КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Одинокий белый вампир (fb2)


Настройки текста:



Линдси Сэндс

Одинокий белый вампир

Семья Аржено-3

О

ригинал : Single white vampire(Linsay Sands, Argenau - 3)

Переведено на сайте http://notabenoid.com/

Переводчик: Moonghost

Аннотация

Роман, в который вы сможете вцепиться зубами.

Люцерн - успешный биограф семьи, его книги, недавно отнесли к категории

"сверхъестественный роман." Отшельник. Ненавидит толпы, агрессивных женщин. Не

любит загорать, чесночные обеды или религиозные символы. Любит старомодные

ценности; пряные мексиканские блюда; теплую, хорошо пахнущую шею; и толстые красные

губы. Намного сильней, чем десять мужчин и может исчезнуть в мгновение ока. В

настоящее время не сознающий он ищет женщину, чтобы разделить вечность.

Кейт К. Ливер - новый редактор Романов в Раундхауз Паблишин. Веселая, забавная.

Недавно обнаружила автора легенду. С его помощью ее карьера может взлететь.

(Высокий, темный, красивый автор только должен быть представлен его поклонникам... и, действующий столь странно публично.) Неприязнь "трудные, грубые, неприятные, упрямые авторы." В настоящее время она встретила человека своих самых диких

мечтаний.

Пролог

«Любите»-говорит Нью-Йорк

30 января

Уважаемый Мистер Аржено,

Я надеюсь, вы получите это письмо в хорошем расположении духа после прошедших

праздников. Это моя вторая попытка связаться с вами. Первое письмо я написала прямо

перед Рождеством. Возможно, оно потерялось в праздничной суматохе. Я пыталась

позвонить вам, но, к сожалению, в контактной информации нет вашего номера.

Я счастлива, написать вам, что серия о вампирах, которую вы пишите под именем Люк

Амиральт, стала намного более популярной среди читателей, чем мы ожидали. Есть

огромное количество заинтересованных в возможном книжном туре с подписанием ваших

произведений. С нами связалось множество магазинов, рассматривающих такую

возможность, поэтому я решила связаться с вами и узнать, если и когда вы будете

заинтересованы в этом.

Пожалуйста, свяжитесь с нашим офисом и сообщите ваш телефонный номер и ответ.

Надеюсь на ваш скорый ответ.

С уважением,

редактор

Кейт К.Ливер

Раундхауз Паблишин Компани, Инкорпорэйтэд

Нью-Йорк, НЙ

1 Апреля

Уважаемая Мис Ливер,

Нет.

С уважением,

Люцерн Аржено

Торонто, Онтарио

11 Апреля

Уважаемый Мистер Аржено,

Я получила ваше письмо этим утром и, как понимаю, вы не заинтересованы в этом туре, поэтому мне следует подчеркнуть, что это только усилит интерес к вашей книге. Ваша

популярность растёт очень быстро. Некоторые публикации написали рецензии, и думаю

мне не нужно объяснять, что публичность очень поможет продажам.

Что о туре, то не только мы, но и самые успешные торговые центры в Канаде и США

готовы заплатить, чтобы вы их посетили. Они организуют и оплатят ваш перелёт,

гостиницу, а так же предоставят машину с водителем для вашего перемещения по городу.

Это хорошее предложение и я советую тщательно его обдумать.

Так как письмо отсюда до Торонто идёт медленно, думаю, что ваш ответ дойдёт через

обычные десять дней, я отправляю письмо ночной экспресс доставкой. Я оценю ваш

немедленный ответ, и, пожалуйста, не забудьте в этот раз предоставьте ваш

телефонный номер.

С уважением,

редактор

Кейт К.Ливер

Раундхауз Паблишин Компани, Инкорпорэйтэд

Нью-Йорк, НЙ

15 Июня

Уважаемая Мис Ливер,

Нет.

С уважением,

Люцерн Аржено

Торонто, Онтарио

26 Июня

Уважаемый Мистер Аржено,

Вы снова забыли предоставить ваш телефонный номер. В таком случае я прошу вас самому

позвонить в наш офис и поговорить со мной, или, если я буду занята, с моей ассистенткой

Эшли. Вы можете позвонить за счёт абонента, я действительно хочу поговорить с вами

лично, потому что, я думаю, вы не осознаете, насколько вы популярны, и насколько важно

общаться с вашими читателями.

Я не знаю насколько вы осведомлены, но Фан-сайты возникают по всему интернету, и

ежедневно мы получаем тонны писем для вас, которые будут отправлены с этим письмом.

Я упоминала о запросе на книжный тур в предыдущих письмах, но должна сообщить, что

эти запросы достигли невероятных размеров. Кажется, что каждый книжный магазин в

мире счастлив, пригласить вас, и уверен, что подписание книг будет иметь небывалый

успех. Так как у вас нет возможности посетить абсолютно каждый магазин, мы считаем, что по одному в каждом большом городе будет достаточно.

Я так же советую вам дать одно или два интервью, и прикладываю письма, которые мы

получили от разных изданий, рассматривающих такую возможность. Как вы можете

заметить, эти просьбы приходят в основном от романтических изданий. Многие газеты и

литературные журналы так же просят об интервью. Ещё мы заинтересованы в паре

утренних телепередачах. В то время как для них нужно личное присутствие, газетам и

журналам – нет, для них достаточно телефонного звонка или связи по интернету. Кстати, а с вами можно связаться по интернету? Если да, то я бы хотела узнать ваш Е-мэйл, а

если нет, то я призываю вас установить Windows Messenger или что-то подобное, чтобы я

смогла связаться с вами с его помощью. Несколько моих писателей и я находим это намного

удобней и быстрее, чем обычная почта.

Есть много, о чём я бы хотела поговорить с вами. Пожалуйста, позвоните в офис как

можно скорей, за счёт абонента, если необходимо. Снова отправляю письмо ночной

экспресс доставкой.

С уважением,

Кейт К.Ливер

редактор

Раундхауз Паблишин Компани, Инкорпорэйтэд

Нью-Йорк, НЙ

1 Августа

Уважаемая Мис Ливер,

Нет.

С уважением,

Люцерн Аржено

Торонто, Онтарио

Глава первая

Четверг, 11 сентября

-"Рэйчел сказала, что не хочет видеть ни один гроб всю её жизнь"

Люцерн хмыкнул на комментарий его матери, пока он и его младший брат Бастьен ставили

гроб на пол в подвале. Он знал всё о новой неприязни его будущей сводной сестры; Этьен

всё объяснил. Поэтому он разрешил оставить его у себя. Этьен был вынужден это сделать, чтобы его невеста была счастлива, но по сентиментальным причинам он не мог избавиться

от этой части своей жизни. Он говорит, что к нему приходят его лучшие идеи, когда он

лежит в молчаливой темноте. Он немного чудной и, наверное, единственный человек,

который притащил гроб на репетицию собственной свадьбы, подумал Люцерн. Служитель

испугался, когда он поймал троих братьев, переносящих гроб из пикапа Этьена в фургон

Бастьена.

-"Спасибо, что подогнал его прямо туда, Бастьен" выпрямившись, сказал Люцерн.

Бастьен пожал плечами. - "Ты так же мог уместить его в своём БМВ. Кроме того, " он

добавил, когда они начали подниматься по ступенькам, - "Я лучше перевезу его, чем буду

хранить. У моей домоправительницы будет припадок."

Люцерн улыбнулся. У него больше не было домоправительницы, чтобы беспокоиться об

этом и его чистящая компания, работающая на него раз в неделю, убирает только на главном

этаже. Это не проблема, если они увидят гроб.

-"Всё готово к свадьбе? "- он спросил, пока за ним следовала его мать и Бастьен на кухню.

-"Да, наконец-то."- Маргарет Аржено, кажется, чувствовала освобождение.- "И, несмотря на

то, что Мис Гаррет беспокоится о том, что свадьба слишком торопиться, и что у её семьи не

было времени устроиться, они все будут."

-"Насколько большая семья?"- Люцерн искренне надеялся, что Гарретов меньше, чем было

Хьюитов на свадьбе Лисианны. Бракосочетание его сестры с Грегори Хьюитом было ночным

кошмаром. У него большая семья, и большая часть девушки - одинокие девушки, которые

смотрели на Люцерна, Этьена и Бастьена как на главное блюдо. Люцерну не нравились

агрессивные женщины. Он родился и вырос во время, когда мужчины были агрессорами, а

девушки улыбались, жеманничали и знали где их место. Он не привык к такому, и поэтому

не искал возможности посетить людные места, такие как свадьба, где ему приходиться

избегать девушек.

К счастью Маргарет успокоила некоторые их страхи - "Её семья меньше, чем Грегори, и

большинство приглашённых мужчины.

-"Спасибо, тебе Господи,"- пробормотал Бастьен, обменявшись взглядами с братом.

Люцерн кивнул, соглашаясь. - "Этьен нервничает? "

-"Удивительно, но нет"- Бастьен криво улыбнулся.- "Он проводит много времени, организовывая всё это. И клянётся, что не может дождаться дня свадьбы. Рэйчел, кажется, делает его счастливым."- его улыбка сменилась недоумением.

Люцерн разделил недоумение с братом. Он не мог представить себя, отдающего свободу

жене. Остановившись у двери, он обернулся и увидел мать, рассматривающую его

корреспонденцию на столе.

-"Люк, у тебя здесь гора неоткрытых писем, пришедших недели назад! Ты их не читал?"

-"Мам, почему ты так удивлена? Он даже никогда не отвечает на звонки. Мы счастливчики, если он хотя бы подойдёт к двери."

Бастьен смеялся пока говорил, но Люцерн не пропустил изменение взгляда между матерью

и братом. Они беспокоились о нём. Он всегда был одинок, но позднее принял это как

данность. Они знали, что ему наскучила жизнь.

- "Что за коробка? "

-"Я не знаю, " – Люцерн разрешил матери снять коробку со стола и потрясти, как будто это

была пушинка.

-"Ты не думаешь, что было бы хорошей идеей узнать что внутри? "- спросила она

нетерпеливо.

Люцерн закатил глаза. Не важно, насколько взрослым он станет, его мама всегда будет

любить вмешиваться в его дела. Это то, что он понял давным-давно.- "Конечно, мне же

больше заняться нечем, "- пробормотал он.- "Это, наверно, очередное надоедливое письмо

или люди, ждущие, что-то от меня. "

-"А что о письме от твоего издателя? Это, наверное, важно. Они бы не стали посылать

экспресс почтой, если бы так не было."

Люцерн угрюмо смотрел, как мама с любопытством вертит конверт.- "Это не важно. Мой

редактор просто беспокоит меня. Компания хочет, чтобы я участвовал в книжном туре с

подписями. "

-"Эдвин хочет, чтобы ты участвовал в книжном туре с подписями? "- Маргарет

нахмурилась.- "Я думала, что ты объяснил ему, о том, что ты не заинтересован в

публичности. "

-"Не Эдвин. Нет. " - Люцерн не был удивлён, что мать назвала имя его прошлого издателя; у

неё была прекрасная память, и он упоминал Эдвина много раз за те десять лет, что он был

издателем в Раундхауз Паблишин. Его первые работы публиковались как исторические

истории и в основном использовались в университетах и колледжах. Эти книги до сих пор

используются, они были отмечены как реалистичные рассказы современника. Которым,

конечно, Люцерн и был. Но им об этом знать не обязательно.

Однако, последние три книги Люцерна были автобиографическими. Первая рассказывала

историю его отца и матери, вторая - Лисианны и Грегори, и последняя, напечатанная

несколько недель назад, рассказывает о Этьене и Рэйчел. Люцерн не предполагал писать их, они просто рассказываю его историю дальше. Но однажды, написав их, он решил, что они

должны быть опубликованы для будущего. Предварительно показав их семье, он отправил

их своему издателю Эдвину, который счёл их потрясающими "Сверхъестественными

романами" и опубликовал их. Люцерн нашёл себя как романтический писатель. Ситуация в

целом оказалась беспокойной для него, и он решил просто не думать об этом.

-"Эдвин больше не мой редактор, " - объяснил он. -"У него был сердечный приступ в

прошлом году, и он умер. Его ассистентка заняла его место и постоянно беспокоит меня с

того времени. " - Он снова нахмурился. -"Девушка пытается использовать меня, для

карьерного роста. Она решила, что мне следует появляться на публичных событиях для

продвижения романов. "

Бастьен выглядел так, как будто он хотел это прокомментировать, но был остановлен

сигналом автомобиля с дороги. Люцерн открыл дверь и двое мужчин смотрящих с разными

степенями удивления, смотрели на такси, остановившегося около фургона Бастьена.

-"Неверный адрес?" спросил с сомнением Бастьен, зная, что его брат не любит больших

компаний.

-"Скорей всего, "прокомментировал Люцерн. Он сузил глаза, когда водитель открыл дверь

для молодой девушки.

-"Кто это?"- спросил Бастьен. Он выглядел не менее удивлённым, чем Люцерн.

-"Не имею понятия, "-ответил Люцерн. Водитель достал сумки из багажника.

-"Я думаю, что это твой редактор, " - сказала Маргарет.

Оба обернулись, чтобы посмотреть на мать. Они увидели её читающую теперь открытое

письмо.

-"Мой редактор? Какого чёрта тут твориться? " -Люцерн подошёл и выхватил письмо из её

рук.

Проигнорировав его грубость, Маргарет подошла к Бастьену и с любопытством посмотрела

вокруг. - "Так как письма это очень долго, а интерес к вашим книгам всё растёт и растёт, Мис Кейт К. Ливер решила приехать и поговорить с вами лично. Что, " - добавила она

лукаво, -" ты бы знал, потрудившись прочитать твою почту. "

Люцерн смял письмо в руке. В основном там сказано все, что его мать только что выразила

словами. Это, плюс тот факт, что Кейт К. Ливер должна была прибыть в 20:00 из Нью -

Йорка. Сейчас 8:30. Самолет, должно быть, прибыл вовремя.

- "Она довольно симпатична, не так ли?" -Комментария, наряду с предположением в голосе

его матери, было достаточно, чтобы поднять тревогу в Люцерне. Маргарет походила на мать, рассматривающую сводничество, что довольно хорошо знакомо ей. Она взяла на себя такое

обязательство, после встречи Этьена и Рэйчел, и смотри, как это обернулось: Этьен в

свадебных приготовлениях!

- "Она думает о сводничестве, Бастьен. Отведи ее домой. Сейчас же," - приказал Люцерн .

Его брата разрывал смех, поэтому он добавил, -"После того, как она закончит со мной, она

сосредоточиться на нахождении жены тебе."

Бастьен сразу прекратил смеяться. Он схватил руку матери. -" Мама. Это не наше дело."

-"Конечно - моё." -Маргарет обняла их свободной рукой.- "Вы - мои сыновья. Ваше счастье и

будущее – определённо моё дело."

Бастьен попытался спорить.- "Я не понимаю, почему это - проблема теперь. Более чем через

четыреста лет. Почему после всего этого времени Вы решили видеть нас всех напрочь

женатыми ?"

Маргарет, обдумала мгновение. -"Ну, с тех пор, как Ваш отец умер, я думала…"

-"Дорогой Бог,"- прервал Люцерн. Он горестно покачал головой.

-"Что я говорила?"- спросила мать.

-"Это точно, как у Лисианны, она закончила тем, что работала в приюте и связалась с

Грэгом. Папа умер, и она начала думать."

Бастьен торжественно кивнул. -"Женщины не должны думать."

-"Бастьен! " -Маргарет Аржено воскликнула.

-"Теперь, Вы знаете, что я дразнюсь, мама,"- он успокаивал, снова беря ее руку. На сей раз он

вывел ее через дверь.

-"Я, однако, не..." недоговорил Люцерн, поскольку наблюдал, как они спускались, по

ступенькам на тротуар. Его мать ругала Бастьена всю дорогу, и Люцерн усмехался над

осажденным выражением лица его брата. Бастьен попал, Люцерн знал, и почти чувствовал

жалость к нему. Почти.

Его смех стих, когда его пристальный взгляд, переключился на блондинку, которая,

очевидно, была его редактором. Его мать сделала паузу в своей брани, чтобы приветствовать

женщину. Люцерн почти попытался услышать то, что было сказано, чтобы не беспокоиться.

Он сомневался, что хотел услышать это, так или иначе.

Он наблюдал, как женщина кивнула и улыбнулась его матери, когда взяла в свои руки багаж

и пошла по тротуару. Глаза Люцерна сузились. Боже мой, она не думала оставаться с ним, не

так ли? Было или нет упоминание в ее письме того, где она запланировала остаться. Она

должна остаться в отеле. Она же не предполагала, что он примет ее. Женщина, вероятно, еще

не остановилась в отеле, думая об этом, его пристальный взгляд, прошёлся по ее внешности.

Кейт К. Ливер была так же высока, как его мать, которая была относительно высокой для

женщины, возможно 5' 10" фута. Она была также худой и красивой с длинными светлыми

волосами. Она казалась симпатичной с расстояния отделявшего их. В бледно-синем костюме

Кейт К. Ливер напоминала прохладный стакан воды со льдом. Сравнение было приятно

этим несвоевременно теплым вечером сентября.

Картинка разрушилось, когда женщина потянула свой багаж приближаясь к порогу, она

сделала паузу перед ним, яркая веселая улыбка появилась на её лице, подняла ее губы и

заискрилась в ее глазах, затем она сказала, -"Привет. Я - Кейт Ливер. Я надеюсь, что Вы

получили мое письмо. Почта была настолько медленной, и Вы продолжали забывать

посылать мне Ваш телефон, таким образом, я решила навестить вас лично и поговорить с

вами обо всех возможностях публичности, которые открыты для нас. Я знаю, что Вы

действительно не интересуетесь тем, чтобы воспользоваться одной из них, но я уверена, однажды я объясню выгоду и Вы пересмотрите своё мнение."

Люцерн уставился на ее широкие, улыбающиеся губы в течение одного

загипнотизированного момента; потом он встряхнул себя. Пересмотрите? Это было то, что

она хотела? Ну, это было достаточно легко. Он пересмотрел. Это было быстро. -"Нет"-. Он

закрыл свою дверь.

Кейт уставилась на твердую деревянную дверь, где было лицо Люцерна Аржено и боролось, чтобы не завопить с яростью. Человек был самым трудным, раздражающим, грубым,

неприятным — она заорала на его дверь — упрямый, неосведомленный …

Кейт быстро, приклеила, очевидно, ложную, но широкую — она должна получить высокие

оценки за усилия — улыбку к её рту. Улыбка почти уменьшалась, когда он посмотрел на неё.

У неё даже не было возможности. За секунду до этого, она была слишком занята, пытаясь

вспомнить речь, составленную и вызубренную в полете; теперь у нее не было готовой речи

— и она не знала что сказать — она поймала себя на том, что смотрит на Люцерна Аржено.

Человек был намного моложе, чем она ожидала. Кейт знала, что он писал для Эдвина за годы

до того, до того как она была принята к нему на работу, все же он не выглядел больше чем на

тридцать два или три. Это означало, что он писал профессионально с его ранних двадцати.

Он также был потрясающе красив. Его волосы были темными, как ночь, глаза серебристо-

голубыми, и казалось что почти, отражают свет, черты его были резким и сильным. Он был

высок и, что удивительно мускулист для человека с сидячей профессией. Кейт не могла не

быть поражена. Даже угрюмый вид на его лице не умалял его внешность.

Без каких-либо усилий с ее стороны, улыбка на лице Кейт получила некоторое естественное

тепло, и она сказала:- "Это снова я. Я не ела еще, и я подумал, может быть, вы хотите

присоединиться ко мне, и мы могли бы обсудить… "

-" Нет. Пожалуйста, избавьте меня от вашего присутствия. " -Затем Люцерн Аржено закрыл

дверь еще раз.

-" Ну, это было больше, чем просто "нет", "- Кейт пробормотала про себя. -" Это было даже

целое предложение. "

Она была оптимистом и решила, что это прогресс. Подняв руку, она постучала в дверь снова.

Ее улыбка была несколько потрепанной, но ей еще было место, когда двери открылись в

третий раз. Мистер Аржено выглядел менее радостным, так как она до сих пор была здесь.

На этот раз он не говорил, а лишь вопросительно изогнул брови.

Кейт предположила, что если его разговор был прогрессом, то его возвращение к полной

тишине - регрессом, но она решила не думать об этом. В попытке сделать ее улыбку немного

радушнее, она откашлялась и сказала:- "Если вы не хотите ни куда идти, то может быть, я

могла бы заказать что-нибудь сю…-"

-"Нет"- Он снова начал закрывать дверь, но Кейт жила в Нью-Йорке в течение пяти лет, и

обучилась трюку или двум. Она быстро продвинула ногу вперед, вздрогнув, поскольку

дверь ударила по ней, но дверь осталась открытой.

Прежде, чем мистер Аржено смог прокомментировать ее партизанскую тактику, она

сказала,- "Если Вы не любите доставку еды, то возможно, я могла сама приготовить что-то, что Вы любите.". -Для большего веса она добавила, -"Так было бы легче обсудить Ваши

страхи, и я могла бы развеять их."

Он напрягался в удивлении от ее заявления. -"Я не боюсь,"- сказал он.

-"Я вижу."- Кейт позволила здоровой дозе сомнения просочиться в ее голос, более чем

готовый к манипуляции в случае необходимости. Пока она ждала, нога все еще находилась

на месте, надеясь, что это не показывало ее отчаяния, но зная, ее спокойный вид начинал

улетучиваться.

Он скривил губы, рассматривая её. Его выражение заставило Кейт подозревать, что он

прикидывал ее размеры для гроба, как будто он полагал, что ее убийство и захоронение в

саду увели бы ее подальше от него. Она попыталась не думать об этой возможности

слишком тщательно. Несмотря на то, что она работала на него годы как помощник Эдвина, и

теперь в течение почти года как его редактор, Кейт не знала человека очень хорошо. В ее

менее загруженные моменты она только предполагала, каким человеком он мог бы быть.

Большинство из ее романтических авторов были женщинами. Фактически, любой её автор

был женщиной. Люцерн Аржено, писавший под псевдонимом Люк Амиральт, был

единственным мужчиной. Какой парень писал романы? К тому же про вампиров? Она

решила, что это был, вероятно, кто-то веселый … или кто-то странный. Его выражение

в данный момент заставляло ее склоняться к странному. Странный тип серийного убийцы.

-"У Вас нет никакого намерения избавить моё общество от вас, не так ли?"- спросил он

наконец.

Кейт рассматривала вопрос. Ответ "нет", вероятно, помог бы ей войти. Но её охватывали

некоторые сомнения - действительно ли это то, что она хочет. Мог бы он убить ее? Стала бы

она очередным заголовком в завтрашних новостях, если бы действительно вошла?

Отгоняя такие странные и даже пугающие мысли, Кейт расправила плечи и твердо сказала;

-"Мистер Аржено, я прилетела сюда из Нью-Йорка. Это важно для меня. Я настроена

поговорить с Вами. Я – ваш редактор."- Она подчеркнула последнее слово. Это обычно

имело определенное влияние на авторов, хотя Аржено до сих пор не показал признаки того, что он впечатлен.

Она не знала, что еще сказать , таким образом, Кейт просто не могла выдержать ожидание

ответа. Глубоко вздохнув, Аржено просто повернулся и запустил её в темный холл.

Кейт неопределенно посмотрела на его отступление назад. На сей раз он не хлопнул дверью

перед ее лицом. Это хороший знак, не так ли? Действительно ли это было приглашение

войти? Решение далось чертовски быстро, Кейт подняла свой чемодан и ступила внутрь. Это

был последний летний вечер, он оказался прохладней, чем вчера, но все еще достаточно

жаркий. В сравнении, в доме было холодно, и Кейт автоматически закрыла дверь позади

себя, чтобы препятствовать прохладному воздуху выходить. Сделав паузу, она позволила ее

глазам приспособиться.

Интерьер дома был темным. Люцерн Аржено не потрудился включить свет. Кейт не смогла

ничего увидеть , кроме пробивавшегося тусклого света, кажется через дверь, в

конце длинного коридора, в котором она находилась. Она не была уверена, от чего был свет; он был слишком серым и тусклым, чтобы идти от верхнего крепления. Кейт не была даже

уверена, что движение к этому свету приведёт ее Люцерну Аржено, но это был

единственный источник света, который она могла видеть, и она была уверена, что он ушёл в

том направлении.

Оставив сумки около двери, Кейт направляясь вперёд, к этому свету, который внезапно

оказался далеко. Она понятия не имела, было ли что-то на пути или нет, она не осмотрелась

прежде, чем закрыть дверь, но надеялась, что она не споткнётся не обо что по пути. Если там

что-то и было, то она, конечно, наткнётся на это.

Люцерн сделал паузу посреди кухни и осмотрелся вокруг в освещении ночника.

Он совершенно не был уверен, что делать. У него никогда не было гостей, или, по крайней

мере, их не было в течение сотен лет. Что именно с ними нужно делать?После внутренних

дебатов он двинулся к плите , захватил чайник, стоявший на ней, и поднёс его к раковине, чтобы наполнить водой. После установки и включения чайника он нашел заварник,

несколько чайных пакетиков и полную сахарницу. Он установил все это на поднос. Он

предложит Кейт чашку чая.

Голод привлек его к холодильнику. Свет пролился в комнату, когда он открыл дверь,

заставляя его щуриться после предыдущей темноты. Как только его глаза приспособились, он нагнулся, чтобы взять один из двух пакетов крови на средней полке. Кроме них, внутри не

было ничего. Люцерн не готовил. Его холодильник в значительной степени был пустым, так

как его последняя домоправительница умерла.

Он не побеспокоился о стакане. Вместо этого все еще нагнутый в холодильник, Люцерн

насадил пакт себе на клыки. Прохладный эликсир жизни немедленно начал литься в его

организм. Люцерн никогда не был настолько нервным, как тогда, когда его уровень крови

был низок.

-"Мистер Аржено?"

Он дернулся , удивлённый вопросом, исходившим от дверного проема. Движение разорвало

пакет, который он держал, разбрызгивая темно-красную жидкость по его лицу и волосам.

Он инстинктивно выпрямился и ударился головой о нижнюю стенку закрытого отделения

морозильника. Проклиная всё на свете, Люцерн бросил разорванный пакт на полку

холодильника и схватился рукой за голову, захлопывая дверь холодильника.

Кейт помчалась к нему. -"О, боже мой! О! Я так сожалею! О!" -завизжала она , когда увидела

покрытые кровью его лицо и волосы. -"О, мой Бог! Вы порезали голову. Ужасно!"

Люцерн не видел выражение такого ужаса на чьем-либо лице с добрых старых времен, когда

кормился из тёплой шеи, а не из холодного пакета.

Как только к Кейт вернулись чувства, она схватила его за руку и потащила к кухонному

столу.- " Вы должны сесть. У вас сильное кровотечение."

-"Хорошо," пробормотал Люцерн, когда она посадила его на стул. Он счел ее беспокойство

довольно раздражающим. Если она была добра с ним, он мог бы почувствовать себя

виноватым, за то что был такой задницей

-"Где Ваш телефон?" она стала осматривать кухню, в его поисках

-"Почему вам нужен телефон?" он спросил с надеждой.

Он подумал, что возможно, она оставила бы теперь его в покое, но ее ответ отклонил эту

возможность.

-"Чтобы вызвать скорую. У вас серьёзная рана."

Ее выражение стало более несчастным, когда она посмотрела на него снова, и Люцерн

взглянул на себя вниз. На его рубашке было мало крови, но он мог почувствовать, что она

текла по его лицу. Он мог также чувствовать запах — острый и богатый с оловосодержащим

подтекстом. Неосознанно он высунул язык и облизал губы. Когда её слова дошли до его ума, он резко выпрямился. Это было удобно, что она думала, что кровь была от раны, но ему

нельзя было идти в больницу.

-"Я в порядке. Мне не нужна медицинская помощь," объявил он твердо.

-"Что?" Она посмотрела на него с недоверием. -"Здесь повсюду кровь! Вы действительно

серьёзно поранились."

-"Ранения головы сильно кровоточат ." Он встал и подошёл крану, чтобы смыть кровь.

Если он быстро не помоется , то он шокирует женщину, слизывая кровь со своих рук. То что

он успел выпить, прежде, чем она помешала ему, ни капли не ослабило его голод .

-"Ранения головы могут сильно кровоточить , но это…."

Кейт внезапно подошла к нему и схватила его голову. Он был столь удивлён, что покорно

согнулся при ее прикосновении, пока она не сказала, -"Я не вижу…"

Он выпрямился, когда понял что она собиралась сделать, и быстро склонился к крану, чтобы

его голова оказалась под струёй, таким образом, она не могла увидеть его голову снова и

понять, что не было никакой раны.

-"Со мной всё в порядке. На мне всё быстро заживает," сказал он когда холодная вода, расплескалась по его голове, и омыла лицо.

У Кейт не было никакого ответа на это, но Люцерн чувствовал, что она стояла сзади и

наблюдала. Затем она переместилась в его сторону, и он почувствовал её тепло рядом, когда

она нагнулась в попытке исследовать его голову снова.

На мгновение Люцерн замер. Он знал, что ее тело так близко, чувствовал его высокую

температуру, ее сладкий аромат. В течение того момента его голод стал невыносимым. Это

не был запах крови, пульсирующей в ее венах, который заполнил его ноздри, это было

дуновение специй и цветов и ее собственный личный аромат. Это наполнило его голову,

омрачая мысли. Когда он почувствовал ее руки, перемещающиеся через его волосы, ища

рану, которую она не нашла бы, он дернулся вверх в попытке встать далеко от нее. Ему

помешал кран, врезавшийся в его затылок. Он почувствовал боль, прошедшую через него, и

воду, брызжущую всюду, попадая на Кейт, отстраняющуюся с визгом.

Проклиная всё на свете, Люцерн воспользовался первой вещью подвернувшейся под

руку- полотенцем. Он обернул его вокруг влажной головы, затем указал на дверь. "Вон из

моей кухни !"

Кейт моргнула удивлённая возвращением его характера, затем, выпрямилась прибавляя

дюйм к своему росту. Ее голос был настойчив, когда она сказала, -"Вам нужен доктор."

-"Нет".

Ее глаза сузились.- "Это - единственное слово, которое Вы знаете?"

-"Нет".

Она всплеснула руками и позволила им быстро опуститься , показалось, что она

расслабилась. Люцерн забеспокоился..

Кейт улыбнулась и двинулась , заканчивая делать чай, который он начал. -"Всё

уладиться,"сказала она.

-"Уладиться что?" Люцерн спросил, смотря подозрительно, когда она бросила два чайных

пакетика в чайник и налила горячую воду.

Кейт пожала плечами мягко и придержала чайник. -"Я планировала сначала поговорить с

Вами, затем зарегистрироваться в отеле позже вечером. Однако, теперь, когда Вы ранены и

отказываетесь пойти в больницу …", Она повернулась к нему и подняла одну бровь. -"Вы не

передумали?"

-"Нет".

Она кивнула и закрыла чайник крышкой. Звон, который был издан этим действием, имел

странно удовлетворённое звучание, она объяснила, -"Я не могу оставить Вас в одного после

такой раны. Ранения головы опасны. Я думаю, что мне лучше остаться здесь."

Люцерн открыл его рот, чтобы дать ей знать, что она не останется здесь, когда она подошла

к холодильнику и спросила, -"Вы добавляете молоко?"

Вспоминая про разорванный пакет крови в холодильнике, он промчался мимо нее и дико

бросился вперед перед ней.- "Нет!"

Она уставилась на него удивленно, пока он не понял, что стоял перед дверью холодильника с

широко распростёртыми руками в испуганной позе. Он немедленно изменил положение -

прислонился к холодильнику, скрестил руки и лодыжки, надеясь, что теперь выглядел более

естественно. Потом для пущей убедительности впился в нее взглядом. Это возымело эффект

- она казалась немного успокоилась ; тогда она неопределенно сказала, -"О. Ну, а я да. Если у

Вас оно есть."

-"Нет".

Она медленно кивнула, но беспокойство отразилось на ее лице, и она фактически подняла

руку, чтобы дотронуться своей мягкой тёплой рукой до его лба, как будто проверяла

температуру. Люцерн вдохнул ее аромат и почувствовал, что его поза немного

расслабилась.

-" Вы действительно уверены, что не пойдёте в больницу?" - спросила Кейт.-"Вы ведёте себя

странно, а ранения головы действительно не то, чем можно просто пренебречь." -

-"Нет".

Люцерн был встревожен, когда услышал, как низко упал его голос. Он еще более

заинтересовался, когда Кейт улыбнулась и спросила, -" Почему я не удивлена ответом?"

К его тревоге, он почти улыбнулся ей в ответ. Поймав себя на этом, он сильнее нахмурился

и отругал себя за мгновенную слабость. Кейт К.Ливер, редактор, могла быть милой с ним, но

лишь потому, что она хотела что-то от него. И он должен помнить это.

-"Ну, тогда пойдёмте."

Люцерн остановил внутренний монолог, и отметил, что его редактор собрала поднос чая и

двигалась к двери.

-"Мы должны перейти в гостиную, где Вы сможете сесть. Вы сильно ударились," добавила

она, и толкнула качающуюся дверь одним бедром.

Люцерн пошёл за ней, но затем сделал паузу, оглянувшись на холодильник, в его мыслях

сразу появился полный пакет крови внутри. Это всё что осталось, новая поставка будет

только завтра ночью. Он был ужасно голоден, почти ослаб. Слабость без сомнения

увеличиться, пока он будет с Кейт. Возможно, только глоток усилил бы его для будущей

беседы. Он подошёл к двери.

-" Люцерн?"

Он напрягался. Когда она прекратила обращаться к нему как к мистеру Аржено? И почему

его имя на ее губах звучит так сексуально? Он действительно должен поесть. Он открыл

дверь холодильника и достал пакет.

-" Люцерн? "-На сей раз в её голосе звучало беспокойство, и она казалась ближе. Она

наверное возвращалась. Без сомнения она испугалась, что он упал в обморок из-за своей

раны.

Он расстроено что-то пробормотал и закрыл дверь холодильника. Последняя вещь, в которой

он нуждался, был ещё один разгром со стекающей с него кровью. Это уже вызвало

бесконечные проблемы, такие, как факт, что женщина теперь запланировала остаться с ним.

Он хотел сразу отмести эту идею, но был отвлечен мис Ливер, приближающейся к

холодильнику. Черт!

Ну, во-первых он выставит ее. Будь он проклят, если он позволит ей остаться здесь, и она

будет промывать ему мозги обо всей этой ерундовой гласности. Так и будет. Он будет

непокалибим. Жесток, в случае необходимости. Она не останется здесь.

Люцерн попытался избавиться от нее, но Кейт К.Ливер скорее походила на бульдога, как

только она что-то решила. Нет, не бульдог, терьер, возможно. Да, ему больше понравилось

такое сравнение. Симпатичный белокурый терьер, решительно вцепившийся руками и

зубами в манжету его рубашки и отказывающийся отпустить. Кроме как ударить её об стену

пару раз, он действительно понятия не имел, как отцепить ее челюсти от него.

Это было плохо. Несмотря на то, что он жил в течение нескольких сотен лет, Люцерн был не

в состоянии сделать что-то подобное. По его опыту люди были беспокойством и постоянно

приносили с собой хаос. Особенно женщины. Он всегда был сосунком для девицы в беде. Он

не мог пересчитать, сколько раз он натыкался на женщину с проблемами, и внезапно

его жизнь переворачивалась с ног на голову, и он участвовал в боях, дуэлях, или войнах для

нее. Конечно, он всегда побеждал. Однако, так или иначе он никогда не получал женщину. В

конце концов, он оставил усилиях стал наблюдать, как женщина уходит с кем-то другим.

Но это не та ситуация. Кейт, редактор, не была девицей в беде. Фактически, она думает, что в

беде. Она осталась здесь "для его собственной пользы." По её мнению она спасает его, и

намеревается "будить его каждый час чтобы он не спал больше часа," спасти его от его

собственной глупости в отказе пойти к доктору. Она сказала это, когда они сели в его

гостиной, спокойно убирая чайные пакетики из заварочного чайника, в то время как он

зевал.

Люцерн не нуждался в ее помощи. Он действительно не поранил голову, что было бы

трудно, так как его тело восстановило бы себя быстро. Но это не было то, что он мог бы

сказать женщине. В конце концов он просто сказал, со всей строгостью и твердостью,

которые смог собрать,- "Я не желаю Вашей помощи, мис Ливер. Я могу сам о себе

позаботиться."

Она осторожно кивнула, потягивая свой чай, затем мило улыбнулась и сказала, -"Я бы

восприняла ваш комментарий более серьезно если бы симпатичное, но теперь запачканное

кровью кухонное полотенце в цветочек не лежало у вас на голове … в стиле тюрбана."

Люцерн поднёс руку к голове и почувствовал кухонное полотенце, про которое он забыл,

было обернуто вокруг его головы. В то время как он начал распутывать его, Кейт добавила,

-"Не принимайте на свой счет. Оно выглядит довольно восхитительно на Вас и делает Вас

менее пугающими."

Люцерн зарычал и сорвал кухонное полотенце в цветочек.

-"Ничего себе!"- редактор сказала, широко раскрыв глаза. -"Вы рычали."

-"Я не рычал."

-"О, да вы рычали." Она широко усмехнулась, выглядя очень довольной. -"О, Вы мужчины

так милы."

Люцерн понял, что сражение проиграно. Не было бы никакого аргумента, который

переубедит ее.

Возможно, управление сознанием …

Это было умение, использование которого, как правило, он пытался избегать и не

тренировался в некоторое время. Теперь это не было необходимо, так как с охоты они

переключились на банки крови для питания. Но этот случай явно нуждался в этом.

Пока он наблюдал, как Кейт потягивает свой чай, он попытался войти в ее сознание так, чтобы он смог взять его под свой контроль. Он был потрясен, когда нашёл только глухую

стену. Ум Кейт был недоступен ему, как будто дверь была закрыта и заперта. Однако, он

продолжал попытки в течение некоторого времени, его провал вызывал больше тревоги, чем

он ожидал.

Он продолжал, пока она не нарушила тишину, усиливая его желание оказаться у неё в

сознании: -"Возможно теперь, мы могли бы обсудить тур раздачи автографов."

Люцерн отреагировал, как будто она ткнула в него горячим железом. Отказываясь от

попыток управлять ее умом, он встал на ноги. -"Есть три комнаты для гостей. Они наверху, все три слева. Моя комната и офис справа, не заходите туда. Займите любую комнату для

гостей, которую Вы захотите."

Затем очень поспешно он отступил с поля боя, мчась назад к кухне.

Он мог вынести ее в течение одной ночи, сказал он себе. Как только ночь закончиться, и она

убедиться, что с ним всё в порядке, она уедет.

В попытке не напоминать себе, что он был уверен в ее отъезде после того, как она

закончит чай, Люцерн схватил стакан и последний пакет крови из холодильника. Он

двинулся к раковине, в сливе которой оказался почти весь его обед. Может быть, теперь он

сможет быстренько выпить стаканчик, в то время как мис Кейт будет занята выбором

комнаты.

Его надежды не оправдались. Люцерн только начал лить кровь из пакета в стакан, когда

кухонная дверь открылась позади него.

-"У Вас в городе есть какие-нибудь ночные продуктовые магазины?"

Бросив стакан и пакет, Люцерн повернулся, чтобы встать к ней лицом, и вздрогнул,

поскольку стакан разбился в раковине.

-"Мне так жаль, я не хотела поранить Вас, я …", Она сделала паузу, когда он поднял руку, чтобы остановить ее извинения.

-"Только …"- он начал, затем устало закончил ; -"Что Вы спрашивали?"

Он действительно не смог услышать ее ответ. Сладкий, оловосодержащий аромат крови

казался богатым, хотя он сомневался, что Кейт могла почувствовать этот запах из другой

комнаты. Это было неприятно, и даже более неприятным был звук утекающей крови в

канализацию. Его обед. Его последнее.

Его ум кричал: НЕТ! Его тело сжималось в судорогах в протесте. Он улавливал только

отрывки того, что говорила Кейт -"Бла-бла-бла", когда она подходила к его пустому

холодильнику и посмотрела внутрь. Люцерн не потрудился остановить ее на сей раз. Кроме

крови ранее, он был абсолютно пуст. Однако, он действительно пытался сконцентрироваться

на том, что она говорила, надеясь, что её слова отвлекут его от попыток спасти свой обед. Он

пытался, однако, в действительности ловил слова то тут, то там.

-"Бла-бла-бла… не ела с завтрака. Бла-бла-бла… у вас здесь действительно ничего нет .

Вздор и бла-бла-бла… посещение магазина?"

Последние её слова закончились на высокой ноте, наводя Люцерна на мысль, что это был

вопрос. Он не был уверен, каков был вопрос, но ощущал, что отрицание только вызовет

новые споры.

-"Да", выдохнул он, надеясь избавиться от упрямой женщины. К его огромному облегчению, ей понравился ответ ,и она пошла назад, к двери зала.

-"Бла-бла-бла… выбрала мою комнату."

Он мог почти почувствовать кровь на кончике языка, воздух был пропитан её ароматом.

-"Бла-бла-бла… переодеться во что-то более удобное."

Он голодал.

-"Бла-бла... сейчас вернусь и мы пойдём."

Дверь, закрылась позади нее, и Люцерн , повернулся обратно к сливу. Он застонал. Пакет

был почти пуст. Это было плохо. Немного подумав, он поднял его, опрокинул в рот и выжал, пытаясь поймать хоть несколько капель. Он поймал только три перед его опустошением

и бросил пакет в мусор с отвращением. Если раньше он сомневался, то теперь - нет. Без

сомнения Кейт К. Ливер сделает его жизнь сущим адом, пока не уедет. Он был уверен в

этом.

И на какого чёрта он согласился?

Глава вторая

-"Шопинг!"

Кейт смеялась над чувствующим отвращение бормотанием Люцерна , когда они вошли в 24-

часовой продуктовый магазин. Она повторяла это каждые несколько минут, начиная с

выезда из дома. Сначала он не мог поверить, что согласился пойти. Потом, поскольку они

двигались сюда в его БМВ, эта тревога сменилась отвращением. Вы только подумайте,

человек никогда не ходил в продуктовый магазин до данного времени! Конечно, судя по

тому, как пусты были его шкафы, Кейт предположила, что он не ходил. И когда она

прокомментировала нехватку еды в его доме, он пробормотал что-то о том, что ещё не

заменил его домоправительницу. Кейт предположила, что он, скорей всего ходил куда-

нибудь поесть в это время.

Она не потрудилась спросить относительно того, что случилось с его предыдущей

домоправительницей. Его индивидуальность ответила за него. Наверное бедная женщина

ушла. Сама Кейт сделала бы так же.

Она подвела его к рядам пустых магазинных тележек. Когда она потянула одну, Люцерн

проворчал что-то вроде-"Позвольте мне," -но, возможно, это было, "Проваливай с моего

пути." Он сам повёз её.

По опыту Кейт мужчины всегда предпочитали водить - было ли это автомобилем, гольф-

каром, или тележкой в магазине. Она подозревала, что это была проблема контроля, но так

или иначе это было удобно; это означало, что её руки были свободны, и она могла заполнять

тележку вещами.

Она начала составлять умственный список того, что нужно купить, пока шла к молочной

секции. Она должна убедиться, что они купят много фруктов и овощей для Люцерна.

Мужчина был крупным и мускулистым, но слишком бледным. Ей казалось, что ему

нахватает зелёных овощей.

Возможно, овощи даже улучшили бы его настроение.

Люцерн нуждался в крови. Эта мысль, пульсировала в его мыслях, когда он следовал за Кейт

К. Ливер через молочную секцию, секцию замороженных продуктов, и теперь кофе. Телега

быстро заполнялась . Кейт уже бросила различные йогурты, сыр, яйца и тонну

замороженных обедов. Теперь она сделала паузу около кофе и рассматривала различные

пакеты прежде, чем повернуться и спросить, -"Какой бренд Вы предпочитаете?"

Он уставился на нее безучастно. -"Бренд?"

-"Кофе? Что Вы обычно пьете?"

Люцерн пожал плечами. -"Я не пью кофе."

-"О. Тогда чай?"

-"Я не пью чай."

-"Но Вы ..." Она сузила глаза. -"Горячий шоколад? Эспрессо? Капучино?" Когда он отклонил

все ее предложения, она спросила с раздражением: -"Что же вы тогда пьете? Помощь бы не

помешала!"

Хихиканье привлекло внимание Люцерна к пухлой молодой женщине, толкающей телегу по

проходу к ним. Она была первым покупателем, с которым они столкнулись, начиная с входа

в магазин. Между разгромами пакетов крови, чаем в гостиной, и времени, пока Кейт

разбирала вещи и переодевалась, время пролетело очень быстро, теперь была теперь почти

полночь. В это время продуктовый магазин был не очень занят.

Теперь, когда ее хихиканье попало под его внимание, покупательница захлопала ресницами

Люцерну, и, улыбаясь в ответ, он понял, что его пристальный взгляд прикован к пульсу на ее

горле. Он подумывал погрузить в неё зубы и вытягивать теплую, сладкую кровь из нее. Она

была его любимым видом для питаниея. У пухлых, розовых женщин всегда была лучшая,

самая богатая кровь. Толстая и опрометчивая и ...

-"Мистер Аржено? Земля вызывает Люцерна!"

Приятные грезы Люка разрушились. Он неохотно повернулся назад, к его редактору. -"Да?"

-"Что Вам нравится пить?" она повторилась.

Он оглянулся на покупательницу. -"Эмм … кофе."

-"Вы сказали, что не пьете коф....Ох, ничего. Какой бренд?"

Люцерн рассмотрел выбор. Его глаза, обосновались на темно-красном цвете, с именем Тим

Хортонс. Ему всегда казалось, что так называю магазины пончиков или что-то в этом роде.

Однако, это было единственное имя, которое он признал, поэтому он указал на него.

-"Самый дорогой, конечно," пробормотала Кейт .

Люцерн не заметил цену. -"Прекратите жаловаться. Я плачу за покупки."

-"Нет. Я сказала, что заплачу, и я сделаю это."

Разве она сказала что заплатит, когда упоминала это ранее? он задался вопросом. Он не мог

вспомнить; он не обращал много внимания в то время. Его мысли были сосредоточены на

других вещах, таких как кровь, текущая вниз в слив, а не в его голодный рот.

Его пристальный взгляд скользнул назад к пухлой, пульсирующей - испещренной

прожилками покупательнице, которая прошла мимо него. Он напоминал голодного человека, наблюдающий за буфетом. Он сильно напрягся, чтобы не броситься на неё. Теплая, свежая

кровь … намного лучше, чем те холодные пакеты, которые он и его семья употребляли в

пищу. Он не понимал как много он упустил, отказавшись от старомодного способа питаться.

-"Люцерн? "в голосе Кейт Ливер было легкое раздражение, и это заставило его нахмуриться, когда он поворачивался назад. Она прошла дальше по проходу и ждала его. У неё было

раздражённое выражение, которое в свою очередь раздражало его. Почему она раздражена?

Она же не была голодна.

Потом он воспоминание о ее высказывании, что она не ела с завтрака, и он предположил, что

она также голодна и поэтому имела столько же права быть ворчливой. Это была сдержанная

плата.

-"Плачу я," твердо объявил он, пока двигал тележку.- "Вы - гостья в моем доме. И я

буду кормить Вас." В противоположность питания Вами , думал он, чего ему очень хотелось.

Ну, вообще-то нет, не ей. Он питался бы пухлой маленькой брюнеткой позади него. Он

всегда думал, что кровь стройных, белокурых существ как Кейт К. Ливер не очень

питательна. Кровь пухлой девочки была бы лучше -более полная и насыщенная.

Конечно, он не мог никем питаться. Это было слишком опасно, и даже если сам он хотел

пойти на риск, он бы никогда не рискнул безопасностью своей семьи только из-за своих

кулинарных удовольствий.

Это не означало, что он не мог помечтать об этом, поэтому следующие несколько минут

Люцерн провел, таща Кейт вдоль консервов и галантереи, рассеянно соглашаясь со всем, что

она говорила, в то время как он вспоминал о своих обедах в прошлом.

-"Вам нравится мексиканская?" она спросила.

-"О, да," пробормотал он , вспоминая веселую маленькую мексиканскую девочку, от которой

питался. В Тампико. Она была вкусной. Теплой и душистой в его руках, приятные стоны,

выходящие из ее горла, когда он погрузил своё тело и зубы в нее … О, да. Такие кормления

давали огромный опыт всему телу.

-"Что относительно итальянской?"

-"Итальянская также восхитительна ," сказал он соглашаясь, его воспоминания, немедленно

переключились на милую маленькую крестьянку на побережье Амальфи. Это было его

первым самостоятельным кормлением. Все всегда помнят первый раз. И только мысль о его

милой маленькой Марии послала тепло по всему телу. Такие глубокие, темные глаза

и длинные, волнистые, полуночные волосы. Он вспоминал путаницу её волос в его руках и

глухой стон удовольствия, выдохнутый ему на ухо, когда он отдавал ей свою девственность

и брал в это же время ее кровь. Действительно, это был сладкий и незабываемый опыт.

-"Вам нравится стейк?"

Люцерн был еще раз отвлечён от его мыслей, на сей раз пакетом сырого мяса внезапно

сунутым ему под нос, прерывая его любимые воспоминания. Это был стейк, хороший и

кровавый, и хотя он обычно отдавал предпочтение человеческой крови - даже холодной

человеческой крови в пакете, бычьему - окровавленному стейку, который так хорошо

пахнул в настоящее время. Он поймал себя глубоко вдыхающим его аромат.

Пакет был резко убран. -"Или Вы предпочитаете белое мясо?"

-"О, нет. Нет. Красное мясо лучше." -Он придвинулся поближе к прилавку мяса, к которому

она привела его и осмотрелся вокруг с его первым реальным интересом, с того момента как

они вошли в магазин. Он всегда был человек мяса-и-картофеля. Чистого мяса, как правило.

-"Плотоядное животное, я возьму его," прокомментировала сухо Кейт , когда он добрался до

особенно кровавого пакета стейка. Кровь капала, и он почти облизывал губы. Испугавшись, что он мог бы сделать что-то странное в его текущем состоянии, такое как облизывание

пакета, он отстранился и положил мясо. Схватив тележку, он двинулся вперед, надеясь

добраться до менее заманчивой секции.

-"Подождите," сказала Кейт, но Люцерн продолжил идти, почти издавая стоны, когда она

помчалась с несколькими пакетами стейков в руках, которые она сваливала в телегу.

Отлично! Теперь искушение будет следовать за ним. Он действительно должен поесть. Он

должен связаться с Бастьеном или Этьеном и позаимствовать небольшое количество крови.

Возможно, он мог сделать быструю остановку у Бастьена по пути домой. Он мог бы оставить

непоколебимую Кейт Ливер в автомобиле с бакалеей, побежать, выпить немного и, …

Боже мой! Он походил на наркомана!

-"Ещё фрукты и овощи, я думаю," сказала Кейт около него. "Вам, очевидно, очень нужны

витамины. Вы когда-либо рассматривали поход в солярий?"

-"Я не могу. У меня....эм, кожное заболевание. У меня аллергия на солнце."

-"Это наверное делает жизнь трудной время от времени," прокомментировала она. Наивно

смотря на него, она спросила, -"Это поэтому Вы отказываетесь от публичности?"

Он пожал плечами. Когда она начала брать все виды зеленых вещей, он сгримасничал. В

защиту он поднял двадцатифунтовую сумку картофеля, чтобы заполнить телегу, но она

вскоре была покрыта зеленым: небольшие круглые зеленые вещи, большие круглые зеленые

вещи, продолговатые зеленые стебли. Боже мой, у женщины был зеленый фетиш!

Люцерн начал двигать телегу вперед немного быстрей, вынуждая Кейт поспешить, когда она

переключилась на другой цвет. Оранжевые, красные и желтые овощи полетели в телегу,

сопровождаясь оранжевыми, красными и фиолетовыми фруктам, перед тем, как Люцерну

наконец удалось вынудить ее пройти к кассе. Когда он остановил телегу, Кейт, начала

бросать вещи на ленточный конвейер. Он смотрел на нее рассеянно, когда пухлая

покупательница толкнула ее телегу. Она улыбнулась и снова похлопала ресницпми, Люцерн

улыбнулся в ответ, его пристальный взгляд, остановился на пульсе, бьющемся на ее шее.

Он мог фактически услышать биение ее сердца, мчащийся звук крови …

-"Люцерн? Мистер Аржено. Куда Вы идете?"

Сделав паузу, Люцерн моргнул, поняв после вопроса Кейт, что он начал следовать за

пухлой покупательницей, как лошадь за морковью. Его возможный обед оглянулся назад и

улыбнулся снова, прежде чем исчезнуть в отделе замороженных продуктов. Люцерн пошёл

за ней.- "Мы забыли мороженое."

-"Мороженое? "Он услышал растерянность в голосе Кейт, но не остановился, чтобы

ответить. Он торопил в отдел замороженных продуктов, чтобы там найти другого

покупателя в дополнение к его пухлому. Они не встретили ни одного за всю ночь, кроме

пухлой покупательницы, а теперь ещё один, препятствуя ему быстро перекусить! Глубоко

вздыхая, он пошёл в секцию мороженого и встревожено посмотрел на варианты. Шоколад,

вишня, Рокки-Роуд.

Он посмотрел на свою пухлую покупательницу. Она наблюдала за ним и кокетливо

улыбалась. Она была похожа большой, улыбающийся стейк на ногах. Проклятая женщина!

Её нельзя попробовать, подумал он несчастно и открыл холодильник шире. Она

приблизилась, широко улыбаясь, когда он вытащил мороженое из холодильника. Она ни

чего не сказала, только капризно улыбнулась, когда проходя мимо, ее рука, задела его.

Люцерн дышал глубоко, её аромат почти вызывал его головокружение. О, да ее кровь была

сладка. Или это было мороженое, которое он держал? Он взял ещё одну коробку и наблюдал, как она исчезла за углом со вздохом. Он хотел пойти за ней. Он мог использовать мозговой

контроль, чтобы затащить ее в дальний конец магазина и немного утолить свой голод. Но

если его поймают…

Вздыхая, он разочаровался в этой идее и взял немного Роки-Роуд. Он мог ещё немного

потерпит. Только ещё немного, и он сможет убежать к Бастьену или Этьену. Конечно, Кейт

К. Ливер устала после ее рабочего дня и полета, и захочет отдохнуть.

-"Боже мой, Вы действительно любите мороженое," прокомментировала Кейт, когда он

вернулся.

Люцерн мельком взглянул на эти четырех картонные коробки, которые он держал и положил

их на ленточный конвейер, пожимая плечами. Он понятия не имел, с какими вкусами они

были, и так отвлекся, что не заметил, как много взял, но это не важно. В итоге они всё равно

их съедят.

Кейт возражала против того, чтобы он платил, но Люцерн настоял. Это было мужское дело.

Его гордость не позволила бы женщине платить за еду предназначенную для его дома. Кейт

открыла пакет рисовых пирожков, чтобы жевать на пути назад. Она предлагала ему

несколько, но он просто поглумился и покачал головой. Рисовые пироги. Боже мой.

Люцерну удалось не остановиться в любом из домов его братьев. Он гордился своей

сдержанностью. Он и Кейт привезли бакалею в его дом; и он настоял, чтобы она начала

готовить, в то время как он расставит всё по местам. Это заставило его выглядеть

услужливым и полезным, когда по правде говоря он только хотел, чтобы она быстрее

приготовила свою проклятую еду, съела её, и легла спать, чтобы он смог отправиться на

поиски того, в чем он нуждался. Не то, чтобы он не мог насладиться едой. Немного еды не

помешало бы, но эта еда не поможет его главному голоду. Его люди могли выжить без еды, но не без крови.

К счастью, Кейт К. Ливер очевидно была голодна, потому что она приготовила быстрое

блюдо, жаря пару стейков и бросив в миску связки огородной зелени со своего рода соусом

на них. Люцерн никогда не понимал привлекательность салатов. Кролики ели овощи. Люди

ели мясо, и Люцерн ел мясо и кровь. Он не был кроликом. Однако, он придержал своё

мнение при себе и закончил расфаковывать почти в то же самое время, когда Кейт закончила

готовить; потом они сели, чтобы поесть.

Люцерн съел его стейк с пылом, игнорируя еду кролика. Он попросил только мясо, оно было

нежным и сочным, и он съел его быстро.

Он наблюдал, как Кейт закончила есть, но покачал головой, когда она предложила ему салат.

-"Вы действительно должны съесть немного," она читала ему лекции с хмурым взглядом.

-"Они полны витаминов и питательных веществ, а Вы все еще ужасно бледны."

Он предположил, что она боялась, что его бледность была из-за его воображаемой травмы

головы. Это происходило из-за нехватки крови, поэтому, напомнил себе Люцерн, он должен

узнать, был ли Бастьен дома. Извиняясь, он покинул комнату и пошёл в его офис.

К его разочарованию, когда он позвонил его брату, не было никакого ответа. Бастьен был на

встрече или вернулся к Аржено Индастрез. Как Люцерн, Бастьен предпочитал работать

ночью, когда все остальные спали. Привычки, которым пара сотен лет трудно сломать.

Люцерн возвратился на кухню, а Кейт Ливер закончила есть и уже ополоснула большинство

посуды в посудомоечной машине.

-"Я закончу," сказал он сразу. -"Вы устали и хотите спать."

Кейт посмотрела на Люцерна с удивлением. Было трудно полагать, что это был тот же самый

человек, который написал те короткие "нет" в ответ на ее письма и столь грубый, когда она

приехала. Его помощь в разгрузке бакалеи, и его теперешнее предложение сделало ее

подозрительной. Обнадеживающий взгляд на его лице не помог. Однако, она устала. Это был

долгий день, таким образом, она неохотно признала,- "я устала."В следующий момент она

почувствовала, как он схватил её руку его твердой рукой и выпроводил из кухни.

-"Идите спать!" Аржено казался веселым в перспективе, и он срочно отправил ее к лестнице.

-"Спите столько, сколько захотите. Я , вероятно, буду работать всю ночь как обычно и спать

большую часть дня. Если Вы встанете передо мной, ешьте, что пожелаете, пейте что

пожелаете, но не лазайте вокруг." Последнее было сказано твердым тоном, который

подходил больше грубому человеку, которого она ожидала.

-"Я вряд ли бы лазила вокруг," сказала она быстро, раздражённо. -"Я привезла рукопись, чтобы отредактировать. Я буду делать только это, пока Вы не встаете."

"Хорошо, хорошо. Доброй ночи." Он толкнул ее в желтую комнату для гостей, которую она

выбрала ранее и закрыл дверь.

Кейт медленно повернулась, почти ожидая услышать щелчок замка двери. Она

расслабилась когда это не произошло. Покачав головой на ее собственные подозрительные

мысли, она подошла к своему чемодану, чтобы найти ее длинную ночную рубашку, затем

пошла в соседнюю ванную, чтобы принять душ. Она только легла на кровать, когда

вспомнила оправдание, которым она воспользовалась чтобы остаться здесь. Она сделала

паузу, чтобы оглядеться.

Увидев маленькие электронные часы на ночном столике, она подняла их и поставила

будильник через час. Она собиралась встать, чтобы проверить и убедиться, что Люцерн не

заснул - и если заснул, что он все еще мог проснуться.

Кейт поставила часы на стол и накрылась одеялом, думая о том, что произошло на кухне.

Она глубоко вздохнула, вспоминая Люцерна Аржено перед ней, кровь, текущую по его

голове и лицу. Дорогой Бог, она прежде никогда не видела травмы головы. Она слышала, что

они могли быть кровавыми, и что они часто выглядели хуже чем были действительности , но

было так много крови.

Она задрожала и проглотила узел беспокойства. Кейт едва знала этого человека, и он был

только груб с ней начиная с ее прибытия, но несмотря на то, что ему было бы поделом после

его поведения, она действительно не хотела видеть его мертвым. Как бы тогда она произвела

впечатление на своего босса? Она могла представить себе. -"Нет, Элисон, я не смогла

убедить его дать интервью. Нет, и телешоу. Эээ … нет, он так же не будет участвовать в этом

туре. Вообще-то, я, возможно, была в состоянии убедить его, но вместо этого я убила его.

Это был несчастный случай, Элисон. Я знаю, что он - наша последняя дойная корова, и я

действительно не хотела убивать его несмотря на то, что он - грубый, упрямый … нет,

действительно, это был несчастный случай! Да, я действительно понимаю, что я уволена.

Нет, я не обвиняю Вас в том, что Вы не дадите мне рекомендацию. Да, если Вы простите

меня, то теперь, когда моя карьера редактора разрушена, я пойду, устраиваться в Мак

Дональс."Вздыхая, она покачала головой на подушке и закрыла глаза. Слава богу, Аржено

оказался здоровым - за исключением бледности. Она села на кровать, снова охваченная

беспокойством. Он действительно был ужасно бледен.

-"И почему нет?" спросила она себя. Выглядело, как будто он потерял кварту крови. Или по

крайней мере пинту. Возможно, ей следует проверить его. Кейт рассматривала вопрос,

частично желая проверить его, частично отказываясь сделать это, для того чтобы он снова

рявкнул на неё, чтобы прервать его на том, что он делал. Он, конечно, рявкнет на неё не раз, когда она будет проверять его каждый час в течение ночи. Но он был ужасно бледен

после удара головой.

С другой стороны она заметила его бледность раньше, чем он поранил голову. Или

это освещение? Это было ночное время, и порог был освещён неоновыми

лампочками. Возможно из-за этого он казался бледным.

Она быстро обдумала вопрос о том, чтобы встать и пойти проверить его пред тем

как заснуть, но потом она прислушалась к звукам за дверью. Напрягаясь, Кейт услышала

мягкие шаги внизу, затем вынудила себя расслабиться и откинуться назад. Шаги были

мягкими, но звучали нормально. Люцерн не колебался и не ступал слишком медленно. Он

был прекрасен. Она придержется ее плана проверить его через час.

Расслабившись, она откинулась назад и закрыла глаза. Она не собиралась много спать

сегодня ночью и знала это. По правде, она лучше бы осталась в каком-нибудь отеле и

основательно выспалась. Так и было бы - ранение головы или нет - если она не боялась, уйдя

отсюда, Люцерн Аржено, вряд ли впустит ее обратно. Кейт не могла рискнуть этим; она

прилетела, чтобы убедить его появиться публично хотя бы раз. Любым способом. Она очень

боялась что, ее новая должность редактора зависела от этого.

-"Ты издеваешься? Она действительно думала, что кровь была от небольшого удара на

голове?" Этьен неверя смеялся.

-"Ну, она вряд ли подумала, что она была из пакета крови в его холодильнике,"сказал

Бастьен, но тоже хихикал.

Люцерн проигнорировал развлечение его братьев и погрузил зубы во второй пакет крови,

который принесла Рэйчел. Он уже выпил первый. Он настоял на том, чтобы сделать это

прежде, чем объяснит, почему он пришёл домой к Этьену и попросил накормить его.

Первый пакет позволил ему преодалеть своё удивление, что Бастьен был там. Это также дало

время его братьям, чтобы объяснить, что Бастьен приехал помочь разобраться с

некоторыми проблемами перед свадьбой. Который мило объяснил им, почему Люцерн был

не в состоянии помочь.

-"Что я не понимаю," сказал Бастьен, когда Люцерн завершил второй пакет и убрал от его

зубов," Почему ты просто не покопался в её голове и не сделал так, чтобы она уехала."

-"Я попробовал," устало признал Люцерн. Он отдал оба пустых пакета в протянутую руку

Рэйчел, затем наблюдая за ее уходом из комнаты, добавил.- "Но я не мог войти в ее

сознание."

Тишина, которая последовала за его словами, была столь же эффективна, как удушье. Этьен

и Бастьен ошеломленно уставились на него.

-"Ты смеёшься," сказал Бастьен наконец.

Когда Люцерн покачал головой, Этьен сел на стул напротив него и сказал, -"Не говори маме, если не хочешь подтолкнуть ее к сводничеству вас двоих. Мгновение, когда она услышала, что я не мог читать мысли Рэйчел было мгновением, когда она решила, что мы составим

хорошую пару." Он сделал паузу глубокомысленно." Конечно, она была права."

Люцерн проворчал. -"Мис Кейт К. Ливер не для меня. Она настолько раздражающая

как комар, зудящий у вас под ухом. Упрямая как мул, и настойчивая как ад. Проклятая

женщина не давала мне спокойствия с того момента, как появилась у моего порога."

-"Не правда," заспорил Бастьен с развлечением.- "Вам удалось избавиться от неё на

достаточно долго, чтобы быть здесь."

-"Это только потому, что она устала и легла спать. Она …" Он внезапно сделал паузу и

выпрямился, вспоминая ее обещание проверять его каждый час, чтобы убедиться , что его

травма головы не нанесла больше ущерба чем он думал. Она действительно сделала это? Он

резко посмотрел на братьев. -"Как долго я здесь?"

Брови Бастьена взлетели в любопытстве, но он посмотрел на свои часы и сказал:- "Я не

уверен, но я думаю, что ты был здесь приблизительно сорок, сорок пять минут."

-"Черт". Люцерн сразу вскочил на ноги и отправился к двери. -"Мне нужно идти. Моя

благодарность за напитки, Рэйчел," громко сказал он в другую комнату.

-"Подожди. Что …?"

Бастьен и Этьен встали, засыпая его вопросами, но Люцерн, не остановился, чтобы

ответить. Он закрыл свой офис перед тем, как покинуть дом, и Кейт могла бы подумать, что

он был там, и если она действительно собиралась проверять его ежечасно и не получила

ответа, когда постучала в дверь, то проклятая женщина могла бы решить, что он умер или

что-то ещё и вызвать полицию или скорую. Она могла бы даже выломать его офисную дверь.

Не было никаких предположений, что могла бы сделать эта женщина.

Он придумал несколько вариантов, когда поспешил домой.

К счастью, она не сделала ни одного из них к тому времени, когда он возвратился. Она

бодрствовала и пыталась разбудить его, хотя – не так много было понятно когда, он открыл

парадную дверь. Он смог услышать ее крик и то, как она барабанила в его офисную дверь.

Закатив глаза, он услышал панику в ее голосе, когда она звала его по имени, Люцерн

положил ключи от дома и побежал наверх. Он резко остановился наверху.

О боже, женщина не просто ест еду для кроликов, она носит обувь с кроликами.

Люцерн вытаращил глаза на уши, шлепающие по пушистым розовым шлепанцам кролика,

которые она носила, затем позволил его пристальному взгляду пройтись по её такому же

розовому и ворсистому халату. Если бы он уже не знал, что у нее хорошая фигура, он бы

сейчас не узнал. Потом он мельком увидел ее волосы и вздрогнул. Она легла спать с

влажными волосами и очевидно беспокойно спала; ее волосы стояли дыбом во всех

направлениях.

Очевидно она, не собиралась соблазнять его, для того чтобы склонить к выполнению одного

из тех видов гласности, которые она столь яростно пыталась заставить его сделать. Очень

странно, но Люцерн фактически чувствовал легкое сожаление от этого. Он не понимал

почему. Ему даже не нравилась женщина. Однако, он, возможно, был бы не против

небольшого соблазнения.

-"Добрый вечер" сказал он, когда она сделала паузу в своих воплях, чтобы передохнуть. Он

снова зевал, пока Кейт К. Ливер обернулась, чтобы встать лицом к нему.

-"Вы! Я думала …", Она повернулась к запертой офисной двери, потом обратно к нему.

-"Дверь заперта. Я думала, что Вы там, и когда Вы не ответили, я …" Ее голос, затих, когда

она посмотрела на его выражение. Внезапно застенчиво, она потянула край своей крысиной

старой одежды как будто она пыталась поймать лучший взгляд на фланелевый длинной

ночной рубашке в вырезе. -"Что-то не так?"

Люцерн не мог остановиться; он знал, что это было грубо, но не смог помешать словам,

слетевшим с его губ.- "Боже мой! Что это на Вашем лице?"

Кейт, немедленно отпустила ее одежду и прижала обе руки к лицу, а ее рот, сформировался в

встревоженное -"О"-, так как она вспоминала и пыталась скрыть сухую зеленую маску.

Наверное, это был своего рода косметический уход, догадался Люцерн, но Кейт не осталась

поблизости, чтобы объяснить точно, что именно. Мгновенно она сбежала назад в комнату

для гостей и закрыла дверь. После одного удара сердца, она сказала напряженным голосом,

-"Я рада, что Вы в порядке. В основном. Я волновалась, когда Вы не ответили на мой стук. Я

снова проверю Вас через час."

Тишина заполнила коридор.

Люцерн ждал, но когда не услышал звука шагов, исходящих от двери, он подумал, что она

ждала своего рода ответ. "Нет" был первый ответ, который пришёл на ум. Он не хотел, чтобы он его проверяла. Он вообще не хотел ее здесь. Но он понимал, что не может сказать

ей это. Она казалась ужасно смущенной, когда была поймана в таком виде, и действительно

он не мог обвинить ее; она выглядела ужасно в симпатичном, кроличьем стиле.

Он улыбнулся, вспоминая о ней, стоящей в его коридоре. Кейт выглядела плохо - но в её

виде было что-то такое восхитительное, что заставило его хотеть обнять ее …, пока он не

увидел зеленую потрескавшуюся маску на ее лице.

Люцерн решил далее не беспокоить ее с "нет", которое она без сомнения ожидала и вместо

этого сказал- "Доброй ночи"- неприятным грубым голосом. Когда он подошёл к офисной

двери и открыл ее, он услышал небольшой вздох с другой стороны ее двери, затем очень

маленькое -"доброй ночи"- взамен. Ее мягкие шаги удалялись. Она ложилась спать, подумал

он.

Из-за двери комнаты для гостей шёл свет. Люцерн остановился. Почему горит свет? Она

перезагружала свой будильник через час? Глупая женщина действительно намеревалась

проверять его каждый час!

Качая головой, он зашёл в свой офис и включил свет. Он даст ей пятнадцать минут, чтобы

заснуть, и затем пойдёт и выключит будильник. Последняя вещь, в которой он нуждался это

она, пристающая к нему всю ночь. Хотя ему действительно приходило в голову, что, если бы

она не спала много сегодня ночью, она, вероятно, спала бы дольше утром, что дало бы ей

меньше времени, чтобы разнюхивать всё здесь, в то время как он спал.

Нет, он решил. Она сказала, что не будет лазить вокруг, и он верил ей.

В основном.

Глава третья

Кейт лазила вокруг.

Она не собиралась. Фактически, у неё были планы на день, которые определенно не

включали лазание вокруг — но, как хороши бы планы не были, они всегда идут не так как

надо.

Кейт проснулась в десять утра, Ее первой мыслью было - где она была. После размышления -

она вспомнила, где она была и почему -"О, дерьмо, будильник не сработал." Сев на кровать, она осмотрела будильник. Он был. Нахмурившись, Кейт посмотрела на него, уверенная, что

переставила его после проверки Люцерна в первый раз. Она отчетливо вспоминала, как

включила его. Но он был выключен. Она хмуро посмотрела. Она, что проснулась во второй

раз только, чтобы перевернуться и выключить его? Так должно быть и было поняла она и

сгримасничала себе.

"Отлично, Ливер. Единственное оправдание, благодаря которому Вы остались здесь,

единственная возможность снискать расположение человека, и Вы провалились."Она

предполагала, что он, конечно, не мог выгнать ее после того, как она вставала каждый час, только чтобы убедиться, что он в порядке. Но теперь, когда она потерпела неудачу в этой

задаче, он выгонит ее к полудню - если только он не писал всю ночь, поскольку утверждал, что собирался. Если он писал всю ночь, он не проснётся вплоть до двух или трех часов. Что

означало, что она будет здесь всё это время.

"Просто супер, Кейти." Она отодвинула простыню и выскользнула из кровати. Теперь она

должна была придумать другое хорошее оправдание остаться, пока не убедит Люцерна

Аржено сотрудничать.

Кейт обдумывала проблему, пока принимала душ, пока сушилась, пока одевалась,

пока чистила зубы, пока причёсывалась и пока слегка пудрилась. На последнем она бросила

это как проигрышное дело, пока не поест. Она всегда лучше думала на полный желудок.

Покидая комнату для гостей, она сделала паузу в прихожей и уставилась на дверь напротив

нее. Может лучше проверить его. Она не проверяла его всю ночь. Возможно, человек лежит

без сознания на его офисном полу.

Скривив губы, она подумала над этим вопросом, затем покачала головой. Нет. Плохая идея, решила она . Она пренебрегла своей обязанностью проверить его вчера вечером; последняя

вещь, которую она хотела, это разбудить его прежде, чем она подготовиться.

Идя на носочках, она двигалась так тихо, как могла по лестнице вниз. Ее первая остановка

была кухня. Она сделала кофе, затем посмотрела содержание холодильника. Хотя она знала

каждый отдельный продукт в нём, это было забавно, смотря на все эти продукты, съесть что-

то жирное и вредное, такое как яичница с беконом. Конечно, она не сделала этого. Она

согласилась на менее удовлетворительный, но полезный грейпфрут и хлебный злак. Потом

она взяла чашку кофе и пила ее, когда рассматривала из окна на Задний двор Люцерна. Это

была большая, аккуратная, опрятная лужайка, окруженная деревьями, за которыми,

очевидно, профессионально ухаживали. Так же как и за домом.

Дом Люцерна был прекрасен, как внутри так и снаружи. Он был большим и заполненным

старинными вещами. Дом занимал большую территорию, окруженный деревьями и

травой, все было сделано для того, чтобы замаскировать факт, что дом находился на краю

большого города. Он был великолепным и успокаивающим, и Кейт наслаждалась этим, пока

пила кофе.

Налив себя другую чашку, она вышла из кухни и прошла в зал, ее ум искал некий предлог, который позволил бы ей остаться в доме в течение, по крайней мере, ещё одной ночи. Она

действительно должна убедить Люцерна дать по крайней мере одно из интервью. Кейт

подозревала, что он никогда не согласиться на тур раздачи автографов, и она уже отпустила

эту надежду, но, может быть она смогла бы убедить его дать несколько интервью.

Возможно по телефону или через Интернет? Несколько других ее авторов делали это через

электронную почту. Журналист посылал вопросы по электронной почте, и автор отвечал

таким же образом. Или есть различные сервисы для общения; она слышала об авторах,

дающих интервью с их помощью. Это же не будет такой проблемой? Люцерн даже не

должен покидать его дом.

Она собиралась зайти в гостиную с кофе, когда увидела коробку на столе в зале. Кейт узнала

её сразу. Она упаковала эту чёртову коробку, полную писем поклонников, и послала ему.

Изменив направление, она подошла к коробке. Она послала её три месяца назад! Три! И он

даже не удосужился открыть эту чёртову коробку, не говоря уже об ответе на любое

из писем.

-"Чёртов мужик," пробормотала она.- "Неблагодарный, глупый … замечательный человек."

Последнее было сказано с расцветающей улыбкой, поскольку она придумала ещё одно

оправдание для пребывания на следующую ночь. -"О"-, она вздохнула. -"Да богословит Бог

ваши глупость и грубость."

Музыка сальсы. Это было первое, что услышал Люцерн после пробуждения. Он узнал

мелодию; это был припев. Краткое изображение худого, красивого латинского человека,

танцующего на сцене в темной одежде вспыхнуло в его голове.

Музыка помогла ему найти Кейт. Он просто следовал за звуком в свою гостиную, где

остановился в дверном проеме, когда увидел, что произошло пока он спал. Комната, которая

имела опрятный вид, когда он ложился спать, была теперь наводнена бумагой. Везде были

открытые письма и конверты. Кейт К. Ливер танцевала буги-вуги вокруг коробки в центре

беспорядка, беря письма, открывая их, и двигаясь по спирали к одной груде или другой, чтобы положить письмо туда прежде, чем танцевать буги-вуги назад за другим.

-"Вы лазили!" он взревел.

Кейт, которая показала своего рода возмущение- довольно сексуальное возмущение,

несмотря на полупустую коробку, подала сигнал тревоги. Она повернулась к двери,

опрокидывая коробку на пол.

-"Посмотрите, что Вы заставили меня сделать!" она закричала, говоря с затруднением. Потом

согнулась, чтобы собрать коробку и ее содержание.

-"Вы лазили," повторился Люцерн. Продвигаясь, он возвышался над нею, когда она

поднимала выпавшие конверты.

-"Я …" она посмотрела на него виновато, потом выражение её лица сменилось

раздражением. Встав, она сказала - "Я едва ли лазила тут. Коробка стояла тут, на столе. Я

заметила её мимоходом."

-"Я не уверен, но я полагаю, что незаконно открывать чью-либо почту. Разве это не

федеральное преступление?"

-"Я совершенно уверена, что это не имеется в виду, когда ты - отправитель, я послала эту

коробку. Три месяца назад!" добавила она мрачно.

-"Но не Вы писали письма в ней."

Кейт нахмурилась, затем обратила свое внимание на складывание нераскрытых конвертов

назад в коробку. Она объяснила, -"Я видела, что Вы даже не открыли её, и подумала, что

возможно, я смогу помочь. Было очевидно, что Вы поражены количеством писем."

-"Ха! Я понятия не имел о количестве писем. Я не открывал её."

"-Нет, Вы не знали," - признала она. Затем спросила, -"Что это с Вами и почтой? Я никогда

не встречала кого-то, кто не открывал почту в течение многих месяцев как вы.

Неудивительно, что Вы были столь неспешны в ответах на мои письма."

Прежде, чем он смог ответить, она повернулась и добавила

-"И как Вы могли проигнорировать эти письма?" Она махнула на мини-башни, построенные

по всей комнате. -"Они - Ваши читатели, Ваши поклонники! Без них Вы - ничто. Они платят

хорошие деньги за Ваш книги, и ещё более хорошие, чтобы сказать Вам, что они

наслаждаются ими. Ваши книги не были бы изданы без читателей, чтобы прочитать их. Как

Вы можете просто проигнорировать их? Они потратили время чтобы написать вам. Они

говорят замечательные вещи о Вас, Ваших книгах, Вашем творчестве! Вы что никогда не

восхищались чьей-то работой, и не хотели рассказать ему о своём восхищении? Вы должны

быть благодарны, что они делают так!"

Люцерн уставился на нее с удивлением. Она была возбуждена, ее лицо покраснело, ее

грудная клетка тяжело поднималась. Какая хорошая грудь, отметил он. У нее была хорошая

фигура в целом, даже в джинсах и Футболке, которые она надела сегодня.

Это было интересно отметить, но не очень полезно в данное время. Он сделал себе выговор

и остановился, чтобы откашляться прежде, чем попытаться говорить. Проблема была в том, что он не мог вспомнить то, что она сказала или что он должен сказать в ответ.

-"Ха!"- На ее лице был триумф. -"Вы не знаете что на это ответить, не правда ли? Потому что

это правда. Вы не разбираетесь в данном вопросе, и я решила –по доброте душевной –

помочь вам. Вы не должны благодарить меня," добавила она довольно убежденным в своей

правоте тоном. Потом схватила и открыла другое письмо.

Люцерн обнаружил что улыбается, наблюдая за ней. Ему не нужно было читать её мысли,

чтобы понять, что это было не её душевная доброта, а попытка остаться в его доме

достаточно долго, чтобы убедить его дать гласность. Он решил –по своей душевной доброте

- позволить ей остаться достаточно долго, чтобы помочь ему с письмами. Он не намеревался

отвечать на них. Он не знал никого из этих людей, и это была обременительная задача, но

теперь … ну, ее тирада фактически дошла до него. В определенной степени.

-"Хорошо. Вы можете помочь мне с письмами," - объявил он.

Кейт покачала головой на великодушие Люцерна Аржено.- "Хорошо! Как великодушно с

вашей стороны позволить мне …"- Она сделала паузу. Ее насмешливые слова были

потраченным впустую усилием; Люцерн покинул комнату. Чёртов мужчина! Он был самым

расстраивающим, раздражающим … И что было с его речью? У него были старинные

выражения и небольшой акцент, который она не смогла определить. Оба из которых

начинали раздражать ее.

Она только возвращалась к коробке, чтобы продолжить сортировать письма в категории,

когда серия громких перезвонов заполнили дом. Предполагая, что это дверной звонок, она

заколебалась, затем положила письма и пошла ответить. Она открыла парадную дверь, и

увидела человека одетого в форму с холодильником в руке, на котором напечатано "A.Б.Б".

-"Привет".- Он прекратил жевать жвачку на достаточно долгое время, чтобы усмехнуться ей, хвастаясь хорошим набором белых зубы.- "Вы должно быть редактор Люка."

Кейт подняла брови. -"Эм.. да. Кейт. Кейт К. Ливер."

Мужчина взял руку, которую она протянула и тепло пожал. -"Тетя Мэгги была права. Вы

милашка."

-"Тетя Мэгги?" Кейт спросила в недоумении.

-"Мама Люка и моя тетя. Маргарет," сказал он, пока она продолжала выглядеть смущенной, но это не очень помогло Кейт. Единственные люди, которых она встретила, начиная с

прибытия, были парой, которая уезжала, когда она выбралась из такси, и женщина, конечно, не была на столько стара, чтобы быть Люку - эм, Люцерну - мамой. Кейт обеспокоилась тем, что он сказал.- "Вы - кузен Люцерна?"

-"Да, госпожа. Наши папы - братья." Усмехнулся он. О, это человек был высоким, и у него

были тёмные волосы как у Люцерна, но Люк не улыбался, а этот молодой человек улыбается

с того момента, как она открыла дверь. Было трудно представить, что они родственники.- "Я

немного моложе его."

-"Вы?" спросила она с сомнением. Она подумала что они примерно одного и того же

возраста.

-"О, да." Он усмехался. "Я – на столетия, моложе чем Люцерн."

-"Томас".

Кейт обернулась через плечо. Люцерн подходил к ним с угрюмым видом на его лице, когда

он перевёл взгляд с неё на кузена. Она вздохнула на его очевидное неудовольствие.

Очевидно, ему не понравилось, что она открыла дверь. Мдааа, парень был занозой в заднице.

Почему не Томас писал романы про вампиров? С ним было бы намного легче иметь дело,

она была уверена.

-"Вот, пожалуйста, Кузен." Томас не показался удивленным или встревоженным

выражением Люцерна. Он протянул холодильник. "Бастьен сказал, чтобы ты получил его

быстро. Вам этого серьезно недоставало," добавил он с усмешкой и подмигиванием.

-"Спасибо."

Люцерн фактически улыбнулся его кузену, отметила с удивлением Кейт. И его лицо не

раскололось и не уменьшилось.

"Я сейчас вернусь," добавил Люцерн. Поворачиваясь к лестнице он предупредил,

-"Попытайся не укусить мою гостью. Она может быть…провоцирующей"

Кейт нахмурилась на его слова, затем неохотно улыбнулась хихиканью Томаса. Она

повернулась с кривой улыбкой и спросила,- "Он всегда такой раздражительный, или только

со мной?"

-"Только с тобой," сказал Томас. И начал смеяться над ее удрученным выражением. Потом

сжалился над ней и сказал правду. -"Не. Это не только с тобой. Люцерн отчасти

неприветлив. Он был таким в течение многих столетий. Хотя, кажется, сегодня он находится

в хорошем настроении. Вы хорошо влияете на него."

-"Это - хорошее настроение?" Кейт спросила с недоверием. Томас только снова засмеялся.

-"Вот, пожалуйста"сказал Люцерн. Он спустился вниз и возвратил холодильник его

кузену. -"Передай мою благодарность Бастьену."

-"Cделаем. "- потом Томас кивнул, подмигнул Кейт, и повернулся, уходя.

Кейт посмотрела на дорогу и грузовик, припаркованный там. "A.Б.Б. Поставки" - отпечатано

на стороне, то же самое как на холодильнике, отметила она. Люцерн завёл её в дом и закрыл

дверь.

-"Что …?" начала она с любопытством, но Люцерн отвернулся и пошёл в зал прежде, чем она

могла задать вопросы, так сильно интересующие её.

-"Я подумала, что, здесь и так очень много писем - слишком много, чтобы ответить

персонально, мы можем разделить их по категориям и придумать своего рода образец для

каждого. Тогда ты мог бы только добавить строчку к каждому ответу, чтобы сделать его

более личным."

Люцерн провернулся и сделал глоток кофе, который Кейт сделала в обед. Ну, это был ее

обед, а его завтрак. Хотя, если считать пакет крови, который он высосал,

перекладывая принесённое Томасом в маленький холодильник в его офисе, он предположил, что кофе так же мог считаться его обедом. Они перешли в гостиную, и он сел на кушетку, пока она объясняла ее планы относительно писем.

-"Я предполагаю, что это означает, что Вы думаете, что мой план блестящ, и согласитесь

сотрудничать," сказала Кейт в ответ на его ворчание. Потому что это, кажется, раздражало

ее, и поэтому ему нравилось, когда она вспыхивалала, в то время как была

раздражена, Люцерн проворчал снова.

Как он ожидал, ее щеки залились, а глаза зажглись гневом, и Люцерн решил, что эта Кейт К.

Ливер была довольно мила, когда сердилась. Он любил смотреть на нее.

И несмотря на это, раздражение на ее лице внезапно ослабилось, и она

прокомментировала,-"Сегодня ты не так бледен. Я предполагаю, что не было сильного

повреждения от ранения головы."

-"Я сказал тебе, что в порядке," сказал Люк.

-"Да," - согласилась она. Затем, выглядя смущённой, сказала, -"Мне жаль, что не проверяла

тебя после первого раза. Я поставила будильник, но я не услышала, что он звонил. Я, должно

быть, выключила его бессознательно."

Люцерн отмахнулся от извинений. Он сам выключил будильник, поэтому ей не за что было

извиняться. И он думал, что вряд ли ей понравится тот факт, что он прокрался в её комнату, пока она спала. Она определенно не захотела бы знать, что он стоял около её кровати,

некоторое время, наблюдая ее сон, очарованный, смотря на ее невинное выражение во сне, наблюдая взлет и падение кроликов на ее ночной рубашке, в то время как она дышала. Как

он хотел потянуть верх этой рубашки подальше от ее горла, чтобы увидеть, пульс

бьющийся там. Нет, она определенно не захочет все это знать, поэтому он держал рот на

замке и снова глотнул кофе .

Напиток был горьким, но странно вкусным варевом. Люцерн не мог понять, почему избегал

этого все эти годы. Правда, он был предупрежден, что стимулятор в кофе поразит его тело

дважды так же сильно как человека, но он еще не заметил эффект. Конечно, он сделал только

пару глотков. Возможно, ему не следует рисковать. Он поставил чашку.

-"Так, что мы сделаем?" спросил он резко, отдаляя Кейт от темы его вчерашних проверок.

-"Ну, я поделила письма на категории. У большинства из них есть подобные темы или

вопросы, такой как- напишете ли Вы потом историю Люцерна или Бастьена," -объяснила

она. -"Таким образом, я поместила все, которые задают этот вопрос в одну кучу. Так ты

можешь написать образец для каждой кучи, уменьшив их количество, так ты напишешь

приблизительно двадцать, а не сотни и сотни."

-"Конечно, было бы хорошо, если бы ты прочитал каждое письмо и написали строчку или

две, чтобы индивидуализировать твой ответ," добавила она, испытывающее.

Люцерн предположил, что она думала, что идея всей этой работ будет раздражать его. Что и

сделало. Он не мог помочь, но проворчал, -"У меня не было подобных трудностей со своими

другими книгами."

-"Другие книги? " - Она моргнула недоумевая, затем сказала,- "О. ты имеешь в виду свои

исторические тексты. Ну, это другое. Те были научной литературой. Большинство из них

используется в университетах. Студенты редко пишут письма поклонников ."

Люцерн сгримасничал и проглотил ещё кофе. Это помогло ему не сказать ей, что его романы

тоже были научной литературой, и что ими только торговали как романами про вампиров.

-"Так или иначе, я думаю, что у нас есть достаточно категорий, чтобы начать. Я могу

рассказать тебе, про что каждая категория, и ты можешь составить своего рода общий ответ

каждой, в то время как я продолжу сортировать остальную часть писем," предложила она .

Кивнув уступая, Люцерн скрестил руки и ждал.

-"Разве тебе не нужно взять ручку и бумагу или что-то ещё?"- спросила она. -"Вы что не

забудете ни одно? Здесь по крайней мере двадцать категорий и …"

-"У меня есть превосходная память,"- объявил Люцерн.- "Продолжай".

Кейт медленно повернулась вкруг, очевидно пытаясь решить, откуда начать. -"Боже мой, он

говорит как тот лысый парень из Король и я," - услышал он ее бормотание.

Люцерн знал, что он, как предполагалось не должен был этого услышать, но у него был

хороший слух. Он наслаждался её раздражением, поэтому он добавил, комментируя, -"Ты

имеешь в виду Юла Бриннера."

Она повернулась вокруг, чтобы посмотреть на него с тревогой, он кивнул. -"Он играл короля

Сайама, и прекрасно справился с этой ролью."

Кейт заколебалась; потом, очевидно решив, что он не был сердит, она немного расслабилась

и даже улыбнулась. -"Это - один из моих любимых фильмов."

-"О, они сделали кино из этого?" - спросил он с интересом.- "Я видел живую игру на

премьере."

Когда она посмотрела с неуверенностью, он понял что, видел Бродвейское шоу Роджерса и

Хаммерстайна – на премьере в 1951, и если он не ошибся – то они встречалось с ним лично.

Что было невозможно, поскольку он выглядел на лет тридцать, поэтому было

неудивительно, что она казалась озадаченной. Откашлявшись, он добавил,- "Возрождение, конечно. Это было хитом на Бродвее в 1977."

Ее брови поднялись. -"Тебе тогда было….сколько? Семь? Восемь?"

Несклонный ко лжи, Люцерн просто проворчал. Он добавил,- "У меня превосходная

память."

-"Да. Конечно."- Кейт вздохнула и подняла письмо. Она читала вслух,-" 'Уважаемый мистер

Аржено. Я обожаю читать Укусы любви, оба тома. Но первый - мой любимый. У Вас

действительно есть талант! Средневековое описание этого романа было настолько

реалистичным, что я почти поверила, что Вы были там.'"- Кейт сделала паузу и посмотрела.-

"Все письма в этой куче хвалят Вас за реализм и за то, что когда они читают, им кажется, что

Вы как будто были там."

Когда Люцерн просто кивнул, она нахмурилась. -"И?"

-"Ну, что?" - спросил он с удивлением.

"Читатель прав."

"Читатель прав?"- Она зевнула.- "Это - то, что ты собираешься написать? 'Дорогой читатель, Вы правы?'"

Люцерн мягко пожал плечами, задаваясь вопросом, почему она повысила свой голос.

Читатель был прав. Его книги дали читателю ощущение, как будто он был там, в

средневековые времена. Поскольку он и был. Не во время, когда его родители встретились, но немного позже - и в те дни, изменение было достаточно медленным, поэтому не сильно

отличалось.

Он наблюдал, как его редактор кинула письмо назад к груде и двинулась к другому. Она

бормотала нелестные описания. "Нечувствительный" и "недостаток в социальных навыках"

были только два, которые, как предполагалось, Люцерн не должен был услышать.

Он не был оскорблен. Ему было шестьсот лет. За это время человек получил некоторую

уверенность в себе. Люцерн знал, что большинству людей он кажется высокомерными.

Нечувствительным, конечно, и он знал, что его социальные навыки были несколько ржавы.

Этьен и Бастьен всегда были лучше в этом. И все же, после лет проживания как

затворнический автор, он испытывал их недостаток и знал это.

Однако, он не видел серьезного основание улучшить эти навыки. Он был на той стадии

жизни, когда произведение впечатления на кого-то походило на груз беспокойства.

Однажды у него на обед была официантка, она объяснила то, что он чувствовал. Она сказала,

"Вы можете работать, и все прекрасно. Большинство клиентов довольно хороши, хотя может

попасться один плохой. Но иногда Вы получаете реально противного клиента, или даже двух

или трёх подряд, и они достают Вас, делают Вас усталыми и несчастными, заставляют

чувствовать, что всё человечество отстой. Потом ребенок может проворковать и улыбнуться

Вам, или другой клиент скажет "Тяжёлая ночь?" с сочувствующей улыбкой. Тогда Ваше

настроение улучшится, и Вы возможно поймете, что люди не столь плохи."

Ну, Люцерн перенес несколько плохих десятилетий, и чувствовал себя усталым и

подавленным и как будто целый человеческий род такой отстой. У него не было энергии или

желания выносить людей. Он только хотел, чтобы его оставили в покое. Это было то, почему

он начал писать - уединение, которое заставило его напряженно трудиться и погрузиться в

намного более приятные миры.

Он знал, что достаточно, чтобы кто-то улыбнулся и сказал "трудное десятилетие?" чтобы

изменить это. Кто-то как Кейт. Он столько сопротивлялся необходимости иметь с ней дело, а

теперь начал наслаждаться ее компанией. Она даже помогла ему улыбнуться несколько раз.

Понимая куда уплыли его мысли, и что скорее они были более теплыми чем, ему бы

хотелось чувствовать к его нежелательной гостье, он прервался и начал хмуриться. Боже

мой, о чём он только думает? Кейт К. Ливер была упрямой, раздражающей женщиной,

которая принесла только хаос к его аккуратному существованию. Он …

-"Уважаемый мистер Аржено,'"- она читала мрачно, вытягивая Люцерна из его мыслей.-" 'Я

прочитала Ваши вампирские романы и мне они очень понравились. Я всегда была очарована

вампиризмом и прочитала все на эту тему. Я уверена, что они существуют, и предполагаю, что Вы действительно один из них. Я хотела бы стать такой как вы. Пожалуйста, превратите

меня в вампира?'" -Кейт закатила глаза и остановила чтение, смотря на него. -"Что бы ты ей

сказал?"

-"Нет", сказал он твердо.

Кейт бросила письмо с фырканьем. -"Почему этот ответ не удивляет меня? Хотя я

предполагаю это было бы смешно попытаться объяснить кому-то такому, что Вы

действительно не вампир, что Вы действительно не можете 'изменить' ее." –смеясь, она

пошла дальше, к следующей груде. Смотря на первые письма, она добавила,- "Это будет

добрее, если сказать ей пойти к психологу, чтобы узнать, не мог бы он помочь ей с ее

проблемой действительности."

Люцерн почувствовал, как его губы дернулись, но ничего не сказал, просто ждал пока Кейт, берёт следующее письмо.

-"Уважаемый мистер Аржено'"- начала она.-" 'Я не прочла Укусы Любви Один, но я

собираюсь, гарантирую это. Я только закончила Укусы Любви Два, и думаю что это

замечательно. Этьен был настолько мил и забавен и сексуален что я влюбилась в него, как

раз когда это сделала Рэйчел. Он - моя мечта.'" -Кейт сделала паузу и посмотрела с

надеждой. -"Что бы ты сказал этим письмам?"

Это было достаточно легко. -"Этьен занят."

Его редактор подбросила руки вверх. -"Это не шутка, Люцерн! Ты не можешь только …", Она сделала паузу, когда прозвенел дверной звонок, затем опустила со вздохом, поскольку

Люцерн неохотно пошёл открывать. Он уже знал, кто это мог быть. Томас доставил кровь, а

единственная компания, которая когда-либо навещала его - его семья. И так как Этьен и

Рэйчел были заняты свадебными приготовлениями, а Бастьен, Лисианна и Грегори работали

в это время, единственный человек, который мог быть, это…

-"Мама". Его приветствие было менее чем восторженным, когда он открыл дверь, чтобы

обнаружить Маргарет Аржено там. У него действительно не было никакого желания видеть

его мать и Кейт Ливер в одной комнате; так как это подкинет некоторые идеи старшей

женщине. И так как он уже подозревал, что она уже склонялась к этим идеям, он не хотел

поощрять ее. Но что он мог сделать? Она была его матерью.

-"Люк, дорогой." - Маргарет поцеловала его в обе щеки, затем протолкнулась мимо него в

дом. - "Ты один, дорогой? Я думала заглянуть на чай." - Она не ждала его ответа, но следуя

за материнскими инстинктами к двери гостиной, широко улыбнулась, когда разыскала Кейт.-

"Ну, похоже, что я как раз вовремя. Вы оба можете использовать перерыв."

Люцерн закрыл парадную дверь с покорным вздохом, когда его мать бесстрашно зашла в

загроможденную гостиную. Женщина никогда не заходила просто для чая. У нее всегда была

цель. И Люк очень боялся, что ему не понравится цель её сегодняшнего визита. Зная её

хорошо, он молился богу, потому что знал, она собирается использовать различную

сводническую ерунду на нем и Кейт.

Глава четвёртая

-"Да ведь ты можешь стать девушкой Люка!"

-"Эээ …" Кейт бросила испуганный взгляд на Люцерна после предложения его матери, только чтобы увидеть его сидящим с закрытыми глазами и огорченным выражением на лице.

Она подозревала, что он бы хотел провалиться под землю. Это почти заставило

Кейт почувствовать себя лучше. Было хорошо узнать, что она была не единственной,

родителям которой удавалось оскорблять ее при каждой возможности.

Однако, Маргарет была действительно чем-то еще. Кейт потратила большую часть получаса, начиная с прибытия женщины, просто таращась на неё. Это экзотическое и красивое

существо было матерью Люцерна? Конечно, у них было сходство. Его внешность походила

на её, но Маргарет Аржено не выглядела больше, чем за тридцать. Как она могла быть

Люцерну - или Люку, так кажется все его называют, его - мамой?

-"Хорошие гены, дорогая,", был ответ женщины, когда Кейт прокомментировала это.

Кейт несчастно вздохнула, задаваясь вопросом, почему такие гены не могли быть в ее семье.

После этого она просто уставилась на женщину, рассеянно кивая всему, что она говорила, пытаясь рассмотреть признаки косметического ремонта. Она, очевидно, должна была

уделить больше внимания тому, о чём бормотала Маргарет. Свадьба брата Люцерна была

темой беседы. Кейт не была уверена, как это относилось к последнему комментарию,

который она услышала.

-"Девушка?" безучастно повторила она.

-"Да, дорогая. Для свадьбы."

-"Мама".- Голос Люцерна был предупредительным рычанием, Кейт обернулась, чтобы

увидеть, что его глаза были открыты и резко сосредоточенны на его матери.

-"Ну, Люк, дорогой. Ты вряд ли сможешь оставить бедную девочку здесь одну завтра

вечером, в то время как будешь отсутствовать." -Маргарет засмеялась, очевидно не обращая

внимания на ярость ее сына.

-"Кейт должна вернуться в Нью - Йорк," твердо сказал Люцерн. -"Она не будет здесь

завтрашним веч…"

-"Это звучит весело!"- выболтала Кейт. Люцерн затих и начал буравит её взглядом, но она

проигнорировала его. Она ни за что не уедет без его согласия, по крайней мере, на интервью

с одной из газет, желающих, пообщаться с ним. И согласиться на предложение Маргарет

означало, что он не сможет заставить её вернуться назад в Нью - Йорк, потому что когда

свадебная вечеринка закончиться будет слишком поздно, чтобы лететь обратно. Что даёт ей

время до воскресенья, чтобы обработать его. Эта мысль сделала ее счастливой, и она тихо

поблагодарила мать Люцерна.

Единственная вещь, которая взволновала ее, состояла в том, что Маргарет Аржено тоже

выглядела весьма довольной. У Кейт внезапно появилось тревожное чувство, что она

аккуратно ступила в ловушку. Она молилась Богу, чтобы женщина не имела никаких

своднических идей о ней и Люцерне. Конечно, Маргарет понимает какой придирчивый

мужлан был ее сын и что он вообще не тип Кейт!

-"Ну, и замечательно!"- сказала женщина. Игнорируя угрюмый вид ее сына, Маргарет

улыбнулась как кошка, которой достались сливки, затем спросила, -"Дорогая, у тебя есть

что-то, чтобы одеть на свадьбу?"

-"О". -Улыбка Кейт колебалась. Она упаковала всё для каждого возможного случая кроме

свадьбы. Она не предусмотрела такую возможность, и подумала, что её чёрное облегающее

платье вряд - ли подойдёт.

-"Ах ха! "- теперь Люцерн был тем, кто выглядел довольно.- "У нее нет ничего, чтобы одеть, мама. Она не сможет …"

-"Быстрая поездка к моей портнихе, я думаю," - прервала его Маргарет. Потом обратилась к

Кейт,- "У неё всегда что – то есть для чрезвычайной ситуации. А мой парикмахер сотворит

волшебство с твоими волосами, и мы будем готовы."

Кейт расслабилась, и обняла женщину. Маргарет замечательная. Слишком хорошая, чтобы

иметь такого сына как Люцерн. Женщина была умна, очаровательна и ей нравилось везде

лезть. В отличие от одной определенной неприветливой личности. Пристальный взгляд Кейт

скользнул к Люцерну, и она почти усмехалась над страданием написанным на его лице. Она

предположила, что должна чувствовать себя виноватой в том, что пришла в его дом и

осталась там, но не чувствовала. Ему действительно нужна помощь. Ему ужасно недоставало

социальных навыков, очевидно из-за слишком долгого времени проведённого в одиночестве.

Она будет полезна ему - она была уверена в этом.

-"Ну, теперь, когда это все улажено, я пойду."- Маргарет быстро встала и вышла из кухни -

настолько быстро, что Кейт почти получила травму от резкого движения.

Вставая, она поспешила за женщиной. -"Огромное спасибо, мисс Аржено," –она сказала, пока бежала за ней.

Мать Люцерна не только выглядела молодо, она была столь же подвижна, как могла быть

матерь человека, которому по крайней мере тридцать пять. Сколько же ей тогда? Кейт

задалась вопросом. По крайней мере пятьдесят три. Невозможно, подумала она, но

сохранила мысль при себе и просто добавила, -"Я действительно ценю Ваше щедрое

предложение помочь и …"

-"Ерунда, дорогая. Я благодарна тебе за то, что ты здесь, чтобы сопровождать Люка."-

Маргарет сделала паузу и позволила Кейт нагнать её. - "Ты должна была видеть бедного

мальчика на свадьбе его сестры. Я никогда не видела Люка бегающим так быстро или

прячущимся так много. Эти - леди, Вы знаете. Они имеют тенденцию преследовать его."

Брови Кейт взлетели в недоверии.

Маргарет лопалась от смеха. - "Трудно, поверить, когда Люк кажется таким скаредным, не

так ли? Но Я думаю, что охота привлекает их. Он делает очевидным, что ему не интересно, и

они реагируют как собаки на лису. С тобой в качестве его экскорта, он будет в состоянии

расслабиться и насладиться праздником на этот раз. И как только он поймёт это, то будет

благодарен за твоё присутствие."

Кейт не потрудилась скрыть свое сомнение, насчёт того, что Люцерн Аржено когда-либо

был благодарен за что-либо. Человек был более чем скаредным по ее мнению.

-"Он может казаться твердым снаружи, дорогая,"- серьёзно сказала Маргарет, очевидно

читая ее мысли. -"Но он скорее походит на жареный зефир, мягкий в центре. Очень немного

людей когда-либо видели этот центр." - женщина продвинулась к двери и открыла ее, оставляя Кейт наедине со своими мыслями -"Я заеду за тобой после обеда. В час.

Подходит?"

-"Да. Но успеем ли мы всё сделать вовремя?" - спросила с беспокойством Кейт. По ее

опыту, свадьбы обычно шли примерно в два или три часа днем.

Маргарет Аржено выглядела спокойной. -"О, куча времени, дорогая. Свадьба в семь вечера"

-"Разве это не довольно поздно?" - спросила с удивлением Кейт.

-"Поздние свадьбы - писк моды. Я слышала, что Джулия Робертс вышла замуж за своего

оператора после полуночи."

-"Действительно? Я не знала,"- слабо сказала Кейт.

-"Ах, да. Она начала тенденцию. До завтра,"- весело закончила Маргарет. Женщина

закрыла дверь позади себя, оставляя Кейт, стоять в прихожей, чувствующую себя как будто

только что пережила торнадо.

Кейт стояла там в течение нескольких минут, только уставившись на дверь, ее ум

обрабатывал все , что она должна сделать, чтобы подготовиться к свадьбе, перед тем как

дверь в кухню открылась и оттуда вышел Люцерн.

-"Я буду в своем офисе."- Его голос был короток, его выражение, отталкивающим, когда он

сказал это по пути к лестнице.

Кейт -всегда умная девочка, когда нужно в вопросах самосохранения - придержала рот на

замке и просто наблюдала его уход вверх по лестнице. Он был сердит, конечно. Этого

следовало ожидать, но она надеялась, что это пройдет.

Дверь хлопнула наверху. Громко.

Ну, возможно не сегодня вечером, а завтра. Она надеялась. С небольшой помощью, конечно.

Она повернулась и посмотрела на беспорядок в гостиной. Она точно ни как не сможет

заставить его работать над этими письмами сегодня. Что, как она предположила, было

хорошо. Она начала было бояться, что любые письма, которые он напишет, более вероятно, оскорбят и испугают читателей, чем понравятся им. Она сделает ему, большое одолжение, составя образцы самостоятельно и только даст ему подписать их.

Кейт сгримасничала идее. Это означало большую работу для нее, и читатели, едва ли будут

счастливы от этого. Они, конечно, были бы более довольны ее вмешательством, чем

ответом:

Дорогой Читатель.

Нет.

С уважением,

Люцерн Аржено

Достаточно странно, Кейт захихикала над идеей. Он действительно был довольно забавен до

некоторой степени, этот ее автор. Проблема была, не могла не быть.

Вздыхая, она прошла в гостиную, чтобы начать работать.

Люцерн взял пакет крови из маленького офисного холодильника, куда он поместил его

ранее, затем заметался по офису как тигр в клетке. Он делал так больше часа, чтобы

потратить достаточное количество энергии, для того чтобы он смог достаточно расслабиться

и сесть. Он не знал, был ли это его гнев или кофеин. И его это не волновало.

Издав рычание, он откинулся назад в своем рабочем кресле и потер лицо руками. Его мать

только что приговорила его к еще двум ночам присутствия Кейт Ливер. И Кейт не помогла

её быстрым соглашением. Женщина походила на лишайник. Как навоз который не можешь

соскоблить с обуви. Как … хорошо, ни одна из вещей, приходящих ему в голову, не была

привлекательной, и, столь же раздражающей как Кейт Ливер, таким образом, Люцерн бросил

аналогии. Он попытался быть справедливым в таких вещах, когда это было возможно.

Убрав руки от лица, он повернулся, чтобы рассмотреть компьютер на столе. Он

хотел избегать Кейт некоторое время. Он был все еще достаточно разгневан, что, вероятно, навредит ее чувствам, а он не хотел причинять ей боль -

-"Ну, ад! Теперь ты волнуешься по поводу ее чувств?"- сказал он себе. Этого не следовало

бы делать вообще. Он попробовал быть устойчивым к его непослушным чувствам и читал

лекции, женщина - твой редактор. Она будет манипулировать, использовать умные уловки и

любое оружие, необходимое, чтобы получить, то, что она хочет от тебя. Не становись

мягкими и сентиментальным к ней. Ты не хочешь ее здесь. Ты хочешь быть оставлен в

покое, чтобы работать в мире."

Проблема была, у него действительно не было ничего, чтобы продолжить работать. Он не

начал ничего нового с окончания истории Этьена и Рэйчел - которая была в печати в течение

месяца. И у Люцерна не было подсказки, что затем писать. Он знал, что Кейт и Раундхауз

Паблишин хотят другой вампирский роман, но Бастьен не показывал признаки любезности к

брату, влюбляясь в кого – то в скором времени.

Ну, решил Люцерн с пожатием плеч, он не нуждался в деньгах. Его инвестиции за эти

годы всегда преуспевали. Он мог расслабиться, если бы захотел. Раундхауз должны были бы

только ждать, пока он не предоставит им что-то новое.

Его пристальный взгляд упал на видеоигру в углу его стола - Жажда крови II. Это было

новейшее создание Этьена. Первая часть распродалась несколько раз и получила

бесчисленные премии. Её успех не был удивлением для Люцерна; игра была забавой и

неограниченной в действии, с удивительной графикой, большим количеством злодеев, чтобы

убить, множеством загадок, чтобы решить и интересным сюжетом. Люцерн не был

единственным в семье, кто мог писать истории. Жажда крови II, как ожидали, будет еще

лучше, когда выйдет.

Усмехаясь, он сорвал печать на пакете и вытащил компакт-диск игры. Он играл

первые несколько уровней опытного образца перед тем как она была закончена, теперь и у

него и Бастьена были две первых полных копии, прямо из под преса. Хорошо быть братьями

создателя.

Люцерн вставил игру в его компьютер и приготовился наслаждаться. Он отделался бы от

части его гнева, убивая плохих парней. И он также избегал бы Кейт некоторое время. Он

нашел прекрасное решение.

Он играл несколько часов и был глубоко в игре, когда услышал стук в дверь. На его

отвлекающееся,- "Что?" дверь открылась, и Кейт ступила в комнату, неся поднос.

-"Я подумала, что ты мог проголодаться."

Ее слова, наряду с запахом еды, отвлекали внимание Люцерна далеко от игры. Он вдохнул с

интересом. Он, как остальная часть его семьи, ел еду так же как пил кровь. Если бы они не

ели, то они все были бы тощими привидениями.

-"Что это?" - спросил он с любопытством.

-"Ну, я знала, что буду занята - я работала над письмами," - сообщала она ему.- "После того, как твоя мать уехала, и ты пошёл наверх, я бросила жаркое, которое мы привезли в духовку с

картофелем. Так это приготовилось бы, в то время как я работала. Ты сказал, что тебе

нравится все редкое. Я надеюсь, что это включает жаркое, потому что это готовиться,

довольно редко."

-"Прекрасно". -Люцерн взял поднос и установил его на стол, отмечая, что было две тарелки и

два стакана чего-то что напоминало вино и два стакана воды.

Он только расслаблялся, когда она подтянула стул к столу, чтобы присоединиться к нему и

сказала,- "Я надеялась, что мы могли бы обсудить ..."

Она собиралась поднять проблему гласности снова. Люцерн немедленно почувствовал, что

начал напрягаться; когда пристальный взгляд Кейт приземлился на монитор.

-"Это похоже на Жажду крови."

-"Жажда крови II," исправил он.

-"Ты прикалываешься. Действительно? Она не появиться в продаже до понедельника. Я её

заказала."

-"Я знаю создателя," - неохотно признал Люцерн. -"Я получил раннюю копию."

-"Не может быть. Вы счастливчик! Действительно ли она так же хороша как первая?"

-"Лучше".- Люцерн снова начал расслабляться, в то время как она страстно продолжала

смотреть на замороженный экран. Он признал в ней такого же геймера. Разговор о гласность

кажется откладывается.

Он посмотрел на экран и увидел, что его герой умер, в то время как он был отвлечен. Игра

ожидала его, чтобы решить, что сделать потом. Его варианты состояли в том, чтобы начать с

начала, или выйти из игры. Он кратко рассмотрел вопрос, затем спросил, -"Хочешь сыграть?

Мы можем играть вдвоём."

-"Действительно? "-Она выглядела ужасно взволнованной.- ", Да, Пожалуйста. Я люблю

Жажду крови, и я очень ждала выход второй части." -Она подтянула свой стул еще ближе.

-"Здорово."

Люцерн улыбнулся и начал игру сначала. Он понял одну вещь о Кейт К. Ливер – у

неё хороший вкус. Ей нравились его книги, и ей нравилась игра Этьена.

Она также, оказалось, была заядлым игроком. Обед, который она сделала, стоял забытый на

столе, пока они проходили через уровни, которые он уже пробежал, затем продвинулись к

следующим уровням, работая вместе, чтобы победить злодеев и спасти девиц в беде.

Каждый раз, когда они успешно проходили уровни, Кейт реагировала с волнением ребенка, и

они делали высокие пять или небольшой танец победы за столом, в то время как ждали

загрузки следующего уровня.

Они играли в течение многих часов, пока их шеи и руки не заболели, и пока Кейт не начала

засыпать на месте. Тогда Люцерн неохотно предположил, что лучше, если она пойдёт спать, она согласилась с равным нежеланием, так как она должна или она будет не в состоянии

встать для похода по магазинам с его матерью.

Достаточно странно, но Люцерн заскучал по ней, как только она ушла. Он продвигался через

другой уровень игры, но это не было то же самое без нее, чтобы разделить ликование при его

прохождении. Не было никаких высоких пять или небольших танцев победы, и он был

обеспокоен, потому что он скучал и по этому. Даже больше беспокойства вызвал тот факт, что впервые за годы, Люцерн почувствовал себя одиноким.

Несмотря на ее последнюю ночь, Кейт встала и была готова к часу. Она с тревогой ждала

мисс Аржено около двери. Когда лимузин подъехал, она поспешила выйти , затем сделала

паузу и неопределенно возвратилась к двери. Она не имела понятиья, как поступить с

дверью. Оставить открытой? Или разбудить Люцерна, чтобы он закрыл её?

-"Всё в порядке, Кейт. Не волнуйтесь о двери," - Маргарет опустила окно, чтобы сказать.

- "Садись, у нас много дел."

Пожав плечами, Кейт повернулась и подошла к лимузину. Водитель открыл дверь для нее, и

Кейт пробормотала слова благодарности, когда села внутрь; потом она посмотрела на мать

Люцерна. Женщина была укутана, как будто они были посреди метели.

На ней была блузка с длинными рукавами, перчатки и слаксы, шарфе покрывал нижнюю

половину ее лица. Огромные темные очки скрывали большинство остального. Единственный

видимый участок кожи был ее нос, и он было намазан белыми сливками Кейт, предполагала, что это был крем от загара.

-"Не говорите. У вас тоже аллергия на солнце, как у Люцерна?" предположила Кейт.

Рот Маргарет искривился в развлечении. -"Где Вы думаете, он получил это?"

Кейт засмеялась и расслабилась, подготавливаясь к дню безумного посещения магазина

и веселья. Так и получилось: они подобрали ей платье как будто скроенное специально для

неё, потом провели несколько восхитительных часов в спа, где работал парикмахер-стилист

Маргарет Аржено. Она наслаждалась.

Люк плохо спал. Он лёг спать из чистой скуки почти сразу после того, как ушла Кейт, но он

не мог найти отдых. Женщина не просто вторглась в его дом, она так же вторглась в его

мечты. Этого факта было достаточно, чтобы сделать его ужасно сварливым после

пробуждения, и этот неприветливый Люцерн спустился вниз в субботу днем. Он стал ещё

менее приветливым, когда быстрый осмотр дома показал что, Кейт еще не возвратилась с

шопинга.

Ворча, он пошёл на кухню, и - по привычке - открыл холодильник, ища кровь. Только когда

дверь была открыта, он вспомнил, что положил её в крошечный холодильник в его офисе,

чтобы Кейт не увидела. Он думал вернуться наверх за пакетом, но действительно не

чувствовал, что хочет. Он действительно не чувствовал себя голодным, даже несмотря на то, что он и Кейт принесли в жертву ужин, играя в Жажду крови II. И он знал, что будет есть

много жирной пищи на свадебном праздновании, поэтому лучше было поесть.

Решив захватить пакет крови позже, перед отъездом на свадьбу, Люцерн, бесцельно вышел

из кухни и прошёл в гостиную. Он немедленно сгримасничал. Кейт закончила сортировать

письма по категориям, и там было несколько форм, ждущих его подписи.

Из любопытства, Люцерн сел на кушетку и начал читать их. Они все были очень хорошими, болтливыми письмами, ему это показалось добрым и очаровательным, ни таким как он. Кейт

была хорошим автором. Она проделала замечательную работу, и Люцерн предположили, что

он должен будет поблагодарить ее. Он также предположил, что должен нанять помощника,

чтобы управлять такими задачами в будущем. К сожалению, он знал, что не наймёт. Идея

незнакомца в его доме, трогающего его вещи, не была приятной. Это было причиной, почему

он все еще не заменил его домоправительницу, мисс Джонсон. Женщина умерла в своем сне

в 1995. Что было восемь лет назад, понял он с удивлением.

С тех пор Люцерн нанял клининговую компанию убирать его дом раз в неделю, и он обычно

заказывал еду из ресторана вниз по улице. Он намеревался делать это только, пока он не

нашел бы замену для мисс Джонсон, для чего он никогда не находил время. Он думал об

этом и о проблемах, которые это принесёт, затем забыл про это. Почему все то время

все кого бы он ни нанимал, падают замертво после десяти или двадцати лет, как мисс

Джонсон и Эдвин?

Он бормотал, думая. Люди были настолько ненадежны в этом плане. Они всегда умирали как

только он к ним привыкал.

Он обдумывал эту небольшую раздражающую привычку человечества, когда парадная дверь

дома хлопнула. Кейт вернулась с её шопинг - экскурсии. Он провёл рукой по волосам,

поправил его футболку, чтобы выглядеть презентабельно. Он сидел, с надеждой

всматриваясь на дверь гостиной … только чтобы мельком увидеть Кейт, летящую наверху.

По крайней мере, он думал, что это была Кейт. Все, что он в действительности увидел,

была ужасная связка пакетов с различным названиями дизайнеров на них и ноги.

О, да. Она сделала покупки. Он резко откинулся назад на кушетку с отвращением. Она даже

не заметила его. Женщины!

Какофония звуков последовала сверху - хлопанье дверью комнаты для гостей, потом все

виды неопознанных стуков и столкновений. Казалось, будто женщина скакала вокруг и

бросала вещи куда попало.

Это продолжалось достаточно долго, чтобы Люцерн заинтересовался. Потом последовала

внезапная и чрезвычайная тишина. Встав, он пошел в прихожую и всмотрелся с тревогой

вверх по лестнице. Дверь открылась и закрылась; после он услышал стук обуви на высоких

каблуках по полу, и появилась Кейт.

Она была прекрасна. Видение. Ее золотые волосы были уложены наверху ее головы с

небольшими опускающимися локонами обрамляя ее симпатичное, покрасневшее лицо.

Платье, которое она одела, было глубокого изумрудного зеленого цвета. У него была

длинная юбка, с креплением на шее, и было сделано из мягко материала, у которого был

небольшой блеск, поскольку она изящно облегала контуры и изгибы ее тела. Она была

великолепна. Ангел. Самая красивая женщина, которую Люцерн видел в его жизни, и это

что-то говорило. Он онемел от изумления. Он просто смотрел в предвкушении, пока она

спускалась.

Она была только на полпути лестницы, когда увидела его. Она немедленно сделала паузу, моргнула, затем нахмурилась.- "Ты не готов!"

Теперь была очередь Люцерна моргнуть. Его ангел ревел. Она была также в бешенстве.

Безмятежное видение закончилось.

-"Люцерн! "-Она впилась в него взглядом с недоверием.- "Свадьба в семь часов! Сейчас

шесть пятнадцать. Мы должны ехать. Ты даже не умылся или ничто! Что ты делал все это

время?" -Она закрыла ее низкое лицо ужасом.- "Мы опоздаем! Я очень не люблю опоздать к

свадьбам. Все будут усажены на церковных скамьях, и все будут смотреть и …"

-"Окей!" -Люцерн поднял его руки, пытаясь успокоить ее, когда начал подниматься по

лестнице. -"Всё нормально. Я быстро. Я буду готов. Только дай мне десять минут. Мы не

опоздаем,"- уверил он ее, когда двигался осторожно мимо нее. -"Действительно. Я обещаю."

Кейт смотрела с раздражением, пока Люцерн исчез вверх по лестнице. Как только он был

вне поля зрения, ее плечи несчастно поникли. После всех ее усилий он даже не

прокомментировал, как она выглядела.

Разочарованная, она прошла вниз в гостиную, чтобы подождать. У неё были все шансы

проделать дыру в полу от её нетерпения, но не получилось. Спустя десять минут, Люцерн

спустился. Его волосы были все еще влажными после душа и уложены назад, а сделанный на

заказ дизайнерский смокинг сидел изящно на его широких плечах.

Десять минут, с отвращением подумала Кейт. Десять минут, и он выглядел невероятно. Это

заняло весь ее день, чтобы привести себя в порядок, а ему потребовались десять минут! Она

впилась взглядом в него, когда присоединилась к нему в зале.

-"Видишь? Я же сказал тебе, что быстро," -сказал Люцерн успокаивающе, когда открыл

парадную дверь.- "Мы не опоздаем. Мы будем вовремя."

Все еще раздраженная, что он был настолько быстр, Кейт просто сгримасничала и вышла

первой наружу.

Люцерн открыл пассажирскую дверь его БМВ в довольно изысканной манере, которую она

оценила, затем прокомментировал, - "Ты прекрасно выглядишь." -Он закрыл дверь прежде, чем она смогла ответить, но Кейт широко улыбнулась пока наблюдала, как он обошел вокруг

автомобиля к стороне водителя. Ее настроение снова начало подниматься. Кейт вообще не

нравившиеся свадьбы, и ей определенно было не по себе, будучи "Девушкой Люка,"

но возможно сегодня вечером всё будет не настолько плохо.

Глава пятая

Это было ужасно. Ну, не полностью, признался себе Люцерн. Сама свадебная церемония

была красива. И к его удивлению, его упрямый, противный редактор стояла со слезящимися

глазами, наблюдая, как Этьен и Рэйчел обменивались клятвами. Она объяснила, когда он

вручил ей носовой платок, который он поместил в свой нагрудный карман с такой заботой, сказав,- "Они кажутся такими счастливыми. Они, очевидно, очень любят друг друга."

Люцерн просто проворчал и надеялся, что церемония не будет такой же долгой, как была в

прошлом году у Лисианны. У него был только один носовой платок.

К счастью, служитель Рэйчел не был столь же многоречив, как семейный служитель

Хьюитов. Однако, Люцерн фактически вытащил Кейт из церкви, когда всё закончилось. Или

попробовал. Их побег был остановлен узким местом, которое сформировалось на выходе,

поскольку каждый гость делал паузу, чтобы пожелать Этьену и Рэйчел всего наилучшего.

Пара вышла из церкви первая, согласно обычаю, и теперь стояла на церковных ступенях,

говоря со всеми, кто выходил.

Конечно, Кейт настояла на том, чтобы поздравить их, что было смешно - думал Люцерн .

Она даже не знала их! Но женщина проигнорировала его попытки убедить ее и остановилась, чтобы пожелать паре счастья.

Рэйчел и Этьен не были удивлены, что Кейт была на свадьбе. И к раздражению Люцерна,

Рэйчел была одной из тех социальных людей, которые нравились всем и, которым нравилось

говорить. Этьен был таким же, поэтому они не могли просто сказать слова благодарности и

позволить Кейт уйти. Нет. Они хотели поговорить с Кейт, и спросить хорошо ли она

проводит время в Торонто.

Люцерн чувствовал себя напряжённым, когда ждал ее ответа. Он был неопределенно

удивлен, когда она засмеялась и сказала,- "О, да."

Этьен казался одинаково удивленным. Он спросил,- "Ты имеешь в виду, что мой брат

фактически развлекает тебя?" - Как будто Люцерн был своего рода язычником, неспособным

быть хорошим хозяином.

-

-"Да".- Кейт кивала бодро. "Он и Ваша мать, также. Маргарет взяла меня на шопинг и

спа сегодня. А вчера вечером, Люцерн и я играли в Жажду крови II до самого утра."

-"О!" - воскликнула Рэйчел.- "Разве не замечательная игра? Этьен очень талантлив. Хотя я

думала, что он сведёт меня с ума с этим, когда он проектировал последовательность конца.

Это было проблемой."

-"Этьен?" -Кейт неопределенно перевела взгляд от Рэйчел к Этьену.

-"Да. Это - его игра,"- объяснила Рэйчел. Тогда она поглядела на своего шурина с

удивлением. -"Разве ты не сказал ей, что это игра Этьена?"

-"Да, я уверен, что упоминал …"

-"Нет, не упоминал!" -Кейт воскликнула с легким ударом по его руке.- "О, мой Бог! Почему

ты не сказал мне?"

Люцерн нахмурился. Его редактор не заметила; она уже возвратилась к его брату.

-"Я не могу поверить! Я люблю Жажду крови, и I и II. Они удивительны!"

Она молола вздор, говоря Этьену, почему Люцерн такой раздражающим, когда внезапно

остановилась с маленьким удушьем, перед высказыванием, -"О! Я только поняла, основных

героев в последней книге Люка звали Рэйчел и Этьен. И Этьен также был создателем игры.

О, ничего себе." - Она усмехнулась Рэйчел. -"Следующая вещь, которую Вы скажете мне, состоит в том, что Вы – коронер, как женщина в книге."

Люцерн, Этьен и Рэйчел обменялись неловкими взглядами.

Глаза Кейт расширились на их тишину.- "Это правда, не так ли?"

-"Мне нравится основывать истории на реальных событиях," сказал Люцерн, чтобы сломать

тишину.

-"Но Вы пишете книги про вампиров." -Кейт казалась изумленной.

-"Ну, в пределах разумного," - исправил он, затем твердо взял ее руку. -"Пошли. Мы

задерживаем людей."

Люцерн поторопил Кейт к своему автомобилю, посадил ее внутрь, сел сам и немедленно

включил радио. Он включил очень громко, чтобы предотвратить беседу и поехал к месту

проведения торжества. В его порыве добраться туда, он надеялся, что Кейт будет отвлечена

и забудет совпадение героев в его книгах, соответствующих его реальной семье, Люцерн

несколько превысил ограничение скорости. В результате они прибыли одними из первых.

Очень к его облегчению, Кейт не упоминала вопрос снова. Она и Люцерн были усажены за

столом, с его матерью, а его сестра Лисианна с мужем Грегори скоро присоединились к ним.

Бастьен был усажен в голове стола с остальной частью свадебной вечеринки, таким образом, это были только пять из них за столом с шестью людьми, самым близкими за длинным

столом для почетных гостей.

Люцерн провел первые несколько минут, просто болтая стакан вина, которое было быстро

установлено перед ним, его пристальный взгляд, нервно бросался на Кейт, поскольку, она

говорила с Маргарет и Лисианной. Эти три женщины ужасно его раздражали. Они склонили

их головы вместе, от них исходило очень много из хихиканья и смеха смешанного с тихим

разговором. Он умирал, как хотел знать то, о чём они говорили, но он не слышал, хотя

пытался, из – за шума царящего вокруг.

-"Лисианна!"

Люцерн напрягался в восклицании его редактора; затем Кейт повернулась к нему.- "Имя

твоей сестры - Лисианна! Это - имя вампирши в твоей второй книге."

-"Эм… да. " - Он бросил взгляд на свою мать и сестру. Они сознательно пытались усложнить

его жизнь?

-"Этьен и Рэйчел в последней книге, Лисианна и Грегори во второй. И Маргарет! " -Она

повернулась маме Люцерна -. "Вашего мужа назвали Клаудом, не так ли?"

-"Это произносится с звуком 'o', как лоб, не 'ау' как раунд," Мягко исправила Маргарет.

Потом кивнула. - "Но, да, моим мужем и отцом моих детей был Клод."

- "О".- Кейт затихла на мгновение, но очевидно думала, ища другие общие черты.- "И

Ваша фамилия - Аржено, также. Нет, подождите,"- она исправила себя.- "В романах -

Аргентус, от Латинского аргентум -серебро, потому что у них были серебристо- голубые

глаза. Как у вас!" - Она внезапно повернулась и посмотрела Люцерну в глаза.

-"Да".- сказал Люцерн, чувствуя себя ужасно неловко, неуверенный, как объяснить. Хотя это

ему не пригодилось

-"Я думаю, что это ужасно мило с твоей стороны назвать главных героев в честь твоей

семьи," сказала Кейт.

Люцерн раскрыл рот в удивлении. Мило? Он не был мил. Что …

-"Очевидно, что ты очень о них заботишься."

-"Эээ …" - Люцерн почувствовал себя пойманным в ловушку, когда рука на его плече

привлёкла его внимание. Он обнаружил Бастьена и Этьена. Облегчение заставило его

улыбнуться, что очень удивило их.

- "Вы нам оба нужны." - Взгляд Бастьена, охватил Люцерна и Грегори.

-"О, конечно." - Люк повернулся к Кейт, когда Грегори встал. "Мы нужны им. Мы должны

пойти,"- объяснил он .

Кейт торжественно кивнула.- "Мужские штучки, ха?"

-"Эм… да. "- Люк остановился, бросив предупреждение, впиваясь взглядом в его мать и

сестру, чтобы они не сказали что-то еще, чтобы поместить странные идеи в голову Кейт, затем последовал за его братьями далеко от стола.

Четверка пересекла приемную и покинула её через дверь, полускрытую позади украшенного

зала, прошла через длинный, узкий холл, затем вышла через другую дверь, которая выходила

на автостоянку позади здания. Бастьен прошел к его фургону. Люцерн не знал что

происходит, пока его брат не открыл черные двери и не вытянул холодильник ближе.

-"Я не знаю о Вас парни, но сегодня я не успел покормиться перед свадьбой. Я подумал, что

я не единственный с такой проблемой, таким образом, я упаковал пикник для нас." Бастьен

открытыл холодильник.

Люцерн усмехнулся при виде пакетов крови, упакованных в лед. Добрый старый Бастьен. Он

всегда готовился. Он был бы Бойскаутом в детстве, если бы они были в те дни.

-"О, спасибо, Господи!"- Этьен взял первый пакет, который протянул Бастьен. - "Я был так

занят приготовлениями, что не успел попитаться. Рэйчел тоже, я уверен."

-"Я принес достаточно для всех,"- уверил его Бастьен. Он вручил пакеты и Люцерну и Грегу.

- "Я позову леди после того, как мы возвратимся. Я просто подумал, что было бы не хорошо, если бы все мы ушли. Сторона Аржено поняла бы, но Гареты запутались."

-"Очень верно, мой друг," сказал Грег, кивая.- "Я все еще не привык ко всему этому." - Он

показал на пакет в его руке, затем насадил на зубы.

Люцерн улыбнулся, когда последовал примеру. Для кого-то, кто жил в другой ипостаси, его

шурин прекрасно делал вид, что доволен его новой жизнью. Представьте ситуацию, если бы

врач кусал людей, чтобы питаться, как в былые времена.

Четверо мужчин затихли, поскольку прикончили свои первые пакеты крови. Бастьен потянул

пластмассовые чашки из фургона и разлил, еще два пакета по ним, и мужчины

разговаривали, пока пили. Но беседа всё равно возвратилась к нежелательному гостю

Люцерна. Этьен поднял эту тему, комментируя, что она казалась довольно милой.

Люцерн фыркнул.- "Не позволяйте ей одурачить вас. Эта женщина столь же упряма как мул.

Она пробралась в мой дом и не собирается уезжать!"

Все засмеялись. Грег предложил, - "Почему ты не подправишь её сознание и привьёшь

желание, чтобы она уехала?"

-"Люк не может читать её сознание,"- объявил с усмешкой Этьен.

-"Ты попробовал?" -Грег спросил Люцерна с удивлением.

-"Конечно, я пытался. В самую первую ночь."- Люк нахмурился и покачал головой.- "Но она

кажется стойкой. Я даже не могу прочитать ее мысли. Ум женщины походит на стальную

ловушку." -Он вздохнул. -"Это проклятый срыв."

-"Да. И не говорите Матери," - напомнил Этьен.

-"Почему нет? " спросил Грег.

Бастьен объяснил. -"Мать говорит, что пары не должны быть в состоянии прочитать мысли

друг друга, когда Вы столкнитесь с кем-то достаточно энергичным, чтобы блокировать Вас

— что бывает очень редко — Вы должны быть внимательны, так как вы можете составить

хорошую пару."

Этьен кивнул. -"Так, если она узнает это …"

-"Она будет настроена соединить нас,"- закончил Люцерн за него. Он немедленно

почувствовал смущение. Последнее вещью, в которой он нуждался, была его мать, играющая

в сваху и сводящая его и его упрямого редактора вместе. Но с другой стороны, Кейт была

хорошим игроком. И она была привлекательна, и так или иначе она стала меньше раздражать

его, чем больше он узнавал ее. Он даже привыкал к ее наличию в его доме. Если он будет

вынуждены жениться….

-"Таким образом, я не упоминал бы ей об этом на вашем месте,"- сказал Бастьен.

-"Я должен согласиться с Бастьеном и Этьеном," -решил Грегори, смотря на Люцерна.- "Как

бы я не любил Вашу мать, она может быть упрямой, как только что-то придёт ей в голову.

Если Вы не хотите, чтобы она вмешивалась и пыталась свести тебя и Кейт вместе, я не

упоминал бы, что ты не можешь прочитать мысли Кейт."

-"Слишком поздно."

Все четверо виновато подскочили от этого сладко спетого комментария. Повернувшись, они

увидели Маргарет. Люцерн застонал в хищном взгляде на ее лицо. Она, очевидно, услышала

все. И судя по ее выражению, она уже составляла заговор.

По крайней мере, именно это он думал, но был удивлен, когда она взяла пакет крови,

который предложил Бастьен и повернулась, чтобы улыбнуться ее старшему сыну. -"Люк, дорогой. Если ты так ужасно хочешь избавиться от девочки, почему не согласишься сделать

одну из гласности, о которых она говорит? В момент, когда ты согласишься, она уедет."

-"Просто не хочу," -ответил он, почти вздрагивая, когда услышал, как по-ребячески это

звучало.

-"И я не хочу слушать твоё хныканье, но иногда в жизни мы должны делать вещи, которые

мы не любим." -Ее слова заставили всех затихнуть; потом Маргарет насадила клыки на пакет

крови и выпила его. Когда она закончила, она повернулась к Люцерну и добавила,- "Кейт не

хочет беспокоить тебя больше чем ты хочешь ее здесь. Однако, ее работа зависит от

возможности убедить тебя сделать одно из тех событий гласности. Ей нравится ее новое

положение. Она хочет остаться. Она не уедет, пока ты не согласишься, по крайней мере, на

одно."

Определяя его испуганную реакцию, Маргарет нежно погладила щеку сына.- "Я предлагаю, чтобы ты сказал ей ты сделаешь Р.Т. Из того, что она сказала мне в спа сегодня, это -

вероятно, наилучший вариант для вас обоих."

-"Что за Р.T.?" -подозрительно спросил Люцерн.

-"Ромэнтик Таймс- журнал о романтических книгах," -объяснила мать.- "Только скажи ей, что ты сделаешь это." -потом Маргарет Аржено повернулась и ушла, возвращаясь вдоль ряда

автомобилей.

-"Хм. Интересно, как она узнала, что работа Кейт зависит от убеждения тебя сделать одного

из тех событий гласности ,"- пробормотали Бастьен, пока наблюдал, как их мать ушла.

Грег пожал плечами.- "Она очень хороша в том, чтобы заставлять людей говорить вещи, которые они никогда не захотят говорить. Она была бы хорошим врачом."

Люцерн был тих, и они все возвратили их пустые стаканы Бастьену. Он не знал, как его

мать узнала это, но он не сомневался, что это была правда. Которая сделала его несчастным, так как теперь он знал наверняка, что никогда не освободится от женщины. Она была

отчаянной, а отчаянные люди были и столь же непредсказуемыми как ад.

-" Вы все Здесь!"

Эти четверо мужчин снова отвернулись от фургона, на сей раз чтобы найти Кейт К. Ливер, столкнувшуюся с ними. На ее лице была вредная усмешка, когда она увидела их виновные

выражения и что-то, что они все пробовали скрыть позади них.

-"Рэйчел искала Вас. Я сказала, что я видела, как Вы пошли сюда, и сказала, что проверю," -

объяснила она , все еще следя за ними с развлечением. - "Она попыталась остановить меня и

сказала, что сама пойдет, но это - её свадьба - я не могла позволить ей оставить гостей, чтобы

пойти, преследовать четырёх подлецов."

Люцерн обменялся взглядом с другими. Они все знали, что Рэйчел, вероятно, надеялась

быстро перекусить как, их мать только что сделала. Но Кейт, в ее доброте, сделала

это невозможным.

- "Почему Вы называли нас подлецами?" - спросил Грегори.

Кейт выдохнула и засмеялась.- "Из-за того, что Вы делаете здесь."

Мужчины обменялись взглядами и передвинулись, удостоверяясь, что открытая задняя

часть фургона и холодильник крови были скрыты; тогда Люцерн повторил,- "Что мы

делаем?"

-"О, как это не очевидно,"- она фыркнула.- "Прячась здесь, толпясь вокруг фургона." -Она

потрясла ее головой снисходительно взглянула на них. -"Я, возможно, была воспитана в

Небраске, но я жила в Нью - Йорке достаточно долго, чтобы знать, что любят делать разные

типы художников."

Теперь взгляды, которые обменяли мужчины, были изумлены. Типы художников? Люцерн

был писателем, Этьен разработчик программ, Бастьен бизнесменом и Грег врачом. Типы

художников? И что заставило ее думать, что типы художников делали так или иначе?

Единственный способ узнать состоял в том, чтобы спросить. Люцерн так и сделал.- "Что ты

думаешь, мы здесь делаем?"

Она покорно вздохнула.- "Вы курите травку."- Она сказала это как одно слово.

Мужчины смотрели на неё; тогда Этьен выпустил смех недоверия. -"Что?"

Кейт объяснила с раздражением.- "Горшок. Марихуана. Вы парни пришли сюда для Дебби."

-"Эээ …, я полагаю, что он называется Доббе," -прерывал Грег.

-"Всё равно. Это - то, что Вы делали, правильно?"

"Эээ …" Люцерн начал. Тогда он, Бастьен, Этьен и Грег засмеялись.

-"Да. Ты поймала нас. Мы курили Дебби," - согласился Этьен.

-"Доббе", исправил Грег.

-"Да"-. кивнул Бастьен.- "Мы предложили бы тебе немного, но мы … эм …"

-"Всё скурили," закончил Этьен.

Эти двое мужчин казались отвратительно примирительными по мнению Люцерна. Господи.

-"О, это хорошо. Я ничего не курю."- Она криво улыбнулась, затем добавила, -"Кроме того, подали обед. Я думаю именно поэтому, Рэйчел искала Вас."

-"Хорошо тогда мы должны пойти."- Выйдя вперед, Люцерн твердо взял руку Кейт и

повернул ее к зданию. Они только сделали два шага, когда он услышал закрытие двери

фургона, и шаги других мужчин позади них. Курили дебби. Господи.

Люцерн был отвлечен вовремя обеда, просто ковыряясь в еде. Еда была очевидно очень

хороша, судя по комментариям Кейт, но у него действительно не было аппетита. Он думал о

словах матери, что работа Кейт зависела от ее убеждения его сотрудничать. Люцерн не знал

почему, но это действительно беспокоило его. Очень.

-" … танец, Люк."

Люцерн огляделся вокруг в недоумении. Он только поймал конец фразы матери, он был

настолько глубок в раздумьях. Он всмотрелся в неё с вопросом. -"Что?"

-"Я сказала, ты должен пригласить Кейт на танец. Поддержать Этьена и Рэйчел. Кто-то ещё

должен начать танец."

Он поглядел на танцпол, удивленно увидел, что новобрачные танцевали. Обед был

закончен, и начался первый танец. Ожидалось, что он, как глава со стороны его семьи,

должен присоединиться следующим. По всем правами он должен пригласить свою мать,

матриарха, чтобы призвать других к танцу, но один взгляд на Маргарет сказал ему, что она

начала своё сводничество всерьез. Она не будет танцевать с ним.

Вздыхая, он отодвинул свой стул и протянул руку Кейт. Его редактор выглядела ужасно не

уверенной когда она вложила ее руку в его. Сообщая себе что это был только танец

обязанности, и что его мать не сможет вынудить его танцевать с Кейт снова, Люцерн повёл

ее на танцпол и взял ее в свои руки.

Это была ошибка. Кейт К. Ливер помещается в его руках, как будто была создана для него.

Ее голова доходила только до подбородка Люцерна, ее рука была маленькой и мягкой в его, и аромате ее духов, донесенных, мучительный и неопределенно захватывающий для его

носа. Даже не понимая это, он привлёк ее ближе так, чтобы его тело могло объединиться с

ее.

Люцерн голодал; он испытывал это каждое утро после пробуждения. В то время как он спал, его тело обрабатывало выпитую им кровь, возмещая любые убытки, которые вызвал день, и

оставляло его обезвоженным и в серьезной потребности. В некоторые дни голод был хуже.

Иногда был достаточно умеренным, что он мог быть отвлечен другими вещами, как этим

утром. Однако, Люцерн знал голод. Он понял жажду. Он ежедневно жил с глубокой нуждой, которая могла стать такой сильной, что его тело вызвало бы судороги. И все же эта …

Он опустил свою голову, вдыхая аромат шампуня Кейт, смешанного со специями и

сладостью ее духов. Она пахла неопределенно ванилью, как богатый и сочный десерт или

миска мороженого, и у него было внезапное безумное желание лизнуть основание ее шеи и

… .

Люцерн резко выпрямился, когда ухватился за свои мысли. Лизнуть её шею? Больше

смахивает на укус. Боже, он нуждался в большем количестве крови. Он был скорее слаб в

последнее время. Из-за присутствия Кейт он не придерживался своих обычных четырех пинт

в день. Он выпил две - что объясняет его голод. Он запутался между жаждой крови Кейт и

жаждой ее.

Он широко ей улыбнулся, когда она пробормотала его имя. Она казалась немного

удивленной его улыбкой, затем неопределенно спросила, -", Что-то не так? Ты прекратил

танцевать."

Люцерн осмотрелся вокруг, удивленно поняв, что он прекратил двигаться. Он теперь

просто стоял в середине танцпола, прижимая её близко. Очень близко. Ее грудь, прижалась к

его, и выглядывала из ее платья. И это была очень хорошая грудь. Округлости и

бледно розовый тон плоти, говорили о здоровой крови. Люцерну понравилось бы пройти по

этим округлостям, облизывая и …

-"Я должен поговорить с Бастьеном," -он задыхался.- "Сейчас".

Освобождая ее от его крепкогозахвата, он пошёл туда, где танцевал Бастьен, внезапно поняв, что он сделал. Повернувшись назад к изумленной Кейт, стоявшей, как оставленный ребенок

в центре танцпола, он взял ее руку и привел обратно к их столу. Затем обошел

вокруг танцпола, достигнув брата, когда закончилась музыка.

-"Бастьен, после того, как ты отведёшь свою партнершу по танцу назад к столу, я должен

говорить с тобой снаружи. У фургона," - обоснованно сказал он.

-"Конечно",- сказал его младший брат.- "Приду через мгновение."

Люцерн кивнул, и Бастьен отвёл сестру Рэйчел, которая была подружкой невесты, назад к

столу для почетных гостей.

-"Мне послышалось, или ты сказал что пойдёшь к фургону?"

Люцерн повернулся и увидел Лисианну позади него. Она и Грегори присоединились к танцу

сразу после Люцерна и Кейт. Пара стояла поблизости, ожидая следующую песню. Он не

был удивлен, что она услышала то, что он сказал.

Он кивнул в ответ на ее вопрос, и почувствовал необходимость объяснить:- "Я не питался

достаточно после прибытия Кейт."

Лисианна кивнула в понимании.- "Рэйчел и я присоединимся к вам. Ранее она сказала что с

подготовкой к свадьбе, ей …"

-"Прекрасно, прекрасно,"- прервал Люцерн. Он не нуждался в объяснении. Он был счастлив, чтобы женщины присоединились - "Пойдите, возьмите ее, потом. Бастьен будет … О. Он

привёл её с ним."

Бастьен вёл их новую сестру через танцпол.

-"Я буду следить за Кейт, таким образом, она не выйдет и не попытается поймать вас с

дебби, с поличным,"- сказал Грег , когда Бастьен и невеста прибыли. Он отошёл, чтобы

пригласить редактора на танец.

-"Хорошо, хорошо." -Люцерн даже не улыбнулся. Он только кивнул свое спасибо и

сопроводил других из приемной.

Кейт расслабилась в руках Грега когда они начали двигаться то, что она была не в состоянии

сделать в объятиях Люцерна. Она видела, что автор ускользнул наружу с сестрой, Рэйчел и

Бастьеном, и подозревала, что они снова курят. По ее мнению он мог использовать это. Это

конечно помогло бы ему расслабиться,. Человек был сосредоточен во время обеда, и … ну, она предположила, что он только казался отвлечённым пока ел - не, чтобы это беспокоило

ее. Она была занята, говоря с его мамой и сестрой, слушая забавные рассказы о юности

Люцерна.

Если верить его матери и сестре, Люцерн действительно был очень чувствительным

человеком с твердой, сварливой раковиной. Прочитав его романы, Кейт думала, что это

возможно. Была определенная тоска в том, как он изображал пар в своей книге, голод,

который не имел общего с жаждой крови вампиров или даже с сексуальным желанием. В

глубине души его герои были одиноки, тосковали по родственной душе, которые могли бы

разделить их долгие жизни. Теперь Кейт задавалась вопросом, было ли это отражение его

чувств, его тоска по любви.

Грег немного покрутил её, и она улыбнулась ему. Муж Лисианны был намного более

расслабленным танцором чем Люцерн. Люк почти вибрировал с напряженностью, пока они

кружились по танцполу, и это перешло Кейт, наполняя ее напряженностью, которая

беспокоила. Несмотря на эту напряженность, она таяла в его объятиях, кладя голову на его

плечо и скользя пальцами ближе к его затылку, чтобы причесать там волосы. Она не

поверила и была немного ошеломлена, когда он прекратил танцевать и ушел.

Ну, хорошо, она была очень ошеломлена. Она стояла там, смотря на него,

неспособная поверить, что он возвращался к своей грубости прямо посередине танцпола у

всех на виду. Если бы он внезапно не возвратился и не отвёл ее к их столу, то она, возможно, упорно искала его и быстро ударила его за это. Да, это было определенно хорошо, что он

пошёл курить. Конечно, это расслабит его.

-"Я думаю, что ты должен согласиться сделать что-то для нее," - предложил Бастьен.

Конечно, Кейт была темой беседы, с того момента, как они достигли фургона. И к

раздражению Люцерна, все что-то советовали.

-"Почему ты не сказал ей, что сделаешь одно из тех интервью? Как этот Р.T., предложенный

мамой," – продолжил Бастьен .- "Или скажи ей, что ты сделаешь одно из событий гласности, но только одно, без тура раздачи автографов. Позволь ей выбрать, какой наиболее вероятно, сохранит ее рабочее место. Так она будет счастлива и уедет."

-"Позволить ей выбрать?" - Люцерн испугался идее дать ей так много влияния. -"Но что, если

она выберет одно из телевизионных интервью?"

Лисианна нетерпеливо протараторила. -" Полчаса перед камерой не убьют тебя, Люк."

-"Но …"

-"Смотри на это иначе," - добавила его сестра. -"Полчаса перед камерой во время интервью, или Кейт Ливер, ночующая под открытым небом на твоём крыльце."

Бастьен рассмеялся. -"Если тебе удастся выставить ее за парадную дверь."

Люцерн впился в него взглядом, но его брат просто пожал плечами.- "Ты очевидно

становишься с нами мягче, Люк,"- он продолжил. -"Сто лет назад ты не испытывал бы

затруднений, выпроваживая ее, смотря на её попку."

-"Ты смотрел на ее попку?" непроизвольно спросил Люцерн.

-"Конечно, почему нет? Она одинока. Я одинок." -Он пожал плечами. -"Есть проблемы?"

Люцерн нахмурился. Не должно быть проблем, и он это знал. Но по некоторым причинам,

ему не нравилось, что Бастьен вообще смотрит на Кейт.

-"Бедный Люк," -сказала Лисианна. Он посмотрел на неё вопросительно, и она погладила его

руку, как будто он нуждался в успокоении. -"Шестьсот лет, и ты не знаешь, что делать с

чувствами, которые Кейт пробуждает в тебе. Конечно, с возрастом должна прийти некоторая

мудрость."

-"Кажется, что мужчины остаются эмоционально не чувствительными независимо от того, сколько времени они живут," - сухо прокомментировала Рэйчел.

Люцерн остался тихим, его мысли шумели. Лисианна подразумевала, что он не осознавал,

что он влюблялся в девчонку. Он не влюблялся. Он знал об этом. Но ему это не должно

нравиться, также он не должен признавать это. Люцерн признал, что тот голод, который он

почувствовал около нее на танцполе, не был жаждой крови, это была сексуальная жажда. Он

хотел Кейт К. Ливер, редактора. И это было осложнением, без которого он мог бы обойтись.

Если бы ее ум не был закрыт для него, то он, возможно, был бы готов удовлетворить свои

желания и обладать ее телом, как он хотел. Он, конечно, не жил как монах в течение

шестисот лет. Но ее разум был закрыт, делая ситуацию опасной.

Качая головой, он оставил других у фургона и возвратился в зал. Он был заинтересован, поэтому чувствовал давление – естественный процесс, вызванный, непосредственной

нуждой близости с кем-то. Он переборет это сразу же, как только Кейт К. Ливер уедет. Он

только должен был сказать ей.

Глава шестая

Маргарет была единственной за столом, когда Люцерн возвратился и занял свое место.

Быстрый осмотр танцпола показал, что Кейт и Грег танцуют. Кажется им было ужасно

удобно. Кейт была расслаблена и улыбалась в руках Грегори Хьюитта, что она была не в

состоянии с Люцерном - они синхронно двигались, как будто танцевали вместе в течение

многих лет.

Грегори даже выглядел довольно учтивым на танцполе. Люцерн никогда не думал о

его шурине, как о джентельмене, но он, казалось, довольно хорошо имитировал это прямо

сейчас. Логически, Люцерн знал, что Грег любит Лисианну и, не было никакой угрозы, когда

он прильнул к Кейт. Кроме того , Люцерн быстро напомнил сам себе, что он даже не

интересовался отношениями с этой женщиной. Но его тело, казалось, не обращало внимания

на логику. Некоторая его часть не давала логике шанса. И пока он наблюдал, как Грег

кружит Кейт по танцполу, Люцерн чувствовал напряжение и дергание его мускулов . Низкое

рычание загрохотало в его груди, в то время, как он наблюдал за парой.

-"Ты должен пойти и разбить пару."

Люцерн напрягся от слов его матери. Он поглядел на нее и увидел, жалость в её взгляде. Он

резко повернулся, кратко поборолся с собой, затем вскочил на ноги и пошёл на танцпол.

Если было что-то, что Люцерн ненавидел так это жалость. Теперь он обезумел.

Грег заметил его подход, бросил один взгляд на его выражение, торжественно кивнул и

оставил танцпол.

Кейт повернулась в смятении, когда Грег внезапно отпустил ее и далеко отошёл. Она не

была удивлена увидеть там Люцерна. Однако, она была удивлена его выражением. Его

обычно холодный, сварливый вид был заменен интенсивностью животного преследования.

Он выглядел твердым и сердитым, но не холодным. Всё что угодно кроме холода. Его глаза

были полностью серебряными без голубого. Теперь она поняла описание, которое он

дал Клоду в его первой книге: "Кремнистые глаза, которые говорили об огнях ада и

оставляли его врагов, испуганными." Она не предполагала, что серебристо-голубые глаза

могли выглядеть настолько свирепыми, но в них были горящие ярко-красные огни, почти

летящие из его радужных оболочек, как от пламени сварщика.

Все же Кейт не боялась. По некоторым причинам ее губы изогнулись в улыбке, и она не

смогла остановить слова, вырвавшиеся из её уст -"Курение дебби не расслабило тебя, не так

ли?"

Люцерн как будто врезался в невидимую стену. Его решительный шаг сразу сломался, и он

посмотрел на неё с чистым выражением, которое стерло дикую лихорадку, чувствующуюся

несколько моментов ранее. Тогда он сделал удивительнейшую вещь: Люцерн Аржено – этот

упрямый, глупый, неосведомленный человек, фактически выпустил бурю смеха. Кейт не

думала что такое возможно. Этот мужчина был таким …

Ее мысли улетучились, когда он обхватил ее руками, и они начали танцевать. Он все еще

мягко хихикал, что заставляло его грудь вибрировать против нее. Он привлёк ее ближе.

Когда Кейт подняла свою голову и застенчиво всмотрелась в его лицо, он улыбнулся и

сказал,- "Ты - злая женщина, Кейт К. Ливер."

Она обнаружила, что улыбается в ответ. Сначала она думала что он красивый человек, но

теперь, с смехом, искрящимся в его глазах и приподнимавшем уголки его рта, он стал более

чем просто красивым. Из-за него захватывало дух. Буквально. Кейт едва смогла дышать,

когда встретила его пристальный взгляд. Тепло, исходило от каждой частички тела,

соприкасавшейся с ним. Она хотела положить голову на его плечо и раствориться в нём. Она

хотела чувствовать, как его руки касаются ее плоти. Она хотела …

Пойти домой. Кейт определенно хотела пойти домой. Или, в действительности, она хотела

пойти куда угодно, только подальше от него. Она не хотела чувствовать этого, она не хотела

желать его. Черт, он даже не нравился ей.

Ну, хорошо, она признала с болезненной честностью; она весело провела время, играя в

Жажду крови II с ним, и он мог быть хорошим, когда попробовал. Она была уверена. Это не

было, как будто он попробовал, но все же. Конечно, все же могли быть хорошими при

небольшом усилии, правда ведь? Да, она убедилась. Фактически, он был хорошим прямо

сейчас. Ну что то вроде этого.

Кейт вздохнула. Танцуя с ним, она чувствовала себя прекрасно. И когда Люцерн держал ее

так, она забыла, как груб и упрям он мог быть. Но -и это было большое, но - у нее не было

абсолютно никакого намерения связываться с одним из ее авторов. Она деловая женщина.

Профессионал. И она будет действовать профессионально, даже если все, что она в

действительности хотела -это сорвать его дизайнерский смокинг и прижаться к его голому

телу.

Охххххххх. Это не хорошо.

Люцерн внезапно прекратил танцевать и объявил,- "я устал." Когда она не ответила, он

добавил-" Ты готова уехать?"

-"Да". -Она ответила мгновенно. Она была более чем счастлива избежать возможности

страдания от этой близости.

Люцерн очевидно согласился. Он немедленно взял ее руку и повёл через холл.

Он остановился только однажды, сделав паузу за столом для почетных гостей, чтобы сказать

его брату и невестке, что они уезжают.

Кейт прошпионила за Маргарет Аржено, она сидела, нахмурившись смотря на них с ее места

за столом, и она поняла, что мать Люцерна не была рада, что они уезжают так рано. Она

ужасно себя почувствовала, но это была не её проблема. Маргарет была проблемой Люцерна.

Проблемой Кейт было поддержание деловых отношений, и принуждение Люцерна к

случайю гласности. И у нее был только еще один день, чтобы сделать это.

Люцерн был тих на пути домой, его мысли, немного запутались. Он не был уверен, какие

были его намерения когда он предложил уехать рано, но …

О, кого он разыгрывал? Он думал получить одну Кейт дома и возможно голую. Женщина

пробралась под его кожу, а его семья заставила его допустить это. Бастьен толкнул его

локтем с комментарием о её попке, и со знанием улыбался, когда он спросил было ли то, что

он заметил это проблемой; потом Лисианна сделала это хуже с ее "бедным Люком." Только

вид Кейт с Грегом пробудил животное внутри. Но вид жалости на лице его матери был

худшим. Люцерн понимал, что он мог попытаться одурачить себя, но он не мог одурачить

никого. И черт, он не мог больше дурачить самого себя.

Она ему нравилась. Несмотря на то, что она современная женщина, настойчивая и

агрессивная когда необходимо, она понравилась ему. Несмотря на то, что она, казалось, не

могла убить никаких драконов , кроме, возможно, него и его нехватки навыков общения, она

понравилась ему. И, дорогой Бог, он хотел ее.

Люцерн был здоровым мужчиной 612 лет. Число женщин с которыми он был … ну, он не

мог даже предположить число. Однако, всё исчезало из его ума, когда он держал Кейт в

своих руках.

Но теперь она не была в его руках; она сидела на пассажирском сиденье, скрестив руки в

защитной позе на её груди, и вслепую смотрела в ночь, пока они ехали. Она сознательно

игнорировала его, держа дистанцию. Это несколько помогло очистить ум Люка. Кейт была

его редактором. Он должен был работать с ней. Переспать с ней было бы недозволительно.

Он чувствовал себя невыразимо утомленным, когда он подъехал к своей дорожке.

И он и Кейт молчали, когда вышли из автомобиля. Она заговорила первой. Она пристально

посмотрела на усеянное звездами небо, пока они шли по дорожке и пробормотала,-

"Прекрасная ночь."

Шаги Люцерна заколебались от ее задумчивого тона. Она казалось отказывалась заканчивать

ночь, также как и он. Люцерн знал, что не может поддаться своему желанию ее, но он все

еще не хотел расставаться с ней.

-"Она красива," -он согласился. -"Не хочешь ли посидеть на веранде и выпить бокал вина?"

Он задержал дыхание, пока она колебалась.

-"Может лучше кофе вместо этого?" - спросила она.- "Я выпила больше моей обычной

нормы алкоголя сегодня вечером."

Люцерн выдохнул в свисте.- "Конечно. Сядь и я …"

-"Я помогу." -Она улыбнулась впервые, после того как они оставили прием. -"Не в обиду

тебе, но не думаю, что ты делал много кофе."

Люцерн не был оскорблен. Он был только счастлив, что вечер не собирался заканчиваться и

что Кейт К. Ливер улыбалась.

Они работали на кухне в тишине, Кейт делала кофе, в то время как он нашел креманки

и положил немного мороженого. Затем они вынесли всё это на веранду.

Кейт окинула взглядом звёзды в небе. Это была такая мирная, прекрасная ночь, и она

фактически наслаждалась компанией Люцерна. Да, она действительно наслаждалась этим.

Его обычная сварлива часть без вести пропала. Она не знала, сделал ли это алкоголь или

дебби, которые он выкурил на свадьбе, но впервые, он казался очень нежным в ее

присутствии. О, он был мил предыдущей ночью, когда они вместе играли в игру, но это было

по-другому. Тогда он был напряжён и готов стрелять в плохих парней. Теперь он был

невероятно расслаблен, и быть с ним стало удовольствием. Они сидели так долгое время, выпивая, кушая их мороженое и болтая о свадьбе, избегая смотреть друг на друга. По

крайней мере, Кейт избегала смотреть на него. Каждый раз, когда она смотрела на улыбку, появляющуюся на его губах, она хотела поцеловать их.

Ты - дура, сказала себе Кейт. Ее притяжение к Люцерну Аржено было опасно, и она не

должна поощрять это, думая о нём как о хорошем и даже симпатичном. Он один из ее

авторов. Она была кем-то вроде матери для ее авторов. Но ее чувства к Люцерну в данный

момент были далеко не материнскими. И чем дольше этот хороший перерыв продолжался,

становилось тяжелее сопротивляться чтобы не придвинуться поближе, дотронуться до него, наклониться к нему, поцеловать …

Тут же обрывая ее мысли, она встряхнулась и начала что-то искать, чтобы отвлечь себя, что-

то чтобы закончить этот перерыв. Самым легким решением была причина того, почему она

здесь. Кейт глубоко вздохнула, и быстро проговорила -"Люк, я знаю, что ты не хочешь

говорить об этом, но я действительно хочу, чтобы ты подумал о туре раздачи автографов."

Автор сразу напрягался, мягкость в нём исчезла. -"Нет. Я просто не делаю туры раздачи

автографов."

-"Я знаю, что ты не делаешь, Люк. Но … твои книги очень популярны и …"

-"Едва ли я должен сделать тур из-за этого?"

-"Но читатели хотят встретить тебя, их …"

-"Нет", -он повторил твердо.

-"Люк, пожалуйста,"- Кейт упрашивала хриплым голосом.

Люцерн уставился на Кейт, желая всем его сердцем, чтобы она умоляла его о чём - то

другом, полностью отличающемся. Люк, пожалуйста, поцелуй меня. Люк, пожалуйста,

пошли в постель. Люк, пожалуйста …, Но это было не то, что она просила. Это был бизнес.

Желание продвинуть его книги и сделать больше денег для ее компании. Она хотела, чтобы

он разрушил свою жизнь, вышел днем с его разрушительным солнечным светом, и сделал

тур раздачи автографов. Люцерну хотелось бы, никогда не писать эти чертовски популярные

книги.

Встав, он резко выплеснул остальную часть его кофе на лужайку и пошёл к двери. -"У меня

много работы. Спокойной ночи."

-"Нет, подожди, Люцерн!" - Она встала на ноги и последовала за ним.- "Мы должны

обсудить это. Я здесь три дня и мы ещё ничего не сделали."

Люцерн проигнорировал ее. Он просто зашёл внутрь и начал подниматься на верх.

-"Люк, пожалуйста! Ни один из авторов не любит эти туры, но они хороши для гласности, и

читатели хотят пообщаться с авторами. Они хотят встретить автора историй, которые им так

нравятся. Короткий тур,"- она подлизывалась, когда он не ответил. - "Половина остановок, возможно. Я могу поехать с тобой чтобы убедиться, что у тебя есть все что ты хочешь. Если

бы ты только …"

Люцерн дошёл до его офисной двери. Он зашёл внутрь и закрыл позади него с ударом,

который был немного громче чем щелчок замка.

Кейт уставилась на дверь. Двери, которыми хлопают, казалось повторяли их отношения. Она

начинала ненавидеть двери.

Опустив плечи, она прислонилась к двери и закрыла глаза. Она была очень позитивным

человеком, как правило, и всегда думала, что человек мог сделать что угодно, если его

достаточно обработать, но это было до того, как она встретила неподвижный объект:

Люцерна. Человек был так же упрям как … ну, как она. Возможно даже больше.

Кейт подумывала сдаться, упаковать свои вещи и вернуться в Нью- Йорк с поджатым

хвостом, но это было не в ее характере. Она очень не хотела быть таким вредителем и ей

было жаль, что она не могла оставить его мирное существование, но по мнению компании

было весьма неблагоразумно для них ожидать, что Люцерн Аржено будет содействовать.

Они тратят большие деньги, чтобы рекламировать его книги; он мог бы по крайней мере

сделать небольшое усилие. И она главным образом согласилась с этим. Она только должна

была убедить его. Черт, она считала бы великой победой, если заставит его согласиться на

несколько интервью по телефону.

Кейт медленно выправлялась. Это может сработать. Она зациклилась на туре раздачи

автографов, но возможно ей больше повезёт с интервью.

-"Люк?"- позвала она. Ответом ей была тишина, но Кейт это не остановило. -"Смотри, я

знаю, что ты не хочешь сделать тур раздачи автографов, ладно. Но, пожалуйста, по крайней

мере, не мог бы ты рассмотреть возможность нескольких интервью?"

Она ждала в тишине, затем добавила,- "Только подумай об этом. Хорошо?"

Решив оставить это на ночь, Кейт повернулась к двери комнаты для гостей. Она должна

подумать об аргументе, о некотором плане, который сможет убедить его. Она займётся этим

утром.

Люцерн знал, когда Кейт сдалась и ушла. Он чувствовал ее отсутствие так же как слышал

открытие и закрытие двери комнаты для гостей. Он сидел в течение долгого времени за

столом, слушая ее перемещения и подготовку ко сну, потом звуки ночи, когда она

остановилась.

Он думал сыграть в Жажду крови II, но это было не то без нее. Он думал писать, но был не в

настроении. Таким образом, он сидел в молчаливой темноте, слушая ночь. Крики ночных

птиц, песни сверчков, шепот ветра, вздохи … Кейт, он понял. Тот сонный хриплый

звук издавала Кейт. Люцерн мог услышать его, если напрягался. Он также мог чувствовать

ее запах. Аромат казалось окружил его. Напоминание ее прикосновений к нему, когда они

танцевали, он наклонил голову и понюхал его жакет. Аромат был силен там. Волнующий.

Стоя, Люцерн сбросил пиджак и бросил его на спинку стула, но запах все еще

кажется, цеплялся за него. Или возможно он просто был в воздухе, проник в его дом, как и

она. Прекратив попытки избавится от ее аромата, он подошёл к двери его кабинета и открыл

её; потом остановился там и закрыл глаза. Если он сконцентрируется, сквозь другие звуки

ночи, он сможет сосредоточиться на ее звуках - шелесте постельного белья, когда она

расправляла постель, небольшие мягкие вздохи, когда она мечтала, случайный ропот, но

главным образом ее дыхание, мягкое и успокоительное, вдох, выдох – снова и снова.

Он почти мог чувствовать ее дыхание на своей коже, теплый, влажный выдох. Тогда он

понял что чувствовал его около своей руки. Он стоял рядом с кроватью, неосознанно, ноги

принесли его туда, где его тело стремилось быть.

Люцерн посмотрел на неё через залитый лунным светом мрак, улыбаясь тому, как невинно

она спала. Кейт лежала в позе эмбриона, а ее рука находилась под подбородком. Потом его

взгляд опустился от ее лица вниз по ее телу. Это была теплая ночь, и кондиционер, казалось, не достиг верхних комнат, так как нижних. Кейт скинула покрывало и осталась лежать в

тонком белом хлопке ночной рубашки, которая обернулась вокруг ее бедер. Его

пристальный взгляд осматривал ее тонкую фигурку и её положение. У Кейт были

прекрасные ноги, длинные и красивые. Люку удалось побороть искушение слегка провести

пальцами по жемчужно - белой коже, но он вообразил то, на что она должна походить и знал, что она будет теплой и мягкой на ощупь.

Лёгкий вздох слетел с губ Кейт, и она перевернулась на спину, одна рука медленно

проскользила через ее грудь прежде, чем лечь на кровать. Люцерн взглядом последовал за

движением руки, затем возвратился по ее следу, чтобы обосноваться в вырезе ее ночнушки.

У ночнушки были пуговицы, ведущие вниз к ее талии. Первые две были расстёгнуты, и

третья казалось, готова просунуться в отверстие, оставив больше голого пространства для

рассмотрения. Пристальный взгляд Люка остановился на молочных вершинах ее груди, он

наблюдал их взлет и падение с каждым дыханием. Взлет и падение. Он представил, как

расстёгивает ту третью пуговку, чтобы открыть больше кожи, за ней следующую и так далее, наконец, полностью обнажая ее грудь.

Люцерн вообразил, как её полные полушария появятся в лунном свете. Как сочно. Он знал, что был бы не в состоянии сопротивляться желанию коснуться их, приласкать губами и

языком, утонуть в их сладости.

Кейт выгнулась на кровати и застонала. Люцерн почти застонал с ней. Ее духи здесь пахли

сильней; они смешались с запахами ее шампуня, мыла и сущности. Комбинация

была головокружительной. Он мог почувствовать это на губах. Из-за нехватки

прикосновений, он смог представить, что он действительно: посасывает, облизывает,

покусывает дорожку по ее коже от одной груди до другой.

Люцерн закрыл глаза, чтобы лучше представить это, он почти мог чувствовать ее теплую

кожу под его губами. В его воображении, он позволил рукам скользить вниз по ее платью, под него, к внешней стороне ее бедер. Он мог чувствовать ее дрожь от его прикосновения, она беспокойно шевельнула ногами, в то время как ещё один стон слетел с ее губ.

Кейт выгнулась в приглашении, также желая его, прося, чтобы он заполнил ее и сделал ее

целой, потушил, разожженный им, огонь.

Люцерн был рад. Он позволил своей воображаемой руке пройтись по ее ногам и отодвинуть

ткань ее рубашки вверх, затем раздвинул ее мягкие бедра так, чтобы он мог лизать там вены.

Он представлял, как касается ее, ласкает, облизывает ее блестящую кожу, как погружается в

ее горячее тело. Он почти чувствовал ее вокруг себя, задыхающуюся и постанывающую ему

в ухо, ее мягкое дыхание на его коже, её ногти, впивающиеся в его плечи и спину.

Кейт стонала от удовольствия, когда он входил в нее снова и снова, пока она не стала

содрогаться под ним, пока ее внутренние мышцы сжимались и разжимались.

- "Люцерн".

Его имя на её губах заставило Люка открыть глаза, посмотрев вниз, на спящее лицо Кейт он

увидел выражение экстаза. Она задыхалась, вспотела и извивалась на простынях, впиваясь

руками в подушку, она содрогалась от экстаза. И только после этого Люцерн понял, что в то

время как она отдыхала, ее разум был так же широко открыт для него, как и закрыт когда она

бодрствует. Она только что испытала все, что он вообразил, получив его мысли, как будто

это произошло на самом деле.

Знание было почти болезненным. Он мог бы взять ее, если бы пожелал. Она хотела его. Люк

тяжело дышал, с нуждой, пульсировал желанием войти в неё. В тот же время, он стремился

вонзить зубы в её шею, получая ее кровь и тело одновременно. Он знал, что это был бы

самый невероятный опыт в его жизни. Но он не мог. Если бы он взял ее сейчас, Кейт

отдалась бы ему только потому, что он хотел, чтобы она хотела его.

Встряхнув головой, чтобы стереть эротические картины, Люцерн отошёл от постели и

вышел из ее комнаты. Он не остановился, пьяно пошатываясь по коридору к лестнице. Она

занимала все его мысли. Ему нужно проветриться. Желание обладать ей было подавляющим.

Выйдя из дома он пошел к своей машине. У него не было плана, когда он завел двигатель, была просто необходимость уйти от Кейт и искушения, которое она представляла. В конце

концов, он разъезжал час или около того, пока, наконец, не оказался около дома Бастьена.

Дом его брата был тёмен и тих, и он мог слышать, что он был пуст. Он уже собирался

развернуться, когда фургон Бастьена подъехал к нему.

Люцерн вышел из машины и с облегчением встретил своего брата, он поведал о его

неприятностях с Кейт. Это заняло долгое время. Он рассказал своему младшему брату все.

Когда он закончил, Бастьен просто спросил: - "Что ты будешь делать?"

Люцерн на мгновение задумался. Разговор не помог ему отчистить его голову. Он все еще

был растерян. Он не любил неразбериху. Он не любил какие-либо нарушения в его жизни.

Ответ казался простым: Избавится от неразберихи.

- "Я собираюсь сделать все возможное, чтобы посадить ее завтра на самолёт ",- решил он.

Вот. Разговор с его братом помог.

Кейт зевнула и потянулась в постели, с улыбкой на губах. Она так хорошо не спала уже

очень давно. И она никогда не просыпалась, чувствуя себя так прекрасно. Она была

расслаблена и насыщенна. Удивленно моргнув, она поняла, что это правда - она чувствовала

себя насыщенной. Ее тело было счастливое, теплое и готовое сделать все, что она захочет.

Встав, она пошла в душ. Всё было прекрасно, когда она намыливала себя, проводила мыло

по ее телу, пока она не вспомнила сон. Ее руки замедлились, а глаза расширились, когда она

вспомнила: Люцерн ласкал ее, посасывал её грудь, погружаясь в нее.

Покалывание в груди обратило ее взор к ней, и она позволила своим рукам опуститься,

смущаясь - того, что подсознательно ласкала их. Ее соски торчали и были твердыми. Хуже

того, она почувствовал влажность, собравшуюся между ног, и она не имела ничего общего с

водой, льющейся ей на спину. Развернувшись, она уперлась руками в стену под душевой

насадкой и позволила

воде струится по ее телу. Но сон не исчез, он был самым ярким из всех на её памяти,.

На одну минуту, Кейт испугалась, что это был не сон, что это случилось на самом деле и

просто казалось сном, потому что она была сонной. Но потом она покачала головой на

глупые мысли. Если бы это на самом деле произошло, она бы хотела поцелуев, а он не

поцеловал ее ни разу. Кейт бы схватила его за волосы и притянула его рот, если бы

потребовалось, но поцелуи бы были. Она любила целоваться.

Нет, этого не было, думала она, хихикая, и понимая, как облегчение охватывает ее. Это был

только удивительный сексуальный сон. Влажный сон.

Смеясь над собой, Кейт закончила принимать душ и вышла. Сон или нет, но она

чувствовала себя великолепно. Она также чувствовала благосклонность к хозяину за

удовольствия от сна. Не важно, что он ничего не сделал в реальности; он породил этот сон, и

там он доставил ей огромное удовольствие. Ага. Он был развязным парнем.

Широко улыбаясь, Кейт оделась, причесалась, а потом покинула ее комнату и спустилась

вниз, на кухню. Она собиралась сделать Люцерну завтрак. Большой завтрак. Она собирается

сладко сказать ему, что отказалась от попыток заставить его сделать тур раздачи автографов.

Может быть, тогда он почувствует облегчение, и согласиться дать интервью или два.

Она сделала: стейк с кровью, яичницу, оладьи, тосты и кофе. Потом задумалась. Что делать?

Люцерна пока нет, а все было готово. Следует ли ей пойти и постучать в дверь спальни, тем

самым рискнув сделать его сварливым? Вряд ли это поможет ей. Или ее следует принести

завтрак в постель? Это не походит на хорошую идею. После этого сна, она подумала, что

лучше держаться подальше от Люцерна и кровати, иначе она может запрыгнуть на бедного

мужчину в надежде, что в реальности будет так же хорошо.

Вздохнув, Кейт взглянул на печь, где она оставила еду, чтобы она осталась теплой. Она

решила, что она будет просто наводить порядок на кухне, и если он не проснётся к тому

времени, как она закончит, то она рискнёт его настроением и разбудит его.

Включив радио на кухне, она принялась за работу, танцуя вокруг кухни под классическую

рок станцию.


Визгливый предсмертный крик животного разбудил Люцерна. По крайней мере, он так

думал. Он внезапно сел, а затем остановился, чтобы послушать звуки в его доме.

Кто-то грохотал по всей кухне, и была слышна металлическая музыка где-то внизу. Но крик, который разбудил его не был ни одним из этих звуков. Это Кейт плакала от боли? Подумал

он, чувствуя напряжение. Или на неё напал какой-то сумасшедший, который теперь

разрушает кухню?

- "Роохсаааан!"

Глаза Люцерна расширились от ужаса, когда скрипучий звук повторился, играя на нервах, как ногтями по доске. О Боже, это были попытки Кейт петь.

Он упал на спину с ворчанием отвращения и изнеможением, подавляющим его. Он не спал

до рассвета. Он еще не был готов проснуться.

-"Роооксан"! визг повторился.

Кажется Кейт готова разбудить его.

Бормоча себе под нос, Люцерн встал и поплёлся в душ. Там он пытался разбудить себя и

смыть прочь своё плохое настроение. Он твердил себе, что сегодня он избавиться от нее, а

после этого сможет выспаться. Это не помогло. Он чувствовал себя невероятно сварливым, когда спускался по лестнице.

Кейт услышала, как Люцерн спускается по ступенькам и перестала петь. Кружась вокруг

плиты, она схватила прихватку и быстро начала доставать завтрак. Она только поставила

тарелку оладьев на стол, когда он вошел в кухню.

- "С добрым утром!"- пропела она весело.

Люцерн поморщился и застонал, потом его взгляд остановился на столе, и ворчливость

сменилась удивлением. - "Ты сделала все это?"

- "Да,"- Кейт вздохнула с облегчением. Вроде он не очень расстроился, что она разбудила

его. Только чуть-чуть. - "Сядь и ешь, пока не остыло."

Он сел и рассмотрел предложенное, затем, наконец, принялся за еду. Кейт налила кофе для

них обоих и присоединилась к нему за столом. Она позволила Люцерну поесть в покое,

решив, что они обсудят тему интервью после того, как он будет сыт и счастлив.

Когда Люцерн закончил есть и отодвинул тарелку, Кейт встала и взяла кофейник, чтобы

наполнить чашки. Она думала, что скажет, пока ставила чашку назад, когда Люцерн вдруг

сказал:- "Одно событие".

Кейт повернулась в замешательстве. -"Одно событие?"

Люцерн кивнул. -"Если это единственный способ избавиться от тебя, Кейт К. Ливер, я

согласен на одно событие гласности".

-"Правда?" – Она пыталась подавить надежду, бушевавшую в ней. Она ждала подвоха.

- "Да. Но это всё. Только одно событие. После этого ты должна оставить меня в покое".

-"Хорошо", она согласилась.

Люцерн посмотрел на нее подозрительно. -"Ты больше не будешь звонить и беспокоить

меня? Не будешь присылать письма? Не будешь устраивать лагерь на моем пороге? "

-"Нет, я обещаю,"- торжественно сказала Кейт.

- "Очень хорошо."- Он вздохнул. -"Одно событие, желательно Р.Т., о котором упоминала

мама."

Глаза Кейт почти выскочил из орбит.- " Р.Т."?

-"Да. Сделает ли это твоих боссов счастливыми?"

- "О, да,"- Кейт едва дышала, не веря своей удаче. Она упоминала о конференции Маргарет

на свадьбе, и призналась, что ей хотелось бы убедить Люцерна присутствовать, но она

никогда не

думала, что он согласится. Кажется женщина взялась за это. Кейт решила, что она обожает

Маргарет Аржено. Маргарет - замечательная женщина.

-"Хорошо. Тогда устрой это. Я дам интервью Р.T. Теперь, когда ты собираешься оставить

меня в покое?"

Кейт посмотрела на кухонные часы. Почти полдень. Она позвонила раньше и узнала, что

есть рейсы в час, в три и пять часов. Она думала, полететь одним из этих рейсов, и она все

еще может, если захочет провести больше времени с ним. Но его слова прервали её мысли. -"

Хорошо. Тогда я дам интервью Р.T. " – Р.T еще не просили дать интервью. Единственное

мероприятие Р.Т была конференция. Мать Люцерна ввела его в заблуждение? Умышленно?

-"Эмм ... Люк, что именно твоя мать сказала о Р.Т"?

Автор пожал плечами.- "Она сказала:" Я предлагаю тебе сказать ей, что ты сделаешь Р.Т "

Она подумала, что это, вероятно, лучший вариант для нас обоих. "

- "И это все, что она сказала?"- осторожно спросила Кейт.

Люцерн кивнул и добавил: -"Да, и она сказала, что это журнал".

Кейт рассмотрела этот вопрос. Маргарет привела сына в заблуждение, и единственная

причина, почему другая женщина это сделала – это попытка помочь ей. Кейт почувствовала

вину.

Но она сразу позволила ей уйти. Маргарет не сделает ничего, чтобы навредить её сыну. Она

думала, что он тоже пойдёт. И это будет хорошо для него. Кейт не собиралась копаться в

этом. Он сказал, что он сделает Р.T. , поэтому она оставит все как есть.

Она также хотела бы убраться отсюда скорее, прежде чем он поймёт, что это конференция, а

не интервью, и попытается отказаться.

- "О, я не думала, что так поздно" -, выдохнула она, вглядываясь в ее наручные часы с

притворным удивлением. Затем она сладко улыбнулась Люцерну. -"Ты спросил, когда я

собираюсь оставить тебя в покое. Ну, есть часовой рейс, поэтому если я потороплюсь, то

успею! "

И с этим она, развернувшись выбежала из кухни.


Люцерн уставились на качающуюся кухонную дверь. Он хотел, чтобы она ушла, но ее

стремление привело его в замешательство. Он склонил голову и хмуро посмотрел на

потолок, слыша стуки разразившиеся наверху. Она явно мечется там как бешеная. Кажется, она не может выйти из его дома достаточно быстро. Но оказалось, что она была упакована, потому что очень скоро он услышал ее шаги по коридору над головой.

Он вошел в гостиную вовремя, чтобы увидеть ее спускающуюся вниз по лестнице.

Автомобиль просигналил в тот же момент, как ее нога опустилась на первом этаже.

- "О!"- Кейт повернулась к кухне, а затем остановилась. Она улыбнулась с облегчением, когда увидела его. -"Вот ты где! Хорошо! Мое такси здесь, и я не хотела уезжать не

попрощавшись ".

- "Такси?"- спросил Люцерн с недоверием.

- "Да. Я позвонила из своей комнаты в то время как собиралась. Парень, они здесь быстрые, да?"

Когда Люцерн тупо уставился на нее, Кейт заколебалась. Наконец, поднимая ее чемодан,

она сказала: -"Ну, Спасибо за все. Я знаю, я была нежеланной гостьей, но всё было очень

хорошо. И я ценю… черт! " -Пробормотала она, когда такси просигналило снова.

- "Подожди!"- Люцерн позвал, когда его редактор повернулась и открыла входную дверь.

Она помахала водителю, чтобы он знал, что она идет, потом обернулась. Люцерн на самом

деле не знал что сказать, он просто хотел увидеть ее. После размышления о чем сказать, он

наконец придумал: -"Что насчет интервью? Когда ты это устроишь? И ты должны знать мой

номер телефона, чтобы сообщить мне, когда оно будет. И мой е -мейл, тоже ", - добавил он.

-"Гм ..." -Она вздрогнула, потом призналась: -"Твоя мать дала мне твой номер и е - мейл".

-"Она?" -Он был поражен, хотя знал, что не должен быть. Не с его вездесущей матерью.

- "Да".- Кейт продвинулась боком чуть дальше к двери, пораженная выражением на лице.

Она посмотрела так, как если бы должна была сказать ему что-то, но не очень хотела.

Выражение лица Люцерна изменилось когда она сделала еще один шаг боком в сторону,

прежде чем пробормотать - "Р.Т не хочет, интервью."

-"Не хочет?"

- "Нет. Р.Т , о котором говорила твоя мать делают конференцию". – Боль исказила её лицо, и

в то время, как Люцерн пытался осмыслить это, она добавила:- "Но не волнуйся, ты не

пожалеешь. Я буду там с тобой приглядывать за тобой все это время."- Она все еще боком

продвигалась к двери и потом пролепетала: - " Я вышлю всю необходимую информацию и

билеты, тебя заберут из аэропорта. Так что не волнуйся! "

Такси выбрало этот момент, чтобы дать еще один нетерпеливый гудок.

- "Уже иду!" – крикнула Кейт, и дверь закрылась с хлопком. Звук разнесся по дому, затем

звук ее устремляющейся вниз с крыльца. Затем наступила тишина.

Люцерн замер, как столб. Конференция? Его мать ничего не говорила о конференции. Она

сказала Ромэнтик Таймс это журнал о книгах. Кто –то, кто хотел бы интервью. Кейт

перепутала. Боже, уж лучше бы она перепутала.

Он поспешил к двери и смотрел через затененное стекло, как такси отъехало. Люцерн

просто наблюдал.

Он постоял минуту, проигрывая слова Кейт в голове, а потом он повернулся и пошел вверх

по лестнице. Р. T. Уж лучше бы она перепутала. Он найдёт Ромэнтик Таймс в интернете

только, чтобы убедиться, что она перепутала.

Не прошло и трех минут, как рев Люцерна разнесся по дому.

Глава седьмая

- "Я не сделаю это" -, объявил Люцерн, ярость лежала в основе его спокойного

произношения.

- "Сделаешь"-. Маргарет Аржено заполнила еще одно слово в своей ежедневный кроссворд.

Она делала это с тех пор, как он приехал.

Маргарет не любила запах и шум города. Отец Люцерна, Клод, не выносил этого тем более.

Кроме того, проживание в городе означало переезд каждые десять лет, чтобы не привлекать

нежелательное внимание к факту, что они не стареют. Родители Люцерна избегали всего

этого, купив несколько участков земли в часе езды от Торонто, и построили их дома там.

Таким образом, соседей не было достаточно близко для беспокойства, и не нужно

переезжать вообще, если они не захотят. По крайней мере, они не делали этого на

протяжении тридцати лет, с тех пор, как они построили эти дома.

Люцерн сидел в семейном особняке и наблюдал за матерью, заполняющей ещё одно слово.

Он понятия не имел, почему ей не надоели кроссворды; века жизни в сочетании с

совершенной памятью делали его очень простым. Пожав плечами, он посмотрел на нее и

повторил: -"Я не сделаю этого."

- "Сделаешь".

- "Нет".

- "Да."

- "Нет".

-"Да."

- "Ладно, вы двое, прекратите" – прервал Бастьен. Он приехал после звонка, непонятного

разглагольствования и крика Люцерна о том, что он собирается свернуть своей драгоценной

матери шею. Бастьен на самом деле не думал, что его брат сделал бы это, но любопытство

заставило его прибежать, чтобы увидеть, что произойдет. Он прибыл как раз за Люцерном, вошел в дом, наступая на пятки брата, и до сих пор не знал, что его расстроило.

Он действительно хотел узнать. Редко можно увидеть Люцерна с огнем в глазах.

Ворчливый, угрюмый, нетерпеливый? Да, Люк часто такой. Нетерпеливый от ярости? Нет.

Кейт К. Ливер зажгла в нём огонь, подобного которому Бастьен не видел в его брате пятьсот

лет. И Бастьен был уверен, что нужно что-то сделать с этим неоценимым редактором. Люк

выкрикивал ее имя, как проклятие несколько раз во время разговора по телефону. Это было

одно из немногих слов, которые Бастьен действительно понял.

Обратившись к брату, Бастьен спросил:- "Так в чём проблема, Люк? Я думал, ты дашь

интервью этому Ромэнтик Викли, чтобы избавиться от Кейт. Что изменилось? "

- "Ромэнтик Таймс" -, исправил Люцерн.- "И это не интервью – вот что изменилось. Это

чёртова конференция. "

- "Конференция?"- Бастьен взглянул на мать подозрительно. -"Ты знала это?"

Маргарет Аржено мягко пожала плечами, что было похоже, как будто она на исповеди. -"Я

не вижу проблему. Это всего лишь пара дней в отеле с несколькими читателям ".

- "Пять дней, мама"-, сломался Люцерн. - "Пять дней в отеле с около пятью тысячами

фанатов. А ещё балы, подписи книг и…"

- "Одна подпись книг"-, прервала его мама.- " Одна подпись книг с парой сотен других

писателей. Ты не будешь в центре внимания. Ты будешь счастливчиком, если на тебя вообще

хоть чуть-чуть обратят внимание ".

Люцерн не успокоился.- "А что насчет балов и обедов с наградами и…"

- "Всё находится в отеле. Тебе не нужно будет рисковать из-за солнца и…"

- "Я не буду рисковать на солнце, потому что я не поеду!" - взревел Люцерн. -"Я не могу

пойти".

- "Ты поедешь"-, начала твердо Маргарет, но Бастьен перебил ее. -"Почему ты не можешь

пойти?" спросил он Люцерна.

- "Это в Штатах, Бастьен"-, сказал его брат мрачно.- "Я не могу провезти кровь через

таможню. И я не могу обойтись без крови в течение пяти дней. " - Он мог бы, на самом деле, но не очень удобно. Судороги сделают его калекой, и его тело начнет потреблять себя.

Бастьен нахмурился.- "Я мог бы прислать кровь к тебе, как только ты окажешься там. Мы

делаем такое постоянно."

-"Вот. Видишь!"- Их мать проворковала с триумфом.- "Ты едешь".

- "Спасибо, брат." - Люцерн усмехнулся ему, потом яростно посмотрел на мать.- "Я не еду! "

- сказал он снова.

- "Ты дал слово".

-"Вы вытянули его из меня обманом. Ты заставила меня поверить, что это интервью."

- "Я никогда не говорила, что это интервью,"- спорила Маргарет. Затем она подчеркнула:

-"Ты дал слово и ты поедешь".

- "Может быть, я дал слово, но я не подписывал никакой контракт. Я не еду".

Маргарет отшатнулась, как если бы он ударил ее. Ее слова были медленные и холодные.

-"Слово мужчины нерушимо. "

Люцерн вздрогнул, но прорычал:- "Так было раньше. Времена изменились. В этом мире, человек не делает ничего, если это не подтверждено в письменной форме. "

- "В этот день и год, это правда"-, она согласилась, глаза сузились.- "Но вы были воспитаны

не так, Люцерн Аржено. Ты больше не человек своего слова? "

Люк стиснул зубы, его гнев и беспомощность смешались. Его мать использовала мощное

оружие,

подняв вопрос о его чести и использовав его полное имя, чтобы показать, что ей стыдно за

то, что он просто предложил отойти от его слова. Неужели он действительно разочаровал ее?


Кейт кусала свои ногти и ходила у терминала прибытия. Ее самолет прибыл рано, а самолёт

Люцерна Аржено опаздывал, что означало, что она ждала почти два часа. И она даже не

была уверена, был ли Люцерн в самолете.

Она послала билеты и всю информацию о конференции Ромэнтик Таймс на следующий день

после

того как покинула Торонто. Она не получила письмо ответ, где говорится, что Люцерн не

приедет, но так же не получила подтверждения, что он будет. Кейт знала, что он даже не

прочитал это проклятое письмо. Как обычно. Она могла бы позвонить, у нее был номер, но

Кейт вдруг обнаружила, что она трусит. Она не звонила, опасаясь, что он скажет ей, куда она

может воткнуть эти билеты.

Кряхтя, она расхаживала взад, вперёд, с тех пор, как приехала. Прошло уже четыре недели и

три дня после её отъезда из Торонто. Её хвалили и поздравляли, все это время в офисе

Раундхауз Паблишин. Эллисон был поражена тем, что ей удалось сделать то, что не удалось

Эдвину, они не забыли упомянуть, что это миленький лакомый кусочек. Казалось, ее работа

не была под угрозой после того, что она убедила Люцерна принять участие в конференции, подняло ее в глазах начальства. Эллисон теперь была уверена, что Кейт "может выполнять

работу". Ее место было в безопасности.

И ей обязаны простить один заскок, добавила она про себя. Что включает в себя просто не

появление Люцерна, после всех денег, вложенных в регистрацию, покупку его билетов

первого класса, и обеспечение трехкомнатного номера в отеле - она настояла на этом. Кейт

сказала Эллисон, что она обещала Люцерну это. И таким образом, она обещала ему, когда

уезжала, что он не пожалеет, что приедет, и что она будет с ним всё время, чтобы убедиться, что все пройдёт хорошо.

Она размышляла, как лучше всего сделать его счастливым во время полёта в Нью-Йорк, и

продолжала планировать дома вечером, думая, что если она получит в понедельник в офисе

сообщение от Люцерна с отказом принять участие, она могла бы предложить всё это, чтобы

попытаться переубедить его. Оказалось, ей не нужно было убеждать его, но она по-прежнему

следовала намеченному ей плану.

Она будет приклеена к Люцерну почти двадцать четыре часа в сутки, и когда она не сможет

быть рядом, например, когда он будет использовать мужскую уборную, или когда ей нужно

будет ускользнуть в женскую, кто – то другой будет рядом. Ей будет помогать Крис Кейс, один из двух мужчин-редакторов Раундхауз Паблишин.

Она была готова просить, давать взятки и даже прибегнуть к шантажу, чтобы главный

редактор помог ей, но в конце концов, ей не пришлось. Несмотря на то, что у Криса были

свои писатели, о которых нужно заботиться на конференции, он сразу же согласился помочь

ей.

Кейт подозревала, что обещание личной комнаты в трехкомнатном номере, лучше, чем

проживание в обычной двухместной комнате с Томом, помогло. Но СиКей, как она иногда

называла его, также был большим поклонником вампирской серии Люцерна. Крис задал

тонну вопросов о нём после возвращения Кейт из Торонто, но она продолжала отвечать: "Ты

скоро с ним встретишься. Подожди и увидишь". Ей было страшно, что если она скажет ему

правду, то он откажет в помощи.

Увеличение шума вокруг нее привлекло внимание Кейт к массе людей, продвигающихся

вверх по залу. Самолет прибыл, и она собиралась узнать, прибыл ли Люцерн. Кейт молилась

на его мать, но она вовсе не была уверена, что даже этой невероятной женщине удалось это

сделать.

Расталкивая всех руками, Кейт искала в толпе знакомое лицо. Конференция официально

начнётся в среду, но она забронировала билет Люцерна на вторник - вечерним рейсом, чтобы

предотвратить использование его аллергии на солнечный свет, как повод, чтобы не приехать.

Она и Крис прилетели рано, чтобы встретить его. Их прибытие было за час до, исключающее

возможность проверить отель, а затем в возвратиться и забрать Люцерна, поэтому Крис

добродушно взял под свой контроль их багаж и направился в отель в то время как Кейт

ждала прилёта Люцерна.

Знай, что полет Люцерна собирался задержаться, она, возможно, поехала бы с Крисом и

остановилась, чтобы выпить перед возвращением. Она так нервничала об этой конференции, что у неё заболел живот. А может быть, это язва, она слышала, что это было обычно для

редакторов.

Мысли Кейт внезапно растворились, когда ее взгляд остановился на человеке, который был

где-то около раздачи багажа. Она узнала этот мышечный каркас и величественное держание

головы. Люцерн. Он продвигался к ней, его длинные шаги быстро унесли его от остальных

пассажиров.

-"Спасибо. Маргарет",- прошептала она, даже не заботясь о том, что мужчина выглядел так, угрюмо, как никогда. Она ничего другого не ожидала. Он был здесь, и это все, что имело

значение. Улыбка облегчения растянула ее губы, Кейт двинулся вперед, чтобы

приветствовать его.

-"Ты прилетел".- Она не собиралась говорить эти слова, или показывать своё облегчение, но

так оно и было.

Люцерн нахмурился.- "Я сказал, что приеду. Я человек слова".

Улыбка Кейт расширилась еще больше, потом она взглянул на чемодан, сумку, портфель и

портативный компьютер, которые он держал.- "Позволь мне помочь".

Она освободила его от портфеля и портативного компьютера, прежде чем он смог

остановить ее. Он не казался довольным ее помощью.

-"Я могу сам нести свои вещи, благодарю тебя",- сказал он. Его слова были жесткими, он

попытался забрать свои вещи. Кейт проигнорировала попытки и просто повернулась к

выходу, бодро болтая- "Крис поехал вперед, чтобы зарегистрировать нас в отеле, так что все

мы должны сделать это приехать и заселиться. Я устроила твой полет вечером, потому что я

помню о твоей аллергии на солнце. Лучшее, что я смогла сделать, чтобы ты отправился во

второй половине дня и прибыл вечером, что я полагаю лучше, чем отъезд и прибытие в

дневное время. Это сработало хорошо, потому что теперь у нас есть целая ночь, чтобы

отдохнуть перед завтрашним прибытием других ".

Люцерн нахмурился на попку Кейт в форме сердца, на самом деле, если бы он был честным, но на этих словах он поднял глаза к её затылку и поморщился. Он задавался вопросом,

почему его полет был забронирован на ночь до начала конференции, но он предполагал, что

все так делают. Теперь он знал, что она сделала это из опасения за него. Или, скорее, из-за

опасения, что он откажется лететь в дневное время из-за его "аллергии". Какая забота, теперь

он должен быть благодарен.

-"Вот ".

Люцерн хотел комментировать ее доброту о его полётах ночью, но отказался от идеи, когда

увидел машину, остановившуюся рядом. Это был черный седан, мини-лимузин. Она

протянула его компьютер и портфель водителю с улыбкой, а потом повернулась и

попыталась взять сумку у Люцерна, ожидая пока водитель уберёт всё в багажник. Люцерн

нахмурился и уклонился от ее руки. Он перехватил багаж и положил их сам. Глупая

женщина пыталась быть полезной, но Люцерн к такому не привык. В эпоху, в которой он

вырос, сформировалось его мировоззрение, мужчина должен нести вещи за женщину, не

позволяя ей нести его бремя.

Водитель закрыл багажник и пошел к задней пассажирской двери, где стояла Кейт. Судя по

всему,

она не оценила галантность Люцерна в отказе от ее помощи. Этот факт был очень

раздражающим для Люцерна. Кто-то должен объяснить этой глупой женщине, что мужчине

была дана физическая сила, чтобы нести бремя жизни. Женщине - красота, чтобы угождать

мужчине. Решив игнорировать ее, он последовал за ней в салон, когда водитель открыл

дверь, затем зафиксировали выражение ты-не-существуешь-для-меня на его лице и смотрел

прямо перед собой.

В тот момент, когда дверь закрылась, его окутал аромат ее изысканных духов. Он не знал, что именно она носила, но он должен продаваться с предупреждением: "пьянящий, может

вызвать помутнение мыслей у тех, кто почувствует его ". Сам он растерялся из-за этого.

Досада поглотила его. Он чувствовал себя преданным в течение четырех недель, с тех пор

как она выбежала из его дома, он был в гневе. Тем не менее, сейчас, когда запах духов Кейт

окружил его, его гнев сменился совершенно иной, но столь же страстной реакцией.

Мужчину постигло страшное понимание, он с отвращением обнаружил, что его гнев был

вытеснен похотью. Удивительно было то, что, чтобы признать этот факт, потребовалось

шестьсот лет.

- "Я пыталась сделать все, что могу, чтобы убедиться, что всё будет максимально комфортно

для тебя ", - сказала Кейт, привлекая его внимание. -"Я бы хотела сделать набросок того, что

я организовала. И если у тебя есть предложения, возможно, я могла бы позаботиться об этом

сегодня, чтобы мы организовали до того, как кто-нибудь ещё приедет. Хорошо? "

Люцерн хмыкнул, соглашаясь, потом пожелал исчезнуть, когда она достала файл из своей

сумочки и пододвинула ближе, чтобы он мог посмотреть. Он действительно не хочет, чтобы

она была ближе. Её запаха было достаточно, чтобы нарушить его равновесие, ощущение ее

будет ...

Люцерн глубоко вдохнул, когда она открыла файл и нечаянно коснулась своей рукой его.

Затем его взгляд попал на главную страницу повестки дня. Он нахмурился.- "В соответствии

с этим конференция началась в воскресенье. "

- "Нет,"- сказала Кейт. Затем поправилась:- "Ну, да. У них были некоторые события для тех, кто хотел начать раньше, но официальный старт только завтра. "

- "Хм".- Люцерн решил держать язык за зубами. Он должен быть благодарен, что она не

заставила его участвовать в предварительной конференции, дерьмо.

-"Так",- сказала его редактор с вернувшимся энтузиазмом.- "Завтра начинается с утренней

прогулки с моделями обложек. Потом завтрак…"

-"Что, черт возьми, значит эта утренняя прогулка с моделями обложек?"- прервал Люцерн.

Он уже видел этот список, и в Интернете, и в документации, которую она послала ему. Но

нигде не описано ничего из перечисленных событий.

- "Эм ... ну, на самом деле, я не уверена", призналась она. Она откашлялась, ее улыбка стала

чуть напряженной.- "Но это не имеет значения, ты не должен туда идти ".

- "Не должен? "- Он посмотрел на нее подозрительно. Что-то, где она не хочет, чтобы он

принял участие? Это показалось странным. Он был уверен, что она собирается таскать его по

каждому мероприятию.

-"Нет Твоё первое официальное мероприятие будет Приветственный завтрак и Р.Т

Награждение."

Люцерн кивнул. Это не звучало так уж плохо. Он мог поесть. Хотя, часть с награждением, вероятно, будет скучной.

-"Потом будут чтения для поклонников и обсуждения",- продолжала она.- "Эллисон и Чак

хотят, чтобы ты появился там ".

-"Кто такие эти Эллисон и Чак?"

"Эллисон - главный редактор, мой босс",- объяснила Кейт.- "А Чак президент компании.

Они безусловно будут, ожидать, что ты примешь участие в этом мероприятии. "

Люцерн скривился.- "Что это?"

-"Это ..."- Она растерялась на какой-то момент.- "Что ж, каждый издатель, большинство из

них,

во всяком случае, берёт в аренду приёмную комнату в отеле, и писатели и редакторы

беседуют с читателями, которые приезжают "

-"Ты хочешь, чтобы я говорил с людьми?"- спросил он в ужасе. О Боже, он должен был

согласиться подписать книги! Что побеспокоило бы его меньше – просто писать своё имя.

- "Конечно, я хочу, чтобы ты пообщался с людьми",- сказала с раздражением Кейт. -"Ты

можешь сделать это. Я видела, как ты говоришь. " -Она замолчала и уставилась на него, тревога росла на ее лице. Она закусила губу.-" Или, может быть, мы можем пропустить это.

Нет, Эллисон и Чак придут. Ты должен идти. " -Она тяжело вздохнула.-" О, черт. Это плохо.

"

- "Нет, это не так," -Люцерн согласился, кивая. Затем он развернулся с удивлением, когда

рядом с ним открылась дверь. Они, видимо, приехали. Без его осознавая этого, автомобиль

остановился, и водитель ждал, когда они выдут. Кивнув в благодарность, Люцерн

выскользнул затем развернулся и взял руку Кейт, когда она выходила.

-"Мы должны работать на тебя сегодня вечером", - решила она, когда выпрямилась рядом с

ним.

Люцерн напрягся и отпустил ее руку.- "Работать на меня?"

-"Да. Работать на тебя", - повторила Кейт. Они последовали за багажом Люцерна в отель.

Посыльный в униформе тянул его на тележке,. Видимо водитель выгрузил багаж перед тем, как открыть для них дверь.

-"Мне не нужно, чтобы на меня" работали "," - раздраженно сказал Люцерн, когда они

остановились у лифта.

- "Да, Люцерн, нужно." -Кейт мило улыбнулась посыльному, когда дверь открылась, и он

жестом предложил им войти.

-"Не нужно", - настаивал Люцерн, он сжался напротив Кейт, оставляя место для багажа в

тележке.

-"Можем ли мы поговорить об этом позже?"

Кейт нетерпеливо кивнула посыльному и нажала кнопку их этажа. По крайней мере,

Люцерн предполагал, что это их этаж. У него не было ключа, хотя она сказала, что кто-то по

имени Крис уже

Заселил их. Он предположил, что Крис это другой редактор. Интересно, будет ли он таким

же раздражающим как Кейт.

Он взглянул на коридорного, рассеянно из-за желания Кейт пропустить это мероприятие.

Человек был прислугой, вряд ли стоит беспокоиться о нём. Хотя, ему не хотелось спорить.-

"Нет, не чего обсуждать. Мне не нужно, чтобы на меня работали ".

-"Нужно" -, настояла Кейт.- "И я не собираюсь говорить об этом сейчас".

- "Здесь не о чем говорить".

-"Есть" -, отрезала она.

Посыльный тихонько засмеялся, и Люцерн взглянула на него. Было время, когда служащие

знали, свое место и были глухими и немыми, во время таких дискуссий. Но не в это время.

Он постоянно забывал, каким грубым стал мир.

Двери открылись, и посыльный выкатил тележку, а потом повел их по длинному коридору с

бесчисленными дверьми. В конце, он остановился, вытащил карточку-ключ, открыл дверь и

втолкнул тележку внутрь.

- "В какую комнату отнести вещи, мэм?" - спросил он, остановившись в центре большого

зала, используемого как гостиная.

Его вопрос породил еще одно угрюмое выражение Люцерна. Он- мужчина, он должен

обращаться к нему.

- "Я не уверена. Просто оставьте их здесь. Мы сами их отнесём, спасибо." - Кейт взяла

карточку у мужчины и дала ему чаевые, заставив появиться ещё одно угрюмое выражение у

Люцерна, на этот раз на себя. Он - мужчина, он должен был заплатить посыльному. Его

единственное оправдание в том, что это был длинный день. Его рейс был в три вечера, но он

был вынужден приехать в аэропорт в час, чтобы пройти через проверки. На нём был деловой

костюм, шляпа, солнечные очки, а так же солнцезащитный крем, но, конечно, солнечный

света всё равно попал на него. Его телу были нанесены повреждения, и его кровь уже

работала, исправляя это. Он чувствовал истощение и необходимость подкрепиться - чувства, которые он начал ассоциировать с Кейт Ливер.

Щелчок закрывающейся двери обратил его взгляд обратно к ней, и Люцерн немедленно

аргументировал. - "Мне не нужно, чтобы на меня работали."

-"Люцерн", начала устало его редактор. Внезапно потеряв самообладание, она мрачно

сказала: -"Слушай. Тебя назвали в честь молочных продуктов, ты выглядишь, как

подражатель Ангела, и говоришь как плохая Бела Лугоши. На тебя нужно работать! "

- "Вау, Кейт".

Люцерн обернулся, чтобы увидеть высокого, стройного блондина, входящего в комнату. Он

медленно хлопал с улыбкой на лице -. "Ты должна дать мне указания по обработке

писателей. Я никогда не видел чтобы это делали так. "

- "Ох. Крис".- вздохнула несчастно Кейт.

- "Это Крис?" - спросил с тревогой Люцерн.

Его редактор снова застыла, но просто сказала:- "Да".

-"Ты никогда не говорила, что это мужчина. Пусть он уедет".

Глаза Кейт сузились, в них горела ярость.- "Послушай, Люцерн…"

- "Неа,"- вмешался Крис. Он поднял руки в примирительном жесте.- "Кейт, он не звучит как

Бела Лугоши. Не хватает вкрадчивого акцента. "

Гнев Кейт направился на её коллегу. -"Я имела в виду, что он использует старомодную

терминологию".

Крис приподнял бровь. Через мгновение он добавил:- "И его волосы слишком темные, чтобы быть

подражателем Ангела ".

- "Заткнись! Не лезь в это".

Редактор рассмеялся, по-видимому, не обижаясь.- "Эллисон и Чак беспокоились, что ты не

сможешь справиться с этим парнем".

- "Кто этот джентльмен?"- сухо спросил Люцерн Кейт. Если она скажет, что это ее муж, парень или любовник, он боялся, что, возможно, придется показать немного насилия.

- "Крис Кейс" -, объявила Кейт. -"Он тоже редактор в Раундхауз, Крис Кейс, знакомься –

Люцерн Аржено, больше известный как Люк Амиральт, писатель вампирской серии ".

- "Это огромное удовольствие, мистер Аржено".- Долговязый редактор шагнул вперед и

протянул руку приветствуя.

Люцерн автоматически дрогнул, но он спросил: -"Ты редактор?"

Кейс кивнул.

-"Что вы издаёте?"

-"Романы, как Кейт".

Люцерн медленно кивнул, потом спросил с надеждой: - "Вы гомосексуалист?"

Глаза Криса Кейса округлились в шоке.

- "Люцерн"!

Люцерн посмотрел на Кейт с досадой. Ее голос звучал, как голос его матери, когда она так

кричала.

Принимая то, как его редактор покраснела, а затем развернулась к приятелю, он решил не

упоминать это.

Внезапный взрыв хохота обратил его взор назад к Крису. Ошеломлённое выражение

молодого человека дало повод сильно смеяться. Люцерн терпеливо ждал, пока он придёт в

себя.

Когда смех Криса смолк смешком, он спросил: - "Что заставило тебя задать такой вопрос?"

-"Вы редактор романов. Это женская работа."

-"Ах".- Крис усмехнулся.- "Но ты их пишешь. Ты гей?"

Люцерн замер на мгновение, потом улыбнулся -". Один - один".

Кейт было не до смеха. Встав между ними, она посмотрела вверх на Люцерна.- "Крис

любезно согласился помочь заботиться о тебе во время конференции. Ты не будешь груб с

ним. " - Она нахмурилась и добавила: - " По крайней мере, не грубее, чем обычно. "

Люцерн снова нахмурился. - "Мне не нужно, чтобы обо мне заботились ".

-"Ты…"

-"Кейт"-, прервал Крис. - "Уже поздно. Если ты все еще хочешь пойти на вечеринку Бобби, тебе вероятно следует… "

- "О, черт!" - Кейт взглянула на часы. Она, кажется, забыла о Люцерне и спросила коллегу,

- "Где ты положил мои вещи? Сегодня тема - Вестерн. Я должна переодеться."

- "Я положил их в этой комнате"-. Крис указал на дверь с права.- "Я подумал, если вам не

понравится, мы могли бы поменяться позже. "

Кейт просто кивнула. Бросившись в комнату, захлопнула за собой дверь. Крис только

покачал

головой.

Люцерн нахмурился. Если она ожидает, что он пойдёт на эту вечеринку, то у него было

другое мнение на этот счёт. Он не собирался идти на тематическую вечеринку в стиле

Вестерн после сразу приезда

-"Итак, я думаю сегодня только ты и я, Люк"- , весело сказал Крис. Люцерн вдруг

переосмыслил вечеринку. Кейт будет там. Не этот парень.

- "Зачем ты здесь?"- он спросил редактора.

Крис усмехнулся. -"Я предполагаю – охранять тебя. Когда Кейт не может быть рядом. Как

сегодня вечером."

-"Охранять меня?"- отозвался эхом Люцерн. -"От чего?"

Крис поджал губы и задумался. Затем улыбнулся. -"Ты никогда не был на конференции

Ромэнтик Таймс, не так ли, Люк? "

Люцерн покачал головой. Он удивился, когда Крис положил руку ему на плечо и

направил его к бару в углу. -"Давай выпьем, пока я расскажу. Тебе это нужно."

Люцерн заволновался, пока Крис наливал стакан скотча, которого он попросил. Он начинал

верить, что эта конференция будет еще хуже, чем он боялся.

-"Вот"-. Крис протянул ему стакан. Затем жестом предложил перейти к кушетке, которая

стояла напротив окна.

Люцерн подошёл к ней, вдруг поняв, насколько он был голоден.- "Доставляли ли для меня

посылку? "

-"Нет, на сколько я знаю. Уверен, что они бы сказали об этом, когда я регистрировался, " -

ответил Крис. Он сел в одно из кресел, оставив диван для Люцерна.- "Но, я не знал, что ваше

имя зарегистрировано для этой комнаты ".

Люцерн застыл. Мог он не быть человеком в любой из этих ситуаций?

Дверь спальни Кейт вдруг открылась, и она выбежала. Люцерн автоматически встал на ее

вход, забыв о своей надежде на доставку крови. Он уставился на женщину. На ней были

одеты джинсы, дополненные ковбойскими сапогами по колено, клетчатой рубашкой,

замшевой курткой с бахромой, и ковбойской шляпой. Она выглядела очень сексуально.

-"Кэти"-, позвал Крис.- "Ты вписала имя Люцерна в комнату?"


Кейт посмотрел с удивлением.- "Конечно, нет. Я боялась, что кто-то может связать имена

Люцерна Аржено и Люцерном Аргентусом и выяснить, что это его комната. Сама идея этого

номера была в том, что ни один из его поклонников не смог бы найти его. А что? "

- "Люк ожидал доставки. Я думаю, они вернули её, когда не нашли его здесь."

Кейт повернулась и посмотрела на Люцерна. - "Извини. Просто позвони и забронируй её на

мое имя. Хорошо? "

Люцерн медленно кивнул, его глаза пировали на ней. Она покраснела под его взглядом, и

сказала: -"Я постараюсь вернуться не поздно. Крис будет заботиться о тебе, пока я не

вернусь. Он сделает всё, что хочешь, ладно? "

Люцерн снова кивнул, его язык приклеился к нёбу.

-"Крис".- Она обратила свое внимание на ее сотрудника.- "Заставьте его посмотреть

телевизор. Может быть, он сможет обновить свою лексику, смотря его. "

Редактор засмеялся. -"Кэти, дорогая, если просмотр телевизора не изменил его речи до сих

пор, то одна ночь вряд ли что-то изменит ".

- "У него нет телевизора"-, пояснила она сухо. -"По крайней мере, я не видела ни одного"-.

Она повернулась и с любопытством посмотрела на Люцерна.- "У тебя есть?"

Он покачал головой. Телевизор, по его мнению, разрушает мозг.

- "Я так не думаю "-, сказала она с удовлетворением. Она поручила ее другу -"Заставь его

посмотреть его. Парни, увидимся позже. "

Оба молчали, пока дверь не закрылась за Кейт. Люцерн опустился на диван.

- "Почему ты встал?"- Крис с любопытством спросил.

-"Дама вошла в комнату"-, рассеянно ответил Люцерн. Он все еще видел Кейт в её костюме.

Он обычно предпочитал женщин в более женственной одежде, но в Кейт не было ничего

мужского в этом наряде.

-"Ты прикалываешься о ТВ, да?"- спросил Крис.- "У тебя действительно его нет?"

-"Нет и никогда не было".

- "Мужик!" -Крис взял пульт дистанционного управления со стола. Люцерн понял это, у него

дома был один от его стерео системы. Это должно быть от телевизора. Редактор нажал и

ухмыльнулся.- "Тебе нужно лечиться, Люк. Ты полюбишь телевидение ".

Люцерн скривился. Он очень сомневался, что он полюбит телевидение. Он был парнем

более театрального типа. Старые привычки тяжело умирают.

Глава восьмая

Люцерн полюбил телевидение. Он не знал, что позволило помешать ему, попробовать его до

сих пор. ТВ - чудесное изобретение. Оно похоже на мини-сцену с маленькими героями. И

какими героями! В течение последних трех часов он смотрел фильм Монти Пайтона ... или, это был главный герой?

Во всяком случае, они смотрели его первым. Когда он закончился, Крис посмотрел

программу телепередач и воскликнул: -"Да! Марафон Черной гадюки "! И они смотрели его

до сих пор. Это грандиозное шоу! Замечательное и забавное. Люцерн не смеялся так сильно

годами.

- "У них все истории смешались, но это довольно забавно" -, объявил он, доставая свежего

пива

из упаковки на журнальный столик.

Крис рассмеялся, потом резко остановился, его глаза расширились.- "Ох, приплыли! Кейт

убьёт меня!"

Брови Люцерна поднялись.- "Почему?"

- "Потому что я должен был заставить тебя смотреть современное американское

телевидение, чтобы помочь с твоей речью." - Он задумался на минуту, прежде чем пожать

плечами. -"Какого чёрта. В любом случае уже поздно менять твою речь. "

Люцерн рассеянно кивнул. Упоминание Кейт напомнило ее ранние обвинения. Она сказала,

что он говорит старомодно. Люцерн предполагал, что так и было, было трудно изменить

свою речь. Он родился в Швейцарии в 1390 году. Его родители много переезжали в те дни, но именно там он был зачат и рожден. Они впоследствии вернулись в Англию, и он научился

говорить по-английски, используя королевский английский. Несмотря на все страны, в

которых он жил с тех пор, и все языки, которые он выучил и на которых говорил, он все же

несёт и, вероятно, всегда будет нести легкий акцент, которому его выучили.

Что еще она сказала? Он вспомнил, что-то об Ангеле. То, что он был похож на подражателя

Ангела? Что это означает? Ее голос был слишком ворчливым, чтобы принять это за

комплимент. Его взгляд переместился с экрана телевизора к Крису. -"Кто или что такое этот

Ангел подражатель?"

Крис повернулся с пустым выражением на лице. -"А?"

- "Кейт сказала, что я выглядел, как Ангел подражатель"-, напомнил ему Люцерн.

Понимание сразу озарило лицо молодого редактора.- "О, да. Ну, ты знаешь Ангел. Баффи и

Ангел? Истребительница вампиров и вампир? А, ну да. Ты не смотришь телевизор, так что

ты просто не знаешь ", - сказал он наконец.-" Ну, Ангел это вампир, как ты понимаешь. И он

является, или был, парнем Баффи, истребительницы вампиров. Но сейчас у него есть свое

собственное шоу ".

-"Истребительница вампиров"? - спросил с тревогой Люцерн. Неужели они все еще есть?

Боже, он думал, что повальное увлечение вымерло столетие или около того назад. Жизнь

была довольно напряженной. Он и его семья были вынуждены быть ужасно осторожными

или даже более чем обычно. Они всегда должны быть осторожными. Их естественные

наклонности делали их мишенью много раз на протяжении веков. Многие из них были

сожжены как ведьмы во времена инквизиции, и когда Стокер издал свою проклятую книгу,

убийцы вампиров появились повсюду. Это было чёртово недоразумение. А так же страх. Его

семья только начала расслабляться после появления банков крови, что уменьшило как охоту

вампиров, так и охоту на них. Но оказалось, что это ложная безопасность. Истребители ещё

существуют.

Ну, он ничего не мог поделать с этим на данный момент, хотя он может предупредить его

семью. Он упомянет об этом Бастьену, когда его брат перезвонит.

Люцерн перешел на другие обвинения Кейт.- "Что имела ввиду Кейт, когда сказала, что я

был назван в честь молочных продуктов "?

- "О"-. Крис изменил лицо. -"Люцерн – это молочная компания здесь, в Штатах".

-"Молочная компания?"

- "Да, ну ты знаешь, молоко, творог, мороженое,"- раздраженно объяснил Крис.

-"Я знаю, что такое молочные продукты"-, раздраженно сказал Люцерн.- "Но я не назван в

честь молочных продуктов."

-"Так в честь чего тебя назвали?"

- "Озеро в Швейцарии, где я был зачат".

Крис кивнул. -"Я думаю, что я слышал о нём. Но кажется у озера Люцерне есть Е на конце?"

- "Да, ну ... Я предполагаю, что моя мать подумала, что Е делает имя женским. Она убрала

его."

-"Ах"-. Крис снова кивнул. -"Это крутое имя. Не обращай внимания на то, что сказала Кейт.

Она просто немного вспыльчива в последнее время. Работает слишком усердно, или что-то в

этом роде." -Он указал на коробку от пиццы на столе.-" Там что-нибудь осталось? "

Люцерн наклонился и увидел, что там осталось еще два ломтика мясной пиццы, которую

они заказали. Он взял один, а затем передал коробку Крису.

Кроме телевидения, пицца была еще одним, что он никогда не пробовал. Это было не то, что

подают в ресторанах, которые он часто посещал. Люцерн начал думать, что его чванливость

заставила его пропустить многие удовольствия, которыми он мог бы по-настоящему

наслаждаться. Он никогда не был любителем пива, но оно хорошо сочеталось с пиццей. А

еще лучше с арахисом. Это было ещё одной забавой отчищать арахис и посылать скорлупу

снарядами везде.

Люцерн уставился на кофейный столик с интересом. Он был наводнен пустыми пивными

банками, арахисовыми снарядами, использованными бумажными тарелками и салфетками.

Он сначала пытался убирать, когда они ели, сказывался его педантичный характер, но Крис

сказал ему остановиться, он загораживает телевизор. Теперь Люцерн понял, что ему

достаточно комфортно среди беспорядка.

Его взгляд с любопытством скользнул к его товарищу. Редактор друг Кейт - интересный

человек, в основном с хорошим характером, но с едким остроумием в противовес его

юности. Люцерн знал, что человек с его двадцатью с лишним -младенец по сравнению с его

возрастом, хотя вероятно редактор обидится, если так думать. Несмотря на это, Люцерн

наслаждался его компанией.


Однако, он обнаружил, что часто поглядывает на шею человека в последний час или около

того. Теперь, когда он поел обычную пищу, и удовлетворил его естественный голод,

отсутствие доставки крови начинало грызть Люцерна. Он звонил Бастьену два раза из своей

спальни, но не получил ответа. Его брата никогда не было дома! Но это было обычно для

Бастьена.

Его младший брат усердно трудился, проводя много часов, иногда днём, иногда ночью в

семейной компании. Бастьен взял бразды правления Аргент Инкорпорейтед после смерти

отца. Люцерн никогда не был заинтересован. Он всегда предпочитал искусство, чередуя

живопись и литературу последние пару сотен лет.

В противоположность этому, Бастьену всегда нравились махинации бизнеса. Мальчик

работал в

семейной компания большую часть своей взрослой жизни, и был хорош в этом. Бастьен был

тем, кто убедил их отца перейти от сельского хозяйства и доставки к производству в

восемнадцатом веке. Он также был тот, кто решил, что они должны питаться с помощью

банков крови. Бастьен был инновационным мыслителем.

Его также было чертовски трудно найти. Семейный бизнес часто заставлял его делать

неожиданные поездки в зарубежные страны на неопределенный период. Люцерн часто не

был уверен, где его младший брат или когда он вернется. Бастьен, возможно, просто был на

ужине, когда он позвонил, или он может быть на пути в Европу обрабатывать проблему

главных офисов. В любом случае, он получит сообщение Люцерна и перезвонит рано или

поздно. Но Люцерн был голоден сейчас.

Его взгляд снова скользнул к горлу Криса. У редактора был хороший здоровый пульс.

Люцерн, вероятно, может выпить пинту из него без ущерба для парня. Конечно, пропитанная

алкоголем кровь, он подумал с грустью. А в его собственной крови уже была хорошая часть

алкоголя. Он нахмурился, но взгляд остался прикованным к шее человека. Крис рассмеялся

из-за чего-то, что произошло в последнем эпизоде Черной гадюки. Люцерн не смотрел в

сторону телевизора; он становился голоднее.

Желание крови не походило на желание пищи. Оно было несколько похоже на жажду, но

это не просто сухость во рту. Оно затрагивает все его тело. Его кожа, казалось, сморщилась и

болела от недостатка питания.

Он знал, что не было бы так плохо, сейчас, если бы он не выходил на солнце. Прогулка от

автомобиля до аэропорта была короткой, но в аэропорту везде были окна, и у него было

место у прохода в самолёте. Поэтому он не смог занавесить окно. Он застрял с солнцем, светящим в окно и попадающим на него. Солнце опасно для его вида. Оно причиняет ущерб

всем, конечно, и людям его расы и обычным людям тоже. Но его тело, его кровь, постоянно

лечатся от этого и других повседневных повреждений, а солнечные лучи могут сделать очень

большой ущерб, используя свои резервы в ускоренном темпе и оставляя его опасно

обезвоженным, в результате чего жажда, что никакая вода не поможет. Только кровь.

- "Что ты делаешь?"

Вопрос Криса помог Люцерну понять, что он встал и двигался вокруг мужчины. Редактор

крутился в своем кресле, глядя на него с любопытством.

Ничего. Я сижу на диване. Смотрю шоу, повелел Люцерн, скользя внутри разума человека

без особых усилий и взяв его под свой контроль.

-"Смотрю шоу"-, отозвался эхом редактор, и развернулся на своем месте.

Люцерн улыбнулся. Он не потерял способность заходить в чужой разум и брать его под свой

контроль. Его провал в попытках сделать так с Кейт заставил его беспокоиться то, что он

забыл, как это делать. Он конечно этого не забыл. Это означало, что Кейт была одной из тех

нечитаемых людей, которые, как его мать клялась, были ...

Люцерн оттолкнул эти мысли прочь. Мысли о Кейт в этот момент разбудили в нём чувство

вины. Он собирался пообедать её коллегой, и знал, что она не будет в восторге.

Его взгляд сузился на человека, сидящего перед ним, и он быстро просмотрел мысли

редактора, ища что-нибудь о Кейт. Он вздохнул с облегчением, найдя немного дружбы и

привязанности. У Криса и Кейт не сейчас, ни никогда не было каких-либо отношений. Это

было хорошо. Люцерну понравился молодой человек. Он бы не понравился ему так, если бы

у него были бы романтические отношения с Кейт.

Люцерн очистил мысли Криса, заставляя его сосредоточиться только на Черной гадюке. Он

не будет знать о Люцерне, который коснулся его макушки и наклонил его в сторону, чтобы

ему открылся более широкий доступ к сонной артерии.

Люцерн наклонился вперед. Он укусит только немного, возьмёт ровно столько крови, чтобы

избавиться от неприятных ощущений, вызванных жаждой. Только чуть-чуть.

Кейт вышла из лифта и пошла по коридору с облегчением. Она провела последние

несколько часов, участвуя в разговорах, поощрениях, хваля ее писателей на вечеринке. Все

они были замечательными женщинами, но мало общались с ней лично, поэтому, когда они

получили возможность увидеть ее, им всем было что-то нужно. Несмотря на веселье, встречи

были умственно и эмоционально изнурительными, и Кейт не могла дождаться, когда

вернётся в комнату и отдохнёт.

Она думала о Люцерне. Сняв шляпу, она провела руками по её волосам. Она была излишне

властной с ним ранее. Ее единственным оправданием были разочарование и усталость. Она

была расстроена, потому что, хотя ей удалось получить мужчину на конференцию, она

опасалась, что будет больше вреда, чем пользы. И она много работала в прошлом месяце

пытаясь вырваться вперед, чтобы ее отсутствие на эти дни не было бы проблемой. Добавить

к этому, её постоянное беспокойство по поводу того, приедет ли Люцерн или нет.

Кейт вздохнула про себя и достала из кармана ее ключ от номера. Она будет очень милой с

ним, чтобы компенсировать ее раннюю раздражительность. В конце концов, это не его вина, что он был назван в честь молочных продуктов, был бледен, как смерть и часто говорил в

старинной манере. Его обманом заставили дать слово и приехать сюда. Он не был так уж

плох. Он...

Извращенец! Это была первая мысль, Кейт того, как она открыла дверь в номер. Она не

могла поверить своим глазам. Она даже не была уверена относительно того, чем она стала

свидетелем. Крис сидел в кресле, и Кейт была почти уверена, что он смотрит телевизор, когда как Люцерн наклонился, положил руки ему на плечо и грудь и уткнулся лицом в шею

редактора.

Кейт застыла с открытым ртом. Люцерн Аржено был геем: и приставал к ее коллеге!

-"Какого черта ты делаешь?"

Люцерн выпрямился и резко повернулся лицом к двери, где стояла застывшая Кейт. Его

первой мыслью было, ой-ёй. Его второй было то, что это проклятье, что она устойчива к

контролю разума, потому что он использовал бы его на ней. Потом зазвонил телефон.

Люцерну понадобилась секунда, чтобы укрепить свой контроль над Крисом, чтобы редактор

не слышал или видел то, что происходит, это было лучше сем освободить его разум, до того

как Люцерн не придумает как объяснить это. Потом, оставив Кейт, казалось, неспособную

двигаться в данный момент, стоять у двери, пошел в его спальню, чтобы ответить на

телефонный звонок. Он надеялся, что это был Бастьен.

Как он надеялся, это был голос его брата на проводе. Если бы его брат позвонил на полчаса

раньше, Люцерну, возможно, удалось бы контролировать свою жажду крови и избежать

сцены в другой комнате. Как, черт возьми, он собирается объяснить это Кейт?

- "Люцерн? Люцерн"!

Он сдался и обратил свое внимание на Бастьена.- "Где ты?"- спросил он.

- "Я в Европе. Я получил твоё сообщение, но ты не сказал, в чем дело. Что…?"

-"Повесь телефон"-. Кейт внезапно оказалась рядом. Он должен был запереть дверь.

Оказалось, что она оправилась от шока, и, судя по выражению ее лица, она не сияла

восторгом.

-"Минуточку, Кейт",- Люцерн нахмурился.- "Уйди и подожди в другой комнате".

- "Нет, я хочу поговорить с тобой. Сейчас. ".- Она схватилась за приемник, но Люцерн

отвернулся, перемещая его из ее досягаемости.

- "Слушай, Бастьен. Я ..."- Он сделал паузу и посмотрел на приемник в руке после звука

щелчка в его ухо.

-"Что ты делал с Крисом?"

Люцерн обернулся. -"Ты повесила трубку!"- Он уставился на Кейт.

- "Чёрт подери, да ты прав я повесила,"- прошипела она. Она посмотрела на дверь в другую

комнату.

Звуки смеха из Черной гадюки можно было услышать везде. Она повернулась и обвинила

суровым шепотом: -"Я оставила вас только на несколько часов и вернувшись нашла вас

лапающего моего друга? Для твоего сведения, он не гей, так что не трать свое время. Я не

могу поверить, что ты так сделал, но ты объяснишь всё прямо сейчас ".

Люцерн отпрянул, как будто она ударила его.- "Я не лапал твоего друга. За кого ты меня

принимаешь? "

-"Ну, а за кого я должна принимать тебя? Ты никогда не показывал и малейшего интереса ко

мне, а когда я вернусь, то нашла тебя с Крисом! "

Люцерн посмотрел на нее, потом положил трубку на тумбочку. Схватив ее за запястье, он

потянул ее к себе. Она вздохнула с удивлением, перед тем, как его рот накрыл ее.

Это не был мягкий, предварительный поцелуй. Люцерн что-то доказывал. Кроме того, он

хотел её так долго, что он не смог быть мягким, если бы захотел. Поцелуй был

требовательным, заставляя ее губы открыться, чтобы протолкнуть свой язык внутрь, его тело

напряглось от ее вкуса. Она была горячей и сладкой как он представлял.

И она была готова. Ох, не сразу. В первый миг или два Кейт была жесткой в его руках, но

потом застонала и сдавшись растворилась в нем, ее тело прижималось к нему как мягкий

свитер. Ее грудь упёрлась в его, когда она закинула свободную руку ему на шею и немного

наклонила голову, чтобы было удобней целовать его в ответ.

Это только разожгло пламя желания в Люцерне. Забыв свое первоначальное намерение

доказать, что он не гей, он выпустил ее запястье и обвил руки вокруг нее. Позволив рукам

спуститься вниз по её спине к попке в форме сердца, он приподнял её, пока они не

соприкоснулись бёдрами. Кейт была теплым солнечным светом, она выгибалась и стонала в

его руках. Ее рот открылся шире, и она начала посасывать его почти лихорадочно.

-"Люцерн"-. она выдохнула его имя в знак протеста, когда он остановился, чтобы

оглянуться. Но Люцерн не остановился. У него не было намерения останавливаться, он

просто хотел знать, где была эта чёртова кровать. Он хотел больше касаться её. Он хотел

взять ее. Но он не мог сделать этого, пока они стояли.

Увидев кровать прямо за Кейт, он притянул ее обратно к нему. Положив ее вниз, он

настойчиво прижал своё тело к её и опустил рот, чтобы снова ее поцеловать. Кейт сразу же

расслабилась, её руки прошлись по его спине, бокам и рукам. Люцерн почувствовал, что она

потянула его рубашку, пытаясь сознательно или бессознательно вытащить её из штанов, и он

был счастлив, что снял пиджак и галстук раньше. Так было меньше снимать.

На Кейт, конечно, был одето слишком много. Он решил помочь ей с этой проблемой, но

когда он разорвал их поцелуй, она запротестовала с громким стоном и впилась ногтями в его

бёдра, пытаясь удержать на месте.

Люцерн усмехнулся в ее рот, довольный ее страстью. Он дал ей еще один глубокий поцелуй, заполняя ее рот своим языком, а затем подвигал бёдрами в подражание того, что должно

было произойти. Он прервал поцелуй и покусывал путь вниз по ее подбородку, по горлу,

пока работал над пуговицами её блузки. Он заколебался, когда его губы нашли и

остановились на пульсирующей вене на её горле. Он чувствовал волнение в ее крови, мог

почти попробовать её. Он хотел укусить её. Хотел покормиться. Но он подождёт. Он возьмёт

ее кровь, когда возьмёт ее тело. Так они оба получат небывалое удовольствие. Будет лучше

подождать.

Люцерн позволил своему рту двигаться дальше, целуя нежную плоть Кейт пока он не достиг

круглых вершин ее груди, прикрытых бюстгальтером. Его руки были заняты. Ее рубашка

была расстегнута до места, где она была заправлена в джинсы. Люцерн встал на колени по

обе стороны ее бедер, и дернул рубашку, расстёгивая её полностью так, что она осталась

лежать по обе стороны от нее. Она лежала, голая, не считая белого хлопкового бюстгальтера.

Люцерн видел много женщин в различных состояниях раздевания. Он видел женщин в

корсетах, овивающих их талии, в облегающих французских пеньюарах, заставлявших его

затаить дыхание, в кусочках ничего, что нельзя было назвать одеждой, но он не думал, что

когда-либо видел что-то столь же сексуальное, как Кейт в ее хлопковом бюстгальтере. Ее

ковбойская шляпа свалилась и лежала рядом с ней, ее волосы были запутанны и лежали в

беспорядке вокруг нее, а вспыхнувшие щеки и сонные глаза были полны желания. Он хотел

поглотить ее. Хотел взять ее в свое тело и оставить там на вечность. Он хотел Кейт.

Она беспокойно двинулась под ним, её руки ласкали его живот через рубашку, и Люцерн

неохотно отказался от созерцания ее тела. Наклонившись вперед, он схватил ее за руки и

потянул ее сесть, а потом поцеловал ее, и обхватил её руками, чтобы избавиться от

бюстгальтера. Он мог бы просто разорвать его, но было бы обидно никогда не видеть её в

нём снова.

Кейт тоже не тратила время по- пусту. Она закончила выдергивать его рубашку из брюк и

побежала руками вниз, по его спине и вокруг, чтобы исследовать его грудь.

Люцерн улыбнулся напротив ее рта. Он расстегнул последнюю застежку и почувствовал

свободное скольжение ткани. Быстро спуская ее рубашку с плеч, он толкнул ее на кровать и

потянул хлопковый клочок, чтобы он смог увидеть ее должным образом.

-"Прекрасна"-. Слово выскользнул из его уст, когда он добрался до чаш ее грудей. Кейт

застонала и выгнула спину, от его прикосновения. Это всё, что было необходимо Люцерну, он сместился ниже по ее телу так, чтобы он мог наклониться вперед и взять совершенный, упругий сосок становившийся еще жестче от возбуждения. Кейт позволила ему немного

поразвлечься с ее грудью, потом схватила его за волосы и требовательно потянула голову

вверх.

Люцерн уступил требованию. Сдвинувшись, чтобы поцеловать ее, он протиснулся ногой

между ее. Он двинулся вверх, подталкивая его бедра, имитируя секс, пока целовал ее. Кейт

ответила горячо, поглаживая спину и злобно дергая его рубашку. Несколько пуговиц

оторвались. Люцерн вдруг обнаружил, что его рубашка расстёгнута, и он толкнулся ближе, так что их плоти встретились. Соски Кейт тёрлись о его грудь, посылая через него ток. Он

почувствовал ее руку, скользящую вниз по животу к его паху.

Люцерн одичал. Он придвинулся ближе, зажимая её руку между ними. Зазвонил

телефон. Люцерн слышал его, но это был далекий звук, не интересовавший его, а только

надоедающий. Кейт заполнила его разум. Она была все, что он видел и слышал, ее вздохи и

мягкие выдохи, ее запах, ее прикосновения. Она поглотила его. Мир может катиться к

чертям, его это не заботило. Кейт была с ним, и он хотел ее здесь навсегда. Намного дольше, чем навсегда.

Отрываясь от ее рта, Люцерн передвинулся к ее шее, нашел ее пульс и погрузил зубы в ее

плоть. Она вскрикнула, выгибая шею, и Люцерн закрыл глаза, прижимаясь своей нижней

частью тела к ее. Ее жизненная сила наполнила рот. Вкус сладкий, несмотря на ее стройное

тело. Люцерн всегда предпочитал больших женщин, находя их кровь густой и богатой и

приносящей наибольшее удовлетворение. Хотя кровь Кейт была другой, она была

пьянящий. Он почувствовал прилив сил, наполняющий его.

- "Эй, Люцерн! Парень по имени Бастьен ... О! Э-э, извините".

Люцерн резко выпрямился, поднимаясь на коленях на кровати. Обернувшись он увидел

Криса быстро удаляющегося от открытой двери. Он смотрел в изумлении, не веря, что он

настолько увлёкся, что забыл закрыть дверь, и был еще более поражен, что он потерял

контроль до такой степени, что выпустил разум редактора из-под контроля. Хуже всего, что

он позволил Крису поймать себя и Кейт вместе. Он не боялся, что человек узнал бы, что он

кормился, но другие предположения Криса были бы так же плохи. Кейт, конечно, не будет

рада этому. А у Люцерна не было желания доставить ей дискомфорт в отношениях со

своими коллегами.

Потом до Люцерна дошло, что сказал мужчина, и он вспомнил звонок телефона. Бастьен

перезванивал! Вскакивая с кровати, Люцерн бросился к двери как раз вовремя, чтобы

увидеть Криса вешающего трубку.

-"Ах"-, сказал редактор, наблюдая его в дверях.- "Я сказал ему, что ты занят."

Люцерн выругался. Открыв было рот, чтобы огрызнуться на молодого человека, он

остановился, когда понял, что редактор избегает смотреть на него. Кейс яростно краснел.

Люцерн посмотрел на себя, скривился, когда увидел, что Кейт не только справилась с его

рубашкой, ей удалось приняться за его брюки. Пояса нет, пуговица расстёгнута, и его брюки

спущены наполовину.

Он сомневался, что то, что увидел Крис расстроило его. Без сомнения, человеку было

дискомфортно, найти Кейт на месте преступления с одним из ее авторов.

Люцерн пытался решить, что делать, когда его внезапно оттолкнули в сторону. отходя, он

увидел Кейт выбегающую из комнаты мимо него. Ее рубашка была застёгнута, а шляпа

вернулась на голову, взглянув на ее лицо он увидел, что оно вишнево-красное от смущения.

Люцерн попытался схватить ее за руку, но она уже была вне досягаемости. Кейт сказала что-

то невнятное, что-то вроде "кровать", а затем исчезла в своей комнате. Дверь закрылась с

хлопком, а затем щёлкнул замок. Она определенно захотела побыть одна.

Люцерн несчастно вздохнул и провёл рукой по волосам. Он во всем сделал беспорядок.

- "Ну, я думаю, что я ... э ... тоже пойду спать "-, объявил Крис. Затем он исчез.

Качая головой, Люцерн подошел к бару. Он налил себе, а затем отнес напиток к себе

комнату, закрыв за собой дверь.

- "Теперь это не имеет значения,"- пробормотал он про себя, пока подходил к кровати. Он

запутал все и знал это.

Что он мог сделать сейчас? Он не имел понятия, что думает Кейт. Поняла ли она, что он

укусил ее? Обычно люди не помнят, но он обычно контролирует их разум, делая это,

получая удовольствие и отдавая его обратно, пока кормится. Это, обычно, очень эротичный

опыт для них. Для женщин, в любом случае. Он не стал бы делать этого с мужчинами, а

всего лишь отчистил бы их разум так, чтобы они не помнили, что случилось. Они просто

оставались с двумя маленькими ранками на шее и не знали откуда они взялись. Люцерн

открыл свой разум Кейт, когда укусил ее, но он не был уверен, почувствовала ли она его

удовольствие, как и ее собственное. Почувствовала ли она его укус? Было ли это

больно? Или же она чувствовала удовольствие и ликование?

Если она почувствовала боль от укуса, Кейт, вероятно, подумает, что он какой-то

ненормальный. Она подумает, что он написал про вампиров, потому что он ошибочно

считает себя одним из них. Или, что еще хуже, она узнает правду. Но Люцерн подозревал, что она выберет вариант про ненормального. Разумная современная женщина, как Кейт

никогда не поверит в вампиров.

Глава девятая

Кейт проснулась, чувствуя себя ужасно. Сначала она не понимала, почему, но потом

воспоминания ударили ее, как кувалда: Возвращение и нахождение Люцерна, нависшего над

Крисом. Его уход в спальню, чтобы ответить на звонок. Ее поход вслед за ним, ярость

переполняющая её. Как он смеет быть геем? она думала. Как он смеет ? Сама идея

ошеломляла ее. Он привлек её к нему. У неё были эротические сны о нем. Он не может быть

геем!

И оказалось, он не был. Она все еще чувствовала его губы на своих.

Ее первая реакция на его чувственное нападение была шоком, а затем ее гнев превратился в

расслабленность, и так же быстро, в желание.

Мужчина поцеловал её. Она вспомнила, его поцелуй, потом оттолкнула одеяло и

выскользнула из своей постели. Он смог поцеловать её, как никто никогда прежде. Его

поцелуи затронули ее душу и вытащили каждое желание, каждую каплю похоти,

находящиеся внутри нее, и вынули их на поверхность. Она хотела его. Она до сих пор хотела

его. Ее соски были напряжены прямо как в воспоминаниях. И он тоже был определенно

возбужден. Казалось, как будто в его штанах был большой стальной стержень, когда она

положила туда руку.

Всё было потрясающе. Не считая того, что она была его редактором, и не имело никакого

значения знание, насколько велик был его стальной стержень. А ее коллега поймал их,

собирающихся сделать это!

Кряхтя, она пошла в ванную, включила холодную воду в душе и вошла под неё. Она не

знала, как она собирается снова посмотреть в лицо этому мужчине. Но как-то

придётся. Следует ли ей действовать, как будто ничего не случилось? Следует ли поговорить

с Крисом по этому поводу? Следует ли ей поговорить с ними обоими? А если она поговорит

с одним из них, что она скажет? Она знала, что должна сказать Люцерну. Она должна

сказать, что это была ошибка и никогда не может повториться. Но она не хотела говорить

этого. А с Крисом, она не имела ни малейшего понятия. Там действительно было нечего

сказать.

Вздохнув, Кейт выключила воду и взяла полотенце. Она завернула тюрбан на мокрых

волосах, затем схватила второе полотенце, чтобы вытереться. Потом она взяла халат,

подошла к зеркалу и скривила себе лицо. Она должна высушить волосы, накраситься,

одеться, а затем выйти и встретиться с Крисом и Люцерном. Тьфу.

Кейт потянулась за полотенцем на ее волосах, чтобы расчесать, прежде чем сушить феном, когда заметила следы на ее шее. Остановившись, она присмотрелась на мгновение. Затем, придвинувшись к зеркалу и поворачивая голову в сторону, скосила глаза на шею.

Долгое время она просто смотрела на две небольшие ранки, все мысли, пролетели через ее

разум: книги Люцерн, где у героев такие же имена, как и у его семьи. Вечерняя свадьба.

Аллергия Люцерна и его матери на солнце. Рана на голове, которая кровоточила обильно, но

она не могла найти ничего, после того, как он смыл кровь. Поза, в которой он склонился над

Крисом, когда она вернулась, его рот около его шеи. Тот факт, что Крис даже казалось, не

знает о его присутствии, и не отреагировал на возвращение Кейт.

И все же она не помнит Люцерна, кусающего её вчера вечером. Или нет?

Ох. Вдруг она увидела образ, где она полуголая в объятиях Люцерна, ее грудь трётся о него, и он кусает её в шею. "О, Боже", она застонала. И "Не останавливайся". Она даже повернула

голову, чтобы открыть ему более широкий доступ.

Ее руки упали по бокам. Он укусил ее. Мало того, что Люцерн Аржено вампир, у него

хватило наглости укусить её!

Развернувшись, она выскочила из ванной.

- "Ты укусил меня!"

Глаза Люцерна мгновенно открылись, и он вскочил прямо на кровати, чтобы увидеть

женщину в дверях. Его глаза были мутными от усталости. Он вообще не спал. Организм не

может взять шесть сотен лет сна в течение дня и переключиться на сон ночью просто так. Он

лежал в постели, бодрствуя в течение большей части ночи, интересуясь, была ли Кейт очень

зла на него, и когда она снова окажется в его руках. Судя по выражению ее лица – не в

ближайшее время.

Вздохнув, он плюхнулся обратно на кровать со стоном. У него не было сил, спорить сейчас с

Кейт. Он едва выпил пару глотков из Криса, прежде чем она вернулась, а потом еще пару из

Кейт. Он был голоден, черт возьми.

- "Не игнорируй меня, Люцерн Аржено!"- Кейт возмущалась, продвигаясь вперед. -"Ты

укусил меня".

Ее слова пробились сквозь затуманенный сном ум, и его глаза снова открылись. Черт. Она

заметила. Он наблюдал, как она подходила, и заметил Криса озабоченно стоявшего за

дверью.

- "Закрой эту чёртову дверь "-, отрезал он.

Кейт с удивлением повернулась к двери. Заметив там Криса, она посмотрела на его шею. Там

тоже были ранки.

Брови Криса взлетел на нее злое выражение. Он схватил ручку двери и потянул её -"Я просто

закрою".

- "Подожди. Разреши мне посмотреть на твою шею"-, потребовала Кейт. Она была у двери в

одно мгновение и дёрнула его голову в сторону. Она уставилась на его горло в течение

минуты, затем яростно повернулась к Люцерна. -"Ты сукин сын ".

- "Блин, Кейт. Прими таблетку. Это не вина Люцерна. Я порезался когда брился ".

Она повернулась к Крису в шоке. Но он уже закрыл за собой дверь.

Комната была затемнена на мгновение, затем Люцерн щелкнул выключателем прикроватной

лампы. Кейт посмотрела на него.- "Что ты сделал с ним? Как ты заставил его думать, что это

порез после бритья? "

Ее неосторожность было глупой. Она подошла слишком близко, Люцерн поднялся с постели, схватил ее за руки и потащил, пока она не упала вниз на матрас. В следующее мгновение, он

перекатился, чтобы лечь сверху.

- "Слезь с меня"-. Она хотела сказать это командным голосом. Вместо этого, ее голос вышел

слабым дыханием. Кейт нахмурилась в попытке укрепить ее слова. Она точно не была

напугана, но в ее голосе была дрожь. Глаза Люцерна приобрели серебристый цвет, как в

гневе. Он был похож на хищника, и Кейт была уверена, что она жертва. Проблема была в

том, что она не была уверена, что не хотела ей быть. Ее тело уже отреагировало на его, прижатое к ней.

Люцерн колебался, потом позволил векам закрыть глаза. Он был похож на спящего льва. Это

на самом деле было не намного лучше.

- "Прости",- сказал он с правильным английским акцентом. Ещё одно доказательство его

вампиризма, подумала несчастно Кейт. Он вероятно действительно был старым.

- "За что?"- спросила она после нескольких минут молчания.

- "За то, что укусил тебя"-, быстро ответил он, затем добавил, - "без твоего разрешения."

Кейт нахмурилась.- "Что насчет Криса?"

- "Это был просто укус"-, сказал он, пожимая плечами.- "И ты сама сказала, чтобы я

подходил к нему, если мне что-нибудь понадобится."

- "Я не имела ввиду, что ты можешь кусать его!"- закричала Кейт.

Люцерну хватило наглости усмехнулся. -"А что я должен был делать?"

-"Ты мог бы ..."

Когда она замолчала, он спросил:- "Что? Сказать:" Ох. Скажи, Крис, ты не против, если я

выпью у тебя пинту крови, пока ты ешь арахис? У меня сильная жажда. ""- Он скорчил

лицо.- "Ты не вписала моё имя в комнату, так что кровь, которую должны были доставить, увезли. Я был голоден "-, он просто объяснил.

Кейт посмотрела на него, во рту пересохло. Он действительно вампир. Она вдруг поняла, что

действительно не верила до этого момента. Теперь верит. Почти. Поёрзав под ним, она

потребовала: "Покажи мне твои зубы".

Он показал их. Они выглядели совершенно нормально. Его клыки были немного

заостренные, но не слишком длинными, и она пробормотала:- "Не острые, заостренные, клыки ...."

- "А, эти зубы." -Люцерн открыл рот еще раз. К ее ужасу, клыки выдвинулись из его дёсен

как когти у кошки.

- "О, Боже," - Кейт захныкала.

Он сразу втянул клыки.- "Всё хорошо, Кейт. Я никогда не поврежу тебе."

-"Ты укусил меня!"- закричала она. За этим последовало - "О Боже, о Боже, Боже". Она никак

не мог перестать говорить это.

-"Но это не было больно"-, заявил он.- "Или было?"

- "О, Боже! Слезь с меня, слезь с меня, слезь!"- Она начала вырываться под ним, но это были

бесполезные попытки. Он был намного больше её. И сильнее. Она перестала вырываться,

пытаясь успокоиться, сказала:- "Пожалуйста".

Люцерн уставился на нее на мгновение, подозрительно, потом покачал головой. -"Я не могу.

Только после того, как ты пообещаешь, что никому не скажешь об этом ".

Она открыла рот, но он опередил ее, добавив: -"Это для твоего же блага, Кейт. Люди просто

подумают, что ты больная ".

Вероятно, он был прав насчет этого, поняла она. Все подумают, что она работала слишком

усердно и слетела с катушек. Движение внизу привлекло ее внимание, что-то двигалось там, и это не был Люцерн. По крайней мере не весь. О боже он возбуждался. Она могла

чувствовать его увеличивающегося и давящего на нее. Кейт откашлялась.- "Эмм, Люцерн"?

- "Зови меня Люк"-, предложил он. Он зло усмехнулся.- "Люцерн звучит формально, а мы

немного вышли за рамки. "

Кейт не улыбнулась. Она снова прочистила горло. -"Люк. Если ты мертв, как ты можешь..."-

Она перевела взгляд вниз. Он понял без её дальнейшего объяснения, и сместился так, чтобы

не прижиматься столь тесно к ней.

- "Я прошу прощения, но я боюсь, что нахожу тебя весьма привлекательной"-, сказал он с

большим достоинством.

- "Находишь"?- спросила она.

"Да".

- "О"-. Она не была уверена, должна ли быть счастлива этому или нет, поэтому повторила

свой вопрос. -"Но, если ты мертв…"

- "Я не мёртвый"-, сообщил ей Люцерн, закатывая глаза.

-"Нет?"- спросила она. Он серьёзно покачал головой, поэтому она продолжала: -"Тогда, ты

не бездушный"?

-"Нет"- Улыбка затронула его губы.

- "А остальные члены семьи ..."?

Он снова серьёзно покачал головой.

Кейт переваривала эту новость, ее ум обрабатывал то, что он писал книги про реальные

исторические события до его Вампирских романов. Она вспомнила, что первый роман был в

честь его родителей, Второй о Лисианне и Грегори -социальном работнике и терапевте,

прямо как реальные Лисианна и Грег и третий о Рейчел и Этьене, коронере и гейм-

дизайнере. Кажется, совершенно очевидным, что он все еще пишет исторические факты.-

"Сколько тебе лет?"

- "Шестьсот двенадцать"-, он спокойно ответил. Как если бы это был нормальный возраст.

Мой Бог, с тревогой поняла Кейт. Она сошла с ума. Она снова захныкала.

- "Всё хорошо, Кейт"-. Люк убрал волосы с ее лица. -"Я знаю, что это сложно сразу принять, но всё хорошо ".

- "Как это может быть хорошо? Ты вампир. И ты укусил меня"-. Она все еще не могла

поверить, что он сделал это. И почему это было так приятно?

-"Это просто был небольшой укус"-, сказал он. Когда она посмотрела на него, он попробовал

еще раз.- "Я жалею, что укусил тебя, но я был голоден ... а ты пахла просто восхитительно. "

- Его взгляд упал на её шею, когда он говорил, и тоска появилась на его лице. Тревога

пробежала через нее, и Кейт прикрыла шею обеими руками.

К ее раздражению, он начал хихикать. Его грудь покачивалась против нее.

-"Это не смешно"-, отрезала она. -"Как бы ты себя чувствовал на месте телятины"?

-"Моя дорогая Кейт. Тебя вряд ли можно принять за телятину,"- сказал он. Торжественно

добавил:- "Ты по крайней мере стейк ".

Ее рот открылся в ужасе. Люцерн воспользовался моментом и закрыл ее рот своим. К

большому огорчению Кейт, страсть, зажегшаяся в ней прошлой ночью, немедленно

вспыхнула к жизни снова. Судя по всему, ее телу было все равно, что он был кровососущим

демоном. Это просто ему нравилось. Больше, чем нравилось. И теперь Кейт боролась не

только с ним, но и собой. Это было поражение. Прошёл только один миг, прежде чем она

сдалась с мучительным стоном и обвила руки вокруг его шеи.

Это было всё, чего ждал Люцерн, через один удар сердца преграда между ними ушла и ее

халат был широко открыт. Что не только оставило ее обнаженной под ним, но предупредило

ее о том, что Люцерн Аржено спал голым.

Ее глаза расширились. Он спал в обнаженном виде в постели. Когда он разорвал их поцелуй, чтобы прикусить её ухо, Кейт ахнула: "А что насчет твоего гроба?"

-"Я оставил его дома."- Его голос был бархатным рычанием, пронизанным смехом.

Кейт не была уверена, шутит он или нет, но она перестала беспокоиться об этом, когда его

рука мягко накрыла одну грудь и сжала её. Застонав, она выгнулась под горячими ласками, а

затем её глаза открылись.- "Почему ты не холодный? Я думала, что вампиры холодные".

- "Я сказал тебе, я не мертв"-, напомнил ей Люцерн.

- "Ах, да,"- пробормотала Кейт. Затем Люк снова захватил её губы. Сдвигаясь по ее телу, он

заключил одну грудь в его теплый, влажный рот. Он посасывал её, как голодный ребенок.

Кейт вдруг стала не против того чтобы стать обедом. Что заставило ее подумать.- "А что

насчет чеснока?"

-"Люблю его "-, сказал он, и передвинул рот к другой груди.- "Когда-нибудь я оботру им всё

твоё тело и слижу его, как доказательство ".

Кейт представила это эротическое изображение, а затем поняла, что это почти тоже, что они

уже делают. Она была голая, он облизывал её. Боже! Все мысли вылетели из её головы, когда

его рука скользнула между ее бедер.

- "Люк"-, выдохнула она. К ее удивлению, он остановился, вздохнул и сел рядом с ней.

- "Хорошо. Давай разберёмся с этим. Мы, очевидно, не собираемся продолжить пока не

сделаем этого"-, сказал он с раздражением.

Поняв, что он думал, что она собирается задать ещё один вопрос, Кейт открыла рот, чтобы

поправить его, затем передумала. Она действительно хотела понять.

- "Мой пра-пра-дед был оттуда, что вы называете Атлантидой".

Кейт отпрянула. Это была последняя вещь, которую она ожидала от него услышать. Это

звучал, как бред.

Люцерн проигнорировал ее реакцию.- "Так как некоторые полагают, Атлантида была очень

технически продвинутой. Мой пра-пра-дед был ученым. Незадолго до падения города, он

разработал то, что люди сегодня называют нано - частицы. Я не буду объяснять все это, но

достаточно сказать, что он совместил науку наночастиц с микробиологией для создания

микроскопических наноструктур - вирусов, попадая в кровь, они там живут и размножаются.

Они паразитического типа ", -он объяснил.- "Они живут за счет хозяина, но в обмен

ремонтируют и восстанавливают его. Что оставляет хозяина молодым и здоровым на

неопределенный период времени. "

-"Вирус"? -Кейт спросила с отвращением.

-"Это не может передаваться через прикосновение или поцелуй".

- "Что насчет укуса?"- спросила она, ее рука бессознательно потянулась к ее шее.

-"Нет, не через укус. Наночастицы должны попасть непосредственно в кровоток или

организм."

- "Как когда Дракула порезал себя и прижал ко рту Мины своё запястье?"

- "Дракула"!- Люцерн тяжело вздохнул. -"Герой Брэма была основан на жестоком, гордом, варварском ублюдке. И если бы он мог держать язык за зубами когда напивается, то Брэм

Стокер никогда бы не писал эту проклятую книгу, которая в основном ошибочна из-за того, что его информатора убрали до того, как он сказал слишком много. "

Кейт смотрела, широко раскрыв глаза, не уверенная в том, верит ли она Люку или нет.

Возможно они оба сошли с ума.

- "Я жив, не мертв. У меня есть душа. Я могу чувствовать запах, есть и трогать чеснок.

Кресты не приносят никакого эффекта, и я могу ходить в церковь, как тебе хорошо известно, так как ты приняла участие в свадьбе моего брата. "

- "Но ты не можешь выходить на солнце,"- сказала Кейт.

- "Я могу"-, поправил он.- "Но солнце причиняет много вреда, что означает нужно больше

крови для наночастиц, чтобы восстановиться. Загар не очень полезен для людей. Это старит

кожу. Наши тела не загорают, и наночастицы пытаются заменить кожу, когда она стареет.

Это требует совсем немного крови. Чем больше и дольше кожа повреждается, тем больше

крови требуется. Раньше не было банков крови, и это означало, что мы должны были брать

кровь из людей, что повышало риск привлечь внимание. Было легче избегать солнечного

света и ограничивать потребление крови. Кроме того, было легче охотиться в ночное время.

"

-"И ты охотился на людей".

Он кивнул.

-"Значит, ты не человек?"

-"Да. Ну".- Он нахмурился. -"Я Атлант. Один вид, другая раса".

- "О"-. Она выдохнула, а потом просто сидела и переваривала все это, пока ее глаза

дрейфовали к ноге Люцерна. Его очень бледной ноги. Она предположила, что солярий не

подходит, и вспомнила, как иногда он был ужасно бледен и другие времена, когда был

обычным.- "Поэтому, когда ты действительно бледен, это потому что…"

-"Потому что я, нуждаюсь в кормлении"-, он закончил.- "Я обезвожен, и кровь перешла

ближе к моим органам, чтобы они могли функционировать. Когда я краснел, я был

накормлен ".

-"Обезвожен".- Она кивнула. -"Почему ты не можешь просто пить много воды? Почему это

должна быть кровь?"

- "Наночастицы используют кровь для ремонта и размножения. Тело не может делать кровь

достаточно быстро. Наночастицы вызывают жажду крови, когда им нужно больше, создавая

какую-то химическую реакцию в организме. "

-"А зубы?"

- "Они создают их в первую очередь. Это какое-то генетическое кодирование." - Он устало

вздохнул. -"Кейт, я доверил тебе мою жизнь и жизнь своей семьи, рассказав об этом. Если ты

расскажешь кому-нибудь ... ну, большинство людей подумает, что ты сумашедшая. Но

вполне возможно, что кто-то может поверить, и только одного человека достаточно, чтобы

подвергнуть опасности весь мой народ ".

-"Как много вас здесь?"

-"Около пятьсот."

Она позволила отразиться удивлению.- "Так мало?"

-"Да. Было бы опасно иметь слишком много. Нам разрешается иметь только одного ребенка

в столетие, чтобы сохранять популяцию ".

- "Но все равно вас должно быть больше. Если сейчас пятьсот, и у всех есть дети…"

- "Пятьсот включают мужчин, женщин и детей. Из этого, около, сто пар. И у нас есть

определенное количество смертей в каждом веке, тоже. "

Кейт была удивлена.- "Я думала, ты не можешь умереть."

- "Мы не стареем. Все умирает,"- объяснил он терпеливо. -"Болезни и вирусы никак не

влияют на нас, нано следят за этим, и мы не стареем. Но есть и другие способы, чтобы

умереть. Например, многие из нас были сожжены на костре во времена инквизиции ".

- "А как насчет кола в сердце?"

Люцерн кивнул.

-"Пуля в сердце"?- спросила она.

Он покачал головой. -"Наночастицы быстро возместят ущерб ".

- "Тогда почему же кол убьёт?"

- "Ну, это убьет, если оставить его на достаточно долго. Наночастицы попытаются

восстановить сердце вокруг него, но не смогут силой вытолкнуть его. Сердце не будет

биться, не будет свежей крови, чтобы помочь, и они и тело умрут ".

- "Ой. Я поняла"-. Кейт опустила взгляд и обнаружила, что смотрит на его вялый член. Все

это объяснение несколько разрушило настроение, что было проклятым позором. Очистив ее

горло, она подняла взгляд на его лицо.- "Так ... Бастьен послал тебе кровь, но потому, что я

не оставила твое имя на регистрации, вернули, и теперь ты ... " -Она заколебалась. Он был

бледен, как смерть. Однако, ему все-таки удавалось, выглядеть сильным и сексуальным. Это

действительно не кажется справедливым.- "Что произойдет, если ты не получишь кровь?"

- "Наночастицы начнут есть ткани, чтобы получить необходимые питательные вещества "-, признался он неохотно.

Глаза Кейт расширились от ужаса.- "Это звучит больно."

- "Так и есть", сказал он просто.

-"Это убьёт тебя?"

-"В конце концов да, но сначала будет много боли."

-"И я сбросила Бастьена прошлой ночью",- поняла она с ужасом.- "Можешь ли ты сказать

ему, чтобы он послал больше до…"

- "Нет" - Люцерн вдруг прозвучал немного вспыльчиво.

-"Разве ты не перезвонил ему?"

-"Я не знаю, где он находится. Все, что он сказал, что он в Европе перед тем, как ты повесила

трубку."

- "О, боже",- сказала она. -"Когда начнётся боль?"

-"В четыре часа этим утром".

Кейт закрыла глаза. Прекрасно! Это означало, что наночастицы уже ели его. У нее был

голодный вампир на руках. Он был настолько голоден, что это причиняло ему боль. И они

были в отеле с более чем двумя тысячами поклонниками романтики в ожидании броситься

на него. Это все равно, что лев на свиной ферме. Кейт вздохнула. Это была ее вина, конечно.

Она понимала, что должна это исправить.

- "Все в порядке. Сколько крови тебе нужно, до того, пока мы не сможем придумать как

достать больше?"

Он выглядел удивленным. -"Полной пинты будет достаточно на день, может быть. Но мне

нужно…"

- "Пинта!" -Кейт вскрикнула. О Боже -". Пинта? Это все равно, что полный молочный

коктейль".

- "Грубо говоря, да."

Кейт серьёзно подумала, что ей не было больно, когда он укусил ее прошлой ночью. На

самом деле, было очень приятно. Но пинта?

- "Столько берут, когда вы сдаёте кровь"-, он сказал ей, услужливо.

-"Да?"- Она никогда не сдавала кровь. Но она видела кадры людей, отдающих кровь в

новостях. Она предположила, что он говорит правду.

- "Да, это так"-, заверил он ее.- "Мне действительно нужно намного больше, но это все, что

можно с уверенностью взять без побочных эффектов. "

Вздохнув, Кейт подняла ее руку, запястьем вверх к его рту. -"Вперед".

Люцерн моргнул, нос слегка дрожал. Ей было интересно, может ли он чувствовать запах ее

крови. Думать, что для него она пахла аппетитно, было довольно тяжело.

- "Вперед"?- Он повторил неуверенно.

- "Вперёд- укуси меня"-, сказала она нетерпеливо. Отворачивая голову, щуря глаза на случай, если на этот раз будет больно. Это было ее запястье, в конце концов, а не шея. Может лучше

подставить ему шею.

Она застыла, когда он взял ее пальцы в свои. Кейт затаила дыхание в ожидании укуса. Её

сердце остановилось, и она чуть не выдернула ее руку, когда почувствовала, как его губы

коснулись чувствительной кожи ее запястья. Но это не принесло острую боль,

чувствовалось, как будто он щиплет кожу.

Ну, подумала она, когда щиплющее ощущение стало медленно перемещается вдоль ее

запястье, это было не так уж плохо. Намного приятнее чем сдать кровь в банк крови, она

была уверена. Намного. Даже возбуждающе. Она немного скорчилась, когда покусывания

достигли чувствительной внутренней стороны локтя. Очевидно, он еще не укусил. Или

укусил? Открыв один глаз, она посмотрела на него. Все, что она могла видеть это его голову, склонённую к её руке. У него были хорошие волосы. Густые и темные и…

-"Ах"-, выдохнула она, когда он немного прикусил ее кожу. Это не было больно, просто

настроило ее на сексуальное настроение. Но Кейт не думала, что он взял кровь или что-

нибудь. Он уже двигался дальше вверх по руке. Там не очень хорошие вены, смутно

подумала она, наблюдая, как его голова поднимается дальше и дальше. Когда он был в

верхней части ее руки, рядом с ее грудью, он вдруг переместился в сторону и ухватил ее

сосок. Она посмотрела удивившись. Она почти запротестовала, но, когда он потянул ее

чувствительную кожу, она решил, что может быть лучше, если он укусит ее здесь в любом

месте. Это не важно. Он тянул и посасывал ее, затем привлек ее глубоко в рот, и Кейт

решила, что если он кусает ее, он может делать это в любое время.

Одна из его рук скользнула вверх по животу, чтобы найти ее другую грудь. Кейт медленно

откинулась на кровать, говоря себе, что почувствует себя дурно после того как он возьмёт

пинту её крови, но по правде ее тело тряслось не от ужаса, ее мышцы дрожали от волнения.

Она не думала, что смогла бы остаться вертикально под его чувственным натиском.

Люцерн последовал за ней вниз и опёрся на один локоть, пока продолжал доставлять ей

удовольствие. Кейт закрыла глаза и позволила своим рукам зарыться в его волосы. Они

спутались и тянули по своей воле. Она не хотела прерывать его обед, но внезапно в ней

проснулся собственный голод- она отчаянно хотела, чтобы он поцеловал ее. Когда он поднял

его рот от ее сосков, Кейт увидела, что ее плоть была еще цела. Не укушена. Оказалось, что

кормление было довольно сложным испытанием. Она должна была знать. Люцерн не был

типом съел-и-побежал.

Его рот прильнул к ее, как она хотела, и Кейт утонула в поцелуе. Она также позволила её

рукам спуститься вниз по спине, чтобы найти его зад, и она притянула его крепко к ней даже

тогда, когда выгибалась ему на встречу. Он прижался к ней, не входя, но казалось, это

возбудило его так же сильно, как ее, потому что его поцелуй углубился, рот стал

требовательным.

Кейт застонала, когда он разорвал поцелуй и двинулся к ее шее. Так или иначе, она знала, что время для укуса пришло, и она чувствовала напряжение в процессе подготовки. Потом

она отвлеклась на то, что он передвинулся, раздвигая ее ноги. Он лёг между ее бедер, его

твердость вжималась в нее.

-"Я хочу тебя"-, прошептал он ей на ухо, прикусив чувствительную мочку, зубы слегка

пробежали по коже.

Кейт вдруг посетила безумная идея, что если бы её уши не были проколоты, он мог бы

сделать это для нее.

- "Кейт"?

Она заставила себя сосредоточиться. Он спрашивал разрешения. Она не была уверена, для

чего конкретно. Укусить ее, или погрузить его тело в неё? Возможно и то и другое. Кейт

открыла рот, чтобы сказать ему продолжать, когда раздался стук в дверь.

-"Привет? Эй! Вы двое!"- Крис позвал через дверь.- "Слушайте. Я очень не хочу беспокоить

вас, но приветственный завтрак и РТ награждение начнётся примерно через пятнадцать

минут. Вы готовы ребята? "

Глава десятая

- "С Люцерном всё хорошо? Он выглядит ужасно бледным".

На комментарий Эллисон, Кейт озабоченно посмотрела на ее автора. Люк был ужасно

бледен. Она заметила это ещё в его комнате, но он, казался здесь даже бледнее, под

софитами на приветственном завтраке. Она должна была настоять, чтобы он укусил её.

Она, конечно пыталась. Она сказала ему, чтобы он просто сделал это, но Крис настойчиво

стучал в дверь, и Люцерн отказался. Он боялся, что она станет слабой после этого, и он не

хотел, чтобы она страдала от приступов головокружения и, возможно, даже упала. Кроме

того он сказал, что нет времени. Он сделает это позже.

Теперь, когда она увидела его бледность, она мысленно пинала себя за то, что не была более

настойчива.

-"Кейт"?

Она повернулась и заставила себя улыбнуться для своего босса.- "Он немного переутомился.

С ним всё будет в порядке".

Эллисон приняла ложь и обратила свое внимание на еду, оставив Кейт беспокоиться за

Люцерна. Она собирается заставить его укусить ее сразу после завтрака, они могли бы

быстро подняться на верх для быстрого секса, перед чтением для поклонников и

обсуждениями. А потом ей придется найти способ достать ему кровь. Она думала над этим

вопросом, и даже если они сегодня дозвонятся до Бастьена, она была уверена, что он

организует доставку только завтра.

Кейт нахмурилась, когда поняла, что Бастьен может звонить прямо в эту секунду, а в их

комнате нет никого, чтобы ответить на звонок. И не будет весь день. И вечером, если они

будут присутствовать на воссоединении моделей обложек. Возможно, они смогут

пропустить это. Люцерн на самом деле не был там нужен. Все фанаты будут заинтересованы

в моделях мужчинах и, возможно, не заметят его отсутствия. Однако Эллисон и Чак заметят.

Кейт нахмурилась на ее тарелку. Эллисон не будет против, но не Чак. Он очень беспокоится

о деньгах, компания заплатила за Люцерна, и он хочет, чтобы затраты оправдались.


- "Он говорит?"

Кейт резко взглянула вверх на едкий вопрос Чака. Она убедилась, что Крис был с одной

стороны от Люцерна, а она с другой. Эллисон была с права от неё, Чак был рядом с Эллисон, но директор склонился над издателем, и его подбородок практически лежал на её груди, пока

он говорил. Эллисон вскипела, и Кейт не могла винить ее. Чак был свиньёй, приставая ко

всем женщинам в офисе, и пытался смотреть вниз на их груди. Он не пользовался уважением

сотрудников, и они вряд ли дождутся его замены. Как правило, президенты в Раундхауз

меняются почти ежегодно. Кейт просто надеялась, что Чак Морган не будет исключением.

Никто в Раундхауз не был счастлив, когда он заменил Джорджа Сассуна. Их последний

президент был исключительным человеком, пришедшим в издательство с радио и

телевидения, в результате чего у него был здравый смысл. Он сделал замечательные вещи

для Раундхауз. Никто не был удивлен, когда ему предложили место в крупной компании.

Чак Морган стал плохой заменой.

Ее взгляд продрейфовал мимо его насмешливого лица к Джоди Хэмптон, писательнице,

которая сидела рядом с ним. Джоди бросала любопытные взгляды на Люцерна. Кейт не была

удивлена. Он был привлекательным мужчиной, поэтому получил необычайное количество

VIP приглашений. Редакторы и сотрудники Раундхауз должны были быть распределены

среди пары столов, так что все их писатели чувствовали себя причастными. Но Крис и Кейт

не собирались оставлять Люцерна на всю неделю, а Эллисон и Чак хотели встретиться с

таинственным мистером Аржено, поэтому они все сгруппировались вокруг него. Что

оставило только Диану Станкик и Тома Дюшана, разделиться среди других тридцати

писателей Раундхауз.

- "Я спросил, он говорит?"

Взгляд Кейт вернулся обратно к Чаку. Он был одним из немногих мужчин, черты которого

отражали его неприятную природу. У него был рябое, красное лицо, свисающие седые усы и

пятнистая, облысевшая голова.

Кейт обдумала вопрос. К сожалению, Люцерн был довольно молчаливым и в лучшее время.

Сейчас, он молчал, как рыба. Она открыла рот, чтобы оправдать его молчание, а затем так же

быстро передумала. Они хотели, чтобы он появился здесь, она привезла его. Возможно, если

они не будут довольны его исполнением сейчас, но не будут приставать к нему в будущем.

Она только пожала плечами и сказала:- "Не много".

Чаку, кажется, это не понравилось. Кейт это не волновало. Это была правда, и она не может

нести ответственность за характер Люцерна. Ее взгляд скользнул к писателю еще раз. Крис

говорил, а Люцерн глухо кивал.

Вокруг глаз появились напряженные морщинки, что беспокоило ее. Это заинтересовало,

насколько сильную боль он испытывает. Она сразу же начала пытаться придумать, как

достать ему крови и больше, чем пинту, что по его словам было безопасно взять у неё. Она

кратко рассматривала, список людей в качестве жертвы для укуса, и ей всё больше и больше

нравилась идея поставить Чака во главе списка, но больше там никого не было, кем бы она

хотела накормить его.

Кейт все еще размышляла над проблемой, когда со столов унесли тарелки, и началась

Церемония награждения. Она вяло слушала, как назывались номинанты в каждой категории, а затем победитель. Кейт хлопала, когда это делали другие, но она была глубоко погружена в

свои мысли.

-"И последний кандидат -Люк Амиральт «Укусы любви»".

Кейт подскочила на своём месте, когда был назван псевдонимом Люка. Она не была

удивлена тем, что Люцерн сделал то же самое. Она забыла сказать ему, что его книга была

номинирована в трех различных категориях. Она вздрогнула, когда он, смотря обвиняюще, повернулся к ней,.

- "Ты номинирован. Это не значит, что ты выиграешь"-, успокаивающе сказала Кейт.

- "И победителем становится ... Люк Амиральт «Укусы любви»!"

- "Merde "-, пробормотал Люцерн.

- "Дерьмо"-, повторила по-английски Кейт. Она помедлила, но когда Люцерн не показывал

никаких признаков того, что он собирается вставать, она наклонилась к нему, чтобы

объяснить,- "Ты должен пойти и получить награду."

-"Я не хочу".

Кейт почувствовала, что ее сердце сжалось при его детской жалобе. Шестьсот лет, а он по-

прежнему говорит как ребенок. Все мужчины одинаковые, независимо от вида ... или расы?

Все равно. Взяв его за локоть, она внезапно встала, заставляя его подняться вместе с ней.- "Я

тоже. Так что, мы сделаем это вместе".

К ее большому облегчению, он позволил ей поднять его на ноги, а затем повести в дальний

конец комнаты. Люди хлопали и кричали поздравления, некоторые кричали, что они

обожают его книги. Люцерн казалось, вообще не обращал внимания на все это. Кожа на его

лице была натянута, выражение лица почти болезненным, пока он упрямо шел вперед. Кейт

не могла решить, было ли это связано с голодом или была реакция на нахождение в центре

внимания. Она знала, что он ненавидит вещи такого рода. Она узнала о его затворничестве в

Торонто. Проведя три дня в его компании, и по тому многому, что его мать и сестра

рассказали о нем на свадьбе.

Кэтрин Фальк или леди Барроу - женщина из Книжного клуба журнала Ромэнтик Таймс,

ждала на сцене, чтобы вручить награду. Она широко улыбнулась, когда Кейт и Люцерн

ступили на подиум, потом на ее лице замерцала озабоченность, когда она заметила их

странное поведение. Кейт пыталась успокоить женщину яркой улыбкой. Люцерн не был

человеком умеющим говорить речи, а какая-то речь ожидалась.

- "Поздравляю, мистер Амиральт," - сказала Леди Барроу, пока передавала награду.- "Я

получила очень большое удовольствие от вашей вампирской серии ".

Люцерн что то пробормотал, взял награду и стал отходить к кулисами. Кейт поспешила за

ним, чтобы поймать его за руку.

-"Ты должен поблагодарить"-, прошипела она, понуждая его вернуться обратно к Леди

Барроу на подиум.

-"Я не хочу".

Кейт нахмурилась на слабость в его голосе. Она предпочитала его "нет" и заинтересовалась, насколько отсутствие крови может повлиять на его голову. Если она не найдёт ему кровь в

ближайшее время, может, он просто сойдёт с ума? Она скривилась на идею.

- "Просто скажи спасибо"-, мрачно приказала она, возвращая его на подиум.

-"С ним все в порядке?"- шепотом спросила Леди Барроу, когда Люцерн остановился перед

микрофоном. Он тупо смотрел на море лиц. Кейт спрашивала себя, была ли толпа похожа

для него на праздничные стейки, затем кивнула.


- "Немного переутомился"-, солгала она.

-"Вы уверены?"- Кэтрин сомневалась, поэтому Кейт добавила: -"И небольшое растройство

желудка, я думаю."- Затем она поддалась, признав:- "Ему не очень хорошо".

- "Ах, дорогая," - пробормотала Леди Барроу.

- "Но мы надеемся, что это быстро пройдёт"-, она заверила женщину.- "Мы могли бы

пропустить встречу моделей обложек и пойти к врачу ".

- "Врач? Ночью?"

-"Это было самое раннее время, которое мы смогли получить"-, солгала Кейт.

- "Ох"-. Леди Барроу покачала головой, но потом кажется поняла, что Люцерн стоял молча у

микрофона некоторое время. Комната утопала в тишине.

Кейт подошла к нему и толкнула его.- "Скажи спасибо".

- "Спасибо,"-сказал он покорно. Это было довольно неблагодарное рычание. И тут же сделал

шаг назад после того, как сказал это. Кейт насторожилась, но леди Барроу помогла, встав

между ними и поймав его руку. Она снова вернула его вперед, а затем взяла под свой

контроль микрофон и сказала:- "Дамы и ... господа. "-Она добавила с усмешкой столу

мужчин моделей, единственным представителям мужчин, не считая маленькой горстки

персонала издательства и случайных мужей писательниц. -"Как вы можете видеть по его

бледности, мистер Амиральт плохо себя чувствует, но он настоял на своем участии в

сегодняшней церемонии, чтобы поблагодарить всех вас за поддержку."- Она замолчала на

мгновение, а затем продолжила:-" Я, например, очень счастлива, что он появился. Давайте

все вместе поблагодарим его за его замечательные рассказы. Спасибо, Люк ".

Кэтрин Фальк обернулась, чтобы обнять его, и толпа ворвалась аплодисментами.

Облегчение прошло через Кейт. Леди Барроу спасла их! Потом она заметила, как ноздри

Люцерна затрепетали, и что он опустил лицо к шее женщины. Его глаза приобрели ещё

более серебристое свечение. Его губы двигались вдоль кожи леди Барроу в поисках

пульсирующей вены.

Кейт глаза расширились от ужаса. Он вот-вот укусит Леди Барроу здесь, на этой проклятой

сцене!

- "Нет!"- крикнула Кейт, она увидела, как зубы Люцерна удлинились. Это был громкий крик.

Вся комната застыла в ошеломленной тишине. Но Кейт не волновалась, потому что леди

Барроу вырвалась из рук Люцерна и обернулась в изумлении. Люцерн нахмурился, на то, что

она прервала его обед.

- "Эээ ..."- сказала Кейт в полной тишине. Подойдя к микрофону, она добавила: -"Нет ... э ...

Не нужно благодарить его. Люцерн... он просто благодарен... э ... этой возможности,

поблагодарить всех вас. Э ... Спасибо. "

Толпа снова начала хлопать, но Кейт не замечала этого. Люцерн продвигался ближе к ничего

не подозревающей Леди Барроу, голод по-прежнему остался в его глазах. С принуждённой

улыбкой, Кейт схватила его за руку и потащила прочь.

- "Ты собрался, укусить ее,"- обвинила она.

-"Только немного."- прозвучало он угрюмо.

- "Немного?" -воскликнула она. -"Тут у всех на виду, на сцене?"

- "Они бы подумали, что это рекламный трюк"-, защищался он. Потом вздохнул и жалко

признался,

-", я не мог с собой ничего поделать. У нее была сильная, сладкая кровь".

Кейт посмотрела на него.- "Ты не…"

-"Нет, ты остановила меня во время. Но я могу сказать это по запаху".

Кейт поморщилась, затем заметила, что линии вокруг его глаз углубились и появились

вокруг рта. -"Насколько сейчас силён голод?" -Это был тупой вопрос. Человек едва не

укусил леди

Барроу на сцене. Голод был сильным. То, что она очень хотела бы знать:- "Я имею ввиду

тебе больно?"

Он мрачно кивнул.

- "Это вчерашний солнечный свет стал причиной этих неприятностей?"-спросила она. Если

это так, то вампиры были слабее, чем люди в некотором смысле. Относительно хрупки, в

этом отношении, по крайней мере.


-"Немного солнечного света, парень, сидевший рядом со мной в самолете, был простужен и

кашлял на меня… "

- "Нахождение рядом с больными требует больше крови?"- спросила с тревогой Кейт. Они

были в отеле с несколькими тысячами человек- вероятно здесь было огромное количество

микробов. Неудивительно, что он был так замкнут.

- "Да"-. Люцерн кивнул.- "Наночастицы окружают болезнь и уничтожают её, но это требует

больше…"

-"Крови"-, Кейт закончила несчастно.

- "Да. И, наконец, солнечный свет сегодня здесь."

Кейт оглянулась в светлой комнате с удивлением. Стены были твердые без окон, но здесь

над головой были матовые окна. Они были в крыше, и ей не пришло в голову, что это может

создать проблемы. Она должна была подумать об этом. Ее взгляд упал на стол, за которым

они сидели, и Кейт почти застонала, когда поняла, что она выбрала стол, расположенный

непосредственно под просветом.

- "Алкоголь прошлой ночью тоже не помог"-, продолжил Люцерн.- "Он обезвоживает

организм."

Кейт нахмурилась. Она обнаружила пустые банки пива, пустую коробку от пиццы и груды

скорлупы от арахиса вокруг журнального столика перед телевизором сегодня утром.

Выглядело так, будто Крис и Люцерн воспользовались ночью и устроили мальчишник.

Теперь Люк расплачивался за это. Значит его состояние было результатом многих вещей.

Однако последняя была по ее вине.

Они почти дошли до стола. Кейт направила Люцерна от него к одному из выходов.

-"Пошли".

-"Куда мы идем?" Он звучал растеряно.

-"Чтобы найти тебе пищу."- Она вышла из приемной и посмотрела вокруг. В

действительности у них не было времени, чтобы пойти в их номер. Необходимо найти более

близкое место. Она потащила его в сторону мужского туалета.

- "Зайди внутрь и посмотри, пуст ли он "-, предложила она. -"Если нет, то сделай так, чтобы

они ушли. Ты можешь сделать это, ведь так? Ну, контроль их разума и …"

-"Да. Но…"

- "Просто сделай это"-, настояла Кейт.

Люцерн покачал головой, но толкнул дверь. Пару минут спустя дверь открылась, и вышел

мужчина. Кейт узнал в нем одного из мужчин-моделей. Она нервно улыбнулась ему, но он

не улыбнулся в ответ, он даже не заметил, что она там стоит. Его глаза были стеклянными, выражение лица пустым.

Она посмотрела ему вслед, потом скользнула в уборную, найдя Люцерна в одиночестве, она

почувствовала облегчение.

- "Хорошо"-. Она решительно подошла к нему. -"Давай сделаем это".

Люцерн покачал головой, когда она протянула ему руку. -"Я не могу."

-"Что значит не можешь?"- отрезала она в отчаянии. -"Ты уже укусил Криса и меня один раз, поэтому, конечно, можешь. Просто выдвини свои зубы ".

- "Кейт, я не могу. Будет больно".

-"Это не было больно прошлой ночью"-, отметила она.

-"Потому что ты испытывала сексуальное желание."

Кейт покраснела, но не стала отрицать это. Ей стало жарко, и она почувствовала

беспокойство.- "Что нужно сделать? -"Ее глаза сузились.-" Крис не… "

-"Конечно, нет."- Он начал звучать нетерпеливо. -"Но я могу контролировать его разум".

- "Так проконтролируй мой".

- "Я не могу, Кейт. Твой ум слишком силен".

- "Да?"- Она почувствовала, как удовольствие заполнило ее. Ее ум был слишком сильным.

Разве это не здорово? У нее был сильный ум. О, она вдруг поняла, что даже сильнее Криса, потому что по возвращении она видела, что у Люцерна не было трудностей в контроле над

ним. Ей хотелось, позлорадствовать об этом, но Люцерн еще говорил.

-"Единственный раз, когда я могу попасть тебе в голову, это когда ты спишь, или когда

горишь в страсти. По крайней мере, я полагаю, что смогу потом. Ты не чувствовала никакой

боли, когда я укусил тебя вчера вечером, не так ли? "

Кейт покачала головой.- "Нет, никакой боли."

Он кивнул.- "Тогда твой ум должен открыться для меня достаточно, чтобы заполнить его

удовольствием."

- "Хм."- Кейт переварила это.- "Как ты узнал, что можешь попасть в мой разум, когда я

сплю?"

Вина отразилась на лице Люцерна, и Кейт вдруг вспомнила, эротический сон,

приснившийся в его доме. "Ты не ... "сказала она.

Он вздрогнул на обвинение, затем примирительно поднял руки. -"Я просто ... проверял тебя.

А ты

выглядела так мило и сексуально, я начал думать о том, что я хотел бы сделать с тобой, и не

понял, что ты получала мои мысли, пока ты ... эм ... "-Он неудобно пожал плечами.-" я сразу

же остановился. "

Кейт посмотрела на него, чувствуя себя уязвимой. Сон в его доме вообще не был сном. Или

был? Его фантазия? Был ли это сон? Сон наяву? Он не был её.

Дверь открылась, и она с Люцерном резко взглянул, как мужчина средних лет вошел в

комнату. Люцерн хмуро посмотрел на него, его глаза сверкали серебром.Уходи.

Человек резко остановился, его глаза остекленели, а потом повернулся и послушно вышел из

комнаты.

Как только они остались одни, Кейт схватила Люцерна и потянула его в одну из кабинок, она

не могла позволить ему контролировать людей, которые входят в уборную. Места было

мало, но достаточно для укуса.- "Просто сделай это, Люк. Тебе нужна кровь. Ты начинаешь

выглядеть как ходячий мертвец ".

-"Я не хочу причинять тебе боль".

Она вздохнула с раздражением, но втайне обрадовалась, что он не хочет причинять ей боль.

Особенно, когда он явно страдал, а она могла бы легко помочь ему. Боль будет как укол. По

крайней мере, она надеялась, что так и будет.

- "Слушай. А если я открою мой разум для тебя?"- предложила она, хотя и не знала, как это

сделать. Она предполагала, что просто подумает об открытых мыслях.- "Давай попробуем? Я

открою свой разум и…"

- "Кейт"-, начал Люцерн, и она знала, что он собирается отказаться. Она стояла в проклятом

мужском туалете, предлагала этому глупому человеку ее кровь, как будто она была фриком, а он просто стоял, как рыцарь Старого Света. Он действительно очень старый. По ее опыту, мужчины в то время взяли бы то, что она предлагала, независимо от того, хорошо это для

женщины или нет. Черт, иногда они брали то, что не было предложено.

- "Черт возьми, Люк"-, перебила она нетерпеливо. Схватив воротник своего платья, она

вынула булавку, которую использовала, чтобы закрепить ткань и скрыть лифчик.

-"Что ты делаешь?"- Он снова нахмурился.

Хорошо, подумала она раздраженно. Она думала только младенцев необходимо кормить

грудью. Она быстро ткнула булавкой кончик пальца, затем жестоко сжала его, пока хорошая

жирная капля крови не вышла на поверхность. Она решительно сунула его ему под нос.

-"Ты голоден?"- спросила она. Она последовала за ним, когда он отошел, на сколько

позволяло пространство, пытаясь избежать ее пальца, затем помахала им перед его носом. В

ней поднялся триумф, когда она увидела, как его ноздри затрепетали.- "Давай. Ты голоден.

Попробуй. Просто лизни. Если тебе не понравится, мы найдем кого-то еще. А если

понравиться, то маленький укус в мою шею позволит тебе чувствовать себя лучше. Ну,

Люцерн, попробуй немного Кейт на завтрак и ..."-Ее слова сменились пораженным вздохом, когда он слизнул кровь с кончика пальца. Он быстро провёл своим языком по её пальцу, что

она едва почувствовала это, но к ее удовлетворению, его глаза засветились серебром. Она

победила.

Кейт наклонила голову в сторону и прищурилась, готовясь к тому, что произойдёт, потом

вспомнила об открытии ее разума. Она думала, мой разум открыт. Люцерн может зайти. Мой

разум открыт. Люцерн может зайти.

Судя по всему, открыть сознания не так-то просто. Она почувствовала руки Люцерна на

своих плечах, затем прикосновение губами к ее шее, а потом мучительную боль, когда он

начал вставлять зубы.

- "Ой, ой, ой." -Несмотря на своё намерение, Кейт начала вырываться. Люцерн сразу

оторвался. Он все еще держал ее, его дыхание стало тяжелым, серебро как огонь горело в его

глазах, пока он пытался контролировать его жажду.

Кейт несчастно прикусила губу, стыдно узнать, что она трусиха. Но это было так больно.

Нет, совершенно не похоже на укол. Но, иглы никогда не были такими большими, как зубы

Люцерна. Она прижала руку к ее горлу.- "Я думаю, что я не знаю, как открыть мой разум".

Люцерн убрал его руки.- "Тебе лучше уйти. Я не думаю, что смогу контролировать себя

дольше."

Кейт помедлила, затем двинулась вперед, скользнув руками вокруг его шеи.

-"Что ты делаешь?"- резко спросил он.

-"Ну, если я должна быть сексуально возбуждена, чтобы впустить тебя в моё сознание, чтобы

это не было больно, то тебе лучше заняться этим и возбудить меня, " - сказала она.

-"Кейт, мы в туалете. Вряд ли это место…"

- "А ты не авантюрист, не так ли?" - спросила она.- "Забудь, где мы находимся, приятель. Это

общественный туалет, кто-то может войти в любой момент "-, отметила она. Наклонившись, она прижалась губами к нему. Это все, что ей нужно было сделать. Люцерн быстро стал

целовать ее в ответ, его руки обвились вокруг нее, как стальные ленты.

Кейт предположила, что то, что последует будет вампирской версией быстрого секса. Это

было совсем не похоже на страстные моменты, которые они разделили в их номере. Она не

могла объяснить это, но за каждым его действием не было намерения, как если бы он захотел

пойти до конца, но он совершал определенные действия, чтобы возбудить ее, как

необходимые шаги перед укусом. Он казался далеким. Отсутствующим. Его поцелуи были

отработаны и по-прежнему возбуждающими, но даже, когда она застонала в ответ и

открылась ему, она знала, что он не был полностью с ней. По крайней мере, она знала об

этом с начала. Когда его язык проник ей в рот, она стала слишком занята, чтобы

беспокоиться.

Люцерн расстегнул пуговицы, на её платье и засунул руку внутрь, под лифчик, чтобы

накрыть одну из грудей своей прохладной ладонью. Кейт застонала в его рот. Она

вздрогнула, когда он провёл пальцем по кончику её соска.

Затем он скользнул своей ногой между ее, поднимая ее платье вверх, пока верхняя часть его

бедра терлась о ее центр. Кейт ахнула, потом поцеловала его почти исступленно. Когда

Люцерн отодвинулся, она застонала, ее голова откинулась назад, а сама прогнулась ближе к

его ноге, желая большего. Она чувствовала, его губы, покусывающие ее шею, все было так

хорошо, что она просто прошептало об этом, и запрокинула голову, чтобы дать ему лучший

доступ. Она знала, что он лижет её шею. На этот раз она не почувствовала укус, не было

никакой боли ... пока ее туманный мозг не сказал ей, что он делает и что боль должна быть.

Возбуждение начало пропадать.

Как только Кейт почувствовала первые слабые шевеления боли, Люцерн, кажется, понял, что

происходит, и отвлек ее. Он скользнул рукой под её юбку, провёл пальцами по внутренней

поверхности бедер, призывая ее ноги немного раздвинуться. Потом он отодвинул тонкую

ткань ее трусиков в сторону и погладил ее. Кейт забыла всё, что происходило с ее шеей. Она

задыхалась и бормотала от удовольствия, корчась от его ласк, а потом закричала, когда он

скользнул пальцем в нее.

- "О, Люк."- Она задыхалась, скользя пальцами по его волосам и прижимая его голову к себе, как будто это был ее единственный якорь к здравомыслию. Она застонала, когда его рука

начала двигаться, она чувствовала такое удовольствие, что её ноги ослабели. Кейт открыла

глаза и попыталась предупредить его, что она не устоит на ногах, но она отвлеклась, потому

что все, казалось размытым. Она хотела сказать это Люцерну, но казалось, что это потребует

слишком много усилий. Необычная усталость навалилась на неё.

Стена за ее спиной завибрировала, когда дверь соседней кабинки с шумом распахнулась.

Кейт предположила, что кто-то с ними в уборной. Это не слишком беспокоило ее, но затем

Люцерн поднял голову и нахмурился. Он посмотрел на Кейт, и озабоченность сменила его

выражение.

Мягко проклиная, он повернул Кейт, опустив сесть на унитаз. Он ничего не сказал, но

выражение его лица было мрачным, пока он поправлял её одежду и застёгивал пуговицы ее

платья. Как только он закончил, он отпер дверь кабинки, выглянул, потом поднял ее на ноги, положил руку на плечо, и наполовину ведя, наполовину неся, вывел ее из комнаты. Кейт не

видела никого, но дверь соседней кабинки была закрыта и она могла видеть, ноги под ней.

Кто-то вошел, поняла она, с неопределённым интересом.

-"Вот вы где! Я везде искал вас двоих".

Кейт посмотрела вокруг и заметила приближающегося к ним Криса. Выражение его лица

было напряженным, голос - настоятельным.- "Чак в ярости. Люцерн выиграл обе категории, в которых был номинирован и его не было рядом, чтобы получить ... Иисус, Кейт, ты в

порядке? Ты выглядишь как труп. "


- "Она плохо себя чувствует "-, объяснил Люцерн, мысленно пиная себя. Это была его вина.

Он взял слишком много крови, он не был в состоянии помочь самому себе. Как только

сладкая, теплая жидкость коснулась его пересохшего языка и полилась в рот, он был

потерян. Если бы кто-то не отвлек его, он не знал, что бы произошло. Его тревожный взгляд

скользнул по бледному лицу Кейт, и он снова выругался на себя. К счастью, он не выпил

столько, чтобы это вызвало серьезные повреждения, но Кейт будет чувствовать себя слабой

и…

- "Я думал, что ты единственный, кто чувствовал себя плохо"-, растеряно сказал Крис.

Редактор подошел под другую руку Кейт, и взял на себя часть ее веса.

-"Это заразно"-, пробормотал Люцерн. Направляя их к лифтам.

- "Великолепно"-, сказал Крис.- "Тогда я уверен, что буду следующим"-. Он оживился.- "Но

кажется, что тебе уже лучше. Ты уже не такой бледный. По крайней мере, это быстро

проходит. "

Люцерн виновато вздрогнул. Ему стало лучше благодаря крови Кейт. Именно поэтому она

теперь так слаба. Он чувствовал себя немного лучше. Немного. Он предположил, что если

бы он смог получить еще пару литров крови, он бы вернулся к своему обычному состоянию.

- "Куда мы идем?" - спросил Крис, пока они ждали лифт.

-"Наверх, чтобы положить её".

-"Нет"- Кейт внезапно заставила себя выпрямиться. Ей удалась попытка, но слабо.- "Мы

должны пойти на чтения. "

- "Ты не в той форме, чтобы пойти на какие-то глупые чтения"-, спорил Люцерн. -"Тебе

нужно что-то сладкое и отдых. Чтобы восстановить" ... Он сделал паузу, не желая сказать

больше перед Крисом.

-"Я буду просто сидеть там. Там будут закуски"-, настояла Кейт. Она повернулась к Крису.

-"Они же почти закончили с наградами? "

- "Да. Еще полчаса, я думаю"-. Редактор взглянул на Люцерна, когда двери лифта открылись, и

они помогли Кейт зайти.- "Ей должно быть хорошо на чтениях. Мы можем следить за ней.

Чак будет бушевать, если она не явится ".

Люцерн молчал, пока Крис нажимал кнопку лифта. Он был не в восторге от этого решения, но он

не хотел ставить под угрозу работу Кейт. Он будет следить за ней.

Глава одиннадцатая

Кейт вывернула сумки на кровать и осмотрела всё, что она приобрела, а затем начала

перебирать кучу. Схватив черный свитер и черную шерстяную шапку, она поспешила к

шкафу и схватила ее черные брюки. Она быстро надела их и свитер, запихнув шапку в

карман. Потом поспешила вернуться к кровати, чтобы начать бросать вещи в ее новый

черный рюкзак. Как только она закончила, она проверила свои часы.

Кейт провела большую часть дня сидя в кресле рядом с Люцерном на чтениях Раундхауз,

съедая все, что он приносил и покорно пила апельсиновый сок, найти который он послал

Криса. Это было бесконечно. Кейт начала чувствовать себя лучше, довольно быстро после

апельсинового сока и еды, по крайней мере, физически лучше, но Люцерн всё равно

тревожился за нее. Мужчина вёл себя как курица наседка.

От Люцерна исходило чувство вины, за что Кейт ударила его ногой. Ему не за что было

чувствовать себя виноватыми - она практически заставила его выпить ее кровь. И, да это

немного ослабило ее, но в конце концов она не пострадала. Тем не менее она не стремилась

стать блюдом в меню. Даже если в основном это было приятно, она будет избегать

предлагать себя в качестве другого приема пищи. Так она столкнулась с проблемой, как

кормить его весь день.

Кейт была на нескольких конференциях и никогда не видела, чтобы чтения Раундхауз были

так загружены. Фанаты прибывали группами, наполняя комнату до отказа, так, что

некоторым пришлось оставаться в холле. Чак был очень доволен. Эллисон, Том и Диана

отвечали на вопросы, и давали читателям маленькие брелки в виде миниатюрных книг. Крис

был вынужден покинуть Люцерна и Кейт несколько раз, чтобы переговорить с некоторыми

своими писателями, но все было хорошо. С Люцерном, фанаты были благословенно

кроткими. Возможно, потому, что леди Барроу заявила, что он плохо себя чувствует или, может быть, потому, что хотя он уже не был похож на ходячий труп, Люцерн всё еще

выглядел бледным и хрупким. В любом случае, фанаты опасались за него и были добрыми и

милыми. Они много говорили, рассказывая Люцерну, насколько им нравятся его работы и

кажется не замечали, что он мало говорил в ответ.

Именно на чтениях Кейт придумал свой план. Это было рискованно, опасно и смахивало на

полное безумие, но это было единственное, что она смогла придумать. Зная, что Люцерн

будет упираться, она попросила Криса сопроводить его на ужин воссоединения моделей

обложек, и ускользнула, чтобы собрать всё, что им понадобиться. Теперь она проверяла, чтобы убедиться, что все на месте, и снова уставилась на наручные часы.

Она поручила Крису привести Люцерна обратно в комнату, сразу же после обеда и

пропустить остаток вечера. Уже скоро. Ее взгляд переместился на гостиничное окно. Солнце

зашло, пока она занималась делами, сейчас стало темно. Это хорошо. Им нужна темнота.

Смех из соседней комнаты сказал Кейт, что мужчины вернулись. Заинтересованная

причиной их легкомыслия, она прошла в гостиную. Ее брови взлетели, когда она увидела

огорченное выражение Люцерна и весёлое Криса.

- "Хорошо провели время?" спросила она серьезно. Ее любопытство возросло, когда Крис

снова засмеялся.

- "Ты не поверишь, Кейт," - воскликнул ее друг.- "Я никогда не видел ничего подобного. Я

имею в виду, ты знаешь, как женщины могут, виться вокруг некоторых мужчин, как пчелы

вокруг цветка, но это было безумие. Я клянусь, одна женщина сама шлепнулась на колени

Люку и предложила ему так, что все слышали. Я думал, что он собирается убежать. " -Он

снова засмеялся.-" Люк выглядел испуганным. "

Люцерн скривился, когда Крис продолжил описывать ряд других его достижений. Там внизу

было безумие. Люцерн ненавидел современных женщин с их агрессивным поведением,

кроме Кейт, конечно, которая была очаровательно агрессивна. Но женщины, от которых он и

Крис только что скрылись ... Боже! Люцерн так не волновался с того времени, когда был

мальчиком и сельские жители напали на замок, с факелами и вилами в руках.

Он вздрогнул, когда Крис рассказал историю о женщине, которая забежала в лифт вслед за

ними.

Она просила Люцерна сделать ей ребенка, утверждая, что отчаянно хочет сына, такого же

талантливого, как он. Несмотря на то, что женщина была пухлой и имела огромную грудь, у

Люцерна не было неприятностей с отказом на её щедрое предложение. Однако, было трудно

противостоять желанию немного попробовать ее кровь. Если бы там не было Криса, он,

возможно, попытался, несмотря на риск. Пожертвованной крови Кейт не хватило надолго.

Его тело было в слишком сильной потребности. Он снова чувствовал отчаяние, желая

поскорей подкрепиться. Это было так плохо, что он решил удалиться в свою комнату,

проскользнуть через дверь, ведущую непосредственно в холл, и пойти найти себе перекус.

Несколько перекусов. Хотя он должен будет помнить, что нельзя пить слишком много, как

он сделал с Кейт. Его родители давно научили его, что никто не убивает корову,

производящую молоко.

- "Я сейчас вернусь."

Люцерн обратил свое внимание на то, что происходит вокруг него. Крис двинулся к двери.

- "Хочешь встретиться с теми женщинами, еще раз?" подразнила Кейт.

Ее друг усмехнулся. -"Я должен поговорить с некоторыми моими авторами. Кроме того, они

не беспокоят меня. Не с Люцерном здесь. Может и без него "-, добавил он, подмигнув. Но

когда он открыл дверь, его почти сбили.

Люцерн застыл в ужасе, когда он внезапно обнаружил себя в окружении кучи возбужденных, болтающих женщин.

Каждая из них толкала и хватала его. Люцерн пятился, пока не уперся в стену, но они всё

равно окружали его, прижимаясь к нему, сладкий запах крови единственное, на чём он

действительно мог сконцентрироваться. Он ловил слова и обрывки фраз, здесь и там, но ни

чего из этого не имело смысла.

"... Просто обожаю ваши книги ..."

"... Не могла позволить себе принять участие в конференции, но живу здесь ..."

"... Ждали около фойе ..."

"... узнала вас по вашей фотографии в конце книги ..."

"... последовала в вашу комнату ..."

"... Просто люблю вас!"

"... Пожалуйста, укусите меня. Превратите меня в вампира ..."

"... подпишите мою грудь?"

-"Вон!"

Люцерн безусловно, слышал и даже понял крик Кейт. Кроме того, он услышал ее резкие

слова:-" Немного твоей специальной помощи не помешало бы, Люк! "

Люцерн улыбнулся. Он любил, когда она называла его Люком. Потом понимание ударило

его. Она хотела, чтобы он использовать свой контроль сознания, чтобы убедить женщин

уйти. Он только надеялся, что сможет сосредоточиться достаточно, чтобы сделать это. Делая

все возможное, чтобы игнорировать его голод, Люцерн попытался сосредоточиться. Он

послал сообщение женщинам, что они хотят уйти.

Кейт и Крис помогли, каждый схватил двух женщин за руки и потянул их к двери. Люцерн

разбирался с другими, контролируя сознания, освобождая их умы, когда дверь закрылась за

ними.

-"Блин"-, пробормотал Крис, когда он повернул замок. -"" Укуси меня? " "Преврати меня в

вампира? Эти женщины должны узнать разницу между реальностью и вымыслом ".

Люцерн и Кейт переглянулись, но ничего не сказали, пока Крис пошел к двери его спальни.

- "Надеюсь, что смогу выскользнуть из двери моей комнаты. Будем надеяться, что женщины

не следят за ней. Я остановлюсь на рецепшене и скажу охранникам, чтобы они увели

женщин из холла".

- "Хорошо. Спасибо."- отмахнулась Кейт. Оба и Люцерн, и она молчали, ожидая звука

открытия и закрытия его двери,

Кейт вздохнула, когда услышала его. Она повернулась к Люцерну с решимостью, что даже в

его истощённом состоянии, он знал, не могло быть хорошо. Ее первые слова не успокоили

его.

- "У меня есть план".


-"Что у тебя в сумке?"- спросил с недоумением Люцерн, когда они покидали отель.

- "Ерунда"-, коротко ответила Кейт. Она была не была довольна им, потому что он не сразу

согласился на её план. Он выслушал ее, неверие отражалось на его лице, потом он пытался

отговорить ее от этого. Он сделал все возможное, чтобы убедить ее, позволить ему просто

укусить пару гостей конференции, думая, что это гораздо более разумный план, но она,

казалось, обидела его, отказавшись даже рассмотреть этот план.

Он кратко заинтересовался, может ли она быть расстроена потому, что ей не нравится идея

того, что он разделит наслаждение с другой женщиной, как сделал это с ней, но потом

отбросил эту мысль. Она уже знала, благодаря её приходу во время его попытки накормится

от Криса, что ему не нужно возиться с такими методами. Он предположил, что она обиделась

от имени всего человечества. Люди не против забоя телят на мясо, но, казалось, обижались

на мысль о том, чтобы самим быть пищей.

- "Если будет слишком тяжело, я была бы счастлива помочь, как я сказала тебе наверху"-, добавила Кейт сквозь стиснутые зубы.

Люцерн почувствовал улыбку на ее раздражение. Он сразу спрятал ее. Он редко улыбался.

Записывая его желание сделать это сейчас, только как симптом его бескровного состояния, он переложил ее сумку в другую руку. Женщина легко не сдаётся. После более чем часа

споров, Люцерн, наконец, поддался на ее план. Главным образом, потому что он был

голоден, она была упряма, и это был единственный способ выбраться из их комнаты. Он

чертовски хорошо знал, что она будет травить его, пока он не согласился.

Смягчившись и согласившись попробовать ее план, чтобы добыть ему еду, однако, не

означало, что Люцерн отказался от вежливости. Когда она предъявила "свой рюкзак

трюков", как она назвала его, он сразу же настоял нести его. Кейт, казалось, видела это как

пренебрежение ее силой. Она могла бы нести ее собственные сумки, спасибо вам большое.

Но он не позволил.

Тьфу, подумал Люцерн. Современные женщин были наказанием.

- "Вот и мы,"- объявила Кейт, подводя его к такси. Она назвала водителю адрес, пока

Люцерн садился вслед за ней. Видимо, она провела ее расследование. Она, очевидно, верила

только в подготовку - как Бастьен.

Несмотря на боль, которую он испытывал, Люцерн почувствовал, как его губы дергаются в

развлечении. Он не мог с собой ничего поделать, Кейт была так восхитительно мила.

Это была не долгая поездка. Когда такси остановилось, и Люцерн вышел, он увидел, что они

были перед рестораном. Люк стоял и смотрел на здание в смущении, пока Кейт выходила за

ним из машины.

- "Кейт, я думаю, что мы не в том месте"-, сказал он, когда такси отъехало.- "Я не вижу…"

- "Сюда"-. Она взяла его за руку и направила по улице. -"Я не хотела, чтобы такси высадило

нас рядом, на случай, если наше маленькое приключение попадёт в завтрашние газеты.

Таксист, возможно, запомнил нас входящих и выходящих оттуда, и они были бы в состоянии

проследить нас до отеля. Теперь, это не проблема "-. Ее голос был хрупким. Несмотря на то, что это ее идея, она казалась крайне напряженной.

- "Ах. Хорошая мысль"-, пробормотал Люцерн. Он не хотел отмечать, что то, как они были

одеты, не говоря уже о металлическом звоне рюкзака, не помешало бы запомнить их в

любом месте. И, высадки за пару кварталов было мало. Тем не менее, это не имело

отношения. Люцерн проследит за этим. У него не было намерения поставить Кейт под

угрозу.

Он заметил здание, которое они искали, но Кейт схватила его за руку и повела мимо него. Он

хотел спросить почему, когда вдруг она свернула на аллею, бежавшую вдоль

противоположной стороны здания.

- "Я обследовала место прежде, чем пошла по магазинам"-, прошептала она, пока брела вниз

по аллее, волоча его за собой, вцепившись в запястье как клещами. Она шла очень странно; приседала, если думала, что есть шанс быть замеченным.

Люцерн округлил глаза на ее поведение с некоторым недоумением, и заинтересовался, не

повредился ли её обычно здравый ум. Конечно, она понимала, что продвижение, таким

образом, не сделает её менее заметной, а также заставит её выглядеть, как будто с ней не всё

в порядке. Определённо не всё.

Он вздохнул, ударил носком ботинка камень, придавая ему ускорение, что в свою очередь

заставило Кейт тоже ускориться. Она побежала, таща его за собой, пока они не достигли

мусорного бака чуть дальше, чем на полпути вниз по аллее. Она потянула его за бак,

притаилась там и огляделась со страхом.

-"Ты слышал?"- шепотом спросила она тревожно. -"Я подумала, что я что-то услышала. И

всё же я никого не вижу. Может, это была просто кошка или что-то ещё. "

- "Или крыса"-, Люцерн наклонился, чтобы шепнуть ей на ухо. Он знал, что этого не следует

делать, особенно когда он знал, что она услышала. Но он просто не мог с собой ничего

поделать. Её было так легко дразнить. Ему не было так весело ... ну, века, понял он с

удивлением.

- "Крыса!"- Кейт резко выпрямилась, ее голова ударилась в его подбородок.

Люцерн дернулся назад. Морщась, он потер его, в то время как Кейт схватилась за голову и

издала вопль боли. Она замолкла почти сразу, но все же, Люцерн подумал, что бесшумность

уже не возможна в этом деле. Кейт была не очень хороша в преступном бизнесе.

- "Тсс"-, сказала она строго, как если бы Люк только что испустил кошачий рёв. Люцерн

позволил ей командовать, чтобы с интересом наблюдать, как она вытаскивает две шерстяные

шапки из кармана. Она надела одну на голову и потянула вниз на лицо. Это была лыжная

маска. Когда она отрегулировала отверстия так, чтобы только глаза и губы были видны, Кейт

протянула ему другую.

- "Надевай "-, приказала она. Забирая у него рюкзак, она поставила его на землю с лязгом.

- "Я не надену это"-, сказал он с презрением.

Кейт тяжело нетерпеливо вздохнула.- "Надень, Люцерн. Я не хочу открыть завтра газету, и

найти твоё бледное лицо, уставившееся на меня. "

- "Как это…"

- "Камеры"-, перебила она мрачно.

Люцерн фыркнул.- "Они вряд ли установили камеры слежения в…"

-"Сейчас у них есть камеры слежения повсюду "-, перебила она снова. "Это снижает

страхование или что-то вроде того. "

Бормоча себе под нос, Люцерн сдался. Надев глупую маску, он чувствовал себя, как идиот, и

был

Благодарен, что никто из членов его семьи не был там, чтобы быть этому свидетелями. Этьен

точно мог бы воспользоваться этим и дразнить его на протяжении десятилетий. Он знал, что

Кейт не может видеть его угрюмый вид, но это не помешало ему посмотреть на неё свирепо.

Не то, чтобы она заметила - она была очень занята, роясь в рюкзаке. Оттуда исходило много

стука и лязга.

Какого черта бы она принесла? Подумал он раздраженно.

- "За твои годы"-, начала она напряженным тоном: "Я не думаю, что ты узнал что-нибудь о

кражах со взломом, не так ли? "

- "Вещь или две"-, признал Люцерн.

- "Хорошо"-. В ее голосе звучало облегчение.- "Потому что все, что я знаю об этом, я видела

по телевизору."

Люцерн поднял бровь, но так как он знал, что она не могла видеть этого, сказал

торжественным тоном:- "Это не одно и то же. "

- "Это правда"-, искренне сказала она ему.- "Мне нравятся полицейские шоу, и я просто

ориентировалась на них. Я надеюсь, что достала всё, что нам нужно. Я не была уверена, я

просто шла через магазин и хватала все, что выглядело полезным. "

Ах. Это объясняет, почему она не приняла участие в воссоединении моделей. Люцерн

опустился на колени рядом с ней и с любопытством заглянул в сумку. Первое, что он увидел, были несколько длинных, заостренные инструментов. Они выглядели как отвертки, но с

заостренными концами. Там было несколько и все различных размеров. -"Разношерстные

шила? Что это за… ?"

- "Они всегда используют острые, заостренные вещи, чтобы ворваться в помещение, по

телевизору"-, объяснила Кейт. -"Чтобы вскрыть замки"-. Она остановилась, выражение ее

лица стало задумчивым. -"Или кредитные карты"-. Она нахмурилась, потом выругалась.- "Я

знала, что должна была взять свой кошелек ".

Люцерн на самом деле не обращал внимание, он перебирал сумку.- "Разводной ключ?"-

спросил он, поднимая большой, тяжелый инструмент водопроводчика.

Кейт прикусила губу и неудобно сдвинулась. -"Я подумала, что если ты не сможешь

взломать замки, ты мог бы разбить окно ".

Люцерн поднял брови, затем вытащил катушку ...- "Веревка? Веревка, Кейт? На какого черта

ты взяла веревку "?

-"На случай, если тебе придётся лезть в окно второго этажа"-, объяснила она обороняясь.

- "Это одноэтажное здание"-, отметил он.

- "О, да"-. Она посмотрела на здание с недовольством, как будто ожидая, что появился ещё

один этаж, пока она не видела.

-"Я думал, ты обследовала место".

- "Я сделала. Я просто ..."- Она дико замахала руками.- "Хорошо, значит тебе не придется

лезть в окно. Ты мог бы связать кого-то. "

- "Хм"-. Люцерн потянулся к следующей вещи.- "Клейкая лента"?- Он вытащил рулон

серебряной ленты. Даже в темноте, он мог увидеть, как она краснеет.

- "Папа всегда говорил, что нет работы, где клейкая лента не пригодится"-, сказала она

неубедительно. Потом расправила плечи и добавила: -"Ты можешь заклеить лентой окно, прежде чем разбивать его, если придётся делать это. Это уменьшит шум и беспорядок. Или

если нам придётся связать кого-то, клейкую ленту, невозможно разорвать ".

- "Я думал, что веревка для связывания."

-"Хорошо,"- сказала она раздраженно. -"Используй веревку, чтобы связать их. Ты можешь

заклеить лентой рот, чтобы заткнуть их".

Люцерн почти засмеялся, но сумел удержаться. Она, очевидно, рассмотрела каждый вариант.

Кроме одного. Ему не нужна была вся это ерунда. Упаковав все инструменты обратно в

рюкзак, Люцерн закрыл его, и встал.

- "Жди здесь" -, приказал он. Затем прошел по аллее к боковой двери.

Как обычно, женщина не послушалась и погналась за ним. Ее голос был панический, когда

она спросила: -"Что ты собираешься делать? "

- "То, за чем мы пришли сюда "-, ответил он. -"Ограбить банк крови".

Он постучал в дверь. Кейт с трудом в это верилось. Она не верила в это. Идея Люцерна

забраться в банк крови - постучатся в эту чертову дверь? Ему действительно нужен

телевизор, чтобы он мог получить связь с реальностью. Он не стал тянуть и постучал.

Может быть, он сошел с ума, несчастно подумала она. Эта мысль укрепилась, и Кейт

рассмотрела её серьезно. Это было возможно. Голод и боли, вызванные отсутствием крови, могли подтолкнуть его через край. Он мог уже сейчас не владеть собой, подумала она.

Поэтому она сказала ему об этом.

- "Ты ненормальный,"- пробормотала она в тишине после его стука.- "Жажда подтолкнула

тебя к краю. Ты…"


Она закрыла рот, когда боковая дверь открылась. Кейт была так удивлена, что просто стояла

и смотрела, как появился человек. Светловолосый, ее возраста, он был одет в халат, на его

лице появилось озадаченное выражение, как будто это было только немного необычно для

людей, стучатся поздно ночью в боковую дверь.

Кейт на самом деле не ожидала, что кто-нибудь ответит, но, если бы ожидала, то последним

человеком, которого она бы ожидала – был бы один из рабочих банка крови. Они все

должны быть дома, ведь так? Она ожидала увидеть охранника, или, может быть уборщика.

Она отвлеклась от своих мыслей, когда парень казалось, заметил их лыжные маски. Она

была уверена, что это стало причиной внезапной паники на лице человека. Когда он начал

закрывать дверь, Кейт взглянула на Люцерна и толкнула его. В следующее мгновение

человек замер. Люцерн уже работал, контролируя его разум.

Стояла тишина, когда Люцерн посмотрел на человека, чье лицо медленно становилось

пустым. Люцерн приятно спросил, -"Ты один?"

- "Да"-. Голос работника банка крови был скучным, звучал почти, как при наркотическом

опьянении.

- "Здесь есть камеры?"- спросил Люцерн.

Кейт оправдала свою настойчивость на лыжных масках, когда человек сказал да. Люцерн,

однако, выглядели менее чем довольным. Она предположила, что он надеялся снять маску.

- "Не будете ли вы так добры, показать нам ваши запасы крови?"- спросил Люцерн. Кейт

закатила глаза на его старосветскую вежливость.

Когда работник повернулся и пошел вверх по холлу, Люцерн посмотрел на Кейт.- "Подожди

здесь. Я скоро вернусь. "

- "Ага, конечно"-, был её ответ. Она перекинула сумку через плечо, и последовала за ним

внутрь. Это была ее идея, и будь она проклята, если останется ждать в переулке, ломая руки, как некоторые бесхарактерные героини в романах.

Люцерн посмотрел на нее. Она посмотрела в ответ. Следуя за человеком в лабораторном

халате, она оставила Люк идти в шаге позади нее.

Она нервно оглядывалась, когда они шли по холлу. Банк крови был тих, как могила.

Неудачная мысль, решила она, но это навело её на мысли о гробах, и она заинтересовалась

этим. Очевидно, Люцерн не должен спать в нём. Пока он усилил темноту в своем

гостиничном номере, повесив одеяло на шторы, он не спит в гробу. Она предположила, что

есть что-то еще, в чём Стокер ошибся. Но, судя по Люцерну, он не нуждался в гробу, потому

что не умер. Он просто был старым.

Кейт нахмурилась, когда она, Люк и их гид вошли в комнату с металлическими и

стеклянными холодильниками вокруг. Люк был очень стар. Она обычно предпочитала

мужчин своего возраста. Люцерн не подходил под эту категорию. Она могла с уверенностью

сказать, что он был самым старым мужчиной, которого она встречала.

Она остановилась в дверях и просто наблюдала, как Люцерн прошел мимо нее к одному из

холодильников. Он открыл дверь, обнаруживая аккуратные ряды с красной жидкостью, так

ему необходимой.

Кейт с любопытством посмотрела на человека в лабораторном халате. Он выглядел

полностью отсутствующим, как зомби под властью Люцерна, и почувствовала

благодарность, что у нее сильный ум. Если бы не это, Люк мог бы заставить ее делать все, что он захотел. Это была пугающая мысль.

Она обратила свое внимание обратно на Люцерна, а затем с интересом наблюдала, как он

взял пакет и проткнул зубами. Процедура была довольно чистой. Он, видимо, в состоянии

пить кровь непосредственно через зубы, как через соломинку, потому что он просто стоял со

вставленными зубами, пока кровь исчезала. Это было сравнительно быстро. Тем не менее, Кейт обнаружила, что нервно поглядывает в холл, пока ждала, как он закончит.

Люцерн выпил восемь пакетов таким образом, один за другим. Когда он закончил с

последним, он начал закрывать дверь холодильника. Кейт бросилась вперед и остановила

его.

-"Что ты делаешь?"- спросил он, когда она открыла свой рюкзак. Она начала заталкивать

мешки внутрь.

- "Беру на дорогу. Тебе понадобится больше завтра"-, отметила она.- "И я не хочу проходить

через это еще раз. "

Люцерн кивнул.- "Возьми пустые пакеты, тоже"-, он поручил. Затем пошел к банковскому

работнику, бормоча что-то, что она не могла расслышать.

- "Что ты сказал?"- спросила Кейт, пока они поспешили обратно к двери, через которую

вошли.

- "Я поручил ему изменить записи, отражающие различия, так, чтобы кровь не потерялась".

- "О"-. Кейт замолчала, когда она вышла на улицу. Холодный воздух на лице, когда она

сняла маску

помог, и она почувствовала, как напряжение проходит. Но она не полностью расслабилась, даже когда они находились в такси и направлялись обратно в гостиницу. Она планировала

это весь день. Она не могла поверить, что это было так просто. Стук в дверь? Тьфу.

Люцерн взял её за руку, и Кейт взглянула на него с удивлением. Человек на самом деле

улыбался. Почти. По крайней мере, его обычный угрюмый вид пропал без вести. Это был

эквивалент улыбки у этого человека, думала она, отмечая, что его щеки налились цветом и

морщинки боли исчезли с его лица. Она не могла поверить, как много крови он выпил, но

это, казалось, помогло ему. Он выглядел здоровее, чем она когда-либо видела.

Ее взгляд упал на его руку, держащую её, и она повернула свою, чтобы ухватиться за его

руку. Она знала, что он почувствовал напряженность, держа ее, и пытался сказать ей без

слов, что все в порядке. Но она чувствовала себя, как подросток, держащаяся за руку со

своим парнем в первый раз. Ей было жаль, что он отпустил ее, когда они приехали в отель, чтобы заплатить водителю.

Оба молчали, пока шли внутрь и вызвали лифт на свой этаж, Кейт стало интересно, поцелует

ли он ее и поблагодарит за помощь, как только они туда попадут. Она надеялась, что он

сделает это. Она надеялась, что он сделает больше. Но она знала, что вряд ли, потому что

когда они вошли в комнату и услышали звук телевизора. Крис вернулся и отдыхал на диване.

- "О, эй! Мне было интересно, где вы двое. Доставка пришла, пока тебя не было"-. Он указал

на большую коробку на столе у окна.- "Она на имя Люцерна Аржено с/о Кейт К. Ливер. Я

думаю, твой брат повторно послал её. Должно быть, он понял все сам "-. Он нахмурился на

его слова, потом покачал головой.- "Хотя, я не думаю, что первая посылка могла прийти к

нему обратно, прошел только один день. "-Он пожал плечами.-" Он должно быть просто

послал тебе что-нибудь другое ".

Кейт не слушала. Она уставилась на коробку с недоверием. На ней было написано "A.Б.К.".

Аржено Банк крови? О, Боже. Весь тот стресс и беспокойство были напрасны.

Глава двенадцатая

Люцерн посмотрел через гостеприёмный номер туда, где Кейт говорила с Дианой Стансик.

Кейт было легко найти в её солнечно-желтой юбке и соответствующем жакете, она светилась

жизнью и энергией, улыбалась, ее лицо двигалось с руками, когда она говорила и смеялась.

Она была прекрасна. Просто взгляд на нее, вызвал боль в груди Люка. Хотя может это

расстройство желудка, думал он, вспоминая жирный завтрак, съеденный им в то утро.

Кейт была очень тихой с ним, после того как они вернулись в номер вчера вечером и нашли

коробку от Бастьена. Она даже не последовал за ним в его комнату, чтобы наверняка

убедиться, что содержала посылка, а лишь вручила ему рюкзак с шестью мешками

украденной крови, пробормотала спокойной ночи и проскользнула в ее комнату. Что

превратило ночь в скуку для Люцерна.

Он распаковал посылку в своей комнате и положил всю эту кровь, а также кровь после их

приключения, в мини-холодильник. Он должен был убрать все из холодильника, чтобы

сделать это. Он выложил банки колы, маленькие бутылочки алкоголя и закуски на комод, а

затем побрел в гостиную и опустился на диван смотреть телевизор с Крисом на некоторое

время, надеясь, что Кейт вновь выйдет. Но она не вышла.

Соблазн пойти к ней был силён. С удовлетворением его потребности в крови, Люцерн

обнаружил другого тягу, беспокоящую его больше всего - просто быть рядом с Кейт. Ее

компания как-то помогла ему почувствовать себя легче, моложе. Как если бы он не

существовал шестьсот лет и стал уставать от жизни. Женщина повлияла на его психику.

После просмотра плохого фильма о вампирах -Боже, почему вампир всегда злодей? -Люцерн

покинул Криса и лег спать. Он проснулся рано, выпил еще пару пакетов крови, повесил

таблички «Не Беспокоить» на обеих дверях его комнаты- выходящей в холл и на ведущей в

гостиную их номера, чтобы уборщица не нашла бы его кровь в холодильнике, затем

присоединился к Кейт и Крису за завтраком.

Они ели в главной столовой, в компании нескольких других авторов Раундхауз. Люцерн

мало говорил во время еды, только с интересом слушал, как Кейт и Крис говорят с другими.

Именно тогда он понял, как много времени он занимал. Они нянчили его, как будто он был

ребенком. Он почти почувствовал стыд.

Его гордость заявила о себе, и когда они все перешли в гостеприёмный номер, Люцерн

сказал,что он может сам позаботиться о себе, и Кейт может пойти к другим писателям. Она

упрямилась, но в конце концов поддалась на необходимость провести время с таким

количеством авторов, с каким только сможет. Она посматривала в его сторону часто, иногда

останавливаясь, чтобы удостовериться, что он был в порядке, но большую часть утра она

провела, ходя по комнате, разговаривая и смеясь, обнадеживая и хваля.

Крис тоже ушёл по своим делам, стремясь к своим авторам, оставив Люцерна сидеть с

писателями, с которым они завтракали. Люк провел утро, в основном слушая, лишь

несколько раз комментируя. Это были хорошие женщины, интересные и творческие, и они

приняли его в свою кампанию без вопросов. И они также прикрывали его, помогая ему

обрабатывать его бесконечную толпу поклонников.

Он высоко оценил их помощь, но Люцерн начал получать что-то вроде комплекса. Почему

все думают, что ему нужна защита? Они действовали, как будто он был хрупким, он

вздрогнул, и чувствительным. Люцерн был наименее чувствительным человеком, которого

он знал. В молодости он был воином, не думая ни о чём кроме как рубить мечом. Когда были

изобретены пистолеты, он участвовал в бесчисленных дуэлях, застреливая насмерть, потом

уезжал в свой клуб на завтрак. Он мог сам о себе позаботиться. Но Кейт и другие, похоже, не

понимают этого. Хотя она оставила его, Кейт по-прежнему смотрела на него, защищая, как

мать наседка ее птенца, отправляющегося в свой первый полет. Он не сомневался в том, что

если она посчитает, что ему что-то нужно, она сразу же появиться рядом.

Кейт случайно взглянула на него, как только он подумал об этом.

-"Кейт красивая женщина"-, Джоди Хэмптон тихо сказала на ухо Люка.- "Она очень сладкая

и уступчивая. Многие ее авторы очень расстроятся, если кто-то причинит ей вред. В том

числе и я ".

Люцерн обернулся к писательнице с удивлением. Джоди была за его столом во время

завтрака, и она осталась там, когда они пошли в гостеприёмный номер. Пятьдесяти лет, но с

жизнеспособностью женщины намного моложе, Джоди Хэмптон была одной из лучших

авторов Издательства Раундхауз. Она построила свою карьеру, пройдя трудный путь,

увеличивая число ее читателей книгой за книгой, а не делала внезапных скачков, ее

последние пять книг попали в список бестселлеров Нью-Йорк Таймс. Поэтому не

удивительно, что она была привлекательной, а также уверенной и интересной. Менее

очевидно, но Люцерн быстро разглядел, что она также была очень доброй, хотя сейчас она

звучала, как мама медведица с ее ребенком. Люцерну это понравилось. Наконец, здесь был

кто-то, кто не считал его беспомощным, но как возможную опасность. Если только

эмоционально.

- "Я никогда не наврежу Кейт"-, он заверил женщину, чувствуя к ней симпатию. Он любил

умных женщин.

Джоди медленно кивнула.- "Надеюсь, что нет, Люк Амиральт, потому что ты нравишься

мне".

- "Мое настоящее имя Аржено. Люцерн Аржено"-, сказал он ей. -"Я только пишу, как Люк

Амиральт".

Джоди снова кивнула и протянула ему руку. -"А мое настоящее имя Тереза Джордан. Очень

приятно познакомится с вами, Люцерн ".

- "Зовите меня Люк"-. Он пожал ей руку и почувствовал, что его губы дергаются во что-то

похожее на улыбку.- "Я Слышал, вы пишите исторические романы, Тереза "

- "Да. И у меня есть все ваши исторические тексты, помогающие мне с исследованиями. Вы

гораздо моложе, чем я ожидала. Я все же должна была понять. Ваши книги не такие, как

обычные пыльные старые истории. Вы возродили другие эпохи жизни. Ваши книги сделали

исследования удовольствием ".

Люцерн почувствовал, как уголки его рта снова поднимаются. Это показалось странным. Он

не привык улыбаться так много. Он начал делать это с момента появления Кейт в его жизни.

Но он подумал, что сможет привыкнуть к этому.

Осознав, что поток фанатов в номере стих, Люцерн немного расслабился и начал обсуждать

историю со своим новым другом. Вскоре целая группа писателей Раундхауз присоединилась

к ним


- "Становится тише".

Кейт кивнула, когда Крис появился рядом. Это было долгое, но продуктивное утро. Кейт

была довольна, что ей удалось поговорить с каждым из ее авторов, присутствовавших на

конференции. Она была готова к перерыву.

- "Время обеда"-, отметила она.- "Каждый, наверное, уже ест. Это возобновится через

некоторое время".

- "Может нам следует захватить Люка и тоже пойти пообедать"-, предложил Крис.

- "Хорошая идея"-. Кейт повернулась, и увидела Люцерна глубоко погруженного в разговор

с Джоди.

- "Он похоже расслабился и чувствует себя лучше"-, прошептал Крис, пока они шли через

всю комнату.- "Он не так замкнут, как Эдвин всегда говорил. Или ты хорошо на него

влияешь ".

Кейт сухо рассмеялась. -"Более вероятно, что «ночь только для мальчиков», которой вы двое

наслаждались в первую ночь расслабила его. "

Крис рассмеялся.- "Я не мог поверить, что он никогда не смотрел телевизор. Он быстро

влился. У него хорошее чувство юмора под этой правильной английской личностью. Он мне

нравится."


-"И мне"- автоматически ответила Кейт, внезапно осознав, что это правда. Ей нравился

Люцерн. Она не была уверена почему, но это правда. И это были не просто его поцелуи или

его значение для ее карьеры. Она задумалась, почему, когда они достигли группу

обсуждающих писателей, и ждали подходящего момента, чтобы дать о себе знать.

Люцерн был груб и неприветлив, когда она впервые появилась на пороге его дома, но не

достаточно груб, чтобы прогнать ее из него и отправить её по своему пути. На что он имел

полное право. Он позволил ей потащить его за покупками, безропотно следовал за ней по

всему продуктовому магазину, и ел то, что она приготовила. У него были затруднения с

письмами, но Кейт теперь поняла, что не преднамеренно.

Она вспомнила, прочтение письма от читательницы, просящей, чтобы Люцерн превратил ее

в вампира, и резкий ответ Люка "нет". Потом она вспомнила письмо от читательницы, которая влюбилась в Этьена, и ответ Люцерна: "Он занят". В то время она думала, что он

преднамеренно затрудняет работу, но теперь все это показалось ясным. Она чуть не

рассмеялась вслух, хотя тогда была готова закричать на него.

Люк был честным человеком, человеком слова. Он обещал поучаствовать в Р.T. и, несмотря

на то, был обманут думая, что это просто интервью, сдержал своё слово. Теперь он

участвовал в конференции, и она знала, что ничто на земле не заставило бы его сделать это, если бы он не дал слово. Он был человеком чести. Он также был очень заботлив и галантен.

Только посмотрите, как он отказался укусить ее и причинить боль, когда он был в такой

нужде.

Конечно, она начинает подозревать, что он обладает чувством юмора, под его фасадом и

угрюмостью. Иногда она улавливала блеск в его глазах, обычно, когда его считали самым

тупым, что заставило ее думать, что он намеренно делал это.

- "О, привет".

Кейт вынырнула из своих мыслей и улыбнулась, когда Джоди поприветствовала ее.

- "Мы подумали, проскользнуть на обед, пока мало народу,"- сказал Крис.-

"Присоединитесь?"

Писатели сразу вскочили на ноги, схватив свои вещи. Казалось, все были готовы к перерыву.

Кейт улыбнулась Люцерну, который подошел к ней и взял за руку. Действия чувствовались

собственническими, притягательными, но Кейт подозревала, что это было только его

воспитание. Его природная галантность.

Кто-то предложил выйти из отеля и немного уйти от атмосферы конференции, но Кейт

почувствовала обеспокоенность по поводу эффекта солнца на Люцерна. Ощутивший это,

Люк сердито посмотрел на нее. Он пробормотал, что он будет в порядке, у него есть

"лекарство".

-"Какие лекарства?"- спросила Джоди.

- "У Люцерна есть что-то вроде аллергии на солнце," - объяснила неохотно Кейт. Потом она

бросилась добавлять,- "Но у него есть некоторые ... э ... лекарства наверху, так что я уверена, он будет в порядке. Мы можем найти ресторан поблизости, если вы, ребята, хотите ".

- "Нет. Нет смысла таскать его, пока мы найдём место. Не хочется сделать его больным. Мы

еще не ели в пабе отеле. Можно сходить туда " - предложила Джоди. Другие женщины

согласились.

Пока они спускались, другие авторы начали дразнить Люцерна, отметив, что он написал

романы о вампирах и у него была аллергия на солнце -" Хм. Может быть, мы должны

следить за нашими шеями", пошутила Джоди.

Кейт была в ужасе. Что она начала? Она становилась напряженней и тревожней из-за этого, но Люцерн казалось, не обратил особого внимания. В конце концов, разговор перешел на

другие темы. Они дошли до паба и сели.

Обед был вкусный, компания добавила впечатлений. Когда они закончили, все, казалось,

отказывались уходить, так что Кейт решила, что немного развлечься не помешает, прежде

чем она загонит их всех обратно в гостеприёмный номер.- "Может, мы должны посмотреть

другие события, происходящие здесь,"- предложила она.

Джоди вытащила повестку дня конференции и прочитала варианты. Там были

образовательные программы для писателей, демонстрация приготовления пищи

называющаяся «Готовим с любовью", прорицательские и астрологические чтения, и уроки

танцев.

Двое авторов захотели проверить программы писателей, но они обещали, что вернуться

обратно в номер позже. Еще двое ушли на демонстрацию приготовления с тем же

обещанием. Одна захотела взять урок танцев и потащила стенающего Криса с собой.

Остались только Джоди, Кейт и Люцерн.

-"Ну, остаются прорицательские чтения и астрология"-, объявила Джоди, складывая

повестку обратно в сумочку.

- "Звучит весело."- Кейт отодвинулась, вставая. Она случайно взглянула на Люцерна, и была

удивлена, увидев, как он неопределенно смотрит. Джоди так же заметила.

- "В чем дело, Люк? Боишься, что провидец увидит что-то плохое в твоём будущем"-, поддразнила писатель.

Люцерн скривился.- "Или в моем прошлом".

Он говорил своим обычным угрюмым тоном, но был дразнящий блеск в глазах, обнаружила

Кейт. Джоди видимо признала это, тоже, потому что она рассмеялась. Тем не менее, Кейт

заинтересовалась. У Люцерна был длинное прошлое. Шестьсот лет. Это много времени. Она

обнаружила, что ей интересно, обо всех его годах. Любил ли он кого-то? Был ли женат?

Были ли дети? Теперь он был одинок, по крайней мере, так казалось. Боже, она даже не была

уверена в этом. У него могла быть жена. У него могли быть дети. Он мог бы ...

- "Итак, как тебе удалось избегать брака так долго, Люцерн? Или ты женат?"- спросила

Джоди, как будто читая мысли Кейт. Женщина всегда находила способ сделать так, чтобы

Кейт начинала нервничать. Может у писательницы есть экстрасенсорные способности. Черт

возьми, она может, даже читает мысли, и знала, что Люцерн открыл Кейт все виды

возможностей, над которыми она раньше бы рассмеялась. Кейт решила, что отныне она

будет охранять ее мысли от женщины... просто чтобы быть уверенной.

- "А сколько тебе лет?"- продолжила автор.- "Тридцать пять или около того?" .

Кейт посмотрела на редкую кривую улыбку Люцерна.

-"Около того"-, ответил он. -"И нет, я никогда не был женат."

- "Почему нет?"- у Джоди, видимо, не было никаких проблем с навязчивостью. К большому

удивлению Кейт, Люцерна, казалось вопрос больше забавляет, чем раздражает. Кажется,

Крис был прав. Люк стал раскованней.

- "Кто бы вышел за меня?"- спросил он легко. Был злой блеск в его глазах.

Джоди посмотрел на Кейт, и Кейт почувствовала, что краснеет. Женщина уловила ее

влечение к Люцерну? Боже, она действительно должна быть более осторожной.

- "Здесь "-, объявила она счастливо. Впереди был знак комнаты прорицательских и

астрологических чтений.

Множество маленьких табличек было распределено по всей комнате. Каждая табличка

стояла рядом с провидцем или астрологом, их атрибуты лежали вокруг них. Был только один

стул за каждым столом, не считая того, на котором сидел провидец. Один клиент за один раз, спасибо. Также были столы, где можно было купить кристаллы и тому подобное. Это было

что-то вроде ярмарки.

- "Я собираюсь получить свою астрологическую карту"-, объявила Джоди. -"Потом

астрологическое чтение, тоже. И одно провидческое. " - зеленые глаза писателя сияли. Она

была явно взволнована.

Кейт никогда не был в подобных местах, и она не имеет ни малейшего понятия, с чего

начать. Одного взгляда на Люцерна было достаточно, чтобы увидеть, что ему скучно,

поэтому Кейт кивнула Джоди и улыбнулась. -"Веди, МакДуф".


-"Ты очень молод душой, легко, с любовью и энтузиазмом испытываешь все, что предложит

мир. "

Люцерн молчал, пока, как предполагалось провидица, сомкнула ресницы, но Кейт фыркнула

с насмешкой за его спиной. Провидица остановилась, держала его руку достаточно долго, и

глядя на нее, потом продолжила -", Вы жили много-много жизней."

Кейт снова фыркнул.- "Когда же он успел?"

- "Прошу прощения"?- провидица насмехаясь над ней.

- "Я думала, что он молод душой"-, отметила Кейт. -"Как он может быть молодой душой, которая прожила много жизней? " - Она дотронулась до руки Люцерна.-" Пойдем. Это пустая

трата денег. "

Люцерн сразу оказался на ногах, уводя ее и Джоди прочь под зловещим взглядом

экстрасенса. Он вел их к выходу, когда Джоди остановилась, заставив Кейт и Люка тоже

остановиться.

-"Нет, подожди. Я хочу чтение от нее." - Автор указала на стол, где седоволосая дама сидела

в одиночку, без очереди, как у других столов. Кейт предположила, что отсутствие ярких

атрибутов сделало ее менее популярной. Остальные экстрасенсы носили яркую одежду,

кричащие скатерти и амулеты, а эта женщина не удосужилась застелить скатерть, и носила

одежду бежевого цвета, исчезающую в толпе, и простой амулет.

- "Она?"- спросила с сомнением Кейт. Женщина не выглядела очень успешной, если она

выглядит безмятежной.

- "Реальный талант не нуждается в мишуре,"- сказала Джоди. И они подошли.

Кейт и Люцерн торжественно наблюдали, как женщина взяла руку Джоди. Она сказала, что

Джоди была писателем, о чём было не трудно догадаться, думала Кейт, так как это была

конференция писателей. Вероятность того, что Джоди была либо писателем, либо читателем

была пятьдесят на пятьдесят. Следующим женщина сказала, что она достаточно успешна в

этом, о чём тоже было не трудно догадаться. Она могла узнать Джоди с фотографии в её

книге.

Следующее утверждение удивило Кейт. Предсказательница сказала, что Джоди все еще

страдала от болезненной потери, которую перенесла некоторое время назад, потерю ее

родственной души. Кейт почувствовала, как волосы на затылке становятся дыбом. Это не

было общеизвестно, но муж Джоди умер четыре года назад, за год, до того как она была

опубликована. Кейт также знала, что Джоди все еще оплакивала его. Она утверждала, что он

был ее единственной любовью.

Провидица успокаивающе погладила руку Джоди и сказала ей, что ее любовь сейчас с ними, и что он всегда будет рядом. Но она также сказала, что он хочет, чтобы Джоди продолжала

жить. Кто-то придет в ее жизнь в ближайшее время, и хотя он не будет её родственной

душой, как ее первая любовь, он будет другом, любовником и компаньоном для Джоди, до

конца ее дней, и провидица сказала, что первая любовь Джоди хотела, чтобы так и было.

Глаза Джоди наполнились слезами. Она встала и повернулась к Кейт и Люцерну. Кейт

пыталась придумать что сказать, чтобы поднять ей настроение, когда Люцерн вдруг заметил:

-" Похоже, что ты в конце концов потрахаешься, прежде чем умереть,. "

Кейт повернулась с ужасом глядя на него. Она никогда не слышала, чтобы мужчина говорил

так грубо. Она даже не слышала, чтобы он использовал такие современные термины. Она

повернулась к Джоди в шоке, но автор просто разразилась раскатистым звонким смехом.

-"Да, это так. Разве это не здорово?"- Джоди вздохнула и дотронулась до руки Люка. Затем

она объяснила Кейт,- " Женщины говорили о сексе, конечно, когда стало меньше народа в

гостеприимном номере. Бет жаловалась на то, что ее герои имеют секс лучше, чем у неё, я

фыркнула и сказала, что, по крайней мере, она получает немного, а я сомневаюсь, что я

когда-либо снова займусь этим прежде чем умру. Но сейчас звучит, что всё-таки займусь! "

Она улыбнулась Люцерну, потом потянула его к стулу.- "Твоя очередь, мой друг. Я хочу

услышать, что она скажет о тебе ".

Кейт смотрела, как пожилая женщина усаживает Люка. На мгновение она почувствовала

дискомфорт. Было очевидно, что у пары завелось что-то вроде дружбы сегодня утром, и

Кейт было стыдно, потому что поняла, что то, что она чувствовала, была ревность. Плюнув

на мелкое чувство, она обратила свое внимание на провидицу, которая держала руку

Люцерна и слегка проводила пальцами над ней. Ее глаза были закрыты в концентрации.

-"Вы очень стары,"- Женщина сказала шепотом. Она моргнула, открыв глаза, и посмотрела

на его красивое молодое лицо, нахмурилась в замешательстве, затем снова закрыла их. -"Это

ваша душа, должна быть старой,"- поправила она. -"Очень старая. У вас было много

возлюбленных."

Кейт почувствовала, как что-то затянулось в груди, прежде чем женщина снова

поправилась:- "Нет, не возлюбленных. Любовниц. У вас было много. Много, очень много "-, добавила она, снова звуча удивленно. Потом моргнула и открыла глаза, чтобы спросить с

некоторой досадой:- "Когда вы успевали спать?"

Губы Кейт дрогнули. Она предполагала, что Люцерн был со многими женщинами. Он был

здоровым мужчиной более шестисот лет. Даже если у него была только одна любовница в

год, то это означало, шесть сотен. Если более чем три в год ... разум в шоке. Ужаснувшись, она решила, что должна спросить его, могут ли вампиры заболевать и передавать

венерические заболевания. Она надеялась, что нет, но действительно, ей нужно было знать.

- "Вы начали уставать от жизни"-, продолжала провидица, привлекая внимание Кейт.-

"Казалось, что все так тяжело, и жестокость человека начала тяготить вас. Но что-то, нет кто-

то активизировал вас. Заставил вас чувствовать, что стоить жить снова. Потому что все еще

есть радость, которую можно получить ".

Язык Кейт, кажется, прилип к нёбу. Кто-то? Кто? Некоторая ее тайная часть надеялась, что

это была она. В то же время, идея ужасала ее. Её влекло к Люцерну. Он даже начал

нравиться ей и она стала уважать его, но…

-"Держись за нее."- Женщина смотрела глубоко в глаза Люка -", Вам придется бороться за

нее, но не

так, как вы привыкли. Оружие и физическая сила не принесут вам ничего хорошего в этой

битве. Это ваша собственная гордость и страх, с чем вам придется сражаться. Если не

получится, ваше сердце высохнет в груди, и вы умрете одиноким, мучительным стариком,

жалея, что вы не сделали ".

Люцерн выдернул руку, потом встал и ушел. Кейт повернулась, чтобы последовать, но

провидица вдруг схватила ее за руку. -"Подождите. Ваш мужчина будет все в порядке

минутку."

Кейт застыла. -"Он не мой мужчина".

Выражение провидицы предполагало, что Кейт не обманет никого. Женщина сказала: -"Он

особенный, ваш мужчина. Но чтобы быть с ним вам придется сделать выбор. Вам придется

отказаться от всего. Если у вас хватит мужества, то все, что вы когда-нибудь хотели будет

вашим. Если нет ... " - Она пожала плечами и выпустила руку Кейт.- "Теперь идите к нему.

Только вы можете его успокоить".

Кейт поспешил за Люцерном, понимая, что Джоди наступает ей пятки. Кожа на ее запястье

все еще дрожала, где провидица коснулась ее, покалывала, как если бы она была в шоке.

Кейт потерла его рассеянно, ее мысли разбегались. Она должна будет отказаться от всего, но

получит всё, что она когда-нибудь хотела? Как такое возможно? Она передёрнула плечами

прогоняя озабоченность прочь, когда она выбежала из комнаты и увидела Люцерна

исчезающего за углом.

К тому времени, как две женщины догнали его в гостеприёмном номере Раундхауз, Люк

сидел за столом, окруженный поклонниками. Эллисон через всю комнату жестом показала

Кейт присоединиться к ним. Кейт неуверенно перевела взгляд от ее босса к Люцерну.

- "Я вижу, что Люк в порядке. Иди и узнай, что хочет твой босс "-, предложила Джоди, толкнув к главному редактору.- "Мы здесь не на долго. Они рано закроются, чтобы дать всем

время подготовиться к костюмированному балу эпохи Возрождения и банкету. "


О, да, Кейт подумала пока шла к своему боссу. Сегодня вечером будет костюмированный

бал.


Люцерн кивнул читателю, с которым говорил, встал и пошел поговорить с Джоди. Он начал

привыкать говорить с читателями. Он старался изо всех сил, потому что лекция Кейт у него

дома появилась в его уме, о том, что без них он не был бы опубликован. То, что он затронул

их жизни, и они только хотят сказать ему об этом. Он научился приятно реагировать на их

неловкие комплименты, но обнаружил, что с этим небольшим усилием стал открываться им.

Одна женщина сказала ему, что она только что потеряла сына, что жизнь казалась ей

мрачной и бесконечно жестокой к ней, но она нашла выход и надежду в его книгах.

Возможно, жизнь снова станет хорошей когда-нибудь. Потом она засмеялась и сказала ему, что если бы вампиризм существовал, и если бы она верила в него, то она бы перевернула

землю в поисках вампира, чтобы спасти ее ребенка.

Люцерну было жаль женщину. Он чувствовал ее боль, просачивающуюся в его тело. Он

знал, что это неправильно, но он не мог позволить ей просто уйти. Он скользнул внутрь ее

ума и ... не убрал боль, но несколько ослабил ее так, чтобы хорошие воспоминания были

сильнее, чем плохие. Она ушла улыбаясь.

Он встретил много раненых людей сегодня. Как только он открылся им, он никак не мог

закрыться. Но также он встретил много людей, у которых всё было очень хорошо. Он нашел

этот опыт интересным, если не сказать больше. Он писал свои книги по чисто эгоистическим

соображениям, чтобы записать правду. Но теперь он увидел, что книги затронули жизни

многих других. Это заставило его захотеть попробовать себя в настоящей фантастике, то, что

он никогда не рассматривал. Он начал свою жизнь как воин. Через сто лет, он был кем-то

вроде распутника. Когда он устал от этого, то углубился в историю. Возможно, пришло

время обратиться к более творческим занятиям. Но будет ли он хорош в этом?

- "Хорошо. Время идти." - Кейт неожиданно появилась рядом. - "Эллисон закрывает

гостеприёмный номер рано, чтобы каждый успел подготовиться к балу эпохи Возрождения ".

Люк вздохнул с облегчением. Другие писатели, казалось упоминали это. Хотя было полезно

поговорить с читателями, но также это было утомительно. Люцерн был удивлен, насколько

он чувствовал себя измотанным.

Когда он шел с Кейт к лифту, он напомнил себе не забыть покормиться перед балом. Это

было крайне необходимо. Что вернуло его мысли к балу. Бал эпохи Возрождения.

Ну, у него были очень теплые воспоминания об этом периоде. По этой причине, Люцерн был

уверен, что на балу будет весело.

Глава тринадцатая

Бал эпохи Возрождения был ужасен. Думая об эпохе, Люцерн забыл одну вещь: платья

женщин. Он несчастно вспомнил, когда Кейт вышла из своей спальни в гостиную.

Она была одета в длинное платье из бордовой парчи и белого кружева, с традиционным

корсажем. Ее длинные юбки и рукава были плиссированные. Она выглядела мило. Правда.

Но лиф платья, сжал ее груди вместе, так чтобы они были готовы выпасть в любой момент.

Рот Люцерна наполнился слюной, когда она появилась. Потом он понял, что не только он

один, будет смотреть на эти сочные округлости. Кейт собирается носить эту проклятую вещь

в общественном месте. Ему эта мысль вообще не понравилась.

Люцерн было открыл рот, чтобы сказать ей об этом, когда она замерла и посмотрела на него.

-"Какого черта на тебе надето? " - спросила она.

Он застыл от удивления. Взглянув вниз, на свой темно-синий костюм, он сказал: - "Это

традиционный костюм шестнадцатого века ", -сказал он. - " Разве не ты его заказала? "

-"Да, конечно. Но я просто сказала им размеры и не уточнила ..." - голос Кейт затих, и она

нахмурилась на него.

-"Тебе не нравится?"

- "Нравится? Ну, это просто ... ты выглядишь... э ... вычурно," -сказала она наконец. -"Я имею

в виду ... черные трико показываю твои ноги красиво, но ... "?

- "Они называются ласины"-, сообщил ей Люцерн. Он все еще пытался понять, что значит

вычурно. Это не звучало комплиментом, как она это сказала. К несчастью, он не в ладах с

современными эвфемизмами. Он действительно должен узнать больше. - "Я думал, ты также

редактируешь исторические романы"-, сказал он, возможно немного раздраженно.

-"В основном средневековые"-, пояснила она " Эпоха Возрождения не очень популярна"-. Ее

губы, сжались, потом скривились немного в сторону. -"А что это ... э ..." -, она махнула в

направлении его паха-", эта утиная вещь? "

Люцерн вздохнул.- "Это гульфик".

- "О" -. Она медленно кивнула, принимая во внимание весьма гигантский предмет.

Люцерн посмотрел вниз и решил также. Он был огромный и украшенный несколькими

драгоценными камнями. Кроме того, он был немного деформирован и отдаленно напоминал

утку. Это очевидно, костюм ранней эпохи Возрождения. Гульфик вышел из моды во время

царствования королевы Елизаветы.

-"Я читала о них, но я думала, что они должны быть ... э ... круглее что ли. Ты навредишь

себе. Кто-то будет проходить мимо тебя, врезаться в неё и…"

-"Эй! Вы оба отлично смотритесь!"- Крис вышел из своей комнаты в красно- бордовом

костюме, не как у Люцерна. Его гульфик был чуть более нормальным, однако.

Люцерн улыбнулся молодому человеку, чувствуя напряжение. Его не заботило что Кейт

выбрала его костюм, хуже было, что ее внимание было сосредоточено на его гульфике.

Знание, что она смотрела, заставило часть его анатомии начать двигаться с интересом.

- "Так"-, Крис перевёл взгляд с одного на другого: - " мы готовы идти?"


Кейт чувствовала, что ее грудь собиралась выскочить из платья. Она изо всех сил пыталась

не дышать, чтобы не допустить этого, но каждый раз, делая реверанс, она молилась, чтобы

они остались на месте. К счастью, они не выпали, но каждый раз, когда она выпрямлялась, находила Люцерна смотрящего на каждого мужчину на дистанции. Кейт нашла это довольно

забавным. То, что она не нашла забавным было то, как женщины смотрели на гульфик Люка.

Чертова вещь сверкала и блестела драгоценными элементами ловля каждый лучик света.

Взгляд Кейт также несколько раз притягивался туда. Было неловко так, как эта проклятая

вещь отвлекала её. Не то, чтобы Люцерн казалось, не замечал. Если он и был в курсе, что две

тысячи женщин в комнате смотрели на его пах, он притворился, что не замечал и шел с

гордостью. Она не знала, откуда у него столько мужества. Она бы не смогла идти с

торчащими сосками её грудей, она бы низко наклонялась, пытаясь скрыть их.

- "Ничего себе, какой удар, да?"- прокомментировал Крис.

Кейт посмотрела вокруг на развлечения. Были музыканты, шуты, танцоры и менестрели. Это

действительно напоминало то, как она представляла себе старый бал. Ее рука сжала руку

Люцерна, и она наклонился к его уху, чтобы прошептать: "Так ли это было на самом деле?"

Он колебался.- "В какой-то мере. Конечно, освещение было тусклее. У нас были только

свечи, электричества не было. Пол был бы покрыт камышом. Собаки и крысы рыскали

вокруг, ища пищу. Запах был гораздо менее приятным и…"

-"Всё хорошо"-, прервала Кейт. -"Мне больше нравится наш бал".

- "Хм"-. Он кивнул.

Они нашли, стол и едва сели, когда Джоди и несколько других писателей присоединились к

ним.

Разговор сначала был о изумительной работе Леди Барроу. Шуты были потрясающими,

менестрели играли на старинных инструментах. Обед был вкусным, в стиле эпохи.

Как только тарелки унесли, начались танцы. Люцерн пробормотал, что он вернется через

минуту, и Кейт, предполагая, что он пошел в туалет, рассеянно кивнула, сосредоточив свое

внимание на танцорах, кружащихся по комнате. Она повернулась, чтобы сказать что-то

Джоди, которая сидела с другой стороны Люцерна, но остановилась, когда увидела, что

Люцерн был все еще там. -"Я думала, ты ..."

Ее голос затих, когда она отметила, что его руки находятся под столом. Он казалось ... делал

что-то. -"Что ...?"- она начала в изумлении.

-"Я зацепился за что-то"-, сказал он коротко.

Кейт моргнула, растерянность наполняла ее разум. -"Что ты имеешь в виду, что ты зацепился

за что -то?"- Она представляла ... ну, она не думала слишком долго над тем, что она

навоображала. Вскоре она узнала, что это было хуже, чем на самом деле.

- "Скатерть"-, сказал он, нагнувшись чуть в сторону, пытаясь увидеть проблему.- "Один из

камней".

Это было все, что он должен был сказать, Кейт сразу представила картину. Один из

драгоценных элементов на его гульфике каким-то образом зацепился за скатерть. К ее ужасу, взрыв хохота соскользнул с ее губ.

Люцерн не был удивлен. -"Это не смешно"-, сказал он ей мрачно.- "Я срочно должен

облегчиться. А я не могу встать. "

- "Так что ... вы, люди тоже должны ходить в ванную комнату?"- спросила с интересом Кейт.

Люцерн посмотрел на нее, как будто она сошла с ума.- "Откуда такие мысли?"

- "Ну"-, пояснила она в целях самообороны -", в книгах Брэма, Дракула никогда не

облегчался. Я просто никогда не думала… "

- "Я сомневаюсь, что Мина тоже облегчалась "-, зарычал Люцерн. Он рванул скатерть, что

всё на ней придвинулось ближе к нему.

Разговор за столом остановился. Кейт взглянула вверх и увидела, что все смотрят на

Люцерна

с разным уровнем шокированного очарования. Зная, что Люцерн никогда не будет просить о

помощи, Кейт решила спасти его от его гордости. Она обратила внимание на себя, прочистив

горло, затем улыбнулась Крису. "СиКей можешь помочь Люцерну? Он в трудном

положении".

- "Конечно, в чем проблема?"- Ее друг начал подниматься.

-"Один из камней его гульфика зацепился за скатерть. Может быть, ты мог бы залезть под

стол и освободить его "-, предложила она.

Крис рассмеялся и сделал паузу.- "Ты прикалываешься, да?"

Когда она покачала головой, он резко упало обратно на свое место.- "Извини. Освобождение

гульфика не в моей компетенции ".

-"Крис!"- мрачно сказала Кейт.

- "Кейт"-, он ответил сухо.- "Он твой писатель. Ты залезешь под стол и освободишь его".

-"Я думала, он тебе нравиться"-, сказала она осуждающе.

- "Не на столько,"- Крис дёрнулся назад. Затем он взглянул виновато на Люцерна.- "Прости, Люк".

-"Я понимаю. Я справлюсь"-. Он ответил с достоинством, но яростно краснея, отметила

Кейт, с интересом. Она не знала, что вампиры могут краснеть.

Он снова рванул скатерть, и Кейт нахмурилась. Он собирался опрокинуть стол или порвать

арендованный ей костюм. Ни один вариант не подходит. У нее не было желания найти

остатки обеда в арендованном костюме, она не хотела, чтобы ей пришлось платить за его

чистку. Также она не хотела заменять смешной гульфик Люцерна, потому что он помял его.

Допив вино, она поставила ее бокал и повернулась к Люцерну.


-"Хорошо. Убери руки в сторону, и дай мне посмотреть".

Люцерн помедлил, затем положил свои руки на стол. Кейт быстро нагнулась, чтобы

попытаться увидеть что происходит. Она была под неправильным углом.- "Ты не можешь

отодвинуться дальше?"- спросила она.

- "Нет, только потянув скатерть со мной"-, отрезал он.

Она выпрямилась и смущённо посмотрела вокруг, не удивившись, увидев жадно смотрящих

писателей . Ее взгляд нашел Джоди на противоположной стороне от Люцерна. -"Я не вижу

ничего под этим углом. Я собираюсь залезть под стол. "

Глаза Джоди округлились, потом она поднялась на ноги. -"Давайте, девочки. Нет

необходимости, чтобы все знали, что происходит. Мы можем выступить в качестве

баррикады ".

Другие авторы быстро поднялись и двинулись вокруг стола. Кейт с облегчением наблюдала, как они образовали полукруг вокруг её места и Люцерна, их широкие юбки сделали

красивый занавес. Крис был единственным, кто остался сидеть. Он наблюдал за операцией с

широко открытыми глазами, по-видимому не уверенный, следует ему ужасаться или

смеяться.

-"Вперед"-, сказала Джоди когда все были на местах. Другие писатели кивнули.

Кейт чувствовала себя нелепо, как солдат посланный в одиночку на секретную миссию.

Желая выпить больше вина, она сделала глубокий вдох потом соскользнула со своего места

под стол. Там было ужасно темно. И жарко. Она опустилась на колени, рядом с ногами

Люцерна, ее голова наклонялась, пытаясь увидеть камень и то, за что он зацепился, но она

была не совсем под правильным углом и не достаточно близко.

Бормоча себе под нос, Кейт придвинулась ближе, пока не опустилась на колени между его

колен, потом нашла зацепленный кусочек скатерти. Она совершенно не собиралась касаться

его гульфика, по крайней мере, если это не сможет помочь. Она немного подняла ткань, но

он действительно был прикреплен.

- "Тебе нужна свечка или что-то ещё?" - услужливо спросила Джоди. Ее голова внезапно

появилась под столом, потом исчезла, и Кейт услышала ее вопрос: -"У кого-нибудь есть

карманный фонарик или что-то в этом роде в сумочке? Я обычно ношу один, но ... "

Остальное, что она сказала, Кейт не расслышала, когда другая женщина выпрямилась.

-"Ты точно поставила себя в очень интересную ситуацию, Кэти девочка моя"-, бормотала

Кейт, пытаясь сдвинуть ткань, чтобы она смогла найти, где она зацепилась за Люцерна. Это

была ее работа, убеждаться, что всё проходит гладко для ее авторов, и помогать им в

сложных ситуациях. Но она считала, что эта ситуация была вне служебных обязанностей

редактора. Если бы в этом положении оказался не Люцерн, она бы даже не подумала делать

это самой. Что оказалось очень интересным моментом, который она обдумает позже. Она

вздрогнула, когда что-то столкнулось с её рукой. Это был гульфик, поняла с изумлением

Кейт. Он рос и столкнулся с ней. Ну, то что было под ним росло. Кажется, Люцерн

испытывал нечто большее, чем просто стыд.

Люцерн хотел провалиться сквозь землю. Это даже могло бы задеть каждого из писателей, окружавших его, и Кейт тоже, пока не кончится этот ужас, самый неприятный момент в его

жизни. Мало того, что его гульфик зацепился за скатерть, так теперь Кейт стояла на коленях

между его ног, пытаясь отцепить его, и это привело его к мыслям, не имеющим ничего

общего с его освобождением. Он представлял себе, что было бы, если бы вместо того, чтобы

отстёгивать скатерть, она бы сдвинула гульфик в сторону, вытащила его, и обхватила его

своими губами. Затем он понял, что он стал твёрдым, и молился Богу, чтобы она не заметила.

Как он оказался в таком положении? Он человек, любящий порядок и рутину. Он не

присутствовал на конференциях, или Балах эпохи Возрождения. Как его жизнь вышла из-под

контроля? Что-то толкнул его в гульфик, и он подскочил на месте, привлекая внимание

женщин вокруг него.

- "Прости"-. Голос Кейт был приглушенным из-под стола. Звучало, как будто она говорила

через стиснутые зубы. Люцерн закрыл глаза в унижении и пожелал себе кол в сердце.

- "Она отцепила вас?"- Бет, одна из писательниц, спросила озабоченно.

Люцерн буркнул ответ, но вышло больше как хныканье. Принимая это за да, Бет

сочувственно похлопала его по плечу.

- "Вот вы где!"

Люцерн повернул голову, чтобы увидеть леди Барроу, пробирающуюся через толпу авторов, Джоди прижалась к столу рядом с его ногой, закрывая Кейт. Леди Барроу стало любопытно, почему все женщины стоят здесь кучкой, но она не спросила. Вместо этого она улыбнулась

Люцерну.

- "Эллисон рассказала мне, что вы чувствуете себя лучше, но я хотела лично убедиться".

Люцерн уставился на нее, зная, что его глаза стали круглыми, как тарелки. Как правило, он

бы встал, когда подошла дама, но это было невозможно. Это не было причиной, почему его

глаза округлились. Дело в том, что не подозревая о присутствии леди Барроу, Кейт схватила

его за гульфик и сдвинула его. Кроме того, она -непреднамеренно? -Схватила часть его

анатомии, которая расширялась в размерах, заполняя гульфик.

- "Прости"-. Голос Кейт пришёл из-под стола еще раз. - "Я не могу разглядеть".

Улыбка Леди Барроу замерла. Ее глаза стрельнули туда, где юбки Джоди прятали стол, а

затем пропутешествовал до встревоженного лица писателя, затем скользнули к огорченному

выражению Люцерна. Прежде чем она успела сказать хоть что-то, голос Кейт прозвучал

снова. Он был раздраженный и отрывистый.- "Черт возьми, Люцерн! Момент, когда я тебя

освобожу, я настаиваю, чтобы ты снял его. Это одна сплошная неприятность. "

-"Гульфик Люка зацепился за скатерть,"- выпалила Джоди, когда Леди Барроу открыла рот.-

"Кейт пытается освободить его. "

- "Его гульфик, она имеет в виду"-, добавила услужливо Бет.- "Кейт пытается освободить его

гульфик от скатерти. Не его от гульфика ".

- "Я вижу"-, пробормотала Леди Барроу, выглядя вовсе не уверенной, как справиться с

ситуацией. Ее тревога длилась только секунду, однако, потом она жестом попросила Джоди

отойти в сторону, подняла скатерть, и встала на колени, чтобы посмотреть под стол.- "Вам

видно, Кейт? Или принести свет?"

Люцерн почувствовал, как рука Кейт сжала его в тревоге, и он закрыл глаза, со стоном.

- "Леди Барроу?"- Кейт голос звучал невероятно тихо.

- "Да, это я. Нужен ли вам там какой-то свет?"

Приглушенное проклятье, которое пришло из-под стола, почти заглушил внезапный хохот

сверху. Люцерн открыл глаза, чтобы увидеть Криса прикрывающего рот. Человек

проигрывал. Люцерн не мог его винить. Если бы он не находится в центре этого фиаско, он

также мог бы найти это ужасно забавным. Но он находил это просто ужасным.

Люцерн не смог услышать ответ, который пробормотала Кейт леди Барроу, но должно быть

положительный, женщина выпрямилась, посмотрела вокруг, затем позвала одного из

рабочих, чтобы найти фонарик. Человек быстро пошел выполнять приказ, а затем леди

Барроу повернулась, увидев больное выражение Люцерна. Она успокаивающе похлопала его

по плечу. -"Не берите в голову. Подобное может произойти с каждым в любой момент."- Ее

рот скривился. -"Ну, не точь в точь, ну вы знаете, что я имею в виду."

Люцерн застонал и снова закрыл глаза. Затем резкий голос сказал:- "Ну, что тут происходит?

Почему все мои писатели просто стоят вокруг? "

Кейт узнала голос Чака Моргана и почти заплакала. Вместо этого, она слабо повела головой

по колену Люцерна и заинтересовалась, может ли ситуация стать ещё хуже. Сначала леди

Барроу

стала свидетелем этого унизительного события, а теперь и президент ее компании. О, она

действительно впечатлит ее начальство этой конференцией! Все было намного проще, когда

Эдвин был жив, а она была лишь помощницей.

-"Что?"- Ужасный рев Чака, наверное, слышали в другом конце зала, подумала Кейт, судя по

тому, как общие разговоры и смех вдруг стихли, она знала, что права. Боже мой, скоро все

будут знать, что она находится здесь.

Кейт услышала голос леди Барроу, острый и твердый, и улыбнулась про себя. Кэтрин может

быть очень доброй, но она не была женщиной пустой болтовни и она никого не боялась,

насколько знала Кейт. Она, вероятно, просто поставит Чака на свое место для привлечения

внимания к тому, что они все пытались скрыть, Кейт могла бы обнять женщину за это.

- "Вот вы где!"- она услышала, как леди Барроу воскликнула. -"Спасибо".

Скатерть поднялась, и появилась женщина. К большому удивлению Кейт, леди Барроу

вместе с фонариком, опустилась на колени и скользнула под стол рядом с ней.- "Здесь жарко, не так ли? " - она прокомментировала, как если бы она делала вещи такого рода каждый

день. Леди Барроу посветила там, где скатерть и гульфик путались, затем торжественно

кивнула Кейт. -"Давай, девочка. Чем раньше вы отцепите его, тем скорее мы сможем

выбраться отсюда".

Было легче сказать, чем сделать. Люцерн хорошо зацепился. По крайней мере, три из

полдюжины камней на его гульфике застряли в различных местах скатерти. Сначала

вероятно, зацепился только один, потом Люцерн, дергая, зацепил другие. Потребовалось

много работы, чтобы освободить его.

Леди Барроу постоянно подсвечивала, убирая ткань в сторону, когда Кейт была необходима

лишняя рука, давая советы и шутя для снятия стресса. Однако, даже с ее помощью, это

оказалось мучительно долгим занятием. А также неловким. Как бы она не хотела

прикасаться к гульфику Люцерна, это было невозможно, и даже чаще она держала его в

руках. Было ужасно знать о твёрдой плоти, пока она пыталась отцепить камни и не зацепить

другие. Она даже не хотела гадать, как Люцерн себя чувствовал. Это должно быть ужасная

пытка.


Если Кейт скоро не остановится, Люцерн понимал, что собирался опозориться тут же за

столом у всех на виду. Она не касалась его сексуально, но сам факт ее между его колен и он

реагирует, как подросток. Он жил долго, очень долго, но никогда Люцерн не оказывался в

подобной ситуации. И молился Богу, чтобы никогда больше не оказался.

-"Остался ещё один".

Голос Кейт пришёл из-под стола, а все стояли вокруг и шумели, Люцерн предположил, что

они были весёлыми и обнадеживающими. Он старался не шевелиться на своем месте, пока её

хватка над ним снова изменялась. Глядя вниз, он мог видеть ее пальцы, обернутые вокруг

него, где они выглядывали из-под ткани. Он посмотрел на Джоди и увидел ее широко

раскрытые глаза, зафиксированные на его коленях. Он попытался неубедительно

улыбнуться.

- "О, Боже".

Это восклицание одного из писателей обратило внимание его и Джоди. Это была Бет, она

выглядела шокированной. Люцерн почувствовал, как сердце пропустило удар. Он думал, что

приход президента Компании Кейт было самым худшим, что могло произойти, но

выражение писателя свидетельствовало об обратном.

-"Что это такое?"- спросил он, решив, что лучше всего узнать.

- "Вы знаете тех документалистов? Тех, кто все снимает?"- спросила она.

- "Нет"- Люцерн не слышал о какой-либо документальной съёмке.

-"Они всегда снимают на конференциях РТ"-, вставила Джоди - "Они любят записывать все: женщин, наряды и тому подобное. "

-"Да. И не смотрите, они идут сюда, вместе с фотографом из местной газеты".

- "О, Боже"-, пробормотала Джоди.- "Наверное, он ищет леди Барроу. Он таскался за ней всю

ночь."

-"Черт"-, Люцерн выдохнул. Безусловно, стало еще хуже.


- "Последний"-, Кейт сказала леди Барроу с облегчением, что было поддержано

основательницей Ромэнтик таймс.

- "Хорошо"-, сказала женщина.

Кейт не могла винить ее, они обе были согнуты, головы наклонены в сторону и спины

прижаты к нижней части стола. Кейт очень зауважала женщину, залезшую сюда вместе с

ней. В этом не было необходимости, но леди Барроу был такой, что если-есть-что-сделать, давайте-делать-это-лично. Казалось, что она светиться энергией и энтузиазмом.

Вздохнув, Кейт заставила себя сосредоточиться на задаче. Отцепить один камень, и они

вылезут отсюда. Затем она собирается затащить Люцерна в мужской туалет и снять

драгоценные камни. Она была благодарна, что не танцевала с ним, пред тем, как это

случилось, она, возможно, зацепилась бы ее платьем за него. Не было бы это забавно,

распутываться прямо там, посреди танцпола на всеобщем обозрении? Как будто не

достаточное количество людей, знало, что она под столом работает над гульфиком Люцерна: в последнюю очередь ей нужно было, чтобы каждый участник конференции видел

затруднительное положение ее автора.

- "Получилось! Ты свободен"-, крикнула с облегчением Кейт, когда последний камень

отцепился. Она начала отодвигаться, только чтобы найти, что ее рукав зацепился. Так или

иначе, пока она распутывала скатерть от последнего камня, её рукав зацепился за другой.

-"Черт,"- сказала она.

- "Что такое?" Леди Барроу спросила, нахмурившись. Что-то зашумело с другой стороны

скатерти. Все, казалось, говорили одновременно.

- "Я зацепилась за один из камней его ..."- Кейт ахнула, падая вперед на колени, когда

Люцерн вдруг отодвинулся назад. Визг ножки стула по полу утонул за её тревожным

криком, и она была вынуждена пятиться под стол, когда он начал вставать. Кейт моргнула от

внезапной вспышки, слыша проклятия Люцерна, но была на короткое время ослеплена. Было

темно под столом.

-"Осторожно, мистер Амиральт,"- предупредила Леди Барроу, вылезая из-под стола. -"Она

зацепилась свои рукавом за ваш... "

Леди Барроу замолчала, увидев новые дополнения к своей аудитории. Кейт стало известно о

них тоже, глаза настроились и медленно заметили камеру, смотрящую в ее сторону. Это был

фотограф с очень профессионально выглядящей камерой. Вспышка сказала о том, что он

сделал фото, поняла она.

Люцерн, делал все возможное, чтобы игнорировать ее руку висящую у его паха и сказал

вежливым тоном,- "Зовите меня Люк, пожалуйста, леди Барроу ".

- "Мое, мое, мое"-, человек с профессиональной камерой сказал. -"Вы не упоминали об этом

событии, Леди Барроу ".

-"Кто ...?"- начала Кейт, точно зная, что не хочет услышать ответ.

- "Местная газета"-, мрачно сказала Леди Барроу. Она поднялась на ноги. -"И теперь, когда

эта чрезвычайная ситуация разрешилась, я предполагаю, что лучше позабочусь о следующем

".

Джоди и другие писатели помогли женщине расправить её юбку, потом Кэтрин Фальк взяла

репортера за руку, развернула его и повела к своему столику.

-"Ставлю, что через десять минут этот мужчина будет есть с её рук"-, с восхищением сказала

Джоди. Повернувшись к Люцерну и Кейт, она ободряюще улыбнулась.- "Эта фотография не

попадёт в газеты. Я гарантирую это."

Глава четырнадцатая

Она попала на первую страницу В Дэйли Ньюз.

- "Тот репортер клянется, что он не отдавал ее своему редактору, и я не знаю, кто еще мог"-, недовольным тоном сказала Кэтрин Фальк. Она позвала Кейт и Люка первым делом с утра и

попросила встретиться с ней в главном ресторане за завтраком. Кейт сразу заподозрила

худшее.

И она была права.

Она несчастно смотрела на фотографию в газете. Там был наполовину вставший Люцерн,

смотрящийся красиво в своем вычурном костюме, и она, выглядящая, как дешевая девка,

вылезающая из под стола, чтобы схватить его за ... Она несчастно вздохнула и прочитала

заголовок еще раз.- "Средневековые Моменты? " - кричали большие буквы.

Ответственный редактор Раундхауз Кейт К. Ливер захватывает все что может со

смаком от автора вампирских романов Люка Амиральта, пока Кэтрин Фальк или леди

Барроу- генеральный директор и основатель журнала Ромэнтик Таймс, смотрела на это на

балу эпохи Возрождения вчера вечером.


Кейт застонала и стала комкать газету, но остановилась, чтобы перечитать подписи. Она

вгляделась внимательней на картину.

- "Когда мои руки доберутся до этого человека, я собираюсь…" - начала Леди Барроу.

- "Я думаю, он говорит правду," - прервала устало Кейт.- "Мне кажется, что не он

сфотографировал нас, когда я вылазила из-под стола. Вы по-прежнему находились там. Но

вы есть на этой фотографии ".

Леди Барроу взяла газету и посмотрела на неё, нахмурившись.- "Я думаю, вы правы. Но кто

еще мог сделать его? Камеры были запрещены. Мы наняли фотографа для съёмки.

Единственными гостями с камерами были репортеры и ... " - Ее голос затих, глаза сузились.

-"Ну, что ..."- Она оборвала фразу, выглядя при этом недовольной.- "Извините меня, мне

нужно кое о чём позаботиться. "

Она встала, потом остановилась и заставила себя улыбнуться.- "Не волнуйтесь об этом. Это

просто буря в стакане. Всё быстро пройдёт, если вы не дадите об этом интервью. "

Кейт и Люцерн кивнули, потом наблюдали как Леди Барроу покидает ресторан- без

сомнения содрать кожу одному фотографу.

Кейт вздохнула. Люцерн тоже. Они избегали смотреть друг на друга. Они избегали смотреть

друг на друга со вчерашнего вечера. Джоди помогла отцепить рукав Кейт от его гульфика, после чего он быстро извинился и удалился. Затем Кейт села за стол, где Джоди и другие

писатели пытались развеселить ее, в то время как Крис мужественно пытался не смеяться.

Чак подходил в два раза, чтобы поговорить с писателями и бросить странный взгляд в её

сторону. Эллисон подходила, по крайней мере три раза, чтобы успокоить ее и сказать, что

все будет хорошо. Крис снова старался не рассмеяться.

Когда Люцерн не вернулся через полчаса, Кейт извинилась и ушла обратно в их номер.

Люцерн как раз вышел из его комнаты. Его взгляд коснулся ее, а затем быстро сместился

далеко, когда он спросил, закончился ли бал. Кейт сказала, что нет, но у нее заболела голова, и она захотела прилечь. Он сделал симпатической комментарий, сказал ей, что он поднялся

наверх, чтобы подкрепиться, в ответ она сказала что он, может расслабиться и никуда не

возвращаться.

Кейт пожала плечами. Она чувствовала себя подавленной и несчастной огромной

неудачницей и задавалась вопросом, как все получилось так неправильно.

И это было до того, как ее глупость напечатали в газете.

Она снова вздохнула.

-"Я думаю, мы должны пойти в гостеприёмный номер"-, наконец предложил Люцерн.

Кейт поморщилась. Ей пришлось тащить его туда в первый день, а теперь он сам предложил

идти. А она не хотела. Последнее, чего хотела Кейт, это пойти куда-нибудь где ей, возможно, придется столкнуться с Чаком Морганом. Если издатель не был доволен ею вчера, сегодня, после просмотра заголовков, он будет в ярости. Если у неё все еще будет работа к полудню, она будет счастливой женщиной.

Но, сказала она себе, нет никакого смысла избегать этого. С таким же успехом она может

скрывать страшную правду от себя.


Это было не так плохо, как она боялась. В некотором смысле, это было хуже. У Кейт все еще

была работа. На самом деле Чак был ужасно доволен публичностью. Люцерн был на главной

странице, в конце концов. Как и Издательство Раундхауз. Мужчина поздравил ее, как будто

ее публичное унижение было какой-то грандиозной рекламной схемой. Кейт хотелось

задушить его. К концу дня, она решила, что если он поздравит её ещё раз, она сделает это.

Это было больше, чем облегчение для Кейт, когда они закрыли гостеприёмный номер, и

освободились, чтобы подготовиться к вечеринке в стиле Рок-н-Ролл.

Ее взгляд отправился к Люцерну. Мужчина выходил из своей раковины. Каждый раз, когда

она сегодня смотрела в его сторону, он говорил с фанатами или другими писателями. Кейт не

была уверена, но подозревала, что он больше разговаривал с прибытия на конференцию, чем

за последние несколько десятилетий. Он становился более разговорчивым с каждым днем, и

сегодня не было исключением.


Конечно, не было ни одного участника конференции, который бы не видел эти заголовки.

Новости об этой ситуации ходили по кругу, и в то время как большинство людей ужасно

сочувствовали ей и Люцерну, так же были те, кто все еще смеялись. Они говорили свои

"Бедненькие" или "Как неловко это должно быть для вас ", но тем не менее усмехались.

Конечно, Люцерн не страдал от этих маленьких смешков. Все, казалось, чувствовали к нему

симпатию, оставляя все их развлечение для нее.

Что было обычным делом, мыслила устало Кейт, пока шла к столу с Люцерном и другими

писателями; женщины всегда страдали от презрения и унижения, в то время как мужчины

удостаивались славы или сочувствия. К сожалению, хотя Кейт и попробовала, но не могла

сердиться на Люцерна за действия других людей. Он извинялся, пока Кейт и Джоди

отцепляя ее рукав от его гульфика, и она знала, что он действительно чувствовал себя

ужасно из-за всего этого. Но это была не его вина. Это всего лишь был один из неприятных

моментов жизни.

Люцерн взглянул на нее, когда она подошла, и Кейт удалось напряженно улыбнуться.

- "Пора"?- спросил он.

- "Да"-. Она улыбнулась ему, и всему столу в целом.- "Время, готовиться к Рок-н-Рольной

вечеринке."

Люцерн встал и взял её за руку, взгляд двигался по ее лицу с оттенком, что она думала может

быть

озабоченностью.- "Ты выглядишь усталой".

- "Это был длинный день" -, Кейт согласилась с небольшим пожатием плеч. Они покинули

гостеприёмный номер. Они не разговаривали, пока не дошли до своего люкса. Крис еще не

вернулся и номер был пустым и тихим.

- "Что же можно одеть на рок-н-рольную вечеринку ?"- спросил Люцерн, когда закрыл за

ними дверь.

-"Ну, я понимаю, что это вечеринка в стиле пятидесятых. Джинсы и футболки. Я принесла

кожаную куртку и обувь для тебя "-, объяснила Кейт. Она сказала, что будет заботиться обо

всем

- "Кожаную куртку?"- спросил Люцерн, поднимая бровь.

- "Да. Ты знаешь, образ Фонзи ".

- "Кого?"

Она нахмурилась на его растерянное выражение, затем вспомнила, что он не смотрел

телевизор. Он многое пропустил, она поняла, с удивлением.- "Он крутой персонаж

пятидесятых из сериала. Кожаные, джинсы, кожаные сапоги и зачёсанные назад волосы.

Очень круто ".

-"Ах. Да, я припоминаю пару героев из тех дней"-. кивнул Люцерн.- "Но как ты узнала, какой

размер обуви брать "?

Кейт покраснела и пожала плечами, затем повернулась к её двери. Она проскочила через нее, когда призналась, -"Я позвонила твоей маме и спросила".

Она не стала дожидаться его ответа, просто закрыла дверь перед его поражённым лицом.

Потом вытащила из сумки их костюмы. Она положила сумку с кожаной курткой и

ботинками на кровать, затем провела инспекцию мешка с ее собственным костюмом. Это

определённо будет приключением. Костюм не выглядел привлекательно. Она бы поставила

на то, что этот кринолин будет ужасно чесаться.


На самом деле, она ошиблась, некоторое время спустя признала Кейт, когда осмотрела себя в

зеркале. На ней были двуцветные кожаные туфли, короткие белые носки, розовые юбка -

пудель и кремовый свитер. Стянув волосы в хвост и нанеся лёгкий макияж, она стала

выглядеть на шестнадцать. Она кивнула своему отражению, потом решила, что готова и

вышла собрать сумку с костюмом Люка.

Крис и Люк оба смотрели телевизор, когда Кейт присоединилась к ним в гостиной, ее взгляд

скользнул от одной залаченной головы на другую. Она открыла рот.- "Что вы двое сделали с

вашими волосами?"

Крис обернулся и улыбнулся. -"Разве не здорово? Люк помог мне с этим. Я не взял кожаную

куртку, но он сказал, что если я засуну пачку сигарет под рукав моей футболки я буду

выглядеть так же круто. "

Кейт посмотрела на Люцерна. Великолепно. Теперь у нее два жирно-причесанных Фонзи.

Тем не менее, не смотря на причёски, они выглядели по- разному. Волосы Криса были

светлыми, в то время как Люцерна темными, как полночь. Крис был высоким и жилистым,

его тело было долговязым по сравнению с мышечной формой Люка. Футболка Криса была

чисто белой, Люцерна была черной и плотно натянутой на груди, показывающей каждое

движение его мышц. Боже, он выглядел горячо. Даже, с жиром, достаточным, чтобы жарить

пончики, в волосах.

- "Это для меня?"- Люцерн встал и подошел, его взгляд скользил по ней в медленной ласке.

- "Да"-. Кейт протянула ему одежду, зная, что ее лицо покраснело. Прямо сейчас она не

только выглядела на шестнадцать, она чувствовала себя шестнадцатилетней.

-"Ты выглядишь великолепно,"- сказал он мягко шёпотом- "Сладко и симпатично. Картинка

молодости".

Сладко и симпатично. Кейт прокручивала эти слова, пока Люк разворачивал свои ботинки и

куртку, а затем надевал их. Щенки были симпатичными. И кто хочет выглядеть как "картина

молодости"?

-"Идеально подходит".

Кейт посмотрела как Люцерн растягивается, проверяя плечи пиджака. Ее взгляд остановился

не на его плечах, а на груди, где перекатывались мышцы. Симпатично и молодо. Она

вздохнула.

-"Выглядит здорово."- Крис поднялся на ноги и присоединился к ним в центре комнаты.-

"Давайте идти. Я должен захватить пачку сигарет, чтобы засунуть под рукав ".

Кейт удалось оторвать взгляд от груди Люцерна. Она кивнула, потом повернулся к

последовала к выходу.


Роке-н-рольная вечеринка была в самом разгаре, когда они прибыли. Кейт взглянул на

танцоров- в основном женщин и поморщилась. Некоторые из них были очень хороши.

Некоторые, очевидно, не имели понятия, что делают. Кейт очень боялась, что она попадет

под последнюю категорию.

- "Я предполагаю, ты знаешь как танцевать?"- спросила она Люцерна. На ее недовольное

выражение, он улыбнулся одной из его редких усмешек и кивнул.

- "Очень хорошо, на самом деле."- Затем добавил:- "Я научу тебя"-. Для Кейт, которая

считала, что у неё две левых ноги, это звучало, как угроза. Но Люцерн был очень хорошим

учителем, и, являлся одним из немногих людей, пользовавшихся спросом. У него всё

получалось с необыкновенной грацией, ставившей Кейт в ступор от шока. Она наблюдала за

ним, танцующим с двадцатью или около того женщинами одновременно. Он выстроил их в

ряд, терпеливо обучая шагам на фоне хихиканья, потом закрутил женщин в воздухе с силой

и выносливостью быка. Женщины думали, что он великолепен. Кейт тоже. Она не могла

поверить, что это тот же самый угрюмый мужчина, который когда-то хлопнул дверью перед

её лицом. Этот мужчина улыбался. У этого человека было терпение святого. Этот человек

был мечтой каждой женщины. Она даже разрешила ему научить ее танцевать.

Вечеринка получилась очень весёлой, но у Кейт был очень напряженный день, поэтому она

рано почувствовала, как начала уставать. Люцерн видимо заметил её зевки, которые она

пыталась спрятать.- "Тебе лучше уйти"-, сказал он, подходя и забирая ее. Затем всю дорогу в

свой люкс он читал ей лекцию- в основном о том, что она не достаточно ест. Он, видимо, заметили, что она была слишком занята с писателями, чтобы съесть больше, чем несколько

кусочков со шведского стола.

- "Мне это не нравиться. Ты должна лучше заботиться о себе"-, он твердо настаивал. -"Ты

тратишь слишком много времени и энергии на своих писателей, включая меня "-,

пожаловался он.

Кейт пыталась защититься, указывая на то, что это всего одна неделя в год.

Люк не был настолько глуп, чтобы купиться на это.- "Джоди упоминала множество других

конференций, проводимых за год "-, сказал он.-" И я слышал, что ты часто работаешь по

ночам и даже на выходных, редактируя и читая книг из твоей "сентиментальной кучи. "

Кейт сделала мысленную заметку – позже заблокировать Джоди в ее Windows Messenger,

если автор собирается распространять о ней сплетни. Она всегда держала его включённым, пока была в офисе, на случай, если у одного из ее авторов возникнет вопрос. Джоди часто

ругала ее за то, что она работает так много, но последние в чём нуждалась Кейт - это Люцерн

знающий, что у неё нет абсолютно никакой личной жизни.

Конечно, он, видимо, потерял интерес в погоне за той страстью, которую они кратко

разделили. Он ни чего не предпринимал после той первой ночи и следующего утра. Это было

во вторник и среду. Был уже вечер пятницы, и, кроме успокаивающего держания ее за руку, Люцерн не проявлял ни какой инициативы, чтобы повторить тот случай.

Конечно, она тоже, призналась Кейт. Она посмотрела на него, раздумывая. Возможно ...

-"Ты ляжешь спать, как только мы вернемся в комнату. И я не хочу видеть тебя снова, по

крайней мере до 7 утра. Это означает - десять часов сна. Тебе это нужно "-, твердо сказал

Люцерн, прерывая ее мысли, когда они вышли из лифта.

Кейт вздохнула про себя. Не существовало никаких " возможно" об этом, мужчина теперь не

был заинтересован затащить её в постель, и он только что убедил её не подавать идею

самостоятельно. Не были ли первые две страстные встречи вызваны чисто его потребностью

в крови? Возможно, он намеренно соблазнил ее только, чтобы "заморить червячка".

Возможно, она не заметила отсутствия неподдельного интереса с его стороны в первые два

раза, потому что была подавлена и не осведомлена о том, что он может сознательно

возбуждать ее только чтобы укусить. Она, несомненно, уже знала об этом в третий раз и

заметила тогда, но только пока он преднамеренно пытался управлять её разумом. Может

быть, он и вовсе был заинтересован в ней, только, как в роли ужина.

Почему она думает иначе? И когда он стал так много значить?

Кейт несчастно вздохнула, когда они зашли в их номер. К сожалению это был только

перекус.

-"Спи спокойно"-. Люцерн нежно подтолкнул ее к спальне, и Кейт двинулась без

комментариев. Ей удалось пробормотать спокойной ночи перед тем, как она зашла в

комнату, но это было только из-за гордости. Ее плечи поникли, а сердце разрывалось, когда

она начала раздеваться.


Люцерн наблюдал, как закрылась дверь за Кейт и нахмурился. Женщина работала слишком

много, а ела слишком мало, и разбивалась в лепёшку, чтобы сделать всех счастливыми, в том

числе его самого. Ей нужно отдохнуть. Ей необходимо больше есть. И, прежде всего, ей

нужно расслабиться. Он мог придумать много способов помочь ей сделать это. К

сожалению, большая часть включала их раздетыми, а он вовсе не был уверен, что она

поприветствует это, потому что теперь она знала о нем правду. У него был опыт в том, что

многие женщины уходили от него из-за его сущности вампира. Кейт, конечно, не первая

женщина за долгие годы, узнавшая его тайну, и он понял, что чаще всего, они стали бояться

его, узнав правду. Чтобы сохранить себя и его семью в безопасности, ему часто приходилось

изменять их воспоминания, или убеждать, что его откровения были всего лишь сном.

Кейт, все же не испугалась. Она, казалось, смотрит на его вампиризм, как на проблему. Люк

был вампиром, но он также был одним из ее самых успешных писателей, и ему нужна кровь.

Она должна найти ему немного. Она даже была готова предаваться интиму в мужском

туалете для него. Кроме этого, однако, она не показала никаких признаков интереса.

Он вспомнил, свою первую ночь здесь и первое утро, когда они оказались в страстных

обстоятельствах. Но это было до того, как Кейт узнала, что он вампир. Сейчас она вполне

может найти его отталкивающим.

Внезапно осознав напряжение в шее и плечах, Люцерн снял кожаную куртку и бросил ее на

стул. Он повращал то одним, то другим плечом, то головой, а, пытаясь расслабить мышцы.

Он хотел знать о чем она думает, и как обстоит дело. Он хотел, чтобы она хотела его. Он

хотел ее. Он поморщился. Это было глупо. Кейт - современная женщина с карьерным

стремлением в жизни и квартирой в Нью -Йорке. Она покинула спокойную Небраску, чтобы

продолжить работу в издательской индустрии. Она вряд ли бросит всё, чтобы переехать в

Канаду, и Люцерн не знал ее достаточно хорошо, чтобы быть уверенным, что хочет жить

вместе с ней. Для среднестатистического человека, неудачный брак лишает свободы на сорок

или пятьдесят лет, для него это может быть на много дольше.

Его взгляд скользнул к небольшому бару в углу, и он решил выпить скотч перед сном. Он

пил не много и не хотел начинать полагаться на это. Алкоголь принёс много вреда его отцу, Клоду, даже убил его, в конце концов.

Пожав плечами, он решил, что может также пойти спать.

Первое, что поразило его, когда он вошел в его комнату был сладкий запах крови в воздухе.

Потом он понял, что прикроватная лампа была включена, и он застыл. Он выключил свет,

прежде чем идти на вечеринку. Сейчас она была включена. Его тело начало выброс

адреналина, пока его взгляд охватывал комнату.

Частично открытая дверца холодильника и искромсанные пакеты крови, лежавшие перед

ним, объясняли запах в воздухе. Кроме этого, казалось, всё так же. Там, казалось, нет никого

вокруг. Конечно, запах крови был настолько густым, что его обычная способность ощущать

кого-нибудь поблизости была затруднена.

Он сделал шаг к его разграбленному запасу крови, пытаясь увидеть, можно ли что-то спасти.

Но как только он это сделал, он услышал скрип захлопнувшейся за ним двери. Он

повернулся как раз вовремя чтобы почувствовать, как кол входит в его грудь.


Кейт сняла одежду и думала принять ли душ или просто лечь спать, когда услышала грохот.

Она замерла, прислушиваясь. Когда что-то жестко врезалось в стену разделяющую ее

комнату с Люком, она схватила халат, накинула его и побежала в гостиную.

Дверь в комнату Люцерна была закрыта. Кейт не стала стучать, просто открыла ее и

бросилась внутрь. Она чуть не врезалась в двух дерущихся людей. Сначала все, что она

видела - были двое мужчин борющихся друг с другом, а потом она заметила кол, его

рукоятка торчала из груди Люцерна, и сочившуюся из раны кровь. Она вскрикнула от ужаса, хотя не знала этого. Она услышала крик, как отдаленный звук.

И, наконец, вырвавшись из ступора, вызванного шоком, она дико посмотрела вокруг.

Единственное оружие, которое попалось ей на глаза - были прикроватные лампы. Она

побежала, чтобы схватить одну, проклиная всё на свете, когда та не сдвинулась. Она была

прикреплена к тумбочке. Ее взгляд вернулся обратно к Люцерну и его нападавшему. Стало

больше крови, и ей показалось, что кол проник глубже. Люцерн видимо слабеет. Однако

вокруг не было ни одной чертовой вещи, которые можно использовать в качестве оружия. В

отчаянии она схватила подушку и побежала, замахиваясь на незнакомца, потом ударила по

голове и плечам. Ее атаки мало повлияли на человека. Он даже не оглянулся.

Издав гневный вопль, когда ее взгляд переместился на бледное лицо Люцерна, Кейт взялась

за концы подушки, замахнулась на голову атакующего и ударила того в лицо. Крепко

натянув её, она пыталась оттянуть его назад. К ее облегчению, он выпустил Люцерна и

развернувшись, попытался схватить ее. Ей удалось избежать его размахиваний руками, и

держаться за подушку, изо всех сил. Он не мог так дышать, и она молилась, чтобы он

свалился, прежде чем ему удастся добраться до неё.

Она услышала "умпх", но сумела удержаться у него на спине, пока он попятился назад к

стене рядом с шкафом. Кейт держалась, зная, что и она, и Люк будут потеряны, если она

сдастся.

Кейт отчаянно взглянула на Люцерна. Он стоял на коленях возле кровати, руки слабо

хватали рукоятку в его груди. Она вспомнила, как он говорил, что кол убьет его, если

оставить его слишком долго, и она знала, что должна подобраться к нему быстро. Ее мысли

разбегались, пока человек, которого она держала снова стукнулся спиной, на этот раз целясь

в шкаф. Кейт крякнула, когда ее голова врезалась в рейку.

Боль была как взрыв у нее в голове, ослепляя ее жгучей белой вспышкой перед глазами. Она

хотела, схватиться за голову и держать ее в руках, пока проходит агония, но не могла

отпустить подушку, поэтому так и висела слепых муках, как могла, цепляясь за сознание.

Когда боль наконец пошла на убыль, Кейт не была уверена сколько прошло времени.

Потребовалось мгновение, прежде чем она поняла, что картинка изменилась. Она была

ближе к земле. Она обратила свое внимание на человека, за которого цеплялась, и увидела, что он опустился на колени, взяв ее с собой. Она позволила ногам упасть на пол, ее взгляд

вернулся к Люцерну. Тревога снова прошла через нее. Он упал вперед, головой вниз.

Понимая, что не может больше ждать, пока нападавший упадёт в обморок от недостатка

кислорода, она выпустила один конец подушки, чтобы найти что-нибудь в шкафу.

Она старалась держать подушку на месте - на лице человека, одной рукой, но она потерпела

неудачу. Она слышала, как он глотает воздух большими глотками, и она знала, что это не

займет много времени, чтобы он снова стал серьезной угрозой. Эта мысль едва не заставила

ее запаниковать, когда рука Кейт на что-то наткнулась. Она схватила это, признав за

ботинок, и не думая опустила на голову злоумышленника. Он не упал, и она поняла, что

держи обувь за каблук. Она перестала держать подушку, перевернула ботинок и на этот раз

хлопнула каблуком вниз на затылок ее противника со всей силой, на которую была способна.


К ее удовольствию, удар сработал - человек беззвучно упал вперед на лицо. Оставив его

лежать, Кейт боролась к Люцерну.


Первое, что она сделала – это взяла за плечи и позвала его. Он упал на спину без звука.

Голова ударилась об пол, сильно, колени согнуты, голени - под ним. Кейт несчастно

посмотрела на него. Он был серым. Она никогда не видела его таким. Но было не так много

кровопотери. Кол по-прежнему торчал из его груди, позволяя лишь немного просачиваться.

Но она вспоминала его слова, что сердце не может качать кровь с колом внутри, и она знала, что если она не уберёт его, то он умрет.

Кол был сделан из светлого дерева обычно находившегося в сделай -сам местах, и выглядел

как дюбель или что-то похожее. Атакующий Люцерна купил это и заостренным концом

пытался заколоть Люцерна. Теперь ей придется вытаскивать его или он умрет.

Она не стал тратить время на размышления о том, что она делает, она знала – каждая секунда

на счету. Крепко схватив дюбель, она вытащила его, что было не так просто, как она

ожидала. Она не думала об этом, но если бы задуматься, Кейт ожидала бы, что это как

ножом по маслу. Тело Люцерна не было маслом. Раздался противный хлюпающий звук,

когда она вынула его, и то малое что она съела на попросилось выйти наружу.

Кейт решительно сглотнула. Отбросив в сторону кол, она быстро закрыла рану на груди, так

как кровь полилась сильней. Она надавливала, пытаясь остановить кровопотерю до смерти, все время молясь, чтобы его кровь всё восстановила. Пока она сидела, она интересовалась, действительно ли она помогает, спасая его, или всё-таки убивает.

Она сидела так несколько минут, просто давя на грудь, пока стон от злоумышленника

Люцерна не предупредил, что он приходит в себя. Она чувствовала, как разрывается между

тем, чтобы остаться, задерживая кровь Люцерна, или каким-то образом снова лишить

человека трудоспособности. Ей казалось, что если человек придёт в себя, она и Люк,

вероятно, оба - мертвецы. Конечно, сначала он закончит с Люцерном, а потом убьёт ее в

качестве свидетеля. С другой стороны, она рискует тем, что Люцерн изкровоточит до смерти, если она его бросит.

Ее взгляд скользнул обратно к лицу Люцерна - она колебалась, потом осторожно сняла руки

с его груди. К ее облегчению, кровь не хлестала так, как раньше. Его тело ремонтировало

себя. Она надеялась на это, или он был мертв.

Отогнав эту мысль, Кейт поднялась на ноги и осмотрела комнату в поисках чего-то, что

помогло бы связать их врага. Она заметила черный рюкзак со всеми вещами с кражи со

взломом, и облегчение нахлынуло на неё. Она отдала его Люцерну, чтобы положить туда

кровь и не удосужилась попросить его обратно. Спеша к нему, она обнаружила, веревку, но

отбросила её в сторону и схватила клейкую ленту и нож вместо этого. У неё было не очень

хорошо с узлами. Кроме того, она подозревала, что от ленты будет трудней освободиться.

Другой стон от ее атакующего заставил Кейт броситься к нему. Она стянула руки за спиной

и

быстро начала обматывать лентой вокруг его запястий, пропуская рулон между его

предплечьями и руками для хорошей фиксации. Как только она была уверена, что он не

сможет освободиться самостоятельно, она перешла к ногам и связали ему лодыжки таким же

образом. Потом она перекатила его на спину так, чтобы он лежал на связанных руках и

обернула лентой рот и вокруг его головы. Будет неприятно сдирать ленту с его волос, но её

это не волновало. Он заслужил это и многое другое.

Кейт как раз заканчивала, когда глаза атакующего вдруг открылись. Она вздрогнула, когда

он дернулся, пытаясь вырваться на свободу. Ненависть лилась из его глаз. Она встретила его

взгляд на мгновение, затем закончила с лентой, игнорируя его бесполезную борьбу.

Если бы Люцерн был обычным человеком, она бы позвонила в полицию. Но Люцерн не был

обычным человеком. Как она сможет объяснить ситуацию? Взгляд Кейт прокатился по

комнате, падая на частично открытый холодильник и разорванные пакеты с кровью. Она не

может объяснить все это полиции.

Встав на ноги, Кейт неохотно подошла к Люцерну. Потом она заколебалась, неуверенная, что делать. До сих пор, казалось, не было большой потери крови. С другой стороны, она

подозревала, что, вероятно, потребуется много крови, чтобы возместить ущерб, нанесенный

Люцерну. Ему понадобиться кровь.

Ее глаза переместились ко рту. Он, казалось, не дышит, не говоря уже о том, чтобы пить из

нее. Но с другой стороны, она видела, что рана в груди не кровоточила. Совсем. Во всяком

случае, она была уверена, что отверстие и количество крови уменьшились.

Кейт вспомнила, что Люцерн сказал, что что-то в его крови использует кровь для ремонта

повреждений. Использовало ли это кровь уже сейчас? Может ли это излечить его и

сохранить ему жизнь ... если он еще жив.

Кейт наклонилась вперед и схватилась за рваные края футболки Люка, где дюбель порвал её.

Она потянула их в разные стороны, освобождая его от одежды. Сев на пол рядом с ним, она

рассмотрела рану ближе. Да, несомненно, меньше крови. Конечно, это же знак он все еще

жив?

Закусив губу, она посмотрела на нож в руке. Он не мог питаться от нее. Но могла она

покормить его?

Действуя прежде, чем она смогла подумать об этом и изменить свое решение, Кейт

полоснула своё запястье, потом поднесла к его ране, позволяя крови свободно капать в

нее. Она сидела так, остановившись лишь тогда, когда начала чувствовать лёгкое

головокружение. Затем она быстро схватила остаток футболки Люка. Используя его, она

плотно перевязал запястье. Было неудобно, но она справилась.

Наконец, Кейт откинулась на спину и бросил взгляд на человека, напавшего на Люцерна. Он

был там же, где она оставила его, все еще пытаясь освободиться. Если бы он разорвал

плетение, он бы быстро встал. Отметив это с облегчением, она обратила свое внимание

обратно на Люцерна. Его глаза были еще закрыты, а лицо бледным. Он не открывал глаза и

не улыбался ей, как она надеялась. Рана не закрывалась чудесным образом. Это не было как

в фильмах. Но ей бы хотелось.

Кейт решила дежурить. Она вовсе не была уверена, что он снова откроет эти серебряные

глаза, но она не собиралась сдаваться.

Усталость нагоняла ее, Кейт сместилась, к нему ближе и опустила свою больную голову на

его неповрежденное плечо. Она лежала в тишине какое-то мгновение, прислушиваясь, но ни

одно сердцебиение не встретило ее ушей. Кол остановил его сердце. Она просто не была

уверена, остановилось ли оно на время.

-"Вернись ко мне, Люцерн"-, прошептала она, закрывая глаза.-"Пожалуйста".

Глава пятнадцатая

Люцерн проснулся со вздохом, его тело всасывало кислород глубоко в легкие снова и

снова. Звук его сердца звучал как барабанная дробь в его ушах, а его глаза видели только

темноту. Она постепенно сменялась размытыми цветами. Люцерн замер на несколько

мгновений, пока его тело изо всех сил пыталось восстановится, зная, что он был близок к

смерти.

Он медленно осознал, что на его плечо что-то давит, и посмотрел вниз, с облегчением,

обнаружив, что его зрение вернулось. Он смог увидеть макушку головы. Он не мог видеть

лицо, но он признал медовые косы Кейт и почувствовал поток тепла, прошедший через него, из- за осознания, что она была с ним.

Позволив глазам закрыться, он начал вспоминать. Повреждения мозга не было, но он не мог

ни чего сказать, его память была нетронутой. Кейт спасла его. Идея была немного

ошеломляющей. Он привык к тому, что он - воин, спаситель, герой. Но сегодня Кейт была

героиней, отгоняя его злоумышленника- О, Боже- подушкой.

Он бы засмеялся, если бы у него для этого были силы. Женщина сразила их

злоумышленника подушкой, злоумышленника, который справился с ним. Это действительно

поражало разум. Ее мужество и ум - грозная комбинация. Он попытался поднять руку, чтобы

приласкать ее мягкие волосы, желая касаться её, но еще не имея достаточно сил.

Разочарованный своей слабостью и отсутствием контроля, Люцерн заставил себя быть

терпеливым. Его тело будет работать как сумасшедшее, в первую очередь, отправляя кровь

для ремонта мозга и жизненно важных органов. Как только они будут в порядке, кровь

сосредоточится на остальном. Тогда некоторые его силы вернуться.

Пока он лежал, он задавался вопросом о его злоумышленнике. Кто был тот человек? Это

был вопрос, на который он хотел бы ответить, но Люцерна также интересовало, что с ним

стало. Он мог только предположить, что Кейт позаботилась об этом, или она, конечно бы не

заснула на нём. Если она спала.

Его глаза снова резко открылись.

Из опыта с травмами, Люцерн догадался, что он был без сознания примерно

полчаса. Казалось, это относительно короткий период времени, чтобы Кейт обработала их

злоумышленника, вынула кол из его груди и заснула. На этот раз, когда он попытался

двинуться Люцерн был в состоянии поднять руку и уронить её около её головы.

К его облегчению, Кейт что-то сонно пробормотала. Она свернулась как котёнок около него, прижимаясь к его телу. Действие заставило Люцерна расслабиться. Она была жива. Все

остальное может подождать. Он закрыл глаза, дожидаясь, пока его тело завершит ремонт.

Когда в следующий раз он открыл глаза, голод заставил его проснуться. Его сила ещё не до

конца вернулась- Люцерн был еще слаб, сравнительно -но его слабость была эквивалентна

силе среднего человека. Осторожно перемещаясь, он переложил голову Кейт на пол, прежде

чем сесть и осмотреться вокруг. Он сразу увидел нападавшего, лежавшего на полу. Человек

был связан как индейка.

Глаза Люка переместились к холодильнику, и он увидел четыре разрезанных пакета. Он

дернулся. Четыре. Там оставалось восемь, после его последнего перекуса. Встав, он подошел

к холодильнику, открыл дверцу и заглянул внутрь. Вдох облегчения соскользнул с его губ

при виде четырёх нетронутых пакетов крови. Он, должно быть прервал парня, прежде чем

тот получил шанс уничтожить весь запас.

Люцерн схватил один и впился в него зубами, пока стал осматривать комнату. Нужно будет

немного поработать: очистить кровь на ковре и позаботиться о джентльмене, теперь

изображавшем медвежью шкуру на его полу.

Он подумает, что делать с нападавшим, после ещё парочки пакетов крови. В конце концов, он решил, что нужно узнать больше, прежде чем принимать решение. Ему нужно знать, было

ли это Нападение на Люка Амиральта- вампирского автора или Люцерна Аржено -вампира.

Разница может повлиять на безопасность его семьи.

Люцерн почувствовал себя лучше, как только закончил с третьим пакетом. Он решил

оставить последний на потом, закрыл дверь холодильника и принялся за работу. Он

позаботился обо всем, так хорошо, как смог, в том числе обработал нападавшего, потом

обратил свое внимание на Кейт, до сих пор спавшую на полу. Он думал, может отнести ее

обратно в её комнату, но последнее, что он видел – как она ударилась головой о рейку

шкафа. Ему не нравилась идея оставить ее одну на всю ночь. Что, если травма доставит ей

некоторые трудности в дальнейшем? Она должна спать здесь, в его комнате, только не на

полу.

Подойдя к ней, Люцерн опустился на колени и сунув руки под Кейт поднял ее. Она едва ли

пошевелилась, пока он перенес ее на кровать. Он заметил полоску ткани вокруг нее запястья

и выпрямился. Подняв руку, он понял, что это извращённая версия бандажа. Беспокойство

наполнило его. Рана уже не кровоточила, но он не мог сказать, как глубоко она была. Он не

думал, что ей нужны швы, так как она уже закрылась, но ...

Он схватил телефонную трубку и позвонил вниз на стойку регистрации, попросив бинты и

антисептик, затем стал размышлять, как она могла получить травму. Единственное, о чём он

мог думать, что она как-то получила её во время боя. Сейчас он жалел, что позволил

человеку так легко уйти. Он должен был бы…

Его мысли прервал стук в дверь. Вещи для первой помощи прибыли. Он пошел и забрал их, не давая посыльному зайти, а затем вернулся к Кейт. Он очистил ее рану и тщательно

забинтовал её, а затем нежно положил ее руку ей на грудь и накрыл одеялом.

Он оставил ее спать, пока снимал испорченную одежду и принимал душ, смывая кровь.

Затем он скользнул в постель, оставаясь как можно дальше от нее, как только можно. Он не

хотел рисковать наткнуться на руку Кейт или заставить ее нервничать, когда она

проснётся. Он будет спать на его стороне кровати.

Конечно, он не принял в расчёт, что Кейт может не остаться на ее стороне. Он только начал

проваливаться в сон, когда Кейт перевернулась, перебросив руку через его грудь и

прижимаясь, как будто это принадлежит ей по праву. Как ни странно, он чувствовал, что так

и должно быть.


Кейт медленно просыпалась, почти неохотно. Потребовалось время для ее затуманенного

мозга, чтобы вспомнить, что случилось, а затем изображение Люцерна появилось перед её

глазами. Она напряглась и открыла глаза. Первое, на что упал ее взгляд - было плечо

Люцерна. Она смотрела на него мгновение, потом неохотно опустила глаза к груди, боясь

найти там дыру. Увидев одеяло, она внезапно села, пораженная, она обнаружила себя с ним в

постели. Ее взгляд в замешательстве охватил комнату -только, чтобы увидеть, что все в

порядке. Все это был сон? Она хотела бы знать.

Ее взгляд упал на пол перед мини-холодильником, и ее язык прилип к нёбу. Очевидно, кто-

то пытался смыть кровь, и ему удалось убрать самое худшее, но пятно еще

осталось. Вернувшись к Люцерну, Кейт стянула одеяло.

Удивлённый звук вырвался из ее горла при виде его неповреждённой груди. Поражённая,

она с облегчением слегка побежала кончиками пальцев по идеальной коже, потом она

закрыла глаза,

пытаясь успокоить ее дико бьющееся сердце. Он был жив!

Теплая рука сомкнулась вокруг её, и Кейт снова открыла глаза. Люцерн проснулся, он

смотрел на неё и держал за руку.

- "Ты спасла мне жизнь"-, сказал он торжественно.- "Спасибо".

Кейт отвела ее взгляд к шкафу и увидела пустой пол. -"Человек, который напал на тебя…"

- "Я очистил его ум и отправил домой".

Она смотрела на него в ужасе.- "Отправил домой? Он напал на тебя."

- "Я едва ли мог позвонить в полицию и попытаться объяснить ситуацию"-, отметил

Люцерн. Он пожал плечами, а затем добавил:- "Кроме того, он был не очень нормален. Его

разум ... не правильный."

- "Почему он напал на тебя? Был ли он на конференции? Неужели он…"

- "Нет, он не был участником конференции. Он живет здесь, в городе. Судя по всему, его

жена большая поклонница романов. Когда она ушла от него, он захотел кого-то обвинить в

этом. Он решил, что это всё книги, которые она читала. "-Он пожал плечами.-" Он начал

читать их для себя, и когда добрался до моей, ему пришла идея что я - вампир. Он увидел

нашу фотографию в газете и узнал, что я в городе, и он решил, что я взял под контроль разум

его жены и увёл её от него. Он начал верить, что если бы он смог уничтожить меня, ее разум

освободиться. Он верил, что она вернется к нему. "

Кейт посмотрела на Люцерна, ее мысли разбегались. Он звучал так понимающе.

Она почувствовала себя беспомощной и бесполезной вчера вечером, и страдала из-за

большого чувства потери, так как была возможность того, что он может быть мертв -

большей потери, чем просто одного из ее авторов. Больше нет смысла бороться с этим. Кейт

знала, что ее чувства к этому человеку стали очень глубокими. Она считала, его блестящим и

талантливым, ещё до встречи с ним, нашла его угрюмым и грубым в его доме, потом увидела

другие его стороны, медленно показывающие себя, как ноги, руки и голова черепахи. Она

поняла, что жесткий корпус, который он показал миру был только оболочкой, щитом

предназначенным для защиты. Он был умным и сильным, но он также был сострадательным

и добрым. Человек едва не убил его, и все же Люцерн нашел в своем сердце жалость к

нему. Она слышала, сострадание в его голосе. Это было, так мягко и открыто, как его

выражение. Его щит, казалось, полностью отсутствует сегодня утром, и она понятия не

имела, почему. Ей почти хотелось, чтобы этого не было. Может быть, тогда она будет в

состоянии сражаться с чувствами, растущими в ней.

- "Кейт?"

Ее глаза сосредоточились на его лице.

- "Как твоя голова?"- спросил он. -"Я видел, как прошлой ночью ты ударилась о рейку, прежде чем я потерял сознание ".

-"Моя голова - в плохом состоянии"-, сказала она ему торжественно.

Беспокойство появилось в его взгляде. -"Болит?"- Он сел и потянулся к ней, его пальцы

нежно прошлись по затылку.- "Я смотрел вчера вечером, но большой шишки не было. Я

думал ... "- Он замолчал, когда она положила руку ему на грудь, где был кол. Одеяло

собралось вокруг его талии, предоставив её глазам бесконечно много голой плоти.

Он выглядел прекрасно. Тем не менее, Кейт знала, что ему потребуется кровь для

восстановления тела. Ей придется также заменить пакеты крови, уничтоженные

злоумышленником. Люку необходимо столько, чтобы хватило на остальную часть

конференции. Было субботнее утро, шесть утра, определила она, взглянув на ночные

часы. Люцерну осталось продержаться только этот и следующий день, но он был ранен и

потребуется больше вливания. Она была готова предложить ему свою собственную. В

отличие от прошлой ночи, на этот раз это будет с удовольствием передаваемым им. Он

убедиться в этом, она знала. Ее пальцы, перемещались через его грудь сами по себе.

Его кожа была слегка прохладной на ощупь, а не холодной как у трупа, но на градус или два

прохладнее, чем ее собственная. Это ощущалось приятно. Кейт почти казалось, что у неё

температура, но знала, что ее перегретая плоть не имела ничего общего с плохим

самочувствием, все это было из-за голого мужчины в постели рядом с ней. Она была

уверена, что он был голый. Она узнала первым утром, что он спал в обнаженном виде, и

смутно припомнила прикосновение ногой с голой кожей, когда встала сегодня

утром. Конечно, он мог бы носить шорты или что-то ещё.

Люцерн поймал ее своенравную руку, заканчивая ее мысленный спор о его наготе. Кейт

перевела глаза с колен, где он дрейфовал. Он поймал ее взгляд его собственными, удерживая

его, когда он поднял её руку ко рту поцеловал.

Дыхание Кейт оборвалось. Его ласка вызвала покалывание в ладони, подбежавшее по всей

руке, и это вызвало у нее небольшую дрожь.

-"Твоя голова сильно болит?"- спросил он.

Кейт медленно покачала головой. -"Это не то, что я имела в виду, когда говорила, что она в

плохом состоянии, Люк".

-"Тогда, что ...?"

Кейт проигнорировала его вопрос и подняла руку, чтобы погладить его щёку. Чистая

повязка на запястье удивила ее.- "Ты…?"

- "Да"-. Он поймал ее руку и потянул ее ко рту. Он снова оставил поцелуй на ее ладони чуть

выше

края повязки. Вспышка гнева промелькнула в его глазах.- "Это он сделал?"

-"Нет, я"-, призналась она. -"Чтобы помочь тебе".

Его взгляд переместился к его груди, и понимание отразилось на его лице. Это смягчило

гнев, появившийся до того.

- "Кейт"-, он начал хриплым голосом. Но она не хочет его благодарности. Она сделал это не

только для него. Ее причины были гораздо более сложными и частично эгоистичными. Она

сделала это для себя. Потому что она не могла представить себе мир без него. Она и не

хотела, она не хотела благодарности. Она хотела дать ему шанс взять кровь, в которой он, несомненно нуждался, и она хотела его.

-"Я хочу тебя"-, призналась она.- "Ты один из моих писателей, вампир, серьезно

нуждающийся в крови, ты почти умер вчера вечером, мы оба чуть не умерли, и все же

сейчас, этим утром, меня не волнует ничего из этого. Я хочу, толкнуть тебя обратно на

кровать, залезть на тебя и почувствовать внутри себя ".

Люцерн уставился на Кейт, ее слова опустошили его разум, наполняя образами, описанными

ей. Он мог видеть ее толкающую его обратно, отбрасывающую простыни и одеяла в сторону, освобождающуюся из громоздкого халата, одетого на неё, потом переключавшуюся на него

и опускающуюся вниз, вводя его в себя.

Минуту назад то, что она предложила, было бы невозможно. Его тело не стало бы

сотрудничать. Теперь, однако, он проснулся и выжидающе смотрел из-под одеяла.

Проклятье, думал он с легким удивлением, ему определенно было, что сказать о

современных, агрессивных женщинах.

Прочищая горло, Люцерн выдавил улыбку.- "Я считаю, что идея заслуживает поощрения"-

сказал он.

Как ни странно, его грубые формальные слова возымели эффект: Кейт рассмеялась. Люцерн

пытался решить, следует ли ему присоединиться к ней или быть оскорбленным, когда она

вдруг протрезвела, выпрямилась рядом с ним на постели, и развязал халат. Она сняла его с

плеч. Когда он собрался вокруг ее талии, она торжественно сказала: - "Надеюсь, у тебя есть

презерватив".

Люцерн уставился на сливочную плоть ее тела. Он почти получил ее голой всего за

несколько дней до этого в этой самой комнате, но он не видел того, что видит сейчас. Кейт

была стройной, с щедрыми формами, но не чрезмерно. У нее были розовые соски, которые

венчали груди, указывая на него, как пара биноклей. Он хотел протянуть руку и

прикоснуться к ним, но вместо того, смотрел на них, он отчаянно хотел лизать и сосать и ...

-"Презерватив?"- спросил он, как будто он никогда не слышал слово раньше. К счастью, его

ум прочистился достаточно чтобы понять смысл: она обеспокоена заболеваниями.- "О, не

волнуйся. болезни не могут выжить в моем теле. "

Он улыбнулся одной из своих редких улыбок, радуясь, что может поделиться этой

информацией. Отсутствие презерватива не будет проблемой. Кроме того, он был уверен, что

одного будет недостаточно. Будет необходимо много. Много, очень много, думал он,

протягивая руку, чтобы провести пальцем по одному из ее напряжённых сосков.

Он поднял глаза, когда Кейт ударила его по руке. К его ужасу, она не была впечатлена его

объявлением. Она нахмурилась.

- "Но у вампиров есть сперма?"

Люцерну пришлось обдумать этот вопрос мгновение, прежде чем до его бедного

одурманенного мозга дошло. Сперма? Секс. Дети. О!

- "О!"- Он дико осмотрел комнату, его разуму отчаянно работал. У него не было

презервативов. Он

не использовал презервативы. Венерические заболевания не были страшны ему, а

беременность никогда не была проблемой. Это редкость для человека и его вида зачать

ребенка. Его двоюродный брат, безумный ученый из клана, объяснил ему почему, но он не

мог вспомнить, на данный момент. Тем не менее, он не думает, что Кейт положилась бы на

этот шанс. Ему нужен презерватив.

-"Э-э, минутку. Только ... мм ..."- Отбросив одеяло в сторону, он вскочил с кровати и

схватил

окровавленные брюки, снятые вчера вечером. Он начал искать по карманам. Когда он нашёл

его бумажник, вынул его и улыбнулся ей больной улыбкой. -"Мне просто нужно ... э ...

только одну минуту. "

Он выбежал из комнаты в гостиную. Он остановился на полпути к двери в холл, когда она

крикнула: -"Ты же собираешься купить, не так ли? Ты голый, Люк!"

Это остановило его.

- "Люк?"

-"Нет, нет, я не - минутку"-, он наконец закончил, его ум лихорадочно работал. Он

рассмотрел одевание, но потом образ Кейт появился в его уме. Нет, не было времени на

одевание. Что, если она передумала? Он не мог рисковать этим. Было бы быстрее, если ...

Торопясь к телефону, он схватил его и набрал номер стойки регистрации.

- "Доброе утро"-, пропел веселый женский голос. -"Стойка регистрации. Могу ли я вам

помочь?"

- "Презервативы"-, выпалил Люцерн.

- "Простите, сэр?"

-"Презервативы. Мне необходимы презервативы"-, рявкнул он.

-"Я вижу, сэр."- весёлость пропала из голоса. -"Какой размер?"

- "Размер"? У них есть размеры?- Люцерн посмотрел вниз на себя. -"Большой".

- "Конечно, сэр. Они всегда большие "-, сухо сказал голос. -"На выбор: обычный, средний, большой или экстра большой ".

Люцерн уставился на себя снова. Он, казалось, стал меньше, чем был несколько минут

назад. Его эрекция сокращалась. Он решил отказаться от экстра большого. - "Большой".

-"Люк? Что ты делаешь?"

Люцерн обернулся и увидел Кейт, стоящую голой в дверном проеме, ее взгляд нервно

перемещался между ним и дверью в комнату Криса. Его взгляд охватил ее с ног до головы, и

он был благодарен, что его зрение не было повреждено вчера. Как и обоняние. Ее сладкий, пряный запах доносился до него, окружал своей сочностью. От нее пахло достаточно

хорошо, чтобы поесть. Эта мысль принесла и другие мысли в голову: облизывание каждого

сантиметра ее плоти и…

-"Люк?"- Кейт начала выглядеть обеспокоенной.- "Ты в порядке? Ты выглядишь ... странно."

-"Сэр?"

Взгляд Люцерна упал на его эрекцию. Он сказал в трубку: -"Экстра большой".

- "Экстра большой что? Люцерн, что ты делаешь?"- спросила Кейт. Она начинает звучать

раздраженно.

-"Минуточку"-, Люцерн рявкнул в трубку. Положив ее на стол, он поспешил к Кейт и

поймал ее за руки. -"Я сейчас. Возвращайся в постель. У тебя гусиная кожа"-. Она была

всюду на руках, на ее груди которую ласкали его глаза, возможно экстра большой не будет

достаточно большим.

Покачав головой, Люцерн развернул Кейт и направил ее к постели.- "Я сейчас. Я обещаю. "

- "Но…"

Люцерн закрыл дверь на ее протесты и поспешил обратно к телефону.- "Алло?"

- "Да, сэр." - Женщина была определенно недовольна ожиданием.- "Теперь, какой размер

упаковки вы хотите? Есть шесть, двенадцати, двадцать четыре и тридцать шесть. "

- "Шесть, двенадцать, двадцать четыре и тридцать шесть?"- Люцерн повторил. Это было как

своего рода тест. Дорогой Бог, он не может думать. Аромат Кейт все еще окутывал его, и его

мозг улетал. Он кратко задавался вопросом, не должен ли он потреблять больше

крови. Может быть, он потерял больше, чем думал, и его кровоснабжение было настолько

низко, что его тело сейчас вынуждено брать кровь отовсюду, чтобы поддерживать его

эрекцию. Если это так, то он определенно решил начать с мозга. Его мысли были грязными, как свинарник после дождя.

- "Сэр?"

-"Все они,"- сказал он наконец. Чем больше, тем лучше.

-"С смазкой или без?"

-"Грр"-, Люцерн выдохнул в телефон.

-"Очень хорошо- с смазкой"-, сказала женщина. -"Теперь ... вы хотите Для её удовольствия, ребристые, Ультра-форма, Экстра- Сила, Ультра Удовольствие, текстурированный,

Чувствительный, Ультра-тонкий, Магнум, Супра, Экстра Удовольствие или Магнум XL? " –

Звучало так, словно женщину это забавляло.

Люцерна- нет. Он посмотрел вниз и увидел, что его эрекция упала от этого шквала

вопросов. Это было грустное зрелище, и он хныкал в трубку.

-"Я просто пришлю разные, хорошо?"

Люцерн повис на столе с облегчением, когда она добавила: -"Их должны доставить в

течение получаса. Хорошего дня, сэр. "

Люцерн сразу встал. Ну, его тело. Его член еще поднимался, пока он проревел,- "Полчаса?"-

в телефон.

Ответом был гудок.

-"Люк?"

Он бросил трубку и повернулся, снова увидев открытую дверь. Кейт снова стояла там. Но, она надела халат. Он отметил это с ужасом, его замирающее сердце говорило ему, что

момент проходит мимо. Если он не сделает что-то в ближайшее время, она изменит её

решение. Неопределенность уже позвучала в ее выражении.- "Может быть, мы просто

должны дать этому пройти. Ты один из моих писателей, и это, вероятно, не очень

профессионально … "

Люцерн почти застонал вслух. Это было именно то, что он боялся, может

произойти. Столкнувшись с этим сейчас, он сделал единственное, что смог

придумать. Пересекая комнату, он схватил ее на руки и поцеловал. Это было не "Доброе

утро, приятно видеть вас" - поцелуй. Это был - "Я хочу твоё тело горячим, потным и

распростёртым подо мной. " Кейт колебалась мгновение, потом- к огромному облегчению

Люцерна -сдалась со стоном. Она плавилась рядом с ним.

Эрекция Люцерна стала ещё больше. Он ткнулся в халат Кейт. Этого было достаточно,

чтобы призвать его принять ее на руки и отнести к кровати. Ставя ее на ноги рядом с ним, он

быстро снял с нее халат и отбросил его в сторону, а затем принялся за работу убеждать её, что она не сделала ошибку, признав что хочет его.

Его планом - он начал поклоняться её телу- было затягивать прелюдию до прибытия

презервативов. Полчаса не должно быть никаких проблем. Это займет столько времени,

чтобы уделить внимание каждому сантиметру ее кожи. Он начал с ее груди, подняв широкие

руки вверх, он сомкнул свои пальцы вокруг них. Затем он опустил голову и взял один

прекрасный сосок в рот. Он будет уговаривать его вернуться обратно в прежнее славное

состояние возбуждения.

Кейт застонала и задрожала, когда ее сосок оказался у Люцерна во роту. Она начала думать, что это

была не очень хорошая идея, когда Люцерн ушёл, но теперь, когда он посасывает её грудь, втягивая её сосок в рот и возвращает ее желание обратно оттуда, куда она спрятала его, она

позволила своим сомнения уйти прочь. Она хотела его. О, да, как она хотела его.

Ее руки бродили по его плечам и спине, впиваясь ногтями его плоть, когда он игриво укусил

ее.

Люцерн усмехнулся около ее груди и потянул ее на кровать. Он сразу оказался на ней, его

рот

нашел ее и стал пожирать его. Кейт целовала его в ответ с каждой унцией, на которую была

способна, ее руки запутались в его волосах и держали его. Затем она позволила рукам

дрейфовать вниз по его телу.

Люцерн застыл напротив Кейт, его глаза закрылись от удовольствия, когда ее пальцы

обернулись вокруг его эрекции. Она мягко сжала её, прежде чем скользнуть рукой по всей

длине.

Ах, агрессивная современная женщина, подумал он смутно. Женщины эпох Ренессанса и

Регенства были гораздо более робким. Не все из них, конечно, но большинство позволиляли

мужчине задавать темп и делать большую часть работы. Не его Кейт, однако. Она хватается

за удовольствие, призывая его, и еще раз Люцерн увидел, что ему есть что сказать о

современных женщин. Они были умны, разбирались в бизнесе, сексуальны, как ад, и не

боялись получить то, чего они хотели. Они были ...

Ужасно, подумал он вдруг, пока тонул в ее ласках. За эти полчаса он умрёт, прежде чем

принесут презервативы. Он не был с женщиной некоторое время. Несколько сотен лет секса

стёрли новизну, и он устал беспокоиться об этом больше, чем пятьдесят лет назад. Он вёл

бесполую жизнь с тех пор. Тем не менее, Кейт активизировала эту его сторону, с удвоенной

силой. И если она продолжит так же прикасаться и ласкать его, то он собирается потерять

контроль, как подросток. О, это не хорошо.

Потянувшись вниз, Люцерн схватил ее за запястье и отвёл руку. Он разорвал их поцелуй и

передвинулся вниз по ее телу, сдвигая его эрекцию в пределы её недосягаемости. Он был

полон решимости, чтобы держать ее занятой и возбужденной до прибытия презервативов.

Кейт застонала со смешанным желанием и неудовольствием, когда рот Люцерна скользнул

от ее, и он начал облизывать и покусывать его путь вниз по ее телу. У нее была краткая

мысль, что это стыд у него не было двух ртов, так что она могла продолжать целовать его, пока он опустошал ее плоть.

Схватив руку, остановившую ее исследование, она притянула её ко рту. Схватив один

толстый

палец, Кейт стала посасывать его. Люцерн сделал паузу, чтобы обратить особое внимание на

ее грудь.

Ее тело везде покалывало, и Кейт беспокойно двигалась под Люком, сжимая его руку и

задыхаясь, когда его рот перешёл к ее животу. Мышцы живота напряглись под его натиском; когда он двинулся еще ниже и развёл ее ноги. О, это было ... Она надеялась, что он не укусит

ее там.

Мысли, глупые сами по себе, сорвали смех с ее губ, но он умер так же быстро, как и

родился. Он делал с ней такое, что просто не оставил мысли для таких опасений, и минуту

спустя она была бы не против, если он ее укусит её, до тех пор, пока он не прекратит все

остальное.

Дорогой Бог, он убьет ее этим удовольствием и она будет счастлива умирая, подумала она

изумленно.

Затем, потеряв способность думать, когда ее тело взорвалось, она вскрикнула, вскинув бедра

вверх и

хватаясь за простыни. Она потеряла контроль, схватила плечи Люцерна. Единственное, что

сделало бы это лучше – это почувствовать его внутри нее. Она была уверена в

этом. -"Пожалуйста, Люцерн"-, выдохнула она.

-"Что, сладкая?"- спросил он, он лежа между её ног.

- "Я хочу, чтобы ты был во мне. Надень презерватив"-, умоляла она. Когда он напрягся и

замолчал, она нахмурилась. -"Люк"?

- "Эм ..."- К ее ужасу, он отодвинулся от нее.- "Я, э-э ..."

-"Разве ты не достал презервативы?"- спросила она.- "Я думала…"

-"Да, да. Я, э, я просто забыл их в другой комнате"-, быстро заверил он ее. Выталкивая себя

из постели, он добавил: -"Я ... э ... только момент. Оставайся здесь."

Затем он выбежал из комнаты, потянув дверь за ним, закрывая её.

Глава шестнадцатая

Люцерн дернул входную дверь и выглянул в холл, надеясь увидеть посыльного с

презервативами в руках. Конечно, его там не было. Холл был совершенно пуст. Он

захлопнул дверь с чуством фрустрации, потом повернулся и оглядел комнату. В каждой

комнате должны быть презервативы. Гостиницы должны класть их, как конфеты и выпивку.

Действительно, Люк не знал, почему никто не додумался до этого.

Небольшой вздох и шелест простыней обратили его внимание к двери его комнаты. Сейчас

его слух работал исключительно хорошо. Все его чувства были на взводе. Все его тело

сжалось от волнения, и каждая его клеточка, хотела быть с Кейт. Это что-то вроде ада. Что-

то ...

Люцерн нахмурился в сторону своей комнаты и мягкой, жаждущей женщины в его

постели. Он знал, что эта Конференция будет адской экскурсией. Мало того, он понял, что

это будет пытка для всего тела.

Храп с другой стороны комнат привлёк его внимание. Комната Криса Кейса. Конечно,

парень мирно спал. Он не страдал от чёртовых мук и…

Крис - парень.

Мысль прервала внутреннюю напыщенную речь Люцерна, и он твёрдо посмотрел на

дверь. У коллеги Кейт может быть презерватив. Его взгляд метнулся к его комнате. Он не

думал, что Кейт захочет чтобы Крис знал, чем они собираются заняться, к тому же он был

уверен, что она будет очень недовольна, если он попросит ее друга презерватив.

Другой вздох, раздавшийся из его спальни, а затем еще один шорох. Он мог себе

представить, Кейт беспокойно двигающуюся на кровати, ее соски по-прежнему напряжены, а

лицо смягчилось желанием и…

Он просто не скажет ей, где он достал презерватив, решил Люцерн. Торопясь к двери Криса, он не постучал или издал какие-либо другие звуки, которые Кейт смогла бы услышать,

просто открыл ее и скользнул внутрь. Он бросился к кровати, где спал Крис. Схватив

спящего редактора за плечи, он яростно встряхнул его.

-"Проснись"-, прошипел он.

Крис сразу же очнулся, глаза открылись с тревогой. -"Что? Что случилось?"- спросил он

тревогой.- "Пожар?"

- "Нет, мне нужен презерватив. У тебя есть?"

Крис тупо уставился на него. -"Что? Презерватив?"- Он начал поднимать голову, а затем его

взгляд уловил голое тело Люцерна. Он замер, его рот открылся в ужасе. -"О, чёрт, не

указывай, этой штукой на меня. О, мой Бог ".- Он освободился от Люцерна и откатился с

отвращением. -" Я здесь сплю. Уходи ".

Люцерн хмуро посмотрел на спину Криса, выпрямился и скрестил руки на груди.- "Мне

нужен презерватив".

-"А мне нужно поспать! Уходи"-, повторил редактор.

- "У тебя есть?"- упорствовал Люцерн.

Видимо поняв, что Люцерн не собирается уходить, Крис откатился дальше. Он

посмотрел. -"Да, есть. Но я что похож на аптеку для тебя? "-спросил он. Он сел.-" Слушай, Люцерн, ты мне нравишься. Но Кейт мой друг и ... "-Он остановился, чтобы нахмуриться.-"

Ты прекратишь указывать этой чёртовой штукой на меня? У меня развивается

комплекс. Слава Богу, все мои писатели -женщины. Ни одна из них не будет стоять голой

передо мной. Мне многого не следует знать о личной жизни Кейт. Мы друзья и сотрудники

и ... Вы уже переспали? Другой день …"

- "Нет"- Люцерн перебил его.- "Еще нет! Всё, чего я хочу - только проклятые презервативы, а

не лекция!"

- "Ага? Ну, а всё, чего хочу я- это поспать и не видеть, как Кейт причиняют боль, а ты ..."- Он

прервался, когда раздался стук в дверь номера.

Когда Люцерн стал уходить, Крис схватил его за руку.- "Ты не откроешь двери вот так! Что, если это фанаты, которым удалось отследить тебя? " - Редактор скинул одеяла в сторону и

встал с постели одним движением. Он был топлесс, но в боксерах. Он вышел из комнаты, не

возясь с халатом. Люцерн последовал на почтительном расстоянии, на всякий случай, если за

дверью были фанаты, а не презервативы, которые он заказал.

-"Доброе утро, сэр!"- Посыльный в форме стоял в дверях, широко улыбаясь и протягивая

несколько

коробок.- "Я думаю, это для вас."

Крис вытаращил глаза. Люцерн не знал, было ли это от количества или разнообразия,

которое так ужаснуло его. Когда Редактор продолжил стоять, Люцерн потерял терпение и

шагнул вперед.

-"Дайте их мне"-. Он взял из коробки у потрясённого посыльного, потом замялся. -"У меня

нет

чаевых. Крис, а у тебя? "

- "Что?"- Редактор посмотрел на него непонимающе.

- "Чаевые для человека"-, раздраженно повторил Люцерн. Он указал на свою наготу. -"У

меня ничего нет. Я заплачу вам позже. "

- "О".- Крис похлопал его боксеры, где на брюках должны быть карманы. Он

нахмурился. -"Нет, конечно, нет…"

-"Все в порядке. Можете поймать меня позже"-, быстро сказал посыльный. Выглядя

неловко, он протянул ручку и блокнот с квитанцией.- "Просто подпишите это, чтобы они

могли быть записаны на вашу комнату, и я пойду".

Крис быстро подписал квитанцию и передал ручку и блокнот обратно.-"Эм, спасибо."

- "Не за что, сэр. Вы двое - повеселитесь."- Посыльный подмигнул, потом закрыл дверь.

Крис повернулся лицом к Люцерну, ужас расцвёл на его лице.- "Он подумал мы- что ты и я

-он ... " -Бессвязно с ужасом пробормотал он.

Люцерн был слишком нетерпелив, желая вернуться к Кейт, чтобы тратить время на его

успокаивание. Он воспользовался вампирскими способностями и проскользнул в разум

редактора. "Иди спать, Крис. Все это было сном. Ты спишь."

Человек сразу успокоился. Он пошёл к его двери, бормоча: -"О, да. Я сплю".

Люцерн дождался, пока дверь спальни Криса закроется, потом поспешил обратно в свою

комнату. Он почти столкнулся с Кейт. Она снова надела халат и, очевидно собиралась его

искать.

-"О,"- выдохнула она и сделала шаг назад на его внезапное появление. -"Мне показалось, что

я услышала стук в дверь и голоса. "

- "Да. Доставка отеля "-, сказал Люцерн. Отметив то, как ее глаза расширились, когда Кейт

взяла коробки из его рук, и испуг от такого количества презервативов, он добавил, -"Я не

был уверен, какой именно взять, поэтому заказал их всех. "

-"Я вижу"-. Лицо у нее порозовело, но она сумела улыбнуться. -"Ну, это ... э-э, показывает

твою предусмотрительность ... или что-то в этом роде. "

Люцерн вздохнул про себя. Эта ситуация с презервативами может реально помешать акту

любви.

Недовольный теперешним дискомфортом между ним и Кейт, он поставил коробки на комод,

закрыл дверь, и взял ее на руки. Он хотел ее теплой и влажной и стонущей для него

снова. Он не позволит всем этим неприятностям разрушить момент. Он поцеловал ее,

раздувая огонь страсти, который он разжёг раньше, но когда Кейт сразу не растаяла, ему

пришло в голову, что стыд заблокировал её разум. Это было бы на много проще соединить

их желания, наполнить её его. Вместо этого придётся идти тяжёлым путём.

Срочно развернув ее, чтобы опереться на комод, он разорвал их поцелуй, отодвинулся и

развязал ее халат. Он замер, когда ткань открыла прекрасный вид её кожи его взору.

Черт, она лишила его воздуха. Он поднял руки, чтобы дотянуться до ее груди.

Кейт судорожно вздохнула, когда он начал ласкать ее, и Люцерн понял, что трудный способ

не такой уж плохой. Он хотел бы услышать больше таких вздохов. Он хотел, стонов и

криков, и его имя, произносимое её сексуальным умоляющим голосом. Он хотел утонуть в

ней и свести ее с ума от удовольствия. И он не хотел тратить время на перемещение в

постель.

Отпустив ее грудь, Люцерн столкнул упаковки презервативов с пути и подняв Кейт он

посадил её на комод. Сняв халат с её плеч, он позволил ему упасть, потом встал между ее

ног. Он хотел, чтобы она снова горела. Он хотел всю её. Притянув ее за шею, он наклонился

вперед за еще одним поцелуем. Другая его рука играла с ее телом. Используя пальцы и губы, он собирался проследить каждую линию ее тела, не пренебрегая ни одним дюймом. Ему

хотелось ласкать, покусывать, посасывать и поглощать.

Однако у Кейт было несколько своих требований. Он почувствовал ее руку, скользящую

вдоль его длины, и он чуть не кончил. Он сумел сдержать себя, но его поцелуй стал почти

диким. Его рука немедленно скользнула между ними, чтобы найти ее сердцевину.

Кейт ахнула и чуть не спрыгнула с комода. Прикосновения Люцерн были шокирующими

для ее по-прежнему чувствительной кожи. Она застонала и прижалась ближе, ее ноги

обернулись вокруг его бедер, руки двигались по его телу. Он был твёрдым и сильным, и

приятным на ощупь, и он сводил ее с ума. Он уже толкнул ее за край раньше, и она снова

желала получить этот опыт. Но на этот раз она хотела его внутри себя.

Люцерн застонал и вздрогнул, когда она нашла его твердость и взяла его в руки. Кейт

улыбнулась напротив его рта, радуясь этому доказательству, что она тоже может влиять на

него, а потом на ощупь дотянулась до одной из коробок на комоде. Каким-то образом она

открыла ее одной рукой и извлекла презерватив. Она понятия не имела, какой это был вид и

ей было все равно. Она просто хотела его внутри неё. Сейчас.

Люцерн услышал неопределенный звук разрыва пластика. Он был на грани разрыва

поцелуя, чтобы осмотреться вокруг, когда почувствовал что-то давящее на его кончик и

начавшее скользить по его длине. Теперь он прервал поцелуй, чтобы посмотреть. К его

большому удивлению, Кейт одевала на него презерватив.

-"Кейт"-, произнёс он сквозь стиснутые зубы.- "Я…"

- "Я хочу тебя"-, выдохнула она, заканчивая свою работу. Схватив его сзади, она притянула

его к себе.- "Сейчас ".

Это все, что она должна была сказать. Люцерн думал, что это потребует немного больше

усилий, чтобы вернуть ее к этой точке, но ее щеки пылали, а тело было напряженно. Она

хотела его. Без дальнейших препятствий, он поймал ее под коленями, придвинул на комоде

вперед и прижался к её рту. Он погрузился в нее. Затем он сразу остановился. Ощущение ее

сжавшейся вокруг него теплой и влажной плоти не походило ни на что испытанное им

прежде. Он был окутан ее запахом и чувствами, почти чувствуя единение не только тел, но и

душ. Почти.

Инстинктивно, он скользнул от ее рта, вниз к шее, частично выходя. Кейт пробормотала с

удовольствием, ее нижняя часть тела двигалась напротив него. Ее голова отклонилась назад, поддаваясь его ласкам. Люцерн почувствовал, что его зубы удлинились, и ввёл их в её шею, пока проникал в её тело. Это была чисто животная реакция, как доминирующий кот ловит

самку за шею, так он входит в нее. Кейт К. Ливер была его, и он помечал её.

Кейт вскрикнула и напряглась около Люцерна, когда ее разум затопило удовольствие. Это

были внезапные, подавляющее волны, в то время как его разум слился с её, даря ей те

ощущения, что он испытывал. Ее удовольствие - почти невыносимое - вдруг удвоилось, и на

мгновение она была уверена, ее сердце не выдержит этого. Затем ее тело вздрогнуло, она

сжала ноги вокруг него, непреднамеренно впиваясь ногтями в его спину, и перед ее плотно

закрытыми глазами взорвались огни.

Она почувствовала руки Люцерна скользнувшие под нее и жестко прижавшие к нему, и она

застонала. Движение породило очередную волну удовольствия прошедшую через нее. Волны

накрывали её одна за другой, пока она переживала и его, и ее собственное удовольствие. Она

вцепилась руками в его волосы, держась за свою жизнь, так как передозировка ощущений

одурманила ее. Она боялась открыть глаза, опасаясь, что комната будет вращаться, так же

дико, как её мысли.

Простые смертные любовники станут ручными после такого опыта, поняла она с

сожалением. Люцерн разрушил ее, и она очень боялись, что это станет наркотиком. Все, о

чём Кейт могла думать- что она хочет ещё. Ее сердце стучало, тело извивается, и она хотела

больше. Она хотела утонуть в нем. Она утонула, поняла она, когда начала терять сознание. И

все же она хотела большего.

Люцерн почувствовал, как Кейт осела, когда его удовольствие прошло через неё. Он прижал

ее к груди, когда его тело вздрогнуло, затем ждал когда его силы вернуться. Потянув ее

назад достаточно, чтобы всмотреться в лицо, он увидел, что она упала в обморок.

Он не был очень удивлен. Это не имеет ничего общего с его укусом. Хотя он вошёл в нее

зубами, его тело было насыщено, и он не пил. Этот обморок был чисто результатом того, что

они только что испытали. Это случалось в прошлом, в тех немногих случаях, когда он вливал

все свое удовольствие в сознание своей любовницы, но ни один из тех случаев не был так

взрывоопасен, как этот. Он бы больше удивился, если бы она не упала в обморок.

Улыбаясь, он оставил поцелуй на её лбе, потом опять прижал её к груди. Он должен вернуть

свои силы, опыт дался довольно тяжело. Люцерн никогда в жизни не чувствовал себя

настолько слабым и удовлетворённым, и эта женщина в его объятиях была причиной. Он

ласкал ее спину одной рукой, пальцами другой перебирая ее волосы.

Наконец, когда он почувствовал в себе силы, он поднял ее с комода. Он отнес ее в постель, так, что ноги и руки свисали, но их тела все еще оставались соединенными. Но к тому

времени, как они достигли постели, он стал твёрже внутри неё. Он был рад, когда она

пробормотала и открыла глаза. Он опустился на кровать вместе с ней.

- "Люк"?

-"Да"-. Он щеткой потёрся о её волосы и поцеловал кончик носа.

- "Это было ..."

-"Да"-, он торжественно согласился. Сдвинувшись, он опёрся на локоть, чтобы снять часть

его веса с нее. Глаза Кейт расширились, когда она почувствовала, как он двигается внутри

нее, а потом она показалась разочарованной.

Люцерн не понимал, почему, пока она не сказала: -"Ты не…"

-"Да"-, прервал он, не желая, позволять ей думать, даже на мгновение, что она не

удовлетворила его.- "Но ты такая опьяняющая, и я хочу тебя снова. " -Он немного

отодвинулся и скользнул обратно в неё, пока говорил.

Веки Кейт прикрылись, оставив её выглядеть сонной и сексуальной, с озорным огоньком в

ее глазах. -"Ну, я стараюсь держать моих писателей счастливыми, Люк"-, сказала она.

Затем, прежде чем он смог прокомментировать ее слова, она схватила его за голову и

потянула вниз для поцелуя. Она выгнулась под ним, увлекая его в свое тело.


- "От книг Люка "-, сказал Крис.

- "Что? Уже?"- Кейт отвернулась от мужчины - модели с которым говорила. Мужчина был

одним из самых популярных моделей вокруг, его имя и лицо продавали книги так, как ни

одно имя автора. Он думает начать писать, чтобы сделать больше денег на своем имени и

лице. К сожалению, из нескольких глав, которые он послал ей несколько недель назад, было

очевидно, что то, что он написал не стоит и выеденного яйца. Кейт пыталась убедить его

использовать подставного писателя в течение последних двух часов. Теперь она сдалась и

нахмурилась на Криса.

Они были на книжной ярмарке. Сегодня не было гостеприёмного номера, подписание книг

было назначено с 10 утра до двух часов, и каждый автор здесь подписывал книги и

разговаривал с читателями.

Кейт и Люцерн прибыли в 10:01. Они опоздали на минуту, но пришли бы еще позже, если

бы Крис не торопил их ударами в обе их двери в 9:30 и не кричал, -"Подъём, подъём! Мы

должны идти. " -Конечно, Кейт была не в своей комнате. Она была благодарна, что её

коллега не знал. Она и Люцерн сделали огромный прорыв в использовании этих

презервативов. Кажется, вампиры были гораздо более выносливы, чем средний

мужчина. Они также были очень изобретательны, хотя Кейт не знала, была ли это расовая

черта или сам Люцерн. Она предположила, что после шестисот лет мужчина научился

многим трюкам. Она наслаждалась всеми.

- "Да. Он очень занят, толпа просто окружила его, хватая его книги, как сумашедшие",-

объяснил Крис.

Кейт взглянула на часы. Только полдень. Прошло только два часа с начала

подписания.- "Мы привезли дополнительные коробки его книг. Они…"

-"Унесите"-, объявил Крис. -"Он уже подписал их".

-"Мы должны были принести больше".- вздохнула Кейт. -"Что он сейчас делает?"

- "Просто сидит там, разговаривает с читателями. Что прекрасно, но он сказал, что немного

устал. Он послал меня спросить, может ли он вздремнуть. Ты хочешь чтобы я проводил его?

"

- "Нет, я ..."- Кейт приостановилась.

Она собиралась сказать, что сама проводит его наверх, но передумала. У нее не было

сомнения, что Люцерн устал. Ночь была действительно изматывающая, сначала нападение, а

потом и их секс-марафон. Было рано, когда они впервые проснулись, и они дурачились в

течение нескольких часов, прежде чем Крис прервал их, чтобы напомнить им о

ярмарке. Бедный вампир должно быть измотан. Если она пойдёт с ним наверх, он может

склонить её начать там, где они остановились, и Кейт вовсе не была уверена, что у неё

хватит силы воли, чтобы быть твердой и отказаться.

-"Что не так с твоей шеей?" -вдруг спросил Крис. Она рассеянно растирала её.

Кейт передвинула пальцы. У нее были следы укусов на шее и в некоторых других местах.

Она конечно ожидала, что Люк укусит ее. Она вызвалась помочь покормить его. Она просто

не

ожидала, что он укусит ее столько раз и во стольких местах. Этот мужчина был животным, и

она не могла насытиться им. Особенно когда она чувствовала себя просто замечательно. Она

не страдала от какой-либо слабости или головокружения после его кормления. Ну, она

теряла сознание пару первых раз, но это небольшая цена за удовольствие, которым она

наслаждалась. Он действительно погубил ее для всех остальных мужчин.

-"Кейт. Что не так с твоей шеей?"- повторил Крис.

Она махнула на его вопрос. -"Ничего. И да, пожалуйста. Я была бы благодарна, если бы ты

проводил его до люкса. На всякий случай, если фанаты будут мешать ему. "

На самом деле, Люцерн, казалось, хорошо обработал фанатов. И они, в свою очередь были

невероятно милы с ним. Кейт была действительно больше обеспокоена другой атакой такой, как нападение на него вчера вечером. Но Крис не знал об этом. Никто не знал.

- "Хорошо"-, легко согласился Крис.- "Я вернусь через минуту, если кому-то из моих

писателей что-то понадобиться".

-"Спасибо. Я присмотрю за ними, пока ты не вернешься," - заверила его Кейт.


- "О, хороший костюм."

Люцерн хмыкнул на комментарий Джоди, переводя взгляд от Кейт на пару на сцене. Это

был когнкурс мистер Романтическая модель и исторический спектакль моды. Что означало

просмотр мужчин в обтягивающих черных брюках и свободных белых пиратских рубашках

с женщинами в старомодных платьях.

По правде говоря, Люцерн нашёл костюмы женщин довольно внушительными

репродукциями платьев, которые они носили, когда он был моложе. И он бы, наверное,

насладился зрелищем больше, если бы Кейт сидела вместе с ним. Он был за круглым столом

с Крисом и рядом других писателей. Кейт сидела в Первом из четырех рядов, прямо перед

сценой.

Она была судьей на этом конкурсе. Что Люцерн понимал. У него не было проблем с

нахождением в одиночестве, в то время как она занимается своей работой. Но ему не

понравился тот факт, что она сидела рядом с длинноволосым моделью, с которым была так

занята ранее на подписании книг. Люцерн на самом деле не устал от подписания книг; он

надеялся заманить Кейт обратно в номер для занятия любовью. Но Кейт была слишком

занята с этой моделью, длинноволосым и пусто-головым, стоявшим слишком близко и

слишком часто смотрящим вниз, на ее верхнюю часть.

Люцерн, возможно, не возражал бы так сильно, если бы парень был писателем, и у неё были

бы с ним деловые отношения, но парень был моделью. Что они могли обсуждать? Он

нахмурился, когда мужчина наклонился к Кейт и прошептал что-то ей на ухо. Люцерн

никогда не думал о себе как о ревнивом человеке. Он воспитывался по-другому. И ему это не

нравилось.

-"О, тот тоже прекрасен."

Люцерн снова оторвал взгляд от пары в районе судей. Глядя на сцену, он мрачно кивнул, соглашаясь с Джоди, на бордовый костюм женщины. Платье было прекрасно, идеальный

пример позднего Ренессанса. Кейт бы выглядела в нем восхитительно. Взгляд Люка снова

скользнул к ней, и он нахмурился, когда увидел, что она даже не смотрела на сцену, а

говорила с моделью.

Чёртов мужчина. Он, что не знал, что она занята? Очевидно, нет. А кто был

виноват? Кейт. Она

должна была дать ему понять, что она не свободна.

И почему она не захотела спать с ним во второй половине дня? Он, что не доставлял ей

удовольствие снова и снова этим утром? Он, несомненно, наслаждался их занятиями. И он

был уверен, что ей тоже понравилось. Или нет?

-"У Кэти небольшая проблема с Робертом"-, заметила Джоди.

Люцерн взглянул на нее. -"Роберт?"

Джоди кивнула. -"Он самая популярная мужская модель. Его имя признается так же, как

большинство авторских. Он хочет продавать книги от своего имени, создавая романы самому

и позируя для обложек. К сожалению, он не умеет писать. Его книги плоские и недалёкие "-

Она выпустила смешок, потом пояснила:- "Это стереотипное представления о романах -что

все они плоские и недалёкие".

Люцерн хмыкнул. У него не было подобного в его книгах, хотя они считались романами.

-"Кейт пытается убедить Роберта использовать подставного писателя," - продолжила

Джоди.- "Но он борется с ней. Он думает, что он замечательный писатель. "

Люцерн кивнул и повернулся, взглянув свежим взглядом на Кейт. Так модель -писатель. Его

голова снова была близко к Кейт. Пока Люк смотрел, Кейт расхохоталась. Затем она

коснулась плеча мужчины. Люк видел, как она делала это с женщинами писателями -Кейт

была тем, кто прикасается, заметил он о ней. Она часто трепала его по руке или плечу во

время разговора с ним. Он видел, как она делает так же с другими. Это никогда не

беспокоило его, когда он видел, как она делает это с женщинами. Но ему не понравилось, как

она трогает этого Роберта таким образом. Ему это вообще не нравилось.

Раздраженный ревностными чувствами, которые он не понимал, что имел, Люцерн поднял

свой бокал и опрокинул, потом оглянулся, когда все взорвались аплодисментами. На сцене

судьи выбрали победителя. Шоу закончилось.

- "Хорошо"-, Крис предложил остальным, когда встал на ноги.- "У вас, ребята, есть немного

времени, перед вечеринкой Раундхауз. Почему бы вам не взять что-нибудь перекусить и

выпить. Я должен пойти помочь Кейт и с другими приготовлениями. Джоди, можешь

последить за Люком и убедиться, что у него нет никаких проблем? "

- "Конечно,"- согласилась писательница. Когда она увидела угрюмый вид Люцерна, она

взяла его под руку и сказала:- "Крис имел ввиду только хорошее, Люк. Ты новичок в

конференциях, и все просто беспокоятся, что ты можешь быть перегружен из-за всего этого.

"

Люцерн лишь хмыкнул. Он не хмурился на предположение Криса, что ему нужна сиделка,

хотя это было довольно раздражающе, слишком он был хмур на то, что Кейт будет занята

приготовлением вечеринки. Он не получит шанс поговорить с ней. Он не разговаривал с ней

с того момента, как они прибыли на книжную ярмарку утром. Он начинал чувствовать себя

немного заброшенным -новое чувство, которое ему совсем не по душе. Он становится

зависимым от женщины, его настроение зависит от ее присутствия. Ему это не

нравиться. Его жизнь становилась ярче, когда она была рядом, и темней, когда- нет.

Люцерну казалось, что скука и однообразие жизни, до Кейт были гораздо предпочтительнее.

Безопасней. Может быть, он должен создать некоторое расстояние между ними. В конце

концов, конференция завтра закончится, он полетит домой в Торонто, а она вернется в Нью--

Йорк.

И вся эта страсть и смех станут воспоминанием, с грустью подумал он. Кейт заставила его

вернуться к жизни на некоторое время. Он наслаждался этим, и будет болезненно вернуться

к старому пустому существованию. Он не обзаводился с друзьями в течение длительного

времени, так как они всегда умирали или были вынуждены остаться, когда он

переезжал. Было только легче совсем не возиться с ними. Он чуть не пожелал…

-"Пойдем, Люк"-. Джоди стояла и ждала рядом с его стулом.- "Мы собираемся в паб отеля

на быстрый обед. А потом разделимся, чтобы подготовиться к вечеринке Раундхауз ".

Люцерн стряхнул меланхолию и поднялся на ноги.- "И что за тема вечеринки?"

-"Разве ты не знаешь?"- Она, казалось, удивлена.

-"А должен?" спросил он. Настороженность просочилась в него.

-"Ну, это вампирский бал. Ты будешь гвоздём программы!"

Люцерну удалось не вздрогнуть, но он не был счастливым вампиром. Он наслаждался роке-

н-рольной вечеринкой накануне вечером, но сегодня он действительно был не в настроении

для вечеринки. А быть гвоздём программы звучало достаточно тревожно.

Глава Семнадцатая

-"Я думаю, мы здесь закончили."

Кейт кивнула на комментарий Эллисон, пока смотрела вокруг на их работу. Чёрные

скатерти, кроваво-красные розы на каждом столе и тусклое освещение. Всё готово.

- "Тебе лучше пойти переодеться. Гости начнут прибывать в течение получаса, а ты и Люк, как предполагалось, будете их встречать "-, предупредил главный редактор. Кейт

поморщилась, но кивнула и махнула Крису, что пора идти. Она вышла из зала.

Эллисон, Чак, Том и Диана уже переоделись, они выходили по очереди, чтобы надеть их

костюмы, оставляя других продолжать декорировать. Кейт и Крис единственные, кто

остался. Кейт намеренно откладывала это до сих пор. Она не горела желанием, рассказывать

Люцерну, что он гвоздь программы на этом балу. Она знала, что он не будет в восторге, и

после смеха и страсти, которые они разделили, она боялась, что раздраженный и угрюмый

Люцерн вернется.

-"Встряхнись"-, сказал Крис, когда они вышли из лифта. -"Люк немного отдохнул. Он

сможет влиться с ходу. "

Кейт заставила себя улыбнуться её сотруднику. Она надеялась, что он был прав. Она

чувствовала себя виноватой, что не сказала Люцерну об этом с самого начала, но она была

трусихой.

Вампирский бал не был ее идеей. Чак придумал это. Он считал это блестящей рекламой, и

когда Кейт попыталась отговорить его от этого, говоря ему, что Люцерн не очень общителен

и что это может подавить его, Чак отмахнулся на ее протесты. Он даже проигнорировал тот

факт, что у участников конференции было слишком мало времени для переподготовки с

шпионской вечеринки, которая была первоначально запланирована. Кейт волновалась, что

половина помешанных участников прибудут в плащах, а другая половина в накидках. Это

может превратить все в фарс!

Эти заботы исчезли у нее из головы, когда она остановилась у входа в номер. СиКей достал

ключ и отпер дверь. Кейт заметила Люцерна сразу же. Он сидел на диване, смотря

телевизор. Его волосы были мокрыми, он был в халате, очевидно, ожидая окончания

подготовки. Сначала он не заметил их появление, казалось, он был слишком увлечён

программой, которую смотрел. На его лице был написан ужас. Что он смотрит?

Кейт посмотрела на телевизор, узнавая повтор Баффи - истребительницы вампиров.

Люцерн вдруг подался вперед, звук отвращения сорвался с его губ. Это прозвучало очень

похоже на "сука", но Кейт не была уверена.

Осознавая, что у них очень мало времени, чтобы подготовиться к балу, она прочистила

горло. -"Ээ ... Люк?"

Он резко взглянул на нее, с угрюмым видом на лице.- "Вы видели это? Баффи просто

заколола того бедного вампира. Он еще даже не сделал ничего плохого, он просто вылез из

гроба, а она заколола его. Это просто не правильно. Она просто переносит её проблемы с

Ангелом на вампиров. " - Люк пробормотал проклятие, когда снова повернулся к экрану.

Маленький взрыв хохота соскользнул с губ Криса, когда он направился в свою

комнату. -"Угу, пошёл готовиться ".

Кейт закусила губу, пока смотрела ему вслед.

-"Смотри!"- вскрикнул Люк, наклоняясь вперед. -"Она просто сделала это снова.

Помешанная на кольях- вот кто она. Она просто закалывает их на право и на лево, иногда без

всякой причины. Эта Баффи…"

- "Люк? "- прервала Кейт.

-"Хм?"- спросил он. Его взгляд был по-прежнему сосредоточен на экране.

-"Мы должны подготовиться к выходу".

-"Да. Я принял душ и побрился, осталось только одеться. Я ждал твоего возвращения, чтобы

увидеть, что я должен надеть. Я не знал, был ли у вас еще один костюм или - она снова

сделала это!" -Он вскочил на ноги, яростно смотря на экран.- "Кто написал этот бред? Мы не

превращаемся в зверей, когда кусаем, и я что превратился в дым, когда меня закололи? Нет, нет, говорю я. Это полный абсурд. Просто смешно. Я должен написать и ... "

Кейт не дослушала. Она оставила Люцерна размахивать кулаком телевизору и пошла в свою

комнату, чтобы взять костюм, выбранный для него. Так, Люцерн открыл телевидение. Жаль, правда. Это была ее вина. Она настаивала, чтобы он посмотрел телевизор в первую ночь.

Он все еще разглагольствовал о написании редактору, возглавлявшему шоу Баффи, чтобы

исправить, когда Кейт вернулась. Она остановилась рядом с ним и печально покачала

головой.

-"Я полагаю, что должна быть благодарна, что ты еще не открыл спорт. Мужчина может

быть невозможным, когда смотрит его "-, заметила она.

Люцерн оторвал взгляд от телевизора и фыркнул.- "Спорт. Я видел то, что вы люди

называете спортом. Тьфу. Если вы хотите, спорт, вы должны посмотреть поединок. Вот это

был спорт. Матчи выигрывались, жизнью и кровью."-Его взгляд упал на сумку, которую она

держала.-" Это для меня? "

-"Да"-. Кейт передала её. Она начала поворачиваться, но ахнула от удивления, когда он

поймал ее за руку и вывел из равновесия. Она приземлилась на его колени с неизящным

хлопком. Прежде, чем она успела опомниться, его рот накрыл её, и он тщательно поцеловал

её.

-"О,"- выдохнула она, когда все закончилось. Ее мысли вращались. Как-то её руки обвились

вокруг шеи Люка, и она прилипла к его груди, как мокрая тряпка.

-"Привет,"- зарычал вампир. Его рука скользнула вверх по внутренней стороне ее ног, сделав паузу, чтобы обвести укус, который он оставил на ее верхней части её бедра.

Кейт напряглась и пошевелилась, когда тупая боль появилась у нее между ног.

-"Болит?"- тихо спросил он, потирая пальцами метку.

- "Нет"- Она протянула руку, чтобы попытаться остановить его, но прямая юбка ее делового

костюма плотно натянулись на ее ногах. Она не могла помешать ему.

Он начал покусывать её ухо, а его пальцы скользили дальше по её ноге.

- "Люк"-, запротестовала Кейт, встревоженная тем, как хрипло она звучала. Она попыталась

более твёрдым тоном.- "Я должна подготовиться ".

Люцерн хмыкнул и сунул палец под резинку её трусиков.- "Ты уже готова ко мне".

-"О"-. Она слегка выгнулась от его ласк. Ее тело стремились воссоздать немного утренней

магии. Ее ум, однако, читал ей лекции. Бал. Люцерн был гвоздём программы. И Крис с

другой стороны двери. Последняя мысль, больше чем любая другая, заставила её подняться

с колен Люка, дальше от его прикосновений.

- "Мне нужно одеться"-, выпалила она. Бросившись к ней в комнату, Кейт хлопнула дверью, пресекая любые комментарии, которые могли последовать, потом прислонила руку к

груди. Она задыхалась, как будто пробежала марафон, ноги дрожали, а плоть покалывало. И

она боролась со своими инстинктами. Она бы лучше, взяла его за руку и затащила в

постель. На самом деле, она с трудом решилась не делать этого, прямо сейчас. Но долг зовёт.

Работа. Она вздохнула. Она до сих пор не сказала Люцерну, что он был гвоздём

сегодняшнего вечера. Он чувствовал себя сейчас похотливо, но перестал бы, как только

узнал, во что она его втянула.

Заставляя себя не думать об этом, она оттолкнулась от двери. Ей нужно готовиться. Она

принесла длинное черное платье из дома. Она надела тонкий обтягивающий, черный шелк,

потом использовала косметику, чтобы придать своей коже фарфоровый оттенок перед

нанесением кроваво-красной помады. Сделав это, она распустила пучок и расчесала волосы, пока они не упали ей на плечи мягкими волнами.

Решив ее, что готова, Кейт схватила две пары накладных клыков, привезённых их Нью-

Йорка и поспешила из своей комнаты.

Люцерн стоял в гостиной, одетый и готовый идти. Кейт почувствовала порывистый вздох,

соскользнувший с ее губ при взгляде на него. Мужчина выглядел совершенно в смокинге,

принесённом ей. Он был каждой фантазией женщины. Она действительно не хотела,

разозлить его новостью, которую она должна была поведать.

-"Ты выглядишь восхитительно",- торжественно произнес Люцерн.

Кейт выдавила улыбку и пошла вперед, протягивая один набор зубов.

Люцерн взглянул с отвращением на дешевые пластиковые зубы вампира и застыл. Его

взгляд вернулся к ее лицу.- " Пожалуйста скажи, что пошутила".

Кейт закусила губу, чтобы заглушить смех, стремившийся вырвался из нее, Люк выражал

ужас от самой мысли о ношении липких зубов.

-"Все будут их носить"-, сообщила она ему. -"Это вампирский бал".

-"У меня есть свои "-, сказал он с большим достоинством.

-"Да, я знаю. Но никто не ожидал этого. Пожалуйста, просто надень их. Пожалуйста, Люцерн?" -Она дотронулась до его руки.

Его взгляд остановился на её губах отвлекая её, а потом он тяжело вздохнул с

раздражением.- "Ну, хорошо".

Он схватил одну пару зубов с ее ладони и засунул их в рот. Затем он стал двигать их, корча

рожи и смещая челюсти, чтобы установит их более комфортно -"Оы гостхуэ".

Кейт моргнул на его невнятные слова. Решив, что лучше не обращать внимание, она пожала

плечами и вставила второй набор зубов в ее рот, потом точно поняла, что именно он имел в

виду. Они были жестокими. Они были чертовски неудобны. Они были настолько плохи, что

она чуть не решила оставить обе пары здесь.

Крис вошёл в комнату в своем смокинге и с зубами. -"Вы оба отлично смотритесь"-, сказал

он.

Он улыбнулся им обоим, показывая пару реалистично выглядящих зубов вампира.

Люцерн сразу нахмурился.- "Хы ыдьшь? Эхи убы выхлят рылстыхо. Э то шхо мыи."

Кейт пыталась перевести его слова, когда Крис поморщился. -"Мужик, Кейт,"- сказал

он. -"Откуда вы достали эти зубы? Тьфу. Они такие старые это не смешно ".

Кейт посмотрела на предательство своего друга. Решив игнорировать обоих мужчин, она

направилась к двери и сказала:- "Пошли, я не хочу опоздать. " -По крайней мере, она

пыталась это сказать. Получилось больше похоже на " Ахи а нэ фоху ахастыфоть ".

Вздохнув, на взрыв смеха Криса, она потянула дверь и вышла.

Люцерн попытался убрать зубы в лифте, но Кейт удалось убедить его вернуть их обратно.

Затем она сняла свои, откашлялась и сказала: -"Люк, я действительно должна была

упомянуть об этом раньше, но…"

- "Я хвасть хвахрамэ".

-"Что?"- Крис уставились на него, потом посмотрел на Кейт. -"Что он сказал?"

-"Он сказал:" Я гвоздь программы, "-ответила она рассеянно. Потом спросила

Люцерна.- "Как ты узнал? "

Люцерн выплюнул зубы, прежде чем ответить - " Джоди сказала мне."

-"О"-. Кейт прикусила губу и оглядел его лицо, пытаясь понять, почему он не

сердится.- "Это была не моя идея"- спокойно сообщила она ему.

-"Это правда"-, сказал Крис.- "Это была идея Чака. Кейт пыталась отговорить его от этого."

Когда Люцерн просто кивнул и не сказал что-нибудь еще, Кейт нахмурилась. -"Ты не

сердишься?"

Он пожал плечами. -"Я был немного раздражен сначала. Но это всего лишь пару часов моей

жизни. У меня много часов, чтобы заполнить, Кейт. Вся эта конференция, как удар сердца

для меня." -Крис выглядел растерянно. Кейт поняла смысл слов, Люк жил сотни лет, и, несомненно, проживёт ещё сотни; эти несколько дней были песчинками на пляже его жизни, но что её интересовало- это был ли в его словах двойной смысл для нее. Она была одной из

сотен, возможно тысяч женщин, которые прошли через его жизнь за эти сотни лет. Были ли

отношения, которыми они наслаждались так же не важны для него, как эта

конференция? Была ли она другой песчинкой?

Идея беспокоила ее, привнося совершенно иной смысл. Чем ещё она могла быть? В

следующие двадцать четыре часа она вернется домой в Нью-Йорк, а он вернется в

Торонто. Жизнь будет продолжаться, как всегда. В конце концов, она встретит хорошего

человека, вырастит пару детей, постареет. А Люцерн всё ещё будет молодым, сексуальным, и

возносящим других женщин к вершинам экстаза. Идея действительно беспокоила ее.

Глубоко вздохнув, чтобы попытаться развеять боль в ее сердце, Кейт вставила зубы обратно

в рот и

последовала за Крисом из лифта.

-"Вот вы где!"- поприветствовала Эллисон, когда они пришли. Она стояла прямо у двери

бального зала с леди Барроу и Чаком. -"Вы как раз вовремя. Один или два человека, пришли, но это все".

-"Хорошо. Было бы стыдно опоздать на мою собственную вечеринку"-, сказал сухо

Люцерн. Он посмотрел на издателя так, что той стало неудобно.

-"Да, хорошо,"- пробормотал Чак, но Люцерн уже повернулся, чтобы приветствовать леди

Барроу.

Люк улыбнулся женщине в ее прекрасной малиновой мантии, взял ее за руку и низко

склонился над ней. -"Леди Барроу, " -сказал он, оставляя поцелуй на тыльной стороной

руки.-" Вы выглядите и пахнете достаточно хорошо, чтобы съесть. "

Леди Барроу добродушно посмеялась над этим, но Кейт напряглась. Она отчетливо

вспомнила его почти укусившего женщину. Она также вспомнила, что она еще не заменила

запас крови Люка. Насколько она знала, ему нужно больше, чем он получил от нее сегодня

утром, когда они занимались любовью. В какой-то момент сегодня она подумала о быстрой

поездке в банк крови, но пересмотрела эту мысль. А теперь Люк должен голодать. И не было

никаких сомнений в боли от недостатка крови.

Тем не менее, он не выглядел плохо. Она посмотрела на Люка, когда он смеялся и говорил с

Эллисон и леди Барроу. Он был бледен но не сер, как раньше. И не было складок боли на его

лице.

Кейт рассматривала этот вопрос, когда напоминала Люцерну вставить зубы обратно, и они

заняли их позиции у двери, чтобы приветствовать участников бала. Она пришла к выводу, что им придется покинуть бал раньше и снова ограбить банк крови. Она ненавидела это

делать. У банков всегда не хватало крови. Но Люцерн так же нуждался как и любой пациент, и она с трудом могла позволить ему страдать.

Они были у двери час, когда Эллисон объявила, что пора двигаться. Кейт осталась близко к

Люцерну, боясь, что он, возможно, от отчаяния, укусит одного из гостей. Она, возможно, не

беспокоилась бы так много, если бы женщины не продолжали подходить с просьбой сделать

именно это, чтобы сфотографироваться с ними. Она только могла представить себе пытки, которым он должен подвергаться, делая вид, что кусает их. Это было то же самое, как

попросить женщину, сидящую на диете, подержать пирожное у нее во рту всю ночь и при

этом не жевать.

Кроме этого, однако, все шло хорошо. Ну ... кроме проклятых зубов. Было ужасно трудно

связно говорить с ними, а у Люцерна они падали в рюмку по крайней мере в три раза, когда

он пытался выпить. В четвертый раз он выбросил их, Кейт поймала руку Люцерна и

потащила его к сцене через бальный зал. Скользнув за кулисы, она повела его через первую

дверь, включила свет и закрыла за ними дверь.

Люцерн посмотрел вокруг. Комната оказалась раздевалкой, и он поднял брови. -"Что-"

- "Дайте мне твои зубы,"- прервала Кейт, протягивая руку.

Люцерн не потрудился скрыть свое облегчение, пока снимал их. Когда он передал их, Кейт

подошла к туалетному столику и бросила обе пары поддельных клыков в мусорный

бак.- "Ты можешь использовать свои настоящие зубов. Мы просто скажем всем, что милый

фанат увидел тебя в беде и предложил тебе запасную пару ".

Она повернулась, когда обнаружила его прямо за ее спиной. Она не слышала, как он

двигался. Заставляя себя улыбнуться, несмотря на вдруг замершее сердце, она сказала:-

"Нам, вероятно, следует подождать несколько минут, прежде чем вернуться. Я не уверена, сколько времени обычно требуется, чтобы вставить зубы, как у Криса, но я полагаю, клею

нужно несколько минут, чтобы высохнуть. "

- "Хм"-. Люцерн побежал рукой вверх по её, улыбнувшись, когда она вздрогнула.

Кейт старалась не выглядеть готовой запрыгнуть на него. Мужчине достаточно только

прикоснуться к ней, и она уже хочет его. Дорогой Бог, её ноги дрожат. Прочистив горло, она

сместилась в сторону и опустилась на мягкую скамейку перед туалетным

столиком. Повернувшись лицом к зеркалу, она поставила свою сумочку, достала помаду и

быстро нанесла свежий слой. Ее глаза уставились на мужчину, стоящего за ее спиной, когда

он положил руки на ее плечи.

Люк ничего не сказал, только поймал ее взгляд в зеркале. Во рту у Кейт пересохло. Она

сглотнула на вид серебряного пламени в его глазах. Она поняла, что смотрит. Он чуть было

не сжег ее заживо этим утром. Люк хотел ее.

Его руки скользнули с ее плеч, и Кейт следовала взглядом за их передвижениями, когда они

упали вниз, чтобы накрыть ее груди. У платья не было спины, а это означало, что ей

пришлось отказаться от бюстгальтера. Между его руками и её грудью не было ничего, за

исключением черного шелка.

-"Люцерн…"

- "Тссс"-. Он поставил одно колено на скамью около ее бедра, потом склонил

голову . Придерживая ее волосы, он поставил поцелуй на ее шее.

Кейт откинулась на него и посмотрела в зеркало. Вздох выскользнул из ее уст, когда он

пробежал пальцами над её напряжёнными сосками. Затем он передвинул одну руку и поймав

ее за подбородок, повернул голову. Он поцеловал ее. Кейт застонала, открываясь ему,

выгибаясь от его ласк, ее руки скользнули вверх к его плечам.

Она была застигнута врасплох, когда он вдруг поднял ее на ноги. -"Что?"

- "Пошли," – всё что он сказал. Затем он вышел из комнаты и потянул ее за собой. Кейт

подумала, что он ведёт ее обратно на бал, но он повел ее за занавешенную сцену. Он быстро

пересек ее. Кейт пыталась следовать тихо, зная, что все, что стояло между ними и залом, полным людей, был занавес, но ее туфли на высоком каблуке постоянно цокали, когда она

шла. Люк повел ее вниз по лестнице в противоположную сторону и в дверь.

-"Куда мы идем?"- зашипела Кейт, нервно оглядываясь обратно на дверь в зал.

Люк остановился у лифта и нажал кнопку.- "У тебя усталый вид"-, сказал он.- "Ты слишком

сильно сегодня работала. Тебе нужно отдохнуть. "

Кейт резко сказала.- "Люк, мы должны, Ооо",- закричала она, когда двери лифта открылись, и он потянул ее внутрь.

-"Люк"-, повторила она. Он нажал кнопку их этажа, но Кейт встала между ним и панелью

и нажала кнопку открыть.- "Мы должны…"- Она чуть не проглотила язык, когда он

прижался ближе к её спине и положил руки на ее груди. Она отпустила кнопку лифта, чтобы

схватить его за руки. -"Люцерн"!

Он прижался нижней частью тела к ее ягодицам, и она закрыла глаза, когда она

почувствовала его твердость. Двери лифта закрылись, и он начал подниматься. -"Вздремнуть

звучит хорошо"-, выдохнула она. Потом качнула головой. -"Нет, мы должны ..."

Она снова проглотила свои слова, когда он наклонился, чтобы поймать ее ноги чуть выше

колен. Его руки заскользили вверх по ее коже, под юбкой, когда он выпрямился.

Кейт застонала и раздвинула ноги. Он обхватил ее между ног обеими руками и прижал

спиной к нему.

-"Ты хочешь меня".

-"Я хочу тебя"-, отозвалась эхом Кейт. Потом она прищурилась.- "Эй!"

Борясь, она повернулась, чтобы нахмуриться на него. -"Не пытайся использовать это дерьмо

с контролем над разумом на мне."

-"Разве ты не хочешь меня?"

Кейт просто нахмурилась сильнее. Он знала, что она хочет его. Он не мог проскользнуть в

ее ум, если она этого не захочет. Тем не менее, это не имело значения. Было достаточно

сложно бороться с её желаниями и сделать то, что от неё ожидается и он, берущий под

контроль ее ум, не помогал. И он увернулся так легко!

Лифт остановился, двери открылись, и Люцерн схватил ее за руку и вытащил.

Кейт пыталась упираться ногами, когда он вытащил её в холл . -" Люцерн .Ещё час на балу.

Один час. Потом мы можем навестить банк крови и позаботиться о твоей маленькой

проблеме. Мы не можем…Ладно, полчаса "-, отчаянно утверждала она, когда он остановился

около их двери и использовал свой карточку-ключ.-" Ещё полчаса на балу! "

Он потянул ее внутрь, дверь закрылась, потом пошел к дивану.

-"А может быть, мы могли бы быстро съездить в банк крови сейчас, а затем вернуться на

бал"-, признала Кейт. Люк упал на диван, все еще держа ее за руку.- "Мы можем

позаботиться о твоей потребности в крови, а затем вернуться… "

- "Кейт",- прервал Люцерн.

- "Что?"- спросила она настороженно.

- "Мне не нужна кровь."- Он потянул ее вниз, к нему на колени. -"Все что мне нужно это ты."

Кейт не получила возможность ответить; Люцерн помешал ей, накрыв ее губы. Сначала она

держала рот закрытым, игнорируя искушение, чтобы поцеловать его в ответ, изо всех сил

пыталась сохранить контроль. Но его губы не были единственными, двигающимися по ней -

одна из его рук была на ее спине, пальцы проскользнули под ее платье, щекотливо лаская

кожу вдоль стороны груди. Другая усердно работала с завязками ее платья на ее плече.

Кейт гортанно застонала, но сумела сохранить губы закрытыми, когда одна завязка на плече

была свободна, а потом другая. Материал собрался вокруг ее талии, и Люцерн отказался от

попыток поцеловать ее и наклонился к её груди.

-"Черт," - Кейт выдохнула, когда он пососал один сосок, потом другой. -"Пошёл этот бал".

Схватив его за волосы, она подняла его голову и жадно поцеловала. Это была их последняя

ночь вместе. Чак и ее работа могут отправляться в ад. Она собиралась использовать эту

возможность.

Кейт услышала рычание Люцерна в ответ на ее капитуляцию, а потом он принялся за работу

со страстью. Его руки были повсюду скользя по ее груди, талии, бедрам, раздвигая их.

Кейт не была удовлетворена просто получая его прикосновения, и с его помощью, она

передвинулась, оседлав его на диване, поднимая узкую юбку платья до ее бедер. Она хотела

прикасаться и попробовать его повсюду. Прервав их поцелуй, она откинулась назад и

принялась за его одежду. Она расстегнула его плащ и скинула его с плеч, а затем и пиджак

смокинга.

Оставив их сзади на диване, Кейт приступила к его рубашке. Она вздохнула с облегчением, как только он остался голым до пояса. Соскользнув с него, она опустилась коленями на пол

между его ног и обратила свое внимание на его штаны. Когда она расстегнула пуговицу и

молнию, Люцерн попытался встать, но Кейт сместилась вперед, блокируя его возможность

подняться. Она стянула его брюки и боксеры вниз и схватила его эрекцию. Люцерн дернулся

и ахнул, когда она взяла его в рот, застонал, когда она побежала губами по всей длине.

-"Кейт"-, он зарычал и запустил руку в ее волосы. Он никак не мог решиться, что делать.

Она подозревала, что он хотел отвести её голову, но просто держался, пока она доставляла

ему удовольствие. Он позволил ей делать это мгновение или два, а потом оказал давление и

отвёл ее голову.

Он снова зарычал, его лицо напряглось, и Кейт поняла, что разбудила зверя. Схватив ее

одной рукой, Люк встал, потянув ее с ним, а потом грубо поцеловал ее, стаскивая платье

руками вниз по ее бедрам. Оно едва коснулось пола, и он поймал хрупкую ткань ее трусиков, разорвав их.

Кейт ахнула и задрожала. Затем его рука оказалась там, его пальцы исследовали местечко

между ее ног. Кейт закрыла глаза и утонула в его прикосновениях, беспокоясь, что ноги не

удержат ее долго вертикально. Люцерн, казалось, тоже осознал это, потому что он прервал

поцелуй и повернул ее к дивану. Толкнув ее на колени своим телом, он последовал за ней, прижимаясь ближе.

Кейт вскрикнула и схватилась за спинку дивана, когда он вошёл в нее и заполнил. Она

вскрикнула снова, когда он одной рукой он достиг ее груди, за поддерживая, а другой

скользнул между ее ног, пока двигался в ней.

Это была быстрая и яростная страсть, быстро подавившая их обоих. Кейт никогда не

чувствовала, когда Люцерн кусал ее, но она определенно заметила, когда он заполнил ее

разум страстью. Уже балансируя на краю освобождения, Кейт погрузилась в него, крича от

восторга. Удовольствие Люка присоединилось к ее. Но звук казался, слабым звоном в ушах, и Кейт боялась, что она вот-вот ...

Глава восемнадцатая

Она не упала в обморок. Хотя была очень близка, призналась самой себе Кейт, когда

принимала душ следующим утром. Было хорошо, что она была молодой и здоровой, в

противном случае эти страстные встречи вполне возможно могли убить ее.

Улыбаясь, она повернулась под струями воды и смыла пену. Люцерн был лучше шоколада.

Когда-то в детстве Кейт спросила у матери, как она узнает, что влюбилась. Ее мать сказала, что она узнает, что влюблена, когда она будет готова навсегда отказаться от шоколада, чтобы побыть с этим человеком хотя бы час. Кейт, преданный и безнадежный сладкоежка,

тогда решила, что никогда не влюбиться. Она была уверена, что ни один мужчина не стоит

таких лишений.

Люцерн стоил отказа от шоколада. Темный шоколад, белый шоколад, молочный шоколад -

она с радостью отдаст все это ради него. Но ее улыбка быстро исчезла.

Она сомневалась, что ей когда- нибудь будет предоставлен выбор.

Вздохнув, она выключила воду и вышла на маленькое полотенце, которое она положила на

пол. Она схватила одно из больших банных полотенец со стойки, чтобы вытереться, а затем

остановилась, когда увидела себя в зеркале. Позволив полотенцу упасть, она посмотрела на

свое отражение.

Ее тело было полно укусов. Осталось очень мало мест, которые Люцерн не отметил. И

каждый

укус был блаженством. Везде, где была вена, и кое-где, где её не было, ее тело было

помечено.

Эти знаки теперь должны болеть, когда она не была, окутана страстью и Люцерн не вливал в

ее разум удовольствие, но они не болели.

Кейт провела рукой по укусу на плече и содрогнулась, вспоминая, как Люцерн укусил её

там, когда входил в нее. Ее тело сразу же вспыхнуло к жизни, снова стремясь к Люцерну.

- "Боже, я наркоманка"-, выдохнула она, опуская руку. Хуже того, она была наркоманкой, которая собирался потерять ее наркотик. Было воскресенье - последний день конференции.

Оставался чай после обеда и прощальный вечер ночью, но эти функции были только

запланированы. Не было гостиприёмного номера. Большинство участников уезжали во

второй половине дня или вечером. Кто-то может быть даже улетал домой этим утром.

Из-за его "аллергии на солнце" Кейт забронировала вылет Люцерна в Торонто на 4:30, а ей и

Крису вылет в Нью-Йорк на 5:30. Таким образом, они могли проводить его и еще вернуться

по домам достаточно рано, чтобы распаковать вещи и отдохнуть вечером, прежде чем завтра

вернуться на работу в офис.

Как долго ей осталось с ним? интересовалась она. Она проснулась в 6 утра и решила,

переползая над Люцерном, разбудить его с улыбкой в первую очередь, но пришла сюда,

чтобы принять душ. По ее подсчётам, было возможно, 6:15 или 6:30. Это означало, что

осталось около десяти часов. У нее пересохло во рту. Десять часов. Десять часов, а затем ...

Ее зрение вдруг затуманилось, а сердце заболело.

Кейт смахнул слезы с отвращением. Боже, что с ней? Ну, у них был потрясающий секс. Она

не сделала что-нибудь глупое, как например влюбилась или что-нибудь в этом роде,

говорила она себе.

Но она лгала. Это был не просто секс. У неё появилась огромная тяга. Да, уж. Она была не

из тех,

кто нарушает закон и грабит банк крови для любого писателя. Она подумала о Джоди, но она

не смогла бы сделать это для нее. И она бы не предложила Джоди укусить ее запястье на

завтрак тоже. Ага, она влюбилась в Люцерна. Сильно.

Как это произошло? Когда это случилось? Очевидно, до завтрака в среду. Может быть,

когда Люк оказался человеком слова и появился на конференции. Нет, вероятней, прежде

чем она покинула Торонто. Она была достаточно честна, чтобы признаться, по крайней мере, себе, что она была не в состоянии выкинуть мужчину из головы весь месяц, между

знакомством с Люцерном и новой встречей. Она получила огромное удовольствие, бронируя

его комнату, регистрируя его на конференции, выбирая и заказывая все его костюмы. У неё

даже были горячие, потные сны о нем, как тот, которым она наслаждалась у него дома.

Дорогой Бог, она - идиотка. Она должна была понять. Она должна была распознать ее

чувства и остаться от него в стороне. Она, возможно, преодолела бы это со временем, если

бы оно у нее было. Теперь, когда она увидела его мягкую сторону, наблюдала за ним,

общающимся с его поклонникам с бесконечным терпением и добротой, улыбалась и

смеялась вместе с ним и наслаждалась экстазом, который только он мог дать ей ...

Кейт начала плакать. Крупные слезы катились по ее щекам. Их отражение в зеркале

ужаснуло ее. Она испугалась, что она отреагирует так же, в аэропорту, заплачет, как ребенок, когда ей придётся прощаться. Ее сердце будет на её руках, кровоточить для него. Люцерн

почувствует смущение и отвращение. Современные женщины должны быть в состоянии

избегать такие вещи. Они должны делать всё с беззаботностью, потом пожать плечами и

идти дальше, когда они закончатся.

Сердце Кейт, наполненное надеждой, предположило, что, возможно, для Люцерна это тоже

что-то значило. Она жестоко подавила эту надежду. Люк никогда не говорил о чувствах к

ней, даже о симпатии. И, как бы болезненно не было признаться, она боялась, что была

просто приятным обедом. Он не смог контролировать её ум, чтобы укусить, ему пришлось

возбудить ее. И он сделал это. Тем не менее причины для этого были очевидны. Он

использовал ее. У них возникла страсть ночью, когда он приехал и на следующее утро, когда

он нуждался в крови. Потом он избегал ее, до нападения мужа фанатки, когда Люцерн вновь

оказался в нужде.

Она была просто ужином для Люцерна. Что было унизительно. Но еще более позорным

было то, что, если это была ее единственная ценность для него, Кейт не была уверена, что не

предложит себя в меню на оставшуюся часть ее жизни лишь бы быть рядом с ним.

Она закрыла глаза и обняла себя. Она не могла встретиться с Люцерном снова. Она не

может рискнуть опозорить себя таким образом. И если он отвергнет ее ...

Нет, она не может рисковать и увидеться с ним ещё раз.

Люцерн перевернулся на бок и потянулся к Кейт, но его рука натолкнулась на пустую

постель. Хмурясь, он открыл глаза и посмотрел сквозь темноту. Её не было. Заставив себя

сесть, он окинул комнату взглядом. Проклятая женщина встала и оставила его одного в

постели. Он еще не закончил с ней. Он собирался продержать ее занятой в постели весь

день. Ему было наплевать на ее график. Это был их последний день вместе, и он планировал

максимально использовать его.

Столкнув одеяла в сторону, он выскользнул из постели и пошел в ванную. Кейт не

было. Его взгляд

остановился на часах. Было немного за 7:30. Единственная причина, по которой в комнате

было темно - было одеяло, которое он повесил над жалюзи на окнах. Отвернувшись от

постели, он открыл дверь и вышел из своей комнаты.

Крис сидел на диване и смотрел мультики. Он бросил взгляд через плечо, затем последовала

замедленная реакция.

-"О, ё!"- Редактор закатил глаза на наготу Люцерна и повернулся к телевизору. -"Может

оденешь какую-нибудь чёртову одежду? Мужик! Я ... Почему я чувствую дежа-вю? Я

никогда не видел тебя голым раньше ".- Он бросил подозрительный взгляд на Люцерна.-"

Так ведь? "

Люцерн проигнорировал вопрос. Он отчистил память Криса о том утре, но не собирался ему

об этом рассказывать. Однако он также не мог пройти в комнату Кейт, в таком виде, не

раскрыв характер его отношений с ней, возможно очень расстроя ее. Если только не

проконтролировать ум ее

друга снова.

" Ты смотришь телевизор, Крис. Ты не видишь меня."

- "Я не вижу тебя".- Кейс повернулся к телевизору.

Люцерн прошел до двери Кейт и открыл её. Ее комната была чистой и полной солнечного

света. Занавески были открыты настежь. Люцерн быстро закрыл дверь, потом просто

встал. Он видел достаточно, чтобы понять, что комната была пуста. Взгляда, брошенного на

шкаф было достаточно, чтобы его сердце упало. Двери шкафа были настежь открыты,

показывая пустые вешалки и отсутствие багажа.

Люцерн вернулся в гостиную и встал перед Крисом. Освободив ум человека, он

гавкнул,-"Где она?"

Крис медленно повернул голову. -"Почему ты голый?"

- "Черт возьми, Крис, где Кейт? Ее вещей нет".

- "О"-. Дискомфорт замерцал на лице редактора. -"У нее была чрезвычайная ситуации. Ей

пришлось уехать. Она попросила, меня проследить за тобой сегодня и посадить на твой рейс

вечером. "

Не требовалось уметь читать мысли, чтобы понять, что Крис солгал, он отвёл глаза, избегая

встречаться с Люцерном взглядом. Люцерн почувствовал, как в животе появился

узел -"Кейт улетела?"

-"Ага. Как я уже сказал, у неё чрезвычайная ситуация".- Крис повернулся к телеку, но пульс

ускорился на его шее. Ему не очень легко давалась ложь.

Люцерн быстро соображал. -"Как давно она ушла?"

-"Эм ... ну, около получаса, я думаю. Она разбудила меня. Ее рейс в восемь, и ей придётся

пройти через таможню и все остальное. Она не была уверена, что успеет. "

Люцерн не слушал. Он уже бежал к нему в комнату и начал натягивать одежду с прошлого

вечера. Надев смокинг брюки и рубашку, он схватил кошелек и выбежал из комнаты.

Он выбежал прямо из своей спальни в холл, не тратя время на перемещение через

гостиную. К счастью, не было никаких находчивых фанатов, а то бы ему бы пришлось

воспользоваться силой. Он подбежал к лифту, с нетерпением ждал его прибытия, потом еще

более нетерпеливо его спуска на двадцать с чем-то этажах в фойе. Все купалось в солнечном

свете, когда он выскочил из лифта. Люцерн вздрогнул и натянул воротник для защиты,

такого количества кожи, которое только сможет, но в остальном он проигнорировал его и

поспешил к ряду такси у отеля. Он прыгнул в первое открытое и сразу же взял под свой

контроль ум водителя, призывая его проигнорировать ограничения скорости и ехать в

аэропорт.

Тем не менее, было 7:56, когда он приехал. Он по-прежнему должен был найти путь, с

которого уходит ее рейс. Он молился, чтобы рейс Кейт задержался. Это часто случалось, он

вспомнил слухи. С одним глазом на его наручных часах, он поспешил к стойке информации

и заставил женщину найти имя Кейт. Небольшой психический толчок от него, и она не

колебалась. Затем он побежал через аэропорт, расталкивая людей и толкая их в сторону, и

ментально- подталкивая охранников. Было 8:02, когда он достиг пути Кейт, как раз вовремя, чтобы увидеть, как ее самолет взлетает. Люк остановился у двери и стоял, уставившись на

самолет, его плечи поникли.

- "Мистер Амиральт?"

Люцерн медленно повернулся, его глаза натолкнулись на улыбающееся лицо леди

Барроу. Ее брови поднялись на его встревоженное выражение.

-"Почему, что случилось?"- спросила она с тревогой. -"Вы выглядите так, будто только что

потеряли лучшего в мире друга. " - Ее слова растворились в тишине, когда она перевела

взгляд с Люцерна на улетающий самолёт. -"Ой. Я видел вашего редактора, прежде чем она

улетела".

Выражение Люцерна заострилось.- "Видели? Крис сказал, что у неё чрезвычайная ситуация

в Нью-Йорке."

-"Хм."- Леди Барроу не выглядела убежденной.- "Ну, сейчас оказалось немало таких. У меня

тоже. Я послала редактора моего журнала домой пораньше, чтобы позаботиться о проблеме.

Она на этом же рейсе. "

Ее взгляд снова вернулся к самолёту, и она и Люк смотрели, как он скрывается из виду.

Женщина вздохнула. -"Ну, вы могли бы прогуляться. Я подвезу вас обратно в отель, так что

вам не нужно искать такси. "

Люцерн застыл, когда она взяла его под руку. Он действительно не хотел ехать обратно с

ней. У него не было желания ни с кем говорить, он чувствовал себя довольно сырым и

усталым. К сожалению, Кейт была не единственной женщиной с сильным умом, мысли,

которые он пытался ввести в мозг леди Барроу очевидно, не возымели действия. Вместо

того, чтобы отпустить его руку и оставить его, вариться в своем страдании, как он хотел, она

потащила Люка к выходу.

-"Вы получили удовольствие от первой конференции Романтик Таймс, мистер Амиральт?"

- "Люк"- , пробормотал он вяло. Потом нахмурился. "Нет Да. Нет."

- "Ага."- Она, казалось, не удивилась его растерянности. На самом деле, она перевела его

чувства очень красиво.- "Я думаю вы были немного ошеломлены, добавив к этому погоду в

первую очередь. Вы начали наслаждаться после первого дня или около того, но теперь

желаете послать всех нас в ад и вернуться ".

Люк повернулся к ней с пораженным взглядом, и она улыбнулась ему с

пониманием. -"Осторожней с головой. "

Он моргнул на эти слова, потом понял, что они стоят рядом с лимузином с затемненными

окнами.

Он смотрел, как она проскользнула в машину, затем последовал за ней и закрыл за собой

дверь с облегчением. По крайней мере ему не придётся беспокоиться о солнце на обратном

пути.

- "Вы выглядите немного бледным сегодня,"- отметила Леди Барроу, открывая дверь

небольшого холодильника. -"Хотите выпить?"

Взгляд Люцерна скользнул по воде в бутылках, банках содовой и соком внутри, затем

переместился на горло Леди Барроу. Он мог бы использовать поездку и быстро перекусить, пока не вернулся в отель к его последнему пакету крови. Он сохранил его на утро, и теперь

рад, что сделал это. Он не должен был выходить на солнце.

-"Люк?"- Женщина мягко спросила.

Люцерн вздохнул и покачал головой. Он не мог укусить леди Барроу без разрешения. Она

была слишком хорошей женщиной. Он укусит Криса вместо этого. Редактор заслужил это за

ложь и то, что не сказал ему сразу что Кейт уехала. Те несколько дополнительных минут, возможно, помогли бы ему добраться в аэропорт вовремя, чтобы остановить ее.

-"Ну, я думаю вы могли бы выпить," - сказала Леди Барроу. Он услышал щелчок и звук

наливающейся жидкости, и он повернулся, чтобы увидеть, как Кэтрин Фальк смешивает два

стакана апельсинового сока и шампанского. Она протянула один и спросила: - "У вас

проскочила искра, или она убежала испугавшись?"

Люцерн просто смотрел на нее, разинув рот.

Она улыбнулась. -"Искры летели от вас двоих всю неделю. И никто не мог пропустить как

она оберегала вас, или вы ее. "

Люцерн выпил коктейль залпом, затем передал пустой стакан обратно. То, что Кэтрин

Фальк сказала, было правдой, к сожалению. Но леди Барроу не могла знать, что

покровительство со стороны Кейт было чисто профессиональным, она обещала

присматривать за ним и прекрасно выполнила это обещание. Что до для искры ...

Ой, ну я стараюсь сделать моих писателей счастливыми, Люк.

Рот Люцерна сжался, когда слова Кейт позвучали в его голове. Он не думал, что она

подделала всю ее страсть, или что она сделала это как часть своей работы, но она ушла от

него сегодня утром, как если бы это ничего не значило. Или как если бы она испугалась, что

он может подумать, что это значит больше, чем на самом деле и по причине неловкой сцены

или чего-то в этом роде. И он мог бы, он понял. Он мог бы сделать что-то глупое, как

например попросить ее вернуться с ним в Торонто, или ...

Его ум уклонился от "или". Люцерн не был готов признать свое возможное желание

провести вечность с Кейт. Смеяться и плакать, бороться и заниматься любовью с такой

страстью на протяжении веков. Нет, он не был готов к этому.

Стакан появился перед его лицом, который леди Барроу наполнила для него. Когда он

заколебался, она сказала: -"Она разберётся со своими чувствами, Люк. Ты красивый, талантливый, успешный мужчина. Кейт разберётся с этим. Ей просто нужно время ".

Люцерн хмыкнул и принялся пить.- "Время - это то, чего у меня в избытке".


Комментарий оказывал сильное воздействие на разум Люцерна следующие недели. Он

вернулся в отель с леди Барроу, но не остался дольше, чем потребовалось, чтобы упаковать

чемоданы. Он направился обратно в аэропорт и взял первый доступный рейс обратно в

Торонто.

Его дом, его убежище в течение некоторого времени, казался пустым и холодным, когда он

вошел в него. Здесь не было ничего кроме воспоминаний. Кейт сидела на его диване, читая

ему лекции о важности читателей. Она бросилась с тревогой на его кухню, чтобы помочь с

раной на голове, которой у него не было. Она смеялась, немного танцевала и давала ему пять

в его кабинете. Она стонала и извивалась со страстью в кровати в комнате для гостей. Она

преследовала его ум, наполняя почти каждое мгновение дня. Но это было все, что она

сделала.

Люцерн завёл программу интернет- чата, которую она просила его установить, и он часто

обменивался мгновенными сообщениями с леди Барроу, Джоди и некоторыми другими

писателями, с которыми он познакомился на конференции, но Кейт никогда не появлялась

онлайн. Джоди, казалось, думала, что она всех заблокировала. Он думал отправить ей е-

мэйл, но не мог придумать, что сказать. Вместо этого, он сидел за своим столом, слушая, как

идёт время, пока он смотрел и ждал, когда она появляется онлайн. Времени у него было

много.

Прошло почти две недели, прежде чем он устал ждать и наблюдать. Одним отвратительным

утром, он свернул программу чата и открыл текстовый редактор. Он подумал, что сделает

свою первую попытку в художественном стиле. Вместо этого, он понял, что рассказывает

историю своей первой встречи с Кейт и все, что следовало после.

Это был очистительный опыт написания книги, быть там и переживать каждый миг

времени. Он смеялся над некоторыми событиями, которые не нашел смешным в то время,

как например его гульфик, зацепившийся за скатерть, и его неистовая попытка достать

презервативы. Он не смеялся над ее отъездом, пэтому это было то, где он остановил

историю, которую назвал Просто Кейт.

Он вставил свою последнюю правку в историю через несколько недель после того, как

начал, а затем оттолкнулся и устало поднялся на ноги. Он чувствовал себя чуть светлее, чем

когда покидал конференцию, но не намного. Он был благодарен, что встретил и провел

время с Кейт Ливер. Он всегда будет хранить ее в своем сердце. Но он был и грустен и

недоволен тем, что она не дала им возможности получить больше.

Он выключил компьютер, сердито взглянув на автоответчик на его столе. Лисианна

настояла, что они нужны, так как они обычно спали днем, когда делается большинство дел, она купил их для всех в прошлом году на Рождество. Люцерн не удосуживался слушать его

сообщения в прошлом, но не после возвращения домой. Он все надеялся, что Кейт позвонит, даже просто спросить когда он напишет еще одну книгу. Но она не позвонила ни разу. И

сегодня ни одно сообщение из автоответчика не было от нее.

Было сообщение от матери, а другие от Лисианны, Бастьена и Этьена. Люцерн избегал

семью после возвращения с конференции, и, хотя он знал, что они беспокоятся за него, он не

хотел говорить. На самом деле он не хотел разговаривать ни с кем, за исключением людей с

конференции. Он встретил их всех с Кейт. Так или иначе, общение с ними через компьютер

делало его ближе к ней. А иногда у Джоди или одной из других женщин было немного

новостей о Кейт. Ничего важного. Она редактировала такие -то книги прямо сейчас. Она

отвергла книгу того модели. Она сражалась.

Люцерн проигнорировал мигающую лампочку на его автоответчике и направился в

спальню. Его желудок содрогался от голода, а его тело было нездоровым из-за потребности в

крови, но казалось, огромным трудом идти вниз к холодильнику. У него даже не было сил

раздеться. Люк просто вошёл в свою комнату и рухнул на кровать. Он поспит, он решил.

Долго. Он поест позже.


Солнце только-только встало, когда Люцерн заснул, и уже давно село, когда проснулся. И

боль, которая грызла его, когда он лег стала гораздо хуже. Ему нужно поесть. Скатившись с

постели, он пробрался вниз, на кухню. Он выпил два пакета крови, стоя перед

холодильником, затем взял ещё один наверх. Пакет была почти пуст, когда он вошел в его

кабинет -что было хорошо, так как вид кого-то сидящего за его столом поразил его

достаточно, чтобы пролить последние несколько капель на пол.

-"Бастьен."- Он посмотрел на брата. -"Что ты здесь делаешь?"- Он взглянул на экран

компьютера и

замер, он узнал последнюю главу o Кейт.

Бастьен закрыл текстовый редактор с щелчком, а затем показал извиняющееся

выражение.- "Извини, Люцерн. Я беспокоился о тебе. Я просто хотел убедиться, что с тобой

всё в порядке. Ты не отвечал на звонки всех нас, и не пришёл или позволил нам прийти к

тебе в гости. Мы все были обеспокоены, поэтому я пришел посмотреть как ты. "

- "Когда ты сюда попал?"

Бастьен колебался, потом признался:- "Я пришел сразу после рассвета."

-"Ты был здесь весь день? Что ...?"- Вопрос умер в горле. Он точно знал, что Бастьен

делал. Его брат узнал всё через историю Кейт, он прочел каждое слово до последней

страницы. Взгляд Люк сузился на молодого человека. -"Как ты узнал, что я запишу это?"

- "Ты всегда вел дневник Люк- по крайней мере, с того момента, как стало легче получить

бумагу. Ты всегда записывал вещи. Я часто задавался вопросом, делал ли ты это как способ

отгородить себя от всего. Как ты делаешь, закрываясь здесь. "

Люцерн открыл рот, чтобы сказать, а потом закрыл его снова. Никто из них не поверит его

отрицанию, так зачем тратить усилия? Отвернувшись, он подошел и упал на диван. Он

помолчал , потом нахмурился и спросил: -"Итак, что ты думаешь о моей первой

художественной работе?"

Брови Бастьена поднялись, но он не вызвал Люцерна на откровенной лжи. Вместо этого он

сказал:- "Я думаю, что это очень бедная попытка романтики ".

Люцерн напрягся, оскорбленный. -"Почему?"

-"Ну ..."- Бастьен начал играть с компьютерной мышью на столе Люцерна-. "С одной

стороны, парень - идиот ".

-"Что?"- Люцерн выпрямился.

-"Ну, конечно."- губы Бастьена дернулись. -"Я хочу сказать, вот этот мужественный, красивый, успешный вампир- писатель, не сказал девушке, что он любит ее. Черт, он даже не

сказал, что она ему нравиться ".

Люцерн нахмурился.- "Она ушла прежде, чем он смог. Кроме того, она тоже не сказала ему

".

-"Ну, нет. Но зачем она должна? Большую часть времени парень такой угрюмый ублюдок, она, вероятно, боятся"-. Когда Люцерн просто посмотрел на него, Бастьен прекратил

притворяться.- "Ты должен был последовать за ней, Люк".

- "Она не была заинтересована. Она просто делала свою работу".

- "Я уверен, в ее должностные обязанности не входит спать с тобой. Или позволять тебе

питаться от нее."

- " Бастьен прав"- новый голос с порога.

Оба мужчины, взглянули с удивлением. Маргарет Аржено посмотрел на её сыновей, потом

зашла в комнату и села рядом с Люцерном. Она взяла его руки в свои, печально посмотрела в

его глаза и сказала: - "Ты должен пойти к ней, Люк. Ты ждал Кейт шестьсот лет. Борись за

нее. "

- "Я не могу бороться за нее. Не с чем бороться. У нее нет драконов, чтобы убить".

-"Я не имела ввиду, что ты должен бороться именно таким образом,"- сказала нетерпеливо

Маргарет. -"Кроме того, это когда-либо работало в прошлом? Получение внимание

женщины, убив ее драконов только делает ее зависимой. Это не любовь, Люцерн. Вот

почему ты никогда не получал девушку в прошлом. Кейт не нужно, чтобы ты убил ее

драконов. Хотя она могла бы принять твою помощь время от времени, но она достаточно

сильна, чтобы убить их самостоятельно. "

-"Тогда она не нуждается во мне, не так ли?" - Он печально отметил.

-"Нет, она не нуждается в тебе,"- согласилась Маргарет.- "Что оставляет ей свободной к

настоящей любви. И она любит тебя, Люцерн. Не дай ей уйти. "

Люцерн почувствовал, как сердце пропустило удар с надеждой, потом осторожно спросил:-

"Как ты узнала, что она меня любит?"

- "Она была наполовину влюблена в тебя, ещё до вашей встречи. Она полюбила тебя здесь".

- "Как ты узнала?"- настаивал Люцерн.

Маргарет вздохнула и призналась: -"Я прочитала ее мысли."

Он покачал головой.- "Ее ум слишком силен. Ты не могла её прочитать. Я не смог."

-"Ты не мог читать ее мысли, потому что она скрыла их от тебя. Кейт был увлечена тобой и

боялась этого. Как я уже сказала, она была наполовину влюблена, ещё до вашей встречи. Это

испугало ее. Она закрыла ее разум от этого и, следовательно, от тебя. "

Люк покачал головой.- "Как она могла быть почти влюблена в меня? Она даже не знала

меня."

- "Твои книги, Люцерн".

Он пожал плечами с нетерпением. -"Многие женщины думают, что они влюблены в меня -

спасибо этим, проклятым книгам- я видел их на конференции. Они совершенно не знали

меня. "

Маргарет вздохнула.- "Те женщины, были привлечены твоей внешностью и успехом. Кейт

иная. Она

твой редактор. Она не верила в вампиров, и не была очарована твоим успехом. Она увидела

настоящего тебя. Она узнала это из твоих произведений. "

Когда Люк выглядел сомневающимся, его мать спросила.- "Как она могла не сделать этого?

Ты такой же угрюмый затворник в реальной жизни, как и в истории Этьена и Рейчел или в

любой другой из твоих книг. Ты был абсолютно честным в этих книгах, показывая хорошее

и плохое. По правде говоря, ты показал в них о себе больше, чем обычно, потому что ты

показал свои мысли, которые обычно прячешь. "

Люцерн до сих пор не верил этому.

Маргарет позаимствовала страницу из его книги и яростно нахмурилась.- "Я твоя мать, Люцерн. Ты поверишь мне в этом. Я никогда не приведу тебя в заблуждение. "

- "Не нарочно"-, он согласился. Улыбка появилась в уголках рта.

Слезы появились в глазах Маргарет и Люк знал, что его мать хотела бы изгнать потери и

огорчения из его прошлого. -"Поверьте мне, сынок,"- сказала она.- "Пожалуйста. Не

отпускай своё счастье так легко. Твой отец сделал это. Он устал от жизни и отказался от неё, и я ничего не могла сказать или сделать, чтобы вернуть эту искру. Ты был опасно близок к

тому, чтобы последовать по его стопам. Я беспокоилась о тебе некоторое время. Но приезд

Кейт покачнул тебя и принес радость в твою жизнь."- Она схватила его руку -". Люцерн, ты

как будто возродился. Ты улыбался и на самом деле опять засмеялся. Кейт может дать тебе, всё что ты пропустил- сына или дочь, компанию, радость. Не позволяй своей гордости стоять

на пути ".

Люцерн смотрел на мать, ее слова вращались в голове вместе со словами другой

женщины. Экстрасенс на конференции сказала что-то очень похожее.

- "Вы начали уставать от жизни"-, продолжала провидица, привлекая внимание Кейт.-

"Казалось, что все так тяжело, и жестокость человека начала тяготить вас. Но что-то, нет кто- то активизировал вас. Заставил вас чувствовать, что стоить жить снова.

Потому что все еще есть радость, которую можно получить ".

-"Держись за нее."- Женщина смотрела глубоко в глаза Люка -", Вам придется бороться за

нее, но не так, как вы привыкли. Оружие и физическая сила не принесет вам ничего

хорошего в этой битве. Это ваша собственная гордость и страх, с чем вам придется

сражаться. Если не получится, ваше сердце высохнет в груди, и вы умрете одиноким, мучительным стариком, жалея, что вы не сделали ".

Люцерн почувствовал покалывание на шее. Его взгляд скользнул к матери, и он спросил:

-"Тогда как я могу бороться за нее? "

Глава Девятнадцатая

Кейт посмотрела на Эллисон, ее мысли разбегались. Главный редактор поймала ее в

коридоре недалеко от офиса Криса и остановила, чтобы сказать ей, что она только что

говорила по телефону с Люцерном. Он захотел обсудить возможность проведения тура

подписания книг, но он хотел, чтобы Кейт прилетела в Торонто и рассказала подробности.

Кейт не могла поверить в это. Она не поверила. Почему он послал за ней? Возможно, в

Банке крови Аржено закончилась крови, ехидно прошептал ее разум, и она поморщилась от

боли. Неважно почему он хотел, чтобы она приехала в Торонто. Она не могла это сделать.

Она не переживет еще одну встречу с ним. По крайней мере ее сердце. Она вовсе не была

уверена, что оно выжило после конференции. Оно ещё было побитым и кровоточащим.

-"Я ужасно занята, Эллисон. Может Крис слетает вместо меня? Может быть, он вообще мог

бы взять на себя Люцерна, "-добавила она с надеждой.-" Вероятно, это было бы к лучшему. Я

не думаю, что могу справиться с Люцерном ".

- "Черт подери, не можешь!"

Кейт обернулся, когда Чак шёл по коридору и присоединился к ним.

- "Если есть возможность, что мы можем получить ублюдка для этого тура, ты едешь. Счет

твоего полета туда и обратно ничтожен по сравнению с тем, сколько поклонники его книг

готовы выложить за этот тур. А возможность для рекламы невероятна. Это означает, статьи в

газетах в каждом городе тура, может быть, даже интервью на телевидении. Если ты хочешь

сохранить работу, ты посадишь свою задницу на следующий доступный рейс и убедишь

Амиральта на этот тур. "

Кейт не потрудились исправить Чака о реальном имени Люцерна. Она была слишком занята

рассматривая отказ. К сожалению, она не могла позволить себе отказаться. У нее были счета, по которым нужно платить. Приняв ее молчание как согласие, Чак хмыкнул и повернулся к

своему кабинету.

- "Все будет в порядке"-, заверила ее Эллисон гладя по руке. Потом она тоже вернулась в

свой офис.

-"Так, Люцерн, наконец, послал за тобой."

Кейт повернулась и обнаружила улыбающегося Криса, стоящего в дверях своего кабинета.

- "Только, чтобы обсудить тур подписания книг," - сказала Кейт. Она направилась в ее

кабинет.

Крис фыркнул с недоверием и продолжил.- "Ага, правильно. Такой как Люцерн Аржено

сделает книжный тур. Забудь об этом. Он хочет тебя ".

Кейт села за стол со вздохом. -" Пожалуйста закрой дверь, Крис. Я не хочу, чтобы все знали

об этом."-Она подождала, пока он не закрыл дверь, затем сказала: -" Он не хочет меня. "

- "Ты прикалываешься? Парень сума по тебе сходит."

- "Да,"- пробормотала сухо Кейт. "Я могу сказать это по тому, как он звонил и посылал мне

цветы".

Крис сел на угол стола и пожал плечами.- "Эй, это ты та, кто тайком убежал из номера, как

вор. Ты заставила парня колебаться, может быть он думал, что ты одна не заинтересована. "

Кейт застыла. Эта мысль не приходила к ней. Надежда подняла свою жалкую голову. -"Ты

так думаешь?"

-"Я бы поставил твою жизнь на это."

Кейт моргнула, потом полу улыбнулась. -"Моя жизнь, ха?"

- "Ага."- Он улыбнулся и встал со стола, подошел к двери. -"Ну, я на девяносто девять

процентов уверен, но я не самоубийца. Лучше твоя, чем моя, если я ошибаюсь ".- Потом он

ушел.

Кейт смотрела на закрывающуюся дверь за его спиной, потом посмотрела на документы на

столе. Конференция позади. Она попыталась нагнать все дела по возвращении, но сильно

отвлекалась, казалось, она просто скользит далеко позади. Она не собиралась делать что-

либо ещё. Нет, пока она не узнает, кто она для Люцерна.

Схватив свою сумочку из-под стола, она встала. Это было время, чтобы прекратить

хандрить и быть несчастным, и разобраться в этом. Особенно если был шанс ... Она не

закончила мысль. У нее уже была слишком большая надежда.

Крис стоял в коридоре, он оглянулся, подняв брови, когда она вышла из офиса. -"Куда ты

собралась? "

-"На самолет",- ответила Кейт.

- "О"-. Он смотрел, как она прошла мимо, затем последовал за ней говоря, -"Эм ... не следует

ли тебе позвонить или написать и дать ему знать, что ты едешь? "

- "Как будто он ответит на звонок или прочитает письмо".- фыркнула Кейт.- "Нет, лучше так.

Он хочет меня в Торонто. Он меня получит. Я надеюсь, что он готов ".


- "Э-э, леди? Вы хотите выйти здесь или нет?"

Кейт перевела взгляд от дома Люцерна и посмотрела с виноватой улыбкой на водителя

такси. Человек развернулся на сиденье, глядя на нее с беспокойством. Он был страшно

терпелив. Она заплатил ему несколько минут назад, но вместо того, чтобы выйти, она сидела

и испуганно смотрела на дом.

- "Мне очень жаль. Я ..."- Она беспомощно пожала плечами, не в силах признать, что страх

снова постепенно начал занимать свое место, пока она приближалась всё ближе и ближе.

-"Нет, всё хорошо, леди. Я могу отвезти вас куда-то еще, если вы хотите".

Кейт вздохнула и потянулась к дверной ручке.- "Нет, спасибо".

Она вышла и закрыла дверь. Она поехала прямо из офиса в аэропорт, она даже не

остановилась, чтобы собраться- она приехала только с ее сумочкой. Теперь она схватила её

обеими руками и изо всех сил старалась выровнять дыхание. Она не могла поверить, что она

на самом деле здесь.

-"Ну, ты здесь, так что лучше всего покончить с этим"-, сказала она себе.

Несколько ободренная своим твердым голосом, Кейт прошла по дорожке и пересекла

крыльцо. Она подняла руку, чтобы постучать в дверь, потом остановилась, так как поняла, что еще полдень. На улице был яркий дневной свет. Люцерн спит. Кейт позволила руке

упасть с неопределенностью. Она не хотела разбудить его. Он может быть действительно

капризным, если она разбудит его. Это стало бы плохим началом встречи.

Она взглянула на часы. 11:45. Ещё оставалось добрых шесть часов или больше до

темноты. Она решила посидеть на крыльце и подождать, но шесть часов - долгое

время. Кроме того, она очень устала. Она не спала всю ночь после ухода из офиса. Она не

прочь вздремнуть. Таким образом, она будет свежей и готовой встретиться с ним.

Кейт повернулась и посмотрела на улицу, потом вздохнула. У нее не было автомобиля или

возможности вызвать такси, так что она не может поехать в отель. И она не собирается

дремать на его крыльце, как какой-то бомж. Она снова повернулась к двери, помедлила,

затем потянулась к дверной ручке. Медленно повернув её, она с удивлением обнаружила, что

дверь открылась. Он не запер ее. Какой идиот оставит дверь незапертой? Любой желающий

мог зайти и заколоть его. И она уже видела такого человека, поэтому он не может возразить, что никто не будет. Она просто поговорит с ним об этом.

В то же время, она не могла просто уйти и оставить его дверь незапертой. Она просто зайдёт

внутрь, запрет дверь после себя, и поспит на его диване. Это для его же блага. Кейт

улыбнулась на её рассуждения. Это звучало достаточно разумно. Почти.

Кейт закрыла и заперла дверь и была почти в гостиной, когда услышала лязг из кухни. Она

резко повернулась, приготовившись выскочить обратно на улицу и постучать, затем звук

повторился снова. Что если шум из кухни производил не Люцерн? Он должен спать и он

оставил незапертую дверь, поэтому каждый мог войти и ограбить его. Кейт жила в Нью-

Йорке; уровень преступности там был высоким. Торонто- большой город. Преступлений,

вероятно, много и здесь. Она должна увидеть, что производит шум. Она просто заглянет в

дверь кухни. Если это Люцерн, она выскользнет наружу и постучит. Если это не Люцерн, она

выскользнет на улицу и побежит к соседям, чтобы позвонить в полицию.

Повернувшись, Кейт осторожно двинулась по коридору, идя, так быстро и бесшумно, как

могла. Прямо перед кухонной дверью, она остановилась, чтобы перевести дух, затем чуть-

чуть приоткрыла дверь ... и почти закричала в испуге. На кухне был не Люцерн. Это была

незнакомка, уборщица, судя по бандане на голове и швабре и ведру в руке. Что встревожило

Кейт это то, что женщина была на полпути к двери и быстро двигалась. Кейт никогда не

успеет вернуться по коридору из дома прежде, чем женщина появится.

Не зная что делать, Кейт закрыла дверь и прижалась к стене за ней. Она закрыла глаза и, затаила дыхание. Дверь скрипнула открываясь. Кейт ждала. Она услышала шаги

удаляющиеся по коридору от нее, а потом открыла глаза, с трудом понимая, что она не была

поймана. Она стояла там еще мгновение, а затем, внезапно преодолела страх, что женщина

повернёт назад и обнаружит ее в конце концов, Кейт проскользнула в кухню.

Дверь закрывалась, когда Кейт увидела, как уборщица остановилась за гостиной, сжала ее

пальцы и повернулась. Глубоко дыша из-за паники, Кейт отчаянно оглянула кухню,

обнаружив дверь на другой стороне. Бросившись к ней, она открыла её и нашла лестницу, ведущую вниз в подвал. Она колебалась, но шаги становились громче. Женщина

возвращалась.

Кейт спустилась вниз на пару ступенек. Потянув дверь, она закрыла её, оставив только

щелку, так что она могла видеть. Секундой позже, дверь на кухне открылась, и уборщица

вернулась. Она пошла к раковине и скрылась из виду, через минуту вернулась и вышла из

кухни. Кейт почти вышла, затем остановилась и решила подождать на всякий случай.

Она стояла почти в полной темноте, чувствуя сзади зияющую черную яму, чувствуя

каждый скрип дома, и примерно через тридцать секунд ее трусость убедила ее найти

выключатель. Она щелкнула им, и темнота немедленно рассеялась. Кейт облегченно

вздохнула. Так лучше. Она просто стоит на верхних ступенях подвала.

Ее мысли остановилась, когда она нервно взглянула вниз по лестнице. Угол блестящей

коробки из красного дерева был виден с её места.

-"Это не гроб"-, сказала себе твердо Кейт. Двинувшись вниз на еще один шаг, она старалась

увидеть больше коробки.- "Это какой-то сундук с приданым. О, я надеюсь, что это не гроб".

Ей пришлось спуститься в самый вниз по лестнице, чтобы увидеть все, хотя задолго до того

она уже знала, что это действительно был гроб. Чувство предательства переполнило

ее. Люцерн сказал, что он не был мертв, и не спал в гробу. Или она просто предположила, что он не спал в гробу? Однако он сказал, что он не был мертв. Но если он не мёртв, то для

чего гроб? Может, он просто не хотел расстраивать ее, поэтому солгал в части о смерти.

Он был прав. Она расстроена.

-"О, Боже"-, выдохнула она.- "Спать с человеком на шестьсот лет старше меня, я могу, но с

мертвым парнем? " -Ее глаза расширились от ужаса.-" Делает ли это меня некрофилкой? "

Она кратко задумалась, затем покачала головой.- "Нет Люцерн не мёртв. У него есть

сердцебиение. Я слышала его, когда клала голову ему на грудь. И его кожа не была

холодной. Ну, прохладной, но не холодной ",- отметила она. Никто не мог услышать её, но

она чувствовала себя лучше убеждая себя. Пока не услышала свой голос:- "Принимая во

внимание, что его сердце останавливалось."


Кейт застонала вспомнив о ночи, когда Люка закололи. Потом пробормотала:- "Конечно, у

мертвых парней нет такой прекрасной эрекции, как у Люка. Там нет притока крови ".

Она стала вполне довольной от своих рассуждений, когда ее голос снова прервал ее.

-"Конечно, есди это не трупное окоченение.

- "Просто открой его," - пробормотала про себя Кейт с отвращением. Она медленно подошла

к гробу, споря сама с собой в качестве отвлечения. Она продолжала говорить, чтобы отвлечь

себя, когда протянула руку, чтобы открыть его. -"Там, наверное, логическое объяснение

всему этому. Люк, вероятно, хранит в нем вещи. Такие вещи, как виолончель, или, может

быть туфли, или ... тело. " -Эта последняя возможность вышла как писк, когда она, наконец, подняла крышку гроба... и увидела мужчину, лежащего внутри. Затем его глаза открылись, он схватился за гроб и начал садиться. Это началось, когда погас свет. Кейт начала кричать.


Люцерн сел, глаза резко открылись. Ему показалось, что он слышал крик женщины. Когда

звук повторился, он вскочил с кровати и бросился к двери. Это был крик ужаса. Он не мог

представить, что происходит внизу. Это звучало так, будто на кого-то напали. Он сбежал по

лестнице, и заглянул в гостиную, где женщина из клининговой фирмы стояла, как

замороженная. Женщина была бледна, ее глаза округлились от страха.

- "Что такое? Почему вы кричали?"- потребовал он.

Видимо не в состоянии говорить, женщина лишь покачала головой. Повернувшись, Люцерн

пошел по коридору. Несмотря на испуганный вид женщины, с ней не произошло ничего

плохого. Кроме того, крик, казалось, пришел из задней части дома, а не с передней. Ещё

один крик пронзил тишину, когда он бросился на кухню, понимая что угадал. Но на этот раз

он мог сказать, что он не только пришел сзади, он пришёл из подвала.

Матерясь, Люцерн прорвался через кухонную дверь. Он сказал клининговой компании,

чтобы его подвал и верхний этаж не трогали. Никто не должен быть в подвале.

- "Боже, сколько здесь людей?"- огрызнулся Люцерн, когда увидел женщину, замершую

около подвальной двери. Она смотрела на него, как будто могла взорваться в любой момент.

-"Двое, сэр"-, ответила женщина, потом сразу же воскликнула: -"Я просто выключила свет.

Это все, что я сделала. Дверь приоткрылась, и горел свет, я только выключила его. Я не

знала, что там кто-то есть ".

Люцерн проигнорировал ее и открыл дверь, а затем включил свет. Крик не прекращался,

хотя он становился хриплым. Люцерн был уже на полпути вниз по лестнице, когда он

услышал, Этьена- "Все в порядке. Это только я. В самом деле, всё хорошо ".

Когда Люк достиг нижней ступеньки, он увидел, его брата, стоящего в стороне от лестницы, с примирительно поднятыми руками.

-"Этьен?"- пролаял он вопросительно и брат Люка полу повернулся, облегчение появилось

на его лице.- "Люк, слава богу. Я не хотел напугать ее так сильно. Я имею в виду, я слышал, как она бормочет о трупном окоченении и гробах, и понял, что она собирается открыть

крышку, так что я закрыл глаза, чтобы немного напугать, но я не думал ... "

Люцерн на самом деле не слушал его брата. Его взгляд, все его внимание было

сосредоточено на женщине, которую теперь он смог увидеть стоящую в подвале его

дома. Кейт. Его Кейт. Ее взгляд поймал его, хотя сначала она была бледной и дрожащий, её

цвет постепенно восстанавливался, наряду с искрой в глазах, что он надеялся было страстью

и счастьем видеть его.

-"Кейт"-, выдохнул он. Улыбаясь, он протянул руки, чтобы она бросилась к нему, готовый

принять ее в объятия и его жизнь. Но Кейт не бросилась в его объятия. Она прошла мимо

него, прорычав, -"Ты сказал, что вы не спите в гробах"-. Она начала топать вверх по

лестнице.

Хмм. Искра гнева, не страсти. Он поспешил за ней ее вверх по лестнице.

-"Мы не спим. У меня есть спальня"-, заверил он ее. Он чуть отвлекся, когда оказался лицом

на уровне с её попкой в форме перевёрнутого сердца, и не мог оторвать взгляд. У меня

действительно должно быть больше лестниц в доме, и я должен следовать за ней по ним при

каждом удобном случае, думал он смутно. Это восхитительный вид.

-"Ха! Тогда что он делал в том гробу? Думал?"- спросила она язвительно. Она разразилась

на кухне.

- "Ну, да. На самом деле, я думал,"- объявил Этьен из-за Люцерна, когда последовал за

ними.- "Я считаю, что темнота и тишина предоставляемые гробом позволяют мне

проработать некоторые трудности, возникающие у меня в программировании моих игр".

-"Гроб?"

Все они повернулись и посмотрели на уборщицу все еще стоящую на кухне. Люцерн

обдумывал отчистить ли ум женщины, когда Кейт издала истощённый звук и выбежала в

коридор.

Люцерн сделал шаг следуя за ней, потом остановился и повернулся к брату.- "Что ты

сделал? Она в ярости. "

-"Я просто ... Она ..."- Он поморщился. -"Я слышал, как она спускалась по лестнице и

сначала испугался, что это одна из клининговой фирмы, но потом я услышал ее разговор и

узнал голос. "

-"С кем она разговаривала?"

- "С собой"-, незамедлительно ответил Этьен. -"Она пыталась убедить себя открыть гроб и

убедиться, что ты не был там. "

-"А что ты сделал- закрыл глаза, затем открыл их и сел, чтобы выкачать из нее жизнь, когда

она набиралась мужества, чтобы открыть его? "- спросил с отвращением Люк. Это был трюк

Этьена, который он проделал с каждым из них в тот или иной момент.

Его брат поморщился, но кивнул извиняясь.

Люцерн выругался и начал отворачиваться, но Этьен схватил его за руку, останавливая.- "Я

не хотел напугать ее так сильно. Я имею в виду, она почти ожидала найти там кого-то. Она

не должна была быть поражена этим, но потом погас свет. Она увидела достаточно чтобы

понять, что это не ты в гробу, но не достаточно чтобы узнать меня перед тем как мисс

Сохранение энергии выключила свет ".

Они оба остановились, глядя на уборщицу, которая отошла назад, натыкаясь на стену под

их совместным раздражением. Входная дверь захлопнулась. Люцерн снова начал торопиться

из комнаты, но Этьен остановил его.- "Подожди. Я не думаю, что весь ее гнев только из-за

гроба, Люк".

- "Что ты имеешь в виду? На что еще может быть?"

-"Ну, она говорила некоторые довольно странные вещи, когда она пыталась уговорить себя

открыть крышку."

-"Что это за вещи?"

- "Эм ... ну, она, казалось, нашла достаточно тревожным спать с шестьсот- летним парнем, а

идея спать с мертвым.."

Уборщица ахнула. Люцерн нахмурился. -"Уйди",- сказал он.

Уборщица исчезла в мгновение ока. Люцерн вздохнул и повернулся к своему брату. -"Я не

мёртв".

- "Ну, ага"-. Этьен закатил глаза. -"Я знаю это. Она- нет. И она интересовалась, делает ли это

ее некрофилкой или что-то в этом роде. Она также хотела бы знать, является ли твоя

"замечательная эрекция ' трупным окоченением ".

Люцерн почувствовал, как воспрял духом. -"Она назвала мою эрекцию замечательной?"

Этьен просто разинул рот, затем поднял кулак, чтобы постучать по лбу его брата, как будто

это была дверь.- "Алло! Земля вызывает Люка! Она думает, что это трупное окоченение ".

Люцерн откинул руку, его раздражение возвратилось.- "А кто виноват в этом? Этьен, я не

знаю, почему ты спишь в этом проклятом гробу, в любом случае. У тебя дома есть теплая, любящая жена, ждущая в хорошей, удобной постели. Что ты делаешь в гробу в моем

подвале? "

- "У меня возникли проблемы с Жаждой Крови III и мне нужно было подумать. Кроме того, Рэйчел не дома. Она на заседании сотрудников на работе. "

-"Ну, в следующий раз я предполагаю ты обдумаешь эти проблемы в другом месте, потому

что я избавлюсь от этого гроба в первую очередь. "

- "Ах, перестань, Люк," - начал Этьен, но Люцерн повернулся и вышел из комнаты.

Он шел по коридору, бормоча себе под нос. -"Трупное окоченение? Некрофилка? Откуда

она взяла эту чушь? "

Две женщины из клининговой фирмы склонили головы вместе в гостиной и яростно

шептались в панических тонах. Они замолчали, когда он проходил в дверях, и Люк

чувствовал их страшные глаза на нем. Он проигнорировал их и пошел прямо к входной

двери. Приостановившись там, он потянул жалюзи в сторону, морщась, когда яркий

солнечный свет ударил ему в глаза. Потребовалась минута, чтобы приспособиться к

полуденному солнцу. Как только он это сделал, он заметил Кейт. Она стояла на крыльце, выглядя одиноко на дороге, как щенок, который был заброшен.

Конечно, она приехала на такси, понял он. Но такси уехало, когда она была в доме, и сейчас

она пыталась решить, что делать. Очевидно, вернуться в дом, чтобы вызвать другое такси не

то, что она хотела бы сделать.

Вздохнув, он позволил жалюзи упасть на место и открыл дверь.- "Кейт"?

Она застыл, где стояла на краю его крыльца, но не обернулась.

Люцерн вздохнул.- "Кейт. Вернись внутрь, чтобы мы могли поговорить, пожалуйста."

-"Мне бы не очень хотелось."- Ее голос был напряженным, и она все еще не повернулась, чтобы посмотреть на него.

- "Хорошо".- Он открыл дверь шире и вышел на крыльцо.- "Тогда я присоединюсь к тебе".

Кейт посмотрела на него осторожно, когда он присоединился к ней. -"Ты сейчас

собираешься постареть у меня на глазах и вспыхнуть огнём? "

Он дал ей раздражённый взгляд. -"Ты знаешь, я не загорюсь в солнечном свете."

-"Я так же не думала, что ты спишь в гробу".

-"Я не сплю. Этьен спит. Он ... ну, он один странный в семье."

- "Большое спасибо".

Они оба повернулись и посмотрели на Этьена, который стоял в тени перед открытой

дверью.

-"Я еду домой. Прости, что испугал тебя, Кейт"-, сказал он серьёзно. Потом брат Люка

повернулся к нему и добавил:- "Пожалуйста, проясни вопрос о трупном окоченении и

некрофилии. Это будет беспокоить меня, пока ты не сделаешь этого".

Кейт покраснела, видимо, смущённая тем, что ее слова услышали. Отвернувшись от них

обоих, она отошла в сторону, по-видимому ожидая, что Этьен уйдёт через крыльцо. Когда он

закрыл дверь, но не прошёл мимо них, она оглянулась, подозрение появилось в ее взгляде, когда она увидела, что его уже не было. -"Что он сделал? Превратился в летучую мышь и

улетел?"

- "Нет, конечно,"- сказал Люцерн. -"Он прошел по дому в гараж. Он хочет избежать солнце ".

-"Хм."- Она не выглядела поверившей, поэтому Люцерн просто ждал. Через мгновение они

оба услышали глухой звук автомобиля, потом дверь гаража Люка открылась и маленький

спортивный автомобиль Этьена с тонированными окнами выехал. Гаражные ворота

автоматически закрылись за ним, а Этьенн уносился вниз по улице.

Люцерн ждал мгновение, затем глубоко вздохнув сказал: -"Кейт, я тебе говорил. Нет ничего

подобного, как в ерунде Брэма Стокера. Мы не связаны, мы также не превращаемся в

летучих мышей. Мы больше не спим гробах, кроме Этьена, который клянется, что это

помогает ему войти в настроение, чтобы придумывать новые идеи для своих игр. Я не

мёртв. Ты не некрофилка. Трупное окоченение не вызывает мою эрекцию. Только ты. "

Она вспыхнула на его последние слова, но от смущения или удовольствия он не знал. Он

подозревал немного того и другого. Ее осанка стала немного менее жесткой, плечи

ослабились от воинской позиции, но она несчастно вздохнула, когда повернулась к нему.

-"Ты хочешь, чтобы я поверила, что ты такой же, как все?"

-"Я нормальный"-, заверил он ее. Затем, чтобы быть кристально честным, ему пришлось

добавить: -"Ну, кроме жажды крови и жизни в сотни лет, и не старении или здоровья и ... "-

Он поморщился и остановил своё честное признание. Это не добавит очков в его пользу от

неё.

-"Нормальные люди не контролируют мозги других людей, Люцерн"-, отметила Кейт.

- "Нет Ну ..."- Он вздохнул. -"Слушай, это не какая-то мистическая сила. Наша

инфицированная кровь делает наш организм более эффективным. Мы сильнее и имеем

больше выносливости, чем обычный человек. Я могу поднимать вещи в десять раз тяжелее, чем средний человек моей комплекции, работать дольше, бить сильнее. Я действительно

никогда не задумывался о моей способности чтения и управления мыслями людей, но я

предполагаю, что это просто еще одна расширенная характеристика. Считается, что люди не

используют весь свой мозг. Ну, кажется, кровь моего вида помогает нам в этом. Или, по

крайней мере, мы используем больше, чем средний человек. Это, вероятно, вызвано

необходимостью выживания, как зубы. "

Он позволил ей переварить это, потом добавил: -"Действительно ли что-то из этого важно, Кейт? Дело в том, что я отличаюсь в некоторых отношениях. Но я люблю тебя, Кейт. Всем

сердцем. Можем ли мы преодолеть это и быть вместе? Я хочу жениться на тебе. Провести

ближайшую сотню лет или около того с тобой. "

Вот! Теперь я сделал это, думал Люцерн. Он поборол собственных драконов, отложил

гордость и страх в сторону и сказал ей, что он чувствует. Теперь его сердце и его будущее

были в ее руках. И на какой-то момент он подумал, что все будет в порядке. Слезы полились

из глаз Кейт и радость появилась на ее лице, и она начала двигаться к нему. Затем дверь

открылась, и две женщины из службы уборки двинулись бочком. Они смотрели на Люцерна,

как будто он был безумным серийным убийцей. Или вампиром.

Люк нахмурился на них за прерывание в такой критический момент, и они обе вздрогнули и

замедлились. Затем одна из них схватила запястье другой и выпалила: -"Мы уходим! Мы уже

позвонили в компанию и рассказали, какие вы странные. Они отменили договор. Вам

придется найти другую компанию для чистки этого места. "

Люцерн вздохнул, когда они кинулись с его крыльца, по его тротуару к их автомобилю с

логотипом компании, который был припаркован на улице. Они уехали с визгом резины, что

заставило его снова вздохнуть.

Заставив себя улыбнуться, Люцерн повернулся к Кейт.- "Посмотри, хочешь ли ты выйти за

меня. Я, кажется, отпугиваю любую помощь ".

Кейт слегка улыбнулась, а затем опустила голову и посмотрела на пальцы. Они нервно

запутывались и распутывались. Он почувствовал, как первая стрела страха ударила

его. -"Кейт"?

- "Я ... Как мы можем быть вместе, Люк? Ты будешь жить еще пару сотен лет или около того, никогда не старея, а я…"

- "Я могу обратить тебя, как Этьен Рэйчел и Лисианна Грега"-, прервал он спокойно. Он

думал, она поняла это. Видимо -нет. Кроме того, она не сказала, что любит его, понял он.

-"Обратить меня?"- повторила она, звуча отвлеченно. -"Я буду с тобой, живя вечно? Никогда

не старея?"

Люцерн с облегчением отметил, что мысль быть с ним была первой, а не вечная жизнь, или

молодость. Для многих женщин, последние два пункта были достаточным искушением

подделать любовь.

- "Что с моей семьей? Как я объясню ...?"- Она сделала паузу, когда он взял ее за руки.

- "Ты должна будешь исчезнуть через десять лет или около того. То, что ты не стареешь

будет заметно, и ты не сможешь им объяснить, не рискуя жизнью всей моей семьи "-, признался он. Это было то, что он надеялся не упоминать, пока не обернёт ее.

- "Отказаться от моей семьи?"- прошептала она, очевидно, не в восторге от этой идеи.

- "Кейт, войдём внутрь, пожалуйста?"- Его руки скользнули вверх по её руками, лаская. Он

хотел заняться с ней любовью, убедить ее его страстью. Он знал, как пьяняще и зависимо это

могло быть. Она была не единственной, кто испытывал двойное удовольствие. Он тоже. В то

время как Люк поделился своим наслаждением с ней, Кейт инстинктивно открылась и

поделилась своим собственным с ним. Это был редкий опыт, несущий доверие и любовь,

которые они разделили. По крайней мере он думал, что это так и было. Он никогда не

испытывал этого с другой женщиной. Но она еще не сказала, что любит его.

Ему всё равно, решил Люцерн. Он хотел ее, нуждался в ней, любил ее. Будь проклята его

гордость, он добьётся её любым способом, которым сможет, и использует любую уловку,

чтобы получить её. Приподняв ее подбородок, он утвердил права на ее губы, целуя со всей

страстью, которой обладал, пока притягивал её тело ближе. Как будто она была создана для

него. Она была мягкой, где он твёрдым, отдающей, где он не был. Люцерн крепко обнял ее и

застонал, когда почувствовал её тело против него. Он истосковался по ее присутствию, по её

телу, ее улыбке и мягкому смеху. Он не мог потерять ее сейчас. И на мгновение он подумал, что победит.

Кейт вздохнула напротив него, ее руки скользнули вокруг его шеи и прижали его так же

отчаянно, как он ее. Маленькие стоны вырывались из ее горла, когда его рука нашла её

грудь, но потом он потянул её слишком быстро.

Разорвав поцелуй, он поймал ее запястье и потянул к входной двери. -"Пойдем внутрь."

Кейт сопротивлялась, страсть исчезла с ее лица и что-то похожее на страх заменил её. Она

покачала головой.- "Нет, я не могу. Мне нужно подумать".

- "Ты можешь подумать внутри"-, настаивал он, притягивая к двери.

-"Нет, ты займёшься со мной любовью и укусишь меня, и мой мозг превратится в

кашу"-. Она освободила руку и отодвинулась на край крыльца.- "Мне нужно подумать, Люк.

Ты просишь меня отказаться от всего, что я знаю, всего, что я люблю. "

-"Всего, что ты любишь?"- спросил он мягко, боль появилась на его лице.

-"Нет, я люблю ..."

Люцерн затаил дыхание. Если она скажет, что тоже любит его, ничто на земле не помешает

ему затащить в дом, заявить свои права на неё и обратить. Но она остановила это признание, выражение ее лица стало осторожным. Покачав головой, она попятилась к краю крыльца.- "Я

должна пойти домой и подумать об этом. Я должна решить ... "

Кейт повернулась и стала спускаться по лестнице, но он поспешил схватить ее за руку. Она

повернулась и посмотрела испуганными глазами на него, и Люцерн знал, что она испугалась, что он лишит её выбора. Какое-то мгновение искушение овладевало им. Но потом он

вспомнил слова экстрасенса, и он знал, что он не может побороть этого дракона для Кейт. Он

победил своего дракона, обошёл его гордость и страх и поместил своё сердце в ее

руки. Теперь он должен верить, что она достаточно сильна, чтобы сохранить его. Он

отпустил ее руку и сказал: -"Я вызову такси для тебя." -Кейт расслабилась, благодарная

улыбка изогнула ее губы. -"Спасибо".

Глава двадцатая

Кейт удалось получить обратный билет в Нью-Йорк этой ночью. Она провела время до, во

время и после полета мечась между счастьем и отчаянием. Люцерн любил ее. Она была не

просто едой для него. Он не был мёртв, не спал в гробу, и он любил ее. Это были

замечательные и удивительные вещи. Но чтобы быть с ним, она должна была "обратиться" и

отказаться от своей семьи и друзей. Это не было чудесно.

Кейт рассматривала все. Она думала, что, возможно, она могла бы быть с ним и не

обращаться, но идея старения, ее тела и ума в то время как Люцерн оставался бы сильным и

молодым была невыносима. Она подозревала, что он останется с ней, если это будет ее

выбор, но идея, что его руки будут играть с ее морщинистой, провисшей плотью, и она

склонит седую голову около его сильной, мускулистой груди ... Нет, она никогда не сделает

этого с ними.

Конечно, она могла просто завести роман с Люцерном, потом расстаться через десять или

двадцать лет, когда люди начнут принимать ее за его мать. Но она едва ли могла заставить

себя добровольно уйти от него сейчас, а после этой любви и жизни с ним в течение десяти

или двадцати лет станет это невозможно.

Это означало, что у нее были два варианта: позволить ему обернуть ее и отказаться от всех

остальных, кого она знала и любила через десять или двадцать лет, или уйти сейчас, пока у

нее есть силы. Ни один из вариантов не казался приемлемым. Несмотря на расстояние,

которое отделяло их, после того, как она покинула Небраску и переехала в Нью-Йорк, она

была очень близка с ее семьёй. Ее мать и отец часто приезжали в Нью-Йорк на мюзиклы или

за покупками, и оставались с ней. А ее сестры совершали несколько поездок в год в Нью-

Йорке для шоппинга и вообще пообщаться с ней. Они были семьей, знали и любили ее

больше всех. Они поддержали её мечту писать, думали, что её намерение стать редактором в

городе была достойна восхищения. Они были ее поддержкой, основой ее жизни. Но имея

Люцерна, ей придется отказаться от них. Или имея их, ей придется отказаться от Люцерна.

Кейт почти не спала в ту ночь. Утром она приняла душ, оделась и вышла, чтобы сесть на

метро до Раундхауз. Ее мысли вращались всю ночь, и она до сих пор не придумала ответ, который позволит ей сохранить и Люцерна и ее семью. Это сводило ее с ума. Она была в

отчаянии, хотела немного отвлечься, и надеялась, что работа займёт её мысли об этом.

Крис был в офисе, когда она приехала. Неудивительно для Кейт, все другие редакторы

работали

долгие часы и в выходные. Крис, однако, был страшно удивлен, увидев ее.

-"Я думал, ты в Торонто прямо сейчас, играешь в целующиеся мордашки с Люком"-, поддразнил он, но в его глазах было опасение, когда он увидел, какой бледной и усталой она

была. Эта озабоченность сквозила и в его серьёзном голосе, когда он спросил: -"Я ошибся?

Он на самом деле просто хотел обсудить тур?"

Кейт покачала головой и прошла мимо него по коридору к себе в кабинет.- "Ты не ошибся.

Мы вообще не обсуждали тур. "

-"Тогда что же вы обсуждали?"- спросил Крис, следуя за ней.

Кейт поставила ее сумку на стол. Она смотрела на него молча. Затем, вместо ответа

спросила:- "Крис, если бы ты мог жить вечно, стал бы ты?"

Он выдал лающий смех.- "Черт, нет! Жить вечно и иметь авторов, преследующих меня

вечность? Боже, из-за тебя у меня будут кошмары ".

Кейт улыбнулась на преувеличенный ужас на его лице, но сказала: -"Я серьезно, СиКей.

Скажем, ты больше не должен иметь дело с писателями. Ты мог бы жить где-нибудь ещё, с

кем-то, кого ты очень любишь. У тебя были бы деньги, любовь, вечная жизнь и молодость. "

- "В чем подвох?"- спросил он с цинизмом, которого она ожидала.

-"Подвох в том, что, потому что ты не стареешь, тебе придется отказаться от своей семьи и

друзей и

исчезнуть из их жизни навсегда. Чтобы иметь одну страстную, всепоглощающую любовь,

тебе рано или поздно придется отказаться от многих людей, которых ты любишь. "

Крис мягко засвистел. -"Это сложный вопрос." -Он кратко об этом подумал, затем сказал:

-"Ну, я думаю, это зависело бы от того, насколько сильно я ее люблю. Я имею в виду, семья

важна, но у каждого из них есть своих собственные семьи. "

Кейт нахмурилась. -"Что ты имеешь в виду?"

Он пожал плечами.- "Ну, у пар есть дети, которые вырастают, влюбляются, уезжают и

заводят свою собственную жизнь, семью и детей. Первоначальная семья по-прежнему важна

для них, но их собственные дети становятся приоритетом. Когда дело доходит до выбора, их

семья на первом месте. "

- "Да, но…"

-"Этот герой мужчина или женщина?" - прервал Крис. Кейт моргнула.

- "Что?"

-"Персонаж? Я полагаю, ты подправляешь сюжет книги, да?"

Кейт заколебалась, затем кивнула. Она едва ли могла сказать ему, что это реальная

жизнь. Он подумает, что она выжила из ума.- "Женщина."

Крис кивнул. -"Это легче".

-"Да?"

- "Конечно. Женщины сталкивались с таким решением во все времена. Со средневековых

времен, когда они вырастали, выходили замуж и уезжали, как правило, достаточно далеко, чтобы увидеть их семью когда-нибудь снова "-, отметил он.- "В конце концов, не могли же

они использовать самолёт".

-"Нет," - медленно согласилась Кейт.

-"Черт возьми, даже ты встала перед аналогичным выбором, когда пришла работать сюда.

Ты оставила свою семью в Небраске".

Кейт нахмурилась.- "Это совсем другое. Они здесь, если я нуждаюсь в них. Это не то, как

если я никогда не увижу их снова."

- "Ну, они тоже все еще будут там для этой героини. Это не то, как если они умрут, когда она

исчезнет из их жизней. Она могла бы, вероятно, видеть их на расстоянии, следить за ними. А

если наступит чрезвычайная ситуация, и им понадобиться помощь, она могла бы помочь.

Как-нибудь ".

Кейт медленно кивнула. Она не думала об этом. Она не сможет говорить с ними, но ... "

- "Это современная книга или историческая, как его первая?"- спросил Крис.

Кейт колебалась. Он, очевидно, думал, что она думала о последней книге

Люцерна.- "Современная"- наконец сказал она, оставив его в заблуждении.

-"Хм, это делает его немного труднее"-, решил он.

- "Почему?"- спросила Кейт.

- "Ну ... если бы она была средневековой, как его первая, героиня могла бы уехать и

переписываться с ее семьёй. Они никогда бы не узнали, что она не стареет. Но в наши дни, было бы трудно уехать куда-то чтобы не суметь вернуться ".

Это может сработать, подумала про себя Кейт. Она улыбнулась ему. -"Ты хорошо

ориентируешься в сюжетах, мой друг ".

-"Вот почему они платят мне большие деньги."- Он подмигнул ей.

Кейт рассмеялась. Никому из них не платили большие деньги. Они низкооплачиваемые,

перегруженные работой и стрессовые большую часть времени. И она проделала весь путь из

Небраски для этого. Они все ненормальные, думала она, покачивая головой. Но они любили

книги. Она взяла ее портфель и направилась к двери.

-"Куда ты сейчас?"- спросил с интересом Крис. Он шёл в ногу рядом с ней.

-"Домой, в кровать. Мне нужно выспаться, прежде чем я могу рассмотреть твои мысли

должным образом."


Кейт спала долго и крепко, в основном, потому что она была уверена, что ответ на ее

проблему был в том, что сказал Крис. Если бы она могла просто подумать, то она найдет

его. Эта вера облегчила боль в сердце и дала ей некоторую надежду на возможное будущее с

Люцерном.

Была вторая половина дня, когда Кейт проснулась под звук стука в дверь. Сонно выползя из

кровати, она накинула розовый халат и розовые тапочки - кролики на ее ночную фланелевую

рубашку с кроликами и пошла в гостиную.

- "Кто?"- спросила она сквозь зевок, когда добралась до двери.

-"Маргарет".

Кейт застыла, ее усталость исчезла с ударом сердца. Мать Люцерна? Дорогой Бог.

Улыбка, с которой она поприветствовала её была опасливой, когда она открыла

дверь. -"Миссис Аржено. Какой сюрприз ".

- "Я представляю"-. Улыбка Маргарет был уверенной и довольной. -"Могу я войти?"

- "Конечно."- Кейт отодвинулась, позволяя женщине войти, а потом закрыла дверь и

последовала за ней по короткому коридору к крошечной гостиной.- "Хотите что-нибудь

выпить? Кофе, чай, сок? "

- "Нет, спасибо"-. Маргарет села на диван, ее взгляд скользнул по рукописи на кофейном

столике, потом на компьютер установленный на небольшом обеденном столе.- "Я вижу, ты

писатель, как Люцерн".

Взгляд Кейт упал, на первые десять глав, написанной ей истории. Она напечатала их, чтобы

отредактировать, но никак не могла улучить возможность.

- "Неудивительно, что вы двое хорошо поладили. Вы во многом похожи, но противоположны

в остальном ".

Кейт двинулась в неудобстве. -"Миссис Аржено…"

-"Я просил тебя называть меня Маргарет, если я правильно помню,"- прервала она

спокойно.

-"Маргарет"-, исправилась Кейт. -"Я…"

- "Я пришла, чтобы помочь тебе"-, снова перебила мама Люка.- "Не изводить или ругать

тебя, но, чтобы помочь тебе принять, вероятно, самое трудное решение в жизни. "

Кейт заколебалась, потом спросила:- "Можешь? Можешь ли ты мне помочь? Люцерн твой

сын".

- "Да. Но я также столкнулась с этим решением несколько сотен лет назад. Я знаю, как это

трудно. "

Удивление замерцало в Кейт.- "Значит, ты не…"

-"Я была человеком, как ты, когда встретила отца Люка Клода. Он был темным и

сексуальным и, в то время мне казалось всемогущим. Я думала, что я люблю его. Я думала, что он любит меня. Он не любил. Его сердце было отдано другой задолго до того, как он

выбрал меня в супруги. "

Кейт откинулась на спинку стула, чувствуя, как будто её побили. У нее были сомнения,

сможет ли она отказаться от своей семьи для Люцерна, но никогда не возникал вопрос о ее

любви к нему. С тех пор, как она призналась себе в этом в ванной комнате отеля на

конференции. Но что, если она действительно не любит его, а была просто ослеплена его

обаянием и силой и ... Ее мысли умерли, когда Маргарет рассмеялась.

-"Мне очень жаль, моя дорогая," -Женщина извинилась, прикрыв рот на мгновение. Она

объяснила.- "Просто твои мысли самые глупые из тех, которые я слышала в течение долгого

времени. Ослепленная его обаянием и силой? Эти силы наполовину оттолкнули тебя -они

глупо напугали тебя. Что касается его обаяния, Люк мой сын и я люблю его, но даже я

должна признать, что ему, к сожалению, не хватает шарма. Мужчина был угрюмым и

ворчливым, как медведь с подстреленным задом, пока ты не вошла в его жизнь ".

Кейт была потрясена, услышав, как женщина использовала такие современные слова, но её

больше волновало:- "Ты можешь читать мои мысли? "

Маргарет кивнула.

-"Но, Люцерн сказал, что мой разум слишком силен для него, чтобы прочесть. Он сказал…"

-"Он не может читать твои мысли"-, заверила ее Маргарет. -"Ты закрыла их от него, потому

что ты была уже наполовину влюблена. Ты не побеспокоилась закрыть их от меня, однако, прочитав твои мысли, я увидела твоё неохотное уважение и любовью. Никогда не

сомневайся в своей любви к нему, Кейт. Ты увидела его настоящий характер из его книг, и

что за его отталкивающим поведения скрывается чувствительная душа. Ты узнала на много

больше после встречи с ним, и ты его любишь ... несмотря на эти специальные способности, которые находишь отвратительными ".

Кейт помолчала мгновение. -"Но ты не любила твоего Клода".

- "Нет, не той любовью, которую ты и Люцерн разделяете. Клод был не так силён, как

выросли наши дети. Он по существу был слабым человеком, хотя я любила его таким. В

конце концов, он был похож на пятого ребенка, а не на партнера, помощника и мужа, как

должен был. У него, казалось, не было надежды, я думаю, Именно поэтому он стал пить от

алкоголиков и наркоманов и умер так, как умер. " -Она вздохнула. Затем, пожав плечами, она

сказала:- "Но это не имеет значения. Важно то, что, несмотря на это, я никогда не пожалела о

своем решении присоединиться к нему. У меня четверо замечательных детей и ещё двое – их

супруги. Я видела изменения мира таким образом, которым никогда не представляла. Я

сделала почти все, что я когда-либо хотела, и каждый день я придумываю больше вещей,

которые хочу сделать. "

-"Но что, если я не достаточно сильна? Что если я окажусь как Клод?"

-"Ты достаточно сильна,"- заверила ее Маргарет.- "Я видел твой разум. У тебя, Люцерна и

всех моих детей есть надежда. Независимо от того, насколько плохой становится ситуация

или как плохо вы себя чувствуете, в ваших сердцах еще есть зерно надежды, и это делает вас

сильными. Оно заставляет вас вытереть слезы, перевязать раны и снова пойти в бой. Ты

справишься, как спутница жизни Люцерна. "

Кейт согласилась. Но это все еще остается одна проблема.- "Моя семья"?

Выражение Маргарет стало печальным. -"Да. Твоя семья. Это должно показаться, что мы

просим тебя отказаться от всего, чтобы быть с одним человеком ".

Кейт внезапно, затаила дыхание, когда слова Маргариты заставили ее вспомнить

экстрасенса: - "Он особенный, ваш мужчина. Но чтобы быть с ним вам придется сделать

выбор. Вам придется отказаться от всего. Если у вас хватит мужества, то все, что вы

когда-нибудь хотели будет вашим. Если нет ... "

- "Мы будем твоей семьёй, Кейт," – мягко сказала Маргарет.- "И пока они живы, ты всегда

сможешь пообщаться с другой твоей семьёй ".

- "Люцерн сказал, что через десять лет…"

- "Да"-. прервала Маргарет. -"Через десять или двадцать лет, Кейт К. Ливер не должны

видеть те, кот знает и любит ее, по крайней мере те, кто не нашего рода. Но ты могла бы

писать им. Они просто никогда не должны видеть, что ты не стареешь. Тебе придётся

избегать их, оправдываться и не посещать, не приходить на похороны. Было бы легче, если

Кейт попадёт в аварию и будет считаться мертвой, но есть и другие, более сложные

способы. Несомненно, Люцерн ведь стоит этих усилий? "


- "Спасибо"-, пробормотал Люцерн, когда Бастьен закрыл дверь фургона перед гробом, который он и Люцерн только что передвинули из подвала.

-"Без проблем,"- заверил его Бастьен. -"Я буду хранить его в моем подвале, пока Этьен не

сможет заставить себя расстаться с ним. Я просто скажу своей экономке не убирать там

некоторое время. "

Люцерн засунул руки в карманы и кивнул. Он предполагал, что должен пригласить брата

выпить или на что-то ещё, но он действительно не хотел много говорить прямо сейчас. Его

мать пришла этому утром, чтобы увидеть как он. Судя по всему, Этьен упомянул, что Кейт

приезжала. Маргарет заставила его рассказать ей, что случилось между ними, а затем

оставила его на произвол судьбы. Он подозревал, что приезд Бастьена, чтобы забрать гроб

был только поводом, чтобы снова его проверить, и он ожидал, что Этьен и Лисианна рано

или поздно найдут дорогу к его дому и тоже проверят. Он предполагал, что должен быть

благодарен за отвлечение, которое они предложили. Он изводил себя, ходя по дому, ожидая, когда Кейт решит.

-"Ну, я должен ..."- Бастьен сделал паузу и посмотрел на подъездную дорожку, когда там

остановилась машина.- "Это лимузин мамы".

- "Ага."- Люцерн вздохнул, думая, что ему придется делать хорошую мину и сделать вид, что

он не собирается медленно сходить с ума. С другой стороны, он никогда не беспокоился

делать такое раньше. Зачем беспокоиться сейчас?

-"Хмм. Я лучше пойду."

Люцерн взглянул на брата с удивлением. На мгновение он подумал, что Бастьен пытается

избегать их мать, но затем он взглянул в сторону лимузина и увидел блондинку, выходящую

из автомобиля.

-"Кейт"-, выдохнул он. Он просто стоял, пока его брат садился в фургон. Лимузин выехал с

подъездной дорожки, оставив Кейт позади, а затем фургон Бастьена последовал за ним. Тем

не менее, он и Кейт просто стояли, глядя друг на друга. Так было, пока обе машины не

уехали далеко, Кейт двинулась вперед. Люцерн обнаружил, что его ноги тоже несут его

ближе.

Встретившись на полпути, они стояли, глядя друг другу в глаза. Затем Кейт сказала:-

"Можем ли мы зайти?"

- "О"-. Люцерн моргнул. Это были не те первые слова, на которые он надеялся. Но они были

лучше, чем пинок под зад. В последний раз, когда она была здесь, она не была готова зайти в

дом. Это должно быть хороший знак. Но ему не терпелось услышать ее решение, поэтому он

схватил ее за руку, повернулся на каблуках и бросился к крыльцу.

Войдя в дом, Люцерн с грохотом закрыл за ними дверь, прислонился к ней и стал пожирать

Кейт глазами. Сделает ли она его самым счастливым человеком на земле или самым

несчастным человеком, из когда-либо существовавших? Он надеялся на счастливый вариант.

-"Я люблю тебя."

Это было хорошее начало, решил Люцерн.

- "И, да, я выйду за тебя и проведу свою жизнь с тобой."

Люцерн начал тянуться к ней, но остановил себя.- "А что насчет твоей семьи?"

-"Я не могу полностью отказаться от них, Люк"-, призналась она, извиняясь. -"Я люблю их.

Но я перестану видеть их и буду только писать им, когда станет очевидно, что я не старею. "

Люцерн оттолкнулся от двери и собрал ее в свои объятия. Ее решение было замечательным.

Он поцеловал ее со всем облегчением, любовью и благодарностью, которые чувствовал,

потом подхватил ее на руки и поднялся по лестнице, направляясь в свою спальню.

-"Я люблю тебя, Кейт. Я сделаю тебя счастливой. Ты не пожалеешь об этом"-, заверил он ее

между поцелуями ее лица.

-"Я знаю, что не пожалею"-, тихо сказала она, обняв его за шею. -"Мы сделаем счастливыми

друг друга."- Они были почти в его комнате, когда она откашлялась и спросила: -"Умм, Люк?"

-"Да, любимая?"- спросил он, когда толкнул дверь. Она, наконец, увидела его

комнату. Любые мысли, которые у неё были о том, что он может спать в гробу сразу

выскользнули из её головы. Не было никаких сомнений, что это была комната Люка. Как и

мужчина, она была мастерским сочетанием черного, серебристого и алебастрового. Окна и

кровать были покрыты черными шторами, что блокировало любой солнечный свет.

Это было до того, как Люцерн положил ее в центр кровати и спустился на неё, это

напомнило ей

то, о чём она хотела спросить. Положив руку на его плечо, чтобы он не поцеловал ее, она

спросила: -"Это будет больно? "

Люцерн остановился, его брови поднялись- "Обращение?"

Кейт кивнула.

- "Ну"- Он нахмурился.- "Я не уверен. Я никогда не обращал кого-то раньше" -Он

поколебался, затем начал садиться.- "Я позвоню маме и спрошу у нее. Она должна знать".

-"Нет"- Сев, Кейт обняла его плечи и прижалась лицом к его спине, а затем закончила,-

"Нет, это

неважно, больно ли это. Я пройду через адский огонь ради тебя. "

Она почувствовала, как его спина вибрирует от смеха, а потом он сказал: -"И ограбишь банк

крови и предложишь себя в качестве обеда для меня ".

Он повернулся на кровати и обхватил ее лицо руками, а затем добавил: -"И даже закончишь

личный контакт с семьей. " -Он наклонил голову, чтобы благоговейно поцеловать её в

губы.-" Я очень счастливый мужчина. "

Кейт торжественно кивнула. Потом ее губы озорно изогнулись, и она сказала: -"Будем

надеяться, что ты по-прежнему так скажешь лет через сто, когда я буду заставлять тебя

выносить мусор и менять ребенку подгузник ".

Люцерн усмехнулся и повалил ее обратно на кровать. -"Это будет удовольствием. Все, что

связано с тобой - удовольствие ".

Кейт лишь покачала головой и потянула его вниз для поцелуя. Она не была настолько глупа, чтобы поверить, что они никогда не будут воевать, или что вынос мусора будет

удовольствием для него, но она чувствовала, что они смогут преодолеть все бури, которые

принесут следующие несколько сотен лет. В конце концов, у них есть надежда и до тех пор, пока она есть, все возможно.




MyBook - читай и слушай по одной подписке