Против лома нет приема (fb2)


Настройки текста:





Против лома нет приема

Полковник Фостер еще не опьянел, но и назвать его трезвым было тяжело. Бутылка виски опустела почти на треть, и полковник с ужасом ожидал того момента, когда увидит её дно. Потому что с последним глотком оборвется его жизнь, а так же жизни его одиннадцати подчиненных. С одной стороны умирать было очень страшно, но с другой… Фостер еще раз посмотрел через лобовой экран на бескрайние просторы космоса. Мириады звезд, сводящие с ума поэтов, к тому времени уже вызывали у него отвращение… и уныние. Ведь до ближайшего оплота человечества несколько квадриллионов километров, и нет никакой надежды на прибытие помощи. Или всё-таки… Полковник с раздражением посмотрел на корму русского звездолета, неподвижно висевшего в сотне метров от его корабля. Недовольство полковника было объяснимо: эти русские успели ему надоесть хуже горькой редьки. Сделав еще один глоток, Фостер погрузился в воспоминания.

* * *

Все началось три года назад, когда полковник ВВС Джеймс Фостер во время отпуска внезапно получил вызов в Вашингтон. Это удивило Джеймса, ведь он уже собирался уходить в отставку. Конфликты с начальством достигли апогея, и оставалось всего два варианта: всех перестрелять или уйти без скандалов.

Дальнейшие события не переставали изумлять. В аэропорту Фостера встретили два неразговорчивых типа в черных костюмах и повезли его окольными дорогами вовсе не в столицу, а в какой-то небольшой особняк за городом. Полковник сразу заметил в том доме обилие охраны и систем наблюдения, так что местечко явно было с сюрпризом. Предположения оказались верны. Провожатые быстро провели Фостера до замаскированного лифта и спустились вниз, где вместо подвала оказался здоровенный военный бункер. После довольно долгой процедуры идентификации, полковника привели в помещение, в котором количество звезд на погонах просто зашкаливало.

Говоря точнее, в помещении сидело несколько групп людей. Военные узнавались сразу. Люди с суровыми лицами в штатском, скорее всего, были какими-то правительственными шишками. В углу ютились еще несколько человек более интеллигентного вида тоже в штатском. «Ученые», — подумал Фостер.

— Присаживайтесь полковник, — предложил пожилой генерал, судя по седым волосам и обилию морщин, помнивший еще Мидуэй.

— Возможно, вы уже задавались вопросом, зачем вас сюда пригласили, — бесцеремонно начал один из суровых чиновников. — Не буду говорить намеками: вам будет предложена очень важная и ответственная миссия. Вы должны возглавить команду, которая полетит на… На Проксиму Центавра.

— А почему не на Марс? — удивление полковника было так велико, что он забыл про субординацию.

— Мы бы с радостью полетели на Марс, но…

— Для начала стоит рассказать, почему наш выбор остановился именно на вас, — вновь взял слово генерал. — На это было три причины. Во-первых, мы внимательно изучили ваше досье. За последние пятнадцать лет вы не пропускали ни одного официального или… хм, неофициального конфликта, а по количеству проведенных воздушных боев на сегодняшний день с вами не сравнится ни один пилот, и это подтверждает вашу решительность и смелость. Кроме того, вы неоднократно вступали в споры с командирами, убеждая их в своей правоте, и иногда применяли для убеждения не совсем… хм, этичные методы.

Полковник мысленно ухмыльнулся, вспомнив, как ему пришлось приставить пистолет к виску коменданта аэродрома, чтобы получить заправленный вертолет. Тот взвод десантников Фостер тогда вытащил, хотя проблем потом было …

— В общем, то, что вы умеете принимать решения и отстаивать их верность, стало второй причиной. Ну, а третьей… — в глазах генерала появилось уважение. — Вас четыре раза сбивали, причем над вражеской территорией, и каждый раз вы возвращались невредимым, что доказывает вашу живучесть и невероятную удачливость. Вот эти три фактора и повлияли на то, что именно вас было решено поставить во главе экспедиции. В глубоком космосе директивы с Земли будут идти годами, и вам придется рассчитывать только на собственные силы.

— Сэр, я понимаю ваш выбор, но разве такой полет не продлится долгие годы?

— На самом деле он займет всего два месяца, — подал голос один из ученых. — Пятнадцать лет назад один малоизвестный физик из России, некто… профессор Горюнофф, попытался рассказать всему миру, что ему удалость обнаружить прорехи в эйнштейновой физике и найти способ передвижения на скоростях выше световой. Тогда его подняли на смех, посчитав безумцем. Несколько лет про профессора ничего не было слышно, а он в то время творил чудеса: в домашних условиях собрал первый рабочий образец гипердвигателя и оказался достаточно напористым, убедив нужных людей провезти образец на космическую станцию, потому как проверить двигатель можно было только в космосе.