КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Известная жизнь (fb2)


Настройки текста:



Название: Известная жизнь

Оригинальное название: Life as I know it

Автор: Blinded_HP

Переводчик: Шегобишка (e-mail: 19811975@post.ru)

Оригинал:тут

Разрешение на перевод: автор пока не ответил

Бета: friza; 1 глава - Метресса, 1 и 2 глава - liska55

Гамма: Grifin

Пейринг: СС/ГП

Рейтинг: R

Тип: слеш

Жанр: романс/драма

Размер: макси

Статус: закочнен

Дисклаймер: нет-нет, как вы могли подумать?

Аннотация: Гарри приезжает в Хогвартс совсем не таким, каким все ожидали его увидеть

Предупреждение: BDSM, Доминант/Подчиняющийся, Хозяин/Раб, non-con, dub-con и прочие извращения (вас предупредили)

От переводчика: вставила пару предложений от себя, но не корысти ради, а для вашего удовольствия

Глава 1: Новый хозяин.

Комната, в которую они вошли, выглядела так же, как и прочие. Кровать не застелена, одежда небрежно брошена на пол, клочки бумаги усеивают пол возле стола. Всегда одно и то же.

Ему не приходило на ум ни одного приличного места из всех тех, куда он сопровождал своего хозяина.

Он подавил вздох, когда обычная мысль промелькнула в голове: доставить удовольствие хозяину .

Он занимался этим так часто, что мог бы сделать всё с закрытыми глазами, а результат остался бы прежним.

И он привык к такой жизни.

Он уже давно понял, что его жизнь не укладывается в рамки понятия «нормальная», но раз он не знал, как это исправить, то нечего было и голову ломать.

Сегодняшнего клиента звали мистер Флоггинс. Мужчина пользовался его услугами всего два раза и, стоит сказать, был достаточно добр с ним.

Во всех этих полуночных встречах был лишь один огромный минус - боль.

Большинство его клиентов не понимают, что подготовка не исчерпывается лишь нанесением смазки. Один или два пальца, наносящие любрикант - вот зачастую и всё, на что он мог рассчитывать.

Но мистер Флоггинс не жалел времени на подготовку, а ещё он старался не только получить удовольствие, но и доставить его.

Ночь не принесла неожиданностей. Сначала минет, пока мужчина его готовил, потом толчок - и он уже лежит, а мужчина мучительно медленно вторгается в его тело. Он не понимал, почему Флоггинс так осторожен с ним, ведь практически всем плевать на него, но даже и не думал сетовать на этот маленький подарок судьбы.

Он всегда занимался этой «работой», всегда, сколько себя помнил. Конечно же, это была не его идея, вовсе нет, это его дядя решил, что он - мальчишка, урод, ни на что не годная ленивая тварь - должен отрабатывать своё содержание.

Гарри осознал свою ненормальность, впервые назвав Вернона хозяином.

Прошёл уже год с того первого «ночного визита» к одному из друзей дяди. За это время в школе он узнал кое-что о рабах и их хозяевах - не на уроке, конечно. Мальчик стащил книгу по истории в одном из старших классов.

Когда дядя впервые приказал называть себя хозяином, Гарри словно озарило - такое с ним изредка случалось.

Гарри любил читать. Он читал всё подряд - любую книгу, которую мог достать. Так он и выяснил, что хозяин, имеющий с кем-то сексуальные отношения - его доминант. Но о рабах и их хозяевах было так мало написано, что Гарри совершенно не знал, как ему себя вести.

Вернон был его хозяином уже долгих шесть лет. Как ни странно, но с любым из друзей дяди он чувствовал себя в относительной безопасности, в то время как самого Вернона боялся до дрожи в коленях. Но дядя никогда не задумывался ни о чувствах, ни о мыслях мальчика, он просто отдавал приказы. А Гарри подчинялся. Он делал всё, что скажет хозяин. Всегда. Он отлично знал, чем грозит неповиновение. Мальчик давно понял, что не так больно будет беспрекословно выполнять все приказы Вернона. Доставлять им удовольствие своими губами и помалкивать обо всем, даже о том гаде, который так его бил, что едва не изувечил. Но он больше не приходил, и сейчас Гарри не мог даже вспомнить его имени.

И так странно было то, что избивший его мужчина не остался безнаказанным - он покинул здание, зажимая рот ладонью. Гарри тогда показалось, что мужчина перекатывал во рту выбитый зуб, но сейчас он уже не был в этом уверен.

После этого Вернон впервые использовал плеть. Она хорошо объяснила мальчику, что он - всего лишь раб, а Вернон - его полноправный хозяин. Шрамы на спине Гарри и по сей день напоминали об этом.

В настоящее Гарри вернула огромная рука, грубо схватившая за плечо.

На Тисовую улицу они возвращались в напряжённом молчании, что означало новое наказание для Гарри за его очередную провинность.

Правда, Гарри ни разу ещё не объяснили, за что именно его наказывают. «Ты это заслужил, маленький паршивец» - вот и все объяснение, которое было необходимо дяде.

Сердце Гарри замерло, когда машина приблизилась к дому. Он увидел множество сов, кружащих вокруг, а около десятка птиц расположились прямо на крыше дома № 4. Даже не глядя на хозяина, мальчик понял - это снова его вина. Если в доме случалось что-то необычное, в этом обвиняли его, да Гарри и сам понимал, что с ним иногда происходят странности. Может, он и вправду заслуживает наказания?

Как только машина остановилась, Гарри выскочил и поспешил открыть хозяину дверь, не отрывая при этом взгляда от земли.

- Давай, урод, иди в дом, пока соседи не увидели! - хозяин почти шептал, но Гарри его отлично расслышал и немедленно подчинился.

- Вернон, Вернон, ты вернулся! Это просто какой-то кошмар, это ужас! Они здесь повсюду, Вернон, мы даже из дома выйти не можем! Ну, сделай же что-нибудь, Вернон!

Гарри отпрянул, едва заслышав визгливый голос тёти. Она и Дадли могли превратить его жизнь в ад, только заподозрив малейшее неподчинение с его стороны.

Тётя Петуния ненавидела ситуации, которые не могла контролировать.

Тут Гарри заметил, что совы перестали беспорядочно кружить вокруг дома, они опустились на землю сразу же, как только увидели мальчика. Он разглядел письма, привязанные к лапкам птиц.

Гарри почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он не знал, что происходит. Но одно он знал точно - если он не избавится от сов немедленно, то не доживёт и до завтра. Но мальчик не шелохнулся, ведь хозяин не давал ему разрешения двигаться.

Одной из птиц надоело, что все на неё смотрят, и она подлетела прямо к Гарри. Ни один мускул не дрогнул на теле мальчика. Часто взмахивая крыльями, сова зависла в воздухе напротив Гарри.

- Чего ты ждёшь, урод?! Забери у неё это проклятое письмо и дай нам, наконец, отдохнуть!

Гарри осторожно освободил лапку совы от бумажного груза. Как только письмо оказалось в руках мальчика, совы, как по сигналу, поднялись и улетели прочь.

Стоя вполоборота к хозяину, Гарри не смел поднять взгляд от пола. Тут же письмо было вырвано из его рук, секунда - и его обрывки бесшумно опустились на пол.

- Вали на место, раб, у меня нет на тебя времени!

- Да, сэр, - почтительно ответил Гарри и поспешил в чулан под лестницей - единственное место, где он мог спрятаться от кошмара реальной жизни.

* * * * * * * * * * * * * * * * -*

После инцидента с совами прошла неделя, и Гарри немного оправился от последовавшего за ним наказания - просто за то, что он такой урод и не заслуживает ничего иного.

Внезапно прорезавший тишину звонок заставил Гарри выпрямиться и неподвижно застыть, словно статуя. Несмотря на то, что он находился в чулане, мальчик старался не издать ни звука - это строжайше запрещалось - и сидеть тихо, как мышка.

Гарри услышал грохот шагов и досчитал до трёх, прежде чем уклониться от облака пыли, опустившегося на него с перекладин ступеней. Он услышал приглушённое бормотание хозяина, приближавшегося к парадной двери, и постарался сдержать дрожь, услышав, с какой силой тот распахнул дверь.

- Да?! - о, Боже, настроение у хозяина было просто кошмарное.

Незнакомец за дверью говорил так тихо, что Гарри его не расслышал, но не услышать рёв хозяина было невозможно:

- Не знаю я никакого Гарри Поттера! А теперь пошёл прочь с моего порога, урод, пока я полицию не вызвал!

Гарри был шокирован так же, как и незнакомец за дверью: Вернон ни с кем, кроме него, не разговаривал так грубо и никогда никого, кроме Гарри, не называл уродом.

Послышалось стремительное шарканье ног Вернона, затем непонятный рокот и весь дом заходил ходуном.

- Где Гарри Поттер?

Приглушённый голос был настолько властным, что сам Гарри не смог бы промолчать, даже если бы от этого зависела его жизнь.

Видимо, хозяин почувствовал то же самое, потому что он что-то промямлил - Гарри удалось разобрать «поищи его» и «Дадли».

По знаку хозяина Гарри поспешно выглянул из чулана.

- В чём дело? Где Дадли? - спросил он с деланной заботой.

- Поттер! - незнакомец резко повернулся к нему, и мальчик бросил на него оценивающий взгляд.

Этому человеку следовало безропотно повиноваться. Вернон подчинял с помощью физической силы, подавляя мальчика своими габаритами. Незнакомец был худощавым и высоким, одет он был в угольно-чёрные одежды, спадающие на пол у его ног. А глаза просто ужасали. Чернущие и злобные.

Гарри шагнул прочь от чулана и опустил голову, как учил его хозяин.

- Да, сэр.

- Пакуй вещи, Поттер! Мы уходим. У меня нет времени бегать за болванами-студентами, и если бы не приказ директора, ноги бы моей здесь не было. Но я не собираюсь потратить на тебя весь день! Чего ты ждёшь? Живо собирайся!

Гарри был сбит с толку, но поспешил повиноваться.

За несколько секунд опустошив свой чулан, мальчик заскочил в ванную за зубной щёткой и расчёской, хотя от последней никогда не было прока. Потом он заторопился вниз по лестнице, стараясь не бежать - в доме это запрещалось.

Спустившись, он вновь уважительно склонил голову в ожидании новых приказов. Долго ждать не пришлось.

- Если ты думаешь обойтись столь малым количеством одежды и тем барахлом, которым набита твоя сумка, то глубоко заблуждаешься. Но я дал тебе шанс, и второго не будет. Может, в следующий раз ты послушаешься и соберёшь все свои вещи!

Затем тяжёлая рука опустилась на его плечо и повернула к двери.

Гарри запаниковал. Он уходит. Оставляет своего хозяина.

Впервые за день, подняв взор на хозяина, он почувствовал, как перехватило дыхание: хозяин хотел от него избавиться. Он хотел, чтобы Гарри ушёл с незнакомцем.

Кто этот чужак? Гарри вышел из дома вслед за мужчиной, безуспешно пытаясь доказать самому себе, что его вовсе не предали. Может, это его новый хозяин? Мальчик не знал, но в отсутствие других приказов, он будет слушаться этого мужчину как своего хозяина. Да и был ли у него выбор?

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Подумать только, этот жирный кабан, именующий себя человеком, посмел солгать ему!

Все эти годы ему было прекрасно известно, что Поттер живёт со своими родственниками, равно как и то, где находится их дом.

«Не знаю я никакого Гарри Поттера!» Этот ходячий кусок жира принял его за дурака?

А Поттер! Мальчишка даже не взглянул на него! Как же! Смотрите: сам Гарри Поттер, великий и могучий, герой магического мира! Падем же все ниц и станем целовать землю, по которой он ступал!

Неужели мальчишка действительно считал себя лучше других? Неужели считал, что есть недостойные даже взгляда его величества? Но апофеозом этой комедии стало явление Поттера с вещами - а ведь ему было сказано собрать всё! А у него с собой лишь сумка не больше тех, в которых студенты таскают учебники, да та одежда, что на нём. Чего он хотел добиться, заявившись в таком виде? Да этих пожиток ему и на неделю не хватит! Жестокая, мстительная ухмылка перекосила его губы при мысли о Поттере, копающемся в своей сумке одним прекрасным утром, и понимающем, что пора спуститься к завтраку, а у него из одежды только трусы.

Возможно, эта вынужденная поездка всё же не была напрасной.

Оглянувшись, он удивился, что мальчишка не отставал. Но удивление немедленно переросло в злость, как только он понял, что Поттер по-прежнему не смотрит на него.

- Не отставай, Поттер! Я не собираюсь нянчиться с тобой, и чем скорее мы доберёмся до Хогвартса, тем скорее я избавлю себя от твоего общества.

Услышав тихий ответ, Северус споткнулся на ровном месте:

- Да, хозяин.

Он, видимо, ослышался, или мальчишка издевался над ним. Северусу вовсе не улыбалось быть мишенью для сарказма, ведь он сам был великим мастером этого тонкого искусства, и никто не мог сравниться с ним.

Раздражённо вздохнув при мысли об издевательской ухмылке Поттера за своей спиной, он резко остановился и вытянул вперёд руку с зажатой в ней волшебной палочкой.

Поттер предсказуемо не успел остановиться и врезался в мужчину. Но прежде, чем злобные слова сорвались с губ профессора, мальчик шагнул назад и извинился. И не успел мужчина вновь открыть рот, как появился огромный трёхэтажный автобус.

Несмотря на громкий скрип тормозов, Северус услышал сдавленный вздох Поттера.

Можно подумать, что мальчишка и слыхом не слыхивал о магии!

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

Путь в Хогсмид занял на удивление немного времени, да и Поттер ни разу не открыл рта. Его молчание было истинным блаженством - Северус прекрасно знал, насколько болтливы могут быть дети в этом возрасте.

Единственная неприятность произошла на остановке в Хогсмиде. Увидев в окно приближающуюся деревню, Северус начал продвигаться к выходу, и, когда автобус остановился, он уже стоял у двери. Лишь на ступеньках он понял, что Поттер остался на месте. Зарычав от бессильной злости, Северус вернулся в автобус и за шкирку выволок мальчишку на улицу. Поттер словно окаменел.

- За мной! И я не советую тебе отставать!

Они молча шли по направлению к замку. Обычно Северусу нравилось любоваться красотами ярко освещённых башен во тьме ночи и дрожащими дорожками лунного света на тёмных бесшумных водах озера. Но этой ночью ему было не до природы. Профессор был взбешён и переполнен недовольством по отношению к мальчишке Поттеру, Альбусу и ситуации в целом.

Почему именно ему пришлось ехать за этим тупицей? Если малолетний оболтус не ответил ни на одно письмо директора, очевидно, что он не хотел учиться в Хогвартсе. Кто они такие, чтобы идти против воли самого Гарри Поттера? Вот Северус не стал бы навязывать мальчишке свою волю!

Его внутренний монолог был прерван раздавшимся со всех сторон смехом. Первым побуждением Северуса было обернуться и узнать у мальчишки, что смешного тот нашёл в сложившейся ситуации, когда понял, что, занятый мыслями, пересёк Большой Зал и находится возле своего места за преподавательским столом.

Смех вокруг не унимался, но, обернувшись, Северус понял, что смеялся не Поттер, а ученики.

Прямо за собой профессор увидел Поттера. Голова опущена - может, он просто не может её поднять? - мальчишка смирно стоял, вытянув руки по швам. Этот идиот прошёл за ним всю дорогу до Хогвартса и решил присоединиться ещё и за главным столом!

Северус сделал глубокий вдох. Претерпев от мальчишки столь многое, он не собирался больше поощрять его наглость. Но прежде, чем он успел начать свою обличительную тираду, на плечо успокаивающе опустилась знакомая рука, и Северус подавил желание освободиться от захвата.

- Гарри, мой дорогой мальчик! Добро пожаловать! Я очень рад, что ты всё же смог приехать. А теперь, почему бы тебе не присоединиться к профессору МакГоннагал и не примерить нашу шляпу?

Гарри услышал этот дружелюбный голос, но всё же не сдвинулся с места.

Его новый хозяин приблизился и зашипел на него. Гарри в последний миг подавил стремление отшатнуться. Рабы не шарахаются от хозяев. Никогда!

- Чего ты ждёшь, Поттер? Толпы фанатов, что понесёт тебя на руках? Немедленно спустись вниз!

Гарри повиновался в ту же секунду.

Северус скривил губы в отвращении и отвёл взор от переполненного зала. Он успел заметить беспокойство в глазах Альбуса и проклинал мальчишку за это. Но они все вздохнут спокойно, как только мальчишка уберётся из школы или победит Тёмного Лорда. Впрочем, он надеялся, что последнее произойдёт раньше.

Между тем, тишина, окутавшая Главный зал при появлении Поттера, потихоньку разбавлялась тревожным шёпотом учеников.

Поттер сидит со шляпой на голове уже добрых десять минут! На памяти Северуса ещё ни разу не было такого длительного распределения ученика.

Ожидание почти вывело профессора из себя, когда шляпа, наконец, заговорила…

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри изо всех сил пытался подавить страх. Хозяин отдал приказ, а он не настолько глуп, чтобы ослушаться. Мальчик сел на стул, на который ему указала эта женщина, профессор МакГоннагал, и непроизвольно напрягся, почувствовав, как что-то опускается ему на голову. Гарри пришлось прикусить губу, чтобы не вскрикнуть от удивления, когда в его голове внезапно раздался странный голос.

- Мистер Поттер! А я-то удивлялась, почему вас не было среди остальных студентов. Но теперь вы здесь, и это самое главное. Ну, давайте посмотрим. Мерлин великий, вы даже не знаете, где находитесь?

Гарри подумал, что ответ очевиден, впрочем, голос не дал ему вымолвить ни слова.

- Да, да, я так и думала. Так вот, мистер Поттер, вы находитесь в школе Чародейства и Волшебства Хогвартс. Да, именно волшебства, а вы - волшебник, мистер Поттер. Здесь нет никакой ошибки, вы - определённо волшебник и весьма хороший, судя по тому, чего вы смогли добиться за все эти годы.

Ох, а вот это нехорошо. Совсем плохо. Вы понимаете, что ваша жизнь далеко не идеальна. Но вас она устраивает, как я посмотрю.

Так значит, профессор Снейп - ваш новый хозяин? Он хороший человек. Сложный, упрямый и очень властный, но, в общем, хороший. Вы сделали правильный выбор, последовав за ним, но всё будет не так, как вы привыкли.

А повинуетесь вы, как я погляжу, только приказам хозяина? Это может всё усложнить.

Ваш случай, вероятно, самый сложный за всю историю Хогвартса. Вы обладаете недюжинной храбростью - не будь её, вы не выжили бы в тех условиях. Вы умеете прощать ошибки тех, кому доверяете. Вы умны, но большую часть жизни вас обманывали, и подавляли способности. И последнее, но не менее важное качество, - вы хитры, как истинный слизеринец. Правда, недостаточно амбициозны, но это не столь важно.

Кто такие слизеринцы, спрашиваете? О, простите мою забывчивость, сейчас я всё объясню. Учеников в Хогвартсе распределяют по четырём факультетам. Гриффиндор - обитель храбрых и сильных. К сожалению, храбрость студентов этого факультета нередко перерастает в безрассудство. В Хаффлпафе очень умные, но застенчивые ученики, они избегают внимания и сторонятся политики. Рэйвенкловцы чрезвычайно умны, но зачастую грубы с теми, кому не всё удаётся с первого раза. Их знания скорее теоретические, а в реальном мире у них нередки трудности. Слизерин - факультет, который часто недооценивают. Хитрость и честолюбие не всегда приводят к жестокости и злобе. Ученики этого факультета ставят перед собой сложнейшие задачи, они стремятся соответствовать высочайшим нормам и стандартам, и это им прекрасно удаётся. Люди зачастую ошибаются, считая Слизерин злом лишь из-за того, что его ученики стремятся познать все аспекты магии. Но это ошибочное мнение. Широкий круг знаний лишь подготавливает их ко встрече с реальным миром и с тем, с чем они неизбежно столкнуться.

Гарри, как очарованный, слушал пояснения голоса о своей новой жизни. Он понял, что все четыре факультета необходимы школе. Хаффлпафцы поддерживают мир, а, в случае спорной ситуации, найдут справедливое решение. Равенкловцы просчитывают последствия любого поступка. Гриффиндорцы защищают и поддерживают всех, кому это необходимо. Слизеринцы во всём находят выгоду для себя. Конечно, мальчик ещё не всё понял, но уже получил общее представление о каждом факультете, с которым ему придётся иметь дело.

- Ах, да, вот ещё небольшая проблема, мистер Поттер: боюсь, что ни один факультет не достаточно хорош для вас, ни один не сможет полностью понять и принять то, что с вами произошло. Когда ученики узнают вас поближе, они начнут вас избегать. Они попытаются вас изменить и подогнать под свои представления о «нормальном», а, когда это не получится, они отвергнут и проклянут вас. За что, спрашиваете? Все профессора всегда будут на вашей стороне, а студенты из-за этого затаят на вас обиду. Нет, Поттер, ни один из факультетов на данный момент не подходит вам.

У вас есть хозяин, мистер Поттер. Поговорите с ним. Он хороший человек. Да, и забудьте о своём прежнем хозяине. То, что он делал с вами - отвратительно и мерзко. Возможно, сейчас вы не в силах этого понять, но, уверяю, вы поймёте. Ваш новый хозяин будет сопровождать вас на этом пути. Он поможет вам понять вашу ценность в этой жизни. Я желаю вам удачи, мистер Поттер. Дорога, лежащая перед вами сложна и опасна, но, осилив её, вы станете одним из величайших волшебников, которых когда-либо видел мир.

Итак, моё решение…

- Ученичество!!!

* ___________________________________________*

Северус обрадовался, услышав звон разбившейся чашки - она смогла скрыть невольно вырвавшийся у него вздох удивления. Действительно, кто сможет различить слабый звук, свидетельствовавший о потере им невозмутимости, среди грохота бьющейся посуды?

Он отмёл извинения мадам Хуч небрежным взмахом руки, одновременно очистив свою мантию лёгким движением волшебной палочки.

Тишина, окутывавшая Большой Зал в течение нескольких последних минут, была прервана возгласами удивления и неразборчивыми вопросами.

- Тихо! - звучный голос Дамблдора легко перекрыл воцарившийся шум, словно директор использовал заклинание Сонорус. - Мистер Поттер, следуйте, пожалуйста, за мной. Старосты, покажите первокурсникам их комнаты. Все остальные могут заняться своими делами. Не забывайте, пожалуйста, что отбой в Хогвартсе по-прежнему в 21.00. Профессор Снейп, профессор МакГоннагал, профессор Флитвик, профессор Стебль, прошу пройти со мной и мистером Поттером в мой кабинет. Всем спасибо.

Судя по реакции окружающих, произошло что-то из ряда вон выходящее, хотя Гарри не понял, что именно. Когда что-то странное случалось с Гарри, ничего хорошего от этого ждать не стоило. Краем глаза он оценил выражение лица хозяина - оно было непроницаемо, а губы плотно сжаты. Гарри бросило в дрожь. Когда лицо Вернона приобретало такое выражение, Гарри наказывали особенно сурово.

Довольно сильный толчок в спину заставил мальчика сделать несколько шагов, а потом он последовал за выступившим вперёд хозяином.

Про себя Гарри повторял всё, что узнал от говорящей шляпы. Он - волшебник и находится в волшебной школе, где дети изучают волшебство.

Но прошлый хозяин говорил ему, что не бывает никакого волшебства! А теперь доказательства обратного были прямо перед Гарри. В глубине души мальчик понимал, что он не сможет противиться реальности, и однажды ему придётся признать, что - возможно - хозяин Вернон ошибался.

Но не сейчас не до этого. Новый хозяин сердится, а Гарри должен сделать всё, что угодно, чтобы хозяин был им доволен.

Каким человеком был его новый хозяин? Что ему нравилось? Он хотел, чтобы Гарри делал ему минет, или хотел взять его, а, может, и то, и другое? Гарри знал, что отдастся ему. Его предыдущий хозяин отдал мальчика этому человеку, значит, и подчиняться ему надо беспрекословно, как полноправному хозяину. Верно?

Новые вопросы возникали у Гарри. Каково это - сменить хозяина? Будет ли новый хозяин так же жесток с мальчиком, как и прежний? Будет ли он настолько щедр, что позволит ему спать в чулане на подстилке, или его пристанищем станет холодный жёсткий пол ванной комнаты? От воспоминания о подобном наказании Гарри бросило в дрожь. Дело было зимой, и пол был просто ледяным. Мальчик надеялся, что хозяин позволит ему спать на ковре, а возможно даже даст матрас. Тогда и не важно, где спать.

Странный скрежещущий звук отвлёк Гарри от мыслей, и мальчик изумлённо наблюдал за перемещением двух огромных (и уродливых) статуй: казалось, что они ожили. Ему открылась движущаяся лестница, которая и понесла мальчика и взрослых вверх. Хозяин удостоил его мимолётным взглядом, продвигаясь вперёд.

Когда все расселись, мальчик занял своё место позади хозяина, находясь всё ещё в зоне досягаемости, на случай, если тот захочет его за что-то наказать.

- Теперь, Гарри, ты можешь рассказать нам, о чём с тобой разговаривала Распределяющая Шляпа? Видишь ли, это очень необычно - предложить ученичество такому юному мальчику, как ты, а не распределить на один из факультетов.

Гарри немного нервничал, но тон, которым старик задал свой вопрос, не показался ему угрожающим. Однако он не решился ответить без позволения хозяина

Гарри молчал около минуты, когда заговорила шляпа, заставив директора развернуться к ней.

- Возможно, я смогу прояснить ситуацию, директор?

Теперь уже внимание всех присутствующих переместилось к Распределяющей Шляпе.

Гарри был очень рад освободиться от ожидающих взглядов, он терпеть не мог, когда на него все смотрели.

- Конечно, объясните, почему вы вдруг назначили ученичество столь молодому человеку?

- Спасибо, директор, - Шляпа отвернулась от старика с белой бородой, который, как понял Гарри, и был директором школы. Расположившись передом ко всем остальным, она начала объяснять:

- Ситуация мистера Поттера уникальна. Позвольте мне, Альбус, умолчать о подробностях жизни мистера Поттера, дабы не прослыть сплетницей. Скажу лишь, что этот молодой человек обладает неординарными способностями и умом. Он мог бы занять достойное место на любом из четырёх факультетов школы. Да, Северус, и на Слизерине тоже! На твоём факультете он стал бы выдающимся чародеем. Однако ни один из факультетов недостаточно хорош для обучения мистера Поттера. Не спрашивайте меня, почему - мистер Поттер ответит сам, когда посчитает нужным. Пусть мистер Поттер станет частью всех факультетов. Он может по очереди обедать и ужинать с каждым из них - на этот случай можно составить расписание, либо он может занять место за главным столом. И не смотрите на меня так. Мистер Поттер может выбрать себе в качестве наставника одного из профессоров и сидеть за главным столом рядом с ним.

- Мальчишка не провёл в школе и часа, а мы уже вынуждены делать ему поблажки! - Гарри едва заметно вздрогнул от резких слов хозяина.

- Северус! Если бы ты знал то, что знаю я, то проглотил бы собственный язык! Я не могу, конечно, помешать тебе навешивать на людей ярлыки и судить о них по первому впечатлению, но я настоятельно рекомендую тебе дать хоть один шанс мистеру Поттеру. Результаты могут тебя сильно удивить! - на этом загадочном высказывании Шляпа закончила разговор и на все дальнейшие вопросы отвечала лишь молчанием.

- Ну что же, Гарри, полагаю, решение принято. Вероятно, ты и сам не знаешь, кого из преподавателей выбрать в качестве наставника, верно? Думаю, твоё молчание это подтверждает. Возможно, тебе стоит походить на уроки, присмотреться к преподавателям. Как только ты выберешь наставника, мы оформим документы.

Гарри недоумевал. Он не понял и половины из того, что с ним случилось, но то, что понял, ему ни капельки не понравилось.

Эти взрослые хотели дать ему другого хозяина. Но господин у него уже был! Новый хозяин, которого он даже не успел узнать! Кроме того, он не единожды рассердил хозяина, несмотря на то, что вместе они провели очень мало времени. Ему ещё причиталось наказание за недовольство господина. Они не могут забрать его от хозяина. Только не сейчас!

- Я полагаю, что мистер Поттер уже выбрал себе… наставника. Верно, мистер Поттер? - вновь подала голос Шляпа, а мальчик, очарованный, не мог отвести взгляда от складки, из которой доносился звук.

Гарри понял, что ему не стоило отвлекаться, как только увидел издевательскую усмешку на лице обернувшегося хозяина. Мальчик поспешно опустил взгляд, но тут же ясно услышал раздражённый вздох. Что он наделал! Последнее наказание Вернона покажется ему приятным отдыхом по сравнению с тем, что - мальчик был уверен - ожидало его теперь.

- Ну так что же, мистер Поттер? Вы просветите нас относительно своего выбора или ждёте, что мы станем умолять вас об этом? Смею вас уверить, что от меня вы этого не дождётесь!

Гарри озадаченно посмотрел на хозяина. Он должен сам выбрать себе нового господина? Разве этот мужчина не был новым владельцем мальчика?

- Вы - мой хозяин, - тихо ответил мальчик и вновь уткнулся взглядом в пол. И тут же вздрогнул, когда прямо под ноги ему упала чашка с чаем и разбилась с печальным звоном. Мальчик скорее почувствовал, чем увидел, что хозяин теперь стоит совсем близко к нему, возвышаясь над ним во весь свой немалый рост.

- Я, мистер Поттер? Вы хотите подчиняться моему наставничеству? Тогда вы, должно быть, растеряли все свои мозги!

После таких слов мальчик ещё сильнее вперился взглядом в пол, пытаясь не позволить жжению в глазах превратиться во что-то большее.

- Ну что же, Северус, похоже мистер Поттер принял решение, не станем его оспаривать. В конце концов, не каждый год у тебя появляется подмастерье.

По голосу Гарри понял, что говорил директор, только его тон был странным: не будь таких мягких интонаций, его можно было бы принять за выговор.

Хозяин проворчал что-то нелестное в адрес директора и повернулся к Гарри.

- За мной, Поттер! Ваше расписание обсудим завтра, а сейчас настало время спуститься в мои комнаты и насладиться долгожданным отдыхом.

Мальчик обернулся, надеясь разглядеть одобрение хозяина, но единственное, что он увидел - загадочное сияние голубых глаз директора.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

Как это могло случиться с ним? Страх скользкой змеёй скользнул в его сердце в тот самый момент, когда проклятая шляпа выкрикнула слово «Ученичество», и переросло в ужас, когда малолетний идиот выбрал его в качестве наставника. ЕГО!

Теперь нечего было и думать о роли шпиона в случае возрождения Тёмного Лорда.

Темнота вокруг сгустилась, и Северус усилием воли заставил себя следить за изгибами коридора. Оглянувшись, он облегчённо заметил, что мальчишка, хотя бы не отставал.

Ещё пара поворотов и они подошли к комнатам профессора Зельеварения. Северус обернулся, схватил мальчишку за руку и прижал раскрытую ладонь к двери - теперь Поттер сможет проходить сквозь охранные заклинания. Мальчишка с готовностью приблизился, словно ожидал чего-то подобного.

Взглядом заставив ученика молчать, Северус прошептал необходимые заклинания и несколько раз взмахнул палочкой над маленькой рукой. Яркий поток синего света окутал запястье Гарри и, замерцав, медленно растворился в стене.

Кивнув самому себе, профессор едва слышно шепнул пароль. Поттеру пароль можно сообщить и в комнате - нечего давать любителям погреть уши возможность забраться в его личные покои.

Дверь гостеприимно распахнулась. Северус подождал пару секунд, после чего с ворчанием втолкнул неподвижного мальчика внутрь.

Гарри запнулся о порог, но тут же отшагнул в сторону и замер, опустив руки по швам.

Северус подавил вздох и последовал за мальчиком.

Он прошёл на кухню, но, вернувшись, обнаружил мальчишку на том же самом месте, где и оставил. Похоже, тот даже не шелохнулся.

- Это, как вы видите, гостиная. Я не потерплю здесь ни шума, ни мусора. Позади меня - дверь в мою спальню. Туда не входить ни при каких обстоятельствах. Слева от вас кухня. Я полагаю, вы знаете, для чего она предназначена. Справа - ванная комната, объяснять её назначение, надеюсь, тоже не нужно. Прямо за вами - ваша комната. Свет гаснет ровно в девять часов, а к семи утра вы должны быть уже на ногах.

Закончив тираду, профессор немедленно удалился в свою комнату, оставив мальчика одного. Ему оставалось лишь надеяться, что проклятый мальчишка не вляпается в неприятности, хотя бы в первую ночь пребывания в Хогвартсе.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Когда дверь за хозяином закрылась, Гарри осторожно огляделся. Похоже, всё будет так же, как и раньше: хозяин позовёт, когда раб понадобиться, а до того нужно сидеть тихо и не высовываться.

Мальчик решил начать с посещения туалета. Он терпел уже довольно долго, и был рад воспользоваться первой же возможностью. Ванная буквально сияла чистотой. Гарри оставалось только надеяться, что хозяин объяснит ему, с помощью каких средств он должен будет поддерживать её в подобном состоянии. Никогда ещё ему не приходилось видеть такой чистой ванной.

Гарри встревожился, когда почувствовал наполняющую ванну горячую воду. Ему нельзя пользоваться горячей водой.

Учитывая живые картины и другие странности, которые Гарри сегодня видел, он подумал, что и здесь всем управляет волшебство. На кране не было значка холодной или горячей воды. Видимо, магия всё решила сама.

Кожа Гарри покраснела спустя всего несколько минут в воде, так что мальчик поторопился вытереться. Вода исчезла из ванны, как только Гарри вылез, и мальчик вновь поразился здешнему волшебству.

Надев взятую из сумки рубашку, Гарри внимательно осмотрел ванную - не осталось ли от него на стенах брызг или мыльных разводов. Удовлетворившись осмотром, мальчик отправился в комнату, которую хозяин выделил для него.

Едва шагнув в комнату, Гарри резко остановился. Он, наверное, ошибся - это была спальня. Это спальня! Он выскочил в гостиную, проверить, не перепутал ли двери. Но нет, всё верно, именно на эту комнату указывал хозяин.

Вернувшись в спальню, мальчик внимательно осмотрелся. Пол был полностью застелен толстым пушистым ковром - Гарри сразу же захотелось почувствовать его босыми ногами, чтобы мягкий ворс нежно обнимал ступни. У стены располагался платяной шкаф, а рядом с ним - письменный стол со стулом. Следующий предмет интерьера застал Гарри врасплох - это была кровать, стоявшая в центре комнаты. Огромная, великолепная кровать! Прислонившись изголовьем к стене, она манила уставшего мальчика в свои мягкие объятия. Но Гарри не посмел даже коснуться покрывала. Придя в себя от удивления, он стал искать место для сна. С этим возникла трудность: весь пол, благодаря ковру, был мягким, и найти неудобное место было просто невозможно! Наконец он принял решение устроиться в углу напротив стола. Гарри опустился на пол и, удовлетворённо вздохнув, быстро уснул.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Следующим утром Гарри проснулся довольно рано. Сначала он не понял, где находится, но постепенно, вновь осматривая комнату, смог восстановить в памяти весь прошлый день. Он находится в волшебной школе. У него новый хозяин, настолько добрый, что позволил ему спать в комнате с мягким тёплым ковром! Даже подозревая, что кровать (единственное, что его насторожило) предназначена исключительно для сексуального удовлетворения хозяина, мальчик всё равно мечтал ощутить её мягкость.

Гарри помнил, что вчера хозяин провёл его глубоко под землю, поэтому очень удивился, увидев окно. Окно, из которого было видно улицу! А он-то думал, что под землёй не бывает окон.

Робкие лучи света и положение заходящей луны подсказали мальчику, что сейчас около 5 - 6 часов утра. Поскольку вчера Гарри заснул намного раньше обычного, не было ничего удивительного в столь раннем пробуждении.

Сначала мальчик не знал, чем заняться, но, вспомнив о требовании хозяина вставать не позднее семи часов, он решил, что тот и сам ранняя пташка. Придя к такому выводу, Гарри надел самое лучшее из того, что у него было, и направился в кухню.

Мальчик быстро освоился. Найти сахарницу и заварку не составило труда, так же как чашку и чайные ложки. Совершенно иначе дело обстояло с чайником и холодильником.

Открыв примерно шестой по счёту шкафчик, мальчик ощутил холод - видимо, это и был холодильник (скорее всего, и здесь не обошлось без магии, ведь снаружи он был неотличим от прочих шкафчиков). Но чайника он так и не нашёл. Внезапно ему на глаза попалась странная цилиндрическая ёмкость, присоединённая к водным трубам. Гарри протянул к этому цилиндру руку, но тут же её отдёрнул, зашипев от боли: цилиндр был горячий, как вар. «Ну, вот и чайник нашёлся» - подумал Гарри.

Чувствуя облегчение, мальчик заварил чай и, подхватив чашку с разбухшими в кипятке листиками - больше ему ничего не удалось найти - прошёл в гостиную. Хозяин как раз выходил из своей комнаты. Гарри ускорил шаг и поставил чашку на специальную подставку на столе.

Хозяин бросил на него быстрый взгляд. Мальчик до ужаса боялся вновь рассердить мужчину.

- И что же это такое, Поттер? - спросил профессор ледяным тоном.

Гарри опустил взгляд и тихо ответил:

- Я заварил для вас чай, хозяин. Больше я ничего не смог найти. Вы хотите чего-нибудь ещё?

Хозяин долго молчал, в то время как сердечко мальчика сжималось в предчувствии наказания.

- Вы заварили мне чай, - тон хозяина не был вопросительным, но Гарри на всякий случай кивнул.

- Зачем?

Гарри недоумевал. Почему хозяин спрашивает об этом? Разве не обязанность раба заботиться о нуждах господина?

- Я хотел сделать вам приятное, хозяин.

- Намереваетесь завоевать моё расположение мелким подхалимажем? Вы ещё более жалки, чем я думал!

Подобные высказывания были не в новинку для Гарри, он уже научился не обращать внимания на оскорбления. Он был рад уже тому, что хозяин всё же выпил приготовленный им чай.

- Да не стойте столбом, Поттер! Присядьте или пойдите, займитесь своими делами. Чуть позже мы обсудим ваше расписание.

Поразмыслив, Гарри решил остаться в гостиной - вдруг хозяину что-то понадобится, и сел.

- Пол, Поттер? Моя мебель чем-то не угодила вашему высокому вкусу?

Предыдущий хозяин однажды сказал точно также. Он подначивал мальчика до тех пор, пока тот не пересел на диван. Впрочем, малыш быстро слетел с него, получив увесистую пощёчину. Тот урок он запомнил навсегда.

- Отвечай мне, когда я говорю с тобой, мальчишка!

- Да, хозяин. Простите, хозяин.

- Ваши извинения - пустой звук, Поттер! Ели вы считаете, что использование моей мебели ниже вашего достоинства, то вы высокомерны и избалованы донельзя!

Гарри не шелохнулся. Хозяин не давал ему прямого приказа, значит, никакое из его действий не будет верным - это он хорошо уяснил. Он просто сидел и ждал наказания.

Тишина несколько затянулась, и мальчик начал потихоньку расслабляться. Из задумчивости его вывел шумный вздох.

- Надеюсь, вы заправили свою кровать. Не люблю, когда в моих комнатах хозяйничают домовые эльфы, так что сразу привыкайте убирать за собой.

- М-моя кровать, хозяин?

- Да, кровать, кретин! Такая здоровая прямоугольная штука в комнате, на которой вы спали ночью - это и есть кровать.

Гарри недоумённо посмотрел на мужчину. Его кровать? Что хозяин хотел этим сказать?

Хозяин в вихре чёрных одежд влетел в его комнату.

- Поттер!

Гарри бросился следом. В голосе хозяина отчётливо слышалось бешенство.

- Да, господин?

- Да прекратите так называть меня, Поттер! Да, я ваш хозяин на время ученичества, но не стоит постоянно это говорить. Достаточно звания «сэр».

Гарри опустил голову и почувствовал, как сердце ушло в пятки. Мужчина не хочет, чтобы Гарри называл его хозяином? Он отошлёт его назад к Вернону?

- Поттер, где вы спали ночью?

Этот вопрос застал мальчика врасплох. Гарри попытался собраться с мыслями, но, отвечая, всё ещё дрожал от страха:

- Там же, где и всегда, хозяин… то есть, сэр, - тут же поправился мальчик, поймав уничтожающий взгляд.

- Не смей мне дерзить! Где. Ты. Спал?

Гарри вытянул руку по направлению к дальнему углу и тихо ответил:

- Там, господин.

Мужчина медленно дошёл до указанного места, подхватил сумку Гарри (мальчик задохнулся от ужаса) и бросил резкое:

- За мной, Поттер!

Мальчик повиновался с дрожью в сердце. Хозяин прогоняет его!

Всё было точно так, как говорил хозяин Вернон. Он никому не нужен. Дядя заботился о нём по доброте душевной. А теперь Гарри остался совсем один. У него не будет больше хозяина. Ничего не будет!

Мальчик почувствовал обжигающий взор и увидел, что хозяин сидит на диване и сверлит его взглядом.

- Присядьте, Поттер.

Гарри сел.

Прямо на пол, туда, где только что стоял.

Хозяин поднялся.

Гарри опустил взгляд, чтобы не видеть, как хозяин, подобно хищной птице, кружит вокруг него.

- Так что же здесь всё-таки происходит? Ну-ка, мальчик, завари мне ещё чаю!

Гарри почувствовал фантастическое облегчение. Со словами «да, хозяин» он подскочил и бросился в кухню. Возможно, его не прогонят. Может, ещё есть надежда!

Через несколько минут мальчик протянул чашку с чаем хозяину, а сам вновь опустился на пол у его ног.

- Вы завтракали, Поттер?

Гарри посмотрел на хозяина. Завтракал? Вчера он немного поел. Хозяин об этом спрашивает?

- Отвечайте на вопрос, Поттер! Когда вы последний раз ели?

А, теперь понятно.

- Вчера утром, хозяин.

- Что я говорил насчёт хозяина? Не важно. Если то, о чём я думаю - правда, то это наименьшая из всех проблем.

Гарри не был уверен, обращался ли хозяин к нему или разговаривал сам с собой.

- Я задам вам несколько вопросов, Поттер, и вы ответите на них предельно честно.

- Да, хозяин.

- Но сначала идите на кухню и сделайте себе сэндвич. Возьмите два ломтика хлеба, масло, ветчину и сыр. И вы съедите его весь, иначе - пеняйте на себя.

Северус вздохнул. Многие месяцы, а то и годы пройдут, прежде чем мальчик перестанет называть его хозяином. А если его подозрения верны, то не стоило и начинать. Привлечённый лёгким шумом, Северус поднял взгляд и подавил стон. Поттер выполнил его приказ в точности, вот только использовал для этого самые непривлекательные продукты: двухдневный хлеб, который Северус собирался скормить гигантскому кальмару, затвердевший сыр, который он вчера забыл на столе (а это вина мальчишки, потому что от еды профессора отвлёк вызов директора, озабоченного отсутствием Поттера), но, по крайней мере, ветчина была свежей.

- Вы кого-нибудь ещё, кроме меня, называли хозяином? - о вкусах мальчишки можно поговорить и позже. Сначала надо было выяснить, с чем КОНКРЕТНО он имел дело.

- Да, хозяин.

- Кого?

- Моего предыдущего хозяина, хозяин.

Северус скрипнул зубами. Очевидно, его последние догадки насчёт мальчишки были верны.

- У вашего предыдущего хозяина было имя? Как его звали? - нужно задавать простые и чёткие вопросы, иначе они до ночи здесь просидят.

- Да, хозяин. Его звали хозяин Вернон. Мой дядя.

Удивление отразилось на лице Северуса, но он подавил его усилием воли. Да, это многое объясняло.

- Когда вы впервые назвали его хозяином?

Поттер озадаченно нахмурился.

- Я… я не уверен точно, когда это было, ну, примерно… лет 6 назад?

Северус подавил рычание. Дела обстояли хуже, чем ему показалось на первый взгляд. Стремление к подчинению - это одно. Но когда в тебя вбивают покорность годами - совершенно другое. А именно так всё и было. Вряд ли мальчишка сам этого пожелал в столь нежном возрасте.

- Скажите мне, если я вдруг ошибусь, Поттер. Ваш прежний хозяин требовал от вас выполнения, скажем так, некоторых сомнительных действий?

Увидев, как задумчиво нахмурился мальчик, Северус постарался объяснить подробнее:

- Он когда-нибудь заставлял вас трогать его, трогал ли вас он сам или его знакомые?

- Да, сэр. Тётя трогала меня, когда мыла, кузен трогал меня, когда хотел «поиграть».

- Не испытывай моего терпения, мальчишка! Кто-нибудь, ваш предыдущий хозяин в том числе, прикасался к вашим интимным местам - паху, например?

- Да, сэр. Всё время.

Ответ был произнесён таким спокойным и обыденным тоном, что Северус содрогнулся.

- А вы прикасались к кому-то в тех же самых местах?

- Да, сэр, но только спереди.

Эта маленькая оговорка уже никак не могла утешить Северуса.

Глава 2: Новая жизнь

Гарри не мог вспомнить, когда в последний раз плакал. Действительно, по-настоящему плакал. Наверное, в его первый год с Верноном. Тот раз был первым и последним - дядя очень быстро отучил его от этой бесполезной привычки. А теперь Гарри не мог сдержать слёз. Они чертили тонкие солёные дорожки на бледных щеках мальчика и беззвучно скатывались на покрывало. А слова нового хозяина звучали и звучали в его голове.

Ретроспектива.

- За своё детство Вы пережили больше, чем многие за всю жизнь. Но даже теперь Вы слишком молоды и невинны, чтобы осознать всё произошедшее с Вами.

Гарри не смел поднять взгляд и, хотя слышал каждое слово хозяина, многого не понимал. Но он всё же слушал и старался если не понять, то хотя бы запомнить, чтобы обдумать всё позднее, а ещё он боялся пропустить вопрос хозяина.

- Я предполагаю, что вы видите во мне своего нового хозяина, мистер Поттер?

- Да, хозяин, - отвечал мальчик. Ситуация казалась ему невозможной: он разговаривал со своим хозяином. Пусть беседа и было несколько односторонней.

- Я не знаю, как ваш прошлый хозяин обращался с вами, и, честно говоря, не хочу знать. Я составлю список правил, которые вы будете соблюдать неукоснительно. Кое-что будет внове для вас, как например, вопросы еды, сна и одежды. Не бойтесь, всё изменится только к лучшему. Но вы должны делать то, что я говорю и когда я говорю.

Гарри послышалось что-то вроде «и не думаю, что это будет проблемой», но он мог и ослышаться.

- А теперь я задам вам ещё несколько вопросов, отвечайте честно.

- Да, хозяин, - всё это было так странно: прошлый хозяин никогда не задавал ему столько вопросов, всегда были только приказы или удары.

- Как часто ли вы едите, и что именно?

Это был один из самых странных вопросов, да что там - это был самый странный вопрос, из всех, которые ему когда-либо задавали.

- Ну, м-м-м, обычно я ем то, что не доели хозяин и его семья, ну… остатки. Чаще всего я ем через день, но, иногда, когда у хозяина хорошее настроение, он кормит меня каждый день.

Хозяин что-то проворчал, но Гарри не испугался - он знал, что хозяин сердится не на него.

- Я предполагаю, что так же дело обстояло с водой и другими напитками, верно? - Гарри кивнул.

- Сейчас слушайте меня очень внимательно, Поттер. Первое: теперь вы будете есть три раза в день. Я сварю специальное зелье, которое поможет вашему желудку справиться с большим количеством пищи. Начнём мы с небольших порций, но я хочу, чтобы к Рождеству вы питались как нормальный одиннадцатилетний ребёнок. Воды можете пить столько, сколько пожелаете, хотя не стоит сразу напиваться - вам может стать плохо. То же относится и к другим напиткам.

Гарри во все глаза уставился на хозяина, но, осознав, на что осмелился, покраснел и тут же опустил взгляд. Он будет есть три раза в день! А воду и «другие напитки» - интересно, что это значит? - можно пить сколько угодно! Мальчик чувствовал себя так, словно попал в сказку. Он даже не помнил, когда в последний раз мечтал о чём-то подобном. Наверное, года три-четыре назад.

- Следующее правило, возможно, вам будет сложнее понять. Отныне вы будете спать в кровати в своей комнате. И впредь от вас не потребуется доставлять сексуальное удовольствие хозяину.

Гарри прослушал последнее предложение, он пытался осознать второе правило. Он будет спать в кровати. В кровати в своей комнате. В той огромной великолепной кровати, к которой ему так хотелось вчера прикоснуться! Он будет спать в этой кровати! Он, Гарри Поттер - жалкий урод!

Внезапно его подбородком завладела сильная рука. Хозяин смотрел на него со странным выражением на лице, такого мальчик ещё никогда не видел, но ему явно ничего не грозило - это Гарри понял точно.

- Теперь идите и ложитесь в кровать, Поттер. Воскресенье только-только началось, расписанием можно заняться и после обеда, а теперь Вы пойдёте и отдохнёте в своей постели, - голос хозяина был холодным, но в нём уже не было прежней резкости.

Гарри внезапно почувствовал, как у него защипало в глазах. Хозяин ещё раз внимательно посмотрел на него, а потом перевёл взгляд на дверь его комнаты - Гарри до сих пор не мог в это поверить - и легонько подтолкнул мальчика в её направлении.

Конец ретроспективы.

За воспоминаниями последовала новая волна слёз. Чем он заслужил такие милости? Он не достоин! Он урод, никчёмный выродок, ошибка природы!

Но всё же, хозяин позволил ему спать в кровати! Необыкновенная мягкость матраса и бархатистость покрывала до сих пор восхищали мальчика. Ему было приказано лечь в постель более часа назад, но он до сих пор не мог заснуть. Изменения в его жизни произошли так быстро и были столь грандиозны, что Гарри был не просто рад - счастье переполняло его!

Чем он заслужил такое? Есть три раза в день! С хозяином Верноном он должен был доставить удовольствие не одному мужчине, чтобы заработать еду. Еду на один раз! Как ему придётся отрабатывать такие милости хозяина? При этой мысли дрожь пробила худенькое тельце мальчика.

Вздох удивления слетел с его губ, когда дверь в спальню внезапно распахнулась. В дверном проёме стоял хозяин. Он был мрачнее тучи, и Гарри еле удержался от порыва вжаться в спинку кровати. Судя по внешнему виду хозяина, ему предстоит нечто ужасное. Мальчик только надеялся, что достаточно хорошо вымылся. Хозяин Вернон ненавидел, когда Гарри не был чистым.

- Вам ясен смысл выражения «спать в постели», мистер Поттер?

Гарри хотел ответить своему хозяину, но не знал, что сказать.

- Вы понимаете, что значит «в постели»?

Хозяин приблизился, и сердце мальчика громко застучало от страха.

- Вы немедленно укроетесь одеялом, мистер Поттер, иначе - пеняйте на себя. Вам понятно?

- Да, хозяин, - Гарри постарался, чтобы его голос звучал как обычно.

Забираясь под одеяло, он снова захотел его погладить. Устроившись под одеялом, Гарри скользнул взглядом по лицу хозяина, по привычке улавливая малейшие изменения настроения мужчины.

- Через десять минут я вернусь и, если вы не заснёте, дам вам зелье. На вкус оно просто мерзкое, но ещё хуже действует на человеческий разум - оно заставит вас переживать самые страшные моменты своей жизни снова и снова, до тех пор пока кто-то, сжалившись над вами, не разбудит вас, вылив ведро ледяной воды на голову. Сейчас я не слишком вами доволен, так что оставлю вас наедине с кошмарами на несколько часов, а, может быть, и дней.

Гарри был в ужасе, но постарался не показать этого. О, он уснёт, он сделает всё возможное, чтобы заснуть как можно скорее!

Мужчина резко кивнул и вышел из комнаты.

Оставшись один, Гарри расслабился и стал постепенно погружаться в сон. Что же до кошмаров, которыми грозил хозяин - ему и так не избавиться от них. Они и без зелья навещали его почти каждую ночь…

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус вовсе не хотел запугивать и без того находящегося в столь сложном положении ребёнка, но иного выхода не было. Он прекрасно знал, как действует зелье Сна Без Сновидений - оно лишало возможности видеть сны - но даже это не могло восстановить подорванный душевный покой профессора. Но, тем не менее, Поттер должен был привыкнуть к новой обстановке и принять своё новое жилище как спокойное и безопасное место, где ему ничего не грозит. Но слишком стремительные изменения принесут больше зла, чем пользы - нельзя за час изменить то, что формировалось годами. Поттер пока не осознавал все те, ужасы, что с ним творили взрослые люди.

Заплаканный мальчик произвёл на Северуса неожиданный эффект. Он должен был почувствовать гнев на свинообразного Дурсля или жалость к мальчишке. А ощутил облегчение. Облегчение от того, что Поттер мог ещё что-то чувствовать, мог открыто демонстрировать свои чувства. Возможно, мальчик был ещё не совсем потерян для них. Северус понимал, что потребуются годы, чтобы избавить его от въевшихся под кожу представлений и привычек. Но одна мысль никак не покидала его голову: из личного опыта в качестве Пожирателя Смерти, Снейп знал, что невозможно полностью избавиться от привычек, заложенных в столь раннем возрасте. Поттер никогда не избавится от безотчетного желания угодить старшим или более сильным, всегда будет ожидать чьего-то позволения… чьего-то приказа. Слишком поздно. Этого уже не исправить.

А может, и не надо исправлять? У Северуса был богатый опыт воспитания таких своеобразных «домашних животных» - спасибо Волдеморту - и он точно знал, как надо себя с ними вести. Сможет ли он сделать это снова? Возродить былые навыки и стать Ведущим для маленького мальчика? Стоило посоветоваться с Альбусом. Несмотря на явное разглашение информации о личной жизни ученика, директор должен знать всё. Не обязательно рассказывать подробности о злоупотреблении Дурслями опекунскими правами, но предложить свою помощь Поттеру он обязан.

Представить реакцию директора несложно. Сначала - испуг и жалость, потом лукавая усмешка и в завершение - обещание всячески содействовать и слова о желании поступить как лучше для мальчика. Конечно, директор ведь так давно хотел помирить Снейпов и Поттеров, что готов даже закрыть глаза на постыдное положение мальчишки.

Но всё должно быть законно. Традиции древних волшебников не совсем забыты, и некоторые старинные обряды до сих пор практикуются, хоть и крайне редко. Если такие отношения должным образом оформлены в Министерстве Магии, никто не посмеет осудить их участников.

Предупредить распространение информации в среде волшебников сложно, но Северус знает, кто сможет в этом помочь.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус насмешливо покачал головой, неторопливо спускаясь в подземелья. Альбус был бы в ужасе от возможности своего ручного Пожирателя Смерти предугадывать директорские действия.

Всё прошло точно так, как представлял Северус: даже формулировки фраз и выражение лица директора совпадали. Разве что перед тем, как закончить аудиенцию, старик не стал похлопывать Северуса по плечу. Вместо этого директор снова предложил профессору осточертевших лимонных долек и пообещал разобраться со сплетнями.

Странное чувство обосновалось внутри - смесь предчувствия и волнения. Он был уверен в себе как в Ведущем. Вот только результатов Волдеморт обычно требовал прямо противоположных тем, которые сам профессор желал бы получить теперь. Северус был непревзойдённым мастером по части превращения живых, весёлых детишек в безмолвных покорных рабов или неких «домашних животных», приученных доставлять удовольствие своим хозяевам. А теперь у него на руках был продукт подобного воспитания, даже не просто приученный к повиновению ребёнок, а полный и безусловный раб. Профессору же было необходимо донести до мальчишки, что быть Ведомым вовсе не означало быть рабом, в сексуальном или каком-либо ещё смысле этого слова.

Оторвавшись от подобных мыслей, Северус увидел прямо перед собой дверь в свои покои. Тихий шёпот пароля - и дверь плавно отворилась.

Он сразу же увидел Поттера, который стоял с потерянным видом и только теперь Северус понял, как долго они с директором разговаривали.

На столе обнаружилась чашка с чаем, а на тарелке, стоящей перед Поттером, - два кусочка хлеба, яйца и сыр. Северус заметил, как блеснули глаза мальчика, когда он поспешил к холодильному шкафу, вынул оттуда ветчину и стал подогревать её на плитке. А Северус почти забыл, что у него есть плитка. Путешествуя по стране несколько лет назад в поисках редких ингредиентов для зелий, профессор купил её, чтобы готовить себе еду.

Тихий испуганный возглас заставил профессора выхватить палочку, и как раз вовремя - он успел подхватить заклинанием тарелку, которая выскользнула из рук Поттера. Мальчишка застыл, словно настигнутый проклятием остолбенения, и с затравленным выражением на лице наблюдал, как тарелка падает, а потом с удивлённым - как она взмывает вверх и опускается на стол.

Профессор подошёл к мальчику, который бросил на него быстрый взгляд и тут же вновь опустил глаза.

- Не казните себя, Поттер, такое случается с каждым.

Северус расслышал что-то вроде «да, хозяин» и подавил вздох.

- Это для вас, хозяин, - тихо сказал Поттер и передал ему тарелку.

- Вы уже поели?

- Нет, хозяин.

- Мы же говорили об этом вчера. ВЫ БУДЕТЕ есть три раза в день: утром, в обед и вечером. Если в следующий раз ответ на вопрос о еде будет отрицательным, я вас накажу.

- Да, хозяин, - ответил мальчик, не двинувшись с места.

- И вы не обязаны постоянно находиться рядом со мной. Когда вы мне понадобитесь, мистер Поттер, я вас позову. Позади вас стоит книжный шкаф. Начните с нижних полок, там расположены книги для первого года обучения. К концу года вы прочтёте их все. Всё свободное время вы будете есть, спать, читать или заниматься личными делами, понятно? Повторите, что я сказал.

- Да, хозяин. Я буду есть утром, в обед и вечером. Я прочту все книги с нижних полок. Я буду спать. Когда я понадоблюсь, вы меня позовёте, - мальчик поднял голову и неуверенно спросил: - Правильно, хозяин?

- Всё верно. А теперь идите и приготовьте себе завтрак.

- Да, хозяин.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Вечер прошёл на удивление приятно. Поттер всё ещё вел себя неуверенно и старался не отходить от Северуса. Но прогресс, хоть и небольшой, был налицо.

- Подойдите, Поттер.

Мальчик поднялся - он снова сидел на полу, около книжных полок. Оказалось, практически невозможно заставить его сидеть на диване, он ужасно от этого нервничал.

- Я составил список правил, которых вы должны будете придерживаться. Первый пункт - подчиняться всем профессорам так же, как и мне. Совсем иначе дело обстоит со студентами. Как только они узнают вас поближе, они захотят вас использовать. Они будут требовать, чтобы вы делали их задания, или носили за ними вещи, или ещё что-то подобное. Вы не будете делать за других учеников то, что они способны сделать сами. А они в состоянии сделать всё то же, что и вы.

- Да, хозяин. Повиноваться всем профессорам и не делать за других учеников то, что они могут делать сами.

- Очень хорошо. Завтра во время завтрака вы займёте место рядом со мной за главным столом. Я покажу вам все факультеты и расскажу о них. Пообедаете и поужинаете со Слизерином. Во вторник сядете за стол Рэйвенкло во время трапез. В среду - с Хаффлпафом, в четверг - с Гриффиндором, - выплюнул последнее название Северус, и на секунду сосредоточенное выражение лица мальчика сменилось удивлённым. Профессор продолжил:

- Если кто-то толкнёт вас, ударит или применит к вам заклинание или чары, сразу же отправляйтесь ко мне. Вы ни в коем случае не станете предпринимать каких-либо действий самостоятельно. Чаще всего я нахожусь в классе Зельеварения - я покажу его завтра на пути в Большой зал, либо в кабинете рядом с классом. Если меня там нет, то я либо в Большом зале, либо в наших комнатах. Если вы не можете найти меня самостоятельно, попросите помощи у одного из преподавателей.

- Да, хозяин. А в остальные дни, хозяин? - вопрос был задан дрожащим голосом, но Северус был очень рад его услышать. Прошло немало времени, прежде чем Поттер понял, что за вопросы его не будут наказывать. Намного проще мальчику было повторять указания Северуса.

- Как Вы справедливо заметили, дней в неделе больше, чем факультетов. Поэтому по пятницам вы будете сидеть рядом со мной. Выходные мы будем чаще всего проводить в этих комнатах. Соответственно, и есть тоже будем здесь.

- Да, хозяин. Понедельник - со Слизерином, вторник - с Рэйвенкло, среда - с Хаффлпафом, четверг - с Гриффиндором.

Северус с трудом подавил улыбку, услышав, как мальчик старательно скопировал его интонации при перечислении факультетов. И было действительно приятно услышать неприязнь к Гриффиндору из уст Поттера!

- Отлично. Думаю, на сегодня достаточно чтения. Идите в ванную, умойтесь или примите душ - как пожелаете. Потом займитесь личными делами. Затем ложитесь в постель, в девять вы должны уже спать.

- Да, хозяин, - сказал мальчик и поспешил выполнить приказ.

Северусу оставалось только надеяться, что настанет время, когда приказы мальчику больше не понадобятся.

* * * * *

- Вон, Поттер! ВОН!

Поттер подскочил и метнулся прочь, но Северус всё же успел заметить промелькнувшие на его лице боль и страх, порождённые криком хозяина. Профессор не знал, как вести себя: он только успел расслабиться в ванне с ароматной водой и зачарованной музыкой, как его одиночество было нарушено самым непостижимым образом. Стоило ему только подумать, что жизнь, в сущности, не такая уж плохая штука, как он почувствовал медленное скольжение намыленной губки по своей коже. Открывшаяся взгляду картина наполнила его чувством глубочайшего унижения, а потом гнев затопил его сознание. Он точно не желал видеть Поттера, низко склонившегося над ванной и спокойно водящего губкой по его телу! Первые несколько секунд Северус просто онемел от потрясения, но потом ядовитым тоном поинтересовался, что мальчишка творит?

- Я вас мою, хозяин, - последовал тихий ответ. Этот ровный тон окончательно взбесил Северуса, и он закричал, чтобы мальчишка шёл вон.

Сквозь унижение и гнев проступило понимание, что для мальчика подобные занятия не впервой, видимо, что-то такое входило в его обязанности прежде. Северус быстро вымылся, не переставая думать о том, что, скорее всего, не последний раз сел в подобную лужу. Тщательно одевшись, профессор сделал глубокий вдох и вошёл в комнату мальчика.

И сразу же облегчение затопило его, поскольку Поттер спокойно спал на своей постели. Северус вовсе не горел желанием обсуждать последние события, он мог и подождать. Они поговорят об этом позже.

Осторожно вытянув одеяло из-под мальчика, профессор, стараясь не разбудить Поттера, накрыл и укутал его, и прошёл в свою комнату. Отказываясь понять, что он только что сделал.

* * * * *

Документы на их своеобразные отношения были оформлены быстро и по-тихому. Очень помог имеющийся у Северуса компромат на Риту Скиттер - она гарантировала, в целях отвлечения внимания от Северуса и Гарри, поливать грязью кого-нибудь другого.

Поттер на удивление хорошо разобрался с расписанием занятий, хотя небольшая путаница всё же была, как у преподавателей, так и у самого мальчика. Действительно, было странно видеть Гарри на занятии по Зельям в понедельник со Слизерином, а на занятии по Зельям во вторник уже с Хаффлпафом.

Между тем, три гриффиндорца, два рэйвенкловца и два слизеринца уже заработали взыскания за оскорбительные высказывания в адрес Поттера. Северус понимал, что ему следует разобраться с этим как можно скорее, поскольку уже прошёл слух, будто Поттер наушничает профессорам. Конечно, ученикам незачем знать, что Поттер лишь подчиняется его приказу - докладывать обо всём, что с ним происходит - но и слыть стукачом мальчишке ни к чему. Однако последующие события показали, что это был далеко не весь список их проблем.

У Поттера всё ещё не было волшебной палочки - поскольку Северус в довольно резких выражениях заявил ему, что словесная атака зачастую наносит более глубокие раны, чем любое проклятие. Таким образом, мальчик оказался неспособен защитить себя от насылаемых на него заклинаний. Однажды вечером, в пятницу, Поттер вернулся в их комнаты с руками, в изобилии покрытыми ужасного вида нарывами. Выражение его лица при этом было абсолютно спокойное, даже умиротворённое. На вопрос, что произошло, ученик объяснил, что какой-то гриффиндорец по имени Рональд Уизли, по-видимому, позволил себе довольно откровенные высказывания в адрес профессора Зельеварения. На что Поттер ответил не менее изощрёнными унизительными и презрительными фразами, большинство из которых позаимствовал из арсенала своего хозяина. Уизли взбесился. Результат его бешенства Северус имел возможность лицезреть тем же вечером. Снейп был удивлён небывалыми успехами своего маленького подопечного в тонком искусстве словесных атак, отражавших, как в зеркале, его собственное поведение.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус всегда был доволен своей способностью предвидеть поступки многих людей и ситуации, к которым они приводили. Но в этот раз он вовсе не испытывал радости по этому поводу.

Вечером в субботу профессор и его подопечный вернулись из Косого Переулка, куда они ходили за необходимыми для мальчика вещами. Там же они приобрели и волшебную палочку. То, что палочка Поттера оказалась родной сестрой палочки Тёмного Лорда, заставило профессора содрогнуться.

Расслабившись в ванне, Снейп почти забыл неприятное окончание прошлого купания, но от осторожных прикосновений изумлённо распахнул глаза - Поттер вновь скользил намыленной мочалкой по его груди. Сделав глубокий вдох и немного успокоившись, Северус повернулся к мальчику.

- Поттер, посмотрите на меня, - мальчик опасливо поднял взгляд. - Вы не обязаны меня мыть. Я благодарен вам за заботу, но сейчас ваши услуги не требуются. Входить в ванну вы будете только в том случае, если вам нужно ей воспользоваться самому, либо в моём присутствии, но с моего разрешения.

- Да, хозяин. Входить, когда мне самому нужно помыться, или с вашего разрешения.

- Очень хорошо. Теперь можете вернуться к чтению. Профессор МакГонагалл сказала, что вы отличились в четверг на её уроке. Мне приятно слышать о ваших успехах.

Робкая, дрожащая улыбка появилась на лице мальчика, прежде чем он кивнул и бесшумно вышел из ванной.

Северус вздохнул и откинул голову на бортик ванны. Его немного пугало то, насколько быстро мальчик стал частью его жизни. Профессор почти забыл, как это приятно, когда тебе повинуются незамедлительно и беспрекословно. Он боялся, что слишком быстро привыкнет к такому повиновению.

* * * * *

- …как будто какой-то ручной зверёк! Ты или трус, или тупица - слова профессору поперёк не скажешь! Если он пальцами щёлкнет, ты, небось, в горящее кольцо прыгнешь! Как можно так себя вести? Неужели у тебя совсем нет гордости? Да ещё и стучишь на учеников! Это просто отвратительно! Неужели ты и вправду Спаситель Магического мира? Да ты просто урод!

Кровь бросилась Северусу в лицо, стоило ему только услышать эти слова. Шепоток осуждения гулял по Хогвартсу уже давно, но впервые оно было высказано вслух. Причём высказывалось всё это прямо в лицо Поттеру.

- Простите, я - урод, я зна…

Северус быстро вышел вперёд, чтобы помешать мальчику закончить фразу.

- Какие-то проблемы, мистер Уизли? - Гарри взглянул на хозяина с выражением удивления, которое быстро превратилось в облегчение. Всё будет хорошо - хозяин здесь.

- Да… Ничего особенного, сэр, мы тут… просто разговаривали, - рыжий мальчик старательно отводил взгляд от профессора.

- Ничего особенного? Поправьте меня, если я ошибусь, мистер Уизли, но не Вы ли только что высказывались об одном из учеников в неподобающих выражениях? - голос профессора буквально сочился ядом. Провинившийся ученик отшатнулся, стараясь слиться с толпой одноклассников. - Вам не стоит распускать язык, мистер Уизли, так же, как не стоит спешить осудить кого-либо за его действия. Вы не можете знать причин, по которым совершаются те или иные поступки. Как ни странно это прозвучит, но не все, мистер Уизли, приезжают в школу из тёплого дома с любящими родителями. Возможно, Вам стоит подумать над этим, прежде чем вновь распускать язык и оскорблять кого-то, как Вы оскорбляли мистера Поттера. В следующий раз отработкой дело не закончится. В следующий раз ваши родители непременно узнают о произошедшем. Ваша мать, как я слышал, весьма вспыльчивая особа.

Угроза подействовала, как Северус и предполагал: торопливо извинившись, Уизли поспешил покинуть коридор.

- Представление окончено. Ровно через минуту начнутся занятия, и опоздавший на мой урок понесёт наказание за своё любопытство.

Толпа рассеивалась на глазах: не было желающих попасть под горячую руку Мастера Зелий.

- Пойдёмте, Поттер. Если я не ошибаюсь, у вас сейчас нет занятия? Нет? Отлично. Тогда извольте пройти в наши комнаты и прочесть следующую главу из учебника по Зельям. Вечером поговорим, - с этими словами профессор развернулся и удалился в вихре чёрных одежд. Он горячо надеялся, что несколько учеников всё же опоздают - будет на ком отвести душу. Лучше всего, безусловно, если это будет Уизли. Но, в принципе, подойдёт любой идиот, который не может запомнить, что не должно опаздывать на уроки Зельеварения.

* * * * * * * * * * * * * * *

Северус никогда до конца не забывал о жестокости, которой подвергался Поттер у Дурслей, хотя после месяца совместного проживания, эти воспоминания несколько поблекли. И вот воспоминания вернулись - при виде Поттера, который обнаружил на некоторых из рождественских подарков своё имя. Конечно, Северусу было прекрасно известно, что в прошлом Гарри едва ли дарили подарки. Но знать что-то и увидеть подтверждение собственными глазами - совсем разные вещи.

Гарри стоял, уставившись на подарки с таким видом, словно они могли в любой момент исчезнуть.

- Хозяин?

Северус перевёл взгляд на мальчика, услышав его робкий вопрос.

- Идите сюда, Поттер.

Мальчик нерешительно приблизился и сел на самый краешек дивана.

- Мы много говорили с вами на протяжении последнего месяца. Мы обсудили много важных вещей. Вы теперь знаете, что должны есть три раза в день и спать в собственной кровати. Вы добились значительных успехов, и я горжусь вами. Думаю, когда вы жили с прошлым хозяином, - профессора порадовало то, что при упоминании Дурслей мальчик даже не вздрогнул, - ваш кузен получал подарки на Рождество.

- Да, хозяин.

- Дарить подарки принято тем, о ком человек заботится: членам семьи, друзьям, знакомым. Я полагаю, что здесь есть подарок для вас от директора. Ещё один от профессора МакГонагалл и несколько - от ваших одноклассников.

Поттер посмотрел на него - не прямо в глаза, конечно, но, по крайней мере, мальчик поднял взгляд от пола.

- Подарки для меня?

- Да, Поттер, некоторые из них для вас. Сделаем так: вы подаёте мне один подарок с моим именем на упаковке, а себе берёте подарок со своим именем, и мы одновременно их откроем.

Поттер тут же полез под ёлку за подарками. О, Мерлин, если бы Минерва только узнала, что грозный профессор Зельеварения на это Рождество нарядил ёлку, она непременно сделала бы это достоянием общественности.

Поттер подал ему небольшую коробку, обтянутую яркой бумагой и уселся на пол, разглядывая собственный подарок со всех сторон. Вероятно, мальчик не знал, как его распаковать - да и откуда ему было знать, ведь это же первый подарок в жизни.

- Просто разорвите упаковку, если попытаетесь распаковать аккуратно, провозитесь до завтра.

Поттер так и поступил и вскоре стал обладателем мантии-невидимки. Северус решил, что за это Альбус достоин смерти.

- Что это такое, хозяин?

- Это мантия-невидимка. Встаньте и оденьте её. Теперь посмотрите на себя.

- Ой! Где я? Вы проверяете на мне одно из экспериментальных зелий, которыми всегда грозите ученикам?

Северус ухмыльнулся, перед тем как объяснить Поттеру свойства мантии.

Прошло полчаса, и обрывки праздничной упаковки усеяли пол гостиной. Северус с полуулыбкой наблюдал, как Поттер примеряет новую рубашку (подарок Минервы, практичный, как всегда) и осторожно пробует всевкусные орешки Берти Боттс (от одноклассников).

Отношения Поттера с одноклассниками навевали Северусу неприятные воспоминания о его собственной учёбе в Хогвартсе. У мальчика вряд ли набрался бы даже десяток друзей - слишком многие видели его в роли «домашнего животного» при профессоре. Но был ли в этом вред для мальчика? Ведь в то время, пока многие болтали со своими друзьями и слонялись без дела, Поттер учился.

Последний подарок был от Северуса. Гарри застенчиво улыбнулся профессору, тихонько поглаживая пальцами узорную обложку дневника. Северус поломал голову, выбирая подарок для мальчика и, наконец, остановился на дневнике в плотной красивой обложке. С его помощью можно было попробовать узнать мысли и желания мальчика. Северус попросил Поттера записывать в дневник всё, что угодно, выразив при этом желание иногда его просматривать. Мальчик согласился, не раздумывая. При виде такой покорности, Северус почувствовал прилив раздражения. С этим нужно что-то делать, и поскорее!

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус горячо надеялся, что причина, скрутившая его внутренности в тугой узел - банальное пищевое отравление. Все мысли крутились вокруг событий последнего Хэллоуина, и профессор клял себя на чём свет стоит, что не придал им должного значения. Поттер занимал практически всё свободное от преподавания время, так что заняться чем-то ещё не представлялось возможным. И вот теперь, после просьбы Альбуса срочно прибыть в больничное крыло, у профессора Зельеварения появилось дурное предчувствие.

Поттер не вернулся в их комнаты даже к 11 часам вечера. Поэтому известие Альбуса о местонахождении мальчика привело Северуса в бешенство и заставило его мчаться по пустым коридорам школы подобно чёрному вихрю.

Ворвавшись в палату и увидев Поттера, бледного, но живого, профессор испытал такое облегчение, что у него подкосились ноги, и он вынужден был опереться на дверь.

- Северус, как хорошо, что ты пришёл так быстро! Мистера Поттера втянули в совершенно невероятное приключение! Подробностей я не знаю, но мисс Грейнджер упомянула об участии мистера Уизли. По всей видимости, этот молодой человек задался целью заставить мистера Поттера доказать свою самостоятельность. Доказать всей школе, что мистер Поттер - не просто игрушка для утех профессора. И единственной возможностью для мистера Поттера отринуть все обвинения, было последовать за мистером Уизли и мисс Грейнджер. Они каким-то образом разузнали всё о философском камне, даже то, что он находится в Хогвартсе, и пытались выяснить, кто за ним охотится.

Северус издал неопределённый звук, вновь услышав имя Уизли. Теперь он не поскупится на наказание для маленького кретина, пусть только директор уйдёт!

- Похоже, Северус, у них сложилось ложное представление о тебе. Гарри пытался разуверить их, что тебе не нужен философский камень, но всё попусту. Мистер Уизли настаивал, что именно «злобный мерзавец Снейп» хочет присвоить бесценный артефакт - несомненно, для того, чтобы мучить несчастных студентов целую вечность, - при этих словах Северу фыркнул: за столько лет эти недоумки не придумали ничего оригинального. Весь диапазон их оскорблений сводился к «злобному мерзавцу» и ”сальноволосому ублюдку».

- Надо ли говорить, что им удалось обойти все препятствия и ловушки, встретившиеся на их пути! Но лишь мистеру Поттеру открылась истина в волшебном зеркале. Мечта мистера Уизли - стать старостой и капитаном квиддичной команды. Мисс Грейнджер увидела себя среди несметного количества редчайших магических фолиантов. А мистер Поттер увидел философский камень в руке. Оказалось, что Волдеморт делил тело с профессором Квиррелом, и легко прочитал мысли мальчика. Квиррел попытался забрать камень, но, едва притронулся к юному мистеру Поттеру, как рассыпался в прах!

Рассказ был настолько нереальным, что вполне мог оказаться правдой.

Снейп посмотрел на своего подопечного и поклялся себе обучить мальчишку окклюменции даже ценой собственной жизни.

- Благодарю вас, директор, за столь увлекательный рассказ, а теперь, с вашего позволения, мы с мистером Поттером вернёмся в свои комнаты. Увидимся завтра, на праздничном ужине в честь окончания учебного года.

Глаза директора замерцали, когда он увидел, с какой заботой и осторожностью самый строгий профессор Хогвартса поднял мальчика на руки и понёс к выходу из больничного крыла. И вновь пожилой волшебник возблагодарил Мерлина за то, что тот послал им Гарри Поттера - никто, кроме него, не смог бы растопить сердце Мастера Зелий!

Глава 3: Уроки доверия

Гарри старался держаться поближе к стене. Все ученики уже несколько дней как разъехались по домам на каникулы, и всё это время Гарри безвылазно провёл в подземельях. И вот час назад его хозяин сказал: «Идите, займитесь чем-нибудь, Поттер. В таком большом замке наверняка будет, чем заняться мальчику вашего возраста. Уверен, вы найдёте, чем себя развлечь!». И вот теперь Гарри бродил по пустым коридорам школы, стараясь не отходить от стены - она казалась единственной реальной вещью в невозможной тишине безлюдных коридоров.

Гарри обуревали противоречивые чувства: страх и неуверенность, поскольку он не знал, как выполнить приказ хозяина, не знал, чем себя занять; боль от того, что хозяин его прогнал. Хотя боль немного поутихла после того, как Гарри понял, что может вернуться домой в любую минуту.

Из разговоров других учеников Гарри знал, что в замке есть обширная библиотека, но сам никогда там не был. Мальчик очень удивился, обнаружив, что библиотека - это огромное помещение, до самого потолка забитое книгами. Он совсем не так представлял себе библиотеку. Ну ладно, он её вообще никак не представлял, он не знал, что такое библиотека.

Внимательные глаза суровой женщины следили за его бесцельными блужданиями по залу.

Дома Гарри постепенно прочёл все книги с нижней полки из тех, на которые указал ему хозяин, потом со второй снизу и теперь добрался до третьей. Мальчик полюбил все, что хоть как-то связано с магией и теперь, внимательно разглядывая библиотеку, чувствовал, что полюбит и её тоже.

Одна из книг в секции, предназначенной для младших курсов, привлекла его внимание, и вскоре мальчик с головой погрузился в рассуждения об исцеляющих зельях, бальзамах и настойках. Сам Гарри сомневался, что одной порцией специального зелья можно было полностью исцелить человека. В статье были ссылки на другие книги, но мальчик не спешил читать их - хозяин запретил ему прикасаться к книгам, предназначенным для четвёртого курса и старше. Читать такие книги можно было только в присутствии хозяина, чтобы он мог объяснить мальчику некоторые сложности. Гарри подозревал, что дело касается «Непростительных заклятий», упоминание о которых он услышал в разговоре шестикурсников. Даже по названию было понятно, что они не предназначены для младших учеников.

Гарри был так поглощён чтением, что оторвался от книги только тогда, когда на страницу упала тень. Мальчик поднял голову и, увидев раздражённое лицо хозяина, судорожно сглотнул. Как только Гарри перевёл взгляд на окно за спиной хозяина, то сразу понял причину его плохого настроения. Хозяин приказал ему вернуться до ужина, но, судя по темноте за окном, времени было гораздо больше.

- Было ли Вам сказано вернуться домой до ужина? - от этих слов на мальчика словно повеяло холодом.

- Да, хозяин, - прошептал он.

- Тогда почему, ради всего святого, Вы сидите здесь? - хозяин сделал шаг вперёд, и впервые за несколько месяцев Гарри подумал, насколько сильным может быть его удар.

- Простите, хозяин. Я зачитался, - Гарри знал, конечно, что объяснение не избавит его от наказания, но ему стало немного легче оттого, что хозяин выслушал его.

- Идёмте со мной, и чтобы такое больше не повторялось, понятно?

- Да, хозяин.

Гарри шёл за хозяином тихо, как мышка, и старался не отставать. В течение года он беспрекословно подчинялся всем требованиям хозяина. Тут же в его голове мелькнула мысль, что и Вернону он никогда не перечил, однако это ни разу не спасло его от наказания. Хозяин Северус, наоборот, ни разу не поднял на него руку, но сейчас это лишь пугало Гарри. Объяснений такому поведению хозяина было лишь два. Либо хозяин Северус не хотел наказывать его на виду у других учеников, значит, теперь мальчик сполна расплатится за все свои проступки. Гарри почти хотел, чтобы это оказалось правдой. Тогда он с радостью претерпел бы любую боль, лишь бы не думать о втором варианте, который поставил бы под удар всю его жизнь. Второе объяснение поведения нынешнего хозяина Гарри - Вернон заблуждался. Ведь ошибался же дядя, когда говорил, что магии не существует! Мысль о том, что его прошлый хозяин был несправедлив по отношению к Гарри, лишь однажды мелькнула у него в голове, и мальчик поспешно прогнал её прочь. Ведь тогда оказалось бы, что Вернон обманывал Гарри и наказывал его ни за что. Тогда вся жизнь Гарри оказалась бы ложью. Тогда в жизни Гарри не было бы ничего настоящего. И эта мысль наполняла мальчика ужасом.

Гарри очнулся от своих мыслей как раз вовремя, чтобы остановиться и не врезаться в своего хозяина. Профессор нахмурился, и мальчик подавил желание отпрянуть.

- Идите в вашу комнату и ложитесь на кровать. Я приду через минуту.

Отдавая приказ, хозяин даже не взглянул на Гарри, отчего тот почувствовал острую боль в груди. Гарри вспомнил, как боялся поначалу хозяина Северуса, как сжимался от каждого его движения. Но теперь этот страх прошёл. Возможно, это была ошибка Гарри? Может, стоило всегда быть готовым к наказанию, как прежде? Сейчас, когда хозяин Северус послал его в постель, воспоминания о прошлой жизни вновь нахлынули на Гарри. Мальчик с трудом подавил желание спрятаться или убежать. Быстро скинув ботинки, он спокойно вытянулся на кровати.

Профессор вошёл в комнату и несколько секунд просто смотрел на мальчика. На лице мужчины было странное выражение, и Гарри никак не мог понять, что оно значит.

- Расслабьтесь, Поттер. Я накажу вас чуть позже, сейчас нам надо кое-что обсудить.

Гарри даже испугался нахлынувшего облегчения - он верил своему хозяину! Когда ему что-то говорил Вернон, произойти могло прямо противоположное. Но хозяин Северус - Гарри только сейчас это осознал - всегда был честен с мальчиком, насколько это вообще было возможно.

- Постарайтесь не перебивать меня, - попросил мужчина. - Если у вас возникнут какие-то вопросы, вы сможете задать их позже, хорошо?

- Да, хозяин.

- Вы можете не поверить мне, можете не понять нашего разговора, тем не менее, нам нужно кое-что обсудить. Возможно, за последний год вы поняли, что у остальных учеников нет хозяев. Вы помните, как с вами обращались раньше? Ваш прошлый хозяин наказывал вас за малейшую провинность, даже если она существовала лишь в его воображении. Вы получали минимум еды и воды, только чтобы не умереть от голода. За прошедший год я попытался изменить вашу жизнь. Вы стали хорошо питаться, вы спите на своей собственной постели в собственной комнате, вы имеете право задавать вопросы, когда вам нужна помощь.

Гарри слушал хозяина очень внимательно. Действительно, только сейчас мальчик осознал, насколько сильно изменилась его жизнь. Но всё происходило постепенно, и только теперь с помощью хозяина мальчик смог увидеть всю картину.

- И теперь я скажу вам кое-что, Пот… Гарри. То, что происходило в вашем детстве - неприемлемо. Вы ни в чём не были виноваты. Вы были на попечении взрослого, который постоянно лгал вам. Скорее всего, он обвинял вас во всем, а себя - оправдывал.

Мысль, которая не давала Гарри покоя на протяжении последних нескольких дней, вновь вспыхнула в его голове, подобно яркой молнии.

Вернон был неправ.

У Гарри задрожали губы, и он крепко их сжал, чтобы не дать бурлящим эмоциям вырваться наружу.

- Я даже не знаю, осознаёте ли вы то, что они делали с вами. Когда вас укладывали в постель или ставили на колени, засовывали что-то вам в задний проход - будь то член или какие-то ещё игрушки - всё это называется сексом. Большинство учеников, прибывая в Хогвартс, имеют лишь смутное представление о сексе, а некоторые и вовсе ничего об этом не знают. Намного позже, когда их тела начинают развиваться, и они достигают совершеннолетия, ученики познают радости плотской любви. Я пытаюсь объяснить вам, По…Гарри, что такой молодой человек, как вы, не должен был познать секс таким отвратительным способом. Первые сексуальные отношения должны приносить радость и наслаждение, должны быть уважаемы и хранимы, как драгоценнейшее из сокровищ. Когда кто-то не принимает во внимание чувства и желания другого человека, применяя силу, либо заклятие Империо - это заклятие изучается на шестом курсе - это ни что иное, как сексуальное насилие.

Гарри не помнил, когда начал плакать, просто в какой-то момент мальчик ощутил горячие капли на руке. Внезапно уверенные руки нежными движениями осушили его щёки, когда Гарри пытался выдавить что-то в ответ.

- Вы понимаете, что я пытаюсь сказать, Гарри? Ваш хозяин поступал по отношению к вам отвратительно и несправедливо. Но ни в чём никогда не было вашей вины.

- Да, хозяин, - тут Гарри фыркнул, поскольку его голова буквально лопалась от обилия новой информации.

Он знал, что называть кого-то своим хозяином - неправильно, но и представления не имел, сколько прочих неправильностей было в его жизни.

Слова нового хозяина не стали для мальчика полной неожиданностью, ведь не только слова, но и поступки профессора почти всегда не соответствовали тому, к чему Гарри привык за первые 11 лет своей жизни.

- Несправедливо было бы просить вас забыть обо всём, что произошло, и жить обычной жизнью одиннадцатилетнего мальчика.

- Могу я остаться с вами, хозяин? - тихо спросил мальчик, боясь услышать отрицательный ответ.

- Об этом я и хочу поговорить с вами. И хотя вы очень изменились со времени приезда в Хогвартс, отправлять вас в самостоятельный путь ещё рано. Чуть позже я дам вам книгу, описывающую особый тип отношений. Когда вы её прочтёте, примете решение, хотите ли вы подобных отношений. Я не стану склонять вас к чему бы то ни было. Когда вы примете решение, вы напишите ответ на пергаменте и отдадите его мне. В любом случае, это будет не навсегда - если вы почувствуете, что готовы к самостоятельной жизни, мы сразу же разорвём наши отношения. Как только отношения перестанут вас устраивать, мы сразу же их прекратим. Если вы скажете «да», я составлю контракт, который будет предусматривать правила для нас обоих. Если ответом будет «нет», мы придумаем, каким способом можно примирить вас с вашим прошлым. Но вне зависимости от принятого вами решения, я никогда не лишу вас своей поддержки.

Как и предупредил его хозяин Северус в начале разговора, Гарри многого не понял. Но он надеялся, что ситуация прояснится после прочтения книги.

- Хорошо, хозяин. Я прочитаю книгу.

- Отлично. А теперь ваше наказание. Ответь мне на один вопрос, Гарри, только сперва подумай хорошенько. Ты мне доверяешь? Хотя бы немного?

Гарри не слишком много знал о доверии, но он знал о честности своего хозяина, уж ей-то он получал достаточно подтверждений на протяжении всего года.

- Да, хозяин.

- Тогда ложитесь на кровать и закройте глаза. Я завяжу вам глаза. Это и будет вашим наказанием. Вы будете уязвимы, поскольку не будете знать, где я и где вы сами. Мы не покинем этих комнат, но внутри них вы можете свободно передвигаться. Этим я пытаюсь доказать вам, что вы можете доверять мне, Гарри. Вы не будете знать, где я, но можете быть уверены, что я не причиню вам вреда. Можете не бояться, что вас ударят - я гарантирую вам безопасность.

Голос хозяина был мягким и ровным, он постепенно успокаивал напряжённого мальчика. Мысль о том, что он не будет ничего видеть, ужаснула Гарри, но он поверил хозяину. С ним ничего не случится, он в безопасности.

Завязав мальчику глаза, Северус направился на кухню, чтобы приготовить лёгкий обед.

* * * * * * * * * * * * * * *

Час спустя Северус вернулся в комнату Гарри и нашёл мальчика там же, где и оставил - свернувшегося клубочком на середине кровати. Судя по размеренному дыханию, мальчик уснул. Северус поставил поднос на тумбочку и присел на край кровати.

- Гарри, Гарри! Пора вставать.

Гарри осторожно развернулся к профессору. Северус увидел панику на лице мальчика и его безуспешные попытки её подавить.

- Всё в порядке, Гарри. Вы помните, где находитесь? Помните, я завязал вам глаза за опоздание.

Гарри расслабился, но некоторая напряжённость всё ещё угадывалась в его движениях.

- Закройте глаза, сейчас я сниму повязку, - профессор склонился над мальчиком и аккуратно развязал материю, стараясь не испугать мальчика и не причинить ему боли.

Мальчик моргнул несколько раз, пока глаза привыкли к свету, и затем повернулся к Северусу.

- Спасибо, хозяин.

- Не за что, Гарри. Вот, я приготовил обед. Не пугайтесь: вы спали и не могли видеть. Сейчас вы съедите всё, что я приготовил и немного отдохнёте. Книгу вы получите завтра, прочтёте её, и потом мы обсудим описанные в ней отношения. Согласны?

- Да, хозяин. Спасибо, хозяин.

- Ешьте, Гарри, и отдыхайте.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Книга оказалась очень интересной. В ней объяснялось, кто такой Ведомый, а кто - Ведущий, какие между ними отношения, и почему такие отношения возможны. Гарри выхватил из текста понятие «контрольное слово». С помощью такого слова Ведомый давал понять Ведущему, когда пора остановиться. В то время как в подобных отношениях слово «нет» чаще всего не соответствовало своему прямому смыслу, контрольное слово всегда означало «стоп!». Мальчик понял, что его отношения с Верноном ни в коей мере не подпадали под категорию добровольных отношений Ведомый/Ведущий. Теперь Гарри не знал, как назвать свои отношения с Верноном, в книге даже близко не было ничего похожего. Мальчик подумал о хозяине Северусе в роли Ведущего, представил, как мужчина заботится о нём, присматривает за ним, и внезапно противоречивые чувства наполнили его. Гарри знал, что послушание и покорность были ему навязаны насильно. Но, тем не менее, ему всё же нравилось выполнять приказы хозяина. Он и представить не мог, как сам будет принимать решения. При мысли, что он может остаться один, мальчик похолодел. Он не мог остаться один.

С другой стороны, хозяин Северус предложил ему продолжить отношения прошлого года, только теперь Гарри ещё мог использовать «контрольное слово», мог установить ограничения. И теперь Гарри мог быть уверен, что его услышат и к нему прислушаются!

Спустя примерно неделю после первого наказания, Гарри был почти готов дать ответ хозяину. Теперь он мог признаться себе, что действительно нуждался в этом. Ему было нужно знать, что кто-то заботится о нём, присматривает за ним и не считает его уродом.

Гарри вспомнил ощущение мягкой повязки на глазах, беспомощность и страх. Да, ему было действительно страшно, он почувствовал себя ужасно беззащитным, но потом хозяин Северус разбудил его и успокоил. И Гарри почувствовал себя в безопасности, с ним ничего не случилось - как хозяин и обещал. Всё было точно так, как говорил хозяин Северус.

Размышления мальчика были прерваны шумом распахнувшейся двери. С тех пор, как Гарри получил книгу, его дверь никогда не закрывалась полностью. Гарри думал, что это было сделано, чтобы он не чувствовал себя пойманным в ловушку, чтобы мог уйти, когда пожелает. При этой мысли у мальчика потеплело на душе. Наверное, так себя чувствует человек, когда о нём заботятся.

- Подвиньтесь, - голос хозяина звучал привычно - был холодным, но не грубым. - Вы прочитали книгу?

- Да, хозяин.

- Есть вопросы?

- У нас всё будет точно так же, как описано в книге?

- Нет, не всё. Я никогда, ни при каких обстоятельствах не буду прикасаться к вам в сексуальном аспекте. Когда вы достигнете совершеннолетия, мы вернёмся к нашему контракту и вновь обсудим все условия, либо откажемся от него. Мы начнём с обучения. Как вы прочитали, быть Ведомым - значит добровольно, по собственному желанию передать контроль над собой другому. Самое главное - подчинение, в определённых рамках, должно приносить тебе удовольствие, тебе должно нравиться подчиняться. В сознании каждого человека все поступки делятся на две группы: недопустимые, которые человек не позволит себе совершить ни при каких обстоятельствах и ограниченно допустимые - человек не совершает их в ежедневной жизни, но пойдёт на них в определённой ситуации, наедине со своим Ведомым. В любом случае, у нас не будет сексуальных отношений на данный момент.

Гарри даже не пытался скрыть отразившееся на лице громадное облегчение. В прошлом он слишком часто подвергался сексуальным наказаниям и теперь, прожив без них целый год, ужасно боялся их возвращения.

- Я принял решение, хозяин. Я хочу, чтобы вы стали моим Ведущим, чтобы обучали меня, присматривали за мной и заботились о моих потребностях.

- Тогда я займусь контрактом. До того, как мы его подпишем, вы можете передумать. Вы сами установите ограничения, сами выберете «контрольное слово» - они также будут отражены в контракте. Договор гибок: как только появится необходимость что-то изменить - сроки ограничения или что-то ещё - мы это сразу же сделаем. Если кто-то из нас пожелает разорвать отношения, мы обсудим это и расторгнем контракт. В наших отношениях всё будет именно так, как мы договоримся. Я уже подал прошение в Министерство Магии о регистрации меня в качестве Доминанта. Для регистрации подобных отношений они требуют лишь обоюдного согласия и существования сильного Доминанта. Я хочу иметь возможность защитить вас, если кто-то вдруг узнает о вашем прошлом. О контракте будем знать мы и тот, кто его зарегистрирует. Я не вижу необходимости сообщать об это кому-то ещё.

- Я всё понимаю, спасибо, хозяин.

- Хорошо, теперь давай позавтракаем, затем я займусь контрактом, а вы сможете немного почитать.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри не помнил, когда был настолько доволен, как сейчас. Теперь он понимал, что Вернон ломал его психику с таким расчетом, чтобы он не осознавал всю несправедливость ситуации, в которой оказался, чтобы мальчик действительно чувствовал себя всеми отвергнутым и презираемым уродом. Но теперь, когда он был с хозяином Северусом, всё изменилось, и изменилось в лучшую сторону. Мальчик позволил себе надеяться, что так всё и останется.

Неделю назад Гарри подписал контракт со своим хозяином, а директор Дамблдор и доктор Помфри его засвидетельствовали. Как профессор объяснил Гарри, Мадам Помфри должна знать, чтобы доступ Северуса к медицинской карте мальчика не вызывал у неё лишних вопросов.

Реакция мадам Помфри озадачила Гарри. Сначала она скептически поинтересовалась, нормально ли у Северуса с головой. Неужели он ожидал от неё, что она безропотно отдаст жизнь ребёнка в руки профессора на столь долгое время? Но, после того как Снейп отвёл её в сторонку и прошептал несколько слов, она прослезилась и сказала, что всё понимает и надеется, что жизнь Гарри с Северусом сложится хорошо. «Надеюсь, - сказала она, - намного лучше, чем тот кошмар, в котором вы жили прежде!» После этого она поспешила укрыться в своём кабинете.

А сейчас хозяин разговаривал с директором, Гарри старался не подслушивать, но обрывки некоторых фраз всё же доносились до него: “..сейчас самое главное - Гарри… разберусь позже… жиртрест ответит за всё…дождусь, когда Гарри станет больше мне доверять…». Скорее всего, речь шла о хозяине Верноне, но Гарри не был уверен. Хозяин Северус по-разному называл дядю Гарри - «жиртрест» было самым безобидным. Он услышал слова «жирный дурак» и множество других, которые заставили его покраснеть. Между тем, разговор продолжался: «некоторые странности… только помочь… первые несколько недель… хуже всего… теперь почти все…»

- Как он пережил эти недели, Северус? Если только понадобится какая-то помощь с моей стороны, просто скажи мне.

- Благодарю вас, директор, но ваша помощь нам не требуется, - они приблизились к Гарри, и директор с любопытством посмотрел на мальчика.

- Северус сказал мне, что в начале года вы у вас были некоторые…сложности. Надеюсь, ничего серьёзного.

За год Гарри привык к своеобразным вопросам директора - скорее утверждения, чем вопросы, но мужчина всё же ждал на них ответа.

- Ну, я не уверен, что именно хозяин имел в виду. У меня были проблемы с кроватью и с нормальным питанием. О, и ещё однажды я хотел вымыть хозяина, а он прогнал меня, но теперь всё в порядке, я понимаю, что мне нельзя находиться в ванной, когда она занята.

Возможно, именно из-за его слов обычно бледные щёки хозяина порозовели, а директор тщетно старался не покраснеть.

- Вы сказали достаточно, Поттер, нам пора. До свидания, директор.

Гарри нахмурился, стараясь приноровиться к широким шагам хозяина. Что он сделал? Почему он снова Поттер? Ему очень нравилось, когда хозяин называл его по имени, раньше его так никто не называл.

* * * * *

Северус и Гарри неторопливо шли по Косому переулку. Когда Гарри узнал, что его сейф битком набит золотом, он сразу же сказал, что отдаёт всё хозяину. Тогда хозяин мягко напомнил, что срок действия их контракта однажды закончится, и мальчику понадобятся деньги. До тех пор профессор согласился хранить у себя ключ от сейфа Гарри. В банке Гринготтс профессор снял со своего счёта значительную сумму, но даже не притронулся к содержимому сейфа Гарри.

- Если тебе что-то понравится, скажи мне, и мы купим тебе эту вещь.

- Да, хо…сэр, - вовремя поправился мальчик. Мужчина просил не называть его хозяином вне их комнат, а в присутствии посторонних придерживаться звания «сэр». Гарри старался так и делать, но во время каникул привык обращаться к хозяину как прежде, потому что почти всё время они проводили наедине.

Сначала они зашли за книгами, и Гарри очень обрадовался предложению хозяина выбрать книги, которые не входили в список обязательных для второго курса. Гарри немного вытянулся за лето, хотя всё ещё был слишком мал для своего возраста. Но сам мальчик думал, что, скорее всего, рост обусловлен приёмом зелий. По крайней мере, он больше не походил на «недокормленного восьмилетку», как однажды выразился хозяин. Гарри не осознавал, насколько он отстал в росте от своих сверстников, но, честно говоря, это не особенно его беспокоило. В конце концов, маленький рост часто спасал его - например, когда его кузен Дадли затевал «охоту на Гарри», да и сейчас маленький рост скорее казался мальчику преимуществом - маленького сложнее схватить.

- Ах, наша шрамоголовая легенда!

До Гарри не сразу дошло, что слова предназначались ему, и, обернувшись, он оказался лицом к лицу с Драко Малфоем. В прошлом году мальчикам не доводилось сталкиваться, потому что Гарри избегал любого общения, но по именам знал всех учеников.

- Мистер Малфой, - уважение к каждому, кто не брезговал говорить с ним, было вбито в мальчика с младых лет.

Удивление мелькнуло на лице Драко, когда он обернулся. Не обнаружив никого у себя за спиной, он злобно поглядел на Гарри.

- Тебе бы вырастить ещё одну пару глаз на затылке, Поттер!

Гарри повернулся - может, хозяин хочет сказать ему что-то - но тут с ужасом обнаружил, что хозяина не было рядом! Гарри так углубился в поиски интересных книг, что не заметил, как хозяин отстал. Ужасное чувство незащищённости, которое он ощущал, лёжа на кровати с завязанными глазами, нахлынуло на него в десятикратном размере. Прошли годы с тех пор, когда он выходил куда-то один. То, что он бывал один в школе, не считалось, там он всегда знал, где найти хозяина. А теперь у него нет об этом ни малейшего представления! Он потерялся! Он совсем один!

Гарри почувствовал, как кто-то подошёл к нему сзади, и, прежде чем успел запаниковать, услышал ровный холодный голос хозяина:

- Что за задержка, господа? Не стоит загораживать проход, не вы одни хотите посмотреть книги на этих полках.

Малфой понял намёк и откланялся, а Гарри привалился к полке, вне себя от радости, что его хозяин вернулся.

- Прошу прощения, что вовремя не остановил вас, но в подобных случаях не стоит паниковать. Я всегда смогу вас найти.

- Да, сэр, спасибо, сэр.

Глава 4: Забота хозяина

Большой Зал постепенно заполняли весело болтающие и смеющиеся ученики. Казалось, до Гарри, одиноко сидящего за столом, никому не было дела. Да ему и не нужно было всеобщее внимание - он был погружён в воспоминания о прошлом месяце, который, похоже, был самым лучшим за всю его жизнь: почти всё время Гарри был наедине с хозяином, лишь изредка встречаясь с другими профессорами, оставшимися на лето в школе. Мальчик получил первый подарок на День Рождения от хозяина и очень удивился, когда обнаружил ещё несколько подарков. Директор подарил Гарри коробку шоколадных лягушек, а ещё ему прислали сладости Сьюзан Боунс и Джастин Финч-Флетчли, его друзья с Хаффлпафа.

От хозяина ему досталась совершенно удивительная сумка для зелий, со множеством отделений и кармашков. Сумка была ударопрочной, водонепроницаемой, не подвержена горению и вообще защищена от всех мыслимых и немыслимых воздействий. Внутри было около двадцати отделений для различных компонентов, расположенных таким образом, чтобы вещества случайно не смешались.

Его размышления были прерваны появлением Гермионы Грейнджер, которая присела на скамью рядом с ним. В этом году первое сентября выпало на четверг, так что Гарри сидел за гриффиндорским столом. Девочка подвинулась, чтобы рядом с ней мог сесть Рональд Уизли, который сразу же бросил на Гарри уничтожающий взгляд и отвернулся. Так он и просидел всю церемонию приветствия - спиной к Гарри. Гермиона, казалось, разрывалась от желания поговорить с ними обоими, так что Гарри разрешил эту дилемму, повернувшись к Невиллу Лонгботтому, который расположился справа от него.

- Привет, - сказали они одновременно, покраснели и обернулись посмотреть на директора. Гарри внимательно разглядывал профессоров, сидящих за главным столом. Отыскав среди преподавателей незнакомое лицо, Гарри предположил, что это новый учитель по Защите от Тёмных Искусств. Мастер Зелий сидел ближе к краю стола. Гарри взглянул на него и расстроено закусил губу, увидев неодобрение в знакомых чёрных глазах. Хозяин велел мальчику больше общаться с одноклассниками и завести друзей. Но Гарри знал, что подружиться с кем-нибудь - практически невыполнимая задача для него. Раньше у Гарри не было друзей, потому что Дадли всегда находил способ убедить всех, что Гарри урод и что не стоит водить с ним дружбу.

В этот момент в Главный Зал вошли первогодки, словно стайка птенцов за наседкой - профессором МакГоннагалл. За сортировкой Гарри наблюдал очень внимательно и почувствовал себя крайне неловко, когда Шляпа распределила всех по факультетам, не назначив никому ученичества. А Гарри думал, что каждый год кого-то оставляют для индивидуального обучения! Теперь мальчик снова чувствовал себя изгоем. Оставалось только надеяться, что хотя бы учебный год, не в пример прошлому, не преподнесёт неприятных сюрпризов.

Слово взял директор, и Гарри испытал облегчение, не услышав и упоминания о третьем этаже - значит, опасности там больше не было.

Ученики вереницей потянулись к выходу из Главного Зала, и Гарри потихоньку стал пробираться в подземелья. Удостоверившись, что его никто не слышит, мальчик прошептал пароль и прошёл в свою комнату. Здесь он чувствовал себя спокойно и удобно. Усевшись по-турецки на постели, он открыл книгу, которую не успел закончить на каникулах, и погрузился в чтение.

Гарри чувствовал, что сможет освоить Трансфигурацию, но ему придётся попотеть, чтобы порадовать хозяина своими успехами. Мальчик был готов сделать всё, что угодно, лишь бы хозяин был доволен. От хозяина Вернона он ни разу не получил не то что похвалы, но даже одобрения. А хозяин Северус иногда им даже гордился.

- Хорошо, что ты здесь, - зачитавшись, Гарри не заметил возвращения хозяина. - У меня твоё расписание на следующий год. В общем, ничего нового, занятия по очереди с каждым факультетом. Также у тебя будут дополнительные занятия по Зельям раз в неделю, поскольку в ученичество тебя отдали Мастеру Зелий.

Прикрывшись книгой, Гарри наблюдал, как профессор вошёл в комнату и стремительно приблизился к его кровати. Мальчик почти привык к тому, как близко к нему садится хозяин, когда они одни в комнате. Сначала он побаивался - хозяин был слишком близко и мог схватить его в любой момент, но постепенно страх ушёл, и Гарри стали приятны эти моменты. Хозяину не было противно сидеть рядом с ним! Когда хозяин был рядом, Гарри чувствовал себя почти нормальным.

Попытавшись унять колотящееся сердце, Гарри взял лист с расписанием прямо из рук хозяина. Действительно, изменений было немного, а дополнительные Зелья были записаны на вечер вторника.

- Спасибо, хозяин. Вы будете преподавать Зелья?

- Да. И вот ещё что: сегодня тебе стоит лечь спать пораньше - завтра первый учебный день. Я хочу, чтобы ты хорошенько выспался и не клевал носом на занятиях.

- Да, хозяин. Спасибо, хозяин.

Прежде чем покинуть комнату, Северус уложил мальчика в постель и подоткнул ему одеяло. Засыпая этим вечером, Гарри улыбался.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

- Мистер Поттер! Останьтесь и уберите беспорядок, который возник по вашей вине! Больше никого не задерживаю.

Гарри закусил губу. Ему была прекрасно известна причина недовольства хозяина. И мальчик также знал, что должен рассказать хозяину всю правду, иначе быть беде.

Дверь захлопнулась с негромким щелчком, хозяин тут же взмахнул палочкой, накладывая на неё заглушающее заклинание.

- Где были ваши мозги, Поттер? Вам прекрасно известно, что нарушение последовательности добавления рога двурога и измельчённых грибов неминуемо приводит к взрыву! Радуйтесь, что я это вовремя заметил и остановил вас! Теперь объясните мне, пожалуйста, как вы могли допустить такую глупую ошибку, если всего лишь месяц назад приготовление этого зелья не вызывало у вас ни малейшего затруднения?

Гарри глубоко вздохнул, стараясь успокоить бешено колотящееся сердце. Ошибка, которую он допустил, действительно, была наиглупейшей, и теперь мальчик боялся, что хозяин сочтёт его совсем никчёмным.

- Простите, хозяин, - мальчик понимал, что извинениями дела не поправишь, и решил рассказать всё, как есть. - Я слышу голос, хозяин. Он постоянно твердит о смерти, об убийствах, о крови… И сегодня, в классе, я снова его услышал. Он хочет кого-то убить.

Гарри боялся даже подумать, каков будет ответ хозяина. Большинство людей сочло бы его сумасшедшим, а остальные подумали бы, что он добивается всеобщего внимания. Мальчик мог только надеяться, что хозяин поверит ему.

Сильные руки опустились на плечи мальчика, и он поднял голову в ожидании решения хозяина.

- Я не стану наказывать тебя, Гарри. Конечно, я расстроен, что ты испортил зелье, но голос, который ты слышишь, намного важнее. Когда ты услышал его первый раз? Что он говорил?

- Спасибо, хозяин, - облегчение нахлынуло на Гарри, оставляя после себя спокойствие и невиданную раньше уверенность. Вздохнув, он начал торопливо рассказывать: - Первый раз я услышал голос около недели назад, это было в туалете для девочек на втором этаже. Голос повторял «кровь, кровь» снова и снова. А сегодня говорил ещё и про убийство.

Хозяин хотел что-то сказать, но внезапно усиленный заклинанием Сонорус голос профессора МакГоннагалл объявил, что все ученики должны незамедлительно пройти в гостиные своих факультетов, а профессора - собраться в коридоре второго этажа.

- Гарри, немедленно иди в наши комнаты и не выходи оттуда до моего возвращения. Ни при каких обстоятельствах.

Гарри поспешил выполнить приказ хозяина.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

- О, малыш поттероголовый бродит совсем один?

Услышав знакомый лениво растягивающий слова голос, Гарри развернулся.

- Мистер Малфой.

Драко бросил на Гарри взгляд, в котором мешались ненависть и подозрение.

- С какой стати тебе величать меня мистером, Потти? Издеваешься? Или признаёшь тот факт, что не достоин даже ботинки мне чистить?

- Просто выражаю своё почтение, положенное вам по статусу, мистер Малфой, - объяснил Гарри, сопроводив ответ вопросительным взглядом.

Драко, казалось, хотел сказать что-то ещё, но его прервал голос профессора МакГоннагалл, и мальчики разошлись в разные стороны.

Гарри задумался о странном поведении блондина. Что он опять сделал не так? Почему Драко не верил, что Гарри уважает всех, кто лучше него? Неужели так делают не все? Гарри решил попозже уточнить это у хозяина. В этот момент Гарри повернул за угол и застыл на месте, услышав громкие рыдания и увидев, что весь пол залит водой.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Хозяин не сказал Гарри, зачем профессор МакГоннагалл собирала весь преподавательский состав неделей раньше, но мальчик искренне надеялся, что это никоим образом не было связано с тем, что он увидел.

Гарри возвращался в подземелья из библиотеки, когда столкнулся с сэром Николасом. Вообще-то, не было ничего странного во встрече с привидением в старинном замке, но тут Гарри именно столкнулся с ним. Сэр Николас был твёрдым, словно каменная статуя, а взгляд его застыл на неведомой Гарри точке. На секунду мальчик замер, как парализованный, а потом поспешил в подземелья. У него не было урока, но хозяин всё ещё был занят с учениками. Гарри пытался собраться с мыслями и обдумать, что он скажет хозяину. Хозяин разрешил обращаться к нему при необходимости, но никогда ещё Гарри не отрывал профессора от занятий. Покусывая губу и надеясь не навлечь на себя гнев хозяина, Гарри дрожащей рукой постучался в дверь кабинета.

- Войдите! - судя по голосу, хозяин был зол на весь мир, но, зная, насколько профессор не любит уроки, Гарри решил пока повременить с оценкой его настроения.

- Профессор Снейп, сэр. Извините, пожалуйста, можно вас отвлечь?

Ученики, у которых шёл урок, были уже на четвёртом или пятом курсе, и никто ещё при них не посмел прервать урок у грозного профессора Зельеварения. Весь класс посмотрел на Гарри так, словно мальчик сошёл с ума.

- Надеюсь, у вас веская причина, чтобы прервать мой урок, Поттер, иначе вам не избежать взыскания!

- Да, сэр, я понимаю, сэр.

- Продолжайте готовить зелье, - сказал профессор, обращаясь к классу. - Если я услышу хоть малейший шум, то десятифутовое эссе на завтра вам обеспечено.

С этими словами профессор покинул класс, увлекая за собой Гарри.

- Что случилось, Гарри? У тебя что-то болит, почему ты прервал урок?

- Простите, профессор, я не знал, что мне делать, - мальчик в страхе склонил голову. Что он наделал? Почему он вечно всё портит?

- Гарри, посмотри на меня. Я не сержусь, не собираюсь тебя наказывать, просто скажи мне, почему ты вызвал меня с занятия? - в голосе хозяина не было гнева, но отчётливо прозвучала нотка нетерпения, так что Гарри поспешил объясниться.

- Я просто возвращался в наши комнаты, хозяин, клянусь! И тут я увидел сэра Николаса, он был словно заморожен. Я мог коснуться его, он был похож на статую.

Северус побледнел, но не потерял самообладания.

- Где ты видел его, Гарри? Отведи меня туда скорее.

Они стремительно прошли по коридору, поднялись вверх по лестнице и увидели сэра Николаса. Гарри вопросительно посмотрел на профессора, когда тот пробормотал что-то себе под нос, а потом отрывисто сказал:

- Не сейчас, Гарри. Спасибо, что позвал меня. Я отправлю его в Больничное крыло и посмотрю, чем можно ему помочь, а ты немедленно возвращайся домой и оставайся там до моего прихода, ясно?

- Да, хозяин.

Гарри поспешил к противоположному коридору, собираясь пройти по нему вниз, но остановился, как вкопанный, увидев надпись на стене.

- Профессор Снейп! - громко позвал мальчик, надеясь, что мужчина не успел уйти далеко.

Мягкие торопливые шаги подсказали мальчику, что его услышали, и, обернувшись, Гарри увидел пристальный взгляд хозяина, направленный на противоположную стену.

Сначала - домашний любимец, потом - мертвец, которому нельзя навредить. Но в следующий раз мне повезёт больше, и я заберу жизнь!

Слова были начертаны кровью, и Гарри почувствовал, что не может отвести от них взгляда. Перечитав надпись дважды, мальчик с трудом отвернулся. Хозяин стоял позади него, и Гарри остро, как никогда, почувствовал желание прижаться к кому-то сильному, способному защитить его от опасности. Резко развернувшись и затаив дыхание, мальчик опустил голову на грудь мужчины. Мысль о смерти одного из учеников вызывала у Гарри тошноту. Довольно долго Гарри пытался прийти в себя, а профессор не отталкивал его, позволяя хоть ненадолго почувствовать себя в безопасности. Но настал момент, когда мужчина мягко отстранился.

- Неделю назад, когда профессор МакГоннагалл позвала всех профессоров на второй этаж, случилось что-то подобное? - голос мальчика был тих, но профессор расслышал своего маленького подопечного.

- Да, Гарри. На прошлой неделе заклятию окаменения подверглась миссис Норрис, кошка мистера Филча. Она не мертва, и профессор Стебль ждёт, когда созреют мандрагоры - из них можно сварить зелье, которое снимет заклятье. Не беспокойся, Гарри. Мы поговорим обо всём вечером, когда я вернусь. А теперь ступай в наши комнаты и почитай немного. Можешь брать книги с третьей и четвёртой полок. Отвлекись немного, постарайся не думать о том, что произошло, не стоит терзаться.

- Да, хозяин, - голос мальчика был почти не слышен, а шаги и вовсе бесшумными, когда он поспешил вниз по лестнице.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри в шоке уставился на первую полосу «Ежедневного Пророка». Конечно, хозяин всё ему рассказал, но всё же увиденное на фотографии повергло мальчика в ужас. Несмотря на то, что снимок был чёрно-белым, каждый читатель абсолютно безошибочно мог почувствовать, что слова написаны кровью:

Враги наследника, берегитесь! Тайная Комната вновь открыта.

Перед надписью была расположена крошечная фотография, на которой Гарри удалось разглядеть окаменевшую миссис Норрис. Как «Пророк» разузнал об этих происшествиях, хотя решено было оставить всё в тайне, Гарри не знал, но больше волновался о пересудах, гулявших теперь по Хогвартсу. Гарри видел, что на лбу Гермионы Грейнджер залегла морщинка - верный признак, что она о чём-то задумалась, а значит, она не остановится, пока не докопается до сути. Гарри повернулся к Главному столу и попытался поймать взгляд хозяина. Мужчина выглядел изнурённым, но в ответ на вопросительный взгляд мальчика лишь качнул головой. Ученики старались не задерживаться в Большом Зале, и Гарри вместе со всеми поспешил к выходу.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

Голос, надоедавший Гарри в течение долгих месяцев, утих, но это молчание лишь заставило мальчика нервничать и беспокоиться.

Он пару раз видел Гермиону Грейнджер и Рона Уизли, входящими в туалет для девочек на втором этаже, а однажды даже проследил за ними, закутавшись в мантию-невидимку, которая досталась ему от отца. Мисс Грейнджер склонилась над котлом, помешивая варево, а мистер Уизли, устроившись на полу в уголке, читал квиддичный журнал. В котле варилось Многосущное зелье - Гарри его узнал - его изучали лишь на пятом курсе. Зачем второгодкам такое сложное зелье? Гарри подумывал рассказать обо всём хозяину, но не хотел, чтобы его снова называли ябедой, так что оставил всё как есть.

И очень жалел, что утаил информацию, так как Гермиона Грейнджер попала в Больничное крыло, оцепеневшая, как и миссис Норрис, а мистера Уизли госпитализировали в шоковом состоянии.

И теперь, стоя посреди женского туалета, с призраком Плаксы Миртл, заглядывающей ему через плечо, Гарри проклинал себя, на чём свет стоит.

- Вы точно видели, как кто-то исчез за раковинами? - спросил он в пятый раз за последние полчаса.

Но это было невозможно! Как можно просто исчезнуть без следа - ведь в Хогвартсе нельзя аппарировать (Гарри читал об этом в «Истории Хогвартса»)! Возможно, стена была фальшивой или за зеркалами был потайной ход.

- Я уже сто раз тебе повторила: да, просто исчез, ффух - и нету! - прокричала Плакса Миртл ему прямо в ухо и нырнула в унитаз прежде, чем Гарри успел обвинить её во лжи.

Гарри осторожно подошёл к раковинам. Может, ход открывается с помощью волшебного слова - а что, Гарри однажды слышал о какой-то пещере, которая именно так и открывалась. Правда, тогда он был совсем маленьким.

- Сезам, откройся, - прошептал Гарри, приблизившись к умывальникам и уставившись на изображение змейки на кране.

Не успел мальчик вымолвить эти слова, как раздался скрип и скрежет, и Гарри зачарованно наблюдал за разверзшимся под ногами проходом. Глубоко вдохнув, Гарри прыгнул вниз, позабыв обо всех предупреждениях хозяина - если кто-то попал в беду, то Гарри обязан был помочь.

Несколько раз мальчику пришлось открывать двери, для чего он использовал тот же самый пароль. Наконец, войдя в последнюю дверь, Гарри совсем не ожидал увидеть ученика, скорее всего пятикурсника, и девочку, явно первогодку, лежащую прямо на полу у ног юноши. Гарри хотел помочь девочке и просил помощи у молодого человека, но тот говорил что-то о том, что он великий волшебник и никакой ребёнок, даже если он сам Гарри Поттер, не сможет его победить.

Остальное запомнилось Гарри урывками, отчётливо сохранились в памяти боль в руке и огромная мёртвая змея, лежащая у его ног. Именно тогда незнакомый студент попытался поднять тетрадь, которая лежала на полу возле девочки, но его рука лишь проходила сквозь чёрную обложку, не в силах схватить её. Вот тут-то Гарри понял, что молодой человек был ненастоящим. Казалось, книжица очень важна для незнакомого юноши, так что Гарри взял её в руки и вырвал несколько страниц. Но добился лишь издевательского смеха от юноши, который сообщил Гарри, что волшебный дневник не так-то просто уничтожить, а все вырванные страницы вырастают вновь.

«Довольно глупо было сообщать столь важные сведения», - подумал Гарри и вытащил из раны на руке змеиный клык, от боли упав на колени, а как только перед глазами прояснилось, вонзил клык в центр дневника. Гарри ещё успел увидеть, как кричащего юношу поглотили всполохи холодного огня, а потом силы окончательно покинули его, и он упал на пол, в затуманенном ядом мозге бились слова, слабым шипением вырываясь из пересохших губ: «Помогите, помогите, помогите мне…»

* * * * * * * * * * * * * * * * -*

- Разве я не предупреждал тебя, чтобы ты не ввязывался в опасности, как в прошлом году? Неужели ты думал, что сможешь в одиночку победить огромного монстра, из-за которого окаменели два человека и кошка? Неужели ты мне совсем не доверяешь? Почему ты не пришёл ко мне и не попросил помощи?

Гарри стоял, низко опустив залитое слезами лицо, а каждое обвинение профессора вызывало у мальчика новую волну слёз. Хозяин прав. Гарри ни о чём не думал. Он очертя голову бросился в неизвестность и не остановился даже тогда, когда ситуация стала угрожающей.

- Простите, хозяин, - покаянно прошептал мальчик. - Я не подумал. Я помню всё, что вы мне говорили, но тогда я совсем об этом не подумал.

- Тогда я повторю специально для тебя. Ты НЕ станешь больше участвовать ни в одной опасной для жизни авантюре. Обо всех странностях, которые заметишь, будешь незамедлительно сообщать мне. Даже если я сплю, и тебе придётся разбудить меня среди ночи. Это понятно?

- Да, хозяин, - прошептал Гарри, склонив голову ещё ниже.

- Ума не приложу, как тебе удалось победить взрослого василиска! Тебе просто невероятно повезло, что взрывное заклятие, посланное тобой, попало ему в голову. И повезло вдвойне, что в этот самый момент василиск разинул пасть. Иначе ты был бы уже мертв - василиски не подвержены заклятиям и чарам. И тебе совершенно неправдоподобно, фантастически повезло, что Фоукс успел вовремя и исцелил рану, нанесённую клыком этой огромной змеи. Мисс Уизли впала в истерику, когда очнулась и увидела твоё почти бездыханное тело на полу! Я же узнаю обо всём, когда ты уже находишься в Больничном крыле. Ты хоть представляешь себе, что я пережил, когда директор сообщил, что ты госпитализирован в критическом состоянии!

Гарри вновь опустил голову и отрицательно покачал ею. Он ничего об этом не знал! Никто никогда не заботился о нём, не спрашивал, больно ли ему, никто вообще не волновался, жив ли он!

Профессор несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и продолжил:

- Я слишком сильно привязался к тебе, Гарри. Ты очень хороший и добрый мальчик, и я волнуюсь за тебя. Я забочусь о тебе, Гарри. Не о Мальчике-который-выжил, не о Гарольде Джеймсе Потере, сыне Джеймса Поттера, а о тебе, Гарри.

Гарри прожил со своим хозяином уже два года, и он знал, как тяжело далось профессору это признание. И то, что профессор всё же отважился сказать ему такое, значило для мальчика едва ли не больше, чем сами слова.

- К завтрашнему дню я жду от тебя изложенные на двух листах мысли о том, что произошло. Напиши, какой урок ты извлёк из этого приключения, и чтобы ты изменил, если бы мог пережить всё заново. Завтра вечером, сразу после праздничного ужина, ты будешь ждать меня в своей комнате. В прошлом году я не наказал тебя за подобное происшествие потому, что ты был втянут в него не по своей воле, ты не знал ещё о моем отношении к подобным авантюрам. Но теперь ты вполне сознательно нарушил мои запреты и будешь наказан. Тебе всё ясно?

- Да, хозяин, спасибо, хозяин, - тихо сказал Гарри и прошёл в свою комнату, думая, что стоит поскорее начать описание последних событий - хозяин сказал, чтобы всё было готово к завтрашнему дню.

* * * * *

Северус тяжело опустился на любимый диван. Только что Гарри передал ему листы пергамента с описанием событий и урока, который он извлёк из всего произошедшего с ним - причем, листов было не два, как потребовал профессор, а четыре - и ушёл на прощальный ужин. После прочтения Северус почувствовал, что гордится мальчиком. Из написанного было понятно, что Гарри действительно извлёк урок и теперь, обдумав всё ещё раз, признавал, что хотел бы изменить многие из своих действий.

Слова поплыли перед глазами сурового профессора при воспоминании о сообщении директора Дамблдора - как мгновенно сдавило горло и стало трудно дышать - и он словно вновь услышал голос, говорящий «Гарри в Больничном крыле, Северус. Его состояние… тяжёлое». Тогда он был не в силах ответить директору - не мог кивнуть, не мог выдавить ни слова. Он вспомнил и облегчение, когда обнаружил мальчика спящим в безопасности. И то, как облегчение мгновенно сменилось ужасом, стоило ему услышать рассказ директора.

Сила испытанных чувств настолько испугала Снейпа, что он вернулся в свои комнаты, не промолвив ни слова. Конечно, Северус не исключал, что со временем начнёт испытывать к мальчику определённые чувства, но он и представить не мог, насколько глубоки они окажутся. Он заботился о мальчике. Он действительно, по-настоящему, заботился о Гарри и переживал за него.

Часы напомнили профессору, что давно пора идти в Большой Зал, если он не хочет вновь выслушивать упрёки в непунктуальности. Мужчина резко поднялся с места и направился к двери.

Час, который потребовался для прощального ужина и напутственной речи директора, показался Северусу вечностью.

Рэйвенкло вновь выиграл Кубок Школы, а Слизерин - Квиддичный Кубок.

Но вот, наконец, ученики медленно потянулись в свои спальни. Некоторые заранее прощались, зная, что не успеют сделать этого завтра.

Северус неторопливо спустился в подземелья и, войдя в комнату, сразу же увидел Гарри. Мальчик стоял за спинкой любимого стула Северуса, покорно склонив голову. Весь день мальчик выглядел настороженным, пытаясь предугадать намерения хозяина, и удручённым, сознавая свою вину и неизбежность наказания.

Медленно обойдя мальчика, профессор осторожно обнял его за плечи. На секунду худенькое тельце напряглось, словно струна, но тут же расслабилось в заботливых руках.

- Прости меня, я был вчера слишком резок. Я просто хотел, чтобы ты понял - я беспокоюсь за тебя. Я забочусь о тебе и ужасно боюсь услышать, что с тобой что-то случилось.

Гарри медленно повернулся в нежном объятии и, уткнувшись в грудь мужчины, спрятал лицо в бархатных складках чёрной мантии. Плечи мальчика затряслись, потом послышались сдавленные всхлипы, и слёзы, так долго сдерживаемые, свободно потекли по щекам мальчика.

Северус сжал руки немного крепче. Он знал, что мальчику потребуется время, чтобы осознать, что о нём заботятся. После стольких лет равнодушия сложно поверить, что ты кому-то небезразличен. Что кто-то заботится о тебе, оберегает тебя. Защищает. На задворках разума профессора мелькнула мысль, как Гарри отреагирует, когда осознает, что его любят. Мысль о том, что он, скорее всего, окажется первым, кто выкажет мальчику подобное чувство, наполнила профессора надеждой и страхом. Северус был уверен, что полюбит Гарри. Если уж быть до конца честным с собой, он уже на полпути к этому.

Глава 5: Слишком много заботы

Профессор отпустил мальчика спустя несколько минут, но не торопился отходить от него.

- Умойся и жди меня в своей комнате. Я сейчас подойду.

Гарри повернул заплаканное лицо к хозяину и послал ему слабую улыбку. Мальчик боялся, что мужчина сочтёт его слёзы признаком слабости и разочаруется в нём.

- Да, хозяин. Спа… спасибо, хозяин, - Гарри не знал, за что конкретно благодарит. Слишком много добра увидел он этим вечером, так что не мог теперь сказать, за что именно благодарен больше всего.

Но мужчина, казалось, понял чувства мальчика. Северус отрывисто кивнул и направился в свою комнату.

Гарри прошёл в ванную, по пути осознавая, что очередной учебный год подошёл к концу. Он пролетел, как один миг, и Гарри почувствовал себя неуверенно. Не то чтобы он возражал, вовсе нет! Гарри очень любил лето - тогда он проводил всё время наедине с хозяином, лишь изредка встречаясь с другими преподавателями. Хозяин Вернон обращал внимание на Гарри лишь, когда ему было что-то нужно от мальчика. А с хозяином Северусом Гарри чувствовал себя нужным. Вернон всегда получал то, что хотел - будь то тело Гарри или услуги иного рода. Хозяин Северус никогда так не прикасался к Гарри, мальчик даже чувствовал себя несколько обиженным из-за того, что нынешний покровитель не находит его привлекательным. Профессор всегда видел в мальчике не только тело, но и личность. Важнее всего было то, что хозяин Северус хотел заботиться о Гарри, мальчике, который больше, чем кто-то ещё нуждался в заботе или даже любви. Заботился не о Гарри Потере, сыне Джеймса, не о Мальчике-Который-Выжил, а о нем самом, о Гарри, просто Гарри.

Гарри вошёл в свою комнату и вспомнил слова хозяина о наказании. Странное чувство овладело мальчиком. Он был в ужасе от наказаний хозяина Вернона, которые всегда влекли за собой лишь боль. Но теперь Гарри не боялся. Он знал, что наказание, которое предстоит ему сегодня, не принесёт боли, оно лишь преподаст ему очередной урок. Поэтому Гарри спокойно лёг на кровать и стал терпеливо дожидаться хозяина. Мальчика беспокоило то, что он не сможет какое-то время видеть. Конечно, Гарри верил, что хозяин не причинит ему боли - как он мог не доверять мужчине после двух лет, прожитых бок о бок? Но он боялся сам себя. Гарри прекрасно понимал, что наказание за прошлый проступок было слишком мягким. Теперь, наверное, его накажут сильнее. Возможно, он проведёт весь день с завязанными глазами. Что, если он пойдёт в туалет, ударится или упадёт? Что, если он столкнёт книги со стола или разобьёт что-нибудь? Это будет только его вина, и хозяин будет прав, если вновь накажет его.

Мысли мальчика были прерваны появлением в комнате профессора. Гарри посмотрел на руки мужчины, но прежде чем мальчик успел задать вопрос, Северус приложил палец к его губам.

- Ты не будешь ничего говорить, пока я тебе не позволю. Руки заведи за спину - я их свяжу. Так не слишком туго? Нет? Хорошо. Теперь закрой глаза, я их сейчас завяжу. Вот так, не открывай. Сегодняшнее наказание, урок, поможет тебе больше доверять мне, Гарри. Я знаю, сейчас ты не слишком мне веришь, иначе пришёл бы ко мне за помощью, вместо того, чтобы ринуться одному в неизвестность. У меня в руках тарелка с едой. Здесь не слишком много, поскольку прощальный ужин был совсем недавно. Я буду кормить тебя, Гарри, а ты должен мне довериться. На тарелке нет ничего, что ты не любишь, поверь мне. Кушанья не отравлены и не зачарованы, съев их, ты не испытаешь боли, не поменяешь цвет и не превратишься ни в какое странное существо. Ты мне веришь?

Гарри открыл, было, рот, чтобы ответить «да, хозяин», но удержался, вспомнив о запрете на разговоры.

- Открой рот, Гарри. Сначала будут овощи, зелёный горошек, потом ветчина. За ней - пудинг и мороженое.

Губы Гарри сомкнулись на вилке, и мальчик удивился, когда почувствовал вкус именно того, о чём говорил хозяин. Импровизированный ужин проходил медленно, обоим было не слишком удобно, но дело, тем не менее, продвигалось. Гарри чувствовал себя смущённым, это было неправильно, что хозяин кормил его, всё должно было быть совсем наоборот! К тому же от долгого сидения в одном положении всё тело затекло, а спину ломило. Глаза начало покалывать от напряжения, а он не мог даже попросить разрешения устроиться поудобнее. Гарри не заметил, когда хозяин отложил тарелку, он только почувствовал осторожное прикосновение знакомых длинных пальцев к щеке.

- Облокотись на спинку, Гарри, сядь удобно.

Мальчик почувствовал, как слёзы прокладывают горячие дорожки по щекам, он и представить себе не мог такого понимания со стороны хозяина, такого внимания к своим нуждам. Всё это было ново для него. Гарри кивнул в знак благодарности, поскольку говорить ему всё ещё было запрещено, и устроился поудобнее.

Через несколько минут тарелка полностью опустела, и хозяин Северус попросил Гарри вновь закрыть глаза, чтобы он мог снять повязку. Гарри только кивнул - он и так держал глаза закрытыми.

- Твои руки я пока оставлю связанными. Не стесняйся сказать мне, если тебе что-нибудь потребуется. Никогда не бойся просить у меня что-либо. Никогда. И теперь ты можешь говорить.

- Да, хозяин, спасибо, хозяин.

Всё оказалось совсем не так плохо, руки хозяин связал очень осторожно, так что Гарри не испытывал никаких болезненных ощущений, ему было лишь слегка неудобно и непривычно. Но спустя некоторое время мальчик ощутил давление в мочевом пузыре и понял, что оказался в довольно затруднительном положении. Он ужасно волновался, зная, что должен пойти за помощью к хозяину, но понимал, что другого выхода нет. И стоило поспешить, если он не хотел опозориться прямо в комнате.

- Хозяин? - негромко спросил мальчик, входя в гостиную.

- Да, Гарри? Тебе что-то нужно? - хозяин заложил книгу на той странице, где читал, и обернулся, внимательно глядя на неловко переминающегося Гарри.

- Да, хозяин. Я хочу… мне нужно…

Но хозяин, казалось, понял всё без слов. Он взял мальчика за плечо и осторожно повёл в туалет.

- Я развяжу тебе руки, Гарри. Спасибо, что пришёл ко мне за помощью, а не терпел молча. Если я тебе понадоблюсь, ты можешь обратиться ко мне в любое время дня и ночи. Всегда, когда тебе что-то нужно, - хозяин говорил мягким приглушённым голосом, и Гарри внезапно почувствовал стеснение в груди. Это была гордость. Гордость оттого, что он, Гарри, достоин своего хозяина.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

Северус был зол на весь мир. Каникулы начались две недели назад, но вместо долгожданного отдыха профессору досталась сплошная нервотрёпка. Известие о побеге Сириуса Блэка заставило Северуса метаться меж двух огней: с одной стороны, он безумно желал найти проклятую псину и разорвать голыми руками, с другой - столь же безумно беспокоился за Гарри и боялся оставить его одного. Со дня побега Блэка профессор не выпускал мальчика из виду, исключение составляло лишь время, когда Гарри был в ванной или спал. Но даже тогда Северус ежечасно проверял, всё ли в порядке. Защитные заклинания окутывали их комнаты непроходимым коконом, сквозь который не пробралась бы и мышь. Мастер Зелий прекрасно помнил, что все Мародёры были анимагами, так что к защитным заклинаниям были добавлены чары, распознающие волшебников в анимагическом облике.

Сам профессор отказывался признать, из-за чего он так старается, почему так сильно волнуется за мальчика, так хочет его защитить.

Казалось, сначала Гарри был взволнован таким вниманием к себе и поглядывал на Северуса с опаской. Через некоторое время его настороженность сменилась искренним восторгом - он мог проводить столько времени наедине с хозяином! Но теперь эйфория немного утихла, и Гарри чувствовал себя подавленным, находясь постоянно в комнатах хозяина, словно в наказание за проступки.

Оправдания Северуса, столь правдоподобные сначала, теперь были исчерпаны, так что ему пришлось пообещать мальчику, что на завтрак они поднимутся в Большой Зал.

«Профессора во главе с директором укрепляют защитные чары вокруг замка, нас попросили оставаться в наших комнатах» - хорошая была отговорка, да и действовала довольно долго.

«Директор Дамблдор обещал прийти на чай, но не уточнил, во сколько, так что нам не стоит покидать наших комнат» - такое объяснение тоже достаточно долго срабатывало.

Но после недели безвылазного сидения в комнатах любое оправдание выглядело нелепо.

Альбус нанёс им несколько визитов, стараясь понять мотивы поступков Северуса. Глаза директора замерцали ещё ярче, когда он осознал причины столь необычного для Северуса поведения. Проклятье! Снейп заботился о Поттере! Уму не постижимо! Уж теперь-то Северусу вовек не избавиться от понимающих усмешек директора!

Гарри не заставил себя долго ждать. Он вышел из своей комнаты по первому зову профессора и теперь стоял, пытливо вглядываясь в лицо мужчины.

- Спасибо, хозяин. Спасибо, что позволяете мне выйти из комнаты и сопровождать Вас в Большой Зал.

- Не за что, Гарри. Но как только завтрак закончится, мы сразу же вернёмся назад, хорошо? - голос профессора был спокойным, но мужчина буквально онемел от резкого ответа мальчика:

- Нет, не хорошо! Мне надоело сидеть в четырёх стенах! Здесь совершенно нечего делать! Я только и делаю, что сплю и читаю! Почему вы меня никуда не пускаете? Почему держите здесь, словно на привязи? Прошлым летом вы буквально выгоняли меня на прогулки! Что теперь изменилось?

Когда мальчишка умолк, Северус сделал глубокий вздох, стараясь взять себя в руки. Да как этот сопляк посмел говорить с ним в таком тоне! Возможно, Северус переборщил немного со своей опекой, буквально установив слежку за мальчиком. Но это ещё не давало Гарри права отчитывать его!

Тут Гарри, казалось, понял, что именно он сказал, и смятение отразилось на его лице, но Северуса это совершенно не заботило. Он совсем было собрался отчитать мальчика, когда заметил, что они находятся посреди Большого Зала и любой их разговор, тем более на повышенных тонах, не останется незамеченным.

- Поговорим позже, Поттер. Сейчас приступим к завтраку.

- Да, хозяин, - раздался еле различимый шёпот из-за спины Северуса, и мальчик проследовал за ним к столу.

Завтрак проходил в молчании, напряжение, окутавшее профессоров, казалось, можно было пощупать руками. Затем начали прибывать почтовые совы. Как только первая газета приземлилась на стол, Северус мысленно проклял идиота, которому пришла в голову гениальная идея поместить статью о побеге Блэка на первую полосу. Теперь не было возможности держать Поттера в неведении, поскольку прямо перед его носом маячила фотография и собственно статья о побеге - профессор Флитвик, держа газету в руках, внимательно читал статью на развороте. Гарри вопросительно посмотрел на хозяина, но профессор только приглушённо рыкнул, не отрывая взгляда от страницы.

По дороге в их комнаты Северус напряжённо обдумывал, как объяснить всё мальчику. Но, едва переступив порог, Гарри обернулся и заговорил:

- Сириус Блэк. Тот сбежавший преступник из газеты. Он имеет какое-то отношение к моему заточению? Это из-за него мне нельзя выходить из дома?

- Да, Гарри. Сириус Блэк очень опасен. Не думаю, что тебе известно, но он твой крёстный. Он был хранителем тайны твоей семьи, но вместо того, чтобы оберегать эту тайну, он рассказал всё Тёмному Лорду. Чары пали, и Лорд напал на дом твоих родителей на Хэллоуин в 1981 году. Он убил их, но ты остался в живых. Блэк убил тогда 13 магглов, а также своего школьного друга Питера Петтигрю. Это вкратце.

Примерно в середине рассказа Гарри опустился на пол, а теперь плечи его поникли, лицо он спрятал в ладонях.

- Мой собственный крёстный отец сделал это? За что? Что такого ужасного могли сделать мои родители, что Блэк предал их?

Северус не знал, что на это ответить. Он раздумывал, стоит ли наказать мальчика за его гневную вспышку, но решил, что мальчику и так тяжело.

- Теперь ты понимаешь, почему я не отпускаю тебя, Гарри. Я учился вместе с Сириусом Блэком, и знаю, каким отъявленным мерзавцем он может быть. Теперь обещай мне, что не покинешь наших комнат и никуда не пойдёшь один. Ты всегда можешь попросить одного из профессоров сопровождать тебя, если меня не будет рядом. Обещаешь?

- Да, хозяин.

- Тебе нужно развеяться. Бери пальто и пошли.

Гарри быстро выполнил, что было велено и, следуя за хозяином, покинул подземелья. Впервые за несколько недель оказавшись на свежем воздухе, Гарри сделал глубокий вдох. Но его удивлению не было предела, когда он понял, что хозяин ведёт его к раздевалкам возле поля для квиддича. Во время уроков полета Гарри вполне прилично управлялся с метлой, но он ещё ни разу не летал просто ради удовольствия. Хозяин Северус, между тем, взял две метлы, одну передал Гарри, а вторую оседлал сам и не спеша поднялся в воздух. Гарри последовал за ним, и вскоре они уже описывали круги вокруг друг друга.

Гарри быстро ощутил всю прелесть полёта, когда ветер мягко проводит невесомыми лапами по лицу, нежно ерошит волосы, поддерживает за плечи. Высоко в воздухе он ощутил небывалую свободу, почувствовал, что все неприятности остались внизу, там же, где и горькие мысли о предателе-крёстном.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Как только все тайны были раскрыты, напряжение между Северусом и Гарри сразу же пошло на убыль. Профессор чувствовал себя намного легче, ведь теперь ему не приходилось лгать мальчику, придумывать нелепые отговорки, чтобы хранить его в безопасности.

Северус беспокоился, не оказывает ли он пагубного влияния на Гарри - мальчик старательно копировал его походку и манеру разговора, даже хмурился абсолютно так же, как и Северус. А известие о том, что Альбус совершенно случайно затопил подземелья, переместив озеро под замок, заставило мальчика вопросительно приподнять бровь - точно так же, как это сделал бы сам Мастер Зелий. Но совершенно поразила профессора новоприобретённая способность Гарри заставить мантию виться за спиной безо всякого заклинания - у самого Северуса на это ушёл месяц. А Гарри однажды просто прошествовал со вздымающейся мантией мимо профессора, улыбнулся удивлению, отразившемуся на лице Северуса, и заявил, что у него был хороший учитель.

Теперь, когда Гарри понял причину своего «домашнего ареста» и поведения Северуса в последние дни, он никуда не ходил один, а всегда просил профессоров сопровождать его.

Северус очень гордился переменами, которые с его помощью произошли в поведении Гарри за два года. Конечно, некоторые сложности ещё возникали, но Гарри, казалось, понял, что все профессора будут рады ему помочь, и всегда обращался за помощью, если вдруг не понимал чего-то. Гарри стал больше доверять Северусу, но всё же профессор чаще находил мальчика сидящим на полу, а не на кресле или диване. Когда Гарри скучал, профессора МакГоннагалл, Флитвик и Стебль с радостью занимались с ним. Однажды Гарри предложил свою помощь профессору Стебль в теплицах, и она, а потом и другие профессора обращались к нему в случае необходимости.

Казалось, всё шло отлично. Гарри был счастлив, профессора были счастливы, и лишь Северус недовольно хмурился при виде такой идиллии.

Тем временем, день рождения Гарри приближался, и Северус снова ощутил прилив беспокойства за Гарри и желание его защитить. Он и сам не понимал, почему боится этого дня. Ну ладно, может и знал, но не хотел признаться в этом даже самому себе. В глубине души Мастера Зелий крепла уверенность, что проклятый Блэк не обойдёт своим вниманием день рождения мальчика. Скорее всего, пришлёт ему что-нибудь опасное, например, взрывающуюся сферу, которая надолго уложит Гарри в больничное крыло, и Северус должен быть рядом, должен оградить Гарри от опасности. Конечно, это только домыслы, но избавиться от них Северус не мог.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

В день рождения Северус позволили мальчику поспать подольше. Подарок профессора уже дожидался вместе с остальными, которые, кстати, Северус собственноручно проверил на всевозможные заклятия, вредоносные чары, яды и прочие опасности.

Увидев подарки, Гарри вскрикнул от удивления, а его едва слышное «спасибо» проникло, казалось, в самое сердце сурового профессора. Так же Гарри реагировал на подарки и раньше, и, учитывая, что на день рождения он получал их лишь второй раз в жизни, Северус не мог винить его за эмоциональность. Гарри был очень благодарен Северусу за новый комплект для зелий. Третьекурсникам потребуется гораздо больше различных компонентов, да и новый котёл тоже был как нельзя кстати - так разве можно найти лучший подарок на день рождения?

Целый день все профессора поздравляли Гарри, а он благодарил их в ответ. Вечером, в безопасности своих комнат, профессор почти забыл о беспокойстве, которое владело им накануне. Но когда вернулся Гарри и начал пересказывать ему события прошлого дня, Северус почувствовал, как сердце его вновь сжимается от страха за мальчика.

- Я помогал профессору Стебль - мы подкармливали корни одуванчиков, когда я увидел огромного чёрного пса возле теплицы. Он выглядел так, словно ему было ужасно грустно, - день у Гарри действительно прошёл отлично, мальчик, казалось, искрится от счастья. - Я подумал, что он голодный и достал булочку, которая осталась у меня от завтрака. Сначала пёс лаял, но когда профессор Стебль приблизилась, он успокоился. Он был такой голодный! Булочку просто проглотил, даже не прожевав. А потом стал меня обнюхивать, искал, может, ещё что-нибудь есть. У меня больше ничего не было, но я сказал ему, что вернусь вечером и принесу ещё поесть. Пойдёте со мной? Ну, пожалуйста?

По мере того, как Гарри говорил, Северус становился всё бледнее, а под конец разговора ему пришлось присесть - от волнения его не держали ноги. Без сомнения, это был ублюдочный Блэк, но как сказать об этом Гарри? Как мог Северус разрушить очарование этого дня, сказав мальчику, что собака - это и есть его убийца-крёстный. Нет-нет, нельзя говорить. Нужно придумать причину, почему Гарри нельзя идти вечером к теплицам. Или, может, запереть его до конца лета?

- Нет.

Гарри уже открыл, было, рот, чтобы начать болтать о предстоящей прогулке, когда услышал ответ.

- Нет?

- Нет, этим вечером ты никуда не пойдёшь.

- Но я обещал ему, что приду и принесу еды!

Северус издал гневное рычание, и Гарри тут же понурил голову.

- Простите, хозяин. Я никуда не пойду, хозяин, - плечи мальчика поникли, он отвернулся и побрёл в свою комнату, где забрался на кровать, взял книгу и начал читать.

* * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри чувствовал себя как в ловушке - не физически, но эмоционально.

Хозяин снова стал вести себя, как раньше - следил за ним, не выпуская его из виду ни на секунду. Даже когда Гарри приходил на занятия к другим профессорам, хозяин всегда следовал за ним, словно хищник, выслеживающий свою добычу. Гарри попробовал поговорить с Северусом. Мальчик попытался убедить Мастера Зелий, что будет осторожен, что обратится к нему при первых же признаках опасности, перепробовал все доводы, которые только мог придумать, чтобы успокоить профессора. Но хозяин только рычал в ответ на эти слова, а слежка не прекращалась ни на минуту.

Гарри знал, что занятия в школе начнутся через неделю, и это было единственным, что помогало ему не сойти с ума. Тогда хозяин будет слишком занят и оставит его в покое. Правда? Тут у него в голове мелькнула картинка - профессор ведёт урок, а Гарри сидит рядом, привязанный к стулу, и все на него пялятся - и мальчик поёжился, надеясь, что ничего подобного не случится.

Последняя неделя перед началом учебного года была немного свободнее - они пошли в Косой Переулок за покупками. Гарри решил использовать каждую минуту этого дня по максимуму, так что он зашёл в каждый магазин, каждую лавку, расположенную в переулке. А Северус покорно следовал за ним, ведь он обещал, что этот день будет полностью посвящён Гарри.

Сначала они пошли в книжный магазин. Гарри внимательно рассматривал книги - он уже привык, что хозяин платит за то, что ему понравится, но всё же мальчик не хотел злоупотреблять его добротой. В итоге Гарри отобрал все книги, которые были необходимы ему для учёбы, а после поощрительного взгляда хозяина, ещё две, которые его заинтересовали. В магазине одежды его обмерили, и хозяин приказал полностью обновить его гардероб, хотя Гарри вырос совсем немного, да и то, скорее всего, от зелий, которыми поил его хозяин. В магазине, где продавались компоненты для зелий, Гарри полностью положился на выбор хозяина - кому, как не Мастеру Зелий известно, что может понадобиться на уроке? С покупками было покончено, и хозяин Северус привёл Гарри в кафе.

- По-моему, нам стоит сделать перерыв. Отвлечься от покупок и от всего остального. Я признаю, что в последнее время немного переборщил с заботой. Но, думаю, ты понимаешь, почему я так поступал.

- Всё в порядке, хо… сэр. Я всё понимаю. Спасибо вам, что заботитесь обо мне, - румянец окрасил щёки Гарри, и он поспешно отвернулся.

- Продолжим беседу дома, наедине, хорошо? С покупками покончено, пора возвращаться в замок. Или ты хочешь купить что-то ещё?

Гарри безумно хотел сову, но не решался попросить хозяина купить её. В конце концов, он уже получил подарок на день рождения.

- Нет, больше ничего, сэр.

Хозяин бросил на него скептический взгляд и принялся за мороженое.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус терпеливо ждал, когда Гарри выйдет из душа. Он понял, что мальчик не был с ним до конца откровенен во время похода в Косой Переулок, и теперь был полон решимости выяснить всё до конца.

- Гарри, можно тебя на пару минут?

- Да, хозяин, - Гарри опустился на диван рядом с Северусом и выжидающе посмотрел на мужчину.

- У меня сложилось впечатление, что ты не сказал мне о чём-то во время нашей прогулки. Я забочусь о тебе, Гарри, защищаю тебя, воспитываю и сделаю всё, что угодно для тебя, ты же знаешь. Если ты чего-то хочешь, большое это или маленькое, важное или незначительное, если я смогу - я достану это для тебя. Если же я посчитаю, что это тебе не нужно, то объясню, почему, и выслушаю твоё мнение. Но для этого ты должен сказать мне. Никогда, никогда не бойся говорить со мной, Гарри, просить что-то у меня.

Гарри опустил голову, но Северус всё равно расслышал его шёпот:

- Я уже получил много подарков на день рождения. Я не могу просить большего.

- Это уже мне решать, Гарри. Если я хочу, чтобы ты получил что-то, чего действительно хочешь, или то, что я сочту нужным для тебя - ты это получишь. Так чего ты хочешь?

- Я понимаю, хозяин. Можно мне завести сову? - Северусу пришлось напрячь слух, чтобы расслышать вопрос мальчика, и он выругался про себя. Он мог бы и сам догадаться, что Гарри захочет иметь сову, чтобы общаться с друзьями.

За два года, проведённых вместе с Гарри, Северус думал, что узнал мальчика достаточно хорошо, чтобы предугадывать все его потребности. Но временами ему казалось, что он потерпел неудачу и из него вышел отвратительный Ведущий. При таких отношениях, как у Северуса с Гарри, предполагалось, что Ведущий изучит Ведомого настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Предполагалось, что Северусу будет известно, когда Гарри что-то нужно, что именно ему нужно, а что - нет. Он смог предугадать потребности мальчика, когда тот был ослеплён, понял, что беспокоило Гарри. Но для Северуса этого было недостаточно. Он хотел быть самым лучшим Ведущим на свете для своего маленького Ведомого, и для этого было очень важно понимать желания и нужды мальчика. Иначе их отношения были бы просто совместным проживанием, так что профессор дал себе обещание внимательнее наблюдать за Гарри, обращать внимание на каждое его слово и узнать, в чём он нуждается.

- Ну, конечно, можешь, Гарри. Завтра сходим в Косой переулок ещё раз и выберем тебе сову.

Ослепительная улыбка, которой одарил его Гарри, немного прибавила ему уверенности, и Северус подумал, что, возможно, он неплохо справляется.

- Спасибо, хозяин, огромное спасибо!

И тут Гарри наклонился вперёд и обнял Северуса. Мальчик очень тяжело шёл на физический контакт и практически никогда не проявлял желания прикоснуться к кому-то. И тот факт, что теперь Гарри сам желал и не побоялся обнять его, показал Северусу, что всё же они достигли немалых успехов.

* * * * *

Северус проклинал себя, наверное, уже в сотый раз за день. О чём он, спрашивается, думал, когда позволил Гарри самому выбрать себе домашнее животное? И даже больше: о чём он думал, когда вообще разрешил Гарри приобрести домашнее животное?

Мужчина совершенно не удивился, когда мальчик решил не покупать сову, поскольку ему нравились оригинальные, не похожие на другие вещи. В итоге, выбор мальчика стал новым кошмаром Северуса. Должно быть, он надышался паров экспериментальных зелий, когда оплачивал покупку! Это было единственным логическим объяснением такой глупости!

- Если счастлив ты и весел, щёлкай так: щёлк, щёлк! Если счастлив ты и весел, щёлкай так: щёлк, щёлк! Если счастлив ты и весел, и со мной поёшь ты песню, если счастлив ты и весел, щёлкай так: щёлк, щёлк!

Проклятый попугай не умолкал ни на секунду с тех пор, как час назад услышал эту песню от Гарри. Конечно, мальчишка пел «хлопай так», но, поскольку у птицы не было ладоней, попугай изменил слова и твердил их, не останавливаясь, уже битый час. Волшебным попугаям, в отличие от маггловских, было достаточно услышать песню лишь раз, чтобы запомнить её, они могли изменять слова при необходимости, а потом принимались сводить человека с ума её бесконечным повторением. И он даже не мог обвинить мальчишку, поскольку тот не знал, как быстро учатся волшебные попугаи, да и окончательное решение Северус принимал сам.

Профессор услышал тихий голос мальчика, который уговаривал птицу успокоиться, чтобы они могли продолжить заниматься на следующий день. Больше от попугая не донеслось ни звука, и Северус бросил недовольный взгляд в сторону комнаты Гарри. Ну конечно, чёртова птица будет слушаться только Гарри! Когда мальчик был в душе, Северус попытался заставить попугая замолчать, но тот только презрительно отвернулся к стене, продемонстрировав затейливо изукрашенную спинку, и вскинул хвост в жесте, смысл которого Северус определил безошибочно. Для профессора осталось загадкой, откуда птица могла знать жест, столь распространённый у магглов? Но сейчас совершенно не хотелось ломать над этим голову, хотелось лишь наслаждаться долгожданной благословенной тишиной.

- Спасибо Вам, хозяин. Это был просто великолепный день, - мягкий голос Гарри прервал мрачные размышления Северуса, и он повернулся к мальчику.

- На здоровье, Гарри. Мне тоже очень понравилось время, которое мы провели вместе.

Гарри лучезарно улыбнулся, прежде чем вымолвить:

- Спокойной ночи, хозяин.

- Спокойной ночи, Гарри, - сказал Северус и отвернулся, когда мальчик ушёл в свою спальню.

Оставалось только надеяться, что этот учебный год будет спокойнее, чем два предыдущих, но, учитывая, что в этот раз за Гарри охотится беглый убийца, надежда эта была очень слабой.

Глава 6: Собственный выбор.

- Наиболее ценной частью бегрониона являются семена, расположенные в корневой части растения. Неаккуратное обращение с этими семенами может привести к взрыву, так что работать с ними следует предельно осторожно, а растирать их при изготовлении зелья - неспешно и ритмично.

Северус злорадно ухмыльнулся при виде Гарри, который судорожно пытался найти затычки для ушей. Попугай, видимо, решил, что послушание стоит проявлять в строго определённые часы, так что болтать он начинал в несусветную рань, и остановить его не было никакой возможности. Результатом вчерашнего прочтения вслух последнего номера «Вестника зельеварения» (несомненно, только чтобы заставить проклятую птицу умолкнуть хоть на несколько минут) стало желание Гарри немедленно заткнуть уши - для этого и нужны были затычки, которых у Северуса сроду не было.

- Какого чёрта нужно было читать ему про зелья? - в сердцах выпалил Гарри, швырнув сумку себе под ноги.

Северус поднял бровь, услышав эти слова, но в глубине души обрадовался, что мальчик говорит почти как нормальный подросток, а не как слишком рано повзрослевший, но всё же неуверенный в себе ребёнок.

- Простите, - пробормотал Гарри, как только понял, что сказал.

- Ничего страшного. Я вот сижу и думаю, какие же мы с тобой глупцы.

- Почему?

- Мы же волшебники, разве нет? Заглушающие чары, если я верно припоминаю, изучают на третьем курсе. И теперь, когда ты взялся за учебники для четвёртого курса, а я считаю себя достаточно компетентным волшебником, у меня появилось неприятное ощущение, что мы уподобляемся магглам, - отвращение в голосе Северуса можно было расслышать без труда.

- О!

- Вот именно - о! А теперь давай-ка наложим эти чары и насладимся долгожданной тишиной.

- Да, хозяин, - просиял Гарри, выбегая из комнаты и на ходу вытаскивая из кармана палочку.

Северус мог только порадоваться, что мальчик не привык к магии, к тому, что он не колдует на каждом шагу - ведь в Хогвартсе не было непрерывной слежки Министерства Магии за использованием магии несовершеннолетними. Но тут же профессор помрачнел, вспомнив, где именно находился мальчик, вместо того, чтобы получать знания о волшебном мире. Воцарившаяся тишина, так любимая Мастером Зелий и, к сожалению, почти им позабытая, была благословением для измученных ушей. Гарри вернулся из своей комнаты и осторожно присел на диван рядом с профессором.

- Хозяин? Можно мне спросить у вас кое-что?

- Конечно, Гарри. Спрашивай, - мальчик настолько редко выступал инициатором разговора, что Северус был заинтригован, а тон, которым был задан вопрос, ещё больше подогрел его интерес.

- После окончания первого курса в книжном магазине в Косом Переулке я встретил Драко Малфоя. Я тогда поприветствовал его, но он воспринял это очень странно. А потом подошли вы, и он ушёл. В этом году я снова заговорил с мистером Малфоем, а он обвинил меня в том, что я его дразню. Почему он так подумал? Приветствуя человека, нужно выказывать ему своё уважение, разве нет?

Северус тщательно обдумал услышанное от Гарри, прежде чем ответить ему. Если он правильно понял, Гарри назвал Драко «мистер Малфой». Зная, что дети никогда не обращаются так друг к другу, Северус мог понять реакцию Драко.

- Ты помнишь, что я рассказывал тебе о твоём дяде, твоём прежнем хозяине, - последнее слово Северус буквально выплюнул, словно оно жгло ему язык. - Я говорил, что в его словах было мало правды. Конечно, обращаясь к человеку «мистер», ты выражаешь ему свое почтение и уважение, и это намного лучше, чем крикнуть кому-то вслед «Эй, ты!». Но дело в том, что у детей так не принято. Чаще всего ученики зовут друг друга по имени. Но взрослые - это совсем другое дело, здесь единственно приемлемое обращение по званию и титулу и, конечно, фамилии. Большинство учеников именно так и поступают. Я полагаю, Драко Малфой действительно был озадачен, когда ты назвал его «мистером», ведь никто из учеников так не делает. И если бы на твоём месте был другой студент, он действительно дразнил бы Драко. Но в твоём случае я полностью уверен, что ты не хотел дразнить его.

- Да, хозяин, я понимаю. Так как мне называть его? - обдумав, слова мужчины, спросил Гарри.

- Я надеюсь, что между вами возникнет дружба, тогда ты сможешь звать его по имени, поскольку называть фамилию будет невежливо. До тех пор ты можешь называть его как хочешь, но тебе всё же стоит отказаться от «мистера», это не пойдёт на пользу. Вам стоит познакомиться поближе. Он неплохой мальчик, он тебе понравится, когда ты узнаешь его поближе. Общение с ним будет весьма увлекательным.

* * * * * * * * * * * * * * * * -*

В этом году первое сентября выпало на пятницу. Перед самым началом праздничного ужина Гарри сидел за преподавательским столом, но как только начали появляться ученики, мальчик занервничал: за прошлые два года все привыкли, что он сидит за одним из ученических столов, и теперь, увидев его рядом с профессорами, начали указывать на него пальцами и перешёптываться. Хозяин, казалось, заметил его смущение и, склонившись к мальчику, негромко проговорил:

- Если захочешь пересесть за стол какого-нибудь факультета, то тебе лучше сделать это прямо сейчас, пока не все ученики прибыли - тогда они и не заметят, где ты сидел.

Гарри улыбнулся хозяину в благодарность за совет и быстренько пересел за слизеринский стол. Он решил поближе познакомиться с Драко Малфоем, поскольку тот заинтересовал Гарри. Как только мальчик сел, он вновь обернулся к преподавательскому столу и одарил хозяина ещё одной улыбкой. Тут его взгляд переместился на лицо незнакомого человека, который тоже сидел за главным столом. Хотя вид у этого мужчины был усталым, а состояние одежды оставляло желать лучшего, он всё же счастливо улыбался. Незнакомец, казалось, почувствовал взгляд Гарри: он внимательно посмотрел на мальчика. Гарри подумал, что, наверное, мужчина не понял, почему он сначала сидел рядом с профессорами, а теперь пересел к слизеринцам. Глаза незнакомца скользнули к Северусу, и Гарри с удивлением заметил, как улыбка на лице мужчины тут же сменилась подозрением.

Гарри почувствовал, как кто-то опустился рядом с ним на лавку, и с удивлением заметил, что Большой Зал почти полон, а место рядом с ним занял Драко Малфой.

- Поттер, - насмешливо бросил Драко.

- Малфой, - Гарри решил, что правильнее всего применить то же обращение, как и его собеседник.

- Что ты здесь забыл?

Видимо, слизеринец не стремился быть вежливым, так что Гарри решил ответить прямо:

- Хочу познакомиться с тобой поближе.

Блондин несколько секунд смотрел на него, насмешливо вскинув бровь, а затем надменно отвернулся. Гарри решил, что на первый раз всё прошло нормально, и стал следить, как распределяют новичков.

Сначала директор поздравил всех с началом учебного года, а затем представил нового преподавателя по Защите от Тёмных Искусств - Ремуса Люпина (им оказался тот незнакомый мужчина), которого приветствовали жидкими хлопками. Никто о нём ничего не знал, но все были уверены, что из-за проклятия, наложенного на эту должность, мужчине не продержаться в Хогвартсе дольше года.

Студенты потихоньку покидали Большой Зал, а Гарри, обернувшись к хозяину и послав ему робкую улыбку, обнаружил, что за столом он остался наедине с Драко.

- Что с тобой, Поттер? На первом курсе ты от всех шарахаешься, на втором привыкаешь к человеческому обществу и начинаешь пресмыкаться - а, может, издеваться, я ещё не разобрался до конца - а теперь желаешь свести знакомство с отверженным факультетом. Что с тобой?

- Ты мне интересен, Малфой, а после разговора с моим х… с профессором Снейпом я решил, что нам стоит познакомиться поближе. Мне интересно, что за человек скрывается за этой надменной маской.

- Ах да, я почти забыл, что профессор Снейп - твой наставник. Как же вы уживаетесь? Я слышал, что он был не в ладах с твоим отцом, и ужасно удивился, когда ты выбрал ученичество именно у него!

- У него были плохие отношения с моим отцом? Я… не знал. Мы прекрасно уживаемся вместе, он меня понимает и помогает мне со всякими… сложностями.

- Ты говоришь так, словно скрываешь великую тайну. Или ввязался в какие-то проблемы, которые вот-вот станут известны всему Хогвартсу. Может, просветишь?

Гарри настороженно посмотрел на слизеринца. Ни за что на свете он не расскажет Драко о своей жизни до приезда в Хогвартс, но то, что Драко что-то заподозрил, очень обеспокоило Гарри.

- Никаких тайн, Малфой. Просто профессор помогает мне разобраться с некоторыми… семейными делами, - Гарри был доволен, что смог не рассказать Драко правды, но, в то же время, и не обмануть его.

- Да ладно, Поттер. Увидимся в классе.

Гарри понял, что разговор окончен, и свернул в первый же попавшийся на пути коридор, а Драко пошёл дальше к слизеринской гостиной.

* * * * * * * * * * * * * * * * * -*

- Доброе утро, Гарри. Прости, что вчера вечером не присоединился к тебе, мне пришлось присутствовать на совещании, которое несколько затянулось.

- Доброе утро, хозяин. Ничего страшного, вчера я шёл с Драко, мы разошлись перед самой слизеринской гостиной. Вы были правы, он очень интересный собеседник и за словом в карман не полезет. Я думаю, мы подружимся. Я, наверное, сболтнул что-то лишнее, потому что он начал задавать мне вопросы. Но я его успокоил, он ничего не узнал.

- Я рад это слышать. Его отец бы тебя живым не выпустил, пока не узнал всё, что его интересует. Хорошо, что Драко не слишком на него в этом похож. Люциус Малфой - очень жестокий человек, боюсь, он не будет с тобой так добр, как его сын. Остерегайся его, Гарри. Следи за тем, что ты говоришь Драко - он может передать твои слова отцу.

- Да, хозяин, я понимаю.

- Хорошо. А теперь одевайся, пока мы не опоздали на завтрак.

Гарри поспешно натянул школьную мантию и с трудом поднял сумку - она была очень тяжелая, ведь расписания у Гарри ещё не было, так что он сложил туда все свои учебники. Быстренько проведя пару раз расчёской по волосам, пытаясь создать иллюзию причёски, он выскочил из комнаты и увидел, что хозяин удивлённо на него смотрит.

- Что?

- Ты волнуешься из-за начала нового учебного года, так, Гарри?

- Да, хозяин, - Гарри не понимал, что происходит, но почувствовал себя неловко, заметив, что хозяин едва сдерживает смех.

- Да, я так и понял. Гарри, какой сегодня день недели?

- Эээ… суббота, хозяин, - ответил Гарри и горестно нахмурился, - хозяин всё еще смотрел на него, и под этим взглядом Гарри захотелось побиться головой о стену. - О Боже, я просто придурок!

- Вовсе нет! Наоборот, совершенно логично, что ты оделся для занятий. Мы почти никогда не завтракаем в Большом Зале на выходных. А когда я говорю, что мы идём завтракать туда, значит, потом начинаются уроки. Ты ждал нового учебного года, да и после каникул ещё не перестроился, так что всё в порядке. Такое могло случиться с каждым. И ты вовсе не придурок. Сегодня мы идём завтракать в Большой Зал, потому что за завтраком раздадут расписания.

- Хорошо, я сейчас, - выдавил Гарри, стараясь не отрывать взгляда от пола, чтобы хозяин не увидел его покрасневшего от стыда лица, и побежал в комнату, чтобы переодеться.

- Успокойся, Гарри. Иначе вся школа будет гадать, чем же ты занимался, что теперь так смущён. И, зная, о чём думают подростки, я могу гарантировать, что они уверятся в самом худшем.

Гарри побледнел и постарался взять себя в руки. Он не хотел, чтобы кто-то думал о нём такое. Никто не должен был знать о нём ничего. Мальчик помнил, что, по словам хозяина, сексуальные отношения начинаются у более взрослых учеников, и они всегда стремятся сохранить это в тайне. И Гарри не мог позволить, чтобы о нём судачили на каждом углу.

В Большом Зале Гарри вновь присоединился к слизеринцам, заранее сообщив хозяину, что хочет пообщаться с Драко.

- Доброе утро, - услышал он сзади знакомый протяжный голос и, обернувшись, улыбнулся Драко, который как раз прогонял второгодок, чтобы освободить место рядом с Гарри.

- Доброе утро, Малфой.

Завтрак прошёл в молчании, поскольку ни один из мальчиков не знал, о чём им поговорить. Гарри пробежался глазами по расписанию, которое вручил ему хозяин сразу же после того, как Драко получил своё. Снова дополнительные Зелья, но теперь по понедельникам и средам. Распрощавшись с Малфоем, Гарри покинул Большой Зал сразу же, как только расправился с десертом.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри не мог избавиться от чувства, что его преследуют. После месяца призрачной слежки, когда он уже почувствовал, что становится параноиком, мальчик решил поговорить об этом с хозяином.

- По-моему, за мной кто-то следит. Я впервые почувствовал это в первый день учёбы, и с тех пор это чувство не покидает меня. Я словно под прицелом. Когда я сижу на уроке, всё в порядке, но стоит мне только выйти в коридор - взгляд тут как тут! Как вы думаете, может это… Сириус Блэк? Может, он хочет у… убить меня, как моих родителей? - Гарри повторял эту маленькую речь про себя несколько раз, и теперь был доволен, что смог так связно всё изложить.

Мужчина спокойно выслушал мальчика, но вовсе не казался взволнованным. Наоборот, казалось, что он… доволен.

- Я рад, что ты распознал слежку, Гарри. Но не стоит беспокоиться, это я за тобой следил.

Гарри разинул от удивления рот: сбывались его кошмары о постоянном надзоре со стороны хозяина. Но как такое возможно? Ведь у них уроки в одно и то же время!

- Ты же не думаешь, что я позволю тебе бродить в одиночку, когда за тобой охотится сумасшедший маньяк? Я использовал Хроноворот каждый день, во время ланча и обеда, чтобы проверить, всё ли с тобой в порядке.

Гарри переполняли противоречивые эмоции - ему было обидно от навязанной заботы, больно от того, что хозяин всё ещё считает его ребёнком, который не может о себе позаботиться - а ведь ему уже тринадцать лет! Он хотел кричать в голос о том, что он давно не малыш. Но вместе с тем он почувствовал что-то новое, какое-то незнакомое чувство, теплом разлившееся в груди. Это чувство было сродни тому, которое ощутил, когда узнал, вернее, поверил, что хозяин действительно заботится о нём.

- Спасибо, хозяин, - шепнул Гарри, стараясь не позволить слезам покатиться из глаз.

Гарри был просто поражён, почувствовав крепкое объятие и услышав, как хозяин мягко прошептал ему на ухо:

- Ты слишком много значишь для меня. Я не позволю тебе влипнуть в очередные неприятности и свернуть свою маленькую тощую шейку. И потом, кто станет заваривать мне чай?

Гарри тихонько рассмеялся и расслабился в безопасности надёжных рук. Он смирится со взглядом, что преследует его повсюду. Смирится потому, что знает: этот взгляд не причинит ему вреда. Он сможет защитить его.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри дрожащей рукой взял плитку шоколада и, приподнявшись немного, попытался сесть. Прямо над собой он увидел взволнованное лицо профессора Люпина, который склонился над ним.

- Как ты, Гарри?

- Всё в порядке, сэр. Что… что это было?

- Это были дементоры, охраняющие школу от Сириуса Блэка. Они проголодались и, видимо, решили, что ученики будут лёгкой добычей.

- Добычей?

- Да, добычей. Они питаются эмоциями, вытягивают из человека всё счастье, всю радость и заставляют его переживать все самые ужасные моменты жизни, снова и снова.

- А почему я упал в обморок?

- Я полагаю, что это из-за твоего прошлого. Ты были свидетелем смерти своих родителей, так что неудивительно, что твой разум просто отключился.

Гарри только кивал и не подумал поправить профессора, который был уверен, что знает его худшие воспоминания. Нет необходимости волновать человека, который и так за него тревожится.

- И ты кричал, Гарри, я не знаю, почему.

Сам Гарри прекрасно помнил, почему кричал, но он вовсе не собирался рассказывать, как вновь пережил одно из самых худших своих наказаний с хозяином Верноном. Воспоминания были настолько яркими, настолько реальными, что он просто потерял сознание. Да, он не чувствовал боли, не было ни крови, ни ран, но и одних воспоминаний было вполне достаточно.

Осторожно поднявшись на дрожащих ногах, Гарри заметил хозяина, который стоял в тени квиддичных трибун и наблюдал за мальчиком. На лице профессора было волнение, граничащее с паникой. Гарри мог только надеяться, что его слабая улыбка хоть немного успокоит мужчину. Получив в ответ едва заметный кивок, Гарри в сопровождении профессора Люпина медленно направился к замку, по пути пытаясь успокоить профессора и отказываясь от предложения сопроводить его в Больничное Крыло.

- Со мной всё в порядке, профессор, правда. Просто нужно прилечь ненадолго. Я пойду в комнаты профессора Снейпа, это совсем недалеко.

- Ты уверен, Гарри?

- Да, я уверен. Спасибо, профессор.

- Если тебе что-нибудь понадобится, сразу же обращайся ко мне, хорошо, Гарри?

- Да, сэр.

Гарри быстро спустился в подземелья, обдумывая последние события. Профессор Люпин был так добр к нему, старался помочь ему, защитить его - может, они раньше встречались? Но Гарри был уверен, что не забыл бы такую встречу ни за что на свете. Решив обдумать это попозже, Гарри прошёл в комнаты хозяина, и тут же попал под град его вопросов:

- Всё в порядке? Что там случилось? Проклятые дементоры! Говорил я Альбусу, что от них добра не жди! - не переставая говорить, хозяин внимательно осматривал Гарри, разворачивая его, а потом приподнял за подбородок и взволнованно заглянул мальчику в глаза.

Видимо, хозяин немного успокоился, когда не нашёл повреждений на его теле. Мастер Зелий осторожно взял Гарри за плечо и усадил на диван.

- Я научу тебя заклинанию, которое может отогнать дементоров. Конечно, оно их не уничтожит, но и не позволит им приблизиться к тебе.

- Спасибо, хозяин, я очень благодарен вам за это.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

- Экспекто Патронус! - прокричал Гарри, и серебристый полупрозрачный контур человека в плаще с капюшоном медленно проплыл по комнате. У Гарри не было ни малейшего сомнения, что это фигура именно его хозяина. Прочитав книги о форме Патронуса и получив объяснения хозяина, Гарри был точно в этом уверен. Патронус представлял из себя фигуру человека, животного или любого другого существа, которое помогало волшебнику чувствовать себя в безопасности. Раньше Гарри думал так о своём отце - что он придёт и спасёт его, защитит от всего зла, которое причиняли мальчику. А теперь Гарри так думал о хозяине Северусе.

- Очень хорошо, Гарри. Я думаю, достаточно на сегодня. У меня назначена встреча с директором, вернусь поздно, а ты иди домой и ложись спать - тебе необходим полноценный отдых.

- Да, сэр. Спасибо, сэр.

Уже два месяца Гарри изучал заклинание для защиты от дементоров и, наконец, у него получилось вызвать Патронуса. Он быстро спускался в подземелье, когда, преодолев первую лестницу, был остановлен негромким стоном, который доносился из-за приоткрытой двери неиспользуемого класса. Гарри остановился перед классом и подумал, что ему делать. Возможно, кто-то серьёзно ранен и стонет от боли, и пока Гарри будет звать на помощь, этот человек может умереть. Или Гарри может нарушить приказ хозяина и зайти посмотреть, возможно, он и сам в силах помочь. Через пару секунд Гарри решил, что всё же лучше столкнуться с гневом хозяина, чем позволить кому-то страдать лишнюю минуту, он приоткрыл дверь в класс и замер как вкопанный.

Двое студентов с шестого или седьмого курса целовались и ласкали друг друга. Было темно, и Гарри не мог даже разобрать, были ли это мальчик и девочка или два мальчика, когда один из них издал низкое завораживающее рычание, и Гарри понял, что это точно мальчик. Внезапно Гарри почувствовал, как дрожь пробежала по его телу, а в паху зародилось напряжение. Испуганный своей реакцией, Гарри шагнул прочь из комнаты, бесшумно притворил дверь и со всех ног бросился в комнаты хозяина.

Гарри не знал, как долго он пролежал в своей кровати, сжавшись в испуганный дрожащий комочек, когда почувствовал на своих плечах заботливые руки хозяина.

- Гарри? Что с тобой? Что случилось?

Услышав голос хозяина, Гарри поднял голову от залитой слезами подушки и спрятал лицо в мантии на груди мужчины. Он не хотел ничего рассказывать. Не хотел признаваться в том, что почувствовал, когда увидел ласки двух учеников.

- Гарри, успокойся. Всё в порядке. Ты в безопасности, я рядом с тобой, я не дам тебя в обиду. Всё хорошо. Всё в порядке, - мягкий голос успокаивал Гарри до тех пор, пока его рыдания немного не утихли. - Теперь ты можешь рассказать мне, что тебя так расстроило?

- Вы возненавидите меня. Возненавидите! Я мерзкий… отвратительный… я такой же, как он.

- Я никогда не буду ненавидеть тебя, Гарри. Ты вовсе не мерзкий и не отвратительный и не похож на… с кем ты себя сравнивал?

- С Верноном.

Северус едва расслышал шёпот мальчика, но, как только слова долетели до его ушей, ему показалось, что кровь застыла у него в жилах.

- Нет, Гарри, нет! У тебя с ним нет абсолютно ничего общего! Как ты только мог так подумать? Ты добрый и заботливый и скорее причинишь вред самому себе, чем кому-то ещё. Ты ни капли на него не похож. Тебе понятно?

- Да, хозяин. Нет, хозяин. Я не знаю, хозяин! Только что это… случилось со мной. Только что!

- Что, Гарри? Что с тобой случилось? - Северус потерял голову от беспокойства, он не мог представить, что довело Гарри до такого состояния. Или кто. Если кто-то посмел обидеть его маленького Ведомого, Северус разорвёт его голыми руками. Медленно. На мелкие кусочки.

- Я был… я возвращался в наши комнаты, как вы и сказали. Я только успел пройти первую лестницу, когда заметил, что одна из дверей в старую классную комнату приоткрыта. Когда я проходил… проходил мимо неё, я услышал, что кто-то стонет внутри, как будто… как будто ему больно. Я не знал, что делать, я думал, может, смогу помочь. Я… я… там были два ученика, они целовались и гладили друг друга. И тогда я… у меня… - тут Гарри оборвал себя и отвернулся от Северуса.

- Что случилось, Гарри? Я обещаю, никакие твои слова не заставят меня ненавидеть тебя.

- Я почувствовал странную дрожь, и мой… мой… он стал твёрдым! Я… я не знаю, почему! Я ненавидел, когда хозяин Вернон делал это со мной, я никогда не перечил ему, но всегда это ненавидел! Как я могу хотеть этого? Я не хочу больше делать этого ни с кем, не хочу!

- Тише, тише, Гарри. Всё в порядке.

Гарри не знал, как это получилось, но когда он немного пришёл в себя, то понял, что сидит на коленях хозяина, и мужчина мягко его покачивает.

- Всё в порядке? Ты успокоился?

- Да, хозяин, спасибо, хозяин.

- Гарри, с тобой всё в порядке. С тобой не произошло ничего неправильного. В твоём возрасте тело мальчиков начинает меняться, появляются новые желания и потребности. И когда у тебя возникает эрекция - то, что произошло сегодня - это вовсе не означает, что ты уподобляешься своему дяде. Это совершенно естественная реакция организма.

Гарри пытливо вглядывался в лицо хозяина.

- Так я не… урод?

- Ну, конечно же, нет, Гарри! Никогда я не буду считать тебя уродом. Ты - подросток, переполненный гормонами. И я тебя уверяю, что это обязательно повторится. Эрекция возникнет, причём в самый неподходящий момент, но ты никогда не станешь похож на того ублюдка, которого ты называешь дядей. Он хотел причинить боль, ему это нравилось. Он хотел сломать твою волю, сделать из тебя раба, подчиняющегося каждому его приказу. Я очень сильно сомневаюсь, что ты хочешь сотворить подобное с кем-то. Мы - это наши поступки, Гарри. Если ты захочешь стать злобным монстром, то ты им станешь, но если ты выберешь любовь и заботу по отношению к своим близким, то тебя никто никогда не назовёт уродом.

Северус откинулся на спинку, но не разжал рук - мальчику сейчас как никогда были нужны забота и комфорт. Гарри было необходимо почувствовать себя в безопасности, и Северус был готов на что угодно, чтобы подарить ему это ощущение. Гарри вытянулся рядом с Северусом и, прошептав «Спасибо, хозяин», закрыл глаза и мгновенно провалился в сон. Северус опустил взгляд на доверчиво прильнувшую к его груди взъерошенную голову. Мальчику нужен покой. Нужна забота. С этой мыслью Северус укрыл их обоих одеялом и закрыл глаза.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

Примерно через неделю Гарри, казалось, пришёл в себя, он снова улыбался и шутил. Между ним и Драко завязалась своеобразная дружба или, как говорил Драко, приятельство. Они уже называли друг друга по именам, и их часто можно было видеть прогуливающимися вместе или сидящими рядом во время трапез. Им было очень интересно вместе, отчего их дружба только крепла. Хозяин Северус был доволен развитием отношений между мальчиками, и Гарри изо всех сил старался порадовать мужчину.

Сначала профессор не позволял Гарри посещать Хогсмид, как это делали в выходные все остальные ученики, но, когда Драко предложил Гарри сходить вместе, Северус смягчился. К тому же, Гарри напомнил ему, что Северус всегда может использовать Хроноворот, чтобы убедиться, что всё в порядке. И Северус дал своё разрешение.

* * * * * * * * * * * * * * * * -*

Гарри стоял в центре комнаты. Чувства его были в смятении, в голове - полный кавардак. Он слушал рассказ Сириуса Блэка о том, что действительно случилось в ночь на Хэллоуин, когда были убиты его родители. И не было ничего плохого в том, чтобы дать человеку возможность доказать свою невиновность, для этого нужно было всего лишь проверить крысу Рона Уизли - Сириус Блэк утверждал, что это не крыса, а предатель, виновный в гибели родителей Гарри. С другой стороны, хозяин, едва появившись в хижине, казалось, был готов убить Сириуса Блэка без промедления. Если Сириус Блэк лгал, а Гарри поверил бы ему, то под угрозой были бы жизни всех, кто находился рядом. Если он говорил правду, а хозяин его убьёт, то смерть невиновного будет на совести Гарри.

Приняв решение, мальчик медленно повернулся к профессору и прошептал извиняющимся голосом: «Простите, хозяин», а потом вскинул палочку и наслал на мужчину Сонные Чары. Гарри хотел дать Сириусу шанс, несмотря на наказание, которое, несомненно, последует за его непослушанием.

А дальше всё завертелось в какой-то невозможной карусели, события происходили так быстро, что Гарри едва успевал их замечать. Сначала крыса действительно оказалась предателем Питером Петтигрю, Сириус Блэк решил отвести всех к директору, а Гарри - заклятьем перенести хозяина туда же. Потом, как только они выбрались из-под Гремучей Ивы, хозяин пришёл в себя и бросил на Гарри взгляд, который не предвещал ему ничего хорошего, но потом мужчина посмотрел на профессора Люпина, замершего у входа в туннель.

- Скорее! Быстрее в замок! Он опасен, он сегодня не успел принять Волчье Зелье, он не в себе! - крикнул хозяин и толкнул Гарри в спину, чтобы заставить его двигаться по направлению к школе.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Где же он? Где? Где?

Гарри в отчаянии рылся в карманах мантии хозяина в поисках Хроноворота. Он же видел, как хозяин снимал его вчера, но куда он его дел? Наконец крохотный золотой прибор нашёлся под подушкой, и Гарри бегом покинул комнату.

Он должен сделать это! Он должен успеть! Задача перед ним стояла самоубийственная, Гарри понимал это, но не мог придумать ничего иного. Сириуса казнят, если Гарри ничего не сделает!

Гарри не был уверен, как работает Хроноворот, так что он надел его на шею и повернул пару раз, и тут мир начал вращаться вокруг него.

Мальчик поклонился и вздохнул с облегчением, когда понял, что гиппогриф решил всё же не нападать на него, а помочь ему. Это было просто нереально увести гиппогрифа из загона незаметно, но, видимо, у Гарри был счастливый день. Потом пришлось ждать, пока все не выйдут из туннеля, ведущего в Вопящую Хижину, иначе его непременно бы заметили. Гарри улыбнулся, увидев, как необычайно яркий Патронус - образ его хозяина - появился из его палочки и отогнал дементоров. Он обнаружил Сириуса Блэка в одной из башен, провёл его в Астрономическую Башню, торопливо распрощался с ним и поспешил назад, в комнаты хозяина Северуса. Надеясь, что мужчина не заметит его отсутствия.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Да он шкуру с него живьём спустит! Как только Северус услышал о побеге Сириуса Блэка, он сразу же ринулся в свои комнаты, терзаемый подозрением, что за всем этим стоит Гарри. Добравшись до комнаты мальчика, он бросился к его кровати и витиевато выругался, осознав, что того нет на месте. Расположившись у двери, он ждал, и как только она распахнулась, схватил мальчишку и втащил его внутрь.

- Что я говорил об этих глупых приключениях? Я предупреждал тебя, чтобы ты немедленно шёл ко мне, а не рисковал своей жизнью так безрассудно! А теперь ты ещё и крадёшь мои вещи - уж этого я от тебя никак не ожидал!

Гарри съёжился в смертельном захвате, вздрагивая от каждого слова, которое жалило его, словно отравленная игла. Гарри, конечно, знал, что хозяин не причинит ему вреда преднамеренно - он всего лишь волновался, однако рука завтра, скорее всего, будет болеть.

- Простите меня, хозяин. Но ведь Сириус невиновен! Я своими глазами видел Питера Петтигрю, он даже признался, что был хранителем тайны моих родителей. Я не мог позволить ему умереть, я не мог, понимаете, не мог!

- Не смей сейчас плакать, Гарри! Ты сам знаешь, что заслужил выволочку, но если заплачешь, я не смогу как следует отругать тебя!

Гарри улыбнулся сквозь слёзы. Он понял, что хозяин хотел немного подбодрить его своими последними словами, но также понимал, что действительно заслужил наказание, и был готов принять его, любое, какое выберет хозяин.

- Простите, хозяин. Я не сожалею о своём поступке, я считаю, что поступил правильно, но мне очень жаль, что я снова вас ослушался.

Хозяин смотрел на Гарри очень внимательно в течение нескольких минут, а потом прошествовал в свою спальню и вернулся оттуда с бутылью заживляющего бальзама в руках - на предплечьях мальчика остались тёмные следы от его мёртвой хватки.

- Я рад, что ты готов отстаивать своё мнение, Гарри, но это дела не меняет. Ты ослушался моего приказа и должен быть наказан.

Гарри только кивнул в ответ на слова мужчины, а потом откинулся на спинку дивана и устроил голову на его твёрдом плече.

Он действительно полюбил свою новую жизнь с новым хозяином.

Глава 7: Метки, которые мы носим.

Гарри сидел на своей постели, с тревогой ожидая хозяина. Мысли его крутились вокруг недавних событий и последовавшего за ними разговора. Гарри думал о том, каким образом он смог бы, не ослушавшись хозяина, выполнить задуманное, но ни один вариант развития событий из тех, которые он смог себе представить, не гарантировал успеха. Если мальчик пошёл бы к Северусу, то не обошлось бы без подробных объяснений, и драгоценное время было бы потеряно. Точно так же дело обстояло и с любым другим профессором. Нет, Гарри всё сделал так, как нужно, и тогда, когда нужно. Но убедить хозяина в правильности своих поступков - это совершенно другое дело. Хотя хозяин и был доволен тем, что Гарри отстаивал своё мнение, мальчик был уверен, что профессор не допустит неповиновения.

Его размышления были прерваны шумом распахнувшейся двери и появлением хозяина. Гарри ожидал, что мужчина вновь принесёт верёвку, чтобы обездвижить его, или повязку, чтобы завязать глаза, однако на этот раз руки хозяина были пусты.

- Я полагаю, Гарри, - начал мужчина, присев рядом с мальчиком, - что ты испытываешь сложности не с доверием, а с повиновением. В обычной обстановке, когда я рядом, ты никогда не ослушаешься моего приказа, ты всегда точно делаешь то, что я тебе говорю. Но как только я прошу тебя не делать чего-то, ты тут же идёшь мне наперекор и выказываешь непослушание. Поверь, я запрещаю тебе делать что-то не для того, чтобы наказать или помешать веселиться. Ты ведь вполне можешь наслаждаться жизнью, не подвергая себя опасности, поэтому я не потерплю неповиновения. Я рядом, чтобы позаботиться о тебе, защитить тебя, я рядом, когда нужен тебе, но и когда ты не испытываешь необходимости быть со мной, я тоже буду рядом. Я должен удержать тебя от всяческих афер, которые ставят тебя под удар. Возможно, тебе это не понравится, Гарри, но ты значишь для меня намного больше, чем Блэк или любой другой человек. И если мне придётся выбирать между твоей безопасностью или чьей-то ещё, я без колебаний выберу тебя, Гарри.

Хоть слова хозяина Северуса и были логичны, Гарри не обязан был соглашаться. Конечно, все люди заслуживали долгой и счастливой жизни, но то, что хозяин выделил его, словно бы поставил на ступень выше остальных, заставило Гарри чувствовать себя нужным, желанным… любимым. Сам Гарри никогда не смог бы выбрать, кто достоин жизни, а кто - нет, и то, что хозяин оказался на это способен, немного беспокоило мальчика, но всё же он не мог этого не оценить.

- Я вижу, ты начинаешь понимать меня, Гарри. Я рад, что ты задумался над моими словами, но всё же боюсь, что ты не будешь выполнять мои пожелания, поскольку всё ещё живёшь сердцем, а не умом. Не пойми меня неправильно, я очень хочу, чтобы ты сам принимал решения, но твоя глупая опрометчивость не позволяет мне доверять тебе в этом вопросе. Я нашел одно заклинание, которое, как мне кажется, поможет нам решить некоторые проблемы, и хотел бы применить его. Не беспокойся, тебе не будет больно, вернее… не всегда. У этого заклинания очень узкая направленность. Я не использовал физическое наказание, у тебя его было достаточно, и я не хотел напомнить тебе о времени, которое ты провёл с Верноном. Но теперь, когда ты доверяешь мне и понимаешь, почему я хочу прибегнуть к физическому наказанию, думаю, мы можем его использовать. Клянусь, что никогда не стану наказывать тебя для того, чтобы причинить тебе боль. Заклинание, о котором я говорю, будет ощущаться как шлепок, достаточно сильный, чтобы ты его заметил при любых обстоятельствах, и не настолько слабый, чтобы ты мог просто отмахнуться от него.

Видение собственной окровавленной иссечённой спины мелькнуло перед глазами Гарри, но он тут же успокоился, слушая хозяина и понимая, что его страхи никогда не станут реальностью.

- Заклинание будет активироваться в том случае, когда ты совершаешь поступок, точно зная, что я его не одобряю, но всё же игнорируешь мои приказы. Я сниму заклинание, как только пойму, что ты ценишь свою жизнь точно так же, как ценю её я.

Гарри сидел, слушая хозяина. Всё, что говорил мужчина, было логично и обосновано, но вот беда - когда существует угроза жизни, логика зачастую отказывает, и Гарри был согласен, что в таких случаях заклинание могло здорово помочь.

- Перевернись на живот, Гарри, и приспусти брюки до колен. Я обещаю, что ты не получишь сверх меры. Для того чтобы наложить заклинание, я шлёпну тебя - именно такие ощущения ты будешь испытывать каждый раз, когда надумаешь вновь меня ослушаться. Всего будет два удара, по одному на каждую ягодицу, но впоследствии заклинание будет определять степень твоей вины передо мной, и какое наказание ты заслужил - один или два шлепка.

Гарри безмолвно подчинился. Да и что он мог сказать? «Пожалуйста, хозяин, не надо! Я буду хорошим! Я обещаю повиноваться Вам!» Но Гарри и сам прекрасно знал, что не сможет сдержать обещания. Так что, возможно, заклинание действительно поможет ему не влипать в неприятности.

- Считай вслух, Гарри. Их будет всего два, но это поможет тебе подготовиться и сосредоточиться на своём наказании. Ты готов?

- Да, хозяин, - голос мальчика был намного твёрже, чем он ожидал. На самом деле, Гарри уже понял справедливость подобного наказания, он нуждался в нём, если заклинание действительно будет работать так, как описал хозяин.

Гарри почувствовал прикосновение руки, и тут же зашипел, как только нежную кожу ягодицы обожгло, и она запульсировала от боли.

- Один, - сказал Гарри, вспомнив просьбу хозяина считать вслух.

Второй удар поселил жжение в другой ягодице. Конечно, Гарри не хотел бы испытывать такое каждый день, но всё же это было ничто по сравнению с обычными наказаниями Вернона.

- Два, - вылетело у мальчика изо рта, и он открыл глаза, удивляясь, когда успел смежить веки. Ягодицы ныли, но всё было не так уж плохо. Немного успокаивающего бальзама - и к вечеру можно будет сидеть. Хозяин что-то негромко зашептал, Гарри не разобрал слов, но по покалыванию в ягодицах понял, что заклинание уже действует.

Чувство вины нахлынуло на мальчика, но вовсе не из-за поступков, которые он совершил, а из-за того, что он своим непослушанием вынудил хозяина применить крайние меры. Обернувшись через плечо, он увидел на лице мужчины такое выражение, словно он испытывал боль, по крайней мере, в десять раз сильнее той, что довелось только что перенести Гарри.

Повернувшись, он попытался сесть, но Северус придержал его за спину.

- Полежи ещё немного, Гарри.

Мальчик подчинился со спокойной душой. Он действительно доверял хозяину.

Уверенные руки стали массировать его ягодицы, Гарри сначала вздрогнул от прикосновения прохладного крема, но тут же почувствовал, как отступает боль.

- Постарайся не садиться некоторое время, в остальном можешь заниматься чем угодно.

Гарри посмотрел на хозяина и, поддавшись импульсу, заключил его в объятия.

- Спасибо, хозяин. Я постараюсь не разочаровать Вас.

- Это всё, о чём я тебя прошу, Гарри, всё, о чём я прошу.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Летние каникулы были, без сомнения, самым лучшим временем в году, думал Гарри, осторожно спускаясь по истёртым ступенькам в подземелья через две недели после окончания учебного года. Но это лето явно превосходило прошлые три. Хозяин Северус проводил с Гарри гораздо больше времени, чем раньше, и мальчик чувствовал себя как никогда счастливым.

Однажды утром Гарри проснулся с эрекцией, и паника почти захлестнула его, топя остатки сонного разума, но Гарри вспомнил слова хозяина и постепенно успокоился, убеждая себя, что это естественная реакция растущего организма и в этом нет ничего ненормального. Хозяин был горд, когда Гарри ему об этом рассказал, однако нахмурился, узнав, что мальчик просто проигнорировал возникшую эрекцию. Гарри же беспокоился, правильно ли он реагирует, но профессор уверил его, что всё обязательно наладится.

- Добрый день, Гарри.

Гарри обернулся к мужчине и одарил его тёплой улыбкой.

- Добрый день, хозяин.

- Гарри, давай присядем. Нам нужно поговорить.

Мальчик присел рядом с Северусом, устроил голову у него на плече, как делал это в последние дни, и стал слушать.

- В этом году состоится чемпионат по квиддичу. Я не испытываю особой тяги к спортивным состязаниям, но ты, насколько я знаю, весьма увлечён этой игрой. Я достал два билета, поедем послезавтра. Малфои пригласили нас присоединиться к ним, так что ты будешь рад узнать, что проведёшь с Драко неделю.

- Правда? Мы поедем на Чемпионат Мира? О, спасибо, спасибо, спасибо! - худенькое тельце ринулось к мужчине так стремительно, что, не сиди тот на диване, непременно упал бы под напором столь искренней благодарности.

Гарри обнимал Северуса всё чаще, и хотя мужчина старался сдерживать эмоции и не выказывать гордости, он прекрасно знал, что Гарри понимает его чувства без слов.

- На здоровье, Гарри. А теперь пойди, займись делом, а мне предстоит ещё поработать сегодня.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

- Драко! - Гарри ринулся вперёд, но тут же остановился, заметив и старших Малфоев. Мальчик ощутил недовольный взгляд хозяина и почувствовал, как вспыхнуло лицо - он повёл себя как трёхлетний малыш, которого первый раз привели в гости!

- Мистер Малфой, миссис Малфой, очень рад встрече.

- Гарри Поттер! Вы здесь - какая неожиданность. Первый подмастерье профессора Снейпа, не так ли? Куда катится мир? Столь могущественный маг должен с умом выбирать себе сподвижников.

- Простите, мистер Малфой, но я не понимаю, о чём вы.

- Не стоит беспокоиться, Поттер, вы и не должны ничего понимать, вам достаточно просто слушать.

Гарри покосился на хозяина и вспомнил их прошлогодний разговор об отце Драко. Тогда профессор сказал ему, что Люциус Малфой очень опасный человек, и теперь Гарри осознал правдивость этих слов.

- Не будем терять времени, игра вот-вот начнётся.

Чемпионат продолжался три дня. Драко правильно угадал, кто поймает снитч, зато Гарри был прав в утверждении, что Болгария проиграет, несмотря на сильного ловца.

Хозяин ещё не вернулся, а мистер Малфой ушёл несколько часов назад, но Гарри совершенно не задумывался, где они могут быть. Но всё же смутное беспокойство не покидало Гарри с момента знакомства с Люциусом, а его предчувствия нередко оказывались верны.

Внезапно громкий крик оторвал мальчика от его мыслей, но только он собрался спросить у Драко, что происходит, как тот схватил его за руку и потащил прочь из палатки и дальше, вниз по узкому проходу. Люди вокруг также выбегали из палаток, разыскивая своих близких, но мальчики не останавливались, а пытались убежать от крика. На бегу, Гарри удалось разглядеть висящий в воздухе странный знак - похоже, сотканный из зелёного дыма.

Внезапно сильные руки опустились на плечи Гарри, и даже не глядя, он мог сказать, что это был хозяин Северус. Родной запах и уверенные прикосновения сухопарых ладоней были знакомы Гарри, как свои собственные, и мальчик сразу же расслабился - в этих объятиях ему ничто не угрожало. Когда хозяин был рядом, Гарри ощущал спокойствие и безопасность.

- Скорее за мной! Нужно уходить, здесь опасно, особенно для тебя, Гарри.

Гарри и не подумал протестовать. Человеческая река захватила их и понесла, выбраться не было никакой возможности, и Гарри почти не удивился, когда рука хозяина внезапно исчезла с плеча, и толпа разделила их.

Гарри не понял, как это случилось, но в один момент он бежал, словно за ним гнался сам дьявол, а в следующее мгновение уже лежит на животе в грязи, а вокруг него впечатываются в землю (а пару раз и в спину) ноги убегающих людей. Гарри поднялся, как только толпа немного поредела, но хозяина к тому времени уже не было видно. Большинство людей разбежалось, лишь немногие всё ещё спешили прочь. Оглядевшись, Гарри двинулся в том направлении, куда вёл его хозяин.

Внезапно волосы на затылке встали дыбом, и мальчик в страхе оглянулся. Ему было знакомо это ощущение, оно возникало у Гарри каждый раз, когда хозяин пользовался Хроноворотом, чтобы удостовериться, что с ним всё в порядке. На сей раз, однако, во взгляде, направленном на него, не было заботы, он был полон злобы и ненависти, так что он точно не мог принадлежать хозяину.

Одинокая тёмная фигура стояла чуть дальше по дороге, и как бы Гарри не старался, он не мог оторвать от неё взгляда. Непроизвольно мальчик шагнул вперёд, но тут же подумал, как его поступок оценил бы хозяин. Уж точно профессор не похвалил бы его. Но желание узнать, кто стоит там, было столь сильно, что Гарри сделал ещё один шажок вперёд, но тут же вновь возникла мысль о реакции профессора. И как мальчик ни пытался избавиться от неё, она настойчиво возникала в его сознании. Внезапно ощущение неправильности происходящего полностью затопило его, и, хотя Гарри не успел больше сделать ни шагу, внезапная боль обожгла его ягодицы. Мальчик вскрикнул, удивлённый такой «атакой».

Человек посмотрел куда-то за спину Гарри, и, бросив на мальчика любопытный взгляд, через мгновение исчез. Причина его столь поспешного бегства стала понятна Гарри, как только сильные добрые руки хозяина вновь обхватили его за плечи.

- Я рад, что заклинание работает как нужно. Надеюсь, этот урок ты запомнишь надолго, - прошептал хозяин ему на ухо, но Гарри так дрожал, что смог только кивнуть в ответ.

* * * * * * * * * * * * * * * * -*

- Я думаю, что сегодня мы наблюдали лишь первое нападение, но дальше их будет всё больше. Я расскажу тебе кое-что, Гарри, кое-что личное и очень, очень важное. Никто не должен узнать того, что сейчас узнаешь ты. О том, что ты сейчас узнаешь, знает директор и ещё несколько человек, но больше никто не должен знать. Ты понимаешь меня, Гарри?

- Да, хозяин.

Северус глубоко вздохнул, поднял левую руку и закатал рукав мантии.

- Нетрудно заметить, что это та же самая метка, которую ты видел сегодня над квиддичным стадионом. Она создана гением, которого знания и власть превратили в чудовище, и никто, даже его последователи, уже не могут назвать его человеком. Всё верно, я говорю о Волдеморте. Я был молод и глуп и думал, что, служа ему, достигну величия, смогу снискать славу. Но единственная слава, которой я добился - это известность убийцы, злодея и Пожирателя Смерти. Я не горжусь тем, что сделал и думаю, что никогда не смогу искупить свои грехи. Я убивал. Я мучил. Я разрушал. Но я также лечил, помогал и успокаивал. И я продолжаю делать это, каждый день, всю жизнь; но мне никогда не загладить своей вины. Когда ты вошёл в мою жизнь, я понял, что мне больше не бывать шпионом - я оставил Волдеморта за год до его падения и перешёл на сторону Дамблдора. Сначала я злился, что больше не смогу приносить пользы «светлой стороне», но потом понял, что способен сделать для победы больше, чем кто-либо. Однажды ты, Гарри, возглавишь всех в борьбе с Тёмным Лордом, поведёшь нас за собой, и я приложу все усилия, чтобы помочь тебе стать лидером, помогу превзойти Волдеморта. И это будет искуплением моих грехов. Я обрету покой. Ты уже проделал огромный путь, Гарри, и с моей помощью станешь великим чародеем. Пока ты веришь мне, Гарри, всё будет хорошо. Ты выиграешь эту войну, и воцарится мир. Я не жду, что ты сразу поверишь мне, но вспомни, что мы пережили вместе, через что прошли. И знай: то, что на ком-то стоит метка зла, не означает, что и сам этот человек - зло.

Во время всей речи Гарри сидел тихо, как мышка, и Северус боялся, что доверие и уважение, которые испытывает к нему мальчик, разлетятся в прах. Приглядевшись внимательнее, профессор понял, что мальчик ушёл в собственные мысли, но прежде чем он успел спросить, о чём Гарри думает, тот сам начал говорить:

- Я понимаю, хозяин. Я не стану судить вас за метку, которую вы приняли, когда ещё были молодым и не знали того, что знаете теперь. Но и я прошу вас о том же.

Тело Северуса застыло, словно статуя, а кровь заледенела в жилах, когда он понял, что означали последние слова Гарри.

Нет, пожалуйста, нет! Пусть я ошибаюсь и это не то, о чём я подумал!!

Но его страхи подтвердились, когда Гарри отвернулся и стал медленно стаскивать футболку.

За все годы, прожитые вместе, они никогда не видели друг друга ни обнажёнными, ни даже полураздетыми - за исключением того дня, когда Северус попросил Гарри спустить брюки и принять наказание.

Футболка выпала из безвольных пальцев Гарри, и его обнажённая спина предстала перед Северусом. Мужчина изо всех сил пытался не издать ни звука, безжалостно сжимая в клубок бурлящие эмоции.

На лопатке Гарри ясно проступали буквы - они выглядели так, словно были выжжены на гладкой коже раскалённой кочергой. Северус вздрогнул, когда понял, что Гарри, должно быть, был совсем малышом, когда получил эту надпись.

УРОД было выжжено на коже, и даже не смотря на то, что шрамы были далеко не свежими, было ясно, что они не сойдут никогда.

Жажда мести затопила Северуса, он уже подумывал о том, чтобы превратить Вернона Дурсля в домового эльфа и подарить Малфоям на Рождество - уж этого-то толстяк точно заслуживал.

Усилием воли, вырвавшись из своих мыслей, Северус вновь окинул взглядом мальчика, который всё ещё стоял, отвернувшись от него, и заметил дрожь, пробежавшую по худощавому телу, не уверенный, была ли она вызвана прохладой подземелий или чем-то ещё. Осторожно мужчина обнял мальчика и, присев на диван, притянул его себе на колени, тихонько покачивая и нашёптывая на ухо успокаивающие слова до тех пор, пока Гарри не уснул. Профессор уверял мальчика, что не оставит его, что будет продолжать заботиться о нём, что ничто на свете не способно уменьшить его любовь. Северус не был уверен, услышал ли Гарри его слова о любви, но был уверен, что сделает всё возможное, чтобы Гарри узнал об этом и поверил в это.

Проклятый боров заклеймил его! О нет, смерть будет слишком лёгким наказанием! Северус придумает что-нибудь особенное, он заставит Вернона Дурсля заплатить за всё сполна!

Глава 8: Шёпот обещаний.

Следующим утром Гарри проснулся, чувствуя себя так хорошо, как не чувствовал уже давно. Руки хозяина всё ещё обнимали его, и мальчик расслабился в надёжном объятии, привалившись спиной к крепкому телу.

Шёпот обещаний, обещаний любви и заботы, всё ещё звучал у него в голове. И для Гарри было даже не важно, говорил ли хозяин правду, или просто успокаивал его, мальчику лишь хотелось всегда чувствовать то тепло, что разлилось по его телу, когда он услышал ласковые слова.

Руки, обнимавшие его, на секунду сжались чуть сильнее, а потом исчезли. Гарри прикрыл глаза и притворился спящим, услышав, как хозяин осторожно пробирается к выходу. Мальчик и не думал, что способен ещё чувствовать столь сильную и всепоглощающую надежду. Он давным-давно оставил это чувство, поскольку надежды его никогда не оправдывались, заставляя ещё сильнее чувствовать своё одиночество. Но теперь всё было иначе. Гарри чувствовал, что - возможно - в этот раз он не будет обманут.

Часы на столе громко пропели, что уже семь часов, и Гарри ужасно удивился - так долго он не спал несколько недель. Быстро одевшись, Гарри прошёл в гостиную. Хозяин, как обычно, сидел на диване, положив на колени толстенный фолиант - Гарри ни секунды не сомневался, что каждая его древняя пожухлая страница была посвящена зельям.

- Доброе утро, хозяин. Хотите чаю?

- Доброе, Гарри, как спалось? Чай был бы весьма кстати.

- Спалось просто отлично, хозяин, спасибо.

Повозившись немного на кухне, Гарри вскоре вынес оттуда чай и тарелку с бутербродами. Устроив её на столике перед мужчиной, Гарри присел рядом. Как только профессор опустил книгу, Гарри поспешно подал ему тарелку.

- Спасибо, Гарри. А где твой завтрак?

- Я…ну... - со всеми переживаниями, что выпали на его долю прошлым вечером, и после такого прекрасного пробуждения, Гарри совершенно забыл о себе.

- Ничего страшного, возьми мои, - Северус держал тарелку между ними, и, заметив сомневающийся взгляд мальчика, придвинул её чуть ближе к Гарри.

- Спасибо, хозяин, - прошептал Гарри и осторожно взял предложенное угощение.

Завтрак прошёл в уютном молчании, и, когда тарелка опустела, Гарри без слов собрал посуду и прошёл на кухню.

- Гарри, ты не против помочь мне сегодня в лаборатории? Скоро вернутся студенты, а до их приезда необходимо пополнить запас зелий в лазарете.

- Нет, хозяин. Да, хозяин. В смысле, помогу с радостью, - у Гарри вспыхнули щёки, пока он пытался подобрать правильный ответ.

Хозяин Северус насмешливо хмыкнул и легонько сжал руку Гарри успокаивающим жестом, а потом прошёл в свою спальню.

- Будь готов через десять минут, - донеслось из-за двери. - Надень новую рабочую мантию, которую я тебе купил: она плотнее других, и сможет защитить от брызг зелий.

Гарри поспешил в свою комнату переодеться, и вскоре они уже стояли перед четырьмя большими котлами. В одном из них Гарри варил слабое Сонное зелье, а Северус одновременно работал с остальными тремя.

* * * * * * * * * * * * * * * *

Северус был готов убить Альбуса. И то, что проклятый старикашка не соизволил даже сообщить ему заранее об очередной своей безумной затее, только подогревало это желание. Проводить в Хогвартсе Турнир Трёх Волшебников - всё равно что выложить Гарри на витрину и поставить огромную стрелку с надписью «Пожирателям Смерти сюда». Соберётся толпа волшебников, чтобы поглазеть на столь редкое зрелище, и не будет никакой возможности узнать, приехали ли они как зрители, или затаили зловещие планы. Хроноворот Северуса ещё никогда не использовался им столь часто, как теперь. Каждые выходные Северус возвращался во времени, чтобы приглядывать за Гарри. Профессор не знал, что произойдёт, если Гарри пострадает, но был точно уверен, что виновник этого пожалеет, что родился на свет! Или пожелает сдаться Тёмному Лорду - тот просто убил бы неудачника, в то время как Северус будет мучить его, долго и с удовольствием, а потом, когда устанет, то - возможно - убьёт.

Гарри, конечно же, заметил изменения в поведении хозяина, но никак не прокомментировал их, а только улыбнулся такой заботе после первых выходных слежки.

Драко тоже взял за правило повсюду сопровождать Гарри. Конечно, Северусу была приятна такая забота со стороны Драко, но другое, тёмное чувство поднимало свою уродливую голову. Ревность.

В глубине души Северус понимал, что как бы мальчики не сблизились, его отношения с Гарри всегда будут иными - Гарри будет видеть в нём своего хозяина. Но возможно, только возможно, их отношения не закончатся с окончанием учёбы, а превратятся во что-то большее. Может, он станет доверенным лицом. Компаньоном. Другом. Любимым.

Гарри ничего не рассказывал Северусу, и такое недоверие со стороны мальчика расстраивало его. Северус заботился о Гарри и, в конце концов, полюбил его, и теперь ни за что не стал бы игнорировать его пожелания. Если Гарри найдёт любовь с кем-то другим, Северус не станет препятствовать его счастью, несмотря на то, что его собственное сердце будет разбито. Гарри заслуживал счастья. Всего счастья, которое только мог дать этот мир. И Северусу оставалось только надеяться, что именно он станет этим счастьем.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

- Гарри Поттер!

Гарри посмотрел на Дамблдора расширившимися глазами. Этого просто не может быть! Взгляд мальчика в страхе заметался по окружавшим его людям, пытаясь найти поддержку во взгляде хозяина. Но в тёмных глазах мужчины был тот же страх, который поймал Гарри в свои липкие объятия.

Хаффлпафец, сидевший рядом, бросил на Гарри уничтожающий взгляд и вытолкнул его вперёд. Гарри всегда нравились ученики этого факультета, с ними всегда можно было поболтать обо всяких пустяках. Но теперь, похоже, их дружбе пришёл конец, ведь в Турнире Гарри предстояло противостоять Седрику Диггори - лучшему ученику Хаффлпафа. Пробравшись к двери, через которую до него прошли Флёр Делакур, Виктор Крам и Седрик Диггори, он встретился с участниками Турнира в небольшой комнате. Через несколько минут туда же вошёл директор школы, в сопровождении профессора МакГоннагалл, профессора Снейпа и глав двух других магических школ. Хозяин подошёл так близко, как было возможно, чтобы оказать Гарри поддержку и не вызвать подозрений. Профессора разговаривали, но вскоре сошлись во мнении, что нет никакой возможности избавить Гарри от участия в соревновании.

Гарри показалось, что из его лёгких внезапно исчез воздух, голова у него закружилась, а комната наполнилась туманом. Он уже был на грани обморока, когда знакомые надёжные руки поддержали его.

- Обсудим всё в наших комнатах.

Гарри в ответ только кивнул - воздуха не хватало даже на дыхание.

- Дыши, Гарри, иначе вся школа станет свидетелем того, как я волоку бесчувственного Мальчика-Который-Выжил в сырые подземелья.

Этот шутливый упрёк сработал, и Гарри, глубоко вздохнув несколько раз, кивком дал хозяину знать, что готов идти домой. Едва переступив порог комнат, Северус крепко прижал Гарри к груди.

- Я, конечно, предполагал, что и в этот год без происшествий не обойдётся, но это - это просто смешно!

Гарри ощутил, как от стыда горят уши, и уткнулся взглядом в пол, но хозяин мягко приподнял его голову за подбородок.

- Не нужно, Гарри. Это не твоя вина. Я знаю тебя и уверен, что ты никогда не стал бы привлекать к себе внимание подобным образом. Не стоит казнить себя за то, в чём ты не виноват.

Вся сложность ситуации постепенно доходила до Гарри, и он почувствовал, как внезапно задрожали колени. Отстранившись от хозяина, мальчик сделал несколько неверных шагов в сторону и осторожно опустился на диван. Неожиданно перед его глазами возникла чашка с чаем, и Гарри принял её, только чтобы занять чем-то руки.

- Определённо, в школе есть кто-то, кто хотел бы видеть тебя участником этого соревнования. Из того, что Турнир предназначен для более взрослых и значительно более опытных учеников, я могу сделать вывод, что добра этот человек тебе не желает.

Гарри устроил голову на плече хозяина и внимательно слушал, наслаждаясь покоем и безопасностью. Конечно, с разрешения профессора, он уже взялся за изучение книг для шести и семикурсников, но теперь, осознав, как ему придётся применять полученные из них знания, Гарри почувствовал тяжесть в груди. Постепенно его веки тяжелели, он всё теснее прижимался к профессору и мог поклясться, что, балансируя на грани сна, ощутил нежное прикосновение ко лбу и вновь услышал слова любви и обещания безопасности.

Возможно, эти обещания смогут воплотиться в жизнь?

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Из всех существ на Земле они выбрали именно драконов! Мало того, что в турнире задействовали морской народ, так ещё и притащили опаснейших животных! Интересно, что они намерены предпринять, если один из драконов вырвется на свободу? Как его тогда ловить?

Насколько было известно Северусу, укрощение драконов прочно занимала первое место в рейтинге наиболее опасных занятий. Профессор был готов предположить, что поймать дракона сложнее, чем попытаться избежать гнева Тёмного Лорда.

Будь всё проклято! Перед ним встала самая настоящая этическая дилемма! Северус, конечно же, предупредил Гарри о первом задании сразу же, как только сам узнал о нём. Выяснить подробности удалось лишь за день до начала соревнования, а волнение, что судьи как-то узнают об этом, вымотало профессору все нервы.

- Драконы! - прокричал Гарри, как только Северус сообщил ему подробности.

- Да, Гарри, драконы. И я был бы весьма благодарен, если бы ты говорил чуть тише, у меня ужасно болит голова.

- Простите, хозяин. Но - драконы! О чём думают судьи?

- Я рискнул бы предположить, что они не думали вовсе, выбирая первое испытание, но чего стоят мои догадки?

- Чего они, интересно, от нас ждут - что мы споём драконам колыбельную и, пока они будут спать, по-тихому выполним задание?

На лице Северуса непроизвольно появилась ухмылка при мысли о Гарри, стоящем напротив дракона и распевающем колыбельную, положив руку на сердце, в то время как дракон, склонив голову, находится в недоумении - то ли эти людишки совсем сошли с ума, то ли они, наконец, решили преподнести ему подарок - великолепное лакомство, сопровождаемое изысканной музыкой.

- Вас так насмешила картина меня, висящего между зубами дракона?

Профессор резко оборвал смех и нахмурился, представив Гарри в такой ситуации.

- Не надо шутить такими вещами, Гарри! Тебе позволят взять с собой волшебную палочку и больше ничего. Я думаю, тебе придётся каким-то образом задержать дракона на время, необходимое для выполнения задания Турнира.

Остаток вечера оба провели, пытаясь выяснить, каким образом можно задержать дракона или хоть как-то отвлечь его. Но все эти сведения показались Гарри пустыми словами, когда он обнаружил себя стоящим напротив двери, ведущий к первому заданию, в то время как голос ведущего объявлял о нём как о последнем участнике первого состязания Турнира. Он видел яйца, которые охранял дракон и вроде даже заметил одно золотое, которое ему надо было раздобыть, чтобы перейти к следующему заданию. Целый хоровод возможных решений пронёсся в воображении Гарри, но он тут же отмёл все варианты по усмирению дракона. Мальчик поблагодарил небеса за то, что ему не было задано оседлать этого монстра.

Лучше всего, конечно, было попробовать подчинить себе дракона, но как это сделать, Гарри не мог себе представить, ведь чешуя защищала летающего ящера от волшебства. Так что о таком применении магии можно было забыть. Возможно, дракона можно задержать, скинув на него что-то большое? Тут же мелькнула мысль о Хагриде, но Гарри быстро отогнал её: он не хотел причинить кому-то вред во время выполнения задания. Книги, которые мальчик изучил накануне, оказались весьма полезны, и Гарри начал разрабатывать план.

Материал по трансфигурации за первые три курса ничем не мог помочь Гарри, но он уже изучил книги для пятых, шестых и седьмых курсов и готов был рискнуть и воспользоваться более сложными заклинаниями. Мальчик оглянулся, пытаясь найти какой-нибудь металлический предмет, пригодный для трансфигурации, но способный сохранить большинство первоначальных качеств. Не заметив ничего металлического, он выбрал самый большой камень и преобразовал его в огромный столб, прочно прикреплённый к земле. Глубоко вздохнув и сосредоточившись, Гарри призвал столб с квиддичного поля. Прошла минута, и Гарри уже испугался, что потерпел неудачу, когда заметил длинную тень приближающегося столба. Тщательно управляя им, мальчик направил более тонкий конец столба к голове дракона, охраняющего яйца. Кольцо, расположенное на самом краю, медленно опустилось на голову дракона и затянулось вокруг его шеи, повинуясь заклинанию Гарри. Затем, ещё раз использовав вызов, мальчик протащил упирающегося дракона к трансфигурированному столбу и с помощью сращивающего заклинания прочно скрепил два столба.

Конечно, Гарри понимал, что его сооружение не задержит дракона надолго, но надеялся, что ему хватит времени, чтобы раздобыть золотое яйцо. Несомненно, квиддичные кольца были очень прочны - они могли долгое время выдерживать непогоду и яростные удары мячей, но вряд ли задумывались как ловушка для драконов. Да к тому же Гарри не был уверен, что его преобразующее заклинание продержится долго.

Как только руки Гарри сомкнулись вокруг яйца, трибуны взорвались оглушительными аплодисментами, но едва он поднял свою добычу, дракон сумел окончательно освободиться от «ошейника» и, оглушительно взревев, бросился на него.

Не успел Гарри понять, что случилось, как мир вокруг потемнел, но он всё же сжал золотое яйцо покрепче - просто на всякий случай.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Сердце Северуса пропустило удар, когда дракон освободился от созданного Гарри «ошейника» и ринулся на обидчика, но прежде чем кто-то успел моргнуть, профессор вскинул палочку и призвал к себе мальчика. В полёте голова Гарри задела скалу, но профессор решил разобраться с чувством вины позднее, когда его воспитанник будет в безопасности, как можно дальше от огнедышащей твари. Кандалы, которые по требованию Министерства Магии были надеты на чудовище, заставили его опуститься на землю, но Северус сомневался, что дракон надолго там задержится. Смотрители, приставленные к дракону, бросились усмирять его, и Северус смог вздохнуть с облегчением, когда под напором порядка десяти мощнейших заклинаний дракон, наконец, был обезврежен. Не обращая внимания на устремлённые на него взгляды, Северус осторожно поймал Гарри, когда он приблизился, и разместил его на наколдованных носилках. Как только мальчик был надёжно зафиксирован, Северус скупо извинился и поспешил в Больничное Крыло. Объявление, что Гарри набрал максимальное количество баллов, ни на секунду не замедлило его шаг, а те, кто стоял на пути, шарахались от его взглядов.

- Скорее всего, ничего серьёзного, Поппи, но всё же стоит провести полноценное обследование, - сказал он медведьме, добравшись, наконец, до Больничного Крыла.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

- Так вот почему я вырубился! А я-то уж боялся, что этот дракон всё же добрался до меня! - слова Гарри заставили Северуса вздрогнуть - он слишком хорошо представлял себе, что могло произойти промедли он хоть секунду.

- Нет, слава Мерлину, у него не вышло!

Гарри удивлённо моргнул, услышав столь эмоциональное высказывание из уст обычно сдержанного профессора, но тут же улыбнулся и откинулся назад.

- А я разгадал загадку для следующего испытания!

Северус был очень удивлён (и об этом свидетельствовала вздёрнутая бровь) - прошло всего лишь две недели со времени первого испытания, а Гарри уже разгадал загадку ко второму!

- Я открыл яйцо на следующее же утро после первого состязания. Оттуда раздался ужасный визг, по описанию похожий на тот, что издают русалки, высунувшись из воды - я читал об этом в одной книге для седьмого курса. Так что я решил послушать в естественной среде обитания русалок - под водой.

- Разумно. И о чём же поведала тебе подсказка?

Во взгляде мальчика мелькнул страх, когда он ответил:

- Там говорится о поисках потерянного - самого дорогого на свете.

Для Северуса в этих словах не было ничего страшного, и он удивился, из-за чего Гарри мог так разволноваться.

- Я уверен, что тебе не о чем беспокоиться, Гарри. Директор не позволит кому-то пострадать в этом Турнире.

Гарри в ответ на это пренебрежительно хмыкнул, но Северус решил расценить это как согласие.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Недели перед вторым испытанием мчались незаметно, и тут выяснилось, что Гарри должен присутствовать на Рождественском Балу. В тот же день мальчик сообщил профессору, что ему вскоре понадобится новый котёл. На такое заявление Мастер Зелий отреагировал хмурым подозрительным взглядом, но вовсе не был удивлён, когда за день до Бала стал свидетелем грандиозного взрыва на уроке. Ничего серьёзного, но котёл был безнадёжно испорчен, а Гарри попал в Больничное Крыло с ожогами и сотрясением мозга. С гриффиндорской безответственностью Северус решил разобраться позже, а слизеринской изворотливостью мальчика мог только восхищаться.

Бал прошёл без каких-либо эксцессов, трое участников Турнира со своими избранниками и все прочие ученики прекрасно провели время. По крайней мере, именно так Альбус описал вечер, который Северус провёл у «постели больного», отказываясь оставить Гарри без присмотра. Так что и Мастер Зелий был избавлен от сомнительного удовольствия созерцать «изящные» танцы долговязых лоботрясов.

Но робкая улыбка Гарри не могла смягчить суровый характер профессора - в качестве наказания мальчику предстояло в течение недели устранить последствия «несчастного случая».

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

- Волнуешься, Гарри?

- Немного. Но я знаю, пока хо… профессор Снейп присматривает за мной, ничего не случится.

Драко задумчиво посмотрел на друга. Уже во второй раз Гарри оговорился и едва не назвал профессора словом, которое начинается со слога «хо». Но что это могло значить? Драко никак не мог понять.

- Ну, всё, удачи! Профессора я пока не видел, он, скорее всего, с преподавательским составом.

Гарри нервно огляделся, пытаясь воскресить в памяти улыбку хозяина, чтобы усмирить собственное беспокойство.

- Да, скорее всего. Жабросли принёс?

- Принёс, но если что - ты сам их достал, понятно?

Гарри торопливо кивнул и присоединился к остальным участникам. Вода в озере показалась ему ледяной, но как только жабросли начали действовать, холод отступил, и вода стала казаться не прохладнее воздуха.

Гриндилоу напали на мальчика на полпути - Гарри надеялся, то, что он ищет, спрятано на дне - но он разобрался с ними, не тратя лишнего времени.

Сердце его бешено заколотилось, стоило ему заметить хозяина - глаза мужчины были закрыты, словно он спал, а прочная верёвка удерживала его на месте. Взмах палочкой - и расслабленное тело хозяина крепко прижато к Гарри, а сам мальчик уже оглядывается в поисках остальных участников - нельзя же просто бросить троих беспомощных человек на дне ледяного озера! Акула едва не задела ногу Гарри, но испуганный писк замер у него в горле, когда он понял, что акулы только половина, а вторая половина - человеческая. Гарри сразу же расслабился, как только понял, что это ещё один участник Турнира, спешащий освободить самое дорогое на свете. Человек-акула освободил девочку, которая была привязана справа от Гарри, и поплыл прочь, даже не оглянувшись.

Седрик Диггори появился, когда Гарри решил, что ему в одиночку придётся тащить три бесчувственных тела на поверхность. После его отплытия привязанной осталась лишь маленькая светловолосая девочка. Прождав ещё минут пять, Гарри избавился от охраняющей пленников русалки и отвязал девочку. Ощущение жжения в лёгких подсказало ему, что пора заканчивать плавание, так что он толкнул бесчувственные тела вверх и, наложив на себя заклятие ускорения, вновь подхватил «пассажиров» и поплыл что было сил. Хозяин и незнакомая девочка пришли в себя, как только их головы оказались на поверхности. Северус помог Гарри вытащить на сушу девочку, потом выбрался сам и вытянул обессилевшего мальчика.

- Что за идиотское стремление к самопожертвованию? - шипел профессор прямо в ухо Гарри, пока они шли к остальным участникам Турнира.

Гарри было присуждено второе место, так как, хотя он и всплыл последним, пленников озера всё же нашёл первым.

- Неужели ты действительно думал, что мы можем пострадать? Директор не оставил бы нас на растерзание русалкам. Это всё же соревнование, рассчитанное на детей! Что за идиотство - думать, что нас так и бросят на дне озера! - Гарри слышал только этот шёпот, пропуская мимо ушей поздравления, так что, когда они добрались до подземелий, он чувствовал себя полным болваном.

* * * * * * * * * * * * * * -*

Северус просчитывал все возможные варианты событий, когда Гарри и Седрик появились среди толпы. Француженка давным-давно была спасена из смертельных объятий лабиринта, и с тех пор Северус не мог найти себе места от волнения. На протяжении двух часов он всё больше и больше убеждался, что что-то явно пошло не так, и прикидывал, насколько подозрительно будет выглядеть, если он тихонько улизнёт за Хроноворотом, но тут появился Гарри. Однако облегчение профессора было недолгим, он сразу же заметил, что тело Гарри содрогается от рыданий, и понял, что второе тело лежит слишком уж спокойно. В возникшей суматохе Северус заметил, как Аластор Грюм ведёт Гарри по направлению к замку. Не доверяя никому, если это хоть как-то касалось Гарри, Северус поспешил следом. В класс он вошёл как раз в тот момент, когда Грюм заклинанием привязывал Гарри к стулу. Один взмах палочкой - и аврор бесчувственным кулём свалился на пол. Бросив беглый взгляд на Гарри, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке, Северус сосредоточил всё внимание на Грюме. Его тело менялось прямо на глазах, так что вскоре уже не Аластор Грюм, а Барти Крауч-младший со злобной ухмылкой смотрел на мужчину и мальчика. Дамблдор и Министр вошли в комнату и тут же занялись пленником, а Северус решил внимательнее осмотреть Гарри.

Извинившись, Северус увёл Гарри в подземелья и, как только дверь их комнат закрылась за ними, принял мальчика в утешающие объятия.

- Он вернулся, - прошептал Гарри, опустившись на диван.

Ему даже не нужно было уточнять, кто именно, Северус сразу же всё понял и, прижав Гарри к себе крепче, молча откинулся на спинку дивана. Северус не обращал внимания на то, чем заняты его руки, пока Гарри не зашипел сквозь зубы. Взглянув вниз, он понял, что автоматически поглаживает предплечье мальчика и, остановившись, перевернул маленькую руку. Издав гневный звук, Северус пошёл за заживляющим зельем.

- Подозреваю, что он использовал твою кровь в ритуале и вернул себе физическое тело?

В ответ Гарри только кивнул, пока Северус осторожно наносил зелье и шептал заживляющее заклинание.

- Хвост был там. Это он убил Седрика. «Убей лишнего» - сказали ему. Всего лишь лишний, ничего для них не значащий человек, за счёт которого можно было неплохо поразвлечься. Он даже не должен был быть там! Это я сказал, что мы должны прикоснуться к кубку вместе. Если бы не я, он был бы жив, был бы вместе со своей семьёй! Это я виноват, во всём виноват я!

Северус притянул Гарри на колени и стал успокаивающе поглаживать его по спине, медленными круговыми движениями массируя напряжённые мускулы.

- Это вовсе не твоя вина, Гарри. Виноваты Хвост и Волдеморт, но никак не ты! Ты не мог знать, что кубок был портключом. Ты очень рисковал, стараясь принести с собой тело Седрика, я ума не приложу, как тебе это удалось, но то, что ты лицом к лицу столкнулся с Волдемортом и выжил - это настоящий подвиг! Я никогда ещё не гордился тобой так, как сейчас. Ты доказал, что четырнадцатилетнему мальчику по плечу то, что было не под силу взрослым волшебникам, никому, кроме Дамблдора и ещё нескольким избранным. Ты безо всякой помощи и весьма достойно выдержал сложнейшие испытания Турнира, предназначенные для студентов седьмого курса. Ты обладаешь непревзойдённой храбростью, и дружбой с тобой может гордиться любой.

- Спасибо, хозяин.

- Тебе не за что меня благодарить, Гарри. А теперь тебе стоит поспать, у тебя сильное эмоциональное и физическое истощение. Я буду рядом, когда ты проснёшься, и мы сможем поговорить о чём угодно.

- Да, хозяин, - прошептал Гарри, привычно устраивая голову на коленях профессора.

В этот раз он точно почувствовал нежное прикосновение руки хозяина к волосам и услышал произнесённые шёпотом слова, что он всегда будет любим и окружён заботой.

Но сладкая дрёма была в клочья разорвана возмущённым возгласом:

- Что?!

Осторожно развернувшись, но не желая расставаться с удобным ложем, Гарри встретился с разъярённым взглядом голубых глаз крёстного.

Глава 9: Сила слов.

Конечно же, Северус услышал звук открывшейся двери, надеясь, что это Дамблдор решил нанести внеочередной визит, но надежда эта была развеяна ненавистным голосом. Гарри немного развернулся, чтобы взглянуть профессору за спину, и желание сжать руки и никогда не отпускать мальчика затопило Северуса, хотя он прекрасно сознавал, что оно неосуществимо. Сейчас любое неосторожное действие могло привести к тому, что он потеряет… нет! Об этом и думать не стоит. Гарри сел рядом, и Северус отдёрнул руку, которая уже успела обхватить плечи мальчика, пока Блэк входил в комнату.

- Что здесь происходит? - голос Блэка скорее напоминал рычание, чем нормальную человеческую речь, но Северус его прекрасно понял.

- Гарри, ты не побудешь немного в своей комнате? Нам с твоим кобе… крёстным нужно поговорить.

Гарри переводил взгляд с одного мужчины на другого, но, в конце концов, остановился на хозяине.

- Да, хо… сэр, - покраснев оттого, что снова едва не оговорился, Гарри бросился в свою комнату. Но прежде, чем за ним закрылась дверь, он ещё успел расслышать злобный шёпот крёстного отца:

- Это касается Гарри так же, как и тебя, Сопливус, так что не стоило его отсылать!

Гарри прикрыл глаза, услышав эти злые слова. Ему было больно увидеть такое отношение к своему хозяину. И оставалось только надеяться, что хозяин, как всегда, всё уладит.

* * * * *

- Если ты не заткнёшь свою помойку, Блэк, то я выставлю тебя из своих комнат на счёт «раз», и ты никогда больше не увидишь своего крестника, тебе понятно?

- Ты не можешь запретить мне видеться с моим крестником, Снейп! Тебе не место в его жизни, и я сделаю всё возможное, чтобы забрать его отсюда сегодня же!

Внезапно до их слуха донёсся жалобный звук, словно кто-то разбил стакан. Северус выругался и, метнув яростный взгляд на Блэка, ринулся к комнате Гарри. Войдя внутрь, он захлопнул дверь прямо перед Блэком, надеясь, что тот расквасит себе нос. Но всё его злорадство увяло, как только он заметил съёжившегося на кровати Гарри. Наложив заглушающие чары - по-хорошему ему стоило сделать это до того, как Блэк раскрыл свой поганый рот - Северус добавил запирающее заклинание и повернулся к Гарри. Распахнув руки в гостеприимном объятии, профессор с удовлетворением заметил, что Гарри не колебался ни секунды и крепко прижался к нему.

- Тише, тише, Гарри. Всё в порядке. Я не оставлю тебя и никому не отдам. Блэк, Сириус, он ничего не знает о наших отношениях, да и не стоит ему об этом знать. Я не позволю ему забрать тебя, если ты только сам этого не хочешь, клянусь.

Гарри приподнял голову и взглянул снизу вверх на мужчину.

- Я не хочу идти с ним, хозяин. Я его даже не знаю! Ну, да, он мой крёстный, почти семья, но… Я не хочу! Я не могу!

- Тебе и не нужно, Гарри. Помнишь: я здесь, чтобы заботиться о тебе, о твоих желаниях. Никто не сможет забрать тебя, пока действует контракт, который мы оба подписали. Нас никто не разлучит, пока ты сам этого не захочешь.

Дождавшись от мальчика неуверенного кивка, Северус приподнял пальцем его подбородок:

- Ты же слышал, о чём я говорил, когда твой крёстный нас прервал, правда?

- Да, хозяин, - прошептал Гарри, вновь опуская взгляд. Он всё ещё не мог поверить в то, что услышал.

- Я сказал, что люблю тебя и буду заботиться о тебе, не смотря ни на что. И это правда, Гарри. Я полюбил тебя, как только узнал, какой ты. И этого уже никто не в силах изменить.

И вновь Гарри почувствовал уверенные пальцы на своём подбородке и взглянул на хозяина.

- Я люблю тебя, Гарри. Не сына Джеймса Поттера, не Мальчика-Который-Выжил, а тебя, Гарри. Я люблю каждую черту твоего характера и ни за что не откажусь от тебя, что бы ни ждало нас впереди, - с этими словами хозяин запечатлел на его лбу нежный поцелуй и покинул комнату раньше, чем Гарри смог обуздать переполнявшие его эмоции.

Гарри опустился на кровать. На глаза у него наворачивались слёзы, а на губах играла полная надежды улыбка. Хозяин любит его, и сказал ему об этом! Мальчик расслабился на кровати и, умиротворённо вздохнув, прикрыл глаза.

* * * * * * * * * * * * * * * *

- Да что с тобой такое? Хотя бы наложил заглушающие чары, прежде чем гавкать!

Северус сам защитил комнату заглушающими чарами, чтобы Гарри мог избежать лишних волнений.

- Зачем? Пусть услышит всё, что я о тебе думаю! Мне нечего от него скрывать, пусть слышит!

Северус глубоко вздохнул, лишь силой воли сдерживая рвущееся с языка проклятие, и решил сперва поговорить, а потом - смотреть по обстоятельствам.

- Уж конечно, не для того, чтобы он не услышал все те глупости, что ты обо мне болтаешь, но только для того, чтобы не ранить его ещё больше.

- Я его ранил? Причинил боль собственному крестнику? А на чьих коленях он сидел, когда я вошёл? Что ты делал с мальчиком, ты, извращенец хренов?

- Уверяю тебя, ничего, чего бы он сам не хотел.

- Ну да, у меня прямо камень с души свалился! - саркастически парировал Блэк.

Снейп вопросительно вздёрнул бровь:

- Да что ты знаешь о Гарри, чтобы подозревать худшее?

Блэк вспыхнул, сообразив, насколько двузначно прозвучали его слова, но от своего не отступил:

- А вы премиленько выглядели, развалившись на диване. Ты держишь его под Империо? Сын Джеймса и на милю бы к тебе не приблизился и уж точно не стал бы укладываться тебе на колени!

- Ты ничего о нём не знаешь, Блэк. Если бы я хоть немного доверял тебе, я позволил бы тебе удостовериться, что Гарри действует по собственной воле. Но я не испытываю к тебе ни толики доверия, так что тебе придётся поверить мне на слово. Если Гарри решит просветить тебя относительно собственного пребывания здесь, он сделает это. Но клянусь, посмеешь хоть как-нибудь обидеть его, и я мокрого места от тебя не оставлю!

И совсем необязательно докладывать Блэку, что Северус своими руками наложил на своего воспитанника наказывающее заклинание. Северус беспокоился, что заклинание сработает во время Турнира Трёх Волшебников, но, видимо, из-за того, что у Гарри не было выбора, да и Северус находился рядом, чары дремали и не доставили им никакого беспокойства.

Блэк нерешительно посмотрел на дверь, ведущую в комнату Гарри.

- Так уж и быть, сходи к нему, но если он спит, а ты его разбудишь - пеняй на себя!

Самым ужасным последствием разговора Блэка и мальчишки было бы озвученное решение Гарри остаться с Северусом, а не с Блэком. Но всё же профессор надеялся, что мальчик уснул, и разговор не состоится.

Блэк, заглянув в комнату, убедился, что Гарри действительно уснул, снова вышел.

- Альбус попросил нас с Ремусом собрать всю «старую гвардию» - ну, думаю, ты и так об этом знаешь. Я ухожу, но директор непременно узнает обо всём, что я увидел, и о том, что я тебе не доверяю.

Северус только кивнул в знак того, что всё слышал, а потом открыл дверь и буквально вытолкнул Блэка в коридор. Избавившись от дворняги, он вновь прошёл в комнату Гарри и увидел взволнованные глаза, в которых не было ни капли сонливости.

- Ах ты, маленький хитрюга! Ты что же, притворился спящим?

Гарри улыбнулся, когда хозяин вошёл в комнату и остановился в центре.

- Нет, я задремал, но проснулся, когда открылась дверь. Я понял, что это не вы, а кто-то ещё. Вы всегда быстро доходите до центра комнаты и там останавливаетесь или сразу идёте к кровати.

Северус вздёрнул бровь, сообразив, что Гарри прав. Именно так он обычно и делал.

- Я притворился спящим и понял, что это Сириус. Я не хотел, чтобы он забрал меня. Ведь… он же не сможет, правда? Он не заберёт меня? - по голосу было понятно, что эта мысль всё ещё пугает Гарри.

- Нет, конечно же, нет

Гарри немного сместился на кровати и откинулся спиной на надёжную грудь хозяина, а мужчина в стремлении защитить прижал мальчика теснее. Медленными круговыми движениями Северус разминал напряжённые мышцы до тех пор, пока мальчик не обмяк в его объятиях и не привалился ещё плотнее, стараясь не оставить ни сантиметра между их телами. Но внезапно заботливые руки замерли. Гарри хотел запротестовать, но вовремя прикусил язык. Хозяин немного отодвинулся, и Гарри обернулся, глядя вопросительно ему в лицо, и вдруг… бедром Гарри ощутил прикосновение - то, которого не чувствовал уже несколько лет.

У хозяина была эрекция, и воспоминания о том, как в таких случаях поступал Вернон, яркой болезненной вспышкой мелькнули у него в голове. Он даже не понял, что начал паниковать, когда ощутил успокаивающее объятие.

- Тише, тише, Гарри. Всё нормально. Ничего не случится, я клянусь. Расслабься. Прости меня за это, но ты же помнишь, что я рассказывал о реакциях мужского тела? Именно это сейчас и произошло. Прости меня за это, но я ничего не стану делать.

Гарри снова расслабился, но когда хотел привалиться к хозяину, тот отстранился.

- Отдохни, Гарри. Ты устал, да и мне пора отдохнуть. Укладывайся спать, а завтра мы всё обсудим.

Гарри огорчился, поняв, что хозяин уходит, но, вместе с тем, испытал громадное облегчение, получив подтверждение слов хозяина.

* * * * * * * * * * * * * * -*

Северус не хотел обманывать Гарри, но сейчас правда могла только навредить. Так что Мастер Зелий решил, что безопасность и спокойствие его подопечного важнее всего, и готов был немного слукавить. Мысли, возникшие в его голове, когда он поглаживал руки Гарри, повергли его самого в шок. Он действительно чувствовал себя извращенцем, думая о таком, но эти мысли, появившись, никак не желали исчезать.

Он знал, что скорее отрежет себе руку, чем прикоснётся к Гарри так, но даже одна мысль заставила его похолодеть. Как он мог вообразить такое, зная, какие ужасы вынес этот ребёнок?

И никоим образом его не оправдывало то, что он законный хозяин мальчика.

Северус ни секунды не сомневался в своих чувствах к Гарри, но был уверен, что сейчас мальчик не готов к романтическим отношениям, так что решил подавить свои порывы и ждать. Ждать, когда душа мальчика исцелится, тогда - возможно - Гарри сам решит перевести их отношения на другой уровень.

* * * * * * * * * * * * * * * *

«Кошмар» - именно этим словом Гарри мог описать происходящее. Вокруг него люди разбегались в разные стороны, словно пытаясь покинуть ужасное место, усеянное трупами, которые невидящими глазами обвиняюще взирали на тех, кому не повезло избавиться от боли жизни.

Но Гарри видел только человека в чёрной мантии, что лежал поодаль. Хозяин Северус. Хозяин лежал неподвижно, из его груди - слева, так, что не возникало никаких вопросов о его состоянии - торчала рукоять меча. «Мёртв» - подумал Гарри, не желая верить. Он упал на колени рядом с хозяином и нерешительно коснулся ладонью его груди. Гарри мужчина показался старше. Почувствовав прикосновение, мужчина открыл глаза.

- Ты никогда мне этого не говорил.

Гарри не понял, что хозяин имел ввиду, но обвиняющий взгляд чёрных глаз поразил его в самое сердце.

- Ты ни разу не сказал, что я хоть что-то значу для тебя.

Слёзы побежали по щекам мальчика, когда он осознал, что хозяин прав. Он никогда не говорил, какую роль хозяин сыграл в его жизни. Не говорил, насколько важны для него любовь и забота. Гарри открыл рот, собираясь сказать это, но было уже поздно. Глаза хозяина закрылись, грудь под рукой Гарри перестала вздыматься, а сердце, бившееся до этого на удивление ровно, затихло.

Гарри уже думал, что сердце его вот-вот разорвётся от боли, когда услышал позади знакомый голос.

Обернувшись, он увидел в дверном проёме хозяина, на лице которого было написано беспокойство. Палочка мужчины указала на тело рядом с Гарри, и знакомый голос произнёс: «Ридикулус!». И сразу же неподвижное тело на полу обернулось в домовика, который стал умолять их помочь ему найти потерянную челюсть директора Дамблдора.

Гарри, увидев его, не смог удержаться от улыбки, хотя слёзы всё ещё текли по его щекам.

Профессор завернул Гарри в наколдованное одеяло и молча повёл его вниз, домой. Гарри сообразил, что уже некоторое время называет так комнаты хозяина, и понял, что действительно считает их своим домом.

Как только дверь захлопнулась, Гарри, что было сил, обхватил мужчину руками, судорожно вжимая лицо в ткань его мантии.

- Вы очень много для меня значите! Вы нужны мне! - исступлённо повторял мальчик снова и снова, пока хозяин подвёл его к дивану и усадил, откинувшись назад и успокаивающе поглаживая его по спине.

- Тише, Гарри, всё в порядке. Это было не реально, это был всего лишь боггарт. Я с тобой и никуда не собираюсь уходить.

- Я знаю, знаю. Но я никогда не говорил вам, как много вы для меня значите! И вы… умерли раньше, чем я успел сказать, как сильно вы мне нужны.

- Я знаю, Гарри. Спасибо тебе за эти слова. И не беспокойся обо мне: я жив и здоров. Мне было очень приятно услышать твои слова, спасибо тебе за них.

Гарри не знал, как ему выразить свои чувства, поэтому он просто снова и снова повторял, как сильно хозяин нужен ему, и благодарил мужчину за доброту и заботу. В конце концов, мальчик провалился в сон, чувствуя себя в безопасности от присутствия хозяина. И даже во сне он чувствовал облегчение от того, что чувства его не были отвергнуты, а были приняты с благодарностью.

* * * * * * * * * * * * * * -*

Северус не ожидал увидеть ничего подобного, когда отправлялся на поиски Гарри. И надеялся никогда больше не увидеть такого: собственное бездыханное тело и обезумевший от боли Гарри подле него. Он не хотел никогда больше быть причиной страданий Гарри. Не хотел, чтобы мальчик чувствовал себя одиноким и никому не нужным. Возможно, пришло время обсудить с Гарри прошлого хозяина и его метку.

Без сомнения, Дурсль заклеймил Гарри против воли, мальчик вовсе не желал носить эту метку на своём плече. Несколько лет назад, безуспешно пытаясь избавиться от собственной метки, Мастер Зелий создал уникальный целебный состав. Конечно же, он не смог избавиться от Тёмной Метки, но Гарри этот бальзам должен был помочь. Северус решил, не откладывая, начать поиск рецепта.

Несколько часов пролетели, как несколько минут; Северус увлечённо копался в своих записях, пытаясь отыскать пергамент с рецептом. Когда Гарри вынес из кухни завтрак, профессор уже ждал его на своём обычном месте на диване, с волнением сжимая пергамент в руке. Странно, увлекшись поисками, Северус даже не заметил, как Гарри проснулся и прошёл на кухню.

- Доброе утро, хозяин. Я приготовил завтрак.

- Спасибо, Гарри, и доброе утро. Присоединяйся ко мне, нам надо поговорить.

- Хорошо, хозяин, - ответил мальчик, усаживаясь рядом.

- Ты знаешь о моих чувствах к тебе, Гарри, а после вчерашнего я знаю о твоих. Для меня было очень важно услышать о твоих чувствах, и я благодарен тебе за это. Ты многого достиг за последние годы, и мне очень приятно, что ты не побоялся сказать о своих чувствах. Я уже говорил тебе, что думаю о твоём прошлом хозяине, и о том, что он сделал с тобой. Он больной, раз посмел так с тобой поступить. И, тем не менее, я не могу ненавидеть то, кем ты стал из-за него. Я вообще никогда не смогут возненавидеть тебя: как в физическом, так и в духовном плане. У меня есть рецепт целебного бальзама - он способен избавит тебя от физического напоминания о твоём прошлом хозяине. Да, я имею в виду метку на твоей спине. Я уверен, что она полностью исчезнет, и ты забудешь своего прошлого хозяина как дурной сон.

Конечно, Северус понимал, что клеймо - не единственное, что досталось Гарри от прошлого хозяина, но решил, что всему своё время. По обеспокоенному лицу юного Ведомого ему стало понятно, что Гарри что-то сильно беспокоит, что-то ещё, а не просто клеймо. И тут же сам Гарри подтвердил его подозрения:

- Но тогда я… я буду ничей. Я хочу принадлежать кому-то, а В… Вернон говорил, что я принадлежу ему, - голос мальчика постепенно стихал. - Из-за… из-за метки, - закончил он шёпотом.

Тут хаотичные мысли в голове Северуса сложились в целую картинку, и он задумчиво взглянул на Гарри.

- Хочешь получить материальное подтверждение моей любви, Гарри? Я могу показать тебе силу своей заботы, дать тебе знак того, что ты останешься под моей опекой так долго, как сам этого захочешь.

Гарри смотрел на своего Ведущего, страх и заинтересованность мешались в его взгляде, но мужчина решил дать мальчику возможность сделать собственный выбор.

- Спасибо, хозяин, - выдавил мальчик.

В ответ на это профессор отрывисто кивнул и прошёл в свою комнату. Гарри не знал, почему хозяин ушёл, так что он просто вернулся в свою комнату и, усевшись на кровать, принялся штудировать «Продвинутые зелья».

Часом позже дверь в комнату Гарри распахнулась, хозяин стремительно пересёк комнату и остановился у кровати, глядя вниз на Гарри. Мальчик быстро подвинулся, давая хозяину возможность присесть рядом, и расслабился, ощутив безопасность знакомых объятий.

- Я много раз говорил тебе о своих чувствах, Гарри, и я хочу, чтобы ты всегда о них помнил. Я люблю тебя всем сердцем и желаю тебе только самого лучшего.

Гарри слушал очень внимательно - так серьёзно и искренне мужчина разговаривал с ним нечасто.

Что-то легко опустилось в руку мальчика, и, посмотрев вниз, он увидел медальон на кожаном шнурке, удобно устроившийся у него в ладони. Хозяин приподнял руку Гарри и раскрыл медальон, чтобы можно было прочесть надпись: «Мой маленький Гарри, я никогда не перестану любить тебя. Хозяин Северус», и Гарри понял, что эти слова предназначены только для него одного. Никто их не увидит, если только Гарри сам не захочет показать их кому-то.

- На медальон наложено заклинание невидимости, оно активизируется, как только ты его наденешь. Но ты будешь всё время его чувствовать и знать, что там написано. Всегда помни, что я люблю тебя и беспокоюсь за тебя каждую секунду.

У Гарри сдавило горло, когда он прочитал полные любви слова, а после слов хозяина он и подавно не доверял своему голосу. Обернувшись, Гарри обхватил хозяина Северуса и прижался изо всех сил, надеясь, что всё понятно и без слов. Крепкие руки обвились вокруг него, делая объятие ещё теснее. Мальчик ощутил лёгкое прикосновение ко лбу и понял, насколько он привык к невинным поцелуям хозяина. Мужчина занёс руку над медальоном и вопросительно посмотрел на Гарри. Получив утвердительный кивок, он подвёл мальчика к зеркалу и неторопливо надел шнурок ему на шею. Тут же подействовало наложенное заклинание, и медальон исчез.

- Подумай о медальоне, и он станет видимым.

Гарри так и сделал и с гордостью посмотрел на обвивавшее его шею украшение. Хозяин глянул вниз, через плечо мальчика и, немного нагнувшись, поцеловал медальон, послав горячую волну по спине его обладателя. Гарри спокойно улыбнулся и, взглянув на хозяина, наконец, понял, что за чувство с недавних пор поселилось в тёмных глазах.

- Спасибо, хозяин, - прошептал он отражению в зеркале, пока сильные руки удерживали его на месте.

* * * * * * * * * * * * *

- Эта книга - просто барахло по сравнению с теми, что есть у вас! - пожаловался Гарри, пролистав несколько страниц нового учебника по Защите от Тёмных Искусств.

- Нытьё вам ничем не поможет, Поттер. Я предлагаю взять отобранные вами книги и закончить на сегодня с покупками, если вы не против.

Хозяин начал проявлять признаки нетерпения, так что Гарри быстренько положил книгу в стопу уже отобранных и пошёл за учебниками по Трансфигурации. И снова так увлёкся разглядыванием книг, что очнулся только тогда, когда услышал за спиной раздражённый вздох.

- Простите, хозя… профессор, - сказал мальчик, проклиная свой язык.

Внезапно из соседнего ряда вышел Драко, он недоумённо переводил взгляд с Гарри на профессора и обратно. Гарри выругался про себя и послал извиняющийся взгляд профессору, который был мрачен, как грозовая туча. Мальчик попытался придумать, как выкрутиться из этой ситуации, пока Драко не принялся выпытывать подробности.

- Привет, Драко! Прости, мы спешим, у профессора в замке зелье настаивается, надо бежать. Поговорим в школе.

Гарри и сам понимал, что это нелепая отговорка, но больше ему в голову ничего не приходило. Драко хмуро взглянул на друга и едва слышно прошептал:

- Обязательно поговорим, Гарри. Можешь не сомневаться.

Гарри нервно сглотнул и поспешил за хозяином к кассе, а потом в другие магазины, в которых было необходимо закупиться перед началом нового учебного года. Хозяин молчал, но Гарри понимал, что тот им недоволен. Оба были уверены, что Драко при первой же возможности вытянет из Гарри все подробности. Оставалось только надеяться, что слизеринец не станет об этом распространяться, иначе хозяину не миновать беды.

Глава 10: Причиняя боль

Гарри сидел на кровати, бездумно пролистывая лежащую на коленях книгу. Хозяин Северус отослал его в комнату, едва они вернулись из Косого Переулка, и теперь Гарри чувствовал себя ужасно. Конечно, он понимал, что хозяин не отошлёт и не накажет его за столь малый проступок, но сознание того, что своими словами он подверг хозяина опасности, мучило мальчика сильнее любой боли. Книга с заклинаниями, которую он схватил, едва войдя в комнату, была просмотрена уже до середины, но он так не смог прочесть ни слова.

Дверь в комнату Гарри была немного приоткрыта, и Гарри услышал, как вошёл директор, и как хозяин заговорил с ним.

- Ко мне приходил Сириус. Он был расстроен тем, что увидел в этих комнатах. Особенно он подчёркивал тот факт, что застал вас в компрометирующей ситуации - говорил, что Гарри был у тебя на коленях.

По тону директора (подобный Гарри слышал всего несколько раз) мальчик понял, что хозяин разочаровал директора, но чем именно, Гарри никак не мог взять в толк.

- И, конечно же, он поспешил обвинить меня во всех смертных грехах! Альбус, он же ненавидит меня ещё со времени нашей учёбы и не успокоится, пока не сведёт меня в могилу!

- Ну, полно, Северус, не преувеличивай.

Теперь разочарование настолько явственно звучало в голосе директора, что Гарри подумал, неужели он так расстроился из-за того, что хозяин и Сириус не могут найти общего языка, или было что-то ещё?

- Гарри был расстроен и уснул, положив голову мне на колени, когда этот придурок вломился в мои комнаты. И, кстати, премного благодарен, Альбус, что раздаёте пароль от моих комнат направо и налево - это стопроцентная гарантия, вернувшись, обнаружить здесь кого-то, кто особенно жаждет моей смерти, - слова хозяина были наполнены непередаваемым сарказмом, и Гарри удивился, что хозяин обращается к директору столь непочтительно.

Но директор только усмехнулся понимающе и наколдовал поднос с чаем и печеньем. Мужчины вышли из зоны обзора мальчика, и теперь он мог слышать лишь отдельные фразы.

- Как Гарри устроился на новом месте? - спросил директор спокойным тихим голосом.

«Что за глупость!» - мелькнуло в голове у Гарри, и он издал сдавленный смешок, поймав себя на том, что копирует повадки хозяина. Ведь он живёт со своим хозяином уже четыре года! Конечно, он отлично устроился, как же иначе?

- Альбус, вы снова задаёте много ненужных вопросов.

- Конечно, конечно, мой мальчик. Как быстро течёт время, я и не заметил.

Хозяин хмыкнул и сказал чуть громче, позволив Гарри услышать:

- В день, когда что-то сможет ускользнуть от вашего внимания, Волдеморт появится на пороге Главного Зала в подгузнике и с бутылочкой молока и назовёт вас папой.

Директор тихо засмеялся, и Гарри тоже не смог удержаться от улыбки. Голоса стали тише, и теперь Гарри слышал только отдельные слова. Тогда он заставил себя сосредоточиться на тексте и дошёл до середины второй главы, когда громкий голос хозяина прервал его занятие:

- Как Вам стали известны причины, по которым Гарри прибыл в Хогвартс в столь плачевном состоянии?

- Право же, Северус, не стоит так волноваться. Присядь, выпей чаю.

- Я повторю свой вопрос, Альбус: как вы узнали? Я никого не посвящал в подробности. Поппи знает, что ситуация в его доме была отнюдь не идеальной, но даже ей неизвестно, что он не дотягивал и до нижней границы нормы роста именно из-за того, что большую часть жизни его держали в чулане и морили голодом. Так как же вы об этом узнали?

Директор встал и сделал несколько шагов так, что Гарри вновь смог его увидеть.

- Боюсь, что не могу ответить на твой вопрос, Северус, но я никогда преднамеренно не стал бы подвергать Гарри опасности, если бы от этого не зависело столь многое. Поверь, я и понятия не имел, что Вернон Дурсль делал с мальчиком до его приезда в Хогвартс.

Теперь и хозяин стоял так, что Гарри его видел, и от выражения лица мужчины мурашки поползли по спине мальчика.

- Увидимся за ужином, Альбус. Всего хорошего.

- Хорошего дня, Северус. Поверь, я делаю лишь то, что необходимо для общего блага.

- Ни ваше «общее благо», ни весь волшебный мир, не имеют для меня абсолютно никакого значения, Альбус. Важны отдельные личности, а не весь мир в целом.

- Я верю в тебя, Северус. Именно ты сможешь дать мальчику то, что ему нужно.

- До свидания, Альбус.

Гарри принялся усердно вчитываться в строки, услышав, как ушёл директор. Дверь в комнату мальчика распахнулась; Гарри безмолвно скользил глазами по строкам.

* * * * * * * * * * * * * -*

Северус не только понял всё, что сказал ему директор, но и не упустил то, о чём он умолчал. Воспоминание о том, как старательно директор отрицал своё участие в ужасном прошлом мальчика, наполнило Северуса глухой злобой.

Несмотря на то, что физические повреждения мальчику достались от этого…зверя, его дяди, самый страшный вред был всё же нанесён не им. Любовь и забота играют огромную роль в развитии ребёнка, а у Гарри их никогда не было. Страдания, которые он вытерпел от дяди, были ужасны, но равнодушие тётки - намного хуже. Ребёнок жаждет любви, а вместо этого получает побои, издевательства и полнейшее равнодушие от человека, который должен защищать его - вот что самое страшное.

Северус вошёл в комнату Гарри. Увидев, как усердно мальчик вчитывается в текст, даже не замечая его присутствия, профессор понял, что Гарри всё слышал.

- Можешь прекратить притворяться, Гарри, я знаю, что ты подслушивал.

Гарри поднял лицо, на котором явственно читалось виноватое выражение.

- Это не твоя вина, нам стоило позаботиться о заглушающих чарах или, хотя бы, убедиться, что твоя дверь закрыта.

Гарри сразу же расслабился и, подвинувшись, чтобы профессор мог сесть, положил книгу на тумбочку.

- Сомневаюсь, что ты понял, о чём мы говорили, но, в любом случае, тебе не о чем беспокоиться: я не сержусь на тебя. Понятно?

- Да, хозяин, - с облегчением улыбнулся мальчик.

- Хорошо. Времени ещё полно, и сегодня последний день «свободы», так что ты не должен сидеть здесь над учебниками. Можешь пойти прогуляться, только дай мне знать, если решишь пойти на улицу, и убедись, что о твоём местонахождении известно взрослым - будь ты в библиотеке или в Большом зале.

- Да, хозяин.

- Ну, и чего же ты ждёшь? Вперёд!

В мгновение ока Гарри спрыгнул с кровати, на секунду прижался к мужчине и стремительно выскочил за дверь. Северус ещё выходил из его комнаты, когда из-за входной двери донёся крик:

- Я на кухню!

Северус только покачал головой, делая пометки в рецепте изготовления исцеляющего бальзама, и, захватив пергаменты, двинулся в лабораторию, на ходу подзывая домового эльфа.

- Приглядывай за юным мистером Поттером и извести меня, когда он покинет кухню.

- Да, профессор, сэр. Твинки сообщит.

- Отлично. И постарайся, чтобы он тебя не заметил. Можешь идти.

- Да, профессор, сэр. Спасибо, сэр.

Мужчина удалился в лабораторию, уверенный, что теперь мальчишка не сможет попасть в слишком уж большие неприятности без его ведома.

* * * * * * * * * * * * * * *

Первое сентября в этом году выпало на воскресенье, но Гарри, зная, что может сесть рядом с хозяином за главным столом, решил устроиться за столом Слизерина.

Чувствуя лёгкое покалывание на месте, где раньше располагалась метка, он тихонько улыбнулся. Хозяин Северус, как и обещал, приготовил исцеляющий бальзам, который избавил мальчика от позорного клейма - напоминания о рабстве у Вернона Дурсля. Гарри был безумно благодарен хозяину Северусу за все изменения, которые произошли в его жизни, хотя до конца в них и не верил.

Постаравшись сосредоточиться на настоящем, Гарри стал дожидаться бури, которая вот-вот должна была разразиться. Он понимал, что не было никакого смысла откладывать разговор с Драко, стоило покончить с этим как можно скорее, вместо того, чтобы ждать и накручивать себя до тех пор, пока от волнения он не перестанет соображать, что говорит.

Ученики входили в зал и рассаживались за столами своих факультетов. Отыскав глазами Драко, Гарри увидел вспышку удивления на его лице, которую, впрочем, тот сразу же спрятал под маску безразличия.

- Добрый вечер, Гарри.

- Добрый вечер, Драко. Как провёл лето?

- Ничего выдающегося. А ты? - Гарри пришлось наклониться ближе, чтобы расслышать его шёпот. - Ты и твой хозяин, Гарри - вы приятно провели каникулы?

Гарри внимательно вгляделся в лицо Драко, пытаясь понять его настроение. Не найдя ни презрения, ни отвращения, Гарри решил ответить честно:

- Эти каникулы были лучшими в моей жизни до тех пор, пока кое-кто не истолковал превратно совершенно безобидное слово.

- Истолковал превратно?

Гарри снова внимательно взглянул на собеседника

- Именно так. Но давай не будем обсуждать это сейчас. Поговорим позже. Приходи в класс Зельеварения, когда все разойдутся, ладно?

Драко кивнул, и остаток ужина оба слушали впечатления одноклассников о каникулах.

* * * * * * * * * * * * * * * *

- Ваши отношения всегда казались мне немного забавными, с того самого дня, когда я впервые услышал твою оговорку.

- В наших отношениях нет ничего забавного, Драко! Профессор Снейп заботится обо мне. Он защищает меня и помогает мне, он всегда рядом, когда нужен мне.

Драко с любопытством взглянул на него.

- Профессор Снейп никогда не позволял себе отступить от норм морали. Он бы никогда не сделал ничего предосудительного. Тебе очень повезло, что именно он твой наставник. Не всякому посчастливится иметь наставником человека, который заботится о тебе, а не только видит доступное тело. Нет, нет, не беспокойся - я знаю об этом не из собственного опыта, а с рассказов отца.

Гарри отвёл взгляд от блондина и кивнул. Ему действительно очень повезло с хозяином, но всё же, ему никогда не забыть того, что пришлось пережить до приезда в Хогвартс. Но Драко не нужно об этом знать, так что Гарри постарался перевести разговор на другую тему:

- Как тебе новый профессор по Защите от Тёмных Искусств?

Драко неинтеллигентно фыркнул, прежде чем кинуть на Гарри недоверчивый взгляд.

- Да она просто ужасна! Глупа как пробка, но на нервах играть умеет, это уж точно, - ответил он и растерянно добавил, - Может, мама пришлёт мне несколько простудных пастилок, если я попрошу. Пусть профессорша покашляет.

В ответ на недоумённый взгляд Гарри, он пояснил:

- Съешь такую пастилку - и получишь полное ощущение, что простудился: горло будет болеть, можно даже голос потерять.

Гарри рассмеялся, думая о том, что неплохо было бы угостить профессора Амбридж такой пастилкой, но тут же оборвал себя, осознав, над чем смеётся. Он хотел причинить боль другому человеку? Нет, он не хотел, чтобы кто-то из-за него пострадал, ни за что!

Подростки обсудили ещё несколько школьных событий, и Гарри, взглянув на часы, с удивлением понял, что осталось всего пять минут до возвращения домой.

- Извини, Драко, мне пора. Профессор Снейп будет искать меня, если я не вернусь вовремя.

- Спокойной ночи, Гарри. Славно поговорили.

* * * * * * * * * * * * * * *

Гарри и не вспоминал о заклинании, которое на него наложил хозяин в прошлом году, до тех пор, пока боль двумя обжигающими ударами не обожгла его ягодицы. В это время он сидел, но от этого стало только хуже, ему пришлось прикусить губу, чтобы удержаться от стона. И он даже не знал, удивился ли он больше самой боли или тому, как внезапно она возникла.

Уже второй вечер Гарри проводил на отработке у профессора по Защите, но тут он подумал, что зря не рассказал хозяину подробности первого вечера. Но на прошлом взыскании заклинание не подействовало, хотя рука запачкала кровью весь пергамент. Значит, так всё и должно быть. Но, в любом случае, здравая мысль рассказать, что эта га…ведьма заставляет его делать, немного запоздала, так что Гарри собрался с силами, намереваясь молча вытерпеть экзекуцию до конца.

Каждый раз, когда рука Гарри выводила фразу «Я не должен лгать», его уверенность, что он поступил правильно, становилась всё слабее, пока он не понял, что ему придётся рассказать всё хозяину, либо самому искать исцеляющее зелье для ягодиц. Шлепки следовали один за другим, сопровождая каждое написанное предложение до тех пор, пока мальчик не понял: хозяин не хотел бы, чтобы Гарри страдал от рук этой женщины.

К тому времени, когда профессор Амбридж его отпустила, ноги мальчика дрожали, порез на руке пульсировал не стихающей болью, да к тому же её постоянно сводило судорогой от долгой писанины.

Войдя в их комнаты в подземельях, Гарри почувствовал, что ноги ему окончательно отказали, и медленно сполз по стенке на пол. Хозяин взглянул на него, оторвавшись от книги, и уже в следующую секунду был рядом:

- Что с тобой, Гарри? Что случилось?

Мальчик в ответ сделал судорожный вдох, пытаясь удержать наворачивающиеся на глаза слёзы. Хозяин Северус выглядел таким взволнованным, что Гарри не знал, как ему быть: рассказать мужчине всё как есть, чтобы он волновался о его состоянии, или молчать, чтобы он волновался из-за того, что его воспитанник ничего не говорит. В конце концов, боль в руке и ягодицах помогла мальчику принять решение, и он молча вытянул руку, позволяя хозяину увидеть всё ещё кровоточащие порезы.

- Кто. Это. Сделал?

Гарри ещё никогда не доводилось слышать в голосе хозяина такого ледяного гнева, мальчик вздрогнул.

- Профессор Амбридж.

- Профессор мучает студентов прямо под носом у директора?!

- Да, хозяин.

Мужчина подвёл мальчика к дивану, но первое же прикосновение заставило мальчика вздрогнуть от боли. Гарри опасливо взглянул на хозяина, услышав, как тот резко втянул в себя воздух. Выражение лица мужчины - Гарри был в этом уверен - он не забудет никогда.

- Встань, Гарри.

Повиновавшись, Гарри молча развернулся, приподнял мантию до пояса и тут же закусил губу, почувствовав, как хозяин аккуратно спускает его брюки.

- О, Боже, Гарри. Прости. Я не хотел, чтобы это случилось.

Рука мужчины осторожно прикоснулась к багровым отметинам от ударов на худенькой попке мальчика, и, обернувшись, Гарри заметил слёзы в тёмных глазах хозяина. Уложив Гарри на диван, хозяин заклинанием подозвал исцеляющее зелье и начал втирать его в воспалённую кожу. Гарри издал вздох облегчения, когда боль стала постепенно ослабевать, но тут он почувствовал слабое покалывание на ягодицах. Обернувшись, Гарри увидел, что хозяин держит в руке волшебную палочку, и понял, что заклинание снято или заблокировано. Прежде чем он успел что-то спросить, хозяин помог ему подняться и поправить одежду. Сильные руки потянули мальчика, усадили на колени и прижали к твёрдой груди. Потом хозяин осторожно смазал порезы на его руке.

- Прости меня, Гарри. Завтра я поговорю с директором, чтобы эта женщина больше не назначала тебе взысканий. И ты можешь уйти, если пожелаешь. Я не хотел причинять тебе боль, так что, если ты не чувствуешь себя здесь в безопасности и не доверяешь мне больше, я не стану тебя неволить.

Гарри повернулся и обнял мужчину за шею.

- Нет, хозяин. Я знаю, что вы этого не хотели. Вы не виноваты, это всё профессор Амбридж. И я сам виноват, надо было мне ещё вчера всё рассказать. Я не хочу оставлять вас, не хочу.

Гарри обрадовался, когда мужчина не оттолкнул его, а только прижал сильнее. Он хотел остаться со своим хозяином. Гарри нравились такие отношения с хозяином, и он ни за что не поставил бы их под удар.

* * * * * * * * * * * * * *

Северус проснулся от звука, который никогда не надеялся больше услышать. Это был крик, полный боли и ужаса, и доносился он из комнаты Гарри. Он ворвался в комнату мальчика раньше, чем успел толком проснуться. Опустившись на кровать рядом с Гарри, мужчина попытался, встряхнув за плечо, разбудить его, но, в конце концов, просто усадил на колени и начал покачивать, шепча на ухо успокаивающие слова. Через несколько секунд Гарри проснулся, дёрнувшись всем телом и широко распахнув глаза. Северус почувствовал, что сердце его сжалось, когда дрожащее тело прижалось к нему. Мальчик рыдал, вжимаясь лицом в его плечо, снова и снова повторяя сквозь слёзы: «Вы живы! Вы здесь! Вы живы!». Около двух часов Северус успокаивал мальчика, понемногу узнавая всё новые и новые подробности его кошмара и проклиная себя, что не удосужился до сих пор заняться с Гарри окклюменцией. Гарри рассказал, что видел длинный тёмный коридор, по описанию профессор узнал отдел Тайн в Министерстве Магии. Мужчина понял замысел Волдеморта: заставить Гарри узнать пророчество, а потом вытянуть его из беззащитного разума мальчика. Северус был готов пойти на всё, чтобы этого не допустить.

* * * * * * * * * * * * * -*

Гарри был расстроен до слёз, он чувствовал страх и отвращение к самому себе. Уроки окклюменции с хозяином Северусом проходили вполне успешно. Мужчина был необычайно терпелив, обучая мальчика очищать сознание. Гарри казалось, что хозяин всё ещё чувствует себя виноватым за то, что случилось на отработке в начале учебного года. Но причиной расстройства Гарри были сны, от которых не спасала даже окклюменция. Однажды вечером, возвращаясь домой, он снова застал двоих практически обнаженных студентов, полностью поглощённых друг другом. И следующей ночью ему приснился этот сон.

Он чувствовал сильные уверенные руки, ласкающие его твёрдый член, дарящие ему ощущения, которых он не хотел. Проснувшись, мальчик обнаружил, что член его столь же твёрд, как и во сне. Игнорирование проблемы, как он поступал прежде, не дало никаких результатов, и теперь Гарри был близок к истерике.

Гарри не знал, сколько просидел на кровати, пытаясь забыть картины, увиденные во сне, а на самом деле, прокручивая их в голове снова и снова, когда хозяин стремительно вошёл в его комнату. Появление мужчины, заставшего его в столь затруднительном положении, вызвало у Гарри желание залезть под одеяло, накрыться с головой и никогда оттуда не вылезать.

- Почему ты не готов, Гарри? Завтрак начнётся через десять минут. Ты хорошо себя чувствуешь?

Гарри мучительно покраснел, подумав, из-за чего именно он всё ещё не готов, и мужчина сразу же всё понял.

- Ты не можешь постоянно игнорировать эрекцию, Гарри. Это естественная реакция организма, в ней нет ничего неправильного или постыдного. Каждый мальчик в твоём возрасте сталкивается с таким явлением. Тебе нужно научиться решать эту проблему, пока она не нанесла вреда твоему здоровью. Я не стану тебе демонстрировать, как тебе справиться с этой ситуацией, ведь я обещал никогда не прикасаться к тебе в таком контексте, но я могу рассказать тебе. Немного практики - и ты найдёшь оптимальный вариант, но начать стоит с осторожных нежных поглаживаний пениса.

По мере объяснений Гарри всё больше смущался и краснел, но вскоре его смущение переросло в заинтересованность и удивление. Хозяин говорил о том, что нужно делать и какие ощущения при этом испытываешь, подробно описывал физиологию каждого действия. Мальчик никогда раньше и не думал о том, что, если осторожно помассировать яички, то, по словам хозяина, можно испытать необычайно приятные ощущения. Потом хозяин подробно рассказал об оргазме - в этот момент член Гарри дёрнулся, и мальчик, схватив подушку, быстро положил её на колени. Он был достаточно смущён и без того, чтобы хозяин видит его реакцию на слова. Хозяин же никак не показал, что заметил действия своего подопечного, за что Гарри был ему искренне благодарен.

Как только мужчина закончил объяснения и вышел из комнаты, Гарри тут же лёг на кровать и, спустив боксеры, положил руку на возбуждённый член. Контраст стылого воздуха подземелий и горячей влажной ладони на чувствительном органе заставил его захлебнуться воздухом. Левой рукой он нежно сжал яички, пытаясь подстроиться под ритм правой. Приятное покалывание моментально распространилось вверх от пальцев ног, судорога удовольствия прошла по его телу, всё случилось так быстро, что он только выгнул спину, задыхаясь, и тут же почувствовал пульсацию члена в руке и увидел, как сливочно-белая жидкость толчками вырывается из него, пачкая простыни, живот и ладонь.

Когда туман удовольствия рассеялся, действительность только что совершённого обрушилась на Гарри, и он быстро огляделся, чтобы убедиться, что в комнате он один, что никто не видел его и не назовёт его уродом и извращенцем.

Быстро облачившись в обычную школьную мантию, Гарри поспешил на завтрак. Встретив хозяина в гостиной, мальчик не увидел во взгляде мужчины ни насмешки, ни презрения, хотя мужчина точно знал, чем он только что занимался. Благодарность поднялась в груди Гарри огромной тёплой волной, и он снова мысленно поблагодарил хозяина.

- Мы опаздываем. Не стоит заставлять директора ждать.

Гарри торопливо кивнул и, захватив сумку с учебниками, последовал за хозяином.

* * * * * * * * * * * * * *

Гарри не знал, что сделал хозяин, но профессор Амбридж больше никогда не назначала ему отработок, да что там - она на него вообще не смотрела! Драко, безусловно, заметил её изменившееся отношение к Гарри, но, к счастью, не стал его комментировать. Сейчас, в конце года, Гарри снова сидел на её уроке, ощущая дикую боль в шраме на лбу. Его щиты, без сомнения, были так же прочны, как и всегда, но, видимо, Волдеморт задался целью во что бы то ни стало забраться к нему в сознание, или просто испытывал мальчика, насылая на него приступы головной боли.

Теперь Гарри мог не беспокоиться об отработке, так что он решил лучше перестраховаться. Он поднял руку и спросил разрешения пойти в Больничное Крыло, сославшись на плохое самочувствие. Профессор, скользнув по нему равнодушным взглядом, кивком отпустила его.

Но Гарри не пошёл в Больничное Крыло, он решил пойти домой, боясь назойливости медиведьмы.

Покопавшись в запасах хозяина, мальчик нашёл зелье от головной боли. Приняв положенную дозу и удостоверившись, что его щиты по-прежнему крепки, Гарри прилёг на диван и провалился в сон.

Он не знал, сколько времени проспал, когда дверь в комнаты распахнулась, разбудив его. Хозяин вошёл в гостиную, окинул Гарри быстрым взглядом и, кивнув в знак приветствия, притворил дверь.

- Я рад, что с тобой всё в порядке, Гарри, но позволь полюбопытствовать: по какой причине ты отсутствовал сегодня на половине уроков?

- Простите, хозяин, но у меня ужасно болела голова. Я не знаю, хотел ли Волдеморт… простите, Тёмный Лорд, проникнуть в моё сознание, или просто насылал головную боль, но голова раскалывалась, и я не мог сидеть в классе.

Профессор кивнул, соглашаясь с доводами Гарри, и опустился рядом с ним на диван.

- Возможно, было и то, и другое. Я хочу поговорить с тобой об одном очень важном деле, Гарри. Но ты должен пообещать, что этот разговор останется между нами. Обещаешь?

- Да, хозяин, я обещаю никому не говорить.

- Хорошо. Много лет назад, ещё до твоего рождения, я подслушал пророчество. До конца я его тогда не узнал - меня заметили. В то время я всё ещё был верен Тёмному Лорду. Я рассказал ему обо всём, что услышал.

Гарри кивнул, показав, что он внимательно слушает.

- Оставшуюся часть пророчества я узнал не так давно. Так вот, это пророчество о тебе, Гарри. Я полагаю, что видения, терзавшие тебя в начале года, насылал Тёмный лорд. Ты видел Отдел Тайн, там хранятся все пророчества. Тёмный Лорд, вероятно, хотел, чтобы ты нашёл это пророчество, чтобы потом узнать подробности из твоего сознания. Я расскажу тебе это пророчество, Гарри, но я хочу, чтобы ты помнил одно: пророчества ничего не решают за нас, они не могут диктовать нам наши поступки. Не позволяй какому-то пророчеству управлять твоей жизнью, ты - хозяин своей судьбы, и в этой жизни всё зависит только от тебя.

- Я понимаю, хозяин. Если вы решите, что мне не стоит знать, в чём состоит пророчество, я пойму.

- Нет, Гарри, я думаю, что ты должен его знать, но помни: пророчество не решает, всегда решение принимаешь только ты сам.

- Да, хозяин.

Гарри внимательно слушал пророчество, которое хозяин повторял ему слово в слово. На самом деле, он ожидал худшего. Слова хозяина о выборе заставили его думать, что ему придётся пахать до седьмого пота, либо до скончания веков вновь стать игрушкой, подобно тому, как это было с хозяином Верноном.

Смерть, предрекаемая пророчеством, не слишком испугала его. Хозяину Вернону иной раз удавалось всего за одну ночь вселить в него такой ужас, что никакое пророчество не могло с ним сравниться.

Глава 11. Наследие силы или слабости?

До экзаменов оставалось всего ничего, когда Гарри был оглушён возникшей у него мыслью, что сдавать в этом году ему придётся не просто переводные экзамены на следующий курс, а СОВЫ. Нет, он вовсе не сомневался в своих знаниях - пользуясь библиотекой хозяина, он начал изучать книги уже для шестого курса - но знание того, что вся его дальнейшая жизнь будет зависеть от результатов этих экзаменов, буквально сбивало с ног.

В течение прошедшего месяца хозяин Северус проводил с ним совсем немного времени, и теперь Гарри чувствовал себя слегка обделённым. Мальчик не забывал о пророчестве, в которое посвятил его хозяин, но особенно не задумывался о нём - всё равно ничего изменить было нельзя, оставалось только надеяться, что всё обернётся к лучшему.

Хозяин был занят подготовкой к экзаменам, так что Гарри не винил его за некоторую отстранённость. Его одиночество скрашивал Драко. Вместе они проводили довольно много времени, даже занимались вдвоём в библиотеке. Гарри было приятно общаться с Драко, он чувствовал себя спокойно и расслабленно.

Первый экзамен пролетел незаметно, но Гарри был уверен, что результаты будут если не «Отлично», то уж точно «Выше ожидаемого». Между тем, время не стояло на месте, и вскоре Гарри понял, что ему осталось сдать только Зелья и Историю Магии.

Гарри решил немного отвлечься от чтения и размять ноги. Когда он встал из-за библиотечного стола, Драко оторвал взгляд от книги и улыбнулся ему. Последнее время поведение слизеринца неуловимо изменилось, Гарри чувствовал это интуитивно. Подтверждением служили странные взгляды, которыми Драко время от времени одаривал Гарри, они волновали и немного пугали.

- Мне пора, а то х…профессор Снейп начнёт меня искать, - сказал Гарри, уходя, улыбнулся и помахал Драко на прощанье.

Хозяин был уже дома, но он не стал ругать Гарри за опоздание, как только узнал, где был мальчик, и чем занимался. Пожелав хозяину спокойной ночи, подросток принял душ и расслабился в постели.

* * * * * * * * * * * * * * * *

На следующее утро Гарри проснулся и обнаружил, что хозяин уже ушёл. Записка, оставленная для мальчика, гласила, что профессору необходимо срочно изготовить несколько зелий для Больничного крыла и приглядеть за студентами, которым он назначил отработку. Гарри понимал, что этот процесс может затянуться на несколько часов, так что он принялся за подготовку к экзамену по Истории Магии.

Три часа спустя, когда мальчик налил себе чашку горячего чая и продолжил чтение, профессор вернулся. Он выглядел уставшим, и Гарри молча подвинулся, чтобы дать ему возможность присесть, а потом подумал, что хозяину, наверное, не помешает выпить горячего чая. Через пару минут мальчик вернулся, держа в руках чашку ароматного напитка, но обнаружил, что мужчина задремал, вытянувшись на диване и слегка похрапывая. Гарри хихикнул, прикрыв рот ладонью. Он раньше никогда не видел хозяина спящим. Картина казалась настолько нереальной, что он не смог удержаться от смешка. Конечно, хозяин видел его спящим - порой Гарри засыпал у него на коленях - но видеть спящего хозяина ему довелось впервые.

Гарри понял, что мужчина, должно быть, совершенно измотан, если не смог даже добраться до кровати, так что он тихонько достал одеяло и укутал хозяина, заботливо подтыкая со всех сторон. Постояв пару минут, глядя на лицо спящего профессора - спокойное, умиротворённое - Гарри бесшумно пробрался в свою комнату. И что делать теперь? Снова засесть за чтение учебника? Ну нет, хватит на сегодня! И Гарри решил найти Драко.

Выйдя из комнат, Гарри направился к гостиной Слизерина. Вежливо поздоровавшись с портретом на входе, Гарри прошёл внутрь и стал искать своего друга. Несколько учеников посмотрели на него усталыми безразличными взглядами, а прочие и вовсе игнорировали его вопросы. Тут к нему приблизился Драко и снова вывел его в коридор.

- Как ты вошёл? - требовательно спросил Драко, как только они оказались снаружи.

Гарри недоумённо посмотрел на друга. Как вошёл? Конечно же, через портрет!

- Портрет меня впустил, Драко. Что за вопросы?

- Чёрт! Ну, конечно, портрет тебя впустил, но как ты узнал пароль? Профессор Снейп сказал?

- Нет…

- Я так и думал, он бы не стал раскрывать пароль даже тебе. Так как ты вошёл?

- Да я просто попросил, и портрет меня впустил.

- Ты попросил, и он открылся?

- Ну, да.

- И что, просто так открылся, по твоей просьбе? - теперь в вопросе слышалось даже не недоверие, а прямо издевательские нотки, заставившие Гарри закатить глаза.

- Ну, конечно, иначе как бы я вошёл?

- Предполагалось, что портреты для того и поставлены, чтобы не впускать в комнаты всех подряд по первой же просьбе!

- Ну, а меня портрет впустил!

- Пойдём-ка!

Вновь вернувшись ко входу в собственную гостиную, Драко повернулся к портрету.

- Смотри. Откройся! - ничего не произошло.

- А я попросил вежливо, - с ехидцей поддел его Гарри.

- О, да ради всего… откройся, пожалуйста, - ничего не случилось. - Видишь? Так как ты вошёл? И не надо больше мне врать!

- Я не вру! - Гарри обернулся к портрету и вежливо попросил его открыться. Дверь бесшумно распахнулась. Гарри обернулся и торжествующе посмотрел на слизеринца, на лице которого явственно обозначилось недоверчивое выражение.

- Всё любопытнее и любопытнее!

- Что именно? - спросил Гарри. Он был озадачен, и у него мелькнула мысль, что, может, не стоило приходить к Драко сегодня: перенапряжение, экзамены и всё такое.

- Что именно? Что именно??? Ты с ума сошёл? Ты имеешь хоть малейшее представление, что это значит?

Гарри до того надоели все эти загадки и недомолвки, что он просто молча повернулся и направился домой.

- Гарри! Ты куда? Не смей уходить!

- Драко, если ты не хочешь сказать мне ничего вразумительного, то я ухожу! Так, что тебя так поразило?

- Ты, Гарри! Ты - змееуст, и ничего мне об этом не сказал!

- Я не змееуст.

Конечно, Гарри слышал раньше о змееустах, да и читал немного, но ведь он не владел парселтангом! Конечно же, нет!

- А как ещё можно назвать то, что ты только что шипел портрету, чтобы он открылся, и он послушался тебя!

Гарри замер на месте, когда смысл слов Драко дошёл до его ошеломлённого разума. Он действительно шипел портрету! Шипел!

- Мне нужно присесть.

- Давай, Гарри, пошли в пустой класс, там присядешь.

Гарри последовал за Драко, молча и покорно.

- Я - змееуст?

- Да!

- И что теперь?

- Ну, точно не знаю, но думаю, что теперь ты сможешь открыть любую дверь в подземельях. Здесь всё принадлежало Салазару Слизерину, а он был змееустом. Так что тебе достаточно просто прошипеть на парселтанге «откройся», и доступ в любое помещение тебе гарантирован!

И неугомонная парочка начала исследования. Они очень скоро обнаружили несколько потайных проходов, лишь два из которых открывались с помощью обычного пароля, а остальные - с помощью языка змей, так что пройти туда можно было только с Гарри. К ланчу оба окончательно выбились из сил, да к тому же так извозились, что решено было приостановить исследования. Мальчики пошли в комнаты профессора Снейпа. Войдя в гостиную, Гарри замер, услышав резкий голос хозяина, разговаривающего через камин с директором:

- Я не знаю, где он может быть, Альбус!

У мальчика возникло неприятное чувство, что говорят о нём, и что хозяин волнуется. Быстро отправив Драко в спальни мальчиков, Гарри вошёл и захлопнул за собой дверь. Услышав этот звук, мужчина обернулся, и Гарри, не успев осознать, что случилось, оказался прижат к нему так крепко, что у него затрещали кости. И тут же огонь в камине поменял цвет с зелёного на привычный оранжевый. Хозяин быстро вернул себе самообладание, оттолкнул мальчика от себя и стал осматривать со всех сторон, стремясь убедиться, что он не ранен. После заверений Гарри, что с ним всё в порядке, лицо хозяина превратилось в разъярённую маску.

- Где ты был?

Гарри поёжился, поскольку он ещё ни разу не видел хозяина таким разозлённым, но ему даже в голову не пришло попятиться.

- Я зашёл за Драко, а потом мы немного побродили по подземельям. Мы не выходили на улицу, клянусь!

- Но почему ты мне ничего не сказал?

- Вы заснули, я не хотел вас будить, вам так нужен был отдых, ведь вы так устали! Простите, хозяин, я просто не хотел весь день сидеть в комнате!

- В следующий раз не смей уходить без предупреждения, понятно? Если нужно - разбуди меня или, по крайней мере, скажи кому-нибудь из профессоров, где ты гуляешь, тебе ясно? Ты меня в могилу сведёшь!

Гарри улыбнулся, а потом склонился и обнял своего хозяина. Он был так рад, что мужчина не очень сердится на него!

- Ну, всё, хватит. Теперь поешь, а потом пойдём в лабораторию, потренируешься в приготовлении зелий.

Всё ещё улыбаясь, Гарри быстро приготовил несколько бутербродов, которые они потом съели в дружественном молчании. Хвала небесам, больше в этот уикенд ничего такого не произошло.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри устало вздохнул, плюхнулся на диван, скинул ботинки и прилёг - только на минутку, чтобы дать отдохнуть глазам. Это был длинный день, но теперь, когда последний экзамен наконец-то сдан, можно немного расслабиться.

Когда хозяин разбудил его, было уже довольно поздно. Гарри взглянул на мужчину одновременно с облегчением и тревогой. Он снова видел один из этих странных снов, но, проверив ментальные щиты - вдруг это «подарочек» Волдеморта - он понял, что это снова воображение играет с ним нехорошие шутки.

- Просыпайся, Гарри. Ты проспал вчерашний ужин и всю ночь на диване. Я понимаю, ты, должно быть, сильно вымотался, но я не могу позволить тебе пропустить ещё и завтрак. Одевайся, позавтракаем в «Трёх мётлах». Директор позволил сегодня всем посетить Хогсмид, так что вся школа будет там. Гарри кивнул и постарался забыть о сне, который он видел этой ночью. Не стоит портить день, который так отлично начался.

* * * * * * * * * * * * * * -*

- Всё, достаточно сливочного пива на сегодня. Пора возвращаться в школу, пока не стемнело.

Гарри прервал разговор с Драко, и оба мальчика согласно кивнули. Странное покалывание во лбу стало единственным предупреждением, когда Гарри увидел шестерых Пожирателей Смерти, которые перегородили им дорогу. Хозяин ощутимо напрягся, а Драко панически оглянулся вокруг. В ту же секунду воздух наполнили крики ужаса, люди стали в панике метаться по улице, разбегаясь в разные стороны.

- Ба! Да вы только поглядите: крошка Поттер и толпа Пожирателей Смерти, а один даже изображает из себя его учителя. Ну-ну, не будем ссориться, позовём лучше Лорда, пусть он нас рассудит.

Со всех сторон раздавалось ехидное хихиканье остальных Пожирателей, но приближаться к ним пока не спешили. Драко не знал, что делать: бежать ли, спасая свою жизнь, или сражаться вместе с Гарри, рискнув навлечь на себя гнев отца; остаться помогать своему единственному другу или поддержать Пожирателей, лишившись его. Голос был явно женским, так что Гарри не знал, благодарить ли Бога за нотки сумасшествия, которые он отчётливо расслышал, или бояться их. Иногда здравомыслие могло спасти, а иногда - наоборот.

- Хватай его, Снейп и тащи хозяину на блюде. Может, тебе ещё удастся избежать гнева Лорда. Сейчас-то он тобой не особенно доволен!

Гарри узнал этот голос и исподтишка глянул на Драко: тот внимательно всматривался в Пожирателей.

- Я думаю, не стоит, Люциус. Если мне предлагается выбор между безумным маньяком и нормальным, хотя и довольно юным, человеком, я, без всякого сомнения, выберу последнего.

Женский крик, похожий на визг баньши, разорвал вечерний воздух, и Гарри едва успел заслонить хозяина от женщины, державшей в руке устрашающего вида нож. Обжигающая боль в плече подсказала ему, что Пожирательница не промахнулась, но от прошлого хозяина мальчику приходилось выдерживать и не такое, так что он только презрительно ухмыльнулся и, взмахнув палочкой, прокричал Взрывающее заклятие. К огромному сожалению Гарри, женщина быстро вернула самообладание, и тут же вокруг завязалась схватка.

Краем глаза мальчик видел, как хозяин сражается одновременно с двумя Пожирателями, но стоило ему подумать, что этим всё и закончится, как прямо перед ним появились ещё четыре закутанные в тёмные плащи фигуры. Тут же от опасности мальчика отрезали вовремя подоспевшие профессора, так что Гарри достался только один противник - и это была та женщина, которая его ранила.

Почувствовав зуд в руках, Гарри понял, что одно из проклятий женщины проникло сквозь его щиты и настигло его, но времени раздумывать над этим у него не было, потому что проклятия сыпались из палочки атакующей его женщины как из рога изобилия. Стараясь пробить её щиты, Гарри устал. Хотя он знал множество сильных проклятий, но необходимость постоянно уходить от преследования, уклоняться, пригибаться и блокировать проклятья изрядно его вымотала, так что он пообещал себе брать у хозяина уроки магических дуэлей не менее часа в день, как только они выберутся из этой передряги.

Какой-то человек заслонил мальчика и взял его противницу на себя. Гарри, как зачарованный, наблюдал за двумя фигурами, сыплющими друг в друга изощрёнными заклинаниями. В эту секунду подросток почувствовал ужасную режущую боль во лбу и понял, что к схватке присоединился сам Волдеморт. В этот момент удачное заклятие Пожирательницы Смерти отправило в полёт защитника Гарри, и, услышав звук удара тела о каменную стену, Гарри испытал сострадание. Однако добраться до Гарри Пожирательница Смерти не смогла - кто-то вновь преградил ей дорогу, а сам мальчик попытался найти хозяина, и тут же заметил его невдалеке - тот завязывал рот поверженному Пожирателю, руки которого уже были очень прочно связаны наколдованными верёвками.

Гарри почувствовал вторжение в свой разум и полностью сосредоточился на укреплении своих щитов - не хватало ещё только Волдеморта, шарящего у него в голове, как у себя в кармане! Злобный вскрик раскрыл местонахождение Волдеморта - мальчик обернулся и увидел, что Дамблдор сражается с Тёмным Лордом. Потом Гарри мог только с открытым ртом наблюдать за необычайной по своей силе и изощрённости дуэли двух воистину великих волшебников. Казалось, директор вот-вот победит, но Волдеморт приказал отступать и сам аппарировал в неизвестном направлении. Гарри ужасно сожалел, что вокруг них не был установлен антиаппарационный барьер, так что все находящиеся в сознании Пожиратели Смерти безнаказанно сбежали.

Адреналин, по всей видимости, поддерживавший подростка на ногах в течение всей битвы, схлынул, и Гарри медленно осел на землю. Две пары ботинок приблизились к нему, и он, задрав голову, увидел хозяина и директора, с беспокойством осматривающих его.

- Всё в порядке, - слабо вымолвил Гарри. - Я просто… так устал.

- Всё отнюдь не в порядке, Гарри! Ты выскочил перед этой сумасшедшей, подставился прямо под её кинжал! Я видел, как она ранила тебя, и, зная Беллатрикс Лестранж, могу совершенно точно утверждать, что клинок был смазан ядом. Мы немедленно возвращаемся в Хогвартс!

Гарри побледнел и безмолвно кивнул, попытавшись встать. Директор и хозяин помогли ему подняться, но тут же стало понятно, что идти Гарри не сможет. Ощущение, что его подняли в воздух знакомые надёжные руки, пустило волну дрожи по спине подростка; он осторожно обхватил хозяина за шею, чтобы мужчине было легче нести его, устроил голову на плече мужчины и закрыл глаза. Он так устал, но теперь он в безопасности, ведь хозяин держит его.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус почувствовал, что Гарри заснул, но он спешил как можно скорее попасть в замок и оказать помощь мальчику. Войдя в свою лабораторию, мужчина позволил ногам подростка мягко опуститься на пол и, аккуратно придерживая его за спину, вытащил палочку и наколдовал кровать. Уложив Гарри, он стал внимательно осматривать его, постепенно освобождая от одежды. В конце концов, профессор остановился и, склонившись, стал внимательно разглядывать рану на плече мальчика. Северус тихонько чертыхнулся - неизвестный яд уже начал распространяться. Аккуратно собрав выделяющуюся из раны слизь скальпелем, мужчина начал его изучать.

Идентифицировать яд оказалось не сложно, и Северус похолодел, когда понял, что перед ним именно тот яд, противоядие к которому подействует лишь в том случае, если яд распространится по телу, а жертва всё ещё будет жива. Слабые духом не имели шансов выжить - яд вызывал галлюцинации, отравленный не понимал, где находится, не ощущал никого подле себя. Ему казалось, что вокруг него исчезло абсолютно всё - люди, животные, растения - и он остался один в пустоте. Чаще всего это продолжалось в течение часа, пока яд распространялся по телу, и только тогда можно было применять антидот, который выводил яд в течение двух часов. Два часа, за которые очень легко лишиться рассудка.

Северус мог только уповать на Мерлина и надеяться, что Гарри сможет это выдержать. Ведь он такой сильный, правда?

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Время тянулось, словно резиновое. Северус шагал по комнате. Пять шагов, взглянуть на Гарри - дышит ли - потом пять шагов в обратном направлении, и снова полный страха и безумной надежды взгляд.

Случившееся ранее казалось мужчине невозможным. Такого никогда не могло произойти с ним.

Северус знал, что Гарри заботится о нём, мальчик неоднократно говорил об этом, но знать и увидеть подтверждение этому - совершенно разные вещи! Никто никогда не прикрывал его от опасности, будь это проклятие или физическое воздействие. Гарри поставил под удар свою жизнь ради него, и этот поступок наполнил Северуса противоречивыми эмоциями, которые теперь бурлили, не находя выхода. Ему хотелось задушить мальчишку за то, что тот подверг свою жизнь опасности, но в то же время хотелось обнять его и никогда не отпускать - теперь он понял, сколько значит для Гарри. Теперь Северус не сомневался, что Гарри был готов умереть за него, и поклялся поговорить с мальчиком о ценности его жизни.

Его мысли были прерваны яркой вспышкой, и, обернувшись, он увидел Альбуса, выходящего из камина.

- Как он, Северус?

- Я пока ничего не могу сказать, Альбус. Это был галлюциногенный яд, но он начал действовать раньше, чем я успел что-либо предпринять. Мы ничего не можем сделать - только надеяться, что он выдержит в этой пустоте.

- Ты сделал всё, что мог, Северус, я в этом уверен. Не трави себе душу напрасными сомнениями, будь уверен, ты очень нужен Гарри. Ты сделал всё возможное, чтобы исцелить его душу и тело, никто не смог бы сделать больше. Он сможет пережить это, Северус, а мы должны верить в него.

Северус ничего не ответил, он не отводил взгляда от груди Гарри, считая его вдохи и выдохи, словно пытаясь удостовериться, что тот всё ещё жив.

- Нам удалось захватить пятерых Пожирателей Смерти - двое, Нотт и Эйвери, пойманы тобой, захвачены Крэбб и МакДауэлл, а также Гарри будет рад слышать, что пленён предатель Питер Петтигрю. Люциусу Малфою удалось сбежать, хотя мы с Ремусом связали его. Видимо, у него был портключ, который нам не удалось обнаружить при обыске. Сириус в Больничном Крыле с несколькими переломами, его здорово приложили о стену, но Поппи говорит, что он скоро будет на ногах.

- Спасибо, Альбус, за всю эту бесполезную информацию, но, если вы позволите, мне ещё нужно сварить зелье и спасти жизнь.

Альбус покивал и удалился, а Северус вздохнул с облегчением. Не смотря ни на что, Северус никогда не простит директору, что он позволил Гарри жить с этими магглами. Теперь мужчина был уверен, что директор знал об ужасной жизни мальчика, но ничего не сделал, чтобы помочь ему. Северус нисколько не сомневался, что, глядя на Гарри, директор видел лишь оружие, а не того доброго, чистого мальчика, которого видел Северус.

Мужчина вновь обратил свой взгляд на неподвижную фигуру и зашептал слова молитвы, прося всех, кто его слышит, послать сил его мальчику.

Глава 12. Малыш и странный холодный человек.

Северус не знал, что делать: хотелось кричать от бессилия, а в следующую секунду - рвать на себе волосы, а потом пойти и броситься в озеро на съедение Гигантскому Кальмару.

Несколько часов ему пришлось бездействовать и ждать, пока яд распространится по телу Гарри. Но у этого мальчишки всё было не как у людей, так что вместо двух часов это заняло четыре. Все четыре часа Северус боялся даже отвести взгляд от мальчика, и теперь ему казалось, что его Ведомый больше не очнётся. Может, для Гарри это было бы наилучшим выходом? При виде маленького съёжившегося под одеялом тела Северус снова и снова вспоминал, каким образом яд попал в тело мальчика.

И тут мужчина заметил, что мальчик очнулся. В широко распахнутых, обращённых на профессора глазах Гарри застыл такой ужас, что Северус на секунду подумал, что за его спиной появился Волдеморт. Или Вернон Дурсль. Тут же Гарри уткнулся взглядом в свои колени и сообразил, что сидит на кровати - той самой, которую для него преобразовал Северус. Мальчик спрыгнул с нее с такой скоростью, словно она его обожгла. Северус тупо наблюдал, как Гарри выпрямился, завёл руки за спину и, уткнувшись взглядом себе под ноги, стал медленно приближаться к нему. Глаза его не отрывались от пола, словно один только взгляд мог осквернить обстановку. Северус, наконец, распознал поведение мальчика, и плечи его бессильно поникли. Вот как яд воздействовал на Гарри - он вернулся к поведению, с которым Северус боролся последние несколько лет.

«Но ведь Гарри жив, это самое главное, правда?» - подумал Северус, сжимая несопротивляющееся тело в объятиях. И тут же почувствовал, как дрожь охватила мальчика, а, отстранившись, увидел выражение паники на его лице. Последний раз такое выражение Северус видел, когда Гарри был на втором курсе.

Но Гарри быстро взял себя в руки, а Северус уверился в своих подозрениях, услышав дрожащий голос мальчика:

- Вы мой хозяин?

Северус внимательно посмотрел на своего воспитанника, а потом, приподняв за подбородок, осторожно проник в его разум, пытаясь понять, что он помнит.

В мозгу мальчика происходила борьба. «Туман» - именно так Северус мог описать воспоминания мальчика о годах, проведённых им в Хогвартсе. Единственное, что там сохранилось - воспоминания о годах с этой тварью, Верноном Дурслем. Поутихшая было за несколько лет ненависть к жирному выродку вспыхнула с новой силой, ведь именно он - пусть и косвенно - был виноват в том, что сейчас чувствовал Гарри.

Тут Северус почувствовал, как хрупкие руки шарят по его брюкам, и застыл в ступоре. Он был слишком потрясён и успел перехватить руки Гарри, когда тот уже взялся за вторую пуговицу. Руки мальчика ощутимо дрожали.

- Я должен доставить удовольствие хозяину. Вы мой хозяин? Мальчишка умеет. Позволите, хозяин?

- Нет! Гарри!

Удивление, смешанное с болью во взгляде мальчика, заставило сердце болезненно сжаться.

- Меня зовут Гарри? Хозяин дал мне имя? Нет, нет, мальчишка не заслуживает имени!

Забыв о гордости и достоинстве, Северус наклонился, чтобы его глаза были вровень с глазами мальчика.

- Да, Гарри. Тебя зовут Гарри, и ты заслуживаешь гораздо большего, чем просто имя. Хозяин Вернон, - выплюнул Северус ненавистное имя, - отдал тебя мне. Он никогда больше не притронется к тебе, Гарри.

На лице Гарри было отсутствующее выражении, хотя он кивал в знак того, что услышал. У него никогда не было другого владельца, кроме Вернона, но он постарается! О, он будет хорошим мальчиком для нового хозяина!

- Я задам тебе несколько вопросов, и на каждый из них ты правдиво ответишь, хорошо, Гарри?

- Да, хозяин.

- Хорошо. Во-первых, скажи мне, Гарри, сколько тебе лет?

- Мне шесть с половиной лет, хозяин.

Северус судорожно втянул воздух сквозь сжатые зубы и ещё раз проклял Беллатрикс Лестранж. За годы преподавания у него скопился приличный запас ругательств, и все он адресовал этой мерзавке.

- Хозяин Северус?

Дрожащий голос заставил мужчину вынырнуть из собственных мыслей и с удивлением взглянуть на мальчика. Гарри выглядел смущённым и напуганным, и Северус кивнул, прочитав вопрос в его глазах.

- Да, Гарри, меня зовут Северус. Северус Снейп.

- Хозяин Северус? Как я узнал ваше имя, хозяин? Вы ведь не говорили мне.

Безумная надежда расцвела в груди профессора, в голове быстро зрел план. Каникулы только начались, так что у него более двух месяцев на его осуществление. Оставалось только надеяться, что воспоминания Гарри не утеряны безвозвратно, а всего лишь каким-то образом блокированы, и их ещё можно вернуть.

- Я расскажу тебе историю, Гарри. Про маленького мальчика, который изменил жизнь и смягчил сердце жестокого холодного человека. Ты хочешь послушать?

Гарри посмотрел на Северуса глазами полными надежды и нерешительно кивнул:

- Мальчишка бы очень этого хотел, хозяин.

- Хорошо, Гарри. Устраивайся поудобнее, и я начну рассказ. Каждый день я буду рассказывать понемногу, а потом посмотрим, как она тебе понравилась, хорошо?

Северус присел на диван, а Гарри на пол у его ног. Профессор понимал, что еще слишком рано просить мальчика присесть рядом. Но у них впереди много времени, они всё успеют.

- Расслабься, Гарри, откинься назад, обопрись на диван. Вот так. Удобно? Тогда начнём. Маленький мальчик, ненамного старше тебя, жил с очень, очень жестокими людьми. Он был маленького роста, намного меньше своих сверстников, но очень умным, полным жизни и энергии. Он любил школу, ведь там ему не могли навредить злые люди. Учителя любили малыша потому, что он был очень добр и всегда всем помогал: учителям, если надо было что-то убрать или принести, ученикам, если они просили его о помощи. Мальчик шёл в школу сгорбившись, словно у него на плечах был тяжёлый груз. Но в его сердце была тайна. И как только малыш входил в школу, он расправлял плечи и улыбался так радостно, словно ни одна беда в мире не могла тронуть его. Он очень любил школу. Там никто не смеялся над ним, не говорил, что он никчёмный урод, не достойный занимать место под солнцем. Учителя любили его, а этому малышу было очень нужно, чтобы его любили. Но когда он возвращался домой, злые люди били его, кричали на него и игнорировали его нужды - то есть, никогда не давали малышу то, что должно быть у каждого ребёнка - еду, кровать, комнату. Ведь дети как цветы - если ухаживать за ними, то они вырастают большими и радуют глаз своими цветками, но если не заботиться о них, то они вянут и погибают. Ты понимаешь, о чём я говорю, Гарри?

Северус взглянул на мальчика и увидел слёзы и замешательство в ответном взгляде.

- Я понимаю, хозяин, - дрожащим шёпотом ответил он, и мужчина решил, что мальчик получил достаточно информации. Не стоит гнать лошадей, спешка сейчас может только навредить. Времени у них достаточно.

- Хорошо, Гарри. А теперь ты послушаешь меня и сделаешь всё в точности, как я скажу, ясно?

- Да, хозяин.

- Я хочу, чтобы ты принял душ - воду я тебе включу - потом вытрешься полотенцем, одним из тех, что лежат в ванной. Я принесу тебе одежду, и ты её наденешь. После этого ты пойдёшь в ту комнату, да, вот в эту, ляжешь на кровать и накроешься одеялом. Я принесу тебе кое-что выпить, после чего ты заснёшь. Ты всё понял, Гарри?

Мальчик посмотрел так, словно у мужчины выросла вторая голова, но, заметив нахмуренные брови, тут же кивнул.

- Хорошо. Тогда приступай.

Северус чувствовал себя так, словно шагает по краю пропасти. Одно неосторожное движение - и сорвёшься вниз. Но приз, который ожидал их в конце пути, стоил этого риска. Возможно, взгляд со стороны будет не так травматичен для Гарри, как рассказ о его жизни. Через «историю малыша» Гарри сможет осознать несправедливость, которой была наполнена его собственная жизнь.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * -*

На следующий вечер Северус вновь усадил Гарри у своих ног и продолжил:

- Помнишь, я рассказывал вчера, как малыш возвращался домой, где его обижали и кричали на него? Так вот, однажды ночью эти злые люди причинили малышу ужасную боль. Он точно не знал, что они с ним сделали, но боль была просто непереносимой. И с тех пор каждая ночь превратилась для него в кошмар, а когда ему удавалось заснуть, он кричал и плакал во сне.

Когда он был совсем маленький - такой, как ты - по ночам он молился, чтобы кто-нибудь пришёл и забрал его из того ада, в котором он жил. Но никто не приходил. Прошло несколько лет, и малыш совсем потерял надежду на спасение. Он привык к такой жизни, где боль сопровождала его постоянно. Он во всём подчинялся мужчине - одному из тех жестоких людей, с которыми ему приходилось жить. Иногда они ходили к другим мужчинам, которые тоже мучили малыша. Случалось, что целыми ночами он истекал кровью от побоев. Но он никогда не сопротивлялся. Он знал, что, вздумай он сопротивляться, боль будет намного сильнее.

Когда малыш стал старше, он понял, что его жизнь не такая, как у всех, неправильная. Но он не мог ничего изменить, поэтому лишь молча подчинялся. С самого детства малыш был приучен делать только то, что ему говорят. И когда в дом злых людей пришёл странный человек, малыш ушёл с ним потому, что ему так сказали. Странный человек приказал малышу собрать вещи и следовать за ним, а злые люди промолчали, так что малыш опять подчинился. Странный человек забрал малыша и привёл его в волшебное место, где тот начал новую жизнь, далеко-далеко от жестоких людей. Ты знаешь, куда попал этот малыш?

- В Хогвартс, - голос мальчика был едва слышен, так что Северусу пришлось наклониться, чтобы расслышать сказанное.

- Верно, Гарри, это волшебное место называлось Хогвартс. Там маленькие дети учились пользоваться волшебством.

- И мы сейчас в этом волшебном месте?

- Да, Гарри, мы сейчас в Хогвартсе, а я - профессор, я преподаю Зельеварение.

- Я помню… здесь была волшебная шляпа, которая выбирает, где ребёнок будет учиться. Но для меня она ничего не смогла выбрать. Она сказала, что я сам должен решить, где я хочу жить. Правильно?

Северус улыбнулся смущённому мальчику и, проведя рукой по своим грязным волосам, сказал:

- Да, Гарри. Тебе было назначено ученичество, а наставника ты выбрал сам.

Гарри молча кивнул и боязливо прислонился виском к колену мужчины. Северус не знал, вспомнил ли Гарри что-нибудь ещё, мальчик молчал и профессор решил, что пора отдохнуть.

А на следующий вечер рассказ продолжился.

- Малыш остался жить с тем самым человеком, который привёл его в Хогвартс. Странный человек был холоден и строг, но он никогда не проявлял к малышу той жестокости, которую тот вынужден был терпеть раньше. Жизнь малыша очень сильно изменилась. Странный человек бывал очень требователен, но никогда не причинял малышу боль. И странный человек очень нравился малышу, и это было странно потому, что он никому больше не нравился. И даже я не знаю, почему малышу так нравился этот странный человек, но именно так и было. Малыш стал часто улыбаться, теперь уже не только в школе. И он немного подрос потому, что странный человек давал ему специальные, но очень неприятные на вкус препараты.

- Не препараты, а зелья.

- Совершенно верно, - подтвердил Северус, глядя на мальчика с лёгкой улыбкой. - Странный человек поил мальчика специальными зельями, чтобы тот хоть немного подрос и чтобы исцелить его раны. Видишь ли, Гарри, жестокие люди причинили малышу такую сильную боль, что некоторые повреждения беспокоили его даже спустя несколько лет. И хотя сам малыш не понимал этого, его телу и разуму был нанесён ужасный урон. Никто не знал, что малышу довелось пережить в руках этих злых людей, а странный человек решил никому ничего не рассказывать. Он просто говорил всем, что с малышом плохо обращались, и теперь ему нужна помощь.

Северус опустил взгляд на доверчиво прильнувшую к его колену взлохмаченную голову и улыбнулся тому, каким сонным выглядел мальчик, изо всех сил старавшийся держать глаза открытыми. Он встал и помог Гарри подняться, отвёл его в комнату и уложил в постель, заботливо укутав одеялом. Продолжить историю можно и завтра.

Гарри поглубже закопался в одеяло и уснул раньше, чем профессор закрыл за собой дверь.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

- И знаешь, Гарри, в конце концов, странный человек впустил малыша не только в свой дом, но и в своё сердце. Забавно, но до этого момента холодный человек и не подозревал, что у него вообще было сердце. Годы ненависти и недоверия ожесточили его настолько, что сердце превратилось в маленький ледяной комок, со всех сторон окружённый неприступными стенами. Никто не мог приблизиться к нему, не физически, я имею в виду, а эмоционально. Он избегал любых чувств, как чужих, так и своих собственных. Он никогда не улыбался и не смеялся. Но малыш изменил всё. Казалось, что смех витает вокруг малыша, а его радость передаётся окружающим. Все улыбались в ответ на его улыбку и смеялись вместе с ним. И странный холодный человек тоже стал меняться. Он стал сам заговаривать со своими коллегами - другими профессорами, даже когда в этом не было необходимости. Он даже улыбался иногда, но только наедине с малышом. Это был их маленький секрет.

Гарри тихонько улыбнулся: как бы он хотел, чтобы кто-то доверил ему свою тайну! Может, однажды Гарри понравится хозяину так же, как малыш понравился странному холодному человеку.

- Малыш жил со странным холодным человеком, и ему нравилась его новая жизнь. Иногда они вдвоём ходили в кафе-мороженое, иногда брали свои мётлы и летали так быстро и так высоко, как малыш никогда не летал один. Малыш хорошо учился, он становился настоящим волшебником, и постепенно понимал, что не все люди такие же жестокие, как те, у которых он жил раньше. Малыш начал заботиться о странном холодном человеке, а тот стал заботиться о малыше, и это вовсе не означало боль. Странный холодный человек показал малышу, что такое настоящая забота, и что она не имеет никакого отношения к боли, что причинять боль - вовсе не значить заботиться о ком-то, совсем наоборот. Малыш понял, что строгие слова и разочарование во взгляде его наставника ранят его гораздо сильнее, чем боль; что добротой и лаской можно добиться гораздо большего, чем побоями и криком.

Тут Северус услышал рваное дыхание Гарри и успокаивающе погладил его по спине.

- Достаточно на сегодня. Всё точно так же, как и всегда: душ и постель. Продолжим завтра.

Гарри кивнул и молча повиновался. У него было странное ощущение, что история, которую рассказывал ему хозяин, значит на самом деле намного больше, чем ему показалось вначале.

* * * * * * * * * * * * * * * *

Северус думал, о чём ему рассказать Гарри этим вечером. Он чувствовал, что этот вечер станет решающим, от его слов сегодня будет зависеть, вернутся ли к Гарри воспоминания или будут утеряны безвозвратно, а этого Северус совсем не хотел. И он мог только надеяться, что принятое им решение будет верным.

В этот раз Северус потянул Гарри на диван, устроил его голову у себя на коленях и начал рассказ, легонько поглаживая по волосам.

- Малыш и странный холодный человек стали заботиться друг о друге. Мужчина даже признался мальчику, что любит его. Ни один, ни другой никогда ещё не испытывали этого чувства, но оно ещё больше сблизило их. Однажды произошло событие, изменившее жизнь обоих. Малыш, его друг и странный мужчина пошли погулять. Конечно, малыш и мужчина часто говорили друг другу, что очень беспокоятся и заботятся друг о друге, но тут им выпала возможность проявить эту заботу. В тот день малыш подверг себя опасности, чтобы спасти мужчину. Он понимал, что, скорее всего, погибнет, но не задумался об этом ни на секунду, а сделал всё, чтобы помочь странному холодному человеку, который внезапно стал так много для него значить. Вокруг кипела битва, и когда мужчина добрался до мальчика, было уже слишком поздно: малыш был отравлен, и яд уже распространялся по его телу.

Северус сделал остановку, чтобы перевести дыхание, но, взглянув на Гарри, увидел слёзы, текущие по его щекам и боль в его глазах.

- Простите, хозяин! Я так виноват, но Пожирательница Смерти метила в вас, и она бы убила вас, я… я не мог этого допустить!

Профессор притянул мальчика в свои объятия, опасаясь, что тот вновь будет напряжённым и чужим в его руках, и от всей души желая, чтобы этого не случилось.

- Ты всё вспомнил, Гарри? Вспомнил учёбу в Хогвартсе?

- Я всё вспомнил, хозяин. Спасибо вам. Спасибо, что так заботитесь о сломленном напуганном малыше, потому что он вряд ли выжил бы без странного холодного человека.

Тёплое, дружественное, родное молчание воцарилось в комнате. Северус уже подумал, что его Ведомый уснул, когда мягкий, но уверенный шёпот достиг его ушей:

- Вы не холодный, и не жестокий, и не странный, вы - мой хозяин. Вы показали мне, какой должна быть жизнь нормального ребёнка, и у меня нет ни малейшего сомнения в том, что вы - самый заботливый человек из всех, кого я встречал в своей жизни. Никто никогда не сможет изменить моего мнения, что бы они не говорили. Я знаю, какой вы, я знаю, что вы заслуживаете и любви, и заботы.

Северус тихонько фыркнул и запустил пальцы во взъерошенные волосы мальчика.

- Эй, и кто кого здесь утешает?

Гарри только усмехнулся в ответ на шутливый укор, обнял мужчину, шепча ему на ухо «Спасибо» снова и снова. И Северус не знал, к чему относится эта благодарность - к тому, что он помог мальчику вернуть воспоминания, или к чему-то ещё. Но всё это не имело значения, ведь Гарри, его Гарри вернулся, а это самое главное.

* * * * * * * * * * * * * * *

- Так это Сириус меня спас от той Пожирательницы? Он правда здорово сражался, но … ой, так это его швырнуло в стену!

Северус только кивнул, так как рот его был занят едой. Весь день напролёт Гарри не прекращал задавать вопросы, но Северус был только рад отвечать на них - он слишком живо помнил то время, когда Гарри боялся спрашивать что-либо. По той же причине он старался воздерживаться от язвительных замечаний по поводу некоторых общих знакомых.

- Да, это его впечатали в стену, - едва слышной нотки удовлетворения всё же не удалось избежать. - Он был в критическом состоянии, когда Ремус переправил его в Больничное Крыло. Но теперь он полностью выздоровел и пытался всеми правдами и неправдами проникнуть сюда. Я не пускал его, пока ты полностью не восстановился, но завтра ты сможешь увидеться с ним. Или я просто прокляну его, когда он в следующий раз постучится в дверь. И пароль теперь приходится менять каждый день потому, что на нашего уважаемого директора внезапно напал склероз, и он никак не может запомнить, что мне не нравится, когда пол-Хогвартса может спокойно зайти сюда. А, может, стоит купить в Косом переулке портрет-привратник. На них, как известно, действуют только приказы владельца, даже если они идут вразрез с пожеланиями директора.

Гарри тихонько, захихикал, но тут же встревожено спросил:

- А что случилось с Драко? Я вроде не видел его во время драки или после, но, может, из-за своего состояния, я просто не могу вспомнить?

Северус пристально посмотрел на мальчика и глубоко вздохнул, прежде чем ответить.

- Боюсь, что в данный момент Драко оказался на распутье. Он любит отца, но и не хочет жертвовать вашей дружбой. Ведь ты - его единственный настоящий друг, Гарри. Остальные общаются с ним из-за денег или положения его семьи в обществе. Он не участвовал в схватке. Я подозреваю, что он просто не знает, какую сторону выбрать. В то же время, он спас отца от Азкабана, а может, и от смерти. Я не виню его, ведь его семья действительно любит его, но однажды ему придётся сделать выбор: следовать ли ему за отцом и стать очередным безликим Пожирателем Смерти, или избрать собственный путь. Сейчас я даже не берусь предсказать его выбор. Но не спеши осуждать его, Гарри, он слишком молод и не знает жизни. Ты за всю жизнь повидал больше, чем некоторые из взрослых, а ему только предстоит долгая дорога, наполненная его собственными ошибками и достижениями.

Гарри тщательно обдумал слова хозяина и кивнул. Он даст Драко ещё один шанс, ведь каждый заслуживает второго шанса, а может и третьего, или даже больше того. Он подождёт, пока его друг примет решение, и только потом подумает над собственным выбором. Пусть Драко сам решает свою судьбу.

Глава 13. Маленький зелёный монстр…

- Правда, теперь всё в порядке, Сириус! Намного лучше, чем раньше. Профессор Снейп - отличный наставник, он очень хорошо обо мне заботится! - Гарри украдкой послал робкую улыбку хозяину, который с угрюмым выражением на лице подпирал стену.

Сириус, заметив эту улыбку, перевёл подозрительный взгляд на Снейпа, а потом вновь взглянул на своего крестника.

- Ты немедленно скажешь мне, если он допустит по отношению к тебе какую-нибудь вольность, правда?

Гарри озадаченно посмотрел на Сириуса, пытаясь понять смысл его слов, но как только понял, ещё сильнее нахмурился. Мужчина же уже отвернулся к Снейпу и начал брюзжать, что мальчик слишком много проводит времени с профессором, даже перенял его выражение лица.

- И ты не сказал мне, почему я не мог навестить тебя целых две недели. Две недели!

Гарри тяжело вздохнул и бессильно развёл руками.

- Извини, Сириус, но яд, который попал на меня с кинжала Беллатрикс, оказался заразным. Профессор был вынужден окружать себя щитом, пока ухаживал за мной, и я просил никого не пускать, чтобы не заразить. Этот яд был просто ужасен - мои конечности поменялись местами! Ходить мне приходилось на руках, которые стали ногами, а есть - ногами, место которых заняли руки, моя правая рука превратилась в левую ногу, и, в конце концов, я сам запутался, где у меня что!

В ответ на его сумбурные объяснения от двери раздалось едва слышное фырканье, и Гарри, обернувшись, послал Мастеру Зелий лёгкую ухмылку. В глазах хозяина он заметил искорки веселья, а также гордость и совсем немного самодовольства. Хозяин явно наслаждался слизеринской частью юноши.

- Я понял, понял, Гарри. Спасибо, что оградил нас от этого, особенно Ремуса - каково ему было бы в карантине во время полнолуния!

- Говоришь так, как будто я до сих пор заразный!

- Но ведь был заразный, правда? - засмеялся Сириус, заставив Гарри усмехнуться в ответ.

- Но теперь абсолютно здоров! И нам пора поторопиться, а то опоздаем на праздничный ужин. Я очень рад был повидаться, Сириус. Ты насовсем вернулся или опять уезжаешь?

- Уезжаю, к сожалению. Скорее всего, прямо сегодня вечером. Кстати, в Визенгамоте назначили дату пересмотра моего дела. Но я считаю себя свободным с той самой минуты, когда поймали Питера.

Гарри радостно улыбнулся, услышав эти слова. Он действительно был рад, что крёстному больше не придётся находиться в бегах или - что ещё хуже - коротать время в Азкабане, в компании дементоров. Одно только воспоминание об этих мерзких тварях заставило Гарри опасливо поёжиться.

- Это здорово, Сириус. Я очень рад за тебя.

- Нет, ты не понимаешь. Теперь ты можешь переехать ко мне. Как только меня оправдают, я стану твоим официальным опекуном.

Паника захлестнула Гарри. Ему, конечно, нравился Сириус, он был весёлым, но переехать к нему жить? Тогда ему придётся уехать от хозяина. Оставить единственного человека, которому он мог доверять на протяжении пяти лет. Нет, нет, он не может этого сделать! Он неуверенно улыбнулся крёстному, но тут же перевёл наполненный ужасом взгляд на хозяина. Заметив, как профессор легонько покачал головой, подросток почувствовал волну облегчения. Нет, он не оставит своего хозяина, что бы там не решили в Министерстве Магии!

- Идёмте, Поттер! Вы, может, и знаменитость, но это не даёт вам права опаздывать на официальные мероприятия. Если вы закончили общение со своим родственником, то нам пора.

- А ты ему не указывай, Сопливчик! - Сириус он повернулся к крестнику. - Но он прав, Гарри, мне действительно пора. Если тебе что-то понадобится, немедленно сообщи мне, понятно?

- Конечно, Сириус. Спасибо, - он скованно ответил на объятие крёстного и поспешно отстранился. К объятиям хозяина он привык - они вселяли уверенность, были добрыми и надёжными, а прикосновения остальных людей до сих пор принимал с опаской.

Хозяин Северус открыл дверь, и Сириус, бросив на него уничтожающий взгляд, вышел.

- Поспешим, Поттер, иначе мы опоздаем на ужин, и тогда всеобщее внимание нам обеспечено.

* * * * * * * * * * * * * -*

Гарри удивился, когда обнаружил, что слизеринский стол ещё пуст. Усевшись, он стал дожидаться человека, с которым ему предстоял серьёзный разговор. Как только Драко вошёл в зал, Гарри не отрывал от него взгляд. Когда слизеринец заметил Гарри, он замедлил шаг, но, увидев его успокаивающую улыбку, вновь уверенно направился к столу, по пути отвечая короткими кивками на приветствия, которые доносились со всех сторон. Как всегда, на лице его было холодное и несколько презрительное выражение, и только Гарри заметил волнение и неуверенность в глубине его глаз. Улыбнувшись и пожелав другу доброго вечера, Гарри увидел, что неуверенность сменилась облегчением.

- Как провёл лето, Гарри?

Гарри решил немного отложить серьёзные темы, и разговор крутился вокруг весёлых ситуаций, в которые каждый из них попал этим летом. Увлечённые общением, подростки пропустили церемонию распределения. В конце ужина Гарри склонился к другу и тихонько сказал:

- Встретимся в пустом классе - в третьем от класса Зелий в подземельях через полчаса, ладно?

Драко кивнул и покинул зал вместе с остальными учениками. Гарри быстро спустился домой, чтобы переговорить с хозяином.

- Через двадцать минут я отлучусь поговорить с Драко. У вас есть для меня какие-нибудь задания?

Хозяин Северус только-только вошёл. Услышав слова Гарри, он внимательно на него взглянул и прошёл к их дивану.

- Нет, Гарри, ничего не нужно, спасибо. Хочешь, я пойду с тобой?

- Наверное, сначала нам лучше поговорить наедине. Я потом расскажу вам, как всё прошло, но, думаю, Драко ещё не принял решения.

- Скорее всего, ты прав. Он будет тянуть время до последнего. Подойди ко мне.

Гарри приблизился и опустился на колени подле хозяина.

- Ты помнишь то наказывающее заклинание, которое я на тебя наложил два года назад? В прошлом году я его блокировал, но теперь, наверное, будет лучше вновь привести его в действие. Я его немного изменил - теперь я буду видеть, чем ты занимаешься в момент активации заклинания, и я смогу решить, стоит ли продолжать твоё наказание. Один шлепок будет означать, что я недоволен твоими действиями, а дальше будем смотреть по обстоятельствам. Возможно, я приду к тебе, или через наказание ты поймёшь, насколько я тобой недоволен.

Мысль о наказании заставила Гарри съёжиться, но он понял, что хозяин постарается, чтобы ничего подобного прошлому разу с ним больше не случилось, и успокоился.

- Да, хозяин. Спасибо, хозяин.

Хозяин Северус взмахнул палочкой и прошептал довольно длинное заклинание, и тут же Гарри почувствовал покалывание в ягодицах. Но его испугало не это, а то, как на это отреагировал его член. Покраснев, Гарри шагнул назад и, попрощавшись с хозяином, поспешил на встречу с Драко.

* * * * * * * * * * * * *

Сразу стало понятно, что, хотя оба знают, о чём пойдёт речь, ни один, ни другой юноша не знали, как начать разговор. Гарри, наблюдая, как Драко в волнении сплетает и стискивает пальцы и смотрит в никуда, решил начать, вывалив всё, как есть:

- Я не злюсь, что ты бросил нас среди Пожирателей Смерти. Я знаю, что твой отец был там, и ты оказался меж двух огней, - Гарри был доволен, что Драко хотя бы слушает его, а не бежит прочь. - Ты мой друг, Драко, и останешься им до тех пор, пока не выберешь противоположную сторону и не обратишь свою палочку против меня. До тех пор я буду поддерживать тебя, помогать тебе.

Во время его монолога Драко повернулся и теперь смотрел прямо в глаза Гарри, в глазах слизеринца было недоверие и растерянность.

- Ты всё ещё хочешь быть моим другом? После всего? Да кто бросает друга в опасности, спасая свою шкуру? А я бросил тебя среди Пожирателей - сколько их там было - шесть, семь? Двое отвлеклись на профессора Снейпа, а четверо накинулись на тебя. Ты не представляешь себе, какое облегчение я испытал, когда увидел, что другие профессора спешат вам на помощь!

Гарри только печально улыбнулся в ответ и присел рядом с Драко.

- Я знаю, что ты сделал, Драко, и понимаю, почему. Окажись я на твоём месте, я бы тоже колебался. Я рад, что ты не выбрал одного из нас, я не хочу влиять на твой выбор. Выбирай сам, Драко, выбирай то, что нужно тебе, что важнее для тебя, ведь от этого зависит твоя судьба.

Некоторое время они сидели в тишине. Гарри был очень рад, что Драко не решил всё во время боя, так как решения, принятые в критической ситуации, зачастую оказываются ошибочными. Решив на этом закончить беседу, Гарри вновь повернулся к своему другу:

- Я рад, что ты мой друг, Драко, и даже война не изменит этого. В конечном итоге, нам всем предстоит выбирать, под чьими знамёнами сражаться, но теперь я знаю, что дружба и забота важнее всего на свете. Итог у жизни один, и я рад, что уйду, зная, что есть люди, которым я небезразличен. Пусть моя жизнь будет наполнена теплом и светом, а не напоминает ледяной склеп - тогда мне будет, за что бороться.

Гарри замолчал и начал вставать, когда почувствовал обнимающие руки и, подняв голову, ещё успел заметить приближающееся лицо, когда Драко накрыл его губы своими.

Ничего подобного не бывало с Гарри раньше, но ещё больше мальчика волновало то, что в ответ на тесно прижавшееся горячее тело его член ожил и затвердел. Собираясь вырваться, Гарри внезапно почувствовал обжигающий удар по ягодицам. От неожиданности он резко вздохнул, и тут же горячий нежный язык проник в его рот. Ещё один удар заставил Гарри вырваться из объятий и метнуться прочь.

- Прости, Драко, мне пора.

Он выбежал из класса и помчался в свои комнаты. Не успев осознать свои чувства, он понял, что тело отреагировало достаточно однозначно - ему понравилось, и оно хотело продолжения. Ягодицы же горели от шлепков. Хозяин применил заклинание дважды, значит, он сильно недоволен. Как теперь показаться ему на глаза? Остановившись перед входной дверью, Гарри опёрся о стену и пару раз глубоко вздохнул, успокаивая дыхание. Открыв дверь, он тихо, как мышка, проскользнул внутрь. Хозяин нервно вышагивал перед камином, но, заметив Гарри, остановился и уставился на него. Воспитанник не знал, чего он ожидал от своего наставника, но уж точно не того, что он сумел разглядеть на дне тёмных шёлковых глаз. Среди царящего там смятения и вихря бушующих эмоций, Гарри увидел боль. Не было сказано ни слова, но когда Гарри набрался храбрости вновь взглянуть хозяину в глаза, тот только кивнул в сторону комнаты мальчика. И Гарри сбежал.

* * * * * * * * * * * * * * * *

Глупец, идиот, кретин! Как только Гарри скрылся в своей комнате, Северус вновь принялся вышагивать возле камина. Заклинание активизировалось, решив - и совершенно справедливо - что Северусу будет неприятно видеть, как Гарри целует кто-то, кто-то ещё, кроме него самого. Как только это произошло, перед мужчиной возникла картинка происходящего, и тут же гнев, боль и ощущение предательства захлестнули его. Гарри задохнулся от неожиданной боли, чем не переминул воспользоваться Драко, маленький подлец! Картинку заволокло багровой пеленой гнева, и он активизировал заклятие во второй раз. К счастью, Гарри понял, что хозяин крайне недоволен, и быстро распрощался с другом.

И теперь, обдумывая свой поступок, Северус понимал, что он поступил опрометчиво. Да, ему было больно видеть Гарри, целующегося с другим, но не было никакого повода наказывать его! В соответствии с контрактом, Северус выполнял роль отца: он заботился о Гарри, дисциплинировал его, оказывал помощь. Они договорились отложить все вопросы, касающиеся сексуальных отношений на то время, когда - или если - Гарри решит продолжить их отношения. И не важно, что Северус хотел этого больше всего на свете, он ни за что не станет принуждать Гарри или как-то влиять на его решение. Мужчина хотел, чтобы Гарри желал продолжения их отношений точно так же, как желал их он сам. Всё должно быть с обоюдного согласия, или ничего не будет вовсе. У мальчика и так было достаточно принуждения в жизни. Свои собственные чувства Северус спрячет, а сердце вернёт туда, где ему самое место - за толстые стены, за непробиваемые щиты. Возможно, это позволит ему сохранить рассудок, наблюдая за тем, как Гарри обретает счастье в объятиях другого.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Что-то случилось. Что-то страшное, но что именно, Гарри никак не мог понять. Хозяин вёл себя так странно в последние месяцы, что Гарри постоянно нервничал, и теперь был на грани. Он не знал, что вызвало такие сильные изменения в поведении хозяина, но подозревал, что это как-то связано с Драко.

Хозяин Северус стал относиться к Драко хуже, чем к последнему из гриффиндорцев. Раньше между ними были дружественные отношения, а теперь мужчина, казалось, возненавидел собственного крестника. Гарри старался проводить меньше времени со своим другом, потому что не раз замечал, как при их виде у хозяина резко портилось настроение, и он начинал хмуриться.

Гарри, хоть и страшился, но хотел обсудить с Драко то, что произошло между ними в начале года, но никак не мог подобрать подходящего времени. Чаще всего Гарри был занят домашними заданиями, количество которых в этом году значительно возросло, или помогал хозяину в приготовлении зелий, а как только он оказывался неподалёку от слизеринца, рядом с ним всегда оказывался Мастер Зелий.

Отношение мужчины к своему воспитаннику тоже разительно изменилось. Гарри часто чувствовал слежку и знал, что хозяин вновь присматривает за ним при помощи Хроноворота, но в остальное время мужчина не обращал на него никакого внимания. Это просто сводило мальчика с ума!

Однажды субботним вечером Гарри читал, лёжа на диване в гостиной, когда вернулся хозяин. Сердито зыркнув на мальчика, он пробормотал что-то вроде того, что ему снова придётся торчать в своей комнате из-за того, что мебель в гостиной постоянно занята. Что-то в тоне его голоса вызвало к жизни воспоминания, которые Гарри так долго старался похоронить. И он не выдержал. Упав на колени у ног хозяина, он ухватился за его мантию и принялся неистово просить прощения. Он извинялся за все свои ошибки, которые когда-либо допустил. Умолял простить его за то, что он передвинул зубную щётку хозяина на несколько сантиметров вправо от её обычного места. Клялся, что сделал это не нарочно, а просто задел её рукой, когда умывался. Он извинялся за то, что последний раз положил в чай два кусочка сахара вместо обычных полутора - он вовсе не хотел нанести вред здоровью хозяина! Просил прощения за все ошибки, которые мог совершить за последние семь месяцев. Почувствовав знакомые объятия, которые и не чаял испытать, Гарри не смог сдержать слёз.

- Простите меня, хозяин, простите! Если вы скажите, чем я прогневал вас, я всё исправлю. Я никогда больше не совершу подобных промахов, хозяин! Простите меня, простите!

- Тише, Гарри, тише. Ты ни в чём не виноват, успокойся, пожалуйста, успокойся, - мужчина повторял успокаивающие слова вновь и вновь до тех пор, пока его воспитанник, наконец, пришёл в себя и смог разжать судорожно стиснутые руки, освобождая его мантию. - Это мне нужно просить прощения, Гарри. Я вёл себя совершенно отвратительно. Но ты ни в чём не виноват. Прости, что я заставил тебя пройти через всё это. Я не могу выразить словами, как мне жаль, что я довёл тебя до такого состояния. Но ты терпел всё это столько времени, ты такой сильный Гарри. Прости меня за это.

Гарри немного сместился, чтобы занять излюбленное положение, плотно прижавшись спиной к груди мужчины, а тот ещё крепче обнял мальчика. Оба сидели на полу, в паре шагов от дивана, но это их абсолютно не заботило. Самым главным для Гарри было вновь чувствовать родные объятия, ничто на свете не могло затмить для него эту радость.

- Моим поступкам не оправдания, Гарри, но я признаюсь тебе, что во всём виновата ревность. Я не могу рассказать всего, но я ревновал ужасно. Но теперь я обуздаю свои чувства, чтобы не допустить повторения сегодняшней ситуации. Если ты захочешь…пожить ещё где-то некоторое время, ты можешь переехать. Я не гоню тебя, Гарри. Я люблю тебя. И только теперь понимаю, как сильно. Ты так много значишь для меня, что меня ужасает сама мысль о разлуке с тобой, но я не стану удерживать тебя силой, если ты захочешь оставить меня.

Слова хозяина смешались в сознании мальчика в какую-то невообразимую кучу, он не мог разобрать, о чём ему говорят. Похоже, он был действительно так глуп, как говорил Вернон. Лишь только одно предложение ему удалось выхватить из потока слов.

- Спасибо, хозяин. Я тоже люблю вас. Я никогда не знал этого чувства, но, наверное, именно это я чувствую сейчас.

Мужчина склонился к нему, и целую минуту Гарри смотрел в тёплую и добрую глубину его глаз. Смежив на секунду веки, мальчик ощутил полное любви и нежности прикосновение ко лбу и улыбнулся. Он чувствовал себя в безопасности. С прошлым хозяином у него никогда не возникало такого чувства, но стоило хозяину Северусу обнять его, как Гарри чувствовал, что он находится в самом безопасном месте на свете. Ничто не могло навредить ему, пока хозяин рядом. Вздохнув от облегчения, что со всеми недомолвками покончено, Гарри теснее прижался к мужчине и прикрыл потяжелевшие веки.

- Спокойной ночи, хозяин. Я люблю вас.

Руки вокруг него сжались на секунду чуть теснее, и он улыбнулся, услышав ласковый голос:

- Спокойной ночи, Гарри, я люблю тебя.

Сознание того, что хозяин действительно выразил свои чувства, а не просто ответил на его признание, наполнило Гарри радостью и каким-то тёплым искрящимся чувством, которому он не смог подобрать названия.

* * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри проснулся от странного тяжёлого чувства в животе. Тихие проклятия, произнесённые, похоже, хозяином, донеслись до его ушей, и он тут же сел в постели. Взглянув на часы, он увидел, что было всего три часа ночи - совершенно не время вставать.

Пробравшись в гостиную, мальчик застыл, словно окаменев. Его гордый, непреклонный хозяин стоял на коленях, прижав сжатую в кулак левую руку к груди, правой же он вцепился в предплечье - туда, где, был уверен Гарри, пульсировал болью знак мрака. Воспитанник видел эту боль в глаза опекуна, но ничем не мог помочь. Судорога боли заставила мужчину растянуться на полу, бессильно раскинув руки в стороны, так, что Гарри разглядел Тёмную Метку, пылающую ужасающим багровым светом. Он тут же оказался рядом с мужчиной, разжимая пальцы, которые, казалось, готовы были содрать кожу с руки, только бы избавиться от боли. Северус открыл глаза, почувствовав прикосновения Гарри, но ничего не мог сказать - все силы уходили на то, чтобы удержаться от крика.

- Что случилось? Это Волдеморт, он вызывает вас?

Гарри чувствовал себя абсолютно беспомощным, не зная, как облегчить страдания мужчины. И тут же запаниковал, почувствовав, как хозяин потерял сознание. Пару недель назад мальчик видел, как хозяин втирает какую-то мазь в руку - видимо, разновидность обезболивающего бальзама, который он приготовил, как только Волдеморт начал призывать его.

В поисках этого бальзама Гарри перерыл все шкафчики в гостиной, на кухне, в ванной и даже в комнате хозяина, куда он ни разу не входил, с тех самых пор как хозяин строго-настрого запретил ему в день приезда. Но теперь, как подумал Гарри, был особый случай.

Ничего. Немного обычной обезболивающей мази, но консистенция и цвет совсем другие, так что помощи от них он не ждал. Гарри чувствовал своё бессилие - он ничего не мог сделать! Чтобы хоть как-то облегчить страдания хозяина, он подложил подушку под голову мужчины и сел рядом, тихонько поглаживая его по волосам и шепча поддерживающие и утешающие слова. Ещё одна судорога заставила тело мужчины изогнуться, и Гарри, стараясь удержать его на месте, схватился прямо за багровеющую метку. В ту же саму секунду он услышал шипение, раздававшееся, казалось, прямо в голове. Сосредоточившись, Гарри разобрал слова и понял, что Волдеморт насылает эту боль. Насылает на хозяина Северуса!

Гарри сосредоточился на голосе и ответил на змеином языке: «Оставь его в покое! Он больше не твой. Он оставил твой путь и никогда больше не последует за тобой. Пошёл прочь!» Он почувствовал удивление истязающего его хозяина чудовища, но не остановился, а только усилил напор, стараясь вытолкнуть противника прочь и, чувствуя, как тот сопротивляется. Сосредоточив все свои силы на этом противоборстве, ценой которого была жизнь самого дорогого человека, Гарри почувствовал, как Волдеморт отступил. Но мальчик понимал, что расслабляться рано, и принялся возводить щиты. Прикрыв глаза, мальчик обнаружил себя в круге странных символов, значение которых ускользало от него. Не пытаясь вникнуть в их смысл, он стал надстраивать щиты прямо на эти символы. Знаков было много, возможно, около сотни, и, закончив, Гарри понял, что по периметру расположения знаков сформировался светящийся купол, сквозь который ничто не смогло бы проникнуть. Это было именно то, чего он добивался. И тут же пустота затопила его сознание, и, падая, Гарри чувствовал тёплое знакомое тело рядом.

Глава 14. Отношения.

Затуманенное сознание постепенно осознавало, что боль отпустила. Странно, раньше Тёмный Лорд никогда не отступал так быстро. Усовершенствованный расслабляющий бальзам, изобретённый им специально для таких случаев, на днях закончился, а приготовить новую порцию Северус не успел. Но это было простительно, учитывая напряжение между ним, Драко и Гарри. Но всё же, как ему удалось избежать многочасовой пытки? Ощущение тепла вокруг предплечья внезапно исчезло, и Северус почувствовал, как на пол рядом с ним опустилось знакомое щуплое тело. Вид бесчувственного Гарри вызвал привкус желчи во рту.

О, Боже, ради всего святого, пусть с ним всё будет в порядке!

Быстро убедившись в том, что с мальчиком всё в порядке, а внезапный сон вызван почти полным магическим истощением, Северус осторожно поднял его и понёс в комнату. Увидев разворошенную кровать, он понял, что Гарри, должно быть, проснулся, услышав его стоны. Сам мужчина проснулся из-за дикой, но ставшей уже знакомой боли в руке, но теперь с удивлением понял, что совершенно её не ощущает.

Он и сам не знал, чего ожидать, когда решился взглянуть на руку: возможно, на месте метки была чистая кожа, а может, Тёмный Лорд просто отвлёкся, и это никак не повлияло на уродливую отметину. Но всё же, увидев, что метка по-прежнему занимает своё место, он испытал разочарование. Впрочем, приглядевшись, Северус заметил, что метка изменилась. Там, где раньше клубящаяся тьма переходила в глубокую завораживающую зелень, теперь сиял тёплым светом ровный золотой слой, а зелёного цвета вообще не было.

Гарри тихонько застонал во сне и перевернулся на бок, рука его опустилась на подушку рядом с лицом, и Северус с содроганием увидел ожоги на тонкой ладони. Странной формы, напоминающие руны или символы, ожоги были довольно сильными, их необходимо было вылечить. Из личных запасов Северус извлёк специальную мазь, заживляющую даже самые сложные ожоги и обезболивающую мазь. Смешав их вместе, он аккуратно, чтобы не причинять лишней боли, нанёс получившуюся субстанцию на обожжённые места, порадовавшись, что Гарри спит и ничего не чувствует. Осторожно перевязав одну руку, мужчина занялся второй, на которой тоже обнаружились столь же странные раны.

Разместив руки так, чтобы Гарри во сне случайно не сделал себе больно, он на секунду прикоснулся нежным поцелуем ко лбу мальчика и уже у самой двери уловил еле слышное «Спасибо, хозяин». Однако Гарри спал и даже тихонько похрапывал, так что Северус решил, что ему послышалось.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

- Так значит, ты спал в течение сорока трёх часов из-за того, что решил в одиночку сразиться с Тёмным Лордом таким способом, что никто не смог бы помочь тебе, если что-то вдруг пошло бы не так?!

Теперь, когда хозяин так это озвучил, все действительно казалось не слишком мудрым решением. Гарри повесил голову и нерешительно кивнул.

- Почему, Гарри? Зачем, во имя Мерлина, тебе понадобилось ставить себя в такую опасность? Ты ведь даже не был уверен в том, что всё получится! А если бы ты потерпел поражение?

- Я всего лишь… просто хотел… простите меня, хозяин.

Гарри не знал, что сказать. Картина распростёртого на полу хозяина настолько чётко отпечаталась в его памяти, что он был точно уверен, повторись такое, он не сможет остаться в стороне. Хозяин в опасности, а Гарри мог ему помочь, так почему нет?

Северус глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Гарри испытующе взглянул на него. Мальчик вовсе не хотел, чтобы хозяин на него сердился, но как теперь исправить ситуацию?

- Но ведь… вам было больно, хозяин! Я видел раньше, как вы мазали руку бальзамом, но не смог найти его, а Волдеморт всё мучил и мучил вас! Я не мог просто стоять и наблюдать! Я… я просто прикоснулся к вашей руке, но сразу же услышал его голос и Волдеморт был там, а вокруг были руны… и я не знаю, что случилось, но я должен был помочь вам, спасти вас от него! - Гарри совсем запутался, он не знал, как объяснить хозяину, не мог подобрать слова.

- Я сердит на тебя Гарри, ты снова подверг свою жизнь опасности. Но скажи мне, зачем? Зачем ты это сделал?

- Но ведь вы - мой хозяин, а он мучил вас. Я не позволю ему забрать вас! Я сделаю всё возможное, но не допущу этого!

- Ты снова подверг свою жизнь опасности ради меня?

- Да, хозяин.

- Гарри, Гарри, когда же ты поймёшь, что твоя жизнь важнее жизни любого другого человека, даже если речь идёт обо мне.

Гарри не знал, что ответить на такие слова, не был уверен, стоит ли ему вообще открывать рот, поэтому он молчал.

- Твои руки почти зажили, позже я ещё раз осмотрю их, но всё же как следует смажь их бальзамом сегодня вечером и завтра. А мне стоит навестить директора и сообщить ему, что Тёмному Лорду больше не достать меня через метку благодаря поступку опрометчивого, но весьма самоотверженного юноши, который пожелал остаться неизвестным. Отдохни, Гарри или пройдись, только не покидай замка и позаботься, чтобы о твоём местонахождении знал хотя бы один профессор.

- Хорошо, хозяин, спасибо.

Гарри улыбнулся хозяину, довольный, что мужчина сохранит происшествие в тайне - ему вполне хватало уже имеющейся у него популярности. Конечно, Дамблдор сразу обо всём догадается, но оба надеялись, что директор не станет распространяться на эту тему.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

К счастью, Дамблдор всё понял, и история счастливого избавления Северуса от наказаний Волдеморта не покинула стен его кабинета.

Остальная часть каникул состояла из зельеварения, чтения, зельеварения, откровенных разговоров у камина, зельеварения, укрепления пошатнувшейся связи, зельеварения. К началу нового семестра Гарри уже проклинал себя за то, что выбрал в наставники Мастера Зелий.

Хозяин Северус же думал, что это отличный способ наказать Гарри за то, что он так безрассудно подверг себя смертельной опасности. Мужчина оставлял своему воспитаннику рецепт и инструкции, заданием же было узнать, что за зелье получится в результате, каковы его свойства и сколько времени понадобится для его приготовления. Тому факту, что большинство этих зелий изучались лишь на седьмом курсе, ни тот ни другой не придавали никакого значения. Гарри старался изо всех сил, наслаждаясь вниманием, которое уделял ему хозяин. За эти каникулы он узнал о зельях больше, чем многие - в этом он был уверен - за всю жизнь.

Время летело стремительно, и не успел Гарри оглянуться, как оказался сидящим за столом Рэйвенкло, ожидая появления своих одноклассников.

Большой зал постепенно заполнялся учениками. Гарри удалось разглядеть среди мешанины лиц Драко, он улыбнулся и помахал слизеринцу. Драко выглядел несколько смущённым, но он всё же послал Гарри в ответ нерешительную улыбку. Странное поведение друга обеспокоило Гарри, но тут он сообразил, что им представится отличный случай обсудить то, что произошло в прошлом году. После окончания ужина он догнал блондина в коридоре, ведущем в подземелья.

- Давай поговорим? - спросил Гарри и стал озираться, чтобы найти укромное место, где они могли бы без помех заняться… разговором.

В ответ Драко улыбнулся так тепло и невинно, что Гарри испытал неимоверное облегчение. Он-то боялся, что Драко не захочет больше с ним дружить. Подростки пробрались в пустой класс, где Драко тут же наложил на двери запирающее и заглушающее заклятья.

- Мы можем не просто поговорить, если ты захочешь, - казалось, Драко не вполне уверен в своих словах. Гарри было непривычно видеть друга таким, раньше слизеринец никогда не сомневается в своих словах и поступках, поэтому, даже не зная, о чём говорит слизеринец, он кивнул.

Значение слов Драко стало понятно ему через секунду, когда мягкие сладкие губы прижались к его губам в нежном поцелуе. Руки Драко осторожно опустились ему на бёдра, он прижался теснее, а Гарри оставалось только таять от невозможно приятных ощущений. Гарри показалось, что он снова почувствовал действие наказывающего заклинания, но так как шлепка не последовало, он подумал, что ему, видимо, просто почудилось.

Язык Драко нежно прошёлся по его сомкнутым губам, упрашивая впустить его внутрь, суля неземное удовольствие. Гарри нерешительно приоткрыл рот и тут же почувствовал, как горячий язычок проникает внутрь, скользя, лаская. Руки с его бёдер переместились - одна легла на спину, поддерживая, вторая - на затылок, мягко поглаживая, направляя.

Когда они разомкнули объятия, Гарри чувствовал, что его щёки пылают от смешанного чувства удовольствия, радости и смущения.

- Я годами об этом мечтал, но прошлый раз закончился катастрофой.

Гарри с трудом вернулся в реальность, кивнул, соглашаясь со словами друга.

- Я тут подумал - у вас с профессором весьма необычные отношения. Вы вместе?

- В каком смысле вместе, Драко? Я не понимаю.

- Я имею в виду, что вы не ведёте себя как пара. Вы не обнимаетесь, не целуетесь, не держитесь за руки.

- Ну… нет.

- Гарри, это так просто! Вы занимаетесь сексом или нет?

- О! Нет, нет, мы не… вовсе нет!

- Хорошо. Это всё значительно упрощает. Гарри, ты будешь со мной встречаться?

Гарри, остолбенев, смотрел на Драко. Судя по тому, о чём блондин спрашивал раньше, это явно будут интимные встречи. Но он не готов к такому! После всех встреч, на которые его, как дешёвую шлюху, таскал Вернон… после этих лет покоя с хозяином Северусом, который заботился о нём лучше, чем о самом себе! Перед мысленным взором Гарри промелькнули лица нескольких его постоянных клиентов, худощавых, со светлыми волосами.

Паника нарастала, сердце колотилось как бешеное, когда Гарри рванулся к двери мимо поражённого Драко. Дёрнув за ручку и убедившись, что она заперта, Гарри стал судорожно шарить по карманам, всё больше нервничая из-за того, что никак не мог найти палочку. Драко приблизился и положил руку ему на плечо, пытаясь успокоить, но Гарри шарахнулся прочь, вжимаясь в дверь, стараясь спрятаться, стать незаметным.

- Гарри? Гарри! Не волнуйся, всё хорошо, я сейчас открою дверь. Вот, смотри, открыто, ты можешь…

Но Гарри не стал слушать, он бросился прочь и что было сил понёсся в сторону своих комнат.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус сидел на диване, опустив руки на голову. Он снова едва не испортил всё с Гарри! Он же клялся себе, что не станет мешать мальчику заводить отношения с кем-либо, но как только дошло до дела, все обещания были моментально забыты, и он неосознанно активизировал наказывающее заклинание. Снова. Конечно, Северус остановил заклинание всего через пару секунд, теперь оставалось только надеяться, что его воспитанник ничего не почувствовал. Он ни за что не станет разрушать возможность своего Ведомого стать счастливым, только потому, что сам был себялюбивым ревнивым дерьмом. Уж самому себе не стоит лгать, правда?

Минуты тянулись словно годы; Северус, погрузившись в собственные мысли, не заметил, как дверь распахнулась, и в комнату ворвался Гарри. Из раздумий профессора вырвало врезавшееся в него дрожащее тело.

За такое поведение Гарри был достоин хорошей головомойки, но все мысли о наказании вылетели из головы мужчины, как только он почувствовал, что его воспитанник содрогается от рыданий. Прижав покрепче своего Ведомого, мужчина стал тихонько бормотать ему на ухо успокаивающие слова, одновременно придумывая наказание для Драко - он не сомневался, что именно блондин виноват в таком состоянии Гарри. Хорошо бы назначить щенку взыскание и заставить его разбирать одежду Альбуса и развешивать её по цветам. Конечно, уломать директора будет сложновато, но все труды стоили того, чтобы увидеть мальчишку среди сотен одежд самых невообразимых расцветок. И пусть директор ему для начала объяснит, что обращать внимание надо на каждый оттенок. Ведь синий, небесно-голубой, лазурный, кобальт и сапфировый - это различные оттенки, правда? Вот пусть и висят отдельно!

О, да, это было бы достойным наказанием за то состояние, в котором сейчас находится Гарри. А ещё лучше подарить Альбусу громадный комод, и заставить мальчишку разложить вещи по цветам и надписать каждый ящик! Это заняло бы не меньше года, а может, и все два. А потом Северус забраковал бы всю работу и заставил бы блондина переделывать всё заново.

Альбус чаще всего одевался, как в голову взбредёт, так что Драко ещё попотеет, разыскивая очередной предмет одежды по личной просьбе директора.

Автоматически поглаживая спину уснувшего мальчика, Северус придумывал всё более и более коварные планы по наказанию любого, кто дерзнёт обидеть его Гарри.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри шевельнулся, просыпаясь, чувствуя во всём теле приятную истому. Тёплый кокон вокруг оказался объятиями хозяина, и мальчик прижался плотнее, чувствуя себя в безопасности и стараясь продлить это ощущение. Но идиллия была нарушена через секунду, когда он вспомнил о разговоре с Драко, и тут же задрожал; слова блондина о встречах эхом отозвались в ушах. Тут же руки хозяина напряглись и, повернувшись, Гарри встретил внимательный взгляд чёрных глаз.

- Проснулся, наконец. Мы всю ночь провели на диване, завтрак через два часа. У меня есть отличный мускульный релаксант, могу поделиться.

Гарри улыбнулся в ответ на такое сухое приветствие и, поднимаясь, почувствовал, что некоторым затекшим частям тела не повредило бы предложенное зелье.

- Что произошло вчера вечером, Гарри?

- Я был… а Драко… короче мы… он меня поцеловал.

- И это заставило тебя нестись по полутёмным коридорам сломя голову? - голос мужчины звучал так саркастично, что Гарри понял, что от подробного рассказа ему не отвертеться.

- Он спрашивал меня о нас, о наших с вами отношениях. И предложил с ним встречаться. Стать любовниками. А я психанул. Я не могу сейчас даже думать о таких отношениях, а он ведь именно это имел в виду, правда? - Гарри снова опустил взгляд, но тут же хозяин аккуратно поддел его подбородок.

- Расскажи-ка мне всё с самого начала. Подозреваю, что ты неправильно понял его слова. Не думаю, что он обиделся на тебя, тебе нужно с ним поговорить. Но сперва опиши мне ваш разговор.

Гарри торопливо кивнул и постарался воспроизвести всю беседу с Драко дословно. После того, как он закончил, мужчина помолчал немного, и Гарри показалось, что в тёмных глазах мелькнула боль, но он, скорее всего, ошибся.

- По-моему, ты неправильно понял его слова, Гарри. И это неудивительно, учитывая твоё прошлое. Но Драко не столь опытен в делах подобного рода, скорее всего, он имел в виду именно то, что сказал: свидания. Пойди с ним на прогулку, там вы сможете узнать друг друга получше, а потом решите, стоит ли продолжать эти отношения. Ты можешь предупредить Драко, если не пожелаешь, чтобы ваши отношения выходили за рамки дружеских, я уверен, он поймёт это. Я знаю Драко, он никогда намеренно не причинит тебе боли, ведь ты так много значишь для него. Но если вдруг он всё же причинит тебе боль, ты немедленно придёшь ко мне, и я разберусь с этим, понятно? Сегодня тебе стоит обсудить с ним, как далеко ты хочешь зайти: хочешь ли ты быть его другом, или готов к большему. Расскажи ему, чего ты ждёшь от ваших отношений. Например, ты не готов пойти до конца, но не имеешь ничего против петтинга или оральных ласк.

Гарри кивнул, обдумывая слова хозяина. Подростку показалось, что в тоне голоса его опекуна промелькнула нерешительность или даже боль, но он не был уверен. В конце концов, хозяин всегда говорил ему, если был недоволен его поступками, сказал бы и теперь, если бы Гарри сделал что-то не так.

- Спасибо, хозяин, я понимаю. Я поговорю с Драко сей… сегодня, - поправился Гарри, когда понял, что для разговоров всё же ещё слишком рано.

Хозяин Северус хмыкнул, и Гарри умчался на кухню за чаем.

* * * * * * * * * * * * * *

Результаты СОВ немного запоздали, так что ученики получили их лишь в октябре. Вся школа находилась в смятении, так как до оглашения результатов ученики посещали все занятия, и лишь после получения официальных документов имели право выбрать то, что им больше по душе.

Гарри сидел на кровати, а Драко лениво валялся рядом, когда Мастер Зелий занёс им полученные результаты и сразу же удалился. Гарри снова подумал о том, что хозяин как-то странно ведёт себя в последнее время, кажется более замкнутым, чем обычно. Прервал его мысли Драко; крепкое объятие и очередной сладкий поцелуй - и вот Гарри снова лежит на кровати, постанывая от удовольствия, разом растеряв тревожные мысли о поведении хозяина. Дальше поцелуев дело пока не заходило, но Гарри прекрасно понимал, что не за горами тот день, когда они оба распалятся настолько, что неизбежно пойдут дальше.

- Драко, твои поцелуи просто невероятны, но, боюсь, мне всё же придётся раскрыть этот конверт.

Слизеринец неохотно разжал объятия, а Гарри тут же распечатал конверт и принялся с волнением изучать написанное. Удовлетворительно по Прорицаниям и Истории Магии, Выше Ожидаемого по Астрономии, Гербологии и Трансфигурации. По всем остальным предметам его знания были оценены как Выдающиеся, причём особой отметки Гарри удостоился в области Защиты от Тёмных Искусств - за отлично выполненное заклинание Патронуса - и в Зельеварении - несомненно, благодаря занятиям с хозяином.

Отметки Драко были так же высоки, только вместо Прорицания у него была Арифмантика (Выше Ожидаемого), и не было особых отметок. Подростки были очень довольны такими высокими отметками и, переглянувшись, бросились показать их профессору Снейпу.

Хозяин внимательно просмотрел документы и одарил Гарри гордой улыбкой:

- Я горжусь тобой, Гарри. Надеюсь, ТРИТОНы ты сдашь на таком же высоком уровне.

- Да, сэр!

Драко протянул декану результаты своих экзаменов, и Северус просмотрел их, скупо кивнув студенту. Профессор гордился своими змейками, но не пристало ученикам факультета Слизерин хвастаться отметками, как Рэйвенкловцы или некоторые гриффиндорцы, имена которых лучше не вспоминать.

Мальчики вернулись в комнату, где Гарри впервые познал обжигающе-острое удовольствие орального секса. Тот минет, который он как-то получил много лет назад, не принёс ему ничего, кроме боли и отвращения, так что он не считается, правда?

* * * * * * * * * * * * * * * *

Северус усилием воли постарался сосредоточиться на чтении и не отвлекаться на звуки, доносящиеся из комнаты Гарри. Ведь он же напомнил Гарри о заглушающих чарах утром! Не стоит теперь заходить к ним - это сделает боль просто непереносимой, Северус сомневался, что сможет выдержать вид Гарри, наслаждающегося ласками другого. Но, в конце концов, он увидит Гарри и Драко вместе. Не стоило ему позволять мальчишке так прочно обосноваться в сердце, а теперь слишком поздно. Только Гарри мог так глубоко проникнуть в душу своего хозяина, освещая жизнь мужчины одним лишь своим присутствием. А в результате - боль, боль, иссушающая душу, разрывающая сердце… и образ Гарри в чужих объятиях. И единственное, что не позволяло сойти с ума - радость и счастье, что с недавних пор поселились в глазах юного Ведомого. Ради счастья Гарри можно вытерпеть многое, пусть даже счастливым его сделал Драко Малфой.

К действительности мужчину вернул крик Гарри - радость, удовольствие, освобождение - все смешалось в этом звуке. Северус захлопнул книгу, которую пытался читать, встал и удалился в свою комнату.

Он просто убедится, что Гарри счастлив, и что Драко не заставит его страдать. Никогда.

Глава 15. И жизнь моя в руках твоих.

Беспокойство, которое чувствовал Гарри относительно странного поведения хозяина, переросло в совершенно иное: теперь Гарри чувствовал, словно им пренебрегают.

Гарри проводил с Драко много времени, постепенно узнавая всё новое о собственном теле. Он узнал, что ужасно боится щекотки, но только на пятках, и нигде больше. Понял, что обожает, когда ему почёсывают и массируют спину, да и всё тело, и рад был доставить ответное удовольствие Драко.

Но при всём этом мальчик отчётливо понимал, что ему чего-то не хватает. Непонятное поведение хозяина тревожило, и Гарри всё чаще задавался вопросом, не было ли в этом его вины.

Отношения с Драко были просто великолепны, но подспудно Гарри ждал чего-то более глубокого и чувствовал себя так, словно потерял что-то важное. Подростки не продвинулись дальше взаимной мастурбации и минета, но Гарри осознавал, что они не стали действительно близки, он был уверен, что должно быть что-то более… интимное, не в физическом плане. Узнать бы, что именно!

Но по мере приближения летних каникул поведение хозяина приходило в норму, и Гарри понял, насколько он скучал по саркастичным, полным яда замечаниям, которые так ненавидели все ученики, и которые так любил сам Гарри. И он любил хозяина, который из кожи вон лез, только бы помочь ему, только бы сделать его жизнь немного более нормальной, а его самого - достаточно сильным, чтобы противостоять ударам судьбы, который твёрдой рукой направлял его, воспитывал, дисциплинировал. По такому хозяину Гарри ужасно скучал!

Однажды Гарри забылся в разговоре с хозяином и накричал на него так же, как порой срывался на Драко. И в этот же момент Гарри понял, чего ему так недоставало в общении с Драко - той строгости, с которой ему напомнили о его поведении, той руки, которая в наказание отмерила ему пять шлепков по обнажённой заднице, той же самой, которая потом утешала и обнимала его. И Гарри сам не понял, почему начал плакать - ведь всё было в порядке, и хозяин держал его так крепко, и шептал ему на ухо, что всё будет хорошо, а Гарри только плакал, плакал, изо всех сил вцепившись в грубую чёрную мантию и не имея ни сил, ни желания её отпустить.

И когда слёзы высохли, а лоб ощутил знакомое ласковое прикосновение, Гарри понял, чего ему так сильно не хватало; понял, насколько сильно скучал по надёжным рукам, в чьих объятиях он мог полностью расслабиться. Он скучал по внушающему уверенность присутствию хозяина, по его твёрдым объятиям и нежным наказаниям. Он скучал по моментам, когда можно передать весь контроль в руки другого человека, чувствуя себя при этом в абсолютной безопасности. Скучал по уверенности, что хозяин защитит его, не смотря ни на что.

И в этот же момент Гарри осознал, что, скорее всего, никогда не почувствует этого с Драко. Их отношения напоминали дружескую возню двух котят, и Гарри просто не мог себе представить, что сможет довериться слизеринцу настолько же полно, как доверяет хозяину Северусу. Конечно, ему нравился Драко, и очень сильно, но только то полное взаимопонимание, которое установилось между ним и хозяином, позволит Гарри стать нормальным человеком. Никому и никогда не дано будет столь полно познать его, как уже знает хозяин. Никто никогда не поймёт его желаний и потребностей так, как понимает хозяин. Гарри прекрасно осознавал, что прошлое слишком сильно изменило его, сломало в нём что-то важное, но с помощью хозяина Северуса ему удалось далеко продвинуться в сторону нормальности как в физическом, так и в эмоциональном плане.

Вырвавшись из паутины собственных мыслей, Гарри мягко отстранился от мерно вздымающейся груди и удивился, что хозяина не разбудило его движение. Даже во сне лицо мужчины выдавало крайнюю степень усталости, отчего у Гарри заныло сердце, и он поклялся себе сделать всё, что было в его силах, чтобы хоть как-то облегчить жизнь зельевара.

На цыпочках Гарри пробрался в свою комнату, переоделся и присел на кровать, чтобы поразмыслить над сложившейся ситуацией. Он думал, как поступить с Драко. Блондин ему очень нравился, и много значил для него, но в то же время Гарри чувствовал себя распоследним ублюдком, зная, что их отношения обречены. Выглядело это так, словно он наигрался и готов бросить Драко, словно ненужный хлам. Запудрить кому-то мозги, а потом вышвырнуть вон - такая ситуация была слишком хорошо знакома Гарри. Он довольно часто оказывался на месте, которое теперь предстояло занять Драко. Нет, Драко не заслуживает такого отношения! Возможно, им стоит поговорить, обсудить ситуацию. Они наверняка найдут какой-то выход. Ведь они друзья, правда?

* * * * * * * * * * * * * * *

Наконец Гарри удалось выкроить время на серьёзный разговор с другом. Последняя неделя перед летними каникулами выдалась такой суматошной, что Гарри боялся упустить возможность, но всё же никак не мог вырваться из круговерти дел, а когда у него выдавалась свободная минутка, он никак не мог найти Драко.

- Драко! Нам нужно поговорить.

- Гарри, это очень плохое начало разговора, а значит и сам разговор не принесёт ничего хорошего, кроме ещё больших неприятностей.

- Ещё больших неприятностей?

- Да, - вздохнул Драко, запустив руку в волосы, так что Гарри недоумённо нахмурился - настолько нехарактерным был этот жест для блондина. - Помнишь, около недели назад я хотел сообщить тебе радостную весть? Так вот, теперь нечего сообщать.

Гарри взглянул на друга повнимательнее и заметил, что тот едва не плачет. Что могло так его расстроить?

- Я был… моя мама… мы… ну как же так? Мы ждали пополнения в семье, у меня появилась бы сестрёнка. Но у мамы снова был выкидыш, теперь на четвёртом месяце! С моего рождения она никогда не носила так долго, и мы так надеялись… что на этот раз всё получится! Наверное, сами небеса наказывают нашу семью!

Гарри безмолвно смотрел на объятого горем слизеринца. Что он мог сказать, что вообще можно сказать в таком случае? Как выразить сочувствие человеку, который только что потерял сестру? Да, пусть она ещё не родилась, и никто её не видел, но всё же… Гарри не мог представить, каково это иметь любящую и заботливую семью, ожидать появления малыша, а потом в одночасье потерять. Возможно, лучше вообще не иметь семьи, чем быть окружённым их заботой, а потом лишиться этого? Не так больно.

Одна только мысль о маленькой сестрёнке вызвала у Гарри улыбку, которая тут же превратилась в горькую гримасу, стоило ему представить чувства Драко. Наверное, блондин уже представлял себе, как она будет потихоньку расти, научится ходить и говорить… а тут все мечты были развеяны в прах.

- Так о чём ты хотел поговорить?

Гарри смотрел на Драко, безмолвно открывая и вновь закрывая рот. И что ему сказать? «Нам стоит немного притормозить, я хочу как следует обдумать наши отношения»? Или вот так: «…я всегда чувствовал, что в наших отношениях чего-то не хватает, а теперь вот понял - я просто не могу тебе полностью довериться». Да, это просто шедевр! Именно то, что нужно услышать Драко!

- Да ничего особенного, я уже забыл. Просто пришёл пожелать тебе приятно провести лето, - с этими словами он нежно прильнул к губам блондина, стараясь хоть так поддержать и утешить его.

- Украл меня ото всех просто, чтобы пожелать приятных каникул? Как мииииило, Гарри! И тебе удачи с нашим сальноволосым мерзавцем, да и со всеми остальными профессорами тоже, - ухмыльнулся в ответ Драко и вернул поцелуй.

Через пару минут они расстались, и Драко пошёл в спальню, чтобы провести последнюю ночь в Хогвартсе в качестве шестикурсника. Гарри только смотрел ему вслед, ощущая тяжесть в душе. Он поступил правильно. Он не мог сказать всё Драко и ещё сильнее расстроить его (и это в самом лучшем случае, иначе Драко мог бы и возненавидеть его). Отодвинув чувство вины в сторонку, Гарри решил ещё разок всё хорошенько обдумать.

* * * * * * * * * * * *

Северус ликовал: студенты разъезжались по домам, и вскоре не останется никого, кто станет отвлекать внимание его воспитанника. Наблюдая за сборами и отъездом Драко, профессор знал, что в течение следующих двух месяцев Гарри будет принадлежать только ему.

Однако по прошествии недели с начала каникул, Северус готов был как следует встряхнуть мальчика, чтобы вернуть его в нормальное состояние, или вызвать Драко - может, он сможет помочь Гарри.

Гарри постоянно находился в каком-то странном отсутствующем состоянии. Он нормально питался, выполнял ежедневные обязанности и даже помогал Северусу, когда возникала такая необходимость. Но в нём словно иссякла жизнь. Глаза его потухли, в них не было даже проблеска той радости, что переполняла их ранее. Гарри явно что-то терзало, а Северус не представлял себе, что именно, и это сводило его с ума.

После двух недель упаднического настроения Северус всё же решился поговорить с Гарри. После ужина он обратился к мальчику.

- Гарри, послушай, я оставил тебя в покое на две недели, надеясь, что ты сам сможешь справиться с возникшими трудностями. Но теперь я вижу, что ошибся, и не могу допустить, чтобы тебя что-то терзало. Твоё здоровье - физическое, психическое или эмоциональное - моя самая главная забота. А ты бродишь, словно тень - и слепой понял бы, что с тобой не всё в порядке.

Северусу силой воли удалось сохранить спокойное выражение лица, когда Гарри поднял на него взгляд - глаза мальчика были лишены жизни, и лишь крохотная искра затерялась среди моря неуверенности, вины и беспомощности. Молча распахнув объятия, мужчина лишь судорожно выдохнул, когда руки подростка сжались вокруг него так плотно, что стало трудно дышать. Заключив своего Ведомого в успокаивающее объятие, он присел на диван и устроил доверчиво прильнувшее к нему тело на коленях. В течение нескольких минут оба наслаждались теплом и взаимным доверием, Северус тихонько поглаживал спину Гарри, пока тот старался взять себя в руки.

- Что так беспокоит тебя, Гарри? Ты же знаешь, я сделаю всё, чтобы помочь тебе.

Северус почувствовал, как мальчик глубоко вздохнул, и склонил голову, чтобы заглянуть ему в глаза.

- Скажи мне, Гарри.

Оба понимали, что это скорее требование, чем просьба; Гарри кивнул и поёрзал немного, устраиваясь удобнее на коленях своего Ведущего.

- Я просто… Я чувствую себя таким дерьмом, хозяин! Хозяин Вернон был прав, я урод и выродок, и меня нужно как следует наказать!

- Вовсе нет, Гарри! Ты не такой, конечно же, нет, ты удивительная личность, тебе уже пришлось испытать столько, сколько не доводилось испытать многим взрослым. Но ты выжил. Ты очень сильный, ты не просто приспособился, ты полноценно живёшь, ты даже смог близко подружиться с Драко. Ты бы никогда намеренно не причинил никому боли, я уверен, ты слишком заботишься об окружающих, чтобы поступить с ними так. И никакие твои слова не заставят меня изменить мнение. Ну же, скажи, что тебя беспокоит.

- Мне нравится Драко. Он мой лучший друг, нет, он мой единственный друг, но я боюсь потерять его. Мы встречались почти год, но это не то, что мне нужно. Я очень многому у него научился и благодарен ему за это, но просто… мне этого недостаточно. Вы знаете, что мой прошлый хозяин и остальные… что они делали со мной, а Драко ничего не знает. Он не знает, что я не могу быть один, что мне нужна твёрдая рука, что иногда меня нужно наказать, а иногда - помочь. Он не знает, каково это - отдать себя полностью в чужие руки, довериться так, как я доверяюсь вам, хозяин. Он не сможет заботиться обо мне так, как мне это необходимо, он не сможет поставить моё благополучие превыше всего остального, зная, что сам я не озабочусь этим. Я не могу ему довериться. Как я могу зависеть от кого-то, кому всё ещё требуется поддержка родителей?!

Тишина воцарилась в комнате, Северус только сильнее сжимал объятия. Он прекрасно понимал, о чём говорил Гарри, знал, как удовлетворить его потребности - те, которые мальчик осознаёт, и те, о которых он даже не подозревает. Мужчина имел достаточно сил, чтобы стать той опорой и поддержкой, которая требовалась Гарри. Но он не стал ничего говорить. Сейчас настал тот момент, когда Гарри должен сам принять решение, и Северус не собирался каким-либо образом влиять на него.

- Тебе следует поговорить с ним, Гарри. Письмо здесь не поможет, надо обязательно встретиться лицом к лицу. Лучше объясни ему, что ты чувствуешь и что тебе действительно нужно. Не обязательно вдаваться в подробности относительно прошлого, но некоторые пояснения всё же необходимы. Скажи, что ты хочешь остаться его другом, но не готов пойти дальше. Если он предложит тебе помощь, не отказывайся сразу. Он обязательно поймёт. Только не держи его в неведении, не притворяйся, не играй его чувствами. Он действительно заботится о тебе, и я не собираюсь смотреть, как ты причиняешь ему боль, - Северус старательно игнорировал противный тоненький голосок, шепчущий, что Гарри уже играет с чувствами своего собственного Ведущего.

Гарри судорожно вздохнул, понимая, что именно этим и занимается - держит Драко в неведении, хотя сам всё решил. Но он просто не хотел заставлять своего друга страдать, порвав с ним, а теперь получалось, что из-за своих опрометчивых действий он может причинить ещё больший вред.

- Я всегда рядом, Гарри, когда нужно поговорить или просто посидеть рядом - я никогда не оставлю тебя. Я всегда буду с тобой. Понятно?

- Да, хозяин. Спасибо, хозяин. Я… я люблю вас, хозяин Северус.

- И я люблю тебя, Гарри, и всегда буду любить.

* * * * * * * * * * * * -*

В дальнейшем каникулы продолжались просто отлично. Гарри проводил много времени с хозяином, чаще всего по собственной инициативе: ему было необходимо чувствовать поддержку и защиту старшего. Они снова достали мётлы из чулана и летали над замком, и Гарри беззаботно смеялся, кружа вокруг мужчины, и стараясь его развеселить. Приближался конец июля, а вместе с ним и день рождения Гарри, и мальчик чувствовал себя таким счастливым, как никогда раньше. В этом году ему исполнялось шестнадцать, и он мог только удивляться тем фортелям, что выделывала его жизнь. Если бы шесть лет назад Гарри сказали, что он будет так счастлив, что у него будет хозяин, который полюбит его и окружит заботой, то он бы ни за что не поверил. Скорее всего, он сказал бы, что недостоин. Теперь же Гарри знал, что имеет право на счастье так же, как и любой другой человек. Возможно, он не осознавал этого, но в глубине души был уверен в этом.

В день рождения Гарри небо было затянуто облаками, но мальчик и не подумал сетовать на непогоду. Ведь это были мелочи по сравнению с тем, что рядом находится любящий надёжный хозяин и целая гора подарков. Возможно, это был самый счастливый день в его жизни.

От Драко ему достался альбом с фотографиями - там был совсем крошечный Драко, одетый в кружевное платье, Драко-карапуз, едва научившийся ходить, Драко-ребёнок и подросток Драко, такой, каким знал его Гарри. В конце альбома расположилось несколько семейных фотографий. Гарри улыбнулся, глядя, как Малфои сдержанно рассматривают его. Ему стало больно оттого, что у него никогда не будет семьи. Любящая вторая половинка и малыш - это не для него, но мечтать ведь не вредно, правда?

Конфеты от однокурсников с Хаффлпафа и Рэйвенкло, те же, что и в прошлом году. Закадычных друзей Гарри там не завёл, но никому никогда не отказывал в помощи, поэтому отношения с этими факультетами у него были дружеские.

Когда же Гарри развернул подарок от хозяина, то просто онемел от удивления. Он поднял взгляд на мужчину и увидел его удовлетворённую ухмылку - видно на такую реакцию тот и рассчитывал. Почему его хозяин купил ему это?

Гарри вытащил из коробки кожаные штаны и принялся их разглядывать, осторожно поглаживая. У него ещё никогда не было такой дорогой одежды, а хозяин подарил ему целых две пары!

- Примерь, Гарри.

Гарри, не теряя времени, скинул брюки, не заметив, как судорожно сглотнул мужчина, и надел обновку. Штаны были узкими и сильно облегающими, но очень понравились Гарри. Они казались более прохладными, чем обычные брюки, обтягивали как вторая кожа и заставляли чувствовать себя до ужаса… порочным. Подросток обернулся, демонстрируя обновку, но замер, поймав тяжёлый взгляд хозяина. Нервно сглотнув, он спросил:

- Хозяин?

Мужчина окинул его взглядом с головы до ног и сдавленно ответил:

- Они тебе очень идут, Гарри, правда, выглядишь просто отлично.

Гарри улыбнулся в ответ на похвалу, но тут же нахмурился, когда мужчина понёсся прочь и исчез в своей комнате. В чём он теперь провинился?

* * * * * * * * * * * * * *

Северус захлопнул двери и несколько раз ударился затылком о стену. Он так хотел подарить Гарри что-нибудь особенное, что-то, что мальчик никогда не купит себе сам, и тогда ему в голову пришла мысль о дорогих кожаных штанах. Вот только он не учёл своей реакции на вид Гарри, его Гарри, облачённого в обтягивающую, матово поблескивающую кожу. А когда Гарри, ни капли не стесняясь, сбросил свои брюки, чтобы примерить подарок, Северус почувствовал, как перехватило дыхание - гибкое юное тело, напрягающиеся мышцы на ногах, шелковистая на вид кожа… и Северус был вынужден бежать… бежать раньше, чем успел сделать то, о чём потом пожалел бы. Он слышал, как Гарри прибирается в комнате, и тихонько шепнул извинения за свой вынужденный побег. Сейчас следовало заняться другой проблемой.

Медленно водя руками по телу, мужчина избавился от мантии, а потом и всей остальной одежды, опустившись на кровать в одном белье. Откинувшись на спину, он старался не думать ни о ком конкретно, не желая чувствовать себя старым извращенцем, грезящем о ребёнке.

Сжав уже полностью эрегированный член правой рукой, он ласкал левой яички, постепенно сжимая сильнее, чувствуя, как от удовольствия приподнимаются на затылке невидимые волоски. Он не часто удовлетворял себя, но теперь Гарри вырос, стал почти взрослым… таким прекрасным… что Северусу волей-неволей пришлось вспомнить подзабытые навыки.

Коротко простонав, он немного ускорил движения, представляя, как его нежно касаются чужие мягкие руки, как мягкие губы приникают к влажной головке в поцелуе так горячо… так сладко… так прекрасно. Он намеренно гнал от себя лица, представляя лишь ловкие знающие пальцы и горячие податливые губы. Уже чувствуя накатывающую волну удовольствия, Северус безуспешно попытался удержать рвущееся с губ имя:

- Гарри!

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Гарри начал собирать подарки, чтобы отнести их в свою комнату, попутно обдумывая, почему хозяин так поспешно покинул его. На ум не приходило никакого дельного объяснения.

Новые штаны отправились в шкаф (Гарри не отказал себе в удовольствии ещё разок полюбоваться на них, прежде чем закрыть дверцу), конфеты - в прикроватную тумбочку, а альбом с фотографиями Драко - на каминную полку. Гарри окинул комнату быстрым взглядом, удостоверяясь, что всё на своих местах, и вновь вышел в гостиную. Он быстро собрал обёрточную бумагу, в которую были упакованы подарки, и тщательно почистил ковёр с помощью палочки от мельчайших обрывков. Решив немного почитать, он вытянул с полки книгу и устроился на диване. Но только-только мальчик успел прочесть пару предложений, как из комнаты хозяина раздался стон. Гарри не знал, что ему делать: а вдруг хозяин в беде? Конечно, ему было запрещено входить в спальню хозяина, но в прошлый раз, когда он нарушил этот запрет, его не наказали. Он только проверит, всё ли в порядке.

Приоткрыв дверь, Гарри застыл как камень при виде извивающегося тела на смятых простынях. Мальчик узнал дрожь удовольствия - благодаря Драко он не раз чувствовал её - но он и подумать не мог, что застанет хозяина в таком положении. Услышав рваное дыхание и увидев, что движения мужчины стали более резкими, Гарри поражённо осознал, что его собственный член реагирует. Когда хозяин застыл в судороге наслаждения, прошептав его имя, Гарри едва подавил поражённый вскрик.

Хозяин думает о нём!

Хозяин хочет его в постели? Но почему тогда хозяин Северус никогда не говорил Гарри об этом? Почему молчал о своих желаниях? Ведь Гарри не был, ну… неопытным в этом отношении. Если бы хозяин хоть раз сказал, что хочет дополнить их отношения ещё и сексом! Почему он молчал?!

Тихонько прикрыв дверь, Гарри незамеченным пробрался в свою комнату, в то время как его голова буквально разрывалась от мыслей.

Неужели хозяин действительно хотел его? Почему никогда не говорил об этом? Неужели он не находил Гарри достаточно привлекательным, чтобы прикоснуться к нему в реальности, предпочитая лишь фантазировать?

И почему от этой мысли вдруг стало так больно?

Глава 16: Понимание

Северус мог поклясться, что слышал что-то, и поспешил разыскать палочку, чтобы привести себя в порядок, а когда оглянулся на дверь, то не заметил ничего необычного. Списав всё на свою подозрительность, мужчина вышел в гостиную и подошёл к комнате Гарри. Было довольно поздно, и, скорее всего, мальчик уже лёг, но Северус всё же решил проверить. Тихонько приоткрыв дверь, он действительно разглядел на кровати щуплую фигурку и, успокоившись, отправился на боковую.

* * * * * * * * * * * * * *

Гарри услышал звук открывающейся двери и постарался дышать размеренно, молясь про себя, чтобы хозяин не стал подходить к его постели. Если бы его опекун подошёл чуть ближе и пригляделся повнимательнее, он бы обязательно заметил его покрасневшие глаза и мокрые от слёз щёки. Душевная боль от понимания, что хозяин желает его, но не может прикоснуться к кому-то столь отвратительному, была намного сильнее той, что могли причинить побои или слова.

Но ведь Драко прикасался к нему! Почему Драко мог, а хозяин - нет? Что такого знал о нём хозяин, что так отталкивало его? Неужели это из-за прошлого? Ведь хозяин знал о Гарри всё. Поэтому и не звал его в свою постель - просто боялся замараться?

Нет, нет, всё не так! Ведь хозяин так часто обнимал Гарри - почти каждый день, и так нежно целовал его в лоб, и говорил, что любит! Постоянно прикасался к нему, но никогда в этом смысле! Почему?

Единственное, что приходило на ум - хозяин лгал ему. Снова вся жизнь была наполнена ложью! Значит никакой Гарри не нормальный, а урод и выродок, как и говорил хозяин Вернон.

Гарри сильнее вжался в подушку, снова и снова вспоминая ласковые слова, заботу и нежность хозяина и как никогда ощущая, что не достоин всего этого.

Положив подушку в изголовье кровати, и поправив одеяло, Гарри побрёл в угол - тот, в котором провёл самую первую ночь в этом доме. Свернувшись там клубочком, он погрузился в беспокойный сон, не замечая слёз, которые всё текли из его глаз.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

В тот самый момент, когда Гарри тихо вышел из спальни и направился на кухню, Северус понял, что произошло что-то ужасное. На мальчике была самая старая одежда, он не отрывал взгляда от пола, а его поза и каждое движение словно взывали о помощи. Когда же Гарри появился в дверях гостиной с завтраком для хозяина, но не захватив ничего для себя, Северус уверился в неправильности происходящего. Видимо, случилось что-то действительно серьёзное, если Гарри вернулся к старому типу поведения.

- Гарри, ты в течение шести лет готовил себе завтрак на этой самой кухне. Не стоит теперь отступать от традиций.

- Да, хозяин. Спасибо, хозяин.

Северус с волнением наблюдал, как подросток помялся пару секунд, всё так же избегая его взгляда, а потом удалился на кухню. Через несколько минут он вернулся, в руках его была тарелка с остатками вчерашнего ужина.

- Что ты делаешь, Гарри?

Мальчик мельком взглянул на опекуна и тут же начал извиняться за то, что переводит впустую такие хорошие продукты. Как только он попытался покинуть комнату, Северус мгновенно оказался рядом, удерживая его за талию.

- Что случилось, Гарри? Ты же знаешь, что должен полноценно питаться, никаких объедков и испорченных продуктов. И ты вовсе не пустое место, ты ничего не тратишь зря. Ты замечательный мальчик, любой хозяин мог бы гордиться тобой; я очень горжусь тобой, Гарри!

- Этот мальчишка плохой, хозяин. Он просто мерзкий выродок, который ничего не заслуживает.

Северус представления не имел о причине таких разительных перемен в поведении Гарри, не знал, как всё исправить, так что он просто привлёк своего Ведомого ближе и стал осторожно поглаживать его по спине, пытаясь успокоить, повторяя, что Гарри вовсе не выродок, убеждая его в собственной любви, предлагая заботу и ласку. Сначала юноша напрягся, но постепенно успокоился под привычными прикосновениями, которые ни разу не причинили ему вреда, и опустил голову на плечо хозяину.

- Ты не отвратительный и не гадкий или что ты там себе напридумывал. Ты мой маленький Гарри, я так люблю тебя и никогда не перестану, никогда не оставлю тебя. Никогда. Никогда.

* * * * * * * * * * * * * * -*

Знакомые успокаивающие прикосновения и ласковые слова почти заставили Гарри поверить. Почти.

Покинув гостеприимные объятия, мальчик направился в свою комнату, так и не съев ни крошки. Он грязный. Он оскверняет дом хозяина. Он должен быть наказан, пусть хотя бы так.

Снова и снова перечитывая письма Драко, Гарри не заметил, как дверь тихонько приоткрылась, и вздрогнул от неожиданности, когда перед ним появился поднос с завтраком.

- Ты же не думал, что я так просто от тебя отстану, правда? Ешь, Гарри, я не позволю тебе голодать.

Гарри неохотно отложил конверты, и поставил поднос на колени. Но, против его ожиданий, хозяин не ушёл, а остался, чтобы удостовериться, что еда использована по назначению.

- Я давно хотел поговорить с тобой, Гарри. Так что ты ешь, а я объясню тебе кое-что. Тебе ничего не нужно отвечать, просто послушай.

- Тебе предстоит последний год обучения, и нам стоит подумать о твоём будущем. Нет-нет, не волнуйся, я буду только рад, если ты решишь остаться здесь. Я никогда не прогоню тебя, чтобы ты не решил, я приму любоё твоё решение. Или ты можешь остаться здесь и закрепить наши отношения. Главное, помни: у тебя всегда есть выбор. И даже если ты решишь покинуть Хогвартс, знай: я всегда буду ждать тебя.

Выглядело так, как будто хозяин хотел, чтобы Гарри остался с ним, но ведь на самом деле всё совсем иначе, правда? Только не теперь, когда Гарри был уверен, что отвратителен хозяину, так что он просто принимает желаемое за действительное. Почему же так больно от сознания того, что хозяин никогда не прикоснётся к Гарри так, как прикасался Драко - с желанием разделить удовольствие? И почему именно прикосновения хозяина так желанны? Но у Гарри не было ответов, так что он просто попытался сосредоточиться на словах хозяина.

- И тебе ещё нужно поговорить с Драко. Нужно объяснить ему всё. Если же он отвернётся от тебя, хотя такое маловероятно, то я буду очень в нём разочарован. Только не пускай всё на самотёк и не бросай его без объяснений - это не приведёт ни к чему хорошему. Дай ему шанс, я уверен, он своего не упустит.

Гарри кивнул, соглашаясь: скорее всего, хозяин прав.

- Отлично. Теперь ложись спать, завтра мне понадобится твоя помощь в лаборатории - необходимо обновить запасы Больничного Крыла.

Только когда хозяин забрал поднос, Гарри понял, что на тарелке не осталось ни крошки. Видимо, он проголодался сильнее, чем ему показалось вначале.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Напряжение между Гарри и Северусом никуда не делось, и мальчик не чувствовал себя нормальным, зная, что хозяин предпочитает фантазировать о нём, не прикасаясь к нему. Гарри однажды позволил себе поверить, что, возможно, он не урод и не выродок, а хозяин просто медлит и выжидает, не спеша заявить на него права, по каким-то важным причинам. Такие мысли возникали в голове Гарри каждый раз, когда он слышал слова хозяина о любви, когда чувствовал надёжные объятия мужчины. Надежда не желала оставлять мальчика, как бы он не стремился прогнать её.

Первого сентября Гарри почувствовал на себе внимательный взгляд, который - Гарри не глядя мог определить - принадлежал хозяину. Как только Гарри нашёл лицо хозяина глазами, тот указал взглядом на Драко Малфоя, ясно давая понять, что надлежит немедля сделать его Ведомому. Гарри глубоко вздохнул, понимая, что разговора не избежать, собрался с силами и начал пробираться к другу сквозь толпу учеников. Добравшись, наконец, до цели, Гарри, не говоря ни слова, потянул Драко за рукав, увлекая его в классную комнату, которая не раз уже становилась свидетелем их разговоров.

- Похоже, дело серьёзное. Что случилось, Гарри?

- Нам надо поговорить, и чем скорее, тем лучше.

- Я слушаю.

- Давай присядем, разговор предстоит долгий.

Дождавшись, пока Драко устроится удобно, Гарри повернулся к нему и выдавил неуверенную улыбку.

- Ты многого не знаешь обо мне, Драко. Некоторые воспоминания неприятны и болезненны, и я хотел бы, чтобы они остались между нами. Всё обо мне знает лишь хозяин Северус. Ты обещаешь мне не рассказывать никому о том, что услышишь сейчас?

- Конечно, Гарри. Клянусь, ни слова из сказанного в этой комнате не выйдет за её пределы.

Гарри кивнул, услышав столь торжественные обещания, и продолжил:

- Я буду с тобой откровенен, а ты прости, если покажусь тебе резким. Ты нравишься мне, Драко, ты многому меня научил, и теперь ты много значишь для меня. Ты никогда не лез ко мне в душу, не докапывался, почему, например, я называю профессора Снейпа хозяином. Я очень благодарен за твою деликатность, но теперь я хочу раскрыть тебе секрет, который хранил много лет.

Почувствовав, что разговор действительно очень серьёзный, Драко оставил в покое застёжки на мантии Гарри и весь обратился в слух.

- Когда я был маленьким, мне причиняли ужасную боль. Я надеюсь, что тебе никогда не придётся пережить подобного. Хозяин Северус на протяжении долгих лет убеждал меня, что всё это было несправедливо, что в том, что происходило, не было моей вины. Даже по прошествии многих лет я не до конца ему верю, но знаю, что он желает мне только добра и никогда не обидит меня.

Замешательство на лице Драко дало Гарри понять, что он не слишком преуспел в объяснениях, так что он решил перейти к главному.

- Я пытаюсь сказать, что, если мы продолжим наши отношения, то ты должен знать о моём прошлом, чтобы понять, что мне нужно.

- И что же это?

- Возможно, это покажется тебе бредом, но мне нужны особые отношения. Из-за того, что я пережил до поступления в Хогвартс, теперь моя жизнь очень сильно отличается от жизни любого другого подростка. И мои потребности тоже иные. Мне нужен кто-то, с кем я буду чувствовать себя в безопасности. Мне нужен Ведущий, способный заботиться обо мне, направлять меня твёрдой рукой и воспитать из меня нормального человека. В течение последних шести лет таким человеком был хозяин Северус. Он заботился обо мне, опекал меня, когда нужно - помогал, а когда нужно - наказывал. И он любит меня. Он знает обо мне всё, и всё равно любит. От тебя я не могу ждать подобного потому, что ты ещё сам нуждаешься в руководстве взрослых. Но ты должен знать, что в наших отношениях вся ответственность за меня будет лежать на тебе. Я полностью доверюсь тебе, Драко, я буду от тебя зависеть.

Драко внимательно посмотрел на Гарри, прежде чем заговорить:

- Ты хочешь сказать, что готов передать полный контроль над своей жизнью в чужие руки, готов стать вроде как… рабом?

- Нет…да…то есть, всё не так просто, Драко. Мне не просто нужна помощь и поддержка время от времени, нет. Мне нужен человек, который сможет гарантировать, что со мной всё будет в порядке. И это будет касаться всего, даже самых незначительных вещей: кто-то должен позаботиться, чтобы я нормально питался, чтобы спал в нормальной кровати достаточное количество времени, и чтобы вырос в итоге здоровым, - Гарри замолчал, не имея возможности полностью выразить свои мысли. Как можно объяснить кому-то, что ему нужен Ведущий потому, что сам он не в состоянии позаботиться о себе?!

- Ты знаешь, Гарри, я всё же не понимаю всего, но я согласен с тобой: я не способен на такое, я не тот человек, который тебе нужен. Чёрт, да я даже не знаю, с чего начать! Мне не понять, как можно столь полно зависеть от кого-то. Возможно, я пойму это позже, но сейчас - сейчас я и ума не приложу, как можно нести такую ответственность за другого!

Гарри только печально улыбнулся в ответ. Он предполагал, что этим и закончится их разговор, но его немного озадачило то, что отказ Драко не слишком его расстроил.

- Так что, ты не против, если мы не будем больше встречаться?

- Конечно нет, Гарри. Я понимаю, что не могу дать того, что тебе нужно. Но даже если мы больше не парочка, ты всегда можешь прийти ко мне, если тебе нужна будет помощь. Ведь мы друзья, правда?

- Конечно, Драко! Ты мой лучший друг, и я безумно рад, что ты не убежал прочь с криками, что у домовых эльфов появился конкурент.

Подростки рассмеялись, и напряжённость между ними рассеялась. Ни один из них не был рад тому, что их отношения закончились, но оба надеялись, что время расставит всё по своим местам.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Между тем, жизнь текла своим чередом. Учёба продолжалась, но задавали намного больше, чем раньше. Кроме бесконечных уроков и домашних заданий Гарри и Драко формировали новые отношения.

Гарри порадовался, узнав, что у Драко появился постоянный парень - Блейз Забини, который тоже учился в Слизерине, но это не мешало им общаться, разговаривать обо всём на свете, как и раньше. После того, как Малфой узнал о его прошлом, их дружба стала ещё крепче и как-то глубже; Гарри радовался, что ему удалось сохранить слизеринца в своей жизни, пусть даже и в роли друга.

Фантазии и мечты о сексе наполняли сны Гарри, но теперь он вовсе не протестовал.

Ему снились ласковые прикосновения сильных рук, твердое худое тело, прижимающееся к нему так, что горела кожа, влажные, дурманящие прикосновения языка к шее и груди, от которых он стонал и метался во сне на разворошенной постели. Сколько бы раз не повторялся этот сон, Гарри никогда не видел лица своего таинственного любовника, вспоминая наутро лишь удовольствие и ощущение безопасности.

Вот и в этот Сочельник, стоило Гарри смежить веки, как он вновь попал в знакомые объятия, но на этот раз мечты повели подростка намного дальше, чем раньше.

Уверенные прикосновения сильных рук, длинные пальцы словно оставляют огненные дорожки на коже. Обжигающее дыхание призрачным касанием прошлось по соскам, за ним сразу же последовали влажные прикосновения языка, заставляя выгибать спину в бессильной попытке продлить удовольствие. Едва ощутимые ласки вокруг левой ягодки, а через миг ее уже с силой втягивают в рот, прикусывают, посасывают. Воздух - словно дыхание дракона - жаркий, ни капли не охлаждающий тело, извивающееся в погоне за наслаждением. Но жёсткая хватка не даёт оторвать бёдра от простыни, не позволяет погрузиться в шёлковую влажную глубину… удовлетворённый смешок достигает его ушей.

Один из тонких пальцев прижался к его губам, заглушая умоляющее хныканье, и Гарри не может противиться желанию лизнуть его, а потом и втянуть в рот целиком. И - словно награда - скользящее прикосновение к бедру, колену, притискивая ближе, разворачивая, прижимая вплотную. Ощущение твёрдого члена, прижимающегося к его собственному, неистовое желание прижаться и двигаться, двигаться… пока окружающий мир не померкнет во взрыве удовольствия. Несколько сладких и тягучих, словно мед, движений - и его снова отстраняют, лишая дрожащее тело такой необходимой тесноты, заставляя тихонько всхлипнуть от потери, пустоты там, где только что было так жарко, так близко, так хорошо, хорошо…

Ещё один смешок, но, прежде чем Гарри успевает возмутиться, одна ладонь уверенно обхватывает горячий напряжённый член, а влажные скользкие пальцы второй проникают меж ягодиц и начинают подразнивать чувствительную кожу вокруг входа. Воздух словно исчезает из лёгких, но вместо того, чтобы вдохнуть, из раскрытого рта Гарри вылетают невнятные стоны, словно умоляющие ускорить медленные, убийственно медленные движения. Его беспорядочно мечущиеся руки прижаты над головой, а влажные прикосновения меж раскинутых ног всё длятся, длятся… до тех пор, пока каменно-твёрдая плоть не начинает извергать белые струи, заставляя тело корчиться от удовольствия, а глаза не застилает ослепительно-белая бесконечность. Сквозь раскалённую дымку оргазма Гарри ещё ощущает, как напрягается, а потом дрожит, освобождаясь, его любовник, слышит его горячий шёпот:

- Гарри!

…и подскакивает в собственной постели со сбитыми влажными простынями, с наглядным свидетельством только что пережитого удовольствия на животе и с полной уверенностью, что голос, только что шептавший его имя, он уже слышал раньше.

* * * * * * * * * * * * * * *

Северус медленно открыл глаза, нашаривая волшебную палочку. Он слишком часто использовал очищающие чары - каждый раз после таких снов, вообще-то. Снов, что атаковали его разум, заставляя по крупицам терять разум, уводя всё дальше и дальше в пучину безумия. Ведь Гарри совсем рядом, в нескольких шагах, полностью в его власти. Северус может прямо сейчас подняться, войти в его комнату, прижать сонное тело к постели, ласкать, целовать и взять его… и никто никогда не узнает. Эти мысли преследовали профессора по пятам, искушение шептало в ухо медовым отравленным голосом, что мальчик подчинится своему хозяину, что будет молчать, что не посмеет воспротивиться…

Он никогда не сделает подобного с Гарри, даже если тот не будет сопротивляться. Слишком много откроется старых шрамов, слишком много появится новых ран.

Этой ночью всё было так реально - бархат кожи, шёлк волос, стоны, просьбы, лихорадочные прикосновения тонких маленьких рук… словно Гарри действительно был рядом, даря ему удовольствие, ощущение целостности, завершённости. Но теперь он снова один. И хотя удовольствие настигло мужчину, удовлетворения он не получил - казалось, он лишился чего-то важного, какой-то части, без которой любое удовольствие теряло смысл, а нежные тёплые прикосновения превращались в механическое раздражение чувствительной кожи, приводящее к закономерному результату.

Передёрнувшись от представшей перед ним картины, Северус быстро встал, привёл себя в порядок и вышел в гостиную. Гарри нашёлся на кухне, занятый приготовлением завтрака. Пожелав мальчику доброго утра, Северус едва удержался от нежного прикосновения к влажным пухлым губам, и поспешил покинуть кухню - от греха подальше. Рождественские подарки двумя ровными горками дожидались своих получателей в гостиной, но Северус решил не начинать без своего Ведомого. Сам он приготовил два подарка для своего воспитанника, и теперь немного волновался по поводу реакции Гарри, в свете последних событий. Завтрак прошёл в молчании, но как только Гарри собрался заняться посудой, Северус остановил его и предложил развернуть подарки. Он поднял собственный подарок и протянул его Гарри.

- Давай откроем подарки. Пусть этот будет первым, ладно? У меня, кроме него, есть для тебя ещё кое-что, но сначала - этот.

Гарри так и сделал, и задохнулся от восхищения и изумления, когда увидел, что находилось внутри. Это был великолепной работы кулон в форме змеи, изготовленный из искусно переплетённых полос белого золота и серебра. Не менее красивой была и цепочка, к которой крепился кулон. Как только Гарри взял украшение в руку, по коже разбежалось согревающее покалывание магии.

- Кулон зачарован, он сможет отразить большинство тёмных проклятий. И на него наложено следящее заклятье, так что, пока он на тебе, я никогда тебя не потеряю. На нём заклинание невидимости, которое подчиняется воле хозяина, так что, снимая его, убедись, что не забыл проявить, иначе придётся обшаривать комнаты вслепую - призывающее заклинание на него не подействует.

Гарри только кивал, не отрывая взгляда от подарка. Несомненно, кулон стоил очень дорого, и надежда вновь расправила блистающие крылья в душе мальчика. Ведь хозяин не стал бы так тратиться на какого-то урода, правда? Руки Гарри тряслись, когда он попытался застегнуть цепочку.

- Гарри, позволь мне помочь.

Молча, не уверенный в собственном голосе, мальчик сделал несколько шагов и опустился на колени перед мужчиной. Уверенные пальцы защёлкнули крошечную застёжку, и Гарри ощутил на груди приятную тяжесть. Подросток удивился, что хозяин не убирает руки от его шеи и, повернувшись, увидел родное лицо всего в нескольких сантиметрах от себя. Повинуясь импульсу, Гарри немного склонился и коснулся губами бледной щеки.

- Спасибо, хозяин Северус, спасибо.

Лёгкое движение уголка рта претворило мягкое прикосновение ко лбу.

- Не за что, Гарри.

Оба продолжили открывать подарки так же, как и в прошлые годы, по очереди, но Гарри поминутно прикасался к кулону, словно пытался убедиться, что всё это не приснилось ему. Вскрыв последний подарок, Гарри вспомнил, что хозяин говорил о двух и испытал разочарование, когда понял, что второго подарка хозяина среди них не было. Он начал потихоньку прибираться, бесшумно сгребая разноцветные обрывки, чтобы потом избавиться от них, когда властные руки поймали его в тёплое объятие. Не успел Гарри оглянуться, как его уже усадили на колени, а горячий шёпот заставил волоски на шее подняться дыбом.

- Я ведь упоминал о втором подарке?

- Да, хозяин.

- Так вот, второй подарок ты не сможешь потрогать, но я всё же подарю его тебе.

- Я слушаю вас, хозяин, - ответил Гарри, пристально глядя на мужчину.

- Я никогда не стану требовать от тебя, чтобы ты перестал называть меня хозяином, я понимаю, что тебе это необходимо, но теперь у тебя есть выбор: ты можешь называть меня по имени - Северус. Но только когда мы наедине.

Гарри уставился на мужчину огромными сияющими глазами и обнял его изо всех сил.

- Спасибо, хозяин, спасибо… спасибо!

Конечно, многие не поняли бы, но для Гарри это разрешение значило очень много: хозяин выделил его среди прочих, поставил его рядом с собой, признал равным! И теперь он не просто хозяин, он теперь друг и может немножко… партнёр. Гарри не знал, осмелится ли он когда-нибудь назвать хозяина по имени, но теперь он мог это сделать! Он мог!

Глава 17: Заплатить по счетам

Северус тихонько приоткрыл дверь в комнату Гарри, чтобы убедиться, что он действительно спит. Поза мальчика словно взывала о помощи: колени тесно прижаты к груди, одеяло плотно закручено вокруг тела, и сердце Северуса защемило от боли. Наложив заклятие сна - просто на всякий случай - мужчина подхватил пальто и покинул комнаты.

Волнение росло, и Северус подавил желание подпрыгнуть от предвкушения, как какой-то малолетка. Вечер обещал быть незабываемым.

Тихо выбравшись из замка, Мастер Зелий дошёл до ворот и, остановившись, глубоко вдохнул свежий ночной воздух. В ответ на его негромкий свист кусты зашелестели, и послышался хруст. Отлично, его напарник уже здесь. Склонившись, Северус протянул ему портключ, и оба исчезли с негромким хлопком.

Когда окружающий мир прекратил вращаться, профессор оглянулся и, удостоверившись, что его спутник прибыл невредимым, двинулся вдоль по улице. Здания по обе стороны были словно выровнены по линейке, и бывший шпион внимательно оглядывал каждое, подмечая мелочи: есть ли освещение в доме, или только снаружи, охраняют ли дом собаки. Впрочем, с последним, как он надеялся, справится его спутник. Лужайки возле большинства домов были страшно запущены, местами трава совсем засохла, лишь кое-где проглядывала зелень. Но у одного дома, несмотря на поздний час, шумели разбрызгиватели, а трава блестела сочной зеленью глаз Гарри.

Ещё раз оглянувшись, чтобы убедиться, что их никто не видит, Северус приблизился к двери, шепнул заклинание и бесшумно вступил в покой спящего дома. Взмахом палочки погасив свет на первом этаже, мужчина указал своему сообщнику на гостиную, а сам поднялся по лестнице. Все двери спален были распахнуты настежь, что значительно облегчало его задачу. В первой комнате он обнаружил похрапывающего подростка таких размеров, что было удивительно, как мебель выдерживает его вес. Северус наложил на него заклятье Кошмарного сна и Заглушающие чары, решив разобраться с ним позже.

Добравшись до спальни хозяев, профессор наложил на её обитателей сонные чары и левитировал два тела в гостиную, где дожидался его помощник. Бесцеремонно сбросив их на пол, Северус перенёс всё ещё спящую женщину в угол комнаты и, окружив сдерживающим заклятьем и заглушающими чарами, разбудил, с удовлетворением наблюдая, как она побелела, осознав, где находится.

- Можешь кричать сколько душе угодно, всё равно никто не услышит. Сейчас я разберусь с твоим мужем и обещаю, к концу ночи ты сама попросишь меня о смерти!

Услышав угрожающий тон, женщина завопила, но из её рта не донеслось ни звука. Когда же она попыталась приблизиться к мужу, заклятье отшвырнуло её к стене, оставив ожоги на руках. Петунья не могла помочь ни себе, ни своему мужу, так что ей оставалось только наблюдать за свершением правосудия, которое запоздало на несколько лет.

Ухмыльнувшись, Северус медленно повернулся к мужчине, словно сладкоежка, предвкушающий идеальный десерт.

Ленивый взмах палочки и тихое «Эннервейт» заставили Вернона Дурсля очнуться и немедленно закричать, едва он сообразил, что происходит.

- Да заткнись ты, свиное рыло! На дом наложены заглушающие чары, наружу не проникнет ни один звук. Все двери запечатаны магией, так что сбежать ты тоже не сможешь.

Очевидно, мозги жирдяя не соответствовали необходимому минимуму для принятия разумных решений, так как он сразу же бросился к своей жене, но тут же был отброшен тем же заклятьем, от которого она уже пострадала.

- Ты что, совсем тупой, Дурсль, или просто притворяешься? Меня, конечно, развлекает зрелище летающего борова, но сейчас мы собрались здесь по другому поводу.

В ответ на эти слова, произнесённые откровенно издевательским тоном, Дурсль потряс головой и тут же бросился на своего обидчика, но прямо в воздухе был остановлен сильным звериным телом, которое опрокинуло его навзничь; острые клыки вонзились в плечо. Запах мочи достиг ноздрей Северуса, и он скривился от отвращения.

- Я думаю, ты можешь отпустить его теперь, Люпин. Он не станет больше делать глупостей, ведь так?

Приглушённое рычание раздалось в комнате, и Северус довольно ухмыльнулся, услышав влажный звук, с которым оборотень отпустил прокушенную плоть. Это, должно быть, ужасно больно.

Оборотень отстранился, высвобождая зубы, и брезгливо потёрся мордой сначала о диван, потом об коврик. Есть людей? Нет уж, увольте! Сплошной жир, а на вкус он просто отвратителен!

Северус обошёл вокруг мужчины, наслаждаясь всхлипами. Конечно, представлять, как Люпин разгрызёт толстяка на мелкие кусочки, было приятно, но профессор решил всё же поберечь себя и своего помощника от созерцания бесконечных кусков жира.

- Ты извратил само понятие опекунства, Дурсль. Ты мучил Гарри Поттера и делал с ним такое, чего я не пожелал бы своему злейшему врагу. Ты сломил его волю и разрушил разум. Даже теперь, шесть лет спустя, он страдает от последствий твоей заботы.

Сбоку раздалось угрожающее ворчание оборотня, и Северус с удовольствием заметил, как толстяк сжался, заслышав его. Несомненно было правильно не сообщать Люпину подробностей жизни мальчика здесь. Если бы он знал заранее, то смог бы успокоиться и всё обдумать. Теперь же он будет действовать на звериных рефлексах.

- О, да, Люпин, давай спросим, как же наш дорогой мистер Дурсль обращался с Гарри! Ты ведь хочешь знать, не так ли?

И вновь волчье ворчание стало ему ответом, а сам оборотень ещё немного приблизился к окровавленной туше.

- Расскажи ему, Дурсль. Возможно, ты не поверишь, но под шерстью, когтями и клыками скрывается человек, который прекрасно нас понимает. И прямо сейчас он хочет узнать, почему его крестник страдает от последствий твоего опекунства. И он, несомненно, горит желанием узнать, что это за последствия.

- Я… ничего… не я... не... не... не делал… ничего!

- Поверь, для тебя же будет проще, если ты всё расскажешь сам. Или я вытяну из тебя все подробности вместе с твоими жилами. В буквальном смысле.

Услышав такое, мужчина побелел, как полотно. Заикаясь, он выдавил:

- Он же… ведь он… просто никчёмный урод… грязный выродок … он сам во всём виноват. Прирождённая шлюха.

Даже если бы Северус захотел, он не успел бы остановить Люпина. Едва только слово «шлюха» вылетело изо рта Вернона Дурсля, как оборотень кинулся на него, и комната наполнилась криками боли.

Кровь хлестала, окрашивая брюки мужчины в ярко-алый цвет, и в душе Северуса на миг шевельнулось что-то вроде сочувствия, хотя он и понимал, что Дурсль заслужил гораздо больше. Но всё же, не желая, чтобы тот умер от потери крови, Северус заклинанием остановил ее, не потрудившись, тем не менее, избавить мужчину от боли.

- Не забудь продезинфицировать рот, Люпин. Эта гадость где только не побывала, - и было непонятно, говорил ли Северус о самом Верноне или о той его части, что теперь находилась во рту волка. Оба были ему одинаково отвратительны. - Я думаю, - продолжил он, - что будет только справедливо, если ты примеришь на себя ту роль, что заставлял играть Гарри. Ты станешь рабом, будешь работать, не зная отдыха, получая минимум пищи и воды. Ты будешь прислуживать и делать всё, что потребует твой хозяин. Я взял на себя смелость порекомендовать тебя одному моему приятелю. Он недавно лишился слуги. Собачка его сына попала ко львам, которых мой знакомый держит забавы ради. Конечно же, слуга спас пса, но вот беда - сам выбраться не успел. В клетке до сих пор валяется его одежда.

Северус снова поморщился от отвращения, заметив, что у Дурсля второй раз за вечер не выдержали нервы, и подумал, что неплохо бы напомнить Люциусу, что описанный случай действительно имел место.

В конце концов, Северусу наскучило запугивать толстяка. Один взмах палочки, несколько латинских слов - и вот перед ним уже стоит домовый эльф. Конечно, этот эльф весил как три обычных и с трудом держался на ногах, а его перекошенная от ужаса физиономия позволила Северусу почувствовать, что он старался не зря. Оставив Вернона-эльфа под охраной Люпина, Мастер Зелий обернулся к сжавшейся в углу заплаканной женщине. Да, в этой комнате сегодня не было счастливых людей.

- Эта маленькая демонстрация, как я думаю, не заставила тебя понять, какую боль эта семья причинила Гарри. Как ты понимаешь, твой муж сегодня отбывает, так что тебе придётся поискать работу. Рассказать о том, что случилось этой ночью, ты никому не сможешь. Скажешь, что однажды ночью муж сбежал и бросил свою семью на произвол судьбы. На тебя и твоего сына я наложу заклинание. Как только кто-то из вас только подумает о хорошей полезной пище, вас будет тошнить. Подумаете о сладостях - и вас вырвет. Ваш организм будет принимать минимум еды - столько, сколько вы давали своему племяннику. Заклинание продержится год, а затем само решит, усвоили ли вы урок. Если вы осознаете свои ошибки - всё вернётся в норму, если же нет… не буду повторяться.

Петуния Дурсль только кивнула. Она знала, что её муж был жесток к племяннику, но не думала, что он дошёл до такого… Она была в ужасе от того, что прожила всю жизнь рядом с таким чудовищем. Зная теперь, какие зверства он совершал над мальчиком, женщина радовалась, что избавилась от него. И ей оставалось только надеяться, что её муж не добрался до Дадли.

* * * * * * * * * * * * * * * *

Северус вернулся домой под утро, оставив Люпина в Воющей Хижине. Мастер Зелий не хотел присутствовать при трансформации - он хорошо представлял себе, что тот будет ощущать, осознав всё, что узнал этим вечером, и всё, что сотворил сам.

Нового домового эльфа, который раньше был человеком, Северус передал Люциусу, который заверил его, что отношение к толстяку будет не менее строгим, чем к остальной прислуге.

Мечтая о чашке горячего крепкого кофе, Северус прошёл на кухню. Каково же было его удивление, когда он застал там Гарри. Мало того, что время было, мягко говоря, ранним, так ещё и каникулы - Северус думал, что Гарри будет отсыпаться, а тот, оказывается, дожидался его.

- Доброе утро, хозяин. Завтрак? Чаю?

- Доброе утро, Гарри. Сегодня я бы выпил кофе.

Юноша кивнул и молча приготовил крепкий кофе. Оба расположились в гостиной: Северус на диване, а Гарри на полу, собирая паззл из двух тысяч деталей, рассыпанных вокруг. Он совсем недавно увлёкся этими головоломками, и первую картину собрал уже на треть. Смысл этого занятия ускользал от понимания Северуса, но он ничего не говорил Гарри, видя, что мальчику действительно интересно заниматься этим. Сам Северус давным-давно собрал бы картинку при помощи магии, но Гарри, видимо, увлекал сам процесс превращения отдельных частиц в единое целое, наполненное смыслом и красотой. Глядя на склоненную голову Гарри, Северус поражался его острому глазу - он рассматривал детали паззла, выбирал несколько и приглядывался к ним получше, определяя, где они должны находиться, и примерно в семидесяти процентах случаев оказывался прав. Тишину нарушил сам мальчик, внимательно посмотрев на своего хозяина и задав вопрос, который, видимо, мучил его:

- Всё закончено?

Северусу не было необходимости уточнять, что его подопечный имел в виду, профессор не скрывал, что хочет отомстить Вернону.

- Да, Гарри, он больше никому не причинит вреда. Особенно так, как тебе - Люпин об этом позаботился.

Услышав это, Гарри вздрогнул, но ничего не сказал.

Он стремительно приблизился к хозяину, сел рядом и опустил голову ему на плечо. Тут же его притянули на колени, обняли крепко-крепко. Слёзы боли и облегчения текли по щекам Гарри, слёзы боли и облегчения оттого, что человек, причинивший ему столько боли, никому уже не сможет навредить. Хозяин Северус устроил мальчика на своих коленях, даря ему поддержку и ощущение безопасности - именно то, в чём больше всего нуждался его воспитанник. Ни слова не было сказано, но Гарри знал, что хозяин будет рядом столько, сколько нужно, а Северус понимал, что его Ведомому необходимо время, чтобы всё обдумать и успокоиться. Гарри закрыл глаза и расслабился, прижимаясь крепче. Он почти не спал ночью, с той самой минуты, когда почувствовал, что хозяин ушёл, унеся с собой чувство безопасности. Гарри улыбнулся сквозь дрёму, почувствовав на лбу нежный поцелуй. Хозяин рядом, он присмотрит за Гарри, значит можно расслабиться и отдохнуть.

Гарри задыхался под напором уверенных губ, желая получить хоть глоток воздуха, но надеясь, что эти губы никогда не оставят его. Он хотел поднять руки, но смог лишь немного шевельнуть ими. Как только губы мальчика обрели свободу, он увидел, что руки его привязаны к спинке кровати белоснежными атласными лентами. Но Гарри не испугался. Он знал, что по первому требованию руки развяжут, но не хотел свободы.

Он забыл о связанных руках, когда почувствовал дразнящие прикосновения к бёдрам. Скользящими прикосновениями пальцы прошлись по животу, очертили бёдра и скользнули ниже, не уделяя внимания подрагивающему от напряжения члену. Язык скользнул по животу, медленно описал влажную окружность вокруг пупка. Гарри выгнул спину в погоне за наслаждением, до упора натянув ленты. Ему нужно было больше... больше… Бёдра прижаты к постели безжалостной в стремлении подарить наслаждение рукой, а по ноющему твёрдому члену - Гарри задохнулся от невозможных ощущений - прошлось мягкими касаниями перо, которое его неизвестный любовник держал в руке. Ещё одно невыразимое мягкое, пушистое движение по чувствительной коже, и перо остановилось, лаская головку, посылая волну дрожи по всему тело. Глаза Гарри закатились от удовольствия, и он в который раз попытался приподняться над кроватью, в бессильной попытке вымолить ласку у безжалостных губ. И тут же жаркое дыхание обдало головку, а потом и влажные, горячие прикосновения языка заставили Гарри совершенно потерять голову, извиваясь и раскрыв рот в беззвучном крике. Перо теперь переместилось ниже и дразнило нежными прикосновениями его вход. Жаркая волна прокатилась по телу Гарри от сочетания влажных нежных прикосновений языка и осторожно поглаживающих его анус подушечек пальцев. На мгновение пальцы исчезли, но тут же появились снова, крепко сжав его член и попав вместе с ним во влажный плен. Гарри чувствовал, как язык ласкающее прошёлся по члену, потом по пальцам, и закусил губу, чтобы не закричать от удовольствия. Но стоило ему только подумать, что он не выдержит больше, как палец исчез изо рта и тут же появился, настойчиво толкаясь между ягодиц. Гарри выгнулся, когда влажный палец скользнул внутрь и безошибочно коснулся простаты, и тут же кончил, а ласковый жадный рот принял всё до капли. Когда последние сладкие судороги оставили его, Гарри безвольно откинулся на постель.

- Ты так прекрасен, когда кончаешь.

Гарри узнал голос и повернулся, чтобы удостовериться в своей догадке. Как только его губы, голос и мозг смогли действовать сообща, он выдавил дрожащим голосом:

- Северус!

* * * * * * * * * * * -*

Северус проснулся, всё ещё ощущая последние судороги оргазма. Господи, опять! Неужели это никогда не закончится?! Протянув руку, чтобы нашарить палочку, зельевар моментально осознал две вещи: первое - он не в своей постели, второе - на его коленях мягким сонным комочком расположился его воспитанник.

Что теперь делать?

Только что он во сне занимался любовью с Гарри, а если теперь, проснувшись, мальчик поймёт, что именно снилось мужчине? С растущим ужасом профессор понял, что ему и не придётся будить Гарри, потому что тот сам уже проснулся и смотрел на своего опекуна лихорадочно блестящими глазами, а румянец постепенно расползался по его щекам огненной волной. Тут же мальчик бросился в ванну, а Северус понял, что влажное полотенце нужно не ему одному.

Глава 18: Кочки и ухабы

Гарри был подавлен. Он только что узнал, кто был его таинственным любовником, и тут же проснулся на его коленях, задыхаясь от только что пережитого удовольствия. И то, что именно о хозяине Гарри грезил, совершенно не упрощало ситуацию. Встряхнув головой, мальчик постарался прогнать прочь нежеланные мысли и переключиться на что-то другое, торопливо очищая одежду. До начала занятий оставалось меньше недели, а Гарри не закончил несколько заданий. Стараясь думать о занятиях, он осторожно приоткрыл дверь, оглядел комнату и тут же с облегчением обнаружил, что хозяина нет, видимо, мужчина ушёл в свою спальню. Потихоньку прокравшись к себе, Гарри переоделся и вышел на кухню. Спустя пару минут к нему присоединился Северус, на лице которого играл лёгкий румянец. Гарри же заливался краской стыда от одной только мысли о произошедшем, так что он постарался не смотреть на хозяина, а сосредоточиться на еде.

- Сначала я не собирался рассказывать тебе о дальнейшей судьбе жирного Дурсля, но теперь я думаю, что тебе стоит это знать.

Взглянув на хозяина, Гарри не смог сдержать пробежавшую по телу дрожь. Хозяин придвинулся ближе к нему.

- Я обещаю тебе Гарри, что это чудовище никогда больше не прикоснётся к тебе. Теперь тебе нечего бояться. Дальнейшая его жизнь будет долгой и мучительной, хотя никакие его страдания не искупят того, что он сделал с тобой. Но теперь ему придётся несладко.

Гарри уже изнывал от любопытства, но никак не ожидал того, что сказал хозяин.

- Я превратил его в домового эльфа, - Гарри резко втянул в себя воздух от неожиданности, но хозяин ещё не закончил. - Со мной был Люпин в обличье волка, и его шокировало то, что он узнал о твоей прошлой жизни. Он не смог совладать со своими звериными инстинктами, так что теперь Вернон Дурсль не способен на насилие.

Гарри задрожал, представив себе произошедшее, и постарался сдержать тошноту.

- Однако, как я полагаю, он всё же не признал своей вины, так что теперь он искупает грехи на службе у Люциуса Малфоя. Я ему не завидую - Малфои, знаешь ли, весьма требовательны к прислуге.

Какая-то мысль промелькнула в голове Гарри, что-то о хозяине и Люциусе Малфое. Что же это?

- Теперь Люциусу будет нужна наша помощь; поэтому я и решил рассказать тебе всё.

По тону хозяина Гарри понял, что разговор принимает более серьёзный оборот, и постарался сосредоточиться на его словах.

- Люциус попросил меня сварить для него одно зелье, вернее, зелье требуется его жене. После последнего выкидыша Нарцисса и Люциус решили разобраться в их причинах, и провели полное обследование.

Гарри вспомнил разговор с Драко на эту тему и почувствовал, словно внутри царапнула кошка - он совсем забыл о горе Малфоев.

- У обоих было несколько вариантов, почему Нарциссе так и не удалось больше доносить ребёнка, но тут она обратила внимание на то, что у всех её подруг - миссис Паркинсон, миссис Булстроуд, миссис Нотт - только по одному ребёнку, причём все примерно одного возраста, все ровесники тебе и Драко.

Гарри сообразил, что это действительно так, у этих учеников не было ни братьев, ни сестёр, просто раньше он об этом особенно не задумывался.

- Нарцисса решила пройти углубленное обследование. И один специалист, колдомедик Хендриксон, обнаружил в её организме присутствие очень сильного зелья, применение которого незаконно. В точности идентифицировать состав зелья он не смог, но с полной уверенностью сказал, что именно это зелье является причиной выкидышей.

Гарри даже не понимал, что дрожит, когда хозяин притянул его к себе и стал успокаивающе поглаживать по спине.

- Коломедик предложил использовать другое зелье - некоторые компоненты которого, между прочим, тоже незаконны - которое могло бы вывести из организма Нарциссы отраву.

Немного поразмыслив, Гарри задал вопрос, который пришёл ему в голову при оговорке хозяина о незаконных компонентах:

- А это новое лечебное зелье не навредит госпоже Малфой ещё сильнее?

В ответ на это хозяин вздохнул и крепче сжал руки.

- Мы не знаем, Гарри. Возможно, Нарцисса даже не почувствует действия зелья до тех пор, пока снова не забеременеет, но возможно и отторжение зелья организмом, тогда последствия непредсказуемы - вплоть до парализации и комы. Но, надеюсь, все же, наша идея увенчается успехом.

Самые ужасные последствия фантомом пронеслись через мысли Гарри, заставив его снова вздрогнуть и поблагодарить всех богов за то, что он не заражён этой штукой. Что он не стал слишком близок к Малфоям.

- А вы не знаете, как в организм миссис Мафой попала эта отрава?

После тягостного молчания Гарри поднял вопрошающий взгляд на хозяина.

- Мы полагаем, что это дело рук Тёмного Лорда.

Гарри вздрогнул от ужаса, мысли в голове смешались. Как же так? Разве Тёмный Лорд не хотел получить как можно больше последователей - даже если это подростки? Хозяин, видимо, догадался о его мыслях, потому что сказал, отвечая на безмолвный вопрос Гарри:

- Это, конечно, только предположение, ведь есть же Пожиратели Смерти, у которых несколько детей. Но Люциус утверждает, что таким образом Тёмный Лорд стремился обезопасить себя.

Улыбнувшись замешательству, возникшему на лице Гарри, Северус заметил:

- Это не то, что ты ожидал услышать, верно? Но мы - Люциус, Нарцисса и я - пока склоняемся к этой версии. Ты помнишь пророчество? Тёмный Лорд не знал имени ребёнка. Хотя в нём и говорилось о ребёнке, рождённом на исходе седьмого месяца, но не уточнялся год. Все думали, что имелся в виду именно тот год, в который и было изречено пророчество, но Тёмный Лорд мог подумать и о детях, которые появятся в будущем. Он не хотел потерпеть поражение от ребёнка одного из своих последователей, так что просто оградил себя от такой опасности раз и навсегда. Те, кто присоединился к нему недавно, не подверглись влиянию зелья, наоборот, почти все женщины или уже стали матерями, или вот-вот станут ими. Видимо, таким образом Тёмный Лорд пытается пополнить в будущем свои ряды. Исправить вред, который нанесли его действия.

Гарри глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Как мог кто-то быть настолько жестоким, чтобы лишить шанса иметь семью? Снова подумав о семье Драко, Гарри не смог сдержать слёз. Хозяин, увидев, насколько расстроен Гарри, притянул его к себе на колени, а мальчик прижался лицом к ровно вздымающейся груди. Как бы Гарри хотел не просто убить Волдеморта, а заставить его хорошенько помучиться, насылая видения всех убитых им детей, души которых, без сомнения, мечтали о мести! Встряхнув головой, мальчик попытался избавиться от этих мыслей и задался вопросом, не превратится ли он сам в чудовище, мечтая причинить боль другому человеку?

* * * * * * * * * * * * * *

Северус взглянул на доверчиво прижавшуюся к его груди взъерошенную голову. Наверное, не стоило так сразу всё рассказывать Гарри, но без его помощи не обойтись. Да и мальчик должен получить собственное представление о Люциусе, не полагаясь полностью на слова хозяина, так что пришлось решаться.

Внутри вновь вскипел гнев, как только Северус подумал, на что пошёл Тёмный Лорд, чтобы обезопасить себя. Конечно, Северус не заблуждался насчёт душевных качеств своего бывшего повелителя, но поступить так со своими собственными последователями… это было слишком даже для такого монстра.

Северус не знал, сколько времени они провели, обнявшись и даря друг другу поддержку, но через некоторое время он всё же отпустил мальчика и вышел в туалет. Вернувшись, он обнаружил Гарри на том же месте, где и оставил, с необычайно задумчивым выражением на лице. Мужчина тихо опустился рядом, стараясь не потревожить, и дождался, пока Гарри не перевёл на него взгляд.

- Я вот подумал, если Волдеморт… простите - Тёмный Лорд…

- Всё в порядке, Гарри, ты можешь называть его по имени. Благодаря некоторым твоим действиям, мне это не причиняет абсолютно никакой боли.

Гарри благодарно улыбнулся, а Северус придвинулся немного ближе к нему.

- Так вот, если Волдеморт смог подмешать это зелье стольким женщинам, а они ничего не заметили, так может, и у нас выйдет такой же фокус?

Северус задумался. Это могло сработать. Конечно, создать мощное зелье, способное серьёзно навредить такому сильному магу, да к тому же, без вкуса и запаха, не просто, но вот незаметно подмешать его в напиток Лорда - задача, над которой им ещё предстояло поломать голову!

- Приготовить такое зелье, я, пожалуй, возьмусь, но как заставить Тёмного Лорда его выпить? - изложил Мастер Зелий свои сомнения.

Гарри ответил ему с каким-то дьявольским выражением лица:

- Так ведь мистер Малфой всё равно поставит себя под удар, не так ли?

Северус ухмыльнулся, уловив направление мыслей своего подопечного.

- Вообще-то он всё ещё пользуется доверием Тёмного Лорда, можно сказать, его правая рука. И после того, как - я надеюсь! - мы вылечим его жену и решим проблемы рода Малфоев относительно наследников, он станет моим должником. Ты ведь именно это имел в виду, Гарри?

- Ну, я, конечно, не Мастер Зелий, но примерно представляю, что нам нужно. Есть такой маггловский наркотик - мой дядя использовал его пару раз - находясь под его воздействием, человек не в состоянии двигаться, не может ни кричать, ни сопротивляться. Но он всё же в сознании, все видит, слышит и понимает, вот только… сделать ничего не может…

Северус, никогда не слышавший о подобном, вздрогнул от ужаса. Насколько беспомощным должен чувствовать себя человек, находящийся под действием такого наркотика! Никакой Петрификус не может с этим сравниться - ведь даже магически обездвиженный, волшебник сопротивляется всей своей сущностью, всей магией, да к тому же, заклинание не продержится дольше четверти часа. А с наркотиками, как назвал их Гарри, нельзя бороться, ведь они не магического происхождения.

Это могло сработать.

Не переставая думать о блестящей находке Гарри, Северус, бездумно склонился и накрыл губами мягкие, чуть потрескавшиеся губы мальчика.

Тихий вздох донёсся до ушей мужчины, наполняя его осознанием того, что он натворил, заставляя лицо исказиться от ужаса. Умиротворённое выражение лица мальчика при виде этого сменилось болью, он отпрянул прочь и через несколько секунд захлопнул дверь своей комнаты.

* * * * *

Когда хозяин наклонился к нему, Гарри почувствовал горячую волну удовольствия, смешанного с предвкушением. Но от выражения ужаса, появившегося на лице мужчины, грудь сжало, словно тисками, каждый вздох сопровождался болью.

Очутившись в своей комнате, Гарри наложил на дверь все заглушающие и запирающие заклинания, которые смог вспомнить и, обессиленный, сполз по стенке на пол, вновь и вновь проигрывая в уме события последних нескольких минут.

Они сидели вместе на диване, и он говорил о чём-то… хозяин соглашался, а потом… потом хозяин поцеловал его! Прямо в губы!!!

Это было прекрасно, словно прикоснуться к небесам.

И увиденный на лице хозяина ужас не удивил Гарри так сильно, как он ожидал, но было так больно! Так ужасно больно!

Гарри не знал, сколько он просидел, скрючившись и привалившись к стене, но когда попытался добраться до кровати, ноги подвели его. Так что мальчик решил, что сможет прекрасно отдохнуть и на полу. Недолго. Всего пару минут.

* * * * * * * * * * * * * * * * *

Северус колотил по двери в комнату Гарри, но мальчик - что весьма вероятно - наложил заглушающие чары или - что менее вероятно - просто игнорировал Северуса. Думать о втором варианте было больно, тем более что среди выкриков мужчины проскользнула и пара угроз, так что профессор остановился на первом варианте. Он проклинал себя за свои необдуманные действия, твёрдо уверенный, что Гарри не простит его и уж точно не останется с ним ни на минуту. Вынужденный ждать, профессор решил направить кипящую внутри ненависть не на себя, а на Тёмного Лорда, а именно - как можно точнее разработать план его отравления. Так что он устроился на диване (так, чтобы постоянно видеть дверь в комнату Гарри) с чашкой крепкого чая (который оказался вовсе не таким вкусным, как когда его делал Гарри) и начал прорабатывать план. Если у них получится отравить Тёмного Лорда, это дало бы им преимущество, которое может оказаться решающим. Мрачная улыбка заиграла на лице профессора и не покидала его до тех пор, пока он, отчаявшись дождаться Гарри, отправился спать.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Люциус Малфой внимательно смотрел на сидящего напротив человека. Они были знакомы со школы, затем их приятельские отношения продолжились, и теперь их можно было бы даже назвать дружескими… в каком-то смысле.

- Я помогу вам осуществить задуманное, если вы исцелите Нарциссу.

Северус ухмыльнулся, но кивнул, соглашаясь.

- Так объясни мне, Северус, как действует это маггловское зелье?

Люциус слушал, как его друг в подробностях описывал ему действие зелья, ощущения человека, находящегося под его влиянием, и чувствовал, что Северус получил информацию при неприятных обстоятельствах, хотя тот и отказался указать источник.

- И когда же мне предстоит отравить нашего… о, прости, моего повелителя?

- Я думаю, ближе к окончанию учебного года, когда он спланирует очередное нападение. К тому же мне необходимо некоторое время, чтобы создать аналогичное зелье. Боюсь, что наркотики он сможет распознать.

Люциус кивнул, соглашаясь, и сменил тему на более нейтральную. Он рассказал о том, какое развлечение всей семье Малфоев доставил новый раб. Мало того, что эльф-переросток вздумал возражать, так он ещё и отказался работать! Но теперь он навсегда запомнил, что этого делать не стоит.

- Ты не сообщил мне о его… состоянии, когда доставил, Северус.

- Я подумал, что ты и сам всё скоро выяснишь. Жаль, конечно, что его нельзя использовать в племенных целях, но я не настолько безрассуден, чтобы стоять на пути оборотня, когда он горит жаждой мести.

- Да, я понимаю. Он ведь так наказан из-за щенка Поттера, верно?

- Я попросил бы не оскорблять моего воспитанника в моём присутствии, в противном случае, я не отвечаю за свои действия.

Пристально посмотрев на друга, Люциус кивнул, понимая всю серьёзность прозвучавших угроз. Он отлично помнил, каким беспощадным мог быть Снейп, а также то, что тот нечасто предавался раскаянию за совершённые поступки. Без сомнения, дело было именно в щенке Потере, но Люциус решил не нагнетать и дать Северусу немного остыть. Детали можно узнать и позднее.

* * * * * * * * * * * * * *

Гарри метался по кровати и беззвучно всхлипывал. Сон начинался так же, как обычно, таинственный любовник вновь ласкал его тело, разжигая страсть и даря удовольствие, но внезапно всё изменилось.

Рядом с кроватью появился хозяин Вернон, он стоял, наблюдая маслянистым похотливым взглядом, как неизвестный навалился на мальчика и теперь жёстко вторгался в его тело. Рука дяди ритмично ласкала член, ритм движений совпадал с толчками в расслабленное беззащитное тело Гарри. Сквозь пелену ужаса мальчик ощущал, как наркотик распространяется по телу, чувствовал собственную беспомощность и знал, что теперь никто не спасёт его. Толчки стали бесконтрольными, сзади послышался рык удовольствия, но Гарри не мог пошевелить и пальцем. Теперь это были уже не толчки, а рывки, словно кто-то тряс его. Окружающее медленно растворялось, растекалось туманом, а голос шептал в его ухо:

- Ты в безопасности, Гарри. Всё в порядке. Это просто кошмар.

Гарри напрягся, ощущая уверенную хватку на своих плечах, но сразу же узнал голос хозяина Северуса, и обессиленный откинулся назад, прижимаясь к его груди. Остатки сна улетучились, и подросток осознал, что он в своей комнате. Он попытался вывернуться из рук хозяина, но тот только крепче сжал его.

- Тише, тише, Гарри. Всё в порядке, я здесь, я с тобой. Я люблю тебя, я позабочусь о тебе. Я никогда тебя не оставлю.

Гарри обернулся и оказался лицом к лицу с мужчиной.

- Любите, значит?

- Ну конечно, Гарри.

- Говорите, что любите, но вам противно даже думать о том, чтобы прикоснуться ко мне! Любите, но бежали в ужасе после одного-единственного поцелуя! Разве это любовь?! Как вы можете обнимать меня, хотя внутри всё переворачивается от отвращения? Как вы можете любить меня? Как?!

Гарри смотрел на хозяина, но глаза были полны слёз, так что всё окружающее казалось однородным размытым пятном. Гробовая тишина воцарилась в комнате, и когда Гарри был уже готов убежать прочь, только бы не слышать насмешек мужчины, лёгкое дыхание скользнуло по его лицу, а губы попали в плен к другим - горячим, решительным, жаждущим. Они крали дыхание, заставляя сердце громко колотиться от счастья. Когда Гарри открыл глаза, он увидел всё абсолютно отчётливо. И он не увидел ни насмешки, ни отвращения, а только любовь, тепло и обещание. Закрыв глаза, не в силах бороться с нахлынувшей радостью, Гарри как мог тесно прижался к груди хозяина, ощущая ответное, не менее крепкое объятие.

Ну, ладно, возможно, он ошибался насчёт хозяина. Возможно.

Глава 19: Мой хозяин, мой защитник

Последние дни каникул Гарри почти безвылазно просидел дома. Порой он отдыхал вместе с хозяином в гостиной или собирал паззлы в его присутствии, но в другое время попросту избегал мужчины. Он вовсе не сердился на хозяина и не испытывал страха, но чувства и мысли мальчика были в полнейшем смятении. При виде зельевара Гарри хотел забраться к нему на колени, и чтобы мужчина целовал его до полного изнеможения и никогда не отпускал из своих объятий.

В последний свободный день Гарри пожелал хозяину приятного дня и предупредил, что хочет навестить директора. Хвала небесам, хозяин был занят и не полюбопытствовал, зачем Гарри понадобился директор.

Поднимаясь по лестницам, мальчик замедлил шаг, впитывая в себя красоту и магию школы и думая, сколько ещё времени ему осталось наслаждаться этими ощущениями. Учиться оставалось всего один семестр, не считая коротких весенних каникул. Но ученики часто оставались на Пасху в замке, так что Гарри воспринимал их просто как затянувшиеся выходные.

Его мысли прервало появление уродливой горгульи - Гарри и не заметил, как преодолел все ступеньки и стоял теперь прямо перед ней. Юноша уставился на изваяние, удивляясь собственной глупости - пароля-то он не знал! Кроме этого, уверенность, что директор станет отвечать на его вопросы (да и имеет ли Гарри право задавать их), понемногу уменьшалась. И вот, когда Гарри совсем уже собрался уходить, горгулья внезапно сдвинулась со своего места, открывая проход к кабинету Дамблдора. Расправив плечи и глубоко вздохнув, Гарри шагнул вперёд.

Директор сидел за столом, просматривая какие-то документы.

- Доброе утро, Гарри! Чем я могу тебе помочь?

Гарри вежливо улыбнулся в ответ на приветствие, но от чая и сладостей отказался. Со слов хозяина он знал, что директор нередко добавляет в чай успокаивающее зелье, а порой и сыворотку правды. А Гарри совершенно не хотелось разбалтывать некоторые секреты ни директору, ни кому-то ещё.

- Доброе утро, директор. У меня возник один вопрос… - сидя под пристальным взглядом голубых глаз директора, Гарри чувствовал себя на редкость глупо - как какой-то бормочущий болван, не умеющий связать два слова.

- Что за вопрос, мой мальчик? Не беспокойся, у меня достаточно времени, чтобы удовлетворить твоё любопытство, тем более, как я вижу, вопрос у тебя действительно важный.

- Ага… То есть, я вот подумал, может, вы знаете… Ну вы-то, конечно, знаете, но, может, скажете и мне, когда День Рождения у моего хо… то есть у профессора Снейпа, - Гарри не знал, что и подумать, когда услышал приглушённый смех директора.

- Мой дорогой мальчик, и из-за этого ты так волновался? Ну, конечно же, я отвечу на твой вопрос, и на все остальные, которые у тебя возникли.

Гарри с благодарностью улыбнулся, но как только получил ответ, озабоченно нахмурился: ему оставалось не так уж много времени на подготовку. Девятое января было не за горами, так что ему придётся поторопиться, чтобы найти подарок, достойный хозяина!

* * * * * * * * * * * * * * *

Северус никогда в жизни так не нервничал. Даже в тот день, когда Тёмный Лорд заклеймил его - страх, конечно, был, но не было этого тянущего чувства неуверенности и ощущения, что нервы на пределе. А теперь Мастер Зелий находился именно в таком состоянии.

Дни летели; однажды профессор поднялся на рассвете, как делал нередко, и сидел, потягивая крепкий кофе и раздумывая о виражах, которыми изобиловала его жизнь с тех пор, как в ней появился Гарри. Гарри, тоже недавно проснувшийся, вошёл в кухню и поприветствовал хозяина, а потом приготовил на редкость обильный и вкусный завтрак: яичница-болтунья, в которой виднелись подрумяненные ломтики ветчины и кругляшки сарделек, сверху всё посыпано медленно тающим сыром, рядом тарелка с золотистыми тостами. В уголке подноса скромно расположился стаканчик со сливочно-злаковым йогуртом. В ответ на вопросительно приподнятую бровь Гарри пробормотал что-то вроде «Если вдруг вы захотите чего-нибудь полегче». Поблагодарив мальчика за такую заботу, мужчина пригласил Гарри присоединяться, и оба отлично позавтракали.

Так продолжалось весь день. Гарри остался в гостиной, прислонившись спиной к ногам сидящего на диване хозяина, и снова складывал свою головоломку, время от времени бормоча что-то себе под нос. Северус же наслаждался свеженьким, ещё пахнущим типографией, ежемесячником «Зельеварение сегодня». Как только Северус предпринимал попытку подняться, чтобы принести стакан воды или что-то ещё, Гарри почти силой усаживал его на место и сам мчался за нужной вещью.

Такое поведение озадачивало, и вот теперь профессор, ужасно нервничая, замешкался на входе в гостиную, притворил дверь в свою комнату и посмотрел на Гарри. Северус волновался, как Гарри воспримет то, о чём он собирался поговорить с ним. Надежда, появившаяся у мужчины в момент их второго поцелуя, выросла за последние дни до гигантских размеров, и теперь Северус старательно гнал её от себя, как и мысли о том, что его мечты возможно вот-вот исполнятся. В противном случае Северус боялся, что будет сломлен. Но никогда и ни за что он не станет принуждать Гарри к чему-либо.

От раздумий его отвлекло нерешительное прикосновение руки воспитанника. Северус глубоко вздохнул и посмотрел Гарри прямо в глаза.

- Тебе что-то нужно, Гарри?

Гарри залился румянцем, и Северус только усилием воли удержался от желания приласкать губы мальчика - сейчас припухшие и влажные, видимо, Гарри от волнения прикусывал их зубами.

- Я тут… в общем… - Гарри глубоко вздохнул. - С Днём Рождения, хозяин!

Такого поворота Северус совершенно точно не ожидал, так что пару минут он просто стоял, уставившись на своего Ведомого. Очнулся он от чувствительного тычка в рёбра тщательно перевязанной коробкой, которая могла быть только подарком. Северус опустился на диван, усадил Гарри на колени и принялся с его помощью разворачивать блестящую бумагу. Конечно, он мог бы справиться и сам, но ему хотелось поделиться радостью с мальчиком, пусть даже подарок был не для Гарри. Северус так хотел, чтобы каждый день его рождения проходил именно так! Краем глаза профессор заметил, как Гарри снова в волнении покусывает губу, но решительно сосредоточился на подарке, а не на ярких соблазнительных губах своего подопечного.

Северус абсолютно не догадывался, что за подарок приготовил для него Гарри, он даже не предполагал, что мальчику известно, о дне рождения своего Ведущего. Видимо, именно за этим Гарри и ходил к директору.

Но вот коробка, наконец, была освобождена от упаковочной бумаги, и когда Северус заглянул внутрь, у него перехватило дыхание. Нет, это была не драгоценность, наоборот, многие просто выкинули бы этот небольшой кусочек картона. Это была фотография. Снимок был сделан здесь, в гостиной. Гарри сидел у ног хозяина, склонив голову ему на колени и прикрыв глаза, рука мужчины ласково ерошила его волосы. Сам Северус расположился на диване, в руке его была какая-то книга. В подобной картине не было ничего необычного, профессор и его воспитанник часто проводили так вечера: в дружественном молчании, покое и умиротворении, но сам момент был захвачен настолько верно, что один только взгляд на фотографию рождал в душе ощущение покоя и правильности. Теперь, даже если Гарри оставит его, у Северуса навсегда останется частичка их счастья, запечатлённая на фотографии. Было просто удивительно, что Гарри придумал такой простой и в то же время бесконечно ценный подарок. Мужчина осторожно, словно стеклянную, достал фотографию из коробки и снова взглянул на неё, подняв повыше. И тут же почувствовал, как Гарри улыбнулся ему в плечо, довольный его реакцией. Северус немного нагнулся и прикоснулся губами ко лбу мальчика.

- Спасибо, Гарри. Подарок просто замечательный.

Гарри улыбнулся, но, когда мужчина хотел отставить коробку, удержал его руку.

- Это ещё не всё, хозяин. Там кое-что осталось.

Северус приподнял уголок губ в улыбке. Коробка была такой лёгкой, что он и не ожидал второго подарка, спрятанного в ней же. Заглянув внутрь, он заметил свёрнутый лист пергамента. Развернув его и пробежав глазами первые строки, профессор перевёл неверящий взгляд на Гарри, который, в свою очередь, напряжённо вглядывался в него, а потом продолжил читать:

Я, Гарри Джеймс Поттер, нижеследующим вручаю своё благополучие и обещаю полное повиновение мною выбранному хозяину Северусу Снейпу. Это предложение сделано мною с искренним желанием повиноваться приказам хозяина, дабы вырасти лучшим человеком. Сим документом я доверяю своё здоровье, умственное и физическое, и свою безопасность заботам хозяина, с уверенностью, что именно этот человек проявит необходимое мне руководство. В служении своём надеюсь я получить необходимую мне поддержку, а также контроль, который способен обеспечить мне избранный мною хозяин Северус Снейп.

Находясь в трезвом уме и твёрдой памяти подписываю документ сей я,

Гарри Джеймс Поттер.

Северус перечитал документ дважды, не доверяя своим глазам и боясь принять желаемое за действительное.

- Ты хочешь остаться со мной? Хочешь, чтобы я стал твоим Ведущим во всех смыслах?

Гарри медленно кивнул, и Северус заметил тень неуверенности на его лице. Склонив голову, Северус позволил себе поверить в то, о чём боялся думать, и что не отпускало его всю неделю. Губы Гарри оказались именно такими мягкими, как он запомнил. Нежно придерживая воспитанника за затылок, профессор притянул его так близко, что два тела оказались плотно прижаты друг к другу. Когда губы их вновь разделились, Северус протянул руку и взял бумаги, которые принёс из своей комнаты, и о которых совсем забыл, получив нежданные подарки.

- Сегодня я собирался просить тебя о том же, Гарри. Здесь изложены права Ведомого, которые мы закрепим в новом контракте. Тебе стоит их изучить. Если что-то неясно, спроси у меня. Если что-то из изложенного ниже неприемлемо, мы всё сможем изменить. Если тебе нужны другие отношения, мы всё обсудим и вместе придём к решению.

Беспокойство, появившееся на лице Гарри, пока хозяин читал его подарок, совершенно исчезло, и он счастливо улыбался мужчине.

- Прочитай эти права вслух, Гарри. Мы можем прямо сейчас обсудить их.

Права Ведомого.

Я имею право на уважение, в случае необходимости я имею право требовать уважения к себе. Я имею право принимать собственные решения и ожидать, что к ним отнесутся с уважением, не принижая моего достоинства и не отвергая их без рассмотрения. Я имею право на самоуважение.

Я сам устанавливаю границы и ожидаю, что они не будут пересечены. В любой момент я могу изменить их, сообщив об этом своему хозяину. Я имею право на создание ограничений, необходимых мне на данный момент.

Я имею право гордиться собой. Быть Ведомым - не значить быть ущемлённым в правах или достойным презрения. Природа Ведомого прекрасна, достойна гордости, уважения и является источником радости.

Я имею право на собственные эмоции и чувства. Я имею право выражать как позитивные, так и негативные эмоции.

Я имею право на частную жизнь. Я - личность, и имею право на самостоятельное решение собственных проблем.

Я имею право сказать НЕТ. Будучи Ведомым, я имею право на негативную оценку и отрицательное отношение к некоторым вещам. Если мне не нравится происходящее, то я имею право отвергнуть это. Но если не прозвучало слово НЕТ, то я согласен со всем, что происходит со мной.

Я имею право использовать сигнальное слово, как только почувствую такую необходимость.

Я - активный участник отношений и имею право начинать, заканчивать и способствовать развитию отношений. Я должен оценивать отношения и не вступать в них, если в них не учитываются мои потребности, мысли, надежды и желания. Имеются в виду дружеские, товарищеские и сексуальные отношения.

Я имею право просить и получать помощь, когда в ней нуждаюсь.

Я имею право на заслуженное доверие. Я имею право на отношение к себе как к умному, заботливому и верному человеку.

Я ожидаю, что наказания, которым я подвергнусь, не навредят мне, а будут способствовать моему обучению и развитию в полноценную личность.

Я имею право ожидать, что наши отношения улучшатся, доверие возрастёт, а души наши станут столь же близки, сколь и тела.

Я имею права просить большего и ожидать, что просьба моя будет выслушана и удовлетворена, я имею право ожидать, что вы будете работать над развитием наших отношений. Я имею право на полноценные ответные чувства.

Я имею право знать, что ваши чувства изжили себя, и решить, что нам делать дальше. Я стремлюсь доставить удовольствие партнёру и ожидаю, что и он будет стремиться доставить удовольствие мне, поскольку стремление это не складывается, а умножается.

* * * * * * * * * * * * * -*

После прочтения текста Гарри отложил пергамент и уставился на хозяина.

- Это что, мои права? Я имею право на всё это?

Мальчик не мог поверить, что прочитанное им только что - не шутка. Годы, проведённые с хозяином Северусом, были великолепны, и Гарри всегда думал, что к нему и так относятся слишком снисходительно, слишком многое ему позволяют, но этот перечень прав вызвал почти шок.

- Да, Гарри. Ты имеешь право на всё перечисленное ранее. Я ожидаю, что ты будешь использовать их разумно.

Гарри с трудом сглотнул. Он никогда и не ожидал, что ему будет позволено столь многое!

- Я составил контракт. Прочти его вслух, - попросил хозяин, протягивая ему ещё один пергамент.

Гарри в каком-то оцепенении принял лист и стал внимательно вчитываться в его содержимое.

Контракт Ведомого

Я, Гарри Джеймс Поттер, в твёрдом уме и с открытым сердцем прошу Северуса Снейпа принять моё подчинение. Я прошу его заботиться обо мне, растить меня, направлять меня, опекать меня, дарить мне любовь и уважение. Я верю, что желания наши совпадают и послужат взаимному удовольствию. Таланты свои и способности преподношу я в дар моему хозяину, а также предоставляю ему всё своё время. Смиренно прошу я хозяина принять сей дар: тело моё, душу мою, чувства мои и разум мой. Я предоставляю всего себя своему хозяину, зная, что, прежде всего, он позаботится о моих нуждах.

Прошу я хозяина своего: веди меня дорогой удовольствия, физического и духовного, взрасти меня как прекрасное древо, достойное восхищения.

Прошу я хозяина своего: веди меня рукой верной и твёрдой к полной жизни, которая предстоит мне.

Обязуюсь я:

• Повиноваться приказам его, что служат моему развитию.

• Отбросить прочь вину и позор, зная, что природа покорного достойна уважения и зависти.

• Стремиться к нему в общении.

• Быть честным в чувствах своих, в мыслях своих, в желаниях своих.

• Не скрывать от хозяина свои потребности, позволить ему решать, достойны ли они удовлетворения.

• Трудиться вместе с хозяином, чтобы стать полноценной личностью.

• Отринуть прочь сомнения и дурные желания, что способны навредить мне.

• Быть уверенным, что природа моя не освобождает меня от преодоления трудностей и самовоспитания и не унижает моего человеческого достоинства.

Подписывая сей договор, я ясно понимаю его смысл и осознаю, что пронизан он духом покровительства, заботы, уважения и любви.

Как только данный договор перестанет удовлетворять ту или иную сторону, он может быть расторгнут, с уведомлением второй стороны. Обе стороны понимают, что покровительственные отношения при расторжении документа разрываются, но отношения другого рода отнюдь не исключены.

Также условия сего документа могут быть пересмотрены в любой момент по желанию одной из сторон.

Данный договор служит для укрепления связи между Ведущим и Ведомым, а также является гарантией любви, взаимного уважения и заботы, к которым стремятся обе стороны.

Согласие своё выражает Ведущий

Северус Септимус Снейп

Подпись, число, год

Согласие своё выражает Ведомый

Гарри Джеймс Поттер

Подпись, число, год

* * * * * * * * * * * * *

После прочтения они обсудили договор, проясняя все непонятные для Гарри места. К вечеру оба чувствовали себя усталыми, но довольными. Единогласно они решили, что договор должен быть бессрочным, но Гарри обещал уведомить Северуса немедленно, как только почувствует потребность внести в документ какие-либо изменения. После этого контракт был заверен подписями и остался лежать на столе, но Северус никак не мог отвести от него глаз - он не мог поверить в реальность только что свершившегося события - теперь Гарри с ним, принадлежит ему, не покинет его!

Северус, наконец, отвёл взгляд от документа и поглядел на своего воспитанника, который прилёг на диван, устроив голову на коленях мужчины. День был весьма насыщенным, да Гарри ещё переволновался и из-за подарка, так что теперь ему было необходимо передохнуть. Несмотря на усталость, оба были довольны, а о лучшем подарке на День Рождения Северус не мог и мечтать.

Внезапно вспышка в камине отвлекла внимание Северуса. Мужчина осторожно, чтобы не потревожить, переложил мальчика на диван и приблизился к огню.

Выяснив, что Люциус Малфой желает поговорить с ним, Северус разблокировал камин и поприветствовал приятеля.

- Добрый вечер, Северус.

- Люциус.

- Я узнал, что Тёмный Лорд планирует захватить Поттера в выходные, на которые назначено посещение Хогсмида. Если ты дашь мне зелье, я смогу напоить им Лорда перед нападением.

Северус приподнял бровь - он не ожидал, что нападение будет так скоро. Последнее посещение Хогсмида обычно было прямо перед ТРИТОНАМи, так что следующее посещение деревни будет в конце апреля - начале мая.

- Спасибо за информацию, Люциус. Зелье для твоей жены готово. Сейчас я его принесу, - и через несколько минут он уже передавал Люциусу склянку с отталкивающего вида варевом и продолжил: - По одному глотку через каждые пятнадцать минут. Большая доза может серьёзно навредить её здоровью, а меньшая не подействует, так что очень важно внимательно следить за регулярностью приёма. Выпить надо всю бутыль.

- Я всё понял, Северус, спасибо.

Оба мужчины поговорили ещё несколько минут, после чего распрощались.

- Я закончу работу над нашим маленьким подарком для твоего господина, - добавил Северус. - Как только он будет готов, я сразу же свяжусь с тобой.

* * * * * * * * * * * * *

Гарри казалось, что остаток учебного года сделан из резины - время словно остановилось. Подросток был ужасно рассеянным, с того самого момента, как подписал контракт, и даже приближающиеся выпускные экзамены не могли заставить его сосредоточиться.

Они с хозяином обменивались поцелуями, но и только - хозяин наотрез отказался от всего остального до тех пор, пока Гарри не закончит школу.

И именно поэтому Гарри не мог ни на чём сконцентрироваться. Он постоянно вспоминал поцелуи хозяина, представлял его руки на себе - как во всех снах; думал только об этом, так что нечего было удивляться, что почти всё своё время он проводил в фантазиях.

Наконец, на завтраке в понедельник профессор Дамблдор объявил о походе в Хогсмид в ближайшие выходные, так что Гарри волей-неволей пришлось отвлечься. Хозяин рассказал о договоре с Люциусом Малфоем, и Гарри понял, что все самые опасные и важные события произойдут совсем скоро.

Хозяин усовершенствовал зелье, по действию своему сходное с маггловскими наркотиками, о которых рассказывал Гарри, и передал его Люциусу за неделю до решающих выходных с точным описанием, когда и как именно подсунуть их Лорду.

И единственным радостным известием для Гарри стало сообщение Драко о том, что его мать, Нарцисса, на третьем месяце беременности, причём оба - и мать, и ребёнок - чувствуют себя отлично.

* * * * * * * * * * * * * * *

Битва, бушевавшая вокруг, показалась Гарри до ужаса знакомой, и у него перехватило дыхание, когда он понял, что именно так однажды и напугал его боггарт. Оглядываясь по сторонам, Гарри выискивал среди мелькающих фигур хозяина. И тут же облегчённо вздохнул, когда заметил своего Ведущего, который «сражался» с Люциусом Малфоем. Заклятья, применяемые ими, были ужасны, но, приглядевшись, Гарри понял, что ни один, ни другой не прикладывают всех сил, чтобы поразить противника. Некоторые заклятья просто не попадали в цель, другие же блокировались вовремя поставленными щитами.

Сначала это была всего лишь небольшая стычка между Пожирателями Смерти и аврорами, но огромные силы моментально были подтянуты на поле сражения, как с одной, так и с другой стороны.

Хозяин сказал, что зелье не действует сразу, что ему необходимо некоторое время, чтобы распространиться по организму, а активизируется оно через четверть часа после перемещения - аппарации или посредством порт-ключа, не суть важно.

Волдеморт сражался с Дамблдором уже минут десять, и директор прекрасно знал, что зелье подействует с минуты на минуту. На самого Гарри никто не нападал - видимо, Волдеморт решил собственноручно избавиться от угрозы в лице мальчика. Несколько слабых проклятий, конечно же, летели в его сторону, но, скорее всего, это какой-то молодой Пожиратель Смерти решил испытать удачу.

Гарри заметил, что справа от него начали происходить странные события. Обернувшись, мальчик увидел, что Волдеморт стоит, опустив палочку, и словно бы колеблется. Директор перестал атаковать, но палочку не опустил, внимательно приглядываясь к состоянию своего противника.

Внезапно Волдеморт покачнулся, словно от удара, и упал на колени. Несколько Пожирателей рванулись к нему на помощь, но были остановлены его повелительным криком:

- Прочь! Я в состоянии справиться со стариком и мальчишкой! Позаботьтесь об остальных!

Гарри только покачал головой, удивляясь его глупости: как можно вести себя так на поле боя?! На месте Волдеморта сам мальчик приказал бы немедленно уничтожить самых опасных врагов, и совершенно неважно, чьё проклятие поразило бы их, ведь цель - победа - всё же была бы достигнута! Но как раз тогда, когда Пожиратели отпрянули прочь от своего разгневанного господина, сам Лорд упал на землю. Гарри прекрасно помнил, как действовали наркотики (а теперь и это зелье) - Волдеморт не мог пошевелить и пальцем, и избавиться от этого состояния тоже не мог, так как вызвано оно было не волшебством.

И Гарри даже смог оценить всю иронию ситуации - Волдеморта победило именно то, что он ненавидел больше всего - изобретение магглов.

В этот момент директор и хозяин встали по обе стороны от Гарри.

- Вместе, - произнёс профессор Дамблдор с явным сожалением, почти горем.

Независимо от того, что сделал Волдеморт, Дамблдор ценил жизнь и убийство давалось ему сложно.

По команде Дамблдора все трое произнесли ритуальное заклятье изгнания тьмы. Гарри ещё успел увидеть эту самую тьму, когда ослепительно-белый свет заполнил всё вокруг.

Когда Гарри открыл глаза, в них ещё плавали тёмные пятна от вспышки, и он обругал себя, что не догадался как-то защититься от разрушительного света.

Постепенно в глазах прояснялось. Где-то недалеко был слышен голос Дамблдора о том, что необходимо заняться Пожирателями, позаботиться о том, что осталось от Волдеморта, и о каком-то безопасном месте.

Как только Пожиратели осознали, что их повелитель мёртв, сражение немедленно остановилось, и началось паническое бегство. Те последователи Волдеморта, что были в состоянии аппарировать, попытались немедленно исчезнуть, а Авроры старались задержать их, оглушая и обездвиживая заклинаниями.

Адреналин, переполнявший кровь, исчез, и Гарри почувствовал, как слабеют ноги, и земля начинает стремительно приближаться. Но тут же знакомые надёжные руки поддержали его, и мальчик немедленно согласился с предложением хозяина вернуться в школу и отдохнуть.

В замок возвращались молча, Гарри всё теснее прижимался к надёжному, сильному телу хозяина. Мальчик ужасно устал, ему, конечно, не было нанесено опасных ран, но он был эмоционально истощён и как никогда нуждался в заботе и тепле хозяина.

Моргнув несколько раз, Гарри понял, что они уже спустились в подземелья и теперь стоят в гостиной. Северус тут же велел мальчику пойти и промыть раны, чем Гарри и занимался в течение получаса, едва не заснув прямо в ванне. Когда мальчик уже направился в свою комнату, Северус остановил его и сказал:

- Ты можешь присоединиться ко мне, если хочешь.

«Если хочет»?! О, Боже, Гарри казалось, что он ничего сильнее не желал за всю свою жизнь. Гарри счастливо улыбнулся и, вложив свою руку в руку хозяина, прошёл в спальню, в которой до этого был всего лишь раз. Там хозяин осмотрел его раны, тщательно смазал их заживляющей и обеззараживающей мазью. Прикосновения были совсем лёгкими, наполненными заботой и любовью, так что Гарри задремал, погрузившись в сладкую негу. Проснулся он только тогда, когда хозяин, позаботившись о собственных ранах, прилёг за спиной и осторожно обнял его за пояс. Гарри тут же прильнул теснее, прижимаясь спиной к груди хозяина, переплетая с ним свои ноги, и откинув свою голову на сильное надёжное плечо.

- Я здесь, Гарри. Я с тобой, и я никогда не покину тебя.

Гарри только улыбнулся сквозь сон, накрыл своей рукой руку хозяина, делая объятие ещё теснее, и прошептал едва слышно:

- Мммм.. мой хозяин…мой защитник, - и тут же заснул самым крепким и спокойным сном за всю свою жизнь

А Северус ещё долго не спал, тихонько поглаживая тёплую кожу своего мальчика, его мягкие волосы, перебирая тонкие пальцы и вслушиваясь в спокойное дыхание. «Именно здесь его место, - думал мужчина. - Здесь, со мной, в моих объятиях, где я всегда смогу защитить его - от всего мира и от него самого».

Конец.




MyBook - читай и слушай по одной подписке