КулЛиб электронная библиотека 

Мороженщик [Рекс Миллер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Рекс Миллер Мороженщик

He лучше было бы быть мороженщиком и никогда не делать ошибок?

Вице-президент Джордж Буш

Вот правило: никаких правил.

Эйхорд

Бакхед-Спрингз

Уже в который раз он просыпается в холодном поту. Ужасное чудище из его последнего ночного кошмара ясно встает перед ним и приветливо ухмыляется.

— А я кое-что знаю, — медленно цедит оно, издеваясь.

— Что? — пытается он спросить, но вокруг уже никого, лишь ощущение затхлого пещерного воздуха. Лицо монстра напоминает кору дерева, стволообразная шея растет прямо из квадратного торса, затем раздваивается, заканчиваясь двумя отвратительными головами, и вторая голова с женским лицом выглядывает из листвы со словами: «Привет, сука!»

Он вдруг понимает, что это лицо ему знакомо. Тошнотворные ощущения давнего расследования мгновенно заполняют его. Неподвижно лежавший до сих пор, он резко выпрямляется и замирает снова, словно собираясь чихнуть, но вместо этого неожиданно для себя Джек Эйхорд произносит:

— Что ты сказала?

— Ты дерьмо, — говорит она, и он видит толстую пьяную рожу второй головы монстра.

— М-м-м, — с тоской мычит он. Ту женщину звали Мирли, Милдред или Минни, как-то так, а фамилия звучала как название штата. Мирли Калифорния. Мирли Айова, Мирли Миннесота, Мирли Флорида. Точно! Ее звали Милдред Флорида. И перед ним, как на экране, мелькают картины того давнего летнего дня.

— Паршивая сука! — снова повторяет она, обращаясь к высокой стройной девушке с кожей цвета спелого банана.

Толстое лицо Милдред Флориды высовывается из листвы. Она знает, что желтокожая ни за что не оставит своего приятеля, и решает наконец осуществить то, что давно задумала. Она выходит на горячий, залитый солнцем тротуар. Эйхорд мертвеет от ужаса, каким-то уголком сознания поняв, что придется стать свидетелем преступления многолетней давности перед салуном «Серебряный доллар».

Милдред Флорида пьяна в стельку. От нее несет, как от скунса. Она подходит к Лоле и говорит, еле ворочая языком:

— Ты — мерзкая, вонючая, поганая сука! Я заставлю тебя держаться от него подальше!

В ее руке мелькает ярко сверкающий на солнце предмет, и серебристый металл мгновенно окрашивается кровью. Острая сталь вонзается прямо в желтое лицо Лолы. Удар настолько силен, что выбивает глаз из глазницы, и он повисает, отвратительна раскачиваясь.

От горячего летнего полуденного солнца плавится серый асфальт. Милдред Флорида, отяжелевшая с возрастом, но все еще женственная, в ярко-красном платье, нахально ухмыляется, а банановая Лола — Цветок Персика, — от которой всегда исходили ароматы лосьонов и кремов, ошалевшая от боли, пытается понять, что с ней случилось.

С лица ее течет что-то красное, похожее на яркую губную помаду, оставляя на открытом платье безобразные пятна. Милдред исполосовала Лолу лезвием бритвы. Простым лезвием с маленькой пластиковой рукояткой. Все произошло мгновенно: неуловимое движение, разрез — и глаза нет. Пьяная тварь кричит, что перережет лживую глотку соперницы и навсегда заткнет ее сучий рот. Подхватив истекающую кровью Лолу, толсторожая женщина в красном платье дряблой, рыхлой рукой вновь ударяет ее.

— А-а-а! — кричит Лола, сумочка вылетает из ее рук и попадает в толстый живот убийцы. Мелкие монеты рассыпаются и катятся в сточную канаву. Собрав последние силы, Лола делает шаг вперед и направляет свой маленький пистолет прямо в ненавистное обрюзгшее лицо.

— Я покажу тебе, как надо убивать. — И она стреляет. По улице расползается запах дыма, везде лужи крови. Пуля попадает Милдред в рот, оставляя на лице зияющую ужасную дыру.

— Кажется, этот старый мокрый мешок убил меня, я ничего не вижу, — говорит банановая Лола...

Эйхорда охватывает ощущение ужаса. Кивающая тварь, которая прячется в дальнем темном углу, что-то шепчет.

— Что? — спрашивает он. — Да говори же, черт побери!..

— Старый мокрый мешок убил меня, я ослепла, — повторяет Лола и опускается в лужу крови, которая натекла из глазной впадины. Когда появились ребята из полиции, она все еще держала в руке маленький пистолет.

И вновь из угла слышится шепот.

— Ты ведь, парень, из полиции.

— И что?

— Следующим будешь ты.

Душа Эйхорда уходит в пятки.

— Все в норме, — успокаивает он себя, но знает, что в дальних закоулках памяти прячутся фантомы всех преступлений, с которыми ему пришлось столкнуться. И с неизбывной тоской Джек понимает, что никогда не удастся забыть всех этих ночных налетчиков, орудующих среди унылых лачуг проклятых городских трущоб захолустных городков, игроков, ожидающих своего звездного часа в ослепительной мишуре ночной жизни Лас-Вегаса, и эту сумасшедшую, которая только что чудилась ему в ночном кошмаре, и всех тех, с кем еще предстоит встретиться на дорогах правосудия.

— Привет, сука, — совершенно спокойно обратится кто-то однажды к своей жертве, но внезапно вскипит гневом и яростью. И какой-нибудь Кельвин Колорадо или Элла Мэй Мэйн вдруг присвоит себе право распоряжаться чужой жизнью и смертью, вытащив из кармана нечто способное вырезать глаза или оборвать ниточку жизни.

Эйхорд уже не надеется, что сможет со временем забыть звук выстрела и боль впившейся в ладонь рукоятки пистолета в тот ужасный момент, когда он был вынужден сказать: «Я стреляю», и кровь, принадлежащая живому существу, начала бить горячим алым фонтаном, издающим резкий запах. И сказанные уже в полузабытьи слова:

— Господи! Не делай этого! Позволь мне жить! Я еще не готова проститься с миром...

Но постепенно Джеку удается отделаться от наваждения, и его мысли уплывают от салуна «Серебряный доллар» и забрызганной кровью вывески «Пиво из Буффало — 50 центов».

Он сбрасывает с себя одеяло, садится на край кровати и смотрит на спящую Донну. Затем тихо, чтобы не разбудить жену, бредет в ванную. Он включает ледяную воду и подставляет под нее покрытые холодным потом лицо и шею. Как всегда, в первые секунды после сна он верит, что та ужасная арканзасская история только привиделась ему в очередном ночном кошмаре. А если это и не было дурным сном, то он, Эйхорд, сумел вмешаться вовремя. Как в кино, настоящий мужчина — всегда победитель. Но по прошествии этих первых секунд он с тоской понимает, что все это когда-то было наяву: и лужи крови, и ужасный, следящий за ним висящий глаз. А память услужливо предлагает ему подробности нескольких последних нераскрытых еще убийств пестиком для колки льда, которые тоже превратились в ночные наваждения Эйхорда. Пытаясь избавиться от только что пережитого во сне ужаса, он обводит взглядом до мелочей знакомую кухню в надежде зацепиться за что-нибудь мыслью. Внимание привлекает серебристый поднос с жареным хлебом и сосисками. И он замирает, парализованный очередным воспоминанием.

Весь мир уже кажется ему исполненным ужасов и преступлений. Почти в панике он спешит в комнату маленького Джонатана, желая убедиться, что с мальчиком все в порядке, что он не задохнулся во сне и не упал с кроватки. Эйхорд ощущает неприятный холодок между лопатками, когда берется за дверную ручку и медленно поворачивает ее. Он открывает дверь, пристально вглядывается в темноту и впервые с тех пор, как проснулся, глубоко и успокоенно вздыхает.

Медицинский центр Бакхеда

Оконное стекло отделяло безупречно стерильный кабинет доктора от шумного и грязного города и защищало от приносимых бризом зловонных урбанистических испарений и запаха горящих полей, этой невообразимо вонючей смеси. Давно уже не было дождя, и листва по обочинам дороги иссохла, пожухла, стала ломкой и коричневой. Корни деревьев с трудом вытягивали из земли последнюю, живительную влагу. Прекрасная плодородная почва покрылась безобразными трещинами. Несчастные животные были буквально при последнем издыхании.

Доктор, взглянув в окно, отвернулся от унылого безжизненного ландшафта и продолжил разговор со своим пациентом, сидящим По другую сторону великолепного стола ручной работы.

— Я полагаю, что это — самое оптимальное средство. Оно не только облегчает состояние, но и лечит.

Последовала пауза, и пациент спросил:

— Хотели бы вы знать, доктор, во что я верю? Во что я действительно верю?

— Ну конечно, — последовал ответ.

— Я верю, что однажды разверзнется небо, и каким-то совершенно чудесным образом появится некая Ширли Маклайн. Хотя я никогда не встречался с женщиной по имени Ширли и даже имя это никогда не любил. Вообще, я верю в мистическое предназначение имен. Посмотрите, как много комических актеров носят имя Ричард: Приор, Бельзер, Лейвич — вот сразу трое. Обратите внимание, в именах Ширли и Ричард в английском написании столько же букв, как и в фамилиях Кеннеди и Линкольн. Я верю, что Джон Уилкс Бут и Ли Харви Освальд...

— Послушайте, — очень мягко перебил его доктор, — я только стараюсь вам...

— Ax ты, грязная свинья! Я еще не закончил свою мысль! Не смей прерывать меня, чертов идиот!

За этим странным взрывом гнева последовала улыбка, которая, по-видимому, должна была свидетельствовать, что пациенту просто пришла фантазия немного подурачиться. Он понял, что доктор забеспокоился, и снова надел на себя безобидную клоунскую маску. Уже через мгновение за столом сидел хмурый, с двойным подбородком и капризно надутыми губами Никсон и говорил:

— Именно это я сказал Киссинджеру во время одного из наших загородных завтраков: это — самое оптимальное средство. Оно может и облегчать состояние, и излечивать. Скажите, Генри, как вы думаете, если поджечь этот джин, он загорится?

Доктор понимающе улыбнулся, а порочный и опасный человек по другую сторону стола, гримасничая, закатил глаза и победно взмахнул руками. Сейчас этот убийца выглядел безобидным шутом.

Нью-Мехико

Был великолепный день, и мягкие волны принимали фантастические очертания под голубым небом. Солнце освещало утесы, согревая скалы под ногами, и старый человек улыбался, глядя на братию, собирающуюся вокруг него.

— Мне очень хочется прочесть вам кое-что из Евангелия, — произнес он низким, хорошо поставленным голосом проповедника.

— Я не стыжусь проповедовать перед вами. Все должны жить в вере.

Некоторые из них, несомненно, понимали его. Другие не встречались с ним взглядом. И это было обычным явлением.

— С сотворения мира Его невидимые черты. Его вечная власть и божественная природа ясно просматриваются и воспринимаются через Его дела.

Проповедник перешел на другую сторону холма, с плоской вершины которого некоторые из новообращаемых наблюдали за ним. Его неистовые жестокие глаза внимательно оглядели паству в поисках вероотступников и загорелись воодушевлением.

— Но хотя люди и знали о существовании Господа, они ничего не делали для его прославления, даже не благодарили Его. Они уперлись в тупик со своими теориями, и их глупые сердца погрязли во тьме.

Он шел среди них, осторожно шаг за шагом передвигаясь на следующую плоскую вершину. Сегодня было многочисленное собрание. Вероятно, ему удастся выбрать по меньшей мере пятьдесят или шестьдесят подходящих ему.

— Желая вобрать в себя всю мудрость мира, люди стали глупцами и променяли божественный рай на грязное нечестивое существование среди птиц и животных.

Он без страха шел среди своей паствы. Проповедник Евангелия.

— В них слишком много вожделения и похоти, и они осквернили свои тела, — его голос становился все громче, — потому что променяли правду Господа на ложь и стали поклоняться и служить Его созданию больше, чем самому Создателю, да будет он благословен в веках. Аминь! В мужчинах слишком много позорного вожделения к женщинам, которые тоже забыли о своем естественном предназначении.

— Мало этого, — говорил он, и голос его звучал с глубоким осуждением, — мужчины также пренебрегли естественным назначением женщины и направили свои алчущие удовольствий взоры к другим мужчинам. Они стали вести себя крайне непристойно по отношению друг к другу и наказаны за это. Что ж, дети мои, мы все знаем, что и сейчас это бывает, не так ли?

Он был совсем рядом с ними. Наклонился к ним.

— Послание апостола Павла к римлянам! Да, Евангелие растолковывает то, что грешники называют СПИДом. И именно тогда, когда они не видят больше необходимости признавать Бога, Бог снова дает им возможность подняться над развратом и исправиться.

— Вам известно, — говорил он, чувствуя себя источником силы Святого Духа, — что сотни лет назад большие города были оплотами христианства. Нью-Йорк, Лондон, Париж. Но в двухтысячном году самые большие города станут рассадниками идей Антихриста. И в таких мегаполисах, как Шанхай или Бомбей, миллионы грешников родятся, будут жить и умрут, не услышав ни одного слова Евангелия. Нечестивость, злобность, алчность, зависть, убийства, раздоры и обман — вот какова будет жизнь этих несчастных. Бедность и недоедание, аморальность и проституция — все это приведет к упадку многочисленные нации, живущие не по христианским заповедям.

Наконец он почувствовал, что они уже в его власти. Его паства медленно двигалась к нему, и это наполняло его сердце гордостью.

— И они двинулись на запад. Эти ярые противники Бога и создатели дьявола. Иностранные антихристы, скупающие нашу собственность, калечащие и убивающие нашу культуру, подбирающиеся к самым основам нашей морали со своими развращенными взглядами.

Один из слушателей коснулся его башмака, когда он перешагивал на соседний плоский камень.

— Наш долг — сокрушить, уничтожить неверных! — вскричал он, протягивая руку к своей пастве.

Некоторые из его коллег называли его Баптистом. Они слагали о нем легенды, но паства его была неразговорчива.

Он был пожилым человеком с самой обыкновенной внешностью, в выцветшем синем рабочем комбинезоне, рыжевато-коричневой рубашке и стоптанных башмаках. Он стоял один на солнечной стороне утеса, держа большую извивающуюся гремучую змею в нескольких дюймах от лица, пренебрегая опасностью быть укушенным. Камни вокруг него просто кишели змеями. Баптист и его паства.

Амарилло, 1948

Отец не выносил детского плача и наказывал сына необычными способами. Например, использовал попку мальчика в качестве пепельницы. И если бы не сердобольный сосед, который однажды вызвал наряд полиции, ребенок бы, конечно, погиб. Приехав, полицейские обнаружили малыша одного, в грязной вонючей клетке, после чего он был наконец избавлен от отцовских забот.

Его приемная мать души не чаяла в своем маленьком сыне. Она обожала покрывать детскую спину, испещренную мертвенно-бледными рубцами от сигаретных ожогов, страстными ласковыми поцелуями, которые скоро переросли в интимную близость.

В израненной, искривленной душе ребенка пустила корни темная, горькая злоба, взращенная жестоким отцом и любвеобильной приемной матерью, К мальчику рано пришла половая зрелость, и психически он был готов к ней.

Блайтвилл, Арканзас

— Вы Эйхорд, сотрудник особого отдела?

— Да, сэр.

— Боб Мотт, начальник полиции. — Мужчины обменялись рукопожатием.

— Рад познакомиться с вами, шеф. Сожалею, что приходится обременять вас работой.

— Все в порядке, Джек, — так, кажется, вас зовут? Можете называть меня просто Боб.

— Хорошо. — Эйхорд знал анкетные данные шефа полиции Роберта Мотта из досье отряда спецназначения. Этот человек с безупречной профессиональной репутацией возглавлял департамент полиции в небольшом городке. Награды, завидное количество удачных расследований, раскрытие нескольких сложных убийств. Мотт говорил просто и дружелюбно:

— У меня отлегло от сердца, когда в ответ на свою просьбу прислать сотрудника я получил факс из Главного управления департамента полиции с сообщением, что приедете именно вы.

Эйхорд почувствовал, что с этим человеком ему будет легко.

— Я очень рад, но...

Мотт прервал его. Говорил он серьезным тоном, изредка покачивая в такт головой:

— Понимаете, не идут у меня дела, Джек. Я слежу за вашей работой с тех пор, как вы раскрыли дело доктора Демента. У вас просто потрясающие аналитические способности. Мне необходим человек с вашим опытом.

— Вы преувеличиваете. — Эйхорд никогда не знал, как вести себя в подобных ситуациях, и тушевался. — Надеюсь, я не разочарую вас. Я тут обнаружил в делах, что вы пятнадцать лет проработали в службе контрразведки, прежде чем перешли сюда?

— Да, я руководил отделом в восемьдесят шестом. А здесь я уже девятнадцать с половиной лет. Меньше чем через год я сниму значок.

Эйхорд удивился. Мало того, что Мотт пятнадцать лет проработал в контрразведке, он еще и двадцать лет в полиции. После перелета Джеку все еще было не по себе, и он чувствовал себя как человек, который никак не может вспомнить, где находится. Чтобы не отвлекаться на свои ощущения, он спросил:

— Служба контрразведки взаимодействовала с войсками?

— Нет, нам хватало собственных сил, иногда, правда, привлекали организацию Оцеолы.

Эйхорд похлопал, себя по карманам в поисках сигарет, но обнаружил только пачку записок, рисунков, набросков и эскизов самолетиков.

А Мотт продолжал:

— Блайтвилл и Оцеола используют контрразведку при расследовании убийств, находящихся в их компетенции, а мы работаем в округе, когда...

Джек кивал, пытаясь сосредоточиться на словах Мотта, но чувствовал себя все хуже и хуже. Голову сжимало, как на морозе. Начал дергать больной зуб с дуплом, десна явно опухла, и Эйхорд понял, что без дантиста не обойтись. Боль нарастала с каждой минутой, и вскоре он уже был не в состоянии воспринимать ничего, кроме нее. Пару лет назад он обошелся бы рюмкой спирта, но теперь ему мог помочь только врач. Усилием воли он заставил себя снова прислушаться к собеседнику.

— ...просто в нашем суде почти всегда занимаются ерундой, что, сами понимаете, паршиво.

— Да, разумеется. Давайте еще раз пробежимся по всему делу от начала до конца. Когда и от кого стало известно об исчезновении детей? От их матери, насколько я знаю?

— Да, Хуанита Альварес, сорок три года, в разводе, две дочери. Живет здесь всю жизнь. Любовников нет. Прекрасные дети. Однажды они поехали покататься на велосипедах. Когда вернулись, она занималась хозяйством. Покончив с домашними делами, обнаружила во дворе велосипеды, но детей не было. Она решила, что они отправились в лавочку. Но шло время, а девочки не возвращались. Тут она запаниковала, бросилась по соседям. Безрезультатно. Тогда она позвонила нам. Через двадцать четыре часа было открыто уголовное дело об исчезновении Анжелы и Марии Альварес.

Наиболее вероятно следующее: девочки катались на велосипедах, когда их увидел преступник. Возможно, это был кто-то из знакомых. Преступник предложил им покататься на машине, а может быть, еще на чем-то, во всяком случае, этого никто не видел.

Спустя два дня наши офицеры Ларри Филлипс и Би Джей Бэн объезжали район на служебной машине. Обычное патрулирование. Они получили анонимный телефонный звонок. Если хотите, можете прослушать запись. Девичий голос сообщил, что в районе Клирлэйка — мертвое тело. Офицеры обнаружили два трупа. Это было одним из самых ужасных зрелищ, которые мне когда-либо приходилось видеть. Два изуродованных до неузнаваемости детских тела. Два трупа маленьких девочек с отрезанными головами.

Боб Мотт перевел дыхание. Больной зуб Эйхорда снова задергал.

— И никаких свидетелей. Мы даже не знаем звонившую. На следующий день мы обнаружили место преступления. Это оказался заброшенный дом неподалеку от новостроек на Клирлэйк-авеню. Крови — как на бойне, но никаких частей трупов.

— А головы?

— Не торопитесь. На опознание приехала мать девочек. Что там было, лучше не вспоминать! Потом мы облазили всю комнату, перерыли груды мусора, массу материалов отправили в лабораторию: пыль и прочее; в общем, вычистили всю округу, как профессиональные дворники. — Он прищурился, словно у него устали от света глаза.

— Но недостающих частей тел так и не нашли. Определенно можно сказать только то, что детей подобрали в Южной Ютике или неподалеку, посадили их в машину или фургон и привезли в старый заброшенный дом на Клирлэйк-авеню. Может быть, к этому времени их успели связать и заткнуть им рты: мы нашли веревку и куски платьев. В старом доме обеих девочек изнасиловали. Злобно и жестоко. Дети подверглись самым изощренным пыткам, которые только можно изобрести. Затем их убили, отрезали им головы, обмыли тела, вытерли и выкинули в поле. Для чего? Даже в голову не приходит.

— И ни одного свидетеля, который бы видел или слышал что-нибудь?

— Абсолютно.

— Ну что же, мне остается только попросить вас подобрать все факты, которыми мы располагаем, и обеспечить полную свободу действий.

Уже через полтора часа Эйхорд получил от шефа полиции докладную на пяти страницах. Он рассмотрел фотографии, изучил протоколы допросов, образцы волокон, присланные из криминалистической лаборатории штата Колумбия, результаты исследовании вскрытия трупов, соскобов из-под ногтей и проб пыли — в общем, все, что было в наличии.

В распоряжении Джека были также карты, исчерченные бессмысленными на первый взгляд закорючками, и ключи от взятого напрокат неизвестного средства передвижения.

Мотт снова поехал в заброшенный дом у новостройки и вскрыл опечатанную дверь. Следом прибыл Эйхорд. В развалюху временно провели электричество, и полиция, осветив место убийства прожекторами, тщательно все осмотрела, потратив на это около часа. После этого Джек подошел к шефу полиции:

— Я поброжу тут в округе еще немного, — сказал он. — Здесь все именно так, как вы обрисовали.

— Надеюсь, Джек, вам улыбнется удача. Но пока это выглядит чертовски безнадежно.

— Мне знакомо это чувство. Так бывает в начале расследования почти со всеми.

— Время-то идет, а успехов никаких.

— А что, если мы окончательно зайдем в тупик и придется прекратить расследование?

— На этот случай приятель припас для меня работенку. Хорошие деньги, много преимуществ, покупатели никогда не проходят мимо.

— Звучит неплохо.

— Ладно, надеюсь, до этого не дойдет. Завтра утром мы пригласим к вам девушку. В девять не рано? — Шеф говорил о четырнадцатилетней девочке, с которой Эйхорд хотел встретиться в первую очередь.

— Что ж, отлично.

— Помните, я говорил, что она собиралась наточить топор у соседа напротив на стоянке фургонов. Мы проверили соседа — он абсолютно чист, но, по крайней мере, у вас будет отправная точка.

— Хорошо. Еще я хочу позвонить миссис Альварес и встретиться с ней до того, как она выйдет на работу. А лучше, если позвоните вы и скажете, что я зайду к ней утром.

— Нет проблем. Вы позвоните ей утром или сразу зайдете?

— Позвоню, и мы договоримся о времени. Желательно от семи до семи тридцати. Затем я встречусь с девушкой и ее соседом, который не любит собак. Потом, видимо около полудня, загляну к вам, узнать, как дела.

— Принято. А мы пока обсудим все немыслимые версии, которые только могут прийти в голову.

— А девушку вы собираетесь пригласить сюда?

— Нет, лучше в управление.

— Я только хочу сказать, что тот мужчина, — Эйхорд бросил взгляд на свои записи, — мистер Хиллман, или как там его зовут, живет по соседству, поэтому надо постараться привести ее, не привлекая внимания, иначе за ней могут начать охоту или просто увезти на неопознанном автомобиле. Я приду в управление около девяти.

— Договорились. Еще раз спасибо, Джек. До завтра. — Мотт протянул руку.

— До встречи. Боб. Я очень благодарен вам за помощь. Увидимся утром.

Дверь закрылась, и Эйхорд остался один. С улицы приглушенно доносились ночные звуки и шум транспорта. Он постарался встать на место убийцы и прокрутил в себе единственную имеющуюся версию преступления. Допустим, на ближайшей станции проката автомобилей он взял машину. Втащил уже связанных детей внутрь. Огляделся, убедился, что свидетелей нет. Потом издевался над ними, наслаждался созерцанием агонии в их глазах, предсмертными криками, пока они истекали кровью. Дальнейшее представлять не было необходимости. Вскрытие трупов и исследование места убийства свидетельствовали о большем, чем могла подсказать любая фантазия. После кровавых забав детей убили. Эйхорд стоит, ощущая на себе детскую кровь. Но этим мерзавцам хотелось большего. Чего? Может быть, какого-то ритуала? Отрезаны головы. Зачем? Чтобы затруднить опознание жертв? Если так, то почему бы не сжечь трупы? И потом, зачем обмывать части тел? Наконец, самое странное. Для чего понадобилось этим маньякам вывозить в поле обезглавленные расчлененные трупы, рискуя быть замеченными, а затем отправиться назад, чтобы что-то сделать с головами? Безумие!

Бакхедское управление

После засухи начались проливные дожди. Был один из тех мокрых понедельников, которые наводят тоску на всех, кроме самых неисправимых оптимистов. Двое здоровенных, с проблесками седины в волосах полицейских явно не относились к их числу. Плотный, пожалуй, даже толстый. Дан Туни и его новый напарник, крепкий чернокожий Монрой Тукер, настоящий профессионал, стояли у выхода на автостоянку служебных автомобилей и спорили о том, чья очередь вести «додж», ссорясь, как двое мальчишек из-за бейсбольной биты.

— Я поведу! — настаивал Дан.

Лицо чернокожего инспектора выразило явное желание сбросить Туни со ступенек. «Чертов прохвост!» — подумал он.

Переругиваясь, они вышли из боковой двери на стоянку. Облака внезапно потемнели и опрокинулись вниз сплошным водопадом.

— Вот паскудство, — с отвращением пробормотал Тукер.

— Не растаешь, — отреагировал Туни, рывком распахивая дверь «доджа» без опознавательных полицейских знаков. Спасаясь от ливня, двое огромных мужчин ринулись на сиденья, от чего рессоры жалобно застонали. Дан Туни повернул ключ зажигания, и машина тронулась.

— Что такое: невидимое, и воняет, как тухлая морковь? — с ухмылкой спросил он, включая дворники.

— Черт возьми, я-то откуда знаю?

— Жопа разговаривает, — произнес Туни, издав громкий неприличный звук и заполнив отвратительной вонью салон автомобиля, уже и так достаточно загазованный.

— Чертов идиот! — Тукер судорожно пытался открыть окно, а толстый Дан в восторге подпрыгивал на сиденье, как школьница.

— Извини, — сказал он, — мне срочно потребовалось сделать немножко пу-пу.

Монрой представил, с каким наслаждением он двинул бы своим огромным кулачищем в это разжиревшее брюхо, чтобы посмотреть, как паршивый пузан складывается пополам. Дождь хлестал в открытое окно и заливал рукав его нового спортивного пальто.

— Да, между прочим, — сказал он с деланным равнодушием, — давно хочу выяснить кое-что. — Он повернулся к окну, стараясь не дышать вонью, и дождь бил ему прямо в лицо. — Каким образом такой сукин сын, как ты, добился значка детектива?

— Просто повезло, — ответил тучный увалень, трясущийся рядом, — его давали каждому четвертому, кто за ним обратится.

— Ври дальше. А на самом деле? Как, черт возьми, всякой безмозглой твари вроде тебя удается заполучить значок?

— Я очень рад, что именно ты решил выяснить это, Монрой. Я стащил его с дохлого ниггера!

Вега, 1955

Мальчик катался с горы. По годам он был еще ребенком, с детскими представлениями о добре и зле, но что-то подсказывало ему, что он не похож на других ребят. Слишком рано проснувшиеся мужские инстинкты он ощущал в себе как жестокие муки чего-то темного и липкого, запретного, но сладостно восхитительного.

Человеческая мысль всегда стремится заранее оценить возможные последствия поступков, предвосхищающих приближение душевной болезни. Инстинктивно спасаясь от этого, он создал в мечтах фантастический мир. В его надежных убежищах он скрывался от насмешек и жестокости окружающего мира. В спасительных укрытиях он прятался от совершенно непреодолимых побуждений, которые вынудили его сотворить непотребство с сестрой и ребенком с нижнего этажа.

Мальчик-мужчина погружался в свой волшебный мир каждую ночь под тихий звук далекой ночной радиостанции, словно возвращаясь в состояние эмбриона и отторгая себя от действительности.

Поздно ночью, когда заканчивались последние сказки и страшные рассказы, он переключался с окружного вещания на местную станцию, расположенную неподалеку от Амарилло. Он лежал около часа, слушая ночную музыку, которая успокаивала его, убаюкивающе наигрывая в темноте. В это время его изобретательный мозг придумывал массу самооправданий и способов отмщения всем.

Это успокаивало и утешало его. В своих дьявольских, темных мечтах ребенок-мужчина превращался в неуловимое и всемогущее существо. Он встал на путь, ведущий к душевной болезни.

Южный Блайтвилл, Арканзас

Миссис Альварес, обезумевшая и дрожащая, оказалась совершенно бесполезной. Они закончили разговор в помещении полиции в восемь часов утра, и теперь она сидела в маленькой комнате для свиданий, крепко обхватив себя руками и стараясь унять дрожь, бившую ее с тех пор, как она согласилась пройти с Эйхордом по территории, которую за последние 72 часа обошла уже много раз.

Анжела и Мария, по свидетельству всех, кто их знал, были прелестными, воспитанными девочками, все их любили. Мать никогда не позволяла им выходить на улицу одним, даже к соседям, «чтобы не накликать беды». Почему полиция не может найти их? Хуанита Альварес постоянно задавала этот вопрос, на который никто не мог ответить.

В беседе с Хуанитой Альварес Эйхорд старался отвлечь ее от мыслей о детях и вызвать на разговор о ней самой. Верный своим привычкам, он хотел составить свое мнение о собеседнице и поэтому спрашивал о школе, о церкви, о быте, осторожно направляя вопросы в более интимные области, стремясь почувствовать самую суть женщины. Она действительно производила впечатление отчаявшейся матери, у которой пропали дети. Если, конечно, не была слишком талантливой актрисой.

Через полтора часа он встретился с Памелой Бейли четырнадцати лет. Это была замкнутая, угрюмая, чернокожая девчонка в спортивном свитере с надписью «Элвис жив».

Она сообщила офицерам полиции, что «имеет в виду старого дурака, живущего по соседству, который грозился, что сведет счеты с шумными, плохо воспитанными детьми».

Скорее всего, она пыталась повесить лапшу на уши. Видимо, сосед, мистер Хиллфлоен, жаловался управляющему на ее собаку, которую она пускала гулять без поводка, и девчонка решила отомстить. Однако не исключено, что Памела действительно что-то знала. К половине десятого Эйхорд отпустил ее, так и не придя к определенному выводу, и собрался прошвырнуться по Южной Ютике.

Он с трудом нашел стоянку трейлеров, запрятанную в районе самых запущенных улиц Южного Блайтвилла. Много раз он утыкался в желтый указатель «Тупик» и возвращался назад.

Каждый двор здесь был заполнен отбросами цивилизации: машинами на колодках, ведущими колесами с табличкой «продается», пластиковыми ведрами со строительным мусором, молочными кувшинами, обмотанными проволокой. В одном закоулке он обнаружил отличный, почему-то выброшенный трос.

Наконец он добрался до нужного проезда. В конце усыпанного гравием склона между двумя рядами унылых жестяных боксов висела табличка с надписью «Стоянка веселых трейлеров».

При виде этого Эйхорду почему-то вспомнилось зрелище, которое обычно демонстрируют по телевидению после сильных ураганов, циклонов, штормов, землетрясений и других стихийных бедствий. Однако едва ли даже вмешательство Всевышнего смогло бы очистить местность от такого количества ржавой рухляди. Козней природы хватило бы разве только на то, чтобы снести крыши с этих старых прямоугольных жилищ, росших, казалось, прямо из земли и по иронии судьбы носивших название передвижных домов.

Выйдя из машины, Эйхорд направился к конторе управляющего, на которой висел почтовый ящик с надписью «ОФ С» без одной буквы, но заметил пожилого человека и повернул к нему.

— Приветствую, — произнес мужчина громким надтреснутым голосом.

— Здравствуйте, — ответил Джек, — не знаете, где я могу найти мистера Хиллфлоена?

— Вам нужен Оуэн Хиллфлоен?

— Именно так, — улыбнулся Эйхорд.

— Он перед вами, — приветливо ответил пожилой человек.

По его лицу невозможно было определить возраст: с равным успехом ему могло быть и 48, и 78 лет. Это было одно из тех обветренных деревенских лиц, которые мгновенно исчезают из памяти, как только от них отворачиваешься. Впоследствии, когда Эйхорд думал о внешности этого человека, он вначале вспоминал ее описание, и только потом в памяти возникало лицо.

Волосы: растрепанные на ветру, средней длины. Мистер Хиллфлоен походил на человека, который проснулся, плеснул на лицо ледяной воды, пригладил руками мокрые волосы и забыл про них на весь день. Создавалось впечатление, что никогда ни расческа, ни щетка не прикасались к его голове. Похоже, он не был столь тщеславен, чтобы любоваться собой в зеркале.

Лицо: изборождено морщинами. Но кроме упрямства и следов тяжелой работы на нем было какое-то отталкивающее выражение, даже жестокость, встречающаяся на лицах отбросов общества, душевнобольных или стариков, забытых в частных лечебницах.

Глаза — глубоко посаженные. Улыбка открывала нехватку двух зубов. Внешность, примечательная именно своей неопределенностью.

Тело: стройное и мускулистое. Одет в старомодного покроя блузу, как у парикмахера, застегивающуюся до самого горла.

— А я вас знаю.

— Неужели? — Эйхорд держал в руках служебную сумку, но еще не открывал ее.

— Доллар за пончик.

?? — Странные слова, громкий гудящий голос и неопределенная внешность приводили в замешательство. Может, Оуэн Хиллфлоен не в своем уме?

— Доллар за пончик, что вы либо таксист, либо юрист. Кто из них?

— Да, сэр, — Эйхорд показал удостоверение, — мы занимаемся расследованием гибели двоих детей. — Он вытащил фотографию, бумаги с описанием внешности девочек и протянул мужчине.

— Вы знаете их?

— Господи, сейчас... — Он взял фотографию, вытащил очки из кармана рубашки, нацепил их на кончик носа, чуть откинул голову назад и стал разглядывать снимок.

— Это девочки Альварес. Они были убиты несколько дней назад. Изнасилованы и убиты. Вы узнаете их? — Он пристально наблюдал за стариком.

— Боже, Боже... Я не могу сказать с уверенностью. Эти иностранцы, — он пожал плечами и взглянул на Эйхорда, — их не отличишь друг от друга. Они жили в этом квартале?

Джек кивнул.

— Да. Они вам знакомы?

— Нет, сэр. Не могу сказать.

— А почему вы считаете, что они иностранцы?

— Так вы же назвали их по имени.

— Почему вам кажется, что они жили в этом квартале?

— По телевидению передавали все выходные и в газетах писали.

Что ж, логично.

— Что-нибудь хотите еще мне сказать? — спросил Эйхорд.

— А что можно сказать? Дети бегали, где хотели, абсолютно свободно, вот и результат.

— Что вы имеете в виду?

— Я слышал, что их мать никогда не знала, где они проводили время после школы. Она давала им чересчур много свободы. Полная неуправляемость — вот они, эти люди «третьего мира». У них нет ничего святого. — Он покачал головой.

— "Третьего мира"? — вопросительно повторил Эйхорд.

— Испанцы, мексиканцы, латиносы, я не знаю, как их еще сейчас называют. Ваши дорогие латиноамериканцы. Наркоманы. Темнокожие. Мексиканцы. Гос-по-да!

— Мистер Хиллфлоен, вы не забыли, что мы говорим об изувеченных детях?

— Я именно об этом и толкую. Бессистемный, бесконтрольный «третий мир». Полная свобода шататься Бог знает где. Такие и попадают в разные истории.

— Представьте, что какой-то маньяк захватил девочек прямо напротив дома, пытал их, потом убил. Изувеченные тела, отрубленные головы. Неужели вы так сильно ненавидите цветных, мистер Хиллфлоен, что даже это не производит на вас впечатления?

— Глаза Эйхорда сверлили пожилого человека.

— Я? — Он печально рассмеялся и посмотрел на Эйхорда. — Несчастные маленькие дети, которым даже не разрешали подходить ко мне. Для них теперь уготовано Царствие Небесное.

Вот и все. Нельзя посадить, человека за неудачные выражения, странное поведение или голос, как у громкоговорителя. Опять же закон не запрещает быть расистом, пока ты держишь свои чувства при себе. И что бы ни говорил Оуэн Хиллфлоен, и каким бы он ни был, он мог себе это позволить, ибо был частным лицом.

Северный Бакхед

— Эгоизм — поразительная вещь, — думала Тина Хоут, наблюдая за женщиной, изливающей на нее потоки красноречия, из которых пока удалось выудить только то, что произнесенная Тиной речь была очень волнующей и значительной. Дама стрекотала, как сорока, явно стремясь поразить собеседницу интеллектом, но делая неправильные ударения в сложных словах, что действовало Тине на нервы. Она попыталась сосредоточиться на своих мыслях.

— Эгоист просто не в состоянии понять, что собой представляет его собеседник. Неужели я похожа на человека, которому доставляет удовольствие стоять, улыбаться и впитывать эту откровенную чушь и лесть, призванную убедить тебя в собственной значительности? — Тина глубоко вздохнула, чтобы унять нарастающее раздражение.

А женщина продолжала:

— Ваша речь настолько убедительна и исполнена блеска, что я...

В ответ Тина рассеянно улыбнулась. Было уже поздно, неделя заканчивалась, больше никаких лекций в Северном Бакхеде. Теперь через весь город ей надо ехать в Бакхедскую Евангелическую церковь и — она бросила взгляд на часы — хорошо бы около одиннадцати вернуться домой.

Женщина на мгновение замолчала и заглянула в лицо собеседницы. Тина благодарно кивнула, пытаясь вспомнить имя своей почитательницы. Кажется, Уайт. Нет, Дженет Райт — именно Райт. Она гордилась своей способностью запоминать имена и лица по ассоциациям. Умение вовремя вспомнить имя человека просто необходимо тому, кто делает политическую карьеру, а именно этим и занималась Тина Хоут.

— Вы очень любезны, миссис Райт, — воспользовалась она паузой. Видите ли, я ненавижу нестись сломя голову, а у меня деловая встреча на другом конце города, — говорила она, продвигаясь к выходу. Женщина следовала за ней по пятам.

— Ну конечно, — с жаром произнесла она, — как прекрасно, что вы так требовательны к себе и осознаете...

Она трещала, как пулемет, пока шла за Тиной к выходным стеклянным дверям и, наконец, даже попыталась удержать ее за рукав. Ситуация начала раздражать Тину. Что могло быть причиной подобной назойливости? Желание понравиться, чтобы устроиться на работу? Но миссис Райт казалась на удивление веселой и абсолютно не озабоченной. Тина прищелкнула пальцами и ласково сказала:

— Да-да, я вас понимаю.

Она распахнула тяжелые двери и вышла на стоянку. Женщина не отставала.

— Для меня ваше сегодняшнее выступление так много значит. Ваш богатый опыт...

Слушать, конечно, приятно, но пора ехать. Настойчивая дама продолжала изливать душу, пока Тина Хоут, стоя около машины, выуживала из сумочки ключи:

— ...женское движение и общественная культура... — Витиеватые фразы цеплялись одна за другую.

Однако хватит! Тина прервала женщину мягко, но решительно:

— Еще раз спасибо. Доброй ночи! Прихлопнув дверцей машины последние слова Дженет Райт, она прощально махнула рукой, заученно улыбнулась и включила зажигание. Поддернула юбку для большего удобства, открыв гладкие, красивые ноги. У нее было ощущение, будто она три дня не снимала колготок. Ей всегда стоило огромного напряжения разговаривать с верующими женщинами. Сейчас она устала, как никогда, и, с треском опустив оконное стекло, глубоко вздохнула.

По дороге медленно двигалась сельскохозяйственная техника. Массивные комбайны и хлопкоуборочные машины заняли дорогу, направляясь к томящимся в ожидании полям. Тина затормозила и включила верхний свет, чтобы сверить ручные часы с часами машины. И этот незначительный поступок стал для нее роковым. Женщина, ведущая фургон в противоположном направлении, увидела при вспыхнувшем свете привлекательную молодую даму, одну, в «Тойоте Королла DLX» выпуска восемьдесят шестого года, когда та затормозила, пристраиваясь позади машин, ожидающих, пока фермеры освободят путь.

Как ни старалась Тина расслабиться, ей не удавалось отделаться от образа говорливой Дженет Райт. Она закурила, жадно вдохнув дым сигареты, но, вспомнив закон округа, запрещающий курение во время езды, подняла оконное стекло и резко вывернула руль на обгон медлительной сельскохозяйственной техники.

Женщина в фургоне находилась примерно в десяти метрах позади «тойоты», когда Тина Хоут припарковалась у главного входа Евангелической церкви Бакхеда.

Она направилась к церкви и перед устланной толстым ковром лестницей услышала позади голос:

— Можно вас на минутку?

Оглянувшись, она увидела яркую молодую особу, которая спешила к ней, стуча невероятно высокими каблуками.

— Я вас слушаю.

— Не могли бы вы уделить мне несколько минут?

— Нет, простите. Совершенно не могу. Я и так уже опоздала. Если вы подождете, пока я закончу, я с удовольствием побеседую с вами.

— Погодите, — произнесла женщина странным, хриплым шепотом, — вам бы лучше услышать это сейчас.

Красивая женщина была так настойчива, что Тина, поколебавшись, повернула обратно:

— Ну разве что несколько секунд.

— Да-да, я вас не задержу. — Женщина распахнула дверь фургона со стороны водителя, и перед Тиной мелькнули длинные красивые ноги.

— Присядьте со мной на секунду.

— У меня нет времени. Говорите здесь.

— Вам это просто необходимо услышать, — многозначительная пауза, — и увидеть. — Она держала конверт и какие-то бумаги. — Тридцать секунд, я обещаю. Вы не пожалеете. Это очень важно именно для вас.

— Говорите здесь, — настаивала Тина. У собеседницы были манеры деловой женщины, способной подкинуть дополнительную работу или соблазнительную идею. Хотя приятной ее едва ли можно было назвать. Что-то дикое, даже роковое было в этой яркой внешности. Однако Тине приходилось бывать и в более неприятном обществе.

— Пожалуйста, всего на полминуты, — звучал завораживающий, с придыханием и хрипотцой, шепот.

— Ну ладно, только быстро. — Тина скользнула внутрь, оставив открытой дверь на пассажирской стороне фургона, и еще раз оценивающе взглянула на собеседницу. Она была великолепна, правда, несколько больше косметики, чем нравилось Тине. Во всяком случае, эта женщина возбуждала любопытство.

— Прочтите, — она подала Тине толстую папку. — Прикройте дверь, думаю, вам не захочется, чтобы кто-то увидел это.

Тина не отреагировала.

— Кто вы, в конце концов? — спросила она, пролистав то, что оказалось всего-навсего проспектом по продаже автомобилей. Ей не были даже знакомы эти термины. Она подняла глаза от папки и только успела произнести: «Ну и что я должна с этим делать?» — как услышала металлический звук и почувствовала еще чье-то присутствие. Кто-то сидящий позади в темноте передвинулся и, когда она обернулась на звук, ее схватили за волосы, закрутив их. В ту же секунду тонкий острый предмет вонзился в ее ухо. Она закричала от боли и страха, но ужасное нечто проникало все глубже в мозг и слепящая кроваво-красная боль агонии затопила ее.

Вега, 1961

Они впервые оказались в постели вместе, когда в доме никого не было. Этому предшествовала затяжная сладострастная сцена насилия.

Но все началось значительно раньше. Однажды он, сговорившись с соседскими ребятами, заставил ее залезть на дерево. Мальчишки клялись, что с его верхушки можно увидеть Лондон. И она влезла на одном дыхании, простодушно показывая, как здорово умеет лазить по деревьям, но ребята почему-то смеялись, стоя внизу.

Потом была игра в доктора и пациента. Она состояла в том, что он читал приятелям лекции об отличительных чертах женской анатомии и требовал, чтобы сестра держала юбку над головой, в то время как он осторожно исследовал, нажимал и покалывал странные складки, припухлости и другие удивительные места «в отверстии» и вокруг. Прелюдией к половой близости были ласки в высоких зарослях сорных трав на задворках дома Колмана, когда они вдвоем лежали, раскинув ноги, трогая друг друга, хихикая, «лодырничая», как они называли.

В тот день все началось совершенно невинно. Она влетела в распахнутую дверь и по обыкновению крикнула:

— Мам! — Ответа не было. — Мам, привет, ты дома? — Звук ее голоса гулко разносился по этажам. Она бросила книжки на старый треснувший диванчик. — Есть кто-нибудь дома?

Она взбежала по лестнице, перепрыгивая через ступеньки и не касаясь перил, промчалась по второму этажу через обшитый панелями, богато украшенный холл с фамильными портретами умерших предков и открыла дверь спальни сводного брата. Он лежал в постели, возбуждая себя.

— Извини, — сказала она, отступая, ожидая крика, удара, унизительной пощечины. Она боялась, что он в бешенстве накинется на нее. — Я не знала, что ты дома. Я кричала, но...

— Все в порядке, — сказал он пугающе спокойным голосом, — иди сюда, я хочу показать тебе кое-что.

— Что? — спросила она.

— Подойди сюда, — в мягкости интонаций было что-то опасное.

Она испугалась, хотя он не был рассержен, а спокойно лежал посередине кровати, одетый лишь в белые жокейские шорты, раздражая промежность, которая выпирала, как только он касался ее.

— Ну давай же, иди сюда.

Она подошла ближе. Он потянулся к ней, но она резко отпрянула.

— Я хочу... Иди сюда, черт возьми! Тебе не будет больно.

Он попытался дотянуться до нее, но не смог и нежно промурлыкал:

— Я же не сделаю больно моей сладкой сестричке.

Она не понимала его. Он перестал трогать себя и только смотрел на нее, поэтому она пожала плечами, подошла и встала перед кроватью. Он не делал резких движений, лишь слегка дотронулся до ее голой ноги, похлопал по ней и произнес:

— Я хочу показать тебе, что у меня есть, — но не шевелился.

— Что?

— Это тебе понравится.

— А что это?

— Вначале попроси: милый, пожалуйста, покажи мне!

— Милый, пожалуйста, покажи мне.

— Милый, я хочу пососать твоего любимчика, которого ты мне покажешь.

— Нет.

— Давай-давай. Скажи так, и я покажу тебе. Ну: милый, пожалуйста, я хочу пососать твоего любимчика.

— Нет, — замотала она головой и заплакала, вдруг остро почувствовав себя неуклюжей, некрасивой и плохо одетой. Ее комплекс неполноценности рос вместе с ней из-за ужасной одежды, которую ей приходилось носить, домашней стрижки с кошмарной неровной челкой и постоянных насмешек в школе. Все девочки носили белые носки, но почему-то именно у нее они были вечно перевернутыми, неопрятными. И все это было предметом постоянных издевательств ее соучениц. Она держалась неловко, была неказиста и слишком хорошо понимала это.

— Так говори, я жду. Не мне же за тебя говорить. Ну, быстрее! Милый, пожалуйста, я хочу пососать твоего любимчика. — Он произнес эти слова мягким, завлекающим шепотом, и она сдалась, повторив без выражения:

— Милый, пожалуйста, дай пососать твоего любимчика.

Тогда, к ее удивлению, он расстегнул гульфик обтягивающих шорт, и выпуклость вывалилась наружу. Пенис был толстым, весь в жилках и гордо торчал вверх.

— Вот, смотри, — сказал он и что-то сделал мускулами, от чего пенис заколыхался, как флаг, а он засмеялся.

Она тоже неуверенно засмеялась.

— Спроси его о чем-нибудь.

— О чем? — Она не могла поверить, что видит это наяву.

— Да о чем хочешь. Например, спроси: хочешь, чтобы я пососала тебя? Спроси.

— Н-нет.

— Ну! Спрашивай!

— Я не хочу.

— Спрашивай! — Его голос начал звучать с некоторым раздражением.

— Нет, ни за что!

— Я не сделаю тебе больно, глупая. Посмотри, я сам спрошу его. Хочешь, чтобы она пососала тебя, мистер Дик? — Пенис колыхнулся взад и вперед, словно согласившись, и она снова засмеялась. — Держу пари, ты никогда не видела этого раньше, а?

— Мне надо идти. — Но прежде чем она успела направиться к выходу, он вскочил, схватил ее и подтащил к кровати.

— Пусти, не надо, мне больно, — говорила она.

Он дернул ее за волосы и заставил сесть на постель ударом кулака. Затем повалил на спину и, упав сверху, старался поцеловать.

— Не надо! — Она пыталась бороться с ним. — Я скажу маме!

Тут он ущипнул ее, и она закричала.

— Не смей кричать, а то я засуну тебя в корзину. — Он елозил по ней и что-то делал рукой под собой.

— Тебе попадет, — угрожала она.

Он ударил кулаком по ее плоской груди, не сильно, но больно, и она снова начала плакать. Это только раззадорило его.

— Противная плакса! А теперь давай посмотрим, как выглядит сестричка мистера Дика.

Она почувствовала, как его палец резко вонзился внутрь, и заплакала громче, за что немедленно получила легкий шлепок. Она всегда побаивалась его, особенно, когда он был таким.

— Дура, рева несчастная! — Он тяжело дышал, засовывая руку глубже и все больше возбуждаясь. Она не понимала, что происходит. Вдруг что-то твердое просунулось между ее ногами.

— Пожалуйста, — умоляла она, чувствуя, как струятся по щекам слезы, — не надо, пусти, мне больно.

Он пытался найти ее губы, но она плакала и отворачивалась. Тогда, захватив ладонью ее рот, он другой рукой стал тискать неразвитую детскую грудь, все это время продолжая елозить по ней взад и вперед. Вдруг она почувствовала боль, и все кончилось. Отпустив ее губы, ослабший, изнемогший, он тяжело и со стоном дышал. Она терпеливо ждала, когда же наконец сможет подняться, но внезапно его губы снова впились в ее рот. Замерев, она не сопротивлялась и со страхом ждала отвратительного продолжения.

— Открой рот и высунь язык, — приказал он, — или я прикончу тебя, паршивая воющая сучонка.

Она подчинилась, и это беспрекословное повиновение невероятно возбудило его. Он почувствовал упоительную власть над этим распростертым беззащитным телом, и ощущение этой власти принесло ему высшее сексуальное наслаждение. И это было только первое из длинной цепи отвратительных открытий, которые ему предстояло сделать.

Южный Блайтвилл, Арканзас

Это просто глаз. Отдельный глаз. Он следит из темноты, ничего не видя и видя все, — эти странные очертания, неопределенные призрачные формы, какие обыкновенно принимает комната ночью. Глаз. Глаз сам по себе. Единственный глаз невидимого циклопа.

В комнате темно. У глаза нет ушей, поэтому он не может слышать, как детектив осторожно поднимается по деревянным ступеням, перекусывает кусачками проволочки полицейской печати на двери, подбирает ключи. Первый не подошел, но уже второй удалось повернуть в замке. Циклоп видит яркий, слепящий прямоугольник света с громадным черным силуэтом в нем. Мужчина входит и останавливается. Рука шарит по стене, нащупывая выключатель. Снова тишина.

Невидимый глаз, если это все-таки глаз, ослеплен ярким лучом ручного фонарика, который шарит по комнате, выхватывая на мгновение из темноты очертания вещей. Наконец щелкает выключатель, и комнату заливает электрический свет. Интерьер в стиле обычного передвижного дома. Но что-то гнетущее разлито в воздухе. И это ощущение усиливается от зловонного запаха, как на скотобойне. Отвратительный, тошнотворный запах убийства. Тяжелый, застоявшийся запах могилы. Циклоп глядит поверх этого адского места. Южная Ютика.

Взгляд Джека Эйхорда остановился на обеденном подносе, и у него перехватило дыхание. То, что он, много повидавший на своем веку, увидел на нем, в первый момент парализовало его мысли.

Этот омерзительный циклоп долго будет преследовать его в ночных кошмарах. С груды окровавленных человеческих внутренностей нагло и отвратительно смотрит одинокое глазное яблоко. Сердце Эйхорда обливается кровью.

Бакхед

Задолго до того, как в Бакхеде погибла Тина Хоут, в Блайтвилле были совершены два редких по жестокости преступления. Жертвы были изнасилованы, затем убиты и изуродованы.

Эйхорда доставили в город самолетом Главного криминального управления и подключили к расследованию этого запутанного дела под условным названием «Кошмар в Блайтвилле». Он провел обычную работу, обшарил место хладнокровного убийства, ознакомился с досье подозреваемых, внимательно изучил горы бумаг. И единственный вывод, к которому он пришел, заключался в том, что преступление совершил немолодой человек, хотя арканзасские коллеги и не разделяли уверенности Эйхорда.

Не обнаружив ничего, за что можно было бы зацепиться в этом деле, Эйхорд вернулся в Бакхед и снова занялся делом об обезглавленных девочках.

Спустя пару месяцев полиция арестовала преступника. Им оказался довольно старый мужчина, на совести которого были восьмилетний мальчик, две девочки, одиннадцатилетний мальчик, двадцатидвухлетний молодой человек и угрюмое дитя — несчастная Памела Бейли, которая старалась предупредить всех о том, что может случиться, и сделала все, что могла, но крика ее души не услышали. Все мертвы. Убиты. Вначале над ними издевались с невообразимой жестокостью, затем насиловали, убивали и расчленяли. Подобных ужасных, садистских, бессмысленных убийств не мог припомнить ни один офицер службы правопорядка.

После осмотра страшного обиталища кровавого циклопа в Блайтвилле Эйхорд вернулся в Бакхед ночным самолетом, не в силах избавиться от ужасных впечатлений. Столы и буфеты передвижного дома были «сервированы» кровавыми останками, причем части тела преступник расположил в определенном порядке...

Господи! Это невыносимо! Каждый раз, когда он начинал восстанавливать увиденное в памяти, то просто не мог дышать, хотя и понимал, что не должен допускать влияния эмоций на ход мыслей. Он чувствовал себя виноватым в том, что, не обладая достаточной властью, позволил такому случиться. Им даже овладела некоторая апатия. Нервное переутомление перешло постепенно в глубокую депрессию с обычными для нее ощущениями безысходности, унизительного поражения и губительной жалости к себе. Лишь через несколько недель ему удалось справиться с собой и встряхнуться, но долго еще он оставался вялым, заторможенным, часто пребывал в плохом настроении.

А тут еще пришлось отправиться к дантисту, чтобы запломбировать зуб мудрости. Однако, заглянув Джеку в рот, врач обнаружил, что дело обстоит куда сложнее.

— Да здесь уйма работы! — сказал он своей ассистентке.

— Похоже на то, — ответила она.

Во рту Эйхорда копались четыре руки сразу.

— Не очень больно? — спросила медсестра.

Но кроме невнятного мычания она ничего не услышала в ответ.

Джек чувствовал, как язык переваливается внутри онемевшего рта, а когда услышал жалобный вой бормашины, закрыл глаза.

— Чуть раньше я мог бы поставить пломбу, но теперь, к сожалению, поздно. — Дантист покачал головой. — В первый раз вижу, чтобы инфекция так разрушила зуб. — Он отодвинул сверло бормашины. — Терпеть не могу дергать, — сказал он.

— Па-и-бо, — храбро произнес Джек. — Дергайте.

От зуба остались лишь осколки. Дантист по частям удалил их, но корни сохранил.

— Они еще поработают с годик или около того, — сказал он, а потом вы придете, и я их выдерну. А пока — все.

Болело очень сильно. Джек чувствовал себя так, будто получил по челюсти свинчаткой. Через каждые десять минут мучений, которые еще можно было терпеть, его пронзала острая непереносимая боль. Он терпеливо ждал, когда же станет легче, но ощущения, напоминающие удар стальной ноги в челюсть, не проходили. Эйхорда бросало в жар, и ему, взрослому, сильному мужчине, не всегда удавалось сдержать стон.

— Я схожу в аптеку, куплю что-нибудь обезболивающее, — сказал он Донне.

Он понял, что она испугалась, как бы он снова не начал пить, когда услышал в ответ ее робкое:

— Хорошо.

Вега, 1964

Он был освобожден от призыва в армию и не слишком беспокоился о свои судьбе, но уже достиг того возраста, когда время от времени человек начинает задумываться о будущем. Он верил в себя и был убежден, что сможет делать большие деньги. А пока был поглощен другими занятиями.

Он научился у других ребят трахаться затяжными заигрывающими толчками. Смеясь, он показывал им свои шрамы, рассказывал, как его обижали, когда он был маленьким, как бросил школу, когда врачи признали его душевнобольным.

Он насиловал сводную сестру, заставляя ее лежать ничком в душистых травах на задворках дома старого Колмана. Никто бы не услышал, если бы она вздумала закричать раньше, чем он зажмет ей рот. Его удивляло, почему она так возбуждала его. Невзрачное лицо, неказистая фигура. Но, черт возьми, он имел ее сотни раз. И каждый раз становился открытием.

— Мне нравится трахать тебя, ты страшно сексуальна, — говорил он. Она не шевелилась под ним, стараясь ни о чем не думать, пока не кончится очередное тяжкое испытание.

— Я к тебе обращаюсь, дрянь, — повышал он голос, дергая ее короткие волосы и жестоко выворачивая голову. — Отвечай мне, черт побери!

— Ox, — только и могла произнести она, когда он отпускал ее голову, — пожалуйста...

— Давай-давай, умоляй меня получше. Может, я тебя и помилую.

Но больше она ничего не говорила. Он вытаскивал ее школьную бутылку с молоком, наливал немного себе на руку и натирал свой возбуждающийся пенис. Затем вливал часть молока ей в задний проход и стремительно протискивался в нее, пока не попадал внутрь.

— Что ты чувствуешь?

Он резкими ударами вталкивал пенис между ягодицами сводной сестры и при этом так возбуждался, что и двух минут не мог сдержать семяизвержение. Затем скатывался с нее и лежал на спине в траве, приходя в себя, а она молча одевалась и уходила, как всегда, повесив голову и не произнеся ни слова.

Ему нравилось, что она всегда под рукой для каждодневного секса. Но еще большее удовольствие он получал от насилования ее души, издеваясь, запугивая и мучая, превращая жизнь сестры в беспросветный кошмар. Смеясь от предвкушения ее ужаса, он вылезал из-за каменной стены дома Колмана и мчался через заросли сорняков с такой быстротой, на которую только были способны его сильные ноги. Он пробегал по Пятнадцатой улице, пересекал Пирсовую, несясь четыре квартала сломя голову, чтобы успеть спрятаться в ожидании, пока неосторожная сводная сестра подойдет к дому.

Задыхаясь и жадно глотая воздух, он подбегал к входным ступеням дома и прятался за разросшимся кустом. Именно в это время она появлялась из-за угла, безучастная ко всему, с низко опущенной головой, и медленно двигалась к дому. Как только она поднималась на ступеньки, он кидался на нее из-за куста, издавая победный крик во всю силу своих легких, и валил ее в траву.

— Попалась! — горланил он, мучая ее, но его вопли и смех заглушались ее терзающими уши криками ужаса, пока она не ощущала удар где-то глубоко внутри себя.

Бакхед-Спрингз

Несколько лет назад Эйхорд распутывал «самый ужасный в истории случай массового убийства», как это называли в газетах. Остался в живых только новорожденный мальчик. Ребенок был плодом интимной близости чудовища в человеческом облике и молодой женщины, которую он впоследствии убил. Джеку очень хотелось дать приют и заботу этой несчастной крохе, и Донна Эйхорд, которая не могла иметь своих детей, горячо поддержала идею усыновления мальчика.

Но через некоторое время появились довольно тревожные сигналы. Необъяснимая жестокость ребенка приводила Эйхорда в замешательство. Стараясь не думать штампами, он тем не менее часто ловил себя на мыслях типа «отродье дьявола», и, как ни пытался избавиться от них, они все глубже укоренялись в подсознании. Тщетно убеждал он себя, что, может быть, слишком близко принимает к сердцу вспышки раздражительности у ребенка, — темные мысли продолжали посещать его.

Нет смысла отрицать существование наследственности. И следя за развитием приемного сына, Эйхорд замечал, что гены отца проявляются в мальчике все сильнее. Напрасно Донна пыталась уверить Джека, что он пристрастен к маленькому Джонатану и наблюдает за ним как полицейский, а не как отец. Эйхорд, всем сердцем любя ребенка, оставался при своем мнении и считал, что жена слишком снисходительна к малышу.

С первых месяцев своей жизни Джонатан обнаружил удивительный негативизм и неприятие окружающего мира. Первое, что он произнес, было слово «нет!». Он кричал его, не переставая, во всю силу своих маленьких легких. Джека беспокоило, что жена позволяла сыну биться в истерике в течение полутора часов, даже не пытаясь его наказать, но вмешательство Эйхорда в воспитание мальчика ограничивалось увещеванием Донны.

Тревожась за судьбу семьи, он решил проконсультироваться у знакомого полицейского психиатра, но ушел не удовлетворенный невнятным заумным наукообразным лепетом и противоречивыми туманными словами, сводившимися к тому, что для двухлетнего ребенка вполне естественно биться в истерике.

Начитавшись справочников по психологии детей, информирующих о том, что отрыв от личности матери в раннем возрасте может вызвать подобный тип невротического поведения, что раздражительности и плохому поведению ребенка следует противопоставить уверенность и спокойствие родителей, и о многом другом в том же духе, Эйхорд пребывал в полной растерянности относительно того, как вести себя с ребенком, орущим так, что раскалывалась голова.

В одном Джек был совершенно уверен: стереотипы поведения, описанные в руководствах по воспитанию детей, не имели никакого отношения к его приемному сыну. Это было не просто хныканье, плохое поведение, истерики. Нет, здесь было что-то совсем другое. Джек был уверен, что в глазах малыша он часто видел именно жестокость. Однажды он попытался серьезно поговорить об этом с Донной, но жена посмотрела на него, как на ненормального. И все продолжало идти своим чередом.

Но сейчас, подходя к двери своего дома, он не слышал ни звука. Донна, сидя в старой деревянной качалке напротив дивана, радостно вскочила ему навстречу, а он крепко обнял и поцеловал ее.

— Ну, привет.

— Привет.

— Хороший был день?

— Нормальный.

— Совсем-совсем обычный?

— Не совсем, но ничего плохого.

Он засунул свои записи в стенной шкаф, отцепил кобуру, значок, убрал кейс и кожаную сумку, выложил бумажник, ключи, ручки, карманный мусор.

— Ну вот и все. Я в твоем распоряжении.

— Отлично. — Она подала ему стакан с чем-то красным.

— М-м? Выглядит приятно. Что это? — Он осторожно отхлебнул.

— Овощной сок.

— Неплохо. — Честно говоря, он был бы не прочь добавить в сок немного водки, но счел за благо промолчать. Опустошив стакан залпом, он поставил его на серебристый поднос и плюхнулся в свое любимое кресло.

— Устал? — На Донне были надеты потрепанные, обрезанные выше колен старые джинсы и одна из его старых рубашек, подвязанная узлом под грудью. Жена все еще волновала его как женщина.

— Не слишком, — сказал он с легкой усмешкой. Донна улыбнулась, поняв его намек.

— Потом, потом, мистер Эйхорд. Я вижу, вас очень привлекает то, что Бог имел в виду, когда создал обрезанные джинсы.

Вскочив с качалки, она кокетливо повертелась перед ним.

— О да, — согласился он с улыбкой.

— Спасибо, милый, это так приятно слышать. — Она снова уселась в деревянную качалку.

— А у тебя сегодня был тоже обычный день?

— Нет, — ответила она со странной интонацией. — Джонатана притащила на себе большая черная собака. Знаешь, та, которую ты подкармливал.

— О Боже! Надеюсь, ты не позволила ему играть с ней? Это просто опасно!

Прежде чем ответить. Донна судорожно сглотнула.

— Я понимаю.

— Ну и?

— Дело обстоит гораздо хуже. Собака сейчас спит с ним. — Она подавила нервную дрожь.

— Донна, ты разыгрываешь меня?

— К сожалению, нет. — Она вытянула свою красивую ногу.

— Послушай, может быть, я чего-то недопонимаю? Мы оба говорим о чесоточной черной дворняжке, усеянной блохами и струпьями? Именно это существо ты имеешь в виду?

— Да.

— А что означает — спят вместе?

— Это означает, что они находятся вместе в кровати. Джонатан не дал мне выставить ее за дверь. Он просто бился в конвульсиях. Ты знаешь, как он это умеет.

Эйхорд все еще не мог поверить.

— Ты хочешь сказать, что этот чертов рассадник блох находится в доме?

— Вот именно, — через силу улыбнулась она.

— Боже мой, женщина! — Он встал, вслушиваясь в тишину. — Так он взял собаку сюда?

— Да. — Она тоже поднялась с кресла. — У меня не хватило духу выгнать ее. И Джонатан стал таким мирным, выглядел таким довольным...

— Это не тема для дискуссии. Ребенок подхватит блох, если не что-нибудь похуже. — Он направился в спальню, все еще не уверенный, что над ним не подшутили.

— Джек! — Донна попыталась остановить его.

— Я больше не хочу ничего слышать!

Они вдвоем подошли к двери комнаты мальчика. Донна осторожно повернула круглую ручку и с тихим щелчком открыла дверь. Эйхорд вгляделся в темноту. Джонатан спал, обнимая рукой собаку, лежащую на покрывале. Эйхорд даже потряс головой, чтобы убедиться, что ему это не привиделось, потом прикрыл дверь. Мирная тишина стояла в доме.

— Я все же надеюсь, что он не подхватит чесотку, — прошептала Донна.

— Да, — театральным шепотом ответил Эйхорд, — ведь если это случится, он заразит собаку!

Как только дверь в комнату затворилась, ребенок открыл глаза и стал уверенно ласкать собаку. Пес с глухим шумом сбросил покрывало, не веря своему счастью, но маленький мальчик одним взглядом заставил собаку успокоиться.

Вега, 1965

Ему почти наскучили затянувшиеся отношения со сводной сестрой, когда по соседству поселился Деррил Хейнис. Сестра была слишком покорной, слишком доступной, и он страстно желал новой победы. Деррил был изнеженным, очень стройным, с длинными, как у девушки, волосами. Игрушечный хиппи.

— Не хочешь сыграть в карты? — спросил он нового соседа.

— Конечно, с удовольствием. Умеешь играть в дурака?

— Спрашиваешь! Но я знаю кое-что получше. Ты играл когда-нибудь в старшую карту?

— Это как?

— Смотри, это просто. — Он положил колоду на стол рубашкой вверх. — Сначала ты возьмешь карту, а потом я.

Мальчик взял одну.

— Теперь переверни ее.

Это оказалась бубновая девятка. Следующая была двойкой червей.

— Смотри, ты выиграл. Если бы мы играли на деньги, ты бы выиграл сейчас цент.

— Да?

— Конечно, старшая карта всегда побеждает. Давай попробуем еще.

— У меня нет денег.

— Ну и что? Если ты проиграешь, будешь мне должен и заплатишь как-нибудь в другой раз. Идет?

Деррил кивнул:

— Идет. Давай попробуем. Ходи первым.

Он дал мальчику выиграть несколько раз.

— Парень, ты отличный игрок. Если так дело пойдет и дальше, я из долгов не вылезу. — Он достал блестящую десятицентовую монету. — Давай сыграем на раба. Посмотрим, чья карта выиграет, а проигравший станет рабом другого на день и должен будет выполнять то, что захочет хозяин, ну и все такое... — закончил он неопределенно.

— Ладно, давай, — сказал Деррил, желая доставить удовольствие новому другу.

Они вытянули по карте.

— Ура! Туз! Тебе не повезло, Деррил, на этот раз выиграл я. Хочешь, сыграем еще два-три раза?

Новый сосед успокоился, и они снова кинули карты. Деррил проиграл все три раза.

— Вот невезение. Удача жестока. — Он с удовольствием представил себе, какие обязанности будет выполнять Деррил в роли слуги, а затем дал ему на время посмотреть свои книжки с комиксами, и они распрощались. Он уже знал, как завоевывать доверие.

Со временем родители Деррила разрешат сыну пойти с ним на рыбалку. Они уйдут на всю ночь. Он снова будет играть с мальчишкой в карты. В игру на раба... Еще до знакомства с Деррилом, он заказал туфли на высоких каблуках, которые видел в журнале, потом стащил у матери губную помаду и пару старых нейлоновых чулок и теперь представил, как будет смотреться Деррил в этой одежде. Как будет выглядеть его обнаженная спина. Длинные волосы и маленькая попка, как у девочки. Он заставит этого изнеженного мальчишку быть его сестрой целую ночь. Почувствовав, как огромная горячая волна желания наполняет его, он начал неудержимо мастурбировать, мечтая о будущем приключении. Этот порочный ребенок с искалеченной психикой был на пути к зрелости.

Бакхед

Опознать женщину было невозможно. Если, конечно, это сплошное кровавое месиво можно было назвать женщиной. Бесформенные окровавленные куски, ужасающие останки того, что было человеком. На экран было невозможно смотреть без содрогания. Внизу появилась короткая подпись: жертва.

— Новая жертва насилия, — профессионально звучал с экранов женский голос, — и человек, который сделал это, еще не в тюрьме.

Страшное зрелище исчезло с экранов, и в слабых отблесках света возникла группа медиков и полицейских, которые что-то подносили в ожидании кареты скорой помощи. Крупным планом показали кисти рук, заталкивающих мешок с телом в машину.

А диктор продолжала:

— Еще один насильник-убийца в трущобах города. Жертва — тринадцатилетняя девочка.

Следующие кадры были хорошо знакомы каждому в радиусе ста миль от Бакхеда: крутой горный склон бакхедского парка ранним утром. Место, где несколько мальчиков, катавшихся на велосипедах, наткнулись на тело Тины Хоут. Снимок был сделан с большого расстояния и разглядеть что-либо, кроме кровавых пятен было невозможно. Объяснялось это тем, что, когда телерепортеры прибыли на место происшествия, тело миссис Хоут уже увезли.

— Ужасающее преступление в парке. Вы видите место, где дети рано утром обнаружили женское тело. Установлено, что это была политическая активистка Тина Хоут. Похищена, убита пестиком для колки льда, затем изнасилована.

Две женщины, инженер-оператор и режиссер, следили за монитором с надписью «Идет передача». На нем выписывался текст: «Сексуальные нападения продолжаются». Слова медленно двигались, и Джинджер читала хорошо поставленным голосом:

— Сексуальные нападения продолжаются. Расследованием занимаются детективы Марв Пелетер и Ти Джей Фэй из отдела сексуальных преступлений полицейского департамента Бакхеда.

— Это не пойдет, — сказал кто-то, просматривая выборку новостей из центральной прессы.

— Еще три уголовных обвинения, включая изнасилование, растление несовершеннолетних и педерастию, предъявлены Уайду Уэйсу из Южного Бакхеда. Новые обвинения связаны с нападением с целью изнасилования на двадцатидвухлетнюю женщину из Мэдисона в четырехсотом квартале Тауэр-Лейн. Уэйс был арестован в прошлом месяце за изнасилование женщины и ее малолетней дочери, на которых он совершил нападение за стройплощадкой в Южном Бакхеде. По данному делу Уэйс был обвинен в изнасиловании, хулиганстве, педерастии и похищении детей, но из-за неправильного оформления процедуры ареста смог выйти на свободу, внеся залог по почте, как сообщила полиция.

Маленькая аудитория неодобрительно зашумела.

— Погоди, тихо! Слушай! — Люди за мониторами, регулирующие изображение на экране, дали лицо Джинджер Стоун крупным планом.

— Приближай, — произнес женский голос в маленьких наушниках. — Все, стоп.

— Мы получили еще одно сообщение, — сказала Джинджер, продолжая читать текст с экрана. — Вохан Андерс, 31 год, рассказал следователям полиции, что он пытался убить свою жену, Ладонну, заразив ее пищу и питье болезнетворными микробами. Андерс признался, что не однажды пытался убить свою жену за последние шесть месяцев. В течение этого времени ему удалось получить сыворотку вирусов гепатита, СПИДа и других болезней, которыми он пытался заразить жену. В результате, миссис Андерс была госпитализирована с диагнозом гепатита и находится в тяжелом состоянии. Вохан Андерс признался, что слышал о подобных убийствах, и это навело его на мысль украсть образцы вирусов из морга Бакхеда, в котором он работал с февраля прошлого года. Андерс заявил, что пытался подражать рецидивисту Дональду Харвею, которого признали виновным в убийстве двадцати пяти человек в Огайо.

Поднявшийся в аппаратной ропот затих, как только диктор продолжила свое сообщение.

— Сейчас здесь, в студии, присутствует один из ведущих специалистов Соединенных Штатов по серийным убийствам известный Джек Эйхорд из Департамента полиции Бакхеда. Он в одиночку раскрыл нашумевшее дело доктора Демента, так называемое «дело Могильщика» и множество других преступлений. Мы надеемся, что он сможет помочь нам понять этот поток неистовых злодеяний, — говорила Джинджер, встряхивая головой. — А пока взгляните сюда, — продолжала она, пока на экране менялось изображение. — Вот эта маленькая вещица необходима каждому автомобилисту Бакхеда. Если кто-нибудь повиснет у вас на хвосте, подрежет путь или вам просто не понравится цвет чьей-нибудь машины, вы, не снижая скорости, нажимаете вот сюда и обстреливаете ее очередью, похожей на пулеметный огонь. — Она засмеялась. — Это прекрасный способ избавиться от нервного напряжения и защитить себя от учащающихся нападений. — Для убедительности в аудитории раздался звук, напоминающий шум игрушечного автоматического пулемета.

Сидя в студии, Джек размышлял о том, что его слишком часто стали использовать в представительских целях все кому не лень. И его бесстрашный начальник, и Главное управление департамента — бастион законности, и пресса, и четвертый канал телевидения. Проклятущее телевидение! Монстр, способный в одну минуту вознести человека на вершину славы, удачи, богатства или ввергнуть в бездну клеветы, бедности и отчаяния.

Кто-то в высших сферах органов правопорядка вбил себе в голову, что Эйхорд — лучший буфер между прессой и консерваторами. Джек, однако, считал, что он слишком часто мелькает в телевизионной чечетке.

Некоторое время назад криминальные сообщения носили весьма уклончивый характер, чтобы дезориентировать преступников и облегчить их поиск. Но преступность росла и становилась все более жестокой. Теперь обитатели даже самых фешенебельных загородных особняков не чувствовали себя в безопасности. Началась паника.

Преступный мир непрерывно подпитывался мигрантами с запада и востока, соблазненными и обманутыми рекламой о дешевых распродажах. Преступления становились все более наглыми. Уму непостижимо, как удалось похитить известную активистку Тину Хоут прямо от церкви Бакхеда. Потом ее, видимо, привезли в парк, недолго помучили, а затем всадили пестик для колки льда через ухо прямо в мозг. И лишь потом, что свидетельствует о последней стадии деградации, изнасиловали ее безжизненное тело, оставив следы спермы во рту жертвы.

— Мы обещали мистеру Эйхорду не задавать вопросов о ходе расследования, — сказала хорошенькая рыжеволосая ведущая с легкой улыбкой, — значит, мы не можем поинтересоваться, есть ли какой-нибудь сдвиг в деле о так называемом убийце-Мороженщике?

— Боюсь, что так, — ответил Джек, плотно сжав губы.

— Это очень досадно, поскольку данный вопрос занимает сейчас умы наших зрителей, и все мы чувствуем полную беспомощность в тисках насилия, которого становится все больше. Никто не понимает, как могли похитить Тину Хоут, такого известного в городе деятеля, прямо здесь, напротив церкви. Неужели у вас нет до сих пор ни единой зацепки? — Эйхорд не ответил. — Все ждут от полиции решительных действий. Мы больше не чувствуем себя в безопасности.

Маленькая аудитория студии громко зааплодировала.

— Мне понятны ваши чувства.

— Вы можете их понимать, выражать соболезнования, но тем не менее не видно никаких реальных сдвигов. Неужели вы не можете сказать, как идет расследование убийства Хоут и есть ли у вас подозреваемый?

После короткой паузы слева от Эйхорд а прозвучал твердый голос:

— Разрешите мне ответить на заданный вопрос, — это был Биссел, член муниципального совета, заклятый враг полицейского департамента. — Я думаю, мы знаем, каков прогресс у полиции в деле убийства Хоут. И, кстати, каков прогресс в прекращении потока насилий. Нулевой! Они забыли присягу и свои обязанности защищать честную законопослушную публику, исправно платящую им жалованье. Человек на улице больше не чувствует себя защищенным от маньяков и убийц.

Раздались громкие аплодисменты.

— Джек, мистер Биссел говорит правду? Неужели мы полностью беззащитны?

— Я не могу с этим согласиться. Полиция делает все, что в человеческих силах, чтобы защитить законопослушных граждан, но мы живем не в фашистском государстве. Нельзя арестовать человека, попавшего под подозрение, только за то, что он мог совершить преступление. Основа нашей деятельности по законам общества такова, что, пока преступление не совершено, мы можем только наблюдать. Но вот когда преступность растет, в наш огород летят камни. Поэтому утверждение члена муниципального совета Биссела, что мы не выполняем наших задач по охране населения, ошибочно.

— А правда ли, что преступлений, связанных с насилием, сейчас больше, чем за все время истории, даже если принять во внимание значительный прирост населения?

— В некоторых местах большая преступность, в других — меньшая. Насилие есть повсюду.

— Но достаточны ли меры, принимаемые полицией для противостояния растущей волне насилий? Похоже, что нет.

— Иногда мы добиваемся успеха, иногда терпим неудачу. Я считаю, что максимум, что может полиция, — это хорошо выполнять свою работу. Все относительно. Мы живем в обществе, где низкооплачиваемые, работающие и днем, и ночью, без праздников и выходных, офицеры правопорядка стоят между честными людьми и преступниками. С увеличением народонаселения возрастает и преступность, естественно, работа становится более трудной. Кроме того, иногда и закон бывает на стороне преступников.

— Что вы имеете в виду?

— Насильник, рецидивист должны находиться в тюрьме. Однако современное правосудие слишком снисходительно к ним. Этому способствуют и прокуратура, и адвокаты, и то, что тюрьмы переполнены. Такая атмосфера позволяет опасным преступникам очень быстро возвращаться на улицы. Иногда их поспешно и бездумно освобождают под честное слово, под залог, приостанавливают приговоры, которые никогда...

— Современная система тюремной изоляции ненадежна, — перебил Биссел. — А известно ли вам, что полный пансион постояльца в самом фешенебельном отеле Бакхеда обходится дешевле, чем содержание одного уголовника, составляющее восемьдесят четыре доллара в день. Вы вслушайтесь, что предлагает полицейский, чтобы остановить преступность! Построить больше тюрем! Можно подумать, что у налогоплательщиков бездонные кошельки. Нет, тюрьмы — не решение вопроса.

Эйхорд взглянул на Биссела и заговорил:

— Действительно, тюрьмы сами по себе не решают вопроса радикально, ну а какова альтернатива? Рабочие программы? Психиатрические учреждения? Консультации? Насильники, опасные преступники, рецидивисты должны содержаться в тюрьмах. Нам необходимо большее тюремное пространство для изоляции преступников. Сейчас, в связи с ограниченностью тюремных площадей, перед нами стоит масса проблем. Когда нас — систему правосудия — вынуждают принять решение об условном наказании, мы попадаем в очень опасное положение. Антисоциальные элементы возвращаются на улицу к прежним занятиям. К сожалению, реальность такова, что нам необходимо больше мест, где можно изолировать преступников. Но никто не хочет строить больше тюрем, никто не хочет тратить доллары налогоплательщиков, но все хотят улучшения правоохранительной системы, большей помощи от полицейских, безошибочных решений. И всего этого хочется без увеличения затрат. Такова природа любого в этой студии, Джинджер. — Он взглянул на журналистку.

— Как так? — спросила она.

— Очень просто. Мы все хотим попасть на небеса, верно? Но никто не хочет умирать.

Бакхедское управление

— Вам необходимо обратиться к частному адвокату, — сказал Эйхорд человеку на другом конце телефонного провода. — Нет, я не могу. Отлична. Так и сделаем. Я позвоню вам позже. — Он повесил трубку как раз вовремя, поскольку со ступенек лестницы донесся гулкий звук шагов толстого Дана. Заслышав их, Монрой Тукер, сидевший в комнате вместе с Эйхордом, проворчал:

— Паршивый идиот, а не полицейский. Опять мне сегодня работать в паре с этим кретином. — Он передал Эйхорду захватанную банку кофе.

В кафе на противоположной стороне улицы так называемый кофе был жуткой бурдой, а картонные стаканчики делали его еще хуже, но все-таки он был лучше, чем то пойло, которое они варили в дежурной машине.

— А что тот двести второй номер, который я дал тебе вчера? — обратился Эйхорд к спине Дана, пока тот копался в своем мешке, доставая вещи.

— Мрак, — ответил Дан, оставив наконец в покое мешок и протягивая напарнику картонный стаканчик с кофе.

Выпив его, Тукер кивнул и добавил:

— Точно.

Но Эйхорд не унимался:

— Дан, найди мне номер частной адвокатуры.

— По-твоему, я похож на паршивую телефонную книгу?

— Ты похож на плавающее дерьмо с летающей лодки «Каталина», но речь не о том, дай номер двести два, который ты вчера получил от меня.

— Сейчас. Жди. — Он, не обращая внимания на Эйхорда, тяжело уселся за свой стол, перекосив своей тяжестью треснутый, готовый развалиться стул, и с упоением занялся едой.

— Если можно, в этом году, пожалуйста, — терпеливо сказал Эйхорд.

— Черт, как жрать хочется, — жалобно простонал Дан, жадно запихивая в себя огромный сладкий пончик, — подкинь-ка мне еще один.

Работа в управлении Бакхеда шла своим чередом. Засасывала рутина, и Эйхорд, даже если бы очень хотел, едва ли мог что-нибудь изменить. Китаец и толстяк — Джеймс Ли и Дан Туни — были коллегами и друзьями Эйхорда сто лет: эти парни не бросали его все годы беспробудного пьянства, а со смертью Джеймса Дан и Джек осиротели и стали друг другу дороже прежнего. В последние месяцы Дан до смешного опекал Эйхорда. Вдобавок у него возникло ощущение, что он в чем-то обманул ожидания окружающих. Он начал небрежно относиться к работе, а когда ему назначили нового партнера, и вовсе стал делать все, чтобы вылететь с работы. Нечто похожее происходило и с Эйхордом.

Монрой Тукер, массивный, с огромными кулачищами, чернокожий детина был не лучшим партнером для Дана. Начальство, похоже, не понимало того, что, хотя Туни и работал многие годы в паре с китайцем, он не стал специалистом в межнациональных отношениях. Расовая ненависть была в крови у Туни и Тукера, и для одной упряжки они не годились. Отношения между ними были крайне неровными, но Дан в конце концов более или менее пришел в себя и начал постепенно возвращаться к нормальной полицейской работе. Однако до безупречности в выполнении служебных обязанностей было еще далеко.

— Ууух, — промычал Дан с полным ртом, передавая Эйхорду лист бумаги липкой рукой.

— Спасибо, — сказал Джек с демонстративной брезгливостью взяв листок двумя пальцами и стряхивая с него крошки.

— Только я в этом паршивом месте знаю, чего он хочет, — сказал Дан, с шумом прихлебывая кофе и рассеянно утираясь полой своей рубашки.

Расовая проблема — это, конечно, не единственное, что мешало нормальным служебным отношениям Тукера и Туни. И Эйхорд помнил, что это началось при расследовании первого же преступления, которым они совместно занимались. Женщина с ухажером погибли от пулевых ранений. Одно из тех дел, которые выглядят неправдоподобно, если облечь их в слова.

Джек вспомнил тот дом, будто это произошло вчера. Жалкая, захудалая двухэтажная квартирка, огороженная полицейской оранжевой лентой с табличкой: «Не заходить за полицейское ограждение». Он видит, как полицейские вводят внутрь, и кровь, и тела.

У каждого собственный стиль расследования. Эйхорд всегда стремился почувствовать преступление, понять самую суть, ощутить ауру. Дан, когда еще относился к работе серьезно, был труженик, работяга. Пунктуальный, дотошный. Его скрупулезность была незаменима при поисках улик. Тукер же походил на паровой каток. Его метод расследования заключался в том, чтобы нестись на всех парах до тех пор, пока не упрешься с размаху в стену.

— Здесь, — сказал Дан, и Эйхорд вошел в комнату, где лежал мужчина.

— Дробовик? — прозвучал риторический вопрос.

Выглядело это как самоубийство. Одно из тягостных бытовых дел, которые удается раскрыть раз в год по обещанью. С первых минут по свежему следу каждый занялся делом. Было похоже, что мужчина убил женщину тремя или четырьмя выстрелами в упор. Надо было очень сильно возненавидеть человека, чтобы так расстрелять, каждый раз вынимая использованные гильзы и отправляя новый жалящий заряд свинцовой дроби в то, что было человеческим существом. После этого он, по-видимому, убил себя.

— Он убил ее в спальне. Затем вошел сюда, сел на постель, все тщательно подготовил, приложил оружие к виску и выстрелил.

— Да, похоже.

— И размазался по стене.

Ружье слегка дернулось, и дробь полностью изрешетила лицо мужчины. Что остается от такого лица, представить невозможно, пока сам не увидишь.

Они с Тукером, Брауном и другими полицейскими были в спальне, где лежала женщина. Вдруг Туни прошептал Эйхорду пугающим шепотом, показывая на что-то в соседней комнате:

— Смотри!

Это было прилеплено к зеркалу. Усы мужчины, свисающие с одного конца верхней губы, как если бы они были сбриты ножом. Сообразив, что это такое, Туни слегка подвинул Джека так, что в зеркале смотрелось, будто Эйхорд носит усы мужчины, и, несмотря на кровь повсюду, запах и ужасное отвращение, оба они хмыкнули. А Дан сделал нечто непозволительное во время расследования преступления: потянулся и отодрал от зеркала усы и губу, брезгливо держа их на отлете. В глазах у него появился дьявольский блеск.

— Эй, Монро-ой, иди-ка сюда! — позвал он и проворчал: — Иногда, черт возьми, мне хочется, чтобы тебя уволили. Монрой! Как ты обходишься без усов?

— Зачем они мне?

— Потеребить себя за усы, когда что-то не ладится — это так успокаивает! Все чернокожие пижоны так поступают. А ты что же? Могу вот тебе предложить славный экземплярчик!

— Вот жопа! — сказал Тукер, поворачиваясь к Эйхорду. — Этот жирный недоумок опять валяет дурака!

Он терпеть не мог своего напарника, этого белого чурбана с его ослиными шутками. Но эта, последняя, была самой отвратительной. Эйхорд еще не успел ответить Тукеру, как толстый Дан шлепнул что-то на лицо черного копа, приговаривая:

— Вот! Теперь они у тебя есть. Посмотри-ка, — и придерживая руки полицейского, быстро подталкивал его к залитому кровью зеркалу так, чтобы Монрой мог увидеть себя с мужскими усами в обрамлении остатков губы. В ушах Эйхорда еще и сейчас стоял гневный рев Тукера, его непристойные проклятья, его дикий вопль потрясения и гнева. Он неистово лупил себя по лицу, стряхивая эту гадость, а затем с такой яростью кинулся на Дана, что тот чуть не попал в госпиталь. Эйхорд едва растащил их в разные стороны и с большим трудом успокоил Тукера, невероятное бешенство которого если и показалось присутствующим забавным, то они не рискнули это показать. Но в управлении и сейчас еще вспоминали иногда жестокую шутку толстого Дана:

— Гляди, это тот самый пижон, которому не понравилось носить усы.

Лас-Вегас

Красивый мужчина с поразительно прекрасной женщиной пробирались сквозь толпу туристов, суетящихся у регистратуры отеля. Ее красота не осталась незамеченной. Правда, вначале всегда обращали внимание на него, но долго перешептывались потом о ней, строили догадки, кто она такая, фотомодель или дорогая куртизанка.

Она безмятежно шла за ним, а он привычно улыбался, пока они пробирались через эту толпу. Она знала, что ему нравится быть на виду, это немного расслабляло его. Перед большой игрой он всегда был несколько на взводе, поэтому любая мелочь, способная снять напряжение, становилась плюсом. И ее красота тоже служила этому.

Она выглядела сногсшибательно, и ему доставляло огромное удовольствие видеть, как не только мужчины, но и женщины замирали с вытаращенными глазами, когда она — когда они — входили в комнату. Больше всего она нравилась ему в сильно открытом платье, которое было на ней всегда, когда они ходили за покупками в универмаги, доступные ему, в клубы, бары, рестораны, но не в казино.

Когда он играл, то предпочитал, чтобы она выглядела строго. Поэтому он наряжал ее в специально выбранную им для казино одежду: свитера, платья для коктейлей с высоким воротом. Хоть это и не имело особого смысла. Они вдвоем мгновенно привлекали внимание целой толпы самцов, которые давились вокруг них за столами ради мимолетного взгляда на ее грудь, безупречную форму которой не могли скрыть никакие платья и свитера. Эти похотливые взгляды отвлекали его, мешали сконцентрироваться на игре, вот почему он придавал такое большое значение тому, как она одета.

Вечернее казино жужжало. В неоновом пчелином улье шла большая игра. Людская толчея, клубы сигарного дыма. Они стали пробираться к более свободному столу. Как большинство шикарных тайных притонов в Лас-Вегасе, этот имел всего два игорных стола. Только сидя за таким столом, он ощущал, что живет полной жизнью. Красное и черное. Он чувствовал себя впередсмотрящим на носу корабля, рывками преодолевающего волны, намеренно рисковал, уверенный в своей удаче, ощущая за спиной присутствие великолепной Ники. И поделом этой мелкой рыбешке с разинутыми ртами. Ее удел — оставаться за кормой.

Они добрались до стола, и он кивком головы и рукой поманил ее к себе.

— Я люблю твою попку, — прошептал он ей, ощущая ее своей собственностью. Она улыбнулась. Прекрасная, ослепительная, совершенная улыбка. — Ты шикарная любовница.

Она легко поцеловала его:

— Я тоже люблю тебя, — и добавила еще что-то нежное, но так тихо, что он не расслышал в шуме.

Ему нравился этот тихий мелодичный голос. Боже! Она была чудо из чудес! Даже самый предвзятый наблюдатель никогда бы не догадался, что Ники была мужчиной. В это просто невозможно было поверить.

Он никогда не думал о ней как о мужчине или голубом. Даже в первый раз, когда они занялись любовью, когда он склонил ее на это не имеющее названия таинство, она провела его. Обманула. Он улыбнулся. Это слово просто создано для Ники! Она была именно обманом. И даже потом, догадавшись о желательном для нее анальном аспекте отношений, он принял это за еще одну дурацкую шутку космического комикса. В ней ничего не требовалось изменять, ни клинически, ни юридически.

Ей нравился способ, который он предпочитал в интимных отношениях. И это совпадало с его желаниями. Он обожал ее чуть виноватый смех в минуты наслаждений, но более всего то мгновение, когда ее прекрасная голова в изнеможении падала к его стопам.

Он изменил ее жизнь в один вечер. Немедленно убедил отказаться от обмана. Он бы дал ей деньги на операцию, вне всякого сомнения. Но она знала, что он стал бы отговаривать ее от хирургического вмешательства. И периодически они возвращались к этому вопросу.

— Ты нужна мне такая как есть, — уговаривал он. — Я хотел быть с тобой вместе с самого первого дня нашего знакомства.

А сейчас хочу этого еще сильнее. Я могу понять твое желание быть как все, но есть ли в этом необходимость? Ты совершенно безупречна, прекрасна, восприимчива и послушна. Привлекательней любой женщины.

Он вообще никогда не сходил с ума от женских прелестей, предпочитая оральный секс и получая от него самое большое удовольствие, но почти всегда сталкивался с отвращением женщин, особенно зрелых, к этому виду секса. Конечно, он всегда мог заставить женщину сделать то, что ему хотелось, но это таило в себе некоторую опасность. Ее не существовало, когда он использовал для этих целей сводную сестру: она слишком боялась его, но эти треклятые бабы! Эти злобные кошки! Они вполне могли лишить его мужских достоинств! Вот почему он в конце концов стал предпочитать анальный секс.

Он видел в Ники прекрасную женщину с одним маленьким физическим недостатком. Или достоинством? Впрочем, это не имело значения. Ведь в остальном она была совершенна. У нее безупречные груди. «Беверли-Хиллз» — называл он их. Этот милый чуть вздернутый носик, как у какой-то кинозвезды. Худощавая. Чертовски обаятельная. Изумительные ноги! К великому счастью, они не нуждаются в совершенствовании. Большинство парней, изменяющих пол, не могут похвастать формой ног. Она же была безукоризненно прекрасна, и могла дать фору любой женщине.

— Снова не вы, — сказала ему крупье.

Он любил, когда работала Альберта.

— Ничего, — улыбнулся он и выложил деньги, — всему свое время.

— Фишек — на девять тысяч девятьсот баксов, и четыре по двадцать пять, — заказал он Альберте.

— Да, сэр, — ответила она, устанавливая их стопкой на столе.

Прямо перед ним стоял незнакомый управляющий игорного зала, напоминая девушкам, чтобы внимательно проверяли деньги, но обращался, очевидно, к новенькой, еще без таблички с именем на кармашке.

— Всегда смотри на обратную сторону банкнот, — громко говорил он, не обращая внимания на человека в инвалидном кресле.

Наставив девушек на путь истинный и отметив что-то в блокноте, управляющий зала пошел к другому столу.

Человека в инвалидном кресле притиснули к столу. Ники стояла сзади, легко положив тонкую руку на его левое плечо, давая понять окружающим мужчинам, что она принадлежит ему. Он находился рядом с рулеткой, но кресло его оказалось несколько ниже уровня других игроков, расположившихся вокруг по сторонам и в конце рулеточной разметки.

Альберта подвинула ему высокую пирамиду фишек. Впрочем, двадцать две фишки кажутся высокой стопкой, только если знать, что в ней десять тысяч долларов. Управляющий зала появился у стола, внимательно наблюдая, как он вытаскивал первую фишку. Вокруг уже начала собираться толпа. Мужчинам хотелось поглазеть на Ники, да и на человека, составляющего тысячедолларовые пирамиды. Его раздражали взгляды этих ничтожеств и их перешептывание.

Он поставил двадцатипятидолларовую фишку на черное и подвигал головой из стороны в сторону. Он очень утомлялся от постоянного сидения, и его прелестная спутница, ни на минуту не оставлявшая его своим вниманием, принялась массировать ему шею. Это никого не удивило: человек в инвалидном кресле был здесь постоянным посетителем. От прикосновения ее умелых рук ему стало легче, и он улыбнулся. Но как же завидовал он этим двуногим ничтожествам, способным передвигаться без посторонней помощи! Ну ничего! Он покажет им, что такое удача.

Выпало красное. Альберта взяла его фишку и подгребла к другим. Когда она убрала со стола проигравшие фишки, он поставил новую. Никто не выиграл. Он поставил пятьдесят долларов на черное и проиграл. Грузный мужчина с золотыми цепями и огромным бриллиантовым кольцом выиграл большую комбинацию. Человек в кресле поставил триста долларов на черное, и колесо рулетки завертелось.

— Я дала вам второй шанс, — поддразнивала игроков Альберта. Стрелка снова указала на красное, он проиграл. Он сложил губы трубочкой и послал крупье воздушный поцелуй, а она одарила его лучезарной улыбкой. Всегда, когда она видела эту парочку, то задавалась вопросом: неужели может привлекать секс с инвалидом? Неужели это полноценный секс? Красивая женщина, с которой он обычно появлялся, несомненно, очень его любила. Но вряд ли найдется шикарная женщина, способная любить инвалида, если с сексом не все в порядке. У него, конечно, есть достоинства, видимые и постороннему — прекрасно очерченный рот, незаурядный ум. Тут Альберта прервала свои размышления. Ее работа требовала полной отдачи и стопроцентной концентрации внимания. Это-то больше всего и нравилось девушке. Она переключила внимание на хорошо одетого мужчину, который разменял семьсот долларов на стодолларовые фишки.

— Сейчас он попадет, — подумала она, но когда он снова проиграл, подняла брови, пожала плечами и сгребла фишки. Плотный мужчина снова попал в нижнюю двадцатку — что за дурацкая игра!

Человек в инвалидном кресле подвинул тысячедолларовую купюру к Альберте и привлек ее внимание.

— Дай мне сотнями, детка, — сказал он, вынув еще одну банкноту. Она придвинула ему двадцать стодолларовых фишек, и он произнес, не прикоснувшись к стопке:

— Поставь их за меня, куколка. Закрой, пожалуйста, все черные.

Ему было трудно самому добраться до всех номеров разметки.

— Да, сэр, — ответила Альберта, и быстро разложила фишки на каждую из восемнадцати черных клеток, понимая, что пока она это делает, он выигрывает время. «Продувная бестия!» — подумала она и протянула ему сдачу.

— Закрой зеро, пожалуйста, — сказал он. Она выполнила просьбу, помогая ему уже почти автоматически. В конце кондов, он всегда оставлял ей сотню.

— Удачный ход, сэр, — сказала она, когда черная выиграла, и заплатила ему три с половиной тысячи. Он накрыл черную тысячедолларовой фишкой.

— Обрати в наличные, милочка, — попросил он. Просидев за столом всего пять минут, он обставил казино на пятнадцать сотен. Ну, сотню, конечно, крупье. Помедлив, он поставил четыреста баксов на черное и снова выиграл. Рулетка накрутила ему девятнадцать сотен. Это, прямо скажем, не цыпленку на обед.

Бакхедское управление

— Допустим, это был ее политический противник, — сказал Эйхорд. — Мы должны отработать все варианты. — В дежурной комнате обсуждали убийство Тины Хоут.

— Едва ли, — произнес Браун. Он обвел комнату скучающим взглядом. — Впрочем, не знаю, черт возьми. Я ничего не понимаю в этой истории с пестиком для колки льда.

— Может быть, была запланирована Целая серия политических убийств, и она была первой в списке. А убийца был наемный.

— Да-а, — протянул Браун, — может, и так. А какими, собственно, фактами мы располагаем?

— Известно, когда она уехала на выступление по приглашению, время на дорогу, а значит, и когда ее увезли от церкви. У нас есть также результаты экспертизы. И это все. Остальное предстоит домыслить. Обсуждаем эту версию. Итак, она выходит. Убийца, которому заплатил ее политический противник, следит за ней. Он хватает ее, когда она выходит из машины, швыряет в свой фургон, убивает пестиком. Доезжает до парка и выкидывает ее. Есть возражения?

— Нет, это не наемник. Этот кто-то с ней знаком. Он ждет ее, и, когда она припарковывается, зазывает к себе. Они едут к реке, и сильным ударом в ухо он ее убивает.

— Дан, ты согласен?

— Разве я могу с ходу отгадывать загадки? — проворчал Дан.

— Пусть будет по-твоему. Какого черта, неужели я похож на идиота, который плывет против течения?

— Нет, дорогой, ты похож на идиота, который пытается остановить движение тени на солнечных часах Египта. Но хоть что-нибудь ты думаешь об этом?

— Ты действительно хочешь знать, что я думаю?

— Вообще-то, нет, но любопытно. Скажи нам.

— Я думаю, что кто-то убил ее, потому что она была лесбиянкой. Какой-нибудь чувак застал свою миссис с этой Тиной, рассердился и приложил. Дальше он запихивает ее в машину, как ты сказал. Привозит в парк, просверливает уши насквозь, выкидывает за дверь, а потом спокойно храпит всю ночь. Или мучается до утра.

— Сплошная чушь, — отреагировал Монрой Тукер, — это определенно политическое убийство.

— Ну, о твоей-то версии я догадываюсь, Монрой. Наверняка ты подозреваешь в убийстве марсиан из летающей тарелки, — не преминул съязвить Дан.

— Вечно ты несешь обо мне всякую околесицу! — взорвался Тукер. — Скажи еще, что я собираюсь разводить кур в качестве источника свиного мяса.

— Неужели? Ты просто пугаешь меня своими идеями, — начал было Дан, но Эйхорд прервал их перепалку:

— Итак, мы предполагаем, что феминистка с резкой, непримиримой позицией и твердыми политическими взглядами, которые она и не думала скрывать, встретилась с кем-то, кто хотел ее убить. Начнем отрабатывать эту версию. Кому из политиков была выгодна ее смерть?

— Чепуха, — пробормотал Дан, — надо произвести облаву на всех известных гетеросексуалов.

— Уж это мы оставим тебе.

Северный Бакхед

— Черт возьми! — сказала Эйхорду невысокая женщина с недовольной гримасой. — Я уже три раза рассказывала эту историю. Нет, четыре, если считать прессу. Да, еще телевидение, значит, пять.

— Я понимаю, миссис Райт. Всего пару вопросов, я не задержу вас долго, — успокаивающе говорил Эйхорд, придав своему лицу выражение неподдельного участия. Впрочем, он и в самом деле понимал, как муторно много раз давать одни и те же свидетельские показания.

— Дело не в том, что мне это надоело, просто я ухе столько раз рассказывала об этом, что мне больше нечего добавить.

— Конечно, — он с симпатией кивнул, — я понимаю. Но возвращаясь к какому-то событию еще и еще раз, человек иногда вспоминает новый, на первый взгляд незначительный факт.

— Да, может быть. — Она походила на маленькую птичку. Узкие косточки. Точеные черты лица, будто изваянные скульптором. Она не была хорошенькой, но в ней было что-то от кинозвезд, с которыми он сталкивался во время работы в Южной Калифорнии. Зачастую небольшого роста с незначительной внешностью, с маленькими сморщенными личиками, на экране они становились ослепительно красивыми.

— Вы уверены относительно времени?

— Абсолютно. Она как раз... Мисс Хоут как раз закончила лекцию, мы стояли вот здесь, — она показала, — и я говорила ей, как важна ее деятельность для всех нас. Она поблагодарила меня, пошла на стоянку, села в машину и уехала.

— Вы не заметили, никто не отъезжал со стоянки после нее?

— Нет, никто. Я стояла с ней около машины, а потом проводила взглядом ее автомобиль. Когда он скрылся из виду, я вернулась в здание.

— Не могли бы вы описать ее настроение, когда она уезжала?

— Ее настроение? — миссис Райт так изумилась, будто никогда не слышала этого слова раньше.

— Была ли она напугана? Обеспокоена? Расслаблена? Озабочена? Вам понятно, что я имею в виду? Как она выглядела, когда уезжала? — Эйхорд говорил мягко, настраивая ее на доверительную беседу.

— Торопилась. Она была очень деловитой и оживленной, спешила.

— Миссис Райт, я знаю, что вы — активистка женского движения. Как оценивали Тину Хоут с профессиональной точки зрения?

— Высоко. Это я могу сказать совершенно определенно. Все были о ней самого высокого мнения. Складывалось впечатление, что она просто незаменима.

— Значит, можно предположить, что смертью Тины Хоут женскому движению был нанесен заметный урон?

— Пожалуй, что так.

— Говорила ли она когда-нибудь об угрозах? Или о недоброжелателях, о ком-то, кто явно выражал враждебность по отношению к ней?

— Нет, я ни разу об этом не слышала. Ее любили все и уважали даже те, чье мнение было полярно противоположным ее взглядам. Я никогда не слыхала, что ее кто-то ненавидит, да еще так сильно, чтобы дойти до убийства. Больше того, оппоненты восхищались определенностью ее позиции, непримиримостью к предрассудкам.

Эйхорд кивнул, стараясь оценить правдивость женщины по реакции на его вопросы и выискивая малейшее противоречие в ее словах.

— Она объяснила, почему так торопилась уехать?

— Я помню, она говорила, что куда-то опаздывает. Кажется, должна была выступать в церкви, расположенной в другом конце города, порядка сорока пяти минут езды отсюда. Мне было, конечно, неудобно отнимать у нее время, но я хотела объяснить, каким важным считаю ее выступление, понимаете?

— Я понимаю, — задумчиво кивнул Эйхорд.

— Мне казалось, что ей просто необходимо знать, как высоко мы ее ценим. Но чувствуя ее нетерпение, старалась говорить как можно короче.

— Понятно. Есть у вас какое-нибудь предположение, кто мог желать ей вреда?

— Никакого. — Маленькая женщина отрицательно качнула головой. — Для нас всех это было полной неожиданностью.

«Для Тины тоже, детка», — подумал Эйхорд. Он поблагодарил ее и направился к машине. Повернул ключ зажигания и поехал в управление, продолжая думать о Тине Хоут. Он представил место, где ее нашли. Видел платье в маленькой луже грязной воды. Грязь на ногах, одетых в колготки. Вспоминал рапорты о волосах и образцах кожи, данные обследования ногтей, прямой кишки, век, остатков почвы, результаты судебно-медицинской экспертизы.

Интеллектуалы Главного департамента полиции не сумели сделать никаких выводов на основании этих результатов, поступивших к Джеку от мальчиков Эрла Рича из криминалистической лаборатории Бакхеда. Они блестяще провели всю лабораторную работу, сумев не зациклиться на пестике для колки льда, а сочтя его одним из возможных орудий убийства. Им мог оказаться какой-нибудь предмет с деревянной ручкой, например, шило или самоделка со специфической конфигурацией. К группе возможных орудий убийства отнесли и уже вышедшие из употребления предметы, и современные трости определенного типа, и даже зонтики. Джек помнил, что его бабушка в конце пятидесятых годов все еще пользовалась ящиком для льда. В обязанность внука входило наполнять его льдом и ставить на место. Насколько Джек мог вспомнить, едва ли можно было заколоть кого-нибудь насмерть тем весьма посредственно заточенным пестиком, который обычно втыкали в колоду для рубки мяса за дверью.

Вернувшись в управление, он поднял телефонную трубку и стал накручивать диск, пока не связался с нужным абонентом.

— Алло, будьте любезны Летти, пожалуйста. — Он ждал, слегка постукивая концом авторучки по столу. — Привет, Летти! Это Джек Эйхорд.

В ответ на ее дружелюбное приветствие он улыбнулся и спросил:

— Ты помнишь то дело о серии убийств, которые ты вела примерно лет четырнадцать — пятнадцать назад? Убийца пользовался пестиком для колки льда.

— Боже мой, ну и память у тебя, Джек! — ответила она и, отвлекшись на секунду, сказала кому-то: — Нет, не сейчас. Я не могу.

— Вспомни, Летти, это важно, дружок. Парень убивал женщин, но я не помню, чтобы его нашли. Убийство пестиком для колки льда или чем-то в этом роде.

— Ах, черт, конечно! Мороженщик.

— Да, точно.

— Мороженщик. Смутно припоминаю. Так что тебе надо?

— Все. Для меня сейчас важна любая мелочь о нем. Я был бы очень благодарен, если бы ты откопала для меня все, что есть по этому делу во всех деталях.

— Хорошо. Сделаем. Когда тебе это нужно?

— Мне это нужно на прошлой неделе, — пошутил Эйхорд. — Но если не можешь сделать так скоро, то хотя бы вчера.

Бакхедское управление

Эйхорд читал одно, слушал другое, думал о третьем. Даже не совсем так. Читал одно, слушал другое, а думал о двух различных вещах, которые совершенно не вязались с тем, что он слышал и читал.

— В окружном суде... — звучал голос Марва Пелетера.

— Да, он абсолютно законченная задница...

Когда Джек услышал слово «задница», он читал слово «Венера». «Венера невооруженным глазом. Подтверждению сотрудников Военно-морской обсерватории США сегодня можно увидеть появление планеты Венера рядом с Луной. Это эффектное зрелище можно наблюдать незадолго до захода Солнца», — прочел он предложение в третий раз.

— ...он дал письменные показания о подслушанном телефонном разговоре...

«Для невооруженного глаза планета покажется просто белым пятнышком, но в хороший бинокль можно будет различить серп». Он думал о приемном сыне. Потом об убийстве. Прочитав три раза подряд начало фразы «Освоение космического пространства должно...», Джек понял, что не имеет представления, о чем же он, черт побери, читает, и закрыл газету. Негромко гудел голос Дана.

— Опять налакался, — бормотал толстяк.

— Так ведь не без причины.

— Сядь у окна и пяль глаза в небо, будто звезды разглядываешь, может, никто и не догадается, в каком неприличном состоянии суперкоп Фил Марлоу.

— Представляешь, температура на поверхности Венеры четыреста сорок градусов!

— Идиоты, — сказал Туни, копаясь в куче газет, разбросанных по поверхности того, что он называл столом, но мысль его заблудилась прежде, чем он закончил свое изречение.

Прошло несколько дней с тех пор, как Эйхорд получил старое дело «Мороженщик-убийца» и вытянул все, что было можно, из Главного департамента полиции. В службе правопорядка работали настоящие профессионалы, но, как говорится, из дерьма не сделать яблочной водки. В Главном департаменте был накоплен огромный справочный материал. Его компьютерный центр, этот безукоризненно работающий мозг, мог моментально выдать исчерпывающий ответ почти на любой запрос, но даже этот колоссальный объем информации сейчас был бесполезен для Эйхорда.

Убийца предпочитал женщин обычной внешности. По статистическим данным, пять женщин, убитых за семь месяцев 1960-го года, были в возрасте от 36 до 43 лет, в среднем — 39,6 года, и имели доходы чуть ниже средних. Лишь одну из них можно было назвать обеспеченной. Заурядная внешность, средний возраст, средний доход, средние американки, обитающие в дешевых районах.

Ничего общего с нынешними жертвами ни по возрасту, ни по доходам. Те нераскрытые убийства совершались в радиусе 50 миль от Амарилло штата Техас.

Тогда установили было по каталогу личность подозреваемого несовершеннолетнего, но его алиби подтвердили двое: выпускник десантного училища и еще один девятнадцатилетний белый парень.

Эйхорд тщательно перебирал старые дела и распечатки ЭВМ, ища в них сходство с теми преступлениями, которые он расследовал сейчас. Внимание его привлекло дело о преступнике, который предпочитал женщин среднего возраста. Ему удавалось войти к ним в доверие, а потом он убивал их. Двух женщин он задушил, а в трех последних случаях приспособил для убийства пестик для колки льда. В деле нашелся даже полный отпечаток большого пальца убийцы. Он втыкал пестик в ухо жертвы в момент семяизвержения. Своеобразное стальное семяизвержение Но несмотря на пресловутый пестик, повадки преступника по многим параметрам не совпадали с почерком убийцы Тины Хоут. Но у Эйхорда не было привычки выплескивать ребенка вместе с водой. Если это, конечно, не случайное совпадение, то старый газетный отчет об убийствах, или старый полицейский журнал, или телевизионный фильм могли навести преступника на мысль скопировать убийство двадцать лет спустя. А может быть, рецидивист пребывает в добром здравии и живет в Бакхеде? Но если так, почему он все эти двадцать лет ничем себя не проявил? Может быть, он был изолирован все эти годы?

Эйхорд решил проверить последнее предположение. Он поднял досье всех осужденных условно, всех освобожденных из заключения за последние месяцы, всех подходящих по профилю душевнобольных из психиатрических заведений. Изучив протоколы арестов в Амарилло и документы на лиц, находящихся на учете в психиатрических лечебных учреждениях, он наконец составил список подозреваемых, который принял за основу.

Отправив ребят в ночной объезд на полчаса, он набрал номер домашнего телефона. Донна сняла трубку.

— Это я, — сказал он.

— Привет.

— Я только хотел предупредить, детка, что приеду поздно.

— Понятно. Хочешь загадку?

— Давай.

— Отгадай, что наш сын сделал сегодня!

— Даже пробовать не буду.

— Он сказал «папа».

— Что?!

— Ты не ослышался. Он произнес слово «папа».

— Не может быть.

— Я клянусь, — взволнованно говорила Донна, — да так звонко, как колокольчик. Он сидел в гостиной на полу с Блэки и совершенно внятно сказал слово «папа». Я просто подпрыгнула.

— Ты уверена? — Непроизвольная улыбка расползлась по его лицу. — Может, он сказал «Блэки» или вообще какую-нибудь бессмыслицу?

Блэки они назвали приблудную дворняжку.

— Джонатан, — ее голос зазвучал глуше, видимо, она отвернулась от телефонной трубки, — подойди сюда, к маме, миленький. Иди ко мне. Отгадай, мой сладкий, кто там в трубке? Иди же сюда. Вот хороший мальчик. Слушай. Приложи трубку к ушку и скажи «папа». Скажи для меня. Скажи скорей: «Па-па».

— Га-та, — прозвучало в трубке.

— Что? — спросил он, не расслышав и сильнее прижав трубку к уху.

— Га-га.

— Слышишь? Слышишь! — Донна почти кричала. — «Папа» — его первое слово из двух слогов.

— Боже! Какое счастье! Ребенок заговорил! Скажи еще раз, сынок, скажи «папа». Па-па.

— Га-а.

— Поразительно. Ребенок говорит.

— Совсем недавно это звучало совсем как «папа», — радовалась Донна. — Он заговорил. Он любит папу. Он повторил слово раз четыреста. А теперь скажи: «До свиданья, папа». — Она пошумела трубкой, но больше Джек ничего от сына не услышал. — Не важно. У него есть для практики еще несколько лет.

— Конечно. Это замечательно. Я не могу дождаться, когда приеду домой.

Она почувствовала в его голосе неподдельную радость и волнение. Они наспех прошептали друг другу слова любви и простились.

Эйхорду не терпелось оказаться дома. Он всю дорогу гнал машину на предельно допустимой скорости, и по лицу его блуждала счастливая улыбка. Он уже представлял себе, как будет зимой учить ребенка кататься на коньках. Славный мальчишка! Мысли о работе покинули его.

Он до сих пор обожал Донну, и сейчас предвкушал, как будет счастлив, когда приедет домой, к ней; эти мысли согревали его. Ему вспомнилось, как хороша она была утром: стройная, в летнем платье. Думая о жене, он часто вспоминал кадр из старого фильма: блондинка в белом платье, ветер треплет ее одежду и волосы, и яркие манящие чувственные губы Мэрилин произносят: «Боже! Какое счастье!»

Округ Мосс-Гров

Наливая холодный чай на кубики льда, Диана поглядывала на свою подругу, сидящую в маленькой нише гостиной. Светлые тени от деревьев лениво перемещались по стенам, словно стараясь не попадать под жгучие лучи солнца, этого полуденного бедствия, которое выжарило квартиры, расплавило мозги и довело всех до изнеможения, граничащего со слабоумием.

Сначала засуха, потом дожди, потом пекло.

— Говорят, что каждый следующий год хуже предыдущего, — произнесла гостья. — У нас на работе кто-то сказал: «Сейчас настолько жарко, что можно поджарить яйцо на...»

— Да-да, на капоте машины, я знаю, — раздраженно закончила Диана. Потом улыбнулась, чтобы смягчить впечатление от, несвойственной ей грубости. Поистине эта жара несносна, если она не сумела сдержать себя, слишком хорошо понимая, какие последствия это может иметь в замкнутом обществе небольшого Мосс-Грова. И стараясь, чтобы ее слова звучали тепло и непринужденно, весело спросила: — Почему бы нам не сконцентрироваться и не пригнать сюда тучку? Говорят, воля человека может творить чудеса. — Почувствовав, что это звучит как жалкая претензия на остроумие, она смолкла.

Но Бонни подхватила:

— Может, мы что-то сделали с атмосферой? — И она пустилась в пространные рассуждения об окружающей среде. Это дало Диане возможность сделать новый стакан ледяного чая и вернуть себе обычное спокойствие.

Но эта жара... Впрочем, даже не жара, а влажность. Именно это сочетание жары и влажности переносить тяжелее всего.

День походил на другие, как две капли воды: ни к чему не обязывающие разговоры, обрывки слов и обмен пустыми фразами встречающихся на улицах малознакомых людей. Расслабленные обессиленные жарой и не способные ни на чем сосредоточиться люди как заводные куклы автоматически выполняли привычные обязанности. Нигде нельзя было найти желанной прохлады. Нечем было дышать в нагретых солнцем автомобилях с горячими сиденьями и даже в тени пешеходных дорожек. Через несколько минут после выхода на улицу одежда становилась мокрой от пота, появлялось раздражение против всех и вся. Начинал болеть затылок и взор невольно начинал искать хоть одно облачко в пылающем небе.

Зазвенел телефон, прервав размышления Дианы о жаре и разглагольствования Бонни об окружающей среде.

— Извини, Бон, — она подняла трубку, — алло?

— Моя принцесса?

— Привет, — сказала она, сразу смягчаясь.

— Что делаешь?

— Плавлюсь. — Она вздохнула.

— Я рад, что так действую на тебя, — прошептал он в микрофон бархатным голосом за несколько миль от Бакхеда.

— Да, ты действуешь на меня именно так. — Она улыбнулась и поправила сережку. — Ты тоже поджариваешься?

— Это и есть телефонный секс?

— Может быть, — последовал нежный ответ, — я думала о тебе.

— Мы можем поговорить?

— Не сейчас, — ответила она, понижая голос.

— О-о, — простонал он на другом конце провода, но не допустил, чтобы в голосе прозвучала досада и разочарование. По-прежнему мягко, он спросил: — У тебя Бонни?

— Да, мы пьем чай со льдом. Хочешь приехать? — поддразнивала она.

— Послушай, принцесса Ди, — ей было приятно, что он так ее называет, — ты ведь моя принцесса?

— Тебе лучше знать.

— Так вот, принцесса, помнишь, в песне поется: «Однажды твой Принц придет».

— Ты — мой очаровательный Принц, — шепнула она.

«Какая пошлость», подумал он.

— Я тоскую по тебе.

— Я тоже.

— Я могу заставить тебя приехать? — он быстро поправился: — Ты хочешь приехать сюда сегодня вечером навестить меня?

— Конечно, — ответила она, — если у тебя есть желание меня видеть.

— Ты еще сомневаешься! А что, если ты закончишь дела пораньше и проведешь у меня весь вечер и ночь? Не думай ничего плохого. У тебя будет отдельная комната. Мы просто развлечемся. У меня есть чем заняться. Проведешь со мной выходные, отвлечешься от прозы жизни, — уговаривал он, думая про себя: «Приезжай-приезжай, ищи приключений на свою голову!» — Ну что? Заманчиво?

— Очень, — ответила она с некоторым колебанием. — Просто замечательно.

Произнося эти слова, она удивлялась ощущению радости в себе при мысли о том, что, может быть, сегодня вечером они займутся любовью. Она ожидала от себя скорее любопытства, чем радости. В конце концов, он необычный мужчина, и не каждая женщина согласилась бы быть с ним. Конечно, он хочет ее. Что же в этом удивительного? Но она? А он, будто уловив ее колебания, включил самые бархатные интонации в голосе:

— Я тебя жду, моя радость! И приготовься к тому, что мне придется попортить твою нежную шейку своими поцелуями!

Она удивленно рассмеялась:

— Тебе следовало бы работать на телевидении. Ты упустил свое призвание.

— Мне нужна свежая кровь, — шутливо зарычал новоявленный Дракула. Но это было сущей правдой. Жаркая волна радости охватила его при мысли, что он сделает с «принцессой Ди» вечером. Своим завораживающим голосом он добавил: — Дорогая, еще одно, не говори ничего своей Бонни. Я пришлю секретаршу, чтобы она прихватила тебя вечером.

— Не надо, — быстро ответила она, — ты лучше сам... — Но вспомнив, с каким человеком она говорит, и как ему все, должно быть, трудно в этом мире, она поправилась: — Я же могу поймать машину. Мне кажется, так будет лучше.

— Нет, детка, — сказал он твердо, — она приедет и поможет тебе собраться. Я хочу, чтобы ты захватила кое-что из одежды. Все объясню позже. Ники в курсе, слушайся ее, — настаивал он.

— Ну, хорошо, — неохотно согласилась она.

Тридцатилетняя Диана Талувера работала в Первом банке Мосс-Грова бухгалтером с тех пор, как закончила Высшую школу Бакхеда четыре года назад. Она все еще была не замужем, и ее мать и Бонни боялись, что она останется старой девой.

— Постарайся не расплавиться за это время, моя принцесса, — сказал он напоследок.

Они договорились о времени встречи и распрощались.

— Мне не надо гадать, кто это был, не так ли? — с усмешкой спросила Бонни. — Мистер Великолепный?

— Он бы наверняка понравился тебе, — встала на его защиту Диана.

— Хотелось бы знать, что же это за такой таинственный господин, у которого нет даже имени. Мистер Великолепный — и все. Мне в конце концов безразлично, женат ли он. Я не собираюсь звонить его жене и докладывать, мол, привет, дорогая, твой нехороший супруг увивается около моей лучшей подруги. — Бонни пыталась шуткой замаскировать свое беспокойство. Ей не по душе была эта странная скрытность. Диана и сама была не прочь посвятить ее в подробности своего романа, но он запретил ей это.

— Я рассказывала тебе, Бон: сейчас он в стадии развода. Это состоятельный человек. У него собственное дело, солидное положение. Я обещаю, что скоро вас познакомлю, и ты изменишь свое мнение. Подожди немного.

— Мне не нравится это. Если все так, как ты говоришь, почему он предпочитает оставаться в тени? Даже если сейчас разводится.

Диана плюхнулась в кресло и отхлебнула ледяной чай, пытаясь найти убедительные аргументы, чтобы успокоить подругу. Она чувствовала, что Ал заполнил все ее существо. Она даже не представляла, что сказала бы Бонни, если бы узнала о нем некоторые подробности. Она вспомнила, как в первый раз увидела в <:воем банке этого мужчину и его очаровательную секретаршу. Все началось с легкого флирта. И вот теперь... У Дианы вспыхнули щеки. Она пристально посмотрела на подругу сквозь край стакана и решила пока помолчать. Ей очень хотелось похвастаться, но его желание было для нее законом.

Мужчина снял колпачок дорогой авторучки и аккуратно написал печатными буквами: послать Ники к Ди, открытки, чемодан, косметика, записки в банк, Бонни. Вечером они с Ники обсудят все в деталях.

Он не беспокоился: потаскушка Ди сломя голову примчится в его тайное убежище. Эта простая белая комната без всяких украшений и излишеств успокаивала его, позволяла расслабиться, снимала напряжение в те часы, когда подступала болезнь, и в то же время непостижимым образом давала ему ощущение могущества и беспредельной власти над жизнью и смертью. Эта комната — его гавань, его приют, его спасение.

Он сложил записку, засунул в карман и снова представил себе, как будет выглядеть эта девка вечером. Слишком открытое платье над самой обычной грудью. Все вырезано чересчур низко, даже туфли шлюшки, наверное, слишком тесны и открыты. Он заранее ненавидел маленькие мизинцы ее ног, крепко прижатые заостренными мысками туфель на высоких каблуках. Пытаясь избавиться от омерзения, он снова обвел взглядом комнату: пастельные тона ее стен и обстановки неизменно успокаивали его. Белое. Цвета слоновой кости. Белое с желтоватым оттенком. Кремовое. Только в полутемных углах чуть заметна текстура светлого дерева. Ни современного блестящего стекла, ни темной древесины. Никаких излишеств и безделушек. Нежилая, не согретая человеческим теплом комната. Чистая, белая, в стиле модернизма начала века.

В этой стерильной комнате не бывает тепло. Он сохраняет ее холодной, практически ледяной. Здесь эта «беби» в свежезамороженном виде будет меньше вонять. Он глубоко вдыхает освежающий холодный воздух комнаты, которая стала его святыней, его прибежищем, его крепостью.

Бакхедское управление

Главное управление правопорядка обычно поручало Эйхорду самые сложные дела: расследования убийств или преступления, вызвавшие самый большой общественный резонанс. И если бы убийство Хоут произошло в другом городе, оно могло бы и не попасть на стол Джека, но бакхедское управление было его родным домом, и здесь этот случай оказался самым серьезным.

— Алло, — сказал Джек телефонистке, — мне нужен междугородный разговор с Доу Джери.

— Минуточку, — ответили ему. Гудели линии дальней телефонной связи Аризоны, твердый пластик прижат к левому уху Эйхорда.

— Кабинет доктора Джери.

— Алло. Междугородный. Джек Эйхорд вызывает доктора Джери.

Снова ожидание.

— Джек? — пробился голос доктора.

— Док?

— Возможно ли, легендарный Джек Эйхорд? — Писклявый мужской голос заставил Эйхорда улыбнуться. Доктор Джери был его хорошим знакомым.

— Боюсь, что я, старина. Снова я. — Он рассмеялся в трубку.

— Не ожидал, что узнаешь меня после долгого перерыва.

— Узнал, узнал. Как ты? Что-нибудь случилось?

— У меня все отлично. Но я, конечно, по делу: в Бакхеде совершено убийство, сильно смахивающее на те, что расследовались в Техасе несколько лет назад. — И Джек изложил все сведения об этой серии убийств, почерпнутые им из старых газет. Он получил их от приятеля-журналиста, собравшего большую подшивку вырезок о подобных делах, расследовавшихся Главным управлением и в Амарилло. — Их называли убийствами Мороженщика. Вспоминаешь?

— Ммм, — доктор немного подумал, — нет, я не помню. И, по-моему, даже не слышал о них.

— Убийства совершались примерно двадцать лет назад. Похоже, что недавнее преступление в Бакхеде того же типа. Мне совершенно необходимо получить некоторые сведения. У тебя есть время?

— Разумеется, Джек, спрашивай.

— Я постараюсь коротко. У меня много проблем, связанных с психологией; Я хочу понять, нормален убийца или у него есть психические отклонения. — И он рассказал доктору все, что знал об убийстве Тины Хоут. Оральное изнасилование. Следы спермы во рту погибшей. В качестве орудия убийства использовался предмет типа пестика для колки льда, как и двадцать лет назад, что подтверждено медицинской экспертизой.

— Давай вернемся к старым убийствам, Джек, — сказал доктор. — Значит, вначале были удушения, а потом убийства пестиком?

— Да.

— Точно можешь сказать, куда наносился удар? Ты, помнится, говорил об ударе в глаз?

— Да, верно. Первый раз — в висок, второй — в ухо, третий — в глаз.

— Может быть, он каждый раз целился в глаза, но жертва двигалась или срывалась рука? Видишь ли, удар в глазное яблоко дает картину классического случая паранойи, то есть кто-то очень низкого о себе мнения считает себя самой омерзительной, уродливой личностью и думает, что для женщины с хорошим вкусом он будет отвратителен.

Доктор Джери начал говорить очень быстро, не утруждая себя выбором слов:

— Определенные психические отклонения есть в каждом из нас, потенциально отрицательные эмоции и стрессы ежедневной жизни иногда становятся катализаторами взрыва, последствиями которого могут быть три типа непредсказуемого асоциального поведения: случайный проступок, острая паранойя, хроническая паранойя. Жесткие экономические обстоятельства или стрессовая ситуация в результате случайного происшествия могут толкнуть человека на единичный поступок, не вписывающийся в рамки поведения законопослушного гражданина.

Но и в этих из ряда вон выходящих ситуациях действия психически нормального индивидуума будут отличаться от реакции хронического параноика. Лица данной категории обычно обладают неустойчивым характером, они чувствуют не принадлежность к обществу, а необходимость состязаться с ним.

— Почему такой хроник убивает? Боится окружающих и хочет избавиться от них?

— Нет, это сложнее. Существуют различные типы хронических больных, чьи извращенные представления приводят их к убийству. Истерики, эпилептики, шизоиды могут убивать из враждебности, от крушения надежд, от страха или дезориентации в жизненных ситуациях. Но убийцы, с которыми тебе приходится иметь дело, стремятся обосновать свои действия. Они заявляют обществу: «Я не боюсь вас. Вы боитесь меня. Я для вас страшнее, чем вы для меня». Это крайняя степень расстроенной психики, и естественно, такой тип убийц находит массу различных поводов для подобных действий.

— Можешь ты дать характеристику такого типа личности?

— Разве что в самом общем виде. Например, такой индивид долгое время психологически может быть готовым к убийству. В какой-то момент полученный стресс доводит его до состояния эмоциональной неустойчивости, психического разбаланса, и он убивает. В повседневной обстановке он ничем не выделяется, по крайней мере, в его представлении, и ведет обычный образ жизни нормального человека. В глубине души он считает себя более умным и искушенным, чем окружающие, и это дает ему ощущение уверенности в себе. Или даже более выражение: я настолько умнее тебя, что не имеет смысла конкурировать в обычной социальной области.

— А что представляют собой подобные типы в интеллектуальном отношении?

— Очень большой разброс. Они могут оказаться гениальными, хотя это встречается весьма редко. Им всегда свойственна хитрость. У них могут быть чрезвычайно развиты артистические способности, они нередко работают в сфере искусства, чаще всего в театре. Достаточно хорошо ориентируются в жизненных ситуациях, чтобы выглядеть нормальными. Причем даже нельзя заподозрить, что стресс может привести их к психическому расстройству. Или полная противоположность: человек с недостаточным умственным развитием, с низким коэффициентом интеллектуальности, агрессивный и враждебный или трусливый и больной, но в определенной ситуации тоже способен на убийство, как и твой классический садист.

— То есть он может оказаться кем угодно, — констатировал Эйхорд.

— Абсолютно точно. Шизофреник, параноик, сексуальный маньяк, циклотимик, фобик...

— Стоп, говори по-человечески, док.

— Да, извини, увлекся. Шизофреники, запомни, — это люди, которые знают о своих отклонениях. Расстройство их психики связано с тем, что они не могут добиться успеха ни в интеллектуальной, ни в физической, ни в эмоциональной сфере. Они становятся затворниками, интравертами, то есть обращаются внутрь себя и занимают оборонительную позицию, необходимую им, чтобы защититься от сознания своей неполноценности. Агрессивные шизики становятся параноиками — у них чрезвычайно развито чувство собственного "я", помогающее им существовать. Они создают психопатический, выдуманный мир, объясняющий их отклонения, несостоятельность или страхи. Циклотимик находится в постоянном разбалансе. У него бывают гигантские перепады настроения. В одну минуту он обожает мать, в другую — убивает ее. Экстаз сегодня, самоубийство завтра.

— Ты упомянул сексуального маньяка. Что-нибудь насчет него. Какой схеме он соответствует?

— Обычно это человек, который по какой-то причине боится женщин. Выражается этот страх в изощренном садизме или враждебности, иногда — в самом неистовом проявлении психоза — в убийстве. Как правило, он шизофреник, или недоразвитый, или гомосексуалист, или личность с общими, психическими отклонениями. Параноик-шизофреник — это самая опасная порода.

— Но если шизофреник относится к пассивному типу преступника, что толкает его к насилию? Какого вида стрессы?

— Однозначно определить нельзя. Слишком много факторов. Допустим, несоразмерность желаний и сексуальных возможностей. Или озлобленность. Он хочет вселять ужас, но когда появляется возможность, и он ощущает свою несостоятельность, это приводит к дикому акту насилия.

— Понятно. Тогда еще одно. Преступник убивает женщин странным способом. Он склоняет их к половому акту и, когда извергает семя, всаживает в них орудие убийства. Как бы оставляет свою «визитную карточку». Зачем ему это?

— Ты прав. Эта уникальность в почерке преступления неслучайна. Он бросает таким образом вызов обществу. Почему я с самого начала предположил, что он пестиком протыкает глаз?

Потому что это хрестоматийная месть человека-урода привлекающим его женщинам, которым, как ему кажется, он противен. Поэтому он выкалывает им глаза. Это упрощенно, но...

— Ты считаешь, я должен искать убийцу-урода?

— Да, — ответил доктор Джери своим высоким голосом, — но учти, что выражение это фигурально, уродство может выражаться в чем угодно, как в переносном, так и в буквальном смысле. Скажем, уродство эмоциональное. Он мог думать, например, что отталкивает женщин неразвитым пенисом или внешней непривлекательностью. Возможно, у него настолько нарушены сексуальные функции, что он может даже чувствовать отвращение к прекрасному полу. Понимаешь? Даже трудно предположить, из-за чего он не хочет, чтобы женщины видели его в истинном виде. Взгляды такого преступника-убийцы достаточно устойчивы. Я думаю, что ты можешь составить весьма точное... — продолжал Джери.

Отвлекшись на мгновение от смысла его слов, Джек вдруг заметил в его голосе нотки усталости и подумал: «Бежит время. Все мы не молодеем». Вновь сосредоточившись на беседе, он спросил:

— Так этот человек может быть безобразным внешне, например, в рубцах, шрамах, а может оказаться красавчиком типа Роберта Редфорда, но эмоциональным уродом?

— Вполне. Тебе ли не знать, что убийцы бывают невероятно хороши собой, а бывают — до безобразия уродливы. Он может оказаться инвалидом, страдать из-за неразвитого пениса или иметь другие отклонения, которые привели к тяжелому сексуальному расстройству, поэтому он нападает на женщин, которых желает, насилует их, а затем избивает или ослепляет. Он может быть очень привлекательным с общепринятой точки зрения, но сам себя видит омерзительным и отталкивающим по его собственным стандартам.

— А теперь скажи про наиболее опасный тип... Я всегда путаюсь: социопатический или шизоидальный.

— Джек, это называется параноидальная шизофрения. Тебе надо заглянуть в твой ДСС-три. В нем есть все, что тебе нужно.

— В мой что?

— Твой диагностический статистический справочник, том третий. Попробуй достать третье издание, исправленное и переработанное. По всем терминам я дам тебе пояснения.

— Хорошо. Спасибо. Теперь еще. Вернемся на место преступления. Мы уродливы или имеем неразвитый пенис, не важно. Мы выходим в полнолуние, похищаем женщину, заставляем ее быть с нами, потом душим или убиваем пестиком для колки льда. Уточни еще раз, для чего мы ослепляем или убиваем ее? Может быть, все-таки это некий ритуал, имеющий смысл для психопата?

— Смысл в том, чтобы изуродовать, Джек. Вникни, и-зу-ро-до-вать. Этот удар пестиком в глаз — классика, прямо по учебнику. Чтобы они не смотрели на него, он их уродует. Уловил?

— Да, пожалуй. И еще. В течение двадцати лет мы не убиваем. Затем вдруг новое убийство. Почему начали снова? Можешь подкинуть несколько вариантов?

— Во-первых, это могут оказаться два совсем разных человека. Тот не переставал. Ты должен усвоить, что маньяк не способен остановиться. Никогда. Как специалист, скажи мне: ты слышал когда-нибудь о маньяке-убийце, который вдруг затих?

— Зодиак.

— Как?

— Зодиак. Один тип в Калифорнии. Мы не поймали Зодиака. Он затих.

— Нет, Джек, его поймали или убили. Или он умер, или посажен. Скорее всего, арестован за что-то, совершенно не связанное с убийствами, скажем, за воровство, и отправлен в тюрьму. Он сидит. Вот тебе один сценарий. Допустим, его посадили на двадцать лет. Он вышел и продолжил. Что скажешь?

— Едва ли вор может быть осужден на двадцать лет. Нет, здесь не то. Кстати, к твоей версии могу подкинуть еще психиатрические заведения.

— Безусловно, его могли поместить в лечебницу на двадцать лет. Итак, один сценарий есть. Однако учти мои слова. Если их не изолировать, они не останавливаются, потому что любят убивать. Пока они не совершат ошибку, они слишком уверены в собственной неуязвимости и в том, что полицейские не переиграют их, поэтому они не останавливаются. Но двадцать лет, Джек? Нет, пожалуй, больше подходит сценарий, что он умер или совершил самоубийство. Насилие порождает насилие. Ты создавай собственный сценарий, но имей в виду: никто никогда не останавливается. На случайность рассчитывать ты не должен. Эти личности по уши увязли в преступлениях, и они убивают до тех пор, пока их не схватят. Кстати, кое-что о нем можно выудить из изучения выбора его жертв. Возрастная группа убитых женщин у сегодняшнего маньяка другая. Нынешние моложе. В этом есть свой смысл: поскольку он стал старше, он устанавливает связь с жертвой другим способом. Ключ может оказаться и здесь, в личностных характеристиках жертв. С этого и начинай.

— Хорошо. Слушай, док, пока ты еще на проводе, я бы хотел получить твою консультацию по другому поводу. Я понимаю, что это не твой профиль, но скажи, допустим, есть убийца — психопат, у него рождается ребенок. Можно ли генетически определить, будет ли дитя иметь наследственные черты или...

Джери подумал и начал опять сыпать специальными терминами. Когда он сделал небольшую паузу, Джек быстро поблагодарил его, сказал «хорошо» и распрощался. Однако ничего хорошего в этом не было.

Северный Бакхед

— Ты восхитительно пахнешь, — сказал он и притянул ее к себе.

— Ой. — Диана вздрогнула от нового удара грома. Они сидели рядом на его постели. При грозе она чувствовала себя испуганным ребенком и радовалась, что проводит ночь не одна.

— Ты боишься обычной грозы? — ласково шепнул он, обнимая ее.

— Угу, — ответила она, словно маленькая девочка.

Ники, секретарша, приехавшая за ней, вела себя довольно странно: была слишком деловитой и даже бесцеремонной. Она заставила Диану взять целый чемодан с вещами и помогла упаковаться. Диана попыталась сопротивляться, но ей объяснили, что он планирует какой-то пикантный сюрприз. Какую-то совместную поездку... А как же с банком? Ее заверили, что все улажено. Атмосфера тайны сгущалась. Неожиданный отпуск? Откровенно говоря, она не рассчитывала получить отпуск раньше весны. Но в банке им дорожили, и едва ли отказали бы в просьбе. Он был главным клиентом ее босса и партнером по гольфу, чему она никак не могла поверить вначале. Все было очень странно.

— Не бойся грозы, малышка, ты в полной безопасности, — мурлыкал он. Ники выполнила данные ей указания и заставила Диану взять с собой массу всяких вещей. Их было значительно больше, чем требовалось на неделю. Он обещал, что все объяснит потом, а пока заставил ее написать странную открытку Бонни и еще кому-то без обращения и адреса. — Мистификация, — сказал он. — Маленькая шутка.

От удара грома она снова вздрогнула, а он рассмеялся.

— Не пугайся. Ты же у меня храбрая и такая красавица, — промолвил он и поцеловал ее волосы.

— Вовсе нет.

— Знаешь, кто ты на самом деле?

— Кто?

— Я скажу тебе правду, принцесса Ди. Ты — чертовски обаятельная красотка.

Он смеялся и целовал ее, а она ластилась к нему и уговаривала сказать, зачем нужна вся эта мистификация.

— Зачем этот чемодан, открытки? Ну пожалуйста, милый, расскажи, что ты задумал? Я умираю от любопытства!

Но ответа она не получила, потому что в комнату вошла Ники со словами:

— Извините, я не помешала? — и совершенно естественно уселась на кровать напротив Дианы, разговаривая с ним о чем-то так тихо, что ничего нельзя было разобрать, а потом вытянула на кровати свои длинные гладкие ноги.

— Эй, принцесса, у меня появилась славная идея, — тихо сказал он. — Почему бы нам не побаловаться втроем? Как ты на это смотришь, беби? Ты, я и Ники.

Диана решила, что он дурачится и ответила в тон:

— Конечно, почему бы и нет?

— Смотри, Ники, она просто молодец, ей нравится твоя идея.

— Тогда начну я, — сказала Ники.

— Эй, что за глупости! Я просто пошутила. — Диана сняла тонкие пальцы Ники со своей руки. — Что, черт возьми, это значит?

— Немножко любви. Разве тебе не нравится Ники?

— Если ты еще не понял сам, то должна тебе сказать, что мне нравятся мужчины. Я не занимаюсь любовью с девушками. — Она разозлилась.

— Тебе нравятся мужчины? Ну и прекрасно, — заявил ее странный приятель. — Ники не девушка, она мужчина. По его тону она поняла, что он говорит правду.

— В самом деле? — машинально произнесла она.

Проклятый гром опять заставил ее вздрогнуть. И теперь еще эта идиотская сцена!

— Похоже, мне лучше поехать домой. — Она взглянула на женщину напротив, непроизвольно отметив про себя неженственные очертания ее подбородка.

— Наверное, она нам не поверила, Ники. Может, ты и в самом деле нас разыгрываешь?

Стройная женщина напротив Дианы отрицательно качнула головой.

— Подними юбку, куколка. Покажи принцессе Ди, что у тебя между твоими прекрасными ножками.

— Перестаньте! — воскликнула Диана, — это не смешно, наконец... О Господи! — Она вскочила с кровати, почувствовав тошноту и отвращение. Длинный темный пенис лежал вдоль бедра Ники.

— Видишь?

— Пусть он убирается! — в ужасе воскликнула Диана.

— Успокойся, все в порядке, — уговаривал он ее, когда Ники покинула комнату.

— Он наркоман? — Она рухнула в кресло у стены напротив кровати, на которой сидел мужчина с парализованными ногами.

— Нет. Я бы назвал его предоперационным транссексуалом, но не будем об этом, если она заставляет тебя нервничать.

— Она! С большим членом! Она — мужчина.

— Тут трудно найти точный термин, — недовольно проворчал он.

В конце концов ему удалось полностью успокоить ее.

— Подойди ко мне. Ники больше не вернется сюда, я обещаю.

Она сидела перед ним, а он рассказывал ей про Ники и старался поцеловать. Вначале она сопротивлялась, но он был настойчив. Наконец она смягчилась и скользнула к нему.

— Ну как ты мог?

Но он решил, что вопросов хватит, и пустил в ход все свои чары. Трудно было устоять перед обаянием его красивого мужественного лица, открытой улыбки, бархатного голоса. Он шептал нежные, волнующие слова, завлекал мягкими воркующими интонациями, и она дала ему поцеловать себя снова.

— Ты шикарная женщина, это сущая правда, — сказал он, затем расстегнулся, вытащил свой пенис, и она послушно опустила лицо вниз. Он мягко придвинул ее ближе и, засунув ей в рот тяжелый горячий член, стал двигать ее голову взад и вперед, почти придушив ее, снова и снова повторяя, что она «шикарная женщина».

Его член целиком заполнил ее горло. Прошла минута или меньше, он задышал быстро и шумно, как будто ему не хватало воздуха, и она поняла, что он испытывает оргазм. У него началось семяизвержение прямо ей в рот. Она постаралась вытолкнуть его пенис, но он левой рукой держал ее за волосы и не давал освободиться, а правой делал что-то. Краем глаза она увидела, как сверкнуло что-то металлическое, и вдруг почувствовала невыносимую пронизывающую боль, предшествующую смертельной агонии. Он еще раз ударил ее, но Диана Талувера была уже мертва.

Бакхед-Спрингз

Оказалось, что Донна упаковала большую часть содержимого его платяного шкафа, и, развешивая лишнее обратно, он подшучивал над ней:

— Я вижу, ты не прочь отделаться от меня. Должен тебя огорчить: я еду не на месяц и даже не на неделю, а всего на пару дней. Ты и правда хочешь от меня избавиться?

— Разумеется, — сказала жена. Она подошла сзади, обняла его за талию и нежно прижалась к спине.

Он ухитрился забросить крючок вешалки на перекладину, повернулся к ней и заключил ее в объятия, ласково глядя ей в лицо.

— Мм-ма, — сказала она, со смаком целуя его.

— Я тоже так думаю, — вернул он поцелуй.

Они целовались долго и нежно. Это был замечательный вечер. Джонатан был таким послушным, что Джек решил отложить разговор с Донной о возможностях лечения повышенной раздражительности и агрессивности мальчика. В последнее время он собирал информацию об этом. Нужна диета. Зерно. Грубая пища. Молочные продукты. Кажется, еще что-то. Ах да, обращать внимание на симптоматические сигналы. Он смотрел видеопленки о детях, чьи поступки походили на поведение их приемного сына. Но делал это глубокой ночью, тайком.

Они уложили ребенка спать и закончили сборы Джека в Техас.

— Тебе действительно надо ехать? — спросила она.

— Я не знаю, — вздохнул он. — Может быть, и не обязательно, но поездка, я надеюсь, сдвинет нас с мертвой точки в деле Тины Хоут. Нельзя же тянуть расследование до бесконечности Начальники изведут нас нагоняями. Да их можно понять: вездесущие журналисты — эти крестоносцы телевидения, печати и радио не дадут им ни дня покоя.

— А как ты относишься к тому, чтобы немного заняться мною? — прошептала она ему на ухо.

— Положительно, — улыбнулся он, и их губы жарю слились. Он никогда не мог пресытиться ею. Высокая, красивая грудь, чуть торчащие вверх соски, как на обложках журналов для мужчин, совершенный бюст юной фотомодели. Груди твердые и высокие, каждая увенчана налитой, зазывающей вишенкой. Длинные шелковистые волосы и — самое главное, самое лучшее — ее походка, восхитительно женственная, естественная и притягательная. Джеку казалось, что, будь его воля, он и вовсе не вылезал бы из ее постели.

Изящество жены до сих пор внушало ему изумление. Он редко встречал женщин настолько естественных и всегда любовался ее пластичными движениями. Он любил ее свободную манеру держаться, смелость в любви. Его восхищенный взгляд постоянно следовал за ней, что бы она ни делала. Приятно было смотреть, как она ходит, бегает или уютно сидит на софе. Он любовался ею спящей, еще не совсем проснувшейся и разнеженной, как ребенок, оживленной, отдыхающей. Его возлюбленная была фантастически женственной, абсолютно открытой в выражении своих чувств. Но при этом оставалась вечной тайной, от которой у него все еще перехватывало дыхание.

— Что? — спросила она.

— Я говорю, что никогда не увянут розы на твоих прелестных щечках, дорогая, — промурлыкал Джек.

— Я люблю тебя, — ответила Донна.

— Хмм. — Он улыбнулся и немного отодвинулся, чтобы лучше видеть ее. Если бы можно было выразить словами, что он чувствовал в этот момент! От нежности у него перехватило горло. Она была одним из самых прекрасных созданий природы. Наравне с радугами, закатами, океанами и заснеженными полями. Изысканно совершенное, прекрасное и пленительно женственное.

Что знаменитый испанский художник называл самой совершенной формой? Яйцо? Или горизонтально расположенную восьмерку — знак бесконечности? Греческую букву? Или перехватывающий дыхание абрис женской фигуры в виде буквы S — самой совершенной линии природы? Знаменитая S груди и ягодиц.

Джек Эйхорд проследил мысленным взором плавную, удивительно теплую линию под просторной одеждой жены.

— Твоя S просто великолепна. Тебе это известно? — спросил он.

— Твоя S тоже не так уж плоха, — ответила Донна.

И они бросились в объятия друг друга, стремясь утолить ненасытную страсть.

Техас

Помещение полиции Амарилло сияло первозданной чистотой. Маловероятно, чтобы в таком месте сохранились записи двадцатилетней давности. Работа по убийце-Мороженщику велась тогда следователями явно поверхностно. Чем дольше Эйхорд изучал документы, тем больше убеждался в своей правоте. Небрежная техника расследования, неряшливое оформление бумаг и совершенно халатная работа с главным подозреваемым. Ничего похожего Эйхорд еще не встречал. Во всяком случае, такое впечатление складывалось спустя двадцать лет после этого так называемого следствия. Самое грубое упущение заключалось в том, что ни в компьютерах местного отделения, ни в Главном управлении не оказалось даже фотографии или словесного портрета подозреваемого несовершеннолетнего Артура Споды. Выяснилось, что документы сгорели во время пожара. Впоследствии подозрения признали ошибочными, и дело закрыли.

— Враки, — сказал Джеку мужчина в кабинете шерифа. — Я помню, один старый сотрудник из отдела убийств рассказывал мне, как однажды прорвало трубу и водой залило целый кабинет с деловыми бумагами. Естественно, они потом просто выбросили все материалы.

— Так вы говорите, что в местных органах нет ни портрета, ни отпечатков пальцев подозреваемого в серии убийств?

— Никаких документов, — подтвердил мужчина.

Эйхорд поблагодарил его, еще раз поговорил с сотрудником отдела сексуальных преступлений, который навел его на след убийцы, счастливо избегнувшего наказания, и решил съездить в Вегу, город, где прошло детство Споды.

Спустя полчаса он уже был на окраине города, и щит с надписью «Вега» мелькнул на обочине шоссе. Местность напоминала ему крайний Юг, где жилые районы соседствуют со столетними магнолиями, растущими вдоль шоссе. Сейчас их увядшие опадающие листья лишь наполовину затеняли дорогу. Вид у этих больших, мелькающих в окнах машины деревьев был весьма неопрятным.

Плакаты уверяли водителей: «Иисус любит вас» и «Иисус умер за вас». Кто-то написал на торце шлагбаума над путями: «Верьте Иисусу». Эйхорд проехал мимо медленно двигающегося почтового вагона с наклейкой на буфере, предлагающей вам нажать на гудок, «если вы любите Иисуса». Просто какой-то библейский край.

Но скоро это впечатление исчезло. Он миновал похожие на мини-акрополь большие каменные опоры, за которыми начинался огромный товарный тупик. Вдоль путей тянулись тюки спрессованного хлопка. Часто встречались хлопкоочистительные машины, но их становилось все меньше, и вскоре они совсем исчезли. Эйхорд проехал мимо лачуг сезонных рабочих, денежной обменной конторы, какого-то салуна и рекламных щитов кока-колы. Все в запустении. Зеленые, как лягушки, листья плавали на поверхности стоячей придорожной воды. Военный гараж и галантерейный магазин. Закрыты. Укромное, увитое плющом кафе. Пусто. Ничто не нарушает тишины.

Пруд среди деревьев. Над ним низко склонились ивы. На поверхности воды цветут лилии, плавают тысячи рогозов, золотники, еще какие-то водяные растения. Полустершийся знак над подземным кабелем.

Жалкие остатки города без будущего. Заброшенный клочок Америки, которым не интересуются даже агенты по торговле самой дешевой недвижимостью. Ураган раскидал мощные дубовые ветки по дорогам, но никому до этого нет дела. Картина ужасающего запустения сопровождала Эйхорда во все время его поездки.

Былое процветание улетучилось. Фасады магазинов были забиты письменными столами-бюро с крышками на роликах, стульями без ножек или сидений. На той стороне, где располагался вагон-ресторан, кто-то написал: «Окружной центр. Покупайте хлеб Бонда — высококачественный продукт». Воспоминания о военном займе. Центральный мясной магазин был пуст. Непонятно, что за город-призрак.

Деловая часть города походила на развалины огромного, некогда процветавшего магазина. Здание банка на главной улице было в точности как исторический музей в Норфилде. Эйхорд притормозил и спросил, как проехать к дому Споды. Мужчина никогда не слыхал о нем. Не помнил он и об известном в 60-х годах убийце-Мороженщике. Где размещается местная полиция или помещение шерифа, он тоже не знал. Зато удалось получить сведения о старожилах. Джек узнал от него, что Фреда с автозаправки и ее муж живут здесь с самой войны, правда, осталось неизвестным, с какой. Получив указание ехать до размазанного указателя, потом повернуть и миновать еще квартал, Джек отправился искать Фреду с автозаправки. Остались позади последние обваливающиеся кирпичные сооружения, нарисованный Вильсон Грэйн все еще торговал чем-то с борта старого, заросшего травой корабля. Мертвый город брошенных вагонов, вышедших из употребления пожарных кранов и телефонных кабин со сломанными автоматами.

Наконец Эйхорд увидел указатель «Мотель — направо» и подумал, что теперь этому, некогда прекрасному Мотелю с совершенно излишней табличкой «Сдаются комнаты» надо бы называться «Упадок». Вот она, переменчивая фортуна любого бизнеса. Давно ли здесь неоном сияли слова «Мест нет».

Эйхорд остановился на автозаправке, где продавали еду, прохладительные и горячие напитки, радиаторы, червей для рыбной ловли — не слишком привлекательная комбинация. Из тени деревьев возникла особа неопределенного возраста и пола.

— Здравствуйте, — произнес Эйхорд.

Существо молча кивнуло в ответ.

— Я ищу кого-нибудь из старожилов этого города. Человек у банка сказал, что мне следует обратиться к вам.

В ответ никакой реакции, поэтому Джек продолжил, так и не решив, показать значок или нет.

— Мне нужны сведения о семье, которая жила здесь в конце шестидесятых годов. Спода. Вам что-нибудь говорит это имя?

— Допустим.

Только теперь Джек понял, что перед ним женщина.

— Вы Фреда? — любезно улыбнулся он.

— Да, — ответила она.

— Меня интересует судьба мальчика из этой семьи, — сказал Эйхорд и добавил, оглядываясь вокруг: — Что здесь произошло?

Она пожала плечами и промолчала.

— Просто какой-то город-призрак. Что случилось?

— Все уехали, — лениво ответила она. — Был нефтяной бум. А потом нефть иссякла, и люди все бросили: и скважины, и конторы, и имущество. Вы же видите, все погибло.

— Когда это было?

— Что?

— Когда все погибло?

— А-а. Несколько лет назад. Я точно не помню.

— А когда был нефтяной бум? Годы процветания-то вы помните?

Она неопределенно пожала плечами:

— Здесь вообще-то всегда были скважины. Местные жители сдавали свою землю внаем за большие деньги. Особенно на севере. Сюда многие приезжали, и город процветал, а„потом все погибло.

— Когда дела шли лучше всего?

— Кажется, до семьдесят шестого года.

Чувствовалось, что она постепенно расслабляется, пока он досаждает ей деталями.

— Это был нефтяной бум шестьдесят шесть, — добавила она.

— А-а, так это дорога Шестьдесят шесть?

— Да, называлась так.

— Послушайте, я ищу семью, которая жила здесь в то время. Спода их звали. Вы знаете что-нибудь о них?

— Да, я слышала это имя.

Он отметил, что ее обветренное, сильно загорелое лицо приобрело какое-то другое выражение.

— Вы можете рассказать мне о Них? Где они сейчас?

— Вы полицейский, — утвердительно сказала она низким голосом.

— Допустим, — кивнул он, но не стал демонстрировать значок.

— Дурные люди.

Он снова кивнул, ожидая продолжения. Но она молчала. Он снова попросил:

— Расскажите мне о них, пожалуйста.

— Женщину я не знала. Слышать — слышала, но не знала.

— А что вы слышали?

— Да каких только слухов не ходило об их семье. О них говорили в городе несколько лет. Будто они занимались половыми извращениями.

— В каком смысле?

— Ну, она-то переспала со всеми в городе. Считали, что даже с собственным сыном. Что она совратила его, когда он был совсем маленьким. Он был не в себе, — добавила она, постучав себя по голове.

— Как это, не в себе?

— Я не знаю, как вы это называете. Тронутый, в общем. Все считали, что из-за матери. Кто-то из патронажа или какой-то похожей организации занимался ею и мальчиком. А потом и его сводной сестрой. Он путался и со сводной сестрой. Она тоже была со сдвигом.

— Что же с ними было потом?

— Мать умерла несколько лет назад. Сестра — в сумасшедшем доме. Мальчишка, я слыхала, вляпался в какую-то историю.

— Убийца-Мороженщик? — Она кивнула. — А что вы помните об этом?

— Ничего.

— Но вы же сказали, что он попал в неприятную историю, — мягко сказал Эйхорд.

— Это все, что я слышала. Болтали, что у него были сложности с законом. Но чтобы он попал в тюрьму, я не слышала. Кто-то говорил, что его видели в Лас-Вегасе несколько лет назад. Точно не помню.

— В Лас-Вегасе? А кто его видел?

— Да что вы! Это было так давно! Я не помню. В маленьком городке, всегда сплетничают. — Она оглянулась в ожидании машины, желающей заправиться газом или бензином. Ей надоел допрос. Но по всему шоссе в обе стороны в поле зрения не было ни машины, ни живого существа. Эйхорд и женщина были одни-одинешеньки.

— Это очень важно, Фреда. Кто говорил вам, что он в Лас-Вегасе? Постарайтесь вспомнить.

— Я говорил, — раздался скрипучий голос.

Эйхорд вздрогнул от неожиданности, повернулся и увидел мужчину, который неслышно подошел и стоял сзади. Он напомнил Джеку фермера с вилами с известной картины.

— Да, сэр, — улыбнулся Эйхорд, — вы можете рассказать мне об этой семье?

— Только о том, кого звали Артур и кто до сих пор не провел ни одного дня в тюрьме. Я видел его в Калифорнийском клубе в нижней части Лас-Вегаса в Неваде. Он сидел в инвалидном кресле прямо у игорного стола с таким видом, будто это его постоянное место.

— Извините, вы сказали — в кресле?

— Да, он был в инвалидном кресле на колесиках. Я думаю, парализованный.

— Я не знал, что он инвалид.

— Говорили, что мать застукала его с сестрой и отлупила бейсбольной битой, что и усадило его в кресло. Естественно, был страшный скандал.

— Когда это было?

— Где-то в конце шестидесятых, мне кажется. Может, и к лучшему, что это случилось, а то неизвестно, что бы он натворил.

— Вы не знаете, где бы я мог раздобыть фотографию Артура Споды?

— Не имею представления.

— Вы помните хотя бы, как он выглядел?

— Я давно не видел его. — Мужчина тяжело вздохнул. — Думаю, я бы узнал его, но не могу за это ручаться, если он вдруг встретится мне на улице.

— Если я пришлю вам полицейского художника, вы сможете помочь нам сделать его портрет?

— Я считаю, что можно попробовать. У этого паршивца красивое лицо. Если бы вы знали, что на самом деле представлял собой этот мальчишка! Он был настоящей лисицей в курятнике. Вы понимаете, что я хочу сказать?

Эйхорд кивнул и стал мысленно сопоставлять все данные. Вспомнил разговор с доктором Доу. Пока все сходится. Может быть, прекращение убийств Мороженщиком совпало со временем, когда Артур Спода попал в инвалидное кресло? Десятки вопросов роились в голове. С чего начать поиски Споды? Кто был его врачом, где документы? Как, что, кто, где? Почему? Вот первый вопрос.

— Почему вы ничего не сообщили полиции? — спросил Эйхорд мужчину.

— Меня никогда ни о чем не спрашивали.

Вот так-то! Но Джек достаточно долго работал в провинциальных тихих заводях и знал, что такова реальность. Прежде чем получить ордер на арест — семь потов сойдет. И некоторые караси прекрасно понимают, что существуют штаты с невнятными и запутанными законами, где можно благополучно отлежаться.

Амарилло

Сев во взятый напрокат старый автомобиль, Эйхорд первым делом опустил стекла, чтобы остыть после жаркого совещания с местными полицейскими. Он высказал им, что, похоже, они галопом провели расследование двадцать лет назад, обнаружили убийцу-Мороженщика, покрутились рядом и закрыли дело. Почему они не арестовали Артура Споду? Они арестовали. Тогда почему отпустили его? Они были вынуждены. Свидетель переехал в другой штат. Но почему не потребовали хотя бы надзора за убийцей? Ведь даже не попытались предъявить ему обвинение! На каком основании? Да на любом основании! Эйхорда распирало от возмущения, все внутри него просто бурлило, когда он выкладывал им добытые двадцать лет спустя косвенные улики.

«Чего это я так раскипятился? Поистине старость — не радость. До сих пор не могу остыть. Придется ехать с опущенными стеклами», — думал он. Свет фар выхватывал с обочин дороги груды хлама, мертвых, отслуживших свое вещей, которые появлялись и исчезали, лишь желтая линия оставалась неизменной на щебеночно-асфальтовом шоссе.

Он благополучно миновал приманки для проезжающих в виде росписей по дереву, ореховых булочек, подлинных индейских украшений. Его не привлекала возможность «увидеть снежного человека» и поторговаться с торговцами змеиным жиром. Он нашел дорожный указатель и через минуту оказался перед входом в сумасшедший дом, где обитала сводная сестра Споды.

— Мне нужен директор, — сказал он женщине-привратнице за столом при входе и назвал свое имя.

Пять минут спустя к нему вышла крупная, грузная женщина и представилась:

— Я — Клара Аймус. Чем могу служить?

— Здравствуйте. — Эйхорд предъявил свой значок и документы. — Это я говорил с вами по телефону о мисс Спода. Можете вы рассказать мне о ней поподробнее?

— Пройдемте ко мне. — Она закрыла внутреннюю дверь кабинета и пригласила его сесть. — Что именно вы хотите знать про Элен Спода, мистер Эйхорд?

— Вы работали здесь, когда ее поместили в ваше учреждение?

— Нет, но я здесь уже больше восьми лет и очень хорошо знаю ее историю.

Эйхорду нужны были как можно более полные сведения о семье. Спода, и при расспросах он старался не упустить ни одной мелочи.

— Оскорбления и унижения со стороны сводного брата и других самцов вернули ее в раннее детство. Я имею в виду сексуальные оскорбления. Но самой большой психической травмой был террор, которому подверг ее сводный брат. Инцест сам по себе достаточно опасен для психики, но дело усугублялось его садистскими наклонностями, которые развивались со временем, и он никогда не упускал возможности использовать шантаж, запугать или обидеть Элен. Мать не была ей защитой. Он постоянно преследовал ее в сексуальном плане, что в конце концов лишило ее рассудка. Окружающая обстановка, особенно сводный брат, вселяли в нее такой ужас, что она совершенно обезумела и вскоре попала в клинику.

— Способна она выдержать беседу? Мне необходимо задать ей несколько вопросов о тех событиях, — осторожно произнес Джек.

— Боюсь, что нет, — слабо улыбнулась она. — К несчастью, Элен Спода не говорит ни слова вот уже несколько лет. Вы хотите на нее взглянуть? — Женщина казалась доброжелательной и готовой помочь.

Эйхорд всегда придавал большее значение интонациям, а не словам, и сейчас у него сложилось впечатление, что Клара Аймус не откажется помочь, если позволит ситуация.

— Конечно, если это не выведет ее из душевного равновесия.

Женщина кивнула:

— Она играет в лото Бинго. Я провожу вас.

Эйхорд встал и последовал за ней. Она тяжело шла по чистому холлу. В комнате, где шла игра, сидели человек тридцать, большинство из них — пациенты. Служитель объявлял выпавшие номера. Темноволосая женщина в свитере и широких спортивных брюках помогала Элен Спода разбираться с ее картой.

— Б-пять, — выкликал служитель, — Б-пять.

— Здравствуй, Элли. Это мистер Эйхорд, он приехал издалека, чтобы поговорить с тобой.

Безжизненные черные глаза взглянули на него из-под буйной копны белых волос. Элен Спода казалась женщиной лет шестидесяти пяти.

— Элли, — почти прошептал Эйхорд, — мы можем поговорить о вашем сводном брате Артуре?

Она сразу же отвернулась от него и уставилась в карточку Бинго, лежавшую перед ней.

— И-семнадцать, — выкликнул служитель, и по комнате прошел шумок.

Выйдя, Эйхорд спросил Клару Аймус, сколько лет Элли.

— Она родилась в тысяча девятьсот пятом, мистер Эйхорд.

Лас-Вегас

Эйхорд высадился с самолета в международном аэропорту Мак Кэррол и ухитрился быстро найти и свой багаж, и такси. Через несколько минут он уже ехал в сторону бульвара Лас-Вегаса, предпочитая сначала появиться инкогнито и разнюхать, что удастся, неофициально.

Вегас — ночной город. Без будней и времени суток. И оформление длинных узких улиц рассчитано на ночную жизнь: мелькание ярких цветных огней ослепляет. Но, Боже, какое тягостное зрелище представляют собой эти улицы в дневное время!

Серый густой туман пластами цепляется за линию горизонта, как грязный дым. От Тропикана до Хилтона сплошной серый туман... Грязное небо и кричащая архитектура отелей.

Полным кошмаром была регистрация туристов, которых медленно пропускали через лабиринт бархатных канатов, провисающих между стойками, увенчанными медными шарами. Эйхорд оказался зажатым в кричащей, гудящей толпе японцев с камерами, которая медленно, по дюйму, продвигалась вперед. Японцы оживленно обсуждали маршруты будущих поездок и что лучше посмотреть сначала — Диснейленд или Анахейм. Господи, откуда только принесло всех этих людей на его голову!

В конце концов, Джек сумел добраться до одного из столов и зарегистрироваться. Он быстро проскочил через казино к лифту и, войдя в номер, долго приводил в порядок основательно помятую одежду. При его комнате был маленький балкон размером с кофейный стол, откуда были видны фантастические неоновые рекламы, оживляющие смог Невады обещаниями легких денег и хорошего времяпрепровождения. Опустив глаза, он заметил под крышей примыкающего к отелю гаража-стоянки желтокожих служителей и пару белых туфель-лодочек на высоченных каблуках, оставленных кем-то. До какой степени отчаяния и безразличия к мнению окружающих должна была дойти женщина, чтобы сбросить роскошные туфли и уйти босиком? Может быть, она была вдрызг пьяна? Хотя, скорее всего, это дело рук мужчины. Дирекция наверняка не всполошилась из-за телефонного сообщения — подумаешь, событие для Лас-Вегаса — сброшенные туфли.

Он сменил одежду, спустился вниз, взял городское такси и отправился для начала в Калифорнийский клуб. У него был с собой набросок портрета Артура Споды, к которому он не имел особого доверия, и поэтому не рассчитывал на особое везение.

Первое, что он услышал в казино, это зазывный смех трех проституток. Баксов по двести пятьдесят каждая. Наметанным взглядом полицейского мгновенно охватил каждую: на одной были чрезмерно облегающие каштанового цвета бриджи на пуговицах и зеленый свитер, обтягивающий напоказ соблазнительные выпуклости. На той, что сидела в центре, было шикарное черное платье для коктейлей, третья девица тоже упакована в пару облегающих бриджей. Все три на высоких танкетках, тщательно причесанные, с тоннами грима и аксессуаров. Просто совершенное воплощение порока. Когда Эйхорд присмотрелся к самой крупной из них, ему вспомнился знаменитый киноактер, переодетый женщиной. Только одна выглядела молоденькой девушкой и была поэтому привлекательнее остальных.

В то же мгновение он увидел нечто фантастическое. Женщину в чем-то сверхкоротком, иссиня-черном, облегающем, из материала, повторяющего каждую линию и изгиб тела. Совершенная грудь кинозвезды, соски, торчащие, как кончики пальцев, великолепные волосы натуральной блондинки, естественное, без косметики, лицо, сногсшибательная, эффектная, великолепная. Впрочем, сказал он себе, дома я имею кое-что получше.

Но Эйхорд приехал в Вегас не за этим, и следующие десять минут он внимательно наблюдал за присутствующими мужчинами; После этого он отозвал в сторону управляющего и попросил пригласить сменного распорядителя. Ожидая, пока его просьба будет выполнена, Джек следил взглядом за пожилым мужчиной, который, явно не имея возможности сделать крупную ставку, бродил по залу в жалкой надежде поставить хоть что-нибудь. Наконец к нему подошел дилер и объяснил, почему не может заняться с ним сейчас.

Сменный распорядитель оказался мужчиной с внимательными глазами в респектабельном шелковом костюме. Эйхорд показал ему полицейский значок и объяснил свою задачу. Из ответа собеседника он понял, что практически невозможно опознать человека даже спустя несколько недель, не говоря уж о большем. В инвалидном кресле? Какая разница! Здесь полно инвалидов. Да вот, пожалуйста. Распорядитель огляделся и указал на инвалидное кресло у стола для игры в кости, где в тот момент гомонила группа человек из пятнадцати.

Эйхорд все-таки попытался показывать рисунок кое-кому из служащих, но это был напрасный труд. Они скучающе и равнодушно скользили по рисунку глазами, перед которыми ежедневно мелькали сотни лиц. Кого только не видели эти люди из Лас-Вегаса — и умудренных жизнью старцев, и зеленых юнцов, и проституток, и звезд, и полицейских, и преступников. Эка невидаль, еще один маньяк в кресле.

Эйхорд еще некоторое время поболтался в казино. Какой-то старый хрыч гундосил, что правительство совсем забыло о социальной защите населения, миловидная женщина стояла рядом с муженьком и подтрунивала над странным старым пижоном, который пытался ухватить миг удачи. Один бросок костей или поворот колеса и тридцать секунд ожидания легких денег, из-за которых многие свернули на кривую дорожку. Разносчица коктейлей в нахальном лифчике и туфлях на шпильке прошелестела рядом, и, повинуясь интуиции, Джек показал ей портрет.

Они перебросились парой слов. Ее звали Стефани, или Ким, или Лиза, ей было не больше двадцати трех лет, она могла быть либо замужем за средним служащим, либо студенткой, либо молодой мамой с неполным рабочим днем, и подавала коктейли, чтобы растить ребенка. Он знал тысячи таких девушек.

По дороге из клуба он старался припомнить все именные значки, которые сегодня видел: Лесиа, Надя, Айрен, Джерри... Имя дилера — Такио Сэм. Женщина-распорядитель с американским именем, каким — он забыл, по фамилии Уон. Эдуарда, которую называли Быстрая Эдди. Стефани. Ким. Лиза.

Когда он вернулся в отель, служащая поинтересовалась, как у него дела.

— Неважно, — улыбнулся он в ответ, подразумевая свои цели похода в казино.

— Я понимаю, что вы хотите сказать. Я ведь живу здесь.

Центральное управление

Все утро следующего дня Джеку радостно пожимали руку ребята в штаб-квартире Центрального полицейского департамента, который считался одним из лучших в стране по раскрытию убийств. Здесь работали классные специалисты, способные раскрутить любое дело, блестящие сыщики, светские ребята со вкусом к хорошей жизни.

Эйхорда приняли по высшему разряду, как высокопоставленное лицо, и ему было немного не по себе. Он ведь был просто хороший коп, и ему чудилась скрытая насмешка в восторженном приеме этих любимчиков судьбы, сующих нос не в свое дело и кормящихся за счет таинственных сил, управляющих людьми.

Эйхорду немедленно дали в помощь типа из отдела связи по имени Оге Стиверсон.

— Извини, что на тебя взвалили мои проблемы, — с улыбкой сказал ему Эйхорд.

— Грязная работа, — в тон ответил Стиверсон, — но...

Продолжать он не стал.

Эйхорду пришлось дважды пройти по кругу, получая и возвращая дружеские тумаки. Он вел себя так, чтобы не обмануть их ожиданий, изображая простодушного полицейского, который твердо стоит на ногах, не заносится и не думает, что его дерьмо пахнет «Шанелью».

— Давай портрет этого мерзавца, посмотрим, что мы можем сделать, и подсунем нашему лучшему художнику.

— Вот этот сукин сын, — сказал Эйхорд и протянул пачку полицейских рисунков Стиверсону. — Возможно, этот тип совершил последовательно пять убийств в тысяча девятьсот шестидесятом. Артур Спода. Описание на другом листе. Мне говорили о мужчине-кавказце по имени Саус, ему сейчас должно быть сорок один — сорок два года. Кажется, он постоянно жил здесь в течение нескольких лет. Я полагаю, он мог повторить убийство, совершенное двадцать лет назад, вернувшись в родные края. Это только одна из версий. Ничего определенного. Но чем больше я изучаю старые дела, выбор жертв в Амарилло и штате Техас, тем больше убеждаюсь, что это все же дело рук Артура Споды.

— Что он натворил?

— Точных данных нет. Только предположения. Так называемый свидетель, видевший убийство своими глазами, смылся от полицейских из Амарилло, нарушив некоторые законы Техаса, когда они несколько поприжали его. Споде было тогда девятнадцать лет. Обстоятельства сложились одно к одному: и небрежное расследование, и то, что именно в то время он стал инвалидом. Как заявил мне один из местных, «ты знаешь — так бывает».

— Да, — кивнул Стиверсон, — я знаю. Иногда подонкам везет, и они уходят от ответственности. Я знаю, как это случается. Ты сможешь воспользоваться своими данными, если найдешь его?

— Не знаю. — Эйхорд почесал затылок и медленно продолжил: — Убийства Мороженщика прекратились, как только подозреваемый заболел. По-видимому, тогда же он попал в инвалидное кресло.

Эйхорд рассказал Стивереону о семье Споды и мужчине с автозаправки, который предположительно видел подозреваемого в Вегасе.

— Черт возьми. Я полагаю, вы разослали данные по крупным больницам, клиникам, терапевтическим центрам? Правда, без отпечатков пальцев или фотоснимка — это поиски иголки в стоге сена.

Он прочитал короткую информацию, которую получил вместе с пачкой рисунков и выслушал указания Эйхорда.

— Надо, чтобы все сотрудники получили по портрету. Кроме того, я хочу, чтобы они прочесали все казино на всякий случай, чем черт не шутит.

— Понял. Что еще?

Эйхорд договорился с ним о телефонной связи, и Стиверсон немедленно отправился осуществлять его планы, а Джек остался в отделе по расследованию убийств беседовать по телефону и дарить улыбки.

К вечеру он от всего этого дошел до ручки. Однако день нельзя было назвать потерянным. Джек весьма ощутимо пополнил багаж профессиональных знаний. Он, например, узнал о том, что по окраске ногтей и составу рвотных масс можно определить наличие в организме жертвы медленно действующего нелетучего яда. Что оставшиеся на месте преступления пыжи, дробинки, гильзы полицейские отсылают в лабораторию на анализ. Он узнал, что нашли гомосексуалиста с сотней колотых ран на теле, и о реакции детектива, сказавшего: «Ребята, похоже, кто-то был слишком пьян».

Он получил массу сведений об играх Лас-Вегаса, в том числе о трех самых распространенных. Он узнал, что в Вегасе употребляют глагол «потрястись» вместо слова «трахнуться», которым пользуются в Бакхеде. Что большая часть убийц обнаруживается с помощью свидетелей или информаторов. Что основная масса преступлений раскрывается в Вегасе в первые сутки или не раскрывается вовсе. Что убийство, произошедшее три дня назад, «совершил конечно, тот парень в кабаке, который говорил, что знает идиота, обещавшего потрясти его». Что тип из Нью-Круазер любит есть дерьмо. И что кто-то кому-то наступил на ногу. Все это было гораздо более интересно, чем то, что было написано на листе, лежащем перед Эйхордом. Список гласил:

5 х 39,6 = 198

Глория (39) — задушена

Дарлин (37) — задушена

Энн (38) — заколота

Эльнора (41) — заколота

Мэй (43) — заколота.

Он вычислил средний возраст жертв и втайне немножко гордился своей догадливостью: все женщины были немолоды, и это наводило на размышления. С какой стати девятнадцатилетний мальчик вздумал бы «трястись» с женщинами в возрасте 39,6 года? Потому что они более доступны? Потому что походили на мать? Навязчивую мать, которая предоставляла ему свой рот, а потом довела до желания работать пестиком для колки льда? Ах, мною вертят, как хотят, меня используют, так вот тебе сталь, цыпочка! Теперь ты не увидишь моего страдания и издерганности, моей маленькой венской сосиски. Моей израненной души. Ничего не увидишь, козочка. Поцелуй его, сестричка!

Этот ненормальный урод так надоел Эйхорду, что он попросил ребят ввести его в курс расследуемого ими сейчас убийства и попытался сконцентрироваться на нем. И к тому времени, когда он упаковал чемодан в свою последнюю ночь в Вегасе, он досконально знал, как работает по трем округам этот особый отряд, расследуя убийства и подозрительные смертельные случаи. Он узнал, как они составляют рапорт о происшествии, какой линии поведения придерживаются в разных ситуациях, как делают фотографии, в каких случаях рисуют диаграммы. В общем, получил массу сведений, полезных человеку, занимающемуся раскрытием убийств.

Чтобы добраться до лифта, надо было пройти через казино. По дороге он поставил 10 долларов на нечетное и проиграл. Поставил на 39 — и снова проиграл. Поставил две фишки по 5 долларов на нечетное — и выиграл, потом 10 долларов на четное — опять удача. В результате, он выиграл 8 долларов и на этом закончил. В ожидании лифта он бросил 5 долларов в один из игровых автоматов, но ему не повезло. Тем не менее он остался в выигрыше. 3 доллара — тоже деньги. Новый победитель Вегаса.

Его уже начинали раздражать постоянный шум, дым сигарет и мелькающие огни этого лихорадочно живущего города. Он не рассчитывал, что Лас-Вегас запомнит его. Еще одно утро, и он будет забыт.

На телевидении

— Поправьте пиджак, — скомандовал металлический голос по селекторной связи.

Хорошо одетый мужчина, сидевший перед камерой, наклонился вперед, расправил под собой пиджак и разгладил лацканы.

— Теперь нормально? — громко спросил он. По селектору не ответили, и ассистент с крысиным хвостом волос щелкнул маркировочной «хлопушкой» с номером 14. Потом взглянул на человека в кресле и произнес:

— Приготовьтесь.

Сидящий в ярком свете софитов мужчина заготовил ослепительную улыбку, а когда парень с крысиным хвостом подал ему знак, открыто улыбнулся в камеру и сказал:

— "Вы будете великолепно себя чувствовать в этом роскошном автомобиле. У нас прекрасный выбор. — Его улыбка несколько поблекла: он мог передохнуть.

Голос в селекторе прохрипел:

— Сделаем еще разок.

— Конечно.

— Дубль пятнадцать.

— Вы будете великолепно себя чувствовать в этом роскошном автомобиле. У нас прекрасный выбор. Теперь лучше? — устало спросил он.

— Попробуем еще раз. Пожалуйста, непринужденней, — ответили ему с металлическим скрипом.

— Шестнадцать, — сказал ассистент с хлопушкой.

— Вы будете великолепно себя чувствовать в этом роскошном автомобиле. У нас...

— Остановитесь.

Он вздохнул. Трахнутые идиоты.

— В чем дело? — Его улыбка сияла в направлении контрольной камеры.

— Вы проглотили окончание в слове «великолепно». Постарайтесь более четко произносить последние звуки.

— Ве-ли-ко-леп-но в этом роскошном автомобиле. Так?

— Значительно лучше. Сделаем еще дубль. Начали.

— Семнадцать.

— У нас... Черт, извините, я забыл начало, — он сохранил улыбку на лице, несмотря на то, что крысиный мальчик хихикнул и ехидно заметил:

— Это обычно снимается за один дубль.

Осведомленный маленький гаденыш.

— Хорошо. На этот раз я постараюсь сделать правильно.

Обещаю.

— Отлично, — одобрил голос по селектору. Он почувствовал, что краснеет. Пошло оно все к...

— Восемнадцать. — В голосе парня сквозило явное презрение.

— Вы будете великолепно себя чувствовать в этом роскошном автомобиле. У нас прекрасный выбор. — Сверлящие красные глаза аппарата. Его восемнадцатый позор.

— Я думаю, получилось неплохо, но для уверенности еще раз, — попросили его. Он откинул голову и мужественно ответил:

— Ну конечно.

— Девятнадцатый, спасительный, — сказал паршивый осел ассистент.

Человек в кресле ярко улыбнулся, жестом указал на машину, находящуюся в студии, и вновь произнес свою рекламную фразу. У него было открытое красивое лицо.

Лас-Вегас

Джек освободил номер в гостинице за полчаса до рассвета. Даже в это время казино выглядело как в девять вечера. Непрерывное движение, шум, непрестанный гул голосов. Он миновал стол для игры в очко Блэкджек, где сидела женщина-дилер с карточкой Адель Невада на груди. Псих-югослав бормотал ей что-то про джентльмена, который собирался заплатить ему биллион долларов в качестве компенсации за нарушение патента.

— Ничего не ставьте, пока я не освобожу стол, сэр, — услышал он другого дилера, увещевавшего кого-то, заявившегося ранним утром с целой компанией. Ваш дилер — Адель Невада. Вот с ее помощью вы сможете поставить все до последнего доллара. Только дайте мне отсюда вырваться наконец.

Из Лас-Вегаса он направился на север по шоссе 1-15 мимо резервации индейцев Моапа в долину Огня.

Солнце вставало над горами сияющей красной взорвавшейся водородной бомбой, пускающей лазерные лучи в глаза. Оно разрасталось поднимающимся облаком радиоактивной пыли над каньонами, опустившимися дегенеративными картежниками, над несчастными обывателями и жалкими детективами.

Даже защитные стекла и спущенный козырек прокатной машины не могли защитить от ослепляющего яркого солнца. Оно изо всех сил лупило в мозг, как отточенное острие пестика Господня. Эйхорд почувствовал обширную головную боль. Он уже знал, каким будет день, который еще даже не начался.

Далеко в небе, над долиной Огня он уловил слабое движение. Ему пришлось заслонить глаза и прищуриться, глядя через темные линзы и подкрашенное стекло, чтобы различить канюков, которые кружили над мертвым или умирающим существом. «Дай Бог, чтобы это не было дурным предзнаменованием», — подумал Эйхорд.

Бакхедское управление

Мысли Эйхорда снова и снова возвращались к одному разговору. Собственно, из-за него он и укатил с запада. Прежний работник казино, уволенный три года назад, смутно помнил «эффектную лошадку», которая постоянно сопровождала прикованного к инвалидному креслу игрока одного из старых шикарных игорных домов под названием «Фламинго», как ему казалось. Служащего уволили за постоянное пьянство. У него сохранилось неясное воспоминание о мужчине и его девице. Необычная была парочка. Но по описанию он не мог ничего сказать с уверенностью.

Размышлениям Эйхорда мешали поистине трубные звуки телевизора. Кто-то из ребят притащил его на работу. Даже не портативный, а 21-дюймовый ящик, спертый Бог знает откуда.

— Побольше экран не могли достать?

— Это телевизор Дана-пузана, — сказал Пелетер и достал несколько «Сникерсов» на четверых.

Детективы смотрели собачье шоу.

— Пелетер, — прорычал толстый Дан Туни, — тебе известно, что твой умственный уровень не превышает сорок единиц iq, как у слабоумного идиота?

— Что ж, я, пожалуй, не прочь стать на минуту слабоумным идиотом и врезать тебе по лодыжкам.

— Это не мой телевизор, — заявил Туни Эйхорду, не обращая внимания на Марва Пелетера.

— С возвращением, Джек. Удачная поездка? — громко поприветствовал Эйхорд сам себя, поскольку никто из присутствующих этого не сделал. — Благодарю вас, сплошное разочарование. Рад, что вы скучали без меня.

Пелетер взял в руки книгу, а голос диктора захлебывался от восторга:

— Ах, вот появился исполинский королевский шнауцер. Какая великолепная самка! — На что переполненная дежурка заорала в четыре глотки кошачьими голосами.

— Однажды ночью я был в роли исполинского шнауцера с шикарной телкой, — сказал Туни.

— Умм, — проворчал Монрой Тукер, входя в комнату. Такое ворчащее односложное гудение он производил всякий раз, когда Дан Туни делал что-то совершенно идиотское с точки зрения Монроя. Это означало «тормози».

Монрой смахивал на уличного хулигана с огромными кулачищами, и если вы видели этого африканца в рубашке с круглым вырезом и короткими рукавами, направляющегося к вам, вы с трудом преодолевали сильное желание рвануть через улицу.

Эйхорд встал и пошел в туалет, но и там его ждало огорчение. Какой-то тип накарябал на стене матерное ругательство. У Джека просто зубы заныли. Конечно, теперь и следов этого подонка не сыщешь.

Моя руки, он смотрел в зеркало на свое стареющее лицо и с удивлением пытался понять, почему в игорном доме он чувствовал себя не в своей тарелке, причем это не была скованность человека, попавшего в непривычную обстановку. Так что же?

Когда он вернулся в дежурную комнату, мужики вдоволь насмеялись над собачьим шоу и выключили «ящик».

— Привет, — обратился один из детективов к Эйхорду, взяв в руки какую-то книгу и подмигнув остальным, — вот ты у нас самый великий в округе сыщик, давай проверим, на что ты способен.

Эйхорд улыбнулся в ответ.

— Я дам кое-кому характеристику, а ты назовешь нам его имя, идет?

— Идет.

Книга оказалась справочником по психиатрии.

— Слушай. Страдает ночным недержанием мочи, заиканием, хронический мастурбант, имеет член размером с большой палец руки, а также общее расстройство психики.

— Господи, это же толстый Дан!.. — заржала дежурка.

— Хватит валять дурака, — сказал Браун, снимая с крючка пиджак. — Есть адрес места происшествия.

Они поднялись со скрипучих стульев. Браун обрисовал ситуацию в общем виде, и пять человек заторопились на стоянку. Убиты двое. Огнестрельные раны.

— Нечего спешить и лезть из кожи, — прохрипел Дан. — Они не воскреснут.

На полдороге в Южный Бакхед выяснилось, что убиты не двое, а один человек, и, похоже, из пистолета.

— Есть тут хоть кто-нибудь? — жалобно простонал Дан, когда они приехали. Эйхорд сидел на заднем сиденье с Туни и Тукером.

Местом происшествия были железнодорожные пути, на которых обнаружили спальный мешок с кусками мертвого тела. Рядом оказался растерянный полицейский-новичок в старых жеваных голубых брюках, выданных муниципалитетом.

— Черт, извините. — Он был совсем ребенок. — Я не знаю...

— Ну, не знаете, так не знаете, — саркастически сказал один из копов, с отвращением отходя прочь.

— Гадость какая! Сплошное месиво!

— Не ругайся. Оно прекрасно выглядит.

— Это просто... Я видел все в крови... и я... — Парнишка совсем растерялся. Детективы Бакхеда безжалостно трунили над ним.

— Эй, парень, если ты собираешься упасть в обморок, сунь голову между ногами и глубоко дыши.

— Да, если ты чувствуешь, что падаешь в обморок, сунь голову между моими ногами и как следует пососи.

— Что произошло? — спросил Эйхорд у новичка, когда тот отошел от тела. Парни из «скорой помощи» поддерживали его.

— Я свалял дурака, — покраснел он. — Какой-то тип снизу примчался ко мне наверх и... и, черт, я не помню... А потом он сказал, что это был выстрел. Он решил, что кому-то не понравился человек, который приехал с ним. Черт, я даже не искал огнестрельных ран... Он сказал про пистолетный выстрел, и я увидел тело и кровь... кровь на всех стенах... и я...

— Давай-ка выйдем. — Эйхорд вывел парнишку на воздух. — Тебе еще понадобится свежая голова. В первый раз всегда мерзко, — успокаивал он смущенного полицейского. — В самом деле, похоже, что смерть наступила от револьверного выстрела, — продолжал он, заранее зная зловещее содержание мешка.

На обратном пути трое полицейских развлекали друг друга страшными историями. Эйхорд рассказал им про фотографии, которые ему показывали в Вегасе. Гомосексуалист убивал своих любовников. Снимал на неделю дом, а потом съезжал и избавлялся от тела. Пользовался ножами, цепями, ножовками, чем попало, в любых сочетаниях. И не оставлял ни куска жертвы размером больше хлебницы.

— Ты, старик, должен был сказать мне, что собираешься в Вегас, — заметил Тукер.

— Я не думал, что поеду, Монрой.

— Я изъездил этот город вдоль и поперек. Вегас — мой любимый город.

— Вот как?

— Когда я был в Вегасе в последний раз, у меня была там такая белая кошечка, закачаешься.

Кстати, я установил наконец эти штуки (как там ты их называешь?) в проеме окон.

— Прерыватели? — спросил Дан, но на его слова никто не обратил внимания.

— Манекен. — Тукер стукнул себя по голове. — Так что мне теперь с ними делать? Таскать за собой и усаживать в машину рядом? Ты же знаешь, у них парики и жопы, поэтому мне придется каждый раз останавливаться у светофоров, чтобы регулировщики не приставали. — Он потряс головой.

— Я никогда не делал ничего подобного.

— Гм-м, — произнес Эйхорд, — с улыбкой наблюдая за усилиями Дана. Молчание оказалось выше его сил. Он взглянул на партнера и сказал: — Если ты возьмешь в машину манекен, значит, в ней будут сидеть два чучела.

Северный Бакхед

Только в этом неприкосновенном святилище его раздражительность, горечь, ненависть и страх испарялись. Мщение, горячее и сладостное, освободит его душу от последствий воздействия ужасных лет неподвижности. Он сумеет привести в исполнение наказание, суровое и жестокое, осуществить неизбежное возмездие, и этим избавит свою душу от дьявола, а очистившись, воскреснет заново.

Наслаждаясь простором не загроможденной мебелью комнаты, в которой так приятно уединяться, он ощущал, как с каждой минутой внутри него растет сила. Скоро он выйдет отсюда в сгущающийся, тяжелый сумрак в упоении своей неуязвимости.

Он пристально смотрит на свою любимую картину в стиле деко. Полутьма в нише, где она так уютно висит, и золотистая рама подчеркивают ее прелесть. Тишину комнаты нарушает только его дыхание. Насмотревшись на бесценное полотно, он встает и медленно, скользящими шагами выходит из комнаты, подволакивая одну ногу. Его походка необычна, как и он сам, всесильный, беспощадный, подчиняющий себе все жизненные обстоятельства. Кажется, что это приветливое лицо и доброжелательная улыбка, вызывающая доверие, принадлежат другому человеку.

Внутренним взором он видел себя трехметровым великаном, бесстрашным, неумолимым, посвященным в средневековые тайные знания. Хотя наяву он вызывал силы тьмы замечательно просто: не требовалось никаких заклинаний, амулетов или книг по черной магии. Он просто поступал в его распоряжение... вот только потом, когда свершится возмездие над подонками общества, уйдет ли дьявол из души?

В машине, предназначенной для подобных случаев, он отправился к южной окраине Бакхеда. По старому приемничку ансамбль, давно вышедший из моды, исполнял свою обычную программу. Удивительная музыка. В его представлении она воплощает декаданс в чувствах. Звучание духовых инструментов оркестра завораживает и успокаивает; ансамбль давно ушедших музыкантов с маэстро во фраке переносит его в первую половину столетия своими пассажами и синкопами. Ники любит подтрунивать над ним за его музыкальные пристрастия.

Он почти физически ощутил ее присутствие, представив это необычное существо, такое мягкое и женственное. Она была здесь, рядом, прижималась к нему всем своим гибким телом, красивая, жаркая, испытывающая отвращение к пище самка. Она ласкала его своими тонкими пальцами, возбуждающе щекотала ухо.

Однажды, очень давно, в Неваде он рассказал про нее одному типу. Идиот! Старался растолковать безнадежному глупцу, насколько совершенной может быть такая женщина, как она зажигательна, как прекрасна.

Собеседник не поверил:

— Собачий бред. Ты видел когда-нибудь «голубых» девок? Посмотри на них при дневном свете. Даже самые женственные из них выглядят теми, кто они есть, — мужиками в оттяжке. У них грубоватые лица, слишком жесткая линия подбородка. Нет, чушь, ничего нет в гомосеке от совершенства женщины.

Но он никогда не видел Ники. Она безупречна. Великолепна. Ему вспомнилась красавица брюнетка из фильмов Уархола, но даже она была не столь прекрасна, как Ники. Он знал, что у нее были другие связи, ну так что? Она все равно возбуждала его, как никто.

Ники хотела поехать с ним сегодня вечером, но это было не ее дело. Она любила, когда они избавлялись от очередной суки типа той дуры с расплющенными пальцами на ногах, как бишь ее, идиотской принцессы Ди. Теперь она, разрезанная на мелкие кусочки, пошла на корм червям. Мертва, и никто никогда не найдет эту мразь. Ники нравилось, когда они просто выбрасывали этих шлюх, но он не мог позволить, чтобы его беспокоил вид всякой дряни, которую он уничтожал. Хотя мечтой его было перерезать как можно больше продажных тварей, убивать подлых, низких сук и оставлять их гнить там, где они упали. Боже, его бросало в жар при мысли о том, как он пронзает их.

Он сжал руль затянутыми в перчатки пальцами и почувствовал устрашающую силу своей хватки.

Как приятно было трахать очередную сучку в рот, медленно сжимая стальные пальцы вокруг ее костлявой шеи и перекрывая воздух, видеть, как она меняется прямо на глазах, краснеет, белеет, синеет, с приближением смерти принимая все патриотические цвета в его мощных тисках. Он так разволновался, что пальцы соскользнули с руля.

Пришлось взять себя в руки и успокоиться. А вот и знак, напоминающий о Мире Мертвых: Фактория Типпета — 1/2 мили. Но он знает, что, миновав эти полмили, он увидит только буйные заросли сорняков, сквозь которые едва проглядывает веранда, заваленная сломанными кондиционерами, частями холодильников, какими-то банками.

Он опять возвращается мыслями к Ники. Она, конечно, права, когда советует ему быть предусмотрительным и создавать сценарии прикрытия, прежде чем истреблять этих мерзких шлюх. Для каждой из них она наверняка придумала бы что-нибудь сложное и запутанное, типа истории с открытками принцессы Ди, написанными ею самой и отправленными адресатам много дней спустя. Эти детали при внимательном расследовании, конечно, тоже могут не состыковаться, но все же Ники — молодец. Мастер Деталей — называл он ее. Она даже сама упаковывала сумку этой «принцессы» — до чего приятно вспомнить.

Именно Ники надоумила его послать в газеты поддельное письмо, которое доказывало, что убийства той грязной Джины, или Тины, или как ее там звали, — политическое. Хотя, может быть, в том случае она оказалась неправа, и лучше было бы не привлекать внимания.

— Да провались оно все, — решил он. Ему хорошо в этом мертвом мире. Перед давно оставленным домом с отбитыми от фасада кусками мрамора и разбитыми витринами валяется мусор. Ржавеют устаревшие молоковозы. Позорная свалка отбросов американской цивилизации. Матрацные пружины и изголовья кроватей. Останки материальной культуры дешевой мечты. Мир Мертвых. Кусок аттракциона «Веселая железная дорога Сэнди за 10 центов». Сам Сэнди давно уже состарился и ушел в вечность. Весь этот беспорядок окружен забором из колпаков от автомобильных колес.

По другую сторону веранды он видит балаганную лошадь с поблекшей краской и выражением скорби в нарисованных глазах. Машина медленно едет дальше. Гольф-клуб закрыт на ремонт. Гончарное производство Дел Рэя. Славное местечко.

На следующей двери он видит вывеску «Антиквариат» и ниже на белой доске «Резка стекла». Хлам и мусор повсюду. Часть абажура и автомат «Пепси» сорокалетней давности, который мог бы стоить несколько долларов, если бы уже не был покрыт сплошным слоем разъедающей ржавчины. Все вокруг заражено ею.

Он заруливает прямо к двери. Пересаживается в инвалидное кресло и потихоньку продвигается к веранде интересующего его заведения. Вспугнутая кошка отпрыгивает прочь. Женщина, работающая здесь одна, улыбается ему.

— Здравствуйте, — выжидательно начинает она.

Ярко-рыжие, крашенные в салоне красоты, волосы. Впрочем, слово «красота» здесь неуместно. Приветливое лицо улыбается.

«Приятная женщина», — думает он.

Ему нравится, как она держится, ее плечи, грудь.

— Привет, прекрасная незнакомка. — В ход идет магнетическая улыбка, и он почти физически чувствует, как ее женская суть сдается ему без боя. Многие женщины бывали сражены его красотой, но еще сильнее действовал на них его стремительный натиск. Далеко не все мужчины способны на это. Энергия. Сила. Он находил особый шик в таком стиле поведения. И редко встречал отказ.

Кроме того — кресло. Когда женщины видели красавца-мужчину в инвалидном кресле, у них возникало желание узнать, каков он в роли любовника. Как ни странно, уродство не только не отталкивало их, но даже возбуждало любопытство. Привлекало к нему внимание. Он предполагал, что срабатывает материнский инстинкт. И знал, как пользоваться своим положением. На этом основывалась дальнейшая игра. Манипулировать этими примитивными тварями было проще простого.

— У вас замечательное место, — сказал он все с той же улыбкой, продвигаясь вперед и разглядывая ее грудь. Его глаза мгновенно загорелись желанием.

Она с готовностью ответила:

— Спасибо. Что вас интересует? — Лицо мужчины в кресле показалось ей знакомым, но вспомнить, где его видела, она не могла.

— Я коллекционирую все, дорогая, — фамильярно сказал он, — абсолютно все.

— Что ж, у нас много разных вещиц, — с воодушевлением произнесла она, обведя рукой загроможденный вещами магазин.

— Я не сомневаюсь. — Он сверлил ее глазами, придвигаясь ближе.

— Вы собираете стекло?

— Я собираю все, что только можно вообразить. Декаданс, барокко, рококо, ренессанс, постмодернизм, майя, ацтеков...

Она рассмеялась.

— Хорошо, тогда посмотрите. — Ей было около сорока.

— Спасибо, я посмотрю.

Его взгляд наткнулся на старый масляный вентилятор из четырех пластинок, точно такой же, как в материнском доме, раздувавший тогда пыльные занавески над портретами умерших техасских родственников в серебряных рамках. Сразу вспомнилось, как по вечерам он усаживался в кухне и слушал по радио ночную танцевальную музыку из Амарилло. Хрипящий приемник стоял на белой полке над раковиной, а вечно капающая из крана вода пробивала фарфор до дыр. Была ли эта рыжеволосая такой же сладкой, как мама?

— У вас просто замечательно, — промурлыкал он с кресла.

— Спасибо. — Она уже оценила его обаяние.

— Я мог бы любоваться всем этим целую ночь, — сказал он, не спуская с нее взгляда. Голос его звучал дружелюбно и ласково.

Она мило засмущалась и поправила несколько заблудившихся оранжевых прядей.

— Может быть, — начала говорить она, — вы...

Но что она там собиралась сказать, он не хотел знать. И если бы кто-нибудь сейчас вошел в дверь, ему бы не поздоровилось. Переизбыток адреналина в крови, яростное стремление овладеть этой сукой и показать ей, что кроется под его вздохами, жгучее желание убить эту тварь сконцентрировались в нем в могучий импульс. Он выпрыгнул из кресла, ударил женщину изо всех сил в левый висок, глубоко в ухо вонзил стальной заостренный клин. Всем своим существом он чувствовал силу удара и его наполнило упоительное ощущение безграничной власти. Он видел, как истекает ее жизнь, слышал застрявший в горле крик. Он еще раз вонзил орудие убийства в ее умирающий мозг, еще способный воспринять слабо доносящиеся откуда-то издали слова «грязная сука». Красные неясные очертания мелькали в пламени агонии. Она уже ничего не чувствовала, кроме грохочущей боли, а потом — внезапная тьма и смерть.

Он не думал больше о незапертой двери и случайных проезжающих. Жгучее наслаждение пронзило его чресла, когда он опорожнялся в неистовом дрожании экстаза, бешенства и горькой ненависти. Ярость удовлетворялась страшной местью и сознанием власти.

— Ахх, — вздымалось из его груди в едва различимом потоке слов, пока он добивал красноволосую суку. — Ахх, проклятая, проклятая, будь ты проклята, мерзкая дрянь. — Конвульсии сотрясали его даже после оргазма и ее смерти. Дрожа и тяжело дыша, он высвободил орудие убийства из отвратительной кучи мяса на полу и покатил обратно к ожидающему его автомобилю, теперь уже без перчаток. Как будто ничего и не произошло.

Бакхед-Спрингз

Если и выпадал день, когда Эйхорд, вернувшись домой, не оказывался в скандальной атмосфере капризов и воплей маленького Джонатана, так это было сегодня. Наверное, в качестве награды за то, что сын так много места занимал в его мыслях на пути домой. Джек позволил себе чуть-чуть помечтать, как хорошо проведет этот вечер и ночь: немного отдохнет, пообедает, затем недолго поработает и рано ляжет спать.

Из пожилой пары с автозаправки в Веге и обитателей Амарилло он вытянул максимум сведений о Споде, письменных и устных. Главное управление и местные органы помогали его работе, как могли. Он получал огромные, в общем-то, бесполезные и отнимающие массу времени распечатки с ЭВМ. Его коллеги в Бакхеде проделали очень большую работу. Установили всех владельцев инвалидных колясок, проверили лечебные учреждения, составили фоторобот подозреваемого. Только служебные документы клиники оказались недоступны, несмотря на мелкое сито компьютерного мозга сил правопорядка.

Около 15.45 он во второй раз взялся за материалы от доктора Джери. Серьезная статья с веселеньким заглавием «Основные причины жестокости одержимых убийством душевнобольных», опубликованная группой медиков. Он во второй раз читал: «Неверие в свои силы, угрозы, зависть или подозрительность могут вызывать ответную и/или противодействующую агрессивность, сексуальную/социальную агрессивность, грабительскую/разрушительную агрессивность...» Он потер глаза. Ему приходилось продираться сквозь каждую фразу. Черт побери этих академиков. Неужели они, чтоб им пусто было, не могут писать нормальными словами? «...То/врубился/то — душевнобольной убивает снова».

«Я устал/измотался/надоело», — подумал он. «...в социальной области, политической, военной, промышленно-технологической, религиозной, экономической...» Он пробежал глазами главу, подавляя зевоту, «...придав теории законченный вид, важно правильно разобраться в достигнутом на уровне научно-академических обществ и подтвердить теорию на практике...»

Надоело, обрыдло, осточертело, пропади пропадом. Он прикрыл глаза, потер их и зевнул так сильно, что хрустнула челюсть. Еще не было четырех, поэтому он опять придвинул документы и снова попытался сосредоточиться, читая и делая пометки фломастером. К 16.30 он все-таки закончил изучение записок и витиеватым росчерком окружил в служебном блокноте рисунок человека в инвалидном кресле, подписав большими печатными буквами «Артур Спода?». Фигурка человека в кресле держала пестик для колки льда над знаком вопроса. Достаточно, решил он, убрал документы и со вздохом поднялся, чувствуя себя очень усталым.

Джонатан, будто чувствуя настроение Джека, вел себя наилучшим образом. Донне удалось добиться от него абсолютного послушания. Эйхорд связывал это с тем, что она стала записывать на видеомагнитофон дневные мультфильмы, которыми мальчик был просто очарован. Два из них стали самыми любимыми: один — с участием человечка в одежде клоуна, а другой — о страшном злодее античности. Эйхорду особенно хотелось под страховаться сегодня вечером, чтобы послеобеденный час их сына, которого убаюкивала электронная няня, был тихим и счастливым. Джек любил мальчика и даже в самые тревожные моменты не жалел о решении усыновить ребенка. Он преклонялся перед работниками службы милосердия за умение обойти допотопные законы и обычное равнодушие бюрократов, что сделало возможным для Эйхордов стать родителями без проволочек. Ребенок всегда вызывал в нем настоящую отцовскую любовь, но в спокойные минуты нежность просто переполняла его.

— Я люблю это время дня, — сказала Донна из другого конца комнаты.

— Я тоже.

Что же тут удивительного? Ребенок замирал перед мультиками, его рука обнимала блохастого Блэки. Все прекрасно в Божьем мире.

— Ему нравится этот мультик, — благоговейно прошептала она.

— Угу, — отреагировал он.

Стараясь не вдаваться в слишком глубокий анализ, он мысленно вернулся в свое детство, которое еще было эпохой веселых мультфильмов о животных. Очаровательные щенки и непревзойденный Микки Маус. Мысли об их эволюции опечалили Эйхорда, когда голова варвара была отрезана перед восхищенным взором его мальчика.

— Господи, куда мы идем? — с грустью подумал Джек. Однако о судьбах человечества размышлять ему сегодня было явно невмоготу — он слишком устал. Кончится же когда-нибудь эта чертова видеопленка, и тогда они с Донной смогут наконец побыть вдвоем.

Он перевернул страницу журнала и посмотрел на жену. В тысячный раз его поразила чистота линий ее лица. Шелковистая, по-детски гладкая кожа, которую он так любил целовать. Таким же чистым и нежным было чувство Эйхорда, когда они в постели вытянулись бок о бок. Она читала, а Джек, опершись на подушку, бренчал на гитаре и ухмылялся, поглядывая на ее кружевную комбинацию. Вещь смотрелась совершенно новой. Видимо, это был легко стирающийся и досуха стекающий нейлон, или лайкра, или что гам еще...

— Знаешь, — произнесла она, — эта косилка подошла бы для нашей лужайки. Стоит сто двадцать пять баксов. Продается. — Показывая ему рекламу в бакхедской газете, она немного повернулась, и комбинация обтянула восхитительные выпуклости ее прекрасной груди.

— Мне нравится этот дизайн, — сказал он, любуясь блестящей кожей ее высоко открытой ноги.

— У-гу. Я думаю, она и работать должна хорошо.

— Конечно, хорошо. — Длинные, гладкие, чуть прикрытые ноги жены манили его, и он привлек ее к себе.

— Почему мне кажется, что твои мысли в данный момент далеки от косилок для лужаек? — Она повернулась к нему.

— Даже не представляю. — Он вдыхал ее запах. Запах Донны. Она пахла Женщиной. — Ты приятно пахнешь.

— Скорее всего я пахну мылом.

— Извините, ответ неверный. Вы, дорогая миссис Эйхорд, играете с огнем и даже, вероятно, знаете, к чему это приведет. А сейчас вам придется освободиться от оставшейся одежды. — Он начал снимать с нее комбинацию.

— Эй, — запротестовала она.

— Еще раз простите, но правила есть правила.

Они занялись любовью, утопая в нежности, после чего Донну быстро потянуло в сон. Обычно каждый из них спал на своей половине широкой кровати, но сегодня Джек придвинулся к жене так близко, как только мог, стараясь, однако, своим прикосновением не помешать ей заснуть. Он даже дышать стал тише, чтобы слышать, как изменяется ее дыхание при погружении в сон, и вскоре почувствовал, что тоже засыпает. Он не знал, сколько проспал, когда в тишине ночи резко задребезжал телефонный звонок.

— Да, — безнадежно простонал он в трубку.

— Что случилось? Который час? — спросила Донна, полупроснувшись.

Детектив из муниципалитета сообщил Эйхорду об убийстве. Было около пяти утра. Женщина в антикварном магазине. Охранник обнаружил тело.

— Что случилось? — опять спросила Донна.

— Спи, родная. Все в порядке, — ответил Джек, записывая адрес.

— Да помедленнее же! — рявкнул он в трубку.

То, что ему удалось нацарапать с полузакрытыми глазами, едва ли можно было прочесть.

Донна приподнялась и увидела, что он разговаривает по телефону. Ее голова вновь упала на подушку.

Эйхорд сел на край кровати, сделал несколько глубоких вздохов и представил, что если он не встанет в ближайшие три секунды, то через кровать будет пропущен электрический ток. Старый испытанный прием. Шатаясь, он поднялся на ноги и побрел в ванную, заставил себя облить водой лицо и шею, потом начал одеваться.

Спустя несколько минут он уже был в машине и взял направление на огромный красный диск солнца, вырастающий над мостом, ведущим к нищим окраинам Бакхеда. Джеку они представлялись как свалка автомобильных покрышек. Ему сразу же вспомнилась Вега в Техасе.

Колеса щелкали по металлическим обшивкам моста, как каблуки чечеточника. Отвратительно было чувствовать себя с нечищеными зубами. Следовало хотя бы выпить кофе. «Танка-танка-тан-ка-тан» — звучало в ушах, предположительно, убийство, «ка-тан-ка-тан-у-бить-у-бить». Метроном металличесих ударов отдавался в мозгу назойливым стаккато барабанных палочек: «у-бить, у-бить, у-бить». Наконец Эйхорд остановился. Он почувствовал, что ему просто необходима чашка кофе.

Рахитичный тощий лев свирепо смотрел на него с пьедестала, когда он притормозил у ленты, ограждающей место происшествия. Скульптура угрожающе пошатывалась на задних ногах, и Джек счел за благо проехать по хрустящему гравию мимо и припарковаться подальше, у странного здания, окруженного двумя заборами, внутренним — деревянным и наружным — металлическим. За каждым из них был предел мечтаний любого подростка. Мусорный рай. Наружный забор отливал серебром, и Джек полюбовался им перед тем, как пройти за ленту. Всякий раз, когда он проезжал по этой дороге, его зачаровывал вид серебристых заборов, которые тянулись вдоль шоссе. Но только теперь он понял, что это колпаки. Колпаки от автомобильных колес. Все заборы на протяжении целых миль были покрыты сверкающими на солнце хромированными колпаками и выглядели на редкость нарядно.

Внутри ограждающей ленты был замусоренный двор, и выглядел он далеко не празднично. Полуразрушенная веранда, детали гаражей, массивные оранжевые товарные вагоны, огромные древние мастодонты, продающиеся на металлолом, которые забили пространство от одного забора до другого. Мусор был всюду, казалось, нет ему ни начала, ни конца. Зачем было собрано здесь такое невероятное количество автомобильного хлама? Джек всегда удивлялся этому, когда проезжал на большой скорости через Город Колесных Колпаков. Какое применение могли найти тысячи этих сверкающих колпаков? Едва ли они будут предметами коллекционирования в будущем. Вероятно, не стоило ожидать Большого Дефицита колпаков и в 2099 году. Не станут же они таким раритетами, как орнамент экипажей 20-х годов. Кому могут потребоваться эти краденые колпаки, да еще в таких количествах? Очевидная бессмыслица. И однако, каждый владелец автомобиля в Нью-Йорке, припарковав машину хотя бы на час в самом ужасном квартале Южного Бронкса или в любом другом месте, вернувшись, мог обнаружить своего «коня» раздетым до каркаса. Колпаки попадали сюда. Ими можно было обеспечить все магазины мира. Их пугающее нагромождение сверкало в лучах яркого солнца. Бесконечная цепочка хромированных вспышек казалась магическими знаками для отвращения дьявола.

Какое применение находили эти остатки материальной культуры детройтских обывателей? Откуда они появились? Миллионы машин — хлам любой модели и времени выпуска. Одни стояли на плитах, другие — на подставках. По отдельности, или сотнями в штабелях, или в ржавеющих кучах. Памятник современному Тутанхамону — эмблемы «Дженерал Моторс» мичиганского отделения заржавеют в последнюю очередь. Любой дом имел во дворе не меньше десятка средств передвижения, еще пригодных для употребления или представляющих собой просто каркасы, привезенные Бог знает кем и зачем из Южного Бронкса по 10 пенни за сделку. Грузовые автомобили без кабины или кузова.

Эйхорд прервал размышления, глубоко вздохнул и прошел в здание. На веранде висела слегка перекошенная табличка, а на самой двери можно было разобрать причудливые буквы первоначального названия заведения. Когда-то это был «Главный склад винограда Поссум». Ел ли он когда-нибудь виноград Поссум? А ленивый салат — рулет из свежей зелени, любимое блюдо сельских жителей? Откуда, по какой ассоциации возникло вдруг в его голове это выражение — ленивый салат? Ах, да, из давней рекламы — «ленивый салат Энни». Как зовут убитую здесь женщину? Эйхорд не сумел вспомнить и про себя решил называть ее Энни Ленивый Салат. В голове все еще стучал ритм: ка-тан-ка-тан-у-бить-у-бить.

Энни Ленивый Салат была женщиной лет сорока. Или нет. Специалисты после вскрытия трупа свое описание начали бы по-другому. Энни Ленивый Салат — хорошо сохранившаяся женщина кавказского происхождения. Что-то в этом духе. Кстати, Джек Эйхорд тоже мог бы сойти за хорошо сохранившегося мужчину кавказского происхождения. Как бы, интересно, выглядело описание его трупа?

Добрый вечер, друзья и соседи. Я рад, что могу объяснить вам на примере вскрытия этого кавказца неопределенной национальности, почему они всегда так ужасно выглядят, когда их находят мертвыми, с вытянутыми ногами, брошенными, как ненужная тряпичная кукла, с вывернутой головой, с лицом, залитым кровью, растерзанных, задушенных... Как вот эта убитая рыжеволосая сорокалетняя Энни Ленивый Салат в «Главном складе винограда Поссум» в Городе Колесных Колпаков. Он почувствовал желчь, разливающуюся в горле, и оглянулся вокруг, чтобы отвлечься, мгновенно профессионально отметив, что женщина торговала и резаным стеклом... Резка стекла. Что-то опасное было в этой фразе.

Но ее голова не была вывернута, как у тряпичной куклы. В остекленелых глазах была суровая, мертвая пустота. Женщина лежала на спине, две раны зияли с левой стороны черепа, как след укуса гигантского вампира.

Теперь Эйхорд знал наверняка, что Артур Спода благополучно здравствует и живет очень близко.

На улице Эйхорд увидел в пыли отпечаток узкой резиновой шины и спросил человека, неподалеку красившего обод велосипеда:

— Это ваш?

— Что?

— Вон то. — Он указал на узенький след перед пешеходной дорожкой.

— Да, мой. От велосипеда. Здесь много таких...

Скорее всего, он был прав. Однако про себя Джек отметил, что след мог быть отпечатком одного из колес инвалидного кресла.

Бакхедское управление

Три часа спустя тело с прикрепленным ярлыком упаковали, дом очистили и опечатали, и теперь у себя в управлении Эйхорд сидел и читал выборку из информации о Споде.

"Американская медицинская корпорация

Фармацентр Брауэра

Клиника Бакхеда

Бакхедский медицинский центр

Бакхедская хирургическая клиника

Бакхедский терапевтический центр

Институт детских болезней

Компания Эверест и Дженнингз по производству колясок

Клиника Киллиана, Мэриам и О'Доннела

Центр охраны здоровья

Медицинский институт Палмера

Профилактический медицинский центр штата".

И так далее. Это был трехстраничный список разнообразных медицинских центров и мастерских, куда мог обратиться местный житель за медицинской помощью и для обслуживания или ремонта инвалидной коляски. Однако изучение многотомных документов и сведения, добытые из полицейских компьютеров, до сих пор мало что прибавили к тому, что Эйхорду удалось узнать из личных бесед в разъездах по стране. И вот теперь опять никаких улик, несмотря на скрупулезную работу. Ни отпечатков пальцев, ни свидетелей, ни связей, ничего, если не считать неопределенного следа колеса перед магазином, торгующим антиквариатом и резаным стеклом.

Джек снова был на исходной дилемме: либо преступник, по каким-то причинам затаившийся на двадцать лет, либо мерзавец, скопировавший убийство двадцатилетней давности, узнав о нем из газет, журналов или старого фильма, основанного на подлинных документах, а может быть, от сплетников-обывателей или пациентов.

Что Эйхорд знал наверняка? Что Тина Хоут и... он взглянул на настоящее имя Энни Ленивый Салат — Джейн Грэхем, были убиты Мороженщиком. Сотрудники криминалистической лаборатории быстро идентифицировали оба убийства.

Всеми фибрами души Эйхорд чувствовал, что это дело рук Споды, но почему, почему он не убивал в течение двадцати лет? Если мужчина из Веги был прав, то причина в том, что Артур оказался прикованным к креслу. Сейчас вдруг убийства возобновились. Означает ли это, что Спода больше не нуждается в инвалидной коляске? Или он изобрел способ убийства своих жертв, не покидая кресла, например, нанял сообщника, которым руководил? Эйхорд записал новое слово в служебном блокноте. Список теперь выглядел так:

"Спода

Подражатель

Наемник

Рецидивист".

Последним словом Джек закодировал чертовски умного преступника, что теоретически не исключалось, который мог воспользоваться чужим почерком, чтобы навести на ложный след и скрыть истинную причину убийства.

Подумав, Эйхорд добавил для страховки еще одно слово: «Мистификатор». Этот приверженец пестика для льда вполне мог быть любителем мистификаций. А такие дела распутывать сложнее всего. Главное для преступника — тщательно скрыть истинный мотив убийства. Поэтому убийца, которого Эйхорд отнес к последней категории, сначала тщательно разрабатывает план действий, скрупулезно продумывая все детали, специально оставляя абсурдные, заводящие следствие в тупик улики, направляя его по ложному следу так ловко, что истинный мотив преступления никогда не придет в голову. Обдумывая этот вариант, Эйхорд вспомнил старый киношный сюжет и, рассуждая по аналогии, поставил себя на место Споды.

Я, Артур Спода, приехал из Лас-Вегаса в Бакхед, где врачи нашли средство лечения пареза нижних конечностей. Я получаю возможность встать на ноги. После двадцати лет болезни я снова двигаюсь! Вот вам, киношники, свеженький сценарий!

Но кто утверждает, что Артур был в кресле все двадцать лет? Он был болен в Веге. Приехал в Лас-Вегас в Неваде. Со временем его прелестная подружка-лошадка", как назвал ее бывший служащий казино, выхаживает его до полного выздоровления. Он приезжает в Кливленд. Едет в Манчестер, Фарго. Бакхед. Путешествует по разным городам, не потеряв вкуса к убийствам. И убивает, но не пестиком для колки льда, а душит, режет.

Но где трупы? А если он пользовался пестиком, но нашел способ ликвидировать тела? К примеру, занимается строительным бизнесом. Заливает бетонные опоры для гаражей. Самая высокая точка стоянки в Фарго становится мавзолеем для 132 убитых женщин. Вероятно, он не честолюбив и не ставит имени на своем произведении.

— Что ты тут делаешь? — Голос Брауна прервал размышления Джека. Вопрос был явно риторическим.

— Хотел спросить тебя о том же.

— Славненько побеседовали, — хохотнул кто-то сзади.

В дежурную комнату входили ребята, работавшие с восьми до четырех.

— Читаю это и плачу, детка, — все же отреагировал Джек и указал на рапорт об обнаруженном утром трупе.

— Джейн Грэхем, — громко начал он, в первый раз назвав настоящим именем Энни Ленивый Салат. — Убийца-Мороженщик номер два. — Он прочитал им свой список. — Есть другие варианты?

— А как насчет той статьи в газете? — спросил Браун. — Что, если все это звенья одной цепи? Конечно, заметку мог написать и сам убийца. Но не исключено, что Джейн Грэхем тоже была феминисткой, поборницей женских прав и мешала кому-то в этом качестве.

— Чушь, — сказал кто-то.

— Проверим, конечно. Однако это маловероятно. Женское движение, да и национальное тоже, в Бакхеде, безусловно, есть, но не воинствующее. Репрессии обычно касаются относительно маленького ядра политических активистов, которые расплачиваются за свою предприимчивость смертью в канаве. К радикальным мерам прибегают только фанатики. И где это вы видели случаи серьезных преступлений на этой почве? Нет сигналов об угрозах. Нет группировок, стремящихся уничтожить политических противников. Я думаю, здесь копать бесполезно. О чем заметка-то? — Джек порылся в документах в поисках фотокопии.

— Шлюхи — борцы за женскую свободу должны умереть, — сказал Браун.

— А, вот с этого места: развратницы-лесбиянки должны умереть, проститутки-феминистки позорят семью, и они заплатят. Я поражаю рукой и именем Христа. — Он положил папку и взял стопку ксероксов. — Я думаю, это макулатура. Прошу прощения. Какой-то ненавистник полиции держит нас за идиотов и пользуется фразеологией противников феминизма начала века. Он, видно, подзабыл, что живет в другое время. Нет, этот бред нельзя принимать всерьез. Может, Тина Хоут и была женским лидером 5 — 6 лет назад, но она выросла в слишком хорошего политика, чтобы так узко мыслить в настоящее время. Я слушал пару ее выступлений, они были достаточно всеобъемлющими и корректными. Никакой шовинистической лексики. Кроме того, заметка появилась через день после убийства и в дешевой газетенке. Но все же рукописью этой статейки заняться надо. Она может вывести нас на пишущую машинку, а потом и на ее хозяина или хозяйку. — Он начал листать страницы оперативной сводки. — И вот еще что. Дело Джейн Грэхем надо держать за семью печатями. Ребята, если мы дадим прессе заняться этой дамой, мы никогда не доберемся до конца. Нам необходимо быть крайне осмотрительными. Никаких материалов для прессы по орудию убийства. Никаких сведений о жертвах Мороженщика. И я хочу, чтобы никто не говорил и не писал ни о каких колотых ранах. Давайте сыграем действительно закрытую партию. Это наш шанс. Сохраним дело Джейн Грэхем в тайне. Пресса обойдется пока односложными ответами. Есть у нас подозреваемый? Да. Это связано с убийством Хоут? Нет. Да и в самом деле, что нам известно? Ничего.

— Ты отлично задумал.

— Посмотрим. Итак, коротко. Преступник: назовем его юнец Артур Спода. Мороженщик из Техаса. В Амарилло раскрутили детские похождения Арти. Мамаша застала его с сестрой и подпортила ему позвоночник. Он уезжает в Вегас. Растворяется там в толпе игроков. Что-нибудь выигрывает. Уезжает. Маршрут: Даллас, Де-Мойн, Де-Бака, Падьюка, короче, любой штат и город. Потом приезжает сюда. Он здесь родился. Живет себе потихоньку. Потом в его кресло попадает молния, он встает и начинает ходить, через двадцать лет. Ненормальный, злобный, как дьявол, он возвращается туда, откуда уехал. Убивать женщин среднего возраста.

— Тина Хоут не относилась к этой категории.

— Вероятно, она попалась случайно. Могу только предполагать. Представь, Хоут с отвращением отвергает его и — бац! — погибает. Как будем искать? — Эйхорд прижимает кнопками один из рисунков к деревянной рамке стола. — Мы обходим все места, где кто-нибудь лечился долгие годы, не важно, инвалид это или нет. Белый мужчина, сорока — сорока двух лет, хоть отдаленно напоминающий фоторобот. Учтите, в последние годы этот тип стал чувствовать себя лучше. Физического недостатка больше нет. Это первое.

Второе — подражатель. Третье — наемник/заместитель. Наш голубчик может оставаться в кресле, но иметь приятеля или любовника (цу), способного совершить убийство за него. Человек незаурядного ума, он планирует убийства, а его приятель приводит их в исполнение. Может, все это и не так. Не исключено, что кто-нибудь связался с Хоут или Грэхем просто для отвода глаз. И для прессы — никаких сведений. Хотя, если он... — Эйхорд не закончил. — В общем, сами все понимаете. Ищите странности, ищите необычное.

Он услышал, как Браун хмыкнул:

— Короче, иголку в стоге сена.

Северный Бакхед

— Знаешь что, дорогая, — позвал он красивую женщину, которая лежала рядом с ним на животе, головой к изножью, на кровати необъятной ширины. Он подумал, что большинство настоящих женщин в их двадцать лет хотели бы выглядеть как Ники.

— Что?

— О-ох, — произнес он в ответ, поглаживая сзади ее гладкое правое бедро. Его огромная сильная рука сжала и подняла ее стройную ногу. Стараясь не причинять боли, но и не особенно миндальничая, он скользнул рукой выше, вдоль поднятого бедра и добрался до нежных ягодиц. Занятая кроссвордом, она не сразу обратила на него внимание, и приподнялась только тогда, когда он легонько ущипнул ее.

— Ммм?

На ней было бикини на шнуровке и золотистые сандалии с вызывающе высокими каблуками. На золотой ножной цепочке висел брелок с надписью «папа», а на цепочке на талии — с надписью «Ники».

— Что? — снова спросила она.

— Удели мне внимание, лапочка, — шутливо сказал он, но при этом достаточно жестко ухватил ее длинные волосы и потянул на себя.

— Не надо, папуля, — защебетала она, — не надо делать больно своей девочке. Лучше скажи, как зовут трех актрис из пяти букв, которые были удостоены премии Академии?

— Сюзен Саранрэп, Молли Рингуорм и Мэрри Стимендайл, — не задумываясь ответил он.

— Мери состоит из четырех букв.

— Ага, — хрюкнул он, сдирая с нее бикини и укладывая ее на себя. Он был раздет, гора подушек поддерживала его на большой кровати. Волосатый мускулистый торс охватывал ее, пока он с жадностью насыщался ею.

— Кстати, — произнес он, отодвинувшись, когда все было кончено, и глядя на нее с серьезным выражением лица, — я только что подумал...

— О чем?

— О Бонни.

— О ком??

— Ты знаешь. Подружке принцессы Ди с расплющенными пальцами. О ее приятельнице Бонни, про которую она всегда болтала.

— Ну и что?

— Она может оказаться кончиком веревочки.

— Ерунда. Ей ничего не известно. Вспомни, я заготовила открытку. Ее давно уже отправила из Калифорнии негритянская девчонка, — она тряхнула головой, — так что нет никаких проблем. Скоро твоя Бонни получит первую открытку с солнечного курорта, если уже не получила.

— Я помню. Это было о-очень умно. Мне нравится, в самом деле нравится. — Он поцеловал ее. — Но все-таки она — кончик веревочки. Я думаю, нам бы следовало пообщаться с ней.

— Что ты имеешь в виду?

— На ее месте я бы беспокоился об отсутствующей приятельнице. И подозрительная старушка Бонни может подумать, что ее подруга-идиотка сбежала в Калифорнию со мной. Кто знает, вдруг эта дура сумеет навести на меня полицию? Правда, она, вероятно, знает не много. Но лучше все выяснить как можно быстрее. Сходи, отправь еще одну дурацкую открытку, а потом я попробую связаться с Бонни. Дескать, я волнуюсь, не случилось ли чего с Дианой. Мы встречаемся, и я обрубаю эту ниточку.

— Совершенно бессмысленно. Нет, папа, это серьезная ошибка. У тебя не должно быть абсолютно никаких контактов с Бонни. Она тебя не знает. Ты чист.

— Вроде бы и так. И все-таки ты могла бы отыскать ее.

— Нет. Не заставляй меня. Мне это не нравится. Это рискованно.

— Ну-ну, не ворчи, — сказал он. Его рука легла ей на грудь.

— Мы сделаем работу чисто. Не стоит волновать из-за этого твои вкусненькие сосочки. — Он опять водрузил ее на себя.

Бакхедское управление

Утром снова лило как из ведра. Дождь прекратился около десяти, но Эйхорд не заметил, чтобы его ребята рванулись к автомобилям. Небо все еще было свинцово-серым, в тяжелых кучевых облаках, способных в любую минуту снова опрокинуться тоннами воды. Все в дежурной комнате уткнулись в свои бумаги, и лишь к концу следующего дня занялись делом Хоут — Грэхем и Мороженщиком-убийцей сначала в городе, а затем в его окрестностях, после чего досье разрослось с трех до почти восемнадцати страниц.

Эйхорд взял на себя мединститут Палмера, институт медицинского оборудования, детский центр, объединенную ассоциацию травматологии, консультационную больницу для бедных и добавил к заготовленному дома списку еще одно место — Фармацентр Паркера. Вот теперь детективы почувствовали острую нехватку сил и транспортных средств, что немаловажно, когда приходится столько мотаться по улицам.

Дело Хоут — Грэхем приобретало огромный размах, ребята сваливали в одну кучу массу разнообразных данных. Они достигли определенного успеха в проверке владельцев инвалидных колясок, живущих в радиусе 50 миль и обслуживаемых бакхедской медициной. Портрет подозреваемого был разослан повсюду.

Десять дней спустя запланированные мероприятия принесли еще массу вариантов, но ничего достаточно определенного. Полторы недели ребята носились по городу, а их телефоны раскалились добела. Джек Эйхорд получил множество сведений о жизни инвалидов, людей, не способных даже самостоятельно посетить магазин, не оборудованный специальными скатами. Теперь он разбирался в массе специальных вопросов, начиная от моделей кресел, позволяющих наилучшим образом справиться с вынужденной неподвижностью и кончая проблемой обособленности инвалида от окружающего мира.

— Подведем предварительные итоги, ребята, — сказал Джек, — чтобы выяснить, в какую сторону нам двигаться.

— В кабак, — выразил готовность Дан.

— В другой раз. Что у нас есть на двадцать двух мужчин, которых мы взяли на подозрение?

— Одна ерунда, — хмыкнул Дан.

— Какая именно?

— У нас есть дерганый, злющий Джек.

— Может, проверить, заказал ли кто-нибудь снять деньги со счета? Мы своей суетой могли насторожить преступника, — нерешительно предложил Монрой Тукер.

— Проверь. Я думаю, это может сработать, — продолжал Эйхорд невозмутимо, — но это параллельный курс. Продолжайте прочесывать ломбарды, компании по поставкам медицинского оборудования, изучайте газетные рекламы, слушайте радиорекламы, разговоры соседей — посмотрим, может, попадется наш приятель с «рукой Христа».

— В прошлый раз ты не клюнул на того типа, который написал статью. Почему тебе сейчас приспичило этим заняться?

— Я понял, что нельзя упускать ни одного шанса, даже самого незначительного. Посмотрим, кто накропал статейку. В конце концов, это действительно мог быть лидер правых. А если нет, тогда мы убедимся, что имеем дело действительно с маньяком.

Однако в глубине души Джек опасался, что сумеет выудить из списка лишь какого-нибудь озлобленного ветерана метрового роста с полной ампутацией конечностей, который не смог заставить правительство заплатить за коляску.

Бумажная гора устрашающе росла, и чем дольше Джек занимался этим расследованием, тем больше убеждался, что имеет дело с умным и образованным человеком, который тщательно подготовил серию преступлений, создающих видимость скопированных убийств. А потом, когда копы вплотную займутся им, доказательства будут отбрасываться одно за другим, как луковая шелуха, пока внутри не окажется пустота. И привет! Примите подарочек — никого нет дома.

Через две недели ситуация изменилась. Список из двадцати двух имен поредел. Эйхорд только что закончил разговор с Сэмом Нейджелом, жалким старым джентльменом, надрывавшим его сердце в течение полутора часов. Не верилось, что этой развалине сорок два года.

— Еще раз спасибо, извините за беспокойство, — сказал Эйхорд, стремясь поскорее уйти.

— Никакого беспокойства, я был рад побеседовать с вами.

— Да-да, благодарю, будьте здоровы, — повторил Эйхорд, уже поворачиваясь к двери.

— Я не думал, что когда-нибудь буду полезен полиции. Вы защищаете нас от дурных людей. И мы должны поддерживать наших стражей закона.

— Это верно.

— Вы посмотрите, что творится вокруг. Моральные устои падают. Старые ценности уходят. Уважение к закону тоже. Возьмите сегодняшнюю молодежь, похоже, что у большинства молодых людей нет ни малейшего уважения ни к чьим правам. И знаете, что я скажу? Если не уважать в первую очередь себя, не будешь уважать никого.

— Вы правы, — ответил Джек.

Мужчина был настолько одинок, что радовался любой возможности поговорить. Они беседовали еще некоторое время, но наконец Джек дружески и тепло распрощался и покинул самого старого сорокадвухлетнего мужчину планеты Земля.

Из всего списка Эйхорд сделал отметки в трех местах:

"Адамс Хайден

Болен Вильярд +

Бриттен Морис

Картер Джерри

Каннингем Гарольд

Денненмюллер Майк +

Фрейдрихс Кейт +

Джибар Роберт

Джиллерспай Джефф

Говард Эдвин

Джеймс Феликс

Джонс Марк

Маллинз Грей

Нейджел Сэм

Роуз Льюис

Скамвей Алан

Шваб Дэвид

Смит Рик Трепассо Фил Уайт Блейк Вайсман Эбен Зоффутто Марио".

Ветеран Болен Вильярд был озлоблен против правительства Соединенных Штатов, общества в целом и всего мира. Он, сидя в коляске, пустился в разглагольствования о том, как он когда-то безуспешно пытался заставить Дядюшку Сэма заплатить за любительскую модель кресла и в конце концов ему пришлось самому собирать деньги по другим областям. Предположение, что он и есть Спода, было, конечно, безосновательным, но Эйхорд, поколебавшись, все же отметил его в списке под впечатлением убийственной ярости, исходившей от собеседника.

У Майка Денненмюллера были справки о наличии диабета, но отсутствовали документы за пятнадцать лет из последних восемнадцати. Его жизненный путь прослеживался только в течение последних трех лет, а до этого терялся в тумане. Факт ампутации ног делал из него маловероятного Споду. Впрочем, может быть, он нашел способ убивать, не вставая с кресла? Эйхорд считал это ненаучной фантастикой, однако на всякий случай поставил крестик у его имени в списке. Джека настораживала его манера поведения. Майк старательно пытался скрыть свою ненависть ко всем и вся под маской добродушия, и Эйхорду это казалось весьма существенным.

Если бы ему нужно было назвать человека, непохожего на Споду, но способного совершить убийство, то им несомненно оказался бы Фрейдрихс, несмотря на то, что ноги его были полностью парализованы. Невероятно озлобленный, он весь кипел, изрыгая вулканы ярости и ненависти. Интересный мужчина сорока одного года Кейт Фрейдрихс имел недоразвитого брата и объезжал в кресле игровые автоматы города. Эйхорду пришло в голову, что если он смог исхитриться получить опеку над недоразвитым братом, за которым непросто уследить, то вполне способен создать и железное алиби.

По словам Фрейдрихса, его парализовало после автомобильной аварии много лет назад, но в документах не было определенности. Эйхорд продолжал искать преступника очень тщательно. В одном он был уверен: Фрейдрихс был способен на все, совершенное Артуром Сподой, и пока на горизонте не замаячит кто-то другой, он останется главным подозреваемым.

Льюиса Роуза он из списка вычеркнул.

— Извините, — услышал Джек, обратившись к должностному лицу, — Льюис Роуз скончался в августе прошлого года.

Итак, осталось двадцать одно имя. Алан Скамвей. Самый маловероятный кандидат в подозреваемые. Он был широко известным дилером по продаже автомобилей, прочно обосновавшимся на местном телевидении, и одним из наиболее уважаемых граждан Бакхеда. Ребенком он был расклейщиком афиш для благотворительных заведений и сборщиком налогов в Бакхедском округе. Эйхорд вписал имя Скамвея в конец списка только потому, что ему этот человек очень не нравился, а кроме того, его инициалы совпадали с инициалами Артура Споды. Скорее всего, Джек поддался искушению внести его в список в надежде убедиться, что не каждая личность с коэффициентом умственного развития около семидесяти или более знает, что при смене имени в первую очередь нужно сменить инициалы.

Едва ли можно было аргументирование доказать, что Скамвей, несмотря на некоторые странности, настолько ненавидит человечество, что способен на убийство, тем не менее у него были неприятности с полицией в одном из штатов. Бакхедское Калифорнийское ничтожество — назвал его кто-то, да еще и калека. Торговля Скамвея «бьюиками» была, бесспорно, обдираловкой, но благодаря местному телевидению дела его шли успешно. Эйхорд с неохотой признавался себе, что чувствует некоторую толику уважения к этому человеку, своими успехами сумевшему доказать, что тот, кого считают непригодным инвалидом, может даже несчастье использовать с большой выгодой для себя.

Только один раз Джек случайно столкнулся с ним. Это произошло дождливым летним утром примерно год назад. Врачи вынудили Эйхорда взяться за гольф после многолетнего перерыва, и ему пришлось подчиниться. В управлении его задолбали монотонной, отупляющей, каждодневной работой без продыха, после чего он еще отправлялся гонять дурацкий белый мяч по гольфовым полям недорогих клубов и общественным площадкам для гольфа.

В ту дождливую пятницу его пригласили в Бакхедский окружной клуб сыграть на турнире в чью-то честь, да еще и рано утром перед работой, чтобы успеть до девяти. Просто издевательство.

Площадка для игры была обычной лужайкой. Он даже не представлял себе, где находятся флажки с номерами, и не попав в первую лунку, с энтузиазмом запулил мяч в широкое пространство яркой травы и отправился его разыскивать.

Он был у четвертой лунки, довольно далеко от здания клуба, когда летнее небо грозно почернело и разразилась одна из внезапных летних гроз, мгновенно промочившая его насквозь. Схватив свою клюшку, он помчался вслед за двумя игроками со смежного поля. Они, наверное, знали, куда бежать. Их целью, как оказалось, была маленькая хижина, одиноко стоящая на одной из симпатичных подстриженных лужаек. Двое мужчин, за которыми примчался и Эйхорд, шлепали внутри темной будки совершенно мокрые и что-то искали, слушая человека в инвалидной коляске, который приветствовал их словами:

— В нашем полку прибыло! Нашлись еще идиоты, которым с утра не терпится постучать клюшкой. — Все засмеялись. Эйхорд узнал часто мелькавшего на экране телевизора коммерсанта, торгующего автомобилями. Здесь он явно чувствовал себя как дома. Решив, вероятно, развлечь случайно собравшуюся компанию, он продолжил: — Господа! Я пригласил вас сюда этим утром, потому что мне есть что вам сказать. — В маленькой темной хижине прозвучала пара не слишком удачных шуток. — Я собираюсь воспользоваться тем, что все мы собрались здесь сегодня, — говорил Алан Скамвей, закатывая глаза к небу, — и поделиться с вами некоторыми жизненно важными секретами.

Один из незнакомцев стряхнул с сумки воду и достал из нее полпинты виски. Среди участников импровизированной конференции пробежал одобрительный шумок. Со стороны могло показаться, что компания приятелей собралась, чтобы распить бутылку. Из общей картины выпадала встретившая их в хижине женщина.

— Здесь темновато, лампа коптит, так что света не обещаю, но дышать можете свободно.

Мужчины молча и недоуменно посмотрели на сидящего. Кто-то неуверенно хохотнул.

— Леди, если таковые имеются, и джентльмены! Вы знаете, кто вы, а я — Алан Скамвей, ваш временный хозяин. — Он сопроводил свои слова соответствующим жестом. — Мой дом — ваш дом. Пожалуйста, не относитесь к данному месту, как к хлеву.

Эйхорд поблагодарил и отказался от виски, вернув бутыль владельцу, который быстро расправился с ней.

— Я собираюсь поделиться с вами некоторыми секретами, которые изменят вашу скучную и однообразную жизнь, — бодро разглагольствовал инвалид, обращаясь ко всем сразу.

Глядя в окно на беснующуюся грозу, Эйхорд обратил внимание на глубокие борозды, ведущие в хижину. «Что бы это могло быть?» — подумал он. И сразу понял: конечно же следы инвалидной коляски. Зачем, черт побери, человек, сидящий в ней, появился здесь — играть в гольф? Да еще в дождь?

— Я, по существу, демократ. — Он не сводил с Эйхорда немигающего взгляда. — Есть тут провокаторы? Или сыщики? Агенты ФБР по наркотикам? Осведомители, доносчики, вечно жующие копы? — Эйхорд улыбнулся. — Нет? Тогда беспокоиться не о чем. Этот похожий на корову лизоблюд, — он указал на глуповатого вида мужчину рядом с собой, — мой поверенный, он будет присутствовать здесь во время допроса. Кроме сомнительных политических связей и непростительного пренебрежения к правилам, я признаюсь и в других грехах. Я никогда не плачу взносов в книжный клуб. Я посылаю за книгами и всего за доллар приобретаю пяток отличных новинок. Ведь в следующий раз вам предложат их за 3,99 бакса. Я оставляю книги себе и никогда не отсылаю обратно. И так во всем. Я всегда жил широко. Вы видите, я довольно обаятелен, поэтому мне удалось устроить жизнь по своему вкусу, тем более что автомобильный бизнес меня не подводит. — Проникновенный голос и фальшивый тон беседы были точно такими же, как в его телерекламе. — Но прежде чем продолжить, я хочу узнать, чтобы не обидеть тонкокожих приверженцев этнических вероисповеданий: есть ли среди присутствующих неарийцы, или члены необычных сообществ, или религиозных сект, баптисты, масоны, протестанты, евреи, лютеране? Почитатели демонов? Защитники рептилий? Рыцари Колумба? Сторонники сексуальных меньшинств? Говорите сразу. Я не хотел бы никого оскорбить, если можно так выразиться, подозрением в чистоте происхождения. Есть ли среди нас представители негроидной расы? Испанцы, ирландцы, поляки, австралийцы? Гомосексуалисты, педерасты? Люди королевской крови, мессии? Итальянцы, португальцы, шведы, немцы, сербо-хорваты, краснокожие, моравы?..

— Он перевел дыхание, и кто-то выдохнул:

— Есть. Иисус.

Он отреагировал немедленно:

— Иисус. Великолепно! Братья, сегодня Он с нами. Поэтому мы попросим Его божественного покровительства, прежде чем я продолжу. Давайте склоним головы в короткой молчаливой молитве.

Момент был ужасный. Лживый голос звучал серьезно, и присутствующие не знали, как себя вести в такой ситуации. Никто не опустил головы. Он оглядел мужчин и произнес тихо, но внушительно:

— Я не дурачусь, господа, давайте склоним головы на мгновение, возблагодарим и восславим Его.

Этот ненормальный в кресле, похоже, совершенно искренне вошел в свою роль. Они, как последние идиоты, склонили головы, и он воскликнул:

— Аминь, братья и сестры!

Мужчины переглянулись. Один или двое нервически и грубовато хохотнули.

— Вполне можно обойтись и без длинной молитвы. А теперь, мои дорогие, вспомним, что мы все равны перед Богом и заброшены сюда волею капризов природы. Будем считать само собой разумеющимся, что нет ничего хуже, чем ветер и дождь, гром и молния, циклон, ураган, торнадо, катаклизмы и грозовые тучи. Безусловно, все предопределено некой высшей силой, Богом или тем, кто выше Бога. Сколько человек среди вас действительно верует? — разносился его ораторский голос проповедника.

Один из мужчин очень спокойно произнес:

— Я серьезно отношусь к религии. И...

Скамвей вперил взгляд в человека, стоявшего перед ним в полный рост, как бы оценивая, с кем он имеет дело, и резко прервал его хорошо поставленным, уничтожающим, неправдоподобно громовым голосом:

— А как насчет того, чтобы убраться отсюда? Или хотите, чтобы вам помогли?

Все онемели, а он повернулся к поверенному и без малейшего намека на улыбку произнес:

— Пойди к Длинной Ветке, зайди за Доком, Гнойником и остальными парнями. Скажи им, что сюда заявился Дундук и поносит старину Мэтта грязными словами. Он у нас на крючке, его пора убрать.

Он снова повернулся к стоявшему перед ним мужчине и продолжил в лучших традициях Джеймса Арнса:

— Хоть я и не отношусь к злобным инвалидам, мистер, но топайте-ка отсюда вашими свиными ногами, пока не поздно.

Заржали все, и даже мужчина, оскорбленный минуту назад, улыбнулся:

— Я не обижаюсь. Но этими вещами не шутят, вы понимаете?

— Конечно, — мужчина в коляске мгновенно переменился, его голос, зазвучал мягко и примирительно, — я понимаю и должен извиниться перед вами, дружище. Посмотрим, однако, какими знаниями оделил вас милостивый Господь. Итак, ваш уровень интеллекта таков, что сведения, откуда берется дождь, по-видимому, — ваше высшее достижение. Позвольте спросить вас, мой религиозный, вы действительно привержены тому, что остальные язычники могли бы назвать догматами теологии? А-а, я вижу, ваши глаза засверкали. Но не надо ответа. Не обращайте внимания на мои шуточки. — Он театрально взмахнул рукой. — Я ведь только пытался разрядить обстановку и заставить вас забыть, что у нас небольшое наводнение, захватившее наши машины на бульваре перед загородным клубом, что здесь мы в ловушке, без электричества и прислуги, что мисс Китти — единственная женщина среди нас, но у нее венерическая болезнь, не при ней будь сказано, что банк за городом не сыщешь, что внутренние секретные службы прослушивают наши телефонные разговоры, а ФБР внедрил в наши ряды осведомителей. — Он скользнул взглядом по Эйхорду. — Я знаю, что вы думаете, слушая меня, — этот ненормальный в коляске монополизировал собрание и несет несусветную чушь.

Последние слова прозвучали в мертвой тишине совершенно неожиданно. Все засмеялись, и этот смех прозвучал почти как аплодисменты.

К счастью, скоро дождь затих, и игроки в гольф разбрелись. Единственная встреча с коммерсантом по покупке-продаже автомобилей в Бакхеде, несмотря на свою краткость, ярко запечатлелась в памяти Эйхорда. Он всегда знал, что к его недостаткам относилась нетерпимость к псевдоэлите, которая презирала остальных и пользовалась своей поверхностной образованностью для унижения собеседника, находящегося на более низком интеллектуальном уровне. Тот факт, что Скамвей был прикован к креслу, не оправдывал его в той ситуации. Именно чувство неприязни подтолкнуло Джека к тому, что он вписал в список подозреваемых уважаемого коммерсанта, который часто заканчивал свою рекламу на телевидении словами: "Нет ничего лучше «бьюиков» Скамвея.

Ни...че...го..."

Эйхорд представился скучающей девушке. Она попросила его присесть, и в ожидании встречи с ее боссом он наблюдал за суетой в выставочном зале "Скамвей «бьюик», жаждущих купить или продать автомобиль.

Вскоре из офиса выехал в своем кресле хозяин с привычной профессиональной приветливой улыбкой и прогрохотал на весь зал:

— Неужели это бесстрашный кудрявый сыщик, знаменитый детектив, собственной персоной?

Эйхорд улыбнулся и внутренне подобрался. Человек в кресле произнес:

— Ну что ж, давайте познакомимся ближе. Я рад иметь дело с вами, ведь ко мне могли прислать какого-нибудь юнца.

Эйхорд с приветливой улыбкой достал служебное удостоверение, и Скамвей прочитал громовым голосом:

— Джек Эйхорд — тайный агент.

Все присутствующие в зале уставились на них.

— Алан Скамвей. — Он протянул руку, вынудив сыщика прикоснуться к нему, и близко заглянул в глаза, чтобы оценить степень их враждебности. — Я польщен приездом главного охотника за черепами из Управления Сил Правопорядка, и мне остается только смиренно сказать: Большой Ал слушает. Чем могу служить? Что-нибудь связанное с подержанными «феррари»?

— Мы занимаемся, расследованием недавних убийств, а также...

— Я могу описать вам каждую минуту моей жизни от конца корейского конфликта до настоящего времени. У меня полное алиби. Все это время я играл в покер. Спросите любого. Меня видели все. Верно, ребята?

— Может быть, поговорим наедине?

— Конечно, Джек, с удовольствием. — Он развернул коляску и поехал в кабинет. Его спина выражала явную насмешку: «Что, коп, чувствуешь себя агентом 007?»

Эйхорд оглянулся на автомобиль, стоящий поперек демонстрационного зала, увидел, как Монрой Тукер, изображая покупателя, вылезает из машины, и направился за инвалидным креслом.

— Прошу, инспектор, — пригласил Скамвей, — значит, вы хотите знать, где я был 31 февраля. Или 32 марта?

— Что-то вроде, — терпеливо ответил Эйхорд. — Мы проверяем инвалидов вашего возраста...

— Ай-я-яй! Значит, серьезное преступление. Я-то думал, что ваши мальчики только и умеют, что уминать пончики. Молодняк, одним словом, а вокруг, оказывается, идет серьезная полицейская работа. И самые опасные преступления совершает, конечно, инвалидная «моль» среднего возраста. Федеральная полиция, как всегда, на высоте. Я заслуживаю наказания кнутом или косичкой молоденькой девчонки? Тогда я сдаюсь, офицер. Пришлите ее, и пусть она нанесет мне пару достойных ударов. Прикажите ей. Никакого снисхождения! Дайте мне настоящую взбучку!

Эйхорд переждал этот словесный поток и продолжал, словно его не прерывали:

— ...а также преступлениями, совершенными несколько лет назад. — Ему надоело притворяться. — Мы обнаружили некоторые противоречия в ваших документах за прошлые годы. Я был бы крайне признателен, если бы вы прояснили некоторые моменты вашей биографии. Где вы жили раньше? — Он заглянул в досье. — В Атлантик-Сити?

— В Норвегии, — ответил Скамвей, наблюдая, как огромная фигура черного мужчины заполняет дверной проем. — Вы знаете, что сказал майор Дорф, когда представлял очередного кандидата в президенты Джесси Джексона?

Монрой тупо уставился на него ничего не выражающими глазами. При необходимости это ему прекрасно удавалось.

— Что стране нужен играющий тренер. — Скамвей засмеялся, никак не отреагировав на появление чернокожего копа.

— Мистер Скамвей. Мой коллега — детектив Тукер. — Джек представил мужчин друг другу.

— Подумать только! Скажите, вы могли бы достать мой мяч с крыши? Похоже, что кроме вас это некому сделать.

В лице Монроя ничто не дрогнуло.

Эйхорд задавал вопросы о прошлом Скамвея и следил за его реакцией, которой придавал большее значение, нежели словам. Никаких колебаний и нерешительности. Полная естественность. Имя «Скамвей» оказалось норвежским, впоследствии англизированным, искаженным к тому же диалектом и специально для Эйхорда было произнесено по буквам. Скамвей, по его словам, жил в самом большом фьорде Норвегии. Его семья скончалась. Однако он слышал, что в Осло еще живут его двоюродные братья. Документы потерялись при пересылке из Атлантик-Сити в Бакхед. Он поведал детективам подробности автомобильной аварии, в результате которой оказался в инвалидном кресле.

Джек церемонно поблагодарил его за потраченное время. Когда они влезли в машину, он спросил Монроя:

— И что ты думаешь о нем?

Он взял Тукера с собой, чтобы посмотреть на реакцию Скамвея. Джека интересовало, на самом ли деле тот был таким расистом, каким показался в день их первой встречи. Может быть, именно тогда выявилось истинное лицо этого человека, прикрытое маской все остальное время. И теперь Эйхорд хотел узнать непредвзятое мнение Тукера.

— Как ты находишь его?

— Скотина.

— Почему?

— Еще один подонок, кичащийся своей белой задницей.

Бакхед-Спрингз

Ощущение от этого дня у Эйхорда было такое, будто он выпил приятный освежающий коктейль в сточном колодце. День приторных улыбок ядовитых людей. После такого общения чувствуешь себя, как леди Макбет, и хочется без конца мыть руки. Скамвей определенно был из тех людей, которые при всем своем обаянии распространяют сильную негативную ауру. И после свидания с ним весь день пошел наперекосяк.

Даже дома его ждала неприятная неожиданность. Едва он переступил порог, как Донна напустилась на него по поводу счетов, что было не в ее правилах. Он аккуратно поинтересовался, скоро ли будет готов обед, а когда она огрызнулась в ответ, сказал, стараясь не раздражаться:

— Я в восторге от твоего теплого приема, дорогая. Я пораньше смылся с работы, чтобы побыть с моей прелестной, ласковой женушкой, но, кажется, попал в дом злобной ведьмы. Может, сделаешь перерыв?

— Прости, милый, — смягчилась она. — Я очень виновата. Но у меня выдался такой жуткий день: во-первых, ребенок устроил скандал, во-вторых, мне пришлось самой подвести баланс в нашей чековой книжке и оплатить счета — откладывать уже некуда. Теперь надо убрать дом, а я разбита, устала, я, пропади все пропадом, паршиво себя чувствую, у меня стервозное настроение, и сегодня не будет вовремя обеда, не будет ни тишины, ни объятий. Ясно?

— Что ж, отлично, все одно к одному. — Он вздохнул, сел и взялся за свою корреспонденцию. Это были материалы от служителей церкви по поводу какого-то ненормального и его кретинки-подружки, которые имели обыкновение встречаться в общественных местах и полосовать друг друга по лодыжкам лезвием бритвы, смеясь, как дураки. Полицейских просили прийти в ресторан, где эти сумасброды будут, как всегда, в лужах крови. Однако последнее сообщение свидетельствовало, что вмешиваться уже поздно. Парень, видно, дошел до точки и покончил с ней и с собой в ресторане, прямо над рыбным блюдом. Отличное завершение дня для Эйхорда.

Он приподнялся, чтобы переключить телевизор на канал новостей, как вдруг в другом конце дома раздался звон разбитого стекла. Он вылетел из кресла и помчался на шум еще до того, как услышал крик жены: «Джонатан!»

Ребенок сидел среди осколков. Эйхорд рванулся к нему, чтобы убедиться, что он не порезался. Мальчик скалил зубы и рвал на части любимую фотографию Джека с его давно умершей матерью, выдергивая ее из обломков рамки и разбитого стекла.

— Что ты наделал! — воскликнул Джек.

Ребенок вызывающе посмотрел на него. Взгляд был чужим, тяжелым, холодным. В бесчувственном мраморе было больше тепла, чем в этом взгляде. Эйхорд подхватил сына с пола и врезал по мягкому месту со всей силы, чувствуя, что мог бы убить мальчишку. Хотелось излупить его до синяков.

— Джек, — только и сказала вбежавшая в комнату Донна. Они всегда понимали друг друга без слов. Ее взгляд, полный укора, сказал ему больше, чем целый монолог. Сквозь рев сына Эйхорд ответил, уже чувствуя раскаяние:

— Не так уж ему и больно, он плачет больше от унижения.

— Иди ко мне, Джонатан. — Она унесла ребенка, а Эйхорд подбирал осколки и старался прийти в себя. Он поглядывал на жену в дверной проем, а когда закончил работу, сказал:

— У меня нет негатива.

У изображений были оторваны головы. Мальчишка догадался разбить стекло, чтобы добраться до снимка. В голову Эйхорда опять полезли черные мысли.

— Я знаю, дорогой, но твой гнев...

— Чрезмерный, я знаю. Я... — Он не мог сообразить, что сказать в свое оправдание, и только качал головой. Мальчик плакал во всю силу своих легких на другой половине дома. А Джек с ужасом вспоминал, как ему хотелось убить ребенка, разрывающего старую фотографию. Это было не просто шалостью, он намеренно хотел испортить снимок. Эйхорд был в этом убежден. От фотографии остались одни клочки. Милосердный Бог, он видел в глазах мальчика то же выражение, которое замечал и раньше. Взгляд, который, как казалось Джеку, приберегался именно для него, взгляд, выражающий открытую, ледяную ненависть. Сама мысль об этом была настолько абсурдной, что он немедленно отверг ее. Вот уж воистину кошмарный день.

Он сел в кресло и вытряхнул осколок стекла из правой туфли, затем поднялся и переключил телевизионный канал. Но смотреть новости сейчас ему было невмоготу. Взял пульт дистанционного управления и остался сидеть перед экраном, перещелкивая кнопки с одного канала на другой.

— ...счет 4:2. Вы представляете, что это значит для... — Он переключился с хоккея.

— ...как установлено документально. Изучая настенную иконографию... — Щелк.

— ...не могли бы войти и раздеться. Но он не должен был просить меня раздеваться, поскольку был таким же доктором, как я девочкой. Он просто ветеринар... — Он переключился с канала, демонстрирующего комедии пятидесятых годов.

— ...золото и цирконий в постоянном центре внимания. Официальная цена 199,95 доллара. Но наша цена гораздо ниже, минимальная стоимость... — Щелк.

— ...невозможно найти достаточное количество танков времен Второй мировой войны. Как выяснилось, далеко не все знают, что американские солдаты воевали в этой войне против... — Щелк.

— Просите Господа наставить вас на путь истинный и пожертвуйте часть ваших средств... — Щелк.

Щелк. Щелк. Щелкщелкщелкщелкщелк.

Бакхедское управление

Следующим утром Эйхорд занимался бумагами и сидел на телефоне. Его взгляд с тоской остановился на доске объявлений. Фотографии известного гомосексуалиста и разыскиваемого подростка. Глаза отказывались смотреть на осточертевший список.

"Адамс Хайден

Болен Бильярд +

Бриттен Морис

Картер Джери

Каннингем Гарольд

Денненмюллер Майк +

Фрейдрихс Кейт +

Джибар Роберт

Джиллерспай Джеф

Говард Эдвин

Джеймс Филекс

Джон Марк

Маллинз Грей

Нейджел Сэм

Роуз Льюис

Скамвей Алан +

Шваб Дэвид

Смит Рик

Трепассо Фил

Уайт Блейк

Вайсман Эбен

Зофутто Марио".

Имя Скамвея с учетом совпадения инициалов с Артуром Сподой пополнило число подозреваемых до четырех. Четыре человека, чью жизнь Джек должен изучить во всех подробностях. Взвешивая все «за» и «против», Джек решил, что Болена следует исключить. Безусловно, у него есть мотивы и возможности для убийства, но слишком не подходят физические данные. Он исключил имя Бильярда Болена.

С презрением отвергнув мысль о начинающейся дальнозоркости, но все же отодвинув от себя служебный блокнот, чтобы лучше видеть, он начал работать над мучительной проблемой — вычислением обведенной в блокноте человеческой фигурки.

К концу дня он обработал имеющиеся данные, и тут в его кабинет влетел скомканный бумажный мячик с желтыми полосками. В нем оказалась такая декларация:

Я утомлен, как изнемогший обнаженный маори. Человек без имени. Я убил девять мусульман в Майами. Человек без имени. Я очищаю мир от смрада. Зеркало, зеркало на стене. Кто самый трудолюбивый коп?

Эйхорд улыбнулся. Развлекаются ребятки.

По пути в Бакхед-Спрингз он снова начал анализировать приватные беседы с господами Денненмюллером, Фрейдрихсом и Скамвеем. Его мучила необычность их реакции. Ни один из трех не удивился и нисколько не встревожился, даже не поинтересовался, почему вдруг полиция обращается именно к нему в связи с преступлением. Словно убийство — самое обычное явление и в мире, и в их жизни.

Разве нормальный человек не должен был бы выразить ужас, негодование, возмущение при попытке вовлечения его в дело об убийстве, хотя бы чисто внешне? Ведь обычная реакция: почему я? А эти шуты с бесстрастными, почти как у мудрецов, лицами сидят в своих раковинах, от которых отскакивают любые вопросы. Для них разговор со следователем — досадная мелочь в дневной скачке с препятствиями: что здесь вынюхивает этот коп? Нет ни малейшего гнева или ощущения оскорбленности. Только легкое пожатие плеч: пожалуйста, спрашивайте, о чем хотите, изучайте мое лицо. Очень странно. Но сколько Эйхорд ни пытался выудить жемчужину истины из своих размышлений, ему это не удавалось.

Бакхед

Бетти Байлос — приятельница Кейта Фрейдрихса согласилась на встречу с Эйхордом. Она гораздо больше заинтересовалась расследованием, чем любой из допрашиваемых мужчин. Лишь у Фрейдрихса, единственного из группы подозреваемых, тайно сняли отпечатки пальцев и записали голос на пленку. По штатам Невада и Техас полиция разослала свежие фотографии подозреваемых.

Байлос оказалась миловидной оживленной дамой немногим более тридцати. Она была одета и вела себя как девчонка-подросток, обожающая джаз.

— Каким же образом вы собираетесь все это раскрутить? — спросила она Эйхорда раз пятнадцать, пока он заполнял на нее стандартную анкету. Он предполагал, что наибольшие трудности возникнут с вопросами по поводу сексуальных пристрастий Фрейдрихса, однако эта тема закрылась кратким: — Это совсем не ваше дело!

Правда, когда Джек легонько намекнул, что это могло бы помочь Кейту, и тра-ля-ля, принес извинения, что вынужден вторгаться в их интимную жизнь, она просто пожала плечами и согласилась осчастливить его ультраподробными откровениями. Через десять минут Эйхорда уже тошнило, но он был вынужден снова спрашивать и снова слушать.

Во время беседы он понял, чем в сексуальном плане притягательны калеки. Из того, что рассказала Бетти Байлос, если считать ее реакцию типичной, ему стало ясно, что красивый, элегантный мужчина в инвалидном кресле вполне мог привлекать женщину, возбуждать ее желание узнать, как калека получает удовольствие, и испытать, каков он в любви.

Для женщин любопытство вообще часто является толчком к началу интимных отношений и с совершенно здоровым партнером, но интерес, да и привязанность усиливаются у них именно в данной ситуации. Неудачный ребенок матери дороже.

Его короткая встреча с Дженет Харнер также оказалась полезной. Она работала сиделкой у Алана Скамвея.

— Благодарю вас за готовность оказать мне помощь, Дженет, — сказал он. — Я могу называть вас просто по имени? — Надо создать приятную непринужденную атмосферу. — Расскажите мне немного, если можно, о ваших отношениях с мистером Скамвеем.

— Каких? — уточнила она, — личных или служебных?

— И тех, и других.

— Два месяца я была его физиотерапевтом. И два раза уходила.

У нее была любопытная внешность. Очарования в лице не было, кожа словно побита струёй воздуха с песком, но великолепные глаза и естественность делали ее в глазах Эйхорда очень привлекательной.

— У Алана неприятности? — тихо спросила она.

— Да, в общем, нет, — ответил Эйхорд и запустил свою стандартную вопросную чечетку.

Несмотря на то, что красивой Дженет назвать было нельзя, в ее присутствии представитель сильного пола немедленно начинал остро ощущать свое мужское начало. Ее фигура явно не была порождением хитроумных создателей женского белья. Под одеждой чувствовалось великолепное тело. Двигалась она с удивительной естественностью и грацией.

— Что же вы делали как физиотерапевт? Чем занимались?

— Обычно его ногами. Вы, видимо, знаете, что он ими не владеет. Поэтому мы делали вихревые и грязевые ванны, массаж и некоторые другие процедуры.

Приятельница Кейта рассказывала, что у ее друга «ноги ужасно тонкие». Эйхорд использовал эти слова в беседе с Дженет Харнер.

— Можете ли вы сказать, что его ноги тонкие, иссохшие?

— Конечно могу. Они действительно тонкие. Но если принять во внимание, как давно он прикован к креслу, они в хорошем состоянии.

— Возможно ли, чтобы он снова начал ходить?

— Основываясь на своем медицинском опыте, я сомневаюсь в этом. Все, конечно, может быть, но при полном параличе, как у него, едва ли.

— Вам известно, что в настоящее время он не ходит. Может он дурачить всех?

— Конечно нет, — сказала она, взглянув на Эйхорда. На лит у нее было написано: «Ты не свихнулся?»

— Почему у некоторых пациентов конечности имеют приличный вид, а у других — слабые, иссохшие?

— Я не знаю. — Она передернула плечами. — Никто в точности не знает, какие мышцы больного атрофированы. Почти все инвалиды такого типа имеют атрофированные конечности вне зависимости от лечения.

— Тогда для чего они проходят курс лечения?

— Причины разные. Некоторые люди борются, некоторые нет. Кроме того, у них разные диагнозы. Может появиться возможность выздоровления. Многие не верят, что парализованы навсегда. Или им кажется, что они смогут поддерживать мышцы с помощью терапии.

— А можете вы определенно сказать, что у Алана Скамвея устойчивое атрофирование конечностей, что он не мог двигать ногами в последние годы?

— Безусловно. У него до болезни была хорошо развитая мускулатура, поэтому до сих пор его ноги сохранили приличный вид, но они неподвижны.

— Я должен еще спросить вас, Дженет, и это не любопытство. Заранее прошу прощения за вторжение в личную жизнь. Но мне необходимо знать, как выглядели ваши интимные отношения с мистером Скамвеем. — Он постарался вложить в голос максимум мягкости и уважительности. — Это были нормальные половые отношения?

— Нет, — ответила она, в раздражении буквально отчеканив это слово.

— Видите ли, у нас сложный случай убийства, — он тяжело вздохнул, — поэтому мне необходима особая точность. Пожалуйста, — добавил он кротко.

— Я предоставляла ему рот. Вас устраивает мой ответ?

Точно так же, как подружка Фрейдрихса! Устраивает. Меня устраивает, Дженет. Он кивнул, опустил глаза в служебные бумаги. В его практике бывали случаи, когда ему приходилось вытягивать подробности, но сейчас и того, что она сообщила, было достаточно.

— Когда...

Она прервала его.

— Я полагаю, нам надо закончить этот разговор. Это было пару раз. Он предлагал еще кое-что, но я не занимаюсь извращениями, как некоторые другие.

— Именно это он хотел от вас?

Она кивнула.

— Когда в последний раз вы его видели?

— Месяца два назад, я думаю.

— Сейчас у него есть терапевт или еще какой-нибудь личный медперсонал?

— Я полагаю, его регулярно посещает врач, но кто — я не знаю. Не думаю, что у него есть другой физиотерапевт.

— Между вами произошло что-то особенное, после чего он отказался от ваших услуг?

— Да. — Она вся передернулась. — Наши отношения только начались. Вы понимаете. У него возникли личные проблемы. Он... — Она остановилась.

— Что вы думаете о нем, Дженет?

— Вы когда-нибудь видели его по телевизору?

— Естественно.

— Это и есть Алан. Вы знаете, какой он, если смотрите коммерческий канал ТВ. Он настоящий кобель.

Джек улыбнулся этим словам и отпустил ее.

Миссия

Он любил ощущение власти. Не просто ощущение физической силы, но прежде всего — психического и интеллектуального превосходства. Жесткую, полную, устрашающую власть. Он покинул свою тайную комнату с предвкушением счастья от многообещающей ночи и с чувством радости бытия. Оно всегда приходило к нему, когда он избавлял мир от очередной суки.

Для этой цели он давно приберегал Хитер. О, благословенный Иисус, какое счастье думать, что он сделает с мерзкой дрянью. Что он снова сможет расплатиться с ними. Тупицы копы никогда не достанут его. Он неуязвим. Исполненный тайного злорадства, улыбающийся, довольный и полный сил, он скользнул в машину и вставил кассету в магнитолу, включив максимальную громкость. Поднялась дверь гаража, и большая машина растаяла в ночи.

Он встретил Хитер в подвале жилого комплекса случайно и соблазнил ее в первую же минуту. Инвалидность давно уже стала его главным плюсом в любовных похождениях. Хитер пала перед ним, как срубленное дерево. Он убедил ее переехать в Миссию, в недавно освободившийся маленький домик. Стоявшее на отшибе строение вполне годилось для его целей. Он дал ей денег, чтобы внести арендную плату за месяц вперед, и перевез туда Хитер. Он не спешил разделаться с ней, приберегая для нужного момента.

До Миссии было больше двадцати миль, но ему показалось, что он ехал не больше пяти минут. Мысли унеслись в далекое прошлое, его согревала музыка детства и образы, связанные с ней. Только что стемнело, яркая луна освещала пестрые прямоугольники земли, удлиняющиеся к горизонту. Позади остались популярный магазин «Пляжные принадлежности» и «Контора Фреда по перевозке имущества» с грязными заброшенными трейлерами, совсем как там, где он вырос.

Его машина была произведением искусства. Один его должник расплатился тем, что отладил ее до совершенства военного самолета. Она скользила бесшумно, как тень, неслышимая и почти невидимая в ночи. Ее хозяин тоже хотел стать невидимкой. Из своего тайного убежища он выходил через гараж, продумав наперед все неожиданности.

В усилителях гремела музыка тридцатых годов. Он миновал цепь больших силосных ям, которые принадлежали, если верить вывеске, «Ньюхоуп Грейн Компани». Хорошее знамение. Ньюхоуп — новая надежда. Створки ворот были открыты, внутри темнели здания казарменного типа из цельного металла. Две жестянки с открытыми дверями были явно необитаемы, бульдозер стоял у холмика выкопанной земли на соседнем поле — все годилось для его целей и служило хорошим предзнаменованием. Все предвещало удачу, потому что Спода видел эти предметы глазами убийцы.

Теперь вдоль дороги тянулись бесконечные хлопковые поля. Странно смотрелось хорошо обустроенное частное шоссе, прорезавшее одно из них. Оно вело к обширному дорогому поместью. Кому понадобилось строить этот прекрасный особняк в дешевом уголке сельской Америки? Он стоил не меньше восьмисот тысяч долларов, судя по параболической антенне и почти олимпийскому по величине бассейну, поблескивающему вдали. Заманчивая уединенность.

Прямо у дороги, рядом с шоссе и неогороженными самодельными домами, похожими на увядающих старых дев, виднелось здание школы. Белая краска облупилась и пожелтела, штукатурка потрескалась и местами обвалилась. Вид этого здания соответствовал местности.

У поворота к дому Хитер он проследовал мимо явно пустынного пакгауза, который походил на вошедший в поговорку склад в заброшенном городе из старого фильма. Три проема для дверей на фасаде. Задние окна заперты на засов ржавыми железяками. Внутренность обита фанерными щитами. Впереди кирпичные колонны, которые ничего не поддерживают. В пролете разбросаны блоки цемента. Кабельные катушки, трейлеры, комбайн — все медленно превращается в груду металлолома. Проехав мимо, он оглянулся и бросил долгий взгляд на старый пакгауз и роскошный особняк в отдалении.

Он вспомнил, как познакомился с Хитер Леннон. Очередная сделка привела его в одну из фешенебельных квартир многоэтажного дома на Таун-Плаза. Выкатив кресло из лифта, он буквально наехал на Хитер, несшую полную корзину белья из прачечной. Она жила там с двумя стюардессами, которых почти никогда не бывало в городе. Надо было выбрать одну из двух линий поведения: либо сразу уединиться с ней, либо, сославшись на предстоящий развод и оставаясь неизвестным, договориться, чтобы она пришла к нему домой.

Ему было ясно, что если он хочет приберечь ее для своих целей, то должен изолировать. Поэтому был выбран третий вариант, и очень быстро она оказалась в арендованном домике в Миссии. При нем имелся автоматически открывающийся гараж — очень важная деталь.

Хитер полностью устраивала его в качестве будущей жертвы. Не слишком привлекательная, она обрадовалась инвалиду на пятом десятке, который будет сидеть дома, а не шляться по проституткам. Совсем нетрудно было убедить ее покинуть Таун-Плаза.

Он вел себя безукоризненно: выяснял ее вкусы и старался им соответствовать, выполнял все желания и разделял интересы. Яркий, обаятельный, он был просто неотразим. А его бзик по части сохранения секретности она принимала как неизбежность. Не болтливой по природе Хитер и самой была свойственна скрытность. Поэтому его желание сохранить в тайне их отношения могла понять.

Она была довольно умна, но не обладала особой интуицией. Ему даже доставляло некоторое удовольствие ее общество, и, хотя она не отличалась остроумием, но и не была слишком пресной и скучной.

Он остановился перед домом и, нажав кнопку, открыл автоматическую дверь гаража. Отметил про себя, что она поставила свою машину в проезде, как он просил. Когда дверь поднялась, он вытащил из магнитолы кассету и въехал в гараж. Опустив дверь, заглушил мотор. Потом поправил волосы и выкатил из машины складное кресло. Буквально через полминуты гараж залил яркий свет, и в дверях появилась улыбающаяся Хитер.

— Иди сюда, — поманил он ее.

— Привет, — воскликнула она, стремглав обегая вокруг машины, пока он открывал дверцу.

Страшненькая шлюшка чем-то напоминала ему сестрицу Его позабавило, что он вспомнил об этой дурехе, которую трахал двадцать лет назад.

— Привет, малышка, соскучилась? — Он втянул ее голову внутрь машины, и они долго целовались. В нем уже нарастал знакомый жар. Он хотел ее, и был настолько возбужден, что едва дышал.

— Я так сильно хочу тебя, Хитер. — Его голос дрожал.

Исходившее от него вожделение передалось и ей. Но истинную природу его чувства ей не дано было понять.

Усилием воли подавив волнение, он сказал:

— Дорогая, у меня отличные новости. Терапия сделала свое дело.

— Ты шутишь!

— Нет, правда.

— Не может быть. Боже мой, это же великолепно!

— Да, теперь я могу встать и сделать несколько шагов.

— О, дорогой, я так рада за тебя. — Она осторожно наклонилась к нему и крепко обняла. — Я просто не могу поверить.

— Если ты сумеешь поддержать меня, я постараюсь обойтись без кресла.

— Ты думаешь, у тебя получится? Это реально, так, сразу?

— Я думаю, все будет нормально, — а про себя подумал: «Надеюсь, так и будет, грязная блудница». — Ну, давай попробуем. Я должен ходить как можно больше, чтобы вернуть силу ногам. Наклонись немного. — Обхватив ее, он поднялся с видимым напряжением. Ему нравилась эта игра.

— Дорогой, я боюсь, что уроню тебя или...

— Не бойся, — прервал он. — У меня сильная спина. — Он сделал вид, что выпрямиться стоило ему усилий, и она засмеялась от радости: он впервые стоял перед ней.

— Оказывается, ты такой высокий, — сказала она.

— Прошу прощения за перчатки, но мазь, которой я растираю ноги, плохо действует на кожу, появляется что-то вроде сыпи, поэтому... — Он продолжал свою игру. Ковылял шаг за шагом, опираясь на нее всем телом, пригибая своей тяжестью к бетонным плитам, и посмеивался про себя. — Мы постараемся подняться сюда, — сказал он, вдавливая ее в стену изо всех сил и намеренно причиняя ей боль. Наконец ему это надоело, он ускорил шаг, прохромал с ней через комнату и тяжело плюхнулся в кресло.

— Ты не хочешь пользоваться костылями? — Она потирала затекшие плечи.

— Я сделал тебе больно, милая? — с сочувствием спросил он и тоже начал растирать ей плечи, несколько сильнее.

чем следовало, с удовольствием наблюдая, как она вздрагивает.

— Нет, я только думаю...

— Ты не думай. — Он притянул ее к себе. Они снова поцеловались. — Ангел мой, ты ведь не была плохой девочкой и не болтала обо мне с соседками и подружками?

— Нет, милый, конечно нет.

— Подумай как следует, детка. Может, кому-то называла мое имя — хозяйке этого домика, когда платила за аренду, или на старой квартире, или на работе? Вспомни хорошенько. Ты никому не называла моего имени? У моей бывшей жены грамотные и серьезные адвокаты. А я хочу, чтобы у нас остались деньги, когда мы поженимся, понимаешь?

— Клянусь, я никогда никому не называла твоего имени. Дейдра и Сандра очень интересовались, с кем я встречаюсь, но я — твоя послушная девочка. Никто ничего не знает о моем поклоннике.

Он горячо поцеловал ее и сказал:

— Ты чудная малышка, — а про себя подумал: «Ты глупая шлюха!» — и начал расстегивать ширинку.

— Я так хочу тебе нравиться, — застенчиво сказала она.

— Я знаю, какой сладкой ты можешь быть, — жарко шепнул он и наклонил ее. — Возьми его в рот, любимая, — говорил он, а сам вталкивал, втискивал и извивался, схватив ее за волосы затянутой в перчатку рукой.

Ей удалось на мгновение освободиться, и она сказала неуверенно:

— Он такой большой.

Но он опять потянул ее вниз.

"О, если бы только я мог уверовать в Сатану! — вихрем летело у него в голове. — Если бы я только мог произнести Его имя, воззвать к нему сейчас, я бы закричал: «Хвала тебе, Сатана!»

Но он с раннего детства не верил ни в Бога, ни в черта и часто насмехался над ними, стоя во время грозы под открытым небом, призывая Бога поразить его и обещая дьяволу отдать свою бессмертную душу Его Сатанинскому величеству за выполнение его желаний. Все это сказки для быдла. Высшей властью обладает он сам. Это он — дьявол, который приходит в ночи, чтобы уничтожать всякую дрянь. И заклание каждой жертвы приносит ему внутреннее очищение.

Наконец он кончил ей в рот, и пальцы в перчатках сомкнулись вокруг ее горла, выдавливая мерзкую жизнь из грязной отвратительной, никчемной суки. Его всемогущие пальцы перекрыли ей воздух и лишили жизни ее запястья, плечи, шею, мышцы, помогавшие его безжизненным ногам сотни раз. Она неподвижно застыла в стальных обручах неодолимой силы. Его мускулы заставили и эту шлюху молча задыхаться, жизнь уходила из нее. Жертва тщетно пыталась вырваться, а он снова содрогался, трепетал, чувствовал озноб и наполнялся новым желанием. Последнее, что она почувствовала, был металл, пронзающий ее мозг.

Бакхедское управление

Эйхорд нажал на перемотку — никакой реакции. Кажется, он уже перепробовал все способы оживить этот чертов механизм. Он включал воспроизведение, проверял переключатель, контакты. Бесполезно. Воткнул получше микрофон в гнездо и снова нажал на воспроизведение. Ничего. Решив, что надо попробовать, не сели ли батарейки, он заменил их свежими. Техника немедленно заработала. Эйхорд облегченно вздохнул: хоть эта проблема с плеч долой. И как только мир жил до создания радиоаппаратуры?

— ...домой после долгого отсутствия, — звучал женский голос. Затем треск помех и мужской голос: — Раз, два, три, четыре, пять. — Пауза и щелчок.

Гарри Веллес считался одним из лучших полицейских в аппарате шерифа округа Мосс-Гров. Его голос смахивал на звук работающей сенокосилки.

— Назовите ваше полное имя.

— Бонни Луиза Джонсон.

— Адрес.

Дальше следовали ответы на остальные пункты анкеты. В округе Бакхеда, как и в Мосс-Гров, давно не было без вести пропавших. Но теперь Гарри Веллес слушал женщину, которая рассказывала о своей подруге, тридцатилетней служащей банка, Диане Талувера, которая однажды уехала из дома и не вернулась.

Бонни Луиза приехала в Мосс-Гров из Лаудердейла штата Флорида четыре года назад, после развода. Сразу по окончании школы в семнадцать лет ей удалось найти работу контролера в телефонной компании Лаудердейла. В Бакхеде ей нашли четырехчасовое ночное дежурство. В первую же неделю пребывания в городе она познакомилась с Дианой Талувера, которая только что поступила на работу в банк. Они сразу понравились друг другу и отправились в парк перекусить. Бонни жалела о том, что ей пришлось оставить полюбившиеся компьютеры, а Диана переживала, что гробится на работе бухгалтера. Они нашли общий язык и очень подружились.

Спустя некоторое время у Дианы появился приятель, с которым она познакомилась в банке. Этот таинственный Принц Очарование, как она его называла, не показывался с ней в обществе и, конечно, по мнению Бонни, имел семью. Трудно было иначе объяснить тайны, которыми окружил себя этот мужчина, тем более что он совершенно подчинил себе Диану, буквально вил из нее веревки. Он и его так называемая «личная секретарша».

Материал набирался веселенький.

Он пригласил ее в Калифорнию. Бонни получила из Лос-Анджелеса написанную рукой Дианы открытку, но выглядела она очень подозрительно. Эйхорд слушал запись и читал фотокопию открытки: «Дорогая Бонни! Это наконец случилось. Принц Очарование забирает меня. Мы уезжаем вместе. Бон, я так волнуюсь. Сейчас быстренько уложусь, и мы выедем сегодня вечером. Отправлю эту открытку, когда мы прибудем в Л.А. Я начинаю новую, совсем новую жизнь, Бон, поэтому не удивляйся, если долго не буду писать. Люблю. Диана». (Со всеми точками над i и сердечком в конце.) Маленькие, аккуратные, круглые буквы.

Похождения таинственного мистера Эла заинтересовали Эйхорда. Когда пленка кончилась, он перемотал ее и прослушал снова. Потом перечитал небольшую колонку:

"Тревожный сигнал

Заявление об исчезновении

Рассылка фотографии Дианы Талувера по всей территории от Калифорнии до Нью-Йорка

Написанная от руки открытка подруге

Разговор с сотрудниками банка

Копия открытки, присланной в банк из Калифорнии

Заявление об увольнении в четыре строки".

В том месте бланка, где Гарри Веллес написал «Возможные варианты», Эйхорд обвел кружком слово «варианты» и напечатал «Расследование».

Он позвонил в банк. Через некоторое время его соединили с управляющей. В обычном учреждении ему достаточно было бы прочесть список интересующих его вопросов, чтобы получить исчерпывающие ответы, но банк — финансовое предприятие, а они, как юридические фирмы и больницы, с неохотой делились информацией даже с полицией. Он представился и задал первый вопрос:

— Как вы относитесь к длительному отсутствию Дианы Талувера?

— Мы, естественно, очень обеспокоены, но вынуждены довольствоваться только открыткой от нее. — Он отметил в ее голосе некоторое раздражение.

— Вы знали мисс Талувера с самого начала ее работы в банке?

— Нет, я служу здесь всего около года. Вы желаете побеседовать с теми, кто знает ее дольше?

— Нет, мадам. Год — достаточный срок, чтобы узнать служащего. Вы не могли бы объяснить, с чем связано ее внезапное решение оставить работу?

— Трудно сказать. Правда, она намекала, что собирается выйти замуж, а люди склонны иногда попробовать, смогут ли они жить вместе. — Она усмехнулась. — Я совершенно уверена, что эти открытки написаны рукой Дианы.

— Вам известен один из клиентов банка Алан Скамвей, торговец машинами?

— Да, разумеется. У нас с мистером Скамвеем деловые отношения. Я не очень в курсе, как обстоят его финансовые дела, но вы можете спросить об этом мистера Эштона — президента банка.

— Вы не знаете, были у Дианы Талувера личные отношения с мистером Скамвеем?

— Это меня не касается. Я не интересуюсь личной жизнью служащих. Незамужняя женщина не обязана... Видите ли, в банке не принято много разговаривать, работа не позволяет. Так что больше мне нечего сказать.

— Но она знала мистера Скамвея?

— Да, конечно. Он часто приезжает в банк. Это наш постоянный клиент. Я повторяю, что мистер Эштон может рассказать вам об этом лучше, чем я.

— Хорошо, я обязательно поговорю с ним. Не хочу отнимать у вас много времени, еще всего пара вопросов. Мог кто-нибудь из сотрудников банка знать или догадываться, с кем встречается Диана Талувера?

— Нет, не думаю. Мы в последнее время много говорили о ней и поняли, как мало ее знаем. Мне кажется, она очень оберегала свою личную жизнь от посторонних глаз.

— Спасибо.

— У нее была близкая подруга, Бонни Джонсон, кажется. Девушки из банка часто видели их вместе, поэтому вам лучше поговорить с ней.

— Если вы что-нибудь вспомните насчет человека, с которым собиралась уехать Диана, или узнаете о ней, будьте любезны, позвоните мне, пожалуйста.

Она заверила его, что так и сделает. Он продиктовал номер своего телефона, поблагодарил и повесил трубку. Достав составленный им прежде список жертв Мороженщика, Эйхорд долго сидел, уставившись в него, пока у него не помутилось в голове. Тогда он взял ручку и приписал в конце новое имя. Теперь список имен гласил:

"Глория

Дарлин

Энн

Эльнора

Мэй и сбоку: 39,6 и далее

Тина

Джейн

Хитер

Диана? и сбоку слово «сперма».

Но когда он еще раз пробежал глазами написанное, то заметил, что вместо слова «сперма» написал «спермацет».

«Я свихнусь на этом типе, — подумал Джек. — Рука уже отказывается писать все эти термины». Встряхнув головой, он замазал слово.

Дежурная комната заполнялась людьми. Предстояло совещание. А пока ребята, как всегда, пикировались.

— ...увидел его в спортивных трусах.

— Ага, — другой голос со смехом, — я никогда не забуду, как нас пригласили туда, и я, представляешь, сказал ему, что едва ли старушка захочет уехать, потому что у нее в городе остался приятель. Тут входит Дан — и все прекрасно. Он прихватывает и ее.

Джек улыбнулся. Эта болтовня вывела его из ступора. Он потянулся к телефонному аппарату и завертел диск.

— Привет, красавица, — сказал он, когда Донна ответила. — Узнаешь?

— Сэм, неужели ты? — спросила она. — Моего мужа нет дома, так что можешь говорить свободно. Поболтаем о чем-нибудь фривольном?

— Ты просто читаешь мои мысли.

— Отлично! Мы можем обсудить, что на мне не надето. Тебя устраивает эта тема?

— О чем разговор!

— Ну и прекрасно. Дело в том, что на мне вообще нет одежды, Сэм. Когда ты сможешь приехать? Я имею в виду, что я к тому времени что-нибудь накину и смогу продемонстрировать тебе небольшой стриптиз. И если ты поторопишься, то окажешься здесь раньше Как-бишь-его-зовут, и мы успеем сделать кое-что на ходу. Как, Сэм?

— Невероятно соблазнительно.

— Помнится, мы собирались вести фривольную беседу. Так почему же я не слышу сладострастных слов из ваших сексуальных уст, сэр?

— Здесь, развесив уши, сидят пять мальчиков, которым бы это слишком понравилось, поэтому отложим это на потом. Поговорим позже. Это тот случай, когда лучше поздно, чем сейчас. Что ты скажешь, если в восемь или в девять?

Она вздохнула:

— Мне очень жаль. Но долг превыше всего. Тогда у нас с тобой сегодня ничего не выйдет. Через несколько часов притащится муж — старый драндулет.

— Муж? Ерунда. Он же мой старый приятель.

Договорившись, что к приезду Джека Донна сварганит что-нибудь поесть, а может быть, даже соорудит обед, они расстались.

Эйхорд вышел из комнаты и поднялся по лестнице. Он попросил дежурную телефонистку позвонить в контору Скамвея и выяснил, что выставочный зал закрывается в пять. Взяв машину без полицейских опознавательных знаков, он направился в Северный Бакхед.

Дом Алана Скамвея был таким же странным, как и его хозяин. Он занимал акр земли, которая явно недешево обошлась ее владельцу. Дом окружала хорошо подстриженная лужайка. Причудливая постройка представляла собой оштукатуренный памятник неудачному архитектурному эксперименту. Эйхорд проехал полквартала и остановился. Он старался понять, что же может рассказать дом о своем хозяине. Сооружение явно лучше смотрелось бы на берегу моря. Со своим пирамидально выступающим фасадом и окнами, напоминающими иллюминаторы, оно походило на нос океанского лайнера. Эйхорд пробыл здесь чуть больше часа, когда подъехал Алан Скамвей в новом «бьюике», специально сконструированном для инвалидов.

— Мистер Скамвей, — подошел к нему Эйхорд, когда тот выкатил из машины свое кресло и поставил рядом с дверцей, — могу я предложить вам руку?

— Нет, дорогой, я предпочел был ногу или две, если у вас имеется некоторый избыток. Руки у меня у самого есть. Черт побери, что вы делаете здесь в это время? Вы снова потеряли какого-нибудь подростка?

— Не сейчас, — ответил Эйхорд, наблюдая, как полное сил тело мужчины упорно борется с креслом. Скамвей уселся наконец в сложное сооружение и покатился к двери.

— Ну входите, коль пришли, посплетничаем. — Он направил коляску к скату у входной двери. — А вы проходите дальше. Только не запнитесь.

В доме оказалось весьма прохладно, если не сказать холодно. Безупречно прибранный дом, стерильный и безличный, как если бы в нем никто не жил.

— Поднимемся наверх, — предложил Скамвей после просмотра почты.

— Я бы не хотел отнимать у вас много времени, — произнес Джек, пока они входили в большой, специально оборудованный лифт.

— Так что же ты хочешь, чертов коп? — прорычал Скамвей киношным гангстерским голосом.

Эйхорд засмеялся и кинул первый вопрос о Норвегии. Он якобы потерял название фьорда, произнесенного в прошлую встречу по буквам. Казалось, Скамвей не был возмущен вторичным вторжением, хотя и удивился больше, чем в первый раз. Эйхорд чувствовал враждебность, но внешне она никак не проявлялась. Выводов делать не стоило: многие люди не любят полицию.

От спиртного Эйхорд отказался и, пока Скамвей наливал себе, с любопытством оглядел развешанные на стенах картины.

— Вам знаком стиль деко?

— Ммм, — Эйхорд пожал плечами, — мне нравится.

— Другими словами, вы не знаток в живописи, но понимаете, что именно вам нравится.

— Да, пожалуй.

Ни намека на издевку в тоне мужчины. Неужели такое самообладание?

— Декаданс появился в середине двадцатых в Париже. Женская косметика и зеркала, бахрома на дамских сумочках и керамика, архитектура, бронза и драгоценности. — Лицо Скамвея светилось энтузиазмом, почти вдохновением. — Декаданс на парижской выставке. Лаликью, Маллей-Стивенс, Деснай, Боне и другие. Это подлинный Деснай, — любовно сказал он, показывая Эйхорду кусок серебра. — Разве не потрясает?

— Действительно производит впечатление.

— Вы чувствуете его силу?

— Прямо древнегреческий храм или здание городского радиомюзикхолла.

— Похоже, — улыбнулся хозяин. — Это родилось из кубизма, взгляните. Одна из знаменитых вещиц Браке. Старина Пабло посеял хорошие семена. Кубисты создали великолепные вещи, но потом их искусство отяжелело, утратило теплоту, ушло в геометрические построения. Форма стала самоцелью. Преувеличенно прямые линии, углы, плоскости. Стрелы молний, овалы, части прямоугольников и восьмиугольников, пирамиды, серебро, яркие пятна и солнечные блики. Призмы кубистов, примитивизм ацтеков, египетские пирамиды, мистические тайны скарабеев, таинственные образы богов Солнца, — я люблю все это. — Он повернулся к освещенной стеклянной витрине. — Мои дети, — прошептал он с благоговением.

— Великолепно. — Эйхорд предпочел был вернуться к современности, но собеседник не унимался.

— Моя футуристическая Розевилла, — указал Скамвей в окно на скульптуру очень красивой женщины у бассейна. Он говорил так, как говорят с новым деловым партнером. — Это моя жена.

— Как это?

— Розевилла Поттера. — Его голос упал почти до шепота. — Футуризм. Американские денежные мешки способны убить, чтобы заполучить такую. А вот это три изумительные вазы. Черная — самое фаллическое футуристическое произведение из всего созданного.

— Да-а!

— Я продал бесценную коллекцию фаллических произведений майя и Перу за одну эту вазу, но мог бы отдать за нее и больше.

— А что это? — спросил Эйхорд и указал на стол.

— Где? — человеку в кресле пришлось оторваться от витрины и взглянуть в направлении взгляда собеседника.

— А, это. Ерундовая вещь, барахло. Я привез эту штуковину из Лос-Анджелеса для смеха.

— Это обломок металлической скульптуры?

— Нет, — улыбнулся мужчина. Он подъехал к круглому хромированному предмету, что-то сделал с ним, и зазвучала музыка.

— Это радио, — снова рассмеялся он.

— Теперь догадываюсь.

— Мерзость, конечно. Если это и имеет отношение к искусству, то только как его отбросы. Но я все коллекционирую.

Эйхорд буквально физически ощущал силу собеседника, его скрытую мощь. Его мучила мысль: может ли Алан Скамвей встать и пойти? Не кричать же «пожар!». Придется потихоньку-полегоньку сужать вокруг него кольцо в надежде, что он до срока не упакует свое кресло и не рванет куда-нибудь в Норвегию.

— Еще вопрос, если можно. Кто-то упоминал, что у вас есть личный секретарь. — Он смотрел вниз, не желая видеть, как взлетают брови Скамвея, а глаза мечут молнии, стараясь привести Эйхорда в замешательство. — Она живет здесь? Я буду крайне признателен, если вы разрешите задать ей пару вопросов, уж раз я пришел.

— Она живет здесь? — передразнил Скамвей.

Эйхорд мило улыбался, пока Скамвей хохотал во все горло, а потом крикнул на весь дом:

— Ники! — и добавил иронически: — Похоже, ее здесь нет.

— Она живет с вами?

— Мы снимаем квартиру, — ответил Скамвей. — Вам что-нибудь еще нужно? — Скамвей вглядывался в глянцевую глубину черной вазы в виде фаллоса.

Эйхорд машинально отметил промелькнувшую мысль и чуть не спросил Большого Эла из Норвегии: «Эй, Алан, это и есть твой футуристический фьорд?»

Северный Бакхед

Сегодня, сидя в гостиной, папаша очень сильно налакался, а в таком состоянии становился непредсказуем. Иногда груб и похотлив, и тогда секс бывал жестоким, неприятным. Но случалось, вел себя нежно, терпеливо и внимательно. Иногда он падал, засыпал и храпел, как сапожник. Или становился веселым и разговорчивым, обещал увезти ее и показать весь мир. Иногда он пил в мужской компании или на вечеринках, а выпив, мог стать очень благодушным, но мог и погрустнеть, задуматься и угрюмо молчать. Изредка же становился ледяным и очень опасным.

Она стояла перед зеркалом обнаженная и босиком, разглядывая себя и вытираясь после восхитительной пенящейся ванны. Она любила свое тело, потому что еще и теперь была очень красивой женщиной. И очень удачливой. Тонкие кости делали ее невероятно изящной. «Беверли-Хиллз» были безупречны, де слишком большие, но и не слишком маленькие, а ягодицы высокие, красивой формы. Гормональные лекарства и оральный секс изменили голос, и без того достаточно высокий, и кожу, которая прежде являлась главным предметом ее огорчений.

Ники не считала себя совершенством. Ее волосы были слишком жесткими, впрочем, она могла позволить себе купить самый лучший парик. Овал нижней части лица был несколько шире, чем ей нравилось, но папаша утверждал, что это подчеркивает индивидуальность, и окидывал ее восхищенным взглядом. Он любил смотреть на ее длинные стройные ноги на высоких каблуках. С тринадцати лет она морила себя голодом, и теперь пища представлялась ей чем-то неприятным. Она могла только поклевать немного фруктов или витаминов, чтобы не умереть от истощения. Она приподнялась на мысочках, замерла в этой позе и вновь опустилась. Взгляд упал на те отвратительные штуки, которые Бог поместил между ее ногами, и она быстро изменила положение, чтобы их не было видно. Она так мечтала избавиться от них!

Ники Додд, вернее, Николас Додстардт, являлась ошибкой природы. Не будучи женщиной в физиологическом смысле слова, она не была и транссексуалом. Ее нельзя было отнести ни к одной категории в диапазоне от мужеподобных женщин до педерастических мужчин. С женским телом, но с пенисом и яйцами, она не являлась, тем не менее, подделкой под существо женского пола, отвратительным, лепечущим педерастом, а была настоящей женщиной биологически, психически, эмоционально, но не физиологически. Она была прекрасной, женственной ошибкой природы. Женщиной с мужским членом.

Это постоянно беспокоило ее. Она вспомнила, как ярился ее папашка несколько недель назад, когда она завела об этом разговор. Он считал, что ей грех жаловаться на свою внешность. В депрессии после одной из его грубостей и от его возрастающей небрежности и сумасшедших сексуальных идей, она позвонила в Балтимор. Пока только для консультации. Звонила по горячей линии, чтобы нельзя было определить ее номер.

— Служба охраны здоровья, — послышался приятный женский голос.

— Здравствуйте. Я хочу навести справки о вашей программе. Какие документы нужны, чтобы сделать операцию по изменению пола?

— Наверное, вам скажут об этом в общей клинической хирургии при университете. Минуточку.

«Нет, ты идиотка», — сказала себе Ники, пока женщина набирала другой номер телефона. Прошла целая вечность, прежде чем в трубке вновь послышался голос:

— У меня есть только номер университета, я не нашла телефона общей клинической хирургии. Что вам конкретно нужно?

— Хирургия по изменению пола!

— Ах, вот что... — длинная пауза, — вы хотите изменить принадлежность к определенному полу?

— Да.

— Я постараюсь найти, — снова пауза.

Женщина далеко в Мэриленде занялась компьютером, линия связи шумела помехами. Медлительная тетка попросила еще подождать, потому что отвечала на вопросы человека, который зашел к ней. Наконец она снисходительно, а может, Ники просто показалось, проговорила в трубку:

— Университет больше не занимается ими. Поэтому я и не нашла в списках отделения сексопатологии.

Ими. Не стоило так долго возиться, чтобы заявить это. Все же она спросила:

— Вам известно, почему они... впрочем, не беспокойтесь. — Она положила трубку. Итак, Джон Хопкинс больше не занимается операциями. Посидев на телефоне еще с полчаса, она узнала, что их делает Барнес из Сент-Луиса. Нашла еще две клиники. Наудачу позвонила по одному из номеров. Она хотела знать, насколько операция опасна, является ли ее желание противозаконным, или просто общество негативно относится к вопросу перемены пола.

Изменится ли в результате операции ее восприятие внешнего мира, будет ли она ощущать себя женщиной в большей степени, чем сейчас. Поможет ли превращение ее мужских половых органов в женские в большей степени удовлетворять партнера? Ведь наверняка нет, проклятье. Просто ненужный и глупый риск. Но ей хотелось хотя бы видимости права выбора.

Желание всегда горело в ней. Папаша был для нее всем. Ее жизнью. Без его покровительства она бы умерла. Он тоже всегда желал ее.

— От Калифорнийской Святой Моники до Создателя музыки... А теперь — Удар Быка, — слышала она его вопли во время их любовных игр. — А теперь — чудо-клизма как заключительный аккорд, ты моя леди — испанская клизма!

— Ненормальный дурак, — смеялась она.

Она привлекала его своими жаркими губами и замысловатыми идеями, прекрасными глазами и длинными ногами, чудными ягодицами, холмами «Беверли-Хиллз» и косметикой. Ему нравилось, как она бесилась из-за низкого выреза блузок принцессы Ди с ее самодовольно оттопыренными губами, произносящими: «Я сама соберу», когда Ники упаковывала ее вещи. И потом, когда они выбирали косметику: «Нет, мне необходимо все. Мне нужны мои персиковые кремы, понимаете?»

Да, Ники понимала, Ники отрезала толстые груди той шлюхи, когда папаша покончил с ней. Лезвие ножа так хорошо резало, что Ники удивлялась. Ее не тошнило, и папаша с удовольствием наблюдал за ее работой. Она вспомнила его беззаботный смех, когда отрезала ступни:

— Маленькие свинки пошли в магазин, — комментировал он, разрезая, в свою очередь, ее омерзительные пальцы на белые кусочки. Всюду кровь. Папаша наслаждался этим обилием крови.

Она вошла к нему обнаженной, но на каблуках. Стояла и демонстрировала себя — естественная, красивая женщина, а он насвистывал любимую песенку собственного сочинения «Спасибо, чудо-клизма».

— Я имею шанс, дорогой?

— Ты позвонила Бонни, клизма?

— Я позвоню, обещаю, — сказала она ласково, приближаясь к нему. Но он отвернулся и жестким, ледяным тоном произнес:

— Пойди и сделай это.

Медицинский центр Бакхеда

— Доктор Лихнес, я не понимаю, почему вы не хотите воспринимать мой визит всерьез, — говорил Эйхорд, стараясь не выходить из себя. Они наконец нашли терапевта Скамвея.

— Почему это не хочу?

— А как, по-вашему, это называется?

— Что?

Спокойно. Гнусный тип. Лицо напоминает молодого Тедди в его бытность сенатором. Лицо позера.

— Как вы назвали бы отсутствие реакции на официальные вопросы в расследовании убийства?

— Для начала я мог бы назвать ваши методы бесцеремонными.

— Бесцеремонными? Вы понимаете, что этот ненормальный сукин сын убил восемь или десять человек — это только о ком мы знаем? Довел до психушки сестру! Вы знаете, что...

— Я еще раз повторяю вам, что не могу нарушать врачебную этику. Отношения с пациентами — вы же знаете — предполагают полную откровенность и являются врачебной тайной. Если люди не доверяются врачу безраздельно, то лечение по меньшей мере бесполезно. Доверие — вот самое главное в отношениях врача и пациента, — с подъемом закончил физиотерапевт.

Просто придушить его хотелось. У Эйхорда был трудный день. Вчерашняя «молния» от замдиректора криминалистической лаборатории Главного управления о результате анализа следов спермы на теле Хитер Леннон сняла подозрения с Денненмюллера и Фрейдрихса.

Джек был просто уничтожен отказом окружного прокурора от немедленного предъявления обвинения Алану Скамвею. Чиновник сказал ему:

— Вы не совсем в курсе дела. Запутанность и противоречивость наших законов уникальна, законодательство сейчас пересматривается. Новые методики еще только отрабатываются. В соответствии с этим некоторые службы считают себя вправе отказываться от проведения анализов, чтобы не давать нам оснований для предъявления обвинения.

— Но мы можем и схитрить. Есть масса способов взять на анализ кровь, слизь, ткани...

— Господи! Джек, это последнее, что вы должны делать. А пока соберите неопровержимые доказательства, серьезные материалы против мерзавца, чтобы ему некуда было деться. Это ваша работа. Не думайте, что заключение лаборатории может стать главной уликой. При существующих законах этого не будет.

— Но у меня и так накоплены серьезные материалы, собранные мной и внутренними службами...

— Вы в Бакхеде, Джек. Забыли, что говорят наши яйцеголовые? Надо найти железные доказательства против вашего парня. А то получили какую-то сомнительную пробу, и хотите сделать ее главной уликой в суде. Не делайте этого! Вы сами окажетесь в грязи и дерьме.

«Падаль, — подумал Эйхорд и заставил себя глубоко дышать. — Сам ты дерьмо».

Он поблагодарил окружного прокурора и, сцепив зубы, снова начал копать улики на Скамвея.

Следующий день начался еще хуже. Ему сообщили, что рассылка снимков подозреваемых в Неваде не дала результатов. Окончательно Эйхорд был сражен после разговора с полицией Амарилло. Они показали фото пожилому джентльмену в Веге, и он «не смог с уверенностью ничего сказать». Было похоже, что до финиша еще далеко. При неудаче в полиции пользовались словом «вафля». Джек оказался вафлей.

Это был тот самый случай, когда в качестве защитника закона чувствуешь себя полностью бесправным. Во время их встречи Скамвей выглядел вполне уверенным в себе. Почему он не хотел, чтобы Эйхорд поговорил с Ники Додд? Джек установил круглосуточное наблюдение за домом в Северном Бакхеде, но в течение трех дней она не входила и не выходила. Похоже, что у этого хрена Скамвея было нечто вроде тайного хода. Одному из наблюдателей показалось, правда, что он видел женскую тень в окне, но уверенности не было.

Если женщина скрывается в доме, надо до нее добраться. В разговоре с ней с глазу на глаз Джек надеялся прояснить для себя некоторые темные места. У него и в самом деле мало данных, тем важнее вытянуть из нее что-нибудь. Если спрашивать умело, можно узнать многое. Главное, что ему нужно — это отсутствие хозяина. Он хотел прийти, когда в доме никого не будет. Может быть, получить ордер на обыск? Нет. Ни к чему.

Скамвей — это Спода. С большой долей вероятности. Особенно в связи с Дианой Талувера из банка Мосс-Гров. Добраться до возможного мотива — это одно, а получить разрешение на арест от службы окружного прокурора, суметь представить им подлежащий судебному разбирательству пакет документов — совсем другое. Гений сыска Эйхорд хорошо знал этих чертовых тупиц. Он кипел от злости, возвращаясь в управление.

Ему надо было заехать домой освежить в памяти старые показания, а заодно послушать детский крик, поскольку мультфильмы по телевизору перестали крутить по неизвестным причинам. Только это отвлекало его от мыслей о трейлере в Блайтвилле и серебристом подносе с кровавым месивом на нем.

Эйхорд в последнее время был так поглощен делами, что для него ночь мало отличалась от дня. Он приехал домой и попробовал работать. Важно было найти свои ошибки, решить, что делать дальше, какое место следует посетить снова. И все это под постоянный аккомпанемент громких, злобных, долгих истерик Джонатана. Потом им с Донной все-таки удалось побыть наедине, и он отправился спать с ощущением кошмарной слабости. Она внезапно охватывала его, когда он терпел неудачу. И в довершение ко всему вдруг вспомнилась страница «Журнала возмездия».

Он старался никогда не думать об этом. Но вот сейчас в памяти отчетливо всплыл тот кошмарный день. Сначала звонок от шефа полиции Блайтвилла, который сообщил ему об «альбоме с газетными вырезками», найденном в том памятном доме, когда частично прогнил пол. Под настилом дома был спрятан кровавый дневник мистера Оуэна Хиллфлоена. В нем он вычурно и подробно описывал свои преступления, часто прибегая к цитатам из Священного писания.

И те страницы, где старый негодяй подробно описывал убийство детей, навсегда каленым железом были выжжены в памяти Джека. Он словно воочию видел последние часы мучений малолетних жертв. На той странице мерзавец объяснял, зачем потребовались детские головы и на какие пытки он обрекал детей, прежде чем убить и расчленить.

Наконец Джеку удалось заснуть. Но и во сне он поворачивал круглую ручку двери, входил, шарил лучом фонарика по стенам, искал выключатель, включал свет, видел глазное яблоко и ощущал сильнейшее зловоние. Все это было в нем уже навсегда.

Бакхедское управление

Джек Эйхорд проснулся совершенно разбитым. Он спал всего три часа, шея болела так, будто по ней заехали битой для крикета. Он с трудом поднялся с кровати, шея никак не хотела подчиняться ему. Он безуспешно массировал ноющий второй позвонок. Две таблетки аспирина не помогли. Горло и нос были забиты, не давая дышать и глотать. В этом, конечно, не было ничего удивительного, если принять во внимание четырнадцать часов, проведенных за рулем машины, три пачки «Винстона», выкуренные за день, и выпивку, которую он позволил себе вчера. Язык распух, был обложен и не ощущал вкуса зубной пасты, эликсира для рта и даже кофе. Он порылся в шкафчике с лекарствами, нашел что-то стимулирующее, влил в себя и постоял, вращая головой.

Накануне они с Донной нарушили одно из своих неписаных железных правил. Ложась спать, они обычно всегда находили время обсудить друг с другом накопившиеся за день проблемы. Вчера предметом обсуждения между ними стало поведение Джонатана. Это была больная тема. Вымотавшиеся за день, они наговорили друг другу таких вещей, что лучше не вспоминать. Джек собрался с духом и откровенно высказался по поводу воспитания мальчика. Он заявил, что, по его мнению, Донна не способна заниматься ребенком. Она не осталась в долгу и выдала, что Джек даже не имеет представления, что значит быть отцом. Они долго пререкались, и каждый, как водится, остался при своем мнении. Вопреки своим привычкам, они обошлись вчерашней ночью без объятий и поцелуев. Утром Эйхорд ушел из дому с мрачным лицом, расстроенный, злой и уже взвинченный.

Но началось это еще раньше, когда он вернулся домой и Донна потребовала, чтобы Джек занялся с сыном: она весь день гнула спину, крутилась с ребенком, «теперь твоя очередь».

Он пошел к орущему во всю мочь Джонатану и попробовал его успокоить.

— Давай поиграем в кубики, — предложил он. Однако строить сам малыш не желал, а то, что пытался построить отец, со злостью разрушал.

Интересно, понимает ли Донна, что ненависть ко всему и страсть к разрушению, которые так свойственны Джонатану, мягко говоря, необычны для двухлетнего ребенка. Все чаще Джек ловил себя на мысли «отродье дьявола», вспоминая при этом, что убитый родной отец мальчика ослепил человека, когда ему было... сколько? — всего восемь или девять лет от роду! Когда Эйхорд усыновил ребенка, он испытывал тайную уверенность, что добрый поступок зачтется ему во искупление грехов, но, похоже, что судьба не дала ему этого шанса. Возможно, было бы лучше для всех, если бы мальчишка... Он не стал додумывать. И вообще, лучше отвлечься.

Когда он пришел на работу, у него был явно повышенный параноидальный коэффициент. «Скоро это будет для меня таким же неотъемлемым качеством, как высокое давление для Дана», — подумал Джек.

— Эйхорд слушает, — рявкнул он в телефонную трубку.

— Джек? — это был окружной прокурор. — Вот какое дело...

И Эйхорд как образцовый коп стал слушать, зажав трубку между приподнятым плечом и шеей. Голова раскалывалась, смысл слов ускользал, но ему все же удалось коротко записать в служебном блокноте главное. Разговор закончился, но телефон тут же зазвонил снова. Он выслушал приглашение Пелетера на семинар потребителей в Новом Орлеане, во всяком случае, так ему послышалось. Вот живут же люди! Семинар потребителей. Что за паскудство заниматься раскрытием убийств. Ужасная мерзость!

Он передвинул бумаги и стал читать заключение какого-то консультанта, выкопанного для него через Главное управление. Специалист высказывал свою точку зрения на дело Тины Хоут. Он полагал, что причиной убийства является политический терроризм, и имел порядка 56 страниц подтверждающей документации. Убийца, по его мнению, был тайным агентом Тон Тона Макоута. Ну и черт с ним, с Тон Тоном! И Эйхорд достал документы по делу Грэхем, занявшись следом покрышки колеса. А голова раскалывалась по-прежнему, и одеревеневшая шея не желала поворачиваться.

Он куда-то засунул заметки, сделанные во время звонка окружного прокурора, и, пока перебирал бумаги, наткнулся на небрежный рисунок трех стоящих в домике фигурок. Рядом было имя врача, написанное стенографическими каракулями Джека. Это было напоминанием купить кукол. Так ему для начала посоветовала женщина-психолог, которую рекомендовал Доу Джери. Она охотно откликнулась на просьбу Джека дать консультацию и довольно логично объяснила причины негативного поведения Джонатана.

Джек рассказал ей, что расхожие руководства по воспитанию малышей ничуть не успокоили его, потому что в их семье дело не ограничивалось обычным детским негативизмом и воплями с катаньем по полу. Его очень беспокоила дурная наследственность ребенка. Он рассказал ей о биологическом отце мальчика, настоящем монстре, убийце — воплощении дьявола. Исковерканном в детстве и выросшем в бесчувственного злодея. Он сам принимал роды у матери Джонатана и буквально вырвал младенца из чрева матери в момент рождения. Могло ли это сказаться на психике новорожденного? Может ли порождение двух чудовищ стать нормальным человеком? Как помочь малышу?

Она предложила ему купить кукол и маленький домик. Поиграть с сыном в дом. Придумать для кукол роли и втянуть в игру мальчика. Джек поклялся себе сегодня же купить кукол. Вечером он бы показал Джонатану куклу-папу и куклу-маму, которые любят своего сыночка. А сынок, в свою очередь, любит папу и маму. И все они будут жить счастливо. Пока что-нибудь не случится и один из них не упадет в водоем с акулой.

Он нашел наконец свои заметки. Сплошные общие слова: бремя доказательств... вне сомнений... обвинительное заключение... Собачий бред, решил он и сунул бумаги в стол.

Снова зазвонил телефон.

— Отдел расследования убийств. Эйхорд.

— Это Бонни Джонсон. Вы просили позвонить, если у меня появятся какие-то новости, связанные с моей подругой.

— Здравствуйте, Бонни. Спасибо за звонок. У вас есть новая информация о мисс... — он оглядел стол в поисках досье.

— Диане Талувера. Да, сэр.

— Она написала вам?

— Нет. Только та открытка.

— Она позвонила вам или кому-то еще?

— Нет.

— У вас есть подозрения, Бонни, что с ней что-то случилось? — Он всегда старался по возможности называть людей по именам, но у него не поворачивался язык обращаться так к мистеру Скамвею.

— Да. — Она запнулась. — Я беспокоюсь. На нее не похоже уезжать так надолго, не давая знать о себе.

— Вы полагаете, тот человек, с которым она встречалась и называла Элом, мог насильно увезти ее?

— Мне казалось так до вчерашнего вечера, а сейчас уж и не знаю, что думать. Его секретарша позвонила мне. Они вместе хотят приехать и поговорить насчет Дианы. Он обеспокоен, как и я. Это автомобильный дилер Алан Скамвей. Он сказал, что тоже получил открытку от Дианы и хочет понять, что происходит. Звонила ли она мне и почему не позвонила ему.

— Алан Скамвей сам звонил вам?

— Нет... Его секретарша. А потом он на минутку взял трубку сам. У меня сложилось впечатление, что он действительно встревожен. Я ничего не понимаю.

— Когда это было?

— Вчера вечером. Около десяти. Он спросил, не можем ли мы встретиться, но я ответила, что очень устала. Я действительно была как выжатый лимон, потому что не спала последние два дня. Мы договорились, что увидимся сегодня вечером. Секретарша должна подъехать и забрать меня после работы. Диана никогда не говорила, что он инвалид, и я...

— Послушайте, Бонни. — Джек коротко вздохнул. — Я хочу, чтобы вы напрочь забыли о нашей беседе. Пока никому не говорите об этом вашем звонке. Никому, слышите меня! И еще одна просьба, — он с трудом подбирал слова, стараясь говорить как можно более убедительно, — сделайте все точно, как я скажу. Надо, чтобы сегодня, а может быть, и еще некоторое время вы были в безопасности. Мы потом объясним все вашим сослуживцам, но сегодня надо под каким-нибудь предлогом уйти с работы после ленча и не возвращаться. Сказаться больной, например. Придумайте что-нибудь. Ужасно себя чувствуете, головокружение, что угодно. Главное — не возвращаться на работу после ленча. Во сколько у вас ленч?

— В одиннадцать тридцать. Я не понимаю, вы хотите, чтобы я...

— Простите, но сейчас у меня нет времени на объяснения. Обещайте мне не ходить домой. Ни под каким видом. Есть у вас кошка или собака, которую надо кормить? Какое-нибудь животное?

— Нет.

— Необходимо, чтобы сегодня вы поехали в отель или мотель. Не говорите никому из ваших приятелей и сослуживцев, где вы будете. Всю ответственность я беру на себя. А кто-нибудь из родственников будет беспокоиться, если вы исчезнете на сутки?

— Мои родные во Флориде.

Он закончил разговор, взяв у нее напоследок номер телефона родителей в Лаудердейле и заставив пообещать, что она позвонит ему, как только устроится. Если его не будет на месте, она должна сказать любому сотруднику отдела, что миссис Лаудер можно найти по такому-то адресу и телефону. Идея, может быть, и не самая лучшая, но ничего более удачного в голову не приходило. Расставшись с Бонни крайне возбужденным, он вышел из управления и направился в Бакхед-Спрингз. У него еще не было плана дальнейших действий. Получить разрешение на обыск у уважаемой персоны? Нет никаких гарантий, что удастся его получить. Перебрав множество вариантов, он принял решение, хотя придуманный план пугал его самого.

Вскоре он подъехал к своему дому и остановился у гаража. Донны не было. Этим утром она собиралась пройтись по магазинам. Джонатан был с ней. Джек убедился, что в доме никого нет, забежал в туалет, вернулся в гараж, где после его приезда еще даже не выветрился запах выхлопных газов. Он вытащил из стоявшего под скамейкой ящика, который был весь в масле и паутине, кое-какие инструменты. Из коробки с точильным камнем достал завернутый в промасленную ветошь серебристый предмет и засунул его за пояс. Прислушался. Аккуратно вытер руки. Хирургические перчатки положил в один карман, револьвер — в другой. Теперь в машину. Путь лежал в Северный Бакхед.

Его беспокоила судьба Бонни Джонсон. Боже, сделай так, чтобы она его послушалась! В его плане по ее спасению были уязвимые места, но что-нибудь изменить было уже поздно. Осталось уповать на везение. Джек достаточно долго занимался расследованием убийств и после сообщения Бонни мгновенно понял, что ее ждет вечером, тем более что в памяти сразу всплыла свидетельница по делу Тины Хоут, которой показалось, что та отошла от церкви с молодой женщиной.

Значит, Спода, то бишь Скамвей проделывал все это именно так. У него была помощница. Двадцать лет спустя он подцепил девицу, совмещающую обязанности секретаря и подруги, чтобы убивать женщин. Если он не собирается разделаться с Бонни, нечего беспокоиться. А вдруг эти мерзавцы решили на всякий случай избавиться от нее? Успеет ли Бонни исчезнуть, прежде чем Ники приедет и заберет ее... Эйхорда просто трясло. Предположения кровоточили, как раны. Провались все окружные прокуроры вместе взятые!

Если Спода-Скамвей прикован к креслу-каталке, то Ники вполне могла заменить ему недостающие ноги, и он имел до черта возможностей обделывать свои дела. Допустим, он в состоянии убить кого-то, но избавиться от трупа ему, скорее всего, не под силу. Если милашка Ники не была в игре, тогда Артур Спода морочил всем голову своим инвалидным креслом.

Он остановился и, позвонив Дану по уличному автомату, попросил выслать наблюдателей к дому Скамвея. Свою машину он оставил в квартале от негр. У Эйхорда было примерно четверть часа до приезда полицейских. К тому времени он успеет исчезнуть.

Теперь к дому короткими перебежками. Револьвер должен быть под рукой. Притаиться в укромном месте и прислушаться. В доме полная тишина. Похоже, дикого нет. А вдруг Ники спит? Придется рискнуть. Постояв минуты две, он скинул туфли и двинулся по ступенькам. Вытащил из кармана резиновые перчатки и надел их. В дом он проник без особых затруднений. Время шло. Он взял лист бумаги со стола Скамвея и разорвал его пополам. Потом решил, что лучше вырвать листок из блокнота. Поразмыслив, отложил блокнот, достал лист нормального размера и вставил его в электрическую портативную машинку. Затем напечатал короткую записку, вынул бумагу из машинки и отстукал какую-то бессмыслицу, чтобы продвинуть ленту дальше. Достаточно. Удар каждой клавиши звучал в тишине дома оружейным выстрелом. Теперь слепки с замочной скважины с двух сторон. Поискал на всякий случай список имен жертв, будущих и уже убитых и вычеркнутых из перечня, и коллекцию снимков, которую иногда хранят подобные типы, чтобы полюбоваться иногда на дело своих рук. Если бы у него было хотя бы три часа, он бы много сделал. Но сейчас не до этого... Он остановился взглянуть на произведения искусства, собранные хозяином дома. Интересно, к коллекции подключена система сигнализации? «Ладно, с этим волчьим логовом я разберусь потом», — решил Эйхорд и вышел.

Бонни уже, наверное, заканчивает ленч. Господи, хоть бы она послушалась и не вернулась на работу!

А ему снова предстояло в дежурной комнате слушать перепалку Монроя и Дана.

— Невкусно же, добавь что-нибудь из специй!

— Пошел ты, — ответил Монрой партнеру, — не хочу я есть эту гадость.

— Ну почему же? — заныл толстый Дан. — Возьми детский пальчик чилийского красного перчика.

По утверждению Дана, однажды он нашел в тарелке маленький ноготь, когда обедал в своем любимом ресторане «Мекс-Текс», отсюда и появился в полицейском фольклоре детский пальчик в мясе с красным перцем и фасолью. Зная, что Монрой не переносит жирную пищу и гусиное мясо и пытаясь окончательно испортить ему аппетит, он продолжал:

— Поешь немного гусятинки. Или сходи купи замечательный недожаренный жирный гамбургер.

Эйхорд чувствовал, что возвращается головная боль и ему надо снова в туалет. Там его опять ждала знакомая матерная надпись на стене над писсуаром. Он чувствовал себя одиноким, затерянным в темноте и заблудившимся в лабиринте. Он вымыл руки, вернулся в дежурку и сел за стол. Дан, конечно, установил наблюдение за домом Скамвея, как просил Джек. Старому приятелю не надо повторять дважды. В душе поднялась теплая волна.

— Послушай, на твоих ребят ведь можно положиться?

— Будь спокоен.

— Джек, ты занимаешься пустяками, — моментально замаячил над ним Монрой Тукер, — присоединяйся, мы тут собираемся содрать кожу с замечательного жирного борова. Ты как?

— Эх, Монрой! Куда я от вас денусь?

— О, Джеки, пожалуйста, передумай, — притворно заулыбался Дан, переваливаясь мимо.

— Иди-иди, — сказал ему Эйхорд, посылая воздушный поцелуй.

Северный Бакхед

Он проснулся с ощущением, что уже сделал то, от чего сосало под ложечкой и ныли зубы. Методом бим-бам-бом. Бим! — он в машине, слушает смех детей, ожидающих школьный автобус. Скамвей уезжает, Эйхорд идет к его дому, достает свой... В доме Ники. С револьвером.

— Кто вы? — спрашивает она, револьвер рядом. Он вытаскивает свой шестизарядный «квонтико», кладет дуло ей в рот и бам! — тело летит навзничь.

— Это я, черт побери, — отвечает он. Бом!

Это один вариант. Потом другой. Он в машине, дети смеются, Скамвей уезжает, и Эйхорд входит.

— Привет! — очень изнеженная дама.

— Привет, я — Джек Эйхорд, — мелькает значок через распахнутое пальто. — Можете уделить мне минутку? — спокойно и мягко.

— Конечно, офицер. Рада помочь полиции.

— Мисс, мы знаем, что вы и мистер Скамвей ответственны за убийство Тины Хоут и Дианы Талувера, не говоря о других женщинах. Самое время подумать о себе.

— Но, сэр, я не понимаю, о чем вы говорите, — скромно, просто.

— Значит, не понимаете, — говорит он и направляет серебристый предмет ей в лицо. Пропихивает между зубами и стреляет, ее руки взлетают вверх. Б-а-м! Он убивал ее снова и снова всю длинную ночь. Но наступило утро, опасная смертоносная леди еще была жива, а он и наяву не мог отделаться от видений.

Было прохладно. Эйхорд отвинтил крышку взятого с собой в машину термоса и налил себе черного кофе. Пар кружился над чашкой, поставленной на приборную лоску. Ветровое стекло внизу запотело. Он глотнул обжигающую жидкость и сделал пометку в служебном блокноте, лежащем на сиденье. Там было написано: Порядок действий? Ордер на арест. И цифры. Внизу длинный список: перчатки, гильза, проверить все по второму разу... Девятнадцать пунктов для памяти.

Сейчас он походил на человека, который кого-то ждал, сидя в машине с газетой и время от времени попивая кофе. Окно чуть приоткрыто, прохладный воздух освежал лицо и шею. Он был готов действовать. А потом забыть.

Эйхорд никогда не делал ничего подобного, хотя бывал в разных переделках, иногда сталкиваясь с типами, которые не церемонились и стреляли без особой необходимости. В порядке самообороны Эйхорд за свою жизнь убил трех человек и ненавидел себя за это. Но теперь, сидя в ожидании и вспоминая ночную чепуху, он решил, что пуля — единственно верный выход из сложившейся ситуации.

Он еще раз мысленно проиграл варианты, не очень задумываясь о последствиях и не учитывая побочные факторы: прислугу, которая приходит убирать, соседа, который может что-нибудь услышать, свидетеля, который может запомнить случайно увиденное лицо. Одно желание владело сейчас Эйхордом: остановить убийства женщин. Он вспоминал их имена, чтобы возбудить в себе ненависть, необходимую для осуществления того, что он задумал. Диана Талувера. Энни Ленивый Салат. Будь ты проклята, тварь, лишившая их имен, лиц, оставившая от них лишь трупные пятна.

Наконец-то! Дверь особняка открылась. Вот они, денежный мерзавец и его содержанка. Черная машина на подъездной дорожке. Большой Эл собирается ехать, она помогает ему. Аккуратно и тщательно складывает стул, убирает его в машину. Наклоняется внутрь, и они долго целуются. Любовники. Интересно.

Он собирался подождать пять минут, но выдержал только три. Если мужчина вернется... Дьявол с ним! Что-нибудь придумаем. Эйхорду было плевать на все. Слишком поздно отступать. Вот он уже идет по аллее. Возвращается. Берет забытую коробку и вещи в полиэтиленовом мешке. Поднимается к двери. Звонит. Не ждет, пока его узнают, не ждет вопросов, а начинает барабанить, непрерывно и неистово. У Эйхорда тяжелый кулак лучшего бойца колледжа.

Дверь открывается, женщина набрасывается на него:

— Не психуй, идиот. Нечего, черт возьми, ломать дверь...

— Ники Додд? — спрашивает он. Значок в одной руке, полиэтиленовая сумка — в другой.

— Да?

— Мадам, вы являетесь свидетелем в расследовании убийства...

— Нагромождение пустых слов, рассеивающих внимание человека, который пытается понять, что от него хотят. Этому он научился у бывшего полицейского в Нью-Йорке несколько лет назад.

Он входит, она пытается вытолкнуть его обратно, служебные документы и значок больше не требуются. Теперь он продвигается внутрь, работая плечами, излюбленным методом всех сыщиков мира. В полутьме утреннего дома звучат металлические слова:

— Ставлю вас в известность, что все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

Как в плохих фильмах. Слыша о праве хранить молчание, каждый знает, что это чушь.

— Я арестована? — в тоне явно слышится: «Какого хрена надо этому дерьму!» Ни один мускул не дрогнул на ее тонком лице.

— Мадам, вы знаете, что это? — его рука протягивает ей какой-то предмет и роняет раньше, чем она касается пальцами прозрачной пленки, в которую он обернут.

— Ну и что же это? — Она ведет себя так, будто никогда не видела ничего похожего.

— Это ваш револьвер, мадам? — торопится он.

— Нет.

— У меня есть к вам вопросы. Присядем. Разговор длинный. — Он наблюдает, как она начинает выламываться в стиле героини плохого детективного фильма.

— Я не разговариваю с дерьмом без адвоката. — Она поворачивается спиной.

— Ах-ах. — Он хватает ее сильными руками и швыряет на ближайший стул. — Способ не сработает. Я спрашиваю. Если вы ответите, то и до юриста дело дойдет. Если я не получаю ответа... — Он не договаривает и начинает вышагивать перед ней. Известно, что мистер Скамвей и вы убили Диану Талувера и других женщин. Расскажите мне об этом. — Он продолжает ходить вокруг нее.

— Это чушь. Я...

— Нет. Сидеть.

— Послушайте, вы не имеете права так поступать. Существуют правила. Я знаю мои права, и я...

Сможет ли он забыть когда-нибудь этот насмешливый голос?

— Вы не знаете золотого правила, леди. Вот оно: никаких правил. Ясно? Итак. У вас есть шанс. Не шевелиться! — Он сделал неуловимое движение и пригвоздил ее к стулу. — Вы признаете, что помогали убить Диану Талувера и других? Времени нет. Говорите. Да или нет?

— Вы ненормальный. Вы сдвинутый псих. Я никогда никого не убивала. А вы идиотский...

Серебристый предмет стреляет прямо в ее правый висок. Пуля задела ей руку. Показалась кровь. Какой-то шум. Он огляделся и поднял гильзу.

Теперь максимум внимания. Не расслабляться. Никаких посторонних мыслей. Либо сейчас ты сделаешь все, как надо, Джек, либо провалишься с треском. Он выбрасывает содержимое своего мешка на длинную белую софу. Внимание, черт возьми, не оставлять отпечатков.

Как не похож он стал на образцового бескомпромиссного полицейского, каким был пять лет назад. Джек взял несколько патронов и бросил их в один из ее карманов. Положил немного масла на корпию. Это для патронов маленького револьвера. Пусть ребята из следственного отдела поломают головы. Промасленную ветошь надо выбросить. Сунул пару патронов в магазин. Взял руку покойной и зажал мертвой хваткой рукоятку оружия. Левая рука Джека на спусковом крючке. Теперь снять предохранитель и спустить курок. Засунуть револьвер в баллистическую коробку и выстрелить второй пулей. Он поднимает гильзу и прячет ее в полиэтиленовый мешок. Шум не имеет значения.

Он укладывает руки и ноги Ники Додд нужным образом. Теперь она выглядит естественно. Для мертвеца. Не о чем беспокоиться. Действительно, выглядит отлично. Порядок. Ничего не забыто? Он сверяется с записями в служебном блокноте.

Ники со Скамвеем засекла накануне бригада наблюдения, работавшая с четырех до двенадцати ночи.

Не отвлекаться. Позаботиться об уликах. Следы пороха для следственной бригады. Корпию на патроны, чтобы подкинуть пищу для размышлений. Вроде хватит. Оружие должно выглядеть так, будто им выстрелила только раз сама покойная, прямо в голову. Перепроверить, забрал ли вторую пулю и гильзу от нее. Пока все хорошо.

Он не чувствовал себя ни палачом, ни суперменом. Не было ощущения правоты или неправоты. Если теперь ему уготована преисподняя, то это будет потом. Сейчас важно, осталось ли у него время. Эйхорд бросается в спальню хозяина наверстывать минуты, потерянные внизу с Ники. Теперь она подождет, никуда не денется. Да, Джек. Только проблема времени, других сейчас нет. Держать все под контролем. Ордер на обыск даст возможность войти. Он появится здесь с группой наблюдения. Не думать об этом. Сейчас поиски. Покопаемся в темном мире мистера Споды. Может, и наткнемся на пестики для колки льда, следы крови, какую-нибудь бросающую в дрожь мерзость. Надо найти инструменты, чтобы проникнуть в кабинет. Господи, да ведь есть же ключ! Он достает наиболее удавшийся экземпляр. Эта малышка должна подойти.

За сорок минут он прожил десять лет. Роясь в столе, нашел какую-то полуразвалившуюся книгу, перепоясанную широкими липкими полосами. Детективная история «Миранда против». Так, начало нас не интересует. Там в конце должна быть записка Миранды перед самоубийством. Вот она.

Назад, к пишущей машинке. Внимательно, медленно нажимая на клавиши, в час по чайной ложке, он печатает такую же записку от имени Ники Додд, оставив ее в машинке. Было бы здорово, если бы на клавиатуре нашлись следы Скамвея, тогда можно было бы сделать его подозреваемым. Эйхорд улыбнулся, хотя обстановка к этому не располагала. Резвиться сейчас не время.

Джек не узнавал себя. Это был совсем другой человек. Мистификатор-коп, способный подменить собой закон. Какой-то улыбающийся убийца. А, пропади все пропадом! Потому что иногда система правопорядка терпит крах.

Интересно. Когда они с Ники шли от двери, он пытался вспомнить, кого она ему напоминает. Развязная походка враскачку, не совместимая с движениями хорошо воспитанной женщины, странный взгляд. Теперь он вспомнил — на игроков в Вегасе — вот на кого она похожа. На игроков в казино Вегаса.

Подумай лучше об электрическом стуле, Джек-Потрошитель Эйхорд, волк-одиночка, борец за справедливость. О Боже! В ту секунду он чувствовал себя сумасшедшим Нахальным Джеком, который знает единственную расплату — красный поцелуй бритвы.

Бакхед-Спрингз

Донна рассказывала о брошюрах по воспитанию двухлетних детей, которые она хотела дать прочитать Джеку, и он пытался внимательно слушать. Но не мог избавиться от мыслей о событиях прошедшего дня. Ужасный утренний спектакль в Северном Бакхеде, главным участником и режиссером которого был он сам, затем отчет группы наблюдения и экспертов с места происшествия — всего этого было многовато для одного дня. И хотя каждый шаг и слово Эйхорда в этой истории, казалось, были продуманы, но что-то продолжало беспокоить его. Он чувствовал себя как мышь, с которой играет кошка: потряхивает, дает отбежать на минутку, а потом снова ловит. Откуда это чувство? Ведь, кажется, все сошло удачно.

Группу наблюдения прошлой ночью приставили охранять миссис Лаудер у мотеля «Старлайт». Затем допросили приходящую прислугу Алана Скамвея по поводу случившегося.

В полицейское отделение позвонил медик-эксперт, оттуда по радио связались с сотрудниками, оставшимися на месте происшествия. Один из парней сообщил Эйхорду, что покойная оказалась мужчиной. Он просто не мог поверить. Впрочем, это было шоком для всех. Пока следственная бригада склонялась к мысли, что если это и убийство, то Скамвей не имел к нему отношения. Нашли довольно много пороховой пыли. Предположили, что это могло быть самоубийство. Ники/Николас выстрелила себе в голову, оставив записку: «Мне очень жаль. Я так больше не могу».

Ужасный выстрел разнес ее/его мозги по всей гостиной.

Временами до Джека доносился голос Донны:

— ...сказала, что они имели наследника. Я не могу прочитать записи из лечебного центра. Очень хорошо, что девушки бывают там, ведь иногда доходит до того, что матери убивают собственных детей...

— ...Послушай, Эйхорд. — Толстого Дана, кажется, распирала очередная глупая шутка.

— Что?

— Ты знаешь, почему Алан и Ники жили вместе?

— Ну?

— Он не мог двигаться, дружок. Поэтому ему в спальне нужен был телевизор. — Громкий смех. Мозги величиной с горошину.

— ...в опасности домашнего воспитания. По поводу Джонатана она сказала, что совершенно естественно для...

Что произошло, когда Скамвей получил открытку от Дианы Талувера: «Прости, я не вернулась к тебе, но Бонни сказала, что ты постарался...»

Он пытался расшифровать смысл этих слов и одновременно слушать жену. Она пристально смотрела на него, поэтому ему пришлось глубокомысленно кивнуть.

— С другой стороны, — начал он, стараясь не попасть пальцем в небо, — тебе известна поговорка.

— Какая?

— Пожалеешь розгу — испортишь ребенка.

Спустя 9 дней

Наступило воскресенье. Донна взяла Джонатана в церковь. Она пробовала уговорить и Джека, но он упросил оставить его в покое. Работа.

— Сегодня же воскресенье, милый, — говорила она.

— Я знаю.

— Неужели ты должен работать в воскресенье?

— Нет выбора, Донна, извини, — солгал он.

— Мы будем скучать без тебя. Правда, мой дорогой мальчик?

Сын молчал. Он был одет в свой самый роскошный наряд.

— Будем мы скучать без папы?

— Нет, — твердо ответил ребенок.

— Вот, получите, — сказал Эйхорд. — Нет!

— Скажи «да», Джонатан. Скажи «да». Ты можешь сказать «да»?

— Нет.

— Пожалуйста.

— Нет, — приятно проворковал мальчик.

— Ну хорошо, — Донна повернулась к Джеку, — пойдешь с нами?

— Не могу, родная. — Он боялся, что голос выдаст его раздражение. Когда они вернутся из церкви, он подарит Джонатану кукольный домик и трех кукол, которых купил несколько дней назад. Втайне он сомневался в успехе и, боясь разочарования, откладывал вручение подарка со дня на день. Но больше ждать нельзя. Они должны постараться вытащить ребенка из темноты, которая держала его.

Посещение церкви стало для Донны испытанием.

— Джонатан вел себя отвратительно, — рассказывала она. Ей пришлось забрать его из детской комнаты, где за ним присматривала женщина во время службы. Донне едва удалось успокоить его.

— Ты был плохим мальчиком в церкви? — спросил Джек.

— Нет! Нет! Нет! Нет! — Дикий рев во весь голос.

Когда он затих, они слегка перекусили, а потом все втроем уселись на пол и стали играть в куклы. Это мама и папа. Они очень любят друг друга. Бог дал им маленького сыночка Джонатана. Больше всего на свете они любят его. Они живут вместе в доме, недалеко от дороги. И так далее...

Около шести часов вечера Донна вошла в гостиную, где Джек скучал перед телевизором. Она рыдала.

— Что с тобой, ангел мой? — Он стал подниматься с кресла, и застыл при виде ужаса на ее лице. Она показала ему то, что держала в руках.

— Он... Он бросил их мне.

Это были кукла-папа и кукла-мама. Без голов. Подумаешь, детское любопытство, не велика важность, он просто маленький. Все они хотят знать, что там внутри.

Джек просидел этим вечером над своими бумагами почти до восьми часов под предлогом срочности работы. Потом вышел из дома и позвонил доктору Джери по междугородному. Он рассказал ему про вечерний инцидент с Джонатаном.

Доу Джери сказал:

— Джек, друг мой, тебе не кажется, что ты раздуваешь из мухи слона? Двухлетний ребенок не может целенаправленно достать фотографию из рамки. У него еще недостаточно развита координация движений. Ты не думаешь, что...

— Док, все не так. Он разбил стекло и вытащил эту фотографию. Он ударил ее об пол, стекло разбилось, потом просунул руку в груду стекол и достал фотографию. Я видел, как он рвал ее. Я видел его глаза. Он никогда не был похож на других детей.

— Он вырастет, Джек. Они все такие.

— Он оторвал головы у кукол, которые были родителями в его представлении. Он ненавидит нас.

— Не говори глупостей! — Доу потратил еще десять минут, использовав все свое красноречие, чтобы уверить Джека Эйхорда, что с Джонатаном все будет хорошо. Только надо работать. В конце концов, ребенок психически нормален, а это главное. Просто надо работать с ним.

Наконец Джек простился с Доу, извиняясь, расточая благодарности и сконфуженно смеясь. Но когда он повесил трубку, ему было не до смеха. Он чувствовал какой-то тоскливый страх, худшее, что он когда-либо испытывал. Его терзала одна мысль. Он старательно гнал ее от себя, но это ему не удавалось, ибо подтверждались его самые худшие опасения. От этого ужаса невозможно было избавиться.

Угнетенный своими мыслями, он вернулся домой. Ему было ясно, что если он не избавится от постоянного страха за свою семью, для него это плохо кончится. Он чувствовал себя как человек, который сбрасывает с себя пуховое одеяло жаркой летней ночью, а наутро просыпается в поту, накрытый все тем же одеялом.

Ночью Эйхорду приснился ужасный сон. Он видел официальный бланк, начинающийся словами: «Несчастный случай — самоубийство — убийство». И дальше: «Причина смерти — расследуется».

Спустя 16 дней

Они были в постели.

— Славненький мой цыпленочек, — с нежностью сказал он, сидя рядом и похлопывая ее по ноге.

Ребенок спал, дав им отсрочку.

— Как мне хорошо с тобой. — Она взяла его сильную руку и стала целовать крепкие пальцы с большими суставами.

— И мне тоже, — ответил он.

— У тебя что-нибудь не ладится?

— Да нет, в общем все в порядке.

— Но я же вижу.

— Просто паршивое настроение.

— Я знаю тебя слишком хорошо, мой дорогой. Расскажи мне, что тебя мучает.

— Не волнуйся, малыш, я и правда в порядке.

— Мне кажется, что у тебя какие-то неприятности на работе, — сказала она. — Я всегда беспокоюсь за тебя. И сейчас ты выглядишь очень озабоченным и издерганным, даже подавленным, я бы сказала. Это просто настроение? У меня нет причин переживать?

— Нет. — Он наклонился и нежно поцеловал ее.

— Надеюсь, вы не совершили ничего безрассудного, господин офицер? — облегченно перешла она на шутливый тон. — Или чего-нибудь ужасно героического? Я замираю от страха, ожидая вашего ответа.

— Ничего страшного, детка. Как любит говорить Стен Лаурел, я не дурак Харди.

— Надеюсь.

— Ты ведешь себя как Мел Брукс.

— Да, но Мел Брукс едва ли способна на такое, — сказала она, притянув его к себе и делая что-то поистине удивительное с его ртом, глазами, ушами и лицом своим горячим языком. Шелковый халат распахнулся, и он увидел, во что она одета. Восхитительное нечто из рекламного каталога, о котором она прожужжала ему все уши. Вот это да! Просто райское зрелище! Он коснулся ее, она немного отодвинулась и дала ему взглянуть на свою совершенную грудь, ставшую еще прекраснее под нежными кружевами. Сквозь тонкое прикрытие он видел возбужденные набухшие соски и услышал самые изумительные слова:

— Я хочу тебя, Джек.

Но и потом Донна не оставила его одного. Немного отдохнув, она снова начала заигрывать с ним. Ласкала, едва касаясь пальцами. Он тоже не оставался в долгу.

— Я хочу еще, — прошептала она возбужденно.

— Ты слишком многого ждешь от мертвого мужчины, — ответил он.

Но она знала, как воспламенить его, и он вновь оказался на высоте положения.

Изнемогший и расслабленный, он пытался заблокировать свой мозг от тревожных мыслей, но два слова всплыли в голове прежде, чем он успел сделать это. Два ужасных, кровавых слова, которым нечего было делать в их спальне. «Входное отверстие» — увидел он мысленным взором, а следом отчетливо возникла памятка, которую он реконструировал каждый раз, когда начинал осмысливать свои действия в тот кошмарный день.

Входное/выходное отверстие

Скрытые следы

Баллистика

Волосы и ткани

Свидетельские показания

Мотив и ниже еще две дюжины пунктов, каждый из которых мог оказаться затянутым болотной ряской омутом. Не успеешь и охнуть, как темная вода сомкнется над твоей головой...

Сколько раз ему еще суждено мысленно пройти через ужас этого дня? Снова сидеть в машине, наблюдать за отъездом Скамвея, стучать в большую, богато украшенную дверь и прислушиваться к каждому звуку внутри. Проникать в дом, ставить имя на записке самоубийцы, заряжать револьвер. Устанавливать нужный угол, нажимать на курок. Проверять кровь на одежде, прятать баллистическую коробку в полиэтиленовый мешок, зажимать тощие пальцы вокруг рукоятки револьвера. Оставлять следы на записке, на ходу сверяться со своей памяткой. Вспоминать, что надо забыть, а что — помнить. Думать о положении мертвого тела, о возможных свидетелях. Что за идиотские мысли лезут в голову!

Прошло больше трех недель с тех пор, как Диана Талувера стала, по-видимому, новой жертвой убийцы. Каждый день Джек изводил службу окружного прокурора звонками по поводу ареста Скамвея, но каждый раз получал отказ.

— О чем задумался? — В спальню вошла Донна с тюрбаном из полотенца на голове.

— Ерунда, — ответил он. — Я только что думал о транссексуале, которого пристрелили пару недель назад.

Он прикрыл глаза, и через несколько минут даже впал в забытье, но вдруг опять ему пригрезилась открытая на балкон дверь номера в отеле Вегаса и представилось, что звуки его дома — это шум кондиционера, хлопанье дверей и выкрики радио, изводившие его тогда. Ники, мужчина, жил здесь с Артуром Сподой в роли возлюбленной. Пара убийц. Каждый изуродован по-своему. Это он мелькнул на белых высоких каблуках и метнулся к телефону в далеком прошлом.

Потом в его видении возникла служащая из отеля Невады, которая рассказывала ему, как в одно из ее дежурств она занималась включением церковных служащих в желтые списки дирекции. Видимо, священники не должны проводить время в казино.

Спода/Скамвей и его вывернутая любовница чувствовали себя там как дома, сделав его болезнь своим щитом.

Потом Джеку привиделись слова, кровавые слова из «Журнала возмездия» и его собственное описание маньяка из Южного Блайтвилла:

«...в Нью-Мехико его также называли — Джей Баптиста, Баптист. Он был уверен, что получал силу, съедая груди и пенисы жертв, особенно детей; Часть ритуала состояла в извлечении глаз, экскрементов и...»

— О чем ты задумался, Джек? — спрашивала Донна.

«Что ей ответить? Зачем ей знать, что я вспоминаю об израненных и замученных детях, и мне страшно от мысли, что мой отчаянный поступок поставил меня на одну доску с этими маньяками».

27 дней спустя — Маунт-Олайв

— Джинкс, я первый раз вижу в женской сумке такой бардак. Найди мне авторучку, — говорила проститутка с кривыми зубами.

— Ты дашь мне передохнуть наконец хоть пять секунд? — спросила другая, накручивая телефонный диск. — Поищи сама, если так торопишься.

— Футляр для очков, кошелек, блокнот, губная помада, ножик, о Господи! Лак для волос, пудра, дезодоранты, тампоны, косметичка, еще помада. Какое-то мерзкое крысиное гнездо, а не сумка.

Ее подруга между тем дозвонилась.

— Это Джинкс, — улыбнулась она в трубку. — Как дела? — Она выслушала ответ. — Хорошо... Бренди, — бросила она через плечо подруге, — принеси мою сумочку. Поскорее.

Проститутка с кривыми зубами влезла в туфли на шпильке и щелкнула застежкой ридикюля. Джинкс шарила в своей сумочке.

— Ты нашла мою ручку? А, вот она. Наконец-то. Записываю. Ну, мы пошли, — сказала она собеседнику на другом конце провода и положила трубку. Затем снова открыла свою сумочку. — Мятные таблетки, кошелек с мелочью, шарф от дождя, лосьон для рук, ключи. Аспирин, косметические салфетки. Ты мне все тут перемешала, не найдешь ничего.

Блестящий, с иголочки, автомобиль курсировал по улицам Маунт-Олайв, района, пользующегося дурной славой. Здесь можно было найти все, что угодно, любые товары, которые не предлагают в обычных продуктовых и промтоварных магазинах. Тут торговали наркотиками, ворованными вещами, продуктами с истекшим сроком годности, крадеными лазерными дисками, китайским фарфором. Были бы деньги, и можно купить или, по крайней мере, заказать любой товар. А также проститутку на ночь на свой вкус.

Джинкс и Бренди вышли на улицу, сплетничая, хихикая и заигрывая с заезжей деревенщиной, в то время как машина медленно проезжала мимо бара.

Одна ему приглянулась. Он еще больше замедлил ход, быстро развернулся и проехал еще раз. Остановился. Опустил стекло и выглянул, чтобы они увидели его красивое лицо.

— Эй, милашка, — позвал он.

Подошли обе.

— Привет. Хочешь развлечься? — спросили кривые зубы.

Он не удостоил ее взглядом и обратился к напарнице.

— Привет, блондиночка. Сколько?

— Хочешь, чтоб я составила тебе компанию? — спросила она, с подозрением заглядывая в окно.

Он улыбнулся мерзкой продажной твари и сказал:

— Да, беби, так сколько?

— А сколько бы ты дал?

— Я подумаю, — ответил он, быстро отодвигаясь внутрь машины и меняя намерение: кривозубая подружка слишком пристально разглядывала его. Хотя в парике и при слабом свете он был неузнаваем, но все же слишком много людей знали его лицо.

— Вот спасибо, — сказала та, которую звали Джинкс, одергивая короткую юбчонку и нагло охотясь за ним, пока он отъезжал. Но поняв, что он передумал окончательно, крикнула вслед: — Паршивый дешевый педераст!

Ему приглянулась еще одна, без компании. Она шла довольно быстро и была молода, но с ней оказалось непросто заговорить. Очень коротко, на ходу, она ответила:

— Да, но здесь, на месте.

Кто были эти ночные бабочки? Домашние хозяйки, надувающие по выходным своих уехавших муженьков, девочки из колледжа. Одна ночь в любом варианте. Называешь цену и получаешь все, даже мальчика или двух.

— Привет, — сказал он.

— Привет, — на губах улыбка, одновременно близкая и далекая.

— Послушай. Я сейчас один и... ты понимаешь?

— Ты меня приглашаешь?

Он с облегчением вздохнул:

— Конечно. Сколько?

— Смотря чем тебе нравится заниматься.

— Вообще-то я предпочитаю разглядывать свою коллекцию эстампов. Но сейчас, пожалуй, лучше оказаться в постели и сплясать горизонтальную мамбу. Пообниматься, побрыкаться, трахнуться.

Девушка рассмеялась и открыла дверцу, разглядывая его в слабом свете автомобильной лампочки.

Он тепло улыбнулся:

— Садись.

Она села, но дверцу оставила открытой.

— Шестьдесят в рот тебя устроит? — Он вытащил деньги, но она покачала головой:

— За это сто. Я столько стою.

Он согласился:

— Я не сомневаюсь, — и выложил деньги.

Когда она заговорила, он посмотрел на ее зубы, и она напомнила ему ту, с кривыми клыками, минуту назад. Неужели у всех шлюх отвратительные зубы?

— Как тебя зовут, дорогой? Меня Таня.

Таня была молода, длиннонога, с развитым бюстом. Стройная и очень привлекательная. Ее портили только зубы.

— Таня. Какое красивое имя, — сказал он. — А меня Эр-Джи.

— Привет, Эр-Джи.

Привет, безмозглая, наглая сучка. Он наконец понял, что подспудно болело в нем, когда он разговаривал с этими шлюхами, этими потаскухами с кривыми зубами, этими вонючими подстилками. Ники нет и никогда больше не будет.

«Я заплачу им за то, что они сделали с тобой, детка», — подумал он и сказал:

— Твое лицо напоминает мне кого-то.

— Правда? Многие говорили мне, что я похожа на одну из телеведущих, Донну Миллз.

— Да. Ты выглядишь точно, как Донна Миллз. — «Ты больше похожа на генерала Миллза, глупая шлюха», — подумал он.

— В паре кварталов отсюда есть отличное местечко, — сказала Таня. У нее был маленький слабый подбородок, который, несколько увеличиваясь при улыбке, делал ее почти хорошенькой, но только до тех пор, пока не обнажались зубы. «Иногда женский рот становится привлекательнее из-за небольшого дефекта, более открытым, проницаемым и доступным. Более уязвимым», — подумал он в соответствии со своей логикой убийцы.

— Нет, — отклонил он ее предложение, — я живу в шести кварталах отсюда. Можем поехать ко мне. Мы примем душ или ванну, как захочешь. Станем чистыми и красивыми.

Она отрицательно качнула головой:

— Я знаю замечательную темную улочку. Заверни за угол и вверх. — Она потянулась за деньгами, спрятала их и захлопнула дверцу машины.

Он завел мотор и тронулся:

— Едем ко мне, милочка.

— Я не езжу в частные дома, Эр-Джи. Давай просто завернем за угол и замечательно проведем время. Идет, красавчик?

Он продолжал ехать прямо, мягко ее уговаривая и обворожительно улыбаясь.

На ней была надета очень короткая мини-юбка из грубой бумажной ткани и блузка с низким вырезом каре, Он протянул правую руку, и его пальцы легли на внутреннюю сторону ее левого бедра.

— Эй, — ее громкий голос раздражал его, — я же просила тебя повернуть за угол. Поезжай же. Остановимся там, в тени, и я доставлю тебе удовольствие, милый.

Не спрашивая разрешения, она нажала кнопку воспроизведения на передней панели приемника. Поднялась антенна, и в машине зазвучала музыка.

— Что за ерунду передают, — сказала она, переключая радиостанции, и наконец поймала рок-музыку. Громкие звуки рванулись из усилителей, и она сразу задвигалась на сиденье в такт. — То, что надо.

Он настолько взбесился, что больше ждать не стал, а просто повернулся и с размаху ударил ее кулаком по голове. Потом еще раз. Потянулся, подтащил ближе. Сила разливалась по всем мускулам его тела. Он достал из сумки металлический предмет и вонзил в ее ухо, другой рукой возбуждая себя, не замечая, что в машине горит свет, — он даже забыл, что не выключил мотор. Наконец он извергся рядом с безжизненным телом. Мерзкая дрянь, грязная сука, шлюха, проститутка... Его брюки намокли впереди, горячее семя разлилось по сиденью. Но он продолжал гореть желанием. Ему хотелось забрать тело домой и долго терзать его, прежде чем выбросить прочь.

Бакхедское управление

Целыми сутками Эйхорд разбирался с цифрами, имеющими отношение к Скамвею, — распечатки ЭВМ, телефонные номера, факсы, расчеты времени, начиная с последнего убийства Мороженщика. Его тревожило то, что этот пройдоха мог исчезать из своего «бьюика» незамеченным, беспокоили его таинственные источники средств к существованию, постоянные перемещения из одного района в другой, наличие двух больших лестниц, оборудованных для инвалидной коляски, по обеим сторонам местного представительства фирмы, которое занимало 4,5 акра в деловой части Бакхеда. У него был свободный Доступ к большому количеству машин, грузовиков, фургонов, и уследить за ним было трудно. Он не всегда ночевал дома и отсутствовал в офисе два-три раза в неделю, иногда с утра и до закрытия.

Четыре недели в городе было тихо. Ни новых убийств, ни заявлений о пропаже людей. Поэтому дело Споды-Скамвея оставалось только замусоренным, набитым бумагой ящиком. Расследование, над которым Джек Эйхорд ломал голову, не продвигалось.

Когда его вызвали тем утром из кафе напротив к телефону, он сразу ощутил онемение в левой руке и плече, почувствовав всеми фибрами, что этот звонок несет что-то важное. Дежурный из Маунт-Олайв с другого конца провода извергал в телефонную трубку слова, налитые отравой, сотнями кинжалов вонзающиеся через пальцы, сжимавшие вонючую, прокуренную трубку, в кисть, руку и плечо.

— Какие-то ребята нашли коробку в парке Маунт-Олайв, — сказал дежурный. — Внутри голова женщины с колотыми ранами. Похоже снова на пестик для колки льда.

Эйхорд съездил туда, осмотрел страшную находку и вернулся. Сел за стол и погрузился в раздумья, поджидая Дана и Монроя. Не дергайся, говорил он себе. Будь осмотрительным. Впрочем, следствие по делу самоубийцы Ники доказывало, что он был достаточно осмотрительным.

Дело Хоут — Грэхем — Леннон было сейчас главным, и служебный стол Эйхорда превратился в настоящий центр расследования, куда стекались все сведения. С левой стороны в ящике размером 34,5 дюйма и весом 39 фунтов лежали основные документы, присланные из Амарилло. Здесь же были материалы по делу Ники Додд («хорошо сложенный мужчина...»). В связи с сегодняшним сообщением эта кипа бумаг в ближайшее время должна была еще увеличиться.

Остальная часть стола Джека, настенные полки, стулья были забиты второстепенными бумагами по расследованию, которым «руководил особый агент Джек Эйхорд» по заданию сил правопорядка. Дополнительные материалы висели на стенах в коричневых кожаных папках с надписями: «Спода», «Второстепенные подозреваемые», «Норвегия», «Невада», «Лас-Вегас», «Диана Талувера», «Главные подозреваемые», «Рука Христа».

Но главным в этой иерархии ценностей собранных документов был видавший виды кейс, открытый, напичканный бумагами, представлявшими собой квинтэссенцию детективной деятельности последних месяцев Джека Эйхорда. Сверху он прилепил белый кусок картона, на котором выписал итоги проделанной работы. Среди пунктов были: Физиологическая/моторная смерть; велосипед? (лаборатория определила отпечаток узкой шины у дома Грэхем как след иностранного велосипеда); туманные свидетельства прошлого Скамвея (старая автомобильная авария, Норвегия, переезд в Англию, отсутствие документальных доказательств пребывания на острове; в каталогах Интерпола и Скотланд-Ярда не значится); Бетти Байлос: Поездки недоразвитого брата Фрейдрихса (отношения, медицина). А в одном месте было просто написано: «Кто мог оказаться таким умным?»

Некоторое время назад, в тот момент, когда Эйхорд пытался пробиться через заумь справочника по психиатрии, ему позвонил сотрудник окружной прокуратуры. Джек предложил ему тогда:

— Если убийца оставляет на месте происшествия сперму, почему бы это не использовать? Мы платим проститутке, чтобы получить пробу спермы подозреваемого, сравниваем результаты, потом... — Об этом он сейчас и вспомнил. А вдруг погибшая — Бетти Байлос, случайно работавшая в Маунт-Олайв? Интересное могло бы получиться совпадение.

Он собирался снова присмотреться к Кейту Фрейдрихсу. Красивый калека. И настоящий сгусток ненависти. Интересно, он не совладелец универмага в Ньютауне? Куда игрок вкладывает свои средства? И недоразвитый брат... Для ловкого опытного преступника — огромное удовольствие спланировать операцию без сучка и задоринки. А что, если он настолько умен, чтобы переехать в город, где живет прикованный к креслу человек с инициалами Артура Споды со своей прекрасной подругой? Нет, стоп, это уже из области фантастики.

Женщина в церкви говорила о «высокой даме, с которой уходила Тина Хоут». Похоже на личного секретаря Скамвея. Ники же занималась Дианой Талувера. А потом кресло оказалось велосипедом, значит, остальных женщин убил кто-то другой?

В голове Джека мелькают разные предположения, но тут звонит телефон. Наверное, это Дан хочет пожаловаться, что ребята устали или что-нибудь в этом духе. Он поднимает трубку, но слышит лишь жужжание. Затем робкое:

— Джек? Вы слышите меня?

— Док? — Эйхорд обращался так ко всем врачам, которые ему нравились.

— Уолли Тулар из Сент-Луиса. Вы меня помните?

Дополнительная гнусность. За пять минут Эйхорд получил очередную солидную порцию яда в кисть, руку и ухо. Сведения Тулара о Споде укрепили Эйхорда в его убеждении, что Эл Скамвей и Артур Спода — одно и то же лицо, но не прибавили фактов и доказательств.

Через несколько минут — другой звонок. Женский голос сказал:

— Джек, это Эми из Лас-Вегаса.

Кто такая эта Эми? Может быть, распорядитель зала, и он расспрашивал ее? — Извините, я не расслышал вашего имени. Она повторила, но он все равно не понял и сказал:

— Слушаю вас.

— Джек, вы можете подождать у телефона? Тут для вас есть сообщение.

— Конечно. — Щелк. Общий шум. Щелк. Прорвались неясные звуки, посторонние разговоры.

— Джек, вы еще здесь?

— Разумеется. — Эта женщина могла быть кем угодно. Может быть, из газеты Вегаса? Он суеверно скрестил пальцы.

— Здравствуйте. Это Джек Эйхорд?

Господи, а это еще кто?

— Да.

— Добрый день, Джек. Я работаю на «Супертехиндастри» в Лас-Вегасе. Мои поздравления. Вы только что выиграли приз, который оценивается тысячами долларов. Я должен проверить ваш призовой номер, Джек. Вы можете прочитать мне данные вашей кредитной карточки?

— Вы позвонили офицеру полиции. Я не отношусь к бездельникам.

— Но это поощрение...

Он повесил трубку. Если бы он не был так занят, то перепроверил бы этот звонок, сообщив ребятам из Главного управления. Но сейчас это могло подождать. Скопилось слишком много разрозненных данных, которые надо было как-то слепить.

Опять звонок, третий подряд.

— Дайте мне Великого Джека.

Наверняка это толстяк опять валяет дурака.

— Эйхорд слушает.

— Я в отделе оборудования, — конечно, это Дан, — мне кажется, я кое-что раскопал. За главного подозреваемого кубок виски в награду. Знаешь, кто владелец универмага? Скамвей Бьюик. Служащий говорит, что он приезжал и собирался покупать пишущие машинки. Якобы заново оснащает ими свой офис. Он печатал на одной из них. Этот парень помнит его кресло и его физиономию. Он сказал, что покупатели обычно печатают пробы и берут их домой посоветоваться, какую выбрать машинку. Ну, я и спросил его, брал ли Скамвей свой образец домой. «Да, — ответил служащий. — Он печатал на куске бумаги и вроде положил его в карман». Еще он помнит некоторые замечания Скамвея насчет пишущих машинок. Его интересовали внешнее оформление, запчасти. И после этого он печатал еще. Теперь, Джек, слушай внимательно. Он засунул другой лист бумаги в машинку и напечатал несколько слов. Служащий помнит, что лист был странным, не тем, что в первый раз. Ему показалось, что это был конверт. Но он не уверен. Потом я спрашиваю его: «Вы меняли ленту с тех пор?» Он говорит, нет. Я ухватился за это. Ее точно не снимали с машинки? Абсолютно. Ну вот. Так я пошел с ней в лабораторию?

— Дан, ты просто ас! Отлично сработано! Береги ленту как зеницу ока.

— Считай, что она уже у тебя.

Было 11.10 утра. Это был час, когда Эйхорд наконец узнал, где «рука Христа» напечатала статью. Она нашлась на единожды использованном куске ленты пишущей машинки. Между «быстраякоричневаялисица» и «теперьвремядлявсехнастоящихмужчин». Именно между этими фразами с откровенной наглостью: Грязные шлюхи должны умереть...

Он заранее кипел от злости, представляя, как окружной прокурор говорит ему:

— Закрой ты это дело, Джек. Мне не нужно твое неопределенное машинное дерьмо в качестве доказательства.

Этот негодяй Скамвей на выходил из головы. Джек решил вершить правосудие сам. Хватит заниматься машинками, педерастами, одетыми в женское платье, креслами под поганой задницей. Все. Ты играешь — ты платишь, подонок.

Медицинский центр Бакхеда

Насилие претило Эйхорду. Он верил в действенность убеждения, но этот случай что-то изменил в нем, что — он не смог бы выразить. Он убил, чтобы остановить насилие, и потерпел неудачу. Опять погибла женщина. Обезглавлена психически больным человеком, который опять оказался неуязвимым.

Они ехали в Медицинский центр. Джеку Эйхорду казалось, что в этот момент он ненавидит доктора Найлса Лихнеса чуть ли не больше, чем убийцу Скамвея/Споду. Он попытался представить их вместе — доктора и пациента — на скамье подсудимых. Ему легко удалось это.

Внешность психиатра Лихнеса была почти пародийной. Утонченные ван-дейковские черты лица, на кончике носа еле держатся старушечьи очки. Он манерничает и жеманится. И при всей своей внешней безобидности косвенно опасен.

Внутренним взором Эйхорд видит, как он сидит за своим большим столом в очках на кончике аристократического носа и кивает в ответ на излияния убийцы. Он лечил Споду конфиденциальностью исповедальни священника. Но завесы тайны больше нет.

И сейчас они ехали к Лихнесу. Джек и Монрой сидели на переднем сиденье машины, толстый Дан сзади вульгарно комментировал физические особенности каждой женщины, которая проходила мимо. У Джека сложилось впечатление, что вокруг них разгуливает бесконечный поток прелестных куколок.

— О черт, посмотри туда, — сказал Дан, — проклятье! Этим докторишкам доступно все. Господи, меня бы устроила даже небольшая часть тела. Представляешь, быть таким скромненьким гинекологом. Положите ваши ножки в эти хомутики, дорогая, я должен проверить ваши внутренности.

— По-моему, в последнее время нам всем хватает женских внутренностей. Еще пять минут, — Эйхорд взглянул на часы, — и новоявленный Зигмунд Фрейд раскроет нам тайны психики своего подопечного.

— Эй, Эйхорд, когда ты был в Вегасе, ты их видел?

— Кого?

— Ну, этих... Зигмунда и Фрейда, укротителей львов.

— Полуграмотный осел, — с отвращением сказал Монрой.

Они остановились и вышли из машины.

— Идем! Назад дороги нет.

Они подошли к входной двери, которую в это время закрывала молодая секретарша.

— Доктор Лихнес еще на месте?

— Да, — ответила она, глядя на их полицейские значки, — но у него пациентка, а после этого еще дела, так что сегодня...

— Все в порядке. Мы не собираемся отвлекать его больше, чем на полминуты, но обязаны задать ему один вопрос. Вот что, милочка. Впусти нас и запри дверь. Мы не будем входить в кабинет и поговорим с ним через дверь, так что не помешаем пациентке.

— Хорошо... — Она удивленно подняла брови, взглянув на часы.

Эйхорд дружелюбно улыбнулся, она пожала плечами и впустила их, заперев дверь снаружи. В конце концов, они были полицейскими.

Они разметали приемную доктора сноровисто и молча буквально за две минуты. Ничего не нашли. Это была большая комната с документами, на обыск которой возлагались некоторые надежды. Но оказалось, что в ней хранились журналы регистрации, платежные отчеты, бюллетени, старые книги и ничего с ярлыком «Спода» или «Скамвей».

На очереди были личный кабинет Лихнеса и его компьютер. Проблеск надежды появился, когда они вытряхнули корзину для мусора. В ней нашелся конверт с подписью Алана Скамвея, именем и адресом другого врача. Джек переписал данные в записную книжку, и они сели ждать конца приема.

Эйхорд решил не терять времени даром и стал просматривать публикации на медицинские темы. Он вычитал, что скрытые шизоиды любят окружать себя причудливыми предметами. Что им свойственна эксцентричность, что они имеют превратные представления о социальных ценностях, могут представлять опасность и быть агрессивными. И только он зацепился за интересный случай, как дверь открылась и появилась пациентка, за которой следовал доктор Лихнес. Он очень удивился, обнаружив в своей приемной примерно 750 фунтов полицейских.

Когда женщина вышла, он поинтересовался, что они тут делают. Эйхорд запер выходную дверь, и три копа втолкнули доктора в его личный кабинет.

— Мне не нравятся ваши методы, — официальным тоном заявил Лихнес, — я не потерплю подобного поведения. Мне...

— Послушайте меня. Внимательно. Была убита женщина. Предположительно это работа одного из ваших пациентов. Я хочу знать все, что вы можете рассказать мне про Алана Скамвея, и прямо сейчас.

— Вот как! Вы пожалеете, если будете разговаривать со мной угрожающим тоном. Я не шучу. — Доктор потянулся к телефону. — Посмотрим, что скажет ваш...

Но Эйхорд нажал на рычаг и бросил аппарат через комнату, где он упал на кожаную кушетку.

— Я лишу вас значков, — пригрозил доктор Лихнес.

Монрой Тукер схватил его за лацканы пиджака, приподнял над полом и легонько ударил об обитую шелком стену. Очки доктора свалились, он начал кричать и проклинать детективов. Эйхорд незаметно кивнул Монрою, тот поставил Лихнеса на ноги, а Джек вернул ему очки.

— Не исходи дерьмом, Найлс. Молчи и слушай. Когда я оставлю этот кабинет, я буду иметь о Скамвее все. Я найду способ. Но если нам придется из тебя эти сведения вытряхивать, я тебе не завидую.

Он буквально читал слова угрозы, готовые сорваться с губ врача: возбудить судебное дело, разоблачить, пожаловаться и так далее.

— Монрой, — окликнул Джек огромную черную фигуру. — Если он скажет еще одно слово о том, что собирается сделать с нами: позвонит адвокату, позвонит в полицию, позвонит мамочке или в Американскую ассоциацию врачей, я хочу, чтоб ты стукнул его. Легонько. Потом мы разгромим кабинет. А когда он заведет судебный процесс или сделает еще что-нибудь этакое, пусть твои ребята утопят эту вонючую маленькую клизму в выгребной яме.

— С превеликим удовольствием. — Монрой зажал субтильного доктора в углу.

— Говори, черт возьми! — заорал Эйхорд.

— Что вы конкретно хотите знать? Пожалуйста, не делайте мне больно.

Эйхорд снова кивнул Тукеру, чтобы тот ослабил свою хватку.

— Где документы Скамвея? — Доктор показал. — Возьмите их.

Лихнес достал занумерованную толстую папку с именем Скамвея.

— А как насчет магнитофонных записей?

Доктор выглядел заторможенным, и Эйхорд повторил, перелистывая документы:

— Вы делаете магнитофонные записи?

— Нет.

— Вы вообще не пользуетесь техникой в процессе общения с пациентами?

— Я давно лечу Алана, — сказал доктор, будто это служило ответом на вопрос.

Эйхорд молча читал. Две последние страницы были бланками с грифом «Резюме». Оно начиналось кратким описанием личности по имени Алан Скамвей, его жизненных вех, коэффициента интеллекта и других отличительных черт. Затем шли чисто врачебные характеристики.

"Фиксация преступлений: не зарегистрировано.

Агрессивность: постоянно в состоянии войны, самонадеянный.

Состояние сознания: тревожное. Исполненное страха.

Внезапные порывы: стремление уйти от действительности. Живет в придуманном мире собственных ценностей. Искусственно сдерживается потворством его желаниям. Раздражен из-за неспособности пользоваться ногами. Категорически против того, что нет необходимости по медицинским показаниям быть прикованным к креслу.

Возможные тенденции: хроническая истерия.

Эмоциональное состояние: маньяк.

Навязчивые идеи: одержимость зрительными стимуляторами (живопись и графика в стиле деко), слуховыми стимуляторами (ансамбли 30-х годов).

Шизоидные характеристики: друзей нет. Преднамеренное высокомерие в отношениях с женщинами осознает как нормальное состояние.

Параноидальные характеристики: подозрителен.

Варианты секса: предпочтение оральному сексу. Настойчивость в сексуальном общении только с женщинами, проявляющими подчеркнутую степень того, что он определяет как «уязвимость» (возможно, детские воспоминания?). Сильная скрытая гомосексуальность. Предрасположенность к общению с низшими в его понимании индивидуумами.

Антисоциальные тенденции: очень опасен.

Эпилептоидные характеристики: жестокость, взрывной темперамент. Маниакальные тенденции: деструктивные желания, разрушительные фантазии.

Шизофренические тенденции: паранойя.

Физический диагноз: застарелое повреждение спины излечено, паралич ног — психосоматический. Объект нуждается в амбулаторной реабилитирующей терапии атрофированной мускулатуры.

Психиатрический диагноз: индифферентный психопат. Потенциальное поведение: крайне опасен, агрессивен, антисоциален, с высокой способностью к насилию. Должен содержаться в лечебном заведении".

У Эйхорда тряслись руки:

— Вы безмозглый идиот! Почему вы молчали об этом? — Мужчина только смотрел на него. — Разве вы не понимаете, что имеете дело с убийцей? Что вы оказались соучастником убийств? Что, черт бы вас побрал, случилось с вами?

— Но я... я вылечил его, — смиренно сказал доктор.

— Вы, что?

— Да, посмотрите данные, — он немного воспрянул духом и похвастался, — я вылечил его. Сумел переубедить. Заставил поверить, что он сумеет ходить, что со временем сможет оставить кресло и встать на ноги. Потом, продолжая лечение, я восстановлю его умственный и эмоциональный баланс. Сделаю из него полноценную личность. Он великолепный пример возможностей современной медицины! Неужели это непонятно? — Доктор потер грудь. — Этот человек сделал мне больно, — тихо, но с угрозой сказал он.

Эйхорд машинально вертел в руках калькулятор на столе доктора. Внезапно до него дошло значение его слов.

— Господи! Этот законченный идиот даже не понимает, что натворил! Это же вы помогли убийце встать на ноги. Вам удалось просто замечательно вылечить его. Может быть, вы знаете и как вернуть жизнь женщине по имени Хитер? Я просто не могу поверить. Вы выпустили на улицы убийцу-маньяка. Подарили ему ноги и возможность снова убивать. Есть чем гордиться, ослиная вы жопа.

Джек овладел собой и сменил тему.

— Где справочник по психиатрии, том второй? — Он листал страницы. Читал стоя, забывая вздохнуть. Дан, Монрой и доктор Лихнес тоже были забыты.

Слова выглядели как иностранные, но несмотря на это, он успел перелопатить уйму информации. Эйхорд пытался проанализировать известные ему симптомы изменения психического состояния Скамвея, стараясь перевести словесных уродцев типа «псевдоневрологический» и «ипохондрический» в слова, доступные копу вроде него, но медицинская терминология прятала суть под толстым слоем астазий-абазхииакинезий и прочих -зий. Эти чертовы академики предпочитают употреблять слова «преходящий» и «этиологический» вместо «временный» и «причинный», лишь бы читатель ничего не понял.

В последний раз предупредив врача о последствиях его нескромности, мужчины вернулись к машине и отправились в управление.

— Все забыто, мальчики. Мы никуда сегодня не выезжали, не так ли? — сказал Монрой. — Довольно противная белая вошь. — Он тихо рассмеялся.

— Я думаю, он раскололся потому, что на него сильно подействовала твоя щетина, — сказал Дан, — те клочки про-о-тивной черной щетины, которые вылезают на твоих щеках. Очень жутко для белого человека, поскольку у нас не растет подобная дрянь.

— Ты, кажется, хочешь, чтобы противная черная нога прошибла тебе челюсть и вышла из толстого зада, жирный коротышка.

— Мон-рой, — сказал толстый Дан, — можно, я отрежу тебе кое-что?

Но огромному детективу надоела перепалка, и он обратился к Эйхорду:

— Переживаешь, что этот автомобильный подонок выглядел приличным человеком и ввел тебя в заблуждение?

— Да.

— Брось. Мы втопчем его поганый член в грязь.

Эйхорд ничего не ответил. Его голова была ледяной, как морозилка. Он молча вел машину. В голове его зрел план.

Северный Бакхед

Около 14.00 Джек подтвердил, что приедет домой поздно и узнал о планах Донны взять мальчика в гости к его подружке, где они останутся ужинать. К 14.30 он уже надоел всем библиографам на третьем этаже Бакхедской публичной библиотеки и добрался до справочно-библиографического отдела второго этажа. Затем он откопал том «Психопатических сексуальных отношений» среди старых фолиантов на верхней полке. Книги, которые ему были нужны, оказались на месте. Именно на них были сделаны ссылки в докладе, который доктор Тулар прислал ему. Но понять суть этого доклада непрофессионал мог только, проведя три-четыре часа среди пыльных книжных полок.

Для начала следовало обеспечить себе алиби. Оно необходимо, чтобы никто не обнаружил, что во время преступления вы были там, где вы в самом деле были.

Многоэтажная библиотека — прекрасное место для этой цели. Там есть уютные уголки, щели между стеллажами, винтовые лестницы, углубления, укромные места, где можно спокойно устроиться за отдельным столиком. Эйхорд до сих пор любил библиотеку, как в молодости. Но сейчас у него была другая цель. Он засунул книги в пиджак, вышел через полуподвал, никем не замеченный, и направился к дому Скамвея. Около 15.00 неприметный мужчина среднего возраста в темном рабочем комбинезоне и рабочей кепке поднимался на холм за домом Алана Скамвея, таща что-то в руках. Он напоминал рабочего-ремонтника с его вечным ящиком для инструментов. Обычный человек шел заниматься своим обычным делом.

Итак, расследование подошло к концу. Так должно быть. И Эйхорд надеялся, что именно сейчас поставит в деле Скамвея — Споды последнюю точку. Он не мог себе позволить отступить после такой длительной, тщательной, солидной полицейской работы. Слишком много жизней висело на волоске, чтобы играть с этим. Ситуацию нельзя доверить этим бюрократам-законникам. Убийца доказал, что слишком умен, чтобы позволить поймать себя за руку. Спасибо Дану, заполучившему ленту от пишущей машинки с «рукой Христа». Окружная прокуратура никогда не сумела бы связать воедино звенья этой длинной цепи. Да и Лихнеса едва ли бы расколола.

Эти мысли сидели в его по-прежнему ледяной голове, пока он вскрывал резиденцию Скамвея для финального тайма. Теперь внутрь и опять вслушиваться в тишину чужого дома. Ничто не говорит о человеке больше, чем его жилище. «На афоризмы потянуло», — думает он. На сердце у него легко и на душе удивительно светло.

16.00, 16.30. 16.55, 17.00. Как это произойдет? В комнату въедет мерзавец Скамвей, и Эйхорд увидит, как он встает с кресла и пересекает холл. И Джек скажет ему: «Подними руки вверх, чертова ледышка, убийца, мразь».

17.05, 17.10. Мокрые ладони. Вверх по лестнице и в первую спальню слева от кабинета с холлом. Он видит свое отражение в стекле картины. Надо отодвинуться на дюйм или два. Ожидание.

17.11, 17.11.30, 17.11.35, 17.11.36. Когда приходится ждать, следует несколько раз глубоко вздохнуть и перестать думать о времени. Переменить позицию. Сесть, если стоишь, встать, если сидишь. Не нарваться на привидение. Чего только не почудится в полутьме дома, когда, спрятавшись, ждешь среди теней. Начинаешь ощущать дом живым существом, чего никогда не бывает даже во сне, и верить во всякую чертовщину: привидения, полтергейст, духов. И в доме вокруг тебя возникают шелесты и вздохи. Появляется женщина, она вздыхает, стонет, удлиняется, плачет, кричит, кашляет и перестаешь отличать реальные шумы от воображаемых. Она ходит в темноте живая, и твоя кожа холодеет, когда она шепчет свои жалобы.

17.38. Шум машины снаружи, ожидание, затем звуки как от раздавливаемой яичной скорлупы. Хозяин в кресле по скату въезжает в дом, шум ключа у двери. Можно позволить себе последний глубокий прерывистый вздох. Ладони вымокли, в горле пересохло в ожидании того, что должно произойти, затем урчание лифта. Твоя жертва приближается к тебе, Эйхорд. Двери абсолютно неподвижны, только мелькание света, ты снова прислушиваешься и ждешь, что вот-вот мягко повернется ключ в замке и... — ничего. Мертвая тишина. Эйхорд замирает. Потом чуть наклоняется вперед, чтобы увидеть в стекле картины отражение и слышит шелест бумаги. Сын воровки и убийцы читает свою корреспонденцию и громко скрипит креслом. Он не ходит. Он еще не долечился. Человек сидит в своем мерзком кресле и вдруг произносит:

— Гости-и-и. Ах, как приятно! Неужели снова сыщик-следопыт? — Его голос в мертвой тишина дома гремит ружейным выстрелом.

Эйхорд не отвечает. Не двигается.

— Выходи, приятель. Жалкое ничтожество! Судя по всему, ты убил Ники. Ты вошел и ждал, когда она вернется из бакалейного магазина. Самодовольный индюк!

— Это вы мне? — Прятаться больше не имеет смысла. Эйхорд внимательно наблюдает за человеком в кресле, чтобы убедиться, что тот без оружия.

— Ой, съешьте мою овсянку и получите мое дерьмо, если это не мой лю-би-мый сыщик. Превосходный экземпляр из Главного управления.

— Это я. Удовлетворите мое профессиональное любопытство — как вы вычислили меня?

— Господи, до чего жалкое создание. Идите сюда. Вы могли бы войти обычным способом и получить все нужные вам сведения. Ладно, черт с вами. Выпьете? Максимум того, на что вы можете в жизни претендовать, — это быть актером на бессловесные роли в самодеятельности какого-нибудь винокуренного завода.

— Так как же вы узнали, что я здесь? Мне казалось, что на двери не осталось следов.

— Тот самый случай, когда вы сами себя выдали, Гениальный Сыщик. Запах вашего одеколона я почувствовал уже у входной двери.

— Он громко засмеялся.

— Но я уже несколько дней не пользуюсь одеколоном, Алан. Или я должен говорить Артур?

— Эх, дорогой, можете говорить хоть Майрон Лившиц, если вас это устраивает.

— Вы хотите сказать, что ощущаете запах моего одеколона? Я серьезно.

— Я чувствителен, как косуля. — Он потянулся к бутылке, и Эйхорд чуть напрягся. — Живя в Париже, я научился определять пятьсот различных ароматов. Любых, от запаха кошачьего кала до самых изысканных благоуханий на земле. Одеколон «Эйхорд» чувствуется здесь с нижнего этажа, Сыщик.

— Это Париж, который в штате Техас? Где вы расправились с несколькими женщинами?

— Хотите повесить на меня убийство, птенчик Дики? Это вы убили мою женщину, скользкий, ничего не умеющий тупоумный коп.

— Вашу женщину? — Эйхорд позволил себе легкую улыбку. — Вы имеете в виду Ники? Я не знаю подробностей ее самоубийства. Может, вы согласитесь пополнить мои знания? Ах, простите, я хотел сказать, что почти ничего не знаю о его самоубийстве. Так вы согласны помочь следствию?

— Хорошо разыграно, негодяй. Вам хочется спровоцировать меня. Вы ведь решили избавиться и от меня, верно? Свидетелей нет. Может, у вас заготовлена и моя предсмертная записка?

— Давайте уточним, что у меня действительно заготовлено, прежде чем я арестую вас, Артур. Вы постоянно насилуете вашу сводную сестру в укромном месте. Насилия и издевательства сделали ее невменяемой. Вы убиваете женщин, похожих на мать. Я догадываюсь, чем вы с ней изредка занимались. Но она застала вас с сестрой и так избила, что вы превратились в инвалида и попали в кресло. Перенесемся в Неваду. У вас достаточно денег, чтобы начать собственное дело. Вы и ваша... гм, приятель приезжаете в Бакхед. Лечитесь. Благодаря врачу убеждаетесь, что только собственные больные мысли держали вас в кресле в течение двадцати лет. И славная парочка принимается убивать снова. Верно?

— Какая чушь. — Он покатил свое кресло по кругу, как если бы Эйхорда не было в комнате.

— Вы могли бы еще долгое время выходить сухим из воды, если бы не психическое заболевание. Видимо, один из побочных эффектов лечения заключался в том, что иногда вы чувствовали полную неуязвимость. Впрочем, может быть, вы сами внушили себе такую установку? Ну да это как раз не важно. Важно другое. По этой причине вы начали поступать опрометчиво. Убивали не посторонних женщин, а тех, с которыми состояли в каких-то отношениях. Хитер Леннон, например. Она погибла первой из ваших знакомых? А вообще жертв было так много, что без подготовки я всех и не вспомню. И еще одна крупная ошибка. Вы очень неряшливо сработали с Дианой Талувера. Вы и ваша «леди».

Скамвей фыркнул и перевернул страницу газеты, которую просматривал.

— Был обнаружен ваш след, вам это, видимо, неизвестно. — Эйхорд начал импровизировать. — Затем мы вычислили вас в банке. Я бы поставил вам тройку. Потом нам крупно повезло с очевидцем. Затем мы раздобыли свидетельство в виде ленты от пишущей машинки с письмом, написанным «рукой Христа». Вас запомнил работник универмага.

— Да неужели? — Скамвей бурно, напоказ, обрадовался. — Много вы накопали ерунды, мистер коп. Я ужасно напуган.

— А как насчет лабораторных анализов? Вы не рассчитывали на это, верно? Акт экспертизы доказывает, что на телах жертв ваша сперма. Этого достаточно, чтобы арестовать вас минимум по двум убийствам.

— Сперма, — хохотал Скамвей, — мне это нравится! Ох, перестаньте, вы уморите меня.

— Вы поедете со мной, Артур. Это конец.

— Боже, да вы знаете, что мой адвокат сделает с вашей мурой в окружном суде? Он камня на камне не оставит от этих так называемых доказательств, глупец. Мы оба, вы и я, понимаем, что Великий Сыщик пытается прихватить старину Алана, но знаем и то, что все это высосано из пальца. — Он дернул плечом.

— Ну что ж, валяйте, говорите со своим адвокатом. Между прочим я давно хотел задать вам один вопрос. По поводу гольфа тогда, помните? Как вы оттуда выбрались, в кресле? Через грязь и слякоть. Я до сих пор не понимаю, как...

— Вокруг полно идиотов, которые не понимают. — Скамвей проехал по комнате полкруга. — В мире, черт возьми, тридцать восемь миллионов инвалидов, а мы не можем проехать в дурацкую дверь паршивой бакхедской почты. Конечно, вас удивляет, что я при дожде играю в гольф, потому что я, с вашей точки зрения, не что иное, как жалкий инвалид. Вы считаете нас неполноценными.

— Я ни к кому не отношусь свысока, я только интересуюсь, как вы могли выбраться из этого болота.

— Ерунда, Матфей, — внезапно произнес Скамвей строгим голосом Денниса Вивера, развернулся и открыл дверь балкона, выходящего в сад. — Вы знаете, почему в отелях нет тринадцатых этажей?

— Предрассудки, я полагаю.

— Неверно, малыш Дики, вы обмишурились. В отелях есть тринадцатые этажи. Просто они называются четырнадцатыми. Наверное, для того, чтобы запутать шпионов.

Выступы фасада и задней стороны дома делали строение похожим на бетонный океанский лайнер. Ничто не нарушало логики линий этого странного сооружения. У балконов даже не было защитных решеток. Но Скамвей непринужденно выехал на ничем не огражденное бетонное пространство, будто оно находилось в футе от земли. У Эйхорда не было желания даже выйти туда, не то что раскатывать там в кресле.

— Вы знаете, как мне удалось построить этот дом?

Эйхорд все-таки последовал за ним. Он подумал, что ему не нравится сцена, в которой приходится принимать участие, но если что-то должно произойти, то именно здесь.

— Не имею понятия.

— Тем же способом, каким я однажды получил от своего адвоката три сотни долларов на третьей лунке при игре в гольф. Тем же способом, каким я продал автомобилей больше любого дилера в округе Бакхеда в прошлом году. Тем же способом, каким я всегда делаю то, что хочу. — Он выписывал креслом вензеля по узкой бетонной площадке, глядя в лицо Эйхорду.

— Вы убивали женщин ударом пестика, потому что очень больны, Артур, и изломаны внутри. Вы боялись, что они поймут вашу сущность. Увидят вашу душу дьявола. Дьявола, которого в детстве внедрили в вас другие люди. У вас приятная наружность, но изнутри вы разложились. Этакое красивое яблочко с гнилью в середине.

— О Господи. — Он схватился за живот, будто испытывал ужасную боль. — Достаточно же, хватит смешить меня. Я, чего доброго, и вправду не выдержу. — Он хохотнул. — С гнилью в середине. Яблочко. — Он снова засмеялся, и Эйхорд нехотя улыбнулся тоже. — Вы наивный идеалист. Откуда вы выкопали ваши, с позволения сказать, доказательства?

— Я знаю, что в вашей душе, Артур, нет живого места, сплошной лед, вечная мерзлота, — продолжал Эйхорд, — мне даже немного жаль вас, но я не могу допустить, чтобы погибали невинные женщины. — Он на мгновение отвернулся, что-то достал из кармана так, чтобы не видел собеседник, спрятал за спиной и снова взглянул на Скамвея, который произнес:

— Ты напористый парень, коп. Но тебе надо бы знать, что мир разделен на две категории людей. Либо вперед, первым, либо уйди, слабак, с дороги.

Эйхорд увидел, как напряглись мускулы мужчины и насторожился. Он не боялся. «Смит-и-вессон», оттягивающий ему карман, не выдаст. Но напряжение начинало сказываться. Он чувствовал, что вспотел. Морозильник в его голове тоже начал оттаивать.

Он понимал, что Скамвей готовится сделать роковое движение и напрягся, пытаясь угадать, способен ли мужчина прыгнуть на него из кресла, когда увидит то, что Эйхорд прятал за спиной. Тогда надо успеть отскочить в нужном направлении. Ему заранее не нравилась предстоящая сцена. Ладони опять вспотели. Он заставил себя придвинуться ближе к Скамвею. Вытер ладонь о брючину, следя за напряженными мускулами противника. Затем на дюйм передвинулся вправо, сломав прямую линию, которую прочертил мысленно.

— Помните фильм «Стучи в любую дверь»? — спросил Скамвей.

— Там говорилось «живи быстро — и умрешь молодым». А мой девиз «пей до рвоты, бери все, что нравится, — и никогда не умрешь». Никогда, черт возьми, не умрешь! — Его улыбка была похожа на оскал, и Джек понял, что должно произойти сейчас. Он сказал:

— Смотрите!

И Скамвей увидел. Сдержанность изменила ему.

— Ты ненормальный, безмозглый ублюдок!

Очень близко к краю бетонной площадки находился черный предмет в виде фаллоса.

— Это подлинник, кстати. Хороший сильный ветер запросто сбросит это вниз. Я порушу их все, если не получу письменного признания. Даже если адвокат выиграет процесс, у вас больше не будет ваших прелестных деток.

Скамвей с трудом удержался, чтобы не вскочить с кресла. Эйхорд видел, как он в первый момент перенес вес на ноги, но быстро обмяк. Как только он крутанул колесо, чтобы спасти свое черное омерзительное сокровище, Эйхорд почувствовал в груди холодную, тяжелую боль. Усилием воли он заставил себя сделать шаг вперед и толкнул кресло ногой, вложив в это движение всю возможную силу. Артур Спода выпрыгнул из кресла, но было слишком поздно, потому что и он, и его кресло, и небьющийся литой фаллос уже летели в пространстве. В четверть секунды кресло достигло земли, а через полудара пульса и остальное. Бетонированная площадка под балконом устремилась навстречу Споде, и когда неподатливая твердыня коснулась его головы и шеи, из его глотки вырвался последний крик.

Джек повернулся, вошел в комнату, спустился по лестнице, чтобы забрать копию футуристического фаллоса с места происшествия и поставить на место.

Снова не было ни чувства вины, ни облегчения, ни, естественно, мыслей о трагичности происшедшего. Только пустота.

Никаких ощущений на протяжении всего времени, пока он тщательно уничтожал следы своего присутствия, создавал логичную картину несчастного случая. Лишь изредка его разбирал смех. Черный юмор, в конце концов, единственное прибежище убийц. Юмор висельника.

Бакхед-Спрингз

Он заехал в библиотеку; сдал книги и отправился домой. По дороге он поймал себя на том, что его мысли погружаются в вязкую западню, куда никогда не разрешал им забираться. Похоже, что атмосфера дома убийцы не отпускала его. Прости, Господи, он ненавидел себя за то, что мог такое подумать. Но, похоже, для всех было бы лучше, если бы ему тогда удалось найти способ избавить мир от ребенка, который со временем может вырасти в Артура Споду.

Его сердце чуть не выпрыгнуло из груди от громкого звука радиовызова.

— Кэй-дабл А-3. — Это был вызов Эйхорда по личному каналу связи-.

Он переключился на него, и ответил:

— Кэй-дабл А-3 слушает.

— Позвоните миссис Северн, пожалуйста. — Голос диспетчера.

— 10-4, спасибо. Кэй-дабл А-3 отключился от связи. — Он подъехал к телефонам-автоматам у бакалейного магазина и набрал номер телефона Дана, который именовался миссис Северн в соответствии с их личным кодом.

— Да, — ответил его приятель.

— Ну, чего тебе?

— Привет. Слушай. Но только ничего не говори. Только слушай. Не перебивай. Я прошу тебя, слушай спокойно. Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, если я прав. Если я неправ и ты не делал этого — плевать, но не говори ни слова. Просто выслушай меня без комментариев. Не возражай. Я все равно скажу, а когда закончу, мы повесим трубки и, черт побери, забудем об этом. Навсегда. Я хочу сказать тебе... Я знаю, что ты понимаешь, как сильно я люблю тебя.

Толстый Дан так нервничал, что почти кричал в трубку:

— Но не в этом дело. Что я хочу сказать. Я знаю тебя слишком хорошо, ослиная твоя башка. И я знаю, что то, что ты сделал, способно сожрать тебя. Только молчи. Не надо говорить. Если я неправ — пусть. Я думаю, ты кончил тех подонков. Я знаю тебя, поганца, как облупленного. И если ты сделал это, то прогонишь себя через семь кругов ада. Я хочу сказать тебе — не надо. Мы оба знаем, что иногда необходимо иметь холодную кровь. Мы знаем, что иногда нет другого пути, дорогой. И мы знаем, что конец должен оправдать средства. Вот почему существуют войны и законы, копы и разное дерьмо. Я не знаю слов, чтобы ободрить тебя. Почему-то выходит одна чушь. Но я хочу, чтоб ты знал — прав ты или нет, я люблю тебя, и я всегда с тобой. Теперь все, — сказал Дан и бросил трубку, как он часто поступал с Эйхордом и прежде.

Джек забрался в автомобиль и выключил радиосвязь. Он мысленно улыбался Дану. «Я тоже люблю тебя, толстяк», — подумал он про себя. Но подавленность еще не оставила его.

Он приехал домой, запер дверь гаража, вошел в дом, поцеловал жену и направился в комнату, где играл Джонатан. Он взглянул на ребенка. Тот немедленно стрельнул маленькими яркими черными глазенками в его сторону, задержал на нем взгляд на долю секунды, а потом без интереса отвернулся. Эйхорд стоял у двери, смотрел на малыша и думал: «Должен я был это сделать или нет?»

Он с грустью сознавал, что любой вариант был по-своему безнадежен. Холодная боль в груди все еще оставалась, но Джек Эйхорд уже знал, что ни о чем не жалеет. В конце концов, ничто так тяжело не давит на грудь, как сердце из камня.


Оглавление

  • Бакхед-Спрингз
  • Медицинский центр Бакхеда
  • Нью-Мехико
  • Амарилло, 1948
  • Блайтвилл, Арканзас
  • Бакхедское управление
  • Вега, 1955
  • Южный Блайтвилл, Арканзас
  • Северный Бакхед
  • Вега, 1961
  • Южный Блайтвилл, Арканзас
  • Бакхед
  • Вега, 1964
  • Бакхед-Спрингз
  • Вега, 1965
  • Бакхед
  • Бакхедское управление
  • Лас-Вегас
  • Бакхедское управление
  • Северный Бакхед
  • Бакхедское управление
  • Округ Мосс-Гров
  • Бакхедское управление
  • Северный Бакхед
  • Бакхед-Спрингз
  • Техас
  • Амарилло
  • Лас-Вегас
  • Центральное управление
  • На телевидении
  • Лас-Вегас
  • Бакхедское управление
  • Северный Бакхед
  • Бакхед-Спрингз
  • Бакхедское управление
  • Северный Бакхед
  • Бакхедское управление
  • Бакхед-Спрингз
  • Бакхедское управление
  • Бакхед
  • Миссия
  • Бакхедское управление
  • Северный Бакхед
  • Медицинский центр Бакхеда
  • Бакхедское управление
  • Северный Бакхед
  • Бакхед-Спрингз
  • Спустя 9 дней
  • Спустя 16 дней
  • 27 дней спустя — Маунт-Олайв
  • Бакхедское управление
  • Медицинский центр Бакхеда
  • Северный Бакхед
  • Бакхед-Спрингз



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики