственная ниточка. И, что немаловажно, единственный клиент, по поручению, которого могу легально заняться делом «Чёрного Единорога». Не то что такое обязательно, но всё равно предпочтительно. По сути, это я сейчас собиралась использовать менестреля. Совесть было шевельнулась, но я напомнила себе, что он первый начал с обмана. Пусть теперь немного помучается. Ему полезно.

– К магам я с тобой не пойду, – решила я. – Сделаем так…

Трик. Торговец

Удрать на время из города оказалось хорошей идеей. И повод нашелся, я в самом деле отправился вслед за заезжим купчиной, что закупил в городе бочки из-под вина. Интересно, ему-то зачем? Но запросил он за них цену совсем не грабительскую, мы легко сторговались и даже отметили это дело. Заодно о поставках тестевского самогона под видом алхимического зелья договорились.

Вследствие здешних странных законов вести дела приходится именно так. Однако нет худа без добра. Из-за высоких пошлин на торговлю спиртным внутри долины цена на него очень высока и спрос велик. Да и рискую, в общем, не столько я, сколько мои партнёры. Из гильдии алхимиков меня ведь никто не выгонял, а кто сказал, что тестев самогон не алхимическое сырьё? Я, если что, с десяток зелий назову, которые на его основе можно изготовить. И ни капли не совру, хоть к магу разума ведите! Да и без него могу древние алхимические книги показать, где этот ингредиент указан. А количество… Так это не моё дело, зачем покупателю столько. Хотя даже тут не сумеют придраться при всём желании. Доводилось видеть один древний рецепт, где как раз в спирту нужно целую тушу быка вымачивать всю неделю, ежедневно меняя жидкость.

Только и о расширении оборота давно стоит призадуматься. С Тирином, конечно, дела вести хорошо, от него получаю больше денег, чем вышло бы, торгуй я сам, после выплаты пошлины. Но если продавать самогон не в Долине Единорога, а в королевствах, лежащих за Проклятыми Землями, то куда выгоднее получится. Гномьих гор там поблизости нет, значит, и конкурентов не будет. То, что трактирщики сами под видом гномьего самогона изготавливают, ни в какое сравнение не идёт. И ведь дорога туда ещё больше времени занимает, это сколько же я Лоточку не увижу… Аж радостно на сердце стало.

Пожалуй, все же не стоит сердиться на здешнего князя и его законы о продаже пива, вина, самогона и прочих хмельных напитков, не такие они и дурацкие, как на первый взгляд кажется. Ещё бы теперь Фили уговорить, чтобы отпустил меня в дальнюю дорогу. А если туда самогон привезти, продать, а домой не возвращаться? В Казгард податься, скажем. Хотя нет, алхимиков там и так полно, а менестрелей ещё больше. Но тогда к северным варварам. У них там холодно почти целый год, так я им самогон гнать буду. Умею, не хуже тестя. А если с помощью нехитрых алхимических препаратов получившийся продукт очищать… Озолочусь…

Остановился на постоялом дворе в трехдневном переходе от границы Долины Единорога. В случайно образовавшемся в результате очистки перевала закутке. Местность безлюдная, купцы и охотники на нечисть редко забредали, они, как успел сообщить хозяин, все больше путь через деревню полулисов предпочитают. А сейчас, как караван на Зинское королевство ушел, и вовсе никого нет. Я единственный постоялец. Непонятно, как хозяин до сих пор не разорился? Но обслуживание мне понравилось. Кормят хорошо, комнату предоставили просторную. Жить можно.

Так, строя планы дальнейшей жизни, и провел пару дней. Посещали меня иногда мысли, чего бы такого Гате наврать, все равно в Долину надо будет возвращаться. Но ничего путного так и не придумал. Решил сказать, что затерялась у меня одна склянка с полезным составом. Но потом нашлась. Поверит? Или ещё подумать? Тирин пока не объявлялся, может, чего и он посоветует.

Я как раз отдыхал после сытного ужина в трапезном зале, когда снаружи послышались крики, ржание лошадей. Ага, новые постояльцы прибыли, если купцы, то, может, есть шанс и с ними договориться о поставках «алхимического зелья». В отворившуюся дверь зашли несколько человек. Нет, это не купцы. На вид – типичные охотники за сокровищами, а может быть и на нечисть, а скорее даже контрабандисты (по моему искреннему мнению разница между ними невелика и размыта, если вообще есть). Здесь, в Проклятых Землях, таких полно. Да и у нас в Пограничном никак не меньше встречаются. Темные плащи с глубокими капюшонами, куртки из добротной кожи, на которых полно металлических заклепок и недорогих амулетов. У каждого на поясе висит добрый клинок. Гномья работа, уж я разбираюсь, Фили похожие делает. У одного на шее что-то серебром сверкает. Засмотрелся я на медальон, потом глянул на этого типа, он как раз капюшон с головы снял.

Быть не может! Нурдилл Счастливчик. Личность известная, в том числе и мне. Приходилось встречаться, когда я ещё ходил по трактирам Пограничного, развлекал гостей своими алхимическими фокусами. Помнится, он всегда был щедр, как на монеты, так и на выпивку. По слухам этот тип как минимум в пяти королевствах разыскивается за контрабанду, а то и за что посерьёзней. Бобик, который сэр Бобинтоз, начальник стражи Пограничного его все поймать мечтает. Тетушка как-то говорила, де ей этот Бобик по секрету сказывал, будто за живого немало золота получить можно. Да вот только мне Нурдилла не поймать. К тому же с ним ещё вот какие громилы. Точно, контрабандисты, никакие они не истребители нечисти. И не охотники за артефактами.

Может, в какую из газет эту новость подсунуть. К гномам? Нет, они мне поверят, но пока напечатают, Счастливчик уже до Казгарда добраться успеет. А если Симу?

Идея! Расскажу-ка я Гате, что именно из-за Нурдилла я её в долину и вызвал. Через гномий банк, мол, открытым текстом передавать было нельзя. Ну и город пришлось покинуть не из-за банального коммерческого интереса, а потому, что я получил сведения о Счастливчике. Гате сообщить не успел, да она все равно княжьими детьми занималась. Счастливчик – вот он, рукой можно потрогать. И от своей части награды точно отказываться не стану, а значит, считай, всё правда.

Похоже, и Нурдилл узнал меня. С улыбкой на лице подошел к моему столу, протянул руку:

– Здравствуй, менестрель Трик. Давненько тебя не встречал.

– Здравствуй, Нурдилл. Рад встрече, – ответил я.

– Говорят, ты удачно женился, – хохотнул он. – И не узнать тебя, с эдакой бородой…

Внезапно Счастливчик остановился и многозначительно посмотрел на одного из своих спутников:

– Мастер Белазир, именно об этом человеке я тебе рассказывал.

Последние слова мне не понравились. О чём мог контрабандист рассказывать своему сообщнику, имея в виду меня? С такими лучше не связываться. Я не такой неуловимый, как этот Счастливчик. Он опять сбежит, а отвечать тем, кто не успеет. Но вежливый разговор нужно было продолжать:

– Только я теперь не менестрель, а торговец.

– Да ты что!? И как идут дела, успешно? – громко поразился Счастливчик. – Надеюсь, занятие алхимией совсем-то не забросил? Такие фокусы с огнём, как у тебя, я нигде больше не видел. А помнишь, как ты у заезжего мага спор выиграл? Когда он зажжённую свечку потушить не смог. Я бы с удовольствием снова твоё представление посмотрел.

– Ну, вообще-то там ничего сложного, – засмущался я. – Нужные порошки при мне. Могу показать, но с тебя серебряная монета.

– Идёт, – быстро согласился Счастливчик.

Когда я закончил показывать свои старые фокусы, то внезапно обнаружил, что зрителей нет. Зал пуст, а напротив меня сидит всего один неприметно одетый человек.

– Приготовишь мне пять бочонков своего зелья, – безапелляционно приказал он.

– Ты кто такой, чтобы мне приказывать? – возмутился я. – Некогда мне глупостями заниматься!

Я хотел гордо уйти, но откуда-то появилось множество летучих мышей, которые вцепились мне в волосы.

Понимая, что это глупо – от волшебника так просто не скроешься – я попытался убежать и выпрыгнул в открытое окно. Но снаружи меня встретили скалы, совершенно незнакомая местность, как будто только что не гулял по этому двору. Стена огня, поднявшаяся из ниоткуда, погнала обратно к дому, я не сразу понял, что это только магия иллюзии, но всё равно побороть свой страх перед бушующим пламенем не получалось. Затем сильный удар по затылку опрокинул меня на землю…

Очнулся в своей комнате. Может, это всё сон? Рядом с кроватью лежал листок бумаги.

Дрожащими руками я развернул записку и прочитал:

«За неделю изготовишь пять бочонков. Работай усердно, это в твоих интересах. Я оставил маленький подарок. Через неделю он тебя задушит».

Значит, не сон. Я осторожно выглянул за дверь, охраны не было. Бандиты, видимо, не предполагали, что я очнусь так скоро. Сам удивляясь своей смелости, выбрался наружу. Приметил у коновязи несколько лошадей. Выбрав наиболее резвого на вид коня, отвязал его, у остальных подрезал подпруги. Пусть теперь попробуют сесть! Это хоть немного погоню задержит.

Я скакал всю ночь. Уже через несколько часов понял, какую глупость я совершил. Меня и преследовать не надо, кругом Проклятые Земли, нечисть справится со мной в два счета. Только мне терять уже нечего. Но, видимо, богиня удачи, златокудрая Скрила, наконец-то решила проявить ко мне беспутному благосклонность, меня никто не догнал. Хотя, возможно, что никто и не гнался. Бандиты могли понадеяться, что у меня просто нет выбора и никуда я от них не скроюсь. И, хвала Скриле и всем остальным богам, нечисть ночью шабаш не устраивала (позже я узнал, что её в этих местах нет вообще). Так или иначе, утром встретил полулисов, что везли в Долину продовольствие. Обрадовался им, как не радуются родным. Через два дня я уже въезжал в городские ворота.

Всю дорогу не переставал размышлять, как же меня предали. Без Счастливчика этот проклятый Белазир не узнал бы о моих алхимических талантах. Не верил я и в возможность остаться в живых после выполнения заказа. Так с нужными людьми не разговаривают. Поэтому и решил бежать. Но к кому идти дальше? Друзей у меня в Долине нет. К Тирину лучше не обращаться. Есть вероятность, что он тоже участвовал, слишком удачно Белазир со Счастливчиком появились. Не стоит лишний раз рисковать. К властям? Они не особенно любят обходящих законы, таких как я, могут и не поверить.

Есть! Придумал! Я спасусь, а подлые бандиты пожалеют, что посмели связаться с Триком. Они зря подумали, что за Трика некому заступиться! У Трика есть друзья, которые помогут… надеюсь…

Сим Ралиэль. Журналист и издатель

Я сидел и читал свою готовую статью. Она мне не нравилась. То, что в ней написано, и так знало большинство жителей города, а я привык давать именно новости. Хоть один факт, не известный широкому кругу, в моих статьях всегда обязательно присутствовал. Я тяжело вздохнул. Всё-таки в отсутствие князя работать сложнее. Материал добывать гораздо труднее. И опасней.

Потрогал шею и затылок. Больно. Спросить, что ли, у Клариэль, возможно, у неё ещё остался заряженный амулет от мага жизни? Нет, не буду. Опять издеваться начнёт, да денег он стоит. Но и себе такой хорошо бы завести. Князь неизвестно когда вернётся, а материал собирать надо. Без прямой помощи властей дело это травмоопасное, всякое произойти может.

Ага, а вот и Лисичка легка на помине.

– Сим Ралиэль, кончай своим творчеством любоваться! Тебе письмо.

– От кого? – лениво поинтересовался я.

– На конверте не написано, но мальчишка, который его принёс, говорит, что передать попросила женщина. Красивая, на дворянку похожа, добрая, целый пятак, мол, за работу дала. Живёт на лучшем в городе постоялом дворе, а ещё у неё служанка есть. Вот та, наоборот, дескать, злая. Отговаривала свою госпожу такие большие деньги мальчишке давать. Никого не напоминает? Не знала, что ты с приезжей сыщицей переписываешься. Кстати, мальчишка ответа ждёт.

Я поспешно распечатал конверт, пробежал глазами по короткому листку и приказал:

– Передай мальчишке, что я уже иду.

– Лучше, если придёшь через часик.

– Что?

– Ты ведь к её постоялому двору собираешься? И через площадь пойдёшь?

– Ну, да. А как ещё? – удивился я.

– Не советую. Фалезий двух орков нанял, чтобы тебе бока намяли. Они как раз там дожидаются. Обходить придётся.

– Хорошо. Передай, что через час. Спасибо, Клар.

– Спасибом не отделаешься. Надеюсь, премию я заработала, а то ведь в следующий раз забуду о подобных мелочах доложить. Не входит это в мои прямые обязанности.

Клариэль многозначительно помолчала, потом развернулась и вышла из комнаты.

Вот вредина! Не лиса она – ехидна. А премию придётся давать, деваться некуда. Хотя не жалко. Всё-таки с Лисичкой мне повезло, а деньги… После встречи с орками магу жизни больше пришлось бы отдать.

Интересно, зачем же меня Гата к себе приглашает? Пожалуй, стоит немного задержать печать нового номера. Чую, будет у меня сегодня интересный материал.

А Фалезию я отомщу. И тому молодому сотнику, кажется, Ларг его зовут, тоже. Мало ли, что Зара (бывшая наёмница, а строит из себя) не только отказалась на вопросы о «Чёрном Единороге» отвечать. Есть у меня бумага от князя Ва'Дима, обязующая таких, как она, делиться со мной информацией. Но увы, обещал использовать только в самом крайнем случае, а сейчас совсем не он. И даже то, что она приказала меня в шею вытолкать, не повод все козыри раскрывать. Ну а Ларг рад стараться. Зачем так буквально глупые приказы выполнять?

Надо будет о вреде пьянства статью сделать. Князь Ва'Дим такую тему одобрит. Дождусь, когда этот Ларг с друзьями какое-нибудь событие в кабаке отмечать будут, и напишу, что подчинённые его оттуда пьяного еле домой дотащили. Пусть оправдывается. В принципе, статью можно заранее написать. Но это потом. Сначала к Гате.

Гата. Сыскных дел мастер

Сим явился, когда я уже договорились с хозяином о поселении отчаянно трусившего алхимика на постоялом дворе, а Хатса принесла с рынка заказанные им ингредиенты и как обычно замерла у двери, готовая выполнить мой приказ и одновременно следящая, чтобы нас никто не подслушал.

Когда журналист зашёл, я без предисловий протянула ему листок.

– Мне нужно, чтобы это завтра было напечатано в твоей газете.

– Хм, тебе нужно? А зачем это нужно мне? – спросил он, задумчиво перечитывая мой набросок. – Это всё правда?

– Какая тебе разница? – деланно удивилась я. – Разве князь Ва'Дим, когда передаёт тебе материал, всегда даёт именно правдивые сведения?

– Ва'Дим? А причём здесь наш князь? – фальшиво возмутился журналист. – Я лично собираю материал, у меня множество источников, моя информация всегда беспристрастна…

Под моим насмешливым взглядом Сим умолк, а потом серьёзно посмотрел мне в глаза и сказал:

– Даже если и так, ты же не Ва'Дим.

– Ну и что? Если я это знаю, значит, действую по его поручению. Если я скажу, что твой князь попросил меня предоставлять тебе информацию, поверишь?

Рука журналиста поднялась вверх, он ущипнул себя за мочку уха, после чего твёрдо и уверенно ответил:

– Нет.

Оп-па! А это интересно. Я в своё время приложила много сил, чтобы избавиться от этой привычки. С детства, когда слышу ложь, тянет ущипнуть себя за мочку уха. Точно так же, как это только что сделал Сим. Неужели он тоже…

– Уважаемая госпожа Гата, ты ошибаешься. Князь Ва'Дим никогда не давал мне информации подобным образом, я бы никогда не позволил себе… – продолжал распинаться мой собеседник.

– Сим, замолчи! – перебила его и демонстративно ущипнула себя за ухо.

– Вот значит как. Можно было догадаться, – пробормотал журналист. – Но, тем не менее, всё равно, вынужден отказать. Повторю, ты – не Ва'Дим. И ещё, раз уж на то пошло, отвечу на твой самый первый вопрос. Князь Ва'Дим всегда, повторяю, всегда даёт мне только правдивые сведения. Иной раз не сразу можно понять, в чём именно заключается их правдивость, но это уже проблема тех, кто не понял. И ещё, князь мне в таких случаях подробно объясняет, где там подвох или хитрость.

Я недоверчиво подняла бровь, хотя лжи и не почувствовала.

– Именно так, – ответил на мой жест журналист. – Я потом творчески перерабатываю полученные сведения, и князь, зная об этом, всегда заранее предупреждает, что можно, а что необходимо оставить слово в слово. И чаще всего объясняет почему.

Опять всё сказанное оказалось правдой. Выходит, я не совсем точно оценила отношения этого журналиста с властями княжества. Он пользуется куда большим доверием, чем я думала, а не просто публикует то, что прикажут. Но тогда почему жёны князя относятся к газетчику явно отрицательно? Впрочем, это сейчас неважно, нужно решать уже начатое.

– Подожди, послушай меня внимательно, – продолжила я. – Ты знаешь, что мы с Ва'Димом давно знакомы?

– Да.

– Веришь, что я его хорошо знаю и он мне доверяет?

– Да.

– Так вот, я уверена, он наверняка бы одобрил мою идею. Думаю, когда князь узнает, что ты отказался помочь, он будет очень недоволен. Наказывать, конечно, не станет, Ва'Дим не такой, ты знаешь, но недоволен будет.

Сим задумался, потом ещё раз посмотрел на листок и сказал:

– Знаешь, госпожа Гата, а у тебя недурной слог. Даже исправлять почти ничего не придётся.

– Вот это и это должно остаться слово в слово, – указала я. – Ва'Дим, как я поняла, тоже не всегда поясняет почему.

Журналист недовольно поморщился, но согласно кивнул. После чего добавил:

– Надеюсь, ты ещё не раз предоставишь мне такую ценную и правдивую информацию, – журналист хитро посмотрел мне в глаза. – Однако, к сожалению, много платить за материал не могу. Один медяк устроит?

Я облегчённо выдохнула.

– Вполне. Спасибо, Сим!

– Не за что, Гата. Чего-нибудь ещё?

– Да. Ты ведь живёшь прямо в редакции? Когда выйдет статья, там ночевать будет небезопасно. Князь предоставил мне несколько комнат в замке. Тебе лучше на время поселиться там. Сразу они не начнут, но на всякий случай надо подстраховаться.

– Я понял. Сегодня же перееду. Со своей девушкой. Это же так романтично, жить во дворце! Только учти, моя редакция мне дорога. Со стражниками будешь договариваться сама, они меня не сильно любят. Советую обратиться сразу к Заре, а самая боеспособная у неё сейчас вторая сотня, командир – Ларг. Очень неглупый юноша, хотя и грубиян, слишком буквально понимающий некоторые приказы. Особенно когда самому это нравится.

При последних словах Сим непроизвольно потянулся к шее. Понятно, у них совсем недавно произошёл со стражником какой-то конфликт, отсюда и нелюбовь. Но нужно отдать должное, положительных качеств Ларга из мести не отрицает. Ничего этого я говорить не стала, а просто попрощалась:

– Ясно. Учту. До свидания, Сим.

– До встречи. Газета выйдет завтра.

Журналист ушёл, а на меня тут же накинулась служанка.

– Госпожа Гата, я всё поняла. Ты хочешь бандитов в редакции Сима ловить. Только их много, наверное, будет. Мы можем не справиться. Я, конечно, свою сковороду захвачу, но лучше стражников позвать, у меня знакомые есть. Не надо к этой Заре идти. Лучше сами.

– Думаю, после завтрашней статьи она сама нами заинтересуется, – задумчиво ответила я.

– Да зачем она нам нужна? Всё равно денег ведь не заплатит, – пренебрежительно бросила служанка.

– Не хочу тебя расстраивать, Хатса, но кроме гонорара, обещанного Фили, мы вряд ли что-нибудь заработаем на этом деле, – усмехнулась я.

– Как? Ведь Трик, когда всё закончится, амулет сликовника нам обещал отдать. Они дорого стоят. Кстати, здесь лучше не продавать. В Пограничном лучше цену дадут.

– Ничего не дадут. Я не раз видела амулеты сликовников. У Трика подделка. Похож, конечно, но ненастоящий.

– Как ненастоящий? Значит, это вообще не сликовники повесили?

– Как раз наоборот, сликовники.

– Но почему?

– Это элементарно очень просто, Хатса. У бандитов, судя по всему, деньги есть. Купить настоящий амулет для них не проблема, но, тем не менее, они вешают Трику подделку. Почему?

– Почему?

– Потому, что для любого сликовника амулет – это частичка их бога. Они никогда добровольно не отдадут её постороннему. Даже если он не собственный, а погибшего собрата. Ладно. Готовься, завтра, скорее всего, нас посетит кто-то из представителей власти. Кстати, Лив ещё не появлялся?

– Нет, госпожа. Бездельник всё ещё гуляет. Я всегда говорила, что…

– Понятно. Когда появится, пусть зайдёт ко мне.

Зара. Мечтающая опять стать простой наёмницей

О боги, как же я устала! Не зря отказывалась от этой должности. Всегда знала, что политика хлопотное дело, но действительность превзошла все мои ожидания. Постоянно приходится следить буквально за всеми, чтобы вовремя ликвидировать назревающий конфликт. А конфликтовать, создаётся впечатление, в Долине готовы все. Тёмные эльфы со светлыми, и те и другие с полулисами, гномы с торговцами-людьми, орки вообще со всеми. И это только самые ожидаемые…

Раньше было проще, многие вопросы Ва'Дим или жёны его решали. А теперь всё самой. Не у Гилии же совета просить! Она ещё вчера вечером собрала весь свой питомник под названием рыцарский орден Прекрасного Далёка и удрала из города «Чёрного Единорога» ловить. Разбойники какой-то караван неподалёку разграбили. Я вздохнула. Эта банда в последние несколько дней действительно доставляет серьёзные проблемы. Только ловить их надо не на перевалах, а в городе. Ограбление каравана – ерунда. Неприятно, конечно, но не смертельно. К риску в пути торговцы привычны. Тем более что не будет банда из долины в Проклятые Земли и обратно мотаться. Далеко и рискованно.

Делегация купцов, которая ко мне приходила, просила обеспечить безопасность их лавок именно здесь. Бандиты требуют у них денег, в противном случае грозят всё имущество сжечь. У одного, видимо особенно несговорчивого, уже большая часть сгорела. Причём по-настоящему, не стали балаган с иллюзией устраивать, как в эльфийском посольстве. Стандартные противопожарные чары не помогли. Купцы требуют наложить более мощную защиту на их лавки. Мысль, несомненно, правильная, с такой и не поспоришь, вот только где я им столько магов наберу?

Попробовала к новым жрицам обратиться, но светлая – девчонка ещё, наподобие той же Гилии. Тёмная посерьёзней, объяснила мне, они легко смогут любой пожар остановить, только заранее должны знать, где он произойдёт. В принципе, мол, сил хватит и весь город заклятием накрыть, но тогда питаться всем жителям придётся всухомятку. Или готовую еду из других мест везти, потому что разжечь очаг никто в зоне действия заклятия не сможет. Древу Жизни без разницы, оно любой огонь не любит.

– А если уже горит, потушите? – всё же спросила я.

– Ничуть не труднее, – ответила эльфийка. – Только много толку от этого не будет.

Спрашивать почему не стала. И сама прекрасно поняла. Пока о пожаре станет известно, пока жриц найдут, пока расскажут где… там всё давно выгорит.

– Тогда, может, какую сигнальную систему, реагирующую на сильный огонь поставить? – предположила я. – Ведь сила Древа и так опутывает всю долину.

– Нужно подумать, – не стала возражать тёмная. – Просто не будет, однако, может, что и получится. Одну сложность вижу уже сейчас.

– Какую?

– Кузницы гномов. По силе огня любая из них за пожар сойдёт.

– Ну, с коротышками мы точно договоримся, – успокоила я.

– Только это не единственная трудность, – продолжила жрица.

Однако решение проблемы неожиданно предложила молодая Алисилиэль:

– Зачем мудрить со сложной сигнальной системой и просить Древо делать работу за нас самих, если всё можно сделать намного проще.

– Как? – спросили мы с тёмной почти хором.

– Посадить наблюдателя на одной из замковых башен, – усмехнулась светлая. – Оттуда весь город видно, я проверяла. Как увидит сильный дым или огонь, сразу сообщает нам, а уж мы в том секторе всё потушим. Думаю, совсем немного времени жители города без огня потерпят.

Идея мне сразу понравилась. Если эльфийки не врут, что силой Древа Жизни любой огонь могут потушить (а они наверняка не врут), проблема будет легко и без лишних расходов решена. Даже дозорным на башнях дополнительно платить не придётся. На такое дело купцы сами скинутся.

К сожалению, это оказалось единственной легко решаемой проблемой. Вычислить банду магически не удалось. Тёмная принцесса, Кирзимирэ, пожаловалась, что Древо не понимает, о чём его просят. А объяснить, кто такие бандиты, не получается. При мне пробовали. В этом самом кабинете. Древо ответило, что двое преступников, у одного на совести множество трупов, а второй не своими деньгами владеет, сейчас к нам в комнату зайдут. Принцессы боевые заклинания приготовили, я меч достала, а вошли Нур и Гельф. А что тут скажешь? Право Древо. Градоправитель сейчас казной княжеской распоряжается, а мой бывший заместитель действительно головорез ещё тот, множество народу порешил. Только большинство из них как раз бандитами были, а убивал их Нур, купцов охраняя.

Однако решать проблему надо. Такая ситуация очень плохо влияет на авторитет власти, если же банде удастся добиться своего, то и вовсе. А к тому всё и идёт, мне докладывали, что купцы потихоньку деньги собирать начали. Князь Ва'Дим мечтал, чтобы в его городе не было ночных гильдий, и поначалу даже получалось этого добиться, хотя многие и не верили. Теперь же всё летит к демонам.

Ладно, отвлекусь пока. Вон газету новую принесли. Интересно, что там Сим нарыть сумел. Я усмехнулась воспоминаниям. Вчера этот полугном ко мне за информацией прийти осмелился. Это после того, как в одной из статей после опровержения слуха (который, кстати, подозреваю, сам и запустил), что, дескать, я являюсь не то пятой, не то восьмой женой Ва'Дима, почти официально записал меня в его любовницы. Славно ребята вчера этого проходимца вытолкали! И журналисту ещё повезло, что Нура поблизости не было. Иначе так просто не отделался бы.

Я не такая злопамятная, хотя та статья «о прекрасной эльфийке Нуриэль и её могучем супруге, наёмнике по имени Зар» была просто возмутительна. То, что я, женщина, командовала отрядом наёмников, не повод для шуток. Да и Нур не виноват в своём не совсем мужском эльфийском имени. И ведь законно к хитрому пройдохе не придерёшься. В следующем номере опровержение дано. На последней странице. Маленькими буквами. Что мне его опровержение, когда над нами вся Долина потешалась?

И князь Ва'Дим непонятно почему этого ловкача защищает, хотя о правителе и его жёнах он пишет куда чаще, чем об остальных чуть ли не вместе взятых. Да в любом королевстве за такое давно бы на плаху отправили! Но сейчас-то князя в долине нет, а писака почему-то думает, что всё по-прежнему осталось. Плаха не плаха, а весёлую жизнь мы ему устроим. Многие на этого Сима Ралиэля зуб точат.

Ладно, то дело прошлое (или будущее). Посмотрим, что он на этот раз написал.

«Тучи сгущаются.

Да, сгущаются! И гроза неминуема!

По-иному нельзя сказать, уважаемые читатели. Никогда еще у нашей прекрасной долины не было таких трудных времён. Подлецы, не побоюсь этого слова, отщепенцы, которых отвергли все расы, не только осмелились нарушать покой мирных граждан, грабить, убивать, но ещё смеют ставить условия.

На месте последнего ограбленного каравана (не хочу ничего утверждать, но весьма подозрительно, что этот караван принадлежал купцу Фалезию) было обнаружено возмутительное по наглости письмо. Всем купцам города предлагается в недельный срок добровольно передать бандитам по сто золотых. В противном случае имущество отказавших будет уничтожено. Подлые грабители думают, будто напугали нас. Но я верю, что мы все как один встанем на защиту своей жизни, будущего наших детей, внуков и не пойдём на поводу у гнусных шантажистов! И это не просто пафос, это действительно так! Только твёрдость, уважаемые сограждане, может помочь нам сохранить привычный уклад жизни!

К сожалению, среди купцов нашлись слабые люди, готовые пойти на поводу у грабителей. Не иначе это результат подрывной деятельности небезызвестного вам Фалезия, который, как известно из материалов нашей газеты, напрямую замешан во многих скользких делишках. Испугавшимся купцам следует брать пример с торговца Трика. Да, он раньше, бывало, нарушал закон, занимаясь контрабандой, называя её торговлей алхимическими зельями (все прекрасно знают, какими именно). Однако, когда бандиты потребовали у него денег, он смело пришёл к сыскных дел мастеру Гате, раскаялся в прошлых грехах и теперь горит желанием помочь в поимке подлых разбойников.

В результате расследования, проведённого нашей газетой, стало известно, что кроме денег бандиты требовали у Трика продукты его алхимических опытов (на этот раз вовсе не те, о которых подумало большинство читателей). Неоценимую помощь в получении этой информации оказали госпожа Гата и её очаровательная незамужняя служанка Хатса.

Зачем понадобились подлецам магические смеси, выяснить не получилось, но мне, самому бескорыстному журналисту Долины, удалось выкупить у негоцианта Трика и сами порошки, и рецепты этих зелий. Конечно, сейчас, зная, что данные вещества зачем-то необходимы разбойникам, эти рецепты не могут быть опубликованы, но как только банду „Чёрного Единорога“ уничтожат, я, честнейший журналист города, обещаю, они будут напечатаны, и вы сможете беспрепятственно, всего лишь купив нашу замечательную газету, ознакомиться со способом приготовления заинтересовавших бандитов эликсиров. А в том, что злодеев поймают, я не сомневаюсь ни секунды.

Искренне верю, уважаемые сограждане, вы разделяете мои мысли! Нам не стыдно будет смотреть в глаза нашему благородному правителю, князю Ва'Диму, мудрых повелений которого сейчас так недостаёт!

Да, тучи сгустились!

Да, гроза неминуема!

Но после грозы всегда показывается солнце!

Сим Ралиэль»

Хм, что сказать? В общем, статья неплоха. Оптимистична. Пожалуй, это сейчас именно то, что надо народу. Наверное, стоит подумать, как самой использовать прессу для влияния на горожан. Ради такого дела я даже Сима потерпеть готова. И информацией поделюсь. Хотя лучше обращаться к гномам. Они куда надёжнее и точно ничего не переврут, как этот.

Однако интересно, что за зелья журналист расхваливает? Просто реклама, чтобы его писанина лучше расходилась? Не похоже. Его газету, будь она неладна, и так весь город покупает. И зачем он эту Гату упоминает? Похоже, что она ввязалась-таки в расследование. От этой мысли я поморщилась. Вообще-то не люблю таких ищеек. Ещё когда наёмницей была, не раз сталкивалась. Жулики они все. Хотя к этой Ва'Дим почему-то хорошо относится. Выделяет чем-то, к советам её прислушивается. Может, просто потому, что путешествовал в её компании?

Но всё равно это неправильно! Расследование должна стража проводить, и посторонние ей только мешают. Раз князь её такой хорошей сыщицей считает, почему не назначил как раз на это место? И мне бы забот куда меньше было.

Надо бы поподробней узнать об этой Гате. Эх, жаль, Анжи нет, она в том путешествии, откуда князь данную особу привёз, тоже участвовала. Хотя… Да, действительно, припоминаю, когда Ва'Дим в Пограничный с Эледриэль ездили, там вроде какая-то история произошла. Подробности я не выясняла. На мои расспросы князь просто отшутился, а его жена почему-то смутилась.

– Тиб, – обратилась я к дежурившему в расположении десятнику-гному. – Несколько лет назад князь Ва'Дим и принцесса Эледриэль посещали Пограничный. Ты случайно их не сопровождал?

– Нет, госпожа Зара, я в то время караваны охранял. Но мой командир, сотник Ларг, там был. Правда, он тогда только до полусотника дослужился.

– Замечательно! Вызови сотника. Мне нужно знать подробности об этой поездке. А про торговца Трика, из того же Пограничного, ты, часом, что-нибудь знаешь? – вспомнила я, что гном у нас в базарных делах дока.

– Трик? – десятник в задумчивости покрутил бороду. – Это не тот ли, который женат на дочери гнома? Наслышан о нем. Тот ещё тип. Тесть его, Фили, породил семь дочек, долго их замуж пристроить не мог, так что двух пришлось за людишек… простите, госпожа, за людей выдавать. Трик привозит изделия своего тестя, кузнеца, но, похоже, это не основной его заработок. Он ещё в гильдии алхимиков состоит. И всяческие зелья возит. Тирину их продаёт. Этот гном, всем известно, у нас едва ли не самый крупный торговец выпивкой. Трактир у него и несколько лавок. Трик закон не нарушает, но самогон гномий, говорят, ему сбывает.

– Как алхимическое зелье, – поняла я.

Даже на мой взгляд предубеждение князя Ва'Дима против алкоголя чересчур велико. Зачем такие большие пошлины? Пару раз дело чуть до бунта не дошло. Чтобы волнений избежать, приходится смотреть сквозь пальцы на подобные ухищрения. Хорошо, князь не знает. Или знает, но виду не подаёт? Он не раз говорил, что сумевшего обойти закон, не нарушая, следует вдвойне карать, только дальше разговоров дело пока ни разу не дошло. Даже его жёны, и те особого внимания на такие махинации с выпивкой не обращают, хотя эльфы всегда к крепким напиткам с предубеждением относились. Пожалуй, стоит допросить самого Трика. Для этого придётся встретиться с Симом, а лучше с сразу с Гатой. Не исключено, что статья с её подачи. Решено, после разговора с Ларгом еду к ней.

Гата. Сыскных дел мастер

Статья, как и обещал Сим, вышла на следующий день. Прочитать не успела, ко мне вновь явился Трик. Вскоре я почти пожалела, что взялась-таки за его дело. Нытьё перепуганного алхимика настроение совсем не улучшало.

– Трик, успокойся!

– Как же мне спокойным быть с удавкой на шее, госпожа Гата? – начал он повторять то, что я от него уже много раз слышала. – Ты же сама сказала, что подлый маг, скорее всего, может отслеживать её местоположение и дать приказ этой проклятой цепи меня задушить.

– Не будет цепочка тебя пока убивать, – обречённо стала объяснять я (в который раз!). – Ты нужен бандитам живым. Вот потом, когда убедятся, что достать тебя невозможно, тогда наверняка.

– У-у-у! У-у-у…

– Перестань выть! – не выдержав, крикнула я.

– Как же мне перестать…

– Я же сказала, что помогу? Значит, так и будет. Но пойми, Трик, нам желательно снять твой ошейник так, чтобы маг разбойников даже не заподозрил этого. Нужна его уверенность в твоём нахождении там же, где цепочка. Чтобы гарантировать это, снимать её должен чародей уровнем не ниже, чем наложивший заклятие. А его уровень нам точно не известен. Поэтому, к первому попавшемуся магу не обратишься. Придётся тебе поработать приманкой.

– У-у-у…

– Госпожа, к тебе посетитель.

Появление Хатсы я восприняла, как избавление. Мне уже порядком надоело утешать плаксивого алхимика.

– Ну, ладно, ладно, Трик. Есть у меня знакомый… знакомая. Думаю, её уровня с лихвой хватит, чтобы превзойти мага бандитов. Сейчас же тебе лучше уйти в свою комнату. Кто там, Хатса? Стражники?

– Ага. Трое их. Ларг – ему верить нельзя, госпожа, обманщик он. Тиб – это гном, очень положительный стражник, в базарных ценах разбирается почти так же хорошо, как и я. И женщина с мечом. Наверное, та самая Зара и есть. Такую, как она, никто замуж не возьмёт. Сердитая, злая, простых стражников бьёт постоянно, правда, только на тренировках. Мне Тиб рассказывал. Кому такая жена нужна? Мужчинам нравится, когда…

– Я поняла. Спасибо, Хатса. Зови их.

Посетители вошли все втроём. Я вежливо поприветствовала их:

– Здравствуйте, уважаемые. Присаживайтесь. Могу предложить лёгкого вина, – кинула взгляд на гнома, – или пива.

– Спасибо, не надо. Мы по делу, – резко ответила Зара, высокая женщина с серьёзными глазами.

Предложением присесть воспользовалась только она. Её спутники остались стоять. Лица всех посетивших меня представителей власти были хмурыми. Гном расстроился из-за того, что выпить не удастся, Ларг посмурнел, заработав злобный взгляд от моей служанки, наверняка думал, что она так и не смогла простить его «обман». Совесть у парня есть, надо бы намекнуть, что девушка на него особо не сердится. Да и не за что. По правде сказать, ничего такого он Хатсе и не обещал, я-то знаю. А сейчас бедный сотник просто нечаянно занял её обычное место у двери. Однако служанка, растерянно покрутив головой, быстро нашла выход, важно устроившись на подоконнике. Плохое же настроение Зары было связано в первую очередь с тем, что она никак не могла придумать, с чего начать разговор. Решила ей немного помочь.

– В статье Сима правда, во всяком случае, то, что касается торговца Трика. Указ о наделении тебя полномочиями, большими, чем просто глава городской стражи, показывать не надо. Верю и так. Сотрудничать согласна. Вообще-то, всегда предпочитаю с властями не конфликтовать. К сожалению, чиновники почему-то обычно думают иначе. Ларг как твой представитель меня вполне устроит. Я сотника немного знаю, рада, что именно ему поручили это дело. Никаких других целей, кроме поимки банды, у меня в этом городе нет. Что же ещё? Ах, да! Я не мошенница. Надеюсь, на все вопросы ответила?

– Ты что, мысли читаешь? – удивлённо спросила Зара.

– Оставь! – отмахнулась я. – То, что ты обо мне думаешь, у тебя на лице написано. А об остальном нетрудно догадаться.

– И о чём же, например, ещё ты можешь догадаться? – саркастически поинтересовалась Зара, пытаясь украдкой обратно спрятать под плащом свиток с ясно видимой государственной печатью княжества.

– Много о чём, – туманно ответила я. – Например, о том, что у Ларга ночью тяжело заболела дочка. Мага-целителя долго не могли найти. Но сейчас девочку уже вылечили, и денег за это маг не взял.

Зара требовательно посмотрела на сотника.

– Госпожа Зара, я честно предлагал, – начал оправдываться воин. – Но жрица Древа даже разговаривать с нами не стала. Увидела на улице, как мы больную девочку несём, рукой провела, и малышка сразу выздоровела. А госпожа Алисилиэль дальше пошла. Я, правда, её догнать отблагодарить хотел, и деньги у меня есть. Вот кошелёк. Ведь молодая жрица тоже светлая, а про принцессу Эледриэль всем известно, что она… то есть я хотел сказать… что…

Ларг окончательно запутался, пытаясь не сказать, будто светлая жена князя к деньгам весьма неравнодушна, если не сказать жадная. Причём прекрасно понимал, что и не произнося слов дал это понять. В конце концов он понял, что ничего уже не исправить, и сменил тему:

– Только непонятно, откуда госпожа Гата об этом узнала.

– Мда, – бывшая наёмница с интересом на меня посмотрела. – Мне тоже любопытно. Ладно. Будем надеяться, ты знаешь, что делаешь. Сотня Ларга в твоём распоряжении. Сотник, жду от тебя доклада каждый день. С дочкой сейчас точно всё хорошо?

– Так точно, госпожа Зара. Уже бегает по комнате и кошку за хвост ловит.

– Замечательно. Мне здесь больше незачем торчать, и так дел по горло, а ты допроси ещё этого Трика. Жду от тебя доклада каждый день. С этой бандой надо что-то делать. Не хуже меня знаешь, уже три каравана разграбили и пять купеческих лавок подожгли. А своим чёрным единорогом, нарисованным на месте преступления, они над нами просто издеваются.

Когда гости вышли, на меня привычно насела служанка:

– Госпожа, а как ты догадалась, что у Ларга ребёнок заболел?

– Это элементарно очень просто, Хатса. То, что гном с похмелья болеет, ты наверняка и сама заметила. Крепко он вчера выпил, значит, их сотня ночью службу не несла, отдыхала. Сомневаюсь, что Ларг позволяет своим воинам на постах пьянствовать. Да и сам сотник хоть и не выспался, но явно ночью дома был. Жена у него хорошая, одежду мужа в порядке держит, – начала объяснять я.

– Ага, «в порядке»! А на плаще до сих пор пятно от моего угля осталось.

– Заметила? Молодец. Вот это и странно. Вся одежда чистая, а на плаще старое пятно. Если всё хорошо, женщина такую деталь никогда не пропустит. Да и сам сотник грязнулей не выглядит. То, что испачканную вещь одел, скорее случайность. Или произошло у них что-то, к примеру, заболел кто в семье. Ларг на больного, даже на излечившегося, не похож. С женщиной, если она чистую одежду супругу всё-таки смогла приготовить, тоже всё в порядке. Остаётся ребёнок. А плащ, скорее всего, Ларг у двери снял, его жена и не видела. Она с больной дочкой сидела.

– А откуда видно, что девочку вылечили и маг денег не взял?

– Ларг, когда зашёл, хоть и не выспавшимся, но счастливым и беззаботным выглядел. Хм, во всяком случае, пока ты на него не зыркнула. Значит, всё хорошо закончилось. А полный кошелёк монет на поясе как раз магу в оплату предназначался. Однако остался при Ларге, и сотник его трогал постоянно. Как будто удивлялся, что же с ним дальше делать.

– Понятно. Госпожа, я пойду, – вдруг поспешно засобиралась служанка, разглядев что-то в окне.

– Куда ты?

– Бездельник Лив вернулся. Он обещал бочонок мёда от своих сородичей принести. Не обманул. Тащит. Ларг сейчас закончит Трика допрашивать, отдам. Детям, особенно больным, мёд полезно кушать.

– Не возьмёт сотник. Видела, как он перед Зарой за бесплатное лечение оправдывался? Не возьмёт! Это тебе не Бобинтоз.

– Пусть только попробует! Ишь ты! Не возьмёт! – возмутилась Хатса. – У меня всё возьмёт. Это вообще не ему, а девочке. Бобинтоз же и вовсе здесь ни при чём. Ему я никогда мёда давать не собиралась.

– Ну, хорошо. Вот монета, отдашь Ливу за мёд.

– Ещё чего! Обойдётся! Он мне ещё три таких бочонка притащит. Всё равно больше от него толку нет никакого.

– Я сказала, отдашь! Хотя… сама отдам, позови Лива. Мне с ним ещё поговорить нужно.

– Ладно, – недовольно буркнула служанка, направляясь к двери.

Ларг. Сотник

Исполняя приказ госпожи Зары, я допросил Трика, который якобы бандитов «Чёрного единорога» видел. И, слушая его рассказ, долго не мог понять, самогону ли своего он обпился или просто решил в выдумках невероятных историй мастера Нарина перещеголять. Или сначала перепился, а потом уже решил истории сочинять? Тоже вариант.

Я даже осторожно принюхался к его дыханию – вроде перегаром не разит. Хотя не факт, северные варвары да черные орки, говорят, мухоморы сырьём жрут и дуреют после них хуже, чем от самогона, а запаха нет… А их шаманы, те вообще умеют из грибов всякие отвары делать, чтобы видения случались. Но такие приключения даже под мухоморами придумать затруднительно. Но, с другой стороны, Трик с алхимией знаком, даже в гильдии состоит. Может, намешал самогон с поганками для пущего эффекта?

Скрыться от жены в Проклятых Землях, придумать якобы случившееся происшествие, вызвать для расследования сыскных дел мастера (хотя вроде это не сам Трик постарался, а его гномья родня), сбежать уже от госпожи Гаты, в довершение же всего нарваться на сликовников и магов-контрабандистов. Инцидент в отдалённом трактире перепуганный алхимик так красочно расписывал, что хоть в книгу вставляй. Едва ли не демонов на него напустили, оживших мертвецов охранять поставили. И какие-то жуткие алхимические зелья создавать заставили.

Знаем мы эти зелья. Уж не те ли самые, про которые Тиб Толстяк рассказывал? Дескать, есть один гном, известный торговец выпивкой, которому этот Трик самогон своего тестя под видом алхимических смесей сбывает. Нет, точно перебрал на днях торговец с дегустацией своего продукта. Ха-ха, и мухоморами закусывал. А разбойники если и были, то тоже за выпивкой приходили. Из-за законов князя Ва'Дима она в долине – дело прибыльное.

В общем, к рассказу алхимика я относился не слишком серьезно, пока он не вспомнил имя мага. Белазир. Где-то я его слышал. Давным-давно, дай боги памяти, но слышал. Точно, прошло больше десяти лет, я тогда только к князю Ва'Диму нанялся. Было это во время нашего перехода от полуострова, на котором расположен Первый Лес темных эльфов, до Проклятых Земель и Долины Единорога. Приходил к нам в лагерь несколько раз маг, носивший это имя. Вроде бы для лечения раненого рыцаря его нанимали, а потом после нападения пьяных наемников он ещё у нас бывал. И ещё, что-то нехорошее и ним связанное было. Правда, одни подозрения и никаких доказательств. Да и князь Ва'Лет с леди Гилией нам, десятникам, ничего не докладывали.

Как же он выглядел? Не помню, хоть убей. И Трик толком описать не может. Все твердит о бледном лице и горящих глазах. Вспомнил я про наш переход, и, естественно, пришли в голову сликовники. Их человек, что под видом менестреля проник в наш отряд, и только в Проклятых Землях раскрылась его сущность. А ведь Трику как раз амулет сликовников на шею навесили. Нет, похоже, дело тут серьезное. Мелкого мошенника запугать адептам Слика труда не составит. Что же им от него надо было? Трик утверждал, что неплохо разбирается во всяких фокусах с огнем. Точно! Как я сразу не додумался. Пожар в посольстве у светлых эльфов, от которого толком ничего не сгорело. Другие внезапные всплески огня в городе, оказавшиеся не такими безобидными. Уж не творениями ли сидящего сейчас передо мной человека бандиты пользовались? Впору брать Трика под стражу.

Да, навалились лишние заботы. Тут не знаешь, за что в первую очередь хвататься. Пришла в голову идея у каждого дома по бочке с водой поставить. На всякий случай, мало ли что. Доложил Заре, вместо ожидаемой похвалы получил выговор за то, что до сих пор это не сделано, предписание срочно озаботиться и распоряжение оказывать моей сотне всяческое содействие до кучи. А присутствующий тут же градоправитель, вот гном жадный, ещё лучше предложил. Не за счёт городской или княжеской казны бочку с водой, а то и ящик с песком ставить, а обязать каждого это делать самостоятельно.

– Не все такому приказу обрадуются, – поделился опасениями я. – Купцы точно будут недовольны. Могут вообще отказаться выполнять.

– А это уже не моя забота, – усмехнулась Зара.

Думал, как всегда на меня свалит, но нет. Начальница пояснила, продолжив:

– Кто не хочет, может не ставить. Только пусть потом не прибегают с жалобами, что всё добро сгорело.

– Ещё передай, – добавил Гленд, – что по возвращении принцессы Эледриэль могут обращаться к ней за компенсацией. Она эльфийка не жадная, разумная и, если для дела нужно, денег не жалеет.

Бегают теперь мои бойцы по городу, стучатся по дверям, где им помогают, где пытаются послать куда подальше (хотя дальше Проклятых Земель вроде и некуда). Однако, выслушав последнюю шутку Гленда о щедрости нашей светлой правительницы, адреса легко придумывают. Кроме того ставим бочки и ящики около бедных домишек уже за счёт казны. Вряд ли тут разбойники что-нибудь поджигать станут, но всё равно предосторожность не лишняя.

В орочьем квартале что-то неспокойно. Надо бы стражу там усилить. Зеленомордые у нас баламуты известные, а их драки, особенно с гномами, давно стали поводом для всевозможных шуток и постоянных статей в обеих газетах. По версии «Новостей Долины Единорога» почти всегда виноваты орки, если верить «Нашей долине» Сима Ралиэля, то, наоборот, гномы. На какие только меры для недопущения этих драк идти не приходилось. Всё без толку.

Помню, прибегает как-то в караулку Тиб, довольный как кот, стащивший сметану. Что он вообще тут делает – не понятно. Ведь три часа как сменился, в законном увольнении теперь. Лицо хитрое-хитрое. Разговорить десятника – дело плёвое, заметил я, что он успел выпить и, в нарушении всех правил и уставов, предложил ему повторить. Благо немного завалялось. Оказалось, решили коротышки орков окоротить. И устроить столкновение да не где-нибудь, а на центральной площади орочьего сектора. На которой кто-то, видать не шибко умный, расположил ещё и ратушу. А градоначальник у нас, как известно, гном.

В Толстяке, как он протрезвел, долг стражника с гномьей солидарностью начали бороться, но быстро нашли общий язык (у него они всегда договариваются). Вдруг до него дошло, что при разгоне драки можно оркам накостылять на законных основаниях, и ничего за это не будет. Нет, я и сам не прочь зеленомордым по этим самым зеленым мордам от души съездить, но дело-то серьезное. Разгонишь одну драку, так вскорости состоится другая, да ещё злости участников к городской страже и всем воинам княжества прибавится. Что-то надо было делать.

В общем, доложил я начальству, а буквально час спустя был получен приказ князя Ва'Дима. И на следующий день перед ратушей торжественно маршировали все княжеские воины. Рыцари, под командованием леди Гилии, наши ребята, полулисы. Пришлось пришедшим гномам вместо драки на это зрелище любоваться.

Эти воспоминания подсказали мне решение, пусть в орочьем секторе ребята ходят чаще, да на всех подозрительных обращают внимание. Почему-то на окраинах секторов, у зеленомордых особенно, вечно ошивается всякий сброд. До воровских гильдий дело ещё не дошло, да и не дойдет, мы не зря свой хлеб едим. Но мелкие жулики, что норовят с пояса кошелек срезать или из корзины что-нибудь плохо лежащее стащить, иногда попадаются (вот бы им Хатса со своим углём попалась!). Как бы среди этой публики бандиты из «Черного единорога» не затесались. Простые исполнители вполне могут под мелких жуликов маскироваться.

И хоть идеи мои оказались разумными, беда пришла там, где и ждать не могли. У зеленомордых было все спокойно. Это если не считать, что парочку дебоширов и одного орчонка, стащившего кошелек поймали. Но никаких тебе ни пожаров, ни контрабандистов, ни сликовников. А вот у гномов…

– Сотник! Беда!

Вот только я задремал, как Тиб своим гномогласным, тьфу, громогласным, криком поднял на ноги.

Горел гномий банк. По-настоящему. Толстяк утверждал, что этого просто не могло быть. Надежность подобных заведений давно не подлежит сомнению. Там защиты столько, что и мышь не проскочит, пожаров, наводнений и даже землетрясений просто быть не может. Более того, потушить долго не удавалось. Хоть и поставили там бочку с водой, даже не одну, толку от этого особого не было. И ведь по зрелому размышлению там и гореть-то нечему, всё что можно и нельзя сделано из камня.

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Госпожа очень правильно сделала, когда позволила скотину покупать. Давно пора хозяйством обзаводиться. Корову выгоднее прямо в Пограничном купить, но кое-что здесь гораздо дешевле приобрести можно. Я в том разрешении заранее ни капельки не сомневалась, поэтому, ко времени, когда она мне позволила, уже успела восемь несушек, петуха и двух поросят купить. Правда, госпожа Гата условие поставила, что в Пограничный я всё закупленное сама доставить должна, мол, стада покупать не надо, пастухов нанимать она не будет. Не пойму, зачем нам пастухи? Лив вполне один бы справился, всё равно толку от него больше никакого нет. Только приказы хозяйки я привыкла исполнять, от покупки уже присмотренных овечек пришлось отказаться. Но тех же поросят можно приобретать на законных основаниях.

Через некоторое время я вынуждена была заняться расчётами, смогу ли в нашу единственную телегу загрузить всё купленное. По всему выходило, что не получится. Даже если самой пешком идти придётся. Лива-то в любом случае выгонять из повозки надо, лучше ещё двух поросят куплю, от них пользы и то больше. А бездельник-дворник и так вконец разбаловался, пока сюда ехали, он всё время на облучке прохлаждался.

И тут я внезапно поняла, что наша повозка очень маленькая и надо покупать новую, побольше. Две. А ещё лучше три. Причём и старую продавать не стоит, пригодится. Но госпожа почему-то с этим не согласилась. Пригрозила ревизию (это по-умному так проверка называется) моих покупок произвести. Потом, слава богам, забыла, может, и не вспомнит. А в день отъезда поздно будет распродажу затевать.

Сегодня с раннего утра, пока хозяйка спит, опять на базар пошла, ещё одного поросёнка купила. Продавец его в мешок положил, и отправилась я обратно к нашему постоялому двору. Свинюшка ворочается, похрюкивает, но размышлять мне это не мешает. А думала о том, сильно ли госпожа ругаться будет, когда обо всех моих покупках узнает. С одной стороны, она вроде бы и запретила мне много скотины покупать, с другой же – понять должна, давно пора хозяйством обзаводиться. Сараев у госпожи на подворье много, но все пустые стоят – не порядок!

До постоялого двора дойти не успела. Увидела, как неподалёку дым столбом стоит, и народ туда побежал. Точь-в-точь, как в прошлый раз.

Естественно, я тоже туда поспешила. Ларг со своими стражниками опять на месте пожара обнаружились. Только на сей раз, не отгоняли людей, а наоборот, тушить помогали. Дело это хорошее, нужное, поэтому и я мешок с поросёнком к ближайшему забору положила да начала вёдра с водой от колодца другим добрым людям… и гномам… и оркам… передавать.

Ларг, когда меня увидел, удивился:

– Хатса, ты как здесь оказалась? Я только что за твоей госпожой послал. Не лезь так близко к пламени! Это не простой огонь, сгоришь! Брысь отсюда, неугомонная!

И тут пожар, который до этого никак унять не получалось, в один миг погас, даже дыма нигде ни видно. Понятно, какой-то маг затушить помог. Вода была больше не нужна, поэтому последнее ведро я нечаянно прямо на сотника вылила.

– А нечего женатому человеку незамужней девушкой распоряжаться! – заявила я. – Мне только моя госпожа может приказы отдавать.

Ларг потряс головой, раскидывая брызги во все стороны, обтёр лицо и неожиданно весело расхохотался.

– Ах так?.. Где-то здесь ещё одно ведро было…

– Хатса, прекрати обливать Ларга! – раздался со спины знакомый голос. – Лучше умойся сама. Сотник, прикажи выставить оцепление. Пожар, как я понимаю, ликвидировали, надо теперь позаботиться, чтобы улики не затоптали.

Я обернулась. Рядом со строго смотрящей на меня хозяйкой стоял… Гном? По всему было видно, что он тоже участвовал в тушении пожара. Только как же я раньше на такого внимания не обратила? Ой, а что же теперь госпожа Гата подумает!!!

– Это не я, госпожа! Честно! Я больше самогон с гномами не пью, правда! Даже ни с кем не пью, – попыталась уверить её.

Гата. Сыскных дел мастер

Проснулась раньше, чем обычно, и, пока ждала завтрака, решила прогуляться. Прохаживаясь около постоялого двора и строя планы на сегодняшний день, неожиданно наткнулась на бегущего мальчишку. Вернее, если быть совсем точной, это он на меня натолкнулся, причём неслабо. Вывернувши из-за угла, чуть не сбил меня с ног.

– Госпожа Гата? Сыскных дел мастер? Мне сотник Ларг велел за тобой бежать. Там страсть как интересно. Гномий банк горит, а на стене единорог чёрный нарисован. Красиво! Он как живой! Пожар горит, единорог бежит, – радостно закричал он.

– Точно единорог? – прервала я поток его словоизлияний.

– Ага, так и есть. Пойдём быстрее, а то ещё потушат. Я бы ни за что не ушёл, если бы сотник мне монету не дал. И даже с монетой, наверное, не побежал бы, но на пожар почти все мальчишки города смотрели, а поручение сотника только я выполнял. Вот!

Поспешая за показывающим дорогу мальчишкой, я мысленно похвалила исполнительного сотника. Дело в том, что, несмотря на многочисленные слухи об оставляемом на месте преступления изображении единорога, от которого, стараниями Сима, банда и получила в народе своё название, я ни разу не смогла его увидеть лично, так как наложенная иллюзия была видна очень короткое время.

Очевидцы-художники (в эльфийском посольстве таковых оказалось немало) смогли скопировать эмблему банды, только помогло это слабо. Полёт творческой фантазии живописцев оказался неудержим. Мне предоставили полтора десятка художественных полотен. Чёрный единорог изображался на них и осёдланный со всадником, и без седла, и стоящий на месте, и скачущий, на фоне городской стены, степи, леса, гор, ночного неба… А главное, сам магический зверь на полотнах имел только две безусловно повторяющихся детали. Рог и масть. Оставалось только гадать, какая из картин наиболее точно копировала оставляемое бандитами изображение. Попытки уточнить детали у самих художников ни к чему не привели. Живописцы очень ревниво относились к критике своих произведений и единогласно утверждали, что именно на их картине передано наибольшее сходство с оригиналом.

Единственное, что мне удалось выяснить из допроса очевидцев, от единорога, служащего гербом княжеству, чёрный зверь отличался не только мастью. Правда, некоторые последний факт отрицали категорически. Но с этими как раз всё было более чем понятно. Они саму эмблему, скорей всего, вообще не видели и не мудрствуя скопировали зверя с герба, банально его перекрасив. Всё же кое-какие выводы из описания магического животного я уже сделала, но лучше посмотреть лично. Да и остальные улики, если они есть, потеряться не успеют. Хотя Ларг произвёл впечатление (и уже доказал, что в этом я не ошиблась) внимательного и исполнительного человека, полагаться только на него, конечно, не стоит.

Когда мы добежали до гномьего банка, интересующая меня яркая иллюзия на закопчённой стене здания еще не развеялась. Чёрный жеребец, гордо запрокинув назад голову со сверкающим рубиновым рогом, беззвучно мчался вдаль. А вот пожар, к великому разочарованию моего малолетнего проводника, уже потушили. Кинув ещё один взгляд на уже начавшую бледнеть картинку, убедилась, что мои предположения верны.

Заметив в толпе основательно закопчённых стражников Ларга, я направилась в его сторону.

А кто это рядом с ним? Ну, я не удивлена! Наоборот, было бы подозрительно, проворонь Хатса такое событие. Если Сим предпочитал собирать информацию из расспросов свидетелей, то у моей служанки другой метод. В последнее время она умудряется оказаться в самой гуще событий. Это, безусловно, удобней, время экономит, но быть очевидцем или даже простым участником для Хатсы мало. Ей обязательно надо отметиться так, что потом многие вспоминают даже не само происшествие, а последствия её шуточек. В прошлый раз в Ларга углём швырялась и сейчас… Наверно, стоит всё же уберечь сотника от повторного купания.

– Хатса, прекрати обливать Ларга! – строго сказала я. – Лучше умойся сама. Сотник, прикажи выставить оцепление. Пожар, как я понимаю, ликвидировали, надо теперь позаботиться, чтобы улики не затоптали.

Обернувшаяся девушка вдруг широко раскрыла глаза и испуганно залепетала:

– Это не я, госпожа! Честно! Я больше самогон с гномами не пью, правда! Даже ни с кем не пью.

Проследив за её взглядом, я увидела представителя неизвестной расы, который горестно вздыхал, глядя на потушенный банк. После некоторого колебания, всё-таки решила, что это гном. Такой рост, телосложение, даже борода… отчасти, могли принадлежать только представителю этого племени. Сомнения же у меня вызвал вовсе не цвет кожи. На пожаре все, кроме, пожалуй, нежданно освежившегося Ларга, были на чёрных орков похожи. Но вот такую причёску у гномов я видела первый раз в жизни. Правая сторона шевелюры, бороды и усов гнома была седой, что говорило о преклонном возрасте, но, в общем, вполне обычной, зато слева волос не было вовсе.

– Кто ты, уважаемый мастер? – удивлённо поинтересовался у полуобритого подошедший стражник Тиб.

– Ты что, издеваешься? – сварливо пробасил гном. – Родственника близкого не признал? Позор! Я ведь мужу твоей тетушки троюродный дедушка.

– Мастер Бофур? – растерянно пробормотал Тиб и с жалостью спросил: – Это тебя бандиты так?

– А кто же ещё? – возмутился гном, гневно тряхнув оставшейся бородой. – Родовое дело порушили, банк сожгли, в великое разорение ввели, чуть жизни не лишили, негодяи! В последний момент успел проснуться и из пламени выскочить.

– Значит, ты не видел поджигателей, уважаемый мастер? – вежливо поинтересовалась я.

– Так говорю же, спал я, когда пожар начался, – рассердился погорелец. – Выскочил, а тут уже народ сбежался, делали вид, что тушат, лентяи! И жрицы непонятно чем занимались, обещали же, что вмиг любой пожар погасят. Кто мне теперь ущерб возместит?

– Мастер Бофур, неплохо бы посмотреть, что там внутри, – вмешался в разговор мокрый сотник, – много ли уцелело.

– Пустить в гномье хранилище посторонних?! – ужаснулся банкир. – Не бывать тому! А уцелело всё. Наши сундуки не горят!

– Это что за разговоры? Не горят? Я такое же и про банк слышал, – мгновенно построжел Ларг. – Тут дело государственной важности. Давай веди в ваше хранилище, а нет, так сами найдём. Оно же в подвале? Так?

Полубородый гном недовольно заворчал, что будет жаловаться Гельфу, Заре, князю и его жёнам (особенно светлой), когда те вернутся, и, мол, за подобное беззаконие, стражникам сильно достанется, но больше спорить с суровым сотником не решился. Ларг приказал Тибу заняться оцеплением, и наш маленький отряд во главе со скандальным банкиром последовал внутрь обгоревшего здания. Хатса, естественно, увязалась следом.

По дороге мы вынуждены были слушать хвастливые речи про несокрушимость и надёжность гномьих хранилищ, которые мгновенно прекратились, как только мы подошли к проёму в стене, открывающему тоннель, уводящий куда-то вниз.

– Тут была дверь, – растерянно пробормотал коротышка. – Наша замечательная, выкованная лучшими мастерами, несокрушимая дверь.

Когда же мы спустились вниз по коридору и достигли, наконец, хранилища, стенания гнома достигли пика.

– Очень интересно, – проговорила я, осматривая развороченные сундуки.

– Да, бандиты постарались, – поддержал меня Ларг. – Хотя вон у той стены три сундука нетронуты. А вон ещё. И вот…

– Нетронуты?! – горестно завопил гном. – Да они почти пустые! И хранится там бесполезный хлам. А остальные… Я разорён, клянусь своей бородой!

– Невелика клятва, – рассеяно заметила я. – Всё равно сбрить придётся. Не будешь же ты с половиной ходить?

– Что?! – гном испуганно ощупал своё лицо, голову, и подвал огласили ещё более горестные стенания.

– Что скажешь, Ларг? – обратилась я к сотнику.

– Ну, если сундуки с недорогим содержимым целы, значит, преступники знали, что и где брать, – предположил сотник.

– Совсем необязательно, даже наоборот, – опровергла я его слова. – Я бы не стала доверять словам банкира, что остались только недорогие вещи. В таком хранилище дешёвку просто не держат, более того, по некоторым признакам можно предположить, что вот тут и тут находится нечто особо ценное. Бофур, я права?

– Всё равно не открою! Гномы свято блюдут тайну клиентов, – на секунду отвлёкся от рыданий коротышка.

– Я права, – удовлетворённо отметила я. – Преступники, безусловно, проникли в банк не просто за деньгами. Деньги они могли добыть другим, более простым способом. А тут на взлом каждого сундука тратилось довольно много магических сил. Хватило бы обчистить несколько купеческих подворий, и с гораздо большей выгодой. Мне кажется, проникнув в подвал, они начали вскрывать сундуки наугад, один за другим, пока не нашли, что искали. После чего ушли, естественно, прихватив с собой содержимое открытых сундуков. Бофур, нам нужен список всех украденных вещей.

– Гномы свято блюдут тайну клиентов.

– Тьфу! Он совсем одурел с горя. Ну, не пытать же его теперь?!

– Не волнуйся, госпожа Гата. Всё расскажет, – пообещал сотник. – Гельф в таком деле нас поддержит. А жрицы проверят, чтобы правду сказал.

– Ладно, это важно, но в любом случае магам разбираться придётся, для чего похищенные артефакты применить можно. Хотя мне тоже список доставьте, посмотрю.

– Госпожа Гата, ты маг? – удивился сотник.

– Моя хозяйка знает магию лучше всех магов. Только те-о-ри-ти-чески, – старательно выговорила гордая Хатса и пояснила: – Это, по-умному, означает, что знать знает, а пользоваться не умеет. Вот я тоже те-о-ри-ти-чески давно замужем, лет с двенадцати, а прак-ти-чески – незамужняя девушка.

Объяснять служанке и впечатлённому таким откровением Ларгу тонкости терминологии я не стала и вернулась к делу, ради которого мы здесь находились:

– Меня больше интересуют не целые сундуки, а вон тот открытый.

– Ага, у остальных замки разворочены, а у этого открыт аккуратно, будто ключом, – вновь влезла Хатса.

– Аккуратно, – согласилась я, осматривая замок. – Только не ключом. Бофур, что здесь лежало, тоже не скажешь?

– Гномы свято блюдут тайну клиента.

– Я сейчас же доставлю упрямца в замок, – решил сотник. – Посмотрим, как он осмелиться молчать или врать при жрицах и градоправителе. А содержимого этого сундука опишем отдельно.

– Отдельная опись – это хорошо, – кивнула я. – Хотя как раз то, что лежало именно здесь, бандитов не интересовало. А жрицы… Думаю, одна из них…

– Что, госпожа?

– Ничего, Хатса. Дальше Ларг справиться сам, мы мешать не будем. Пошли домой. Трик уже надоел своим нытьём. Займёмся его ошейником.

Выйдя из обворованного банка, я обратила внимание, что служанка сначала метнулась в сторону, потом замерла, растерянно огляделась, и вдруг разревелась.

– Что случилась, Хатса? – забеспокоилась я.

– Ы-ы-ы-госпожа, моего поросёнка украли-и-и!

Кирзимирэ. Тёмная эльфийка

Никогда не думала, что стану жрицей Древа. Да и то, что в ближайшую сотню лет придётся покидать родной лес, тем более в качестве главы посольства, тоже не ожидала. По правде сказать, нужна я в том посольстве, как эльфийское Древо Жизни посреди оркских степей. Просто большая политика вмешалась. Как же, светлые принцессу прислали, чем мы хуже? Ну и ещё оказалось, что в княжестве существуют разные глупые законы, требующие участия главы посольства. К обычаям дикарей послам требуется относиться с уважением.

Я дисциплинированно искупалась голышом в фонтане, несколько раз присутствовала на приёмах, танцевала с князем Ва'Димом, слушала его несмешные анекдоты… Однако в общем обязанности главы посольства оказались необременительны, вскоре, хвала Древу, меня оставили в покое. Можно было спокойно, не отвлекаясь на разные глупости, заняться исследованиями; даже смогла пригласить в долину своего учителя.

Внезапное принятие сана жрицы хлопот прибавило, но я не жалела. Кроме законной гордости появились и дополнительные возможности в изучении магии. Сначала немного напрягала необходимость терпеть рядом с собой светлую, но потом привыкла. Алисилиэль девочка молодая, но гораздо лучше, чем я, знала здешние порядки, кое-чему пришлось даже у неё поучиться. Вот откуда я сама узнала бы, что посвящённым жрицам надо целоваться с князем Ва'Димом? В посольстве до меня такие тонкости процедуры не довели, подозреваю, что сами не знали.

Хлопоты новой должности неожиданно стали причиной временного прекращения исследований. К тому же учитель из-за личных дел вынужден был спешно вернуться в родной лес. Даже заказанный у гномов трактат получить не успел. Самое обидное, выдать книгу мне бородатые крючкотворы отказались наотрез. Даже содействие светлой, которая дружна со многими коротышками, не помогло. По-моему, Алисилиэль это расстроило куда больше, чем меня. Обиделась девочка, молодая она ещё, не для неё такая должность. Устаёт бедная. Сегодня утром невыспавшейся выглядела, но помогла мне затушить пожар в гномьем банке и потом отдыхать, когда ей это предложила, не захотела. Потребовала письменные принадлежности, закрылась в комнате, объявив, что будет готовить мне какой-то сюрприз.

Я же занялась поиском способа вычислить назойливых бандитов. Конечно, это не обязанность жриц Древа, но, когда князь с жёнами вернётся, неудобно будет, что в такой малости помочь не смогли.

Мои размышления прервал доклад слуг о появлении посетителей.

После того как позволила, в комнату вошли трое. Испуганный чем-то человек с окладистой бородой и две женщины. Та, что моложе, выглядела расстроенной, во второй я почувствовала небольшое количество нашей крови.

– Добрый день, достопочтенная жрица. Я – Гата Хисти, сыскных дел мастер из Пограничного, – представилась она. – Мои спутники девица – Хатса, и торговец Трик. Вообще-то я хотела бы посетить принцессу Алисилиэль. Мы немного знакомы.

Гата? Слышала я о такой. Интересно, чего ей от светлой понадобилось?

– Уважаемая… Алисилиэль сейчас занята, – ответила я, с удивлением оглядывая странную компанию. – Пишет чего-то…

– Книгу переписывает, – понятливо кивнула женщина. – Так и знала, что на воровство чужого имущества принцесса не пойдёт. Вот свою ложку спереть может, а чужого не возьмёт.

– Какую ложку? Какую книгу? – не поняла я.

В этот момент дверь распахнулась и в комнату ворвалась радостная Алисилиэль. Она действительно держала в руках книгу. Увидев посетителей, попыталась спрятать её за спину.

– Ой, здрасте, а чего вы пришли? Я вообще ни при чём… Я… я… не я. Вот, – растерянно забормотала светлая.

– Ничего-ничего, я верю! – успокоила её гостья. – Просто зашла сказать, что, хотя всегда узнаю работу своей отмычки, уверена, что на прямое воровство принцесса никогда не пойдёт. И еще я здесь по делу. Во-первых, вот с этого человека надо снять один нехороший амулет. Трик, покажи. Поможете?

– Это мы запросто! – непонятно чему обрадовалась Алисилиэль. – У нас сейчас знаешь сколько силы! Что угодно можем сделать!

– А поросёнка найти сможете? Маленький, сам розовенький, правое ухо с черным пятнышком, – подала голос молодая девушка.

– Хатса, помолчи! – строго оборвала её Гата и вновь обратилась к нам: – Цепь надо снять, чтобы навесивший её маг ничего не почуял.

– Давно предлагала бороду сбрить, и никто его не узнает, – буркнула обиженная девушка, насколько я поняла, она являлась служанкой и компаньонкой Гаты. – Я умею, ничего сложного. Пробовала. Правда, кинжалом неудобно было.

– Я тоже умею, – гордо ответила служанке Алисилиэль. – А чтоб порезы не лечить, я специально на кинжал заклятие наложила. А ты где научилась?.. Ой!

Обе расхваставшиеся девушки внезапно покраснели и опасливо покосились на сыскных дел мастера.

Понимала в разговоре гостей я всё меньше и меньше.

– Леди Кирзимирэ, может, поможешь своей молодой и самоуверенной подруге. Потом я расскажу тебе всё, – пообещала мне Гата. – Но сначала надо освободить Трика и отправить его отсюда, а то надоел, то есть, хотела сказать, поселить в комнатах дворца, которые мне князь предоставил. Ему там будет безопаснее.

Я пожала плечами и пододвинулась к человеку, разглядывая висящую на его шее цепь с амулетом сликовников. Ещё одна загадка. Становилось всё интересней.

С цепочкой справились быстро, ничего сложного там не оказалось.

Когда человек облегченно выдохнул, Гата сказала:

– Благодарю, уважаемые жрицы. Теперь самое главное…

– Поросёночка бы моего… – вновь попыталась влезть служанка.

– Хатса, бери Трика и покажи ему комнаты, где он теперь будет жить, – резко распорядилась Гата.

– Госпожа, а я сама не знаю.

– Узнай у слуг.

– Хорошо. Но свинюшку-то…

– Брысь!

Оставшись с нами наедине, Гата, наконец, смогла продолжить. У Алисилиэль по ходу её рассказа всё больше разгорались глаза.

– В общем, в нужный момент мне необходима ваша магическая поддержка. Вы согласны?

Переглянувшись со светлой, мы дружно кивнули.

Когда сыщица ушла, я внезапно вспомнила, что забыла кое-что уточнить.

– Слушай, Алисилиэль, а всё-таки, что это ты мне за сюрприз готовила?

– Ах, да! Вот держи, и можешь не благодарить, мы же подруги, – гордо ответила светлая, протянула мне принесённую книгу и, довольная, вышла из комнаты.

Ларг. Сотник

Ну вот и всё. Я поцеловал спящую Литу, застегнул плащ и вышел из дома.

Как и предполагалось, меня взяли на границе оркского квартала около ночлежки. Пятеро вооружённых оборванцев заступили мне дорогу, и ещё трое бесшумно (как они думали, а на деле иной гном и то тише ходит) зашли со спины.

– Ба-а! Кто к нам пришёл! Господин сотник, а чего же ты один? Тут ведь место нехорошее, невзначай и обидеть могут, – издевательски раскланялся один их встречающих.

И хотя речь была явно спланирована заранее и её содержание известно сообщникам, те заржали вполне искренне. Шутка получилась полностью совпадающей с их пониманием хорошего юмора.

– Ты, что ли, обидишь? – презрительно спросил я.

– Вообще-то мы люди мирные, законопослушные, но могу и я, если уж просишь, – изволил ещё раз пошутить бандит. – Неужто так охота, а?

Его подручные оценили глупую шутку, опять радостно заржали. В том числе и те, которые сзади. И это у них называется засада.

– Не хочу, – подумав, отказался я. – Обычно я обижаюсь смертельно, а вы мне пока живые нужны.

Бандиты глухо заворчали.

– Зачем же понадобились мирные горожане доблестной страже? – нахмурился главарь.

– Мирные горожане страже ни к чему, – согласился я. – Слава богам, я их здесь не вижу. Правда, сейчас и я говорю не как стражник. Радуйтесь!

– Чему же нам радоваться? – простодушно удивился бандит, стоящий у меня за спиной.

– Тому, что до сих пор живы, – охотно просветил я.

– Да он издевается над нами! – догадался лысый разбойник с явной примесью оркской крови.

– Стоять! – рявкнул атаман, останавливая своих подчинённых, которые уже двинулись вперёд, стремясь наказать дерзкого стражника.

Мы стояли друг напротив друга. Я насвистывал весёлую песенку, а бандит молчал и внимательно смотрел мне в глаза. Отлично, может, ещё и пронесёт! Хотя вообще, собираясь на эту встречу, уже настроился, что без побоев сегодня не обойдусь. Однако повезло, главарь оказался достаточно умён. Впрочем, дело только начинается, и, скорее всего, свои тумаки я ещё получу.

– Выдра, ты хорошо проверил? – наконец спросил разбойник.

– Да, атаман, он точно один. Мы следили за ним от шокарского квартала, он там сначала долго крутился.

– Понятно, – задумчиво кивнул бандит и снова обратился ко мне: – Так чего же тебе от нас надо, «не стражник»?

– Мне нужно встретиться с главарями «Чёрного Единорога», – объявил я.

– Ого, – удивился разбойник. – Всего-навсего? Скромно. А больше тебе ничего не надо?

– Нет. Если вы не можете мне помочь, я буду искать других.

– А ты наивен, стражник, если думаешь уйти отсюда живым, – оскалился атаман. – Ладно, посмотрим. Может, перед смертью ты ещё успеешь встретиться с кем планируешь. А сейчас, извини, мои люди помогут нести твоё оружие. Да и деньги, пожалуй. Мертвецам они ни к чему.

– О, не стоит беспокоиться! – любезно ответил я. – Зная отчаянную храбрость и благородство подобных вам отбросов, деньги я оставил дома, а меч – вот. Больше ничего нет. Связывать меня тоже не надо, сам пойду, куда покажете.

Бандиты мне не поверили. Обыскали, связали и всё-таки избили, твари!

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Сильно я на госпожу обиделась. Она наотрез отказалась моего поросёночка искать. Даже Сим Ралиэль отказался помочь. А я и попросила-то всего ничего, написать в газете, что если похититель подлый хрюшечку вернёт и за обиды всего пять серебряных заплатит, то мир между нами будет. Вор прочитал бы и сразу даже целого кабана с деньгами принёс. Понятно, мне такая сделка невыгодна, но скрепя сердце готова была простить свинокрада.

Однако, хоть и отказались все подлого похитителя поросят ловить, за дело браться всё одно надо. Бедная свинюшка сейчас в неволе у преступника томится, может, и того хуже – сожрал её уже вор бессовестный. Тут мне повезло, стражник Тиб оказался идеальным помощником сыскных дел мастера. Я лично его проверяла, все цены на базаре не хуже меня знает – для такой должности главное умение. Уж мне-то лучше всех об этом известно. Помогать в поисках хрюшечки гном согласился охотно.

Я ему тут же растолковала первейший способ злодеев ловить (мне его госпожа поведала). Надо просто-напросто себя на место преступника поставить.

– Тиб, ты поросёнка украденного куда денешь? – серьёзно (как госпожа Гата) спросила я.

– Ты чего! Нет у меня украденных свиней! – возмутился гном.

– Так я говорю, если бы вдруг появился один маленький ворованный поросёнок.

– А-а! Если один и маленький, я бы его быстренько зажарил и съел.

– А если ты сыт?

– Ну и что? Ты же говоришь, он совсем маленький.

Я растерянно посмотрела на объёмистое гномье брюхо. Для такого, пожалуй, один поросёнок действительно всего на укус. Но ведь не каждый же способен столько за раз сожрать!

Я вспомнила, как госпожа рассказывала мне ещё о способе злодеев поймать. Мордулирование называется. Это если что-то большое представить трудно, надо представить подобное, но меньших размеров и наоборот. Решила, тут этот самый случай для гнома и есть, и сказала:

– Хорошо. Представь, что у тебя есть не маленький поросёнок, а огромная свинья, но тоже ворованная.

Тиб честно представил. Пришёл к выводу, что одному быстро столько мяса не съесть. И задумался.

– Тогда продавать надо, – начал вслух размышлять он. – Я бы такую свинью торговцу Тирину подложил, то есть предложил. Точно, отвёл бы в какой-нибудь из кабачков, что этот гном содержит.

– Почему Тирину? – деловито спросила я.

– Там на вырученные деньги можно сразу самогона купить, – снисходительно объяснил гном. – Только тс-с-с! Мы, стражники, этого вроде как бы не знаем.

– Ну вот, значит, моя свинюшка у Тирина, теперь остаётся только пойти и забрать.

– Вон ведь, как всё просто, оказывается, – удивился Тиб. – Только куда же нам идти? У Тирина десяток лавок, и все в разных кварталах. Целый день ходить придётся.

– Будем обходить все! – непреклонно объявила я. – Куда деваться?

Труд сыскных дел мастеров нелёгок и вреден! Уж я-то знаю. Пришлось убедиться в этом ещё раз. Я, конечно, обещала госпоже больше с гномами не пить… и вообще не пить, но Тиб возмутился. Он утверждал, что просто быстро пройти по всем питейным точкам города ну никак не возможно. Подумав, согласилась. Естественно, это наверняка вызвало бы подозрения у преступника. Пришлось не только о краденых поросятах расспрашивать, но и пить. Единственное, что утешало, самогон в Проклятых Землях не шёл ни в какое сравнение с изделием мастера Фили. Здешний оказался заметно слабее и вонючее, потому на сей раз захмелела я гораздо меньше, хотя рвало меня уже несколько раз.

– Ничего святого для этого Тирина нет! – объяснил Тиб, с жалостью глядя на моё позеленевшее лицо. – Хороший продукт разбавляет всякой гадостью. Даже водой.

– Ладно, ничего страшного, – я с трудом разогнулась. – Сколько ещё осталось?

– Ещё три кабака, – доложил гном. – Однако темнеет уже. Может, завтра продолжим?

– Нет, сейчас пойдём, – решила я. – В деле поиска поросят главное – быстрота.

– Да? А я такое про блох слышал.

– Нет, блох не ищут, а ловят, – со знанием дела заявила я.

– Ну тогда пошли… – ответил гном, сражённый моей этой, как её, эрудицией.


Когда мы подходили к последней точке, где, теперь уж точно известно, находился украденный поросёнок, на небе уже горели звёзды. Мой помощник давно забыл о нашей главной задаче – поиске преступника, он показывал дорогу, лениво потягивая пойло, купленное в предыдущем заведении. Внезапно из ближайшей подворотни нас тихо окликнули:

– Тиб, это ты?

– Нет, это не я, – мгновенно отреагировал гном, стремительно трезвея и поспешно пряча за спину бутыль с самогоном. – Орфаст, ты чего тут делаешь? А-а, тоже решил к Тирину за бутылочкой зайти? Ты не боись, я тебя сотнику не выдам…

– Тиб, ты Ларга видел? – не обращая на меня внимания, продолжил расспросы осторожно выглянувший из подворотни Орфаст.

– Видел, – подумав, ответил гном. – Сегодня утром видел, и вчера видел, и позавчера…

– Да нет! Я не про то. Тиб, понимаешь, мне показалось…

– Чего?

– Кажется, я видел, как какие-то люди напали на нашего сотника. Вроде его затащили вон в тот дом.

– О-о, так я и знал! – внезапно раздалось из-за спины. – Значит, тот сотник припёрся совсем не один.

Тёмная улица быстро наполнялась людьми с оружием, на нас они смотрели очень недружелюбно.

Орфаст извлёк меч и медленно пятился в нашу сторону, внимательно следя за приближающимися разбойниками. Гном досадливо крякнул, сделал последний глоток, опорожняя бутыль, отшвырнул её, с возмутительной бесцеремонностью задвинул меня за спину и достал секиру.

Главарь бандитов, кстати, с виду очень симпатичный мужчина, насмешливо оглядел нашу троицу.

– Бросайте оружие, стражники, – приказал он. – Значит, хотите встретиться со своим сотником? Это я вам обеспечу.

Я возмутилась, во-первых, тем, что Орфаст и Тиб старательно задвигали меня себе за спины, а во-вторых, тому, что такой симпатичный разбойник на меня внимания не обращает.

– А мне изменщик Ларг вовсе не командир, – объявила я. – И вообще, не хочу с вами разговаривать.

– Почему же? – улыбнулся главарь.

Всё-таки он очень красивый, и зачем такой в разбойники пошёл?

– Потому что это вы моего поросёнка украли, а сейчас, когда я вас почти разоблачила, расследованию мешаете.

– Какого поросёнка? – лицемерно удивился бандит. – Впрочем, неважно. Взять их!

Взять нас сразу не получилось. Отступив к стене, стражники страсть как ловко отмахивались своим оружием, не позволяя разбойникам подойти. Я тоже поучаствовала. Верной сковородки при мне не было, поэтому я подняла отброшенную гномом бутыль и ловко запустила её прямо в глаз красавчику-главарю.

Атака захлебнулась.

– Значит так, – отдуваясь, объявил Тиб, – когда попробуют напасть ещё раз, атакуем навстречу, а ты, девка, беги, пока они не опомнятся. Мы прикроем.

– Почему это мне бежать? – возмутилась я.

– Дура! – злобно рявкнул Орфаст (он тоже симпатичный, но ужасно невежливый). – Одни мы не справимся, и Ларга убьют. Приведёшь помощь.

Я уже открыла рот, чтобы продолжить спор, но передумала. Действительно, кому же ещё бежать за помощью? Из гномов бегуны плохие, а невоспитанный Орфаст успел получить рану в бедро.

В этот момент разбойники вновь пошли в атаку, Тиб яростно заревел и, размахивая секирой, кинулся им навстречу. Орфаст, несмотря на хромоту, не отставал от гнома. Разбойники растерянно отшатнулись, в их рядах появились бреши. Но прорываться сквозь драку было страшно, в неровном свете факелов мелькало оружие, лилась кровь, сражающиеся ругались нехорошими словами, которые приличной девушке знать не полагается.

– Беги, дура! – заорал грубиян-стражник.

И тогда, зажмурившись, я отчаянно кинулась вперёд.

Кариил. Светлый эльф

Я сидел в дальнем конце стола и изо всех сил сдерживался, чтобы кого-нибудь не убить. Мои временные союзники смаковали, словно какой-то деликатес, горелое свиное мясо и обсуждали дальнейшие планы. О Древо, как же я их ненавижу!

Глупцы! Жалкие людишки! Как они смеют отказывать мне в моих скромных запросах? Говорят, что несмотря на все усилия купцы отказываются платить, а новые акции в данный момент слишком опасны, дескать, стража и так наступает нам на пятки. Ничтожества! Сами же не могут достать заказанные мной зелья. Если бы я их получил, давно бы поставил на колени всю эту ненавистную долину.

– Атаман, парни там стражника заметили, – доложил сунувшийся в дверь разбойник.

Естественно, что сначала следует постучаться, он и не подумал. Хотя, сделай он это, я бы сильно удивился. Очень сильно. Даже, скорей всего, заподозрил что-то неладное. А так обычное поведение обычных людишек. Глупо на него обижаться. Но и делать вид, будто мне это нравится, тоже не собираюсь.

– Какой стражник? Где? Он один? – изумлённо поднялся барон Норсорт.

– Вроде один. Кругами таскается, по нашей улице уже три раза проходил. Никого с ним нет.

– Ладно. Сейчас разберёмся. Выдра, отправь пятёрку парней проверить подходы, остальные за мной.

Норсорт со своими разбойниками скрылся за дверью, а я на всякий случай ощупал боевые амулеты в кармане. Заметив это, Белазир успокаивающе улыбнулся:

– Кариил, я же объяснял, что в этом доме нам ничего не угрожает. Здешний хозяин обосновался в Долине одним из первых. Его тут все знают и заподозрят в последнюю очередь. Предать нас тоже никто не сможет. Моё простенькое заклятие на самом деле куда сложнее, чем кажется, и вполне надёжно, любой, кто попробует проболтаться, мгновенно умрёт, двое наших людей, распустившие языки во время пьянки, уже испытали это на себе.

– Ты слишком самоуверен, человек, – процедил я. – Признаю, даже сильный маг не сможет рассмотреть, что личина покойного торговца скотом всего лишь маска. Однако нет гарантии, что знакомые с его привычками, увлечениями не опознают подмены.

– Не беспокойся… эльф. Я знал, кого выбирать. Уж привычки и увлечения своего соотечественника я смогу воспроизвести. Любому расскажу про Янтарный дворец, про прекрасных шокарских скакунов, пасущихся в ущельях среди виноградников…

Перебивая хвастовство зазнавшегося человечишки, в комнату ввалились разбойники, волоча за собой перетянутое верёвками тело.

– Вот, господа маги, – Норсорт прицельно пнул лежащего пленника в живот, – Чёрного Единорога ищет, поговорить хочет. Можете пока поспрашивать, а мы всё-таки ещё разок проверим. Вдруг он не один.

Ну что же, хоть какое-то развлечение. Я приготовился внимательно следить за допросом. Владея магией разума, люблю выводить лжецов на чистую воду, а этот наверняка собирается врать.

– Ну, давай, стражник, рассказывай, – после некоторой паузы приказал Белазир.

Пленник молчал.

– Ну что же ты? Сам же хотел увидеть нас.

– Даже атаманы у разбойников совсем тупые пошли, – с некоторым превосходством, не соответствующим положению, в котором находится, проворчал он. – Лёжа на полу, я могу разглядеть только твои грязные сапоги. С ними разговаривать не хочу.

Я злорадно улыбнулся, сапоги у Белазира действительно грязные и старые. Купец, облик которого он принял, то ли из жадности, то ли ещё по каким-то соображениям ходил только в таких, и менять их было нежелательно. К моему удивлению сликовник никак не показал своего недовольства.

– Ладно, можешь устраиваться в любом удобном для тебя месте, – разрешил он, правда, развязать пленника не удосужился.

Вполголоса ругаясь, стражник сумел подняться на ноги и взгромоздился на лавку.

– Теперь говори, – жёстко потребовал Белазир.

– Моё имя Ларг. Я сотник городской стражи. Искал вожаков Чёрного Единорога, чтобы продать интересующую их информацию, – коротко ответил пленник.

Сликовник кинул взгляд в мою сторону, я отрицательно покачал головой. Стражник не врал.

– Какую информацию? – продолжил Белазир.

– Всё зависит от того, сколько заплатите?

– Мне кажется, ты не в том положении, чтобы торговаться.

– Ха! А мне кажется по-другому. Зачем же, по-твоему, я искал вас? Обращаю внимание, я пришёл один…

Стражника перебил шум за дверью. Вошёл Норсорт, прижимая руку к левому глазу.

– С ним ещё двое были. И девка бешеная. Она сбежала. Больше никого.

– Значит, говоришь, один? – угрожающе переспросил Белазир.

Сотник стражи не ответил, он в изумлении таращил глаза на два затаскиваемых в комнату тела. Признаться, я тоже удивился, ведь до этого в его словах лжи не было.

– Орфаст? Тиб? Демон вас раздери, что вы здесь делаете?

– Я увидел случайно, как тебя в дом связанного затаскивают, – подал голос молодой воин. – Извини, командир, сам видишь, выручить не получилось. Но не беспокойся, Хатса за помощью побежала.

– Ага, девка она боевая, до первого же патруля доберётся, а там и всю городскую стражу на уши поставит, так что, даже если убьют, нестрашно. Надолго бандиты нас не переживут, – весело поддержал товарища гном, громко отрыгнул и деловито поинтересовался: – Пожрать перед смертью здесь дают? И пива побольше. Лучше гномьего.

– Идиоты! – обречённо простонал наш первый пленник. – Сегодня в городе нет патрулей, и даже если Хатса доберётся до казарм, спасать нас никто не пойдёт.

– Очень интересно, значит, спасать тебя не будут? Почему? – вмешался я в допрос.

Сотник осёкся на полуслове и замолк. Вместо него ответил Белазир:

– Потому что они и так знают, к кому он пошёл. Не сомневаюсь, сведения, которые этот стражник собирался нам продать, привели бы нас в ловушку. Так?

Пленник угрюмо молчал.

– Значит, так, – удовлетворённо кивнул сликовник и резким ударом опрокинул стражника на пол. – Но хотелось бы подробностей. Молчать и врать не советую.

Я брезгливо поморщился. Люди! Сломанный палец гораздо эстетичнее, чем разбитое в кровь лицо, и гораздо действенней, для особых упрямцев есть иголки, специальный маленький ножик, крючки, огонь… И проводить такой допрос следует в специальном помещении, соответственно одевшись, чтоб не запачкаться. Когда я последний раз добывал сведения таким образом, пытаемая гнома выглядела совершенно целой, не умерла от болевого шока, даже не теряла сознания и готова была сказать всё. Правда, увлекшись, я забыл спросить о том, ради чего затевал допрос, а потом она сошла с ума, мда.

– Погоди, Белазир, – остановил примеривающегося для следующего удара сликовника Норсорт. – Можно гораздо проще.

Атаман разбойников подошёл к лежащим на полу пленникам и сказал:

– Сотник, ты храбрый человек и готов терпеть боль, однако кроме тебя здесь находятся твои люди, за которых ты отвечаешь. Поверь, мне будет очень неприятно это делать, но…

Норсорт достал нож и несколько мгновений колебался в выборе. Гном или человек? Выбрал человека, уселся ему на спину и резко дёрнул за волосы, задирая голову.

– Если ты будешь молчать, я вырежу твоему подчинённому глаз, потом второй, а потом, ха-ха, посмотрим. Молчишь? Ну что ж…

– Стой! Я… я скажу.

– Командир, не надо! Пусть эти твари… – успел прохрипеть молодой воин, прежде чем потерять сознание от удара в затылок.

– Не мешай! – строго проговорил барон. – А ты, сотник, продолжай, мы слушаем.

Гата. Сыскных дел мастер

Я ещё раз обошла вокруг пустого постоялого двора. Вроде все готовы, но лишняя проверка не помешает. Вчера полдня потратила на уговоры хозяина предоставить дом в моё распоряжение. Я его в принципе понимаю. Далеко не каждый согласится отдать своё жилище на растерзание неизвестно откуда (хотя откуда – как раз не секрет, не известно зачем – правильнее) прибывшей сотне полулисов. А самому хозяину с домочадцами предлагается на несколько дней переселиться… куда угодно, лишь бы подальше. Пусть даже ведут хвостатые себя вполне прилично, а просит постоялица, которой князь Ва'Дим благоволит. Лично я бы свой домик в Пограничном на таких условиях никому не доверила.

Помог Сим, убить его мало за такую помощь! Несколько раз, будто оговорившись, обозвал меня, плут, Высочеством и почтительно осведомился о планах князя Ва'Дима в отношении увеличения налогов с постоялых дворов. Моё обещание компенсировать любой ущерб и залог в сумму, за которую можно купить два таких дома (хорошо, Хатса не слышала) окончательно убедили хозяина.

Как бы то ни было, на несколько дней я оказалась полной хозяйкой постоялого двора и теперь обходила свои владения. За полулисов я особо не беспокоилась, родственники Лива дисциплинированно выполняли все указания, и если сказано, затаиться и ждать сигнала – будут ждать. Больше опасений вызывала взбалмошная светлая эльфийская принцесса, тут я надеялась на здравомыслие её тёмной подруги.

Ещё сильно беспокоилась за Хатсу, моя неугомонная служанка всерьёз взялась за поиски своей свиньи и сегодня с утра где-то пропадала. А ведь на дворе уже ночь. Надо бы её тоже переселить во дворец, а то ведь может получиться, что появиться здесь в самый неподходящий момент, с её-то талантом влипать в истории это более чем вероятно.

Ага, вот и она, легка на помине!

Увидев, через окно вбегающую во двор Хатсу, я уже приготовилась примерно отчитать служанку за ночные прогулки и в качестве наказания приказать ей круглосуточно наблюдать за Триком, который сейчас боялся высунуть нос из дворца. Однако девушка не дала мне и слова сказать, влетев в комнату Хатса затараторила:

– Госпожа Гата, госпожа Гата, надо срочно спасать всех! Стражников нигде я не нашла, зато мы с Тибом поросёнка почти нашли, Орфаст вовсе не за самогоном шёл, у него нога ранена, они с разбойниками дерутся, страшно, а симпатичный разбойник сказал, что Ларг мой командир, а он не командир, но всё равно спасать надо, и Орфаста, хоть он и невежливый два раза меня дурой обозвал, велел за стражей бежать, а там же и поросёночек мой неподалёку, вот!

Я естественно почти ничего не поняла, однако то, что служанка затеяла какое-то дело с гномом – встревожило. Осторожно принюхалась…

– Хатса! Ты пила?!

– Госпожа, я, честное слово, по чуть-чуть, и самогон плохой, разведённый, Тиб говорит, что ничего святого для этого Тирина нет, наверняка потому и поросёнка моего украл, госпожа, надо бежать спасать всех, а стражников нет нигде, я сейчас, только сковородку свою возьму, хотя бутылкой тоже удобно, я симпатичному разбойнику прямо в глаз попала, теперь он не симпатичный.

– Так, во-первых, перестань подпрыгивать на месте, во-вторых, замолчи и успокойся. Успокоилась? А сейчас садись и рассказывай всё по порядку, – распорядилась я.

Слушая сбивчивый рассказ Хатсы, я мрачнела всё больше.

– …Вот они там драться остались, а я побежала. Только стражников найти не могу, целый час по улицам бегала, ни одного патруля не встретила. Безобразие, госпожа Гата! У них тут банда орудует, поросят средь бела дня крадут, у князя дети пропадают, а они спят.

Я хмуро усмехнулась. Сегодня ночью найти стражников действительно не просто. Зара позаботилась, чтобы все находящиеся на службе охраняли дом и редакцию Сима Ралиэля. По городу могли бродить только отпускники, как Тиб и Орфаст. Да, об таких мы забыли. Теперь предстояло подумать, как отразится на планах банды захват целых трёх стражников. Пожалуй, по большому счёту, ничем. Ларгу, безусловно, будет сложнее, медлить теперь бандиты не станут, я думала ждать их завтра, но теперь, похоже, всё решится сегодня же ночью.

– Ладно, я всё поняла. Эх, всыпать бы тебе за твоё поросячье расследование, а особенно за пьянство. Ну ладно, потом. Не волнуйся, если твои друзья живы, мы их спасём. К бандитам не пойдём, они сами должны к нам прийти. Иди за мной и, ради всех богов, молчи!

– Ага, понятно, госпожа. Я больше не буду. А сковородочку свою всё-таки возьму.

Белазир. Маг

Умение ждать! Да, именно ждать! Ждать терпеливо, скрытно, год, два, десять, столетие… Ждать, чтобы в удобный момент нанести подготовленный удар.

Обучение скрытности и терпению – главное в нашем культе. Естественно, речь идёт не о рядовых верующих, в них надлежит воспитывать алчность и слепое поклонение, недавно я сам был таким, пока меня не сочли достойным посвящения. Это почётно, но трудно, резиденты Слика, вроде меня, обязаны думать не о сиюминутной выгоде, а о долгосрочной перспективе. Глупо умирать под мечами тупых охотников за амулетами мы не имеем права.

У нас есть Цель. И это вовсе не та цель, о которой думают фанатики, мы вовсе не собираемся делать Слика сильнейшим или, того хуже, единственным богом в мире. Мой повелитель отлично знает свою силу и на подобное благоразумно никогда не замахивался. Наша задача… оставить всё как есть. Чтобы поклонение Слику, число его почитателей в мире оставались на прежнем уровне.

Думаете, это просто? Это, допустим, богу войны легко везде найти себе последователей. Разумным свойственно воевать, они делают это постоянно и повсеместно. Но назовите хоть одно, будем честными, изначально слабое узкоспециализированное божество, которого знают и которому поклоняются во всех странах мира.

Задача посвящённых, кстати, не только в том, чтобы культ не угас. Чрезмерное возрастание его влияния не менее опасно. Были уже попытки назвать Слика богом Смерти, Земли, Войны, Солнца и даже богом Любви. Делать Повелителю больше нечего, как только ссориться из-за таких идиотов с другими богами, отбирая у них последователей. Секты тех фанатиков быстро уничтожили, и никто и не догадывался, что в их истреблении принимали участие истинные Посвящённые Слика.

Пусть земные правители гордятся тем, что уничтожили у себя в стране всех сликовников! Им незачем знать, что через какое-то время простому горожанину, или крестьянину, или солдату, неважно, будет видение и он достанет тщательно припрятанный золотой амулет и возродит в их государстве культ в прежней силе, а пока мой бог набирает себе последователей на другом конце планеты, в другой стране. Неизменно только одно, Слика будут помнить всегда и везде. Но, кроме всего прочего, его должны бояться. Смертных, ставших на пути бога, в конце концов, настигнет возмездие.

Конечно, проводить операцию в Долине против семьи правителя, когда они защищены силой Древа, явная глупость. Но у всякого человека и кроме семьи есть уязвимое место. Для Ва'Дима, безусловно, таковым является его княжество. Кто он без своей Долины? Обыкновенный северный варвар, бродяга, пусть и женатый на эльфийских принцессах. Таковым он и будет.

Мы ждали. Ждали и готовились. Рано или поздно удобный момент должен был наступить, и он наступил.

Не знаю, что там произошло с детьми князя, не знаю, как мои соратники за пределами Долины воспользуются случаем убить святотатца, покинувшего свой защищённый дом, лишние вопросы у нас никогда не поощрялись. Моя задача сделать так, чтобы княжество перестало существовать. И я это сделаю.

Всё не так сложно, как кажется. Обитатели княжества привыкли к безопасности, они забыли, что живут в самом центре Проклятых Земель. Монстры здесь не появляются. Пока. Способ снять защиту есть. Жезл, украденный из гномьего банка, и мифриловая ложка принцессы Алисилиэль дадут мне силу, а зелья алхимика позволят построить Огненный Круг, чтобы провести ритуал.

Мощь Древа велика, будет интересно посмотреть, когда его сила столкнётся с тёмной силой Проклятых Земель. Я не питаю иллюзий, само Древо, скорее всего, устоит и даже защитит город. Всё, что находится за крепостными стенами, обречено, а внутри будет бесчинствовать неуловимый Чёрный Единорог.

Так будет! Ждать осталось недолго.

Барон Норсорт.

Вот мы и на месте. Осталось осмотреться и начинать.

– Атаман, всё чисто. Патрулей нет. В доме тоже тихо.

– Господа маги?

– Всё в порядке. Активной магии не чувствуется. Может, нам уже хватит ползать по подворотням? Ведь сотник сказал, что вся стража ждёт нас возле дома Сима Ралиэля, он не врал, и ты сам в этом убедился. Остаётся ерунда – зайти, схватить сыщицу-человечку и узнать, где она прячет зелья, или сами найдём, дом небольшой. Потом, как обычно, поджог, Белазир сделает иллюзию единорога, смешная, кстати, шутка, вполне эльфийская, мне нравится. Пошли?

– Уважаемый эльф, – раздражённо перебил речь остроухого. – Я же не учу тебя колдовать, и не надо обучать меня скрытному нападению.

– Ты хотел сказать, грабежу? – криво усмехнулся тот.

– И ему тоже, – спокойно согласился со сказанным, ничуть не оскорбившись.

После чего приказал подчинённому:

– Выдра, лезь через забор, проверишь двор, если и там всё чисто, откроешь нам ворота.

На бурчание эльфа внимания не обращал, но на душе было неспокойно. Хотя чего опасаться? Правдивость слов сотника подтвердил маг разума, потом проверили мои люди, эльф и Белазир, достаточно опытные чародеи, тоже ничего опасного не чувствуют. Да сам план, не откладывая наведаться в гости к приезжей сыщице, предложил именно я. Удобный момент, вся стража караулит нас у дома журналиста, опасности практически нет, но предчувствие… А своим предчувствиям я привык доверять.

О том, что нужные нам порошки есть не только у журналиста, но и у Гаты, стражник вспомнил не сразу. Мне пришлось ещё раз взяться за нож. Сотник сразу прекратил запираться, но бороду у его гнома я всё равно укоротил. В сохранение своей жизни Ларг уже не верил, когда Белазир лицемерно это предложил, рассмеялся ему в лицо, но спасти своих подчинённых ещё надеялся. Он согласился пойти с нами и помогать только тогда, когда услышал клятву, что их не тронут. Хороший командир! Только вряд ли подчинённые, надёжно связанные и запертые в подвале, его за это поблагодарят. Смерть от жажды мучительна, а мы не собираемся возвращаться в засвеченное убежище.

Мои размышления прервал тихий скрип ворот постоялого двора.

– Атаман, можно заходить, всё тихо.

Что ж, видимо, на сей раз предчувствия меня обманули. Такое тоже случалось.

– Пошли, только тихо, – скомандовал я.

Первыми за ворота просочились мои люди, нанятые в разных городах, преступники не из худших и не из последних. Отбирал я их лично. В средствах недостатка не было, поэтому без лишне скромности скажу, команда получилась отменная. Кроме чисто профессиональных достоинств на ниве грабежа и прочих злодейств старался, чтобы будущие подчинённые располагали хоть капелькой мозгов и имели понятие о дисциплине.

Парни быстро рассредоточились по двору, взяли под контроль входную дверь дома, окна, ещё раз проверили хозяйственные постройки, только после этого в сопровождении магов прошёл я, потом через ворота протащили связанного сотника и сразу же заперли их на засов.

Около входа в дом я требовательно посмотрел на Белазира, сликовник молча кивнул и вышел вперёд. Молодец, всё понимает! Давно зная этого человека, до сих пор понятия не имею о всех его умениях и талантах, даже его настоящего лица ни разу не видел, только личины. Порой даже забываю, что именно он в нашей банде главный. Не сомневаюсь, сликовник и сейчас понимает ситуацию не хуже меня, однако, при всех его талантах, явно привык работать в одиночку, опыта командования отрядом не имеет, потому приказы выполняет беспрекословно и, в отличие от эльфа, с глупыми советами не лезет.

Проверив дверь, маг отрицательно покачал головой, значит, никаких заклятий там нет. Я дёрнул за ручку. Естественно, заперто. Ничего, специалист по вскрытию замков в команде тоже имелся. Справился он быстро.

Оказавшись в доме, маги зажгли свет, а мои люди кинулись обыскивать комнаты. Живой, не надолго, пока не ответит на несколько вопросов, нам нужна была только Гата. Остальных я велел резать прямо в постелях.

Несмотря на то, что пока всё складывалось очень удачно, тревожное предчувствие меня не оставляло. Может, из-за того, что сегодня позорно получил от глупой девчонки бутылкой в глаз? Стыдно. Хуже всего, что мои люди это видели. Надо попросить Белазира если не вылечить синяк, то хотя бы замаскировать.

– Атаман, дом пуст, – растерянно доложил мне подбежавший разбойник и тут же захрипел, получив из открытого окна стрелу в шею.


Сердце ёкнуло. Вот оно! Началось. Предчувствие не обмануло. Стоящий рядом эльф кинул взгляд на лежащее тело, презрительно улыбнулся и произнёс:

– Это не стража, стрела полуживотных. Сейчас они познают силу магии настоящего перворожден… О нет! Это магия Древа! Жрицы тоже здесь!

Я изумлённо смотрел, как волосы на голове перворожденного внезапно вспыхнули и исчезли без следа. Оглянувшись на испуганно завопивших разбойников, я растерянно провёл рукой по своей макушке. Что за глупые шутки? Мне никогда не нравилась причёска северных варваров. О боги, о чём я беспокоюсь! Тут уже впору думать, как голову на плечах сохранить, а я о волосах тужу.

В этот момент магические светильники замигали и потухли. Прежде чем наступила темнота, успел заметить, как связанный сотник кинулся к стене комнаты, где зачем-то стояла огромная дубовая бочка.

Алисилиэль. Светлая эльфийка

Оказывается, сидеть в засадах очень скучное и неинтересное занятие. А я, дура, ещё обрадовалась, когда Гата нам предложила в поимке банды поучаствовать. Знала бы, ни за что не согласилась. Хотя нет, согласилась бы, но условие поставила, что полдня в кустах прятаться не буду. Да и сейчас, если бы не тёмная, давно бы на разведку пошла. Я даже обиделась и решила с ней вообще никогда не разговаривать. Подумаешь, старше. По эльфийским меркам на столько, что и не считается. А туда же, нотации читать. Ещё и «глупой девчонкой» обозвала. Умная нашлась.

И ведь сама понимает, что, имея силу Древа, мы сейчас способны замаскироваться не хуже, чем Анжа. Даже лучше. Перед любым магом гномий танец спляшем, а в нашу сторону и не посмотрят. Нет же: «Алисилиэль, учись быть взрослой и дисциплинированной. Захватом банды командует Гата, она знает, что делать. Нам указано сидеть здесь, вот и сиди». Тьфу! А я в гномий банк для неё лазила, скучную книгу читала, запоминала, а потом ещё полдня переписывала.

Да, с гномами нехорошо получилось. Стыдно. А попалась глупо. Хотя кто же знал, что этим делом Гата займётся и так легко работу своей отмычки опознает? Я, конечно, знала, что она в Долину приехала, но не думала, что пришествие с наполовину обритым гномом её заинтересует, а больше следов я и не оставила. Тихонечко залезла, нашла нужную книгу, прочитала, запомнила и ушла. Переписывать её дословно самое сложное было, не потому, что трудно, мы, эльфы, и несколько книг можем так в памяти держать, правда, недолго. Переписала я всё. Только ничего там в книжных «сверхмудрых» рассуждениях не поняла и чуть со скуки не умерла, пока читала, а потом вспоминала дословно.

А упрямый банкир сам виноват, днём ему по-хорошему предлагала одолжить ту книжку ненадолго, не захотел. Если бы разбойники после меня банк не грабили, никто бы и не узнал. Про полубородого коротышку я даже песенку сочинила. Смешную. Правда, мои сородичи не поймут, в чём веселье, но, уверена, гномы оценят.

От воспоминаний про лысину банкира мне в голову пришла идея ещё одной смешной шутки. Сама не справлюсь, надо тёмную о помощи просить. Ой, забыла, я же на неё обижена и решила не разговаривать. А, ладно! Так и быть, прощу её, долго обижаться скучно.

Сначала тёмная отвергла моё предложение слегка пошутить, но я уговорила. И хоть ворчит, мол, это только лишь ради того, чтобы я отвязалась, но, мне кажется, ей самой интересно. Всё-таки хорошая у меня подруга, хотя тёмная и зануда. Если так дальше пойдёт, она и княжеские анекдоты понимать научится.

О, вон уже разбойники показались. Ну, теперь недолго нам в засаде скучать осталось.

Ларг. Сотник

Ух, чуть не попался! Хотя днём несколько раз тренировался попадать ногой в нужную планку, в том числе и с закрытыми глазами. О том, что ворвавшиеся в дом разбойники так неудачно отпихнут скамейку как раз в это место, никто не подумал, а в темноте со связанными за спиной руками ворочать тяжёлую мебель непросто. Но я справился.

Потом проблем не было. Тихий щелчок, и огромная бочка, которую вчера трое полулисов еле выкатили из подвала, раскрылась, словно раковина. Пятясь спиной вперёд, забрался внутрь, быстро нащупал торчащее лезвие. Два движения вверх-вниз, и мои руки свободны. Ещё бы, клинок из княжеской оружейной, настоящего мифрила, а принцесса ещё дополнительно его заговорила, чтобы кроме верёвок руки себе не отхватить. Осталось только закрыть «дверь» в своё убежище и затаиться.

Да, вовремя. Паникующие разбойники как раз пришли в себя и зажгли припасённые факелы. Об этом мы тоже не подумали, рассчитывалось, что после того, как жрицы заблокируют магию, света не будет. Ага, меня ищут! Догадались, кто привёл их в ловушку, и, естественно, желают поквитаться. Ну, ничего, теперь не найдут. Я любовно погладил стенку своего хитрого схрона. Госпожа Гата только предложила идею, а делал я сам. От предложения позвать мастера отказался. Зря, что ли, секретность дела так тщательно сохраняли, чтобы постороннего человека звать? У меня дядька бондарь, в детстве не раз помогал ему бочки делать. Да и сложного тут ничего не было.

Теперь, когда сам я оказался почти в безопасности, оставалось беспокоиться только о Тибе и Орфасте. Вот ведь, принесла их нелёгкая! Стражники! Шляются по ночам незнамо где. А гном к тому же ещё пьяный был. Когда всё закончится, будут у меня пять… нет, десять дней… месяц из казармы ни ногой! Хотя, нужно признать, в итоге все, в общем, удачно получилось.

Госпожа Гата сразу предположила, что в банде может быть маг разума, поэтому мне пришлось заучивать тщательные формулировки ответов на самые разные вопросы, чтобы при допросе не соврать, но и правды не сказать. Госпожа Зара даже специально приказ казначею написала. И мне показала. Жалование сотнику Ларгу теперь велено выдавать в размере одного медяка в месяц. Ха-ха, вот какой несчастный. После этого я мог корчить из себя алчного предателя и совершенно честно говорить, что платят мне возмутительно мало. Однако это был только первый слой правды. Госпожа Гата уверенно заявила, что сразу разбойники мне не поверят. А нам это и надо.

На всякий случай, если вдруг бандиты окажутся слишком доверчивыми, даже заучил несколько якобы оговорок, по которым им сразу станет понятно, что я их дурачу. После этого мне надо было сломаться и, убоявшись пыток, рассказать им «настоящую правду». О том, что возле дома Сима их ждёт засада, что патрулей сегодня не будет, все силы стянуты туда, что нужные им зелья есть ещё у сыскных дел мастера, что кроме меня никто из стражников об этом не знает, что живёт эта самая Гата на постоялом дворе, кроме неё постояльцы только компания мирных полулисов, у которых даже мечей нет… И всё это чистая правда. Стражники о моей миссии действительно не знают, а полулисы вообще мирный народ. И мечей у них нет. Зато есть луки, и стрелять хвостатые эльфы умеют не намного хуже, чем бесхвостые.

Не знаю откуда, но сыскных дел мастер знала, что разбойники прячутся у какого-то из шокарских купцов. Постоянно у нас в городе живут восемь таких торговцев, вот возле их домов я и прогуливался. Когда меня, наконец, схватили и тащили в разбойничье логово, я чуть не запел от радости. Но из-за появления двух непрошеных спасателей первоначальный план полетел к демонам. Трое стражников – не один. Перепугавшись, бандиты могли не стать тратить время на допросы, а просто покинуть засвеченное место, естественно, прирезав перед этим трёх попавшихся стражников.

Пришлось пропустить байку об алчном предателе-стражнике и сразу раскрывать первый слой правды. Впрочем, возможно, оно и к лучшему. Наш толстяк Тиб врать совсем не умеет, всё на лице написано. Так изумлённо раскрывать рот, хлопать глазами во время моего «признания», так искренне-виртуозно ругать себя и Орфаста, не вовремя оказавшихся на той улице, у меня бы в жизни не получилось.


– Господа разбойники, – послышался магически усиленный голос госпожи Гаты. – Вы окружены. Сдавайтесь. Выходить по одному.

Ага, бандиты, засуетились! Советуются, думают. Чего думать? Всё равно сдадитесь, деваться вам некуда. Иначе полулисы вас как уток перетресляют… переслятряют… Или перестрюлят? Как правильно? О боги, что со мной? Я же сегодня не пил!

Хатса. Служанка Гаты (и помощница)

Я сидела перед мешками и грустно перекладывала вещи.

Куры. Их никак нельзя оставлять! Однако уже полтелеги занимают. Картошка. Она в долине сорта особого, и дешёвая. Всего десять мешков на семена купила, но, если всё загрузить, ни для чего другого места не хватит. Ой-ой-ой, куда же её? Не продавать же себе в убыток? А ведь ещё поросята – четыре штуки, полотно – восемь рулонов, огурцов солёных – одна кадушка, мёд – пять бочонков, воска (бездельник Лив с мёдом вместе принёс) – три куска, орехов – три мешка, сушёного винограда – десять мешков (хоть и лёгкий, а место занимает), нарядов новых, красивых – сундук, девять ягнят (овечки, те уж своим ходом дойдут, а маленьких бяшек везти придётся) и селезень с парой уток. И как всё это в одну телегу загрузить?

Даже не думала, что госпожа Гата такая бессердечная! Она, конечно, предупреждала, что дополнительно телеги и лошадей покупать не будет, но я до конца не теряла надежды уговорить. Оно и по деньгам быстро бы окупилось, хоть лошади здесь дороже, чем в Пограничном, зато повозки дешевле. Всё одно мы в выгоде оставались.

Всё из-за Лива! Он виноват! Если бы не он… Ну кто просил на виду у хозяйки свои бочонки во двор закатывать? И ладно бы только с мёдом. Госпожа сразу как-то определила, что в трёх бочонках вовсе не мёд. Ну не собиралась я вовсе сама эту медовую бражку пить! Однако продать её в трактир тётки Тильды можно было с великой выгодой. Госпожа Гата почему-то мне не поверила, сердитая стала, пригрозила, что если покупок (любых) больше одного тюка будет, она их сама на дорогу выкинет.

Я вздохнула. Нет, неудачная поездка получилась! Судите сами, княжьих дитёв не нашли, поросёнка похищенного не нашли, за пойманных бандитов с нами и то не расплатились. Жадный коротышка Гельф (он градоправитель здешний) сказал, что размер награды уточняется. А госпожа у меня страсть какая непрактичная. Отмахнулась, как от мухи, попросила гонорар потом просто через гномий банк нам в Пограничный перевести и велела мне в дорогу собираться. Это как же так, уезжать, платы не получив? По уму надо лично следить, как награда рассчитывается, иначе наверняка обжулят.

Да и потом, коротышки за перевод денег через свой банк огромные проценты дерут и ведь не посмотрят, жадины бородатые, что это мы им похищенное вернули. Я вообще против была. И ложку волшебную не стоило эльфийской принцессе возвращать. Нас нанимали эти пропажи искать? Нет. Разговор шёл только банду поймать. Мы поймали. А остальное, по-честному, наша законная добыча. Правда, жрицы и полулисы нам помогали, но всё равно. К тому же они и не справились до конца, госпожа Гата сама так сказала.

Окружённые разбойники сначала сдаваться не хотели. Ругались и пробовали стрелами и мебелью кидаться. Только полулисы в ответ стрелять начали. В доме затихли, а потом оружие бросать стали и с поднятыми руками выходить. Я даже рот раскрыла от удивления, все разбойники лысыми оказались. Когда родичи полулиса уже начали вязать сдавшихся бандитов, один из них, эльф, увидел принцессу Кирзимирэ, с ума сошёл, кричать начал, ругаться, потом выхватил какой-то камень и колданул на неё. И сразу ужас, что началось. Ветер поднялся, пыль, от всех железок искры сыпятся, страх! Правда, из наших никого до смерти не задело. Принцесски в ответ колданули, и эльф сразу мёртвый упал. А когда переполох улёгся, оказалось, что симпатичный разбойник, которому я бутылкой в глаз попадала, и ещё один, самым главный в банде, удрать успели.


Ох, моя госпожа ругалась! Больше всего эльфийкам досталось. А тут ещё и Ларг появился. Пьяный, как из бочки с вином вылез (как оказалось, оттуда и вылез), и тоже лысый. Жутко сердитый. Тут стало ясно, что это не в банду всех лысых принимали, как я сначала подумала, а просто жрицы так пошутили, что у всех, кто в доме был, волосы повыпадали. Ларг кричать стал, что ему сейчас к страже идти, а явившийся в таком виде сотник никакого уважения не вызывает, и потребовал всё исправить. Эльфийки его мигом отрезвили, даже побои и синяки вылечили, а вот волосы вернуть не смогли. Говорят, сами отрастут, а сразу никак не получится. Лысый Ларг, так ему и надо, очень недовольный остался.

Я уже знала, что госпожа специально его к разбойникам отправила, чтобы в ловушку заманить, только понять не могла, как же она догадалась, где именно они скрываются. Сразу же у неё и спросила про это.

– Это элементарно очень просто, Хатса. Я присмотрелась к породе коня, которого маг разбойников использовал как основу для своей иллюзии чёрного единорога. Это оказался жеребец шокарской породы. Я предположила, что в деле замешан уроженец Шокара. Однако, если начать арестовывать или хотя бы просто проверять всех приезжих из этой страны, разбойники могли насторожиться, да и поймать всех вряд ли получилось бы, поэтому мы разработали план, как заманить банду в ловушку. Который ты со своими друзьями стражниками чуть не сорвала. Банда в полном составе явилась туда, где мы её ждали. Жаль, как следует до конца дело довести не сумели. Не люблю незавершённых дел.

– Это потому, что мою свинюшку не нашли? – обрадовалась я. – Будем это преступление дальше расследовать?

– Нет, – поморщилась госпожа. – Это потому, что из-за ротозейства жриц упустили главарей банды. Продолжать в долине Единорога разбойничий промысел они, конечно, не смогут, скорее всего, попытаются побыстрее из города бежать, но их целей мы так и не узнали. Не верю я, что всё затеяно только ради того, чтобы пощипать купцов.

Стража во главе с лысым Ларгом явилась, когда уже начало светать, связанных разбойников увели, полулисы начали убирать устроенный в доме беспорядок, и тут не вовремя Лив и затащил во двор свои бочонки…

– Девушка, ты не подскажешь, как мне найти сыскных дел мастера Гату? – отвлёк от воспоминаний голос.

Я обернулась, передо мной стоял человек в довольно дорогих одеждах, но не благородный, скорее купец, симпатичный, но для женитьбы малопригодный, потому что старый. Лет за пятьдесят.

– Она здесь живёт. Я её первая помощница. А зачем тебе госпожа Гата?

– Я торговец Фалезий. Слышал, что сыскных дел мастер ищет караван, а я через четыре дня опять отправляюсь со своим обозом в Пограничный, – купец замялся. – Мы слышали, госпожа Гата Чёрного Единорога поймать сумела, и тем сильно честным купцам помогла. Наша гильдия решила, что правильно будет отблагодарить её за помощь. Десять монет собрали, к вечеру принесут. А у меня свободных денег немного, поэтому мой вклад такой – могу вас до Пограничного доставить, охранять в дороге, кормёжка, значит, тоже за мой счёт…

– Так это, мил человек, тебе не к госпоже Гате надо, а ко мне. Твоё предложение мы принимаем, готовь место в своём караване. У нас одна повозка. Кроме меня и хозяйки с нами будет слуга-полулис, и вот ещё что, просто так нас до Пограничного проводить – это мало. Лучше деньгами возьмём, а вот если ты ещё найдёшь на своих телегах место для десяти мешков картошки, четырёх поросят, одной кадушки огурцов, восьми бочонков с мёдом, а ещё есть полотна – восемь рулонов, сундук с одеждой – один, овечек…



Оглавление

  • М. Князев, Д. Полупанов, С. Кочанов
  • Карта Проклятых земель
  • Дело о мифриловой ложке
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Алисилиэль. Светлая эльфийка
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Таурендиил. Светлый эльф.
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Алисилиэль. Светлая эльфийка
  • Дело об украденном фотоаппарате
  •   Дим. Попаданец
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Ларг. Полусотник гвардии княжества Единорога
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Ларг. Полусотник гвардии княжества Единорога
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Дим. Попаданец
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Дим. Попаданец
  •   Ларг. Полусотник княжества Единорога
  • Дело о рыжем жеребце
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Рыгор. Вождь зеленых орков
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Рыгор. Вождь зеленых орков
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Витка. Бабка
  •   Сэр Бобинтоз. Начальник городской стражи
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Рыгор. Вождь зеленых орков
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   То ли бог, то ли демон. (Имя засекречено, чтобы всякие Хасты не беспокоили)
  • Дело о гномьем самогоне
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Нарин. Гном
  •   Фили. Гном
  •   Тильда. Тетка. Трактирщица
  •   Фили. Гном
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Нарин. Гном
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Фили. Гном
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Нарин. Гном
  • Дело о «Чёрном единороге»
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Дим. Попаданец
  •   Сим Ралиэль. Журналист и издатель
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Ларинэ. Тёмная эльфийка
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Трик. Свободный торговец
  •   Сим Ралиэль. Журналист и издатель
  •   Лисичка Клариэль. Полулиса
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Эледриэль. Светлая эльфийка
  •   Дим. Попаданец
  •   Алисилиэль. Светлая эльфийка
  •   Кариил. Светлый эльф
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Ларг. Сотник
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Трик. Торговец
  •   Сим Ралиэль. Журналист и издатель
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Зара. Мечтающая опять стать простой наёмницей
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Ларг. Сотник
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Кирзимирэ. Тёмная эльфийка
  •   Ларг. Сотник
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)
  •   Кариил. Светлый эльф
  •   Гата. Сыскных дел мастер
  •   Белазир. Маг
  •   Барон Норсорт.
  •   Алисилиэль. Светлая эльфийка
  •   Ларг. Сотник
  •   Хатса. Служанка Гаты (и помощница)