КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Калуга (fb2)


Настройки текста:



Книга издается к 125-летию со дня рождения Дмитрия Ивановича Малинина

Выдающийся калужанин

«Жизнь человеческая — причудливая загадка…» Так начиналась талантливая работа Дмитрия Ивановича Малинина (1879–1933) об архимандрите Л. Кавелине. Такая же большая честь и ответственность — попытаться разгадать «замысловатые мотивы» жизни и творчества калужанина, беззаветно любившего свой город.

Без преувеличения, Дмитрий Иванович именно Калуге отдал большую и лучшую часть своей не очень продолжительной жизни. Во имя края Калужского он совершил гражданский подвиг.

Сегодня, спустя 125 лет со дня рождения, великий калужанин остается малоизвестным широкому кругу сограждан. Значительная часть его историко-литературных трудов либо до сих пор не увидела свет, либо недоступна массовому читателю.

Несмотря на «задавленность бытом», одним из результатов титанического труда Малинина стала серия блестящих историко-краеведческих работ.

Полагаем, что результаты его исследований — существенный вклад не только в калужскую культурно-историческую традицию, но и в российскую культуру начала XX века в целом.

Разрабатывавшиеся Дмитрием Ивановичем исторические проблемы Калужского края перекликались с болевыми точками отечественной истории XVII‑XX веков.

Внимательное и честное, бережное и добросовестное отношение к прошлому было характерной чертой малининского творчества. Отдельного исследования заслуживает его борьба за сохранение культурно-исторического наследия края.

Интересны как педагогические наработки Дмитрия Ивановича, так и опыт службы в рабоче-крестьянской инспекции.

Созидательным, плодотворным и актуальным был опыт работы историка-краеведа в архиве и музее, школьном кооперативе и городском обществе истории и древностей. Заслуживает внимания активная деятельность Малинина по сохранению исторической памяти о знаменитых калужанах и гостях земли Калужской.

И в служебной своей деятельности, и в научном творчестве Дмитрий Иванович использовал инструментарий многих научных дисциплин, среди которых — история и география, библиофилия и библиография, источниковедение и архитектура, государственное строительство и архивное дело, искусствознание и музейное дело, археология и литературоведение…

Горько констатировать, но лишь малая толика научно-творческого потенциала ученого оказалась востребованной временем.

Биография Дмитрия Ивановича Малинина изобилует не всегда логичными поворотами и не совсем случайными совпадениями. Начнем с того, что существуют разночтения по поводу дня его рождения: 25 или 26 октября по старому стилю. Принято считать датой его рождения 26 октября — день святого великомученика Димитрия Солунского, в честь которого Малинин и получил свое имя.

Не только его отец, священнослужитель Иоанн Иоаннович, но и мать, Мария Николаевна, происходили из духовного сословия. Сильное «религиозное чувство» сформировалось в душе мальчика под влиянием отца и укрепилось в годы учения в духовном училище. Тем не менее, вскоре после поступления в семинарию это чувство быстро стало «улетучиваться». Спустя два года Дмитрий возглавил нелегальный семинарский кружок самообразования, сыгравший определенную роль в бунте калужских студентов-семинаристов 1901 года.

Интересно, что в стенах упомянутого духовного заведения обучались братья самого Дмитрия Ивановича и братья его будущей жены — Ольги Ивановны Сиротиной.

Преподаватели отмечали в юноше выдающиеся способности, но от предложения поступить в духовную академию на казенный счет он наотрез отказался.

Две страсти жили в душе Дмитрия — жажда знаний и стремление к социальной справедливости. И Малинин поступает на историко-филологический факультет Юрьевского университета. Учеба и подпольная деятельность студента, ставшего постоянным библиотекарем и членом ряда студенческих обществ, проходили в Юрьеве, в Калуге, в Козельском уезде. Однако Малинин не вступил ни в какую политическую партию. Он блестяще закончил в 1907 году университет. И еще в студенческие годы выпустил первую серьезную работу: «Что читать по русской литературе XIX века?», выдержавшую два издания с 1906 по 1911 гг.

От администрации Малинину поступило предложение остаться на любой исторической кафедре для подготовки к профессорскому званию… Дмитрий отказался. Он едет преподавать историю и русский язык в гимназиях г. Екатеринослава. В 1908 году Дмитрий Иванович защищает кандидатскую работу, написанную им в основном в деревне, в с. Усты Козельского уезда (!). А годом позже Дмитрий Иванович выходит в отставку и собирается сдавать экзамены на юридический факультет в Юрьев. Однако… приезжает в Калугу и поступает на службу преподавателем казенного реального училища. Здесь он совмещает педагогическую деятельность с интенсивным научным творчеством в области исторического краеведения и активной просветительской работой. Он выпускает книгу о происхождении калужского театра, обратившую на себя внимание в столицах. В том же 1912 году Малинин женится. И в это же время выходит в свет путеводитель по Калуге.

На страницах «Калужского церковно-общественного вестника» публикуется серия малининских работ по истории Смутного времени в Калужском крае. В «Известиях» ученой архивной комиссии (членом и библиотекарем которой Дмитрий Иванович являлся) публикуется ряд его статей. Малинин читает доклады на заседаниях художественного кружка, активно участвует в жизни Общества изучения природы местного края…

Еще до наступления революционных бурь 1917 года по рекомендации известных российских ученых (Д. К. Зеленина, Э. К. Пекарского, академика А. А. Шахматова) Дмитрий Иванович избирается действительным членом Русского географического общества, Нижегородской и Псковской ученых архивных комиссий. В качестве профессора калужского отделения Московского археологического института поздними вечерами он читает лекции в стенах «Шахмагоновки».

Революционные события привели к тому, что деятельность Дмитрия Ивановича стала намного более разнообразной и насыщенной. Политические битвы 1917 года нашли отражение в серии его политологических статей, опубликованных в том же церковно-общественном вестнике.

Бытовые трудности первых послереволюционных лет заставили Малинина зарабатывать на хлеб насущный одновременно на нескольких поприщах. В дневное время он трудится в Госконтроле, а вечерами преподает историю в школе и техникуме, читает лекции в археологическом институте. Дополнительным источником средств существования служит в эти годы работа в правлении Кооператива учащихся, опыт которой поучителен и актуален для современной российской школы. Дмитрий Иванович участвует в советском строительстве по линии губернской плановой комиссии, а также выполняет поручения, связанные с районированием Калужского края.

Ощутимый вклад внес Дмитрий Иванович Малинин в организацию архивного и музейного дела. Но основные его занятия лежат в другой плоскости. И прежде всего — это борьба за спасение культурно-исторических ценностей: от архитектурных памятников старины до современных краеведу документов эпохи. Это и научные изыскания историко-краеведческой тематики на базе архивных и музейных материалов, в том числе в Обществе истории и древностей.

Если до 1917 года Малинин осуществил всего около 30 публикаций, то с 1917 года по 1933 год — 130, подготовив к изданию двухтомник статей объемом около 40 печатных листов.

Кроме того, свыше двадцати научных докладов и сообщений не вышли из печати, оставшись в рукописях. В их числе: «Калужские купцы Золотаревы и их дом», «Калужский погром», «Партии в Калуге в 1905 году», «Был ли Совет рабочих депутатов в Калуге в 1905 году?» и другие. В эти годы Дмитрий Иванович активно занимается библиографией Калужского края, вместе с другими краеведами работает над словарем Калужских деятелей.

Среди разрабатываемых им тематических серий: «История революции 1905 года в Калужском крае», «История калужской печати», «Писатели-калужане», «Писатели в Калужском крае».

Тематика работ Малинина свидетельствует о том, что в борьбе историко-культурного и производственного направлений в российском краеведении 20-х годов Дмитрий Иванович придерживался первого.

Большой объем работы Малинин выполнял «на общественных началах»: от обследования городской публичной библиотеки и создания проекта художественной школы до представительства Российской книжной палаты в Калужском крае, от профсоюзной деятельности до делегатского участия на различных научных съездах и конференциях общероссийского масштаба.

Кроме того, Малинин продолжает начатый еще на скудные студенческие средства подбор библиотеки, насчитывавшей к закату его жизни десять тысяч томов.

Во второй половине 20-х годов меняется политическая и идеологическая атмосфера в стране. Элементы гражданского общества, в том числе и краеведческое движение в историко-культурном его аспекте, изгоняются вызревающим тоталитарным государством.

И в жизни Дмитрия Ивановича происходит резкий поворот, сопровождаемый трагическими совпадениями. Служебный конфликт Малинина власти предержащие попытались использовать для его увольнения с поста директора музея. Однако Малинин уходит сам в связи с серьезной болезнью — сказались перегрузки и переживания. Кроме того, Дмитрий Иванович, внимательно следивший за развитием ситуации в стране, был огорчен происходившими в ней политическими и идеологическими процессами, скрытый смысл которых он уже осознавал.

За два года уходят из жизни отец и мать, а из семьи — жена и дочь Вера (уезжают в Москву). Поддержка брата и друзей-коллег не компенсирует тяжелых личных утрат.

Несмотря на личную трагедию, Дмитрий Иванович находит в себе силы продолжить научно-литературную деятельность. Он делает ряд докладов на заседании КОИДа, последним председателем коего вторично переизбирается. Публикует впервые переписку А. Н. Островского и Н. Я. Соловьева, выпускает книгу о Полотняном заводе. Готовит вместе с коллегой и другом Ю. А. Вусовичем тексты к серии открытых писем «Старая Калуга». Но расстроенное здоровье вынуждает Малинина с 1 августа 1929 года уйти в отставку.

Однако Дмитрий Иванович продолжает, хотя и далеко не в прежних масштабах, научную и общественную работу вплоть до самой смерти. В 1933 году он получает приглашение участвовать в международной выставке исторической книги в Варшаве. Последним плодом его творчества был труд о пребывании Н. В. Гоголя в Калуге…

Краткая история издания книги, которую держит в руках читатель такова. 4 февраля (по старому стилю) 1911 года в Николаевской гимназии состоялось организационное собрание Калужской комиссии по осуществлению учебно-воспитательных экскурсий. На нем присутствовали представители мужской и женской гимназий и обоих реальных училищ. На заседании комиссии 5 февраля 1911 года было признано желательным составление путеводителя по Калуге. Разработка этого вопроса поручена была подкомиссии из четырех человек, включая Дмитрия Ивановича Малинина, который разработал план путеводителя. Затем приступили к его составлению. Более 90 % текста путеводителя принадлежит перу Малинина. К 20 октября 1912 года большая часть тиража путеводителя была отпечатана.

Дмитрий Иванович называет себя составителем «Опыта путеводителя», оговаривая, что тот «не претендует быть научным». В этих словах нет ложной скромности, но есть честная и объективная самооценка добросовестного исследователя.

Тем не менее, книга эта стала настольной для всякого изучающего и любящего свой край гражданина. Она и через 92 года после первого издания не утратила своего значения в качестве бесценного источника сведений о прошлом Калужского края.

За столетие никто не смог хотя бы повторить творческий подвиг калужанина, «любившего свой город и некоторых его обитателей». Что ж, история Калуги ждет своих малининых!

Мы считаем необходимым продолжить сбор и изучение наследия Дмитрия Ивановича, публикации его трудов. Кроме того, чтобы отдать дань памяти великому калужанину, восстановить православный крест на его могиле. Было бы интересно организовать малининские чтения. Напрашивается идея об устройстве музея Дмитрия Ивановича Малинина.


Составитель вступительной статьи А. Лион

Калуга, 2004 год


P. S. Составитель выражает благодарность за помощь в работе Д. И. Малинину, Ю. А. Вусовичу, О. М. Петровой, Л. А. Бацановой и И. В. Шмытовой.

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ МАЛИНИН КАЛУГА ОПЫТ ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТЕВОДИТЕЛЯ ПО КАЛУГЕ И ГЛАВНЕЙШИМ ЦЕНТРАМ ГУБЕРНИИ

Нужда в историческом путеводителе по Калуге чувствуется с давних пор, так как издания, из коих можно почерпнуть сведения о калужской старине и истории, крайне редки и малодоступны большой публике. Предлагаемая работа, пытаясь восполнить этот пробел, объединяет в себе данные, рассеянные, главным образом, по местным изданиям, и использует некоторые неопубликованные материалы. Путеводитель не претендует быть научным, так как, за отсутствием на месте первоисточников, не весь материал подвергался критической проверке; с другой стороны, некоторая спешность работы не позволила составителю произвести многих личных обследований, заставив ограничиться только литературными данными. Все же, хотелось бы думать, и в предлагаемом виде работа будет не лишней… Quod potuimus, fecimus; faciant meliora potentes.

В предлагаемом издании «Географический очерк Калужской губернии» написан г. С. Чернышевым под ред. и с дополнениями С. К. Персонального; остальные отделы принадлежат Д. Малинину, кроме справочного, который составлен г. М. Федоровым. Снимки для издания любезно сделаны г. А. О. Киселевым, карта губернии приложена в издании А. Д. Корчагина.


P. S. Покорнейшая просьба к читателям — направлять замечания о недосмотрах и ошибках в работе в реальное училище Д. И. Малинину.

Географический очерк Калужской губернии

(Составил С. Чернышев под ред. и с дополнениями С. К. Персонального)

Калужская губерния входит в состав десяти губерний, расположенных вокруг Московской и составляющих центральное, или промышленное пространство России. Ее ограничивают: Московская губ. с С., Тульская с Вост., Орловская с Юга и Смоленская с Зап.[1]

Калужская губ. лежит между 53°30′ и 55°23′ сев. широты и между 3°7′ и 6°57′ вост. долг. от Пулковского меридиана. Наибольшее протяжение ее с С.-В. на Ю.-3. — около 260 верст, а наибольшая ширина с В. на Зап. около 235 верст. Имея неправильный контур, губерния в указанных пределах заключает площадь в 27 178 кв. верст (по др. данным, 27 686 кв. в.). Хотя по своему пространству она уступает большинству губерний государства, но может быть сравнима с некоторыми второстепенными государствами Зап. Европы: она больше Дании и Бельгии и немногим меньше Швейцарии и Сербии.

Вся площадь губернии разделена на 11 неравной величины уездов. К Московской губернии прилегают, следуя с З. на В., Медынский, Боровский и Тарусский уезды; к Тульской — Тарусский, Калужский, Лихвинский и Козельский уезды; к Орловской — Козельский и Жиздринский; к Смоленской — Жиздринский, Мосальский, Мещовский и Медынский. Два уезда расположены внутри губернии: Малоярославецкий — в сев. части ее и Перемышльский — в средней. Из 11 названных уездов самый северный — Боровский и самый южный — Жиздринский; он же самый большой по площади.


Поверхность Калужской губернии.[2][3] Калужская губерния представляет из себя равнину, которая почти нигде не опускается ниже 100 саж. над уровнем моря. На этой равнине, изборожденной многочисленными оврагами, возвышаются две гряды холмов. Одна гряда, северная, идет из Смоленской губ. (от гор. Юхнова), пересекает Медынский уезд и заходит в Боровский, где теряется, не дойдя до Московской губ. Важнее другая гряда, юго-западная. Она врывается из Смоленской губ. в Мосальский уезд, почти на границе с Мещовским у., полукругом загибается на юг и через Жиздринский уходит в Орловскую губ. Эта гряда отрезает западные части Мосальского и Жиздринского уездов от остального пространства губ. и служит водоразделом между бассейном Волги и Днепра (см. дал.). Наивысший пункт ее 145 саж. над уровнем моря (в Мосальск. у.).

Оврагами особенно богат Козельский у., а меньше всего их в Мосальском. Овраги имеют различное происхождение. Одни из них — старицы, т. е. долины и русла исчезнувших речек. Когда Калужская губ. была почти сплошь покрыта лесами, по теперешним старицам бежали речки, питаемые подпочвенной влагой лесов. Исчезли леса, исчезли и речки. Другие овраги не такие длинные, как старицы, но зато более крутые, вырыты снеговой водой и дождевыми потоками. Но какого бы происхождения овраги ни были, расширенными устьями своими они всегда обращены туда, куда несут свои потоки, т. е. к речкам и рекам. Понятно, что наиболее широкие и глубокие овраги подходят к Оке, самой большой реке губернии. Тут встречаются овраги до 30 саж. глубиною.


Орошение. По числу рек и речек, изрезывающих губернию по всем направлениям, Калужская губ. принадлежит к богатым по орошению местностям. Правда, в губернии нет больших судоходных рек, но зато очень много речек, которых насчитывают до 1120. Реки Калужской губ. принадлежат двум водным системам. Одни из них составляют притоки Оки и относятся к Волжской системе; другие впадают в Десну и составляют часть Днепровской системы. Водоразделом Волжского и Днепровского бассейнов служит юго-западная гряда холмов. Отделенные ими части Мосальского и Жиздринского уездов составляют 1/8 всей площади губернии; они‑то и входят в состав Днепровского бассейна. Остальные 7/8 всей площади губернии, что вне юго-западной гряды, относятся к Волжскому бассейну.

Самая большая река в губернии — Ока. Она протекает по губернии на протяжении 224 в. Свое начало Ока берет в Орловской губернии и, вступая в Калужскую губернию, уже становится судоходной. В Калужской губернии, кроме Калуги, на ее берегах стоят города: Лихвин, Перемышль и Таруса, и около 100 селений. Ширина реки не одинакова: близ города Калуги она достигает 100 саж., глубина реки местами доходит до 5 саж. и более; зато среди лета в некоторых местах она становится столь мелкой, что ее можно перейти вброд, и судоходство или затрудняется, или совсем прекращается.

Из притоков Оки замечательны: 1) Жиздра; она протекает на 205 в. и имеет притоки: Серену, Брынь, Рессету и Вытебеть. 2) Река Угра протекает на 379 в.; из притоков ее замечательны: Шаня с Суходровом, Ресса с Можайкой и Серпейкой. 3) Упа и 4) Черепеть, вытекающая из Тульской губернии. 5) Протва с Лужей. 6) Нара. К Днепровской системе принадлежит Десна, протекающая по губернии на незначительном расстоянии. Из притоков Десны наиболее видны Болва и Снопоть, которые берут начало в Мосальском уезде и уходят в Орловскую губернию. Из притоков Болвы замечательны: Ломпадь (Неполодь) и Песочня. Озерами Калужская губерния небогата. Главные из них лежат в долине реки Оки. Наибольшее Желоховское озеро имеет в длину 4 вер. и Лощицкое 2 вер. Во время половодья озера эти сливаются с рекой. Болота в Калужской губ. занимают площадь около 120 тыс. десятин и расположены в уездах: Мосальском, Жиздринском, Тарусском и Медынском.


Пути сообщения. Железнодорожными путями Калужская губерния прорезана во все стороны. Главная линия, идущая по Калужской губернии: Московско-Киево-Воронежская ж. дор. Дорога эта соединяет Москву, Киев и Воронеж. Она проходит через г. Брянск, и потому более известна под именем Брянской; такое название носят и вокзалы этой дороги в Москве и Калуге. Дорога эта проходит по уездам: Боровскому, Малоярославецкому, Калужскому, Перемышльскому, Мещовскому, Козельскому и Жиздринскому. От станции «Тихонова-Пустынь» главной линии идет передаточная ветка на Калугу и от станции «Зикеево» на г. Жиздру. Московско-Киево-Воронежская дорога пролегает с северо-востока на юго-запад. На своем протяжении она два раза пересекается параллельными линиями железных дорог, направляющихся с востока на запад — Сызрано-Вяземской и Данково-Смоленской: Сызрано-Вяземская дорога соединяет г. Сызрань Симбирской губ. с г. Вязьмой Смоленской губ. Участок этот служит продолжением Великого Сибирского пути, соединяющего Владивосток с Москвою и Петербургом. Данково-Смоленская линия соединяет г. Данков Рязанской губ. и гор. Смоленск. Линия эта служит частью огромной Рязанско-Уральской жел. дороги, соединяющей Астрахань и Москву и имеющей много боковых разветвлений. Данково-Смоленская линия пролегает по уездам: Лихвинскому, Козельскому, Мещовскому и Мосальскому. Кроме этих трех широколинейных дорог, в Калужской губернии проходит узкоколейная Мальцевская жел. дор. Дорога эта идет из Орловской губернии до Людинова завода; здесь она разветвляется: одна линия направляется на Песоченский завод, а другая к селу Устам. От г. Тулы к г. Лихвину проходит подъездной путь. Из шоссейных дорог в Калужской губернии наибольшее значение имеет Варшавское шоссе, соединяющее западную границу русского государства с Москвою. Между городом Калугой и Перемышлем устроено шоссе на протяжении 26 верст; от ст. Балабаново Брянской дороги до г. Боровска проложено шоссе на 12 верст и по Калужскому уезду Тимофеевское шоссе на 14 1/2 верст. Между городами существуют грунтовые пути, но значение их теперь невелико. Из водных путей судоходна только одна Ока и то лишь вниз от г. Калуги; вверх же судоходство бывает только в полную воду.


Климат Калужской губернии не отличается сухостью, все же он континентальный, материковый. Губерния открыта влиянию ветров, из коих юго-западный приносит тепло и влагу. Количество выпадающих атмосферных осадков в губернии (539,3 мм) слишком достаточно, и в этом отношении Калужская губерния превосходит соседние. Весной и осенью бывают большие туманы, а летом сильные дожди. Зимой много выпадает снегу; толщина снежного покрова бывает до двух аршин и более. Средняя температура 5,0°С; средняя высота барометра 744,3. Летние жары редко превосходят +25°С, зимний холод — 20°С. Ясных солнечных дней в году бывает не более 100. Однако несмотря на такой, по-видимому, сырой климат, Калужская губерния принадлежит к здоровым местностям. Оздоровлению местности содействуют сухие северо-восточные ветры и обилие сосновых лесов. Излишек атмосферных осадков в почве не задерживается, благодаря крутым скатам. Лучшими и здоровыми местностями по климату считаются окрестности города Калуги.


Недра и почва губернии.[4] Тот небольшой участок поверхности земного шара, что ныне занимает Калужская губерния, имеет свое прошлое, крайне разнообразное и интересное. Ознакомиться с ним, хотя бы только вскользь и отчасти, следует для того, чтобы знать о составе почв и недр губернии. Из всей жизни земного шара, тянущейся много веков, для нашей губернии особенно глубокий след оставили два периода; один из них называют каменноугольным, другой — ледниковым.

В каменноугольный период водная поверхность нашей планеты была гораздо обширнее, чем теперь. Среди безбрежного океана в разных местах подымались участки суши. Но суша эта была не похожа на современную, она состояла из обширных низких равнин без гор и горных хребтов, с вязкой болотистой почвой. Климат в то время был одинаков от полюса до полюса; было жарко и влажно, как теперь на островах Малайского архипелага, воздух был переполнен углекислотой, на небе носились свинцовые тучи, частые ливни сопровождались страшными громовыми раскатами. Такие условия благоприятствовали для развития растительности. И действительно, суша каменноугольного периода была покрыта роскошными лесами. Но леса эти не походили на наши; они состояли главным образом из бесцветковых растений. В них возвышались сигиллярии и лепидодендроны (до 15 саж.); древовидные папоротники и каламиты. Одни из этих великанов давно уже исчезли, другие — выродились в наши низкорослые травы, вроде хвощей или плаунов. Песчаные места, что повыше, были тогда заняты хвойными; трав было мало. Для нас такие леса показались бы скучными: в них царил вечный полумрак, воздух был сперт и душен, и не было слышно пения птиц, ибо птиц да и млекопитающих тогда еще не было; не появились еще и пресмыкающиеся.

Названные выше растения быстро вырастали и скоро завершали свой жизненный путь. Трупы их падали и тут же погружались в топкую почву; на них падали трупы следующих поколений. Так продолжалось тысячи и миллионы лет. Отжившие деревья под водой не сгнивали, как на наших глазах сгнивают в воздухе умершие растения, а тлели без доступа воздуха и медленно обугливались. Накопляясь все больше и больше, увеличиваясь в своей массе, эти слои уплотнялись под давлением сверху лежащих масс и к нашему времени постепенно превратились в то, что мы называем каменным углем. На отдельных кусках этого минерала нередко можно видеть явственные отпечатки листьев и веток тех растений, которые дали происхождение пластам каменного угля. По этим отпечаткам мы и судим о флоре того времени.

Образование пластов каменного угля в России относится к началу каменноугольного периода. К концу периода картина меняется.

В то время земная кора была еще не так толста, а подземные силы проявляли свою деятельность в значительно большем масштабе, чем в наш век. Вследствие этого в одних местах обширные площади морского дна выдвигались из воды и становились сушей, в других — наоборот: суша погружалась в воду и становилась дном моря. Такому оседанию подверглась большая часть Русской равнины, и судьбу ее разделила Калужская губерния, — в конце каменноугольного периода над ней волновалось глубокое море. В том море жили разнообразные беспозвоночные, начиная с микроскопических корненожек до крупных кораллов и слизняков. В состав их тела входила и известь; из нее образованы скорлупки корненожек, твердая ось кораллов, раковины слизняков. Животные эти умирали, мягкое тело их сгнивало, а твердые части скоплялись на дне. Одни из них остались нетронутыми, другие же, более нежные, раскрошились и даже перетерлись в бесформенную массу и послужили цементом, который связал неразрушенные части. Таково происхождение углекислой извести, которая прикрыла собой слой каменного угля. В массу оседавшей извести, еще недостаточно отвердевшую, попадали трупы умерших рыб и других крупных животных и заволакивались новыми слоями извести. Затем опускались новые мертвецы и тоже погребались в массе извести. Тела их сгнивали, и скелеты, наполняясь или пропитываясь известью, затвердевали и превратились в так назыв. «окаменелости». По этим остаткам и изучают органическое население прошлых геологических эпох. Так шло миллионы лет.

Время текло, подземные силы продолжали свою деятельность, и Русская равнина снова увидала солнечный свет, снова стала сушей, украсилась новыми растениями и заселилась новыми животными. Понятно, что новые обитатели были только изменившимися потомками прежней флоры и фауны.

О временном пребывании нашей равнины под водой говорит нам слоистость известняков, ибо отложение слоя на слой обыкновенно происходит только в растворе. Известняки же рассказывают нам о том, какие животные жили в том море. А моря каменноугольного периода были населены рыбами, мало похожими на нынешних, морскими ежами, морскими лилиями (это животные — родственники морским ежам), разнообразными кораллами и другими беспозвоночными. На поверхности известковых плит и в кусках известняка часто можно заметить раковины, иглы морских ежей, стебельки морских лилий, твердые части кораллов, а иногда отпечатки рыб. (Остатки кораллов, иногда очень хорошо сохранившиеся, часто называют, конечно, неправильно — окаменелыми грибами, окаменелыми пчелиными сотами).

Вот этими‑то отложениями каменноугольного периода занята большая часть губернии, и только небольшие площади ее заняты другими породами.

Каменноугольный период сменился следующим, этот другим, и каждый из них приносил с собой все новые и новые изменения. Земной шар понемногу остывал, и условия жизни на нем постепенно приближались к настоящим. Суша отвоевала от моря новые пространства и образовала материки почти с теперешними их очертаниями, на материках появились высокие горы; уже успели определиться пять климатических поясов земли; роскошно развились цветковые растения и быстро стали вытеснять первобытную растительность; появились земноводные, а вслед за ними и пресмыкающиеся; некоторые пресмыкающиеся, медленно видоизменяясь, дали происхождение млекопитающим и птицам. Флора и фауна одного из последних периодов жизни земного шара, называемого третичным, стала походить на современную нам флору и фауну.

Но вот наступил следующий период, к которому относят появление человека на земле, — ледниковый. Тут случилось то, чего не было на земле ни раньше, ни позже: северная половина Европы в силу изменившихся климатических условий была объята холодом; обильные осадки, приносимые с Атлантического океана, падали в виде снега и покрыли толстым слоем Скандинавские горы, Финляндские и другие. Снег уплотнялся, переходил в лед, а лед от своей тяжести стал сползать с высот в соседние низменности. Получился ледник, подобный тому, какой теперь мы видим в Гренландии, только в гораздо больших размерах. Он покрыл собой сев. Германию и большую часть Русской равнины. Сползая с высот медленно, но неудержимо, он сглаживал неровности своего пути. Он отрывал от гор отдельные скалы, захватывал упавшие на него камни и все это уносил на юг. Спускаясь в более южные широты, ледник постепенно таял, а в средней России он исчезал окончательно. Имея в виду только Калужскую губернию, можно сказать, что ледяной покров сковывал северную и среднюю части ее, южная же часть губернии была свободна от льда. Медленно растаивая, ледник разгружал принесенный им материал, — сначала большие камни, а ближе к концу — средние и мелкие. На своем длинном и продолжительном пути камни сильно изменились с виду, — они пришли на свои теперешние места со сглаженными боками и отшлифованной поверхностью; у нас их называют валунами. Те же камни, которые ледник влек по дну своего русла, оказались искрошенными и перетертыми в песок и глину. Вот поэтому‑то северная половина губернии сплошь покрыта песчано-глинистым слоем со множеством валунов. Все это наносной материал, разгруженный некогда существовавшим здесь ледником.

Когда же климат в северном полушарии снова стал теплее, как современный нам, то ледник исчез, и Русская равнина освободилась от мертвящего ее покрова. Тогда она снова заселилась растениями и животными, и поверхностный слой Калужской губернии стал принимать свой настоящий облик. Находясь под непрестанным влиянием атмосферных воздействий, разрыхляемый корнями растений, и, постепенно обогащаясь остатками отживших растений, он образовал почвенный слой. В зависимости от состава горных пород, оказавшихся на поверхности, почвы губернии различны, но суглинистые, супесчаные и песчаные преобладают, плодородием они не отличаются. Названные выше горные породы в Калужской губернии залегают чаще всего горизонтальными слоями. Суглинки, супесь и пески лежат только на поверхности. Глубже их идут различные известняки, глины, не похожие на поверхностные пласты каменноугольного периода и т. д. Такое чередование различных пластов коренных пород особенно хорошо видно на обрывах по берегам рек, на крутизнах глубоких оврагов. То же самое можно наблюдать и при рытье глубоких колодцев.


Минеральные богатства губернии.[5] Бедность почв губернии с избытком искупается богатством ее недр. Правда, недра эти еще недостаточно исследованы, и все, что мы знаем о них, носит отрывочный и случайный характер, но и это позволяет нам заключить, что недра хранят большие минеральные богатства. Из минералов, которые в настоящее время разрабатываются, на первом месте надо поставить железные руды, а затем идут: каменный уголь, известняк, огнеупорная и фаянсовая глины, чистый кварцевый песок.

В небольшом количестве железные руды встречаются чуть ли не повсеместно, но главные месторождения их в Жиздринском уезде. Чугуноплавильные заводы появились там более ста лет тому назад. В настоящее время они (Мальцевские — самые обширные) развили кипучую деятельность и выплавляют из руды чугуна на много миллионов рублей. Чугун получают главным образом из бурого железняка. Другая железная руда — серный колчедан. В большом количестве он добывается в Боровском (бл. Каменского) и Медынском (бл. Кременского) уездах. Так как эта руда дает железо дурного качества, то из нее предпочитают вырабатывать купоросное масло (серную кислоту), а отчасти железный купорос. Каменный уголь найден в губернии также более ста лет тому назад. В настоящее время в разных местах известно более 40 месторождений его. Глубина, на которой залегает он, различна, но не очень значительна. Лежит он горизонтальными или почти горизонтальными пластами, часто в несколько ярусов, отделенных один от другого пластами глины, известняка. Есть угольные пласты в 1 1/2 и даже в 2 арш. мощностью. Наличность вблизи месторождений железных руд такого хорошего топлива, как каменный уголь, значительно способствует деятельности чугунолитейных заводов.

Известняком губерния очень богата. Пласты его можно видеть на крутых берегах рек, а дно маленьких речек часто бывает сплошь завалено кусками этого минерала. Известняк идет для строительных целей. Из него приготовляют ступеньки для лестниц, плиты для подоконников, обтесывают для цоколей, сводов и т. п. Худшие сорта известняка идут на мощение улиц и на приготовление негашеной извести.

Огнеупорные глины идут на приготовление труб, грубой посуды и кровельной черепицы (бл. Оптиной пустыни), а из фаянсовых — выделывается различная столовая посуда. Лучшая фаянсовая белого цвета глина добывается близ с. Песочни Жиздринского уезда и идет на завод Кузнецовых. Чистый кварцевый песок идет на Мальцевские заводы. Из него приготовляют оконное стекло и другие стеклянные изделия.

Кроме перечисленных минералов, в пределах губернии встречаются залежи охры, мела, торфа, фосфоритов и др. Фосфориты пока в дело не идут, но им предстоит большая будущность. Раздробленные и перемолотые в муку, они служат прекрасным минеральным удобрением, что очень важно для Калужской губернии с ее тощими, малоплодородными почвами.

В губернии есть и минеральные источники, известные еще при Петре Великом. В 1722 г. он приезжал лечиться минеральными водами на Истьинский завод (Боровского у.). Но источники эти недостаточно исследованы и не устроены, хотя по целебным свойствам они не уступают Кавказским. Есть такие же целебные источники и в Лихвинском уезде.


Флораи фауна. Калужская губерния долго хранила те леса, о которых упоминается в былинах. В настоящее время они повырублены; к 1 января 1911 г. площадь лесов губернии определялась в 747 937 дес., из коих частным лицам принадлежало около 545 тыс. дес. (3549 дач в 1911 г.), казне — 84 тыс. дес. (30 дач), надельных крестьянских 52 тыс. дес., церковных, городских и пр. — 37 тыс. дес. Более всего лесов в Жиздринском у. — 32,1 % площади, наименее в Мещовском — 15,4 %. Преобладающими породами являются ель и сосна. Ранее было много березовых и дубовых лесов. Из других пород встречаются осина, липа, ясень. Лугами, и особенно заливными, губерния очень небогата. Из культурных растений повсеместно разводится рожь, овес, гречиха, картофель, лен, конопля, горох, чечевица и огородные растения. В садах: яблони, груши, сливы, вишни и в большом количестве клубника и малина, крыжовник, смородина; в лесах и на полях растут земляника, ежевика, костеника, брусника, черника и др.

Из животного мира в больших лесах Калужской губ. до сих пор сохранились: медведи, рыси, лоси и барсуки. Волки водятся повсеместно, а также много лисиц, зайцев, белок, хорьков, ежей и кротов. Из домашних животных разводят: лошадей, овец, коров, свиней, но хороших пород встречается очень мало. В реках в изобилии водится мелкая костистая рыба, в лесах много певчих птиц, а также встречаются: тетерева, куропатки, дикие утки и болотная дичь. В настоящее время в большом количестве начали заниматься пчеловодством и с большим успехом.


Народонаселение. По данным статистического комитета за 1910 г., народонаселение Калужской губ. составляло 1 419 949 душ обоего пола; из них мужчин — 661 тыс., женщин — 758 тыс. Таким образом, женское население преобладает над мужским. Плотность населения не везде одинакова. Наиболее густо населены Козельский (50 на 1 кв. вер. в 1903 г.) и Лихвинский (53 на 1 кв. вер.) уезды; наименее Малоярославецкий (34) и Калужский (37). Вообще, где почва лучше, там и население гуще, и наоборот. Ежегодный прирост населения за пятилетие (1901–1905) 17 000 душ. Почти все полуторамиллионное население губернии состоит из одного славянского племени — великороссов, коих 99 1/2 %. В городах Калужской губернии живет лишь незначительное число евреев, немцев, поляков, а вне городов в последнее время стали покупать земли и оседать на них малороссы и латыши.


Религия. Большая часть Калужской губернии, около 96 % исповедует православную веру. Старообрядцев и уклоняющихся от православия официально значится около 50 тыс. человек, но в действительности эти цифры значительно больше. В Тарусском, Козельском и некоторых других уездах в 80-х и 90-х гг. XIX в. встречалась секта хлыстов; есть пашковцы и штундисты. Поляки исповедуют католицизм, немцы — лютеранство, евреи — иудейство. Процент последователей всех этих исповеданий ничтожен.


Народное образование. В настоящее время в Калужской губернии имеются: отделение Московского Археологического Института, 1 мужская гимназия, женских — 9, реальных училищ — 2, епархиальное женское училище — 1, духовная семинария — 1, женских прогимназий — 2, духовных училищ — 2, женская учительская семинария — 1, железнодорожное техническое училище — 1, школа лесных кондукторов — 1, сельскохозяйственная низшая школа — 1, земский сиротский дом — 1, дом трудолюбия — 1, детских приютов — 3, школы для глухонемых — две, городских 3-х и четырехклассных — 16, ремесленных училищ — 5, учительских курсов — 2, профессиональное женское училище — 1, городских приходских двухклассных (1910 г.) — 5, одноклассных — 26, начальных — 7, всего — 38; и сельских образцовых одноклассных — 8, двухклассных — 55, начальных одноклассных — 633 и двухклассных — 2, всего — 698. Школ духовного ведомства: второклассных — 9, двухклассных — 11, одноклассных — 512, грамоты — 19, воскресных — 6, всего — 557. Всего в 1910 г. было 1 322 школы, в которых обучалось 87 900 человек; в том числе мальчиков — 59 000, девочек — 28 900. На содержание всех учебных заведений (1231 в 1908 г.) было израсходовано 1.222.104 руб. Все это содержание составлено из ассигновок правительства — 359.335 руб., земства — 226.979 руб., городов — 82.536 руб., сельских обществ — 55.831 руб., духовного ведомства — 348.187 руб., сбора за учение и содержание — 107.369 руб., всего — 1.180.237 руб. Кроме того, поступило частных пожертвований — 155.535, всего — 1.335.274 руб. 68 коп.


Занятия жителей. Главным занятием жителей Калужской губернии является земледелие, которым занимаются жители всех уездов. Однако земледелие в некоторых местах не составляет главного труда. Больше всего заняты земледелием жители южной части губернии. Во многих уездах все же своего хлеба не хватает. Жители северных уездов издавна занялись садоводством и особенно огородничеством — Боровский у. Скотоводством губерния похвалиться не может, так как в губернии слишком мало лугов, а потому излишка скота в крестьянском хозяйстве не замечается. В 1909 г. в губернии считалось 1.187.554 головы хозяйственных животных, в том числе 249 809 лошадей и жеребят и 356.755 рогатого скота.

Фабрично-заводская промышленность в Калужской губернии имеет огромное значение. Первые железоделательные заводы появились еще до Петра Великого; это — Угодский и Поротвенский заводы, вырабатывавшие преимущественно чугунные изделия для военных целей. В XVIII в. и в начале XIX в. в губернии открылся еще ряд железных заводов: Дугненский в 40 вер. от Калуги, Вырковский в Перемышльском уезде, Людиновский в Жиздринском, Мышегский в Тарусском, Песоченский в Перемышльском, Серенский в Козельском уезде, Брынский и Есенковский в Жиздринском уезде. В царствование Петра Великого и по его воле Филатовым, Гончаровым и Щепочкиным были устроены близ Калуги полотняная и писчебумажная фабрики, где теперь с. Полотняный завод. В 1840 г. на реке Протве близ Боровска была открыта первая фабрика для механической выделки бумаги при помощи самочерпательных машин. На эту фабрику прибыл в качестве директора англичанин Говард, трудами которого в России появилась лучшая и до сих пор говардовская бумага. Говард основал еще две фабрики, находящиеся теперь в управлении Троицко-Кондровской компании.

В половине прошлого века особому развитию фабрично-заводской промышленности содействовало в губернии устройство целого ряда так называемых Мальцевских заводов. Заводы эти заняли район на 120 в. и расположились в Рославльском уезде Смоленской губернии, Брянском — Орловской губернии и Жиздринском Калужской губернии по рекам Болве и Жиздре с притоками. Из заводов этого района наиболее замечательны в Калужской губернии Людиновский, Сукремльский и Песоченский заводы — чугунолитейные, эмалировочные и фаянсовый. В том же Жиздринском уезде находится Думиничский завод, выделывающий чугунную простую и эмалированную посуду. Всех фабрик и заводов в 1909 г. в губернии считалось 266. На них выработано изделий на 13.177.827 руб. при 487 двигателях и 16.162 рабочих.

Кроме больших фабрик, преимущественно в городах имеется 1000 мелких заведений, вырабатывающих в год на 1 миллион руб. Во многих селах и деревнях население занято ремеслами, кустарными и отхожими промыслами. Кустарных изделий в 1909 году было выработано на 2.644.465 руб. с 1.180.005 руб. чистой прибыли; не кустари-крестьяне заработали до 1.255.103 руб., в отход уходит до 196.452 человек. Большинство населения уходит в столицы на фабрики, заводы и в услужение, а Боровский уезд славится огородниками чуть не по всей России.

Торговля развита очень слабо, преимущественно в городах и больших фабричных селах. Торговых и промышленных заведений в 1908 г. было в губернии 7326; промыслового налога собрано 147.311 руб. Ярмарок в 1909 году было 258, привоз товара простирался на 1.509.467, а продажа — на 946.311 руб.

Глава I Историческое прошлое Калужской губернии

Калужская губерния в древности (IX в.) была населена вятичами. «Вятко седе с родом своим по Оце», — говорит летописец. По Протве же и Угре среди вятичей жило литовское племя Голядь; были и финские поселения племени Меря.

Это был дикий и неприветливый край, необычайно лесистый и болотистый, с редким населением, которое пряталось по лесам, как звери, ело все нечистое, по словам летописца, срамословило пред отцами и снохами, браков не имело, но были зато игрища, где молодые люди, сговорившись с девицами, похищали их. У вятичей было многоженство, а в похоронных обрядах они держались трупосожжения. Ранее XII в. городов здесь не было. Главным занятием населения была охота на пушных зверей, мехами которых оно и платило дань. В конце XI или начале XII в. киевопечерский иеромонах Кукша, по-видимому, родом вятич, просветил Калужский край светом христианства, запечатлев проповедь мученической кончиной.

Как отдельная волость земля вятичей выступает только при Святославе Ярославиче (сыне Ярослава Мудрого) Черниговском, с какового времени здесь и появляются города. Под 1146 г. упоминается впервые Козельск; в 1155 г. Воротынск, в 1158 г. Городенск (ныне село Городня в 12 в. от Калуги), Мосальск и др.[6] Эти города делаются княжескими, и в XIII в. нынешняя Калужская губерния дробится на много мелких княжеств, главнейшими из которых были: 1) Мосальское с Серенском (ныне сельцо недалеко от Мещовска), 2) Тарусское и Оболенское (ныне село), 3) Козельское, 4) Воротынское, где были потомки Михаила Черниговского, 5) Перемышльское с той же линией князей, 6) Мезецкое, или Мещовское. Медынь же принадлежала Смоленску, а Боровск, Малоярославецкий и часть Калужского уезда — Суздалю. Таким образом, край начал оживляться и представлял для князей значительный интерес, почему здесь происходили княжеские столкновения. Но этому оживлению нанесли сильный удар татары, опустошившие под начальством Батыя в 1238 г. область и разрушившие Козельск. Однако, отдаленное положение края от татар дало возможность ему оправиться, и он скоро снова зажил прежней жизнью.

В XIV веке некоторые из Калужских земель находятся уже под властью Москвы; в этом же веке впервые упоминается и Калуга. Однако, начавшиеся с Симеона Гордого столкновения Московских князей с Литвою отдали почти весь край литовцам. Хитрый и грозный Ольгерд три раза вступал сюда при Дмитрии Донском. А Витовт уже владел Медынским, Мосальским, Мещовским, Жиздринским, Козельским, Перемышльским и Лихвинским уездами, так что граница между Москвой и Литвой шла по Оке и Угре. Даже Воротынск, в 15 верстах от Калуги, и Любутск были под властью Литвы, а Калуга и Боровск были пограничными городами. Но с Василия I начинается возвращение утраченных городов и приобретение других. В 1408 г. Витовт уступил ему Козельск и Любутск[7], которые были отданы в. князем своему дяде Владимиру Андреевичу Храброму, а от него перешли к детям его. От них эти города постепенно отходят в распоряжение в. князя. Василий II отнял у Литвы Медынь. А Ивану III по миру 1494 г. окончательно достались Перемышль, Таруса, Оболенск, Воротынск, Серенск; мир с Литвою 1503 г. вернул Москве Серпейск, Мосальск и Опаков. За Литвою осталась только незначительная часть на западе губернии.

Вообще княжение Ивана III является памятным и важным в истории Калужской области. При нем же в 1480–1481 гг. в пределах нынешней Калужской губернии совершилось освобождение русской земли от татарского ига и превращение Москвы из ханского улуса в суверенное государство.

По летописным рассказам, несомненно, нуждающимся в критическом пересмотре, хан Ахмат, желая проучить гордого Московского вассала, летом 1480 г., рассчитывая на затруднения на Московской западной границе (Ливонский орден грозил недавно присоединенному Новгороду и Пскову) и раздоры Ивана с братьями, вступил в Московские пределы, но встретил многочисленную рать в. князя около Алексина и Тарусы. Татары были отбиты при попытках перейти Оку; повальная болезнь довершила их расстройство, и они быстро ушли. Но в следующем, 1481 г., хан повторил свою попытку перейти Оку и добраться до Москвы. И на этот раз он натолкнулся на русские полки. Тогда он повернул к своей союзнице Литве, к р. Угре и двигался по Лихвинскому, Перемышльскому и Медынскому уезду. Однако и здесь, в Калужском и Медынском уездах, пути были своевременно заслонены войсками. Главным станом войск Ивана был Кременец (ныне с. Кременское Медынского у.). Сюда пришли и помирившиеся с вел. князем братья, удачно перед этим оборонившие западную границу. Попытки татар переправиться через Угру под Опаковым (недалеко от Юхнова) окончились неудачей, и татары ожидали, когда река замерзнет. Был конец холодного октября, и река стала уже покрываться льдом, открывая в недалеком будущем хану пути в любом месте. Тогда Иван III отвел все свои войска на превосходную позицию к Кременцу, рассчитывая дать генеральный бой близ Боровска. Отступление русских войск от Угры было произведено очень поспешно и беспорядочно, почему хан заподозрил в действиях русских военную хитрость и, в свою очередь, поспешно бежал. Так странно совершилось падение татарского ига на «поясе Богородицы», как летописцы называли Угру, вероятно, за то, что во всех почти прилегающих к ней селах храмы были построены во имя Богородицы.[8]

Однако, в последующее время литовцы не перестали беспокоить Калужской области; более того, к ним еще присоединились крымские татары, и жизнь в крае текла по-прежнему тревожно.

В 1508 г. при Василии III, по договору с Сигизмундом отошла и неприсоединенная часть Калужской губернии к Москве, а отнятые ранее места утверждались за нею окончательно. В договорной грамоте сказано, что Сигизмунд утверждает за слугами Василия Ивановича — князьями Перемышльскими, Воротынскими, Мосальскими и другими, из поколения св. Михаила все их вотчины и что он обязан не вступаться в Тарусу, Оболенск, Мосальск, Воротынск и в г. Любутск (ныне село вниз по Оке), и в г. Козельск, и в Людимеск (село Перемыш. у.), и в Серенск и во все козельские, и в людемские, и в серенские места. Но этот договор не гарантировал спокойного существования упоминаемым волостям. Пограничная жизнь была полна беспрерывными ссорами и грабежами москвичей и литовцев; все были постоянно на стороже, и города обратились в сильно укрепленные пункты.

Крымские татары начинают беспокоить калужский край с 1512 г. Союзники Москвы при Иване III, они теперь меняют свою тактику и открывают ряд набегов на Московские пределы, в том числе и на Калугу с ее уездами. Для защиты от крымцев через Калужскую губернию была проведена засека, тянувшаяся вдоль юго-восточной и южной границы, почти до г. Жиздры, 193 в. Засека называлась Лихвинской и Козельской и делилась на участки, называвшиеся по имени засечных ворот. Лихвинских засек было 7, а Козельских 4. «Лихвинская засека состояла из глубокого рва с крутым гласисом, по которому был проведен палисад с бойницами, а далее путь был прегражден громадами порубленных и поваленных больших деревьев». Ворота же стояли на самой дороге к засеке; ворота были укреплены башнями и бойницами для пушек и пищалей. В конце XVII в. были еще целы ворота, но в настоящее время только в некоторых местах можно видеть остатки рва и гласисов.

Военный характер Калужских городов налагал свою печать на жителей, которые были мало склонны к гражданскому порядку и спокойной жизни. А так как к тому же Иван IV не мешал уходить на эту украйну преступникам, беглым холопам и вообще «ворам», по терминологии того времени, то естественно, что в бурную эпоху лихолетья Калуга играет видную роль, оказывая самозванцам радушный прием. Сначала здесь подвизался Болотников, а потом «калужский царик» Тушинский вор, здесь же и сложивший на охоте 11 декабря 1610 г. свою буйную голову. На смену ему явились литовские люди с Сапегой, которые «воевали» Калужский, Воротынский и Перемышльский уезды. Грехи свои калужане искупили под начальством кн. Дм. Трубецкого, приняв участие в освобождении Москвы от поляков. На земском соборе 1613 г. были депутаты от Калуги, Малоярославца, Козельска, Мещовска, Перемышля, Серпейска и Боровска.

При вступлении на престол М. Ф. Романова Калужская область была в очень печальном положении. В 1614 г. Боровский уезд был опустошен ногайцами, а в юго-западной части области гнездились казаки и холопы, к которым присоединился еще ат. Баловень. Завернул в Калужскую землю и неуловимый Лисовский. В 1617 г. во время первой польской войны на Калужский край посыпались новые бедствия. Его жестоко опустошили летучие отряды Чаплинского и Опалинского, а потом вконец разорил гетман Сагайдачный, завладевший и самой Калугой.

Деулинское перемирие прекратило беды, но зато отдало в руки Польши Серпейск, возвращенный обратно в 1634 г. Начавшееся сравнительно спокойное время, когда Калужская земля начала оправляться, тянулось до 1654 г., когда край был опустошен моровым поветрием. За пять месяцев эпидемии в некоторых местах вымерло до двух третей населения.

С этого времени жизнь в области течет мирно, не волнуемая и не нарушаемая опасностями до самой войны 1812 г.

В 1681 г. в городах Калужской губернии было такое количество дворов: 1) Калуга — 1045, 2) Мещовск — 38, 3) Боровск — 41, 4) Малоярославец — 101, 5) Таруса — 20, 6) Лихвин — 39, 7) Воротынск — 61, 8) Серпейск — 48, 9) Мосальск — 15, 10) Перемышль — 27.

При разделении России на 8 губ. города Калужской земли распались между Смоленской губ. и Московской. Серпейск, Мосальск, Мещовск, Перемышль, Козельск, Лихвин и Воротынск принадлежали к первой, а остальные ко второй. При образовании же провинций по указу 29 мая 1719 г. была выделена Калужская провинция Московской губ. В состав провинции входили: 1) Калуга и Медынь с уездом — 2515 дв., 2) Воротынск — 1008 дв., 3) Мещовск — 2812 дв., 4) Перемышль — 993, 5) Мосальск — 1165 дв., 6) Козельск — 5428 дв., 7) Серпейск — 1997 дв., 8) Лихвин — 1418 дв., 9) Одоев. Остальные города нынешней Калужской губернии с уездами входили в Московскую провинцию. В них было 7765 дв., а всего тогда было в Калужской губернии 19.366 дворов и 158.843 жителей.

В 1776 г. постановлено было открыть Калужское наместничество.[9] В это время населения в Калужской губернии было около 700.000 душ. Наместничество и получило те пределы, в которых находится губерния и теперь. В наместничестве было 12 уездов, в том числе и Серпейский, не существующий ныне. Воротынск был оставлен за штатом и переименован в слободу; Оболенск низведен на степень села, а Жиздра и Медынь из сел переименованы в города.

В царствование Павла I Калуга из наместничества была переименована в губернию, причем Серпейск, Малоярославец и Лихвин были обращены в заштатные города, но при Александре I два последние снова были сделаны уездными, а Серпейск так и остался заштатным.

В это же последнее царствование в пределах Калужской губернии в 1812 г. разыгрались важнейшие эпизоды отечественной войны: Тарутинское сражение и бой под Малоярославцем, после которого началось знаменитое отступление великой армии.

Населения тогда в губернии было 983.562 человека, из коих в городах только 50.000.


Литература:

1. Щепетов-Самгин П. Калужская губерния в историческом отношении. — Памятная кн. Калуж. губ. на 1861 г. — Калуга, 1861 г.

2. Попроцкий М. Материалы для географии и статистики России. Калужская губерния. Т. I и II. — Спб., 1864.

3. Иер. Леонид Кавелин. История церкви в пределах нынешней Калужской губернии. — Калуга, 1876.

4. Известия Калужской Ученой Архивной Комиссии, вв. I‑XXI.

5. «Калужская Старина», вв. I‑VI

и общие труды по русской истории.

Глава II Исторический очерк г. Калуги

Начальная история Калуги

По вопросу о значении слова «Калуга» существуют разные мнения. Одни ученые производят его от «халуга» — место, огороженное тыном — другие объясняют его даже, как «окололуга». Не говоря уже о том, что в древности пишется слово «Колуга», следует иметь в виду, что в губернии встречаются и «Калугино» и «Калугово» (села), к которым ни первого, ни второго толкования применить нельзя. Более вероятным кажется мнение акад. В. Зуева (XVIII в.), с которым оказался согласным и покойный И. Д. Четыркин, производивший название города от речки Калужки, на которой, по преданию, первоначально стояла Калуга. Однако, этим не решается вопрос о значении слова. Четыркин производил его от «калужа», «калюжина», что означает «топь», «болото». Нам, однако, кажется, что настоящее значение слова «Калуга» может быть установлено только на основании справок в финских языках, из которых удачно уясняются названия многих древних поселений губернии.[10]

Впервые в источниках Калуга появляется только в духовной Дмитрия Донского: «а Колуга и Роща сыну же моему Кн. Андрею» (Собр. Гос. Гр. 1, 54). Но если Калуга в 1389 г., когда умер Дмитрий Донской, уже существовала, то, разумеется, она возникла ранее; по мнению некоторых, в качестве деревни она существовала очень давно, но как волость нет оснований возводить ее древнее Симеона Гордого, который, вероятно, построил этот город ввиду наступления литовцев на части нынешней Калужской губернии, именно там, где теперь Калуга[11]. И. Д. Четыркин делает догадку, не должна ли была Калуга защищать Городенск (в 12 в. от Калуги; волость упоминается в духовной Ивана Калиты) со стороны дороги в Алексин-Тулу. Несомненно, эта догадка стоит в связи с преданием, что Калуга в настоящее время занимает уже четвертое место. Предание это, однако, не восходит далее половины XVIII в. и впервые появилось в «Топографических известиях» (1772 г.), сведения в которые были сообщены в 60-х гг. века из Калужской провинциальной канцелярии. С тех пор они повторяются без критики Зуевым в «Описании Калужского наместничества» и в работах исследователей местной истории. Все эти источники говорят, что Калуга первоначально была на месте теперешнего села Калужки, в 7 верстах от Калуги; отсюда город, по неизвестным причинам, был перенесен на 6 в. ниже, к устью речки Калужки, при впадении ее в Оку, где имеется, как и в первом месте, большое Городище — со следами земляного вала — около 170 с. В пользу этого мнения можно привести и свидетельство писцовых книг по Калужскому уезду первой четверти XVII в., где оба названные места именуются «старыми городищами», — но трудно сказать, были ли это городища Калуги… Полагают, что моровое поветрие 1386, 1419 г., а, может быть, и другая причина — нахождение при большой дороге и грабежи неприятелей — заставили жителей при Василии I или II снова перебираться на новое место, — на этот раз на берег р. Яченки, в полуверсте от того места, где стоит Калуга теперь. Именно, при Калужском князе Семене Ивановиче она находилась там, где теперь Семеоново городище, на котором, по преданию, стоял дворец этого князя. Наконец, исподволь, в течение XVI в. началось и совершилось переселение жителей на нынешнее место, постепенно и незаметно, так как сведений о разорении Калуги на прежнем месте не имеется. Мы не можем сказать, так ли именно шла начальная история города, как изложено выше на основании местных исследований, во всяком случае уже несомненно, что ко времени самозванцев Калуга стояла уже на теперешнем месте, т. е. на левом берегу Оки, между ручьями Березуйским и Жировским.

Первые исторические сведения относятся к Калуге, когда она была уже на Яченке. Будучи отдана в 1389 г. кн. Андрею Дмитриевичу Можайскому, она перешла от него к его сыновьям, Ивану и Михаилу, при которых в 1445 г. на нее напали литовцы и взяли с нее окуп. В княжение Ивана III она отошла к Московскому княжеству и была в 1465 г. отдана вместе с Тарусою Евфимию, бывшему епископу Брянскому и Черниговскому, переехавшему в Московское княжество от притеснений католиков.

В 1505 г. Калуга впервые является самостоятельным княжеским городом, который получил себе в удел кн. Семен Иванович. Он родился в 1487 г., и ему было 18 лет, когда он поселился в Калуге. Его дворец со службами, по преданию, стоял там, где теперь на берегу Яченки находятся ямы, близ кирпичного завода, принадлежащего Курнышеву. В 1511 г. кн. Семен почему‑то хотел бежать в Литву, но об этом узнал в. кн. Василий III, который велел ему явиться в Москву. Предугадывая, что ему готовится там, Симеон стал просить через митрополита старшего брата о помиловании. К его просьбе присоединились и другие братья, и Василий простил его, но при этом переменил у него всех бояр и детей боярских, так как, по-видимому, замысел князя не обошелся без их участия.

В следующем 1512 г. в мае кн. Симеон оборонил Калугу от Крымских татар («агарян»), которые под предводительством двух сыновей Менгли-Гирея опустошили окрестности Белева, Алексина, Воротынска и напали, между прочим, и на Калугу. В житии пр. Лаврентия повествуется, что князь бился с татарами с насада (судно) на Оке и одержал над ними победу благодаря помощи прав. Лаврентия.[12]

Через 6 лет после этого события в 1518 г. кн. Симеон умер и был погребен в Архангельском соборе (в Москве) между удельными князьями, а Калуга отошла в полное распоряжение Москвы. С этого времени она часто видит у себя вооруженные силы. Будучи удобным пограничным пунктом на Оке, она являлась видным стратегическим центром, откуда можно было руководить обороной против крымских татар и преграждать им путь через Оку. С военной же силой и без нее Калуга принимала у себя и Ивана Грозного. В первый раз царь посетил ее в 1563 г. «В 9 день мая царь и в. кн. Иоанн Васильевич, читаем в документах, поехал на Оболенск, в Калугу, в Перемышль, в Козельск, в Воротынск и по своим дворцовым селам в тех городах». Возможно, что он был в Калуге и в 1566 г., когда ездил в Белев. Наконец, в 1576 г. он приехал, стоя во главе войск, так как Калугу тревожили крымские татары. Они перестали беспокоить ее с того момента, как калужский воевода Безнин разбил их в 1587 г. и особенно в 1595 г. около Воротынска.

Несмотря на то, что Калуга была пограничным, опасным пунктом, несмотря на то, что в 1578 г. Стефан Баторий, король польский, требует у Москвы возвращения Калуги как старинного владения Литвы, — Московское правительство считает ее, по-видимому, крепким и надежным своим городом. Именно в царствование Грозного в ней без боязни держали 17 лет (до 1572 г.) в плену крымского посла Яна Болдыя. В свою очередь, Борис Годунов не опасается отдать ее в 1600 г. злополучному шведскому царевичу Густаву, сыну короля Эрика; впрочем, через год его перевели в Углич.

В XVI в. Калуга была не только военным пунктом. Герберштейн сообщает, что она вела торговлю красивой деревянной посудой с Москвой и Литвой. Есть также сведение, что в 1515 г. Тверской епископ послал патриарху Константинопольскому в подарок между прочим три става (поставца) калужских. Но, разумеется, как производство, так и торговля были слабы ввиду военных опасностей.


Смутное время и XVII век

Большое значение и печальную известность приобретает Калуга в смутное время. Она была в это время сильным укрепленным пунктом. Со времени Годунова в ней был большой деревянный острог, внутри которого помещалось пять храмов — Покровский, Архангельский, Егорьевский за лавками, Богоявленский и Рождественский (Никитский?). Город делился на 6 сотен, и дворов в нем вместе со слободами было свыше 600.

Когда появился первый самозванец, калужане в числе других городов стали на его сторону. Естественно, что у них нашел себе в 1606 г. радушный прием и Болотников. С ним пришло и село в Калуге всяких людей огненного боя больше 10 тыс. человек. Жители обещали содержать его в течение года. Болотников еще укрепил Калугу, — обнес ее тыном и двойным рвом. Осаждать Болотникова в Калуге пришел кн. Ив. Ив. Шуйский. Он несколько раз ходил на приступ, но поделать ничего не мог. Шуйского сменили другие воеводы, которые пытались поджечь Калужский острог. С этой целью они рубили лес и делали деревянную гору, которую они хотели класть так, чтоб она становилась все ближе и ближе к острогу; затем воспользовавшись погодой, когда ветер будет дуть на Калугу, они рассчитывали зажечь весь древесный материал и таким образом спалить и острог. Но Болотников предупредил воевод; он сделал вылазку и сам сжег деревянную гору, когда она была еще далеко от острога. Неудачная осада, начатая 30 декабря 1606 г., тянулась всю зиму, несмотря на то, что среди осажденных был «голод великий», и они ели лошадей. Не помог делу и немец Фидлер, который взялся было «извести» Болотникова ядом за 1 тыс. руб. Пробравшись в острог, Фидлер сообщил ему о своем уговоре и остался у Болотникова. Осада была снята 2-го мая 1607 года, когда кн. Телятевский (сообщник Болотникова) разбил отряд, посланный против него осаждающими Калугу воеводами, а Болотников снова взорвал всю груду дров дровяного вала, который двигали против него воеводы. Эта неудача царских воевод, по словам Степенной книги, увеличила силы мятежников 15-ю тысячами перебежчиков, так что Болотников теперь свободно мог пройти к Туле. Уходя, он освободил колодников и оставил калужанам атамана Скотницкого, который также удачно отражал войска Шуйского, пытавшегося овладеть Калугой.

Скотницкому суждено было погибнуть в Оке, в которой его утопили по приказанию Лжедмитрия II, тоже находившегося в хороших отношениях с калужанами. Когда тушинский вор еще подвигался к Москве, Калуга признала его царем и дала ему присягу. И впредь она служила этому авантюристу верой и правдой, так что в глазах тушинцев она считалась самым надежным местом, куда они отправляли для береженья своих жен и детей. А так как Калуга была в прямом общении с казацким югом и обладала сильной крепостью, являясь, таким образом, очень выгодным стратегическим пунктом для вора, то естественно, что Лжедмитрий II решил засесть в Калуге, когда дела его под Москвой стали совсем плохи.

По словам Буссова, Тушинский вор бежал из своего лагеря в Тушине, переодевшись в крестьянское платье, на навозных санях в ночь 29 декабря 1609 г., вместе с шутом Кошелевым. Вероятно, 1 января он уже добрался до Калуги. Он остановился в подгородном Лаврентьевском монастыре и отправил в Калугу монахов с таким извещением: «поганый король неоднократно требовал от меня страны Северской, называя оную вместе с Смоленском своею собственностью, но как я не хотел исполнить сего требования, опасаясь, чтобы не укоренилась там вера поганая, то Сигизмунд замыслил погубить меня и уже успел, как я известился, склонить на свою сторону полководца моего Рожинского и всех поляков, в стане моем находящихся. — К вам, калужане, я обращаю слово: отвечайте, хотите ли быть мне верны? Если вы согласны служить мне, я приеду к вам и надеюся с помощью св. Николая, при усердии многих городов, мне присягнувших, отмстить не только Шуйскому, но и коварным полякам. В случае же крайности, готов умереть с вами за веру православную: не дадим только торжествовать ереси; не уступим королю ни двора, ни кола, а тем менее города или княжества!»

Эта речь очень полюбилась мятежным калужанам. Они явились в монастырь к самозванцу с хлебом-солью, проводили его с торжеством в город, дали ему дом Скотницкого и снабдили его всем нужным: одеждами, конями, винами, съестными припасами. Лжедмитрий окружил себя царскою пышностью, учредил для себя новый двор, и современники называли его калужским вором и цариком.

Когда местопребывание вора сделалось известным, к нему потянул из Тушина разный сброд с атаманом Митькой Беззубцевым во главе, а потом кн. Шаховской, так что самозванец снова был в состоянии предпринимать разные военные действия. Во все места, где только были его приверженцы, Лжедмитрий разослал повеления истреблять поляков при всяком удобном случае. Воззвание его не осталось пустым звуком, но пострадали только не поляки, а несколько сот немецких купцов, везших разные дорогие колониальные товары, которые все были пограблены и привезены в Калугу.

В середине января прискакала, переодетая в мужской костюм Марина. «Приезд „царицы“ произвел радость неизъяснимую»…

Вор продержался в Калуге около года и закончил свою бурную карьеру бесславной смертью 11 декабря 1610 г. Современники об этом событии рассказывают так. В числе сторонников Лжедмитрия был Касимовский хан, который после бегства вора из Тушина поехал под Смоленск, а сын его, очень дружный с самозванцем, бежал к нему в Калугу. Стосковавшийся отец, которому у короля очень понравилось, приехал в Калугу повидаться с сыном и, кстати, увезти его с собою. Но сын передал вору интимный разговор с отцом, и Лжедмитрий с двумя приятелями собственноручно тайно убил старика, а тело бросил в воду. Татарам же, которых при воре было немало, объявил, что старик Урмамет хотел его убить и куда‑то бежал и скрылся. Но друг убитого, крещеный татарин князь Петр Урусов (Ерусланов Бэра), догадался, в чем дело, и упрекнул самозванца в глаза этим убийством. (Бэр Буссов рассказывает несколько иначе). Урусова за это посадили в тюрьму, но так как он был человек нужный, то через некоторое время его выпустили. А 11 декабря он убил самозванца.

В этот день Лжедмитрий «выезжал гулять на поле на речке на Яченке (на охоту), и с ним ездили гулять русские люди да Юртовские татарове». «Как скоро Лжедимитрий отъехал от города около 1/4 в. кн. Петр, поравнявшись с ним, прострелил его насквозь; потом отрубил ему голову, промолвив при этом: „я научу тебя топить ханов и сажать в темницу князей, которые служили тебе верно, негодный обманщик“»! (Бэр). Шут же Кошелев и два боярина, не желая быть свидетелями сего печального зрелища, ударили по лошадям и не оглядываясь прискакали в Калугу. По другому источнику, прискакали и татары, и все «учали говорить всем людям вслух: вор де побежал, а иные говорили, что вора убил юртовский татарин. И на то смотря, зазвонили в сплошные колокола (набат); а дворяне и дети боярские и посадские и всякие люди, не поняв тому веры, ездили того воровского дела смотреть; а они, Черныш и Ян, ездили с ними же, и того вора видели они за речкою за Яченкою, на горе у креста лежит убит, голова отсечена прочь, да на правой руке сечен саблей». (А. Арх. К. т. II, № 317). Калужане взяли сии бренные останки и привезли их в крепость, здесь их обмыли и, приставив голову к трупу, положили на столе на показ всему народу. Рассказывают, что Марина пришла в большое отчаяние при вести о гибели второго супруга и с факелом в руках, кое‑как одетая, металась по острогу с воплями, призывая ко мщению. Смерть самозванца вызвала татарский погром. Уже казаки, убедившись в насильственной смерти вора, ринулись в слободу, где стояли «юртовские татарове», не успевшие заблаговременно уйти с другими, и убили многих лучших мурз, а дворы их разграбили. Вопли же Марины обострили злобу. Бэр рассказывает, что «несчастных татар гоняли из улицы в улицу, хуже, чем зайцев в поле, дубинами и саблями, пока их всех перебили» (до 200 человек). Через несколько дней[13]калужане похоронили своего царька с приличными обрядами «в Калужской дворцовой церкви» (Бэр), то есть в Троицком соборе, который находился в остроге. Марина скоро передалась Заруцкому. В Калуге же главным человеком сделался кн. Дмитрий Трубецкой.

Между тем, чрез две недели после смерти Лжедмитрия, под Калугой уже стоял Сапега и требовал сдачи. Калужане сделали вылазку, после которой Сапега узнал, что Калуга будет целовать крест Владиславу, почему 31 декабря отступил от Калуги. Действительно, калужане дали знать в Москву, боярской думе, что перешли на ее сторону. Из Москвы командировали было в Калугу кн. Ю. Н. Трубецкого привести калужских сидельцев к присяге королевичу, но он не поладил со своим двоюродным братом кн. Д. Т. Трубецким и от «него убежал к Москве убегом». А Дм. Трубецкой в непродолжительном времени склонился на увещания Ляпунова, командировавшего к нему для переговоров своего племянника, и в 1611 г. он действует вместе с Ляпуновым. Были с ним и «советники» из Калуги.

При выборах нового царя в числе выборных от Калуги был гость Смирный Судовщиков. Калужане высказались за М. Ф. Романова, тетка которого была за Годуновым, погибшим от руки самозванца в Калуге. Годунова сбросили с башни, а когда он остался жив, потопили в Оке, обрубив при этом руки[14].

Новое царствование, принужденное начать с восстановления разрушенного порядка, на первых порах не гарантировало Калуге спокойного и мирного течения жизни. Еще не успели улечься тревоги и треволнения «Лихолетья», и жизнь не вошла еще в свою колею, как в 1615 и 1616 г. крымцы произвели два своих опустошительных набега. О состоянии Калуги в это время имеются некоторые данные в писцовой книге («письма и дозору») Пчелина и Бегичева (1617 г.) Оказывается, всего в 6 сотнях в остроге и за острогом в слободах было 655 дворов, но исправных из них оказалось только 234 двора. Посадские люди большей частью разбрелись по разным местам или пропали в последние три года. Населения в Калуге было около 2 тыс. человек.

Новая опасность грозит Калуге в 1617 г., когда велась первая польская война. Калужанам представлялось вполне возможным, что поляки нагрянут на их город, почему они и просили царя прислать им для защиты своего славного воеводу Пожарского. Царь исполнил их желание, и в октябре 1617 вовремя кн. Дм. Пожарский прибыл. Вскоре под Калугой появились Чаплинский и Опалинский с лисовчиками, устроили укрепленный лагерь под Товарковым, близ Полотняного завода, и стали непрерывно тревожить калужский гарнизон неожиданными нападениями. Сил у Пожарского было немного; число воинов его с казаками доходило до 7.000. А потому он ограничивался почти исключительно обороной да вылазками. Только однажды близ Лаврентьева монастыря была сильная схватка, после которой неутомимые Чаплинский и Опалинский ночью напали на Калугу, очевидно, думая застичь ее врасплох, но были отражены с большим уроном бдительным и осторожным воеводой. В свою очередь, и Пожарский добрался до Товаркова; его отряды ворвались в лагерь и истребили много припасов. Так тянулось дело до весны 1618 г., когда кн. Пожарский заболел и был отозван в Москву. А между тем гроза уже нависла над Калугой.

Совершенно неожиданно напал на нее гетман Сагайдачный со своими запорожцами; при помощи бежавшего из Калужской тюрьмы казака он пробрался ночью через тайник в Калугу и произвел страшный разгром. Острог был сожжен, церкви разорены, лавки разграблены, много жителей вырезано, а оставшиеся и уцелевшие трепетали ежечасно за свою жизнь от грозного атамана до 1 дек. 1618 года, когда, наконец, по заключении Деулинского перемирия Сагайдачный покинул жестоко опустошенный город. В каком положении осталась Калуга по уходе запорожцев, можно видеть из сохранившейся в городской думе жалованной грамоты царя Михаила Федоровича от 4 января 1620 г. Дома и все имение горожан были разграблены; теми дворами, которые уцелели, завладели дворяне и дети боярские других городов. Жители были доведены до такой крайности и скудости, что просили царя освободить их от платежа податей на некоторое время. Царь согласился и дал им льготу на 3 года[15].

Но несчастья на калужан сыпались, как из рога изобилия. Не успели они оправиться от погрома, как новая беда свалилась на их головы. На страстной неделе в 1622 г. случился большой пожар, спаливший весь город. «Город, и острог, и дворы жителей, и лавки со всеми их животы погорели без остатку». В ответ на поданную челобитную царь дал им новую льготу от податей на три года[16].

В 1626 г. была произведена опись Калуги писцом Вл. Плещеевым. В ней содержатся сведения и о состоянии города, и о его топографии. В Калуге в это время был уже «город» — крепость, в котором было 4 церкви: 1) Троицкий собор, 2) Преображенская — «пуст, строенья нет ничего», 3) Алексея митрополита — «древян, клетцки», 4) Никольская.

Затем был новый острог — ров и вал, воздвигнутый не ранее 1619 г.; в нем было 5 церквей: 1) всемилостивого Спаса — «древян, клетцки»; 2) Рождества Богородицы, 3) Василия Великого, 4) храм Сретения Богородицы (sic!), 5) Введенская с приделом арх. Стефана.

Наконец, был старый острог, существовавший до 1619 г., в котором было 11 церквей: 1) Архистратига Михаила, 2) Никольская с приделом Косьмы и Дамиана, 3) Покровская (под горой), 4) Рождественская с приделом Косьмы и Дамиана, 5) Ильинская, 6) Спасская, «на Подоле», 7) Георгиевская, 8) Петропавловская, 9) св. Варвары, 10) Георгиевская с приделом Симеона Столпника, 11) Воздвиженская. Одна церковь во имя влм. Варвары была за старым острогом. Церкви были все деревянные.

Дворов в Калуге было 493, из коих 107 духовенства, 38 боярских и их дворников, 65 стрелецких, пушкарских и воротничьих, 10 именитых людей Строгановых и других гостей, посадских 171, и 102 двора обеднелых, которые кормились подаянием. Лавок было 331. Жителей же насчитывалось теперь только около 1 тыс. человек. Как бедна была Калуга даже через 10 лет после пожара, видно из челобитной Калужского воеводы кн. П. Мосальского (1631 г.): «в Калуге, где воеводы стоят, на дворе две избы да у ворот избенка, и те худы; а клети на том дворе, где рухлядишко положить, и погреба, и ледника, и мыльни, и городьбы около двора нет».

В последующее мирное время Калуга начинает поправляться и разрастаться. В 142 г. (1634 г.) Калуга вносит пятинных денег 2106 руб. и с уездом занимает по экономической мощи 12-е место среди городов государства. В 1649 г. на основании Соборного Уложения Микифором Воейковым было переведено в Калугу «на посад» все население торгового села Спасского нового, которое лежало на берегу Киевки в 2 в. от тогдашней Калуги и составляло собственность царского дяди Ив. Никит. Романова, купившего его в 1628 г. у кн. Никит. М. Борятинского (владел с 1618 г.). Это была богатейшая боярщина, которая в 142 г. (1634) заплатила 1 600 руб. пятинных денег. Некоторые торговые люди села были хорошо известны в Москве. В селе было свыше 200 дворов и свыше 300 жителей. Переселенцы поселились около Николо- и Спасо-Слободской церквей и близ Благовещения. А на старом месте еще и теперь заметны следы бывшего селения; на месте же старых храмов издавна стояли три деревянных креста, к которым слобожане почти до XX в. ходили на 7-ой неделе после Пасхи поминать предков.

1654 г. нанес благополучию Калуги жестокий удар. Ее захватило моровое поветрие. Эпидемия, по словам тогдашнего врача, заключалась в карбункулах, затвердениях, воспалениях в горле и язвах. Смерть была быстрая. Воеводой тогда в Калуге был Богд. Ив. Камынин, тот самый, который произвел своей солидностью большое впечатление на спутников патр. Макария Антиохийского. Камынин импонировал путешественникам своей ученостью и мудростью, а также отсутствием пристрастия к вину и веселью. Он поставил в тупик антиохийцев своим богословски хронологическим вопросом: «откуда в дате Рождества Христова 5508 л. эти лишние 8 лет, которые не согласуются со счетом воплощения»?… Не растерялся Камынин и при постигшем Калугу бедствии. Получив соответствующие распоряжения, он устроил крепкие заставы и не пропускал никого ни в Калугу, ни из Калуги. Принимались и другие профилактические меры. Эпидемия, начавшаяся в первых числах августа, после 3 1/2 месячного господства стала ослабевать и в начале декабря совсем прекратилась, унесши массу жертв. Калуге она обошлась очень дорого: одних посадских умерло 1665 человек, а уцелело только 777; а всего умерло около 2000 душ, осталось в живых около тысячи.

В тот же 1654 г. 2 августа в Калугу прибыл проездом в Москву антиохийский патр. Макарий. В записках диакона Павла Алепского имеются некоторые заметки о Калуге. «Городская крепость, говорится там, стоит на вершине высокого холма, и в настоящее время работают над сооружением другой новой крепости, ниже первой, на скате холма, с каменными основаниями и прочными башнями, с целью обнести стеной несколько выступающих здесь прекрасных источников с вкусной водой. Начало их находится у самой стены старой крепости со стороны, обращенной к реке; при них устроены удивительные сооружения… В городе 30 благолепных прекрасных церквей; их колокольни легкие изящные, приподняты, как минареты; куполы и кресты красивы. Вблизи церквей два величественных монастыря: один для монахов, другой для монахинь». Накануне Преображения патриарх отстоял службу в новой церкви в честь Воскресения, «как бы висячей, с окружной галереей». А на другой день, в праздник, патриарх слушал там же утреню и литургию, после которой калужские торговые люди прислали патриарху яблок, груш и дынь. Прекрасные плоды очень понравились чужестранцам. Патриарху пришлось пробыть в Калуге до 11 августа. Его предписано было отправить из Калуги водою в Коломну по случаю чумы. Однако, с отправлением вышла задержка из‑за ямщиков. «И как суды изготовили… и патриарх и власти из дворов вышли в суды, августа в 9 день, а ямщики того числа кормщиков и гребцов не дали. И августа 10 пришли ко мне (Камынину) калужские ямщики Микитка Назаров с товарищи, многие люди, и выслушав твою государеву грамоту, отказался, что им кормщиков и гребцов под патриарха и под властей не давать». Воевода велел «наймовать ямщиков и гребцов — охочих людей, чтоб патриарху в судех простою не было». На другой день, однако, ямщики прислали кормщиков и гребцов, и патриарх мог ехать. Такая же заминка случилась и на обратном пути патриарха, уже при новом воеводе Мих. Андр. Еропкине. «Ямской приказчик, жаловался патриарх уже с дороги царю, пришед сказал, что изготовлено для него 22 подводы (патриарх ехал в собственной карете, бывшей на сохранении в Калуге; лошади же его, оставленные здесь и в Воротынском Спасском монастыре, „истратились“ или пропали), и подорожную о подводах взял к себе списать; и того же дня те подводы отдал он торговым гречанам, а ему, патриарху, в тех подводах отказал, а подорожную бросил ему, патриарху, в груди и тем его тот ямской приказчик обезчестил».

В свою очередь ямской приказчик Петрунька Бохтияров бил челом, что «марта 26 приехал с Москвы Антиохийский патр. Макарий, и заслыша калужские ямщики, что приехал патриарх в Калугу, разбежались. И призвали меня толмачи к патриарху, учали на мне, холопе твоем, подвод править, и велели меня, холопа твоего, на правеже бить до полусмерти, и били меня, холопа твоего, поваля лежачего по ногам дубиною. Да они же, толмачи, говорят мне, холопу твоему, будто я с гречан посул взял и подводы им дал. А приехали те гречане первее его, патриарха, за день, и воевода ко мне пристава прислал и подводы велел тем гречанам дать. И я, холоп твой, тем гречанам 22 подводы дал, а посулу с них, гречан, не брал. И так то меня, холопа твоего, велели бить на правеже на смерть, и от того правежу на смертной постели лежу. И после того правежу собрал я, холоп твой, в ямской слободе 17 лошадей, и он, патриарх, всего взял из тех лошадей 6». «Однако, ямскому приказчику веры не дали; его приговорили „казнить“: отсечь ему мизинец правыя руки» и «от его дела отставить». Но приказчик успел своевременно сбежать, неведомо куда…

Прерванное мором благополучное возрастание Калуги пошло своим порядком после эпидемии. В 1681 г. в ней было уже 1045 дворов. В это время в Калуге была хорошая крепость, которая подробно описана в 1685 г. воеводою и писцом Иваном Полуехтовым. Крепость была деревянная: «город рубленой, покрыт тесом». Окружность крепости была 734 1/2 с.; на такое же расстояние тянулся окружавший сооружения вал. Вышина наружной стены крепости была 3 с. Башен было 12, из них три проезжих. Башни все были деревянные, высотою от 5 до 7 с. Проезд в крепость шел от Ильинской церкви, около которой стояла «Ильинская проезжая первая башня, пятиугольная, мерою вверх 6 с., а вверху шатрик пяти же угольный; поперег той проезжей башни кругом на две стороны два киота над воротами; в одном — образ Спаса, а в другом — Знамения пр. Богородицы, да изнутри города — третий киот, в нем образ Ильи пророка. Против ворот мосту дубоваго к площади 27 с.

От той проезжей Ильинской круглой башни на низ к речке Оке до четыреугольной башни — в 5 1/2 высоты — (стены) 64 с… От той четыреугольной башни до шестиугольной башни (6 с. выс.), что на углу городовой стены, 79 с. … От той башни, что на углу, до проезжей шестиугольной же башни, что слывут Водяные ворота — параллельно Оке — городовой стены 15 с. Промеж угольной и Водяных ворот от городовой стены тайник к Оке реке в 62 с., поперек в тайнике сажень с аршином, и той тайник завалился и ходу в нем нет»[17]. «От Водяных ворот до четыреугольной пятой башни (5 с. выс.) — 80 с. (крепостной стены). От той четыреугольной башни до угловой шестиугольной (6 1/2 с.) башни — 70 с. От той угольной башни, что от реки на углу боком — по направлению Березуйского ручья — 71 с. От той четыреугольной башни до четыреугольной же башни — 56 с. От той другой четыреугольной башни, что от Покрова пр. Богородицы (до новой башни), — 63 с. От той „наугольной“ — третьей — „башни“, — крепостная стена поворачивала параллельно стене, где были Водяные ворота — что против церкви Покрова до четыреугольной башни — 28 1/2 с. А от той четыреугольной башни до проезжих Покровских ворот до башни городовой стены — 43 с., против ворот чрез ров дубоваго моста на дубовом подрубе — 10 с. От тех проезжих Покровских ворот городовой стены до угольной башни, что к конской избушке, 75 с. От той угольной башни к Ильинским проезжим воротам городовой стены — 42 с. Близ той проезжей башни на городовой стене шатер четыреугольной рубленой, в том шатре вестовой колокол.

От Ильинских ворот поперек внутри города от стены до стены — 150 с. От Покровских ворот до городской стены к Водяным воротам — 180 с.». Таким образом, на основании этих данных нетрудно восстановить приблизительную линию, которой тянулась крепостная стена, так как Ильинская и Покровская на рву церкви занимают те же места, где они были и в XVII в.

Боевая готовность острога была, однако, невысокого качества. С этой стороны острог был описан за два года до его внешней описи, именно в 7191 г. (1683 г.). В городе был «наряд» (артиллерия): пищаль медная вестовая в длину 4 арш., пищаль китоврас 3 арш. 14 1/2 вер., 3 пищали медных меньших размеров. 19 пищалей железных разных размеров, шесть пищалей затинных, 7 медных тюфяков (пушки) разных размеров. Зелья пушечного (пороху) 32 пуда, свинцу 30 пудов, 2000 рогулей, 290 пик. «Сернаго завода, что преже сего в Калуге горячую серу варили: 6 прутов железных, 13 досок железных, 2 уполовника, сковородка железная, гиря железная». «В анбаре хлебных запасов: сухарей — 50 чт., ржаной муки — 63 чт., и те сухари и мука погнили, и о том к великим государем к Москве в розряд писано многажды». Стрельцов в Калуге было 106, да в Киев на службу было послано 116. Калужан посадских людей: в Покровской сотне с пищалями 62 человека, с бердышами и рогатинами 192 человека, обоего 254; в Егорьевской сотне — 293; в Архангельской — 306; в Богоявленской — 227; в Рождественской — 275; а всего в пяти сотнях 1355 с пищалями, бердышами и рогатинами.

Церквей было в Калуге, по описи, 27, из коих в городе стояли те же три, что и в 1626 году. 1) Собор Троицкий. 2) Алексея Митрополита и 3) Николая Чудотворца с пределом м. Филиппа.

На посаде церквей было 24, а именно: 1) Преображенская с двумя приделами; 2) Казанская в девичьем монастыре; 3) Христорождественская с приделом — на колокольне 5 колоколов; 4) Покровская с приделом трех святителей (под горой); 5) Ильинская; 6) Покровская с приделом Происхождения честных древ; на колокольне 6 колоколов; 7) Архангельская, на колокольне 5 колоколов; 8) Никольская за лавками с приделом Косьмы и Дамиана; 9) Богоявленская с приделом во имя влкмч. Варвары; на колокольне 7 колоколов; 10) Георгиевская за лавками, на колокольне 5 колоколов; 11) Знаменская; на колокольне 5 колоколов; 12) Благовещенская с приделом Георгиевским; на колокольне 5 колоколов; 13) Происхождение честных древ, на Воробьевке, прежде Георгия, с колокольнею в 5 колоколов; 14) Преображенская в Новой Слободе, с колокольнею в 6 колоколов; 15) Николослободская, с 7 колоколами; 16) Успенская в Ямской слободе, с 6 колоколами; 17) Георгиевская на Песке, с 6 колоколами; 18) Одигитриевская на Песке с 4 колоколами; 19) Предтеченская с колокольнею в 3 колокола; 20) Преображенская на Глубоком (Казанская), о двух главах; 21) Пятницкая на площади, о двух главах; 22) Воскресенская с Никольским приделом, с колокольнею в 7 колоколов; 23) Рождественская с приделом вмч. Никиты, с колокольнею в 7 колоколов; 24) Васильевская с 4 колоколами.

Все церкви, за исключением трех, были деревянные. Каменными были: Казанская-монастырская, Воскресенская и Никольская в крепости; около этого же времени начата постройкой каменная Ильинская церковь. Лавок и амбаров в Калуге было 429, из них больше всего было хлебных.

В конце XVII в. Калужский острог сгорел. Один паломник, родом калужанин, посетивший Калугу в 1700 году, так ее описывает: «град Калуга стоит на Оке реке, на левой стороне, на горе, высоко, красовито; немного таких городов в Московском государстве. А города нет; был деревянный да сгорел, только башня одна с проезжими воротами осталась. А церквей в нем каменных 11, деревянных 18. Жильем зело пространен; люди зело доброхотны; приволен зело хлебом и овощом, и лесом всяким, и дровами доволен; другова поискать такова города в Московском государстве; площадь торговая зело хороша, рядов такожде много, торговых людей весьма много и зело проходцы в чужия земли с купецкими товары: в Сибирь, в Китай, в немецкие земли, в Царь град». Таким образом, мирная жизнь, с передвижением границы на юг, благотворно отразилась на Калуге. Прежде проявлявшаяся в буйствах и воровствах предприимчивая энергия жителей нашла теперь выход в торговой деятельности, которую так бойко и смело развивали калужане. В XVII в. Калуга вела хлебную торговлю с Москвой, откуда приезжали часто даже агенты для закупок. Хлеб и пенька в начале века идут из Калуги через Ржеву в Новгород и Псков. Очевидно, Калуга была бойким хлебным рынком. Калужский хлеб и печенье в XVII в. пользовались почетной известностью. В царствование Михаила Федоровича цена ржаной муки и овса в Калуге была 12 алтын в среднем за осмину. С той же Москвой Калуга торговала лесом. По-прежнему она славилась своими деревянными изделиями и посудой: особенно известны были красивые деревянные ложки, а также и другие вещи дорожного обихода. В Калуге же занимались выделкой шерстяных полстей и войлоков, которые шли на седла, бурки и находили себе сбыт за границей. За границу же, в Литву, в 20–40 гг. XVII в. Калуга отправляла много соли. А в губернии с XVII же века Марселис основал два железоделательных завода — Угодский и Поротвенский…

Не играя прежней роли важного пограничного военного пункта, Калуга принимает теперь участие в общегосударственных делах только через посыл депутатов на земские соборы. Калужские депутаты были на соборах в 1642 г., и 1649, и 1654 гг. Из депутатов более других известен Богдан Ушаков.

Но старинный оппозиционный дух все держался еще среди населения Калуги и Калужского края. Только он теперь направляется в сторону сочувствия внутреннему протесту, возникшему в русской жизни во второй половине бурного XVII века. Со времени возникновения старообрядчества Калуга сделалась видным пунктом раскола, и в его истории играет небезызвестную роль. К числу причин, способствовавших укоренению в Калужских пределах старообрядчества, иер. Леонид[18] и относит именно «дух населения края, который служил долгое время приютом для вольницы всякого рода, бродяг и даже преступников, не подвергавшихся здесь преследованию, с политической целью образовать из них ратных людей для защиты границы. Население это, говорит он далее, так сроднилось с своеволием и праздношатанием, легкою добычей и скорым разорением, что раскол, как новая форма для противления законной власти — духовной и гражданской — нашел здесь самую благоприятную для себя почву». Другой местной причиной раскола считают географическое положение края, который, будучи украйной по отношению к Литве и Крыму, был в то же время покрыт дремучими лесами, входившими в систему нашей сторожевой линии. Леса эти считались заповедными, и накрепко было запрещено рубить их и велено строго беречь от огня. Естественно, поэтому, что в них старообрядцы могли легко и удобно скрываться. Наконец, этот край, не имея собственного иерарха, оставался долгое время без правильного церковного надзора. Вполне понятно, поэтому, что раскол в Калуге очень укоренился, и раскольники считали себя здесь совершенно безопасными от преследований[19]. И в Калуге именно один из видных деятелей беглопоповщины, расстриженный черный поп Феодосий из Рыльска, в великий четверг в Покровской под горой церкви отправил литургию и заложил в запас агнец. Он же принял в старообрядчество Калужского священника Бориса и приобрел от знакомых калужан старый иконостас и царские врата, будто бы времен Иоанна Грозного.


Калуга в XVIII веке

До Петра Великого Калужская земля раздроблялась между разными областями. Первоначально не изменилось дело и при Петре, когда в 1708 г. были образованы губернии, так как часть Калужских уездов отошла к Москве, а часть к Смоленску. Но реформою 1719 г. была учреждена Калужская провинция, входившая в состав Московской губернии[20]. К Калуге были приписаны те же, что и теперь, уезды, за исключением Боровска, Малоярославца, Тарусы и Оболенска, отнесенных к Москве. Дворов во вновь основанной провинции считалось около 19 тыс., а душ мужского пола в 1720 г. было 158.843.

Таким образом, Калуга сделалась административным центром второстепенного значения. В ней населения было уже достаточно. Одних посадских насчитывалось 5924 человек. В 30-х гг. XVIII в. она имела более 60 улиц и переулков, 2431 двор и 13 1/2 тыс. жителей. Насколько быстро возрастала Калуга, видно из того, что она за полстолетия увеличилась в 2 1/2 раза. И это несмотря на то, что в 1719 и 1720 гг. правительство перевело около 20 семейств посадских с количеством до 80 душ мужского пола в Гжатскую пристань. Не останавливают прогрессирующего роста Калуги и общественные бедствия, которые по-прежнему выпадали на ее долю довольно часто.

В 1723 и 1733 гг. Калугу постигал голод, который был особенно жесток в первый год. Жители ели дубовую кору, питались гнилушками и лебедой и пр., почему смертность была повышенной. Впрочем, многие купцы в это тяжелое время отличались высокой христианской благотворительностью. Некоторые из них кормили по 2 1/2 — 3 тыс. человек.

Страдала Калуга и от другого обычного спутника деревянной Руси — пожаров. Она сильно горела в 1742, 1754, 1758, 1760 и 1761 гг. Убытки от пожаров были огромны, доходя иногда до миллиона руб. Во время пожаров горели и церкви, а потому впредь старались их строить каменными, так что с 1685 г. по 1754 г. 27 церквей успели уже сделаться каменными. Особенно несчастен был 1761 г., когда в довершение бедствия от пожара погорели баржи с товарами калужских купцов в С. — Петербурге, от чего купцы понесли убытку на 160 тыс. рублей. Впрочем, по повелению Императрицы эти убытки были выплачены потерпевшим в течение пяти лет из таможенных доходов. Во время пожаров бывали и массовые человеческие жертвы: в 1754 г. погибло 177 человек.

Но особенно много народу умерло в 1771 г., когда Калугу захватила свирепствовавшая тогда в России чума. Против нее были приняты разные меры предосторожности: при въездах поставлены были рогатки и караулы, с целью никого не впускать в город и не выпускать из него; имущество умерших от заразы сжигалось; трупы хоронились особо — около Яченки и близ Болдасовки. Не имея, однако, никаких средств для борьбы с заразой, прибегали только к мерам духовным. Каждый священник обходил свой приход с иконами и молебнами, а потом учредили общий крестный ход, в день которого был предписан пост — запрещено печь калачи и торговать в лавках. Чума прекратилась 2 сентября. В память этого события и доныне в этот день совершается крестный ход в Калуге с иконою Калужской Божией Матери.

Ничего нет удивительного, что при таком ряде бедствий и несчастий, Калуга по внешности представляла жалкий вид. Внутри города (бывшей крепости) строения были почти все деревянные, быстро приходившие в ветхость. Дома обывателей были избенками, огороженными кольями и плетнем. Порядочных домов было совсем мало. На многих улицах строения были очень скучены. Только некоторые улицы, как Московская, тянувшаяся от перевоза через Оку мимо Воскресенской церкви к Кресту, были вымощены камнем или деревом и имели «среднюю» ширину. Остальные же были кривы, грязны, с беспорядочно разбросанными домами. На скученность строений и тесноту жалуются в наказе в Комиссию 1767 г. городские депутаты: «за теснотою жительства внутри города, читаем там, многие принужденными находятся, поселять себя уже на выгонных гражданских землях и заводить там для своих промыслов магазейны, а художники всякия рукодельныя строения».

Не более казисто шло течение и городской жизни в ее различных проявлениях. Возвышение Калуги на ступень административного центра не внесло в ее жизнь порядка, поддерживаемого присутствием администрации.

Первым провинциальным Калужским воеводою был стольник Д. Бестужев. Нельзя сказать, чтоб это был человек из добродетельных. Калужские бурмистры в 1722 г. жаловались, что «они его, воеводу, с 1722 г. по гражданской их обыкности всякою пищею и всякими потребами довольствовали. Однако ж де и тем он стал быть недоволен, магистрату и купечеству чинит обиды; ставил на посадских дворах постои, указа из главного магистрата о своде этих постоев не принял»… Отношения властей между собою шли много дальше и являли поучительную для населения картину дикого произвола. Другой воевода, Глебов, обращался в сенат с просьбой издать указ по поводу «наглаго нападения и тесноты», чинимых ему, воеводе, от Калужского камерира Щербачева. Посадив в земские комиссары провинции свою родню и свойственников, камерир знать не хотел воеводы; мало того, по его доносам было назначено над воеводой следствие. Командированный в Калугу следователь приказал солдатам публично тащить воеводу из канцелярии при свидетелях в тюрьму, где и держал его в заключении с ворами и разбойниками, как потом жаловался Глебов.

Самоуправство, драки, побоища были обыкновенным, никого не удивлявшим явлением жизни. В 1721 г., напр., «в Калуге на торгу собрались многолюдством крестьяне и учинили великий бунт», напали на драгун квартировавшего в Калуге Астраханского драгунского полка и «избили их смертным боем».

Разумеется, горожане не составляли в смысле нравов исключения и не отставали от других. В этой среде большие ссоры порождали выборы в ратушу. Еще в 1703 г. между горожанами произошла распря по вопросу о выборах к таможням и пр. Образовалось несколько партий, из коих наиболее сильными были берендяки и гончары. Последние отделились с другими ремесленниками и особо имели гончарную ратушу. Только в 1724 г. «виновные в послушание были приведены», когда уже был учрежден городовой магистрат. Ко времени этой ссоры относится анекдот о «Чернышевском мире». Г. П. Чернышев, пользовавшийся благосклонностью Петра Великого, проезжал через Калугу. Обе враждебные партии решили его встретить с хлебом-солью, но по отдельности. Удивленный этим разделением, Чернышев, узнав в чем дело, крикнул сопровождавшим его гренадерам: «Плетей!» Купцы упали на колена и просили помилования. Чернышев послал за протопопом. Когда тот явился с крестом и евангелием, Чернышев приказал купцам присягать, что они помирятся, и в знак этого тут же заставил их целоваться. А потом сам перецеловался со всеми и въехал в город.

Рассеять хоть немного царивший в Калуге мрак и невежество была призвана учрежденная по указу Петра Великого от адмиралтейства школа для обучения «дьячих и подьяческих детей и прочих чинов цыфири и геометрии»; школа открыта была потому, вероятно, что в 1719 г. калужане жаловались на трудность учить детей в Москве.

Был ли сам великий преобразователь во время своих беспрестанных поездок по России и в Калуге, за отсутствием сведений сказать нельзя. Но во всяком случае некоторые калужане ему были хорошо известны; он обратил внимание на трех посадских людей — Филатова-Карамышева, Аф. Гончарова и Щепочкина[21]. Зато точно известно, что в Малоярославецком уезде Петр Великий был. В 1722 году он прожил на Истьинском заводе около месяца, пользуясь открытыми по близости минеральными водами. Перед отъездом в Москву он собственноручно вытянул на заводе полосу железа в 18 пудов и заклеймил ее своим штемпелем.

Из преемников Петра Великого Калуга в XVIII в. видела в своих стенах только Екатерину Великую. Императрица прибыла 15 декабря 1775 г. в сопутствии м. Платона и блестящей свиты. Калужане заранее приготовились к торжественной встрече. Купечество по этому поводу специально выстроило прекрасные триумфальные ворота. Государыня остановилась в доме Демидова и пробыла в Калуге только день; вечером она выехала в Полотняный завод, откуда 17 декабря отбыла обратно в Москву. Екатерине очень понравился калужский женский наряд, в котором она была даже нарисована на портрете. В память посещения царицей Калуги в 1776 и 1779 гг. были выбиты две медали, на одной из которых императрица изображена в Калужском наряде, а надпись гласит: «се како любит ю».

Поездка Екатерины в Калугу имела своим последствием преобразование Калуги из провинции в губернию по указу 24 августа 1776 г.

Этот момент был наиболее важным в истории города.

В состав губернии были включены 12 уездов (с Серпейским), составляющих и теперь губернию. В наместничестве считалось 733 тыс. жителей обоего пола. В Калуге же в это время было 17 тыс. жителей.

Первым Калужским наместником был ген. — пор. Михаил Никитич Кречетников, который и открыл наместничество 15 января 1777 г., отпраздновав это торжество с особой помпой. Обеды, балы, концерты, маскарады, спектакли, заканчивающиеся великолепными фейерверками, следовали одни за другими непрерывной чередой. Наместник оправдал доверие Екатерины, так как с именем Кречетникова, который правил губернией до 1790 г., связано почти все, что имеется в Калуге примечательного. Город принял при нем новый вид. «Возведено было много новых построек — красивых каменных зданий. Ветхие казенные дома старого острога были снесены. Вместо них против собора было выстроено огромное двухэтажное каменное здание присутственных мест, постройка которого обошлась вчерне в 200 тысяч рублей. В это же время на счет калужского дворянства в благодарность за открытие наместничества, построено было для приказа общественного призрения каменное трехэтажное здание, занимаемое ныне мужской гимназией. Старые деревянные лавки были снесены на хлебную площадь, и вместо них на старом торгу выстроен был в готическом стиле существующий и в настоящее время каменный гостиный двор. Мясные лавки перенесены были к Березуйскому оврагу, а кузницы, бывшие до этого времени около церкви Ильи пророка, к Московским воротам. При нем же построен каменный мост, на котором было 28 каменных лавок». Были перенесены и некоторые церкви: Никольская — с площади на Козинку, Алексеевская — в Московскую Ямскую Слободу, Пятницкая — на кладбище, Жен-Мироносиц — на хлебный рынок и Космо-Демьянская за лавками — к Московским воротам. Кречетников завел и театр с 1777 г., который был первоначально на конце города, на Жировке, близ Тульской заставы, и помещался в пожертвованном купцом Т. И. Шемякиным здании. Направление многих улиц было изменено; они сделаны широкими и прямыми; проложена была новая длинная Садовая улица; новые постройки стали воздвигаться по особому Высочайше апробованному плану. Не забыто было и просвещение. В 1777 г. Кречетников учредил училище, в котором «купеческие и мещанские маломочных отцов дети, а особливо в сущей бедности осиротевшие, могли обучаться читать и писать по-российски, нотному пению и истолкованию греко-российского закона, яко первейшему всех добродетелей основанию, и, наконец, арифметике и рисованию»; в 1780 г. был открыт дворянский пансион для обучения благородного юношества математике, правилам российского слога, иностранным языкам, рисованию и танцованию. В 1784 г. вместо школы для купеческих и мещанских детей открыто было народное училище, а в 1786 г. — главное народное, впоследствии губернская гимназия. Духовное училище, из которого потом была образована семинария, было открыто еще ранее, в 1775 г. Благодаря всем этим перемещениям и постройке новых капитальных зданий, к концу царствования Екатерины II Калуга стала едва ли не самым благоустроенным провинциальным городом средней России[22].

Со времени Кречетникова произошла перемена и в нравах, обычаях и даже одежде калужских жителей; все изменилось на более культурный вид. Из прежде бывших одежд и украшений замечателен женский головной убор — кокошник. Калужские женщины были большие охотницы до жемчугу, который они ценили выше дорогих каменьев. Часто можно было видеть на купчихе жемчугу до 160 зол., ценою до 5 тыс. руб. и более. Женщины любили щеголять и кисеею, которая с шитьем покупалась иногда по 12–15 руб. за аршин.

Как это ни странно после описанных выше пожаров, бедствий и несчастий, XVIII век все же был в истории Калуги эпохой расцвета. В этом веке Калуга была крупным торговым пунктом, делавшим многомиллионные обороты. В наказе в Комиссию 1767 г. купцы заявляют, что «Калужское купечество торгует не только во все области Ея Императорского Величества Российския порты, но и в другие государства, как то: в Англию, Голландию, Пруссию, также и в Польшу, и во многие немецкие коммерческие городы». Свой город они называют «купечеством многолюднейшим, а паче торгующим хлебным и съестным припасом». И мы встречаем крупнейших капиталистов, как напр., Н. Шемякина, который в 1756 г. вместе с Ярославским купцом Ярославцевым учредил Константинопольскую коммерческую компанию; тот же Шемякин взял в 1757 г. (до 1762 г.) на шестилетний откуп все Российские портовые, пограничные и внутренние пошлины.

«Топографическое описание Калужского наместничества», изданное в 1785 г., еще более подробно рисует, насколько крупны были торговые сношения и обороты калужского купечества. Одни ряды торговали на 1/2 млн. руб., особенно Красный ряд вел бойкую торговлю шелковыми, бумажными, шерстяными материями, фарфором, галантерейными вещами и москательными товарами почти на 200 тыс. руб. Товары ими покупались в Москве, С. — Петербурге, а частью за границей, а продавались частью местным жителям, а частью отвозились на ярмарки Коренную, Свинскую[23], Лебедянскую, Боровскую и др. Сверх сего многие купцы торговали хлебом, пенькой, конопляным маслом, медом и воском, каковые товары привозились к ним по Оке в стругах из Мценска и Орла; также они получали «великое число сих припасов» сухим путем как из своего, так и из других наместничеств. Одного хлеба привозили до 200 тыс. чт., из которых они иногда отпускали около 8 тыс. водою в города вниз по Оке, а иногда в Москву и С. — Петербург, смотря по ценам. Остальное же количество они продавали на месте приезжающим из близлежащих городов купцам и крестьянам, а иногда и сами от себя отправляли в них на продажу; посылали также сухим путем в Гжатскую, Зубцовскую, Прутенскую и Боровицкую пристани и в Москву пеньку, пряжу пеньковую, щетину чистую, медь, воск, заячьи шкурки, выделанные меха, парусные полотна, орехи, рогатую скотину. Одних яблок они продавали более, чем на 20 тыс. руб.

Важным предметом торговли была рыба, которую привозили в Калугу из других городов, как на важный рынок, с которого она потом расходилась по другим местам.

За границу калужские купцы ездили в Данциг, Берлин, Лейпциг и др. города, торгуя там мерлушками, юфтью, воском, а оттуда привозили шерстяные, шелковые, бумажные и нитяные товары, галантерейные вещи, фарфоровую посуду и жемчуг — на сумму более 200 тыс. руб., каковые товары они и продавали по городам и ярмаркам Великороссии и Малороссии, в Москве и в самой Калуге. Некоторые купцы из калужан торговали в Польше по городам и местечкам китайкой, чаем, сахаром, перцем, бадьяном, серым имбирем, московским крепом, поясами, сандалом, квасцами, писчей бумагой, холстом, пушными товарами, московскими шелковыми платками, кушаками и шелком на сумму от 30 до 50 тыс. руб. Мещане калужские занимались трепаньем и вязаньем пеньки, чесанием пакли, выделкою веревок; они же работали в каменщиках и штукатурах; нанимались в сидельцы и приказчики. Некоторые же делали с особливым искусством грешневое тесто («калужское»), которого продавали на 6 тыс. руб.

Мастеровой народ «упражнялся более в делании печных изразцов и кирпичей; некоторые же в прядильном, рукавичном, сапожном, кузнечном мастерстве». Лучше других было поставлено изразечное мастерство.

Фабрик и заводов в Калуге по «Описанию» было 120, из коих на 5 парусных было 1400 рабочих. Из заводов заслуживает упоминания сахарный, на котором выделывалось до 5 тыс. пудов сахару, 3/4 которого сбывалось в Малороссию[24]. Больше всего было маслобойных заводов, именно — 34.

Еженедельно в Калуге было три торга, на которые из близлежащих деревень крестьяне привозили съестные припасы.

Такова общая картина торговопромышленной деятельности в Калуге в XVIII в. Жители ее были богаты, особенно купцы. У последних были кафтаны по 1 тыс. руб. стоимостью, а полный наряд калужской купчихи, по словам д-ра Гуна, стоил иногда тысяч 15 руб. «А всего количества жемчуга, в одной Калуге находящегося, на двух добрых лошадях увезти не можно».


Первые годы XIX в. и Отечественная война

Накануне XIX в., в 1799 г., Калуга была выделена в самостоятельную единицу и в духовном отношении. В ней была открыта епархия. Таким образом, новое столетие начиналось для нее счастливо. Спертая атмосфера, созданная в губернии колоссальными злоупотреблениями губернатора Лопухина, также была освежена строгой ревизией 1802 г., когда приезжал сам Г. Р. Державин. Как известно, «дело» об этом администраторе с докладом знаменитого поэта в X т. Сенатского архива занимает около 200 печатных страниц.

Коснулись Калуги и веяния «дней Александровых прекрасного начала».

Начавшееся оживление калужской общественной жизни выразилось в попытке преподавателя гимназии Г. Зельницкого издавать в 1804 г. журнал «Уранию». Журнал продержался только год, в течение которого вышло 4 №. Журнал печатался при гимназической типографии с подписной ценой в 5 руб. ассиг. Подписчиков было 96. Цель журнала была «умножать способы распространения общеполезных знаний о предметах нравственных и естественных и сделать приложение их наипаче присвоенным к особенному положению страны своей». В журнале было помещено 11 статей, относящихся до Калужской губернии. Из них интересны: «Описание Калуги», «Исторические черты о Калужской губернии», «О минеральных веществах, скрывающихся под калужскою почвою», «Успехи земледелия по Калужской губернии», «Церерин пир или торжество землевладельцев», — в статье описано хозяйство помещика Кара; «О местной промышленности и торговле в Калужской губернии».

Но и оживление, и цветущая торговля, и благосостояние Калуги получили сильный удар во время Отечественной войны.

В достопамятную годину 1812 г. Калуга играла важную роль, и имя ее тесно связано с историей этой войны. Критическая часть кампании, ее перелом, совершились именно в Калужской губернии, которая сделалась «пределом нашествия врагов». Сама же Калуга в течение нескольких недель является главной артерией, от которой шло питание и снабжение нашей армии всем необходимым. Это был главный магазин, куда свозился со всех концов России провиант для дальнейшего направления в армию. Калуга значительно после этого обеднела, но с честью выполнила выпавшее на ее долю патриотическое назначение.

Тревожная, повышенная жизнь в Калуге началась с июля. 6 числа этого месяца 1812 г., среди начавшегося уже беспокойства, получен был манифест, призывавший к оружию и пожертвованиям на защиту отечества все сословия империи. Губернатор П. Н. Каверин пригласил на совещание дворян, которые и постановили «не щадить в сем случае не только своего состояния, но даже жизни до последней капли крови». С Калужской губернии собрали 15 тыс. ратников, в число которых поступило 22 воспитанника из благородного пансиона и несколько семинаристов. Сбор ополчения окончили в 3 недели. Сделаны были губернским начальством и все нужные распоряжения о заготовлении сухарей и прочего провианта[25]. В окрестностях Калуги появились огромные магазины и склады сухарей, зернового хлеба, овса, сена, съестных припасов. Калужское купечество в двое суток пожертвовало свыше 100 тыс. руб. А всего для армии дворяне и поселяне дали 44 тыс. чт. муки, 40 тыс. чт. овса; поставили 710 лошадей и 500 тыс. пуд. сена[26]; городские общества пожертвовали 240 тыс. руб. и вещей на 154 тыс. руб. Независимо от этого, перевозка потом из Калуги в Тарутино и др. пункты массы провианта всею тяжестью падала на население губернии.

В начале же июля прибыл в Калугу киевский военный губернатор Милорадович и, несмотря на болезнь, занялся формировкой из рекрутских депо корпуса в 55 батальонов, 34 эскадрона и 18 рот артиллерии. В 5 верстах от Калуги был устроен артиллерийский парк. Таким образом, уже в конце июля Калуга с губернией по сбору войск и военным приготовлениям походила на большой военный стан.

Не осталось чуждым служению родине в критический момент и Калужское духовенство. Оно высоко несло в это время свое призвание и принимало деятельное участие в событиях. Несмотря на свою бедность и скудность средств, духовенство (церквей было около 600) также внесло свою лепту — пожертвовало 10 тыс. руб. и разные серебряные и золотые вещи. По распоряжению преосв. Евлампия по епархии совершались молебствия и крестные ходы вокруг сел и городов с призывами о небесной помощи. Когда Калужское ополчение было готово к выступлению, еп. Евлампий привел ополченцев к присяге, произнес напутственную речь и вручил начальнику ополчения г. — л. Шепелеву хоругвь с изображением Калужской Божией Матери и прав. Лаврентия[27].

Как известно, после Бородинского сражения у некоторых русских генералов была мысль идти в Калугу, не заходя в Москву; когда же было принято направление к Москве, то они думали, что неприятель все же отрядит корпус на Калугу. Поэтому естественно, что через два дня после Бородинского боя главнокомандующий прислал предписание объявить Калужскую губернию на военном положении. Приказано было: 1) закрыть присутственные места и оставить только губернское правление, камерную часть казенной палаты и рекрутское присутствие. 2) «при сближении неприятеля к губернскому и уездному городам отправить провиант, а остальной истребить, дела и казну вывезти, вино из бочек выпустить». По получении такого распоряжения драгоценную церковную утварь и дела присутственных мест немедленно же собрали и отправили в Орел, а гимназию и пансион в Рязань. 7 сентября была закрыта консистория и бездействовала до 13 ноября. Вместо всех присутственных мест был учрежден временный военный комитет, зависевший непосредственно от Кутузова. На границах Жиздринского, Мещовского, Мосальского, Медынского и Боровского уездов были учреждены кордоны из ополченцев.

Вывоз казенных вещей привел в большое беспокойство калужан; они также стали укладываться и выезжать, и улицы и дворы опустели; ворота, двери, окна в домах были открыты и даже поломаны; оставленный скот ревел на улицах. Пешие бежали, кто куда мог; зажиточные выезжали в другие губернии. Купцы приготовили барки, чтобы отправить товары вниз по Оке. Только в церквах среди общей паники по-прежнему не прекращалось богослужение, и ежедневно совершалось соборное молебствие с крестным ходом. А пред иконою Калужской Божией Матери, принесенной в Калугу, молебны пелись и ночью.

Не зная ничего точного о движении французов, калужане со страхом ждали нападения неприятеля в конце августа и первых числах сентября вместо Москвы на Калугу. Поэтому были расставлены нарочные — вестовые, которые должны были доносить известия о движении и приближении неприятеля. Пикеты сторожили его по селам и деревням. А в ту ночь, когда французов, по расчислениям, ожидали в Калугу, преосвященный выехал со свитой в с. Ромоданово и ночевал в доме владельца имения (Олонкина). Архиерей вернулся утром в город, когда сделалось известным, что французы прошли в Москву.

Калуга «лежала на пороге отчаяния» 40 дней, со 2 сентября до 12 октября.

Когда наша армия сосредоточилась под Тарутином, закрывши собою Калугу, калужане все же думали, что Наполеон может дойти до Калуги. Они отправили к Кутузову Муромцева просить у фельдмаршала наставления, что им делать и какие они могут оказать услуги и пожертвования. Кутузов ласково принял Муромцева и велел показать ему расположение армии, а 22 сентября отправил его с письмом к Калужскому Городскому Голове И. В. Торубаеву, в котором он пишет, что «надежда на верное поражение врага нашего нас не оставляла. Недостаток в продовольствии и совершенная гибель предстоят врагу неизбежно… Город Калуга есть и будет в совершенной безопасности», самая кампания, по мнению Кутузова, должна была прекратиться в непродолжительном времени.

Калужские граждане были успокоены и отправили гласных Елисеева и Лебедева благодарить Кутузова, препроводив с ними и корпию[28] для раненых. 30 сентября гласные вернулись с новым письмом Кутузова, где он, благодаря за корпию, пишет: «в настоящее время мы видим в изобилии к нам милость Божию: злодеи наши со всех сторон окружены, свободный выезд из стана партиями, от нас везде посланными, совершенно воспрещен, люди и лошади изнуряются голодом, и каждый день во всех местах убитыми и пленными теряют они до 500 человек, что подтвердить могут и граждане ваши, гг. Елисеев и Лебедев».

Как известно, в 20-х числах в Калугу прибыл бывший главнокомандующий Барклай де-Толли, как это явствует из известного его письма от 24 сентября Имп. Александру. Калуга приняла его недружелюбно. Поддавшиеся общему против Барклая раздражению, калужане выбили стекла в его карете и кричали на всю улицу «изменник»! Только с помощью полиции мог выехать бывший министр.

Тревожные предчувствия и беспокойство калужан за судьбу города были небезосновательны. Известно, что Наполеон 7 октября начал выступление из Москвы на Калугу. В день Малоярославецкого сражения 12 октября и следующие два дня 13 и 14 числа калужане снова провели на правом берегу Оки, куда они переправлялись по двум мостам. Проводя ночи настороже у разложенных костров, жители со страхом ожидали, что будет с Калугою. Тревога возросла, когда сделалось известным об отступлении Кутузова до Детчина. 15 и 16 октября Кутузов с главной квартирой ночевал в Полотняном заводе, совсем недалеко от Калуги. В это время Наполеон уже отступил на Смоленскую дорогу, и опасность для Калуги уже миновала, но калужане об этом еще не знали и снова отправили к князю нарочных узнать об ожидающей город участи. Кутузов дал такой ответ: «именем моим поручаю вам успокоить купеческое и мещанское сословия, которые, как я слышал, пустыми слухами приведены в волнение и опасность. Уверьте их, что я могу дать врагу сражение и никак не ретируюсь, и что цель моя не в том состоит, чтобы выгнать неприятеля из пределов наших, но чтобы… изрыть им в недрах России могилы… Исполняйте ваши обязанности и будьте покойны, вы есте и будете защищены». Успокоенные депутаты вернулись в Калугу, а Кутузов 17 октября перешел в с. Адамовское, 19 уже выступил из Кременска через Топорино, Кузовы, Исаково, Микулино, Мочальники и Красное к Вязьме. От 30 октября он написал еще одно письмо калужанам, в котором «вменяет себе приятным долгом уведомить, что враг обратился в бегство» и «достойно платит за слезы поселян и обругание храмов Божиих». В заключение он говорит: «возобновляю признательность мою за усердие ваше… и с обещанием сохранить оное на всегда в твердой памяти, не оставлю к сделанному уже мною донесению государю при удобном случае представить в полной мере подвиги ваши, силою коих имете вы право называться августейшего монарха верноподданными и достойными сынами отечества». Благодарные калужане хотели просить государя о дозволении поминать имя Кутузова на эктениях после Императорской фамилии, но князь отклонил это намерение. В настоящее время, по инициативе Ученой Архивной Комиссии, городская дума открыла подписку на сооружение памятника Кутузову и переименовала Облупскую улицу в Кутузовскую.

Во время вторжения Наполеона в Калужскую губернию истреблено было французов поселянами: в Боровском уезде убито 2.193 и взято в плен 1.300 человек; в Медынском уезде убито 894, взято в плен 593, в Мосальском уезде убито и утоплено 987 и взято в плен 450 человек; в Малоярославецком — точно неизвестно. Из калужских партизан истребил много французов Целибеев со своими людьми.

Часть пленных, взятых нашими войсками при отступлении неприятеля, велено было содержать в Калуге. Нынешний семинарский корпус, гимназия, присутственные места — все были наполнены замерзавшими и голодными, больными и ранеными иноплеменниками, просившими хлеба. Незавидно было положение и русских раненых, для которых не хватало ни соломы, ни одежды. Да и бедные калужане, ввиду нарушения правильного течения жизни, пошли было по миру. Поддержало последних правительственное распоряжение — отдать Калуге подряд на поставку платья для армии. Правительство оказало городу и другую поддержку. По его распоряжению, было роздано в губернии и городе на 280 тыс. руб. ржи и овса и безвозвратное денежное пособие 145 тыс. руб.; кроме того, выдавалось строевого леса по 30 бревен на семью. Роздано было духовенству и на обновление церквей 77 тыс. руб.

В память избавления Калуги от грозившей ей опасности ежегодно совершается по почину еп. Евлампия крестный ход с образом Калужской Божией Матери 12 октября в день Малоярославецкой битвы. В связи же с этим событием была попытка оставить икону навсегда в Калуге, но закончилась неудачей, благодаря противодействию г. Хитрово, родовой собственностью которого была икона.

В крестном ходу носится также хоругвь Калужского ополчения, которая, по возвращении ополченцев в 1815 г. была поставлена в соборе.


Калуга в XIX веке

Сыграв свою роль в деле снабжения армии всем необходимым, Калуга сходит со сцены в истории войны, но сама еще долго занимается ликвидацией ее последствий. В 1813 г., напр., вспыхивает сильная эпидемия тифа в городе, благодаря массе больных им воинов. С трудом после полугодовой напряженно-тревожной жизни, город входит в колею, с таким напряжением налаженную в XVIII в., и начинает восстанавливать нарушенные торгово-промышленные связи. В последующее время город хоть и медленно, но продолжает расти вширь и повышать количество своего населения. В 1804 году в Калуге было 3929 строений, из них 441 каменное; жителей было 19 148. В 1823 г. в ней было 25 333 человека; в 1857 г. 4167 деревянных и 607 каменных зданий; жителей было 32 703 человека. Следовательно, Калуга за полстолетия возросла только около 1 1/2 раза. В 1897 году в городе было 49 тыс. жителей. Таким образом, за сто лет возрастание было в 2 1/2 раза; в XIX в. рост Калуги шел намного слабее, нежели в XVIII веке.

Но если в приросте населения виден все‑таки прогресс, хотя и медленный, — в торгово-промышленном отношении замечается полная противоположность. XIX век в истории Калуги являет эволюцию постепенного упадка промышленности и медленного экономического умирания города. Началось это не сразу. Еще в первой четверти, до 30-х гг. XIX в., Калуга во многих отношениях не только могла сравниться с торговлею известнейших русских коммерческих городов, но в некоторых отношениях даже превосходила их. Многие из калужского купечества «имели обширные сведения о торговле и мануфактурах и бывали сведущи в самых политических переворотах». Некоторые содержали корреспондентов и поверенных в лучших торговых городах иностранных и русских. Внутренняя торговля калужан состояла в закупке произведений калужской почвы на местах и по ярмаркам и развозе по ним мелочных товаров. Лавок в Калуге было 654; в них распродавалось разных товаров на сумму до 530 тыс. руб. ежегодно. Товары эти получались из С. — Петербурга, Риги, Якутска, Охотска, Одессы и пр. и даже прямо из‑за границы. Богатейшие купцы и фабриканты производили торг с иностранцами и отпускали в С. — Петербург, Ригу и Одессу сала, конопляного масла, полотен, пеньки и других товаров на 12 млн. руб. Некоторые фабрики заготовляли канаты для черноморского флота. Довольно значительна была торговля рыбой, которую калужские купцы закупали в Астрахани, Царицыне, на Дону и привозили в Калугу на 226 тыс. руб. и отсюда продавали специально приезжавшим покупателям из Москвы, Витебской, Орловской и др. губерний. Торговля скотом велась на сумму 235 тыс. руб.; скот отправляли в Москву, С. — Петербург, Ригу, в Пруссию и даже в Силезию. Хлеба Калуга закупала на хлебных рынках до 2 млн. чт. и часть его сплавляла в Гжатск, Зубцов и др. места. Вообще торговля Калуги простиралась до 20 млн. руб.

Естественно, поэтому, что Калуга играла важную роль и в экономическо-финансовых расчетах правительства. В начале столетия, по распоряжению департамента водяных коммуникаций, производились исследования местности между р. Жиздрой и Болвою для прорытия канала с целью соединения волжской системы с днепровскою. Предположено было соединить каналом речку Птичную, впадающую в Болву, и ручей Грамотинь, впадающий в Жиздру. Длина канала составила бы не более 5 в. Предположение, однако, не осуществилось.

Резкий и заметный упадок Калуги начинается после 35 г. XIX в. Еще с 1834 г. было в Калуге 47 купцов I гильдии, 95 — II и 2154 — III с капиталами на 8.127 тыс. руб.; обороты Калуги оценивались в 75 млн. руб.; а в 1857 г. купцов было только 5 — I, 43 — II и 993 — III с капиталом в 2.176 тыс. руб.

В 1840 г. калужская дума объясняла это явление упадком курса, последовавшим по случаю бывших в начале столетия войн, и потерю чрез то кредита и самих капиталов, а также изменением в 1810 г. тарифа в поощрение русских мануфактур и понижением цен на хлеб; все торговавшие зерном понесли настолько большие убытки, что не могли уже потом поправить дела. Однако, несомненно к этим причинам замирания торговой деятельности города следует прибавить и другие — более общего характера. К ним принадлежат: образование новых крупных пунктов торговли и появление иных торговых путей в связи с общими переменами в ходе русской торговли и народного хозяйства, появившимися к половине столетия.

С проведением железной дороги торговля и промышленность Калуги еще более пала. Участок Сызр. — Вяз. железной дороги, соединяющий Калугу с Тулой и Вязьмой, открыт 15 декабря 1874 г. Всего пути по губернии дорога делает 165 верст. От станции «Калуга» была проведена ветвь к Оке протяжением 8 в., но она оставалась без работы и была разрушена временем, а потом разобрана.

Железная дорога вызвала в сердцах калужского торгового мира грандиозные надежды, свидетельствовавшие о большой наивности их и скудных познаниях. Калужане полагали, что дорога на Смоленск имеет ни более, ни менее, как «поколебать англо-индийскую торговлю»! Они возлагали широкие надежды и на местный каменный уголь, который, по словам уполномоченных, тем важнее, что «копи Великобритании истощаются и многие из них закрыты»… Калужане обещали железной дороге грузов до 11 млн. п. В действительности же, в начале 80-х гг. из губернии отправляли груза только около 3 млн. пудов и вместо обещанного ценного — наиболее дешевый — лес и дрова. Калуга же в 1885 г. отправила 1 млн. п., а ввезла 1.700 тыс. п. Каменного угля в 1886 г. было перевезено из Тульских копий только 1.236 тыс. пуд.

Но зато железная дорога вместе с обмелением реки подорвала в корень водяное движение грузов по Оке. В первой половине века, когда Ока была под Калугой шириной 100–150 с., в город приходило такое множество барок, что они занимали оба берега на 3 в. За 20 лет, с 1838 по 1857 г. в Калугу пришло 8.432 судна и отправлено 9,743, по 421 и 487 ежегодно в среднем. Ценность отправленных с пристани товаров за 10 лет (1848–1857) была в 3 1/2 млн. руб., а прибывших в 15 1/2 млн. руб. Еще в 1873 г. пришло и разгрузилось в Калуге 203 судна с грузом в 2.544.834 п. (дров 20.625 п.) на сумму 988.253 руб. и лесу в плотах 41.099 бревен на 13.234 руб., а всего на 1.001.487 руб.; грузилось и отправлено 194 судна в 2.081.030 п. (дров 1.737.300 п.) на 251.970 руб. и лесу 39.397 бревен на сумму 17.066 руб.; всего на 269.036 руб. В 1882 г. на Калужскую пристань пришло и разгрузилось 70 судов с 646.193 пуд. груза (дров 81 тыс. п.) на сумму 297.227 руб. и лесу 28.168 бревен на 4.400 руб.; всего на 301.627 руб. Грузилось и отправлено только 13 судов в 108.250 пуд. ценностью на 26.908 руб. Почти такое же количество груза, несмотря на открытие пароходного движения, остается и в 1899 г.: прибыло товаров на 316 тыс. руб., а отправлено на 31 тыс. руб. Эти цифры наглядно рисуют картину запустения навигационного движения грузов в Калугу, а вместе с тем и пустынности самой Оки в Калуге. Аналогичную картину постепенного падения промышленности в Калуге рисуют нам цифровые данные за последнюю 1/4 века. В 1883 г. в Калуге было фабрик и заводов 103 при 1478 рабочих с производством на 690.075 руб. Особенно было развито кожевенное дело, которым было занято 15 заводов; из них на 9 при 75 рабочих производилось на 240 тыс. руб. Имена Грибановых, Коробкова, Посникова, Слобоженинова, Перекалина, Кадминой и Ларина тесно были связаны с процветанием этого дела. Не менее видным было рогожное производство, коим было занято тогда 7 фабрик; на трех из них было 585 рабочих с производством на 56 тыс. руб. Фалеев, Машошин, Вереитинова вкладывали свои капиталы в это дело. Золотарев и Борисов занимались щетинным делом, и два их завода (из 3 всего) при 90 рабочих производили на 60 тыс. руб. Чугунолитейным делом занимались два завода при 93 рабочих на 35 тыс. руб. Было еще 5 меховых, 6 маслобойных, 22 веревочных и много других заведений. В 1892 г. фабрик и заводов было почти вдвое меньше, чем в 1883 г. Их было только 62 с производством на 1/2 млн. руб. при 1337 рабочих. Уменьшение числа заведений и рабочих — первых на 1/3 и последних на 1/10 — можно бы еще с натяжкой рассматривать как намек на концентрацию местного производства; в действительности, шло его падение. Кожевенные заводы, которых теперь стало только 7, производят всего на 50 тыс. руб.; щетинный завод остался только один с производством на 39 тыс. руб.; маслобойных два, чугунолитейный с производством в 4 тыс. руб. Растет только рогожное дело — теперь уже 8 фабрик, производящих на 65 тыс. руб. Открывается новое дело — мыловаренное — 1 завод с производством на 24 1/2 тыс. руб. Зато много производств совершенно исчезает: войлочное, сально-свечное, солодовое, шерстобитное и др. Львиная доля суммы производства — 188 тыс. руб. — падает на 3 восковосвечных завода. В 1896 г. уже только 55 фабрик и заводов с 2060 рабочими и производством в 523 тыс. руб. Процесс почти тот же. Маслобойное дело погибает совсем; рогожное продолжает расти: на 8 фабриках 1529 рабочих с производством в 136 тыс. руб. Остальные предприятия дают небольшие колебания. Данные 1910 г. совершенно ясно показывают, куда шел процесс, наметившийся в городской промышленности: фабрик и заводов в этом году только 29 при 665 рабочих с суммою производства в 300 тыс. руб. Кожевенных заводов уже только 4 с 56 рабочими и производством в 64 тыс. руб. Веревочных заведений, которых в 1896 г. было 14 с производством в 15 тыс. руб. при 192 рабочих, теперь только 6 при 43 рабочих с производством на 7 тыс. руб., рогожных уцелело только 2 при 302 рабочих с производством на 37 тыс. руб. Восковой завод один — 43 рабочих, сумма выработки 51 тыс. руб. Щетинное дело прекратилось совсем. Прибавился только один чугунолитейный завод, и производство снова поднялось до 35 тыс. руб. Таким образом, можно сказать, что промышленность почти исчезла из Калуги. Объясняется это тем, что произведения местной обрабатывающей промышленности не в состоянии больше выдерживать конкуренции с произведениями более совершенной обработки тех же продуктов. Подведем итоги: обрабатывающая промышленность почти не существует теперь в Калуге; торговля хлебом и лесом перешла в другие пункты, удобнее расположенные для сбыта; транзит товаров и прогон скота из восточных и южных губерний прекратился. В результате город затих, сделался безденежным и обеднел.

Предметами вывоза в конце века служили лишь рогожи, щетина и кожа, да и то в ограниченном количестве. Главным занятием жителей Калуги теперь является розничная и мелочная торговля, а также ремесла и отчасти огородничество.

Не улучшилось экономическое положение города и от проведения Московско-Брянской железной дороги, открытой в 1899. г. Эта дорога обошла город в 17 в. и сообщается с ним ветвью. Думается, этим обходом Калуге нанесен жестокий удар, и вряд ли город скоро приобретет какое‑либо торгово-промышленное значение.

Не менее жалостная картина вырисовывается и на фоне общественной жизни. Публичная жизнь в Калуге вообще никогда не била ключом. В XIX в. она и совсем ослабла и замерла. Можно отметить только два-три момента за XIX в. некоторого оживления. Первый из них совпадает с пребыванием в Калуге губернатора Н. М. Смирнова (1845–1851 гг.), супругой которого была известная А. О. Россет. Просвещенная губернаторша пытается оживить провинциальную тишину и внести в затхлую обыденную атмосферу свежие струи общечеловеческих интересов. Калуга видит у себя в это время Гоголя, И. С. Аксакова, С. Т. Аксакова и др.; появляется даже свой доморощенный поэт, некий Козьма Тимошурин (стихи 1848 г.). Гоголь посетил Калугу в 1849 г.[29] Жил гениальный писатель в Загородном саду, рядом с губернаторской дачей, в скромном, разрушающемся ныне флигеле. Город Гоголю очень понравился: из Ромоданова, из‑за реки, своим видом он напомнил ему Константинополь. И. С. Аксаков попал в Калугу в 1845 г. в качестве товарища председателя Уголовной Палаты и пробыл в ней 2 года. Здесь он написал «Присутственный день Уголовной Палаты»[30].

Другим, более действенным моментом оживления общественной жизни, были достопамятные шестидесятые годы, когда губернатором был видный деятель эмансипации В. А. Арцимович (сент. 1858-10.XII.1862 г.; назн. 27.VII.1858 г.). В Калуге в это время жили декабристы: Г. С. Батеньков[31], П. Н. Свистунов[32] и кн. Е. П. Оболенский[33]; был и петрашевец Н. С. Кашкин[34]; из других известных лиц находились здесь тогда Н. С. Серно-Соловьевич и будущий этнограф путешественник Г. Потанин; сама по себе бурная и интересная эпоха освободительных реформ пробудила спячку калужского общества и повысила темп местной жизни. Он возрос при опытном водительстве Арцимовича. При нем было положено начало серьезного общественно-исторического изучения губернии. «Калужские губернские ведомости» при нем имели неузнаваемый вид. По словам А. А. Корнилова, это была «не только весьма содержательная и интересная газета, но и честный боевой орган вполне определенного прогрессивного направления». Кроме весьма интересных статистических и исторических статей, жизнеописаний выдающихся граждан Калуги былых времен, в «Ведомостях» печатались очень хорошие статьи и на злободневные темы, почему в газете вполне отражалось движение местной жизни того времени. Местные деятели, врачи, учителя, духовные лица, чиновники, техники — все спешили поделиться путем газеты своими мыслями, наблюдениями, и она сделалась органом для бодрой умственной работы, закипевшей тогда в губернии… Проснулся от своего многогодового летаргического сна «Статистический комитет» и издал прекрасные, богатые материалом «Памятные книжки» за 1861 и 1862–1863 гг. Сельскохозяйственное общество стало издавать с 1859 г. журнал «Практический сельский хозяин» по 6 кн. в год. Словом, «кто помнит Калугу до и после управления В. А. губерниею, тот может засвидетельствовать, до чего скучен и пуст был наш губернский город в эти два окольные периоды и каким оживлением, — вернее сказать, одушевлением отметилось это промежуточное, светлое и короткое время», — говорит современник эпохи П. Н. Обнинский. «Сонный город проснулся, оживился; он стал думать, говорить, действовать, спорить и совещаться в той области человеческого общения, которая живет высшими и чужими интересами, общественными идеалами и нуждами, в которой работают умы и бьются сердца в приподнятом настроении, в которой нет ничего пошлого, злободневного, своекорыстного и узкого, в которой растет и очищается душа человеческая. Сколько новых интеллигентных сил появилось в городе на поприще государственной и общественной службы, как содержательна и интересна сделалась „неофициальная часть губернских ведомостей“, какие жизненные темы завладели беседами в свободный вечерний час! Все ожило и работало вокруг, и воскрешенный обыватель уже не мог оставаться изолированным в этом бодрящем, заразительном и обновляющем движении. Какой‑то облагораживающий отпечаток лег на всех и на всем»

После ухода Арцимовича биение пульса общественных интересов снова ослабло, и мало-помалу вернулась прежняя летаргия. Калуга ненадолго пробудилась в 90-х гг. века, когда губернатором был кн. Голицын. Оживление последнего десятилетия XIX в. докатилось и до Калуги. В 1896 г. стала выходить частная умеренно-прогрессивная газета «Калужский Вестник», но несмотря на поддержку губернатора, в 1897 г. должна была прекратить свое существование.

Таким образом, обычным фоном, на котором протекает общественная жизнь в Калуге, как в XVIII, так и в XIX в. была мертвая тишина и будничные обывательские интересы. Естественно, что «тишь и гладь» калужской жизни делали из города удобный ссылочный пункт. И, действительно, с конца XVIII в. и по конец XIX в. Калуга перевидала у себя немало людей разных общественных положений и различных профессий. Еще в 1768 г. в Калугу Екатерина II сослала еп. Краковского Солтыка с товарищами, которые пробыли здесь до 1772 г. На смену им в 1786 г. был прислан на житье последний хан крымский Шагин-Гирей, жившим с 1784 г. в Воронеже. Он получал на содержание от казны до 200 тыс. руб. и жил для губернского города великолепно в выстроенном для него близ нынешнего загородного сада большом деревянном доме. Шагин-Гирей был отпущен из Калуги в Молдавию, откуда, по повелению турецкого султана, увезен был на о. Родос и там удавлен.

31 мая 1823 г. был привезен на жительство в Калугу султан Малой киргизской[35] орды Арунгиз Абулгазиев (Аригази-Абдул-Азис). С ним были: султан Ильджан, старшина Бей-Юсуф, переводчик Рахметулла-Муртазин и татарин Рахметуллин. На содержание Арунгиза со свитой отпускалось ежемесячно из казначейства по 1.500 руб. асс., да Рахметуллину по 100 руб. асс. Сверх того, единовременно на первое заведение ему была выдана значительная сумма. Султан прожил в Калуге 10 лет. Он часто бывал в театре, ездил на охоту, катался зимой по городу. В 1824 г. Муртазин, по просьбе своей жены, оставил Калугу и отправился в Оренбург, а в 1829 году уехал на родину Юсуф. В мае 1829 г. Арунгиз женился на 16-летней дочери московского купца Мангушева, на что ему выдано от казны 2 тыс. руб. У него было еще три жены в орде. Под 24 августа 1833 г. Арунгиз умер от простудной горячки, сначала простудившись в июле, а потом в августе выпивши две полоскательных чашки и графин квасу прямо из погреба. Похоронен султан за старообрядческим кладбищем. Вдова его уехала в Москву, Ильджан — в орду, а Рахметуллин в Оренбург.

С 11 октября 1834 г. по 6 мая 1835 г. в Калуге жила грузинская царевна Фекла Ираклиевна с детьми, дочь последнего грузинского царя. Квартира ее помещалась в д. купца Теренина на Теренинской площади, том самом, который теперь под пожарным обозом 3-й части. Царевне было разрешено вернуться в Тифлис; но двое сыновей ее оставались еще года три-четыре.

10 октября 1859 г. в Калугу приехал на жительство имам Шамиль вместе с сыном Кази Магометом; в следующем году прибыла его семья. Шамиль с месяц жил сначала в гостинице «Кулона», до отделки дома, а потом в купленном для него доме Сухотина, где ныне городское училище, против Одигитриевской церкви. 25 ноября 1868 г. Шамиль оставил Калугу и переселился в Киев, а 4 февраля 1871 г. он умер в Мекке.

Из других невольных калужских гостей отметим писателей. В 70-х годах здесь жил известный публицист Н. В. Шелгунов.

В начале XX столетия (1899–1902) в Калуге проживали: критик-философ А. В. Луначарский, публицист В. А. Базаров (пс.), экономист И. В. Степанов (пс.), И. И. Горбунов-Посадов и др. В середине 90-х гг. в Калуге работал статистик, ныне известный публицист А. В. Пешехонов (1896–1898).

В XIX в. Калуга не раз была осчастливлена посещением высоких особ. В сентябре 1816 г. по случаю маневров войск здесь был император Александр I, который приезжал вторично в следующем 1817 г. (с 25 по 27 сентября); в 1834 г. Калугу посетил император Николай Павлович; будучи наследником, был здесь император Александр II. В начале XX в., во время русско-японской войны Калуга имела счастье принимать у себя ныне благополучно царствующего Государя Николая II.


Калуга в настоящее время

Калуга лежит под 54°30′ с. ш. и 6° в. д. на высоком левом берегу Оки при впадении в нее р. Яченки, подымаясь над Окой до 11 с. Площадь города более 7 кв. в. и по плану представляет равнобедренный треугольник с вершиной близ вокзала и основанием по Оке. Площадь с запада ограничена устьем Яченки, а с востока р. Киевкой. Берег Яченки высок — от 14 до 20 с.; берега Киевки низки и отлоги. Большая и главная часть города занимает местность довольно ровную, но пересеченную двумя оврагами: Березуйским и Жировским, которые частично засыпаны. Южная часть города лежит по косогору и по низменной части берега Оки. Правый же берег Оки еще выше левого, крут и изрезан лощинами. Против города на правом берегу Оки лежат села Ромоданово и Покровское, а по Перемышльскому шоссе, за плашкоутным мостом («живым») дер. Гамаюнка. Окрестности города совершенно открыты, за исключением пространства за Ячейкой, где за лугом растет великолепный сосновый бор; небольшая рощица лежит и около Лаврентиева монастыря[36].

В Калуге насчитывается до 55 тыс. чел. жителей[37][38]. Улиц в ней 125, протяжение мощеных 33 в. 195 с.; площадей — 6, городских садов — 2, бульваров, обсаженных деревьями — 4. Жилых строений в городе — 6515, каменных — 800, смешанных — 358, деревянных — 5357. Церквей православных и единоверческих — 40, в том числе 8 домовых и 2 монастыря; один костел, одна лютеранская церковь, иудейская синагога и 2 старообрядческих церкви (домовые).

Фабрик и заводов — 29, на которых 665 рабочих, с производством на 300 тыс. руб. Из них по обработке льна и пеньки — 6 с 43 рабочими и суммой производства на 6.700 руб.; механическая обработка дерева велась двумя заведениями с 16 рабочими, на 30.100 руб.; обработка металлов и производство машин ведется 3 заведениями с 65 рабочими на 43.100 руб.; обработкой минеральных веществ заняты 6 заведений с 80 рабочими на 162.300 руб.; обработка животных продуктов была на 8 заведениях со 125 рабочими на 89.800 руб.; пивоваренных заводов было 2 с 36 рабочими на 30.200 руб.

Ярмарок бывает две: 1) Мироносицкая — в течение недели и 2) Крестовская с 8 по 15 сентября; привоз на ярмарки 30 тыс. руб., продажа — 24 тыс. руб.

В городе 4 банка: Отделение Государственного, городской, соединенный и земельный; 1 общество взаимного кредита; 6 ссудосберегательных касс, 3 ломбарда, из коих два частных. Городские доходы за 3 года 1.396.387 руб., по 465 1/2 тыс. руб. в среднем на год; в 1909 г. 483.224 тыс. руб.; расходы за то же время 1.505.014 руб., по 501.671 руб. на год в среднем; в 1909 г. 504.144 руб. Долгов к 1 янв. 1910 г. было 714.383 руб. Городских гласных — 40, обывателей с правом голоса — 555.

Учебные заведения в Калуге: Отделение Московского Археологического Института; мужская гимназия с 346 учащимися, два реальных училища, из них одно частное, с 535 + 216 учащимися, духовная семинария с 439 учащимися, 3 женских гимназии, из них две частные, с 682 + 298 + 267 ученицами (1247), епархиальное училище с 562 ученицами, женская учительская семинария с 69 ученицами, учительские курсы, фельдшерская школа, техническое училище и духовное училище, 2 городских училища и женское профессиональное училище. Учащих в средних учебных заведениях (1910 г.) 130 мужчин и 31 женщина. Низших школ (1910 г.) 15 мужских и 8 женских, 2 смешанных, учащих в них 59 м. п. и 25 ж. п.; учащихся 2000 мальчиков, 800 девочек. Город содержит 7 мужских и 4 женских с 31 учащим лицом и 770 м. п. и 485 ж. п. учащихся; библиотек 5, из коих одна духовно-нравственная, 2 городских и 2 частных; из последних в одной периодических изданий не выписывается, одна бесплатная городская библиотека.

Учено-литературные общества: 1) архивная комиссия, 2) церковно-археологическое об-во, 3) об-во изучения природы местного края, 4) литературно-художественный кружок, 5) об-во врачей, 6) об-во сельского хозяйства, 7) отдел И. Р. об-ва садоводства и 8) теософическое об-во.

Периодических изданий выходит 3: 1) «Калужские Губернские Ведомости» — 2 раза в неделю; 2) «Калужский Курьер» — 3 раза в неделю; 3) «Калужский Церковнообщественный Вестник» — 3 раза в месяц. Непериодических изданий 2: 1) «Известия Калужской Ученой Архивной Комиссии» — вышел с 1891 г. XXI выпуск, приблизительно по выпуску в год; 2) «Калужская Старина», издаваемая Церковно-Археологическим обществом, вышло с 1901 г. 6 томов.

Типографий — 6 и 2 литографии, театр, народный дом, телефон с 240 абонентами, 2 потребительных об-ва.

Благотворительные учреждения: 1 дом трудолюбия, 2 ночлежных дома, 1 городской приют для детей, 1 детский приют общественно-сословных организаций с 40 детьми, 4 благотворительных приюта со 159 призреваемыми детьми, 2 городских богадельни со 131 призреваемым, 3 приюта сословных со 130 призреваемыми и 2 частных благотворителей с 21 призреваемым.

В городе имеется скотобойня, водопровод, 2 пожарных команды, с 1912 г. предположено устройство электрического освещения. Калуга славится производством «Калужского теста».

заслуживают обозрения: 1) Московские триумфальные ворота (1775 г.); 2) Космодамианская церковь — архитектура (1794 г.); 3) Гостинный двор (конец XVIII в.); 4) дома: Чистоклетова (empire — купеческий), Кологривова (план Казакова)[39] и Государств. банка (empire); 5) Собор; 6) Городской сад; 7) Каменный мост; 8) Музей (середины XVII в.)[40]; 9) Дом, где жил Шамиль (городское училище близ Одигитриевской церкви); 10) церковь Георгия за верхом — (архитектура 1700 г.) и 11) домик Гоголя[41]20.


Литература:

1. Попроцкий М. Калужская губерния. Матер. для геогр. и статистики России. 2 тт. — Спб., 1864.

2. Щепетов-Самгин П. Калужская губерния в историческом отношении. — Памятн. кн. Калужской губернии на 1861 г.

3. Его же. Исторические сведения о г. Калуге. — Памятн. кн. Калужской губ. на 1862–1863 гг. (одна). — Калуга, 1863.

4. Иер. Леонид. История церкви в пределах Калужской епархии. — Калуга, 1876.

5. Топографическое описание Калужского наместничества. — Спб., 1785.

6. Зуев В. Путешественные записки 1781 и 1782 гг. — Спб., 1786.

7. Материалы для статистики России, т. I и II. — Спб., 1839.

8. Прошлое и настоящее Калужской губ. — Калуга, 1888.

9. Тихомиров И. Ф. Раскол в пределах Калужской епархии. — Калуга.

10. Чаплин С. Опыт статистического обозрения Калужской губ. — М., 1838.

11. Четыркин И. Д. Начальные археологические исследования по нижнему течению Калужки. — Изв. Уч. Ар. Ком., № 2.

12. Его же. Отчет о раскопках вблизи «Калужского городища», ib. № 3 и 4.

13. Его же. Городища, на которых, по преданию, находилась Калуга, ib № 5.

14. Его же. Историко-топографические данные о Калуге, относящиеся к XVII в. ib. № 5.

15. Симсон П. Калужский уезд в XVII в. ib. № 3.

16. Бэр (Буссов). Летопись московская. «Сказания современ. о Дмитрии самозванце». — Спб., 1831.

17. Ст. Кашкарова. Военные записки. — Калуга, 1897. Калуга в 1611–1612 гг. (неточно).

18. Трейтер П. А. О состоянии Калуги в первое время царствования Мих. Фед. «Изв. Уч. Арх. Ком.» за 1902 г.

19. Его же. О церквах Калужских, по данным писцовой книги 134 г. ib. за 1900 г.

20. Костомаров. Смутное время.

21. Его же. Очерк торговли Московского государства в XVII в.

22. Платонов. Очерки по истории смуты.

23. Записки Павла Алеппского о путешествии патр. Макария. Р. Об. 1897 г.

24. Дело о приезде патр. Макария в «Чт. Об-во Ист. и Др.».

25. Холмогоров. Крепостные сооружения Лихвина, Калуги… во второй пол. XVII в. «Кал. Ст.», т. I, к. III.

26. Сб. Р. И. Истор. Об-ва. т. 107.

27. Кашкаров. Кречетников M.Н. «Изв. Арх. Комиссии». Вып. V.

28. «Калужские вечера», ч. I и II. — М., 1825.

29. Булычев. Архивные сведения об Отеч. войне в 1812 г. по Калужской губернии. — Калуга, 1910.

30. Ассонов В. 1812 г. в Калужской губ. — Калуга, 1912.

31. Его же. Письма Кутузова к Ив. — меньшому Торубаеву. ib. 1912.

32. «В. А. Арцимович». Сб. — Спб, 1904.

33. Мирославский И. Я. Ряж. — Вяз. жел. дорога. — Пам. кн. 1885 г.

34. Шангин В. В. Кр. очерк торговли и промышленности в Калужской губ. — Калуга, 1897.

35. Памятные книжки 1896, 1898, 1906, 1910–1912 гг.

36. Некоторые факты заимствованы из Богословского: «Областная реформа П. В.» и Кизеветтера «Посадская община в XVIII в.», другие факты взяты нами из документов или наших работ, которые еще не опубликованы.

37. Минаев. К вопросу о внешкольном образовании. — Жизнь, 1899, XI.

Глава III Калуга — город

Ямская улица. — Алексеевская церковь. — Крестовский монастырь. — Московские ворота. — Космодамианская церковь. — Гимназия. — Благовещенская церковь. — Никитская улица. — Архангельская и Никитская церкви. — Гостиный двор. — Воробьевская церковь. — Казанская церковь. — Пристань.

Приближаясь к Калуге из Москвы по М. — К. — В. жел. дор., уже со ст. Калуга-товарная можно видеть городские строения. Но Калуга с этой стороны лежит на ровной местности, почему и не производит никакого впечатления. Картина совершенно меняется, когда поезд идет с товарной станции к пассажирскому вокзалу по возвышенной насыпи, пересекая три улицы[42]. Тогда виднеется значительная часть Калуги, раскинувшейся на далекое пространство, пестрым узором посредине которого там и здесь мелькают высокие шпили красивых колоколен церквей. Но не успел еще зритель достаточно всмотреться в живописную картину, как уже мелькают вокзальные здания, и поезд останавливается у обширного двухэтажного вокзала. Это новый Калужский вокзал, построенный в начале XX в., с проведением М. — К. — В. жел. дороги, когда он должен был обслуживать обе дороги — и М. — К. — В. и Сызр. — Вяз. Прежний же, небольшой вокзал, лежит за путями, против нового вокзала, и теперь в нем помещается несколько отделений железнодорожного училища. Новый вокзал представляет собою большое, обширное, каменное на высоком фундаменте здание, со стороны подъезда скомпонованное в трех корпусах, расположенных в известной симметрии. Построен он в смешанном стиле, столь характерном для modern'a, и бросается в глаза некоторой вычурностью. Вокзал очень поместителен и вполне обслуживает надобности пассажиров обеих дорог.

От вокзала начинается широкая Ямская улица[43], которая ведет в город и по прямому направлению, своими продолжениями, прорезывает вдоль весь город, доходя до моста через Оку. Называется улица Ямской потому, что в XVIII веке неподалеку от нее была Ямская слобода, где жили ямщики. По левой стороне улицы, начиная от вокзала, тянутся железнодорожные постройки, из коих обращает на себя внимание большое каменное железнодорожное училище[44] и находящийся рядом с ним, обнесенный высоким забором, железнодорожный приют для детей[45]. В железнодорожном училище 5 отделений, в которых занимаются 12 учителей, 2 законоучителя и 3 практикантки; учащихся в главном здании около 300 человек и 192 в старом вокзале; всего около 500 человек. В приюте призревается 25 детей, которые учатся в училище против приюта; на правой стороне улицы высится громадное красное трехэтажное здание казенного винного склада[46]. В нем работают 50 служащих лиц и 180 рабочих. Склад обслуживает большой район, охватывая, впрочем, не всю губернию, но в то же время отправляя часть вина и в соседние губернии. Производство склада в 1910 г. было 560 тыс. ведер.

От склада начинаются поселения городских жителей, маленькие особнячки[47], сельского типа, в которых чаще всего живут железнодорожные рабочие. Дальнейший путь по улице пересекает железнодорожная насыпь ветви М. — К. — В. ж. дороги, по которой шел путь в Калугу. В данном месте построен висячий железнодорожный мост, опирающийся на четыре каменных столба-устоя. Мост сооружен тремя пролетами; езда экипажами идет под центральным пролетом, а под боковыми — проход прохожих. В нескольких шагах от моста улицу перерезывает ветка железной дороги, проведенная от товарной станции на берег Оки к лесопильным заводам. Движение по ней довольно редкое, не чаще одного раза в сутки, а иногда и раз в несколько дней.

На первом пересечении улицы поперечным переулком виднеется с правой стороны церковь св. Алексея митрополита[48], а за нею стена ограды Крестовского монастыря. Сведения о церкви Алексея митрополита восходят к началу XVII в. Тогда она была не здесь. По описи 1626 г., она стояла в крепости, именно, значится: «храм древян, клетцки (построен клетью), в городе». В описи 1685 г. она уже показана с приделом м. Филиппа. В один из пожаров, вероятно, она сгорела, и новая, по клировым ведомостям, значится построенной в 1730 г. (по др. данным в 1733 г.). Каменная церковь, построенная на месте деревянной, закончена в 1740 г. Когда же Калугу стали планировать по «Высочайше апробованному плану», церковь в 1785 г. была на прежнем месте разобрана и перенесена на настоящее место, в бывшую тогда Ямскую слободу, на счет купца А. М. Масленникова. По внешнему своему виду церковь выделяется из среды других церквей простотой архитектуры и высоким шатровым покрытием, которое увенчано одной главой. Колокольня в «италианском стиле».

В храме : 1) главный, во имя всех святых, 2) придел Алексеевский и 3) Кирика и Иулиты.

В храме икона Кирика и Иулиты XVII в., чтится прихожанами. Об иконе Казанской Божией Матери существует предание, что одна болящая во время постройки церкви имела видение, будто она обрела эту икону в щепках на трапезе и получила исцеление.

На месте нынешнего Крестовского монастыря[49] в древности стояла сперва деревянная, потом каменная часовня, именуемая «часовнею на Боровской дороге». Рассказывают, что после большого Калужского пожара (1622 г.), истребившего город, в числе спасенных святынь был большой чтимый крест. При распределении святынь по церквам после пожара горожане решили поставить крест за городом на большой Московской дороге в часовне для ограждения этого лесистого места от частых тогда разбоев. Таким образом, этот крест ведет свое существование с XVI в. Построенная часовня стояла почти 200 лет.

Поводом для построения церкви была такая история. Отставной полковник П. С. Чебышев, приехав в Калугу для лечения своего тяжкого недуга, увидел 15 августа 1827 г. во сне, что он совершенно выздоровел после поклонения Животворящему Кресту в какой‑то неизвестной ему часовне. Выехав днем на прогулку, он нечаянно заехал к Крестовской часовне и узнал в ней именно ту, какую видел во сне. В часовне он получил от Креста исцеление и в благодарность решил построить на месте часовни храм во имя Воздвижения. Но через два года он умер, и его намерение выполнила уже его супруга в 1830 г.

Находясь за городской чертой, церковь одно время была кладбищенской. Преосв. Николай учредил при церкви богадельню или приют для священноцерковнослужителей. Он же устроил и каменную довольно обширную ограду с готическими по углам башенками, выстроил деревянный на каменном фундаменте флигель для призреваемой братии и пожертвовал билет в 2.117 руб. сер. Еп. Григорий в 1854 г. построил каменный двухэтажный дом. В 90-х гг. XIX в. церковь обращена в монастырь, который находится под управлением эконома архиерейского дома; монахов 12–15.

Крестовская церковь по внешнему виду и по внутреннему расположению имеет форму равностороннего креста. Снаружи ветви креста оканчиваются портиками, с круглыми колоннами, поддерживающими фронтон. С западной стороны церкви двухъярусная столпообразная колокольня, при которой пристроены две каменные палатки.

помещается в южной стороне храма. Он под особым балдахином, осмиконечный, с резным изображением Христа, в рост человеческий из цельного куска дерева; оконечность правой ноги повреждена богомольцами, которые отгрызали части для пользования от зубной боли. На Спасителе сребропозолоченный венец, с сиянием, убранным стразами в серебряной оправе (1861 г.) и жемчугом (256 зерен); полотно венца около лика осыпано в два ряда красными и белыми аквамаринами; вместо короны большой аметист, оправленный золотом; ажур в виде травы; в венце 3 1/2 ф. На груди Спасителя цата с голубым яхонтом с надписью: «Іисусе, сыне Божий, помилуй мя».

При входе в храм, на стене, в арке, отделяющей притвор от настоящей церкви, находится медная позолоченная доска с надписью, излагающей историю построения храма. На противоположной стене арки, с правой стороны, находится такой же величины изображение креста и 4 предстоящих, на медной вызолоченной доске, внизу коей накладная медная дощечка с надписью, повествующей об исцелениях от Креста.

заслуживает внимания «» старинного письма, складная (15 х 10 1/2 вер.) в серебровызолоченной ризе чеканной работы 1795 г., находится за правым клиросом. В храме придел в честь ; в нем замечательна , в хорошей ризе с камнями (10 1/2 ф.). На памятниках Золотаревых, на кладбище, начертаны любопытные стихи.

Ямская улица заканчивается величественными триумфальными Московскими воротами[50]. Своим общим видом они напоминают известную арку Тита, отличаясь большей легкостью компоновки. Ворота представляют арку между толстыми пилонами, с обоих боков которых стоит по паре высоких дорических колонн. Верх накрыт грузным антаблементом. С обеих сторон над проездом висит по с теплящейся лампадой — . Эти иконы снимались во время невзгод и были приносимы в церковь. Они украшены серебряными венцами, и граждане ежедневно жертвуют масло. Со стороны Ямской улицы въезд в ворота устроен с каменными разводами, а по краям, сбоку ворот, устроены две жилых постройки, в одной из коих помещается водопроводная будка. За этими пристройками, со стороны Московской улицы, стоит по одному обелиску. На этой же стороне поместилась часовня, которая сильно нарушает целостность вида ворот. Эти триумфальные ворота сооружены в 1775 г., иждивением Калужского купечества, по случаю приезда императрицы Екатерины II. Здесь 15 декабря упомянутого года императрица была торжественно встречена властями, духовенством и всеми гражданами города. Часовня же сооружена на городские средства в память 25-летия царствования императора Александра II.

Рис. Московскія ворота.

Рядом с Московскими воротами невольно бросается в глаза новое стильное здание empire, вход в главный корпус которого устроен с большим портиком на 6 колоннах; меньших размеров портики при входах в боковые, малые корпуса. Это народный дом[51], сооруженный в течение одного 1911 г. на добровольные пожертвования по инициативе кн. А. Е. Горчаковой. За домом, до 1911 г., на площади были кузницы, которые теперь перенесены за город, а на площади на Пасхе помещаются цирк и балаганы и проч., относящееся до народных развлечений, известное в Калуге под общим именем «Юрилки»[52]. Ранее всего это располагалось на Театральной (сенной) площади.

Московскими воротами начинается Московская улица[53], тротуары которой залиты асфальтом. В XVIII в. эта улица тянулась через весь город, до р. Оки, имея, однако, несколько иное направление, чем существующее теперь. Здания здесь уже более городского типа, чем на Ямской; но все же преобладают особняки, характерные для провинциальных городов средней России. В этом отношении взор любителя архитектуры начала XIX в. остановится не без интереса на некоторых деревянных домах, фасад которых украшен ампирной колоннадой и большими окнами[54]. Улица в 1911–1912 году «украсилась» двумя зданиями модернизованного стиля: одно из них воздвигнуто около Московских ворот, и принадлежит г. Домогацкому, другое в конце улицы — купцу Ракову.

На втором пересечении Московской улицы[55], с левой стороны, виднеется вдали высокая церковь св. Космы и Дамиана. Прежде храм был не здесь. В описях 1626 и 1685 г. он значится под именем церкви Николая чудотворца «что за лавками», «древян, шатром, в старом остроге», с приделом во имя Космы и Дамиана. В XVIII в. она находилась близ теперешней Богоявленской церкви[56]. В 1754 г. деревянный храм пострадал от пожара, и в 1755 г. там же был построен каменный Никольский. В 1794 г. на основании Высочайше утвержденного нового плана для г. Калуги Никольский храм был разобран и перенесен на настоящее место. Построение здесь церкви стоило большой в XVIII в. суммы 70 тыс. руб. сер.

Внешняя архитектура храма резко выделяется среди других церквей своей выдержанностью, пропорциональностью и изяществом. Настоящий храм высок и построен четырьмя связанными между собою полукружиями, увенчанными каждое главой. Пятая глава — посредине. Главы двухчастные. Боковые входы в «настоящую» устроены небольшими, но высокими порталами, с двумя парами высоких, тонких колонн в каждом. Над порталами такие же, более тонкие колонки, поддерживающие мысообразные фронтончики. храма четырехъярусная, очень высокая, тонкая, стройная, постепенно суживающаяся и производит приятное впечатление симметричностью своих частей и изяществом. Колокольня стояла сначала отдельно от храма, но в недавнее время соединена с ним папертью.

В церкви : 1) главный, во имя Спаса Нерукотворенного образа, 2) Космодемьянский в трапезе и 3) Никольский — тоже.

Из икон храма заслуживают внимания: 1) , местночтимая икона, древняя, но год написания неизвестен; на ней старинная серебровызолоченная риза с жемчугом и драгоценными камнями; 2) , привезенный из Почаевской лавры, в серебровызолоченной ризе с драгоценными камнями; икона находится вверху арки, откуда ее спускают на шнурах для молебствий под воскресенье после всенощной. 3) Чтится местными жителями и : до конца XIX в. было у них обыкновение служить молебен этим святым перед началом обучения детей.

Евангелия, одно из которых напечатано на синей бумаге (1755 г.), и другие богослужебные книги, а равно и утварь относятся к XVIII и XIX вв. Только один требник 1658 г.

Недалеко от огромного магазина Ракова[57], не доходя до него, находится библиотека г-жи Савельевой[58], открытая в 1909 г. Магазин Ракова стоит на углу Московской улицы и Б. Садовой, которая тоже с асфальтовыми тротуарами. Продолжая путь по Московской, тут же, после пересечения, можно остановить внимание на частной женской гимназии г-жи Саловой[59], здание которой с фасада украшено колоннами, но отнюдь не стильно. Учебное заведение г-жи Саловой преобразовано в гимназию с 1901 г., но существовало оно в качестве подготовительной школы с 1895 г.; в 1900 г. оно было учебным заведением 3-го разряда. В 1911 г. в гимназии было 300 учениц, при бюджете в 18.262 руб. Имеются все 8 классов.

В настоящее время Московская улица собственно здесь и заканчивается, упираясь в Николаевскую мужскую гимназию[60], от которой она раздваивается: налево идет Никольская[61], а направо Никитская улица[62].

Калужская мужская гимназия была открыта в 1804 г., будучи преобразована из главного народного училища, основанного в 1786 г. на средства приказа общественного призрения. В 1793 г. приказ учредил при училище корпус для 72 солдатских детей, которые занимались в свободное время военными упражнениями и находились под надзором унтера. В том же году и дворяне пожертвовали некоторую сумму на 4 г. (полный курс училища) для открытия при главном народном училище дворянского корпуса. И в нем дети в свободное время занимались воинскими упражнениями. Присматривали за детьми надзиратель и 2 офицера. Воспитанников поступило в корпус 43; в 1797 г. они окончили курс и поступили в разные полки унтер-офицерами и портупей-прапорщиками. Имп. Павел I в особом рескрипте признал пользу корпуса и утвердил его существование, повелев отпускать из казны на его содержание по 5 тыс. руб. Поступившие в 1801 г. крупные пожертвования упрочили окончательно существование корпуса. С открытием гимназии пансион считался в ведении гражданского губернатора и губернского предводителя; у него был особый инспектор от дворянства, два надзирателя и эконом. Отдельное существование пансиона было до 1834 г., когда он был передан в ведение гимназии.

При том же главном народном училище была открыта 1 ноября 1793 г. публичная библиотека и книжная лавка при типографии (вторая типография в Калуге с 1793 г.; первая — с 1784 г.); доходы с лавки шли на библиотеку. В 1793 г. дохода поступило 221 руб. 17 коп., на которые были выписаны книги для библиотеки. В последней не возбранялось читать книги в положенное для сего время без платы, также позволено было брать и в дома с тем, чтоб заплачены были положенные проценты, на что, как и на прочие условия чтения, сделаны были постановления. Куда девалась эта библиотека, неизвестно[63].

Открытая в 1804 г. гимназия помещалась в здании, которое выстроило Калужское дворянство (в 3 этажа) для приказа общественного призрения в благодарность за открытие наместничества[64]. При гимназии был учрежден класс бухгалтерии, для чего именитый гражданин Калуги И. И. Борисов пожертвовал 300 руб. и напечатал на свой счет «Руководство по части бухгалтерии», сочиненное директором гимназии Потресовым. При гимназии была и типография.

На содержание гимназии, на библиотеку и ремонт дома ежегодно ассигновалось от казны 6.150 руб. Со своей стороны, приказ общественного призрения отпускал с 1805 г. по 3.350 руб. ежегодно. В 1808 г. гимназию окончило 33 человека, из которых 17 поступили в первый сухопутный кадетский корпус, а 12 — в университет. В 1811 г. в гимназии было 56, а в 1812 г. — 46 учащихся. 4 сент. 1812 г. гимназия была временно переведена в Рязань, где в ней состояло только 15 воспитанников. Гимназия вернулась в Калугу в марте 1813 г., да и то принуждена была помещаться на квартире, так как помещение ее находилось в распоряжении военного ведомства; только летом она заняла свое здание. Дальнейшая история учебного заведения связана с общей историей гимназического образования в XIX в. Здание не раз подвергалось переделкам и расширениям. Особенно их много было за время 1900–1902 г., когда было отпущено казною на строительные работы 172 тыс. руб. В это же время был сооружен гимназический храм, освященный 6 декабря 1903 г. В храме имеется с вставленной в нее в серебряной пластинке частицею Гроба Господня. Эта реликвия была выслана в дар гимназии патр. иерусалимским Дамианом, по просьбе губернатора Офросимова.

Из питомцев гимназии известны: бывший министр вн. д. В. К. Плеве, кн. С. и Е. Трубецкие (профессора) проф. А. Н. Савин, проф. А. П. Соколов (физик), художник Лукомский[65] и мн. др.

В настоящее время в гимназии 346 учащихся; бюджет ее 52.687 руб. (1911 г.).

Против гимназии, на углу Никольской улицы, помещаются учительские курсы[66]. А с другой стороны, на углу Никитской улицы, высится Благовещенская церковь[67]. Впервые она значится в описи 1685 г. с приделом Георгия и 5-ю колоколами, находилась за старым острогом. В 1718 г. вместо деревянной прихожане построили новую, каменную. В 1812 г. трапеза была разобрана и возведена вновь с приделами. Колокольня построена в 1826 г. В церкви в настоящее время : во имя св. Феодосия тотемского и во имя св. Георгия.

Храм представляет некоторый интерес в архитектурном отношении. Как настоящая, так и трапеза построены без столбов; в трапезе идут две продольные арки, разделяющие храм на три корабля. «Настоящая» построена в форме куба, причем над его боковой линией возвышается полукруглый верх; над этим четырехугольником возведен более узкий восьмиугольник с 4-мя изображениями, над которым круглая кровля; трибун в виде восьмиугольника сквозного, с окнами; над ним еще уже восьмиугольник же с круглым покрытием; далее длинный шпиц, на котором синяя глава со звездами. В «настоящей» два боковых входа на колоннах с круглым покрытием… Трапезная имеет по бокам два фронтончика с небольшими духовными изображениями; вход с небольшим портиком на 4 дорических колоннах; во фронтоне и в промежутках колонн имеются священные изображения; паперть, не исключая и дверей, расписана живописью низкого качества.

Колокольня стоит отдельно: она достигает 35 с. высоты и имеет 4 яруса. В нижнем ярусе на каждой стороне по портику, с четырьмя дорическими колоннами; такие же колоннады и по второму ярусу; 3-й ярус круглый, и на закруглениях угловых мест стоят по паре колонн; в 4 ярусе изображения часов. Покрытие круглое, над ним длинный шпиль на чашке. Иконостас в «настоящей» византийского стиля: большинство икон XVIII в., но есть и XVII в., как, напр., , и некоторые другие.

Против Благовещенской церкви невольно бросается в глаза некрасивая постройка женской учительской семинарии, открытой в 1909 г. в ноябре, сначала в составе одного приготовительного класса. От поступающих в семинарию требуется основательное знание курса двухклассных сельских училищ М. Н. Пр., а также соответствующее возрасту и познаниям умственное развитие. В 1911 г. в семинарии было 60 учениц, стоимость ее содержания была 30 тыс. руб.

Рис. Фасадъ зданія бывшаго дворянскаго пансіона

Семинарское здание совершенно изуродовало бывшее здание дворянского пансиона[68], закрытое сбоку этой семинарией. Этот дом принадлежал ранее купцу Щукину[69] и куплен был у него дворянством. Это было прекрасное здание в стиле empire; теперь от него уцелела только ионическая колоннада со стороны Благовещенской улицы. Пансион был учрежден экстренным губернским собранием дворянства 15 января 1880 г. в память 25-летия царствования имп. Александра II. На приспособление и обзаведение пансиона-приюта была назначена сумма, а на содержание % с капитала — по 10 тыс. руб. ежегодно. Пансион был открыт 15 января 1881 г. Содержавшиеся в нем воспитанники получали образование в гимназии, реальном и техническом училищах и разделялись на бесплатных, платных и полуплатных. В пансионе находилось обычно не более 45 учеников в год. При пансионе была больница и фельдшер. В 1898 г. при 35 мальчиках содержание пансиона обошлось в 14 1/2 тыс. руб. В 1909 г. он был упразднен, а % с капиталов обращены на стипендии для учеников.

Возвратившись на Никитскую улицу, обозреватель будет в лучшей части Калуги, в ее центре. Почти рядом с Благовещенской церковью, на стрелке, против небольшого сквера, находится городская общественная библиотека. После исчезновения библиотеки при главном народном училище[70], в XIX в. первая публичная библиотека в Калуге была открыта 8 января 1834 г., вследствие отношения мин. вн. д. к губернатору кн. Оболенскому[71] о приискании средств к учреждению публичной библиотеки. Она составилась и распространилась на счет добровольных пожертвований любителей чтения; также поддерживалась платой разных лиц за чтение по 25 руб. асс. в год. Библиотека помещалась в доме гимназии, но судьба ее оказалась плачевной. В 1846 г. открылась частная библиотека купца Грудакова[72], а в 1847 г. Антипина при книжной лавке. После этого публичная библиотека пришла в упадок; средства к ее содержанию оскудели, потому что подписчики обратились в частные библиотеки. После этого приращение библиотеки ограничивалось безденежным поступлением журналов мин. нар. пр., внутр. дел и мануфактур и торговли. В 1854 г. она была переведена из гимназии в клуб и находилась в доме дворянского собрания без всякого употребления[73].

В настоящее время, наоборот, публичная городская библиотека подорвала деятельность частных библиотек, так что библиотека Антипина закрылась, а библиотека Корчагина не пополняется новыми книгами и не выписывает периодических изданий. Калужская Городская Общественная библиотека перешла в собственность города с 1 января 1891 г., когда ее продал А. А. Мантейфель городу[74]. В библиотеке было 3 тыс. томов[75]. После этого город не давал уже библиотеке никаких пособий; он возлагал надежду на «внимание и поддержку общества» в деле «быстрого расширения библиотеки количественно» и ждал качественного немедленного улучшения от заведующих, якобы проникнутых «сознанием той задачи, ради которой она приобретена и существует». Как выполнила свое дело комиссия заведующих, показывает каталог библиотеки, но общество оправдало надежды города. За 20 лет, содержась исключительно на плату от подписки, оплачивая квартиру и служащих, библиотека возросла в несколько раз. В настоящее время в библиотеке 13.500 названий в 15.700 том. и 11.450 тыс. периодических изданий. Библиотека также широко поставила торговлю учебниками и выписку новых книг для публики без какой‑либо доплаты. Библиотека выписывает все лучшие столичные журналы, некоторые в двух экземплярах, и много газет. При библиотеке устроен для подписчиков бесплатный кабинет для чтения. Несомненно, своим прекрасным состоянием, расширением операций и умелым удовлетворением запросов многочисленных подписчиков библиотека обязана неутомимой энергии главной библиотекарши А. Г. Баталиной, проведшей в ней более 20 лет.

На Никитскую же улицу выходит новая пристройка здания Государственного банка. Самый же банк в Мешковском проулке[76]. Это был дом Мешкова — одна из самых красивых ампирных построек Калуги. Главный фасад дома импонирует величественной колоннадой с коринфскими капителями портика. Интересен и фриз — грифоны чередуются с лирами. Над окнами сбоку и с фасада диски с лентами и оригинальные орнаментальные украшения свободного размаха. В тимпане — щит, украшенный торсом Гермеса с крылышками. К сожалению, дом искажен пристройками. По обоим бокам приделаны боковые входы; а теперь ансамбль совершенно испорчен новой постройкой, сделанной совершенно несимметрично, так как закрывается боковой фасад основного здания с его орнаментальными украшениями.

На первом пересечении Никитской на углу, в ряд с домами, в каменной ограде воздвигнута Архангельская церковь[77]. По описям 1626 и 1685 г. она значилась деревянной, с приделом во имя ц. Константина, в старом остроге. Существующая каменная пятиглавая церковь с трапезой и приделом во имя Иоанна Воина построена в 1687 г., как значится по надписи, сохранившейся на стене. После пожара 1754 г. она была возобновлена в 1760 г. Колокольня выстроена в 1813 г. Я. И. Билибиным.

Настоящий храм со всех четырех сторон украшен портиками на высоких парных колоннах с урезанными капителями, с восточной и западной стороны колонны в половину размера, так как упираются в алтарную и трапезную кровли. Во фронтонах по священному изображению: на алтарной абсиде изображен арх. Михаил, по бокам его стоят две колонны, а над ним во фронтончике тоже св. картина.

Колокольня в 3 яруса, 8-угольная, второй и третий ярусы имеют фронтоны, опирающиеся на пару колонн, по одной с каждой стороны. Над третьим ярусом круглые оконца-голосники.

выделяются: 1) евангелие Московской печати 1644 г. и 2) два колокола — один, сделанный на средства прихожан, 7125 г. (1617), а другой 1771 г.

В Архангельском проулке[78] расположились «детский приют губернского попечительства» и духовное училище. Губернское попечительство детских приютов было учреждено в Калуге в октябре 1842 г. На средства, ассигнованные дворянством и собранные по подписке, оно купило дом в Черновском пер.[79], где теперь лютеранская церковь[80], которой он продан был потом за 500 руб. — и 21 апреля 1847 г. торжественно открыло приют. Он первоначально призревал приходящих детей обоего пола до 65 человек, дети приходили в приют в 8 час. утра и были в нем до 8 час. вечера. В 1855 г. калужский помещик Чернов пожертвовал свой трехэтажный каменный дом для помещения детского приюта. Но дом был уже ветх, требовал ремонта, почему и был продан в 1879 г. за 10 тыс. руб. под железнодорожное техническое училище[81]. Новый дом для приюта в Архангельском пр. был приобретен в 1881 г. при содействии московского купца Мешкова, пожертвовавшего 2 тыс. руб. Приют уже с 1867 г. расширил свою деятельность. В этом году он учредил у себя ночлежное отделение на 8 девочек, а с 1874 г. число живущих было доведено до 25 человек. А когда в 1884 г. здание было расширено, штат их был увеличен до 35 человек. К 1888 г. число приходящих и живущих достигло 100; потом оно низведено до 80. Доход приюта составляется из процентов с основного капитала, членских взносов и лотерей и достигает 3–3 1/2 тыс. руб. Содержание же приюта обходится около 3 1/2 тыс. руб. в год в среднем. Живущие девочки поступают в дом Трудолюбия[82], где их обучают рукоделиям и мастерствам. В 1910 г. в приюте было 50 девочек.

Упомянутый же дом Трудолюбия находится недалеко от Архангельского пр. — через Облупскую улицу (ныне Кутузовскую) в Сорокинском пр. Он был открыт «Калужским женским благотворительным обществом», которое учреждено в 1841 г. Почти одновременно с учреждением общество купило каменный двухэтажный дом для помещения сирот и детей беднейших родителей. Первоначально в нем было 15 девочек-сирот. В 1855 г. был приобретен другой дом, в котором уже было 53 девочки. За 50 лет деятельности общества оказано было призрение 2.190 сиротам и детям беднейших родителей всех сословий. При доме устроена школа и церковь[83]. Девочек знакомят с белошвейными работами и шитьем платьев; в прачечной воспитанницы моют, чистят и гладят белье и платье. Средств общества за 50 лет было 242 тыс. руб., из которых израсходовано 211 тыс. руб., в том числе на содержание дома Трудолюбия 157 тыс. руб. В 1910 г. было 50 девочек, — бюджет 10.486 руб.

Калужское духовное училище[84] образовалось через отделение низших классов от Семинарии в 1814 г. Несмотря, однако, на это отделение, училище до 1840 г. существовало в одном с Семинариею здании. С указанного года оно перешло в свое помещение, купленное у купца Билибина за 72 тыс. руб. асс. С 1814 г. по 1852 г. в училище было два отделения — высшее и низшее, каждое из которых подразделялось на два класса.

За вторую половину века училище подвергалось не раз переделкам и пристройкам. В 1903 г. по решению съезда епархиального духовенства были ассигнованы средства на храм, который и был освящен 1 декабря 1904 года. , в два света (22 ар. х 14 ар.), примыкает к училищному залу, отделяясь от него во всю ширину особенного устройства дверями, так что помещение всегда может быть расширено. Иконостас одноярусный. Отопление водяное; пол выстлан изящными плитками. Храм увенчан пятью небольшими главами «купой», а по бокам наружные стены красиво орнаментированы белыми колонками и другими украшениями по красному кирпичному фону.

Одновременно с постройкой храма произведен ремонт училищных зданий. Некоторые помещения нижнего этажа совершенно переделаны, в классах положены паркетные полы, в зале, столовой и коридорах полы выстланы изящными плитками. Учеников в 1911 г. состояло 400.

Против Архангельской церкви, на Никитской улице помещается Соединенный банк[85], во втором этаже большого здания в стиле moderne. А через несколько домов от него находится Духовная Консистория. Это учреждение первоначально приютилось в Лаврентьевском монастыре, но в январе 1800 г. было переведено в Калугу и находилось в одном корпусе с Духовной Семинарией, где пребывал и епископ. Потом Консистория перешла в помещение, где Строительное отделение Губернского Правления, только в 1875 г. она переселилась в собственный, и ныне занимаемый ею, дом, купленный у Е. М. Устряловой вместе с другим двухэтажным и двумя флигелями за 16.190 руб. сер. Дом этот в 1873 г., после покупки, но до перехода Консистории, обгорел от пожара, и на возобновление его употреблено 14.647 руб. сер.[86]

Напротив Консистории находится дом Чистоклетова, замечательный выдержанностью своей архитектуры. Это дом особняк купеческого типа; он ранее принадлежал Билибиным и послужил прототипом многих купеческих домов в Калуге. Дом не подвергался ремонту со времени постройки и сохранился очень хорошо. На софитах лестничной клетки и в зале фрески, которые чищены и мыты в 1869 г., но не подновлены за все время их существования. План дома — характера дворцов, по типу французских hôtel'eй времени Людовика XVI. Фасад и два крыла заканчиваются типичными флигелями и замыкаются стеной или высокой решеткой. Фасад дома двухэтажный с тосканскими полуколоннами, поддерживаемыми кронштейнами и соединенными внизу баллюстрадой из тонких балясин. Под легким карнизом прекрасный фриз, отличающий здания Калужского empir'a. Рисунок лир и аканфов необычайно сочен. Но самой красивой частью является парапет, в котором заключены редкие по рисунку грифоны с закручивающимися хвостами дельфинов и туловищем крылатых коней. Лепные аллегории живописи, скульптуры и архитектуры, находящиеся между капителями, полны самого тонкого и благородного вкуса. В квадратах — женщины в ниспадающих нежными складками одеяниях у соответственных атрибутов. Видно, что владелец, желая блеснуть меценатством, не отстать от современности и показать любовь свою к искусствам, — велел зодчему изобразить побольше деталей… Внутри дома великолепны люстры, одна очень красивого голубого тона стекла — строгого рисунка. Мебель же и бронза, наполнявшие когда‑то дом, исчезли.

Рис. Дом Чистоклѣтовыхъ

В доме, примыкающем к ограде особняка Чистоклетова, г. Корчагин содержит библиотеку[87], которая прежде принадлежала Мясникову, и книжный магазин. Библиотека периодических изданий не получает и кабинета для чтения не имеет.

Рядом с библиотекой стоит на углу улицы Никитская церковь[88]. На ее месте в описи 1626 г. значится деревянная Рождество-Богородицкая церковь с приделом св. Николая «на посаде». В описи 1685 г. она названа уже с приделом вмч. Никиты и с колокольнею в 7 колоколов. Происхождение этого придела, повидимому, таково: в 1649 г. по присоединении к Калуге села Спасского, его жители, переселившись в Калугу, составили три прихода, причем две части, составив новую слободу, построили себе две особые церкви: Спаса и Николая слободских; третья же часть вошла в состав прихода уже существовавшей Рождество-Богородичной церкви. Около 1685 г. прихожане этого храма перестроили его из деревянного на каменный и при этом, по желанию новоприбывших прихожан, придел св. Николая чуд. заменен был приделом вмч. Никиты, в память бывшего в селе Спасском построенного Ник. Ив. Романовым Никитского храма. По клировым ведомостям, церковь значится построенною в 1755 г., но это относится только к ее возобновлению после бывшего в 1754 г. пожара. Другой придел во имя св. Иоанна Златоуста устроен в 50-х гг. XIX в. Под церковью 5 подвалов и каменная палатка. Храм имеет 5 глав, поставленных рядом, а не по углам; главная глава — двойная. Фасад храма орнаментован полукружиями, jпо-видимому, напоминающими о древних кокошниках, и другим незамысловатым рисунком. По обеим сторонам алтаря, при боковых входах устроены галереи из колоннад, в которые входят по десять колонн. По стенам храма в галерее живопись недавнего происхождения. Трапеза в одной стороне — Никитской — сведена аркой, а в другой держится на столбе. Колокольня восьмигранная, четырехъярусная; первый ярус четырехугольный, с боковыми полукружиями сверху; четвертый ярус уже второго и третьего; над четвертым ярусом небольшой сквозной восьмигранный трибун, заканчивающийся четырехугольной пирамидкой, на которой посажена глава. В храме имеется несколько древних икон, напр., вмч. Никиты в трапезе (XVII в.) и друг.

Рис. Гостинный дворъ

Никитская улица заканчивается гостиным двором, который занимает обширный четырехугольник, пустой внутри. Это оригинальное сооружение конца XVIII в. Где проект его, кто автор проекта постройки, и когда она начата строением, неизвестно[89]. Губернский архитектор Богомазов в своей бумаге от 1811 г. относит предписание о постройке двора к 24 апр. 1782 г.; подлинного плана, однако, и тогда (1811 г.) уже не было, так что для сооружения новых корпусов его пришлось копировать по постройке. До 1785 г. двор еще не был сооружен, так как в «описании наместничества» 1785 г. о нем не говорится. Но в 1788 г. уже два корпуса существуют, так что он возник между 1785–1787 гг. и затем до 20-х гг. XIX в. строился постепенно. В 1797 г. было уже еще 3 корпуса; в 1811 г. шла речь о построении последних 7, которые и возводятся с 1814 г. под руководством Ясныгина. «Построен гостиный двор в стиле смешанного соединения русских основ с готическими деталями и своею причудливостью говорит о том понимании красоты строительства, которое сменило собою классические традиции и вкусы зодчих. Напоминая по всем данным дворцы Петровский и Царицынский, гостиный двор показывает, что в эту эпоху заимствования и влияния, которым поддавались калужские строители, все они зависели от архитектора М. Казакова» († 1812). Формы двора просты, а по местам изящны; с ними очень своеобразно скомбинированы древнерусские украшения, как, напр., кувшинчатые колонки в воротах северного и южного фасадов. Перспектива спускающихся под гору корпусов с оригинальными башенками и столбиками наверху издали красива. Но, к сожалению, этот интересный памятник русского зодчества конца XVIII в. не избег прикосновений вандализма. Главный фасад, выходящий на Никитскую улицу, давно изуродован, посредствующая — соединительная (Яффи: опечатка) арки уничтожены, пробиты огромные окна. Недавно был замысел одного купца надстроить над лавкой второй этаж с громадными окнами-выставкой; только благодаря воздействию администрации, вдохновленной письмом председательницы Московского Археологического Общества, план торговца не получил осуществления. Зато часть корпуса (1 лавка), выходящая на плац-парадную площадь, уже рухнула и заменена деревянной пристройкой… В гостином дворе всего 14 корпусов: 10 выходят на Никитскую улицу, 2 к Никитской церкви, 3 на плац-парадную площадь и 2 на юг, к реке (лишние 3 — угловые, выходящие на две стороны). Между собою соединены арками только 3 корпуса; на одной арке кувшинообразная колонка, а на двух других — готические. Внутри гостиного двора стоят станки и лари; сюда перенесен толкучий рынок, который ранее был на плац-парадной площади.

На конце же Никитской улицы, на углу, помещается Городская Дума[90]. Вход в Думу с Ильинской улицы[91] украшен дорической колоннадой из 6 массивных колонн. Такая же колоннада на фасаде с Никитской улицы; на угловом же закруглении колоннада из 4 колонн, поддерживающих полукруглый парапет. Здание двухэтажное. В том же здании помещается «Калужский Общественный Михаила и Павла Малютиных Банк». Он открыт 3 июля 1862 г. и называется по имени братьев Малютиных потому, что пот. поч. гражд. Московский 1-ой гильдии купец Пав. Сем. Малютин пожертвовал на учреждение банка 100 тыс. руб. в память своего брата, а затем еще по духовному завещанию 100 тыс. руб. Банк, по мысли жертвователя, учреждался «дабы развить в отечественном городе торговлю, промышленность и ремесленность, как залог для благосостояния граждан, а впоследствии, по развитии оборотов банка и увеличении капитала, учредить мещанское училище для просвещения юношества». Банк состоит при Калужской Городской Думе под ответственностью и наблюдением местного городского общества. Прибыли банка идут на дела благотворения.

На доходы от банковых операций были построены: 1) богадельня братьев Малютиных, 2) детский приют, бр. Малютиных, 3) ремесленное училище, теперь городское 4-х классное (в доме Шамиля), 4) церковь на дворе при богадельне. За 32 года (1862–1894) деятельности банка израсходовано на благотворительные цели 1.211 тыс. руб., по 36 1/2 тыс. руб. в год в среднем. В 1896 г. основной капитал банка возрос до 512 тыс. руб. при запасном капитале в 14 тыс. руб.

Против Городской Думы идет полукругом трехэтажный дом службы сборов железной дороги[92]. Он также украшен колоннадой с фасада; колонн 8; четыре из них стоят отдельно, а 4 попарно связаны. Колонны с канелюрами, но тосканские капители у них урезаны, вероятно, во время пристройки 3-го этажа.

Зданием службы сборов начинается вниз, к Оке, Воробьевская улица[93], а направо плац-парадная площадь и присутственные места. На Воробьевке находится Крестовоздвиженская, или Георгиевская на Воробьевке церковь[94]. Впервые она упоминается в описи 1625–1626 гг., где значится под именем Церкви «Страстотерпца Христова Егория, в приделе Симеон Столпник», «древян, клетцки, ветх», «въ старом остроге», и рядом «на той же церковной земле» «храм Всемирное воздвиженье», «в приделе Антипей чудотворец». В описании 1685 г. она называется «происхождения честных древ на Воробьевке» деревянная, с колокольнею в 5 колоколов. 21 апр. 1703 г. эта церковь на праздник преполовения сгорела. Прихожане купили старую деревянную церковь Покрова в Кожевниках (под горой) и перенесли ее на Воробьевку, где она и стояла 5 лет. В 1710 г. была заложена новая каменная одноглавая церковь во имя Воздвижения Животворящего Креста и закончена к 1719 г. Церковь стоит на крутом взгорье от Оки и имеет Георгиевский придел.

Храм устроен четырехугольником, над которым возвышается восьмигранник. Наличники окон восьмигранника орнаментированы колонками; такие же колонки стоят по углам восьмигранника; под кровлей легкий фриз. Купол круглый; трибун с небольшими углублениями и легким орнаментом; на главе звезды. Колокольня в готическом стиле, имеет три яруса, которые украшены с боков тремя рядами дорических колонн, поставленных одна над другими, по паре с каждого бока или по 3 на углу. Ни портиков, ни фронтонов нет. Трапеза невелика, имеет только по 3 окна со стороны. Колокольня и трапеза соединены папертью. Рядом с колокольней сооружена часовня.

В церкви имеется , писанная в 1507 г., и особенно чтится , к которому жители прибегают при зубной боли.

Замечательно , напечатанное в 1574 г. в Вильне; в послесловии сказано: «начася печататися в лето 7082 (1574) в пресловущем граде Вильне, месяца мая в 14 день, на память мученика Исидора. При державе Государя нашего милостивого Генриха, Божиею милостию короля Польскаго и великаго князя Литовского. И при преосвященном архиепископе нашем Ионе митрополите Киевском и Галицком и всея России. Умышлением и произволением его милости пана Скарбнаго старосты Уницкаго Ивана Семеновича Зарецкаго и брата его пана Зеновия бурмистра места Виленскаго: Свершена бысть книга сия евангелие в лето от Рождества Христова 1575 года марта 30 дня».

По спуску вниз, на первом пересечении Воробьевской улицы, с левой стороны выделяется златоглавая Казанская церковь[95]. Она стоит близ Оки, которая в половодье доходит иногда до входа в церковь. Этот храм упоминается в описи 1626 г. «преображение Спасово на Подоле» с приделом Рождества Пречистыя Богородицы «древян, клетцки», «в старом остроге на Подоле». Строение нынешнего храма с приделом во имя Казанской Божией Матери начато в 1709 г., а окончено в 1717 г. Главною вкладчицею была царевна Наталья Алексеевна, пожертвовавшая от себя на строение 1.000 руб.; были и другие жертвователи: «стольник Данило Алексеев сын Мансуров, на каменное строение в церкви Богородицы Казанский, что в г. Калуге, что под горой, дал сто рублев», «Боярин Борис Петров Шереметьев дал на церковь на строенье два рубля», «1720 г. марта в 3 день по обещанию на церковное строенье каменное Казанская Богородицы светлейший кн. Александр Данилович Меньшиков подал 11 червонцев золотых молить Бога о здравии кн. Александра, княгиню Дарию, кн. Александра, кн. Марию, кн. Александру, кн. Екатерину, девицу Варвару» и пр.

В 1802 г. пристроены другой придел в честь положения ризы Господней и колокольня.

В 1844 г., во время всенощного бдения, накануне храмового праздника Преображения, молния ударила в шпиц колокольни и зажгла его и дерево на колокольне; при этом два больших колокола упали и разбились. Главным вкладчиком на исправление повреждений и на перелитие разбитых колоколов, с прибавлением веса, был митрополит Иона, служивший при Казанской церкви протоиереем (Иоанн Васильевский 1797–1806).

Храм имеет 5 глав и трапезу. В трапезе снаружи, с обеих сторон фронтоны на четырех дорических колоннах (портики); два окна на закруглениях трапезного фасада к настоящей и колокольне имеют с обоих боков храма в оконных нишах по колонне с боков. Боковые входы в настоящую устроены галереями, каждая из коих держится на трех готических арках. Наружный верх храма украшен полукружиями, вероятно, намекая на старинные кокошники, и легким узором. На углах верха выведено по паре ионических колонн. Над окнами верхней части маленький орнамент с крестом в середине. Алтарь трехабсидный с фризом и оконным орнаментом. Глав 5; все они круглые, на трибунах небольшой, простой рисунок; главная глава выше других; двойная, трибун у нее восьмиугольный. Кресты у всех — прорезные. Особенностью храма является подцерковье, под трапезою, со стороны реки. С этой стороны и упомянутые 4 колонны трапезного фасада стоят на 3 арках. Колокольня храма примыкает к трапезе и имеет три яруса. Второй и третий ярусы круглые и имеют на закруглениях вместо углов по две колонны с коринфскими капителями, поддерживающие небольшой фронтон. Вход в храм через колокольню украшен портиком с парными колоннами коринфского стиля; на капителях в листья аканфа прибавлено по маленькому лепному ангелу. Между колонн перед входом висит по иконе. Паперть расписана.

Внутри храм великолепен и является богатейшим в городе. Главной его достопримечательностью считается . Этот образ — копия Вязниковской чудотворной иконы и дан в дар во храм семейством Смирных в начале второй четв. XVII в. Рукописное сказание повествует, что в 7135 г. — 1627 г. — (в Вязниковской записи, в 7137 г.) «купец Тимофей Никитин Судовщиков, третьяк, гость Московский», имел жену Евфимию, которая впала в расслабление. Она пожелала отправиться в Казань помолиться Казанской Божией Матери. И на дороге, в Вязниках, она узнала, что есть в соборной церкви копия с Казанской иконы, перед которой и отслужила молебен Евфимия, «воста от одра своего здрава». Она заказала иконописцу списать копию иконы, обложила ее серебром, жемчугом «и камением драгим» и поставила в Калуге «в церкви преображения Господня, что под горою». «Учредися же на праздник ея (22 октября) крестное хождение из соборныя церкви».

Летопись чудес начинается с XVII в. Эти чудеса изображены на стенах храма, и ими любовался в свое время Гоголь. Весьма вероятно, что они написаны были в XVIII в. и, может быть, одновременно с построением храма. Риза на иконе стоит несколько десятков тысяч рублей.

Другими достопримечательностями храма являются: 1) , в которую вставлен небольшой серебряный ковчежец с частью ризы Господней. Во вкладной книге записано: 9 июля 1751 г. (по друг. данным, 1716 г.) «боярина Николая Григорьевича Строганова, житель ево Семен Дмитриев сын Истомин привесил к чудотворному образу Казанская пресвятыя Богородицы в ковчеге часть ризы Спасовой, которая осталась после родителев коево; и по просьбе моей у о. Архимандрита Киприяна сего месяца в 19 день ис соборной церкви учинено кресное хождение»; 2) напрестольный крест с частицею мощей, пожертвованный Смирным; 3) серебряный большого размера подсвечник, привезенный в половине XIX в. с Московской выставки; колокол в 620 пудов — дар митр. Ионы.

В 50 саж. от храма, налево от входа на горке, стоит часовенка. В ней две гробницы, к которым бывает 8 июля и 22 октября крестный ход, и служится панихида. На гробницах надписи по камню: «лета 7141 г., августа в 29 день преставися раб Божий Тимофей, прозвищем Третьяк Судовщиков». На другой: «лета 7140 г. сентября 24 на память стые первомучнцы и равныя апстлм Феклы прехвальные преставися раб Божий Московский гость Констентин Никитин сын Судовщиков, просвищем Смирной во иноцех схиник Кирилл». А при входе в часовню налево в нише, на листе железа, сделана картина: семейство Смирных несет икону; около Евфимии мальчик-сын, а около мужа его брат-инок Кирилл в молитвенном положении. Под картиною надпись: «Надпися надгробная: „Здесь покоится прах Московского гостя третьяка Тимофея Никитича Смирнова и супруги его Евфимии Симеоновны, принесших чудотворную икону Казанския Богоматери из города Везников в город Калугу, и брата его Константина, с монашестве схимника Кирила, и младенца Василия“» Далее известный уже рассказ об исцелении. Под этою же надписью на стене остатки старой подобной картины и надписи, писанной на штукатурке. Надпись не ранее половины XVIII в. По стилю часовня XVIII в., но надгробные камни XVII в.

От Казанской церкви к реке идет подъезд к пароходной пристани г. Цыпулина[96]. В настоящее время нет и малейшего намека на то, чем была на Оке Калужская пристань в первой четверти XIX в. Она тянулась на 3 в., начинаясь от устья р. Яченки, до устья Киевки, и была почти сплошь уставлена судами и завалена лесом. От Яченки вниз по Оке на 260 с. шел склад дровяного леса, казенного и частного. Когда дрова и лес прибирались, здесь бывала выгрузка соли; зимою — судам зимовка; весною — к речке Ячейке вешняя чалка. Против этого места за Смоленскою заставою были открыты мелочные лавки для удовлетворения главнейших нужд судорабочих. Отсюда до Березуя шла лесная, а от Березуя до ключей с рыбными садками — судовая пристани. Против нее, для склада хлеба, который нагружался на суда с помощью подмостков, ежегодно устраивались лабазы, где торговали мукой до самой весны. От садков до старого перевоза через Оку по низменному положению и болотистому грунту земли — был интервал. От перевоза до Зеленого крупца была пристань и зимовка судам, приходившим с железом, камнем, алебастром, рыбою, дегтем, деревянною и глиняною посудой и др. товарами. От Зеленого крупца до Дудиных Быков по неудобности места шел второй интервал. От Дудиных Быков до Жировского ручья тянулась другая лесная пристань и тут же была зимовка судов. Наконец, от Жировского ручья до кожевенных заводов был причал лесу и судов, принадлежавших калужским фабрикантам и заводчикам; склад пеньки, пакли, щетины и сала.

В настоящее время движение грузовых судов очень незначительно. Теперь по Оке, начиная от Калуги, вниз курсируют пароходы. Пароходное сообщение между Калугой и Серпуховым открылось с 1872 г., когда начали ходить два парохода полковника Щербачева: «Ока» и «Проворный». Ныне ходят также обычно два парохода: «Цыпулин II» и «Димитрий Донской» до Серпухова, а от последнего до Каширы тоже два: «Екатерина» и «Владимир». В половодье один пароход курсирует вверх через Перемышль и Лихвин до Белева. Навигация летом прерывается мелководьем. Владельцем пароходства является г. Цыпулин.

Пристань расположилась почти у самого плашкоутного моста через Оку, за которой идет шоссе в г. Перемышль. До 1825 г. в Калуге был плавучий мост, заведенный с 1783 г., на содержание которого, по причине частых разрывов от прибылой воды, отпускалось ежегодно из городской думы от 5 до 8 тыс. руб. Несмотря на такие значительные издержки, он не только не служил к украшению города, но еще безобразил его. Вследствие сего по составленному в корпусе путей сообщения плану построен новый мост на судах, который стоил с лишком 100 тыс. руб. Чтобы вознаградить город за этот расход, на основании Высоч. утв. 17 мая 1832 г. мнения Государственного Совета положено: с судов, проходящих по Оке и требующих разводки устроенного там на плашкоутах моста, взимать по 30 коп. с каждой сажени в длину судна, а с судов, которые остаются зимовать под городом около дамб, устроенных на счет его, взыскивать с каждой сажени в длину судна 1 руб.


Семинария. — Собор. — Городской сад. — Покровская церковь на рву. — Палаты Коробовых. — Музей. — Дом Шамиля. — Одигитриевская, Спасская за верхом и Георгиевская за верхом церкви. — Загородный сад и домик Гоголя. — Симеоново Городище.

Гостиный двор, как уже сказано выше, выходит одной своей стороной на плац-парадную площадь[97], от которой в оба конца города идет непрерывно одна улица с разными названиями в частях[98], прорезывая весь город поперек. На плац-парадную площадь выходят частью своих корпусов присутственные места[99]. Здесь же находится почтово-телеграфная контора, сельскохозяйственный склад губернского земства и пр.; на площадь же выступает и боковая часть семинарского корпуса, в которой во втором этаже помещается Семинарская церковь, а в нижнем Никольский собор. Оба эти храма примыкают к корпусу присутственных мест посредством крытой галереи, внизу которой выведены две арки для проезда. Это огромное здание из 3 корпусов, имеющее форму буквы П, внутри которой возвышается Собор.

Присутственные места построены при первом наместнике М. Н. Кречетникове (1777-1790-3). Здание обошлось вчерне[100] свыше 200 тыс. руб. Это сооружение уже занесено в «описание Калужского наместничества» (1785 г.). «Каменный корпус (паралл. Оке) в два жилья длиною на 64 с., шириною на 6 с. В нем помещены Наместническое правление, приказ общественного призрения, совестной суд, зала для Общаго собрания, Чертежная и Городническое правление. По обеим сторонам сего здания находятся по одному корпусу в два жилья, длиною каждый на 103 саженях, соединяющиеся с первым каменными галереями, из коих каждая простирается на 20 с.». Здесь уместилась вся сложная масса екатерининских губернских учреждений, а с начала XIX в. и часть духовно-епархиальных органов. В настоящее время один корпус занимает Духовная Семинария[101], а в двух других помещаются казенная палата[102], казначейство[103], окружной суд[104], типография и др. учреждения.

В нижнем этаже, с плац-парадной площади, в семинарском здании, как сказано, находится Никольский Собор. Он устроен в 1831 г. из часовни на сумму 1 тыс. руб., пожертвованную унт. — офицером Мякошиным, и на собранные в Калуге на сооружение 424 руб. асс. Храм был возобновлен в 1901 г., причем прежнее стенное письмо уничтожено и заменено новым. Икон в храме очень много. На южной его стороне заставлено стенное изображение византийского стиля «». На этой стороне обращает внимание копия Репинской картины «».

Главною святынею собора является , к которой население прибегало и прибегает во время общественных бедствий. Св. Николай изображен в большом поясном размере; вверху же на иконе написана копия Калужской Казанской иконы Божией Матери, а по сторонам ее св. Сергий Радонежский и Пафнутий Боровский на правой стороне, а на левой св. Тихон и Лаврентий Калужские. По преданию, эта икона сооружена иждивением Калужского общества и стояла прежде среди торгово-промышленных заведений, находившихся на восточной стороне Калуги, «на посаде», точнее там, где были ранее кузницы, около Ильинской церкви. В собор она поступила после пожара, так как торгово-промышленные заведения были перенесены на другое место. И теперь при открытии торгово-промышленных заведений совершаются молебствия пред этой иконой. Другим чтимым образом храма является .

Над собором, во втором этаже, сооружена семинарская церковь во имя ап. Иоанна Богослова. Возникновением своим она обязана преосв. Феофилакту, который имел архиерейское помещение при Семинарии. В Кафедральном соборе, ввиду его ветхости, с 1799 г. службы не производилось, и он даже вышел из городового плана. Поэтому еп. Феофилакт предложил его разобрать, а материалы, равно как иконостас и прочую, для нового собора ненужную, утварь обратить на устройство теплой церкви в семинарском каменном корпусе. В предложении об этом св. Синоду епископ утверждал, что «от сего для общества последует польза такова: когда теплая церковь при семинарии устроится, тогда в зимнее время кафедрального собора священноцерковнослужители могут в ней отправлять священнослужение, а начальствующие семинарии и учители обязаны будут изъяснять в воскресные дни для пользы учащихся в семинарии и посторонних лиц катихизис и св. писание, а студенты богословия говорить проповеди». 27/29 января 1808 г. состоялось разрешение Синода на осуществление плана еп. Феофилакта, а в 1811 г. церковь была уже готова. До 1852 г. в ней зимою совершали богослужение архиереи, так как до этого года Кафедральный собор был холодным…

Как память пребывания архиереев в Семинарии, в помещении VI класса по стенам развешаны их портреты. Семинария в Калуге появилась ранее образования Калужской епархии. В виде духовного училища она была открыта в 1775 г., когда Калуга входила еще в состав Московской епархии, и обязана своим возникновением митр. Платону. Семинария помещалась первоначально на Жировке в казенном доме. В 1776 г. она уже была в Лаврентьевском монастыре. На содержание Семинарии отпускалось только 300 руб. в год с добавлением некоторого пособия. Главный надзор над Семинарией вверялся настоятелю монастыря, которому платили «за присмотр» 12 руб. в год, а в 1786 г. только 6 руб. Управление учебным заведением руководствовалось особой инструкцией, которой, между прочим, предписывалось «иметь смотрение, чтобы учение происходило по учрежденному порядку… 2) надзирать над учителями, дабы в должности своей были рачительны и в школах в назначенные часы и также и в церкви, когда должно, неотменно были… 3) ему же, архимандриту, наблюдать, чтобы бурсаки пристойно назначенной суммы содержаны были… 7) ему же, архимандриту, каждую треть экзаменовать семинаристов, и каким кто окажется, присылать рапорты».

В Калужской Семинарии до 1799 г. было только два класса — высший и низший грамматические. Учитель первого получал 60 руб., а второго — 45 руб. в год. Учителя были из Московской Академии. Ученики поступали в Семинарию от 8 до 14 лет, а оканчивали 15–19 лет. В 1796 г. было уже 293 ученика. Любопытна их аттестация и судьба: выключены «за непонятием» — 26, учения «средственнаго» — 38, «не худого» — 108, «хорошаго» — 69, «к учению надежных» — 12, за нехождением в школу выключено 15, на месте выбыли 15, трое умерло, 3 ушли в светское звание, 3 перешли в Московскую Академию. Поведения все «добраго», только один «самаго буянскаго».

В июне 1800 г. Семинария была переведена из Лаврентьевского монастыря в город. Ей отвели каменный двухэтажный корпус, устроенный «по апробованному плану» для верхнего земского суда, уездного и нижнего земских судов, верхней и нижней расправы, дворянской опеки, губернского и городового магистрата. Это тот самый корпус, что Семинария занимает ныне. По упразднении средних судебных мест (1796 г.) нижний этаж в 1798 г. был переделан для поставки казенного вина и поклажи соли, не умещавшихся в магазинах. Корпус был передан и принят духовным ведомством в 1802 г. В 1806 г. были освобождены от казенного вина и соли подвалы. При Семинарии помещался архиерейский дом до 80-х гг. XIX в. В 1811 г. была устроена при архиерейском доме . Учащихся к этому времени в Семинарии было до 900 человек, так как и Семинария и училище помещались в одном здании. В 1800 г. уже были открыты риторический и философский классы, а в 1802 г. богословский. Преподавателей в 1809 г. в Семинарии было 9. В это же время в Семинарии было общежитие — бурса (при еп. Евлампии), но пансионеров в ней в 1809 г. было только 20 человек.

В 1812 г. в семинарском корпусе помещался военный лазарет. С 1810 же года началась подготовка к реформе 1814 г., когда училища были отделены от семинарий. Было постановлено открыть 3 духовных училища. Весною 1810 г. было открыто Боровское для четырех классов в корпусе, где помещалось в Боровске ранее духовное правление. В 1867 г. оно было переведено в Калугу. Другое училище было намечено в Мещовске, но дело затормозилось до 1815 г., когда, наконец, оно было основано. Намечалось было училище в Козельске или в Добром монастыре (Лихв. у.), но не было открыто. Духовное же калужское училище, несмотря на отделение от семинарии, пребывало в ее здании до 1840 г. Это здание приспособлялось к потребностям заведения и переделывалось почти в течение всего столетия, вплоть до 1896 г., когда оно, наконец, было приведено в надлежащий культурно-просветительному питомнику вид.

Из питомцев семинарии было 16 епископов, протопресвитер И. Л. Янышев, проф. И. А. Чистович (дух. акад.), Я. А. Чисстович (мед. — хир. акад.), проф. Н. И. Соколов (мед. — хир. акад.), проф. М. М. Троицкий (психолог) проф. А. И. Чупров (экономист), В. Т. Покровский, писатель Г. Недетовский (О. Забытый) и мн. др.

В 1911 г. в Семинарии было 439 учеников с бюджетом заведения в 70.814 руб.

Перед семинарией и присутственными местами кругом собора, разбит красивый сквер, среди которого особенно рельефно выделяется величественный соборный храм. Первое известие о Калужском соборе восходит к 1610 г., под каковой датой упоминается в Никоновской летописи. В этой церкви был похоронен Тушинский вор[105]. По некоторым данным, этот деревянный собор был сожжен запорожцами в 1618 г. и второй был выстроен боярином Романовым. В описи 1626 г. он описывается так: «древян, клетцки и о дву шатрах, в приделе апостола Иванна Богослова, а в церкве строенье все сполна: деисус с праздники и пророки, месной образ Живоначальныя Троицы, обложен серебром, да в приделе Иванна Богослова деисус да у Троицы свеча поставлена большая, да у Троицы же шесть колокол: четыре колокола Троецкие, а два колокола поставил на время гость Смирной Судовщиков. Да у Троицы же церковных книг: евангилье запрестольное печатное, да евангилье толковое, полууставье письменное, да два охтая печатных, да минея печатная, да апостол печатный, да два трефолоя письменные, да два прелога во весь год, да псалтырь, да чесовник, да две треоди цветных, да поеная печатные, да служебник печатной; да ризы отласные, стихарь да патрахель, кадило, сосуды церковные».

Со временем этот храм пришел в ветхость, и около 1687 г. был построен новый каменный. Высеченная на камне в стене церкви около западных дверей надпись гласила: «лета 7195 (1686 г.) ноября в 1 день на память святых чудотворцев безсребренников Космы и Дамиана построена сия святая соборная и апостольская церковь во имя Живоначальныя Троицы. А строила сию святую соборную церковь по обещанию своему Степанова жена Тарасовича Хитрово, вдова боярыня Анна Петровна», бывшая мамка царя Федора Алексеевича, для вечного поминовения сего царя.

Чрез сто лет и этот храм обветшал, и с 1786 г. начато построение теперешнего собора. Именно в этом году «г-губ. М. Н. Кречетников в отношении к бывшему тогда преосв. Платону, арх. Московскому и Калужскому… прописывая, что Ея Имп-му В-ву благоугодно было в бытность его, Кречетникова, в С. — Петербурге изъявить Высочайшую волю о построении в г. Калуге соборной церкви на месте нынешняго Калужского собора и что для сего Всемилостивейше повелеть соизволила отпустить в течение трех лет 30 тыс. руб., и он, г. Кречетников, к исполнению таковой Ея В-ва воли располагается приступить неукоснительно, — просил Его Преосвященство дозволить, разобрав настоящую (от 1686 г.) собора колокольню с находящейся под нею церковью, употребить материал из оных на пользу новаго собора». По сему отношению резолюциею преосв. Платона дозволено выполнить просимое, и тогда же колокольня с упомянутой церковью были разобраны. В том же 1786 г. заложен новый собор, строение которого было сдано купцу Шемякину[106]. За два года «сверх выбученнаго фундамента выведено было из белаго мячковскаго камня (цоколь) в длину 26 1/2 с. с колокольнею, в ширину 10 с. 1 арш., а в вышину 2 арш.» и после сего оставалось строение без действия до 1804 г., так как Шемякин умер в 1788 г., а средств, очевидно, не было для продолжения работ. Между тем службы продолжались в неразобранной части старого собора до 1799 г. 5 апр. этого года «в день коронации… имп. Павла, быв в том соборе, гражданский губернатор Мих. Аф. Камынин усмотрел около столпов, поддерживающих своды, разселины, и велел оные освидетельствовать губернскому архитектору. Сей по освидетельствовании рапортовал, что по случаю оказавшихся от отселости в землю столпов, поддерживающих своды в церкви и в капитальных стенах трещин, ветхость сия угрожает падением». Гражданские власти воспретили служение, и «соборные священноцерковнослужители производили служение вседневно в Покровской, а праздничное в Предтеченской церквах».

Рис. Каѳедральный соборъ

В 1800 г. дворянство и купечество предположили было разобрать выведенный цоколь и на прежнем фундаменте соорудить храм во имя ап. Петра и Павла, на что и пожертвовали 26 тыс. руб. Однако, это намерение, вероятно, не без влияния прибывшего первого епископа в Калугу, не было приведено в исполнение. Напротив, с 1804 г., на эти и вновь поступившие «из избытков имущества Калужских граждан и калужского губернского дворянства» средства «означенный собор с колокольнею снова начат строением, и строение его» в 1808 г. вчерне уже приходило к окончанию, ибо на будущее лето оставалось только сделать купол и верх колокольни. В 1809 г. был разобран на Семинарскую церковь старый собор, а новый еще строился два года и был окончен только в конце 1811 г.

Задержка была, между прочим, из‑за купола. Губернский архитектор Ясныгин решил возвести первый в России купол в 24 арш. в диаметре без всяких побочных укреплений. Но эта смелая идея прежде осуществления, по новизне ее, встретила сильное сопротивление со стороны проф. архитектуры известного Захарова, который от Совета Академии Художеств получил поручение рассмотреть план строящегося храма. Захаров доказывал, что в таком виде, как был проектирован купол, он неминуемо должен обрушиться. Чем окончилась эта переписка, нам неизвестно, но нужно думать, что, наконец, разрешено было строить храм согласно предложению Ясныгина, так как купол сооружен в этом именно виде.

Грозный 1812 г. остановил на время внутреннюю отделку храма. Только в 1815 г. выдано было на устроение иконостаса[107], из суммы бывшей комиссии духовных училищ, 8475 руб. асс. В 1818 г. отделка была кончена, и 10 апреля 1819 г. в среду на Пасхе собор был освящен еп. Антонием. Вся постройка собора обошлась в 200 тыс. руб. асс., не считая икон, утвари и ризницы, пожертвованных разными лицами. Из пожертвований заслуживают упоминания: Небольсина — стекло, Демидова — чугунный пол, Гончарова — 1.500 п. связного железа, М. И. Чернова — колокол в 555 п., А. М. Чернова — часы для колокольни, выписанные им из Англии.

Весь собор обнесен тесно примыкающей к стенам колоннадой из тосканских колонн, а на углах пилястры. В промежутках между колоннами в верхней части помещено по священному изображению небольших размеров; только на алтаре в центре большое изображение св. Троицы, и с боков, где приделы, Калужской и Тихвинской Божией Матери. Боковые входы с фронтонами на 6 колоннах (портики), во фронтонах — по священной картине.

Купол круглый, полушарием, висячий, византийского стиля, увенчан крестом, невольно привлекает к себе внимание. На нем окна с полукруглым верхом чередуются с небольшими нишами, в которых изображены апостолы в рост, а над ними небольшие квадратные изображения.

связывается с храмом колоннадой по 3 колонны с каждой стороны; здесь сделана неуклюжая паперть. Колокольня 4-ярусная; первый ярус с портиками на четырех колоннах с каждой стороны, причем угловые четырехугольные; второй ярус восьмиугольный, чтоб сделать переход к 3-му круглому; в угловых углублениях стоит по колонне с ионической капителью. 3-й ярус круглый с парой колонн на закруглениях, против углов первого яруса, с ионической капителью. В четвертом, небольшом круглом ярусе часы с циферблатом на 4 стороны; около циферблата с боков на каждой стороне поставлено по ионической колонке. Покрытие круглое с длинным шпилем. В соборе стены сделаны из искусственного мрамора.

: 1) с северной стороны в честь Тихвинской иконы Божией Матери, устроенный в 1859 г. усердием Чернова; 2) с южной — в честь Калужской иконы Божией Матери, сооруженной г-жей Кавериной.

От XVII в. в соборе уцелело напрестольное евангелие москов. печ. 1681 г., в богатом сребровызолоченном окладе, пожертвованное упомянутой А. П. Хитрово.

Внутри храма, близ южных дверей, погребены 3 калужские епископа: Евлампий († 1813 г.), Николай († 1851 г.) и Григорий († 1881 г.).

В соборе хранится 11 знамен калужского ополчения, из которых замечательнее других знамя 6-й стрелковой дружины, бывшее в ополчении 1812 г. под Данцигом, а в 1855–1856 гг. в Крыму и, кроме того, знамя Азовского пехотного полка, которое сначала хранилось в С. — Петербургском арсенале, но в 1866 г. по ходатайству городского общества и по Высочайшему повелению торжественно было поставлено в соборе в уважение геройского подвига калужанина унт. — оф. С. А. Старичкова, спасшего это знамя в 1805 г. во время сражения под Аустерлицем.

В соборе имеется еще Царское место, с образом Марии Магдалины. Оно устроено в память того, что здесь 2 мая 1826 года стояла на литургии Имп. Мария Феодоровна, бывшая в Калуге для встречи возвращавшейся из Крыма Имп. Елизаветы Алексеевны.

От собора, по скверу[108], к реке идет дорожка в Городской Сад. Это любимое место гулянья калужан. В прежнее время площадь сада к губернаторскому дому была более, так как из нее была уступлена значительная доля под дом. Но противоположная восточная сторона не была приведена в культурный вид до середины 90-х гг. XIX в., и там не было места для гулянья, как теперь. Бульвар занимает около 3 десятин и засажен, главным образом, почти столетними липами. Главная аллея тянется почти 100 саж. и заканчивается асфальтовой площадкой на высоком берегу Оки.

Отсюда открывается чудесный вид на Оку и на 3 стороны на много верст вдаль. Прежде всего попадают в поле зрения два села за рекой — Ромодановское и Покровское[109]. В первом, полагают, старинная каменная церковь построена в начале XVIII в. кн. Ромодановским, по имени которого называется село; в церкви интересный иконостас с резьбой. Покровское импонирует своей большой красивой церковью. С площадки виднеется плашкоутный мост[110], пароходная пристань, шоссе, длинной серой лентой уходящее ввысь, роскошный сосновый бор, прекрасный сад Коншина в Ромоданове[111] и в ясный день вдали в голубой дымке — поезд М. — К. — В. железной дороги, идущий в Тихонову пустынь с Угры.

Близ площадки стоит царская беседка[112], перенесенная сюда с площади от вокзала, где государь напутствовал войска в Японскую войну. На месте беседки еще не так давно стояла стена акаций, и скат не был еще распланирован.

В саду имеется асфальтовая площадка для игр детей[113], ресторан «Кукушка»[114], построенный в русском стиле, две эстрады для музыкантов[115], фонтан[116], цветники и летний театр[117]. Последний стоит в той части сада, которая разделана недавно. Года три до театра здесь помещался синематограф, а в 1911 г. был открыт театр. Сад обнесен лет десять назад железной решеткой и освещается электричеством. Публика в дни гуляний фланирует исключительно почти по главной аллее, которая бывает тогда запружена толпой, а остальные аллеи почти пустуют. Наиболее привлекательным местечком в саду является с правой стороны от входа круг[118], обсаженный елочками и установленный диванами, в центре которого стоит старина — раскидистый серебристый тополь, увешанный электрическими лампочками.

Направляясь из сада вдоль его решетки на запад, мимо окружного суда[119], улица выходит к Березуйскому рву, имея с одной стороны дом губернатора[120] и дворянское собрание[121], а с другой — железнодорожное управление. Здание дворянского собрания массивно, с большим подъездом, на колоннах которого сделан балкон. В среднем корпусе оно состоит из трех этажей, боковые двухэтажные. Окна второго этажа центрального корпуса с фронтончиками, и на всем корпусе во втором этаже стоят между окнами белые пилястры, на красном кирпичном фоне, с красивым орнаментом капителей. Внутри здания прекрасные большие залы с обычными для этих зданий портретами; есть бюсты некоторых лиц и картина: «Шамиль приносит присягу на подданство государю».

От дворянского собрания идет прелестная липовая аллея[122], на 75 саж., которая тянется пред всем зданием железнодорожного управления[123]. Оно построено в 1893 г. в три этажа.

Аллея выходит к обелиску и каменному мосту. На белом обелиске поставлен герб г. Калуги. Он имеет на голубом поле горизонтально извитый серебряный «переклад» с Императорскою вверху щита короною; «переклад» означает р. Оку, а корона — преимущество города, в которое он возведен учреждением в нем наместничества.

Через дорогу на Каменный мост стоит на самом берегу рва, утопая в зелени, белая каменная часовня[124], построенная в 1823 г. По преданию, здесь был большой курган, в котором погребены пострадавшие в эпоху самозванцев, вероятно, здесь было и кладбище Покровской церкви. В этой часовне раз в год, на Семике в четверг на 7 неделе по Пасхе, служат панихиды по усопшим, скончавшимся разными родами смерти. Часовня принадлежит Покровской церкви[125], которая стоит здесь же, против неё.

В описи 1626 г. эта церковь называется «Церковью Всемилостивейшаго Спаса да Покрова Святей Богородицы», «древян, клетцки». «За городом в остроге, на посаде». В описи 1685 г. она названа церковью Покрова пресв. Богородицы с приделом происхождения честных древ. Она стояла тогда сажени на 4 севернее, где теперь на ее месте поставлен каменный столб. Существующая каменная церковь с приделом Иоанна Воина построена в 1687 г.

Храм пятиглавый, одноэтажный, во внешности пострадал от пожаров, так что пять глав его заложены новыми в духе XVIII ст. Они, за исключением средней, поставлены уже не на прежних местах, а на самых углах церковного корпуса. По северной и южной стороне церкви расположены по три оконца, а не по два, как это обычно делалось в наших древних церквах. Отделка наличников окон замечательно красива и сделана из лекального кирпича. Наличники состоят из красивых колонок с перехватами, которые поддерживают маленькие фронтончики, с украшениями в тимпане. Орнамент и наличники сохранились лучше с южной стороны. Средние окна боковых фасадов появились, по-видимому, позднее боковых, так как и размеры у них иные, и детали различны. Полагают, что вместо них ранее были киоты с образами. В настоящее время и боковые окна немного растесаны. Над окнами орнамент, а над ним, под кровлей, кокошники, по пяти со сторон, исключая западную, где их шесть. По углам храма, вверху, по четыре связанных тонких колонки без капителей. Алтарь трехчастный.

Обращают внимание своей архитектурой боковые входы в церковь, образующие род крытых папертей; отлогая арка, со свесом посредине, краями своими опирается на невысокие колонны древней формы. Главного входа из‑под колокольни церковь не имеет, но видны следы того, что он существовал и заложен с какою-нибудь строительною целью.

Колокольня красивая, восьмиугольная, но невысокая, из двух с половиной ярусов, имеет с боковых сторон полуяруса древней формы и отделки красивые оконца, имитация храмовым…

Иконостас и живопись в храме новейшей формы. Из икон есть древние: 1) в иконостасе главного храма «» (1 ар. 6 1/2 в. дл.) перешла в нынешнюю церковь из придела прежней. Колорит, рисунок и манера письма не позже XVII в. 2) В трапезе небольшая , существующая с самого основания церкви. Эта икона чтима, и о ней существует предание, что во время п. Никона, при исправлении книг и начала раскола, покровский священник, не желая принимать новшеств, оставил приход и удалился к раскольникам, взявши с собою и эту, уже тогда чтимую, икону. Умирая, он завещал возвратить ее в прежнюю Покровскую церковь. 3) В иконостасе главной церкви, у северных боковых дверей, , судя по манере, писана в XVII в. 4) у южных боковых дверей. 5) , до 1864 г. она находилась в доме калужского гражданина В. П. Сапожникова. Икона, первообраз которой находится в Московском Успенском соборе с начала XIV в., древнего греческого письма (8 х 7 в.) и помещена в отдельном серебровызолоченном изящном киоте; чтится чудотворной.

Рис. Боковой фасадъ Покровской церкви на рву

Рис. Каменный мостъ

Рвом кончался старинный город и посад, и каменным мостом путь идет в древнее Завершье. Каменный мост[126] построен в XVIII в. при Кречетникове и был к 1785 г. уже открыт. На нем было построено 28 каменных лавок. Мост поставлен на 15 солидных каменных арках, 3 из которых, в центре, выведены в два этажа. Длина его 75 саж., а вышина 11 с. В 1910 г. настилка сделана железобетонная. Это почти единственный большой каменный виадук в России. С каменного моста открывается прелестный вид на Оку. На дне оврага течет ручей Березуйка. Насаждения же в овраге и по сторонам были произведены по распоряжению губернатора Смирнова (1845–1851).

В овраге, по направлению к Оке, стоит часовня над ключом, который называется «Здоровец»[127]. Академик В. Зуев (1781 г.) писал о нем следующее: «В городской части есть глубокий буерак, из известкового камня состоящий, по которому течет небольшой ручей, называемый Березуйка, в коей вода хотя берется не издалека, по большей части из его же сторон скопляется, однако, по причине отменной прозрачности и холодности от прочих буерачных вод отменно уважается. Сверх того у ней на устье сделан небольшой водоем, к которому вода из находящегося в яру родника проведена деревянными желобами, оная по вышеописанным своим качествам от жителей едва целительною не почитается. И хотя по химическим опытам ничего она в себе не содержит, чтоб в каком‑нибудь целении делало ее употребительной, а содержит, так как и другие воды по здешним буеракам из известковых берегов просякающие, только тонкую известь, однако от обывателей пред всеми прочими носит почетное имя „Здоровец“».

При устье ручья, на берегу Оки действует лесопильный завод[128] с небольшим числом рабочих.

От Каменного моста вверх идет Золотаревская (она же и Одигитриевская) улица. На левой стороне ее третьим[129] домом от моста является дом г. Кологривовой[130]. Это — целая усадьба, лучшее украшение Калуги. Дом был предназначен для остановок имп. Екатерины II и служил местопребыванием имп. Николая I. Проект дома-дворца был составлен знаменитым архитектором М. Ф. Казаковым (1733–1812), влияние которого так чувствуется и в некоторых других калужских сооружениях. Общий план дома, богатые лестницы, широкие ворота двора, подъезды — все это носит следы вкуса Казакова и делает этот дом вполне достойным помещением для высоких особ. Двое ворот дома триумфального характера с великолепными медальонами и решетками, ведущие к двум парадным подъездам с навесами и прекрасного рисунка фонарями, укрепленными на гранитных пьедесталах; конюшни с колоннами и медальонами и, наконец, колоннада, отделяющая двор от сада — все это полно одного выражения, одного изысканно задуманного проекта. Фасад дома прост; выдается лишь тимпан фронтона, венчающий здание, в котором заключены лепные фигуры.

Рис. Палаты Коробовыхъ — музей

Но зато внутри роспись потолка, лестницы, боскетная и другие комнаты обработаны с большим вниманием. Особенно хорош зал, в котором имеется мраморная доска с надписью: «дом сей был осчастливлен Е. И. В. в. кн. Николай Павлович в 1816 г. с 29 июля по 1 августа; Е. И. В. Государь Импер. Александр Павлович в 1816 г. с 2 по 3 сентября, Е. И. В. в. кн. Михаил Павлович в 1817 г. с 4 по 7 ноября».

К дому примыкает обширный тенистый сад, в котором устроен летний театр[131], где в некоторые сезоны давались постоянные спектакли. Ныне в саду поместились калужские «Соколы»[132].

За углом, на первом пересечении вверх от дома Кологривовой, идет Проломная улица[133], на которой приютился исторический Музей. Он помещается в старинных каменных палатах Коробовых. Эти палаты в конце XVII в., как это явствует из раздельной записи детей и внуков К. И. Коробова (1697 г.), уже были. Кирилл Иванович Коробов (1691 г.) и его сын Иван были богатыми торговыми людьми и земскими старостами, в качестве каковых деятельно стояли за городские интересы. Последний из рода Коробовых вел уединенный образ жизни и в середине XIX в. умер, будучи найден мертвым уже через несколько дней после смерти. Дом подвергся полному разорению от посторонних, искавших драгоценностей и денег; портили печи, ломали полы и потолки, даже в стенах искали спрятанного богатства. Дом имел запущенный вид. Он перешел в собственность жены военного министра Е. В. Сухозанет и в 80-х гг. XIX в. возобновлен. Е. В. Сухозанет подарила его дворянству, которому он принадлежит и ныне.

Дом называют «домом Марины Мнишек», которая будто бы жила в нем вместе с Тушинским вором, так что здание должно быть отнесено к концу XVI или самому началу XVII в. Но вряд ли можно согласиться с таким преданием, так как 1) в описях каменные здания в Калуге упоминаются только с половины XVII в.; 2) самозванец помещался в городе (крепости), в доме Скотницкого, а не «за верхом», где крепости не было; 3) по архитектуре, стиля барокко, он может быть отнесен только ко второй половине XVII в. Вероятно, он был выстроен К. Коробовым незадолго до своей смерти.

«План дома ничем не отличается от тина деревянных построек. Это те же два сруба на подклетях, с сенями и крыльцом. Оба этажа покрыты сомкнутыми сводами и имеют одинаковое расположение, причем крайняя комната с правой стороны в нижнем этаже шире верхней, вследствие чего внутренняя стенка в верхнем этаже стоит на своде. Эти две комнаты сообщались между собою каменной лестницей; так как нижняя комната, служившая отдельной кладовой, не имела двери в соседнюю комнату» (теперь лестница заделана). «Левый боковой фасад имеет по три окна, в подклетном и верхнем этажах, а правый — ни одного, и нет даже карниза; по-видимому, с этой стороны к дому примыкали какие‑нибудь постройки к задней стороне фасада, на всей длине которого карниза тоже не сохранилось, вероятно, была пристроена галерея, и, быть может, даже с каменными столбами, так как в стене заметны концы обрубленных железных связей. Дом сложен из крупного кирпича (7 x 3 1/4 х 17/8 в.). Для укрепления фасада употреблялся лекальный кирпич, колонки же в оконных наличниках сделаны из белого известкового камня»… «Дом был крыт тесом; крыльцо имело между кубышками открытое место; сход был», по-видимому, такой, как в реставрированном виде, ибо окна внизу не соответствуют верхним (Преображенский).

Музей открыт в доме 20 апреля 1897 г. местной ученой архивной комиссией. В настоящее время 3 комнаты в верхнем этаже и одна в нижнем почти сплошь заняты предметами и документами.

При входе налево помещается религиозный отдел, где есть царские врата XVI и начала XVII в., иконы, складни, резные изображения, венцы, кресты и пр. Вторая витрина деляновская[134]. Над ней на стене и окне древнее оружие: меч, сабли, стрелы, бердыши, огнестрельное оружие, кольчуга и пр. В углу, где стоит вооруженный воин, поставлены 11 значков головы и старшин ремесленных цехов: 1) портновского, 2) серебряного, 3) сапожного, 4) картузного, 5) булочного, 6) столярного, 7) живописно-малярного, 8) кафельного, 9) прядильного, 10) кузнечного. Третья витрина этнографическая — головные уборы, серьги, гребенки, туфли, кисеты и пр., игральные карты с лицами императорских фамилий. На окнах расположены находки раскопок, относящиеся к различным эпохам. В четвертой витрине также предметы, добытые раскопками: черепа, орудия, предметы домашнего обихода и пр. каменного и железного века. В V-ой-медали и жетоны. VI и VII витрины нумизматические, внизу, в подвеске, кредитные билеты. На стене над нумизматической витриной царские врата Архангельской церкви с обильной резьбой XVII в. На окне стоят кубышки и монеты, найденные в кладах. VIII — стоячая высокая картина — содержит уборы и украшения поволжских инородцев. IX‑X — Указы Государей, расписка Шамиля и пр. Кругом поставлено 16 цеховых знамен. Посредине комнаты стоит одна витрина с фарфором, стеклом и майоликой; обращают внимание два майоликовых кувшина. Рядом с этой стоит маленькая витрина с разными мелкими предметами (чернильницы дьяков, модель саркофага Наполеона из мрамора, дагерротип и пр.). Наконец, около задней стены разные кафли, сундучки, трубки, ручная пушка и разные предметы домашней утвари. Обращает внимание инструмент г. Гурьева, представляющий из себя соединение арфы со скрипкой. (Г. Гурьев был помещиком с-ца Бабаева в 25 в. от Калуги). Предметов в комнате не особенно много и, кроме того, они скучены.

Лучше других отделов нумизматический, в котором имеются монеты Боровского удельного князя (известны монеты: 1) на одной стороне воин с мечом; надписи: «Василий Ярославич», на другой стороне также надпись в три строки; 2) на одной стороне князь в кресле, с надписью кругом «Василий Ярославич», на обороте всадник, поражающий копьем змеиную голову, у локтя руки «К. И.», кругом надпись «Василий Ярославич»; 3) на обеих сторонах всадники с надписью; 4) на одной стороне всадник с копьем и собакою, на др. надпись и др.).

Во второй комнате повешены картины, рисунки, снимки, витрина со старинными книгами и витрина с письмами Пушкина. Представляют некоторый интерес: 1) перо Н. В. Гоголя; 2) 2 снимка путешественника с нарядов калужских купчих конца XVIII и нач. XIX в.; 3) картина неизвестного художника «Петр Великий под Полтавой»; 4) портреты еп. Феофилакта и Григория; 5) триумф 1813 г., где Наполеон составлен из символических изображений; 6)2 литограф. Мюнстера «группа русских писателей». Портрет городского головы И. В. Торубаева (1812 г.) и портреты Золотаревых.

В третьей комнате находятся документы воеводских канцелярий XVIII в. и в особом сундуке несколько столбцов и грамот XVII в.

В нижнем этаже — документы уездных учреждений и др. XIX в. и витрина с костями доисторических животных и окаменелостями.

Наконец, в сарае коляска преосв. Феофилакта, купленная в Москве в начале XIX в., принадлежавшая ранее двору. Коляска раззолоченная и относится к так называемым «берлинам».

На углу следующего пересечения Золотаревской улицы[135], против Одигитриевской церкви, находится дом Шамиля[136], где ныне помещается городское четырехклассное училище. Шамилю (родился в 1797 г. в Дагестане) местожительством была назначена Калуга 11 сентября 1859 г., когда он ехал уже в Россию. Для него подыскали дом — особняк подполковника Сухотина за 900 руб. в год. Это трехэтажное здание простого казенного типа, с интересными, впрочем, по замыслу барельефами, только боковой стороной выходит на улицу; фасад же и надворные постройки находятся внутри двора, обнесенного невысокой каменной оградой; только один лишь флигель, представляющий собой одноэтажное каменное здание, лицевым фасадом выходит на улицу. В трех этажах дома, соединявшихся один с другим каменной лестницей, было 13 комнат, расположенных коридорной системой. Лучшие комнаты бельэтажа предназначены были для самого Шамиля; одна из них — диванная палатка — была с наружной дверью, выходившей на балкон с восточной стороны дома, к которой прилегал довольно большой тенистый сад. (Теперь дом подвергнут переделке).

Шамиль прибыл 10 октября 1859 г. с сопровождавшим его полков. Богуславским на 3 экипажах с конвоем. Его встретили комендант и губернская администрация. Но дом не был еще готов, почему Шамиль остановился в гостинице «Coulon'a». Интерес жителей к нему был велик, и литографированные портреты Шамиля и членов его семьи были раскуплены нарасхват. Народ толпился перед гостиницей. Переезд в дом совершился 12 ноября. Шамиль остался доволен помещением и вниманием калужан, приславших ему на новоселье хлеб-соль. В январе 1860 г. прибыла семья Шамиля; всего с прислугой 22 человека (2 жены, 2 сына, 4 дочери, 2 зятя и 2 невестки — 12 человек). Жены имама жили в верхнем этаже и держались в затворничестве. На содержание пленников отпускалось 15 тыс. руб. в год, не считая найма, ремонта и обстановки дома. Кроме того, государь подарил Шамилю прекрасную коляску и четверку лошадей. Шамиля развлекали. Его знакомили с семейными домами высшего общества, возили на балы, концерты, в цирк, театр. Он посещал школы, больницы. Театр он любил, а его присутствие очень занимало публику. Но долее 10 часов Шамиль не засиживался. В гимназии имама более всего интересовали естественный и физический кабинеты, а в последнем особенно магнит. Шамиль любил детей; добрым кунаком его был предвод. дворянства А. С. Щукин. В своей жизни грозный кавказец был прост, в пище умерен; вставал очень рано; обычно занимался чтением арабских рукописей или Корана. 26 августа 1866 г. Шамиль в дворянском собрании в торжественной обстановке принес присягу на подданство и верность императору, а осенью ездил в С. — Петербург на свадьбу Александра III.

Климат дурно влиял на здоровье женщин, и они болели, почему 25 ноября 1868 г. Шамиль оставил Калугу и поселился в Киеве, а 4 февраля 1871 г. умер в Мекке.

Одигитриевская церковь во имя Смоленской иконы Богоматери[137] впервые упоминается в описи 1685 г., где названа деревянная церковь Одигитрии «на песку с 4 колоколами». Нынешняя каменная церковь с приделами во имя Софии Премудрости Божией и Трех Святителей построена в 1750–1751 гг. на месте деревянной. Трапеза и колокольня перестроены в 1831–1832 гг., (по клировым ведомостям; в другом источнике дата 1834 г.). Храм пятиглавый, имеет форму куба (без трапезы). Боковые входы имеют портики на 4 дорических колоннах, над портиками по одному полукруглому окну, над коим на стене написаны по одной иконе московского письма. Трапеза имеет с обеих сторон небольшие фронтоны. Кругом алтаря поставлена колоннада из 4 дорических колонн. Колокольня трехъярусная, первые два четырехугольные, а третий круглый. Во втором ярусе вместо прорезной арки сделаны ниши, по углам которых поставлено по одной дорической колонне; прорез сделан только в верхней части арки — полукружии.

Иконостас в храме новый, сооруженный в 1911 г. в стиле empire. Из икон заслуживают внимания . На последней имеется надпись: «Сей св. образ пречистый Девы Владычицы Богородицы переписася с опасным изследованием мерою и подобием со всечестныя чудотворныя иконы Тихвинския, сущия во св. ея обители на Тихвине, по обещанию многогрешного Варсонофия тоя же св. обители архимандрита; поставлен же во граде Калуге во всечестнем Богоматере храме Одигитрии, сущем на песках, лета 7188 году (1680)».

Вниз к реке[138], от Одигитриевской церкви, улица ведет на Смоленскую заставу. Там находится церковь Спаса за Верхом. По-видимому, этот храм в начале XVII в. стоял в городе, т. е. в крепости. Вероятно, это та самая церковь, про которую в описи 1626 г. сказано: храм Преображение Спасово «пуст, строенья нет ничего», «в городе ж».

В описи 1685 г. этого храма в крепости уже нет; но зато появляется новая церковь «Спаса на глубоком», деревянная; вероятно, за этот 60-летний промежуток она была перенесена на настоящее место. Нынешний храм — с приделами Никольским и во имя пр. Нила Столобенского; он построен в 1700 г.; приделы за время 1804–1810 гг. при содействии купца Сорокина. Колокольня сооружена в 1776–1778 гг. Настоящая в форме вытянутого куба имеет пять глав, посаженных близко друг от друга (не на углах). Вместо обычных кокошников под кровлей такие же полукруглые изображения святых с 3-х сторон. С боков трапезы слабые фронтоны, тоже со священными изображениями внутри; над окнами, в полукружиях изображены св. лики. Колокольня трехъярусная, готического стиля, почти скопированная с колокольни Воробьевской церкви. Такие же колонны, поставленные по три по углам каждого яруса одни над другими; такие же оконца-голосники; такой же прорезной трибун-шпиль.

Иконостас настоящей церкви, стенопись алтаря и большинство икон в храме относятся к XVIII в. Иконостасы приделов и стенопись XIX в.

К достопримечательностям храма относятся: 1) , написанная, как видно из надписи, в 1699 г. Письмо сохранилось хорошо. Серебровызолоченные венчики и подбородень иконы, судя по работе, могут быть отнесены ко времени написания иконы. 2) с чудесами могут относиться к XVII в. Однако первоначальная живопись икон испорчена позднейшими неумелыми подновлениями. 3) . С 1877 г. чтится прихожанами чудотворной. Письмо новое. 4) москов. печ. 1640 г. Размер в лист; обложено красным бархатом с серебровызолоченным средником и угольниками на верхней доске. На средине изображен «деисус», на угольниках — евангелисты. Средник и верхние два угольника, судя по работе, относятся к XVII в., остальные два позднейшей работы, вероятно, XVIII в. Сосуды и богослужебные книги XVIII в.[139]

Недалеко от Одигитриевской церкви находится храм во имя св. Георгия «за верхом»[140]. Первое упоминание о нем находим в описи 1685 г., где он обозначен: церковь Георгия на песку с 6 колоколами. (Летописец церкви и некоторые исследователи находят храм и в описи 1626 г.; однако, на основании работы П. А. Трейтера, мы убедились, что они смешивают, не задаваясь вопросом о топографии, заверхский храм с тем, что на Воробьевке а последний с храмом «за лавками», почему храм на Воробьевке фигурирует два раза). Храм первоначально был деревянный, но к 1701 г. он был уже каменный двухэтажный. Он сооружен, по преданию, купцом Коробовым, во вкусе построек времен Алексея Михайловича.

В верхнем этаже один придел , а в нижнем 3: 1) , 2) и 3) .

Корпус храма и наружная отделка сохранены в том почти виде, как выстроен храм пятиглавый; по бокам верхнего этажа — галереи, покоящиеся на четырех романских арках, через которые проходит свет в окна нижнего этажа. Галереи сначала были открыты, но в конце XVIII в. сделана кровля, которая держится на 5 четырехугольных колоннах. На галереи и во храм 2-го этажа ведут с обеих сторон лестницы, перила которых покрывают балюстраду из балясин с кубиками. Особенное внимание в художественном отношении привлекает к себе отделка дверей как в нижней, так и в верхней церкви, сделанная из «мячковского камня» в русском стиле. Двери остаются в неприкосновенности раскрашенными, как были. Церковь формою полукорабль высотою 20 с., длиною 15 с. Наружные стены верхней церкви украшены крестами; кругом церковь обведена зубчатым поясом в 5 кирпичей на угол. Особенно интересны карниз церкви и алтаря и наличники окон. На окнах витые колонки, а над ними резные кресты; в верхних окнах ставни. В стенах верхней церкви есть голосники. Кровля — шатровая; алтарь — трехчастный.

Колокольня трехъярусная, с пирамидальным стройным шатровым верхом. На крыше колокольни симметрично расположены красивые двойные, четырехугольные и круглые пролеты слуховых окон. Во 2 и 3-ем ярусах есть оконца: два оконца во втором и одно в третьем. Наличники их с колонками, как в окнах церкви Покрова на рву. Нижний ярус колокольни укреплен контрфорсом; по бокам его вырезано по кресту, заключенному в четырехугольник, по углам которого по круглому диску, так что кресты окружены четырьмя дисками.

Верхняя церковь расписана, как показывает надпись в алтаре и на стенах ее, в 1766–1767 гг. Над престолом устроена деревянная резная сень, вызолоченная; это древнее алтарное украшение. Иконы в нижнем храме писаны на полотне, наклеенном на углубление доски, что свидетельствует о их старине. Из них в нижней церкви выделяются: иконы Спасителя, вмч. Георгия, св. Николая, Иоанна Предтечи и др. В верхней церкви икона Иерусалимская Богоматери, писанная в 1740 г. иконописцем Семеном Фалеевым; она более человеческого роста; над царскими дверьми икона св. Троицы писана на жестяных ребрах. Наиболее чтимой, как указано, является икона «Утоли печали», находящаяся в нижней церкви. Она сооружена купцом Сысоевым, на подобие и по мере с иконы в церкви св. Николы на Пупышах, по случаю чудесного избавления от болезни за границей в Кенигсберге. Размер иконы 26 х 18 в.

Из других предметов старины выделяются: 1) напрестольный крест с частицами мощей 9 святых печерских с надписью: «лета 7194 (1686) году марта во 2 день построен сей крест калужанами в Калугу на посад к церкви страстотерпцу Христову мученику Георгию, что на песку»; 2) другой крест 1767 года очень фигурной работы с подобной же надписью; 3) евангелие 1759 года в 16х11 вершков, весом 1 пуд 23 1/2 фунт.

В верхнем этаже имеется археологический шкафчик, в котором сохраняются: 1) Символ веры в лицах — икона глубокой древности 8x6 вер. Над первым рядом изображений вырезаны на рамке слова символа с «Верую» до «От духа свята», а под словами: a) Адам и Ева в раю; b) Преображение; c) Благовещение. Во втором ряду под словами, написанными на иконе, до «и вочеловечшася»: a) Рождество Христово, b) Распятие, c) Воскресение. В третьем ряду: a) Вознесение, b) Сошествие во ад, c) Страшный суд. В четвертом ряду: a) храм с проповедующими священниками, b) воскресение мертвых, c) царство блаженных. В том же шкафчике: 2) деревянный крест, сломанный и вделанный в доску. Он состоит из пяти кругов со священными изображениями; 3) оловянные сосуды XVI века; 4) медное древнее кадило; 5) черепочки в виде крестов из глины, найденные в нижней церкви под полом.

Из других предметов и вещей отметим: 1) древнюю пелену в один аршин и 2) Коробовские ризы. Последние, по преданию, пожертвованы Коробовым, надеваются в неделю всех святых. Оплечье их расшито изображениями Спасителя, Богоматери, Апостолов и др. Ризы старинные, тяжелые, редкие по нарядности и дорогие.

От Одигитриевской церкви до Загородного сада идет Пушкинская[141] (ее называли также Гоголевской) улица с асфальтовыми тротуарами. Загородный сад[142] очень тенист и привлекает своими старыми великанами-липами и сельской тишиной. В 30-х гг. XIX в. он был любимым местом гуляний калужан. В нем были одно время деревянный театр и эстрада для музыкантов. Здесь была и губернаторская дача, обычно обсаженная цветниками. Сад был значительно больше, так как он занимал и то место, которое теперь находится под казармами. Сад раскинулся на 3 дес. с лишним и густо засажен липами, только площадка в центре окружена купами старых красивых елей. В саду с западной стороны примыкает прежняя губернаторская дача, близ которой растут два дерева шелковицы. С балкона дачи открывается живописный вид на Оку, на зеленеющий бор, на извивающуюся лентой Ячейку, на далекие деревни крутого берега Оки и на Лаврентьевский монастырь, утопающий в зелени. Особенно красив бывает вид в пору большого разлива, которым затопляется все низменное пространство почти до монастыря. В саду летом открывается буфет в ветхом здании. Сад пустеет; гуляний в нем теперь не устраивается; публика сюда заходит по дороге в бор, а в дни платных гуляний в Городском саду сюда заглядывают жители окраин победней и попроще.

Рис. Домикъ Гоголя

С 1899 г., когда в саду было устроено юбилейное шествие учащихся, Загородный сад по постановлению Городской Думы называется Пушкинским, хотя в нем жил . И поныне стоит рядом с бывшей губернаторской дачей покосившийся небольшой флигель[143], в котором переживал муки творчества великий писатель, творивший здесь часть своих «Мертвых душ». Гоголь бывал в Калуге не один раз, но долее всего жил в 1849 г. «Он приехал к Смирновым (А. О. Россет) сперва в с. Бегичево, Медынского уезда. Его возили по окрестным деревням, и ему очень понравился дом и сад на полотняной фабрике Гончарова. Он часто выходил на сенокос любоваться костюмами бегичевских крестьянок и заставлял гостившего тогда у Смирновых живописца Алексеева рисовать их со всеми узорами на рубашках. Он был в восхищении от физиономий, костюмов и грациозности бегичанок и находил в них сходство с итальянками». (П. Кулиш).

По приезде в Калугу, Гоголь занял в упомянутом флигеле 3, ближайшие к даче, комнаты, из которых одна в два света служила приемной, другая, обращенная окнами на запад, к бору, была его рабочим кабинетом, а третья, самая маленькая, служила спальней. Гоголь ежедневно вставал очень рано, когда в большом доме все спало еще крепким сном. Один или с помощью мальчика Гоголь умывался и некоторое время гулял в саду; потом пил молоко или чай и садился за работу. Он в это время отделывал второй том «Мертвых душ». Гоголь работал до обеда. Иногда он в эти часы прогуливался и по городу, заходя в книжные лавки Грудакова или Антипина, бывшие на Никитской, где просматривал вновь вышедшие журналы и книги. Нередко он заглядывал в Никольский собор. К обеду в губернаторский дом приглашались местные чиновники, с которыми Гоголь был любезен, но они под разными предлогами избегали его, опасаясь, что он «опишет их». Он посещал только врачебного инспектора Быковского. После обеда до вечера Гоголь проводил время или в доме Смирновых, читая иногда губернаторше отрывки из «Мертвых душ», или в загородных прогулках по окрестностям, иногда переправляясь через Оку в Ромоданово. Бывал он и в Лаврентьевском монастыре.

В настоящее время Гоголевский домик ветх и плох, в борьбе со временем и непогодой неуклонно приближается к гибели. В день Гоголевского юбилея — 1909 года — Калужская Дума постановила устроить над домиком каменный навес и поставить в самом домике бюст писателя. Но в 1911 году, за отсутствием средств, Дума отказалась от своей мысли и предложила местной Ученой Архивной Комиссии, годовой бюджет коей около 400 руб., взять эту священную храмину на свое попечение. Согласие последовало, и тяжесть была снята с Думы. Архивная Комиссия наметила некоторый ремонт, создание Гоголевского музея… А домик продолжает разрушаться.

За Пушкинским садом с крутого берега Яченки открывается роскошный вид на окрестности, о чем упоминалось уже при речи о губернаторской даче. На берегу Яченки, недалеко от монастыря, где виднеется кирпичный завод, находится Симеоново Городище[144], где была Калуга в начале XVI в., до переселения жителей на настоящее место. Акад. Зуев в XVIII в. описывает его так: «Городище сие окружено высоким земляным валом с воротами или проездом и глубоким рвом с одной только восточной стороны; с двух же противоположных сторон окружено глубокими буераками и не столь высоким валом, а с четвертой подошел крутой яр, составляющий берег реки Яченки, на котором также виден небольшой вал. В середине оного находятся некоторые ямины, довольно глубокие, но ныне заросшие, которые положением своим одна подле другой кажутся оставшиеся после погребов. Фигура сего городища продолговато-четырехугольная; в длину оно имеет 310 больших шагов, а поперек 150; от валу видны были раскаты, по углам башни, и с трех сторон проезды или ворота. Из ям одна тройная, глубокая, расположена поперек городища, и недалеко от оной имеется другая о четырех ямах и расположена по длине городища». Зуев прилагает и план с рисунком городища. Нечего говорить, что время и кирпичный завод за XIX ст. потрудились над разрушением того места, где жил, по преданию, единственный Калужский князь Симеон Иванович… (Еще в XVIII в. здесь были печи и кирпичные сараи; а с 1815 г. деревянный магазин для поставки вина). Близ Городища поместились пивоваренный и мыловаренный заводы Фишера.


Театр. — Успенская и Мироносицкая церкви. — Васильевская церковь. — Кладбищенская церковь. — Малютинские богоугодные заведения. — Предтеченская церковь. — Женская городская гимназия

Городской театр[145] находится на бывшей Сенной площади, которой заканчивается Большая Садовая улица. Эта улица отличается своей широтой и прямизной от других, нередко кривых и узких. Объясняется это тем, что она распланирована только в конце XVIII в. по обдуманному плану. Калужский театр обязан своим возникновением первому калужскому наместнику М. Н. Кречетникову и открыт с января 1777 г. Театр помещался первоначально на Тульской улице, близ самого Жировского ручья, в здании, пожертвованном купцом Т. И. Шемякиным. Первых четырех актеров полков, кн. Херхеулизов пригласил из С. — Петербурга. С 1783 г. руководил театром советник гражд. пал., подполк. П. С. Батурин, который сам сочинил несколько комических опер и оставил интересные записки (еще не изданы; известен только III-й рукописный том). В начале 90-х гг. XVIII в. театр за ветхостью был продан. Новый театр помещался уже на Сенной площади, на нынешнем месте, но в 1820 г., а потом в 1836 г. сгорел. После этого временно, до 1842 г., он нашел приют в загородном саду в губернаторской даче. В 1842 г. был выстроен новый прекрасный театр, в котором давали несколько спектаклей Мочалов, Живокини и Щепкин. Этот театр тоже сгорел в 1851 г. Затем театр действовал до 1875 г. в приспособленном для него манеже. В одной из трупп здесь подвизалась и М. Г. Савина. Только после проведения железной дороги, когда строитель ее А. И. Горвиц пожертвовал на нужды города 6 тыс. руб., губернатор Шевич решил построить снова театр на Сенной площади, каковой и существует доселе. В недавнее время он расширен, и внешность его скомпонована на подобие русского стиля… Театральная площадь с 1911 г. приводится в культурный вид; вместо возов с сеном и контаря теперь разбит сквер, который обещает быть красивым и приятным местом для прогулок.

На Садовой улице, через 3 дома от начала ее, находится квартира Литературно-художественного кружка[146]. Он открыт в 1909 г. и успел создать себе небольшую, но прочную интеллигентную аудиторию. В кружке читаются доклады на литературные темы; устраиваются лекции столичных лекторов (Г. Петров, Айхенвальд, Е. Кузьмин, И. Новиков, гр. Дела Барт, С. Глаголь и др.); в 1911 г. была выставка «Московского Салона» и в 1912 г. выставка разных художественных кружков столиц. Драматический отдел дает иногда спектакли.

На первом пересечении улицы виднеется синеглавая Успенская церковь «за верхом»[147], на правой стороне Березуйского оврага. В первый раз она упоминается в описи 1685 г. и значится деревянной с шестью колоколами в Ямской слободе. С 1754 года начата строением каменная и, как видно из надписи на горнем месте главного престола, освящена 4 мая 1762 г. Приделы во имя Николая Чудотворца и пр. Аввакума перестроены — первый в 1836 г., а второй — в 1844 г. (по сообщению о. Беляева, оба в 1834 г.). Колокольня в 3 яруса надстроена в 1799 г. Храм пятиглавый, 4 главы на углах церкви, на трех сторонах верхи выдались полукругом, наподобие закомар; в каждом полукружии изображена храмовая икона — (Успения, св. Николая и пр. Аввакума). Главы луковичнообразные; пятая глава более других и посажена на двойном трибуне, который внизу имеет вид восьмигранника с ликом святого на каждой грани, а потом после покрытия круглым «обломом» становится круглым с желобками и перехватом перед главой. Колокольня скомпонована четырехугольной, с преобладанием угловатых и четырехугольных форм во всем корпусе, так что обработка ее кажется вычурной. На втором ярусе с каждой стороны поставлено по портику, сильно выдавшемуся вперед, а в образовавшихся от этого глубоких углах поставлено по тосканской колонне. В третьем ярусе четырехугольные колонны (пилястры), но уже без фронтонов; они искусно связаны вырезом кровли, украшенным зубчиками; на углах колонн не поставлено, но симметрия достигнута рядом продольных складок.

Исторических достопримечательностей в храме нет; внутри он благолепен, расписан хорошей живописью и имеет богатые иконостасы. Из икон почитается две: 1) , на которой повешен привесок в виде сердца с надписью: «сие сердце принесено в дар за исцеление»; к этой иконе прибегают многие из простого народа летом с младенцами и молятся об исцелении от «младенческой болезни»; 2) .

В пристройке к храму помещается церковноприходская школа на 50 учеников.

На углу следующего пересечения в доме с великолепной колоннадой с капителями колонн коринфского стиля (empire) помещается частная женская гимназия г-жи М. И. Шалаевой[148]. Первоначально г-жа А. Шалаева с 1889 г. содержала подготовительную школу, которая в 1905 г. была преобразована в прогимназию с правами для учащихся в составе двух классов. В 1908 г. она была преобразована в частную гимназию с правами для учащихся. В 1910 г. была открыта полноправная прогимназия М. И. Шалаевой в составе 6 классов, а в 1911 г. она сделалась гимназией со всеми правами правительственных гимназий. В 1912 г. в ней было 7 классов, с 267 ученицами.

Против Мироносицкой церкви расположились Мясные ряды[149]. Они перенесены сюда в конце XVIII в., когда они находились на Ильинской улице, рядом с кузницами. На настоящем же месте, близ рядов, а равно и близ Мироносицкой церкви был Березуйский овраг и протекал ручей.

Рис. Мироносицкая церковь.

Церковь св. Жен-Мироносиц[150] построена в 1698 г. в Ямской слободе иждивением приходских людей и была первоначально деревянной. Она посвящена св. Мироносицам потому, что, по преданию, строители ее, прихожане-ямщики, совершали в этот день молебен по случаю выгона скота на пастьбу, а равно в этот день была здесь же и ярмарка, гл. обр. конская. Это подтверждается фактом нахождения в церкви двух старых икон местных: св. Власия и Флора и Лавра, которых особенно чтут скотоводы. Да и ярмарка от церкви перенесена к Крестовскому монастырю только в 30-х гг. XIX ст. В 1767 г. церковь со всею утварью сгорела. На ее месте была построена на пожертвования небольшая каменная церковь со сводом, однопрестольная, простой архитектуры, в виде одноэтажного продолговатого дома, округленного с восточной стороны. При ней была маленькая каменная колокольня в виде остроконечной башенки сажен в 10 вышины, красивой архитектуры древнего стиля. Эта церковь стояла между нынешними церковью и колокольней, несколько ближе к дороге. Близ колокольни с сев. — вост. на юг протекала Березуйка, а с востока, близ северной церковной стены тек безымянный ручей, впадающий в Березуйку. Приходская Ямская слобода была по обе стороны верховья Березуйки, а ямские земли окружали со всех сторон и церковь, и усадьбы священноцерковнослужителей. Когда начал проводиться на практике Высочайше апробованный план (1778 г.), Мироносицкая церковь, бывшая за северной чертою города, к полю, вошла внутрь города и по переселении от нее Ямской слободы на вновь положенную Московскую дорогу, где она находится и ныне, около этой церкви стали селиться разночинцы и посадские люди… Церковь оказалась непрочной в фундаменте, отчего сделались в стенах и своде ее трещины. Поэтому, по прошению священноцерковнослужителей Успенской церкви, предписано было из Московской Духовной Консистории перенести в 1796 г. обветшавшую Мироносицкую церковь на Успенское кладбище, находившееся на краю западной части города с тем, чтобы приписать к ней приход Успенский, а Мироносицкий к Успенской, которая до построения Мироносицкой церкви была приходской Ямской слободы. Но это определение было отменено, потому что по упомянутому плану церковь Мироносицкая должна быть на своем месте соответственно церкви Предтеченской, занимающей другой конец площади. — Но теперь с 16 марта 1798 г. начата была постройкой от алтаря прежней церкви нынешняя церковь, трапеза которой была готова уже в 1799 г. и покрыта тесом. К июлю 1800 г. перенесли иконостас и утварь из прежней церкви и устроили придел во имя Казанской иконы Божией Матери, которая была спасена при пожаре 1767 г. Прежняя же церковь, кроме колокольни, была разобрана и употреблена в качестве материала для новопостроенной церкви. Церковь была выстроена по плану губерн. архитектора Ясныгина, строителя собора, и окончена внешней отделкой в 1804 г. Другой придел во имя Сретения устроен и освящен в 1809 г. Храмовая же икона этого придела написана по усердию граждан во время чумы в 1771 г. и поставлена в Мироносицкую церковь, потому что это была крайняя по направлению к Москве. С этого года был установлен крестный ход 2 февраля из других городских церквей в Мироносицкую, но потом был отменен. Он возобновился еще однажды в 1813 г. опять на 2 февраля по просьбе жителей для общего молебствия по случаю «заразной горячки» (тиф?), бывшей эпидемической в городе от излечивавшихся раненых 1812 г. русских и французов. Настоящая церковь была освящена в 1815 г. 15 апр. еп. Евгением. С 1818 г. начата постройка взамен разобранной старой, новой колокольни по плану губ. архит. Соколова. В основание ее, по слабости грунта, вбито около 700 свай и положено 50 саж. камня. В 1820 г. был окончен нижний ярус колокольни (21 1/2 тыс. руб.). Второй ярус построен в 1830 г., а закончена она вчерне в 1833 г., что стоило еще 28 1/2 тыс. руб. Купол же и железный шпиль с вызолоченными украшениями поставлены в 1842 г., на что истрачено 14 1/2 тыс. руб. В этом же году были сделаны архитектурные украшения трапезы, карнизы и фронтоны — все из белого камня. В 1851 г. была сооружена западная паперть, на месте которой был проезд. Тогда же была поставлена и каменная ограда с железными решетками. Храм имеет в длину с алтарем 17 с., колокольня 7 с. Вышина же колокольни с куполом 35 с.

Одновременно с внешними работами шла внутренняя отделка храма. В 1823 г. был вызолочен иконостас, в который перешло несколько икон из старой церкви. В 1828 г. была расписана трапеза; в 1836 г. был устроен новый иконостас в Казанском приделе, а старый иконостас 1800 г. поставлен в часовню.

Настоящая устроена ротондой, увенчанной круглым куполом, над которым возвышается глава на украшенном ликами святых трибуне с окнами. Боковые входы в храм с портиками, колонны коих подходят к дорическому стилю. Такой же портик над главным окном алтарной абсиды; в его фронтоне небольшая священная картина, содержание которой вследствие порчи разобрать трудно; пониже, над окном, другое изображение. Трапеза с обеих сторон имеет колоннады из четырех раздельных колонн с парапетом, в середине которого выделано полукружие. Парапет декорирован мелким красивым рисунком. Между колоннами находятся окна; а на парапете, ниже фриза, в полукружиях три священных картины. Храм соединяется с колокольней парой лавок, служащих для склада товаров и портящих все сооружение.

Колокольня в 3 яруса, первый четырехугольный с портиками с каждой стороны; колонны ионийские с приближением к коринфским в капителях. Переход от четырехугольника ко второму круглому ярусу сделан незаметно, во втором ярусе по краям сквозных арок поставлены колонны, параллельно нижним, по одной со стороны, с ионической капителью. Третий ярус такой же, что и второй.

В храме (настоящей) выделяется художественно исполненный иконостас; это лучшее украшение храма. Тайная вечеря в нем изображена в больших размерах. В этот иконостас перешли из старой церкви иконы: 1) Спасителя, 2) св. Жен-Мироносиц, 3) Иверская (не в иконостасе) в хорошей бисерной ризе. Эти иконы хорошего письма и вряд ли позже половины XVIII в. Считают старинной икону Успения над царскими вратами, осыпанную жемчугом. Живопись в настоящей хорошая и бережется от поновлений.

В Казанском приделе иконы: 1) Казанской Б. Матери с навешенным на нее крестом-мощевиком; 2) Спасителя; 3) св. Николая Чудотворца — все из старой церкви, не позже половины XVIII в., 4) Флора и Лавра (при входе в настоящую) XVII в.

В Сретенском приделе: 1) Икона Сретения 1771 г. и 2) св. Власия XVII в.

В алтаре некоторый интерес имеет «ковчег» (дарохранительница). Есть еще икона св. Бориса и Глеба (XVII в.).

Против Мироносицкой церкви, отделенная небольшим сквером, находится Губернская Земская Управа[151], при которой имеются домовая церковь и богадельня.

Вдали по этой же Мироносицкой улице видна церковь Василия Блаженного[152], она же и Троицкая. В описи 1626 г. она значится: «Церковь Василия Великого в остроге ж на посаде». В описи 1685 г. она названа с 4 колоколами, деревянная. В 1742 г. после пожара она выстроена приходскими людьми и вкладчиками каменной и находилась на площади около Никитской церкви с северной ее стороны, на месте, известном под именем Никитского кладбища. Отсюда в 1801 г. по обветшалости и по расселении по новому плану города она была разобрана и перенесена на теперешнее место в северную часть города, в Солдатскую слободу. На этом месте в XVIII в. было кладбище — в поле; и еще в половине XIX в. за алтарем были находимы надгробные каменные памятники. Здесь стояла каменная часовня во имя Казанской Божией Матери, принадлежавшая Мироносицкой церкви. Главный престол в церкви во имя св. Троицы, правый придел во имя св. Василия блаженнаго, а левый во имя свмч. Власия. Трапеза была распространена в 1830 г.; второй придел построен в 1855 г. Колокольня построена в 1830 г. Благотворителем этой церкви был митр. Иона, который был сыном причетника этой церкви и жил в детстве сиротой в церковной сторожке со слепой бабкой. Впоследствии, в благодарность за приют, он и жертвовал более 20 тыс. руб. сер. На его средства построена колокольня, расписан храм, приобретены многие вещи из утвари и пр.

Далее за Васильевской церковью, на самом конце улицы, помещается Работный дом[153]. Инициатива его открытия принадлежит о. Иоанну Кронштадтскому, который пожертвовал для сего 500 руб. Открытие дома состоялось 22 января 1894 г.; первоначально он помещался на квартире, но в 1895 г. заложено было собственное здание, в котором он и находится. При доме открыт ночлежный приют, в котором ночует до 5 тыс. чел. в год. С 1896 г. начато разведение сада при доме, между деревьями сажали овощи, между прочим спаржу, артишоки, цветную капусту и пр. В саду теперь ежегодно устраивается осенью сельскохозяйственная выставка, почему в нем построено несколько павильонов и зданий для выставки и два фонтана.

Недалеко от Работного дома, за углом, стоит кладбищенская «Пятницкая», она же и Петропавловская церковь. Первоначально церковь была не здесь. Она уже известна в описи 1626 г., где она называется церковью «Верховных апостолов Петра и Павла» с двумя приделами: а) Борисоглебским и в) Георгиевским. «Древяная, клетцки, о трех верхах». Находилась она «за острогом в старом остроге». В описи 1685 г. этой церкви мы не находим, но зато есть церковь Параскевы Пятницы о дву верхах, что на площади; церковь была деревянная и стояла близ старых рядов, т. е. около Георгиевской за лавками церкви, на месте Петропавловской церкви. В 1745 г. вкладчик, калужский посадский человек, вместо деревянного храма соорудил каменный храм, который простоял на старом месте до 1780 г. По «апробованному плану» он предназначен был к перенесению.

Место для этого храма было найдено в связи с образованием общего кладбища для Калуги, за северною чертою города, к Лаврентьеву монастырю. До этого времени, как и всюду, сначала прихожане погребались на приходских кладбищах, а потом были отведены только четыре места: 1) за Никитским рвом, близ Козьей слободки; 2) в поле у нынешней Васильевской церкви; 3) к речке Яченке, близ Загородного сада; 4) старообрядческое у Тульской дороги, недалеко от Жировского ручья. Общее же кладбище было отведено около 1780 г. Пятницкая церковь и была перенесена сюда общественным коштом. Оконченная строением в 1781 г., кладбищенская церковь по благословлению Московского митр. Платона в том же году была освящена. Главный храм посвящен св. ап. Петру и Павлу; придел же сооружен в честь вмч. Параскевы Пятницы, икона которой перенесена из прежней церкви. Храм каменный, одноглавый, сооружен в «Итальянском» стиле; такая же и колокольня[154].

К редким священным предметам храма относятся: 1) , находящийся в иконостасе главного храма, против левого клироса. На этом образе по краям изображены святые, среди них изображен прав. Лаврентий Калужский и Калужский князь Симеон; глава последнего окружена нимбом. 2) — перенесен из прежней церкви, не позже XVII в. 3) Такой же . 4) — дар калужского общества церкви при сооружении ее в 1781 г. На угольниках обратной доски евангелия вычеканена надпись, излагающая историю перенесения Пятницкой церкви из города и сооружения ее калужским обществом на городском кладбище.

При церкви находится Пятницкая богадельня. Она основана в 1793 г. В 1842 г. она была переделана, пристроен второй этаж и надворные службы. Число призреваемых в 1850 г. было 120 чел. Теперь это двухэтажное каменное прочное здание. Нижний этаж его был занят 26 мужчинами (в 1896 г.), а верхний 54 женщинами. В 1910 г. призреваемых было 90. Содержится богадельня на доходы купеческого общества с принадлежащих ему недвижимых имуществ. До 1896 г. расходы были очень скромны, всего 1.700 руб. Теперь много более. Содержание выдавалось призреваемым провиантом.

Здесь же рядом в 1891 году была открыта столовая обществом помощи бедным — для выдачи бесплатных обедов. При ней был организован бесплатный амбулаторный прием больных…

Несомненно, солиднее оборудованы и организованы благотворительные учреждения бр. Малютиных[155], находящиеся на Дворянской ул., недалеко от церкви Василия блаженного. Здесь два учреждения: богадельня и детский приют. Богадельня состоит из двух каменных двухэтажных флигелей, предназначенных один для мужчин, другой для женщин по 50 кроватей каждый. На дворе, между флигелями, помещается церковь, сад, огород, баня и пр. Устав богадельни учрежден 18 февраля 1870 г., а открыта она 7 мая того же года. Дома и оборудование богадельни стоили около 14 тыс. руб. Призревается в богадельне более положенного по штату — по 120 человек в среднем в год и содержание ее обходилось от 7 до 8 тыс. руб. Теперь несколько более.

Детский приют фактически существует с 1871 г. Первые 1 1/2 г. он помещался временно в зданиях Малютинской богадельни; с августа 1872 г. до 1874 г. в наемном доме, а с этого времени в главном корпусе при Малютинской богадельне. Дом трехэтажный: в нижнем этаже столовая, комната для игр, спальня для мальчиков; во втором этаже приемный зал, рабочая, класс для девочек, общая комната для детей. В третьем этаже дортуары для девочек, больница и пр. Предполагалось содержать в приюте 20 детей, но с 1887 г. — 100.

Здание представляет некоторый интерес в архитектурном отношении. Оно в стиле empire, с величественной массивной колоннадой, поддерживающей портик. Возможно, что капители колонн были коринфского стиля, но в настоящее время они уже осыпались. Этот дом принадлежал ранее А. Г. Кувшинникову и бывал иногда местом общественных развлечений.

От Мироносицкой до Ивановской церкви тянется «Новый торг»[156]. Это большая площадь, где торгуют фруктами и овощами. Около Мироносицкой церкви стоят невзрачные балаганы и шалаши. Но здесь же теперь выстроено большое красивое здание центральной электрической станции[157] для предположенного электрического освещения. Лавки Нового базара перенесены на настоящее место в конце XVIII в. от Пятницкой церкви на площади. Перенесены были, главным образом, хлебные и солодовые лавки, когда был начат строением гостиный двор; и место около Мироносицкой церкви называлось одно время Хлебным рынком. Базар бывает около Ивановской церкви[158].

Первое известие об этом храме содержится в описи 1685 г., где он значится деревянным. Каменная церковь построена в 1735 г., но в пожар 1754 г., когда сгорело до половины церквей, и Ивановский храм со всею утварью и иконами сделался жертвою пламени. Только храмовый образ Иоанна Крестителя был «вынесен на огороды и уцелел. А пономарь сей церкви Трифон, вбежавший в нее для взятия евангелия, от усилившаго пламени сгорел». Через 10 лет, в 1763 г. старанием священника Никиты Егорова Попова и прихожан храм был возобновлен и расширен: в нем были устроены два придела — во имя Сергия Радонежского и св. муч. Гурия, Самона и Авива.

Храм был расписан живописью. Радикальному поновлению он подвергся за время с 1890 г. до 1899 г. В нем было заведено духовое отопление; пол в приделах сделан паркетный сосновый, в алтарях — дубовый. В приделах возобновлена живопись XVIII в. с причисткою мрамора (искусственного) стен. Семиярусный иконостас переписан на новом полотне, но на старых досках по рисункам церковных художников — Васнецова, Нестерова, Маковского и Сорокина (копии) и стоил 10 тыс. руб. Стены церкви, оконные откосы, борта и рамы вокруг стенных изображений были покрыты искусственным мрамором разных цветов; пол выстлан метлахскими плитками. На месте старой обсыпавшейся стенной живописи написаны новые картины, опять копии с изображений в храме Христа Спасителя и во Владимирском соборе в Киеве. Украшение храма стоило 30 тыс. руб. Извне храм величественный, обильно орнаментированный.

Рис. Предтеченская церковь.

В основании главного храма лежит четырехугольник с многими окнами; в верхней части четырехугольника по углам стоят четыре маленькие главки, скрывающие переход к ротондообразному круглому верху, крытому круглым же, полным куполом. Единственная глава усеяна звездами на серебряном фоне. Окна верхней части перед куполом с наличниками из колонок и фронтончиков. Колокольня «готическая» трехъярусная, одного типа с Георгиевской на Воробьевке. Те же три колонны на углах первого яруса; те же три колонны над ними в следующем ярусе; только в последнем они соединены «стрелкой». Внутри храм благолепен и красив.

Заслуживает внимания древняя упомянутая ; святой изображен с крыльями; в руках у него чаша-блюдо, а в чаше — глава. Икона чтится особенно сельскими жителями, которые массами сходятся 29 августа, в храмовый праздник и молятся о помощи в головных болезнях. Еще в половине XIX в. некоторые ставили перед иконою свечи, равные по величине окружности головного черепа. Чтится и другая , перед которыми молятся о заступничестве от притеснений и обид.

На площади, рядом с Ивановской церковью высится центральная водонапорная башня Калужского водопровода[159], проведенного в 1887 г. Пункт этот найден самым возвышенным.

От Ивановской церкви к Благовещенской мимо бывшего дворянского пансиона идет Благовещенская улица[160], пересекаемая около Благовещенской церкви Масленниковской улицей. На последней находится здание женской гимназии[161]. Это учебное заведение было преобразовано в семиклассную гимназию в 1871 г. из женского училища 1-го разряда, основанного в 1860 г. по положению 1858 г. на средства, пожертвованные общественными и сословными учреждениями и частными лицами. Гимназия помещается в собственном здании, купленном у купца Билибина, неоднократно подвергавшемся в 90-х гг. расширению, так что оно теперь занимает весь двор и часть сада, напоминая прежний дом только с фасада. В первый год открытия учебного заведения было 54 ученицы, в 1911 г. их было 682; при всех классах открыты параллельные отделения. Бюджет гимназии — 38.333 руб.


Воскресенская улица. — Воскресенская церковь. — Реальное училище. — Георгиевская за лавками и Ильинская церкви. — Женский монастырь. — Епархиальное училище. — Богоявленская и Покровская церкви. — Архиерейский дом. — Спас-Жировская и Знаменская церкви. — Никольская улица и Николо-Слободская церковь. — Хлюстинские заведения. — Рождественская в кожевниках церковь. — Николо-Казинская и Сошественская церкви

На Воскресенской улице[162], недалеко от ее начала, обращают внимание два находящиеся друг против друга дома: Яновского и Пестриковского убежища. Дом Яновского — это барская усадьба богатого помещика со службами и обширным садом. Интересен фасад трехэтажного дома: вперед в нижнем этаже выдаются на улицу три арки, в которые выходят окна дома; эти арки-ниши служат подножием колоннады из четырех колонн с капителями коринфского стиля. Колонны поддерживают фронтон, в котором изображен лепной герб, который держат две фигуры. Над окнами второго этажа диски и стрельчатые впадины, украшенные аканфом. Дом не производит своей композицией цельного впечатления, что свидетельствует о переходном характере его архитектуры: от empire'а к безвкусию Николаевской эпохи.

Такой же в архитектурном отношении и дом Пестриковской богадельни и убежища[163]. Богадельня открыта 1 августа 1869 г. на средства и в доме пот. почет. гражданина Пестрикова. В 1869 г. устроена и церковь во имя Иоанна Предтечи в благодарность за спасение имп. Александра II в Париже от руки Березовского. В обеспечение учреждения Пестриков положил капитал в 40 1/2 тыс. руб. Церковь находится в верхнем этаже; там же и помещение для причта; нижний этаж назначен для призреваемых. При доме имеются все необходимые службы. Число призреваемых бывает не менее 30 человек, но иногда и более.

В этом же здании находится и Пестриковское убежище. Оно открыто в 1885 г. по мысли душеприказчика Пестрикова — В. И. Станкевича — для обеспечения лучших и беднейших учеников реального и технического училищ помещением, одеждою, столом и надзором. По проекту, предполагалось содержать 10 учеников, но с самого открытия их было 15. Содержание убежища обходится около 3 тыс. руб. в год; в 1910 г. — 3.284 руб.

Пестриковское убежище соприкасается с оградой Воскресенской церкви[164]. По преданию, это одна из древнейших церквей Калуги. Будто бы уже в XVI веке на этом месте стоял деревянный храм во имя архид. Стефана, но он сгорел. Первые же точные сведения о храме содержатся в описи 1626 г., где он обозначен под именем церкви Введения Пр. Богородицы с приделом архид. Стефана «в остроге». Около 1654 г. эта церковь была уже каменной, когда в ней присутствовал на богослужении Макарий патр. Антиохийский. Павел Алеппский называет ее недавновыстроенной «в честь Воскресения», «как бы висячей, с окружной галереи». В описи 1685 г. храм, действительно, значится Воскресенским, каменным, с приделом св. Николая. Этот последний впоследствии заменен Введенским. В 1754 г. церковь пострадала от пожара: в ней сгорело 15 человек, хотевших укрыться от огня, после чего церковь подверглась некоторой переделке.

Рис. Воскресенская церковь.

Построена она в русском стиле того времени, «когда он усвоил некоторую правильность и определившиеся понятия о карнизах, фронтонах и т. п. архитектурных частях и когда он готовился уступить свое место в церковных постройках новейшему стилю». Старинной постройки сама церковь, алтарь и колокольня, а по мнению акад. Преображенского, и придел. Церковь небольшая с круглым куполом и 5-ю главами, посаженными на концах. Трибун главной главы имеет окна с наличниками из колонок и «бровями», между окнами поставлено по колонке. Кровля имеет четыре фронтона, в каждом из коих находится по картине. Алтарь трехабсидный, тоже с фронтоном, в котором на штукатурке изображено Воскресение Христово. Придел обозначен куполом, который посажен на небольшой куб, вытянутый над линией кровли трапезы. Хорошо сохранилась колокольня: она невысокая, с пирамидальной сквозной крышей с окошечками, сложенной целиком из камня. По-видимому, по ее образцу построена колокольня у Георгия за верхом и в Знаменской церкви. Под церковью по обеим сторонам колокольни — подвалы, в одном из коих заметны остеклившиеся кирпичи — признак бывшего пожара. (Подвалы назначались для сохранения церковного имущества на случай нападения врагов). Снаружи входы в церковь снабжены старинными узорчатыми железными дверьми — окна были с такими же ставнями.

Особенно интересны старинные, двустворчатые двери под колокольней (1 ар. 15 в. х Зар. 2 в.). Они сделаны так: «на котельное железо в 1/16 дюйма толщиной приклепаны поперечные и продольные полосы с рамой из полосового железа в 2 1/2 дм. ширины и в 1/4 дм. толщины. В образовавшихся промежутках приклепаны из котельного же железа кресты с завитками по концам, как видно из разреза. Чтобы удобнее образовать закрой при створе обеих половинок двери, поперечные полосы железа расположены таким образом, что не стыкаются между собой, а концы железных полос одной половины помещаются между концами полос другой половины. Концы эти прикрываются средней полосой железа того же размера, приклепанной к концам поперечных полос одной из половинок двери; эта полоса усеяна заклепками и мелкими крестиками. Неправильность же разбивки поперечных полос мастер, видимо, старался замаскировать заклепками, которые на обеих створах расположены различно».

Иконостас церкви высокий, в несколько ярусов, имеет старинную форму, хотя отделка и детали нового времени. Иконы в византийском стиле. Из икон выделяются: 1) над царскими вратами. Это художественное произведение вывезено купцом Беловым (Белоглазовым) из Италии, где куплено за большую сумму денег. 2) Довольно большой с орнаментированными железными петлями; в средине изображение св. Харлампия с надписью славянскими буквами 1698 г. 3) В иконостасе Введенского придела , по-видимому, перешедшая из прежних деревянных храмов. По мнению некоторых, живопись и рисунок XVI в. 4) , спасенная на пожаре в половине XVII в. 5) . Две последних особочтимые. 6) На паперти интересна древняя икона второго пришествия.

Из других предметов: 1) Евангелие, печатанное при патр. Иоакиме и царе Федоре Алексеевиче в 1691 году. 2) Древний чугунный раскрашенный крест, врезанный в деревянный и поставленный за престолом придела. На этом кресте кругом распятия очень примитивно изображено затмение солнца и луны, голова Адама и пр. А на верхней части Господь Саваоф.

В конце XVII в. (1687 г.) при Воскресенской церкви существовала богадельня[165] 8 на 12 человек, которые получали денежное царское жалованье по рублю на человека, а за хлеб деньгами из таможенных доходов.

На Воскресенскую улицу выходит усадьба казенного реального училища[166], которое расположено в Воскресенском переулке. Своим возникновением оно обязано желанию местных городских и земских деятелей иметь в Калуге среднее учебное заведение с реальным курсом. Главными жертвователями были потом. почет. гражд. Г. П. Пестриков и Ф. И. Коровин и купец Н. П. Масленников, которые на учреждение училища внесли 25 тыс. руб. Училище было открыто в начале 1875–1876 учебного года в составе двух классов III и IV. Потом оно постепенно пополнялось сначала старшими, а потом и младшими классами. В 1878 г. был открыт второй, а через год — дополнительный класс, заключавший до 1893–1894 гг. два технических отделения, а затем одно общее. Первый класс был открыт в 1882 г., а приготовительный — с 1890 г. Через 10 лет, с 1900 г. в училище стали открываться параллельные отделения, и в настоящее время в училище двойной комплект во всех классах. В первый год в училище было 39 учеников, и число их увеличивалось медленно; только через 15 лет в нем было 150 человек. Но с начала XX в. число их быстро возрастает, и в настоящее время их 535. В течение 30 лет расходы училища были около 1 млн. руб., из коих от казначейства поступило 258 тыс. руб. Бюджет 1911 года был 57.883 руб. Из питомцев училища известен беллетрист Б. Зайцев (род. 29 янв. 1881 г.), поступивший из гимназии с 1894 г. в IV класс и окончивший училище в 1898 г.

Рядом с Воскресенской церковью поместилось городское четырехклассное училище, преобразованное из уездного училища, основанного в 1801 г. На Воскресенской улице с 1911 г. находится и Контрольная Палата[167], а близ последней — церковь во имя св. Георгия победоносца «за лавками». Егорьевская сотня, названная так по церкви, упоминается уже в 1617 г. в писцовой книге Бегичева и Пчелина. «На Егорьевской на церковной земли за лавками», говорится в книге. В описи 1626 г. церковь Георгиевская значится в «старом остроге об одном верху». В той же описи рядом с этой церковью показана церковь Петропавловская с приделами влмч. Георгия и Бориса и Глеба. В описи 1685 г. последняя церковь не значится, но в память о ней в двух ближайших к ней церквах освящены два придела: в Георгиевской во имя Петра и Павла, а в Николо-Слободской во имя Бориса и Глеба. Настоящая каменная церковь построена в 1700 г. и перестроена в 1755 г. после пожара 1754 г. Другой придел в ней во имя Корсунской иконы Божией Матери сооружен в 1800 г.

Настоящая и алтарь архитектуры XVII в. Храм (главный) в виде куба с трехабсидным алтарем. Кровля четырехскатная увенчана пятью главами, которые сгруппированы «купой» в центре крыши, а не поставлены по краям, как это было в XVIII в. Форма глав древняя, совершенно шарообразная; ранее они были крыты чешуей. На трибунах глав видны остатки прежних украшений в виде легкого фриза и колонок. Храм в верхней части богато орнаментирован узорами, как это встречается часто в храмах Московской области XVII в. Карниз и фриз представляют образчики воссоздания из извести деревянных резных украшений, так употребительных в старинных деревянных постройках. Большие окна с типичными наличниками XVII в. из колонок с перехватами и с закруглениями вверху, с крестом посредине. Трапеза храма с фронтонами, края которых испещрены зубцами. Под фронтоном пилястры с ионической волютой; над окнами диски.

Колокольня четырехъярусная, постепенно суживающаяся кверху; второй и третий ярус равные восьмигранные; по углам поставлено по две дорические колонны, с 4 яруса начинается суженный восьмигранник с одной колонкой на каждом углу; 4 стороны этого восьмигранника уже 4 других, выведенных полукругом с голосником в каждом. Над этим восьмигранником еще меньший, глухой восьмигранник с тонкими колонками и полукругом на более широких сторонах. Наконец, четырехугольная шейка (трибун) сквозная с маленьким яблоком и крестом. Вход в церковь с портиком на парных колоннах с коринфской капителью и с зубчиками по краям фронтона. Над входом и по сторонам его на целле священные изображения.

Рис. Георгіевская за лавками церковь.

По левую сторону колокольни, в общем корпусе находится древняя часовня с большим крестом, поставленным посредине на пьедестале, и небольшим иконостасом с образами старинной иконописи. Эта часовня прежде составляла отдельное здание и находилась рядом с колокольней; при позднейших перестройках она была соединена с общим корпусом.

Иконостас в храме новый, но живопись икон XVIII в., а, может быть, и ранее. Стенная живопись нового времени. В главной церкви существуют хоры. Из икон замечательны: 1) В иконостасе главного храма с ризой старинной работы; 2) На левом клиросе — древняя. 3) В трапезе . 4) , очень чтимая и интересная в археологическом отношении. 5) Древний крест в часовне, распятие на котором написано торжественно на обеих сторонах.

Воскресенская улица выходит на Ильинскую, прямо к церкви во имя пророка Илии[168]. Точные сведения об этой церкви не восходят ранее 1626 г. Она называется, «что за кузницами», потому что в XVII и XVIII в. около нее был кузнечный ряд. По описи 1626 г., она значится «да за острогом же, в старом остроге», «древяна, клетцки». Около нее стояли крепостные проезжие ворота, башня от которых была еще в начале XVIII в. Во время пожара 1622 г. храм, вероятно, сгорел, и, по преданию, из него были спасены только храмовая икона св. Илии пророка, икона мч. Конона и две иконы Богоматери Толгская и Боголюбская. По описи 1685 г., Ильинский храм строился каменным и, по-видимому, в 1687 г. уже был готов. Он был одноэтажным, а верхний деревянный, по преданию, пристроили в первой четверти XVIII в. Колокольня построена во второй половине XVIII в. Во время знаменитого пожара 1754 г. («Одигитриевский») Ильинская церковь сгорела прежде других, так как и загорелось‑то «близ церкви Илии пророка, у старого кузнечного ряда, бывшего неподалеку от красных рядов и кружечного (питейного) двора к Ильинской церкви, у черепичного заводчика Кушинникова, в Жорином пер.»[169]. После этого пожара Ильинская церковь была возобновлена и перестроена в 1754 г. купцом Карасевым в двухэтажную каменную одноглавую (вместо пятиглавой?) с тремя престолами.

Длина церкви с колокольней 14 с., ширина 4 с. 1 арш. Вдоль северной стены храма тянется открытая с боков галерея, крыша которой поддерживается 4-мя колоннами с капителями ионического стиля; колонны соединены внизу тремя арками, под средней из коих помещается часовня. Храм в виде четырехгранного квадрата, с тремя окнами с каждой стороны; крыт круглым шатром с круглым барабаном и грушевидной главой, усеянной звездами. Алтарь трехабсидный (слабо намечены абсиды).

Колокольня четырехгранная, двухъярусная, «итальянской» архитектуры. Над сквозными пролетами второго яруса расположены кокошники, в средине которых круглые сквозные окна — голосники, заставленные писанными на жести образами. Над крышею колокольни удлиненный трибун с главой.

Стена храма, в галерее, расписана событиями из жизни святых; одна картина представляет крестный ход вокруг Московского кремля.

С восточной стороны храма устроена в 1847 г. каменная ограда, забранная деревянными решетками.

Нижняя церковь во имя прор. Илии с приделом во имя иконы «Взыскание Погибших». Стены в нем толстые, около 2 арш.; в передней части арка выведена неправильно; в алтаре глубокие котловые своды. Церковь расписана в 1861 г., и в 1896 г. живопись поновлена. Придел сооружен в 1861 г. усердием Чистоклетовых.

В нижнем храме над аркой пролета для царских врат находится деисус, который имеет еще изображение Николая Чудотворца рядом с Предтечей. Это одна из старинных икон храма; А. И. Успенский относит ее к XVI в.

Иконостас храма XIX в.; прежние царские врата хранятся в кладовой храма. В иконостасе обращает внимание большой искусной иконописи . «Вместо обычной пещеры на этом образе представлено высокое бревенчатое здание, внутри которого внизу пред младенцем в яслях Богоматерь, Иосиф, 2 пастыря и два коленопреклоненных ангела. Сзади этой группы у яслей стоит взнузданный конь с волом. Кроме бревенчатого здания, на заднем плане иконы изображены другие здания, стоящие вдалеке на высокой горе, где видны и волхвы, приближающиеся на конях». Также редки по сюжету иконы: . Есть и крест с частицами мощей святых, иконы из кипарисового дерева — св. Власия, Сильвестра с частицами мощей.

Храмовый относят к XVI в.; его чтут и старообрядцы. Образ (1 ½ x 1 1/4 ар.) в сребровызолоченной ризе (1853). Пророк изображен сидящим на камне с посохом, в хитоне и в верхней одежде из козьих кож. В верхнем углу иконы поясные изображения св. Василия и Анастасия. Полагают, что это христианские имена строителей храма. Предание приписывает образ кн. Симеону.

Верхний храм холодный во имя Казанской иконы Богоматери. Он также расписан живописью византийского стиля; сюжеты взяты из жизни прор. Илии и других пророков. Картины же шатровых сводов изображают «страсти Господни» и служат как бы дополнением к иконостасу, пятым его «страстным» ярусом, бывавшим в иконостасах старинных храмов. Живопись в алтаре 1840 г., а в трапезе 1855 г. (В трапезе в 1833 г. обрушились своды и тогда же исправлены).

Иконостас этого храма сооружен, по-видимому, в 1760 г., как свидетельствует надпись на мече арх. Михаила, изображенного на северной двери. Это второй иконостас; несколько же старых икон прежнего иконостаса хранятся в церковной кладовой. Иконостас в 1865 г. решили промыть, но сделано это было так неумело, что иконопись попортилась, первоначальный колорит красок исчез, на иконах оказались продольные полосы, образовавшиеся от едких жидкостей промывальщиков. Иконостас четырехъярусный. В праздничном ярусе иконостаса заслуживает внимания с бабкой-повитухой; сюжет заимствован из апокрифического евангелия. На имеется иконографическая особенность: со стороны Моисея изображен гроб в виде четырехугольного ящика. Храмовый за правым клиросом написан на кипарисной доске с углублением с лицевой стороны, что позволяет отнести икону к XVII в. XVII в. и являются местночтимыми. Старинный , стоявший некогда на башне крепостных ворот (7x5 в.) вставлен в складень, помещенный под иконостасом, у северной стены храма. На складне изображения апостолов и Богородицы. На имеется привесок кипарисный крест-мощевик, который может быть признан не позже XVIII в. Запрестольные иконы — и с двусторонним изображением с темными ликами относятся к старине, не позже конца XVII в.; писаны на досках с углублениями.

Из евангелий есть одно, напечатанное в 7141 г. (1633 г.) и другое 1758. Последнее интересно гравюрами евангелистов пред каждым из четвероевангелий и четверостишиями под гравюрами.

В ризнице хранится пентикостарий, или пятидесятница 1670 г. Москов. печ.

Возле Ильинской церкви вниз, стоит Казанский девичий монастырь[170]. Он основан в царствование Михаила Федоровича Романова, не ранее 1626 г., так как в описи Плещеева он не значится. В 1653–1654 гг. он уже существовал. В одной из челобитных игуменья Маремьяна Пальчикова говорит, что «иконы, книги, ризы, епитрахили» и пр. — все было пожертвовано в царствование Михаила Федоровича. Вероятно, он основан в 30-х гг. XVII в[171]. По описи Полуэктова 1685 г., монастырская церковь показана уже каменной. В «Топографических известиях» (1772, материалы 60-х гг.) церковь значится перестроенной в 1726 г. двумя калужскими купцами. Церковь была одноглавая, с небольшим сквозным фонарем, по плану квадратная. В 1827 г. пристроена трапеза с двумя приделами; приблизительно в то же время построена и колокольня. В начале XX в. сооружен на месте прежнего новый храм трехпрестольный, который освящен 6 июля 1903 г.

Стиль здания — византийский с пятью куполами, из коих средний 11 арш. в диаметре. Купол поддерживается четырьмя столбами; арки высокие. На западной стороне — хоры. Иконостас — четырехъярусный, живопись — современная.

Из достопримечательностей отметим , с надписью 1685 г. и с изображением церковных построек Соловецкого монастыря; 2) перила церковных клиросов с изображениями сивилл и с надписями. 3) В архиве монастыря хранится несколько столбцов (нам известно до 30) XVII в., которые впрочем, частью изданы г. Зинченко (Правосл. Обозр. 1885 г.).

От Ильинской церкви на восток идет Богоявленская улица[172], которая в XVIII в. называлась Спасской[173] и тянулась от Березуйского оврага вплоть до Тульской заставы через весь город. На Богоявленской, почти на углу Черновского проулка находится лютеранская церковь[174]. Это маленькое здание, построенное в 1863 г. на том месте, где был первоначально детский приют. Лютеранская церковная община невелика; в ней всего около 100 человек. Примечательного в «Kirche» ничего нет.

Рядом с ней находится железнодорожное техническое училище[175], построенное тоже в доме, принадлежавшем детскому приюту, поступившем к нему от помещика Чернова. В 1879 г. он был куплен за 10 тыс. руб. под открываемое училище. Преподавание в этом учебном заведении направлено к образованию техников для железнодорожной службы. Курс трехлетний, по окончании которого требуется двухлетняя железнодорожная практика. Принимаются по экзамену лица от 14 до 18 лет, прошедшие курс двухклассных сельских (5 летн. курс), уездных городских и двухклассных церковно-приходских училищ. Плата — 10 руб. в год. При училище общежитие на 50 человек с платою по 130 руб. в год. В 1910 году было 70 учеников; бюджет его — 17.175 руб.

Vis‑a-vis с Техническим училищем, на Богоявленской только улице, помещается частное реальное училище Ф. М. Шахмагонова[176] с правами правительственных училищ. Оно открыто 30 августа 1906 г., а права получило в 1911 г. До 1912 г. оно сформировало шесть классов; в 1912–1913 гг. открывается VII кл. В 1910–1911 гг. учеников было 216; содержание обходилось в 19.187 руб.

Через дом от реального училища, против самой Богоявленской церкви, находится Епархиальное женское училище[177]. Оно было открыто на средства епархиального духовенства 10 ноября 1879 г., на основании указа св. Синода. Здание было заложено в 1878 г. на месте, купленном у купца Ерохина. По смете, оборудованное здание стоило 60 тыс. руб. Средства были взяты от обложения духовенства и от Огорской и Улемльской лесных дач. В сентябре 1879 г. был сформирован совет училища и приглашена начальница. Сначала было открыто только 3 класса, в которые поступило 133 ученицы. Постепенно были открыты еще 3 класса. За 25 лет окончила курс училища 1061 девица. В 1906 г. был открыт VII класс. С 1902/3 гг. училище становится двуштатным. В 1895 г. училищное здание оказалось уже малопоместительным, почему был приобретен за 30 тыс. руб. дом Золотарева, в котором поместили два класса и общежитие на 65 человек. Общежитие предполагалось потом на 100 человек, но помещалось в нем 170! Естественно, что в 1899 году была начата пристройка к училищу в 3 1/2 этажа, которая вместе с введением водяного отопления обошлась в 88 тыс. руб. В 1904 г. число живших в конвикте достигло предельной нормы — 350; более здание вместить не может.

Симпатичной стороной училища является забота о воспитании сирот. В 1904 г. на благотворительные церковно-епархиальные средства и стипендии воспитывалось 149 учениц, причем духовенство отпускает на 125 сирот 14 тыс. руб. При училище в 1885 г. устроена церковь усердием Калужского городского головы И. К. Цыпулина; в 1894 г. устроено отдельное здание для больницы стоимостью в 10 тыс. руб. Стоимость содержания училища быстро растет; в начале XX в. содержание его стоило 62 тыс. руб.; в 1910 г. — уже 86.167 руб. Учащихся в 1911 году было 562.

Училище расположено против Богоявленской церкви. Она, по-видимому, существовала уже в начале XVII в., так как в описи Бегичева и Пчелина 1617 г. упоминается Богоявленская сотня. Но в описи 1626 г. этой церкви мы не находим; она, вероятно, сгорела в 1622 г. На ее месте в 1626 г. стояла церковь велмч. Варвары с приделом во имя св. Николая, «за острогом, в старом остроге», деревянная. Но в 1685 г. эта церковь описана как Богоявленская с приделом во имя влмч. Варвары, деревянная, с 7-ю колоколами. Каменная построена прихожанами в 1735 г. с двумя приделами во имя Афанасия Александрийского и Богоматери «всех скорбящих радости». Появление двух приделов объясняется размножением прихожан, в состав которых входили и рабочие полотняных фабрик купеческих домов Чернова, Торубаева и Билибина. Новая колокольня вместо обветшавшей построена в 1832 г.; тогда же поновлена и трапеза, а в 1849 г. расширена.

Настоящая имеет форму куба, напоминая видом Благовещенскую церковь. С боков куба вытянутая полукруглая средина (закомара) с живописным изображением; над кубом светлый большой восьмигранник, с круглым куполом; на куполе высокий сквозной восьмигранный трибун-фонарь с двойной главой; крест — с маленькой коронкой. На алтарной абсиде сделаны небольшие ниши, в которых писаные изображения святых.

Колокольня трехъярусная. Нижний ярус составлен портиками на парных колоннах тосканского стиля, с украшенными углублениями капителей; антаблемент украшен фризом; в фронтонах лепное всевидящее Око. Колонны второго яруса по краям пролетов с капителями коринфского стиля. Третий ярус тоже с колоннами у пролетов. Колокольня четырехгранная.

Из икон чтится древний . В церкви есть евангелие 1628 г. москов. печ. Из икон обращают внимание: 1) св. влмч. Варвары XVII в. в интересной ризе с жемчужным убрусом; 2) пр. Сергия Радонежского, не позже XVIII в. (значится в описи начала XIX в.), рамка с житием новая; 3) Тихвинский Б. М. не позже конца XVII в.; 4) Тихвинская же в гл. иконостасе не позже XVIII в. в ризе с жемчужным убрусом; 5) Успения Б. М., не позже начала XVIII в.; 6) Воскресения Христова на горнем месте, XVII в.; 7) над царскими вратами — Успения (XVII в.); 8) Богоявления, храмовая, середины XVIII в.; 9) Николая чудотворца в приделе — чтимая; 10) в придельном алтаре — Владимирской Б. Матери (XVII — нач. XVIII в.); 11) медный крест, вделанный в икону, в алтаре; 12) иконостас имеет над царскими вратами 2 резных ангела с рипидами; такие же два ангела над следующим ярусом иконостаса по краям; 13) Распятие, венчающее иконостас, резное; 14) оловянный потир, два дискоса оловянных (с отломанными ножками) и маленький потир из дароносицы.

За Епархиальным училищем идет вниз переулок, отделяющий училище от Архиерейского дома. В этом переулке внизу виднеется церковь — это Покровская под горой[178], или, как она называлась ранее, в «Кожевниках». По описи 1626 г., она показана в старом остроге, деревянного, «клетцки, о дву шатрах», в приделе «три святители, Василья Великого, Григорья Богослова да Иванна Златоустаго». В 1685 г. она значится каменного с тем же приделом. До 1889 г. она с XVIII в. уцелела, не подвергаясь пожарам. Это была одноглавая церковь с восьмигранным барабаном, с трапезой в виде галереи, с приделом и небольшой колокольней. Фасад был кирпичный с тщательно исполненными деталями из лекального кирпича. За ветхостью церковь в 1889 г. была разобрана и заменена новой, поставленной немного выше прежней.

Храм одноглавый, небольшой. Колокольня пирамидальным шатром с слуховыми окнами, как в церкви во имя Воскресения. Близ алтаря со стороны реки стоит часовенка, построенная на месте прежнего храма.

В церкви уцелело несколько старинных икон: 1) XVI в., вверху ее новые изображения; 2) со вставным крестом в середине — древняя, но попорчена поновлением; 3) — XVII в.; 4) , попорчена поновлением, особо чтимая невестами; 5) с житием XVI — нач. XVII в.

Сохранилось два напрестольных креста: 1) один относят к 1527 г. — серебряный, вверху херувимы и серафимы, внизу св. Николай, по концам распятия Богоматерь, св. Иоанн и сотник; 2) другой вызолоченный, 7136 г. (1628), вверху изображено Воскресение Христово, внизу положение во гроб. Оба креста-мощевики. Сохранилось и напрестольное евангелие 1676 года.

Что же касается Архиерейского дома[179], обнесенного оградой, с обширным садом, то он сделался местопребыванием калужских епископов только с 80-х годов, а до этого времени архиереи жили при духовной Семинарии. Калужская же епархия существует, в качестве самостоятельной, с 16 октября 1799 г., входя до этого времени в состав епархии частью Московской, а частью Крутицкой. При открытии в епархии было 689 церквей.

Первым епископом Калужским был Серапион, но он не был в Калуге, так что счет ведут обычно со второго — Феофилакта Русанова, который впоследствии был митрополитом. Из последующих епископов заслуживают внимания: Евгений Болховитинов (19.VII.1813-7.11.1816), потом митрополит и известный ученый, 2) Филарет Амфитеатров, бывший потом Митрополитом Киевским, 3) Григорий Постников — потом митрополит С. — Петербургский и 4) Александр Светлаков, ученый и духовный популяризатор, духовный композитор.

В архиерейской ризнице имеются антиминсы дониконовского времени. Церковь при архиерейском доме построена в 90-х годах. Стиль ее византийский. 15–17 октября 1899 года был торжественно отпразднован юбилей столетия епархии.

Богоявленская улица выходит на перекресток, на котором стоит Спасо-Слободская церковь[180], или в просторечии Спас на Жировке. Первоначально она была деревянная и перенесена на свое место переселенцами из села Спасского Нового, не ранее 1649 г. В 1685 г. она значится «в новой слободке» с шестью колоколами. В 1732 г. усердием купца Рыжова построена каменная церковь с приделами: 1) во имя Черниговской иконы Богоматери, и 2) во имя свмч. Харлампия. В 1848–1850 гг. усердием другого Рыжова (Харьковского 2-й гильдии купца) церковь перестроена и украшена; тогда же построена и колокольня.

Наружным видом храм резко отличается от других церквей. Настоящая представляет два поставленных один на другой куба; второй, верхний, уже нижнего и держится на четырех наполовину поднятых вверх плоскостях, наклоненных внутрь храма. Вверху небольшой шатрообразный на четыре ската купол, а над ним удлиненный четырехсторонний трибун (столбиком) с заостренным верхом, на котором миниатюрное яблоко и крест. Над алтарями приделов над общей линией трапезы вытянуты вверх с обеих сторон по кубу, увенчанному византийским куполом; здесь же, по боковому фасаду, окно с наличником из колонок с орнаментом в верхней части.

Колокольня тоже необычной формы. Она напоминает башню-бойницу, и от нее веет чем‑то нерусским. Нижний ярус ее четырехсторонний, но с выемками на углах; следующий двойной ярус — восьмигранный, а над ним меньший восьмигранник; все восемь граней у всех ярусов со сквозными пролетами; верх же — высокий пирамидальный, глухой.

Трапеза храма держится на двух столбах, уставленных киотами с иконами. Иконостасы в приделах двухъярусные, иконы византийского стиля, в нижнем ярусе в богатых окладах. Церковь расписана в трапезе живописью недавнего времени. В трапезе обращает внимание с повешенным на ней крестом-мощевиком, больших размеров, старинная, не позже XVII в. Рядом с ней , того же времени. В другом приделе старинная с крестом-мощевиком. В притворе большая , «построенная 9 авг. 1713 г. тщанием священника и прихожан». На иконе много примитивного в композиции. В этой же части есть , новая по внешнему виду, но старинная по сюжету.

Рис. Спасо-слободская церковь.

Настоящая без столбов; богато расписана. Живопись, исключая верха, пристроенного и расписанного позже, XVIII в[181]. Сюжеты росписи и исполнение довольно любопытны, как, напр., Петр Афонский, лежащий нагим с бородою до колен и др. Расписанные иконы во многих местах обрамлены и выделены от других. Кое-где заметны следы неловких поновлений.

Иконостас пятиярусный: царские врата с резными евангелистами и их эмблемами; в верхней части врат — Бог Вседержитель, тоже резной с двумя резными же ангелами по бокам. Из икон обращают внимание: 1) в богатой ризе, вероятно XVII в.; 2) с крылами и чашей, а в ней младенец. Над иконами 1-го яруса поставлены небольшие иконки двунадесятых праздников, довольно примитивной живописи; внизу же икон 1-го яруса написаны события из библейской истории — на небольших круглых досках. Из других икон упомянем близ правого входа; чудотворец изображен с мечом и церковью в рост небольшого формата; по бокам житие; доска углубленная в середине. Над у левого клироса небольшой складень.

Из евангелий: одно 1657 г., в бархатном окладе с Богом Вседержителем на престоле в наличнике-среднике; другое 1740 г., «тщанием Калужского купца Михаила Щербачева», весом более 1 п., с богатыми изображениями на эмали и с камнями. Наконец, есть оловянная дарохранительница.

На юг от Спас-Жировской церкви, внизу, находится Знаменская церковь[182]. В описи 1626 г. она названа церковью во имя влмч. Варвары с Никольским приделом «за старым острогом». В 1685 г. она показана уже Знаменскою, что на Зеленой с приделом влмч. Варвары, деревянная, с 5-ю колоколами. Каменная церковь построена в 1720 году усердием купца Ланина и других прихожан. Церковь хорошо сохранилась почти в том виде, как была выстроена.

Пять глав, венчающих церковь; трехабсидный алтарь, с портиком на средней абсиде, стоящим на двух, далеко одна от другой отстоящих, дорических колоннах; живописное изображение во фронтоне портика; пирамидальная невысокая, примитивно поставленная колокольня; несимметрично и неправильно пристроенный придел по правую сторону церкви; и вместе с тем некоторая грациозность и правильность отдельных частей здания — представляют переходную ступень в архитектуре от древних построек русского стиля к постройкам конца XVII и XVIII вв. Архитектура колокольни, несмотря на одновременную постройку с церковью, древнее ее. Заметно, что колокольня скопирована целиком с какого‑нибудь древнего оригинала, так как колокольни в это время, как видно из одновременной Георгиевской «за верхом» церкви, строились выше, и пирамидальнообразные крыши делались острее. Наружных украшений у Знаменской церкви мало; только по одному ярусу колокольни устроены небольшие ниши, в которых находятся маленькие головки лепных ангелов; но есть основание полагать, что в начале своего существования вся церковь была раскрашена разноцветными колерами; остатки этой раскраски довольно хорошо сохранились на церковных главах и на крыше колокольни.

Конструкция сводов древняя; купол церкви внутри красиво разделан и расписан в русском стиле. Иконостас древней формы, увенчан распятием на кресте и четырьмя фигурами по бокам, написанными на досках и вырезанными силуэтом. Над первым ярусом икон, на карнизе иконостаса, помещены четыре скульптурные фигуры евангелистов резной старинной работы. Царские врата красивой формы; над ними в том месте, где принято помещать св. Духа, поставлено резное барельефное изображение Господа Саваофа, по древнему обычаю. Иконная живопись некоторых икон XVII в., как видно из записей на некоторых из них; вероятно, они перешли из прежней церкви. Стенная живопись, относящаяся к одному времени с постройкой храма, бесспорно, составляет видную достопримечательность церкви. Особенно заслуживает интереса иконопись на стене, противоположной иконостасу. Содержание изображений заимствовано из апокалипсиса. Эта характерная, роскошная византийская иконопись. Предание говорит, что это работа придворного художника эпохи Петра I, по какому‑то случаю скрывавшегося в Калуге.

Своды трапезы опираются на большой четырехугольный столб, образующий две арки и служащий, таким образом, к отделению трапезы от придела влмч. Варвары. Столб украшен деревянными резными украшениями в русском вкусе и иконами довольно старинного иконописания.

Выделяется из других икон в главном иконостасе . Складень старинной формы и работы. В церкви же находится особо чтимая .

От Знаменской церкви к берегу Оки находятся водопроводные сооружения. Вода берется из ключа («крупца»), который называется «зеленым». Ранее здесь был образован водоем, из которого вода по желобу приводила в движение мельничные колеса. Несколько ниже по реке расположены лесные пристани, до которых доходит и ветвь железной дороги, лесопильный завод[183] и чугунолитейный Кисилева.

На восток от Спас-Жировской церкви, к виднеющейся реке, лежит Тульская застава. На берегу протекающего здесь Жировского ручья, засыпанного на улице, стоят военный лазарет[184] и тюрьма; здесь в XVIII в. был оперный дом[185]. А против тюрьмы находится воспитательно-исправительный приют. Он открыт в 1897 г. «Обществом земледельческих колоний и ремесленных приютов». Цель общества спасать малолетних от вредного влияния тюрьмы. Общество купило за 6.266 руб. на углу Тульской и Нижне-Казинской улиц дом И. И. Слобожанинова со смежными участками. Средства были взяты от ежегодных отчислений со штрафных сумм с 1879 г., производившихся по постановлению Губернского Земского Собрания, и из пожертвований частных лиц. Питомцы в приюте находятся под постоянным надзором и обучаются грамоте, садоводству, огородничеству и ремеслам.

Еще далее, вниз по течению реки, находятся обширные воинские склады и лесопильный завод г. Мешкова, к которому тоже подходит железнодорожная ветвь.

На север от Спасской церкви идет Никольская улица[186], с залитыми асфальтом тротуарами. На этой улице стоит Николо-Слободская церковь[187]. Древняя деревянная Никольская церковь в Новой слободе построена также переселенцами из села Спасского одновременно со Спас-Жировской. Каменная же, пятиглавая церковь с приделами во имя Бориса и Глеба и иконы Божией Матери «Взыскания погибших» построена в 1691 г.

Общим видом корпуса и своими размерами церковь напоминает древние сельские церкви. Лучше всего в ней сохранились главы, совершенно шарообразные. Разбивка пролетов окон неправильная, хотя и заметны в них переделки. Церковь сложена из больших кирпичей чрезвычайно прочно; конструкция сводов XVII в. Алтарь был трехабсидный, теперь разделен арками вместо капитальных стен. Трапеза имеет по обеим сторонам фронтоны.

Колокольня построена в 1800 г. и по сравнению с церковью довольно высокая, почему церковь теряет свой вид и делается незаметной. Ярусов в колокольне три. Первый с портиками, поставленными на 4-х дорических колоннах, четырехсторонний; второй ярус тоже четырехсторонний с парой колонн (маленький портик) на каждом углу — для перехода к третьему круглому ярусу. В третьем ярусе — круглом, на закруглениях против нижних углов углубления с крестами; высокий шпиль.

Иконы иконостаса старинные. Апостолы и святые изображены все одинаково во всех ярусах попарно на иконе, вполоборота, с наклонением головы к царским дверям. Из икон обращают внимание: 1) две ; а) одна в трапезе величиной более человеческого роста, по преданию перенесена переселенцами из Спасского; b) другая в иконостасе главного алтаря — в рост, с храмом в руках и с житием вокруг образа. На последней иконе висит серебряный крест на серебряной цепочке времен царей Петра и Иоанна Алексеевичей, с надписью 7194 г. (1686 г.): «крест сей построен к Спасскому собору, что у великих государей в дворце»; 2) старинная ; 3) в трапезе скульптурный животворящий крест старинной работы; 4) два ковчега с мощами (реликварии); 5) евангелие московской печати царствования Василия Ивановича Шуйского 7114 г. (1606 г.).

Против Никольской церкви находится редакция «Калужского Курьера»[188], а через дом от нее, за углом в Куковом переулке римско-католический костел[189]. Он сооружен из купленного двухэтажного дома — во имя св. велмч. Георгия в 1880 г. на доброхотные пожертвования прихожан. Алтарь в храме с колоннами, позолоченый. Главной святыней является , писанная масляными красками, в серебряной ризе. Икона — копия с известного Ченстоховского образа и чтится прихожанами чудотворной. Над этой иконой находится меньшая — , писанная на цинковом листе. По стенам другие образа, развешанные в рамках. Колокольни нет. В церковной общине считается до 1500 прихожан и, кроме того, около 700 человек войсковых чинов.

На следующем пересечении идет на восток Новорежская улица[190], которая выходит к Хлюстинским богоугодным заведениям[191] и за город по пути на Калужку. На левой стороне этой улицы, недалеко от пересечения Никольской, стоит здание Общины сестер милосердия[192]. Она открыта в 1896 г. 14 ноября, когда местное Общество Красного Креста приобрело два каменных двухэтажных дома за 19 тыс. руб. В 1896 г. сестер было 10 и теперь столько же; помещаются они в одном из домов. При общине открыт ежедневный прием амбулаторных больных.

На правой же стороне улицы vis‑a-vis с Общиной, помещается часть общежития Епархиального училища в Золотаревском доме. Его владельцу принадлежал и дом г-жи Кологривовой (план Казакова). И в этом доме потолки расписаны живописью, которая была ранее и на стенах. Наилучше живопись сохранилась во флигеле, где квартирует о. инспектор училища. Рядом с Золотаревским домом, действует епархиальный свечной завод с 25–30 рабочими и производством на 300 тыс. руб.

Плотина с деревянным мостом устроена через глубокий и крутой овраг, по которому протекает Жировский ручей. Это другая — восточная — естественная граница, которой замыкались поселения древней Калуги, начинавшейся от Березуйского ручья.

Хлюстинские же заведения, к которым приводит улица от плотины, возникли только в начале XIX в. Это целое поселение страждущих, колония, в которой идет своеобразная жизнь. Оно обязано своим возникновением Мосальскому помещику майору Ант. Сем. Хлюстину, который в 1802 г. предпринял для призрения инвалидов и умалишенных постройку дома стоимостью в 50 тыс. руб. асс. Сыновья жертвователя, Михаил и Семен, в 1809 г. докончили постройку, при которой была сооружена и церковь во имя Александра Невского, и передали в ведение Приказа Общественного Призрения, пожертвовав при этом деньгами 11 1/2 тыс. руб. асс. Этот дом и послужил той ячейкой, из которой потом выросли все больничные учреждения, сооруженные Приказом Общественного Призрения и известные под именем Хлюстинских. Уже в 1824 году они состояли из 7 корпусов каменных, 1 двухэтажного и 6 одноэтажных деревянных. В этом же, 1824 г. купец И. М. Золотарев пожертвовал каменный двухэтажный дом близ Хлюстинских заведений под особую городскую больницу и внес 50 тыс. руб. асс. Это был так называемый «Золотаревский больничный дом», включенный Приказом Общ. Пр. в состав Хлюстинских заведений. В 1834 г. был построен главный больничный корпус, куда была переведена больница из Золотаревского дома, а он обращен в дом умалишенных. В 1869 г. 15 февраля Хлюстинские заведения перешли от Приказа Общественного Призрения в заведывание Калужского Губернского Земства. Больных и призреваемых обоего пола земством было принято 514, а капиталов 140 тыс. руб. Земство продолжало деятельность Приказа Общ. Пр. по улучшению оборудования учреждений и расширения их. Земство положило основание библиотеки для чтения при больнице, в которой несколько тысяч томов. Специально медицинская же библиотека при больнице существовала еще ранее; земство продолжает пополнять ее новыми изданиями. В 1888 г. была заново отделана больничная церковь. В 1895 г. расход на Хлюстинские учреждения был 117.147 руб. В настоящее время много более.

В 1874 г. при больнице была открыта фельдшерская школа с трехгодичным курсом. Она помещалась в освободившемся доме инвалидов, которые были переведены в дом Рюмина, где недавно была губернская управа. На содержание школы отпускалось 7 тыс. руб. в год. За 14 лет существования школа выпустила 104 фельдшера. В 1888 г. она была закрыта. Вновь она открыта была 20 октября 1905 г., для приходящих учеников и учениц. Принимаются преимущественно лица из Калужской губ. Курс по-прежнему трехлетний, а для акушерского звания четырехлетний.

Недалеко от Хлюстинских заведений, не доходя их, по направлению к реке, стоит красивая церковь во имя Рождества Христова на Козинке, или в Кожевниках[193]. Последнее название дано ей потому, что неподалеку от нее находятся кожевенные заводы, которых в прежние времена было более 15. Храм не всегда находился здесь. Ранее он был в старых Кожевниках, близ церкви Покрова «под горой». Это именно тот храм, про который в описи 1626 г. говорится, что он был с приделом Космы и Дамиана «древян, клетцки», «в старом остроге». Там же была эта церковь и в 1685 г., а перенесена на настоящее место в новые кожевники только в 1797 г. Здесь она была сооружена каменной. В 1834 г. вместо прежней малой трапезы пристроена новая, обширнее; тогда же построена была и новая колокольня в три яруса. До 80-х годов она стояла отдельно от церкви, но потом была соединена. Главный престол в честь Рождества Христова, а приделы — во имя Божией Матери, всех Скорбящих Радости и во имя преп. Зосимы и Савватия Соловецких. В последнем живопись на апокалипсические сюжеты, каковые очень редки в калужских церквах.

В храме заслуживают внимания царские врата с изображением сионской горницы, которые должны быть отнесены не позже XVII в. Из икон выделяются: 1) , перенесена из старой церкви, на иконе изображены и сопутствующие Рождеству Христову события — избиение младенцев и др. 2) 1691 г. с надписью: «лета 7199 г. месяца июля в 28 день построена сия икона к церкви Рождества Христова, при Благоверных Государех, Царех и Великих князех Иоанне и Петре Алексеевичах, при святейшем патриархе нашем Адриане и при священнике Ермолае, по обещанию Московских людей Нестора Власова сына Гладильщикова с товарищи». 3) с житием, старинная, с любопытными деталями в разработке сюжета. 4) Два серебряных креста-мощевика.

На Козинке[194] же, на северной стороне, стоит и другая церковь во имя св. Николая, невольно бросающаяся в глаза своей столпообразной колокольней. Эта церковь стояла первоначально на городской площади в крепости; в описи 1626 г. она описана — «церковь Никола Чудотворец» «в городе же». В 1685 г. она была на старом месте, на северо-востоке от собора, и имела придел во имя митр. Филиппа. В Козью Слободку, на нынешнее место, перенесена в 1775–1779 гг. общественным городским коштом и построена каменной. В 1844 г. была распространена трапеза и построена новая колокольня.

Храм кубической формы (без трапезы) и крыт на четыре ската полукруглым шатром. Трибун в виде толстого заостренного четырехугольника, такой же, как в Спас-Жировской церкви. В храме главный престол во имя св. Николая, а приделы — один во имя Божией Матери — Тихвинской, другой во имя свят. Петра, Алексея, Ионы и Филиппа. Колокольня трехъярусная, в виде массивного столба, увенчанного луковичнообразной большой главой.

Храмовая перешла из старинной церкви и не позже XVII в. Другая писана в 7204 г. (1696 г.) иждивением нижегородского купца И. И. Пращина «в церковь св. Николая, что внутри города». Ниже нынешней церкви, к Козинскому оврагу, было кладбище, которое с 1780 г. уничтожено, а с 1824 г. заселено обывательскими домами.

Через ров от Николо-Козинской церкви, по Никольской улице, возвышается единоверческая Сошественская церковь[195]. Впервые она была основана на точном соблюдении правил указов 1798 г. (12 мар.) и 27 октября 1800 г. История ее такова. В 1801 г. 40 купеческих, 60 мещанских и 7 ямщицких семейств, в которых состояло 662 души, уполномочили калужского мещанина Блинова подать калужскому епископу прошение о дозволении устроить в г. Калуге церковь «на старых обрядах» и к сей церкви дать «правильных по старопечатным книгам и обрядам священно-и церковнослужителей». Прошение сопровождалось 17 статьями, где были изложены условия, на которых старообрядцы решались быть «единоверцами». 23 сент. 1801 г. св. Синод разрешил открытие церкви на точном основании вышеназванных указов.

Церковь была переделана из часовни, стоявшей тогда на краю Калуги близ рва, отделявшего с восточной стороны город от предместий, в Жировской части. Эта часовня была устроена из амбара, принадлежавшего купцу Петру Алтынникову; старообрядцы очень ею дорожили. В прошении они ходатайствовали обратить означенную часовню в церковь во имя Сошествия св. Духа и для сего пристроить алтарь и украсить ее церковным благолепием. 22 ноября 1801 г. разрешение было дано. А через месяц часовня была уже отделана и 4 января 1802 г. была освящена; при сем еп. Феофилакт пожертвовал икону Сошествия св. Духа… В 1810 г. единоверцы снова обращаются к преосв. Евлампию с прошением о дозволении им их скудную церковь «привесть в лучшее и безопасное состояние, так как она низка, маломерна, при деревянном потолке и дверях опасна от пожарного случая и вообще в первый раз по скорости не устроена прилично своему именованию». Однако из представленного плана было усмотрено, что единоверцы имеют в виду не исправить, а вновь соорудить для себя церковь в обширных размерах, так что прежняя небольшая церковь оставалась целою внутри новой. На этот раз разрешение было дано уже с ограничениями. Им позволили построить новый храм, но за городом, при отведенном для них кладбище и с условием — разобрать прежнюю церковь. Единоверцы не согласились, и дело остановилось.

В 1814 г. оно снова было поднято купцом Шапошниковым. 12 октября означенного года, когда в Духосошественской церкви после литургии отпеты были благодарственный молебен за избавление России от нашествия французов и панихида по павшим воинам, Шапошников предложил единоверческому причту с прихожанами письменное обязательство устроить при единоверческой церкви в память грозного неприятельского нашествия на свой счет два каменных придела. Ввиду некоторой связи этой любопытной грамоты с юбилейной годовщиной мы приводим ее целиком.

«Господи Исусе Христе сыне Божий, помилуй нас. Аминь.

Известно всякому, что ненасытный враг Европы, похититель престолов, по ругатель святынь в 1812 г., по попущению Божию за грехи наши, дерзнул напасть на любезное отечество наше — Россию, и, собрав многочисленное воинство разных держав, со множеством орудий понесся внутрь России, как тлетворная буря. Убийства, опустошения, пожары следовали по дерзким стопам его. Разграбленные имущества, сожженные города, поруганные храмы суть свидетели неслыханного его доселе неистовства и лютости. Наконец, обладав материю городов Российских — Москвою, превратив ее огнем в самое плачевное зрелище, и оттуда устремился, как кровожадный зверь, и на наш богоспасаемый град Калугу. Страх и ужас распространились в жителях оной и принудили их оставить свои домы, имущества, детей, отцев и матерей своих, жен-супругов своих, и искать спасенияжизни своей в других дальнейших градах. И град наш остался, яко сетующая вдова, не имущая ни детей, ни утешения. Окрестные, пылающие огнем грады, ужасный звук орудий, изрекающий роду человеческому смерть, бегство разоренных, — довершили в сердцах наших страх и отчаяние. И уже совсем было враг занес свою голиафскую руку, если бы не удержала оную десница Вышняго молитвами св. и преп. угодника Божия Лаврентия, смутившего и прежде Литву и сохранившего секирою князя Симеона, град сей и жителей его. Тако и ныне сильнейшего смути и до конца посрамленна вспять возврати, в день пресвятые Богородицы, именуемой Иерусалимской, и празднуемых мучеников Прова, Тараха и Андроника, во второй надесятъ день месяца октября. Почему здешнее духовенство и граждане получили от вышняго духовного начальства дозволение праздновать день сей обхождением со святыми иконами окрест города, за сохранение его от врага. Сему благоговейно подражая, и я, нижеозначенный калужский купец Гавр. Сем. сын Шапошников, по моему желанию, заблагорассудил ежегодно просить священноцерковнослужителей приходския церкви делать крестное хождение окрест оныя, и пение панихиды по православным воинам и христианам; а в незабвенный памятник о избавлении нашего града от нашествия врага Бонапарта, при оной же приходской Сошественской церкви или вновь имеющейся строиться, или при ныне находящейся, пристроить два придела: первый — крепкой нашей помощнице Богородице, честнаго Ея Благовещения, второй — святых мучеников Прова, Тараха и Андроника. Для же сооружения оных приделов определяю из собственных денег десять тысяч рублей, которые, по получении от духовной власти разрешения и при начатии постройки, достоверно имею доставить в означенную церковь, кому препоручено будет от священноцерковнослужителей и приходских людей. Да на сих алтарях выну приносится жертва Господу Богу, сохранившему от врага Россию, о здравии и спасении возлюбленейшего монарха нашего Александра Павловича; приемлющего в низложении великаго врага превеликие подвиги и труды, — о благоденствии всего Его Августейшаго дома и о упокоении воинов, не пощадивших за веру, государя и отечество пролития крови своея». (Калуж. Еп. Вед. 1836 г. 195–197 стр.).

В 1815 г. было подано прошение к преосв. Евгению (Болховитинову) о дозволении построить новую церковь на старом месте с двумя упоминаемыми приделами. На этот раз разрешение было дано, и единоверцы заложили новый трехпрестольный храм, который и был окончен в 1823 г. и 5-го июля освящен. На престоле были возложены антиминсы времен патр. Иосифа, присланные из св. Синода. Прежняя же церковь была разобрана, и на ее месте поставлена небольшая каменная часовня. В 1858 г. к колокольне пристроен и освящен третий придел во имя св. Николая.

Храм пятиглавый, с окном в средней главе. По краям сделаны небольшие фронтоны; при входе в настоящую галерея на четырех четырехугольных колоннах. Приделы имеют по главке, с портиком; в нем окно, а по краям его и вверху по священному изображению. Колокольня трехъярусная; вход с портиком на парных колоннах; такие же портики и на остальных ярусах. На колокольне колокол в 668 п. Храм внутри в трапезе делится на три части сводами, которые поддерживают два столба.

Иконостасы в двух приделах четырехъярусные, высокие, византийского стиля. Местные иконы в богатых окладах. Вся трапеза расписана в византийском стиле. На многих иконах кресты и привески. Настоящая расписана на апокалипсические темы; по стенам — вселенские соборы. Из икон чтится Казанская икона Богоматери.[196] При храме книги старопечатные; ризница — одна из богатейших в Калуге.

Все церковное имущество, деньги и вещи состоят в непосредственном безотчетном заведовании церковного старосты и выборных от прихода. Причт и духовное начальство не вмешиваются.

Рядом с Сошественской церковью находится Земской Сиротский дом[197]. Он возник из упраздненного в 1834 г. Калужского воспитательного дома, основанного еще при Кречетникове. Взамен его и открыт был в 1835 г. Сиротский дом на 20 мальчиков и 10 девочек. В 1847 г. воспитанницы были переведены в дом Трудолюбия, а в Сиротском доме оставлены только мальчики, число коих доведено было до 30. В 1858 г. штат их увеличен до 40 человек. Затем дом был передан Земству. В Сиротском доме живут дети, обучающиеся в местных учебных заведениях, преимущественно в реальном и техническом училищах. Штат их доведен до 45. Многие из воспитанников дома поступили в высшие учебные заведения (18 %). Содержание дома в 1898 г. было 8.544 руб.; в 1910 г. 8.672 руб. при 38 питомцах.

Через небольшой квартал от Сошественской улицы, где Сиротский дом, на параллельной ей Венской[198], имеется маленький чугунолитейный завод Бычевского, на котором всего от 20 до 30 рабочих.


Литература:

1. Щепетов-Самгин П. Исторические сведения о г. Калуге. — Памятн. кн. 1862–1863 г.

2. Памятная книжка за 1873–1874 г.

3. Попроцкий М. Калужская губерния. Т. II-й. — Спб., 1864.

4. Преображенский М. И. Памятники древнерусского зодчества в Калужской губ. — Спб., 1891.

5. Ханыков. Летопись Калужская. — М., 1878.

6. Трейтер П. А. О церквах калужских, по данным писцовой книги 134 г. — Изв. Кал. Уч. Ар. Ком., вып. 1900 г.

7. Четыркин И. Д. Палаты Коробовых.

8. I. Л. Описание Крестовской церкви. — Калуга, 1892.

9. Щепетов-Самгин П. Очерк народного образования в Калужской губ. Памятн. кн. 1861 г.

10. Историческая записка о женской гимназии. — Калуга, 1911 г.

11. Никульцев. Тридцатилетие реального училища. — Калуга, 1905.

12. Авраамов. Шамиль в Калуге. — Калуга, 1910.

13. Его же. О пребывании Гоголя в Калуге. — Пам. кн. 1910 г.

14. Кулиш П. Записки о жизни Гоголя.

15. Храм при Николаевской гимназии. Брош. — Калуга.

16. Лукомский Г. и Ростиславов А. А. Разные заметки в «Старых Годах» за 1909 г. № 11, 1910 и 1911.

17. Пульхеров. Исторические сведения о садоводстве и огородничестве в Калуге. — Памятн. кн. 1911 г.

18. Зуев В. Путешественные записки. — Спб., 1787.

19. Балобанов. Исторические сведения о благотворительных учреждениях Калуги. — Пам. кн. за 1896 г.

20. Холминский В. О Единоверческой Сошественской церкви. — Кал. Еп. Вед., 1863, № 11.

21. Никольский. Ильинская церковь. — К. Еп. Вед., 1900, № 13, 14; 1901, № 2, 4.

22. Мироносицкая церковь. — Кал. Еп. Вед., 1862.

23. Остроглазов И. Летопись Георгиевской за верхом церкви. — К. Еп. В., 1891, № 13, 14, 16, 22, 24.

24. О древних церквах г. Калуги. — К. Еп. В., 1866, № 19, 22.

25. Сказание о списке Чудотворной иконы Петровской. — К. Еп. В., 1870, № 20, 21.

26. Извеков М. Предтеченская церковь. — К. Е. В., 1900.

27. Соколов Д. Материалы для истории. Калужской епархии. — К. Е. В., 1895, № 17.

28. Соколов Ф. Материалы по истории Духовной семинарии. — К. Е. В., 1902, № 21, 22.

29. Ассонов В. К вопросу о сохранении памятников старины. — Изв. Кал. Уч. Ар. К., 1911.

30. Его же. К истории Калужского театра.

31. Историческая записка о Калужском Епархиальном училище. — К. Еп. В., 1905, № 2, 3, 4, 5.

32. О Казанской чудотворной иконе. — К. Еп. В., 1905, № 19–21 и мн. др.

Значительная часть сведений появляется в печати впервые.

Глава IV Окрестности Калуги

Лаврентиев монастырь. — Полотняный завод. — Тихонова пустынь. — Калужка. — Любутское

Лаврентиев монастырь

Монастырь находится в 2 в. от Калуги, на левом нагорном берегу р. Яченки, впадающей в Оку. Время основания монастыря в точности неизвестно, а называется он по имени праведного Лаврентия юродивого. На основании того, что в синодике Лютикова монастыря во главе имен рода Хитрово стоит прав. Лаврентий, местные исследователи полагают, что он происходил из рода Хитрово[199]. Прав. Лаврентий жил в конце XV и начале XVI в. В хранящейся в монастыре записке о св. Лаврентии между прочим рассказывается следующее: «В лето 1512 нападоша на град (Калугу) агаряне, противу которых вышел он (кн. Семен Иванович Калужский) с своими гражданы; прав. Лаврентий, в дому его бывший, внезапу возопи гласом велиим: „дадите мне мою секиру острую; нападоша псы на кн. Симеона; да обороню от псов его; и взем отыде“. Князю же Симеону, бившуся с агаряны с насада[200]на Оке, агаряном же во множестве обступившим князя, — внезапу обретеся на насаде прав. Лаврентий, укрепляя его и все воинство ободрив, рекши: „не бойтеся!“. И в тот час победи князь и прогна их. А пр. Лаврентий обретеся паки в дому княжеском, аки юродствуюя и говоря: „обороних от псов князя Симеона“. Князь возврати вся от брани, поведа бывшее, како явися праведный, и его укреплением и помощью победих врагов, нашедших на г. Калугу». В этом рассказе разумеется нашествие крымцев («агаряны») под предводительством Бурнаша и Ахмат-Гиреев, против которых был выслан Даниил Щеня.

Пр. Лаврентий преставился 10 августа 1515 г.; мощи его покоятся под спудом в монастырской церкви (в земле, а не в раке). Канонизирован он во второй пол. XVI или первой пол. XVII в. На древних иконах пр. Лаврентий изображается в рубахе, портах и овчине, с топором в руке на длинном топорище.

Был ли уже при жизни самого Лаврентия монастырь, трудно сказать. Но несомненно, что при Лаврентии на месте монастыря стояла церковь Рождества Христова, куда удалялся пр. Лаврентий для молитвы. Весьма вероятно, что монастырь возник вскоре после смерти праведного. Предполагают, что устроен он был кн. Симеоном († 1518), так как в 1565 г. в грамоте Иоанна Грозного монастырь предполагается уже существующим. Последующая история монастыря делила с Калугой те же беды и несчастья, что выпадали на долю последней. Отметим, что в 1610 г. монастырь охотно принял к себе Тушинского вора, когда он бежал из Тушина. Отсюда именно вор уже уверенно идет на Калугу… А сто лет спустя, в начале XVIII в., в монастыре тоже давали приют беглым и гонимым старообрядцам, так как игумен монастыря Карион придерживался раскола.

В 1776 г. митр. Платон открыл в Лаврентьевском монастыре Духовную Семинарию, в которой на первых порах было до 120 учеников. Обучали их латинскому языку, грамматике, пиитике и нотному пению. Казна ассигновала 300 руб. в год. Семинария пробыла в монастыре до 1800 г.

Пребывание Семинарии, однако, не мешало быть монастырю местом заточения. Так, в нем содержался с 1765 по 1801 г. по определению Тайной Экспедиции под строгим караулом отставной кадет Елизар Карякин, присланный «на исправление в уме его».

С учреждением епархии в Калуге в 1799 г. Лаврентиев монастырь обращается в архиерейский дом, где и ныне часто в летнее время пребывают Калужские епископы.

В обители один двухэтажный каменный соборный храм. Нижняя церковь построена ранее верхней. Цоколь храма, сложенный из крупного нетесанного камня, врос в землю и свидетельствует о почтенной древности. Массивные стены выведены из тяжеловесного кирпича, забученного известковым камнем, залитым цементом. Входные южные двери с тройными наличниками и архивольтами; внутри низкие своды и окна с широкими внутри отливами. История церкви рассказана в надписи на хартии, наклеенной на полотно; хартия лежит под срачицей на престоле. «Освятися алтарь сей, говорится в ней, …лета 7158 году (1650) при царе Алексее Михайловиче». С того времени церковь дважды поновлялась.

Верхняя церковь выстроена в 1739 г., а в теперешний вид приведена заботами А. А. Гончарова.

Весь храм представляет величественное здание изящной архитектуры. С двух сторон его окружают крытые переходы, опоясывая церковь с запада. Верх церкви со сквозным деревянным восьмиугольником с узкими окнами, над которыми купол, а над ним снова восьмерик с грушевидною главой со шпилем и маленькой главкою. Колокольня трехъярусная в готическом стиле, обращает внимание стройностью и красивым орнаментом. Углы двух верхних ярусов колокольни украшены тройными тонкими колоннами с капителями коринфского стиля; карнизы обоих ярусов оканчиваются кокошниками.

В нижней церкви интересны входные двери, тройные наличники которых состоят из колонн с перемычками индийского стиля (XVIII в.). У северной стены храма, на месте левого клироса, под балдахином с малиновым бархатным подзором, покоящимся на 4-х круглых золоченых цированных столбах, стоит рака, обитая медными посеребренными листами. На раке образ пр. Лаврентия с хартией в руке, на которой написано событие 1512 г.

На стене под балдахином же раки нерукотворенный образ, который упоминается же в 1632 г. Рядом с ним древняя икона Успения, перенесенная сюда из Успенской церкви.

Неподалеку от раки пр. Лаврентия покоятся — первый архимандрит обители Карион († 1722) и епископ Калужский Александр Светлаков, автор многих ученых и популярных работ и духовный композитор († 8.Х.1895).

В стене, отделяющей притвор от настоящей церкви, имеется мраморное барельефное изображение женского лица — А. Ф. Демидовой, происходившей из фамилии Ждановых († 1805 г.).

В верхней церкви заслуживает внимания иконостас в стиле рококо, с широкими карнизами и выступами в два пояса; образа поясов отделены одни от других 10 колоннами с ножками, обвитыми листьями и виноградными гроздьями, с капителями коринфского стиля.

Из предметов старины назовем: 1) евангелия 1644 и 1655 гг.; 2) евангелие московской печати 1681 г.; 3) евангелие 1688 г., пожертвованное царевной Татьяной Михайловной; 4) крест 1652 г. с частицами мощей 22 святых; 5) служебник без выходного листа, пожертвованный в 1611 г.; 6) лексикон Памвы Берынды 1627 г.; 7) Biblia Sacra на польском языке, печатанная в Магдебурге в 1726 г.; 8) Синодик, начатый с 1650 г.

Кроме соборного храма, в монастыре имеется домовая церковь при архиерейском доме, построенная в 1823 г.; не представляет ничего замечательного. Другая церковь, Успенская, построена на св. воротах, в 1732 г. Она имеет вид каменной столпообразной башни. Богослужений в церкви не совершается.

Весь монастырь обнесен высокой каменной оградой, которая сооружена в XVIII в. На четырех углах ограды стоят небольшие башни.

Вокруг монастырских стен разведен фруктовый сад. Предание рассказывает, что сад был разведен в один день преосв. Евлампием, пригласившим к себе на рекреацию семинаристов и вместе с ними лично вычистившим и засадившим деревьями заранее намеченное место.

На монастырском кладбище есть памятник — часовенка на могиле Ермила Юродивого, память которого чтут жители подмонастырской слободы. 2) Усыпальница кн. Оболенских. 3) В задней линии могил, у самой ограды, скромный надгробный памятник г. — л. К. Ф. Багговуту, павшему в 1812 г. в Тарутинском сражении. На памятнике надпись: «под сим камнем лежит тело г. — л. Багговута, убитаго в сражении под Тарутиным октября 6 числа 1812 г., родившагося сентября 16 числа 1761 г., воина предприимчивого, смелаго, неустрашимаго, начальника кроткого, мужа скромного, добродетельного»[201].

К монастырю примыкает слобода Подзавалье, за которой ближе к Калуге лежит сосновая Лаврентьевская роща, куда калужане ходят на прогулки. В роще иногда играет военная музыка.


Полотняный завод

Село Полотняный завод находится в 1 1/2 в. от ст. того же имени Сыз. — Вяз. жел. дор., (2 ст. от Калуги).

Это село занимает видное место в истории русской промышленности. Здесь была основана одна из первых полотняных фабрик.

Когда Петр I искал людей, сведущих в делах торговых и промышленных, он обратил внимание на трех посадских жителей Калуги: Тимофея Филатова, Аф. Абр. Гончарова и Г. И. Щепочкина. В 1718 г. именным указом Петр I велел Тимофею Филатову Карамышеву для делания парусных полотен построить завод на том месте, которое он найдет удобным, и в случае, если приисканное место будет во владении государевом, то Филатов за землю и за устроенные на ней мельницы обязывался платить оброк; а если место будет частновладельческое, то он должен был взять его в наем. Филатову для производства работ на заводах дозволялось нанимать рабочих людей, сколько понадобится. Полотна же ему разрешалось продавать в Российском государстве и посылать для продажи в чужие края с платежом пошлин.

В 1720 г. Филатов отыскал удобное место в Малоярославецком, теперь в Медынском, уездах на земле церковнослужителей церкви Спаса на Взгомонях и здесь стал строить мельницу. В этом же году Филатову позволено было принять в компанию из купечества двух свободных людей, кого он похочет; а для лучшего преуспеяния начинаемого дела велено было Филатова и товарищей его с детьми не выбирать к государевым делам. Одновременно Филатову было разрешено своим коштом построить бумажную мельницу для делания разных сортов бумаги. В марте 1726 г. Екатерина I повелела отдать в собственность полотняной и парусной фабрикам Филатова село Товарково с числившимися при нем бобылями и угодьями.

27 января 1732 г. Филатов заключил контракт с Аф. Абр. Гончаровым и Г. И. Щепочкиным на принятие их обоих в компанию со взносом со стороны Гончарова 15 тыс. руб., а Щепочкина — 5 тыс. руб. Через несколько дней после этого Филатов скончался. В 1733 г. его вдова взяла свой капитал из предприятий, и владельцами остались Гончаров и Щепочкин. Указом 1732 г. им велено было «производить фабрики в наилучшее и доброе состояние, на которых делать парусные полотна, в заморский отпуск достойныя»; о бумаге было объявлено, чтоб делать картузную, оберточную, книжную, писчую и «какая может в действо произойти и была бы против заморской», и «ту бумагу и те полотна отпускать за море, а для распространения рабочих людей принимать им вольных с уговором достойной платы». Особенное внимание обращать им рекомендовалось «чтобы ученики обучались в художестве своем совершенно против иностранцев действовать». 27 февраля 1735 г. Гончаров и Щепочкин учинили между собою раздел.

В 1738 г. А. А. Гончаров подал в сенат прошение «учинить ему против его братьи фабрикантов награждение — записать за ним приписанных к его фабрике крестьян вечно», так как «он собственным своим и заемным капиталом распространил свои фабрики, не требуя от казны, как прочие фабриканты, знатной суммы денежного вознаграждения», и «те фабрики приведены в такое доброе содержание, что парусные полотна продаются в заморской отпуск с немалою похвалой, а бумага в России с не малою в деле пред другими фабриками убавкою». В 1739 г. (21 марта) сенат удовлетворил просьбу Гончарова. Последний должен был внести за семейство рабочего по 50 руб., за мужчину по 10 руб., а за «девок» старше 15 лет по 2 руб. 50 коп. Кроме того, при фабрике Гончарова велено было остаться всем пришедшим к нему крестьянам помещичьим, дворцовым, архиерейским и монастырским; отставных же солдат позволено было держать по их желанию. В 1740 г. каммер-коллегия отозвалась, что фабрики Гончарова «осмотром оказались в добром состоянии и в немалом размножении находятся, но за недовольством мастеровых и работных людей немалое число станов стоят праздны без действия». Через два года (1742 г.) А. А. Гончаров «за распространение фабрик, особливо бумажной, к пользе государственной, в чин коллежского асессора ранг майорский пожалован», так что теперь посадский человек сделался дворянином. Но недовольство рабочих, отмеченное в 1740 году, росло, и в 1752 г. Гончарову пришлось жаловаться. Была послана в Полотняный завод команда, которую крестьяне, в числе 860 человек, встретили с оружием в руках; у них были какие‑то необыкновенные ножи, и многие ходили в гренадерских шапках. Они напали на команду, разбили ее и отняли пушки. Пришлось послать бригадира Хомякова с тремя полками. Только благодаря артиллерии ему удалось разбить заводских крестьян и привести их в повиновение. Однако, полного спокойствия на фабрике не установилось. 22 февраля 1754 г. обнаруживается злой умысел — покушение взорвать фабрику. Был найден горшок, полный пороха в амбаре и «понеже та фабрика состоит близ того амбара, с немалым деревянным строением, то она от того без остатка сгореть могла». Не было спокойно у Гончарова в Полотняном и во время Пугачевщины. Многие фабричные к мерам предосторожности против Пугачева «оказались не согласны» и ждали с надеждами «батюшку Петра Федоровича».

16 декабря 1775 г. Полотняный завод посетила Екатерина II; доселе еще хранится стул, крытый алым бархатом с серебряным позументом, на котором сидела императрица. В воспоминании о своем пребывании Екатерина разрешила Гончарову поставить в селе ее статую, которая была отлита из бронзы в Берлине. Однако памятник по каким‑то обстоятельствам поставлен не был и пролежал до конца 40-х гг. XIX в. в кладовых фабрики, когда он был куплен в Екатеринослав, где и ныне находится в сквере на Соборной площади.

А. А. Гончаров умер в 1788 г.; состояние его оценивалось в 6 млн. руб. серебром.

В 1812 г. на Полотняном после Малоярославецкого сражения была главная квартира Кутузова. «Утром (15 октября — вторник) вся дворня и фабричные», читаем в дневнике А. Н. Гончарова, «разбежались с заводу в разные места, а к вечеру главная, наша армия пришла ко мне на завод, где учреждена Гаупт квартира. Я же, отдав весь свой дом под оную, сам выехал ночевать в Товарково (8 в. от завода). 16-го по утру рано ездил на завод в главную квартиру, был у Светлейшего, коим весьма хорошо был принят; благодарен за порядок, нашедший у меня на заводе, и им даны мне караулы разставить при всех магазейнах и фабриках, также и по садам для сбережения всего имущества… 17-го. После обеда вышла армия и главная квартира в с. Адамовское (в 12 в. от Медыни). Провожал светлейшего, который для моего сбережения оставил мне эскадрон кирасиров на мое содержание и 4-х пленных… гр. Morset, st. Haivи двух женщин». 18 и 19-го октября чрез Полотняный шли непрерывно наши отряды, которые принимал и отправлял сам Гончаров.

В 30-х годах XIX в. на Полотняном заводе пребывал А. С. Пушкин, женившийся на Н. Н. Гончаровой. Впервые поэт посетил завод в конце мая 1830 г. Он останавливался в Красном доме, от которого уцелела только небольшая часть — теперь театр. К этому времени относятся стихи поэта:

«Я влюблен, я очарован,
Я совсем огончарован,
С утра до вечера за нею я стремлюсь
И встреч нечаянных и жажду, и боюсь».

Вторично Пушкин был в Полотняном в 1834 г. В его дневнике под 28 ноября читаем: «в заводах я прожил две недели, потом привез Нат. Ник. в Москву». На этот раз поэт останавливался, по-видимому, в большом доме. Рассказывают, что в беседке, ныне исчезнувшей, на стенах были стихи, писанные Пушкиным.

Полотняный завод лежит на р. Суходрове[202]. В настоящее время паруснополотняных фабрик уже нет; о них осталось смутное воспоминание. Уцелела только писчебумажная фабрика. На ней работает около 500 человек, которые производят до 500 п. в день на сумму около 800 тыс. руб. в год. На фабрике введен 8-часовой рабочий день. Жители, кроме фабричной работы, занимаются ремеслами и оригинальным промыслом — разведением канареек. В прежнее время жители ездили торговать этими птичками по разным отдаленным местам России. Некоторые добирались даже до Китая. Промысел давал до 12 тыс. руб. Теперь он также существует, но находится в упадке.

Кроме фабрики, в Полотняном большой интерес представляют «большой» дом Гончаровых и дом Щепочкина (ныне Прохорова). В «большом» доме маленький кабинет имеет стильную мебель Жако; здесь же стул Екатерины II, в столовой старинный (XVIII в.) хрусталь и фарфор; расписной потолок и фламандские пейзажи над дверями — тоже расписные. Гостиная, с белой стильной мебелью, украшена семейными портретами в красках, одни из коих принадлежат кисти выдающихся портретистов XVIII в. (Левицкого?); в ней же находится замечательная восковая группа оркестра Гончарова, с отломанными, к сожалению, головами у двух музыкантов[203]. Интересна спальня Екатерины II и хрустальные небольшие люстры конца XVIII в. Не менее интересен дом Щепочкина, находящийся, к прискорбию, в запущенном виде. Выдается собственно средний этаж этого дома. Все почти комнаты в нем с расписными стенами и потолками. Стенная живопись по местам очаровательна, как напр., арка, замечателен карниз и фризы зала, превосходны печи и великолепна двойная полуарка на колоннах с капителями коринфского стиля. Заслуживает внимания внешней архитектурой храм с иконами XVIII в; в храме паникадило оригинально и гробница Гончарова из белого мрамора. В Полотняном имеется рогожная фабрика Прохорова, старообрядческая молельня с неоконченной колокольней, и строится новый православный храм. Есть театр и читальня для рабочих, устроенные Д. Д. Гончаровым.


Тихонова пустынь

Обитель преп. Тихона Калужского чудотворца находится в 17 в. от Калуги и в 8 в. от станции «Тихонова пустынь» М. — К. В. ж. д. и в 8 в. же от ст. «Пятовская» Сыз. — Вяз. ж. д.

Монастырь уже издали привлекает невольное внимание своей высокой колокольней, видимой за 15–20 в. в окружности. Основателем обители был пр. Тихон. Но кто он был по происхождению, где он родился и когда именно жил, неизвестно. Свое служение он начал в Москве, где в Чудовом монастыре поступил в монахи; оттуда потом он удалился на дикие берега речки Вепрейки, впадающей в Угру, и подвизался там среди дремучих лесов, входивших в состав владений кн. Ярослава, сына Владимира Андреевича Храброго. Жилищем ему служило дупло одного исполинского дуба, остатки которого сохраняются еще и поныне; питался он дикорастущими травами и плодами, а воду брал из колодца, который он выкопал своими руками. По-видимому, не подлежит сомнению, что он скончался в 1492 г., как это видно из одного рукописного указания. Но когда он основал монастырь, также неизвестно, хотя имеются сведения, что он построил храм во имя Успения Богородицы, в котором он и был погребен. Спустя 50 лет после преставления Тихон именуется уже преподобным. На соборе 1551 г. он был причислен к лику святых (по другим сведениям, канонизация последовала в 1580 г.), и память его установлено праздновать 16 июня. До 1610 г. мощи преп. Тихона, полагают, почивали открыто, но вследствие бывших разорений от поляков и казаков они были сокрыты и в настоящее время почивают под спудом.

Обитель преп. Тихона именовалась первоначально Малоярославецкою, Медынскою, теперь она зовется Калужской. В смутное время она жестоко пострадала, и Успенский, «соборный, древяный с Никольским приделом на полатях» храм был сожжен. К 1630 г. обитель уже оправилась, и в ней значился храм во имя трех святителей. В 1684 г. монастырь по указу великих государей приписан к Донскому монастырю, а с 1764 г. делается самостоятельным.

В монастыре два храма:

1) соборный Преображенский с двумя приделами; он был начат постройкой в 1677 г. на месте Трехсвятительской церкви; в 1684 г. он был еще не отстроен, и когда был готов, неизвестно. Никольский же придел был освящен в 1756 г.; другой придел освящен в 1790 г. В 1840-х гг. собор был перестроен. В 1879–1886 гг. он был вновь разобран и на его месте выстроен новый. Иконостас и роспись в соборе были прежде 1847 г. Стены трапезы были расписаны в 1861 г. и поновлены в 1870 г. и 1886 г. Иконостасы готического стиля. В соборе за правым клиросом рака пр. Тихона; она серебряная с древним образом преп. на верху ее. Над ракой резной вызолоченный балдахин.

2) Другой храм Успенский. Он служит напоминанием о первом соборном храме. После него был построен новый, деревянный, который упоминается в 1684 г., после замененный каменным, поставленным на св. вратах. В половине XVIII в. он обветшал и в 1822 г. был разобран и вместо него был построен новый каменный с колокольней. В настоящее время на его месте высится недавно выстроенный новый, величественный храм в византийском стиле.

3) При больничном корпусе имеется домовая церковь во имя иконы «Всех скорбящих радость».

4) В братской трапезной церковь во имя св. Николая византийского стиля, но со следами и модернистской архитектуры.

5) Грандиозная пятиярусная колокольня с часозвоном построена в 1894 г.; на ней имеется и соответствующий колокол весом в 1560 пудов.

Достопримечательности: 1) напрестольное евангелие, пожертвованное Иваном Грозным в 1580 г. 2) — древняя. 3) 1672 г., пожертвованная Машкеевыми, устроившими в прежнем Успенском храме и царские врата. 4) Крест сребровызолоченный небольшой, четырехконечный с резьбою вглубь распятия; украшен драгоценными камнями: вверху креста особый киотец с изображением Господа Саваофа. На обороте надпись, из коей видно, что в кресте часть ризы Господней, млеко Богородицы (раствор млечного камня из Вифлеемской пещеры) и частицы мощей 6 апостолов и 15 святых. Крест вставлен в киот в виде иконы, лицевая сторона коей на 4 углах украшена резными 4 евангелистами. Крест принадлежал С. К. Нарышкину († 1855 г.). 5) Крест 1672 г. имеет чеканное распятие с предстоящими по сторонам; вверху 2 ангела и херувимы, внизу Николай чудотворец. 6) Другой крест с теми же изображениями, но внизу вместо св. Николая св. кн. Владимир. 7) Книги: евангелие москов. печ. 1694 г. 8) евангелие львовской печати 1644 г. 9) патерик печерский киев. печ. 1655 г. 10) «Меч духовный» Лазаря Барановича 1666 г. 11) книга «История или повесть св. и преподобного о. нашего Иоанна, иже от Дамаска, о преподобном Варлааме пустынножителе и о Иосафе царе индейском». В Москве в типографии верхней в лето 1680 г. на заглавном листе в рамке резное на дереве изображение аллегорической фигуры мира и брани с надписью: «начертал Симон Ушаков 7188 (1680-2 г.)». 12) Рукописная краткая хронология или показание лет от начала мира по 1774 г. неизвестного сочинителя. 13) Синодик «положен лета 7198 (1690 г.) писан полууставом с киноварью в листе». Вероятно, он более древнего происхождения; есть мнение, что он от 1580 г. В синодике род Никиты Ив. Романова, кн. Борятинских, А. И. Лопухина и мн. др. родов. 14) Вкладная книга, писана полууставом: «лета 7174 г. списана с прежним вкладныя книги слово в слово».

На кладбище погребались кн. Воротынские, но надгробных камней от XVII в. не уцелело.

Невдалеке от монастыря в особой часовне, выстроенной в 1838 г., находится дуб, в котором подвизался преп. Тихон. Дуб был в 1830 г. поломан бурей. А в трех верстах от обители находится колодезь с чудодейственной водой. Над колодцем в 1887 г. построена церковь во имя Живоносного источника. К храму примыкают купальни.

При монастыре лежит бывшая монастырская Тихонова слобода с приходской церковью. В слободе много старообрядцев.

В 8 в. от монастыря, рядом со ст. «Тихонова Пустынь», среди лесной зелени, обсаженной прекрасными плодовыми деревьями, спрятался Сретенский скит. Он обнесен каменною оградою и имеет два храма. Главный Сретенский храм заложен в 1867 г. и окончен в 1871 г. В нижнем его этаже погребаются умершие. Богослужение совершается по субботам, воскресеньям и праздникам, но зато днем и ночью неусыпно читается псалтирь.


Калужка

Село Калужка находится в 7 в. от Калуги на р. Калужке. По преданию, здесь было первое место Калуги. Здесь есть следы городища, которое занимает небольшую площадь и расположено на высоком месте, окруженном с трех сторон буераками, а с четвертой крутым скатом берега речки Калужки. Площадь была обнесена со всех сторон валом, следы коего можно усмотреть и теперь; она возвышается над речкой почти на 4 саж. Селение расположено на высоком крутом берегу речки и отделяется от проезжей дороги глубоким оврагом. Местность очень красивая, окруженная молодым лесом.

Теперь Калужка привлекает многочисленных богомольцев, приходящих поклониться . Явление иконы последовало в сельце Тинькове в доме помещика В. К. Хитрово в 1748 г. Икона, написанная на суровом холсте, была найдена служанками на чердаке дома. При этом одна из них, оплевавшая лик Богородицы, тут же лишилась языка, и руки и ноги ее онемели. Она выздоровела только по молитвам родителей пред обретенной иконой. Помещик взял икону к себе в дом, украсил ее рамою и дозволил приходить к нему в дом всем усердствующим. Вскоре помещик перенес ее в приходский храм Рождества Богородицы, завещав никогда не брать ее из храма.

Икона в Калуге очень чтится, и с нею бывает 3 раза в год крестный ход вокруг города, на каковые случаи она приносится в Калугу: 1) 2 сентября в память избавления от чумы, опустошившей Калугу в 1771 г. 2) 12 октября в день Малоярославецкого сражения в 1812 г. 3) 18 июля в память спасения Калуги от холеры в 1892 г.

На иконе, величина которой 1 ар. 12 в. х 1 ар. 6 в., Богоматерь изображена в полурост, в темно-синем одеянии, с книжкою в руках, с печальным лицом. Икона ныне украшена богатою сребровызолоченною ризою с драгоценными камнями.

Церковь на Калужке построена в 1760 г. на церковные доходы тщанием гг. Хитрово на месте прежде бывшей деревянной. Для сельской церкви она очень благолепна.

Городище. В 6 вер. от Калужки, в устьях р. Калужки, находится древнее городище, на котором, по преданию, стояла Калуга, перенесенная с первоначального своего места. Академик В. Зуев в XVIII в. описывал его так: «Место было окружено глубоким рвом, так что, несмотря ни на истекшее время, ни что заросло высокою травою, нельзя еще не удивляться приметной глубине его, от рва подымается почти прямою стеною вал сажени на три перпендикулярных. Оный вместе со рвом обходит город только с трех сторон, а с четвертой, что к Оке, открыто яром, так что средина составляет некоторую площадь: и как положение места само собою одною половиною к р. Калужке было выше, нежели другое, ниже, по берегу Оки простирающееся, то между оными посередь города проведен от главного вала еще будто провалок без рва, который высшую половину отделяет от нижней; с речной же стороны отрыто опять яром, так что сие производит вторую площадь пониже первой, из которой с первою другого сообщения не оставлено, как только в стороне подле главного вала, сколько для проезжей дороги потребно; и из второй площади под гору к р. Оке сделан съезд уже на другой конец главного вала и притом спуском внутри города, или насупротив первого съезда. По углам главного вала, видно, были бугры с раскатами, на коих, без сомнения, стояли деревянные башни, а сверх того от оных башен ко рву были еще скаты и наконец над самым рвом еще таковые же бугры, может быть, для вторичных башен. Длина вала со стороны Калужки 100 шагов, со стороны поля 230 шагов, с третьей же стороны более 150 шагов. Впрочем, все сие городище заросло густою травою, и других признаков жилья никаких было не видно». (Путешественные записки 47 стр.) В. Зуев приложил и чертеж городища.

Городище привлекало внимание исследователей: И. Д. Четыркин (†) производил на нем раскопки; в 1911 г. слушатели Калужского отделения Археологического института повторили их. В последний раз найденные предметы были не ранее XVI в.


Любутское

Летом на пароходе по Оке можно съездить в село Любутское, лежащее в 47 верстах от Калуги на берегу реки.

В древности это был город, время основания коего неизвестно. В первый раз город упоминается под 1373 г.[204], когда Ольгерд соединился здесь с кн. Михаилом Тверским против Дмитрия Донского. Оба войска «сретошася у града Любутска, и стояху рати прямо себе; а промежу ими враг (овраг) крут и нельзя снитися полкома на брань, и взяша мир и разидошася»[205].[206]

По договору 1396 г. Любутск остался за Литвой. По миру 1408 г. Любутск был возвращен к Москве и сделан уделом Владимира Андреевича Храброго. Однако в 1473 г. Любутск оказывается снова за Литвою, почему и был ограблен москвитянами. В 1492 г. его снова разорил Телепня-Оболенский, воевода Московский. По миру 1494 года Любутск остался за Литвою, но в 1503 г. он уже принадлежит Москве, а Иван III-й завещает его своему сыну Андрею. Затем Любутск сходит со сцены как военный пункт и становится посадом, каковым он упоминается в писцовых книгах в 1629 г. Но торговым центром ему сделаться не выпало судьбы, и он мало-помалу запустел и обезлюдел. И ныне Любутск незначительное село, почти погост. В нем церковь, три дома причта да усадьба помещика.

Старинные укрепления, церковь и места, где находились когдато еще две церкви, лежат на очень высоком берегу Оки в живописной местности, и село видимо на далекое расстояние.

Городище ограничено Окой, р. Любучей и валом. Земляные укрепления сохранились хорошо. Они представляют собою земляные насыпи, из которых главная длиною 55 с., высотою 12 с. Другое городище, отделенное оврагом, от церкви саженях в 15 к юго-западу.

Близ этого городища в древности находилась каменная церковь Космы и Дамиана, по преданию, разрушенная литовцами. Там же находилась и другая каменная Никольская церковь, тоже исчезнувшая. Когда сооружена существующая ныне Троицкая церковь, неизвестно. Она каменная одноглавая и крестообразная по плану. По архитектуре она оригинальна. Местные жители утверждают, что она была переделана из круглой башни. Церковь состоит из двух стен, между которыми находится коридор, шириною от 4 1/2 в. до 6 в.; внутренняя стена, толщиною 2 аршина, образует правильный круг диаметром 14 1/2 ар.; внешняя стена образует до некоторой степени эллиптическую форму или форму корабля, вследствие чего ширина коридора неодинакова. Внутренняя совершенно круглая башня в вышину сажен 10–12 на глазомер; внешняя — сажен 5 — посредством сводов примыкает к внутренней стене. Колокольни прежде не было; колокола висели на устроенных подле церкви перекладинах на столбах, «на дубах». Существующая теперь колокольня построена в 1862 г.


Дугненский завод

Чугунолитейный завод в Дугне находится в 40 в. от Калуги, вниз по течению р. Оки, и в 12 в. от ст. Сызр. — Вяз. ж. д. Ферзиково. Он устроен Евдокимом Демидовым в 1715 г. В 1766 г. на нем уже было выработано чугуна 189.481 п. по 16 коп. за пуд; железа выковано 29.800 п. по 43 копейки пуд. В 1785 г. завод имел два доменных горна; на нем выплавлялось до 140 тыс. пудов чугуна, который частью сбывался на месте, а большею частью отвозился для перековки на железо в Людинов завод и на др. заводы. В 1840 г. Дугненский завод значился за купцом Лавровым и был в бездействии. Ныне он принадлежит Шарутину. Рабочих на нем 450 (данные 1910 г.) человек; уплачивается рабочим и служащим 87 тыс. руб. Из домны выплавляется 90 тыс. п. изделий. Кроме того, штыка[207], летника[208] — 70 тыс. пудов. Из вагранки[209] получается 80 тыс. п. изделий. На эмалировочном заводе вырабатывается 50 тыс. п. разных изделий. Других изделий, кроме эмали, горшков 35 тыс. п., котлов 20 тыс. п.; сковород около 20 тыс. п.; печей 8 тыс. п.; вьюшек 12 тыс. п.; задвижек 10 тыс. п.; плит 5 тыс. п. и других предметов 10 тыс. пудов.


Литература:

1. Попроцкий М. Калужская губерния. 2 т. т. 1864.

2. Арх. Леонид. История церкви в пределах Калужской епархии. — Калуга., 1876.

3. Преображенский М. И. Церковное зодчество в Калужской губ. — Спб., 1891.

4. I. Л. Калужский Лаврентиев монастырь. Ист. описание. — Калуга, 1892.

5. Средин А. Полотняный завод. — «Стар. годы», 1910. Июль — сентябрь.

6. Его же. Пушкин и Полотняный завод. — Изв. Калужской Уч. Ар. Комиссии. Вып. XXI. 1911.

7. Зуев В. Путешественные записки. — Спб., 1787.

8. Самосатский Н. Ист. — археол. материалы о Любутске. — Изв. Кал. Арх. Ком. Вып. 11. 1892.

9. Историческая записка о Калужской епархии за 100 лет. — Калуга., 1899.

10. Преп. Тихон Калужский чудотв. и его святая обитель в ея прошлом и настоящем. 2-е изд. — М., 1907.

11. Житие преп. Тихона Калужского чудотворца. Изд. 3-е. — М., 1903.

12. Токмаков И. (ред.) Историческое и археологическое описание Тихоновой Калужской пустыни. — М., 1892. (К 400 лет.)

13. Дневник Гончарова. — Известия Кал. Учен. Арх. Комиссии, Вып. XX. 1910.

14. Соловьев. История России. Кн. У. изд. «Общ. п».

Глава V Уездные города Калужской губернии

Боровск

Город находится в 12 верстах от станции М. — К.-В. ж. д. Балабаново. Название свое Боровск получил от дремучего бора, некогда его окружавшего. Время основания города неизвестно, но в XIII в. он уже существовал, так как в его волость после нашествия Батыя был прислан сборщиком податей дед преподобного Пафнутия, принявший христианскую веру. В XIV в. Боровск некоторое время принадлежал Рязанскому княжеству, но потом перешел к Дмитрию Донскому, который отдал его Владимиру Храброму. От последнего он перешел ко второму его сыну Симеону, умершему в 1426 г. от моровой язвы, а от него Боровск достался его племяннику Василию Ярославичу, который, не желая покоряться Дмитрию Шемяке, удалялся в Литву и возвратился только по освобождении Василия Темного, которому он помогал. Но Василий II под предлогом измены велел взять Василия Ярославича, доводившегося ему шурином, под стражу (1456 г.), сослал в Углич и жестоко наказал его слуг, когда Василий Ярославич успешно бежал в Литву, († 1464). Сын Василия Боровского Иоанн тоже бежал с мачехой в Литву, и Боровск был объявлен владением вел. князя.

Иоанн III переселил в Боровск из Вятки в 1489 г. много земских людей; Василий III отдал его в кормление Михаилу Глинскому (1508 г.), а Иван IV дал его Владимиру Андреевичу, которого он потом в 1569 г. казнил. После этого Боровск уже не отделялся от Москвы.

Город был окружен валом и укреплен дубовым острогом с двумя проезжими, четырьмя глухими башнями. В городе был тайник, остаток которого еще в 60 гг. XIX века был заметен на берегу р. Протвы; да и теперь еще держится предание о таинственной пещере.

В смутное время Боровск подвергся нападению сообщников Тушинского вора. Защитниками города были кн. Мих. Волконский[210], Яков Змеев и Афан. Челищев. Последние два изменили: и город, и монастырь сдали. «Кн. же М. Волконский, не хотя жив в злодейския руки отдаться, до тех пор с оставшимися при нем непоколебимыми в верности, мужественно себя защищал, пока быв пронзен многими ударами в самой церкви Пафнутьева монастыря у леваго крылоса, упал бездыханный». По словам того же летописца, число убитых в монастыре было до 12 тысяч человек, которые и были похоронены в двух ямах.

В XVII в. Боровск является небольшим городком[211]. В 1621 г. на посаде тяглых 54 жилых двора и 41 пустое дворовое место. А на торгу в 1625 г. было около 70 лавок, да 8 лавочных мест: крепость была слабая, и гарнизон в ней небольшой. Частью своих податей и налогов город был ведом во Владимирской чети (1645, 1677–1679 гг.), но интересно, что в 1689 (7197) он упоминается в ведении редко встречающегося приказа «Великая Россия» (Л. — Данилевский. Организация ect. 542–549).

Однако, несмотря на незначительность, со второй половины XVII в. Боровск делается очень известен как один из видных центров русского старообрядчества. В насаждении здесь раскола крепкое основание заложил сам пламенный протопоп Аввакум, дважды ссылавшийся в Пафнутиев монастырь. В первый раз его отправили сюда в конце 1665 г. и продержали до 13 мая 1666 г., когда представили его на собор: «и туда присылка была, тоже да тоже говорят: „полно тебе мучить нас, соединись с нами, Аввакумушка“»! С 3 сентября 1666 г. до 30 апреля 1667 г. его снова держали в Боровске. Игумену дана была инструкция: «вы б его, Аввакума, приняли и велели посадить в тюрьму и приказали беречь накрепко с великим опасением, что б он с тюрьмы не ушел и дурна никакова бы над собою не учинил, и чернил и бумаги ему не давать, и никого к нему пускать не велеть». Монастырские власти первоначально в своем рвении забили двери и окна темницы Аввакума. «К счастью, нашелся добрый человек, дворянин друг, Иваном зовут, Богданович Камынин (сын Калужскаго воеводы), вкладчик в монастыре, и ко мне зашел и на келаря покричал и лубье и все без указу разломал, так мне с тех пор окошко стало и отдух». Но строгости у монахов хватило ненадолго. Аввакум мало-помалу в их глазах превратился в мученика. А когда келарю Никодиму, усердному притеснителю протопопа, случилось заболеть, а затем увидеть сон, будто Аввакум исцелил его, и почувствовать себя лучше — расколоучитель стал пользоваться свободой, так что к нему много народу сходилось и съезжалось за советами и указаниями. Аввакум же полными горстями бросал семена раскола. Из его последователей особенно успешно насаждал раскол в Боровске «дивный божий священник Полиевкт», которого сожгли вместе с 14 учениками. Немало помогли делу раскола в Боровске и сосланные в Боровский Рождественский девичий монастырь, «что на гноище», две сестры, кн. Евдокия Урусова и боярыня Феодосия Морозова, рьяные ревнительницы древлего благочестия[212]. Известны фанатичные слова Морозовой: «прилично убо, идеже ваше пение возглашается, тамо на нужную потребу исходя, излишне утробное испражняти. Тако бо аз почитаю вашу жертву».

Нисколько не удивительно, что в XVII веке в Боровске сожгли еще 30 человек наиболее фанатичных раскольников, и воровские раскольники еще и в XIX в., по словам о. Леонида, считались самыми «злыми», т. е. закоснелыми.

Со времени образования губерний при Петре Великом Боровск вошел в состав губернии Московской[213]. А в 1776 г. он назначен уездным городом Калужского наместничества[214]. В 1777 г. был утвержден его герб, содержание которого навеяно подвигом князя Волконского: «серебряное поле знаменует непорочность; червленое сердце — верность, а в середине его находящийся крест — истинное усердие к Божьему закону, яко основание всех добродетелей; сие сердце окружается лавровым венцом, изъявляющим славу, на веки нерушимую, которыя сказанный вождь и с ним погибшие от руки злодеев достигнутыми учинились, сохранив непременную верность к Отечеству» …Жителей в это время было в Боровске 5175 душ об. п.; домов — 714, церквей — 11, из которых 4 — каменные; 5 парусных фабрик, на одной из которых было 250 рабочих. Купцы торговали пенькой, хлебом, конопляным маслом, холстом, яблоками, но главная торговля велась луком и чесноком, которых в иные годы продавали на 4 тыс. руб.

В 1812 г. Боровск жестоко пострадал от французов. Они заняли город 10 октября, принудив поспешно отступить из него отряд ген. Дорохова. Но церковное имущество, казна, дела присутственных мест были уже вывезены из города, вино выпущено. Неприятелю пришлось разграбить только остатки имущества; не удовольствовавшись ими, французы сожгли 5/6 города[215], так что из 800 домов уцелело только 120. 11 октября в городе был Наполеон, заехавший опять вторично 14 октября на пути из Малоярославца. Останавливался он на Успенской улице в доме купца Большакова.

Город расположен по обоим берегам Протвы[216], главным образом, на правом берегу. Занимает он возвышенное ровное пространство, несколько наклоненное к Протве и впадающему в нее ручью Тикиже. Здесь площадь оканчивается довольно круто и местами обрывисто, образуя углубленное полушарие. Другая часть города лежит на слабом скате левого берега Протвы и называется Зареченскою. Площадь города в окружности около 10 в. и распадается на 22 улицы, среди коих есть и мощеные. Населения в городе (по данным 1905 года) 11.230 человек, в том числе 70 % старообрядцев. Строений в городе 1006, из коих 276 каменных. Фабрик и заводов 19 с 244 рабочими и производством на 170 тыс. руб.; известна ф‑ка Акц. О-ва Ермолинской мануфактуры и кожевенные заводы. Торговля в Боровске преимущественно мелочная; торгуют хлебом, пенькою, конопляным маслом, холстом, кожами, салом. Одною из доходных статей для жителей является приготовление грибов впрок и разведение садовых школ, наиболее же распространен промысел — огородничество, которым занято до 6 тыс. человек. Продукты часто отправляются в Москву. В городе есть общественный банк бр. Протопоповых с основным капиталом в 14 тыс. руб. Из учебных заведений имеются: с 1903 г. женская прогимназия с 90 учащимися и 9 учащими; городское 4-х классное училище с 5-ю учителями и 4 низших учебных заведения (приходских) с 320 учащимися при 16 учащих. Есть общественная библиотека со 150 абонементами (1905 г.) и читальня комитета народ. трезвости, в которой в 1905 г. зарегистрировано 15 тыс. посещений. Город. доход 28 тыс. руб., расход 27 тыс. руб. (1909 г.). В городе есть бульвар и общественный сад; вольная пожарная дружина. Церквей православных 10, старообрядческих 2 и молельный дом 1.

Церкви:

1) , один из древних; по архитектуре его можно отнести к XVII в. Собор пятиглавый, каменный, с двумя приделами, устроенными в 1819 г. Иконы древние, греческого письма. Особенно замечательна икона св. Николая, резная в рост человека. Святитель изображен с моделью церкви в одной и мечом в другой руке. Икона в серебряной ризе, особо чтимая, преданием относится к XIV в.

2) , каменная, пятиглавая. Из вкладной книги видно, что она начата постройкой в конце XVII в. В ней придел во имя преп. Пафнутия. На церкви богатые кирпичные детали XVII в.; колокольня построена в 1819 г. В ночь под 21 июня 1889 г. церковь сгорела — купол, главы, крыша. Ныне она приписана к Троицкой церкви.

3) , была открыта из молитвенного раскольнического дома беглопоповщинского толка. Освящена церковь в 1846 г., каменная, с колокольней и приделом.

4) , построена в 1826 г. Ранее на этом месте был мужской монастырь во имя Богородицы на Гноище, основанный в 1633 г. и упраздненный в 1761 г. При церкви придел. Из монастыря в церковь перешли: a) икона Благовещения и 4 евангелиста, что на царских вратах; b) икона св. Михаила Малеина, храмовая в приделе; возможно, что она пожертвована царем Михаилом Федоровичем, так как он носил имя этого святого, и c) евангелие, печатанное при патр. Филарете; на евангелии надпись: «сию книгу пожаловал государь, царь и великий князь Михаил Федорович всея Руссии в Боровск, в монастырь пречистыя Богородицы, что на Гноищи. Лета 7144 (1636), апреля в 27 день, а подписал сию книгу приказу Б. Дворца дьяк Іуда Басманов».

5) , построена в 1834 году. Ранее на этом месте был Рождественский девичий монастырь, основанный в 1544 г. повелением Ивана Грозного. В столб колокольни вделана часть плиты с вязаной надписью о построении церкви в царствование Алексея Михайловича. Надпись можно читать с паперти. В этот именно монастырь были сосланы кн. Евдокия Урусова и боярыня Морозова, которые здесь и умерли. В церкви есть древний сосуд особой формы. В 1861 г. при церкви московские купцы Поповы, дети священника Рождественской церкви, выстроили богадельню для призрения 10 лиц женского пола из духовного звания.

6) , построена в 1804 г. сыном священника московским купцом, а потом дворянином Протопоповым. В 1848 г. при церкви им же была выстроена каменная богадельня на 12 человек женщин духовного звания и обеспечена вкладом в 12 тыс. руб. Эта церковь — одна из богатых боровских церквей.

7) , бывшая приписная; выстроена в 1836 г. с приделом во имя Параскевы, почему она называется в просторечии Пятницкою. При церкви велись беседы с раскольниками, почему при ней имеется миссионерская библиотека.

8) , построена в 1793 г., с приделом.

9) , основана в 1814 г. вместо сгоревшей в 1812 г. деревянной; два придела.

10) .

: 1) на Успенской улице церковь во имя Всех Святых, три главы. 2) На Московской, Покровский собор, пятиглавый, еще не отделанный. 3) На Круглой ул., одноглавая, Покровская.

Из достопримечательностей города можно упомянуть про «Городище», которое находится около полицейского управления и женской прогимназии. На этом месте есть камень, под коим покоится прах боярынь Урусовой и Морозовой. Старообрядцы чтут их память и служат здесь иногда панихиды.


Пафнутьевский монастырь

В 3-х верстах от Боровска находится на левом берегу Протвы Пафнутьевский монастырь. По монастырским владениям протекает речка Истерма. Близ монастыря лежат два селения — Рощинская и Ребушенская слободы.

Монастырь основан пр. Пафнутием[217] в 1444 г. в княжение Василия Ярославича Боровского. Преп. Пафнутий происходил из татар. Его дед был баскаком Боровским и впоследствии принял христианство. От сына этого баскака и родился Парфений. Он в зрелом возрасте ушел от родителей и поступил в Высокий Покровский монастырь в Боровске (ныне приписная Покровская церковь). При пострижении Парфений получил имя Пафнутия и подвизался в монастыре под руководством ученика преп. Сергия Радонежского Никиты. Через 20 лет иноческих подвигов Пафнутий был выбран игуменом Покровского монастыря и управлял им 10 лет, а затем оставил его и удалился на Истерму, в лес, ища уединения. Но за ним последовали и некоторые другие иноки, которые основали новый монастырь, построив деревянную церковь в честь Рождества Пресвятыя Богородицы. Этот деревянный храм потом был заменен каменным, который иноки Митрофан и Дионисий раскрасили живописью «чудно вельми», так что красоте храма и его благолепию дивились «самые самодержцы русской земли».

Обитель преподобного Пафнутия скоро сделалась известною. К преподобному «приходили князья, боляры и всякаго звания православные христиане от Русския и Литовския земли и от иных стран благословения ради и с испрашиванием молитв от него». Умер Пафнутий 1 мая 1477 года, 83 лет, и причислен к лику святых на соборе 1545–1547 гг. Из других подвижников обители известны два ученика преподобного — Вассиан Рыло арх. Ростовский и Иосиф Санин, автор «Просветителя» († 9 сент. 1515 г. и в следующем году причислен к лику святых); митр. Макарий.

Обитель всегда пользовалась внимание русских государей. В 1526 г. в ней были кн. Василий III с супругой Еленой и молились о чадородии. В 1630 г. был царь Михаил Федорович с патр. Филаретом. В 1816 г. имп. Александр I, и в 1833 г. Александр II.

За время своего существования обитель дважды жестоко пострадала: В 1610 году монастырь был разорен сподвижниками Тушинского вора, когда погиб доблестный кн. Волконский и с ним, по преданию, 12 тыс. человек. В 1812 г. монастырь пострадал от французов, которые сожгли много монастырских зданий.

В монастыре 6 каменных церквей.

1. пятиглавый, . Время построения его неизвестно. Некоторые относят его к 1467 г., полагая, что это та самая церковь, о которой говорится в житии преп. Пафнутия. Высота церкви 21 с. Стены кладены сплошною кладкою из толстого кирпича, продолговатого, обожженного и тяжеловесного. Три стены остались в первоначальном виде, а западная до половины закрыта пристройкою. Наружные стены гладкие, без штукатурки. По каждой стене с самого низа проведены вверх по 4 пилястры, две из них по углам, а две на середине стены, в равном расстоянии одна от другой, с квадратами между ними, а сведены вверху в три арки, под которыми прежде были изображения святых. Фонари на храме сквозные, высокие, выведены из кружал, обставленных мысообразными теремками. Главный фонарь на середине с 8-ю окнами, узкими, продолговатыми, вверху дугообразными, с наличниками из кирпича. Под окнами и вокруг фонарей проведены висячие арки в два валика с гирьками. Кресты на главах железные, прорезные, четвероконечные с малыми крестиками на концах. На вершине крестов короны прорезные, а в подножии полулуния.

Внутри храма своды поддерживаются четырьмя столбами с карнизами вверху — два среди храма, а два позади иконостаса. В стенах голосники, а в северной и лестница с узкими окнами. Алтарь трехабсидный.

Иконостас первоначально был сделан по заказу царя Михаила и его супруги Евдокии, греческого письма. Подле иконостаса около входных дверей почивают мощи преп. Пафнутия в деревянной раке, обложенной позолоченным гладким серебром. По сторонам раки четыре пукли, или клейма, с надписями вязью. Над ракой сень на четырех витых деревянных позолоченных столбах. Стены церкви расписаны в византийском стиле[218].

2. пристроена с северной стороны к соборной церкви. Как гласит надпись в иконостасе, над северной дверью, храм построен в 1651 г. в. кн. Ириною. При входе в церковь снаружи, по левую руку, имеется в стене камень с надписью, что здесь погребен дядька царя Федора Ивановича, «окольничий Лупп, А. П. Клешнин» († 7106.IV.6).

3. , двухэтажная. О времени построения записей нет. В нижнем этаже кладовые. Наружные стены обведены тройным поясом из кирпича. Кровля шатровая, трехскатная. Живопись в церкви новая, после 1812 г. Трапеза имеет своды готические. Ранее церковь была расписана фресками, остатки которых уцелели только в паперти под колокольнею по стенам, по своду. При этом храме колокольня.

4. , больничная, построена во второй половине XVII в.

5. построена в 1760 г., двухэтажная. В нижнем этаже две палатки, в одной из коих похоронены настоятели монастыря.

6. построена в 1837 г. кн. Н. А. Волконским на гробах предков. На мраморных дощечках, вставленных в стенах, и на плитах в помосте имеются надписи с означением времени, когда кто преставился.

Монастырская колокольня в 5 ярусов, выстроена в XVII в. Нижние ярусы — три четырехгранные, а верхние два восьмигранные. Наружные стены испещрены карнизами, валиками и полуколонками. В восьмигранных ярусах под верхними окнами вставлены между валиками в углублениях разноцветные муравленые кафли с барельефными изображениями на них серафимов и разных плодов. На колокольне есть колокол 6996 г. (1488 г.).

Вокруг монастыря идет каменная стена длиною 316 с., с одной круглой и 5-ю четырехугольными трехъярусными пирамидальными башнями. По стене устроены ходы вокруг монастыря с бойницами и осадными стоками. Ходы покрыты крутой деревянной крышей, которая с внутренней стороны монастыря под оградой поддерживается кирпичными столбами. Лестницы идут в стенах на расстоянии 1 1/2 кирпичей от внутренних сторон. Марши этих лестниц начинаются из глубоких прямоугольных углублений в стенах, покрытых цилиндрическими сводами. В подобных же углублениях как в стене, так и внутри башен, проделаны амбразуры для пушек, так называемый, «нижний бой». Сверху башен и с галерей вокруг стен устроен «верхний бой» для «пищалей» с осадными стоками; в башнях же есть еще и «средний бой».

Из достопримечательностей отметим: 1) писаное уставом евангелие 1533 г., пожертвованное новгородским владыкою Макарием, пострижеником Пафнутьевского монастыря. «За написание, кроме жемчугов, яхонтов и др. каменьев, заплачено сто рублев и двести гривен московских». Слова в евангелии прописные, а евангелисты расписаны золотом; 2) евангелие, писанное уставом, 1602 г. 3) евангелия печатные 1663, 1681, 1694 и 1697 гг. 4) апостол 1684 г. 5) крест благословляющий золотой с каменьями — изумрудами, алмазными запанами и с частицами мощей, относится к 1698 г., весу 3 ф. 55 зол.; дар кн. Репнина, 6) два креста серебряных, один с частицами мощей 1639 г., другой 1689 г. 7) риза преп. Пафнутия, камчатная, белая с оплечьем из синей шелковой материи, унизанным жемчугом. 8) Риза парчовая 1596 г. 9) богатые шитые образа и покровы XVI и XVII вв. (1575, 1633, 1634). 10) чаши и сосуды XVII в. и мн. др. вещей, менее древних. — В библиотеке имеется много рукописных и древних печатных сочинений, а также копии с жалованных грамот.

На кладбище встречаются любопытные надписи и стихи на памятниках. Монастырь был усыпальницей князей Репниных-Оболенских, могилы коих были под церковью Арх. Михаила, уничтоженной в 1835 г. В другом месте покоятся останки кн. Лыковых-Оболенских.

Тарутино. В Боровском у. по р. Наре[219] лежит большое село Тарутино, известное по бывшему здесь сражению 6 окт. 1812 г. Бой произошел при таких условиях. Наша позиция при Тарутине была превосходна. Крутые и обрывистые берега Нары охраняли фронт войск, правое крыло которых было защищено возвышенною местностью; только левое, упиравшееся в лес, представляло некоторые слабые пункты. Вдоль фронта построены были временные укрепления, а в лесах проделаны засеки.

Против русских стоял 26 тыс. авангард Мюрата на р. Чернишне, причем левый фланг его был беззащитен. Расстояние от нашей армии до французов было 7 в. Французы были беспечны, так что наши казаки заходили даже им в тыл. Беннигсен настоял, чтобы мы решились воспользоваться оплошностью врага. Решено было напасть на французов и по плану уничтожить их корпус. Однако некоторые генералы, не изучив предварительно местности, заблудились ночью в лесу и не прибыли своевременно на назначенные им места, что уже с начала расстроило план[220]. Прежде всех начал бой гр. Орлов-Денисов с 10 полками казаков. Нападение застало французов врасплох, и неприятели бежали за овраг, бросив 38 орудий, которые и были захвачены нападавшими. Но так как другие колонны не поддержали своевременно Орлова, то ошеломленный неприятель оправился и приготовился к отражению наступающих. Французская артиллерия открыла огонь, и снова завязался бой. Но Беннигсену уже не удалось соединиться с Орловым и окружить врага, а Кутузов приказал и вовсе остановить наступление. Поэтому отступающая армия Мюрата не была разгромлена и успела отойти с небольшими потерями. С нашей стороны выбыло из строя 500 человек, в том числе ген. К. Ф. Багговут, похороненный потом в Лаврентьевом монастыре. Французы потеряли до 2 1/2 тыс. человек убитыми и до 1.100 пленными, 38 орудий, 40 зарядных ящиков и обоз корпуса, в котором было много награбленного добра. Непосредственным результатом Тарутинского сражения было ускорение выступления французов из Москвы, которое началось 7 октября и повлекло за собою полное крушение дела Наполеона.

По поводу этой победы в конце октября Кутузов обратился к помещице села Тарутина Нарышкиной с таким письмом: «Село Тарутино, Вам принадлежащее, ознаменовано было славною победою русского войска над неприятелем. Отныне имя его должно сиять в наших летописях наряду с Полтавою, а р. Нара будет для нас также знаменита, как Непрядва, на берегах которой погибли безчисленныя ополчения Мамая. Покорнейше прошу Вас, м. г., чтобы укрепления, сделанным нами близ села Тарутина, укрепления, которым устрашали полки неприятельские и были твердою преградою, близ коей остановился быстрый поток разорителей, грозивший наводнить всю Россию, чтобы сии укрепления остались неприкосновенными; пускай время, а не рука человеческая их уничтожит; пускай земледелец, обрабатывая вокруг их мирное поле свое, не трогает их своим плугом; пускай и в позднее время будут они для Россиян священными памятниками их мужества; пускай наши потомки, смотря на них, будут воспламеняться огнем соревнования и с восхищением говорят: вот место, на котором гордость хищников пала пред неустрашимостью сынов отечества».

Теперь на месте земляной батареи вблизи старой московской дороги высится . На поверхности земли сделана насыпь из дерна, вышиною до 5 ар. С насыпи начинается фундамент из жернового крупного камня, вышиною до 7 ар. На фундаменте четырехугольная колонна из чугуна с уступом внизу и с куполом вверху. На куполе круглая шейка с такими же уступами, на которой шар с поясом изображающим 12 знаков зодиака. На шаре орел одноглавый с распущенными крыльями. Вышина всего памятника 10 с. Круглая чугунная колонна украшена латами, щитами, трубами, венками. На памятнике, на каменной доске, надпись:

«На сем месте Российское воинство

под предводительством фельдмаршала

Кутузова,

укрепясь, спасло Россию и Европу».

Ниже:

«Сей памятник воздвигнут на иждивение крестьян с. Тарутина, получивших от гр. С. П. Румянцева безмездную свободу».

На чугунной доске инициалы: М. З. К. Е. Б. (вероятно, Мышигский завод кн. Е. Бибарсовой).

Рис. Памятникъ 1812 г. въ Тарутинѣ.

История памятника такова: гр. Румянцев в память событий 1812 г. уволил 745 душ крестьян и дворовых в вольные хлебопашцы из с. Тарутина (229 кр. и 6 двор.), д. Гранищевой (204), Агафьиной (90), Дубровки (72), Жуковой (33) и Чириковой (111). Крестьяне обязались за это заплатить долг графа опекунскому совету 60.600 руб. асс. и соорудить на свой счет памятник, на который и внесли в течение 1829 г. 44 тыс. руб.

Памятник был открыт 24 июня 1834 г. при 101 пушечном выстреле.

Однако, он скоро треснул, а потому и был перестроен в 1885 г. по плану архит. Антонелли, а отлит был на заводе кн. Бибарсовой в Тарусском уезде.


Малоярославец

Город находится близ ст. Малоярославец М. -К. -В. ж. д. Свое название он получил, по мнению Карамзина, от имени кн. Ярослава Владимировича, сына Владимира Андреевича Храброго (XIV в.). Действительно, в духовной грамоте его 1410 г. упоминается Ярославль с Хотунью; в последующих грамотах он называется Ярославец, а в XVI ст. Ярославец Малый. Но несомненно, что Малоярославец и Лужа два различные пункта, а не одно и то же, как думают некоторые, потому что оба города упоминаются в одной и той же грамоте. Предполагают, что от Ярослава Малоярославец перешел к его сыну Василию Ярославичу Боровскому, которого Василий II лишил владений. Малоярославец же отдан был последним Верейскому князю Михаилу Андреевичу (погребен в Пафнут. монастыре), от которого по духовному завещанию он перешел в 1486 г. к Ивану III. В это время в Малоярославце было 5 церквей, в том числе одна соборная. В 1507 г. город был отдан в кормление Мих. Глинскому, выходцу из Литвы, а в 1526 г. кн. Ф. М. Мстиславскому. В 1565 г. Иван Грозный включил его в состав опричных земель. В смутное время Малоярославец пострадал от литовских людей, но скоро оправился, и на соборе 1613 г. встречается и выборный от Малоярославца — Константин Семенов. Однако, город был беден; пятинного сбору с него собрали в 142 г. (1634) только 20 руб. В первой половине XVII в. (1637, 1645) город частью своих налогов тянул в Костромскую четь. В 1639 г. в его уезде были заведены железные заводы, которые в XVIII в. (1781 г.) были пожалованы гр. Шувалову (3 завода). По переписным книгам 154 г. (1646 г.) в Малоярославце было 42 дв. посадских, людей в них 104 человека, да 17 дв. бобыльских, людей в них 21 человек; всего 59 дв. с 125 людьми. При введении гостиного оклада стрелецкой подати в 1681 г. в Малоярославце числился 101 двор; оклад был 90 коп. (180 денег).

В 1708 г. при разделении на губернии Малоярославец вошел в состав Московской губернии; в его уезде считалось тогда 1637 дворов. По первой ревизии, посадских людей было в нем 392, а по второй — уже 692 души. При открытии наместничества в Калуге в 1776 г. он был перечислен в Калужскую губернию. В 1777 г. был утвержден его герб — «серебряный щит с багряною зубчатою опушкой, посредине коего изображен стоящий медведь». По описанию города в 1785 г. в нем было 4 каменных церкви и две деревянных, домов 237, а жителей 1622. «Купцы и мещане укреплялись в разных необходимо нужных ремеслах и торговали в лавках мелочными товарами и съестными припасами; также некоторые из них нанимались в сидельцы и лавочники в других городах».

При имп. Павле Малоярославец был упразднен как самостоятельный город, но имп. Александр указом 1802 г. восстановил его в прежнем значении.

С 1812 г. маленький Малоярославец становится всемирно известным и связывает свое имя с судьбою гениального Наполеона, так как городу суждено было сделаться «пределом нападения и началом бегства и гибели врагов».

События разыгрались так: 10 октября в 5 часу дня (пополудни) приблизились к Малоярославцу передовые отряды французской пехоты дивизии ген. Дельзона. Большая дорога от Боровска к Малоярославцу, не доходя до него версты три, пролегает к лесу и имеет выход на просторную лужайку, по которой у высоких, крутых, утесистых гор течет р. Лужа, образуя большую глубокую дугу, направленную выпуклой стороной к городу. Окрестность перед городом была покрыта кустарником, а на реке, выше города, была устроена мельница. Вид с Боровской дороги на Малоярославец, раскинувшийся на высотах, изрезанных оврагами, и утопающий в вишневых садах, очень живописен… Чтобы попасть в город, необходимо было перейти Лужу и взобраться по узкой дороге, извивавшейся по утесистой горе, мимо Черноостровского монастыря. Этот тяжелый для подъема путь приводил прямо на городскую площадь. Получив известие о приближении французов, городничий П. И. Быков, обложив хворостом и соломой мост на Луже, остался ждать неприятеля, приказав инокам спасать из монастыря, что только успеют. Когда три сотни казаков из отряда Иловайского, перестреливавшиеся с наступавшим неприятелем, начали подниматься в город, мост был подожжен Быковым, и французам пришлось остановиться. Одновременно казаки зажгли и опустевший город. В осенних сумерках, при свете пожара, французы начали было наводить понтонные мосты в двух местах и готовиться к переправе. Но и это намерение их было разрушено повытчиком нижнего земского суда Саввою Ив. Беляевым, который, распрудив мельницу, спустил почти семиверстный пруд, вода которого моментально смыла понтоны и быстро затопила берега. Неприятелю оставалось с досадой частью вернуться в Городню (8 верст), а частью расположиться на ночь на берегу реки, ввиду города. В результате Дельзон был задержан на сутки и перешел Лужу только 11 октября, в 2 ч. дня; два батальона его войск заняли город, а остальная часть расположилась на высоком берегу Лужи. Но задержка уже сделала свое дело. Дохтуров, тоже несколько задержанный переправой через вздувшуюся Протву у с. Спасского, имея за собою всю двинувшуюся из Тарутина армию, уже подходил поспешно к Малоярославцу, у которого и был на рассвете 12 октября. В 6-м часу утра он уже послал два егерских полка занять город, чем и началось знаменитое сражение 12 октября, решившее исход кампании. Остальные полки дивизии Дохтурова были расположены за городом; кавалерия Дорохова наблюдала за бродами на Луже, а на высоком берегу ее были поставлены батареи для обстреливания наступавших по Боровской дороге неприятельских сил.

Когда батальоны Дельзона были выбиты из города, прибывший вице-король Евгений Богарнэ отдал приказ Дельзону занять город всей своей дивизией. Так как Дохтуров не занял Малоярославца всеми своими силами, то наш отряд также скоро был вытеснен из города. Но Дохтуров подкрепил его, и снова закипел жаркий бой, во время которого пал Дельзон, и город вторично перешел в наши руки. Вице-король командировал тогда дивизию Бруссье, которая опять ворвалась в город и начала кровопролитный рукопашный бой на улицах города, который переходил несколько раз из рук в руки. Но лишь только французы выступали за город, как подвергались действию огня нашей артиллерии и быстро отступали; то же повторялось и с нашими войсками, когда они пытались выйти на берег Лужи, где их расстреливали французские пушки. Особенно жестоким и упорным сделалось сражение, когда вице-король ввел сражавшуюся в первый раз за весь поход итальянскую дивизию Пино. На этот раз сражались с яростью буквально за каждую пядь земли. Хотя итальянцы были отбиты с жестоким уроном, брат Пино был убит, и сам он ранен, однако, новые подкрепления вице-короля вытеснили Дохтурова и Ермолова за город и хотели атаковать и там их силы, но картечный огонь и глубокий овраг пред русскими позициями заставили их отступить в город. Однако, положение дивизии Дохтурова было критическое; по счастью Кутузов был уже недалеко, и к 3 часам дня подошел Раевский (VII корп.), который поправил дело, снова захватив Малоярославец в свои руки (6-й раз). Торжество наших было мимолетным. В бой была введена дивизия Даву, которая с прежними войсками опять завладела городом. В 5-м часу подошел Кутузов с армией, и все наши силы, насчитывавшие 97 тысяч солдат и 20 тыс. казаков при 622 орудиях, теперь сосредоточились под городом и преграждали Калужскую дорогу. В свою очередь, и Наполеон сосредоточивал свои войска, которых у него было до 100 тысяч.

Кутузов сменил страшно утомленные и сильно пострадавшие корпуса Дохтурова и послал ген. Бороздина со свежими силами брать в VII-й раз разрушенный город. Но Даву своевременно подкрепил вице-короля, и город, весь усеянный трупами людей и лошадей, сгоревший и разрушенный, французы удержали за собой. Это дало повод Наполеону провозгласить победу, хотя по существу дела положение осталось неопределенным.

Бой продолжался почти 18 часов. С обеих сторон пало по 5 тыс. человек. У французов было убито 2 генерала и 3 ранено; у нас же ранен генерал Дорохов, впоследствии и умерший от ран. Сражалось же с обеих сторон по 25 тыс. человек.

В ночь на 13-е октября Кутузов решил отступить от города, далее, по Калужской дороге, и 14 октября дошел до Детчина. Это не помешало, однако, оставшемуся у города Платову с казаками перейти 13 окт. Лужу в 5 верстах от города и на рассвете напасть на неприятеля близ главной квартиры Наполеона и захватить 11 орудий.

14 число было критическим; это и был тот момент, когда колебавшийся Наполеон поспешно отступил к Боровску, а войска двинулись кратчайшей дорогой на Смоленск.

Малоярославец остался по уходе неприятеля в ужасном положении. Из 200 домов уцелело только 40; церкви были разграблены, одна сожжена; на другой была надпись: «конюшня ген. Гильемино». Везде валялись груды трупов, особенно обезображенных там, где по ним проезжала артиллерия; среди трупов лежали и раненые и масса лошадей. Для очищения города от трупов требовалось много сил; губернатор предложил отправить убирать трупы батальон Калужского ополчения. Правительство потом ассигновало 1500 руб. на покупку дров для сожжения трупов и извести для засыпки их. Два кургана в слободе Кисловке у Марьинского поля, а третий возле кладбища скрыли в своих недрах останки погибших воинов…

За разрушением города часть правительственных учреждений, не имевших помещений, пришлось перевести за 18 в. в с. Угодский Завод.

Возвратившиеся же жители, по рассказам, собрали до 500 п. свинцовых пуль, а бедняки зимой отапливались ложами от ружей.

В последующее время город восстал из пепла и обстроился, причем прибавилось несколько новых слобод. По переписи 1897 г., в нем было 2.300 жителей.

Город расположен на правом берегу р. Лужи[221]. В длину и ширину он около версты. На с. — в. стороне его течет по глубокой лощине маленький ручей Ярославка, а западная сторона примыкает к оврагу, по которому течет ручей Филатовка. Южная половина лежит на возвышенной ровной местности, а северная на крутом, обрывистом с рытвинами берегу Лужи. Близ города ряд высоких холмов, которые носят разные названия; на одном из них стоит Черноостровский монастырь.

В городе 28 улиц и семь площадей; жилых строений 525; в том числе 25 каменных. Жителей, по данным 1905 г., 3.290, из коих 84 1/2 % православных. Городская торговля удовлетворяет только местные нужды; она ведется хлебом, съестными припасами и разным мелочным товаром. Много жителей занимаются разведением фруктовых садов, из которых большое количество ягод и фруктов сбывается в Москву и Калугу. Малоярославецкая вишня по качеству не уступает владимирке. Впрочем, в последнее время промысел начал упадать… Торговые обороты несколько оживляются, благодаря пяти ярмаркам с продажей товаров на 30 тыс. руб. (1905 г.) В городе есть городской банк с основным капиталом 46 тыс. руб. и запасных в 6 тыс. руб. и городской ломбард с капиталом в 7 1/2 тыс. руб. Доходы города 20 тыс. руб., расходы на ту же сумму; долгов 8 тыс. руб. (1909 г.). Общественная жизнь характеризуется общественным собранием и обществом любителей музыкального и драматического искусства. Есть общественный сад и частная библиотека Корсак. Из учебных заведений имеются: женская гимназия Корсак с 7-ю преподавателями; городское 4-х классное имени Саввы Беляева училище с 4 учащими; мужское начальное училище с 2 учителями и женское двухклассное с пятью учительницами. Из благотворительных учреждений есть богодельня с 12 призреваемыми.

Через город идет Москов. — Варш. шоссе; на извозчиков — такса.

Церквей в городе 4:

1) построен в смешанном стиле в 1708 г. Радищевым, одноглавый, с световым барабаном; имеет два придела. Колокольня построена в 1855 г.; наружная живопись 1887 г. Собор величественный. Из достопримечательностей имеет древнюю икону цар. Дмитрия, писанную мещанином углицким И. И. Бурениным в 1685 г.

2) , вновь строящаяся в древнерусском стиле, должна быть памятником Отечественной войны; старая церковь построена в 1756 г.; имеется особо чтимая икона Б. М. «Утоли болезни».

3) , небольшая, пятиглавая в древнерусском стиле; построена в 1772 г. московским купцом Целибеевым.

4) , деревянная во имя Федора Стратилата; когда и кем построена неизвестно; возобновлена в 1826 г. купцом Целибеевым.

Около последней церкви насыпана большая могила-курган, где покоятся защитники города 1812 г. Два другие кургана находятся на Солдатских улицах. Обе могилы обнесены деревянными решетками, а на вершинах имеют деревянные крашеные кресты. Недалеко от братской могилы на Верхне-Солдатской слободе стоит каменная византийского стиля часовня, построенная в 1860 году участником боя Ф. М. Максимовым. Сюда 12 октября совершают из монастыря и церквей крестный ход и служат панихиду; ход идет и к памятнику Савве Беляеву и к памятнику на площади.

Сохранились и окопы батарей русской артиллерии: одни находятся тут же, за Спасскими садами; другие у шоссе, а третьи у железнодорожного депо. Окопы имеют вид трапеции без ее основания; передняя сторона, 30 с. длины, обращена к реке.

Воспоминанием о войне 1812 года являются и два монумента:

1) , открытый 12 октября 1899 года на средства, собранные подпиской (свыше 10 тыс. руб.), разрешенной имп. Александром III в 1887 г. Памятник находится в Александровском городском саду пред училищем имени С. И. Беляева. Он изображен на памятнике в бюст; стоит на чугунном пьедестале, покоящемся на двух каменных постаментах, обнесенных оградой. На пьедестале надпись: «доблестному патриоту С. И. Беляеву благодарная Россия».

Рис. Памятникъ 1812 г. въ Малоярославцѣ.

2) Второй памятник находится на городской площади против присутственных мест; он воздвигнут 29 октября 1844 г.; отлит из чугуна. Он представляет восьмигранную пирамиду, увенчанную куполом, наподобие церковной главы с позолоченным крестом, и украшен 8 двуглавыми орлами, покоящимися на двойных колоннах, капители коих украшены медалями. Памятник обнесен решеткой из 32 небольших чугунных тумб с цепями. На памятнике две надписи: 1) «Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 года». 2) «Предел нападения, начало бегства и гибели врагов». Высота памятника около 10 с. Проект его составлен арх. Адамини. По смете на постройку памятника было назначено 76.375 руб. 97 1/7 коп. Обошелся же он свыше 100 тыс. руб. Отлит памятник в Олонецкой губ. и с укупоркой весил 18 тыс. пудов.

Наконец, заслуживает внимания и «Городище». Оно лежит в котловине между Лужей, Спасской горой и возвышенностью, на которой расположен город и монастырь, образуя с боков два тесных ущелья, по которым идет дорога от реки в город. Это громадная, искусственная, понижающаяся террасой к реке, почти отвесная насыпь, имеющая 12–25 с. вышины и около 250 с. в окружности. Гребень утеса Городища опоясан возвышением; земляной вал понижается двумя сторонами к реке, но не совпадая с берегом, и оканчивается обрубом у самой воды. На этом городище жители, по преданию, отсиживались от татар и литовцев.


Малоярославецкий Черноостровский монастырь

На сев. — восточном конце Малоярославца на нагорном берегу Лужи расположен Николаевский Черноостровский монастырь. Называется он так потому, что расположен на Черном холме. Когда и кем был основан монастырь, неизвестно, но упоминание в документах о нем относится к началу XVII в., откуда видно, что он существовал уже в XVI в. Полагают, что время основания его было в конце XV в. или в начале XVI в., а его строителями считают кн. Оболенских. В смутное время монастырь стоял «без пенья», и был возобновлен только к 1659 г. В 1764 г. по причине бедности и малого владения (у монастыря было только 7 душ) оставлен за штатом на своем иждивении, но в 1775 г. монастырь был обращен в приходскую церковь, а монахов распределили по другим местам. Возобновлен же был монастырь в 1800 г., когда уроженец Малоярославца московский купец Целибеев снабдил его утварью и внес 20 тыс руб. асс. на содержание братии. Однако, едва устроившейся обители пришлось жестоко пострадать в суровую годину Отечественной войны. Во время сражения 12 октября монастырь несколько раз переходил из рук в руки, и здания его сильно потерпели; церковь была ограблена, деревянные постройки настоятельской и братской келии были сожжены; везде были навалены трупы. Особенно пострадали каменные въездные ворота, на фронтоне которых, незадолго до нашествия, был изображен по извести лик Спасителя; вокруг него все было избито картечью и изрешечено пулями, но ни одна из них не коснулась его лика. Собственные грабители докончили дело расхищения, начатое врагом; пользуясь отсутствием братии, они унесли до 80 тыс. кирпича, доски и пр.

Монастырь восстал из развалин на средства частных жертвователей. Целибеев отказал в пользу обители 70 тыс. руб. А главный его воздвигнут «в память героев, павших у стен онаго монастыря в войну 1812 г. за веру, царя и отечество». Заложен храм в 1812 г. Государь Александр Павлович, «приняв во внимание, что под стенами сего монастыря, неоднократно переходившего в руки неприятеля и наконец сделавшегося местом достославного поражения и победы, (Sic!) в 1817 г. высочайше повелел выдать из государственного казначейства в пособие на исправление монастырских зданий 10 тыс. руб.» Среди других жертвователей встречаем и донское воинство. Дело построения храма шло, однако, неудачно; в нем показались в стенах трещины, почему в 1825 г. был заложен новый храм. Окончен он вчерне в 1839 г., а освящен в 1843 г. в день Бородинской битвы, 26 августа. Вышина храма 22 с.; построен он в византийском стиле. Он имеет три этажа и отличается величественностью. Фронтоны его на западной и восточной стороне поддерживаются колоннами и 4 пилястрами с капителями коринфского стиля. Нижний этаж служит усыпальницей. Придел во имя Преображения.

Другая , с приделом во имя св. Антония и Феодосия печерских, построена в 1814 г.

Монастырь обнесен каменной оградой. В святых воротах находится лик Спасителя, оставшийся при сражении невредимым. По повелению имп. Николая I ворота оставлены без исправления повреждений от выстрелов — в память войны. В память же сражения здесь с 1813 г. был установлен крестный ход 13 октября к святым воротам, который теперь перенесен на день Спаса Нерукотв. образа, 16 августа.

Издостопримечательностей заслуживают некоторого внимания: 1) облачение из пунцового бархата с оплечьем из голубого бархата; крест шит золотом с блестками; около креста вышито золотом же: «сим победа 1812 г.». Это — дар имп. Марии Федоровны 1826 г.; облачение употребляется за службами 12 октября; 2) полное облачение (ризница) из зеленой материи, шитое золотыми крестами — пожертвование императора Николая I. 3) Указ царя Алексея Михайловича 1659 г. о взносе оброчных денег; 4) его же указ 1662 г. 5) несколько патриарших грамот.

Лужа. В 8-ми верстах от города, вверх по р. Луже, близ деревни Панской, находится древнее городище в 12 саж. высотой над рекой, с остатком больших ворот в земляном валу. Некоторые полагают, что здесь был город Лужа, который в последний раз упоминается в духовной кн. Евпраксии, вдовы Владимира Андреевича в 1452 г. Весьма возможно, что г. Лужа был разорен татарами в 1481 г.

Немцово. В трех верстах от Малоярославца лежит сельцо Немцово, где жил знаменитый автор «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищев по возвращении из ссылки в Сибирь. Время его пребывания в Немцове относится к второй половине 1797 г. (с июля по январь 1798 г.) и вторично, после поездки в Саратов, к 1799–1801 гг. (Павлов-Сильванский. Сочинения т. II. 138–139 стр.).


Медынь

Г. Медынь находится на 14 верстах от ст. Мятлевской Сызр. — Вяз. жел. дор. Сообщение от станции на лошадях.

Когда город основан, неизвестно. В конце XIV в. он уже существовал, как село, которое принадлежало Смоленску. В 1386 г. Медынь была «вытягана» московским боярином Федором Андреевичем у смольнян и перешла к Москве. По «душевной» грамоте Дмитрия Донского в 1389 г. она вместе с Калугой отдана была сыну Дмитрия Андрею Можайскому. Сын последнего, Иван Можайский, желая вступить на Московский престол, в 1448 г. обещал ее Казимиру польскому; но в 1454 г. она вместе с Можайском была присоединена к владениям великого князя. Василий II отдал ее своему сыну Юрию. С 1472 г. она уже собственность Иоанна III, от которого перешла к Василию III. В 1508 г. она была назначена в кормление кн. Ивану и Василию Глинским. В 1565 г. Иван Грозный «повелел ее на свой обиход», т. е. взял в опричину. В смутное время она подвергалась разорению литовских людей и, по-видимому, была приведена в совершенное запустение. В челобитной старца Авраамия, восстановителя Медынской Благовещенской пустыни, говорится: «город Медынь с прошлых лет от литовского разорения по се число (1660 г.) стоит пуст и жильцов в нем нет не единого человека». Поэтому неудивительно, что с конца XVII в. Медынь перестает именоваться городом и низводится на степень села. Именно, в 1680 г. «Медынское Городище» и «с Благовещенской пустыней» отдано в вотчину Новоиерусалимскому монастырю. В 1708 г. Медынь была причислена к Московской губернии. В 1719 г. она приписана к Калужской провинции. В последующее время, как город, Медынь не упоминается, и служилые люди всегда соединяются с калужскими, а равно и наказ от дворянства в комиссию 1767 г. от обоих уездов был один.

В 1776 г. Медынь была причислена к Калужскому наместничеству, и в 1777 г. по указу императрицы село Медынское Городище стало носить название Медыни и возведено на степень города. В герб городу дан был «золотой щит, насеянный золотыми пчелами, изъявляющий как обильство оных в окружности города, так и самое наименование его». В описании наместничества (1785 г.) в городе значится 160 домов, 3 лавки и 758 человек жителей. Там же отмечено, что по течению р. Медынки находится насыпь, размером 28 х 18 х 10 с., «на коей в древности было какое‑нибудь примечания достойное селение».

В 1812 г. город едва не сделался добычей французов. После Малоярославецкого сражения Наполеон хотел было пробиться через Медынь к Калуге (по мнению местных историков; Надлер же полагает, что он хотел идти через Медынь на Ельню — Смоленск). Он отправил авангард из полка пехоты, кавалерии и 5 орудий под начальством гр. Тышкевича. Но Иловайский с 3-мя казачьими полками устроил засаду около Медыни и напал на неприятеля в полуверсте от города. Поражение было полное. У неприятеля было убито до 500 человек, и сам Тышкевич попал с 70 рядовыми в плен. Орудия также были захвачены. Расстроенные остатки отряда поспешно отступили к селу Кременскому.

Город расположен на слабых скатах левого берега р. Медынки[222], почти на ровном месте, пересекаемом тремя небольшими оврагами, в одном из коих протекает незначительный ручей Томышовка, впадающий близ собора в Медынку. Через город идет Москов. — Варшав. шоссе[223]. В городе 13 улиц и три площади; тротуаров нет; только 1/5 часть протяжения улиц мощеная, но зато некоторые улицы обсажены деревьями. В городе есть бульвар. Жилых строений в Медыни 771; из них 36 каменных. Жителей (1905 г.) 4.392, почти все русские.

Известна Медынь своими спичечными фабриками. Но число их и производство уменьшилось сравнительно с прежним временем. В настоящее время в городе только две спичечных фабрики, на которых выделывается спичек на 100–150 тыс. руб. Падение спичечного дела объясняется конкуренциею и вздорожанием осинового леса; а гл. об., отсутствием свободных капиталов. Кожевенное дело более скромное[224], чем спичечное; имеется 2 кожевенных завода; 1 ткацкая фабрика и 1 кирпичный завод. Всего рабочих 800 человек, а производство 360 тыс. руб.

В городе есть городской банк с основным капиталом в 20 тыс. руб. Городская торговля поддерживается четырьмя ярмарками (главные 21.V; 8.VII; 22.Х) с оборотом от 115 до 140 тыс. рублей[225]. Бюджет города в 1909 г.: доход 25 тыс. руб., расход 25 1/2 тыс. руб. Долг 10 тыс. руб. Перерасход покрывается продажей городского леса.

Из учебных заведений имеется: женская 4-х классная прогимназия, 4-х классное городское училище с 5-ю учителями, 2 приходских училища с 265 учащимися, из коих 120 девочек, и церковноприходская школа с 40 учениками. Библиотека имеется при обществе семейных вечеров; другая с читальней при попечительстве о народной трезвости. Есть церк. — прих. попечительство о бедных с капиталом в 3.400 руб. и общество трезвости при соборе со 114 членами; городская богадельня с 24 призреваемыми.

При уездной управе склад сельскохозяйственных орудий и семян. Земство имеет телефонную сеть.

Церквей в городе 3:

1) : построен в 1777 г. В нем находятся: 1) особочтимая икона Владимирской Божией Матери, перенесенная из деревянной церкви, сгоревшей в 1759 году; 2) напрестольное евангелие и крест, пожертвованные Екатериной II при освящении церкви. В древности близ собора была Медынская Благовещенская пустынь, восстановленная в XVII в. старцем Авраамием, выходцем из Пафнутьева монастыря, в 1660 г. А. А. Прозоровский высказывает предположение, что первоначально монастырь был построен Иваном III в память свержения татарского ига. В 1723 г. пустынь значится приходскою церковью Воскресенского монастыря.

2) построена в 1836 г. и была известна в 60-х годах под именем летнего собора.

3) ; время построения ее неизвестно. Весьма возможно, что она перенесена с места прежней пустыни.

Недалеко от города в память событий 13 октября 1812 г. имеется , который был воздвигнут в 1854 г. городским головою Рябцевым взамен деревянного креста, поставленного на месте сражения. Памятник сооружен из кирпича в виде обелиска, увенчанного крестом. На квадратном фундаменте поставлен кирпичный параллелепипед с равными основаниями и высотой; на нем находится другой, меньших размеров, а на последнем выложена шестигранная пирамида в сажень высоты. Уступы между частями памятника соединены кирпичными карнизами. Украшений и надписей нет; но на одной стороне повешена икона св. Карпа и Папилы, память которых празднуется 13 октября. В этот день к памятнику бывает крестный ход.

Рис. Памятникъ 1812 г. въ Медыни.

Село Кременское. В 15 верстах от Медыни на р. Луже находится село Кременское, замечательное по древнему городищу и по связанным с ним историческим воспоминаниям. Здесь был город Кременец, от которого остались следы многих церквей, нескольких кладбищ и остатки крепости. Здесь была главная квартира Иоанна III в 1481 г. Сюда же двинулся отряд Понятовского из‑под Медыни и части других войск. Полагают, что город был разорен поляками, хотя за время с 1622 по 1655 г. «Кременск» не раз встречается в ведомстве Галицкой чети. По крайней мере, в 142 г. (1634) посад был и с него уплачено 19 руб. 28 а. пятинных денег.

Городище расположено на крутом берегу р. Лужи при впадении в нее ручья Кременского. Оно окружено со всех сторон рекою, рвом и ручьем, и господствует над окрестностями. Еще в 60-х гг. XIX в. в откосе крутого и обрывистого берега Лужи между ручьем и рвом существовали три пещеры одна над другой. Верхняя находилась под самым валом городища и добраться до узкого входа в нее по крутизне обрыва было трудно. Другая пещера была под первою, в полугоре, вход в нее был очень тесен и вел в довольно обширный грот, около стен которого лежали в виде диванов большие брусовые камни, кое-где были трещины или углубления с холодным сырым воздухом. При подошве обрыва, у самой реки, находилась третья пещера, вход в которую жители завалили наглухо землей и камнями, так как подозревали, что она служит притоном разным ворам и разбойникам. Рассказывали, что в конце XVIII в. сын дьячка с. Кременского ходил в эту пещеру и нашел там много ходов и других пещер, в одной из коих он будто бы видел большой камень наподобие надгробной плиты.

Некоторый интерес представляет и . Она деревянная, одноглавая, с восьмигранным барабаном, во имя Воскресения. Когда церковь построена, неизвестно. На антиминсе помечен 1504 г., но вряд ли можно к этому времени отнести и основание церкви. По мнению акад. Преображенского, церковь построена не ранее 1690 г. Архитектурной особенностью ее является подцерковье и, отломанная ныне, галерея на выпускных краях бревен. Это редкость для архитектурных сооружений Калужской старины.

Внутри трапезы имеются лавки для прихожан, а в алтаре для священнослужителей; солея отделяется от храма деревянной решеткой из точеных балясин. При церкви шестигранная колокольня на квадратном невысоком срубе, по архитектуре довольно древняя. До 1848 г. она стояла отдельно, но потом была соединена крытой лестницей с церковной галереей. Кроме евангелия 1668 г., древностей нет, так как документы и утварь уничтожены французами в 1812 г.

Троицкое — Кондрово. В 20 верстах от Медыни и в 40 верстах от Калуги близ ст. Говардово Сыз. — Вяз. ж. д. находятся села Троицкое и Кондрово, расположенные на р. Шани[226] в живописной местности. Здесь действуют две, пользующиеся почетной известностью, писчебумажные фабрики В. Говарда и К°.

И в Троицком и в Кондрове писчебумажные фабрики существовали уже в начале XIX в. В Троицком в 40-х гг. была фабрика Кочубея, а в Кондрове в 50-х гг. г-жи Мещериновой. В 1849 г. Троицкую фабрику взял в аренду англичанин В. О. Говард, прибывший в Россию в 1840 г. на фабрику Аристархова близ Боровска, на которой он поставил производство бумаги на высокую степень. И на Троицкой фабрике энергичный и опытный англичанин быстро вводит машинное производство бумаги, и фабрика делается очень известной. Скоро она переходит в собственность арендатора. В 1853 г. он приобретает Кондровскую фабрику. С 1858 г. предприятие переходит в собственность акционерного общества, состоящего из Говарда, кн. Кочубея и Генриха Марка. Параллельно же росту Говардовских фабрик, конкуренция сметала другие фабрики Калужской губернии с отсталой техникой: в 1839 г. их было 31, а в 1860 г. только 17, тогда как сумма производства возросла с 433 тыс. руб. в 1839 г. до 611 тыс. руб. в 1860 г., причем половина всей суммы приходилась на долю Говардовских фабрик. В настоящее же время от 31 осталось только 3 фабрики — две Говардовские и одна Гончарова в Полотняном заводе.

Фабричные поселения имеют вид промышленных местечек. Число рабочих доходит до 1.200. Увеличилась сумма производства до 4 1/2 млн руб. Теперь двигательной силой является, главным образом, пар, а отчасти электричество и вода. Говардовские фабрики изготовляют высшие сорта бумаги. Особенно высоко качество пергаментной бумаги и лучших сортов почтовой и писчей.

О Полотняном заводе см. в «Окрестностях Калуги».


Таруса

В летнее время в Тарусу можно ехать на пароходе из Серпухова, Алексина и Калуги. В остальное время до ст. Алексин или Ферзиково Сыз. — В. ж. д., а оттуда 27–40 верст на лошадях.

Таруса — один из древнейших городов Калужской губернии. Предание признает его существование даже в 964 г., когда Святослав Киевский (Грозный) «налезе на вятичи» во время своего плавания по Оке. Название свое город получил несомненно от реки Тарусы, на которой он стоит, а само слово, вероятно, литовское. Первое ясное указание о нем относится к 1215 г., когда упоминается епископ св. Симеон Владимирский и Тарусский[227]. В 1246 г. Таруса является впервые удельным городом в потомстве св. Михаила Черниговского. Первым Тарусским князем был Юрий Михайлович, он же и Оболенский князь. От Тарусских князей произошли Спавские (Павшино Городище Алексинск. у.), которые вымерли в XV в., и Конинские, которые потом стали называться Волконскими. Из детей Юрия известны Всеволод (около 1270 г.), Константин, Симеон (около 1275 г.) и Андрей. У Константина были дети: Иоанн, княживший с 1375 по 1379, Симеон Тарусский и Оболенский, Федор кн. Тарусский и Мстислав. До 1392 г., когда Василий I взял у хана ярлык на Тарусу, Тарусские князья были самостоятельными, но часто помогали князьям Московским. В борьбе с Тверью и с Новгородом и Иван, и Семен Константиновичи были «один человек» с Московским князем. Оба эти князя пали в Куликовской битве. В 1402 г. Василий I в договоре с Федором Олеговичем Рязанским включил в условие: «с тарусскими князьями взяти любовь, занеже ти князи с ним един человек». В это время в Тарусе был князем Федор Мстиславович. В 1438 г. упоминается другой Федор, князь Тарусский. По завещанию Василия II город достался его сыну Андрею, при котором Таруса была на небольшое время отторгнута Литвою. Но с 1472 г. она опять перешла к Андрею, который в 1480 г. сторожил здесь татар, не допуская их перейти через Оку. По миру 1494 г. Таруса осталась за Москвой; в это время в Тарусе князем был Иван Борисович (1494–1503). Иван III считает уже ее своим достоянием и передает своему сыну Василию III.

Из потомков Тарусских князей известны: Мезецкие, Борятинские, Волконские, Горенские, Долгорукие, Кашины, Конинские, Курлятевы, Лыковы.

В XV и XVI в. Таруса была сторожевым пограничным пунктом от нападений Литвы и набегов крымцев. Обычно здесь, в случае опасности, появлялись Московские войска правой руки полка. Естественно, поэтому, что Таруса была укреплена. Она имела земляное укрепление, от которого к 1625 г. оставалась только «осыпь». В 1646 и 1647 гг. было сооружено новое укрепление. Остатки земляного вала можно разыскать и теперь.

Тревожное течение жизни в Тарусе довело ее до обеднения: при сборе пятинных денег 142 г. (1634) «торговых людей» в Тарусе не оказалось, а в 1681 г. в ней было только 20 дв., с которых дани шло 16 руб. При Елизавете Петровне город был низведен на степень пригорода Московской губернии Серпуховского уезда. Из правительственных учреждений в ней была только одна ратуша; наказ в комиссию 1767 г. составлен тарусскими дворянами общий с серпуховскими. В 1776 г. Таруса была сделана уездным городом Калужской губ., и в герб ее дано изображение серебряного щита с голубой полосою сверху вниз; полоса показывает течение р. Тарусы. В описании Калужского наместничества (1785 г.) в городе указаны две церкви, одна из коих деревянная, 70 домов и 5 лавок; жителей 577 душ.

И в настоящее время город незначителен. До проведения Сыз. — Вяз. ж. д. он лежал на пути довольно оживленного сообщения между Калугой и Москвой, что доставляло ему некоторые выгоды. Теперь Таруса лишилась передвижения пассажиров и товаров и в торгово-промышленном отношении не имеет значения. Слабость торговли объясняют близостью Алексина и Серпухова, которые мешают быть Тарусе самостоятельным торговым пунктом.

Город раскинулся на возвышенном левом берегу Оки, в которую впадает слева Таруса[228]. Ока в этом месте широка и глубока; через нее плашкоутный мост из 11 судов. Р. Таруса шириною сажен 10; через нее также построен мост, близ которого находится земляное городище. Местность города составляет отлогий скат окружающих высот и пересечена многими оврагами и рытвинами; с южной стороны оканчивается круто и обрывисто. В городе 23 улицы и 2 площади, но мощеных очень немного. Жилых строений в Тарусе 356, из них 36 каменных. Жителей 3314 (1905 г.), почти все православные. Есть 3 кирпичных завода и один кожевенный с 11 рабочими на всех и производством в 3 1/2 тыс. руб., бывают четыре ярмарки (главные 9.V; 29.VI; 1.Х) с оборотом в 79 тыс. руб.[229] Бюджет Тарусы 21 тыс. руб. Из учебных заведений в ней имеются 4-х классное городское училище с 55 учениками, три приходских училища и одно церковноприходское со 190 учащимися и 7 учащими; библиотека с десятком подписчиков. Есть дом призрения на 10 человек и 3 ночлежных дома. Общественный бульвар. Водоснабжение города производится из трех бассейнов, наполняемых из источника по трубам; во время пожара действует водоподъемная машина, передающая воду посредством рукава. На Оке пароходная пристань.

В городе две церкви: 1) . Она начата строением в 1785 г., а окончена в 1790 г. на счет казны. Собор был выстроен сначала продолговатым с трехъярусной колокольней; потом в XIX в. были пристроены два придела, и теперь храм имеет форму усеченного креста, длиною 9 с. Кругом собора каменная ограда, сооруженная в 1871 г. собора являются: 1) небольшой крест (1 1/2 в.) на иконе св. Николая с частями мощей св. мч. Пантелеймона, Харлампия, Екатерины и частью ризы Господней; 2) кипарисный крест (1 1/2 в.) в серебряной оправе — древний, с мощами 6 печерских угодников; 3) образок «ветхий» с частицами мощей 4 апостолов и 8 святых; 4) евангелие 1658 г.; 5) Библия 1663 г. и несколько грамот XVIII в.

2) ; находится на «Воскресенской горе». Здесь прежде было село Воскресенское, которое не раз подвергалось разорению от татар. Церковь построена была между 1628 и 1654 гг., причем в последнем году она значится уже каменной. В 1757 г. церковь была возобновлена, а в 1900 г. расширена и перестроена по новому плану и фасаду, несколько вычурно, в русско-византийском стиле. обращают внимание: 1) икона Воскресения, перенесенная из Петровского монастыря, построенного разрядным дьяком Григорием Ларионовым в XVI в. и в середине XVII в. уже запустевшего (церковь «сгнила»); 2) икона св. Петра; 3) икона Боголюбской Божией Матери, которая жителями чтится чудотворной; 4) складень с частицами мощей; 5) рукописное уложение царя Алексея Михайловича, поступившее в церковь во второй половине XVIII в.

На кладбище могила художника Борисова-Мусатова (близ Воскресенской церкви), с памятником работы скульптора Матвеева.

Оболенск. В Тарусском уезде находится село Оболенское, которое ранее было городом и уделом особой линии тарусских князей. Известно, что литовцы при Дмитрии Донском взяли Оболенск и умертвили кн. Константина Юрьевича. В XVIII в. еще Оболенск считался уездом, но с учреждением губернии низведен на степень села. Теперь небольшое ничем не примечательное село.

Мышигский завод. Чугуноплавильный завод на Мышиге был устроен в 1729 г. тулянами В. и А. Мосаловыми. В 1766 г. на нем выработано чугуна 3.647 п. по 17 коп. пуд; железа полосного 2.322 п. по 48 коп. пуд; литых в песок чугунных припасов сработано 7.409 п. по 22 коп. пуд. В описании Калужского наместничества (1785 г.) на заводе значилось 3 горна, 3 молотовых и один доменный горн и выплавлялось 20 тыс. п. чугуна. В 1840 г. завод принадлежит уже кн. Бибарсовой, имеет 188 рабочих, чугунного литья вылито 98 тыс. п. на 84 тыс. руб. Завод славился своим фигурным литьем и участвовал в казенных поставках литья чугунных труб и др. предметов. О теперешнем положении завода сведений не получено.


Перемышль

Перемышль находится в 28 в. от Калуги; сообщение на лошадях по шоссе, соединяющему город с Калугой.

Так как Перемышль калужские историки обычно смешивают с Перемышлем Московским на реке Моче, то история этого города требует специальной работы и остается мало разъясненной. Неизвестно, когда основан этот город[230], так как дата 1152 относится к Перемышлю Московскому. Возможно, что и Калужский Перемышль существовал уже в XII в. Удел этот был родовым владением потомков св. Михаила Черниговского из козельской линии. Вероятно, Перемышль и делил судьбу Козельска, находясь вместе с ним под властью Литвы до XV в. В половине XV в. Перемышль попал в руки Воротынских князей. В 1493 г. Иван Михайлович Перемышльский переходит к Москве вместе с другими Воротынскими князьями. Грамотой 1494 г. его признает за Москвой и Литва… Иван IV взял его в опричину… В 1598 г. Перемышль является укрепленным пунктом. Он был обнесен деревянной стеною 140 с. в окружности, с одною проезжею и 7 глухими башнями; против набегов крымских татар была проведена засека, которая тянулась на 20 верст и имела отдельное укрепление. В 1610 г. город опустошил Лжедмитрий II, а в 1611 г. в нем был Сапега с поляками. В 1617 г., когда Лисовский тоже пошел на Перемышль, воевода и все ратные люди, сведав о его приближении, покинули город и бежали в Калугу. Лисовский занял его, укрепил, но был вытеснен кн. Пожарским. По описи 7193 г. (1685) Фомы Дмитриева, в Перемышле «были одни ворота проезжие, 5 башен сгнили, и на них кровля сгнила и обвалилась; а три башни немного поновее, а острог бывал стоячей, а те стены выгнили и вывалились, только осталось меж башен в трех местах, и те подгнили же, а иные места загорожены кольем и жердем, а острожной осыпи по мере 101 1/2 с. и во многих местах поосыпалась, а тайник был рубленой, и тот весь сгнил и завалился, колодезей в остроге нет. Казенный погреб завалился, и пушечных запасов ставить негде». Вооружение заключалось в нескольких пушках небольшого калибра и небольшом количестве пороху, свинцу и ядер. Военных людей было всего 56 человек, к которым могли присоединиться еще 73 посадских. В 1708 г. Перемышль был приписан к Смоленской губ., а с 1719 г. к Калужской провинции. По первой ревизии посадских в нем было 209 душ, а по второй — 273.

В 1776 г. он был сделан уездным городом Калужского наместничества. «Герб его представляет на голубом щите стоящий по средине и во всю долготу его серебряный переклад, означающий р. Оку, а по сторонам переклада по одному золотому снопу, изъявляющие плодоносие окрестных полей его». В описании наместничества отмечены остатки крепостного земляного вала. В это время (1785 г.) в Перемышле были 6 церквей, из коих 4 каменные, «полагая в сие число причисленные в приходы Николаевской и Рождествен девичьи монастыри». Домов было 237 деревянных и один каменный, лавок было 35; жителей 1389 душ. В городе была полотняная фабрика, на которой работали до 550 человек.

Перемышль лежит на левом берегу Оки на склоне покатой возвышенности. Близ города два озера — Резванское и Бездон. Площадь города около 1 кв. в.; улиц в нем 11, из коих некоторые мощены и с тротуарами из щебня или камня. Жилых строений 287. Из них 6 каменные. Жителей в Перемышле 3553 (1905 г.), все великороссы православного исповедания.

Из промышленных заведений есть 2 кирпичных завода с 6 рабочими и производством на 1 1/2 тыс. руб., 2 маслобойных с 10 рабочими и производством на 8 1/2 тыс. руб.; два лесных склада с годовым оборотом от 1 1/2 до 2 тыс. руб. в каждом.

Есть городской общественный банк с основным капиталом в 28 тыс. руб. Бывают дни ярмарок (10-я пятница и 15.IX) с привозом на 83.800 руб. и продажей на 28 тыс. руб. (1910). Город не имеет никакого торгового значения, так как от него близко Калуга, где и закупается все необходимое. Город же скромно торгует жизненными продуктами местного производства и отчасти скотом, пенькой и конопляным семенем. Городской бюджет 22 тыс. руб. доходов и 23 1/2 тыс. руб. расходов (1909 г.).

Средних учебных заведений в Перемышле нет; имеется же четырехклассное городское училище со 100 учениками, двухклассное и одноклассное приходские училища; земская библиотека; две читальни — одна попечительства о народной трезвости, другая Александро-Невского братства с 5–6 тыс. посетителей (1905 г.). Есть здание для любительских спектаклей и др. развлечения; городской бульвар. Наконец, существует Александро-Невская богадельня на 16 человек, которая содержится на городские средства.

Церквей 5: 1) ; он находится в Завершье, которое отделено от города рвом естественного происхождения. В актах XVII в. Завершье называется «старым острогом», «старым городищем». Храм двухэтажный; главная церковь четырехугольная с тремя алтарными абсидами; кровля шатром на четыре ската с одной главой. Трапезная с северной и южной стороны украшены портиками на четырех колоннах. Колокольня трехъярусная с колоколами на каждом ярусе. Основание собора относят к далекой старине; одни доходят до времен Юрия Долгорукого, другие останавливаются на Перемышльских князьях. Акад. Преображенский оба эти предания отвергает; по его мнению, на основании архитектурных соображений, зодчество собора, несмотря на его родство с Новгородскими храмами, вряд ли можно отнести ранее начала XVI в. Стены собора кладены из кирпича, но внутри насыпан мелкий камень. Паруса под барабаном сферические; кроме них, купола и алтарных закруглений, все остальные своды цилиндрические, за исключением западного отделения в подцерковье, где своды крестовые. Окна маленькие, древней архитектуры. Храм был ранее пятиглавый, но 4 главы потом (для облегчения тяжести давления) были сняты; с трех сторон были наружные каменные галереи, которые в 1824/25 гг. были сняты, и боковые входы заложены. В нижнем этаже глубокие подвалы, но входы в них затеряны, и подвалы засыпаны до половины землей; отсюда, по преданию, были проведены к Оке подземные ходы для добывания воды в случае осады. Теперь от древнего храма сохранилась, без повреждения, только холодная настоящая церковь, а трапезная и колокольня позднейшего происхождения. Последняя сооружена в 1784 г. В нижнем ее ярусе находилась трапезная церковь Бориса и Глеба, вероятно, в память упраздненного около 1790–1791 гг. Борисоглебского собора. А в 1824 и 1825 гг. в нижнем этаже устроена была придельная церковь. В 1864 г. был пожар, от которого трапезная церковь сгорела, но в 1871 г. она уже была возобновлена и освящена.

Иконостасы в соборе XIX в. (1800 и 1806 г. и 1840 г.) и поновлялись не один раз.

Издревностей собора особого внимания заслуживают: 1) резное в 2 арш. высоты; в руках его были меч и церковь, которые были отбиты; икона чтится чудотворной, находится в особом киоте в серебряной ризе с венцом и поставлена в главном иконостасе по левую сторону царских врат; 2) (2 арш. 6 в. х 1 1/4 арш.) — до XVIII в.; 3) (2 арш. 6 в. х 1 7/8 арш.) древняя до XVIII в.; 4) 1/4 д. л. большого формата, «писано церковнославянскими буквами с киноварью», XV в., расположено по чтениям во время года (апракос?); вместо о часто употребляется ъ; ы вместо и; встречаются юсы; 5) в 1/4 д. л. в переплете из ветхой материи, по-видимому, бархата XVI в.; 6) небольшое в 1/4 д. л. 1677 г.; 7) рукописный церковный первой половины XVII в. и несколько печатных книг XVII в.; 8) 1698 г. с родом кн. Воротынских и др.; 9) Борисоглебского собора не ранее 1685 г.; 10) Несколько XVII в.; 11) на колокольне 1619 года в 8 пудов, на котором надпись «вестовой колокол».

Что же касается упомянутого выше Борисоглебского собора, то он стоял с южной стороны Сошественской церкви; он был деревянный и во второй половине XVIII в. за ветхостью был упразднен и приписан к Успенскому собору, и утварь его была перенесена в последний.

2) , пятиглавая, каменная. В половине XVII в. на ее месте стоял деревянный храм во имя Николая чуд., при котором находился женский Резванский монастырь, неизвестно когда и кем основанный, но уже существовавший в XVI в. (1567 г.). В 1641 г. боярыня П. Ив. Раевская, заболевшая около Перемышля, завещала похоронить себя в этом монастыре; надгробный памятник сохранился и доныне на правой стороне подле стены за железною решеткою с надписью: «лета 7149 г., апреля в 18 день преставися раба Божия Параскева Иванова дочь Раевскаго». Ее дочь была супругою Кирилла Нарышкина и помогала монастырю. В 1700 г. была заложена каменная церковь, которая, при содействии, между прочим, и царской фамилии, в 1703 г. была окончена. В 1764 г. монастырь был обращен в приходскую церковь. В 1826 г. был устроен придел во имя преп. Антония и Феодосия. От древней монастырской церкви сохранились боевые часы на колокольне и деревянные врата с изображением пр. Антония и Феодосия; для сохранности врата были помещены в особой деревянной палатке. В ризнице хранится евангелие в серебровызолоченном окладе, пожертвованное одной из «строительниц», синодик 1694 г., где есть «вкладная статия», и много богослужебных книг, изданных до 1700 года. При колокольне находилось духовное правление.

3) , основанная на месте прежде бывшего девичьего монастыря. Когда он построен, неизвестно, но упразднен был в 1764 г. Церковь пятиглавая; как видно из синодика, она построена игуменьей Маремьяной Косковой на месте деревянной церкви, сожженной поляками в 1618 г. В церкви есть: 1) синодик, писанный полууставом первой четверти XVII в.; 2) напрестольное евангелие Московской печати 1633 г., пожертвованное царем Михаилом Федоровичем; евангелие в полулист; 3) два оловянных сосуда; один величиной в обыкновенную рюмку, а другой несколько более; оба ветхие и без украшений; 4) Нерукотворенный образ Спаса с надписью то το αγίον μαίδαλίον, современный постройке храма; он находится над входными дверями, на паперти, вставлен в углубление из кирпича. Наружный вид церкви, колокольня, иконостас, иконы и нижний этаж бывшего монастырского дома относится к XVII в.

4) , бывшая , построена в 1767 г. на средства Перемышльского купца Медведева. Замечательна икона Смоленской Божией Матери.

5) , иначе , ранее находилась в Завершье, на запад от собора и перенесена на теперешнее место во второй половине XVIII г. Приход ее остался за рвом. Теперешняя церковь построена в 1800 году купцом Зябкиным при содействии других прихожан. Имеет два придела. Колокольня построена в 1826 г.


Лютиков Троицкий монастырь

Монастырь находится в 6 в. от Перемышля и в 22 в. от Калуги на правом берегу Оки. Близ него село Троицкое-Корекозево.

Кем и когда основан Лютиков монастырь, в точности неизвестно. По наиболее вероятному мнению (М. С. Извекова †) построение монастыря было делом кн. Воротынских в начале XVI в., так как они являются его главными радетелями и вкладчиками. Название монастырь, предполагают, получил от имени надсмотрщика за работами Лютика[231]. Монастырю приходилось делить исторические невзгоды вместе с Перемышлем. В 1611 г. он подвергся разорению шайки Сапеги, а в 1617 г. его пограбил Лисовский. Архим. Савватий был депутатом на Земском соборе 1613 г. от Перемышля, и подпись его находится на избирательной грамоте. Монастырь поправился, благодаря щедротам боярина Б.(Иова).М. Хитрово[232], пожертвовавшего много ценных вещей. В 1764 г. монастырь сделан третьеклассным с 21 чел. монахов и некоторое время в XIX в. состоял в ведении ректоров духовной семинарии.

В монастыре 3 церкви: 1) , по мнению акад. Преображенского, построенный не позже начала XVII в. и возобновленный в 1654–1663 гг. Б. М. Хитрово.

2) во втором этаже соборной колокольни, сооруженная тем же Хитрово; 3) в двухэтажном каменном здании, пристроенном с юга. Полагают, что и эта церковь построена на средства Хитрово. Колокольня столпообразная, нижняя ее часть четырехугольная, но с закругленными углами, а верх шатровый восьмигранный.

Из достопримечательностей монастыря обращают внимание: 1) на царских вратах вырезанные на аспидном камне , оправленные в серебро; работа древняя; 2) деревянный в алтаре с изображениями 1681 г.; 3) , написанная «по обещанию и люботрудному тщанию» мон. Макария и его сына Кирилла (1684 г.); 4) в алтаре ; 5) чудотворная , присланная крестьянином села Троицкого с Афона в 1872 г.; 6) XVII в., один из коих кипарисный резной (1666 г.), другой серебряный с изображениями трав (1665 г.) и третий с частицами мощей 8 святых; 7) в ризнице , писанная фряжским письмом и замечательная по композиции. Ее приписывают кисти Симона Ушакова (XVII в.); 8) XVII в., из коих замечательна лжица с надписью на ручке: «und sterben Bottes Rein Ferben» (1663 г.); 9) — дар Хитрово в 1666 г. с изображением 7 древних сивилл с их названиями; 10) , взятый в плен у поляков, отлитый в 1639 г.[233]; 11) в библиотеке три рукописных XVII в.; церковный XVI в., начатый при Василии III; св. отец XVII в. и др. сборники и книги XVII в.[234]


Лихвин

Город находится в 3 1/2 в. от ст. узкоколейной Тула — Лихвинской ж. д.

Свое название, по народному преданию, он получил будто бы от татар, которые назвали его «Лихим» за упорную защиту. Если признать правильным отожествление Лихвина с Лисиным[235], то упоминание о нем находим в XIV в.[236] Но, как Лихвин, в первый раз в документах город упоминается при учреждении опричины под 1565 г.[237] Будучи пограничным пунктом, Лихвин не раз подвергался опустошениям татар и разорениям от литовцев. В конце XVI в. была устроена Лихвинская засека, тянувшаяся на 88 в. и имевшая 7 проезжих ворот[238]. И сам Лихвин в это время был городом дубовым, рубленым, имевшим 144 с. в окружности с двумя проезжими и 4 глухими башнями. В смутное время он переходил из рук в руки и потерпел сильное разорение. В 1617 г. подходил к Лихвину Лисовский, но воевода Ф. Стрешнев, несмотря на незначительность своего отряда, вышел ему навстречу, бился с ним и не допустил его до города. Естественно, что после разорения «городского» в Лихвине было немного. Главная торговля сосредоточивалась в руках стрельцов. Пятинных денег в 1634 г. с Лихвина взяли только 14 руб. 31 ал. В 1637 и 1645 г. мы видим Лихвин в ведомстве Костромской чети, а в 1668 г. среди городов Севского полка. В 1654 г., когда через него проезжал патр. Макарий антиохийский, в нем было 6 церквей, из них одна соборная во имя семи бр. Маккавеев внутри крепости. В 1684 г. Лихвинские крепостные сооружения были осмотрены и описаны воеводой Л. И. Камыниным; они были в печальном состоянии. «Г. Лихвин на старом городище, а по осмотру острог дубовой стоячей весь подгнил и коровати обвалились, да по городу 6 башен ветхих, и кровли во многих местах обвалились, и проезжая башня большая, что в город ездят через мост, ветха гораздо, а на ней колокол вестовой, а мост въезжий, что ездят в город, весь обгнил и ездить не мочно; …колодезя в городе нет, один тайник к Оке реке весь завалился[239], и воды достать не мочно, в осадное время от воинских людей сидеть будет не мочно». Артиллерия была плоха, все пищали, да и те в жалком виде. Сколько пороху в 6 бочках, узнать не могли, так как «в Лихвине контаря[240]и терезей[241]нет, весить нечем». Стрельцов оказалось 17, пушкарей 5, воротников 2, посадских людей «с бердышом и рогатиною» 36 человек.

В XVIII в., по первой ревизии, посадских людей в Лихвине было 155 душ, а, по второй, — 220; город принадлежал к Калужской провинции.

В 1776 г. он был назначен уездным городом Калужского наместничества. Данный при этом городу герб «воспоминает достославное для жителей происшествие: название его (Лихвина) произошло от обычая, который татары имели — давать тем городам зло знаменующие имена, которые, противу их сильно защищаясь, знатный вред им причинили… Червленный щит его означает бывшее тогда кровопролитие, а изображенный на нем лев, стоящий и обратившийся направо, с златым языком и когтями и держащий в правой лапе замахнутый златой же меч, а в левой серебряный щит с черным крестом, знаменует неустрашимость и храбрость тогдашних жителей города и что мужественное их ратоборство в защищении онаго не имело успеха».

По описанию наместничества, в нем было 2 соборных церкви, 3 деревянных приходских и упраздненный за ветхостью Афанасьевский девичий монастырь. Домов было 287, из них 4 каменных, лавок 6, населения было 1011 человек.

Город стоит на высоком, обрывистом и крутом левом берегу Оки. Высота берега над уровнем реки от 18 до 20 с. Город имеет фигуру неправильного четырехугольника, по которому распланированы 9 улиц. Главные улицы продольные, идут параллельно Оке; лучшая улица Миллионная. Город окружен оврагами и рытвинами. С северной стороны у самого города в глубоком овраге с крутыми берегами течет р. Лихвинка, а на юг от города в таком же овраге другая речка Речица. Жилых строений в Лихвине 250, из них 30 каменных. Жителей 1864, все великороссы, 91 1/2 % православных. Промышленная деятельность отсутствует; в городе всего 2 маслобойных завода и один кирпичный с 5–7 рабочими и с производством до 1 тыс. руб. каждый. Не придает оживления городу и пристань. Пароходы ходят в Лихвин только в полую воду. Правда, в 1892 г. на пристани разгрузилось 26 судов с кладью в 246 тыс. пудов на 20 тыс. руб., а нагрузилось 45 судов в 724 тыс. пуд. на 75 тыс. руб., но с тех пор движение и грузовых судов упало до минимума. Ярмарок бывает 5 с привозом на 23 1/2 тыс. руб. и продажей на 16 тыс. руб. (1910 г.). Бюджет города 10.000 руб., долгов 11 тыс. руб.

Из учебных заведений есть городское четырехклассное училище с 76 учениками и 5 учителями, мужское начальное училище ц. — приходское с 62 учениками и 3 учащими, двухклассное женское училище с 70 ученицами и 3 учащими. Благотворительных учреждений 3; имеется общественный сад; телефон уездного земства (в 1906 г. 1 1/2 в.).

Церквей в городе 4, все каменные: 1) построен в 1810 г. на средства купцов Меленушкиных.

2) построена в 1784 г. гражданином Прониным. В эту церковь перешла часть утвари бывшего . Последний, по справкам 1690 г., построен был кн. Дан. Семен. Одоевским с супругою в конце XVI в. Монастырь стоял на берегу Оки, где теперь земская больница; в саду ее находится кирпичная тумба с восьмиконечным железным крестом и луной в подножии. Здесь и стояли две каменных монастырских церкви. Монастырь существовал до 80-х гг. XVIII в. В Спасской церкви из его утвари хранится: 1) напрестольный крест от 3 октября 1661 года, 2) напрестольное евангелие московск. печ. в алом бархате; дар Ф. М. Ртищева; 3) напрестольный крест в серебряном окладе 1661 г., жертвованный по обещанию схимницей Марфой Волконской, 4) напрестольный восьмиконечный крест 1692 г., 5) евангелие толковое, пожертвовано Михаилом Федоровичем в 1639 году, 6) воздух и два покрова шитых по малиновому атласу золотом и серебром.

3) сооружена прихожанами в 1821 г. На ее месте стоял ранее . А. Прозоровский полагает, что он был основан в Лихвине на посаде во второй половине XVI в. и не позднее начала XVII в. В третьей четверти XVII в. существование монастыря прекратилось, и вместо него в Лихвине становится известною приходская церковь во имя того же святого с приделом во имя Введения, а к концу XVII в. бывший Михайловский монастырь стал именоваться Введенскою церковью.

4) , построена купцом Соколовым.

Краинское. В 5 в. от Лихвина находятся в с-це Краинском серно-щелочные минеральные воды. Сельцо расположено на горе с плоскою вершиною; из подошвы этой горы близ сельца вытекает много ключей, весьма обильных, то серных, то щелочных, впадающих в р. Черепеть[242]. Воды обследованы в 1845 г. членами Калужской врачебной управы, а в 1847 г. химически анализированы проф. Харьковского университета Эйнбродтом. Главных источников пять. При одном ключе образовалось минеральное озеро, сажен в 50. Источники хорошо лечат ревматизм, золотуху, накожные болезни и пр. Прежний владелец имения устраивал на водах маленький курорт, куда съезжались больные. Но с 80-х гг. XIX в. дело совершенно запущено, и воды, несмотря на их целебную силу и близость от центров, остаются без эксплуатации и почти никому не известны.


Покровский Добрый монастырь

В 10 в. от Лихвина на правом берегу Оки лежит Покровский Добрый монастырь. Основание его одни относят к половине XIV в. и приписывают кн. Одоевскому Роману Семеновичу; другие же сыновьям кн. Георгия Одоевского в конце XV в. Монастырь обнесен каменною оградою с тремя башнями и с заделанными бойницами и амбразурами и имеет два храма:

1) соборный пятиглавый сооружен в 7175 г. (1667 г.) рачением окольничего Мих. Ал. Ртищева[243]. Царь Алексей Михайлович пожаловал на постройку с Тульского завода связного железа 400 пуд. «А строил ту церковь с Москвы кудашевец Максим Семенов Апочен». В соборе два придела. В 1813 г. бурей были сорваны главы собора. В 1816 г. завалилась колокольня и раздавила находившуюся под ней придельную церковь и ризницу.

2) Другая .

Заслуживает внимания дом настоятеля, построенный в начале XVIII в., но всецело сохранивший архитектуру века XVII.

Из древностей монастырских выделяются: 1) деревянный XVII в. Крест двусторонний, вызолоченный, в клеймах имеются священные изображения, концы глухи, выпуклые в середине, покрыты мелким резным орнаментом. Кругом креста идет крупный прорезной орнамент; 2) на дереве 1588 г.; 3) в 1/8 д. листа с надписью: «списася благовествование сие лета 6972 (1464 г.) при благоверном князе Иоанне Юрьевиче в Одоеве»; 4) киевской печати 7089 г. (1581 г.); 5) XVII в., писанный крупным характерным уставом; 6) в кладовой хранится , который изображался на северных дверях алтаря как первый вошедший в рай человек.

Долбино. В Лихвинском же уезде, почти на границе с Белевским, находится село Долбино — Темная Пятница, где писались долбинские стихотворения В. А. Жуковского (1813–1814 гг.). В этом же селе жил И. В. Киреевский, известный мыслитель-славянофил; село ему и принадлежало.

Ханино и Богдано-Петровский завод. Ханинский завод лежит на р. Черепети в 1 в. от ст. «Ханино» Туло-Лихвинской ж. д. Этот чугунолитейный завод существовал с давних времен. В 1840 г. он значится за бр. Засыпкиными. В нем, по указу горного правления 1815 г., дозволено устроить доменный горн и пр. на место бывшего в Одоевском уезде Мезгей-Мешвянского завода, уничтоженного за истощением лесов и по случаю прорыва плотины.

В 4 в. от Ханина находится Богдано-Петровский завод, устроенный в 1788 г. прапорщиком Демидовым. В настоящее время оба завода принадлежат Н. Г. Баранову.

1) Ханино: рабочих 357 человек (начало 1912 г.). Расходы на рабочих и служащих 64 тыс. руб. Из домны выплавлено 78 1/2 тыс. п. и, кроме того, из вагранки переплавлено штыка (чушки, летник и пр.) 60 тыс. п. изделий; всего 138 тыс. п. Из них 32 тыс. п. идет для эмалировочного завода на горшки, котлы, сковороды и пр. Остальные 106 тыс. п. идут на горшки — 30 тыс. п.; котлы — 15 тыс. п.; сковороды — 15 тыс. п.; печи — 5 тыс. п.; вьюшки — 10 тыс. п.; задвижки — 10 тыс. п.; дверцы — 12 тыс. п. и пр.

2) На Богдано-Петровском заводе рабочих 172 человека; жалованье им и служащим 30 1/2 тыс. руб. Литья 65 тыс. п., изделий из штыка 40 тыс. п. Изделия те же, что и в Ханине. Завод летом 2 месяца не работает. — Литье же с обоих заводов сбывается в Сибирь, Закаспийский край, Закавказье и по разным местностям России.


Козельск

Козельск находится при станции того же имени Ряз. — Ур. ж. д. (Смоленско-Данковская ветвь). На извозчиков такса.

Это очень древний город, время основания которого неизвестно. В древности он назывался Козелеск, вероятно, от положения среди дремучих лесов. В первый раз город упоминается под 1146 и 1152 гг., когда в нем были войска Юрия Долгорукого во время его борьбы с Изяславом Мстиславичем. В последующее время Козельск был волостью князей черниговских, из коих первым владельцем его был Мстислав Святославович (внук Всеволода), погибший в битве с татарами на Калке в 1223 г. От их же руки пришлось пасть и другому козельскому князю во время нашествия Батыя. Последний, как известно, по возвращении из Новгородской земли подступил к Козельску. По рассказу летописца, дружина князя и народ советовались, что им делать. «Наш князь младенец, говорили они, но мы, как верные россияне (?), должны за него умереть, чтобы в мире оставить по себе добрую славу, а за гробом принять венец безсмертия». Сказали и сделали. Татары 7 недель стояли под крепостью и не могли поколебать твердости жителей никакими угрозами; разбили стены и взошли на вал; горожане резались с ними ножами и в единодушном порыве геройства устремились на всю рать Батыеву, изрубили многие стенобитные орудия татарские и, положив 4 тыс. неприятелей, сами легли на их трупах. Хан же велел умертвить в городе всех людей безоружных, жен, младенцев и назвал Козельск «злым городом» (Могу-болгу сун). «О князи же Василье неведомо есть, инии глаголаху, яко во крови утонул есть, понеже убо млад бяше». Но разрушенный Козельск по уходе татар восстал из развалин.

В первой половине XIV в. он принадлежал потомству Мстислава Михайловича Карачевского (из Черниговских князей). У Мстислава было три сына: Пантелеймон, Андрей и Тит; Андрей был убит в 1339 г. в Козельске Василием Пантелеймоновичем, а Тит сделался козельским князем. Он был в 1365 г. союзником Олега Рязанского, на дочери которого женил своего сына Ивана.

В начале XV в. Витовт присоединил Козельск к Литве, но в 1408 г. он был уже за Москвой и отдан Владимиру Андреевичу Храброму Серпуховскому, в обмен на Волок и Ржев. По завещанию Владимира в 1410 г. Козельск перешел к его старшему сыну Ивану, от которого в 1422 г. он по наследству отошел к Вас. Яросл. Боровскому. Василий Темный отнял вместе с другими уделами у Василия Боровского и Козельск и завещал его Ивану III, а последний отказал его своему сыну Симеону Калужскому. При Иоанне IV Козельск был взят в опричину.

Будучи украинным городом, Козельск не раз подвергался нападениям литовцев, ордынцев и крымцев в XV в. и XVI в., а потому уже в XVI в. он был укреплен. Город в Козельске был деревянный, рубленый, с двумя проезжими башнями и 6-ю глухими, вал тянулся на 450 с.; острожные башни были вооружены тюфяками (пушками) и затыльными пищалями. Кроме первого вала, был и другой, который шел от острога по берегу р. Другусны и, перейдя последнюю, охватывал южную, более других открытую часть города. На Лысой горе (1 в. от города) видны остатки старинных курганов, откуда часовые наблюдали на далекое расстояние окрестность. Сверх этого, Иван Грозный провел в уезде засеку, которая тянулась на протяжении 111 1/2 в. и имела 5 ворот с деревянными укреплениями.

Но все эти сооружения не спасали город от опасностей. В начале XVII в. он ведет по-прежнему тревожную жизнь, подвергаясь набегам разных хищнических шаек. В это время Козельск был большим городом, с 15 тыс. жителей и 40 церквами, а потому естественно, что он казался и важным пунктом и заманчивой добычей. В 1607 г. он был занят Мих. Долгоруким, приверженцем самозванца, почему и был долго осаждаем А. Измайловым, воеводой царя Василия Шуйского. В 1610 г. 7 сентября он был захвачен пришедшими из‑под Смоленска «вольными» людьми, так как «измениша и город сдаша королевичу и крест целоваша». В этот набег погибло до 7 тыс. человек. Это был тяжелый удар для Козельска, от которого он в течение всего XVII в. не оправился. Сборщики пятины 1634 г. в Козельске набрали всего только 35 руб. — 16 а.[244] Посадских людей, значит, было немного, и «торговали и промышляли в Козельске исключительно стрельцы, казаки, пушкари». В это время таможенными сборами его ведал Б. Приход, а также и Костромская четь.

В 1708 г. он был приписан к Смоленской губ., а в 1719 г. к Калужской провинции. По первой ревизии, посадских людей в нем было 269 душ, а по второй — 411. В 1776 г. Козельск был назначен уездным городом Калужского наместничества; тогда же утвержден его герб, содержание которого почерпнуто из летописного рассказа о разрушении города татарами: «в червленом поле, знаменующем кровопролитие, накрест расположенные 5 серебряных щитов с черными крестами, изъявляющее храбрость их защищения и несчастную судьбину, и 4 златые креста, показующие их верность».

В описании наместничества, в Козельске отмечены 4 каменных церкви и 3 деревянных, в том числе и упраздненный Вознесенский девичий монастырь; домов было 554, из коих 4 каменные; жителей 2905. Там же указано, что после пожара 1777 г. город был обновлен, на что императрица ссудила на 10 лет горожанам «не малую сумму» без процентов. Естественно, поэтому, что город «мог почесться из наилучших в губернии городов, в рассуждении порядочного расположения его». «Особливаго примечания» заслуживал каменный гостиный двор с галереею, «состоящей в 34 лавках, из которых 17 были построены на погребах». Некоторые купцы тогда отъезжали в степные города для закупки пеньки, меду, воску, сала и рогатого скота; пеньку они отправляли на Гжатскую пристань и в Юхнов. В 1803 г. в Козельске была открыта лесная школа, которая в 1813 г. была переведена в С. — Петербург и преобразована в лесной институт.

Город в XIX в. славился своими парусными фабриками, от которых теперь не осталось и следа. В настоящее время жители занимаются мелкою торговлею; особенно выделяется прасольство — перекупка у крестьян пеньки, масла, семени.

Козельск расположен на высоком, крутом берегу р. Жиздры[245] при впадении в нее pp. Клютомы и Другусны (Драгунки). Местность самого города почти ровная, но изрезана крутыми оврагами. Через Другусну в город устроен каменный мост с земляной дамбой; длина моста 5 с. Через Жиздру два моста — деревянный и железнодорожный. Под городом проходит маленький туннель. В Козельске 12 улиц и 10 переулков, многие из коих, как и торговая площадь, мощеные. Жилых строений 758, в том числе 53 каменных. Население 8636 человек, из них только 200 инославных исповеданий. По данным 1905 г., было 3 фабрики и 2 завода с 100 рабочими летом и 200 зимой и производством в 60 тыс. руб.; два лесных склада. Есть в Козельске и общественный банк с основным капиталом в 14 1/2 тыс. руб. и ссудо-сберегательная касса. Бюджет города 51.716 руб. (в 1909 г.). Из учебных заведений имеется женская гимназия с 300 учащимися, городское четырехклассное училище (1905 г. 135 уч.), ремесленное училище (55 уч.), 3 приходских и одно начальное училище (свыше 200 уч.), церковноприходская школа; библиотека и читальня; общество любителей драматического и музыкального искусства. Есть в городе и водопровод с паровой машиной. Местом гуляний служит небольшой общественный сад, откуда открывается прелестный вид на Жиздру, Оптину пустынь и окрестности.

В городе 8 церквей: 1) одноглавый , построен в византийском стиле в 1824 г.; имеет два придела.

2) двухэтажная построена в 1746 г. М. И. Воейковой; дальнейшие пристройки связаны с именем Желябужского (1779 г.); в церкви 6 приделов: 2 внизу и 4 вверху.

3) построена в 1740 г. гофмаршалом Д. А. Шепелевым, прах которого в 1760 г. погребен в церкви.

4) построена в 1810 г. Рахмановыми; имеет два придела.

5) , которая стоит на самом краю на берегу Другусны, 3-я церковь центральной группы. Это была церковь упраздненного в 1764 г. девичьего Вознесенского монастыря. По происхождению это древнейшая из городских церквей. По клировым ведомостям она значится построенной в 1740 г., но это относится к одной трапезе, а сама церковь и прежняя колокольня относятся к первой четверти XVII в., когда город начал оправляться от разорения смутного времени. Некоторые же относят ее даже ко времени Ивана Грозного. Старая церковь отличалась отсутствием украшений. Мелкий фундамент глубоко уходил в землю. Окна были маленькие и узкие с прямыми перемычками. Вход был один через колокольню, ранее стоявшую отдельно, а потом соединенную с храмом пристройкой трапезы. Кровля была четырехскатная с пятью главами на тонких с пролетами шейках. Внутри железные связи. Свод трапезы опирался на массивный столп, который был сначала четырехугольный, а потом обсечен и обращен в круглый, причем был на нем уничтожен образ блаженного Макария. Новый храм начат постройкой в 1870 г. Старую трапезу и колокольню сломали и на место их в течение 4 лет выстроили новую обширную трапезную церковь с высокой, новейшей архитектуры, колокольней. Квадрат же настоящей церкви остался на сводах нетронутым. Над ним только в соответствие новому плану сделали деревянную оштукатуренную надделку над сводами, увенчанную по-прежнему 5-ю главами. Алтарь же поднят и переделан в сводах. В настоящее время в трапезе два придела — во имя мч. Параскевы и арх. Михаила. В последнем приделе находится особочтимая (оригинал ее в Ахтырке от 1739 г.), которая чтится с 1868 г.; до этого времени она находилась перед входом с чердака на колокольню церкви. Теперь икона стоит в особом иконостасе под большим балдахином. Икона размером 6 1/2 х 5 1/2 в. На лицевой стороне лик Богоматери почти невидим; лик распятого едва заметен; поля кругом изображения отторгнуты временем, но надпись золотыми буквами «Ахтырская икона» и над крестом «И. Хр.» в целости. Икона теперь в дорогой ризе. Из церковной утвари замечателен древний , состоящий из двух складных частей: нижняя цилиндрическая на круглом поддоне с ножками, верхняя представляет ротонду, у столбов коей стоят ангелы с рипидами; внутри ее гробница, над которой висит укрепленный в центре крыши круг с надписью: «Бог». 2) , переписанный в начале XVIII в. с оригинала века XVII. 3) 1703 г. в лист моск. печ. с серебровызолоченными евангелистами и средником; переплет бархатный; на задней доске серебряная прорезная накладка. Надпись гласит: «1711 г. апреля в 18 день сие св. евангелие с ковчегом дал стольник Авраам Федорович Лопухин в Козельск в Вознесенский девичий монастырь».

6) построена в 1790 г. с двумя приделами. В церкви имеется, бывшая до последнего времени единственной, , уроженца города Козельска. Преподобный родился в конце XVI в. из рода Севрюковых, которые жили в «Крутицах» (в Козельске), подвизался в XVII в.; под его руководством начал монашескую жизнь Никон, будущий патриарх. Останки пр. Елеазара, который написал несколько икон, покоятся в скиту на Анзерском острове, находящемся в Соловецком архипелаге.

7) сооружена в 1789 г. купцом П. Минаевым; имеет два придела.

8) с двумя приделами.


Оптина пустынь. Верстах в 3-х от Козельска на правом берегу Жиздры в великолепном сосновом бору, остатке старинной засеки, приютилась величественная Введенская Оптина пустынь. Местность эта была обитаема еще в доисторическую эпоху, как это доказали раскопки в 1899 г. близ д. Стениной, где найдены были вещи каменного века. Основание пустыни относится к концу XIV в. и началу XV в.; есть даже мнение, что она основана ранее, именно в XIII в. Передают, что основал ее разбойник Опта, принявший в монашестве имя Макария, почему ее и называют Макарьевской. Вряд ли, однако, можно принять это предание, потому что в Волхове есть тоже Оптин монастырь. Поэтому предполагают, не была ли Макарьевская пустынь общей и для монахов и для стариц под одним начальством?.. В начале XVII в. в обители существовала церковь Введения «древянна клетцки (в клеть)» и черный священник Феодорит с братиею. В 1689 г. заложен был каменный соборный храм, в построении которого оказывали помощь и цари Иван и Петр Алексеевичи и царевна Софья. В 1724 г. обитель по бедности была упразднена, но в 1726 г. опять восстановлена.

Храмы: 1) каменный. По писцовым книгам 1629–1631 гг., значится одна деревянная церковь. В 1689 г. начато построение каменного Введенского собора с приделом во имя Пафнутия Боровского. 21 июня 1771 г. был закончен ремонт этого храма, тянувшийся почти полстолетия, и устроен второй придел во имя Федора Стратилата. Снова был распространен собор в 1837 г., когда был пристроен Никольский придел. В конце 60-х гг. была реставрирована стенная живопись.

2) каменная начата постройкой в 1805 г., а окончена в 1811 г., а в 1815 г. в ней сделаны два придела; в 1860-х гг. реставрирована стенная живопись.

3) начата постройкой в 1809 г., а окончена в 1811 г.

4) В здании бывшей братской трапезы построена в 1858 г. . Церковь сооружена по завещанию Ртищева.

5) за оградой во имя всех святых построена в 1837 г.

Колокольня была первоначально деревянная. В 1769 г. вместо нее была сооружена новая каменная, небольшая и тонкая. В 1802 г. начата сооружением новая четырехъярусная колокольня готической архитектуры. Через два года она была готова (1804 г.). Высота ее 30 с.

Монастырь обнесен каменной стеной, которая первоначально шла от колокольни высотою в сажень (с 1769 г.). Ограда же с 7-ю башнями начата в 1832 г. Она имеет зубчатый верх и, кроме 7 башен, 2 выездных ворот. Наверху восточной и западной башен на золоченых шарах утверждены два ангела с трубою в руках.

В монастыре достопримечательны: 1) , писанный иконописцами патриаршего двора и царскими изографами; пожертвован в 1689 г.; 2) (1689 г.); 3) , чтимый богомольцами; 4) , пожертвованный в 1689 г.; 5) , на коей между зрителями видна бритая голова воина с чубом и длинными усами (запорожец); писана в начале XVII в.; 6) новгородского письма, пожертвованная в 1842 г.; 7) — древнее искусное подражание греческому письму; 8) , точная копия с чудотворной старинного московского письма; 9) ; 10) и некот. др.; 11) серебряный восьмиконечный с частицами мощей; 12) с 1670 г.; 13) с того же времени.

В полуверсте от обители в лесу находится Предтеченский скит, обнесенный оградой. На входных вратах устроена колокольня. Над аркою ворот надпись: «вниду в дом твой, поклонюся ко храму святому твоему». Под карнизом ворот по обеим сторонам арки написаны поясные изображения 8 подвижников; на противоположной стороне, внутри скита, тоже изображение и надпись: «коль возлюбленна селения Твоя, Господи». Скитский храм не велик, построен в 1822 г. В нем имеется чудотворная , а также частицы мощей апостолов и святых. На стене храма копия с картины Иванова «Явление Христа», «Собор Иоанна Крестителя» и «Крещение народа в Иордане». Здесь же на особом аналое помещено за стеклом скульптурное изображение лежащей на блюде главы Иоанна Предтечи, иссеченной вместе с блюдом из цельного мрамора Богдановым в 1849 г. Это дар скиту гр. В. П. Толстого. Замечательно также напрестольное евангелие 146 года (1638), времен Михаила Федоровича. В ризнице имеются вещи, жертвованные известной духовной дщерью Фотия Спасского гр. Орловой-Чесменской.

Среди прочих обителей России Оптина пустынь занимает особое место, будучи известна по всей империи своим институтом старчества. «Оно состоит в постоянном руководстве старцем своих духовных детей, от которых, как необходимое условие, требуется искреннее отношение к своему руководителю, частое и чистое исповедание пред ним не только дел, но и всех сокровенных мыслей, чувств и совершенное послушание его советам». Первым оптинским старцем был о. Леонид-Лев (1821–1841); вторым — иеросх. Макарий, при котором началась деятельность пустыни по изданию свято отческих аскетических творений; в этом начинании свое содействие оказывал и Ив. В. Киреевский.

Третьим старцем был иер. — сх. Амвросий, особенно прославивший монастырь «от избы бедняка до царских палат». О. Амвросий в мире был Александр Мих. Гренков; он родился 23 ноября 1812 г., происходил из духовного звания и учился в Тамбовской духовной семинарии, которую окончил студентом, и был некоторое время учителем духовного училища. В Оптину пустынь поступил в 1839 г., а постригся в монахи в 1842 г. По смерти старца Макария он принял под свое руководство обитель и скоро сделался известен повсеместно в России и даже на православном востоке. Умер он 10 октября 1891 г. в основанной им Шамординской женской обители на 80-м году жизни (в 18 в. от Оптиной пустыни), но похоронен в Оптиной. Теперь старцем О. Иосиф.

Издательская деятельность пустыни продолжалась и продолжается. Всего по 1897 г. Оптина пустынь издала 125 разных сочинений в количестве 220 тыс. экземпл[246].

Оптину пустынь посещали митрополиты, члены императорской фамилии (великий князь Константин Константинович и др.) и наши известнейшие писатели: Н. В. Гоголь, Киреевские, Аксаковы, А. К. Толстой, К. Н. Леонтьев, Вл. Соловьев. Был в ней и Ф. М. Достоевский, который под влиянием впечатлений от пустыни создал образ старца Зосимы. А Лев Н. Толстой своим уходом из дому обратил внимание на Оптинский монастырь всего мира. До этого эпизода Л. Н. Толстой, сестра которого М. Н. проживала в Шамординской общине (умерла в 1912 г.), посетил обитель три раза: первый раз с Н. Н. Страховым 22 июля 1877 г., второй — в 1884 г. и в третий раз — в 1890 г. Рассказ об этих посещениях был помещен в «Неделе», а оттуда взят в выдержках г. Е. В. в его «Историческом описании Козельской Оптиной пустыни» (Тр. — Лавр. 1902 г. стр. 126–130).

В монастырском архиве имеются несколько писем Гоголя, И. В. Киреевского и др., которые приводятся в книге того же г. Е. В. Киреевский же и погребен в Оптиной пустыни[247].

Прыски. Близ монастыря лежит село Прыски, где находится имение известного петрашевца Н. С. Кашкина[248], который долгое время живал в нем и сам. Богатый архив рода Ртищевых передан недавно из Прысков в Академию Наук[249].


Жиздра

Г. Жиздра стоит на ветке М. — К. — В. ж. д., расстоянием в 9 в. от ст. Зикеево. На извозчиков такса.

Городом Жиздра сделана по Высочайшему указу 1777 г. из экономического села. Герб этого города «представляет серебряный щит, разрезанный поперек на двое извивающеюся полосою, в которую сверху ниспадает таковая же; в полях помещены три связки дров, две сверху и одна снизу, перевязанныя золотыми веревками, в знак, что р. Жиздра, впадая в Оку, служит средством к сплавлению сею последнею великаго количества лесу». Церквей в описании наместничества показано две, одна из них каменная. Домов было 196, из которых 115 построены на каменном фундаменте, после учреждения города по апробованному Е. И. В. плану; лавок было только 4, жителей 1829.

Город лежит на обоих берегах р. Жиздры; расположенная на правой стороне слобода называется «старым городом». Река близ города образует пруд в 2 1/2 в. длиною и шириною от 10 до 120 с. Через реку в городе 3 деревянных моста. После опустошительного пожара в 1890 г. город выстроился правильно; улицы прямые. Главная из них, Киевская, идет от Соборной площади на север и делит город пополам. Площадь города 3 кв. в.; она распланирована на 35 улиц и 57 переулков. Некоторые улицы мощеные, и по ним устроены тротуары. Освещение керосинокалильное. Жилых строений 1190, из них 172 каменные. Жителей 13.253 (1905 г.), почти все великороссы.

В торговом отношении Жиздра занимает видное место в ряду других городов губернии. Будучи удалена от центров, она по необходимости является бойким торговым местным пунктом, снабжающим всеми предметами необходимости обширный уезд. Жиздра торгует пенькою, кожами, салом, льняным семенем, щетиной.

Фабрично-заводская промышленность развита слабо, ограничиваясь немногими мелкими заводами и ремесленными заведениями. По данным 1905 г., в городе были: 2 кирпичных завода, 1 мыловаренный, 1 лесопильня, 2 рогожных фабрики; рабочих всего 120 человек; сумма производства 8260 руб. В городе бывают 2 ярмарки с привозом на 86 тыс. руб. и продажей на 65 тыс. руб. Бюджет города с начала 70-х гг. за десятилетие поднялся с 13.700 руб. до 89 тыс. руб. благодаря Мальцевским заводам. В 1909 г. доходы города исчислялись в 76 тыс. руб., расходы в 79 тыс. руб., задолженность 167 тыс. руб.

Из учебных заведений в городе имеются: 1) 2 женских гимназии; в Мариинской 387 (1910) учащихся с расходом в 11.134 руб.; 2) городское Михайловское училище с 8 учащими. 3) 4 низших учебных заведения; городская библиотека-читальня имени Пушкина, книжный магазин; две небольших типографии. Благотворительность выразилась в устройстве детского приюта для сирот с 21 призреваемым и городской женской богадельни с 14 призреваемыми. Имеется недурной городской сад.

Церквей в городе 4. 1) каменная построена в 1776 г.; на хорах придел во имя Успения Б. М. 2) . Ходатайство о ее построении было возбуждено в 1804 г. мещанином Л. В. Красильниковым. Местом для нее было предназначено «пустопорожнее, удобное к строеню, где прежде были кузницы, кои с того места снесены», «близ проспективной большой улицы, что в новых кварталах». Постройка была разрешена, и в 1815 г. церковь была уже готова. В ней два придела. Это одна из лучших церквей в городе. 3) была сначала деревянная[250]; построена в 1760 г.; утварью была довольна; после построения собора была предназначена к перенесению на кладбище; однако по прошению жителей м. Платоном оставлена по-прежнему приходской (1792 г.), и к ней переведен один комплект от Соборной церкви. Каменная построена в XIX в. 4) .

Обращает на себя внимание неуклюжее сооружение, сделанное из досок. По рассказам старожилов, на этом месте доставали «азиатскую водицу», т. е. хотели устроить артезианский колодец, но неудачно.


Мальцевские заводы

а) Людиново. Людиново лежит в 30 в. от Жиздры и в 80 в. от Брянска, с которым соединено узкоколейной ж. д., построенной в 1877 г. Это большое заводское село, раскинувшееся на берегу большого пруда. В нем свыше 1 тыс. дворов и до 8 тыс. жителей; 2 церкви и до 20 лавок. Село и завод обязаны своим развитием С. И. Мальцеву. Людиновский завод существует с 1755 г., когда его устроил при р. Ломпади, впадающей в Болву, Евдоким Демидов. В 1766 г. на нем было выработано из доставленного с Вырковского и Дугненского заводов чугуна 61.247 пуд. железа по 41 1/2 коп. за пуд и 112 п. стали по 1 руб. 42 коп. пуд. В 1785 г. на нем было 4 молотовых с 12 молотами и 16 горнов. Один молот вырабатывал сталь. Железо выковывалось по-прежнему из привозного с Дугны чугуна до 65 тыс. п. и отправлялось по Болве в Малороссию.

В 1839 г. Мальцев устраивает в Людинове рельсопрокатный завод, и в 1841 г. получает первые русские рельсы. А общее производство в Людинове вместе с Сукремлем в 1840 г. было 404 тыс. п. на 747 тыс. руб. при 3017 рабочих. Здесь же изготовляются первые русские паровики, установленные на Тульском заводе и С. — Петербургском арсенале; здесь же делается первый у нас винтовой двигатель для корвета «Воин». Здесь же были построены и три первых винтовых парохода общества «Меркурий», которые были сплавлены по Жиздре и Оке до Нижнего. Производство Людиновского завода в 1876 г. достигало 5 млн. руб. Крупные правительственные заказы на паровозы, вагоны, платформы для ж. д., принятые Мальцевым, исполнялись исключительно в Людинове. Но затем начинается упадок завода: в 1891 г. его производство было только на 800 тыс. руб. В 1891 г. руды проплавлено 365 тыс. п., шлаков 24 тыс. п., выплавлено чугуна всего 173 тыс. п.; железа выделано 32 тыс. п. Чугунных изделий отлито 116 тыс. п., медных 1 тыс. п., стали мартеновской 37 тыс. п., рельсов 6 тыс. п., листовой стали 3 тыс. п. и сортовой 7 1/2 тыс. п. В связи с начавшимся упадком дела в 1889 г. был основан артельный завод для выплавки чугуна и чугунных изделий под названием «Людиновской артели кустарных мастеров», но управление Мальцевских заводов отнеслось к этому начинанию враждебно, отказав в выдаче руды и чугуна даже за деньги. Артель скоро распалась… Деятельность заводов стала усиливаться с 1893 г.

В настоящее время в Людинове 1) чугунолитейный и механический завод. На нем 2.300 рабочих с производством в 3 1/2 млн. руб. Производятся заводом приборы центрального отопления (котлы, радиаторы, трубы и пр.), приборы домоустройства (печи, ванны, посуда и пр.), паровые локомобили сельскохозяйственного типа, на колесах, мощностью до 300 сил. Количество локомобилей — 250 шт., ванн — 15 тыс. шт., литья 1 млн. п. 2) Моллевский эмалировочный завод, с 160 рабочими и производством на 100 тыс. руб. Здесь вырабатываются эмалированные ванны, умывальники, канализационные предметы, посуда и пр. Ванн производится 15 тыс. шт.; остального 100 тыс. п. (данные 1911 г.).

b) Песочня. Песоченские заводы лежат на р. Болве в 90 в. от Брянска и в 43 в. от Жиздры. Песочня соединена с Брянском Мальцевской узкоколейной железной дорогой. В Песочне имеются: 1) чугунолитейный завод с 1 тыс. рабочих и производством в 500 тыс. руб. Изготовляются печи, плиты, посуда, котлы, всего до 400 тыс. пудов. 2) Моллевский эмалировочный завод с 360 рабочими и производством в 1/2 млн. руб. Вырабатывается эмалированная кислотоупорная и простая посуда, чугунно-эмалированное литье, умывальники и пр. — всего 230 тыс. п. 3) фаянсовая фабрика Кузнецова. На ней 1.000 человек рабочих с производством на 500 тыс. руб. Фабрика работает столовые и чайные сервизы, умывальные приборы, фаянсовую посуду и пр. рыночный товар, сбываемый преимущественно в Ростов на Дону, Нижний-Новгород и Киев. Фабрика пользуется частью местной белой глиной, весьма огнеупорной, частью привозной глуховской.

c) Сукремль. Это селение находится в 6 в. от Людинова на р. Болве и тоже соединено железной дорогой с Брянском. В Сукремле чугунолитейный завод, на котором работает 900 человек рабочих. Сумма производства 650 тыс. руб. Выделываются на заводе сливные трубы, посуда и пр. всего до 1/2 млн. пудов. (Данные 1912 г.).

Уменьшение правительственных заказов, ряд неудач, болезнь С. И. Мальцева и отъезд его за границу привели в 1885 г. к учреждению над его предприятиями казенного управления. Все долги предприятий в это время составляли до 10 млн. руб., в том числе казне 3 млн. руб. За четыре года казенного управления долг казне возрос до 7 млн. руб., и все заводы пришли было в упадок. С 1889 г. учреждается конкурсное управление. Ныне все Мальцевские заводы принадлежат «Акционерному Обществу Мальцевских заводов».

Думиничи. В 2 в. от ст. Думиничи М. — К. — В. ж. д. находится Думиничский чугунолитейный завод, соединенный со станцией узкоколейной ветвью. Завод расположен в прекрасном лесу и составляет отдельный заводский поселок. Завод принадлежит товариществу Лабунского и Цыплакова. Рабочих около 500. Завод отливает чугунную, простую и эмалированную посуду, камины, водопроводные принадлежности и пр.


Мещовск

Город находится в 22 верстах от ст. Кудринская М. — К. — В. жел. дороги.

Когда основан Мещовск, неизвестно. В первый раз он упоминается в летописи под 1243 г. В древности Мещовск был известен под именем Мезецка, а это название, очень может быть, изменено из Мереска и Мезческа. Князья в Мещовске были из рода Михаила Черниговского. В конце XIV в. удел Мезецкий попал в зависимость от Литвы, а в исходе XV в. им овладели князья Воротынские, уже признававшие власть Москвы[251], но были вскоре изгнаны литовцами. Однако, Иоанн III послал свое войско, и Мещовск сдался. В 1493 г. кн. Мещовский Михаил Романович вместе с князьями Воротынскими перешел к Москве[252], и, по миру 1494 г., он за Москвой и остался. Иван III по завещанию назначил его Дмитрию. От Василия III Мещовск перешел к сыну его Юрию, а завещанием Грозного 1572 г. был назначен Ивану Молодому. В царствование Федора Ивановича Мещовск с окрестностями был опустошен крымцами и тогда же, вероятно, был обнесен деревянной стеной 124 с. в окружности с 2 проезжими и 4 глухими башнями. В 1607 г. в нем засел царский воевода Измайлов, удалившийся из‑под Козельска, и отстоял город от самозванца[253]. 16 сентября 1610 г. разные выходцы из королевского войска ограбили Мещовск, перерезали почти всех жителей, не давая никому пощады, и с «большою добычею возвратились в лагерь». А затем Мещовск попал в руки Сапеги. В 1617 г. он снова терпит разорение от поляков под начальством Чаплинского, который взял город и отослал воеводу Засецкого в плен; городом управлял присланный Владиславом староста[254]. Много пришлось потерпеть Мещовску в конце XVII и начале XVIII в. от грабежей разбойников, скрывавшихся в Брынских лесах, пока команда Сенявина с сыщиками не переловила их. В сенатском указе 1712 г. читаем: «шайки разбойников в Мещовском у. у многих вотчинников и помещиков многолюдные деревни разграбили приездом своим денным и все до конца пожгли и людей и крестьян вырубили». В 1708 г. Мещовск был приписан к Смоленской губернии, но в 1719 г. он уже входит в состав Калужской провинции. По первой ревизии, посадских людей в нем было 253 души, а по второй — 420. В 1719-1720-х гг. несколько посадских семейств были переведены в Гжатскую пристань.

В 1776 г. Мещовск был причислен к Калужскому наместничеству; в гербе его изображены «в зеленом поле три колоса златые, поставленные стропилом, концем вверх, показующие плодоносив окружных полей». В описании наместничества (1785) в нем указаны 4 церкви, 321 дом, 41 лавка, жителей 1608. «Главный торг купечества состоял в пеньке, конопляном масле, хлебе, сале, рогатой скотине, лошадях, для закупки коих ездили они в степные места. Пеньку отвозили в Гжатскую пристань, а протчее продавали на месте и в Москве. При том бывала у них большая ярмарка 2 июля, которая продолжалась неделю»[255].

Город расположен по обеим сторонам р. Туреи[256], которая в книге Большого Чертежа называется Мереей; с правой и левой стороны в нее вливаются по два маленьких ручейка. Город пересекается тремя оврагами. В Мещовске 3 улицы и 26 переулков; некоторые из них мощеные и шоссированные. Жилых строений в городе 491, в том числе 48 каменных. Жителей (1905 г.) 3877, из коих 99 1/2 % русских православных. Жители занимаются гл. обр. мелочной торговлей пенькой, конопляным и льняным семенем, щетиной и невыделанными кожами; есть воскобойный и свечной завод. Бывает три ярмарки (23.IV, 29.VI, 8.IX) с привозом в 44 тыс. руб. и продажей на 30 тыс. руб. Бюджет города в 1909 г. 13 1/2 тыс. руб.

В Мещовске имеется духовное училище, открытое в 1815 г.; в нем 128 учеников и 11 учителей; женская гимназия с 300 учащихся и 10 учащими; городское четырехклассное училище с 4 учителями при 70 учащихся и приходское училище с 55 учениками при 3 учителях, ремесленная школа. Есть земская библиотека, в которой насчитывается до 70 абонементов; при обществе трезвости — библиотека-читальня с 280 подписчиками и 3.500 посетителями, общество сельского хозяйства, ветеринарная лаборатория при земстве. Имеется общество семейных вечеров, два клуба, театр, в котором представления дают любители или заезжие артисты. Есть бульвар, водопровод с тремя водохранилищами.

Церквей в Мещовске 5. 1) заложен в 1832 г. и строился свыше 30 лет. Колокольня во время постройки в 1857 г. обрушилась. По архитектуре и отделке храм составляет украшение города.

2) — зимний собор — построена в 1696 г.; имеет пять глав и трехабсидный алтарь; колокольня современна храму и стоит отдельно; нижние два яруса колокольни по плану квадратные, с палатками, третий восьмигранный, с шатровым верхом, убранным слуховыми окнами.

3) стоит на самом берегу Туреи на высоком круглом кургане, или городище, которое насыпное; основание его составлено из нескольких деревянных срубов, осыпанных сверху и с боков землей. В этих подземных жилищах жители Мещовска укрывались и прятали свое имущество во время неприятельских нашествий в конце XVI и XVII вв. Храм сооружен в 1703 г. Положение его очень живописное. Ранее около этой церкви помещались присутственные места.

4) — каменная, с двумя приделами, построена около 1700 г. К ней принадлежал Афанасьевский девичий монастырь, основанный в 1707 г. боярином Фед. Абр. Лопухиным, отцом первой супруги Петра Великого. Монастырь упразднен в 1764 г.

5) в честь Преображения.

Из Мещовских уроженцев замечательны: 1) известный социолог и публицист Н. К. Михайловский (1842–1904). 2) В. К. фон-Плеве, отец которого был учителем уездного училища по арифметике и географии (с 1842 г.) и 3) в с. Шеметове родился известный историк литературы Н. С. Тихонравов (1832–1893); его отец был фельдшером.

Мещовский Георгиевский монастырь. Почти к самому городу примыкает Георгиевский монастырь, выделяющийся из ряда других зданий своими башнями и главами величественной новой соборной церкви. Монастырь расположен между городом и с. Серебряным, принадлежавшим Ф. А. Лопухину, отцу Евдокии, первой супруги Петра I.

Монастырь начальные годы своего существования провел не здесь. Он находился в 25 в. от Мещовска на берегу р. Рессы[257]; однако за отсутствием документов на месте, о монастыре до начала XVII в. почти ничего не известно. Время же основания его относят к концу XV или началу XVI в. В смутное время он пострадал от поляков, и братия его разбежалась или погибла; имущество было разграблено, и монастырь запустел. В выписи из писцовых книг (1626–1628 гг.) обитель называется «погостом» с двумя храмами. Возобновлен был монастырь, вероятно, фамилией Стрешневых, родителей супруги Михаила Федоровича, которые и погребены в нем. Однако запустение окрестностей побудило и монастырь перейти в Мещовск. В монастырской записи говорится, что перенесение обители произошло от литовского разорения. Начальное же устроение обители на новом месте относят к щедротам царицы Евдокии Стрешневой (супруга Михаила Федоровича). Старый же монастырь, как погост, с одной церковью существовал до 1698 г.; в 1721 г. была построена новая церковь, которую в 1764 г. сломали, а утварь перенесли в Мещовский монастырь.

После Стрешневых новым благотворителем Георгиевского монастыря явился Ф. А. Лопухин, царский тесть (Петра I), владелец с. Серебрина. Он построил для себя близ села большой каменный дом и соединил его с монастырем галереей. Ныне ни от дома, ни от галереи ничего не осталось.

Благодаря притекавшим щедротам благотворителей, монастырь был богат; а в его кладовых складывалось для безопасности имущество Лопухина и др. помещиков. Естественно поэтому монастырь служил приманкой для алчности разбойников из брынских лесов и Серпейского уезда. В 1719 г. шайка около 80 человек разбойников напала на монастырь. Прорубив ворота и разбив замки у церкви и ризницы, они похитили все деньги и ценные вещи из поставленных на хранение сундуков. Грабители удалились только, когда Мещовские жители, услыхав набат, поспешили к монахам на выручку.

В 1724 г. к Мещовскому монастырю были приписаны три соседних монастыря: Драгошанский в с. Зимницах, Юхновский и Городеченская пустынь, которые и пробыли в его ведении до 1727 г. В том же 1724 г. в Георгиевский монастырь была переведена братия закрытых монастырей — Николаевского, Серпейского, Боровенского, Луганского. Ризница этих обителей также была передана в Мещовский монастырь. В 1764 г. дошла очередь и до Георгиевского монастыря; он был оставлен за штатом, его владения и все льготы были отобраны, и он страшно обеднел. Говорят, скудость дошла до того, что при богослужении не было свечей, а пользовались лучиной. В 1789 г. в обители, некогда богатой, было только 5 монахов, едва влачивших свое существование.

Монастырь начал оправляться с 1800 г., когда из городской придорожной часовни была перенесена в обитель икона Скорбящей Божией Матери, почитаемая горожанами. А в 1812 г. дела пошли еще лучше. В этом году в средней восточной башне монастырской ограды был погребен Андрей Юродивый. Он был крестьянин с. Клитина, говорил мало, во все времена года ходил нагой с топориком и четками в руках, питался подаянием только от добрых, по его мнению, людей. Память его чтится в Мещовске, и над его могилой часто служатся панихиды.

Несмотря на то, что в 1833 г. громом была разбита угловая башня, а в 1836 г. повреждены все здания, монастырь в настоящее время имеет благолепный вид.

В нем два каменных храма: 1) Новый величественный собор, сооружен в 80-х гг. XIX в. Он византийского стиля и имеет пять глав. 2) Старый собор построен в 1691 г., двухэтажный. Он имеет фасад в итальянском стиле и таковую же колокольню. Новая четырехъярусная колокольня с грушевидною главою построена в 1820 г.

Вокруг монастыря идет каменная ограда с башнями, на которых вместо русских шатровых верхов надстройка в виде средневековых бойниц. Итальянский стиль и эти верхи обязаны своим появлением настоятелю Никодиму (1842–1853), который был в мире флотским офицером Н. П. Демусье. Переделывая разные монастырские постройки, настоятель и накладывал на старину резкую печать своих вкусов.

Из древностей монастыря выделяются: 1) , врезанная в большую доску, хорошего древнего письма. 2) и 3) , тоже древней живописи. 4) Старинные иконы приделов. 5) Евангелие московской печати 1634 г. — вклад Стрешневых. 6) Евангелие московской печати 1698 г. в богатом окладе. 7) Серебряновызолоченный крест 1689 года в память стольника Аничкова с надписью. 8) Вкладная книга с 1681 г. 9) Синодик с 1687 г. Много богослужебных печатных книг XVII в.

Серенск. Недалеко от разъезда между ст. Кудринской и Бабынино М. — К. — В. ж. д. на правом берегу Серены[258] сохранилось городище г. Серенска. В первый раз он упоминается под 1147 г.; как город в 1232 г. По договору между Иоанном III и Александром Литовским 1494 года Серенск отошел к Москве. Герберштейн упоминает о Серенске, как о городе[259]. Когда он запустел, неизвестно.

Никольское. Против Серенска лежит на левом берегу Серены живописное село Никольское, которое хорошо виднеется с железнодорожного моста через Серену. В этом селе проводил свое детство известный эмигрант, социолог и публицист, кн. П. А. Кропоткин (род. 1842 г.)[260], автор известных работ: «Paroles d'un revolte», «La grande revolution» и многих других работ.


Мосальск

Мосальск находится в 49 в. от ст. Кудринской М. — К. — В. жел. дор. или в 35 в. от ст. Барятинская Р. — У. жел. д. Время основания Мосальска неизвестно. В первый раз он упоминается в 1231 г., когда он выдержал осаду новгородских войск под предводительством Ярослава Всеволодовича (Большое гнездо) и его племянников, сыновей Константина Всеволодовича, во время похода Юрия II против Михаила Черниговского, к владениям которого принадлежал Мосальск.

В XV в. город находился в подчинении Литве. В 1493 г. он был покорен Воротынскими князьями, но в следующем году возвращен Литве.

В 1500 г. Мосальские князья отдались под покровительство Москвы, с каковым фактом пришлось примириться и Литовскому князю. Еще в конце XVI в. Мосальские князья владеют своими землями: по духовному завещанию Ивана Грозного 1572 г. только треть Мосальска назначалась его сыну Ивану Молодому, а две трети оставались за прежними владельцами. В это время Мосальск был укрепленным пунктом[261]. Еще в конце XVIII в. на берегу р. Можайки находилась земляная насыпь, окружностью 134 с. и вышиною в 10 с.

Однако эти укрепления не спасли Мосальск в Смутное время от грабежей и жестоких опустошений. В 1611 г. его занимал Сапега со своим отрядом. В течение XVII в. Мосальск оправляется. При Петре I он входит в состав Калужской провинции. По первой ревизии, посадских людей в нем было 268 душ, а по второй — 417[262].

В 1776 г. Мосальск причисляется к Калужскому наместничеству, в 1777 г. утвержден его герб, а в 1779 г. — план. В гербе изображен «в серебряном поле черный орел, увенчанный княжескою короною, с золотым крестом, диагонально положенным, который он держит в левых когтях; а в правых червленый щит с княжеской же короною, увенчанный с златою литерою М, изъявляющия, что сей город был часть владений Черниговских и принадлежал единому из колена князей Черниговских, которые во время бытности своей под Литовскою державою, откуда под Российскою, в царствование (?) великаго князя Иоанна Васильевича возвратились, герб сей имели; а ради отличия его от герба того рода князей серебряное поле сего орла имеет зубцоватую опушку лазоревого цвета». По описанию Калужского наместничества (1785 г.), город имел 3 церкви, из коих две были каменные, 226 домов, 2 магазейна, 8 рядов. Жителей было 1250.

В 1823 г. летом было наводнение, коим было разрушено до 20 домов, причем погибло 11 человек.

Город расположен почти правильным четырехугольником по обеим сторонам р. Можайки, впадающей в 4 в. от города в р. Рессу. Присутственные места и собор находятся на северной стороне. С западной стороны примыкает к городу небольшая слободка Солдатская, составляющая как бы его предместье. Мосальск раскинулся правильно; улицы прямы; торговая площадь обширна. В нем 6 улиц, 30 переулков и 3 площади. Мощеных улиц до 1 1/2 в.; есть кое-где и тротуары (до 100 с.), вымощенные простым камнем. Жилых строений 340, из коих 16 каменных. Жителей 2950 (1905 г.), из них 95 % православных. Город ведет мелкую торговлю; преобладающую роль играет торговля пенькой, есть кожевенный завод с 6 рабочими и производством в 2 тыс. руб. В городе много фруктовых садов. Бывают 5 ярмарок с привозом на 97 тыс. руб. и продажей на 41 тыс. руб. (1910 г.). Городские доходы, 1909 г., 23.892 руб.; расход 24.508 руб.; долгов 13.650 руб. Из учебных заведений в Мосальске имеются: 1) женская гимназия с 7 учащими и 200 учащимися; 2) городское четырехклассное училище; 3) 1 приходское мужское училище; 4) 1 женское, 2 библиотеки: одна — общества семейных вечеров, другая — имени А. И. Чупрова; посетителей в последней бывает около 400 человек в год; при народном доме есть читальня, в которой бывает до 1 тыс. посетителей в год. Имеется, наконец, богадельня с 10 призреваемыми женщинами. Местом гуляний служит общественный сад.

Церквей в городе 4: 1) с двумя приделами — Грузинской Божией Матери и Петропавловским, построен в 1818 г. на средства помещика Хлюстина. 2) с двумя приделами построена в 1745 г. 3) с двумя приделами построена Хлюстиным в 1765 г. и 4) построена Хлюстиным в 1790 г. Церкви все каменные.

Из уроженцев г. Мосальска известен выдающийся экономист проф. Московского университета А. И. Чупров (†). Его отец был священником в Мосальске.


Литература:

1. Попроцкий М. Калужская губерния. Матер. для географии и статистики России. Т. I и II, — Спб., 1864.

2. Щепетов-Самгин П. Калужская губерния в историческом отношении. — Памятн. кн. 1861 г.

3. Леонид, иером. История церкви в пределах Калужской епархии. — Калуга, 1876.

4. Преображенский А. Церковное зодчество в Калужской губернии. — Спб., 1891.

5. Кашкаров В. Калужская губерния. — Калуга, 1908.

6. Материалы для статистики. Т. I и II. — Спб., 1838.

7. Балабанов И. Об условиях жизни в городах Калужской губернии. — Пам. кн. 1906 г.

8. Иер. Леонид. Описание Боровского Пафнутиева монастыря. — M., 1859.

9. Прозоровский А. Боровская Христорождественская церковь. — Калуж. Еп. Вед., 1890, № 18, 20–22.

10. Ассонов В. 1812 г. в Калужской губ. — Калуга, 1912.

11. Надлер. Имп. Александр I и идея священного союза. Т. II. — Рига, 1886.

12. Иер. Леонид. Описание Малоярославецкого Черноостровского монастыря. — M., 1903.

13. Кременский и Никольский. Малоярославец. — «Калуж. Ст.», т. VI. — Калуга, 1911.

14. Прозоровский А. Медынская Благовещенская пустынь. — Кал. Еп. Вед. 1891, № 18, 23, 24.

15. Зерцалов. Медынь. — Кал. Губ. В., 1860, № 50.

16. Авраамов. Троицко-Кондровские фабрики К° В. Говарда. — Памяти. Кн. Кал. г. 1905.

17. Яхонтов. Г. Таруса. — «Калуж. Ст.», т. II., кн. III. — Калуга, 1902.

18. Холмогоров В. Крепостные сооружения Лихвина, Калуги и Перемышля во вт. пол. XVII в. — «Калуж. Ст.», т. I, кн. III. — Калуга, 1901.

19. Прозоровский А. Рождественская церковь в г. Перемышле. — Кал. Еп. Вед., 1888, № 6, 9, 10, 12.

20. Извеков М. Перем. Тр. Лютиков монастырь. — «Кал. Стар.», т. II, кн. I, 1902.

21. Всесвятский В. и Успенский М. Успенский собор в г. Перемышле. — Кал. Еп. Вед., 1874, № 23, 24; 1875, № 3, 7, 8, 11, 12, 15, 16, 19, 20.

22. Прозоровский А. Из истории закрытых монастырей Калужской губ. Лихвинский Михаило-Малеинский монастырь. — Изв. Кал. Арх. К., 1897, № 5.

23. Его же. Лихвинская засека. Там же.

24. Его же. Историческая справка о Лихвинском Афанасьевском женском монастыре. — Кал. Еп. Вед., 1891, № 1.

25. Его же. Добрый монастырь. — Кал. Еп. Вед., 1898, № 11, 12.

26. Вознесенская церковь в г. Козельске (без автора). — Кал. Еп. Вед., 1876, № 15, 16; 1895, № 8, 9, 10 и след.

27. Е. В. Описание Козельской Оптиной пустыни. — Тр. Лавр. 1902.

28. То же. Иер. Леонида.

29. Голос об Оптиной пустыни. — Кал. Еп. Вед., 1872, № 2.

30. Иер. Леонид. Историческое описание Мещовского Георгиевского монастыря. — М., 1870.

31. Четыркин И. Д. Серенск. — Изв. Кал. Арх. К.

32. Шангин. Краткий очерк торговой и промышленной деятельности Калужской губ. — Пам. кн. 1898 г.

33. Ляметтри. Монастыри в Калужской губ. — Памяти кн. 1861 г.

34. Тихомиров И. Раскол в пределах Калужской епархии. — Калуга, 1901.

35. Историческая записка о Калужской епархии за 100 л. — Калуга, 1899.

36. Диссертации по специальным вопросам общей русской истории Лаппо-Данилевского, Милюкова, Богословского, Платонова, Клочкова, Кизеветтера и др.

37. Келтуяла. Курс истории русской литературы. Т. I. ч. II. — Спб., 1912.

38. Малоярославец. Материалы для истории города XVII и XVIII ст. — M., 1884 и др.

Глава VI Заштатные города

Серпейск — Сухиничи — Воротынск

Серпейск

Город находится в 18 в. от Мосальска. Время основания Серпейска неизвестно, но, несомненно, он принадлежит к древнейшим городам губернии. В конце XIV в. он отошел к Литве[263]. В 1493 г. им овладели Воротынские князья, но принуждены были тут же его покинуть. В 1494 г. взял его Иоанн III, но по договору с Александром Литовским вернул его Литве. Однако в 1500 г. жители Серпейска добровольно передались Ивану III[264], который и завещал его своему сыну Юрию. При Василии III Серпейск был городом деревянным, рубленым, имевшим 550 1/2 с. в окружности с одною проезжею и четырьмя глухими башнями[265]. В смутное время жители его стояли на стороне Шуйского[266] и ходили вместе со смольнянами освобождать Москву от осады Болотникова, Пашкова и Ляпунова. В царствование Михаила Федоровича[267], по Деулинскому перемирию, он остался за Польшей, но в 1634 г., по Поляновскому миру, он был возвращен с некоторыми другими землями за 20 тыс. руб.[268]. При Петре I он вошел в состав Калужской провинции. По первой ревизии, посадских людей в нем оказалось 300 душ, а по второй — 344. В 1776 г. он был назначен уездным городом Калужского наместничества, а в 1777 г. был утвержден его герб, на котором были изображены «в зеленом поле два серебряные серпа, вместе сложенные, с златыми рукоятками, изъявляющие самое имя сего города». В описании наместничества (1785 г.) в Серпейске указана земляная насыпь на берегу р. Серпейки окружностью в 120 с., а вышиною в 10 с. В это время в городе было 4 церкви, в том числе 2 каменных, 269 домов и 6 лавок. Населения было 965 душ. «Домашнее упражнение» жителей состояло «в делании для продажи окрестным жителям мельничных камней». В 1796 г. Серпейский уезд был упразднен, а город приписан к Мещовску.

Серпейск расположен на левом берегу небольшой речки Серпейки, впадающей в 1 1/2 в. от города в р. Рессу. Главная часть города лежит на небольшой возвышенности. В нем 14 улиц, 2 переулка, 1 площадь; мощеных улиц на 320 с. Жилых строений в Серпейске 224, за исключением 2-х, все деревянные; жителей 1725 (1905 г.[269]), все русские православного исповедания. Жители занимаются, главным образом, хлебопашеством. Бывают 2 ярмарки с привозом на 35 тыс. руб. и продажей на 15 тыс. руб. (1910 г.). Имеется городской общественный банк с основным капиталом в 11.596 руб. Бюджет города в 1909 г. был 6458 руб. Долгов нет. Средних учебных заведений нет. Из низших же есть городское четырехклассное училище и двухклассное образцовое; городская общественная библиотека.

Церквей 2: 1) , сооруженный в 1771 г. помещиками Спешневым, Домогацким, Мининым и купцом Глинковым; 2) приходская , построенная в 1783 г. помещиком П. П. Безобразовым.


Сухиничи

Сухиничи находятся при ст. «Сухиничи-Узловая» М. — К. — В. и Ряз. — Ур. ж. д.

Как волость Сухиничи известны уже в XIV в., но городом они сделаны из экономического села только в XIX в., именно по указу 27 марта 1840 г. Сухиничи в XIX в. были важным складочным местом для товаров, отправляемых на Волгу и Западную Двину. В то же время это был главный русский рынок пеньки и конопляного масла и семени. На торговле этого рода продуктами в Сухиничах наживались миллионные состояния. В зимнее время через город с этим товаром проходили десятки тысяч подвод; торговые обороты были до 25 млн. руб. Торговля в настоящее время значительно упала.

Герб города состоит из голубого щита, разделенного на две части, из которых в верхней — герб Калужской губернии, а в нижней — торговые весы и под ними в горизонтальном положении две бочки.

Город расположен на скате отлогого левого берега р. Брыни[270] и занимает площадь около 4 1/2 кв. в. В нем до 64 улиц и переулков, из них мощеных на 2 в. Жилых строений в Сухиничах 1070, в том числе 48 каменных; впрочем, число это очень колеблется, так как город почти ежегодно горит. Жителей до 7 тыс. человек, среди которых много старообрядцев, так как Сухиничи один из центров калужского раскола. В городе два кирпичных завода, два кожевенных с 22 рабочими и производством в 10 1/2 тыс. руб. Хоть город ведет бойкую местную торговлю, но он не утратил на окраинах сельского характера; по-прежнему здесь высятся скирды хлеба и можно видеть молотьбу хлеба. На выезде стоят 8 ветряных мельниц. В городе бывают две ярмарки (2.V и 14.IX) с привозом на 40 тыс. руб. и продажей на 25 тыс. руб. Бюджет до 25 тыс. рублей. Средних учебных заведений нет; имеется городское четырехклассное училище, мужское и женское приходские училища, в которых до 200 учащихся, женская ц. — приходская школа и школа грамоты; городская библиотека и бесплатная библиотека-читальня. Есть богадельня имени Чубыкина с 30 призреваемыми. Имеется городской сад, в котором часто играет оркестр пожарной дружины.

Церквейдве: 1) , построенный в 1770 г. тульским купцом Пастуховым; высокая же столпообразная колокольня сооружена горожанами. 2) Рядом с собором приписная , построенная в 1745 г. Богослужение в ней не совершается. Есть еще домовая церковь при богадельне и разрушающаяся на выезде из города старая, деревянная, заколоченная церковь. Имеется молитвенный старообрядческий дом. На площади стоит красивая часовня.


Воротынск

Воротынск находится в 2 в. от ст. того же имени М. — К. — В. ж. д. и в 20 в. от Калуги.

Город принадлежал к числу древнейших в Черниговском княжестве. Время его основания неизвестно, но в первый раз он упоминается уже в 1155 году, когда он достался черниговскому кн. Святославу Ольговичу. Князья воротынские были из линии Одоевских князей рода св. Михаила Черниговского. Из них известен Федор Юрьевич, у которого было три сына: Михаил, Димитрий и Симеон. В 1372 г. Воротынск захватил Витовт, но в 1484 г. Михаил Федорович перешел к Москве, а в 1493 г. и братья его, Дмитрий и Симеон, вместе с племянником Иваном Михайловичем «с великим числом» своих людей, которые заселили впоследствии Серпейск и Мещовск, также были за Москвою. Дмитрий и Симеон умерли бездетными, а у князя Михаила остался упомянутый сын Иван Михайлович, известный своими военными заслугами. Он умер в ссылке, а дети его Владимир, Михаил и Александр продолжали верно служить Москве. В 1577 г. кн. Михаил Воротынский был обвинен в чародействе, пытан и на пути в ссылку скончался. Брат его, Александр Иванович, умер в 1564 г. и погребен в бывшем перемышльском Шаровкином монастыре. Род князей Воротынских угас в потомстве Ивана Михайловича; внук кн. Ивана умер в 1679 г., не оставив детей мужского пола.

Из исторических событий, разыгравшихся близ Воротынска, отметим сражение 1595 г., когда калужский воевода М. А. Безнин разбил крымских татар, сделавших набег на пределы нынешней Калужской губернии и опустошивших в числе других городов и Воротынск.

При учреждении Калужского наместничества повелено было Воротынский уезд включить в состав других, а Воротынск оставить заштатным городом Перемышльского уезда.

Воротынск расположен по обеим сторонам р. Выссы на крутых береговых ее скатах. Местность городская неровная и обрывистая. Город построен без всякого плана с кривыми улицами, которых 9; мощеных улиц 80 с., тротуаров 120 с. По внешнему виду это небольшое село. Жилых строений 200, а жителей 927 человек; все православного исповедания. Бюджет 5 тыс. руб. В городе имеется одно двухклассное училище, один приемный покой и пожарная команда. Есть небольшой городской сад. одна, , с красивой высокой колокольней, с шатровым пирамидальным верхом.

Спас при Угре. Недалеко от Воротынска, почти при впадении Угры в Оку, стоит село Спас при Угре, хорошо видимое из окна вагона при проезде через железнодорожный мост на р. Угре[271]. Это бывший Воротынский Спасский монастырь[272]. Он был основан кн. Дм. Фед. Воротынским не ранее начала XVI в. В выписи из писцовых книг (1626–1627) он называется находящимся «в Говеинском стану». Он упоминается, между прочим, в деле о приезде п. Макария антиохийского в Москву, так как п. Макарий отдал в монастырь своих лошадей на сохранение, когда он из Калуги поехал в Москву водой, лошади же из монастыря исчезли… В 1665 г. монастырь был приписан к Крутицкому архиерейскому дому. С 1725 г. он запустел, а упразднен он был, вероятно, в 1764 г.

От древней обители остались два храма — Преображенский и Введенский, к коим в XIX в. была пристроена колокольня. Архитектура храмов носит отпечаток старины, так как у стен особая кладка и один из храмов столпообразный. Преображенская церковь каменная, одноглавая, с шатровым верхом пирамидой; время построения неизвестно. Архитектура же, по мнению акад. Преображенского, конца XVI в. Введенская церковь имеет подцерковье и подвалы; сооружена в XVII в.

в церквах сохранились: 1) напрестольное евангелие московской печати 1641 г.; 2) бархатное напрестольное евангелие московской печати 1697 г.; 3) напрестольный сребропозлащенный крест-мощевик с надписью на рукоятке: «лета 7172 (1664) июня во 2 день в монастырь к Спасу на Угре реке построил крест игумен Иона 87 золотников». 4) На колокольне колокол в 2 п. 7184 (1676) г. 5) В церкви Преображения старинное резное изображение распятого Христа в натуральную величину. 6) Церковный устав 1682 г.


Литература. Кроме названных в предыдущей главе общих работ по истории Калужской губернии:

1. Описание Калужского наместничества. — Спб., 1785.

2. Прозоровский А. Воротынский Спасский монастырь. — Кал. Еп. Вед., 1891, № 8.

3. Ханыков. Летопись Калужская. — М., 1878.

Работа г. В. Зельницкой (От. 3. 1826 г.) о Воротынске и др. городах осталась для нас недоступной.

Справочный отдел

Сообщение с Калугой

Из Москвы по Московско-Киево-Воронежской ж. д. (с Брянского вокзала) через ст. Тихонова пустынь — 176 верст.

Из Петербурга через ст. Лихославль и Вязьму — 813 верст.

Из Киева через Брянск — 662 версты.

Из Тулы — 125 верст.


Сообщение с уездными городами Калужской губернии

Из Калуги в Боровск (лежит под 55°13′ сев. шир. и 54°10′ вост. долготы от о. Ферро) — по М. — К. — В. ж. д. до ст. Балабаново — 86 верст и от ст. Балабаново до Боровска проселочной дорогой — 12 верст.

Из Калуги в Жиздру (леж. под 53°45′ сев. шир. и 52°24′ вост. долг, от о. Ферро) — по М. — К. — В. ж. д. через ст. Зикеево — 161 верста.

Из Калуги в Козельск (леж. под 54°2′ сев. шир. и 53°28′ вост. долг. от о. Ферро) — по М. — К. — В. ж. д. до ст. Сухиничи — 99 в. и от ст. Сухиничи по Ряз. — Уральской ж. д. — 27 верст.

ИзКалуги в Сухиничи (заштатный город, лежит под 54°6′ сев. шир. и 53°1′ вост. долг. от о. Ферро) по М. — К. — В. ж. д. — 99 в.

Из Калуги в Лихвин (леж. под 54°6′ сев. шир. и 53°55′ вост. долг, от о. Ферро) — по Сызрано-Вяземской ж. д. до ст. Тула — 125 в. и от ст. Тула по Туло-Лихвинской узкокол. ж. д. — 105 в.

ИзКалуги в Малоярославец (леж. под 55°1′ сев. шир. и 54°8′ вост. долг. от о. Ферро) по М. — К. — В. ж. д. — 62 версты.

Из Калугив Медынь (леж. под 54°58′ сев. шир. и 53°31′вост. долг. от о. Ферро) до ст. Мятлевская С. — Вяз. ж. д. 59 верст и от ст. Мятлевская до Медыни по шоссе — 14 верст.

Из Калуги в Мещовск (леж. под 54°19′ сев. шир. и 52°57′ вост. долг. от о. Ферро) до ст. Сухиничи Ряз. — Ур. ж. д. — 99 верст и по почтовой дор. — 28 верст или до ст. Кудринская М. — К. — В. ж. д. — 70 верст и по почтовой дор. — 22 версты.

Из Калуги в Мосальск (леж. под 54°29′ сев. шир. и под 54°39′ вост. долг. от о. Ферро) — до ст. Мятлевская Сызр. — Вяз. ж. д. — 59 в. и от ст. Мятлевская по почтовой дороге и шоссе — 75 верст, или до ст. Сухиничи М. — К. — В. ж. д. — 99 верст и от ст. Сухиничи по почтовой дор. — 55 верст.

Из Калуги в Перемышль (лежит под 54°16′ сев. шир. и 53°50′ вост. долг. от о. Ферро) по шоссе — 31 в.

Из Калуги в Тарусу (леж. под 54°44′ сев. шир. и 45°51′ вост. долг. от о. Ферро) до ст. Ферзиково С. — Вяз. ж. д. — 39 верст и от ст. Ферзиково по почтовой дор. — 40 верст или через Тулу до ст. Тарусская М. — Кур. ж. д. — 190 верст и от ст. Тарусская по почтовой дороге — 17 верст.

В навигацию на пароходе ежедневно.

Камера для хранения ручного багажа — помещается на ст. Калуга.

Камера открыта в течение круглых суток; плата за хранение 5 коп. в сутки за каждое место.


Пароходство Цыпулина
(Пароход отходит из Калуги в 7 часов утра)
Станции I кл. II кл. III кл. Пуд товара Багажа
от Калуги
до Никольское 60 коп. 40 коп. 30 коп. 3 коп. 7 коп.
Жарки
Карово 80 коп. 60 коп. 50 коп. 5 коп. 10 коп.
Дугна
Любуцкое 1 руб. 70 коп. 60 коп. 6 коп. 12 коп.
Красное
Алексин 1 руб. 20 коп. 80 коп. 70 коп. 9 коп. 15 коп.
Таруса 1 руб. 60 коп. 1 руб. 85 коп. 10 коп. 18 коп.
Серпухов 2 руб. 1 руб. 20 коп. 1 руб. 12 коп. 20 коп.
от Серпухова до Каширы 1 руб. 40 коп. 1 руб. 80 коп. 6 коп. 15 коп.
от Алексина до Тарусы 80 коп. 60 коп. 50 коп. 6 коп. 10 коп.
от Тарусы до Серпухова 1 руб. 70 коп. 60 коп. 5 коп. 10 коп.

Такса для извозчиков

Для определения платы извозчикам город делится на три пояса:

1-й пояс — от ст. Калуга — Новый торг с прилегающими к нему улицами.

2-й пояс — от ст. Калуга — Старый торг с прилегающими к нему улицами.

3-й пояс — от ст. Калуга — Смоленская застава, Плашкоутный мост, Тульская застава и кожевни.

Примечание: Как от ст. Калуга, так и до ст. Калуга извозчики обязаны везти за одинаковую плату.

I пояс II пояс III пояс В час за езду по городу
Летом в экипаже на резиновых шинах 50 коп. 60 коп. 75 коп. 60 коп.
Летом в экипаже на обыкновенных шинах 30 коп. 40 коп. 50 коп. 40 коп.
Зимой извозчику I разряда 35 коп. 40 коп. 50 коп. 50 коп.
Зимой извозчику II разряда 25 коп. 25 коп. 35 коп. 30 коп.

Езда по городу на короткое расстояние по соглашению. При разъездах ночью из театра, клубов и пр. след. плата: в летних экипажах на окраины города — 50 коп.; в зимних — 30 коп.; в остальные места города летом — не дороже 30 коп.; зимой — не дороже 20 коп.


Гостиницы и рестораны в Калуге

Лучшими гостиницами в городе считаются «Петербургская» (чаще ее называют «Кулон» по фамилии прежнего владельца) в конце Никитской ул., против Гостиного двора; гостиница «Рига» — на Кутузовской ул. (бывшей Облупской), близ почтово-телеграфной конторы.

Гостиницы второго разряда — «Владимирская» — уг. Воробьевской и Ильинской ул.; «Коммерческая» — Дворянская ул.

Лучшие рестораны при гостиницах «Петербургской» и «Риге»: рестораны — Федорова — зимний на Плац-парадной площади и летний «Кукушка» — в городском саду; ресторан Дюдина — в Старичковском пер., близ Никитской улицы.

Обеды в «Кукушке» от 65 коп. до 1 руб.; в других ресторанах — по карте.


Банки

Отделение Государственного банка — Мешковский пер., соб. дом.

Отделение Дворянского Земельного Банка — Покровский пер., соб. дом.

Отделение Крестьянского Поземельного банка — Покровский пер. соб. дом.

Общественный банк братьев Малютиных — Никитская ул., д. гор. упр.

Соединенный банк. Калужское Отделение — Никитская ул., д. бр. Игнатовых.


Ученые общества

Церковное историко-археологическое общество — здание Духовной Семинарии. Старшина — Ив. Фед. Цветков.

Калужская ученая архивная комиссия — Проломная ул. Председатель комиссии — Вас. Ив. Ассонов.

Общество калужских врачей. Председатель — Ив. Ив. Дубенский.

Общество сельского хозяйства — в канцелярии губернатора. — Председатель — Шумовский В. А.

Отдел Императорского Российского общества садоводства — д. Духовного училища, Кутузовская ул. Председатель — Ал-р Ив. Пульхеров.

Общество изучения природы местного края — зд. частного реального училища.

Калужский художественный кружок — Садовая, около зимнего театра.


Библиотеки и читальни в г. Калуге

Библиотека Калужского городского общества и продажа книг — Благовещенская ул., д. Гаврилова.

Библиотека и книжная торговля Ал. Дм. Корчагина — Благовещенская ул.

Библиотека для чтения А. М. Савельевой — Московская ул., д. Соломатина.

Городская народная бесплатная читальня — Кутузовская, д. Саниной.

Библиотека-читальня при Народном доме, открытом 5 августа 1912 года в память 1812 года.

Епархиальная библиотека-читальня — Садовая улица, д. Чешихина.


Калужский губернский исторический музей

Музей находится на Проломной улице; для посетителей открыт ежедневно с 11 до 3 час.; плата за вход 10 коп.

Экскурсанты и учащиеся в сопровождении преподавателей освобождаются от платы.


Периодические издания в Калуге

«Калужские Губернские Ведомости». Редактор официальной части В. И. Щеглов; редактор неофициальной части А. А. Монастырев. Подписная цена в год с дост. и пересылк. 5 руб. 20 коп.

«Калужский Курьер» — выходит по вторникам, четвергам и субботам. Подписная цена в год с дост. и перес. — 5 руб. Редактор-издатель В. В. Кузьмин. Редакция и контора помещается на Никольской улице, в д. Потаповой.

«Церковно-Общественный Вестник» — выходит три раза в месяц. Подписная цена в год 5 руб. Редактор — протоиерей Д. А. Некрасов.


Комиссия по организации учебно-воспитательных экскурсий — зд. реального училища.

Председатель — директор реального училища Мих. Сер. Архангельский.

Секретарь — преподаватель реального училища Мих. Мих. Федоров.

Иллюстрации


СЛОВАРЬ СОКРАЩЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ В ПУТЕВОДИТЕЛЕ

а. — алтын

ап. — апостол

арх. — архангел

арш. — аршин

асс. — ассигнация


в. — верста

в. — вершок

в. кн. — великий князь

вмч. — великомученик


г. — л. — генерал-лейтенант

губ. — губерния


дв. — двор

дес. — десятина

дм. — дюйм


еп. — епископ


зол. — золотник


имп. — император


кн. — князь


м. — мученик

митр. — митрополит

М. — К. — В. жел. дор. — Московско-Киево-Воронежская железная дорога

М. — Кур. ж. д. — Московско-Курская железная дорога

М. Н. Пр. — Министерство народного просвещения


п. — пуд

патр. — патриарх

пот. поч. гр. — потомственный почетный гражданин

прав. — праведник

преп. — преподобный

пс. — псевдоним


с. — сажень

св. — святой

св. мч. — святой мученик

С. — Вяз. ж. д. — Сызрано-Вяземская железная дорога


у. — уезд


ф. — фунт

ф. — фут


ц. — царь


чт. — четверть

чуд. — чудотворец

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

А. Арх. К. — Акты Археологической комиссии

ИКУАК — «Известия Калужской ученой архивной комиссии»

К. Е. В. — «Калужские епархиальные ведомости»

ПСЗ — Полное собрание законов

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей

ЧОИДР — Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете

СЛОВАРЬ УСТАРЕВШИХ И МАЛОУПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ


алтын — (от тат. — золото), старинная рус. мелкая монета. Первоначально равнялась 6 московским или 3 новгородским деньгам (копейкам). В 1654 г. впервые выпущена медная монета с надписью «алтынник», а в 1704 г. (по 1726) — серебряный алтын.

аналой — особый столик с наклонной доской, на которую кладут евангелие, крест и иконы.

антиминс — буквально вместопрестолие (греч.). Плат из льняной или шелковой ткани с изображением Иисуса Христа в гробу и 4-х евангелистов по углам. По верхней стороне вшиваются частицы мощей святых. Кладется на престол для совершения обряда освящения даров.

ассигнации — бумажные денежные знаки, введенные с 1768 г. 1 руб. серебром = 3 1/2 рубля ассигнациями.

аршин — старая мера длины. При Петре I размер аршина установлен в 18 дюймов. 1 арш. = 16 вершкам = 71,12 см

баскак (тюрк.) — чиновник монг. хана, ведавший сбором дани и учетом населения в завоеванных землях. На Руси появились в сер. 13 в., но уже в нач. 14 в. ханы были вынуждены сбор дани на Руси передать в руки русских князей.

берендяки (берендеи) — кочевое племя тюрк. происхождения, частью слившееся с населением Золотой Орды. Перешедшие на сторону московского великого князя получили право селиться при городах.

верста — старая русская мера длины (путевая). 1 в. ~ 500 саженям ~ 1,0668 км

вершок — старая русская мера длины. 1 в. = 1/16 аршина = 1 3/4 дюйма = 44,45 мм

воздух — покрывало из парчи или шелка с изображением креста, которым накрывают священные сосуды во время литургии

гласис — пологая земляная насыпь впереди наружного рва крепости; в архитектуре — незастраиваемое пространство перед крепостью.

дароносица — сосуд, в котором хранятся святые дары (освященные для причастия хлеб и вино).

деисус — (греч. моление) древнерусское название композиции, изображающей Христа и обращенных к нему в молитвенных позах Богоматерь по правую и Иоанна Предтечу по левую сторону.

десятина — русская поземельная мера; 1,0925 га; первоначально квадрат со сторонами в 1/10 версты.

дискос — блюдо на ножке с изображением младенца Иисуса; на нем освящают часть просфоры во время причастия.

дюйм — в старой русской системе мер 1/28 часть аршина и 1/12 фута.

золотник — старая русская мера веса, равная 4,266 г или 1/96 фунта.

закомара — полукруглое или килевидное завершение наружного прясла стены, воспроизводящее очертания расположенного за ним свода.

консистория — учреждение с административными и судебными функциями при православном архиерее.

острог — постоянный или временный укрепленный населенный пункт, обнесенный деревянной оградой.

пуд — единица веса, равная 40 фунтам; около 16,38 кг

пятинные деньги — чрезвычайный налог в России, введенный правительством царя Михаила Федоровича для восстановления хозяйства, разрушенного иностранной интервенции нач. 17 века.

рака — большой ларец в форме саркофага, предназначенный для хранения мощей святых.

рипида — круглый, на древо посаженный образ херувима, которым дьякон помахивает над святыми дарами.

сажень — старая русская мера длины. 1 с. = 3 аршинам = 48 вершкам = 213,36 см.

синодик — название списков умерших, которые подаются в церковь для поминания. Бывают родовые, церковные, монастырские и др.

солея — возвышение пола перед алтарной преградой или иконостасом в православном христианском храме.

убрус — (плат, полотнище) не кованый, а шитый оклад на образах

фунт — единица веса в русской системе мер. 1 ф. = 1/40 пуда = 96 золотников = 0,40951241 кг.

фут — старая русская единица длины. 1 ф. = 1/7 сажени =12 дюймам = 0,3048 м.

цата — древнерусское золотое или серебряное украшение, прикреплявшееся к окладу иконы возле шеи изображенной фигуры.

целла — главное помещение (святилище) античного храма.

четверть — 1. старая русская мера объема жидких тел, 1/4 ведра = 3,0748 л. 2. мера площади, равнялась 0,5 десятины. Употреблялась с кон. 15 века до 1766 г. 3. мера длины в 16–17 вв., 1/4 сажени, затем аршина. 4. мера веса: в 16 — нач. 17 в. равнялась 4 пудам зерна ржи, затем 6 пудам; с последней четв. 17 в. — 8 пудам.

четь — 1/4 часть чего‑либо.

юртовский — от «юрт» — территория, область или государство в пределах Золотой Орды.

эктения — часть православного богослужения, моление, содержащее разного рода прошения. Сопровождается пением певчих.

Примечания

1

С административно-территориальным — делением Калужской области в период с 1917 по настоящее время можно познакомиться в справочниках: «Калужская губерния. Административно-территориальное деление (1917–1929)». — Калуга, 1985; «Калужская область. Административно-территориальное деление на 1 апреля 1983 г.», — Калуга, 1983.

(обратно)

2

Доп. С. К. Персонального.

(обратно)

3

Современное почвенно-климатическое состояние Калужской области, характеристика растительного и животного мира, экологические проблемы изложены в учебном пособии «География Калужской области». — Тула, 1989.

(обратно)

4

Дополн. С. К. Персонального.

(обратно)

5

Дополн. С. К. Персонального.

(обратно)

6

Среди древних городов Калужского края в 1147 г. впервые упоминается город Серенск. ПСРЛ. Т. 2. М., 1962. С. 340.

(обратно)

7

В это время владения Северскими уделами были спорные, а потому часто половина уезда принадлежит Москве, а половина Литве и пр. Этим объясняется, почему один и тот же удел одновременно числится и Литовским, и Московским. См. Соловьев. Кн. I.11.39 и след.

(обратно)

8

Находим необходимым отметить, что этот важный момент в истории Русского Государства доселе не ознаменован потомством памятником. (Прим.: В 1980 г. открыт памятник в честь 500-летия стояния на Угре (скульптор Фролов).)

(обратно)

9

Указ Екатерины II об учреждении Калужского наместничества датируется 24 августа 1776 г. Торжественное открытие наместничества состоялось в январе 1777 г. ПСЗ. Т. XX. 1775–1780. Ст. 14498 Спб, 1830. С. 408.

(обратно)

10

По словам Ханыкова, в Сибири калугою называют рыбу, ловимую в Амуре, весом от 9 до 50 пуд. Не значит ли Калуга — «рыбная река»?

(обратно)

11

В настоящее время датой основания города Калуги считается 1371 г., по первому упоминанию о городе в письменном источнике — Грамоте литовского князя Ольгерда Гедиминовича Константинопольскому Патриарху Филофею с жалобой на Митрополита Киевского и Всея Руси Алексея за взятие у него городов, в том числе и Калуги. См. Памятники древнерусского канонического права. Ч. I. — Спб., 1880. С. 136–140.

(обратно)

12

Это событие, между прочим, воспето Степановым в «Предании о Калуге», напечатанном во II-й части «Калужских вечеров». M., 1825.

(обратно)

13

Есть известие, что Лжедмитрий лежал обезглавленный на изобличение шесть недель /Сб. Гр. ч. II, 595/

(обратно)

14

Известие о Годунове многими оспаривается.

(обратно)

15

Акты исторические. Т. III. — Спб., 1841. С. 81–82.

(обратно)

16

Акты исторические. Т. III. — Спб., 1841. С. 160–161. Грамота (подлинник) хранится в Калужском областном краеведческом музее КЛ-1154.

(обратно)

17

Предания о тайнике и подземных ходах живут еще и доселе. Одни говорят, что ход идет под домом Коробовых (Марины Мнишек), другие — под Духовным училищем, а иные ведут его из других мест.

(обратно)

18

Он повторяет мнение А. Щапова.

(обратно)

19

И. Тихомиров. Раскол в пределах Калужской Епархии. Прошлое и настоящее местного раскола. — Калуга, 1900.

(обратно)

20

В состав Калужской провинции вошли Калуга (с приписанным к ней Медынским уездом), Воротынск, Козельск, Лихвин, Мещовск, Мосальск, Одоев, Перемышль, Серпейск.

(обратно)

21

Полотняная мануфактура была основана в 1718 г. купцом Тимофеем Филатовым сыном Карамышевым. С. И. Волков в статье «Дворцовые крестьяне Подмосковья во второй четверти XVIII века», — В. И., 1953, № 9. — указывает, что Т. Ф. Карамышев происходил из дворцовых крестьян с. Измайлова. Компаньонами-совладельцами мануфактуры были А. А. Гончаров, посадский человек из Калуги и племянник Карамышева Г. И. Щепочкин. См. Е. Н. Рубинштейн. Полотняная и бумажная мануфактура Гончаровых во второй половине XVIII века. — M., 1975.

(обратно)

22

Автором генерального плана застройки города Калуги, утвержденного 13 июня 1778 г., был известный русский архитектор XVIII века Петр Романович Никитин.

(обратно)

23

Свенскую, в Брянск.

(обратно)

24

В XIX в. в губернии было развито крепостное сахарное производство: в 1857 г. было 13 заводов; сумма 120 тыс. руб.

(обратно)

25

В июле в Калуге велено заготовить хлеба 69.777 чт. ценою на 1.124 тыс. руб. и столько же доставить из Тулы.

(обратно)

26

2. V.1812 г. дворянство пожертвовало лошадей на 159 тыс. руб., провиант стоил 1.125 тыс. руб.

(обратно)

27

Хоругвь народного ополчения с изображением Калужской Божией Матери и прав. Лаврентия экспонируется в Калужском областном краеведческом музее. КЛ-4777.

(обратно)

28

Корпия — перевязочный материал, выделанная пушистая ткань для перевязки ран и язв.

(обратно)

29

Н. В. Гоголь посещал Калугу и в 1850, 1851 гг. проездом в Малороссию.

(обратно)

30

Подобную информацию о пребывании писателей в Калужском крае см. в книге: А. Пехтерев «Невольно к этим берегам», — Тула, 1983.

(обратно)

31

Г. С. Батеньков (1793–1863), член Северного общества, с 1856 г. жил в Калуге в доме на Дворянской улице (ныне улица Суворова, 42).

(обратно)

32

П. Н. Свистунов (1803–1889), член Северного общества, поселился в Калуге в 1856 г. В 1859 г. был избран членом дворянского комитета по устройству быта помещичьих крестьян.

(обратно)

33

Е. П. Оболенский (1786–1865), член Союза Спасения и Союза Благоденствия, основатель Северного общества, с 1856 г. жил в Калуге. Умер 26 февр. 1865 г. и похоронен в Калуге на Пятницком кладбище.

(обратно)

34

С. Н. Кашкин (1799–1868), член Северного общества. С 1827 г. жил в родовом имении с. Нижние Прыски Козельского уезда Калужской губ. Н. С. Кашкин (1829–1914), петрашевец, активный участник подготовки крестьянской реформы в губернии. Оба похоронены в родовом некрополе с. Нижние Прыски.

(обратно)

35

Букеевской.

(обратно)

36

В 1928 г. здания монастыря были разобраны по решению Губисполкома. В настоящее время сохранился двухэтажный корпус бывшей семинарии.

(обратно)

37

Данные 1910 г. любезно сообщены нам секретарем Стат. К. Ф. Ф. Кадобновым.

(обратно)

38

По данным 1987 г., в Калуге ныне проживает 306,9 тыс. чел.

(обратно)

39

Автор имел в виду здание усадьбы П. M. Золотарева, памятник архитектуры нач. XIX века. С 1922 г. в здании размещается краеведческий музей.

(обратно)

40

Здание — палаты купца Коробова, памятник архитектуры XVII века. С 1891 г. в нем располагалась Калужская Ученая архивная комиссия, а в 1897 г. был открыт музей.

(обратно)

41

Так называемый домик Гоголя — флигель дачи губернатора в Загородном парке — сгорел в 1920 г. В 1928 г. в парке поставлен обелиск с барельефом Н. В. Гоголя. Скульптор Е. Д. Никифорова-Кирпичникова.

(обратно)

42

Подъезд к Калуге осуществлялся по Брянскому мосту, возвышавшемуся над нынешними улицами Ленина, Каляева и Московской. Мост разобран в 60-е гг., и о его существовании напоминают лишь сохранившиеся опоры.

(обратно)

43

Ямская улица — теперь улица Ленина от вокзала до стадиона.

(обратно)

44

Железнодорожное училище — областная станция юных техников (Ленина, 9). Училище замечательно тем, что в нем учился революционер Н. Е. Вилонов.

(обратно)

45

Здание приюта долго использовалось в качестве детского сада, а затем снесено в связи со строительством многоэтажных жилых домов.

(обратно)

46

Строительство винного склада (винзавод) началось в 1895 г.

(обратно)

47

«Особнячки» — постройки кон. XVIII — нач. XIX века, возводившиеся в спланированных П. Р. Никитиным кварталах, существовали вплоть до 50-х гг. нашего века и уступили место многоэтажным домам к концу 70-х гг.

(обратно)

48

Церковь Алексея Митрополита находилась на пересечении нынешних улиц Каляева и Карла Либкнехта.

(обратно)

49

Крестовский монастырь располагался на месте нынешних 2-й и 17-й школ и прилегающих построек. Поле Свободы раньше называлось Крестовским полем. Кладбище при Крестовском монастыре, подобно некрополю Лаврентьевского монастыря, было привилегированным: здесь покоились генерал-майор А. Я. Миркович, участник войны 1812 г. и член тайного общества, Унковские, Цуриковы, Лучшевы (близкие люди декабриста Г. С. Батенькова).

(обратно)

50

Московские ворота разобраны в 1932 г., т. к. якобы мешали движению транспорта. Из двух обелисков, которые оставались еще и в 60-е гг., уцелел только один, рядом с Концертным залом.

(обратно)

51

Народный дом старым калужанам известен как клуб имени Андреева (так он назывался до 1945 г.) или драмтеатр (до 1957 г.). Постройка 1911 г. разрушена в конце 60-х гг., и на ее месте в 1971 г. возведен Концертный зал областной филармонии.

(обратно)

52

Юрилка — точнее Ярилка, по имени языческого бога Ярилы.

(обратно)

53

Московская улица в 1918 г. получила название Советской и так называлась до 1961 г., теперь — часть улицы Ленина, от филармонии до пединститута.

(обратно)

54

Имеются в виду дома Толстых и Польман (№ 65а и 70), сохранившиеся до сих пор и находящиеся под охраной государства как памятники архитектуры.

(обратно)

55

На улице Суворова.

(обратно)

56

На улице Кутузова.

(обратно)

57

Магазин Ракова — «Детский мир».

(обратно)

58

Адрес библиотеки г-жи Савельевой не указан точно и сейчас уже не может быть восстановлен, т. к. все дома в этом квартале новые, за исключением магазина Ракова.

(обратно)

59

Саловская гимназия (Ленина, 79) размещалась в здании XVIII века. В настоящее время здание является памятником архитектуры, истории и культуры.

(обратно)

60

Гимназия — Ленина, 83 — постройка 1782 г. В настоящее время здесь размещаются гуманитарные факультеты Калужского государственного института имени К. Э. Циолковского.

(обратно)

61

Никольская улица — ул. Луначарского.

(обратно)

62

Никитская — ул. Ленина.

(обратно)

63

Оставшийся фонд Публичной библиотеки был передан в Фундаментальную библиотеку губернской гимназии, на базе которой Публичная библиотека возродилась в 1834 г.

(обратно)

64

На предыдущей странице эта информация была более четкой и ясной. А здесь снова возникает дата — 1804 г. и соответственно превратное мнение, что и здание выстроено в 1804 г. Утверждение, что «Калужское дворянство выстроило здание для Приказа общественного призрения » звучит тенденциозно. Приказ общественного призрения возник в результате реформы 1775 г. и сразу стал выполнять роль банка. Средства складывались из отпускавшихся правительством ассигнований и пожертвований населения на благотворительные цели. Что касается взаимоотношений дворянства и приказа общественного призрения, то, наоборот, последний часто ссужал помещикам крупные суммы под залог их имений.

(обратно)

65

Среди питомцев гимназии Д. И. Малинин называет художника Лукомского. Здесь он объединил братьев Лукомских, из которых старший — Владислав Кресцентьевич — действительно, окончил гимназию, но стал не художником, а крупным ученым-гербоведом и геральдистом, а младший — Георгий Кресцентьевич, художник и историк архитектуры, учился в реальном училище.

(обратно)

66

Кроме учительских курсов, в доме против гимназии (Луначарского, 1) помещалось высшее начальное училище, где преподавал К. Э. Циолковский.

(обратно)

67

Благовещенская церковь находилась на месте сквера имени А. Карпова, разобрана в 30-е гг. Материал использован на строительство детского сада и хлебозавода.

(обратно)

68

Можно согласиться с Малининым в его досаде, по поводу того, что здание семинарии загородило и тем «изуродовало» дом Дворянского пансиона, постройку классицизма XIX века. Но само по себе здание школы не так уж и плохо.

(обратно)

69

Этот дом принадлежал ранее купцу И. А. Зюзину, а не Щукину (неправильно прочитан документ) в 1825 г., иногда Дворянское собрание снимало помещение под депутатские собрания и балы. До начала строительства дома для Дворянского собрания стоял вопрос о приобретении дома Зюзина для этих целей.

(обратно)

70

См. примечание 63.

(обратно)

71

В 1834 г. губернатором был не Оболенский, а И. М. Бибиков.

(обратно)

72

Частная библиотека купца Грудакова открылась в 1841 г., а в 1846 г. — Татаринова.

(обратно)

73

Вслед за П. С. Щепетовым-Самгиным (см. «Памятную книжку Калужской губернии на 1861 год») Малинин утверждает, что с 1854 г. книги Публичной библиотеки «находились в доме Дворянского собрания без всякого употребления». В 1863 г. был образован Губернский статистический комитет. Комплектованием библиотеки и приведением в порядок «оставшегося без употребления» фонда занимался секретарь Губернского статистического комитета (он же учитель уездного училища, краевед и этнограф) П. А. Ляметтри. Впоследствии этот фонд вошел в состав библиотеки Калужской ученой архивной комиссии, которая перешла по наследству областному краеведческому музею.

(обратно)

74

Владелицей библиотеки, проданной городу, была Александра Александровна Мантейфель.

(обратно)

75

В Библиотеке, купленной для общественной публичной библиотеки, было не 3 тысячи томов, а 5 тысяч, приобретенных за 3 тыс. руб.

(обратно)

76

Мешковский проулок — ул. Достоевского. Госбанк — теперь Центральный сберегательный банк.

(обратно)

77

Церковь Михаила Архангела разобрана в 1935 г., и на ее месте построен дом для инженерно-технических работников железной дороги. (Ленина, 100).

(обратно)

78

Архангельский проулок — теперь ул. Дарвина.

(обратно)

79

Черновский переулок — ул. Вилонова.

(обратно)

80

Лютеранская церковь (кирха) — Вилонова, 9.

(обратно)

81

Техникум железнодорожного транспорта — Вилонова, 11.

(обратно)

82

Дом Трудолюбия — ныне Институт усовершенствования учителей на улице Чебышева, которая до революции называлась Сорокинским переулком.

(обратно)

83

Церковь при Доме Трудолюбия во имя Равноапостольного князя Владимира построена в 1903 г. по проекту архитектора Григорьева и инженера Кулаевского.

(обратно)

84

Духовное училище (Дарвина, 13) до недавнего времени занимала школаинтернат № 2.

(обратно)

85

Соединенный банк помещался в доме купчихи Игнатовой, построенном в 1903 г. В наше время второй этаж занимает Дом работников просвещения, а на первом — ресторан «Ока».

(обратно)

86

Удивительно, что Малинин опустил очень важный эпизод в истории дома 109. С 1869 по 1873 г. здесь размещалось кооперативное товарищество «Подспорье», объединившее прогрессивно настроенных чиновников Калуги, к которым примыкал революционный демократ Н. В. Шелгунов, отбывавший в Калуге ссылку. Д. И. Малинин писал об этом позднее — в 1915 г. в журнале «Голос минувшего».

(обратно)

87

В этом же флигеле, где показана библиотека Корчагина, еще в 1846 г. открылась библиотека Татаринова, а в 20-е гг. нашего века функционировала библиотека Кооператива учащихся.

(обратно)

88

В период строительства Кафедрального собора (с 1799 по 1819 г.) Никитская церковь выполняла роль кафедрального собора. В связи с переоборудованием здания под детский кинотеатр памятник архитектуры снят с государственной охраны.

(обратно)

89

На вопрос Малинина, кто автор проекта Гостиного двора, ответила Т. М. Сытина в 1960 г. Это — архитектор Петр Романович Никитин, работавший в Калуге с 1776 по 1784 г.

(обратно)

90

Городская дума существовала в этом доме с 1810 г. До этого года дом принадлежал заводчику П. Е. Демидову, где он, по преданию, принимал царицу Екатерину II. С 1930 г. в здании находился Горсовет. В 1941 г. оно было сожжено фашистами при отступлении. Восстановлено в 1951 г. как жилой дом для рабочих и ИТР Калужского турбинного завода.

(обратно)

91

Ильинская улица — ул. Кутузова до перекрестка с ул. Софьи Перовской.

(обратно)

92

Служба сборов больше известна читателям как Дом Носовых, построенный в 1782 г. Управление Ряжско-Вяземской железной дороги арендовало этот дом с 1874 г.

(обратно)

93

Воробьевка — улица Революции.

(обратно)

94

Церковь Георгия на Воробьевке находилась на левой стороне улицы, напротив здания областного Совета.

(обратно)

95

Казанская церковь находится на ул. Подвойского, с предвоенных лет до настоящего времени в ней работает скульптурная фабрика.

(обратно)

96

В настоящее время здесь находится пароходная пристань, от которой в летний период ходят быстроходные суда.

(обратно)

97

Плац-парадная площадь, на которой в 1923 г. разбит сквер, названный в 1925 г. Ленинским; в том же году был сооружен памятник В. И. Ленину по проекту скульптора В. Козлова.

(обратно)

98

Теперь: улицы Королева — Пушкина, Баженова — площадь Ленина — Кутузова — Салтыкова-Щедрина.

(обратно)

99

Присутственные места — учреждения, служебные помещения, здесь размещались: Губернское правление, Палаты гражданского и уголовного суда, Казенная палата, Сиротский суд и пр. (Пл. Ленина, 5 и ул. Баженова).

(обратно)

100

1787 г.?

(обратно)

101

Духовная семинария (пл. Ленина, 4) — среднее учебное заведение для подготовки священноцерковнослужителей.

(обратно)

102

Казенная палата — губернское учреждение по налогам. С 1944 года в здании работал обком партии.

(обратно)

103

Казначейство — губернское учреждение, занимавшееся финансами.

(обратно)

104

Для окружного суда в 1863 г. было выстроено специальное здание, примыкавшее к Казенной палате с южной стороны перпендикулярно.

(обратно)

105

Полагают, что собор стоял ранее ближе к Семинарии, и могилу вора указывают недалеко от входа в Семинарию.

(обратно)

106

Один из Шемякиных (м. б., этот?) был ревностным исполнителем распоряжений Потемкина по хозяйственной части.

(обратно)

107

В 1912 г. Малинин мог еще не знать всех обстоятельств устройства иконостаса. В 1924 г., когда закрыли Собор и возникла необходимость освободить здание от предметов культа, Малинин изучил этот вопрос и вступил в переписку с Главнаукой о необходимости сохранить иконостас как единственный образец осуществленного по рисунку М. Ф. Казакова иконостаса. Из архивных источников выясняется, что в 1811 г. М. Ф. Казакову было сделано предложение иметь наблюдение за изготовлением иконостаса московским мастером Дмитриевым. К осени 1812 г. иконостас был готов, но не был перевезен в Калугу, а начавшаяся война, пожар Москвы, во время которого сгорел и иконостас, и, наконец, кончина М. Ф. Казакова отодвинули оборудование Собора. После окончания войны мастер Дмитриев сам предложил возобновить работу над иконостасом по знакомому образцу и производил ее уже в Калуге, на месте. В 1814 г. иконостас был готов и установлен в Соборе. В послереволюционное время в Соборе устраивался и зверинец, и Дом Обороны, и кинотеатр, и выставки цветов или технического творчества, и спортивный зал. В 1991 г. Собор передан Калужской епархии.

(обратно)

108

Сейчас трудно зримо представить, какой сквер имеет в виду Малинин и почему дорожка ведет от Собора в Городской сад. И разве не вся центральная аллея парка является традиционным и любимым местом прогулок? До 1888 г. Гор