КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Счастливый жребий (fb2)


Настройки текста:



ДЖОРДЖИ ЭНН ДЖЕНСОН СЧАСТЛИВЫЙ ЖРЕБИЙ

Эта книга посвящается

всем ветеранам вьетнамской воины.

Я сердечно благодарю вас и почитаю.


Песня «Я уже побывал в аду»,

которая цитируется в книге,

написана моим дорогим другом

Дж. Дж. Хупертом.

Я приветствую тебя!

Глава 1

Не той живу я жизнью,

Какою жить хотел…


Предстоял выбор: утратить работоспособность или лишиться жизни. И то и другое в данный момент не стоило ни гроша.

Каждое движение отдавало резкой болью в руке. Он стиснул зубы. Почувствовав горячую струйку, сочившуюся из вновь открывшегося пулевого ранения, быстро вытер кровь и продолжал бороться с течением. Он направлял лодку к поросшему травой берегу, о который тихо плескалась вода. Низко висящий туман напоминал о других ночах, о другой стране, напоминал о давних, очень давних временах.

Над его головой, на вершине холма, местами поросшего деревьями, ярко сияли огни приветливого домика — сияли словно в насмешку над ним. Почувствовав запах горящих дров, он с тоской подумал о доме. И едва не рассмеялся вслух. У него нет дома. И не было. Но он его создаст.

Перепрыгнув через высокий тростник и осоку, он выбрался на причал, вытащил из воды плоскодонку и приткнул ее к дереву. Затем нарвал веток, и вскоре лодка была замаскирована. Теперь он торопился — мысль о еде и тепле прибавляла сил. Выпрямившись, он посмотрел на огни дома. Ему хотелось побыстрее отогреться, и его мучил голод. Два дня без пищи и отдыха сведут с ума даже совершенно нормального человека, а тут уже начинаешь сомневаться, в здравом ли ты рассудке.

Бесшумно поднявшись по широкой, выкрашенной под красное дерево лестнице, он подошел к дому сзади. Ворота повышенной надежности. Регулярный обход охраны. Много ли им от этого толку, если он решил проникнуть со стороны озера? Наверное, деньги внушают людям уверенность в своей неуязвимости. Ну, угадайте! Он мысленно усмехнулся, ощупывая пистолет 38-го калибра, лежавший в его разорванном кармане.

Он хорошо помнил здешние места. Не таким он был человеком, чтобы не запомнить детали. Он наблюдал за некоторыми из свадебных гостей, спрятавшись в укромной бухточке неподалеку. Истекал кровью, страдал от боли и усталости и был очень зол. Но продолжал наблюдать, и у него текли слюнки, пока они ели, пили, смеялись и танцевали на веранде, далекие и недосягаемые.

Он выбрал именно этот коттедж и провел несколько часов на воде, чтобы все проверить. Коттедж стоял в стороне от других домов. Он заметил, как понтонная лодка от площади перед клубом направилась туда с несколькими гостями. Возможно, ему придется переждать еще один день, пока они уедут, но, по крайней мере, он мог рассчитывать на то, что найдет там еду и питье. По опыту прошлых лет, когда он работал в этих местах охранником, он знал, что в рабочие дни недели здесь почти никто не живет. А если кто-нибудь все же останется на следующий день? Он надеялся, что они все уедут. Неожиданно споткнувшись и подвернув ногу, он злобно выругался — ноги ему в любом случае еще пригодятся.

Сжав рукоятку пистолета и вытащив из кармана стилет, он шагнул на веранду.

«Он усмехнулся в предвкушении удовольствия, и это была улыбка убийцы. Усмехнулся и стал медленно взбираться на холм, очень медленно и осторожно. Спешить некуда. В каком-то смысле он даже жалел, что это она. С другой стороны, радовался. По-своему она была с ним очень мила — снисходительная, с манерами принцессы; и в то же время он совершенно не интересовал ее как человек, во всяком случае, интересовал не более, чем выбор подходящей пары туфель по утрам. Еще несколько шагов, несколько минут, и эта сталь пронзит ее длинную и гладкую молочно-белую шею. Легко скользнет сквозь нежную кожу и дальше — к яремной вене. Насыщенная кислородом кровь хлынет наружу. Она выскользнет из его рук, словно жидкое серебро. Все произойдет мгновенно. Бесшумно. И никто больше не узнает царственного прикосновения этой прекрасной дамы. Он еще раз заглянет в эти прекрасные глаза цвета темно-золотистого бренди, заглянет перед тем, как они закроются навсегда».

Маккензи Эллиот захлопнула книжку и швырнула ее на пол. В огромном, во всю стену, камине тлели угли. Она поднялась и бросила в камин еще одно полено. Потом пошевелила уголья кочергой. Вверх взлетел сноп искр и загудел, поднимаясь по дымоходу вместе с потоком воздуха.

Наверное, она сошла с ума, когда приняла предложение сестры и осталась здесь, чтобы устроить себе передышку (в которой так нуждалась), прежде чем вернуться в Нью-Йорк, Осталась одна — вернее, в компании с романом, от которого дрожь пробирает, Господи помилуй!

На руках появились пупырышки гусиной кожи. Она потерла их ладонями, и они исчезли. В доме было темновато, горела только маленькая лампочка на кухне. Если она правильно помнит, двери всех комнат выходят на веранду. Маккензи очень пожалела, что до сих пор не подумала об этом и не прошлась по дому, чтобы их запереть. И ей не следовало браться за эту ужасную книгу. Подумать только — читать такое при ее живом воображении и впечатлительности!

За окнами постоянно дул холодный бриз, посвистывавший во влажном ночном воздухе. Конечно, глупо нервничать всего лишь из-за какой-то книги. И из-за того, что поблизости нет ни души. Но она, тем не менее, нервничала.

Маккензи прошлась по комнатам, щелкая выключателями и зажигая свет. Кроме того, она задернула шторы и опустила задвижки. Старые половицы скрипели и стонали под ее ногами. Стальная опорная балка едва заметно покачивалась, когда она проходила мимо слышалось металлическое позвякивание. Забавно, что раньше она этого не замечала.

Пройдя по коридору, Маккензи повернула направо, к одной из спален. Увидев в зеркале свое отражение в полный рост, она вздрогнула. Показав язык перепуганной физиономии, смотревшей из зеркала, проследовала дальше.

Она пошла к гардеробу и натянула пластиковый чехол на свое платье, в котором на свадьбе была подружкой невесты. Открыла дверцу и отскочила в испуге, когда из шкафа вывалился сверток — подушка и несколько пледов, — похожий на слишком туго набитое огородное пугало. Сверток обернулся вокруг ее ног. Преисполнившись отвращения к себе, Маккензи кое-как затолкала постель обратно в шкаф и повесила над ней свое платье.

Сосновые поленья в камине гостиной потрескивали и шипели. Взлетевший к дымоходу сноп снова заставил ее вздрогнуть. Гася за собой свет, Маккензи прошла через гостиную на кухню, достала из буфета арахисовое масло и джем и распечатала последний батон хлеба. Все в порядке, сказала она себе, намазывая на хлеб толстый слой масла и джема. Теперь она почувствует себя лучше.

С сандвичем и чипсами на бумажной тарелке Маккензи снова уселась в кресло. Перекинув одну ногу через подлокотник, она включила телевизор, воспользовавшись пультом дистанционного управления. Изображение было расплывчатое, словно искаженное снегопадом, — сплошные помехи от статических разрядов; но этот звук успокаивал, напоминая о том, что сейчас 90-е годы XX века и она находится на озере Тиллери в Северной Каролине. А не на болотах Шотландии лет сто с лишним назад. Хотя, если бросить взгляд за окно, как она делала, когда задергивала шторы, в этом нельзя было поклясться. Над озером висел густой туман.

Упершись босой ногой в кирпичную кладку перед камином, Маккензи принялась раскачивать кресло-качалку. Сандвич, приглушенный голос диктора из программы новостей и тепло от камина навевали сон. Вспомнились события вчерашнего дня. Это была прекрасная свадьба, даже несмотря на то, что иногда мешал шум моторов — время от времени мимо проносились катера.

Лучи октябрьского солнца просачивались сквозь поредевшую листву деревьев, бросавших на сестру и ее новоиспеченного мужа кружевную тень. Розовые и зеленые платья женщин сливались с окружающим фоном. В своем платье подружки Маккензи чувствовала себя милой, очаровательной и вполне южанкой, чего она никогда прежде не ощущала. В Нью-Йорке в одном из множества своих дорогих деловых костюмов ей позволительно быть только деловой женщиной. Должность заместителя директора компании-производителя хорошо оплачивалась, но она уже начинала чувствовать, что работа ей в тягость и что сослуживцы ею манипулируют. Назревали перемены, но Маккензи еще не решила, что именно следует предпринять.

Покончив с сандвичем, она наклонилась и бросила тарелку в камин. И смотрела, как огонь превращается из оранжевого в синий и снова в оранжевый, как скручивается и исчезает белый круг тарелки. Затем взгляд ее снова упал на книгу.

Маккензи подняла ее с пола и принялась рассматривать нарисованные на обложке силуэты людей. Угрожающего вида массивная мужская фигура с ножом, занесенным над пышным бюстом блондинки. На заднем плане висела полная луна, и одна удлиненная алая капля крови сбегала сверху вниз по обложке.

«Он возник перед ней, явившись ниоткуда. Струйка слюны стекала из уголка рта по небритому подбородку. Крик замер у нее в горле. Желудок словно подпрыгнул вверх; сердце остановилось. Он предупреждал, что придет за ней. Теперь она вспомнила его слова. Но слишком поздно. Не в силах сдвинуться с места, она покачнулась. Исходивший от него острый запах ударил в ноздри, когда он рванулся к ней и обхватил ее шею свободной рукой. Притягивая к себе свою жертву, он мельком взглянул на ее полуобнаженную грудь, которая вздымалась и опадала с каждым мучительным вдохом и выдохом. Аромат цветов, исходивший от ее волос, проник в его ноздри, когда она запрокинула голову, попытавшись вырваться. Она лягалась, извивалась, размахивала над головой руками, пытаясь его ударить. Губы его кривились в холодной усмешке. Ее извивающееся тело, крепко прижатое к его груди, раздувало в нем огонь сатанинского желания. Ему вдруг захотелось швырнуть жертву на пол, наполнить собой ее тело, но желание увидеть ее кровь, окунуть в нее пальцы оказалось сильнее. Когда она наконец смогла сделать вдох и с ее губ сорвался вопль, дикий, пронзительный, он медленно опустил нож и…»

В дальней спальне зазвонил телефон. Этот звонок резанул по нервам и заставил ее сердце подпрыгнуть к самому горлу. Снова преисполнившись отвращения к себе, Маккензи положила книгу на край стола и поспешила в спальню, к телефонному аппарату.

Он следил за ней, глядя в узкую щель между шторами, которые она задернула чуть ли не перед самым его носом. По-видимому, эта девушка была единственной обитательницей дома. Он задрожал, когда холодный ветер проник под его мокрую одежду. Все тело ныло и болело. Голова раскалывалась. Руку жгло адским огнем. Когда она побежала к телефону, он начал действовать. Острый как бритва кончик стилета бесшумно скользнул между дверью и задвижкой. Хлипкий замок открылся.

Оказавшись в доме, он осторожно прикрыл входную дверь и прижался спиной к стене. «Господи, как приятно здесь пахнет!» — подумал он. Сделав глубокий вдох, он наполнил легкие ароматом ее духов. И прикрыл глаза, наслаждаясь теплом, постепенно согревавшим его продрогшее тело. Смешиваясь с не выветрившимся духом виски, запах дымка от камина заглушил исходивший от него самого запах крови, пота и озерного ила. Откинув голову и снова прикрыв усталые глаза, он стал ждать, прислушиваясь к ее тихому гортанному смеху.

Прижав телефонную трубку подбородком, Маккензи присела на край кровати. Едва лишь она услышала человеческий голос, ей сразу стало легче. Сестра захихикала, и Мак догадалась, что ее новоиспеченный муж, Дэнни, целует жену в шею, не обращая внимания на толчею аэропорта. Роксана объясняла, что ей, Мак, следует спуститься в подвал и открыть вентили подачи воды. После того как завтра парни из обслуживания подадут воду, ей надо снова спуститься вниз и повернуть кран, включающий нагреватель воды. Да, да, они прекрасно долетели и теперь ждут, когда их отвезут в порт. Мак, в свою очередь, заверила сестру, что с ней все в порядке, что — да, у нее есть все аварийные телефоны, которые оставила Роксана.

Вернувшись в гостиную, Маккензи сказала себе, что не боится подойти к двери, ведущей в подвал. Она направилась к двери и… Что за запах? Сырость? Животное? Тина? Наверное, это просто застоявшийся воздух, ведь подвальную дверь редко открывают, успокоила она себя, берясь за дверную ручку и уверенно поворачивая ее. Широко распахнув дверь, Мак попыталась нащупать выключатель. Выключателя на стене не оказалось. Она посмотрела на деревянные ступеньки, уходившие в темную пропасть.

Маккензи вспомнила. В самом низу, у лестницы, с потолка свисал шнур. Храбро спустившись по ступенькам, вытянув перед собой руку, она нащупала шнур и дернула за него. Лампочка была слабенькой; болтаясь под потолком, она отбрасывала на стены тусклые пятна света.

Маккензи быстро нашла кран и повернула ручку. Глянув через плечо на стеклянную дверь, выходившую наружу, бросилась к лестнице. Трусиха. Ей показалось, что кто-то стоит прямо у нее за спиной, почти вплотную. Дернув за шнур и снова погрузившись в темноту, она, перепрыгивая через две ступеньки, ринулась наверх. Мак бежала не останавливаясь, пока не добралась до двери, ведущей в гостиную.

Она захлопнула дверь и, защелкнув замок, прислонилась к ней, стараясь отдышаться.

«Кто здесь?» — кричал голос у нее в голове.

«Это он!»

«Кто? Кто?»

«Убийца… психопат из книжки».

Несколько секунд Маккензи смотрела на книгу на столе. Потом протерла глаза, пытаясь прогнать видение, вызванное ее слишком живым воображением. Вытаращив глаза, она уставилась на привидение, с которого на дощатый пол капали кровь и вода.

Воздух, скопившийся у нее в легких, со свистом вырвался наружу. Кровь отхлынула от мозга — прямо в пятки. Она с ужасом смотрела на руки незнакомца: в одной руке он держал пистолет, в другой — длинный нож с тонким лезвием. Этого не может быть!

— В доме еще кто-нибудь есть? — спросил он низким, хриплым голосом.

Крик, рвущийся из ее горла, закончился писком.

— Ты одна? — настойчиво спросило видение.

Ее голова — как бы сама по себе — качнулась сверху вниз.

— Я здесь не для того, чтобы тебя обидеть. — Он нахмурился, отделился от стены и медленно двинулся к ней.

Маккензи вспомнила о своей руке, лежащей на ручке двери за спиной. Она осторожно повернула ее, заглушая ладонью щелчок замка.

У нее был такой вид, словно она вот-вот бросится бежать. Или грохнется в глубокий обморок. Или выцарапает ему глаза. В эти мгновения она была прекрасна. Даже сейчас, едва живой от голода и усталости, он обратил внимание на ее буйные каштановые кудри, рассыпавшиеся по плечам. Груди, прикрытые футболкой с надписью «Хард-рок кафе», были полными и округлыми, ничем не стесненными. Плоский живот, узковатые бедра. Длинные белые ноги в шортах из джинсовой ткани с бахромой заканчивались маленькими босыми ступнями. Он заметил, как что-то промелькнуло в ее дымчато-зеленых глазах во время этого осмотра, длившегося секунду-другую, и увидел, как она сделала движение, пытаясь распахнуть дверь за спиной и убежать.

Преодолевая терзавшую его боль, он рванулся вперед. Рука, сжимающая рукоятку пистолета, захлопнула дверь в подвал, другая, с ножом, взлетела к ее хорошенькому упрямому подбородку. Важно было добиться послушания. И тут его захлестнуло чувство вины. Он стоял так близко от нее, что мог рассмотреть золотистые точечки в ее глазах. Конечно, он сожалел, что приходится действовать подобным образом, но ведь им руководили необходимость, крайняя нужда, основной инстинкт выживания.

Маккензи почувствовала острие ножа. Он щекотал кончиком стилета ее шею, и ей казалось, что она всем телом ощущает это покалывание. Мак задыхалась от несвежего запаха из его рта, но он словно пригвоздил ее к двери взглядом своих темно-синих, как кобальт, глаз. И казалось, что пары влаги, исходившие от его мокрой одежды, пропитывают ее насквозь. Мак с ужасом смотрела на его отросшую щетину. Видение оказалось реальностью. Эта мысль проникла в нее так же глубоко, как могло бы проникнуть лезвие ножа.

Она смотрела, как шевелятся его губы всего в дюйме от ее лица. Наконец до нее донесся низкий скрипучий голос, протяжный выговор выдавал южанина.

— Я уже сказал, что пришел не затем, чтобы тебя обидеть. — Он произносил слова внятно и отчетливо. — Мне только на некоторое время потребуются укрытие и еда, и ванна — добавил он, словно ему лишь сейчас пришло это в голову. Выпрямившись, он сунул пистолет в карман.

Собравшись с духом, Маккензи наконец открыла рот, пытаясь говорить спокойно. Из горла вырвался хрип:

— Кто ты?

— Томас Джастис Мерфи. Дай мне веревку.

— Зачем? — Она выпрямилась во весь свой рост — пять футов и четыре дюйма. Если ей предстоит вытерпеть насилие, то она не сдастся без боя.

— Чтобы тебя связать.

Заморгав, стараясь собраться с мыслями, Маккензи возразила:

— Нет.

Он прищурился, схватил ее за руку и оттащил от двери, ведущей в подвал. Потом взглянул на тонкое запястье, которое крепко сжимал. В ее сжатом кулачке чувствовался вызов, но были также нежность, хрупкость. Он не привык так обращаться с женщинами. Но пришлось взять себя в руки, отбросить здравый смысл и логику. Некоторые вещи просто приходится делать. В данный момент реального мира не существовало. Ее пышная грива коснулась его руки, когда она попыталась вырваться.

Открыв дверь, он повлек ее вниз по лестнице. Внизу заставил остановиться. Осмотрелся. Пальцы его впились в ее нежную плоть, оставляя яркие лиловые круги.

Теперь мысли немного прояснились; когда Мерфи подтолкнул ее к верстаку, Маккензи сразу поняла, что он направляется к висевшему над ним мотку пеньковой бечевки. Она выдернула руку из его пальцев и бросилась к стеклянной двери, выходящей во дворик. Если понадобится, она разобьет стекло.

Однако он действовал быстро и решительно — впрочем, ей показалось, что лицо его исказилось от боли, — и тотчас же настиг ее. Маккензи услышала, как звякнул нож о цементный пол, когда он схватил ее за плечи обеими руками и резко развернул лицом к себе. Развернул и встряхнул так, что чуть не сломал ей позвоночник. Затем швырнул на жесткий пластмассовый диванчик, вобравший в себя подвальный холод. Мерфи навалился на нее, и она задрожала, ощутив заключенную в его мускулах энергию. Они не давали друг другу двинуться, как боксеры в клинче. Он занес над ней кулак и, казалось, сдержался лишь в последнее мгновение. Где-то в глубинах сознания сохранились остатки здравомыслия. Кулак медленно опустился. Осознав, что навалился на нее всем своим весом, увидев, что ее широко раскрытые глаза полны ужаса, он остановился. Он не из таких… как некоторые. Он порядочный человек… И тут в нем снова проснулся инстинкт выживания. Сознание его раздвоилось, дало трещину — словно холодную воду вылили на раскаленное стекло. Он медленно сдавил ее горло.

— Я не хочу делать тебе больно. Не заставляй меня. — Силы покидали его. Он устал. Чертовски устал. — Перестань дергаться приказал он.

Когда он стаскивал ее с дивана, ее ступни задели его колени, и Маккензи почувствовала пальцами ног, что джинсы Мерфи распороты. А затем увидела свои босые ноги, испачканные в крови. Он серьезно ранен… в нескольких местах. Она не сопротивлялась, пока он затягивал веревку вокруг ее запястий. Словно во сне Мак наблюдала, как он связывает ей руки, связывает на манер наручников — между запястьями оставалось четыре фута веревки. Он поднял с пола свой нож и сунул его в испачканный грязью карман. Затем, шагая следом за ней, стал подталкивать ее вверх по ступенькам. Маккензи услышала щелчок замка, когда Мерфи запер за собой дверь.

Опередив ее, он быстро прошел в просторную кухню, примыкавшую к гостиной. Столы и крышки шкафчиков все еще были заставлены чашками и тарелками с остатками угощения. Он схватил несколько крохотных сандвичей и затолкал их в рот. И тотчас же почувствовал прилив сил. Бросившись к буфету, он схватил початую бутылку красного вина, вытащил зубами пробку, выплюнул ее и стал пить прямо из горлышка.

Маккензи смотрела на него во все глаза, пока он лил себе в глотку остатки искристого бургундского. Ее поразил его дикий взгляд. Взгляд затравленного животного. Движения его были быстрыми и уверенными, когда он двигался по кухне, рывками таща ее за собой, словно собачонку на поводке.

Мерфи прихватил бутылку виски «Джек Дэниеле» и направился в гостиную. Переступив порог, ударом кулака выключил телевизор, и в доме воцарилась оглушительная тишина. Подошел к радиоприемнику и включил его. Кении Роджерс оплакивал любимую. Удовлетворенно кивнув, Мерфи толкнул Мак в кресло-качалку. Сам же рухнул на кушетку и принялся пить виски из горлышка. Теперь, когда он уже не бежал, оглядываясь через плечо, ежеминутно рискуя лишиться свободы, возможно, жизни, он, наконец, позволил себе расслабиться. Опустив бутылку на колени, Мерфи разглядывал свою пленницу сонными, осоловевшими глазами.

Ему необходимо выспаться… Но сначала хотелось помыться и промыть раны. Он снова взглянул на Мак. Она смотрела на него все так же — с вызовом в сверкающих зеленых глазах. Черт побери! Неужели он чувствует за собой какую-то вину? Мысли его начали путаться — плохой признак. Он должен по-прежнему контролировать ситуацию, иначе она найдет способ шарахнуть его чем-нибудь по голове, и тогда ему не удастся осуществить задуманное.

— Ты сядешь на унитаз и останешься на привязи, пока я буду долго принимать горячий душ. — Он едва не рассмеялся в ответ на ее негодующий взгляд. — Потом ты меня перевяжешь. А затем мы отправимся спать. Я привяжу тебя к кровати, но буду держаться за эту веревку. Только пошевелись, и я тут же тебя остановлю, даже еще не проснувшись. Предупреждаю: не делай резких движений.

Недовольный собственными словами, презирая себя за свои мысли, он сумел все же отвести взгляд.

Маккензи наблюдала за ним, оценивала. Он осматривал каждый дюйм комнаты, который мог видеть с того места, где сидел развалившись. Она взглянула на его джинсы, разорванные на коленях. Он весь был изранен. И почти до пояса промок в озерной воде. Рукав рубашки был разорван в том месте, где ее пробила пуля. На рубашке недоставало нескольких пуговиц, и виднелась мускулистая волосатая грудь. Порез на виске уже перестал кровоточить. Густые непокорные волосы падали на лоб. На челюсти расплывалось большое лиловое пятно. Он весь, с головы до ног, был облеплен грязью.

— Воды нет. — Ее собственный голос, разорвавший тишину, удивил ее.

Он быстро взглянул на нее:

— Что?

— Нет воды. Шафер забыл проследить, чтобы ее снова включили. Нам пришлось привезти сюда немного воды. Она на кухне, в двадцатигаллоновом кувшине на раковине, — сказала Мак Мерфи, надеясь, что это заставит его поскорее уйти, и добавила: — Завтра сюда придут, чтобы ее включить.

— Кто?

— Люди из обслуги. С утра.

— Господи. — Он устало провел по лицу ладонью. Страх сковал ее душу. Она постаралась, чтобы ее голос не звучал так, будто она его умоляет.

— Давай я отвезу тебя куда-нибудь. В мотель, например. Я сяду за руль, а ты спрячешься. — «А когда будешь меньше всего этого ожидать, — повторяла она про себя словно молитву, — я закричу изо всех сил, отовсюду сбегутся люди и втопчут тебя в землю».

Глава 2

Лишь бары в городах чужих,

Лишь шрамы от пустых надежд…


Он изучал ее внимательно, всматривался в ее лицо. Она сидела на стуле со связанными руками, сидела очень прямо, с вызывающим видом. Мерфи смотрел на нее, держа в руке конец веревки. Ему вдруг стало ее жаль. Черт — и себя тоже!

Но ненадолго. Он встал и дернул за веревку, принуждая ее следовать за собой. Они прошли по длинному, обшитому темными панелями коридору. Он заглянул во все комнаты и выбрал одну из них. Самую просторную спальню с огромной кроватью.

«Что будет дальше?» — стучало в голове у Маккензи. Она переводила взгляд с постели на незваного гостя и обратно.

Он толкнул ее на кровать, набросил веревочную петлю на завиток дубового изголовья и намотал конец веревки на свою руку. Сидя на краю кровати, сбросил туфли, сдернул лоскутное покрывало и улегся на матрац с другой стороны.

— Можешь тоже лечь и поспать. Пока что тебе придется побыть здесь, — пробормотал он, почти не размыкая губ.

По его голосу Мак поняла, как он измучен. Она сидела не шелохнувшись, но мысли вихрем проносились у нее в голове.

Он лежал к ней спиной. Мощные мышцы натягивали швы на рваной грязной рубашке. Дыхание его стало ровным, и Маккензи наконец сглотнула, лишь сейчас осознав, что все это время задерживала дыхание.

— Как тебя зовут? — пробормотал он.

Ей казалось, что он уже уснул, поэтому она чуть не подскочила, на кровати, услышав его голос.

— Что?

— Как зовут?

— Мак.

Он слегка повернул голову, потом перекатился на спину и посмотрел на нее.

У него были слишком длинные волосы. Завитки падали на воротник. Встретившись с ним взглядом, Маккензи ужаснулась собственным мыслям, так как подумала о том, как он, наверное, был бы красив, если бы не грязь и кровь. И каким твердым было его тело, когда прижималось к ней.

— Что это за имя для девочки — Мак?

— Маккензи. Мак. — Она смотрела в стенку прямо перед собой.

— Мак и Мерфи. — Он снова отвернулся. — Чертовски забавно, правда? Поспи немного. Тебе это пригодится.

Она даже не прилегла. Смущенная, уставшая и испуганная, Мак прислонилась спиной к изголовью и занялась веревками, стягивающими ее руки.

Кожа воспалилась, веревки врезались в запястья. Тоненькая струйка крови потекла по пальцам.

Маккензи чувствовала мужскую ауру, окружавшую ее обидчика, который лежал всего в нескольких сантиметрах от нее. Инстинкт подсказывал: не следует провоцировать его. Странно было то, что она чувствовала в нем еще что-то. Раскаяние. Угрызения совести. Неужели? Неужели именно это таилось за стальным блеском его безжалостных глаз?

Откинув голову на изголовье, она закрыла глаза. Ей было страшно пошевелиться. Вдруг ее тюремщик подумает, что она пытается освободиться, и накинется на нее с ножом? Он сделает это неосознанно — рефлекс заставит его воткнуть в нее нож по самую рукоятку… Может, он уже убил им кого-нибудь? Лицо ее покрыла мертвенная бледность. Мак крепко зажмурилась.

Она должна вырваться отсюда. Но как? Едва ли ей удастся высвободить из веревочных оков свои распухшие руки. Взгляд ее скользнул к концу веревки, к петле у изголовья, потом вниз, к его… руке.

Его пальцы чуть разжались. Веревка лежит свободно. Если встать, выдернуть ее и побежать, она, возможно, успеет добраться до входной двери, отпереть ее и… и что дальше? Ей нужны ключи, чтобы завести машину, а они в сумочке. В данный момент она даже представить себе не могла, где видела эту сумочку в последний раз.

Надежда. Она придала ей необходимые силы. Двигаясь очень медленно, с предельной осторожностью, Мак сантиметр за сантиметром отодвигалась к краю кровати. Внезапно замерла, прислушалась. Он застонал и слегка пошевелился. Но не проснулся.

Раздался оглушительный удар грома, эхом раскатившийся по небу. Маккензи подпрыгнула на краешке кровати. Внезапный порыв ветра ударил в окно, и Мерфи тотчас перевернулся на спину. Веревка выскользнула из его пальцев.

Сверкнула молния; гроза набирала силу. Теперь или никогда.

Она ждала следующего раската грома. Молния не заставила себя ждать; причем ударила так удачно, что свет мгновенно погас. Мак мысленно улыбнулась. Может быть, это вмешательство провидения?

В кромешной тьме она спрыгнула с кровати и рванулась к двери. Стремительный рывок — и веревка ослабла. Мак бежала, натягивая веревку. И вот она уже освободилась. Со всего маху беглянка врезалась в сервировочный столик, стоящий в коридоре.

Ее сумочка должна быть на кухне. Она неловко схватила ее связанными руками, высыпала содержимое на стол и стала на ощупь искать ключи. Кровь бешено стучала в висках, дыхание с хрипом вырывалось из груди.

Мак слышала свои приглушенные отчаянные рыдания, рвущиеся из горла, пока она лихорадочно ощупывала содержимое сумочки. Наконец пальцы нащупали холодный алюминий. Выбегая из кухни, она благодарила Бога. Бросилась к входной двери, вытянув перед собой связанные руки, таща за собой веревку, словно кошачий хвост.

Какой-то силуэт. Человек… О Боже, это он! На несколько секунд комнату залил свет очередной «вольтовой дуги», вспыхнувшей в небе. Ее руки упирались в его грудь. Глаза Мерфи угрожающе вспыхнули, он ухмыльнулся. Бушующая за окнами гроза отдавалась эхом в ее ушах, а ярость бури отражалась на лице мужчины, преградившего ей путь.

Кровь бросилась ей в голову. Застав Мерфи врасплох, она оттолкнула его в сторону с силой, которой прежде в себе и не подозревала. И в отчаянии бросилась сквозь дождь и ветер к своей машине, стоящей в каких-нибудь пятнадцати футах от дома. Не может быть, чтобы она оказалась запертой. Не может… Ни к чему ей было ее тут запирать. Она молилась про себя, чтобы так оно и оказалось. Теперь она уже зашла слишком далеко и не могла остановиться.

Он догнал ее мгновенно — подставил ногу, и они упали на землю и покатились вниз по пологому склону. Лица их почти соприкасались; он дышал тяжело и часто. Они смотрели друг другу в глаза. В ее взгляде были страх и вызов. В его — холод и отчаяние.

Она перестала сопротивляться, придавленная его весом, и это его чуть не доконало. На несколько секунд ее тело стало мягким и податливым, груди упирались в его грудную клетку. Ее полные губы были так близко…

Буря накрыла их. Маккензи лягалась, царапалась, кричала. Когда она ударила Мерфи коленом, ночной воздух огласился его проклятиями. Мак вскочила, поскользнулась. Наконец поднялась на ноги.

Из ее горла вырвался крик, когда он ухватил ее за лодыжку и снова повалил на землю. Грязь и глина забились ей под блузку, а острый сучок распорол кожу на животе. Он потащил ее в дом, несмотря на отчаянные попытки Мак взобраться на холм.

Удары кулаков обрушились на голову Мерфи. Острая боль пронзила ее руки, однако Мак продолжала наносить удар за ударом.

Насквозь промокшие и грязные, они отчаянно боролись, катаясь по земле. Наконец Мерфи снова подмял ее под себя. Дождевая вода капала с его лица на ее щеки. Навалившись на нее всем своим весом, он ухватил Мак за руки и завел их ей за голову. Лишив ее таким образом возможности сопротивляться, он чуть расслабился, по-прежнему прижимая ее к земле. И вдруг уткнулся лбом в ее голову.

Мерфи почувствовал, как в нем поднимается волна желания. Черт возьми, природа брала свое. Испытывая к себе ненависть и презрение, он резко встал, рывком поднял Мак на ноги и взвалил на плечо. Ухватившись за перила, чтобы не упасть, зашагал обратно к дому.

Мак покоилась у него на плече. Она понимала: он одержал верх. И ничего с этим не поделаешь.

Сидя в отблесках догорающих углей, оба тяжело дышали, сердито глядя друг на друга. Мерфи откинулся на спинку кушетки, расслабился. Ей не откажешь в мужестве… Она отчаянная. И у нее прямой, открытый взгляд. Ему нравились ее глаза.

Прошла минута. Две.

— Свечи есть?

— На кухне, — прошипела она, потирая ушибленную ногу. Он схватил ее за блузку и приблизил к ней свое лицо.

— Только пошевелись, и я из тебя дух вышибу.

Ему вдруг подумалось: а что, если ее сейчас поцеловать? Что он почувствует? Страсть? Он мысленно выругался. У него нет на это времени, Маккензи не собиралась убегать. Пока. Она продрогла, перепачкалась в грязи и была вся в синяках. Когда огонек зажигалки поджег фитили двух свечей на буфете, она подняла взгляд. И тут заметила, что его лоб в крови.

Он поднял руку и вытер кровь, которая едва не залила ему глаза.

— Бери мою машину и убирайся. — К удивлению Маккензи, в ее голосе прозвучал приказ.

Не обращая на нее внимания, он подошел к раковине и сдернул с дверцы духовки полотенце. Прижал ткань к ране и, нахмурившись, взглянул на Мак:

— Еще рано.

Если ей суждено погибнуть — наплевать! Маккензи прошла на кухню и протянула ему свои связанные руки.

— Развяжи меня, — приказала она, сама удивляясь своей безрассудной отваге.

Он лишь насмешливо улыбнулся.

— Развяжи немедленно! — потребовала она. — Посмотри, что у меня с руками.

Он смотрел ей прямо в глаза. Томас Джастис Мерфи не привык, чтобы с ним разговаривали в таком тоне.

— Ты снова попытаешься бежать.

— Снова и снова. Ты меня убьешь, и дело с концом, но сейчас развяжи. Мне больно.

Он опустил взгляд на ее грязные распухшие руки и снова нахмурился. А ведь он не мерзавец. Томас Джастис Мерфи — порядочный человек. Он прикасался к телу женщины только для того, чтобы успокаивать, возбуждать, наслаждаться. Его охватило необъяснимое желание подойти к ней, осторожно развязать узлы, поднести к губам ее израненные руки… Он медленно потянулся к карману. Вытащил нож и щелчком выбросил лезвие.

Нож у него в руке. Она с ног до головы покрыта грязью. По лицу тянутся полосы — это дождь проложил дорожки.

Маккензи зажмурилась. Сейчас он перережет ей глотку, и все будет кончено. Снова открыв глаза, она поняла, что должна защищаться. Широко расставив ноги, она приготовилась дать отпор убийце. Он медленно приближался.

Ш-ш-ш! Мерфи полоснул лезвием между ее запястьями, и веревка упала на пол. Облегчение наступило тут же. Она осторожно потерла руки, чтобы восстановить кровообращение, и прошла мимо него к кухонной раковине. Повернула краник на баке с водой и налила воды.

Погрузив руки как можно глубже в раковину, Маккензи застонала: вода и жгла, и успокаивала боль. Потом она ополоснула лицо.

Маккензи услышала, как Мерфи тяжело опустился на стул. Она молча взглянула на него. Ей вдруг стало жаль этого человека. Что-то в нем привлекало ее. И это что-то вызывало пронзительную жалость.

Она отвернулась, откинув со лба непокорные волосы.

— Брось мне вон то полотенце.

Он пристально смотрел на нее несколько долгих секунд. Затем снял с раны полотенце и швырнул ей. Мак сунула его в воду и почувствовала позывы тошноты — вода стала темно-розовой. Отжав полотенце, она подошла и остановилась перед ним.

— Ты собираешься меня убить?

Он злобно взглянул на нее:

— Я же сказал, что нет. Разве не говорил?

— Изнасиловать?

Он лишь фыркнул в ответ и отрицательно покачал головой. Она приложила мокрое полотенце к его ране. Он снова фыркнул. Изнасиловать! Ему никогда в жизни даже в голову не приходила мысль изнасиловать женщину. И очень досадно, что она сочла его способным на такое. При любых других обстоятельствах он бы ее проучил. Запустил бы руки в эту гриву волнистых волос, откинул бы назад голову…

Его молчание, его неподвижность сильно беспокоили ее. На рану следовало наложить швы. Маккензи взяла один из подсвечников и направилась в ванную. Он сжал ее запястье, словно тисками.

— Иди за мной, — тихо проговорила Мак. Она решила: будь что будет. Чем быстрее она с ним разделается, тем быстрее выставит его отсюда.

Он сидел на унитазе, пока она перевязывала его рану, подложив основательный марлевый тампон под повязку.

Пальцы ее двигались медленно, осторожно. Мерфи думал о ее ласковых руках. И о волосах, которые пахли шампунем и дождем. Он смотрел на ее шею, пока она бинтовала его. И вдруг заметил кровь на ее блузке. «Как плохо, — подумал он. — Как плохо, черт возьми, что я встретил эту женщину именно сейчас! Скверно, что я оказался в подобных обстоятельствах».

— Ты поцарапалась, — сообщил он ей, поднимая край ее блузки. Поцарапалась и вся в синяках. По его вине… нет, по своей собственной, подсказал ему здравый смысл.

Она оттолкнула его руку, но он упорствовал. Взяв мокрое полотенце, он осторожно протер ее царапины. Маккензи отодвинулась. Он положил ладонь на ее бедро, чтобы удержать.

— Дай я их промою.

Выхватив у него из рук полотенце, она слегка приподняла свою блузку. Всего лишь царапина. Опуская блузку, она ощущала на себе его пристальный взгляд.

— Что дальше? — с усталым видом спросила Маккензи.

— Мне необходимо выспаться.

— И что?

— Я тебя опять свяжу.

Мак прочла в его глазах сожаление. Искреннее сожаление. Ее снова охватил прежний страх, но ненадолго. В каждом его поступке, в каждом движении… угадывалось рыцарство. Да, это точное слово, подумала она в изумлении. Он мог бы расправиться с ней еще несколько часов назад. Мог сломать ей руку или прирезать этим проклятым ножом. Но нет, он просто очень настойчиво добивался каких-то своих целей.

— Как ты здесь оказался? — Она пошла обратно на кухню, освещая дорогу свечой.

— Это долгая история.

Маккензи поставила подсвечник на стол. Положила руки на спинку стула и взглянула прямо ему в лицо:

— Это будет длинная ночь.

Он внимательно посмотрел на нее:

— Если я попрошу тебя помочь мне, ты согласишься?

Его вопрос застал ее врасплох.

— Смотря о чем идет речь. — Если бы он задал ей этот вопрос десять минут назад, она бы разразилась истерическим хохотом.

Он пожал плечами:

— Сейчас мне надо поспать. Завтра мне понадобится твоя помощь.

— Ты кого-то убил? — быстро спросила она.

Он рассмеялся тихим гортанным смехом. Потом снова стал серьезным.

— Нет. Кто-то хочет убить меня.

Еще не легче, подумала Маккензи.

— И ты решил привести убийц к моему дому? — спросила она.

— Да нет. Я просто вскочил в кузов грузовичка, когда он притормозил у светофора в Конкорде. И выпрыгнул из него, когда узнал это место, хотя прошло уже столько лет.

Так вот почему у него разорваны джинсы, разбиты коленки и ссадина на лбу. Но откуда пулевое ранение? Словно прочитав ее мысли, он махнул рукой:

— Полиция.

— Значит, ты ограбил банк? — предположила Мак.

— Нет, — ответил он, с трудом борясь со сном. — Я уже сказал, поговорим утром.

— Я не хочу, чтобы ты меня опять связывал. И не хочу спать с тобой на одной кровати.

— Это плохо.

У нее по спине пробежали мурашки.

— По крайней мере дай мне снять мокрую одежду.

Он кивнул. Каждый взял по свече, и они вернулись в спальню. Мак поставила свою свечу на тумбочку и двинулась к двери. Заметив его быстрое движение ей наперерез, она воскликнула:

— Мои вещи в соседней комнате!

Мерфи позволил ей прикрыть дверь в соседнюю комнату, чтобы она без помех переоделась. Он прислушивался к шороху влажной одежды, которую она снимала.

Мак распахнула дверь и прошла в спальню. В слабом свете свечи ее тело чуть просвечивало сквозь ночную рубашку.

Открыв дверь платяного шкафа, Мак махнула рукой, давая «гостю» понять, что там имеется и мужская одежда.

Пока он расстегивал то, что осталось от его джинсов, она отвернулась к стене. Через несколько минут он впервые за много дней почувствовал себя в тепле и уюте, пусть даже брюки были тесноваты, а футболка узка. Он молча указал ей на кровать.

Она колебалась, и он сделал резкое движение, словно собирался ей помочь. Мак улеглась в постель.

Он действовал предельно осторожно, стараясь, чтобы между ее щиколотками и веревкой оказалась ткань. Стараясь не думать о ранах на ее руках, он обернул запястья Мак рукавами рубашки, чтобы защитить натертую кожу.

Через несколько минут Мерфи уже спал рядом с ней. Мак немного расслабилась. Она смотрела то на него, то на связывающую их веревку. Прядь густых волос падала ему на лоб.

Все тело ее ныло и болело под мягкой тканью ночной рубашки. Ей очень хотелось принять ванну. Погрузиться в воду по самую шею. В воду с пеной. Чтобы ароматное облако окутало и успокоило ее. Мерфи застонал во сне и перевернулся на другой бок. Его рука легла ей на талию, а подбородок уткнулся ей в плечо.

— Выводите людей! — пробормотал он. — Прием!

Маккензи не шевелилась. Его голос был полон муки. Какое горе, какое несчастье постигло этого человека? И какое ей до этого дело? Он ей никто.

Мак крепко зажмурилась. В эти минуты ей хотелось оказаться как можно дальше от коттеджа. Тянулись долгие часы. Как ни странно, она все же уснула.

Вода забурлила по трубам. Мак резко приподнялась. Ее движение разбудило Мерфи, и он тотчас же схватился за пистолет, который оставил на тумбочке у кровати. Мгновенно насторожившись, готовый убивать, он тоже резко приподнялся.

— Эй! — Мак ткнула его в бок связанными руками. — Это всего лишь вода. Наверное, ремонтники уже возле дома.

За шторами ярко светило солнце.

Тут он все вспомнил. Вспомнил все до мельчайших деталей. Увидев, что она пытается избавиться от веревок, он перекатился на другой бок и начал развязывать их.

— Иди к двери и поблагодари их, чтобы они ничего не заподозрили. Только без фокусов.

— Да, конечно. Они подумают, что у меня все в полном порядке. Только почему-то в волосах ветки, а все лицо в грязи.

— Ты просто высунешь голову за дверь и поблагодаришь их. Но сперва умойся.

Он стоял позади нее, прижав к ее спине дуло пистолета. Она распахнула дверь и окликнула ремонтников, которые уже садились в свой грузовик. Ей хотелось броситься за дверь и закричать во всю глотку, но Мерфи крепко держал ее за руку, а ствол пистолета казался угрожающе твердым.

Ремонтники помахали ей в ответ, весело улыбнулись и уехали. Мак тяжко вздохнула и закрыла дверь.

— У тебя хорошо получилось.

— Отпусти меня. Рука болит.

— Куда ты теперь собралась?

— В подвал. Включить нагреватель и согреть воды. Хочу принять ванну перед тем, как одеваться.

— Никаких шуточек. С утра я бываю в скверном настроении.

Он не отходил от нее, пока она спускалась в подвал и поднималась обратно. На кухне Мак налила воды в кофейник и начала убирать тарелки в мойку.

Он сел на стул и положил локти на стол. Запах кофе приятно щекотал ноздри. Мерфи даже казалось, что он ощущает его вкус. Аромат кофе вливал в него свежие силы.

Мак поставила перед ним кружку, полную темно-коричневой жидкости, и снова принялась расхаживать по кухне. С каждым глотком Мерфи становилось лучше.

— Нужна горячая вода, — объявила Мак, направляясь в другую часть коттеджа.

— Мне не хочется в тебя стрелять, но никто не должен знать, что я здесь. Оставь дверь в ванную открытой. — Неужели он и вправду может ее застрелить? Не в пылу борьбы, а совершенно хладнокровно?

— И не подумаю. Иди за мной. — Она прошла в комнату, примыкающую к ванной, и показала, что ванная не имеет окон.

— Я буду возле двери, — сказал Мерфи; он сел на кровать, почувствовав боль в коленях.

Мак собрала свою одежду и прошла в ванную, с силой захлопнув за собой дверь. Лежать в воде было чудесно.

— Время вышло, — проворчал Мерфи. Он не мог больше вытерпеть, сидя и прислушиваясь к звуку льющейся на ее тело воды. И представил, как она лежит в ванне, лежит с мокрыми волосами, рассыпавшимися по плечам.

— Еще нет, — огрызнулась Мак.

Уняв свое воображение, он встал и подергал ручку двери.

— Мне больно, мне холодно, мне надо в ванну. Выходи немедленно.

Мак вылезла из воды и оделась. Она была уверена, что краска на ее щеках появилась от горячей воды.

Он смотрел на нее во все глаза. Пусть он загнанный беглец, но все равно мужчина. Ее волосы рассыпались по плечам влажными кольцами. Щеки разрумянились от горячей воды. На ней были джинсы, обтягивающие бедра. Ярко-розовая майка обтягивала прелестные округлые груди.

— Вернись в ванную, — приказал он.

Она осталась на месте, гневно глядя на него. Тогда он взял ее за руку, подхватил чистую одежду, которую вытащил из шкафа, и затолкал обратно в ванную.

— Мне что, снова тебя связывать? Она уставилась на него, сверкая глазами.

— Я не постесняюсь выскочить за тобой из дома нагишом. Так что давай без фокусов.

Смирившись, Мак села на унитаз и отвернулась к стене.

— Мойся быстрее.

Она прислушивалась, как он сбрасывает одежду, включает воду и влезает под душ. Услышав, как он застонал от боли, когда вода хлынула на раны, Мак поднялась. Его рука вынырнула из-за занавески и сомкнулась на ее запястье.

Мак машинально обернулась и увидела, в каком он состоянии. Его широкие плечи сплошь были покрыты синяками и кровоподтеками. На ребрах содрана кожа. И еще он был обильно «украшен» старыми шрамами. Длинные неровные и припухшие, они тянулись через грудь к спине. В предплечье чернела рана, а кожа вокруг нее была огненно-красной. Опустив глаза, Мак заметила, что бедра его тоже покрыты синяками, а колени разбиты в кровь. Она отвела взгляд.

— Или ты сядешь и будешь спокойно ждать, или я втащу тебя в ванну.

Господи, что должен был испытать этот человек? И тогда, и теперь. Обнаженный, он казался беззащитным… и страдающим. Ей стало не по себе. Что же в действительности с ним произошло? Ей все равно, сказала она себе. Какое ей до этого дело?

Позже, много позже он наблюдал, как она ходит по кухне и готовит завтрак. Фунт бекона шипел на сковородке. Самая обычная жизнь, Томасу Мерфи хотелось, чтобы все было так, как казалось на первый взгляд. Сытный завтрак мужчины и женщины после ночи, проведенной в одной постели.

Они не разговаривали с тех пор, как он вылез из-под душа. Она молча, не давая ему одеться, протянула тюбик с лечебной мазью. Заново перебинтовала ссадину на его голове. Он видел, как она поморщилась, когда лила перекись водорода на пулевое ранение. Томас Джастис Мерфи немного удивился, когда Мак тщательно исследовала его рану, а потом втерла в его руку немного пахучей жидкости. После чего забинтовала руку и сделала перевязь.

Он чувствовал в ней какую-то перемену. Она все еще не доверяла ему, но страх ее исчез. Может быть, она ему поможет. Видит Бог, он нуждается в помощи. И это само по себе его раздражало. Мерфи привык рассчитывать только на себя.

— Тосты?

Ее вопрос прервал его размышления. Он внимательно посмотрел на нее: -

— Да. И побольше. С виноградным джемом. Неужели он уловил на ее лице тень улыбки, когда она отворачивалась к кухонному столу? Как это было бы мило!

— Виноградного нет. Только яблочный.

Она разбила в чашку четыре яйца и добавила молока. Вылила смесь во вторую сковородку и энергично взбила. Мысли ее перенеслись назад, в утро, так похожее на нынешнее, только тогда у стола сидел ее брат. Ей было уже десять лет. А ему двадцать. Она не дожарила бекон, сожгла яичницу, а в апельсиновом соке было полно зернышек. Но Остин сделал вид, что лучшего завтрака он в жизни не ел.

Почему она об этом вспомнила? Может быть, потому, что в этом мужчине увидела ту же страстность. Тот же гнев. Ту же горечь. Она осознала это много лет спустя, но прекрасно запомнила. Ей очень недоставало Остина. И всегда будет недоставать. Его смерть оказалась… безумной расточительностью. И безумной трагедией.

Мерфи пришлось буквально вцепиться в столешницу, чтобы не наброситься на еду. Она поставила перед ним полную, с верхом, тарелку и снова наполнила кофейную кружку. Затем уселась напротив него, наблюдая, как он ринулся в бой.

Сама Мак отщипнула лишь крохотный кусочек бекона.

спросила она неожиданно.

— Что с тобой случилось, Мерфи?

— После.

— После чего?

Он ткнул вилкой в остатки бекона.

— После того, как поем.

Значит, этот человек умирал с голоду. Она готова была поклясться, что ему и раньше приходилось голодать. Мак увидела, как он напрягся, потом снова расслабился.

— Ты избит до полусмерти.

Мерфи зарычал, затолкал в рот тост и продолжал с жадностью насыщаться.

Покончив с завтраком, он почувствовал себя хорошо — впервые за много дней. Он отодвинул тарелку и принял у нее очередную кружку кофе. Пора ей объяснить… Пожалуй, пора.

— Я строитель. Ехал на работу, и у меня сломалась машина. На попутках добрался до Конкорда. Обедал в маленьком кафе, пока парень с заправки съездил на грузовике за моей машиной. Он сказал, что нужны запасные детали, поэтому я поехал дальше на попутных.

Заметив ее недоверчивый взгляд, Мерфи пожал плечами:

— Я бываю неосторожен. Двое в пикапе притормозили. Они показались мне самыми обычными парнями. Слегка подвыпившими, но и только, а потом я увидел синие и красные вспышки полицейской машины.

Он встал и выглянул в окно.

— Не успел я понять, что происходит, как водитель вдавил педаль газа в пол. Нас начали преследовать.

— Ты просил их высадить тебя из машины?

Мерфи рассмеялся. Улыбка украсила его мужественное лицо.

— Просил? Я был слишком занят тем, что цеплялся за приборную доску обеими руками, рта не мог раскрыть.

Он снова сел и отпил из своей кружки.

— Полиция отрезала нам путь, и водитель повел этот чертов грузовик по средней полосе и повернул обратно к Конкорду. Засвистели пули.

Рассказывая сейчас об этом, слыша собственные слова, он вспомнил. Что-то в нем взорвалось. Точно в те секунды, когда прозвучали первые выстрелы, он потерял способность рассуждать и его мозг функционировал сам по себе.

Глава 3

Пока в свои игры играл Вашингтон,

На черной стене рос список имен…


— Водитель потерял контроль над управлением, и врезался в парапет набережной. Нас окружили полицейские. Меня вытащили из грузовика и поставили к борту. Тут до меня начали доноситься обрывки разговоров. Эти парни ограбили магазин автомобильных запчастей в городе.

Он пристально посмотрел на Мак, пытаясь оценить ее реакцию. Реакции не последовало. Ее лицо оставалось непроницаемым. Поерзав на стуле, он продолжал:

— Нас всех арестовали за вооруженное ограбление. Я объяснил, что просто попросил меня подвезти. Те двое рассмеялись и сказали, что это я неплохо придумал. Полицейский с ними согласился. Трое ограбили магазин, и их застукали в этом грузовичке. У них даже имелись приметы всей троицы.

— И твои тоже?

— Посмотри на меня. Я похож на тысячу других парней. Нет. Это не так. Но она не стала этого говорить.

— Они не проверили твой рассказ?

— Они уже отобрали у меня бумажник. И готовились надеть наручники. Только я им не позволил. — Она смотрела, как он рассеянно потирает запястье. — Тут до меня дошло. Эти сволочи решили выдать меня за своего, чтобы прикрыть настоящего сообщника, который успел смыться.

Его снова захлестнул гнев. Попались бы они ему сейчас!

— Они шли на дно и тащили меня за собой. Вот так просто. Я оттолкнул полицейского, выхватил у него пушку и бросился бежать.

От Маккензи не ускользнуло жестокое, отчужденное выражение, промелькнувшее в его взгляде.

— Я шел напролом. Мне удалось от них оторваться. Много часов скрывался, непрерывно перемещаясь. Им очень хотелось до меня добраться. — Ему казалось, он слышит звук сирены, приближающийся, завывающий без умолку. Вой, заполняющий все вокруг, угрожающий жизни. Его тело и нервы были истощены. Он находился в таком напряжении, что слышал, как открываются и закрываются поры его тела. Как во Вьетнаме.

— Тебя бы оправдали.

— Учитывая заявление этих парней, что я был с ними? Не могу так рисковать. Я провел семь месяцев в тюрьме во Вьетнаме. Мне было тогда двадцать три года. — Он помнил все так отчетливо, словно это происходило вчера, а не давным-давно. — Никто меня больше не посадит за решетку. Никогда.

— Ладно. Продолжай. — Тюрьма. Вьетнам. Старые шрамы. Она начинала смотреть на него другими глазами.

— Я вскочил сзади в пикап, который остановился у светофора. Мне было безразлично, куда он едет. В тот момент, если бы копы меня засекли, я бы погиб.

— Ты хочешь сказать, что не позволил бы им взять тебя живым? Не слишком ли отчаянный шаг, ты не находишь?

Он взглянул на нее как на ненормальную.

— Грабеж. Сопротивление при аресте. Полицейские терпеть не могут тех, кто лишает их оружия.

Маккензн пожала плечами. Насчет этого он, наверное, прав.

— Ты говорил, что узнал эти места. Ты здесь жил раньше?

— Шарлотт. Я был несколько лет женат, и мы там жили. Здесь я некоторое время работал охранником. После развода подался на Север и начал все сначала. Мой брат купил тридцать акров девственного леса в Ремингтоне, штат Виргиния. Попросил меня помочь ему расчистить землю и построить дом. В обмен он выделил мне десять акров на собственный коттедж. Там я и живу, когда туда приезжаю.

— А я не могу позвонить твоему брату и попросить помочь?

— Нет. Не хочу его впутывать. Меня ничего хорошего не ждет, если дойдет до суда. Не стану рисковать. Кроме того, те парни меня подставили.

Вероятно, в этом было все дело, на девяносто девять процентов.

— Где ты живешь большую часть времени?

— Я не люблю долго оставаться на одном месте. Все время переезжаю. Двадцать лет мотался из города в город. А иногда живу в коттедже, что сам построил.

Мак пошла сварить еще кофе. Он наблюдал за ней. Для него вдруг стало очень важно, чтобы она ему поверила. Почему? Ведь он мог удерживать ее силой.

— Мне такая жизнь не по душе. Тебе не бывает одиноко? — Он ответил ей таким взглядом, что она оставила этот вопрос и задала другой: — Как, по-твоему, я могу тебе помочь?

— Газеты. Мы поедем в город и купим газеты. И еще я хочу, чтобы ты зашла в один магазин.

Она встала из-за стола и отыскала пачку сигарет и спички.

— Собиралась бросить курить, пока я здесь.

Маккензи услышала его вздох. Когда она вернулась к столу, он потянулся к пачке. Выдернул сигарету, зажег спичку и закурил. Она наблюдала, с какой жадностью он затягивается.

Она снова заняла свое место за столом. Мерфи поднес ей зажженную спичку, и она, тоже затянувшись, попыталась расслабиться.

— Не знаю, верить ли всей этой истории.

Его глаза потемнели.

— Я не лгу.

— Это ты так говоришь.

Его глаза сверкнули, и она почувствовала, что зашла слишком далеко.

Что может быть лучшим способом покончить со всем этим? У нее найдутся и другие дела.

— Итак, ты хочешь, чтобы я сходила в какой-то магазин. Похоже, она действительно ему поможет. Мак — замечательная женщина. И он снова пожалел о том, что был груб с ней.

— В тот магазин запасных частей, на который был совершен налет.

— Зачем?

— Поговори с продавцами. Узнай, не могут ли они описать этих парней и третьего сообщника. Мне надо его найти, чтобы я мог оправдаться.

Мак услышала в его голосе надежду, и сердце ее наполнилось состраданием. Она попыталась подавить это чувство.

— Почему ты просто не поехал туда?

— У них мой бумажник, моя лицензия, описание примет. — Лоб его покрылся морщинами; глаза потемнели от гнева. — Уверен, что они уже предупредили обо мне все полицейские посты. — Мерфи снова сделал затяжку. И резко вскинул голову. Когда он понял, что ему не дает покоя что-то еще? Когда он вспомнил про Вьетнам?

— Что еще? — спросила Мак. Он промолчал, и она продолжала: — Что еще ты хотел мне сообщить?

Его настроение резко изменилось. Он предпочел проигнорировать ее вопрос. Здесь распоряжается он.

— Ладно, поехали.

Поездка до Шарлотта прошла без приключений. Мерфи смотрел в окно, то и дело озираясь по сторонам. Мак неожиданно улыбнулась:

— Успокойся. Тебя не будут искать с женщиной.

Он кивнул, не отрывая взгляда от проносящихся мимо ландшафтов. Им овладело гнетущее чувство тревоги. Предположим, его все же поймают. А он втянул в свои дела Мак.

Внезапно он снова очутился в джунглях, снова его преследовали. Он видел асфальтированную дорогу, видел машины, деревья, но это был опять Вьетнам. Мерфи тосковал по вселяющей уверенность тяжести АК-47 в руках. Каждый раз, когда ему казалось, что он избавился от этого ощущения, оно возвращалось. Машину подбросило на выбоине, и ему показалось, что где-то рядом разорвалась граната.

Заметив его состояние, Мак спросила:

— Скоро приедем, Мерфи?

Всего секунду его глаза сохраняли выражение затравленного зверя. Когда он повернулся к ней, это выражение исчезло.

— Успокойся, — усмехнулся он. Теперь он вынужден ей довериться. — Не привлекай к себе внимания. Любой, мужчина обратит внимание на такую женщину, как ты.

Мак затормозила перед магазином, и Мерфи отвернулся и сгорбился на сиденье.

Протянув руку, она вытащила из-под заднего сиденья бейсбольную кепку и нахлобучила ему на голову. В этот момент ей страстно хотелось переломить эту ситуацию и превратить ее в какую-нибудь другую. В любую другую. А потом ее охватило чувство совершенно иного рода. Он хватал ее за руки, причинял боль. Какое ей вообще до него дело? И все-таки она прикоснулась к его плечу:

— Перестань так нервничать. Мне так или иначе нужен освежитель воздуха.

Он смотрел, как она заходит в магазин. Ему не нравилось, что она теперь вне его власти. Неужели он просто боялся, что она может удрать и бросить его здесь? Или Мак сама по себе что-то для него значит? Как она прикоснулась к нему только что, когда вылезала из машины! Это движение придало ему сил. Казалось, девушка стала ему ближе.

Войдя в магазин, Маккензи сделала вид, будто разглядывает новые неоновые полоски для дверных ручек и тройные пластиковые стеклоочистители. Она оценивала обстановку и разглядывала приближающегося к ней мужчину. Следящий за ней из-под козырька кепки Мерфи насторожился и выпрямился, когда стоящий за прилавком человек оставил свой пост и подошел к Мак:

— Могу ли я чем-нибудь помочь?

— Пока нет, — улыбнулась Мак.

Продавец с темной каемкой под ногтями широко улыбался, показывая желтые от никотина зубы. Его не мешало бы спрыснуть дезодорантом.

— Могу предложить все, что тебе угодно, стоит только спросить у старины Гарри. То есть у меня. Все, что пожелаешь, красотка.

— Спасибо. — Мак снова отвернулась к стенду с пластиковыми стеклоочистителями.

Мерфи нахмурился, заметив, что мужчина пристально разглядывает Мак со спины. Подонок.

Мигая ресницами, Маккензи ангельским голоском воскликнула:

— Я слышала, вас на днях ограбили?

— Верно. Поневоле задумаешься, содержать магазин или отказаться от него. Скверные наступили времена. В наши дни люди на все способны. — Улыбаясь до ушей, он сунул большие пальцы за пояс.

Мак снова обернулась и окинула его оценивающим взглядом. Должно быть, ему около сорока. На несколько дюймов выше ее. Седина в волосах. Жизнь обходилась с ним не слишком ласково.

— Я слышала об этом по радио. Одного из этих людей до сих пор еще ищут, правда?

Он с готовностью закивал:

— Поймают. У них есть его фото и все прочие приметы. Далеко ему не уйти.

— А двое других? — Мак сняла с крючка освежитель воздуха «Микки Маус» и понюхала его. Запах жевательной резинки. Она сморщила носик.

Мак увидела, как мимо ее лица промелькнула его грязная рука и сняла с крючка другой баллончик. Он поднес его к ее носу и усмехнулся:

— Вот этот больше подходит для такой настоящей леди, как ты.

— Сирень? Сомневаюсь. — Мак покачала головой. И выбрала освежитель с внушающим доверие изображением сосны. — У вас есть красивые колпачки для шин?

— Конечно. Вон там.

Следуя за человеком в несвежей синей униформе, она рискнула бросить взгляд в окно, чтобы удостовериться, что Мерфи терпеливо ждет ее.

— Ужасно возбуждает, когда знаешь, что где-то поблизости бродит на свободе вооруженный грабитель. — Сказав это, она подумала: «Не могу поверить, что этот бред — мои собственные слова».

— А ты не боишься?

— Боюсь, конечно. — Она открыто флиртовала. — Именно это и возбуждает. А ты был здесь, когда все это случилось?

Он гордо ухмыльнулся:

— Смотрел прямо в дула их пистолетов.

Она сняла с крючка коробочку с игральными костями и осмотрела их. Черно-белые. Вроде настоящие.

— Ты их узнал? Они местные? — спросила она как бы между прочим.

Из подсобки прогремел чей-то бас:

— Гарри, я же велел тебе пополнить запас банок с оливками на полках. А ты занимаешься глупостями.

Человек вышел из подсобки и тут же вернулся обратно.

— Видел их так же отчетливо, как тебя. Конечно, я бы с гораздо большим удовольствием смотрел на тебя.

«А я бы скорее пробежала по Нью-Йорку голышом среди зимы», — подумала Мак; но лишь лукаво улыбнулась. Они подошли к кассе, и Гарри прыгнул за прилавок.

— Тебе пришлось опознать их в полиции? — Медленно подняв ресницы, она провела кончиком языка по губам.

— Конечно. Эй, что скажешь, если я все подробно тебе изложу сегодня вечером, за ужином? Через час я заканчиваю.

Мак вытащила из сумочки кошелек. Он выбил требуемую сумму на кассовом аппарате.

— Один доллар. Кости за мой счет. — Ну спасибо.

— Так как? — настаивал Гарри.

Так как Мак колебалась, он быстро добавил:

— У полиции одна теория, а у меня — другая.

Она еще секунду разглядывала, чтобы подогреть его нетерпение.

— Где это? Я могу встретиться с тобой на месте.

— У Сандунски. В конце Элма. К северу отсюда. Так через час?

— Договорились.

На его лице тотчас же снова появилась улыбка.

— Как тебя зовут?

— Маккензи. До встречи, Гарри.

— Маккензи…

Пока он произносил ее имя, словно пробуя на вкус, она распахнула дверь и вышла.

Мак нарочно призывно покачивала бедрами, пока шла к машине.

Она была недовольна, когда Мерфи распахнул перед ней дверцу и проворчал:

— Какого черта ты так странно ходишь?

— Если тебе не нравится, как я действую, выметайся из моей машины и убирайся из моей жизни.

Он отвернулся и стал смотреть в ветровое стекло. Ей показалось, он скрипнул зубами; похоже, Мерфи едва сдерживался.

— У меня свидание. — Она вставила ключ в зажигание. — Этот слизняк говорит, что видел всех троих. Но все равно не понимаю, как ты собираешься самостоятельно найти того парня.

— Что еще за свидание? — Кажется, это уже чересчур, на подобное он не согласен.

— Мы ужинаем у Сандунски через час.

Мерфи фыркнул.

— Это настоящий притон. Тебе туда ходить опасно.

Мак резко затормозила на красный свет. Он ухватился за приборную доску и что-то пробормотал себе под нос.

— По-видимому, мне всюду опасно. Тебе нужна моя помощь или нет?

Мерфи взглянул в окно, потом опять на Мак.

— Нужна. — А про себя подумал: «И ты тоже нужна». Он весь кипел. «Если этот человек до нее дотронется, если только протянет к ней лапу, я разорву его на куски».

— Если я увижу, что ты долго не выходишь, я войду туда сам.

— Вчера ночью ты готов был меня убить, а теперь собираешься стать моим рыцарем? Уволь. — Она вдавила в пол педаль газа, и его отбросило на спинку сиденья. — Между прочим, я бы хотела вечером взять с собой твой пистолет.

Он замер. Ей казалось, она слышит, как проносятся мысли в его голове. Через несколько долгих секунд он достал из кармана пистолет 38-го калибра и сунул в ее сумочку.

— Если что — тебе надо только спустить курок.

— Он на предохранителе?

— У него нет предохранителя. Просто запомни, что он готов к стрельбе. — Мерфи снова отодвинулся. — Давай убираться отсюда, Я хочу осмотреть окрестности и найти место, где можно спрятаться. Не рискуй с этим пистолетом. Выуди из него какую-нибудь информацию, а потом оторвись. И не слишком его заводи.

— Он только закончит то, что ты начал. Она поехала к месту встречи.

— Я понимаю, что это лишний вопрос, но почему ты так охотно взялась мне помогать?

Мак сама не понимала, что с ней происходит. Отвечать не было желания. «Скорее бы ты убрался из коттеджа».

— Ты меня не боишься? — Ему не хотелось, чтобы она его боялась. Уже не хотелось.

— Я всего боюсь. Но это другое.

Ресторанчик действительно оказался местом весьма сомнительным. Ярко-оранжевая неоновая вывеска сверкала на фоне неба. Мак высадила Мерфи на противоположной стороне улицы и припарковала машину в конце стоянки. Она надеялась, что Мерфи будет внимательно наблюдать за выходом. Если ей понадобится быстро уехать, надо, чтобы он оказался на месте.

На улице уже темнело. Но внутри царили еще более густые сумерки. Под потолком висели клубы дыма. Пахло жареным луком и подгоревшим жиром. Мак нашла столик у выхода, подальше от ревущего музыкального автомата, и заказала выпивку.

В газетной лавчонке неподалеку от забегаловки Сандунски Мерфи просматривал местную газету. Четвертая колонка на третьей полосе сразу же привлекла его внимание:

«Сбежали двое подозреваемых в ограблении магазина запчастей в прошлую среду. Есть основания полагать, что они собираются присоединиться к третьему преступнику, который ускользнул от полиции, когда всех троих настигли после стремительного преследования по улицам Конкорда. Один из подозреваемых три месяца назад работал в ограбленном магазине. Все трое преступников вооружены и чрезвычайно опасны».

Под заметкой помещались три фотографии, одна из них являлась фотографией Мерфи, под ней крупными буквами было написано его имя. Он почувствовал, как зашевелились волосы у него на затылке. Бросив на прилавок четвертак, Мерфи вышел из лавки и поспешно зашагал к заведению Сандунски.

Гарри даже не потрудился помыться. Мак пригубила из своего стакана и приветливо улыбнулась ему.

Он ухмыльнулся в ответ и придвинул свой стул поближе к ней.

— Я заказал пару отбивных с жареной картошкой.

Маккензи молча пожала плечами и мило улыбнулась.

Вскоре появился официант и поставил перед ними две полные тарелки. Кувшин с пивом он водрузил на середину стола, а рядом — два мутных, грязноватых на вид стакана. Гарри разлил пиво по стаканам и набросился на еду так, словно несколько недель постился.

Мак думала о Мерфи. «Где он? Близко отсюда? Надеюсь, он поглядывает на эти грязные окна». Маккензи вонзила вилку в жесткое мясо и принялась пилить его столовым ножом с загнутым кончиком, на котором даже после мытья остались жирные пятна.

— Ты здесь живешь? — спросил Гарри, уплетая картошку.

— В гости приехала. Моя сестра в субботу вышла замуж. Я немного задержалась, устроила себе что-то вроде каникул. А живу в Нью-Йорке.

Он откинулся на спинку стула.

— Я так и думал, что ты не из здешних. Что-то в тебе есть такое… в общем, не наше.

Она сделала попытку отшутиться:

— Да, мой акцент.

— Не только, — проговорил Гарри, накрывая ее руку своей заскорузлой ладонью.

Маккензи отдернула руку и снова улыбнулась.

— Расскажи лучше об ограблении.

Он снова откинулся на спинку стула, пожирая Мак глазами.

— Пора уже было закрывать, и я готовился потушить свет, когда эти три парня ворвались и… Тебе это и в самом деле интересно, а?

Значит, она играла очень естественно. Ей следовало бы пойти в актрисы. Когда Гарри наклонился к ней, ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отодвинуться. Он же прошептал ей на ухо:

— После ужина мы могли бы пойти ко мне.

— По правде говоря, у меня через час встреча, — ответила Мак, бросив взгляд на наручные часики.

Он провел пальцем по тонкому замшевому ремешку на ее запястье.

— Тогда, может быть, завтра вечером? Старина Гарри — парень что надо. Не пожалеешь.

— Посмотрим. А теперь расскажи мне об этих парнях поподробнее. — Она отправила в рот картофелину, чтобы удержаться и не заорать, не разбить тарелку о его наглую физиономию.

— Они заперли за собой дверь на замок. Я услышал громкий щелчок и сразу же все понял. Попытался выбраться через черный ход, но они меня настигли. Один из них сунул мне в рот дуло пистолета. — Гарри на секунду замолчал и услышал, как Мак тихонько ахнула.

Удовлетворенно улыбнувшись, он продолжал:

— Он притиснул меня к прилавку и выгреб из кассы всю наличность. Потом они поволокли меня к сейфу и заставили отпереть его. Откроешь тут сейф, когда у тебя во рту торчит дуло пушки.

— Наверное. Продолжай. — Мак почувствовала, как ее передернуло от отвращения.

— Для тебя это и впрямь нечто из ряда вон. Наверное, тебе скучновато в твоем Нью-Йорке.

Мак пожала плечами:

— С девяти до пяти работа, а потом домой. Мужчины там очень деловые. Мне нравятся мужики здесь, на Юге. Они — мачо.[1] И сильные.

Мак собралась с духом, протянула руку и пощупала его бицепс. Он был твердым как камень, и она изобразила восхищенную улыбку.

— А когда ты открыл сейф, что произошло?

— Они меня чем-то шарахнули по голове, но сперва я с ними дрался, как питбуль. А потом выкинули меня из грузовика прямо за городом.

— Тебе повезло. — «А вот Мерфи — нет. Совсем». — Тебя могли убить, — вздохнула Мак.

Мерфи не терпелось узнать, что происходит в заведении Сандунски. Надвинув кепи на самые глаза, он подошел к зданию и попытался разглядеть что-нибудь сквозь грязные окна. Ничего не видно. Он не мог войта внутрь, не хотел рисковать. Осмотревшись, чтобы удостовериться, что за ним никто не наблюдает, он направился к запасному входу в бар.

— Тебе бы этого теперь не хотелось, а? — Гарри поднес ее руку к своим сальным губам, чтобы поцеловать.

Мак казалось, что ее вот-вот стошнит.

— Если бы они тебя убили, я бы тебя уж точно не встретила. — Мак надеялась, она мучается не зря и ей все же удастся выудить из этого типа что-то полезное.

Гарри еще ближе придвинул к ней свой стул.

— Завтра вечером, когда мы пойдем ко мне, я тебе расскажу кое-что еще. То, что даже полиции не рассказал.

«Я не могу ждать».

— Например? — Она широко раскрыла глаза и пристально посмотрела на него.

— Ну, я знаю, где они могут сейчас скрываться.

— Скрываться? — Мак почувствовала, что спина ее покрывается липким потом.

— Ага. Разве ты не слышала? Они удрали от копов вчера вечером.

По ее спине побежали ледяные струйки.

— Нет. Этого я не знала.

Он усмехнулся и подмигнул ей.

Что-то ему известно. Горилла эдакая. Таинственность напускает! Наверное, притворяется. Но ей надо выяснить все наверняка.

— Пошли, Маккензи. Давай потанцуем.

— Ну только один танец.

Он взял ее за руку и повел на небольшой пятачок перед музыкальным автоматом.

— Хватит и одного, детка.

«Ты правильно понял», — подумала она, кладя руку ему на плечо.

Он крепко прижал ее к себе, и они стали раскачиваться в такт музыке. Гарри подталкивал Мак бедрами и на мгновение прижался к ее виску губами. Она задрожала от отвращения, но он принял это за проявление страсти. Музыка, казалось, никогда не кончится.

Мерфи проскользнул по узкому коридору и нырнул в мужской туалет, когда кто-то подошел к нему слишком близко. Потом чуть приоткрыл дверь и выглянул наружу. И тут увидел Гарри и Мак. Глаза его потемнели от гнева, он решил покончить с этой комедией как можно быстрее. Чем скорее с этим будет покончено, тем скорее Мак окажется в безопасности…

Танец закончился, и Мак торопливо подошла к столику за своей сумочкой. Тяжесть лежащего в ней оружия несколько успокоила ее.

Зная, что Мерфи нужен еще один день для того, чтобы восстановить силы, она решила рискнуть:

— Лучше давай встретимся послезавтра. Где тебя найти?

Не моргнув глазом Гарри проглотил наживку:

— Здесь. Я живу за баром, в трейлере.

— Хорошо. Когда?

— Я буду здесь около шести часов. После шести в любое время, — Он поднял руку и погладил ладонью ее щеку.

Одарив его очаровательной улыбкой, Мак направилась к двери. «Спокойно, — твердила она себе, — не спеши».

Она заставляла себя идти, хотя была готова бежать без оглядки.

Прохладная струя воздуха ударила в лицо, и Мак осмотрелась в поисках Мерфи. Ей хотелось оказаться в относительной безопасности на озере Тиллери. И немедленно.

Мимо медленно проехала полицейская машина. Мак открыла дверцу своего автомобиля; она была близка к панике. Что, если они засекли Мерфи? Где же он?

Она завела мотор и поехала к концу парковочной площадки, глядя по сторонам.

— Черт тебя побери, Мерфи! Куда ты делся?

— Не останавливайся.

Она чуть не пробила головой крышу машины. Мерфи выпрямился — прежде он сидел скорчившись на заднем сиденье.

— Черт тебя побери!

Он злился на себя, но сорвал зло на ней, скомандовав:

— Трогай. Да трогай же! В городе полно полицейских машин.

Стараясь не превышать скорости, Мак выехала из города.

— Все чисто. Можешь больше не маячить у меня за спиной. Ты меня напугал до смерти. Долго ты там собираешься еще сидеть?

Боковым зрением она видела, как он перелез через спинку сиденья, и чуть посторонилась. Он уселся рядом и тихо сказал:

— Они сбежали.

— Знаю, — Мак побарабанила своими длинными пальцами по рулевому колесу.

— Откуда знаешь?

— Мы со стариной Гарри говорили об этом. Он что-то скрывает, Мерфи. Сказал, что, возможно, знает, где прячутся эти парни. Я с ним встречаюсь послезавтра около семи часов. Мы пойдем в его трейлер, чтобы… чтобы выпить. Он находится за забегаловкой Сандунски.

Мерфи снова почувствовал потребность защищать ее. Его отчаяние наконец прорвалось наружу. Мерфи швырнул газету на заднее сиденье.

— Черта с два.

— Что я слышу? Думаешь, ты один имеешь право мной распоряжаться? Послушай, я сама сумею за себя постоять.

— Нет. — Хватит и того, что он втянул ее в эту историю. А теперь она подвергает себя еще большей опасности.

Мак вела машину по извилистой дороге. Казалось, она разгадала его мысли.

— Да, ты втянул меня в это дело, как я ни брыкалась, как ни вопила. И теперь я хочу довести все до конца. И кроме того: чем быстрее ты покончишь с этим, тем быстрее я смогу вернуться… к собственной жизни.

Он тяжело опустил руку ей на плечо.

— Ты будешь делать то, что я тебе говорю. И близко больше не подойдешь к этому парню. Я проберусь в город завтра вечером и постараюсь что-нибудь разузнать.

— Правильно, — с издевкой в голосе сказала Мак. — И все испортишь. Ты меня снова привяжешь к спинке кровати? Так вот, мне кажется, Гарри и есть третий.

Мерфи это уже приходило в голову.

— Возможно. Или он их знает и показал им место, где можно на время залечь на дно. Может, они спрятали деньги, и им приходится ждать, когда можно будет добраться до них. Иначе зачем им торчать в этих местах?

— Я это скоро выясню. А пока и нам лучше залечь на дно, чтобы ты мог восстановить силы.

— Я сказал — нет.

— Я не собираюсь с тобой спорить. Я пойду к нему. А если попытаешься мне помешать, вызову полицию, морскую пехоту и обученных герлскаутов. И будешь сам решать свои проблемы.

Мак расправила плечи. Она ужасно устала. И еще чувствовала, что между ними что-то происходит… Но что именно? В ней боролись противоположные желания. Ей хотелось, чтобы этот человек ушел из ее жизни. И хотелось ему помочь.

Машину занесло на очередном повороте. Когда он выругался и отодвинулся от дверцы, она улыбнулась.

— Мерфи, ты лучше будь настолько же проворен, как упрям. Мне понадобится надежное прикрытие.

Он снова вполголоса выругался и достал еще одну сигарету. Над передним сиденьем зависло облако дыма. Мак чуть приоткрыла окно.

— Сделаешь по-моему. — Запах ее духов окутал его, когда он повернулся к ней. Ему необходимо найти способ ее защитить. Немедленно! — Ты меня понимаешь?

Маккензи шумно вздохнула, давая выход раздражению.

— Ты, Мерфи, из породы твердолобых. Сражайся с ними, не со мной. Одному Богу известно, почему мне хочется тебе помочь, но мне этого хочется. А теперь отвяжись. Со мной все будет в порядке.

Он нахмурился и снова отодвинулся к дверце.

— Мне следовало оттащить тебя вниз, к пруду, и утопить. Мак невольно вздрогнула. Страх, недоверие к нему вновь захлестнули ее. Но все другие чувства, пусть и глубоко погребенные в душе, по-прежнему не давали покоя.

Глава 4

А из моих кошмарных снов

Какое вышло бы кино…


Мак с облегчением вздохнула. Увидев за деревьями в темноте смутные очертания коттеджа, она подвела машину к крыльцу и заглушила мотор. В салоне воцарилось тягостное молчание. Мерфи загасил сигарету в пепельнице. У него вдруг разболелась голова.

Мак взглянула на него почти с состраданием. И распахнула дверцу. Мерфи вылез следом за ней. Она принялась разжигать огонь в камине с помощью скомканной газеты, которую Мерфи швырнул на кушетку. Она слышала, как он направился на кухню.

Хлопнула дверца холодильника. По крайней мере он может приготовить что-нибудь. Сомнительно, что у Сандунски ее могли накормить приличным ужином.

Мерфи изучал скудные запасы провизии. С этой леди, похоже, все в порядке. Она для него старалась изо всех сил. Сцены прошлой ночи промелькнули перед его мысленным взором, и он почувствовал себя подлецом. По крайней мере он мог бы обращаться с ней повежливее.

В камине взвилось пламя, с ревом устремившееся к дымоходу. Мак направилась в противоположную часть дома, и Мерфи не стал ее удерживать — сколько можно дергаться?! По доносящимся до него звукам он определил, что она меняет постельное белье. Потом услышал журчание воды и понял, что Мак принимает ванну. В нем шевельнулось давно уже забытое чувство.

Он привык к обезличенным, холодным, строго функциональным жилищам, привык подавлять свои эмоции, и теперь эти звуки — они проникли в его душу и принесли ощущение домашнего уюта, ощущение, давно уже не посещавшее его.

Он желал ее. Это было ясно. Она заставляла его думать о розах, вине, интимных ужинах в приглушенном свете ресторана. Заставляла думать о музыке. Он бы нежно обнимал ее, а она покачивалась бы в танце, прижавшись к нему. И смотрела бы на него снизу вверх своими прекрасными глазами, а он бы нежно целовал ее в губы.

Сидя в кресле-качалке, Мерфи наблюдал за пляшущими в камине языками пламени. Он уже выключил плиту, и два огромных чизбургера поджидали едоков. Веки его отяжелели, все тело налилось усталостью. И все же какая-то часть сознания оставалась начеку — часть сознания, которая провела его сквозь ад Вьетнама. Даже в полусне, услышав за спиной какой-то шорох, он вскочил, готовый к обороне.

Мак вскрикнула в испуге, когда железные пальцы сомкнулись на ее запястье.

— Отпусти меня! Господи, я думала, мы уже покончили с этим.

Мерфи отдернул руку. И постарался скрыть смущение.

— Никогда не подкрадывайся ко мне со спины.

— А я уже подумала, что тебя подменили, что ты стал нормальным человеком. Успокойся. М-м… Чувствую запах еды. Ты готовишь, Мерфи? Как интересно… Вот уж не подумала бы.

Заметив, что он уже принялся за бренди, она налила себе вина и принесла на подносе ужин. Поставила поднос на подставку у камина.

Сидя на корточках, Мак протянула ему тарелку и с наслаждением подставила спину теплу. Она надела удобные джинсы и хлопчатобумажную рубаху, но от нее не укрылся его восхищенный взгляд.

Мак смотрела на него и удивлялась. Ей хотелось, чтобы он ушел из ее жизни. Хотелось, чтобы все это кончилось. Так почему же ее так беспокоит его ранение?

— Тебе надо принять ванну, это облегчит боль.

Он кивнул. Да, надо. И хочется. Но что, если она сбежит, бросит его на произвол судьбы?

— Не бойся, я не убегу, — сказала Мак.

Он поднял на нее глаза, вопросительно приподняв бровь.

— Я не воткну в тебя этот нож и не сбегу в машине. Он подумал о ее словах. И о ее способности читать его мысли.

— Почему бы тебе этого не сделать?

— Разве тебе не достаточно моего обещания? И вообще, я бы не сказала, что ты прекрасно себя чувствуешь. Твоя рука горела, когда ты меня схватил. — Отставив тарелку, она поднялась и потрогала ладонью его лоб. — Да у тебя жар! — с тревогой в голосе воскликнула она. — Либо у тебя началось заражение, либо ты простудился на озере. После того как примешь горячую ванну, я как следует рассмотрю твою руку.

— Возможно, я просто сидел слишком близко к огню.

У него першило в горле, а головная боль не утихла даже после еды. Рука болела просто дьявольски, да и все тело тоже. Но это не шло ни в какое сравнение с тем, что он пережил во Вьетнаме. Вопреки своему желанию он все прекрасно помнил. Каждую минуту, секунду, каждую мелкую подробность. Вонь крохотной камеры, ставшей его адом на долгие часы, на месяцы. Каждое мгновение вспоминалось без всякого усилия, и мысленно он постоянно возвращался в эту проклятую страну.

Мак еще больше встревожилась.

— Ты похож на привидение. С тобой все в порядке?

— Да-да. Не суетись.

Он заставил себя сосредоточиться на настоящем. Чизбургер был великолепный. Огонь в камине и ее присутствие — чего еще желать? Он поднял глаза и увидел, что Мак внимательно смотрит на него.

Несколько минут прошло в молчании. Потом Мак рискнула спросить:

— Почему ты больше не женился? Столько лет прошло — и ни одна женщина тебя не окрутила? И кроме того, ты очень привлекательный мужчина.

Он улыбнулся в ответ:

— Я уже говорил. Не хочу себя связывать.

Мерфи пристально смотрел на Мак. Она отправила в рот картофельный чипе, а потом облизала губы. Он отвел взгляд. Поспешно.

— Ты хочешь состариться в одиночестве? Никогда не хотел иметь детей?

Что-то дрогнуло в его душе. — Ну и что?

— Просто не могу поверить, что тебе так дорого твое одиночество.

Мерфи снова приложился к бренди, найденному в чулане. Алкоголь огнем обжег пищевод и желудок. Ему наплевать на то, что она думает. Кто она такая, чтобы судить его?

— Я мог бы рассказать тебе много такого, чему ты не поверишь. И еще больше такого, о чем тебе не надо знать. — Холодок в его взгляде растаял так же быстро, как и появился. — Поэтому скажи мне: а какое у тебя оправдание? Ты недурно смотришься. И довольно умна. — Он мысленно усмехнулся. Да за такую женщину можно жизнь отдать. Нежная, добрая, энергичная.

Она резко выпрямилась.

— Откуда ты знаешь, что у меня никого нет? Он пожал плечами;

— Ты не носишь кольцо. Кроме того, ни один мужчина в здравом уме, женившись на тебе, не выпустит тебя из поля зрения даже на несколько дней. Уверен в этом на все сто.

Мак ответила на его комплимент улыбкой.

Краска залила ее щеки, когда она поймала себя на том, что смотрит на его губы и думает о том, каким мог бы быть его поцелуй. Нет, его поцелуй не будет нежным. Наверное, ей и не хотелось бы подобной нежности.

Он по-прежнему не сводил с нее глаз. Ее окружали оранжевые отблески пламени. Сейчас она казалась совершенно неспособной на поступки, которые, как он знал, она способна совершать. Например, драться, как дикая кошка. Кокетничать с глупым продавцом в магазине. Варить кофе, когда ее жизнь под угрозой. Да и кулачки у нее довольно крепкие…

Ему опять вспомнился прошедший день. Нет, не следует снова отпускать ее к Сандунски. Вчера вечером он был готов на все — только бы доказать свою невиновность. Сегодня он уже готов уговаривать ее, чтобы она больше туда не ходила.

— Поеду в город пораньше и покручусь вокруг трейлера этого парня. Может, смогу добыть доказательства, которые нам нужны. Ты не останешься наедине с этим слизняком.

— Скажите пожалуйста! Я все равно буду действовать по твоему плану, с тобой или без тебя. Только разок взгляну на всех троих и выберусь оттуда. И пойду прямиком в полицию. Они их схватят, и все утрясется. Я уже запомнила номер грузовика. Все очень просто…

Он покачал головой;

— Ничего не просто. Я сказал — нет.

— Послушай, Мерфи, ты уже не в армии, и я не собираюсь подчиняться твоим приказам. Ты меня в это дело втянул, и я теперь не отступлю. — «Кроме того, — убеждала она себя, — это лучший способ от него избавиться». — Ты же не ожидал бы от своего товарища во Вьетнаме, что он сбежит, когда запахнет жареным? — Она встала и принялась расхаживать по гостиной.

— Не болтай глупости. Ты ничего не знаешь о Вьетнаме, Маккензи. — Он не считал нужным объяснять ей, что такое война. Чтобы описать, как все было в действительности, — таких слов не существовало. Все равно никто всерьез не хочет об этом слушать. Нахлынувшая волна обиды постепенно улеглась.

— Еще раз спасибо, Томас Джастис Мерфи. — Мак уже доводилось сталкиваться с болью, вызванной Вьетнамом. Чаще, чем ей хотелось бы. — Тебе не приходило в голову, что и я кое-что знаю о Вьетнаме?

— Нет, не приходило, — проворчал он.

Ей не хотелось сейчас вдаваться в подробности. В душе снова закипал гнев, а она не хотела отвлекаться от главного…

Мерфи закрыл глаза. Он чертовски устал. Как добиться своего, если человек так устал? Он с трудом боролся со сном. Уплывая в призрачный мир, он услышал собственный голос:

— Там я был нужен.

Это ее растрогало. Ох, черт побери, он ее растрогал! Она подошла к его креслу, опустилась рядом с ним на колени и положила руку на гладкий кленовый подлокотник.

— Там все были нужны. Ты мог бы стать нужным здесь, Мерфи. Но ты этого не хочешь. Готова поклясться, что твои товарищи тебя любили.

— Мы все друг друга любили. — Слова с трудом срывались с его губ, они казались ужасно тяжелыми — от усталости и от выпитого бренди. — Они все — часть меня. Бои, вечеринки, долгие бессонные ночи, кровь. Все это — со мной. Когда я вернулся домой, все изменилось. Кроме меня.

Мак услышала, что дыхание его стало ровным, как бывает в глубоком сне. Морщины у него на лбу разгладились, гусиные лапки у глаз исчезли. Губы, обычно плотно сжатые, чуть приоткрылись…

Когда он несколько минут спустя резко выпрямился, тотчас же проснувшись, она вздрогнула; сердце ее бешено забилось. Господи, он когда-нибудь перестанет ее пугать?

Мерфи посмотрел ей в глаза и как ни в чем не бывало продолжил беседу:

— Ты туда не пойдешь. Я что-нибудь придумаю. — Его веки снова опустились.

— Я могу быть такой же упрямой, как и ты. Я пойду туда. Как только он начнет меня лапать, я просто вытащу пистолет и выстрелю ему в ширинку. Или закричу — меня кто-нибудь услышит. Не бойся за меня, Мерфи.

Кресло-качалка замерло. Он спал, согревшись у огня, убаюканный усталостью и ощущением относительной безопасности. Потом Мак стояла рядом с ним в ванной. Она хмурилась.

— Ладно, позволь мне взглянуть на твою руку.

Она сдернула полотенце, которое он набросил себе на плечо. Его кожа все еще была теплой после горячей ванны. На волосах блестели капельки воды. В тот момент, когда Маккензи увидела расползающееся по плечу красное пятно и темный овал вокруг раны, она поняла, что все гораздо хуже, чем можно было ожидать.

— Ложись в постель! — приказала она. И тут же оставила его, чтобы поискать в шкафах что-нибудь подходящее в данной ситуации. Спирт. Теплые влажные полотенца.

Он уже задремал, когда Мак вошла в спальню. Присев на край постели, она крепко перетянула его рану и перевернула бутылочку со спиртом горлышком вниз, чтобы тонкая струйка пролилась на рану.

Когда Мерфи взревел от боли, она поняла, что добилась успеха. Он попытался встать, но она силой заставила его лежать.

— Успокойся. Не дергайся. Теплая влага и спирт вытянут инфекцию. А если нет, отправишься в ближайшую больницу.

Мерфи разделся, прежде чем улегся на чистые шелковистые простыни. Теперь, когда он метался и боролся с Мак, верхняя простыня соскользнула на пол. Она наклонилась, чтобы укрыть его, и ее рука коснулась его груди. Он прекратил сопротивляться.

Маккензи поспешно укрыла его и потянулась за градусником.

— Не хочу, — пробормотал он, отталкивая ее руку.

— О, есть и другой способ. — Ее улыбка напоминала улыбку чеширского кота. — Сунь его в рот, пока я не сунула его тебе в…

Не колеблясь ни секунды, он сунул под мышку градусник. Через несколько минут Мак его вынула. Тридцать девять и пять. Она озабоченно нахмурилась:

— Немного подождем, а потом поедем в город. Просто расскажем в полиции о наших предположениях, и пускай действуют.

Он схватил ее за руку.

— Нет. Я хочу сам добраться до этих парней. — Он впился в нее взглядом. — Обещай мне… Со мной будет все в порядке, когда я немного отдохну. Никакой полиции.

— Я не вызову полицию.

С явным облегчением Мерфи выпустил ее руку. Выражение благодарности в его глазах, казалось, сводило ее с ума. Не в силах выдержать этот взгляд, она занялась игрой во Флоренс Найтингейл.[2]

Его глаза снова прикрылись, и ее голос доносился до него словно из глубин какого-то бесконечного туннеля. Ее ласковые руки то и дело обтирали его прохладной мягкой тканью.

Если бы Мерфи был в полном сознании, он бы сдержался. Но сейчас, борясь со сном и с теми чувствами, которые пробуждали в нем ее руки, он потянулся к ней и попытался прижать к себе. Ему хотелось почувствовать на своих губах прохладу ее губ. Хотелось погрузиться в нее и не думать ни о чем.

Она отстранила его ослабевшие руки. Его пальцы вновь скользнули по ее груди, но она схватила его руку и сунула под простыню. Но и она почувствовала желание. Он был мужчиной. И она его хотела. Как все это примитивно. И так глупо, напомнила она себе.

Мак встала. Ему необходимо поспать, а ей — хорошенько подумать.

Он застонал, снова потянулся к ней, и от этого движения повязка на его плече съехала в сторону и стали видны шрамы на спине. Она нагнулась, чтобы их рассмотреть. Восемь шрамов. Длинных и извилистых. Какую боль выдержал этот человек? Вновь перевязывая его рану, она почувствовала, что хочет провести пальцами по этим шрамам, — возможно, для того, чтобы прогнать те воспоминания, с которыми он жил.

Он спит мертвым сном. Он никогда об этом не узнает. Протянув руку, Маккензи легонько провела пальцем по его спине. Кожа у него была гладкой, а шрам чуть выпуклым. Откуда он? От кнута? Или бамбука? Что еще они с ним сделали? У нее защемило сердце. Как это несправедливо!

Она его почти не знает. Зато неплохо разбирается в людях. Было очевидно: этот спящий на кровати мужчина — хороший человек. В этом она уверена. Но он ворвался в ее жизнь. Вдребезги разбил ее непродолжительные каникулы. И ей хотелось, чтобы все это кончилось.

* * *

Лежа на спине, он покачивался на волнах, и волны зализывали его раны. Солнце проникало сквозь неплотно прикрытые веки, оно согревало и опьяняло. Ласковое Южно-Китайское море было женщиной, с которой он совершал чудесный нескончаемый любовный акт. Она баюкала его, гладила своими прокладными влажными ладонями его грудь, живот — и еще ниже.

Оглушительный взрыв разорвал мирную тишину. Мерфи дернулся и погрузился под воду. Захлебываясь обжигающей легкие, мерзкой на вкус соленой жидкостью, он отчаянно работал руками, стараясь вынырнуть на поверхность.

Лопасти винта вспарывали воздух. Автоматные очереди взрыхляли песок, подбрасывая его фонтанами в небо. Раздавались вопли. Вой умирающих молодых парней, разорванных шрапнелью и минами. Кто-то выкрикивал приказы. Кто? Ведь это он командир. Это гибнут его люди. Он нужен им. Адреналин устремился по венам, но его действие сдерживали судорожно сузившиеся артерии.

Он проглотит весь океан, его бедные легкие вот-вот разорвутся. И он погибнет в воде, а не в бою. Нет! Ни за что. Наконец, сделав отчаянное усилие, он вынырнул на поверхность, жадно вбирая в легкие воздух.

Выбравшись на берег, он попытался протереть глаза. И обнаружил, что рука его покрыта липкой алой кровью. И сейчас она слепила ему глаза. Голова же словно раскололась надвое. Он чувствовал, как солнце обжигает его мозг. Но он не позволит, чтобы все вот так закончилось. Ни за что!

Ползком, на брюхе, он бесконечно долго пробирался к высокой траве. Горячий песок обжигал кожу. Он боролся, боролся из последних сил.

Воздушная волна ударила по барабанным перепонкам и перевернула его на спину, словно беспомощную черепаху.

Внезапно оказавшись в тени, он сначала подумал, что над ним парит громадный черный воздушный шар. Казалось, шар извивается и пляшет в солнечных лучах. Заставив себя пошире раскрыть глаза и заслонившись от солнца ладонью, он наконец разглядел зависший над ним вертолет.

Из вертолета свешивалось тело солдата. Кровь хлестала из обрубка некогда человеческой руки. Автомат все еще болтался на ремне, раскачивался в воздухе; одна нога запуталась в ремнях сиденья. Тут чьи-то руки попытались подхватить покойника, но тщетно. Тело еще несколько секунд болталось на ремнях. Потом устремилось вниз, к морю. Мерфи откатился в сторону. Мертвец беззвучно приземлился в двух футах от него. Мерфи зажмурился. Потом снова открыл глаза и встретился взглядом с пустыми глазницами смерти.

Ясно различимый приближающийся свист раздался над головой и резанул по ушам, разрывая барабанные перепонки. Прогремела пулеметная очередь, и неподалеку от него рухнул солдат. Он прокатился по земле несколько метров и застыл. Застыл навечно.

— Хватит! Хватит! — проревел Мерфи. Не чувствуя пронзительной боли, он поднялся на ноги и, пошатываясь на бегу, бросился к своему автомату.

Возле оружия лежала оторванная человеческая рука; пальцы еще шевелились. Рев приближающихся танков, полный угрозы, густой удушливый воздух, запах крови и стоны умирающих заполнили все его существо. Он испустил боевой клич, вырвавшийся из глубины души. Подскочив к своему М-16, Мерфи схватил его, перевел на автоматическую стрельбу и обрушил на врага всю свою ярость. «Да, хоть я и шагаю по долине Смерти, но мне не страшно никакое зло, потому что я — самый отъявленный сукин сын в долине Ашау!»

Маккензи услышала его крик. Она забылась сном на кушетке у камина. И этот вопль вонзился в ее мозг, как раскаленная сталь. Он напомнил ей о той ночи, когда вот так же проснулся Остин и все домашние вскочили с постелей, лихорадочно одеваясь, и бросились в его комнату. Ей был знаком вопль ночных кошмаров.

Она бросилась к Мерфи так же, как бросилась к брату много лет назад, и прижала его к постели своим телом. Это был единственный способ. Мерфи кричал и метался, размахивая руками и отбиваясь от нее ногами. Кровать под ним ходила ходуном; она знала — из-за этого кошмарного сна. Он по-прежнему отбивался ногами — и угодил коленом ей по голени. Острая боль пронзила всю ногу.

Маккензи увернулась от следующего удара и принялась трясти его за плечи:

— Мерфи! Томас! Проснись, черт тебя побери, пока не убил меня!

Он не слышал ее голоса, он сражался. Она кричала. Потом схватила его за обе руки и навалилась на него всем своим весом.

Мерфи замер. Грудь его высоко вздымалась. Наконец он медленно открыл глаза. Значит, он все же оказался в раю. Ангел. Крыльев нет, зато прекрасные волосы падают на плечи, а глаза… в такие глаза мужчина может посмотреть и освободиться от всех воспоминаний.

Над ним сияло видение, ласковое и нежное, вселяющее надежду, дающее тепло. Господи, такое чудесное тепло! Ему хотелось окунуться в него. Пусть оно растопит лед, который сковал его душу. Затем, окончательно проснувшись, он застонал, проклиная себя. Она отодвинулась и соскользнула с кровати. Его рука взметнулась вверх и удержала ее.

Она обернулась и тотчас отвела взгляд. Ей не хотелось, чтобы он заметил в ее глазах готовые пролиться слезы.

— Ты чуть не сломал мне руку, ты, здоровый детина. С тобой все в порядке? — спросила она, и сердце ее дрогнуло.

Он кивнул и закрыл глаза.

— Теперь — да. Я не тебе хотел причинить боль.

Она это знала.

Когда его рука отпустила ее, она присела рядом на край постели.

— Вьетнам?

Он промолчал, и она сама ответила на свой вопрос. Ответила мысленно. ПТСС. Посттравматический стрессовый синдром. Ей была известна статистика. После возвращения домой от этого умерло вдвое больше людей, чем погибло в боях.

Маккензи потеряла во Вьетнаме дядю. А потом, уже дома, брата. Ей было многое известно о последствиях стресса. Она помнила, как пришла в Центр помощи ветеранам и взяла там брошюру. В ней все было разложено по полочкам. Тогда, и только тогда, она отчасти поняла причины смерти Остина через десять лет после Вьетнама.

Проблемы с концентрацией внимания. Невозможность уснуть и спать. Внезапные вспышки ярости. Тяжелые воспоминания. Ночные кошмары. Ощущение заново переживаемых событий. Пережив то, что за пределами обычного человеческого опыта, человек инстинктивно пытается себя защитить.

Она по-прежнему сидела рядом с ним. Это единственное, что она могла сделать. Невозможно претендовать на понимание, оставалось только принять то, что есть. Слишком поздно исправить то, что сделали с Мерфи.

Он рассеянно теребил прядь ее волос. Прядь была шелковистой и настоящей, она помогала ему оставаться в реальном мире.

Мак понимала: когда за ним снова начали охотиться, для него будто снова начался кошмар войны. Вьетнам вновь стал реальностью во время стычки с полицией.

Мак была у стены Памяти. Сначала она могла только смотреть на нее издали. Смотреть в немом благоговении.

Печаль витала в воздухе. Она задержалась перед скульптурой трех солдат, посмотрела на них снизу. Потом шагнула вперед, чтобы прикоснуться к ним. Ей казалось, что они живые. Все трое, стоящие на склоне холма, глядящие вдаль — на что? На свой дом. Ее они не видели.

Странная, случайная вспышка света — цветок, флаг, пара ботинок, несколько фотографий — бросилась ей в глаза из черной трещины в земле. Подойдя поближе, она стала рассматривать буквы, прикоснулась пальцами к прохладной надписи на камне — имена… так много имен.

Медленно шагая, Мак смотрела, как скользят солнечные лучи по каждому из дорогих имен. Видела свое отражение в полированном камне. Здесь жизнь была всего лишь тенью. И она помнила гнев, отчаяние, ощущение несправедливости от того, что ветеранов многие забыли. Смотрела, как мимо медленно проходят другие скорбящие, встречаются и расходятся в разные стороны. Почти ничего не говорят. И не находят утешения.

Она могла предложить этим ветеранам лишь свою гордость за них, свое преклонение, свою вечную верность. А теперь появился Томас Джастис Мерфи. Она о нем позаботится. Даже если ей этого и не хочется.

Мак сидела на краю постели и боялась показать свое сочувствие, подозревая, что это только разозлит его.

— Теперь лучше? Принести тебе выпить? Или кофе?

— Я сам принесу.

— Нет. Мне вовсе не трудно. — Она поднялась с постели и пошла s тускло освещенную кухню.

Придется ему довольствоваться растворимым кофе, подумала она, открывая кран с горячей водой и спуская воду. Насыпала гранулированного кофе в две чашки. Устало вздохнула. Ну и история…

Мерфи прошел в ванную и стал плескать в лицо холодную воду. Почему все это теперь возвращается? Хотя кажется, оно никуда и не исчезало. Постоянно находилось при нем. И после всего произошедшего она так добра к нему. Он не мог этого вынести.

Глава 5

Не надо все держать в себе,

Откройся, расскажи…


Он прикурил две сигареты и одну протянул ей.

Она откинулась на изголовье кровати, подтянув к груди колени и обхватив их руками. Он лежал совсем близко от нее, лежал, облокотившись на локоть. И пил растворимый кофе, который она ему принесла.

Маккензи посмотрела на его руки и представила себе, как они держат молоток. И автомат.

— Ты строишь дома? Или что?

— Иногда дома. Особенные дома. — Мерфи вытянулся на кровати и перевернулся на спину, поставив кофейную чашку на ночной столик. — В основном по индивидуальным проектам.

Искренне заинтересованная, она спросила:

— Например?

— Музеи, мосты — подвесные и длиннопролетные. И еще игровые площадки, замки.

Она радостно улыбнулась. Значит, она не ошиблась той ночью, он действительно такой, каким ей казался.

— Замки?

— Пока только один. Мэйн. У самого моря. Этот старик владел половиной побережья. Разбогател. Где — я не спрашивал. И он хотел подарить своей жене, с которой прожил сорок лет, то, о чем она всегда мечтала. Вот я и построил им замок, с башней и рвом, наполненным водой.

Маккензи представила себе этот замок и вздохнула:

— И конечно, с огнедышащим драконом.

— Нет, об этом они сами позаботились. У них был на редкость злой пес. Рычал, как дьявол. Ждал, пока я взбирался на двенадцать ступенек вверх по лестнице, а потом налетал, сначала скалился, а затем лаял, словно говорил: «Вот я до тебя доберусь!» — Его непосредственный тон, искренние интонации позволили ей еще раз заглянуть в его тщательно оберегаемый внутренний мир.

Откинув с лица волосы, она подзадорила его:

— Держу пари, он ел из твоих рук еще до того, как ты закончил работу.

— Естественно, — кивнул он, затягиваясь сигаретой, От нее не ускользнул усталый жест, которым он провел ладонью по глазам.

— Значит, ты работал над большими проектами, которые отнимали много времени. И жил в городе или поселке, пока не заканчивалась работа. Ты не часто бываешь дома, да?

— Не часто. Так мне больше нравится. Я путешествую, участвую в строительстве зданий, которые кому-то очень нужны. И эти сооружения проживут намного дольше меня. Что приносит удовлетворение.

Ему хотелось спать. Она поняла это по его голосу, по его позе, по тому, как он вытянулся на постели.

— Тебе часто снятся кошмары?

Он выпустил в потолок длинную струйку дыма.

— А разве не со всеми такое бывает?

— Нет, Мерфи. Бывает, но не так.

Он загасил сигарету и повернулся к ней, чуть прикрыв глаза. Все тело ломило и болело. Приложив ладонь к его лбу, Маккензи почувствовала, что у него все еще сильный жар. Она соскользнула с кровати и натянула ему на плечи одеяло.

— Думаю, тебе надо еще поспать.

Сейчас он казался совсем не тем человеком, который ворвался к ней в коттедж. Он проговорил;

— Раз уж ты здесь, Мак, почему бы тебе не побыть со мной еще немного.

Он не просил. Не выпрашивал милости. И уж конечно, не умолял. Но ее присутствие, ее аромат затмили весь мир. Его душа воспрянула. И сколько бы в нем ни осталось хорошего, он хотел поделиться этим с ней.

Маккензи колебалась. Она не привыкла запросто ложиться в постель с мужчиной. Особенно если знает его всего лишь сутки. Но пока он просит у нее только утешения, она уступит.

Она прилегла на одеяло и прижалась к нему.

Сорвавшегося с его губ тихого вздоха оказалось достаточно. Ему нужен был кто-нибудь. И в данный момент этим человеком была Маккензи Эллиот. Впервые в жизни кому-то понадобилось ее присутствие — чтобы она просто находилась рядом.

Ее волосы перепутались с тугими завитками густой растительности, покрывавшей его грудь. Кожа ее казалась прохладной по сравнению с его горячими, мучительно болевшими плечами, прикасавшимися к ней там, где не было одеяла.

Ей хотелось прижаться к нему всем телом. Почувствовать его всего, каждый дюйм: его грудь, живот, ноги — все ощутить под собой.

Его рука шевельнулась; он осторожно провел ладонью по ее бедру, словно проверяя, что за этим последует. Мак замерла, затаила дыхание. Минуту спустя он снова, казалось, задремал. Она успокоилась, мысленно улыбаясь.

Возможно, то, что она к нему чувствовала, называлось любовью. Нет, конечно же, нет — просто сострадание. Как понять, что такое любовь? И когда она приходит? Мак крепко зажмурилась. Наверное, все-таки любовь. Иначе что же еще? То, что случится с ним — отныне и навсегда, — случится и с ней.

Но за что ей его любить? Он напугал ее до полусмерти, угрожал ей с той самой минуты, как она его увидела. Томас Джастис Мерфи — человек жесткий. Решительный. Упрямый, Своевольный. Но еще и благородный. В нем чувствуется то хорошее, что он не в состоянии скрыть от любого, кто захочет это увидеть. Доброта — его неотъемлемое качество.

Он перевернулся на бок и обнял ее уже обеими руками. Полотенце снова соскользнуло с раны. Запах спирта наполнил комнату. Мак осторожно вернула повязку на прежнее место. И ее губы случайно коснулись его ключицы. Кожа была сладковатой на вкус. И от него пахло мужчиной.

Из горла ее вырвался прерывистый вздох, когда он коснулся подбородком ее макушки. Затем он приподнял колено и опустил на ее бедро. Колено оказалось теплым и твердым.

Маккензи не сопротивлялась. Ей было с ним хорошо, уютно. Она глубоко вздохнула и закрыла глаза. Ничего страшного, если она полежит вот так, рядом с ним.

Они спали. Как Адам и Ева до грехопадения.

Маккензи проснулась рано утром и вздрогнула. Мерфи рядом с ней не было. Она откинула со лба прядь непокорных волос. Возможно, он решил действовать в одиночку. В ней боролись противоречивые чувства — сожаление и страх за него.

В гостиной Мерфи тоже не оказалось. Прошлепав босыми ногами по коридору, она с облегчением вздохнула — он стоял у двери, обдуваемый свежим утренним ветерком. Он не потрудился надеть ничего, кроме джинсов. Вид его израненного тела заставил сжаться ее сердце. «Видишь, — сказала она себе, — просто дело в том, что ему нужна моя помощь. Вот почему меня переполняют странные чувства, вот почему так ноет сердце».

— Что ты делаешь? Тебе надо отдыхать, — с улыбкой пожурила она его.

— Посмотри. Подойди, только тихо. — Он обернулся, прижав палец к губам; его глаза блестели от жара.

Она подошла.

— Ох!

Олени. Пять оленей. Четверо объедали ягоды с кустов, а один стоял неподвижно, словно изваяние, стоял, принюхиваясь — не грозит ли опасность? Вокруг них клубился утренний туман, сквозь который пробивались первые солнечные лучи, освещавшие оленей призрачным светом.

— Какие красивые! — прошептала Маккензи, чуть подрагивая от утренней прохлады.

Он обнял ее за плечи. Она не сопротивлялась.

— Мне нравится это время года. Большинство людей любит весну и лето, возрождение и надежду. Я люблю осень. Тайну умирания и нового возвращения, может, еще более полной жизни, с еще большим знанием. Посмотри на них. Они смотрят прямо на нас и не боятся. Поразительно.

Маккензи отбросила прочь все сомнения и страхи и доверчиво прижалась к нему. Так они стояли, глядя на животных в тумане. И были частью окружающей их красоты.

Что-то спугнуло оленей. Они подняли хвостики и понеслись вниз по склону холма. Потом свернули налево, к кромке воды, и исчезли в густом лесу.

Его тело было слишком горячим. Маккензи повернулась и взглянула на него. Он вдыхал полной грудью свежий воздух нового дня.

— Канун Дня всех святых. Хэллоуин наступит через несколько дней. Я всегда с нетерпением ждала, когда можно будет нарядиться в маскарадный костюм и пугаться до смерти. А ты как проводил Хэллоуин?

Мерфи улыбнулся:

— Стучался в дома на окраине, обматывал деревья туалетной бумагой и пугал всех этих сказочных принцесс и клоунов. Бегал по кладбищу, издавая леденящие душу вопли.

Они рассмеялись, и этот смех поразил их обоих. Вопреки всему в нем звучал намек на счастье. Ей пришлось отстраниться. В который раз где-то внутри поднялась теплая волна, согревая сердце.

Мак на несколько минут оставила его у двери и вернулась с теплой рубашкой в руках. Отдав ему рубашку, она пошла на кухню.

— Значит, ты был одним из тех мальчишек.

— Да, был и горжусь этим. — Он сунул руки в рукава рубахи, радуясь теплу. Куда исчез тот маленький мальчик? Тот, который был таким веселым и беззаботным. Который бесстрашно смотрел в лицо жизни. Который охотился, удил рыбу и просто валялся целый день на берегу речушки.

— Мне следовало догадаться. — Маккензи хлопотала у кухонного стола, убирая посуду и мусор, оставшийся со вчерашнего вечера.

Она снова взглянула на него. Он все еще стоял у двери, прислонившись к косяку. Стоял, погруженный в свои мысли.

— Тебе не следует стоять на сквозняке. У тебя и так слишком высокая температура, Мерфи.

Сколько времени прошло с тех пор, когда кто-то волновался из-за того, что он стоит на сквозняке? Губы его искривились в улыбке.

Мерфи стал помогать ей убираться на кухне, хотя она и пыталась уложить его в постель. Он был уверен, что должен двигаться, должен чем-то заниматься. А если ляжет, уже не сможет бороться со слабостью.

После завтрака они решили прогуляться. Шли не быстрым шагом, а именно гуляли — медленно побрели по грунтовой тропинке, которую обнаружили за домом. Когда его пальцы нашли ее руку, она не удивилась. Они могли бы быть просто влюбленными, которые вышли на прогулку, а вовсе не малознакомыми людьми, запутавшимися, пусть и против своей воли, в паутине обстоятельств.

Весь день Маккензи наблюдала за Мерфи. Ему становилось все хуже. Жар не унимался, сколько бы таблеток аспирина она ему ни скармливала и сколько бы раз ни предлагала подкрепиться. Он так и не осилил свой ужин.

— Думаю, тебе надо лечь в постель, Мерфи.

Он нахмурился:

— Ты всех так донимаешь? Когда вернешься в Нью-Йорк, будешь так же терзать своего босса?

Вернуться в Нью-Йорк? Она почти не думала об этом с тех пор, как он вломился в коттедж. Ни за что! Она не вернется. Никогда. Однако ей придется поехать туда и запереть квартиру. Продать мебель. Но она даже не зайдет ни с кем попрощаться.

Просто уедет из Нью-Йорка. Она больше никогда не сможет жить такой бессмысленной и бесполезной жизнью, и благодарить за этот урок она должна Томаса Джастиса Мерфи.

— Нью-Йорк — в прошлом. Воспоминание. Не знаю, чем займусь теперь. — Во многом ее решение зависело от него и от того, чем все это кончится. — Возможно, поселюсь где-нибудь на Юге. Мне нравится здесь.

Когда она встала, Мерфи удержал ее.

— Спасибо тебе за все, — Он прижал к груди ее руку.

Маккензи показалось, что по руке пробежал электрический разряд. Интересно, что бы она ощутила, если бы он припал к ее руке губами?

— Отправляйся в постель, Мерфи. Ты бредишь.

— Пока нет.

Когда Мерфи сказал, что она могла бы остаться с ним в эту ночь, Мак согласилась. Согласилась, сама не зная почему.

Его била дрожь. Яркое утреннее солнце заливало комнату. Они ни разу не прикоснулись друг к другу за всю ночь — просто лежали рядом. Мерфи был почти без сознания от сильного жара. Он зашелся в приступе кашля, и Маккензи воспользовалась этим, чтобы выскользнуть из комнаты и принести еще несколько одеял.

Он бредил. Ей хотелось позвать на помощь, но она знала: Мерфи был бы против. Этот человек не сдается — слишком много он пережил. Но если бы ей удалось побыстрее все уладить, то через несколько часов он оказался бы на попечении докторов и сиделок.

Она продержала его в постели весь день. Это не составило труда. Он стал беспомощным, как котенок, и почти все время находился в полубессознательном состоянии. Вливая ему в рот горячий куриный бульон, она мысленно благодарила неведомых богов за то, что в доме остались кое-какие припасы. Мерфи давился и сопротивлялся, но она заставила его проглотить немного бульона. Он ругался, а она уговаривала его поесть, потом дала ему две таблетки аспирина.

Маккензи читала ему вслух, так как ее голос, казалось, его успокаивал. Как-то раз он приподнял веки, посмотрел на нее и улыбнулся. Под глазами его были темные круги. Во сне же он скрипел зубами, а значит, не отдыхал. Наконец все-таки успокоился, затих.

Мак поняла: пора собираться. Она надела черные слаксы, соблазнительно облегающие бедра. Кружевной топ из розовой хлопчатобумажной пряжи столь же соблазнительно облегал грудь. Шелковый черный пиджак так и манил — хотелось прикоснуться к нему. Вот только туфли… Что ж, черные спортивные туфли — это на случай бегства. Она опрыскала себя таким количеством духов, которое могло бы свести с ума даже трухлявый пень. Ей придется весь вечер быть во всеоружии. До тех пор пока этот болван будет уверен, что сможет получить желаемое, все будет идти как надо. Должно. От этого зависит жизнь Мерфи.

Он уже начал приходить в себя, но к тому моменту, когда наконец-то запротестовал — уселся на кровати и стал кричать, чтобы она вернулась, — Мак уже выбежала за дверь. Она знала: если он свалится, преследуя ее, его нетрудно будет найти. Проверив, в сумочке ли пистолет 38-го калибра, она села в машину и уехала. В ней крепла решимость.

И все же Маккензи нервничала. Добравшись до окраины города, она почувствовала, что у нее вспотели ладони. Мелькнула мысль: может, предупредить полицию? Но Мак тут же отбросила эту идею. Они ей не поверят. Если бы Мерфи не заболел, он бы подстраховал ее. Но теперь Мак осталась одна. Может, зря она затеяла эту авантюру?

Нет, не зря! Она всегда все доводила до конца. К тому же она ощущала необыкновенный прилив энергии — такого с ней не случалось в ее прежней жизни. Вот что могут сделать с человеком стресс и настоящий — не выдуманный — страх. И вот что может сделать с женщиной тот мужчина, который остался у озера. Как ни странно, он был ей небезразличен.

Кровь пульсировала у нее в висках, когда она подъезжала к заведению Сандунски. Погладив твердую, внушающую уверенность выпуклость лежащего в сумочке оружия, она открыла дверцу.

Гарри был уже там. Наверное, высматривал ее. Подавая ей руку, он причмокнул, вдыхая аромат ее духов и восхищаясь женственной округлостью ее форм.

— Ты сегодня потрясающе выглядишь. Рядом с тобой чувствуешь себя настоящим мужчиной.

Мак возблагодарила Бога, что не успела вытащить из сумки пистолет, чтобы проверить его. Гарри тотчас же повел ее к трейлеру. Мак изобразила озорную, как она надеялась, улыбку.

— Спасибо, Гарри.

По крайней мере он принял душ и переоделся. Интересно, где он стащил такой дорогой одеколон? Несомненно, ему такой не по карману.

Глава 6

Я менял города, я хозяев менял,

Но, пытаясь найти, лишь терял…


Оказавшись в жилище Гарри, она почувствовала отвратительный запах грязного постельного белья и прокисшего пива. Пахло мокрой псиной, хотя никакой собаки Мак не заметила. Часть трейлера, отведенная под кухню и гостиную, освещалась тусклой лампочкой. Грязные тарелки хозяин свалил в раковину, чтобы освободить столик. На середину покоробленной столешницы он водрузил — и зажег — новехонькую свечку, торчащую из пустой пивной банки.

Маккензи изобразила любопытство: она оглядывала обитую шотландкой мебель из клена и куцые занавески, висевшие на золоченых кольцах и покрытые пятнами никотина.

Гарри предложил ей снять пиджак, и она почувствовала на своих плечах его нетерпеливые руки.

— Нет, спасибо. Это часть костюма.

Его ладони скользнули по ее талии и задержались на бедрах.

— Какая шелковистая ткань. И прохладная на ощупь. Мак уклонилась от его рук, присев на стул. Когда он усаживался напротив, ей показалось, что она слышит какой-то шорох в соседней комнате. Может, все же собака? Или те двое?

— Взял напрокат парочку хороших фильмов на тот случай, если тебе захочется посмотреть после… потом. Приятно видеть тут женщину.

В его глазах загорелся плотоядный огонек. И главным блюдом была она, Маккензи.

— Ты долго тут прожил, Гарри?

— Слишком долго. Мой старик держал свалку металлолома прямо тут, за трейлером, пока ее не закрыли муниципальные власти. Но я не очень-то скучал по вечному копанию в этой груде железа в поисках запчастей для клиентов. Руки вечно были в порезах и ссадинах. Он умер прямо здесь, на том старом диване, несколько лет назад.

— А мать?

Какое ей до всего этого дело? Она сама не верила, что ей удается изображать заинтересованность.

— Ее я не помню. Старик говорил, она сбежала, когда мне было четыре года. Расскажи мне о своей квартире в Нью-Йорке. — У него заблестели глаза.

— Квартира как квартира. Ничего особенного. Она на верхнем этаже, и можно смотреть на парк, наблюдать за людьми.

— Я видел Нью-Йорк. В кино. Думаю, он бы мне понравился. Особенно ночная жизнь. Все эти огни и женщины… Ха! Девицы там что надо.

В трейлере было слишком жарко, а воздух пропитан табачищем, словно десяток заядлых курильщиков одновременно дымили целыми часами.

— Послушай, — она сделала вид, что сгорает от любопытства, — расскажи, что ты знаешь об этих сбежавших грабителях.

Его глаза потемнели; он откинулся на спинку стула и выпятил губы.

— Ты любишь жареное, малышка, а?

Она склонила набок головку и ответила:

— Я люблю переходить прямо к делу, Гарри. А теперь рассказывай.

— В общем, так… Я уже тебе говорил: те двое смылись. Но знаешь, я мог бы рассказать кое-что еще, если бы был уверен, что ты умеешь держать язык за зубами.

— Думаешь, не умею? — рассмеялась Мак. — Я настоящий 007, когда знаю, что не надо болтать лишнего. А что? — «Я выйду отсюда и прокричу об этом всему свету».

Гарри придвинул свой стул к ней поближе. Едва лишь он коснулся губами ее шеи, Мак в ужасе вздрогнула. Однако сдержалась и, заставив себя расслабиться, прижалась к нему.

— Ну, Гарри, ты слишком уж торопишься. В некоторых делах я спешки не люблю.

Он ухмыльнулся и отстранился, пожирая ее глазами. Мак чувствовала себя совершенно голой — так казалось еще хуже. Гарри, по-прежнему сидя рядом с ней, подался вперед.

— Возможно, ты именно такая девушка, которую мы ищем.

— Мы? — «Господи помилуй!»

— Мы с дружками собираемся поездить по стране. Может, ты захочешь составить нам компанию.

«Ну и болван!»

— Возможно. Что там такое? Я слышала какой-то шум. У тебя там собака? — Это могло бы объяснить вонь в трейлере.

— Нет, это мой сюрприз, но сперва я должен убедиться, что тебе можно доверять.

Она взглянула на него сквозь густо накрашенные ресницы. «Конечно, можешь мне доверять. Положись на меня, я сдам твою паршивую задницу в полицию».

— Доверься мне, Гарри.

Он вскочил, словно ребенок, которому посулили конфетку. Открыл дверь в спальню и отступил в сторону, широко улыбаясь, когда оттуда показались двое парней в грязных майках.

— Это мои друзья, — с гордостью объявил Гарри. Он подошел к ней вплотную и проговорил прямо ей в ухо: — Те самые парни, которые напали на магазин.

Мак не на шутку встревожилась. Однако сумела скрыть свои чувства, изобразив радостное изумление. Широко раскрыв глаза, она воскликнула:

— Ты шутишь?!

Все трое одновременно покачали головами. Она обвела взглядом всю троицу, затем снова уставилась на Гарри. Он широко улыбнулся и представил своих приятелей. Высокого и тощего звали Турк, Низенького и коренастого — Салли.

Гарри с гордостью ткнул себя в грудь большим пальцем:

— Я вовсе не был жертвой, как заявил полиции. Я с ними заодно.

«Так и есть!»

— Не может быть! — изобразив недоверие, воскликнула Мак. — Ты? Вы вместе ограбили магазин? Вот это сюрприз!

Словно желая доказать это, один из мужчин вышел в соседнюю комнату и вернулся, держа в обеих руках купюры. Он держал их веером, как козырные карты.

— Здесь достаточно для начала. Но это не все. Остальное мы припрятали в старой машине за магазином запчастей. На тот случай, если кто-то проявит любопытство. — Он сверкнул в ее сторону кривой улыбкой.

Эйнштейны чертовы!

— А вы не боитесь, что на них кто-нибудь… наткнется?

— Не-а.

Гарри подошел поближе, снова стараясь привлечь к себе ее внимание. Подошел, оглядывая своих дружков сердитым взглядом самца, охраняющего свою территорию.

— Как только жара спадет, отправимся в путь. Полиция слишком занята поисками третьего, они пока не станут искать этих двоих.

— Третьего? — Она изобразила на лице недоумение. — Ты же только что сказал…

— Садитесь, парни, и перестаньте пускать слюни. Она моя. Все сели, и Мак переложила сумочку со стола к себе на колени. Тяжесть оружия несколько успокоила. В этот момент она ругала себя за то, что не догадалась захватить портативный магнитофон. Можно было бы все записать и пойти в полицию.

— После того как эти двое меня стукнули, чтобы все выглядело как надо. А потом они увидели голосующего на дороге парня. Они его подобрали. Не спрашивай меня почему, наверное, думали, что они уже в безопасности. — Он рассмеялся. — Эти два идиота, должно быть, превысили скорость, А потом пустились драпать от копов во весь дух. Только не справились с управлением и перевернулись. Копы их окружили и сразу же вычислили, что они, должно быть, и есть те самые, что ограбили магазин. К тому же идиот Салли не удержался и вытащил пистолет.

— Мы уже почти смылись. — Салли, у которого во рту не хватало половины зубов, помотал головой.

Гарри тут же вышел из себя:

— Заткнись, сейчас я рассказываю.

Он продолжал разглагольствовать, словно все они были детьми и сидели вокруг костра, а он рассказывал удивительную историю:

— Тупоголовые копы решили, что парень, которого подобрали, — один из грабителей. И ребята не возражали.

Гарри снова рассмеялся. Он был настолько возбужден, что казалось, вот-вот начнет подпрыгивать, взобравшись на кухонный столик. Именно в тот момент Мак поняла, что имеет дело с безумцем. Да и дружки его, похоже, далеко не ушли. И из-за этих подонков Мерфи чуть не погиб.

Ладно. Хватит. Теперь надо отсюда выбираться и идти в полицию.

— Ух ты! — выдохнула она. — Точь-в-точь как банда Джеймса.

Все трое заулыбались и переглянулись с великой гордостью и удовлетворением. Как она и ожидала.

В этот момент Гарри решил, что достаточно позабавил даму. Теперь настала ее очередь кое-чем его порадовать.

— Ладно, парни, уматывайте. Мы с леди хотим побыть наедине.

Маккензи увидела явственный похотливый блеск в остекленевших глазах Гарри.

— Нет! Я хочу послушать, как это было. Как они удрали. — Мак заискивающе взглянула на Гарри, умоляя продолжить рассказ. Ей необходимо выиграть время, хотя бы минутку, чтобы составить план бегства. Сделав над собой усилие, она улыбнулась — улыбнулась так, что даже челюсти свело.

Гарри изо всех сил старался скрыть раздражение, а его приятели начали рассказывать о своей захватывающей перестрелке с полицией. Гарри пристально наблюдал за Маккензи. Ему хотелось затащить эту женщину в постель, ощутить ее вкус, насладиться этой чудесной куколкой. В его жизни было мало красивого. Собственно, вообще ничего красивого не было. Но эту чудесную игрушку он твердо решил заполучить.

— Вот так-то, — продолжали его дружки, перебивая друг друга с пьяным энтузиазмом. — Мы скоро рванем отсюда. Будет прямо как в кино. Головорезы, отчаянные парни.

Гарри протянул руку и стал играть прядкой ее волос.

— И мы позволим тебе поехать с нами. Можешь даже сесть за руль машины, которую мы угоним. Как, довольна?

Господи помилуй! Она подавила истерический взрыв, нараставший в груди.

Гарри встал. Мак тоже. И Турк с Салли также поднялись.

— Пора вам уходить, парни. — Корявый грязный палец Гарри указал в сторону двери.

— Мне тоже пора, Гарри. Извини. У меня на сегодняшний вечер запланировано еще кое-что. — Мак бросила взгляд на наручные часы. — Я и правда получила огромное удовольствие и очень польщена, что вы хотели принять меня в свою веселую компанию. Вот что… Я приглашаю вас завтра поужинать, а потом мы можем пойти ко мне и… — «Когда в аду снег выпадет!»

Парни смотрели на Гарри, ожидая его реакции. В воздухе повисло непроизнесенное ими «ого!». Маккензи с невозмутимым видом направилась к выходу.

Гарри преградил ей путь, когда ее пальцы уже коснулись дверной ручки. Она невольно отпрянула. Он крепко схватил ее за руку.

— Мне в самом деле надо идти, Гарри.

Его напускное добродушие мигом исчезло. Во взгляде его читалась угроза. Он возьмет то, что ему причитается.

— Со мной женщины так не поступают. Я тебя впустил к себе и познакомил со своими ребятами, а теперь ты меня к себе впустишь. И мне не нравится, когда меня водят за нос.

Маккензи повернула ручку и толкнула дверь плечом. Дверь распахнулась и ударилась о стенку старенького трейлера. Сумочка выскользнула из ее руки и упала на ступеньки. Наружу посыпалось содержимое. Сталь пистолета сверкнула в свете лампочки над дверью. Бандиты тотчас поняли, что их провели. Но на стороне Мак было преимущество — внезапность ее действий. Это дало ей несколько лишних секунд, необходимых, чтобы остаться в живых.

Подхватив пистолет и сумочку, она спрыгнула со ступенек и рванулась прочь с быстротой и грацией испуганной лани. Кровь в ее венах струилась с такой же скоростью, как кровь лани, ожидающей, что вот-вот в тело ее вонзится пуля.

К счастью, она догадалась поставить машину передним буфером к выезду. Ухитрившись опередить Гарри, Мак прыгнула в салон, захлопнула дверцу и заперла ее. Трое преследователей одновременно врезались в корпус автомобиля. Лоб Маккензи покрылся потом, когда машина затряслась под мощными ударами кулаков разгневанных мужчин.

Разъяренный Гарри смотрел на нее сквозь ветровое стекло, стараясь разбить его. Это был убийственный взгляд.

Она молила Бога, чтобы машина завелась с первого раза. Не получилось. Двигатель вращался, но не заводился. Они в любую секунду могли разбить стекло, и тогда ее вытащат наружу и острые осколки разорвут ее в клочья.

Оки кричали все громче. Гарри прижал нос к стеклу и зарычал:

— Ты, подлая янки! Тебе не уйти от старины Гарри! — Он ударил кулаком в боковое стекло и чуть не разбил его; время из ее песочных часов вытекало стремительно, сердце ее сжимал ужас.

— Заводись, черт тебя побери! Давай же! — Мотор взвизгнул, чихнул и снова заработал вхолостую.

«Ты слишком много подаешь топлива. Успокойся. Им не добраться до тебя».

Она увидела, как один из преследователей повернулся и бросился к трейлеру, и поняла, что он побежал за ломом или оружием. Сердце ее колотилось так гулко, что крики за стеклом, казалось, уносились прочь, словно в туннель.

Снова схватившись за ключ зажигания, она с силой повернула его и тотчас, овладев собой, сняла ногу с акселератора. Машина глухо заурчала и тронулась с места.

Мак нажала на педаль газа. Шины взвизгнули, разбрасывая вокруг гравий.

Она на долю секунды отпустила акселератор, чтобы совладать с управлением, а потом снова надавила на него. Мужчины разлетелись в разные стороны, точно блохи от почесывающейся собаки.

Она должна ехать обратно к Мерфи. Она посадит его в машину и отвезет в больницу, а потом поедет в полицию. Можно привести полицейских сюда, к трейлеру. Возможно, бандиты уже смоются, но их бегство только подтвердит ее правоту. К тому же вскоре полицейские узнают, что Гарри больше не работает в магазине автомобильных запчастей, — это тоже говорит в пользу Мерфи.

Сердце ее все еще трепыхалось. Смертельная опасность подобралась близко. Слишком близко. Маккензи проехала на красный свет, потом проскочила на желтый и вскоре выехала на темную пустынную дорогу ведущую к Тиллери.

В затылок вонзились огни фар. Она посмотрела в зеркальце заднего обзора. Машина… какой-то грузовик быстро нагонял ее.

Мак облизала пересохшие губы. Прибавила скорость и увидела, что грузовик тоже поехал быстрее. Поехала медленнее. Та машина повторила ее маневр. Ее преследовали.

Что дальше? Она уже слишком близко от Тиллери. В десяти милях. И она не может привести их прямо к коттеджу и прямо к Мерфи. А если попытается развернуться и поехать в полицию, они преградят ей путь.

Но это всего лишь грузовик, сказала она себе, пытаясь не поддаваться панике. Старый грузовик с погнутым бампером и облупившейся краской. Конечно, она может оторваться от них, исчезнуть в путанице дорог, то и дело пересекающих одна другую. Это ее единственный шанс. И у нее только одна попытка в запасе.

Стрелка спидометра прыгнула вверх. Семьдесят, восемьдесят, девяносто. Они отстали, но продолжали погоню. Девяносто пять. Дорога стала прямой, и она вдавила педаль в пол. Сто. Сто пять.

Они отстали. Слева приближались ворота в Тиллери. Если хоть немного повезет, она исчезнет на дальних дорогах раньше, чем они заметят, что она свернула.

Это единственный выход.

Теперь Маккензи не видела позади света их фар. Наверное, она от них оторвалась. Должна была оторваться.

И тут Мак увидела грузовик. Их грузовик. Довольно далеко, но все же он приближался. Долго не раздумывая, она резко повернула руль и направила машину в канаву. Сильный толчок — и Мак ударилась лицом о рулевое колесо. И тотчас же почувствовала на губах привкус крови. Она выключила зажигание и фары.

Дверь заклинило. Маккензи навалилась на нее плечом. Еще и еще раз. Напрасные усилия. Уронив голову на руль, она попыталась взять себя в руки.

Охваченная ужасом и отчаянием, Маккензи прицелилась обеими ногами в дверцу и ударила что было сил. Дверь распахнулась, и в салон хлынул поток прохладного воздуха. Она вывалилась наружу.

Оглянувшись, Мак ничего не увидела, но чувствовала их присутствие. Они приближались. Ей надо убираться отсюда побыстрее. Низко пригибаясь, она продралась сквозь кусты и опрометью бросилась в лес.

Если она правильно сориентировалась, ее коттедж стоит чуть в стороне. И в этот момент она услышала, как тяжело и сердито хлопают дверцы грузовика. Затем услышала проклятия и угрозы в свой адрес. Они обнаружили ее машину.

Глава 7

Я по свету брожу не по воле своей,

Я брожу, потому что я проклят…


Крик замер у нее на губах. Она не может привести их к Мерфи. Но у них нет причин подозревать, что он находится в коттедже, который стоит прямо перед ними. Поэтому ей надо спрятаться и ждать. И молить Бога, чтобы не пришлось применить оружие.

Стараясь не шуметь, Мак поспешила к дому.

Вскоре показались огни коттеджа. Силуэт Мерфи виднелся на фоне освещенного кухонного окна. Узнают ли его те двое, если подойдут поближе? Она специально взяла левее по склону холма. Голоса преследователей стали глуше. Им в темноте тоже приходилось нелегко.

На подбородке у Мак кровоточила царапина. Черные слаксы промокли на коленках. А ее шикарный пиджак был порван и испачкан кровью. Снова пошел дождь. Она тихонько застонала.

Лес умолк, все звуки приглушил шум дождя. До Мак уже не доносились быстрые шаги и угрожающие голоса преследователей. Но она также не слышала, чтобы захлопывалась дверца их грузовика. Дождь усилился, подул холодный ветер. Утомившись, она присела под деревом.

Мак наконец-то отдышалась. Преследователи, наверное, пошли в другую сторону. Может быть, если бы ей удалось пробраться в дом за Мерфи, они успели бы добежать до машины и уехать, пока бандиты бродят по лесу. Надежда придавала ей силы. Рискованный план все же лучше, чем никакого.

Маккензи медленно встала. Ноги у нее уже затекли, и острая боль пронзила коленку. Она подошла к дому, медленно поднялась по ступенькам, словно подкрадывающаяся к добыче кошка. Она была почти без сил, но не останавливалась. Добравшись до веранды, опустилась на четвереньки и поползла к двери. Наконец остановилась, прислушалась. Ничего не услышав, ринулась в дом.

Мерфи обернулся так стремительно, что виски из его стакана выплеснулось на пол.

В следующее мгновение они бросились друг другу в объятия. Мерфи убрал мокрую прядку волос, упавшую ей на глаза. Он пытался понять ее бессвязную речь.

— Они там, в лесу. Они мне все рассказали. Они все в этом участвовали. Я убежала, но они погнались за мной. Теперь ищут меня. Они меня хотят убить, Мерфи. Мерфи! Сделай что-нибудь!

Мерфи уже оделся и, казалось, увереннее стоял на ногах. Он оставил ее, вышел и через несколько секунд вернулся. Мак молча смотрела на него, пока он стягивал с нее мокрый разорванный пиджак и облачал в сухую фланелевую рубаху. Глаза его потемнели, зубы были крепко стиснуты. Надев свой пиджак, Мерфи открыл дверь и вытолкнул Мак на веранду.

— Мерфи.

— Тихо, — предостерег он. — Молчи. У меня есть лодка. Мы поплывем через озеро.

Он брал все в свои руки, и Мак была этому рада. В следующую секунду он резко развернул ее, крепко прижал к себе и быстро поцеловал в губы.

— Дай мне пистолет, — сказал он. И сунул его себе за пояс. Спустившись к воде, они вдвоем разбросали закрывавшие лодку ветки и столкнули ее в воду. И тут же услышали голоса преследователей, которые вышли из-за угла коттеджа. Один из них громко сетовал:

— Надо убираться отсюда. Это проклятое место. У меня от него мурашки по спине.

— Заткнись, идиот. Надо ее найти. Она мне нужна.

Мерфи услышал, как Мак судорожно вздохнула, и зажал ей ладонью рот. Потом прошептал на ухо:

— Они нас не видят. Стой тихо. — Он убил бы их всех. С радостью.

Они замерли. Мерфи прижал ее к себе. Мак ощущала ровное биение его сердца. Несмотря на весь ужас их положения, это ее успокаивало. Она прижалась к нему еще крепче.

Мерфи двинулся вперед, и Мак последовала за ним. Войдя по колена в воду, она помогла ему оттолкнуть лодку от берега. Забравшись в нее, они пустили плоскодонку скользить по инерции, не трогая весел. В это мгновение тучи рассеялись, и серебристый лунный свет осветил озеро.

— Дерьмо. — Мерфи схватился за весла и принялся грести.

В борт лодки ударилась пуля. Мерфи стал грести энергичнее. Повинуясь инстинкту самосохранения, Маккензи протянула руку и выдернула у него из-за пояса пистолет. Держа его обеими руками, направила дуло в сторону темного берега и спустила курок. Отдача чуть не вывернула ей запястье, но она выстрелила снова. И снова.

Раздались ответные выстрелы, и одна из пуль задела висок Маккензи. Потеряв равновесие, она упала лицом вперед, столкнув за борт одно из весел.

Будь они прокляты! Они ее ранили. Насколько серьезно? Мерфи охватило бешенство. Он потянулся за оставшимся веслом, и от его резкого движения лодка потеряла равновесие, накренилась и перевернулась, Мерфи успел подхватить Мак в тот момент, когда они перелетели через борт.

Беглецы успели отплыть от берега всего на несколько футов, но тут уже было довольно глубоко. Они ухватились за перевернутую лодку и поплыли, загребая по-собачьи. Лодка быстро погружалась на илистое дно озера Тиллери.

— Плывем дальше, — прошептал Мерфи, — они спускаются к берегу. За следующим поворотом есть пещера…

Если удастся доплыть до поворота раньше, чем бандиты доберутся до берега, то троице придется карабкаться обратно, наверх, чтобы нагнать беглецов, если только они не решат пуститься вплавь.

Шум падения одного из преследователей — он споткнулся и катился к воде — заставил Мак и Мерфи плыть быстрее. Они скрылись за поворотом в тот момент, когда раздался всплеск.

Что-то скользнуло по ее животу, и она не смогла удержаться от крика. Мерфи мощным толчком послал перевернутую лодку подальше от берега, к середине озера. Отяжелевшие, в мокрой одежде, они выползли на берег, облепленные илом и грязью.

— Что теперь? — задыхаясь, спросила Маккензи. Мерфи не ответил. Он толкнул ее под кусты и закрыл своим телом. Она почувствовала, как он потянулся к карману и вытащил нож. И тут же увидела серебристый отблеск лунного света на лезвии перед тем, как он спрятал нож под пиджак и уткнулся лицом ей в плечо.

Одного он может заколоть, думала Мак, борясь с желанием вскочить на ноги. Но другие двое ее схватят. Она чувствовала, что близка к истерике, слышала, как приближаются преследователи.

Нормальная жизнь казалась ей сейчас далекой, как звезды. Подумать только, всего несколько дней назад она с улыбкой на устах ехала по шоссе номер 81, мурлыкая себе под нос «Эверли бразерз»; стекла были опущены, и волосы ее развевались на ветру. Она и не догадывалась, что едет прямиком в ад.

«Они наверняка услышат мое дыхание», — подумала Мак и зажала себе рот тыльной стороной ладони. Мерфи крепче прижал ее к себе, чтобы приободрить.

Он был готов на все, только бы защитить эту женщину.

Преследователи прошли совсем рядом. Мак поразилась, что они не заметили их с Мерфи.

— Пригони этот чертов грузовик. Поедем вдоль берега. На ту сторону озера. Вероятно, туда они и направятся.

Шаги стихли всего в нескольких ярдах от них.

— Как ты думаешь, с кем она? — задыхаясь, спросил один из бандитов.

— Подумай сам, идиот. — Мак узнала голос Гарри. — Нас подставили. Эта сука заодно с тем парнем, которого вы посадили к себе, когда драпали. Они оба должны умереть, или нам крышка.

— Умереть?! Я не пойду на мокрое дело!

— Заткнись. Возвращайся наверх и подгони грузовик к коттеджу. Я тоже пойду туда и осмотрюсь.

Мак и Мерфи дождались, когда они уйдут. Потом бросились бежать.

По щеке Мак хлестнула ветка, расцарапав ее до крови.

— Постой, Мерфи. Остановись, мне надо передохнуть. Он продолжал бежать, не обращая внимания на ее протесты, он тащил ее за собой. Тащил, потому что знал, что отвечает за жизнь Мак. Больше всего на свете ему хотелось остановиться, сесть и заключить ее в надежное кольцо своих рук.

Почти без сил, спотыкаясь, они продирались сквозь подлесок и кусты, скользя по камням, которые осыпались у них под ногами.

Беглецы пробивались все глубже в лес: ее гнал страх, а его — чувство ответственности за жизнь женщины, которая находилась с ним рядом.

Лес становился все гуще, темнее; все труднее становилось преодолевать препятствия. Они внезапно остановились, испуганные шумом, — какое-то, вероятно, очень крупное, животное, почуяв их, бросилось наутек. Мерфи обнял ее за плечи.

— Мы спугнули оленя, только и всего.

Мак не была в этом так уверена. Она тяжело опустилась на землю и схватилась за руку, которая сильно болела.

— Больше не могу. Хватит.

Он присел рядом и спрятал в карман нож. В голове его раздавался стук вертолетного винта. Грохот зенитных ракет ревом отдавался в мозгу. Он тряхнул головой. Только не сейчас. Прекрати. Хватит. Почему его мозг так настойчиво вызывает картинки Вьетнама? Он знал почему. Его жизнь снова под угрозой.

Как это однажды сказал ему психоаналитик? «Ты хочешь быть там, парень, потому что там ты был героем». А теперь время стало его врагом. С каждым годом он все чаще смотрел внутрь себя. И когда видел, как другие веселятся, смеются… понимал: это уже не для него. Он с этим мирился. Пока не появилась Маккензи.

Ей не нравилось, что за ней охотятся, точно за диким животным. Теперь, когда страх немного отпустил, стал нарастать гнев. Она услышала, как Мерфи что-то прошептал, и повернула голову, пытаясь уловить его слова. Он бормотал что-то насчет «вызова подкрепления», требовал «прикрыть его». «Только не сейчас. Не теряй голову, Мерфи, ты мне нужен». Мак совершенно ясно это поняла, поняла внезапно.

Она приподнялась и прижалась губами к его губам — они оказались холодными, почти ледяными. Его рука обвила ее шею. Мак тихо проговорила:

— Останься со мной, Мерфи. Вместе мы справимся… Не для того ты уцелел во Вьетнаме, чтобы тебя убили эти паршивые ублюдки.

— Вставай, детка. Нам сегодня ночью надо еще много пройти.

Она приподнялась.

Черные очертания заброшенного строения угрожающе надвинулись на них из темноты. Стены сулили укрытие от преследователей, крыша — укрытие от дождя. Им был необходим недолгий отдых.

Две пары глаз, уже, к счастью, привыкших к темноте, обшаривали хижину, состоявшую из одной комнаты. На шаткой кушетке лежала груда одеял. Повсюду валялись старые ведра. Дровяная плита стояла в центре хижины; труба чуть сдвинулась и накренилась. Стол без одной ножки угрожающе накренился. Не произнося ни слова, они пытались превратить ад в рай.

Мерфи расчистил место на полу, а Мак раскатала одно из старых сырых одеял и принялась расстилать его. Мерфи оттащил стол к двери и перевернул набок. Потом отгреб в сторону мусор, и Мак расправила одеяло.

Мерфи тихонько рассмеялся:

— Если они наткнутся на эту хижину, то подумают, что мы с тобой — просто кучка старых тряпок в углу.

Покачав головой, он взял одно из ведер и исчез за дверью. Мак прислушалась к его приглушенным шагам — Мерфи направился к озеру, — потом занялась устройством постели. Они оба нуждались в отдыхе. Отчаянно нуждались.

Мерфи вернулся с полным ведром воды. Усадив Мак на одеяла, намочил в ведре обрывок материи и отжал его. Осторожно отер кровь с виска. И с облегчением убедился, что ранение поверхностное.

Мак взяла у него тряпку, прополоскала и стала смывать грязь с его лица и красного пятна вокруг пулевого ранения на плече.

— Тебе следовало бы сейчас находиться в больнице, где тебя накачали бы антибиотиками и апельсиновым соком.

— А тебе следовало бы лежать на солнышке на веранде, читать любовный роман и жевать шоколадное печенье, а ветерок развевал бы твои волосы. — Его пальцы нырнули в ее густую шелковистую гриву, и она почувствовала у себя на затылке его ладонь.

Дрожа больше от его прикосновения, чем от холодного ночного воздуха, Маккензи пристально всматривалась в мужественное лицо своего спутника. Она хотела снова приложить мокрую ткань к его плечу, но Мерфи остановил ее.

Он взял у нее тряпку и опустил в ведро. Лунный свет просачивался в щели стен, так что они все видели и смогли помыть друг друга по очереди. Его руки, ее руки. Его шея, ее шея. Наклонившись, Мерфи скользнул губами по ее ключице и дальше, вниз, расстегнув сначала одну, потом другую пуговку на рубашке.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

Его большой палец осторожно прикоснулся к ранке на ее виске, по которому разливался синяк.

Она кивнула. Слова застряли у нее в горле.

Туман, более густой, чем окружающий их полумрак, обволакивал ее мозг. Все звуки исчезли. Остались только ощущения. Его огрубевшие от работы руки осторожно скользили по ее коже — такими движениями художник наносит мазки на полотно. Его горячее дыхание опалило ее ухо, когда он коснулся губами ее щеки. Холодные твердые губы стали теплыми, когда он с поразительной нежностью прижал их к ее устам.

Она положила руки на его надежные плечи, стараясь не потревожить пылающую рану.

Стянув с нее рубашку, он осторожно завернул Мак в одеяло. Они обходились без слов. Слова были не нужны. Это было единение двух чужих людей, двух сердец… которые узнали друг друга, но еще не соприкасались. До этой минуты.

Стоя на коленях, Мак протянула руки и расстегнула «молнию» на его джинсах. Он спустил с ее бедер холодные влажные слаксы. Она стащила с него джинсы и бросила их на кучу мокрой одежды. Они придвинулись друг к другу. Потом еще ближе. Само чудо соприкосновения двух обнаженных тел открывало их сердца и души.

Нагие, беззащитные, ищущие, дрожащие, они соприкоснулись. Мак медленно раскрыла объятия; она откинула одеяло, приглашая его к себе. И услышала его тихий благоговейный вздох, когда он протянул руки и крепко прижал ее к себе. Тело прижалось к телу. Это таило в себе и опасность, и надежду.

Предвкушение блаженства разливалось по жилам. Одна рука согревала другую. Одно плечо касалось другого. Они прижимались друг к другу все крепче и крепче.

Широко раскрытыми глазами они пристально всматривались в густой полумрак, пытаясь рассмотреть друг друга. Его ладони прошлись по ее спине, спустились по изгибам бедер и ягодиц. Пальцы ее зарылись в его густые волосы. Она обняла его за шею. Потом провела ладонями по широким твердым плечам и стиснула крепкие предплечья. Ее ищущие губы скользнули по его груди.

Мак застонала от наслаждения, когда Мерфи крепко прижал ее к себе. Его близость заставляла ее трепетать. Дрожь пробежала по ее телу — словно дрожь лунного света по водной ряби.

Мерфи предпочел бы, чтобы ее окружали музыка, зажженные свечи и цветы. Но он мог предложить ей только себя и все то, что делало его Томасом Джастисом Мерфи. Придется удовлетвориться тем, что они для себя приготовили. Впрочем, в данный момент ему не было бы слаще, даже если бы они лежали сейчас среди полевых цветов на лугу.

Они легли вместе, и он держал ее в колыбели своих рук. Он целовал ее грудь и лилейную шею, казавшуюся бархатистой. Припав губами к ее губам, пробормотал:

— Ты заслуживаешь лучшего, чем это.

У нее вырвался вздох.

— Лучше не бывает. — Она едва заметно улыбнулась и провела ладонью по его плечам и бедрам. Потом чуть повернулась — легла так, чтобы прижаться к нему еще крепче. Сердце ее затрепетало, когда она услышала, как он резко втянул в себя воздух.

Он не хотел шевелиться, опасаясь, что томное горячее предвкушение, которое вызывало в нем каждое ее прикосновение, улетучится. Мак отвечала ему такими же поцелуями, какими он осыпал ее, — не нежными, а жаркими и требовательными, Она перекатилась и легла на него сверху. И тотчас же крепко прижалась к нему. Ее маленькие-ладони трепетали на его груди и бедрах, а ее губы, оторвавшись от его губ, покрыли поцелуями его плечи. Снова поцеловав Мерфи в губы, она прошептала:

— Ты такой красивый…

Эти простые слова пронзили его сердце, разрушили там все скалы, охранявшие его и одновременно державшие в заточении. Он проник в ее ухо кончиком языка, оставляя в ушной раковине горячий влажный след. Потом снова прижался губами к ее губам, и его язык коснулся ее языка. Наконец Мерфи осторожно отодвинулся и приподнялся — так, что она оказалась под ним.

Было слишком темно, чтобы разглядеть ее, но он чувствовал, что она на него смотрит. Никаких вопросов. Только доверие. Господи милостивый, она ему доверяет!

Ее рука поднялась, кончики пальцев скользнули по его щеке и губам.

— Сделай меня своей, Мерфи.

Их охватило изумление, предвкушение того, что должно произойти между ними, того, что они станут одним целым, одним телом, разумом и душой. Она снова устремилась ему навстречу, и он вошел в нее, вошел плавно и сладко, заполняя ее собой.

Она возносилась все выше и выше, и кровь шумела у нее в голове, когда он шептал ее имя. Власть над ним. Ее руки, ее собственные руки, ими одними она могла доставить ему наслаждение. Показать ему, как много он для нее значит. Она обладала властью, о которой раньше и не мечтала, и это вызывало восторг. Она могла отдавать гораздо больше, чем прежде, и от сознания этого ее могущество возрастало.

Ее руки ласкали его, притягивали к себе его бедра и ягодицы. А он крепко прижимался к ней и отстранялся, медленно-медленно… Ему всегда будет ее мало.

Радуга возникла и повисла дугой перед ее закрытыми глазами; цвета расплывались, смешивались, становились ярче. Его теплое дыхание щекотало ей ухо, потом перемещалось к губам. Его крепкое тело под ее ладонями покрывалось потом страсти.

Наконец он затих. Она подалась ему навстречу, но он оставался неподвижным. Изо всех оставшихся в нем сил он старался продлить мгновения блаженства, которые она ему дарила. Затем снова устремился к ней, двигаясь все быстрее и быстрее. Прижавшись губами к ее губам, он почувствовал, как экстаз нарастает уже помимо его воли.

Нарастает. Они взмывают ввысь. Взлетают в небеса, крепко держась друг за друга; и новая, неизведанная часть их вселенной раскрылась во взрыве и снова закрылась, унося их в прекраснейший мир, где только тепло и радость и они вдвоем.

Глава 8

В тебе я рай хочу найти,

Ведь ад я уже повидал…


Когда Мерфи проснулся через несколько часов, его первая мысль была о покое. Господи, вот чего ему не хватало всю жизнь…, а он даже не знал.

Она крепко прижималась к нему, свернувшись калачиком, ее ладонь покоилась на его груди. Осмелившись чуть-чуть пошевелиться, он провел кончиками пальцев по шелковистой коже ее руки, потом вверх, к плечу, по щеке. Да, она настоящая. Но как мог простой акт любви сотворить с ним такое чудо? У него и раньше были женщины, много женщин. Но ни одна не могла сравниться с этой.

Маккензи застонала во сне и еще крепче прижалась к нему. Ее рука соскользнула с его груди и легла на талию, чтобы покрепче прижать его тело к своей шелковистой наготе.

Восторг обладания, желания и нежной заботы вспыхнул в нем, согревая кровь. Он подумал о ее губах, и ему захотелось снова ощутить их бархатистую мягкость, но он не смел ее разбудить. Ей необходим сон.

Их испытания далеко еще не закончились. Первый слабый свет зари начал просачиваться в их убежище. Окинув взглядом хижину, он обнаружил, что окружающая обстановка еще более убога, чем ему показалось ночью. Но теперь, когда болезненное воспоминание о другой хижине всплыло в его памяти, он впервые осознал, что не может отчетливо представить свое прошлое. Потому что она так близко. И картинка исчезла, затерялась в отдаленных уголках мозга. Губы Мерфи дрогнули в лукавой усмешке.

Она просыпалась и движениями своими напоминала кошку. Он с жадностью впитывал это зрелище, наблюдая за плавными движениями ее рук и ног, любуясь долгими ленивыми потягиваниями, тем, как она по-кошачьи выгибает спину. Тихое мурлыканье предшествовало трепету черных ресниц. Открыв глаза, она улыбнулась, приподнялась и коснулась поцелуем его таких сладких губ.

Его жизнь изменилась навсегда. Не имело значения, чем все это закончится, с ним навсегда останутся ощущения, которые она ему подарила. В какой именно момент он влюбился? А ведь дал себе клятву, что никогда этого не сделает.

Достаточно было одной только минуты. Секунды. Одного мгновения. Так не похоже это на все то, что он чувствовал прежде. Боль и гнев, которые он носил в себе со времен Вьетнама, отодвинулись в темные закоулки сердца, заполненного ею.

Он великолепен. Его обнаженное тело было твердым, узловатые мускулы, подрагивали, перекатываясь под ее ладонями. Маккензи улеглась на него сверху; прохладный утренний воздух щекотал ее обнаженное тело и смешивался с нарастающим жаром страсти.

Она потянулась к нему, чтобы встретить его губы и дать ему понять, как он стал ей дорог. Осознание этого пронзило ее, словно удар молнии из грозовой тучи, и она его приняла, и это придало ей сил.

Его руки крепко обняли ее. Ее губы скользили по его шее, по плечам.

Свет солнца становился все ярче, он вливался сквозь щели, зажигая в ее глазах искры.

— Доброе утро, — прошептал он прямо в ее жадные губы.

Она ответила ему улыбкой.

Он почувствовал дрожь в теле. Она села на него верхом, и он взял ее за руки. Поднес к губам одну, потом вторую руку, целуя их. Хотя оба были покрыты синяками и ссадинами, слияние их тел приносило облегчение.

Маккензи легла на него, вытянувшись; потом медленно соскользнула вниз, наполнив себя его плотью. Когда он начал приподниматься, она посмотрела на него сверху вниз и прошептала:

— Подожди немного.

Его глаза открылись и встретились с ее глазами. Она прочла в его взгляде страстное желание, почувствовала, как напряглась в ней его плоть. И начала медленно двигаться.

Мак высвободила свои руки, чтобы погладить его грудь; затем пальцы ее скользнули вниз, туда, где они стали одним целым. Она увидела, как глаза его заволокло пеленой истомы. И улыбнулась. Могущество. Оно наполняло их обоих.

Она любила этого человека, который еще совсем недавно был чужим и представлял для нее угрозу. Теперь, всего несколько дней спустя, он для нее — все. Ее жизнь принадлежит ему. Что бы ни случилось, отныне так и будет.

Она была прекрасна. Голова откинута назад, и волны волос падают на плечи. Ее кожа, влажная от страсти, — само совершенство. Высокая грудь манила и искушала, сулила наслаждение. Она отдавала ему себя с такой готовностью, с таким пылом. Смотрела на него сверху вниз, и доверие светилось в ее глазах, и оставалось лишь принять его. Он был полностью в ее власти. Сейчас на время он уступил.

Мерфи выскользнул из-под нее и лег сверху, продолжая покрывать поцелуями ее лицо. Он целовал ранку у нее на лбу, и губы его были нежными и исцеляющими. Снова ему захотелось поторопить события, но он сдержался, стремясь получить все, что только возможно. Она обхватила его ногами и выгнулась дугой.

Ее настойчивые и требовательные движения заставили его сдаться. Он растворился в ней, и они слились в одно целое.

Живая. Вибрирующая. Пульсирующая. Маккензи никогда прежде не знала такой любви. Она прижалась губами к его плечу и выкрикнула его имя.

Мак поняла, что Мерфи нет рядом, поняла, едва открыв глаза. Потом услышала его шаги у двери. Повернулась и посмотрела на него. Их взгляды встретились, и он молча протянул ей руку. Мак поднялась и поднесла ее к губам. Сильные руки. Руки, которые будут ее защищать, любить, оберегать.

Он улыбнулся дьявольской улыбкой:

— Следуй за мной.

— Наружу? Холодно. Мы же совершенно голые.

Он кивнул:

— Что может быть лучше?

Озеро было рядом. Он повел ее к берегу, и они, обнявшись, соскользнули в воду, принявшую их в свои объятия.

— Я все проверил. Пока что здесь безопасно. Уверен, что их нет поблизости.

Вода была шелковистой и на несколько градусов теплее, чем воздух. Маккензи нырнула и вынырнула в нескольких футах от Мерфи. Его глаза были жаркими и страстными. Она снова подплыла к нему и протянула руку.

— Может, какое-нибудь волосатое чудовище заманило их в свое логово и разорвало на кусочки? Поджарило их на костре и оставило лишнее мясо про запас на дне холодного ручья. Может, оно, это чудовище, как раз сейчас ковыряет в зубах их косточками.

Она просто прелесть. Она была глотком свежего воздуха после года пребывания под водой. Солнечным светом после долгих месяцев комы. Она подарила ему себя. И он изумлялся красоте и открытости ее души.

Мерфи привлек Мак к себе и обвил руками ее стройный стан.

— Ты достойна лежать на шелковых простынях, при свете свечей.

Маккензи улыбнулась, представив себе эту картину. Она твердо решила позаботиться о том, чтобы Томас Джастис Мерфи провел еще много подобных ночей. Она обвила руками его шею и потерлась губами о его губы.

— Кроме тебя, мне больше ничего не нужно.

Так долго не продлится. Не может продлиться. Это чувство… будто вернулся домой. Он не способен остаться. Когда для него настанет время уйти, она поймет. Он об этом позаботится. И у них будет о чем вспомнить — о времени, проведенном вместе. Его они возьмут с собой, когда пойдут по разным дорогам. Он не может допустить, чтобы она провела жизнь с человеком, который обречен жить в своем собственном аду.

Маккензи понимала, о чем он думает. Возможно, он и уходил от всех, кого знал. Но от нее не уйдет. Не уйдет сейчас, не уйдет никогда. Слишком сильными, слишком подлинными были их чувства. Она всегда верила, что поймет, когда встретит именно того, кто ей нужен. Так и случилось.

Их скользкие тела вытянулись в струнку, ласкаемые плавным покачиванием воды — от плеч до кончиков пальцев. Она улыбнулась и снова обвила руками его шею. Они покачивались, как поплавки, иногда касаясь друг друга ногами под водой, Маккензи прошептала прямо в его губы:

— Нам надо одеться и попытаться отсюда выбраться.

Склонив к плечу голову, чтобы добраться до ее шеи, Мерфи ответил:

— Попробуем. Держу пари, они все еще кружат вокруг озера. Мы вернемся к коттеджу и вызовем помощь по телефону.

Маккензи вздрогнула. Откинула назад голову, взглянула на него и улыбнулась:

— Конечно, теперь, когда нас чуть не убили, мы попросим о помощи. А ведь я предлагала это с самого начала.

Мерфи отстранился и взглянул на нее ужасно серьезно; глаза его блестели.

— Я был не прав, подвергая твою жизнь опасности вместе со своей. Не хочу, чтобы ты пострадала. Я отвезу тебя в полицию. Потом продолжу в одиночку.

Она с силой притянула его к себе.

— Ни за что, Мерфи.

Его ладони скользнули по ее плечам, по бедрам.

— Если только существует на свете женщина, с которой я мог бы жить, то это ты.

— Ты глупец, Мерфи. — Ее пронзило чувство обиды. — Слушай меня. Ты никуда не пойдешь без меня, а я без тебя. Я больше никогда не оставлю тебя одного.

— Ты должна понять. Решать не тебе. В данный момент я должен сосредоточиться на том, чтобы добраться до этих парней. Если ты останешься со мной, мне придется оберегать тебя. Сейчас для меня важно, чтобы ты находилась в безопасности.

— Ты же не думал об этом, когда вломился ко мне, — с улыбкой упрекнула его Маккензи.

— Ты добыла очень нужную мне информацию. Если бы я не свалился, все было бы иначе. Теперь мне надо добраться до этих парней. Не очень-то верится в такой вариант, но они могут просто смыться отсюда. Тогда я ничего не смогу доказать.

Холодная и суровая реальность сдавила ее сердце.

— Думаю, они слишком напуганы, чтобы оставить нас в живых, Мерфи.

Он улыбнулся. В некотором смысле она еще ребенок.

— Может быть, они решат просто удрать подальше от местной полиции. Это превратит меня в беглого преступника. Мне это не нравится.

Маккензи обхватила руками его шею и прижала к себе. Этот человек так много пережил…

Она не могла предложить ему ничего, кроме облегчения. Она создаст для него заповедную зону, где он сможет расслабиться и довериться ей… и излечиться. Она обеспечит его безопасность. Подарит уют, в котором так нуждается его измученная душа. Любовь, которую она испытывала к нему, давала ей силы.

Его руки творили с ней чудеса; и когда он приподнял ее, прижал к себе и снова опустил, она принадлежала ему.

Слившись с ней воедино, он поплыл к берегу, туда, где воды было только по щиколотку. Лег на спину, и она оказалась над ним; и хотя он не знал этого, она уже знала, что они соединились перед грядущей судьбой. Перед судьбой любить и смеяться, работать и отдыхать, проводить вместе долгие ленивые часы заката и вечера, сидя в удобных креслах и читая при свете камина.

Они долго лежали, взявшись за руки, словно двое погибших, словно выброшенные на берег после шторма. Маккензи дрожала и с благодарностью встретила первые лучи утреннего солнца. Она крепко держалась за руку Мерфи. Вместе они противостояли всему миру, вместе они представляли собой силу. Силу, с которой приходится считаться.

Они нехотя вернулись в хижину. Медленно оделись, погруженные каждый в собственные мысли. Снова разбросав по комнате хозяйские вещи, то есть оставив все в первоначальном беспорядке, вышли за дверь.

Над ними шумели могучие деревья; с густых ветвей то и дело срывались капли воды. Они находились в самой чаще Заколдованного леса. Маккензи, содрогнувшись, возблагодарила судьбу, что она не одна.

Они стояли под густыми ветвями, глядя на холмы и овраги, на далекую полоску неба.

— Будь я проклят, если мы не заблудились. Мне это совсем не нравится.

Всецело доверяя ему, она пожала плечами:

— Положись на свое чутье, Мерфи. Больше нам надеяться не на что.

Он двинулся вперед. Она за ним. Они уходили все глубже и глубже в лес, шагая вдоль берега, на безопасном от него расстоянии. С низких веток свисали лишайники, словно норовя схватить их. Маккензи отмахивалась от них. То, что прежде казалось ей прекрасным, сейчас приобрело совершенно иной смысл. Мак не могла отделаться от нарастающего чувства страха. Она понятия не имела, где находится. Солнце уже высоко стояло в небе; правда, скрытое за облаками, оно лишь изредка показывалось на секунду в просветах туч. Наконец она в изнеможении рухнула на землю.

— Отдохнем, — проговорила Мак с мольбой в голосе.

Он опустился рядом с ней.

— Расскажи мне что-нибудь, Мерфи. О своей последней работе. Где это происходило?

Он посмотрел на нее так, словно она была не в своем уме. Маккензи пояснила:

— Когда я слышу твой голос, я чувствую себя в безопасности. Говори.

— Эштон. Штат Кентукки. Строительство. Мы строили церковь. Она была красивая. Старомодная. Витражи для окон везли через океан из самой Англии. Старый проповедник, ему, наверное, уже около семидесяти, каждый день приходил взглянуть на нее. Почти все, что он говорил, было цитатами из Писания. Я полюбил этого старика. Иногда мы с ним вместе съедали по сандвичу в обед. Обедали, сидя на старом дереве, которое уже рухнуло, но часть корней каким-то образом осталась неповрежденной, и дерево продолжало расти, лежа на земле, как живая кушетка. — Мерфи рассмеялся и покачал головой: — Для человека его возраста у него слишком много планов. Он не доживет до осуществления даже малой части из них, но его, похоже, это не волнует. Думаю, он всю жизнь жил иллюзиями. Хотел, чтобы я остался и помог ему с обустройством. Чтобы я осел на одном месте. И чтобы регулярно посещал церковь.

Маккензи, лежа на спине, наблюдала, как солнечные лучи пытаются прорваться сквозь густую листву.

— Я рада, что ты не остался там.

Он поднял брови:

— Правда?

— А ты нет? Мы бы тогда не встретились. Он кивнул и нежно поцеловал ее в губы. Как мог он сказать ей, что лучше бы им никогда не встречаться?

— Я пытался объяснить ему, что моя церковь там, где я. Люди, которые привыкли к зданиям, никогда не поймут, что твое сердце и есть твоя религия. Не знаю… Только я в расчете с тем, кто наверху. Мы с ним поговорили. Во всяком случае, когда строительство церкви было завершено, я тихо уехал ночью — после того как нам заплатили. Так лучше. Никаких прощаний.

Мерфи умолчал о том, что оставил пожертвование церкви. Почему-то ему нравилось быть первым человеком, подарившим несколько долларов на осуществление хотя бы самой малой части из планов старика. Один из его планов — приобретение грандиозного органа. Такого, при звуках которого можно в окно выпорхнуть.

Маккензи надорвала гигантский лист, который вертела в руках.

— А после того как ты съездишь помочь своему папе, потом что?

— Пристройка нового крыла к детской больнице в Сан-Антонио.

Маккензи села, тотчас оживившись.

— Я очень люблю Сан-Антонио. Мне бы хотелось съездить туда вместе с тобой, Мерфи. Ты там раньше бывал?

— Нет.

— Тебе понравится. Расскажи мне о новом крыле этой больницы.

— Уникальный проект. Игровая площадка в помещении, прозрачный потолок, чтобы детишки не чувствовали себя изолированными от мира. Вода. Русло ручья, протекающего через пристройку. Иногда журчание воды уже само по себе исцеляет.

— Чудесно. Твоя идея?

— Не бог весть какая идея.

— Для этих детишек — прекрасная. И для меня, потому что ты это придумал. Ты хороший человек, Мерфи, очень хороший. Наверное, интересно переезжать с места на место. К тому же чувствуешь себя свободным.

— Я бы не назвал это свободой. Иной раз больше похоже на тюрьму. Но именно так я живу.

«Уже нет!» — подумала она. И тут же ей захотелось, чтобы перед ней появился гигантский бутерброд с арахисовым маслом и толстым слоем джема. И стакан холодного как лед молока. Необходимо убедить Мерфи в том, что его жизнь с ней отныне станет тяжким трудом, но она справится, она поможет ему. Когда они отсюда выберутся, она справится с любыми трудностями.

— Какого черта, что вы хотите этим сказать? Нашли ее машину в придорожной канаве, но ее-то самой нигде не видно. — Роксана стиснула телефонную трубку, так что побелели костяшки пальцев. Новая волна страха вызвала тошноту. Дэнни приник головой к трубке, чтобы слушать вместе с ней.

— Всего полчаса назад. — Голос на другом конце провода стал громче. — Не похоже на столкновение на скорости или что-то в этом роде. Просто машина съехала прямо в канаву. Наши люди проверили коттедж, но ее там нет. И во всем этом… нечто странное.

Роксана судорожно вздохнула:

— Ну? Что? Скажите же, черт возьми!

— В коттедже кровь… правда, немного. И полнейший разгром. Грязь на полу, все вещи разбросаны. И еще эти трое, которых мы тут встретили. Парни разъезжали на своем грузовике вокруг поселка. Они утверждали, что просто осматривали окрестности, но мы их все равно прогнали. — Если бы он только мог припомнить, где видел одного из них раньше…

Роксана не находила себе места.

— Она могла удариться головой, когда машина съехала с дороги. Вы все кругом обыскали?

— Да. Никто ничего не видел. Но прошлой ночью кто-то сорвал ворота и проехал на территорию. Возможно, это те парни в грузовичке-развалюхе.

— Сорвали ворота? — Роксана помолчала, пытаясь успокоиться. Дэнни крепко сжал ее руку.

— Мы же не можем дежурить у ворот двадцать четыре часа в сутки, знаете ли. Пока я не беспокоюсь за вашу сестру. Она могла вызвать друзей. А те могли увезти ее куда-нибудь.

— Послушайте. Я названиваю туда час за часом. Ее уже давно нет в коттедже, и она никого в округе не знает, ей некого вызывать. Отправьте туда своих людей и прочешите местность. Я позвоню через час. И советую вам к тому времени подготовить ответы на мои вопросы.

Роксана бросила трубку на рычаг, с трудом сдерживая слезы.

— Не могу в это поверить! — воскликнула она в отчаянии. — А я в сотнях миль оттуда.

Красавец муж заключил ее в объятия.

— Все будет хорошо. Насколько я знаю твою сестру, она в состоянии сама о себе позаботиться.

— Мне следует вернуться туда. — Голос Роксаны звучал глухо — она говорила, уткнувшись лицом в сорочку мужа. Так приятно было чувствовать его руки, обнимающие ее, слышать его голос. И он прав. Маккензи сумеет сама о себе позаботиться… но если она ранена и заблудилась в лесу… О, страшно даже подумать об этом! С ума можно сойти…

Роксана металась по каюте, а ее муж беспомощно смотрел на нее. Что-то случилось с ее сестрой, а она ничего не может предпринять.

Мак не сломается. Не сдастся. Но в глубине души Роксана ощущала неподдельный ужас. Она обхватила руками плечи и заставила себя остановиться и не метаться по каюте.

Муж Роксаны кое-что знал о женской психологии. Он повел жену на палубу, где размещалось казино. Партия в блэк-джек может занять больше часа и поможет ей отвлечься от мрачных мыслей. По крайней мере это удержит ее от попытки захватить капитана в заложники и заставить его повернуть корабль обратно. Дэнни крепко прижал к себе Роксану.

— Позвони им через час. Если никаких новостей не появится, мы позвоним моему брату. Он съездит туда и проверит все сам.

— Да, конечно, — согласилась Роксана, прижимаясь загорелой щекой к крепкому плечу мужа. — По крайней мере твой брат отнесется к делу серьезнее, чем эти парни.

Болото. Молочай. Ракитник. Одному Богу известно, что тут, рядом с ними. Она вспомнила, о чем пишут в разных брошюрах. Гремучие змеи. Свиномордые гадюки. Полосатые водяные змеи. Мак молилась. Она знала, что если по ее ноге скользнет змея, то она закричит так, что ее услышат туристы, любующиеся красотами гор Морроу. А заодно и та троица, которая их ищет.

Они по-прежнему заходили все глубже в лес. Идти становилось все тяжелее — взбирались в гору. Мерфи уже не держал ее за руку; он шел впереди, придерживая ветки или приминая высокую траву и подлесок на ее пути.

Маккензи уткнулась лицом в его спину — он внезапно остановился, что-то разглядывая.

Выглянув из-за его широкой спины, Мак проследила за его взглядом. «Заколдованный лес». Ржавая вывеска из кованого железа, висевшая над аркой, гласила, что они стоят у порога страны фантазий. Мак расхохоталась. Хохот перешел в сдавленный смешок.

— Как глупо… Заколдованный лес? Ха!

По обе стороны от них тянулся, извиваясь, почти скрытый листвой дощатый забор. За оградой местность круто уходила вверх. По крайней мере это уводило их от болота, по которому они пробирались уже два часа.

Мерфи проворчал:

— Я помню что-то об этих местах. Говорят, здесь обитают привидения. — Он кивнул. — Поэтому сюда уже много лет никто не заглядывает.

— Вся эта часть леса какая-то таинственная — но привидения? Сомневаюсь. — Мак все же ухватилась за руку Мерфи, боязливо озираясь.

Он устало улыбнулся и обнял ее за плечи.

— Я не говорил, что верю в привидения. Пойдем.

Мак посмотрела вверх. Подъем предстоял трудный, а она и без того уже очень устала. И все же, взглянув в мужественное лицо своего спутника, Мак без колебаний последовала за ним.

— В бою все происходит быстро, — объяснял он, пока они карабкались в гору. — Спонтанно. Решения принимаются мгновенно, и от этих решений зависит твоя жизнь. Так вот, чем больше я думаю о нашей ситуации, тем яснее понимаю: есть только один выход. Идти напролом. Мы сейчас примерно в двух милях от коттеджа. Я отведу тебя туда.

Мак оглянулась. Призрачные тени за ее спиной плясали в проблесках света, колебались, насмешливо кривлялись. На земле, там, где они прошли, остались глубокие следы в перегное. Что бы ни ждало их впереди, хуже не будет.

— Я устал, хочу есть, — скулил Турк.

Кулак Гарри взметнулся в воздух раньше, чем он успел уклониться, и на Турка обрушилась вся сила удара, отбросившая его метра на два. Поднявшись с земли, Турк утер окровавленный рот.

— Черт побери, Гарри! Ты просто помешался на этой парочке.

Глаза Гарри метнули молнии.

— Чтобы какая-то девка оставила меня в дураках?! Я все больше зверею, когда думаю о том, что он послал ее нас расколоть. Как, черт возьми, он догадался? — Он ударил кулаком по ладони.

Его приятели переглянулись. Они уже устали от всего этого. И им совсем не улыбалось бродить по Заколдованному лесу. Они ощущали присутствие каких-то потусторонних сил, чувствовали опасность, пусть Гарри ее и не замечал. И оба очень опасались, что Гарри окончательно съехал с катушек.

Они спрятали грузовик и углубились в лес несколько часов назад. Повсюду признаки того, что женщина и ее дружок, возможно, проходили здесь, но явных доказательств не было. Бандиты все больше теряли надежду их найти.

Словно прочитав мысли приятелей, Гарри резко обернулся:

— Может, кто-то из вас подумывает, как бы от меня смыться? И не мечтайте. Мне вас подстрелить — раз плюнуть. Если бы вы не испортили все дело, мы бы уже были далеко отсюда.

Салли пробормотал:

— А может, как-нибудь выкурим их из леса? Можно, например, поджечь дом!

Гарри фыркнул:

— Конечно! Поджечь на свою голову. Ведь сбежится вся округа. Думать надо.

Турк оглянулся на коттедж:

— Думаешь, они рискнут вернуться туда?

— Возможно. Вероятно, они намереваются отсидеться там какое-то время, а потом заявятся в полицию. Как бы то ни было, у нас есть вода и пища. А у них нет. Один из вас пусть засядет возле коттеджа. А другой возьмет машину и проедет по дорогам, вокруг поселка и по поселку. Встретимся здесь ближе к вечеру.

Салли и Турк снова переглянулись. Оба очень боялись Гарри и не смели ослушаться, так что оставалось лишь распределить обязанности. Турк вызвался сторожить у коттеджа. Салли выбрал грузовик. Он надеялся, что езда его успокоит.

— А как въезжать в ворота, если там охранник?

— Придумай сам. Убей его и спрячь труп, если понадобится.

Салли отбросил эту идею. Он, конечно, согласился участвовать в ограблении, но не в убийстве же. Лучше сесть в этот проклятый грузовик и заехать куда-нибудь, где их точно не может быть, а через некоторое время вернуться и сказать, что их нет нигде. Салли очень хотелось, чтобы все это побыстрее закончилось. Тогда он проберется к тайнику, возьмет немного денег и сбежит. Уедет так далеко, что Гарри даже имя его забудет.

Оставшись один, Гарри дал волю гневу. Он их найдет — или подохнет! Проучит эту девку, а ее дружка заставит смотреть. Потом уберет обоих. Их никогда не найдут. Найдут побелевшие кости под мхом и ветками! Пробираясь все дальше в лес, он в ярости вскидывал голову. Жажда мести гнала его вперед, казалось, он вот-вот лишится рассудка.

Глава 9

Пусть кровь рекой из открытых ран —

Умри ради лучшей жизни…


Виноградные лозы стелились по земле, пытаясь пробраться в заброшенные здания. Колючие разлапистые кусты, прорастая сквозь влажную почву, заселяли поселок. Гигантские травы с крупными цветами тянулись вверх, обвивая стволы деревьев. Воздух был напоен влагой.

Они продвигались к центру поселка. Мерфи подрубал стебли растений, а потом снова поправлял листву, маскируя свое продвижение. Самое трудное — уговорить Мак, убедить ее в том, что дальше он должен действовать в одиночку.

Остовы жилищ, построенных на надеждах и мечтах, тянулись к небу. Северная стена одного из домов поросла мхом; дом этот собрался было обрушиться, да передумал — прислонился к соседу. Они подошли к строению без оконных стекол; по полу расползлись виноградные лозы, но внутри было сухо, и крыша уцелела. Они вошли в дом, проверяя на прочность гнилые половицы. Мерфи обрубил все лозы и выбросил их в оконный проем.

Маккензи скинула туфли — все же облегчение, пусть и ненадолго. Мерфи уселся рядом, и она, растянувшись на полу, положила голову ему на колени.

— Ничего, если я буду говорить? Моя болтовня не помешает тебе думать?

Болтовня ему не мешала. Собственно, даже помогала. Реальность все время ускользала от него. Он невольно приравнивал свою нынешнюю ситуацию к долгим дням и еще более долгим ночам во Вьетнаме. А его спутница возвращала его к действительности.

Мак попыталась стереть грязь, налипшую на руки. Снова она тосковала по ванне. Джакузи. Огромное джакузи. На краю бокалы с шампанским, в полумраке колеблются огоньки свечей и музыка, тихая спокойная музыка. Прикрыв глаза, она вздохнула.

— Знаешь, Мерфи, я ехала в Нью-Йорк… с открытыми глазами. Надежды. Поразительно — день ото дня мы живем мечтами. Этот город кажется таким далеким, словно он на другом конце света.

От привычки мечтать Томас Джастис Мерфи избавился много лет назад, но ему нравилось, что Мак эту привычку сохранила.

— Я мечтала стать актрисой. Конечно, ничего не получилось. Мечты редко сбываются. Я смирилась, Мерфи. И думала, что все в порядке. Но теперь больше так не думаю. Я собиралась воспользоваться пребыванием в Тиллери, чтобы обдумать свой следующий шаг. У меня неплохая квартира. Я знакома со всеми, так сказать, нужными людьми. Завела полезные знакомства. Мы устраивали в Нью-Йорке вечера, ужины, спектакли. Но этого мне было мало. Я подумала: если останусь здесь, у озера, еще на несколько дней, это поможет мне обрести будущее и решить, чего же я, собственно, хочу от жизни. Ты веришь в судьбу, Мерфи?

Ему приятно было слышать ее голос, более того, он приводил Мерфи в восхищение.

— Я об этом как-то не задумывался. — «Черта с два не задумывался», — возразил внутренний голос. — А что?

— Ну, ты должен признать, что не многие люди встретили друг друга так, как мы. Это судьба, Мерфи. — Так как он не ответил, Мак приподнялась, посмотрела на него снизу вверх. — Ты не считаешь, что наши пути пересеклись по велению судьбы?

«И вероятно, снова разойдутся» — эта мысль его огорчила.

Мерфи затачивал кончик зеленой веточки своим ножом. Пробовал остроту пальцем, делая вид, что погружен в размышления, обдумывает дальнейший план действий. Ему вовсе не хотелось ее разочаровывать.

Он нехотя ответил:

— Я считаю, что у того, кто там, над нами, наверху, имеются насчет нас свои соображения, но он предоставляет нам самим решать наши проблемы. — Мерфи сдул с палочки стружки и пригладил ее пальцем.

Принадлежит ли она к тому типу женщин, которым хочется слышать обещания? По его мнению, да. А он никогда не умел давать обещания. Мерфи вернулся к обдумыванию своего плана, перебирая различные варианты.

Мак внимательно рассматривала царапину на тыльной стороне своей ладони. Было почти утешением услышать, что он так думает.

— Возможно, ты прав. Но какую роль это играет во всем происходящем, по-твоему?

Он пожал плечами и улыбнулся:

— Не знаю. Кто может твердо знать наверняка, что из чего вытекает? Нет времени подумать — иногда развилка дорог маячит впереди, и приходится не задумываясь принимать решение. Однажды я пытался понять, какую роль в моей жизни сыграл Вьетнам. Во Вьетнаме время ускоряло свой бег. Я боялся, что оно для меня будет тянуться слишком медленно, когда я вернусь домой. Иногда так и бывает.

— Правда? Меня это пугает.

— Тебе нечего пугаться. Сначала это была застывшая картинка. Очень многое здесь изменилось. И слишком многое осталось прежним. Никто не хотел знать, что ты служил во Вьетнаме. Никто не хотел выслушать то, что ты мог сказать. Вскоре та гордость, которую ты чувствовал, потому что выполнил свой долг, увядает оттого, что ты прячешь ее в себе.

— Гордость… Я горжусь тобой и всеми другими мужчинами и женщинами, которые служили нашей стране. И я понимаю все, что ты хочешь сказать, Мерфи, но это было так давно.

Он обнял ее за плечи и привлек к себе.

— Если ты жил такой жизнью, она становится частью тебя. Тенью твоей души. А что касается того, будто ты все понимаешь, то я в этом сомневаюсь. Ты не можешь понять.

— Ладно. С этим я могу согласиться. Но теперь у тебя впереди солнечный свет и дождь, пляжи и горы, летние вечера и зимние ночи у камина. И я. Теперь у тебя есть я, Мерфи. Может, это поможет?…

Прислонившись затылком к стене, он задумался:

— Я не собираюсь меняться. Я всегда был верен себе, просто обстоятельства менялись.

— Меня это устраивает. Я думаю, что ты человек особенный, даже такой, какой есть. — Она провела ладонью по его заросшему щетиной подбородку. Он был настоящий. Он теперь стал частью ее, и этого не изменишь. — Ты похож… — она тряхнула головой, пытаясь подобрать нужные слова, — похож на драгоценный камень. Многогранный, всеми гранями сверкающий и неизменно завораживающий. Ты похож на такое вот сокровище, и мне никогда не надоест любоваться твоими гранями, независимо от того, отражают ли они свет или тени. — Она поцеловала его в губы. — Слышал когда-нибудь о ПТСС, Мерфи?

— Конечно. Посттравматический стрессовый синдром.

— Я совершенно уверена, что ты страдаешь этим синдромом. — Она затаила дыхание, надеясь, что он поймет ее правильно. Но ей необходимо заставить его задуматься над этим. Ради них. Ради него самого.

Он усмехнулся:

— Ты мне не говорила, что у тебя диплом психиатра.

— По-моему, тебя это не удивляет.

— Это потому, что я и раньше слышал нечто подобное. Просто я в это не верю.

Мак положила ладонь на его руку, чтобы он прекратил строгать эту чертову палочку. Мерфи отложил ветку и нож. Одной рукой он погладил ее по волосам, другой еще крепче обнял за плечи.

— Почему не веришь? И нечего тут стыдиться. — Ее брат стыдился, и она с этим не справилась.

— Я был во Вьетнаме много лет назад. И если бы страдал таким синдромом, то наверняка не стал бы стыдиться. Стыд не входит в число чувств, которые связаны с Вьетнамом. Я был солдатом. Для нас вопрос стоял так: убивать или быть убитыми. Все очень просто.

— То, что Вьетнам был давно, не имеет к этому никакого отношения. Вспомни, как за вами гнались копы, которые начали стрелять. Можешь утверждать, что это не возродило твои воспоминания, не пробудило «вьетнамские» инстинкты?

— Пробудило. Это называется самозащитой. — Он уже признался себе, что в последнее время как бы перенесся обратно во Вьетнам. Но просто такие сложились обстоятельства. Только и всего.

— Мерфи, когда ты ворвался в коттедж, ты был похож на загнанного волка. Ты готов был сорвать плоть с моих костей, только бы выжить. Но это вполне объяснимо. Во Вьетнаме твоя психика подвергалась колоссальным, нечеловеческим нагрузкам. Чем дольше я наблюдала за тобой, тем больше ты напоминал мне другого человека. Человека, который позволил посттравматическому стрессовому синдрому себя убить. Моего брата. — Она села и прислонилась спиной к стене рядом с ним.

Боль утраты сдавила грудь — так случалось всякий раз, когда она позволяла себе вспоминать о брате.

— Все домашние страдали почти так же, как он. Брат не мог удержаться на работе. Ночные кошмары не давали ему отдохнуть. И он очень болезненно реагировал на любое замечание о ветеранах. Если над ним подшучивали, бросался на обидчиков с кулаками. Много пил. Однажды вечером в каком-то загородном баре кто-то отпустил шуточку насчет его куртки с эмблемой роты и надписью на спине «Ветеран Вьетнама и горжусь этим».

Мак подтянула колени к подбородку и обхватила их руками.

— Полицейские заехали, чтобы сообщить нам, что он в городской больнице. Никогда не забуду выражение лиц родителей. Они не хотели, чтобы я ехала туда, но я поехала. Его сильно изранили ножом. Никогда не забуду, как он лежал на больничной койке. Все вокруг было белое, ослепительно белое. Мне наконец-то удалось остаться с ним наедине. Родители спустились вниз выпить кофе. Брат держал меня за руку. Я сказала: «Не разговаривай, Остин. Отдыхай. Тебе надо снова стать сильным». — Воспоминания всегда причиняли боль. И как всегда, она не удержалась от слез.

Мерфи крепко прижал ее к груди.

— А Остин усмехнулся и сказал: «Мак, там, куда я собрался, можно отдыхать сколько угодно. Не хочу, чтобы ты грустила. Это ничего не значит. Все кончилось уже давно. Не плачь, детка. Хочу запомнить, как ты мне улыбаешься». Я вытерла слезы и улыбнулась ему. Он поцеловал меня… и умер. Черт возьми, умер у меня на руках. Если бы ему поставили диагноз ПТСС, если бы кто-то смог ему помочь, он был бы сегодня жив и счастлив. Так что мне знакомы эти симптомы. Но ты держишься молодцом. У тебя крепче нервы, и ты более рассудительный, умеешь сдерживаться. И все же мне кажется, что у тебя тот же синдром.

— За меня не беспокойся. Со мной все в порядке. Я уже давно сам о себе умею заботиться.

— Я не могу не волноваться. Кого любишь, о том и заботишься. Любишь родственника, любишь друга, истинного друга. Любишь… Мерфи, я хочу видеть тебя счастливым. По-настоящему счастливым.

Он еще крепче обнял ее и ощутил, как ее энергия вливается толчками в его тело. Никто еще не затрагивал этих струн его души.

Маккензи прижималась к нему все крепче, наслаждаясь его близостью. Она придумает, как доказать ему, что ее чувство глубокое и подлинное, что оно не изменится.

— Я сейчас, — Она сделала движение, собираясь встать. Мерфн схватил ее за руку и снова усадил на пол рядом с собой.

— Нечего тебе бродить тут.

— Не буду, — заверила Мак. — Я недалеко. Не успеешь сосчитать до шестидесяти, как я вернусь.

Мерфи смотрел ей вслед. Она выскользнула за дверь, и он поймал себя на том, что считает: один, два, три, четыре… Черт побери, у него нет на это времени! Он должен выработать стратегию. Должен продумать тактику.

Пятьдесят восемь, пятьдесят… Синдром стресса! Ха!

Она уже вернулась и стояла перед ним, словно двенадцатилетняя девочка, у которой есть своя очень важная тайна. Мерфи смотрел на нее с восхищением. Ее лицо и руки были покрыты грязью. Впрочем, руки она прятала за спиной.

Господи, как ей нравилось смотреть на него! Видя его израненным и избитым, Мак представляла себе, как он выглядел во время боя. Разницы почти никакой, решила она. Осторожно, чтобы не сломать хрупкие стебли, протянули вперед руки, в которых были зажаты букеты лиловых цветов. Маккензи медленно опустилась перед Мерфи на колени и положила цветы ему на нога.

Сердце его судорожно сжалось. За всю свою жизнь он еще не встречал человека, который мог бы вот так… протянуть руку… и сжать его сердце, стиснуть с такой силой. Но эта женщина, эта женщина-ребенок, смотревшая на него с такой любовью в теплых зеленых глазах, возвращала его к жизни. Сам того не сознавая, он освободил свое сердце от пут, развязал веревки, стягивающие его душу. Впрочем, не до конца. Какая-то частица его «я» всегда будет оставаться прежней, принадлежащей только ему. Ему — и только ему. Но большая часть души освобождалась. Он не знал, задушить эту женщину или расцеловать.

Мерфи поднес ее пальцы, каждый по очереди, к своим губам и прижался к ладони поцелуем. Потом поцеловал запястье — пульс ее бился с удвоенной частотой. Потом сгиб локтя. И каждый из его поцелуев извлекал из ее груди тихий стон.

Она упала в его объятия и впилась губами в его губы. Ей хотелось снова ощущать бешеный вихрь чувств, соединиться с ним, слиться душой. Его огрубевшие от работы руки сумели своими ласками воспламенить ее тело.

Мерфи расстегнул пуговки на ее рубашке и положил руку на ее грудь. Она сливалась с его телом. Словно была создана и послана на землю специально для того, чтобы доставлять ему наслаждение. И чтобы он отвечал ей тем же.

Она восторгалась им, восторгалась его силой. Высокий и сильный, он ласкал ее, возбужденный ее руками, ее губами. И поразительно: он мог сделать ее своей одним лишь взглядом, движением руки, силой объятий.

Рассыпав по полу цветы и прижавшись к нему всем телом, она чувствовала, что теперь ничто на свете ей не угрожает. Она в безопасности, под защитой, окружена заботой и любима. Она ни за что, никогда не откажется от того, что он ей дал. Вместе, только вместе, своей любовью, они смогут противостоять всему этому дурацкому миру.

Он покрывал поцелуями ее лицо, ее шею и обнаженные плечи. Она прошептала:

— Люби меня, Мерфи, люби меня.

Мак почувствовала, как внезапно напряглось его тело. Почувствовала раньше, чем услышала… Хруст. Хруст ветки. И снова тот же звук. Уже чуть громче. Кто-то приближался к ним. Приближался очень тихо. И подходил все ближе.

Мерфи прикрыл ей рот ладонью.

Он говорил тихо, почти шепотом, излагая свой план, продиктованный ситуацией. Снова проснулся инстинкт, решения принимались мгновенно.

— Это может быть один из них. Или все трое. Когда начнется заварушка, выбирайся отсюда. Иди в гору и сворачивай к югу. Иди вдоль дороги, но держись под деревьями. Доберись до коттеджа и позвони в полицию. — Маккензи начала возражать, но Мерфи склонился к ней и поцелуем заставил ее замолчать. — Поверь мне. Я сумею о себе позаботиться, но я должен знать, что ты далеко отсюда.

Одна? Мысль о том, что придется одной пройти по этим жутким местам, вселяла в нее ужас. Ей было страшно. Сейчас даже больше, чем прежде. Страшно за него. Но она не подаст виду.

И все же в голосе ее звучало отчаяние:

— Когда все это кончится, ты от меня не сбежишь? Мерфи воспользовался последним мгновением, чтобы еще раз полюбоваться ею. Он коснулся ее волос, потом провел ладонью по ее щеке.

— Когда все это кончится, я закажу тебе в ресторане огромный бифштекс, и мы будем танцевать при свете свечей до рассвета.

Сердце ее бешено колотилось. Мысли путались. Перед внутренним взором возникла картина. На ней платье из тонкого шелка, струящееся при каждом движении. Платье цвета сапфира, переливающееся всеми оттенками голубого и синего, — и она в этот момент плавно покачивается в его объятиях. В ушах ее бриллианты, волосы же подняты над макушкой в высокой прическе и скреплены заколкой, которую можно легко вытащить, чтобы позже он разрушил прическу и смотрел, как ее прекрасные волосы, рассыпаются по плечам. Он будет чистым, отдохнувшим, в темно-сером костюме. От него будет исходить пряный запах одеколона, и он поведет ее на танцевальный пятачок, бережно держа за кончики пальцев. Она закружится в кольце его рук, и они сольются друг с другом в мире, созданном специально для них; они будут танцевать в мире романтической музыки, озаренные огоньками свечей. Люди будут смотреть на них и вздыхать. Вместе они прекрасны.

Присев рядом с Мерфи, Мак смотрела, как он осторожно выглядывает из окна, оценивая ситуацию. Ее первой мыслью была тревога за него, но, увидев выражение его лица, она успокоилась. И все же ей не хотелось расставаться с ним. Она могла покинуть Мерфи только ради него самого. Она предпочла бы остаться, но ради него должна уйти.

В нем снова пробудился инстинкт выживания. Он почувствовал, как она прильнула к его спине, крепко прижимая к себе. Но он всецело сосредоточился на одинокой фигуре, приближавшейся к дому с оружием в руках. Ему необходимо обезвредить этого человека раньше, чем тот успеет предупредить других. Держа наготове стилет, Мерфи отмерил себе двадцать секунд до начала операции. Но даже сейчас он понимал, в каком состоянии находится Мак, понимал ее чувства.

Какими словами объяснить ей, как много она для него значит? Что он любит ее больше всего на свете. Наверное, ему не найти нужных слов.

Кровь бурлила в жилах. Она так много хотела сказать ему, объяснить. Но времени уже не осталось. Мак выпрямилась, расправила плечи.

— Мерфи. До встречи.

Он тотчас же обернулся, наклонился, сгреб с пола пригоршню цветов и протянул ей.

— До скорого, леди. — И прижался губами к ее губам. Потом легонько оттолкнул ее. В глазах его сверкала ярость. — А теперь иди. Пора.

Мерфи устремился к двери. Маккензй вырвалась черным ходом. И тут же услышала чей-то возглас, шум борьбы и сдавленные проклятия. Услышала хруст костей. Она набрала в грудь побольше воздуха и бросилась бежать. Бежала, словно спасая жизнь. Его жизнь. Их жизни.

Салли уже готов был повернуть обратно и с удовлетворением отрапортовать Гарри, что никого не видел. И тут на него прыгнуло… какое-то чудовище. В следующее мгновение тяжелый ботинок раздробил ему коленную чашечку. Салли упал на землю.

Она бежала во весь дух, и ветки хлестали ее по лицу, до крови царапали руки. Этот звук, хруст костей, преследовал ее, оглушал, впивался в мозг.

Прижимая руки к разбитому колену, Салли катался по земле, Мерфи поднял его ружье и перекинул ремень через плечо. Глядя на этого человека, он подумал, что Маккензй, возможно, права насчет посттравматического синдрома. Он явно не ощущал угрызений совести.

— Где остальные?

Салли выл и мотал головой. Боль, какой он никогда прежде не испытывал, сводила его с ума. Он ждал выстрела, ждал пули, которую, по его расчетам, должен был сейчас схлопотать. Он даже хотел этого.

— Не знаю, парень. Ради Бога, пристрели меня, и покончим с этим!

— Убить тебя? Не дождешься. Будешь хромать всю оставшуюся жизнь — от камеры к столовке, на прогулку и обратно. Так что запомнишь меня. А теперь отвечай: где твои дружки?

Салли громко застонал. Затем, успев почувствовать облегчение, потерял сознание.

Наконец воцарилась тишина; лишь время от времени раздавался случайный шорох: то вспорхнет испуганная птица, то пробежит мелкий зверек. Мак решила, что надвигается буря. Остановившись, чтобы перевести дух, она прислонилась к стволу дерева. Взглянула на небо. «Молю тебя, Господи, защити его! Я хочу, чтобы он был со мной долго-долго».

Мерфи смотрел на лежавшего перед ним человека, только что потерявшего сознание. Приятно было ощущать холодную и тяжелую сталь оружия. Что ж, одного он обезвредил. Остались двое. Маккензи сейчас должна уже быть возле коттеджа. Она вызовет полицию, и всей этой истории скоро конец.

Близился вечер. Маккензи пробиралась к коттеджу, стараясь не показываться на открытых местах. В горле у нее пересохло, ее мучила жажда. Она смертельно устала, и ей казалось, она вот-вот рухнет на землю и сердце разорвется у нее в груди. Ноги болели и ныли; исцарапанные ветками руки жгло огнем.

Наверное, уже близко.

Теперь Мак узнавала повороты дороги — знакомые места. Она шла и чувствовала, как глаза ее наполняются слезами. Вот он! Уже видна крыша! Маккензи ускорила шаг, потом пустилась бежать из последних сил.

Промчавшись мимо стоявших на опушке деревьев, думая лишь о том, что все это вот-вот закончится, она взбежала на крыльцо и настежь распахнула дверь.

Направлявшийся из кухни в гостиную мужчина резко обернулся; похоже, он испугался не меньше, чем Маккензи.

«Не может быть!» Этот вопль, прозвучавший у нее в голове, едва не оглушил ее. Мак заставила себя повернуться и бросилась бежать.

Турк уронил на пол тарелку и рванулся следом за ней. Гарри убьет его, если он позволит этой девке убежать. Он нагнал ее и обхватил руками за талию. Оба упали на землю и покатились вниз по пологому склону.

— Нет! — вскрикнула Маккензи.

Она лягалась и кусалась, пытаясь вырваться. Кровь стучала у нее в висках; отчаяние придавало сил, заставляло бороться. Она услышала мужской голос — грубую брань. И тотчас же увидела занесенный над ней кулак. Мак почувствовала, что проваливается во тьму. Ее последняя мысль была о нем, о Мерфи.

Маккензи услышала смех. И казалось, где-то далеко кто-то очень веселый хлопал себя ладонями по коленям. Наконец тьма рассеялась, уступив место свету. И она вспомнила…

Гарри и Турк сидели за накрытым столиком. Каждый держал в руке по банке пива. Дом был завален мусором. Чуть приоткрыв глаза, Маккензи увидела на полу грязные бумажные тарелки и горы пустых банок из-под пива.

Она вломилась в коттедж вслепую — угодила прямо к ним в лапы. Тут же мелькнула мысль об опасности, грозившей Мерфи. Ведь он может прийти сюда, ни о чем не подозревая, так же как она.

Нет, он умнее. Но ей надо сделать так, чтобы этого не произошло. Она то и дело теряла сознание, погружаясь в безопасную темноту.

— Гляди, Турк, леди пришла в себя. Ну, лапочка. — Гарри подошел к кушетке и опустился рядом на корточки. Взял локон ее волос, подергал. — Что ты можешь сказать старине Гарри?

Этот голос. Он мгновенно вернул ее к реальности. «Сядь на ручную гранату» — это первое, что пришло ей в голову. Но тут же на ум пришло расхожее клише; угрожающим тоном — Мак сама не узнала свой голос — она проговорила:

— Вам это с рук не сойдет.

Гарри усмехнулся. Запрокинул голову, хлопнул себя ладонями по ляжкам и захохотал. Его смех подстегнул ее — разжег гнев и развеял страх.

— Ты слышишь, Турк? Слышишь, дружище? Нам это с рук не сойдет. — Он склонился над ней: — О нет, сойдет. И ты со своим дружком — вы не сможете нам помешать. Вас просто не станет.

Турк почувствовал, что волосы у него на затылке встали дыбом. Никаких мокрых дел. Вот что Гарри обещал им сначала. Но все изменилось. Все пошло не так. С каждой минутой он пугался все больше.

Грязные пальцы Гарри теребили воротничок ее рубашки. Скользнули под рубашку.

— Где же твой любовник?

Маккензи отвернулась и отпрянула к стене, когда он провел пальцами по расплывшемуся на ее щеке огромному синяку.

— Как только появится Салли, — самодовольно улыбаясь; обратился он к Турку, — мы возьмем эту маленькую мисс на прогулку. Так или иначе, малышка, тебе все равно придется умереть. Разве ты не предпочтешь умереть в его объятиях? Тебе не следовало водить меня за нос. Я бы с тобой обходился как следует. — Он положил руку ей на грудь, с силой стиснул ее.

Маккензи пришла в ярость. Резко приподнявшись, она выбросила вперед ноги, оттолкнув его. Схватив ее за плечи, он повалил девушку на кушетку. Затем уселся на нее верхом и низко склонился над ней.

— Не торопи события, дорогая. Прежде чем тебя прикончить, я собираюсь выяснить, чем же ты хороша, из-за чего мужчина готов рисковать жизнью, И заставлю его смотреть. Да. От начала и до конца.

У Турка кровь стыла в жилах. Он не в состоянии остановить Гарри, если уж тот по-настоящему завелся. Турку не хотелось в этом участвовать.

Он знал только один способ хоть на время остановить Гарри, отвлечь его от девушки. Деньги. Он выскользнул в спальню и поспешил обратно, прихватив с собой потрепанный саквояж.

Гарри, был ужасно тяжелый. Его намерения — яснее ясного. Она едва смогла сдержать крик, когда он расстегнул следующую пуговку на рубашке и провел своей шершавой ладонью по ее груди.

Но она не отвела от него взгляд, полный отвращения, и не молила о пощаде. И это очень ему не понравилось. Впрочем, когда все будет по-другому, он привяжет ее дружка к стулу и разложит эту девку на полу. Гарри сдавил ее голову своими огромными ручищами и впился ртом в ее губы.

Маккензи среагировала инстинктивно. Пусть руки у нее связаны за спиной, но остались еще плечи и колени, и она пустила их в ход, резко выбросив вперед ноги. Гарри скатился на пол. Вскочив на ноги, он замахнулся, но тут же опустил руку.

— Нет, я тебя не ударю. Твое время еще не наступило. Я тебя заставлю заплатить за это. Вас обоих заставлю.

Турк никогда так не обращался с женщинами, как Гарри с этой девушкой. Господи, у него самого мать и шесть сестер.

— Гарри, послушай. Давай побыстрее смоемся с деньгами. Уберемся отсюда подальше. Можно даже податься в Мексику. — Он улыбнулся, радуясь своей неожиданной идее.

Гарри одним прыжком пересек комнату и ударил Турка по лицу тыльной стороной ладони. Тот отлетел к стене. Держась одной рукой за щеку, Турк смотрел на Гарри. Другой рукой он прижимал к груди саквояж.

— Дурак! Грузовик-то у Салли. Да и тот парень… Он не оставит нас в покое, можешь быть уверен.

Где он? Должен быть где-то поблизости. Или направляется сюда.

— Ладно-ладно, миссис Пайк. Мы вызовем полицию. Тот старый, обшарпанный грузовик, о котором я вам говорил, все еще стоит у дороги. Но все же непонятно: что им здесь надо? Возможно, им что-то известно о местонахождении вашей сестры. Я уже и сам начал беспокоиться.

— Вы правы, черт возьми! Надо срочно вызвать полицию. И я надеюсь, что вы вместе с другими охранниками прочешете лес. И коттедж еще раз проверьте. Не имеет значения, что вы были там всего несколько часов назад. Найдите мою сестру. И поскорее. Я через час позвоню.

— Дайте нам хотя бы часа два-три. Не знаю, где я буду через час.

Роксана швырнула трубку на рычаг и обернулась к мужу:

— С ней что-то случилось. Возможно, в эту самую минуту ее истязают эти бандиты, что разъезжают в пикапе.

Дэнни погладил ее по волосам и принялся утешать. Он ни за что на свете не обнаружит своих истинных чувств. Необходимо показать ей свою силу и уверенность в благополучном исходе, хотя вся эта история ему очень не нравилась. Трое головорезов на свободе, а ее хорошенькая сестра, оставшаяся у озера одна, куда-то исчезла.

— Я все же позвоню брату.

— Я хотела позвонить родителям, но они очень далеко оттуда. О Господи, я этого не вынесу!

Джеб повернулся к коллегам-охранникам:

— Позвоню в полицию. Возможно, это те самые трое парней, которые ограбили магазин запчастей в Конкорде несколько дней назад. Они в бегах, как вы знаете. Пусть один из вас вернется к коттеджу. Остальные возьмут машины и будут патрулировать. Если увидите что-либо необычное, сообщите.

Джебу не пришлось повторять дважды. Почти все охранники видели трех типов в грузовике. Красивая женщина — лакомая добыча для этих негодяев, от таких всего можно ожидать.

Мерфи притаился в кустах неподалеку от дома. В окнах горел свет. И никаких признаков присутствия полиции. Должно быть, они в доме, вместе с ней. Оба. Он знал, где находится третий, и знал наверняка, что тот надолго выбыл из строя.

Бесшумно подобравшись к окну, он заглянул в комнату. В этот момент машина охраны подъехала со стороны дороги и, взвизгнув тормозами, остановилась перед коттеджем. Они пойдут прямо к двери и постучат. Необходимо, чтобы они убрались. Мерфи прыгнул обратно в кусты и снова затаился.

В машине находился только один охранник. Мерфи видел, как он выбрался из джипа и направился к коттеджу.

— Эй, иди сюда. Только тихо. — Он махнул рукой охраннику, приглашая присоединиться к нему, скрыться.

Охранник замер.

«О Боже, он принимает меня за одного из преступников!» — догадался Мерфи.

— Сюда, идиот! Похоже, у них там в заложниках девушка.

Человек в униформе по-прежнему стоял неподвижно, словно статуя. Занавеска на окне шевельнулась. Мерфи бросился на охранника, сбил его с ног страшным ударом справа и утащил в кусты.

Охранник попытался вырваться, но Мерфи, покончив со всеми сомнениями, поднял свой крепкий кулак и отправил беднягу в нокаут. Слишком многое было поставлено на карту, чтобы проявлять деликатность.

Мерфи понимал, что бандиты заметили патрульную машину и это их насторожило. Так что теперь их внимание будет всецело приковано к машине, и ему без помех удастся проникнуть в дом. Мерфи обошел угол дома и направился к черному ходу.

Глава 10

Нас бранили и стыдили,

Но, клянусь, не укротили…


— Это парни из охраны, — сообщил Гарри.

Турк выглянул из-за занавески. Увидев машину, он побледнел; лишь огромным усилием удалось унять дрожь в руках. Он обернулся к Гарри, ожидая дальнейших указаний. Турк мысленно проклинал себя за глупость, за то, что позволил втянуть себя в эту историю. Теперь уже не откажешься, слишком поздно, черт возьми

А Гарри ликовал. Он был в восторге. События развивались в нужном направлении. Если прибыли охранники, значит, и он сейчас появится. Давно пора. Пора этому парню, который разрушил все их планы, пора ему помучиться. И он будет мучиться. Нравственные страдания, которые испытает этот человек, когда он, Гарри, будет снова и снова овладевать его женщиной прямо у него на глазах, сведут его с ума. Гарри рассмеялся, и Маккензи поняла, что слышит смех безумца.

Но Гарри не долго веселился.

— Охрана, да? Они и так доставили нам кучу неприятностей. Пусть только эти громилы сюда сунутся.

Он схватил Маккензи за волосы и подтащил ее к окну. Оттолкнув в сторону Турка, отдернул занавеску и выглянул наружу. Но ничего не увидел, кроме патрульной машины, стоящей у дороги. Где же эти трусы? Где, черт возьми, Салли?

— Твой дружок немного запаздывает? Я не против. Будет время получше узнать тебя.

Он присосался к ее губам и провел ладонью по груди. Маккензи оттолкнула его и утерла рот тыльной стороной ладони, однако удержалась и не сплюнула на пол.

Вооруженный ружьем, позаимствованным у Салли, Мерфи побежал по склону холма к северному окну коттеджа. Один неверный шаг, одно плохо рассчитанное движение — и его план сорвется. Ее могут убить из-за него. Во Вьетнаме все зависело только от него самого и от его способности уцелеть и спасти своих людей. Здесь, сегодня, в спокойных и мирных Соединенных Штатах, то же самое. Он лихорадочно перебирал возможные варианты действий. Наконец, отринув все сомнения, приготовился к тому, что вот-вот должно было произойти.

Мерфи бесшумно подобрался к окну. И увидел, как Гарри лапает Маккензи. Грудь его пронзило чувство, не поддающееся определению. Мак этого не заслужила. Ничего этого не заслужила. Он смотрел, как она борется с Гарри, прикрывая унижение маской вызова, застывшей на лице. Теперь или никогда.

Но почему он колеблется? Это только из-за Маккензи, признался себе Мерфи. Она стала для него столь же драгоценной, как сама жизнь.

Он не хотел стрелять — разве только не останется другого выхода. Мерфи переместился к двери черного хода. Собравшись с духом, переключился на полную боевую готовность и бросился в атаку.

Раздался треск, полетели щепки, и дверь, дрогнув, уступила. Мерфи увидел три пары глаз, уставившихся на него одновременно. Три фигуры замерли, застыли, словно превратившись в ледяные статуи. Широко раскрыв глаза, Маккензи смотрела на ворвавшегося в дом человека. Глаза его метали молнии, рот кривился в свирепом оскале, из горла вырывалось звериное рычание. Это было ужасное зрелище. Маккензи никогда еще не приходилось видеть в людях столько злобы. Ужас парализовал ее. Он сейчас разорвет этих парней на куски.

Гарри, державший Маккензи за волосы, теперь выставил ее перед собой словно щит. Она резко развернулась, пытаясь вырваться, и пуля, выпущенная Гарри, угодила в потолок. Во все стороны полетели щепки.

Ближайшим противником был Турк, который, однако, явно трусил; пистолет плясал в его руке, а на лице застыло выражение изумления. Мерфи бросился на него, одновременно нанося удар ногой по колену Гарри. Тот повалился на пол, увлекая за собой Маккензи.

Турк же от удара Мерфи отлетел к стене. Мерфи — по инерции — вместе с ним. Гарри попытался подняться, но тотчас снова повалился на пол — Мерфи успел ударить его ногой в лицо, тем самым выиграв еще несколько секунд. Турк лежал неподвижно, оглушенный ударом кулака. Мерфи испытал даже некоторое удовлетворение, взглянув на поверженного противника.

Маккензи попыталась откатиться в сторону, но Гарри по-прежнему крепко держал ее за волосы. Вскочив на ноги, он поднял Мак с пола. В следующее мгновение она почувствовала ледяной холод стали у своего виска. Если Мерфи этого не заметит, не оценит ситуацию в какую-то долю секунды, пистолет выстрелит… и все будет кончено. Собравшись с силами, она вывернулась, ударив Гарри локтем. Но он тут же дернул ее за волосы и толкнул к стенке, придавив всем своим телом.

Перекатившись по полу, под ноги Гарри, Мерфи вскочил и приставил к его подбородку дуло ружья. И тут увидел, что палец Гарри лежит на спусковом крючке пистолета, прижатого к голове Маккеизи. Мерфи замер, крепко сжимая ружье.

Из горла Гарри вырвался нервный смешок.

— Попался, любовничек. Отвали, или я спущу курок и обрызгаю тебя с ног до головы мозгами этой хорошенькой девочки. — Он свирепо оскалился. — С удовольствием сделаю это, красавчик, только подтолкни меня.

Держа Гарри под прицелом, Мерфи медленно попятился назад. Все же был шанс его опередить. Но смеет ли он рисковать? Этот тип может машинально спустить курок, и тогда…

Гарри, оттащив Маккензи от стены, поставил ее прямо перед собой. Словно читая мысли Мерфи, бандит ухмыльнулся.

— Даже не пытайся. — По-прежнему держа дуло пистолета у головы Маккензи, он впился губами в ее обнаженное плечо, наслаждаясь выражением, промелькнувшим в глазах Мерфи.

Именно в этот момент Мерфи решил, что смерть будет слишком легким исходом для старины Гарри. Он покрепче уперся в пол широко расставленными ногами и стал ждать. Угадать следующее движение Гарри — вопрос жизни и смерти.

— Если бы ты просто убежал, ничего бы такого не случилось. Твоей подружке тогда не пришлось бы умереть. — Турк застонал, и Гарри, не спуская глаз с Мерфи, приказал: — Вставай, Турк.

Турк поднялся; все плыло у него перед глазами. Окинув взглядом комнату, он направился было к своему пистолету, но тут увидел, что Мерфи прижал его носком ботинка к полу. Турк чувствовал ужасную слабость, его подташнивало. И хотелось только одного — сбежать, но он знал, что в его спину тут же вонзится пуля и тогда все для него будет кончено. Едва дыша от страха, он топтался на месте, с трудом сдерживая позывы тошноты.

— Положи ружье, ковбой. — Стальные глаза Гарри с вызовом смотрели на Мерфи. — Положи, или я просто сверну ей шею, прямо сейчас.

Отдать оружие было бы неверным решением. Если бы между ним и преступником стоял любой другой человек, все сомнения отпали бы. Не задумываясь он рискнул бы, спустив курок, но перед ним была Маккензи. Она стояла, вздернув подбородок, сжав губы. Она мужественно ждала. Секунда пролетала за секундой.

Двое мужчин мерили друг друга взглядом, словно дворняги перед дракой. Этой ночью прольется кровь, подумала Маккензи. Но не кровь Мерфи. Лишь три быстротечных минуты прошли с тех пор, как Мерфи ворвался в дом через заднюю дверь. Но через мгновение — потребуется всего один вдох — все кончится. Маккензи сжала кулаки, обратив костяшки пальцев в сторону Гарри.

Томас Джастис Мерфи наблюдал за противником, выжидая, когда тот моргнет или как-нибудь иначе ослабит бдительность. Он ждал лишь знака, намека на какое-либо движение Гарри.

Маккензи первой уловила такой знак. Всего лишь слабое подергивание мускулов, но она воспользовалась этим шансом. Не разжимая кулак, она резко вскинула вверх руку и так же резко опустила ее, угодив точно в цель — Гарри между ног.

Его пронзила невыносимая боль. Дикий рев сорвался с его губ. Взвыв от болевого шока, Гарри выронил пистолет. Нагибаясь, чтобы подобрать его, он второй рукой пытался удержать перед собой свой «щит». Гарри прекрасно понимал: если он отпустит девушку, то превратится в живую мишень. И тогда ему крышка. Он потянулся к пистолету, вцепившись в Мак мертвой хваткой.

Турк озадаченно наблюдал за происходящим. Надо вернуть себе свои пистолет. А не то Гарри убьет его, если, конечно, они выберутся отсюда. Он бросился вперед. Мерфи инстинктивно повернул в его сторону ружье и спустил курок. Турк повалился на пол, схватившись обеими руками за окровавленное колено.

Мак старалась вырваться, но Гарри держал ее, словно зажав в тиски. Маккензи подняла глаза. Над ними возвышался Мерфи, уже направивший ствол ружья на Гарри. Мерфи на несколько секунд словно окаменел, не решаясь спустить курок. Ведь этот идиот держал пистолет у головы Маккензи.

Она ждала. Стремительно бежали секунды, возможно, последние в ее жизни. Маккензи видела в глазах Мерфи циферблат часов смерти. То, чего он хочет, чего желает, произойдет непременно. Она опустила глаза и посмотрела на палец, лежащий на спусковом крючке. Палец был неподвижен, совершенно неподвижен. Но напряжен и крепко прижат к стали. В горле у нее пересохло.

Гарри пристально взглянул в глаза Мерфи. Медленно, опираясь о стенку, он выпрямился и глубоко вздохнул. Возможно, сейчас он умрет. И заберет с собой эту суку.

Мерфи, сделав еще шаг вперед, опустил ружье, отводя дуло от головы Гарри. У того чуть не вырвался вздох облегчения. «Он готов уступить!» Но тут Мерфи приставил ружье к сердцу Гарри и презрительно усмехнулся:

— Отпусти эту леди.

Гарри охватил ужас. «Я умру. Прямо сейчас. И у меня не будет шанса заставить этого человека страдать. Мне не удастся осуществить задуманное». Ему не удастся воспользоваться плодами своих трудов. Теперь ему нечего терять, и это делало его еще более опасным. Но он боялся. Его сковал страх.

Гарри изо всех сил старался это скрыть. Едва дыша, он огрызнулся в ответ:

— Как же. За дурака меня принимаешь.

Турк, катаясь по полу, вопил от боли. Гарри заорал:

— Заткнись, ты, идиот! Назад — или я ее сейчас прикончу. — Рука, обвивавшая шею Маккензи, погладила ее плечо.

«Смерть — это слишком для него хорошо», — решил Мерфи.

— Ты сам напросился. Ты и твои приспешники. Вы меня запомните. Надолго запомните.

Маккензи содрогнулась. Ей хотелось крепко зажмуриться, чтобы не видеть того, что должно произойти. Того, что уже происходит.

Мерфи наконец уловил тот знак, которого ждал. Он спустил курок — пуля раздробила Гарри колено. Бросившись вперед, Мерфи освободил Маккензи и выбил пистолет из руки Гарри. Они стояли почти вплотную друг к другу. Глаза Гарри широко раскрылись. Внезапно он покачнулся и, медленно соскользнув по стенке, рухнул у ног Мак.

— Господи милостивый! — завопил Гарри. Держась за окровавленное колено, он заметался на полу рядом с Турком.

Маккензи вцепилась в Мерфи, как утопающий в соломинку. Зарывшись лицом в его рубашку, она с трудом удерживала слезы, которые давно уже готовы были пролиться. Она им гордилась. И была рада, что он оставил в живых бандитов. Ради них. Ради Мерфи и Маккензи. Ради совместной жизни, которая, теперь Мак была в этом уверена, у них впереди.

Он поцеловал ее в макушку.

— Вызови полицию. Перевяжи их раны полотенцем. Я бы не хотел, чтобы они умерли от потери крови после того, как я приложил столько усилий, чтобы взять их живыми.

Едва держась на ногах, Мак бросилась к телефону и вызвала подмогу. Потом принесла из ванной полотенца и опустилась на колени, чтобы перевязать ноги раненых. Чувство удовлетворения, которое она испытала, увидев, как они корчатся на полу, истекая кровью, испугало ее. Но они бы убили ее, перед этим изнасиловав. И они хотели убить человека, которого она любит. Пускай истекают кровью.

Вдали послышался вой сирены. Мерфи, держа бандитов под прицелом, в изнеможении рухнул на стул.

— А где еще один? — спросила Маккензи, немного успокоившись.

— Нянчит свою сломанную ногу. Привязан к крыльцу. Она опустилась на колени и положила ладони на руку Мерфи.

— Наконец-то все это позади. — Маккензи приподнялась и прижалась губами к его щеке.

Мерфи улыбнулся, глядя на нее сверху вниз.

— В какой ресторан хочешь сходить? Она тихонько рассмеялась:

— Да, ты действительно обещал мне романтический ужин. Он покачал головой:

— Я не даю обещаний, малыш, но верно, я сказал, что мы сходим поужинать. И сходим.

Сирены выли уже у самого дома. Несколько секунд спустя копы шныряли по всему дому. Они ворвались через черный ход, вломились в боковое окно и взломали парадную дверь. Вбежали с пистолетами на изготовку и тотчас оценили ситуацию. Когда полицейский положил руку на ружье Мерфи, Маккензи испугалась, что ее возлюбленный может вспылить, наделает глупостей. Она положила руку ему на колено.

— Но ведь все кончилось. Расслабься, успокойся. Я хочу выбраться отсюда.

Мерфи позволил полицейскому забрать ружье. Санитарная машина увезла бандитов. Один из полицейских увел Маккензи на кухню и засыпал вопросами. Мерфи терпеливо сидел на стуле, попыхивая сигаретой; он отвечал на вопросы другого полицейского.

Кухонная дверь была открыта, и Мерфи с Маккензи время от времени обменивались взглядами. Она понимала, что ему сейчас совершенно необходимы теплая ванна и горячий ужин. И конечно, отдых. Полный покой прежде всего.

Мак тут же дала себе клятву: до конца жизни заботиться о его благополучии. И едва удержалась от смеха. Томас Джастис Мерфи никому не позволит заботиться о своем благополучии, он сам о себе позаботится.

Допрос наконец закончился. Мак и Мерфи, получив напоследок указания явиться утром в полицейский участок, чтобы подписать бумаги, остались одни. Закрыв дверь за последним полицейским, Маккензи прислонилась к ней спиной — ноги уже не держали ее. Она вздохнула и опустилась на пол. Подтянув к груди колени, обхватила их руками. И, опустив голову, спрятав лицо, наконец-то дала волю слезам.

Мерфи наблюдал за ней. Это был один из самых тяжелых моментов в его жизни — сидеть и смотреть, как она страдает по его вине. Он не стал ее беспокоить. Не вмешивался, пока мог. Потом подошел к ней с невысказанной клятвой на устах. На сердце его тяжким грузом лежала любовь… и сожаление. Он протянул руку и накрыл ее ладонь своей.

Маккензи вскинула голову и взглянула на него сквозь слезы. Этот взгляд словно резанул его по сердцу, навсегда оставив на нем шрам. Он помог ей подняться и охватил надежным кольцом своих рук.

Они стояли посреди разгромленной гостиной, держа друг друга в объятиях. Он прижался щекой к ее виску. Затем положил ладонь ей на затылок и еще крепче прижал к себе.

Внезапно они услышали чье-то негромкое покашливание. Оба нехотя обернулись и увидели стоявшего в дверях охранника.

— Я пришлю сюда людей, чтобы убрать… все это. Мы связались с вашей сестрой. Она постоянно нам звонила, беспокоилась за вас. Мы ей все рассказали. И еще… — Он замялся. — Мы надеемся, что вы нас не вините.

Маккензи утерла слезы, струившиеся по ее щекам.

— Мы вас ни в чем не виним. — «Убирайся отсюда! Когда же наконец вы оставите нас в покое?» — мысленно добавила она.

Высвободившись из объятий Мерфи, Мак решительно направилась к двери и плотно закрыла ее за охранником. Мерфи же, почувствовав ужасную пустоту в душе, снова опустился на стул.

Прислонившись спиной к двери, Маккензи молча смотрела на сидевшего перед ней мужчину. Почувствовав, как теплеет у нее на сердце, как возвращаются силы и уверенность, Мак улыбнулась. И все же не будет полного облегчения, пока она не отвезет Мерфи в больницу и не накачает антибиотиками. Но главное — все ужасы позади.

Проходя мимо Мерфи, она наклонилась и нежно поцеловала его в губы. Потом направилась в противоположную часть дома.

— Ты куда?

В коридоре она резко обернулась и пристально посмотрела ему в глаза.

— Сделай нам обоим одолжение: никогда больше не задавай мне этот вопрос.

Оба рассмеялись. Рассмеялись тихонько, устало, и смех этот звучал лишь намеком на наступление более счастливых времен.

— Но на этот раз я тебе отвечу. Я собираюсь уложить для нас кое-что из вещей, а потом отвезу тебя в больницу. — Она подняла вверх руку, как бы отклоняя его возражения, которые неизбежно должны были последовать. — А потом мы подыщем себе какое-нибудь уютное местечко с огромной ванной и мягкой постелью.

* * *

Маккензи ждала в приемном покое больницы. И уже начинала нервничать. Что его там задерживает? Ведь прошло уже два часа… Наконец она увидела Мерфи, выходящего из вращающейся двери процедурного кабинета. За ним по пятам следовала медсестра, громко протестовавшая:

— Но, сэр, доктор хочет, чтобы вы остались здесь до завтра.

Мерфи повернулся и молча посмотрел на нее. Выражение его лица заставило ее отступить. Пожав плечами, медсестра вернулась в кабинет.

Они уселись в машину. Мак вздохнула и откинулась на спинку сиденья.

— Не могу поверить, что все это действительно закончилось. Мы можем ехать куда угодно и делать все, что нам захочется. — Улыбка осветила ее лицо, зажгла огоньки в глазах. — Они хотели тебя оставить, да? — Она была рада, что Мерфи не видит в темноте ее улыбку. — Тебе сделали укол пенициллина?

— Даже два.

Маккензи рассмеялась. Она представила, как Мерфи спускает штаны.

— Ты будешь рулить, — пробурчал он.

— Есть, сэр. Куда желаете поехать?

— Поедем в гараж, в авторемонтную мастерскую. Посмотрим, готова ли моя машина. Потом найдем мотель, немного почистимся и добудем чего-нибудь съестного, чего-нибудь особенного…

«Он такой милый».

— Мерфи, ты не возражаешь, если мы подождем с тем… с особым ужином? Я хочу сказать… В общем, мне бы хотелось надеть что-нибудь… пикантное и сделать макияж. И навести порядок в коттедже. Давай сегодня поужинаем в пиццерии.

Он был готов выполнить любое ее желание. Любое.

Они поехали в гараж. Его малолитражка с откидным верхом стояла на площадке. Заведение уже закрылось на ночь, Мерфи радостно засмеялся, увидев свою машину. Ему казалось, он радуется так впервые в жизни. Но с другой стороны, теперь многое будет для него впервые в жизни.

Окинув взглядом стоявшую перед ней спортивную машину, Мак воскликнула:

— Чудесно! Ты не говорил, что она с откидным верхом. Поехали.

Оставив механику записку на лобовом стекле грузовика, Мерфи достал запасные ключи от своей машины, спрятанные под рулевой колонкой, и уселся на сиденье рядом с Мак.

Она взглянула на него и расплылась в улыбке.

— Опусти, пожалуйста, верх.

Доставив ей это удовольствие, Мерфи и сам внакладе не остался: он получил возможность полюбоваться своей спутницей. Она откинулась на спинку сиденья — королева на параде на Мейн-стрит. Ее волосы развевались на ветру, на чумазом личике сияла улыбка. На сердце у Мерфи потеплело, на губах его заиграла ответная улыбка. И все же в тайниках души затаилась грусть. Да, они хорошо проведут время. Как задумано. А потом он уедет. И предоставит ей возможность жить своей собственной жизнью. Без него.

— Поезжай побыстрее, Мерфи. Быстрее! — Ее восторженный вопль заставил нескольких прохожих повернуть головы. Пораженный ее энергией, Мерфи выжал до упора педаль.

Они нашли на окраине города открытое кафе и припарковались неподалеку от входа. Выбрались из машины и направились к двери. Мерфи с трудом поспевал за своей дамой.

— Чизбургеры! Десять штук! И жареный картофель. Жаренный на масле, соленый, залитый кетчупом. — Маккензи внезапно обернулась и чмокнула его прямо в губы. Потом снова ринулась к дверям кафе.

Мерфи не уставал поражаться ее неожиданным порывам. Уйти от нее — значит убить себя.

— Молочный коктейль. Шоколадный. — Поднявшись всего на одну ступеньку, она снова обернулась и бросилась в его объятия. Он подхватил ее и поцеловал в губы. Это было райское блаженство. — О Боже, Мерфи, мы свободны!

Она ела с аппетитом морского пехотинца. Он же наполнил свой пустой желудок бифштексом с картошкой и холодным, как лед, пивом.

Когда они, насытившись, вышли на улицу, она с мольбой в голосе проговорила:

— Давай погуляем. Хочу пройтись пешком, а потом найдем мотель и… — Маккензи прикурила две сигареты, одну из которых протянула Мерфи.

Стоя в тени, под неоновой вывеской над входом, Мерфи наблюдал за Мак, снова поражаясь ее активности. В который уже раз он спрашивал себя: хватит ли у него мужества поступить правильно? Ей и впрямь кажется, что она его любит. Она искренне в это верит. Мерфи сомневался, что сможет доказать ей очевидное, убедить в том, что их отношения — просто случайность, стечение обстоятельств. Та ситуация, в которой они оказались, силы, которые понадобились, чтобы бороться за жизнь вместе… В общем, вздор все это. Хотя он-то ее любит. Впервые в жизни полюбил так, что сердце, кажется, вот-вот остановится. Только слишком поздно. Он уже не сумеет стать другим человеком.

Они прошлись, держась за руки, по кварталу и вернулись к машине. Ему еще никогда не приходилось сталкиваться с такой преданностью. Но это не может долго продолжаться. Мак найдет другого, найдет счастливчика, который с радостью будет принимать все то, что она отдает с такой готовностью. Маккензи погрузилась в необременительное молчание, и теперь Мерфи почувствовал, насколько он устал. Они сели в машину.

Она уселась за руль.

— Теперь поведу я. Говори, куда ехать.

Мерфи не возражал, когда она с бешеной скоростью вылетела со стоянки. Он наконец почувствовал, что снова обрел свободу. И понял, как чертовски рад тому, что сидит рядом с этой женщиной. Просто смотреть на нее, сидеть рядом — что может быть лучше? Жить без нее — значит снова низвергнуться в ад. Но с другой стороны, ведь он там уже побывал.

— Поверни направо.

— А потом?

— Примерно в двух милях отсюда есть гостиница, над которой я работал несколько лет назад. У них в каждом номере камины и ванные, просторные, как спальни, в каждой джакузи. А зеркала — на всех стенах…

— Ты помогал все это строить?

— Спроектировал и построил. Она похожа на старинный особняк, но мы снабдили гостиницу всеми современными удобствами и замаскировали их, спрятали под лоскутными покрывалами и кроватями с бронзовыми украшениями.

— Великолепно! Сгораю от нетерпения увидеть твое творение. Мерфи, мне так много надо узнать о тебе. Жизнь отныне будет прекрасной.

Сердце его пронзила боль; Мерфи даже не представлял, что ему может быть так больно. Он еще не до конца продумал, как от нее уйти. Но уже отказался от мысли просто ускользнуть под покровом темноты. Он ей слишком многим обязан. Надо попытаться заставить ее понять и смириться.

Они сняли номер в гостинице. Мерфи ликовал, слушая, как Мак охает и ахает. Это был настоящий дворец. Поблескивали половицы из благородных пород дерева, сверкали канделябры. Запах мебельной мастики и горящих свечей создавал атмосферу старины.

Мерфи повернул ключ в замочной скважине, но не позволил Мак пройти в комнату. Подхватил на руки и перенес через порог. Она обвила руками его шею, купаясь в любви, наслаждаясь теплом его тела; Мак чувствовала: пока она с Мерфи — она под надежной защитой.

Он захлопнул дверь и направился к огромной овальной кровати. Перед глазами Маккензи промелькнули пестрые оборочки. Мелькнули занавески, подзоры, кресло-качалка.

— Подожди, пожалуйста. Он остановился.

— Сначала я хочу принять ванну. Если здесь такая большая ванна, как ты рассказывал, мы могли бы…

Он опустил ее на пол, бросил саквояж на кровать и подошел к двери в ванную. Широко распахнул ее и склонился в поклоне, едва не застонав от боли в пояснице. Затем сделал широкий жест рукой, жест гостеприимного хозяина.

— Прошу вас, леди.

Она щелкнула выключателем и издала возглас восхищения. Зрелище совершенно неправдоподобное. Однако все это существовало, все это было перед ней. Комната по крайней мере двенадцать на двенадцать, выдержанная в приглушенных жемчужно-розовых тонах. Ванна гигантских размеров, белоснежная и сверкающая. На бортике выстроились, свечи, ожидающие, когда их зажгут. В углу — туалетный столик. Два умывальника, окруженные мраморными столиками. В одном из углов — душевая кабинка. На открытой полке лежали стопки чистых пушистых полотенец. Пол же был устлан сплошным ковром. Мак скинула туфли и зарылась в ковер пальцами босых ног.

Время. Мерфи понял, что у них масса времени. Он хотел, чтобы все было так, как она пожелает.

— Я и сам бы помылся. Почему бы тебе не прилечь ненадолго? Я только одолжу у тебя бритву и… — Он поднял с пола чемодан.

Маккензи подошла к нему и потерлась щекой о его щетину.

— Только недолго.

Глаза Мерфи потемнели от страсти, его охватило столь же сильное желание, как и ее. Он на несколько мгновений крепко прижал ее к себе. Потом исчез за дверью.

Мак улеглась на огромную кровать. Она лежала и слушала, как Мерфи расхаживает по ванной, услышала, как побежала вода из кранов. И представила, как он пытается сбрить свою щетину ее розовой женской бритвой. Вскоре послышался тихий плеск воды — он включил душ. Его усталому, избитому телу горячая вода пойдет на пользу. Вот он стоит под тонкими струйками, и капли воды катятся по его плечам, стекают вниз по торсу…

Маккензи спала, подложив под щеку ладонь. Мерфи подошел к кровати, опустился на колени и поднял Мак на руки. Сон ускользнул, глаза ее открылись. Едва заметная улыбка играла на ее губах, когда, он нес ее в ванную. Когда же он опустил ее на пол, она тихонько вздохнула.

Мерфи стал зажигать свечи. Маккензи не могла отвести взгляд от его обнаженного тела. Когда его осветило пламя свечей, она щелкнула выключателем. Пустив воду, он попробовал ее рукой и обернулся. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга.

Наконец он подошел к ней. Мак стала расстегивать свою рубашку. Он сорвал ее одним движением руки. Несколько секунд спустя они стояли обнаженные в тусклом мерцающем свете свечей. Мерфи смотрел на нее, не произнося ни слова. Маккензи почувствовала, что ее желание, взметнувшееся пламенем, способно сжечь дотла их обоих. Она шагнула вперед.

Мерфи наконец не выдержал. Он привлек Мак к себе и впился губами в ее рот. Он никогда ею не насытится, никогда.

Тело его было нежным и в то же время твердым, оно пульсировало от скрытой в нем энергии. Мак тихонько вздохнула и прижалась к нему еще крепче. Голова ее запрокинулась, теперь для нее существовал только он. Только его губы, его руки, его голос.

Мерфи отступил на шаг и, перекрыв кран над ванной, пустил струи джакузи. Потом взял Мак за руку и подвел к бортику. Они соскользнули в воду. Бурлящая и пульсирующая, она обняла их. Пламя свечей мигало на стенах, мигало на его лице. На его прекрасном мужественном лице. Маккензи подняла руку и провела ладонью по его щеке. Он целовал кончики ее пальцев, когда они скользили по его губам.

— Мне следовало сообразить…Надо было по дороге купить вина, — проговорил Мерфи с хрипотцой в голосе.

Мак улыбнулась:

— Я пьянею от тебя.

Она приблизилась к нему. И, усевшись на него, восторженно вскрикнула, когда он припал губами к ее груди, а его ладонь легла ей на спину.

Потом он целовал ее шею, ее плечи, ее бедра. Запрокинув голову, она стонала, восторгаясь его ласками. Время от времени отвечая на его поцелуи, она блаженствовала, лежа в горячей, чуть ли не кипящей воде.

Мак поглаживала его плечи («Ничего страшного, лейкопластырь предохранит рану от заражения»), потом ладони ее спустились ниже, к его груди, и еще ниже.

Мерфи остановил движение ее рук и поднес их к губам. Он целовал ее ладони, затем пальцы, каждый отдельно.

Вода шумела в ванне, но Маккензи ничего не слышала — ничего, кроме его дыхания и слов любви, она ничего не чувствовала — лишь жар его рук, которые, казалось, притягивали ее к себе.

Томас Джастис Мерфи вернулся домой, в мир покоя и счастья. И приветствовал этот мир, пусть даже совсем его не знал. Господи, как он дорожил им!

Он наслаждался ее губами, она отдавала, и он брал. Она делала его сначала нежным, потом грубым, сначала успокаивала, потом бросала ему вызов.

Влага каплями стекала со стен, обволакивая все вокруг белесым паром. И трепетали свечи. Но эти двое все еще сдерживались, наслаждаясь свободой исследовать, пробовать на вкус, делать открытия. Прикрыв отяжелевшие веки, они любовались друг другом, искали радость, которую, могли друг другу подарить. Она замерла в его объятиях. Он открыл глаза.

Мак затрепетала. Сознание того, что еще одно движение — и он заполнит ее собой, овладеет ею, а она овладеет им, заставляло ее медлить, ей хотелось продлить чудесное мгновение.

Его глаза неотрывно смотрели на нее. Ее сердце проложило путь к его сердцу. Его сознание вошло в ее сознание. Души их закружились в вихре, вознеслись ввысь и полетели навстречу друг другу. Она опускалась медленно, постепенно. Он принадлежал ей, она — ему.

…Бурлящая вода, ласки влюбленных, уносящие в мир блаженства…

Губы Мерфи были жадными и нежными. Его руки сжимали ее бедра, все настойчивее опуская ее вниз. Она положила ладони ему на грудь и ощутила мощные толчки его сердца.

Томас Джастис Мерфи больше не мог контролировать происходящее. Он с радостью отдал себя, а она была готова принять и лелеять его дар. Да, она заставит Мерфи поверить, что будет обожать его и заботиться о нем, будет помогать ему во всем и станет его опорой.

Они прибыли к месту назначения. Оба. Они слились воедино. Больше не существовало мужчины и женщины. Его и ее. Только они. Только сейчас. Отныне и навсегда.

Глава 11

Вы осуждать нас смеете едва ли,

Поскольку сами нас туда послали…


Маккензи надела свою фланелевую ночную рубашку, а Мерфи джинсы. Они включили радио и погасили свет. Лирическая песня — песня о любви — плыла в воздухе. Он взял ее за руку и привлек к себе. Положил ладонь ей на спину и повел в танце.

Маккензи подняла глаза. Лицо его находилось в тени.

— Ради нашего первого танца я хотела надеть самое нарядное платье, сделать подходящий макияж и надеть драгоценности, чтобы тебя ослепить.

Он чмокнул ее в кончик носа.

— Ты меня уже ослепила. Просто сбила с ног. Ты и так прекраснее всех.

Ее рука покоилась на его обнаженном плече. Приподнявшись на цыпочки, Мак прижалась губами к его шее. Сквозь мягкую ткань рубашки она чувствовала жесткую ткань его джинсов. Забыв обо всем на свете, они плыли под звуки музыки навстречу счастью.

От них пахло шампунем и мылом, и эти запахи резко отличались от запаха сырой земли, с которым они так долго жили. Она крепко прижималась к нему и чувствовала, что в ней снова разгорается огонь желания. Но ей хотелось, чтобы это продолжалось долго — соприкосновение, объятия, нежность двух влюбленных.

Он запомнит, каково ощущать ее в своих объятиях, как она улыбалась, глядя на него снизу вверх с любовью и преданностью, и как они соединялись в акте любви. Он запомнит. Она об этом позаботится.

Раздался неуверенный стук в дверь. Маккензи вопросительно взглянула на Мерфи, но тот молча улыбнулся и, не прерывая танца, приблизился вместе с ней к двери. Открыл ее и — по-прежнему в танце — снова увел Мак на середину комнаты. Вошли четверо из службы доставки; каждый нес в руках корзины, доверху заполненные розовыми лепестками всех цветов, какие только можно себе представить.

Вошедшие посмотрели в сторону танцующих. Мерфи ухмыльнулся:

— Просто высыпайте все на кровать.

Маккензи заметила их смущение; они переглянулись, потом все же рассыпали лепестки по кровати и поспешно удалились. Она улыбнулась, уткнувшись в плечо Мерфи.

У двери, в коридоре, ожидал еще один человек. Когда посыльные из цветочного магазина вышли из номера, он вкатил тележку, уставленную шампанским и всевозможными яствами.

Когда дверь закрылась, Мерфи продолжил танец, уже под другую мелодию.

— Не знаю, какого цвета розы ты предпочитаешь. Маккензи взглянула на постель, усыпанную белыми и красными, розовыми и желтыми, алыми и кремовыми лепестками.

— Ты великолепен. Спасибо.

В воздухе витал аромат цветов. Мак глубоко вздохнула, с трудом сдерживая слезы счастья. Он постоянно изумляет ее.

Мерфи подвел Мак к кровати и помог ей снять рубашку. Подхватил на руки и осторожно уложил на розовые лепестки. Бархатистая мягкость ласкала ей спину. От тепла ее тела аромат усилился. Она посмотрела на Мерфи и раскрыла объятия.

Он лег на нее, вдавив в простыни. И улыбнулся. Его губы находились от ее губ на расстоянии шепота.

— После всего, что мы пережили, остались только ты и я. Люби меня, Мерфи.

Среди ночи Маккензи проснулась. Розовые лепестки усыпали пол вокруг кровати. Мерфи метался во сне. Протянув руку, она положила ладонь ему на лоб — температура упала. Мак привлекла его к себе и обняла. Через несколько секунд он затих.

Тонкий лучик света проник сквозь шторы. Маккензи почувствовала, что она одна на огромной кровати, ей даже не надо было осматриваться. Потом, окинув взглядом комнату, она увидела его. Мерфи пододвинул кресло-качалку к окну и сидел там, завернувшись в покрывало с постели, смотрел в окно. Ее охватила тревога. О чем он думает? Почему так беспокойно провел всю ночь? Ведь все кончилось. Все испытания позади. Теперь их ждет только счастье.

Ощущая холодок, пробежавший по обнаженным плечам, она выбралась из постели и, ступая по лепесткам роз, направилась к окну. Мерфи услышал ее шаги и поднял глаза. Улыбка, осветившая его лицо, развеяла все ее сомнения. Мерфи раскрыл ей объятия и откинул покрывало. Она забралась к нему на колени.

Снова накинув на плечи покрывало, Мерфи принялся укачивать ее, еще сонную; он баюкал ее, словно ребенка. Голова Мак покачивалась на его плече. Мерфи закурил. Действительно ли он окажет ей услугу, если покинет ее? Да. Она слишком добросердечна, слишком щедра, чтобы привязаться к нему, а он сильный человек. Чувства его глубоки, его гордость, его обида… Она устанет постоянно с ним бороться. Все уставали.

— Тебя что-то всю ночь тревожило. Ты все время вертелся с боку на бок. Что с тобой?

Мерфи ушел от ответа.

— Так просто… собирался с мыслями. В девять мы должны быть в полиции. Надо позвонить родителям.

— Что ты им скажешь?

Он поцеловал ее в щеку.

— Правду. Скажу, что моя машина сломалась и я ждал, пока ее починят. А ты должна позвонить сестре. Хотя ей и сообщили, что все уже в порядке, тебе следует самой это сказать.

Он прав. Она крепче прижалась к нему. Но ей пока не хотелось думать обо всем этом. Ведь они наконец вправе свободно передвигаться, смеяться, любить, ничего не страшась. Они могут строить планы на будущее, а могут просто все бросить и уехать куда вздумается.

Решив, что проводит его до Флориды, она сказала:

— Думаю, мне очень понравятся твои родители. В конце концов, если они тебя вырастили, они должны иметь те же взгляды, те же ценности, что и ты.

Его сердце затрепетало — и замерло. Ему казалось, он вот-вот задохнется. Мерфи зябко поежился — слишком холодна была реальность. Мак стала растирать его руки.

— Пошли обратно в постель.

— Попозже. Пока давай посидим тут. Ты поспи еще, я тебя держу.

Надеясь, что все обстоит так, как ей хотелось бы, Мак закрыла глаза. И уснула на коленях у Мерфи под мерное биение его сердца.

В полицейском участке было холодно — мир жесткой реальности был контрастом с другим, гостиничным миром, где их тела нежили мягкие одеяла и обильный завтрак. Тут непрестанно звонили телефоны и умолкали, не дождавшись своих абонентов. Отвратительное клацание клавишей компьютера, казалось, властвовало над человеческими жизнями. Бумаги еще не подготовили. Они ждали. Мерфи нервничал. Она успокаивала его, хотя чувствовала, что и ее терпение уже на исходе.

Наконец все формальности были закончены, и они вышли на свежий, прохладный октябрьский воздух. Время близилось к полудню.

Взявшись за руки, они пошли, словно влюбленные школьники, через парковочную площадку. Ей было хорошо и покойно. Она не очень понимала, что продолжало беспокоить Мерфи. Наверное, у него остались какие-то незавершенные дела, нерешенные проблемы. Он их уладит, и все будет отлично, говорила она себе. Она даст ему столько времени, сколько ему потребуется. Она его поймет, и никогда больше ему не надо будет справляться с чем-то в одиночку.

Они сели в машину. Повернув ключ зажигания, он подмигнул ей, и она снова увидела того Мерфи, который пребывал в гармонии с миром.

— Куда прикажете, леди?

Она переплела свои пальцы с его пальцами.

— Обратно в постель…

Три дня. Маккензи удивлялась: как быстро они пролетели.

Мерфи спал рядом с ней на плюшевом коврике перед камином. Двигаясь осторожно, чтобы его не разбудить, она положила в камин еще несколько поленьев. Потом снова легла рядом с ним и стала смотреть на игру пламени.

Никогда еще она не была так счастлива. Они провели вместе три дня. И вместе гуляли. И купили карты, чтобы играть в покер на зубочистки. Они читали друг другу газету и смеялись — так забавно там описывались приключения.

Они снова и снова занимались любовью — в ванной, в постели, в кресле-качалке у окна, на полу. Спали допоздна, потом спускались вниз и съедали по две, три, четыре порции сразу. И говорили, говорили, говорили, желая как можно больше узнать друг о друге.

Если бы не окружавшие их тени прошлого… Когда она спросила его об этом, он нахмурился, и она оставила эту тему. Однако ей придется съездить в Тиллери и собрать свои вещи. Жизнь входит в свою колею, и она должна вернуться в Нью-Йорк, сдать вещи на хранение, отказаться от квартиры. Но он ни слова не сказал о том, что она поедет во Флориду вместе с ним. Им надо поговорить, обсудить планы на будущее. До сих пор они только кружили вокруг да около. Он ведь хочет того же, что и она, разве не так? Они любят друг друга. Это очевидно даже для престарелой леди, которая управляет этой гостиницей. Она все время называет их новобрачными и влюбленными птенчиками. «Так откуда же эта неуверенность?» Завтра утром все прояснится. Опершись на локоть, она наклонилась и поцеловала его. Коснулась пальцами его груди, погладила живот и пах. Глаза его чуть приоткрылись, на губах заиграла улыбка. Мерфи проснулся. И привлек ее к себе.

Не надо было сдерживаться. Только принимать и наслаждаться теми ощущениями, которые они могли дарить друг другу. Сердце Маккензи ликовало, она крепко обнимала его.

Они лежали на полу. Радиомузыка тихонько наигрывала, словно издалека. Сейчас она была под ним. Его губы покрывали поцелуями все ее тело. Иногда они подолгу наслаждались неторопливой любовной игрой. Иногда, как сейчас, в них разгоралось страстное желание, и они с жадностью набрасывались друг на друга.

Тело скользило по телу, руки и ноги переплетались. Ее волосы, растрепанные и спутанные, рассыпались по полу. Он стремительно вошел в нее, почти тотчас же довел до вершины блаженства. И ей хотелось вечно пребывать на этих высотах, обнимая его, лаская, прижимая к себе.

Он медленно уводил ее все дальше по тропке любви, но она подгоняла его, ей хотелось бежать. Она с силой прижимала его к себе, гладила ладонями его спину и ягодицы. Выгибалась дугой и опускалась, отдавала и брала.

И они взлетали все выше и выше, под небеса.

Проснувшись на следующее утро, Мерфи с удивлением уставился на Мак — она была одета. Ночью они все же добрались до кровати, и теперь он лежал на простынях и смотрел, как она укладывает вещи, которые они взяли с собой.

Время пришло, а он все еще не решил, как осуществить задуманное. Но это надо сделать.

Мерфи поцеловал ее и направился в ванную. Маккензи села в кресло-качалку. Задумалась. Она понимала: должно произойти нечто неприятное. Неужели она ему не нужна? Эта мысль пронзила ее сердце. Нет, не может быть. Она не могла так ошибаться, это слишком важно.

С его волос еще капала вода. Мерфи стоял перед ней босиком, в одних джинсах. Немного помедлив, он направился к туалетному столику, вытирая волосы махровым полотенцем.

— Ладно, Мерфи, в чем дело? — Она раскачивалась в кресле-качалке туда-сюда. — Выкладывай. А потом подумаем, решим…

Мерфи откинул со лба волосы, и рука его замерла в воздухе. Их взгляды встретились в зеркале.

Закурив сигарету, он обернулся. Присел на край туалетного столика.

— Мне пора уходить.

Маккензи понимала, что это серьезнее, чем ей хотелось бы. И все же улыбнулась:

— Неужели?

В следующее мгновение он уже стоял перед ней на коленях.

— Теперь все кончено, Маккензи. Ты можешь вернуться в Нью-Йорк и снова жить как прежде. Или изменить свою жизнь и делать все, что пожелаешь.

Он ее бросает? Предает? Ее захлестнула волна гнева. Холодная ярость, порожденная горем. Мак видела, как побелели костяшки его пальцев, впившихся в подлокотники кресла. Она вскинула голову, глаза ее потемнели.

— Черт возьми, что это значит?

— Ты не для таких, как я.

— Брось. Нам хорошо вместе. Ты это знаешь. Что за глупости! Мерфи, это неостроумно.

Он нахмурился. Поднявшись на ноги, подошел к окну.

— Твои чувства ко мне — чистейшая случайность, стечение обстоятельств.

— Как ты смеешь?! Мои чувства — это мои чувства. Ведь это ты, ты ворвался в мою жизнь и заставил помогать тебе, спасать твою задницу. — Не надо было так говорить. Она поняла это сразу же, как только слова слетели с ее губ.

Да, он так поступил. Мерфи с облегчением вздохнул, услышав в ее голосе ярость. Если бы она пролила хоть одну слезу, он не смог бы произнести слова, разрывавшие ему сердце.

— В этом-то все дело, — проговорил он, глядя в окно. — Подумай как следует. Мы сблизились в ситуации, представлявшей для нас смертельную опасность. И адекватно среагировали.

— Среагировали?! — Она вскочила с кресла. — Повернись, Мерфи. Повернись и посмотри мне в глаза.

Его охватил ужас. По спине его пробежали мурашки. Он медленно повернулся.

— Ты уже не в армии. И не на войне. Да, я среагировала. Среагировала на любовь. Я не могла бы полюбить тебя, если бы ты не любил меня. Возможно, это для тебя унизительно, но тебе придется признать, что ты нуждаешься во мне не меньше, чем я в тебе.

Он выпустил в потолок струйку дыма.

— Я не могу быть таким, каким ты хочешь меня видеть.

— Я хочу, чтобы ты был самим собой.

— Я мог бы просто уйти ночью, но я обещал тебе, что не сделаю этого. Не осложняй положение настолько, чтобы я вынужден был так поступить.

Маккензи старалась выиграть время, прикуривая сигарету. Она понимала, что сейчас ни в коем случае нельзя наговорить глупостей. Совсем недавно она боролось за свою жизнь, а теперь она доведет до конца сражение за их общую жизнь.

— Я все равно не позволю тебе уйти. Ведь ты сам не хочешь этого.

— Иногда я поступаю совсем не так, как мне хочется.

— Напрасно.

— Почему? Ведь я знаю: пройдет время, и тебе захочется, чтобы я изменился. Я начну замечать, что изменяется и твое отношение ко мне.

— Мы уже говорили об этом, Мерфи. Я не хочу, чтобы ты менялся. Я люблю тебя таким, какой ты есть. И не прошу ничего другого.

— В моей жизни хватало испытаний. Вьетнам. Утрата друзей. Да и сейчас проблем хоть отбавляй. Моя работа. Я сам. Общество в целом. Со мной непросто, я жесткий человек.

У нее разрывалось сердце. Он считает, что она хочет видеть его другим. И все же в душе зародилась надежда.

Маккензи тихо заговорила:

— Я принимаю тебя таким, какой ты есть. Я люблю тебя, Мерфи. Не бросай меня.

— Не давай обещаний. — Он подошел к шкафу. Сдернул с вешалки рубашку и сунул руки в рукава. — Не хочу слышать обещаний. Их не выполняют. — Он натянул носки и надел туфли.

Погасив сигарету, Маккензи хлопнула ладонью по бедру.

— Только не я. Томас Джастис Мерфи, послушай меня. Я не только люблю тебя, я тебя уважаю. И хочу прожить с тобой всю оставшуюся жизнь. Так, как ты захочешь. В качестве твоей жены. Или подруги. Или любовницы. В твоей жизни изменится только одно: я буду рядом.

Он остановился у двери. Обернувшись к ней, несколько секунд молчал.

Она не похожа на женщин, которых он встречал прежде. Он мог представить ее в своем доме. В постели, на кухне — в своей жизни. Она стояла, с вызовом глядя на него, готовая сражаться за него. Может, рискнуть? Она того стоит. Во всяком случае, другой такой он не найдет.

О Господи, и впрямь все кончилось! Кончилась прошлая жизнь. А новая вот-вот начнется. Она так уверена, так стремится поставить на кон все, что имеет.

— Надеюсь, черт возьми, что так оно и будет, — пробормотал он наконец.

В следующее мгновение они стояли, крепко обнимая друг друга. Они снова были вместе.

— Поверь мне, Мерфи, поверь.

— Для меня это будет впервые.

— И поверь самому себе. — Она слегка отстранилась и взглянула ему в глаза. — Нам обоим надо привести в порядок свои дела. Тебя ждут родители. Я должна вернуться на восток и кое-что уладить. Встретимся через две недели в Вашингтоне. На Мемориальном кладбище погибших во Вьетнаме. Твоего имени там нет, Мерфи. Я хочу, чтобы ты там побывал, а я буду рядом с тобой. — Она почувствовала, что он колеблется, однако продолжала: — Одиннадцатого ноября, в одиннадцать часов. Думаю, это будет подходящее место, чтобы начать наше совместное путешествие.

Маккензи смотрела на мужчину, которого любила и ждала.

Доверие. Вот, наверное, единственное, что могло убедить его. Что ж, он попытается. Она была нужна ему. Больше всего на свете. Он поверит в нее, как верила в него она.

— Мне предстоит работа в Сан-Антонио. Тебе там понравится. Потом я отвезу тебя в Ремингтон. В свою хижину.

— Да. Мерфи. Да.

* * *

Нью-Йорк был холодным, унылым и тоскливым. Здесь уже узнали об их приключении, и сослуживцы Маккензи навестили ее. Попрощавшись со всеми, она отправила вещи на хранение. Походила по улицам, прощаясь с городом, который когда-то так любила, в котором хотела прожить всю жизнь.

Они не обменялись номерами телефонов. Когда ее начинали одолевать сомнения, она просто отметала их, зная; он приедет. Маккензи сходила в театр, чтобы убить время, и обнаружила, что никак не может сосредоточиться на пьесе.

Дни тянулись ужасно медленно.

Приехав наконец в аэропорт, она волновалась, словно ребенок перед первым походом в цирк.

Запив таблетку от укачивания содовой, Мак встала в очередь. В ее ручном багаже было все необходимое для начала новой жизни с Мерфи. Боже, как она по нему соскучилась! Маккензи пошла вслед за другими пассажирами на посадку. Сердце ее бешено колотилось.

Заняв свое место, Мак почувствовала лишь легкое разочарование, когда пилот объявил, что вылет ненадолго откладывается из-за тумана. Она заставила себя расслабиться. Скоро туман рассеется. Солнце пробьется сквозь тучи, и они поднимутся в воздух.

Полет прошел без приключений. Болтливый старик, сидевший рядом с ней, постоянно отвлекал ее от мыслей о Мерфи. Она ежеминутно представляла, как окажется в его объятиях, увидит его улыбку, услышит его голос.

И снова вмешался туман: какое-то время им пришлось кружить над аэропортом. Мак пыталась успокоиться, взять себя в руки. Где он сейчас? Она посмотрела на часы. Девять тридцать. Боже, а если она опоздает? Что он подумает? Господи милостивый! Маккензи охватила паника. Она заставила себя отбросить сомнения.

Доверие. Она говорила ему, что он должен ей верить, И она тоже будет верить.

Мак проклинала туман. Ей с трудом удавалось усидеть на месте. Что ж, если она с ним разминется, то найдет потом. Виргиния не так далеко отсюда. Она его разыщет.

Когда колеса наконец зашуршали по посадочной полосе, Маккензи вытащила из-под сиденья свою сумку. Казалось, прошла целая вечность, пока подавали трап. Почти бегом проскочив здание аэропорта, она вышла на площадь и подозвала такси.

— Мемориал героям Вьетнама. И побыстрее.

Водитель кивнул и усмехнулся — слишком уж торопилась пассажирка на кладбище. А вот его, таксиста, туда не очень-то тянуло. Вскоре они пристроились к веренице машин. Пытаясь пробиться вперед, водитель стал лавировать между рядами, Маккензи закрыла глаза.

Наградив водителя щедрыми чаевыми за поездку, напугавшую ее до смерти, Мак, разумеется, поступила легкомысленно. Но она была так счастлива! Через несколько минут она окажется в его объятиях, будет смотреть в его лицо, увидит его улыбку.

Возможно, День ветерана не самое подходящее время для свиданий. Множество мужчин, женщин и детей бродили по дорожкам вдоль стены. Все еще накрапывал дождик, и туман стелился по зеленой траве. Мак задержалась у скульптуры трех солдат. Посмотрела на кладбище.

У возвышения стояли добровольцы и, сменяя друг друга, называли имена 58 183 погибших. Она подумала о том, что после каждого имени должны следовать слова: «Простите нас». Услышавший эти слова, возможно, исцелится.

Все было так, как всегда. Только на этот раз непогода усиливала чувство тоски и печали. Маккензи посмотрела на часы. Без десяти одиннадцать. Она окинула взглядом людей — все они были под зонтами, с поднятыми воротниками, в надвинутых на глаза шляпах.

Мак отошла от скульптуры и пошла по мокрой траве. Она высматривала в толпе мужчину, которого любила. И не находила его.

Еще слишком рано, успокаивала она себя. Он живет не так уж далеко отсюда и, наверное, приедет на машине. Его могли задержать транспортные пробки. Возможно, он сейчас ищет место для стоянки. Мак сетовала на собственную глупость — назначить встречу в такой день! Но она хотела, чтобы он увидел эти толпы людей, Впрочем, к чему все эти почести, громкие слова? Ведь не стереть протесты и газетные статьи. И не слишком ли многого она требует?

Подойдя к стене, Маккензи остановилась за спинами людей, стоявших в несколько рядов. Слушала имена. Наблюдала за добровольцами в мокрых плащах. Добровольцы произносили одно имя за другим.

Ей стало холодно, и она подняла воротник. Опустив сумку на траву, сунула руки в карманы пальто. «Давай же, Мерфи, скорее».

Она буквально кожей ощущала атмосферу, царившую на мемориальном кладбище, — гордость и печаль, утраты и воспоминания. Каждый, кто проходил мимо сорока черных гранитных досок, был полон скорби, безутешной грусти. Маккензи вспомнила, что это самый посещаемый мемориал. Двадцать пять миллионов человек прошли здесь, прочитав и навеки сохранив в сердце имена, высеченные огромными буквами на стене.

Руки сами тянулись и нежно касались выгравированных золотом букв. К подножию клали цветы, американские флажки и фотографии, завернутые в пластик. Сквозь шум дождя и монотонное чтение прорывался плач. Маккензи видела подрагивающие плечи ветеранов, которые увидели имена своих друзей, кто-то встретил здесь бывших товарищей по оружию, их жен, уже взрослых детей, нашедших вдруг в скорбных списках своих отцов. Маккензи почувствовала, как у нее на глаза тоже наворачиваются слезы, как и в тот раз, она оплакивала их всех. Всех людей этой страны.

Одиннадцать часов. Она уже обошла с процессией полный круг, всматриваясь в лица, наблюдая за вновь прибывшими. Нет. Его нет. Ничего страшного. Значит, он опаздывает. Придет.

Маленький оркестр начал собираться на передвижной платформе рядом с ней. Прикрывавший его тент протекал в нескольких местах. Она наблюдала за капелью дождя — какое-то занятие, кроме тревожного ожидания.

В конце дорожки стоял сувенирный киоск. Люди останавливались, смотрели, переговаривались. Все они пришли сюда по одной и той же причине, у всех было одно горе.

Музыка усиливала торжественность атмосферы. Люди стояли вокруг добровольцев и слушали. Маккензи всматривалась в лица. Их было так много… И все такие разные… Люди пожимали друг другу руки, обнимались или просто стояли молча, размышляя о чем-то.

Отделившись от толпы, Маккензи поднялась на пригорок. Она ждала.

Одиннадцать пятнадцать.

Одиннадцать тридцать.

Она слышала звуки музыки, но не улавливала мелодию. По-прежнему моросил дождь. Стало еще холоднее. Она откинула со лба мокрые волосы. Начала шмыгать носом. И ноги у нее совсем окоченели. Маккензи постояла на одной ноге, потом на другой, но теплее не стало.

Одиннадцать тридцать пять.

Это он? Она заметила одинокую фигуру; мужчина прошел мимо скульптуры и остановился. Он был в старомодной куртке из плащевки; руки — в карманах. Но Мерфи ли это? Мужчина оглядывал толпу, похоже, кого-то искал. Наверное, он.

Неужели Мерфи?

Маккензи подняла свою сумку и неуверенно направилась к скульптуре трех солдат.

Мужчина в плащевке по-прежнему стоял неподалеку от нее. Стоял, оглядывая людей, проходивших мимо стены.

Его волосы потемнели под дождем. Фигурой он напоминал Мерфи, такой же статный и широкоплечий, одет в джинсы и сапоги. Она подошла поближе. Он должен посмотреть в её сторону. Сквозь пелену дождя и тумана очень трудно узнать его на таком расстоянии.

Вдруг он посмотрел в ее сторону. И она поняла: это он. О Господи, это он. Он здесь!

Бросив свою сумку, она стремительно зашагала по мокрой траве. Он двинулся ей навстречу сквозь дождь.

— Мерфи! — закричала она и помахала ему рукой. — Мерфи!

Мужчина остановился, улыбнулся и отсалютовал ей.

Маккензи ускорила шаг. Сердце ее билось все быстрее.

Он бежал к ней, раскрыв объятия. Она тоже побежала. Её любовь к нему росла с каждой секундой, любовь переполняя ее сердце. Теперь, когда она так близко от него, она могла признаться, что страх чуть не съел ее заживо. Мак боялась, что он не придет.

Подбежав к нему, она раскрыла объятия. И оказалась его сильных руках. Мерфи подхватил ее и закружил в воздухе Она услышала его смех, почувствовала жар его губ. Он прижимал ее к груди, покрывая поцелуями ее лицо. Проходивши мимо люди останавливались и улыбались, глядя на них.

— Думала, я не приду? — Он улыбался.

— Опасалась… Но я бы все равно поехала тебя искать Я люблю тебя, Мерфи.

— А я уже решил не приходить. Но не хочу терять тебя. И вот я здесь. Я здесь навсегда, Маккензи… Я люблю тебя.

Ей нужны были только он и его любовь. Теперь жизнь станет такой прекрасной. Несмотря на все трудности. Она взяла его за руку и повернулась, чтобы взглянуть на стену Памяти.

Маккензи тихо спросила:

— Спустимся вниз? — Они ведь все равно уже пришли сюда.

Он проследил за ее взглядом, и Маккензи почувствовала, как он напрягся. Несколько секунд она не двигалась, крепко держа его за руку и прислонившись головой к его плечу. Он сам должен принять решение.

— Твоего имени там нет, Мерфи.

Не говоря ни слова, он сделал первый шаг. И они двинулись по траве к черной стеле, врезанной в землю.

— Ты выйдешь за меня замуж, Маккензи?

На этот раз остановилась она. Бросилась в его объятия, целовала его еще и еще.

— Да. Да. Да.

Когда она пришла в себя и почувствовала под ногами почву, они продолжили свой путь, взявшись за руки.

КОНЕЦ

Примечания

1

Здесь: настоящий Мужчина (исп.)

(обратно)

2

Легендарная английская медсестра времен Первой мировой войны.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке