КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Конкуренты (fb2)


Настройки текста:



Май Андрей Николаевич Конкуренты

Смятённый дух, сорвавшийся с цепей!

Покоя он не ищет! Он ищет боя!

(от автора).

Глава 1 Чем дальше, тем интереснее

Ёкаламэнэ! Да, что за напасть! Спелеологи хреновы! Вот же угораздило! Спрашивается, какого рожна понесло меня в эти пещеры?

— Яппппппонский городовой! Мне голова ещё дорога как память!

Злюсь и стреляю по едва видимому за камнями бандидосу. Как по каске мне приложил, урод. Хорошо, что не из винтаря, под пистолетный патрон у него ствол. А то бы просто голову оторвало бы. Вот же не сиделось мне, сам полез. И всю гвардию свою под пули подставил. Сижу значит, прикидываю. Нас пятеро, их с десяток. У нас преимущество в стволах и снаряжении, у них в плотности огня. Надо решать, долго под таким обстрелом нам не удержаться. Вот же жадность фраера сгубила! Я несколько раз посылал разведку в горы, искать пещеры. Ну, где-то же гнездились и плодились крыланы. Пусть не часто, но устраивали они переполох у нас. Уже почти ночью прилетает разведка из похода, два орла с горящими глазами. Мол, нашли схрон, оружие — море! Пулемёты крупняк! Гранаты, миномёт, даже пушка. Но идти долго по извилистой пещере, ладно, что через сифон не ныряли. Ну а раз всё распределено, вот я со своей гвардией и рванул! Ништяков свежих захотелось! Придурок! Это я про себя. Два месяца покоя, вот и понесло. Хотя эти два месяца спокойными не назвать. Несколько дней безудержного восторга, вся семья в сборе. Потом долгие разговоры и объяснения. Я без утайки всё рассказал своей жене. И про ребёнка и про единственный кекс с азиаткой. Всё! Я очень их хотел видеть, очень скучал по ним, просто вместе мы ещё какая сила. Вот даже чисто внутренне, есть ради кого и чего. Есть то, что греет и укрепляет дух. Моя Иринушка, мудрая женщина. Сказала, что для неё меня не было несколько часов, а значить для неё моя история, только лишь как мой рассказ. И если бы я не хотел их увидеть и соединиться с ними, то этого бы не случилось. А значит, очень сильно хотел! За такое можно многое простить. А самое, что меня добило. Она совершенно не против, что бы я, принимал участие, в судьбе моего с Дашей ребёнка. Но не в её судьбе. Тут без вариантов! Значит, семейная жизнь только налаживаться начала, Юи устроила сюрприз. Приходит как то к моей жене, мол, так и так, люблю вашего мужа, позвольте быть второй женой! Мол, вам супружеские обязанности возможно уже не просто исполнять, я молодая и крепкая, могу и детей ещё народить и ночью по полной ублажить! Благо меня в этот момент не было! Это моей-то Иринушке такую подачу! Да это равносильно контрольному удару чугунной сковородкой по голове и так тридцать три раза! Уж не знаю, как там без рукоприкладства обошлось, но когда я попал домой, грозовые тучи ходили хмуро. Но буря не приключилась. Всё-таки, моя жена, мудрая женщина. Пусть иногда излишне эмоциональна, но мы любим друг друга. Я говорю об этом с гордостью. Мы уже больше 25 лет вместе. Всякое бывало, но мы вместе и нам плохо, когда мы по одному. В общем, моя благоверная вынесла вердикт, типа любить мужа не могу запретить, рожать, рожай от кого хочешь. Если уж припекло конкретно от её мужа, она сможет ей выделить использованный презерватив и пусть хоть десять раз беременеет. Ну а если чего узнаю, ей космы повыдергать пообещала, а мне кое-чего укоротить! Так вот! Я не знаю, может у них в Азии с этим намного проще, при наличии официальной жены, куча наложниц и прочее. В общем — весело. Потом был первый визит из Русского Союза. Приезжал Демченко на два дня. Подписали кучу бумаг, обсудили много проблем и прочее, прочее, прочее… Решили, раз у нас такой не ясный статус, слияния не будет, просто стратегический союз. На этом ограничились. Теперь каждую неделю, караван от них к нам и обратно. Попробовали один раз наш караван перехватить, охрана даже размяться толком не успела. «Пума» с «Мормоном» такой шквал огня устроили, кроме кусков мяса от нападавших больше и не осталось. Мы поделились частью техники, отдали «Шторьх», вернее, его «останки». Аккуратно ведём разборку катеров, итальянский и один немецкий, что бы вывезти их в Союз. Один катер восстанавливать решили своими силами. Паром из барж «Зибель» ждёт своей очереди. Автотехника, почти вся на ходу, из моей заимки с болота, всё вывезли сюда. В самой заимке, теперь база погранцов и сталкеров. Кое-чем из оружия я поделился. Пулемётов у нас больше чем хватало. Так, что четыре MG34 и по два противотанковых ружья я отдал без сожаления. Кое-что из разношёрстной мелочёвки. У нас появился вертолёт! Решили нас с воздуха разведать! Агась! Держите карман шире! При нашей-то ПВО. Взяли их в колечко огнём, сели как миленькие! Опознавательных знаков нет, экипаж швейцарец и австриец. Типа они частники, летели предложить услуги. Я просто в изумлении. Мы настолько тупы? Вот не обнаружили видеокамеры, пару фотиков в кабине. Мы отсмотрели, что они наснимали. И после этого, они просто агнцы небесные! Расстрелять не расстрелял, а вот год усиленной работы прописал. Будут дорогу делать, поразмыслят над смыслом жизни. Ещё вывели на чистую воду пару «кротов». Это было ожидаемо. Наша немка не зря отрабатывала свой паёк. Мы её так и звали, наша «Штази». Зверь! Если вцепится, если кто грешен, лучше сразу чистосердечное, иначе, уделает как бог черепаху! Чисто интеллектом, без всяких демонстраций устрашений последней степени. Потом… потом была международная конференция, пришлось участвовать. Первый день я думал, меня просто убьют взглядами. Кое-кто смотрел на меня с нескрываемой ненавистью. Я терпел, больше молчал. Обвинения сыпались, одно страшнее другого. Уже предлагали всё наше добро отнять и поделить и т. д. Вот на второй день, выдали мы с Демченко докладик на тысячу страниц. С картинками и видео! Вот это было! Всё честь по чести, свидетельские показания, материалы допросов. Повторные показания, уже в присутствии комиссии от немцев, французов и египтян. Да всё, можно сказать по международным стандартам, привязан каждый пунктик к законам международным и внутренним. Тут был цирк! Кому врача стало надо, кто просто с лица взбледнул! Короче, отступились от нас. А ещё когда в кулуарах Демченко, вот же зараза, проговорился о кейсе с документами, тут уже пошло всё другим сценарием. Он, конечно же, «случайно» проговорился. Хотя, положа руку на сердце, особых то бумаг мы в том кейсе не нашли. Пара флешек с закодированными файлами, но в Союзе взломали. Сводки, данные разведки, несколько схем, планов, набросков карт. Никаких списков агентуры и чего-то в этом роде. Пожалуй, самым «вкусным» среди бумаг, было наличие некоторых финансовых документов. Расписки, подписи на некоторых бумагах больше говорили, чем их содержимое. Единственное, трал индусам пришлось вернуть. Но только сам трал, тягач зачли как моральный ущерб. А не надо дружбу с экстремистами водить! У нас две огромнейшие проблемы, продукты и топливо. От наших соотечественников едёт поток поставок, но нахлебником сидеть, жуть как желания нет! Если рыбой и немного дичью мы выходим из положения, голод не грозит. То с крупами и овощами пока всё скучно. Мы не сидим, сложа руки, подняли часть целины в своей долине, готовимся к сельхоз сезону. Но это ещё когда отдачу даст. А кормить людей надо. У индусов купили сто мешков риса, они машины просили. Я зажал. Сбросил всё оружие, не кондицию, в смысле единичные экземпляры, в большей степени трофеи из зулусского лагеря наёмников. Запустение теперь там, живёт три семьи, бог знает кого, а остальные обходят это место стороной. С топливом, в смысле со всем, что горит, кислее кислого. Подбираем всё, из озера весь плавник, даже самый мелкий выловили. Покупаем уголь, древесину — чуть не за золото! Ладно, нам отошли некоторые территории. От границы болот, начиная с верховий речки Щитовая и на юг, примерно до истока Звонкой. На севере граница нашей зоны, от истока Щитовой строго на восток до дороги от эфиопов к индусам. Потом длинный коридор до Рейна. На границе швейцарцев с лаосцами на берегу Рейна нам выделили три километра побережья. Мы там ставим форпост и городок — Китеж. Вход в нашу долину, для всех, кроме граждан Русского Союза строго воспрещен. Мы закрытое общество! И пусть, как хотят, воспринимают остальные. А вот в Китеже, там, пожалуйста, рынок, банк и представительства. По анклавам такие байки гуляют про нас, просто ужас! И спецназовцы мы на наркоте, и эсесовцы с прошлых времён. Человечиной питаемся, в горах в пещере спали летаргическим сном, вот проснулись, и пошло рубилово. Нас стало больше, присоединилась к нам семья потеряшек, нанайцы. Саша Бельды, жена и двое детей. В технике хорошо разбирался, фанатик флота. Мореман в душе. Спасли от леопардов семью уйгуров, молодые ребята из Киргизии. Парень с девушкой и маленькой дочкой. О, чудо было! Те два украинца, которых мы перехватывали по дороге, нашли нас сами, запросились к нам. Принял с испытательным сроком. Ещё к нам перебежали две семьи камбоджийцев, десять человек. И отбили в одной стычке у банды, бог знает, из каких племён-народов, восемь молодых девушек из Бангладеш. Все индуски, забитые, почти не грамотные, грязные. Бедные девчонки, горя хапнули. В какое рабство их везли, так выяснить не удалось. Наши патрульные озверели, когда засекли стоянку этой банды и как развлекались эти ущербные нелюди. Пленных не брали. Зачистили под ноль всех бандитов. Были и потери у нас, одну девушку у нас загрызли крыланы. По дурацки. Пошли парень с девушкой на озеро, понятно, романтика, вечер на берегу под луной. В итоге, он искусан сильно, спасти удалось, а вот девушка погибла. Как не «долбил» всех, без стволов не ходить! Нет же, всё равно, на одни и те же грабли наступаем! Погиб ещё парень в перестрелке у «восточного» туннеля. Прилетели на двух квадрах бойцы неведомые. Наши, в засаде сидели у входа в туннель. На первом квадре подстрелили водителя, квадр перевернулся, второй квадр назад ходу. Наш боец выскочил из укрытия, успел пару раз выстрелить, да только второй вражина с первого квадра его и подстрелил. Обидно! Чётко инструктировали, не высовываться! Ждать группу реагирования! Что уж его дёрнуло, как теперь знать. Учимся, на своих потерях.

Хреново учимся! Сам-то умник, влетел! Дубина стоеросовая! Других учу, а сам чего творю?!

Рация…

— «Алекс» — «Шмайсеру»! Приём!

— Слушаю пап!

— Лёша! Тащи «шайтанки»! По моей команде, залпом делаем фейерверк.

Неделю назад, мы испытали первое самостоятельно изготовленное оружие.

Взяли за основу немецкий «Панцершрек», по мудрили, сделали гранату реактивную, пока дальность боя 100–120 метров. Начинка гранаты на загляденье! Смесь соляра с селитрой, плюс магниевая крошка и немного загущенного бензина. Инициирующий заряд — 40 грамм мелинита, он же — шимоза. Он же — пикриновая кислота. В подземельях «Нуранга», нашлось кое-какое оборудования для химлаборатории. Плюс я заказывал некоторое оборудование и сырьё. В итоге, 8 кг этого опасного вещества в наличии. Все возможные меры безопасности приняты. Страшно, а что делать? Дорогу на юг надо чистить. Без взрывчатки, это просто не возможно. Изводить порох? Не вариант! Часть мелинита использовали для гранат к гранатомёту. Получилась не плохая термобарическая граната. Было сделано пять гранатомётов и по пяток выстрелов к каждому. Взяли с собой на всякий случай.

— «Шмайсер» — «Алексу»! Приём.

— Есть «Алекс». Приём.

— Твой кадр за сталагнатами, правее, под не большим карнизом. Видишь? Приём.

— Понял пап! Приём.

— «Алекс», я бью по тому, что в центре, за выступом, у него винтовка. Стреляем по моей команде. Готовность доложишь.

Короче, сунулись мы вшестером в эту пещеру, идём так, тихонько, фонарями светим. Ладно, ещё у нас четыре ночника. Выходим в большой зал, от входа до него метров четыреста, через два малых зала, благо путь не сложный, особых узостей и извилин не было. Шли спокойно, ровно. Только в зал Дмитрий заходить начал, ему в фонарь и прилетело. Погасились, перешли на ночники. Человек до десятка в засаде. Нас видят только по вспышкам, мы им парочку как минимум ранили. Они и стали нас прижимать, патронов не жалея. Больше всего доводил стрелок с винтовкой, он почти дальше всех от нас был, стрелял редко, но почти прицельно. Если бы мы не рассредоточились, худо бы нам было. Ещё изводил один стрелок, у него точно пистолет пулемёт. Как минимум «Томсон», хлопает громко, пули смачно чавкают, да только не убойно. Мне по каске приложило, но вроде как на излёте, может рикошет словил.

— «Шмайсер» всем! Прикрывайте, сейчас жахнем!

— «Алекс» готов? Приём.

— На боевом взводе! Приём.

— Парни, жгём! Огонь!

Четыре «Штурмгевера» наполнили зал пещеры грохотом и дымом.

— «Алекс», огонь!

Сдвоенный шшшшшшааааарррррраааааааах! Ах!

Два костра осветили своды. Вонь, уши заложило, вроде и рот открывал. Вопли с той стороны, палёным понесло. По пещере лёгкий сквозняк, дым на нас тащит. Зато почти светло. Стрелок, который из винтовки по нам садил, откинут в строну, лежит, не движим. Я из своей FG контролю. Лёхин выскочил, горящим факелом, снял его кто-то из моих парней. По нам тут бахнуло пару раз, как из пушки, калибр крупный. Но потом стихло. Даю ещё пару выстрелов в подозрительные места. Начинка гранат сгорела, темнота вернула себе власть. Слышу, из моих гвардейцев кто-то одиночными выстрелами садит, послышался вскрик. Ясно, ещё один «хрен отыгрался на скрипке»! Бой взял тайм аут. Слышу, с той стороны, откуда по нам стреляли, кричат. Сначала не разобрал, потом несколько слов по-английски, затем по-немецки. Просят не стрелять. Они будут уходить. Ну конечно! Нас значит, чуть всех не положили, а как по чавке получили, значит драпать. Не тут-то было. Кричу, сдавайтесь, лапки к потолку, иначе ещё угостим из гранатомётов. Им же не ведомо, что зарядов у нас больше нет с собой! Минутное замешательство. Мои парни без подсказок меняют позиции, в ночниках мы минимум четверых расположение точно видим. Просят не стрелять, сдадутся. Отвечаю им вставать по одному, руки за голову, стволы у нас на виду уложить на пол. В стороне противника зажглось два фонаря. Вот мерзость! Спецом? Кричу свет на потолок, иначе стреляем. Снимаю прибор, смотрю своими глазами. Выходят на свободное место трое, двоим раненым помогают идти. Командую на колени, руки за голову.

Рация…

— «Брат один» и «Брат два» «Шмайсеру»! Приём.

— У аппарата. Приём.

— «Братья», выдвигайтесь, мы страхуем. «Семён», ты за ними, обойдёшь «хлопчиков» и осматриваешь их позиции. «Алекс» и «Драко», страхуете и по готовности смотрите проход дальше. Приём!

Принимаю доклады о готовности к исполнению.

— «Шмайсер» всем, пошли благословясь!

Чертями из преисподней, возникают из темноты мои гвардейцы, чётко работают. Распинывают по шире ноги пленным, обшаривают, вяжут руки. Лёша с Мишкой ушли на разведку дальше, где-то тут хитрая своротка, из этого зала проход и там совсем маленький зал, в нём, как утверждал разведчик, ящики с оружием и прочим имуществом. Однако, есть ещё проход, который они не увидели, эти бойцы как-то сюда прошли же! И чего это они тут делали? Тоже искали схрон? Или нас ждали? Уж больно на случайность не похоже.

Рация…

— «Шмайсер» «Алексу», приём.

— «Шмайсер» на связи, приём.

— Тут такое дело, мы прошли метров сто пятьдесят, коридор узкий, извилистый, есть не большой зал. А дальше свет, как бы дыра в потолке. Мы выходить не стали, что бы ни отсвечивать. В пещере никого, идём назад, как вас слышать стали, докладываю. Приём.

— Принял «Алекс», контрольте тот проход, я пока с мужичками пообщаюсь. Отбой.

— Нюююю! Здорово мужики! — говорю.

— ??????????????

— Ясно, по-русски ни бельмеса, никто.

Перехожу на немецкий. Есть контакт. В общем, не буду, как говаривал кот Матвей, тянуть хвоста за кот. Интернациональная группа, из троих бельгийцев, троих голландцев, пятеро поляков, два датчанина, две ирландки, одного норвежца, был у них за главного, три шведки, два турка и четыре турчанки, итого двадцать пять человек. Троих, мы у них застрелили. А не надо нападать первыми! Могли же, как-то более мирным путём! Ан нет! Сразу стрелять. Норвежца и двоих турок, самых агрессивных и угомонили мы так, ненароком. Ранили одного поляка и датчанина. Не тяжело, уже вкололи им и перевязали. Они отрывались от эфиопов, хотели до швейцарцев дойти, но гнали их облавой, по узкому ущелью, прошли в горы. Наткнулись на небольшую долину, метров триста на сто. Отсиделись там месяц. Эта группа получилась из потеряшек разного времени сброса. Сначала семейные голландцы и бельгийцы объединились, потом к ним поляки присоединились. Жили они на север от гор швейцарского анклава. Нашли маленькую локалку, машина там была, французский «Renault Scenic», небесно голубого цвета. Инструмент, несколько стволов. Жили тихонько. Пока их не стали докучать вечно голодные и злые дети Африки. Не надо обвинений в расизме! Я исхожу из реалий этого мира, а не нашей Земли. Хотя, на нашей грешной Земле, в Африке голодных было больше всего. Зато все эти гипер и супер маркеты, не кондицию тоннами выкидывают на свалку. Голодный человек, добрым едва ли бывает. Первый наскок они отбили в лёгкую. Через неделю бандиты вернулись, в большем числе т более злые. Туго бы пришлось этой группе, только в разгар боя, неожиданно объявилась помощь. На шведском гусеничном двух секционном вездеходе «Лось» с тылу по эфиопам ударили норвежец и двое датчан. С ними было ещё две ирландки и три шведки. Эфиопы бежали. Норвежец, так тихой сапой стал за главного над всеми. Решили сорваться с места, уйти к швейцарцам. Сначала они шли на запад, потом свернули на юг, вышли на дорогу к швейцарцам. Тут-то их и стали гнать, как дичь. Месяц, значит, они в долине отсидели, кое-как, питаясь, на дорогу хотели вернуться, а там бойня, все против всех. Вот и стали в горах искать проходы. Вчера наткнулись на этот провал, с утра пошли разведкой. Норвежец совсем озверел, уже и руки распускать начал. А два турка, которые последними к этой группе присоединились, стали его телохранителями. Они когда увидели свет от наших фонарей, сразу скомандовали стрелять на поражение. За, что собственно и поплатились. Благо у Дмитрия фонарь над плечом на кронштейне был. Первая пуля сорвала его. Зато Дмитрий отделался лёгким испугом.

Вот значит такая не хитрая история. Осматриваю трофеи. Есть кое-что интересное. Две самозарядки от «Browning», одна Auto 5, 16 калибра. И Gold Fusion 12 калибра. Это хорошо, определённая нехватка гладкоствола ощущается. Винтовка норвежца, их бывшего командира, так же, «Browning» Bar 2 affut калибра.243 Win(6 мм). Была ещё диковинка, SRM model 1216, интересная штучка, вращающийся блок магазинов по четыре патрона 12 калибра. Сам блок магазинов съёмный, для быстрой перезарядки. Нашёлся ствол, из которого меня угостили по каске. Долго разглядывал, что за «каракатица». «Halcon» М/943, 45 калибра, патрон как в «Томсоне», 30 патронов магазин, производство — Аргентина!!! Вот так чудо! Откуда эта игрушка в наших краях? Пистолет интересный, бог мой! Ясно, что так хлопало, как пушка. Это целый — «Desert Eagle» Mark XIX, ужасная штука, калибр.50 АЕ, ствол больше 25 сантиметров длиной. Перепал нам гражданский вариант бразильской штурмовухи «Taurus» CT 45, под патрон 45 ауто. Из той же «оперы», что и «Халкон»? И в завершении списка, «Mossberg» 500 Tactical Tri-Rail 8 Shot. Добротное штурмовое ружьё 12 калибра на восемь патронов. Не плохо!

Из дальнейших расспросов узнаём, что наверху, возле провала, осталось ещё двое мужиков и пятнадцать девушек, в возрасте от 12 до 40 лет. Девушки, это условно. Там и совсем подростки, и уже мамы. Быстро решаем, что делать. Да, они на нас напали, это отягчает принятие взвешенного решения. С другой стороны, про схрон, они ничего не знали. Искали путь, как вырваться из своего заточения. Норвежец, который командовал у них, лежит, остывает. Турки, его телохранители, вместе с ним на пути в валгаллу. Ясно, что теперь всё на них свалят и остальные прямо пацифисты! Рассказываю про нашу жизнь, предлагаю, забыть про прошлое и присоединиться к нам. Но только добровольно и обдуманно. Если не захотят, выведем из их заточения, возьмём компенсацию за моральный и материальный ущерб и отпустим за пределами нашей зоны ответственности. Зла на них не держим, но и особо не расстараемся, если они не останутся. Рассказал, что у нас всё не просто, сложностей хватает. Зато у нас весело, порой ещё как весело! Работа будет у всех, еда будет, почёт и уважение по заслугам. Один из пленных, поляк, Бартош Зелиньский, пусть на не очень хорошем русском, сказал, что они очень устали, особенно дети. И если их примут, они не будут искать приключений и осядут у нас. На том и договорились. Тут же, при свете фонарей, написали договор предварительный, все из них расписались, очень удивились такому подходу. Я сказал, что надо сразу всё делать по правилам, потом меньше обид и недопонимания. Оружие мы им не вернули, Михаила и Дмитрия с их оружием я отправил на выход в нашу строну. И что бы сразу транспорт поближе подогнали и медиков привезли.

Потом почти полдня принимали сверху людей, имущество, отводили на выход. У бельгийца увидел ствол, аж сердце забилось часто, ходит мужик с «Узи». Увы, обманка, пистолет под мелкашку, «IWI UZI» 22LR. У голландца была двустволка «Weathrby» Athena D Italia, хромированные стволы, качественно сделанное ружьё. Кстати, он с ней и попал на платформу. Значит, последние тюки и узлы вынесли наружу, потом уж пошли смотреть схрон. Да! Наверху остались машина легковая и вездеход шведский. Парни чуть ли не плакали, обидно, такая подача и не взять. По прямой, между долинами километра три, может чуть больше. А через пещеру никак не переправить. Встаёт вопрос о рейде. Можно швейцарцев просить пропустить нас. Только вот не верю я им, ох не верю. На официальном уровне, всё сделают. Да только и припомнят они грехи мои тяжкие. Спишут, мол, плохой лес, дикарей много. Не усмотрели, не уберегли. Пусть Николай официальный мой вице президент, но пока всё у нас держится на моей личности. Сработались вроде люди, есть уже предпосылки к настоящему единению, но процесс этот долгий, не простой. Пока все собратья по несчастью, это одно. А вот когда уже обвыкнут, обрастут, каждый своим кругом общения. Тут есть определённые опасности. Дворцового переворота я не жду, ещё пока «героическая» эпоха. Вот настанет время сугубо бумажно — административное, тогда ухо надо востро держать! Всегда есть соблазн, машина управления, раз работает, значит и роль главы больше представительская. Значит от смены одного на другого, перемен минимум. А власть то манит! Соблазн «порулить», сильный! Всегда найдутся недовольные, чем угодно, просто такая жизненная позиция у человека. И пойдёт писать губерния! Ладно! Пока это не насущно. Дюжина человек к нам пришла — это просто отлично. Нас уже больше полутора сотен, с новенькими сто шестьдесят шесть. С болота все сюда перебрались. Из Союза больше половины нами спасённых, перебрались в Надеждинск. Даша и Анвар, наши послы в Союзе. Сингапурская девушка, которая аниматор, звезда танцпола. Значит, отожгла она там, в «Гаване», у неё сразу с десяток женихов возник. Сейчас уже вышла замуж, покрестилась даже. Дай бог ей здоровья и счастья. Всегда радуюсь, когда у людей на лад идёт жизнь. Тахир сюда перебрался с сёстрами. У нас в Надежденске, постоянно до десятка спецов из Союза обитает. А все остальные, которые не наши, в Китеже. Наших, «деструкторов» в Китеже человек пятнадцать, из них пятеро — охрана. И ещё человек тридцать, чужих. Торгаши, представители и прочее, прочее, прочее. Пока не озвучил, но есть принципиальное решение, строить там верфь. Спросите — зачем? В Союзе есть же всё, строить там корабль, спецы есть, мощности есть. Всё это понятно. Но нужен своего рода отстойник для людей, это раз. Второе, корабль нужен, это однозначно. Эпоха железных дорог ещё далека. Пока только флот и автотранспорт. Из тех, кого направим в Китеж, будем выбирать, кого уже конкретно берём к себе. Пусть люди о себе заявляют, покажут в деле. А то, кто его знает, каких «засланцев» придётся вылавливать. Когда на конференции, Сотников предложил нам землю прирезать, воя было. Зато теперь мы буфер между африканцами, Русским Союзом, Дели и Шанхаем. Всё, баста карапузики! В зоне нашей ответственности, без разрешения находиться крайне опасно для жизни. Может наступить острое отравление свинцом. Я прекрасно понял сразу, к чему нам такой подарок. Решена проблема древесины, а нам она как воздух нужна. Строить очень много надо. Нашлась глина для кирпичей, известь. По дневнику немца, мы знали, где есть немного угля, железная руда, много никеля, немножко хрома. Даже знали, где есть нефть, но далеко. Зато восстановили оборудование и технологический цикл получения синтетического бензина. С соляркой, это дело не пролазит. Создаём стратегический запас. Да чуть чего, переведём часть машины на этанол. Сложно, но возможно. На холме посреди нашей долины, машут крыльями три ветряка. В речке, впадающей в Нежданное озеро, погружная турбина. На не производственные нужды, энергии хватает. А вот если цех запускать, тут без паровозной электростанции никак. На холме поместили парочку РЛС, да станцию связи. Ну и эфир слушаем постоянно. Разведка и ещё раз разведка. Вот примерно такие наши дела на данный момент. Ежедневно работает пилорама, дорогу на юг, почти расчистили. Начали помалу делать кирпич. Спирт «завод» выдал первую продукцию. Это чисто для пробы. Работает пекарня, столовая, больничный пункт. Тяжёлых больных отправляем в Союз. Из оружия кое-что купили, кое-что продали. Движение есть. А сколько предложений было продать броневики! Выстоял. «Мормона» отдал в Союз. А «Пума» и восстановленная «Аутоблинда», наш броне кулак. На итальянском броневике, пушку не восстановили, поставили пулемёт МГ. На «Мармоне» ставили МГ, но когда отдали его, пулемёт сняли. Там его переделывают. Примерно так вкратце. Вот и дошли до схрона. Что там дух открытий нам припас?

В свете фонарей видим ящики, деревянные почти рассыпаются, металлические потемнели. Заботливо укутаны в промасленные тряпки и даже просмоленную бумагу, несколько пулемётов на колёсных станках. Снимаем укупорку затаив дыхание. Спасибо тебе господи! Вот от всей души спасибо! Я не ёрничаю. Просто на сто пятьдесят человек у нас больше двухсот стволов. Мне бы, оборудование, запчасти, да даже подшипники. Режущий инструмент, ключи, в конце то концов. Нам как всегда, оружие! Мощное и грозное.

В схроне нашлось:

Два пулемёта КПВТ.

Один МГ 131 — 13 мм.

Один МГ 151 — 15 мм.

Один МГ 151 — 20 мм.

Один пулемёт ZB-60, 15 мм(Чехословакия)

Один миномёт «Браксия» (Италия) 45 мм, к нему 36 мин.

Три МП 40.

Два ППШ 41.

Ящики с патронами, зипы, мелочёвка разная, к каждому пулемёту по паре запасных стволов.

23 снаряда для s.PzB.41. 28\20 и 7 снарядов к 88 мм пушке. Увы, снаряды бронебойные. Взрыватели выкручены. Такой вот набор. В душе я конечно рад. Да как могут не радовать такие серьёзные «игрушки»! А с другой стороны, да хватит нам оружия, хватит! Я позднее приведу опись всех стволов. Куда нам ещё! Итак, мы как приманка! Раздражаем многих, только одним фактом своего существования. Если бы не союзные отношения с соотечественниками, слопали бы нас и не подавились. Море техники, куча оружия. А сколько оборудования! Мы как бельмо на глазу, как прыщ на гладкой коже. Нам люди нужны в первую очередь, сырьё, провиант. А нам всё стволы! Теперь я начинаю догадываться, в чём фишка, кластера «деструктора». При такой милитаризации, но отсутствии сырья поневоле разбоем начнёшь промышлять. Да только вот никак это в мои планы не входит. Уж, как-нибудь без походов «Чингис Хана» к последнему морю. Торговля, строительство, развитие — вот путь, который я вижу. А уж если повоевать с нами захотят, ну тогда, звиняйте, бананьев нема. Только шквал свинца. Это уж точно обеспечим. В списочном составе силовых структур 64 человека. Остальные тоже обучены, в разной мере. Стрелять могут почти все. Знают куда и что, при тревоге. Выучили. Николай не дремлет, наша маленькая армия, постоянно в рейдах и охране. Есть МВД, есть спецназ, есть ВМФ, есть гвардия, это мои «орлы». Есть ПВО, есть ополчение. В стадии становления, внешняя разведка и отделение радиоэлектронной службы. В разработке из оружия, подобие американского ручного гранатомёта, времён Вьетнамской войны. И так как у нас острая нехватка снайперского оружия, колдуем со снайперками. Можно спокойно переделать винтовки Маузера. Но есть одна закавыка. Как показывает практика последних боестолкновений, количество «длинного» оружия растёт. Если раньше любой гладкоствол уже хорошо, ныне, кто по серьёзнее, те с винтовками. Армейскими или охотничьими, или гражданские варианты армейских образцов. Чаще потеряшки стали попадать с оружием, а у них бывают и очень современные образцы. Может смотрящие статистику ведут? Много потеряшек гибнет про сбросе, вот и чаще стали вооружённые попадать. Так — не так, никто не знает. Значит из старого задела оружейной стали, ещё от прежних хозяев, отковано тридцать стволов. Доводили их холодной ковкой и протяжкой. Рассверлили. Пока идёт процесс, не знаю и как назвать его. В общем, ещё в конце 19 века хромировать стволы не умели. Но вот Австрийские винтовки, порой находили в земле, изъедены ржавчиной, а канал ствола, чуть не зеркало. А технология эта простая, да только долгая и муторная по исполнению. У Австрийцев это дети делали, за гроши. А узнал я это из рассказов старого охотника. Во время первой мировой, в нашем городке был лагерь австрийских военнопленных. Уж как там и чего не знаю, но секрет обработки канала ствола прознали наши мужики. Всё предельно просто. В несильно нагретую рассверленную заготовку ствола льют олово. Часть олова на проход выливается, но частички остаются. После этого, калёный стальной шарик проталкивают через ствол. Эта операция повторяется не одну сотню раз. Диаметр шарика поэтапно увеличивают. По выходу, канал ствола, не просто залужен, а олово проникает в сталь чуть ли не на миллиметр, если не больше. Представляю, сколько сейчас возмущённых будет. Не возможно и т. д. диффузию никто не отменял! Золото в свинец проникает за годы! Помните школьный фильм? Тут плюсом температура и давление. Хлопотное это дело и не простое. Да, нарезы и окончательная доводка ствола, это финальная стадия. Вот часть стволов обрабатываем подобным образом, экспериментируем. Технология воспроизведена не один в один. С конца 19 века приёмы обработки металла изменились значительно. Воспроизведена только идея, а техническое исполнение, на более высоком уровне. Решили сделать с десяток снайперских винтовок, не автоматических, калибром 9мм(Рапира). За основу разработки гильзы взяли патрон калибра 10,75 на 68 «Маузер». И ещё один калибр, 10 мм, но с гильзой от 12,7 патрона(Шпага). В конструкционном решении, почти срисовали с PzB39, с некоторыми изменениями. Месяца через два-три думаю, приступим к испытаниям. А, забыл ведь! Мы опять же, из старых запасов наштамповали гильз к винтовкам и пистолетам. Не много, в общей сложности, тысячи две. Чисто опробовали технологию. Будем ждать листовой металл из Союза. Есть соблазн использовать латунь и мельхиор. Тут есть момент, не хватает пистолетов, изготовить револьвер, под «мягкий» патрон, в смысле под гильзу из цветмета. Пока в стадии раздумий. Все стреляные гильзы собираем, есть станочки для переоснащения гильз. Даже скупаем гильзы на рынке в Китеже, на вес. Попадаются порой очень интересные образцы. Делаем вывод, какое оружие ходит.

Погода ухудшалась, стал пролетать по ночам снежок. На почве заморозки. У нас хит сезона, унты и замшевые куртки, подбитые мехом. Нужна обувь, зимняя одежда. Бог мой! Я скоро с ума сбегу! С жильём с трудом успеваем, всё методом ударной комсомольской стройки. До сих пор, самые стойкие в палатках живут. Часть помещений Нуранга заселена. Десяток коттеджей на две семьи построено. Общага на 12 комнат по две койки. Хотя там сейчас человек 50 обитает. Строится ещё десять коттеджей и уже самстроем десяток отдельных домов. Всё по единому плану, никакого хаоса. Спасибо немцам, был среди них не доученный архитектор. Мой дом ещё строился. На берегу озера, в намётках бассейн, пристань для лодок и катеров. Берег подымаем, сделаем облицовку диким камнем. Такие вот примерно дела наши.

Ну, вот и всё! Тяжкий денёк выдался. Но радостный! Пополнение людьми, это самое главное. Сперва, всех в Китеж, а там посмотрим. Холодный сырой ветер выдувает тепло, зябко. С утра завтра буду думать, как технику выдернуть с той стороны гор. Отдыхай Надеждинск, пусть уйдёт усталость из намозоленных рук, разгладятся обветренные лица. Дай бог нам всем разума и терпения. И прости грехи наши тяжкие. Если сможешь…

()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()

Кто не любит про оружие, может смело пропускать. Кому интересно, эта вставка для вас. Подробный отчёт о вооружении и технике кластера-деструктора.

По самым последним данным, в наличии имелось:

Винтовки автоматические.

FG-42 — 8 шт. Автомат Фёдорова — 1 шт.

G43(w) — 4 шт. АВС-36 — 5 шт.

ZN-29 — 4 шт. СКС — 11шт.

STG-44 — 5шт. Автомат Калашникова — 7 шт.

STG-45 — 2шт. M1Garant — 1шт.

Всего 48 единиц.

Винтовки не автоматические.

Арисака 44 — 3 шт. Ross M1910 mark III — 1шт.

Винчестер 95 — 1 шт. K.J. M1894 Mark III — 1шт.

Манлихер М95/30 — 2 шт. G33\40 — 1 шт.

Винчестер 1886 — 1 шт. Винтовка Гра — 1шт.

Винтовка Маузер — 10 шт. Карабин Маузер — 2шт.

Всего 23 единица.

Снайперские винтовки.

Ли инфилд МК1(Т) — 1 шт.

Снайперский вариант винтовки Мосина — 2шт.

S-R k 31–55 — 1шт.

C.I. m2000 — 1шт.

SSG 3000 — 1шт.

СВТ40 -1шт.

Всего 7 единиц.

Пулемёты.

ДШК — 1шт.

Виккерс крупнокалиберный — 1 шт.

РПД — 1 шт. ZB-53 — 1шт.

MG 42 — 8шт. Лахти -1шт.

КПВТ — 2шт. MG151(15mm) — 1шт.

MG131(13mm) — 1шт.

ZB-60 — 1шт.

Всего 18 едениц.

Пистолет пулемёты.

МР41 — 1 шт. МР40 — 3шт.

ППШ41 — 2шт. Суоми — 1шт.

ППД40 — 5шт. ППС — 5шт.

Беретта 38–42 — 2шт. МР28-2 — 1шт.

Халкон М/943 — 1шт. Томсон — 1шт.

Всего 23 единицы.

Пистолеты.

Р38 — 12шт. Смит энд Вессон 60 — 2шт.

Кольт 1911а1 — 3 шт. Астра А-100 — 5шт.

Астра 902(золотая) — 1шт. ТК — 5шт.

Маузер К96 — 2шт. Маузер HSc — 5шт.

Маузер 712 — 1шт. СПШ(сигнальный) — 3шт.

BFR(револьвер 50 кал) — 1шт. Ремингтон ХР-100(однозарядный) — 1шт.

Контендер(однозарядный) — 1шт. IVI UZI(мелкашка) — 1шт.

Стоеджеры(мелкашка) — 2шт. Desert Eagle XIX — 1шт.

ТТ — 2шт. Револьвер Нагана — 5шт.

Всего 50 единиц.

Нарезное охотничье.

Беркут — 1шт. Лось(9мм) — 1шт.

Зубр — 1шт. Тигр 9 — 1шт.

Север — 1шт.(мелкашка) Ферлах(2 по 9,3) — 1шт.

Browning Bar2(6mm) — 1шт. Taurus CT45 — 1шт.

МЦ-30-12Э(2 ствола 12калибра и 1–9 на 53мм) — 1шт.

Карабин Вепрь(7,62 на 39) — 1шт.

Всего 10 единиц.

Гладкоствольное оружие.

SPAS-15 — 2шт. Сайга12 — 11шт.

SRM1216 —1шт. Kel Tek(KGS) под патрон 12 на 76 — 2шт.

Protecta — 1шт. И ещё 12 стволов разных производителей.

Всего 29 единиц.

Разное.

Арбалет — 3шт. G-11 — 1шт.

Подводное ружьё — 1шт. FN P90 — 1шт.

Блочные луки — 2шт. Бенелли СВ-М2 — 1шт.

ТКБ-059 — 1шт.

Всего 10 единиц.

Средства усиления.

Пушка Flak38 — 1шт. Flak 36 — 1шт. S\A 37 — 1шт.

MG151(20mm) -1шт.

Бронебойное ружьё Бойза — 1шт.

PzB 39 — 2шт.

PzB 41S — 2шт.

Миномёт 45 мм Браксиа — 1шт.

Всего получается на сто шестьдесят человек, двести шестнадцать стволов, и это ещё без средств усиления. В вооружённых силах у нас:

Армия — 15 человек.

Спецназ — 8 человек.

Гвардия — 6 человек(вместе со мной).

МВД — 3 человека.

Ополчение — 13 человек.

ПВО(условно) — 13 человек.

Охрана в Китеже — 5 человек.

ВМФ — 3 человека.

Это пока такой состав. Дальше будем смотреть по обстановке. Наши служивые не только службу несут, но и работают. По-иному просто не выжить. Ещё могу упомянуть, что продал и обменял.

В Союз ушли следующие стволы:

Пистолет Ремингтон 1858 г. ДШК(ломаный) — 1шт.

Винтовки фольскгевер-2 — 2 штуки. ДС39 — 1шт.

Винтовки Маузер — 2шт. Картечница Баранова — 1шт.

Пулемёт Брен — 1шт. MG34 -4шт.

По две немецких бронебойки, французский пулемёт, китайский калаш, который совсем убитый. Ещё, карабин «Сафари», винтовка Крнка, Мосина-Бердана, Селезень-4 и Итака 87. Ой, ещё Винчестер 1300. Самая большая продажа, броневик Мармон.

Так же продали:

Пистолет Веблей, пулемёт венгерский, две винтовки Гра, пистолет Р12, два пистолета Таурус, пулемёт Льюиса, четыре винтовки Росса, три пистолета Кольта, винтовки МАС36, две штуки. Ещё обрезы, Хаудахи, всякий самопальный хлам. Вся не кондиция из трофеев.

Заработали цепочки поставщиков «чёрного рынка», кое-что купили в Союзе, что взяли на швейцарские каналки, через подставных лиц. Закупили, три румынских калаша, два отличных блочных лука, СВТ в снайперском варианте, два карабина Маузер, один СПАС 15, один п/п Томсон, карабин Вепрь, два ТТ и пять наганов. Два штурмовых дробовика КГС.

Я максимально старался зажать автотранспорт. Но сидеть на куче хабара и держать людей впроголодь, это святотатство. В Союз ушли, Краз, американский грузовик GMC 6 на 6, Ленд ровер, китайский автокран, китайский трактор, битый Додж, пяток квадров, тягач Бюссинг Наг и для представительских с дипломатическими понтов, отдал Мицуоку. Жалко было. Но Союз выручал, выручал сильно. Дело даже не в красивой машине, каждая машина — это, прежде всего мотор, прочие системы. Можно переставить, использовать в другой технике. Да как угодно. Скрепя сердцем отдал игрушку. Продал французам грузовик Рено. Немцам продал австрийский Штеер 640. Зато в Нью-Дели продал Делориан, просто на сумасшедших условиях. Одного риса сто мешков. Плюс калаши и много, много всякого. Тягач «Ман» разбираем, двигатель пойдёт на шнельбот. Его решили разобрать и после постройки верфи заново собрать на реке. Автобус Рутмастер, в переделку, снимаем второй этаж и ставим его на ход по рельсам. Будет мотодрезина. Трубоукладчик «Комацу» переделываем под бульдозер. Зверь ещё тот. Двигатель с харвестера, поставим на паром «Зибель». Придумали как. Паровоз в переделку, будем строить грузовой пароход, машину поставим на него. Это в планах на следующий год. А самое-самое сокровенное, это, пока очень медленно идёт осмотр и проверка узлов и агрегатов самолёта. Пока только японского. Самолёт то смотрим, а вот кто летать на нём будет? Вопрос ещё тот! Нет у нас лётчиков тяжёлой транспортной авиации. Всё на сегодня, я спать, извиняйте! Завтра ещё голову ломать, как технику вытащить.

()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()()

Вот и закончена первая глава. Если честно, не хотел я писать продолжение, так скоро. Хотел выждать паузу, переосмыслить. Что же такое у меня уродилось? Интересно читать комментарии, смотреть оценки. Читал, что на других сетевых ресурсах про меня пишут! Смешно и грустно порой господа! Знаете, я не собираюсь колотить себя во впалую грудь, доказывать свои правоту, отстаивать свои взгляды. Лень вам в сети сидеть? Порыться — поискать информацию? Или просто, не которые факты не влазят в вашу систему координат? Значит, расширьте мировоззрение. Я очень много, что умею руками. От приготовления сложных национальных блюд до копания в недрах автомобиля или компьютера. Это не самореклама. Просто есть очень много, чего я НЕ УМЕЮ. А может, даже не имею представления, как и что. Но когда читаю про премию Дарвина, которую нужно посмертно выдать моему ГГ, это меня задело за живое! Пусть я не инженер оружейник, однако, предостаточно работал на предприятии среднего машиностроения. Кто знает, тот поймёт. Кто не знает, раз читаете это, значит, сеть у вас есть, ищите и обрящите. В армии был оружейником. Могу просто ответственно сказать, я смогу сделать оружие, пусть на пару выстрелов, даже из трубок от металлической кровати. А из хорошей трубы — подавно. Миномёт, ручной гранатомёт, мину, гранату? Не вопрос при наличии не большого набора материалов. Мало кто знает, а ещё больше не представляют, что может быть оружием. А самое убойное оружие — руки человека. А самое страшное — его разум. Так, что самовыражопывайтесь, как хотите, изгаляйтесь, да десять премий Дарвина, моему ГГ назначайте. Мне фиолетово! Вот абсолютно! Всё, повторюсь, всё, о чём пишу, в плане техники, оружия, либо реально, либо имеет реальные прототипы и технологии.

Ниже будет вставка, из того, что я хотел сделать дополнением к первой книге. Но раз закончил, так закончил. Нельзя по тридцать три раза переделывать и читателей вынуждать искать отличия одной версии от другой. По сему, первая часть окончательна и изменения в неё маловероятны. Кстати, такие обращения к читателям, прямо по ходу повествования, как вам такая фишка?

Информация, о которой «Шмайсер» достоверно никогда не узнает. Возможно, будет догадываться, может какие кусочки мозаики и ухватит, но всего, едва ли. Он же не бог, не распорядитель игры.

Где-то в пустоте и вечности…

… системный сбой в системе с координатами ХХХХХ YYYYY ZZZZZ, программы ЉЉЉЉЉ, подпрограмма «кластер деструктор», переведён в управляемый режим. Выбор инициируемого, произведён согласно протокола *****. Инициация и мотивация действий, прошла успешно. Стихийное становление кластера деструктора, аннулировано. Из прошлой версии программы для мира ХХХХ, перенесён протокол «деструкторы». Внесены изменения в условия развития кластеров. Протокол адаптирован. Кластер образован, инициируемый переведён в статичный режим. На данный момент, в точке с координатами ХХ, ZZ, YY (остров на юго-запад от большого материка, расстояние 4000 единиц измерения мира ХХХХ), создан ещё один управляемый «кластер деструктор». Слежение ведётся. Этап ввода новых протоколов запущен.

Где-то на юго-востоке…

Сэр… в ответ на ваше очень резкое письмо, довожу до вашего сведения. Разработка и проведение плана «Месиионеры» проходило успешно. Объект «Тенелорн» находился под полным нашим контролем. Появление такого форс мажорного фактора, как банда нацистов, просчитать было просто не возможно. Ваши голословные обвинения, по поводу, что мы просмотрели действия разведки главного противника, абсолютно не обоснованы. Даже в виду того факта, что «Писатели» официально признали «Наци» как самостоятельный кластер. Слияние кластера «Наци» с русским кластером не предвидеться. Можно сделать вывод, их руководство, специально сделало ставку на сильнейшего игрока. Но два медведя в одной берлоге не уживаются. Надо просто сместить вектор наших действий на кластер «Наци» и развернуть их политику в сторону конфронтации с русскими. Учитывая многонациональный состав кластера, сделать это вполне возможно.

Где-то на северо-востоке…

Ваше превосходительство… от господина…

Возможности нашей разведки по отношению к кластеру «Милитери» крайне ограничены. Действия предпринимаются, хотя они осложнены, потерей агентов на объекте «Вавилон». Один из агентов, дал о себе знать прямо из логова «Милитери», больше выходов его на связь не было. Я понимаю, что совет и его Величество, сильно обеспокоены, наличием, столь неприятного соседства на юге. Я прикладываю максимум усилий для активной разработки агентурной сети. Из свидетельских показаний, и не которых конфиденциальных источников состав и структура кластера установлены. Круг лиц, принимающих решения, установлен. Приоритеты внешней политики, установлены. Есть информация о составе и численности силового блока. Что настораживает, это сильнейшая милитаризация кластера, большое количество оружия, особенно тяжёлого. И отсутствие сырьевых и продовольственных ресурсов. Наши потери от провала на объекте «Вавилон» не столь велики. Считаю, надо определённым образом усилить наше влияние на «Милитери», обязательно ввести в состав руководства, человека ориентированного на интеграцию по европейскому образцу. С уважением…

Глава 2

Справа по борту, слева по борту,
Прямо по курсу — рогатая смерть.
(Высоцкий В.С.)

С утреца встал, перекусил, полчаса по колотил макивару, это у меня теперь обязательно. Фехтование три раза в неделю. А рукопашка взамен зарядки. Собираемся малым кругом. Я, Николай, Ахмед, Юи, и моя Ирина. Она у нас госсекретарь. Только начали, запищала рация, тут же зазвонил телефон. Значит, подорвался я, как ракета со стартового стола. На бегу вызываю Димку, он же у нас подрывник подводник. Значит так, дети всегда дети, это просто стихийное бедствие. Парочка отчаянных сорванцов, в лабиринтах Нуранга нашли дыру или проломили чего-то там, уже не важно. Значит, отрок с фонариком пролез в эту дыру, второй верёвкой страховал его. Метров десять парень полз по узкому лазу. Попал в длинный, высокий коридор, по нему прошёл ещё метров сто. По всей длине коридора рельсы проложены. Страшно, зато интересно. Коридор решёткой железной перегорожен, в ней дверь, закрыта на засов. Замка нет. Парень и туда зашёл! Вот только когда увидел в свете фонаря огромные тени от шаров с рогами, рванул, что есть сил. Друг, что его ждал, забеспокоился. Долго нет напарника. А тот диггер с испугу проскочил лаз, побежал до конца коридора. Там дверь, широкая и высокая, рельсы под дверью проложены. Колотился, толкал. Створки немного разошлись. А там свет дневной виден. В это время у лаза, первого парня с пристрастием родители допрашивают. А самый ушлый вылез наружу с северной стороны крепости и такой деловой шустрит к напарнику. Ну, значит, обоим прописали берёзовую кашу. Тут и всплыло про рогатые шары! Естественно тревога и эвакуация. По тому, что рогатыми шарами могут быть только морские мины.

Два часа брызганья кипятком. Пока разобрали завал, открыли ворота, пока Дмитрий спустился, осмотрел. Сколько же здесь ещё потайных ходов и залов? Точно придётся прибор для обнаружения пустот заказывать. Вердикт подрывника был успокаивающим. Двадцать четыре мины, предположительно времён первой мировой. Два типа итальянских, систем Эллия и Новера. И немецкие сферические, без особых опознавательных знаков. Может ЕМС? Что немецкие точно. Взрыватели сняты. Я так прикинул, это у нас около тонны пироксилина есть. Радует! Ещё нашлось несколько картузов пороха артиллерийского. Хмм? Картузы были у англичан вроде? Немцы в основном всё гильзовое заряжание. Хрен его знает! Может итальянский порох, может японский. Японцы во флоте английских традиций придерживались. Тут я не знаток. Проверим порох, если нормальный, пойдёт в дело. Время уже обед. Как летит. Сегодня прохладно. Скоро наверно совсем снегом всё засыплет.

Собираемся по новой. Вопрос — как эвакуировать технику. Рядились-рядились, рейд решили однозначно. Да и засиделись мы. Скоро салом заплывём. Спецназ Юи совместно с армейцами Николая, дежурят у техники. Одновременно разведка и наблюдение за прилегающими территориями. Так же, гоним разведку в горы. Пещера с крыланами не обнаружена. Хоть живьём лови и ставь на его маячок. А ведь точно, идея! Рейд «мутим» с массой отвлекающих мероприятий. К слову, очень настораживала информация об активности в верховьях Волги. Этот норманнский анклав, условно мы так его назвали. Это не эфиопов с зулусами по морозной степи и лесам гонять. Те ребятки к холоду привычные, они могут именно зимой активность максимальную проявить. Африканцы из тёплых жилищ носа не высунут, бери их тёпленькими в домах. С одной стороны ради двух единиц техники рисковать жизнями, абсурд. Можно же просто раскидать по запчастям, утащить всё, что можно, всё в дело. Вроде, как и транспорта у нас с лихвой. А с другой стороны. С эфиопами мы теперь как-никак соседи, может заглянуть в гости? Египтяне вон как на страте нашим гадили, сейчас стратегические партнёры. Риск огромный, не сидеть же всё время на заднице! Кто раздвигает границы изведанного, тот и снимает сливки. На днях, из разведки, наши бокситы привезли. Уже сделали химанализ, нормальная руда. Можно получать алюминий. По записям в дневнике, никель нашли, тоже дело. С хромом сложнее, или в глубь копать, или руда такая бедная. По секрету скажу, даже знаю, где вольфрам есть. Но далеко, в сторону Манилы, за Рейном. Идея есть, как застолбить, пока нет человека. А ещё, секрет секретов, готовим засланцев, одну пару в Шанхай и одиночку в Нью-Дели. В Манилу, негласно ищем кандидатуру. Работа идёт. Кстати, в Китеже, блошиный рынок, немногим меньше Шанхайского, жаль только, что не ежедневный, только два дня в неделю. Продаётся всё. От мелочёвки до стратегических планов. Там у меня сидит человечек, сам подбирал и обрабатывал. Скупает редкости, сведения, оружие. Сам сливает инфу, по договорённости. У него своя рация, связь держит только со мной. Даже Юи не в курсе. Лёха мой знает и всё. Такие вот танцы! А как иначе? Тут надо, волчком крутится, соображать и предугадывать. У нас в Рязани, грибы с глазами. Их едять, а они глядять! Вспомнилась шутка. Так и буду, пока не съедят, присматривать за ближними и далёкими.

Решили, через три дня выходим на нашей «Пьяной лошадке» и финском грузовике вездеходе. В рейд идёт восемь человек. Оружие, экипировку, связь, продовольствие, подбираем согласно погодных и прочих условий.

Подготовка к рейду заняла не три, а пять дней. Заметно похолодало, озеро стало покрываться льдом. Прикинули, до нового года успеем вернуться. На последнем сеансе связи, Сотников намекал, что вертолёт не плохо бы перегнать к ним. Я вроде как согласен. Горючки к нему ноль. Летунов нет. Хотя, под страхом страшной казни, пару человек наши пленные вертолётчики обучают. Даже пару взлётов-посадок делали. Горючку для вертолёта из Союза на днях караван привезёт. Договорились, вертолёт перегоним после нашего рейда.

На днях у нас было то ещё шоу! Хотя прошло неожиданно легко и просто. В общем, устроили мы всенародное голосование с социальным опросом. По устройству нашей жизни, утвердили герб и флаг. По форме правления, пока все предложения в разработку и осмысление. Там посмотрим. Всё прошло организованно и практически единодушно. Был удивлён.

За день до рейда наметил я небольшое совещание. Дело в том, что у нас обозначились, как бы религиозные лидеры. Ахмед, у нас, очень верующий человек. Однако в работе и общении, это не мешало. А ещё, были у нас католики и протестанты, естественно православные. Да ещё буддисты. Слава богу, не было всяких сторонников бизнес религий, сектантов всяких. Знамо дело, как вспомню, как одну девушку с нашего двора выдёргивал от адвентистов или евангелистов, хрен их разбери. Нормальную деваху так загрузили, мать её ревмя ревела. В общем три сеанса внушения и унесла она все книжки сектантские и больше туда не ногой. Так, что таких человечков, сразу, по умолчанию — не люблю! Хоть обижайтесь, хоть нет. Хватило мне в своё время, одна просто хорошая знакомая, погибла с двумя детьми от рук мужа-зомбаря. Вот уж «Белое братство» постаралось, так постаралось. Конкретно мужику голову задурили в этом братстве. Сам себя спалил, так и жену с детьми за компанию. Идиота кусок. Наживаются вот на таких умственно убогих же, ставят инъекцию дурь-религии в мозг и делают умственными наркоманами. Для меня все эти сектанты, как сетевой маркетинг, только более жестокий. Вот по этому, что бы в нашей среде, в этаком идеологически — религиозном вакууме, не завелась зараза, какая нибудь, я и решил собрать самых верующих от каждой концессии.

Вот значит, дело к обеду, на завтра рейд. Озеро лёд уже сковал. Мороз не сильный, по Сибирским меркам, но пакостный. Вот у нас у Урале, минус десять, а как бы и не очень ощутимо. Понятно, что у каждого индивидуально. Но зато в Приморском крае, минус десять, это уже всё, колотун! Влажность воздуха тут играет роль, может ещё, что? Вот у себя дома я и в минус 45 бегал на лыжах, делянку отводил. Даже шубу скинул, что бы быстрее двигаться. Благо мороз без ветра. Даже вообще, воздух как примёрз к месту. А деляна километра три по периметру. Так ещё по буссоли выстреливать, затёски делать. Даже и не очень замёрз. А вот в Приморье, минус пятнадцать, это как у нас не знаю сколько. Одно скажу, колотун бабай! Вот и в нашей долине, ветра как такого нет, но мороз более злой, так скажу. В общем, вышли на лёд у нас мужики по надобности производственной возле причалов, глубина там метров семь — восемь. Значит летом вода вроде, как и чистая, но не столько прозрачная. А тут приморозило, вода прозрачная стала, всё до дна просматривается. Значит, подрывают меня ужасной новостью. У причалов на дне подводная лодка лежит. Моё воспалённое воображение уже рисует лежащий на дне «U-boot», а может даже подлодку класса «D». Может итальянская, не знаю как у них с классификацией, но непременно дальнего действия. Плавали же итальянцы во время войны в Японию и обратно. А может даже, японский подводный авианосец, двигатель и часть фюзеляжа от М6А мы обнаружили. Самолёта, носителем коих эта подводка была. Вроде тип «I 400». Уже думаю, какими калачами заманить Димаса, натянуть гидрокостюм и нырнуть обследовать. В это время протянули кабели, врубили свет мощный, направили через полынью на дно. Увы! Подлодка отменяется! На дне лежит емкость от жд вагона — цистерны, колёсных пар не было. Даже если она с соляркой или бензином, в чём я очень сильно сомневаюсь, упрашивать нырять не буду. А так, десятки лет лежала на дне, до тепла уж точно долежит. Не уплывёт. А так мечталось! Да так, аж дух захватывало! И так нам щедро отсыпало, стрелялок всяких. Пора бы оборудование, станки, да хоть людей! Вот же смотрящие паразиты! У нас зона не высадки видимо. Ни одного потеряшки за всё время в нашу долину не сбросили. Просто игнорируют место это.

Вечером сидим у меня в кабинете, чай — кофе пьём. Как все собрались, начал я разговор вести:

— Доброго всем здравия! Хочу с вами, одной мыслью поделится, и опасения свои высказать. То, что мы все оказались в этом мире, показатель того, что многое делалось на нашей старушке Земле — неправильно! Я не верю в метеорит, не верю в космическую причину катастрофы. Скорей всего, человечество по своей дурости себе кончину устроило. Нас, людей ничтожно мало в этом мире. Мы ещё разобщены, старыми предрассудками, разными языками и обычаями. Но я хочу затронуть самую тонкую тему, духовность и религия. Самая щекотливая тема! Самая не простая в наших условиях. Я никому не навязываю своё видение, я только обозначу проблему. А вам, именно вам и совместно, надо найти решение. По соцопросу, все хотят свою церковь. В смысле христиане свою, мусульмане мечеть, буддисты храм. А христиане у нас трёх течений, встаёт вопрос каждым свой храм? У меня закралась изуверская мысль, а всё будет правильно? Я вспоминаю слова одного старика татарина, он утверждал, что бог один и един для всех, хоть и вера разная. И ещё, религия, обычаи, язык, они нас разъединяют. Я нисколько не сомневаюсь в самобытности и ценности культуры каждого народа. Но как быть в столь сложной обстановке? Появятся у нас евреи, им синагогу подавай, по сути правильно. Появятся язычники, им их храм строй. Я приведу один пример, в Прибалтике по началу их «Сьюдис»(согласие), был обществом возрождения национальной культуры и языка. А привело к нацизму и обозлению народа на народ. Нам такого не надо. Вот никак! Простой пример, куда молиться мусульманам? В какую часть света? Мекки нет! Нет у нас и непогрешимого папы римского. Нет патриарха. Нет человека до тонкостей знающего весь буддийский церемониал. Ладно, что есть книги, есть дополнительные материалы о каждой религии. Вот из всего, вышеизложенного, я хочу вас призвать, со всей ответственностью подумать. Может, стоит создать мультирелигиозное общество? Я не прошу придумать единую религию для всех. Я только хочу, что бы в рамках каждой религии, завуалировались, а лучше устранились самые деструктивные противоречия. И самые простые запреты, которые не актуальны. Основы должны остаться канонические. Но вот суть, свестись примерно к тому, не важно, христианин ты или мусульманин, буддист, или кто ещё! Все верим в одного бога! Все мы творения одного создателя. И он един для всех. Я понимаю, что это ревизионизм, может даже ересь. Но подумайте, над тем, что мы оказались здесь и каковы причины этого могут быть. Допустим канонические десять заповедей, это не подлежит пересмотру. Не подлежат пересмотру нравственно-этические нормы поведения и быта. Но допустим, некоторые моменты по питанию, одежде и прочим чисто бытовым аспектам. Может, стоит отредактировать? Мне из истории известны много случаев, когда очень религиозные люди, порой богословы отступали от прописных норм. И это не считалось грехом. Как говорят англичане традиции тем и хороши, что иногда от них можно отступать и нарушать. Я понимаю, что тут собрались не учёные богословы. Но в данной ситуации, наш выбор может быть только в сторону сближения, полной консолидации общества. Да и насильно никто, никого не собирается приводить к общему знаменателю. Может вопрос этот и преждевременен, может! Я только знаю одно, как только какой нибудь придурок выкрикнет — нехристь! А в ответ услышит — христианская свинья! Это уже даст трещинку. А дальше, только больше, шире и глубже. Я может, повторюсь, но скажу от сердца, от души. В семье, в общении с друзьями, сохраняйте свою самобытность, язык, культуру. Все знают, я поклонник восточной кухни, сам могу готовить. Цитирую Омара Хайяма. Я очень уважаю многих, невзирая на их национальность и вероисповедание. Но не все таковы! Так давайте уберём самые острые углы, самые абсурдные моменты. Самые не состыкующиеся частности. Может нам получится сделать жизнь всем нам, а может и другим анклавам легче? Сделаем единую систему религии. Не единую религию. Ни в коем случае. А единую систему, в которой минимум противоречий. В которой изначально заложено уважение иного обряда и канона. Это сложно, это будет делаться не одним поколением, но если мы сейчас на старте заложим пусть всего несколько камешков в фундамент этого храма, нам всем станет легче выживать в этом мире. Если мы пятая платформа, четыре предыдущих стёрли! Это наводит на мысль о селекции. Если те, кто был до нас, старались цепляться за обыденное и привычное, не это ли их погубило? Может надо вылезти из чисто «Земного костюма», начинать шить новый костюмчик, адоптированный к местным условиям? Думайте, я всех находящихся здесь, глубоко уважаю. Иначе бы не пригласил. Не нужен мне ответ через день или неделю. Конечно, чем скорее, тем лучше. Но очень надеюсь на ваше СОВМЕСТНОЕ И МУДРОЕ РЕШЕНИЕ.

Ещё часа два мы беседовали. Именно — беседовали. Настолько я ошарашил людей своим предложением, что даже спорить и не спорили. Все переваривали. Могу отметить одно, хотя это не показатель. Никто не стал резко негативно высказываться. Все осторожничали или просто ещё не до конца осмыслили суть моего предложения. Поживём — увидим! Тут быстрого результата ждать не придётся. Хотя, как знать?

Вот и день пролетел. Падаю спать. Моё солнышко ворчит, ложусь рядом, кое-как стягиваю краешек одеяла укрыться.

Холодный воздух выжимает слезу, наша «зверюга» гонит по подмороженной земле, вздымая облака снежной пыли. Для этой операции я сменил позывной, теперь я — «Инка». А позывной отряда — «Обры». Нас восемь человек. Со мной двое гвардейцев, братья близнецы. Двое из спецназа и четверо армейских. Снаряжены, вылитые «псы войны»! Обмундирование, рации, паёк, оружие — всё по высшему разряду. Разработана легенда прикрытия, отвлекающий момент. Делаем петлю, уже за останками, разгромленного нами, лагеря наёмников, выскакиваем на дорогу, ведущею на северо-восток. Тоже мне придумали, миссионерская миссия! Ага! Я тогда самый кроткий мирянин! Вся команда полна азарта, застоялись! Ещё бы! Нас ждут громкие дела. Вырвались, что называется на свободу. На дороге следы наличествуют, но пока нам никто не попался. На броне нашего броневика новая эмблема, вздыбленный медведь, держащий в одной лапе флаг Российской империи образца 1812 года. И уже, чисто гвардейское обозначение, надпись славянской вязью, «Русский парк». Интересно, кто поймёт, откуда «уши торчат»? На лобике броневика, тщательно подновлённая эмблема, нарисованная Юи. А ещё укрыта бронестеклом. Что бы не царапали пульки зазря. Слушаем эфир, но пока, кроме одной короткой передачи, тишина. Места не виденные. Едем быстро, но аккуратно. Дважды отбивались своим по рации, всё нормально. Знаю, вертолёт с прилаженными двумя «шайтанками» стоит в готовности номер один. И ещё, группа нашего спецназа на лыжах, готова в любую секунду сорваться к нам на встречу.

Не доезжаем до предполагаемого перекрёстка дорог, километров пять. Встаём перекурить. Подымаем вышку антенны. Две двойки бойцов уходят в разведку. Мы маскируемся среди больших камней. Ждём, перекусываем, слушаем эфир. Ехать в ночь в плохой лес, не комильфо. Лучше с раннего утра. Да ещё я так думаю, перекрёсток дорог, уж точно должны контролировать. Вопрос, кто?

Каждый час, не далеко от нас, мощный передатчик работает минут пять. С запада ему отвечают. Очень на работу блок поста и центральной базы. Переговоры короткие. Не кодированная связь, но хрен, пойми на каком языке речь идёт! Уловили два понятных момента — Пьер и Сайлен хил. Остальное… Лингвиста-африканиста увы, нет у нас в наличии.

Вернулись двойки. Вокруг, на пару км тишина. Всё как вымерло. Нашли пару стоянок охотников. Одна старая, одна совсем свежея. Костерок ещё дымил. Это нас так шуганулись? Или просто боятся всех не своих? Занятно. Значит, отдохнули, поспали. С рассветом выезжаем на холм в виду блок поста. Да ещё белую ракету в воздух пускаем. У нас парень есть с хорошим знанием английского и немецкого языков. Запрашиваем на частоте блокпоста:

— Блок пост! Мы рейдовая группа кластера к югу от гор. Ваши соседи. Просим разрешения подъехать к вам для установления контакта и добрососедских отношений. Приём.

В ответ тарабарщина! И работа рации в закрытом режиме. Тут же ответ с запада. Наш толмачь в сердцах загнул матом…

Рация…

— Ей, в броневике! Вы там русские?

Вот те на! На сносном русском, всё понятно.

— Блок пост! Мы русские, но не из русского союза. Мы самостоятельный кластер. Приём!

— Ей! Русские! Да мне по… из какого вы кластера-хренастера! Я Пьер! Это блок пост вооружённых сил Эфиопии, Сайлен Хил. Я учился в Москве, в Патрисе Лумумбе! Стрелять не будете?

Вот же неисповедимы пути господни! Юморист у них, название блок посту придумал.

Беру переговоры в свои руки.

— Пьер! Я «Инка»! командир отряда! Мы стрелять не будем. Мы просто хотим подружиться. Мы потихонечку подъедем? Приём.

— Командир! Ты баба?

— Пьер! Я те покажу, какой я мужик! Если надо! Водка есть и коньяк есть. Надо разомнёмся. Приём!

— А чего бабским именем прозвался? Инка! Инна может?

— Пьер! А ты француз? Кстати, «Инка» это индеец! А не Инна. В Южной Америке инки до сих пор живут. Тундра ты темнокожая! Приём.

— Хе! Тоже мне индеец! Я не француз. Моя мама меня в честь Пьера Безухова назвала. Да и папа у меня русский. Обесчестил офицерик невинную и наивную дочь Африки и был таков. А она всё в Москву хотела. Сама так и не съездила, а меня учиться отправила. Подъезжай русский! Есть самогон, много мяса. Даже пиво есть!

— Добро Пьер! Пусть твои расслабятся. Мы мирные люди…

— Но наш бронепоезд стоит на запасном пути? Эх, русский! Знаю я это! А если понесётся ваш бронепоезд, так и где рельс в помине не было, проедет! Рад гостям! Во двор пока не заезжайте, встаньте у ворот.

Трогаемся с места.

— «Обры»! «Инка» в канале. Действуем по обстановке. Предельно внимательно. По одному не отходить от машин. Вроде как дружить хотят, но кто знает белые или чёрные мысли у них в головах. Смотрим, запоминаем, камеры на запись.

Блок пост впечатлил. Два дота из больших камней, на восемь амбразур каждый. Две казармы деревянных, обложенных мешками с песком или чем уж там. Двойное кольцо забора. Первый ряд из колючего кустарника, колючей проволоки и кольев. Внутренний ряд, частично из камней, частично из деревянного частокола. Четыре вышки. Два прожектора. Укреплено на совесть. Бойцов десятка два разглядывают нас со стены. Грамотно сделано.

Подъезжаем к воротам. Улыбнуло. Роль ворот исполняли останки железного кузова от грузовика. Проезжаем ворота. Ровная площадка, окружённая забором, четыре огневых точки. Всё под перекрёстным огнём. Спецом покрутил башню, подвигал стволом пушки. Смотрят, улыбаются. Диковинку увидели. Раскрылись вторые ворота, из профильного листового металла. Явно нарыли локалку с металлопрокатом. Въезжаем во внутренний двор. Техника стоит. Четыре квадра, пара мотоциклов. Грузовик, уже и не пойми какой, похож на броневик испанских революционеров. Обшит металлом, в башне ствол узнаваемого пулемёта Льюиса. Солидно для африканцев. Вон торчат на крыше антенны. Радиорубка там. Из дверей здания, где радиосвязь у них, выходит явно африканец метис. Почти европейские черты лица, светлее кожа. Камуфляж на нём скорее охотничий, чем военный. На ремне кобура с пистолетом, нож.

Вооружены бойцы, чем попало. Однако мелькали бойцы с калашами. Или не с калашами? Очень похоже, но не совсем классический ак-47. Дробовики в основном, уже знакомые «Хаудахи». Были винтовки, не знакомые. Пистолетов почти не видно. Гранат нет. А вот пулемётик вижу. Пока один.

Ладно, с богом! Выхожу, улыбаюсь подошедшему вояке.

— Дарова!

— Тебе не хворать! — отвечаю.

— Я и есть Пьер, начальник этой голубятни! Нам ещё сутки остались, и нас меняют, свалим домой, три месяца будем вспоминать эту отбываловку.

— Я Сергеем зовусь! Можно просто, Серёга!

Крепко жмём друг другу руки. А по-русски чешет, как на родном. Сколько он в России побыл? Пять лет? Наверно больше. Жаргон уже впитан на подсознательном уровне. Не щеголяет словечками, он разговаривает ими.

Пьер приглашает под крышу. Беру с собой Пашку и Петруху. Их увидели когда, так и онемели! Близнецов никогда не видели? Хотя, не помню, у некоторых племён в Африке, близнецов не жалуют. Где-то даже убивают вместе с матерью. А у других племён, наоборот, типа один от отца, второй от божества. А ещё у какого-то племени, рождение близнецов, факт измены жены! Поди, тут угадай, чего они напряглись?

— Твои сыны? — спросил Пьер.

— Приёмные. Воспитанники мои. Отец у них пропал, взял под опеку.

— Тогда ты правильный воин! Да не оскудеют твои чресла на сыновей!

Входим в здание, у меня на груди в кармане хитрая граната вложена. К кольцу тросик зацеплен, в манжете рукава колечко. Чуть чего, живым не дамся. Но всё нормально. Садимся за стол. У меня рация на передачу работает. В броневике всё пишется. У Лёшки ещё видео камера шпионская, всё транслирует, естественно, всё пишется. Пьер подносит, глиняную кружку, вроде пиво. По запаху… мама дорогая! Хлебнул! Глазоньки из орбит вылазить начали! Представьте смесь кислого пива с только, что выгнанным самогоном. Я вам скажу! Есть фрукт — дурьян. Его называют, запах ада со вкусом рая. Тут наоборот, запах ещё нормалёк, а вот вкус…

— Пьер! Дружище! Вы это пиво из собственной мочи делаете?

Он перевёл вопрос своим. Ржали как кони стоялые! А у меня чуть ли не слёзы с глаз. Вот же отрава. В желудке идёт реакция распада и синтеза одновременно. Фу! Вроде отпускает.

— Как пивко, Серёга?

— Знаешь, не самое худшее пойло! Если вспомнить свежий самогон из томат пасты. Или фруктовую эссенцию.

— Ха! Силён ты! Ладно! Кушать у нас мясо, каша из местного злака. Немного сыра козьего.

Киваю Паше, принеси НЗ для таких случаев.

Пока стол накрывается, лишние уходят из помещения. Остаёмся трое на трое. Разливаю коньяк. Пьер пьёт сразу пол стакана. За ним остальные, чуть пригубили. Мои бодигарды, аналогично.

— Говори Серёга, с чем пожаловал?

— Так енто мы Пьер, в разведочку пошли, думаем, дай до соседей прошвырнуться! Стрелочку забить, о делах наших скорбных покалякать! А то вишь, соседи стали, а ладу нет. Шастают по приграничью людишки разные, чаще подлые. Разор и смуту чинят. Думаем, попьём коньячку, мысли выскажем, о торговлишке договоримся, к взаимной выгоде. Может чем подмочь смогём. Мож, вы нам. Глядь, и хорошо станет, спокойно. Мир и порядок.

— Ладно! Ты это, мужика лапотника не рисуй! Засекли вас, как только вы на дорогу выскочили. Засекли, не мои. Передачу перехватили. Ждали.

— То и каждый час в столицу докладывали?

— А ты слушал?

— А сам бы не стал?

— Машинка у вас приметная, только узнали, что вы на трассе, везде такой аларм поднялся. Сюда еже с полсотни военных летит.

— И что ты делать намерен?

— А ты прикинь, за броневик ваш, пол нашей Адис-Абебе купить можно. Да только я так подумал, на кой мне геморрой этот. Вы вчетвером Вавилон, этот петушатник разнесли. Сейчас вас больше, а нас двадцать. Когда подмога приедет, тут груда дымящихся развалин будет. Постреляете их всех, трофеи соберёте и опять в горы уйдёте. Оно мене надо, такой расклад? В общем, отбой я уже дал, когда вы только въехали. Так, что давай калякать, как ты говоришь. Ты не молодой, я уже не молодой, да и лыком не шит. Хорошие учителя в военном училище были. Вначале в Лумумбе учился, да только родине военные понадобились, вот с четвёртого курса и поступил в общевойсковое. Даже женится, хотел на русской, из Еревана, такая девочка была! Нет, брат запретил, типа, итак полукровка в семье. Наш род один из древних. Самые первые христиане в Эфиопии из нашего рода. Англосаксы ещё человеческие жертвы приносили, своим богам, а наши предки молитвы Христу читали.

— Понял тебя, брат во Христе! Скажи, а в Ереване так много русских? И была ли русской та девушка?

— Армянка она была. Да всё равно русская. Все из СССР — русские, кроме литовцев и прочих их соседей.

— Да уж! Представляю адскую смесь, эфиопа, русского и армянки. Зато девки у тебя красивые бы были! Да и парни.

— Девки у меня и так красивые! Шесть штук! А вот сыновей нет! Что за проклятье?

— Ты главное не отчаивайся! Трудись!

— Хорош пустое трепать! Говори Серёга, с чем пожаловал?

— Ишь ты, какой скорый! Вот смотри карту и смекай. Вот Берлин, вот Бёрн. Дальше Северяне, условно названные. Вот Адис-Абеба. Как думаешь, если везти груз из Берлина в Бёрн, какой сейчас путь выберут? А какой бы хотелось бы? Знаешь, наверное, зону племён у побережья вдоль дороги пробили. Теперь даже автобус ездит из России до Шанхая. Так скажем южный поток, местный сделали. Что захотят потом? Закольцевать маршрут. Встанет вопрос, шо мы с имя делать то будем с арапцами и басурманами? Мы теперь с юга подпёрли. Надел у нас от болот до Рейна. Дорогу на юг мы оседлали. Порядок на ней держим, сам наверняка знаешь. Грабить не даём, поборы не устраиваем. Городок у нас на Рейне. Торговля там всякая. Если дружить будем, пропуск дам тебе и твоим людям. Считай выход к морю, через реку получишь. На Нью-Дели езжай спокойно. Только условие, ни наркоты, ни рабов через нас не пойдёт. Кого с таким товаром поймаем, вышка. Оружие по пропуску вези. Что сами купим, ну и продать дадим спокойно. За контрабанду, вышка. Без суда и следствия. По весне заставу на дороге будем ставить. Торг там сделаем.

— Это не в Вавилоне то? Смотри, это дикая территория, но под нашим протекторатом.

— Нет, южнее. У холма лесистого, там ещё родник очень холодный, вода вкусная. Примерно там граница. На 25 км южнее Вавилона вашего.

— Уж точно не мой! Век бы его не было. Хотя, спасибо надо сказать, тем, кто разнёс этот вертеп. Славно мы тогда поживились. Они ж как последние шалавы, друг друга перестреляли. Мы тогда и оружия взяли и техники. Как раз мы службу несли. Теперь меня слушай. Мы по месяцу на этом блок посту дежурим. Потом три месяца своими делами в клане живём. Мой клан самый восточный, кто центральную власть поддерживает. На восток от нас, плохой лес. Там постоянная война. Куча банд и бандочек. Делят там всё чего-то. А чего там делить? Торгаши там не ездят, слишком рискованно. Всё путёвое уже разграбили и продали. Может, что и осталось? Но уже давно от туда не везут хорошего товара. Мы тут и пограничники и таможенники. Налог собираем, мзду берём. У нас всё торговать можно. Хоть героин, хоть рабынь чёрных, хоть белых, хоть в крапинку. Ограничений нет. Заплатил, торгуй, даже змеями ядовитыми. Не запрещено. Оружие часть казённое, часть своё. Казённое переходящее. Смена приезжает, тут уже представители из комиссариата. Передали стволы. На дежурство горючку с патронами получили, провиант. Всё, месяц сидим, службу бдим. У нас всё хитро, выдают бочку бензина на броневик, бочку на генераторы. Бочка 200 литров должна быть. А в них по 150 залито. Мы на броневике раз выедем, весь бензин на него спишем. Генераторы тоже, едва работают. Всё при свечах и светильниках. Зато домой литров двести бензина привезём. Патронов немного. Порой и от пайка остаётся, если с охотой удачно. Я видел, ты на «калаши» облизнулся. Не выйдет, пропадёт хоть один — могут и расстрелять. У нас тут и пулемёт итальянский есть. И винтовки итальянские. Пистолет вот мой, Стечкин! Ещё снайперская винтовка есть. Странная, две ручки перезарядки. Могу продать! Есть три костюма охотника, финские, «PRO 2011» марки «Janli Jakt», нулёвые. Ружьё есть гладкоствольное японское «SKB 650», вертикалка. Возьму патроны натовские, горючку. Коньяк ещё есть? Можно медицину, очень не хватка. Что ещё? Ты предлагай, я оценю, подумаю. Скажу ещё, брат мой старший, он военным был, там на Земле. Теперь при правительстве там чем-то заведует. Ты говори, я ему, а он кому надо. Через день я к себе в клан уеду, если сговоримся, скажу, как найти. Могу ещё стволов продать. Есть запасец. Могу рабов продать! Да ты не морщись! Зима, голодно. Не привыкли, знаешь чёрные люди по морозу на охоту ходить. А рабов с рабынями нахватались, а куда их теперь, самим бы до весны дотянуть.

— А как же вы так рабов нахватали?

— Так у нас поначалу резня шла все против всех. Потом десантников нахватали.

— Извини, что перебиваю, каких десантников?

— Ну этих, которых с неба скидывают. Понял?

— Ясно, у нас их потеряшками зовут. Дальше говори.

— Вот значит, скудно с провиантом, вот и начнут за бесценок продавать, лишние рты. Если у вас с провиантом хорошо, можешь работников хоть сотню купить. Их всё равно либо голодом заморят, либо просто выгонят из кланов. Без еды и оружия. Сами сдохнут. В прошлую зиму, я кое-как продержался, рабов у нас не было. А начали строить дома тёплые, пришлось купить у соседей, девок за десять килограмм крупы продавали, а бывало и дешевле. Парни дороже, но не сильно. Белые люди были. Был даже краснокожий, сбежал. Искали, а его носорог шерстяной растоптал. Ох, зверь здоровый, хорошо, что их мало и они одиночки. А далеко на севере, есть слоны шерстяные, как же их, мамонты!

— ЧТО? Мамонты?

— Они самые. А ещё говорят, есть там кратер как от метеорита, в нём металл лежит, кусками. Сталь, легкая, прочная, не ржавеет. Только её обрабатывать тяжело. Плавить, не плавится. Только ковать. Но места там суровые, зверя мощного и крупного много. Леса почти не проходимые. А ещё, летом приходил сюда охотник один, кто по племени, не знаю. Бродил он далеко на севере, вот с гор видел как бы город вдалеке, на реке, которая на север течёт. Река широкая. Может, врал! Город говорит русский, церковные купола видел, да только без крестов. Что-то ты русский смотришь странно! Слышал уже про город?

Вот же ты хрен глазастый! Чичас я тебе гостайну поведаю! Жди! Я тебя знать не знаю. Так, импровизируем.

— Скажу так, Пьер. На северо-востоке, за водоразделом между Рейном и рекой текущей на север, кто-то тоже встречал человека видевшего город. Вроде как русский город. Не большой, с крепостной стеной. Такие поселения, ещё называли острог. Обычно остроги из дерева рубленные. Стены деревянные. А там как вроде каменные. Может сказки, может, нет. Как знать? Новые мифы, нового мира! Ты мне лучше скажи, что знаешь о междуречье между Волгой и Шпрее? Кто там? Чем промышляют? Насколько я знаю, обосновались в верховьях рек не спокойные соседи. Повоевать любители.

— Пока особого про них сказать не могу. В наших местах не появлялись. Тут других буйных хватает. Знаю, вдоль вашей Волги прошлись они сильно. Претория силы собирает, наших звали. Враг умный и сильный. Да только наши не полезут. Успех сомнителен, выгоды мало. А тут и без шведов дел хватает. Что русский, давай торговать, раз уж приехал!

Выторговал я винтовку снайперскую, оказалась ОЦ-48к, с прицелом ПКС-07У. костюмы охотничьи взял, вертикалку японскую. Отдал не дорого, немного горючки, немного таблеток, всё спиртное, патронов маузеровских. Бинокль слабенький и пару ножей, трофеи ещё с базы Саида. Такие вот дела. Договорились ещё на встречу, Пьер нарисовал, как их клан найти. Договорились о радио позывных. Я пообещал заехать. Расстались если не друзьями, то партнёрами, хотя каждый при своём интересе. Оружие на блок посту озадачило. «Калаши» оказались «Фортами 206». Украинское оружие. И не древнее. Информация к размышлению. Пулемёт оказался итальянской «Бредой» образца 1930 года, калибром 6,5 мм. Так себе пулемёт. Винтовки тоже итальянские, «Carcano 1438», калибром 7,35. Было две самозарядки «Breda m1935PG» патрон как к пулемёту. Итальянское оружие понять можно, воевало оно в Эфиопии, перед второй мировой. А вот «Форты» откуда, очень интересно. Вроде как выдали из центрального арсенала, а откуда, не знает.

Въехали в «Плохой лес». Установили радиосвязь с группой у техники. Ждут. Броневик едет первым, грузовик метрах в ста за нами. Пока тихо. Может мы грозным видом всех распугали? Пару раз попались горелые остовы машин. Поживы там не светит.

Рация…

— «Инка» ответь «Финну»! Приём. («Финн», позывной старшего в грузовике).

— «Инка» на связи. Приём.

— У нас четыре хвостика, шестеро хлопцев на мотоциклах, чего-то сигналят, в воздух стреляют! Приём.

На грузовике натянут тент в кузове. А внутри из бруса на сотку, будка сделана. Внутри кевларом, вокруг бойниц усилено и пулестойким полиэтиленом. Снаружи, железо, пятёрка. После долгих споров решили проход не взрывать. На той стороне, в мини долине, поставить опорный пункт. Уж очень местечко понравилось. Можно так в невзначай и разведку выпустить и спецоперацию затеять. Рядышком к швейцарцам. Опять же дорогу контролировать можно. Для обороны место отличное. По фронту больше чем впятером, не попрёшь. Ущелье узкое и извилистое. Да и если уж совсем, пещеру взорвать можно. Или просто заминировать. Не думаю, что очень фанатики найдутся десятки трупов уложить. Риск есть, однако есть и выгода. И ещё один момент, когда осадки, по пещере чуть не речка бежит. Взорвём проход. Куда вода деваться будет? В непредвиденный момент получим «Ниагару». С непредсказуемыми последствиями. Вот и везём мы почти готовый домик, для личного состава. Не всё же на руках через пещеру. Раз случай подвернулся, надо использовать.

— «Финн» «Инке». Они совсем укуренные? Приём.

— Да хз! Я, что на алкотэстере их проверял? Раза три уже по нам стреляли. Тент дырявят, козлы. Приём.

— «Финн», гасите их! Мы тормозим.

Несколько секунд бешеной стрельбы. Вот не понимаю, на что надеялись? Ладно, грузовик увидели, слюну сглотнули. Ну а броневик, так, фанерный? Всяких борзых видал, но у этих борзометр зашкалил. В итоге шесть трупов. Четверо африканцев, два азиата. Мг в упор, знаете, никому бы, не советовал. Чего хотели? Куда спешили? С опаской собрали трофеи. Кто знает, сидит в кустах, с винтарём, двинутый стрелок. Просто с дуру раз выстрелит и драпанёт. А может ведь и попасть, да если на глушняк! Тфу! Будь вы не ладны. Хомяк внутри меня радостно засучил рукава, достал гроссбух и приготовился вносить изменения в графу доходов.

Итого мы заимели четыре мотоцикла, три живых, у четвёртого передняя вилка погнулась от удара. Два мотоцикла легенды, Indian 741 B (Scout) и Harley-Davidson ХА 750. Харлей редкой модификации, с оппозитным движком, вариант для пустыни. А два более современных мотоцикла, Triumph Bonneville Black и Gold Wing модели GL1800. Последнему как раз вилку и усиленно помяли. Жалко, красивая машинка. Комфортная и мощная. Из оружия, два Хаудаха, обрез китайской вертикалки. Из солидного, гладкоствольный полуавтомат «Cosmi», с магазином на семь патронов в прикладе. И «AR-15», гражданский вариант под патрон.458 Socom. Хозяин этого ствола за командира был, скорей всего. У него и нож путёвый нашёлся, «Back» «File Dagger Paua Shel». Красивый клинок, по форме и отделке. Что безмерно удивило, это автомат Ткачёва, АО-46. Его и на вооружение не принимали! Калибр 5,45, в магазине 15 патронов. Магазин в рукоятке. Интересная конструкция. У азиатов, помимо обрезов были луки, у одного Bear Assault Camo RTS Main, у второго, Attack Camo Main. Пойдёт в дело. Две рации, слабенькие Моторолки. Ножи, явные самоделы. Снаряга, так себе. Часики у одного механические сняли. У другого фотик был. Вроде рабочий, только дисплей раскололся от удара. Одежда в решето. Мужики всё равно поживились. Остался час езды до съезда в сторону ущелья, ведущего в крохотную долину. Нашли пару записных книжек, одну простую, вторая электронная. Наши кулибины взломают. Мотоциклы в грузовик поместили.

Дальше дорога была без происшествий. В одном месте, почти у самого съезда с дороги, будто бы лагерем долго стояли. Но мы ходом проскочили это место, а на въезде в ущелье, нас уже встречали свои. Треть дела сделано. Смотрю, Юи хлопочет возле техники. Всё должно быть проверено и заправлено. Бедный «Рено», сюда по ущельям да ямам пробирался, теперь обратно. Разгружаем грузовик, по самодельному трапу, «Рено» затягиваем в кузов. Я осматриваю, шведский вездеход. Юи зовёт меня в пассажирский отсек. Я вхожу, она за собой закрывает дверь. Набрасывается на меня. Стыдно признаться, но я, капитулировал. Грех, знаю. Но под таким напором разгорячённой плоти, устоять, надо быть святым. А это не про меня, увы, мне! Да закончилось всё очень быстро, минута и она на финише. Тут же её догнал. А ещё через минуту дверь открывается и меня зовут. А мы уже и как не в чём не бывало. В команде Юи есть парень, хороший переводчик, английский знает, как родной. Значит так, вызвали нас на связь. Грубо вызвали. Стоим, слушаем, мой толмач, почти синхронно переводит.

— Эй! «Снежки»!(«Снежок» — пренебрежительное обращение к белокожему от афроамериканца). Есть у вас там, кто нормальным языком может разговаривать? А не на ваших свинячьих? Зря вы в добродетель поиграть решили. Тут выезд, там же, где и въезд. Вы в западне. Я ж говорил этим чудикам, отдайте технику, девок, половину стволов и валите, куда хотите. Теперь ещё вы, тупые бараны, за них ввязались. Подставили они вас. Короче, броневик и вездеходы, мне, остальное вам и убирайтесь с моего леса, пока я добрый!

Я говорю, а переводчик в рацию, по смыслу им глаголет.

— Хай! Нигер!(очень оскорбительное обращение к чернокожему в США), ты рэпа переслушал? Может кокса перетянул? Мы же тебя по уши в землю вобьём, броневиком этим!

— Ты белый! Не пролезет! Смотри, что бы я не озлобился. А то последнее, что в своей жизни ты узнаешь, моего крепкого чёрного дружка! А нас гранаты есть, а в ущелье нет манёвра. Всё! Переговоры кончились. Сдавайтесь, иначе друг друга жрать будете.

Спрашиваю нашего полиглота — «Что скажешь? Американец?»

— Определённо нет! Общался много с американцами, либо жил в Америке, но кадр Африканского происхождения. Скорей всего, Намибия или Ангола. Больше всего, Намибия. У ангольцев много португальских словечек в разговоре или их адаптации. Этот как на втором родном. Только пару раз, фразы строил, как немец. Может боевик или наёмник? Точно, юг Африки.

Наши вояки занимали позиции. Миномёт установлен. «Шайтанки» на боевом взводе.

Поговорим напоследок…

— Эй! Намиб! Ты ещё жив?

— Твоюж мать! У вас там, готтентотский колдун есть?

— Значит так, намиб! Вали ты со своей бандой, куда подальше! Не то, я тебе жопу порву, будет большая дыра! Тупень ты бестолковый! Не стоит хватать кусок, который тебе не по размеру хавальника!

— «Снежок», не дёргайся, скоро тут целая армия будет! За ваш броневик столько обещают, я королём стану! Так, что жди. Моим воинам не хватает женщин, так они и мужиков могут бабами сделать! Ха-ха!

— Нигерская ты задница, членоголовый! Лови плюшечку!

— Фуэго! — командую своим на открытие огня.

Минут десять бандиты держались. Первые четыре мины рванули с недолётом. Следом десяток уже накрыл их позиции. Стало весело. Не каждый сможет стойко сидеть под миномётным обстрелом. Забегали, заметались. Двое наших снайперов чудесно потренировались в стрельбе по движущейся мишени. Затем бросок штурмовой группы, скоротечный ближний бой, переходящий врукопашную. Полная и безоговорочная победа. Меня пострелять не пустили. Сидел в тылу, ждал результата. Нашли контуженным главаря этой банды. Тот ещё бычара. Здоров, в немецком полицейском бронежилете. Весь в ремнях. Ножей только с пяток, два пистолета. И серьёзная машинка у него, была. Целый карабин НК 416А5 под натовский патрон. Гражданский вариант немецкой штурмовой винтовки. Где же вы суки позорные такие стволы находите? Где же этот клондайк? Пистолеты, «Астра 300», миниатюрная штучка и соперник Маузера, «артиллерийская» модель «Парабеллума», со стволом в 20 сантиметров. К нему ещё дисковый магазин на 32 патрона. Вещь сама по себе серьёзная. Теперь украсит нашу оружейку. Среди кучи трофейного оружия высмотрел два пистолета и парочку гладкоствольных ружей, ясно самостийной сборки. Так! Где-то завёлся «город оружейников», по типу филиппинского Данао? А может даже кто-то из тех мастеров попал на платформу. Надо потрошить пленных. Информация и ещё раз информация. Стволы сделаны из деталей от заводских. Но сборка и подгонка, точно местная. Ложе для ружей грубоватой работы. Видна грубая сварка. По ходу, разбирали «убитое» оружие и из деталей делали своё. Уже дорабатывая и внося упрощения и изменения. Значит, мини электростанция или два-три дизель генератора. Сверлильный станок, наждак, может токарный, сварочный аппарат. Кузнечное оборудование. А главное люди. Именно — люди. Пусть кустрари, но знающие своё дело. Лучше филиппинцы, чем пакистанцы. У тех тоже, целые посёлки оружие делают. С теми сложнее будет. Задачка. Из под палки их работать не заставишь. Нужна грамотная вербовка и заинтересованность. Не было печали, так черти накачали! Среди трофеев нашлась снайперская винтовка «Форт 301», опять украинское оружие, да ещё современный образец. Может быть, был охотничий вариант? Нашлось пяток «Remington Versa Max», очень хорошие ружья, можно использовать любые патроны 12 калибра. Добротный полуавтомат. Тут сердце учащённо забилось, увидел знакомую игрушку. Зараза! Опять нае… да, что ты станешь делать! Нельзя же так! Короче, «GSG STG-44», современная переделка под мелкашечный патрон. Блин, плюнул бы в морду, кто такой изврат придумал! Садюги! Ещё было шесть винтовок «Мурата тип 22», винтовки которые до «Арисак» на вооружении японской армии были. Образца, вроде 1889 г. Калибр 8 мм, восемь патронов в магазине. Хм! Чем дальше в лес, тем более странные звери попадаются! Японское оружие откуда всплыло? О! Ружьё, очень элитное, «Fabarm Elos c Field», вертикалка 12 калибра. Просто сказка, в руках держать приятно. Красиво, надёжно. Была ещё парочка китайских ТТ и три револьвера, индийских или ещё чьих. Это уже однозначно на продажу. Самый бонус, ГДРовский грузовик самосвал «IFA W50». А в кузове пушка, калибром миллиметров восемьдесят! Вот же люди изголяются. В общем, современный вариант дульнозарядной железной ломбарды. Взяли метровый кусок толстостенной трубы, наварили полосы металла. На казённую часть ещё натянули кусок трубы большего диаметра. Просверлили дырку под запальник. Да, для бандитов сверх серьёзный аргумент. Картечью метров на сто шарахнет, туши свет. Даже не представляю, как стрелять из этой дуры. Стоит заряженная. Страшно, блин! В кузове лежал ящик, в нём два десятка гранат, «Bro Mena», типа лимонки. Это супер зачёт. Чьи они? Итальянские? Испанские? Маркировки нет, на ящике только название и количество. На самих гранатах, странная маркировка. Главное, что бы работали! А чьи они были, не важно, теперь наши. Второй автотрофей, очень классная штука. Канадский вездеход «ARGO 8x8 Frontier 650». Может перевозить шесть человек. Открытая платформа, движок воздушного охлаждения. Удачно мы поживились. Или не удачно, кое-кто нарвался. Исход боя, у них двенадцать убито, шестеро пленных. У нас куча трофеев и двое легкораненых, один тяжёлый. Заряд картечи в плечё. Спасут руку, не известно. Ждут вертолёт. А там может, в Россию отправим. Вопрос, что с пленными делать? Везти к нам, на принудительные работы? Караулить их, кормить. Не интересно. Вариант, вести их через проход, даже не рассматриваю. Продать в рабство, Пьер дал явный намёк, сам бы рад избавиться от лишних ртов. Верить в их перевоспитание? Я не столь наивен. Можно просто вздёрнуть, патроны не тратить. И разумом понимаю, это верно. А вот нет во мне кровожадности, бандиты они, а уже убивать и жалко, пленные как никак. Подзываю Юи. Накосячил с ней, вот пусть и отдувается стервочка.

— Юи, солнце. Главаря коли от гланд до ануса. Хоть неделю, хоть час, но всё, что он знает, должно быть записано. Потом ему холостой выстрел в задницу и выкинуть у дороги. Пусть знают, я слов на ветер не пускаю. Сказал, порву, значит порву. С остальными, как решишь. Можешь повесить после допроса, можешь продать другим бандитам или лучше торгашам. Главное, их к нам ни под каким соусом не надо. Даже если среди них супер хакер или учёный ядерщик. Так вот, дарлинг ты моя. И ещё, ещё раз подобный фокус выкинешь, отдам тебя замуж, насильно! Ещё и выкуп за невесту затребую!

— Тебе же понравилось?

— Дитя ты ещё! Умное, сильное, красивое дитя! То, что было, это ещё не значит, что понравилось. Знаешь, финишировать можно и во сне. А то, что было, я даже и не скажу. Мне вот стыдно. Можешь не верить, но так. Если бы всё было с чувством и расстановкой. Страсть обоюдная, стремление к единству, я понимаю, это долго помнится. А такое, прости, как кролики при случке, трах-трах и упал. Давай будем просто хорошими друзьями, давай без всяких восточных штучек. Ты сногсшибательная девушка. Я польщён твоим чувством. Но не больше. Даже если бы моя жена не попала на платформу. Кроме секса у нас ничего бы не могло быть.

— Я хочу от тебя ребёнка! Хочу!

— Зачем тебе?

— Он не будет твоим, он будет моим. Но его отец, пусть не тигр, зато медведь. И не всегда в схватке тигра с медведем может победить тигр.

— А если девочка?

— Значит, будет хорошая медведица с грацией пантеры!

— Ладно, Юи, работай! Поживём, увидим! Но это не значит, что я тебе даю надежду. Не обольщайся. Жизнь, она такая штука, сегодня и в мыслях не допустимо, завтра уже обыденность. Удачи тебе и пока!

— Тебе удачи! Будда будет милостив к тебе! Я знаю! Пока!

Глава 3

Кружись в безумном танце, кружись, кружись
Пройдёт минута, час и день. Пройдёшь и ты,
Как будто тень! А за плечами, что приятель?
Оглянись!
Только ты не успел!
Только ты не у дел!
И желаний предел отодвинуть подальше, увы, не сумел!
Что ж, ты сам себе выбрал этот удел!
(Свердловское телевидение, 1982 г. Альбом или рок-опера «Волшебная страна», предположительно, группа «Урфин Джусс»).

Выехать сразу не получилось. Наша разведка на трофейных мотоциклах, засекла приближение двух групп вооружённых людей. С востока, больше десятка, с запада, человек шесть. Отъезд тормознулся. Потом переговоры, хитрости и уловки, гнутые понты и в таком духе. Подкатила ещё одна банда. Все хотели кусочек пирога, за пропуск нашей колонны. Пошёл торг. Был показательный момент, уже под вечер, выволокли главаря неудачливых бандидосов. Было объявлено, за что и как его казнят. Приговор привёл в исполнение один из его бывших подельников. Люди прониклись. Очень им понравилось, когда вертолёт прилетел вторым рейсом. Первый рейс с тяжело раненым они не видели. Я всячески старался внушить мысль о том, что нас кусать не надо, может получиться несварение желудка, от свинца. С нами торговать надо, или даже дружить. Тогда мы не будем делать никаких тотальных зачисток. А что ещё я мог сделать? Начать войну с ними всеми? Тут горы, кучи пещер, долин. Их не одна банда. Часть прикормлена швейцарцами, часть ещё кем. Они сами не знают, сколько их там в этом лесу прячется. А для меня потеря даже одного человека — большое горе. Намного проще и эффективнее будет прикормить пару группировок, их руками всё в ноль зачистить. А там как себя поведут. Подло скажете? Сам знаю! Да только мои люди, мне дороги. Да и политика, вещь сама по себе, мерзопакостная. Я же предупреждал, что я циник? Вот лишний раз и убедитесь. Попробуйте этих волков иначе! В белых одеждах!

Добрым словом и кольтом, убедительнее, чем просто добрым словом. Хотя, если люди понятливые и внимают добрым словам и кольт доставать не надо. Однако, такое редкость. Одно отрадно, после того, как пленных выпотрошили на предмет информации, их сбагрили другим бандитам. Как уж там будет, в штат их зачислят или продадут куда, не наше дело. Пришлось задержаться больше, чем на сутки. Пока договорились, потом с каждым командиром информационный обмен, тут же «ярмарка» стихийная возникла. Ничего серьёзного не предлагали, всякую хрень в основном. Тут главное начать. Поделились топливом, немного, у самих дефицит страшный. Трофейный хлам обменяли. Шкур закупили много, мяса дичи. Патроны в страшном дефиците. Мы продали переоснащённых несколько сотен.

Я всё рвался Пьера застать на блок посту. Всё-таки, маломальский контакт, спокойнее проедем. Может быть. Уже всё, не успеваем. Ночь переночевали здесь, придется и вторую ночевать. С утра выезд. Мне предлагали уйти через пещеру домой. Сложная часть рейда завершена, осталось ерунда. Ох, ребятки, мне бы ваша уверенность. Осталась как раз не ерунда, самое сложное. Вернуться. Раз я уже пошёл командиром, так и вернусь со всеми.

Утро, краткие сборы и в путь. Впереди два бандидоса на квадре рулят. Флаг у них болтается. Вроде обещали без проблем до конца леса довести. Едем медленно, «Арго» больше тридцати км в час не выдаёт. Первым едет грузовик с легковушкой в кузове. Потом мы, за нами «Ифа», потом, «Лось» и «Арго» замыкает колонну. Всё лишнее переправлено через пещеру. Взял только на обмен для Пьера, разного товара. Что-то обговаривали, что чисто на пробу. Дважды вызывал его по рации, ответа не было. Первый перекур. Нас десять человек стало. Все весёлые, боевой дух высок. Тут и Пьер в эфире объявился. Усиленно звал в гости, сказал, что не пожалеем. Даже навстречу нам выслал двоих своих бойцов. Я их должен узнать, с ним за столом сидели на блок посту. Ладно, посмотрим, что за африканское гостеприимство. А тут ещё вспомнилось, а откель у него козий сыр? Вопрос интересный! Решено, едем.

Не доезжая километров тридцать до пересечения дорог, мы свернули на север. След был чёткий. Недавно прошла техника. Ехали километров сорок, может больше. Чисто по спидометру прикидывал. Это по прямой, с загигулинами так все шестьдесят. Встречающие нас встретили и перед нами уныло тащились на квадре. Хотелось бы вам, на квадре в морозец и снег покататься с ветерком? Община Пьера поразила. Добротные дома из самодельного кирпича. Может не качественного, но обожжённого. В центре поселения цитадель. По периметру вышки, сплошной стены нет. Где частокол деревянный, где из дикого камня стенка не высокая. Видны места под пулемётные точки. И два дзота. Крепко встали люди. Есть, значит, ресурс выгодный этой местности. Сутки пролетели. Пили только чай с капелькой коньяка. Много, чего интересного в мире деется. Много. Первое, когда клан Пьера сдал дежурство и пешедралом потопали в сторону дома. На блок пост напали. Сменщики просто упились в хламину, отмечаю первый день дежурства. Взяли их тёпленькими. Почти никто не оказал сопротивления. Нападавшие всё требовали выдать им тех, кто расстрелял разъезд мотоциклистов их банды. Мол, броневик видели, как в лес заезжал. У бойцов с блок поста итак головы гудят от выпитого, они знать ничего не знают, только заступили. Бандиты заволновались. В момент нападения, трезвым был один радист, он успел подать условный сигнал о нападении. Пьер своих развернул, язык на плечо, но за три часа вернулся. Малость постреляли. Бандиты забрали мотоциклы, два квадра. Броневик испортили. Тут Пьер молодец, умно расставил своих людей. Значит из пятнадцати нападавших, ушло только четверо. Теперь он герой, спаситель и победитель. У него погибло два человека, из смены блок поста пятеро. Тут уже приехали из замка вояки, устроили разбор полётов с мордобоем и прочими наказаниями. Всю заступившую смену в штрафники. Пьеру благодарность и с миром домой, даже довезли самого и его людей до общины. Весело! Аж жуть! А самое интересное, среди бандитов нападавших, не только африканцы и азиаты, европейцы имеются. И ещё, банда свежая, недавно появилась. Пришли с севера. Много мотоциклов, много оружия. И по численности их не мало. Ведут себя нагло, не с кем не объединяются, в переговоры не вступают. Методично валят мелкие группировки. Общины особо не трогают. Иногда приедут торговать, берут продукты, отдают разное добро, видно, что грабленое. Одна особенность, оружие не интересует их, принципиально! Вот так новость! Это очень серьёзная заявка. Где их база, никто не знает. Дерутся до последнего, в плен не сдаются. Сильный противник.

Тут мы начали торговаться. Да! Есть ещё умельцы, впарить кучу не нужного хлама в придачу к нужному тебе товару. Как мы торговались, это можно отдельно писать. Ушлый малый. Наверно прошёл школу фарцовщика, где-то на рынках Москвы в бешенные девяностые. Только я тоже в девяностые торговле обучился. Пусть не профи, но порой комбинации выкруживал, сам удивлялся. А ещё рассмешил меня Пьер, ох рассмешил. Значит, бандиты собрали всё оружие, взятое на блок посту. Везли на прицепе к квадру. Люди Пьера захватили транспорт. Он, паразит эдакий, затихорил часть оружия, часть вернул. Оба пулемёта вернул, «Форты 206» вернул, винтовки «Каркано» вернул, за исключением двух. А вот автоматические «Бреда», забыл вернуть.

— Ты пойми, Серёга! Я двоих потерял. Мне ещё их семьям помогать. Пусть брат у меня в замке не последний человек, но не всесилен он. У себя оставить не могу, заметное оружие. Вдруг всплывёт информация. Вот тебе парочка «Фортовских» «СКС-МФ», парочка автоматических винтовок, парочка обычных «Каркано». Хочешь, «Стечкин» подарю?

— Это дорогой подарок! Чем я отдариваться буду?

— Продай грузовик!

— Губа не дура у тебя!

— Знаю, Серёга, знаю.

— Ответь на один вопрос, сыр козий откуда?

— Так и знал, не забудешь! Досталось нам в первый день три козы. Ими подманили диких козлов. Скрестили, взялись наши козочки на вязку. А местные козлы здоровые. Чуть среднего телёнка меньше. Родилось четверо козлят, три козочки и козлёнок. Опять запустили. Тут мы гон устроили, штук тридцать дикарок поймали. Около десятка забили, ни в какую не приручались. Остальные дикие ещё, но уже не кидаются на людей. Но я тебе скажу ещё интереснее, а потом покажу. Тут лоси есть двух видов. Здоровые, рога метров пять в разлёте. Звери ещё те. И есть помельче. Так вот, прошлой зимой прибилась лосиха к нам, раненая. Чуть не умерла. Отходили, отпоили. Родила лосёнка. Нам в диковину. А я помню, была передача у вас, о лосиной ферме. Решили попробовать. Коров нет, детишкам без молока плохо. Ушла лосиха в конце лета. Лосёнок остался. Погоревали. Через месяц приходит, с ней ещё две коровы и бык. Те видно, что боятся, но не убегают. Через неделю только в загон поставили. Ждём потомства.

— Пьер! Да ты натуралист любитель! Тебе цены нет! Такое сделал. Уважаю. В общем, козы меня интересуют сильно. Готов даже фьючерсную сделку сделать. Понимаю, лосей домашних долго ждать, но готов и подождать. Тут ещё интереснее, их в упряжь запрягали. Сани лёгкие таскали. Про телегу не знаю. Может и запрягали. Верхом вот не знаю, ездили или нет.

— Ладно, пей мою кровь! Будут тебе козы, будут домашние лоси. А буйволы тебе нужны?

— Пьер! Не пугай меня! У тебя есть буйволы?

— Вроде как зубры или бизоны. Только они не лесные. Больше по берегам рек и в открытых местах. Они мелкие, такие не большие коровы. У нас две тёлки и бычок. Когда гон гнали, отбили молодняк от стада. Несколько умерло, эти трое выжили.

— А лошадей нет? Колись! Кстати, вполне возможно, это не буйволы, а туры. Степные зубры.

— Чего нет, того нет! В Африке некоторых антилоп держат за ручных, доят их. Вот мы ещё антилоп приручаем. Уже молоко берём.

— Прости господи! Пьер! Твою африкано маму! Ты просто золотой человек.

— Не надо маму, умерла она, ещё на Земле.

— Извини! Не умно сказал!

— Сказать все могут! Ты поправился, попросил извинения. Нету обиды! Вернёмся к нашим баранам? Так как с грузовиком?

Я вам скажу, ещё час торговли, я выжат как лимон, но доволен как кабан, осенью в дубовой роще. Принципиально на грузовик забились. Но не сразу. Берём первую скотину, тогда отдадим. Договорились на счёт всех видов живности. Купил ещё трофейного оружия. Больно уж ружья хороши оказались. «Marocchi SI 12 tactical». Две штуки. И просто шедевр автоматического гладкоствола, штурмовое ружьё «Jackhammer». Десяти зарядная штурмовуха. Тяжёлая, сложная. Пьер по тому и продал. Сам он красовался с пистолетом «S&W 500ES», любят же некоторые сверх крупные калибры. Такой пистолет медведя на скаку остановит. Слону хобот оторвёт, по самый хвост. Только после пары-тройки выстрелов, рука болеть долго будет. Договорились о встрече с его братом. Это уже существеннее. Может, пойдут подвижки в отношениях.

Ещё момент, купил я 16 рабов. Десять девушек и женщин, шестеро парней. Из них, девять африканцы, три парня и шесть женщин, знают только свои родные языки. Четверо азиатов, корейцы южные, два парня и две девушки, двое немного английский знают. Трое белых, две девушки, обе из Португалии, парень из Лихтенштейна. Через месяц, Пьер сказал, скупит у соседей ещё лишние рты. Может быть до тридцати человек. С нами он послал ещё двоих своих родственников. Как бы в гости. Подозреваю, осядут они, и домой рваться не будут. Ладно, в Китеже народу мало, а рабочих рук не хватает. Был ещё момент, он меня буквально выморозил. Что я пережил в душе, без литра не рассказать. Вроде всё, уже на выход. Пьер что-то сказал своим домашним. Входит девочка. Из одежды, юбка не юбка, набедренная повязка. Худая, на мордашку миленькая. Вроде, как и не африканка, загорелая до шоколадности европейка. Глазюшки широкие, а смотрит спокойно, оценивающе. Грудки по-козьи в разные стороны торчат, живот плоский как доска дорогого тёмного дерева. Ноги длиннющие. Волосы прямые, не длинное каре. И началось действо.

— Друже! Надеюсь, я могу тебя так называть!

— Да Пьер! Только объясни, что происходит.

— Друг Сергей, это моя третья дочь, зовут её Маша. У меня у всех дочерей русские имена. Ей 14 лет. Она училась в закрытой школе, как и мои старшие дочери. Неплохо знает итальянский, французский и испанский языки. Лучше всех остальных моих дочерей знает русский. Ты должен взять её с собой! Ей я приказал, как отец и вождь клана, выполнять все твои просьбы и приказания. Любые. Прикажешь убить себя, она это сделает. Иначе она подведёт своего отца, вождя клана. Наказание за это очень страшная смерть. Мы христиане, но мы ещё и эфиопы. У нас есть свои древние обычаи и устои. Она не знала мужчину ещё. Она добрая, очень ласковая, но с железным характером. Вся в мою маму. Умеет стрелять, в десять лет взяла первую крупную добычу. С парнями дралась, так те от неё натерпелись. Ты можешь заставить её убирать в своём доме, можешь заставить ходить за скотиной, нянчить детей. Всё, что угодно. Захочешь, призови на ложе. Она всё выполнит, только, то, что не умелая в этом. Ты волен делать с ней всё, что угодно. Единственное, обижусь если ты её продашь или подаришь. Этим ты меня обидишь сильно. Не угодит тебе, не будет выполнять приказы, свяжи и отправь её ко мне. Она знает, какое будет наказание. Ещё, если она понесёт, не забудь, отправит весточку, всё-таки внук или внучка добавится у меня.

Девушка ушла. Я стою с каменным лицом. Подходит Пьер.

— Друг! Ты думаешь, я такой урод, подкладываю тебе в кровать свою дочь?

— Это не так. Две старшие дочери уже замужем. Они устроены. Пусть пока в нашем захолустье, но устроены. Она, очень похожа на мою маму. У тебя в клане, с её умной головой, она не будет ходить убирать навоз. Не будет днями таскать воду. У неё будет шанс устроить свою жизнь, может лучше, чем здесь. Я думаю, ты её не обидишь. Она тебя не разочарует. Это будет самый преданный тебе телохранитель. Она уже брала жизнь… человека. Напали на нас, ещё на Земле, меня ранили, мою мать убили. Остальные дочери только кричали. А она выхватила у меня калаш, троечку одному в голову, троечку второму в грудь. Вот так. А ты думаешь, из дочери подстилку делаю.

— Ладно, Пьер, друг, время покажет.

— Я на блок пост сообщил, вас пропустят свободно.

Уже выхожу.

— Друг! Если она нечаянно от тебя забеременеет, и ты не захочешь, что бы это видели, отошли её домой. Родит, вернётся.

Лучше бы не говорил! Да я вам, что, трахарь-террорист? Ага! Устрою чадо, отправлю учиться в Россию.

Приеду, обширный доклад в Россию сделаю. Столько интересного. Всё, домой! С утречка, по хорошей погодке. Мороз не сильный, солнечно. Своим по связи передали, что выезжаем. С богом.

Сижу на заднем сидении нашей «пьяной лошадки», на разные лады в голове гоняю. Всё расклады перекладываю. Ситуация с дочерью Пьера просто выворачивает на изнанку. Это дача заложника, члена семьи? Тогда мы ему нужнее, чем он нам. Он признаёт этим подчинительное положение? По поведению, не скажешь. Порой от него свозит, такой вальяжно снисходительный тон. Себе цену гнёт? Едва ли, привычка с Земли ещё? Тогда, что? Засылка агента в самое сердце? Типа ребёнок, что она понимает. А она из всех сестёр русский лучше всех знает. Там обрывок фразы, там словечко, насобирает курочка по зёрнышку. А потом, раз месяца в три, можно я папу навещу, сестёр давно не видела. Или, там внучатый племянник троюродного дяди со стороны мамы приехал, можно повидаюсь? Невинными глазками, хлоп-хлоп! Тоже мне, Кайт — девочка убийца. И пошёл слив информации. Эхо-хо-хо-хо! Думы тяжкие, думы сложные. Куда не глянь, всюду клин. Нет, Пьер, дружище. Не один ты в игры играть любишь. Масштаб видимо резко сократился, а желание играть осталось. Голова у тебя умная, да одна. У нас несколько. Посмотрим, как мы впишемся в твою тактику и стратегию с нашим изощрённо извращённым русско-немецким-азиатским совместным разумом. Второй вопрос, который сильно меня занимал, откуда люди? Откуда оружие, порой вполне современное. Это два вопроса, однако, их надо рассматривать в едином контексте. Путём простой логики, прикинем. Эта планета на месте Старушки Земли, примем как константу. Тогда планета должна быть по массе, скорости вращения, углу наклона оси, скорости движения по орбите совпадать до ноль целых, ноль сто тысячных с бывшей нашей планетой. А это очень сложно рассчитать, на планету падет сотни тысяч тонн космической пыли ежегодно. Не помню, сколько тонн в сутки. Наша планета «парит» водородом и гелием. Это всё изменения массы. Бог с этим. Луна на своём месте. Соотношение суши и воды должно быть приблизительно равным. Читал, когда-то по этой теме. Соотношение воды и суши играет роль на определённые инерционные моменты, и т. д. всё это к тому, что планеты одинаковые по массе, могут иметь существенные отличия. В дебри не полезу, просто не помню. Этот длинный выход из-за печки, к тому. Про два материка известно. Значит, как минимум два ещё должны быть. Хотя может их быть и больше, допустим шесть, как на Земле. Пусть один материк, как Антарктида, не жилой. Значит минимум ещё два материка. Материк на юг от нас заселён иным способом. Там поликластеры. И десант пятнашек, квадратно-гнездовым способом. Это я так в шутку, про уже известный способ сброса поселенцев целыми площадками в жилых домах. Это отрадно. Не гол как сокол. На старте есть продукты, инструменты и т. д. если бы я так попал, ух! Дали бы мы джазу! Стволы, инструменты. Арбалет, куча топоров, ножей. Катана, нагината. Ой! Всего и не упомнишь. В кладовке чего только нет. От болтиков до металла разных марок для ножей. В погребе соления, компоты, вино и прочее покрепче. Спиртное, как правило, закупаю раз в год перед новым годом. Вино сам ставлю. Дома всегда по два мешка муки и сахара. Крупы, макароны. Консервы всякие коробками. Мы обычно раз в месяц на «Соболе» едем на базу, таримся по оптовой цене, живем, не горюем. Мясо своё, яйцо своё, молоко только из под коровы. Творог деревенский. Мёд свой. Я привык так жить. Так, что попади моя семья пятнашками, мы бы ещё повоевали! Да если сыновья со мной и воспитанники. Всем-то кланом! Ушёл от темы. В общем, всё это к тому, что на куске материка, с размерами 2400 км на 1200 км находятся почти все представители народов старой Земли. Итальянцы «выпали» куда-то. Скандинавы с прибалтами и то, вписались в этот кусок. Ну да, ещё не известно про голландцев. Ближний восток не весь где. Армяне и Азербайджанцы. Курды поди монокластером, наконец-то независимы от турок. Сами турки не ведомо где. Осталась Латинская Америка. Часть северной Америки, уже в схеме. Пакистанцы со Средней Азией были. Иракцы ещё не попадались. Не это важно. Евразия у нас, просто я не помню, поэтому приблизительно, чисто для сравнения. Значит, вдоль параллели больше десяти тысяч км, по меридиану в самом широком месте больше 6 тысяч км. Это я ещё урезал. Мне интересно, остальной массив нашего материка, малопригоден для проживания? Кем он тогда заселён? А ещё материки? Там, по какой схеме заселение? Пионерскими лагерями? Турбазами? Или элитными отелями? Я бы посмотрел, звёзды теле испражнителя радостно бегут на встречу пещернику, что бы радом с ним сфотографироваться. Или гринписовская дива бюстом перекрывает охотнику обзор, когда на них несётся носорог. Или этих истеричек, гарных голосистых девок Украины отправить в тундру, предоставить им возможность с обнажённым бюстом бегать зимой и летом. Можно на одном материке устроить филиал парка Юрского периода. А чего бы нет, пусть бегают тираннозавры вместе с алозаврами. Пофиг, что их разделяют геологические эпохи. Опять меня не в ту степь понесло. Выбил меня Пьер из колеи, паразит такой! Закрадываются у меня смутные сомнения, а нет ли дублирующей схемы? Допустим на другом материке, другой русский селективный кластер. Или допустим, все народы представлены монокластерами. Русских 24, белорусов 24, татар 24, башкир 24 и т. д. всем равные условия. Не исключено. Цифры чисто наобум упомянул. Не знаю я, что там творится. Есть, какая вариативность программ? Или уже всё в комп забито? Там так, а там эдак! А можно я в настройки залезу? Нельзя?! А можно исходные данные глянуть? Опять нельзя?! Ну а туман обзора убрать, глянуть с высоты птичьего полёта? Опять нельзя! Как же быть?

У блок поста пол часа отдохнули. Если всё путём, едем без ночёвки. Лошадь к дому быстрей бежит, говорят. Сеанс связи с нашей базой, едем дальше. Вавилон объехали по не большой дуге. Собственно дорога, теперь краем идёт. Видны дымы, штук пять, значит, живут тут люди. Ещё двадцать км и мы уже на своей территории.

Ну вот, до родника ещё километров пять. Делаем остановку. Связываемся со своими. Предлагают выслать группу для встречи. Впервые соглашаюсь. Что со мной? От тяжких дум голова отупела? Там уже наши земли. Все знают, с оружием к нам лучше не ходить. Могут не так понять и сразу на вынос сработать. Выпускаем рабов. Говорю им, что отныне они свободны. В том плане никто их уже никому не продаст. Никто не может их просто так убить и даже унизить. Но так, как пришлось, сильно потратится, что бы их выкупить, на каждом из них долг. Но они сами вправе решать, как этот долг им будет засчитываться. После списания долга, они вольны жить, где хотят. Могут покинуть пределы кластера. Могут стать гражданами кластера. Это дополнительные права и обязанности. У них есть теперь выбор. Я сказал, остался самый ответственный участок пути, если всё нормально, ночью будем в нашей столице. Мдаа! Громко сказано, столице. Иная деревня больше, не говоря о селе. Один африканец, коверкая английские слова, дал понять, умеет хорошо с оружием обращаться. Двое корейцев, выказали желание взять оружие и парень из Лихтенштейна. Добро. Смотрю, вроде точно умеют. Благо есть свободные стволы. Как в бою себя поведут. Это посмотрим. Блин! О чём я? Какой бой, осталось то доехать! Всё! Бзиканул! Что же тогда так не спокойно? Чернокожая Маша взяла СКС, приладилась, целик подправила. Щелкнула затвором, поставила на предохранитель. Снарядила патронами, резко вскинула, выстрел. Летевшая над нами ворона, метрах в тридцати, распалась на облачко перьев и ошмётков. Точно Кайт! Будет ей позывной. Всё, размяли ноги, лишнею жидкость слили. Пора в путь. Подумаете, что ж мы так часто останавливаемся? На «Арго» печки нет, открыто всем ветрам водительское место. Вот и меняем водителя. Не так сильно замерзают.

Вон уже и холмик виднеется. Вспомнил как парней украинцев там взяли, смех и грех. Работают сейчас в Китеже, мастерскую хотят открыть. Даже подъёмные им выписал. Раз уж они по нашей милости бизнес потеряли в Вавилоне. А нам хорошие автомеханики нужны.

Меняю замёршего Петра в башне. Надо точно наглухо верх заваривать. Зимой в башне адски холодно. Маша, эта, упорная. Пятой в броневик залезла. Там и так места в притирочку, втиснулась. Терпит. Интересно…

— Да что он творит?

Это я уже потом вспомнил, чего я орал.

Водитель на финском грузовике, резко вильнул влево, чего не понравилось ему… на правой обочине, серо белой пеной вспухает облако взрыва.

— «Финн»! Газу! Ору я в рацию.

— Радист на базу и группе встречи, нахожусь под огнём.

Наш броневик выворачивает вправо, лбом к холму.

Бамммм! Та-татам! Кувалда вдарила по броне. Не маленькая кувалда. Вроде всё цело. «Ифа» проскакивает за нами. Я короткими бью по подозрительным местам. По нам стреляют, но не вижу откуда. Дал очередь из пушки. Проняло, стали стрелять по нам чаще. Ещё кувалда прилетела. Ууу! Звон какой. Хорошо, что броньку усилили. На, жри! Есть один!

Рация…

— «Инка» ответь «Финну». Приём.

— Шлюхаю тебя «Финн»! Приём.

— Нам не вырваться, грамотно обложили. Я людей из машины вывел. Лежат. Пулемёт у них есть.

— Понял тебя «Финн», сейчас лошадку отправлю.

Смотрю, водитель на «Арго» свесился с корпуса. Напарник из-за машины ведёт бой. Так, рядом этот парень из Лихтенштейна, так и не спросил, как его зовут. Скупо бьёт из автоматической винтовки. А впереди уже солидный бой.

— Паха! Ты за старшего! Подавите огнём заслон. Что хошь делай, выведите людей. Я приказываю! Хватаю любимицу FG, гранаты есть, пистолет есть, ножи на месте. «Шмайсер» не взял. Да дистанция не его. Ех! Шайтанок нет! Быстренько ползу между колёс, так, вон камни, туда. Опа! Засекли. Рядом пуля просвистела. Вдруг сзади. Бах! Бах! Кто? Оборачиваюсь… ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!!!!!!! Маша! С колена двоечку кинула и перекатом в сторону. Твою африкано маму! Вместе с папой! Дополз! Дышу! Так! Вот ты мой сладкий перчик, стреляешь? Близко подполз? Лови! Первая же пуля точно в голову. Я в ударе или повезло? Броневик рванул к машинам, загрохотала пушка.

Так! Не отвлекаемся! Работаем. Что то там вон колышется сильно, лови троечку! Что же ты злой такой! Не зя так боезапас жечь! Он ещё нам может пригодиться! сбоку опять СКС двоечку кинул. Жива чертовка, выживет — выпорю. Что у нас там, ого, движуха, броня крепка. Чётко видел удар по броне снарядом. Броневик качнуло на рессорах. Но едет же! Ясно, заслон подавлен или откатились они. Вот же твари, пристрелялись. Где пулемёт? Вот ты мой хороший, классно замаскировались. Молодцы. По дальности стрельбы мы с тобой равны, лови. Я только мобильнее. Туда же и Машка вкатила двойку. Перекат, перезарядка. Это кто такой шустрый? А гранатку хочешь? Спелая, зрелая, ядрёная! Сам бы ел, да для тебя припас. Колечко долой, лови! Ой красава, как ты её поймал. Коки целы? А на фига тебе мёртвому целые коки? Что у нас. Вижу два трупа у нас. Господи, уже трое! Перетащили пулемёт, что ли? Прямо на моих глазах, парню, у которого я так и не спросил имени, просто разрывает голову. ААААААААААААА!!!!!!!! Вербовки! Шлюхи мексиканские! Весь магазин по пулемёту. Меняюсь, уже справа двоечка из СКСа. Юлой крутится деваха. Так, за «Арго» парень ранен. Шевелится, но стрелять не может. Кидаю гранату. Взрыв, броском к нему. Бляяяяяяяяяя! Левое плечё! Как больно! Что ж так мутняк то сразу. Рука не оторвана? Не чувствую её совсем. Это кто? Машка ползёт. Чужим голосом кричу:

— Назад! Уходи! Назад! Уходи! Сучка молодая! Уходи милая! К броневику!

Где у меня аптечка? Не помню! Всё! Шланг! Расклеился! В прятки с судьбой наигрался? Ранили и поплыл? Держи себя в руках! Позор нации! Вот, колем… пакет накладываем… сквозняк по ходу… это уже хорошо… что так видно плохо? Ё! очки потерял… ну всё, я крот, стреляю по запаху и звуку! Вот же они, снял, когда пот вытирал. Пробую взять ствол. Терпимо. Дышим. Парень за «Арго» ещё жив. Вроде перевязался. Показывает, гранату. Ясно, живым его не возьмут. Уже легче. Хоть без мучений обойдётся. Вербовки, вы где? Ползёте? Чудненько, прям в прицел. Ещё чуток. Лови, партай геноссе. Один минус, понравилось? Вот и второй отмучился. Какая сука укусила в ногу? Печёт то как! Кровь… едва отползаю. Оглядываюсь, сзади, метрах в тридцати, из-за камней вылетают два архаровца. Счастливые такие бегут! А как свежие гранаты вам на вкус? Вот и всё, последняя осталась. Как последняя, а в кармане? Есть! Тросик едва зацепил, как мозжит нога. Сейчас перевяжу или смогу так жгутом перетяну. Если сил хватит. Да, что я себя жалею? Сыны есть! Пожил, внук скоро будет, жалко не увижу… всё, не стонать. Кто там ещё стреляет, куча веток встала совсем рядом. Умный, да? Да знал я уже, что снайпер сзади засел. Лови милой, кушай! Грохнуло. Достану пистолет? Достал. Как больно, взвёл. Жду. Где то слышу бешенную стрельбу! Что так стрекочет? Два взрыва. Кто-то кричит рядом, совсем рядом чужой смотрит в мою сторону. Вот и всё… но он повернул голову в сторону. Я уже мёртв? Проверим, стреляю. Нормально стреляю. Два в корпус, бронник у него? Пока он на меня направлял ствол винтовки, успел ему прямо в лицо попасть. Всё, сил нет, даже пистолет держать. Удар в грудь… на периферии сознания слышу, — «Отец! Пап! Жив?»

— Сына? Лёха? Как он здесь?

В голове пустота, слышу голос Кипелова:

Я свободен! Словно птица в небесах!
Я свободен! Я забыл, что значит страх!
Я свободен! С диким ветром наравне!
Я свободен! На Яву, а не во сне!

Всё…

Глава 4

Чёрный ворон…
Что ж ты кружишь?
Над моею головой.
Ты добычи не дождёшься!
Чёрный ворон, я не твой!

Пить… Вот же сушняк! А когда я так накрюкалься? Не помню… свет, как режет глаза. Едва открываю щёлочки… Пошевелится не могу. Привязан? Вижу один белый цвет. Не слышу ничего. В ушах шум. Боже! Как пить хочу! В голове закрутился мотивчик — в комнате с белым потолком, с правом на надежду! Любимый мой «Наутилус Помпилиус». Всё хаотично всплывает в сознании. Допился? Так вроде не пил! Я вообще где? Больница? Психушка? В простой, стали бы привязывать. В руке игла капельницы. Всё как смутно. Что же со мной произошло? Другая планета, я лидер кластера… всё бред? Закрываю глаза, в голове плещётся расплавленный свинец. Накатила апатия.

Уже на кромке погружения в беспамятство слышу — «Он открывал глаза! Срочно сообщите жене и сыну!»

— Хорошо, они хоть есть рядом, — только и успел подумать, перед тем как окончательно отключился.

Где-то на периферии сознания слышу отдалённые голоса. Спина затекла, неудобно лежу. Однако же, скоро из ушей начнёт выплескиваться, надо в туалет. Как с глубины выныривают, стараюсь вырвать себя из объятий сумрачного состояния. Открываю глаза… резкий свет. Моргаю часто. В размытом фокусе, чьё-то лицо. Пытаюсь приподнять себя. Как дрожат руки, противная слабость. Кто-то пытается удержать меня. Всё вижу мутно.

— Да япона мама! Я сейчас тут лужу сделаю! — уже кричу я.

— Всё в порядке, сейчас утку поставлю!

— Какую утку? Ты мне ещё гуся предложи! — негодую я.

— Ты кто?

— Я санитарка, Лена Горелова. Вы лежите, Сергей Николаевич. Вам нельзя вставать.

— Леночка! Солнышко! Помоги мне!

Пытаюсь встать. Всё тело ходит ходуном. Уж не знаю как, прибегает ещё одна в белом халате. Довели меня до комнатки с биотуалетом. Там уж кое-как, но сам справился. Выхожу, тут уже шум-гам! На меня и ругаются, и чуть не волоком тащат. А мне — холосоооо! Ей бог! Я себя — ОЩУЩАЮ! Тяжесть своего тела, пусть ещё слабость. Но я понял, жив, руки-ноги на месте. Да всё на месте. Даже резкая тяжесть в мочевом пузыре и то, такая радость! Это не описать, это не понять, пока сам всё это не ощутишь. Уложили меня на койку. Вах! У меня отдельная палата. Я крут! Смеюсь над собой. Память вернулась. Я даже узнал нашу завмедпунктом. Валентина Либермаер, душевная женщина. Мужа у неё убили, «чёрные пантеры», особо жестокий отряд в Вавилоне наёмников. Она у нас с головой в работу ушла. Дневала и ночевала в медпункте. Её заказы у меня всегда были в приоритете. Выходили меня медики наши. Огромное им человеческое спасибо, от всей души! Неделю я в безсознанке пролежал. Немецкий хирург меня прооперировал. Всё это я уже из рассказов узнал. В плече пуля на вылет ушла. В ногу мне всадили из мелкашки. Снайперша стреляла из спортивной винтовки. Хотели живьём взять. А последнею пулю я получил из далёка. Пуля калибром 6,5 мм из шведской самозарядки «AG-42». Стреляли метров с 500–600. Пуля пробила фляжку из нержавейки в нагрудном кармане. Так и не попил из неё, коньяк жалко. Кевлар и бронепластину, пробила. Во внутреннем нагрудном кармане была у меня электронная книга и обычная записная книжка. Всё это пуля пробила, но сил не осталось. Так и тормознула в паре-тройке миллиметров от сердца. Снайпер ушёл. Однако, не далеко. Нашли его. Как он погиб? Я лучше «забуду» об этом упомянуть. Африканцы, они порой такие затейники по предмету смертоубийства. А супер тюнинговоный ствол этого бедолаги, отдали нашему патрулю, как доказательство. Они предлагали и голову, но как-то наши стушевались. Типа у нас не принято, головы врага высушивать там, на показ ставить. Хлопнули, ну и справно, бог ему судья. Это ещё долгие пять дней пока я лежал в палате медпункта, узнавал новость за новостью. Каждый высказывал своё видение ситуации, свои комментарии. Вроде как две недели не удел, а сколько новостей! Внук родился! Сноха рожала в России. По секрету сказали, Даша уже скоро, мальчик у неё. На узи дважды подтвердили. Сноха моя виделась с Дашей, даже сдружились. Жена, сыновья, каждый день у меня бывают. Дела государственные мне не давали. Лишь одну бумагу подписал, об освобождении от долга перед нашим кластером, выкупленных у Пьера пленников. Всех.

Целый вечер мы с Николаем разбирали ситуацию с этой засадой. Итог боя, вся техника дошла до Надеждинска. У нас восемь убитых и четверо раненых. Нападавших было три группы, общей численностью 16 человек. Основная группа работала по нам с холма. Вторая группа, засела чуть дальше по дороге. Они должны были погасить возможный прорыв. Третья группа, девушка-снайпер и два стрелка, засели с другой стороны дороги, как бы у нас в тылу. Они должны были взять пленника. Этих троих я угомонил лично. У нас погибли, водитель «Арго», парень из спецназа Юи, он рядом со мной отстреливался. Его первым снял снайпер, который и меня ранил. Парень из Лихтенштейна, погиб от пулемётной очереди в голову. Погиб у нас один из «армейских» Николая, когда нарвались на группу блокировавших дорогу. Прямо в кабине финского грузовика убили. Погибли две девушки из бывших рабынь, африканки. Погиб один кореец, погиб по самурайски, дважды раненый продолжал стрелять. Ещё один наш военный погиб, от ПТРа, он две гранаты кинул удачно, одного из засевших у дороги в усмерть, второго контузило. Его потом повязали. Вот его из бронебойки фугасным и подловили. Из нападавших, 12 человек убиты, один взят в плен. Трое скрылись. Через три дня, нам передали пленного, и два подтверждения трупов. В трофеях, ПТР VKT L39/44. Финское оружие. Что странно, они спокойно могли бортовую броню пробить. Но стреляли только фугасными, а не бб. Мы то, наш броневик усовершенствовали. Броньку нарастили, внутри кевларовый подбой. Пробитий не было. Наверное надеялись воспользоваться трофеем. А фугасами хотели контузить экипаж. Пулемёт достался нам шведский, KGM 1937 года, калибр 6,5мм. Досталось нам два пистолет пулемёта «Madsen M45», спортивная винтовка для биатлона «Anschuts 1827 Fortner», уже упомянутые, шведские самозарядки AG-42, четыре штуки. Два автоматических дробовика «СAWS», хорошие такие немецкие пушки. Две винтовки «Sako A7». И две охотничьи двустволки горизонталки от «Fausti Stefano Dea». Из пистолетов, целых пять штук «MARSOC M45», вариант Кольта 1911. И прочее, прочее… обмундирование, снаряжение, лыжи. Они без техники в рейде были. Из допроса пленных выяснились подробности. Засада была, чистой воды импровизация. Когда мы у «Сайлен Хила» встали, им сигнал поступил. Вот они и решили затрофеится. Рейд у них заканчивался, подходы к нам они разведали. Два разведчика ихних почти до КПП западного туннеля дошли. Издалека понаблюдали и развернулись. А тут такая удача, техника и какая. Вот и надумал у них командир, не ногами домой чапать, а как нормальные варяги, из похода и с добычей. Знали они, что десять человек всего военных. Да спутали я им планы. Во-первых, вызвал встречу. Чего нападавшие никак не ожидали. Во-вторых, один вид вертолёта, открывшего огонь, вызвал панику. И ещё момент. Я же раздал оружие бывшим рабам, а это добавилось ещё стволов, плюс Маша, чёрная чертовка. Ни одной царапинки у ребёнка. Крутилась как бешенная белка и ещё огрызалась огнём. Не получилось у нападавших решительного перевеса. В какой-то момент у командира нападавших мелькнула мысль, типа не подстава всё это? На живца может их берут? Не принятие решительных действий в критический момент привело к такой развязке событий. И ещё, отряд был больше нацелен на разведку, чем на диверсионную работу. Может отсутствие реального боевого опыта, может специфичность задания, чисто сбор разведданных. Что сейчас гадать? Тяжёлый у нас с Николаем разговор был…

— Так, что друг Серджио, это не команчей в Плохом лесу гонять. Это конкретно заточенная развед группа. Всё оружие армейских образцов, снаряга отменная. Чего только у них не было. И фото и видео, датчики, дальномеры, маячки, планшетник с маршрутом. Карты и схемы. Радиостанция очень хорошая, на триста- четыреста км в лёгкую. Наши колдуют с ней. Конкретно, что едет страшный «Шмайсер» они и не подозревали. Да, ты знаешь, что ко всем твоим прочим достоинствам, тебя ещё «Берсерком» прозвали?

— С чего бы баня обвалилась?

— С того, что возле тебя только четыре трупа разодранных. Гранаты ты друг изводить мастер. Это же надо, на бабу и то гранату не пожалел. Она дура, как стояла так ей всё нижнею часть и располосовало. Прям между ног ты ей гранату подбросил. Может, не заметила, а может просто её парализовало. Одно дело через оптику в людей стрелять, а другое, когда у ног гранатка дымком пыхает. Так, что не рожать её больше.

— Жива осталась?

— Да каких жива! От кровопотери скончалась минут за пять может. Мы подходим, лежит боец, ноги вывернуты, весь филей в куски, в луже крови. Перевернули, а это деваха. А как уж так, на винтовке, ни царапинки. Лихо ты её наказал. Двоих ты ранил тяжело, их свои добили. Ещё одному, чётка так тик на лбу сделал.

— Какой тик ещё?

— Да у индусов метка на лбу, о принадлежности к касте. Чётко так сделал, по центеру! Можно штангенциркулем проверять, с точностью до миллиметра! Просто красавчег! Только скажи мне, снайпер ты наш не доделанный, какого бляда, ты из под брони вылез? Ты, героем асфальта себя возомнил? Решил всё грудь себе в крестах сделать? Так голова в кустах, это совсем рядом! Тебе чего не командовалось в броневике? Вот объясни, тупень ты пустоголовый? Ты же всех на измену посадил. Чуть не всю платформу! Мы только в Россию сообщили, так и двадцати минут не прошло, нас сообщениями завалили. Все до усеру струхнули. Все не причастны к покушению на тебя. А они конкретно трухнули, как бы наши мстить не пошли. Да и первое это покушение на главу анклава. Сам пойми, прецедент.

— Да Николашь! Гнать меня поганой метлой надо с командиров! Восемь человек потерял! Всё, списывать меня в обоз надо. Так, что принимай полное командование. Я ухожу на пенсию. Нельзя мне людей доверять. Ради двух единиц техники восемь человек угробил. Стыд и срам.

— Ты не бузи! Кто кроме тебя с этим бедламом справиться? Ещё начни самобичеванием заниматься. Ты хоть знаешь, каков процент удачных засад? Да ещё, как, по-твоему, из хорошо организованной засады без потерь вырываются?

— Коль, я всё это понимаю. Сам рейд ошибка! Я же говорю, ради двух единиц техники, загубил восемь человек. Да мне дороже восемь человек, чем восемь машин!

— Так! Давай прикинем кое-что к носу! Сведём дебет и кредит. Восемь человек потерь, очень сильный минус. Из наших соплеменников, так сказать четверо. И четверо новеньких. Жалко корейца, он уже смертельно раненый, отстреливался. Побольше бы нам таких. Ну а теперь, что в плюс. Техника уникальная доставлена, доставлена. На восемь человек мы в плюсе? В плюсе! Не равноценный размен, но всё же. Чуть подсластит горечь пилюли. Самой большой плюс, это Пьер!

— Сука он, а не плюс!

— Ан нет, товарищ! Пьер уже дважды приезжал. И его люди троих сбежавших нашли и грохнули. Да и он совсем не при подлых делах. Сдал вас ссученный из охраны блок поста. Там же столичные дежурили. Вот и был там давно завербованный, радист, однако. Сделали ему уже харакири. Тут по интереснее расклады раскладываются. Ох, интересные. Об этом чуть опосля. Ты ещё не знаешь, что три дня назад, эфиопы передали нам в бессрочную аренду территорию до Вавилона?

— Кто бы сказал! Я не сном не духом! С чего вдруг такая щедрость? Рыльце в пушку?

— Кто знает?! Тут такая формулировка, типа это совсем их окраина, порядка там не кому поддерживать. Вот, мол, берите в аренду, стройте там блок пост, что бы совместными усилиями этот сектор контролировать. Мол, между блок постами, будет всего тридцать км, вам типа интереснее, на этом месте сделать блок пост и торговлю вести. Только просят для своих, именно там безпошленную зону торговли. А то, вы собрались в чистом поле строить, а это не по-соседски.

— Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. Так оно хорошо, тогда в северную трассу мы уже двумя коготками вцепимся.

— Ещё обрадую. Есть предложение, через пещеру на север, строить туннель. Осмотрели геологи из Союза, говорят вполне возможно. А это прикинь, какой нам плюсик. Да, нашли ещё две пещеры. Пока не обследовали. В одной нашли спячку крыланов. А Пьер, это удача. Он человек африканский, но к всему русскому очень предрасположен. Этот есть очень гут. Так, что крутить этого мужика надо, гнуть на нашу сторону. Брат же его очень интересен. Пусть не из первой десятки, но в двадцатке, точно.

— Коль, не знаю, спёкся я…

— Ты это брось. Люди в тебя уверовали как никогда. Пусть по дурацки ты поступил. Но сработало на тебя, паразита такого! Получилось, что ты за спины не прятался, сам под пули полез. Я тебе скажу так. Знаешь, не которые игроки срывают куш, в карты или в рулетку, не важно. А потом спускают в десять раз больше. Так вот, они во время на тормоз не жмут. Не чувствуют когда кураж уходит. Вовремя не спрыгивают. А ты почуял, не знаю, какой частью тела, но почуял. Я очень удивился, когда ты встречу запросил. И наладил усиленного пинка, что бы на всех парах летели, а не с ленцой. На десять минут позже, и хана бы тебе точно. Прорваться бы прорвались, но с большими потерями. Да и вертолёт их, шуганул, это было красиво. Как саданули из двух шайтанок, у них и желание воевать пропало. А ещё скажу, когда тебе кровь надо было, больше сотни человек предложили свою. И ещё скажу, парни неделю из рейда не вылазили. Больше десятка схронов и стоянок нашли. Двенадцать пленных взяли. Контрабандисты и так, случайные всякие. Разбираемся. Прям походы Владимира Мономаха. Плач и стон в половецкой степи. В общем, прекращай причитать, отдыхай и с новыми силами в бой!

— А может, хватит воевать то? Пора строить, созидать? Сидим как кощеи на куче оружия и оборудования. Сами спокойно не живём, другим не даём. Ты главное не сказал, чья разведка, «Северный альянс»?

— По итогу то, их. Но тут такая закавыка, они очень хитро и умно действуют. Как бы никого не подчиняют в прямую. Под себя не гребут, как бы. Понимаешь, время монокластеров прошло. Не скидывают никого группами из одного народа. Потеряшки есть, по весне их станет больше. Сейчас, что происходит. Сбиваются в ватажки и группки. Создаются, пока мелкие, интернациональные сообщества. По принципу личной симпатии и привязанности, общих интересов и задач. Весь этот конгломерат не однороден. Всё это сдобрено большим количеством локалок, севернее известных нам границ ойкумены. Теперь ещё, опять пошёл контейнерный сброс. А кидают, как бык поссал, где пусто, где густо. Всё это бурлит и клокочет. Пока зима, страсти холодом охлаждены, люди думают, как бы выжить. А вот по весне и лету, тут ясности нет совершенно. Либо на юга рванут, по дальше от холода. Часть, конечно, останется, кто адаптируется. А большая масса на юг пойдёт. Вопрос как пойдёт? Мирно или с военными планами. Тут разведка нужна, глубинная. А Пьер, наш самый северный союзник. Через него можно будет информацию получать. Не до рассказал про «Северный альянс». Значит, они объединились кучей монокластеров, есть у них одна или две «шоколадки». Может даже, как в Шанхае, получили канал полноценный. Теперь они хитро действуют. Находят общинку, если маленькая, чисто на себя орентируют. Торговля там, медицина и всё прочее. Если община большая, значит, ставят у руля своего человека или оставляют местного, но очень его регламентируют. Так всё вроде ничего не поменялось, а вектор уже в другую сторону. Сколько народа под ними, пленные не знали. Может пятьсот человек, может раза в два больше. Меня занимает вопрос, как бы у них не про фашистский режим.

— Едвали, Коль. Если нацизм в ранг госполитики, не было бы такого подхода к общинам. Нацизм, это, прежде всего унитарность, регламент, всё предельно упрощено и полная ясность с подчинением. Сомневаешься, в топку. Скорей всего, могу заблуждаться, там общество ярлов и танов. Режим военной демократии, с определённой долей не терпимости к инородцам. Что шведы, что финны, не говоря о прибалтах, взращены на почве обиды на русских. Этот фактор не может не сказываться. Ещё, есть память о предках, которые на «пенителях морей» были сильные и свободные, внушали страх и ужас. Это опять же может способствовать крайней милитаризации. Плюс к этому, высокая сплочённость, высокая культура производства. Это не может не выстрелить. Где-то есть уже городок оружейников. Я очень опасаюсь, найдут они Мангазею, а слухи, они уже бродят. Кто-то видел. Что видел? Где видел? Наши писатели-смотрящие не очень-то себя утруждают зачисткой территории. Следы давних поселений не редкость. Что может там всплыть? Ладно, если это времена Рима, даже средневековье. А если начало века пара? Промышленной эпохи? Производственные мощности перед первой мировой, не чета современным, но и не так убого. Дредноуты строить начали в 1905 году вроде, через десять лет броневики и танки, самолёты и дирижабли. А если нашли нечто подобное нашему цеху? Мы ладно, от моря отрезаны. А они у реки. Речной монитор, с парой пушек, хорошей бронёй. У нас в РМЦ станок был, венгерский «димоваг», древний, зато, станина пять метров почти. Да влёгкую, за пару месяцев, стволы пушечные можно сделать. Главное поковку подходящею найти. Калибром так до ста мм. Больший калибр можно, но чертовски сложно. Расчёты нужны, очень правильные, не на глазок. Можно даже делать не нарезные стволы, гладкие, под оперённый снаряд. Главное идея и проработка документации. Технически возможно. Да дай мне кардан от грузовика, я миномёт сделаю. Ваххабиты в Дагестане умудрялись. Пусть хуже ТТХД, зато работать будет. Чугун, так тот можно простейшей домной получить. В сталь перегнать элементарно, пудлинговая печь, по английскому способу. Да шведы сами мастера по металлу. Не зря термин был, шведская сталь. Значит качественная. Демидовы на чём поднялись? Чугун тысячами пудов за рубеж продавали. В Англию и по всей Европе. Главное знания, умения. Есть понятие, чего по итогу надо получить, есть направление, поверь мне, добьются своего. Ломбарду же уже соорудили где-то! Примитив, однако, аргумент не кислый. Они даже приспособились гранатой стрелять. Жесть просто. А таких умников не один десяток. Кого на смех подымут, а кого и послушают. Не за горами местное производство оружия. Год-два. Появятся миномёты, мины противопехотные, гранатомёты ручные. Сами гранаты. А там и пушки. Этот процесс не остановить. Всегда найдутся желающие сделать больше, мощнее и лучше всех. И найдутся те, кто плодами их амбиций воспользуется. Смотрящие искусственно сдерживают индустриализацию. Вопрос, почему? Отвечу, дабы избежать излишней милитаризации. У нас, классное оборудование, нет сырья. У других сырья навалом, нет оборудования. У кого-то сельхоз продукции море, но нет ни того, ни другого. Всё это для кооперации, установления связей, взаимодействия. Мне вот совершенно не понятен фокус с почти отсутствием домашних животных. Усложнение задачи? Или опять же, почва для кооперации? А теперь предположим, кто-то как-то собрал все яйца в одну корзину? При этом он ещё тёмная лошадка? А ещё боюсь, я вот не хочу расширения границ, сферы влияния. У нас и так кусок, который жевать и жевать. А если мы не вписываемся в видение смотрящих, как деструкторы? Не создают ли они новый кластер-деструктор? Или создают противовес нам? Если вот усложнить нам жизнь, лишить подвоза продуктов, горючки. Мы же взвоем, волей неволей пойдём в набеги. Ясно, на юг и запад я не пойду. Остаётся север и восток.

— Ты Серый, остынь! В какие дебри полез! Есть у нас запасец стратегический. Кое-что получаем через торговлю. А летом с продуктами легче станет. Есть, что садить и где. Не ломай голову. Сам говоришь, поживём — увидим. Я давно в одной книге прочитал, хорошая мысль. Чему бы грабли не учили, а сердце верит в чудеса! Будем, надеется на лучшее. Кстати, вчера поп с колокольни треснулся, а галоши как новые остались!

— Это ты чего такое сказал? Я не врубаюсь!

— Да так это, о птичках. Вчера прикупили компрессор с парой отбойных молотков, уголёк теперь не кайлом будут добывать.

— Это хорошо! Коль, я подумал, надо делать транспортную государственную компанию. Назовём, «Глобал Карго», автотранспорта у нас море, продавать жалко, так лучше будем этим зарабатывать. Потоки грузоперевозок, я думаю, только возрастать будут. И ещё, нужна специализированная охранная компания. Которая и будет охранять эти перевозки.

— А почему охрана не в рамках транспортной кампании?

— А по тому, перевозки перевозками, а охрана охраной. Тут момент, чую я, что к нам начнут напрашиваться всякие бывшие не установленные личности. Прикормим мы команчей, прикормим контрабандистов. Сделают они своё дело, куда их потом? В мирную жизнь? Таких, единицы будут. А тут польза и фильтр отсевающий. Типа как «Французский легион». Отслужи положенное, получишь гражданство, новое имя и легенду. Туда будем брать, конечно, после проверки, всех желающих. И постоянно их пасти и проверять. Ты ещё пойми, каждый, кто придёт в охрану, по зёрнышку, по крупинке, принесёт знания и умения. Люди чаще будут ушлые, жизнью битые. Так вот по зёрнышку на кашку и наберётся. Мы их полезность увидим. Проявят лояльность и законопослушание, в один список. Будут норов гнуть и самовольничать, в другой. Не мне тебе объяснять. Так мы и привлекательными становимся для любых желающих стать нашими гражданами. Всех в Китеж не загонишь на работы. А тут как вариант.

— Пожалуй может выгореть это дело. Резон есть. Думать будем. Значит так, ты выздоравливай, самобичеванием брось заниматься. Все ждут твоего возвращения в строй. То, что ты очнулся, воодушевило людей. Не разрушай легенды. Только даже ради процветания своего клана или как ещё нас обозвать, не знаю. Не государством же? Просто, ради тех, кто тебе поверил, кто поверил в тебя, как лидера. Отбрось все душевные метания. Работай, я убедился, интуицией или чутьём, называй, как хочешь, бог тебя не обделил. А это порой важнее, чем десяток отлично тренированных бойцов. С бойцами ты можешь победить, можешь не победить. А вот с чуйкой, ты можешь просто избежать схватки. Или даже врагов сделать союзниками. Количество карт в колоде неизменно. Комбинации известны, главное, раздачи обыграть и блефануть, где надо, где надо паснуть. А по итогу, банк сорвать.

— Ладно, Николай, попробую!

— Попробовать ты можешь, Машку за ляжку! Блин, не удачно скаламбурил. Не суть, должен ответить с кристально ясным взором, поедающим офицера глазами — так точно!

— Так тошно! Герр майор!

— Вольно! Мы тут посовещались и решили, негоже рядовому командовать старшинами и сержантами, а и тем более страшным прапорщиком. В общем, присваиваем тебе звание старшого лейтенанта. Так, что товарищ офицер, служба ждёт.

— Могли бы хоть майора дать!

— Заслужил бы, дали. А пока ты больше чем на старлея не тянешь. Всё тебе в пострелялки играть. Вот подрастёшь тактически и стратегически, тогда может капитана и дадим. А до майора, это может к пенсии!

— Какая же ты сволочь, Николай! Могли бы, отцу нации дать солиднее!

— Отдыхай, давай! Надёжа народа! Спаситель отечества. Отец местной демократии.

Такой вот разговор, наведший меня на долгие раздумья. На тяжёлый выбор. И очередную авантюру.

Глава 5

Молчите, молчите! Прошу не надо слов
Поверьте бродяге и поэту.
На свете, есть город, моих счастливых снов.
Не говорите, что его нету!
(Танго Рио, в исполнении Андрея Миронова,
«Двенадцать стульев»).

Два месяца работы, хуже раба на галерах! Каждый день, бумаги. Отчёты, доклады, разрешения и запреты. Поездки с охраной. Ещё Маша, телохранитель мой малолетний. Хотел отправить в Россию, сбежала паразитка. У нас есть не большая школа. Дети появились. Есть уже и рождённые здесь. Но те, кто в школу ходят, это попавшие сюда с родителями. Первым делом учим всех русскому языку. Доминанту английского изводим под корень. Порой забавно, индус с эфиопом, кое-как общаются на русском языке. Но ведь понимают друг друга. А это очень важно. Никого насильно не заставляем. Детей да, для них образование обязательно, как и изучение русского языка. Маша, пусть пигалица, зато африканских детей учит. Получается у неё. Ещё бы! Дочь вождя клана, сама убивает. Внимают ей, любо-дорого. Взрослые, ходят в вечернею школу. Тут больше, добровольно принудительно. Сами идут, ибо необходимость понимать, соседа по строю. Или коллегу по работе. Изучают и английский и французский и немецкий. По желанию. Поощряется, но кто не хочет, никаких репрессий для тех нет. Нас стало больше за эти два месяца, на тридцать семь человек. Выкупили у Пьера рабов. И так пришли люди. У всех свои причины. У нас даже экономист появился, своеобразный парень. Типа он австриец, и никто больше. Русский язык знал, путь в скромном объёме, знал. Сестра его, примечательная личность. Вроде как дизайнер оформитель интерьеров. По-русски с трудом. Всё думали кем её пристроить. Решилось всё само, у неё появились заказы. Дома же строим, пусть по малу, но люди хотят индивидуальности. Присматриваюсь пристально к ним. Пока полных прав у них нет, однако в долину допустили. Выпустили мы суррогатные деньги, разовые чеки, обеспеченные золотом. Любой, кто имеет чек, может прийти в банк и получить причитающееся на него золото. Чек уничтожается. Но они ходят по рукам, как нормальные деньги. Выпустили мы немного монет из серебра, сплава серебра с золотом и чисто золотые. Ходят у нас рубли России. В Китеже, ходит вообще всё, что считают денежными знаками. Нас стало более двухсот человек. Почти пятьдесят человек живёт в Китеже. Обычно мы туда новичков отправляем, за исключением редких специалистов. Или за кого поручаться уже полноправные граждане нашего анклава. В Бывшем Вавилоне, он теперь принципиально Иерихон. Злая шутка? Живёт человек двадцать. И пара хуторов у нас образовалась. В них ещё два десятка человек живёт. Остальные в Надеждинске.

Так меня всё это заеколебало! Я только в туалете один бываю. Дома ладно за мной не ходят. Весь день со мной телохранители. На кой? В долине кто нападёт? Держать двоих охламонов возле меня. Теперь, слава богу, только на выездах из долины. Это целая войсковая операция. Ещё Машка хвостиком со мной. Она как тень, её все видят, но не замечают. Один раз сорвался на неё, вот просто сорвался. Пришлось ночевать в Китеже. Собрался спать, благо в управе несколько гостевых комнат. Она в свою комнату, ни в какую. Накричал на неё, говорю — раздевайся! Разделась девка. Ну, я хоть и сволочь, но уж не совсем окончательно. Хотел её сломать, а она меня сломала. Стоит, как пионерка на допросе у гестаповца. Ясен пень, одеваться заставил. Обнял её, дрожит. Успокаивал, как мог. А она мне, мол, что мне не понравилось, что я ей пренебрег? Тут я и сел. Но спала она в соседней комнате. Я полночи уснуть не мог. Вроде, дурацкие слова, вспышка гнева, а как повернулось. Хотел её на себя разозлить, а вышло, что больше на себя злюсь. Весело до опупения.

С нашими снайперскими винтовками, пока скучно. Опытные стрельбы прошли, устраняют недостатки. На повестке дня, гранатомёт «Громобой». Создать нечто подобное «Шмелю». Граната, оперённая вращающееся, заряд фугасный и термобарический. Корпус гранатомёта, многократного использования. И есть проект, сделать, типа «Мухи», одноразовый. К этому ещё и не приступали. Плотно изучаем безоткатные пушки. В планах есть желание попробовать изготовить. Вертолёт я так и зажал. Вернее, как бы его продали в Россию. Но базировался он у нас. Иначе запчасти к нему не давали. Сотников нормально понял. Вроде как без обид. Мы переоснастили и наштамповали более десяти тысяч гильз. На десять тысяч патронов меньше заказывать. Мы даже снарядили гильзы к сорокапятке. Снаряды своего производства. Поковки нам предоставили. Сделали бронебойные снаряды, фугасные гранаты и шрапнель. По тридцать снарядов. Ждём опытное чугунное литьё. Сначала мины к миномётам имеющимся, после приобретения опыта, будем думать о миномётах калибром 82 мм. Задумали электродуговую печь. Летом начнём стройку. А то уж гонять чугунные отливки таким кругом, не комфортно. Пока дорога через Эфиопов не свободна. Пытаемся завязать свободный проезд. Очень много общин номинально подчиняющихся центральной власти. Приходится гнать груз через Нью-Дели, бывшую Пакистанку, солидный крюк. Ещё в планах гранатомёт, по типу американского однозарядного М79. Казалось бы куда проще. Схема есть, техкарту нашли, чертежи точные. Всё не так просто. Может десяток сделаем. Пока только подготовка к пробному производству. Зато выпуск пива начали. Рыбокоптильных цех заработал. Мясопродукты выпускаем ассортиментом. Всё это в рамках единого перерабатывающего холдинга. Причём можно так сказать государственного. Вы только не думайте, что частникам не даю дороги. Более чем. В Китеже, частных мастерских, кабачков и закусочных уже больше чем надо. Пока для меня продуктовая составляющая экономики, часть политики не зависимости. По-другому не будет. Мои два проекта по транспортной компании и частной охранной фирме, в стадии проработки и становления. Есть намётки заказов.

Пьер крепко на нас завязался. Ещё бы. Полная торговая свобода, без пошлин. Исключение, люди, оружие и наркота. Плюс очень дешёво ему продали два квадроцикла. Он получил ГДРский грузовик в аренду. С правом выкупа. Расчёт, сами понимаете, домашними животными. Продали ему пулемёт, кое-что по мелочи из оружия. Для его клана, чуть больше тридцати человек, это очень существенно. К нему и люди потянулись. А значит, влияние его брата в столице стало возрастать. Уж не переворот они затеяли? Или резкую смену направления развития? Очень бы мне не хотелось влазить во внутренние эфиопские разборки. Не благодарное это дело.

Что ещё у нас интересного? Наверное, знаете, на южном материке, под руку спасателя уже больше сотни человек перешло. Открытия эпохальные там. Я же сижу, бумажки перебираю. Кого пожурю, кого эмоционально поглажу. Особо обозначить больше не чего. А ночью вою на Луну! Я это так, образно. Мне Николай мне тут опять перл выдал, прочитал где-то, типа кто не курит и не пьёт, тот оттягивает свой конец. А кто курит и пьёт, тот кончает раком. Блин! Есть словоплёты! Не иссекаем источник народных изречений! Сморозят, хоть стой, хоть падай! Особенно мне понравился анекдот, почти без слов, одни жесты. Потом расскажу. Счас, настроения нет. Вспоминая, что ещё у нас нового и интересного. Все новички просеиваются через очень мелкое информационное сито. Всё, вплоть до слухов. Сверяется, сопоставляется, анализируется. Ещё, нас несколько раз, в открытом режиме вызывал не известный передатчик. Несколько дней подряд, на трёх языках. По пеленгации, на северо-запад, километров пятьсот, пятьсот пятьдесят. Интересно, то, что работала радиостанция «Северного альянса», работала три дня, больше с этого места передач не было. Смысл передач, убедить нас, что к нападению на колонну «Альянс» не имеет никакого отношения. И вообще, они готовы рассматривать любые вопросы союзнических отношений. Надо только эфиопов упразднить и всё будет просто швейцарский шоколад. Пробовал я шоколад швейцарский. Неплохой, но за такие деньги я в староземные времена мог купить больше и лучше качеством. Мы не ответили.

Скоро как год, как я в этом мире. Пропало вдохновение. Нет горячки боя. Я не адреналиновый наркоман. Но вот нет творческих задач. В основном, не спорю, важная регламентирующая работа. Она кропотлива, она более трудная. Значимость её, даже больше, чем просто с нуля создать сообщество. Людей можно зажечь, увлечь. Они рванут жилы. А потом, что? Умение управлять, это искусство, может даже большее, чем просто создать с нуля. И это чертовски не моё! Мои домочадцы рады. В кои веки отец и муж дома вечерами. Понимаю их. А как мне быть? Кончился порох в пороховницах, ядра в ядреницах, живчики в орешках? Не ребята демократы, только чай! Это не по мне. Я ещё бы коньячка попробовал и даже самогона хорошего, домашнего. Задумал я адский план. Очень адский. Почти месяц вёл подготовку. Даже оживился. Душа запела. Мои мысли часто крутились вокруг одной темы. Мы статисты в игре или есть у нас и воля выбора? Мы просто юниты исполнители или есть свобода принятия решений? Всё за нас решено, мы только исполняем генеральный план? А если чуть чего, кто-то там из распорядителей, сейвы делет, реестр подчистили и игра по новой? Какова цель игры? Самая главная? Спасти человечество? Спасти лучших представителей человечества. Эти условия уже отпадают. Что же ещё? Спасти цивилизацию? Может быть, создать новое человечество? Свободное от жажды наживы, жажды власти. Этот путь займёт не одно столетие. Это путь через глубокое самопознание, умиротворение, надо стать во многом другими. Насколько я понял, смотрящие не столь терпеливы. Что ещё? Один игрок играет за одну расу, другой за другую? Этот вопрос я уже рассматривал, ерунда. Один игрок на всю планету? Одна планета на игрока, чья цивилизация быстрее разовьётся? Это путь долгий. Каков отчётный предел? Минимум когда игра выиграна? Всё очень не понятно. Ещё, зачем усевать костями погибших планету. Не которые погибли просто впервые минуты, не успев осознать, что и как. С другой стороны, каждому кластеру написали, будете, друг в друга стрелять, сделаем больно. Люди бы поверили в это. Ненадолго, но поверили. К чему кого-то спасать, если он погибнет в первые несколько часов после спасения. Смысл? Какая такая генеральная задача решается этим? Ещё момент, человеческая цивилизация, это поступательное развитие от архаичного к высокотехнологичному. А тут, что? Ступенчатое развитие? Нет перехода от эпохи к эпохе. Вот попробуй здесь родившимся детям объяснить, кто такой Пушкин, Лермонтов, Есенин. Про, что роман «Война и мир». Как объяснить, мы жили на одной планете, добрые или злые дяди нам подменили планету. А зачем? А почему? А главное, кому это выгодно? Я помню одно высказывание, людей нельзя сделать счастливыми указом или мудрыми законами. Нельзя спустить счастье сверху. Человечество, только пройдя не лёгкий путь выборов, судьбоносных решений, порой через боль, кровь и пот, может осознать каким образом люди могут быть счастливы. Прийти к этому само, глубоко осознанно и в единении.

Уже март. Значительно теплеет. Весной пахнет. У нас на Урале в это время ещё морозы бывают и вьюги завывают. А ветра, ох уж эти ветра в конце февраля, начале марта. Порой лучше январские трескучие морозы, чем эти ветра. А здесь, весна, потайки, сырость. И всё, и вся оживает.

Каждая весна, как маленькое чудо. С утра холодно ещё, днём уже жарит. Снег на глазах исчезает. Всё ликует, пространство заполняется радостью и благоуханием первоцветов, молодой зелени.

Пришло приглашение от Пьера, его брат на пару дней приезжает в клан, есть темы для переговоров. Сборы, тревожные группы ушли по маршруту. Вертолёт в готовности номер один. Мои возмущались, мол, не по рангу нам к нему ехать, сами могут прикатить. Пришлось немного по рычать. Раз к себе зовёт, значит надо. Машка осталась, наказана. Опять дралась с парнем. Вернее был просто спарринг, получила по носу, не сильно. Тут ярость и взыграла, отмудохала парня, ладно ничего не сломала. Вот и пришлось наказать бой-девчонку. Осталась сидеть дома. Со мной Николай. Трассу можно сказать пролетели. Хотя, заехали в один хутор, потом в Иерихон. У Сайлен Хила не тормозили даже. У Пьера засиделись за полночь. Много интересного рассказывали, много в планах у них. Я только чётко обозначил, не людьми, не техникой я в их внутренние разборки влезать не буду. Помощь окажу, если надо. И то, по решению моего совета, не единолично. Экономически, как угодно могу скооперироваться, если не в убыток. Рабов буду выкупать. Условие, клан Пьера сам за рабами в походы не ходит. У себя рабов не держит. Не моё это, работорговлю напрямую поддерживать. Узнаю, что условие нарушили, разрыв всем связям. И это не шутка. Спорили, торговались. Прогресс достигнут. Представители Адис-Абебы посетят нас через месяц-два. Там может, и сговоримся по трассе. У эфиопов ест залежи асфальта. Есть дорогие сорта древесины. Могут делать кирпич различный, керамику, даже фарфор, есть нужная глина. Есть медная руда. Я зондировал почву на счёт одного земельного участка, из записей в дневнике немца, знаю, что там есть никель. Не далеко обозначено марганцевое месторождение. Ещё севернее, есть сера. Оба брата сразу встрепенулись, зачем мне концессия на эти земли? Напрямую не сказал ничего. Будет положительное решение, возьму их в долю. Пусть даже кинутся с исследованиями. Это не просто. Можно долго ходить вокруг да около. Не зная, что искать. У меня же есть привязки к местности. Думаю, ландшафт сильно не изменился.

Потом нафуршетились. Я пил для вида, Николай накидался. Ему в этом активно помогали. Сестра жены Пьера была вдовой. Так у неё ноздри затрепетали от вида такого самца. Здоров как медведь. Весь из себя, вальяжный, этакий бастард немецкого графа. В общем, ворковала она возле него и ворковала. А, что? Он совершенно свободный человек. Всякими расовыми предрассудками не обременён. Отдохнёт человек, расслабится. Охрана наша, тоже не так уж протокольно исполняла службу. Я им просто чуть ли не приказал. Отдохните. Завтра домой. Редко, где ещё так радушно нас встречают. Так, что подозреваю у некоторых вдовушек, народятся метисы, с тёмной кожей и русской душой. А вдовушкам некоторым по 18 лет ещё. Такие вот, загигулины, реальной жизни.

В шесть часа утра, когда через тайную дверь пришла меня будить одна из младших дочерей Пьера, я уже одевался. На мне термобельё. Потом многослойный костюм с электроподогревом, защитой локтей и коленей. Вставками из металлокерамики и кевлара. Что-то похожее на костюм сталкера из одноимённой игры. Только без защиты от радиации. Кстати, дыхательная маска в комплекте. Поверх отдельный модульный бронежилет. И ещё двухсторонний камуфляж. Отдельно в рюкзаке «лохматка». Обувь, тоже высокотехнологичная. Внутри электоростельки. Специальный разъём, цепляешь к костюму, и ноги уже точно не замёрзнут. Был когда-то костюм «Пингвин», вот по его подобию и сделано. Жесткая толстая подошва. Можно спокойно на гвозди наступать, не проколет. Металлические вставки, высокая шнуровка. Шлем тоже не прост. За основу американский тактический. С дисплеем, целеуказанием. Плюс направленные микрофоны, фонарь, рация, минивидеокамера задней полусферы. Куча прибамбасов. Всё сделано в местных условиях. Шлём делали индусы. Обувь заказывали у швейцарцев. Часть брони и камуфляжа в России, часть в Шанхае. Кое-что даже в Маниле. Получился штучный высокотехнологичный продукт. Если нормально его обкатаю, поставлю в производство. Пусть десяток в год. Если он оправдает, что в него вложено, это будет очень круто.

Темными коридорами, а затем закоулками выходим из поселения. В километре небольшой ангар. Туда мы и идём с Пьером. Пара его парней чуть сзади пасут пространство. Вот собственно и всё. В ангаре самая не обычная техника этого мира. Аэросани «Экспедиция 600». Движок дизель, 300 лошадок. Шестилопастный пропеллер. Груза берёт до тонны. Скорость по грунту 80 км в час, а по снегу и льду до 150. Когда Пьер сообщил, что ему предложили этот аппарат, я сразу смекнул. Мы провернули хитрую операцию, купили этот аппарат. Теперь заправленный с большим запасом топлива он ждал меня. Продукты, оружие лежало внутри. Из оружия взял, одну шайтанку с пятью выстрелами. Пять гранат. Двустволку десятого калибра — «Pedersoli L 247». Взял МР41 и пистолет «Парабеллум». Недавнее приобретение. Плюс в тайном кармане пистолет ТК. Из «длинного» оружия, куплена и уже усовершенствована американская винтовка «Johson M1941». У неё отменная точность, не сильная отдача и магазин на десять патронов. Патрон 7, 62 на 63мм. Была соперницей винтовки Гаранта. На вооружение приняли, пусть не так широко применялась, зато воевала. Из холодного оружия, глефа, сделана в Шанхае на заказ. Древко из самшита, лезвие сорок сантиметров, вернее два лезвия. В общем, оружие некроманта Неясыть из произведений Ника Перумова. На лезвия предусмотрены ножны. Два томагавка. Кукри настоящий, от гуркхов. Десяток метательных звёздочек. Нож метательный и НРС. Бинокль, дальномер. В аэросанях добротная рация, эхолот и не сильный радар. А ещё ноут, к нему подцеплены видео камеры. Все инструкции оставлены.

— Пьер! Не будем тянуть резину. Долгие проводы, долгие слёзы. И думы тяжкие. Раньше восьми утра моё исчезновение не обнаруживай. В комнате большой пакет инструкций. Всё по максимуму подготовил. Я не знаю, поймёшь ли ты меня. Наверное, это безумие, так сбежать. Мне самому не по себе, от того, что я затеял. Но я не могу по-другому. Иначе я не я.

— Ладно, старик! Заводи и езжай! Месяц точно продержимся, будем ждать от тебя известий. И помни, все тебя будут ждать. Не обманывай надежды.

Запускаю двигатель, рёв не шуточный, но вот уже ровнее, тише. С Богом! Аэросани срываются с места. Я вспоминаю бессмертное из «Машины времени», — Вот новый поворот и мотор ревёт, что он нам несёт, новый поворот! Пропасть или брод! Ты не разберёшь, пока не повернёшь!

Глава 6

Мы в такие шагали дали, что не очень то и дойдёшь!
Мы в засаде годами ждали, невзирая на снег и дождь.
Мы в воде почти не тонем и в огне почти не горим.
(Группа «Машина времени», Синяя птица).

Уже два часа в пути, светает. Впереди огромное озеро. Вернее их три. Самое маленькое озеро я оставляю севернее от себя. Второе по величине скоро будет передо мной. Проскочу его в северной части. Затем большое озеро, буду его проезжать в самом узком месте. Вернее пролетать. По снегу, скорость просто бешенная. Ощущение полёта полное. Хорошо, что сани с кабиной, а не простой вариант с лобовым стеклом. На таком ветре, просто мигом можно обморозить морду лица. Чуть только подставь. После озера, я хочу подняться к водоразделу между Шпрее и рекой впадающей в Рейн. Название ей ещё вроде не дали. Хотя Северяне явно дадут название типа Иордан. Гадать не буду. Душа поёт. Так хочется врубить запилы Ричи Блекмора,(Смок он зе ватерс) или вопли Яна Гилана(Чилдрен ин тайм), или безумный орган Джона Лорда(Лиззи). В жилу бы пошло! Можно «Арию», «Тысяча сто» или «Герой асфальта». Ладно, мечтать не вредно. Я специально взял оружие, по которому меня хоть как то привязать к «Шмайсеру» не возможно. Я вольный траппер, чуть украинец, чуть белорус. Такой новый украинец, пропавший на охоте. Легенду придумал. Была у меня родня в Конотопе. Смутно, но помню. Даже название улиц, не которые особенности. Главное мелкие детали, в них секрет. На чём порой прокалываются. Да! Что сейчас у Пьера творится! Это безумие. Кипеша на всё вселенную. Ничего, успокоятся, вникнут, я всё письменно объяснил. Все мотивы, все думы. Сколько ночей я не спал. Какие выверты придумывал, что бы мне подготовить этот рейд. И это моя личная война. Посмотрим писатели — следящие — смотрящие, может не по сценарию мой ход? Берег. Лёд уже с проталинками, лужами воды. Скорость ещё возросла. Камеры едва успевают выдавать картинку. Немного трясёт, фокус размывается. Я очень боялся, кушать соляру будет просто вёдрами. Конечно не десять литров в час, всё равно приемлемо. У меня в грузовом отсеке, почти тысяча литров солярки. И была полная заправка, а это ещё двести литров. Пока вписываюсь в норму расхода. Тридцать литров в час. Топлива больше чем на две тысячи км. Так далеко я не планировал забираться. Каждые шесть часов нужна заправка. Часов через десять надо давать отдых. Озёра я просто пролетел. Ни одной живой души. Останавливаюсь, две двадцатки и одну сороковку выливаю в бак. Канистры жалко, не выбрасываю. Теперь почти строго на север. Еду по руслу небольшой речушки, впадавшей в самое большое озеро. Хорошо лечу. Мягко. Тряски почти нет. Берг озера пустынен, берега речки пустынны. Место по всем показателям зверовые и промысловые. Около 12 дня я встал на обед. Не торопясь перекусил. Русло речки совсем становилось узким. Лес почти у берегов. Я заранее предполагал, что поиск оптимального маршрута займёт много времени. Пока обедал, видел в дали волков. Очень уж они спокойно прошли. Не пуганные? По рисунка взятым у Пьера, эта речушка круто поворачивала на восток, к водоразделу. Пока этого не видно. Да! Я совсем забыл упомянуть, про двух членов нашей семьи. Котятки подросли. «Шерхан» и «Багира» стали такими красавцами. Хотел было взять с собой «Юфо», так я прозвал суку породы Фила. Молоденькая она ещё. Взял котят. Для меня котят. А так, они уже почти взрослые убийцы. Чуткие, глазастые, стремительные. Специально их не дрессировали. Нет у нас такого спеца по кошкам как Куклачёв. Мы пару раз брали их в лес, я был просто безмерно удивлён их сообразительности. Такое ощущение, что у них один мозг на двоих. Достаточно немного наблюдательности и по их поведению и реакции прекрасно можно понять, происходящее вокруг. Буду, надеется, на их чувствительность. Они спокойны. Ещё бы с малолетства то в броневике, то в машинах. Завожу мотор, еду дальше. Вот и поворот. Вернее это впадает ручей в речку. По нему наверх не проехать, камни, перекаты. Сломанные деревья. У меня бензопила была с собой. Поплутал я в поисках пути. Крутился, крутился, нашёл просека не просека, противопожарный разрыв как бы. Метров двадцать шириной. Ехал по нему километров пять. И баста. Стенка леса. К чему? Зачем? Не понятно. Поднялся значительно. Но ещё не хребёт водораздела. Дело к вечеру. Заглушил мотор. Выпускаю зверей своих. Сам значит, снег нагребаю в котелок. Достал газовую печку, кипячу воду. Оп! Мявкнула «Багира». «Шерхан» не отвечает. Следом крадется, значит. Кто-то есть рядом. И этот кто-то человек. Ладно! Включаю камеру заднего обзора. Сам в сторону, падаю в снег. Микрофоны отстроил. Уже и слышу. Слонопотамы идут. Двое. «Багира» опять мявкнула. «Шерхана» вижу. Уже на сосне, на ветке затаился. Рядом значит, с его стороны идут. Он приготовился сверху прыгать. Лежу, значит, загораю. Двое выходят на просеку. «Шерхан» уже ушами стрижёт. Готов к прыжку. У одного вижу гладкоствол, у второго самострел. Они проходят под котом. Мать моя! Это женщины, даже молодые девушки. Лет по двадцать-двадцать пять. Одна явно азиатка. «Шерхан» не нападает, не чувствует агрессии? Жду. Подошли совсем близко, вроде на французском языке между собой говорят. Слышу международное, — Эй! Ружьё стволом вниз. Горизонталка двустволка. В арбалете стрела в ложе, но тетива не натянута. Крикнули ещё что-то. Смотрят на мой аппарат. Встаю с боку. Свистнул. Мои кошки молнией метнулись, окружая девушек. Опять спросили. Да не силён я во французском. Не знаю почему, здороваюсь по-японски. Удивлённые глаза, ответ. Очень давно, я читал книгу, «Сёгун». Из неё выучил больше двух десятков фраз по-японски. Вот и пригодилось. Общались мы на смеси японского с английским. Японку звали Аико Яно. Француженку Софи Бонне.

Трудно общаться через языковой барьер. Свой немецкий я совершенствовал постоянно. Английский, ещё по немного обогащал. С французским совсем затык. Смутно понимали друг друга. Напоил девушек чаем. Угостил сладким. Вижу, истосковались по цивильной еде. Суть их рассказа примерно такова. Попали они с разницей в месяц летом прошлого года. Нашёл их парень, звали его Марк. Кто по национальности, не знают. Парень работящий. Он доделал, кем-то до него начатый домик. Маленький такой. Даже во весь рост не встать. У них даже маленький огородик. Выращивали топинамбур, дикий щавель, лук и чеснок. Местный злак, похожий на ячмень. Софи была с провинции, с небольшой деревушки, в Провансе. Как выглядит пшеница и ячмень знала. У них есть запас мяса и рыбы. Много орехов и желудей. Ягоды заморожены. Травки насушены. Грибы сушёные есть. Не голодовали. Софи Марк нашёл в первый день переноса, а Аико на третий. Страху натерпелась девушка. Значит, у Марка закидон один был, привёл Софи в домик. Заставил раздеться, типа осмотреть. Девушка пыталась воспротивиться, тогда он просто её связал и взял силой. Очень грубо. Аико же очень устала, она даже не пыталась сопротивляться. Прямо рядом с лежащей на топчане Софи, он сделал своё дело. Он не бил их, не обижал так, что бы. Но часто устраивал с ними самые настоящие оргии. Одно удивительно, за полгода совместной жизни, они не забеременели. Поначалу им было всё это дико, потом уже притерпелись, а иногда даже нравиться начинало. Это скорей всего от безысходности. Защитная реакция психики. А месяц назад, Марк погиб. Провалился днём в яму полную ледяной воды. Сразу не смог выбраться. Пришёл вечером, практически куском льда. Через три дня умер. Девушки месяц одни жили. Продукты были. Скучно, решили по весне людей искать. Вышли на обход капканов, услышали шум мотора. Думали самолёт. Потом увидели, как я мимо их проскочил. Они краем леса шли. Решились подойти. Типа будь, что будет. Домик у них в полутора милях. Подъехать можно даже. Там русло речки и озерко. Почти у домика. Попросил глянуть ружьё. «Beretta 471 Silwer Hawk», двадцаточка, как раз под женское плечё. В домике ещё карабин есть, к нему только двенадцать патронов осталось. Арбалет у японки, непонятно чей. Простенький, не убойный. Хотя как знать. С метров тридцати человека и свалит. А в лесу надо супер дальнобойность? Собираю стоянку. Сажу девушек в кабину. Если честно, мелькнула мысль о засаде. Но я разом отмёл её. Вот был уверен, нет подвоха. Мой хищники, пока я вёл беседу, уже успели задрать птицу, кого уже и не понять. Довольные лежат, вылизываются. Ещё полчаса плутаний и мы возле нормальной такой охотничьей заимки. Избушка в восемь венцов. Брёвна не меньше чем на 24 см. Задняя стенка упёрлась в склон бугра. Место высокое, вода весной стоять не будет. Рядом на дереве типичный лабаз. До боли всё знакомое. Будто на Земле по тайге бродил. Нашёл заимку охотников. Тут явно кто-то из Сибиряков отметился. Рядом пол сруба стоит. Гадать не надо, баньку рубили. И где же вы мужички? Куда делись? Очень жалко, если сгинули. Не один же человек строил. Двое-трое было. Как знать. Если Марк пришёл в это место, домик не достроен был. Сколько не достроен? Буду расспрашивать девушек. Осматриваю хозяйство, добротно всё. Ухожено. В избушке маленькая железная печка, обложена камнем. Есть такие печки, без поддувала. С круглой горловиной топки. Крышка с ручкой из трубы. В ней отверстия. Надо тягу больше, ручкой вниз, надо, что бы шаело по тихонько, переверни ручку вверх. Бачёк для воды алюминиевый. Немного посуды. Стол не большой. И полати во всё ширину сруба. Два окошка. Лампа керосинка. О? Свечи. Смотрю спиртовка. Стойка под пробирки. Это уже интересно.

Ужинаем. Кое-как общаемся. Звери не пошли в дом. Пошли явно на промысел. Только рыбы им негде взять. Посмотрим. Они порой на сутки уходили. Возвращались не отощавшие. Будут рядом бегать. Осмотрел карабин, «Ruger M77 Mark II Targer». Я уже в последнее время столько разного оружия видел, особо не удивил сей ствол меня. 308 Win, нормальный калибр для охоты. Вполне комфортная стрельба, широкий спектр применения. Понятно, не на зубра.

С жестами, мимикой и на смеси разных языков беседовали мы долго. Самая интересная новость, раз в месяц, Марк уходил, обычно дней пять пропадал. Уносил шкурки, речной жемчуг. Ого? Хотя, даже на Урале в некоторых раковинах находили жемчужины. Мелкие, не очень ровные. Из истории помню, на Руси речного жемчуга много добывали. Оклады многих икон отделаны речным жемчугом. Рясы священников расшивались речным жемчугом. Дешёвый он был, шёл вместо бисера.

А возвращался когда, приносил патроны, немного керосина или солярки. Когда, что нибудь из одежды. Когда чай или кофе. Последний раз нож приносил большой. Да только сломал он его, когда из ямы выбирался. Ага! Возможно самодел, перекаленный. Сталь есть, куют умельцы. Глянуть бы на обломок. Хотя можно и из строгального ножа для станка сделать нож. На истирание стойкий, а вот на удар, лучше не пробовать. Так, прикидываем. Пять дней в пути. Два дня туда, два обратно, день там. Примерно. За день по лесу можно отмахать 40–50 км. Можно! Но всегда возможно. Я ходил по сороковнику. Не спеша, но по хорошо известному маршруту. Не боясь крупных хищников. И почти налегке. С собой нож, топор. На раз перекусить. Он же шёл гружёный, может тропка и протоптана, но зверья хищного не мало. Шёл осмотрительно. Короче, плюс-минус, километров пятьдесят отсюда, есть поселение. Знать бы в какую сторону. Поселение явно у воды, речка или озеро. Если ножи делают… хотя это совершенно ничего не значит. Металл из локалки, переделать можно многое. Рессоры, пружины, стопорное кольцо от колеса грузовика. Вариантов тьма. Электричество есть ни есть, тоже не показатель. Верхнебойное водяное колесо, вот и привод на наждак. Может быть ветряк. Да, что угодно. Ложимся спать. Котятки заскреблись в дверь. Впустил. Увалились у печки, жмурятся. Явно растерзали мелочь, какую. Вон пёрышко за ухом прилипло. Вылизывают друг друга. Про себя думаю. Брат же с сестрой! Не воюют между собой. А если загуляют? Им промеж себя не стоило бы. Жалко, если кто-то из них в лес уйдёт по зову крови.

Утро. Спал как танк, оставшийся без горючки. Как упавший кирпич. Глубоким сном. Просыпаюсь и думаю. Вот же господа вивисекторы — смотрящие и писатели. Как вас ещё обозвать? Если вы будете там мой сокровенные фантазии в жизнь воплощать, у меня в запасе есть ещё много чего такого. Ох, не здорового. Давно было. Сидели мы компанией в сауне. Сидели одни мужики. Умеренно пиво попивали. Парились. Не спешно о том, о сём говорили. Тут банщица стучит, говорит, девчонки пришли, у них время не назначено, парится, хотят, спасу нет! Мол, не пустим ли мы их к себе. Я так сразу смекнул, какого поля ягодки, эти красотули. Пустили, конечно, мужики выпили, на прекрасное потянуло. На возвышенное. На колокольне, раком! Я как-то не сторонник «хорового пения», так сразу в позу командора на празднике. Вспомните Пушкинские, «Маленькие трагедии». Направление бесед о политике, спорте и бизнесе плавно так перешло на баб. Значит, одна красотка вспорхнула мне на колени, мол, а какая ваша самая сокровенная эротическая фантазия? Думаю, сейчас я тебя озадачу. Говорю ей, вот хочу в кроватке сразу с двумя девушками оказаться. Все так заулыбались, это и всего? Там мелко! А я говорю, так хочу, что бы одна из них француженка, желательно Парижанка, а вторая японка. Мужики как заржут. Да, говорят, фантазией бог не обидел. Вот и я, просыпаюсь в одной кровати с француженкой, пусть не Парижанкой и японкой. Так как, смотрящие, вы все мои фантазии осуществите? Ладно, вставать пора. Мать честная! Это как? Я в одних семейниках? Когда это я успел раздеться? Или раздели? Ложился спать точно в термобелье. Ага, вон на полу лежит. А чего я тогда не помню ни шиша? Меня может уже тут обесчестили? Смешно! Так, курвочки-лесовички. Рота подъём!

— Гоу! Гоу! Ком цу мир! — командую.

Смотря на меня с удивлением и страхом. Так, японка в одних труселях, француженка нагишом. Господи. Да, что такое. Как ни баба, так приключения. Через десять минут, выяснил, я уснул, им не спалось. Мужика то у обоих месяц не было. Хотели расшевелить. Да только проще медведя из спячки поднять, чем меня оказалось. Так и уснули ни с чем. Какой я стойкий. Даже во сне не сдался! Нервы, усталость. Всё накопившееся. Ушёл в глухой отруб.

Разобрались, значит. А они типа можно и утром сделать, что ночью не получилось. Я вам, кто? Сперминатор? Трахарь надомник? Понимаю вас девчонки, но у меня пока другие планы. Утром кувыркание, потом обед, потом дров принеси, то да сё, а там вечер, куда ехать. Всё с начала? С утра секс гимнастика. Ни фига! Труба зовёт! Я стойкий оловянный солдатик! Всё по распорядку, даже секс. Презики есть? Ноу? Какой секс, нафиг! Вдруг у вас, что-то не излечимое! Нафиг-нафиг! Губки надули, ишь расфуфырились. Полезно. Злее на работу будите. Самый смех, а у меня презики были. Но только я их брал совсем для других целей. Но об этом молчок.

Завтракаем. Ишь волчицами смотрят. Хе-хе! Какой я злодей! Ладно, лирику по боку. Повеселились и будя. Берусь основательно их расспрашивать, что знают о поселении. Немного. Дальше чем на пять миль они от избушки не отходили. Куда Марк уходил, доподлинно знают. Есть дорога грунтовая, она дважды прерывается, через ручьи. Вот всё по ней. А потом сворачивать надо вдоль широкой речки. И уже вверх по ней до Ос-тро-кА.

Меня током словно долбануло!

— Острога? — переспрашиваю.

— Хай! — кивает Аико.

С трудом втолковываю, что если красавицы хотят мужей себе найти, белый свет повидать, пусть скоренько собираются. Зачисляю я их в свой партизанский отряд, одну поварихой, другую медсестрой. Смешно? А ну и пусть! Одно раздражало, всё как в примитивном приключенческом романе. Вышел за забор огорода, вот тебе мир полный чудес. Всё так ладно, само в руки плывёт, успевай хватать. В первый же день гарем себе завёл. Про поселение узнал. Как меня ждали. Не хорошо это! Значит, впереди крепко стрельнёт. Можно начать за здравие, лишь бы не закончить за упокой! Тфу! Тфу! Тфу!

Всё грузить в сани не разрешил. Вернуться сможем, брать только не обходимое и сердцу дорогое. Взяли кипу шкурок всяких. Одних рысьих шесть штук. Нее! Это я себе оставлю. Давно мечта, из рысьего меха шапку и пальто с меховым подкладом. Ух! Это леопард? Или барс? Не понятный зверь. Что-то среднее между ними. Шкура бело-серая. Лапы короткие, широкие. Хвост очень длинный. Гадать не буду. Это уже домой, нашим научникам. Лисьи шкуры красивые, огненно рыжий цвет меха. Очень яркий. Судя по размерам, лисы здесь крупнее. Немного из запасов продовольствия берём. На продукты всегда есть спрос, какова цена? Заправляюсь до полного бака. Нашёл я канистру солярки под навесом для дров, в десятилитровке пол канистры было. Прихватим. Лишние десять минут хода. Включаю рацию, пока прогреваю мотор. В эфире почти чисто. Сканер проходит почти всю полосу, близко, ни одной работающей станции. Работа в эфире есть, только всё далёкое.

Тут накатило. Я, понимаешь ли, в приключениях весь, а чего сейчас дома творится? Бедный Николай, не простит он меня. А жена моя, точно чемоданы соберет и выставит. Да уж! Натворил делов. Всё! Ностальгировать закончил, впереди великие свершения! Или я так уверовал в это?

Пожёг я солярки зазря. Два часа, а это шестьдесят литров вылетело попусту. Да больше даже. На одной из остановок завалил красавца, горного барана. Здоровый такой. Белый, матёрый. Рога огромные. Да уж, козлятинка она специфическая на запах. Хотел по таёжному быстро вырезку с хребтины приготовить. Не поесть свежего мясца. Сутки надо вымачивать. Или козёл мне такой достался? Котята мои есть не стали, как не соблазнял. На учениях, в Уссурийской тайге, завалили одного козлика, пятнадцать минут в водке, две воды сменили, промыли. Луку накрошили, ещё минут пятнадцать подержали и на шампура. Очень даже вкусно. Может в армии так пошло? Надоело только варёное, жаренного так сильно хотелось?

Нутис, приступим к фрутис! Вон и Острог. Шпиль у церкви не понятный. Похож, на шпиль адмиралтейства в Петербурге. Лишь не золотой. Странно. Без креста. Нас заметили. Появилось движение на деревянной стене. Сочетание, деревянной стены с высокими бойницами. Обычный тын с поверхом. Башни две, надвратная и с противоположной стороны. Перед стеной колья, даже ежи деревянные. Наверное, и «волчьи ямы» есть. Интересно, от каких мастодонтов они так укрепились? От пещерников? Или есть тут свои синтетики? Еду медленно, мои партизанки машут руками. Встаю у ворот. Проехать свободно могу. Широкие и высокие ворота. Подъёмный мост, сами ворота, решётка деревянная. Внутренние ворота. Солидно. Внешние ворота металлом отделаны. Наглеть не хочу. Жду, «таможню». Выходят двое с «помпами». У одного ружьё в руках, у второго на плече. Убираю обороты до минимума. Выхожу на нос аэросаней.

— Приветствую, люди добрые!

— И ты, здрав будь! — получаю в ответ.

— У вас принято путников да странников привечать? — спрашиваю.

— На сутки пустим! Больше нельзя. Таков уклад.

— Меня Сергеем зовут. — Представляюсь.

— Артём.

— Ратибор.

Так, по ходу пьесы я попал к помешанным на славянской древности. Как их… реконструкторы. Может быть интересным. Медленно въезжаю внутрь укрепления.

Сразу выделяется сруб локалки, ему и приделали шпиль. Такой восьмигранный шатёр. Перед входом в сруб, лики на деревянных столбах вырезанные. Завидую, очень у них хороший резчик по дереву. Сделано с душой и мастерством. Так, домики, это жилые. Там овин или овчарня. Так баня у тына. Там вторая. Так, ну а здесь, точно, командный состав живёт или собирается. Идолов сколько. Не которые похожи на тотемные столбы индейцев Аляски. Походу тут и зелёные и хиппи современные. Все жители, наверное, сбежались смотреть на мой чудо-аппарат. Сколько их? Десятка два точно. Больше даже. Стволов не видно. Только двое у ворот и всё. А одеты! Готовая массовка для съёмок фильма о древней Руси. Щиты на заборах. Все с ножами, даже девушки. Ого! А у них самострелы крепостные на стенах! Вижу два, значит больше. Подходит парень, годков за тридцать ему.

— Я Болеслав, а ты Сергей значит?

— Верно. — отвечаю.

— Пойдём гость дальний, поговорим, может сторгуем чего. А может, и удивишь чем.

— Обязательно!

Вхожу в «сельсовет». Да! Закос если не под княжьи палаты, то под дружинный дом. Хорошо ещё, что не «длинный дом» викингов. На небольшом возвышении, в некотором подобии кресла или трона, сидит вылитая Дейенерис Таргариен. Для тех, кто не в теме, Одна из героинь сериала «Битва престолов». Сходство полное. Белые волосы, несколько десятков косичек. Главное, лицо, фигура, как держит голову. Или тренировалась, или я просто не знаю. В сети на старой Земле, всяких сумасшедших видел. И под Барби, и под Лару Крофт и всяко — разно. Тут просто поразительное сходство, именно с героиней сериала, а не с актрисой. Загримировать как угодно можно. А эта естественная, сама по себе такая. Интересное кино!

— Доброго здравия, Боярыня! Как дальше обращаться к тебе, высоким штилем или можно попроще?

— Тебе тоже здравствовать! Ты нормально говори, мы истиной речью только в ритуалах. Рассказывай, откуда и куда. Что видел и знаешь.

Вот же хрень! Не покидает ощущение театральной постановки. Наиграно как вроде.

Я не буду приводить всю нашу беседу. Разговор был долгий, обстоятельный, не простой. Передам только сухой остаток, скажем так. Здесь они уже полтора года, попали в середине лета. Само по себе интересно. Основной заброс по весне был. Попали прямиком с фестиваля реконструкторов у стен Псковского кремля. Двадцать четыре человека. Как были со своим скарбом, в костюмах и нарядах, с палатками и прочим скарбом так и попали сюда. Тут локалка. Они прямо возле неё и очнулись. Двадцать четыре человека. Двадцать взрослых и четверо детишек от 4 до 7 лет. Как то спокойно они стартанули. До сих пор не потеряли ни одного человека. Нонсенс. Респект и уважение! Отстроились. А фестиваль был ремесленный. Вот у них и были умельцы и попали. Бочар, кузнец, кожевник. Две ткачихи. Одна вязать мастерица. Был дипломированный фармацевт. Даже силовик с ними попал. Парень омоновец, просто шкаф два на два метра. Настоящее имя — Добрыня, только Николаевич. Вот он у них за воеводу. Плотник и столяр, у них имелись. Кем кто был в обычной жизни уже, забывать стали. А тут всё почти у них сладилось. Беляна, это так звать главную у них. Так она образованная девушка. Ей 26 лет, по специальности историк, филолог и этнолог. Она окончательно больна славянским язычеством. Жили до весны, тихо сами по себе. Об окружающем мире мало знали, всё обустраивались. Теперь у них и пшеница есть, овёс, ячмень, рожь. А всего-то по немного зерна с собой брали, чисто кашу сварить, да на публику похлёбку сделать. Сделали они плотину, сладили колесо водяное, муку молоть могут. Всё приготовлено к этому. Местный злак пробуют использовать. Масло из орехов давили. Кедра нет. Так использовали лещину. На этот год есть семена подсолнечника, лён и гречка. Полотно ткать стали, из крапивы. И ещё одну траву стали использовать. Ткань из неё очень тонкая, прочная. Что за трава не знают. Может чисто местная. Овец нет, так они шесть со всего стригут и нить прядут. Потом вяжут. Не обычно, зато красить не надо. А ещё колесо крутит два генератора автомобильных. Машина была в локалке, «Газ-21», скорая. Но не завелась. Стоит полуразобранная. Потом нашли ещё локалку в тридцати километрах. Совсем маленькую. Там «Захар» стоял. То бишь полуторка «ЗИС». Пока бензин был, использовали. Как закончился, стоит на приколе. Солярки ещё есть, полная сороковка и в двадцатке половина. Пчёл развели, воска много, свечи делают. Плохо, говорят, лошадей нет. Удалось оленей приручить. Вот так номер! Северный олень на этих широтах? А всё может быть. Как говорил мне один уральский историк, это мы привыкли, что северный олень, это Ямал да Таймыр. В 19 веке вотяки и манси на Верхотурскую ярмарку на оленьих упряжках приезжали. А во времена Ермака, упряжных оленей в Тагил реке поили. Правда или нет, не знаю. За, что купил, за то и продаю. Может подвид, какой лесной, не ягельный. В общем десяток олешек у них есть. Похвально.

Пятеро новых язычников родилось, троих ожидают. Интересный состав по древним национальностям. Почти все словене. Одна семья, древляне. Они родом из городка, который, толи рядом, толи на месте древлянской столицы, Искоростеня. Есть ещё поляне. Два парня и девушка из Киева. Потом пришли в общину к ним, два брата черногорца. Очень занятные ребята. Они потомственные друкари, т. е. печатники. В общем, их семья ещё в тридцатые годы книги делала. Всё по старым технологиям. Толстая бумага, крепкий переплёт. Кожаные обложки. Не ширпотреб. А в современное время, жить то надо! Дурили незатейливых туристов. Научились делать книги очень старыми. Вот и продавали не искушённым туристам, «Из развалин старинного замка», никак не меньше. Втюхивали, то «Кабаллу», то «Молот ведьм», надо и «Гранд Гренуар» сделают. Можно и «Евангелие от Иуды». Брали люди. Потом ещё диспуты устраивали, целые баталии в телеэфире. А парни только на жизнь зарабатывали. Здесь им пришлось развернуть производство книг. Бумагу делали, печатный станок примитивный изготовили. Весь свинец на шрифт извели. Был листовой свинец. Его изначально на грузила для сетей применяли. У Беляны комп с собой был. Вот из него и сверстали и изготовили «Славянские веды», «Сказания и мифы Славян», даже сказки Пушкина. И азбуку славянскую. Всего по пять книг. И уже по одной каждого образца, но уже в индивидуальном исполнении. В них рисованные вручную миниатюры. Рисовала девушка из Питера. Раньше её звали Дракоша, повзрослела, стала Дракона. Этой девушке эльфийку без грима играть можно. Вся такая утончённая, с грустью во взоре. Фантазия, это уму непостижимо. Как она рисует! Бывшая постоянный посетитель косплейных тусовок и анимэшных вечеринок. Просто сокровище. Краски самостийные! Местного изготовления. Значит парни так и остались, черногорцами. Потом к ним присоединилась семья немцев с острова Рюген. Если кто не знает, славянский Руян, в сказках Пушкина-Буян. С него Рюрика на Русь пригласили, хотя сам он родом с другого места. Значит немцы стали варягами. Дальше на Острог вышли четверо поляков, родом с Балтийского побережья, они стали пруссами. Такие вот прихоти. Итого их стало 38 человек. Хорошая, крепкая община. Пиво варят, мёд ставят. Пьют умеренно. У меня сложилось впечатление, что здесь этакий умеренный матриархат.

С оружием у них кисло. Есть два ружья Иж-43К, две помпы ИЖ-81, два полуавтомата МП-153. Нарезных стволов один, карабин Б-9, под патрон 9,3 на 64. Даже не слышал о таком. Наш, отечественный. Да сколько у нас порой разработок было, это не описать. И порой, какие разработки. Или мелкосерийное производство. А вот по холодному оружию, тут они впереди планеты всей. Луки, не простые, клеёные. Очень не дурственные, как мне показали. Самострелы, по слабее, но достойные самоделки. Копья, топоры, сулицы, сабли, кинжалы. Это уже без счёта. А укрепились они так, от носорогов. Раз в два-три месяца появляются под стенами. А мамонтов не видели, даже и не знали, что такое диво живыми ходит по планете. Кольчуги делали на ура. Глиняную посуду делали, с росписью. Деревянную утварь. Лишнего не приобретают, во всём следуют умеренности. Славные ребята. Жаль! Не дадут им развернуться. Не дадут. Даже по принципу, кто не с нами, тот против нас. Снесут этот уголок Ирия на земле.

— Скажу тебе прямо, милая Беляна! Вы просто молодцы. Вот, ей бог, молодцы. Как вам удалось, завидую. По доброму завидую. Жаль, не дадут вам жить спокойно. На востоке от вас, их северянами кличут. Вроде как евреи. Сама понимаешь, ваш мир для них, пустое. Какие прагматики и толерантные не были бы у них, ортодоксы, тоже есть. Какой там расклад во внутренней и внешней политике, никто не знает. На запад от вас, «Северный альянс». Агрессоры ещё те. Там и шведы и литовцы с эстонцами. Им любой русский, как мулетта перед быком. Пока им рога не обломают, не успокоятся. Вы между ними. Каждый захочет вас в сферу своих интересов включить. Вон, какие умелые да справные. Что бы их данниками не сделать? А лучше работниками? И были вольными, станете подневольными. А могут просто всё спалить, всех перебить. Такое уже бывало. Слышал, на юге, целый кластер истребили за одну ночь. Зачем? Почему? Бог ведает. Был я не давно, в городке Китеже.(Чистая правда).

А среди людей удивлённые возгласы. Ого! Значит, ещё есть реконструкторы! Я же, когда название поселению давал, вот навскидку назвал, что бы никаких ассоциаций с конкретным местом на старой Земле. А вот как вышло.

— Так в этом городке, — продолжаю я, — живут всякие народы, как хотят. Каждая семья своим укладом. Главное закон не нарушай. А кому требы давать, поклоны бить, твоё сугубо личное дело. А если же ещё кто кого учить вознамерится, могут и изгнать. Особо рьяных и наказать жестко. Людей на планете мало, а трудов для потомков, надо исполнить, просто невообразимо как много. Одно железно, все равны, по вере, по нации, перед законом. Тут жёстко. Не важно, что у тебя и сколько есть. Важно, кто ты сам таков. Я не агитирую вас туда перебираться. Но подумайте, таких мастеровых, примут и со всем помогут. Это уж точно. Сам видел, как и место давали, и строить помогали. Можете даже в Россию уйти.

— А Китеж не в России разве?

— Россия на Волге, а Китеж на Рейне. Удивительно. Я всего не могу рассказать, сам многого не понимаю(чистейшая правда). Но так получилось, Есть Росси, и есть клан «Бешенного медведя».

И это правда, очень неожиданная для меня. Мы всё долго думали, как вообще назваться. Кластер деструктор, хрень явная. Был вариант — Русь. Так у нас русских, кот наплакал. Не честно. Империей предлагали, раз флаг Российский императорский принимаем как государственный. Не вариант. Всякие объединённые народы, союз наций, не содержательно. Был самый интересный вариант — СССР. Есть Россия, Будет и СССР до кучи. Думали, как расшифровку подогнать под буквы. И в свете последних событий, всё, клан «Бешенного медведя». Можно падать, можно плясать. Раз глава клана, берсерк, значит и все остальные медведи. Только изменили произношение. Рычащий как медведь, не звучно, ну рычит себе и рычит. А вот бешенный медведь, это уже круто. Типа, полный атас. У нас повязки, нашивки с изображением вздыбленного медведя, писк моды. Татуировщик индус в Китеже, днями сидел без работы. Тут к нему только под запись. Тату с медведем делают чуть не поголовно, мало что парни, девушки туда же. Мне Николай слухи рассказывал, я немел, когда слушал. И пулю мне из СЕРДЦА достали. И врагов я руками разрывал. Про гранаты речи не велось. РУКАМИ! Древний бородатый анекдот про встречу русской рати и монголо-татарской орды, переделали на встречу с норманнским хирдом. А кульминационная фраза этого анекдота, стала присказкой во все языцах! У нас парень травмировался, когда услышал, как разговаривают два азиата, один наш, другой с Шанхая. Говорят, бог знает, на каком языке. И тут наш азиат, почти чисто по-русски выдаёт — Анасрать! Парня буквально рвёт как хомячка на британский флаг! Слёзы из глаз от смеха, какого смеха, дикого ржанья! Идёт значит, утирается, толком ничего не видит, с ходу лбом в стену лавчонки. Там с полок чего-то посыпалось. Магазинчик вздрогнул. Парень падает. Хозяин вылетает и чуть не в обморок падает. Лежит парень, весь сырой от слёз, лоб в крови и исступленно хохочет. Вот это как? Истерия массовая? Или людям нужен пример? Яркий подвиг? Как вот такое понять? Какой нибудь заразный русский шовинизм? Пусть ярлыки другие придумывают. Наши люди встряхнулись. Только вот, есть заповедь, не сотвори себе кумира. Нет во мне ни святости, ни благопристойности. Даже манер хороших нет. Неуч, лодырь, и жутко не уверенный в себе. Всё мое геройство, попытка доказать самому себе, типа а я ещё могу. Может это и окончательно меня подвигло на такой не разумный поступок. Ушёл от темы.

— В этом клане люди совершенно разные, клан молодой, по осени само организовался. Всего их, сотни две. Но зубастые. Я не знаю, как вы промеж себя называете, тех, кто всё это устроил с переселением в этот чудесный мир, мы их окрестили, смотрящие. Так вот, смотрящие статус дали клану. Можно сказать узаконили. Значит так, все вольные. Но если подданство попросил, присягу принял, есть и обязанности. Ладно, обо всём этом можно долго говорить. Мой вам всем совет. Горький совет, однако, честный. Уходите отсюда. Пока есть возможность. Понятно, срослись, вжились, менять не охота ничего. Детей своих пожалейте. Там, может быть будущее, а вот здесь, неуверен. С югу от вас эфиопы. Там всяких диких хватает. Они любого белого, больше как раба рассматривают. Если не северяне, не Альянс, так те сюда доберутся. Проход вам могу организовать. Это обещаю.

— Ладно говоришь, мягко стелешь, а спать не жёстко будет? Может тебе денюшка капать будет, за каждого, кого приведёшь?

— Не буду напрасно клятвы класть. Мне лично ни гроша не будет, если вы уйдёте туда. Как на духу говорю. А пользу большую клану вижу. И ещё, намного больнее мне будет, когда вас, вырежут или в рабство угонят. На потеху, на поругание. Все сомнения ваши понимаю. Поймите же одно, не выстоять вам против «Северного альянса», мощью задавят. Оружием дальнобойным. На приступ могут и не пойти, людей поберегут. А обстрелом постоянным, изведут. Пушки есть у них, 20 миллиметров. А может и больше. Были же у шведов «Бофорсы» 40 мм. Думайте! Я прекрасно понимаю, появился тут бродяга. Странности рассказывает. Пугалками пугает. На новое месть жить зовёт. Сам, кто не ведомо. А нет ли в том корысти? Смысла тайного? К чему бы забота такая? Всё это понимаю. Думайте, прикидывайте. Времени только у вас, максимум до начала лета, может и того, меньше. И ещё скажите, есть ли соседи у вас? Может, рядом, кто ещё живёт?

— Странный человек ты! Странный! Приехал, в умах смятение посеял. Теперь соседей тебе подавай. Есть соседи, как не быть. Не совсем в диком краю живём. Ты вот, что. Сходи в баньку, помойся с дороги. Вечерять будем, ещё поговорим.

— Добро!

Провели меня до бани. Вхожу, там уже мои партизанки балдеют. Вот не задача! Через два часа буквально выполз из бани. Сходил к аэросаням, переоделся. Мои красавицы, ещё раньше ушли. Была среди реконструкторов хорошо французский язык знающая. Вот к ней и пошли. Пусть посудачат. Я походил по острогу. В быту, в работе, нормальные ребята. Нормальным, современным языком говорят. Где и по «матери» мелькнёт. А как соберутся, так всё чинно. Репетиция драмкружка! Ну не возможно, просто взять и вогнать людей в язычников славянских. Одно дело, неделю в этом образе ходить, другое этим реально жить. Это как надо в душе и разума всё поменять! А люди в реконструкторы приходят, по интересу. Хочется приобщиться, к великому историческому. Сменить обстановку. Редко кто из реконструкторов совсем и напрочь отказывается от всех благ современной цивилизации. Пофестивалили, покрасовались и опять, кто в офис, кто ещё куда. Я только с трудом понимаю ролевиков. Тут совсем уход из реальности. Наверное, не которые люди, сказки до конца дней любят. Заходил в кузницу. Кое чем из своего опыта поделился. Показал глефу. Восторга было. Размеры сняли. Даже сфотографировали. Электроники у них порядочно. Берегут. Ноутбуков с десяток, планшетники, фото и видеокамеры. Телефоны сотовые естественно. Раций парочка, таких, слабеньких, до трёх километров. Ещё был у одного парня, мини фото принтер. Печатал только в размер открытки. Он брал, что бы на фестивале, сразу снимки распечатывать. Заработать хотел. И была парочка «Полароидов» с моментальным фото. К ним только две кассеты осталось.

Значит так. Заканчиваю я эту главу. Утомил я, поди, вас рассусоливаниями о переговорах. Вам же экшен надо! Посидели мы вечер, толком ни о чём не договорились. Да и оно понятно. Какой чудак, возьмёт и с обжитого места сорвётся, только из-за мнимой угрозы. Про соседей узнал. На следующий день нас вежливо попросили острог покинуть. Возвратились мы в избушку. Сижу вот, печку топлю, извилинами скреплю.

Глава 7

Танец жёлтых листьев, может быть!

Обо всём поможет нам забыть!

Медленный танец!

(гр. Восток, Танец жёлтых листьев).

Сутки в неспешных раздумьях. Была одна радость. В определённое время, я включаю рацию. С опозданием на сутки, от условленного срока, услышал сообщение. Похищен лидер клана «Бешенных медведей», р/п «Шмайсер». Похищен не установленными похитителями. Ведётся следствие. Никакие предложения о выкупе рассматриваться не будут. Любо верните на место, либо капайте себя могилы.

Бедный Николай, сколько тебе уксуса выпить пришлось! Прости друг! Но всё должно быть натуральным. Твоя реакция, реакция всех близких мне людей. Никто не должен подвоха заподозрить. А Пьер будет молчать. Тут я уверен. Ибо знает, ему есть чем ответить и кем. Африканцы стойкие и выносливые ребята, особенно за идею. А у него она есть. Ход сделан, приступим, пока не спеша, к новой партии.

В Острог возвращаться, смысла нет. Я почти всё им сказал, пусть думают. При всём моём желании, оставив их здесь, помощь я им во время не окажу. Допустим, станут они нашими союзниками. Допустим. Останутся. Но, чуть чего нападут на них. Мало ли группировок и банд. Пока среагируем, прибудет подкрепление. Тут головёшки тлеть будут. Тяжёлое оружие им поставить, так это ещё их соблазнительнее для нападения сделать. Своих людей держать, я и так тришкин кафтан латаю. Нет людей. А они тут такие благодушные, опыта воевать, ни у кого нет. А то, что к ним полезут, не сомневаюсь.

Ладно, думай не думай. Первый блин, короче ясно… завтра еду встречаться с одним парнишкой. Он среди реконструкторов — чёрный клобук. Были такие, прокормленные Киевскими князьями, кочевники. Так кого только не было. Печенеги, торки, остатки угров и много ещё кого. Сам он по национальности, натуральный интернационал. Отец у него украинец с венгерской кровью, мать казашка с примесью чувашской крови. А чуваши, они потомки самих гуннов. Там намешано столько кровей, ДНК анализатор с ума сойдёт в попытке определить чье гены и откуда. Жена у него из Калмыкии. И так же, с настоящим коктейлем смешенных кровей. Парень толковый, учился на истфаке вместе с Беляной. Однако живёт с женой на заимке в трёх километрах от Острога. Сынишка у них уже здесь родился. Живёт примерно в такой же заимке. Только уже обустроенной. Охотник хороший. Всю дичь берёт стрелами. Ещё на Земле стрельбой из лука занимался. Ещё севернее на сорок километров, поселение таборитов. Чешские реконструкторы, но уже по средневековью. Среди них, чехи, венгры, поляки, словаки, хорваты. Их меньше, двадцать семь человек, восемнадцать женщин и девять парней. Потери случились у них. Огнестрельного оружия им не перепало, был только фальконёт реконструкторский. Штука он убойная, да перезарядка медленная и пороха у них мало. Зато алебард и доспехов полных, много. Локалка им досталась. В ней трактор колёсный и мотоцикл ЧЗет. Инвентарь всякий.

Вот и поеду узнавать, что и как. В остроге купил все остатки солярки у них. А больше меня ничего не интересовало. Они всё винтовку Марка купить хотели, а смысл продавать? Мне своих вооружить надо. Упёрлась сперва, не продам патроны. Ток у меня было пару вещичек, как увидела, разум потеряла. Я когда собирался в рейд, образ придумывал, вот и решил быть бродягой-торговцем, с редкостями всякими. Ещё, когда мародёрку разбирать стали, нашлось две коробки с парфюмом и косметикой. Я естественно, отмечал отличившихся или ко дню рождения, из женской половины нашего клана, хорошими подарками. Что осталось, прихватизировал для рейда.

Красавицы партизанки давно спать зовут, у меня сна нет. Мысли ходят-бродят, топочут диким стадом. А надо всё по полочкам, по списочку. Вот, как бы смотрящие всегда рационально поступали. Русских потеряшек к русским, французских к французам и т. д. тут значит, Марк? Итальянец? Француз? Как он здесь, не знаем. Японка и француженка, эти как? Есть такие же чудаки, типа наших реконструкторов? Хотя, движение это всемирное, охватывает многие страны. Японцы могут быть поклонниками игры «Последняя фантазия». Этих фанатов пруд пруди у них. А французы, рыцарские турниры в Европе набирали популярность. Тогда где кластеры? Появление девушек — сбой? Или попытка создать интернациональный мегакластер? Вопросы и вопросы! Где искать ответы? Смотрящих расспросить?

Следующий день прошёл, если не на отлично, то на твёрдую четвёрку с плюсом. Чёрный клобук, вернее Станислав, недолго думал, он за переселение. Хоть сейчас. Вот кусочек нашей беседы.

— Понимаешь Сергей, игра в древность хороша, пока это игра. Нельзя современного человека загнать в жизнь двух тысяч лет назад. Наших внуков, пожалуй легко, а нас, детей наших, сложно. Будут ещё живы вещи, да просто отголоски прошлой жизни, а это вопросы. А рядом другой мир, где могут быть пароходы и самолёты. Люди, живущие совершенно иной жизнью. И куда им потом с этой искусственной реальностью? В театр? Белена молодец, не дала потерять общность, из мифа практически сделала действующий мини социум, на, казалось бы, абсурдной идее. Только у неё это основа жизненного уклада, для всех остальных, только возможность сохранить духовную общность. Жить всем вместе. Она живёт этой идеей, другие только подыгрывают ей. Она вроде за власть не держится. Она только жрица. Ну да! Только баб она так задурила, те даже терпят, когда она на ночные бдения у них мужиков по очереди на ночь забирает. Своего у неё нет. Да кто выдержит все её обряды и уклады, вот же, как у славян было! Как было, уже сотню раз изменилось.

— Понял я тебя, Станислав. Может мужицкий бунт устроить?

— Это ты зря! Это она вмиг просекёт. А на свою жену не каждый руку подымет. Опять же мужики виноваты будут. А ещё, заметь, у неё каждую неделю мужик, а не беременеет. Презервативы у нас в первый месяц, как закончились.

— Может таблетки?

— У неё, чемодан таблеток с собой, по-твоему? Что-то другое.

— Она на эзотерике не повёрнута вдобавок? Дыхательная гимнастика или ещё, что?

— Есть идеи? Она зажигала студенткой с преподом одним, тот вообще не от мира сего был. Он в 65 лет мог у студентки зачёт дома принять. Сам понимаешь. Тот совсем повёрнутый был, на цигуне, китайской дыхательной гимнастике и прочее.

— Могу, как вариант высказать предположение. Есть особые упражнения в китайской дыхательной гимнастике. Называется «Убить красного дракона», кто практикует из женщин, у них месячные могут быть раз в полгода. Без всяких вредных последствий для организма. А значит в эти полгода, нельзя забеременеть.

— Откуда такие познания?

— Стреляли, товарищ Сухов! А как «Табориты»?

— Пока Миклош там держал всё в руках, вроде нормально. А как погиб он, всем на всё пофиг. Всё ждут, когда их спасут. Толком ничего не построили. Немного забора, пара вышек. Спасает их только, что живут на вершине крутого холма. Зато за водой каждый день, поход как подвиг. Их могло быть человек пятьдесят, да уходили от них, погибали по дурости. Черногорцы в Остроге, ушли от таборитов.

— А кроме «Таборитов», есть ещё поселения? Японцы? Французы? Итальянцы?

— На северо-запад есть озеро, не очень большое, но и не маленькое. На серп Луны похоже.

— Что, что? Я даже закашлял. Наше Нежданное озеро, именно такой формы.

— На серп Луны, или на банан с острыми концами. А что ты так удивился? С водораздела в это озеро ручьёв пять впадает. Из озера речушка вытекает, озеро всю зиму не замерзало. Так вот, вроде там, в районе озера живёт кто-то. Только тебе на своих санях не проскочить туда. Только ножками, ножками.

— Хорошо! А если я сейчас к «Таборитам», потом аппарат с моими партизанками у тебя оставлю. Сколько надо времени сходить туда и обратно?

— За пять дней управишься. Кисок заберёшь?

— Естественно!

— Эх! Не малыш бы, пошли вместе. У «Таборитов», парень прямо на восток ходил, значит, километрах в 80 от них жильё видел, но не дошёл. Сказывал, двое на квадроцикле не далеко от него проезжали, один в платке-арофатке, второй в форме пустынной. Летом ещё дело было. Кто они, арабы или евреи, не понял. Побоялся и ушёл назад.

— Эхо-хо-хо! Интересное дело! Надо расспросить парня.

— Поздно ты появился! На Запад он ушёл и не вернулся. На запад, кто уходил, никто не возвращался. А ещё скажу, место тут есть не совсем нормальное. Компас врёт, радио не слышно. И ощущение, будто смотрит кто в спину. Звуки, скрипы. Я дважды ходил, уж медведя валил. Я там робею. Свисты, звоны. Эхо многократное. Это на запад. Зимой бы туда совсем не стоит соваться, ямы, провалы в земле.

— Жути не нагоняй жути Станислав. Прям «Тени Чернобыля». Ещё зомби и прочие кровососы.

— Я не нагоняю, я так краешком прошёлся, болото там, духан стоит, вонючей запаха яиц протухших. Может там со всей планеты тухлые яйца скидывают? А проход один, через болото.

— Рисуй, как пройти.

Съездил я к «Таборитам». По сравнению с острогом, небо и земля. Даже туалета толкового нет. Бани нет, горшков глиняных несколько штук и те, в Остроге куплены. И не трактор у них был, а мотоблок «Викинг». Солидный, можно тележку цеплять. Была в комплекте. Мотоцикл, точно ЧЗет. С мясом хреново у них. Рыбы много. Я очень удивился, мастерицы были у них, половики ткали. Я и не думал, что, кто-то кроме как у нас в России это делать умеет. Нитки брали в Остроге, а все тряпочки отходы, на половики. А ещё они умудрялись делать половики, использую тоненькие полоски кожи, только плетение особое делали. Очень оригинально получалось. Ещё были мастера, телеги делали. Запрягать не кого, штук пять сделали и всё пока, отработали технологию. Одна девушка крючком вязала, просто фантастика. Ещё двоих научила, вяжут всё, что можно. Рассказал им про польских бабулек, ещё на Земле читал, пенсионерки в Польше, бизнес открыли. Вязали крючком нижнее бельё, каждый комплект, индивидуален. Неплохо зарабатывали. Идею приняли на ура. Мой рассказ о огромном внешнем мире, произвёл фурор. Их особо уговаривать не надо стало. Как пионеры, готовы.

Тут один момент вспомнил. Мои партизанки, в Остроге парней как увидели, так заулыбались, щёчки покраснели у них. Мужики им сразу море внимания. Как же, француженка, японка. Своих вдоль и поперёк изучили. А когда их в баню спроваживали, так, местные бабоньки чётко дали понять, мол, мужики все разобраны, лишних нет. А если гостьюшки упорствовать будут, то расчёсывать им не чего станет. А к таборитам их не взял специально. Там и так женского пола больше чем мужского. Оставил их у Станислава. Пусть помогают.

У чехов огнестрел был, как оказалось. В локалке нашли горизонталку «Merkel 40E» 12 калибра. Потом в лесу нашли останки неизвестного, рядом с ним восьми зарядный «Mossberg 500 Persusder» 12 калибра. Не так давно к ним пришла семья венгров, парень и жена с дочкой. У него была винтовка «Puska 43M», патрон от винтовки Маузера. Долго вспоминал, что за зверь. Потом уже всплыло из глубин памяти, она же «G98\40». Венгры с ней воевали и немцам поставляли. Ещё у одного парня, был пистолет, он с ним сюда попал. Мелкосерийная игрушка, «CZ 75 Legend».

На переселение они согласились недолго думая. Это хорошо. Уже тридцать человек выведу к нам. Стоит пробежаться до озера. С «Таборитами» договорились, пусть недельку собираются, спешки не надо. Могут несколькими ходками всё к Станиславу подтягивать. С транспортом будем думать. Хорошо, что они солярку не спалили. Сто литров у них было. Сменял на сухпаи, сладости и разную иную мелочевку, порой жизненно не обходимую.

Воздух днём значительно теплеет. Весна совсем уже на подходе. Встал на лыжи. Ох, как давно я не ходил на них. Мои кошки, то бегут рядом, то улетают вдаль. Обозначая себя коротким мявканьем. Мол, мы рядом, мы всё видим и слышим. Иду почти по самому верху водораздела. Лес не очень густой. Много лиственных деревьев. Порой ощущении по лесопарковой полосе еду. Я на охотничьих лыжах, без палок. Иногда глефу использую как тормоз или для отталкивания. Первые два часа, как-то трудно дались. Сел, без костра перекусил, котят угостил рыбкой. Сейчас иду, вроде втянулся, ходко иду. Что бы я без кошек своих делал? Они уже и кабана шугнули и на лося рычали. Благо медведи спят. Страшней только волки. Следы видел. Ружьё картечью заряжено. Так вот до обеда в приподнятом настроении и катил на лыжах. Костёр не разводил, на сухом горючем кружку травяного чая приготовил, перекусил, мои охломоны есть не стали. Уже успели слопать кого. Поднимаюсь и замираю. Слышу, как вдалеке волчья стая перекликается, друг другу сигналят. Загон пошёл. Надеюсь не по мою душу. Лезу на самый верх. Снег плотный. Волки легко по нему бегут, а вот крупному копытному, не просто от стаи уйти. Котята рядом, ушами там и крутят в разные стороны. На меня поглядывают. Я и гранату приготовил. Еду, в шлёме звук на полную, тепловизор работает. Вот они. Больше десятка гонят двух лосей. Прикидываюсь сугробом. А ветер предательски с моей стороны на них. Лоси рвут вверх по склону в мою сторону, только где я уже прошёл. По верху склона снега меньше. Стараюсь набрать ход, скатываюсь по обратному склону. Как уж я гнал! Чуть медленнее, чем на своих аэросанях. Через час встал перевести дыхание. Оторвался? Пополз вверх, кошки от меня не отходят. Ещё через полтора часа, совсем уже без сил стою на гребне водораздела. Мать перемать! Вам лосятинки мало? Что ж вы за мной увязались? Штук пять волков бежит прямо по оставленной мной лыжне. А эти другие. Те были серо-белые, а это почти белые. Другая стая? Не когда думать! До них метров двести. МП отхаркивает магазин. Троих зацепил. Вот же, настырно двое оставшихся волчар рвутся ко мне. Мои кошки в боевой стойке. Автомат за спину. Два конуса картечи останавливают хищников. Меняю магазин, добиваю одного подранка. Фууууууу! Приключений, хоть попой ешь! Перезаряжаю ружьё. Нашумел километра на три. Вдалеке волчий вой прорезался. У вас тут волчье царство? Ходу! Ещё час гонки и я уже язык на плечё. Весь в мыле. Еду не спеша, вон распадочек, вижу, как бы не большой карниз. Вот там и посижу. Скатываюсь, налетаю на валёжину. Через пять кульбитов хищным взором тухлой рыбы, осматриваюсь. Вроде ничего не потерял. Лыжи слетели, но рядышком. А вот лежу я на чём-то искусственном. Доски. Вернее дощатая крыша. Вплотную к склону домик построен, задней стенкой в склон упирается. А крыша вровень с уступом на склоне. А издали, будто обрыв крутой. Зашибись! Здрасте хозяева, гостей не надо?

Спускаюсь, приличная такая избушка. Одноэтажная, с чердаком. Даже слуховое окно имеется. Только всё почти под крышу снегом занесло. Явно не жилое. Ищу дверь. Вернее откапываю. Только хотел открывать, и тут меня пригвоздило. Может не стоит спешить? С чего бы?

У меня была альпинистка обвязка и моток крепкой верёвки. Цепляю карабин к ручке, отхожу на десять метров наискосок относительно двери. Потянул. Бах! Бах!

Какие не приветливые хозяева! Дверь на пружине? Назад её тянет. Ещё тяну верёвку, три бабаха! Там с пулемётом кто засел? Озверели? Стреляют из гладкоствола, это точно. Сколько магазин у этой автоматики? Максимум восемь. А если «Протекта»? Тяну ещё. Двадцать выстрелов произошло, в общей сложности. Просто ужас какой-то! Когда разобрался, что к чему, загадок стало ещё больше. На строже стояло боевое ружьё «АА-12», барабан на 20 патронов. Какой смысл? Дальше, в доме труп. Давнишний, мумифицированный. Вонь стояла, но не сильно. Я натянул дыхательную маску. Осматриваю. Мужчина, лет тридцать. Возможно азиат. Кожу лица стянуло, но вот, уверовал я в это. Возможно, и ошибаюсь. В камине зола. Вьюшка не закрыта. На столе пусто. В самом доме пусто. Ничегошеньки. Стол, стул с хитро прикреплённым стволом и собственно всё. Нет, ещё одна вещь, которая меня совершенно добила. Лежащий возле руки трупа пистолет Маузер. Оружие спасателя.

Психика не выдержала? С катушек съехал и застрелился? Не, тут что-то не так. Что конкретно, я не понимаю. Спасатели вроде из крутых ребят, суицидников среди них быть не должно. Что-что, а тут смотрящие отбор ведут. Это к бабке не ходи. А тут взял и застрелился? Чушь! Или не чушь? Второго пистолета индификатора нет. Всё перерыл. Маузер есть, патроны к нему есть. А это боевое ружьё откуда? В стартовый набор спасателя оно вроде как не входит! Или может, я не всё знаю? Эта ружбайка широко не применялась, если и выпускалась, то мелкими партиями. Вроде в фильме боевике каком-то ещё его видел. Значит откуда-то этот ствол «пришёл»? Сколько времени этот труп здесь? Хотя, что это даст? Максимум скоро как два года. Не с прошлой же платформы. Да уж, не переночевать здесь. Всё провоняло. Сам пропахну. Можно на чердаке, так костёр не развести. Ночую рядом, делаю «нодью». А если, опасность, можно в дом уйти. Кошки посторожат сон.

Спал пусть не комфортно, зато отдохнул. Ночь прошла без происшествий. Поел, собрался, встал на лыжи. Да, жадность до добра не доводит. Маузер и ружьё взял, а вес-то не малый. Сделал волокушу. Вот иду теперь за тягловую лошадь.

Вечером второго дня встречный ветерок донёс до меня едва уловимый запах дыма. Теперь уже крадусь. По ходу вот она, цель моего похода. Водная гладь со стоящим над ней туманом испарений. Здание локалки. Дым едва заметный дымок. Забор из жердей. Очень не спеша выкатываюсь на берег. Метров триста осталось до сруба, делаю одиночный выстрел в воздух. Жду. Слышу ответный выстрел. Подъезжаю. Парень, лет под тридцать, может чуть старше, азиат. Вот же попал. По каковски балакать с ним будем?

Всё оказалось прозаичнее, парень, его звали Исами, можно Саня, хорошо знал русский, японский, английский, несколько других языков.

Мы долго беседовали, практически до утра. Жил он один. Охранял локалку. Как он сказал. Странный он. С одной стороны, как охотник, точно новый Дерсу Уззала. Стрелял как бог! А ещё ствол у него, это та ещё штукенция. Австрийский «Steyr IWS 2000». Я о таком даже не читал. Пластиковая гильза, донышко у неё только стальное. Гладкоствольное ружье, стреляющее оперёнными вольфрамовыми стрелами. Начальная скорость стрелы 1450 м\с. Это, по-моему, предел для винтовок. Калибр 15,2 мм, стрела 5,5 мм. Но эту пушку он дома держит, на охоту ходит с самозарядкой «Mondragon». Была такая винтовка. Мексика заказывала в Швейцарии для своей армии. Маузеровский патрон, магазин на 20 патронов. Патронов у него к ней два ящика. А вот к Австрийской чудо — винтовке осталось только 37. Не простой парень. Ох, не простой! Жил на Хоккайдо, потом уехал на Сахалин. Был в Северной Корее. Охотился на Камчатке, Алеутских островах. Не пьёт совсем спиртное. Не курит. А зубы чёрные. От крепкого чифира? Быстренько кручу в голове, чернили зубы в Японии представители потомственной знати. Но этот обычай уж лет сто не в моде, вроде как. Если только на праздники. Хм!

— Скажи мне, Исами-сан, ты с самого севера Хоккайдо?

— Да! Сергей-сан.

— А ещё скажи мне, у тебя на Сахалине дальняя родня была?

— Да! Вопросник-сан!

— Тогда скажи мне, Исами-сан, ты Айн?

— Какой ты любопытный! Ты угадал, Серёга-сан. Рад, кто-то ещё помнит о таком народе. Японцы полностью хотят забыть, что Хоккайдо наш остров. Как только мой народ не истребляли. Остатки ассимилировали. Осталось очень мало семей, кто помнит о своём происхождении. На Сахалине тоже почти все обрусели. Одно отрадно, русские геноцид Айнам не устраивал.

— Скажи мне, Храбрый охотник(Исами, в переводе с японского — храбрый), ты наверное все окрестности не на один дневной переход исходил. Можешь, хоть, что-то сказать про это?

Достаю из рюкзака пистолет Маузер. Есть реакция, как бы он себя не контролировал. Что скажешь, друже. Не ты ли спасателя хлопнул? — размышлял я.

— Интересный человек ты, Серёга-сан. А что ты знать хочешь про этот пистолет. Плохой он. Злой.

Так, было, что-то личное. Ну, давай же парень, скинь плащ печали, поведай…

— Слушай, тогда. Полтора года назад, жил один парень в лесной избушке. Лес кругом на километры. Ни одной живой души. Как он туда попал, зачем сам не понял. На столе бумага лежала. Раз читал, два читал, десять читал. Понятно и не понятно одновременно. Жил, охотился. Далеко не уходил. Вышел к озеру, большая изба стоит. Обрадовался, может люди есть. Никого, продукты, инструмент, винтовка. Патронов всяких много. Стал думать, где же лучше жить? В домике камин, всё оборудовано. Тут же ничего, зато целый склад. Две лодки есть, металлическая и надувная. Мотора жаль нет. Зато в отдельном отсеке стоит Daihatsu Luxio. Микроавтобус.

— Вот же господа смотрящие, в край шизнулись, в глухой тайге, в бездорожье, микроавтобус закинули.

— Почему бездорожье? Есть дорога, сто метров от сруба и грунтовка на юго-запад идёт.

Я чуть с табурета не упал.

— Слушай дальше, любопытный-сан! Вот значит человек всё, что в избушке было, перенёс сюда. Кроме мебели конечно. Вот значит пришёл он в избушку, последнее забрать. Пока собирал, смотрит, два человека подходят. Один азиат, второй европеец. И пришли они, конкретно ища жителя избушки этой. Даже знали, в каком районе искать, только точного места не знали. Говорили-говорили, как им хотелось его с собой увести. Человек ни в какую, драка завязалась. Выбежал человек в тайгу. Европеец за ним, кричал, грозил. Да не помогло ему это. Застрелил человек обидчика своего. А ночью, подкрался к избушке, очень аккуратно вошёл внутрь и выстрелом в висок убил второго обидчика. Так дело было.

Раз, его рука резко выхватывает револьвер спасателя, ствол мне в лоб смотрит. Да только мой ТК, нацелен ему в живот.

— Слушай Исами-сан, если выстрелишь, убьёшь на повал, я выстрелю, умирать долго и мучительно будешь. Я не за жизнью твоей пришёл. Претит мне убивать, хотя убил уже не мало. Ты без терминала, мало значишь. Я знать не знал, что есть здесь спасатель. Ты же спасатель?

— Да.

— Мне сказали, у озера живёт кто-то. Я пошёл узнать. Вот и случайно нарвался на избушку. Так бы мимо может, прошёл, да вот, лыжей на валёжину налетел. Я шёл, к людям, предложить торговать, информацией поделится. Сам я бродяга, вольный траппер. Где вещами торгую, где информацию продаю. Всё свою цену имеет. Обосновался я в городке Китеже. Если пистолеты опустим, могу всё на планшетнике показать.

— Хорошо! Раз! Два! Три!

Опустили стволы. Я очень боялся, что на три выстрел будет. Смотрел за курком. Если бы курок взведён был, это уже совсем плохо. Не успеть увернуться. А вот при взводе курка, ранил бы он меня, но не убил. Я же кишки ему продырявить успевал.

Так вот до утра и просидели за разговорами. Не прост этот Исами, не прост. Да другого едва ли спасателем сделали. Уйдёт он со мной к нам в клан. И это просто замечательно. А ещё замечательно, что он точно знает, где малый терминал спрятан. И до сих пор он на месте. Абзац!

Глава 8

Ну, что там ваши сводки, анкеты и доклады!
Когда повсюду рядом, там и тут.
Счастливые находки, таинственные клады.
Ах, неужели, так и пропадут?
(Песня Остапа, из к\ф «Двенадцать стульев»).

Ну, вот скажите, вот же ненормальный. Зачем идти по хорошей дороге, надо посмотреть по сторонам. Вот какого меня на запад понесло? Великим следопытом себя возомнил? Сначала всё шло как по маслу. Выспался у Исами, да какого Исами, Саня он. Точка. Саня Хоккайдо. Так порешили. Вот чей он спасатель? Японский? А где же те Японцы? И ещё момент, японцы разве должны получат селективный кластер? У них моно национальное общество. Кстати, такой же вопрос меня до сих пор мучает в отношении Северян. Им за, что селективку дали? Или у них по Шаншайскому образцу? Слились куча монокластеров? Арабы под рукой евреев? Да в жизнь не поверю. Если только евреи не зачистили арабов. Кто там может быть? Сирийцы, ливанцы, иракцы, хотя там национальностей и племён много. Сауды? Йемен? Турки? Они и сауды главенство неверных не признают. Тогда откуда 24 монокластера? Каждому племени? Катар, Кувейт, Эмираты. Проблемно им там миром жить. В одном Ливане, шииты, сунниты, христиане. Без резни там не обойдётся никак. И двадцать евреев не удержат положение. Там только если всех под ноль.

Это-то всё ладно. Я вот заблудился и это серьёзно. Магнитный компас одно направление показывает. Солнце другое. Стараюсь ориентироваться по Солнцу с учётом времени дня. Всё равно, чушь выходит. Часто приходиться менять направление. Где глубокий снег, где холмы, чуть не сопки. В низинах вода. Болото чавкает. Те сутки, что сэкономил, идя по дороге, потерял, кружа в этом чёртовом месте. Саня пока остался у себя, должен сходить до локалки с терминалом, проверить. Это три дня пути. Туда и обратно. Потом будет ждать, меня на санях, солярки у него было 200 литров. По дороге я к нему за часа полтора, два проеду. Пусть дорога не прямая, и не до самого лагеря «Таборитов», зато не плутать. Меня же какой леший дёрнул посмотреть, что там не обычное. Увидел столб, обычный телеграфный столб. Он уже сломался, повис на сосне старой. Как разглядел, ума не приложу. Изоляторы на столбе. И провода железные свисают. Вот и докрутился, искал куда ведут. Отошёл-то на тридцать метров от дороги и всё, как в другой мир попал. Вай! Не дай боже! Подымаюсь на холм, странный он какой-то. Как длинные холмы индейцев. Искусственные насыпи. Взобрался, оглядываюсь. Молодняком всё заросло. По гребню, больших деревьев нет, только молодые ёлки и сосенки. Шиповника просто тьма. Привлёк мое внимание куст один. Мутант просто. Без веток прямой ствол и в сторону от ствола такой же толстый отходит с утолщением, почти на самом верху. Не нормальное явление. Странный шиповник. Такого не бывает. Подходить боязливо. Снег почти просел. Тут по верху его почти нет. Подхожу к кусту. Минут десять смотрю не него. Я понимаю уже, что здесь не так, разум не воспринимает. Вижу, а глазам не верю. Как такое может? Не буду вас мурыжить, если кто видел ручную переводную железнодорожную стрелку, так это она и есть. Были бы рельсы по насыпи, я бы понял сразу. Шпалы сгнили в труху, а рельсы куда делись? Мне так не хорошо сделалось. До жути. Сколько лет этой насыпи? Всё, успокоился. Вон и железная стойка входного семафора. Рухнула от старости. Значит там вход на станцию. Иду, вспоминаю, дед в своё время рассказывал, за сколько семафор от станции ставили. Да если и стрелка ещё, значит не больше километра, а вернее метров триста. Вот и путь параллельно был. Не большая станция значит. Колея у дороги, какая была не понять. Шпалы напрочь сгнили. Но отсыпка широкая, не узкоколейка, точно. Иду, заросли закрывают обзор. Такие деревья вымахали. Не которые сосны до 40 сантиметров в диаметре. Это уже перестоянный лес, восемьдесят-сто лет. Берёз сухих и упавших много. Дубок, этот молодой ещё, лет шестьдесят. Клён высокий, толстый. Тут не скажу, у нас клёнов не было. Вот это да! Сразу вспоминалась локация «Станция Янов» из «Зова Припяти» здание, почти один в один, у одного крыла здания обвалилась крыша. У дальнего ещё стоит. Три вагона, вернее их остовы на одном пути, просто внезапно возникли рельсы. На втором пути остатки грузовых вагонов. Содержимое вывалилось через сгнивший пол. Похоже, чугунные отливки везли. Килограмм по пятьсот каждая. Рядом под вагоном куча чушек. Это возможно бронза. Под третьим вагоном, отливки из меди. Нашёл пару слитков свинца. А пассажирские вагоны, от них только остались платформы и кучи гнилья и ржавого железа. Сто лет, это много времени. Паровозов нет.

Боязно, но вхожу в здание станции. Включил фонарь. В таких местах, могут обитать от птиц до крупных хищников. Мои котята не больше чем на пару шагов отходят. Чуют кого? Внутри здания, ощущение локации только усилилось, почти один в один. Мусор на полу, не поймёшь уже, что.

Если вот предельно честно, хозяина фирмы разработчика игры «Сталкер», надо подвергнуть полному игнору и презрению. «Казаков» он захотел возродить! Да бредовая идея! Насколько уж я стратегии любил, «Казаки» мне абсолютно не понравились. Я многое могу понять. Усталость, кризис жанра наконец. Проблемы с персоналом. Но кинуть миллионы фанатов игры, это-то же самое как МММ кинул вкладчиков. Тут уже не личные амбиции рулят. Ты создал мир, наполнил его содержанием, даже определённая субкультура создалась. И всё это кинуть, всех кинуть? Во имя чего? Польстить собственному эго, как я крут и свободен! На всех пох! Не прав господин, не прав. Ребята делающие «Сурвариум», я уважаю ваш труд, но вы делаете клон «Сталкера». В него будут играть, но будут вспоминать и соотносить эту игру со «Сталкером». Ой! О чём я это сейчас? Тут до разработки компьютерных игр далеко, очень далеко. Хотя парочку сценариев для игр я уже представляю. Стратегия и экшен.

В левом крыле здания ловить не чего, крыша рухнула, стены частично обвалились. А вот правое крыло, потолки даже и не прогнулись. Первая комната, телеграф. Если бы окно не было закрыто железными листами. Едва ли бы хоть что то уцелело. Плесень съела мало — мальскую органику. Коррозия почти уничтожила металлические вещи. Но ещё узнаваемо.

Дальше комната, тут сейф стоит, решётка на окне, мусор всякий на полу. Ого! Кокарда, вроде как царской армии. Ещё пуговица. С орлом двуглавым. Это интересно! Окошко в зал, касса значит, тут была. Дальше оказались комнаты медпункта и начальника станции. В медпункте одиноко стоит железный застекленный шкаф, причём целый, с банками-склянками внутри. Металлический столик на нём кучей инструменты. Окно закрыто ставнями железными. Само окно выпало внутрь кабинета. Прочий медицинский инвентарь. В кабинете начальника было единственное целое окно, и сохранилась единственная дверь. Из морёного дуба, что ли? Окно ещё сохранилось благодаря железным ставням. Стол, шкаф. Пепельница каменная. Подсигар серебряный на столе. Стаканы в подстаканниках. Серебро, не алюминий. В столе Наган. Ладно, пускай лежит или взять? Поем, полтора кг долой, возьму. Патроны россыпью. Наверно уже не годные. Беру, проверю. Как выматывают душу скрипы и стоны железа. Если бы не шлем, с ума сошёл. В нём можно приглушить звуки. Больше ничего особого. В шкафу, остатки формы железнодорожника. Может инженер-путеец, может парадный костюм начальника станции. Не разбираюсь я в этом. Подвала нет, да и затопило бы его за столько лет. Всё вроде.

Котята всё хотят сбегать в левое крыло. Иду за ними. Осторожно ступаю по гнилым остаткам перекрытий. Радостный вопль Шерхана. Поймал-таки сову. Вот зверюга, не может дня прожить, что бы голову не оторвать, хотя бы мышке. Есть не будет. Убьёт, поиграется и бросит. А тут ресторан был. Это в советское время рестораны на вокзалах — гадюшники и рыгаловки. А в императорской России, в вокзальных ресторанах работали не самые плохие повара. Порой даже в Москве и Питере, уж всяко избалованная публика ездила на вокзалы отведать хороших блюд. И в провинции держали марку, вокзальные рестораны. Уровень обслуживания, качество приготовления старались держать на высоте. Это же лицо города. Человек, сходя с поезда, чаще всего шёл в вокзальный ресторан. Кушал и узнавал новости, заводил беседы. А официанты были в курсе всех городских новостей и сплетен. Нашёл обломок бляхи — … олаевская железная дорога. Николаевская? Санкт-Петербург — Москва? Или город Николаев? Нет у меня познаний в это области. В общем, ясно, точно тут был ресторан, и не на пять столиков. На десяток, не меньше. Стулья и столы не сохранились. Вот кухня, почти цела. Три печи, духовка хитрая. Какой фарфор, даже бокалы стеклянные частично уцелели. Посуда из серебра. Вон два ведёрка под шампанское. Интересно, «Мадам Клико» ещё сохранившееся есть? Холодильников не было. Должна быть яма, туда лёд зимой закладывали, и хранили вина. Мясо и рыбу обычно только свежайшие покупали в ресторан. Вот и винная комната. Два стеллажа рассыпались, с дюжину бутылок разбилась. А ещё четыре вроде целые. Шустовский коньяк? Умру, но возьму пару бутылок. Водка не интересна. Вина, не знаю, что за сто лет с ними произошло. Тем более в таком экстремальном хранении. Даже с десяток целых бутылок шампанского есть. Этикетки не разобрать уже. На коньяке на каждой бутылке выдавлено название. Так, срочно нужен КАМАЗ длинномер. Как только вывезти? Дороги нет. Выхожу во внутренний дворик вокзала. В своё время был тут парк. Вон чугунные боковушки скамеек. Вон местами ограда чугунного литья цела. Там постройки были, теперь кучи обломков и хлама. На десяток лет работы археологам. Дальше, будто горы или холмы. А всего лишь производственные помещения, или депо. В Российской империи, в мастерских при станциях работали квалифицированные рабочие. Оборудование было на уровне высоком. Надо смотреть. Не очередная ли промка нарисовалась? Пусть даже древняя. Какого года всё это? Так, Наган, в русско-японскую с ним воевали уже. Принятие на вооружение конец 19 века. Грубо говоря, от 1900 года до 1922, окончательная победа Советской власти. Но уж больно всё чинно, едва ли времена гражданской войны. Или до первой мировой, или территория белого движения. Пока всеобщий хаос не проглотил старый мир. Вот и мастерские. Начни с краю. Там понятно, пути уходят за железные ворота. Паровозное депо. Тут ворота меньше. Деревянные, но на толстых железных планках. В первом боксе ничего интересного. Верстаки, тисы, инструмент кое какой. Второй бокс, это кузня. Два горна, пара больших наковален. Очень много разного кузнечного инструмента. Что привлекло внимание, а тут был электрический свет. Вон проводка, изоляция уже растрескалась и частично отлетела. Вот и фонари. Токарный станок с ременным приводом. Это ясно, тогда на каждый станок по электромотору не ставили. Должен быть привод. Вал идёт под потолком дальше. И я потерялся…

Первым ко мне стоял броневик «Руссо-Балт С», вроде даже целый. Только покрышкам совсем хана. Второй броневик «Остин-Путилоцец», двухбашенный. Оба вооружены должны быть двумя «Максимами». У этих вооружение снято. Хомяк внутри меня радостно натягивает нарукавники. Валерьянки таблеточку заглотить или две? А что дальше меня ждёт? Уже на полусогнутых исследую. Мои боевые коты бегают, чего вынюхивают? «Шерхан» в десятый раз метит территорию. Да наше это будет, только наше. Вот и паровозы. Это «Овечка», тип «О», из последних дореволюционных модификаций. Так, это «Элька», один из лучших в своём классе в своё время. Тягал он пассажирские поезда. Быстро бегал. Так, это, что техника? Австрияка! «Yu-83», залётный какой-то! Вид не цветущий у техники, но и не такой убитый. Всё фотографирую.

Вот теперь, даже если у эфиопов надо будет устроить госпереворот, я подпишусь под это дело. Три паровоза! Как вытащить всё отсюда? Как? Хожу, смотрю, ощупываю. Это просто ужас. Тихий ужас! Зачем я только сюда забрёл! Мне же несколько ночей не спать теперь спокойно. Вай! Надо было по дороге просто пройти! Хожу, высматриваю, так! Всё! Это не по настоящему, это глюк! Он сейчас пройдёт. Если пнуть, больно будет? Лежит станок от пушки, колеса сняты. А вот и ствол от неё, вся качающееся часть. Пушка, настоящая пушка. Маленькая. Но пушка. 47 мм, старая, изготовлена 1896 году, крепостная пушка Гочкиса. А снаряды есть? Не вижу. Жаль.

Долго я ещё бродил, вроде надо на ночлег готовится, а я как лунатик брожу. Не верю глазам своим. Нашёл я и оружейку, которая подвергла меня в ещё большее смятение. В ней было 24 ручные гранаты Рдултовского образца 1914 года. Двенадцать гранат Р1. Образца 1915 г. Это были французские лимонки. И ещё был десяток немецких лимонок «Eierhandgranate 16». В пирамидах стояли десять винтовок 7.62-мм Винчестер М.1895, это что штаты делали для России. Насчитал двенадцать 6,5-мм винтовок «Арисака» обр.38. Семь винтовок 7,71-мм Ли-Энфилд Љ1 Мк-3 обр. 1907 г. Ящики патронов к ним. Было два станковых пулемёта «Кольт-Браунинг».30 кал. обр. 1895/1914 г. Нашлось два 7,71-мм ручных пулемета «Льюис» обр. 1915 г. Дюжина револьверов «Наган». Всего шесть винтовок Мосина. И восемь пулемётов «Максим». Четыре, точно с броневиков. Чудеса! Это склад для «Белого движения»? Да, что сейчас гадать! Закрываю оружейку. Снаряды нашлись к пушке, стальные гранаты, французского производства и чугунные гранаты, российские. Последние помещения. Як же! Добейте меня! Стоит изящный американский автомобиль «Packard». Рядом «Napier». Хм! Не помню такой. Крытый легковой автомобиль. Ага! Были авиационные движки от этой фирмы. А это чудо, это произведение искусства автопрома! «Руссо Балт С 24–40». Красота. Оживить бы ещё это всё. Благо техника в закрытом помещении. Время своей печатью сделало отметины. Однако, надежда умирает последней. Грузовиков нет. Увы! Сил нет, без костра, вернувшись в оружейку, валюсь спать. Благо двери, крепкие. Железо сантиметровой толщины.

Где вход, там был и выход из этого не совсем нормального места. Этакое пятно, диаметром в два километра, среди болот. Может железная руда здесь, или ещё чего. Компас реально сходит с ума. А вот по насыпи, я прошёл до её окончания. Две сотни метров по лесу строго на запад, вот и дорога. Всё рядом. Иду я, значит, уже чуть не напеваю, чую дымок. Ага! Уже рядом табориты! А дымок то с лесу! Интересно, кто там костры жжет. Крадусь. Даже слышу отголоски речи. И тут под две гитары, целым хором, грянуло, — «Гоп стоп! Мы подошли из-за угла!»

Хорошо поют, черти! Кто же тут такие смелые? Или дурные, на всю округу лес переполошили. Крадусь тихонько. Зарево впереди. Целый «пионерский костёр» запалили. Две палатки больших и одна маленькая. Да их тут почти двадцать человек, может и больше двадцати. Одеты только не по сезону. И оружия не видно. Под финальные строчки, — Кончай её… Я появляюсь на сцене.

Час суматохи, расспросов и споров. Даже чуть не подрался. Вернее одному особо упёртому, просто врезал в лоб раскрытой ладонью, а потом применил борцовский перевод, до треска сухожилий. Что, собственно способствовало более оперативным сборам и большей собранности. Группа студентов из Екатеринбургского клуба «Седой Урал», под предводительством руководителей клуба, семейной пары Николаевых, Людмилы Аристарховны и Владимира Николаевича, в начале августа, пошли в недельный поход в горы. Из Североуральска их довезли на автобусе, день они шли, встали на привал. Тут-то их и накрыло. Они пять часов как здесь. Естественно ничего не понимают. Связи нет, спутниковый телефон молчит, ДжиПиЕс аппаратура не функционирует. Решили сидеть и ждать прояснения обстановки. Из августа в март попасть, не очень весело. Ладно, хоть шли с расчётом, что в горах ночью может быть очень айс! Из оружия, сигнальный пистолет и пяток взрыв пакетов. Пообщался я с народом, поголовно, дети бетонных джунглей! Лес для них, лесопарковая зона. Самые страшные звери — это клещи. Остальных, братьев меньших надо покормить и можно погладить. Наивные! Хорошо, что собой не покормили. Двадцать человек и семейная пара руководителей. Фивти-фивти, по одиннадцать мужчин и женщин. Пара часов в состоянии закипающего чайника. Пробежавшая лисица, это такой фурор! Десять минут, приводил в порядок колонну. Бог мой! Вспомнилось, когда работал в охране леса, дважды искали и выводили таких незадачливых «туристов». Значит, одна группа, сплошь художники, фотографы и прочий бомонд, расположились на берегу лесной речушки. Всё по уму, палатки, костёр огорожен, дёрн взрезан. Ну, просто примерные туристы. Одну леди, ночью придавило на мочевой пузырь. Выйди, сделай в метре за палаткой своё дело. Никто же не увидит. Как же! Ей стыдно было, вдруг услышат, как она журчит! Не гламурно! Как на семь километров от лагеря упорола, сама не поняла. Благо мы в квартале от них стояли. Дежурили из-за сильной пожарной опасности. Слышим выстрелы. Туда. Те утром проснулись, нет одной красавицы. У меня с собой «Лорка» была, русский спаниель. Взяла след, нашли. Так ещё и кочевряжилась. Мол, не пойду с вами, вы маньяки! Понятно за неделю в лесу заросли и пахли не от Бруно из прошлогодних бананьев. Сгрёб эту заблудшею дщерь на плечё, от души так врезал ладонью по заднице и нёс её до лагеря туристов. Она же, вот тёмная душа, за домогательство обещала в суд подать! Психанул, врезал ещё раз. Как ни странно, никто из её друзей и подруг, не был против.

Всё это лирика. Нервов я километр сжёг. А прелестный момент был, уже практически на виду лагеря «Таборитов», за нами по дороге из леса выходит чуть меньше десятка волков. И такой безмерно восторженно удивлённый голосок девичий, — Смотрите, собачки!

Витал сосун, вашен гоу! Вынос мозга, полный! А вот туристам у «Таборитов», восторга полные штаны. Хорошо предупредил, без моего участия не чего не менять, особенно продукты. Суета сует. Затем, вечер, переходящий в ночь вопросов и ответов. Понимаю, окажись, кто в такой ситуации, верить тяжко. Сам на себе испытал. Вон Луна. Закат розовый, а не зелёный или голубой. Пятиногих шестирогов не бегает. Волки и лиса, совсем земные. Кошки и те, на четырёх лапах. Осознать, что это уже совсем другой мир сложно, все, кажется, скоро этот розыгрыш закончиться и можно вернуться в свою квартиру, к телеку, компу и прочим благам цивилизации. Две девушки ревели, «Дом 2» больше не посмотреть. Просто жесть! Кое-кто расстроился, вторую часть «Хоббита» не увидеть. А у меня созрел, просто адский план.

С утра была большая охота, удалось подстрелить трёх лосей, одного оленя и двух кабанчиков. Лес кишит живностью, чехи сидят на голодном пайке? Ещё троих волков добыли. Шкуры в дело. На следующий день сгонял до Станислава, с ним обговорил. Покумекали, договорились. Забираю его семейство, моих партизанок, на санях едем к «Таборитам».

Там устроили не большой переполох. В общем, уболтал я людей провести археологические раскопки. Всех туристов, Станислова с женой и чадом, партизанок, нескольких «Таборитов» провожаю на станцию. Они ведут там разбор и поиск любого имущества, могущего представить ценность. Только не думайте, что на поиск золота Российской империи. Для нас ценность, даже обычные гранёные стаканы. Запас недельный продуктов есть. Мяса достаточно. Палатки есть. Часть помещений на станции, ещё терпимы. Зато не с пустыми руками людей приведу к нам в клан. Всю неделю провёл в мотаниях между «Станцией», Острогом и «Таборитами». В Остроге, пытался договориться купить «Волгу» и «ЗиС». Поначалу переговоры зашли в тупик. Круто Беляна запросила. Потом спину ей прихватило, серьёзно, не разогнуться. Попросил мёд, травы, перец красный, живицу еловую и от лиственницы. Беляну отправил в баню, сам колдовал, на водяной бане мазь готовил. Затем напаренную Беляну минут сорок проминал да правил. Умаялся, так и заночевал в её комнате.

Вот же она, сучка в ботиках! Я тоже хорош! Всегда бы все вопросы в дипломатических переговорах безмозглой головой решать! Да, что за напасть! Нормально не решается, через трах-тибидох, пожалуйста! Уродство моральное! Это не весело, плакать хочется. За пять «Наганов»! С патронами и две винтовки Мосина сменял машины. «ЗиС» заправили, малость в нём покопались и поехал. «Волгу» волоком утянули к «Таборитам». Там устроили промежуточный лагерь. Спросите почему? Отвечу! В Остроге мы были бы не очень желанными гостями, а чехи полны энтузиазма, поменять место обитания. Вот у них мы и устроили перевалочную базу. Концентрируя весь хабар из локалки спасателя и со станции. Саня Хоккайдо вернулся с похода, сообщил, плита на месте. Забирать её будем в самый последний момент. Был ещё интересный момент, во время разбора на станции, нашли пистолет «Bayard Mle. 1908», в тендере австрийского паровоза нашли спрятанный револьвер «Reichsrevolver М 1883». В одном служебном помещении нашли парочку «Mannlicher M1900» и похожий на очень известный пистолет «Маузер», пистолет «Mannlicher M1896». Полна коробочка чудес. Долго мучился вопросом, что делать с броневиками? Сами они боевой ценности почти не представляют. Всё просто, у «Руссо-Балта» броня до 5 мм, два пулемёта с небольшими секторами обстрела. «Калаш» дырявить его начнёт с двухсот метров, точно. Винтовки, примерно так же. «Остин-Путиловец» привлекательнее будет, броня до 7 мм, пулемёты во вращающихся башнях. Придётся затратить кучу времени на смену двигателя, усиление подвески, затем усиление брони. Много возни с непредсказуемыми последствиями. Смысл? Честно, я не знаю. Вывозить тот мы их будем, тут уж не оставим. А что делать с ними, вопрос большой. Хотя, можно будет продать неплохо. Подумаем. Паровозы, вот это больше занимало. Тут их только разбирать, с детальной съёмкой и зарисовкой всего процесса. Сварку тогда мало применяли, если вообще нет. Всё на заклёпках. Будем разбирать. Да уж, не один раз придётся технику сгонять туда-сюда, вывозить всю добычу.

Потом нашли хутор белорусско-хорватский. Семья белорусов, Андрей Мижуй с женой и двумя дочками и семья хорватов, Златан и жена его Мариана, с сыном и дочкой. Локалки им не досталось. Нашли каменную башню. Такая квадратная башня из дикого камня, три этажа. Не большой пристрой к ней, возможно бывшая конюшня. Подновили, укрепили и очень даже ничего. Год они как обитают в ней. Значит, стоим, разговариваем, слышу из-за дверей звук, как будто трактор завёлся. Андрей и повёл показывать. Я, вот ей бог, выпал в осадок. Представьте себе не банального хряка Борьку. А нечто огромное, массой килограммов в двести пятьдесят — триста. Этакий брюхоногий хрюкозавр! Да у него один пяточёк, как дно у стандартного железного ведра на двенадцать литров. Я смотрел на это чудо, а ноги в землю вросли. Андрей говорит, мол, это наш Миша. Ему ещё только годик! Детки у него ещё маленькие. А этакая гора тушёнки совсем миролюбиво даёт почесать за ухом. При наличии клыков сантиметров в пятнадцать. Это ужас! Как такого колоть? Тут противотанковое ружьё надо. Мне стало интересно, как выкормили такого мастодонта. Секрет оказался прост, рядом дубовая роща, после первых заморозков, простыми метёлками, намели горы желудей. Кормили ими. Так же, рядом два озера, в них неимоверно много водяного ореха — чилима. Вот и весь секрет. Если мне не изменяет память, чилим съедобен. И раньше его возами собирали. А ещё, самую первую кашу человек сделал из чилима, и возможно первый хлеб. Это как версия от археологов. Особого желания к перемене мест Андрей не испытывал. Но согласился, что девочкам нужно образование, да и общение человеческое. Не только дикие звери. Златан согласился сразу. Пусть и крепко они сели, каменное здание, частично благоустроено, два ствола есть, тройник «Antonio Zoli», два ствола 12 калибра и нарезной 8 на 57JRS, охотничий карабин «Tavor21» и пистолет «Форт» Андрея. Его табельное оружие. Он на Земле был служащим таможни в Симферополе. Занятно, белорус, таможенник в Крыму. Златан по профессии ветеринар, жена его, зоолог. Договорились, через неделю к ним приезжаю. Они поделились информацией, дважды за год проходили чужаки, кто? Не знают. Первый раз охотники, на французском языке говаривали. Второй раз, торгаш какой-то, тот вообще не понятно по-каковски лопотал. Едва пообщались. Применением английских и немецких слов, плюс русский разговорный. В округе километров двадцати от них, больше постоянного жилья не было. Тупик. Люди, это великолепно, но я ищу следы, намёки на производство оружия. Что же, придётся идти на восток.

Но сначала условные радиограммы, кодовые слова. Связь состоялась. Подтверждение о приёме получил. Теперь, на восток!

Глава 9

Море из заката, небо как рубин,
Во дворце заката, я живу один.
Гордый, словно вечер,
Чистый, как зима,
Сильный, словно ветер на спине холма.
(Дворец заката, гр. Диалог)

Надеждинск, кабинет командира вооружённых сил клана «Бешенных медведей». Николай, матерясь про себя в который раз просматривал сводки и сообщения. Первая новость, в Китеже прошёл слух, «Шмайсер» сбежал из плена, его местонахождение определено по слухам, восточнее Рейна, севернее Манилы. Якобы пробирается на запад к Китежу. Вторая новость, Пьер усиленно скупает горючие, моторные масла, заказывал очень древние колёса и покрышки. Резинки-прокладки. Это к чему? Даже уточнили район сосредоточения груза, северное побережье второго по величине эфиопского озера. Что он потерял или нашёл на севере? Третья новость, самая странная. Передали ему конверт, там записка, причём напечатанная на пишущей машинке! Одно это дико удивляет. В записке написано:

… «Казак» «Шляхтичу». Оно понятно от кого, оборвать бы ему хапалки и этими культяпками по мордасу, по мордасу!

Пункты плана 3 и 4, уже не своевременны. Их аннулировать. Срочно приступить к пункту 5. Вся видимость пристального внимания на восток. Увеличить стратегический запас топлива, тяжёлую грузовую технику в полную готовность. Команду «Кошки»(спецназ, пояснения читателям) на объект «Е»(Иерихон), эфир слушать круглосуточно. Сообщения от «Киниц»(циник на оборот) первоочередные. Возможна крупномасштабная операция. «Казак».

Вернётся живым, самолично убью! — зло выговаривал Николай. Где же ты, морда бессовестная бродишь? Ох, и натворил ты дел! Только вернись ты Серёга! Только вернись! Сначала по мордасу, а потом пить, что бы лёжа штормило! Паскудник, это ж у тебя ещё личные агенты есть? Сыновья? Отпадает, такое не сыграть, тут всё искренне. Кто-то лично завербован! Вот же зараза, он ещё и следить успевает. Кому, и какие указания он ещё выдаёт? Юи отпадает, та два дня истерила не поддельно. Как же, её, главу спецназа не поставил в известность! Одно радует, если мы его не прибьём, жена его точно нокаутирует! Не один раз! И поделом!

Я в это время пил горькую. Не поверите где! «Хотель Калифония», так назывался этот гадюшник. Почти классический салун из фильмов о диком западе, с примесью еврейского колорита. Такие вот пироги, с котятами! Пили мы на четверых, моими собутыльниками были местные ребятки. Который раз тащусь, слушая: Welcome to the Hotel California

Such a lovely place
Such a lovely place
Such a lovely place
Plenty of room at the Hotel California
Any time of year
(Any time of year)
You can find it here.

Заводила их команды Лёва Шомер их Бирибиджана. Носатый, лупоглазый, чистокровный еврей, довольно таки своеобразный тип. Второй парень, Рома Левински, он не в родне с Моникой Левински. Чисто вот фамилии одинаковы и всё. Ромка еврей по отцу, сам из Екатеринбурга, но попал на платформу из Хайфы. Сразу чувствуется, наш человек! Служил в армии Израиля, сапёр. Но в душе, русский разпиз… это ж надо, шёл с ночного клуба под утро через квартал очень истово верующих. Ладно бы просто шёл, так он песни по-русски распевал! Его вежливо попросили, умереть пыл. Як же! Выдал парниша из великого русского разговорного! Драка естественно! Получил не кисло, зато доволен как мамонт, навалял жлобам ортодоксам. Самому лечится, пришлось, но это уже вторично. Третий член команды, Женя Ильин, он еврей по матери. Умный парень, сам себе на уме, начитанный. Попал сюда из Самары. Ромка и Женя попали сюда с жёнами. Детей пока не было. Молодые ещё парни. Лёва попал с женой, да только она от него сбежала. Лёва уже третий десяток разменял. Вот эта команда вольных бродяг, занималась промыслом, всякие не стандартные операции, короче контрабанда. Меняли всё на всё. Лишь бы выгода. Подозреваю, ребятки на прикорме какой нибудь местной спецуры. Иначе едва ли. Такой бизнес не может не крышеватся. Конечно, могут быть и не зависимыми, так, мальчики на подхвате. Толком знает Лёня, а он ещё тот поц! Вот значит, бухаем, обмываем сделку. Я занимаюсь паскудным делом, пытаюсь вбить клин между парнями. Спросите зачем? Скажу, глянулись мне Ромка и Женя. А самое главное, как узнали, что я белорус, работавший в России, в смысле на Земле ещё, практически земляк, а вот Лёва, сразу так, дух Рашки ему претил. Всё, он для себя определил, раз из России, всё, в третий сорт. Я вот честно, не уверен, что бы в ТОМ Израиле, его за олим ещё зачли! Он имел очень мерзопакостный характер. Старался показать из себя большего еврея, чем даже Ромка. А тот уж совсем натурализированным стал. Армия, учёба, да женится в Израиле не так-то просто. Я когда узнал, просто офанарел. Оказывается, брак, заключённый в России допустим, в Израиле не имел значения. Но не это главное. Пили мы водовку, не «Еврейский стандарт» и не «Кауфман», но приличную. Закусывали мантами. Настоящими мантами! Пусть с оленины! Я уже третью порцию наяривал, душу отводил. А ещё была самса, плов, лагман, бишбармак, шаурма и много разного вкусного. А как чудесно рыба приготовлена! Вах! Пальчики оближешь! Вот я между дегустацией напитков и различных блюд, делал подначки и закидывал «закидушки». То про одно проговорюсь, то про другое. Да типа, давайте съездим, сами посмотрим. Лёна тот сразу, не хрен делать! Я не поеду и вас не пущу! А я как змей искуситель, капаю и капаю ядом в душу Роману и Евгению. Вот, мол, в России нынешней, чуть не все учёные евреи, такие дела разворачиваются! Южный материк открыли, колонию там развивают. Союзники у них есть, «Бешенными медведями», их кличут, те так техники нахапали, всех у себя привечают, всем желающим работа найдётся. Детей учить бесплатно, здоровье поправить бесплатно. Да много интереснее, чем тут в лесах, прозябать.

Вы, наверное, озадачились, коим же образом я попал в это интересное место? Дело так сладилось. Мотался, я значит между станцией и лагерем у «Таборитов», весь в запарке. Прибегает гонец из Острога, чужаки пришли туда, трое, один вроде как финн, по-русски говорит не плохо. Двое других, странные. Только вот у одного, перстень интересный. Толи рокерский или байкерский, а может и еще, чей знак, «Мёртвая голова» на нём изображена. В том виде, что на фуражках эсэсовских красовалась. Беляна, одно, что блондинка, мозги у неё работали, лучше, чем у мужиков некоторых. Сидит один из них такой, пень пнём, в разговор не вступает, а вроде как всё и понимает, головой вертит, ушами стрижёт. Третий бородатый, чернявый, дикого вида. Так вот, албанец он. Наводит на мысли. Говорили, говорили, вроде как торговать мужики шли. Да только в разговоре зондаж пошёл чистой воды. Типа, всё нордические народы под одну крышу собираются. А раз они славяне, а не искусственно созданные немцами русские!!! Могут органично встать под крышу единых нордических народов! Во как! Беляна же историк, помнила, как японцы перед второй мировой собирали азиатские народы под единую крышу, японскую естественно и чем это закончилось. Умная девушка, вмиг всё просекла. Это вам не гламурная пустышка с рублёвки. Это миледи из трёх мушкетёров!

Сели мы на хвост этим ребяткам на следующий день. В десяти километрах от Острога взяли их. Чисто взяли, без пальбы. И упёрлись в стену! Никакие методы устрашения не помогали. Не игра в безумного стоматолога с хирургом. Ни упомянутое вскользь, что раз баб у нас нет, там можем и любой подвернувшейся дыркой воспользоваться. Ноль эмоций. До дрожи в пальцах накачал себя, вызвал в себе неуёмную первобытную ярость. Вы только поймите, для меня первые разы кролика убить, так надо было настроиться. А потом привкус парных внутренностей преследовал не один день. Потом уже, всё это делал чисто механически. Надо и всё. А представьте, ты растишь этого кролика или поросёнка, не важно. Видел его совсем маленьким, кормил, давал кличку. Он почти член семьи и его потом убивать. Отвратное ощущение. Но есть осознание, это нужно, таков один из законов природы. Убиваешь для жизни. Парадоксально! Но такова жизнь. А тут убить человека, не в игре стрелялке. Убить вот просто, по тому, что это может быть плохо, тебе и твоим близким. И это ещё всё как призрачная, возможная угроза. Это, я вам скажу, ломать себя надо и ещё как ломать. Переворачиваю кадра с приметным перстнем на живот, разрезаю одежду. Финну говорю, я сейчас орла ему взрежу, на живую. Раз они нордический народ. А могу и прогулку Одина устроить. И всё на его глазах. А ему что нить уникальное применю. Хватило двух надрезов на спине жертвы.

Информация пошла. Вот и узнали я об этом чудесном месте. Все подробности маршрута. Мужички гонцами были. Сделка у них в отеле должна была состояться. Про Острог они доподлинно знали, про «Таборитов» тоже. И про хутора отдельные. Всё знали черти. Карта была у них. Очень занятная. А вот Станции на карте не было, обозначено просто болото. Интересный казус! Зато, ни одной отметки посёлков и городков Альянса.

Парни были вольными охотниками, выполняли задание своего старосты поселения. Поселение стояло на правом берегу Шпрее. Только называли они реку по-иному. Народа в поселении было человек тридцать. Почти все бродяги как и они. Жили лесом, рекой и выполнением разных заданий. Для прохода к северянам была металлическая пластинка, как пайцза ордынская. Больше ничего особо интересного они не поведали. Знали ещё о трёх поселениях в лесах вдоль Шпрее. На север далеко ходили, чего-то искали, не нашли. Прошлый раз, руду нашли нужную, не далеко от этих мест. Руда называлась геленит. Понятно, богатая свинцовая руда. Стратегический металл. Боеприпасы и аккумуляторы. Оружие у них не особо уж очень. Револьвер «Manurin MR-73», испанская горизонталка 16 калибра «AYA model No.1», турецкий полуавтомат «Exscort PS» фирмы Hatsan. Ножи и клинок похожий на палаш. Про производство оружия слышали, есть, вроде, поселение на развалинах каких-то. Но конкретно, где, ведать не ведают.

Убрали их по-тихому. Взял я у Беляны настойку Белладонны. Остановились мы в распадке одном, дали им попить. Мерзко себя чувствовал. Одно дело в бою. А тут… Зато установить причину смерти будет очень сложно. Зверьё за несколько дней останки растерзает. В их фляжку налили остатки настоя Белладонны. Что? Как? Установить трудно будет. Оружие забрали. Такое дело пропадать не должно. Самая изюминка, они несли рюкзак, нулёвых компьютерных чипов, кучу микросхем, транзисторов, плат. Всё по отдельности упаковано, пронумеровано. Вот так и дела! О чём это может говорить? Что, кое-кто в серьёз занялся электроникой. Но чипы с нуля и самые, что ни наесть последние, из того, что мне известно. Так вроде канал заблокирован по всей электронной базе? Доступно только лампы и прочее. Интрига.

Вот так значит, взял я с собой Саню. Риск? Да ещё какой! Только вот стрелка хорошего кроме него у меня не было. И взял партизанок. Смешно? Я так же думаю, мужика, путешествующего с двумя девахами, в серьёз не воспримут.

Пришли мы в это место. Забор с колючкой, дом двухэтажный. И больше ничего. Дом большой, ещё хозпостройки, на заднем дворе. Человек десятка полтора тусовалось там. В первый день, заявился я туда со своими красавицами и котятами, произвёл фурор. Пластинку-пропуск никто не спрашивал. Пока я пытался, что-либо разнюхать, смотрю, парень уже к моим партизанкам клинья бьёт. Этакой плейбой, с электронной сигаретой, весь на понтах. Я пробивал, на ночлег устроится, а мне говорят, типа мест нет. Значит так и сяк, серебро совал, нет и всё! А пока кошелём тряс, деньги набирал, пластинку на стойку и выложил. Хлоп, сразу и номер свободный возник. Стараюсь, «танцы танцую» и через коромысло, разчухать, что тут и как. Меня слушали-слушали и так ненавязчиво сказали. Первый раз ты здесь, вот и типа прощаем, больше не задавай не нужных вопросов. Номер получил, будь рад. Дальше на восток дороги нет. Без особого пропуска нельзя. Подхожу к столику к девушкам своим, так вальяжно и говорю, у типа всё чики-пики, меня одного на них хватает, помощника не надо. Познакомились, это Женя и оказался. Ушли в комнату, оставил девчонок там, сам в низ. Сели с Женей разговоры вести, а он типа вторые сутки ждёт гонцов. Я на стол пластинку и ложу. Оба-на! Есть контакт! Легенду мене долго придумывали накануне разведки. Пел как в опере. Хотя особой нужды в этом не было. Наш груз был нужнее им, чем то, кто его доставил. Я всё сфотографировал. Пусть головы ломают для чего и к чему всё это богатство. Смею предположить, в Израиле очень хорошо развита электроника, видимо, кое-кто из специалистов попал сюда. Вопрос, это целевой заказ или им собрали, что смогли? Их ответ — оружие. Разное, некоторые образцы, очень интересные. Даже то, что они довольно таки современные, не как времён ВМВ. Первая убойная штука, пистолет пулемёт «Spectre M4», образец антитеррористического оружия. Всегда готов к стрельбе, магазин на 50 патронов. Интересная конструкция. Затем Хорватский «Agram2000», с интегрированным глушителем. Оружие криминала. Старовойтову из такого застрелили. «Tavor X95», он же «Форт 221» под калашевский патрон. И винтовка «Kel-Tec RFB Sporter» с магазином на 10 патронов, калибра 7, 62х51. Четыре ствола за рюкзак микросхем? Очень интересная сделка. Четыре современных ствола на кучу электронного хлама? Кто в пролёте? Я или они? Предлагал серебро, предлагал другие вкусности, никакого интереса. Конкретно твоя куча на нашу кучу. Других вариантов нет. А в будущем варианты возможны? Возможны! Какие? Какие будут? А всё в таком духе, дико не определённо. Парни и рады бы поговорить, да Лёня сыч, хрен моржовый, быть тебе последним шлемазлом. Бдит! Я-то таблеточек хитрых закинулся, парней упаиваю в хламину. Вот Лёня, своим Жан Реновским носом в стол упёрся. Спит? Или притворяется? Я вот завтра болеть буду, хоть первитин принимай.

Стволы я уже отправил с девчонками к Сане, он в засаде не далеко. Чуть чего хвосты отрубать жёстко будем. Не выкрутить мне тут больше ничего. А слушать гениальное из Иглз уже осточертенело. И уж, каким макаром, но тут мелькнуло, типа чего ты паришься, сдашь все стволы в город мастеров, бабла подымешь. Всё ништяк будет! Тут я уже вцепился своими когтями в душу парням. Вот же им кишки на плетень выматывал, это образно конечно. Пошла информация, Женька бывал там раз. Левый берег Шпрее, в верховьях. Развалины, вроде как храма. Много народу там, под сотню. Фул контакт! Вкус сырого мяса во рту. Теперь кручу парней, а типа, не слабо ли им в путешествие? И в таком духе. Пьяные все герои. В таком состоянии, им точно никуда не уйти. Забились встретиться на одной отметке на карте, через три дня. А, что бы не забыли, я им написал, каждому в бумажнике. Место там хитрое. Спуск к ручью. Ручей широкий. Уже почти безо льда.

Вы наверно удивляетесь, на кой столько оружия? И всякого разнообразного. Всё просто, любой стреляющий образец, это продукт конструкторской и инженерной мысли. Работающий образец. Для нас, получить полную тех карту, любого ствола, не просто. Это надо идти на поклон, что-то предлагать, ждать и все вытекающие с этим связанные. А ещё, это обозначение интереса к определённому оружию или системе. Возьмите и просто проанализируйте, много ли революционно новаторского появилось в мире оружия, за последние лет двадцать? Я имею в виду стрелкового оружия. Что такого кардинально нового? Мы и американцы держим на вооружении оружие, которому по полвека. Калаш, ещё старше. Что это, тупость военных? Не желание перехода на новые системы? Я вот даже не скажу, сколько было экспериментальных моделей автомата Калашникова. С пятидесятых годов его всё улучшали. По итогу, мы имеем всё туже принципиальную схему оружия. Знаменитая М16 Юджина Стоуна. Превосходит калаш по некоторым показателям, но и в разы хуже его по многим другим. Сколько модификаций М16 было? До чёртиков. А новых разработок? И безгильзовые, и две пули в одной гильзе, да очень много. Но в итоге, что? Мы имеем оружие разработок 30-40-50 годов. Если калаш, это усреднённые характеристики, то М16, сильное улучшение одних, за счёт ущемления других. А в мире охотничьего оружия, только и читаешь, замки системы такой-то, ложе такое-то, накладные доски такие-то и т. д. получается, все основные принципы и системы разработаны, остаётся только удачно всё сложить, как в конструкторе и получить добротный результат. Совсем новых систем, каких-то особых изюминок, просто мизер. Всё остальное переработка существующих систем или даже бывших в употреблении когда-то очень давно.

Поэтому я и стараюсь получить как можно больше образцов разного оружия. Порой не надо иметь точную техкарту, с указанием всего техпроцесса. Порой достаточно посмотреть как идут риски, следы обработки. По таким мелочам можно понять, как обрабатывалась та или иная деталь. Примерно понять технологию сборки, отладки. Всё это есть на деталях, надо только увидеть. Я понимаю, дорогие охотничьи ружья, там детали полируются зачастую. Сложнее понять, методы обработки. Зато как всё копируется друг у друга! Слизывают на ходу! Чуть у кого удачный ствол, всё, жди клонов. Турецких, бразильских, японских, теперь уже и китайских.

Удивляет один момент, как-то же обходят не возможность заказа оружия изготовления и разработки после ВМВ. Как? Коим образом? Есть, значит, варианты!

Через три дня у нас были страсти как в фильмах про приключение «Неуловимых». Тайная встреча, похищение и погоня, свист пуль в след. Хе-хе! Хотели поймать нас! Летать научитесь! Как я втопил на санях по ручью! Красота! Гоню, трясёт, вопли жён парней, Саня ещё стреляет. В кого там попасть, при такой тряске? По нам бы не попали. Пара пуль совсем рядом просвистели. Ловите смайлики, хлопчики кучерявые!

Хей! Во всю глотку ору:

Горел асфальт от солнца и от звёзд,
Горел асфальт под шум колёс,
Горел асфальт, ты чувствовал тепло,
Горел асфальт снегам назло.

Ария, форева!

Сидим в Остроге, пивом отпиваемся. У Ромки и Евгения отходняк не шуточный. Жёны их, наоборот легко сошлись с местными. Чего то там уже обсуждают, делятся. Парни в прострации. Наутро после моего ухода, подрались они с Леонидом, Рома сломал ему его гордый орлиный клюв. Давно у них это назревало, тут уж понеслась душа в рай. Тот сам начал парней мутузить, типа он главный, они никто. Ну и получил по клюву. От всей широты души. Женька ещё по почкам «Катерпиллерами» добавил. Затем сборы в бешеном темпе. Бегство, погоня. У Романа был «Вепрь-15», у Жени карабин «Mossberg MMR Tactical». И то и другое клоны «AR-15». Мы их ждали на вершине склона. Погоня больше их гнала, чем реально хотела перехватить. Поймать явно хотели меня. Буквально кубарем слетели вниз к ручью, завожу мотор, они заскакивают, трогаемся, чуть разогнались и первые преследователи на обрывистом берегу. Мы уже метрах в 700 от них. Постреляли для острастки по нам, едва ли прицельно.

Они, очень удивились, увидев такой скоростной аппарат. Солярки я только спалил, мама не горюй. Думаю, оно того стоило.

Значит, разворошил я окрестности. Шуму до небес, не надо быть шибко умным, что бы сложить лён с тралсом. Это поговорка викингов. Значит, сперва разведка, потом зачистка. Беляна, уж не знаю, из милости богов или просветлённая ими, выдала, мы будем переселяться. А я уже и не знаю, хочу я этого или нет! Место уж больно хорошее. Дорога на север. Окрестности богаты дичью, рудами. Можно ещё людей искать, явно не предел, то, что мне попалось. Значит, черпать здесь и черпать. Совсем уйти, спалят всё или под себя загребут. Гарнизон держать, накладно. А с другой стороны, при наличии тяжёлого вооружения, человек пятнадцать могут тут хорошо держать оборону. Пулемёт крупнач, снайперки. С одной стороны речушка. От стен до кромки леса метров триста — триста пятьдесят. Из глубины леса обстрел можно вести из миномёта или мортиры, а у кого подобное есть? Если с кромки леса, то по любому под ответный огонь попадают. Думать надо. Людей выводить, тут без вопросов. Такие дела затеваются, не хорошие. И если уйдём, станцию дарим не известно кому… А это очень не хорошо. Оттуда вывозить и вывозить. Тоже чугунное литьё. Пьеру отстучал, «Ифу» он пригнал со своими людьми. Два грузовика лучше, чем один. У эфиопов был Фиатовский грузовик и Студебекер. Не взять. Кое какая техника осталась в монокластерах. И всяких других общинах. Кстати, цены на рабов полезли вверх, сильно. Пьер смог купить только десяток белых и десяток африканцев. Все больные, их уже отправили в Надеждинск. Стали искать рабочею технику. Я уже полтора месяца в бегах, а конца не видно. Пару раз была мысль, звать своих сюда. Дважды бил себе по рукам. Ещё не время. И уже опаздываю. Цены на солярку и бензин пошли вверх. Я через Пьера скупал, где только возможно. Такая движуха в северном направлении не может остаться не замеченной. А ещё фокус в том, что участки, где я хотел получить право на концессию, совсем рядом. Пока мотивировали этим. Но это ненадолго. В Китеже ещё раз запускал утку про себя. Что, мол, должен сплавиться с верховьев Рейна, набрал головорезов, буду жестоко мстить за обиду. Типа знаю, кто это организовал, никого не пощажу. Несколько дней страсти побурлят, внимание на восток будет. А у меня тут собралось сто пять человек, сила. Прошлым вечером, вернее уже под утро, крепко заспорили мы. Сидели вчетвером, Я, Саня, Женя и Ромка. Я хотел даже открыться им, по ходу спора, передумал. Начал Саня:

— Серёга! Вот тебя послушать, у тебя мысли только вокруг оружия и машин крутятся. Ещё станки. Хотя, опять же, для производства оружия. Вот судя по твоим рассказам, в том клане, оружия, умотаться. Куда ещё? Зачем?

— Саш! Ты умный человек, вот прикинь. Мы в обычной жизни живём, зная, что наш покой, худо-бедно охраняют — армия, полиция, спецподразделения. Они обучены и подготовлены. Зачем простому обывателю оружие. Раз в год на охоту сходить? Покрасоваться фотками перед друзьями в одноклассниках или контакте! Фанатиков охоты, спортивной стрельбы, таких истовых, очень не много. Остальные, просто любители, со всеми вытекающими. А теперь человек попал в этот мир. Первое — шок! Паника! Несколько дней жёсткого стресса. Хорошо, если тебя нашли, привели в кластер. Хоть минимальная ясность, минимальное ощущение безопасности. Большинство людей переосмысливают ценности, значимость самых простых вещей. Он начинает понимать, собственная безопасность, безопасность близких, это уже его личное дело. Значит нужно оружие. Заимел дробовик, хорошо. Потом, ага! Нужна винтовка! Нужен пистолет. Гранаты, пулемёт. Не каждый может с одним стволом и в белый свет и на задний двор. В смысле пользоваться только одним стволом. Допустим, достался трофей, пусть немецкая винтовка Маузера, вот он с ней и на охоту и воевать. Это культура обращения с оружием. Это умение им пользоваться. Зверя бить, что бы подранков не оставлять. Прижало, бешенных людей отстреливать, наверняка. Для этого надо знать оружие, любить его и уметь пользоваться. Таких много?

— Это штучный товар, Серёга! — внёс свою лепту в разговор Рома.

— Можно я продолжу?

— Слушаем! — в один голос все трое.

— Что будет делать среднестатистический мужик? По любому, для уверенности. Надо — не надо, будет себе добывать дробовик, винтовку, пистолет, к ним пару ящиков патронов. Это образно. Он может и толком не воспользуется всем своим арсеналом, но постоянно будет улучшать, менять на более совершенное и т. д.

— Пожалуй, доля истины есть в твоих словах! — подытожил Женя.

— Это не всё. Теперь к более масштабной ситуации, на примере клана. Что делать лидеру, когда ему суют почти только одно оружие? Хочет, не хочет, вот оружие хватай, остальное не положено! Что на обмен, что на вооружение. Большая беда, оружие разношёрстное по боеприпасам, по характеристикам, по взаимозаменяемости деталей. Вот есть десять Мосинок. Одна сломалась, пускаем её на донора. Есть условный запас деталей. А если этот ствол в единичном количестве? Всё, в переплав? Ещё, патроны, если в работе патроны десятка типов, о какой полноценной экипировке может идти речь? Партизаны на выходе после пьянки! А про машины. Полетела прокладка между блоком и головкой. Пиши, пропало! Машина на прикол!

— Почему на прикол? Заказывай прокладку!

— Где? В другом кластере? Хорошо! А у смотрящих по этому кластеру, такой техники не числится! И получай — трёхаршинный, обмотанный колючей проволокой! Расслабьтесь, вас снимают!

— Писец!

— Это не писец, Саша! Это писец песцовый! По итогу имеем двадцать машин, на ходу пять! Продать их? Допустим! Продаю лишние машины, лишние оружие, друзья-враги усилены, а мы в такой глубокой толстой заднице. Ибо у нас больше ничего нет! Мы всё пожрем. Можете ржать, у нас в клане женщины трусы теперь одевают, когда месячные и на праздник! В Китеже банка молочной смеси для детей от пяти до десяти рублей серебром. За такие деньги двустволку купить можно! В селективках, как-нибудь да закажут через терминал. А мы лапку сосём. У нас нитки не катушками продают, метрами! Иголки швейные по пол рубля стоят, штука!

— У вас там руководство совсем, охренели?

— Да не охренели, Женя! Свободный рынок! Могу сказать, молочные смеси, мамочки бесплатно получают. Только ты прикинь, какие деньги клан выкидывает на это! Чем за такое расплачиваться приходиться! А ещё, постоянная угроза голода. Мяса хватает, рыбы хватает. А крупы? Пока своего этого нет, будет только по осени. Россия помогает, честь им и хвала! Самим им не просто, а помогают. Наши, как могут, стараются в долгу не оставаться. Условно, часть техники нашей России принадлежит, да только стоит она у нас. По этому, какой-то минимальный запас запчастей есть. Нам часто укоряют, мол, типа, сколько вы нахапали. У других и половины такого не перепало! А вот индейская хижина, вигвам! У всех селективных есть канал! Не надо это забывать! Мотор лодочный надо, да закажем. Ткань плащёвку надо, можно заказать. Да хоть презервативы и таблетки противозачаточные. Крючки рыболовные, носки, лезвия для станков. Зеркальца женщинам. Любую мелочёвку, они могут — ЗАКАЗАТЬ! Любая селективка, может иметь до десяти тонн груза, причём практически любого, за месяц. Вдумайтесь, десять тонн халявы в месяц! Как они этим распорядится, их дело, но есть палочка-выручалочка. Мы можем только купить, обменять, найти или захватить! Других вариантов, просто нет! Простите великодушно, не надо грязным пальчиком в пупике ковырять!

— Тогда клан в вассальной зависимости от России! Как-то, колониальным духом тянет!

— Нет Рома! Тут всё тоньше, мы пока, тёмная лошадка, можем свою партию вести. Вот прикинь, мы перекинемся к эфиопам, чисто теоретически! Или к швейцарцам. В клане двести человек, полста могут под ружьё встать. База промышленная, не хуже промки Российской. А через канал, так совсем можно развернуться. России в стратегическом плане не выгодно, нас терять. Такой союз, практически гегемон в радиусе тысячи км. Наш клан пока сдерживает отсутствие продовольствия и горючего. Для производства синтетического бензина, надо полторы тонны угля в сутки, минимум. Что бы установка работала в нормальном режиме. А мы его пока машины три за сутки привозим. В лучшем случае, а бывает и за пять дней ни одной машины. Месяц возим, неделю установка работает. Примерно. У нас был момент. Заказали колготок капроновых, есть магазинчик в долине, колониальные товары, так прозвали, смеха ради. Вот привезли двести колготок, разных, цену смешную назначили. Хоть малость девушек и женщин наших порадовать. Думали в драку пойдут… виг вам! Отвыкли они уже, продали штук сто и всё, застопорилось дело. В Китеже уже прокладки научились делать. Наполнитель мох, делают из марли, чего-то там ещё. А на рынке пачка канальных сказать сколько стоит?

— Как всё у вас там запущено!

— Не запущено, Саша! Тут момент один, эти торгаши не понимают, они же нас заставляют варианты искать! Ходы-выходы! Мы на вулкане каждый день. Наши люди всё видят! Думаете, они не понимают, что раз канала нет, так на нас и нажиться хотят! Думаете, это популярности добавляет другим кластерам? Наши люди прекрасно видят, сколько это стоит и какие отоварки они получают от клана. Родился ребёнок, получите. Новоселье, немножко, но получите. Иждивенцев нет, кто пытался пальцы веером, сопли пузырями. Их сразу на уголь или кирпичи делать. Женщин в мясной цех, туши разделывать и потрошить. Быстро доходит, что пособий по безработице нет. И никаких поблажек. Пришёл человек в клан, получает карточку социальную. По ней два месяца может питаться бесплатно. Адаптируется, вперёд на работу. Рук не хватает. Есть профессия редкая и нужная, сразу найдут работу. Хочешь своё дело, в Китеж пожалуйста. Хочешь в другой городок. Найдёшь соратников, можешь хутор строить. Помогут. Медицина бесплатная, обучение детей бесплатное. Даже за питание не платят родители. Так, что люди всё примечают. Думает, не соотносят, что с них на рынке просят, а что клан для своих делает? Тут дураки быстро разумными становятся. Все понимаю, долго так не может продолжаться. Выход один, экспансия. Вопрос куда? К морю? Пока флота нет. Купить парусник, элементарно не на что. Продать тяжёлое оружие? Только через наши трупы. Продать легко, сделать или достать в тысячу раз труднее. Тут ещё момент, люди у нас, в основном после значительных передряг. Есть сломленные, есть озлобленные. Пена и шлак, такие люди есть всегда. Но есть и таких большинство, их теперь кнутом хрен стегнёшь! Они сдыхать будут, а в глотку вцепятся, они вкус жизни испробовали полной мерой. Им мораль и этику преподавать не надо. Они из отверженных, людьми обратно стали. Те, кто к кромке жизни подходил и в навоз не превратился, попробуй их теперь сломать. Для них глоток чистой воды ценность. Воля — счастье! Таких людей в зинданы и рабские бараки не загнать. А на них ещё и нажиться хотят, пока наши люди терпят. А если терпелка кончится? И это будет страшный пожар! Очень страшный! Хорошо, что упор в экономику сделан, на самообеспечение. Мы всю битую технику скупаем, для чего? Там мотор, там гаечки, там прокладочки, там проводочки. Всё без остатка в дело. Битые моторы, хорошо, будет алюминий на переплавку. Хотят, дуговую печь ставит не большую. Графит нужен. А он на землях Манилы только. Опять подмазывать, задабривать и т. д. с чего всё это брать? Вот просто, нормальный цикл жизнеобеспечения? Вот по такому оптимальному минимуму? Вот и рыщут люди наши волками в степи и лесах. Наши разведчики уже за двести, триста километров уходят. Чуть не ржавое железо приносят, и рады этому. А если, что-то из бытовухи принесли, уже праздник. В России, Сталкеры, суперские ребята, ищут подобных, нужна команда дальней разведки. Именно ресурсной. Так, вот их не много. То, что они находят, это большая подмога. А у нас, почти пятьдесят человек рыщут. Плюс, чёрный рынок крышуется. Можно сказать, на госуровне. А вы мне, не до хренали вам стволов! Всё только про них. Да я упоминаю, только новьё! То, что уже было, так, мелким текстом и вскользь. Раньше на Земле, читаешь, книжка интересная, написано живо, но зараза же, в мире оружия больше нет кроме Калаша и М-16, всё! Вот, больше просто нет оружия! Утрирую, конечно! Но простите великодушно, в мире не одна ТЫСЯЧА фирм производителей оружия, и при таком разношёрстном заселении этого мира у людей будут Бенельки, Ремингтоны да Мосберги? Калаши, Макаровы, Маузеры да Спрингфельды? Не смешите! Если с учётом приоритета национального оружия, такое может вылезти… а ещё парни, только без обид! Есть птички такие, зовут их тупиками! Вот вы эти тупики и есть!

— Эт почему?

— А по тому Саша! Вот любой кластер, затрофеил винтовку, патрон скажем не ходовой, но им на это пофиг! Патроны закачиваются, не вопрос, заказал и получил. А нам как быть? Ладно, если оружие под подобный патрон есть в селективках, а если нет? Чем стрелять? Горохом? Вот и получается, оружия куча, а полноценного в боевом отношении, дай бог, половина. И ещё, знаете, сколько типоразмеров патронов одного и того же калибра бывает? Чуть ли не до десятка! А по пять-шесть, часто! Винтовки одного калибра, а боеприпас не подходит. Диаметр или длина гильзы совсем разные. У нас уже одни патроны, за счёт других переоснащают. А это и время и работа. Усилия, которые могли бы быть затрачены, на более созидательный труд. В том видимо и предназначение наше, раздражитель большего масштаба. Мы вольно или невольно, но будем смешивать карты. Будем, для собственного выживания, быть не предсказуемыми. По тому, что люди наши, обиды не очень склонны прощать, натерпелись. А из них жилы тянут, верёвки вить хотят. Вот у нас в оружейке и лежит гора стволов, толку только от них ноль. Не совсем конечно, изучаем, прикидываем. До широкомасштабного производства оружия, год-два. Оно и не нужно вроде, а пойдёт дело. Особенно производство боеприпасов. У меня вот стойкое ощущение, смотрящие нас так тихой сапой подвигают к чему-то! Суют и суют оружие! Да разное, одно чуднее другого. Это фактор сдерживания? Или фактор, типа, ну всё ребятки, пора действовать! И будет как в песне Цоя, — Дальше действовать будем мы… вы вот эту, глобальную интригу, прочувствуйте! А то оружие, оружие! Так оно и для защиты нужно! Не только для нападения!

— Всё! Закипел! Остынь Серёга!

— Хорошо парни! За живое задели, вот и разошёлся.

Тут ещё Женя с Романом, сказали, знаем, где нычка есть хорошая, да только и Лёва это место знает. Надо по быстрому туда сгонять, выгрести всё. Тут я реально прикурил. Уж очень похоже на замануху в засаду. Значит, в самый последний момент, сменил состав группы. Хотя меня утешало, жёны их у нас остаются. Не совсем парни идиоты. Хотя всякое бывает, как знать, какие игры вокруг нас идут. Пошли они оба, с ними ещё четверо мной выбранных. Через четыре часа, мы с Саней и ещё шестью человеками за первой группой следом. Прошло всё нормально. Стрелять то стреляли, да всё по волкам. В заначке было по 12 гранат РГ-41 и РОГ-43. И очень чудное дело, экспериментальные гранаты ударного действия, не принятые на вооружение, РГУ-39 и РГУ-40. Их тоже по дюжине. Противотанковое ружьё Шолохова, калибра 12,7 мм. Малой серией выпускалось в 1941 году. Два пистолет пулемёта «MAS 1938», чисто французский калибр 7,65 мм. Нормально так. Гранаты, это просто дар богов или смотрящих? Немного патронов разных калибров. По мелочи, рации, обмундирование американских морпехов времён ВМВ, пять комплектов. Израильское обмундирование времён войны с Египтом. Ножи, бинокли, дальномер, стереотруба. Прицелы к винтовкам. Много мелких полезностей. Кружки, фляжки, котелки.

Вернулись в Острог. Тут радость, удалось выменять Газон 64. И то хлеб. Отдали в основном мясом и патронами. Притащили оба броневика в острог. Установили как не подвижные огневые точки. Пока эти чехарады заводятся даже, но не ездят. На следующий день обменяли один американский пулемёт на японский грузовик, «Ниссан 180». Две с лишним тонны грузоподъёмность. Сделали «Волжану 21», лётает, только в путь. Уже проще, два грузовика на ходу, плюс «ИФА». Раритетные авто перевезли в острог. Чугунными чушками укрепляем стены. Смех, да и только. Но если не дай бог, «бофорс» или «эрликон» какой подтащат, уже совсем в крошево стены не пробьют. Укрепляем Острог, как можно и чем только можно. Груза накопилось больше чем на хорошую колонну. Учим пользоваться оружием, тренировки. Погрузка-разгрузка. Нет смысла порциями гнать груз. Тяну время. Только просекут, кто тут лапки запустил, всё припомнят. Но волны по воде имеют свойство, широко расходится. Начинаю уставать от такой кутерьмы. Паровозы разбирают. А вот попробуй колёсную пару в кузов закатить. Парни эстакаду изладили, чудеса. Всегда удивляюсь, как в экстриме соображалка работает. Такие решения! Всё из подручных средств и пердяжным паром. Но работает. «ИФУ» раз в несколько дней гоняю к Пьеру. Отправил всё найденное серебро, пять кило, золотых монет с десяток, всю более-менее ценную утварь. Инструмент, мелкое оборудование. Отправляю, метал в небольших отливках. Из локалки спасателя отправляю, самое ходовое. Пьер уже, которую ночь не высыпает, что важное в кладовки, что менее важное, обмен на топливо в первую очередь. Затем запчасти, расходники к автотранспорту. А ещё взятки. В итоге концессию справили. Это очень интересно. Моя доля 51 %, доля клана нашего, 9 %, по 15 % у Пьера и его брата и 10 % у министра в правительстве. Вы не смотрите, что моя личная доля такая, это всё равно всё нашему клану. В общем, началось и здесь бумаги. Я от них как чёрт от ладана бежал, и тут нашли они меня. Потеряться не получилось.

Собрали пушку Гочкиса, поставили её на современные колёса, не на деревянные, кои родными были. Разок бабахнули. Прикинули, километра на два уверенно бьёт. Может и больше. Предел у этой пушки, четыре с половиной километра. Это уже очень убедительно. Что поразило, снаряд разорвался. Будто и ста лет не пролежали. Я ещё удивлялся, за сто лет и не столь фатальные изменения. Винтовки стреляют, патроны годные. Брезентовые ленты «Максимов» вполне рабочие, не рассыпаются в прах. Один парень, Владислав, из свежих потеряшек, студентов, предложил ртуть с накатника поменять на масло. Всё равно ртути не было. Чего — то посчитал, прикинул, подобрали масло нужной вязкости. Ещё чего-то он там усовершенствовал, стреляем, работает. Тут он уже давай и станок модернизировать. Толк с парня будет и серьёзный. Если ещё стимулировать, глядишь, свой Грабин(выдающейся конструктор орудий) появится. Опять вечер, день пролетел, не заметил. Сидим вчетвером, думки гадаем.

— Серый! А скажи нам, вот ваши там, как вообще к союзу с Россией относятся?

— Жень, за всех не скажу. Тут такое дело, они к нам особо не лезут, не учат. Совет всегда пожалуйста, но не назидательно. По ходу им самим интересно, что ж у нас тут нарождается. Мы особо и не чувствуем покровительства. Если бы не этот, долбанный статус, кластер-деструктор, я думаю, влились в анклав Россия и всё. Трава не расти. А тут заморочки. Вот канала нет, горючки нет, провианта ноль. Всё сами. А ещё непонятка, вот карта викингов этих, не раз они мимо болота, где станция ходили, и вот не могли обнаружить? Смутно верю! Ещё момент, долина наша, где Надеждинск. Вот никто не сунулся до наших, тут хрясь. Получите, распишитесь! Странно? Очень даже!

— Может это всё в планах смотрящих?

— Ты знаешь, Саня, я уже всю голову себе сломал, что и как! Всё выходит семь на восемь, восемь на семь! То, что они могущественны, ни на йоту не сомневаюсь. Методы воздействия не контактные возможны, да вполне. Задали мотивацию и вперёд. В какой мере всё это делается, да хрен его знает. Какая цель всего этого, в душе не ведаю! Я вот ещё раз к вопросу об горе оружия. У нас пулемётов, больше чем в любом кластере. Половину продать можно! А смысл? Кто поручиться, что через лет пять-десять политика Нью-Дели, или Шанхая, диаметрально не развернется? Предложат англичане новый союз! Чисто вот, допустим! И нами проданное оружие пошло работать по нам же! Может не в прямую. Наберут банду отбросов, вооружат, всё. Гражданская война, революция, восстание народа против тирании! Любые лозунги, любые термины. Опыт мировой в этом, огромный. А найти десяток — другой недовольных. Особенно в нашем, разношёрстном клане, легко! По этому у нас и жёстко с этим. Никакого национализма, никакой веронетерпимости и прочих сепаратизмов. Не поднимешь по хорошему, иди на угольке, кайлом помаши. Хорошо дурь из башки выветривается. Было уже несколько на перевоспитании. Не доходит ещё, изгнание из клана, а не дай бог гадить будет, расстрел без суда и следствия. Как преступника военного времени. Слава богу, до такого не доходило.

— А может у смотрящих таких вот кусочков Земли быть много, вроде как заготовки конструктора? Или метод особого поощрения? А ещё, ты так рассказываешь, будто сам у руля власти, всё знаешь. Я ещё могу понять, что ты не просто бродяга — торгаш, коим себя тут подаёшь. Допускаю, что ты человек обличённый доверием и может из свиты приближенных. Ко всем секретам едва ли допущен и как там в самом верху у вас решат, тебя могут и забыть оповестить.

— Я уже думал об этом! Не раз! Кто знает? Ладно, парни, извиняйте, я спать.

Всё, завтра с утра вызываю помощь из клана. Просто ощущаю, время уходит. Пора. Замотался до ужаса, однако, весело. Устаю как тягловая лошадь, а меня просто прёт. Кто там ещё ломится? Спать хочу, пошли все к воронам! (на древнегреческом языке, то же самое, что к чёрту).

— Как? Что? Это точно? — изумляюсь я.

Писец котёнку, гадить не будет! Разведчики пришли. Нашлась тропка, к заветному городку. Тронхеймом он зовётся. Привет горячие нормандские ребята, потомки Асов и Ванов. Мировой змей, Йормунганд проснулся! Ждите в гости! Какой тут в топку сон! Все в храм, совет.

— Бурук Хазад! Бурук!(Гномы идут! Гномы!) по Нику Перумову.

Глава 10

Древние рощи полны голосов, шепота трав и камней
К северу тянется дым от костров, враг рыщет в той стороне.
Духи грозы бьют в барабан, из молний куют нам мечи.
Мы принесем жертву богам, кровью своей напоим.
(Крещенье огнём, гр. Ария)

Вот это мы наскипидарились! Искры из глаз, искры из под ног! Как-то разом всё обрело цель и направленность. Всё предельно ускоряем. Первых людей сегодня же отправляем к Пьеру. Дети и женщины. Спецназ будет у него часа за четыре максимум. Нормально, нашим грузовикам и газону ехать почти сутки, да больше. С остановками, людей же везут. Днём дорога раскиснет. Может им по ночам ехать? Не стоит. Раритеты почти на ходу. Только каков запас хода у них, один господь знает. Значит, пусть «Лося» гонят в Иерихон, что у нас ещё по проходимости нормальное? Финский внедорожник! Вот двумя единицами техники навстречу колонне и идут. Обеспечат охрану и чуть чего на буксир. Второй акт марлезонского балета, гоним сюда взвод Николая. Люди Пьера обеспечивают свой кусок трассы и охрану пункта перевалки грузов. Бензин и солярка, дороги, однако, это расходники. В любом бы случае горючку бы спалили. На учения, рейды и прочее. А тут с пользой, пойдёт поступление материальных ресурсов. Решено. Сегодня же разведку повторно до Тронхейма гоню. Пусть наблюдают. Саня пойдёт. Страшно рискую. Надо Федя, надо! Он сам парней выбирать будет, кого взять. Тут он умнее меня во стократ. Ещё, в Китеж, последняя утка пошла, у нас мобилизация. Отчасти верно. Ополчение под ружьё, сегодня же. Вся тяжелая гусеничная техника на выход. Гоним её в Иерихон. Вздрогнет земля, ох вздрогнет. Такие подвижки. Да и хрен с ними. Кто боится, пусть в норы забивается, а друзьям я никогда грозить не буду.

Не заметил, как полдня просвистело мимо. Что уж у Беляны получается, так отвары из травок, такие сборы, такие составы. Сон отбивает, круче кофе. А ещё у неё есть настоечка, «Ерофеич», это совсем «одолень — трава». Выпьешь, часов на пять-шесть, как заведённый. Ни усталости, ни сонливости. Потом только спишь, пушкой не разбудить. Этим же, «Ерофеечем», всё простудное лечит, здорово помогает. Значит, сидим вдвоём с Саней, обсуждаем, что да как. Им на выход, через час. Обсудили, вроде все вопросы. Тут же меня дёрнуло.

— Саша, а скажи-ка мне, ты же бродил по округе? Далеко уходил?

— Километров за сто от озера. Дальше нет.

— А скажи, есть реки текущие на север? Или истоки их?

— Точно не скажу, Сергей. Но вроде как возвышенность дальше есть. Может даже нагорье. Не дошёл я туда, маньчжуров повстречал.

— Кого? Маньчжуров? Бог мой? Они-то откуда там?

— А чего ты удивляешься? Это для вас все в Китае — китайцы. А у них всяких народов и народностей хватает. Не зря же, южные китайцы, северных, с трудом понимают. А то и совсем не могут понять друг — друга.

— Саш! Ты мне географии урок не устраивай. Знаю я немного, в Китае есть маньчжуры, тибетцы, уйгуры, киргизы. Ещё с сотню, может больше народов. Корейцы и вьетнамцы. Их общины тоже присутствуют. Индусы, этих совсем мало, но есть. В Гонконге, метисов всяких полно. Макао, то же самое. Меня интересует, монокластер был маньчжурский?

— Не спрашивал я, какой у них кластер там был. Видел, идут люди, по два парня тележку тянут. Типа арбы. Их всего-то, семь парней, детишек двое, и девок пять. Может, кого и не увидел. Я слышал, говорили на маньчжурском диалекте. Они переселялись, а может даже и бежали откуда то. Прошли мимо, я к ним не вышел. Кто их знает, какие они. Измученные были, это точно. Шли на юго-восток. Но больше их не встречал и следов их не видел. Потом как-то раз, охотника встречал. Сидел на днёвке, слышу, идёт человек, спокойно идёт, не таясь. Посидели, чай попили. Сказал, что он из тохар.

— Не понял? Разве тохары до сих пор существуют? А на каком языке ты с ним общался?

— Говорил он на тунгусском языке и по-китайски. Тунгусский я не знаю, а по-китайски немного говорю.

— Сань! Из тебя клещами надо всё вытягивать? О чём говорили? Что интересного.

— Да о охоте говорили. Патроны спрашивал дробовые. А так, говорил дацан у них, настоятель есть. Все в дацане живут. Звал с собой. Говорил, девки лишние есть, могут в жёны дать. Я не пошёл. Мне без девки лучше. Старше стану, женюсь.

— Ох! Дерсу Уззала ты наш! Рисуй, а то уйдёшь, не дай бог чего, а так, карта, плохонькая, да будет.

— Всё хорошо будет! Я духов спрашивал! Нормально сходим на охоту. А ты вот осторожнее с девками, а то через них смерть свою принять можешь.

— Ё! мне ещё камлающего до кучи вот совсем не хватало! Зашибись! Чего ещё ты про меня узнал?

— Сын у тебя родился, добрый очень будет, не охотник. Лечить будет. А про девок я пошутил! Но всё равно, остерегайся. Иначе, через них, много печали увидишь. И этот поход, не самая главная твоя охота, та ещё впереди.

— Спасибо, утешил! Я хоть лет десять ещё побарахтаюсь?

— Больше, а смерти твоей никто не увидит. Почувствуешь её, уйдёшь на долгую охоту. Найдут твои останки, много позже и удивишь всех тем местом, где их найдут.

— Всё, хватит, не хочу знать больше. Я хочу жить, будто каждый день — последний. Каждый бой — решающий. Каждый вздох — благо. Не хочу только, страдания причинять. Да вот не получается. Сколько уже вдов сделал. Печально.

— Ты же над детьми не измываешься! Девок не насилуешь! А смерть, она просто впереди тебя идёт. Для врагов твоих, тут ты обречён на это. Твои враги могли выбрать, нападать на тебя или не нападать.

— Ну да! Фатум, кисмет! Брось эту мистику. Всем за всё воздаётся и мне тоже, полной мерой прилетит. Ладно, потом поговорим о спасении души.

Проводил группу, затем опять в это беличье колесо, забот-хлопот. Всё, надо звать своих. Чую, дадут скоро хороший щелчок по «дому», который я строю, лишь бы только не карточным он оказался. Пошёл делать «звонок другу».

Подхожу к рации. Нахожу нужную волну. Поехали.

— «Кизил» ответь «Цинику», приём.

— «Кизил» ответь «Цинику», приём.

— «Кизил» ответь «Цинику», приём.

— Эй «Циник» уйди на хрен с волны! Понял!

— «Шняга»! Ты мозги включи! Срочно «Пафосу» передай, код малиновое небо! «Циник» на связи! Приём!

Я узнал оператора по голосу, уж не знаю, за что его «Шнягой» окрестили. Нормальный парень, тугодум только порой. «Пафос» — старший смены пункта связи.

— «Циник» ответь «Пафосу»! Приём!

— «Пафос», Z-34, U96, 09051945, 56916072, мастер. Приём.

— Принято. Приём.

— Подтверждаю, код малиновое небо, вводная, пакет пурпурный. Приём.

— «Пафос» «Цинику», прием подтверждаю. Малиновое Небо, пурпурный. Приём.

— «Пафос» «Шняге» три наряда вне очереди! Хотя, чертовски был рад его слышать. Приём.

— Принял, приём.

— Дальнейшая связь, по пурпурному коду. Отбой.

Даже на душе легче стало. Смех, у нас и нарядов вне очереди нет. Люди сутки через двое на дежурстве. Какие наряды? Выматываются, не приведи господь. Это уже я в шутку. Всё, через час, максимум два, все узнают, я был на связи. Теоретически засечь могут. Бросок техники и спецназа на север, может быть так же и отвлекающим манёвром. Пока достоверно не установят, где я. А установят, доподлинно, только тогда, когда техника ко мне придёт, или Пьера расколют. Времени только для этого уже мало. Да и большого смысла нет, процесс запущен. Движение пошло. Это будет генеральная наша проверка на прочность.

С утра пораньше, у стен бывшей локалки, ныне храма всех славянских богов, народоскопление. Я очень смутно себе это представляю. В смысле всех богов славян. Просто их не мало. Получился эдакий стихийный митинг. Ну не мог я не кинуть речь.

— Как оно, достопочтенные дети Перуна, Триглава и Трояна! Покажем всем этим свеям, данам, нурманнам и прочим чухонцам, что помним невскую сечу. Как вломили суровым сынам севера!

Радостные крики.

— Уж не захотел ли ты стать Сергеем Шпрейским!

— Женя! Ну, заноза же ты! Да ни в коем случае. Не приведи господь! Или светлые боги! Может мудрые смотрящие? Да флаг им всем в руки, барабан на шею и гружёный Камаз на встречу!

— Злой ты! Уйду обратно!

— Женечка, не уходи, я всё прощу.

— Уговорил!

Если утро с весёлой перепалки, к обеду жди подачу! Первым делом связь. Спецназ уже у Пьера. Отлично. Наши машины вышли. Три грузовика и газон. Везут пятнадцать человек, пятеро в охране, с ними на двух снегоходах, по остаткам снега, люди Пьера. Первое отделение, взвода Николая на подходе к Иерихону. Я забыл упомянуть, у нас появились казаки. Пока безлошадные. Но уже тренируются. Это мужики с двух наших хуторов. Их целый десяток со старшиной. Я просто млел, в казаках, кроме русских и украинцев. Ещё венгр, молдаванин, татарин, башкир, уйгур. Просто класс! Высший пилотаж! Хотя казак, это не национальность, даже не род войск, это состояние души! Они оттянулись к Китежу. Второе отделение Николая, сидит на северном КПП, в плохом лесу. Все служащие силового блока на казарменном положении. Нас стало больше, естественно стал больше и служивых. Добавился один в МВД, в Китеже появился, свой околоточный и на два охранника стало больше. Добавилось 6 человек в ополчении, одна беда, не сильна у них подготовка. Зато стойкость в бою отменная. Проверено. Появилось у нас ВВС, три человека. Новая составляющая вооружённых сил, казаки, одиннадцать человек. Отдал им оба багги и квадр. Вполне так подразделение получилось. Если учесть, что они ещё и сельским хозяйством занимаются. Пока только строятся, готовятся к сезону и то, добро.

От нашей разведки, никаких особых новостей, в пути пока они ещё. Спецназ клана встретил колонну, всё нормально. Техника концентрируется у Пьера. Людей же сразу в Надеждинск отправят. В Сайлент Хиле тихая паника, такие подвижки мимо них. Кстати к клану Пьера решили присоединиться два клана, вернее слиться с его кланом. Все с окраин новой Эфиопии. Это его заморочки теперь будут, в узде держать не спокойных парней. Один клан с побережья озера, очень даже хорошо. Уж не знаю, но кораблик строить будем. Надеюсь не тростниковую лодку типа Хеердаловского «Тигриса». Арабскую фелюгу, точно. Парусное вооружение и мотор. Для них рыба, для меня, перевозки. Иначе, руда нам дороже золота встанет. На горючке разорюсь. Добавляется лишнее звено в цепочке, но зато технику вокруг малого озера не гнать. Там ещё берега очень заболочены, далеко объезжать приходится. Это вопрос ещё не этого года. Ещё хватит головняков. Самое лучшее для грузооборота, каналы. В штатах протяжённость каналов была просто огромная. До железных дорог, до автомагистралей, максимальный грузопоток шёл как раз по каналам. Однако, для этого, людей мало. Стройки века будут. Век строили, век ещё будут.

Двадцать человек из местных пойдут в поход. Сборная команда. Пока тренируются. Оружия хватает, снаряга, худо-бедно есть. Комплектуем аптечки, готовим провиант. Машины вернуться, ещё людей отправлю. Студенты пока все на станции. Работы ещё не в проворот. Весь станочный парк демонтировали, не много, а в дело пойдёт. Через бывшую когда-то площадь у вокзала, стояли две коробки домов каменных, я до них не доходил, спешил в мастерские. Так вот, ребята там покопались. Одних самоваров пять штук нашли. Сковородки чугунные, столовое серебро. Жили видимо инженеры, в тех домах. Или начальство какое. Всё в дело. Так вот, нашли там самогона несколько четвертей, пробу сняли. По чуть-чуть. Остальное на новоселье приберегли. Чудаки ребята! А по большому счёту, хорошие. Немного уже по обтесались, по обвыклись. Энтузиазма ещё зашкаливает. Горы свернут. Машинку швейную нашли, так за день восстановили. Всё собирают, под опись, чин — чином. С паровозами беда. Металл из вагонов почти весь уже вывезли. Даже рельсы подготовили к вывозу. Не получается без спец техники паровозы разобрать. Завтра автокран, скажу, что бы отправили или не стоит? Стоит! Как бы там не было, надо вывозить всё максимально. Дорога по жд насыпи уже приметна, а эти двести метров, что от грунтовки до насыпи, теперь с космоса только лишь только не видно. Со станции в разных направлениях бегали на разведку, болото, топь непролазная. Метаном несёт, может тут газ есть? Совсем близко выход. А может и нефть? Ага, губу раскатал. Болотный газ и всё! Китайцы вон, из рисовой соломы газ получали и пользовали.

Утром на выход. Я ещё не разу столько народу в бой водил. Вроде все ребятки из охотников, не робкого десятка. Посмотрим. Двадцать человек по меркам этой реальности, очень серьёзный отряд, а если учесть, что шесть разведчиков уже там. То совсем серьёзно. У всех винтовки. Два пулемёта, «шайтанка», снайперская винтовка, очень серьёзная. А снайпер у нас от бога. Гранат у нас добротно. Взяли и противотанковое ружьё. Калибр серьёзный. По воюем. Всё, что я раздобыл в отеле, оставляю. Все пулемёты «Максим» на обороне острога. Пушка, тут же. Сегодня формирую вторую колонну. Микроавтобус, аэросани и три раритетных авто. Волга 21. Пьер переговоры ведёт с каким-то кланом. У тех оказывается, кукуруза есть и сорго. И стоит без дела «Форд» пикап, здоровый такой, модель не помню, у нас их ещё «Фермерами» звали. Вспомнил, модель F-250. Длинный кузов, сзади багажник открытый здоровый. Та ещё шаланда. Может, махнём не глядя! Скажете жадный? А вот и нет, эфиопы его добьют, превратят в груду металлолома. А нам всяко пригодится. Проходимость у него нормальная, не «УАЗик», не «ГАЗ 66», но вполне. Я на Земле ещё, всё «Мицубиси L200», как раз по типу этого «Форда», хотел купить. На пулемёт сменяю, на «Браунинг». Станкачи не отдам, «Льюисы» тоже машинки себя зарекомендовавшие, а вот про эти пулемёты и не помню. Сколько на вооружении были? Про крупняк знаю, до сих пор используют, а про этот «машинган», тихо. Ладно, «Шошей» нет, эти бы за мешок риса отдавал бы!

Всё вроде подготовили, рано утром в путь. Идём пешим порядком. Прибудет техника, пускай догоняют. Поесть или сразу спать? На ночь вроде вредно есть то? Пельмешек бы с майонезиком, вареничков капустных со сметанкой. Вай! Слюна пошла, пойду пожуюсь. Только к холодной ухе приступил, шум-гам! Вот же кипешь подняли, чего ещё там? Раскрывается дверь и входит Метана, монголка наша, за ней Лилит. Я так с ложкой у рта и застыл…

Сижу, смотрю. Подходит Метана,

— Товарищ старший лейтенант, отделение отдельного взвода спецназа прибыла в полное ваше распоряжение! С нами медик и четверо техников из ополчения. Товарищ прапорщик, вместе с гвардией на объекте «П» (у Пьера).

Хорошо, что ещё, в моё распоряжение, а не за мной.

В трапезной сидело человек десять. До этого мы тут решали некоторые вопросы, все не разошлись. Кто-то вечерял. Беляна застыла статуей. Было слышно, как негромко потрескивает пламя свечей.

— Я так и знала, что ты никакой не бродяга! Уж дюже людьми командовать у тебя ладно получается. Вот срамина! Всех объегорил! Я как лохудра последняя повелась! Вот хитрый-митрый! Вот же, без вазелина, всех поимел! Какая же ты сволочь, я просто в восторге! Чего тут скажешь, красавчег! Всё мне не спокойно на душе было. Как так бродяга, а как всё заворачивал, как всё обставил. Сто человек, бах и прибрал! Да! Под такую руку и приятно отдаться!

Тфу! Тфу! Тфу! Я это мысленно сплюнул, хватит мне отдаваний! Встаю, крепко обнимаю девчонок. Мы в Надежденске видимся не часто. Метана всё по погоням и засадам. Парень у неё есть, тоже из спецов. Лилит, всё в больнице нашей. Пока лечился, виделись. Красивая девушка. Женихи вокруг неё крутятся, она ни в какую. Удивила она меня очень один раз. Нам с сестрой хоть одного айсорга найдите. Любого, старого, молодого. Лишь бы ассириец. Не хотим, что бы древняя нация погибла. Мне, что, смотрящим заявку дать? Я ей говорил, вот у евреев, не важно, кто папа, главное мама еврейка. Вырасти, воспитай ассирийцем. Три года ждать решили, если не найдём, тогда уж… чудно. Хотя понять можно.

Из техники пригнали, тягач американский, шведский вездеход, финский грузовик внедорожник. Привезли горючку, патроны. Две снайперские винтовки нашего производства. По одному образцу «Рапиры» и «Шпаги». На подходе тягач «Бюссин Наг», итальянский вездеход, «Татра» и автокран. И маленький сюрприз, завтра «Пьяная лошадь» выйдет из Надежденска. На ней приедут Николай и мои гвардейцы. Так, завтра с утра сматываюсь. А вот «Лошадке» ни в коем нельзя покидать Надеждинск. Не все пункты плана ещё осуществлены. Срочно связь.

Отправил гвардию обратно, на то были причины. Броневики должны завтра выйти, по приказу в Иерихон. А реально, ближе к Китежу, к казакам. Скажете, дурацкая затея! Есть на то, свой резон. Потерпите, не все пункты моего плана выполнены. Не все кротовые норы разведаны. Пока всё под контролем. И пока я далеко, и все будут считать, что управление кланом в хаосе и непонятках, тем лучше. Под Китежем нужны мне самые надёжные люди. Там самая тонкая игра.

Вот и утро, труба зовёт в поход. Уже проще, на трёх единицах техники рвёмся на север. Потом на северо-запад, потом прямо на запад. Сижу, кимарю. Ночь почти не спал, пока все новости из первых рук не узнал, пока ситуацию не разъяснил. Всё время. Зато на транспорте здорово сэкономим по времени. Либо трое суток идти, либо за день доедем. Разведка должна быть на месте, плюс минус несколько часов. Они шли самой короткой дорогой. Да и они не гружёные. Нам же по раскисающим дорогам. Вот смотрящие, тут уж молодцы так молодцы. Абсолютного бездорожья нет. Хитрая система только у них, допустим есть километров пятьдесят дороги. Началась внезапно и закончилась так же. Всё, в радиусе метров от ста до трёхсот, примерно, ищи ещё кусок дороги. При наличии бензопилы и тяжёлой техники, не такая уж трудно разрешимая задача. Только к концу второго дня мы прибыли на место. Всё легко в идеале. А тут, то одно, то другое. Быстрая связь с разведкой, они на месте, наблюдают. Знаете, интересно наблюдать, когда люди, совершенно разных взглядов, разные абсолютно, делают общее дело. При этом из них начинает создаваться общность, ещё не крепкая, ещё не утвердившееся, но люди выходят за рамки сугубо личностных восприятий действительности. Они ещё не совсем — Мы, но и уже не каждый по себе. У парней восторга, как же, дикая монголка в спецназе! Она и вправду дикая. Этакая амазонка, отчаянная, грациозная, не совсем красавица, зато вот тянет к ней. Дочь степи и костра, песен и ветра. Хотя она далеко не девушка из далёкого стойбища. Столичная штучка, в смысле столицы Монголии. Лилит держится скромно, строго по этикету. Но вот нет у неё брезгливости, что ли. Не скажу, как объяснить. Бывают такие, делают своё дело, а ты для неё расходный материал. Лилит же, вот просто с сердцем и душой. Садануло парню по лбу, веткой дерева, закровила ссадина. Всё сделала, так аккуратно, нежно. Будто на пианино играла. Смотреть приятно, музыка.

Мне по секрету сказали, Метана и Юи в спаррингах сходились, рубило страшное. В полную силу. Мужики с ними всё равно да пожалеют, они вот между собой, без нежностей. В спецназе ещё девушка есть, снайпер. Та не рукопашница, зато стреляет, вороне клюв в полёте отстрелит. Загнул, конечно, но не удивлюсь, если такое случится. Так вот, пока счёт 3–2 в пользу Юи. Такие вот у нас есть кадры. Все со своими прибамбасами. А если бы кто со стороны послушал, как у нас общаются. Бог мой! Такой смеси из разных языков, просто представить не возможно. Но самый парадокс, какие низмы бы не мелькали в разговорах, русский язык все побеждает. Я не представляю, что будет через десять-двадцать лет. Не думаю, что забудут свои родные языки, но язык общения для всех в клане станет просто безумная модификация русского языка.

Не о том всё я. На месте мы. Есть разведданные. Есть план. Есть намётки. А самое главное, это именно то место, которое искал я. Город оружейников. Образно конечно. Больше похоже, на древний монастырь или храм. Культура мегалитов, ранняя бронза. Крепостной стены нет. Есть огороженный периметр, часть частокол, часть колючая проволока на столбах растянута. Вышек нет, да и не нужны они, когда тут здание с трёхэтажный дом. У здания есть обширная терраса, на уровне второго этажа. Перекрытие не купольное. Скорей всего на каменные колонны укладывали деревянные стропила. Если были бы каменные перекрытия, было бы видно остатки. Могли, и черепицей крыть. Но едва ли. Большинство самых древних храмов, вообще не имело крыши. Тут могло быть так же. Крыша, это нынешние обитатели, приложили руки. Я так хотел попасть сюда, так рвался. А сейчас даже растерялся. А какое право я имею вламываться сюда? Они на меня напали? Даже косвенно они имеют отношение к нападению на колонну со мной? Доказательств ноль. Я должен отправить людей в атаку, во имя чего? Какой такой угрозы для их жизни? Плод моего воспалённого воображения? В войнушку не наигрался, злыдень писюкастый! Делают люди, даже если и оружие. До нас это оружие не дошло. А кто не делает оружия? Мы делаем, Россия делает. Индусы пробуют. Швейцарцы тоже, с чем-то там экспериментируют. Так, что, на всех их нападать? Есть тут рабы или нет, доподлинно не известно. Наркоту варят? Господа, вашу хибару к осмотру, нам сигнальчик пришёл, вы тут герычем банчите. Так?! И пакетик подкинуть. Всё, конфискация имущества! Вёл меня неуёмный задор, раздвинуть границы известного мира. Севернее ещё никто не забирался. Александр Македонский всё о подвигах Геракла мечтал, в Индию хотел попасть. Пошёл бы в одиночестве. Нет же, взял толпу македонцев в сопровождение. Дошёл до Индии, а что он там нашёл? Мудрость древних? Знания, изменившие ход мировой истории? Мимоходом персидскую державу изничтожил. Единое государство не создал, а его наследники резались друг с другом не щадя никого. Я себя возомнил, таким царьком? Чего я вот хочу? Мира и покоя, как не странно это прозвучит. «Северный альянс» проявил себя как крайне воинственная структура. Везде лезут, нападают. А я чем лучше? Тоже нападал. Хотя, мои действия, хоть как-то можно обосновать как справедливые. А сейчас? А чего я сопли жую. Всё до примитивного просто. Или они, или мы. Ребятки, вы сами нарвались. Хотели бы миром, начали с торговли, связей. А вы всё волками рыщите, как викинги, поживу ищите. Так, что если я сейчас вырву несколько клыков из пасти полярного волка, то может и кусаться передумает. Или пыл умерит. Или на время затаится. А время, это самый такой ресурс, невосполнимый. Притормозим сейчас, проще потом будет. Нельзя быть излишне агрессивными. Значит так, если они тут чисто оружие шпарят, что смогу увезу, что не смогу уничтожу. А если, допустим, именно, допустим, делают жизненно не обходимое, наказываю производство оружия, а остальное не трогаю. Скоро ночь, вот пусть разведка и спецназ начинают, ближе к утру. А лучше, не в волчью вахту, а чуть раньше. А то уже, везде про это время, типа самое лучшее. А как писал один бывший полевой разведчик. Это хорошо для салабонов. Профи именно в это время и усиливают внимание. Значит в три часа. Сразу после смены часовых. Они знают, что у них час покоя обеспечен. Полчаса ещё смотрят по сторонам, а полчасика или часик могут и на массу притопить. Кто как конечно. Но здесь не ждут гостей, определённо. Технику оставили далеко, не могли услышать.

Посоветовались, всё прикинули. Вначале снайперов выдвигаем, потом пойдут спецназ и разведка. Десять человек, это нормально, для такого объекта. Снимут часовых, пойдёт и пехота. Работаем. Своих бы не пострелять. Кимарим.

За полчаса разбудили меня. Пришло к ним, две машины, это ночью то? Странно. Они на нашей стороне. Восточный берег. Все основные посёлки на западном берегу. Откуда машины? Людей немного приехало, человек шесть. Машины вдоль берега проехали. Что-то у них ещё тут есть. Часовые сменились. Какое решение? Работаем! Все наизготовку. Время замедлило свой ход. Пять минут, всё тихо. Мы только знаем, они пошли. Пятнадцать минут, двоих своих видели, мелькнули в прицелах и растворились. Двадцать минут, так, вон в колючке дыру режут. Медленно как, медленно. Или я слишком тороплюсь? Ещё семь минут, заметил одного нашего, крадётся к часовому. Оп! Один часовой успокоился. Вон на террасе. Когда туда спецназовцы залезли, не видел. Здание большое, метров двести длинной и метров шестьдесят шириной. Такой прямоугольник, с несколькими прилепленными к нему деревянными постройками. Уже четверых сняли. Где-то один ещё. Условный сигнал, пошли. Вот тут, время понеслось, со скоростью реактивного автомобиля «Будвайзер». (Самое быстрое пиво в мире, абсолютный рекорд скорости на суше, сверхзвук). Выстрел! Очередь! Два хлопка сметошумовых гранат. Ещё очередь. Два выстрела из тяжёлого оружия. Бахают дробовики. У нас их всего два. Это, похоже, обороняющиеся стреляли. Бежим, сердце колотится об рёбра… где цели? А всё, аллес! Всех повязали. У нас двое легко раненых. У них семеро убитых и пятеро раненых. Причём один сам себя ранил. Помяты многие, но не серьёзно. Я не понял! Это всё? Смотрю, как улыбаются бойцы, смотрю, как вяжут пленных. Кому-то прилетает ботинком. Наши спецназовцы совсем не церемонятся. Наверное, привыкли к бандитам и контрабандистам. Тех кадров совсем за людей не считают. Особенно кто с наркотой и рабами. Блин! Я то думал, а оно то оказалось! Всю работу спецназ сделал. Почти без шуму и пыли. Наши чему-то да научились? Связь первым делом связь обрубили, так, что тут и «мяву» в рацию не вякнули.

Глава 11

Здесь не место для бесед грохот на пределе,
Как при старте ста ракет, как девятый вал.
Заготовки молот бьет, кровь ликует в теле,
Льет горячий жгучий пот — здесь куют металл.
(Здесь куют металл. Гр. Ария)

Всё быстро, очень быстро. Пленники непонимающе смотрят, их гонят, вяжут. Сортируют, кто из охраны, кого из руководства, кто рабочие. Беляна с нами, она знала, пусть на разговорном уровне финский и шведский языки. Не задалась для мужиков ночка. Время у нас спрессовывается, есть несколько часов и уносим ноги. Ночные тати. Сразу настроение падать начало. Пока осматривают последние закаулки здания, подхожу с Беляной и Метаной, к тем, кто предположительно из начальства. Я говорю, Беляна переводит. Оказалось, тут, что на шведском, что на финском языках мало, кто говорил. Понятнее английский. Просто почти все знали по нескольку десятков фраз по-английски. Что бы сразу избежать всяких там не поняток, типа — кто такие и по какому праву, обозначил себя.

— Я «Шмайсер»! Думаю, о таком слышали. Для вас сейчас, это ещё страшнее, если бы даже здесь был спецназ КГБ, под командованием ГОБЛИНА.

Гоб, прости старина! Но, так надо…

— Я не буду выслушивать истеричных воплей и обвинений. Кто не будет отвечать на вопросы, просто перережу горло. Патроны дефицит. Вы знаете уже, что люди вашего «Альянса» напали на технику принадлежащею нашему клану. Я пришёл требовать сатисфакции. Погибли наши люди, я был тяжело ранен. Для нас не важно, что вы, тут находящиеся, к этому, не имеете никакого личного отношения. Вы тут работаете на «Альянс». Для нас этого уже достаточно. Кто из вас готов показать, производственные помещения и объяснить, что здесь производится?

Тишина в ответ. Кто-то кашляет, кто-то по-волчьи смотрит, некоторые просто насупившись, смотрят себе под ноги.

— У вас тридцать секунд!

Вынимаю кукри, подхожу к молодому парню, он особенно зло сплёвывает, щерится. Ножом указываю на него. Двое наших бойцов вытаскивают его из толпы стоящих на коленях. Он брыкается, получает. Подхожу к нему сзади, хватаю за волосы, ногой прогибаю спину, пристраиваю у горла нож. Смотрю на одного пожилого мужчину, определённое сходство между парнем и ним есть.

Я потом долго себя спрашивал, смог бы я сделать это роковое движение рукой, распластать горло парню. Знаете, думаю, что нет. А вот точит червячок сомнения, а если бы смог? Мне было абсолютно безразлично, придётся его резать или нет. Просто холодная отрешённость. Как барана на шашлык.

Именно этот мужик и сдался. Дядя этого молодого парня. Они между собой единственные родственники. У старого жена с сыном погибли уже здесь. Молодой парень потерял отца. Но это я потом узнал.

Соотечественник Тура Хеердала, норвежец. Почти пятидесятилетний, бывший судостроитель. Старший мастер огромного участка, это на Земле. Здесь просто, Мастер. С большой буквы.

Входим в производственное помещение. У меня чуть не подкосились ноги. Восторг. Злость. Удивление. Даже изумление. Первое, что я увидел, пусть старого образца, но в прекрасном состоянии фрезерно-расточной станок. Большущий, высотой больше двух метров. Рабочий стол, метр на метр. Сказка, а не станок. В цехе три тельфера, все работают. Даже рельсы проложены для тележек. Затем ещё один красавец, немецкий станок, с длиной станины больше трёх метров. Рядом люнет стоит, приспособления. Рядом зубофрезерный станок. Парочка сверлильных. Не большой гидравлический пресс. И пошли уже местные варианты оборудования. А ещё, три токарных, совсем маленьких, типа как в школьных мастерских. Вертикальный долбёжный и строгальный. Шикарно, ох шикарно у них тут. Зубофрезерный, расточной, а самое основное — токарный, с длинной базой. Фантастика! Я в прострации… это как? Каким образом?

Голова работает как стоядерный компьютер. Что делать? Гнать тяжёлую технику сюда? Дохлое дело. Нет времени. Хватаем всё, что можем и ходу. Обидно до слёз. Такие трофеи и кидать. Спалю всё нафиг! Не будет вам тут оружейки.

А вот и почему мы здесь. Я до последнего надеялся, что тут мирное производство. Не знаю, что угодно делают, но не оружие. И вот на столах в различной степени готовности… именно военное оружие. Простите за туфталогию. Вроде, а может быть не военным оружие? Раз оружие, значит для убийства, по итогу. Хорошо, вот охотничья винтовка, для военных целей может подойти, может! Но она, как бы задумывалась именно для охоты. Я не касаюсь переделок из армейского в охотничье. Ножом, можно колбасу резать, лук чистить, картошку, можно и пальчики оттяпать. Передо мной образец оружия, который охотничьим, даже с натяжкой, назвать трудно. Это финский М44 или же немецкий ДЮКС-53. И то и другое, вариации на тему русского ППС-43. Я посчитал, двадцать семь штук, в разной стадии сборки. Просто обалдеть! Пока мы осуществляем жалкие потуги по разработке и производству снайперских винтовок, они тут, чуть не серийно производят пистолет пулемёты. Я почувствовал себя, будто меня обокрали. Рядом лежал ещё удивительный образец оружия. Винтовка под пистолетный патрон. Совершенно сумасшедшая конструкция. Пять образцов, все по немного различаются между собой. Отрабатывали технологию. Ствол пятьдесят сантиметров, в цевье, вертикально стоят двадцать четыре люгеровских патрона. Перезарядка скобой ОГенри. Кардинально переделали эту систему, ввели поворотник для патронов. Одно не удобство, стреляная гильза подавалась вверх. Хотя, перезарядка скобой, это всегда увод оружия с линии прицеливания. Получить стрелянной гильзой в глаз, риск есть. А это! Самый натуральный клон американского ручного гранатомёта. Ствол-труба полуторадюймовая. Запирание, как у охотничьего ружья. Снаряжение только не граната, а заряд дроби. Гильза для этого гранатомёта, цельно точеные и несколько сделаны из трубы меньшего диаметра. Привинчено стальное донышко, под капсюль, сквозное отверстие. Роль капсуля исполняет гильза от мелкашечного патрона. С начинкой видимо экспериментировали. Были варианты с гантельками, накидками и со стреловидными поражающими элементами. Возможно, срисовали подствольник производства «Арсенала», замка Россия. Только в своём исполнении. Забавно. И нашли установку — просто, шок и трепет! Четырёх ствольный, со стволами длиной почти полтора метра, пулемёт. Вернее, пулемёт это условно. Гладкоствольная система, 20 калибра. Я даже испугался, уж не страшная ли это продукция австралийской фирмы «Metal Storm». Эта фирма прославилась разработкой самых скорострельных в мире систем. По всей видимости, что-то да применили местные умельцы, из тех наработок. Не буду вдаваться в технические особенности, только отмечу систему подачи боеприпасов. Она безгильзовая. В приёмное окно вставлялась обойма на 15 зарядов, в виде сплошного металлического бруска с просверленными зарядными каморами. Вставил сверху четыре обоймы и можно стрелять из одного ствола, можно с двух или сразу с четырёх. При выстреле обойма надвигалась на хвостовик ствола, примерно как в револьвере Нагана, прорыва пороховых газов не должно было быть. Эта система, отдалённо напоминала пулемёт американского инженера Гарднера. Только в данном аппарате работу автоматики обеспечивал газоотводный механизм. Вы это понимаете? Всё здесь разрабатываемое на порядок выше, того, к чему мы только готовились приступить. А если бы это пошло в руки тех, кто не любит нас? Кому в новом мире не хочется видеть русских и их союзников? С пистолет пулемётом на охоту не пойдёшь. С винтовкой под пистолетный патрон, едва ли. Если по мелочи только. А эта установка, может дать очень хорошую плотность огня метров на триста, при пулевом снаряжении. Метров до ста пятидесяти при картечном. Успевай только менять обоймы. Как сказал наш «гид», максимальная скорострельность на уровне 360 выстрелов в минуту. При таком калибре, это серьёзно.

Господа смотрящие! Вы вивисекторы! Мы значит, с опаской оглядываясь, боясь громко чихнуть, сделали десяток винтовок да пять гранатомётов. А тут ребятки, в полный рост, без стеснения ставят на поток оружием и трава не расти! При этом у них есть как минимум один канал в селективке. Никаких ограничений, никаких санкций. Это изуверство! На складе готовой продукции находим два десятка револьверов, часть изготовлены полностью самостоятельно, часть с использованием фабричных деталей. Было оружие с ремонта. Было несколько стволов, переделки из стандартного с использованием деталей местного производства. Так же местные гибриды с использованием деталей от штатного оружия. Даже если я здесь ни болтика не вывезу, всё спалю к «едрене Феде». До гранат с пушками, слава Богу не дошли. Но есть один моментик, о нём чуть позднее. Из вкусного нам перепало два грузовика, один индийский «ТАТА 613», потянет с пивом. Сносная бортовушка. Второй из области раритетов, семитонник «Hispano Suiza 66G». Очень даже существенно. Тут такое дело, смотрящие как бы филиал «Хиспаны» устроили. Легковушка стояла в отдельном складе, «HS J-12». Роскошная модель этой фирмы. А самая заноза, я мысленно перекрестился не один раз, была установлена на террасе, и очень хорошо замаскировано пушка, «HS 404», двадцати миллиметровая зенитка. Лицензионка знаменитого «Эрликона». Вот бы мы в атаку пошли, скосили бы нас этой газонокосилкой. Мне когда сказали о таком трофее, холодок по спине пробежал. Сунься мы сюда без спецназа, долго бы вороны фарш расклёвывали по кустам.

Наш проводник, Олаф, сказал таки своё имя, а может и не своё, уже не важно. Так вот, Олаф провёл в конструкторское бюро. Тут уж от азарта, пальчики мои задрожали. Тут уж было чего и сколько. Чертежи, схемы. Два ноутбука, для расчётов и пространственного моделирования. Несколько образцов оружия, удививших меня. Первый экземпляр, винтовка АВТ-40, выпускалась она совсем не долго, в 1941 году, для покрытия убыли в ручных пулемётах. Тут её уже копировать собирались. Ещё штучка, удивившая безмерно, это двух ствольный карабин «Gilboa Snake», с двумя магазинами, переделка из АР-15. Тут же нашёлся польский пистолет пулемёт РМ63, под макаровский патрон. Ещё один экземпляр удивительного оружия, высокотемпный ручной пулемёт Никонова. Двух ствольная система, опытный образец, созданный для опробования и отработки технологии. Такие вот удивительные находки. Спрашивал откуда оружие, в ответ, им привезли, что и как, не знают. Удобно, знать не знаю, ведать не ведаю!

Из оружия охраны, заслуживает внимания парочка пистолетов «Лахти М-35». Пулемёт «Bren L4a4», винтовка «Винчестер-Ли» «Неви», флотская модель 1895 года, калибром 6 на 60 мм, магазин на пять патронов, ещё округлых, не остроконечных. Их было шесть штук. Удивляло отсутствие гладкоствола. Ещё у охраны были стволы местного производства.

В ускоренном темпе ведутся допросы, опять же видео и фотосъёмка. По любому, мы тут в роли агрессоров, хотя как знать! Показать такое, прокомментировать нужным образом. Тут врать не надо, только нужные акценты расставить. По сути, пусть призрачное, но есть же у нас право на ответные действия? Или нет? Показать эфиопам кинушку, снятую тут, это сильно может их всполошить. Едва ли они готовы к планомерной и упорной войне. Не дай бог, «Тре крун» на воротах Адис-Абебы. Какой герб «Альянса»? А если Претория с ними в союз войдёт? Эфиопов подомнут? Тут и египтяне могут пошатнуться. А ещё у канадцев, не все успокоились и желающих реванша не мало, затаились пока. Дай бог, что это только в моей голове. Вы только поймите, вот случился инцидент, напали на нашу колонну. Приехали бы послы от «Северного Альянса», мол, так и так, неувязочка вышла, давайте замнём недоразумение. Давайте будем торговать, как то мирно общаться. Полез бы я в этот Тронхейм? Сдался он мне сто лет! А когда тебе с честными глазами загоняют, мы не при делах! А давай тут, эфиопов разгромим. Естественно, невольно сделаешь стойку! Задумаешься, после эфиопов, кто на очереди будет? Нацисты в 1939 СССР пригласили Польшу поделить, что потом вышло?

Удивило, что нет рабов. Все работники, просто контрактники. Разных племён-народов. Нашёлся один казахстанский русский, в своё время работал на заводе в Казахстане, пулемёты «Утёс» собирал. Нашлось четверо японцев. Да, да японцев! Сам просто онемел, когда узнал. Сейчас начнёте думать, всё, заимел «Шмайсер» мастеров с чёрными поясами по каратэ и айкидо. Или ниньзя супер классных. Обломчик вам, господа! Они мастера, да только по металлообработке. Немного в Японии осталось предприятий, где делается всё на месте, вот они с такого. Небольшая семейная мастерская по улучшению серийного охотничьего оружия. Ещё делали ручной работы кухонные и охотничьи ножи. Семейный клан, четверо мужчин и семь женщин, они в основном отделкой занимались. Нашлись маньчжуры. Как их в это место занесло? Осталось их пять парней, четыре девушки и девочка десяти лет. Остальные погибли. Был ещё сириец христианин и армянин. Двое норвежцев. Трое финнов. Это всё рабочие. Из обслуги, пара литовок, датчанка и две голландки. Это принеси-подай, может-дай… Охрана, кого только нет. Хорват, косовары, португалец, эстонцы и трое финнов. Управление, тут интереснее. Главный у них шведский инженер, помощник литовец и ещё один кадр, с Фарерских островов. Национальность не сказал. Тут значит, вскрыли опечатанную кладовку одну, все так невольно и присвистнули. Не меньше двух десятков немецких радиостанций, времён второй мировой войны. Чисто для любителей этой темы — «TORN. FU.B1», «TFuG.k.», «FeldFu.F», «15W.S.E.». Думаю достаточно. Куча радиоламп, корпуса, прочие детали. Три дня как откуда-то притащили добытчики. Они уходят далеко, порой на месяц-полтора. Приносят добычу, у них принимают, описывают, затем приходит машина и всё увозит.

Удивила история нахождения этого объекта. Им дали конкретную наводку. Разведка пришла сюда, отбилась от стаи огромных волков. Все станки стояли на месте. Оставалось только запустить котёл и всё заработало. Вот подача, всем подачам подача! Создали периметр, укрепились. Привезли рабочих и охрану. Год уже цех работает. Раньше только ремонтировали, а как нашлись энтузиасты оружейники, так и занялись разработкой и производством. Таких производств целых три у «Альянса». Здесь и ещё два. Один цех ниже по течению Шпрее, там делают речной монитор из баржи. Подробности не известны. Определённые заказы для них выполняли. Приплыли!

Был момент, я упоминал раньше о нём. На столе фрезерно-расточного станка лежала деталь, определённым образом похожая на замок артиллерийского орудия среднего калибра. Как вам такое понравится? Потом уже увидел, среди продукции нашёлся ящик пуль изготовленных по типу «THV». Серьёзная подача, если учесть, что данные пули запрещены для широкого применения. Но больше мне понравились пули по типу безрикошетной легко разрушаемой «GSS» с начинкой из мелкой дроби. Такие пули дают просто ужасные ранения.

Энергетическое сердце комплекса, генератор приводимый в движение небольшой паровой машиной, получающей пар от всетопливного парового котла. Две приехавшие машины, как раз привезли, мазут, отработанные масло, ещё что-то в этом роде. Тут момент интересный. Выше по течению есть мост через Шпрее. Как уверяли, добротный деревянный мост. С реки здание не видно, закрыто высоким берегом. На том берегу в десяти километрах от моста находилась не большая община, сектанты какие-то. Там же был небольшой гарнизон. Вообще, структура «Северного альянса», интересна сама по себе. Есть, скажем, столица, а есть Упсала, не большой посёлок, ближе сюда, на восток. Так вот среди раздражителей оказался убеждённый националист. Короче, до конца ещё не ясно, толи раздражители заключили сделку с кластером, толи создали параллельную структуру. Так вот была быстро создана идеология «Нордического возрождения». Антисемитизм был исключён из идеологии. Зато антиарабская, и антиафриканская направленность, стала краеугольным камнем идеологии. Много у них чего намешано, можно долго растекаться мыслью по древу.

Для меня было главным, определится, как наличествующими силами упереть как можно больше. Такую подачу оставлять, просто пилить под корень, свой фруктовый сад.

Уже утро.

Рация…

— «Шмайсер» «Зиро»(позывной Сани)

— Весь во внимании, приём.

— Мы видим мост. По нашему берегу едет транспорт, похож на немецкий тягач. В кабине трое. Едет порожняком. Какие действия предпринять? Приём.

— «Зиро» работайте транспорт, аккуратно, лучше без жертв. Приём.

— Понял, попробуем без жертв. Отбой.

Троих с бронебойкой посылаю на дорогу. Ждём. Через десять минут, сообщение, техника захвачена, жертв нет. Как только успели? Через час приезжают на аппарате, довольные. Мост подорвали. Один пролёт рухнул. Тягач, полугусеничный дизельный «Исузу» «Тип 98». Действительно сделан по немецкому подобию. Послали проверить, почему на связь цех не выходит. Другой техники не было, послали тягач. Пешочком не захотели пройтись. Значит три машины есть. Плюс наша техника. Мало! Своих ждать смысла нет, просто срочно надо уходить. В бешенном темпе грузимся. Оружие в «Лося», рации и многое прочее. Токарный станок с длинной станиной грузим в японский тягач. Расточной станок, собран по блочной схеме. Это значительно облегчило нам работу. Всё грузим в семитонник. В финский грузовик, паровую машину и генератор, частично в разобранном виде. Котёл пришлось оставить. К американскому тягачу приладили местную самодельную телегу, на ней они брёвна возили. Загрузили её по самое не хочу. На индийскую бортовуху погрузили зубофрезерный станок, разные заготовки, металл листовой, круг и шестигранник. Зенитку разобрали и погрузили на разные машины. Время ближе к полдню, последние приготовления к отъезду. Час и мы покинем эти места. Охранники сидят отдельно, крепко запертые. Мы им даже поесть дали. Вся душа протестует, разрушать. По идее, сердце мы вырвали, без энергии тут не один мотор не вжикнет. Самые значимые станки взяли. Всю документацию, все образцы. Подхожу к работникам.

— Господа! Мы в ближайшее время вас покинем. Нам лишние убийства не к чему. По этому, все останетесь в живых. Даже оставим несколько стволов из оружия. Теперь послушайте меня внимательно. У вас заканчивается контракт и начинается антракт. По причине долгой не работоспособности данного объекта. Врывать или сжигать мы не будем. Скажем, я взял за физическое и моральное возмещение ущерба. Взял виру. Теперь скажу так, если вдруг у кого-то есть желание к перемене мест, можете пойти с нами. Работу обещаю, почёт и уважение так же. Но если кто хочет схитрить, устраивать диверсии и вредительствовать, убедительно прошу, забудьте про это. Наказание будет немыслимо жёстким. И ещё, как я помню из практики свободных викингов, если ярл не мог защитить своих людей, если не мог о них позаботиться, люди могли перейти к другому ярлу, более удачливому и щедрому. Это не было предательством. Профессионалы нужны всем. Я вам предлагаю более выгодные условия. Решайте. Жить в глухомани, общаясь с диким зверьём или в маленькой столице клана. Где есть оборудование и много интересной работы. С нами ушли все кроме финнов. Даже Олаф с племянником. Сказал, норвежцы воевали с нацистами, не дело, помогать тем, кто вновь заболел националистическими идеями, живёт прошлым. С нами ушёл и литовец. Сказал, что у него никого нет, может, повезёт найти жену. Девушки из обслуги ушли с нами. Скажем так, здесь будущего у них не было. Они, были изгнанными, наказанными. Для них это место натуральная тюрьма. Будем конечно разбираться, какие у них скелеты в шкафах.

Назад мы возвращались четыре дня. Сколько нервов я потратил, это неописуемо. Грязь непролазная. Местами просто из брёвен делали настил, кидали в эту грязь и машины могли проехать. Сначала сломался прицеп. Потом сдох семитонник. Я сразу же после выезда из Тронхейма, по рации вызвал комитет по встрече. Иначе бы пришлось просто кинуть часть добычи. Добрались до Острога, какое счастье. От него до дома, уже как рукой подать. Долго приходили в себя. Столько мучений, пота, мата и нервов давненько не тратилось. Но мы вернулись без потерь. Просто удивительно. Мы постоянно ждали погони. Усиленный заслон прикрывал нас всю дорогу. Больше всего боялись, что нас будут преследовать не по дороге, а зная тропы, послали на перехват. Повезло или пронесло? Очень вдохновляло, что вынужденные переселенцы, активно помогали преодолевать сложности пути. Порой питались можно сказать из одного котелка. Спали вместе. Обошлось без эксцессов.

Третий день после похода. Неделя после нашего нападения. Нигде, никакой реакции. Тихо! Ох, сумнительно и ещё как, сумнительно, что такое оставят без ответного хода. Флаг клана развивается над Острогом. Мужики придумали названий, Новгород. Со смыслом и по-русски. Сегодня ушёл очередной караван. Станция выпотрошена, чуть ли не под метёлку. Здесь остались четверо из нашего спецназа, так же, Саня с тремя им отобранными парнями, наша разведка. Первое отделение, скажем так армейских, восемь человек. И ещё с десяток местных парней, наше усиление. И рабочие руки. Ещё парочка караванов и всё. Вывозить будет нечего. Разведка ушла с раннего утра. Везде, откуда мы вывезли людей, оставлен не большой запас продовольствия, немного медикаментов и инструкция на нескольких языках как выйти к Острогу. Жаль пропустил, как вывозили хряка с хутора Андрея Мижуя, говорят, та ещё коррида была. Поговорил по рации с женой, сперва очень сухо и сдержанно, потом уже оба расчувствовались. Я пообещал приложить все усилия, что бы больше не сбегать. Она же пообещала, не устраивать встречи со скалкой в руках. Что не отменяет наличия в её руках иных увесистых предметов. Шучу. Все люди работали в авральном режиме. Да собственно, аврал у нас ещё и не прекращался, менялась только интенсивность. Такие вот дела. Послезавтра отправлю ещё караван, день-два, если всё будет тихо, рванём за плитой «шоколадки». И домой. Хотя ситуация вымораживает. Не могут эти новые викинги, не ответить, не могут! Хуже, если они ударят не по периферии, а по Пьеру. Хотя, такое едва ли, не готовы они к серьёзной войне. Да и вся Эфиопия на ушах. Посмотрел брат Пьера, материалы из Тронхейма, пошла информация на самый верх анклава. Прорваться к Иерихону, это уже будет им слишком сложно. Выполнимо, если уж сильно захотят. Но надеюсь, сработают звоночки из самого верха власти этого эфиопского бардака. Без контактов наверху, свободно пройти большой группе вооружённых людей, это маловероятно. Если только им не сделают очень выгодное предложение. Тут стопроцентной уверенности быть не может.

Снаружи острога оборонительных работ не ведём. А вот внутри, тут полным ходом. Броневики угнали в Иерихон. Используем все доступные средства, для укрепления нашей крепости. На дороге перед воротами заложили фугас, не сильный, но если машиной решат таранить ворота, не понравится явно. Ещё, спешным порядком, рыли подземный ход. Какой замок, без подземного хода! Сегодня группу спецназа отправляю на заимку, в которой жили две девушки. Это мой засадный полк. Погода благодать. Тепло, комары проснулись, пчёлы жужжат. Шмели, гудя, как тяжёлые бомбардировщики, собирают дань с первых цветов.

Шпиль храма снесли, уж больно хороший ориентир для корректировки огня. Все в ожидании развязки. Над воротами развивается мой личный штандарт. Специальная заманушка. Я здесь, жду «гостей»! У Пьера на постое сводный отряд, второе отделение спецназа и второе отделение взвода Николая. Все наши вооружённые силы. Как это может быть соблазнительно для наших недругов. Пока всё спокойно, как дальше пойдёт? Самые мерзкие события, как правило, грянут громом среди ясного неба.

В активе обороны у нас, четыре станкача «Максимы». Снайперские винтовки, много гранат, плюс «Шайтанка». Если и ударят «викинги», то уж не с пушками явятся. Стрелковка, средства усиления, максимум. Пулемёты, может ПТРы. Что ещё? А хрен его знает. Хорошая структура у них. Ячейками, каждый знает ровно столько, сколько должен знать. С одной стороны, малочисленные ячейки уязвимы, а с другой стороны, ядро вычислить сложно. Живёт такой хутор или община, как жила. Без резких разворотов, всё так не навязчиво, само собой. По итогу из нейтрального поселения, получаем фанатичных приверженцев «Альянса». Умно, что тут скажешь! Только есть один недостаток, такой структуры. Сложно свести воедино усилия всех групп. Это хорошо для борьбы и выживания, а вот для успешного развития, не очень. Иногда же надо концентрировать людские ресурсы, для решения крупных задач. Чего я сейчас гадаю? Будет день, будет пища! В любом случае, с чем бы они не пожаловали, даже с огнемётами. Всё решит ближний бой! Для того, что бы Острог раскатать по бревнышку, надо не один десяток сорокамиллиметровых снарядов. Если даже у них есть зенитка «Бофорс». Больше у скандинавов в калибре до 45 мм, я не помню. Может 37 мм пушки, возможно. Миномёты? Вот не помню, были ли у них 50 мм. Тут грузовик снарядов надо будет, что бы нас выкурить. Конечно, смотрящие, склонны к неожиданным сюрпризам. Кто их знает? Поджечь могут, вот только чем? В любом случае, им нужна будет зачистка и контроль. К этому мы и готовимся. Пусть из леса выйдут, голубчики, побеседуем! Я больше боялся наличия у них нечто подобного нашему спецназу. И это проблема, серьёзная проблема. Эффективность таких действий я увидел воочию. А раз есть у «Альянса» разведывательные группы, может быть и конкретно диверсионные. Одно другое не отменяет.

Срочный вызов по рации.

— «Шмайсер» «Зиро»! Приём.

— В сети! Приём.

— Горит лагерь «Таборитов». «Инквизиторов» не наблюдаю. Приём.

— Давно горит? Приём.

— Да уже догорает. Часа три, не меньше. Приём!

— Случайное возгорание? Или залётные дураки? Приём.

— Не думаю. Хорошо горело, с разных сторон, ветер слабый, а выгорело практически всё. С нескольких мест запалили. Это сигнал или знак. Себя обозначили. Приём.

— «Зиро», тут ты прав. Хотели бы по-тихому, костры не жгли бы. Уверены в себе, сила идёт. Понял тебя. Отходите через хутор «Миша».(Это каменная башня, где боровка я увидел, махонького). Отбой.

— Нам осматривать следы на пожарище? Приём.

— Отходите, могут пасти, именно группу реагирования. Возможна засада. Уходите. Отбой.

Значит так. Разведка наша придёт под утро. Только в Остроге им делать не чего. Пусть в лесу засядут. Хороший снайпер с прикрытием, в тылу противника, это козырь. Три человека не великая сила, но если с умом, то в решающий момент, могут сделать всю партию.

Пошёл с проверкой, пока всё спокойно. Новость уже все знают. Ожидание стало более тянущимся. На стенах никто не мелькает. Все в укрытиях. Секреты пасут пространство. Спецназу на заимке дал команду полной готовности. Связался с Николаем, они выдвинулись в нашу сторону. Первая остановка у них, на северном побережье большого Эфиопского озера. Оттуда до Острога ещё километров сто двадцать. Минимум четыре-пять часов добираться. Земля ещё не просохла.

Вечереет! Красивый закат, при сумасшедшей Луне. Луна полная, светит как прожектор из космоса. Почти скрывшееся за горизонтом Солнце, прирумянило Луну, она стала розово малиновой. Не верю я в приметы. Может зря? Такая Луна к крови большой. Чей только?

Та-та-та-та! Бах! Фить! Фить! Гости пожаловали! На ночь-то глядя? Мы уже все жданки съели! Заработали наши «Максимки», только два. Два молчат, под строжайшем запретом. Двенадцать минут перестрелки и тишина. И чего это было? Разведка боем? Или разведка проверяла, есть кто дома? Вот же уроды. Не поспят парни. К утру веки можно будет на скотч клеить, как в мультике про Тома и Джери. Связь с разведкой и спецназом.

У башни гости побывали, запалили постройки. У спецназа тихо. Хорошо прочёсывают ребятки. А главное, знают, где люди живут. Всё разведано и разнюхано. Ладненько! Ждём первой звезды.

Глава 12

Мы два крыла, поднебесной чёрной птицы
Что летит над землёй со стрелою в груди.
Мы два крыла, умирающей чёрной птицы.
Что летит над землёй со стрелою в груди.
С нами наш огонь.
С нами кровь земли.
С нами ветер наш.
С нами Солнца свет.
(гр. Невидь. Мы два крыла).

Ночь прошла. Тишина, ранние пташки заливаются. От речки лёгкий туман пытается затопить низины. Ветер пока спит. Такое радостное ожидания дня. А бойцы во всю шуршат. Последние приготовления к бою. Часовые сменившиеся с ночной смены, дремлют последние минуты. Мы все как затвор автомата, на взводе, предохранитель снят, осталось лёгкое нажатие на курок. Трое самых отчаянных, изображают на стене дрыхнущих часовых. Обидно однако, не клюнули. То, что рядом враги, я буквально ощущаю. Ночью нас пасли, может их мало, а теперь ждут основные силы? Напасть на них я не решился, ночной бой в лесу, это для виртуозов. Наши кроты добили туннель. Почти пятьдесят метров под землёй и выход в овражек, ведущий к речушке. Нападения из-за реки я не боялся. Много открытого места, местами простреливалось до 800 метров. А вот со стороны пологого склона, до первых деревьев 270 метров. Очень хорошая дистанция для рывка. Надеюсь на станкачи. «Адские косильщики», тут в самый раз. Наши скажем так алхимики, сканируют эфир, ничего особого. А ещё из немецких деталей и пары радиостанций сделали машину для помех. Самые крутые радиостанции не заглушат, но элементарные «токи-воки», забьют. Может и осложнят работу более солидных аппаратов. Приготовили пяток деревянных бочек со смесью скипидара, живицы и масел технических. Огнефугасы настоящие.

Громкий одиночный выстрел, дёрнулся флаг. Понятно! Типа мы здесь, не расслабляйтесь. Хорошо ребятки. В станковый самострел заряжаем стрелу, обмотанную соломой и пропитанную смесью масла с живицей. Запалили.

— Бей! — командую.

А хорошо летела. Занялась сухая трава. Так и до пожара не далеко! Нет, выгорело пятно, земля сырая очень и прошлогодняя трава ещё сыровата. Не пошёл пал. Так, обменялись любезностями.

Наши снайперы, сделали по паре выстрелов, прогрели стволы. Мы так и будем в ляпки играть? Жаль, «Шайтанка» далеко не бьёт, кинул бы им плюшечку.

Услышали паразиты! Начался обстрел, больше десятка стволов по нам работает. Вот и первый раненый у нас, подловили нашего мнимого часового. Не серьёзно зацепило, щепой щёку покарябало. Я уж думал, серьёзнее, вся морда лица в крови. Однако направление огня сменило направление, враги стали стрелять в сторону дороги. Мы усилили обстрел леса. Толку то только, если не видно противника, это больше на психику воздействие. Один наш стрелок сказал, что чётко в лоб приложил кого-то там.

По дороге выползает клановая техника. «Лось», американский тягач, «Автоблинда», ещё пара гусеничных транспортов. За ними, четыре грузовика. Ясно, Николай не выдержал, рванул в бой. Перестрелка стихла. Я видел как наши военные сыпанули в лес. Одиночные щелчки выстрелов и стихло. Иду к воротам. Впускаем технику. Из броневика выбрался Николаша, вижу Юи, вон и сын Лёшка.

— Ну и где тут нечисть, господа благородные доны?

— Николай! Вот начитаешься фантастики Злотникова, начинаешь корками сыпать!

Обнимаемся крепко, между междометиями.

— Ну чего вояка, морда протокольная, собирайся! Велено тебя связать и доставить.

— Как всегда! Придёт Ржевский и всё опошлит! Куеньки на глазоньки! Тут всё решится и только тут. Их потом до бесконечности по лесам искать будем. А так, сами придут, ко мне придут, так, что Коль, либо со щитом, либо на щите.

— Ты офанарел?! Это такой риск!

— Николаш! Ты пойми, я отсюда уеду, они не успокоятся, вдарят где не ждём. Партизанщину устроят, что угодно. А так есть у них соблазн, решить всё разом. Понимаешь, они знают, что я здесь. Я знаю, что они знают. Они знают, что я знаю, что они знают. Такая хрень. Сила на силу! Это как поединок. И если я убегу, это будет хуже. Это всем нам дороже дорогого обойдётся. Поэтому я остаюсь! До щита!

— Пап! Ты прости, но есть срочные дела, в Китеже не спокойно! Без тебя никак!

— Лёшенька! Там почти всё под контролем, вот поверь. А ты вот приказ нарушил. Тебе где надо быть, а? Воду в ступе не будем толочь, два-три часа на загрузку и ходу назад. Тебе максимум через двое суток быть под Китежем у казаков. Уяснил?

— Так точно!

— Я очень рад тебя видеть, сына! Но рисковать тобой не могу! Ты мой полномочный и чрезвычайный исполнитель в Китеже, с сего дня. Приказ подпишу. Вся власть будет у тебя, так и право судить и миловать. Отнесись к этому очень ответственно. Будь суров и беспристрастен, но справедлив. Сегодня ты ещё услышишь много интересного. За работу! Николай, ты за мной. Грузитесь, забирай последних гражданских. Юи, подойди!

— Рада тебя видеть!

— И я Юи, очень рад тебя видеть. Ты поедешь назад с колонной.

— Почему? За что?

— Не суетесь! Вот смотри, отъедете примерно 20 км назад, тебя встретит второе отделение твоего спецназа. Вы у меня будете, резерв, козырь в рукаве. Поняла?

— Так точно!

Сама улыбается, цветёт и пахнет. Это понятно, жаренным мясом запахло. Погрузили всё оставшееся за два часа. Всех местных отправляю с колонной. Разведка в лесу. Спецназ, а это восемь человек, на изготовке. Со мной остаётся Николай и ещё пятнадцать человек. В этом мире, это сила. Да ещё в укреплённом месте. Вода есть, провиант есть, боеприпасы есть. Продержимся. Гостям же всё на себе тащить придётся и подножным кормом обходится. Долгой осады не будет, обстрел и штурм. Какие вот только сюрпризы ждут? Без них не обойдётся. Никак из головы орудийный замок не идёт.

Наш стрелок, вот же чёрт рыжий, под шумок сгонял в те кусты, где предположительно хлопнул вражину. Притащил винтовку «VK-98», патроны, что-то из снаряги. Затрофеился хлопчик. Винтовка, скажу не фонтан, немецкое оружие отчаяния. Для ополчения, однозарядка, да и выделка оружия, не ах! Если у них много подобного оружия, им не плюс. Больше убитых не нашли. В двух местах были пятна крови, насколько серьёзные ранения у нападавших, не известно.

На трофеи я не посягаю, себе редко кто оставляет, обычно сдают Ахмеду, у него есть средства для вознаграждения. Там уже определяем, куда и чего. Тут ещё фишка, в каждом подразделении свой общак, вернее доля всего общака. Так сами бойцы решили. Средства расходуют на помощь семьям погибших, если таковые есть. На помощь и лечение раненых. Только не подумайте, что у нас лечение платное. Боже избавь! Но бывает, нужно лекарство, которого нет. Через «чёрный рынок», чаще всего находят. Уж совсем, напрямую, не могу же я на «чёрный рынок» обращаться. Такие вот схемы.

Вот и проводили колонну. Грустно на душе, но и есть радость. Всё, готово к бою. Главное, самим быть готовым. Прошёл час, по радио сообщили, спецназ сброшен. Прошли тихо. Ещё час-полтора и они выедут из леса, начнут спускаться к озеру. Пошёл слушать радио, сегодня третий акт марлезонского балета. А третий акт бывает? Да пусть будет!

Кстати, куда гости поразбежались то? Хорош, по лесу осины подпирать и в кустах гадить! После почти сорокаминутного ожидания, в эфире пошла передача:

… Свободная экономическая зона Андора, бывший посёлок Китеж, заявляет о своей полной независимости от средневекового варварски-феодального клана «Бешенных медведей»!..

Как сильно сказано, варварски-феодального! Ух! Знатно!

… для обеспечения порядка и охраны зоны в город вошли три отряда полевых командиров, которые мужественно боролись с тиранией и кровавой вакханалией спятившего главы клана…

Всего три командира? Вроде пятеро собирались! Вот же, зассали! Молодец ты парниша, не зря в Европе идеологию изучают! А речи доктора Геббельса не слушал?

… мы избираем путь свободы и равенства! Никаких ущемлений прав личности, свободное волеизъявление. Полная демократия! Мы призываем всех признать наш выбор. У нас полная поддержка населения! Полиция бежала, увидав входящих в посёлок, мужественных борцов с тиранией…

На счёт полной поддержки, это ты на холодную загнул! Человек двадцать от силы. И охрана не сбежала, сидят ребятки, ждут своего часа.

… Всем! Всем! Всем! Свободная зона Андора…

Дальше собственно не интересно! Типичный ракош, господа! Сиречь, мятеж. Ладно, поиграйтесь хорошие! Попейте самогончика, девок по лапайте. Морды по бейте. Глядишь, ратовавшие за демократию, порядка потребуют. Давайте, приступайте, пара дней у вас есть…

Вот и стрельба началась. Понеслась душа в рай! Трусы к бою! Сильно их не пачкайте! А обстрел начался не шуточный. Работало более пятидесяти стволов. Парочка, может больше серьёзных, не меньше 20 мм. Парочка пулемётов. О, как хорошо, вы сами трофеи принесли. Осталось их собрать! Я самоуверен, по-вашему? Просто есть у меня козыри, о которых они и не подозревают. Запускаем глушилку. Стрелять-то стреляют, не атакуют вот же, зараза. Наши пулемёты, вот бы порезвились. Тут меня позвали к рации. Весь диапазон частот не заглушишь. Может, мощность мала излучателя? Вызвали меня по рации, не свои, вражины. А вот ведь, сигнал забыл подать. Первым делом в эфир пошла старая песенка «Смоков», до сих пор эти аккорды и стихи, волнуют душу:

I'll meet you at midnight,
Under the moonlight,
I'll meet you at midnight…
But Jean-Claude, Louise-Marie will never be…

Эх, класс! Крис Норман, хорошо поёшь, сукин ты кот, мартовский! А кому надо, те поняли, песня это приказ и номер плана действий. Теперь можно и по балакать, кто там чего хотел?

— «Шмайсер» слушает! Приём.

— Это ты подлый ночной шакал?

— Чего тебе из под меня в твою жопу надо? Толерасты хреновы! Чего припёрлись? Честным людям спать не даёте!

— Ты, «Шмайсерюга», видимо ты очень горд собой! Говорят, ты любишь пленников пугать обещанием орла на спине вырезать! Рядом стоит ярл Оттар, ты ограбил его завод. Он окажет тебе честь, вырежет орла тебе, медленно. Мы думали в тебе есть кровь Ариев, ты равен нам. А ты шакал! Пришёл ночью, пограбил и сбежал.

Говоривший со мной, русский язык знал как родной, лёгкий акцент есть, прибалт скорей всего.

— Слушай чухонец! Спой песню о благородных нибелунгах! И о подвигах Зигфрида! Особенно о благородстве викингов. Ты пузыри в эфир не пускай, говори, чего хочешь?

— Тебе предлагали африканцев разгромить, предлагали! Они мусор в этом мире! Ты не принял предложение. Кто на тебя напал, ярл Оттар знает, он тут не при чём. Он вольный ярл! Не подчиняется Альянсу. Столица вольных ярлов — Упсала. Заплати десять размеров виры и тогда мы позволим тебе со всеми твоими людьми уйти отсюда!

— Спроси Оттара, где его соперник, Ролло? И ещё, негоже, тану, а тем более конунгу, держать ответ перед каким-то ярлом!

— Кто такой Ролло? Ярл Оттар такого не знает.

Идиоты, своей истории толком не знают. Ярл Ролло, тот, кто отхватил Нормандию у Франции. Этот ярл был одно время вроде даже другом или союзником Оттара, потом соперники. Ярл Оттар был реальной личностью, в эпоху средневековья, в лихие годы набегов викингов. Примечательная личность, кстати. Интересно, этот Оттар, знает о своём тёзке?

— Не морщи мозг! Скажи этому недоумку, запись в наш клан закрыта. Оружие своё, можете в виде дани оставить. И валите отсюда, пока я не осерчал!

— Ярл Оттар говорит, что посмотрит, какой ты смелый, когда тебя притащат как поганую тварь в Упсалу. Ты не знаешь видимо, у тебя город восстал! Ты издохнешь, и твой клан разбежится.

— Чухонец! Я устал слушать бред! Вы там мухоморов не переели? Браги перепили? Иль чего вас там вставляет? Может вы там толпа гомосеков? Только у нас мужики нормальные, вас трахать не будут, даже не просите!

— Как ты горд собой! «Шмайсер», молись! Если умеешь! Кара с небес уже летит!

— Да пошёл ты со своим ярлом, педики грёбаные!

Бросаю наушники. Блин! Вот же уроды! Кара с небес! Суки вербованные, выйдите из леса, мы вам задницы развальцуем! Камаз со свистом проскочит!

Только я подошёл к командному блиндажу, слышу свист. Мерзкий свист.

Падаю в траншею, ведущею в блиндаж.

— Бах! Бах! Бах! Бах! Четыре не сильных взрыва. По ходу дымный порох. А чего рвалось? Опять свист! Уже пять взрывов. Реальных попаданий два. Остальное в «молоко». Один перелёт, семь недолётов. Мортира? Миномёт? Только два взрыва на территории Острога. Опять свист. Три взрыва. Одно накрытие. Пристреливаются. По ходу миномёты, штук пять! Вот так и кара с небес! Не блефовал Оттар.

Сидим с Николаем беседуем в штабном блиндаже. Уже больше часа под обстрелом.

— Как видишь, Николаш, миномёты у них по типу Порт Артурского.

— Это надкалиберная мина, вроде как бомбомёты в первую мировую?

— Всё верно. Весит мина, почти пять кг, наполнение дымный порох и убойные элементы. Корпус из жести. Стабилизаторы — кровельное железо. Дальность стрельбы от трёхсот до пятисот метров. Максимум семьсот. По нам штук пятьдесят выпустили, только в Остроге четыре не разорвалось, изготовление кустарное. Взрыватель дубовый. По весу разные. А ещё, стабилизаторы не прямые. Всё это даёт жуткое рассеивание. На их месте лучше зажигалки кидать, чем эти фугаски. У пороха не сильный зажигательный эффект. А вот если даже в мине пол литра бензина, это уже страшнее.

— Ты прямо инженер технолог! Что это всё нам даёт?

— Меня напрягает такой момент, по нам запустили штук пятьдесят. Теперь прикинем, человек с оружием и амуницией, сколько возьмёт по пять кг? Пару штук, не больше. А ещё же стволы к ним. Саня оценивает их как человек семьдесят. По нашим меркам, огромная сила. Вот и прикидывай. Каждый по две, явно не нёс. Техники у них никакой. Всё пешедрапом. Чего-то мы не видим! «Верблюды» у них есть!

— Серый? Ты не заговариваешься? Какие на хрен верблюды?

— Коль! Носильщики! Не знаю, рабы, пленники, расходный материал, короче. Так, что мин до сотни у них ещё может быть. Наблюдатели засекли, откуда стреляют?

— Два миномёта с одной позиции, три с другой. Сами миномёты не видно.

— Пусть станкачи по ленте расстреляют в предполагаемые места позиций миномётов. Даже если и не попадут, так на измену посадят. А снайпера бдят пусть. Может, засекут движение, мало ли. Надо сбить прицел им, лучше заставить позицию сменить. Потом опять пристрелка, глядишь, расстреляют боекомплект попусту.

Вот мы вдарили, три пулемёта и из всех стволов. Не понравилось господам. Вдруг почти на кромке леса вспухло серой пеной облако порохового дыма. Чего-то бахнуло.

Прибегает боец, один пулемёт накрыли. Пулемётчики ранены, пулемёт повреждён. Бегом туда.

Раненых отвели. Чем же их накрыло?

— Такое дело, по ходу их из «граника» накрыли. Стреляли двое или трое. Вот с того ложка. Метров сто пятьдесят от стены. Главное, сериями по три стреляют. Серия, минут пять затишье. Так три раза. — поведал командир отделения.

— «Шайтанку» сюда несите. — командую.

— Так далеко!

— Несите, сказал.

Бруствер укреплён камнем, толщина приличная. Мы выше метров на двадцать. Может, достанет. Не то эти стрелки нам больше вреда принесут, чем миномёты. Подкрались почти в упор. И не накрыть их настильным огнём.

Первые выстрел, недолёт. А им не понравилось. Вдарили по этому месту, чуть не со всей стрелковки. Это уже интереснее. Защёлкали выстрелы наших снайперов. Застрочили пулемёты. Мы-то в укрытии, их только кустики скрывают. Выждал момент, жахнул, чуть правее надо. Опять вспышка перестрелки. Осатанели. Так-то веселее будет. А то плюшками кидаются, а нам их не достать.

Третий выстрел! Блин, чуть дальше! А как они «заиграли в бамбинтон»! Любо-дорого! Даже миномёты дали залп. Всего четыре, недолёт метров сорок. Как им не хочется, что бы накрыли их гранатомётчиков. А там уже горит хорошо так. Два снайпера держат под прицелом место. Только высуньтесь.

Ай как хорошо! Почти в яблочко! Граната «Шайтанки» взорвалась в ложке, чуть ниже, чем надо, но накрытие. Двое метнулись из низинки. Два выстрела снайперов, два трупа. Какой шквал огня пошёл по нам. Мужики! Не надо так с боекомплектом! Нам ещё пригодятся боеприпасы! Миномёты стали посылать зажигательные мины, пока недолёты. Надо заканчивать этот концерт. Пора спецназу в бой.

Затишье. У нас один убитый, пятеро легко раненых и один тяжёлый. Множественные ранения мелкими осколками. Выживет, только не боец он, надолго. Зацепила мина. У них, не ведаем. По всей видимости, есть потери. Гранатомётчики, двое, ещё парочка лежит у кромки леса. И миномёт один молчит. Бахнуло же у них на позиции.

Саня занял позицию. Видит лагерь, охранения почти нет. Все сосредоточены по кромке леса. Уточняю его позицию. Пусть начнут, когда наш спецназ подойдёт. Им осталось километра три. Они идут двумя группами. Метана со своими вдоль дороги, группа Юи в глубине леса. Вот и будет скоро веселье.

Подходит Николай, он ходил к радисту.

— Скоро Серый, им весело будет. Все кусты обдрищут.

— Надеюсь на это.

Я в тот момент и не сообразил, о чём это он. Думал, ждёт действий спецназа.

Рация…

— «Шмайсер» «Троллю»(позывной Метаны, сама выбрала).

— «Шмайсер» онлайн. Приём.

— Нарвались на секрет, веду бой, двое раненых, выполнить поставленную задачу не могу, отходим. Приём.

— «Тролль», отход подтверждаю, отрывайтесь. Отбой.

— «Ванесса» «Шмайсеру»

— «Ванесса» в канале. Приём.

— Приказываю, прикрыть отход группы «Тролля». Сбейте у них хвост. Приём.

— «Тролль» справится, настаиваю на выполнение основной задачи! Приём.

— ПРИКАЗЫВАЮ! Прикрыть отход «Тролля». Спасай своих людей! По исполнению, доложить. Отбой.

Вот же уроды! А козырь то мой битый! Они дорогу пасли. Как же так, Метана осторожная, крайне осторожная. Значит и там не лохи сидели. Семнадцать минут горящих нервов. Рация…

— «Шмайсер» «Ванессе»

— На связи. Приём.

— Хвост отрубили. У нас трое трёхсотых. У них шестеро двухсотых. Матёрые тигры. Какая задача? Приём.

— Вас раскрыли? Приём.

— Нет информации. Спросить не кого. Приём.

— Трёхсотые транспортабельны? Приём.

— Ограниченно! Приём.

— Оставляй с ними одного бойца, пусть идут к каменной россыпи. Там ждут. Ты по третьему маршруту выполняешь первоначальную задачу. Приём.

— Третий маршрут длиннее. Приём.

— Приказываю, третий маршрут. По прибытию на исходную доложить. Приём.

— Есть. Приём.

— Отбой!

Плохо дело! Семь человек только в тылу у них будет. Обстрел по нам продолжается. Миномёты редко кидают мины. Раза два за десять минут. Они эти мины на месте делают? Больше беспокоит обстрел из крупнокалиберного оружия. Пара стволов по 20 мм и ещё один, не многим меньше. У нас ещё убитый. Пробило бревно и в груди парня дыра с кулак. Двоих ещё по мелочи зацепило. На кромке леса оживление. Смотрю в оптику, мать моя женщина! Эсэсовцы не добитые! Шваль подзаборная! Толерасты педерастические! Вот же твари! Из леса пинками выгоняют связанных пленников. Возможно, это и есть «верблюды». Десятка два человек. Есть девушки. Слава богу, детей нет. Четыре человека стоят совсем тесной группой. Бабах! Не сильный взрыв, а отдался во всём частоколе. Пушка? К атаке готовятся, сволочи. Под прикрытием пленников. Миномёты начали частить. Ладно, встретим вас, на нашенски, в штыковую надо будет, пойдём. Ох, и как удлиняется счёт к ярлу Оттару. За всё миленький ответишь, мы тебя между двух согнутых берёз подвесим за ноги, а потом резко отпустим. Малшик, ты видимо плохо историю изучал. Славян злить себе дороже. А ты разозлил, у парней глаза горят, в темноте можно без фонарей шагать. Пушка врагов продолжает посылать снаряд за снарядом. Миномётный обстрел закончился. Пленники подошли метров на двести к стене. За ними человек тридцать вооружённых людей.

— Мужики! Не буду громких слов говорить, давайте просто им вломим. — обратился я к бойцам.

Тут буквально подлетает Николай, он всё радом с радистом обитал.

— Не ссы в муку, не делай пыли! Серёга, живём ещё! Ещё немножко и всё пучком будет. На вот, музыку послушай.

Протягивает мне наушники.

— Какая нахрен музыка? Ты бухнул?

— Ты послушай! Тебе понравится!

Сам лыбится, лицо красное, в поту. Давно я его в таком азарте не видел. Прижимаю наушник к уху. Кому так хорошо? Слышу «Полёт валькирий» Вагнера.

— Это сейчас по всем частотам шпарят!

— Коль! Апокалипсис сегодня?

— Скоро увидишь, это будет такой апокалипсис!

Да, что же такое, к нам рота солдат спешит? Или бронетехника вся? Тут Николай с кем-то по рации заговорил.

— На! — протягивает наушники.

— «Шмайсер»! ответь «Ослику Иа». Приём!

— «Шмайсер» в канале. Приём.

— «Ослик Иа» будет у вас через десять минут. Отбой!

Открытым текстом, совсем сдурели? Ослик? Ослик? Кто у нас, ослик Иа? ОСЛИК! Мулл?! Якорь мне… охренеть! Это сейчас такой полярный лис придёт, он не кусать будет, целиком заглатывать, пачками.

— Десять минут продержаться. — я уже чуть не сам с собою заговорил.

— Пять минут Серый, пять! Уговор такой был.

Пушка перестала стрелять. До цепочки нападающих, метров сто пятьдесят, может немногим меньше. Медленно идут, им в горку взбираться. Тут явно уже слышно шум моторов. Музыка отключилась.

Зашумела рация.

— «Ослик Иа» просит целеуказание. Приём.

— «Иа» осторожнее, в наличии 20 мм, не автоматика. Есть пулемёты. Приём.

— «Шмайсер», анасрать, я не пикировщик и не штурмовик. С высоты буду пряники раздавать. Корректируйте. Приём.

— «Арх» подсвечивает, приём.

— Луч видим. Первая серия пошла.

Я не знаю, каким усилием воли и стойкостью надо обладать, когда пусть высоко, над головой пролетает махина с размахом крыльев в тридцать метров. От неё отделилось четыре точки. Нас накрыл истошный визг падающих бомб. Визг был такой, просто хотелось опорожнить мочевой пузырь и нырнуть в малюсенькую щель в земле, или наоборот… звук просто выжимал душу из тела. Мы ещё не в эпицентре. А, что делается в точке прицеливания?

Четыре бабаха. Увы недолёт, метров двести, самый удачный. Первая метров пятьсот. Бомбили позицию миномётов. Из леса летели стаи трассеров по самолёту. А с небес по радио грянуло:

Не дотянем мы до полночи,
Нас накрыл зенитный шквал,
Смысла нет взывать о помощи,
Жжёт руки штурвал.
Режет небо луч прожектора,
Рядом чёрные кресты,
Обгораем в этом пекле мы,
А штурман просит высоты.
Тысяча сто, тысяча сто, тысяча сто,
Смерть в лицо нам дышит.
Тысяча сто, тысяча сто, тысяча сто.
Вот же коматозник суицидник!

— Это «Ослик Иа», я сейчас гороха сыпану, смотрите.

В это время цепь штурмовавших залегла. Надо иметь стойкость русской или немецкой пехоты, образца сорок третьего года. Что бы под бомбёжкой продолжать бой. Вы смотрели кинохронику, американские ковровые бомбардировки? Я видел такую хронику, и думал, упаси боже увидеть воочию. От самолёта отделилось, не знаю сколько, может сорок, может больше, маленьких точек. Всех без исключения накрыла волна звука, на пределе восприятия. Грохот взрывов. А самолёт опять на боевом курсе. Тут от него отделилось две жирные точки. Просто цилиндры. Вот же черти, они сотки скинули. Морские мины по сто кг. Их взрывы ощутимо тряхнули острог.

— Добрый «Ослик Иа» просит целеуказание. Приём.

— Это «Шмайсер» — не своим голосом говорю я. — У тебя много осталось пряников? Приём.

— Два по сто, шесть по десять. Десять по два. Приём.

Я смотрел на поле боя, цепь нападавших, просто сломя ноги бежала к лесу. Наши парни вели отстрел. За всё! От всей широты души! Так получилось, что действия нашего спецназа направлял Николай, он как начштаба следил за исполнением приказов.

— «Ослик Иа», у тебя с горючкой как? Приём.

— До России хватит. Приём.

— Курс на запад, русло реки Шпрее, объект на реке, промышленное здание. Возможно зенитное прикрытие. Объект крупный, заметный, предположительно эллинг. Возможно док, стапеля, краны. Задача передать привет от нашего клана. Приём.

— «Иа» задачу принял. Приветы передам. Приём.

— Удачи тебе! Отбой.

Смотрю на парней, их колотит, готовы чертей порвать.

— В атаку!

Николай перегораживает дорогу.

— Цурюк! Нах хаузе! Шнель! Шнель! — командует он.

— Коля! Ты статусы попутал?

— Сиди здесь! Командуй! Есть кому с шашкой наголо, людей в атаку вести.

Вот и сижу, вдалеке наши там морды бьют, по почкам пинают. Изредка щёлкают выстрелы. Противник деморализован. Бегут, только пятки сверкают. По рации слышу, как Саня остановил счёт на двенадцати. Это только он. Отстреливать он начал, когда первые бомбы рванули. А после соток, там все в рассыпную. Мелкие бомбы, только частично накрыли позицию этих грозных новых «викингов». Однако хватило. Там сплошной фарш. Человек восемь-десять в крошево. А если бы полностью накрыли? Юи успела привести своих, тоже сняли жатву. Пяток повязали, пяток ухлопали. Пленники, которых гнала атакующая цепь, лежали на земле. Троих из них, убиты отступавшими. Николай с двумя бойцами спустился к ним, освобождают от верёвок. Одну девушку Николай взял на руки. Двоих буквально на себе тащат наши бойцы. Остальные помогают друг другу.

Рация…

— Друг «Шмайсер», тебе помощь злых африканских носорогов понадобится?

— Пьер? Это ты? Рожа шоколадная! Приём.

— Вай! Вай! Как не хорошо! Сердж! Ты когда стал расистом?

— Пьер! Чертяка, я рад тебя слышать! С поворота, сразу в лес ныряйте, ваша добыча, ваша! Сколько у тебя людей? Приём.

— Дюжина горячих африканских людоедов! Понял задачу. Роджер.

Со стороны дороги вспыхнула перестрелка. Я уже испугался, как бы наши бойцы не сцепились с людьми Пьера. Оказалось, одна группа «викингов» отходила организованно. Вот и напоролись на людей Пьера. Почти кольцевой охват получился.

Помните песенку — Кайфуем? У нас чутка по другому — Б-У-Х-А-Е-М!!! Трофеи собраны, пленники крепко заперты. Раненым помощь оказана. «Ослик Иа» улетел на базу, приветы передал. Не знаю, только обрадовались ли там этим приветам. У Пьера двое убитых, двое раненых. У нас один погиб в рукопашке. Азиат ему горло перебил ладонью. Маленький, вёрткий. Скакал чёртом. Парни с психу по нему град пуль пустили. Он же ещё умудрялся, раненым крутится. С трудом убили его. Пол магазина из Калаша, после такого не выживают. Пленных взяли 12 человек, убитых насчитали 32 человека. Человек двадцать скрылось. Оттара Саня завалил, со ста метров. Он с группой на прорыв пошёл, между позициями разведчиков наших и спецназа. Рискованно, но мог. На линии огня между двумя нашими группами, проскочил бы метров пятьдесят и ищи ветра в поле. Тут Саня и показал своё мастерство. Никто не проскочил из этой группы.

А теперь мы пьяные, нос в табаке! Образно конечно. Трупы врагов скинули в небольшой овраг, закидали сухарём, вылили на них смолу и живицу, канистру солярки. Запалили. Скажете не этично. А вы попробуйте похоронить 32 трупа. Тут же ночью все падальщики сбегутся! Начиная от мелочи, заканчивая медведями. На ночь, глядя копать братскую могилу? Так глубоко надо. Иначе зверьё отроет и будут кости на километры растащены. Своих погибших похороним завтра в братской могиле. Первые герои Бреста. Именно, пока название только витало в умах, после боя, все единогласно, Брест. К обеду ждём колонну техники вывозить трофеи и рывок за «шоколадкой». Не получилось господам «викингам» отомстить неразумным русинам! Ни сёла, ни нивы, не обрекли мечам и пожарам. Тут партия сыграна. Путь на север, наш! Не так легко будет ярлам собрать столько желающих глотать свинец. Тут будет на постоянном дежурстве, пятнадцать человек. Десять наших клановых, пятеро Пьера. Ввернул он этот пунктик в договор. Продавил. Не нравится мне это. Ещё неизвестно, чьи люди будут, самого Пьера или его брата. Свою долю контроля хотят получить. Кроме служивых, здесь осядет четыре семьи. Одна из «Таборитов» одна из местных, так скажем и две семьи из потеряшек. Пьер тоже две семьи хочет переселить сюда. Почти сорок человек будет проживать в Бресте. Дай бог закрепимся, пойдём дальше. Мечта идиота, железную дорогу протянуть от Бреста до Китежа. Сверх круто будет.

Да! О Китеже! Передачи из него каждый час. И как там хорошо стало, сколько анклавов заявили о поддержке. И то, и сё! Ребятки, врите, да не завирайтесь! Я уж точную информацию имею, что там и как. Потерпите денёк, два. Вылезут последние крысы и кроты на свет божий, вот и поговорим о любви возвышенной, с колокольни раком! А чего же вы про деньги молчите? Вы же кассу взяли! Только там не гроша. Машина, доставлявшая серебро, была остановлена казаками. Мешочки поменяли. В сейфе кассы, кроме мешочков с железками, средств не оказалось. А ещё кассир проговорился, мол, экономист клана приезжал на машине накануне в кассу. Чего-то там перетаскивал. То, что он приезжал, точно. Это он последнее моё указание выполнил. А утром встал во главе мятежа. Нечем ему с бандитами рассчитываться, нечем. Вот пусть попрыгает. Они же думают, все силы на севере. Бери всё голыми руками. Жалко разочаровывать романтика и идеалиста. А придётся.

Как мне хорошо! Что же так штормит сегодня? Опять Иа кидается железными какашками? Вай!

— Земля в иллллюююминаттроре видна! Не, мужики, давайте классную песенку споём.

Нестройный хор пьяных в дрова мужиков затянул:

Был бы черным,
Да буть хоть самым чертом.
Но кто-то главный,
Кто вечно рвет в атаку,
Приказал наступать на лето
И втоптал меня в хаки.
Я вижу дым,
Но я здесь не был.
Я слышу гарь,
Я чувствую гарь
Я знать не хочу ту тварь,
Кто спалит это небо.

Пели все, даже эфиопы! Орали так, что бедное эхо, десяток раз повторяло строки. Бедные часовые, они просто исступленно ржали. Больше десятка пьяных мужиков пыталось маршировать, вернее даже печатать шаг. Но песню пели:

Я вижу песню вдали,
Но я слышу лишь:
Марш, марш левой,
Марш, марш правой.
Я не видел картины дурней,
Чем шар цвета хаки.
Марш, марш левой,
Марш, марш правой.
Марш, марш левой,
Марш, марш правой.

Видел бы Бутусов это! Уж не знаю, гордился или нет, своим хитом. Ик!

Глава 13

Посмотри, как блестят
Бриллиантовые дороги.
Послушай, как хрустят
Бриллиантовые дороги.
Смотри, какие следы
Оставляют на них Боги.
Чтоб идти вслед за ними нужны
Золотые ноги.
Чтоб вцепиться в стекло,
Нужны алмазные когти.
(гр. Наутилус Помпилиус, Бриллиантовые дороги).

Едем. Нас восемь человек, на двух машинах. Вчера… Уууууу! Что было вчера, очень смутно, местами помню. Утром проснулись, а рассола ек! Кваса ёк! Пиво кончилось! А договаривались оставить! Кто-то заполировал самогончик. Благо медовуха в заначке у Беляны стояла. Да «Ерофеич». Иначе, «деревья бы умирали стоя». У эфиопов была, какая то «шайтан» трава, её надо варить, потом остужать, процеживать и можно пить. Они как хотят, мы люди цивилизованные. Ик! С утра по кружечки мёдовушки. После похорон и салюта ещё по кружечке, потом по стопарику «Ерофеича». Потели как рысаки после долгого галопа. Полегчало. Давно я так не набирался! Лет пять. Нет, вру! На болоте, после того, как грузина допрашивал. Там с нервов конечно, больше от переживаний. А тут, самогон сам лился в горло. Как он пошёл! Как Христос босыми ногами по душе! Господи, прости за богохульство! Я когда утром увидел, сколько мы выпили… тут точнее термин, выжрали… только от этого замутило. Это по литру, плюс-минус, крепкого самогона. А пили все! И Юи, и совсем непьющая Метана. Утро выдалось отменным. Совсем как утро стрелецкой казни. Но мы люди стойкие, просто обожаем мужественно преодолевать трудности, которые сами себе создаём. Когда проснулся, смотрю рядом Метана, ладно, что одетая. Возле кровати ведро. Ушатали нашу дочь степей. Сзади меня прижавшись спиной к моей спине Юи. Она смогла снять только камуфляжные штаны, так и спала, пол тела одето. Так, я как? Вот же какой я разумный, термобельё на мне. А это когда они легли ко мне? Их вроде раньше унесло? Или это я уже к ним нырнул? Вот же зараза, кобель стоялый. Наверное, и штаны с Юи сам стянул. Неее! Вон аккуратно лежат, значит, сама сняла, она аккуратистка, я бы просто кинул с кровати. Вот и хорошо. Пока едем, вспоминаю, чем мы поживились, угнетает разнообразие систем и типов. К каждому стволу, свои боеприпасы. Никак не унифицировать вооружение. Из солидного нам досталось два ПТР по 20 мм, «Bofors m/40» и «Madsen 1935». И одно ПТР Блюма, наше оружие, русское. Калибр 14,5, гильза только от 23 мм авиационной пушки. Огромная начальная скорость. Пушка, которая по нам стреляла, оказалась австрийской траншейной М 15, совсем махонькая, 37 мм. Достался нам пулемёт «Hotchkiss 1930» калибром 13,2 мм. Второй пулемёт, австрийский «Schwarzlose M107», калибр 8 мм. Низкий темп стрельбы, писали, очень надёжный. Самым «злым» трофеем оказался помповый 40 мм четырёх зарядный гранатомёт «СhinaLake». Весь такой блестит хромированием. Из стрелкового оружия, упоминания достойна бельгийская винтовка «FN FS2000» в полуавтоматическом варианте, для гражданского рынка. Оружие ярла. Две английские самозарядки «Farguhar — Hill» с барабанным магазином на 19 патронов, стандартного английского винтовочного калибра. Что ещё интересного? Во! Любимое оружие бородачей Фиделя, оружие Доминиканской республики, «Cristobal Carbine M2» под чисто американский патрон 7,62 на 33 мм. Таких нам перепало три штуки. Ещё досталось нам пять бельгийских «Mauser Mle 1924» один, из лучших образцов старика «Маузера», бельгийцы его немного усовершенствовали. И качество выделки, очень высокое. Четыре шведских полуавтомата 12 калибра «SJogren», с интересной системой работы механизма запирания ствола. Парочка филиппинских «SAS-12», гладкоствольная помповая штурмовуха. Что ещё? Была куча кустарного оружия, как огнестрельного, так и холодного. Из ножей достойным трофеем оказалось с десяток клинков японского производства, под шведским брендом «FdLLrniver F1», из стали ВГ-10, с покрытием из черного тефлона. А самый дорогой трофей, в прямом смысле, самый дорогой, на Земле этот ствол стоил больше полумиллиона долларов. Винтовка «VO Falcon Idition», ручная сборка, позолота, ствол из дамасской стали. В общем, людскому тщеславию нет границ. Напоследок, оружие, которое повергло меня в шок. Я даже испугался, запустили местное производство. Нам досталось восемь целых и две покорёженных немецких винтовки «FG-42», я ещё удивился, пластиковое цевье, ствол длиннее, дульный тормоз другой. Магазины на 20 патронов. Потом уже, по маркировке понял, оружие от компании «Tactic Group». Они делают качественные современные реплики различного старого оружия. Чаще под мелкокалиберный патрон. Эти образцы были под стандартный маузеровский патрон. Это очень хорошо. Пистолеты нам достались, что безумно странно, японские «Nambu» тип 94, восемь штук, весьма посредственное оружие. Вот собственно и всё, остальное оружие уже мелькало в повествовании, о нём не буду. Пьер тоже разжился стволами, но это его трофеи. Я, правда выменял у него швейцарскую штурмовуху «М-57», тяжёлая, больше пяти кг весом. Калибр 7,5 мм, 24 патрона в магазине, немного похожа на штурмгевер 44. Опять не «стандартный» калибр. Ещё Пьер подарок сделал, изуверский, в прямом смысле слова, шведская винтовка «Interdynamic MKR». Магазин на полста патронов, ужасная начальная скорость пули, да только, днём с огнём патронов к ней не найти. Калибр 4,6 на 26R, очень не обычная форма патронов. К этому счастью, всего полтора магазина патронов. А магазины к этой винтовке, только заводского снаряжения, можно сказать одноразовые. Весело? Хороший экспонат в наш оружейный музей. Там уже копится коллекция курьёзов. Про миномёты, я оставил на закуску. В целом состоянии досталось нам два. Когда увидел, не знал, смеется или плакать. Система представляла собой, медный ствол от старинной сигнальной пушечки. На деревянном станке, с очень примитивным прицельным приспособлением. В ствол закидывали заряд пороха в бумажной упаковке, вставляли хвостовик мины, в виде палки с железным кольцом, к которому крепились стабилизаторы. Дальше понятно. Каждый выстрел сбивал прицел, как они ещё попадали? Примерно из 70–80 выпушенных по нам мин, больше половины мимо. От мин, попавших в крепость, один тяжело раненый, двое легко. Один быстро потушенный пожар. Эффективность чисто условная, больше психологическая. Когда сидишь, тебя обстреливают, а ты не можешь ответить, это не просто. А вот их гранатомётчик, пулемёт нам практически раздербанил, может, даже и не восстановим.

Такие трофеи. Результаты боя радовали. Потери, всегда потери, от них жмёт сердце. У нас двое убитых, много или мало? При раскладе восемьдесят на двадцать восемь, вроде мало. Однако это жизни, молодых парней. Которые могли строить и созидать. Не сунься я в эту глушь, они могли прожить дольше. А скольких мы погубили, они тоже могли строить, растить детей, садить сады. Я вот влез, как мастодонт в лавку фарфора. Погибли люди. Виноват я в этом? Многие из них шли отомстить за грабёж, по попранную честь, за оскорбление. На другой чаше весов, то оружие, которое там изготовлялось, вполне могло стрелять в тех, кто мне дорог. А мне дорог каждый член нашего клана, даже если я его не знаю лично. Могло попасть в руки тех, кто будет бесчинствовать против России, немцев, французов. Они нам союзники. И уж положа руку на сердце, помогают они нам, много больше, чем мы пока можем отблагодарить. Момент занимательный, в России ввели госномера на транспорт. По согласованию, на наши машины, ставим тоже номера, только регион другой. И ещё, «Глобал Карго» получила регистрацию в России и Шанхае. Тридцать процентов акций компании, передано России. Почему? А как быть с горючим и запчастями? Пошли первые транспортные операции. Из России на восток и первый караван из Сайлен Хила до Нью-Дели. К себе в столицу эфиопы пока не пускают. Такие новости. Китеж? Да, что Китеж! Он и остался Китежем! Сегодня ночью, посёлок вернулся под власть клана. Тихо вернулся. Один из полевых командиров застрелил двух других. Потом, со своими соратниками арестовал Совет Управления свободной зоны. При этом, вот же парадоксально, ему помогали «бежавшие» клановые охранники. А через час вошли казаки и знаменитая наша «Пьяная лошадка». Лёха не успел к началу операции. Пусть теперь там разгребает. Был момент, которого никак не ожидал. Назначенный в Китеж полицейский, остался верен клану. Вот уж приятный сюрприз. Его туда и послали за разговоры и высказывания очень провокационные. Парень захватил арсенал посёлка с двумя гражданскими помощниками. Кое-как вооружённые, в арсенале было шаром покати, заранее всё вывезли. Значит, втроем они сутки держали оборону. Все раненые, их потом мой человек вывел из посёлка. Мятежники кинулись по настоящему штурмовать арсенал, а там никого и пусто. Вот же у них настроение испортилось! Для вдохновителя мятежа, двойной удар. Средств нет, оружия нет. Может и начал он осознавать, что это западня, да уже ходу назад нет.

— Смотрите! Прямо извержение Везувия!

Крик водителя нашего вездехода выдернул меня из размышлений. Впереди, может в километре от нас, поднимался столб огня. Отсвет был такой не обычный, как от электросварки, белёсо-фиолетовый.

— Сёгун! Плита! — Саня заимел теперь такую коронку, он ко мне обращался никак иначе, а Сёгун. Военный правитель.

Тут у меня все волосы стали дыбом. Я так ощерился, что парни даже стали отодвигаться от меня.

Вот и обломки сруба локалки. От «шоколадки» ни следа. Я ещё бы понял, если кто-то её другой спёр. Тут явная работа смотрящих.

— Вивисекторы! Каты! Фашуги концлагерные! Ссссссуки вербованные! Какие же вы суки! Господииииииии! Да, что же это такое! Смотрящие! Вы слышите? Вы твари! Вы вербовки! Самые последние твари конченные! Вы не меня наказали, людей наших! Какие вы твари! Сдохните! Что бы вы сдохли все! Оставьте тогда людей в покое! Не играйте нами! Мы не юниты бездушные! Мы с душой! У нас есть воля! Не ваши мы игрушки.

Это только часть того, что в отчаяние кричал безмолвным небесам. Даже наличие спасателя в наших рядах, не остановило испытаний для нас. «Шоколадку» аннигилировали. Четверо суток в пути до Надеждинска прошли серой хмарью. Меня ничего не радовало. Я так надеялся, пусть по сто килограмм в сутки, но я смогу как-то улучшить нашу жизнь. Самую потребную мелочевку. Нет же, чаша наших испытаний, по всей видимости, не полна. Даже у Пьера, сказав, дежурные тосты я ушёл из-за стола. В Иерихоне, день решал вопросы применительно к добыче. Спросите, что решал? Не помню, всё на автомате, помимо сознания. Такой удар по надеждам, это надо пережить. Можно попросить у России «Шоколадку» Саида. Есть опасение, случится с ней нечто подобное. По итогу мы опять, с кучей оружия и оборудования, добавился автопарк. Все запасы горючего мы сожгли. Тут ещё фокус, цена на оружие пошла резко вниз. Все уже знали, у нас богато трофеев, будем продавать. Всё, что сделано кустарно, все переделки и прочие недоразумения, пойдёт в продажу. Единственное, местный вариант ППС продавать пока не будем. На автотранспорт цены опустились, были варианты прикупить парочку хороших авто, нечем платить. Элементарно. Все ресурсы сожрала экспедиция, потом вывоз добычи. У нас нет своего горючего, а его надо и надо! Если по бензину, мы по немного себя обеспечиваем, с соляркой дело швах. Австрийский паровоз я уже пообещал в Россию. Броневики решили оставить, для охраны караванов, нашей компании. Их ждёт глубокая модернизация. «Руссо Балт» модернизирует Россия, «Остин» решили сами переоснастить. Началась пахота, закладываем сады, теплицы. Вновь прибывшие, все включились в работу. Только бывшие пленники «викингов» на лечении. В большинстве это потеряшки, попавшие в этот мир перед зимой. Они не успели осесть или найти локалку. Их нашли разведчики и добытчики альянса, сказали, они все должники, вот отработают год-два, тогда им дадут возможность жить самостоятельно. Вот и тянули они почти весь припас на своих спинах. Кормили их едва-едва. Такая вот не весёлая история. У нас много пленников, вопрос, что с ними делать? Отпустить на все четыре стороны? Я думаю, предложу обмен, тех же пленных скандинавов на потеряшек из СНГ. Среди «верблюдов» половина была бывших «союзников». Вот только «команчей» некому предложить обменять. Эти пусть уголёк долбят, да кирпичи делают, за пару лет, может, кто и одумается. Не одумаются, до границы проводим, и иди с богом. Захватили ещё двенадцать наёмников одного из Манильских кланов. Там, то точно есть бывшие соотечественники. Это знамо дело. Как трафик по живому товару работает, знаю не понаслышке. Торговцы уже до австралийцев добирались. И это по пустыне! Тут ещё момент, господа поддержавшие мятеж. Нашлись такие. Для них суд. А вот чужаки, кинувшиеся в авантюру мятежа, для них, конфискация и изгнание. Пожизненный запрет на нахождение на территории клана и территории Русского Союза. Были и те, кто уже на вторые сутки мятежа стал задумываться, а не которые даже готовить сопротивление. Об этом чуть позднее.

Вот и наша долина. Выезжаем из западного туннеля, бог мой! Наверно всё население Надеждинска стоит вдоль дороги. А собственно, по какому поводу митинг? Мы в космос полетели? Или железную дорогу запустили? Уж точно, мы никакие не герои. Да повоевали, да, добычи хапнули, год разбирать. А толку? Пока живём на пороховой бочке.

Встречали нас с помпезно. Речи, поздравления. Приятно конечно. Фуршета слава богу не было. Тихий семейный ужин. Лёшка ещё не приехал с Китежа, завтра ожидаем. Я много рассказывал, мне много рассказывали. Всем хотелось выговориться. Потом легли с женой, как хорошо, мудрая она у меня женщина. Она сама ощущает тот груз ответственности, тех решений, которые приходится принимать. Тут как на минном поле, если сразу не рванёт, может с задержкой. А решать надо в темпе и максимально верно. Шпилек она мне с десяток воткнула, без этого она не она, зато, всё хорошо. Хорошо, что есть на свете, это счастье, путь домой!

Вот и утро! Хорошо выспаться, залог продуктивного дня! И как тут понеслось, как завертелось! К обеду уже начал сатанеть! Часть дел без моего участия просто замечательно двигалось. Зато, за кое-что даже не брались! Как я уехал, так к тому и вернулся! Когда же вы будете самостоятельны! Не я же должен всё авторитетом решать! Я могу ошибаться, да элементарно не знать. Вечером у меня ощущение перекрученной верёвки. А у нас званый ужин. Так скромненько, на тридцать человек, все свои. Жена, все мои чада с жёнами. Николай, Ахмед, Юи, Саня спасатель, Петра(которая Штази). Забавно, стол из красного дерева, часть стульев, резное, дерево, соседствует с металлом и пластиком. Посуда одноразовая соседствует с ценным фарфором и хрусталём. Обилие рыбы и дичи. Очень скромно с салатами и зеленью. Среди наших новых членов клана, оказалось целых семь поваров-профи. Они очень постарались. Интересная особенность, у нас открыт клуб, громко сказано, но так. Открылся настоящий салун, только без ковбоев и пальбы. Повара работают только в клубе, все вместе. У нас ещё есть мастера плиты и половника, они работают в столовой. Вот и идёт между ними соперничество, в хорошем смысле слова. Изобретают, придумывают. Сочетание различных приёмов разных кухонь мира. Только без блюд из змей, насекомых и медуз. Не в почёте китайские изыски типа битва дракона с тигром. Это блюдо готовится из мяса змеи и кошки. Как подумаю моих котят на мясо! Убью любого! Эти блудни же сбежали от меня. Почти три недели бог знает, где шмонались, приходят, «Шерхан» с кошандрой и «Багира» с котом. Где нашли? Одному богу ведомо. Совершенно не типичное поведение кошек. Новички пока дичатся, больше прячутся, гуляют по ночам. Но в доме живут, поразило, очень чистоплотные животные. Никаких туалетов по углам, всё на улице.

Организовываем футбольную команду. Однако у нас всё больше по стрельбе, многоборью, боевым искусствам. Просто как сорвались. В наш скромный спортзал в крепости просто паломничество. А самая особенность, почти все бросают курить! Чем объяснить, не знаю. Цены на табак высокие, но не это влияет. Многие меняют привычки, оружия на улицах не видно, оно есть в каждом доме. Все дома как мини крепости, никакой легкомысленности в постройках. Никаких установок или приказов не было, абсолютно самостоятельные решения. Такие вот чудеса. Нас стало более трёх сотен. Много или мало? По меркам платформы, не мало. Для нашей стабильности и дальнейшего развития, по моим прикидкам, нас должно быть не менее пятисот. Сотня в Китеже, сотня в Иерихоне, сотня по хуторам, остальные в Надеждинске. На нашей территории до сотни не граждан клана, было больше, часть изгнали за участие с мятеже. Более двадцати осужденных граждан клана. Тут мы до сих пор спорим. Амнистировать их сразу или дать время подумать в заключении. Я был сторонником, осудить на пару лет, по истечении первого года амнистировать. Дзержинскому приписывают высказывание, что человека в тюрьме имеет смысл держать только месяцев девять-десять, потом люди начинают адаптироваться. Остальное он только изолирован от общества, чаще больше озлобляется и теряет остатки человечности. Не все, но большинство тюрьма меняет под себя. Пока у нас даже нет правовой базы, для процедуры суда и дальнейшего наказания. Пока, все мятежники только под арестом. Вполне возможно, замена срока на изгнание.

Это всё пока в стадии решений. А пока, мы чинно сидим, уплетаем разносолы и разномясья.

— Лёша, сынуля! Ты между делом, пока вилкой мечешь, поведай нам последние новости!

— А то пап ты не в курсе? Скажи ещё, осведомители не отработали?

— Во-первых, не осведомители, а осведомитель! Во-вторых, он же всей картины не знает. Да и связывался я с ним только вчера.

— Ой! Пап! Я тебя умоляю! Тут таких мастеров интриг, как ты, поискать ещё надо. Значит так. Тишина и покой восстановлены. Люди счастливы, кто не счастлив, те на киче. А если по существу, многим не понравилось как «команчи» себя вели. Те, хлопчики, бабок не получили, давай натурой требовать оплату. Начиная с провианта, заканчивая бабами. Оружейка пуста оказалась, а добровольцев чуть не тридцать человек пришло в его ополчение. Вот и наш друг пошёл с реквизицией по торгашам. Ясен пень, популярности ему это не добавило. А на следующий день, от ополчения двенадцать человек осталось. Остальные с оружием среди белого дня исчезли. Потеха та ещё была. «Команчи» в край распоясались, пошёл грабёж, насилие. Мне подали восемь заявлений об изнасиловании. Но это треть примерно от всех случаев. На второй день люди пытались сбежать. На реке им было не уйти, четыре лодки пасли. По суше мотоциклисты патрулировали. Потом пришла лодка, большая, моторная. Приехали субъекты кое-какие. Привезли с десяток стволов и финансы. Была поддержка из вне у нашего товарища, была. Мы же когда, ночью всех повязали, радиорубку первым делом прикрыли. В порту стояли «команчи» Андерса и двое из «вохра» нашего. По Рейну шурует джонка не джонка, пасудина, парусная и под моторами. Больше на арабское дау похожая. Вместительное такое судно. Трюм есть. Обшивка деревянная, обшита железом.

— Ты скажи, как рассмотреть-то умудрились? — ехидно кинул вопрос Николай.

— А чего его рассматривать? У причала стоит до сих пор, под арестом. На этом судне и приплыли голубчики с Манилы. Вернее не с самой Манилы, клан один там силу набирает, по виду бандюганы типичные. Вот Андерс их и взял тёпленькими. Типа добро пожаловать, братаны. Наш экономист никому, не слова не сказал, что приплывут такие гости. Там конечно шелупонь всякая, но парочка бойцов среди них была. На силу угомонили. Одного летально, второго по существу. Сотрясение крыши получил. Самая пакость в этой ситуации, один из пленников проговорился, у манильцев есть контакты с англичанами. И видимо, есть кланы или группы, получающие поддержку. Лёгкие суда доплывают до англичан, а те ещё купили четыре кораблика. Это интересно. Так, что игра идёт. Что ещё?

— Лёш? Сколько человек покинуло Китеж? — спросил я.

— Всех потерь, сорок три человека. Половина не наши. Ещё «команчи» в плену. Плюс манильцы. Плюсом «команчи» Андерса, с ним восемь человек. Как я понял, ты их отец, сделаешь первыми «легионерами».

— Всё верно, такая была с ними договорённость. Пока они не наши, скажем так, сограждане, но могут ими стать. Андерс, примечательная личность, вроде как обычный «белый воротничок» из Брно, а организовал свою группировку жёстко, но справедливо. Без лишней крови, без зверств. Единственная группировка, в которой были женщины, не просто для утех, а как полноправные члены группировки. Их мы через туннель приняли, по-тихому. Всё сделано было предельно аккуратно.

— Пап! У нас тут мысль мелькнула, может тебя, того, скинуть, где не будь с вертолёта, в лесах.

— Ага! Он через пару месяцев, кучу народу приведёт, машин автобазу нароет и оружия полные кузова.

— Да, дядя Коля! Ещё попутно разгромит пару банд, пару городков захватит. Хабара наберёт. Мы это ещё не прожевали. Пока не стоит.

— Ещё скажите, где рядом нефть есть! Тогда, все спать не будут. — Это уже Перта, добавила капельку ехидства.

— Как там с самолётом? — Спросил я Ахмеда.

— А с самолётом, дело швах! Они едва долетели. Так, что месяца, может три, о полётах можно забыть. Это и так, просто фантастика, эта машина три полёта сделала.

— Как три?

— Сергей! Сам посуди! Первый полёт проверочный, второй, учились бомбы кидать. А третий полёт, уже тебе в помощь. Всё, движки спеклись, соляра видать не такая, как у немцев была. Может смазка не та. Будем разбираться. Может от старости, может ещё тысяча причин. Хорошо, что без пожаров обошлось. А прилетели с дымом.

— Ясно Ахмед. Жалко.

— Отец, можно я продолжу?

— Слушаем тебя Алексей.

— После всех мероприятий, мы имеем около тонны контрабанды в виде провианта. Около трёхсот килограммов предметов первой необходимости. К этому, амуниция, боеприпасы, транспорт кое какой. И главное, финансы.

— Не понял? — Удивлённый возглас Николая.

— У финансиста нашего, заначка была, и подкинули ему золотых монет ещё. Соверены английские. Опять обнаружили швейцарские каналки, на двенадцать килограмм. И всякой прочей валюты местной. Накрыли трёх торговцев наркотой. А за неё у нас полная конфискация имущества и высылка для чужаков. Изгнание для клановых. Кстати, кораблик под арестом, продержим недельки две и прихватизируем, если никто не начнёт, особо волну гнать. Хотя, это едва ли. Манила не в ответе за частную инициативу отдельных кланов и мафиозных семей. А тем, проще отказаться, чем выкуп платить. Вот значит, уже информация доставлена нужному адресату, пусть своих выкупают. Это одиннадцать боевиков и пятеро членов команды. Так вот, значит, первый серьёзный кораблик у нас появится. Из трофеев серьёзных, польское ПТР 6.WZ.38A, магазин дисковый на 15 снарядов, калибр 20 мм. Эта штука на кораблике стояла. К ней ещё пулемёт был, двуствольный под немецкий патрон.

— Двуствольный пулемёт, говоришь сына? Случаем не «Гаст» авиационный?

— Пап, в душе не ведаю! Привезли, утром в арсенале посмотришь. Дальше, досталась нам куча автоматов под пистолетный патрон. Разных, каких только не нашлось. Один японский, «Тип 100». Немецкий «ЕМР», один. По одному, чешский «ZK-383», шведский «Карл Густав М/45». Два американских ствола, судя по маркировке, один «UD M 42», второй «Рейзинг», модель 50.

— Интересно, эти стволы как оказались в Китеже? Американские стволы, интересно!

— Петра, это как раз объяснимо, оружие мелкосерийное, оба ствола поставлялись в основном на Тихий океан, может от австралийцев пришло, может от малайцев или филиппинцев. Первый под 9 мм патрон, а второй под 45 калибр. Что ещё Лёша?

— Продолжаю, два румынских «Orita m1941», под 9 мм патрон. И очень странный аппарат, вроде как французский «MGP». Чудной такой.

— Лёша, дополню, очень короткий, малое рассеивание при стрельбе, необычная конструкция. Продолжай, мой хороший.

— Из пистолет пулемётов всё.

— Понятно, опять всё в музей. Толку то от этого оружия. — Резюмировал Николай.

— Может, что и в разработку пойдёт. — Это Ахмед возразил.

— У тебя, дорогой и так, куча в разработке. А «викинги», чпок, и автоматы на поток запускали. — Высказал замечание Николай.

— Так! Мужики, давайте дослушаем. — Это уже я вмешался. — Лёша, продолжай.

— Из более серьёзного, французская винтовка «Бертье», калибр 8х50R, таких четыре штуки. Датская самозарядка «Мадсена М1896», калибр 8х58R, этих две. К этому, пять штук испанских штурмовых винтовок «Сетме» под патрон 7,92х40. Патроны примечательные, с алюминиевым сердечником.

— Опять не стандарт, будь оно не ладно! — Не удержался я.

— И последнее, страшный монстр, калибром 13,7 мм. Четырнадцати зарядное ружьё, аж 1854 года.

— Это ещё, что за чудо?

— Дядя Коля! Вот не знаю. Капсульное ружьё, каморы подаются цепной передачей. Большое, тяжёлое. Что взяли, то взяли. Ещё, кое-что было из гладкоствола, но всё это уже встречалось. И в довесок, четыре штуки немецких противопехотных мин, «S.Mi.35», выпрыгивающие. И ещё, израильские фугаски, в пластиковом корпусе, «Љ4», их тоже четыре.

— Вот это уже совсем интересно! — Николай даже встал из-за стола. — Это очень хреново. Понабежит душманов с минами, наплачемся. А мины откуда?

— Пленные не в курсе, им выдали, показали, как ставить и всё! — ответил Алексей.

— Дрянь дело!

— Согласен Коль! — Это уже встревожено вставил фразу. — Из переговоров с Россией знаю, дают им мины, помалу и редко. Однако факт имеет место быть. А как смотрящие выворачивают относительно каждого селективного кластера, мы не знаем. Лёха, мины как по виду? Новые, лежалые в земле? Или может год выпуска старый?

— Пап, немецкие, те времён Второй Мировой. Израильские, ближе к нашему времени.

— Немецкие и израильские? Разные народы, разный временной промежуток. Очень непонятно. Может опять контейнеры посыпались? — В слух размышлял я.

— Шеф! Сергей Николаевич, надо агентурную работу усилить. — Сказала Петра.

— Ладно, чего на ночь, глядя голову ломать! Давайте просто посидим, я на правах хозяина тост скажу. Мы все тут дети разных народов, все мы очень разные, по складу жизни, по темпераменту, даже просто как люди, все мы разные. Главное в том, что во всём нашем многообразии, мы прежде всего дорожим той общностью, которая нас объединила. Мы строим новую жизнь, мы пытаемся жить все вместе одной жизнью. Давайте выпьем, что бы уже наши дети, не замудрялись, кто есть кто по национальности. Что бы мы все были соотечественники, единое целое, единая сила.

Все выпили. Пошли разговоры на разные темы. Шутки, анекдоты.

— Лёша! А скажи, что за паровоз на колёсах ты пригнал? — Ахмед опять про трофеи и железки.

— Дядя Ахмед…

— Лёша, перестань дядями нас звать! Ты по простому, по взрослому уже нас называй. — Прервал Ахмед Алексея.

— В общем, Ахмед, этот паровоз на колёсах, английский, вернее шотландский грузовик с паровым двигателем, «Sentinels S6», конца тридцатых годов. Легковушка, которую пригнали, это вам подарок для изучения. Газогенераторный «Мерседес 230». Всё очень компактно, установка в багажнике. Бегает старичок. И казаки перехватили груз, полмашины спиртного в канистрах, шесть девчонок азиаток, этих понятно для чего. Вьетнамцы ехали на грузовичке зачётном, «Scаnia P 124 CB 4x4 YZ». Сам понимаешь, машину конфисковали, девок отобрали. Вьетнамцев выпороли и вывезли за нашу границу. Груз, понимаешь, он разлился, прямо вот все канистры разом полопались, на жаре видать. Зато тебе пап, подарок от казаков, прямо королевский. Ружьё охотничье испанское, «Grulla E-95», тройник, два ствола двенадцатого калибра и штуцер 9,3х74R. Немного потёртое, ружьё не из дешёвых. Но сам знаешь, на платформе, Земная цена на всё канальное значение не имеет, только вес. Королевское ружьё. У тебя в кабинете уже. Мне паразиты подарили двуствольную винтовку горизонталку «Дж. Пэрдей» калибр 11,93. Страшная штукенция, на слонов или носорогов. Откупились, значит, за пропажу спиртного. Я на них наехал, мол, там может спирт метиловый, а они, рожи бандитские, так мы на вьетнамцах проверили. По немного им из разных канистр наливали. Вроде живы. Откуда только такие охломоны берутся?

— Лёшенька, из тех же ворот, что и весь народ! Ладно, сына, не серчай на них, они и пить могут, и воевать могут, и строить могут. Сами они там всё разрулят. В усмерть не перепьются, это точно!

— Естественно пап! Какой там в усмерть, так, губы помочат! Как в особенностях охоты — куда столько водки? Да боюсь, мало будет! Так и у них. Были бы у них лошади и их бы напоили. Хорошо девчонок с собой не забрали, все семейные. Грузовик пока в Китеже остался. Им нужнее. И самое вкусное на десерт. Обмолвился один из пленных, за Рейном в лесах, локалка есть. Держат её гавайцы, уже одно это удивительно. Так вот, там есть нефтекачалка!

Что началось за столом, все разом взбудоражились.

— Алексей Сергеевич, может это деза? — первым делом спросила Петра.

— Не похоже! Он жизнь себе вымаливал, едва ли. В общем, это не НПЗ, нефтекачалка, старая, ещё с приводом от парового движка. Варят там бензин самоварный. Стоят крепко, пушка зенитка, человек их сорок-пятьдесят, очень хорошо вооружены.

— Лёша! Ты при папе такое! Смотри, он уже уши навострил! Он не дай бог рванёт искать этих гавайцев. — Это солнышко моё, Иринушка, не могла без шпильки мне под кожу обойтись.

— Товарищ гос секретарь! Будьте любезны, вот не надо язвить! Вопрос скажем так, государственной важности. — Попробовал я упрекнуть жену.

— Ещё раз сбежишь, не предупреждая заранее, лучше не возвращайся! — Моя Ирина стоял на своём.

— Милая! Такой фокус пролазит один раз! Лёша, хоть примерное месторасположение сказал пленный?

— От Китежа за Рейном, километров сто двадцать, сто пятьдесят на северо-восток. Швейцарцы за Рейн особо не ходоки, а Манильские хлопцы, так сильно на север в леса не лезут. Им проще по реке.

— Так гости дорогие, надо это дело обмозговать коллегиально, я выделил последнее слово. А сейчас надо опрокинуть рюмки, охладить пыл.

— Серый! Ты уж поведай нам, как в твоей голове план такой изуверский зародился? Прямо достойно отцов инквизиторов! — Улыбаясь, Николай спросил меня.

— Если честно, всё как-то в секунду сложилось. Вот знаете, как кристалл образуется, сначала перенасыщенный раствор образуется, а потом вокруг песчинки или соринки, инородного тела короче, начинает формироваться кристалл и пока есть подпитка, он всё растёт и растёт. Так, вот Петра приносила сводки, какие настроения ходят, какие разговоры. Люди отошли от паники, стали задумываться. Одни новую жизнь приняли как данность и стали в ней устраиваться. Другие цеплялись за старое, все ещё теми, Земными мерками и устоями мерили. Их понять можно. Все мы не идеальны, не совершенны. Вот я и почувствовал, раствор скоро станет перенасыщенным. А тут друг наш, экономист который. Как чёртик из табакерки, вынырнул. Пробили его, всё пучком, австриец русского происхождения. Папа финансист из Союза ещё, мама — швейцарская итальянка. Образование, работа, всё путём. Мы ведь и подумали, засылать агентом спеца такого уровня, это просто дурь. Вот и сразу он принят был. Все его благодушно приняли. А потом, я стал замечать, там слово, там предложение. Там недомолвка. И всё правильно, всё грамотно. А вот привкус от этих слов, мерзкий. Списывал сперва на западный менталитет, на образование, может на идеологическую проработку, именно антирусскую. Думал, посмотрит, как живём, въедет, проникнется и всё у парня по местам встанет. А тут его сестрёнка отжигать начала. Конь в юбке. Она во сколько домов вхожа была? Считай пол населения Надеждинска, её приглашало для консультаций, по дизайну и всему прочему связанному с интерьером. Она как спецом всё видных парней соблазняла, да тех, кто больше с производством и в структурах наших военизированных работал. Её осуждали, а брата её жалели. Вот типа, парень, не спит, не есть, пашет как вол, а господь сестрёнкой нимфоманкой наградил. А когда она, уж прости Петра, твоего парня соблазнила, тут у меня и защёлкало в голове. Думаю, да как так, она же не дура! Показала она себя умной, и вдруг, у нашей «Штази» парня уводить? Наверняка понимала, с неё шкуру живьём Петра снимет. Сижу я как то вечером, всё это обмозговываю и, вспоминая книжку одну, «Тайные слуги» называется. Про становление немецкой и японской разведки. И всё, понимаю, она ему «тень» делает! Мы её обсуждаем, её ругаем. А брата её, трудягу такого, как бы на контрасте, изначально жалеть начинаем. Меньше внимания обращаем на странности и прочие. Тут мне и по плахело. Предъявить им обоим нечего. Убрать по тихому, нельзя. Вот и решил его планы использовать в своих планах. Помните, как передвижка людей пошла в Китеж и из Китежа? Я так специально, всех, кто казался, менее благонадёжен, туда и двигал. Дал им выбор, остаться в клане или противопоставить себя, во имя своих интересов. А другу нашему, наживку и кинул. Себя устранил, под его одну сделку, якобы почти весь запас финансов перевёл, в оружейку оружия подбросил. С «команчами», его переговоры полностью контролировал. С Андерсом, мы ещё при первой встрече обговаривали возможность присоединения его группы к нам. Тогда у меня это вызвало сильные опасения. Вот и была поставлена ему задача, доказать делом, свою готовность влиться в наш клан. Так вот примерно, а подробности уже в мемуарах будут!

Выпили, закусили. Тут Петра попросила слово.

— Раз все с сюрпризами, у меня тоже есть чем всех озадачить. Вчера состоялся сеанс связи с ранее не известным кластером, а особенно примечательно, это кластер деструктор. Секундочку! В составе кластера представители только европейских народов. Вёл передачу, говорящий по-русски, имя Владислав. Они находятся на острове, примерно в экваториальной зоне. Остров — большая свалка. Кучи разного хлама, ящики, контейнеры и т. д. У них есть корабль, транспорт типа «Либерти». Кластер не однороден, образовалось несколько группировок. Есть определённые трения. У них задача, за определённый срок, создать команду и на корабле покинуть остров. С провиантом у них очень плохо. Едва хватает, что бы с голоду не умереть. Зато много, станков, разного оборудования, сельхоз инвентарь. Оружия мало. У них до отплытия осталось два месяца. Потом, якобы, остров уничтожит извержение вулкана. И ещё, до кучи, как наш босс говорит. Есть информация по Мангазеи. При детальном опросе маньчжуров, выяснилось, что они имели контакт с группой вооружённых людей, оружие времён второй мировой. Разговаривали на смеси немецкого и русского языков, среди них были ещё азиаты, предположительно японцы. Группа в пятнадцать человек, так вот, они расспрашивали о путях на север. А главное, нет ли информации о каменном городе в котором храм с крестами. Главная деталь, не шпили, как у западных храмов, или просто купол, а именно русского образца купола. С острой вершинкой. Как шлём древний.

Что тут началось! Я не буду в полном объёме приводить все теории, мысли приведённые в ходе дальнейших разговоров. Это ещё не на один десяток страниц. В дальнейшем повествовании к обсуждениям того вечера буду возвращаться не раз. Когда, немного спор утих, все вышли на веранду, время уже почти три часа ночи. Кто просто дышит, кто любуется озером. И тут грянуло! Ярчайшая вспышка разряда молнии. Ярко губой разряд. Молния среди почти ясного неба. Первая сирена заорала в Нуранге, ей стала вторить сирена цеха.

Рация…

— «Шмайсер» «Горе»! Приём.

— На приёме «Шмайсер»

— Не штатная ситуация! Сценарий 1-0-1. Приём!

— Понял! Где? Приём.

— Возле стройки плавилки. Приём.

— Скоро будем! Отбой.

Не исповедимы пути господни! Или Смотрящих! Канал нам зарубили. А сценарий 1-0-1, это нахождение плиты канала. Скинули добродетели, портал. Сжалились! Ууууу! Нет в вас человечности, господа всемогущие. Нет! Пошли смотреть, чего там нам подкинули.

Глава 14

Штиль, ветер молчит,
Упал белой чайкой на дно,
Штиль, наш корабль забыт,
Один в мире скованном сном.
Между всех времён, без имён и лиц,
Мы уже не ждём, что проснётся бриз.

Практически полным составом наша компания подъезжает к трём контейнерам, немного в стороне, большая плита, тут уж без дураков понятно, одноразового портала. Тут уже выставляет оцепление дежурный наряд караула. Спецназ по тревоге прибыл. Контейнеры, стандартные сорокатонники. Открыли первый, дали отмашку. Подхожу, при свете фонарей вижу внутри легковую машину. Приятно, но почти бесполезно, машинка «Jaguar XK Convertible». Смотрим во втором контейнере, опять легковушка, белая красавица «Испано Сюиза», современная модель, возрождение легенды. В третьем контейнере я стал уже хохотать. Концепт кар, «Руссо-Балт». Выставочная машинка, до производства, как помню, не дошло. Красивая, скоростная, мощная, очень современная, машина. Попытка возродить былую элитную марку. Смотрящие! Это шутка? Намёк? Или форма изуверства? Что с ними сделать? Продать? Или раздербанить по запчастям? На «Русо-Балте», майбаховский движок, почти в тысячу лошадок. Вполне пригодится.

Отправляю спасателя нашего, Александра к плите. Он кричит мне.

— Сергей, активация прошла, режим спасателя. Заказ одна позиция, вес сто двадцать кило, активировать?

Стою в раздумьях. Это как? Сто двадцать кило? Я надеялся, что может спасателю, дивиденды перепадут. Может канал станет не разовым. Облом!

— Саша! Не активируй! Уходи.

Подхожу сам к плите, побежали строки.

Разовый донор канал для оператора кластера деструктора.

Разовый заказ весом пять тонн.

Возможность заказа по группе вооружение — отсутствует.

Возможность заказа по группе боеприпасы — отсутствует.

Возможность заказа по группе военное снаряжение и обмундирование — отсутствует.

Время составления заказа — 40 минут.

Время доставки — 1 минута.

Время для формирования заказа 23 часа с этого момента времени.

Поощрение, за предупреждение не санкционированного становления конкурента, кластера деструктора. Возможно, заказать четыре единицы любого стрелкового оружия. На каждый ствол по 1000 единиц боеприпасов. И одна единица тяжёлого вооружения, калибром не более 30 мм. Пятьсот единиц боеприпасов в комплекте. Общий вес поощрения не учитывается.

Условие, после ввода заказа, отойти на расстояние не менее 50 метров от панели донор канала. После выполнения заказа, панель, разрушается.

Перейти к началу формирования заказа.

Да нет

Во, черти! Сутки на обдумывание! Мы, что теперь, «бич божий» в лапках или щупальцах смотрящих? Жму, нет. Надписи потухли.

Как мы спорили! Ох, как мы спорили! Двенадцать часов споров. За каждый грамм, за каждую позицию. Из продуктов, только детское питание. Немного детской одежды, начиная от грудничков, заканчивая подростками. Медицина, тут без ограничений, по максимуму. В отличии от других кластеров, нам дали без ограничений электронику. Взяли хороший ассортимент. Больше всего из общего веса заказа, расходники и запчасти к автомобилям. Впервые дали запчасти к нашим самолётам. Заказали режущий инструмент, немного трубок и профилей из углепластика и титановых сплавов. Светодиодные лампочки, провода, солнечные батареи. Листовой металл — титан и нержавейка. Специальное высокотемпературное масло, это для электродуговой печи. Задвижки работают, при очень сильном жаре, есть промышленные масла, работающие даже при температуре в тысячу двести градусов. Авиационные масла. Кое-как вложились в лимит веса. А вот по оружию спорили отдельно, до хрипоты. Чего только не предлагали. По усилению, тут два претендента сразу определилось. Либо немецкая «Flak 103\38», либо отечественная «ЛПП-25». Если немецкую пушку смотрящие не пропустят, берём уже нашу. Можно было заказать нашу 20 мм зенитку, зато дополнительные пять миллиметров в калибре это лучшая дальность и бронепробитие. По стрелковому оружию я настаивал на трёх АК-12 и одном АДС, это новый автомат для боевых пловцов. Не особо мудрёно, зато отечественное, последние разработки. Было предложение заказать стволы типа наших «висяков», то бишь, например немку G11. Уже не столь бесполезными экспонатами музея становились эти стволы. Тысяча патронов на два ствола, хоть что-то. Я даже пушку не хотел, была мысль заказать ручной снайперский гранатомёт ТКБ-0249 «Арбалет». Пушек у нас и так с избытком, а вот оружия непосредственной поддержки, только трофейный четырёх зарядный гранатомёт, к которому нашлось только шесть гранат. А оружие оказалось весьма эффективным. Очень грело душу, в России отлили больше сотни чугунных корпусов мин для нашего миномёта и сотню для 50 миллиметровых. Будем делать на нашем оборудовании. Десяток мин мы сделали сами, фугасных, корпуса из стали. Ещё с десяток отлили из сплава всякого металлолома цветных металлов. Тренируемся в литье. Посмотрим, что получится.

Снайперских винтовок нам хватало, мы изготовили десяток своих, по пять штук в двух калибрах. Вернее изготовили больше, но приняли на вооружение только десять. Понятно, ручная сборка, ручная подгонка. Зато очень приличные характеристики. На меня давили, мол, надо «Орсисовскую» снайперку заказать, одна из лучших в старом мире. Но того уровня технологий, нам ещё долго не достичь. Было предложение заказать ручной самозарядный гранатомет Denel PAW20, оснащенный ночным ИК прицелом и лазерным целеуказателем. Двадцать миллиметров, серьёзный довод в ближнем бою. Вспомнили и про единый пулемет АЕК 999 «Барсук». Патрон стандартный, машинка новьё. Предлагали и стрелково-гранатометный комплекс ОЦ-69. Патрон мощный, 45 калибр. Всё хорошо, но где гранаты к гранатомёту брать? Самим изготовить? У нас на это лет пять уйдёт. Получится не полноценный ствол, в одиночном экземпляре. Всячески отбрыкивался, от «Грозы», «Вала», «Винтореза». По итогу, берём два АК-12, один АДС и для усиления спецназа АШ-12,7.

За пять минут до истечения лимита времени заканчиваю забивать заказ. Ввод. Только собрался уходить, побежали строки.

Поощрение, горизонтальная и вертикальная литьевые машины для пластмасс. Дополнительно, тонна полиэтилена, тонна полистирола высокого давления. Красители, вспениватель в комплекте.

Вот, чёрт! Это уже интересно! Пригодится! Ещё бы, установку для производства сырой резины и про постоянную проблему прокладок и уплотнителей можно забыть. Бегу от плиты. Дальше всё знакомо. Ночь и весь последующий день пролетели в разборе посылки. Лица людей светились радостью и надеждой. Производственники потирали руки, есть чем работать, есть из чего делать. Медики разжились оборудованием и препаратами. Полтонны всякой бытовой мелочёвки, сколько-то снимут остроту нехватки подобных вещей. Через неделю полностью закончив с разборов трофеев и заказа, всё систематизировали. Наряду с патронами, к АШ-12,7 дали два десятка гранат к подствольному гранатомёту. Тут ещё обрадовали казаки, на западе нашей территории, в одном глухом лесу, буквально у границ болота, в овраге, нашлась локалка. Она битком забита трубами разного диаметра, металлопластиковыми, пластиковыми, различными переходниками, уголками и прочими премудростями. В наличии были чугунные и алюминиевые радиаторы. Всё в дело. Саша Хоккайдо тренирует наших сталкеров. Им выход за Рейн. Ещё мы постепенно продаём кое-что из трофеев, как оружие, так и всё, что посчитали нужным продать. Разом не сбрасывали. Большая часть ушла в Россию и её союзникам. Вернее, нашим союзникам. Все в одной упряжке. Весь ненужный конфискат ушёл с аукциона. Автотранспорт пока не продавали. На «Ягуар» были желающие, пока можно сказать набиваем цену. Охранная фирма «Легион», на данный момент, сформирована. В ней четырнадцать бойцов, из них четыре девушки. Командир структуры, гражданин клана, остальные кандидаты в граждане.

Наши мастеровые уже научились делать холодное оружие приличного качества. Делали от маленьких складенчиков до катан и двуручных мечей. Из трофейных комплектующих с уже изготовленными уже в нашем цеху деталями собрано тридцать аналогов ППС. Из стволов, отбракованных для снайперок, готовится десяток штуцеров для охотников. Более короткий ствол, проще отделка, более простое ложе и приклад. Остальные стволы, если только на пистолеты. Пока не до них. С винтовкой под пистолетный патрон не стали возится, проще тот же винчестер со скобой Огенри. Калибр сделать крупнее, патрон длинный, мощнее. Ещё в единственном экземпляре, сделали наши мастера, револьверную винтовку. Пока на испытаниях. Особенность её, два калибра. Меняется только ствол и барабан.

Из занятного, нырнули к затопленной в озере цистерне. В ней куски металла, когда-то бывшие конструкцией. Куски испытал сильный удар, может даже последствия взрыва. А занятно то, что после исследования, вынесли вердикт, такой сплав, возможно, получить только в невесомости. Присутствовал долгоживущий изотоп серебра, много редкоземельных металлов. Структура металла, указывала, что его будто вспенивали. Легкость и прочность одновременно. Было несколько кусков, вроде как обшивки, абсолютно не поддающиеся ржавчине сталь. Мало того, листы стали напоминали сэндвич. Два внешних слоя связаны между собой миллионами микроскопических стальных ворсинок. Внутри, между листов, практически воздух. Лист такой нержавейки по прочности не уступает монолитному, зато легче. И ещё, было несколько образцов, вроде как металлокерамика, по структуре напоминало войлок. Если точнее, каменный войлок. Что-то близкое к природному нефриту. Отличие в том, что нефрит стоек на удар, зато легко обрабатывается. А в структуре найденных образцов, нити волокон перемешаны с зёрнами минерала, почти не уступающих по твёрдости алмазу. И ещё всё это во вспененном состоянии. Огромная прочность, стойкость к истиранию и лёгкость. Плюс, тугоплавкость. Просто фантастическое сочетание качеств. Эта находка озадачила неимоверно. Часть образцов доставили в Россию. Там просто в ступоре. Дали заключение, что аналоги технологий на Земле были, но сами материалы и сплавы абсолютно точно имеют внеземное происхождение. Называется, думай голова, думай! Сто рублей не деньги! Займи, да выпей! Что делать с этим чудным богатством, пока ума не приложим! Самый главный вопрос, а где это нарыли? И не просто так, спрятали под водой. Сплошь загадки.

Прошёл большой госсовет. Были приняты кадровые перемещения и изменения структур. Первым делом была упразднена гвардия, как таковая. Было создано отдельный взвод, который сразу окрестили президентским. Петра оставила пост главы полиции, она стала главой нашей разведки и контрразведки. Управлять МВД будет мой старший сын, Алексей. Это собственно его профиль, он как никак лейтенант полиции. Казаки, стали структурой МВД. Ахмед оставил должность главного механика, он теперь сосредоточен только на оружейной теме. У него опытный участок. Главным механиком стал Олаф. Мой Павел стал начальником всего производства. На Земле он был старшим мастером крупного участка. Второй из моих братьев близнецов, Пётр, стал командиром «Легиона». Только младший, Миша, пока без должности. Он готовится стать главой «Глобал Карго». Наконец-то он отведёт душу, у него будет свой автопарк. Друг моих сыновей, Дмитрий, стал командиром боевых пловцов. Пока их четверо с ним вместе. Подчиняются непосредственно мне. Спецназ Юи, теперь тоже, только в моём подчинении. Утвердили присвоение мне звания майора. Николаю дали капитана. Он теперь наш министр обороны, ему подчинено всё, что не подчиняется мне. А это авиация, пехота, бронетехника и флот. Единственное, наша «Пьяная лошадка» осталась в комендантском взводе. Скорее как символ или как решающий аргумент политики. Бывшие охранники Китежа, стали отдельным отрядом экономической безопасности. Сочетая функции таможни и пограничников. Подчинение Петре, как силовая структура. Теперь они были как в Китеже, так и в Иерихоне. Пришлось так же создать структуру исполнения наказаний. Как не хотел я этого! К сожалению, на фоне загадок и радостей порой случались гнусные дела. Случилось изнасилование. Девушка отвергла ухаживания одного излишне горячего азиата, он не нашёл ничего лучше, как подобным образом отомстить за своё бесчестие, посмела отвергнуть такого парня. Была драка с отягчающими, был грабёж. К этому осуждённые за поддержку мятежа и «команчи». Больше двадцати человек. Угольный карьер находился в лесостепной части наших земель. Особо устраивать зону с охранниками, вышками и собаками не стали. Три человека как администрация поселения. Они больше охраняли осуждённых от зверья, которого немало бегало в округе. Для всех один порядок. Допускалось одно единственное предупреждение, второго не будет. Просто изгонят без всего ночью из лагеря и выживай как хочешь. Уход больше чем на километр от барака, считается побегом. Попадётся поднятым по тревоге казакам, лучше пусть сожалеет, что родился. Да и смысл бежать? Даже всем разом, кто он и будут, если и кто-то из них попадёт к людям? С отметиной осуждённого. Без оружия, поддержки кластера или клана. Добыча работорговцев или хищников. Работа не сложная, хоть и не лёгкая. Зато кормят, даже оберегают. Рабочий день нормальный, восемь часов. Никаких зверств администрации, никаких унижений. Есть шанс, отбыв наказание, получить работу или землю, кто как захочет. Может завести семью. Не возбраняется.

Беляну назначили председателем научного совета. Она из очень немногих, кто имел в нашем клане научную степень. Был утверждён совет старост поселений. Собираться раз в две недели.

Ещё утвердили награды, пока только несколько. Знаки за ранения, знак «Щит за оборону Бреста», медаль «За отвагу», восьми лучевая звезда ордена «За заслуги». Пока хватит. Все награды из мельхиора, никаких драгоценных камней и позолоты. Важна не сама ценность награды, а её значимость.

Население Китежа уменьшилось в два раза, зато стало больше порядка. А торговцы приедут, будет выгода, набежат, успевай только контролировать. Меня поражало, людей мало, катастрофически мало. Но стоит установиться благоприятным условиям, откуда только набегают. Я порой раздумывал, что мы очень мало знаем, что в тысячи километров от нас, а что ещё дальше. Сколько потеряшек в лесах? Сколько способов заброса? Какие ещё локалки и контейнеры накиданы в лесах? Какие остатки прежних эпох? Вернее платформ ещё скрыты? А могли ли остаться люди? Вот чисто сбой компа, не весь жёсткий диск зачищен… остались бэды… или подвисло что-то в управляющих всеми прогах… нет абсолютного совершенства. Я так понимаю, все мы, как юниты имеем свою координатную пропись. Как это? Не знаю! Но смотрящие, легко определяют, кто подошёл к плите донор канала. Спасатель или оператор, даже без идентификации. Думаю не открытие, то, что в любой момент они могут отследить любого из нас, мало того, вполне возможно бесконтактное воздействие, причём прямо на сознание. Для чего им эта игра? Спасти человечество? Или выпестовать лучшую расу разумных? А может, просто с жиру бесятся. Устроили грандиозный гладиаторский поединок по своей прихоти? Что собственно главное во всём этом? Основной закон жизни, плодитесь и размножайтесь? Мне не до конца понятна функция кластера деструктора. Мы этакая дубинка, которой особо нерадивых колотят? Или особо борзых? На триста человек у нас почти сто единиц авто и мототехники. Броневиков четыре штуки. Самолёт даже взлетел. Мы отхватили огромный кусок территорий на севере. Мои друзья парни из «Отеля Калифорния», Роман и Евгений много интересного рассказали. Теперь они в Бёрне, как торговые представители, сбросят, скажем, иностранную валюту, каналки реализуют. Прозондируют почву на счёт нормальной торговли и вернуться. Потом им дорога в Шанхай. Манит Манила, с её огромным рынком техники. Многое там сдаётся только в аренду. Больше из-за того, что у желающих купить, нет средств. У нас немного подкопилось серебра и чуточку золота. А ещё у нас парень, поляк, это просто художник по украшениям. Вы бы видели его работы! Он использует серебро и золото, цветное стекло, речной жемчуг, кусочки кораллов, даже надкрылья насекомых, кусочки шкур. Создаёт такие вещицы, причём всё при минимуме обработки, совмещает не совместимое. И всё это изящно и потрясающе завораживает. Парочка парней делают посуду металлическую, с чернью, насечкой, чеканкой. Опять же используют всё, медь, латунь, серебро, мельхиор, золото. Их набор эльфийской посуды, это фантастика. Строгие формы, предельно изыскано. Желающих приобрести их изделия, вагон и маленькая тележка. Где они берут материал? Поражаюсь! И подозреваю, не всё добытое доходит до склада, им перепадет, немного, зато постоянно. Даже при нашем голоде металла для производства гильз, смотрю на это спокойно. Пусть в нашей суровой жизни, будет прибывать по капельке красоты.

Кстати, на одну загадку стало больше. Про шарики глобусы индикаторы вы знаете. При разборе посылки от смотрящих, была обнаружена пирамидка октаэдр, высотой всего двенадцать сантиметров. Каждая грань разного цвета. Ещё особенность, вершины пирамиды вращались, примерно как в головоломке, по типу кубика Рубика. Но вот составить грани одним цветом не получалось. Нужна определённая закономерность поворота вершин пирамидки. Назначение, полная непонятка. Не инструкций, не малёйшего намёка на возможное применение. Клуб весёлых и находчивых получается! Как чего найдёшь, так весело будет! Если выживешь!

Вроде бы собственно и всё! После встряски и кровопускания обстановка устаканилась. Страсти поутихли. Даже все наши недруги с натянутыми улыбками справлялись о здоровье, желали благополучия и процветания. Отчасти я их понимаю. Они привыкли к особой манере ведения тихих войн. Система отточена ещё на Земле. Ведётся кропотливая работа, если какие обострения происходят, чаще всего они прогнозируемые и подготовлены. А тут, появился увалень, сколотил банду уже в триста человек, оружия, как у дурака махорки. Машин больше чем в иных селективках. Что видится им? Монгольская орда, сметающая всё на своём пути! Мобильность, высокое насыщение тяжёлым оружием, полная не адекватность правителя, в их понимании. Отрицание принципов европейской интеграции и демократии. Создана феодально-мафиозная структура, с непредсказуемой внутренней и внешней политикой. Одна только провокация, приведшая к мятежу, чего стоит. В духе отцов инквизиторов. Так жестоко подвергать людей искушению и испытанию. А ведь уже начинали верить в успех мятежа. Даже негласно поддержать кое-кто решил. А всё вышло паром в воздух. И никто не возмущается! Самое-то обидное! Вот и приходиться натягивать улыбки, глотать свою горечь. А этим «Бешенным медведям» всё не почём. Ни цены их не душат, не постоянные наскоки мелких банд. Ни все дестабилизирующие уловки. Потеряны почти все агенты. Кто хоть как-то шёл на сотрудничество с засылаемыми в клан эмиссарами, просто перестали даже общаться. И это не по причине страха. Людям будто сменили мышление. Да и вообще, большинство нормальных европейцев, поживших в этом средневековье, стали совсем другими людьми. Им, наверное уже никогда не вернуться в лоно общеевропейских ценностей. Они жертвуют свободой ради призрачной химеры, будущего процветания. В них уже махрово цветёт дух общности, вера в возможность построения лучшего общества. Так скоро до коммунизма дойдут. А как же индивидуальность? Ценность каждой жизни и его желаний? Как же быть с соперничеством, дающим максимально быстрые результаты. Кто успешен, тот и двигает мир! Им и должно принадлежать всё. Остальные только инструмент в руках удачливых и успешных. А в клане, коллективизм превыше всего! Командный дух! Зачем? Каждый человек индивидуален, у каждого свои потребности и запросы. В коллективе происходит усреднение личности, человек становится несчастным. Разве не понятно? Да пусть он голубой или розовый, садист или мазохист, верит в бога или дьявола, не важно, он важен как индивидуальность. А в клане? Мы! Что такое размытое — Мы? Это никто, обезличенная масса! Это только для диких азиатов и африканцев! Не зря же тогдашней России дали определение, папуасия с ракетами. Они таковыми и остались. Но, ничего, европейцы научат их правильно жить. Как американцы хотели сделать один большой Диснейленд из России. Торговали бы для туристов своими дурацкими расписными матрёшками и были бы счастливы. Половину молодых девчонок в бордели, остальных в балет, раз он у них так хорош. Вечером выступают на сцене, ночью принимают элитных клиентов. Всем было бы хорошо! Половина бы населения сдохла, половина превратилась бы в обслугу, нормальных цивилизованных членов общества. Лет бы за сто, из них может бы и получились, после селекции и усиленной промывки мозгов, хорошо вышколенные слуги. А так дикие они, совсем ещё дикие. И заражают своей дикостью окружающих! Как вирусная инфекция! Люди, пожившие в клане и вернувшиеся обратно, уже не совсем нормальные. В них начинает бродить этот вирус дикости. Слава создателю, не все заболевают! Но даже, тех, кто подвергся этой заразе, много.

Всё это читалось между слов их речей, в уголках губ, когда они улыбались, в настороженно ненавидящих взглядах. Да пусть пьют уксус своих попранных амбиций. Пусть глотают горечь! Прорвёмся! Вива ла клан! Вива!

В Надежденске проживает сейчас почти двести человек, в Китеже тридцать, в Иерихоне двадцать и по хуторам почти пятьдесят. Отдельно население Бреста, пока это только наш протекторат. Заморская территория, скажем так.

А у нас радость! Несколько теплиц дали первый урожай. Пока только редиска, салат и укроп. Зато сколько радости было на лицах наших людей. Своё! Самими выращенное. Призрак витаминного голода, постоянной заботы о пропитании стал чуть бледнее и дальше. Уже зеленела рассада томатов, огурцов, перцев и баклажан. Даже дыни и арбузы. Кабачки патиссоны и тыквы ждали времени высадки на грунт. Тысячи корней капусты. Я может, чрезмерно умилённо об этом рассказываю, но вы поймите, для нас, это великая радость! Это как достижение ещё одной трудной вершины. Готовы поля для злаковых. Даже рис будем садить. Кукурузу, гречку, овёс, естественно рожь и пшеницу, ячмень. Два местных злака, один похож на сорго, метёлка с мелкими круглыми зёрнами, но очень с большим содержанием масла. Второй злак, небольшой колос, с очень крупными, плоскими зёрнами. Само зерно очень плотное, твёрдое. Колос совсем не большой, зато тяжёловесный. Мука получается при помоле, как бы суховатой, как тальк. Зато очень хорошие макароны выходят, если смешать с пшеничной мукой. Это уже от Пьера подарок и от реконструкторов. Будет заложена пробная площадь под хлопок и лён, подсолнечник. Плюс опять же местная трава, которую реконструкторы приспособились использовать для тканей. Благо крапиву не будем сеять. И так хватает, в производство пойдёт. К скотинке, которую нам смотрящие дали и от других получили, отношение трепетное, больше чем в Индии к коровам. С благоговением. Ждём первые приплоды.

Будем садить виноградник, сад яблок и груш. Абрикосы и персики, гранат, инжир. Есть саженцы тутовника. Нашли дикие оливки, грецкий орех, фисташки. Много лещины, маньчжурский орех. Да всё перечислять, не стану. Ещё много садовых плодово-ягодных культур. Порой очень мало кому знакомых. Будем надеяться, что при надлежащем уходе, всё это даст приличный результат. Морозов ниже 12 градусов по Цельсию не было, будем полагать, особо южные представители флоры перенесут краткие холода.

И забыл. Пушку нам дали, по заказу моему, 30 мм немецкую. Вполне, сейчас ПВО у нас сильней, чем у кого либо. Четыре зенитки плюс куча крупнокалиберных пулемётов. Куда уж серьёзнее, по реалиям этого мира. Тут ещё момент, разбирая завалы заготовок, деталей и приспособлений, удалось найти два корпуса затворной группы от пушек МК108 без стволов. Буквально по детальке, выбирая их из железных банок, полных, различного металлического хлама. Значит всё не случайно! Значит часть этих деталей к чему-то конкретному. Может, есть ещё очень многое, что пока, от нас скрыто. Стволы от этих пушек не нашли. Жаль очень. Главное есть полная техдокументация. И насколько я помню, эти пушки, с короткими стволами. Особенность конструкции, авиапушка со свободным затвором. Калибр существенный, 30 мм. Вот уже почти неделю мозговой штурм у наших мастеров. Думают, как стволы изладить. Но это ещё полдела, стволы то стволами. А как быть с боекомплектом? Снаряд совершенно не подходящий к любому другому оружию. 30 на 90 мм. Стальная гильза. Тут нужно комплексное решение задач. Запрещать не стал работы по ней, пусть тренируются. Пушка сама по себе эта, очень не ахти. Баллистика у неё, скажем так, очень хреновая! На дальности в 1000 метров, снаряд «проваливается» метров на сорок. Зенитку из этой пушки не сделать. Если только на корабль и то, очень под большим вопросом. Конечно, автоматическая пушка в 30 мм, страшная сила. Но вот область её применения, пока с трудом представляю. Но хватит пока об оружии.

Сыновья мои тут подсуетились. Значит, приглашал меня президент Египта в гости. Я всё отнекивался, не когда. Так они, охломоны такие, всё-таки договорились без меня и ещё, отдых на две недели на берегу озера. Купили, скажем, так, туристические путёвки, мене и жене. Паразиты такие! Хотя, отдохнуть я бы не отказался. Вот значит, скоро рванём. А пока хожу весь взвинченный, с сорванным голосом. Посевная у нас. Казалось бы, куда проще, вспахал, посеял и готово. Ну, это для несведущих…

Ушли наши сталкеры за Рейн. Двумя группами, ждём результаты. Вернулись гонцы наши из Берна. Прогресс есть, отоварились, заключили договора на товарообмен. Даже косметика появилась в продаже в нашем магазине. Ещё из новостей, собрали пять костюмов, типа моего, в котором я в разведку уходил. Хватит пока. Дороговасто они обходятся, костюмчики эти.

Вроде больше и ничего особого.

Глава 15

We're the Kings of Metal comin' to town
When we light up, have the roof nailed down
Don't try to tell us that we're too loud
'Cause there ain't no way that we'll ever turn down
(Manowar — Kings Of Metal).

… я крадусь среди рваного железа. Обломки конструкций, трубы, профили. Мой отряд сильно поредел. Нас всего четверо, «Балу», «Багира», «Шерхан» и я, «Акелла». В руках у меня, любимая игрушка, гелиевый пятидесяти зарядный огнемёт. У «Балу» импульсный пулемёт, всего три кассеты боеприпасов. У «Шерхана» рельсган, прекрасная вещь для снайпера. У одной «Багиры» штурмовая винтовка с подствольным гранатомётом. Мы пробираемся к месту эвакуации. Эти твари здорово нас обложили. Их ментальная связь, лучше нашей сетки. Броневик повреждён, ехать не может. Нам осталось ещё три километра до спасения. Там маяк, его только активировать. Даже кислота и огонь не смогут повредить стенки убежища. Многое было предусмотрено, очень многое. Но коллективный разум этих тварей более гибок, более изощрён и организован. Для них нет я, только мы. Смерть одной твари, всего лишь досада. Царица способна на многое, будут ещё воины. Вот и мы, лучшие из лучших, самые отчаянные разведчики, вляпались в сеть царицы. Мы думали, что будет по-нашему, а оказалось, по-нашему внутри её планов. Но мы не прошлые отряды, все данные угодят непосредственно на маяк и дальше, где ждут. Я страхую «Багиру», она чуть впереди. Наши костюмы держат даже кислоту тварей, но не спасают от их когтей и челюстей. Мой огнемёт, самое страшное оружие, после вылета геля, он самовоспламеняется, температура горения доходит до трёх тысяч градусов. Никакая органика не выстоит. Проверено. Собственно благодаря только наличию этой штуки мы ещё живы. Твари не идут в ближний бой в открытую. Сигнал, трекер защёлкал. Кто? Фауна или тварь? Трекеру безразлично, он показывает только движение биологических объектов. В шлеме на дисплее я вижу, как замерла двойка «Балу» и «Шерхан». Ствол пулемёта медленно совершает дугу на плечевом шарнире. Мы видим друг друга. «Шерхан» запускает «Пчёлку». Наверно последнею. Минут десять мы будем в курсе всего, что вокруг нас. Ага! Там в развалинах крыланы, они нам не страшны, скорее всего, они больше нас боятся. Их излучатель, нам, в наших костюмах не страшен. Ноль воздействия. Какого? С десяток крыланов взмыла в воздух, никто из нас не понял, но «Пчёлка» пропала. Ясно, она их взяла под контроль. Значит, нас видят, пасут. Трекер молчит. Больше двухсот метров у нас есть. Медленно идём. Мимикрия тварей великолепна. Даже наша супер электроника порой их замечает только метров с пятидесяти. Расстояние двух прыжков для твари. Так, там подозрительно. Догоняю «Багиру», даю вспышку. О как! Паучки побежали. Но это обманка. Сбоку заработал пулемёт, три твари выскочили из огромных бетонных труб. Одного сразу скосил «Балу», второй, выстрел рельсгана разворотил ему грудь. Третья метнулась в сторону, прямо на «Багиру». Умная тварь. Подсекаю «Багиру» она падает, жму двойной удар, вижу, как гель соприкасаясь с хитином твари, загорается, как тварь борется с пожирающим её огнём. Тщетно, этот огонь горит даже в открытом космосе.

Ещё немного и мы у цели. Тут вздыбилась почва. Удар, грохот. Нас раскидало. Огнемёт не бросил. Пытаюсь встать, даже с сервоприводами в наших больше чем сто килограммовых костюмах встать не просто. Встаю на одно колено. Передо мной красавчик. Великолепный экземпляр Чужого, он так мило улыбается своей пастью, обнажая почти прозрачные кристаллические зубы…

Бог мой! Вот же приснится! Кошмар! Как будто всё реально было, особенно ангельская улыбка чужого! Давно такой жути не снилось. Шум мотора убаюкал. Всё как всегда, внезапно, как понос… Пропала группа сталкеров, три дня не выходили на связь, вторая группа нашла гавайцев. У них реально нефтекачалка, нефть отменная, можно сказать, белая. Такая нефть, как правило, очень древняя. По геологическим меркам. Подорвались, как по тревоге. Сначала в Китеж, затем через Рейн на борту нашей «шаланды», благо выдержала. Назвали наш первый кораблик, «Двенадцать апостолов». Спросите почему? А никто и не скажет, одновременно мысль родилась в нескольких головах. Все ещё удивились тогда. Вот значит, настали старые добрые времена, я, Ахмед, Юи и Николай в броневике. С нами десяток военных и четверо казаков. В колонне ещё «Scаnia», два квадра, сталкеры на японской «Чёрной медали». Едем значит, знакомится. Главное на взаимовыгодную торговлю забиться. Вторая группа сталкеров, шедших пешим порядком, так и не объявилась. А вроде ребятки там более опытные были. Будем искать следы. А так, ох как хорошо. Ветер, простор, есть конкретная задача, а главное все решается на ходу. Никаких советов, заседаний. Почти все в этом походе взяли позывные из книжки про Маугли. Я хотел быть «Каа», всё-таки змея мой знак года. Бойцы подняли, такой хай, «Акелла» и никто иначе. Но естественно на всех позывных не хватило, стали импровизировать.

Сталкеры с казаками на квадрах рванули вперёд. Уже немного и озеро, а там, на берегу локалка и нефтекачалка.

Рация…

— «Акелла» «Серому псу»! Приём.

— На связи «Акелла». Приём.

— «Акелла» сильно не газуйте, впереди дым. Возможно бой. Приём.

— Принял, «Серый пёс», выясняйте обстановку. Приём.

— «Серый пёс» принял, отбой.

Что там стряслось? Если гавайцам нужна помощь, это одно. А если сходу не разобравшись мы встрянем в разборку, не ведомо чью? Может гавайцы сами виноваты? Кто знает? В эфире ничего проясняющего обстановку. Почти тишина. Встаём на «мягкие лапы».

Рация…

— «Акелла» «Серому псу», приём.

— Слушаю, «Серый пёс», приём.

— Наблюдаю результаты боя. Поселение захвачено тёмнокожими людьми. Захватчиков порядка тридцати человек. Одни мужчины. К пленным отношение очень негативное. Бьют, раненых добили. «Насос» цел. «Самовары» целы. Жду указаний. Приём.

— Вариант три, «Серый пёс». Скоро буду у вас. Отбой.

хреново как. Значит, захватили поселение. Кто не понятно, зачем, аналогично. Чернокожие, не обязательно африканцы, могут быть из Тихоокеанских африканоидов. Там всяких хватало, аборигены Австралии, Папуа Новая Гвинея. Соломоновы острова, да всех и не упомнишь. Кто-то из Манильских кланов прибрать к рукам решил скважину? Может кочевые бандидосы? А может северяне, наёмниками действуют? Нужен язык. Ага, а если он кроме своего папуаского не бе, не ме, ни кукареку? Задачка!

Не широкой дугой мы прячемся в зарослях. До ограды поселения метров триста. Видим, что удар нанесли с воды. Много лодок. Есть приличные, парочка из алюминия, парочка надувных, типа «Зодиак», были, похожие на пироги. Ещё одна, как мини яхта моторная. На берегу озера видим начало странного действа. С десяток пленников, одни мужики сидят со связанными за спиной руками. Захватчики вынесли странную деревянную конструкцию. Сначала думал ящик реечный. Потом вроде как орудие пыток. За пленниками шеренгой встали совсем молодые чернокожие парни. Шатало их, прям шторм в девять баллов. Пьяный или под какой дурью. Дальше ещё интереснее, выносят две корзины кокосов. Это чудо откуда? Я всё понимаю, но ей бог, не климат здесь кокосовым пальмам. Ей бог, не климат. Тут на берег вышел странно одетый хомо сапиенс. В накидке из перьев, страшная маска на лице. Весь татуированный, в шрамах. Колоритный типажик, только для съёмок фильмов про людоедов. Мы ещё перекинулись мнениями. Ну, мол, чичас пленников до смерти запугают. Этот кадр, в руках держал клинок, типа японского длинного меча, более изогнутый конец лезвия только. Первого пленника запихивают в эту конструкцию. Парень, стоявший за этим пленником берёт кокос, резким ударом короткого мачете срубает вершину ореха. Пленника, вернее его голову жёстко фиксируют в этом ящике. Тут у меня в нутрии всё сжалось, очень такое не хорошее предчувствие. Значит этот ряженый, резким ударом срубает верх черепа пленника, а придурок с кокосом выливает содержимое ореха в открытый череп и начинает горстями вычерпывать мозг. Тело бьётся в конвульсиях, а этот гад уплетает мозги. Меня чуть не вывернуло. Я вижу происходящие и не верю глазам. Это, каким безумцем надо быть… парню, который мозги жрал, дают выпить и он едва уползает в сторону. Я понял, это обряд инициации, про нечто подобное читал, давным-давно. Труп первого пленника выкидывают из конструкции, тащат второго пленника. Второй инициируемый уже срубил верхушку кокоса. Пленник вяло сопротивляется. Я представляю его ужас. Но вот ужас, того, кто стал бы последним в этой череде, ничем не измерить. Девять раз видеть, как тебя будут убивать… Тут едва ли человек не сойдёт с ума. Это за гранью восприятия, нормального человека. Юи не выдержала, загнала пулю в лоб шаману этому и понеслась… Сами понимаете, после таких зрелищ не до сантиментов. Хреначили этих папуасов очень не по детски. Давно такой звериной ярости я не испытывал. Знаете, отстреляв магазин моей верной ФГ, не стал менять. Глефу в руки и в атаку. Первому придурку вылетевшему на меня с помповухой я подсёк ноги. Затем загнал лезвие в живот и вскрыл грудную клетку. Хорошая сталь, держит заточку. Как по маслу идёт. Вокруг сплошной мат, парни работали в основном холодным оружием, если и стреляли, то больше ранить, окончательную точку ставили ножи. И тут случился танец, танец смерти, длинною, в три минуты и всю жизнь. Да, не был я отменным рубакой, да, понатаскала меня Юи, Ахмед кое-что показал. Да, тренировался я почти каждый день. Но мой противник превосходил меня намного. Чуть-чуть уравновешивало наши шансы, длина моего оружия и защитный костюм. Он бился клинком шамана этого, в одной набедренной повязке. Прыгал, крутился вокруг меня. Ну, думаю, бандерлог ты паскудный, не, я тебя всё равно достану. Уже на пределе наращиваю темп, а он порхает вокруг меня, порезов пять я заработал. Благо броня держала. На мне не только кевлар, ещё металлокерамика. Для него большой сюрприз противник в такой броне. Направление ударов меняется, он намерен мне голову скромсать. Жди! Как бы промахиваюсь ударом сверху, он взметнул клинок, резко оборачиваюсь кругом и снизу вверх бью под правую руку. У меня два лезвия на древке. Промах одним, не значит потерю позиции для удара. Он пошатнулся, наношу удар под левую подмышку. С криком он бросается на меня, уход от атаки и вдогон по шее, голова упала метрах в трёх от тела. Рядом просто взревели от восторга товарищи.

— Акелла не промахнулся! — кричал Николай, Юи и все остальные.

А у меня как всегда, нет сил, идти. Стою и думаю, а чего орут, бой ещё не закончился. Бой умер, несколько бандерлогов, пали на колени, залопотали на своём языке, подняли лапки вверх. Парни малость остыли, добивать не стали.

У нас раненые, убитых нет. Начинаем разбираться, что и как. Среди местных оказалось двое европейцев, голландец и бельгиец. Оба, специалисты по переработке нефти. Я впал в ступор, когда узнал о причине нападения на гавайцев. Как оказалось, уже почти в пустыне, ближе к австралийцам, есть оазис. В нём небольшое озеро. Озеро гавайцев и озеро в оазисе соединены речкой. В озеро гавайцев впадает множество ручьёв. Рядом водораздел между Рейном и Гангом. Затем река течёт из озера на восток до оазиса. Я очень удивился, как так? Течение должно быть, наоборот, с востока на запад. Но как оказалось, озеро гавайцев почти на самом водоразделе, а оазис во впадине. Такой казус. Речка не длинная, километров пятьдесят. Вот и обосновался в этом оазисе король Колумбиус Саддам Хусейн ибн Муамар Каддафи. Никак не меньше! Жесточайший диктатор. Гроза окрестностей. В оазисе жили австралийские аборигены, маори и с миру по нитке всяких островитян Тихого океана. Всего их больше пятидесяти воинов, ибо женщин, они не считают. В общем, из потеряшек сбилась группировка. Живут сами по себе, по своим законом, всё у них есть, за бензином только вот приплывали. Всегда у них есть финики, бананы, ананасы, кокосы. Одомашнили антилоп местных, есть у них мелкие ослики. У них живёт с десяток европейцев, может метисы. Не так давно произошло примечательное событие, гавайцы нашли потеряшек, шесть азиатских юношеских команд по пляжному волейболу. Симпатичные девушки, спортивные, просто загляденье. Как на грех в этот день приплывали поторговать поданные этого «Садамма Каддафи». Буквально, через три дня приплывают посланцы, король просит продать девушек. Гарем ему увеличить восхотелось. Гавайцы люди спокойные, никого в рабство не определяли. А девушки все отказались от столь высокой чести, оказаться в гареме. Король обиделся, как он обиделся! Послал самых диких своих воинов. Тех, у которых ещё папы кушали человеченку. Вот и обряд инициации придумали, для молодых воинов. Проводил обряд, может и всамделишный шаман, может придурок какой, под шамана косящий. Только вот мечем, он управлялся, как никто и сына своего обучал. Я понимаю, красивые девушки, достояние клана. Но, что бы из-за пополнения гарема, вырезать почти под корень поселение… а ещё, послать на смерть воинов… Вроде особо дибилов на платформу не посылают, но это клиника. Нефть ему не надо было, вообще ничего не надо. Только девушек, вот первопричина. Я бы понял, если бы это современное «похищение сабинянок», в клане не было бы женщин. Но ради пополнения гарема? Это, каким отмороженным надо быть. Ради двенадцати потеряшек убить больше десятка человек, потерять четверых своих. Ещё раненые.

Навели относительный порядок в поселении, погибшим устроили погребение. По итогу, из гавайцев имеем девять взрослых мужчин, пятеро пацанов. К ним двое европейцев. Женского пола восемнадцать душ. Самых старших бандерлоги убили, ради забавы. И двенадцать азиаток. Азиатки все, как только узнали про наличие хоть какой-то цивилизованной жизни, запросились к нам. Голландец остался, бельгиец попросился в клан. Вопрос, что делать? Принимать всех в клан? Вроде как вариант. А сможем ли мы обеспечить безопасность? Сами они едва, ли. Да есть риск, что северяне, или манильские кланы, это местечко захотят прибрать. Нефть ещё в дефиците. Горючего постоянное не хватает. А как нам не хватает!!! Установить протекторат? Вроде как самостоятельная община, но под нашим присмотром. Но и это не гарантия спокойной жизни. Если они подадут прошения о вступлении в наш клан, частично это упростит задачу. Северяне и Манильские кланы не будут напрямую связываться с «Бешенным медведем». Что совершенно не исключает других методов воздействия. Вроде всего сто тринадцать километров от Рейна. По хорошей дороге, час пути. Мы доехали за пять часов. Если будут ходить караваны, часа три в пути, минимально. Дорога не фонтан. Но есть плюс, озеро. Для гидросамолёта есть место и взлёта и посадки. Если, что уж экстренно, из Надеждинска, за три часа полёта, а то и за два, и там. От Надеждинска до Китежа почти двести км. Дорога, конечно, в разы лучше. Уже парочка хуторов выросло у дороги. Местами дорогу уже камнем мостят, где щебнем отсыпают. Дойдёт дело и до асфальта со временем. В общем, появился так у нас посёлок Гонолулу. Так же появился причал Китеж восточный. И ещё в одном живописном месте почти посередине дороги к Гонолулу, форт Кузьмича. Смех, да и только. Во-первых, белорус по отчеству Кузмич. Во-вторых, бывший егерь. И самое убедительное, место это. Тисосамшитовая роща, огромные дубы. Высоченные клёны. Вязы, буки. Земляничное дерево, уссурийские груши, хасанские персики. Смешение вся и всего. Благородный олень соседствует с гигантским лосем. Изюбрь и косули с чёрным медведем. Не синтетиком смотрящих. Зубры или бизоны в соседстве с маралами и просто огромными птицами, наподобие страусов. Видели леопарда, красного тигра. Типа среднеазиатских, более мелкие, чем дальневосточные. Просто шикарный уголок. Три озера, бес счёта ручьёв. Такое место без присмотра оставлять, грех. Вот и вызвался человек присматривать за местом. У нас в казаки напрашиваются, парочку семей здесь и поселим. И думаю легионеров пяток, для верности. По графику менять будем. Может, казаков численность увеличим со временем. Как раз, межграничье Швейцарцев, Северян и Манилы. Просто представляю, какая суета подымится. Зато со своей горючкой, а это в разы упростит нам жизнь.

Вечер убеждений и переговоров. Тяжко шёл процесс, очень тяжко. Вспомнили всё. Даже, что когда-то Гавайские острова, чуть ли не в составе Российской империи были. Даже форты там строили. Жили, не тужили. Отрадно, не слышу матьков от Николая. Он сам присутствует. А то обычно, как сообщу ему о новых территориях и, что надо заслоны ставить. Так узнаю о себе столько нового и нелицеприятного. Зато пар выпустит, грамотно всё продумывает.

Гавайцы согласились на наш протекторат. Вроде, как и самостоятельный клан, но и вроде как под нашей дланью. Оно и к лучшему. Мы сходу гражданство клана не предоставляем. Очень в исключительных случаях. А так, немного пообвыкнуться, втянуться в нашу жизнь и думаю, в течение пары лет сами пожелают в клан. Решаем, чем прикрыть Гонолулу. Думали-думали, решили. Перегоняем броневик «Остин-Путиловец» сюда, он прошёл модернизацию. Броньку добавили, двигатель по мощнее поставили, ходовую перебрали. Стал старичок, вполне приемлемым лёгким броневиком. Вооружили его добротно, в одной башне крупнокалиберный «Гочкис», во второй оставили «Максим». Качественно может теперь прижать. Сюда же перебрасываем крупнокалиберный «Виккерс», будет со стороны озера прикрытие и один ручник, «Льюис». Этого больше, чем предостаточно. У гавайцев оказалась зенитка, «Бофорс», 40 мм. Снарядов к ней тридцать штук. Её отправляем в Надеждинск. У гавайцев был ещё ручной пулемёт, мексиканского производства, «Mendoza C-1934». Как всегда, калибр не распространённый, 7х57мм, испанский маузер. Ладно, патронов почти тысяча. Пулемёт решили отправить в арсенал, для изучения. Был момент, смотрю, пистолет пулемёт «Томсон», только сверху диск как у «дегтеря». Переделка какая, думаю. Рассматриваем, оказалось у меня в руках «American-180». Внешне почти как «Томсон», только калибр смешной, 22LR, зато в диске 275 патронов. Просто ужас! Вот значит, парочка таких игрушек досталась нам. Я про все трофеи не буду рассказывать, только, что интересное попалось. Гавайцам вместе с локалкой досталось четыре штуки «M14S», китайского производства, для гражданского рынка, самозарядка, без возможности автоматического огня. Но ещё больше удивило, так это три автомата китайского производства, гавайцы их купили у бродяг каких-то. Новенькие «QBZ-95», калибра 5,8х42мм. С патронами не густо, осталось около четырёх сот штук. Ещё парочка револьверов испанских «Трокаола», калибр 11,5 мм. Посредственная штучка. Гладкоствол всякий, в основном уже встречавшийся, один ствол меня заинтересовал, думал гладкоствольная двустволка, горизонталка. Оказалось интересное оружие, «Jumbo» от фирмы «Heym», в общем — слонобой. Два ствола.600 N.E. Адская штука, скажу я вам. Сделал я парочку выстрелов, благо ожидал зверской отдачи, ружьё не для стрельбы целый день, четыре-шесть выстрелов и хорош. Воспоминаний будет предостаточно. Зато арсенал нападавших, это нечто. Самая аппетитная штука это АГ-2, гранатомёт Таубина. Я только не плясал вокруг этого трофея. Практически это самый первый серийный автоматический гранатомёт. Его производство перед войной загубило миномётное лобби, они продавили 50 мм миномёт, да только сняли его с вооружения уже в 1942 году. Как он у бандерлогов оказался, загадка. К нему осталось дюжина гранат, калибра 40,8 мм. Нашлось шесть пистолет пулемётов «Austen Mark2», австралийское оружие, это понятно. Из интересного ещё четыре «Mac-10», в гражданской версии, «SS-x Tactical Carbine», под 9 мм патрон. Один «Соlt M4 Carbine Lesocom», патрон от М16. Остальное не стоит упоминания. Плюсом куча копий, ножей, дубинок, мачете. Все упомянутые гавайские интересности уходят в наш арсенал, из трофеев оставляем пяток австралийских автоматов, они особо ничем не примечательны, оставляем почти весь гладкоствол, патроны. Из холодного оружия, парни выбрали себе трофеи, мне отдали клинок шамана этого долбанутого. Мини яхту оставляем гавайцам, две металлические лодки и «Зодиаки» забираем. Остальное самодельное оставляем. Детей меньше 14 лет увозим в интернат, учить, больше от греха подальше. Мало ли какие банды ещё кочуют в окрестностях. И ещё, один парень и две девушки собрались покинуть Гонолулу. Встаёт вопрос, как прикрыть объект? Тут минимум отделение бойцов надо держать! Как не хочу, а придётся людей из резерва выдёргивать, а иначе никак.

Подходит Николай вместе с Юи.

— Серёга! Вот какого ляда, ты мозг насилуешь? Давай упредим угрозу.

— Так! Николаш! Аппетит приходит во время етьбы?

— Сергей Николаевич! Мы посоветовались, прикинули, там осталось воинов двадцать, может чуть больше. А новым спецназовцам надо попробовать себя в деле, да и сталкерам не мешало проявить себя.

— Юи! И ты туда же! Опять пальба, кровь? Сколько можно?

— Серый! Ты чего как целка мнёшься? Хочется и колется, и мамка не велит? Ты сам скажи, вот как на исповеди, не думал об этом?

— Да думал! Думал! Они если не сразу, так сил подкопят и мстить кинутся. Тут без вопросов. Но одно дело сами нападут, другое на них напасть. Вроде суть не меняется, а акценты совсем другие.

— Надо устранить угрозу!

— Юи, ты вот и права! Но опять риск, опять людей под пули!

— Серёга! Да не ной! А если, не дай бог, вырежут тут всех, ты себе это простишь? Любая оборона, пассивное ожидание. Противник может разведать, составить план, разработать атаку, так, как мы даже представить не можем. И всё при нашем попустительстве. Сам знаешь, гнойник надо вскрывать, пока сепсис не начался!

— Хорошо! Уговорили! Юи, всему спецназу, тревога! И казаков сюда, пусть реально пороха понюхают. Это им не контрабандистов гонять. Работаем, спецназ, сталкеры, казаки. Армейские прикрывают.

— Вот это другое же дело! А то, сапоги, сапоги! Портянки надо уметь наматывать!

— Коль! Ты блин, своими приколами солдатскими никогда не перестанешь радовать! Я боюсь, у вас аппетит прорежется, кем я вас кормить буду? Каких ещё папусов с душманами вам на блюдечке с голубой каёмочкой подать? И где их искать? С конца копья вскормлены, добычи алчущие, князю славы добыти хотящие! Из какой речки шеломами водицы испить желаете?

— Ну, ты загнул! Вольный перевод «Слова о полку Игореве», так?

— Да не важно! Бойтесь желаний своих! Усмиряйте гордыню! И главное тщеславие отриньте!

— Ты это того… малость знакомство с птичкой «пЕрепил»? В белое или всё чёрное облачаться не тянет?

— Не всё же тебе прикалываться!

— Фу! Слава богу! Я уже испугался!

Николай излишне демонстративно вытирает пот со лба.

Два дня подготовки. Рывок по реке, высадка в пяти километрах от стойбища бандерлогов. Утро, но уже жарит, больше двадцати градусов. Одинокий часовой на вышке. Какая-то скотинка вопит в загоне. Дымит несколько кострищ. Палатки, просто навесы, несколько хижин из глины. Одно здание капитальное, локалка. И стройка, нечто рождается из груды камней, пока не разобрать. Я вообще, сижу под маск сетью, смотрю, как пошёл спецназ работать. Но и это не столь важно. Потому, что под водой идёт тройка боевых пловцов. Первый их выход на сцену. У сталкеров своя задача, прорыв к большой хижине, там король. Пловцам задача аннигилировать пулемётное гнездо на берегу и не дать прорваться к лодкам. А их больше двух десятков. Нормальных лодок две, одна большая пластиковая с двумя моторами и нечто напоминающее сторожевой катерок. С вооружением не ясно, носовая турель пуста. В пулемётном гнезде сидит как минимум один, и не спит вот зараза, прямо с бруствера закидывает спиннинг. Славная служба. Часовой на вышке откровенно давит массу.

Рыбак словил кого-то крупного. Тащит-тащит, ни в какую. Уже и в воду он зашёл, тут из воды вылетает тело, как атака крокодила, обняло так нежно руками и в воду. Почти без всплеска. Тишина. Смотрю на часового, который на вышке, спит служивый! Ошибся я, он уже не службу несёт, он уже в бесконечной пустоте. Стрела арбалета так удачно его пригвоздила, даже поза почти не изменилась. И тишина! Уже минут пять ничего не происходит. Чем наши ребятки заняты? Тут грохнуло. Ясно, светошумовую запустили. Началась потеха. Кто-то бегает, орёт, суета сует. Вдруг из неоткуда выскакивают люди, сбивают с ног, вяжут, как снопы пшеницы во время жатвы. Никто толком и не понимает, что происходит. Выстрелов всего пару слышал. У наших бойцов глушители на оружии. От моей схоронки до лагеря почти 800 метров. Особо не расслышишь. Нормально. За восемь минут, самые боевые повязаны, остальные деморализованы, сидят и не пикают. Король нагишом привязан к столбу, когда я подошёл, Юи его усиленно колола. Он вообще-то и не сопротивлялся. Очень спешил много рассказать. Облегчение и радость случилось в тот день, нашлась двойка сталкеров нашего клана. Повязали их натуральные кочевники, группа человек в двадцать, разных народов и рас. А два дня назад продали наших сталкеров королю местному. Часть снаряги продали, оружие себе оставили. Поисками этой банды решили себя не обременять.

Вечером расстреляли короля и ещё шестерых его приближённых, любителей человеческого мяса. Четверо у них погибло при нашем нападении. Оставалось ещё одиннадцать особей мужского пола, из них шестеро малолетних. Этим дали шанс жить. Ещё было двадцать семь девушек и женщин, больше половины в возрасте 14–16 лет. К ним плюсом гарем короля, две местных девушки и пять пленниц. Интересный состав, две болгарки, молдаванка, две австралийки, обе блондинки. Наводит на мысли! Если с австралийками понятно, не так далеко селективный кластер австралийцев. Где-то должны быть монокластеры или смешанные анклавы болгар и молдаван. В пленниках оказались, три болгарина, что укрепило мысль о возможности анклава. Парень из Новой Зеландии, причём с русской кровью. Его отец в девяностом покинул Союз, женился на местной. Было ещё два еврея и один кампучиец. Последние трое попросили помощи, вернуться в свои анклавы. Не вопрос! До Китежа добросим, а там и торговцы из Шанхая и от Северян, бывают часто. Раньше швейцарцы Северян не жаловали, особо их по реке вниз не пропускали, теперь проход стал более свободным. Да и частную инициативу не очень запретишь, люди изворотливы, если выгода хорошая, значит и будут пути её получения. А все кордоны и препятствия, только временные трудности. Найдут тропки в обход или ключи к душам таможенников. А может и то и другое одновременно. В общем, всё местное население переселяем в Гонолулу. Кстати, австралийки предпочли уехать к нам. Жалко было оставлять этот оазис, хорошее место. Разрушать ничего не стали. Мало ли кто поселится, пожелает. Установили большой плакат с надписями на нескольких языках. Главное изображение нашего флага и медведя. Надпись гласила:

Внимание!

Территория протектората клана «Бешенного медведя».

В случае, если есть желание поселится в этом оазисе, убедительно просим сообщить в администрацию протектората.

Администрация находится в 50 км вверх по течению реки.

К самовольно заселившимся без извещения будут приняты жёсткие меры.

А в случае ведения преступных действий, уничтожение.

Шмайсер.

Есть, конечно, риск, что это уже территория австралийцев, будут упорствовать, признаем ошибку, как бы этого не хотелось.

Людей посчитала, пора о других трофеях. С одним тут успешно, с фруктами. В округе много дичи, есть рыба в озере, ондатры. Местный вид кожистых черепах. Много птицы, от мелких заканчивая грациозными цаплями и фламинго. Бандерлоги умудрились развести небольших антилоп, доили их. Были у них ещё совсем миниатюрные поросята, взрослые особи не больше 25–30 кг весом. Шкодные. Плодятся как кролики. Автотранспорта не имелось. Нашлось три гидроцикла, один уже убитый, двигатель запорот. Сторожевой катер, ясен пень в Китеж перебросим, да и лодку с двумя моторами аналогично. Корпус, армированный углепластик, силовой каркас из титана. Самое оно для разъездов пловцов. Это им трофей. Про всякую житейскую рутину не буду, попадалось кое-что интересное, например индийские серебряные монеты, явно не современные. Парочка клинков из вуца, индийской разновидности булата. И одна совсем интересная штукенция, сначала и не понял, что это такое. Короткое древко из слоновой кости, украшено резьбой и стальной клюв, украшенный чеканкой и насечкой из серебряной проволоки. Вроде как оружие? Есть сходство с чеканом. Может парадное оружие? Богато украшенное, чисто для церемониала. А потом дошло, это инструмент поводыря слонов. Занятно. Опять остатки прошлых эпох? Из оружия, так, скромно, пулемёт «Steyr-Soloturn S2-100», он же «МГ-29» и французский ручник «Мle 1909». Оба, так себе. Достался нам соперник Беретты, в единственном числе, пистолет пулемёт «OG-44», его вроде много не успели выпустить. Опять же в единственном числе, реплика или уж не знаю как, современный вариант ружья из вестернов «Lighting» от фирмы «USFA». Патрон, сорок пятый кольт, в магазин входит 15 патронов, очень мягкий спуск. А вот наличие у бандерлогов семи штук «МП-7», очень напрягло. Нашли они это оружие в посылке, сиречь в контейнере, в пустыне. А ещё казус, их должно было быть десять, три отсутствовали. Кто-то успел вскрыть контейнер до бандерлогов. Что в нём было ещё, они не знали. Но, было, распотрошённые коробки говорили о том, что кто-то поживился. «МП-7» в стандартной комплектации, без наворотов, магазин на сорок патронов, калибр 4,6х30мм. К этому «счастью» ещё загадка, две автоматические винтовки системы русского конструктора Барышева, выпущенные в Чехии, «LCZ B20», под натовский патрон 7,62 мм. В руках держу гражданский вариант винтовки «Springfield MKA», магазин на десять патронов, полимерное ложе, калибр стандартный натовский, 7,62х51, да вот патроны хитрые, М198, по две пули в каждом. Таких четыре штуки. Оружие партиями пошло? Раньше одна винтовка, чудо, ныне пачками? Это как, усложнение задачи? Стимул к развитию? Соберётся банда отморозков на окраине ойкумены, человек в триста, а то и больше, в состоянии хоть один анклав отразить такое нападение? А тенденции к этому появляются. Именно на периферии начнут собираться самые отчаянные и не угомонные. Подпитку они получат за счёт внешних потеряшек, не все же попадают внутрь границ анклавов. Ладно, если будут желающие просто переселиться в более цивилизованные места. А если кроме жажды насилия и разрушений ничего нет? Такой вариант полностью исключить нельзя. Опять я о политике. Тут чисто по человечески чёрт ногу сломит, да ещё смотрящие вивисекторы свои замутки мутят. Так, я же про трофеи писал. А собственно из интересного, всё! Вру! Хотя, это уже не столь интересное, в хижине короля, откопали в прямом смысле слова два ящика. Обнаружили чисто интуитивно, один из сталкеров обратил внимание, на чего-то там. Короче, в одном ящике пять французских самозарядных винтовок «Meunier A6 M1916», калибром 7х57. Во втором ящике пяток самозарядок «MSC modele 1918», калибра 8х51R. Ящики то на десять штук каждый. Где ещё по пять? И патронов нет, всё перерыли. Ноль! Помню отлично, гильзы от таких патронов в Китеже всплывали. К сожалению, расспросить не кого, короля мы приговорили уже. А больше никто не знал. А вот практикующего некроманта, у нас, увы! Вроде я об этом говорил?

Остальное оружие, производства Индии, Китая, Филиппин. Гладкоствол, разного исполнения, опять же, куча ножей, сабель, кинжалов и прочего. Часть этого в музей, а остальное в Китеж, в наш оружейный магазин.

Почти двое суток мы вывозили добычу. Всех оставшихся в живых бандерлогов оставили у гавайцев. Будут работать наравне со всеми. А там как уж ума у них хватит. На обратном пути делаем остановку, не месте форта Кузьмича. Сам он уже прибыл, начато строительство. Вот всем скопом и навались. Дом поставили, баню, пристрой хозяйственный, казарму. Благо камня дикого много. Сделали вал невысокий, камнем укрепили. Ворота поставили. Вполне нормальный блок пост. Тут парни болгары и удивили, попросились на жительство здесь. С ними одна девушка болгарка и австралийка. Третий болгарин сказал, что присмотрел из гавайских девушек одну, готов хоть сейчас взять её замуж. Чудеса. Всё быстро. А так и должно быть, тут граница исследованного мира. Время сжато. Да пусть, никто не против. С ними ещё остаются четверо новоиспечённых казаков, пока не женатых, думаю это не долго. Гавайские девчонки, они вон, какие аппетитные. А свободных там хватает. Оставляем рацию, теперь уже и трофейный пулемёт один, который швейцарский. В пограничье любые руки быстро учатся держать ствол. Будет их если больше десятка, уже спокойнее. Броневик проследовал в Гонолулу. Уже есть подкрепление. В броневике рация, в Гонолулу очень приличная рация. Связь будет постоянно. Всё, с утречка домой!

А виг вам получилось! Встали с рассветом, смотри поперёк дороги контейнер стоит. Такой весь важный, чёрный. Тонн на десять. Только бы не оружие! Хоть, что, даже памперсы с прокладками. Вспомню как реклама этого доставала на Земле, до сих пор передёргивает. Вскрываем! Слава богу! Строительное! Есть разум у смотрящих! Или иногда в нём бывают проблески. Краска, гвозди, скобы, петли и т. д. и т. п. Как рад я этому! Признание наших заслуг? Да как угодно, главное это нужное и в дело пойдёт без остатка. Всё Российского производства. Разбираем посылку, что на месте оставим, что заберём. А это, что за ящик? Чего там? ЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁ! Ну, вот только похвалил! Под занавес получи Сёрёга, твоё любимое, стреляющие. Да тошнит уже от оружия! Я как змей Горыныч вместе с Кощеем Бессмертным чахну на этой грудой стволов. У нас выбор, как в лучших оружейных магазинах мира! Чего изволите? И то есть, и то! Скинули нам парочку хороших охотничьих карабинов. Один «НК-8,2» Кочетова, очень редкая штука. Второй современный «МЦ 19–09», под патрон 9,3х64 мм. К каждому по тысяче патронов. Это в тему. Мать моя женщина! Новейшая охотничья винтовка «МЦ 558», это слонобой! Калибр не шуточный, 12,7х55 мм. Аналог штурмового автомата АШ-12,7 в гражданском исполнении. Сильно. Тысяча патронов, жить можно. Так! Длинная упаковка, снайперки поди? Точно! Похожа на Драгунова, но не она. Аа! Это винтовка соперника Драгунова по конкурсу, винтовка Константинова. Они почти равны по техническим характеристикам. Хлеб, тысяча патронов, это дело. А вот эта винтовка с раструбом на стволе удивила. Патроны к ней ещё удивительнее. Вроде как Драгуновская снайперка, а нечто иное. Отсутствие нарезов в стволе, это нонсенс для русского оружия. Значит гладкоствольная снайперская винтовка? А стреляет тогда чем? Раскурочил один патрон, не хило! Оперённая стрела.

— Серёга! Это Лукина винтовка, стреляет оперёнными стрелами. Страшная начальная скорость, отличная настильность. Только с кучностью не пошло и с остановочным действием.

— Спасибо, Коль! Я вот представь, даже ни сном, ни духом о таких разработках!

— Есть много, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам! Случайно в сети натыкался на сайт, там про экспериментальные разработки в стрелковке, большая заметка была. Ты бы видел, чего только наши не делали. Америкосы отдыхают, ламеры они! Большинство ихних супер новинок, это наши старые разработки, ещё 60–70 годов. Так вот!

— Да уж! Чего только пытливый русский разум не придумает.

В подтверждение своих слов извлекаю Коробовский «ТКБ-022», автомат основного конкурента Калашникова. Самые смелые новаторские задумки, просто на грани фантастики принципиальные решения. Это точно, нашим конструкторам в разработку. Насколько помню, у автомата Коробова с кучностью как раз дело обстояло хорошо. Ещё экземпляр, «ТКБ-22ПМ». Это наверно самая короткая штурмовая винтовка. При приличной длине ствола. Магазин автомата, продолжение приклада. Да уж! Были мастера оружейники! Когда эти стволы разрабатывались, в Европе о таких системах и не задумывались. Достаю типичный пистолет пулемёт, патрон от ТТ, опять экспериментальная разработка? На конкурс выставлялось много разных моделей этого типа оружия, что-то из них? Это же Коровинский автомат, им в 1941 году Тульское ополчение было вооружено. Точно, 35 патронов в рожковом магазине. Потом не помню, выпускали этот автомат серийно или нет. Скорей всего нет. А туляки чем тогда только не вооружены были, вплоть до берданок.

Николай рассматривает пистолет.

— Серый! Смотри, патрон от ТТ, на ручке якорь и звезда, серийный номер, совсем мелкий, первая десятка. Очень не понятно.

— Коль, теперь я тебя удивлю. Таких пистолетов сделали всего полтора десятка. В осаждённом Ленинграде. Это «Балтиец», очень редкое оружие. Даже описаний его мало где встречается.

— А нам он на кой?

— Тут я подозреваю промысел смотрящих, это не для вооружения нашего клана. Это как показатель конструкторской мысли. Вот смотрите, как делали, вникайте. Думайте и применяйте решения. Я понимаю только так. Оно когда визуально видно как работает, сообразить проще. По одним чертежам не у всех пространственного мышления хватит представить механизм в работе.

— Не знаю! А там, что?

Последним сюрпризом, оказался унифицированный пулемёт с ленточным питанием калибра 6х49 мм. Тоже экспериментальный образец. У него даже названия не было. Велись работы по 6 мм боеприпасам. Изучали перспективы перехода на этот патрон. Вполне возможно американцы пошли аналогичным путём, а может, и взяли за основу этот патрон. У них активно двигают патрон 6,8SPC и созданную под него винтовку «Ваrret REC7». Такие вот сюрпризы. Всё оружие, найденное в контейнере, увозим в Надеждинск.

В Китеже праздник, привезли первые двадцать бочек нефти из Гонолулу. Бельгиец, метр Борозьяк, обещал на нашем оборудование, на котором мы бензин из угля делаем, получить самый высокооктановый бензин. А главное, на производство дизтоплива. Посмотрим. В любом случае, даже по двадцать-тридцать бочек нефти в день, это уже выгодно. Тот бензин, который, на самоваре в Гонолулу получают, пока на местные расходы. Но с нашей помощью, голландец, оставшийся там, давал гарантию на более качественный бензин. Со временем, после дополнительного оборудования, нормальную солярку. Срочно нужен листовой металл, надо бочки делать. Не в деревянных же возить! Может ёмкость сварить большую, под кузов грузовика? Так маеты меньше будет. В Гонолулу залили, на Восточном причале слил по бочкам, кораблём перекинули в Китеж. Тут можно перевозить опять же ёмкостью. Будем думать. Пока три дня в Китеже наводил порядки, никак нельзя без воспитательных мероприятий. Расслабились! Успокоились. Жизнь малиной показалась. Шуршать будут все, я в первую очередь.

Приплывали тут манильские хлопчики, оружия просили. Обиженны они были Шанхайцами. Беспредел творят лаосцы, жизни нет от них. Предлагали выгодные продуктовые поставки, морепродукты, ткани. Мелочёвку бытовую. Мы уже слили в наш оружейный магазин часть трофеев. А этим паренькам надо было много и хорошего. Тут как раз сообщили наши мастера оружейники, испытывали они автоматы, которые по подобию ППС, десять штук отобрали как приемлемые, двадцать штук так себе, технические огрехи исполнения. Не совершенство техпроцесса или руки под другое заточены. Значит, сбагрили мы эти двадцать стволов, к ним же ещё всякого хлама. А выторговали аэродромный бензовоз. Самое оно! Скажете опрометчиво. Возможно. Да только двадцать стволов кормить надо, а патронов у нас как бы ни было. Плюс кучность хреновая, осечки. Это только в ближнем бою нормально будет. С другим опять же Манильским кланом торговались за комбайн зерноуборочный. Хороший такой американский комбайн, не самый большой и крутой, середнячек, зато трудяга. Пришлось отдать «Ягуара» и оружие, куда ж без него. Благо трофеев хватало. Всё никак не могли договориться, тогда предложил ещё, одну «Шпагу» и одну «Рапиру». Снайперские винтовки нашего производства. Сделка состоялась. А ещё мы наняли мастеров, будем строить самую большую посудину на реке. Поставим паровую машину. Может тонн под 500 водоизмещением. Самим страшно. На нашем кораблике, который «Двенадцать апостолов», установили два «Максима» и бронебойку «Мадсен 1935», она самая тяжёлая. Грозно получилось. Ещё на корабле одна «Шайтанка» с пятью выстрелами.

Мастера наши порадовали, практически готов ствол для пушки по типу нашей 47 миллиметровки. Сделали ствол немного длиннее оригинала, дульный тормоз в разработке. До полной готовности далеко, зато путь виден. В испытании 45 миллиметровый миномёт. Ствол длинный, почти метр. Без всяких газовых кранов. Мины, вот в чём особенность. Они более длинные. Корпус чугунный, «Арсенал» в России освоил качественное литьё. И уже нашего производства, тонкостенные стальные корпуса. Есть желание испробовать корпуса из алюминиевого сплава, но с большим фугасным воздействием. У меня огромное желание притормозить некоторые наши военные разработки. Пока нам больше чем предостаточно. Ткацкий станок уже месяц не могут довести до ума. Всё ждут, когда на них «полкана спущу»!

Думал всё, оружие покупать, де не в жизнь! Своих запасов с лихвой. Как же! Как не купить-то наш отечественный ствол, «Байкал-Манлихер», патрон 7,62х51А. Или «команчи» на наш северный блок пост приволокли три штурмовухи «Madsen M62», вариант для финской армии, под русский патрон 7,62х39 мм, как не взять. А украинскую снайперскую винтовку, «VPR.308 Win», как не взять? Украинская, братья славяне, чай, да снайперские всегда дефицит. Зачем спрашивается, свои продавал? Ещё, что? Сейчас вспомню. Да, наш, «Вепрь-15», аналог «AR-15», под её же патрон. Ну а «Kel-Tec RFB Hunter» сам бог велел приобрести, фирма сама за себя говорит. Длинный ствол, 610 мм, двадцать патронов 7,62х51 мм. Последнее приобретение, босяцкий подгон от казаков. Явно напортачили, теперь бакшиш накатывают. Винтовка «Mossberg MMR Hunter» под патрон 5,56. Но и это ещё семечки. Приехали индусы, на очень весёлом грузовике, весь разрисованный. Полдня по Китежу слонялись, в оружейный магазин заходили, по рынку шастали. Я как раз из арсенала поселкового вышел. Заинтересовали меня люди эти, стали говорить. Потом в кафе пошли. Чувствую, хотят чего-то, но не хлеба с маслом! Разговорил едва. В общем, кто я такой они не знали, поняли, что типа начальник. В общем, предложили пушку! Я натурально поперхнулся. Значит, припрятана у них зенитка, как я понял из описания и фоток, польско-английская вариация «Эрликона», называлась «Польстен». Упрощённая по сравнению с оригиналом. Но не менее грозная. Беда в том, она в не рабочем состоянии. Ствол цел, а вот затворный механизм не работает. Снарядов нет. Откуда она родом и какого её происхождение, молчат. Главное готовы продать. Пушку и не купить? Тут долго не думают. Если ствол цел, если уж совсем не убита, восстановим. Им горючее нужно и патроны. Они гильзы привезли. Серьёзные пушки у них ходят, калибры внушают. Надо в своих справочниках посмотреть. Договорились, выписал им пропуск на провоз оружия в Китеж. Показал куда привозить, с кем разговоры вести. Расстались довольными. Так, что через недельку, привезут ещё лялечку…

Всё, еду домой. Всё дорогу проспал. А домаааааа… чемоданы собраны. Не, не подумайте, на курорт собрались, с женой.

Глава 16 Да всё предельно просто — финал!

С утра погодка не задалась. Моросит дождь. Лежим вчетвером на открытой террасе с видом на озеро. Пять дней отдыха пролетели, не заметил. Вот если, положа руку на сердце, три дня из этих пяти сплошной официоз. Встречи-речи! Подарки в студию, я дарил, мне дарили. Потом, а ля фуршет — а ля креветка! Потом ворох бумаг, рука подписывать устала. Рутина. Вчера первый день накупались, просто лежал на песке и не о чём не думал. Не обычное ощущение. Лежишь, над тобой в небе пролетают редкие облака. Шум волн, крики птиц. Классно! Сегодня скукота, ладно, вечером на базар собрались, говорят, есть, что посмотреть. Вспоминаю наше, без преувеличения можно сказать, триумфальное появление сперва, в замке Россия. О встрече договорённость давно была. А тут уж случай очень подходящий. Вот значит, все там, на стрёме, мы сказали, что приплывём. На все вопросы, как это сделаем, загадочно улыбались. Вот значит, час до времени прибытия, мы радируем, всё по графику, скоро будем. А там ничего понять не могут, в Берлине нас не видели, в низовьях нас не мелькало. Запрашивают, мы опять отвечаем, всё по графику, отклонение от условленного времени, две-три минуты. Только уже когда в виду замка мы над Волгой летели, их радар нас засёк. Мы на подлёте держали высоту метров тридцать над водой. Все значит, ждут катер и яхту, прекрасно знают, нет у нас ещё крупных кораблей и тут такое. Сотников знал, что наш немецкий гидросамолёт летал и даже бомбил. Но так же он прекрасно знал, что самолёт на ремонте. А мы прилетели на японской летающей лодке. Представьте, на горизонте возникает такая махина, адский рёв двигателей, брызги. Неизменный «Полёт валькирий» по радио и в динамики. Встречающие буквально бесновались от восторга. Самолёт мягко касается воды, вскипает пенный бурун у носа и опадает. Плавно подплываем к причалу, вот уже и концы брошены. Всё! Мы прибыли.

Потом шесть часов переговоров. Всё было, крики, ругань, не понимание друг друга. Зато всё закончилось на самой позитивной ноте. Мы объяснились, поняли позиции, я очень на это надеюсь. В конце встречи уже шутили, обменялись подарками. Больше всего мне досталось за бомбардировку дока, заслуженно, согласен. И за продажу оружия, вернее большой партии оружия, двум Манильским кланам. Сотников боялся, что это изменит баланс сил. Шанхай ближе к России, между ними больше партнёрских связей. А тут я, как всегда, сам по себе, сам за себя. Когда я сообщил, что теперь у нас есть своя нефть, Сотников вроде даже и не обрадовался. Можно его понять. Мы здорово зависели от поставок горючего, значит вечные должники. Я и долг наш закрыл. В Россию отошёл зерноуборочный комбайн, итальянская летающая лодка и австрийский паровоз. Всё, можно двигаться дальше. Обменялись сведениями о новейших разработках, не только оружия. Скоординировали некоторые моменты. Сутки визита пролетели мигом. На обратном пути, мы ещё раз залетаем в гости. Просто круг вопросов надо обмозговать. А самое отрадное, после нашей северной конкисты, «Альянс» ушки по прижал. Не так уже дерзко себя ведут. Потом мы прилетели к египтянам. Вот это было! Там впали в полную прострацию. А потом чего только не предлагали за самолёт. Я думаю, половину имущества всех египтян. Единственное, пообещал рассмотреть вопрос, по маленькому японскому гидроплану-разведчику. И то, не раньше чем через год.

Вот лежу в шезлонге, рядом Ирина моя, дремлет. С другой стороны, Машка, чёрная пантера, читает книжку. Сзади шезлонгов, Мишка, наш младший сын, рассматривает подарки. Подарили нам всем по халату национальному. Мне клинок, больше похож на турецкий килич. Ирине, кофейный серебряный сервиз и несколько баночек с кофе и чаем. Красивая работа. Машке украшения из серебра. Смотрелось шикарно. Контраст, тёмная кожа и белое серебро. Мишке подарили двуствольный капсульный пистолет. Новодел, но под старинный. Богато украшенный серебряной насечкой. Ещё пояс с йеменским кинжалом, характерная у них форма. И сувенир, меч, под вид древнеегипетского, не помню, как он назывался. Со мной естественно две «Астры», золотая и обычная. Золотая на столике рядом, а вторая под подушкой. Маниакальное стремление, без оружия скоро в баню не пойду. Надо избавляться от этого. У Мишки где-то «Фалкон» стоит, пощеголял он перед египтянами. Те понимают толк в таких штучках. Машину ему предлагали за эту винтовку. Не простую, целую «Тойоту» внедорожник. Нашли, кого машиной соблазнять. У него их скоро будет больше десятка. У Машки тоже пистолет и нож заныкан, даже не представляю где. Она прекрасно справляется с ролью переводчика. Что-что, тут я без неё, как без рук. Умничка. Вот значит лежу, от скуки пирамидку в руках верчу и так и сяк. Вариантов составить грани раз и обчёлся. Но порой клинит внутри у неё, не даёт правильно собрать. Надоело, крутанул ещё вершинку пару раз, поставил на столик.

Молния? Началось! Ёкарный бабай! Блин! Руки бы мне оторвать! Нас накрывает фиолетовый мыльный пузырь. Камикадзе — на вылет! Последняя мысль перед отключкой.

Фуу! Приснилось же! Лежу в шезлонге, столик рядом, Ирина спит. Машка смотрит безмерно удивлёнными глазами на меня, первый раз слышу как Мишка сматерилься. Да, что такое? Зашибись! Попали! Кругом степь, вдалеке блестит зеркало воды. Ладно, дождя нет. Звук зуммера. С вершины пирамидки тёмно синий луч рисует голографическую проекцию. Пошли буквы:

Вы воспользовались пробоем между платформами. В данный момент вы на платформе Љ2. Вы можете, в любое время переместится на другую платформу, достаточно соответствующим образом выстроить вершины пробойника. Через 12 дней вы вернётесь в исходную точку автоматически. В случае неотвратимой угрозы для жизни, возврат в исходную точку автоматически. Любые материальные и биологические объекты будут перемещены с вами, если они находятся в радиусе десяти метров от пробойника.

Изображение гаснет. Не было печали, черти накачали! И за что? Натуральное попадание в попадалово. Коньяк где? Увы! Ну, понеслась, что делать-то?

Конец.


Оглавление

  • Глава 1 Чем дальше, тем интереснее
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16 Да всё предельно просто — финал!



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке