КулЛиб электронная библиотека 

Владыка Тьмы [Марк Мауберг] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Марк Мауберг ВЛАДЫКА ТЬМЫ

Данная рукопись была обнаружена учеными при раскопках очередной археологической древности. Она была написана на неизвестном языке, неизвестными знаками. Но так как у нас в стране полным ходом идут инновации, то с помощью новейших технологий (вытяжка из Cannabis sativa, биологического продукта Psilocybe mexicana и методики расширения сознания с помощью диэтиламид d-лизергиновой кислоты) данная рукопись была расшифрована коллективом передовых ученых, результат расшифровки перед вами.

Воскресенье. За окном теплый весенний денек. А мы сидим в классе на занятии по православной культуре. Недавно возле нашего детского дома построили очередную церковь. Огородив территорию парка, где мы любили гулять. Возмущения жителей окрестных домов ни к чему не привели — к приезду любой комиссии на автобусах привозились толпы религиозных фанатов, для показной идиллии и всеобщего ликования. На местных жителей, которые выходили протестовать, лилась ругань религиозной толпы. В общем, церковь построили, а потом нас стали отправлять в эту церковь для разных хозяйственных работ. Как на общем собрании объяснил директор — церковь взяла шефство над нашим детским домом. Из шефской помощи только появились иконы в классах и комнатах, в воскресенья стали проводить занятия по изучению основ православия…

— …И вот так Бог-отец настолько возлюбил людей, что послал им своего сына единородного, который, в свою очередь, настолько полюбил людей, что принес себя в жертву: погиб на кресте, чтобы своей смертью искупить все грехи всех людей, — священник погладил окладистую бороду. — Причем грехи не только настоящие, но и прежние, в том числе грех первородный. Иначе говоря, своей смертью он спас людей и обеспечил им райское будущее… Что такого смешного я сказал? — отец Сергий пронзительно уставился на меня.

— Ничего, — я уже справилась со смешком и постаралась сделать благочестивое лицо.

— Ты чего? — меня толкнула Наташка, моя соседка по парте.

— Да ничего…

— Расскажи! — она снова пихнула меня в бок.

— Ладно, слушай, — я зашептала ей на ухо. — Бог-отец и Бог-сын ведь едины?

Наташка закивала.

— Тогда слушай дальше, — я бросила взгляд на священника, который что-то вещал, и продолжила: — Бог посылает себя пострадать за грехи людей. После чего он сам себя просит, сам себе не отказывает и дарует людям прощение ради самого себя…

Наташка захрюкала и согнулась от смеха.

— Что смешного вы услышали в моих словах?! — отец Сергий навис над нами. — Я рассказываю вам о Боге, а вы тут смеетесь! Не стыдно?

— Нет, — я покачала головой. — Я не верю в Бога…

— Ну да, как же я забыл! — он покачал головой. — Тогда потрудись покинуть класс и не смущать своими высказываниями других детей. А о твоем возмутительном поведении, Алина, я доложу воспитателям.

— Рассказывайте, — я поднялась из-за парты и направилась к выходу из класса. — Может, кто и поверит в эти истины.

— Изыди, наконец! — отец Сергий захлопнул за мной дверь.

Спускаясь во двор, я только радовалась, что покинула этот душный класс…

Немного о себе — мне 14 лет, живу в детском доме с самого рождения. Росла оторвой. Единственными друзьями были книги из библиотеки. На почве критичного восприятия у меня и происходили постоянные конфликты на основах православной культуры. Ну не верила я в этого бога. Окружающая действительность прямо-таки кричала об отсутствии бога вообще…

Спустившись во двор, я медленно пошла мимо нашего корпуса в сторону парка. Проходя мимо церкви, заметила очередных богомольцев, истово крестившихся на купол.

— Вот эта грешница, — услышала сзади шепоток. — Опять ее отец Сергий с урока выгнал…

Я хотела оглянуться и посмотреть на говоривших, как затылок взорвался огненной болью, и после яркой вспышки всё погрузилось во тьму. Я умерла… С какого хрена?!

1

Никакого света в конце тоннеля не видела, да и тоннеля тоже не видела. Тьма. Мрак. Глаза открыты — мрак, закрыты — тот же самый мрак. Разницы никакой. Закрыла глаза и прислушалась к себе — ничего не болит, нигде не чешется, ощущений никаких нет… Подвигала руками-ногами — вроде двигаются, но ничего сказать не могу. Попробовала ощупать себя — ничего не чувствую. Вообще ничего…

— БУМ! — звук ударил по ушам, и ноги ощутили, что на чем-то стоят! Открыла глаза и обнаружила, что нахожусь в конце гигантской очереди, голова которой терялась где-то в далеком сиянии. За мной медленно материализовалась очередная душа. А за ней еще одна, и еще… очередь за мной продолжала расти и расти. Сама же очередь тянулась в бескрайнем чистом поле, края которого растворялись в далекой дымке. Над головой расстилалась прозрачная голубизна неба без единого облачка. Откуда-то я знала, что умерла, и меня это не волновало, но вот неизвестность просто мучила, в Бога я не верила, в рай и ад тоже. Но по наблюдениям выходило, что Бог все-таки есть, может, и рай с адом тоже. Ну, по моему мнению, я должна был только за одно свое неверие попасть в ад. Очередь почти не двигалась, так, в час по чайной ложке. Попробовала заговорить с соседями, но души попались какие-то неразговорчивые, вялые, полупрозрачные.

— Блин! — я внимательно осмотрела себя. Тоже, как и они — полупрозрачная… И я, и одежда… Странно, откуда на душах одежда?! Или так и положено? Хотя этот балахон и одеждой назвать сложно, обычная простыня с дыркой. Вскоре мне надоело стоять и я, выйдя из очереди, пошла вперед, ну не все ли равно, раньше попаду в ад или позже? А так хоть какое-то занятие. Сначала идти было сложно, такое впечатление, что пробираешься сквозь толщу воды — воздух густой, как кисель… Но потом это ощущение резко исчезло и я, не удержавшись на ногах, упала на мягкую, шелковистую траву, от которой одуряюще пахло свежестью. Чертыхнувшись и прикусив язык, я вскочила на ноги и застыла, неверяще смотря на свои руки. Они медленно обретали плотность и телесный цвет. Даже балахон стал непрозрачным и снежно-белым. Немного подивившись этому, я пожала плечами и пошла вперед. Теперь идти было легко, мягкая трава слегка щекотала пятки и щиколотки, но идти очень скоро надоело — однообразный полевой пейзаж и бесконечная очередь душ… Опа! А это кто еще пронесся мимо на большой скорости?! Видно, проговорила это вслух, как сзади раздался голос:

— Очередной церковный иерарх, они, ясен пень, без очереди.

Оглянулась и увидела довольно молодого человека в черной одежде, поверх которой был небрежно накинут красный плащ. Он со скучающим видом смотрел на вереницу душ.

— Простите, а вы кто? — с любопытством спросила я. — На херувима вроде не похожи…

Он затрясся, сдерживая смех:

— Я? Хер… Херувим?! — он посмотрел на меня. — Нет. Ну как объяснить… Я тут типа поисковика.

— И кого ищете?

— Души, вроде твоей, — он широко улыбнулся, мелькнули острые зубы.

— Для ада? — понятливо спросила я. — За мое неверие?

— Бу-га-га-га, — неприлично заржал он. — Ну нельзя же так смешить! Нет, мне определенно повезло, что я тебя встретил, — он вытер выступившие слезы.

— А что я такого сказала? — обиделась я.

— Ад!!! Ну надо же! — он снова захохотал. — А ты что, верующая?! — слегка успокоившись, немного подозрительно спросил он. В его взгляде даже замерцали льдинки презрения.

— Да нет… Но как я вижу, от меня тут ничего не зависит…

— Почему не зависит? — удивился он. — Очень даже зависит. Ад, рай — это все для них, — он презрительно махнул рукой в сторону очереди.

— А для меня? — я офигела от услышанного.

— А для тебя у меня будет деловое предложение. Но не здесь, — он сделал быстрый жест, воздух слегка задрожал, и посреди поля появилась потемневшая от времени деревянная дверь. — Прошу!

Открыв дверь, я обнаружила за ней большое помещение, посреди которого в каменном обрамлении тлели угли, над ними крутилась туша на большом вертеле. Вокруг очага стояли массивные деревянные столы с лавками. В дальнем углу находилась стойка, за которой скучал какой-то детина, кроме него в зале никого не было.

— Проходи, не стой столбом, — поисковик слегка подтолкнул меня внутрь и зашел следом. — Выбирай местечко поудобней и садись. Ты что пить будешь?

— Э-э-э??? — только и смогла произнести я. Это все как-то не вязалось с теми представлениями о смерти, которые пытались нам привить на основах православной культуры в школе.

— Я угощаю, — подмигнул мне поисковик. — Чай? Сок? Кофе?

— Давай пиво! — я решила: наглеть так наглеть. — А поесть что-нибудь будет?

— Мала еще для пива, соком обойдешься. Из еды сегодня бараньи ребрышки, свиная отбивная, куриные котлеты? — перечислил поисковик. — Чего будешь?

— Свиную отбивную, — решилась я.

— Тогда давай присаживайся, — он подтолкнул меня вперед. — Я сейчас подойду.

Усевшись за выскобленный добела стол, с любопытством оглянулась по сторонам. На темных от времени деревянных стенах висели какие-то головы с рогами, щиты и мечи. Окон не было, свет давали угли и большие оплывшие свечи на закопченном колесе, которое на цепях свешивалось с потолка. Пока осматривалась, передо мной появилась большая деревянная кружка, доверху наполненная прозрачным, вкусно пахнущим пряностями соком и большая глиняная миска с щербатыми краями, на которой лежали жареные свиные отбивные, исходящие паром. Напротив, с такой же кружкой, только думаю, что там ни разу не сок, уселся поисковик:

— Ну, за знакомство! — он поднял кружку. — А, стой! Я же не представился, — он привстал и слегка поклонился. — Я Муррс, поисковик.

— Алина, э-э-э, душа, — подняв кружку, чокнулась с Муррсом и отхлебнула. — Ммммм! — такой вкуснятины я еще никогда не пробовала.

— Понравилось? — Муррс усмехнулся. — Такого ты больше нигде не попробуешь. Его делают только в этой харчевне.

— Муррс, можно тебя спросить?

— Ну? — вгрызаясь в отбивную, промычал тот.

— Скажи, а остальные, из очереди, они попадут в рай или ад? — я задала мучающий меня вопрос.

— Гхм! — он аж поперхнулся. — Аль, ну какое тебе дело до них? Не все ли равно, куда они попадут? Ладно, — сжалившись, произнес он. — Понимаешь, нет ни ада, ни рая. Люди все сами выдумали.

— Блин! А куда они стоят?! — я даже выронила отбивную.

— Рассмотрение и в основном развоплощение. Те, кто проходит контроль, отправляются на новое место жительства. А остальным — обычное развоплощение. Кому нужны такие глупые, никчемные души? Какой от них прок? Вместо того, чтоб наслаждаться жизнью, учиться, узнавать что-нибудь новое — придумывают себе ограничения и мужественно стараются их не нарушать. Они при жизни каялись в своих грехах для того, чтобы очистить себя и совершить грех снова, обычно тот же самый. Дебилизм полный… Вместо того чтоб собраться с силами и что-то сделать — молитва! Господи, помоги, образумь и подай! Ага, на блюдечке с голубой каемочкой, — он отпил пива. — А вот это «любите врагов своих и творите добро тем, кто ненавидит и использует вас» — полный бред. А семь смертных грехов… Ты их знаешь?

— Лень, гордость? — я вопросительно посмотрела на него. — Это?

— Жадность, гордыня, зависть, гнев, обжорство, вожделение и леность. Это назвали грехами? — Муррс поморщился, как от зубной боли. — Ла Вей замечательно сказал по этому поводу: «предосудительного в жадности нет, поскольку жадность означает, что человек желает большего, чем у него есть. Зависть это пристрастное рассмотрение имущества других и желание иметь подобное у себя. Зависть и жадность это движущие силы амбиции, а без амбиции весьма немного чего-либо можно достичь. Обжорство — значит, просто есть больше, чем нужно для поддержания жизни. Когда ты наедаешься до ожирения, другой так называемый грех — гордыня, побудит тебя сохранить привлекательный вид, а значит, и самоуважение. Еще один грех — вожделение. Испытал малейшее сексуальное желание — значит, виноват в вожделении. Но чтобы подстраховать процесс размножения, природа сделала вожделение вторым по силе инстинктом после самосохранения»…

Он отпил пива:

— Ты ведь и сама не веришь в ад и рай! И не верила. Я прав?

— Да… — протянула я. — Но откуда ты это знаешь?

— Это ведь твое? — он сделал странный жест, и в его руке материализовался лист бумаги, с которого он зачитал:

Тьма наступает и гибнет Свет
пеплом седым задует рассвет
ярость в крови и холод в душе
в руке меч ты крепче держи!
крылья мрака растут за спиной
предки с небес наблюдают за мной
наша память творит чудеса
из бездны веков к нам приходит она
дубовые листья на старом кресте
щит и заржавленный меч
старые руны, да лунный свет
да род, что не смог ты сберечь
пламя костра и рев толпы:
— «колдун хорошо горит!»
колдун или ведьма — знающих жгли
вгоняя во тьму народ
черное солнце, пламя костра
скверну уносит дым
песнь меча и шепот травы
в дороге все песни важны
стяг в небеса, хоть ты и один
тебя не сломить врагам
Христос на кресте — не Один
и знаний тебе он не дал!
кланяться трупу — не для тебя!
гордость это не грех!
Асгард, а не рай уготован тебе
Хеймдалл зовет к себе
липкая патока — речи попов
кровью крест обагрен
— грехи человека! — трусливый бред
в Вальхалле мы ждем Рагнарёк
дьявол иль бог? — пустые слова
ты сам выбираешь свой путь
ад это ложь — царство мертвых — Хель
и рай недоступен тебе…
— Мое… — удивленно протянула я. — Но как же те души?

— Короче, давай забудь уже о них, — он махнул рукой с зажатой в ней отбивной. — Тебе это не грозит. У меня к тебе есть деловое предложение.

— А если я откажусь? — поинтересовалась я. — Что со мной будет?

— Да ничего, — Муррс пожал плечами. — Тебя тщательно обсудят и отправят в новый мир. В тот, который наиболее подходит для тебя.

— А на Землю?

— А зачем тебе обратно в инкубатор? — вопросом на вопрос ответил Муррс. — Земля, чтоб ты знала, является инкубатором душ. Которые потом распределяются по мириадам миров. А брак отсеивается здесь…

— Стой! Муррс! А Бог-то есть??? — я задала ему вопрос. — Есть?

— Ну-у-у, — протянул он. — Может, и есть. Только это, я думаю, идеальное существо, которому все глубоко похер. Вот как бывает сферический конь в вакууме, так и тут — большой глобальный похер. Его еще никто не видел, да и он, если есть, не спешит обнаружиться. Так что? Выслушаешь мое предложение? — он посмотрел на меня.

— Давай, — я кивнула.

— Ты играть любишь?

— Что? Играть?.. — такого вопроса я вообще не ожидала.

— Ну да, ты когда-нибудь в компьютерные игры играла?

— Пару раз было… В основном в стратегии…

— Тогда будет проще. Значит, так, — начал он. — Нужен Темный Владыка. Есть тут один мирок, мы с товарищами там типа эксперименты ставим, на выживаемость. Создали силы Света, и раз в сто лет запускаем добровольца на роль Темного Владыки. Ну и смотрим, сколько он продержится.

— И максимальное время пока какое? — поинтересовалась я.

— Пять лет, — констатировал Муррс, показав пять пальцев. — Потом его убивали, несмотря на легионы тьмы, которые он смог создать…

— Убивали?!

— Это они так считают, — Муррс покивал головой. — На самом деле в момент смерти доброволец переносился туда, откуда отправился, в это же самое время. Потом получал свою плату и мог заняться своими делами. А мир возвращался в исходное состояние.

— Как это в это же самое время?! — У меня глаза на лоб полезли.

— Мы можем управлять временем и пространством, — просто сообщил Муррс. — Иначе было бы сложно отсортировать такое количество душ, которое постоянно прибывает. Ты как, согласна?

— Хорошо, — я махнула рукой. — Какая-нибудь инструкция есть? Типа «Что нужно знать начинающему Владыке»? Или «Зло для чайников»?

— Нет, — Муррс посмеялся. — При переносе в тебя будут заложены знания мира, рас, языка, письма и зачатки магии. Все остальное должна изучить сама. Да, у тебя будет замок — одна штука, хороший легион — одна штука, и учитель — одна штука. Гарантируем один год ненападения, а потом всё — всё будет зависеть от тебя. Развивай армию, укрепляй границы, усиливай свою магию — делай, что хочешь. Потому что через год, когда светлые владыки договорятся меж собой, они на тебя нападут. В основном все сценарии развивались так. Или ты нападаешь, пока они не договорились, и захватываешь их по одному, а остатки объединяются и нападают на тебя, или они сразу объединяются, пока ты границы крепишь, и нападают на тебя. А! Забыл! Там будут еще и герои, которые мечтают тебя сразить… Вроде все… Не!!! Самое главное забыл! Твоя сила будет зависеть от твоей злобности. Чем ты злобнее, тем больший авторитет имеешь в своих землях и тем большая у тебя сила. Теперь точно все.

— Так, поняла, а цель-то у меня какая?

— Цель простая — продержаться как можно дольше или же захватить весь мир.

— А вам-то какой от этого прок?

— Во-первых, у нас идет наработка статистических данных, затем для наших ученых собираются какие-то сугубо им нужные данные. Ну и в-третьих, скучновато тут, — Муррс почесал затылок. — А так хоть какое-никакое развлечение. Ну и тотализатор у нас, неофициальный. Ставят на то, сколько доброволец продержится… Еще сока?

— Давай, а что получит доброволец? — с интересом спросила я.

— Секунду, — Муррс на несколько минут отошел и вернулся с еще двумя кружками. — Во-первых, он получает оговоренную плату за участие в эксперименте, во-вторых, в зависимости от его действий, ему могут предложить работу у нас. Нам нужны нестандартно мыслящие личности, которые любят узнавать новое и не останавливаются на достигнутых результатах.

— Поняла, когда отправляемся?

— Ты спешишь? — поинтересовался Муррс. — Может, давай допьем и пойдем?

— Мне как бы не терпится, — я быстренько допила свой сок. — Я готова.

— Ну и шустрая же ты. Тогда пошли, — Муррс встал и, поманив меня, пошел к двери. — Сначала зайдем к нам в офис и обговорим сумму вознаграждения. А! Подожди! — он критически осмотрел меня, и у него в руках материализовалась кожаная папка. Открыв ее, он быстро пролистал несколько страниц и щелкнул пальцами. Мое тело слегка обдул теплый ветерок. Посмотрев вниз, я увидела, что теперь одета в свое любимое платье.

— Так-то лучше, — улыбнулся Муррс. — Пошли?

2

Открыв дверь, вместо равнины с душами я увидела обычное офисное помещение, со столами и оргтехникой. За столами сидели насколько человек, увидев нас, один из них встал и пошел нам навстречу:

— Муррс! Старый пень! Ты где шляешься? Начальство уже рвет и мечет… О! А это кто?

— Доброволец! — Муррс слегка подтолкнул меня вперед. — Представляете, САМА из очереди вышла!

— Сама?! — нас окружили. — Ну Муррс, ну везунчик! Да такое бывает раз в сто лет!

Я стояла посреди галдящей толпы и растерянно пыталась вникнуть в ситуацию.

— И что здесь происходит? — раздался грозный голос, после которого все разбежались по своим местам.

— Доброволец, Баал Сатанаилович, — развернувшись, произнес Муррс, пихая меня. — Сама из очереди вышла.

Обернувшись, я увидела высокого, стройного мужчину в строгом деловом костюме. Он пристально смотрел на меня.

— Сама, говоришь… — Баал Сатанаилович неопределенно махнул головой. — Тебя ведь Алина зовут. Ничего, что я на «ты»?

— Нормально, — я в растерянности пожала плечами.

— Хорошо, — он одобрительно прищурился. — А ты к шуткам как относишься?

— Смотря к каким, — я опять пожала плечами. — Сама люблю… Любила пошутить…

— Это вообще отлично, — он довольно осклабился. — Пройдем со мной. Муррс! Отчет в письменном виде через час!

На этот раз обошлось без всяких перемещений. Мы прошли длинный коридор и, пройдя двойные двери, оказались в большом кабинете без окон. Все стены были заставлены шкафами с маленькими коробочками разных цветов. Прямо посреди кабинета находился большой письменный стол и два кресла.

Баал Сатанаилович уселся за стол и кивнул мне на соседнее кресло.

— Я думаю, не будем тянуть время и сразу приступим к нашим делам, — он развалился в своем кресле. — Надеюсь, Муррс объяснил тебе задачу?

— В общих чертах да, — я кивнула. — Я должна изображать злого Владыку, сколько продержусь, а ваши ученые будут что-то там нарабатывать.

— Да, — Баал Сатанаилович сделал замысловатый жест, и на столе появились два бокала с зеленоватой жидкостью. — Угощайся. И подпишем контракт.

Не успела я отпить, как на столе появились две тонкие пачки бумаги и ручка. Баал Сатанаилович быстро расписался на обеих пачках и пододвинул их мне.

— Читай, расписывайся и пойдем.

Поставив недопитый стакан обратно на стол, я взяла листы и принялась читать. Сам договор был очень коротким. Алина, в дальнейшем именуемый доброволец — с одной стороны и Дьяволов Баал Сатанаилович, действующий от лица АПРТ — с другой, подписывают договор о нижеследующем: бла-бла-бла, все результаты являются собственностью АПРТ, сумма 500 чего-то там… Гарантируют, обеспечивают, на усмотрение… Как я поняла, это была стандартная форма контракта. Остальные листы занимали приложения и дополнения. Быстро просмотрев все, я подписала.

— Угу, — неопределенно промычал Баал Сатанаилович. — Ты все прочитала? Все понятно?

— Да, все поняла, — я махнула рукой и допила напиток. — Буду злым Владыкой, все будут меня бояться. Я пару раз в «Дьяблу» за мага играла.

— Тогда пошли, — усмехнулся Баал и поманил меня. — Только в этой игре, в отличие от «Дьяблы» — полное погружение… Не забывай! Да, запомни еще одно, там мы сделали два пантеона богов — светлые и темные. Светлые боги это еще одна сила, против которой тебе следует бороться. Эта сила действует совершенно рандомно, она может и вообще себя никак не проявить, а может и сразу вступить в противодействие.

Опять все прошло без переходов, я шла за Баалом Сатанаиловичем по очередному коридору. Все встречные почтительно уступали ему дорогу. Шли мы минут пять. Наконец остановились у больших дверей. Баал Сатанаилович махнул мне рукой, чтобы я его ждала, а сам прошел внутрь. Он отсутствовал минут десять, как меня кто-то укусил в филейную часть. Отскочив и помянув чью-то маму, я оглянулась — рядом с дверями стояла кадка с каким-то растением, длинные веточки которого оканчивались маленькими пастями с острыми зубками. Осмотревшись, я увидела на подоконнике забытый кем-то карандаш. Присвоив его себе, я вернулась к растению. Методом научного тыка я определила, что данное растение всеядно — по крайней мере, карандаш оно грызло с удовольствием… Я скормила ему уже практически весь карандаш, как открылась дверь, и меня позвали:

— Аль! Эй! Алина!!!

Слегка вздрогнув, я обернулась. Из-за двери высовывался мой знакомый — Муррс.

— Заходи! — он шире раскрыл дверь. — Давай быстрее!

Не успела я зайти, как меня тут же окружила толпа в белоснежных халатах и принялась меня осматривать, обстукивать, обвешивать какими-то датчиками. После чего заставили выпить какую-то безвкусную жидкость. И на несколько минут оставили в покое, разбредясь по помещению, заставленному различной аппаратурой. Я с интересом следила за происходящим, несколько раз замечала на себе веселый взгляд Баала Сатанаиловича, который чему-то улыбался. Интересно, чему он там радуется? Может, Муррса спросить? Кстати, а он где? Оглядев зал, я заметила Муррса в самом дальнем углу, он стоял на коленях, засунув голову в какой-то аппарат и что-то там настраивал. Рядом с ним находились трое ученых и что-то ему объясняли. Немного посмотрев, я решила ему не мешать. Наконец их ученые все настроили и меня усадили в кресло, дав в руки стеклянный шар.

— Вы готовы? — участливо спросил один из них. — Все ваши параметры по договору подготовлены. Хм, оригинальный выбор, конечно… Но как и заказывали. Осталось только запустить переход. Вы точно… э-э-э… решили?

— Точно-точно, — подошел Баал Сатанаилович и, похлопав по плечу, подмигнул мне. — Она готова. Да?

— Готова, — протянула я.

— Тогда посмотрите в шар и постарайтесь расслабиться, — с этими словами все отошли от кресла.

Заглянув в шар, я увидела, как посреди него бушует снежная метель. Вот она стала расширяться, и вскоре меня стало туда затягивать. Мне уже грезилось, как я, такой красивый Владыка, сидя на коне, посылаю свои армии в бой… Последнее, что я услышала, это был вопль Муррса:

— Баал Сатанаилович!!! Зачем?!

И ехидный смешок Баала Сатанаиловича…


…В 3255 году 35-го цикла времён великий эльфийский маг и астролог Улаэрт предсказал приход самого последнего Владыки, и неизбежную победу сил Света. В своём предсказании Улаэрт использовал астрологический прогноз и передаваемый в его роду по наследству дар ясновидения. Правда дар ясновидения ему не помог — через неделю после своего предсказания его нашли заколотым в своей постели.

Основной особенностью данного предсказания являлось обязательное сочетание «открытых дверей Неба» соединением Артурна и Ютерна с новолунием в противоположном знаке, также «открывающим двери Неба». В самом низу собственноручно написанного текста маг указал, что в этот момент все жители подлунного мира увидят «падение пера зеркальной Сойки». Эта оговорка странным образом не привлекала особого внимания последователей и толкователей знаменитого прогнозиста, и трактовалась исключительно классическим методом — как оппозиция планет.

Авторитет Улаэрта был настолько велик, что несколько сотен лет маги и шаманы всех рас постоянно ожидали прихода того самого обещанного последнего Владыки. Учитывая, что астрологический расчёт «открытых дверей Неба» — вещь, в общем-то, несложная, маги и шаманы назначили несколько вероятных дат прихода Владыки и терпеливо ждали обещанное Улаэртом. Наступило время ожидания неизбежного. Маги публично огласили их, и стали терпеливо ждать обещанного Улаэртом события. Со временем весть о предстоящем приходе последнего Властелина распространилась по всему миру. Прогнозы Улаэрта стали набирать популярность среди знати всех рас, и народы жили близким ожиданием неизбежного.

Так, постепенно прошёл 3375 год 35-го цикла времён, когда Артурн и Ютерн соединились в знаке Небесного Трона, с новолунием в противоположном знаке, 3495 год того же цикла, когда в момент новолуния те же планеты соединились в знаке Огненной Колесницы. Затем наступил 3615 год 36-го цикла, и Артурн с Ютерном соединились в знаке Загадочного Дракона во время новолуния, но обещанного появления Владыки так и не последовало. Также ничего не произошло при соединении этих планет в 3735 году 36-го цикла, и во время десятка последующих соединений в момент избранных новолуний.

Это вызвало недовольство власть имущих, вполне справедливое недоверие и критику к прогнозам знаменитого мага со стороны шаманов и магов. Из года в год голос критиков, разбиравшихся в небесной механике не хуже Улаэрта, звучал всё громче и громче. Умалчивать очевидное дольше стало невозможно, и спустя полторы тысячи лет после смерти Улаэрта ковен эльфийских магов окончательно признал его прогноз как ошибочный. Ну пошутил мужик на старости лет, с кем не бывает. Другие, вон, с юными эльфийками в постелях шутят или вообще с троллями женского полу.

Как и следовало ожидать, в 3855 год 37-го цикла очередное соединение в момент новолуния Артурна и Ютерна в знаке Крылатого Коня вновь не принесло ничего сверхординарного.

Как зачастую это бывает, сразу же нашлись и сторонники, и оппоненты Улаэрта. Сторонники приводили доводы в пользу правоты прогноза, ссылаясь на авторитет и опыт предсказателя, ни разу не ошибавшегося до сих пор. Оппоненты же, на основании тщательно зафиксированной за сотни лет информации, громили всё в пух и прах.

Надо сказать, что обе стороны одинаково профессионально владели знаниями, и ни первые, ни вторые так и не смогли переубедить оппонентов. По воистину мудрому решению конвента ковена эльфийских магов и волшебников вопрос о предсказании Улаэрта перенесли на следующий раз. Несложно догадаться, что через 120 лет споры продолжились с того же самого места, а затем переросли в дискуссии и полемики на исключительно профессиональном уровне.

Конвент ковена вновь оказался на высоте, и в последующие пару сотен лет споры вокруг прогноза Улаэрта превратились практически в бесконечный сериал. Дискуссии на эту тему отменялись лишь считанные разы, когда перед ковеном стояли более насущные проблемы. Нет, Владыки являлись, но объединенная армия Света их довольно быстро уничтожала, это тоже повлияло на потерю доверия к предсказанию…

Среди наиболее интересных моментов многосотлетних обсуждений стоит упомянуть несколько заслуживающих того споров. Почти сорокалетняя дуэль мага Эндоруэлла и шамана Горунга, в котором первый убедительно доказал фатальное влияние затмений при соединении Ютерна и Артурна на события предстоящих лет. Знаменитый Уласс в 3950 году 37-го цикла прочёл фундаментальный трактат о влиянии неподвижных звёзд — труд всей своей жизни. Спустя полвека шаман Гардун талантливо использовал информацию средних точек между планетами, чтобы разгромить логические доводы сторонников Улаэрта. И постепенно о прогнозе знаменитого мага и шамана стали забывать. Спустя пятьсот лет после признания предсказаний не сбывшимися о Улаэрте помнил только ограниченный круг лиц — ковен эльфийских магов. Впрочем, самым скандальным и оригинальным стал прогноз Асмунда в 4522 году 40-го цикла, в котором маг четырёх стихий провозгласил ложную гибель Владыки, которую примут за настоящую, пришествие женщины, с последующей затем победой сил Тьмы. Но так как об Улаэрте практически забыли, то прогноз Асмунда оставили без внимания, посчитав, что Асмунд решил заработать авторитет на предсказании Улаэрта…

Буквально за месяц перед очередным соединением Артурна и Ютерна в знаке Стального Рыцаря на востоке появилась узкая светящаяся полоска — комета. С каждым днём комета приближалась, становясь всё больше и больше, и, наконец, стала занимать целую половину видимого небосвода. Хвост кометы переливался радужными красками и очень напоминал перо зеркальной сойки. До соединения Артурна и Ютерна в момент новолуния в противоположном знаке оставалась одна неделя…

…Дым курений медленно поднимался над тяжелой медной чашей и, свиваясь, исчезал в темноте. В тронном зале царил полумрак, окна были завешаны плотными, пыльными шторами, свет давали только несколько факелов на стенах. Повсюду лежал толстый слой пыли — вот уже около сотни лет сюда никто не заходил. Немолодой шаман приходил сюда уже целую неделю ровно в 12 ночи и до 4 утра бил в бубен и воскуривал травы, по преданиям в этом месяце должен прийти Владыка Мрака и навести порядок… Правда все предыдущие воплощения Владыки продержались только несколько лет… Вот уже целую неделю шаман возносил курения, указывающие путь Владыке. Ударами в магический бубен шаман задавал монотонный ритм и внимательно смотрел на трон. Как учил его отец, а отца его отец, появление Владыки всегда сопровождается каким-нибудь знамением, и Владыка всегда появляется на троне. Монотонные звуки и полумрак вгоняли в дрему, но останавливаться было нельзя — Владыке это могло повредить. Краем глаза шаман следил за песочными часами, установленными возле курительницы. Черный песок медленно сыпался вниз, постепенно отсчитывая минуты и часы до пришествия. Наконец последняя песчинка бесшумно упала вниз. Владыка не явился…

Шаман положил бубен на пол, загасил курительницу и бросил последний взгляд на трон. Постоял несколько минут и с тяжелым вздохом вышел, бесшумно притворив за собой дверь. Проходя мимо двух громадных троллей, несших службу возле тронного зала, шаман только покачал головой в ответ на вопросительные взгляды охраны. Вот и еще одна ночь прошла. Осталось еще две ночи. Что делать, если Владыка не явится, шаман не знал. Проходя по замку, он замечал, что практически никто не спал, все ждали известий. Видя только одного шамана, все разочарованно вздыхали и опускали взгляд. Проходя мимо портретной галереи, изображавшей прошлого Владыку, шаман остановился перед одним из портретов — на нем был изображен мощный мужчина в черном одеянии и с рогатым шлемом на голове. Эта ипостась Владыки продержалась в мире почти пять лет, собрала под свои знамена практически миллионную армию и смогла разгромить две объединенные армии Света. Славные тогда были времена… Слегка поклонившись портрету, шаман отправился на кухню.

Весь день шаман проспал, встав только к вечеру. Поужинав, он захватил свой бубен, набор трав и отправился в тронный зал. Слегка задержался возле троллей, ободряюще им кивнул и слегка приоткрыл дверь. Первым делом зажег несколько факелов, затем начистил медную чашу и навалил в нее углей. Слегка их раздув, высыпал сверху травы. Немного постояв, с тяжелым вздохом перевернул песочные часы и монотонно забил в бубен.

Время текло медленно, как липкая патока. В эту ночь особенно сильно тянуло в сон — давало знать нервное напряжение. Глаза закрывались сами собой, только неимоверным усилием шаману удавалось совладать со сном, но через несколько минут все начиналось сначала…

…Яркий свет залил тронный зал, и на троне появилась массивная фигура Владыки. Вот он медленно поднялся с трона и горящими красным огнем глазами обвел зал. Заметив распростертого перед ним шамана, повелительно протянул руку и рокочущим голосом проговорил:

— Встань, тварь! Объяви всем, что я вернулся!

…Шаман вздрогнул и открыл глаза, песок почти пересыпался, бубен валялся рядом с его ногами — он позорно уснул и нарушил ритуал!!! Всё, это катастрофа, звук бубна, указывающий дорогу Владыке, был прерван и теперь всё погибло. Владыка не придет и во всем виноват только он… С тихим всхлипом шаман опустился на пыльный пол. Всё напрасно… Подняв взгляд на часы, он увидел, как вниз полетела последняя песчинка, вот она коснулась горки и в тот же миг раздался негромкий хлопок. Трон окутался клубами пыли.

— Владыка! Владыка вернулся! — радостно взревел шаман, бросаясь на колени. — Вла…

Его прервал тонкий голос:

— Че за херня! Не поняла?! — голос испуганно замолк, и раздалось чихание. Чихание становилось все громче и громче.

Пыль потихоньку оседала и постепенно на троне стала вырисовываться маленькая фигурка…

3

— …Я надеюсь, все помнят предсказание Улаэрта? — сидящий во главе стола эльф строго посмотрел на собравшихся. — На следующей неделе выходит последний срок…

— Магистр! Но ведь это предсказание принято считать ошибочным…

— Не говорите ерунды! — вспылил магистр, ударив ладонью по столу. — Улаэрт никогда не ошибался! Он, может, еще не все успел рассказать… Как вы помните, его банально зарезали в постели. Так что нам нужно нанести превентивный удар.

— Но как? Мы не знаем, когда Владыка явится!

— Вот вечно я должен за всех думать, — покачал головой магистр. — Главное, мы знаем, ГДЕ он явится! Ладно, у меня уже все подготовлено. И даже есть исполнитель… Нам остается только прибыть на одно место и активировать «Луч Небес». Пусть мы и ошибемся — у нас будет в запасе еще сто спокойных лет.


…Постепенно метель скрыла всё вокруг, осталось только мельтешение снежинок. Все звуки исчезли. Время остановилось. Раздался сильный хлопок и вокруг меня взвились клубы пыли.

— Че за херня! — выругалась я и испуганно вздрогнула, голосок слишком тонок для Владыки. — Не поняла?!

Больше ничего подумать и сказать не успела, как расчихалась. Пыли, оказывается, было очень много. Такое впечатление, будто меня посадили в темный и пыльный мешок. Я все чихала и чихала, не в силах остановиться. Наконец, чихание практически прекратилось. Я вытерла слезящиеся глаза и обнаружила себя в полутемном зале, слабый свет нескольких факелов только подчеркивал мрак в помещении. Невдалеке стояла какая-то тренога с чашей, от которой поднимался сизый дымок. Возле треноги на коленях стоял мужик в странных одеяниях и с ужасом смотрел на меня. У его ног лежал большой бубен.

— Ты кто? — спросила я и замолкла. Этот тоненький голосок никак не мог принадлежать Владыке… Вскочив с места, я принялась себя осматривать, тоненькие ручки, какое-то пыльное платье… Платье?! Так… Что-то я не…

— Баал!!! — заорала я так, что мужик вжался в пол, а вокруг меня опять взметнулись клубы пыли. Раздался еще один хлопок и на троне появился пакет.

Схватив его, я быстро сорвала обертку и поднесла к глазам письмо. Черт! Ничего не видно…

— Эй, мужик! — я позвала коленопреклоненного. — Тут свет есть?

— Э? — только произнес тот, все так же с ужасом смотря на меня.

Махнув на него рукой, я направилась к ближайшему факелу. Направилась — это громко сказано. Зацепившись за подол, я с негромким матом пересчитала все ступеньки и растянулась на полу. С шипением, потирая ушибленный локоть, я поднялась.

— Да тут вообще есть свет?! — прорычала я, злобно щелкнув пальцами…

Мелькнула яркая вспышка, раздался грохот, и меня вышвырнуло из зала как пушинку. Очухалась в коридоре, сидя на мужике, которого тоже вынесло из зала. Сам мужик не подавал никаких признаков жизни. Подняв голову наверх, я увидела выбитые двери и двух гигантских монстров с зеленоватой кожей, закованных в доспехи, которые с испугом смотрели на нас…

Раздался топот, звяканье железа, и в дальнем конце коридора показалась толпа, которая бежала в нашу сторону. На их пути я увидела смятое и испачканное письмо — еще немного и они его затопчут!

— Стоять!!! — заорала я, выбрасывая вперед руку. — Упс…

Не добегая несколько метров до нас, они со всего размаха врезались в какую-то прозрачную преграду. Передних просто расплющило на ней. Раздалось сжатое шипение, я опустила руку, и вся эта толпа кучей свалилась на пол. Я пораженно глядела на эту кучу малу, в это время мужик подо мной стал подавать признаки жизни. Я с трудом слезла с него и замерла, пытаясь сдержать предательскую дрожь в коленях. Интересно, что мне сейчас делать?!

— Владыка??? — неверяще произнес кто-то из кучи. — Это…

— На колени! — прохрипел очнувшийся мужик. — Владыка… Э… Прошу прощения, Владычица Мрака вернулась!

— Приветствуем Вас! — хором проорала куча и распалась на коленопреклоненных людей… Или не совсем людей…

Так, уже лучше. Я немного с опаской сделала пару шагов и подняла измятое письмо. Слегка расправила его и, благо в коридоре было светло, принялась за чтение:

«Приветствую тебя! Надеюсь, ты не обиделась на маленькую шутку? В следующий раз внимательнее читай контракт. Ты не заполнила требования к Владыке, и мне пришлось заполнить все данные с тебя. Желаю удачи. Встретимся через пять лет.

Баал Сатанаилович».
Ну Баал! Ну я тебе это припомню! Шутник тоже мне нашелся… Сидит там у себя и ржет, наверно, надо мной. Хорошо же, Баал Сатанаилович! Поиграем и так… Хотя шутка может обернуться моим нешуточным преимуществом! Ведь все ждут Владыку, мощного, грубого мужика. А тут я… мелкая девчонка, которую не следует бояться… Так, а что у меня с магией? Я вслушалась в себя, ничего. Интересно, а как она должна себя проявить? Я же никогда не сталкивалась с магией… Хотя читала как-то пару книг в стиле фэнтези. Вроде там нужно было сказать заклинание. Или жест какой-то сделать? Ничего не помню. Стоп! Я же только что использовала магию! Так, а теперь успокоимся и не будем пробовать прямо сейчас… Эти все еще в коленопреклоненной позе смотрят на меня, интересно, а чего они ждут?

— Быстро по местам! — я отдала команду, вспомнив, что мне нужно быть злобной. Толпа вскочила и быстро исчезла из коридора.

— Ты кто? — я посмотрела на мужика.

— Я верховный шаман, — тот слегка сжался. — Прошу простить, я ненароком нарушил Вашу Дорогу…

— Чего ты нарушил?

— Я уснул в момент проведения ритуала, — он низко склонил голову. — Я не достоин быть шаманом…

— Ладно, проехали… Что еще? — я уставилась в сразу отупевшее лицо шамана.

— Простите, Владычица, что мы проехали?

— Забудь, — я слегка поморщилась и слегка встряхнула пыльный подол. — Покажи мне, где тут можно переодеться…

— Прошу за мной, — шаман поднялся с колен и отправился куда-то по коридору.

Бросив на прощание взгляд на охрану тронного зала, я отправилась за ним. Все помещения и проходы, где мы проходили, были ярко освещены, возле некоторых дверей стояли такие же тролли, как и у тронного зала. Через несколько минут блужданий по каменным коридорам замка мы остановились возле массивных дверей, которые уже охраняли не тролли, а дроу. Да, я уже знала, кто к какой расе принадлежит — Муррс не обманул, знания начинали действовать.

Как только я подошла к дверям, дроу их шустро распахнули и я проникла вовнутрь. Нехилая комнатка! Стены задрапированы узорчатой тканью, высокие потолки, такие же высокие окна… Блин, в ТАКОЙ кровати взвод троллей может лагерем стать и еще место останется. Мне до подушки, что, полдня идти??? Так, что тут еще есть? О! А это что за чучело??? Стоп, это же зеркало. Да-а-а, вот чего так все на меня смотрели: растрепанные волосы, грязное и пыльное платье, один рукав практически оторван, лицо чумазое. Нет, с этим нужно что-то делать. Где тут у них ванна???

— Владычица?

Я обернулась, в дверях стояли две дроу.

— Нас прислал Слай… — с глубоким поклоном произнесли они.

— Кто такой Слай?

— Верховный шаман.

— Хорошо. Где тут ванная?

— Прошу, — одна из них подошла к стене и открыла незаметную дверь.

— ЭТО ванная?! — я с возмущением оглядела маленькую комнатку, отделанную резными деревянными панелями, посреди которой стояла обычная деревянная бочка. — Я представляю, какой тут туалет…

Да. Мытье это еще то мучение — хорошо хоть воду-то нагревали магией, и это было практически мгновенно. В готовую воду дроу вылили несколько пузырьков какой-то жидкости, отчего вода вспенилась и я почувствовала запах ландышей. Пока я сидела в ароматной пене, двое девушек-дроу оттирали меня мягкими губками. Душ — это когда тебя окатывают с головой из ведра… Наконец меня вымыли, вытерли, и я, завернувшись в полотенце, вышла из ванной. На кровати уже лежало чистое платье темно-фиолетового цвета, расшитое золотом и драгоценными камнями. И как всегда с длинным подолом.

— Значит, так, подол укоротить до колен, — начала я отдавать распоряжения. — Эту рюшечную фигню оторвать и цвет поменяйте.

— Какой цвет желаете? — склонилась одна из дроу.

— Раз уж я Владычица Мрака, тогда черный. Самый черный, какой только можно вообразить.

— Не соблаговолите одеть его? Я сразу сделаю, что вы желаете…

Дождавшись моего кивка, на меня натянули платье. Мучение продолжалось в течение минут десяти. После чего меня подвели к зеркалу, и дроу принялась магичить. Я только командовала — выше, ниже, тут подтянуть, тут ослабить, тут цвет поменять. После получаса подгонки я почувствовала себя достаточно удобно.

— Хорошо, сойдет, — я повернулась пару раз перед зеркалом. — Теперь нужно укоротить прическу.

С прической пришлось повозиться — хозяйственная магия на меня не действовала. Поэтому дроу пришлось вооружиться обычными ножницами и приступить к стрижке. Перед самой стрижкой пришлось снимать платье, меня завернули в какую-то простыню, и одна из дроу принялась создавать шедевр. Тут уже пришлось туго — стригли около часа, по чуть-чуть убирая длину волос, пока мне не понравилось. Пока одна дроу меня стригла, а другая дроу приводила в порядок мои руки, я о многом передумала. Теперь этот контракт я воспринимала как обычную игру. Так как я уже умерла, мне было все равно, и играть я собиралась в свое удовольствие — так как уже знала, что после гибели вернусь обратно в лабораторию, а вот что там наработают их ученые, меня это волновало меньше всего. Нет, сначала я хотела отнестись к миссии со всей серьезностью, но после шутки Баала Сатанаиловича я плюнула на всю серьезность и решила всю миссию перевести в игру. Дело осталось за малым — изучить магию и продержатся минимум пять лет…

В конце мне сделали легкий макияж и натянули платье. Я внимательно принялась осматривать себя в зеркале. Да… Если бы меня сейчас увидели мои детдомовские друзья… Наташка точно бы от зависти удавилась! Да и все девчонки тоже!

— Где прикажете подавать завтрак? — прервал мои мечтания голос одной из девушек.

— Подождите со своим завтраком, где Слай? — отмахнулась я.

— Ждет за дверью, — ответила дроу. — Желаете его вызвать?

— Желаю, — я утвердительно кивнула.

Буквально сразу после моих слов дверь приоткрылась, и заглянул шаман:

— Владычица желала меня видеть?

— Заходи, — я поманила его рукой. — Мне нужно уточнить пару вопросов.

Слай зашел, дроу понятливо выскользнули за дверь и прикрыли ее за собой.

— Вопрос первый, кто уже знает, что вместо Владыки Мрака тут я?

— Кроме обитателей замка — никто.

— Так вот, пусть все думают, что Владыка Мрака прибыл. Подберите кого побольше, пострашнее и покажите его народу. Если кто проговорится, что прибыл не Владыка, а Владычица, то тому я лично отпилю голову тупой бамбуковой пилой. Ясно?

Шаман только изумленно кивнул головой, судорожно пытаясь сообразить, зачем мне это нужно.

— Второе, с сегодняшнего дня ты обучаешь меня магии. Вопросы?

— Если позволите… — Он дождался моего кивка. — А что такое бамбук?

— Это дерево. Понятно? — дождавшись уважительного взгляда, я продолжила: — А о том, что сейчас творится в мире, ты расскажешь за завтраком.

За завтраком я узнала последние новости — Мир Уррш делили на три части, три Силы — Силы Света, Силы Тьмы и Силы Равновесия. Силы Света и Тьмы традиционно враждовали между собой. Силы Равновесия считались нейтралами и могли воевать то за одну сторону, то за другую. Притом у Равновесия это очень интересно получалось — один бой они помогают Свету, а в другом бою могли спокойно перейти на сторону Тьмы. Вот за эту изменчивость их не любили и старались заключать союз только в самом крайнем случае. Была еще и четвертая Сила — Драконы. Драконам было совершенно не интересно, что творится в мире, они ни с кем не поддерживали отношений и ни на кого не обращали внимания. Расы, населяющие Уррш, также отличались большим разнообразием — эльфы, люди, дварфы, дроу, тролли и еще целая куча мелких полуразумных тварей. Традиционно к Свету относились эльфы. Дварфы больше тяготели к Равновесию. Дроу и тролли к Тьме. Люди так окончательно и не определились и метались между Тьмой и Светом. Пока войны не было, эльфы, дроу, дварфы и люди спокойно уживались между собой, заключали торговые и политические союзы. Тролли держались особняком — недолюбливали людей, просто откровенно ненавидели эльфов и равнодушно относились к дварфам. Ну и дружили с дроу. Короче, мешанина полная. Каждая раса поклонялась своим богам, светлые боги не редко отвечали своим поклонникам и тогда появлялись герои, но как только в мир приходил Элкнет — Владыка Мрака, один из богов Великого Хаоса, которого признавали и дроу, и тролли, начиналась всеобщая война. Светлые боги Порядка пытались не допустить, чтобы Уррш достался Тьме.


…Темнота исчезла внезапно. Мощные крылья ощутили потоки воздуха, в глазах зажегся разум. Короткий опрос-тест не выявил никаких изменений в организме. Программа пришла в действие…

4

После завтрака, когда со стола убрали, Слай принялся просвещать меня насчет магии. Стать магом мог не каждый, кроме эльфов и дроу — они практически все владели магией. Если кто-то считал, что у него есть задатки мага, то он мог прийти в ковен магов и пройти испытание. На испытании ковен определял предрасположенность претендента к различным видам магии — боевой, лечебной, хозяйственной. Лечебной магией владели не только маги, но и некоторые адепты светлой богини Алрос. Также магия делилась на Темную и Светлую. У кого-то предрасположенность была к Светлой, а у кого-то к Темной магии. У каждой расы был свой ковен магов. В мирное время каждые пять лет проходил Великий Сход — ковены всех рас собирались и обсуждали теорию и практику применения магии. Магию могли употреблять не только маги — любой мог купить амулет и использовать его…

— Подожди! — я прервала Слая. — Это все интересно, но как магичить?

— Для произведения магического действия, — начал новую лекцию Слай, — следует сконцентрироваться и всю энергию подать для активации заклинания. Чем больше у мага силы, тем больше энергии он может вложить в заклинание, и тем мощнее оно выйдет.

— А как узнать, сколько у тебя энергии? — похоже, этим вопросом, я поставила его в тупик. Минуты две он смотрел на меня застывшим взглядом.

— Но это же азы… — упавшим голосом произнес Слай. — Вы же Владычица Мрака…

— Нет, — произнесла я и мысленно показала язык Баалу. — Я ее дочь!

Не поняла? Я посмотрела в остекленевшие глаза Слая. Чего это он?

— Эй! — я потормошила его за плечо. — Ты чего?

— Но у Владычицы нет дочерей! — очнувшись, взвыл Слай.

— Чтоб тебя! — от неожиданности я даже отскочила. — А как давно ты с Владычицей общался? А?

— Вообще не общался…

— Вот!!! А чего тогда заявляешь? Я недавно родилась. Родители меня и отправили сюда, немного подучиться…

— Но ведь… Это… — Слай замялся. — Прошу меня простить, но вам нужно будет это доказать…

— Это еще зачем? — я уже начала злиться на Баала. Обещал учителя, владыку, а сам превратил меня в меня же саму, и еще я же должна что-то доказывать!

— По легенде должен был появиться Владыка, а не вы…

— Это по легенде! — я начала закипать. — А потом отправили меня!

— Так, так, так, — раздался ехидный мужской голос. — Как интересно! Самозванка!

Обернувшись, я увидела богато разодетого дроу, который прислонился к дверному косяку и с усмешкой смотрел на меня.

— И какая наглость претендовать на трон Владыки…

— Исчезни, — злобно отмахнулась я.

— А за такую наглость придется тебя наказать, — он слегка поморщился и медленно пошел в нашу сторону. — Никто не смеет так говорить главе Дома!

— Я еще раз повторяю, не зли меня, мне уже трупы прятать некуда, — внутри меня уже бурно кипела злоба. — Ты не смотри, что я маленькая, вмочу как семеро избили!

Дроу даже остановился от таких слов, затем покраснел от гнева и резко протянул руку в мою сторону.

— Ой! — я только успела пригнуться, как мимо меня пронесся огненный шар и с грохотом растекся пламенем по стене.

Окончательно разозлившись, я с воплем «Да чтоб тебя разорвало» кинула в него первое попавшееся под руку. Это оказалось каким-то фруктом, оставшимся после завтрака. Дроу просто попытался отбить летящий фрукт рукой, но как только он его коснулся, как раздался треск и в меня полетели ошметки того, что раньше было главой дома.

— От жеж, — только успела сказать я, снимая с лица кусок скальпа, как меня просто вывернуло. Весь завтрак тут же оказался на полу.

Вот так и пожелала… Практически весь зал забросан ошметками и заляпан кровью. Чувствуя, что меня снова начинает мутить, я перевела взгляд на Слая. Тот просто оттер кровь с лица и с интересом рассматривал оторванный палец, лежащий перед ним. Зря я посмотрела на него. Меня скрутило во второй раз. Потом меня кто-то подхватил под руку и вывел из столовой. Окончательно пришла в себя у знакомой бочки, когда меня умывали.

— Предсказание Улаэрта!!! — передо мной на коленях, склонив голову, стоял Слай. — Предсказание, считающееся ложным… Оно сбылось!

— Что сбылось?! — запаниковала я.

— Предсказание о последнем Владыке! Оно считалось ложным, но дополнение Асмунда все расставило по своим местам!

— Какое предсказание? — я ошалело уставилась на Слая. — Какое дополнение?!

— Две тысячи лет назад эльфийский маг и астролог Улаэрт сделал предсказание, что явится последний Владыка и на Уррше наступит время Тьмы… Это предсказание вскоре посчитали ложным… Но двести лет назад астролог Асмунд, который потратил полжизни на изучение документов, оставшихся после Улаэрта, сделал заявление, что будет ложная гибель Владыки, пришествие женщины и наступит эпоха Тьмы! И это предсказание не приняли во внимание, посчитав, что Асмунд пытался заработать авторитет на работах Улаэрта…

— Ладно, пусть будет так… — я вытерла лицо полотенцем, которое подала дроу. — Тогда отвечай на вопрос.

— К-какой вопрос? — застыл шаман.

— Как узнать, сколько у тебя энергии и как ее пополнять.

— Вам нужно будет пройти в заклинательную комнату. Там я все расскажу и покажу.

— А почему здесь нельзя? — я недоуменно спросила Слая.

— Заклинательная комната самое защищенное место в замке. Там проводят все опыты, связанные с магией. Но, может, вы отдохнете и после обеда…

— Я не устала. — Уж очень хотелось поскорее начать обучение, да и после недавнего есть как-то не сильно тянуло. — Веди.

— Владычица! — пискнула дроу. — Позвольте… — она сделала несколько пассов руками.

— Что? — я опустила глаза. — Нда… Спасибо… — Платье приобрело первозданную чистоту.

Заклинательная комната находилась глубоко под землей, в самой толще скалы, на которой стоял замок. Сначала мы спустились на первый этаж, потом, немного поплутав по подвалу, Слай открыл массивную дверь, и мы долго спускались по лестнице. Тьму разгонял только свет факела, который нес шаман. Я уже стала жалеть, что пошла туда — подниматься обратно на такую высоту совсем меня не радовало. Вот Слай остановился и, воткнув факел в держатель на стене, попытался открыть обитую серебристым металлом дверь. Минут пять он пыхтел, тянул дверь, потом виновато посмотрел на меня:

— Эту дверь не открывали столетие. Моих сил просто не хватает, разрешите я тролля позову?

— А если магией шарахнуть?

— Тут стоит защита, и магия на дверь не действует. А вот охранное заклинание нам может повредить…

— Зови тролля…

— Мне нужно будет подняться наверх.

— Я не пойду, — я тоскливо покачала головой. — Буду ждать тут.

Немного помявшись, шаман отправился обратно, оставив факел в держателе возле двери. Я даже немного пожалела его, — идти в полной темноте по лестнице… Как только затихли его шаги, я принялась рассматривать узор на двери. Потом мне это надоело, и я потянула за ручку. Ничего. Потянула сильнее. Ну так тянуть с моими силами можно бесконечно. Стоять становилось все холоднее.

— Долбаная дверь! — я со злости пнула ее ногой.

Чуть скрипнув, дверь отворилась. В проеме показался яркий свет.

— Есть кто? — осторожно заглянув, спросила я.

Тишина была ответом. «Любопытство — это мое второе имя», — с этими мыслями я зашла в комнату. В комнате было довольно тепло. Посреди комнаты стоял большой плоский камень. Возле стен находились сундучки разных размеров. Какая-то суковатая палка в углу. Сами стены излучали мягкий свет. Немного осмотревшись, я полезла пошарить по сундучкам — какие-то банки с порошками и жидкостями, различная сушеная гадость, несколько приборов неизвестного назначения, старые пыльные книги. Набор ножей с засохшими пятнами, какие-то крючочки и лопатки… В общем, ничего интересного. И где Слай ходит? Мне уже надоело тут сидеть. Выглянув за дверь, я прислушалась — ничего. Тишина и спокойствие, нарушаемое только потрескиванием факела. Вернувшись в комнату, осмотрелась на предмет посидеть — крышки сундучков пыльные, на пол не хочу, а вот каменюка чистенькая. Недолго думая, смахнула невидимую пыль и уселась на край камня. Блин! Сколько можно ходить?! И вообще, тут часы есть? Да что ж это такое?! У меня в запасе только год, каждая минута на счету, а этот шаман как черепаха…

— Сла-а-ай! — заорала я, стукнув кулаком по камню. — Живо сюда!

Сзади, со сдавленным вскриком, что-то упало на камень.

— Слай?! — резко соскочив и оглядываясь, удивилась я. — Ты чего меня пугаешь?!

На камне, мотая головой, сидел шаман.

— Это невозможно! — просипел он, осторожно сползая с камня на пол. — Заклинания переноса не могут переносить живую материю! Улаэрт был прав!

— Какие заклинания?! Я ничего не делала! Это не я!

Слай только покосился и ничего не ответил. Затем он вытащил обычную свечу и поставил ее по центру камня.

— Хорошо. Начнем первый урок, — он начертил мелком на камне несколько значков. — Для начала попробуем узнать, сколько у вас энергии. Для начала постарайтесь сосредоточиться и заглянуть в себя. Это очень просто.

Ну-ну. Просто. Все мои попытки были тщетны. Наконец, Слаю это надоело:

— Давайте оставим это на потом, а сейчас попробуем зажечь свечу, — он повернулся к камню. — Вот так.

Он просто посмотрел на свечу, и она зажглась.

— Видите? — он обратился ко мне. — Концентрация, немного энергии и свеча горит. Теперь вы.

Смотрю на свечу. Представляю, как на ней горит огонек пламени. Ничего. Хорошо. Попробуем еще раз. Концентрация. Ну! Опять ничего… Еще раз! Да где этот долбаный огонек! ОГОНЬ!!!

— Ой! — По глазам ударила яркая вспышка, в лицо толкнуло горячим воздухом. — Я не хотела…

На месте свечи находилась пузырящаяся лужица воска с лежащим в ней фитилем.

— Хорошо… — задумчиво рассматривая лужицу, проговорил Слай. — Теперь еще раз, только энергии подаем немножко.

Пока он устанавливал на камень новую свечку, в дверь легонько поскреблись.

— Открыто! — Я уставилась на дверь.

В комнату осторожно заглянул тролль.

— Это. Шаман…

— Тут я, — оглянулся Слай. — Можешь идти обратно.

— А зачем звал? — тролль недоуменно почесал голову.

— Уже не надо. Иди обратно.

— Шаман, а куда ты исчез? — опять задал вопрос тролль.

— Гург, иди обратно! — Слай махнул ему рукой. — Ты уже не нужен.

— Но… — он не договорил.

— Исчезни! — рявкнула я, так как мне надоело слушать этот бред и терять время.

Дверь резко захлопнулась, и послышался удаляющийся топот.

— Прошу, — Слай показал на свечу.

Так. Концентрация, немного энергии… Это еще что??? Я просто физически почувствовала, что внутри меня появился маленький теплый шарик. Он начал постепенно заполняться энергией. Вот он заполнился весь, и я внезапно поняла, что это мой запас маны.

— Я поняла!!! — мой вопль заставил нервно дернуться Слая. — Я увидела свой запас!

— Отлично! — Слай слегка поклонился. — А теперь зажгите свечу.

— Это просто, — я сконцентрировалась и представила огонек на свечке.

Фитилек слегка задымил. Еще немного энергии, главное не перестараться…

— Ура!!! — Я даже запрыгала на месте. Свеча на камне горела ровным огоньком.

— Попробуем еще раз для закрепления. — Слай взглядом загасил свечу. — Прошу!

Третья попытка мне удалась в совершенстве. Беглого взгляда хватило, чтобы на кончике свечи затрепетал огонек. Гордо посмотрев на Слая, я, поразившись его застывшему взгляду, посмотрела на свечу. Упс… огонек пламени жил сам по себе, он трепетал в паре сантиметров от фитиля. Под моим взглядом огонек опустился ниже и зажег фитиль.

— Хорошо? — я перевела взгляд на шамана.

— Очень хорошо! — Слай загасил свечу. — Теперь поднимемся наверх и пообедаем.

— Наверх? — меня сильно удручал подъем по лестнице. — А как-нибудь без лестницы нельзя?

— Нельзя. — Слай помотал головой. — Это место сильно защищено от всяких магических воздействий.

— А было бы замечательно, р-р-р-раз! И ты в столовой! — я мечтательно щелкнула пальцами…

— Было… — потрясенно проговорил Слай, неверяще оглядывая столовую. — Это НЕВОЗМОЖНО!!!

— Это не я! — по привычке произнесла я, тоже тупо осматривая столовую, в которой мы появились. — Я ничего не делала…

— Оставим это на потом. — Слай внимательно посмотрел на меня. — Просто давайте пообедаем.

Он усадил меня и принялся распоряжаться. Вскоре стол был заставлен различными блюдами. Да, такой вкуснятины я никогда не ела, хотелось попробовать всего понемножку. В конце концов, я откинулась на спинку стула и по привычке цокнула зубом.

— Ой… — я виновато посмотрела на слегка поморщившегося Слая.

— Завтра прибудет ковен магов дроу и владыки Домов, вместе с ними прибудут Великие вожди племен троллей, — огорошил меня Слай. — Они принесут вам присягу.

— Подожди, а как они узнали, что я тут?!

— Возмущение маны и пророчество о возвращении Владыки Мрака.

— Интересно, а как они отреагируют, что тут я, а не сам Владыка?

— Встречать их буду я и все объясню, — улыбнулся шаман.

5

— Не вздумай сломать мою игру! — я возмущенно уставилась на Слая. — Ты что, забыл мой приказ? Где изображающий Владыку?

— Но ковен его сразу же раскусит! Маги определят, что это не Владыка! — Слай возмущенноумоляюще посмотрел на меня.

— А это уже твоя проблема. Делай что хочешь, но для всех — Владыка вернулся.

— Но…

— Никаких «но»! — я прервала Слая. — Задача поставлена. Выполняй. Кстати, а остальные обитатели замка не проговорятся?

— После того, что вы сделали с главой Дома, — Слай округлил глаза. — Они и под пытками не признаются.

— Я надеюсь…

Оставив его за столом, я отправилась в свою комнату и завалилась на кровать. Смотря в потолок, я раздумывала о сложившейся ситуации. У меня есть ровно год практически спокойной жизни, потом начнется заварушка. И как быть? Военачальник и стратег из меня вообще никакой. Ничего не знаю и ничего не умею. Остается только мое нахальство… Идея!

Вскочив с постели, я подбежала к двери:

— Где шаман? — вопросительно уставилась на одного из дроу, охраняющих вход.

— Сейчас же вызовем! — поклонился тот.

Вернувшись к себе, я принялась обдумывать свою идею. Интересно, купятся ли на нее светлые или нет? Ведь что делали прошлые Владыки? Или создавали армию или громоздили оборону в ущерб армии. И так и так это довольно проигрышная позиция. Ведь темная сторона заранее в этой игре ослаблена. Значит, нужно ослабить и светлую сторону… В дверь постучали.

— Заходи!

— Вызывали? — зашел Слай.

— Скажи-ка мне, есть ли в этом мире какие-нибудь могущественные артефакты? Артефакты, способные привести к мировому господству?

— Нет, — немного подумав, ответил шаман. — Ничего такого не припомню…

— Разве?! — я картинно удивилась. — А как же легендарный доспех Владыки, обеспечивающий полную неуязвимость в бою?

— Я ничего не слышал о таком! — потрясенно заявил Слай.

— А о мече мрака, с помощью которого Владыка уничтожил зарождающийся порядок на территории Хаоса?!

Слай только помотал головой, выпучив глаза.

— Вот и я не слышала… — я тоже грустно помотала головой. — Но теперь мы должны отправить несколько поисковых групп и доставить артефакты сюда.

— Но… А…

— Сам доспех хранится у эльфов. Они его поделили между собой, дабы никому не досталось такое могущество. Ибо только полный доспех обеспечивает неуязвимость. Меч был потерян где-то в великих болотах… Здесь есть великие болота?

— Есть…

— Хорошо. Вот пускай отряды идут и ищут части доспеха и меч.

— Так это правда?!

— Нет… Но ты поверил? Вижу, что поверил. И светлые поверят. Иначе зачем Владыка будет отвлекаться на такую чушь? Еще одной твоей задачей будет подобрать таких исполнителей, которые, сами того не желая, растрезвонят это по всему Урршу. Придумай какие-нибудь отличительные знаки на доспех и меч…

— Но этого ведь нет! — возмущенно завопил шаман.

— И что?

— Группы ничего не найдут!

— Я знаю.

— Тогда зачем это все?.. Понял! — лицо Слая озарила улыбка. — Вы хотите перессорить между собой светлых правителей!!!

— Ага. Ведь по моей легенде, части доспеха хранятся у них. Вот пускай и думают, кто кого обманывает. Мы по определению не можем — потому что мы ищем этот доспех. А все отговорки соседей, что это бред и о таком никто не слышал, будут наталкиваться на стену неверия, ибо у каждого есть секреты…

— Я понял вас. Можно еще дополнить?

— Как?

— Мы сделаем полный доспех, поставим на него клеймо. Вы оставите слабый отпечаток ауры Владыки.

— Зачем? — заинтересовалась я.

— А мы продадим его по отдельности и получим кучу денег. Заодно они сами снимут копии с доспеха и будут впаривать его друг другу. Все больше и больше подрывая доверие…

— Хм, — я немного задумалась, а потом улыбнулась. — А мы с тобой далеко пойдем.

Остаток дня прошел спокойно. Я сидела за столом и тренировалась — зажгу свечу взглядом, потушу, зажгу, потушу, зажгу, потушу…

Проснулась от того, что кто-то осторожно теребил за плечо. Подняв голову со стола, я оглянулась.

— Владычица! — позади кресла стояла дроу. — Ваш ужин готов…

Кивнув, я встала с кресла и посмотрелась в зеркало. Нда… Физиономия довольно помята и полосата… Поплескав на лицо холодной водой и растерев его, я отправилась в столовую. За ужином я вспоминала все прочитанные книги в стиле фэнтези. Но это помогло мало — в тех книгах светлые постоянно побеждали, передо мной же стояла совсем другая задача. Но кое-что я взяла себе на заметку. Первым делом мне нужны толковые советники, такие, чей авторитет очень высок среди темных…


Горничные разбудили меня ранним утром. После умывания мне помогли надеть платье, причесали, и я направилась в столовую. Только я уселась за стол, как передо мной появились несколько блюд. Тоскливо посмотрев на еду, я вообще по утрам практически не ела, протянула руку и взяла только бокал с рубиновой жидкостью и слегка попробовала. Жидкость оказалась превосходным соком, похожим на смесь вишни и малины.

— Еще есть? — я поставила пустой бокал на стол. Тут же какой-то человек наполнил бокал заново из графина. Допив второй бокал, я поднялась и посмотрела на сопровождающую меня дроу. — Где шаман?

— Он в Зеленом зале, — с поклоном ответила та. — Вызвать?

— Нет, я сама дойду… Вернее, проведи меня туда.

— Слушаюсь! — снова поклонилась дроу.

Зеленый зал действительно был зеленым. Пол был отделан крупными каменными плитами зеленоватого оттенка, стены из светло-зеленых панелей, колонны тоже были насыщенного зеленого цвета. Даже немногочисленная мебель и та зеленая… Слай нашелся на балконе. Он внимательно смотрел вдаль.

— Кого-то ждешь? — я встала рядом и облокотилась на перила.

— Доброе утро, Владычица! — поклонился шаман. — Скоро подъедет ковен. Вот, высматриваю…

С балкона открывался вид на внутренний двор и ворота. За воротами виднелась дорога, упиравшаяся в близкий лес. Около получаса я с любопытством осматривала окрестности, как Слай указал в сторону леса:

— Вот и они! — Из леса выехал небольшой отряд и галопом направился в сторону замка.

Стоя на балконе, я смотрела, как во двор въезжает ковен дроу. Рядом стоял Слай и давал пояснения, кто есть кто. Но вот он напрягся, побледнел, схватил меня за руку и прохрипел:

— Срочно уходим! — В его глазах плескался ужас.

— Куда?! — я испугалась его вида.

— Поздно…

Внизу ковен спешился, и над ним появилось слабое сияние. А затем замок сотряс удар такой силы, что нас просто снесло с балкона. Тут я по-настоящему испугалась. В проем ворвалась стена ярчайшего света, и я в панике пожелала быть подальше отсюда…

Падение с высоты смягчил Слай, — я упала прямо на него. Оглянувшись, увидела, что находимся на какой-то лесной полянке. Ярко светило утреннее солнышко. Деревья слегка шелестели листвой. Перекликались какие-то лесные пичуги. Где-то вдали, на горизонте, поднимался столб света, ослепительно-яркий даже издалека, бьющий прямо в небеса.

— Где мы? — я сползла с шамана. — Что ЭТО было?!

— Это вроде приграничные леса, — Слай оглянулся и заметил столб света. Его передернуло. — Точно. Приграничные леса. Вот там замок… По нам применили «Луч Небес».

— Так ведь ковен дроу за нас был?! Чего это с ними? — я недоуменно уставилась на Слая, пытаясь унять дрожь в коленях.

— Это не дроу, — Слай прищурился. — «Луч Небес» — это чисто эльфийское заклинание… Ковен уничтожили и подняли как зомби. А поднял их некромант. Довольно сильный некромант, который смог осуществить привязку души. И я его знаю…

В глазах Слая зажегся огонь ненависти.

— Но как ты это определил?!

— Я же шаман, — он пожал плечами. — Но и я понял, что это зомби, только тогда, когда они спешились… Да и одного мага среди них не было… Благодаря вам мы остались живы — «Луч Небес» очень мощное заклинание.

— Владыку можно им уничтожить?

— Да, — Слай кивнул. — Если его вызвать вблизи Владыки, как это произошло сейчас… Дополнение Асмунда сбылось полностью…

Что-то я ничего не понимаю. Где обещанный год ненападения? Где моя спокойная учеба?! Опять шуточки Баала Сатанаиловича?!

Раздался хлопок и передо мной упало очередное письмо. Торопливо сорвав конверт, я развернула листок.

«Алина! Приношу тебе свои глубочайшие извинения, поверь, это не мои шутки. То, что произошло, просто сбой в аппаратуре. Уже все наладили. Мы готовы начать все сначала и дать тебе значительную фору. Тебе только стоит разорвать это письмо, и ты появишься у нас. Данный сбой засчитан как выполнение контракта.

Баал Сатанаилович».
Я раза два перечитала письмо. Из-за сбоя контракт считается выполненным, но продержалась я только один день. Тут уже взыграла моя гордость — мне нужно побить пятилетний рекорд! Думаю, что теперь будет легче — светлые думают, что уничтожили Владыку, кроме Слая никто теперь не знает, что вместо него тут я. А если у светлых сомнения в гибели владыки, то искать будут мужика, а не девчонку. Даже особо прятаться не придется — где темнее всего? Правильно — под свечой! Я поступлю в светлую академию магов. А вот потом у светлых будет разрыв шаблона… Так что еще побарахтаюсь и покажу, на что я способна! Аккуратно положила письмо на землю и скастовала на него огонь. Через пару секунд вместо письма был только пепел. Перевела взгляд на Слая, тот стоял и смотрел на медленно истончающийся столб света.

— Слай?

— Да, Владычица? — он обернулся ко мне.

— Скажи, на кого я похожа?

— Это… Что? — Вопрос, похоже, поставил Слая в тупик. — На девочку…

— Нет, не то. Короче, можно ли определить во мне дочь Владычицы?

Внимательно вглядевшись в меня, он сделал пару сложных жестов и покачал головой:

— Нет. Обычная девочка с задатками мага.

— Уже лучше. А ты чем от мага отличаешься? Ты ведь шаман?

— Верховный шаман, — поправил Слай. — Да ничем. У нашего народа маги по старой традиции называются шаманами. А так разницы практически никакой нет.

— Так, — я потерла руки. — А тебя у эльфов знают?

— Нет. Я у них и не был никогда.

— Вообще отлично! — я улыбнулась. — Тогда слушай меня внимательно. Мы идем к эльфам, и я поступаю в их академию магов. Буду учиться и у тебя, и у них. А потом мы им покажем, что значит Владычица Мрака!

— Тогда придется отложить месть на пять лет.

— Я готова потерпеть. А теперь ты должен придумать мне местное имя, так как мы поедем к эльфам как отец и дочь.

— Ам… — только и смог ответить Слай.

Пока он приходил в чувство, я внимательно осмотрела себя. Платье более-менее чистое, нигде не порвано, сапожки целы, в карманах пусто… У Слая тоже вроде ничего не порвано. Но вот как насчет денег? Да и смену белья не помешало бы…

— Слай?

— Да, Владычица?

— Заканчивай с владычицей… Переходи уже на ты. А то спалимся еще…

— Где спалимся?! — он опять вошел в ступор.

— О-о-о-о… — я закатила глаза. — Всё! С этого момента я твоя дочь. Имя придумал?

— Я не знаю, понравится ли вам…

— Блин! Не вам, а тебе!!! — я раздраженно прервала его. — На ближайшие пять лет забудь, что я Владычица! Ясно?!

— Ясно, — послушно повторил он. — Я думаю, что подойдет одно из распространенных имен Западного приграничья. Там оно часто встречается, да и место не ассоциируется с владениями Владыки.

— Ну? Что за имя?

— Чии. Полный вариант — Чиисами…

— Чии… — я повторила имя. — Хорошо, пусть будет Чии. Да, а у тебя деньги есть?

Слай покопался по карманам и вытащил горсть монет:

— Есть. На первое время хватит.

— Тогда веди, Сусанин…

Слай недоуменно посмотрел на меня, пожал плечами и, развернувшись, решительно зашагал в чащу. По пути он отломал здоровенный сук и сделал из него посох. Слай пер по лесной чаще, как лось, я еле успевала за ним, если его ветки огибали, то меня они били по лицу и цеплялись за платье, корни норовили постоянно попасть под ноги. Через час такой ходьбы я устала и взмокла.

— Слай! Давай помедленнее!

— Хорошо, — оглянулся он и сбавил шаг. — Нам до ближайшего поселка два дня пути… С ва… тобой наверно, три дня.

— Да хоть четыре! Ты только не беги, я вообще первый раз в лесу…

Слай пошел еще медленнее. Вот он резко остановился, и я врезалась ему в спину.

— Тссс! — он предупреждающе поднял руку и, слегка наклонившись ко мне, прошептал: — Стой здесь и не шуми.

С этими словами он просто исчез среди деревьев.

Буквально через пару минут он появился снова, неся за спиной связанного кабанчика.

— Обед есть! — он улыбнулся. — Пойдем, нам еще часа три до привала.

Через три часа я практически свалилась. Слай посмотрел на меня и покачал головой.

— С тебя костер, — он принялся разделывать добычу. — Заодно и потренируешься.

Костер… Ну дрова я соберу, а спичек нет… Тьфу! Я же маг! Минут через пятнадцать на полянке весело трещал костерок, когда появились угли, Слай подвесил тушку, медленно переворачивая ее, следя, чтобы мясо не обугливалось.

А потом мы съели половинку тушки. И даже без соли.

6

На ночевку остановились, когда почти стемнело. Пока Слай ломал ветки и делал шалаш, я собрала сушняка для костра и разогрела половинку дневного кабанчика.

Пока тушка разогревалась, шаман исчез в лесу, сказав, чтобы я не сходила с места. Вернулся Слай буквально через полчаса, неся плетенную из коры плошку, наполненную водой. Доев свинину, Слай вытер о траву руки и установил плошку с водой перед собой. С помощью магии он вскипятил ее и бросил какие-то листья и корешки — получился ароматный, но слегка горьковатый напиток.

— Пей, — он протянул ее мне. — Это поможет быстро восстановить силы, да и наутро мышцы не будут так сильно болеть.

— Слай, откуда ты все это знаешь? Ты же маг! — отпивая напиток маленькими глотками, поинтересовалась я. — А тут лес! Или всех магов этому учат?

— Я не всегда был магом. Там, где я жил, практически нет городов — одни леса. Так что уже с малых лет там учат выживать в лесу, пользуясь всеми его дарами. — Он обвел рукой вокруг. — Эти леса слабое подобие северных лесов моей родины. Конечно, у магов есть курс выживания, но там очень мало чего полезного.

— А тут хищники есть?

— Попадаются, но нам они не страшны, — он усмехнулся. — Я поставил защиту. Иди спать, вон у тебя уже глаза слипаются…

— А ты?

— Я еще немного посижу, подумаю.

— Как хочешь, — я уже не смогла сдержать зевоту. Глаза и в самом деле сами закрывались. Заползла в шалаш и отключилась сразу, как только голова коснулась листьев…


— Чии! Подъем! — Слай тормошил меня за ногу. — Вставай, нам скоро дальше идти.

Зевая, я выползла из шалаша. Солнце только-только освещало самые верхушки деревьев. Между стволов появлялся туман, вся трава была усыпана росой, утренняя хмарь липкими сырыми лапами заползала под платье, заставляя ежиться. Слай сидел возле костерка и протягивал мне плошку с напитком.

— Бррр, — я подсела поближе к огню. — Слай, а чего так рано-то?

— Раньше выйдем, раньше придем, — философски ответил он. — Давай я тебя пока причешу, а то вся растрепанная…

Я только кивнула, медленно потягивая горячий, горьковатый напиток. Слай этим временем вытаскивал из моих волос какие-то веточки и листики. Проследив, как я допила, он потащил меня умываться — недалеко от полянки бил родничок с ледяной водой.

Первые несколько часов Слай вел меня по найденной им старой тропе, которая оказалась уже достаточно заросшей, и было трудно находить ее в полумраке. Но постепенно солнце поднималось все выше и выше, и полумрак уступил светло-зеленым лучам солнца, пробивавшимся сквозь густые кроны деревьев, идти стало легче, и Слай ускорил шаг. Лес оживал, со всех сторон раздавались птичьи трели и гудение насекомых. Молодая поросль деревьев совсем исчезла, и в свои права вступили мощные кряжи дубов и высоких сосен. Тропа практически исчезла в зарослях папоротника, и мы шли, ориентируясь по солнцу, которое изредка пробивалось сквозь густую листву. Несколько раз пришлось перелезать через глубокие овраги, поросшие каким-то колючим кустарником. Уже практически в полдень мы встали на дневку возле лесного родника, пробившегося между корнями старого дуба. Я напилась свежей воды, от холода которой заломило зубы, и присела на торчащий корень, прислонившись спиной к стволу. Было немного душновато и пахло прелыми листьями, ветер практически не проникал на нижний ярус леса, а только шелестел высокими кронами деревьев.

Я постепенно втянулась в темп, задаваемый Слаем. В дороге шаман просвещал меня в традициях, порядках и ценах различных государств. К концу четвертых суток нашего лесного похода я уже в общих чертах представляла местную жизнь и быт. В полдень мы вышли на лесную дорогу и через пару часов уже подходили к окраине поселка. Как только из-за деревьев показались первые дома, Слай свернул с дороги и внимательно осмотрел меня.

— Да, в таком виде идти в поселок… — он покачал головой. — Сейчас что-нибудь попробуем сделать, правда, в хозяйственной магии я не очень силен… Стой спокойно и не дергайся.

Он прикрыл глаза и что-то зашептал, делая сложные пассы. Вокруг меня взметнулось мерцающее облако…

— Ты что сделал?! — я в ужасе осмотрела себя. — Ты хочешь сказать, что так ходят по лесу?!

Я слегка приподняла подол пышного, богато расшитого платья — в таком только на балах танцевать, а не по лесу ходить.

— Сейчас исправлю. Я же предупреждал, что в хозяйственной магии я не силен. — Слай опять прикрыл глаза и зашептал.

— Ты вообще о чем думаешь?! — платье было еще пышнее, чем предыдущее, вдобавок появился длинный шлейф.

— Я боевой шаман! А не хозяйственник! — Слай осмотрел меня и резко взмахнул рукой.

— Ну хоть так. — На мне было простое платье, с длинной, до пят, юбкой. — Потом купим нормальное.

— Только не отходи от меня далече, чем на десять шагов, — предупредил Слай.

— Почему?

— Это иллюзия. Как только отойдешь подальше, она развеется, и ты окажешься в своем старом платье. Ладно, пошли в поселок, и там на рынке купим что-нибудь подходящее. Заодно, может, к каравану присоединимся — они тут очень часто проходят.

Вскоре мы прошли мимо огороженного кладбища и вышли практически к самому поселку.

— Странно это, — я посмотрела на кладбищенский забор.

— Что странно? — Слай бросил на меня взгляд.

— Самая бесполезная вещь — ограда на кладбище… — я пожала плечами. — Никто не может выйти наружу и никто не хочет внутрь. Ладно, пошли…

Поселок был довольно большим, попадались даже двухэтажные дома. Но название у него — Кривни… Пока искали постоялый двор, я с любопытством осматривалась вокруг — добротные деревянные дома, широкие улицы, многолюдно, изредка попадались эльфы и пару раз я видела дварфа. На нас никто не обращал внимания. Вскоре мы вышли к постоялому двору — большому двухэтажному зданию. Слай завел меня внутрь и прямиком направился к стойке в конце большого зала. Там он принялся что-то обсуждать с хозяином, а я внимательно осмотрела зал. Практически все столики были заполнены разномастным народом, стоял приглушенный гомон, сизый дым от трубок и очага висел в воздухе. Видно, Слай договорился, потому что хозяин махнул рукой и к нам подскочил какой-то мальчишка моих лет.

— Тотис, отведи новых постояльцев в тринадцатый номер, — хозяин кивнул мальчишке, протягивая ему ключ.

— Идите за мной, — Тотис забрал ключ, повернулся и направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Пройдя до середины длинного коридора, мальчишка остановился и открыл дверь:

— Ваш номер, — он подал ключ Слаю. — Обед принесут через несколько минут.

— Хорошо, — Слай дал ему какую-то монетку и, пропустив меня вперед, закрыл за собой дверь.

Маленькая, но довольно чистая комната с одним окном, под ним стол, пара стульев и две кровати возле стен. Пока я осматривалась, Слай вышел на середину и что-то произнес, вскинув руку вверх. Слегка запахло озоном.

— АЙ! — большим прыжком я оказалась на кровати, когда из щелей посыпались какие-то насекомые и резво убежали в щель под дверью. — Это что было?!

— «Малый Вопль Моры», — просветил Слай. — Изгоняет различных насекомых и мелких тварей.

Блин! Не люблю насекомых! Раздался стук в дверь, я быстренько спрыгнула с кровати и уселась за стол. Слай открыл дверь и впустил Тотиса с подносом. Быстро поставив принесенный обед, Тотис бросил на меня внимательный взгляд и вышел.

— Теперь пообедаем, и я схожу на рынок, — Слай пододвинул мне тарелку с похлебкой. — Прикуплю вещей и узнаю последние новости.

— А я?

— А ты будешь ждать меня здесь. Никому не открывай и ни с кем не разговаривай.

— Почему?

— Такие приграничные поселки не самое лучшее место для заведения знакомств, — кратко ответил Слай, доедая обед. — Да и иллюзия пропадет. Я быстро вернусь.

С этими словами он поднялся и вышел из номера.

Заперев за ним дверь, я подошла к окну и, немного повозившись, открыла его. Свежий воздух, наполненный запахом трав и леса, ворвался в комнату. Устроившись поудобнее, я принялась наблюдать за кипевшей за окном поселковой жизнью. Скучно. В большой луже топчется свинья. Под деревом лежит собака — то ли спит, то ли сдохла, издалека не видно. Бегают детишки. Пару раз прошли бабы с корзинами… Вскоре в дверь постучали.

— Кто там? — я подошла к двери.

— Тотис. Мне надо посуду забрать.

Постаравшись хоть чуток разгладить платье, я открыла дверь. На пороге стоял мальчишка.

— Привет! — с любопытством рассматривая мое мятое платье, проговорил он.

— Привет, — ответила я.

— Можно зайти?

Я посторонилась в сторону. Он подошел к столу и принялся собирать тарелки.

— Тебя как зовут? — слегка оглянувшись, спросил он.

— Чии.

— А ты откуда?

— С Западного приграничья.

— Да-а-а, слыхал я про приграничье. — Он уважительно посмотрел на меня. — Трудно, наверно, у вас там жить?

— Ну… — тут я слегка замялась, не зная, что ответить. — Привыкаешь быстро.

— Тут поспокойнее. Вот эльфы Владыку победили, так что войны теперь не будет.

— Какие эльфы?

— А, — Тотис махнул рукой. — Тут эльфийский ковен дней пять назад приезжал, магичил что-то. Сутки потом после своей магии отлеживались, но, видно, получилось у них, что хотели. Они потом так прямо и сказали — конец, мол, Владыке. Радостные были. Мне даже золотой подарили! Ладно, побегу я, а то хозяин хватится.

Радостные, значит, подумала я, закрывая за мальчишкой дверь. Ничего, лет пять осталось вам радоваться победе. С этими мыслями я завалилась на кровать и незаметно задремала. Проснулась от громкого стука в дверь.

— Кто? — хриплым со сна голосом спросила я.

— Это я! Открывай, — из-за двери донесся голос Слая.

Подскочив, быстро отперла дверь и впустила шамана, нагруженного какими-то свертками. Он сгрузил их на кровать и уселся за стол, вытянув ноги.

— Фу-у-у-у, — он отер пот со лба. — Устал. Пока нашел, что нам нужно, полбазара обегал. Хорошо, что мы попали в торговые дни…

— Что купил? — я заинтересованно посмотрела на свертки.

— Одежду, мелочевки всякой. Да! Договорился на два места в караване — послезавтра утром едем в Эотар.

— Куда едем?

— Эотар, — повторил Слай. — Столица Ллендерина. Там есть магическая академия.

— И долго ехать?

— Около месяца. Успеешь к началу обучения, — он встал. — Ты переодевайся, я пока схожу, узнаю, что на ужин.

Закрыв за ним дверь, я принялась разрывать пакеты. Нда… Теперь нужно разобраться, что с чем надевать. Еще немного мучений… Всё!

Вернулся Слай и принес ужин. За ужином я рассказала, что узнала от Тотиса.

— Я на базаре тоже это слышал, — Слай кивнул. — Очень многие жители видели, как эльфийский ковен магичил за поселком. Завтра можно будет сходить на то место.

— Что-то хочешь найти?

— Да нет, просто посмотреть. Можно просто по поселку погулять. Весь день в номере ведь сидеть не будем.

— Хорошо. Слушай, а в этом клоповнике где можно вымыться?

— Там, в конце коридора, есть нечто типа ванной. Пойду хозяину скажу, пусть приготовит. Только ждать около часа придется, пока они воду нагреют.

— А магией?

— Мы ведь не хотим открыться как маги? — Слай внимательно посмотрел на меня.

— Ладно, подожду. — Я вздохнула и почесала бок. — Иди, договаривайся…

Так я и думала. Деревянная бочка с водой и два ведра в качестве душа… Бочка грязновата, но думаю, магия Слая поможет ее вычистить. Пару минут шаман произносил какие-то непонятные слова, принятые мною за заклинания. Но все оказалось проще…

— …О, Темные боги! Я, верховный шаман, должен чистить какую-то бочку для мытья! — выдохся Слай и обреченно посмотрел на меня. — Попробую… Но ничего не обещаю…

На всякий случай я отошла подальше. Слай немного задумался, потом просиял и поднял руки вверх. Сверкнула яркая вспышка. Проморгавшись, я увидела чистенькую бочку с горячей водой.

— Готово, — Слай внимательно осмотрел бочку и пару раз пнул ее ногой. — Чистая и новая.

— Ты поменял бочки? — Я тоже слегка пнула бочку.

— Нет. Я воздействовал на нее «Кольцом Времени», — шаман повернулся к выходу. — Пойду полежу немного…

Слегка шатаясь, он вышел. Заперев дверь, я разделась и залезла в воду. Да, это не в моем замке… Душистая пена, мягкие губки… Как же — какой-то серый обмылок, пахнущий дегтем, и грязно-рыжее мочало, жесткое и колючее. Ну, за неимением лучшего… Когда, наплескавшись, я вернулась в номер, Слай уже крепко спал. Забравшись в кровать, я еще долго лежала и смотрела в потолок, обдумывая все то, что со мной случилось за эти дни. Интересно, как отреагирует хозяин на новую бочку… И сама не заметила, как уснула.

7

Разбудил меня топот ног и гомон за дверью, кровать Слая была заправлена и сам он отсутствовал. Быстро оделась и, слегка пригладив волосы, выглянула за дверь. В конце коридора, возле умывальни толпился народ и что-то обсуждал. Изредка сквозь гомон пробивался чей-то визгливый голос. Подойдя поближе, заметила стоящего там Тотиса и дернула его за рубашку.

— Привет, что случилось? — спросила я, когда он оглянулся.

— Бочку заменили.

— Чего заменили?

— Бочку. Сама посмотри, — он чуток подвинулся, и я оглядела купальню.

— Бочка как бочка, — я обернулась к Тотису. — Из-за чего шум-то?

— Вчера это была старая бочка, а сегодня с утра стоит новая!

— А! — я покачала головой и ляпнула: — Просто банник разозлился…

Я попыталась выбраться, но меня тут же обступил народ.

— Подожди, девочка! — обратился какой-то мужик ко мне. — Как ты сказала? Банник?

— Ну да, — я энергично закивала головой.

— И зачем он это сделал?

— А вы не знаете?! — Я оглядела заинтересованные лица и принялась вдохновенно врать. — У нас в поселке, так же на постоялом дворе старая и грязная бочка превратилась в новую. А вечером служанка, которая должна была убирать в купальне, услышала голос, который сообщил ей, что если она еще раз допустит такую грязь, то ей не поздоровится. Она не обратила на это внимания. Бочка постепенно становилась все грязнее и грязнее. Наконец в один из дней бочка опять стала чистой.

— И?! — вопросительно произнесла какая-то толстая тетка. — Дальше-то что было?

— А ничего, — грустно вздохнула я. — То, что осталось наутро от служанки, хоронили в маленьком мешочке…

— Пресветлые боги! — выдохнула толстуха.

Кто-то рухнул в обморок.

— Ищаль упала, — оглянувшись, просветил меня Тотис. — Это она отвечает за купальню…

— А как банник выглядит? — дернув меня за рукав, спросила меня молодая девушка, с длинными, почти до самого пола, косами.

— Он такой маленький, с кошку ростом. Весь покрыт чешуёй, с лягушачьими лапками и крысиной мордой. В темноте у него глаза светятся красным. А на передних руках острые и длинные когти. Увидеть его к бо-о-ольшому несчастью… — Я сделала большие глаза, слегка напряглась и ткнула рукой в угол. — Ой! Вон он!!!

— А-А-А-А!!! — заорал народ и ломанулся из купальни. Ищаль бежала впереди всех.

— Да-а-а-а, — проследила я за ними. — Дикие люди…

Умывшись и приведя себя в порядок, я вышла из купальни и сразу наткнулась на Слая.

— Что здесь произошло? — подозрительно спросил он.

— Где? — я честными глазами уставилась на него.

— Здесь. Почему народ с криками убежал отсюда?

— Не знаю, — я пожала плечами. — Они тут купальню занимали, пришлось сказку про банника рассказать… Заодно и следы замела.

— Что замела???

— Так, — я глубоко вздохнула. — Теперь никто не подумает на нас, что бочку мы заколдовали.

— Хорошо, — он подозрительно посмотрел на меня. — Пойдем завтракать, и ты мне там все расскажешь.

Спустившись вниз, Слай усадил меня за накрытый стол и пододвинул тарелку с омлетом.

— Рассказывай.

Пока завтракали, я кратенько пересказала случившееся. Слай только неопределенно хмыкнул и покачал головой:

— И откуда ты только такое берешь…

— У нас водятся, — я схватила стакан с молоком, дабы уйти со скользкой темы.

Ну и хозяин немного помог:

— Мастер Слай? — к нам подошел хозяин. — У вас в поселке тоже был случай с банником?

— Гхм, — слегка поперхнулся Слай и кинул на меня быстрый взгляд. — Да, мастер Борг. Началось так же, как и у вас. Сначала эльфы что-то колдовали, потом банник проснулся…

— И банник служанку разорвал?

— Да, — грустно кивнул Слай. — Половину сожрал, остальное, что нашли, похоронили…

— Ну и дела стали твориться… — покачал головой хозяин и, тяжело вздохнув, пошел к себе за стойку. — И принесла нелегкая этих эльфов…

— Зато теперь никто не подумает, что мы маги, — я ободряюще подмигнула Слаю и отодвинула пустую тарелку. — Ну что? На базар?

«Утро началось удачно, — думала я, пока мы шли на базар. — Теперь хоть купальню в чистоте будут поддерживать. А то заходить страшно. Интересно, а сколько у Слая денег?»

Не откладывая вопрос в долгий ящик, я подергала за его рукав:

— Сколько у нас денег?

— Семь золотых и около двадцати серебряных, — он позвенел монетами в кармане. — Сколько тебе надо?

— Сколько мы можем потратить?

— Золотой точно. Остального нам хватит на дорогу до Эотара и на неделю жизни там.

— Маловато, а как мы можем увеличить наш капитал?

— Я подумаю об этом, — кивнул Слай.

Базарная площадь уже кипела — пришел еще один караван, привез товары и новости.

— Так, держи меня за руку крепче, — наклонился ко мне Слай.

Базар не впечатлил. Да, шумно, многолюдно, но ничего не заинтересовало. Походив там около двух часов и потратив несколько медяков на вкусняшки, мы оттуда ушли. Немного поплутав по поселку, вышли за ворота и отправились в поле, на то место, откуда ковен эльфов нанес удар по моему замку.

Пока Слай ходил кругами и что-то искал на земле, я лежала на травке и смотрела на проплывающие облака. Лето было в самом разгаре, трава пахла свежестью, земля была теплая, так что лежать было одно удовольствие…

— Ничего нет, — проговорил Слай, усаживаясь рядом.

— А что ты хотел найти?

Слай только молча пожал плечами.

— У тебя глаза разноцветные, — немного помедлив, произнес он. — Один светлее, другой темнее. Я только сейчас это заметил.

— Никогда не замечала… И что это значит? — я перевела взгляд на него.

— По преданиям, люди с разноцветными глазами счастливы в жизни…

— И многих таких людей ты видел? — Ага, счастливы… Особенно если принять во внимание, как я тут оказалась…

— Ты первая, — он перевел взгляд на облака. — Расскажи, как вы там живете?

— Где?

— Там, на территории Хаоса…

И что ему рассказывать? Врать не хочу, а правду сказать, так он не поверит…

— Почти так же, как и здесь. Магия там другая. А большего, извини, сказать не могу…

— Понимаю.

Несколько минут мы молча смотрели на облака. Вдруг Слай встрепенулся и вскочил.

— Чии! Беги! — он смотрел в сторону поселка.

Вскочив, я увидела подходящих к нам людей, замотанных в плащи. Один держал какую-то трубку, направленную на Слая. Остальные обнажили мечи.

— Беги! — Слай подтолкнул меня к лесу. — У них поглотитель маны! Моя магия бессильна! Беги!

Я быстренько проверила свой запас — все нормально.

— Убейте мага! — заорал держащий трубку. — Девчонку взять целой и невредимой!

Сконцентрировавшись, я послала самый мощный луч энергии в орущего, рассудив, что разница между сжиганием свечи и человека только в мощности энергии…

Раздался громкий хлопок и орущий исчез в ослепительном пламени. На его месте плавно опадали черные хлопья пепла. Остальные притормозили, не понимая, что происходит.

— Бросай мечи! — заорал Слай, вскидывая руку вверх, она тут же окуталась всполохом молний. — Сдавайтесь!

Самый сообразительный попытался развернуться и убежать, но превратился в воющий факел… Остальные отбросили мечи и опустились на колени.

Слай сделал сложный жест и выбросил в их сторону открытую ладонь. Люди повалились на землю.

— Чем это ты их?! — я посмотрела на лежащих.

— Усыпил, — Слай уставился на меня. — На тебя не подействовал поглотитель… А вот чем ты испепелила тех двоих?

— Ничем, — я помотала головой, меня начала колотить мелкая дрожь. — Я просто послала луч энергии… Как све-свечку зажигала… — Тут до меня ветер донес запах горелого мяса. Меня тут же вывернуло…

— Всё, успокойся, — Слай обнял меня. — Все хорошо.

— Кто они такие?!

— Работорговцы. — Слай отпустил меня, заметив, что я пришла в себя. — Они часто выслеживают одиноких путников и продают их в другие страны. Особенно этим грешат в приграничье…

Подойдя к лежащим телам, он собрал все мечи и завернул в плащ, который снял с одного из спящих. Затем сноровисто обыскал спящих и отдельно завернул найденное. Подняв завернутые мечи и отдав мне второй, довольно тяжелый узелок, он подтолкнул меня в сторону поселка:

— Пойдем в номер. Не оглядывайся. — Слай слегка отстал.

Примерно на половине пути он догнал меня. Его немного шатало, и из носа шла кровь. Немного не доходя до ворот, я помогла ему привести себя в порядок. Еще пара минут и мы в своем номере. Заперев дверь, Слай кинул мечи на свою кровать и развернул мой сверток.

— Посмотрим, что за добыча нам досталась.

Он принялся высыпать на мою кровать содержимое кошельков. Неплохо. Кучка золотых монет, серебро, немного меди. Какие-то ювелирные украшения, парочка драгоценных камней. Пачка каких-то бумаг… Слай быстро рассортировал все и принялся заново раскладывать по кошелькам. Пока он считал деньги, я рассматривала украшения. Затем он бегло просмотрел бумаги и порвал их.

— Что-то понравилось? — он посмотрел, как я раскладываю в ряд украшения.

— Ну… — протянула я. — Понравилось, но оно великовато, — я подбросила кольцо в виде змейки с рубином. — Денег много?

— Что я могу сказать, — он кивнул на кошельки. — Этого хватит на полгода безбедной жизни… От хвост Русса! Так, посиди здесь, никуда не выходи. Я на рынок и обратно.

Я только кивнула. Заперев за Слаем дверь, уселась на кровать и, сложив ювелирные изделия в кошель, принялась ждать. Шаман действительно вернулся очень быстро. Слай принес два рюкзака и сложил в них нашу добычу и вчерашние покупки.

— Не догадался вчера купить, — улыбаясь, оправдался он. — Еле успел до закрытия. Ужинать пойдем? Обед-то уже пропустили…

— Слай, а что ты сделал с теми, спящими? — не вставая, спросила я.

— Чии, тебе не нужно пока это знать. Но поверь — ничего хорошего. — Хищная улыбка преобразила его лицо, он даже стал как-то больше ростом. — Я недаром служил верховным шаманом в замке Владыки Мрака!

— Жалко, замка больше нет…

— Как это нет? — удивился Слай. — Замок невозможно разрушить. Эльфы несколько раз пытались это сделать, но каждый раз замок появлялся обратно.

Довольно приятная новость. Не придется заново отстраивать свое жилище.

— Слай, ты все-таки ответь, что ты сделал?

— Не надо, Чии…

— Слай. Я ведь будущая Владычица Мрака. Мне нужно привыкать к смертям… И пусть для начала это будут смерти врагов.

— Я понял вас, — Слай поклонился. — Я использовал «Проклятие Горнона». Это довольно мощное заклинание — оно уничтожает все кости у тех, на кого оно направлено, если они маги, то опустошает их энергию и превращает кожу в камень. Их ждет долгая и мучительная смерть, но и после смерти им не будет покоя. Пока действует это заклинание, их души будет постепенно пожирать Русс — хранитель нижних врат. Если заклинание снимет тот маг, который наложил его, то можно сказать, что им еще повезло…

— А другой маг может снять это проклятие?

— Нет, это одно из тех редких заклятий, что другой маг не в состоянии снять.

— Ты научишь меня?

— Я постараюсь…

В дверь постучали. Слай скользящим шагом подошел к двери.

— Кто? — ровным голосом спросил он.

— Это Тотис, — ответили из-за двери.

Слай выдохнул и открыл дверь, делая шаг в сторону.

— Мастер Слай! Чии, — слегка поклонился Тотис, стоя на пороге. — В поселок прибыл герой! Не хотите посмотреть?

— Герой? Какой герой? — Слай как бы невзначай вышел за дверь и, осмотрев коридор, прислушался к шуму снизу.

— Благородный Карахтель! Он заказал ужин на нашем постоялом дворе! Чии, не хочешь посмотреть на героя?

— А чем он так знаменит? — я посмотрела на Тотиса.

— Он прошел Тропой Теней и победил Снежного Капа… — немного задумался Тотис. — Ему благоволит сама Пресветлая Владычица!

— Мы сейчас придем, — Слай зашел обратно и закрыл дверь. Затем обернулся ко мне. — Очередной болван, рассказывающий небылицы. Ты знаешь, кто такой Снежный Кап?

— Нет. А кто?

— Это такое большое животное, с большими клыками… Вот только медлительное настолько, что убить его может и ребенок. — Слай усмехнулся. — Жалко, северные племена не часто сюда забредают, они поголовно были бы героями. Если хочешь, сходи, посмотри на героя, я думаю, что Тотис пришел только из-за тебя.

— Из-за меня?

— Ага, — Слай подмигнул. — Я же вижу, как он на тебя смотрит. Парень просто влюбился.

— И что мне делать?!

— Сходи, развейся. Только со двора не уходи.

8

Тотис ждал за дверью, переминаясь с ноги на ногу.

— А мастер Слай пойдет? — спросил он, едва я вышла.

— Нет. Видел он таких героев, — я слегка усмехнулась. — Ну веди.

Мальчишка обрадованно схватил меня за руку и потащил к лестнице. Внизу весь зал был заполнен народом. За столом посреди зала сидел благородный герой. Что это герой, я поняла сразу — его доспех был выкрашен в белый цвет. Возле стола стоял слегка изогнутый меч, чем-то похожий на катану. Рядом с тарелкой лежала какая-то книжица.

— Что у него за книга? — на ухо спросила я Тотиса. — Зачем она ему?

— Говорят, что это стихи, посвященные Пресветлой, — так же шепотом ответил мне Тотис. — Он с ними никогда не расстается. А возле стола его знаменитый меч Катан!

— Катан? — я подивилась схожести названий.

— Он называет его Катаном, — Тотис пожал плечами. — Многие герои дают мечам имена.

Угу. Ясненько. Интересно, а чего герой забыл здесь? Видно, сказала я это вслух, потому что Тотис ответил:

— Он прибыл сразиться с Владыкой.

— Но Владыку уничтожили эльфы! Нет? — сделав большие глаза, я посмотрела на Тотиса.

— Он не знал об этом, — ответил мальчишка. — И расстроен, что поединок не состоялся.

Как же, расстроен он. Скорее всего, рад этому. А сейчас строит обиду для своей рекламы. А может, и в самом деле огорчился — но тогда он просто идиот… Неужели он думает, что Владыка САМ будет с ним драться? Хотя, что я знаю об обычаях…

В зале наступила тишина, — Карахтель начал очередную байку о своих подвигах. Все почтительно внимали. Ну-ну, такого самозабвенного самовосхваления и вранья я еще не слышала. Вот, правда, до меня ему было далеко. Думаю, не послать ли его в великие болота…

— А благородный Карахтель всерьез думал сразить Владыку своим мечом? — ткнув Тотиса в бок и слегка повысив голос, спросила я. — У нас даже дети знают, что для этого нужен Меч Мрака…

На нас оглянулись. Карахтель тоже поднял голову и посмотрел в нашу сторону.

— Кто там говорит про мечи? — громко спросил он.

— Я! — слегка пискнув и сделав испуганное лицо, спряталась за Тотиса.

— Как тебя зовут?

— Чии, — опять испуганно пропищала я.

— Не бойся, Чии, — Карахтель покровительственно улыбнулся. — Подойди поближе.

Народ расступился, давая проход. Я пошла к столику, толкая перед собой обалдевшего Тотиса.

— Что ты там про меч говорила? — улыбаясь, спросил герой, едва мы подошли к столику. — Не бойся, говори.

— Ну… в Великих Болотах спрятан могучий Меч Мрака… Вернее, не спрятан, а утерян после гибели предпоследнего Владыки, — запинаясь и опустив глаза в пол, начала я. — И только им можно сразить Владыку… Это же любой ребенок знает!

Я быстро оглядела зал и опять уткнулась в пол.

— Да… Что-то я слышал о таком мече, — неуверенно проговорил кто-то.

— И я слышал, — вторил ему второй голос.

Ага, слышали они. В самом деле, как дети…

— Продолжай, Чии, — Карахтель ласково обратился ко мне. — Что это за меч?

Сейчас вы все узнаете, что это за меч. Я глубоко вздохнула — и полился поток наглой лжи. Там было все — и слава, и богатство, и непобедимость в бою. С помощью меча можно было даже стать королем. Расписывая достоинства меча, краем глаза следила за народом — потрясенный вид людей, очень внимательно слушающих меня, бальзамом ложился на мою душу. Под конец у меня уже заболел язык и пересохло в горле. Да, нести бред с умным видом — это все-таки искусство!

— Недавно Благородный Ивакман отправился на поиск меча… — тут я уже выдохлась.

— Ивакман? — Карахтель удивленно уставился на меня, видно, что-то хотел спросить, но его перебил голос Слая:

— Он же всем известен! Он в одиночку разбил орду троллей!

— Точно! — загомонил зал. — Ивакман! Тот самый! Орда троллей! Эпическая битва! Знакомый соседа брата кожевника рассказывал, что видел человека, который слышал от знакомого бондаря, что тот видел человека, который слышал об этой битве от самого Ивакмана!

— Чии, а где эти болота? — Карахтель стал суетливо подниматься из-за стола.

А я знаю? Но Слай вроде говорил, что они есть… Я пихнула Тотиса.

— На севере, — запинаясь, проговорил тот. — Неделя пути отсюда. Там еще Пыльное Плато, а за ним Великие Болота…

— Спасибо за гостеприимство! — Карахтель слегка поклонился и направился к выходу. — Но зло еще не побеждено, и я не могу проводить праздно время!

Толпа потянулась его провожать. Вскоре в зале остались только я, Тотис и спустившийся Слай.

— Я говорил с САМИМ Карахтелем! — тряся меня за плечи, радостно вопил Тотис. — Чии! Я говорил с Карахтелем!!!

Слай осторожно отцепил его от меня.

— Принеси лучше чего-нибудь попить, — он отослал его на кухню и посмотрел на меня. — А на тебя что нашло? Он же прямо сейчас поедет в эти болота.

— Так мы и хотели загнать героев искать этот меч, — я пожала плечами. — Пусть ищут… Долго им придется его искать…

— С тобой не соскучишься, — он протянул мне кружку с водой, которую принес Тотис. — Пей, и давай займем столик, пока народу нет.

Выбрав местечко практически в самом углу, принялись наблюдать, как народ возвращается обратно. Постепенно зал снова заполнился гомоном — все обсуждали неожиданное посещение поселка героем и его квест за мечом. Думаю, этот день войдет в историю поселка. Слай тоже немного расслабился и сказал Тотису, который крутился возле нашего столика, чтобы тот принес выпить.

— Прошу, мастер Слай. — Тотис поставил перед ним кружку.

— Это что?! — отхлебнув, сморщился Слай. — Ты чего принес?

— Воды, — ответил мальчишка. — Вы же сами просили выпить…

— Выпить, а не умыться! — Слай отодвинул кружку. — Пива неси!

Тот кивнул и умчался. Слай оглядел зал и слегка побарабанил пальцами по столу:

— Сегодня нужно лечь пораньше — караван уходит на рассвете.

— Тогда скажи, пусть приготовят купальню, хочу вымыться хорошенько перед дальней дорогой, — я слегка поерзала на стуле.

— Хорошо, — кивнул Слай и, забирая пиво, обратился к Тотису: — Пускай купальню подготовят.

— Через час будет готово, — пообещал Тотис и умчался.

Постепенно народ отошел от шока, связанного с посещением героя, и расслабился. Гомон становился все громче и громче. В одном углу кто-то уже горланил песни, в другом назревала драка… Слай допивал уже третье пиво, как прибежал Тотис с докладом, что купальня готова. Оставив Слая, я, лавируя между людьми, отправилась наверх.

В купальне были отмыты даже стены, и вообще все сияло чистотой. Порадовавшись этому, я залезла в бочку.


Ранним утром, после легкого завтрака, мы пошли на рыночную площадь. Караван уже был в готовности к выходу, и шла обычная предотъездная суета. Кратко переговорив со старшим каравана, Слай посадил меня на телегу. Я тут же зарылась в ароматное сено досыпать. Солнце уже стояло высоко, когда я проснулась. Телега, тихонько поскрипывая, бодро катила по дороге. Высунула голову и осмотрелась, наша телега ехала практически в середине длинной веретеницы повозок. Возница что-то тихонько напевал, изредка мотая головой.

— Проснулась? — рядом с телегой возник Слай. — Есть хочешь?

— Угу, — кивнула я.

Он протянул мне кусок хлеба с лежащим на нем сыром. Усевшись и свесив ноги, я принялась поедать поздний завтрак. Или ранний полдник, это уж кто как решит. Мимо монотонно тянулась холмистая равнина, вдалеке синели горы. Оглянувшись, я заметила молчаливую стену леса, почти вплотную подступающего к дороге.

— Размяться не хочешь? — спросил Слай, заметив, что я прожевала последний кусок.

Уцепившись за протянутую руку, я спрыгнула с телеги и пошла рядом. Идти по укатанной дороге было легко, караван двигался со скоростью идущего человека, поэтому напрягаться не приходилось. Многие тоже шли рядом с телегами, впереди я заметила несколько всадников с копьями — Слай пояснил, что это дозор.

На дневном привале какая-то тетка припрягла меня себе в помощь. С моей посильной помощью она приготовила обед на всех присутствующих. Готовили сразу в трех котлах, по правде сказать, готовила она, а я так, чисто принеси, подай, нарежь, помешай. В процессе подготовки мы с ней познакомились — она оказалась довольно веселой теткой по имени Лана. В общем, обед удался. На обеде я уже точно знала, что в караване только мы с ней женщины, все остальные полсотни человек были мужского пола. Среди них даже было два дварфа, которые должны были покинуть нас примерно на середине пути. Среди людской части было несколько молодых парней, которые норовили подсесть поближе ко мне с Ланой, отпуская немного пошловатые шуточки. Я только смущенно улыбалась. Ну-ну, посмотрим, кто тут еще пошутит… Старший каравана только слегка неодобрительно посматривал на них, но пока ничего не говорил.

— Ну что, пошли котлы чистить? — после обеда, собрав котлы, обратилась ко мне Лана. — Все поели.

— Подожди, — я удивленно подняла на нее глаза. — Мы готовили?

— Да, — кивнула она, недоуменно уставившись на меня.

— Тогда пусть котлы чистят они, — я рукой махнула в сторону парней. — Шутят они так себе, но может, котлы чистят хорошо…

— И в самом деле! — вскинулась Лана. — Давайте, не сидите без дела, скоро ехать надо.

У парней вытянулись лица. Остальные мужики заулыбались.

— Сама чисти, — один из них показал мне кулак. — А то…

— Тебя что, дурак понюхал? — я вскочила с места. — Ты кому тут угрожаешь?

Драться я умела, но не любила. Все же жизнь в детдоме даром не проходит. Да и спасибо нашему учителю физкультуры, бывшему десантнику, уволенному из войск, в связи с контузией — учил он нас серьезно, никому не давая поблажки. Его любимая поговорка была — «Лучше плакать от боли в мышцах сейчас, чем лежа в гробу, слушать рыдания своих родных». Он не делал разницы между нами — мальчик, девочка… Пришел на занятия — занимайся, не можешь — бегай, не можешь бегать — отжимайся… Краем глаза заметив, как напрягся Слай, сделала успокаивающий жест.

— Дал бы я тебе, — пробурчал парень. — Не будь ты девчонкой.

— Ага, с девчонкой, значит, боишься? — подначила я его.

— Да я тебя! — он вскочил с места.

— Пока ты меня, — ответила я. — Я успею выйти замуж, родить детей и стать бабушкой…

— А ну тихо! — подал голос старший каравана. — Успокоились быстро!

Не обращая внимания на его слова, парень взревел и бросился на меня, норовя сшибить на землю. Не самое лучшее решение. Подпустив его поближе и крутнувшись вокруг своей оси, уходя с линии атаки, я сделала подсечку, слегка подтолкнув его рукой…

Вскочившие мужики застыли на месте, смотря на медленно поднимающееся тело. Парень помотал головой и обернулся.

— Да я… — он не договорил.

— Котлы твои, — басом проговорил какой-то довольно мощный, бородатый мужик в кольчуге и с мечом на боку и повернулся ко мне. — Как тебя зовут, девочка?

— Чии…

— Да я просто споткнулся! — проныл парень.

— Кто тебя учил? — спросил этот мужик меня, не обращая внимания на парня.

Я просто пожала плечами, не придумав, что соврать.

— А ну-ка, — он отстегнул меч и подал его старшему каравана. — Покажи что-нибудь еще.

С этими словами он шагнул ко мне и протянул руку, чтобы схватить меня за плечо. Шаг в сторону, перехват руки, плавный присед с поворотом, и он, извернувшись, остается на ногах.

— Скажи спасибо, что она не оторвала тебе голову, споткнулся он… — мужик покачался с пятки на носок и посмотрел на парня, потом улыбнулся мне. — Ну Чии!

— Хром! Что скажешь? — к нему подошел старший и подал меч.

— Что сказать, Вагум? Я знаю людей, которые владеют похожими приемами, — Хром прицепил меч обратно. — В основном такие приемы распространены на Юге. Так обучают Теней, бой без оружия…

9

— Значит, так, — Хром ткнул в меня пальцем и грозно посмотрел на парней. — Не дай Пресветлая, Чии мне на вас пожалуется, молитесь своим богам. Вы меня знаете…

До ночной стоянки Хром ехал рядом с нашей телегой и беседовал со мной и Слаем. В основном говорили Хром и Слай, я больше ограничивалась односложными восклицаниями и киванием головой. Вскоре они нашли общих знакомых и вообще, как мне показалось, подружились. Как я поняла из рассказа Хрома, он раньше был сотником Отдельного Стального легиона, участвовал более чем в полутора десятках войн. А сейчас держал в своих руках охрану Западного торгового тракта и изредка ездил вместе с караванами. На Западном тракте его очень хорошо знали, даже старшие караванов прислушивались к его мнению.

На ночной стоянке я с Ланой опять занялись готовкой еды. Ужин прошел спокойно, больше к нам никто не приставал. Но после ужина я с легкой усмешкой кивнула парням на котлы. Те было пытались сделать вид, что ничего не заметили, но Хром только кашлянул и они преувеличенно бодро принялись за чистку.

— Сколько езжу, никогда такого не было, — Лана покачала головой. — Я и готовила, и котлы чистила…

— Если не хочешь что-то сделать сама, заставь это сделать другого, — задумчиво изрекла я. — А чистить котлы я не хочу.

За неделю пути я более-менее научилась готовить, и мы с Ланой поделили дни. В один день готовила она, на следующий день — я. Так же я перезнакомилась со всеми, кроме дварфов — те держались особняком. Уже к середине второй недели я подружилась с парнями — они оказались довольно неплохими ребятами. Вскоре они уже по собственной инициативе помогали мне с приготовлением еды — дров собрать, ну и так, по мелочи. По вечерам мы уже весело болтали.

Дни тянулись за днями, так же монотонно, как и Западный тракт. Поселений практически не попадалось, погода стояла хорошая, изредка встречался караван, идущий нам навстречу — тогда мы узнавали последние новости и делились своими. Хром пытался было попросить, чтобы я научила его приемам, мне пришлось сказать, что я еще не закончила обучение и мне запрещено передавать свои знания.

Горы на горизонте становились все больше и больше, пока мы не въехали в предгорье — тут нас покинули дварфы.

Остаток пути прошел так же спокойно и монотонно. И вот, наконец, мы въезжаем в ворота славного Эотара. Отстояв очередь на въезд, старший каравана заплатил пошлину, и телеги потянулись под высокие ворота, мимо скучающих стражников, которые ленивым взором скользнули по каравану. Слай запретил слезать с телеги и, усевшись рядом, взял меня за руку, настороженно смотря по сторонам. Телеги медленно ехали по улицам, протискиваясь мимо таких же телег, изредка притормаживая. Возницы покрикивали на снующий народ, который то и дело норовил проскочить перед самой телегой, а еще лучше что-нибудь стянуть с нее…

Мимо тянулись обшарпанные и покосившиеся халупы. На моих глазах пару раз помои выплеснули из окна прямо на дорогу, запах, конечно, стоял еще тот. Кое-где попадались даже высокие каменные дома — опорные пункты внутренней стражи, как объяснил Хром. Возле некоторых развалюх сидели мутноватые личности, прищуренными глазами провожая каждую телегу, изредка слышался пьяный ор. Двоих таких орущих я увидела возле длинного здания с прибитой к нему мятой кружкой, они сначала орали какую-то похабную песнь, размахивая бутылкой и по очереди прикладываясь к ней между куплетами, а потом один из них принялся блевать прямо на крыльцо под пьяный смех другого… Пару раз к нам подходили какие-то личности с бегающими глазками и предлагали свои услуги, но увидев Хрома, практически сразу откланивались. Вскоре мы подъехали к еще одним воротам. Тут пришлось задержаться подольше — таможня. Телеги выстроились на большой площадке, и нас окружили таможенники, по одному на каждую телегу. Все телеги тщательно осмотрели, даже не осмотрели, а произвели качественный обыск, сличая товар с поданным старшим каравана списком. Краем глаза я увидела, как один таможенник принял у возницы увесистый кошель и прошел мимо телеги, лишь для вида покопавшись в поклаже. Ну да, коррупция процветает практически на всех таможнях… Наконец нас пропустили во внутренний город. Тут, конечно, было гораздо приличнее. Как рассказал Хром, сам город был огромен, он раскинулся по обоим берегам полноводной реки Младший Чимуль, которая впадала в гигантское озеро Оундурилл. Чем ближе к центру — тем богаче там живут. В самом центре есть еще город в городе — дворцовый комплекс и магическая академия. Город мне не понравился. Толпы народа снуют туда-сюда, большие, красивые здания, увитые зеленью, ближе к центру города и покосившиеся халупы на окраине. Широкие тротуары, фонтаны в скверах и памятники на площадях… Канализации, видимо, нет, так как помои и всякие нечистоты выливают прямо в сточные канавы, но запаха почти нет — цветы, растущие просто в огромных количествах, его перебивают своим ароматом. Но изредка говнецом все-таки потягивает, особенно возле подворотен, где можно было наблюдать кучи гниющего мусора. Жизнь в городе била ключом — люди, эльфы, дварфы. Наречия сливались в сплошную какофонию. Перед караванным двором, в торговом квартале, мы распрощались со всеми, обнялись на прощанье с Хромом и пошли искать постоялый двор. Более-менее приличный двор по ценам и комнатам мы нашли довольно скоро, и, сняв там номер, сразу же я потребовала, чтобы приготовили купальню. Вскоре, чисто вымытая, я блаженно растянулась на нормальной кровати. Все-таки спать в телеге или на земле — это не мое. Затем вернулся из купальни Слай, и мы спустились вниз. Заказав хороший обед, уселись за столик. Я с любопытством рассматривала эльфов практически вблизи — в общем, ничего особенного, только уши длинные и острые, ну и довольно плоские носы. Но меня вымораживало, как они разговаривали — философичность и велеречивость сквозили в каждой фразе, их речь была певучей и занудной. Легкое презрение мелькало в их взгляде при общении с другими расами. Создавалось такое впечатление, будто они обладают какой-то никому не известной истиной, которая делает их всемогущими. Вскоре я перестала обращать на них внимание.

— Дороговато здесь, — Слай расплатился за обед. — Почти золотой потратили, а ведь еще и дня не прошло.

— И что ты предлагаешь?

— Можно снять комнату на окраине. Там гораздо дешевле, чем на постоялом дворе. Только тогда придется самим готовить.

— Приготовим, — я махнула рукой. — Ты же умеешь готовить?

Хи-хи. Я удовлетворенно посмотрела на застывшее лицо Слая. А он что, думал, что я готовить буду?

— Хорошо, — пришел в себя Слай. — У нас оплачено на два дня. Завтра с утра идем в академию, а потом будем искать комнату.

— Тогда чем займемся сейчас? — я с любопытством посмотрела на него.

— На базар пойдем, купим тебе все необходимое для обучения.

Сам базар нашли быстро — чем ближе к нему, тем больше гомон и гуще запахи приготовляемой пищи. Толкучка стояла такая, что я невольно вспомнила московское метро в час пик. Как я поняла, на столичном базаре можно было купить все, что только душа пожелает. В дополнение к этому там были какие-то фокусники, артисты, музыканты…

Слай самозабвенно торговался из-за каждого медяка, делал вид, что уходит, размахивал руками… Продавец тоже в долгу не оставался, из его уст лились сплошные жалобы на скорое разорение, большие налоги… Наконец они сходились в цене и расставались довольные друг другом.

На постоялый двор вернулись практически в конце дня, нагруженные свертками. Оказывается, для обучения требовалось очень много вещей — это и тетради, и твой личный котелок для варки зелий, и еще куча всякого барахла. Сгрузив все на кровати, заказали ужин прямо в номер…

Раннее утро. Мы стоим у ворот Магической Академии. Слай нервничает и постоянно поправляет мне прическу, которую тут же раздувает ветерок. С самого утра шаман был каким-то суетливым. Я же практически не нервничала.

Вскоре перед воротами собралась толпа претендентов всех рас на обучение. Над площадью стояла напряженная тишина. Вот раздался мелодичный перезвон колокольчиков, и ворота плавно отворились. На пороге появилось трое эльфов в богато расшитых мантиях. Один из них держал в руках большой прозрачный шар.

Претенденты по одному подходили к эльфам и прикасались к шару, затем отходили или вправо, или влево — в зависимости от того, как скажет один из эльфов. Я шла где-то в середине, внимательно смотря на действия предшественников. Вот и моя очередь, я осторожно прикасаюсь к шару и чувствую холодок. Эльф кивает и отправляет меня направо, к двоим эльфам и человеку… Вот подошел последний претендент и отошел налево.

Эльф поманил нашу четверку за собой, и мы прошли в ворота академии.

Сразу за воротами эльф остановился и попросил назвать свои имена, которые он записал в свиток.

— Ваше обучение начнется завтра в девять утра. К этому времени вы должны стоять у ворот академии с вещами. Список вещей… — он щелкнул пальцами, и у нас в руках появилось по листку. — …У вас в руках. Первый год вам запрещено покидать территорию академии. Вам все ясно?

Мы закивали головами.

— Неофит должен отвечать «да, учитель», — назидательно покачал головой эльф. — Вам понятно?

— Да, учитель, — пропищали мы.

— Тогда идите по домам.

Мы развернулись и потопали к воротам, как нас остановил окрик эльфа:

— Вы забыли ответить!

— Да, учитель! Простите, учитель! — пропищали мы, развернувшись.

— Хорошо, идите, — эльф махнул рукой.

— Да, учитель! — пропищали мы, пятясь за ворота.

Сразу за воротами эльфы презрительно посмотрели на нас и, задрав подбородки, удалились. Я переглянулась со своим товарищем по несчастью, которого звали Хобх, и пожала плечами.

— Ты где живешь? — спросил Хобх.

— Пока на постоялом дворе, я не местная… А ты?

— За городом, — он махнул рукой. — В самом городе очень дорого.

— Да, я уже заметила. Ну что, пошли собираться? — я помахала Слаю, смотревшему на нас.

— Я, наверно, не приду завтра, — Хобх отвернулся, теребя листок. — У меня не очень богатая семья. Мы не можем потратить двухмесячный заработок…

— Хорошо, — я ткнула его пальцем в грудь. — Мы должны держаться друг друга. Сегодня я помогу тебе, завтра ты поможешь мне.

— Ты хочешь мне помочь?! — очень сильно удивился Хобх. — Но мы даже не знакомы!

— Уже знакомы, — я кивнула головой. — Мы будем единственные люди на курсе, среди длинноухих, и нам нужно держаться вместе. Пошли!

— Куда?!

— На кудыкину гору! — И увидев его ошалевшие глаза, поправилась: — На рынок, закупим тебе всё.

Пока я разговаривала с Хобхом, подошел Слай.

— Я вроде поступила, — я подала список ему список. — Сказали, завтра в 9-00 с вещами у ворот.

— Поздравляю! — обрадовался тот и углубился в чтение. — Так… Практически все есть… Нормально. Я тебе еще десяток золотых дам, мало ли что.

— Золотые это гут, зер гут! — с немецким акцентом проговорила я и, посмотрев на Слая и Хобха, перевела тему. — Сначала на рынок, поможем Хобху.

— Спасибо вам большое! — В глазах Хобха стояли слезы. — Я обязательно верну долг!

— Тихо! — я покачала пальцем у его носа. — Вернешь после окончания академии.

На рынке мы быстро закупили нужные вещи и отправили Хобха домой.

— А теперь давай отпразднуем твое поступление?

— Только за! — я радостно улыбнулась, а потом огорчила: — Нам запрещено покидать академию в первый год, так что заодно и решим, что тебе делать.

Праздновали скромно, сидя в номере. Правда, стол ломился от вкусняшек и венчало все это великолепие пыльная бутылка красного вина. Вино, кстати, было великолепным.

— Знаешь, — я отпила глоток вина. — Я подумала, что не стоит терять целый год.

Слай заинтересованно посмотрел на меня.

— Ты за этот год должен подготовить всех Темных к моему возвращению. Крайний срок возвращения — выпуск из академии.

— Я сделаю это. — Слай склонил голову.

— Постарайся распустить слухи про доспех.

— Хорошо.

— Но желательно начать эти слухи не раньше, чем месяца через два. А то я могу и не успеть.

— Понял.

— Со своей стороны я тоже попытаюсь перессорить эльфов друг с другом.

— Будь осторожнее, эльфы очень умны и проницательны…

— Тем хуже для них, — я поискала на столе, что я еще не попробовала. — Это что?

— Олиум, — Слай проследил за моим пальцем. — Вкус похож на клубнику, только немного горчит. Попробуй.

— Вкусно! — я прожевала ягодку. — Интересно, а чем нас будут в академии кормить…

— Чии, а зачем ты помогла этому пареньку?

— Понимаешь, мне нужен кто-нибудь, кто сможет в нужный момент прикрыть спину, — я посмотрела на потолок. — Боюсь, что с эльфами у меня отношения не очень сложатся. Да и потом, думаю, ему будет сложнее нанести по мне удар… В крайнем случае, он расскажет тебе, что со мной случилось.


Утром мы снова стояли у ворот академии. Утро было хмурым и сырым, серые облака затянули небо, закрыв солнце. Дул холодный, порывистый ветер, вздымая полы плаща, в который я куталась.

Как только раздался перезвон колокольчиков, Слай обнял меня:

— Я все сделаю, как ты просила. Ровно через год я буду ждать тебя у ворот, — он нагнулся и поцеловал меня. — Береги себя…

Отдав Слаю плащ, я сделала несколько быстрых шагов и прошла через открытые ворота. Светлая память моему тёмному прошлому… Ворота с глухим стуком захлопнулись за моей спиной.

10

Учитель Эондил смотрел на нас взглядом змеи, которая смотрит на мышей, правда, когда он переводил его на эльфов, в нем читалась прямо-таки отеческая забота.

— Неофиты! — Эондил, прокашлявшись, начал речь. — С прискорбием хочу сообщить, что ваш курс самый малочисленный. Поэтому вам выделили только две комнаты. Но, к сожалению, слишком поздно мы узнали, что среди вас девочка. Отдельную комнату мы выделить уже не можем.

Он с сожалением развел руками, делая вид, что ему очень жаль. Эльфы тихонько захихикали, Хобх слегка покраснел.

— Потише, — ласково проговорил Эондил. — Перед вами две комнаты, выбирайте себе любую. Устраивайтесь, а через час я хочу увидеть вас в Главном зале. Вы все поняли?

— Да, учитель! — хором произнесли мы.

Эондил немного постоял и ушел.

Жаль ему, сволочи остроухой! Поздно узнали… А когда имена переписывали, я ведь в платье была…

— Мы первые выбираем комнату, — мои мысли прервал надменный голос. Эльф с вызовом смотрел на нас.

— Пускай, — я громко зашептала на ухо Хобху. — У нас на севере примета есть, из двух одинаковых вещей эльф всегда выберет похуже…

— Нет, я передумал! — эльф аж вздрогнул, услышав мой шепот. — Выбирайте, а мы посмотрим.

Я пожала плечами и с разочарованным видом заглянула в обе комнаты. Потом с выражением глубокой задумчивости на лице немного потомила ушастых и, решившись, ткнула пальцем в одну из комнат:

— Эта будет наша…

— Ларринтель! Астрель!!! — Эльфы наперегонки кинулись прикладывать ладони к косяку выбранной мною комнаты. Проем двери слегка засветился и погас.

Вот и познакомились…

— Чиисами! Хобх! — мы тоже приложили ладони к косяку оставшейся комнаты. Проем засветился, меня обдало теплом, и свет исчез.

Я первая зашла в комнату. Внимательно осмотрелась — две кровати, между ними стол. За столом пара стульев. В изголовьях кроватей стоят тумбочки. Возле ног — шкафчики. Посреди потолка шарик светильника — он висел просто в воздухе. Сбоку от одного шкафчика еще какая-то дверь. Я заглянула туда — купальня и туалет одновременно. Ну хоть по коридору не надо бегать впотьмах, если что… Еще раз все осмотрев, уселась на кровать.

— Хобх, чего на пороге мнешься? Заходи!

Донельзя смущенный Хобх зашел в комнату и прикрыл за собой дверь.

— Эта кровать твоя, — я показала на свободную кровать. — Устраивайся.

— Хорошо, — еле слышно прошептал он, густо покраснев и уставившись в пол.

Ой-ей-ей! А чего это он такой смущенный? Неужели из-за меня?

Ну мне будет попроще. Теперь нужно устроиться и быстренько бежать в этот Главный зал… Я поднялась с кровати и распотрошила рюкзачок. Котелок на нижнюю полку шкафа, одежду на вешалку, тетради в тумбочку, всякую мелочевку по полочкам и по ящичкам… Вроде все. Хобх, кажется, тоже справился. Ну и хорошо. Время еще есть…

— Чиисами, тебя можно спросить? — Хобх с любопытством смотрел на меня.

— Чего?

— А почему ты выбрала ту комнату?

— Потому что мне понравилась эта, — я пожала плечами. — И зови меня просто — Чии.

— Хорошо, — кивнул Хобх. — Нам не пора?

Вот черт! Действительно, можем опоздать! Мы быстро вышли из комнаты и остановились — куда теперь идти? Где этот Главный зал?

— Ты не знаешь? — я посмотрела на Хобха. — Ясно…

Несколько секунд обдумывала пришедшую мне в голову мысль, а потом громко произнесла:

— Не помнишь, как учитель Эондил сказал? Первым пришедшим награда? Или…

Соседняя дверь с треском распахнулась, и из комнаты выскочили наши соседи. Бросив на нас взгляд, они побежали по коридору.

— За ними! — скомандовала я.

В Главный зал мы вошли степенным шагом. Ларринтель и Астрель уже стояли там. Зал был огромен, потолок терялся где-то вверху. Мы казались сами себе маленькими букашками. В одном конце зала был помост с длинным столом. За этим помостом огромное окно с витражом, изображающим какую-то сцену из жизни эльфийских магов. По бокам от витража две статуи на постаментах. Пока мы оглядывались, двери распахнулись, и в зал вошла троица эльфов, за ними семенил Эондил. Они поднялись на помост и уселись за стол. Мы замерли.

— Ларринтель, подойди, — ласково проговорил Эондил. — Ты первый пройдешь посвящение.

Ларринтель гордо посмотрел на нас и подошел к столу. Он положил руку на книгу, которая материализовалась перед ним.

— Клянусь Пресветлой Владычицей, что буду употреблять все свои знания во славу и пользе эльфийскому народу!

Книга ослепительно засияла, и перед Ларринтелем повис какой-то медальон.

— Твоя клятва принята, возьми медальон, — проговорил один из сидящих эльфов. — Отныне это твой знак!

— Благодарю, магистр! — Ларринтель одел медальон и, поклонившись, спустился к нам.

— Астрель, подойди, — опять повторил Эондил.

Все повторилось по накатанной. Клятва, свет, медальон. Вскоре он занял свое место. А вот с нами случилась заминка. Сидящие эльфы немного пошептались и пригласили Хобха.

— Хобх! Ты готов принести клятву на верность эльфийскому народу? — грозно спросил Эондил. — Этой клятве невозможно изменить. Иначе ты умрешь в страшных мучениях!

Тот только затравленно кивнул головой. Запинаясь, он произнес клятву, свет, медальон и слегка пришибленный Хобх спустился вниз.

Настала моя очередь. Скептически посмотрев, Эондил вызвал меня к столу:

— Чиисами! Ты готова принести клятву на верность эльфийскому народу?!

— Готова, учитель! — бодро ответила я, мысленно скрестив пальцы.

Интересно, а эта книга способна распознать во мне Владычицу Мрака? И что будет, если распознает? Ладно… Я положила руку на книгу. Тут же почувствовала, как кто-то пытается подчинить меня своей воле… Но тут извне по книге нанесли мощный удар и давление пропало. Я быстро оттарабанила клятву. Книгу окутало сияние, и немного погодя передо мной появился медальон.

— Твоя клятва принята, возьми медальон, — проговорил магистр. — Отныне это твой знак…

Я быстренько схватила медальон.

— Благодарю, магистр! — надев медальон на шею, я поклонилась и спустилась вниз.

Мне показалось, или эльфы в самом деле чуть повеселели? Что?! А, это Хобх слегка ткнул меня в бок — оказывается, магистр толкал речь. Я быстро сделала вид, что очень внимательно слушаю.

Магистр ударился в дебри философии и схоластики, говоря речь таким монотонным голосом, что меня стало клонить в сон. Сложилось такое впечатление, что магистр бредит, переливая из пустого в порожнее. Осторожно скосив взгляд, я посмотрела на сокурсников — они стеклянным взором, без единого проблеска мысли смотрели на магистра. Угу, не одной мне спать хочется… Ой! Меня как будто кто-то пихнул в бок… А это что?! Двое эльфов делали странные пассы, что-то нашептывая. Я напряглась и каким-то шестым чувством увидела плетение странного заклинания, которое они накладывали на нас… Ой-ей-ей! Я мысленно попыталась раздвинуть их плетение так, чтобы меня оно не коснулось. Отклоняя нити заклинания, мне удалось сделать так, чтобы я осталась в пустом пространстве… Вот эльфы наложили последний виток и подняли руки вверх. Плетение ярко засияло и потухло.

Магистр резко хлопнул в ладоши.

Все вздрогнули.

— Еще раз поздравляю вас с поступлением в академию, — как ни в чем не бывало произнес магистр. — Сегодня осваивайтесь, а завтра приступаете к занятиям.

С этими словами он развернулся и удалился.

— Ну, неофиты, — вышел Эондил. — Поздравляю вас! Теперь идите и отдохните. На обед я вас сам позову.

Мы поблагодарили учителя и вышли из зала.

Добравшись до комнаты, я рухнула на постель. Затем вытащила медальон и осмотрела его. Золотой кругляшок, на котором проступало стилизованное изображение солнца. И оно было черного цвета…

— Хобх!

— А! — всполошенно подорвался он с кровати. — Что?

— Хобх, покажи мне свой медальон?

Он снял его с шеи и подал мне. Интересно, на его медальоне был стилизованный рисунок дерева. Дерево было зеленым.

— Спасибо, — я вернула ему медальон.

Откинувшись на подушку, я уставилась в потолок. Зачем на нас накладывали это заклинание? Что оно делает?..

— Чии! — Хобх тряс меня за плечо. — Вставай, учитель Эондил пришел!

Вскочив с кровати, я одернула платье. Ничего себе! Уже обед? А ведь не хотела спать! Так, сейчас в ванну, быстренько умываюсь и выглядываю в коридор. Ага, Эондил, Хобх. Эльфов нет.

— Я готова, учитель! — почтительно произнесла я, выйдя в коридор.

Эондил только кивнул. Минут пять мы стояли и молчали. Наконец распахнулась дверь и вылезли наши соседи — рожи помятые, все растрепанные… Но зато — эльфы!

— Идем за мной, не шумим! — Эондил развернулся и пошел по коридору.

Длинноухие сразу же пристроились за ним, я, толкнув Хобха вперед, оказалась в конце процессии. Мы шли недолго — пара поворотов и столовая. Там Эондил подвел к столикам в углу:

— Запомните ваши места, неофиты. Тут вы будете завтракать, обедать и ужинать, — он слегка задумался и посмотрел на меня с Хобхом. — Обед из-за вас мы пропустили. Поэтому я продолжу нашу познавательную экскурсию.

Ларринтель и Астрель что-то прошипели в нашу сторону. Я даже не обратила внимания, а вот Хобх что-то сжался. До самого ужина Эондил водил нас по академии, показывая учебные классы, лаборатории, библиотеки, полигон. Было практически безлюдно, лишь пару раз попались какие-то эльфы, с которыми наш учитель раскланялся. Что меня особенно впечатлило — так это огромный сад, раскинувшийся на задворках академии… Переходы, лестницы, этажи — все слилось в один большой кошмар… Я очнулась только за столиком в столовой, передо мной стояла миска с каким-то месивом — совершенно безвкусным, и стакан с киселем. Поковыряв в тарелке, я выпила кисель и, толкнув клюющего носом Хобха, поплелась в комнату — остроухие остались спать прямо за столом.

Как ни странно, комнату я нашла быстро. В комнате было темно, только на стене, возле двери, находился светящийся рычажок. Осторожно передвинув его вверх, я зажмурилась от яркого света, залившего комнату. На столе лежал какой-то лист бумаги, плотно исписанный — распорядок дня и расписание занятий. Угу, завтрак в 8, занятия с 9 до 15, обед, самостоятельная подготовка, 20:00 ужин… А по занятиям у нас что? Сплошные лекции, никакой практики… Хотя это расписание только на пару месяцев, может потом практика пойдет?

— Чии, иди ты первая в купальню. — Хобх тяжело опустился на кровать и вытянул ноги. — Я немного отдохну.

— Хорошо, я быстро! — схватив халат и мыло, я закрыла за собой дверь купальни.

Когда я, завернутая в халат, вошла в комнату, Хобх уже спал прямо в одежде. Растолкав, я выпихнула его в купальню и, надев ночнушку, завалилась спать. Сильно сказано — спать, едва голова коснулась подушки, сон мгновенно пропал. Зато забурчало в животе. Ну вот — обед пропустили из-за этих поганцев длинноухих и еще виноватыми нас выставили, ужина, считай, не было, а есть охота. Блин, как вспомню наш со Слаем последний ужин — аж слюнки текут и запах чудится…

— Чии! — со стороны купальни послышался сдавленный вопль Хобха. — Откуда ЭТО?!

Я в панике села в кровати. И в самом деле, откуда?

На столе находились практически те же самые блюда, что и на нашем со Слаем ужине. Даже бутылка была такая же…

— Это не я! — я сделала большие глаза. — Я вообще спала!

Еще раз переглянувшись, мы набросились на еду, правда, бутылку я предусмотрительно спрятала. Посмотрев, как Хобх запихивает в себя вкусняшки, я нравоучительно произнесла:

— Вкусняшки следует есть помногу, жадно, горстями выгребая их из тарелок, стараясь набить себе полный рот, — посмотрев на застывшего Хобха, который выпучил глаза, вздохнула и продолжила: — Глаза следует придерживать пальцами…

А потом, отправив Хобха прятать посуду, я залезла под одеяло и провалилась в бездонную яму…

11

Утро началось с перезвона колокольчиков. Я открыла глаза и попыталась вспомнить, где я нахожусь. Сбоку зашуршало, завозилось, с грохотом рухнуло на пол, и раздался вопль:

— Пресветлая, сохрани!

Вспомнив, я резко вскочила с кровати. Прямо напротив меня, на полу сидел Хобх, ошалело смотря на меня. Вот его взгляд стал осмысленным и он, покраснев, отвернулся.

— Чии…

— Чего Чии? — я даже растерялась.

— Ты… Это… — он замялся так и не повернувшись. — Ты не одета…

— А? — Я оглядела себя. Обычная ночнушка. Ничего особенного, но вчера такой реакции не было… — Ага, тогда я в ванную, а ты пока постель заправляй.

Схватив в охапку одежду, я скрылась за дверями. Минут через двадцать, когда я умылась и оделась, мы поменялись местами. Вскоре Хобх вышел из ванной, и мы отправились в столовую. Там было безлюдно. Как только мы уселись за столик, перед нами сразу же появилось по тарелке с какой-то бурдой и стакан с чаем.

— Да-а-а — протянула я, поболтав в тарелке ложкой. — О вкусе цианистого калия вам сообщат на том свете…

— Что? — оторвался от поедания этой бурды Хобх. — О чем сообщат?

— Ни о чем… Как ты можешь есть эту гадость?

— Это довольно вкусно. Я дома похожее ел, — он пожал плечами. — Попробуй сама!

— Нет, сам цвет и консистенция данного продукта не добавляет мне оптимизма…

— А чего тогда тебе надо? — он удивленно уставился на меня.

— Чего мне надо? Кусочек белого хлеба, а икра — да уж Русс с ней, пусть будет чёрной… — Я взяла стакан с чаем. — Я лучше чай пустой попью… Кстати, а где наши длинноухие сокурсники?

— Не знаю… Спят, наверно…

В это время в столовую влетели встрепанные эльфы. Увидев нас, они затормозили и с чинным видом уселись за свой столик. Посмотрев, как они с аппетитом начали поедать это варево, я поднялась из-за стола:

— Пойду готовиться к занятиям. Кстати, у меня собака, когда болела, гадила точно таким же цветом… Ладно, приятного аппетита, — пожелала я и вышла из столовой, оставив слегка позеленевших эльфов смотреть в свои тарелки.

Я сегодня просто прелесть, какая гадость! Утро, не считая еды, началось удачно. Ведь это несправедливо, что я буду голодной, а остальные сытыми? В комнате, быстро просмотрев расписание занятий, я собрала сумку и только-только переоделась в мантию, как зашел Хобх.

— Ну ты и вредина! — он тоже стал собираться. — Мне-то что, я в бедной семье вырос, а эльфы так и не поели.

— Тебя волнует, поели они или нет? Или ты хочешь об этом поговорить?

— Да нет… Не хочу…

— Ну и хорошо. Надевай мантию, я тебя за дверьми подожду.


На первой паре длинноухие смотрели на меня волками, практически не слушая преподавателя, который, по моему мнению, нес какой-то бред про составление цветочных букетов. Я, сделав заинтересованный вид, думала, как обезопасить себя с Хобхом он гадостей эльфов. То, что они будут, я даже и не сомневалась…

— Чии! — Хобх толкнул меня. — Ты чего, уснула? Пошли на следующую пару.

— Да? — я пришла в себя. И в самом деле, преподавателя уже не было, как и наших сокурсников. — Что там по расписанию?

— «История эльфийского народа».

— Пошли… — Я вылезла из-за парты и потащилась за Хобхом.

Вторая пара практически добила меня. Преподаватель бубнил даты и имена монотонным голосом, тупо читая все из какой-то книги:

— 243 год становления империи короля Алеона ознаменовался заключением мирного союза между эльфами и дроу. Что дало очередной толчок в развитии дипломатического искусства и позволило обезопасить южные границы… Бла-бла-бла…

Два часа изощренной пытки… Мои глаза слипались не по своей воле. Я уже пару раз стукнулась лбом о парту, но препод даже не обратил на это никакого внимания. Наконец звонок прервал наши мучения и препод, задав выучить главы с первой по пятую, удалился. Тут уже настала моя очередь будить Хобха. Уснувших эльфов мы оставили в классе…

Третья пара прошла более интересно. Для начала преподаватель поинтересовался, где еще два ученика. Посмотрев в наши недоуменные взгляды, он отправил Хобха на их поиск. Затем он немного их пожурил и объявил, что вместо лекции у нас практическая работа. Выдал каждому по листу пергамента и приказал переписать по две главы из книг, которые положил на парты. Легко сказать… Сдавала я свой пергамент весь в кляксах и нескольких дырках — писать пером не самое мое сильное умение…

— Да, Чиисами… — преподаватель брезгливо взял за уголок мой пергамент. — Ты где жила?

— Я с Западного приграничья, учитель…

— Тогда с тобой все понятно. — Он испепелил пергамент. — Тебе придется очень много писать, так что тренируйся.

— Хорошо, учитель, — ответила я, слушая за спиной смешки эльфов.

— Ладно, идите, — преподаватель махнул нам рукой, чтобы мы убирались.

Обед был более-менее съедобен. Довольно приличный суп, с кусочками мяса, какая-то каша с рыбой и стакан сока. Интересно, а что будет на ужин?

Сразу после обеда мы направились в библиотеку за книгами по истории. Обложившись фолиантами, уселись за стол и принялись переписывать даты и события в свои тетради. Писать пером… Макая в чернильницу… Через час мучений я со злостью захлопнула тетрадь.

— Как меня это достало!!!

— Тише! — приглушенно зашептал Хобх. — Тут нельзя кричать.

— Это я еще не кричу, — сбавив голос, зашептала я. — Ну не могу я писать этим пером!

— Тише! — снова одернул он меня. — Ты, главное, не спеши, и все получится.

— Позже потренируюсь…

Меня прервал подошедший Ларринтель:

— Ты можешь заслужить мое покровительство, если придешь сегодня ночью к нам в комнату, — надменно улыбаясь, проговорил он.

— Я в твою постель даже трупом не лягу, — я слегка презрительно посмотрела на него. — Хочешь любви — спать иди в лес, где тебя будут любить самки комариного племени.

— Ты хочешь вылететь из академии за этот отказ? — вздернув голову, прошипел эльф. — У моей семьи большие связи…

— Что тут за шум! — к нам подошел Эондил. — Чиисами, Хобх! Мешаете заниматься? Хорошо. Сегодня после ужина вы должны разложить забытые книги по местам. Вам все ясно?

— Но… — попытался возникнуть Хобх, но я его прервала:

— Да, учитель Эондил. Мы наведем порядок в библиотеке.

— Хорошо, — слегка скривив губы, процедил Эондил. — И хватит мешать заниматься другим.

Он отошел. Ларринтель победно посмотрел на нас и тоже отправился к своему месту.

— Но почему мы виноваты?! — зашептал мне на ухо Хобх. — Нужно было объяснить…

— Успокойся, — я пихнула его в бок. — Ничего ты не объяснишь. Ты еще не понял, что мы не нравимся эльфам?

— Почему?

— Да откуда мне знать? Давай пиши лучше, пока опять не докопались до нас…

Время до ужина пролетело быстро. Пока Хобх заполнял свой и мой конспекты, я потихоньку расставляла оставленные на столах книги по местам. Вот правда длинноухие засранцы принялись переставлять книги на полках, так что к ужину с порядком я не успела. Но ничего, на память я не жалуюсь… Месть должна подаваться в холодном виде.

На ужин эльфы тоже опоздали, пришли слегка запыхавшиеся, но с довольными рожами. Уселись за свой столик, ехидно поглядывая в нашу сторону.

— Так, заканчивай и пошли, — я потянула Хобха из-за стола. — Что-то мне их улыбки не нравятся…

— Почему? — Хобх быстро допил чай и поднялся.

— Почему — пока не знаю, но вот не нравятся и все…

Почему — я поняла, только вернувшись в библиотеку. Да, потрудились эти придурки на славу — опустошили четыре шкафа, раскидав все книги по полу. В библиотеке была тишина и царил полумрак — половина светильников была потушена.

— Ну часа три мы тут провозимся, — я слегка пнула одну из книг.

— Но кто это сделал?!

— Подозреваю, что это были неупокоенные души умерших здесь студентов, — слегка приглушенным голосом ответила я и мрачно добавила: — После полуночи они разрывают задержавшихся в библиотеке и высасывают у них кровь…

— К-к-какие души? — шепотом спросил побледневший Хобх.

— Мерзкие твари, ледяные, как дыхание Русса, они ненавидят живых, — сделав страшные глаза, ответила я. — Они притворяются тенями на полу и медленно умерщвляют того, кто неосторожно подойдет поближе…

— Чии! — Хобх вцепился в меня. — Давай уйдем отсюда! — Его начало трясти от страха.

— Ладно, я пошутила, — уже в полный голос сказала я. — Отцепись и давай убирать тут.

— Зачем ты так шутишь? — плаксиво спросил Хобх. — Так кто все-таки это сделал?!

— Кто-кто… Однокласснички наши… — я махнула рукой. — Твари ушастые…

— Зачем? — Хобх уставился на меня. — Что мы им сделали?

— Я же говорила, — я наклонилась и подняла несколько книг. — Не нравимся мы эльфам. Прими это как должное. Давай расставим и спать пойдем.

— Может, расскажем учителю Эондилу? — Хобх тоже принялся собирать фолианты. — Пусть он их тоже заставит помогать нам.

— Ты не понял? Он не только не заставит, но еще и мы виноваты будем.

Через пару часов мы закончили и присели отдохнуть. От постоянных наклонов слегка побаливала спина и ныли руки. Когда собрались уходить, черт меня дернул еще раз проверить всю библиотеку…

— Пидарасы… — вырвалось у меня при виде кучи книг, сваленных позади шкафов, в самом темном углу. — Хобх! Иди сюда, тут еще работка есть!

— О нет! — Хобх обреченно посмотрел на кучу. — Это еще часа два… И так уже поздно…

— Не ной, как говорил мой учитель — нам лунный свет работать не мешает. Быстрее сделаем, быстрее пойдем спать…

— Все! — выдохнул Хобх, засовывая в шкаф последнюю книгу. — Закончили…

— Угу, — согласилась я, внимательно оглядываясь. — Теперь еще раз пройдем между шкафами и домой.

— Зачем? — плаксиво спросил Хобх. — У меня уже руки не поднимаются…

— Затем, чтобы завтра от Эондила не попало… Твой левый ряд, мой правый. Не тормози, я тоже устала и хочу спать…

Быстро обойдя библиотеку и поправив пару столов, мы закрыли за собой двери. Всё. Мучения закончились — теперь смыть с себя книжную пыль и спать, спать, спать… Так, не поняла? Кто это там маячит возле нашей комнаты? Неужели опять этот длинноухий? Ну точно, он…

Возле нашей комнаты стоял Ларринтель. Увидев нас, он отлип от косяка и преградил мне дорогу:

— Ну что, ты не передумала насчет моего предложения?

— Знаешь, в моем родном языке — русском, есть слово из трёх букв, обозначающее отрицание, — я отпихнула эльфа с дороги. — Это слово «нет». Но пишется и произносится оно по-другому…

— Ты пожалеешь! — он злобно оскалился. — Я постараюсь, чтобы ты с позором вылетела из Академии…

— Я б тебя послала, да вижу, ты уже оттуда, — я открыла дверь и, пропустив Хобха вперед, зашла сама, оставив Ларринтеля в ступоре осмысливать мою словесную конструкцию.

— Как он меня уже достал… — простонала я, заваливаясь на кровать и уставясь в потолок. — Может, убить его?

— Чии! Не говори так! — ко мне подскочил Хобх. — За убийство эльфа сдирают кожу и сажают на кол!

— А за убийство человека? — я повернула голову в его сторону. — Тоже на кол?

— Да нет… — успокоился Хобх и уселся рядом. — Штраф или в тюрьму на пару месяцев…

— И тебя ничего в этом не напрягает?

— Что меня делает? — ошалел Хобх. — Чии, извини, но я родился в бедной семье, и не понимаю половину того, что ты говоришь…

— Ох… — я закатила глаза. — Ладно, я имела в виду, тебе не кажется странным такое различие в наказании?

— Ну… — Хобх пожал плечами. — Так было всегда…

— Всегда… — я потянулась и спихнула Хобха с кровати. — Ладно, пойду в купальню и спать.

— А? — Хобх поднялся с пола, потирая зад. — Извини, что сел на твою кровать…

— Блииин, как хорошо! — я растянулась на кровати. — Вот так бы лежать и лежать…

— Ага, — согласился Хобх. — Мне эти книги сниться будут. Чувствую, завтра спина и руки будут болеть…

— Ничего, поболят и перестанут. Ладно, гаси свет.

— Ох… — он слез с кровати и погасил освещение. — Спокойной ночи.

— Хобх! — уже в темноте обратилась я к соседу. — Я на завтрак не пойду, лучше полчаса лишних посплю…

— Может, тебе сюда принести?

— Если получится, то принеси один чай. Все равно ту бурду я не смогу съесть.

— Хорошо, буду уходить на завтрак, я тебя разбужу.

— Спасибо…

12

…Динь-динь… Динь-динь… Как этот звонок уже достал! Семь утра… Я накрыла голову подушкой, но перезвон проникал сквозь это слабое подобие препятствия. Вот и Хобх завозился — сейчас встанет…

— Чии! Чи-и… — меня осторожно трясли за плечо. — Чии, тебе только чай?

— Угу…

Слегка хлопнула дверь, значит, почти восемь — Хобх пошел на завтрак, можно вставать. На завтрак я не ходила, есть ту утреннюю бурду было выше моих сил — каждое утро Хобх приносил мне из столовой чай. Пока он завтракал, я заправляла кровать и приводила себя в порядок…

Прошло уже два месяца с нашего поступления в Академию. Занятия сильно отличались от земных — учителя бодро читали лекцию, затем давали задание на самостоятельную подготовку. Каждый день первым делом часть урока начиналась с краткого опроса по прошлой теме. Поэтому все свободное время мы проводили в библиотеке — разыскивая книги по темам, которые были на лекциях. Когда я вежливо поинтересовалась у Эондила, почему это так все идет, он, немного пожевав губами, дал ответ.

— Вы будущие маги и учитесь самостоятельно добывать информацию.

Поэтому мы с Хобхом для облегчения труда разделили темы пополам и потом просто переписывали друг у друга найденный материал. Заодно я вволю копалась в старых магических фолиантах в поисках интересной для меня информации и подбирала материал для будущих гадостей. В одной ветхой книге я заметила пару пустых страниц и безжалостно выдрала их, потом засунула эти листы на шкаф Хобха, слегка присыпав пылью. Нужную мне информацию я запоминала хорошо, но приходилось постоянно изображать тупость. Так что выше официальной тройки я никогда не поднималась, незачем эльфам знать мои действительные способности. С Хобхом проблем не было, он учился на твердую четверку, но особенно доставали остроухие сокурсники — мелкие пакостники… С другими курсами мы встречались только в столовой на обеде или в библиотеке. Они на нас внимания практически не обращали — ну мне так даже и лучше. В основном преобладали эльфы, людей было ничтожно мало. И наш курс был самым малочисленным — на остальных было от десяти до пятнадцати учеников…

— Я тут! — зашедший Хобх поставил чай на стол. — Зря не пошла на завтрак…

— Достал уже! — я закатила глаза. — Есть эту бурду я не в состоянии… Что там первой парой?

— «Правила стихотворного сложения в третью эпоху», — зашелестел расписанием Хобх.

— Мать моя женщина, — меня скривило, как от зубной боли. — И на кой нам правила стихосложения?! Мы что, будущие поэты???

— Но, Чии! Эондил ведь объяснял, что мы должны быть разносторонне развитыми личностями!

— Не начинай, разносторонне развитая личность, — я передразнила интонацию Эондила и добавила, выпив чай: — Ладно, пошли…

К моему большому удовольствию, лекция не состоялась, вместо этого нас отвели в лабораторию и огорошили:

— Сегодня я проверю у вас создание иллюзий, — Эондил хмуро посмотрел на нас. — За месяц вы должны были выучить это заклинание. Теперь каждый из вас создаст любую страшную иллюзию.

— Я! Я первый! — вскочил Ларринтель. — Учитель, позвольте?

— Приступай, — ласково улыбнувшись, кивнул Эондил. — Покажи нам какую-нибудь тварь.

— Я покажу Змея Подземелий! — гордо провозгласил Ларринтель. — Я вычитал о нем в древних фолиантах.

Он прикрыл глаза и напрягся. Перед нами возникло слабое марево, которое медленно трансформировалось в огромную змеиную голову, которая скалилась на нас тремя рядами острых зубов. По мне, выросшей на ужастиках, ничего особенного, а вот Хобх явственно вздрогнул.

— Молодец! Отлично! — Эондил пару раз хлопнул в ладоши и развеял иллюзию. — Теперь посмотрим, что нам покажет Астрель.

— Я покажу Демона, — с усмешкой посмотрев на Ларринтеля, вышел вперед Астрель. Перед нами так же появилось марево и превратилось в красного мужика с рогами и крыльями. Демон раскрыл рот и высунул длинный раздвоенный язык.

— Замечательно! — Эондил опять похлопал. — Ну посмотрим, что покажет нам Хобх…

Хобх только с третьего раза показал нам иллюзию какой-то пятнистой собаки с головой орла.

— Да-а-а — разочарованно протянул Эондил. — Плохо, Хобх, плохо… На грифона не похоже. Где львиное тело? Где крылья? Плохо! Посмотрим, что нам покажет Чиисами? — снисходительно спросил он.

— Я постараюсь показать нечто, что обитает в Северных болотах, — я начала врать, скромно потупив взгляд. — Встреча с этим существом всегда заканчивается его победой…

— Давай, показывай, — прервал меня Эондил и откинулся на спинку стула. — Я, хе-хе, надеюсь, это не земляной червь?

— Нет, — я отрицательно покачала головой и постаралась создать максимально точную иллюзию Чужого…

Чужой повернул голову в сторону учителя и открыл пасть…

— Пресветлая Дева!!! — едва увидев вторую пасть, запустил в нее фаерболом Эондил. — ЧИИСАМИ! ЧТО ЭТО БЫЛО?!

— Болотный Чужой… — сказала я первое, что пришло в голову. Учитель вытирал выступивший пот со лба, мои одноклассники осторожно выглядывали из-под столов.

— И это водится у вас в болотах? — Эондил обессиленно опустился на стул.

— Да, учитель, — почтительно произнесла я. — Изредка они забредают в поселки и производят полное опустошение. Это ночные твари…

— Почему о них ничего не известно? — Эондил щелкнул пальцами и перед ним появился большой том, который он начал перелистывать.

— Их мало кто видел, учитель, — я пожала плечами. — Все встречи обычно заканчиваются смертью… Свидетелей практически не остается…

— Нашел! — Эондил вчитался. — Эта тварь называется Малый болотный Грасс, — он показал нам картинку. Немного похоже, но мой Чужой более реалистичный. После того как все насмотрелись, он поднялся: — Все сдали зачет. Ларринтель и Астрель — отлично, Чиисами — хорошо, Хобх — удовлетворительно. Да, Хобх, тебе нужно больше прилежания и усердия в изучении магии. Свободны!

— Чии, а эти твари в самом деле водятся у вас? — на обратном пути спросил меня Хобх.

— Ага, учитель Эондил показал же тебе его описание, — я кивнула и спросила. — Хочешь его вживую увидеть?

— Нет! — Хобха передернуло. — Я к вам ни ногой!

— Я забыла сказать, — немного притормозив, чтобы ушастые соседи могли меня слышать, я продолжила: — У этой твари есть одна особенность. Если о ней думать, то она придет к тебе ночью… Так что не вздумай о нем думать, Хобх! Понял?

— Понял, — трясущимся голосом ответил он. — Но тут же академия!

— А ему все равно, — я многозначительно закатила глаза. — В основном он приходит ночью. И магия преградой не является. Его слизь остается везде, к чему он прикоснется…

— Хватит, — простонал Хобх, — не надо больше о нем!

Украдкой оглянувшись, я увидела бледных эльфов, напряженно прислушивающихся к нашей беседе. Что ж, сегодня им предстоит бессонная ночка — я постараюсь… В течение дня я старательно нагнетала обстановку. У моих одноклассников уже все валилось из рук, и они вздрагивали от каждого шороха. Хобх не отходил от меня ни на шаг. За ужином я утащила стакан киселя в свою комнату. Затем встала в коридоре возле двери. Хобх, нервничая, стоял рядом:

— Чии! Чего мы ждем? Пошли в комнату!

— Подожди…

— Ну, Чии!!!

— О! Идут!

— Кто?! — Хобх в ужасе вцепился в меня. — Кто идет?!

— Соседи, — проворчала я, стараясь отцепить его руки. — Да отпусти меня!

Дождавшись, когда эльфы подошли поближе, я открыла дверь и громко произнесла:

— Ты, Хобх, не бойся! Главное, не думай о Болотном Чужом, и он не придет. Все понял? — с этими словами я впихнула Хобха в комнату и закрыла за нами дверь.

— Теперь часок подождать и можно начинать, — я потерла руки, усаживаясь за стол.

— Что начинать?! — Хобх мгновенно очутился рядом. — Ты о чем?

— Да так, — я удивленно посмотрела на него. — Хобх! Ты что, испугался?

— Н-н-нет, — он помотал головой и сел рядом. — Просто неуютно…

Ну-ну, неуютно ему. Сам трясется как осиновый лист на ветру и осторожно под кровать косит — там же темно… А если мы сделаем так — из-под его кровати выглянул кончик хвоста…

— Пресветлая, сохрани!!! — громкий вопль Хобха оглушил меня, затем я оказалась на своей кровати — Хобх вжался в угол, прикрываясь мной.

— Хобх! Твою мать! — я попыталась освободиться. — Да отпусти ты меня!

— Чии! Там! Там! — он был весь белый, в глазах плескался ужас. — Там эта тварь!

— Нет там никого! Показалось тебе! — я умудрилась вырваться из его цепкой хватки и слезла на пол. — Видишь, нет тут никого… — Пошутила, блин…

— Но… Я же видел хвост!

— Показалось — скучным голосом ответила я. — Сам посуди, откуда Болотный Чужой тут возьмется? Он же на Северных болотах обитает.

— Но ты говорила…

— Да мало ли что я говорила! — я прервала его. — Тут никого нет! Понял?

Хобх только кивнул, с опаской смотря на свою кровать. Тяжело вздохнув, я направилась в уборную.

— Чии! Ты куда?! — он тут же снова вцепился в меня. — Не уходи!

— Блин, Хобх! — я попыталась освободить руку. — Я сейчас приду!

— Я с тобой!

— Хобх! — я пристально посмотрела на него. — Я иду в туалет!

— Я с тобой! Не бросай меня!

— Куда со мной?!

— В туалет, — ничего не соображая от страха, ответил он. — Не оставляй меня одного!!!

— Хобх! — я встряхнула его. — Я с тобой в туалет не пойду! Ты думай, что говоришь!

— Но…

— Никаких но! — отцепив Хобха, я закрыла за собой дверь уборной.

РРРРРРРР!!! За дверью раздавались стоны Хобха, он шкрябал дверь и постоянно спрашивал:

— Чии! Ты скоро? Тебя не съели? Ну когда ты выйдешь???

— Достал уже тут выть! — я распахнула дверь.

Он тут же вцепился в меня и принялся ощупывать:

— Ты цела? Тебя не покусали? Ты почему молчала?!

— Хобх, извращенец! Кончай меня щупать! — я с силой отпихнула его. — Приди в себя, идиот!

В его глазах промелькнула искра разума и он покраснел:

— Извини, — он уставился в пол и спрятал руки за спину.

Покачав головой, я подошла к столу и взяла стакан с киселем. Затем открыла входную дверь и вышла в коридор.

— Чии! — чуть было не испортил все своим воплем Хобх.

— Заткнись! — прошипела я, осторожно подходя к двери соседей. Потом меня осенило. — Хобх! — шепотом позвала я.

На трясущихся ногах, постоянно озираясь, он подошел ко мне.

— Слушай! — я зашептала ему на ухо. — Ты умеешь выть, как волк?

Он только кивнул, в немом изумлении уставившись на меня.

— Тогда, как только я поскребу в дверь, ты издашь волчий вой.

— Зачем?

— Нужно! — строго сказала я, осторожно намазывая ручку киселем и остаток вылила в щель под дверью. Затем поскреблась в дверь и пихнула Хобха. Тот издал такой вой, что я даже присела. Из комнаты донесся двойной вопль ужаса. Улыбнувшись, я схватила Хобха за руку и одним прыжком оказалась в своей комнате, мгновенно заперев дверь.

— Сделал гадость — сердцу радость! — продекламировала я и повернулась к Хобху. — У наших соседей будет бессонная ночка!

— Почему?! — Хобх напрягся.

— К ним при… — я вовремя прикусила язык, иначе и мне поспать не удастся. — Да так, просто подумалось… Давай, спать пора.

— Спать будем при свете! — тут же отреагировал Хобх.

— Спать будем в темноте! — отрезала я и, вытащив ночнушку, отправилась в купальню. — И не вздумай ломиться в дверь!

Сделав свои дела, я вышла в комнату. Хобх так же и стоял на одном месте, по-моему, он даже старался дышать потише.

— Иди, мойся, — пихнула его в сторону купальни. Как только за ним закрылась дверь, я нырнула под одеяло и блаженно прикрыла глаза. Можно сказать, день прошел удачно. Вскоре вернулся Хобх и тоже забрался под одеяло.

— Хобх! — позвала я. — Ты забыл свет выключить…

— Нет, — приглушенно ответил он. — Не забыл.

— Тогда гаси!

— Нет!

— Да!

— Нет!

— Мне самой встать? — спросила я и, не дождавшись ответа, с тяжким вздохом вылезла из-под теплого одеяла и прошлепала к выключателю. Погасив свет, я вернулась обратно и легла. Вернее попыталась лечь, но в кровати уже кто-то был.

— Ты, чудовище! — раздраженно произнесла я. — Ты чего тут забыл?!

— Я буду спать с тобой! — стуча зубами произнес Хобх.

— Выметайся! — я сдернула одеяло. — Я буду спать одна!

— Ну, Чии! — заныл он. — А вдруг он придет!

— Не придет, — отрезала я и соврала: — У меня есть оберег от него…

— АААА! — вцепился он в меня. — А он тогда меня сожрет! Дай и мне оберег!

Проклиная свою шутку с хвостом, я покопалась в тумбочке и, найдя какую-то хрень, вручила ее Хобху.

— Вот! Держи! И вали в свою кровать!

— Спасибо-спасибо-спасибо! — забормотал он. — Если тебя сожрут, я передам твоим родным, какая ты была добрая!

— Я просто счастлива, — пробормотала я и, дождавшись, когда Хобх уберется, завалилась обратно.

— Чии! — из дремы меня вырвал вопль Хобха. — Чии!

— Ну что еще?! — раздраженно спросила я.

— А как им пользоваться?

— Чем?

— Оберегом! — плаксиво сказал Хобх.

— На лоб себе положи! — злобно ответила я и отвернулась к стене…

13

Следующее утро разбудило меня перезвоном колокольчиков и сдавленными стонами моего соседа. Нехотя открыв один глаз, я повернула голову в сторону Хобха… Только теперь я поняла, что за оберег я вчера выдала — кусок свечного воска, бог знает как оказавшегося в моей тумбочке. За ночь воск растаял и залил лоб и глаза Хобха.

— Мне выели глаза!!! — ощупывая лицо, завопил Хобх. — Чии!!! Чии!!!

— Да тихо ты! — откинув одеяло, я подскочила к нему и принялась счищать воск с лица. — Успокойся!

Хобх заткнулся и только напряженно сопел.

— Все! — я сняла остатки с глаз. — Открывай глаза, страдалец…

Тот с трудом разлепил ресницы, и я увидала его испуганный взгляд.

— Я и в самом деле решил, что Болотный Чужой выел мне глаза, — плаксиво сообщил он.

— Иди, мойся, — я уселась на свою кровать. — Весь сон сбил… Может, на завтрак сходить?

— Конечно иди, — обрадовался Хобх. — Только меня подожди! — он быстро юркнул в купальню…

Попивая пустой чай, я бросала взгляды на вход в столовую в ожидании эльфов. Наконец, под самое окончание завтрака, они явились — помятые, всклокоченные, глаза красные от недосыпания. Сразу видно — ночка для них была еще та. Но ничего, у меня фантазия богатая, гадостей я могу придумать еще много…

— Сегодня у вас замечательный день! — торжественно произнес Эондил, сочувственно глядя на невыспавшихся эльфов. — Ведь именно сегодня вы определите свою дальнейшую специализацию. Ибо за эти два месяца вы поняли, что маг должен сам добывать знания. Кое-что вы уже выучили сами и довольно неплохо. А с завтрашнего дня у вас начнутся практические занятия. Ну а теперь по одному ко мне!

Ну как всегда наши остроухие сокурсники пошли первыми.

Каждый подходил к столу, выпивал бокал какого-то остро пахнущего травами настоя и брал в руки пирамидку из странного материала. Легкий холодок пронизывал тело, и пирамидка, ярко засияв, окрашивалась в разные цвета.

Оба эльфа оказались склонны больше всего к лечебной магии, Хобх к боевой, а со мной случилась заминка. Пирамидка засияла, если так можно сказать, черным. Учитель Эондил даже застыл от удивления, затем забрал у меня пирамидку и заставил выпить еще один стакан травяного пойла. После чего эксперимент повторили — с тем же результатом.

— Чиисами, а ты где родилась? — внимательно глядя на меня, спросил Эондил.

— Не знаю… — я пожала плечами, в самом деле, что сказать?

— А приехала откуда?

— Из Западного приграничья…

— Так! — Эондил посмотрел на остальных. — Марш по комнатам и заниматься! Чиисами, а ты иди за мной.

Эондил шел очень быстрым шагом, почти бежал — я еле поспевала за ним. Вскоре он остановился перед какими-то дверьми и, сделав знак ждать его здесь, скрылся за ними. Ожидание затянулось на полчаса, вскоре он позвал меня внутрь. Там уже сидел магистр, перед ним стояла пирамидка и лежала знакомая по поступлению книга.

— Подойди, Чиисами, — ласково проговорил магистр. — Не бойся.

После этих слов мне стало немного не по себе.

— Это не я! Я ни в чем не виновата! — по привычке заныла я. — Я больше не буду!

— Чего не будешь? — растерялся магистр.

— Ничего не буду! — приложив руки к груди, клятвенно пообещала я.

— Стоп! Тихо! — магистр поднял руки. — Не путай меня. Скажи, кто твои родители?

— Я не знаю, магистр! — я почтительно поклонилась. — Я росла сиротой.

— Угу, — неопределенно промычал магистр, глядя на Эондила. — Где эпльс?

— Вот. — Эондил почтительно подал стакан со знакомым мне пойлом.

— Спасибо, а теперь оставь нас наедине. — Дождавшись, когда за Эондилом закрылась дверь, он протянул стакан мне. — Выпей, Чиисами.

Поморщившись, я проглотила и эту порцию.

— А теперь в левую руку возьми это, — он протянул мне пирамидку. — А правую положи на Книгу…

Взяв пирамидку, я осторожно прикоснулась к книге. Пирамидка засияла чистейшим белым светом, и через секунду комната погрузилась в кромешный мрак…

— Ой! — от неожиданности я выронила пирамидку. Мгновенно стало светло.

— Значит, так… — магистр призадумался, а потом показал мне какое-то плетение. — Сделай такое же и активируй его.

Внимательно изучив плетение, я воссоздала точно такое же, правда, специально допустив пару мелких ошибок, которые Лауриенар тут же заставил исправить. Затем я активировала заклинание и ярко-фиолетовая молния разнесла шкаф с книгами… В лицо толкнуло горячим ветром, запахло тлеющим деревом и бумагой. Весь пол усыпало бело-желтым покрывалом из книжных листов. Бумажные обрывки, кружась, опускались вниз.

— Я не хотела! Это оно само! — автоматически забормотала я, но Лауриенар даже не обратил на это внимания.

— Хорошо, — магистр пододвинул к себе книгу, и мечтательная улыбка озарила его лицо. — Очень хорошо!

— А что хорошо? — тихонько поинтересовалась я, убедившись, что ругать сейчас не будут.

— Знаешь, Чиисами… — магистр вышел из-за стола и взял меня под руку. — У тебя очень редкий магический дар…

Мы стали медленно прохаживаться по кабинету, не обращая внимания на листы, устилавшие пол.

— Очень редкий, — продолжал магистр. — С сегодняшнего дня я лично буду тебя учить. Каждое утро после второй пары приходи сюда, и мы будем заниматься. Ты поняла меня, Чиисами?

— Да, магистр! — я почтительно поклонилась. — Это большая честь для меня! — я натянула восторженную улыбку идиотки.

— Хорошо. Тогда ступай и позови сюда учителя Эондила.

— Слушаюсь, — я снова поклонилась. — Господин магистр, будет ли дозволено задать один вопрос?

— Конечно, Чиисами, что ты хочешь спросить? — магистр посмотрел на меня ласковым взглядом. — Спрашивай.

— А что за редкий дар у меня?

— У тебя дар к магии Нижних пределов. Это изначальная Темная магия, а не то, что сейчас именуется темной магией, — он поморщился. — Я удовлетворил твое любопытство?

— Да, магистр! Спасибо, магистр!

— Ступай к себе.

Еще раз поклонившись, я выскользнула из кабинета. Сообщив ожидающему Эондилу, что его ждут, я отправилась к себе.

Думаю, магистра вскоре ждет сильнейшее потрясение, я ехидно улыбнулась, и потрясен он будет сразу после выпуска. А пока нужно учиться на износ — дабы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы… Да и изображать из себя туповатую девчонку придется гораздо тщательнее…


— Эондил, как идет обучение Чиисами? — магистр внимательно уставился на учителя.

— Магистр… — потерянно произнес тот, глядя на разгром, но потом спохватился. — Средне. Правда, она немного туповата… Но ведь для нашего плана это и лучше.

— План поменялся, Эондил, — магистр подошел к окну. — Теперь главной фигурой будет этот, как его? Хобх? Да, Хобх… Кстати, теперь у тебя другая задача. Теперь ты должен сделать так, чтобы Чиисами никто не мешал.

— Но…

— Никаких но! — обернулся магистр и ожег Эондила взглядом. — С этого дня она очень ценна для нас. Если потребуется, то ты будешь у нее мальчиком на побегушках. Понятно?! Кстати, а как успехи Ларринтеля и Астреля?

— Тоже весьма посредственны. Думаю, выше четвертой ступени им не подняться…

— Это не важно, они и так сыграют свою роль. Как у них отношения с Чиисами и Хобхом?

— Плохие. — Эондил слегка улыбнулся. — Как вы и приказали.

— Теперь все иначе… Пусть с Хобхом будет как раньше, но только внушите им мысль, крепко внушите, — магистр грозно посмотрел на Эондила. — Если хоть один из них посмотрит в сторону Чиисами или сделает какую-нибудь пакость, то лично я наложу на них «Юдоль Скорби»… Теперь они просто расходный материал, так что нечего с ними цацкаться.

— Даже так… Но их родственники при дворе…

— Это не надолго. — Магистр улыбнулся своим мыслям. Дай им понять, чтобы от этой девочки они держались подальше. Она гораздо ценнее, чем они и их никчемные родственнички.

— Я понимаю, что наша победа близка?

— Ты прав, Эондил, очень близка… Она будет послушным оружием в наших руках. — Магистр усмехнулся. — А то, что она туповата, это только плюс. Ступай, и не забудь про мой приказ…


— А вот и новая уборщица навоза! — ехидно проговорил Астрель, едва я вернулась в класс.

— О чем это он? — усевшись на место, я пихнула Хобха. — Какого навоза?

— Они сказали, что пожалуются учителю на наше вчерашнее поведение, — плаксиво ответил Хобх. — И за это мы пойдем на конюшни…

— А что вчера было? — я демонстративно удивилась. — Ничего и не было, только вопли из соседней комнаты мешали спать.

— Вопли?! — возле нашего стола возник Ларринтель. — Вот за эти вопли ты и получишь по самое не хочу. Я уже отписал своему отцу о твоем неподобающем поведении. Пара дней и все — вылет из Академии. — Он самодовольно улыбнулся.

— Смотри, Хобх, — я притворно вздохнула. — Вот вся их суть, чуть что, сразу бегут папочке жаловаться… Сами, бедняжки, ничего не могут…

— Да я счас тебя! — Ларринтель замахнулся, но застыл от злобного шепота Эондила, от которого даже у меня прошел мороз по коже.

— Что здесь происходит?! — немного побледневший Эондил пристально смотрел на нас.

— Они непочтительно отзывались о нас, учитель! — тут же доложил Астрель. — И вчера не давали нам спать! Накажите их…

Эондил что-то прошипел на эльфийском, отчего Ларринтель и Астрель побледнели и вытянулись по стойке смирно. Затем он перевел взгляд на нас.

— Чиисами, — в его тон можно было макать булку, настолько он напоминал сладкий и липкий мед. — У тебя сегодня самостоятельная работа. Иди, занимайся… Хобх! Ты тоже!

Недоуменно крутанув головой, я забрала учебники и, подождав Хобха, который все никак от испуга не мог собрать сумку, вышла из класса. Нам вслед донеслось ледяное шипение Эондила, который на эльфийском что-то выговаривал нашим одноклассникам.

После беседы с магистром для меня все изменилось — остроухие шарахались от меня как от огня, учитель Эондил стал приторно вежливым. Один раз я даже провела эксперимент — пришла к середине первой пары. Эондил только вежливо уточнил, почему меня не было, и спросил, не нужна ли его помощь. Услышав, что я сильно устала и просто проспала, он с сочувствием покивал головой и ничего не сказал. Хотя раньше, когда я заходила в класс сразу после него, он минут десять распинался по поводу моего поведения и в наказание заставил целую неделю после ужина убираться в библиотеке…

Теперь я каждый день ходила к магистру, и он лично обучал меня премудростям Темной магии. На его занятиях я поняла, что маги его уровня очень сильны и опасны. С ним приходилось себя очень тщательно контролировать, он постоянно устраивал какие-то проверки, которые я пока проходила… Но это требовало очень сильного напряжения.

К середине учебного года я уже далеко обогнала в магическом искусстве своих сокурсников, но благодаря постоянному притворству все считали, что я иду с ними вровень.

Практика оказалась гораздо интереснее теории, каждый день мы в лаборатории оттачивали то или иное заклинание. Пока мы изучали универсальные заклинания, которые доступны любому магу, а вот с третьего курса у нас пойдет специализация и наша группа разделится на три разных. Но я каждый день еще и училась у магистра магии Нижних пределов — я даже перерыла всю библиотеку, но нашла только отрывочные упоминания об этой магии. А еще я корпела над утащенными листами, которые хранились на шкафу Хобха. Каллиграфическим почерком, тщательно выписывая каждую закорючку, я описывала доспех Владыки и места его хранения. Сложность доставляло то, что писала я на древнеэльфийском языке, тщательно соблюдая стилистику и грамматику того времени.

Когда я закончила создавать шедевр дезинформации, я слегка потерла листы песочком и библиотечной пылью да пару дней поносила их в кармане сложенными. Как только листы приобрели более ветхий вид, я осторожно расклеила обложку старого фолианта и всунула листы туда — теперь их найдут без труда. И найдут их мои остроухие придурки — этот фолиант им скоро пригодится по истории эльфийского народа…

Как я и предполагала, через неделю на уроке истории они заметили несоответствие и разодрали обложку. Учитель истории, увидев такое отношение к старому фолианту, сначала побелел от негодования, но заметив листы и бегло просмотрев их, мгновенно убежал. Думаю, мои зернышки дезинформации попали на благодатную почву, ибо сегодня на занятиях магистр был слегка рассеян и даже отпустил меня пораньше…

14

— Чиисами, ну что за корявое плетение! Сосредоточься! — магистр Лауриенар отечески смотрит на меня. — Ты же можешь, вот вчера у тебя было просто прекрасное плетение!

Я стою на полигоне и отрабатываю боевые заклинания. Перед каждым использованием я показываю рисунок магистру.

— Вот, уже лучше! — магистр кивает головой. — Можешь использовать.

П-Ш-Ш-Ш… БАБАХ!!! Мишень разлетается на мелкие куски. Как ни странно, все мишени имеют вид человека, не эльфа и не тролля, а именно человека…

— Молодец. Давай закрепим и попробуем следующее.

Вот уже четыре месяца, без единого выходного, я постоянно изучаю боевые заклинания. И все они нападающие. И все из магии Нижних пределов — как я поняла, у эльфов об этой магии знают считаные единицы, а владеющих вообще никого… Не могут они воспроизводить такие узоры, вернее, могут, но выходит только пшик…

Вообще, магия Нижних пределов очень легко мне дается, вот только сложно это скрывать — спасает созданное мнение о рассеянности и туповатости. Вот и вчера мое заклинание получилось просто идеально, что довольно сильно обрадовало магистра.

Они спешат. Сильно спешат — у меня практически нет свободного времени. Постоянно провожу время на полигоне под руководством магистра или боевого мага. Правда, относятся ко мне с отеческой заботой — никогда не повышают голос и постоянно потакают моим маленьким капризам. Но я сильно не наглею. Я еще не до конца разобралась в ситуации, но уже ясно, что я — основная козырная карта в колоде магистра.

— Молодец, Чиисами! — магистр радостно улыбается. — Думаю, на сегодня мы закончим. Кстати, ты хочешь получить первую ступень досрочно?

— Да, магистр! — я делаю счастливое лицо. — А как?

— В ближайшее время тебе предстоит мне помочь в одном деле. И по результатам этого я присвою тебе первую ступень.

— Спасибо, магистр! — Пока я строю тихую, примерную и туповатую девочку, сволочь внутри меня офигевает от происходящего.


Еще через месяц меня лично выдернул из постели Эондил, и я предстала перед магистром.

— Чиисами, присаживайся, — он выглядел осунувшимся, глаза лихорадочно блестели. — Помнишь, я спрашивал тебя о досрочном присвоении тебе первой ступени?

— Да, магистр! — Я с трудом скрываю зевоту.

— Ты достаточно хорошо владеешь начальной магией пределов, — он выходит из-за стола и оказывается напротив меня. — Скажи, ты мне доверяешь?

— Конечно, магистр! — я вскакиваю и делаю почтительное лицо. — Вы для меня как отец!

— Спасибо, Чиисами, — он слегка улыбается, но в глазах стоит ледяной холод. — Тогда сегодня тебе придется употребить все свои знания.

— Я готова, магистр!

— Сейчас наденешь вот это платье, — магистр жестом распахивает шкаф. — Затем ты пойдешь со мной и, когда я тебя представлю, ты должна постараться уничтожить этого эльфа и его сопровождающих. Я, конечно, тебя прикрою, но помни, у тебя будет возможность нанести только один удар…

— Но, магистр! — я слегка отшатнулась. — Я не могу поднять руку на эльфа! Я давала клятву!

— Не беспокойся… Это ведь МОЯ просьба, — с нажимом произнес он.

— Хорошо, магистр! — я сделала вид, что колеблюсь. — Ради вас я готова на всё.

— Тогда переодевайся, у нас мало времени. Не буду тебя смущать, — магистр вышел.

Вот жопа! Интересно, что он задумал? — в голову лезли невеселые мысли, пока я переодевалась. Ну, положить пару эльфов — это для меня не проблема, я очень хорошо владею магией Нижних пределов. И уже не начальной магией, как они думают, а скорее всего третьим или четвертым уровнем. Древний фолиант, неосторожно отданный мне в пользование, прочитан мною практически до половины, но эльфы этого не знают…

— Ты уже готова? — магистр заглянул в кабинет. — Чиисами, ты просто красавица!

— Спасибо, магистр! — я засмущалась.

— Пойдем. А теперь сосредоточься! — он взял меня под руку. — Выбери самое мощное из того, чему тебя учили, — «Удар Хаоса» или «Пламя нежити»…

Мы идем по академии. Через пару минут я уже догадываюсь, куда мы идем — в Главный зал. А вот и сам зал. Двери распахиваются, и мы заходим. Там несколько эльфов, в основном кучкуются у одного высокого, в расшитом золотом камзоле, с надменным и властным лицом…

— Ваше величество! — начинает магистр, пихая меня вперед. — Позвольте вам представить самородок нашей Академии!

С этими словами он слегка толкает меня в спину. Вот оно что! Смена власти! Ну сейчас я выдам, но только не то, чему учили…

— И что же это за самородок? — король поворачивает заинтересованное лицо. Встречается со мной взглядом и бледнеет, вскидывая руки. — Стр…

Больше он ничего не успевает. Я выбрасываю руку вперед, и стоящие исчезают в багровом облаке. Я чувствую, как магистр держит перед нами щиты…

— Чиисами! — трясет меня магистр. — Ты что использовала?!

На месте эльфов стоят скелеты в одежде. Вот их кости начинают рассыпаться и через пару мгновений на полу лежат только несколько кучек тряпья…

— Не помню, я хотела «Пламя нежити»! — пищу я, всхлипывая. Нет, я-то все помню, но знать это им необязательно. — Я испугалась, и оно само вот так!

Из глаз у меня начинают течь слезы.

— Ну все, успокойся! — магистр гладит меня по голове. — Ты все хорошо сделала!

Успокойся… Каких трудов мне стоило слезу пустить, а он — успокойся! Хорошо, что еще от смеха удержалась — у магистра было такое глупое лицо…

В зал заходят несколько эльфов. Они собирают одежду и выносят ее. Один из них подает магистру медальон.

— Спасибо, Энделин! — кивает магистр и надевает медальон. — Теперь объявите о несчастном случае. Всё, как и договаривались.

Тот кивает и уходит.

— Пойдем, Чиисами, — магистр уводит меня из зала. — Я отведу тебя в комнату, и ты поспи. На сегодня и завтра я освобождаю тебя от занятий. Отдохни.

Я бреду, еле переставляя ноги и пошатываясь, изображая полный упадок сил. Дождавшись ухода магистра, я сажусь на кровати — в комнате я одна, Хобх на занятиях и до обеда его не будет. Интересно, магистр решил стать королем. С чего бы это? Но, думаю, после этого случая отношение станет намного лучше. Удачно вышло — испытала новое заклинание на самих эльфах по их же просьбе, Слаю рассказать, так он обхохочется! Стоп, стоп, стоп… А вот это, боюсь, плохо — меня же теперь не выпустят из академии на каникулы… Ладно, что-нибудь придумаю, а сейчас у меня два законных выходных. Все два дня я отсыпалась и гуляла в академическом саду. Вот чего у эльфов не отнять, так это их умения работать с растениями. Сад просто великолепен, душа отдыхает, даже когда просто гуляешь по аллейкам.

Через пару дней мне официально присвоили первую ступень без сдачи экзаменов. А еще через неделю нам объявили, что мы переведены на второй курс и с завтрашнего дня начинаются каникулы.

Как я предполагала, перед началом каникул меня вызвал магистр.

— Ну, Чиисами, — начал он, улыбаясь. — Поздравляю тебя с переходом на второй курс. И у меня есть для тебя замечательная новость! Так как у тебя никого нет, я распорядился, чтобы ты на время каникул жила в академии. Все-таки в столице очень дорогое жилье.

— Большое спасибо, магистр! — я слегка поклонилась, пряча глаза. Старый мудак! — Я вам очень благодарна!

— Я так и знал. — Он откинулся в кресле. — У меня для тебя еще есть подарок.

— ???

— Держи, — он протянул мне кожаный мешочек. — Тут сотня золотых. Можешь их потратить на что угодно.

— Спасибо, магистр! — Я натянула самую восхищенную улыбку, которую только смогла изобразить.

— И еще кое-что, — он вышел из-за стола, подошел ко мне и надел на руку золотой браслет в виде змейки с рубиновыми глазами. — Это тебе подарок лично от меня.

— О-о-о! — я изобразила бурную радость. — Магистр!!!

— Ну-ну! — он потрепал меня по щеке. — Я же знаю, что любят молодые девушки. Иди, отдыхай.

— Магистр Лауриенар, а можно мне будет сходить на рынок? — Я замерла в ожидании.

— Конечно, сходи, — он улыбнулся. — Я же вижу, что тебе не терпится потратить золотые.

— А то платье… — я не договорила.

— Оставь себе, оно тебе очень идет.

Поклонившись, я выскочила за дверь. Так, главное — разрешение получено. Теперь осталось предупредить Слая, что за мной могут следить — ну не верю я в щедрость эльфов… Думаю, неспроста он мне браслет подарил…


Утром я вышла из ворот академии. И сразу же увидела Слая, сделав большие глаза, демонстративно вздернула голову и направилась в сторону рынка.

Немного побродив по торговым рядам, я закупила кучу всякой мелочевки и зашла в харчевню. Заняла угловой столик и заказала легкий завтрак. Пока несли заказ, в харчевню зашел Слай и, увидев меня, направился в мою сторону.

— Леди, у вас свободно?

— Да, — ответила я, показывая глазами на браслет. — Присаживайтесь.

Слай сел и распростер ладонь над браслетом. Затем широко улыбнулся:

— Все нормально. Это обычный браслет. Здравствуй, Чии!

— Слай! Я так рада тебя видеть! Как ты?

— Все просто отлично. Дроу собрали новый ковен и ждут твоего возвращения. Тролли тоже готовы к действиям. Слух о доспехах распустили — недавно тут был государственный переворот…

— Знаю. — Я хитро посмотрела на Слая. — Я принимала в нем самое непосредственное участие.

— Да?! — удивился Слай. — Расскажи!

За завтраком я ему все подробно рассказала.

— Вот значит как… — задумчиво протянул Слай. — Тебя к чему-то готовят… Магия Нижних пределов… Будь осторожна, теперь тебя будут держать на коротком поводке.

— Я уже догадалась. Нужно как-то определить способ связи, я не смогу каждый день покидать академию…

— Я предусмотрел такой вариант, — Слай встал и сгреб мои свертки. — Пошли.

Несколько минут плутания по торговым рядам и мы в неприметной лавчонке, торгующей всякими ленточками, булавками и прочей мишурой.

— Приветствую вас! — нас встретил пожилой дроу. — Чем могу быть полезен?

— Здравствуй, Схан! — улыбнулся Слай. — Как твои дела?

— Слай?! — неверяще уставился на него дроу. — Давненько ты не появлялся…

— Ты снова нужен Тьме, — Слай слегка прищурился. — Возвращение Владыки близко.

— Владыку уничтожили год назад… — сгорбился Схан. — Тебе ли этого не знать? Следующее его появление через сто лет.

— Открой глаза, Схан, — Слай наклонился к нему. — Ты ведь лучший Видящий среди дроу.

— И что я должен увидеть? — едко отозвался Схан. — Уж не хочешь ли ты сказать, что эта девчонка…

Он осекся и уставился на меня. Затем глаза его широко распахнулись:

— Владычица! — он низко поклонился. — Прошу простить меня!

Распрямившись, я удивилась произошедшим с ним переменам — он, казалось, помолодел на несколько лет, в его движениях, прежде угловатых, появилась кошачья грация.

— Что требуется от меня?

— На данный момент Владычицу зовут Чиисами и она обучается в академии, — начал Слай. — Твоя задача — обеспечить ее безопасность, когда она будет покидать академию. Дополнительно ты послужишь связным.

— Эльфы обучают вас?! — Удивление было настолько велико, что я не удержалась от смешка.

— Тебя это удивляет? Они ведь не знают, кто я… Но речь не об этом. У меня нет возможности часто покидать стены академии, поэтому мне нужен надежный связной.

— Вы всегда можете рассчитывать на меня, Владычица!

Обговорив способ связи, на прощание Схан подал мне еще два пакета. Загрузив Слая, я отправилась обратно в академию.

Мои ожидания скуки и безделья не оправдались. Через пару дней меня вызвал магистр:

— Чиисами, ты себя нормально чувствуешь? — поинтересовался он.

— Да, магистр…

— Тогда почему ты не приходишь на занятия?

— Простите, магистр! — я сделала испуганный вид. — Но ведь вы ничего не говорили… И я…

— Ничего, не пугайся так, — он подошел и приобняв, поцеловал в лоб. — Тут и моя вина… давай поступим так, каждый день, к двенадцати часам, ты будешь приходить сюда, и мы будем заниматься дальше.

— Конечно, магистр! Как скажете, магистр! — я аккуратно освободилась и попятилась к двери. — Я могу идти?

— Иди, — ласково улыбнулся он.

15

Вот и начался новый учебный год. На первый курс поступило восемь эльфов и ни одного человека. За лето мне удалось сходить на рынок еще несколько раз. Схан передал мне несколько учебников по Темной магии, которые были замаскированы под безобидные романы. Обещанная специализация с третьего курса началась для меня со второго, и вдобавок к этому меня переселили поближе к магистру в отдельную комнату…

Магистр опять спешит. Вернее не магистр, а король, но по привычке я зову его магистром — он не обижается, или делает вид, что не обижается. По крайней мере, он не высказывает своего неудовольствия. Он натаскивает меня каждый день, без выходных. Он и сам работает на износ — весь осунулся, но держится бодро. Мне даже его немного жаль…

У меня теперь особый статус — я могу зайти к магистру в любое время, что бы он ни делал — он бросает все дела и объясняет, что мне непонятно. В академии мне позволено практически всё. Я уже практически уверена в том, что он задумал. Замысел у него грандиозный — объединить три эльфийских королевства в одну империю и подчинить себе Уршш. Я ему нужна как послушное орудие его воли. А еще он ищет доспех Владыки.

Я полностью изучила первую часть учебника магии Нижних пределов. Второй части нет ни у кого. Да и эта часть сохранилась чудом. Поэтому я практикуюсь в Темной магии, замаскировав это под усвоение магии пределов… Каждый день я, под руководством и прямым наблюдением магистра, накладываю странные заклинания на маленький стилет. Магистр показывает очень сложные плетения, которые я должна вложить в сталь. По одному плетению в день, после чего магистр забирает стилет и куда-то его уносит. На мой вопрос, зачем это нужно, он только улыбнулся и ответил, что просто проводит со мной практику…

— Буэээ… — Меня снова вывернуло наизнанку.

На алтаре лежит тело. Человек еще жив — в раскрытой грудной клетке видно, как пульсирует сердце и вздымаются легкие. Магистр осторожно распутывает кишки и раскладывает их по силовым линиям пентаграммы. Комната ярко освещена факелами. Душно. Густо пахнет кровью и испражнениями. Мы с магистром вдвоем в комнате, не считая жертву.

— Такое бывает у всех в первый раз, — косит на меня магистр, продолжая свое дело. — Это нормально. Со временем привыкнешь…

Идет урок некромантии. Первый в моей жизни.

— Теперь смотри внимательнее! — магистр привлекает мое внимание. — В человеке все взаимосвязано: из задницы волос выдернешь — из глаз слезы текут. Так что тут нужно действовать нежно и аккуратно…

Дикий вопль бьет по ушам, фонтан крови хлещет вверх. Тело изгибается так, что слышен хруст позвонков. Раздается еще один вопль, переходящий в животный вой ужаса.

— Теперь ты будешь потише, — ласково говорит магистр, острым ножом перерезая голосовые связки. — Вот так. Мы же не хотим шуметь?

Свет в комнате меркнет…

— Чиисами, все кончилось. Открывай глазки! — доносится до меня голос магистра.

Свежий воздух вливается в мои легкие. Я медленно открываю глаза — надо мной бездонное голубое небо. Я лежу на скамейке возле лаборатории.

— Молодец! — непонятно за что хвалит меня магистр. — Давай я помогу тебе дойти до комнаты.

Я перевожу на него взгляд — его халат заляпан кровью и какими-то ошметками. Мои глаза снова начинают закатываться…

— Нет-нет! — встряхивает меня магистр. — Ты это прекращай! Поднимайся, давай осторожно…

Я практически вишу у него на руках, ноги совсем не держат. В комнате он оставляет меня в ванной и уходит по своим делам. Я смотрюсь в зеркало — вся покрыта кровью и рвотой. Меня опять скрючивает и рвет желчью. Затем я, скинув всю одежду, исступленно тру себя мочалкой…

У меня пропали сны. Я закрываю глаза и проваливаюсь в пустоту. В бездонную пустоту. Я с огромной скоростью несусь в бездну без дна.

— Чиисами, осторожнее… Ты сейчас умертвишь его!..

Запах крови преследует меня везде, я вся пропиталась этим запахом…

— Нет, Чиисами, кожу нужно снимать осторожнее, вот так, смотри — это очень легко…

Я уже практически не обращаю внимания на дикие вопли жертв, распростертых на алтаре…

…Режущая кромка ножа способна резать камень как масло. Само лезвие как будто соткано из тьмы. Этот нож сделан специально для меня — его делали три месяца. Рукоятка очень удобно ложится в ладонь. Лаборатория всегда ярко освещена. В ней всегда жарко и душно. Ну а к запаху привыкаешь быстро… Глаза распростертого на алтаре человека смотрят на меня, в них уже нет ничего человеческого — один только ужас заполонил все его естество. Рот распахнут в беззвучном вопле — я умная, голосовые связки заранее обрезаны. Медленно подхожу к нему и ласково улыбаюсь. От моей улыбки он выгибается и вздуваются жилы, он ведь так хочет быть подальше отсюда… Ну что ты, глупышка, с этого алтаря тебе уже не уйти… Я медленно глажу его по щеке. У него текут слезы. С громким звуком опорожняется кишечник. Нож медленно скользит по коже, от горла до паха, оставляя за собой глубокий разрез. Струйки крови стекают на каменную поверхность алтаря. Мертвенным зеленоватым светом наливаются линии пентаграммы. Сизые кишки, слегка вздувшись, вылезают через разрез. Обойдя алтарь, подхожу к голове и несколькими отточенными движениями отрезаю веки — он не должен закрыть глаза и испортить рисунок своей смерти…

Долгих полгода магистр вдалбливал в меня эту науку. Ежедневно по два-три жертвоприношения…

…Отложив нож, осторожно запускаю руки в горячее переплетение кишок. Медленно распутываю их и создаю новый рисунок, раскладывая их по силовым линиям. Аккуратно отсоединяю грудную клетку и откидываю ее в угол. Сердце кровавым комочком пульсирует все быстрее и быстрее…

Сегодня у меня экзамен.

…Розовато-серые легкие, двумя мешками, еще наполняются воздухом. Пентаграмма светится все ярче и ярче. Я накладываю на тело узор заклинания и резким ударом превращаю печень в грязное месиво, одновременно с этим с силой сжимаю ладонь на сердце. Голова откидывается назад, глаза жертвы вылезают из орбит. Раздается сильный гул, пентаграмма вспыхивает слепящим глаза светом. Узор моего заклятия, наоборот, становится самой Тьмой. Вопль уничтоженной души звучит финальным аккордом, меня переполняет энергия — моя картина завершена…

Экзамен сдан.

На улице глубокая ночь. Яркие звезды освещают лабораторию, возле которой я сижу. Легкий ветерок треплет мои волосы. Я досрочно переведена на третий курс и личным приказом магистра мне присвоили вторую ступень…


…Снег пушистым ковром укрыл землю. Я медленно иду по саду. Деревья покрыты снегом, снег скрипит под ногами, вокруг все белое и искристое. Этот сад никогда не видел зимы — эльфы очень хорошие маги природы. Но в тот год сюда пришла зима. Это я ее привела — стоило только заикнуться об этом магистру, и защиту сняли. Теперь я тут гуляю каждый день. Одна. Остальным, личным приказом магистра, запрещен сюда доступ. В саду каждую ночь идет снег, засыпая мои следы, но каждый день я оставляю новые. Мне так нравится…


…Острая боль пронзает плечо. Краем глаза замечаю оперенное древко. Они что, думают этим меня остановить?! Кривая ухмылка, взмах руки и меня окутывает «полог тени» — один из самых мощных щитов магии Нижних пределов. Еще один взмах, и стоящие на крыше лучники исчезают в туманной дымке. Я прорываюсь к магистру. Он заперся в башне. Краем глаза замечаю слабое движение и отправляю туда «копье мрака», больше меня никто не потревожит — копье само найдет свою жертву… Еще три стрелы яркими звездочками сгорают в моем пологе. Всё. Мне надоело! Я распластываюсь туманом и просачиваюсь сквозь каменную кладку башни, и вот я внутри. Я иду прямо к Главному залу, оставляя за собой только трупы. Мне нужно успеть. Мои силы уже на исходе, но вижу дверь… Последние метры даются с огромным трудом — практически из-за каждой колонны или двери на меня нападают вооруженные эльфы. Я очень устала и моя энергия почти опустошена… Вот и дверь… Меня никто не замечает, и я быстро осматриваюсь. За дверью магистр и несколько магов. Они стоят друг напротив друга. Магистр держится из последних сил, его щиты мерцают и вот-вот падут. За магами группа солдат пригвоздила Эондила копьями к стене. Его окровавленная голова безвольно болтается. Выдохнув и сняв щит, дабы всю энергию пустить на заклинание, я проскальзываю в зал, и маги, вместе с солдатами, сломанными куклами падают на каменный пол…

Мятеж подавлен. Зал начинает быстро вращаться, свет меркнет и пол бьет меня по лицу…


— Я беспокоился за тебя, Чиисами, — тихо говорит магистр, сидя напротив меня. — Ты была без сознания около недели…

— Я благодарна вам, магистр, — отвечаю я и отпиваю глоток вина. — Как там Эондил?

— Все хорошо. Я успел наложить на него «Ветер Жизни»… И это я благодарен тебе…

— Кстати, а откуда ты знаешь «Проклятие Горнона»? — Лауриенар как бы невзначай задал вопрос, внимательно смотря на мою реакцию. — Это ведь этим заклинанием ты воспользовалась в башне?

— Не помню… — я едва не вздрогнула, но сумела ровно поставить бокал на стол. — Я очень много занимаюсь в библиотеке… Может, там и прочла, а тут она как-то само… — Ндааа… Попала… А если в библиотеке нет книг с этим заклинанием? Соберись!

— Жаль, что у тебя такая память… — магистр слегка улыбнулся. — Но не переживай, мы будем ее тренировать… Кстати, с сегодняшнего дня можешь обращаться ко мне по имени.

Обратиться к нему по имени? У эльфов его уровня это считается великой честью… Мы сидим у него в кабинете. Мятеж подавлен, заговорщики или уничтожены, или томятся в ожидании суда. Магистр не успел буквально на неделю — сосед, король Алиндар, опередил его и нанес удар первым. Теперь он затаился, он знает, что ответный удар неминуемо произойдет. Но вот как и когда? Мы пьем отличное красное вино. Беседуем ни о чем. На данный момент я единственная, кому магистр доверяет. При этой мысли мне еле удается сдержать улыбку…

— Простите, Лауриенар, я прослушала…

— Я хочу, чтобы ты стала моей женой, — наклонившись ко мне и накрыв мою ладонь своей, твердо повторил магистр.

Он сошел с ума! Эльфы никогда не женятся на людях. НИКОГДА!!! А я тем более не могу на это пойти.

— Я еще не готова принять решение, — глядя в стол, тихо произнесла я, не делая попытки освободить руку.

— Ничего, я подожду, — магистр убрал руку и отпил вина. — Я умею ждать…


Ночь накрыла город. Я стояла на балконе и смотрела на залитый огнями город — сегодня какой-то эльфийский праздник. Учиться мне больше нечему. Магию Нижних пределов я знаю в совершенстве. Вернее только часть. В изучении Темной магии мне поможет Слай. Думаю, за год-полтора я ее изучу. Светлую магию мне уже не выучить — я слишком далеко прошла по Темному пути. Эльфы раздроблены и не доверяют друг другу. Пора исчезнуть магу второй ступени Чиисами и появиться Владычице Мрака Чиисами… Да и желание Лауриенара жениться на мне не очень-то импонирует… Вот только как это сделать? Просто уйти не выйдет — магистр не дурак… А если гибель? Если погибнуть при свидетелях? А это очень хорошая идея и поможет мне в этом учитель Эондил!

Академия вздрогнула от мощного взрыва. Мелодично прозвенели осыпающиеся стекла. Лауриенар, закрывшись щитами, вскочил с постели. За окном поднимался густой черный дым. Накинув халат, магистр вышел на балкон — на месте лаборатории Чиисами зиял глубокий провал в земле, откуда вырывались языки багрового пламени…

— Выше величество! Я лично видел, как она туда зашла! — Эондил стоял перед магистром. — Буквально сразу после этого раздался взрыв.

— Что могло там взорваться? — осунувшийся Лауриенар даже не посмотрел на своего помощника. — Что?!

— Я не знаю, но может это? — учитель подал магистру листок бумаги. — Это нашли у нее в комнате.

— Но тут две грубые ошибки! — магистр внимательно просмотрел листок. — Кто ей это дал?! Кто?!

— Это ее почерк, — Эондил склонил голову. — Вы же знаете, какая она была туп… Рассеянная.

— Ты прав… Что по тому заклинанию? Что говорит ее преподаватель темной магии?

— Оленнор не обучал ему, как он сказал — для нее это было слишком рано… Ну и времени было мало — она же в основном у вас обучается. Но, по его мнению, она могла сама прочитать в учебнике.

— В учебнике… — магистр покачал головой. — Но зачем ей это было нужно?!

— Я не знаю, ваше величество! Может, простое любопытство? Сказали, что рано, вот она и…

— Оставь меня одного.

— Слушаюсь! — Эондил, слегка прихрамывая, вышел из комнаты.

Магистр немного посидел, потом подошел к бару и отпил вина прямо из бутылки.

— Но почему?! Почему! — он стучал кулаком по стене. — Зачем тебе было нужно это заклинание огня?! Это же шестая ступень… И кто научил тебя «Проклятию Горнона»?

16

Первым делом, выбравшись за территорию академии, я заявилась в лавочку. Два дня я просидела в ней, пока Схан искал караван на север. За эти двое суток Схан, как один из самых опытных видящих, научил меня, как скрывать, что я обладаю магическими способностями. Конечно, опытного мага этим не обманешь, но вплоть до пятой ступени все будут введены в заблуждение. И пока он искал караван, я тренировалась в маскировке. В связи со сменами власти у эльфов, караваны ходили теперь достаточно редко. Поэтому Схан предложил для начала трое суток проплыть по реке, а затем, как выйдем за границу Ллендерина, в портовом городке Волосяне пересесть на караван. Место в караване для меня будет зарезервировано — старшего каравана Базиля Схан лично знает, так что мне ничего не грозит. В предвкушении речной прогулки я с радостью согласилась на это предложение. Как оказалось, зря…

В порт мы пришли рано утром, еще солнце только-только позолотило шпили дворца. Город еще спал, но порт встретил нас гомоном и пронзительным запахом рыбы и водорослей. Прохладный ветер с глади воды проникал под плащ и бодрил. Порт находился на берегу гигантского озера, как объяснил Схан, ширина озера Оундурилл 138 километров, а длина 219 километров… Повсюду бегали грузчики, матросы и различные портовые приживалы. Кто-то что-то катил, тащил, нес. Все это сопровождалось громкими криками. Лавируя в толпе, мы, через несколько минут выбрались на пристань. Выйдя на пристань, я увидала прямо перед собой настоящего красавца — три огромные мачты, борт, красноватого оттенка с искусной резьбой, вздымался над нами на высоту двухэтажного дома. Я было ломанулась прямо к сходням, но Схан придержал меня за руку.

— Это не наш корабль, — пояснил он в ответ на мой вопросительный взгляд. — Это эльфийский фрегат «Звезда Эотара». Он прибыл после смены власти…

— А где наш? — я огляделась.

— Чуть дальше. — Схан потащил меня почти в самый конец пристани. — Вот! — он с гордостью показал на какую-то одномачтовую лохань, в которую полуголые грузчики заносили большие мешки. — Торговый кранч «Властелин воды».

Я с сомнением посмотрела на этого властелина… Около 25–30 метров длины, надстройка в виде домика на корме, одна мачта и с десяток весел.

— Это надежное судно с опытной командой, — заметив мой скептический взгляд, произнес Схан. — Капитан Морис мой хороший приятель, он доставит вас до Волосяна в целости и сохранности. А вот и он!

К нам, по сходням, быстрым шагом сошел немолодой, с короткой седой бородой, мужчина в кожаной куртке и повязкой на голове.

— Мастер Схан! — он подошел поближе и слегка поклонился. — Миледи!

— Приветствую тебя, Морис! — Схан крепко пожал протянутую руку. — Вот, нужно доставить мою племянницу до Волосяна.

— Доставим в целости и сохранности! — Морис повернулся ко мне. — Миледи, ваш багаж?

— Меня зовут Чии, — ответила я, слегка присев. — У меня только этот рюкзачок, — я приподняла заплечный мешок, стоящий у моих ног.

— Тогда пойдемте, я покажу вам вашу каюту, — с этими словами он взял мой мешок и направился в сторону корабля.

— Пойдем, — Схан взял меня под руку.

Ступив на сходни, я заметила, что вода у пристани грязно-серого цвета, с плавающей на поверхности всякой дрянью и несколькими вздувшимися трупиками каких-то грызунов. Сам кранч изменил мое мнение в лучшую сторону — палуба была чисто отдраена, на борту царил порядок. Немногочисленная команда без суеты готовилась к отплытию. Зайдя в пристройку, Морис отворил среднюю из трех дверей по левому борту и посторонился:

— Прошу, это ваша каюта на время нашего плавания. Устраивайтесь, я пока переговорю со Сханом и через десять минут зайду.

Зайдя внутрь, я закрыла дверь и осмотрелась. Каютка была крошечная — небольшое окошко напротив двери, с одной стороны неширокая койка, возле другой стены сундук. Возле самого окна узкий столик и стул. Под самым потолком висела лампа. Засунув мешок в сундук, я вспомнила, как Слай прогонял насекомых в Кривнях. Сосредоточившись, я активировала «Малый Вопль Моры»… Несколько насекомых резво убежали в щель под дверью. Не успели они скрыться, как на палубе раздался громкий мат…

Распахнув дверь, я сразу же уткнулась в Схана:

— Что случилось? — я пыталась выглянуть из-за него.

— Кто-то активировал «Малый Вопль Моры», — Схан подозрительно посмотрел на меня. — Все тараканы и клопы покинули кранч…

— Я только свою каюту хотела очистить, — пожав плечами, ответила я.

— Тогда не нужно было подавать такую мощь на плетение, — ответил Схан. — Для каюты хватило бы и одной шестой той мощности, что вложили вы.

Я только скромно опустила глаза.

— Ну спасибо тебе, мастер Схан! — к нам неслышно подошел Морис. — Думаю, нужно вернуть тебе деньги…

— Не стоит, Морис, — быстро сориентировавшись, Схан покачал головой. — Потом сочтемся.

— Хорошо, тогда прощайтесь, мы через пять минут отплываем…

— Владычица! — тихо проговорил Схан, едва за Морисом закрылась дверь. — Вам предстоит сложная работа… Будет много крови…

— Я понимаю, — я посмотрела ему в глаза. — До поступления в академию я бы не смогла отдать приказ о казни… Но у меня были хорошие учителя…

— Главное, не приказ о казни. — Схан слегка улыбнулся. — Главное, вовремя остановиться. Не стоит уничтожать любого несогласного с вами, может быть, иногда и стоит прислушаться к его мнению. Но и не стоит проявлять излишнюю мягкость…

Стоя на корме, я смотрела на медленно удаляющуюся пристань. Корабль, поскрипывая, постепенно набирал ход — матросы уже поставили парус, и фигурка Схана становилась все меньше и меньше, пока не исчезла в легкой утренней дымке. Путешествие началось просто замечательно!

Когда берег практически скрылся из виду, налетел ветер, серые облака затянули небо, вода стала свинцовой и поднялась волна. Тут-то я и поняла, что морские пути не для меня…

Морис практически оттащил меня в каюту.

— Ничего, скоро все закончится, — он уложил меня на койку и выдвинул из-под нее тазик. — К утру мы войдем в реку и качка прекратится. Через пару часов будет обед…

От мыслей об обеде меня передернуло, и желудок подкатил к горлу.

— Всё-всё! — Морис слегка улыбнулся. — Не буду вас беспокоить.

Весь день я провалялась на койке, смотря в потолок. Стоило закрыть глаза, как тут же тошнота с новой силой подступала к горлу. Так я промучилась до самого вечера, в конце концов, я провалилась в сон без сновидений.

Разбудил меня луч солнца, который теплой лапой погладил мое лицо. Сдвинув голову в сторону, я открыла глаза. Солнце ярко светило в иллюминатор, за бортом слышался легкий плеск волн, корабль, слегка поскрипывая, покачивался. Наскоро приведя себя в порядок, я вышла на палубу. Бездонное голубое небо раскинулось над такой же голубой гладью воды. Кранч резво бежал по воде, парус был наполнен попутным ветром, который тут же растрепал мои и так не до конца расчесанные волосы. Палуба была практически пуста, только ближе к носу корабля пара матросов тянули какие-то канаты. По обеим сторонам бортов виднелись далекие берега…

— Пришли в себя, миледи? — чуть сзади раздался незнакомый бас.

— Да, — обернувшись, я увидела крупного, одноглазого мужика, со шрамом поперек лица.

— Меня зовут Лас, я тут вроде повара, — он улыбнулся и протянул мне крупное яблоко. — Погрызите, раз завтрак проспали.

— Спасибо, — я вонзила зубы в сладкий, с легкой кислинкой, фрукт. — А где мы плывем?

— Река Старший Чимуль. — Лас поправил повязку. — Мы ночью вошли в нее. Через трое суток прибудем в Волосян. Я вижу, вы не переносите качку?

— Ага, — я кивнула. — Сама об этом недавно узнала.

— Ну это не страшно, очень многие не переносят качку. Но Старший Чимуль довольно спокойная река, хоть и широкая и извилистая. — Лас раскинул руки. — В этом месте ее ширина составляет около пяти километров. Если плыть неделю, то мы попадем в океан. — Он посмотрел на небо. — Не буду вам мешать, пора мне подумать и об обеде.

Я осталась на палубе и, облокотившись на борт, принялась рассматривать далекий берег. Вскоре опять появился Лас:

— Обед готов, миледи.

— Меня зовут Чии, — я повернулась к нему. — Где обед?

— Вам накрыли в каюте у капитана, — Лас махнул рукой в сторону надстройки. — Пойдемте, я провожу.

Каюта капитана была прямо напротив моей. Постучав в дверь, Лас распахнул ее и пропустил меня вперед. Затылок взорвался огненной болью…

— Она жива? — как сквозь вату до меня донеслись голоса. — Что-то она долго не приходит в себя…

— Сейчас придет, я ее слегка приголубил. — После этих слов меня окатило холодной водой.

Голова жутко болела, с трудом открыв глаза, я увидела, что картинка плывет и двоится.

— Я же говорил, что придет в себя! — надо мной склонился Лас. — Нда… Пожалуй, ты был прав…

— Что такое? — рядом появился капитан Морис. — С ней все нормально?

— Ну сотрясение обеспечено, — Лас поджал губы. — Я слегка переборщил… Но она в полном порядке.

Попытавшись пошевелиться, я обнаружила, что лежу связанная. Твердые пальцы сильно сжали мой подбородок и голову повернули на бок.

— Нормально, — Лас убрал руку. — До места встречи будет в полном порядке.

— В чем дело? — хрипло спросила я. — Что вы хотите сделать?

— Уже ничего, — в руке капитана появился нож. — Прошу прощения за столь неделикатное отношение, — с этими словами он перерезал веревки.

Лас помог мне сесть. В глазах на миг помутнело. Наложив лечилку, я замерла в ожидании исцеления… Нда… Эффекта ноль… Голова заболела еще сильнее.

— М-мать… — я обхватила голову руками, на затылке я нащупала громадную шишку. — Чем это вы меня?

— Хм. — Лас показал кулак. — Извини. Но я старался, чтоб наверняка…

— Иначе нельзя, — Морис поставил стул напротив и уселся. — Ты давно с эльфами общалась?

— Года три…

Лас и Морис переглянулись.

— Извини за вопрос, но тебе никто не предлагал… э-э-э… скажем так, замуж? — Морис пристально смотрел на меня.

— Было дело, — я осторожно кивнула. — Но я отказалась… А что?

— Есть у эльфов дрянной обычай, — Лас подал мне чашку с каким-то вонючим настоем. — Выпей, и полегчает. Так вот, своим любов… избранницам из людей они вживляют симбионта… Дабы постоянно быть в курсе всего.

— Чего? — Видно, вид у меня был довольно глупый, так как они заулыбались.

— Посмотри, — Морис развернулся к столу и, взяв какую-то склянку, протянул ее мне. — У тебя он еще молодой, не вошел в силу, и поэтому все обошлось… Еще неделя и всё, ты полностью под контролем.

Я уставилась на склянку. На ее дне лежало нечто зеленоватое, со множеством тонких ножек-щупалец. Меня передернуло:

— А как вы о нем узнали?! — я взглянула на Мориса. — Как?

Вместо ответа, он вытащил белесый камешек на шнурке.

— У этого камушка есть одно свойство — он становится красным, когда рядом человек с этой тварью. Когда он покраснел, я отправил Ласа проверить тебя.

— А просто сказать об этом можно было?!

— Нет, — Морис покачал головой. — Хоть эта тварь и не вошла в силу, но убить тебя она была в состоянии.

— Спасибо… — протянула я. — А почему вы решили мне помочь?

— Ты мне напомнила одну девушку, которую я любил… — Морис прикрыл глаза. — Но она попалась на глаза эльфу… Через полмесяца она была полностью в его власти. И когда он наигрался, эта тварь убила ее…

— Извини… И спасибо еще раз…

— Да не за что. — Морис улыбнулся и встал. — Отдыхай, утром мы прибудем на место.

— Утром?

— Ну я же извинился, что не рассчитал силу… — пробормотал Лас и вышел вслед за капитаном.

Интересное кино, и когда это магистр умудрился подселить эту гадость? Я встряхнула склянку, и ведь это было совсем недавно… Можно сказать, что мне повезло… Но методы лечения здесь… Я наложила лечилку еще раз. Вроде все пришло в норму, так как голова перестала болеть, и я почувствовала себя лучше. Переодев мокрое платье, я легла обратно на кровать — не стоит показывать, что я уже в полном порядке.

Ближе к вечеру зашел Лас и принес поужинать — жареная рыба с печеными овощами и травяной напиток. После ужина зашел Морис и поинтересовался моим самочувствием. Обрадовав его, что мне гораздо лучше, и вообще на мне все заживает как на собаке, я, на всякий случай, уточнила название этого чудесного камушка.

— Я знал, что ты спросишь, держи, — с этими словами он протянул мне такой же камешек. — Он называется Рум. В основном его можно найти на берегах рек. Но о его свойствах знают очень немногие.

— Спасибо! — я спрятала подарок подальше. — Что должна?

— Ничего, — Морис улыбнулся. — Считай, это плата за изгнание Сханом насекомых. Ладно, тебе нужно поспать, завтра рано утром мы прибудем.

— Подожди! — я спохватилась. — А что если эльфы половину людей заразят этими тварями?

— Не заразят, — Морис открыл дверь. — Эльф, издевавшийся над моей любимой, добровольно рассказал, что эти симбионты дороги и редки. Да и не каждый приживается на носителе. Спи спокойно. — С этими словами он вышел из каюты.

Утро оказалось очень раннее — солнце еще не взошло, как мы причалили к пристани. Тепло попрощавшись с Морисом и Ласом, и еще раз их поблагодарив, я сошла на берег и отправилась на рыночную площадь, искать караван Базиля.

Волосян оказался довольно приличным городком — чистеньким и уютненьким. Как поддерживали чистоту, я увидела на одной из площадей — там стоял помост со столбом. К столбу был прикован человек. Заинтересовавшись, я подошла поближе. Человек был без сознания. Его спина была исполосована ударами кнута. На столбе висела табличка, извещающая, что гость города не соблюдал порядок и чистоту, за это он получил сорок ударов плетей и приговорен к двум суткам позорного столба. Хмыкнув, я еще раз окинула взглядом тело и пошла искать рыночную площадь…

Я лежу на сене и смотрю на небо. Стоит безветренная погода и облака застыли на месте. Телега слегка покачивается на ухабах, и от этого клонит в сон. Караван второй день идет на север. Я еду с этим караваном, потому что он будет проходить через Кривни. Там меня будет ждать Слай — Схан клятвенно заверил, что отошлет сообщение.

Впереди целый месяц дороги. Одежда и деньги у меня есть — Схан обо всем позаботился. Этот караван гораздо больше и богаче того, на котором я приехала в Эотар. Соответственно и народу в нем больше. Несколько молодых парней постоянно как бы случайно оказываются рядом, бросая загадочные взгляды, пытаются робко заговорить — меня это только забавляет, видели бы они меня за работой… Я уже настроилась на монотонную дорогу и отдых после двухлетнего напряжения.

17

Караван замедлил ход и встал — все ясно, встретили другой караван, полчаса постоим и тронемся. Ага, как всегда, рядом стала ошиваться парочка парней…

— Чии? Ты ли это?! — меня окликнул знакомый голос.

Подняв голову, я огляделась.

— Дядька Хром?! — я вскочила с телеги и подбежала к бородатому мужику. — Все так же с караванами ходишь?

— Ага, — он улыбнулся. — А ты похорошела, я даже не сразу узнал тебя. Куда путь держишь?

— Домой, на север.

— Как ухажеры, не достают? — он кивнул на парней, которые, раскрыв рот, смотрели на нашу беседу. — А то только скажи…

— Да нет, дядька Хром, — я улыбнулась. — Хорошо все.

— Как там Слай? Чем занимается?

— Да все тем же, что и раньше. — Я пожала плечами, чем он там занимается, я знала, но говорить об этом не стоило.

— Ладно, передавай ему привет! — он потрепал меня по волосам и зычно крикнул: — Поехали!

— Передам! — я помахала ему на прощание.

В одну из ночных стоянок тройка парней, о чем-то пошушукавшись, подошли ко мне:

— Пойдешь с нами на заброшенный погост? Старый Лорр говорил, что на погосте призрак завелся!

— Ага, после скольких кружек Лорр призрака увидел? — я усмехнулась. — Какие призраки? Спать идите.

— Да ты просто испугалась! — один из парней пихнул двух других. — Марр, Станс, я же говорил, что испугается!

— Русс вас укуси! — я приглушенно ругнулась. — Не боюсь я несуществующих призраков!

— Тогда пошли! — тот, кого назвали Марром, махнул рукой. — Или боишься?

— Пошли, — я обреченно покачала головой и направилась за парнями.

Осторожно пролезнув через кустарник, они медленным шагом стали обходить холм, за которым и находился погост. Огромная яркая луна лила свой серебристый свет на землю, заставляя растительность отбрасывать черные ломаные тени. Легкий ветерок слегка холодил кожу. Чем ближе они подходили к погосту, тем медленнее шли позвавшие меня парни, и уже возле самых ворот они оказались практически за моей спиной. Подойдя к воротам погоста, мы услышали приглушенный вой и странное постукивание.

— Пресветлая дева! — принялись читать молитвы парни. — Заступись!

— Вы чего? — я, полуобернувшись, посмотрела на них.

— Призрак хочет пожрать наши души, — дрожащим голосом ответил Станс. — Слышишь, как воет? Ох, зря я пошел…

— Какие души? Зачем они ему? — Я подняла какой-то дрын и зашла за покосившиеся ворота, одновременно подняв щиты. — Сейчас посмотрим, кто тут воет!

— Подожди! — Марр покопался в карманах куртки и протянул какую-то склянку. — Возьми, это вода, освященная в храме Пресветлой, брызнешь на призрака и он исчезнет.

— Спасибо, — я покачала дрын в руке. — У меня более действенное оружие, ждите меня тут.

С этими словами я скрылась за воротами. Медленно идя по погосту, я прислушивалась к приглушенному вою, пытаясь определить направление. Вскоре вой стал громче, и тут я увидела его источник — это была старая расколотая крынка, без дна, валяющаяся на одной из могил. Ветер, задувая в широкое горлышко, издавал причудливый вой. Усмехнувшись, я подняла крынку и пошла обратно к воротам. Пока шла, мне в голову пришла идея.

Трое парней трусливо стояли в нескольких метрах от погостовских ворот и напряженно вслушивались в ночную тишину. Вдруг сзади них разлился ослепительный свет, раздался хрип и рычащий голос произнес:

— Души-и-и! Аррргг! Идите ко МНЕ-Е-Е-Е!

— А-А-А! — завопила троица, бросаясь к воротам. — Пресветлая Дева!!! Защити!!!

— Бу-га-га! — заржала я, погасив свет. — Ну что? Испугались? — я подошла поближе и протянула им крынку. — Вот что там выло. А вы — призрак, призрак!

— Не подходи! — Станс выхватил какой-то предмет и дрожащими руками наставил его на меня. — У меня талисман! Сгинь!

Марр в это время пытался обрызгать меня водой из склянки, третий, Роллон, просто стоял на коленях и, закрыв глаза, готовился к смерти…

— Да хватит вам, придурки! — я отшвырнула крынку в сторону. — Как хотите, а я пошла обратно спать!

— Мы с тобой! — троица, трясясь, чуть ли не схватила меня. — Не бросай нас!

Вернувшись на стоянку, смущенные парни тут же отошли подальше от меня, а я завалилась в сено…

И опять монотонно потянулся Западный торговый тракт. Дни медленно бежали за днями. Вот миновали предгорья. А утром…

…Дикий ор заставил меня подскочить с сена, но меня сразу же опрокинули обратно. Какое-то потное и вонючее тело навалилось на меня сверху. Оно умерло практически мгновенно, так ничего и не поняв. Когда я выкарабкалась из-под тушки, все было кончено. Пара телег горела, лежало несколько трупов, остальных согнали в кучу какие-то вооруженные мужики. Они же и шарили по телегам, матерно перешучиваясь.

— Милес, смотри! — один из них заметил меня. — Девка! А ну иди сюда!

— Если вы сдадитесь, то, может быть, я и оставлю вас в живых. — От моего тона несколько человек передернуло.

— Какая храбрая! — издевательски произнес тот, кого назвали Милесом. — Вот обслужишь нас, может быть, и отпустим.

— Милес! — окликнул его кто-то от телеги. — Тут Грымз мертвый!

— Да и Русс с ним! Ты посмотри, какая цыпа у нас!

Я ласково улыбнулась. Поставив ментальный щит на своих, закрыла поляну «куполом мрака». Небо сразу потемнело. У разбойников побледнели лица. Подняв руку, я, наложив паралич и «полное подчинение», медленно пошла к Милесу.

Тот был белее снега. Подойдя поближе, я провела кончиками пальцев по его щеке, слегка поцарапав кожу острыми ноготками.

— Мы с вами весело проведем время. — Моя улыбка стала шире. — Вы ведь так хотели развлечься? Я помогу выполнить все ваши фантазии.

— Ты кто?! — трясясь от страха, пробормотал Милес. — Маг?!

— Я? Маг? — картинно удивившись, я шепнула ему два слова, от которых он завыл от ужаса. — Владычица Мрака…

Начертить пентаграмму на земле не сложно. Сложно освободить землю от травы и выровнять ее. Но разбойнички справились — очень быстро была готова ровная площадка. А затем началось веселье.

Они по очереди подходили и ложились, как было приказано. Затем, стуча зубами и подвывая, подробно рассказывали обо всех своих прегрешениях. Заодно рассказывали, кому что продавали, кто давал наводки, кто потом укрывал добычу. Я внимательно выслушивала их, кое-что записывала, а потом делала «привязку души» и медленно снимала кожу. Затем он уже сам отдирал свое мясо от костей. Вскоре вместо отряда разбойников на полянке находился отряд зомби, полностью послушный моей воле. И живой главарь — для него я оставила самое интересное. Я решила взять его с собой в мой замок. А зомби я приказала убить всех, кого они мне назвали, а затем утопиться в болоте. И только когда все кости обратятся в прах, их души будут свободны. После этого я сняла купол и убрала ментальный щит… Оказывается, я провозилась почти до обеда. Половина караванщиков лежала в глубоком обмороке, обблевав все вокруг. Я поморщилась — нужно было еще и взгляды отвести, а я забыла, и они все видели, только не слышали воплей… Когда я подошла поближе, остальные упали на колени.

— Я надеюсь, о том, что здесь произошло, никто больше не узнает? — ласково спросила я. — Ведь мы не хотим неприятностей?

— Н-н-никто! Клянемся! — вразнобой забормотали они, стараясь не смотреть на меня.

— Хорошо, тогда в путь? Или пообедаем? — Услышав характерные звуки, я поняла, что последний вопрос задавать не стоило…

— Вода есть?

— Да, госпожа! — один из караванщиков подбежал к телегам и притащил бочонок с водой.

— Полей, — я подставила окровавленные руки.

Тщательно умывшись, я забралась обратно на телегу и увидела мертвого Грымза. Ему повезло — я просто подняла труп и приказала похоронить убитых и уничтожить все следы. После чего он должен был повеситься подальше от дороги.

Через пару часов караван вновь тронулся в путь. Два дня от меня шарахались как от чумы, а стоило мне к кому обратиться, как тот бледнел. Троица парней, над кем я пошутила на старом погосте, исчезла в первом же поселке, мимо которого мы проезжали… Но постепенно кошмар того утра стал стираться из памяти, и народ стал относиться ко мне более спокойно. Уже под конец пути народ принялся обвинять меня в слишком гуманном отношении к разбойному люду. Нет, прямо не говорили, но намекали, что надо бы было пожестче, пожестче с ними.

— Госпожа Чиисами, — рядом с моей телегой ехал старший каравана. — А вот ежели вам насильник какой попадется, что вы с ним сделаете?

— Еще не знаю, но ничего хорошего…

— Ну а убийце?

— Базиль, ну что ты хочешь? Вот что бы ты сделал?

— Я?! — удивился Базиль. — Ну я… Я… Ну…

— Вот видишь, ты и сам не знаешь. И я пока не знаю.

— Госпожа Чиисами, а что вы с этим душегубом сделаете? — Базиль показал на Милеса, который шел за моей телегой.

— Ему приготовлена особая участь. Ему очень повезет, если у меня будет хорошее настроение. Тогда он умрет быстро…

— А если плохое?

— Тогда ему не повезет… С плохим настроением я бываю очень изобретательной. И месяца два он точно помучается.

— А как вам можно настроение испортить?

— Базиль, ты что, совсем умом тронулся? Настроение мне портить собрался?

— Что вы, госпожа Чиисами! — тот явственно побледнел. — Да ни в жисть! Я это к чему, чтобы этот злодей подольше помучился!

— Это еще не скоро. Пока приеду, пока обживусь. Ну а там и посмотрим.

С этими словами я откинулась на сено, показывая, что разговор закончен. Базиль понятливо пришпорил лошади и умчался в голову каравана. Ни фига ж себе тут народ, хотя правильно — они сами выбрали свою судьбу. Постепенно серая хмарь затянула небо, и стал накрапывать мелкий дождик. Чую, это надолго. Я повесила над телегой «водяной щит» и закопалась поглубже в сено. Возница только одобрительно хмыкнул, гордо поглядывая на остальных. Через пару минут вернулся старший каравана.

— Госпожа Чиисами, — он слегка испуганно уставился на меня. — Госпожа Чиисами, позвольте обратиться к вам с просьбой?

— Чего еще? — я высунулась из сена.

— А вы не могли бы весь караван от дождя защитить? А то покрывала сгорели… — он побледнел и напрягся, ожидая моего гнева. — Ежели что, то мы заплатим, не сомневайтесь!

Ну и жук! Недавно на его глазах я распластала два десятка человек, а он просит еще и караван от дождя защитить! Ага, индивидуальный предприниматель Владычица Мрака — защита от дождя и града, цена договорная… Ладно, с меня не убудет, энергии у меня до фига… Я расширила щит на весь караван и опять закопалась в сено.

— Спасибо большое! — сквозь сено донеслись благодарности Базиля.

Под монотонный шелест дождя я вскоре заснула. Проснулась от того, что кто-то осторожно тряс меня за плечо. Открыв глаза, увидела испуганное лицо Базиля.

— Там это, герой! — испуганно прошептал он. — Вас требует…

— Кто там чего требует? — спросонья я ничего не поняла.

— Герой…

— Какой еще, в жопу, герой?!

— Благородный Лоус…

— И что ему надо?

— С вами сразиться… — при этих словах Базиль сжался.

— Герой, говоришь? — Я вылезла из телеги и посмотрела, куда указывал Базиль.

Дождь закончился, и «водяной щит» слегка мерцал. В начале каравана я заметила всадника, гордо восседающего на лошади. Убрав защиту от дождя, я, вытряхивая сено из волос, направилась к нему.

— Ты, что ли, благорооууодный Лоус? — спросила я, подойдя поближе и зевая.

Герой тупо смотрел на меня. Я тоже оглядела себя и отряхнула с юбки остатки сена.

— Язык проглотил? — я вопросительно уставилась на него. — Ну? Чего молчишь?

— Да как ты смеешь так со мной разговаривать?! — прорвало Лоуса. — На колени и проси пощады, отродье тьмы!

Не поняла? Я быстро осмотрела его магическим зрением. Ага, какой-то амулет, накопитель маны, «огненный щит», «водяной щит», «ментальный щит» и всё… Негусто у героя с защитой — так, на первую ступень потянет, и то с натяжкой… А лошадку не защитил… Ну-ну… Быстро накладываю на лошадь «полное подчинение».

— Ну что, будешь говорить? Или я пойду досыпать… — Я демонстративно уставилась в сторону своей телеги.

— Всё! — разъяренно прошипел Лоус и, вытащив меч, пришпорил лошадь. С таким же успехом он мог пришпорить и бревно…

— Не получается? — участливо спросила я. — Что ж ты за герой, если тебя даже лошадь не слушается? Хероватый, наверное, из тебя герой.

Погонщики сдавленно заржали. Лоус побелел от ярости.

— Да я тебя сейчас в клочья порву! — взвыл он, пытаясь слезть с седла.

Незаметное движение пальцами, лошадь взбрыкивает, и Лоус шлепается на землю.

— Ты что, первый раз на лошадь сел?! — Я сделала большие удивленные глаза.

Караванщики уже ржали в голос.

— Слушай, как там тебя? Лоус? — заговорщицким тоном произнесла я, смотря на поднимающегося героя. — Давай я не буду тебя обижать, а ты извинишься за нанесенные мне оскорбления. Идет? А то я девушка сентиментальная, чуть что — сразу в слёзы, а знаешь, как трудно сквозь слёзы бить, и так, чтобы синяков не оставалось? Да и перед народом неудобно, оскорбляешь тут невинную девушку…

От ярости герой уже ничего не соображал. Взревев, он вскинул над головой меч и побежал в мою сторону. Пришлось слегка отскочить в сторону и чуток поправить его траекторию в сторону телеги, куда он и врезался. Меч отлетел в одну сторону, сам Лоус сполз на землю.

— Кто-то создан для любви, кто-то — для великих подвигов, ну а кто-то так, чисто чтоб окружающие поржали… — я покачала головой. — Так, ты и ты, — и, ткнув пальцем в двух крепких погонщиков, продолжила: — Взяли это тело и закинули в во-о-он те кусты. Меч ко мне в телегу, лошадь привязать туда же и в путь!

Проследив, как ухмыляющиеся погонщики, раскачав Лоуса, швырнули того в кусты, я забралась в телегу. Еще через пару минут мы тронулись в путь, оставляя позади затихающие вопли обиженного героя…

18

На последней ночевке перед Кривнями ко мне подошли двое парней. Они смущенно топтались рядом, пока я пила чай. Но стоило отставить чашку, как они оказались прямо напротив меня:

— Госпожа Чиисами! Возьмите нас в ученики!

— Чего?! — я в изумлении уставилась на них. — Куда взять?

— В ученики…

— У вас ничего не болит? — заботливо спросила я. — Вы хоть понимаете, КОГО вы просите?

Те вопросительно уставились на меня. Да… Интересно, что будет, если сказать, кто я?

— Темный маг? — робко спросил один из них.

— Темный… — я покачала головой. — Вы даже не понимаете, чего хотите.

— Мы хотим быть, как вы! — переглянувшись, они дружно закивали головами.

— Это как? — я заинтересованно посмотрела на них. — Девушками? Интересно! Даже и не знаю, чем вам помочь… Хотя…

— Нет! Не девушками! — замотали они головами, делая маленький шажок назад. Пару сидящих рядом погонщиков скрючило от еле сдерживаемого смеха.

— Значит, девушкой быть плохо?!

— Н-нет… Хорошо… — неуверенно пробормотали они. — Но мы не хотим…

— Как это «не хотим»? — я сделала большие глаза. — Вы же сами только что сказали, что хотите быть, как я!

Погонщики уже ржали в голос, указывая пальцами на красных от смущения парней.

— Да гоните вы их в шею! — вмешался Базиль. — Тоже мне маги нашлись.

— Магами! Магами мы хотим стать! — обрадованно заорали парни.

— А-а-а-а… — разочарованно протянула я. — Магами, значит… А я уж подумала…

Те притихли. Базиль что-то ворчал себе под нос.

— Ладно. Я скажу свое решение после проверки. Свечи есть?

Один из парней метнулся к повозкам и через пару минут принес связку свечек.

— Госпожа Чиисами, столько хватит?

— Хватит. Давай две свечки сюда, — забрав свечи, я установила их на бревне и показала на них парням. — Это твоя, а эта твоя.

Вокруг нас уже сгрудился практически весь караван, с любопытством уставившись на происходящее.

— Если кто сделает вот так… — я посмотрела на свечи, и они зажглись, — того я, может быть, возьму в ученики. Не раньше. Приступайте, — я так же взглядом заставила свечи потухнуть.

— Пробуйте, ночь длинная, — развернувшись, пошла к своей телеге. — У кого получится, тот может меня разбудить…

До утра меня так никто и не разбудил. Парни спали возле бревна, каждый напротив своей свечки. Проходя мимо, я только хмыкнула. Завтрак прошел быстро, и мы уже в пути — после обеда будем в Кривнях.

Вот уже вдалеке виднеется околица поселка. Еще пара часов и мы прибудем на место. Интересно, Слай уже ждет меня?.. Едва наш караван показался, от поселка нам навстречу помчалась группа всадников. Это еще что такое? Я насторожилась, приготовившись к бою. Когда всадники подъехали поближе, я увидела, что это Слай в окружении отряда дроу, и, вскочив на телеге, замахала руками. Не доезжая до меня, Слай спрыгнул с лошади и, подбежав к телеге, схватил меня в охапку и закружился на дороге. Наконец он поставил меня на землю.

— Ну что, домой? — он улыбнулся. — Лошади отдохнувшие, мы вас еще вчера ждали.

— Домой! Только вещи нужно забрать и гостя.

— Гостя? — слегка удивился Слай. — Где он?

— Вот, решил посетить мою скромную обитель, — я слегка махнула рукой, и к нам подошел Милес.

— Ну таким гостям мы всегда рады, — усмехнулся Слай, присмотревшись к моему пленнику. — Даже комнатку всегда держим наготове. Коня!

— Ваши вещи, госпожа Чиисами! — один из погонщиков протягивал мой мешок и меч, за ним топтался конь героя.

— А это откуда? — Слай уставился на меч.

— Герой подарил, — я подошла поближе к Слаю и зашептала: — Я никогда верхом не ездила! Я не умею!

— Не бойся! — Слай слегка потрепал меня по плечу. — Это особая лошадь, лучшая из тех, кого вывели дроу! Не упадешь.

Я посмотрела на лошадь. Вполне обычная такая, лошадная лошадь черного цвета. Четыре ноги, морда, хвост… И чего в ней особого? Слай помогает мне взобраться в седло, и я выпрямляюсь. Нормально, сидеть удобно. Перед тем как тронуться в путь, я обернулась на караванщиков.

— Надеюсь, вы помните мою просьбу? — Небо над нами потемнело, парочка молний ударили возле телег. — Или мне напомнить?

— Помним! Не надо! — побледнели караванщики.

— Тогда счастливого пути! — я помахала рукой, в небе снова засияло солнце.

— Теперь держись! — Увидев, что я вцепилась в поводья, Слай махнул рукой и свистнул так, что заложило уши.

Кони рванули с места. Я пригнулась практически к самой шее своей лошади, ветер выбивал слезы из глаз и посвистывал в ушах. Скачка продолжалась часа два, у меня уже начал болеть зад, когда мы сбавили скорость и вскоре остановились на какой-то лесной полянке. Слай помог мне спешиться, ноги у меня слегка дрожали. Осмотревшись, я увидела практически плотную стену деревьев, окружающих полянку.

— Дроу взяли полный контроль над прилегающими к замку лесами, — заметив мой удивленный взгляд, пояснил Слай. — Теперь никто без нашего ведома не пройдет.

— Владычица! — подошедший дроу с поклоном протянул мне серебряный бокал с рубиновой жидкостью, от которой пахло пряностями.

— Это что?

— Укрепляющий напиток, — Слай посмотрел на бокал. — Нам еще часа три ехать до замка, будет легче перенести дорогу.

Выцедив густую, терпко-сладковатую жидкость, я вскоре почувствовала прилив сил. Дрожь в ногах прошла. Слай помог забраться на лошадь, и вновь началась бешеная скачка по лесу. Мы неслись по прямой как стрела дороге, ветви деревьев над нами закрывали небо. Первый час было терпимо, второй уже не очень, ну а третий превратился в пытку… Наконец мы вылетели из леса и помчались по полю в сторону замка, который возвышался неподалеку. Копыта прогрохотали по мосту и лошади остановились во дворе. С лошади меня снимали. Я стояла во дворе замка, вцепившись в дроу, чтобы не упасть. Ноги дрожали, перед глазами все качалось.

— Вам помочь? — дроу, в которого я вцепилась, слегка наклонился ко мне.

— Ага, — только и смогла произнести я.

Он подхватил меня на руки и стал подниматься по широкой лестнице. Пока меня несли до моих покоев, я уже почти пришла в себя. Когда дроу аккуратно усадил меня на постель, карусель в голове практически остановилась. Дроу поклонился и вышел из комнаты. Его место тут же заняли две молодые девушки-дроу. Услышав, что я отказываюсь от ужина, они помогли мне раздеться и отвели в ванную комнату. Когда я, чисто вымытая, вышла, кровать уже была расстелена. Надев ночнушку, я улеглась, и девушки, пожелав спокойной ночи, удалились. Откинувшись поудобнее, я закрыла глаза…


…Высоко в ночном небе, распластав кожаные крылья, парил дракон. Ему не нужна была пища и отдых. Острое зрение позволяло с огромной высоты увидеть даже муравья в траве. Ночная тьма так же не являлась препятствием — он мог видеть в разных спектрах. Он всегда летал одним и тем же маршрутом, никогда не сворачивая с него. Все, что он видел, могли видеть и другие драконы. Особым чутьем он чувствовал проявления магии, но сама магия ему повредить не могла, да и не всякое оружие было способно пробить его кожу. Интереса к возне внизу он не испытывал, как и любых других эмоций…


Утро выдалось беспокойное: дроу приготовили для меня платье, которое, по их мнению, должна носить Владычица Мрака. Когда я увидела эту груду тряпья с двухметровым шлейфом, расшитую золотом и каменьями, просто потеряла дар речи. По моему мнению, в этом наряде не то что ходить, в нем сидеть невозможно… Выдержав битву, слезы и мольбы, я добилась компромисса — на торжественные мероприятия мне приготовят лайт-версию этого платья, а вот повседневную одежду я буду выбирать сама. В конце концов, Владычица я или нет? Не успела я порадоваться победе, как мне сообщили, что торжественное мероприятие будет через два часа. И за эти два часа мне предстоит сделать прическу, подогнать по фигуре платье и выучить приветственную речь…

Начали с самого сложного — с прически. На нее убили полтора часа — стрижка, укладка, другая укладка, еще одна укладка, которая подойдет к платью. Затем я стояла перед зеркалом, дроу магичили с платьем, а Слай зачитывал вслух мою приветственную речь. Я, конечно, не надеялась, что она будет короткая, но вот что она будет очень длинной… Я приказала сократить ее. Слай что-то почеркал и начал заново. Немного послушав, я приказала сократить, что осталось, в два раза. Слай опять почеркал и убрал несколько листов. Посмотрев на оставшуюся пачку, я приказала оставить первый и последний листы, а остальное выкинуть.

За дверью меня ждали четыре девушки-дроу, одетые в похожие на мое платья, раскрасневшиеся от волнения и гордости. Вот только за спинами у них крест-накрест виднелись рукоятки тонких мечей…

— Это кто? — приподняв бровь и смотря на них, я поинтересовалась у Слая.

— Дайрилли-хранительницы, — пояснил Слай. — Вас охраняет сто три дайрилли. Их главная цель — не допустить к вам врага. Их готовят практически с младенчества, так что не каждый дроу или эльф способен победить их в бою. Они не боятся никого — погибнуть, защищая вас, это их мечта.

— Да?!

— Да. Попасть в ряды дайрилли удается не каждой, их всегда сто три. Так что они счастливы, что Владычица вернулась.

— А если бы вернулся Владыка?

— Они охраняли бы его. Это традиция, установленная много столетий назад. В последнее возвращение Владыки девяносто восемь дайрилли погибли вместе с ним… Оставшиеся пятеро, после известия о гибели Владыки, своеобразно ответили на предложение сдаться — они сложили оружие и, когда их привели в лагерь, активировали «Дыхание дракона»… То, что осталось от лагеря, уместилось в маленьком мешочке.

После этих известий я уже другими глазами посмотрела на своих дайрилли. В их глазах читалось обожание и преданность, когда они смотрели на меня, а вот на других смотрели уже холодными глазами убийцы, увидевшего беззащитную жертву… То-то Слай немного напряжен рядом с ними и старается не делать резких движений — они ведь не посмотрят, что он Верховный Шаман…

Тронный зал охраняло двое троллей, закованных в доспехи, мне даже показалось, что они гораздо выше и мощнее тех, кого я видела в первый раз. Одни только топоры в их руках были с меня ростом… Едва я подошла к дверям, как они распахнулись. Зал был ярко освещен и заполнен народом — дроу, тролли, люди… К трону вела ковровая дорожка, по которой я и пошла, стараясь выглядеть величественно. Взойдя на возвышение, я повернулась к залу и… И поняла, что речь-то я не помню… Ну, будем импровизировать, не впервой…

— Мой народ! Народ Тьмы! Пришло то время, когда мы можем сказать Свету, что без Тьмы он ничто! — мой голос звонко разносился по тронному залу. — Тьма была изначально и будет после, а Свет… Уберите источник, и где он? Тьма опять заняла свое исконное место. Пора вернуть власть над Урршем в наши руки! И я, Владычица Мрака, вернулась, чтобы выполнить предначертанное изначально! Выполнить то, что давно предсказано в Чертогах Мрака и записано в Книге Бездны!

Замолчав, я окинула взглядом молчащий зал и уселась на трон. Внезапно мою голову что-то слегка сдавило, и я почувствовала, что на ней что-то надето. Одновременно с этим померк свет и под сводами раздался грозный голос, он заставлял вибрировать каждую клеточку тела:

— Владей этой короной по праву, дочь моя! В Чертогах Мрака ждут известий о победе!

Присутствующие в зале разом опустились на одно колено:

— Повелевай, Владычица! — проговорили они, склонив головы.

Подняв руку к голове, я нащупала какой-то обруч. Ну и шутки у Баала Сатанаиловича! Он что, думал, я не узнаю его голос?!

19

В зале стало опять светло. Первым очнулся Слай.

— Сказанное — услышано! — громко произнес он, вставая и оборачиваясь к залу. — Боги Хаоса подтвердили власть Владычицы Мрака!

— Сказанное — услышано! — проревел зал. — Воины Тьмы ждут твоей воли, Владычица!

— Главы Домов, вожди кланов и ковены магов! — повелительно произнесла я. — Готовьте армию. У вас есть год. Через год наши войска должны пройти победоносным маршем по Урршу и бросить его к моим ногам!

Затем внимательно посмотрев на них, я добавила:

— Все приготовления делать втайне от Света. О том, что я вернулась, никто не должен знать. Вам все ясно?

— Да, Владычица!

— Хорошо, ступайте…

Вот интересно, а как мы будем завоевывать Уррш? Что тактика, что стратегия для меня — темный лес, серые волки. А тут командовать не одним отрядом… Что я помню из истории и фильмов про войну? Самолеты прилетели, отбомбили. В атаку пошли танки и пехота… Эти знания мне не помогут — танков и самолетов тут нет и не предвидится. Единственное оружие массового поражения — это магия…

— Владычица! — в зал заглянул какой-то пожилой дроу. — Дозвольте к вам обратиться?

— Да, пожалуйста…

— Владычица! Какой герб вышивать на вашем знамени? — он вопросительно уставился на меня.

— Какой герб? На моем знамени? — тут я растерялась.

— Я, как главный геральдмейстер, должен знать ваш герб. Герб Владыки мы не можем поместить на знамя, так как он отсутствует.

— Герб… — Я слегка задумалась, легко сказать, герб. Его еще и придумать нужно… А хотя! Я сняла медальон, полученный в академии. — Поместите на знамя вот это черное солнце!

— Слушаюсь, Владычица! — Он взял медальон и с поклоном удалился.

Только он вышел, как зашел другой дроу, с большим посохом.

— Владычица! Обед подан в большую столовую! — он поклонился.

— Это кто? — я посмотрела на ближайшую дайрилли.

— Церемониймейстер, Владычица, — тихо проговорила она.

— Хорошо. А кто еще есть?

— Все придворные должности полностью укомплектованы. Остался только Верховный совет при Владычице, — так же тихо пояснила дайрилли. — Но вы сами выбираете советников.

— Спасибо… — я поднялась с трона и обратилась к церемониймейстеру: — Ну веди, Сусанин…

Большая столовая по размерам немного уступала тронному залу. Большой длинный стол, на одном конце которого стоит куча всяческих судков, тарелок, тарелочек и блюдечек с различной едой. И это все мне?! Они хотят, чтобы я лопнула?

— Это все для кого приготовлено? — я посмотрела на церемониймейстера. — Для меня?

— Да, — с поклоном ответил он.

— И вы решили, что я все это съем?! Вы там в своем уме?

Одна из дайрилли с тихим шелестом обнажила мечи. Церемониймейстер явственно побледнел и попятился.

— Ты понял? — я жестом остановила дайрилли. — Когда головой думать будешь?

— Я все понял, Владычица! — церемониймейстер, не отрываясь, смотрел на мечи дайрилли.

— Хорошо. Завтрак, обед и ужин подавать в маленькой столовой, есть такая? Да? Хорошо, — я кивнула. — Готовить на одну персону, если не скажу по-другому… Ладно, я надеюсь, ты все уяснил?

— Да, Владычица! — он с облегчением перевел взгляд на меня. — Больше такого не повторится!

Дав знак дайрилли убрать мечи, я направилась к своему месту за столом. Немного поковырявшись в еде, я вышла из-за стола. Что-то аппетита нет, и настроение пропало… Пойти прогуляться? Решено! На всякий случай прихватив с собой учебник темной магии, я отправилась в сад. Усевшись под деревом, я принялась листать книгу, просто листать, так как желание что-либо поучить улетучилось. Бездумно перелистывая страницы, я обнаружила заклинание портала, вот только в примечании говорилось, что перемещать можно неодушевленные предметы. Помнится, и Слай удивился, когда мы переместились из заклинательной комнаты в столовую… Заинтересовавшись, я принялась внимательно изучать плетение. Интересно, все плетение довольно легкое, но вот несколько узоров как бы оборваны… А что будет, если продолжить обрыв? А ничего… Поэкспериментировав с этим заклинанием до темноты, я так ничего и не добилась, уже практически стемнело, и я, захлопнув книгу, собиралась уходить, как меня осенило. Еще раз вызвав плетение, я просто замкнула обрывы сами на себя. Узор заиграл красками… Немного подумав, я напитала его энергией и активировала…

Ш-ш-шух!!! Передо мной разверзся портал в НЕЧТО. Прямо в воздухе висел кусок бездны, откуда тянуло холодом. Махнув рукой, я закрыла получившийся портал. Так. Вроде все получилось, но получилось не то, что я хотела. А что я хотела? Портал? Так портал и получился! Вот только куда? А если я хочу попасть в столовую? Ну-ка… Я представила столовую и активировала портал. В пространстве возник проем, в котором был виден кусок комнаты со столами. Ага, похоже на столовую. Ту, где я обедала. Из проема на меня смотрел ошарашенный официант. У его ног валялись осколки нескольких тарелок. Оглянувшись, я осторожно подошла к проему и медленно прикоснулась пальцем. Палец свободно прошел внутрь. Одернув руку, я глубоко вздохнула и сделала шаг вперед. Вернее попыталась — мимо меня, обдав ветерком, в открытый портал пролетела тень. По другую сторону портала тень превратилась в одну из дайрилли. Можно сказать, что портал работает и безопасен… Я более уверенно сделала шаг вперед и оказалась в столовой. С тихим хлопком портал исчез сзади меня. Официант так и стоял ледяным столбом.

— Эй! — я помахала рукой перед его лицом. — Ты где?

Реакции ноль. Пожав плечами, я повернулась к столу, выбирая с чего бы начать ужин. Только я, усевшись поудобнее, нацелилась вилкой на кусок посочнее, как в столовую влетел Слай:

— Владычица! Это правда?!

— А? — я аккуратно перетащила кусок в свою тарелку. — Что?

— Приятного аппетита! — пожелал Слай и замер в ожидании.

— Спасибо, — поблагодарила я и, указав вилкой на стол, предложила. — Присаживайся.

Тут же появилась еще одна тарелка и приборы. Подождав, пока Слай усядется, я спросила:

— Чего ты там хотел узнать?

— Это правда, что вы прошли в столовую через портал?

— Угум, — кивнула я, отпивая сока. — Угум…

— Но как?! — Слай вперился в меня пристальным взглядом.

Я молча показала ему узор заклинания. Он замолк и принялся его изучать. Я тем временем перешла на фрукты.

— Он не будет работать, — наконец произнес Слай и махнул рукой. — Так уже делали…

Не отвечая, я активировала портал в сад…

— …..! — только и смог сказать Слай, потом он подошел поближе к порталу и более энергично повторил: — ……..! ..! ..………..!

— Можно помедленнее, я не успела все расслышать, — произнесла я, глядя в спину Слая.

— Прошу прощения! — развернулся немного покрасневший Слай. — Я слегка не сдержался. Но как он работает?!

Он создал точно такой же узор и активировал его. Как и ожидалось — обычный пшик. Шаман заинтересованно посмотрел в мою сторону:

— Видели?

Вместо ответа я пожала плечами и показала на свой портал.

— Можно? — спросил разрешения Слай. — Я хочу кое-что проверить.

Дождавшись моего кивка, он перехватил управление порталом. Вместо сада в портале быстро промелькнули помещения замка, горы, кусок моря. После чего портал схлопнулся. Слай удовлетворенно кивнул.

— Ты доволен? Чему? — тут уже я не выдержала.

— Мои догадки подтвердились, — Слай вернулся за стол. — Если портал создаете вы и потом передаете управление другому магу, то он может управлять им.

— А создавать нет?

— Именно такой — нет! — твердо сказал Слай. — Вы же не просто маг… Вот и весь секрет.

— Что-то я не понимаю, — я сделала тупое выражение лица. — В чем секрет?

— В том, что создать портал для перемещения живой материи можете только вы… Или другие боги Уррша. Кстати, энергии уходит много?

— Да нет, — я призадумалась. — Практически вообще не тратится.

— Займемся изучением портала завтра? — тут же спросил Слай.

— Завтра… — я постаралась ухватить ускользающую мысль. — Вот! Завтра мы используем портал по назначению!

— По назначению?! Но он еще до конца не изучен! — Слай в шоке откинулся на спинку стула.

— А чего изучать? Он безопасен, я сама прошла через него… Завтра ты пройдешь… Решено! — я поднялась. — Завтра ты и полсотни дайрилли ждете меня в холле.

— Не спешите… — В столовую вошли трое богато одетых дроу, в сопровождении нескольких солдат своей гвардии. — Есть одна проблема.

— Какая? — я в недоумении уставилась на них. То, что это главы Домов, было видно невооруженным взглядом.

— Вам нужен муж. — Чуть вышел вперед самый старший из глав. — Умудренный опытом и знаниями, который будет помогать вам править.

— Я не уверена в этом…

— Понимаете, — старший пододвинул стул и уселся. — Вы еще слишком молоды… Практически три года провели незнамо где. Вам следует для начала научиться магии… А не лезть в управление государством. Своим утренним заявлением вы толкаете Темные земли в пропасть…

Раздался шорох освобождаемых мечей и троица дайрилли вышла вперед. Старший слегка поморщился, жестом останавливая своих солдат, и посмотрел на дайрилли:

— Девочки, вы ничего не сможете сделать… Слай, подтверди?

— Да. Против них троих я тоже практически бессилен, — глухо сказал Слай, — позвольте вам представить глав самых древних и могущественных Домов дроу…

— Я думаю, — прервал его сидящий глава Дома. — После согласия Владычицы мы сами представимся… Вот только мы не уверены, что это настоящая Владычица!

— Вам мало было сегодняшнего доказательства? — нахмурился Слай. — Я лично могу подтвердить…

— Доказательство? — рассмеялся сидящий дроу, прервав шамана: — Мне кажется, что НАСТОЯЩЕГО Владыку Мрака эльфы уничтожили в момент его пришествия… А ты нашел девчонку, за три года немного поднатаскал в магии и решил устроить тут фокусы.

— Ты заговариваешься, Ноллиндил! — вспылил Слай. — Твои слова и действия пахнут мятежом!

— Мятеж? — Ноллиндил злобно оскалился. — Против кого? Я не вижу здесь Владычицу! А только тебя и какую-то девчонку, которую ты посадил на трон и от ее имени пытаешься править! Так что или она принимает наше предложение, или мы возьмем власть силой. И тогда…

— И кто будет моим мужем? — я прервала их спор, сделав смиренное лицо, хотя внутри была как взведенная пружина, лихорадочно перебирая заклинания. — Надеюсь, он не слишком стар?

— Нет, не слишком, — удовлетворенно улыбнулся Ноллиндил. — Это Вассардин. — Один из стоящих, самый молодой, слегка склонил голову.

— У меня есть время подумать? — я попыталась протянуть время.

— Да, — кивнул сидящий. — Пять минут…

— Я согласна…

Дроу слегка расслабились. На лице Ноллиндила появилась легкая презрительная усмешка. В этот момент я выставила «щит Мрака» и нанесла удар «копьем тьмы» в Вассардина. К чести дроу, он сумел уклониться от моей атаки… Но в этот момент дайрилли и Слай также вступили в драку… Все завертелось в карусели из огня и молний…

В первые минуты боя я ушла в глухую защиту, только отбивая их удары. Одна из дайрилли, резко присев, ногой подбила под колено одного из солдат и тот налетел на выставленный меч напарника, а она тем временем, быстро крутанувшись, вспорола живот другому, откуда сразу же выпал склизкий комок парящих кишок. Отскочив в сторону, дайрилли одним взмахом отрубила руки оставшемуся, который пытался вытащить меч из тела заколотого им. Дикий вой боли полоснул по ушам, солдат, подняв обрубки рук, с безумными глазами бросился навстречу подбегающим товарищам. Те, недолго думая, просто проткнули его своими мечами и уже осторожно стали приближаться к дайрилли. Огненный ком с шипением растекся по моему щиту, один из глав поднял руки вверх, активируя заклинание, и с воем упал на колени — потрясенно глядя на обрубки на месте кистей, дайрилли перекатом уходит с линии огня. Окровавленный меч со звоном падает на каменные плиты пола. Слай прикрывает одну из дайрилли щитом и, пропустив удар, отлетает к стене от удара. Вассардин наседает на Слая, пытаясь его добить. Построение солдат мятежников смешалось, они скопом попытались напасть на дайрилли, мешая друг другу. С рук Ноллиндила срываются фиолетовые молнии и, отразившись от «щита Мрака», бьют в стены, оставляя уродливые кляксы копоти. Мечи моих хранительниц плели завораживающий рисунок смерти, звон мечей казался музыкой, а запах крови пьянил. Слай, умудрившись подобраться поближе к Вассардину, без затей лупит его кулаком в морду — тот, закатив глаза и обливаясь кровью, валится на пол. Я бью заклятием подчинения по всей площади столовой, вкладывая в него всю свою мощь… Практически все замирают. Ноллиндил окутывается серебристыми искорками и, выхватив меч, бросается на меня. Двери столовой вылетают от удара и с силой бьют дроу. Он валится на пол, выронив меч, но ему удается достать меня каким-то заклинанием — «щит Мрака» прогнулся, у меня слегка помутнело в глазах. Помещение мгновенно наполняется дайрилли, Ноллиндил тут же получает рукояткой меча по голове и затихает… В коридоре слышны затихающие звуки боя…

— Черт! — я потрясла головой и, тяжело дыша, оглядела столовую. Затем сняла подчинение со Слая и хранительниц.

Стены были покрыты слоем копоти и следами от фаерболов. В воздухе висел сизоватый дымок. Слай, с хрипом дыша, баюкал руку — ему довольно хорошо попало. На каменных плитах, скользких от крови, лежат обломки мебели и части тел солдат… Как ни странно, дайрилли практически не пострадали — солдаты им были не соперники, а главы Домов в основном метили в меня и шамана.

— Заговорщики уничтожены! — ко мне подбегает тролль с офицерскими нашивками. — Какие будут распоряжения?

— Ковен магов сюда! — я наложила лечилку на троих заговорщиков и Слая. — По пять сотен троллей и дроу из верных Домов тоже сюда! Живо!

— Я пойду с ними, — Слай просек, что я задумала. — У меня к ним свои счеты…

Глав Домов связали и утащили…

20

За трое суток были вырезаны три семьи глав Домов. Полностью. Старые и молодые, дети, женщины, все родственники — близкие и дальние. Пощады не было никому. Родовые замки пылали. Верные мне Дома и тролли каленым железом прошлись по язве предательства. Так же были уничтожены и все слуги их Домов… Затем оставшиеся земли поделили между собой другие Дома.

Пока уничтожали предателей, я на сутки заперлась в своей лаборатории вместе с мятежными главами. Я благодарила своего учителя, пока медленно расчленяла свои жертвы на маленькие кусочки, попутно выясняя, кто задумал захват власти и как дроу защитился от моего заклятия подчинения. Примерно через сутки от них остались только головы…


Когда я закончила, Слай еще не вернулся. Проходя по замку, я обратила внимание, что количество охраны возросло раза в два. Каждый пост был усилен, да и со мной уже ходили не три дайрилли, а чуть ли не два десятка. Столовую восстановили в прежнем великолепии — от следов битвы не осталось ничего. А на меня навалилась усталость — практически двое суток без сна… Да еще чуть ли не каждый из верных Домов спешил уверить меня в их верности. Поэтому направив всех посланников подальше, я отправилась к себе с намерением выспаться. Пока раздевалась, мне в голову пришла одна мысль. Не откладывая дело, я накинула халат и собрала всех дайрилли.

— Пока дроу давят мятеж, — начала я, прохаживаясь перед строем, — у вас будет одна задача. Из университета требуется доставить двух разбирающихся в финансах и экономике профессоров. Только реально разбирающихся, которые работали с живыми деньгами и экономическими процессами. У нас ведь есть университет?

— Да, Владычица! — вперед вышла одна из дайрилли. — В трех крупных городах есть университеты.

— Тогда из трех университетов мне нужно по одному профессору… Или кто там у них есть. Я сейчас открою порталы, вы найдете нужных мне людей и будете готовы вернуться вместе с ними обратно, когда я проснусь. Предупредите их, что они будут у меня работать, пока все не выполнят, о задачах я расскажу лично им. Так что пусть берут с собой все необходимые им книги, справочники…

Не договорив, я махнула рукой и по очереди открыла порталы в каждый университетский город. В порталы отравились по десятку дайрилли. Как только они ушли, я обернулась к оставшимся.

— Ваша задача — найти казначея и управляющего, или кто тут у нас есть, и сделать так, чтобы с утра вместе со своими бумагами они ждали меня возле моего кабинета. Все ясно? Ага. Тогда действуйте!


Выспавшись, я плотно позавтракала и одновременно открыла три портала, дабы вернуть дайрилли с профессорами. Порталы я сумела продержать чуть меньше десяти секунд, как они просто схлопнулись. Но все успели пройти, а у меня закружилась голова и зазвенело в ушах… Похоже, перенапряглась, подумала я, нужно было по одному открывать, а не скопом…

— Владычица! — три дайрилли подошли ко мне. — Ваш приказ выполнен!

— Спасибо. — Я оглядела трех человек в профессорских мантиях и с различными регалиями, висящими на золотых цепочках. — Добро пожаловать.

— Для нас это большая честь, Владычица! — они поклонились. — Будет ли позволено узнать, для чего мы понадобились?

— Будет. Сейчас мы пройдем в мой кабинет и там вы познакомитесь с моим казначеем и управляющим. После чего вы должны будете проверить все их бумаги и отчеты. Я желаю, чтобы вы провели полную ревизию финансового состояния моей казны и дел. Доходы, расходы, куда уходили деньги, цены закупок… Не мне вас учить.

— Мы поняли, Владычица!

— Замечательно! Тогда прошу за мной! — я развернулась и направилась в кабинет.

Возле моего кабинета уже стояли два бледных дроу. Возле их ног лежало несколько пухлых мешков.

— Здравствуйте, господа! — поприветствовала я их. — Прошу прощения, что не было времени с вами пораньше познакомиться. Но сейчас вы предоставите этим почтенным профессорам все, что они потребуют.

— Слушаемся, Владычица! — поклонились они.

— Я вам уступлю на время проверки свой кабинет, — я отперла дверь и пропустила внутрь профессоров. — Располагайтесь, если что еще потребуется, сразу сообщите мне. Пока вы тут осваиваетесь, вам подготовят комнаты.

— Благодарим, Владычица! — профессора прошли внутрь помещения.

Казначей и управляющий, подхватив мешки, обреченно зашли следом. Дабы обезопасить профессоров от получения взяток, я оставила им десяток дайрилли.


Вскоре вернулся вымотанный до предела Слай и доложил, что с мятежными Домами покончено. Узнал последние новости, что произошли в его отсутствие. Услышав о ревизии, он только неопределенно хмыкнул и, покачав головой, отправился отсыпаться. Я же уселась за учебники по темной магии, наверстывая упущенное. Через пару дней профессора закончили ревизию и результат доложили мне. В общем, все было плохо — казначей и управляющий не делали разницы между моей казной и своим карманом. Многие счета сильно завышались, происходили какие-то странные покупки на большие суммы. Практиковалась выдача беспроцентных кредитов родственникам или друзьям, после чего кредит списывали…

Все это в подробностях мне и доложили. Я сидела, уставившись в ворох бумаг, которые лежали передо мной, когда зашел Слай.

— Ну как дела? — поинтересовался он. — Много твои профессора накопали? Или нет?

Вместо ответа я протянула ему заключение.

— И что будешь делать? — он внимательно прочел бумагу.

— Палач уже плавит золото… — я откинулась на спинку кресла. — Отряд дроу выехал за всеми родственниками и друзьями, кому выдавались деньги. Если в течение суток они не вернут полученное с процентами, то лишатся всего…

— Всего? Ты хочешь пустить их по миру?

— Нет, — я покачала головой. — Я хочу показать, что не следует смешивать свое и государственное. Если сумма долга превышает их имущество, они будут отрабатывать разницу в каменоломнях.

— Мудро, — Слай усмехнулся. — А зачем палач золото плавит?

— Пойдем, посмотришь, — я встала из-за стола. — Думаю, оно уже готово… Да и новым казначею с управляющим стоит посмотреть на урок.

— Ты нашла новых людей на должность? — удивился Слай.

— Не я, — я помотала головой. — Профессора помогли найти. Так что вакантных должностей опять нет.


На заднем дворе замка был установлен деревянный помост. На помосте помощник палача подкидывал дрова под большой тигль, где слегка булькало расплавленное золото. Сам палач проверял крепления, к которым будут привязываться приговоренные к казни.

— Мастер Ским! — палач заметил подошедшего дознавателя. — Вы не знаете, кого сегодня так казнить будем?

— Казначей и управляющий, — дознаватель забрался на помост и подошел к тиглю. — Я вижу, уже все готово?

— Да, мастер Ским! — помощник палача вытер пот. — Уже готово.

— Так, Ортун! — Ским повернулся к палачу. — Еще раз все тщательнее проверь, дабы без накладок. Сама Владычица будет присутствовать!

— Я знаю, мастер Ским! — Ортун выпрямился. — Видите, мы даже новые передники надели.

— Вижу, — усмехнулся Ским и тут же стал серьезным. — Идет!


— У вас все готово? — я подошла к помосту. — Золота на двоих хватит?

— Так точно, Владычица! — поклонился Ским, скосив взгляд на палача, тот кивнул. — Хватит!

— Тогда можно начинать, где мое место? — я огляделась.

— Прошу вас! — Ским указал на возвышение радом с помостом, на котором уже было установлено кресло. — С этого места будет все видно. Присаживайтесь, сейчас приведут осужденных.

Усевшись поудобнее, я принялась рассматривать место будущей казни. Слай встал сбоку от меня:

— Ты хочешь окунать их в золото? — нагнувшись к уху, шепотом спросил он.

— Нет, — я усмехнулась. — Я залью это золото им в глотку!

— Справедливо, — кивнул Слай и выпрямился.

— Принесите еще кресло, для Верховного Шамана! — я повелительно махнула рукой.

Через пару секунд тролль поставил рядом кресло, куда уселся Слай. Еще пара троллей притащили стол и пару стульев, которые установили перед помостом.

Раздалась барабанная дробь, и помост окружили тролли в доспехах. Стража привела осужденных, которые были скованы цепями, и поставила их напротив стола, спиной к помосту. Казначей и управляющий выглядели неважно — серые от страха, пот стекал по их лицам, губы тряслись…

Ским, подошел к столу и уселся, на второй стул уселся один из магов, который будет следить, чтобы осужденные прожили как можно дольше. Дознаватель открыл папку, вытащил пару листов и положил перед собой.

— Разрешите начинать? — он оглянулся на меня и, увидев мой кивок, зачитал обвинительное заключение. Закончив, он посмотрел на осужденных. — Ваше последнее слово?

— Пощадите! — завыли они, упав на колени. — Пощадите!!!

Ским оглянулся на меня. Я отрицательно мотнула головой.

— Мастер Ортун! — официально обратился Ским к палачу. — Начинайте!

Палач с помощником подошли к краю помоста. Двое стражников подхватили казначея и подали его наверх. Еще пара минут, и казначей оказался висящим на перекладине. Его голову задрали назад и зафиксировали. Животный вой исторгся из его глотки, жилы на шее вздулись. Ортун взял воронку и аккуратно вставил ее в рот казначею. Тот поперхнулся и задергался. Помощник палача подошел к тиглю и набрал полный ковш расплавленного золота. Маг сделал жест рукой. Помощник палача подошел к казначею и принялся медленно лить расплавленное золото ему в глотку. Запахло горелым мясом, живот казначея почернел и лопнул, оттуда медленно потекло золото…

Управляющий, стоя на коленях, завыл пуще казначея:

— НЕТ!!!! ПОЩАДЫ!!! ПОЩАДИТЕ!!! — он пополз в мою сторону, безумным взглядом глядя на меня. — ПОЩАДИТЕ!!!

Двое стражников оттащили его обратно к помосту. Помощник палача положил пустой ковш возле тигля и вытащил воронку изо рта казначея. Затем отстегнул крепления и тело рухнуло на помост. Ортун подошел поближе и, осмотрев содрогающееся в конвульсиях тело, скинул его вниз, прямо под нос управляющего. Встретившись глазами с взглядом казначея, управляющего вырвало и он потерял сознание.

— Ему осталось минуты три… — к содрогающимся останкам казначея подошел маг и посмотрел на меня. — Вылечить?

— Зачем? — удивилась я. — Второй раз казнить?

Маг только пожал плечами и вернулся на свое место.

— Давайте второго! — Ортун махнул помощнику, и они приняли бесчувственное тело управляющего на помост.

— Приведите его в сознание! — распорядился Ским.

Помощник палача взял ведро воды и вылил его на голову управляющему. Тот закашлялся и пришел в чувство.

— Все хорошо? — нагнувшись к нему, поинтересовался палач. — Пришел в себя?

Управляющий бездумно кивнул и, видимо осознав, что к чему, вцепился в палача:

— Нет!!! Я отдам всё!!! Всё, что у меня есть!!! ПОЩАДИТЕ!!! Ради детей!!!

Ортун с помощником молча подняли воющего управляющего на ноги и закрепили его на перекладине.

— НЕЕЕЕТ! — разнеслось над двором. — АААААААААААА!!! — Вопль оборвался и перешел в хрип, когда ему задрали голову и вставили воронку в глотку.

Еще пара минут, и обезображенный труп управляющего слетел с помоста.

— Оба мертвы. — Ским проверил тела и повернулся ко мне.

— Всем спасибо, все свободны, — я поднялась с кресла.

— Владычица! — ко мне подскочили новые управляющий с казначеем, бледные от увиденного. — Владычица! Что делать с золотом, которое использовалось для казни?

— О как действует! — я слегка усмехнулась. — А почему вы меня спрашиваете? Кто казначей? Я?

— Простите, Владычица! — поклонился вновь назначенный казначей. — Я все понял!

Он выпрямился и подбежал к палачу:

— Все золото через час сдать мне по весу! — он подозрительно осмотрел помост. — Капли с досок тоже собрать!

— Сделаем, — степенно ответил Ортун.

Улыбнувшись, я спустилась с возвышения и, направилась к выходу со двора.

21

В кабинете я посмотрела на собравшихся домой профессоров:

— Спасибо вам за ревизию, — начала я. — Но ваше задание еще не окончено… Я решила организовать контрольно-ревизионную комиссию. Вы входите в ее состав. Подберите себе толковых помощников и приступайте к работе.

— Извините, Владычица! — проговорил один из них. — А в чем будет заключатся работа комиссии?

— Все очень просто, — я уселась в кресло. — Вы начнете инспектировать все города и населенные пункты. Мне нужно знать реальное состояние финансовых дел Темных земель. Вам в помощь будет прикомандировано две сотни троллей и дроу.

— Когда приступать?

— Вчера…

— А как же преподавательская деятельность?.. — заикнулся было один профессор, помоложе, но остальные зашикали на него.

— Преподавать будете, когда подготовите себе достойную замену, — произнесла я. — Так что все в ваших руках!

Оставив профессоров обдумывать их новое положение, я спустилась в парк. Мой парк ни в какое сравнение не шел с парком академии. Нет, он был замечательным, но разница ощущалась. Все-таки эльфы непревзойденные мастера природы. Прогуливаясь по живописным аллеям, я попыталась открыть портал. Ничего не вышло — только появилась легкая слабость. Ну что ж, подождем немного, видимо перенапряжение было довольно сильным…

Все-таки здорово я придумала с ревизией! И казну пополню, и от воров избавлюсь. Нужно будет еще пересмотреть кодекс наказаний — кое-какие статьи объединить, за некоторые преступления наказания ужесточить… Найдя скамейку, я уселась на нее. Погода начала портиться — солнце скрылось за низкими облаками. Поднялся ветерок…

— Владычица! Мы задержали караван, который направляется к Северным пределам, — передо мной стояли Слай и дроу в какой-то маскировочной форме.

Погуляла… Нет, нужно срочно искать себе замов, иначе так и будут по всяким пустякам обращаться…

— Ну направляется, и что?

— Они не заплатили пошлину.

— И много?

— Да. Это работорговцы — с них всегда много берут…

— Значит, пусть заплатят… Стоп! Работорговцы? — немного зловеще произнесла я. — К ним у меня свои счеты… Где моя лошадь?

— Через две минуты будет у входа!

— Задержать караван, — я бросила взгляд на дроу. — Я сама разберусь с ними! Слай! Ты со мной!

Дроу бегом направился в сторону выхода из парка. Я последовала за ним. У выхода меня уже ждали знакомая лошадь и три десятка дайрилли на лошадях. Один из дроу, держащих мою лошадь, помог забраться в седло.

— Вперед! — я махнула рукой.

Только мы выехали за ворота, как погода окончательно испортилась и зарядил мелкий, противный дождь. Вскоре он превратился в ливень.

Через час бешеной скачки сквозь струи дождя мы выскочили на размокший тракт. Еще полчаса по тракту, разбрызгивая лужи, и мы на месте. Дождь практически прекратился. Вот и караван. Часть телег с товаром накрыта от дождя, телеги с клетками, где сидят рабы, без покрывал. Охрана каравана кучковалась возле телег с рабами, держа руки поближе к оружию. Глава каравана, в ярком, цветастом халате, размахивая руками, что-то объяснял одному из дроу. Вот дроу увидел нас и показал караванщику в нашу сторону. Тот оглянулся и, подтянув штаны, направился в нашу сторону.

— Э! — начал он, не доходя до нас. — Ми едем, никаго нэ трогаэм! Пачиму платить пошлина? Зачэм? Ранше тут не была пашлина!

— А теперь тут вообще проезд запрещен. — Я выпрямилась в седле.

— Такой красивий дэвушк и такой плохой слова говорит! — он сально улыбнулся. — Я по этой дороге много лет хожу. И никогда такого нэ било!

— А теперь есть, — я слегка нахмурилась. — Забирай своих людей, и валите с моей территории…

— Чии?! — меня прервал чей-то голос из клетки. — Чии!!!

Я поднялась на стременах, пытаясь разглядеть, кто меня звал.

— Лана?! — я с трудом узнала свою старую знакомую. — Ты что тут делаешь?!

— Лана? — за моей спиной раздался голос Слая.

— Э! Нужен раб? Отдам! — прямо по лужам к нам подбежал встревоженный работорговец. — Для красивой дэвушк ничего не жал!

— Чии! — зарыдала Лана. — Они Хрома убииили!!!

— Караванщиков взять живьем, — яростно прошипела я, приподнимаясь на стременах.

Тут я увидела, на что способны дайрилли — рядом со мной осталось четыре хранительницы, остальные просто исчезли с лошадей и материализовались возле караванщиков. Охрана каравана и караванщики даже дернуться не успели, как оказались на земле. Слай тем временем сбил замок и вытащил из клетки рыдающую Лану.

— Когда они его убили?! Кто?! Где?! — рычала я, тряся Лану за плечи. Та только бледнела все сильнее и, наконец, рухнула в обморок. — Маму вашу я любила!!! Слай!

— Секундочку! — он положил руку ей на голову, она вздрогнула и открыла глаза.

— Ну?!!! — я высунулась из-за плеча Слая. Увидев меня, Лана слабо икнула и опять потеряла сознание. — М-мать… Слай!!!

— Сейчас! — он опять положил руку ей на голову. — Готово! Они напали на них сутки назад, у Кривого Урочища… Хрома практически пополам разрубили и бросили там. Остальных увезли с собой.

— Где это урочище?!

— Я знаю! — наклонилась ко мне одна из дайрилли.

— Слай! Помоги! — я подскочила к своей лошади. — Старший стражи, ко мне!

— Если хоть один из них уйдет, — я показала на лежащих караванщиков подбежавшему дроу, — то тебе лучше себя сжечь, а пепел развеять по ветру. Понял?!

— Понял! — побледнел тот.

— Вперед! — я повернулась к дайрилли. — Слай, за мной!

И вновь бешеная скачка, скачка без перерыва на отдых, загоняя коней… Хлопья пены срываются с их оскаленных морд, хриплое дыхание заглушает стук копыт… Вот и урочище… Я соскакиваю с лошади, которая чуть не падает от усталости, и бросаюсь к телу, лежащему под кустами. Сзади тенью скользят дайрилли и Слай.

— Хром! — я аккуратно прикасаюсь к его плечу. — Хром!!!

— Он мертв, — Слай положил мне руку на плечо.

— Оживи его, — тихо говорю я. — Слай…

— Поздно, — так же тихо отвечает он. — Я не смогу…

— А ты постарайся, Слай… — какой-то злобношипящий шепот вырывается у меня. Небо начинает темнеть. Слай бледнеет. Сзади слышен шорох вытаскиваемых мечей…

Через несколько минут Слай опускает руки, его резерв маны опустошен…

— Я не смог, Владычица… — тихо говорит он, смотря в землю. — Здесь даже ковен не поможет…

Ненависть черным покрывалом застилает разум. Я готова уничтожить весь мир… Каким-то внутренним зрением вижу, как Слай и дайрилли сгибаются под невероятной тяжестью. Странные слова срываются с моих губ… Багровая тьма падает на поляну, и я погружаюсь во мрак…

— Владычица… — слышен чей-то слабый голос, я чувствую легкие прикосновения к голове, как будто ее поглаживают.

Открываю глаза и обнаруживаю, что лежу на земле, моя голова покоится на коленях одной из дайрилли, которая гладит меня по волосам.

— Владычица! — радостно восклицает она, заметив, как я открыла глаза.

— Сколько прошло времени? — хриплым голосом спрашиваю я.

— Полчаса, — слышен голос Слая. — Передайте Владычице этот напиток.

Мне помогают сесть и суют флягу с вонючей жидкостью, которую я безропотно выпиваю. Меня передергивает, но я чувствую, как ко мне возвращаются силы. Поляна приводит меня в недоумение — иссохшаяся, потрескавшаяся земля, обугленные стволы деревьев без веток, на месте кустарника белесые кучки пепла…

— Что произошло? — спрашиваю я.

— Мы не знаем, — отвечает дайрилли. — Вы оживили человека…

— Хром?! — вскакиваю я. — Где он?!

— Здесь… — слышен голос Хрома. — Скажи своим девчонкам, чтобы поосторожнее с мечами-то…

Я оборачиваюсь на голос. Хром и Слай сидят под останками дерева, рядом с ними трое дайрилли с обнаженными мечами. Сделав знак, чтобы они удалились, я подошла поближе. Слай поднялся с облегчением.

— Хорошо, что вы пришли в себя, — он нервно дернул плечом.

— Как ты себя чувствуешь, Хром? — глядя ему в глаза, тихо спросила я.

— Общая слабость… Ничего не помню… — он слегка задумался. — Но, слава Пресветлой, жив… Скажи, Чии, ты кто?

— Если я скажу, то это будет последний раз, когда мы вот так с тобой разговариваем…

— Я догадываюсь, что ты темный маг, — Хром усмехнулся. — Но почему ты говоришь про последний раз?

— Потому что у нас теперь разные пути, — я опустила голову. — Прости, Хром, но тебя не Пресветлая оживила… Слай, помоги!

Я уселась в седло. Посмотрела в недоуменные глаза Хрома.

— Тебе Слай ничего не рассказал?

— Нет…

— Тебя оживила Владычица Мрака… — Я увидела в глазах Хрома промелькнувшую ненависть. — Прощай, дядька Хром… Жди здесь, скоро вернется Лана…

Часа два мы мчались с бешеной скоростью, ветер выбивал слезы из моих глаз. Затем я спохватилась и сбавила ход своей лошади. Вот так… Интересно, Хобх поведет себя так же? Вскоре показался караван. Караванщики лежали связанные под каким-то деревом в окружении бойцов дроу.

— Рабов освободить и отправить по домам! — приказала я старшему дроу. — Караванщиков в камеры, я потом с ними разберусь.

Затем посмотрела на притихших рабов и произнесла:

— На земле Тьмы каждый человек становится свободным. Так всем и передайте.

— Но ведь мы поступили как Светлые! — подъехал поближе Слай, едва караван скрылся за поворотом. — Это они любят творить добрые дела… И то не всегда…

— Слай, запомни, нет ни Добра, ни Зла… Есть только целесообразность, — я посмотрела на небо. — Подумай, как изменится мнение о Тьме в простом народе…

— Как нет ни добра, ни зла? — опешил он. — Но…

— Без всяких но, — я прервала его. — Вот смотри, для рабов мы сделали добро?

— Да…

— А для караванщиков?

— Угу… — после недолгого раздумья протянул Слай. — С разных точек зрения, на одно и то же дело, получается либо зло, либо добро…

— Ты прав. Нет в мире ни чистого добра, ни чистого зла. Поэтому нужно выбирать, что для тебя важнее и лучше в данный момент. И поступать соответственно.

— А как же Силы Равновесия?

— Никак. Нет равновесия — это все слова. Пустые слова, для оправдания своей слабости. Ибо метание между двумя силами ни к чему хорошему не приводит.

— Подожди! Но как быть с твоими словами про то, что важнее и лучше в данный момент?!

— Слай! Ты не путай теплое с мягким! — я с легким укором посмотрела на него. — Для равновесия что важно? Чтобы все было в равновесии? Одинаково? Вот! А я говорю про достижение цели. Ты можешь идти по Светлому пути, а можешь и по Темному. И так и так ты придешь к своей цели, но только с разным результатом. А можно идти сразу двумя путями, выбирая, как поступить — пряником поманить или кнутом погнать… Где-то проще использовать пряник, где-то кнут. Вот и нужно выбирать… Но предательство никогда прощать нельзя! И нельзя никому показывать свою слабость — иначе подставят и сожрут…

— Хорошо. А месть? Месть это хорошо или плохо?

— Месть это всегда хорошо! — я усмехнулась. — Если все будут знать, что ты будешь мстить, и мстить, несмотря ни на что, даже через много лет, то они призадумаются, прежде чем сделать что-нибудь против тебя.

22

…Сильное возмущение магического фона. Тревога! Выброс истинной магии! Резкий разворот и дракон устремляется на точку выброса. Подлетное время десять минут. Циркулярное сообщение всем. Предупреждение об опасности. Место в прямой видимости. Поляна. Увеличение. Несколько существ на поляне, которая подверглась воздействию магии. Причины выброса — неизвестно. Жертв нет. Возвращение на прежний курс…


Над замком реет черный флаг с белым кругом, в этот круг вписано черное солнце — мой герб. На щитах легиона то же солнце. На землю Тьмы пришел новый порядок. Три Великих Дома дроу исчезли из дальнейшей истории. Теперь головы бывших глав Домов украшают колья возле моего замка. Ветер треплет их длинные волосы, дождь омывает лица, искаженные ужасом. Они так будут долго стоять — магия может творить чудеса… Понадобился всего один заговор, чтобы все прониклись и осознали, что я могу постоять за себя. Что я настоящая Владычица Мрака и не позволю играть мною. Мои приказы обязательны к выполнению всеми без исключения. Даже глава Дома не может его не выполнить. Теперь стоит сказать, даже не приказать, а просто сказать, и любой мчится выполнять мою просьбу. Любую просьбу… После оживления Хрома дайрилли готовы убить любого, на кого я просто кивну. Зато земли Тьмы самые безопасные на всем Уррше.


— …Ваше величество! — в рабочий кабинет короля заглянул секретарь. — Новое сообщение от разведки!

— Давай, — Лауриенар протянул руку. — Надеюсь, что-нибудь конкретное…

Разорвав пакет, он углубился в чтение.

— Позови Эондила! — не отрываясь от документа, приказал король. Секретарь исчез, бесшумно затворив за собой двери.

Прочитав донесение, Лауриенар вышел из-за стола и подошел к окну. Он сумел присоединить к своему королевству и объединить в единую империю эльфов еще одно королевство. Королевство так вероломно напавшего на него короля Алиндара. Все прошло очень удачно — Алиндар подавился праздничным тортом на своем дне рождения и скончался… Это объявили народу, что же произошло на самом деле, народу лучше не знать. Алиндара похоронили. После чего его наследник решил, что он не готов править, и призвал на трон своего доброго соседа Лауриенара… Вот только после коронации наследник простудился и… Похороны были скромные. Теперь осталось еще одно королевство и план вступит в завершающую фазу… Жаль только Чиисами погибла… На нее возлагалось столько надежд, и все пошло прахом… Ну где этот Эондил?!

— Ваше величество? — Эондил робко вошел в кабинет. — Вы хотели меня видеть?

— Хотел. Как продвигается обучение Хобха?

— Просто великолепно! Он может претендовать на шестую ступень.

— Хорошо. Как идут дела в академии?

— С вами было лучше, — польстил Эондил. — Дисциплины было больше.

— Еще бы, — самодовольно улыбнулся король. — Что по нашему плану?

— Он полностью подконтролен нам, — Эондил слегка усмехнулся. — Любое наше слово принимает за откровение… Он послушное орудие в наших руках.

— Ладно, иди, — проследив, как за Эондилом закрылась дверь, он снова взял донесение.

Темные начали объединение. Закрыли свои земли. На эльфов начали косо посматривать… Образован какой-то объединенный совет Темных рас… Три Великих Дома вырезаны под корень…

Вот что-то тревожит, а что — непонятно… Но ладно, пусть создают советы, это все равно им не поможет. У них нет такой силы, которая бы сплотила их вокруг себя, и гибель трех Домов тому доказательство — они уже начали воевать между собой… А силу, которая могла их объединить по-настоящему, эльфы уничтожили три года назад. Так что Темным осталось недолго… Свет придет и на их земли! И этот Свет эльфы принесут на кончиках своих мечей!


…А я продолжаю учиться. И учиться не только магии… Слай привел какого-то франтовато одетого средних лет человека. Длинные завитые волосы и испанская бородка дополняли его портрет:

— Владычица! Позвольте вам представить мастера Максуса. — Тот изящно поклонился. — Он преподает изящные манеры, танцы и словесность.

— Очень рад вас видеть, Владычица! — еще раз поклонился Максус. — Я готов передать вам все мои умения!

— Это нужно? — я скептически посмотрела на Слая. — Ты уверен?

— Конечно, Владычица! — воодушевленно воскликнул Слай. — Ну я оставлю вас. Не буду мешать. — С этими словами он выскользнул за двери.

Пару минут мы молча глядели друг на друга. Наконец Максус произнес:

— Не будете ли вы так любезны немного пройтись?

— Куда пройтись? — не поняла я. — Зачем?

— О! Просто пройтись! — Максус сделал замысловатый жест рукой. — Это нужно, чтобы я смог оценить уровень ваших знаний!

Пожав плечами, я прошлась перед ним туда-сюда.

— Ну… — он слегка поморщился. — Нам предстоит очень плотно с вами поработать! Давайте начнем?

Тронный зал был пуст. Сквозь высокие стрельчатые окна солнечные лучи падали на ковровую дорожку, ведущую к трону. Создавая причудливую игру света и тени. Несколько пылинок золотыми искорками плясали в воздухе. Я стояла у самых дверей, в начале дорожки.

— И с левой ноги! — Максус взмахнул руками. — Не забываем про величие! Двигаемся плавно, не спешим!

Я медленно и, как мне казалось, величественно пошла вперед…

— Стоп-стоп-стоп!!! — Максус закатил глаза и подскочил ко мне. — Все неправильно! Ну как вы держите спину?! Вот! — он встал рядом и выпрямился. — Вот как должна быть спина! Прошу на исходную!

— Так! — он встал сбоку от меня. — Выпрямляем спину. Еще! Еще немного! Отлично!.. Теперь слегка приподнимаем подол платья… Нет! Руки нужно держать так! Локти не оттопыриваем и вниз не смотрим!.. Уже лучше! И с левой ноги! И!

Вздохнув, я снова пошла вперед. Максус шел рядом:

— Не вздыхаем! На лице легкая улыбка! Я сказал улыбка, а не троллий оскал! Голову выше! Шаг плавнее! Я сказал плавнее! Не подскоки пьяной лягушки, а царственный шаг! И еще, и спина! Спина! Ровно держим! Не скособочиваемся! И раз! И два! И снова левая нога, и правая! Стоп! На исходную!

— Почему я не вижу величия во взгляде? Где царственная осанка? — он встал передо мной. — Вот, смотрите!

Он преобразился. Передо мной стоял властный правитель. С грозным блеском в глазах.

— Вот как нужно, — он медленно повернулся. — Величественная осанка, точно выверенный наклон головы… И жесты! Любой жест должен быть наполнен чувством собственного достоинства!..

Через неделю издевательств я смогла пройти по пятидесятиметровой дорожке до трона без единого замечания.

— Неплохо, неплохо! — мастер Максус удовлетворенно покачал головой. — Еще немного тренировок для закрепления и с этим закончим.

— Я тоже очень рада! — проговорила я и уселась на трон.

— О боги Мрака!!! — Маркус в отчаянии всплеснул руками и с ужасом уставился на меня. — Что ЭТО сейчас было?!

— Где?! — я мгновенно вскочила с места, поставила несколько щитов и принялась оглядываться. — Что?!

— Это! — Максус подскочил к трону. — Ну как вы садитесь? Тем более на трон!

— А что не так? — я убрала щиты. — В чем проблема-то?

— Всё! Всё не так! Вставайте!

Поднявшись с трона, я подошла к Максусу.

— Я могу вас попросить об одолжении? — Максус посмотрел на меня. — Вы можете сотворить платье?

— Э? Платье? — я слегка зависла. — Какое платье?

— Какое Э? При чем тут Э? — Маркус покраснел от возмущения. — Для выражения удивления нужно просто слегка приподнять бровь! Вы же молодая леди! А не деревенская жительница! Э! Э допустимо на каких-нибудь тролльих посиделках, а не при царственном общении! Вот, смотрите, сейчас я изображу удивление!

— Всё! Я поняла! — я часто закивала и сменила тему. — Так что там с платьем?

— С платьем? — он изобразил легкое удивление и задумчивость. — Платье! Вот как на вас.

Внимательно оглядев себя, я создала точную копию платья. Оно повисло в воздухе прямо перед нами:

— Так? — я оглянулась на Максуса. — Один в один как у меня…

— Замечательно! Прелестно! А можете теперь сделать размер побольше? Вот как на меня?

Решив больше ничему не удивляться, я подогнала созданное платье по фигуре Максуса.

— Готово!

— Премного благодарен! — он отвесил изящный поклон и натянул платье прямо поверх камзола. — Теперь я преподам очередной урок!

Посмотрев на него, я не удержалась и нанесла пару штрихов с помощью магии. Увидев результат, меня просто порвало от хохота. В этом виде он напоминал голубых извращенцев из моего мира — бородатый мужик, с подкрашенными голубой тушью глазами и ярко-алыми губами. На щеках лежал румянец. Ну и его жесты довершали образ…

— Простите? — Максус внимательно осмотрел себя и уставился на меня. — Я что-то не так надел?

— Не-не-не! — я замотала головой, по моим щекам текли слезы. — Всё… Всё нормально… Бу-га-га-га!!!

— Я, наверное, кажусь смешным в платье? — он улыбнулся и сделал реверанс. — Но это надо для дела.

— Уууууу! — я согнулась от смеха. — Я сейчас умру!!!

Он подошел поближе и наклонился ко мне, с тревогой всматриваясь в лицо:

— Успокойтесь, Владычица! Я просто хочу показать, как правильно садиться на трон!

Краем уха я услышала шаги.

— Владычица! — раздался голос Слая. — Миледи! — он слегка поклонился. — А где мастер Максус?

— Я здесь, — Максус выпрямился и обернулся к Слаю.

— Темные Боги!!! — Слай сделал длинный прыжок назад. — Что ЭТО с вами?!

— ААААА!!! Всё! — я, всхлипывая, рухнула на ковровую дорожку, колотя руками по полу. — Бу-га-га-га!!!

— Владычица! — Слай опасливо подошел ко мне. — С вами все в порядке? Разрешите, я на пару минут заберу мастера Максуса?

Я только замахала рукой, меня душил хохот. Оглядываясь, они пошли к выходу, а я вскарабкалась на трон и попыталась отдышаться. Едва они скрылись за дверями тронного зала, как раздался грохот и испуганный рев тролля… Меня прорвало еще раз и я просто скатилась с трона обратно на пол…

— Владычица! Ну нельзя же так! — Слай, похрюкивая от едва сдерживаемого смеха, выговаривал мне через час. — Я-то ладно, но тролль, стоящий на посту, до сих пор икает от страха. Как он только не убил мастера Максуса?..

Сам мастер Максус стоял рядом и кивал головой. Он все еще был в платье, но без косметики, и я все-таки старалась не смотреть в его сторону, боясь банально заржать.

— Ну вы продолжайте, а я пойду, — откланялся Слай и покинул зал.

— Продолжим наше занятие! — торжественно произнес Максус. — Прошу вас подняться с трона!..

Два дня я училась садиться и вставать. Когда Максуса удовлетворили мои умения, он вознамерился перейти к разучиванию танцев, но я заартачилась, объяснив, что ближайшую неделю намерена посвятить дальнейшему изучению магии.

Самое смешное в том, что я нашла второй и третий тома магии Нижних пределов в сундуке. А сундук стоял в заклинательной комнате моего замка. Я самозабвенно учу эту магию. Каждый день. Магия Тьмы и Света по сравнению с ней просто жалкое подобие… Но сегодня занятий не будет. Сегодня праздник. Самая долгая ночь в году.

23

Я стою перед зеркалом и создаю шедевр — вечернее платье для праздника.

— Владычица! — дайрилли заглянула в комнату. — К вам Верховный Шаман.

Да, попасть ко мне не так-то просто. Прямой доступ имеют только тринадцать человек. И то они тоже проходят только после доклада дайрилли. Насколько я знаю, моих хранительниц пытались подкупить ровно два раза. И оба раза безуспешно. Исчезнувших после этого инициаторов и исполнителей подкупа даже не искали — бесполезно. Но дайрилли доложили мне о попытках и где лежат останки рискнувших…

— Пусть заходит!

— Чии! Ты просто великолепна! — Слай зашел в комнату. Наедине он обращался ко мне по имени и на «ты». — Как настроение?

— Настроение хорошее. Можно сказать, великолепное. Праздник как-никак. Хоть отдохну немного.

— Не спешим ли? Может, еще на год отложить?

— Нет, Слай. — Я покрутилась в разные стороны, оценивая получившееся платье. — Лауриенар смог объединить два королевства в одно. Еще немного, и он захватит третье. И вот когда он его захватит, мы и начнем…

— Я ведь не просто так зашел! — хитро улыбнулся Слай. — Некто Серден вышел на нас и передал довольно ценную информацию. Информацию по тому самому некроманту… Который тогда помог Светлым.

— Кто такой Серден? И почему он решил помочь?

— Не знаю, — пожал плечами Слай. — Он вышел на Схана и передал информацию, сообщив, что является твоим личным агентом…

— Как бы у меня нет таких агентов, — я немного удивилась. — Это не может быть подставой со стороны эльфов?

— Нет, — Слай резко мотнул головой. — Схана невозможно обмануть. Он же видящий…

— Стоп! Некромант?! И где он? — я резко повернулась к шаману. — Он нам нужен живым! У меня к нему есть несколько вопросов!

— Он у дварфов. В их городе Думраказар. На поверхность практически не выходит.

— Дварфы… Эти мелкие поклонники равновесия… — я слегка улыбнулась. — Зашли им требование выдать опасного преступника.

— От чьего имени?

— От имени объединенного совета Темных рас, — я пожала плечами. — О моем возвращении им знать пока рано.

— А если они откажутся?

— Их проблемы, — я снова повернулась к зеркалу. — Когда мы начнем, они сильно пожалеют о своем отказе. Кстати, как там Милес поживает?

— Он постарел лет на десять. Но сойти с ума ему не дают, — Слай пожал плечами. — Его даже не пытают… Что ты хочешь от него добиться таким отношением?

— Ничего. Он ведь умирает от страха каждый день в течение полугода. Лучшая пытка — пытка неизвестностью. Он не знает, что с ним будет завтра. И никогда не узнает.

— Тогда я ничего не понимаю…

— Он будет приманкой, на которую я призову хранителя нижних врат.

— Русса?!

— Да, — я оценивающе осмотрела платье еще раз. — Русс придет в этот мир, и пусть Светлые боги помогут своим почитателям… Кстати, знаешь, кого вчера нашли на Великих Болотах?

— Нет… — помотал головой шаман. — Стой! Неужели?

— Ага, — я рассмеялась. — Нашего героя Карахтеля. Правда, уже мертвого. Болотные жители немного надругались над ним — засунули ему в зад тот томик стихов… Плашмя… Да… Моя шутка с мечом Мрака удалась. Болотники съели уже восемь благородных героев и продали двенадцать копий меча Мрака. Каждый по пятьдесят тысяч золотом. Половина золота наша.

— Хорошая новость, — Слай улыбнулся. — Ладно, пойду еще раз все проверю.

— Ага, — я кивнула. — Проверь.


Ярко освещенный тронный зал заполнен гомонящим народом. Разодетые дроу, люди и тролли. Все постоянно хаотично перемещаются, однако не заходя на ковровую дорожку, тянущуюся от дверей к трону. Внимательный глаз заметил бы, что очень многие как бы случайно пытаются заранее занять места поближе к возвышению с троном. Вот раздался гулкий удар колокола, и церемониймейстер громко произнес:

— Владычица Мрака!

Гомон тут же умолк. Все застыли, повернувшись к центру зала. Двери плавно распахнулись, и по проходу прошли дайрилли. Часть из них останавливались каждые три метра и замирали, обнажив мечи. Остальные дошли до возвышения и заняли свои места возле трона. Я, вспомнив уроки Максуса, торжественно вступила в зал. Как только я сделала первый шаг, как все присутствующие мужчины встали на одно колено и склонили головы, а женщины присели в глубоком реверансе. Я медленно и величаво прошествовала к трону. Правда, далось мне это с трудом — в первом ряду я увидала Максуса, и тут же вспомнила случай с платьем. Слегка фыркнув от сдерживаемого смеха и немного запнувшись, я все-таки добралась до трона. Поднявшись на возвышение и развернувшись лицом к залу, я произнесла:

— Приветствую вас, дети Тьмы! Объявляю о начале Долгой Ночи!

— Слава Владычице Мрака!!! — проревел зал в ответ. — Да победит Тьма!

Тронный зал наполнила торжественная музыка. Гимн Ночи плыл над застывшим народом. Отгремели последние аккорды и я величественно опустилась на трон.

Зал тут же ожил, наполнился шумом и гомоном, зазвучала музыка.

Веселье в полном разгаре — через час будет полночь! Я сижу на троне и с улыбкой смотрю на веселящийся народ. Рядом с троном установлен столик, на котором стоит бокал игристого вина. Маленькими глоточками я смакую этот чудесный напиток. Вот начался жребий, с помощью которого будет выбран король Долгой Ночи, который будет ухаживать за мной в течение всего праздника. Когда на троне сидел Владыка — то выбирали королеву…

Жребий проводился просто — в выбеленный череп какого-то древнего существа, оправленный в потускневшее серебро, каждый бросал золотую монету. Если череп после падания монеты издавал пронзительный вопль, то тот, чья монета была, считался победителем. Как мне объяснили, этот жребий срабатывал только в Долгую Ночь.

Тролли обиженно толпятся в сторонке — их не допустили к участию. Вопиющая несправедливость! Видно, я слегка перебрала, так как указываю на эту несправедливость одной из дайрилли. Она кивает и спускается в зал. Через пару мгновений рев, который исторгли тролльи глотки, заглушил вообще все звуки… Мда… Пошутила… Жребий выпал на тролльего вождя по имени Гррыттур… Два с половиной метра стальных мышц и полная глотка острых зубов… Ему надевают корону, и он, гордо глядя на остальных, подходит ко мне. Время! Часы бьют двенадцать — первый танец наш!

Гррыттур с поклоном подает мне свою лапищу. Интересно, тролли умеют рассчитывать свою силу? Надо же! Умеют! Оказывается, несмотря на свой грузный вид, они довольно быстры и проворны. Мы медленно вальсируем — тролль умелый танцор, он очень нежно держит мою руку и, слегка наклонившись, обнимает за талию. На его лице какая-то детская улыбка… Вот танец закончился, и он отводит меня на место — теперь очередь других.

— Гррыттур, — я смотрю на него. — А чему ты все время улыбался во время танца?

— Владычица! — он с таким обожанием смотрит на меня, что я слегка краснею. — Вы даже не представляете, какую честь оказали троллям!

— Присаживайся, — я не хочу, чтобы он стоял, наклонившись ко мне. — Я не люблю задирать голову…

Тролль мгновенно садится прямо на ступеньки, теперь его голова практически вровень с моей.

— Владычица! Никогда еще тролли не допускались к жребию! Никогда тролля не выбирали королем Долгой Ночи! Этот праздник войдет в предания и легенды троллей!

— Я рада за троллей, — я опять отпиваю вина. — Гррыттур, а ты довольно умелый танцор.

Оказывается, тролли могут смущаться! Еще как могут! А еще тролли довольно умны, ну не все конечно…

— Владычица! — к трону пробрался Максус. — Позвольте заметить, что вам нужно было взять пару уроков танцев!

— ТЫ! — тролль взорвался, схватив Максуса за горло, он уставился на него бешеными глазами и утробно зарычал: — Да как ты, тварь, посмел сделать замечание Владычице!

К нам сразу же подскочили несколько дайрилли с обнаженными мечами.

— Тихо! Отпусти его! — я посмотрела на тролля. — Это мой преподаватель…

— Но он… — начал тролль.

— Я сказала отпусти его, — мрачно повторила я.

Тролль разжал лапу, и Максус рухнул на пол, хрипя и держась за горло. К нам подбежал встревоженный Слай:

— Что случилось?!

— Ничего особенного, мастер Максус немного не понял, что сейчас не урок… — я покачала головой. — А Гррыттур слегка перенервничал.

Окинув тролля подозрительным взглядом, Слай помог Максусу подняться на ноги и утащил его из зала.

— Владычица… — тролль посмотрел на меня взглядом побитой собаки. — Прошу извинить меня… Я просто подумал… Я…

— Забудь, — я махнула рукой. — Все нормально. Не бери в голову. Максус сам виноват, мы не на уроке. И не стоит так нервничать, — я похлопала его по руке. — Я, конечно, ценю заботу, но я бы и сама могла ответить ему.


Праздник идет своим чередом. Вскоре все переходят в большую столовую — столы накрыты и ломятся от угощений. Угу… Тролли, рыча и скалясь, стараются занять места поближе ко мне. Создается неразбериха. Слай берет все в свои руки, и порядок наведен. Я беру бокал и поднимаюсь. В столовой наступает гробовая тишина.

— Народ Тьмы! — первый тост мой. — Я поздравляю вас с праздником Долгой Ночи! Пусть в следующем году сбудутся все наши мечты! Пусть Тьма окончательно накроет Уррш, погрязший в дрязгах и рабском поклонении Свету! Пусть Темные Боги порадуются за своих детей!

Я выпиваю содержимое бокала залпом. Все шумят и поздравляют друг друга. Начинается глобальная пьянка… Я стараюсь много не пить. Но у меня не получается… Заключительный тост — и я теряю связь с реальностью. Последнее, что я запомнила — это как целую короля Долгой Ночи, и он падает в обморок… Офигевшие глаза Слая… Потом меня куда-то тащат дайрилли… Повеселилась…

Пришла в себя только к вечеру. В своей постели. Голова не болит, только какой-то тремор внутри и дикий сушняк. Ха! Увидев, что я открыла глаза, хранительница подает мне бокал с пряным напитком. Медленно выпиваю его и чувствую, что начинаю приходить в норму. Ух, как же хорошо!

— Что вчера было? — спрашиваю у дайрилли, которая дежурит у моей постели.

— Под конец праздника, когда вы поцеловали Гррыттура, и он упал в обморок, вы выпили еще, и Верховный Шаман приказал увести вас спать. Мы увели. Утром Гррыттур официально заявил, что если кто косо посмотрит в вашу сторону, то он лично сожрет его вместе с одеждой…

— Это все новости? — Я прикрыла глаза, пытаясь представить себе эту картину.

— Нет. Гррыттур ждет аудиенции.

— Зачем?

— Он не говорит.

— Передай ему, что я приму его через два часа, — я направляюсь в ванную. — Мне нужно привести себя в порядок…

24

Умываясь, смотрю на себя в зеркало. Хорошо погуляли — глаза красные, слегка опухшие. Да и сама я какая-то помятая и растрепанная. Во рту ощущение, будто всю ночь там кошки гадили… Привожу себя в порядок, с помощью магии стираю следы вчерашней гулянки. Меня причесывают и надевают обруч власти. От еды я категорически отказываюсь — просто не могу на нее смотреть. Подхожу к балконным дверям и распахиваю их настежь. Ледяная струя воздуха окончательно приводит меня в порядок. Выхожу на балкон и поднимаю голову наверх. Снаружи морозный зимний вечер. Звезды ярко мерцают на темно-синем небе… Дайрилли накидывает мне на плечи меховой плащ, в который я тут же закутываюсь. Пора идти… Нет, поступим иначе.

— Пусть Гррыттур сюда придет…

Минут через пять сзади меня раздалось сопение тролля.

— Что ты хотел, Гррыттур? — не оборачиваясь, спрашиваю я.

— Я привел лучших бойцов тролльих племен. Они будут охранять вас!

— Спасибо, — я повернулась к нему. — Но у меня уже есть дайрилли.

— Тролли могут охранять не хуже дроу! — Гррыттур просительно посмотрел на меня. — Я привел две сотни отличнейших воинов!

— Зачем?

— Владычица, во все времена расы, населяющие Уррш, довольно пренебрежительно к нам относятся. Даже наши союзники дроу… — с болью в голосе начал тролль. — Да, многие из нашего племени не блещут умом. Но среди нашего народа никогда не было предателей! Мы дети Тьмы… И только вы отнеслись к нам как к равным… Прошу вас…

Он встал на колено и осторожно взял мою руку.

— Хорошо. Они будут охранять меня. В основном, конечно, я поставлю их на охрану моих покоев.

— Благодарю, Владычица! — он прижался лбом к моей руке. — Для троллей настали счастливые времена!

— Тогда выслушай меня внимательно, Гррыттур! — Он уставился мне в глаза, ловя каждое слово. — Ты должен объединить все тролльи племена. Объединить их под свое единое руководство. После этого я дарую тебе привилегию прямого доступа…

— Повинуюсь, Владычица! — тролль вскочил на ноги. — Объединить троллей будет не так сложно, после вчерашнего праздника и… — он слегка замялся. — …И вашего поцелуя практически все главы племен признают мое старшинство!

— Хорошо, если это так. Кстати, как твоя жена отнеслась к поцелую человека?

— Вы Владычица! — тролль гордо подбоченился. — Она очень горда, что меня отметили!

— Хм. Хорошо. Если у тебя все, то я хотела бы побыть одна.

Тролль поклонился и вышел. Я же опять обратила свой взор на звезды. Ночь окончательно вступила в свои права и звезды засияли ярче. Они были похожи на маленькие блестящие алмазы, рассыпанные по черному бархату небосвода… Нет, что-то я продрогла, пора уходить в помещение.

В одной из комнат уже был разожжен камин. Напротив него было установлено кресло, в которое я и уселась и вытянула ноги.

— Владычица, к вам Верховный Шаман…

— Пускай заходит.

Несколько мгновений спустя Слай сзади положил мне руки на плечи.

— Да, Чии, ну ты вчера и дала жару.

— Что-то не так? — я задрала голову назад и посмотрела ему в глаза.

— Да нет, все вышло нормально. Вот только если бы на месте тролля был бы человек или дроу…

— То что?

— Оказывается, ты плохо знаешь обычай праздника Долгой Ночи, — Слай слегка улыбнулся и, обойдя кресло, уселся у меня в ногах. — Поцелуй означает, что вы приглашаете избранника в свою постель…

— Упс… — Я представила тролля в своей постели, и меня слегка передернуло. — Но его же не было!

— Да, — кивнул Слай. — У вас бы ничего не получилось. У троллей немного другая физиология. Он просто бы не поместился…

— Все! Хватит! — я помотала головой. — Но почему ТЫ меня не предупредил?!

— Да я только после поцелуя понял, что ты ничего об этом обычае не знаешь! — Слай поднял руки. — Я не допустил бы ничего… Вот почему он лишился чувств.

— Я думаю, что не стоит ему говорить о моем незнании обычая…

— Не стоит, теперь преданнее троллей у тебя никого нет. Они никогда не предают, а после их уравнения на празднике в правах с дроу и людьми они вообще готовы растерзать каждого, кто скажет против тебя хоть слово. Дроу и людей можно подкупить или запугать, с троллями такой фокус не пройдет…

— Подожди! А как же дайрилли?

— Это другой разговор. — Слай покачал головой. — Они не считают себя дроу… Они дайрилли-хранительницы. Я уже объяснял, что кроме тебя они никого не слушают и никому не подчиняются.

— У нас есть что-нибудь выпить? — я посмотрела на дайрилли.

— Да, Владычица, — кивнула та и махнула кому-то рукой.

Две девушки-дроу внесли столик с бутылкой вина и двумя бокалами. Поставив его возле моего кресла, они удалились.

— Я поухаживаю, — Слай поднялся и налил вино в бокалы. — Держи.

Я взяла бокал с вином.

— За нашу победу! За победу Тьмы! — мы слегка чокнулись.

Через три дня Слай принес ответ дварфов. Продираясь сквозь дебри дипломатических словес, я поняла только одно — нас просто послали куда подальше.

— А где мой совет? — я свернула ответ дварфов. — Давай, Слай, собирай советников. Будете мне докладывать политическую обстановку и роль дварфов в ее напряжении…

Слай только кивнул и вышел.

Мой совет состоял из четырнадцати членов. Туда входили люди, тролли и дроу — самые уважаемые в войсках командиры, представители ковенов, а также самые уважаемые старейшины, вожди и главы Домов. Он назывался просто — Объединенный совет Темных рас. Председателем совета я назначила Слая.


— Кто расскажет мне о дварфах? — я развалилась в кресле, напротив меня сидели советники. — Где они живут, сколько их…

— Разрешите? — поднялся один дроу. — Я могу доложить…

— Прошу вас.

— Дварфы обитают в своих подземных городах на территории Уррша, — он указкой стал отмечать места на карте. — Два города расположены на землях Тьмы. Это города Думраказар на Южных Отрогах и Казкарог на границе Великих Болот. Оба города расположены в толще скал. В каждом городе проживает от двухсот до пятисот тысяч дварфов. Воины у них умелые — каждый город может выставить до ста тысяч топоров… Есть магические ковены. Каждый город — это небольшое государство. Управляет каждым городом король. Все города состоят в союзах друг с другом. На поверхности мы гораздо сильнее, но соваться к ним в города — это безумие…

— Вот они и наглеют, — подал голос Слай.

— Какие будут предложения?

— Нужно их выманить из горы и разбить! — вскочил с места Гррыттур, только что введенный в совет. — Тролли покажут им, как выглядят настоящие воины!

— Как бы они не показали троллям… — вмешался командующий объединенной армией Реллиентар. — При атаке на хирд дварфов положите очень много бойцов…

— Тролли не сдаются! Они разнесут этот хирд в клочья!

— Потеряв при этом практически всех бойцов, — лениво проговорил Реллиентар. — Каждый хирд прикрывают маги…

— Ты сомневаешься в доблести троллей?! — взревел Гррыттур. — Я сейчас покажу, что значит…

— Тихо! — я ударила ладонью по столу. — Я сюда что, пришла слушать, как вы грызетесь между собой? Вы, кажется, совет, а не базарная лавка…

Посмотрев на разом притихших советников, я продолжила:

— Значит, так. Военные разрабатывают план кампании против дварфов. Гражданские придумывают повод для нападения. Такой повод, что мы белые и пушистые, а дварфы злодеи, поедающие плоть украденных младенцев. Сроку вам двое суток. Вопросы? Нет? Хорошо, занимайтесь. Кстати! Хотите, я расскажу, почему у эльфов плоские носы?

— Э… Да, — чуть замешкавшись, ответил Реллиентар. — Почему?

— Когда эльф рождается, повитуха кидает его на пол, становится ногой на затылок и вырывает хвост.

С этими словами, под громкий гогот совета, я вышла из зала.


План военной кампании военные советники переделывали три раза, пока он их всех не устроил. После чего объединенная армия Тьмы осадила Думраказар. Королю дварфов был послан ультиматум, в котором предлагалось выдать некроманта в течение двенадцати часов, иначе их город будет уничтожен. Одновременно с этим по всей территории Тьмы распространили заявление объединенного совета, в котором расписывались ужасающие деяния дварфов. Их даже обвинили в неурожае прошлого года и гибели благородных героев в Великих Болотах.


Через шесть часов после ультиматума главные ворота Думраказара распахнулись, и из них вышел хирд. Стальная стена щитов, ощетинившаяся копьями, выглядела грозно. Печатая шаг, хирд двинулся к моим войскам. В магическом зрении было видно мерцание щитов, окружающих его. Несколько камней, запущенных нами из катапульты, рассыпались песком, едва коснулись защиты. Ковен магов вызвал сильнейший ливень на хирд и перед ним, одновременно с этим пытаясь сбить магические щиты. Маги дварфов держали защиту. Выждав немного времени, когда хирд немного промок и находился на растаявшем снегу, я вскинула руку, и мощная молния ударила в землю рядом с хирдом. Запахло озоном, и ветер донес запах паленого мяса. Хирд застыл на месте. Рядом с ним ударила еще одна такая же молния. Потом еще одна, и еще… Через несколько минут остатки хирда попытались отступить, но его накрыли залпом из катапульт…

— Вот так вот, — ухмыльнулась я. — Учите физику, коротышки…

Торжествующий рев войск первой линии разорвал тишину. А еще через час из горы по нам выстрелила катапульта. Снарядом оказалась голова некроманта, выдачи которого мы потребовали. Это меня разозлило. Дварфы издевательски выполнили мое требование…

Пришло сообщение от группы войск, осаждавших западные ворота, — там хирд умудрился уничтожить практически две сотни троллей. Вскочив на свою лошадь, я в окружении дайрилли помчалась туда.

Хирд уже скрылся в недрах горы. В поле лежали расчлененные останки тролльего отряда.

— Командира группы ко мне, — мой тон не предвещал ничего хорошего.

— Владычица! — ко мне подъехал дроу. — Командир западной группы объединенных войск капитан Исскур!

— Почему вы не дали приказ на отход, едва появился хирд? Вам что, был неясен план осады?

— Владычица! — Исскур побелел. — Тролли отказались отходить и ринулись в бой!

— Где их командир?

— Погиб вместе с ними… Это он повел их в атаку…

— Скольких они смогли уничтожить?

— Нисколько, Владычица…

Я молча развернула лошадь и отправилась в штаб. Зайдя в штабную палатку, я всех выгнала оттуда.

— Пригласите ко мне Гррыттура! Живо!

— Владычица? — в палатку зашел тролль и, увидев мой взгляд, побледнел. Я и не знала, что тролли умеют бледнеть…

— Гррыттур… Ты подвел меня… — тихим голосом начала я. — Две сотни троллей бесславно погибли у западных ворот, ослушавшись приказа. Что ты можешь сказать в свое оправдание?

— Владычица… — он опустил голову.

— Я знаю, что я Владычица! — вспылила я. — Почему тролльи командиры не слушаются приказов?! Вы хотите сломать весь план?! Значит, так. Я даю тебе последний шанс… Либо ты приводишь в чувство своих троллей, либо я вычеркну вас из детей Тьмы. Тебе ясно? Ступай, через час доклад мне о принятых мерах…

Через час он доложил — пятьдесят тролльих голов было насажено на колья…

25

Ночью пошел снег. Ковен магов установил навес и очистил под ним снег до промерзлой земли. Затем начертил замысловатую пентаграмму. После чего они выдолбили канавки в земле по силовым линиям. В лучах вонзили мечи. Привели несколько человек, осужденных к смерти.

Я стояла прямо по центру пентаграммы. Маги ковена расположились вокруг. Кровью жертв были залиты силовые линии пентаграммы. Я подняла руки вверх и принялась плести сложный узор заклинания. Затем я напитала его энергией и активировала. Кровь жертв вскипела, меня окружило кольцо ледяного пламени. Маги отдали мне всю свою энергию и рухнули без чувств на стылую землю. Произнеся еще одно заклинание, я направила луч энергии прямо в гору, под которой располагался Думраказар. Резко похолодало. Через меня текла волна мрака и уходила в недра горы. Земля вздрогнула, раздался вой, от которого кровь стыла в жилах. Земля вздрогнула еще раз, вершина горы засияла нестерпимым светом, на меня навалилась тяжесть, и я медленно опустилась на колени, продолжая гнать через себя волну. Мечи с шипением погрузились в землю по самые рукоятки… А затем гора задрожала и принялась таять, как масло… Я опустила руки и прекратила подачу энергии. Тяжесть пропала так же внезапно, как и появилась. Я поднялась с колен и посмотрела на дело своих рук — на месте горы находилось кипящее озеро расплавленного камня. Близлежащий лес горел, как спички… Я пошатнулась, ко мне сразу же бросилось несколько дайрилли, которые не дали упасть. Навалилась смертельная усталость, глаза стали закрываться сами собой…

Проснувшись, я смотрела на потолок палатки и не могла сообразить, где я нахожусь. Слегка пошевелилась, и надо мной тут же появилось лицо дайрилли:

— Владычица, Вы проснулись! — она помогла принять мне полусидячее положение и подала кубок с восстанавливающим напитком.

— Где я? — выпив напиток, поинтересовалась я.

— В палатке возле бывшего города дварфов. Вы проспали двое суток, — тут же ответила она.

— Вызови главу совета.

Через пару минут в палатку зашел Слай.

— Какие новости? — поинтересовалась я.

— Дварфов Думраказара больше не существует… — Слай уселся возле кровати. — Дварфы Казкарога прислали парламентеров. Они готовы покинуть земли Тьмы, если мы гарантируем их безопасность при выходе.

— Я думаю, пусть уходят, но город должен остаться целым — он нам еще пригодится.

— Будет исполнено, — он немного помолчал и спросил: — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. Слабости нет, голова не кружится… Приведу себя в порядок и выйду. Нам пора отправляться домой. Здесь больше нечего делать.

— Хорошо, тогда я отдам приказ о возвращении. — Он поднялся и с поклоном вышел…

Перед тем как отправиться в замок, я подъехала как можно ближе к месту бывшей горы. Камень уже застыл, но от него все еще шел жар. Даже на расстоянии пятисот метров снега не было вообще — голая, слегка дымящаяся земля. Немного поглядев на образовавшуюся каменную плешь, я развернулась и отправилась домой…


…Лауриенар уже третий раз перечитывал донесение разведки. Что-то было до боли знакомым, но он никак не мог сообразить, что именно. Шел уже второй час ночи, и можно было лечь спать, но на душе было тревожно. Вздохнув, Лауриенар принялся читать донесение в четвертый раз, пытаясь понять, что его тревожит. Объединенный совет темных рас его не тревожил точно — еще немного и они там перессорятся, и совета не будет. Объединяются они не в первый раз и всегда вскоре наступают ссоры и их совет распадается. Распадается всегда, это непреложный закон, советы распадались даже когда с ними были Владыки… И мы немного ускорим процесс — благо люди давно готовы. Темные опять заняли замок Владыки и над ним новый флаг с новым гербом? Пусть, они постоянно его занимают, это не страшно. Вот правда флаг поднимают, когда является Владыка… Но Владыку они уничтожили, так что… Стоп! Вот оно! Лауриенар щелкнул пальцами, и перед ним появилась книга. Раскрыв ее, он принялся искать описание герба Владыки — да, на гербе Владыки изображен черный меч в круге, а сейчас на флаге черное солнце… Это точно не Владыка… Значит, не то… Объединенная армия темных уничтожила Думраказар? Это, конечно, интересно, как им удалось, но тоже не страшно. Темные изгнали дварфов Казкарога? Да и пусть — эти дварфы ему пригодятся при завоевании темных земель. Так что это даже плюс. Все не то… Что-то до боли знакомое, но вот что? Ладно. Потом разберусь. И так дел невпроворот — нужно что-то решать со знатью… Недовольны они, заговоры начали плести… А расслабляться сейчас нельзя — нужно окончательно объединить эльфов и создать Великую Светлую империю! Вот только третье королевство присоединю, и меня уже никто не остановит! Нужно слегка намекнуть заговорщикам, что знать поменять недолго — на их места желающих много найдется…


Бледный гонец стоял перед моим троном. Дварфы Казкарога цинично меня кинули — нижние ярусы города были затоплены, верхние практически полностью разрушены. Проще построить новый город, чем восстановить этот… Теперь гонец с трепетом ожидал свою судьбу. Я, конечно, знала, что гонца, принесшего плохую весть, казнили, и знала, что он об этом тоже знает. Но на самом деле гонец не виноват, он просто передал послание. Поэтому я поступлю иначе.

— Ступай, — я сделала ему жест, чтобы он выметался отсюда. Гонец оказался понятливым и мгновенно исчез.

— Советников ко мне! — Посыльный тенью метнулся за двери.

Через несколько минут совет в полном составе выстроился передо мною.

— Кто отвечал за передачу нам Казкарога? — я прищурившись смотрела на советников. — Почему он не выполнил возложенную на него задачу?

— Передачу города обеспечивал Махр, — доложил Реллиентар. — Он должен был уже доложить…

— Он доложил. Читай, — я протянула Реллиентару донесение.

— Но… Он же сам сказал, что проблем никаких не будет! — Реллиентар вернул мне донесение. — Он сам вызвался…

— Тогда почему он не выполнил задание?

Реллиентар только пожал плечами.

— Разрешите, я съезжу и спрошу у него лично! — хищно оскалился Гррыттур.

— Зачем ездить, мы сейчас сами спросим… — я активировала заклинание и щелкнула пальцами. — Маму вашу…

Перед троном материализовался обнаженный Махр, стоящий на карачках и отклячив зад. Он ошалело огляделся, потом громко отрыгнул.

— Ни хера ж себе! — мутными глазами Махр посмотрел на меня и советников. — Вот это привидится же… Песивец! Ты куда пропал? Ик…

Советники застыли статуями.

— А почему он голый и в такой позе?! — даже я растерялась от такого явления. — И, по-моему, он вообще никакой…

Первым очнулся Гррыттур, он сделал шаг и слегка приласкал Махра по голове, отчего тот, потеряв сознание, растянулся на полу. Одна из дайрилли накинула на тело какую-то тряпку.

— Я чего-то не понимаю? — мой тон не предвещал ничего хорошего. — Чем у нас занимаются командиры?! Это что, в порядке вещей?

— Нет, Владычица, мы сами и не подозревали об этом! — загомонили советники.

— Этого извращенца допросить и на кол! — я брезгливо показала на валяющееся тело. — Его коллегу тоже. И наложите на них какую-нибудь лечилку, чтобы не менее месяца на колу провисели!

Гррыттур понятливо кивнул и выволок Махра из зала, остальные советники потянулись за ним.

— Господа! А я вас вроде бы не отпускала… — Советники застыли. — К вечеру мне доклад, где остановились дварфы Казкарога и какие меры я хочу к ним принять…

Окинув их взглядом, я милостиво разрешила им удалиться…

В зале запахло ароматами цветов, слабый свет озарил зал, и перед моим троном появилась довольно красивая женщина в белом платье, с венком из цветов на голове и мечом в руке.

— Я, Пресветлая дева, богиня этого мира, повелеваю тебе, отродье мрака… — пафосно начала она, потом заметила меня на троне и продолжила уже обиженным тоном, с возмущением смотря в мою сторону: — Так! А где Владыка?! Ты вообще кто?!

— Я за него…

Пресветлая без особых усилий вонзила меч в пол.

— Как это за него?! — обиженно произнесла она.

— Ну папа не может, — я начала нести откровенную пургу. — У него там какие-то проблемы…

— ПАПА?! — тут Пресветлая офигела. — Ты дочь Элкнета?!

Я убедительно закивала головой, благо сам Владыка Мрака ничего не сможет опровергнуть…

— А почему он молчал?! — она уперла руки в бока. — Ну, братик!

— БРАТИК?! — тут уже офигела я. — Какой братик?!

— Тебе папа ничего не рассказывал?

— Не-е…

— И ты ничего не знаешь?

— А что я должна знать? — Я с интересом уставилась на нее, потом спохватилась и создала кресло. — Присаживайтесь, пожалуйста. Чай? Кофе?

— Есть чего-нибудь покрепче? — Пресветлая уселась в кресло. — Как тебя зовут, племяшка?

— Чиисами, — ответила я и, оглянувшись на напряженных дайрилли, приказала: — Принесите вина.

— Чиисами… Хорошее имя, — Пресветлая улыбнулась. — А настоящее имя?

— Алина…

— Ах ты ж моя племянница!!! — Та прямо расцвела от умиления. — Можешь называть меня тетя Алианна. А сколько тебе лет?

— Шестнадцать…

— Нет, не человеческих, — она помотала головой. — Всего сколько?

— Шестнадцать, — я пожала плечами. — Сколько есть…

— Ну, Элкнет! — Алианна тряхнула головой. — Отправить ребенка вместо себя? Ну я ему задам, когда увижу!

Трое дроу внесли в зал столик, пару бокалов, бутылку вина и несколько вкусняшек. Установив все возле Алианны, они удалились.

— Присаживайся рядом, племяшка. — Алианна поманила меня рукой. — Познакомимся поближе!

— Но вы же прибыли для разборки? — спросила я, создав еще одно кресло и присаживаясь напротив.

— Да какие там разборки! — Алианна махнула рукой, разливая вино по бокалам. — Когда тут такие новости… Ну, давай за знакомство!

За первой бутылкой последовала вторая, потом третья… Алианна плакалась на неблагодарных эльфов — когда все хорошо, они про нее забывают, в храмы не ходят, молитвы не возносят… Зато когда что-нибудь случается, так Пресветлая помоги-спаси!!! Когда я сказала, что у меня вообще храмов нет, она жутко разнервничалась и потребовала срочно создать — от количества храмов и вознесения молитв увеличивается мощь божества… Потом она вызвала моих советников и с чувством пропесочила их, категорически приказав создать храмы в честь меня и начать вознесение молитв. От такого авангардизма советники совсем прифигели и клятвенно пообещали все сделать в кратчайшие сроки…

— Тетя Алианна! — начала жаловаться я. — Меня дварфы обижают! Город испортили!

— Обижают?! — Алианна нахмурилась. — С дварфами у меня отношения тоже не очень, но…

Она слегка задумалась и, стукнув кулаком по столику, проорала:

— Дварфган!!! Иди сюда!

Буквально сразу же после ее вопля в зале материализовался бородатый мужик в доспехах, рогатым шлемом и огромным топором в руках.

— Чего надо, Алианна? — недовольно проговорил он.

26

— Дварфган, а чего твои подопечные мою племянницу обижают? — Алианна возмущенно уставилась на него.

— Какую племянницу?! — Дварфган изумленно застыл. — У тебя же сроду никого не было!

— А теперь есть! — пьяно ухмыльнулась Алианна. — У Элкснета, оказывается, дочка появилась!

— А чего он молчал?!! Когда?!

— Недавно, да вот она сидит, — Алианна показала на меня. — Алиной зовут, прямо как меня! Правда, местное имя — Чиисами, шестнадцать лет от роду.

Я, привстав с кресла, слегка поклонилась.

— СКОЛЬКО?! — ошалел Дварфган. — Это всего?!

— Да. Я сама в ужасе, — Алианна покачала головой. — Совсем еще ребенка отправил…

— Ну, Элкнет! Я ему все выскажу! — Дварфган погрозил кулаком в потолок. — Так! Девчонки, я на минутку!

С этими словами он исчез.

— Все будет хорошо! — Алианна, нагнувшись, потрепала меня по щеке. — Сейчас он своим дварфам выскажет всё! Они сами прибегут и город в порядок приведут!

— Спасибо, тетя Алианна! — поблагодарила я, думая, какие ощущения будут у дварфов после такого приказа своего верховного божества…

— А вот и я! — в зале снова материализовался Дварфган, уже без топора, но с бочонком. — За такую новость нужно выпить!

— Там то, что я думаю? — заинтересованно спросила Алианна.

— Ага, — ухмыльнулся Дварфган, ставя бочонок рядом со столиком. — Грибная настойка! Как раз для такого случая!

Я создала еще одно кресло. Дайрилли подала бокал Дварфгану.

— За знакомство! — Дварфган налил всем из бочонка прозрачной жидкости, слабый запах грибов распространился по залу. — Будем!

Настойка пошла на ура. Не очень крепкая, вкусная, опьянения я практически не ощущала… Но когда попыталась встать, поняла, что ноги меня вообще не держат, вдобавок мне стало очень весело.

Наша пьянка была в самом разгаре, когда мне доложили о прибытии героя и вызове меня на бой.

— Владычица! — в зал заглянул дроу. — У ворот замка благородный герой Кобран…

Я даже не сообразила, о чем это твердит зашедший с докладом дроу, как возбудился Дварфган:

— О! — он потер руки. — Пошли к воротам! Хоть разомнусь!

— Вот вечно тебя подраться тянет, — Алианна покачала головой. — А мы девушки мирные, да и обратно возвращаться лень…

— Ты права! Надо же, сегодня у тебя проскользнула мудрая мысль! — Дварфган пригнулся от запущенной в него закуской и повернулся к дроу. — Живо этого героя сюда!

Дроу только слегка сжался и остался на месте.

— Тебе что, приказ неясен?! — Дварфган попытался привстать, но его пнула Алианна:

— А ты чего в гостях раскомандовался, пень подгорный? У себя в пещерах командовать будешь!

— Да ладно тебе! — не обиделся на пня Дварфган. — Чиисами не против, да?

Я только помотала головой — говорить уже не могла. Дроу только кивнул и через пару минут в зал вступил мужик в полушубке, обшитом железными пластинами:

— Я, благородный Кобран, вызываю тебя на бой, тварь ночи! — сначала он гордо подбоченился, но затем, увидав нашу компанию, как-то сник.

— Ты кого тут тварью назвал?! — вскочил Дварфган. — Я тебе сейчас глаза местами поменяю, ты, говно земляного червя!

— Подожди с глазами, Дварфган! — вскочила Алианна. — Он мою племяшку обидел! Да я сейчас сама из него лоскутки сделаю!

Трясущийся Кобран широко открытыми глазами смотрел на двух высших богов Уррша. Я от еле сдерживаемого смеха почти сползла с кресла. В течение пяти минут Алианна с Дварфганом спорили, кто начнет первым. Победила Алианна.

Под мое глупое хихиканье Алианна прочитала герою часовую нотацию о том, что плохо воевать с маленькими девочками, самыми приличными словами в нотации были нельзя и плохо.

Дварфган в это время записывал ругательства, которые выдавала Алианна, и восхищенно мотал головой. Наконец Алианна выдохлась и, показав Кобрану кулак, уселась на свое место. Дварфган аккуратно спрятал записи и подошел к герою.

— На бой вызывал? — ласково спросил он его. — Единственную племянницу Пресветлой?! Я, конечно, понимаю, что ты только с девушками можешь воевать… Но им повезло, что тут я есть.

— Яааа… — заикаясь, протянул Кобран, в ужасе мотая головой. — Я властелина победить…

— Ну все, Кобран, ты попал! — с этими словами Дварфган приподнял героя и швырнул его об стену. — Да тебя сейчас просто порву!

Дварфган развлекался недолго — сначала бил герою морду, а затем он два раза вышвыривал этого героя в окно, промазывал и возмущался, что у меня в замке маленькие окна.

— Чиисами! Ну скажи, чтобы окна сделали побольше! Жирноват герой, не пролезает! — На третий раз ему повезло, Кобран смог покинуть зал в облаке осколков. — А, нет, пролез!

— Не долетел! — возмутилась Алианна, высунувшись в окно, и проорала кому-то внизу: — Тащите его обратно!!!

— Куда не долетел? — тоже выглянул Дварфган.

— Вон, там, выгребная яма. Но боюсь, не докинешь… — с сомнением покачала головой Алианна.

— Я?! Не докину?! — возмутился Дварфган и выхватил принесенного Кобрана. — Да я… Да у меня… Все! А ну отойдите от окна! Ух!

Тушка героя еще два раза отправлялась в полет, пока Алианну не удовлетворил результат:

— Молодец! Прямо головой попал! За это надо выпить!

Выпили. Потом еще выпили, и еще.

— Тетя Алианна! — я решила задать мучающий меня вопрос. — А почему вы с папой враждуете?

— Да поспорили они! — вмешался Дварфган. — Кто создаст первый народ на Уррше.

— И кто?

— Оба. Алианна — эльфов, а Элкнет — дроу… — Дварфган не договорил, как взорвалась Алианна:

— Оба?! Да он украл у меня идею! Украл и испортил!!! — Она залпом выпила бокал грибной настойки и швырнула его в стену. — Сволочь! Еще и оправдываться пытался…

— Да ладно тебе, — Дварфган посмотрел на осколки. — Ты просто не хочешь признаваться, что твой братик равен тебе.

— А ты вообще молчи, каменная задница!

— А! — махнул рукой Дварфган. — Вот будешь меня обижать, больше никогда настойки не принесу.

И что теперь делать? Опять врать? Придется.

— Тетя Алианна, — я потеребила надувшуюся Алианну за рукав. — А мне папа говорил, что если бы не вы, то он никогда бы не смог создать дроу…

Думаю, на пьяную голову такое прокатит, и она не вспомнит, что я вначале говорила, что ничего не знаю…

— Он тебе говорил?! — Алианна вперила взгляд в меня. — А почему мне не говорил?!

— Так вы и не давали ему сказать… — я пожала плечами. — Сразу драться лезли, а он боится вас…

— Точно?

— Да, — я изобразила самый честный взгляд. — Он всегда говорил, что вы тот спор выиграли…

— Ой, ты моя деточка! — она расцеловала меня. — Наконец-то он признал это! Можешь ему передать, что я не сержусь!

— Обязательно! — легко пообещала я, наглеть так наглеть. — А как быть с моим заданием?

— Каким заданием? — заинтересовался Дварфган.

— Мне папа сказал, что я должна получить власть над всем Урршем… — Я стеснительно посмотрела на Алианну.

— Ну что, Дварфган, дадим племяшке проявить себя? — Алианна пихнула бога дварфов. — А?

— Я думаю, помогать не будем, — он посмотрел на меня. — Но и мешать тоже. Посмотрим, на что ты способна.

— Ну и ладушки! — Алианна огляделась. — А где мой бокал? Кто его разбил?!.

…Утро выдалось неплохим. Правда, во рту было сухо и очень хотелось пить, но в целом состояние организма было нормальным. Приведя себя в порядок, я пошла посмотреть на то, что осталось от тронного зала. Как ни странно, все было на месте, вот только возле трона, завернувшись в какое-то покрывало, храпел Дварфган. Посреди зала торчал из пола меч Алианны и стояла пара пустых бочонков из-под грибной настойки. Окно, через которое вчера кидали Кобрана, уже было застеклено.

Пора будить нашего алкоголика и выпроваживать его домой.

— Дядя Дварфган! — я потеребила его. — Просыпайся!

— Уррпрхх, — проворчал тот и перевернулся на другой бок.

Ну и что делать?

— Подъем! — заорала я ему в ухо. — Тревога!!!

— Арр! — вскочил Дварфган. — Разойдись!!!

Он замолчал и внимательно осмотрелся.

— А, племяшка Алианны! — он уселся на ступеньки и потянулся. — Чего орешь?

— Утро уже… Завтракать будете?

— Нет, благодарю, — он увидел бочонки. — Пустые?

— Угу…

— Жалко… — вздохнул он. — Ладно, а где Алианна?

— Не знаю, — я пожала плечами. — Вот меч здесь, а ее нету…

— Понятно… Гоняет, наверно, своего муженька… — он зевнул и встал. — Она всегда после грибной настойки его гоняет… Так! Короче, я с вами не пил и меня тут вообще не было! Хорошо?

— Хорошо…

— Ну и отлично, — он подошел к мечу и вытащил его. — Передашь Алианне, что меч я забрал.

— Ага, передам, — я кивнула.

— Пока! — он махнул мне рукой и исчез.

— Э! — только и успела сказать.

Вот интересно, он о своем обещании вспомнит или нет? Ведь жалко терять целый город…

К обеду пришел Слай с докладом: Махр, оказывается, состоит в какой-то тайной секте, с хитрым названием «Верн Варунг Воррхрамник», что с древнеэльфийского переводится как «Мудрость, проникающая через нижние врата». Они верят, что так на них сходит благодать, и они ощущают единение со своим духовным учителем — Алоисом Мохороу…

— Ты хочешь сказать, — я недоуменно посмотрела на Слая, — что они… э-э-э… мужеложествуют ради какой-то благодати?!

— Да, — развел руками Слай.

— И как, благодать сходит?

— Нет, но они привыкают и уже не могут без этого жить…

— И много у нас таких сектантов?

— Только эти двое и были. В основном это учение распространено у эльфов. Там даже ранги своеобразные: Алоис занимает высший ранг — убившийся на чле… ой, тут неразборчиво написано, об стену! Убившийся об стену! — Слай сглотнул. — Потом идет… э-э-э… Мордер Самотык, затем Задничный Страж… Можно я не буду дальше озвучивать?! Там сплошная похабщина…

— Понятно. Что-нибудь еще?

— Когда вы сможете принять совет с предложениями по дварфам? Еще нужно уточнить ваше мнение по расположению и убранству ваших храмов и порядок вознесения молитв…

— После обеда. Собирай всех, будем думать.

Сегодня советники смотрели на меня с гордостью и почтением — как же, два верховных бога Уррша приходили в гости. В связи со вчерашним визитом решение по дварфам решили отложить на неделю. Вместо этого они расстелили карту Темных земель и принялись объяснять, где будут находиться мои храмы. Затем показали эскизы этих сооружений — от циклопического главного храма до маленькой деревенской часовни. Сделав несколько замечаний по внутреннему убранству, я отпустила совет и, накинув легкую меховую накидку, вышла на балкон. Заходящее солнце медленно опускалось за верхушки деревьев, и снег принимал золотистый оттенок. Вечер был безветренный, мороз легонько пощипывал щеки…

27

Через пару дней мне доложили о прибытии пяти дварфов в качестве посольства. Потомив их пару дней, я соизволила их принять.

В тронный зал вошли пятеро дварфов, одетых, как объяснил Слай, в парадные одежды.

— Мы приветствуем вас, Владычица! — с поклоном проговорил один из них, с самой длинной бородой и разодетый пышнее других. — Мы очень сожалеем о допущенной ошибке и просим разрешения исправить ее.

— Я рада вашему решению, — с легкой усмешкой ответила я. — И как вы собираетесь ее исправить?

— Мы просим дозволения допустить к Казкарогу сто тысяч дварфов, и в течение полугода город снова будет блистать своим великолепием!

— Не много ли дварфов?

— Нет, Владычица, мы взяли по самому минимуму…

— Хорошо… Когда они прибудут?

— Дварфы прибудут через неделю после вашего дозволения!

— Я дозволяю! — удерживая серьезный вид, проговорила я. — Порядок передвижения и правила поведения на землях Тьмы согласуете с главой моего совета.

После моих слов дварфы поклонились и вышли из зала.

Так, Дварфган все-таки сказал, что я и есть Владычица Мрака… Вот интересно, как скоро об этом узнают эльфы? Нужно будет привести мои войска в полную готовность…

Нет, все-таки, когда все хорошо, это расслабляет. Так и у меня — на моей территории, по докладам, все просто отлично — мир и порядок. И тут началось! В три ночи меня подняли сообщением, что в предгорном районе, у северной границы, сцепились из-за территории люди и дроу.

— Что именно там случилось? — выходя из спальни, уточнила я у Слая. — Из-за каких еще территорий?

— Информация уточняется, но, по не подтвержденным данным, люди пытались прогнать дроу. — Слай пожал плечами. — Была драка… Есть жертвы с обеих сторон.

— И много?

— Уточняем…

— Сотню троллей и двух советников — человека и дроу, с картой территории, в тронный зал! — я слегка нахмурилась. — Немедленно!

Проследив, как Слай отдал распоряжение своему посыльному, я повернулась к дайрилли:

— Пятьдесят хранительниц в тронный зал, ждать меня в полной готовности.

Когда я вошла в зал, там уже стояла сотня троллей, полностью закованных в сталь доспехов, во главе с Гррыттуром. Рядом мои дайрилли и двое советников.

— Карту! — мне тут же протянули требуемое. — Где это случилось?

— Вот здесь, — один из советников указал точку на карте. — Это маленький городок Ростар.

— Хорошо, — я вернула карту и обернулась на троллей. — Как только откроется портал, вы идете первые, за вами — дайрилли, а потом и мы. Как только там окажетесь — действовать по обстановке.

Убедившись, что все меня поняли, я повернулась в центр зала и активировала заклинание портала. Посреди зала появилась черная точка, вот она резко расширилась и с легким треском появилась мерцающая дыра в пространстве. В нее было видно зарево пожара и мечущиеся темные силуэты на его фоне, слышались крики и звон мечей.

— Ррадд рас барра! — заорал Гррыттур и ринулся в портал. Сразу же за ним, с громким топотом и лязгом, в портал вломились его тролли. Дайрилли скользнули следом за троллями совершенно бесшумно.

Проход через портал оказался банальным — как будто прошла через дверь в другую комнату. Вот только звуки стали громче. Тролли уже навели кое-какое подобие порядка в этой свалке — они врубились в ряды дерущихся и разделили их на две части. Встав между ними стальной стеной и угрожающе покачивая топорами. Я подвесила над полем осветительный пульсар и внимательно осмотрела место схватки. В грязном снегу лежало около двух десятков окровавленных тел — люди и дроу. Неподалеку горели какие-то строения, отбрасывая багровые отблески на снег и доспехи, огонь с треском пожирал дерево, взметая ввысь яркие снопы искр. Мои советники сразу же направились к своим народам. Вокруг них тут же все скучковались и послышались крики и обвинения — дроу обвиняли людей, люди дроу. Через пару минут советникам удалось установить порядок и крики постепенно стихли. Через полчаса советники с задумчивым видом подошли ко мне.

— Владычица! Ситуация довольно сложная и запутанная, — начал Амаллерин, советник от дроу. — На этой территории в основном проживают люди. Но дроу здесь частые гости. Раньше все было хорошо. Но последнюю неделю люди резко подняли цены для дроу, мотивируя, что дроу богаче и платить должны больше, а если что-то не нравится, то пусть дроу проваливают. Вот дроу и решили поставить в этом месте свой постоялый двор. А вечером пришла толпа из соседнего городка и заявила, что дроу могут проваливать к себе домой, это их исконная территория…

— Что у тебя? — я повернулась ко второму советнику, из людей. — Что говорят люди?

— Дроу слишком притесняют людей на своей территории, почему люди должны терпеть дроу на своей? — ответил Постан. — А раз они богаче, так и платить должны больше. Ну и не шастать по землям людей и шпионить. И вообще, пора бы дроу покинуть все земли людей и не мешать…

— Но раньше они жили нормально?

— Да, Владычица.

— Кстати, а с чего они взяли, что дроу начали притеснять людей? — я посмотрела на Постана и Амаллерина. — Или это правда?

— Нет, Владычица! — хором ответили советники.

— Тогда кто им это сказал?

— Сейчас узнаем…

Советники отошли к кучке людей. Минут десять они эмоционально общались, размахивая руками, а потом Амаллерин подбежал ко мне.

— Владычица, мы узнали! Дня три назад у них в поселке остановились двое беженцев с территорий дроу… Они и рассказали все эти ужасы…

— И где сейчас эти беженцы?

— Были в поселке…

— Слушайте меня внимательно! — я вышла так, чтобы меня видели и люди и дроу. — Еще раз повторится такое, как сейчас, и вы очень крупно пожалеете!

С этими словами я махнула рукой и с сереющего, утреннего неба в остатки строений ударил столб огня. Раздался грохот, земля ощутимо вздрогнула. На месте пожарища явственно виднелась глубокая воронка, в пару десятков метров диаметром.

— Вы меня хорошо поняли? — я внимательно посмотрела на испуганные лица. — Вижу, что хорошо! А теперь помирились и похоронили убитых…

Уточнив, где поселок, я телепортировала свой отряд прямо на центральную площадь. Тролли сразу же разделились на три отряда — первый ворвался в харчевню, второй в дом поселкового старосты, а третий оцепил площадь. Через пару минут на площадь приволокли старосту. Первый отряд доложил, что беженцев в поселке уже нет.

— Что это были за люди? Откуда они? — я обратилась к старосте. — Почему ты не сообщил о факте притеснения людей дроу и допустил драку?

— Но… — замялся староста. — Они сказали, что совет поддержит дроу, и нужно разобраться самим…

— Повесить его! — я кивнула Гррыттуру.

Тот понятливо кивнул и схватил за глотку завопившего было старосту, заглушив крик. Вскоре староста медленно покачивался на воротах своего дома. Назначив своей волей нового старосту и предупредив, что если что, то его ждет судьба похуже, чем его предшественника, мы телепортировались в замок.

За завтраком мне доложили еще о двух таких же стычках. Я с раздражением отбросила вилку. Ну вот что тут творится?! Пора провести беседу…

— Господа! — окинув взглядом собравшийся совет, произнесла я. — Объясните мне, что это тут началось?

— Мы не знаем…

— Не знаете? Тогда как вы собираетесь с этим бороться?

— Мы разослали предупреждения по всем поселкам, — ответил Постан. — Как только там появятся беженцы и начнут распространять слухи, старейшины нам тут же сообщат.

— И всё?

— И примут меры к задержанию распространителей этих слухов…

— Хорошо. Когда сообщат о появлении распространителей, то тут же… — я слегка задумалась. — Нет! Поступим по-другому! Вызовите ковен и освободите комнату на первом этаже. У меня есть одна идея!

Комната для моей идеи была довольно просторной. С помощью ковена магов я создала постоянный портал и трое магов были обучены активировать его и настраивать на нужную точку С порталом я провозилась почти двое суток. Но теперь в пустой комнате постоянно горела маленькая искорка, которая при необходимости разворачивалась в полноценный портал. Возле портала все время дежурил один из магов и группа захвата, состоящая из троллей и дроу…

Группе захвата пришлось повесить еще трех старейшин поселков. Так как они сообщали о приходе распространителей слишком поздно — и уже происходили стычки между людьми и дроу.

Наконец нам повезло…


— Так вот такие дела творятся у дроу. — Говоривший человек опрокинул в себя кружку пива.

— И они все сожгли? Все дома?! — спросил кто-то из посетителей таверны.

Таверна была полностью заполнена народом. Официантки, с трудом протискиваясь сквозь толпу, разносили пиво. Все внимательно слушали умелого рассказчика, картины происшествия ярко вставали перед глазами слушателей.

— Да, сожгли… — грустно кивая, проговорил беженец. — Тем, кого не убили, пришлось бежать… Нам повезло… Мы успели вырваться из пылающего поселка, даже ничего не успели захватить…

— И куда вы направляетесь? — бармен пододвинул ему еще одну кружку пива.

— Дальше, на Севере, у нас есть родственники, надеюсь, они приютят нас, — беженец отпил. — Я смотрю, у вас тут спокойно, дроу не часто заходят?

— Заходят, почему бы не заходить? Часто бывают в торговые дни, — задумчиво ответил бармен. — Но ведут себя нормально…

— Смотрите поосторожнее с ними, они сначала к нам в поселок тоже торговать заходили, а потом… — беженец махнул рукой. — Все сожгли, практически всех жителей убили…

— Ничего, мы им покажем! — один из посетителей вытащил кинжал и воткнул его в столешницу. — Они еще пожалеют, что пришли сюда!

— А вы в совет жаловались? — спросил бармен. — Это не должно сойти им с рук!

— В совет? — усмехнулся беженец. — Совету бесполезно жаловаться на дроу, ведь все ключевые посты принадлежат им… Они просто повесят жалобщиков и все…

— А вон и дроу… — ни к кому не обращаясь, проговорил второй беженец, постоянно смотрящий в окно. — Опять шпионят…

— Сейчас не будут! — заорал один из посетителей, разгоряченные пивом люди повскакали со своих мест. — А ну покажем им, кто тут сила!

— Давай быстрее, а то уйдут! — заголосила толпа и ломанулась на выход.

Беженцы проводили их долгими взглядами и засобирались.

— Мы, пожалуй, пойдем, — один из них положил перед барменом серебряный. — Нам предстоит долгий путь…

Он не успел договорить, как в таверну ворвались закованные в броню тролли.

Один из беженцев выхватил амулет и, сжав его в кулаке, направил его в сторону троллей. Из амулета вырвался зеленоватый луч и уперся в серую хмарь, возникшую на его пути. Растерявшихся от такого исхода беженцев тут же скрутили дроу. После чего все исчезли в открывшемся прямо посреди обеденного зала портале…

28

— Говоришь, ничего плохого не хотел? — палач в кожаном переднике лениво пошевелил угли железной кочергой, мельком посмотрев на прикованного к стене человека.

В пыточной царил полумрак, разгоняемый лишь светом пары факелов. Было довольно прохладно, но с прикованного человека градом катился крупный пот. С противным скрипом, от которого прикованного забила крупная дрожь, открылась дверь. В пыточную зашел помощник палача, с мешком, из которого торчали рукоятки инструментов.

— Раскладывай, — палач кивнул на жаровню. — У нас сегодня два посетителя.

— С чего начнут сегодня? — помощник принялся выкладывать принесенные железки на угли. — У нас дыба не отрегулирована…

— Как это не отрегулирована?! — палач дал ему подзатыльник. — Я же тебе, крысиный помет, когда сказал ее приготовить?!

— Да не успел я! — помощник потер затылок. — Кто же знал, что сегодня этих привезут…

— Не успел… Значит, так, у тебя есть час до прибытия следователя. И если через час она будет не готова… — палач покачал головой. — Боюсь, ты ее и опробуешь.

— Ортун! Да ты что?! — испугался помощник. — Что на тебя нашло?

— Нашло?! — Ортун подскочил к помощнику. — Сегодня, может, Владычица зайдет! А дыба не готова. И я не хочу сидеть на колу, или что еще хуже, попасть к ней на алтарь!

— Я пойду, посмотрю, что можно сделать? — побледнел помощник. — Там совсем немного ремни подтянуть надо…

— Иди… — палач проводил его взглядом и обернулся к прикованному. — Вот видишь, с кем мне приходится работать… Что? А, зубами стучишь… Ну постучи — может, больше их у тебя и не будет…

— Ортун! — в пыточную заглянул тролль. — Ты это, понежнее с этими… Лады?

— Ррыг, чего опять? Неужели кожа понадобилась? — палач посмотрел на тролля.

— Я это… — слегка смутился Ррыг. — Хочу подарок невесте сделать…

— Не знаю, — Ортун покачал головой. — Смотря как вести себя будут… Если Владычица придет, то боюсь, от них даже пепла не останется…

— Ну если что… — тролль покивал. — Не забудь, ладно? А я тебе за это троллий мох привезу!

— Хорошо, если что — то буду аккуратнее, — палач кивнул троллю. — Только с тебя черный мох, а не серый!

— Договорились! — широко оскалился тролль и прикрыл за собой дверь.

— Вот видишь? — палач опять повернулся к прикованному. — Придется работать аккуратнее, но ничего, я мастер своего дела! Если что, кожу сниму так, что на ней ни царапинки не будет… Эй! Ты что удумал!!!

Палач подскочил к бочке с водой и, набрав полное ведро, окатил прикованного. Потом окатил его еще раз.

— Ты зачем обосрался?! — Ортун третье ведро вылил на пол. — Тебе что, затычку в жопу вставить?! Вот одна морока с вами… Воздух только и умеете портить…

Следующие полчаса прошли в тишине, прерываемой только звяканьем перекладываемых инструментов и легким покашливанием палача…

За дверью послышалось лязганье стали, и она с визгом распахнулась. В пыточную вошли двое людей в строгой униформе, их сопровождали двое дроу, которые внесли стол и установили его напротив прикованного, затем они принесли стулья и дополнительные факелы. В пыточной стало светлее. Люди уселись за стол.

— Я ваш следователь, — проговорил один из них, раскладывая бумаги перед собой. — Можете ко мне обращаться мастер Ским. Это мой помощник Ован. Я надеюсь, что мы плодотворно проведем время, без криков и проклятий…

Ским принялся перебирать бумаги. Изредка передавая некоторые листы своему помощнику. Наконец, он определился и, усевшись поудобнее, задал вопрос прикованному:

— Итак, ваше имя?

— Ф-фирш… — слегка заикаясь, проговорил прикованный.

— Ты забыл добавить мастер Ским! — палач слегка уколол его кончиком кинжала.

— Фирш, мастер Ским! — выпалил прикованный.

— Расскажите нам, кто и зачем вас сюда заслал? И помните — боль можно остановить, если рассказать следователю всю правду…

Через три часа Ским потянулся и встал из-за стола:

— Ортун, мы сходим, перекусим, а ты пока подготовь второго.

— Хорошо, мастер Ским! — кивнул Ортун. — А что с этим делать?

— Ну… — протянул Ским, оглядывая еле шевелящийся обрубок. — А что с ним можно сделать?

Ортун задумчиво посмотрел на дело своих рук. Вместо Фирша на крюке, подвешенное за нижние ребра, висело окровавленное туловище с обрубками вместо рук и ног. Скальпированная голова смотрела на них кровавыми дырами вместо глаз, во рту дергался обрубок языка…

— И в самом деле, что с этим делать? Хорошо, тогда поступим так…

Через полчаса довольный Ррыг принял от Ортуна две распялки с натянутой на них кожей.

— Хороша! — тролль восхищенно прищелкнул языком. — Слушай, Ортун, со второго тоже отдашь мне кожу?

— Отдам, отдам, — кивнул Ортун. — Ты, главное, не забудь про мох!

— Обижаешь! — ударил себя в грудь тролль. — Через две недели привезу тебе целый мешок! Сам соберу!..

— Чего уже делите? — сзади неслышно подошел Ским. — Ортун! Опять кожей барыжишь?

— Мастер Ским! — слегка вздрогнул палач. — Я так… Она же неучтенная…

— Ладно, — Ским махнул рукой. — Второго приготовили?

— Висит уже, — палач открыл дверь. — Прошу, мастер Ским!

— Группа из восьми пар была заброшена на нашу территорию для создания разобщенности между людьми и дроу, — докладывал мне глава совета. — Их инструктировал эльф по имени Эондил. На сегодняшний день нами захвачены три пары и четыре пары уничтожены в момент захвата…

— Где еще одна пара? — я побарабанила пальцами по столу. — Долго будете ее искать?

— Ищем, в поселках оставлены засады, — Слай пошуршал бумагами. — Со дня на день выловим… Простите!

Он отошел к двери и внимательно выслушал кого-то.

— Все, Владычица! — он широко улыбнулся. — Поймали! И поймали Эондила!

— КОГО?! — я вскочила с трона.

— Старшим в последней паре был эльф Эондил. Он был магически замаскирован под человека… Благо в засаде был наш маг и сумел это определить.

— Так, готовьте пыточную. Я сама его допрошу!

— Слушаюсь!


— Значит, так! — Ортун взял помощника за шкирку. — У тебя десять минут навести здесь идеальный порядок! Владычица будет присутствовать на допросе!

— Сейчас все уберу! — помощник освободился от захвата и схватил метлу. — Через пять минут тут будет чисто!

— И розами должно пахнуть!

— К-к-какими розами?! — побледнел помощник. — Я не смогу!!!

— Да шучу я, шучу! — усмехнулся Ортун. — Убирай быстро, я пока гостя проверю…

Пока помощник наводил подобие порядка в пыточной, палач подошел к безвольно висящему на цепях эльфу.

— Да, хорош экземпляр! — внимательно осмотрел его Ортун. — Интересно, чем это его опоили?..

— Сок черного лотоса, — сзади раздался негромкий голос.

— Владычица?! — вздрогнув, побледнел палач и резко обернулся. В дверях, которые открылись совершенно бесшумно, стояла Владычица и внимательно смотрела на эльфа. Бледный помощник пытался спрятаться за метлой. Затем Владычица осмотрела помещение.

— Никакой стерильности… Сплошная антисанитария… — произнесла она.

— Прошу простить нас! — Ортун поклонился. — Мы найдем эту… как там… Стерильность!

— Не трудитесь, — слегка усмехнулась Владычица и подошла поближе к эльфу. — И в самом деле Эондил…

Затем она вынула два черных браслета и протянула их палачу.

— Надень ему на руки.

Ортун бережно принял браслеты и слегка охнул. Его руки обжег ледяной холод, и странная тяжесть навалилась ему на плечи.

— Оковы Силы… — испуганно пробормотал палач и поспешил надеть их на руки эльфа. — Готово, Владычица!

— Очень хорошо… — она щелкнула пальцами, и позади нее появилось кресло, в которое она и уселась. — Окатите его водой…

Ортун махнул помощнику, тот схватил ведро, зачерпнул из бочки и выплеснул прямо в лицо эльфу…


…Как же болит голова… Не нужно было пить это пиво в таверне… Все тело затекло, тяжесть и мутит. Такое впечатление, будто я подвешен… Я накладываю на себя лечебное заклинание… Странно, но оно не действует… Стоп! У меня полностью отсутствует магия! От этого понимания дрожь проходит по всему телу. Со стоном открываю глаза и вижу полутемный каменный подвал… Я прикован к стене… Не понял?!

— Очнулся? — спросил меня очень знакомый голос.

— Да… — я напряг зрение и не поверил своим глазам. — Не может быть… Ты же погибла! Я сам видел…

— Ты видел то, что захотела я, — сидящая в кресле молодая девушка слегка усмехнулась.

— Чиисами! — я вспомнил ее имя.

— Ты прав, Эондил.

Уже лучше! Она поможет мне вернуться к своим! От заклинания подчинения, наложенного нашими магами, невозможно избавиться! Ну что, девочка, ты мой билет на свободу!

— Чиисами! — я постарался говорить твердо. — Сейчас ты освободишь меня, и мы вернемся в Академию! Именем Пресветлой! — закончил я кодовой фразой.

— Эондил, на меня не действуют призывы именем Пресветлой. — Она нагло улыбалась мне в лицо! Неслыханная дерзость! Но почему не действует заклятие?! Почему?! Что-то здесь не так… Я почувствовал, как меня захлестывает паника…

— Эондил, а ты не хочешь рассказать, зачем ты пришел на мои земли? — со скучающим видом спросила она и сделала какой-то знак рукой. К ней тут же подошла дроу и подала чашку с каким-то напитком.

— Ну? Будешь молчать? — она немного отпила. — Ведь все равно расскажешь…

Я чего-то не понимаю… Какие ее земли?! Видно, я это проговорил вслух, потому что она ответила:

— Какие? Земли Тьмы… Я Владычица Мрака!

— Ты лжешь! Мы уничтожили Владыку! — сорвался я. Страх ледяной струйкой пополз по позвоночнику. — Ты сошла с ума!

— Вспомни пророчество Улаэрта, — она посмотрела на меня и тихо добавила: — А также дополнение Асмунда…

Строки из пророчеств всплыли из глубин моей памяти. Головоломка сошлась… Все части встали на свои места, и я почувствовал, как что-то теплое потекло по моим ногам…

— Ты никак поверил? — она даже не удивилась. Затем подошла ко мне почти вплотную и спросила: — Так ты будешь отвечать?

Я замотал головой, ужас парализовал меня всего… В ее глазах не было ничего человеческого, на меня смотрела сама Тьма, проникая в самые сокровенные уголки моего Я. А затем пришла боль… Она затопила меня всего… Сквозь муки я чувствовал, как она меня о чем-то спрашивает, и я ей отвечаю… Отвечаю вопреки своей воле, отвечаю даже вопреки заклятию, наложенному на меня… Последнее, что я почувствовал, это как из меня вынули все кости…

— Нда, он довольно много знал. — Я посмотрела на скелет эльфа. Его кожа, внутренности и мясо лежали отдельными кучками. Я обернулась на палача. Он стоял весь белый и держался за стену, чтобы не упасть. Помощник палача без сознания лежал на полу.

— Теперь ты понял, как нужно разговаривать с эльфами? — я слегка улыбнулась палачу, от чего тот на моих глазах просто поседел. — Вижу, что понял. Думаю, Лауриенар заслужил отдельное спасибо за науку. Хорошо, прибери тут…

С этими словами я вышла.

29

…Уррш меняется. Это еще не так сильно заметно простым обывателям, но драконы видят всё. У них прекрасный аналитический ум и отличная память. Теперь особое внимание обращается на северо-западные территории. Очень часто там стали замечать проявления истинной магии. Поэтому три звена изменили свой маршрут и встали на постоянное дежурство в этом районе…


Теперь я точно знаю, что Лауриенар что-то замышляет. И это что-то достаточно грандиозное. Эондил рассказал, что полным ходом идет начальная стадия плана, под кодовым именем «Сила Бога». Но вот что это такое, он не знал. Лауриенар довольно хитрый, расчетливый и изворотливый тип — каждый должен знать только свою задачу… Очень часто над моими территориями стали видеть драконов. Они теперь летают по двое… Тоже довольно странно… Усилия по объединению стали давать свои плоды — теперь на землях Тьмы стало гораздо спокойнее. В каждом городе и более-менее крупном поселении находятся представительства Совета. Любой может обратиться к представителю с жалобой или просьбой. Реакция следует незамедлительно — после того как с двух представителей, возомнивших себя царьками, сняли живьем кожу и посадили на кол, остальные прониклись и поняли, что они только исполнители моей воли. А еще я стала замечать, что у меня увеличивается мощь, постепенно, понемногу… Почему — я поняла только после доклада Слая о постройке первых пяти храмов в мою честь.


Магия практически остановила развитие науки в этом мире — невеселые мысли закрались мне в голову, — особенно военной… Огнестрельного оружия нет… Мин и бомб тоже нет… Решено! Я буду профессором! Для начала нужно изобрести порох! С изобретением пороха у меня появятся пушки и автоматы! Армия будет непобедима — защиту обеспечат маги, а вражеские солдаты будут гибнуть, не доходя до наших боевых порядков.

Так, что там дальше? Нужно спеть пару песен, неизвестных здесь, и научить Сталина, как руководить страной… Стоп! Какой еще Сталин?! Что-то меня занесло не туда. Да и песни петь не надо — я тут и так самая главная. Значит, для полного счастья нужно только изобрести порох! Всё, изобретаю! Интересно, а из чего порох состоит? Вроде там была селитра… А что еще? Селитра и… и… и… Черт! Не помню!

— Трудно вспомнить, чего не знала? — ехидно прошептал внутренний голос. — Ой чую, не быть тебе профессором.

Ладно, с порохом у меня облом. Но ведь что-то я знаю!

— Ага, знаешь, — внутренний голос продолжал издеваться. — Таблицу умножения. Да и то не полностью.

Зато я знаю многое, о чем даже не известно в этом мире!

— И? — заинтересовался внутренний голос. — Продолжай, продолжай! Что ты знаешь? Что такое телевизор? Телефон? Интернет? Ну конечно! Ты знаешь, как это выглядит, и примерно представляешь их работу. Не более того. И чем это тебе поможет? А! Понимаю! Ты хочешь вогнать в ступор своих подданных, когда будешь изрекать свои знания?

— Владычица! — Мои размышления прервала одна из дайрилли. — Возле ворот вас ожидают двое учеников.

— Кто меня ожидает? — я даже не поняла сказанное. — Какие ученики?

— Ваши…

— Ученики?

— Да, Владычица!

— Двое?

— Да, Владычица!

— Так! У меня НЕТ и НЕ БЫЛО учеников! — я поднялась с кресла. — А кто сказал, что они мои ученики?

— Они и сказали, Владычица…

— Они сказали? Тогда пошли, посмотрим на них, — я направилась к выходу. — И позовите Слая!

Уже возле парадной лестницы меня догнал Слай.

— Что-то случилось? — он встревоженно посмотрел на меня. — Ты как-то странно выглядишь.

— Ну как тебе сказать, возле ворот меня ждут ученики, — я покачала головой. — Но у меня нет никаких учеников.

Возле ворот, в окружении десятка троллей, стояло двое парней. Подойдя поближе, я издала тихий стон:

— Не-е-ет! Только не они… — Я узнала их. Это были парни из каравана, что набивались ко мне в ученики. — Неужели у них получилось?

— Ты их знаешь? — Слай проследил за моим взглядом.

— Слай! Это те два идиота, которые в караване набивались ко мне в ученики. Ну я рассказывала про них, они еще за свечкой уснули!

— Ясно. — Он усмехнулся. — Думаю, я сам с ними разберусь.

— Нет! Мне самой интересно, с чем они пожаловали! — я быстрым шагом направилась к ним.

Подойдя поближе, я услышала, о чем они говорили троллям:

— А потом мы помогли ей захватить банду Милеса, — размахивая руками, вещал тот, что постарше. — А она и говорит, вы хорошие парни, давайте, как освободитесь, приходите ко мне, я вас в ученики возьму!

— Как-как я сказала? — я сделала шаг вперед. — Что-то я не помню этого…

— Госпожа Чиисами! — младший обрадовано было метнулся ко мне, но его сграбастал за шкирку один из троллей. — Мы пришли!

— Вижу что пришли, — мрачно произнесла я. — Зачем?

— Ну вы же сами сказали, что возьмете нас к себе в ученики! — старший благоразумно не сдвинулся с места. — Тогда, в караване, помните?

— В караване? Когда вы уснули на испытании?

— Мы подумали, что вы пошутили! — дрыгая ногами в воздухе, пропищал младший.

— Пошутила, значит… — задумчиво произнесла я и посмотрела на одного из троллей. — Что они вам тут наплели?

— Вам все дословно пересказать или только выжимку? — уточнил тролль с сержантскими нашивками.

— Выжимку.

— Они великие воины, которые покровительствовали вам в вашем путешествии с караваном и помогли уничтожить банду Милеса, — четко доложил сержант.

— Покровительствовали? — я опешила от такой наглости. — Великие воины?

— Ну мы… Это… — замялся старший. — Так.

— Так? Это? — я обернулась к Слаю. — У нас виселица свободна?

— Да, Владычица! — Слай слегка склонил голову. — Вчера освободилась. Прикажете повесить?

— Думаю пока, что с ними сделать, — я посмотрела на съежившихся парней. Особенно это удалось у младшего. Хотя как это у него получилось, вися в воздухе, — осталось загадкой. — Ладно, виселица подождет. Пока определите их на конюшню убирать навоз. А там посмотрим.

Махнув рукой, я развернулась и направилась к себе, не слушая вопли благодарностей. Надо же, великие воины! Это надо иметь наглость припереться к Владычице Мрака и заявить такое! Надеюсь, месяц на конюшне, под присмотром главного конюха, выбьет из них дурь. Насколько я знала, главным конюхом был пожилой дроу по имени Валлиндур, который не очень-то любил людей. Нет, конечно, убивать он их не будет, но и спокойной жизни не даст — у него не забалуешь…

— Владычица! — я аж вздрогнула, прямо передо мной стоял тролль. На его голове красовался ярко-алый берет с перьями. Который к тому же был ему мал.

— Ты еще кто? — ошарашенно спросила я, оглядев это чудо.

— Ваш придворный художник! — гордо ответил он и предъявил в доказательство кисточку. В его кулаке кисточка смотрелась как зубочистка.

— Художник? — я в изумлении повернулась к Слаю. — Челюсть подбери…

Слай стоял, вытаращив глаза на тролля, его челюсть свисала все ниже и ниже. Вот он пришел в себя и просипел:

— Художник?! Опять?!

Слай не договорил, как раздался шум и в тролля вцепился какой-то растрепанный старикан в ярком халате:

— Отдай мои вещи, Шраггр!!! ЖИВООООО!!!

— А ну тихо! — я повысила голос. — Что тут вообще происходит?

— Теперь я художник! — вопил тролль. — У меня берет и кисть!

— Шраггр! — орал Слай. — Живо все верни мастеру Альденну!!!

— Снимай берет, каменная задница!!! — не отставал старикан. — Отдай мою кисть!!!

— Я сказала, ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ!!! — проорала я и шарахнула молнией.

Мгновенно установилась тишина. Поковыряв в ухе, которое заложило от грохота молнии, я произнесла:

— Теперь начнем все с самого начала. Ты кто? — я ткнула пальцем в тролля.

— Меня зовут Шраггр, — гордо подбоченился тролль. — Я ваш придворный художник! — он снова предъявил кисточку.

— Отдай инструмент!!! — на ультразвуке заверещал старикан. — Ты не художник!!!

— МОЛЧАТЬ!!! — снова заорала я. — Упс…

Тролль молча опустил свой кулак на голову старика, отчего тот упал как подкошенный.

— Он жив? — я посмотрела на Слая.

— Жив, — Слай нагнулся над стариком. — Не первый раз получает…

— Тогда объясни, что все это значит!

— Это, — Слай показал на распростертое тело, — ваш придворный художник Альденн. А это, — он ткнул в тролля, — Шраггр, который очень хочет быть придворным художником, но не умеет рисовать вообще. И думает, что берет и кисть автоматически дают умение рисовать и уважение.

— Умение рисовать? — переспросила я.

— Да, — кивнул Слай. — По поводу этого мастер Альденн уже в четвертый раз лишается своего имущества и, наверно, в третий раз получает по голове… Да, в третий. Это сегодня Шраггру повезло вас найти.

— Но я художник! — подал голос тролль и уточнил: — Придворный!

— Прошу прощения, Владычица! — к нам подбежал Гррыттур. — Сейчас все будет исправлено!

— Стой! — я подняла руку. — Ты что хочешь сделать?

— Верну берет и кисть уважаемому мастеру Альденну, — ответил Гррыттур. — А затем задам взбучку этому художнику, — он многообещающе посмотрел на погрустневшего Шраггра.

— О, моя голова! — Альденн пришел в себя и, сидя на полу держался за голову. — Опять!

— А давайте поступим иначе, — я слегка задумалась. — Так, ты отдай берет и кисть мастеру Альденну! — я ткнула в Шраггра.

Тот нехотя стянул с головы берет и протянул его Альденну.

— Спасибо, Владычица! — старикан натянул берет на голову. — Весьма вам благодарен!

— Рано меня благодарить, — я усмехнулась. — Чтобы это больше не повторялась, вы возьмете Шраггра в ученики. И выдадите ему берет и кисть, какую не жалко…

— Но, Владычица! — Альденн подскочил от возмущения. — Он же не умеет рисовать!

— Мастер Альденн! — я слегка повысила голос. — Я сказала — в ученики! Научите его всему, что умеете сами.

— Но…

— Вам что-то непонятно? — я злобно прищурилась. — Или у вас есть какие-то веские возражения?

— Нет, Владычица, — вздохнул Альденн. — Я все понял.

— Тогда не смею вас задерживать, — я сделала величественный жест рукой.

Посмотрев вслед удаляющейся парочке, я успела услышать голос тролля:

— Владычица сказала выдать мне берет! Когда я его получу? И кисть!..

— Интересно, а он научит тролля рисовать? — я взглянула на Гррыттура. — Тролли вообще рисовать умеют?

— Искусство рисунка не сильно развито в нашем народе, — Грыттур покачал головой. — Мы больше скульптуры ценим и умеем работать с камнем.

— Надеюсь, теперь у вас появится великий художник, — взглянув в сторону ушедших, произнесла я. — Если только учитель выживет…

30

Я принялась за изучение третьего тома магии Нижних пределов. И вот тут меня ждало разочарование. Если в первых двух томах все было более-менее ясно, то третий том был как начать функциональный анализ и интегральные уравнения сразу после арифметики за третий класс… Изучение осложнялось еще и тем, что мне некому было объяснять функции заклинаний, содержащихся в данном томе. А тут они просто были написаны — название и формула, ну и изредка побочный эффект… А вот что именно делает это заклинание? Все приходилось определять методом научного тыка…


Перелистывая третий том, я обнаружила в самом конце книги маленькое приложение на трех отдельных листах. На каждом листе было по одному заклинанию. Почему их вынесли отдельно, я так и не поняла. Подумав, что это тренировочные, я решила проверить заклинание с нейтральным названием «Поток». Недолго думая, активировала его, предварительно уменьшив мощность вдвое, и после яркой вспышки обнаружила себя на заднем дворе какого-то постоялого двора… Ранний вечер, тепло, зеленая травка и деревья, покрытые листвой… Ой-ей! Начало весны на дворе, а тут лето в самом разгаре!!! Быстренько соорудив себе платье попроще, я отправилась уточнить, где это я нахожусь. А эту таверну я знаю… Вернее, она мне немного знакома, вроде я тут останавливалась. Выйдя на улицу, я огляделась — точно! Это Эотар! Столица Ллендерина… Нужно быть очень осторожной… Сейчас вернусь на задний двор, портал и я дома… Я уже развернулась, как знакомый голос заставил меня застыть на месте:

— Ну что, Чии, вот и дошли. Сейчас поднимемся и начнем. — Это Слай. Он-то что тут делает?!!

— Ага, у меня уже ноги отваливаются, — а вот это мой голос…

Две фигуры прошли мимо меня и скрылись за дверями. Нет! Не может этого быть! Я обессиленно присела на скамейку возле входа. Подумаем логически? Подумаем. Первое — эту таверну я знаю. Второе — мимо меня прошли Слай и я… Бред? Согласна, бред. Но ведь прошли? И я помню этот разговор — сейчас мы поднимемся в свою комнату и отпразднуем мое поступление в академию… Значит, я в прошлом. А теперь нужно думать, как вернуться в будущее… Хи-хи… Назад в будущее-4… И машины времени нет…

— Девушка скучает? — мою зарождающуюся панику прервал хриплый мужской голос.

— Не настолько… — Я сфокусировала взгляд на говорившем. Человек. Высокий, довольно прилично одет… Вот только глаза… Глаза профессионального убийцы… Я активировала полог тени. Уже довольно сильно стемнело, а я и не заметила это…

— Может, вас проводить?

— Я остановилась в этом гостевом дворе. — Когда же он отвяжется? Достал уже…

— А мне кажется, у вас небольшие проблемы… — уже довольно уважительным тоном проговорил он.

Интересно… Чего это он начал меня уважать?

— Со своими проблемами я справлюсь сама, — вот как ему намекнуть, чтобы он проваливал? Прямо послать?

— Серден! — окликнул кто-то от ворот. — Чего возишься? Хватай и волоки ее сюда!

— Заглохни, Коваль! — зло огрызнулся он и обратился ко мне: — Извините моих помощников… Я покину вас на пару минут…

«Ага, значит, его зовут Серден, и он хотел меня умыкнуть… — глядя ему в спину подумала я. — Довольно знакомое имя… Где же я его слышала? И почему-то он передумал меня воровать и теперь предлагает помощь… Бред? Не больший, чем тот, в котором я оказалась сейчас».

За воротами послышался негромкий рык и пара смачных ударов. Короткий, обиженный взвизг, и Серден опять подошел ко мне:

— Прошу прощения, мне пришлось объяснить кое-кому, что они не правы…

— Серден, вот что тебе надо? — прямо спросила я. — Чего ты ко мне прицепился?

— Я увидел знак и готов оказать вам любую помощь, какая только в моих силах.

— Какой еще знак? — довольно раздраженным тоном спросила я и заметила, как он напрягся.

— Обруч Власти…

Черт!!! Я машинально подняла руку и коснулась обруча на своей голове. Вот и спалилась! Качественно так… И что теперь делать? Можно по-быстрому уничтожить их и… Серден! Точно! Мой личный агент! Вот почему я о нем ничего не знала!

— Хорошо. Я приму твою помощь. Для начала мне нужно укромное местечко на сегодня, — я коротким заклинанием замаскировала обруч Власти под обычный. — Есть такое место?

— Есть, — он коротко поклонился и протянул мне руку. — Вы позволите?

Позволю, куда я денусь? Я подала ему руки и встала. За воротами стояли еще двое в темных одеждах и молча пялились на нас. Чуть подальше находился закрытый экипаж, куда мы и уселись. Несколько минут езды, и экипаж остановился возле довольно приличного дома, окруженного высоким забором.

— Прошу! — Серден выскочил из экипажа и подал мне руку, помогая сойти на тротуар.

Один из попутчиков открыл перед нами калитку, и мы прошли на территорию. В доме было довольно многолюдно. При нашем появлении все разговоры стихли и на нас уставились вопросительными взглядами. Ни на кого не обращая внимания, Серден провел меня в довольно уютную комнату на втором этаже.

— Здесь вас никто не найдет и не потревожит, — распахивая предо мной дверь, произнес он. — Не желаете ли отужинать?

— А что на ужин? — машинально поинтересовалась я, проходя внутрь.

— Что пожелаете… — он слегка пожал плечами. — Разрешите задать вам вопрос?

— Какой? — я посмотрела ему в глаза.

— Вы ведь принадлежите к роду Владыки? — тихо спросил он.

— Я его дочь, — слегка улыбнувшись, ответила я на вопрос. — Но как ты это определил?

— Обруч Власти, — он слегка поклонился. — Кроме Владыки его никто не может одеть…

— Хорошо, но как ты понял, что это именно обруч Власти?

— Я одиннадцатый глава клана «Темного ветра». Титул главы клана моему предку, — он показал на портрет какого-то мужчины, стоящий на каминной полке, — подарил лично Владыка… Вместе с титулом Владыка подарил моей семье и некий дар. С помощью него моя семья может определить, что за человек находится перед тобой… Прошу прощения, что сразу не узнал вас, — он снова поклонился.

— Ладно. Тогда сообрази легкий ужин, и я скажу, что от тебя требуется.

Серден поклонился и прикрыл за собой дверь. Ну хоть тут мне повезло. Теперь мне нужно пробраться в академию и помочь самой себе… Думаю с этим проблем не будет. А Серден пусть ищет информацию по некроманту… Конечно, можно сейчас передать то, что я знаю, но тогда все пойдет по-другому… А мне нужно минимизировать свое вмешательство. Читала я у Бредбери, как там книга называлась? Что-то там про гром и бабочку… Всё, помогаю себе, ставлю задачу Сердену, даю ему в качестве явки лавку Схана и буду думать, как попасть домой.

Тихий стук в дверь. Подойдя, я открываю ее и, посторонившись, впускаю Сердена с подносом. Он быстренько сгрузил все на столик и пододвинул мне кресло:

— Прошу!

— Спасибо, — я уселась. — Присаживайся, поговорим.

Серден пододвинул второе кресло и присел напротив.

— Чем занимается твой клан? — я пододвинула тарелку с каким-то жарким поближе.

— Мы наемные убийцы, — немного смущаясь, объяснил Серден, разливая вино по бокалам. — С моим даром это очень выгодный и практически безопасный бизнес.

— Понятно. Тогда слушай свое задание, — я прожевала и сделала маленький глоток вина. — С этого момента ты мой личный агент. Мне нужна информация, где может скрываться некромант из ковена дроу. Полученную информацию передашь Схану. Он держит лавочку на рынке, торгует всякой мелочевкой. Через него и будешь держать со мной связь.

— Сделаю, — кивнул Серден. — Сегодня же поставлю задачу своим людям.

— Учти, что об этих поисках никто не должен знать!

— Понял.

— Хорошо. Тогда утром проведешь меня к академии. Там мы расстанемся. И предупреди своих людей, чтобы держали язык за зубами.

— Проведу, — кивнул Серден. — Насчет людей можете не беспокоиться, в моем клане вообще говорить не любят…


Рано утром Серден довел меня до самых стен академии. Мы вышли прямо к задней стене, скрывающей сад. Попрощавшись и убедившись, что он ушел, я, расплывшись легким туманом, просочилась на территорию. Теперь нужно пробраться в зал и там спрятаться. С этим проблем не будет, так как территорию я очень хорошо знаю. Но вот где спрятаться в зале? Ладно, приду и определюсь… До зала я добралась без проблем. Проскользнув внутрь, я осмотрелась. Под столом прятаться не вариант. В самом зале тоже… Взбежав на помост, я подошла к статуям возле витража. За одной из них была маленькая ниша. Пыльная и вся в паутине — сразу видно, что сюда уже лет сто никто не заглядывал. Да и мне что-то не хочется сюда залазить… А придется — другого места нет… Убрав всю пыль и паутину заклинанием, я заметила на полу блестящий камешек на цепочке. Интересная вещица! А главное, очень красивая! Одев цепочку с камешком на шею, я постаралась поудобнее устроиться в нише, дополнительно повесив полог невидимости. Теперь меня никто не увидит, даже если и заглянет сюда…

Разбудил меня топот ног. Блин! Вот что значит не выспалась… Осторожно выглянув, я заметила двух молодых эльфов, которые вбежали в зал и принялись оглядываться. Ага, мои старые остроухие знакомые, как их там звали? Точно! Ларринтель и Астрель… Подавив возникшее желание пошутить, я снова затаилась. Вскоре появились и остальные участники этого спектакля…

Слегка скрипнули стулья, когда на них уселись эльфы, раздалось легкое покашливание, и знакомый голос Эондила произнес:

— Ларринтель, подойди. Ты первый пройдешь посвящение.

Легкие, осторожные шаги Ларринтеля и его голос, чуть срывающийся от гордости:

— Клянусь Пресветлой Владычицей, что буду употреблять все свои знания во славу и пользе эльфийскому народу!

Так, сейчас перед ним будет медальон…

— Твоя клятва принята, возьми медальон. Отныне это твой знак! — это уже кто-то из сидящих.

Все повторяется, я как будто заново просматриваю знакомый фильм. Так, а вот и моя очередь…

— Готова, учитель! — Это мой голос? Немного странно слышать его со стороны. Так, приготовились. Начали! Я сконцентрировалась и нанесла по книге магический удар, ломая плетение заклинания и диктуя свою волю…

— Клянусь Пресветлой Владычицей, что буду употреблять все свои знания во славу и пользе эльфийскому народу! — мой быстрый речитатив. Теперь нужно немного подождать и привести меня в чувство. Ну да, вот и магистр занудил. Так, это встали эльфы… Пора и мне… Осторожно выглядываю… Ну и глупое у меня лицо! Взгляд стекленеет… Ладно, легким магическим ударом привожу себя в чувство. Зашевелилась? Все, тут я закончила. Пора и подумать о возвращении домой. Хотя… Подожду-ка я до вечера…

Со скуки чуть было не свихнулась — руки так и чесались сделать эльфам какую-нибудь гадость, но гигантским усилием воли я сдерживала себя. Зато от души развлеклась в библиотеке — в старых книгах оставила воспоминания о жуткой нежити — вампирах… Уже поздно вечером я стояла под окном моей комнаты. Вот я отправила Хобха в ванную и улеглась в постель… Ну и урчит же у меня в животе, даже на улице слышно! Хорошо, что мы там со Слаем ели? Пара секунд и на столике стоит ужин…

— Чии! Откуда ЭТО?! — Хобх вылез из ванной. И чего он так орет?!

— Это не я! Я вообще спала! — А это уже мой голос. Пожелав самой себе приятного аппетита, я покинула территорию академии. Пора подумать, как вернуться обратно…

31

И куда пойти ночью? Вернуться к Сердену? Или создать портал и к себе в замок? Ага, в замок… Приезжает Слай, и тут я, вся в белом… Разрыв шаблона ему обеспечен… Тогда что? Хорошо, вспоминаем это заклинание и попробуем разобраться в его действии. Первое, главное точно вспомнить само плетение… Нет, так не пойдет, мне нужна комната и бумага — не буду же я посреди улицы вспоминать. Тогда надо идти в ближайшую таверну. А таверна где-то там, через улицу. Я резко поворачиваюсь и делаю шаг вперед… Уй!!! Со всей силы бьюсь лбом о стену, отскакиваю и, спотыкаясь о стул, валюсь на пол… Какое знакомое помещение, сквозь выступившие слезы я оглядываю интерьер своей комнаты. Интересно, я вернулась? Или? Вроде вернулась… Вскакиваю и подхожу к столу. Беру в руки третий том магии Нижних пределов. Открываю приложения — и как это понимать?! Заклинаний осталось ровно два. Вместо третьего чистый лист бумаги… Вот значит как. Тогда оставшиеся два лучше не трогать… Или оставить их на крайний случай. Закрываю том и откладываю его подальше. Благо этот «Поток» имеет кратковременное действие… А вот с другими не известно…

Пора начинать запускать новую дезинформацию для эльфов. Пускай Серден начинает работать. А ответственным за это будет Амаллерин…

— Нужно сделать так, чтобы все поверили в вампиров, — я внимательно посмотрела на дроу. — Это особо злобные упыри, которые ночью высасывают кровь у прохожих. Убить их может только осиновый кол в грудь.

Я уже точно знала, вампиров на Уррше нет. И никогда не было. Теперь пусть эльфы ломают головы над новой проблемой.

— Днем вампиры не любят появляться, особенно они не любят солнце — они умирают от солнечного света, — я продолжала лекцию. — Вампиры имеют бледную кожу и красноватые глаза. У трупов всегда есть две маленькие ранки на шее после укуса. Да, очень часто укушенный, если у него не высосут всю кровь, сам становится вампиром. Всё понятно?

— Понятно, — кивнул Амаллерин, оторвавшись от конспектирования. — Но не думаю, что эльфы поверят в это…

— Поверят, куда они денутся… Главное, начать распускать слухи, а доказательства они скоро получат, — я пожалела немного Сердена. — Очень скоро…

После постановки задачи Амаллерину я связалась с Серденом и подробно рассказала, что и как ему следует делать в ближайший месяц. И не только ему, а всему его клану… И желательно по всей Светлой территории. Вот с ним все просто, получил задачу, уточнил сроки выполнения и ответил — будет сделано! И всё. Без всяких там «поверят», «не поверят»…


Через пару месяцев, дав слухам хорошенько разойтись, я посетила маленький городок на территории Светлых. Все-таки отличная вещь — портал. Не надо трястись в седле кучу времени, раз — и ты уже на месте… Вот, правда, порталы могу создавать только я… Остальные маги могут только перемещать в пространстве неодушевленные предметы, и то на небольшое расстояние.

Замаскировавшись под обычных путников, я с охраной сидели в таверне и слушали разговоры. В основном перемывали косточки местным, но изредка проскакивала информация и по неизвестно откуда пришедшей жути. Про вампиров говорили шепотом, что кто-то где-то слышал, что видели вампира… Как обычно… Я уже собиралась уходить, как в таверну ворвался какой-то всклокоченный мужик с выпученными глазами и, подбежав к прилавку, залпом выпил кружку пива. Разговоры смолкли. Все уставились на него.

— Чего случилось, Саскачеван? — его окликнули из-за ближайшего столика. — На тебе лица нет!

— Вампиры! — Саскачеван вылил в себя еще одну кружку. — У меня сосед вампиром оказался!

— Сербон?! Да с чего ты взял?!

— Представляете, я ему осиновый кол в грудь вбил, а он умер! — чуть не плача пробормотал Саскачеван. — Ну точно вампир! А ведь так хорошо человеком притворялся…

Еле сдерживая смех, я постаралась побыстрее покинуть таверну, которая сразу же наполнилась шумом и гамом. Пока все заняты, нужно отыскать дом Сербона и предоставить всем неопровержимые доказательства. Через пару минут, уточнив у какой-то бабки, где живет Сербон, мы были уже у его дома.

Несколько простейших заклинаний и из дома выходит настоящий вампир. Ну как настоящий — бледная кожа, красные глаза, большие клыки и кол в груди… Кол из осинового стал березовым, дабы Саскачевану потом объяснили, чем осина от березы отличается. Направив новоявленного лжевампира в сторону таверны, я вернулась в замок. А народ пускай поразвлекается, скуку развеет…


На следующие сутки я и десяток дроу, замаскированных под вампиров, ночью посетили еще пару поселков. Походили по улицам, постучали в дома, повыли на луну. Случайно нарвались на какого-то мага… Обескровленное тело мага оставили на площади с двумя дырочками на шее и с чувством исполненного долга вернулись домой.

Такие вылазки продолжались в течение недели по разным городам Светлых земель. Затем объединенный совет отправил официальную ноту приграничным государствам о недопущении засылки их вампиров на нашу территорию. По недоуменному молчанию и возникшей неразберихе стало ясно, что там уже вообще ничего не понимают…


— Хобх, ты теперь стал довольно хорошим магом, — ласковый голос Лауриенара плел кружева изящной словесности. — Теперь тебя ожидает главный экзамен в твоей жизни. Если ты его выдержишь, то сможешь претендовать на должность в эльфийском ковене магов!

— Благодарю вас! — поклонился Хобх. — Я готов выполнить любое ваше распоряжение!

«Еще бы! — усмехнулся про себя эльф, — после ритуала подчинения ты полностью послушен мне».

Вслух он сказал совсем другое:

— Я рад, Хобх. Через три дня ты должен быть в главном храме Пресветлой. Там тебя ожидает испытание, которое ты должен пройти с честью! А твои сокурсники тебе помогут…

Отослав Хобха готовиться к испытанию, Лауриенар вышел на балкон и задумчиво уставился на ночное небо. Осталось совсем немного — всего три дня… Три дня до окончательного решения его плана, плана, который позволит ему распространить власть эльфов над всем Урршем…

Его мысли прервал перезвон колокольчиков — кто-то просил разрешения войти. Вернувшись в комнату, эльф уселся за стол и нажал неприметную кнопку.

— Ваше величество! — в дверях показался немного испуганный помощник. — Последние данные по Темным территориям!

— Что-нибудь важное?

— У темных всем заправляет не совет, а вернувшаяся Владычица Мрака!

— ЧТО?! — вскочил Лауриенар.

— Дварфы передали информацию, что их город разрушила Владычица Мрака, когда они отказались выдать некроманта…

— Они точно уверены в этом?

— Да… Вот их сообщение, — помощник протянул конверт. — Здесь все, что им стало известно.

— Ступай! — Лауриенар выхватил конверт и углубился в чтение.

Через пару минут он обессиленно упал в кресло. Немного придя в себя, он подошел к книжному шкафу и, вытащив пару книг, углубился в чтение, лихорадочно листая страницы. Затем, бросив книги на пол, он почти бегом вернулся к столу и переворошил все бумаги, отыскивая нужное…

Рано утром он распорядился немедленно подготовить главный храм Пресветлой к ритуалу и вызвать Хобха.

— Не ожидал… Все-таки пророчество сбылось… И Асмунд был прав! — Лауриенар уставился в свое отражение в зеркале. — Да, Чиисами, тебе удалось обвести меня вокруг пальца… Но не думаю, что тебе удастся меня победить… Не думаю!

Он злобно усмехнулся и вышел из кабинета. Быстрым шагом дошел до своей лаборатории и подошел к маленькому сундуку, стоявшему у стены. Деактивировав защитное заклинание, эльф открыл сундук и уставился на единственную вещь, которая лежала на самом дне.

— Ну что, пришло твое время! — Лауриенар осторожно вытащил тонкий стилет. — Думаю, Чиисами будет рада, что с ее помощью я получу неограниченную мощь!


Шпиль главного храма Пресветлой ярко сверкал на солнце. Вокруг храма была начертана большая пентаграмма, сам храм как бы находился внутри нее. По силовым линиям пентаграммы стояли эльфийские маги, у их ног лежали служители храма. Каждый маг держал ритуальный нож. Вот, повинуясь сигналу, они перерезали горло служителям, и пентаграмма засияла ярко-алым светом.

Внутри храм был ярко освещен, все курительницы благовоний были наполнены и от них поднимались тонкие струйки дыма.

— Выпей! — Лауриенар подал Хобху бокал с напитком. — Он придаст тебе силы.

Проследив, как он осушил бокал, Лауриенар активировал заклинание подчинения и нанес узор заклинания на алтарь. Затем он повернулся и посмотрел на пустые глаза Ларринтеля и Астреля. Они тоже сыграют главную роль в его плане.

— Начали! — скомандовал он.

Ковен магов окружил алтарь, и Хобх, одурманенный специальным зельем, принялся активировать заклинание вызова. Сразу за ковеном двое помощников Лауриенара приставили ножи к горлам бывших сокурсников Хобха.

Вот алтарь слегка засветился, над ним появилось туманное облачко, постепенно принимающее женскую фигуру. В этот момент помощники по очереди перерезали горло Ларринтелю и Астрелю, и Лауриенар, произнеся короткое заклинание, направил всю высвободившуюся энергию душ эльфов Хобху.

Слегка дернувшись, Хобх вскочил на алтарь.

— Я слушаю вас… — Пресветлая не договорила, как тонкий стилет, напитанный магическим ядом, вошел ей в печень. Ее глаза широко распахнулись, в них появилось глубокое удивление. В последний момент Хобх пришел в себя и в ужасе уставился на Пресветлую. А потом дико заорал, схватившись за лицо, выдавливая себе глаза. Трясущийся Лауриенар, забыв про магию, метнул в спину Хобха кинжал, и тот, выгнувшись, рухнул с алтаря и исчез в ярком пламени. Пресветлая с тихим стоном попыталась выдернуть стилет, но ковен нанес мощный удар, и она рухнула на алтарь. Подскочивший Лауриенар выдернул стилет и одним движением вскрыл ей грудь. Затем он, глядя прямо ей в глаза, вырвал еще трепыхающееся сердце и впился в него зубами. Буквально через пару секунд его выгнуло дугой, его глаза закатились и он упал рядом с алтарем. Богиня еще жила… Последним усилием затухающего сознания она сумела сотворить заклинание. Ковен магов превратился в каменные статуи. Глаза богини потухли и статуи рассыпались каменным крошевом, из которого сочилась кровь…

Пентаграмма вокруг храма потухла… Маги в напряжении уставились на двери храма. Через несколько томительных минут из храма донесся торжествующий рев:

— Мир в моих руках!!!

Еще через пару мгновений земля вздрогнула, и храм осыпался пылью, обнажая сияющий алтарь и сверкающую фигуру Лауриенара, стоящего над трупом женщины…


— Наблюдаю перерождение одной сущности в другую, — циркулярное сообщение патрулирующего дракона коснулось всех его сородичей. Короткий анализ ситуации. Выработка решения. Принятие решения на уничтожение. Активизация оружия. Разворот, и дракон лег на боевой курс. Уже в пике на цель пришла команда отмены…


Эльфы завороженно смотрели на пикирующего дракона. Лауриенар в ужасе видел, как приоткрылась пасть, и в темной глуби разгорелся маленький огонек, который через несколько мгновений испепелит его дотла. Все его мысли затопил животный ужас…

Вот дракон слегка дернулся и резко вышел из пике. Воздушная волна слегка шелохнула поседевшие волосы на голове Лауриенара. Вскоре дракон превратился в черную точку посреди бездонного синего неба…

32

Эльфы совсем сдурели — объявили, что на их территориях другим расам можно находиться только в дневное время. И только в строго определенных местах. Все нарушители этого правила будут признаны преступниками и брошены в тюрьму… Не успели остальные государства возмутиться этому произволу, как объединенная эльфийская империя объявила о начале новой эры.


От потрескавшейся земли поднимался слабый дымок. На ровной, как стол, поверхности находились лишь кучки пепла, обозначающие места, где раньше были здания… Один из моих приграничных городов просто исчез. Исчез вместе со всеми жителями.

Я стояла на месте бывшей ратуши и мучительно думала: вот кто и, самое главное, КАК это сделал?.. Маги только руками разводили, они не могли определить, кто нанес удар.

А дома меня ждало издевательское соболезнование Лауриенара по поводу гибели города. Я еще раз перечитала его послание:

«Приношу свои соболезнования, я думаю, ты поняла, по какому поводу. Да, Чиисами, ты ловко обвела меня вокруг пальца. Но теперь мы с тобой сможем бороться на равных. Конечно, ты можешь выйти за меня замуж, и тогда мы будем править вместе. Подумай над моим предложением.

P.S. Спасибо за помощь в обретении божественной силы».

— Ты чего-нибудь понимаешь? — я протянула письмо Слаю. — Какая помощь?

— Я понял только одно, — Слай внимательно прочел послание. — Лауриенар знает, кто ты. И этот город уничтожил именно он, дабы показать свою силу.

— Силу… Кстати, а что за божественную силу он обрел? И как ее вообще можно обрести?

— Я уточню и доложу через пару дней, — Слай кивнул. — А раз он ею воспользовался, то воспользуется и еще…

— И что теперь делать?

— Собирать армию и готовиться к большой войне…

— Война, — я подошла к окну. — Как я ни старалась оттянуть ее начало, она все-таки пришла…

Мой взгляд зацепился за маленького дракона, парившего в небе. Интересно, а если их подчинить себе и тогда…

— Слай, а кто-нибудь подчинял себе драконов?

— Нет, — удивленно отозвался тот. — По крайней мере, нигде об этом не сказано…

— Тогда я буду первая! Пошли! — создав портал на ближайшую гору, я шагнула в него.

Минут десять мы осматривали небо, пытаясь засечь хоть одного дракона, наконец, Слаю это удалось:

— Вон! На горизонте! — он слегка дернул меня за рукав. — Черная точка, движется в нашу сторону…

Еще полчаса прошло, пока точка, наконец, выросла в маленького дракончика, медленно плывущего в небесной выси. Я сосредоточилась и наложила на него заклятие полного подчинения. Дракончик слегка изменил курс и стал медленно снижаться.

— Ну! Иди ко мне! — я в нетерпении переминалась с ноги на ногу. — Давай! Спускайся…

Дракончик вдруг как-то очень быстро стал большим и в крутом пике стал падать на нас.

— Защиту!!! — заорал Слай. — Быстро!!!

Последнее, что я успела сделать — это выставить щит…

Скала дрожала и подпрыгивала, рев пламени просто оглушал. Я вцепилась в скалу и старалась вжаться в нее поглубже. Слай, лежа рядом, что-то орал мне в ухо, но я его не слышала. Кажется, я тоже орала… За пределами щита творился ад — камень плавился и тек, как вода. Становилось все жарче и жарче. Мельком взглянув вверх, я еще сильнее прижалась к скале — нас атаковало уже три дракона… Наконец я догадалась по губам Слая, что он хочет мне сказать — портал! Вовремя я догадалась, щит стал медленно сокращаться в размерах и слегка мерцать.

Быстро создав портал прямо под нами, мы покинули негостеприимное местечко…


Мы сидели на земле друг напротив друга и стучали зубами. Лицо у Слая было совершенно белое, волосы стояли дыбом, огромные глаза смотрели с испугом, думаю, что я выглядела не лучше.

— С-с-слай! Н-никогда не пр-про-робуй подчинить себе др-р-ракон-на, — дрожа, проговорила я. — Н-никог-гда!

— Х-хорош-шо, — также трясясь, ответил Слай. — Н-не б-буду…

— Т-тольк-ко рас-с-спусти с-лух, что я подчин-нила др-ракон-на, — меня передернуло.

— 3-зачем-м? — удивился Слай, постепенно успокаиваясь.

— Я хочу, чтобы Лауриенар испытал то же самое, — меня передернуло еще раз. — Если идешь охотиться на дракона, то шансы пятьдесят на пятьдесят: либо он тебя, либо она тебя — зависит от пола дракона…

Тут я сообразила, что сидеть мне не очень удобно.

Осмотревшись, я поняла, что находились мы в центре какого-то тролльего поселка, прямо под огромным тотемом, и своим появлением мы нарушили какой-то троллий ритуал. Так как я сидела на их шамане, а Слай в груде костей и раздавленных фруктов. Вокруг нас уже собралась довольно приличная толпа троллей, которые с благоговением смотрели на меня. Осторожно поднявшись, я отряхнула платье и вопросительно уставилась на них.

— Мы счастливы, что Владычица посетила наше стойбище! — вперед вышел богато украшенный тролль. — Чем мы можем угодить нашей Владычице?

— Где мы? — ко мне подошел Слай.

— Это место называется Тролльи холмы, — почтительно ответил вождь. — Дальше на север необитаемые земли.

— Понял, — Слай посмотрел на небо. — Наш замок на западе…

— Мы просим Владычицу остаться на праздник «Мохового камня»… — опять подал голос вождь…


— Циркулярно. Пресечена попытка захвата контроля над юнитом. Угроза не ликвидирована. Объект перенесся в направлении северо-северо-запада. Передаю параметры объекта. Внимание! Защита объекта способна кратковременно выдержать атаку трех юнитов. Задача — поиск и уничтожение.

Несколько драконов сошли с маршрута и стали нарезать расходящиеся спирали…

— Циркулярно. Задача отменена. Возврат юнитов на маршрут патрулирования. Параметры объекта стереть из памяти…


Немного подумав, я решила остаться на празднике троллей и немного развеяться. Слай немного побурчал и смирился.

В большом шатре нас усадили на почетные места и принесли большое блюдо с горкой мяса. Сзади меня и Слая стояло по троллю и подливали пиво в наши кубки. Мне, как Владычице, дали кубок из чистого золота, украшенного драгоценными камнями.

Часа два продолжался пир, тролли ели, пили и голосили хвалебные песни. Затем к нам подошел шаман:

— Прошу вас пройти на площадь. Сейчас начнется выкатка камня!

На площади уже толпились тролли. Стоял радостный гомон. Из ближайшей пещеры выкатили гигантский камень, встреченный радостным ором. Я даже слегка оглохла. Вот шаман что-то рявкнул, и на площадь упала тишина. Тролли расступились, давая мне проход к центру площади. Там уже лежал привязанный к колышкам, вбитым в землю, какой-то человек.

— И что вы хотите сделать? — я посмотрела на шамана.

— Мы прокатим по нему камень, — улыбнулся шаман. — Затем камень до следующего года будет находиться в пещере…

— Это понятно, а кто это такой? — я показала на человека.

— Преступник, — пожал плечами шаман. — Нам его продали.

— Кто? Работорговля на Темных землях запрещена!

— Сами жители… — шаман слегка отшатнулся. — Человечье поселение в неделе ходьбы на юг. Мы иногда торгуем, так они и продали пойманного ими вора…

— Я не вор! — прислушавшись к нашему разговору, задергался человек. — Я младший советник! А жег эти книги только из-за того, что быдло не знает, что лучше читать!

— Кто? — я подошла поближе. — Советник?

— Да! — обрадованно закивал тот.

— И чей ты советник?

— Я советую людям, что им делать, какие предания и книги читать, а какие не следует… Я могу посоветовать по многим вопросам! И вообще, в столице я довольно влиятелен!

— В какой столице? — я недоуменно посмотрела на Слая. — У нас есть столица?

Тот посмотрел в ответ таким же недоуменным взглядом.

— Ладно, а зовут тебя как?

— Тороб. Младший советник Тороб! Вы лучше прикажите этим тварям отпустить меня! Если узнают, что вы мне не помогли — вам не поздоровится!

— Э? — я даже растерялась. — От кого не поздоровится?

— Я близкий друг Махра! Командующего одной из армий.

— Махра?! — я переглянулась со Слаем. — Так вроде его «близкий» друг этот, как там его?

— Песивец? — подсказал Слай.

— Песивец?! — взвыл Тороб. — Эта змея заняла мое место? Развяжите меня живо, или я испорчу вам жизнь!

— Пока ты только воздух сейчас испортишь… — я кивнула шаману и сделала привязку души. — Можно начинать.

— Прошу сюда, — шаман указал на возвышение. — Отсюда все видно.

С возвышения было хорошо видно, как три самых крупных тролля медленно покатили камень на лежащего. Когда камень подмял его ноги, тот дико заорал и задергался. Он орал до тех пор, пока его кишки не стали вылезать изо рта… Затем один тролль взялся за его голову.

— Стойте! — воскликнула я, подняв руку. — Откатите камень!

Шаман махнул рукой. Тролли укатили камень. Я подошла к раздавленному телу, которое еще шевелилось.

— Мы что-то сделали не так? — тревожно спросил подошедший вождь.

— Все нормально, — коротким заклятием я привела Тороба в нормальный вид. — Приготовьте кол.

— Сейчас будет, — кивнул ничего не понимающий вождь.

— Ты что задумала? — наклонился ко мне Слай.

— Я подумала, что раздавить эту мразь слишком просто…

— И? — Слай внимательно посмотрел, как тролли устанавливают кол на площади. — Ты решила его посадить на кол?

— Понимаешь, я бы могла наложить на него сто лет поноса — пусть знает, зачем жопа нужна…

— Только из-за этого? — Слай недоуменно посмотрел на меня.

— Нет, не только, — я кокетливо посмотрела на него. — Я же Владычица Мрака?

— Да…

— Я должна заботиться о своих подданных?

— Ну конечно!

— Вот я и подумала, зачем уничтожать такого великолепного советчика… — я посмотрела на кол. — Вот и место готово.

Подозвав вождя и шамана, я объяснила им свой замысел. Те прониклись, и вождь обратился к народу:

— Сегодня нам Владычица приготовила замечательный подарок! В течение года у нас будет советник! Каждый может обратиться к нему по любому вопросу!

Пока он толкал свою речь, я наложила еще одно заклятье на Тороба. Он проживет на колу ровно год, после чего сможет покинуть этот мир. Наконец вождь замолчал и дал отмашку. Один из троллей схватил ничего не соображающего Тороба и усадил его на кол.

Тороб сначала зажмурился от удовольствия, но потом, поняв, что это не то, о чем он подумал, заорал от ужаса.

— Человек ко всему привыкает, даже к виселице, — я похлопала Тороба по щеке. — Подергается, подергается… и привыкнет. Ну а к колу ты более привычен, не впервой тебе…

Тролли радостно заухали и бросились задавать ему различные вопросы, а нас опять усадили за стол.

Ближе к вечеру я поднялась из-за стола и открыла портал:

— Нам пора.

— Мы благодарим за оказанную нам честь! — вскочил вождь.

— Это вам спасибо за угощенье, — я махнула рукой на прощанье и зашла в портал.

Наконец-то можно отдохнуть. Растянувшись на кровати, я принялась обдумывать произошедшее за день. С драконами облом вышел классический… А жаль…

33

Сразу после завтрака мне доложили, что независимое государство Эства прислало счет за оккупацию. Немного удивившись постановке вопроса, я приказала собрать совет. Пока они собирались, я заслушивала посла Эствы, который зачитывал пространную ноту. Слушая их претензии, я улыбалась их глупости.

— За годы оккупации ваши войска нанесли ущерб нашей экономике на сто миллионов золотых! — вещал довольно молодой посол. — Также был нанесен невосполнимый ущерб природе нашего государства, который оценивается в пять миллионов золотых. За восемьдесят лет оккупации был уничтожен цвет нации! Теперь мы намерены требовать оплаты за все преступления, что были совершены на нашей территории!

— Это всё? — поинтересовалась я, когда он умолк. — Или еще что-то есть?

— Всё! — гордо ответил посол. — Что мне ответить нашему правителю?

— Пока еще ничего, — с улыбкой ответила я, стараясь не заржать в голос. — Мне нужно кое-что уточнить. Думаю дня через два вы получите мой ответ.

— Я рад, что вы прониклись серьезностью проблемы, — также улыбнулся посол и подбоченился. — Думаю, ваша улыбка означает согласие с нашими требованиями, не так ли?

— Если я улыбаюсь вам, это еще не значит, что согласна с вами. — Я слегка прищурилась. — Может, я представила вас и вашего правителя на кольях возле ворот моего замка.

— Я лицо неприкосновенное! — побледнел посол. — Нападение на меня означает объявление войны!

— Точно? — слегка усомнилась я. — Это где-то прописано?

— Да-да! Совершенно точно! — закивал посол, делая шаг назад. — Это написано в посольском кодексе, который подписали все страны Уррша!

— Тогда ладно, можете идти. — Я махнула рукой. — Через пару дней ждите ответ.

Как только за послом закрылись двери, я тоже покинула тронный зал и направилась на заседание совета.

— Ну, господа советники! — я уселась во главе стола. — Теперь расскажите, что это за независимое государство Эства и когда это мы их оккупировали?

— Эства маленькое приморское государство, — поднялся Амаллерин. — Оно и в самом деле было оккупировано лет сто назад, при вашем отце. Он начал объединение Темных земель с этого государства. Затем, после его гибели, Эства объявила о своей независимости. Это произошло двадцать лет тому назад.

— И что, мы в самом деле уничтожили там цвет нации?

— Нет, Владычица, — Амаллерин покачал головой. — Все было немного не так.

— А как? — поинтересовалась я.

— В те годы Эства была одним из самых захудалых и отсталых государств. Там даже правители менялись чуть ли не ежегодно. Это благодаря нашей так называемой оккупации Эства вышла на мировой уровень. Это благодаря нам там построены университеты, школы и больницы. Мы сделали большое вливание в их экономику и укрепили границы. Благодаря нашей помощи там стало развиваться фермерское хозяйство, и благодаря построенным нами портам и торговым и рыболовецким флотилиям они стали богатеть.

— Хорошо, ну а зачем они еще денег требуют? — я еще раз пробежала список глазами. — Да еще в таком количестве? Мы что, когда уходили, всё разрушили?

— Нет, Владычица. Все осталось там.

— У них сильная армия?

— Нет, Владычица, — ответил Реллиентар. — Я бы не рискнул назвать то, что у них есть, армией.

— Хорошо, тогда почему они присылают такие требования?

— Потому что они просто бл… Простите, Владычица. — Реллиентар смущенно развел руками.

— Мне кажется, что это не их идея, — Амаллерин взял слово. — Их используют втемную, посмотреть на нашу реакцию.

— Ясно. — Я задумалась. — Наши действия по их требованию?

Все замолчали. Молчание затягивалось. Вскоре Гррыттур не выдержал:

— Повесить посла!

— Это равносильно объявлению войны, — тут же ответил Амаллерин.

— Думаю, до войны не дойдет, — усмехнулся Реллиентар. — Поверещат и успокоятся.

— Так посла можно вешать? — утвердительно спросил тролль.

— Нет. — Амаллерин отрицательно помотал головой. — Нельзя.

— Мне жалко денег, — произнесла я. — Поэтому слушайте мое решение. Так как они отделились и теперь пытаются еще и денег на халяву отхватить, то я хочу вернуть обратно все то, что мы им построили.

— Простите, Владычица, — Амаллерин растерянно посмотрел на меня. — А что такое «на халяву»?

— Э-э-э-э… — протянула я. — Это… Это когда что-либо получаешь бесплатно и без труда… Вот как Эства хочет получить кучу денег просто так.

— Спасибо, — кивнул Амаллерин. — Тогда следующий вопрос, а как вы хотите всё вернуть?

— Это уже забота Реллиентара, — я кивнула в сторону военного советника. — Все, что мы им построили, все должно исчезнуть. Да! Сколько они запросили золотых?

— Сто пять миллионов, — зашуршал бумагами Амаллерин.

— Хорошо. Тогда они нам еще должны сто миллионов золотых за то, что они эксплуатировали наши постройки. Вообще-то они должны двести пять миллионов, но сто пять мы погасим взаимозачетами…

— А ведь это может сработать! — вскинулся Амаллерин. — Я думаю, что там будут сильно озадачены… Они ожидали либо агрессии, либо что мы заплатим… А мы все переводим в сугубо деловые отношения! Я сегодня же озадачу финансистов, пусть составят полный реестр наших построек и расчитают их рыночную стоимость.

— Правильно! — обрадовалась я. — И пусть выкупают их или платят арендную плату… Или пусть возвращают обратно!

— В крайнем случае, мы сами их уничтожим, — усмехнулся Реллиентар. — Я сейчас же отправлю несколько полков на границу.

— Приступайте, — я поднялась из-за стола. — Через два дня у меня должен быть готовый ответ для посла.

Два дня пролетели быстро. Посол опять стоял перед моим троном. Минут десять его потомили ожиданием, и вот громко зазвучали фанфары. Центральные двери тронного зала величественно распахнулись, и я, в самом пышном наряде, прошествовала к трону. Усевшись поудобнее, я внимательно посмотрела на посла:

— Я рассмотрела ваше требование и приняла взвешенное решение, — величественно произнесла я. — Так как мы цивилизованные государства, то такие вопросы нужно решать цивилизованно, не правда ли?

— Вы совершенно правы! — посол коротко поклонился.

— Мы готовы зачесть сумму, озвученную вами, в счет вашего долга, — продолжила я. — Думаю, вас это обрадует.

— Нашего долга?! — окосел посол. — Простите, я не ослышался?

— Не ослышались, — я милостиво покачала головой. — Я рада, что вы сами напомнили о себе. Советник Амаллерин сейчас вам зачитает наш ответ, который вы передадите своему правителю. Приступайте, советник.

Прокашлявшись, Амаллерин, в своем лучшем мундире, вышел вперед и раскрыл папку с бумагами. Внимательно и строго посмотрев на посла, он монотонным голосом принялся зачитывать свое творение. Читал он долго, педантично перечисляя все постройки, суда и средства, затраченные на Эству. По мере озвучивания сумм и требований посол все больше погружался в черную меланхолию.

— Таким образом, общая сумма за вычетом ваших требований, составляет сто миллионов золотых, — Амаллерин мельком взглянул на посла. — Это не считая арендной платы за этот месяц. Вам дается неделя срока погасить долг и заключить договор арендной платы на все постройки и суда. Если в течение недели договор не будет заключен, то мы вправе распорядиться своей собственностью по своему усмотрению. Подписано собственноручно Владычицей Мрака, пятого дня, Алсана месяца, 4527 года.

Амаллерин закончил читать, захлопнул папку и передал ее послу.

— Передайте вашему правителю, что я искренне восхищаюсь его поступком, — я подарила послу самую искреннюю улыбку. — Не каждый предложит вернуть долги. Я очень рада, что у нас налаживаются цивилизованные, добрососедские отношения.

— Но… Но… — посол был совсем плох. — Я не могу передать это своему правителю! Это же вымогательство!

— Как вы сказали? Вымогательство? — переспросила я и повернулась к Амаллерину. — Советник, как вы считаете, это изречение посла, стоит отнести к оскорблению меня? Или у посла помутнение разума от радости?

— Я думаю, Владычица, — Амаллерин почтительно поклонился, — у него просто помутнение разума. Иначе его следует тотчас же повесить.

— Прошу прощения! — побледнел посол. — Я сейчас же доставлю все бумаги своему правителю!

— Ступайте, — я махнула рукой. — Не забудьте о сроках!


Правитель независимого государства Эства лично прибыл в эльфийское посольство. Там он сразу же отправился к третьему секретарю посольства.

— Мастер Лорин! — в панике ворвался правитель в кабинет к эльфу. — Это катастрофа!

— Успокойтесь, Кранк! — секретарь, с серой, заурядной внешностью, оторвался от бумаг. — Я уже читаю их требования…

— Но что нам теперь делать?! — Кранк обессиленно упал в массивное кресло, стоявшее возле стола. — Они выдвинули войска к границам!

— Да какие это войска, — раздраженно ответил Лорин, не отрываясь от бумаг. — Три полка тяжелой тролльской пехоты… Хотя для вас и этого много…

— Но что делать? — правитель затрясся в кресле. — Зачем я только послушался вашего совета…

— Мы никому не даем советы! — Лорин вонзил колючий взгляд в Кранка. — И вообще, заткнитесь на пару минут, дайте дочитать!

В кабинете воцарилась тишина, прерываемая сопением и всхлипами Кранка. Наконец Лорин отложил бумаги и откинулся на спинку кресла:

— Да… — протянул он. — Довольно неожиданный ход… Мда-а-а…

— Так что мне делать, мастер Лорин?! — Кранк подался вперед. — Это же благодаря вам я потребовал у них денег…

— Замолчите! — эльф хлопнул ладонью по столу. — И хватит свою вину на нас перекидывать. Мы вам таких советов не давали — мы только высказали предположение, а вы, не посоветовавшись, с радостным визгом принялись творить глупости… Вот зачем вы сразу потребовали такую сумму? Мы говорили о сумме в пятьсот золотых! И если бы они ее заплатили, можно было требовать остальное — прецедент был бы создан. А вы? Жадность ум затмила? Вот теперь сами расхлебывайте заваренную вами же кашу.

— Но у нас нет таких денег! — по побледневшему лицу Кранка градом катился пот. — Помогите нам!

— И как мы вам поможем? Дадим денег?

— Но мы ведь союзники! Мы вернем вам долг!

— Союзники… — Лорин поморщился как от зубной боли. — Вы сами себя поставили в столь неудобное положение. Ступайте к себе, мы вас вызовем позже.

Проследив из окна, как правитель Эствы покинул территорию посольства, Лорин направился в кабинет посла.

— Аффаллин! Распорядитесь о сворачивании посольства. Мы покидаем Эству.

— Что-то случилось, мастер Лорин? — встревоженный посол встал из-за стола.

— Случилось. — Лорин закатил глаза и протянул послу бумаги. — Эти дебилы не смогли даже нормально выполнить то, о чем мы им приказали. Жадность оказалась сильнее разума…

— Даже так? — Аффаллин быстро пробежал текст. — Думаю, вы правы, мастер Лорин, пусть сами теперь выкручиваются. Хотя немного жаль тех денег, что мы успели вложить в них. Но встревать в конфликт из-за долгов идиотов было бы еще большей глупостью.

— Я рад, что вы это понимаете. — Лорин усмехнулся. — Поэтому в течение трех дней мы должны покинуть это болото…

34

Лауриенар наслаждался приобретенной божественной силой. Он чувствовал, как его прямо-таки переполняла неизвестная ему доселе мощь. Теперь он шутя творил такие заклинания, на которые в прошлом у него уходили практически все силы. Но магия нижних пределов так и осталась недоступной… Да и открывшаяся правда о Чиисами не способствовала спокойствию. Теперь стало ясно, почему у Темных появилась такая слаженность действий — видимо, Чиисами довольно хорошо разыгрывала свою тупость перед ними, что даже он, довольно подозрительный и хитрый эльф, выходивший победителем из многих тайных схваток за власть, так ничего и не заподозрил. Это надо же! Сами обучили врага на свою голову. И обучили довольно хорошо — одна ситуация с Эствой чего стоит… Она умудрилась все так повернуть, что ситуация стала патовая.

Конечно, жаль денег, вложенных в экономику Эствы, но репутацию было бы жаль еще больше. Открыв донесение разведки, Лауриенар еще раз перечитал его. Да. Про Эству можно забыть — Темные уничтожили там всё, что только можно… Армия сопротивления не оказывала — она вообще разбежалась, их союзники сделали вид, что ничего не случилось, и после отхода войск Темных с радостью принялись делить территорию Эствы. Но ничего — эти тупые людишки сами виноваты…

Лауриенар взял со стола аналитическую записку о делах в империи. Записка заставляла задумываться — люди не понимали, почему на землях Тьмы живут лучше, чем на землях Света… Почему здесь до сих пор процветает рабовладельчество, и еще множество вопросов… Вот с эльфами все просто — верховная раса планеты. Созданная нести свет низшим расам. Люди всегда недовольны… Но они слабы, их магия слабее эльфийской и они всегда будут играть вторую скрипку в оркестре. С дварфами проще — они хоть и за равновесие, но больше тяготеют к Свету. Их можно оставить напоследок — для начала нужно окончательно решить Темный вопрос… Что очень не понравилось, это то, что по Урршу поползли слухи про носы эльфов. Раньше как-то никто не обращал на это внимание, но теперь говорят такую похабщину… Это надо же было придумать, что плоские носы от того, что эльфы рождаются с хвостами! И он начал догадываться, кто распускает такую нелепицу…

— Ваше императорское величество! — раздался голос секретаря. — Срочное сообщение от разведки, касаемо драконов!

Лауриенар выхватил донесение и, мановением руки отослав секретаря, впился в него взглядом.

— Стерва! — восхищенно произнес он. — Подчинила! А ведь это невозможно…

Он застыл.

— Так почему бы и нет… Я же теперь не просто маг… Вернее, совсем не маг. — Лауриенар хищно усмехнулся. — Теперь мы посмотрим, чей дракон сильнее!

Через пару дней Лауриенар, сгорбившись и шипя от боли, сидел в своей лаборатории.

— Проклятая тварь! — он сплюнул и еще раз наложил на себя заклятье полного излечения. — Подчинила она дракона… Я уничтожу тебя, как уничтожали всех Владык Мрака…

Он вздрогнул от мысли, которая пришла ему в голову.

— Бред… — Лауриенар еще раз сплюнул. — Хотя…

В его голове сложилась картинка. Лауриенар зажмурился от открывшихся перспектив…

Практически целую неделю библиотекари перелопачивали груды фолиантов в поисках любого упоминания о Владыке Мрака. Любого, даже если он упоминался вскользь…

— Всё! — Лауриенар удовлетворенно откинулся на спинку кресла, потирая покрасневшие глаза. — Теперь мне ВСЕ ясно! И на этот раз я своего не упущу! Я уничтожу этот портал, через который такие, как ты, приходят сюда, и на Уррше воцарится тот мир, который я создам!

Лауриенар еще раз перечитал все, что он обобщил за три дня, и сжег лист. Уже подходя к дверям, он застыл.

— Хотя… Если они приходят сюда, значит, и я смогу проникнуть к ним… — Он потер лоб. — Тогда, Чиисами, мы посмотрим… Да… В твои игры можно играть вдвоем…

Загадочная улыбка появилась на его губах.


— Воздушный шар! — провозгласила я, подняв указательный палец вверх. — Вот что нам поможет!

Молчание было мне ответом — и немудрено, второй час ночи и я в своей спальне.

— Воздушный шар! — еще раз произнесла я.

И как это раньше не додумалась до такой простейшей вещи?

— А ты думала? — проснулся внутренний голос. — По-моему, тебе было не до высоких дум — носилась как ужаленная…

Нет, но идея-то хороша! Особенно для дезинформирования эльфов! Воздушный шар в виде дракона!

— Ты забыла, что такое дракон? — внутренний голос сильно удивился. — Хочешь повторить печальный опыт?

Стоп-стоп-стоп! Я ведь не собираюсь снова пытаться подчинить дракона, я просто сделаю его модель…

— Я сделаю его модель! — внутренний голос заржал. — Именно ты? Или подчиненным задачу поставишь?

Ну не я сама… Главное, нарисовать, как этот дракон выглядит, и по эскизам сошьют чехол, который наполним горячим воздухом… Интересно, а почему я ничего не слышала про воздушные шары? Или другие способы перемещения в воздухе? Видимо, я первая, кто додумался до такой идеи!

— Ну-ну, — засомневался внутренний голос. — Опять прогрессорство вспомнила? Про порох напомнить?

Не, порох это другое. А вот воздушный шар! Это ого-го! Ткань, горячий воздух и всё! Так! Сон пропал, придется разбудить еще кого-нибудь, разбудить и озадачить…

— Ага, сама не сплю и другим не дам? — снова съехидничал внутренний голос. — Давай, буди.

И разбужу! Для начала разбужу Слая. Он разбудит портных…

— А без Слая портных разбудить не вариант? — спросил внутренний голос.

Ладно. Для начала нужно узнать, есть ли портные. Тогда и Слая будить не понадобится.

Вскочив с кровати и одевшись, я выглянула за дверь.

— Скажи-ка мне, — я поманила поближе дайрилли, — в замке есть портные?

— Да, Владычица, — ничуть не удивилась вопросу дайрилли. — Вызвать?

— Вызывай. Пусть старший придет. Я ему задачу поставлю.

— Куда ему подойти, Владычица? — уточнила дайрилли.

— Куда… — я задумалась. — А пусть в мой кабинет идет.

В ожидании портного я пыталась на листе бумаги изобразить дракона. Вроде получается…

— Слушай! — оживился внутренний голос. — А зачем тебе дракон? Давай вот это сошьем! То, что ты нарисовала. По-моему, оно гораздо страшнее любого дракона.

Все ясно… Художник из меня как из Шраггра… Чего я парюсь! В книгах же есть изображения драконов!

— Владычица? — в дверь тихонько постучали. — Разрешите войти?

— Заходи!

В приоткрытую дверь протиснулся розовощекий толстячок и почтительно застыл.

— Ты главный портной? — уточнила я.

— Да, Владычица, — закивал он. — Я лейб-портной Клаус.

— Замечательно, Клаус! Теперь слушай задачу. Ты когда-нибудь дракона видел?

— Дракона?! — удивился он. — Только высоко в небе…

— Мне нужен дракон. Чем быстрее, тем лучше.

— Владычица! — Клаус упал на колени. — Но я не маг и даже не воин! Пощадите!!!

— Ты чего? — удивилась я. — Какой маг? Какой воин?

— Вы же сами только что сказали, что вам требуется дракон, — пораженно ответил портной.

— Ну да, — я кивнула. — Ты его сделаешь. Ну сошьешь. В полном размере.

— Сошью?

— Сошьешь. Как мешок.

— Вам нужен мешок? — уточнил Клаус. — Мешок в виде дракона?

— Ты просто гений! — восхитилась я. — Схватываешь мои идеи прямо на лету!

— Я сошью вам дракона! — вскочил Клаус на ноги. — Это будет произведение искусства!

— Я надеюсь… Только он должен быть максимально похож на дракона! И с крыльями!

— Слушаюсь, Владычица! — портной поклонился. — Но как выглядит дракон?

— Как-как… Сходи в библиотеку, посмотри в книгах… Или ты мне предлагаешь этим заняться?

— Нет, Владычица! Через три дня я покажу вам дракона!

— Хорошо, ступай!

Проводив портного, я отправилась досыпать.

Утром, едва я вышла из спальни, меня перехватил Слай:

— Я могу поинтересоваться, зачем тебе мешок в виде дракона? — он подозрительно уставился на меня.

— Это будет наш собственный дракон. Мы наполним его горячим воздухом и подвесим над замком.

— Я не уверен, что это нужно делать, — Слай озабоченно покачал головой. — Это ты сама придумала?

— Да, а что?

— Ничего… Просто вспомнил, что про приручение дракона, настоящего дракона, ты тоже сама придумала.

— Успокойся! — я улыбнулась. — Тут-то нам ничего не грозит — мы не будем призывать настоящего дракона.

— Что-то мне тревожно, — Слай поморщился. — Да и идея не нравится… Может, попробуем где-нибудь подальше от замка?

— Тогда ищи место для испытания…

— Место я найду, но как ты собираешься наполнить его горячим воздухом?

— Как? — я задумалась. — Как… А в самом деле, как?

— Понятно, — Слай понимающе кивнул головой. — Я поставлю задачу кузнецу.


Через пару дней две груженые телеги выехали из ворот замка. Их сопровождал вооруженный отряд из полусотни бойцов. Прогрохотав по мосту, колонна свернула в сторону леса и вскоре скрылась за деревьями. Я со Слаем и сотней дайрилли выехала после обеда и через час уже была на месте. Огромная поляна была окружена высоченными деревьями. Посреди поляны уже был разложен тряпичный дракон. Чуть поодаль возвышалась печь, от которой тянулась труба к нашему дракону. Телеги, на которых это все было привезено, стояли на самом краю поляны.

— Все готово, Владычица! — к нам подошел высокий дроу. — Можно разжигать печь.

— Приступайте, — отдала я команду.

Дроу кивнул и отошел. Пара человек принялись разводить огонь в печи. Через час дракон принялся принимать объем. Вскоре он полностью наполнился горячим воздухом и завис в метре от земли, удерживаемый только парой веревок.

— Замечательно! — я обошла его по кругу. — Прямо как настоящий!

— Выглядит жутковато. — Слай шел рядом со мной. — Будем отпускать веревки?

— Давай.

Слай отошел к стоящим работникам и отдал какую-то команду. Все стали собираться, телеги развернули, и они, поскрипывая, медленно поехали в сторону замка.

— На всякий случай я отправил всех подальше, — объяснил Слай. — Мало ли что.

Подождав, пока все удалятся на безопасное расстояние, Слай обрезал сдерживающие веревки, и наш дракон стал медленно подниматься в небеса.

Покачиваясь, наш дракон поднимался все выше и выше. Единственная веревка, привязанная к дереву, для удержания дракона, слегка шуршала, разматываясь.

— Прям как живой! — Слай, задрав голову, смотрел в небо. — Клаус превзошел сам себя!


Раздался пронзительный свист, и наш дракон исчез в яркой вспышке. Над поляной пронеслась черная, вытянутая тень.

— Портал! Уходим!!! — ко мне подскочил Слай.

— Не выходит!!! — я в панике принялась выставлять все щиты, которые только могла выставить. — Не получается портал!

Дневной свет померк, порыв ветра едва не опрокинул нас, треск ломаемых стволов, и земля ощутимо вздрогнула. Прямо перед нами оказался настоящий дракон. Он возвышался над нами как гора. Вот он слегка вытянул шею и на нас уставился гигантский, ярко-оранжевый глаз, с черной щелью зрачка.

— Чего он смотрит?! — шепотом спросила я у Слая, боясь пошевелиться.

— Я не знаю! — так же ответил мне Слай.

— Это опять ты, — глухой, шипящий голос исходил прямо изнутри дракона. — Мы давно за тобой наблюдаем.

— И что дальше? — пискнула я.

— Эта идея с воздушным шаром принадлежит тебе? — дракон посмотрел другим глазом.

Я только смогла кивнуть.

— Мы догадывались. Если надолго оставить женщину одну, у нее заводятся Мысли и, она их Думает… В силу женских особенностей, ни к чему хорошему это не приводит. — Он снова посмотрел на меня другим глазом. — Небо закрыто для вас. Больше так не делай.

— Хорошо! — я часто-часто закивала. — А можно спросить?

— Нет. Владычица Мрака. Время для вопросов еще не пришло.

С этими словами он распахнул крылья, которые пологом ночи затмили дневной свет, и, с силой оттолкнувшись от земли, взмыл в небо. Удар ветра покатил нас по земле.

35

Пока одна из дайрилли приводила в порядок мою прическу, вынимая из волос листья и ветки, я немного пришла в себя. Интересно, почему дракон решил заговорить, а не ударил огнем, как прошлый раз? И почему не сработал портал? Неужели драконья магия настолько сильна?

— Ну что, прогрессор, получила? — снова проявил себя внутренний голос. — Довольна результатом?

Отсутствие результата тоже результат. Я теперь хоть знаю, что воздушный шар не запустить… Интересно, а если мысль про воздушный шар подкинуть эльфам? Дракон и с ними поговорит, или мы получим несколько хорошо прожаренных эльфийских тушек? Нужно проверить!

— …легенды! — Слай что-то патетически вещал, смотря на меня.

— Что, прости? — я пришла в себя. — Я не расслышала…

— Я сказал, что этот день войдет в легенды! — повторил Слай. — Никогда драконы не разговаривали ни с кем!

— Очень польщена, — скептически произнесла я, поднимаясь с земли и отряхивая платье. — Надеюсь, что больше никогда не буду больше разговаривать с драконами. Где моя лошадь?

Дайрилли подвели мою лошадку. Усевшись в седло, я медленным шагом направилась в сторону замка. Уже перед самыми воротами я придержала коня, услышав громкий голос:

— …Да чтоб трупы ваши ели черви с отвращеньем, недобрым словом поминая! Чтоб золото и драгоценности вы видели только на декольте у тещи! — Голос был знаком, я узнала главного конюха Валлиндура. — Да чтоб к вам пришла кончина в обличье престарелой потаскухи или тролля с ужасного похмелья! Пошли вон отсюда!!!

Въехав во двор, я не успела спешиться, как ко мне подскочил пожилой дроу:

— Владычица! — тут же завопил Валлиндур. — В чем я перед вами провинился?! За что вы меня так наказали?

— Я?! — Мое удивление было столь велико, что я едва не навернулась на каменные плиты двора. Благо подскочившие дайрилли успели меня подхватить. — Наказала?!

— Да, Владычица!

— Как?!

— Вы прислали ко мне на конюшню помощников, — поклонился Валлиндур. — Своих бывших учеников…

— Да не ученики они!!! — сорвалась на крик я. — И никогда ими не были!!! Достали уже!

— Но… — дроу слегка отшатнулся. — Они сами…

— Так. Всё. Слай!!!

— Да, Владычица? — подскочил Слай.

— Доведи до всех, если кто хоть раз назовет этих двух придурков моими учениками, то он будет тут же повешен! Все ясно?!

— Да, Владычица! — Слай коротко поклонился. — Доведу до всех!

— Хорошо, — я успокоилась и повернулась к конюху. — Так в чем проблема?

— С ними невозможно работать! Все задания выполняют с таким видом, будто делают одолжение. На замечания реагируют просто — отвечают, что они ваши личные ученики, и замечания им может делать только сама Владычица… И вообще они тут практику проходят для дальнейшего обучения…

— Практику? Для дальнейшего обучения? — я закатила глаза. — Слай, может, их повесить? А?

— Вы уверены? — Слай кивнул охране, и к нам подошел вооруженный дроу.

— Владычица!!! У нас получилось!!! — с диким воплем из дверей пристройки выскочили парни. — Мы зажгли свечки!!!

— О нет!!! — я схватилась за голову. — Только не это!!!

Благоразумно не доходя нескольких шагов до меня, они принялись отплясывать на каменных плитах двора, оглашая все вокруг громкими воплями радости. Сквозь их вопли приглушенно донеслось встревоженное ржание лошадей. Конюх встрепенулся и бросил взгляд в сторону конюшни:

— Вашу мать!!! — с диким воплем он побежал туда. Из ворот конюшни валил дым…

Переглянувшись, парни припустили следом. Добежав до ворот, Валлиндур распахнул створки, и всю троицу тут же смыл поток воды. Рядом очутился один из магов, который помог Валлиндуру подняться. Вместе они зашли внутрь конюшни. Через пару секунд парни выскочили оттуда как ошпаренные и медленным шагом направились ко мне. Подойдя поближе, я увидела у них под глазами по синяку. У старшего он был слева, у младшего справа…

— Все ясно, — я вздохнула. — Оставили свечки возле сена…

— Учительница! Мы не специально! — хором проныли они.

— Учительница?! Как вы меня назвали?!

— Учительница… — они попятились. — Вы же сами сказали, как только зажжем свечи, вы примете нас учениками…

Я беспомощно посмотрела на Слая. Он мужественно пытался сохранить серьезный вид, но по его щекам текли слезы от едва сдерживаемого смеха.

— Простите, — простонал он и, закрыв лицо руками, отвернулся. Плечи его стали дергаться и раздалось приглушенное хрюканье, перемежаемое всхлипами.

— Тебе смешно? Ладно! — я выдохнула. — Тогда слушай мою волю! С этого дня ты назначаешься ответственным за обучение… — я посмотрела на парней. — Как вас там зовут?

— Артур, — почтительно произнес старший.

— Нумар, — так же почтительно произнес младший.

— …За обучение Артура и Нумара, — закончила я.

— За что?! — Слай мгновенно обернулся. — Чем я провинился?

— Ничем, — я ехидно усмехнулась. — Для начала нечего было ржать надо мной. Да-да, такая я вредная и злопамятная! А во-вторых, ты более выдержан и спокоен. Ну и в-третьих, приказы Владычицы не обсуждаются, а выполняются.

— Слушаюсь, Владычица! — Слай погрустнел и склонил голову. — Разрешите я покажу ученикам их комнату и объясню порядки в замке?

— Ступайте, — я махнула рукой. — Разрешаю в случае непослушания бить их палкой.

Вот и избавилась от одной головной боли, думала я, смотря вслед удаляющейся троице. Здорово я придумала — спихнуть обучение на Слая, он лучший учитель, чем я. Так что за новых учеников я теперь спокойна.


Верховный Шаман подошел к обучению очень серьезно. Каждое утро он гонял учеников по нескольку кругов вокруг замка, затем физические упражнения. Затем по три-четыре часа занятий. И после занятий различные хозяйственные работы — наколоть дров, наносить воды, убрать навоз в конюшне… Пару раз я тоже присутствовала на занятиях — чисто ради интереса, посмотреть, как проходит обучение. Как ни странно, парни оказались довольно способными и прилежными учениками — Слая они уважали и побаивались. Как позже объяснил Слай — он предупредил, что при малейшем нарушении дисциплины провинившийся получает замечание и на неделю отправляется выполнять самые грязные работы. После третьего замечания провинившийся будет банально повешен. А узнав, что я беседовала с драконом, и Слай сам присутствовал при этом, они вообще стали как шелковые.

Поздно вечером, едва я стала засыпать, как под моими окнами раздалось громкое пение:

…Взошла луна и скрылось солнце,
на траву бриллиантами легла роса…
Выругавшись, я накрыла голову подушкой. Не помогло. Прорычав проклятье, я вскочила и, натянув халат, вышла на балкон. Песня стала громче.

Лунный свет серебром лег на сердце мое,
наша встреча предписана свыше…
Посмотрев вниз, я заметила долговязую фигуру прямо под моим балконом. Видимо, заметив меня, он стал горланить еще громче:

…Ночь раскинула крылья над миром,
Очарован тобой на дороге лесной
Из чертогов, когда ты явилась…
— Ты чего тут орешь?! — я запустила в него захваченной подушкой.

Тот от неожиданности поперхнулся и замолк.

— Это… Это серенада… — пропищал он.

Подвесив осветительный пульсар, я разглядела, что это был Артур. Он стеснительно ковырял носком сапога плиты двора.

— Слушай, Артур, ты окном не ошибся? — удивленно спросила я. — Чего ты тут серенады распеваешь?

— Я… Я…

— Он вам мешает, Владычица? — громко топая, подбежали три тролля.

— Ну… — я слегка растерялась. — Отведите его обратно в комнату… И не выпускайте до утра!

Проследив, как они удалились, я вернулась в комнату и улеглась на кровать. Только-только стала засыпать, как под окнами раздался рев:

…Мы дети Тьмы, мы бич кровавый Уррша,
Кто вам сказал, что нас осталось мало?
— Твою ж мать!!! — я вскочила и, накинув халат, снова вылетела на балкон.

— Убей эльфа, пока ты живой, этим тварям пощады нет! — под балконом стоял тролль и горланил. — Окровавленный меч встряхни, отдохни, завтра снова бой!!!

— Да вы что, с ума все посходили?! — проорала я. — Вам дня мало песни орать?! И почему именно тут?!!

— Владычица! — обрадовался тролль. — Ученик Артур сказал, что он пел серенаду из-за любви к вам!

— И что?!

— Ну мы подумали, — тролль вытянулся, — что мы тоже должны спеть серенаду из-за любви к вам!

— Серенаду?! — взвыла я. — То, что ты сейчас орал, на серенаду, тем более любовную, не похоже!!! Всё!!! Хватит тут петь по ночам! Я спать хочу.

— Слушаюсь, Владычица! — тролль поклонился. — Я могу идти?

— Иди! — я повернулась, но потом спохватилась. — Стой! Подкинь сюда подушку!

Тролль поднял подушку и метко зашвырнул ее в сторону балкона. Он, видимо, слегка не рассчитал сил — подушка с силой ударилась о стену над моей головой и лопнула.

— РРРРРР! — только и смогла произнести я, стоя под дождем из падающих перьев…

Утром я всё высказала Слаю:

— Ты за учениками следишь? Какого ху… Русса, они под моими окнами серенады распевают?

— Серенады?! — Слай вытаращил на меня глаза. — Распевают ночью серенады под вашими окнами?

— Да! И не пучь на меня свои глаза!

— Кхм! — Слай откашлялся. — Я не ошибусь, если предположу, что это был Артур?

— Не ошибешься… Как ты догадался?

— Я давно замечал, что он как-то странно смотрит в вашу сторону.

— Да пусть смотрит! — я отмахнулась. — Только зачем он троллей подговорил серенады петь?

— Троллей? Серенады? — Слай окончательно выпал в осадок.

— Да, троллей! И то, что они пели, на серенады похоже не было! — я сморщила лоб, вспоминая текст. — Там было про кровавый бич и смерть эльфам…

— Убей эльфа, пока ты живой, этим тварям пощады нет! — напел Слай. — Это?

— Ага, — я кивнула. — Это. В два часа ночи!

— Понятно. Это одна из боевых песен троллей. Так как серенад у них нет, они решили порадовать вас хотя бы этой песней.

— Ну не ночью же! — возмутилась я. — Им дня мало? Хотя… Я догадываюсь — скорее всего, Артур сказал, что серенады поются ночью…

— Я уточню у него, — Слай слегка вздрогнул, когда ему на плечо опустилась лапа Гррыттура.

— Владычица! — поклонился тролль. — Мастер Слай! Мы готовы спеть песню!

— Чего вы готовы? — переспросила я. — Песню?

— Да, Владычица! — тролль кивнул. — Вы сами вчера изъявили желание днем прослушать песню троллей!

— Я изъявила желание?!

— Ну да, ночью, помните?

— Ладно, где твои певцы? — смирившись, я махнула рукой.

— На плацу. Ждут вас.

— Ну веди, — я было пошла за Гррыттуром, но меня посетила ужасная мысль. Резко развернувшись, я подскочила к опешившему от такой прыти Слаю: — Ты сказал, что Артур странно смотрит в мою сторону?

— Да, я даже думаю, после вчерашнего случая, что он влюбился.

— Только этого не хватало! — я помотала головой. — Слай, объясни ему, что шансов у него нет! Пускай заканчивает с серенадами.

36

На плацу ровными рядами стояла сотня троллей в доспехах и полном вооружении. Над ними трепетал под легкими порывами ветра черный стяг.

— Смирна! Ррравнение на пррраво! — проорал тролль, стоявший перед строем, и, печатая шаг, пошел в нашу сторону. Не доходя до нас несколько шагов, он четко вскинул руку в приветствии и громко произнес: — Владычица! Сотня построена для исполнения песни! Заместитель сотника Урторрг!

Э… — слегка растерялась я, но потом вспомнила военные фильмы. — Здравствуйте, бойцы!

— Здравжел Владычица!!! — в ответ проорали тролли.

— Вольно! — я дала отмашку.

— Вольно! — прорычал Урторрг и продолжил: — Сотняяяя!!! Песню! Запе-вай!!!

Первый ряд троллей принялся колотить мечами по щитам, задавая темп, остальные запели:

Приказ, присяга, долг — священные слова,
Плечом к плечу стоим под знаменем полка.
Мечи у нас остры и страшен наш оскал,
Стальной стеной сметем любого мы врага.
Мы помним данный нам приказ —
Тот, кто не с нами, тот против нас!
Нам Свет не страшен — мы дети Тьмы,
Нас в бой ведет наш бог войны!
Эльфийская страна и в той стране костры,
На месте городов теперь увидишь ты
Твой меч в крови врага и стяг над головой.
Твоя судьба — война, сегодня ты герой.
Мы помним данный нам приказ —
Тот, кто не с нами, тот против нас!
Нам Свет не страшен — мы дети Тьмы,
Нас в бой ведет наш бог войны!
Пропев последний куплет дважды, они замолкли. Урторрг выжидающе уставился на меня.

— Это ведь лучше тех лютиков-цветочков, что пел Артур? — Гррыттур горделиво посмотрел на меня. — Настоящий марш! А не слезливые песенки…

— Ну довольно хорошо. Такой бодрый марш, — я одобрительно кивнула головой. — Мне понравилось.

— Еще одну песню? — уточнил Урторрг. — А затем мы пройдем маршем!

— Думаю, не стоит, — я сделала шаг назад. — У меня еще много дел… — посмотрев на поникшего тролля, я сжалилась. — Ладно, пройдитесь маршем…

— Сотня!!! — громко заорал воспрявший Урторрг. — Р-равняйсь! Смирно! В походную колонну!!!

Тролли, четко печатая шаг, отчего на плацу стоял грохот, ровными рядами проходили мимо меня. Гррыттур, стоя чуть позади меня, что-то одобрительно порыкивал. Вот мимо нас прошла последняя шеренга.

— Замечательно! Просто чудесно! — воодушевленно сказала я и быстренько ретировалась с плаца, дабы не пришлось еще чего-нибудь смотреть или слушать.

Реллиентар принес доклад. Эльфы собирают огромную армию на борьбу со злом, то есть со мной. В приграничье полным ходом идет охота на вампиров — где уж они их находят, мне неизвестно. Дварфы затихарились в своих подгорных пределах и всех посылают. Про Лауриенара ничего не слышно — по последней информации он пытался подчинить дракона. Думаю, около месяца спокойной жизни у меня есть.


Война. Я, в сверкающих доспехах, на белом коне, величаво отдаю приказ атаковать врага. Моя победоносная армия мощным ударом уничтожает центр вражеской армии и гонит остатки его войск прочь. Мечты-мечты…

Реллиентар разгромил мои войска играючи. Затем последовал нудный разбор, почему так случилось. Авангард, арьергард, тыл — ничего не значащие для меня слова. Обход, охват — еще одна порция военной дребедени, в которой я ничего не соображала.

— Всё! — я прервала Реллиентара. — Я поняла, что в военном деле тупа, как пробка.

— Но я не это имел в виду! — занервничал дроу.

— То, это, — отмахнулась я. — Я остаюсь главнокомандующей. Номинально. Но на самом деле командовать будешь ты. Назначаю тебя командующим объединенной армией Тьмы. Так что с сегодняшнего дня приступай к формированию армии и подготовке плана военной кампании! Какое умное слово я знаю!

— Слушаюсь! — Дроу поклонился и вышел из зала.

Так, одно дело сделано. Теперь осталось подумать, как уничтожить Лауриенара — против него я не выстою… Он более опытен…


Мелкие пограничные конфликты постепенно переросли в полноценную войну. Войну с уничтожением городов и сел. Войну, где пленных не брали. Места боев представляли собой безжизненные, выжженные магией пустоши. Как ни странно, все боевые действия пока велись в Приграничье. Армии прощупывали друг друга, не рискуя пока окончательно вторгаться на чужую территорию. Приграничье обезлюдело — там, где раньше более-менее мирно уживались эльфы, дроу, люди и дварфы, теперь находились опустевшие поселки.

Как объяснил Реллиентар, эльфы пока гнали на убой своих союзников, ослабляя их и нас. Выжидая удобный момент, когда можно будет ввести в дело свою армию и ограничится минимальными потерями, а потом еще и союзников потеснить.


А у меня идут экзамены — несколько самых уважаемых магов ковена и Слай принимают у меня знания по Темной магии. Экзамены рассчитаны на наделю, и всю неделю я с утра и до позднего вечера отвечаю на вопросы. Сдача проходит сложно, я знаю, что никаких поблажек мне не будет. И даже будут придирки. Как Владычица Мрака, я должна в идеале знать теорию и практику. Поэтому меня гоняют в хвост и гриву. Если на обычном экзамене тянут один билет, то я тяну сразу восемнадцать. И это только теория… В день я отвечаю три билета и одно практическое задание. Кроме ответов на билеты, я отвечаю и на дополнительные вопросы, которые бывают даже и не связаны с темой билета.

— Билет номер десять, — я внимательно читаю вопросы. — Создание портала и его особенности…

— Я думаю, этот вопрос можно пропустить, — говорит один из магов. — Никто не против?

— Вы правы, коллега, — соглашается председатель комиссии и уже мне. — Переходите ко второму вопросу.

— Резерв мага и способы его пополнения. — Я слегка задумываюсь. — Резерв мага это количество маны, которое определяет мощность его заклинаний и их срок действия… Со временем, при должной практике, резерв будет постепенно увеличиваться. Пополнять резерв можно различными способами — со временем он сам восстанавливается, забрать из накопителя, и, самый действенный — жертва, у которой уничтожают душу Третий способ мгновенно восстанавливает резерв…

— Подождите! — не выдержал председатель комиссии. — Как это три способа?! Если их всего два — самовосстановление и накопитель?

— Вот так, — я пожала плечами. — Кстати, третий способ дает еще и кратковременный прирост к мощности последующих заклинаний. По крайней мере, у меня так.

— Простите, Владычица, — опомнился председатель. — Я совсем забыл, что мы экзаменуем не обычного выпускника… Начертите линейное уравнение, которое рассчитывает зависимость мощности получаемого заклинания от объема резерва.

Взяв в руку мел, я подхожу к доске и начинаю чертить формулы, с попутным объяснением…

Пару минут меня еще мурыжат, и я тяну второй билет… Еще час мучений, и мы переходим к практическому заданию… Затем обед и я отвечаю третий билет… На следующий день все повторяется…

Я не высыпаюсь и становлюсь раздраженной. Обитатели замка стараются не попадаться мне на глаза. У дайрилли развилась паранойя — они очень резко реагируют на любое шевеление, поэтому в экзаменационный класс я вхожу без них. Иначе быть беде…

Наконец, этот кошмар закончился. Я стою перед экзаменационным столом. Маги последний раз пошептались и, председатель экзаменационной комиссии поднялся с места, держа в руках лист бумаги.

— Позвольте от имени всех присутствующих здесь магов поздравить вас с успешной сдачей экзаменов! — торжественно начал он. — Вы сдали экзамен на твердую четверку. Теперь все зависит от вашего желания дальше совершенствовать свои знания. Ибо только годы труда приведут к совершенствованию и увеличению знаний! Со своей стороны, мы, конечно, окажем всяческую поддержку в ваших делах, — с этими словами он протянул мне бумагу, оказавшуюся дипломом.

— Большое спасибо за проверку и оценку моих знаний, — поблагодарила я. — Клянусь применять полученные знания на благо Тьмы! И по старому обычаю, приглашаю вас отметить успешную сдачу экзамена!

— Премного благодарны, — слегка поклонился председатель комиссии. — Мы обязательно подойдем к назначенному времени!


Вечером в большой столовой был накрыт шикарный стол. Кроме экзаменационной комиссии на празднике присутствовал совет в полном составе.

— Сегодня у нас знаменательный день! — поднялся Слай с бокалом в руке. — Как Верховный Шаман, позвольте мне поздравить Владычицу с успешным окончанием обучения Темной магии и блестящей защитой диплома! Путь к этому дню был сложен и тернист, но Владычица с честью прошла его! Поздравляю!

Мы все дружно чокнулись.

Отмечание окончания обучения затянулось до глубокой ночи. Тосты и поздравления шли один за другим, но я держала себя в руках и старалась не напиваться. Так что, когда все разошлись, я была практически трезвой. Всё. Экзамен сдан. Теперь осталось победить Лауриенара и установить власть Тьмы над Урршем. Как обычно — все сложное напоследок…

— И чего ты погрустнела? — сзади неслышно подошел Слай. — Экзамен сдан успешно. Радоваться нужно!

— Устала… Да и еще не все дела сделаны…

— Теперь будет легче, — приободрил меня шаман. — Ведь часть дел уже выполнена.

— Ага, легче… Как говорил один мой учитель, — я вспомнила десантника, — чем раньше закончите здесь, тем раньше пойдете работать в другое место.

— Нда… — Слай внимательно посмотрел на меня. — Ты действительно перенапряглась за эти дни. Тебе нужно отдохнуть, выспаться и все войдет в норму.

— Я и сама знаю, что нужно отдохнуть. Но времени на отдых практически нет… Да и боюсь, что с эльфом мне не справиться…

— Так. Ты не рефлексируй, а иди спать — утром встанешь с другим настроением. — Слай слегка подтолкнул меня к выходу. — Все, что тебе сейчас нужно, это хорошенько поспать.

Согласно кивнув, я отправилась к себе. Там приняла ванну и завалилась на кровать. Как только моя голова коснулась подушки, как я мгновенно провалилась во тьму без сновидений.

Как Слай и предсказывал, я проснулась отдохнувшей и с хорошим настроением. Вот правда проснулась уже к самому обеду. Одевшись и причесавшись, я пообедала и решила заняться делами.

— Не-не-не, — тут же возмутился Слай. — На сегодня вообще никаких дел! Сегодня выходной.

Я не стала с ним спорить. Целый день безделья мне и в самом деле был нужен. А вот на следующий день меня закружила рутина повседневных дел…

37

Дварфы, восстанавливающие город, стали заносчивей и наглее. И объявили о том, что Казкарог возвращается под их юрисдикцию.

Стоя на опушке леса, я смотрела на гору, под которой был Казкарог. Перед воротами находилось несколько кольев, на которых торчали головы моих поданных. Дварфы решили, что теперь со мной можно не считаться… Ну что ж, я могу обойтись и без этого города…

— Вы готовы? — не оборачиваясь, я спросила у ковена.

— Да, Владычица!

— Начинаем! — я активировала заклинание.

Легкий туман окутал гору и, замерцав, развеялся…

— Не поняла… — Что-то заклинание не сработало.

Помотав головой, я решила использовать другое заклинание. Тот же эффект.

— Да они совсем оборзели! — я озадаченно посмотрела на магов. — И почему магия не действует?

— Такое может быть, если скала обложена камнем Силы, — ответил один из магов.

— Маленькие твари! — я разочарованно уставилась на скалу. — И что будем делать?

— Можно попробовать катапультами сбить наложенный камень, — начал один из магов, но его тут же перебили:

— Чушь! Лучше воздействовать землетрясением и он сам отвалится!

— На камень Силы?! — возмутился третий. — Сами не порите чушь! Ведь всем известно, что камень Силы блокирует любую магию!..

Маги принялись переругиваться, сыпать авторитетами и примерами, постоянно повышая голос, пока не перешли на ор.

— Спор носит интеллектуальный характер, если предметом спора нельзя ударить по голове, — я покачала головой. — Тихо!!!

— Возвращаемся, — я посмотрела на притихших магов. — Думать будем… Вернее, вы будете думать. Думать, как пробить этот чертов камень Силы и достать дварфов.

Переместившись домой, я в раздражении ходила по комнате. Эти мелкие сволочи перехитрили меня, я тоже хороша — расслабилась… Но ничего, я еще им покажу, как меня обманывать.


— Значит, она ничего не смогла сделать? — Лауриенар внимательно посмотрел на гонца. — И просто ушла?

— Да, ваше величество! — гонец поклонился. — Дварфы сообщили, что было предпринято две попытки, после чего она покинула окрестности города.

— Хорошо, ступай, — эльф махнул рукой.

— Значит, даже твоя божественная сила ничего не может сделать против камня Силы… — задумался Лауриенар. — А ведь это открывает совсем другие перспективы… Дварфы подали мне хорошую идею…

Он зажмурился от удовольствия. Затем вызвал своего секретаря и отдал короткий приказ.


— Владычица! — утром ко мне ворвался Гррыттур. — Мы решили вашу проблему!

— Какую проблему? — я чуть было не подавилась соком.

— С дварфами! — гордо подбоченился Гррыттур.

— И как это вы ее решили?

— Мы вылили в реку, которая протекает под горой, несколько бочек «Зеленого зелья».

— Так, — я помотала головой. — Теперь более подробно. Что за зелье?

— Его изготавливают болотные жители. При соприкосновении с водой и камнем Силы выделяется большое количество теплоты.

— И?

— И? — переспросил Гррыттур.

— Дальше что?!

— Там полскалы обвалилось…

— Так с этого и надо было начинать! — я вскочила. — Собирай ковен! Через десять минут мы выступаем!


— Да… — протянул один из магов, увидев разрушения. — Тролли сделали то, чего не смогли мы…

— Ты не отвлекайся! — оборвал его другой. — Готовь ингредиенты, мы сейчас доделаем начатое!

Сконцентрировавшись, я протянула руку в направлении обвала и произнесла заклинание. Над нами сгустился мрак, и тонкий луч изначальной тьмы уперся в рану на скале. Из-под земли донесся многоголосый стон, и гора скрылась в туманном мареве. Затем раздался гул, и на месте горы образовалось кипящее озеро камня…

— Неплохо, — я посмотрела на дело своих рук. — С каждым днем у меня все лучше и лучше получаются заклинания!

— Владычица! — раздался вопль одного из магов. — Дварфы!

Оглянувшись, я увидела, как на нас накатывает волна разъяренных дварфов. В боевых порядках наступающих коротышек, покачиваясь, медленно шли гигантские существа с ярко горящими красноватым огнем глазами.

— Големы! — в панике прокричал один из магов. — Они привели големов!

— Русс вас возьми! — я растерялась. — Откуда они?!

Ответа не последовало. Маги мгновенно встали в круг и нанесли удар. Меня окружили дайрилли и тролли.

— Владычица? — на меня спокойно смотрел Гррыттур. — Мы будем биться?

— Нет! — меня передернуло. — Мы применим магию!!!

— Бесполезно… — старший ковена повернул к нам бледное лицо. — У них на доспехах частички камня Силы! Магия не работает!!!

— Ну это мы еще посмотрим, — злобно прошипела я и сплела сложнейший узор. — Эта мелочь еще пожалеет об… Ой!

Заклинание не сработало — легкую дымку просто развеял ветер. В рядах дварфов защелкали тетивы арбалетов и несколько магов повалились на землю, пронзенные стрелами.

— Защиту ставьте, идиоты! — проорала я, выставляя «щит Мрака». — Живо!

— У них стрелы из этого чертова камня! — проорал в ответ побелевший от страха молодой маг. — Они пробивают любую магическую защиту!!! Нужно бежать!!!

С этими словами он повернулся и побежал. Вот только убежал недалеко — один из троллей с рыком метнул ему в спину топор.

— Если и это не сработает… — С этими словами я поставила портал прямо перед несущимися дварфами, куда они и влетели. Часть дварфов и големов успела затормозить, но я уже была готова к этому. Короткое заклинание и под их ногами разверзлась бездна… Дварфы с воплями полетели вниз, но големы, слегка засветившись, с легкостью перенеслись на твердую землю и врубились в строй троллей.

— Защиту на троллей!!! — я отдала команду оставшимся магам, и сама принялась ставить щиты.

Големы были сильны — удары их молотов оставляли глубокие вмятины в земле, но тролли оказались более быстрыми. Они успевали уходить из-под удара в самый последний момент. Правда, удавалось это не всем — уже с десяток троллей лежали на земле грудой кровоточащих доспехов. Земля дрожала от поступи и ударов молотов големов. Над полем раздавался рев троллей и шипение големов… Топоры троллей отскакивали от големов, высекая искры при ударе.

— Темные Боги! — прошипела я, когда двое големов, слегка засветившись, вдруг мгновенно переместились к оставшимся магам и несколькими ударами своих молотов превратили их в кровавый фарш.

— Получай! — я скастовала фаербол и метнула его в ближайшего голема. Огненный шар врезался в середину туловища и просто исчез. — Маму вашу!!!

Я успела отскочить в сторону, как на то место, где я только что стояла, обрушился молот голема. Удар был такой силы, что я едва удержалась на ногах, и меня всю осыпало землей. Одна из дайрилли с разбега вскочила ему на плечи и вонзила меч в глаз. Дикий рев заглушил все звуки. Появившийся рядом еще один голем с размаху опустил свой молот на голову одноглазому. С громким хрустом тот развалился на несколько частей. Дайрилли просто сбросило на землю, где она и осталась лежать. Меня как будто ударило током, окружающий мир стал черно-белым, откуда-то из глубин памяти появился огненный узор однажды виденного заклинания из приложения к третьему тому. Не раздумывая, хриплым голосом я активировала заклинание. Раздался гул и небо потемнело, с громким, пронзительным треском в пространстве появилась рваная дыра. Оттуда потянуло ледяным холодом и с жутким воем выскочило несколько странных тварей. Совершенно безволосое тело, вытянутые морды без глаз… Они на мгновение замерли, поводя своими носами, и, что-то почуяв, набросились на големов. Эти существа просто прыгали на голема и прилипали к нему. С жалобным ревом големы принялись распадаться на части…

Сильнейший удар отбросил меня в сторону, острая боль пронзила руку и правый бок. В глазах помутнело. Автоматически наложив на себя лечилку и подождав, пока туман в глазах развеется, я огляделась: от големов остались одни обломки, на том месте, где я стояла, из земли торчал молот, его хозяин грудой хлама лежал рядом. Небо было ясным, дыра в пространстве уже исчезла, как и эти твари из бездны. Тролли стаскивали своих погибших в одно место… Ко мне подбежали дайрилли:

— Владычица! С вами все в порядке?!

— Нормально все, — я поднялась на ноги и, слегка покачиваясь, подошла к погибшим. Часть тел представляла собой просто месиво из кусков доспехов, мяса и костей… Но несколько тел были практически целыми. Подняв голову, я встретилась глазами с Гррыттуром. В его взгляде была только усталость и печаль.

— Мы потеряли сорок семь троллей и восемь дайрилли, — тихо сказал он. — Десяток магов…

— Где их тела? — я окинула взглядом трупы троллей и дайрилли.

— Их сожрали те твари, что вы призвали, — слегка вздрогнул Гррыттур.

Еще раз посмотрев на тела, я прикрыла глаза и постаралась вспомнить то состояние, когда погиб Хром… Открыв глаза, я увидела выражение ужаса на лице Гррыттура. С моих губ стали срываться чужие слова, мир окрасился в багровые тона, тролли и дайрилли медленно опустились на землю. Вокруг меня стала чернеть и осыпаться трава… Подул ледяной ветер и все вокруг скрылось за плотной пеленой мрака… Мне стало не хватать воздуха и неимоверная тяжесть стала пригибать меня к земле. Вот последние слова заклинания растворились во мраке и тяжесть исчезла. Я пошатнулась и упала на колени, упершись руками в потрескавшуюся землю. Ладони утопли в теплом, белесом пепле, мрак исчез и поляну залил солнечный свет.

Раздался торжествующий рев Гррыттура, меня схватили тролльи лапы и подбросили в воздух.

— Вы их оживили!!! — проорал мне в лицо радостный тролль, когда поймал. — Владычица!!! Вы их оживили!!!

— Поставь меня на землю! — Мне надоело болтаться в воздухе.

Очутившись на твердой поверхности, я осмотрелась. Поляна превратилась в пепелище — потрескавшаяся земля покрыта слоем пепла, мертвые, сухие деревья, оплавленные остатки големов. Раздавленные трупы исчезли…

— Повелевай, Владычица! — раздался рев воскрешенных троллей, они опустились на одно колено и склонили головы.

Дайрилли просто молча смотрели на меня, но по их взглядам я поняла, что теперь они распластают на мелкие лоскутки любого, кто хоть чуть-чуть посмотрит в мою сторону без подобающего почтения.

— Проклятье! — я посмотрела на дымящиеся остатки восьми големов. — Наши потери?

— Двенадцать троллей безвозвратно погибли, — ответил Гррыттур. — Маги погибли все…

— Коротышки оказались на высоте… Они успели организовать засаду… — я покачала головой. — Да и с камнем Силы они здорово придумали…

— Владычица, а куда был открыт портал? — спросил Гррыттур. — И что это были за твари?

— Портал? — я оглянулась на расплавленный камень на месте Казкарога. — Туда… А твари… Это крысы Бездны. Они чуют магию и питаются ей. У них сегодня был пир…

— О! — он уважительно посмотрел на меня. — Здорово вы придумали!

— Возвращаемся! — я раскрыла новый портал в замок. — Не дай Русс, еще дварфов понабежит…

В замке ко мне сразу же прибежал Слай:

— Владычица! Почему вы взяли слишком мало охраны?!

— Да я и не думала, что так выйдет!!! — я обессиленно развалилась в кресле, глаза мои слипались. — Давай без нотаций… Я очень устала…

— Хорошо, Владычица. Я зайду завтра. — Он поклонился. — Тем более есть кое-что от вашего агента…

— Завтра… Все завтра, — я зевнула. — Я хочу спать…

38

— Пришло срочное донесение от Сердена. Он узнал нечто такое, из-за чего ему пришлось срочно покинуть территорию Света, и теперь он скрывается возле Пепельного ущелья, — наутро докладывал Слай.

— Скрывается? — я недоуменно уставилась на Слая. — Но почему бы ему сразу не явиться сюда?

— Я не могу сказать, — Слай протянул конверт. — Он пишет, что обладает слишком опасной тайной и за ним идет настоящая охота.

Взяв бумагу, я внимательно прочитала донесение. Все очень расплывчато и непонятно. Но между строк так и сквозило тревогой. Единственное, что я поняла, это то, что сведения он передаст лично мне, и никому иному.

— Хорошо. Готовьте отряд. Я отправляюсь в это ущелье… Думаю, полусотни дайрилли в качестве охраны хватит.

— Я предлагаю взять еще сотню троллей.

— Зачем так много? До этого ущелья сутки пути…

— Мне не нравится это донесение, — Слай мрачно посмотрел на меня. — Мне не нравится, что он не явился сюда, а сидит в какой-то пещере. Я тоже еду с вами. И я помню, что произошло вчера…

— Хорошо, собирайся. Завтра утром выезжаем.

В дорогу отправились на рассвете. Солнце еще только-только показало свой край над лесом, а мы уже выехали за ворота. Сидя в седле, я пыталась догадаться, что же такого опасного узнал Серден, что даже не рискнул это передать. Сам путь до ущелья прошел тихо и спокойно. Пещеру, где скрывался Серден, мы нашли быстро. А вот в самой пещере нас ожидал довольно неприятный сюрприз — посреди пещеры был вбит кол и на него была надета голова Сердена. Возле кола лежал белый конверт.

Осторожно подняв его, Слай внимательно его осмотрел и протянул мне. На конверте почерком Лауриенара было написано мое имя. Надорвав его, я углубилась в чтение.

«Привет тебе еще раз. Думаю, мой сюрприз удался, и ты читаешь это письмо. Я знаю, кто ты и откуда. Ты удивлена? Не стоит. Надеюсь, ты здравомыслящая и умная девочка, поэтому ты должна понимать, что против меня у тебя нет никаких шансов. Особенно после того, как я обрел силу бога. Я готов тебя простить, если ты вернешься и покажешь портал в свой мир. Да, я все знаю, знаю, что ты никакая не Владычица. Знаю, что существует другой мир, из которого ты прибыла, как прибывали до тебя те, кого называли Владыками Мрака. Прибывали с единственной целью — захватить наш мир. Но теперь ваша тайна раскрыта. Поэтому я делаю тебе предложение. Ты должна вернуться ко мне и показать портал. Думаю, мы сможем править вместе — мой опыт и твоя сила. Если ты не согласна, то я просто уничтожу тебя. Подумай над моим предложением».

Нда-а… Опять упоминание о силе бога. Но как он догадался, что я из другого мира? Этот эльф очень умен. Вот, правда, вывод из того, что он мог узнать, он сделал не совсем правильный…

— Уходим! — я развернулась и вышла из пещеры. — Срочно домой!

Едва мы выехали из ущелья, как раздался голос Лауриенара:

— Я вижу, ты не сделала правильный вывод? — голос, казалось, раздавался отовсюду. — Ну что ж, придется тебя наказать…

— Это ты сделал неправильные выводы! — прокричала я в ответ, лихорадочно ставя защиту.

— Может быть, — покладисто произнес Лауриенар. — Но тебе все равно стоит подумать о нашем совместном правлении.

— Я подумала, и мой ответ — нет!

— Тебе не захватить Уррш. Ты ведь еще совсем девочка, хоть и довольно сильна в магии. Тебе стоит принять мое предложение.

— Меня бесит твоя фраза «ты же девочка», и что, теперь одуванчиками срать?

— Мне жаль тебя, — в голосе промелькнула усмешка. — Ты выбрала свою судьбу…

— Домой! — приказала я и пришпорила коня.

Снова бешеная скачка. Но…

…Вот так и лоханулась! Ну я же не тактик… Еще один сильный удар сотряс скалу, с потолка пещеры посыпались мелкие камни. Зажали нас классически — полторы тысячи эльфов и две сотни гномов против меня, полусотни дайрилли и сотни троллей. Так глупо попасться! Меня просто аккуратно выманили прямо на засаду. И что интересно — моя магия практически не действует. С порталами тоже проблема — не создаются и всё… Когда мы проезжали мимо одинокой скалы по нам из леска на противоположной стороне дороги нанесли сильный магический удар, едва не проломив мою защиту, а затем, обстреляв из луков, на нас набросилась эльфийская конница. Мы успели отступить к скале и скрыться в пещере — оставив на поле полсотни троллей в качестве трупов. Поначалу я даже удивилась эльфийской тупости и создала портал, потом еще один — все порталы вели обратно в пещеру… Тут я даже немного запаниковала… Магии у меня было навалом, мощность я могла выдать практически запредельную, но портал не получался. Затравленно оглядевшись, я поняла причину моих провалов с порталом — эта скала была месторождением камня Силы. Он-то и блокировал магию перемещения…

— Чиисами! — снова раздался громкий голос Лауриенара. — Знаешь, как я обрел силу бога? Молчишь? Я убил Пресветлую и забрал всю ее силу! И ты мне помогла!

Я в шоке переглянулась со Слаем. Он просто пожал плечами.

— Ты, наверное, думаешь, в чем твоя помощь? — снова раздался голос эльфа. — Помнишь тот стилет? Стилет, на который ты накладывала заклинания?! Спасибо тебе за это!

— Сволочь! — я рванулась к выходу. Но Слай обхватил меня сзади. — Пусти! Я убью его! Пусти меня!

— Нет! — заорал он в ответ. — Он специально так говорит, чтобы ты потеряла голову и вышла из пещеры!

— Мне плевать! Он убил Алианну!

— И убьет тебя, едва ты выйдешь из пещеры… — он прислушался и воскликнул: — Подмога!!!

Снаружи донесся рев троллей, пошедших в атаку.

Я посмотрела на своих троллей-телохранителей:

— Мне нужен пленный. Приведите мне кого-нибудь! Гррыттур, останься, ты и так ранен, — я посмотрела на его изуродованную руку.

Убедившись, что я больше не рвусь из пещеры, Слай отпустил меня. В это время тролли с ревом высыпали наружу. Мощный удар сотряс скалу.

— Опять Лауриенар пытается разрушить камень Силы… — покачал головой Слай. — Он упрям…

— Мне нужен пленный! — сжала кулаки. — Хоть кого-нибудь!

— Вы решили вызвать Русса? — спросил Слай.

— Теперь только он нам поможет… — я кивнула. — Но мне нужен пленный! Для вызова нужно заплатить Руссу душой!

— А вызов сработает? Ведь камень Силы блокирует любую магию, связанную с перемещением…

— Сработает… Тут даже не магия, а зов… В третьем томе я читала, что зову не страшны любые преграды… Где пленный?!

— Очень сложно захватить кого-нибудь, — Слай подошел поближе. — Мы уже пытались… Но наши воины еле сдерживают натиск…

— Сколько времени они смогут продержаться?

— Я не знаю, — Слай покачал головой. — Вы даже свою сотню троллей отправили в бой…

— Да! Отправила! С приказом захватить хоть одного пленного! Если они не захватят, то уже в бой пойдем мы все, и я, и ты, и дайрилли…

— Не волнуйтесь, может подмога еще подойдет…

— Ты в это веришь? — я посмотрела ему в глаза. — Или меня пытаешься успокоить? Лауриенар со своим ковеном заблокировал весь магический фон, и я не могу ни с кем связаться… Эти-то случайно нас нашли… Эльф по опыту превосходит и меня, и тебя в разы! Он даже смог убить Алианну! Вот в чем был его план! И он добился своего!

Я ударила кулаком по стене.

— Владычица! — ко мне подошел Гррыттур. — Я готов!

— К чему?

— Вам нужна жертва. Я готов, — просто ответил он.

— Я не смогу… Ты понимаешь?!

— Нет… — Он немного помолчал. Еще один удар потряс скалу. — Если вы не проведете ритуал, то погибнут все…

Я молча отвернулась, скрывая слезы. Через пару секунд он положил мне на плечи руки:

— Вам нужно это сделать… Куда мне ложиться?

— Ты понимаешь, что твоей души уже не будет?! ПОНИМАЕШЬ?!! — обернувшись, я сорвалась на крик. — Это окончательный конец!!!

— Что моя душа, по сравнению с сотнями спасенных? — пожал плечами тролль. — Я готов положить ее на алтарь нашей победы… Решайтесь…

— Хорошо… — я опустила голову. — Я постараюсь сделать всё быстро…

Пара троллей быстро очистила центр пещеры от мелкого мусора. Слай начал чертить пентаграмму, а я забилась в дальний угол и закрыла лицо ладонями…

— Всё готово… — раздался тихий голос Слая.

Я поднялась и подошла к пентаграмме. Гррыттур уже стоял посреди нее.

— Как мне лечь?

— Ты не передумал? Я не смогу избавить тебя от боли… Наоборот, я ДОЛЖНА сделать твою боль невыносимой…

— Я все понимаю. Я готов, как мне лечь?

— Прямо по центру… Головой к выходу… — подождав, пока он уляжется, я обездвижила его заклинанием. — Прости, Гррыттур…

С этими словами я стала плести сложное заклинание призыва. А затем сделала первый надрез… Все время, пока я его потрошила, тролль не издал ни звука, лишь кровавые слезы из глаз показывали, какую муку он терпит. Все вокруг было как в тумане, мои слезы смешивались с его кровью…

Наконец осталось последнее — активировать заклинание и умертвить Гррыттура. Я последний раз посмотрела в его глаза, и тут он улыбнулся через силу, говорить тролль уже не мог. Я активировала заклинание и вонзила нож ему в сердце… Внутри меня сжигающим огнем вспыхнула ярость. Раздался утробный рык. Тело тролля погрузилось в скалу и на его месте появилось НЕЧТО. Оно мерцало и переливалось, пока не превратилось в ПУСТОТУ, из которой потянуло холодом. Стены пещеры мгновенно покрылись инеем. Раздался хлопок и посреди пещеры материализовался Русс — хранитель нижних врат… Абсолютно черное существо ростом с тигра, на шести ногах, каждая из которых оканчивалась десятью острейшими когтями — когда он переминался с ноги на ногу, когти резали каменный пол, оставляя в нем глубокие борозды. Взгляд маленьких угольков четырех глаз пронизывал насквозь ледяным дуновением. Его морда была похожа на кошачью, если бы не оскал пасти, полной акульих зубов, между которыми мелькал раздвоенный змеиный язык.

В пещере воцарилась гробовая тишина, прерываемая лишь шумом снаружи. Все вжались в стены, стараясь находиться как можно дальше от Русса. Вот он остановил свой взгляд на мне и сделал шаг вперед. Наши глаза встретились, и время остановилось… Что-то ледяное пыталось подчинить меня своей воле, внешний мир сменился хаосом, я ударила по этому льду, вложив в удар всю боль и ярость от потерь. Лед затрещал под моим ударом, я ударила еще раз, и еще… Раздался хруст, и хаос исчез, теперь передо мной стоял полностью подчиненный моей воле Русс…

— В жизни всегда есть место подвигу… — повернувшись к нему спиной, я твердым шагом направилась к выходу из пещеры. — Надо только быть подальше от этого места…

— Лауриенар! — мой крик заглушил звук боя. Все остановились и, опустив оружие, оглянулись на меня. — Лауриенар! Я убью тебя!

— Взять ее! — в тиши раздался голос эльфа. — Живой!..

Он не договорил, как из пещеры метнулась на выход черная молния. Она с разгону врубилась в стройные ряды эльфийского войска и началась резня. Оказавшись на воздухе, Русс увеличился раза в три и теперь был похож на небольшого слона. Как я заметила, оружие отскакивало от его шерсти, удары магов вообще не оказывали на него никакого влияния…

— Ты дура! — возле меня материализовался Лауриенар и попытался ударить мечом. — Ты освободила Русса!

— Сдохни, тварь! — я еле увернулась от меча и ударила «копьем тьмы». Мой удар тоже пропал напрасно, эльф его просто отклонил.

Мы дрались озлобленно, не обращая внимания на окружающую обстановку. Эльф был опасным соперником, меня выручали только моя реакция и «щит Мрака»… Постепенно я стала выдыхаться. Вот эльф сделал обманный маневр и исчез из виду, я застыла, и тут же меня пронзила острая боль, и из живота у меня вылезло окровавленное лезвие меча.

— Вот и все! — за моей спиной раздался чуть усталый голос Лауриенара. — Прощай, Чиисами, от этого яда тебе уже ничего не спасет…

Его голова, на лице которой застыло удивленно-радостное выражение, вдруг появилась на земле передо мной, и меня сзади окатило фонтаном крови. Я упала на колени, прижимая руки к ране и чувствуя, как холод постепенно распространяется по телу…

Сзади меня раздалось довольное урчание. С трудом оглянувшись, я увидела, как Русс поглощает какую-то прозрачную субстанцию, которую держит в передних лапах. Вот он облизал когти и направился ко мне. По пути с ним произошла странная трансформация, и ко мне уже подошел высокий мужчина, одетый во все черное, с ярко-алыми глазами.

— Я выполнил договор, — чуть хрипловато сказал он. — И возвращаюсь обратно. Но мы можем совершить еще одну сделку. Пока ты еще жива…

— Какую? — прохрипела я, сплюнув кровью.

— Секунду, — он взял меня за плечо и резко выдернул меч. Меня пронзила острая боль, в глазах помутнело. — Я вылечу тебя, но ты отдашь мне «замковый камень».

— Извини, — я криво улыбнулась, чувствуя, как меня накрывает тьма и по подбородку течет кровь. — У меня его нет…

— Есть, — он осторожно коснулся цепочки у меня на шее.

— Русс, а не проще ее снять с трупа?

— Его невозможно забрать у владельца, — Русс присел передо мной на корточки. — Его можно только передать добровольно. Я даже не смогу его взять — с твоей смертью я вернусь обратно.

Я с трудом оглянулась. Земля на поле была вспахана копытами лошадей и опалена магическим огнем. Повсюду лежали изуродованные трупы. Остатки травы были мокры от обильно смочившей их крови. Крови людей, эльфов, троллей и дварфов… Слышались стоны и вопли раненых, ржание лошадей. На почтительном расстоянии от нас стояли Слай, дайрилли и тролли.

— Не бойся, — Русс слегка ухмыльнулся. — Я уничтожил всех твоих врагов. Решай.

— Забирай… — я согнулась еще сильнее.

— Не могу. Ты должна дать его мне в руки…

С трудом сняв цепочку с камешком, я дрожащей рукой протянула его Руссу и потеряла сознание.

Очнулась практически сразу — Слай и дайрилли даже не успели подбежать. Прислушавшись к своим ощущениям, поднялась на ноги. Ничего не болит, и даже слабости нет. Стоять, правда, было холодно — я находилась в круге ледяной травы, которая зеленоватыми сосульками блестела под лучами солнца и с мелодичным звоном хрустела под ногами.

— Чии! — меня обхватил Слай и закружил. — Ты жива!

— Владычица! — нас плотным кольцом окружили дайрилли.

— Все! Слай, отпусти уже! — я улыбалась. — Я совершенно в порядке!

Наконец он поставил меня на ноги. Одна из дайрилли сразу же привела мою одежду в полный порядок.

39

— Владычица! — один из троллей поднял за волосы голову Лауриенара. — Прикажете водрузить над воротами вашего замка?

— Нет… Из его черепа будет изготовлен пиршественный кубок! — я вспомнила свидетельства Геродота о таком обычае у скифов.

— Слушаюсь! — тролль отошел в сторону.

Я посмотрела на поле боя. Часть троллей бродили между тел и добивали раненых врагов, другие, в ближайшей роще, рубили деревья. Остальные стаскивали трупы своих сородичей в одно место.

— Они готовят погребальный костер, — проследив за моим взглядом, проговорил Слай.

— А что будет с врагами?

— Ничего, — он пожал плечами. — Кому они нужны? Заберут доспехи, оружие… Может, кожу снимут… Предлагаю отправиться обратно.

— Хорошо, — я посмотрела на черный зев пещеры. — Отъедем подальше, и я открою портал.

— Отойдем…

— Что? — я повернулась к Слаю.

— Отойдем, — повторил он. — Все кони погибли.

— Отойдем так отойдем, — я махнула рукой. — Стой! А зачем они принялись рубить головы?

Слай оглянулся. На поле тролли отрубали головы трупам и скидывали их в кучки. Пожав плечами, он отправился к ближайшей группе. Коротко с ними переговорив, он вернулся назад:

— Им понравилась идея с кубками из черепов убитых врагов. Думаю, вы создали новую традицию…

— Кстати, Слай, а что такое «замковый камень»? — спросила я, пока мы удалялись от скалы.

— Замковый? Это клинообразный или пирамидальный элемент кладки в вершине свода или арки. Он укладывается последним, служит прочности и жесткости арки в месте наибольшей нагруженности. А что?

— А другие замковые камни бывают?

— Какие другие?

— Маленькие… На цепочке… — Посмотрев на недоумевающего Слая, я уточнила подробнее: — Я в эльфийской академии нашла маленький камешек на цепочке. Типа кулона. Русс назвал его «замковый камень» и предложил обмен…

— Нет, о таком ничего не слышал… — Слай задумчиво покачал головой. — Если это важно, я постараюсь разузнать об этом.

— Уже не важно, — я отмахнулась. — Камень у него… Вроде все, достаточно удалились.

Я открыла портал и через пару мгновений оказалась во дворе замка.

— Через час доклад о положении наших войск, — я направилась к себе. — До этого времени меня не тревожить…

В комнате я рухнула на кровать и уставилась в потолок. По щекам текли слезы, а перед глазами стояло лицо Гррытурра и его последняя улыбка. Нет, эльфы должны быть уничтожены полностью… Если раньше я хотела оставить им маленькую территорию, то теперь ненависть к ним просто душила меня. Гррыттур оказался последней каплей. За все свои преступления против Тьмы они заплатят сполна! Ни одного эльфа не должно остаться на Уррше. Их удел с этого момента — только легенды и недолгая память.

— Слай! — вспомнив про еще одно дело, позвала я.

— Да, Чии? — через пару минут он был возле меня.

— Помнишь Милеса?

— Да.

— Он больше не нужен… Отдай его троллям…

— И что им сказать?

— Ничего. Пусть делают с ним, что хотят. Ему повезло, что на его месте оказался Гррыттур… — я уже зарыдала в голос.

Слай молча сидел рядом и гладил меня по голове…

После гибели Лауриенара эльфы мгновенно перегрызлись между собой, и так недолго просуществовавшая Великая Империя эльфов полыхнула пламенем гражданской войны.

И если до объединения было три эльфийских государства, то теперь их стало восемь. Тут же активизировались и соседи — бросились хватать все, что плохо лежит. Заодно и припомнив эльфам их заносчивость и изречения про высшую расу. Так что через пару месяцев от былых владений эльфов осталось две маленькие территории.

Земли Тьмы значительно расширились за счет близлежащих земель.

Дварфы пробовали было вступиться на стороне эльфов, но им быстро объяснили, что не стоит об этом думать. Но до них дошло только со второй попытки — когда с моей помощью была уничтожена их объединенная армия, направляющаяся на помощь длинноухим.


Когда мои войска заняли Эотар, я отправилась посмотреть, что стало с городом. Штурм Эотара произошел лишь пару дней назад, поэтому на улицах повсюду валялись трупы. Да и улицами эти кучи щебня на месте зданий назвать было сложно. От великолепного дворца остались лишь руины. Академию постигла такая же участь — груды камней на месте учебных корпусов и лабораторий. Сад, над которым трудились бесчисленные поколения эльфийских садовников, был вырублен, и теперь из этих деревьев жгли костры. Дым столбами поднимался в безоблачное небо. Восторженный гомон троллей, нашедших, что еще можно разнести в клочья, царил в городе…

— Владычица? — ко мне подошел Реллиентар.

— Кто-нибудь остался в живых?

— Из эльфов — никого, — усмехнулся он. — Есть несколько десятков пленных, но там одни люди.

— Хорошо. Из академии хоть что-нибудь удалось спасти?

— Практически всё. Академию штурмовали дроу. Вся библиотека вывезена за город. Там же и обоз с трофеями. Вот только с дворцовой казной накладка…

— Что за накладка?

— Удалось спасти только часть, — Реллиентар покачал головой. — Остальное разграбили…

— Не важно. Они заслужили это, — я немного подумала. — Объяви всем, что золото могут оставить себе, а все книги и артефакты придется вернуть.

— Слушаюсь! — он слегка склонил голову.

Мимо нас проследовало несколько солдат, тащивших какой-то столб. Один из них, с сержантскими лычками, направился к нам. Немного не доходя, он выхватил меч и прыгнул вперед… Свистнула сталь, и он, практически разрубленный на несколько частей, рухнул на землю. Две дайрилли синхронно встряхнули мечи, стряхивая с них кровь.

— Это кто?! — я повернулась к Реллиентару.

Он наклонился и снял шлем с головы трупа.

— Человек. Не наш, — он выпрямился. — Такого сержанта в моем войске не было. Он просто надел форму, видимо, снятую с трупа.

— Хром! — я узнала его. — Вот, значит, как…

— Вы его знаете?

— Да… Но вот… — Я замолчала. — Что за?!

Мир застыл и слегка померк. Замерло всё, исчезли все звуки. Прямо передо мной появилась мерцающая зеленая надпись:

«Конец эксперимента. Выход через 30 секунд»


…Программа завершена. Объект покинул зону действия юнитов. Короткий доклад и снова наступила тьма…


Окружающее пространство стало постепенно обесцвечиваться и расплываться. Откуда-то до меня донеслись голоса:

— И не вздумайте стереть память.

— Но ведь это будет шок!

— Шок будет у вас, если она об этом узнает. Всё, тихо, она приходит в себя…

Я открыла глаза. Окружающая действительность выглядела как-то расплывчато…

— Сейчас все пройдет, — раздался голос и с моей головы что-то сняли. — Мозг должен адаптироваться…

— Я вернулась? — Мой голос звучал очень хрипло, в горле першило. — Сколько прошло времени?

— Вернулась. Десять секунд объективного времени. Вот, выпей. — Передо мной появился стакан с водой. С усилием подняв руку, я взяла стакан, он показался неимоверно тяжелым. Медленно выпила содержимое. Зрение постепенно прояснилось, прошла слабость.

— Алина, как ты себя чувствуешь? — передо мной появился Муррс. — Все нормально? Как меня зовут, помнишь?

— Нормально… — я прислушалась к своим ощущениям. — Ты Муррс…

— Молодец! — обрадовался он. — Поздравляю, ты победила! Вставай, я отведу тебя в твою комнату.

— У меня есть комната? — поднявшись с кресла, я направилась к двери.

— Конечно! Даже целая квартира. Обстановку и количество комнат выберешь сама.

— Выключайте оборудование, — проговорил кто-то сзади.

Я резко обернулась:

— Подождите! Там же… — На моих глазах медленно засыпала аппаратура, гасли мониторы и замолкали тихо гудевшие блоки.

— Пойдем, — Муррс осторожно потянул меня за рукав. — Тебе нужно отдохнуть и прийти в себя.

— Но там… Там остались… — На моих глазах появились слезы.

— Кто там? — рядом со мной появился Баал Сатанаилович. — Друзья?

Я просто кивнула. Он присел передо мной и вытер слезы:

— Аля, вспомни, что тебе говорили, — это полигон, игра.

— Но…

— Без всяких но, — жестко сказал он. — Все твои друзья это просто нули и единицы на жестком диске этого компьютера. Да, для тебя это было реально, и все останется в твоей памяти. Но пойми — все что было, было только плодом твоего воображения, игрой. Хочешь, я дам команду, и мы снова запустим программу с миром Уррша? И я покажу тебе, что все автоматически откатилось назад — ко времени твоего прибытия.

— Нет, не надо… И спасибо, — я посмотрела ему в глаза. — Спасибо, что запретили стирать все это…

— Не за что, — он встал и потрепал меня по голове. — Иди, отдохни, а через пару недель мы начнем твое обучение. А после него хотим предложить тебе интересную работу. Как раз для тебя…

— Подождите! — я повернулась к Баалу Сатанаиловичу и задала мучивший меня вопрос: — А кто такие драконы?

— Что такое антивирус знаешь? — вопросом на вопрос ответил он и, дождавшись моего кивка, продолжил: — Так это по типу антивирусной программы и модуля слежения. С их помощью мы собираем любые данные на полигоне и держим созданный мир в ограниченных рамках…


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39