КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Когда наступает прилив (fb2)


Настройки текста:



Ларри Нивен Когда наступает прилив

1

У планеты не было имени. Она вращалась вокруг звезды, которая в 2830 году еще находилась за пределами покоренного космического пространства. В справочниках звезда значилась под номером G-3. Ничего особенного — чуть-чуть меньше Солнца, чуть-чуть краснее.

Планета двигалась по довольно круглой орбите на большом расстоянии от своего светила (80 миллионов миль) и поэтому была слишком холодна по людским меркам.

Итак, в 2830 году некто Луис Ву случайно оказался возле этой планеты. Я подчеркиваю — случайно. Во вселенной размером с нашу может произойти все, что угодно.

Но можно ли считать простым совпадением встречу Луиса с…

Однако мы еще вернемся к этому.

Луису Ву недавно исполнилось 180. Впрочем, как и большинство людей, принимавших антидепрессант, он выглядел значительно моложе своих лет. В принципе, если Луису не наскучит, он может дожить и до тысячи.

— Дожить-то можно, — иногда говорил себе Луис, — но только если мне не придется продолжать эти проклятые вечеринки с коктейлями, охоты на бандерснэтчей да на этих размалеванных двуногих обитателей равнин, пытающихся втиснуться в парк свободы, слишком маленький, чтобы вместить хотя бы десятую часть желающих. Если мне не придется вновь пройти через двадцатилетний брак, или двухдневную любовную связь, или томительное ожидание телепорт-капсулы, которая норовит захлопнуть двери, как только подходит твоя очередь… И люди… Только если не придется жить с ними, день за днем, неделя за неделей, все эти бесконечные столетия.

Когда Луиса начинали одолевать подобные мысли, он бросал все и надолго исчезал. Так случалось уже трижды за его жизнь. Сейчас пришло время четвертого вояжа и, судя по всему, не последнего. Когда на Луиса накатывали такие жгучие волны ненависти ко всему, что его окружало, к друзьям, к самому себе, он становился невыносимым. Хорошо понимая это, Луис принимал меры. Он исчезал. В своем маленьком, но удобном космическом корабле он устремлялся к границе покоренного космоса, оставляя позади всех и все, и не возвращался до тех пор, пока у него не возникало безумное желание увидеть человеческое лицо и услышать человеческую речь.

Во время второго полета Луис собрал волю в кулак. Он решил ждать до тех пор, пока не захочет увидеть лицо Кзинити. Лишь когда это желание захлестнуло его, Луис повернул корабль назад.

Сейчас он летел всего лишь три с половиной месяца и все еще содрогался при одном только воспоминании об определенных лицах. Именно поэтому он твердил себе: «На этот раз я не вернусь до тех пор, пока не соскучусь по Кдатлино».

Мало кто из друзей Луиса знал, скольких житейских передряг удавалось ему избежать с помощью своим путешествий. И скольких избежали они сами.

Не один месяц Луис провел в библиотеке корабля, где под тихую оркестровую музыку поглощал книги — одну за другой. Теперь он знал практически все об освоенном космическом пространстве.

…Луис повернул корабль на 90 градусов, проложив траекторию по широкой открытой дуге, в зените которой висело солнце системы.

Корабль приближался к звезде G-3.

Луис вышел из гиперпространства на достаточном расстоянии от облака разреженных частиц. Такие облака в гиперпространстве окружают каждое космическое тело, обладающее большой массой. Корабль ворвался в систему на основном двигателе, прочесывая лежащее впереди пространство радаром сверхдальнего сканирования. Но не обитаемые планеты искал Луис. Ему нужны были стасис-контейнеры Поработителей.

«Если радар ничего не покажет, будем разгоняться до тех пор, пока не перейдем в гиперпространство», — сам себе пробормотал Луис. Скорость сохранится, и он сможет по инерции перелететь в следующую систему, затем в следующую и т.д. Этот способ экономил топливо.

Луис еще ни разу не находил стасис-контейнер Поработителей — и все же упорно продолжал поиски.

Пролетая через систему, Луис неотрывно следил за радаром. По белому экрану медленно проплывали серые круги — бледные призраки планет.

Солнце G-3 походило на широкий серый диск, постепенно темнеющий к центру. Его почти черное ядро представляло собой сгусток звездного вещества, сжатого давлением лежащих на поверхности слоев до состояния, когда свободные электроны отрываются от атомов и становятся частью плазмы…

Солнце осталось позади. Луис все еще продолжал наращивать скорость, как вдруг на радаре показалась маленькая черная точка.

— Совершенных систем не существует, — пробормотал Луис себе под нос и выключил двигатель. Он много разговаривал сам с собой — ведь здесь никто не мог помешать ему.

— Эта хотя бы экономит топливо, — сказал он себе неделю спустя, когда выбрался из облака разреженных частиц в чистый космос. Луис включил гипердрайв, облетел вокруг системы и начал тормозить. Скорость, набранная за две недели, постепенно уменьшалась. В месте, обозначенном на радаре спроецированной черной точкой, Луис приготовился остановить корабль.

Вряд ли Луис признался бы, что вся эта система экономии топлива основывалась на уверенности, что ему никогда не удастся найти стасис — контейнер Поработителей… Но она была здесь, на экране — маленькая черная точка на серой, словно призрак, планете. Луис направил корабль прямо на нее.

Планета напоминала Землю — размерами, формой и даже цветом. Луны не было.

Луис посмотрел в телескоп и присвистнул. Разорванные белые облака над туманной голубизной… неясно вырисовывающиеся контуры материков… спираль урагана возле экватора… снежные шапки гор… хотя на экваторе, наверное, жарко… Показания спектрографа говорили об отсутствии в атмосфере канцерогенных веществ. И никогда на этой планете не было ни единой души! Ни соседей через стенку. Ни голосов. Ни лиц.

— Черт возьми, — фыркнул Луис. — Я нашел контейнер: Остаток отпуска я проведу здесь — без людей, без женщин и без детей. — Внезапно он нахмурился и потер рукой подбородок, заросший щетиной. — Не слишком ли я тороплюсь? Не мешало бы постучаться…

Луис еще раз просканировал все радиодиапазоны. Ничего. Любая планета, где есть цивилизация, испускает массу радиоволн, подобно маленькой звезде. Более того, даже с высоты сотни миль не было видно ни единого признака цивилизации.

— Прекрасно! Ну ладно, сначала я доберусь до моего дорогого стасис-контейнера. — Он не сомневался, что на этот раз удача улыбнулась ему. Несомненно он наткнулся на стасис-контейнер. Только звезды и стасис-контейнеры имеют такую плотность, что выглядят на экране радара черной точкой.

Луис посмотрел на изображение. Похоже, у планеты все-таки есть спутник — диаметром футов в десять, примерно на высоте двенадцати сотен миль.

— Зачем же Поработителям понадобилось выводить контейнер на орбиту? — рассуждал вслух Луис. — Именно там его легче всего найти. Финейгл Всемогущий, и это называется воины! Что их толкнуло оставить контейнер именно здесь?

Маленький спутник, все еще не видимый невооруженным глазом, находился на расстоянии двух-трех тысяч миль. Однако с помощью телескопа Луису удалось довольно хорошо разглядеть серебристую сферу без всяких опознавательных знаков диаметров в десять футов.

— Он находится здесь не меньше миллиарда лет, — сказал себе Луис. — Поверив в это, вы поверите и во все остальное… Уж что-нибудь должно было столкнуть его с орбиты за такое длительное время — пыль, метеорит, солнечный ветер… Воины Тнактипа… Магнитная буря… Н-да… — Луис запустил пальцы в отросшие черные волосы. — Остается предположить, что его принесло откуда-то. И недавно. Что…

За серебристым шаром внезапно показался маленький конусообразный корабль. На его зеленом корпусе Луис разглядел темно-зеленую маркировку.

2

— Проклятье, — пробормотал Луис, разглядывая корабль. Он не мог определить его тип. Одно ясно — корабль собирали не люди. — Что ж, хоть в этом мне повезло. По крайней мере, это не люди. Могло бы быть и хуже. — Он включил лазерный луч связи.

— Ну ты подумай, — сказал он сам себе. — Я потратил три года на поиски стасис-контейнера. И когда, наконец, нашел, кто-то другой уводит его у меня из-под носа!

На экране зеленого конуса вспыхнула синяя искра другого лазера. Луис прислушался к бормотанию компьютера автопилота, пытающегося расшифровать незнакомый лазерный код. Хорошо хоть они используют для связи лазеры, а не телепатию, или размахивание щупальцами, или изменения цвета кожи.

На экране радара появилось лицо.

Луис уже сталкивался с представителями чужих цивилизаций. Этот мало чем отличался от остальных. Пучок органов чувств, прилепившийся к треугольному рту, три глаза и маленькая черепная коробка. Глаза глубоко посажены, и поэтому поле зрения ограничено. Желтые, похожие на зубные пластины, кости выдаются из-за трех хрящей-губ.

Несомненно, какой-то неизвестный вид.

— Ну, парень, ты и урод! — Луис едва сдержался, чтобы не произнести это вслух — переводное устройство инопланетянина могло уже работать.

Его собственный компьютер закончил перевод первого послания. Оно гласило:

— Уходи. Объект принадлежит мне.

— Замечательно, — ответил Луис. — Ты — Поработитель? — Существо ничем не напоминало Поработителей. Кстати сказать, последние вымерли несколько миллиардов лет назад.

— Это слово не переведено, — сказал инопланетянин. — Я добрался до артефакта раньше тебя. Я буду сражаться.

Луис подергал отросшую за две недели бороду. Он мало что мог противопоставить чужому кораблю. Даже термоядерная установка, снабжающая энергией основной двигатель, была сделана с поправкой на осторожность. Лазерная битва будет обычным состязанием на выносливость, которое Луис проиграет, так как масса чужого корабля больше, а соответственно, больше его теплоемкость.

Но стасис-контейнер… Такой большой…

Во время войны между Тнактипами и Поработителями около полутора миллиардов лет назад истреблению подверглись почти все разумные обитатели галактики. До того как Поработители применили свое последнее оружие, битвы происходили каждый день. Обычно в случае поражения Поработители заключали все представляющие ценность материалы в стасис-контейнер и прятали где-нибудь, надеясь в один прекрасный день вернуться за ним.

Внутри стасис-контейнера время не двигалось. И через полтора миллиарда лет продукты в нем оставались свежими, а оружие и инструменты — без малейшей ржавчины. Однажды из стасис-контейнера извлекли маленькое, похожее на долгопята разумное существо женского пола, все еще живое! Эта бывшая рабыня, последняя представительница своего вида, еще долго жила странной жизнью, прежде чем разрушительные процессы не приняли необратимого характера.

Ценность стасис-контейнеров Поработителей не поддавалась описанию. Ходили слухи, что Тнактипы (а значит и их враги, Поработители) владели секретом прямого преобразования материи. Когда-нибудь это устройство будет найдено. В стасис-контейнере. И тогда термоядерная энергия станет не менее устаревшей, чем двигатель внутреннего сгорания.

А этот серебристый десятифутовый шар — самый большой из всех когда-либо найденных стасис-контейнеров.

— Я тоже буду сражаться за артефакт, — сказал Луис. — Но послушай. Представители наших видов уже встречались раньше и будут встречаться потом независимо от того, кто из нас заберет сейчас артефакт. Мы может стать врагами или друзьями. Зачем осложнять наши отношения убийством?

— Что ты предлагаешь?

— Игру. Рискуют обе стороны. Вы играете в азартные игры?

— Конечно. Вся жизнь — игра. Не использовать представившийся шанс — безумие.

— Несомненно. Гм, — Луис разглядывал голову пришельца, словно состоящую из одних треугольников. Внезапно эта голова резко повернулась на 180 градусов. Щелк — лязгнули челюсти. От этого зрелища у Луиса похолодело в животе.

— Ты что-то сказал? — спросил инопланетянин.

— Нет. А ты себе так шею не свернешь?

— Интересный вопрос. Анатомическое подробности мы обсудим немного попозже. У меня есть предложение.

— Какое?

— Мы опустимся на поверхность планеты и встретимся между кораблями. Я уступаю тебе право выйти первым. Ты можешь взять с собой переводящее устройство?

Луис мог подключить компьютер к карманной рации.

— Да.

— Мы встретимся между кораблями и сыграем в простую игру. Шансы будут равны. Исход определит случай. Идет?

— Делать нечего. Что за игра?

Внезапно на экране возникли диагональные полосы и изображение исчезло. Должно быть, какие-то помехи. Однако через мгновение экран очистился.

— Математическая игра, — проговорил инопланетянин. — Несомненно, наши математические системы должны быть очень схожи.

— Верно, — кивнул Луис, хотя и слышал о существенных расхождениях в математике различных цивилизаций.

— Для этой игры понадобится скри-и-и, — компьютер не смог перевести последнее слово. Инопланетянин поднял руку с тремя когтями и показал небольшой линзообразный объект. На обеих сторонах Луис увидел разные символы.

— Это скри-и-и. Каждый должен подбросить его шесть раз. Ты выберешь один символ, а я другой. Чей знак выпадет большее количество раз, тот и забирает артефакт. Шансы равны.

На экране снова появились помехи, а затем исчезли.

— По рукам, — сказал Луис, несколько разочарованный примитивностью игры.

— Мы оба полетим к планете в противоположном направлении от артефакта. Ты последуешь за мной?

— Да, — проговорил Луис.

Изображение исчезло.

3

Луис потер заросший щетиной подбородок. Разве можно в таком виде появляться перед посланцем другой цивилизации? Находясь среди людей, Луис одевался безупречно, но здесь, в чужой галактике, он не утруждал себя подобными мелочами.

Да и вообще, откуда этому… Триноку знать, что Луису необходимо бриться. Не стоит создавать себе лишние проблемы.

Интересно, он дурак или гений?

У Луиса было много друзей таких же, как он сам. Двое исчезли несколько десятков лет назад. Луис уже позабыл их имена. Он помнил лишь, что они тоже отправились на поиски стасис-контейнеров именно в этом направлении и ни один не счел нужным вернуться назад.

Может, они встретили корабли инопланетян?

Хотя существует и масса других объяснений. Полгода, проведенные в одиночестве на корабле, — прекрасный способ выяснить, нравишься ли ты себе или нет. Если нет — зачем же возвращаться в мир людей?

Луис же встретил инопланетянина. Вооруженного. Он двигался по орбите милях в пятистах впереди, а где-то посередине между двумя кораблями плыл ценнейший артефакт.

Но игра лучше сражения. Луис Ву нетерпеливо ждал следующего маневра инопланетянина.

Темно-зеленый корабль обрушился вниз, словно гигантская скала, с ускорением не меньше, чем в 20 «g». Мгновение спустя ошеломленный Луис последовал за ним, выжимая из своего корабля то же ускорение. Антиперегрузочная кабина спасла его от смертельной перегрузки. Неужели инопланетянин проверяет его маневренность?

Вряд ли. Похоже, он не склонен к трюкам.

Следуя за инопланетянином на порядочном расстоянии, Луис теперь находился гораздо ближе к серебристому шару. А что, если повернуть корабль, подлететь к артефакту, прикрепить его к корпусу и смотаться?

Нет, не выйдет. Чтобы повернуть к шару, ему придется тормозить, а инопланетянину, чтобы атаковать, — нет. Кроме того, ускорение в 20 «g» — предельное для его корабля.

Хотя удирать, возможно, все равно придется. Разве есть гарантия, что инопланетянин сыграет честно? Черт его знает, что на уме у этого существа.

Луис решил свести риск до минимума. В его скафандр были вмонтированы датчики, посылающие в компьютер показания жизненных функций. Луис запрограммировал компьютер автопилота на взрыв термоядерной установки в случае, если его сердце остановится. Кроме того, в скафандре была специальная сигнальная кнопка, с помощью которой можно взорвать установку вручную.

Войдя в атмосферу планеты, корабль инопланетянина как будто взорвался оранжевыми огнями. Какое-то время он летел в свободном падении, а затем в миле от поверхности океана резко затормозил.

— Рисовщик, — пробормотал Луис и приготовился, чтобы не ударить лицом в грязь, повторить тот же маневр.

Конусообразный корабль ничуть не выглядел потрепанным. Должно быть, у него безреакционный привод, как и у самого Луиса, или антигравитационный привод кзинов. И тот и другой считались наиболее совершенными в техническом отношении, точными и безопасными для находящихся поблизости объектов.

…Острова были разбросаны по всему океану. Инопланетянин сделал пару витков и будто наугад опустился на один из них — легко, словно перышко.

Луис последовал за ним. На мгновение Луис представил, что пока он концентрируется на посадочных маневрах, инопланетянин может с помощью какого-нибудь невообразимого оружия разнести его корабль вдребезги, и неприятный холодок пополз по его спине… Но все обошлось. Целым и невредимым Луис приземлился в нескольких сотнях ярдов от инопланетного корабля.

— Если ты попытаешься причинить мне вред, взрыв уничтожит оба наших корабля, — передал Луис пришельцу с помощью лазерного луча.

— Кажется, мыслительный процесс наших видов одинаков. Я выхожу.

Вскоре пришелец уже стоял около носа своего корабля. Его фигуру венчал широкий круглый шлем. Луис защелкнул застежку своего шлема и мягко спрыгнул на песок.

Правильно ли он поступает?

В любом случае, игра лучше, чем сражение. И веселее. А кроме того, у него больше шансов победить в игре, нежели в сражении.

«Но мне бы не хотелось возвращаться домой без стасис-контейнера», — подумал Луис. За 180 лет своей жизни он так и не сделал ничего стоящего: не подарил миру потрясающих научных открытий, не выиграл ни одной предвыборной кампании, не сверг ни одного правительства. Стасис-контейнер — вот его единственный шанс.

— Шансы равны, — сказал Луис.

Его мускулы и вестибулярный аппарат с легкостью приспособились к чужой гравитации. В сотне футов огромные зеленые волны, словно специально предназначенные для серфинга, с шипением накатывались на девственно белый песок. Превосходный пляж для вечеринки с пивом.

Луис решил попозже непременно покататься на животе в гигантских волнах, если воздух окажется пригоден для дыхания, а вода не будет кишеть хищниками. Луис еще не успел как следует проверить планету.

Он шел навстречу инопланетянину. Его ботинки увязали в песке.

В инопланетянине было не больше пяти футов роста. Спускаясь с корабля, он выглядел выше — видимо потому, что состоял словно из одних ног. Тощие ноги длиной фута в три, торс, похожий на пивной бочонок. Шеи не видно. И как это он мог так быстро вертеть головой! Возможно, нечто, выполняющее функции шеи, скрывалось за толстыми складками желтой словно хром кожи, висящей под выростом подбородка.

Прозрачный дутый скафандр, стянутый на плече, сверху и снизу мудреного локтевого сустава, на запястье, бедре и колене, ничем не напоминал скафандр Луиса. На запястье и щиколотке виднелись форсунки. В петлях на груди были закреплены какие-то инструменты. На шее под скафандром висела черная коробка. Луис с опаской разглядывал все эти инструменты — ведь любой из них мог оказаться оружием.

— Я думал, ты выше ростом, — заметил инопланетянин.

— На лазерном экране ничего толком не разберешь, да? Мой тоже что-то там напутал. Ты захватил монету?

— Скри-и-и? — инопланетянин назвал предмет. — А мы разве предварительно не побеседуем? Меня зовут скри-ии.

— Мой компьютер не может перевести это. Да и произнести… Меня зовут Луис. Ваш вид уже встречался с другими, кроме нашего?

— Да, дважды. Но я — не эксперт в этой области.

— Как, впрочем и я. Оставим же вежливость экспертам. Мы здесь для того, чтобы играть.

— Выбирай символ, — сказал инопланетянин и протянул Луису «монету».

Тот принялся внимательно разглядывать замысловатый, сделанный из платины или чего-то подобного предмет с острыми углами. На одной стороне было выгравировано изображение руки с тремя когтями, а на другой — планеты с очертаниями ледяных гор. А может и не гор, а материков.

Луис вертел в руках монету, словно не зная, какой символ выбрать. На самом деле он тянул время.

Н-да. Эти форсунки вполне могут оказаться каким-то оружием. А может, и нет. А что, если он выиграет? Может, он выиграет смерть?

Но если его сердце остановится, они умрут оба. Ни один инопланетянин не сможет подобрать оружие, которое парализовало бы Луиса, не убив.

— Я выбираю планету. Бросай первым ты.

Инопланетянин швырнул монету в сторону корабля Луиса. Тот проводил ее взглядом и сделал два шага, чтобы поднять. Когда он выпрямился, инопланетянин уже стоял за его спиной.

— Рука, — сказал Луис. — Моя очередь. — Один раз он уже проиграл. Луис бросил монету. Она блеснула в ярком свете. Внезапно Луис заметил, что инопланетный корабль исчез.

— Что выпало? — процедил он.

— Нам нет нужды умирать, — сказал инопланетянин. Его руки сжимали нечто, висящее в петле на его груди. — Это — оружие. Если я применю его, мы оба погибнем. Пожалуйста, не пытайся добраться до своего корабля.

Луис прикоснулся к кнопке, которая могла взорвать термоядерную установку.

— Мой корабля поднялся, когда ты повернул голову, глядя на скри-и-и. Теперь он находится вне досягаемости любого взрыва, который ты можешь вызвать. Нам нет нужды умирать — если ты, конечно, не попытаешься добраться до своего корабля.

— Ошибаешься. Я могу лишить корабль его пилота. — Луис продолжал держать руку на кнопке. Чем быть обманутым каким-то инопланетянином, лучше уж…

— Пилот находится на борту корабля вместе с астронавтом и скри-и-и. Я всего лишь офицер из службы коммуникаций. Почему ты решил, что я один?

Луис вздохнул. Его рука безвольно скользнула вниз.

— Потому что я болван, — горько проговорил Луис. — Потому что ты использовал местоимение единственного числа — или это сделал мой компьютер. Потому что я принял тебя за игрока.

— Я и сыграл. Я поставил на то, что монета отвлечет твое внимание и ты не увидишь, как улетает мой корабль. Все так и вышло. Я почти не рисковал.

Луис кивнул. Все стало ясно.

— Однако, я не исключал, что ты выманил меня из корабля для того, чтобы убить. — Компьютер по-прежнему переводил инопланетянина, используя формы единственного числа личных местоимений. — Мы уже потеряли один исследовательский корабль, летевший в этом направлении.

— Вот оно что, так значит, ты невиновен, — едко заметил Луис. Внезапно его осенило. — Докажи, что ты действительно держишь оружие.

Инопланетянин подчинился. Луис не увидел никакого луча, однако песок у его ног буквально взорвался. Раздался громкий треск, и вспышка, похожая на молнию, на мгновение ослепила «его. Инопланетянин действительно сжимал в руках нечто делающее дырки.

Это уже слишком. Луис нагнулся и подобрал монету.

— Раз уж мы здесь, не доиграть ли нам до конца?

— С какой целью?

— Чтобы узнать, кто победит. Разве вы не играете ради удовольствия?

— С какой целью? Мы играем, чтобы выжить.

— Ну тогда убирайся к черту, — прорычал Луис и повалился на песок. Он упустил свой шанс прославиться. Опять. Делами людей управляет прилив… А за ним наступает отлив. Этот отлив уже унес памятники Луису Ву, учебники истории, упоминающие имя Луиса Ву, словно ненужный хлам, выброшенный за борт.

— Ты ведешь себя странно. Ведь игра — это риск. А рискуют только ради того, чтобы выжить.

— Чушь собачья.

— Мои компьютер не может перевести это сообщение.

— Ты знаешь, что представляет собой этот артефакт?

— Я знаю кое-что о существах, создавших его. Они много путешествовали.

— Никто еще не находил такой большой стасис-контейнер. Его ценность огромна.

— Говорят, эти существа применили оружие, которое положило конец войне, уничтожив всех участников.

Они смотрели друг на друга. Возможно, оба думали об одном и том же. «Разразится ужасная катастрофа, если не моя цивилизация завладеет этим сверхоружием».

Но так рассуждали бы люди. Кзин подумал бы так: «Теперь я могу покорить вселенную. Я имею на это право.

— О, Финейгл, какая досада! — пробормотал Луис сквозь зубы. — Надо же было нам встретиться!

— Это было не случайно. Мои приборы обнаружили твой корабль, когда ты вновь вошел в систему. Чтобы опередить тебя, мне пришлось сделать гигантский скачок. Он повредил мой корабль и убил одного члена экипажа. Артефакт принадлежит мне. Я заработал это право.

— Обманом, черт тебя побери, — Луис выпрямился.

И вдруг страшная догадка расколола его мозг.

4

Сила тяжести. Плотность атмосферы планеты зависит от силы тяжести на ней. И от луны-спутника. За миллиарды лет эволюции большой спутник должен был разредить атмосферу. У планеты без спутника с размерами и массой Земли воздух должен быть непригодным для дыхания — слишком плотным, еще хуже, чем на Венере.

Инопланетянин издал какое-то восклицание, которое компьютер Луиса не смог перевести.

— Скри-и-и! Куда девалась вода?

Луис повернул голову. Увиденное озадачило его, но лишь на мгновение. Океан отступил, отступил непостижимо далеко. Его гладкая поверхность сверкала примерно в полумиле от берега.

— Куда девалась вода? Я не понимаю.

— Зато я понимаю.

— Куда же? Учитывая отсутствие луны, приливы и отливы здесь невозможны. Но и в любом случае никогда отлив не может произойти так быстро. Объясни, пожалуй ста.

— Хорошо. Для этого нужно воспользоваться телескопом на моем корабле.

— Но ведь там может быть оружие.

— Слушай меня внимательно, — сказал Луис. — Еще немного, и твой корабль будет уничтожен. Спасти его может только лазер связи на моем корабле.

Слова Луиса привели инопланетянина в замешательство. Мгновение спустя он сдался.

— Если бы у тебя было оружие, ты уже воспользовался бы им. Теперь ты все равно не сможешь остановить мой корабль. Но помни, я по-прежнему вооружен… — Инопланетянин переступал с ноги на ногу за спиной Луиса. Его треугольный рот беспокойно подергивался, пока Луис настраивал телескоп и экран. Вскоре показалось звездное небо. По нему быстро передвигался зеленый конусообразный корабль с темно-зеленой маркировкой. Внизу экрана виднелось темное атмосферное пятно.

— Видишь? Артефакт находится около горизонта. Он быстро движется.

— Это понятно даже низшему разуму.

— Да ну? А тебе понятно, что у этой планеты должен быть массивный спутник?

— Но его нет — разве что он невидим.

— Он не невидим. Он просто слишком маленький, незаметный. Но тогда у него должна быть громадная плотность.

Инопланетянин молчал.

— С чего мы взяли, что серебристый объект — стасис-контейнер Поработителей. Обычно у стасис-контейнеров совсем другой размер и совсем другая форма. Нас ввело в заблуждение то, что объект блестел, как поверхность стасис-поля, и формой напоминал шар, как артефакт. Планеты — это тоже шары: но их сила тяжести не даст втянуть объект диаметром всего лишь в десять футов. Для этого он должен быть или слишком жидким, или слишком плотным. Ты понимаешь меня?

— Нет.

— Не знаю, по какому принципу работает твое оборудование. Мой радар сверхдальнего сканирования использует гиперволновый пульс для поиска статис-контейнеров. Если какой-то объект останавливает гиперволновый пульс, значит его плотность больше, чем плотность разложенной материи в любой нормальной звезде. А этот объект настолько плотен, что может вызывать приливы и отливы.

На экране показалась маленькая серебристая бусина. Она находилась у самого носа корабля. Луис собрался было почесать заросший подбородок, но наткнулся на кислородную маску.

— Теперь я понял тебя. Но как это могло случиться?

— Остается только гадать. Ну?

— Вызови мой корабль. Мы должны спасти их, иначе они погибнут.

— Я должен быть уверен, что ты не помешаешь мне. — Луис взялся за работу. Вскоре зажглась сигнальная лампочка — это компьютер вышел на корабль инопланетянина с помощью лазера связи.

Луис заговорил без обиняков:

— Немедленно покиньте сферический объект. Это не артефакт. Это сгусток материи нейтрино, каким-то образом оторвавшийся от нейтронной звезды.

Ответа, разумеется, не последовало. Пришелец стоял за спиной Луиса, но не говорил ни слова. Возможно, компьютер на его корабле не мог справиться с двойным переводом. Однако инопланетянин все время повторял какой-то странный жест обеими руками.

Зеленый конус резко повернулся широкой стороной к телескопу.

«Отлично, они рванули в сторону», — сказал Луис себе. — «Может, им еще удастся описать гиперболическую кривую».

Луис почти закричал:

— Используйте всю мощность корабля! Вы должны оторваться от сфероида.

Два объекта, казалось, начали расходиться. Скорее всего это была иллюзия, потому что они уже находились в пределах видимости.

— Не давайте маленькой массе одурачить себя. — Ненужный теперь совет. — Компьютер, какова масса десятифутового нейтронного шара?

— Примерно 2х10^-6 массы этой планеты.

— Компьютер, какова сила притяжения на его поверхности? Я не могу поверить в это!

Два объекта снова начали сближаться.

«Черт побери, — подумал Луис. — Если бы инопланетяне не прилетели раньше, на их месте оказался бы я».

Он продолжал говорить, хотя теперь это не имело никакого значения. Луис просто снимал напряжение.

— Мой компьютер сообщает, что сила притяжения равняется приблизительно десяти миллионам «g». С этим можно справиться. Закон всемирного тяготения Ньютона. Ты слышишь меня?

— Они слишком близко, — сказал инопланетянин. — Теперь их уже ничто не спасет…

…Зеленый корабль начал разрушаться за долю секунды до столкновения. Со стороны это выглядело не более опасным, чем удар мяча для гольфа о стену крепости. Маленькая серебристая бусина как будто просто прикоснулась к боку корабля. В то же мгновение корабль смялся, как сминается оберточная бумага в кулаке человека. Только вместо кулака была маленькая бусина, вспыхнувшая ярко-желтым цветом. Серебристый шар чуть больше десяти футов в диаметре.

— Я скорблю, — сказал инопланетянин.

— Теперь все понятно, — проговорил Луис. — Вот почему на экране появлялись помехи, когда мы обменивались лазерными посланиями. Эта глыба нейтрино находилась прямо между нашими кораблями и искривляла световые лучи.

— Кто же расставил нам эту ловушку? — вскричал инопланетянин. — Неужели у нас есть столь могущественные враги, которые шутя играют такими массами?

«Он что, параноик? — подумал Луис. — Может, весь их вид этим страдает?»

— Простое совпадение. Взорвавшаяся нейтронная звезда.

Некоторое время инопланетянин молчал. Телескоп, не находя лучшего объекта, по-прежнему был сфокусирован на бусине. Ее свечение уже исчезло.

— В своем антиперегрузочном скафандре я долго не протяну, — сказал инопланетянин.

— Мы полетим быстро. Я могу достигнуть Маргрейва за пару недель. Если ты продержишься это время, там мы соорудим контейнер со специальной средой и будем держать тебя в нем, пока не придумаем чего-нибудь получше. На его изготовление уйдет не больше пары часов. Я сообщу заранее.

Взгляд всех трех глаз инопланетянина сошелся в одной точке на переносице Луиса.

— Ты можешь посылать сообщения со сверхсветовой скоростью?

— Конечно.

— Значит, твои знания представляют некоторую ценность. Я полечу с тобой.

— Спасибо за одолжение.

Луис стал нажимать на кнопки.

— Маргрейв. Цивилизация. Люди. Лица. Голоса. Чушь собачья…

Корабль взмыл вверх, разрывая атмосферу. Кабина перегрузок повибрировала несколько мгновений, а затем все успокоилось.

— Что ж, — проговорил Луис. — Всегда можно вернуться.

— Ты хочешь вернуться?

— Думаю, да.

— Надеюсь, ты будешь вооружен.

— Что? Ты, может, параноик?

— Ваш вид слишком доверчив, — сказал инопланетянин. — Удивительно, что вы выжили. Эта глыба нейтрино может быть прекрасной защитой. Она втягивает в себя все, что приближается к сферической поверхности. Любой корабль, оказавшийся в этой системе, быстро обнаружит странный объект. Экипаж примет его за артефакт. Что еще они могут подумать? Они подлетят к нему, чтобы рассмотреть получше…

— Все верно, но эта планета пуста. Защищать некого.

— Может быть, некого.

Планета под ними становилась все меньше и меньше. Луис Ву направил корабль в глубины космоса.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики