КулЛиб электронная библиотека 

Герцеговина Флор [Виталий Павлов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Виталий Павлов Герцеговина Флор

Герцеговина Флор

Доводилось ли вам видеть когда-нибудь старую афишную тумбу в те моменты, когда с нее снимают слой за слоем сросшиеся от клея и времени рекламные листы? Нет? Жаль. Ведь эта процедура сродни раскопкам мест человеческих поселений, в них пласт за пластом возникают картины бытия наших предков. А что может быть интереснее встречи с прошлым, пусть даже не очень далеким? Ну неужели наполненная страстями жизнь ушедших поколений не оставляет никаких следов, кроме пожелтевших фотографий, высохших газетных страниц и кадров кинохроники? Неужели даже те, чьи имена были на устах миллионов, уходят из этого мира, как самые простые садовники или водопроводчики или уж совсем непримечательные помощники машиниста сцены? Эта история не даст тебе, читатель, утвердительного ответа, но, возможно, прольет некоторый свет на одну из тайн бытия. Эта история — не придуманная, она услышанная. Ее поведал нам один очень известный в прошлом тенор. Несколько вечеров подряд мы сидели на берегу Черного моря в пансионате «Дом актера», в беседке, стоящей в зарослях дуксуса и вечнозеленого лавра, и слушали его захватывающий рассказ. Где-то рядом, в темноте кинозала, на просторных балконах спальных корпусов, на опустевшем пляже проводили отпуска те, кто составляет элиту современного русского театра и кино. Многие из них уже успели стать легендами при жизни. Поэтому история, рассказанная лысеющим господином, так захватывала слушателей. Именно ее мы и предлагаем вашему вниманию. Итак, мы начинаем…

Давно ли ты летал во сне, о читатель? Давно ли видел землю, на которой живешь, с высоты даже не птичьего полета или из иллюминатора авиалайнера, а с той высоты, на которую способна вознестись человеческая душа, когда тело пребывает в покое ночного сна? Если тебе знакомо это чувство, когда дух захватывает от скорости передвижения, когда крыши домов проносятся совсем рядом, а ветви деревьев и вовсе проходят сквозь то, что ты во сне ощущаешь как собственное тело, поспеши за нами в прекрасный уголок земли, который зовется «Герцеговина Флор». И не требуй от нас объяснений, почему название таково, ибо нет ответа, почему кошка зовется кошкой, а снег — снегом.

Так скорей же, скорее в путь, подальше от дымящихся заводских труб и натужного рева моторов, от гангстерских разборок и войн за землю и власть. Подальше от суеты и дум о хлебе насущном и поближе к местам, которые зовутся раем земным. Вот! Вот уже виден этот небольшой цветущий квадратик земли, с безупречными линиями аллей, посыпанных желтым речным песком, и белыми скамейками в тени вековых деревьев. Он расположился на берегу огромного озера. По размерам оно даже не уступало искусственным морям, которых так много появилось в шестидесятых, в период бурного строительства гидроэлектростанций.

На этом клочке земли можно найти все, что пожелает самая уставшая душа в мире. Вот плещется на ветру полосатый парус тента, под которым прячется от летнего зноя прибрежный ресторанчик. А вот устроились неподалеку от аккуратных коттеджей круглые клумбы, заросшие разноцветными колокольчиками, расточающими по вечерам такие запахи, что вмиг можно потерять голову. А вот замерли на зеркале воды беленькие шлюпки, терпеливо ожидая мгновения, когда пустятся в кругосветное плавание.

Давайте задержимся на мгновение, чтобы получше рассмотреть этот прекрасный уголок земли, почувствовать его запахи, услышать его голоса. Вот, например, один из них. Прекрасный голос молодой женщины:

- Нет-нет, ты послушай! Когда я спела «Сердце, тебе не хочется покоя…», Орлова и Утесов прослезились. Да что там прослезились, плакали, так им понравилось! Они вспомнили, как снимался этот фильм, как записывалась пластинка, какими они были в то время, и разрыдались. И потом они сказали, что когда-нибудь я стану такой же знаменитой, как они! Ну, ты рад за меня? Ответь, рад? И еще все, кто был на концерте, пророчат мне лучшие сцены Москвы, Парижа и Нью-Йорка! Представляешь, я буду петь в Кремлевском дворце, а потом в «Олимпии», а потом в «Карнеги-холл»! С ума сойти! А я буду петь, буду! Это я точно знаю!

Легкий ветерок подхватил последние слова и понес их через ухоженные поля для гольфа, теннисные корты и площадки для игр, где застыли в ожидании начала сражений шахматные армии. Возглавляемые семьями Монтекки и Капулетти, они в любую секунду готовы были начать сражение.

Сегодня уже поздно, а завтра непременно одна из семей устроит свару, выступив, скорее всего, с хорошо знакомыми словами «Е-2, Е-4». Выступит, чтобы победить или сдаться на милость сильнейшему. И эта вечная, так хорошо знакомая всём история будет повторяться вновь и вновь. Но это будет завтра, а сейчас кто-то покинул подвесные качели, превратив их в маятник. Тик- так, тик-так, а времени нет. Известно только, что уже вечер.

И снова уже знакомый нам голос:

— Ты напрасно мне не веришь… Это даже глупо! А вот — ты же можешь спросить их сам! Да, любого из них. Они все там были! И Вертинский, и Грета Гарбо, Армстронг, Пресли… В общем, вся их компания… И нечего вилять хвостом!

Да, собеседником девушки был пес. Он Сидел рядом, у ее ног, склонив морду набок. Масти пес был коричневой с серебристым оттенком, по-научному — цинт. Похож он был на маленького медведя или даже на льва, как и положено всякому нормальному чау-чау. Звали пса Цезарем.

Что касается девушки, то ей на вид было лет восемнадцать, волосы у нее были черные, густые и не очень послушные, а глаза голубые и слишком доверчивые. Звали девушку Лора. Именно так, не Лариса, не Лара, а Лора. И в паспорте было выведено черной, как волосы девушки, тушью имя, состоящее из этих четырех букв: Л О Р А.

- Ну и ладно! Не хочешь разговаривать, не надо! И вообще я больше тебя не люблю. — Девушка подняла с земли какую-то палку и бросила к цветущим кустам сирени. — Беги, беги за своей палкой!

Пес сорвался с места и, вздымая задними лапами фонтанчики песка, бросился на поиски брошенной палки. Лора обиделась не на шутку. Она рассеянно смотрела на озеро, где луна уже проложила свою дорожку, и совсем не обращала внимания на пса, который примчался назад с палкой в зубах, требуя продолжения игры.

- Очень мне нужна ваша палка! — сказала девушка, не глядя на собаку.

Пес терся плюшевой мордой, требуя взять палку и швырнуть ее подальше, чтобы задача ее поиска не была такой смехотворно простой. Он не понимал, что такое это самое человеческое чувство обиды. Наконец Лора сдалась. Она взяла палку и швырнула ее что есть сил в кусты. Пес успел благодарно лизнуть руку и исчез в темноте. Через несколько секунд он возник неизвестно откуда с найденной палкой и возвратил ее девушке. Лора вновь бросила палку, и вдруг сама побежала за ней, соревнуясь с Цезарем в скорости.

Какие-то ночные птицы сорвались с места, то ли поддерживая общую игру, то ли спасаясь бегством. Как легко и весело было! Теплый вечер, преданный и очумевший от радости игры пес, хлопающие крыльями птицы и счастливая от переполняющих еще неясных чувств девушка. И никого вокруг. Никого, за исключением нас. В этом и есть преимущество рассказчика и слушателя над остальными. В этом и состоит их тайный сговор, приносящий удовлетворение от обладания одной тайной на двоих, которая кроется в этих страницах.

Хотя не совсем так: был еще один свидетель этой сцены. Чумазый парень наблюдал за происходящим из-за кустов. Он опирался на лопату — свою постоянную спутницу. Назовем его пока Кладоискателем. И хватит для начала! Мы еще не раз встретимся с ним, но позже, позже!

Пока объект нашего внимания — Лора. Лора и Герцеговина Флор.

Как ни странно, но это место, очень напоминающее рай небесный, находилось все-таки на грешной земле. Только оно располагалось в стороне от обычной жизни. Даже очень далеко в стороне. Здесь было все необходимое. Обитатели Герцеговины могли вкусно поесть и посмотреть любой телевизионный канал. Они могли ходить в кино, разговаривать по телефону, загорать в соляриях и получать необходимое лечение, кататься на автомобилях и ходить под парусом. Они могли делать все что угодно, но самое главное, что они должны были делать, — отдыхать. Отдыхать хоть двадцать четыре часа в сутки. Отдыхать по высшему разряду. Отдыхать активно и просто лениться, заниматься спортом и качаться целыми часами с бульварным романом в гамаке. Они могли писать картины и просто бить баклуши.

Дело в том, что все обитатели этого пансионата заслужили право именно на, как сказали бы сейчас, эксклюзивный отдых. И такой отдых этим счастливчикам был обеспечен. Понятно, что все эти разнообразные услуги кто-то обеспечивал. Мы хотим сказать, что были специальные люди, которые готовили пищу, следили за тем, чтобы электроприборы работали исправно, а у каминов всегда лежали дрова. Их было очень много, но на глаза отдыхающим попадались лишь те, кому это было положено. Официанты, горничные, врачи, медсестры. Почти не видны были повара, электрики, водопроводчики и, например, те, кто заготавливал дрова.

Дрова заготавливались на аккуратной лесопилке на заднем дворе. Здесь пахло древесной стружкой и пела на разные голоса пила. Лора очень любила запах опилок и в свободное время часто гуляла в этом маленьком дворике. И каждый раз, когда она бродила по мягкому ковру из стружек, видела там молодых ребят, ловко управляющихся со всей деревообрабатывающей техникой. Одного из них звали Стасом, другого — Алексеем. Стас был постарше. Видимо, насмотревшись вестернов, думал, что он настоящий ковбой. Поэтому носил джинсы, плотную клетчатую рубаху, ковбойские сапоги с острыми носами и белую шляпу «Стетсон». Алексей — моложе и проще. В связке со Стасом работал, как говорят в цирке, вторым номером. И на работе, и после, когда они заваливались в какой-нибудь местный кабачок, за пределами Герцеговины Флор. Он вел себя и одевался согласно амплуа: и джинсы попроще, и рубаха не такая яркая, и туфли вместо сапог, а шляпы он вообще не носил. Экстерьером он тоже уступал Стасу. Тот был высокого роста, блондином. Его голубые глаза могли свести с ума не только деревенскую девушку, а его тонкой талии позавидовал бы любой солист танцевального ансамбля. Зато руки у Стаса были крепкими и даже немного грубыми, что придавало его красоте еще и оттенок ярко выраженной мужественности. Леша был среднего роста, и волосы у него тоже были «среднего» цвета: ни блондин, ни брюнет. Наверное, шатен. Сначала парни не очень обращали внимание на гуляющую по двору девушку, но со временем познакомились и даже подружились с ней. Стасу Лора сначала просто понравилась, а затем он понял, что влюбился в нее. А еще через некоторое время он понял, что с каждым днем это чувство становится все глубже. Сначала оно занимало только краешек сознания, потом стало вытеснять на второй план увлечения и в конце концов полностью овладело молодым парнем. Ковбой хоть и бредил девушкой, но не признавался в этом никому. Даже себе.

Алексей делал вид, что с ним происходит совершенно обратный процесс. Когда видел Лору, отводил глаза в сторону, здоровался неохотно, а на все ее вопросы отвечал односложно. На самом же деле парень тихо страдал от того, что терял напарника и друга, и от того, что сам был безнадежно влюблен в девушку. Лора относилась к ребятам ровно. Она любила просто сидеть на еще не оструганных бревнах, вдыхать запах опилок и мечтать вслух:

- А вот представляете, идете вы однажды в Москве по улице Тверской и видите мою фамилию, написанную полуметровыми буквами в свете прожекторов. Представляете? Или даже в Париже, где-нибудь на Елисейских полях!

Стас не очень вслушивался в то, что говорила девушка, он просто сидел у ее ног и собачьими глазами смотрел на нее. Это очень не нравилось Цезарю, который подозрительно наблюдал за ковбоем и только изредка смотрел на хозяйку. Алексей в такие минуты, напротив, усердно работал. Он вставлял в паз бревно за бревном, стараясь не делать пауз. Электропила выла на разные голоса, заглушая один приятный голос девушки. Собственно, именно этого Алексей и добивался. Стас видел, как двигаются губы девушки, но слов не слышал.

Слушай, кончай скрипеть, у нас дров на две зимы хватит! — не выдержал Стас.

- Не хватит! — не унимался Алексей и вставил очередное бревно.

Тогда Стас просто-напросто выключил рубильник. Вопрос был решен, процесс остановлен, голос девушки зазвучал. Алексей тихо выругался, отошел в сторону и демонстративно лег, заложив руки за голову.

- Может, в бар сегодня пойдем? — спросил Стас. — Там новый диск-жокей. У него классная коллекция, а не только старье, как у нашего местного. Пивко попьем, потанцуем…

Такие разговоры происходили почти каждый день, но Лора еще ни разу не ответила утвердительно. Вот и сейчас она отрицательно покачала головой:

- Не могу. Завтра у Орловой праздник — шестьдесят пять лет со дня выхода фильма «Цирк». Надо что-нибудь специально для нее приготовить.

- Да повар приготовит, — сказал прямолинейный Стас.

- Повар не то готовит.

- Она спеть хочет что-то новое, — Алексей гораздо лучше чувствовал и понимал тонкую душу девушки.

- Спеть… — Стас так передернул плечами, будто ему показали змею.

- Певица — лучше утопиться, — противным голосом сказал Алеша.

Противным, потому что все его существо было на стороне Лоры, но он был вынужден придерживаться этой гадкой линии поведения.

- Вы не понимаете, что такое петь!

- Ну не понимаем, — сказал Стас. — А что, я обязан все понимать?

Я футбол понимаю, хоккей, единоборства, а петь…

- Конечно не обязан. Но я все равно буду петь! Буду! Только для этого уехать надо. В Москву… Хотя бы в Москву…

- Тоже мне — «Три сестры», — опять выдавил из себя Алексей и тут же зашелся от ненависти к себе самому.

- Мне все говорят, что надо уехать: и Грета, и Марлен, и Любовь Петровна. Кому же верить, если не им? Они же были на вершине славы, их знает весь мир! Когда я рассказываю об этом маме, она смотрит на меня такими глазами, будто я все выдумываю! А я не хочу ей ничего доказывать. Вот когда она увидит афишу с моим именем, или фильм, или клип, тогда она поймет!

- Чего доказывать? — спросил Стас, он уже минуты две развлекался тем, что бросал нож в доску. И каждый раз нож втыкался в дерево.

- Ну, что Марлен — это та самая Марлен Дитрих. А Айседора — та самая Айседора Дункан. Та, которую Есенин любил.

- Дункан? Это из седьмой комнаты, что ли?

- Ну да!

- А почему ты думаешь, что она — та самая Дункан, которую Есенин любил? — спросил Алексей и впервые посмотрел девушке прямо в глаза.

- А какая же она еще?! Она и танцует, и шарф носит, тот самый, и письма у нее… Есенинские.

- И сколько, по-твоему, ей лет?

- А нисколько! Какое это имеет значение?! Главное, что это она! Та самая! Настоящая! А мама думает, что она не настоящая, просто псевдоним носит — и все!

- Да ну, нормальная баба, — сказал Стас и еще раз вогнал нож.

- Она — не «баба», — возмутилась Лора.

- А кто?

- Она — танцовщица, личность! Она еще в начале двадцатого века боролась за свободу женщин! — восторженно сказала Лора.

- За какую там свободу? К двадцатому году у нас уже все свободные были! Даже более того — отвязанные! — Стас продолжал бросать нож.

- Она — необыкновенная женщина. И она, и Марлен, и Грета.

- Это точно, — засмеялся Стас. — Грета — точно необыкновенная! Обыкновенная не станет каждые два дня новую мышеловку заказывать! Мы с Лехой все комнаты обшарили — ни одной щели, а ей все мыши мерещутся.

- Ну, у каждой женщины должна быть маленькая странность… У Греты — такая.

- Я вот что тебе скажу: у нее не мыши, а тараканы в голове! У них у всех свои тараканы! — опять засмеялся Стас.

- Если хочешь знать, женщина без этого неинтересна.

- Ну да, конечно! Мой шеф говорит, что в настоящей женщине должен быть изюм!

Леша тихо захихикал.

- Дурак твой шеф, — сказала Лора. — Изюм в булке должен быть, а в женщине должна быть изюминка.

- Какая разница? — Стас покосился в сторону напарника. — Изюминка — это маленький изюм!

- Да нет же, нет! — Лора сбежала по бревнам, как но лестнице. — Изюм — это кишмиш, а изюминка — это «мышеловка»! Понятно?! — И она побежала по двору.

Верный пес, заподозрив в этом игру, бросился вслед с радостным лаем. Алексей включил рубильник, и пила завизжала самым противным скрипом, а Стас поднялся и закричал:

- Так я не понял, встретимся в баре?!

Лора помахала в ответ рукой. Что это было, знак согласия или просто вежливости, никто из участников сцены понять не мог. Не понял этого и парень, который во время разговора прятался в сарае со своей вечной спутницей — лопатой. Этот кладоискатель одно сокровище уже явно нашел. Да, он тоже был влюблен в Лору. Однако это, если так можно выразиться, моральное сокровище пока ему не принадлежало. Парень понял, что эпизод закончен, и углубился в лес на поиски сокровищ материальных.

Заканчивался рабочий день, а жизнь в Герцеговине не думала даже и притормаживать. Ее обитатели высыпали на веранду под полосатым тентом наблюдать закат. Надо сказать, что сама природа в этом уголке земли из каждого своего явления устраивала шоу. Уж если это был закат — так закат. С таким разнообразием красок, что никакой художник не сможет подобрать нечто подобное. Каждый последующий закат не был похож на предыдущий. В описываемый вечер он был преимущественно фиолетового цвета. И что пророчил этот оттенок неба, не мог предположить ни один предсказатель погоды. Дымился кофе в чашках песочного фарфора, колыхались на ветру шелковые шали, сновали незаметные официанты, и пел что-то давно не слышанное патефон:

Ах, эти черные глаза меня пленили…

Какая-то трагическая история любви, в которой роль роковой страсти досталась женщине с черными глазами. Кто-то танцевал, изящно изогнув стан, кто- то подпевал пластинке, а кто-то курил, глядя на мерцающую в ночи пластиковую гладь озера. День угасал. Легкий ночной бриз заставлял женщин кутаться в шали. Подали шампанское. Потом, точно по расписанию, начался ежевечерний фейерверк. Рождение каждого светового букета обитатели Герцеговины Флор встречали восторженными возгласами, будто они никогда ничего подобного не видели. А когда погасла последняя цветная искорка, все дружно поднялись и пошли внутрь, в главный зал, где еще долгодолго не будут смолкать музыка и женский смех.

Лора жила в небольшом аккуратном домике почти на границе заповедной территории. Дом был старым, но строил его какой-то замечательный мастер, и именно он умудрился сделать так, что дом всегда выглядел современным. Его трудно было отнести к какому-то определенному стилю, однако и фасад, и его тыльная часть всегда радовали глаз. Внутри же царили годы, когда еще явно слышались отголоски прошумевшего над всем миром «модерна». Настольные лампы цветного стекла, повторяющие форму цветов, резной стол на скрученных змеиных хвостах, какие-то бабочки и божьи коровки из стекла и прочее, говорящее о хорошем вкусе хозяев. В гостиной стоял большой круглый стол, покрытый плюшевой скатертью с рисунком, выдержанным в том же стиле, а над ним люстра «каскад» с сотней стеклянных палочек-висюлек. — В комнате у Лоры — узкий платяной шкаф с витражными вставками, туалетный стол с вращающимся фигурным зеркалом и торшер начала двадцатого века, у которого плафон в виде головки колокольчика из матового стекла с металлическими прожилками. Одна стена отдана была старым афишам, постерам и, в рамках разной формы, фотографиям звезд довоенной поры: Греты Гарбо, Любови Орловой, Айседоры Дункан, Луи Армстронга, Александра Вертинского, Марлен Дитрих и еще многих-многих других. Но самое удивительное и ценное, что все они были с автографами…

В углу на столике стоял патефон — тоже дитя века, старая пластинка крутилась, и сквозь шип угадывалась знакомая мелодия. Лора переставляла иглу, слушая одно и то же место снова и снова, подпевала патефону, затем подходила к пианино с двумя медными подсвечниками на передней деке, касалась клавиш, сверяясь с оригиналом, и снова пела то же место под бренчащие звуки старого фоно.

- Ну что ты возишься со всяким старьем? — донесся голос мамы из соседней комнаты. — Уже половина двенадцатого!

- Еще немного, еще немного! Я должна приготовить сюрприз! Любовь Петровна будет счастлива.

- Какая Любовь Петровна?

- Ну Орлова же! Орлова!

- Какая Орлова? «Я из пушки в небо уйду… Диги- диги-ду, диги-диги-ду»? — напела мама песенку из фильма «Цирк», которая была популярна в тридцатые годы.

- Ну конечно, а какая же еще?!

- Девочка моя, опять ты за свое! — вздохнула мать.

- Да разве она…

- Жива, конечно, жива! — не дослушав, закричала Лора и опять, в который раз, повторила то же самое место песни.

Однако через какое-то время стихли звуки и этого старого фоно. Погасло окно в комнате Лоры, и только уличные фонари продолжали нести свою вахту на уснувших аллеях Герцеговины Флор.

С самого утра следующего дня по всему чувствовалось, что вечером всех ждет что-то необычное. Официанты были еще более предупредительны, чем обычно, и загадочно улыбались, обитатели Герцеговины все время перешептывались, глядя на сидящую за угловым столиком звезду советского кино. Но наиболее подозрительной была суета, которая творилась вокруг зрительного зала. Туда что-то то и дело вносили, кто-то громко командовал: «Дайте больше света!» или «Поправьте контровой!». И еще оттуда то и дело доносилась музыка. С Орловой тоже все были как никогда вежливы и внимательны, хотя это и было нормой здесь. Но уже с завтрака все начали ее поздравлять. Ей подносили изысканные букеты, дарили сувениры или просто говорили комплименты. Кинозвезда улыбалась в ответ, грациозно протягивала руку для поцелуя и привычно, но очень достойно принимала поздравления.

Подобные дни случались в Герцеговине довольно часто. То и дело кто-нибудь из обитателей праздновал если не день своего рождения, то день своего публичного дебюта или очередную годовщину со дня знаменательного события — выхода в свет пластинки или, как в данном случае, фильма. Последним таким событием был праздник по поводу очередного переиздания лучших композиций Гленна Миллера. Виновник торжества вышел на эстраду в элегантном смокинге, держа в руках свой знаменитый тромбон. Лучший из существующих оркестров был на сцене. Достаточно сказать, что за роялем сидел Каунт Бейси, а первой трубой был Дизи Гилеспи. К великому Гленну то и дело присоединялись не менее великие Элла Фитцджеральд и Луи Армстронг. Обитатели Герцеговины танцевали до утра, а тромбон маэстро, кажется, был горячим, как сковорода, которую весь вечер держали над огнем. Да, в каком-то смысле здесь привыкли к таким дням, но тем не менее каждый раз ждали их с нетерпением и готовились основательно. Местное ателье работало день и ночь, создавая шедевры портняжного искусства, наподобие знаменитого платья с висюльками, в котором Марлен Дитрих покорила весь мир. Загадочная и вечно прекрасная Марлен на вечере, посвященном выходу в свет фильма «Голубой ангел», вновь вышла на сцену в нем, и эффект был потрясающим. Но сегодня Марлен будет среди зрителей, а какой костюм она выберет — мужской или женский, — знала только она.

Наконец торжественный и желанный миг настал. Ресторанный зал был празднично оформлен. Посуду из изысканного английского фарфора заменила посуда из серебра. Ее выставляли только в самых исключительных случаях. Вместо верхнего света на каждом столе зажгли свечи. Официанты были в крахмальных манишках и фраках, а каждое блюдо представлял сам шеф в невиданной величины колпаке. Каждое его появление встречалось аплодисментами. Блюда были не только изысканными, но и экзотичными. Чего стоили перепелки, нафаршированные зернами гранатов, или знаменитая гурьевская каша с плодами цитрусовых и манго! То и дело провозглашались тосты в честь виновницы торжества. Мужчины пили стоя. Оркестр вновь состоял только из звезд, а дирижировал им Дунаевский-старший.

После трёх перемен блюд сделали перерыв в еде и дали фильм именно в том варианте, в котором он в первый раз увидел свет. Зал хохотал и аплодировал, в некоторых местах многие подпевали звезде, а после финальных титров устроили овации героине и режиссеру. Они вместе поднялись на маленькую эстраду и тепло поблагодарили собравшихся. Затем вновь вернулись к застолью. Подали горячее, а потом десерт. Вкатили торт в форме пушки, на дуле которой стояла танцовщица в цилиндре. Шеф специальной лопаткой срезал фигурку из марципана и передал на стол к виновнице торжества. Все время требовали шампанского, и оно немедленно появлялось. Когда веселье достигло своего апогея, мощный луч пополз по сцене и высветил хрупкий силуэт девушки в искрящемся длинном платье. Зал затаил дыхание. Лицо певицы прикрывала вуалетка, а сама шляпка была маленькой и изящной, как изделие из мастерской Тиффани или Картье. Отзвучало вступление, и Лора запела. Уже после первых слов песни зазвучали аплодисменты, а закончилось все овациями. Хлопали долго, кричали: «Браво!», бросали на сцену цветы. Лора спела еще несколько песен из фильма «Цирк», а потом из «Веселых ребят». И после каждой песни аплодисменты и крики «Браво!» подолгу не утихали. Потом, наконец, все смолкло, и какое-то время все сидели, как бы вдыхая аромат промчавшегося мимо прекрасного прошлого.

Бурные тридцатые годы. Технический прогресс и расцвет кино. Первые звуковые ленты и джазовые коллективы повсюду. Все плохое — Великая депрессия и мрачные времена красного террора остались за кадром. Вспомнилось только хорошее.

Дали свет в зале, и постепенно проявилось настоящее время. Как на фотобумаге. Обрели реальность линии стен с плафонами в виде головок ландыша, показалась сцена с тускло горящими лампочками рампы. Обрели плоть зрители. Блеск драгоценностей, белизна фрачных манишек, ослепительные улыбки так хорошо знакомых лиц. Лора склонилась в грациозном, полном достоинства поклоне. Пожилой джентльмен поднялся со своего места и направился к сцене, прихрамывая на одну ногу. Под гром аплодисментов он галантно поцеловал девушке руку, вручил ей изысканный букет цветов и обернулся к сидящим в зале:

- Друзья мои, не погрешу против истины, если скажу, что мадемуазель Лора вновь поразила нас чистотой своего голоса, верностью интонаций и потрясающей задушевностью. Каждый из присутствующих здесь прекрасно знает, что такое — звезда. Именно поэтому я уверен, а мои друзья меня поддержат, что вас, дорогая мадемуазель Лора, ждет прекрасное будущее и очень скоро вы покорите лучшие залы мира!

Аплодисменты и одобрительный гул венчали эту тираду. Лора задыхалась от счастья. Слезы радости непонятно как удержались в глазах, а не хлынули предательским потоком по ее раскрасневшимся щекам.

Обитатели Герцеговины Флор поднялись со своих мест и направились к сцене. Дамы целовали Лору в щечку, а мужчины галантно прикладывались к руке. Возгласы «Браво!», «Прекрасно!», «Восхитительно!» заполнили все пространство сцены.

Лысый джентльмен с большим ртом и пухлыми губами не выпускал руку девушки из своей:

- Скоро у меня будет праздник, и я надеюсь, вы сможете спеть, например «Makky the nife» или «Васк home agan, Indiana»?

- Ну конечно, конечно! — уверяла джентльмена Лора.

Она не заметила саркастических улыбок на лицах многих присутствующих. А тем не менее прекрасные женщины злословили.

- Ну, как вам нравится, — спросила дама в шляпке с пером, которую здесь все называли Грета, свою приятельницу в длинном черном платье, — он продолжает выдавать себя за Луи Армстронга?! Это поразительно!

- Мания величия, — снисходительно ответила дама в черном платье.

Но ее собеседница не успокоилась.

- Господин Утесов, вы же у нас знаток и основоположник советского джаза, подскажите этому господину, что маэстро Армстронг был черного цвета!

- Майкл Джексон тоже когда-то был черным, — заметил кто-то.

- Дайте мне трубу, дайте трубу, и мы посмотрим who is who.

Так прекрасно шедший вечер грозил закончиться неприятным разбирательством, однако основоположник советского джаза постучал ножом о хрустальный бокал, привлекая к себе внимание:

- Друзья мои, при чем здесь цвет кожи и наши давние споры? Ведь сегодня мы все собрались здесь совершенно по другому поводу! Сначала мы вспомнили наше славное прошлое, а теперь радуемся успеху восходящей звезды мировой эстрады! Предлагаю осушить за ее здоровье по бокалу шампанского! И, как говорят на моей родине, чтобы она была- таки здоровой!

Официант с бокалами уже стоял рядом. Золотистый напиток пенился и искрился. Через секунду бокалы соприкоснулись, издавая прекрасный прозрачный звук.

- Самое главное — хороший импресарио, — сказала дама в шляпке с пером

— Оборотистый, в меру интеллигентный и честный! — поддержала ее подруга.

— Так не бывает, — сказал кто-то.

- В жизни не бывает, а на самом деле — может быть, — загадочно улыбнулся мужчина, который преподнес Лоре букет цветов. — Потом мы поговорим с вами об этом!

- Можно вас на секундочку? — Утесов отвел девушку в сторону под ревнивыми взглядами остальных. — Я давно с вами хотел поговорить. Дело в том, что у меня есть племянник. Вообще-то он жуткий обалдуй, но парень очень неплохой. Знаете, чем он занимается?

Лора улыбнулась и пожала плечами. Она уже привыкла к тому, что все эти люди подолгу рассказывают о своих родственниках и знакомых так, будто Лора их всех хорошо знает.

- Так вот, этот молодой человек одержим одной идеей. Он ищет клад! Как вам это нравится? Мне тоже не очень. Но главное, знаете, зачем он ищет этот клад?

Лора вновь выразила полную неосведомленность.

- Мой племянник хочет разбогатеть!

- Правильно, сейчас все хотят разбогатеть!

- Вы не дослушали! Он хочет разбогатеть и вложить все деньги в раскрутку одной начинающей певицы. Вы же знаете, что без рекламы очень трудно добиться успеха?

— Знаю. И очень завидую этой певице.

- Кстати, вы очень хорошо знаете эту девушку! Да-да, очень!

- Но я не знаю ни одной начинающей певицы!

- Вы правда не догадываетесь, о ком идет речь?.

Лора не успела ответить, потому что мужчина с

орлиным профилем аккуратно отодвинул от нее первого советского джазмена и заговорил, грассируя:

- Я здесь совсем недавно, но уже очень много слышал о вас. Признаюсь, мои ожидания более чем подтвердились. Я очень, очень рад за вас! И поверьте Моему опыту, вас ждет прекрасное будущее.

- Но позвольте, Александр Николаевич, голубчик! Ведь третьего дня вы говорили нашей прелестной дебютантке абсолютно те же слова! — в разговор вступила невысокая женщина с горящими глазами, называющая себя, непонятно почему, Верой Холодной.

- Рррразве?! — удивился мужчина.

- Ну конечно! Вы еще просили ее спеть что-нибудь из ваших песен.

- Я? Спеть?!

— «В бананово-лимонном Сингапуре…» — улыбаясь, сказала Лора. — Мы еще вместе пели!

- Неверрроятно! Как я мог это забыть? — удивился мужчина.

- У вас натурально склеррроз! — позволила себе подшутить над господином во фраке дама в длинном платье свободного покроя.

Ее наряд дополнял длинный шелковый шарф. Она взяла Лору под руку и отвела в сторону. Дама говорила с едва заметным французским акцентом.

- Уж поверьте мне, я точно знаю, кто здесь настоящий, а кто только выдает себя за людей нашего круга. Например, этот господин совсем не Вертинский, а его аккомпаниатор. Да, он похож на Александра внешне. Этот крючковатый нос, этот благородный череп. И говорит грассируя, и поет! Но ростом он намного ниже натурального Вертинского. Кстати, я его очень хорошо знала, он неоднократно был у нас с Сережей. Сейчас настоящий Вертинский живет в Америке. Там в Массачусетсе есть точно такая же Герцеговина Флор. Я бывала там. Мило. Очень мило. Особенно осенью. Все эти сумасшедшие американцы ездят в Новую Англию смотреть листопад. Кстати, здешний климат мне нравится гораздо больше. У них там прелестная компания. Какие люди, какие имена! Но самозванцы тоже есть. Да-да! И много! Самозванцы всегда нас преследовали и преследуют. Однажды в Питере мы шли с Сережей мимо одного клуба и увидели там мою афишу. Вернее, афиша была совсем не моя, но на ней была моя фотография и главное — имя! Вы представляете, я иду и читаю о том, что в это самое время я, Айседора Дункан, выступаю на сцене этого клуба. Представляете? Поразительная наглость! И вы знаете, что мы сделали? Мы пошли туда! Зал был набит битком, мне это понравилось, Сержу — нет. Он всегда меня ревновал к славе. Но потом его узнали, и нам дали столик у эстрады. Он раздавал автографы до того времени, пока эта толстая нахалка не появилась на сцене. Если бы это была пародия, я бы не обиделась, но это была — порнография! Сначала это нас веселило, но потом я поняла, что меня, вернее, эту самозванку может увидеть кто-то из критиков и тогда- прощай моя репутация!

Она отпила глоток шампанского.

- В общем, я сняла туфли и вышла на сцену. У меня даже не было концертного платья! Но русская публика быстро поняла, кто из нас настоящая Айседора, — она грациозно забросила длинный конец шарфа назад. — А этот господин — аккомпаниатор Вертинского. Правда, самый настоящий.

Шампанское начало действовать, и голоса присутствующих стали громче. Теперь уже мало кто слушал, в основном все говорили.

- Я никогда не боялась ничего, кроме мышей! — говорила дама с пером на шляпе. — Мышеловки у меня стоят повсюду, одну я поставила даже в платяной шкаф, и надо же, забыла, протянула руку, чтобы взять туфли, а она — раз… Вы полюбуйтесь на мой палец!

- Когда я записал свою первую пластинку, я просто-напросто водил грузовики! А сколько меня потом зажимали за то, что я танцую во время пения?! На юг мне дорога была заказана! — говорил полный брюнет в больших темных очках, которого очень легко можно было принять за Элвиса Пресли.

Пружина вечера раскручивалась. Оркестр играл буги-вуги, потом танго, потом рок-н-ролл. Отдыхающие с одинаковым успехом танцевали все подряд. Естественно, разговоры тоже не смолкали.

- Для того чтобы организовать настоящий «саспенс» в кино, надо просто знать психологию человека, и все! Лично меня душевая кабинка всегда приводила в трепет.

Я использовал это в «Психозе», и теперь нет ни одного фильма ужасов, чтобы там кого-то не убили в ванной! — Это говорил маленький мужчина с большим животом и крупным носом — вылитый Альфред Хичкок.

Казалось, всему этому веселью не будет конца, но неожиданно в зал вошла горничная в белом переднике и крахмальной наколке. В руках она держала серебряный колокольчик. Трудно было поверить, что в таком гаме кто-то сможет расслышать его звон. Но произошло чудо. Не успела девушка опустить руку, как остановился оркестр, стихли нескончаемые разговоры, а затем все стали прощаться с таким жаром, будто бы больше никогда-никогда не увидят друг друга. Не прошло и пяти минут, как зал опустел, на сцене остались лишь рояль, цветы и пустые бокалы на подносе. Лора, хоть и привыкла к таким поворотам, все-таки загрустила. Как быстро кончается все хорошее! Она подошла к камину.

- Надеюсь, ты все слышал собственными ушами? — прошептала Лора, наклонившись к каминному экрану. — Я же говорила, говорила тебе, а ты не верил! Ах, неужели все это будет? Я буду петь в Париже, в Лондоне, в Москве? Неужели я пройду весь этот путь, ведущий к славе?

Спрятанный за экраном Цезарь ничего не ответил, а только привычно лизнул Лору в щеку. Ушел еще один день ее жизни.

Легкий вечерний бриз колебал полосатый тент, под которым был накрьгг очередной ужин для обитателей Герцеговины Флор. Официанты бесшумно меняли приборы, дымился прекрасно приготовленный кофе, тихо шелестел прибой. С одной стороны еще виднелось побледневшее солнце, а с другой — уже появился желтоватый диск луны. Журчание неспешного разговора и легкое позвякивание приборов над столиками. Подавали десерт. В тот вечер это были разноцветные шарики мороженого с орехами и фрукты. Но один господин так и не попробовал сладкого. Именно в тот момент, когда официант поставил перед ним дивной красоты бокал, он поднялся и поклонился своим соседям по столу:

- Простите, господа, что не могу быть с вами до конца ужина. Дела! Бежать, бежать, бежать! — совсем как кролик из Страны чудес, закончил он.

- Как же так, Марк Борисович, ведь сегодня подают десерт по вашему выбору?! — удивилась Айседора.

- Тогда завтра за обедом вы мне сможете сказать все, что вы думаете о моих пристрастиях в еде!

Эту фразу Марк Борисович произнес уже на ходу.

- Вы бы хоть сказали, куда так спешите? — не унималась Айседора, кутаясь в свой шарф.

- Свидание… Свидание… Бэль фам… Бэль фам… — только и слышалось то у одного, то у другого столика — как видно, Марк Борисович не делал секрета из своей личной жизни.

- Вы ему верите? — спросил господин, двойник Пресли, у родоначальника советского джаза.

- А почему бы и нет, — пожал плечами Утесов. — Десерт, кстати, не такой уж плохой. А если его вкус в отношении женщин такой же хороший, то нам остается ему только позавидовать. Чтоб мы так жили, как он бегает по девочкам!

Тем временем Марк Борисович добрался до ворот, где его ждала машина. Это был черный «Мерседес- купе» 1996 года. Как только пассажир захлопнул за собой дверь, машина развернулась буквально на месте и очень быстро скрылась из виду на лесной дороге.

Легкий вечерний бриз продолжал ласкать поверхность воды и полосатый тент. День угасал, оранжевый диск солнца падал куда-то за лес. На берегу, обняв пса, сидела Лора, ожидая, когда день полностью уступит пространство ночи.

Все равно, все равно все будет так, как я говорю, ты увидишь, — шептала она на ухо псу. — Ты знаешь историю об алых парусах? Нет? Неужели твои родители тебе не рассказывали ее в детстве? А я читала! Как однажды на горизонте появился корабль под алыми парусами… Видишь, солнце — как парус на той бригантине…

Кто-то бросил в воду маленький камень. Лора оглянулась. Стас и Алеша — ребята с лесопилки стояли на берегу, экипированные для вечерних приключений. Настоящие ковбои. Голубые джинсы, куртки, ковбойские остроносые сапоги и даже широкополые шляпы.

- Ну что, пойдем в бар? — спросил Стас.

Он бросил плоский камень. Камень подпрыгнул несколько раз на воде и бесславно утонул, не добравшись до линии красно-белых буйков.

- Там сегодня группа какая-то играет. Говорят, из столицы. Потанцуем…

Лора не говорила ни да, ни нет.

- Нет, правда, отдохнем… — Стас поставил ногу на лежак, чтобы Лора смогла оценить рисунок на голенище его сапог.

- Да ладно, чего время терять, — вступил Алексей,

- видишь, она в Ассоль играет… Корабль небось ждет, с капитаном. А мы кто — работяги! Мы ей — не пара!

Она же на Бродвее петь собирается, как Лайза Минелли. — И он гадко засмеялся.

Лора не расслышала эту тираду и поэтому только улыбнулась в ответ.

- Ну, так что, идем? — не унимался Стас.

- Нет, спасибо, мне нужно песню новую разучивать, и потом я не одна. — И Лора обняла пса за шею.

- Ты видишь, она издевается… — сказал Алексей.

Но Стас не обратил на эти слова никакого внимания.

- Тогда завтра, идет? — крикнул он.

- Идет! — И девушка помахала ему рукой.

Зажглись фонари, скрылось за лесом солнце. Настал вечер. Где-то на краю заповедной территории шумел бар. Выступала приезжая группа. Было жарко и весело, а дыма было столько, что разглядеть лицо бармена за стойкой было практически невозможно. Стас и Алексей с такой настойчивостью поглощали пиво, что можно было подумать, они решили уничтожить весь его запас в этом ресторанчике. Молоденькие официантки кружились возле ребят, и не только потому, что они казались выгодными клиентами. Парни и впрямь были хоть куда.

Своим чередом шла жизнь и в самой Герцеговине Флор. На веранде мирно беседовали звезды земные, а звезды небесные спустились пониже, соперничая в яркости с самыми обыкновенными фонарями. Это заставляло задуматься о суетности не только жизни земной, но и небесной. В комнате у Лоры уютно горел торшер, шипел патефон и знакомый голос пел: В бананово-лимонном Сингапуре, в бурю…

Лора сидела у фоно и тихо подыгрывала пластинке, стараясь повторить пассажи аккомпаниатора. Она была поглощена этим занятием настолько, что даже не почувствовала, что за ней наблюдают. Кладоискатель, отставив на время лопату, приник к стеклу. Нам неизвестно, что он мог увидеть сквозь неплотно закрытые шторы, но уверяем вас, что это подглядывание не было унизительным, ожиданием увидеть что-то интимное. Потому что, как только девушка закрыла крышку фоно, парень исчез…

Стас и Алексей вышли из бара, когда уже было далеко за полночь. От изрядного количества выпивки у них все горело внутри, а в ушах все еще звучали голоса заезжих поп-звезд.

- Может быть, к Лоре заглянуть? — сказал вдруг Стас, остановившись.

Всем известно, что в таком состоянии в голову приходят самые неожиданные идеи. Однако Алексей не был настроен так же решительно.

- Зачем? — спросил он.

— Ну, не знаю, поговорить…

Ноги и язык плохо слушались ковбоя с лесопилки.

- А о чем с ней говорить? — ревниво спросил Алексей.

— Ну, так…

— У нее же не все дома…

После этих слов Стас схватил друга за ворот рубашки и притянул к себе:

- Ты это… Не очень…

- Что не очень, что не очень?! Ты сам подумай, она же всех наших престарелых сумасшедших за настоящих считает!

- А они какие?

- Не знаю какие, но ты знаешь, когда Айседора жила?

- Что значит жила?!

- То! Ты книги читал когда-нибудь? Она же знаешь кто была?!

Так как ответов не следовало, Алексей продолжал возбужденно говорить в одиночестве:

- Она же еще с Есениным… Она же жена его была! Ты-то про Есенина знаешь?!

- Ну, слышал, — как-то неуверенно сказал Стас.

Это поэт был такой! Наш, русский! «Ты жива

еще моя старушка?» знаешь?

- Ну, знаю…

- Это Есенин написал! Ну вот, а потом она в машине ехала, и ее шарфом задушило, понятно тебе?!

- Каким шарфом?

- Ну, наверное, тем, который она носит все время…

- Да ты что?!

Алеша вложил в свою последнюю фразу столько сарказма, что им можно было пронять роту солдат, но на Стаса это явно не подействовало. Может быть, выпил много?

- Слушай, — не унимался Алексей, — каждый человек может назваться кем угодно… Вот если я скажу, что я — Наполеон, ты что, поверишь?!

- Нет конечно! Что я, полный идиот, что ли?! — Стас даже обиделся. Наполеон — это торт, а ты — электрик!

Вот так разговаривая, шли два друга по ночной Герцеговине Флор. Где-то вдалеке лаяли собаки, и полная луна отражалась в темном зеркале озера.

Новый день, как и ожидалось, вступил в свои права ранним утром. Солнце засияло в безоблачном небе Герцеговины Флор, заурчали механизмы, подающие воду в краны и бассейны, зашипели сковородки на ресторанной кухне. Все пошло своим чередом, по заведенному неизвестно кем и неизвестно когда распорядку. Любители легкого бега затрусили по прохладным аллеям, следящие за своими фигурами дамы рванули в зал аэробики, а самые ленивые и политизированные уткнулись в утренние газеты. На веранде, под полосатым тентом подавали завтрак. Хрустели румяные гренки, бодрил своим запахом сваренный на песке турецкий кофе. Все, как обычно, и если бы кому-то в голову пришла идея узнать, какое сегодня число, то вряд ли кто-то из обитателей Герцеговины Флор легко справился бы с ответом на этот простой вопрос. Все знали, что был обыкновенный погожий день.

На берегу озера сидели Лора и Леонид Осипович.

- Значит, вы решились? — спросил Утесов, поигрывая белыми круглыми камешками.

- Ну конечно! Конечно, решилась, я просто не мыслю своей жизни без сцены! — Лора не могла говорить об этом спокойно.

- Но это совсем не простая жизнь. Цветы после концерта и любовь почитателей — это только самая верхушка айсберга, а все остальное время — работа, работа, разочарования и снова работа.

- Я согласна, согласна на все! Я просто не могу дождаться дня, когда выйду на настоящую сцену, когда обо мне узнают во всем мире!

- А вы уверены, что это произойдет?

- Уверена.

- А если нет?

- Но ведь у меня такие учителя, я знаю столько секретов… Айседора рассказывала мне, что она делала каждый раз перед выходом на сцену, и это ей всегда помогало! И Элвис, и Любовь Петровна, и Луи…

- Да, они все прекрасные исполнители.

- А по-вашему, у меня нет голоса?

- Нет-нет, я этого не говорил!

- У меня плохой слух?

- Да нет, у вас прекрасный слух…

- Тогда, может быть, я нечисто интонирую?

- Нет, что вы!

- Ну а что же мне тогда может помешать стать настоящей звездой?

- Не знаю… Просто жизнь…

- Как это?

- Так… «Жизнь — вредная штука, от нее умирают», — сказал один умный поляк.

- Нет-нет, все равно я добьюсь, я добьюсь своего!

Зазвонил колокол, оповещающий, что наступило время обеда.

- Сегодня вечером вы будете меня слушать? — спросила Лора.

- Ну конечно.

- Тогда до вечера! — Девушка поднялась и медленно пошла по пляжу.

Теперь самое время сказать несколько слов о доме, в котором жили обитатели Герцеговины Флор. По нашему глубокому убеждению, он был достоин специального описания.

Маленький дворец стоял на берегу озера и прекрасно вписывался в ландшафт. Имя архитектора либо было утеряно, либо просто Никак не рекламировалось. К тому же никто не знал, когда именно этот дворец был построен. По общему мнению, здание счастливо сочетало в себе и строгость классицизма, и неувядающую прелесть модерна. Фигурные и овальные окна, накладные решетки со змеиными головами, неправильной формы балконные решетки говорили о том, что здание приняло окончательный вид примерно в начале двадцатого века. Общая планировка — главное здание и два крыла, забирающих в полукольцо благоухающую разноцветную клумбу, — была явно заимствована у классицизма. К нему же относился и небольшой итальянский дворик, расположенный внутри здания.

Спальные комнаты, многочисленные большие и малые гостиные не походили одна на другую. Каждая эпоха представлена соответствующим гарнитуром. Здесь был и средневековый западноевропейский кабинет, где кресла с высокими спинками напоминали готические соборы, и тяжеловесное барокко золотого российского века, и изящный павловский ампир. И конечно, вновь и вновь изысканный модерн, который, видимо, напоминал живущим здесь людям о временах их юности. Каждый из обитателей этого дома находил здесь себе уголок по душе. Тот, кого все запросто называли Элвисом, любил проводить время в бесформенной, но очень удобной мебели, которая в шестидесятые была кричащим авангардом, Марлен чаще всего можно было найти в некоем подобии парижского кафе с маленькими столиками и венскими стульями, а чета Орловых предпочитала золото карельской березы. Она была и в гостиной, и в их спальне.

Только большой ресторанный зал трудно было отнести к какой-либо определенной эпохе или стилю, он просто был выдержан в самых лучших традициях дорогих ресторанов Нью-Йорка, Парижа, Лондона или Москвы. Именно здесь и проходили те самые вечера, на которых блистала наша героиня.

День, о котором сейчас пойдет речь, почти ничем не отличался от многих других дней. Вечером отмечался очередной юбилей. Вновь Лора приготовила какой-то сюрприз, вновь был ошеломляющий успех. Десятки букетов летели к ее ногам, крики «бис!» и «браво!» подолгу не стихали после каждой исполненной песни. Вновь милые старики, когда программа была исчерпана, окружили ее и не жалели восторженных слов. Самые яркие эпитеты и превосходные степени порхали по сцене, как мотыльки в летний день.

Ну и, конечно, не обошлось без споров. Предметом его, как всегда, стал цвет кожи Армстронга. Язвительная дама Грета, сменившая шляпку с пером на бархатный берет, вновь заметила, что «тот Луи был черным». И пошло-поехало! Старик Луи умолял дать ему трубу. Одни его поддерживали, другие криво усмехались. Но Лоре было не до этого. Сегодня здесь впервые были два зрителя, которых пригласила она сама.

Стас и Леша тихо сидели у дверей, подавленные великолепием зала, блеском бриллиантов, но главное — прекрасным пением Лоры. Они даже не притронулись к тем экзотическим блюдам, которые специально для них заказала девушка. А вокруг кипела жизнь…

- Дайте мне трубу, дайте трубу, я сыграю! — кипятился старина Армстронг, и в этот момент уже трудно было сказать, что кожа его белого цвета, потому что лицо его стало абсолютно красным.

- Шампанского всем, шампанского — и помиримся!

- взывал к сотоварищам Марк Борисович.

Шампанское не заставило себя долго ждать. Появились официанты с подносами, и звон бокалов заглушил взволнованные голоса. Лора протискивалась сквозь толпу, успевая на ходу поблагодарить каждого, кто делал ей комплименты. Увидев девушку, подавленные юноши вытянулись, как рядовые перед генералом.

- Ну что? — спросила Лора. — Как вам?!

Молодые люди молчали, а потом Стас выдавил из

себя:

- Я, конечно, плохо понимаю в музыке, но, по- моему, ты поешь гораздо лучше любой девушки из нашей деревни.

То, что казалось наивысшим комплиментом Стасу, очевидно, очень обидело Лору. От досады она даже закусила нижнюю губу.

- Это все, что ты можешь сказать? — спросила девушка.

- Да я даже и не знаю…

- Ну хорошо, спасибо и на том! — Лора улыбнулось улыбкой Снежной Королевы и в секунду растаяла в толпе.

- Ну, ты как скажешь, — толкнул в бок приятеля Алексей. — Она же в самом деле — звезда! Как из кино!

- Как из кино?! А ты говорил раньше: «Сумасшедшая, сумасшедшая!» — И парни, опустив головы, вышли из главного зала, в котором продолжался спор кто есть кто.

Кто-то передал трубу Армстронгу, и тот пытался сколотить биг-бенд:

- Кто-нибудь хочет сыграть со мной? — спрашивал он публику.

- Конечно! Я всегда там, где музыка! — на эстраду вышел Элвис.

- Я, конечно, не Тонни Спарго и не Беби Доддс, но свинговать умею! — Марк Борисович присоединился к двум музыкантам.

- Послушайте, вы не устали каждый день делать одно и то же? — спросил Леонид Осипович неизвестно кого, поднимаясь на сцену. — И все из-за вашего склочного характера, дорогая Грета.

- Дело не в характере, я просто люблю истину, — тихо сказала великая затворница.

Возможно, она первая поняла, что значит стать легендой. После неудачного фильма она исчезла из поля зрения ее поклонников, армии репортеров и журналистов. Грета Гарбо — это имя во все времена произносили с вожделением.

Тем временем оркестр был собран, и Луи сказал:

- Хватит трепаться, что играем? «Мэкки нож» или «Вернись домой, Индиана»?

- «Пусть мои люди уйдут»! — крикнул кто-то из зала.

- Идет, я считаю: три, четыре, пять…

И железная бочка с грохотом покатилась по мостовой, а из нее стали капать янтарные капли меда… Как прав все-таки был тот, кто так описал голос этого трубача!

Через секунду все танцевали.

Обслуживающему персоналу накрывали отдельно в комнате, что рядом с кухней. Здесь стоял один большой стол, за которым сидело человек восемь, и несколько столиков для двоих. Было тоже весело, только звучала совсем другая музыка. Видавшая виды магнитола сыпала современные шлягеры из обеих колонок направо и налево. Было дымно и не менее весело, чем в главном зале. Кто-то танцевал, а кто-то уже мирно дремал, прислонившись к стене. А Стас и Лешка, казалось, вновь хотели выпить все пиво, которое было в наличии. Пустые бутылки окружали их густым низкорослым забором со всех сторон. В комнату вошла Лора. На ее лице еще играли блики недавнего успеха. Увидев девушку, Стас, не говоря ни слова, оставил приятеля с грудой пустых бутылок и направился к ней. Он начал без вступления:

- Ты как-то странно отреагировала на мои слова…

- Странно?

- Ну да… Мне действительно понравилось, как ты пела…

- Спасибо…

- Знаешь, мы сейчас пили пиво, и я решил, было бы хорошо, если бы мы с тобой поженились…

Лора даже онемела от неожиданности:

- ?

- Поженились… Ты зря так улыбаешься, между прочим, все говорят, что у меня золотые руки. Например, Грета сегодня сказала, что никогда не видела так замечательно сделанной мышеловки.

- Но я совсем не собираюсь связывать свою жизнь с ловлей мышей! И потом… Я даже толком не знаю, как тебя зовут!

- Меня?

Стас запнулся. Парень он был крепкий и смелый и мог уложить на месте, наверное, не одного и не двух соперников, но вот в общении с Лорой вся его отвага девалась неизвестно куда, и этого здоровенного детину можно было брать голыми руками.

- Вот видишь, и ты толком не знаешь, как тебя зовут, а хочешь жениться!

- Да как же…

- И еще самое главное: мне муж не нужен, мне нужна сцена! — сказала Лора, пожала его руку и стала выбираться из комнаты, где продолжал веселиться обслуживающий персонал.

- Отшила? — спросил Алексей, подходя к столу. — Конечно, ей принц на белом коне нужен или хотя бы в белом «мерседесе». Шампанского не хочешь? Грета прислала из их зала, французское…

- Слушай, Леха, ты это, не помнишь, как меня зовут? — спросил Стас.

…Была тихая теплая ночь, обитатели Герцеговины высыпали на террасу. Легкий бриз играл с парусиновыми фестонами крыши и гнал мелкую волну. Официанты обносили гостей десертом. Откуда-то из-за леса в воздух взлетели разноцветные кляксы фейерверка. Женщины кокетливо заверещали, кто-то захлопал. Марк Борисович получил из рук официанта вазочку с душистыми красными ягодами. Лесная земляника. Ее аромат так и витал в воздухе. Но Марк Борисович не прикоснулся к этому деликатесу. Он встал и направился к столику, где загадочная Марлен Дитрих курила сигарету в длинном мундштуке, глядя на гроздья фейерверка.

- Кажется, вы большая любительница этого блюда…

Марлен перевела свой взгляд на Марка Борисовича и благодарно улыбнулась своей неповторимой

загадочной улыбкой, которая сводила с ума и мужчин и женщин.

- Знаете, о ком мне напоминают эти ягоды?

- Не знаю, но сгораю от нетерпения узнать!

- О Ремарке. Когда он ухаживал за мной, то заваливал мою квартиру сиренью, а меня закармливал Фрез де Буа. А вы, я вижу, опять нас покидаете в самый разгар вечеринки?

- Дела, дела… — Марк Борисович изобразил на своем лице такую интригу, что даже немой бы спросил, какие именно у него дела.

Однако вокруг были люди более чем воспитанные, и Марк Борисович помчался, прихрамывая, по одной из аллей огромного парка Герцеговины, приговаривая, как кролик из «Алисы в Стране чудес»:

- Мне отрубят голову! Отрубят голову!

Неожиданно на одном из перекрестков он столкнулся с Лорой, едва не сбив ее с ног. Девушка даже вскрикнула.

- Вот это удача! Ну надо же! Это судьба! Да-да, сама судьба толкнула вас ко мне в руки! — воскликнул Марк Борисович после долгих извинений. — Вы даже не знаете, как мне и вам повезло!

— В чем?

- В том, что мы встретились в этой аллее! Скажите, вам не надоело слушать столько комплиментов в свой адрес?!

Лора даже растерялась. Если честно, то выслушивать комплименты ей очень нравилось, но она по тону собеседника поняла, что лучше этого не говорить.

- Как вам сказать… — уклончиво ответила девушка.

- Вот именно как сказать! С этим придется кончать! И никаких возражений! Пора вам выходить на широкую дорогу шоу-бизнеса! Черт, мне отрубят голову! — сказал Марк Борисович, посмотрев на часы.

- Что вы сказали?

- Ничего, это вас не касается! А что каюается вас, с этой минуты вы включены в сферу моих забот! Да-да! Как вам это нравится?

Лора вежливо улыбнулась. Она не понимала, как относиться к этим словам.

- Не благодарите! Спасибо скажете потом! И очень скоро! Со мной вам не придется ждать годами, чтобы ваша звезда взошла на горизонте шоу-бизнеса, я сделаю это завтра же! В крайнем случае послезавтра. Согласны?

Согласна ли была Лора? Да она мечтала об этом каждую секунду!

- Я… — начала было девушка.

- Ну вот, все и решилось! А теперь простите, я должен бежать! Уверен, мне отрубят голову прямо на ходу!

И он побежал. Прихрамывая и смешно, по-женски, отбрасывая назад левую ногу. А девушка осталась стоять одна на пересечении двух аллей в крайне сметенном состоянии. С одной стороны, обещание столь быстрого успеха, с другой — она очень хорошо понимала, что так просто ничего не случается. Особенно в мире шоу-бизнеса. И все ее пожилые подружки, носящие столь звонкие имена, утверждали, что эта дорога очень трудная и что очень большую роль играет случай. Тем не менее Лора закрыла глаза. Может быть, этот самый случай и произошел только что? Вот здесь…

Свет юпитеров, гром оваций, толпы поклонников. Успех и слава, два коротких и очень весомых слова. Она жаждала, жаждала и того и другого, не понимая точно, что это значит, но предчувствуя каждой клеточкой своего тела. Лору даже начало знобить от этого страстного желания. Благо никто ее не видел в эти секунды…

А, пардон, пардон! Конечно видел! Все та же пара глаз, принадлежащих несчастному кладоискателю, лихорадочно горящих от обожания, была направлена на Лору. Впрочем, очень может быть просто воспаленных от постоянного недосыпания.

Лора шла к воде в сопровождении пса. Солнце уже село, но было еще достаточно светло. То самое время, когда все предметы освещены ровным серовато-голубым светом. Плетеные кресла и полосатые шезлонги стояли в идеальном порядке, а по песку прошлись волокушами, и он походил на пограничную полосу. Пляж был почти пустынен, только несколько фигур маячили вдалеке. Кто-то пел под гитару. Ни мелодии, ни слов было не различить. На воде качались огоньки устроившихся на ночь корабликов. Они манили к себе каким-то фантастическим уютом. Лоре вдруг захотелось броситься в воду и долго плыть только для того, чтобы потом оказаться сидящей в кают-компании, укутанной толстыми полотенцами, с чашкой душистого чая. А рядом должен был быть мужественный капитан в белоснежном кителе. Конечно, эта картинка была навязана киноэкраном, но уж очень она была притягательной!

- Ты хотел бы поплыть? — спросила Лора у пса, когда они устроились на одном из лежаков.

Тот повилял в ответ баранкой хвоста.

- Ну а если бы ты знал, что там тебя ждет косточка?

Пес преданно смотрел на хозяйку, но молчал.

- А… Вот вы где!

В синем кителе с золотыми пуговицами. В белых брюках с идеальными стрелками. В морской фуражке с гербом известного яхт-клуба… Капитан морской походочкой приближался к девушке и собаке, сидящим на берегу.

- Разведка донесла, что вечера вы проводите здесь…

К ним шел Утесов. Он был точно таким же, каким его увидела Страна Советов в фильме «Веселые ребята». Ну, может быть, чуть постарше. Светлые волосы, белозубая улыбка, южный акцент и хрипловатый голос. Кстати, именно это обстоятельство настораживало даже Лору. Все обитатели Герцеговины Флор были в одной поре. То ли когда к ним пришла слава, то ли когда они вдруг исчезали из жизни. Элвис — почти мальчик, сорокалетняя Айседора, в том же возрасте Орлова и Марлен Дитрих. Чуть постарше Луи Армстронг и нелюдимый Джон Леннон, который только мелькал иногда за ужином и вновь исчезал. Было непонятно, здесь он живет или нет. По аллеям бродили молодые Чаплин и Есенин, юные Джуди Гарланд и Грета Гарбо.

- Любите одиночество? — спросил Утесов.

- Любим, — Лора посмотрела на пса, а тот изобразил улыбку, вывалив при этом язык.

Да, именно это обстоятельство смущало Лору более всего: ведь и Утесова знали почти стариком, и Чаплин появлялся на людях в преклонных летах, как же здесь они могли быть такими молодыми? Или это были со всем не они?! Но кто тогда? Ведь других имен у этих людей не было.

- Да, если бы мы с вами были, как бы это сказать, в одной весовой категории… — Утесов сделал паузу.

- То что?

- То я бы сделал вам предложение…

- Мне?! Странный у меня сегодня день… Может быть, я выгляжу как-то не так?

- Вы прекрасно выглядите, как всегда. А в чем дело?

- Дело в том, что это уже третье предложение за сегодняшний вечер!

- И это не так уж много! Но, увы, у нас — разные судьбы…

- Что это значит?

- Это долго объяснять. Но я хочу сказать, если мне так не повезло, может быть, повезет моему племяннику…

- Племяннику?! Да-да, помню. Кстати, а где он сейчас?

- А вот это один из самых сложных вопросов. Думаю, где-то под землей.

- Он шахтер?

- Не совсем.

- Ах да, вы же говорили, он ищет клад!

- Да-да!

- А вы думаете, что сегодня еще можно найти хоть какой-нибудь клад?

- Ну конечно! Тем более здесь, в Герцеговине Флор.

- И какой же клад он ищет?

- Сокровища Золотой Орды.

- И что, еще есть такие сокровища? Разве не все нашли?

- Не все! И знаете что я вам скажу — он их обязательно найдет! Более того, вы первой узнаете, что он их нашел!

- Как это?

- Очень просто. К вам подъедет машина, а в ней будет сидеть молодой человек в доспехах Чингисхана.

- Здорово! Но почему вы думаете, что машина подъедет именно ко мне?

- Я все знаю.

- Да… Тогда можно я задам вам один вопрос?

- Конечно можно.

- Но он непростой.

- Догадываюсь. На простые вопросы вы должны знать ответы. Ну, задавайте свой вопрос!

День уже совсем угас. Над озером повисли крупные звезды, какие бывают только на юге и в кино. Луна заняла свое обычное место над гладью озера, проложив серебристую дорожку к берегу.

- Не знаю, как сказать… — Даже в темноте было понятно, что Лора смущена. — В общем, понимаете, когда я рассказываю кому-нибудь о вас, то они не верят…

- Обо мне?

- Нет, обо всех вас!

- Понятно. И чему же они не верят?

- Ну… Не знаю, как сказать… Что вы все… Что они… — Лора не могла подобрать слова.

- Вам не верят, что мы все живы?

- Да! — воскликнула Лора, она действительно не знала, как это сказать. — Извините… Глупо, наверное.

- Ну что вы, что вы… Это вполне нормальный вопрос. Вопрос нормального человека. — Мужчина взял плоский камень и ловко запустил его по воде. — Попробую вам объяснить…

- Пожалуйста, — взмолилась Лора.

- Дело в том, что в жизни каждой звезды, будь это звезда кино, театра или поп-музыки, наступает очень неприятная пора, когда надо уйти со сцены. Причины могут быть разные: кончился запас творческих сил, не предлагают достойных ролей или голос уже не так силен. Первым, кто понимает, что это произошло, становится не критик и не твой поклонник, а конечно же ты сам. Нет, в тот момент мир еще не рушится, просто появляется небольшая трещинка, которая не дает тебе покоя. Знаете, Лора, обычно говорят, что важно хорошо начать, но не менее важно сыграть финал. Актер, поэт, звезда — это судьба. Поэтому уходить надо не своевременно, а безвременно. В тот момент, когда никто этого не ждет. С годами понимаешь, что миф о жизни звезды гораздо важнее, чем реальная жизнь. Причем знаменитостям не нужно сочинять эти мифы. Все происходит само собой. Что-то придумают журналисты, что-то поклонники — и все! Миф готов. Это как законы космоса: звезда уже погасла, но ее свет идет к нам еще много сотен лет. Один римский император воскликнул: «Комедия моей жизни закончена, можете аплодировать!» После этого он удалился с глаз людских, но жил еще довольно долго. Не всякому удается срежиссировать свой финал так же эффектно, как это сделали Юлий Цезарь или Айседора Дункан. Но поверьте мне, каждый старается по мере сил.

Он замолчал. Лора недоверчиво смотрела на собеседника.

- Ну вот, я рассказал вам все, что знаю сам. Но и я, к сожалению, не знаю всего! Кто-то управляет всем этим миром, и, наверное, ответы на все вопросы известны только ему.

Где-то вдалеке прозвенел колокольчик, и его звуки добавили прохлады. Лора поежилась, понять и принять эту историю было трудно. Самое главное, она не понимала, что происходило с возрастом всех этих знаменитых людей. Они живут очень долго? Они доживают здесь? Или они живут всегда? Все, что рассказал ей собеседник, было понятным. Все, что касалось небесных светил. Она посмотрела на собеседника. Таким Утесов был лет шестьдесят назад. Значит, если перед Лорой стоял тот же самый мужчина, который играл в фильме «Веселые ребята», то…

- Пойдемте? — сказал Утесов, помогая девушке встать.

Они побрели по пляжу, не говоря ни слова. Небесный купол, усеянный звездами, служил безмолвным подтверждением главной мысли, которая так и не была высказана. В этом мире очень много загадок, которые никогда не будут разгаданы.

А из-за кабинки для переодевания вышел парень с горящими глазами. На плече у него лежала штыковая лопата — оружие землекопов и кладоискателей. Видимо, любителей искать драгоценности под землей было не так уж мало.

Солнце уже давно встало, и утро переходило в день, а Лора все еще не открывала глаз. Верный пес лежал у кровати, охраняя сон хозяйки. Вдруг он навострил уши и вскочил на все четыре лапы, соображая, что заставило его проснуться. Стук! Стук в окно.

Долгий и настойчивый. Цезарь посмотрел на окно, потом на хозяйку, потом опять повернулся к окну — стук не прекращался. Надо было предпринимать ка- кие-то действия, чтобы ни у кого не создалось впечатления, что он даром ест свой сухой корм. Выбрав из двух зол меньшее, он не стал лаять, а потянул за край одеяла, стаскивая его с хозяйки. Когда одеяло наполовину было на полу, Лора открыла глаза. В стекло кто-то настойчиво стучал. Сообразив, в чем дело, она подошла к окну. Марк Борисович виновато улыбался и делал какие-то знаки, из которых можно было понять, что он хочет войти.

Через какое-то время они сидели в гостиной. Марк Борисович — с чашкой чая, Лора — с мокрыми после душа волосами и Цезарь, усевшийся ради такого случая на диван.

— Вы должны решиться, потому что там вас ждут! Поверьте моему чутью — это верный путь к славе. Марк Борисович налегал на вишневое варенье. Целая гора косточек уже лежала на блюдце. — Все начинали с ночных клубов и в них же заканчивали. Знаете почему? Потому что там платят деньги и там крутятся все, если это, конечно, настоящий элитный клуб. В том, что я вас зову именно в такой, можете не сомневаться! И потом, с этим дельфинарием надо заканчивать! Они все милые люди, я сам долго сюда пробивался, рассказать вам — не поверите! Лора, но говоря откровенно — это ведь музей мадам Тюссо! Да-да, и не смотрите на меня так! Это же все — мумии, а вы — живая! И я живой! И нам требуется живое дело! Мы не можем жить одними воспоминаниями, как они! — Марк Борисович безнадежно махнул рукой. — Лично я здесь только потому, что с меня сняты все бытовые вопросы. Номер прекрасный, еда замечательная, сервис на высшем уровне! Но… Дела нет, дела!

Какое странное продолжение вчерашнего разговора, подумала Лора. К сожалению, ответа на свой вопрос она и сейчас не получила, и ей очень хотелось спросить, кто же все эти люди на самом деле. Но Лора промолчала. Зато Марк Борисович не останавливался.

- Нет, они, конечно, все милые, но эти постоянные споры! Лично я уже устал! Каждый день одно и то же: «Армстронг был черный, а вы — белый!», «Майкл Джексон тоже когда-то был черным!», «Это настоящий Вертинский или аккомпаниатор?». Все эти разговоры у меня вот здесь сидят! — постучал он ладонью по затылку. — Я вам скажу, я сам пою не хуже Армстронга! Да-да, и не смотрите на меня так! Не хуже, поверьте мне, но я же не кричу, что я — Армстронг или Элла Фитцджеральд! Не кричу, потому что я знаю, почему я живу в этом месте! А они все не могут понять, что самое лучшее здесь — обслуга, обслуга и еще раз обслуга! — Он запнулся. — Вы, конечно, понимаете, что я имею в виду. К вам это не имеет отношения! Вы — звезда, причем самая большая! — Марк Борисович помолчал. — А знаете что? Пожалуй бы, я женился на вас! А, неплохая идея?! Нет-нет, это нормально! Нормально, я вам говорю! Все звезды когда-нибудь женятся на своих импресарио! Или на продюсерах. Нет, я вам ответственно говорю: выходите за меня замуж и забудьте обо всех проблемах! Их просто не будет! Нет, это великолепная идея! Великолепная! Не надо сейчас, можно потом! Вы подумайте, а пока вот что: я предлагаю вам сегодня вечером поехать со мной в одно шикарное место! Если вам повезет и вы понравитесь, то уже завтра сможете петь там, а не в этом Доме ветеранов сцены! И за большие деньги! Подумайте над моим предложением. И если согласны, встречаемся сегодня в девятнадцать ноль-ноль. И о замужестве подумайте!

Лора смеялась до слез, а Марк Борисович продолжал и продолжал говорить, не забывая, кстати, и о вишневом варенье. Проведя еще полчаса в том же духе, Марк Борисович сослался на срочное дело и ушел.

Предложение суматошного администратора поселило беспокойство и смуту в душе девушки. В той части, где говорилось о ее карьере. Лора бродила по комнате, листала журналы мод, что-то рисовала карандашом на почтовом конверте и вновь отдавалась мыслям и мечтам. Спеть в настоящем ночном клубе, не здесь, где тебя все знают, а на настоящей публике… Она представляла себе зал, шикарно одетых дам, мужчин в смокингах и фраках, то есть все, что когда-то видела в американских фильмах. Лора, видимо, старалась найти у себя в шкафу что-то подобающее именно такому случаю, потому что весь ее гардероб был вывален на кровать. Однако среди огромной кучи тряпья ничего так и не нашлось. Лора оставалась все в том же халате, в котором принимала Марка Борисовича. И теперь, думая о предложении петь в ночном клубе, она пыталась из того, что было под рукой, сотворить концертный наряд.

Время летело, и вот уже звон колокольчика позвал обитателей Герцеговины Флор к ужину, а она все никак не могла придумать ничего путного. На постели — все та же куча платьев, на полу — куски изрезанного материала и опустошенный шкаф. Хотя нет, что-то еще висело в самой его глубине. Было непонятно, как это Лора забыла о нем! Она нырнула в шкаф и достала короткое, почти детское платье кукольного, если можно так выразиться, фасона. Его можно было принять за костюм Мальвины. Именно в нем неведомый фотограф запечатлел Лору когда-то давно, и теперь эта фотография висела над ее кроватью.

- Только бы влезть! — прошептала девушка и скользнула в платье.

Внимательно осмотрев свое отражение в зеркале, она неожиданно осталась довольна полученным результатом. Мало того, и Цезарь тоже с удовольствием смотрел на свою хозяйку. Лора закружилась перед зеркалом и радостно захлопала в ладоши. Есть! Это — | то что надо! Радостную суету прервал зазвонивший будильник, а это означало, что времени совсем не оставалось. Быстро упаковав платье, Лора выбежала из дома.

То, что девушка увидела в следующий момент, заставило биться ее сердце в два раза чаще. Даже в надвигающихся сумерках лакированный «Даймлер-Бенц» тридцать второго года выглядел на миллион долларов. Неподражаемые линии крыльев, хромированные чашки фар, традиционная звезда над радиатором привели бы в трепет не только нашу героиню. Марк Борисович в смокинге и при шляпе нервно гарцевал перед капотом авто.

- Ну, наконец! — воскликнул он и открыл заднюю дверцу. — Мне же отрубят голову, обязательно отрубят голову!

Лора опустилась на кожаное сиденье лимузина, а пес, не ожидавший такого поворота событий, замер перед дверью.

- Прости, голубчик, прости, хороший мой, но я скоро вернусь! — промурлыкала Лора из машины. — Беги домой, я приеду и все расскажу!

Описать выражение песьей морды было просто невозможно. Его и без того грустные глаза превратились в саму печаль. Это вызвало еще одну волну нежности у Лоры.

- Прости меня, мишенька, прости! — И она поцеловала своего любимого чау-чау в плюшевую морду.

- Надо ехать, ехать! — Марк Борисович закрыл дверь, и шофер в форменной фуражке включил первую передачу.

Машина с плавностью трансатлантического лайнера поплыла вперед.

- Как в сказке, — тихо сказала Лора.

- Лучше, чем в сказке, лучше! — ответил Марк Борисович. — В сказках таким комфортом и не пахнет.

Приятная музыка полилась из невидимых колонок, и машина, прибавляя и прибавляя ходу, помчалась по гладкому шоссе.

- А… — начала было говорить Лора, но Марк Борисович остановил ее:

- Потом, все потом…

Потом машина остановилась у причала, украшенного разноцветными лампочками. Белый корабль, тоже весь в огнях, покачивался на легкой волне. Как стволы деревьев в осеннем молодом лесу, рядом с ним качались мачты разнокалиберных яхт. Оркестр играл джаз. К пирсу подкатывали шикарные машины, из которых неспешно выходили господа в смокингах и фраках и дамы в вечерних платьях. Матросы в опереточных тельняшках и шапочках с помпонами встречали гостей подносами с шампанским. Красивая мелодия ударялась о воду и улетала вдаль плоским камешком.

Лора вдруг сжалась, ей очень не хотелось покидать этот замечательный и удивительно уютный автомобиль. Платье ее, на фоне действительно шикарных платьев дам, казалось совсем неприметным, а уверенные лица мужчин почему-то поселили в ее сердце сомнения. Однако Марк Борисович уже некоторое время стоял у открытой дверцы, протягивая даме руку. Надо было решаться, и Лора протянула свою руку навстречу. Опереточные моряки помогли взойти на трап и предложили шампанского. Лора только улыбнулась в ответ, а Марк Борисович сказал гордо:

- На работе не употребляю…

Важный, но очень обходительный мэтр — мужчина невысокого роста со шкиперской бородой и крепкими руками — проводил Лору с ее кавалером за столик у самой эстрады. На сцене шла программа. Иллюзионист во фраке превращал одно в другое: утку в телефон, телефон в бутылку вина, бутылку вина в разноцветный платок, платок в кинжал, а кинжал вновь в бутылку, но уже шампанского. Потом в руке у иллюзиониста оказалась шашка, которой он вскрыл шампанское. Струя ударила в потолок, зрители равнодушно захлопали. Стюард в белой куртке поставил перед Лорой бокал с фруктовым салатом. Лора все время смотрела по сторонам, изучая наряды дам и лица мужчин. Воз- вратясь из очередного такого путешествия, она, к своему великому удивлению, вдруг не обнаружила рядом Марка Борисовича. Еще несколько секунд назад онбыл рядом и вдруг исчез. Она даже растерялась. Потом стала искать его в зале, надеясь увидеть за одним из соседних столиков разговаривающим с кем-то из посетителей. Ее беспокойство возросло еще и потому, что к ней подошел мужчина, сошедший прямо с обложки иллюстрированного журнала. Он сказал.

- Добрый вечер. Вы не возражаете, если я подсяду к вашему столу?

Лоре очень хотелось сказать да.

Но в этот момент на эстраду вышел ведущий программы и затараторил в манере провинциальных конферансье:

— А сейчас, дамы и господа, перед вашими очами воплотится и материализуется живая легенда нашей эстрады! Многоликий и многоголосый, смешной и ужасный, а вернее, до ужаса смешной Арсен Григориади!

И к своему великому удивлению, Лора увидела выходящего на эстраду Марка Борисовича. Он шел, почти не припадая на больную ногу, ослепительно улыбаясь и приветствуя сидящих в зале гостей. Было очевидно, что он очень хорошо знает многих из присутствующих, которые отвечали ему тем же. Арсен Григориади взошел на эстраду, и публика как по команде забыла о еде. Оглушительные аплодисменты звучали несколько минут. И все это было до выступления!

- Вы не ответили мне, — сказал мужчина, о существовании которого Лора уже забыла.

— Что?

— Я попросил разрешения присесть за ваш столик.

Лора беспомощно оглянулась несколько раз и сказала:

— Вообще-то здесь сидят. Но… Садитесь.

Тем временем Арсен Григориади начал выступать.

- Вы здесь в первый раз? — спросил мужчина.

Лора кивнула, не очень прислушиваясь к тому, что он говорит, потому что Марк Борисович поражал ее. Казалось, он может все. Он подражал голосам известных артистов, пел, как Утесов, танцевал, как Майкл Джексон, и парил в воздухе, как Дэвид Копперфилд.

- Знаете что, пообещайте мне танец, — сказал незнакомец, — и я вас оставлю в покое. Хорошо?

- Хорошо, — кивнула Лора, толком не понимая, о чем ее просят.

Когда Марк Борисович закончил свой номер, небольшой зал ночного клуба на воде едва не раскололся от грома аплодисментов. Лора хлопала громче всех.

Опять вышел конферансье, получил свою долю смеха и хлопков и уступил место на эстраде группе, играющей в стиле «диско». Начались танцы, а Марк Борисович все никак не мог добраться до столика, где сидели Лора и незнакомец. Ему продолжали хлопать, ему предлагали выпить, просто подносили рюмки и бокалы, но Марк Борисович хоть и не отказывался, но и не пил. Когда он наконец добрался до своего столика, Лора бросилась ему на шею:

- Браво! Браво! Это замечательно! Это просто фантастика! Только я не понимаю, почему вы никогда не выступаете в Герцеговине Флор?

- Ах, Герцеговина… — И Марк Борисович как-то устало отмахнулся. — Настоящий успех здесь. Здесь публика. Простые зрители, хотя все эти люди далеко не просты. А там, там сплошные солисты.

Тем не менее по его виду можно было понять, что он очень доволен. Марк Борисович продолжал улыбаться и раскланиваться даже тогда, когда в этом не было никакой надобности.

- Так как же вас все-таки зовут? — спросила Лора.

- Как зовут, не имеет значения. Важно — имя! Имя, которое будут знать!

Тем временем к столику подошел тот самый мужчина, которому Лора пообещала танец. Он протянул руку Марку Борисовичу и как-то свысока похлопал его по плечу.

— Как всегда прекрасно, но репертуарчик надо менять, — сказал он, — пора уже.

- Конечно, конечно, — закивал Марк Борисович, — дела замучили, кручусь, то одно, то другое.

Однако мужчина в смокинге не слушал Марка Борисовича, он смотрел на девушку.

— Вы мне обещали танец… Да-да… Что вы предпочитаете? Медленный или быстрый? Танго, вальс, фокстрот?

Лора посмотрела на Марка Борисовича, который всем своим видом показывал, что танцевать надо непременно.

Мужчина протянул руку, Лора подала свою… Площадка была заполнена танцующими парами, но как- то так получилось, что вокруг Лоры и ее партнера сразу образовалось некое пространство, в котором они чувствовали себя довольно свободно. Партнер танцевал очень хорошо, уверенно вел девушку в танце. Поначалу Лора волновалась, хоть она и привыкла к разного рода вечерам и балам. Но все это было, как бы это точно определить, в другой жизни! Там все было знакомо и понятно. А здесь…

Здесь было все по-другому, здесь даже Марк Борисович открылся с совершенно незнакомой стороны. Поэтому волнение поначалу мешало ей, но рядом с этим красивым мужчиной Лора успокоилась очень быстро. И вообще девушка вдруг почувствовала себя удивительно уверенно, танцуя с совершенно незнакомым человеком.

- Меня зовут Сергеем, — сказал он, — некоторые — Сергеем Петровичем, а некоторые — Сержем, на западный манер.

- А меня все — Лорой.

- Да? Почти как в «Докторе Живаго».

Она улыбнулась в ответ как-то неуверенно, потому что эта книга была ей неизвестна.

- Там, правда, была Лара… — сказал Сергей. — Но мне все равно нравится.

Ей тоже нравился этот мужчина, с которым было так легко танцевать, но девушке было страшно признаться в этом даже себе.

- А можно я задам вам вопрос, возможно, не совсем тактичный?

Задавайте, ответили глаза девушки.

- Что вы здесь делаете?

- Здесь… У меня должно быть прослушивание.

- Какое прослушивание?

- Я певица, а Марк Борисович сказал, что здесь требуется певица.

- Так вы хотите петь в этом клубе?!

- Не знаю… Я просто хочу петь, — сказала девушка.

Музыка умолкла, и Сергей довел девушку до стола, галантно поклонился и поцеловал руку. Почему-то Лора залилась румянцем. Она привыкла к тому, что в Герцеговине Флор мужчины всегда целуют ей руку после танца, но этот поцелуй ей показался каким-то особенным.

Лора еще несколько раз танцевала с Сергеем и каждый раз с замиранием сердца ждала того момента, когда он прикоснется своими губами к ее руке. Ее приглашал Марк Борисович и, несмотря на свою хромоту, тоже танцевал очень хорошо и тоже целовал ей руку. Ночь пролетела незаметно.

В опустевшем зале, кроме официантов, убирающих посуду, остались Марк Борисович, Лора и сидящий за клавишными инструментами длинноволосый музыкант. Он внимательно разглядывал Лору.

- Вот, Боря, это — та самая девушка, о которой я тебе рассказывал, — сказал Марк Борисович.

- Угу, — ответил Боря и взял мажорный септаккорд.

- Я тебе скажу честно, ей нужно только сделать современную программу, и это будет полный обвал. Народ будет висеть на люстрах!

Еще один аккорд, теперь — минорный.

- Что ты этим хочешь сказать, Боб?

Музыкант пожал плечами.

- Так, короче, давай, если хочешь, пусть она споет.

Еще один аккорд и отрицательное покачивание головы.

То есть как — нет? — возмутился Марк Борисович. — Мы же договорились о прослушивании?!

- Прослушивание отменяется, — сказал Боб.

- Это еще почему?! Боб, так дела не делаются! Мы ехали, девушка волновалась, готовилась…

- Но прослушивания все равно не будет, — тихо ответил Боб.

У Лоры глаза наполнились слезами. Кроме собственного разочарования, ей было обидно и за Марка

Борисовича, который выглядел очень уставшим и подавленным.

- Хорошо, раз так, я ухожу из программы!

- Нет-нет, что вы! Ни в коем случае! Никогда! Зачем это?! — вступила в разговор Лора.

Музыкант сидел с таким видом, будто все происходящее не имело к нему никакого отношения.

- Ты обязан ее прослушать!!! — перешел на угрожающий крик Марк Борисович. — Обязан!!!

- Господа, — спокойно сказал Боря, — я же вам сказал, что никакого прослушивания не будет. — Он закрыл клавиатуру, выключил усилитель и стал закрывать инструмент чехлом. — Прослушивания не будет, мы берем девушку без прослушивания…

Марк Борисович даже сел от такого неожиданного поворота:

- Но погоди… А зачем же… А почему же…

- Но ведь ты сам не давал мне ничего сказать. Заладил — прослушивание, прослушивание… Увидимся завтра, часиков в семь устраивает? — И Боб элегантно поцеловал девушке руку.

Тут снова откуда-то сверху, возможно даже с небес, полилась музыка, и счастливая Лора и обалдевший Марк Борисович заскользили в танце по сверкающему паркету танцплощадки.

Остаток ночи, проведенный в машине, а потом в своей постели, Лора провела почти без сна. Когда ей удавалось задремать, она видела себя на сцене, в свете прожекторов, ожидающей того момента, когда надо вступить и запеть, но как раз этого ей и не удавалось сделать. То ошибался оркестр, то брала не ту ноту она, и каждый раз девушка просыпалась и лежала, понимая, что это только сон, а вот наяву ей предстоит гораздо более трудное испытание. И это не имело отношения к пению. Лора должна была поставить в известность обитателей Герцеговины Флор о том, что она уезжает. Нет, с администрацией уладить все вопросы будет не трудно, а вот смотреть в глаза Утесову и Орловой, Грете и Айседоре… Лора даже думать об этом не хотела.

Думать не хотела, но решение уже было принято, надо было говорить. Случай для этого представился днем, во время сеанса арт-терапии, который, как всегда, проходил в Малом зале вокруг рояля. Обычно Лора наигрывала любимые мелодии обитателей Герцеговины Флор, напевая при этом вполголоса. Иногда ей подпевали. Сеанс проходил в стиле домашнего музицирования.

Уже в самом начале Лоре показалось, что все ее подопечные как-то разузнали о ее решении. Нет, ничего необычного в их поведении не было, нервничала как раз она, и эта нервозность передавалась слушателям. Грета и Айседора все время перешептывались. Утесов покашливал, и ерзал на своем стуле Марк Борисович, который на сеансы обычно не ходил, но сегодня пришел, чтобы поддержать свою протеже. Отзвучал последний аккорд, и в зале повисла гнетущая тишина. Вместо обычных аплодисментов и теплых слов несколько вежливых хлопков. Тишина, потом кто-то спросил:

- Ну что завтра, как обычно, в это же время?

Лора молчала. И обитатели Герцеговины тоже молчали. Было слышно, как шальная муха бьется в закрытое окно, желая непременно именно в этом месте покинуть помещение. Надо было что-то говорить.

- Дело в том… — робко начала Лора, — дело в том, что у нас с вами не будет больше занятий… Пока… — поспешно добавила она. — Просто… Просто… И потом, я же буду приезжать…

- Ну, все понятно, у каждого своя жизнь… Девушка тоже хочет… — решил поддержать Лору Марк Борисович, но осекся под тяжелыми взглядами обитателей Герцеговины Флор.

- Я не знаю, что сказать… — Она опустила глаза. Все придуманные и тщательно подобранные ночью слова ей так и не пригодились.

Первой со своего кресла поднялась Айседора и, подхватив отточенным движением шарф, бесшумно вышла из зала. За ней последовали все остальные. И вот тут Марка Борисовича прорвало.

- Я не понимаю! — кричал он в пустоту зала. — У девочки только начинается жизнь! Это у вас — все в прошлом, а она должна петь! Она хочет стать звездой, и она будет звездой! И я, вот я ей помогу, а вы… Вы все только и можете трепаться о прошлом! Ну нельзя, нельзя быть такими эгоистами! Нельзя думать только о себе! Пришлют вам другого музра- ботника, а девочка должна жить! Понятно вам? Понятно?!

Зал был пуст.

- Не надо, Марк Борисович, прошу вас, — тихо сказала Лора.

Топот ног, раздавшийся в коридоре, заставил девушку поднять голову, а Марка Борисовича оглянуться. В дверь ввалились, запыхавшиеся от бега, местные ковбои. Стас и Лешка ничего не говорили, они просто смотрели на девушку широко открытыми глазами.

- Ну да, да! Вы еще будете так смотреть на меня! — не выдержала Лора. — Вам-то я что сделала плохого?! И вы не имеете права, просто не имеете права, понятно вам?!

Стас и так с трудом каждый раз подбирал слова, а тут и вовсе онемел. Он только сообразил, что услышанная где-то там новость об отъезде «музыкантши» — правда. Лора не могла больше сдерживаться, и все напряжение сегодняшней ночи и этого последнего сеанса пролилось градом слез из ее грустных глаз. Она так рыдала, что не заметила, как в комнату стали возвращаться ее поклонники — обитатели Герцеговины Флор. Какое-то время они не решались обнаружить себя, а потом Утесов тронул девушку за плечо:

- Девочка моя, не думайте, что кто-то вас осуждает, просто мы не хотим расставаться с вами. — И он протянул что-то завернутое в очень красивую оберточную бумагу: — Вот, возьмите на память, это моя первая пластинка. Может быть, когда-нибудь, в той жизни, вам захочется услышать мой голос…

- Конечно захочется, и не один раз!

- Ну, вот и прекрасно. Мы же все понимаем, и каждый из нас точно так же, как вы, покидал родной дом. — Он помолчал. — И еще у меня есть одна маленькая просьба… Не забывайте о моем племяннике…

- Сокровища Золотой Орды?

Утесов утвердительно кивнул.

- Конечно обещаю, обещаю вам! — Слезы досады сменили слезы счастья.

Утесов обнял девушку, а та прижалась к нему, будто хотела спрятаться в его объятиях от всего мира. К ним подошла Марлен.

- Можно нам пошептаться с будущей мировой известностью? — промурлыкала она своим низким хрипловатым голосом.

Утесов еще раз заговорщицки подмигнул девушке и отошел в сторону.

- Вот, — сказала тихо Марлен, — может быть, оно принесет вам удачу так же, как когда-то мне.

- Что это?

- В этом платье я была на первой кинопробе в моей жизни. Теперь это платье ваше…

Поварихи, медсестры и даже некоторые официанты рыдали навзрыд, наблюдая за этой сценой. Одно великое лицо сменяло другое.

- В этих туфлях я танцевала на жерле пушки в фильме «Цирк». Думаю, они тебе подойдут, — сказала Орлова и поцеловала девушку в щеку.

- Я не могу поверить! Мне что, все это снится? — прошептала Лора.

Возле нее стоял Армстронг. Да, при дневном свете было видно, что кожа у него действительно светлее, чем на фотографиях.

- Наверное, это не покажется тебе очень странным, если я скажу, что у меня никогда не было никаких женских безделушек, — сказал великий трубач, — однако у меня есть кое-что поважнее… Ты знаешь, что такое амулет? — И он достал какую-то безделушку. Это была рука со сжатым кулаком, вырезанная из черного, очень прочного и тяжелого дерева. — Армстронг — это сильная рука. Этот амулет мне когда-то дала моя мать, а ей — ее мать. Когда тебе будет очень трудно, ты используешь все средства и они тебе не помогут, вспомни о сильной руке, которая у тебя осталась на самый крайний случай!

- Я так и сделаю, — твердо пообещала Лора.

- У тебя будут все руки моей семьи, которые смогут вытащить тебя даже из самого ада!

Шепнув на ухо: «Good luck!», Армстронг покинул сцену.

Через мгновение перед Лорой стоял Элвис. На нем был черный кожаный костюм, тот самый, в котором он снова стал выступать после своей работы в Голливуде.

- Черт возьми, — сказал король рок-н-ролла и улыбнулся своей знаменитой улыбкой, приподняв верхнюю губу, — у тебя столько подарков… Но все равно, мой лишним не будет. Знаешь, я обычно дарил своим друзьям «кадиллаки», но сегодня я не буду этого делать.

- Правильно! Я не вожу машину! И не знаю, когда научусь.

- Но подарок для тебя у меня есть. Сегодня я подарю тебе вот что…

В руках у Лоры оказалась небольшая черепаховая коробочка.

- Что это?

- Если ты помнишь, когда я начал делать свой кок, вся страна не могла понять, как он может держаться даже в те моменты, когда я танцую… То, что там внутри, помогало это делать. Это не какая-нибудь химия! Этот состав мне сделала моя мама. А моя мама была не совсем обычной женщиной. Да и сама коробочка не простая. Она тоже приносит успех. Я возил ее за собой на все гастроли. А однажды, когда оказалось, что я забыл ее, то просто отменил концерт. Это было в Филадельфии. А что касается «кадиллака», то я подарю его тебе в день твоей свадьбы.

Чувства переполняли Лору, и волнение мешало ей говорить.

- А теперь пошли-ка меня к черту и знай, нам здесь будет тебя не хватать.

- Идите к черту, Элвис… — тихо сказала Лора.

Перед Лорой стояла Грета.

- У меня для тебя странный подарок. Ты даже можешь подумать, что я совсем выжила из ума, но это не так. Мышеловка — очень полезная в жизни вещь. Да-да, и не делай большие глаза. Я предлагаю ее использовать как средство охоты. И не только на мышей. Скажу тебе, что в этот капканчик могут попасть очень даже крупные экземпляры… Все-все, бери и не возражай!

Лора приняла подарок, тем более что мышеловка находилась в очень красивой сафьяновой коробочке.

- Ну, наконец-то очередь дошла и до меня. — Перед Лорой стояла Айседора.

Лора пыталась что-то сказать, но Айседора многозначительно покачала головой:

- Нет-нет, я сама это срежиссировала.

Тут произошло такое, чего никто из обитателей Герцеговины представить себе не мог. Эффектным жестом Айседора сняла с себя шарф, с которым она никогда не расставалась, и протянула Лоре.

- Нет-нет, — сказала девушка. — Этого я взять не могу!

- Этот шарф — самое дорогое, что у меня есть, потому что это память. Память о жизни… О другой, самой прекрасной жизни.

- Я знаю, именно поэтому я не могу принять его, — отказывалась Лора.

- Именно поэтому ты его и возьмешь, — твердо сказала Айседора.

- Ну ладно, только я верну его вам при нашей следующей встрече.

- Прекрасно, до следующей встречи! — легко согласилась Айседора.

Потом еще подходили мужчины и женщины, что- то дарили и давали советы, пока наконец Лора не осталась стоять одна на маленькой эстраде зала. Обитатели Герцеговины Флор смотрели на свою любимицу глазами, полными грусти и печали. Лора отвечала им тем же. Но этого было мало, необходимо было что-то сказать.

- Я люблю вас! Я люблю вас всех! — наконец сказала Лора.

Таких аплодисментов от своих слушателей Лора не слышала даже после самых удачных выступлений. Когда овации отшумели, в дело вступил Марк Борисович.

- Господи, — воскликнул он, — мы же опаздываем! Пора ехать, а Лора еще не собрана! У нас всего полчаса!

- Мы поможем! — хором ответили обитатели Герцеговины Флор.

Эти тридцать минут пролетели совершенно незаметно, и вот пестрая толпа, во главе которой были Лора и Марк Борисович, направилась к воротам заповедной территории. Каждый нес что-то из багажа девушки. Армстронг г шляпную коробку, Элвис — чемодан, Утесов — чехол с платьями. Шли, весело переговариваясь, но при виде лакированного «Даймлер-Бенца», веселье как-то улетучилось, а провожающие помрачнели. Молча следили за тем, как водитель в униформе бережно укладывает багаж.

- Осторожно, платье! — не выдержала Марлен.

- В коробке с туфлями кусочек фетра, чтобы их обтирать… — напомнила Любовь Орлова.

- Берегите шарф! — сказала Айседора при прощальном поцелуе.

- Пишите-е-е! — прокричали все хором.

- Я буду звонить! — крикнула Лора в ответ.

Водитель закрыл дверцу; Этот звук заставил всех вздрогнуть. Машина медленно отчалила. Бабочки носовых платков еще долго порхали у лиц обитательниц Герцеговины Флор. Лора, чтобы не заплакать, уткнулась в плечо Марка Борисовича. Все-таки расставание — одно из самых трудных испытаний в жизни.

Вдруг водитель резко затормозил, Лора и Марк Борисович едва не слетели с сиденья. Посреди дороги стоял парень с лопатой в руках.

- В чем дело? — спросил Марк Борисович.

Водитель недоуменно пожал плечами, а парень тем временем открыл дверцу и сказал, обращаясь к Лоре:

— Вы меня Не знаете, но я хочу сказать вам. Если там, там… — он махнул рукой куда-то очень далеко, — если там что-тослучится, обещайте, что вернетесь сюда, пожалуйста. Обещаете?

- Обещаю… — тихо сказала девушка.

- Вернется, конечно вернется, но пока нам надо ехать! — Марк Борисович закрыл дверцу и похлопал шофера по спине: — Быстрее! Пожалуйста, быстрее, мы опаздываем!

Машина вновь тронулась.

- А я их найду, я обязательно их найду! — кричал парень вслед удаляющемуся авто.

Лора улыбалась, глядя на этого странного вида молодого человека. Она явно не слышала ни единого слова. Кладоискатель какое-то время упорно бежал за машиной. Неожиданно к нему присоединился Цезарь, который предусмотрительно был заперт в комнате в момент сборов, но, видимо, все-таки вырвался из заточения.

- Назад, Цезарь! Домой! — теперь уже кричала Лора, но ни собака, ни парень ее не слышали.

Погоня продолжалась недолго и успеха не имела. Сначала остановился парень, потом сдался и пес. Они еще долго тяжело дышали, разочарованно глядя в ту сторону, где уже давно скрылся за поворотом автомобиль, уносящий Лору совершенно в другую жизнь…

***

Комната, в которую предупредительный шофер поставил чемоданчик Лоры, не тянула даже на номер в приличном отеле. Мебель была старая, но совсем не старинная. Зеленый диван с протертой серединой и отломанными когда-то давно полированными подлокотниками, двухстворчатый шкаф с перекошенными дверцами, тумбочка возле дивана, выцветший торшер, письменный стол и продавленное кресло. Лора чувствовала себя здесь неуютно. Во-первых, не хотелось ни до чего дотрагиваться, во-вторых, хотелось все помыть и продезинфицировать. Однако времени на это у Лоры не было. Надо было взять концертные вещи и вновь куда-то ехать. Куда, Лора не знала. Потратив на сборы совсем немного времени, она вышла к машине. Путь был недолог. По всему чувствовалось, что шофер хочет заговорить с Лорой, но, видимо, строгие правила запрещали ему это делать. Заговорила Лора, которая с того момента, как осталась одна, чувствовала себя неуютно и неуверенно.

- А где Марк Борисович? — спросила она.

- Тот, с которым вы ехали?

- Да.

- А он там остался…

Может быть, для шофера эта фраза и значила что- то, но для Лоры — ровным счетом ничего. Тем не менее она протянула, утвердительно кивая головой: А-а…

Машина въехала в узкую темную улочку, где, казалось, были только задние части домов. Стены, двери и очень мало окон. Остановились у одной из дверей, на которой висела табличка

«Служебный вход»

Шофер посигналил, и дверь тут же открылась. К машине подошел коротко стриженный парень, одетый в хороший костюм. Ширина плеч не оставляла сомнений о роде его деятельности. Охранник открыл дверцу.

— Удачи! — тихо сказал шофер.

- Спасибо, — благодарно улыбнулась Лора.

За дверью стояла рама, сквозь которую ей пришлось пройти, а сидевший возле рамы такой же крупный и угрюмый битюг спросил:

- Оружия нет?

- Чего нет? — не поняла Лора.

- Это певица новая, — сказал тот, что встретил девушку у машины, и уверенно пошел вперед.

Охранник нес ее вещи по полутемному коридору. Нет, он не был мрачным, напротив, прекрасно отделанный современными материалами и освещенный невидимыми лампочками. Просто освещен едва-едва. Парень уверенно шел впереди, а попадавшиеся навстречу люди, почтительно уступали ему дорогу. Охранник и Лора поворачивали несколько раз, потом поднимались по лестнице, опять шли какими-то переходами, пока, наконец, не остановились перед дверью, на которой была наклеена фотография Мерилин Монро.

- Сюда, — сказал охранник.

Здесь чувствовалось, что где-то рядом находится сцена. Звучала музыка, то и дело пробегали девушки в экзотических нарядах, стояли декорации. Кто-то пробовал голос, и вообще была какая-то лихорадочная суета. Лора открыла дверь. Небольшая гримерная, но с большим зеркалом и туалетным столом. Небольшого размера лампочки обрамляли зеркало буквой «П». Раньше такие зеркала Лора видела только в кино. Именно в такие комнатки богатые поклонники присылали шикарные букеты цветов, здесь они же поджидали своих кумиров. В таких гримерных кипели страсти, а иногда даже лилась кровь. Загадочное закулисье, в которое попадали только избранные. Так было в кино…

На самом деле это была просто комната, отличающаяся от любой другой только наличием этого самого зеркала с лампочками и приспособления, на которое вешались плечики со сценическими костюмами. Здесь актриса готовится к выходу на сцену, здесь она переводит дух после выступления. Дверь закрылась, и тут Лора почувствовала, как забилось ее сердце. Она волновалась так, будто никогда в жизни не выходила на сцену, освещенную прожекторами. Дверь открылась, и в гримерку буквально влетел Марк Борисович.

- Ну что, волнуешься? Не надо! Ничего страшного, я уже выступил, публика приличная. Можно сказать, даже хорошая публика, ловила каждое слово! Главное, будь собой. Будь такой же, как там, в Герцеговине!

- Вы думаете, это возможно?

- А почему нет? Чем этот концерт отличается от тех, которые были в Герцеговине?! Да, чуть не забыл! Тональность! Боб просил узнать, что ты будешь петь и в какой тональности.

- Как — петь?! Сразу петь?! А что, репетировать мы не будем?

- Какая репетиция? Сразу петь! Талант! Все — на таланте. Вышла, спела и ушла под грохот аплодисментов!

- Но…

- Никаких «но»! Никаких! Я сам за тобой приду! — Марк Борисович пошел к двери, но остановился. — Да, песня и тональность? Какую песню поешь и в какой тональности?

Лора назвала песню, долго не могла назвать тональность, в одной у нее лучше получались верхние ноты, в Другой было гораздо легче петь. Наконец нужная тональность была найдена, и Марк Борисович, хромая больше обычного, убежал, еще раз пообещав лично проводить Лору на сцену. Лора достала косметичку и начала накладывать грим. Какое-то странное, незнакомое лицо смотрело на нее из зеркала. Лора даже провела рукой у себя перед глазами, чтобы убедиться, что это не сон.

Вошел Марк Борисович.

- Пора! — торжественно и загадочно сказал он.

Лора быстро и как-то украдкой перекрестилась.

Это была граница. Здесь заканчивалось закулисье и начиналась сцена. Здесь еще можно было поправить прическу, ужаснуться тому, что забыты слова, и благодарно пожать руку сопровождающему ее Марку Борисовичу. Еще шаг — и начинается плотно освещенная площадка, где каждое движение попавшего туда человека рассматривается под увеличительным стеклом. Там не может болеть голова, там не может пересохнуть горло и сорваться голос. Там все должно быть только в лучшем виде и в превосходной степени.

«Упаси вас Бог споткнуться на сцене, закашляться или извиняться», — вспомнила она чьи-то слова. На сцену надо выходить и брать публику за горло. В Герцеговине Флор у Лоры это хорошо получалось. Зрители дышали вместе с ней, смеялись и плакали.

- Ваша очередь, — сказал кто-то и вытолкнул девушку на сцену.

Звенели бокалы и рюмки, звучал смех, в зале висел ровный гул голосов. Во-первых, необходимо было что- то сделать, чтобы они все прекратили есть и говорить. Во-вторых, заставить их всех перестать дышать. Лора подошла к ударнику, взяла с большого барабана запасную палочку и с размаху ударила по тарелке. Разговоры смолкли. Лора кивнула пианисту, и тот заиграл вступление. Она запела: «В бананово-лимонном Сингапуре…»

Лора не видела, для кого пела. Темные пиджаки, белые рубахи и бабочки — это мужчины, глубокие вырезы спереди, блеск бриллиантов — это женщины. Свет прожекторов и рампы ставил между певицей и публикой почти непреодолимый барьер. Лора бросила в бой все, что у нее было: «счастливое» платье Дитрих, знаменитые туфли Орловой, талисман Армстронга. Она сжимала кусочек черного дерева с такой силой, будто хотела добыть из него хоть каплю воды.

Наверное, это был успех. Даже без сомнения успех был. Публика хлопала, кто-то кричал: «Браво», многие свистели от восторга, но в сердце у девушки вдруг поселилась какая-то грустная нота. Хлопали не так громко, как ей бы этого хотелось, голос кричавшего «браво!» очень напоминал голос Марка Борисовича, а свистеть и вовсе могли по совершенно другому поводу. Лора покинула сцену в полном смятении.

Она шла по коридору, а проходившие мимо люди поздравляли ее, но как-то формально:

— Неплохо… Очень даже неплохо… Поздравляем.

Никто не бросал к ее ногам букеты цветов, никто не разрыдался от восторга, никто в истерике не кричал: «Ради Бога, дайте автограф!» Или что-то в этом духе.

Нет, успех, наверное, был. Наверное. Лора сидела в гримерке и внимательно разглядывала свое отражение. А если не было успеха? И кто, собственно, сказал, что она — звезда? Грета, Элвис, Утесов и Марк Борисович?! Но Лора до сих пор толком не знала, кто же были эти люди на самом деле. Ведь что бы она ни думала по этому поводу, но Армстронг действительно был черным! Нет, погружаться в эти мысли не хотелось. Слишком трудный день, слишком… Не прошло и суток с тех пор, как она покинула Герцеговину, а сейчас, здесь, в гримерке, ей казалось, что полосатый тент над летним кафе, золотой песок пляжа и сцена в большом зале были когда-то давно и, возможно, только в ее снах.

Открылась дверь, Лора вздрогнула. В гримерку вошел Боб — тот самый длинноволосый пианист, с которым она познакомилась в первый вечер.

Клево, старуха, — сказал он, — поздравляю!

Лора изобразила подобие улыбки.

- Нет, точно, всем понравилось. Только… — он замялся, — тряпки у тебя какие-то странные…

- Как это понять, «странные»? — с вызовом спросила Лора.

- Ну, как тебе сказать, не по моде. Нафталиновые какие-то… Ладно, собирайся, машина никого не ждет…

Когда Лора вышла из клуба, уже светало. Музыканты усаживались в микроавтобус, а публика разъезжалась в лимузинах. Подвыпившие девицы громко смеялись и говорили гнусавыми голосами нараспев, как капризные дети. Это не всегда нравилось их кавалерам, и Лора увидела, как один из них съездил своей подружке кулаком по носу, что в общем-то не очень вязалось со смокингом кавалера и длинным платьем дамы. Униженная женщина хлопнула дверцей машины перед носом у мужчины и, нетвердо ступая, побежала по улице. Однако далеко убежать не удалось, ее быстро догнал стриженый охранник и сунул в подкативший автомобиль, как штуку сукна. Машины на стоянке были шикарные и самых разных марок. Но из всего этого великолепия выделялся белый «стрэч-лимузин», стоявший неподалеку от служебного входа. Водитель и охранник поджидали своего хозяина на улице, стоя у машины. Лора сидела в микроавтобусе, ожидая, когда придут техники, зачехлявшие аппаратуру. Девушка разочаровано смотрела на улицу: по ее разумению, именно она должна была уезжать отсюда в шикарном лимузине, а не в затрапезном «рафике». Жизнь за окном продолжалась своим чередом, вот открылись двери служебного входа, и из них появилась блондинка с ярко накрашенными губами, кутающаяся в песцовую шубу.

Мерилин Монро для бедных, подумала Лора. Вслед за блондинкой вышел Сергей. Тот самый высокий и красивый мужчина, с которым она буквально вчера танцевала на корабле. Значит, не для бедных, подумала девушка. Блондинка села в машину, а мужчина подошел к музыкантам, которые, как по команде, прекратили курить и вытянулись, будто солдаты. Сергей что-то сказал, и все, снова, как по команде, повернулись к автобусу, в котором сидела Лора, а Боб показал в его сторону рукой. Мужчина пошел к автобусу. К величайшему удивлению Лоры, он шел к ней.

- Прошу прощения, что сразу не поздравил вас с дебютом…

- Да что вы, что вы! — Лоре тоже вдруг захотелось вскочить с места и вытянуться в струнку.

- Конечно, мы должны были выпить шампанского за ваш успех, но весь вечер я был очень занят.

«С блондинкой», — подумала Лора, но ничего не сказала.

- Я обещаю вам исправить эту ошибку. Причем очень скоро. Надеюсь, вы не сердитесь на меня?

Лора замотала в ответ головой — почему-то не могла говорить. Спазма перехватила ей горло, и она почувствовала, что сейчас разрыдается.

Затененное стекло в дверце лимузина поехало вниз, и в проеме показалась блондинка.

- Ну, Серж, — пропела она, — я же устала.

- Вас хорошо устроили? — спросил Сергей, не обращая внимания на стоны блондинки.

- Да, неплохо…

- Может быть, вам что-нибудь нужно, смело говорите…

- Я пока не знаю…

- Тогда возьмите мой телефон и звоните в любое время, — протянул он Лоре визитку.

- Спасибо, — сказала она.

Сергей еще раз извинился за то, что не пришел в гримерную, попрощался и направился к машине. Проходя мимо музыкантов, он остановился

- Чтобы никто даже и не подумал… — Сергей незаметно кивнул в сторону автобуса.

- Да что вы, что вы, Сергей Петрович! — загалдели музыканты.

После этого Сергей сел в машину, и лимузин плавно отчалил от тротуара, ловко маневрируя, несмотря на свои размеры. Музыканты дождались технарей и уселись в автобус. Водитель запустил двигатель, и «рафик», дребезжа всеми железками, отправился в путь. Была уже половина шестого утра.

Когда Лора вошла в свою комнату, ее ждал там сюрприз. Огромный будет из двадцати пяти красных роз лежал на кровати. Ни записки, ни визитки, никакого знака.

Лимузин в сопровождении черного джипа мчался по загородному шоссе. Блондинка спала, положив голову на подголовник, а Сергей смотрел по телевизору, встроенному в панель, утренний выпуск новостей. Машины тем временем въехали в небольшой городок, которых обычно так много вокруг мировых столиц. Пришлось сбавить скорость. Улицы городка были узкие, на них появились первые прохожие, машины и автобусы: начинался новый рабочий день. Несколько раз свернув, машины оказались в лабиринте кооперативных гаражей. Ворота одного из них автоматически открылись, но это был не гараж Так же автоматически открылись и вторые ворота, и машины, пройдя своеобразный шлюз, оказались перед шикарной виллой. Сергей не стал будить женщину, стремительно вышел из машины и направился к дому. Навстречу ему выбежала целая сюра грозных собак. Потрепав каждую, он быстро вошел в дом.

Пройдя через большой холл, Сергей вошел в гостиную. Комната была декорирована в классическом английском стиле. Дубовые потолки, дубовые панели на стенах. Старинный буфет, фарфоровая посуда на полках, большой камин, отделанный мрамором. Несмотря на теплую погоду, в нем пылал жаркий огонь. Вошел секретарь со свежими газетами и списком звонивших людей.

- Что-нибудь срочное? — спросил Сергей.

- Ничего особенно срочного.

Сергей попросил принести ему джин с тоником и сел в кресло. В этот момент в комнату вошла блондинка. Прическа ее сбилась, а глаза еле открывались от передозировки спиртного.

- Это свинство! — крикнула она. — Ты почему меня оставил в машине? Почему? И так каждый день!

- Свинство — это напиваться до поросячьего визга каждый день!

- А я веселюсь! Ты же обещал мне веселую жизнь? Тебе же очень хотелось иметь у себя мои ноги! — она дрыгнула ногой так, что туфля взвилась к потолку.

- Идиот, лучше бы обращал внимание на голову, — пробурчал он себе под нос.

Вернулся секретарь со стаканом.

— А мне?… — заныла блондинка.

— Рука в говне!

Блондинка окаменела.

- Тебе вполне достаточно того, что ты выпила в клубе. Андрей, помоги девушке дойти до спальни, — приказал Сергей.

Это оказалось не таким уж простым делом. Женщина кричала, ругалась, требовала выпить, но секретарь во время этого долгого и хлопотного похода оставался вежливым и настойчивым. Наконец все успокоилось.

- Все в порядке, она спит… — доложил секретарь, вернувшись в гостиную минут через пятнадцать.

- Скажи, пожалуйста, по твоим наблюдениям, все блондинки — идиотки или это только мне так крупно повезло?

- Не знаю, но для начала хочу заметить, что почти все блондинки не натуральные, — сказал наблюдательный секретарь.

- Понимаю. — Сергей опустошил стакан.

Большие часы пробили половину седьмого.

- Я посплю до девяти, все вопросы потом.

- Ваша комната готова, — сказал секретарь.

- Нет-нет, я здесь, здесь… Возле огня… Здесь… — еще раз успел сказать Сергей и отключился.

Два граненых стакана липли к графину, и вся эта троица стыдливо жалась, грань к грани, на тарелке с синим ободком. Криво повешенная занавеска перекрывала половину окна, разложенный диван занимал большую часть комнаты, а обрезок дорожки прикрывал какое-то пятно на полу. На стене висела картина, которую можно было бы назвать «Город в снегу». Тусклые фонари, едва пробивающийся сквозь снег свет фар, черные фигурки людей. Картину написал явно талантливый человек, но лучше бы это был солнечный день и паруса яхт летели бы между небом и водой. Вот уже несколько часов подряд Лора разглядывала свою комнату, и настроение от этого не улучшалось. Оторвавшись от картины, она поняла, что ей очень хочется позвонить домой, в Герцеговину Флор. Лора поднялась и вышла в коридор. Спустилась по лестнице к дежурной:

- Здравствуйте, я у вас тут живу…

- Очень приятно.

- Я хочу позвонить. От вас можно?

- Звоните… — Дежурная подвинула девушке телефон, а сама неотрывно смотрела на экран телевизора. Лора сняла трубку:

- Алло, я хочу поговорить с Герцеговиной Флор… Да, Флор… Да, наверное, в кредит…

- В кредит — нельзя! — абсолютно беззлобно сказала дежурная и нажала на рычаг.

Девушка пыталась уговорить дежурную, клялась, что все вовремя оплатит, но та оставалась непреклонной. Пришлось смириться.

- Тут почта недалеко, — сказала дежурная, — звоните сколько хотите.

Разочарованная своим первым столкновением с новой жизнью, тем, что в душе не оказалось горячей воды, уставшая от лихорадки переезда, первого выступления и бессонной ночи, Лора вернулась в комнату и, не раздеваясь, легла на диван. Через несколько мгновений она наконец уснула.

День шел за днем, но среди них уже не было таких длинных, как тот, первый. Дни были похожи один на другой, звучала одна и та же музыка, танцевали одни и те же люди, а за сценой шли одни и те же разговоры.

- Старик, ты все время лажаешь! У меня слух — абсолютный! Я в пять лет концерты фортепьянные давал! — доставал бас-гитариста Боб.

- Ты прям как Моцарт! — отвечал басист Миша.

- Нет, вы хоть слышите? — Слышим, слышим… — обычно отвечал кто-то.

- Кстати… — Боря вдруг сменил тему. — Лора, ты имеешь право посидеть в зале. Там у нас есть свой столик. Нет, правда, что ты все в комнате отсиживаешься? Выпей чего-нибудь, потанцуй!

Музыканты, когда не были на сцене, все время толпились у дверей ее гримерки.

- Ну правда, правда, ты же молодая, симпатичная. Возьми себе коктейль! Платить не надо, потом мы рассчитаемся за всех.

- Хорошо, спасибо.

- Пожалуйста! И не думай ничего. Это — не исключение, это — для всех. Подарок от фирмы.

- Я поняла.

- Девчонка-то в самом соку, а? — сказал басист Миша.

- Ты прав, старик. Только я скажу тебе по дружбе, что сок этот может тебе желудок прожечь! И вообще ты бы лучше о музыке больше думал, а не о девочках! А то лажаешь, чувачок, лажаешь… — И Боб пошел по направлению к кухне.

- Смотри как бы тебе чего не прожгли! — огрызнулся Миша. — У меня, кстати, желудок такой — камни переварить может! — буркнул он себе под нос.

Спустя несколько дней Миша постучал в дверь, на которой была наклеена фотография Мерилин Монро.

— Не помешаю? — он просунул голову в дверь, не дожидаясь ответа. — Я вот горяченького принес, а то, смотрю, ты стесняешься. Войти можно?

Входи…

Миша вошед. В руках у него была тарелка с эскалопом. Поколебавшись немного, он пристроил еду на стол перед зеркалом. Достал из кармана пару бутылочек пива «Хайникен».

- Я уже перекусил, но пивка за компанию никогда не откажусь. Налить?

Лора протянула стакан:

- Налей. Спасибо.

- А то мы уже почти месяц вместе работаем, а все никак не познакомимся по-человечески.

- Ну почему, я знаю, что тебя Миша зовут.

- Ну, так и я знаю, как тебя зовут, но поговорить… Чтобы душевно. Родился там, крестился. Развелся… — Он засмеялся.

- Хорошо, рассказывай, я с удовольствием послушаю…

— Так у меня все просто! Детский сад, ясли, школа, электрогитара. И пошло-поехало…

- Вкусно, — сказала Лора. До этой минуты она ела только сосиски на улицах, гамбургеры в Макдоналдсе и пирожки в бистро.

- Пивка еще плеснуть?

- Да нет, хватит пока.

— Ну вот. В армии был — тоже на гитаре наяривал. Потом филармонии. Надоело болтаться, решил прибиться к тихому берегу. И вот я здесь.

- Нравится?

- Скука! — Он помолчал некоторое время, отхлебнул пива из бутылки, затем спросил: — А ты где пела?

- В Герцеговине Флор.

- С цыганами, что ли? Честно говоря, я тоже с цыганами поработал. У нас там веселая компания была. Никак не могли найти трубача. Потом взяли в Симферополе, он на вокзале играл, в ресторане. Все — класс, только — белый, вернее, рыжий, ну, блондин!

Звали — Кутя. Так его красили под цыгана чуть ли не гуталином… Комедия! Пивка плеснуть еще?

- Нет… Достаточно.

Некоторое время Миша не знал, о чем говорить, и стал глазеть по сторонам. Взгляд его упал на шарф Айседоры. Он взял его в руки.

- Странный шарфец, такое впечатление, что ему лет сто.

- Положите, пожалуйста; его на место, — тихо сказала Лора, переменившись в лице.

- А, понял, не дурак! Шарфик — особо ценный…

В этот момент администратор по трансляции попросил музыкантов подготовиться к появлению на сцене.

- Выйди, пожалуйста, мне еще переодеться надо, — сказала Лора.

- Конечно, конечно! Да, кстати! Ты на втором этаже живешь? — спросил Миша уже у двери.

- На третьем…

- А я на втором! Может, забегу как-нибудь, чайку попьем, про жизнь там покалякаем?

- Мне, правда, переодеться надо…

- Исчезаю! — Он подмигнул девушке и скрылся за дверью.

После этого визита Миша прилип к девушке банным листом. Он то приносил еду, как в первый вечер, и против этого Лора не возражала, то подсаживался в автобусе, если она не успевала рядом поставить сумку или сделать вид, что спит, он встречал ее на лестнице в гостинице — в общем, не давал проходу. Однако держал себя в рамках и никаких вольностей себе не позволял.

Жизнь продолжалась, и чем больше Лора в нее окуналась, тем чаще и чаще вдруг находила людей, как две капли похожих на тех, кого она оставила там, в Герцеговине Флор. Возможно, ей это просто казалось. Тем не менее она едва не бросалась к ним с какими-то словами, но, видя их безразличные взгляды, понимала, что ошиблась. Просто попадались похожие люди. В такие минуты ей очень хотелось обратно, в ту жизнь. Если и не вернуться, то хотя бы позвонить, убедиться, что она существует.

Лора сидела в почтовом отделении у будки междугородного автомата в компании нескольких сонных мужчин, женщин и одного бомжа. Развлекалась тем, что ловила момент, когда на электронных часах менялись цифры.

Кто заказывал Герцеговину Флор? — вдруг разнесся скрипучий голос по залу, заставив Лору вздрогнуть. Она побежала к окошку.

- Я! Это я заказывала!

- Нету такого! — отрезала телефонистка.

- Как это — нету?!!

- Нету — и все!

- Не отвечают?

- Не отвечают! — Телефонистка делала еще несколько дел сразу. Перекладывала талончики, о чем- то переговаривалась с диспетчерской через микрофон, вызывала ожидавших связи: «Таганрог — третья кабинка. Уренгой — восьмая. Двенадцатая кабинка, подойдите и доплатите за две минуты пере говора!»

- Но вы позвоните еще раз! — взмолилась Лора.

- Куда, куда звонить?!! Говорят же — нету!

- Не может быть!

Видимо, Лора выглядела совсем несчастной, если даже эта железная леди в наушниках все-таки сказала в микрофон:

- Послушай, Валя, тут девушке просто в смерть нужна эта Герцеговина Хлор!

- Не Хлор, а Флор!

Телефонистка отмахнулась, мол, не имеет значения.

- Ну, что там с ней? Нету? Ну нет, говорят… — И она растерянно посмотрела на Лору: — В справочниках — нету!

Было ясное раннее утро. Такие дни в кино существуют для того, чтобы показывать что-то очень хорошее: нашли друг друга влюбленные, выздоровел тяжелобольной или прозрел невидящий. В жизни почему-то бывает по-другому. Именно в такое солнечное, по всем приметам радостное утро Лора чувствовала себя безнадежно одиноко. Весь мир, казалось, отвернулся от нее, и даже Марк Борисович, который обычно появлялся в те моменты, когда ей было особенно трудно, как назло, пропал и не по- казывалсял вот уже неделю. Где-то внизу ехал невидимый трамвай, а еще дальше было море. Лора, сама не понимая почему, пошла туда. Шла, не замечая никого и ничего вокруг. Ее заставил вздрогнуть велосипедный звонок.

- Гуляете? С утра пораньше… — Перед ней стоял Сергей.

На нем был костюм для тенниса: белые шорты и безрукавка. Поверх еще был надет белый «вест» с синей полосой, повторяющей вырез. Идеальная прическа, несмываемый загар преуспевающего человека и велосипед, который он держал за руль.

- Здравствуйте… — растерянно сказала она.

- Кажется, я нарушил что-то очень сокровенное?

- Ничего вы не нарушили. А вы сегодня без машины? — спросила Лора, явно имея в виду блондинку.

- На отдыхе все должно быть пущено в ход. Руки, ноги. Ни секунды простоя. Работа у меня неподвижная. Кресло, телефон, компьютер и машина.

- Такая длинная, белая?

- И такая тоже.

- Значит, в клубе вы — на работе?

- Увы… — он улыбнулся ослепительной улыбкой кинозвезды, что в очередной раз заставило ее вспомнить о далекой Герцеговине.

- А я думала, что съязвила, — Призналась Лора. То, что этот человек остановился и заговорил с ней, явно тешило ее самолюбие.

- Такие девушки не умеют язвить, и не пытайтесь меня переубедить в этом! Скажу более, вообще никогда не пытайтесь меня ни в чем переубедить! Понятно?

Она кивнула.

- Хотите пойти со мной на яхте?

У вас есть яхта?

- Даже и не сомневайтесь в этом. И яхта тоже. А чего нет, обязательно когда-нибудь будет!

- Вы очень самонадеянны.

- В этом вы абсолютно правы! Ну что, как на счет морской прогулки?

Неужели вы думаете, что есть кто-то, кто бы отказался от такого предложения?

Надеюсь, поблизости их нет.

Они пошли вниз по улице, с каждым шагом приближаясь к морю. Сергей рассказывал, на ее взгляд, ужасно завиральную историю про то, как он когда- то работал в цирке. Она не верила ни единому его слову, и тогда он в подтверждение вдруг сел на велосипед и стал проделывать всякие фокусы, от езды задом наперед до элементов джигитовки. И тогда уже Лора подумала, что все-таки существуют дни для счастливых минут.

Стоящий у пирса «мерседес» Сергей увидел первым, и его хорошее настроение в миг улетучилось. Лора очень быстро поняла, в чем дело. Стриженый охранник открыл заднюю дверцу, и из машины на пирс выпорхнула уже знакомая Лоре блондинка. На ней был белый матросский костюм — блузка и очень короткая юбка — и соломенная шляпа с лентами. Видимо, она тоже собиралась на морскую прогулку.

- Вас не затруднит подержать мой велосипед? — спросил Сергей.

- Нет… — неуверенно сказала Лора.

- Только не оставляйте его без присмотра, он мне очень дорог, обещаете?

- Обещаю.

Он легкими шагами сбежал по дорожке к машине. Блондинка помахала ему и подставила щеку для поцелуя. Лора старалась смотреть на воду, на чаек, которые маленькими корабликами покачивались на утренней волне. Однако взгляд ее то и дело натыкался на мужчину и женщину. Они о чем-то спорили и говорили явно на повышенных тонах. Обрывки фраз то и дело долетали до ее ушей, но Лора старалась не прислушиваться. Видимо, Сергей пытался в чем-то убедить женщину, но она все время отрицательно мотала головой и топала ножкой, как капризный ребенок. Кончилось, это тем, что он взял блондинку под руку и повел к яхте. Из машины вышли охранники и, глядя в противоположную сторону, пошли вслед за ними. Тут Лора попыталась угадать, какая из яхт Сергея. Из всех она выбрала ту, корпус которой был натурального цвета, а не белого, как все остальные. Лора угадала, она даже вроде бы загадала какое-то желание и теперь пыталась понять, какое именно. У трапа пару встретил капитан. Он протянул руку женщине, и та легко взбежала на борт. В этот момент девушка стала думать, что ей делать с чужим велосипедом. Оставить стоять у столба или отдать охранникам? Решила оставить. Повернулась и пошла прочь от пирса.

- Как же так?! — услышала она голос Сергея. — Вы же обещали мне не оставлять его! — Он был в двух шагах от нее. — Вы что, передумали?

- Я…

- Тогда пойдемте!

- Мне кажется, что я буду лишней…

- Опять язвите?

- Нет, но…

- К сожалению, мой корабль сегодня занят. Если вы не возражаете, мы пойдем на той яхте… Видите, команда уже готовится к отплытию. Она не такая быстроходная, как моя, но удовольствие гарантирую. Итак, вы согласны?

Тем временем на его яхте запустили двигатель, и она стала отваливать от места стоянки. Блондинка с вызывающим видом стояла на корме, глядя на Лору и ее собеседника.

- Ну, решайтесь…

Лора не успела ответить. Оглушительный взрыв разорвал тишину утра, и на том месте, где еще мгновение назад была яхта, вырос огромный столб воды.

Потом он стал распадаться, укатился куда-то в море гро- хот взрыва, а обломки яхты и капли воды, как в рапиде, еще долго падали на берег и воду. Лора закрыла глаза, ноги ее сами собой подогнулись, и она опустилась на землю. Общий шум сменился всхлипываниями моря — это куски обшивки, снастей, мебели и прочего все падали и падали вокруг. Сквозь неплотно закрытые веки Лора видела, как двое телохранителей потащили к машине Сергея, прикрывая его с двух сторон своими телами, а им навстречу задним ходом мчался «мерседес». Лицо у Сергея было озабоченное, но не более того.

- Я найду вас, — крикнул он Лоре, — и ничего не бойтесь!

Он даже улыбнулся ей. Машина на бешеной скорости умчалась, выбрасывая из-под колес куски гравия. Один из охранников остался с Лорой. Он все время переговаривался с кем-то по рации, тревожно оглядываясь по сторонам. Лора слышала только шип и потрескивания в эфире.

- За нами едут, — сказал охранник.

Через некоторое время на дороге показался микроавтобус. Охранник, сообразив, что девушка окончательно так и не пришла в себя, взял ее на руки и внес в машину. Тут же где-то послышался вой сирен, и на место происшествия стали съезжаться патрульные машины и кареты «скорой помощи». Однако все, что происходило у пирса, для Лоры осталось «за кадром».

Микроавтобус ехал по городу. Водитель вел машину очень лихо, перестраиваясь из ряда в ряд и неуклонно продвигаясь вперед, несмотря на пробки. Теперь то, что произошло на пирсе, казалось кадрами из какого-то гангстерского фильма, а не фактом ее собственной биографии. Наконец Лора смогла рассмотреть лицо охранника, оставшегося с ней, и оно показалось девушке очень знакомым.

- Нам приказано доставить вас на место, — сказал охранник, обернувшись к Лоре, — только вы скажите, где это место?

Лора пожала плечами

— Что будем делать? — спросил он у водителя.

- Едем к офису!

Пока машина была в движении, включалась рация, но о чем говорили водитель и его невидимый собеседник, Лора понять не могла. Вместо слов все время звучали какие-то цифры:

- Седьмой девятому. Четыре.

- Тридцать один.

— Понял…

И все примерно в этом роде. Наконец машина остановилась.

- Мне надо позвонить, — сказала Лора.

- Это можно.

Они вошли в здание, и охранник повел ее по длинному коридору. Пришли в комнату, где находилось человек пять. Звонили телефоны, светились экраны компьютеров.

- Связь нужна… — улыбнулся охранник одной из девушек.

- Пожалуйста. Куда звонить?

— Куда? — спросил охранник у Лоры.

- Герцеговина Флор.

- Секундочку. Это где?

- Где-то здесь… — ответила Лора.

- Не за границей?

— Нет.

- Сейчас. Подождите… — Девушка вышла, а Лора безучастно наблюдала, как одна из работниц играла в компьютерную игру. Шарики выстраивались в цветные линии и, собравшись в компанию из пяти штук, исчезали.

- Увы, по нашим каналам, связи с этой точкой нет, — сказала девушка, вернувшись. — Вы можете уточнить хотя бы область или край?

- Вряд ли…

- Тогда вот что… Я завтра буду в центральном офисе и попробую связаться оттуда. У вас есть номер телефона?

- Да. Семнадцать, двадцать два, четырнадцать, — назвала цифры Лора, почти как водитель микроавтобуса, только в этом случае она точно знала, что за ними стояло. За этими цифрами был ее дом.

- Хорошо, вот вам моя визитка, позвоните мне завтра, к концу дня.

- Ну, а теперь куда? — спросил охранник, когда они вышли на улицу.

- Пожалуй, никуда… Я сама…

Лора шла по центральной улице, не пропуская ни одного магазина. Просто входила в каждую открытую дверь, глазела на манекены, нюхала духи, примеряла платья и шляпки. В книжном магазине долго стояла у витрины, пока вдруг не наткнулась на книгу «Доктор Живаго». Вспомнила, что сказал Сергей в вечер их знакомства. Вновь всплыли в памяти и события сегодняшнего утра. Яркое солнце, умиротворяющая тишина и свежесть начинающегося дня — и вдруг взрыв и столб воды на том месте, где секунду назад была красавица яхта и та женщина.

- Вы берете книгу или нет? — спросила продавщица, но Лора ее не слышала.

«В бананово-лимонном Сингапуре…» — где-то рядом пел знакомый голос.

Господи! Сколько раз ей доводилось слышать и видеть, как он пел эту песню там, в Герцеговине. Она могла представить каждый жест, поворот головы и выражение глаз…

Лора разрыдалась. Беззвучно. Только слезы градом покатились по щекам. Она стояла перед прилавком музыкального отдела и плакала. К ней обращались незнакомые люди с вопросами и предложениями помочь, но Лора только отрицательно мотала головой. Что она могла им объяснить, что могло ее утешить? Кто-то сунул ей в руку платок. Она вытерла слезы и на какое-то время почувствовала себя лучше. Оглянулась, посмотрела по сторонам, надеясь увидеть того, кто протянул платок. Незнакомые лица. И такие знакомые на витрине. Утесов, Орлова, Дитрих, Армстронг, Пресли и Вертинский. Она набрала пачку дисков и попросила продавщицу ставить их один за другим, выискивая на них свои любимые песни. Лора не замечала, что продавщицы переглядываются и делают друг другу знаки. Наконец одна из них подошла к Лоре:

- Простите, но мы закрываемся на технический перерыв. Вы берете что-нибудь?

— Да.

- Какую?

- Все.

Потом она ехала в трамвае, прижимая к груди всю эту огромную пачку. Там в магазине ей показалось, что встреча все-таки состоялась. Таким странным образом, но она все-таки дозвонилась до Герцеговины Флор. Правда, связь была односторонняя. Она так и не могла сказать ничего из того, что ей хотелось. От хорошего дня остались только плохие воспоминания. За окном была гроза. Лил летний дождь, сверкали молнии и гремел гром. Как мрачное эхо утреннего взрыва.

Итак — начинается утро.
Чужой, как река Брахмапутра,
В двенадцать влетает знакомый:
«Вы дома?» К несчастью, я дома.

Эти четыре строчки из маленькой книжки почему-то прочно засели у Лоры в голове. Трамвай приближался к ее остановке. На небе опять выглянуло солнце, его лучи легко прорвались сквозь оконное стекло, и в трамвае сразу стало душно. Лора направилась к выходу. Трамвай дребезжал звонком, разгоняя с пути ленивых южных пешеходов. Вагон остановился, двери раскрылись. Юркая старушка не стала дожидаться, пока все выйдут, и ринулась на штурм. Лора в этот момент находилась на подножке. Молодость и опыт, как говорят спортивные комментаторы, в очередной раз сошлись в невольном единоборстве. Лора покачнулась, попыталась обеими руками ухватиться за поручни, и пластинки веером рассыпались по земле. Знакомые лица укоризненно смотрели на нее с обложек. Один конверт упал на рельсы, девушка бросилась поднимать его, но трамвай уже тронулся. Железное колесо разрезало конверт и его содержимое по диагонали. Несколько человек помогли собрать пластинки и сложили их в стопку, а Лора все не осмеливалась перевернуть разорванный конверт. Наконец, она решилась. Это была пластинка Утесова. С девушкой началась истерика…

Неделю Лора ходила с таким чувством, что у нее где-то внутри открылась язва и теперь с большим трудом она затягивалась. Еще в тот самый день, добравшись до своей комнаты, она первым делом склеила разрезанный конверт прозрачным скотчем. Теперь он всегда был в гримерке, стоял у зеркала. Жизнь текла своим чередом, Лора больше не пыталась звонить в Герцеговину. Ее выступления с каждым разом проходили все более успешно, и ее выходы на сцену планировались так, чтобы приходились на самый пик веселья. Обычно это было после двенадцати часов ночи.

В ту ночь она, как всегда, готовилась к выступлению. После памятной утренней прогулки Лора изменила грим: стала сильно выбеливать лицо, красить губы яркой помадой и носить волосы, как молодая Грета Гарбо. Покончив с макияжем, она повязала на шею шарф, опустив длинный конец вперед. Именно в этот момент помощник режиссера по трансляции пригласил ее на сцену. Лора вышла в коридор. Теперь ее все знали. Ей улыбались, желали удачи, просили спеть любимую песню. Сцена была все ближе, а вместе с ней приближался какой-то гул. Он приближался, как поезд в тоннеле метро. Вдруг она увидела бегущих людей.

- Назад! Назад! — кричал кто-то. — Бегом!

Прямо на нее бежали музыканты со своими инструментами, и тут Лора услышала странные звуки. Будто кто-то очень часто и очень громко хлопал в ладоши. Лора поняла, что там стреляют. Завизжали бабы на кухне, загремела посуда, пробежали охранники с автоматами.

В зале шел настоящий бой, хотя сопротивление было уже практически подавлено. Оборонявшихся было гораздо меньше. Они еще отстреливались из пистолетов, но по всему было видно, что они проиграли. Повсюду стонали раненые. Нападавшие в масках палили из автоматов теперь в основном по стеклам, по бутылкам и посуде. Публика лежала на полу, закрыв головы руками, кто-то короткими перебежками прорывался к выходу. Несколько человек расплескивали бензин.

- Даю пятнадцать секунд, чтобы все унесли отсюда свои задницы! — закричал бандит с канистрой.

Это были его последние слова. Кто-то из добравшихся от черного входа охранников уложил его метким выстрелом. Обезумевшая толпа бросилась к выходу, сметая растерявшихся на мгновение бандитов. Но буквально тут же они стали палить в ответ. Раздался взрыв, и ресторан вспыхнул сразу в нескольких местах. У тех, кто не выбрался из зала, было три выхода: сгореть заживо, нарваться на пулю или все-таки попробовать вырваться из этого ада…

Лора бежала к гримерке. Ей наступали на пятки, ее толкали в спину потерявшие человеческий облик поварихи и прочий кухонный люд. Она рванула дверь.

- Ты куда, беги отсюда! Беги! — крикнул Миша, бежавший сзади.

- Пошли вы все! — огрызнулась Лора. Ей надо было забрать самое дорогое, что у нее было, — подарки ее странных друзей из Герцеговины Флор.

Она бросила в сумку платье Греты, туфли Орловой, черепаховую коробочку Элвиса, а вот амулет зажала в руке. В этот момент кто-то схватил ее и понес к выходу.

- Подождите! Подождите! Конверт! Там конверт! — билась в крепких объятиях Лора.

Однако никто не думал слушаться. Она повернула голову и увидела охранника, который увозил ее от пирса. Как долго она мучилась, стараясь понять, на кого похож этот парень, и именно теперь поняла, кто это был.

Удушливый дым полз по коридору, и языки пламени уже проникли в подсобные помещения.

- Опусти, поставь меня! — кричала Лора. — Поставь! — Но парень молча нес ее к выходу.

Стрельба к этому моменту уже стихла, а толпа, наоборот, озверела. Повара в белых куртках и колпаках, официанты в бордовых жилетках и бабочках, гости в смокингах и вечерних платьях бились в узком коридоре, ведущем наружу, как рыба, идущая на нерест, у речных порогов. Ситуация осложнялась тем, что сработала противопожарная система, и теперь сверху лилась вода и звенел тревожный колокол. Охранник двигался вперед, как ледокол, прокладывая путь среди впавших в панику людей. Когда до выхода оставалось несколько шагов, длинный конец шарфа, до этого путавшийся у охранника в ногах, зацепился за какой-то крюк. Прочная и легкая ткань сдавила горло мертвой петлей. Лора успела только охнуть. Парень почувствовал, что его подопечная вдруг затихла, но сразу не понял почему. Толпа напирала со всех сторон. Лора схватилась руками за шарф, который сдавливал горло мертвой хваткой. Еще чуть-чуть — и она потеряла бы сознание. Она даже не могла закричать, только пыталась ослабить петлю. Наконец, охранник понял, в чем дело.

Он ухватился за конец шарфа и рванул что было сил — материя не сразу, но поддалась. Глазами, полными ужаса, Лора наблюдала за происходящим, она даже что-то пыталась сказать, но было уже поздно. Обрывая на ходу остатки шарфа, охранник продолжал двигаться к двери, волоча за собой вконец обессилевшую девушку.

- Шарф, шарф, — это было первое, что сказала Лора, когда пришла в себя. Она сидела, прислонившись к дереву, прижимая сумку с подарками к груди.

Где-то с противоположной стороны здания опять стреляли. Охранник, оглядевшись по сторонам, выхватил из-за пояса пистолет и побежал к главному входу, где перестрелка явно усиливалась.

Люди в масках оказались зажатыми возле своих машин. Их было человек шесть. Они отстреливались из автоматов, заняв круговую оборону. Стреляли грамотно, давая друг другу возможность перезарядить оружие. Патронов не жалела ни одна, ни другая сторона. Пули резали ветки, били стекла, отбивали куски стен, однако ни убитых, ни раненых пока не было видно. Где-то выли сирены. Несколько патрульных машин мчались к месту события на бешеной скорости.

- Уходим! — крикнул кто-то из стрелявших. — Менты!

Прозвучало еще несколько очередей, и стрельба стихла. Обе стороны, обменявшись увесистыми порциями мата, разбежались в разные стороны. Громыхнуло несколько выстрелов, и тут же запылали две машины. Видимо, кто-то стрелял в бензобаки. Два взрыва не заставили себя долго ждать. Через некоторое время сверху- посыпались осколки и куски железа, подброшенные взрывами. Покатилось под горку горящее колесо.

Еще до приезда патрульных машин музыкальная команда успела погрузиться в микроавтобус и укатить подальше от клуба. Минут десять все молчали, потом вдруг кто-то сказал:

— Судя по всему, аппаратуры у нас больше нет.

- Поправимо, — ответил Боб, — вот если бы осталась аппаратура, а больше не было бы нас…

- Интересно, кто это был? — спросил Миша.

- Вам лучше этого не знать, парни, — заметил мрачный водитель, — сидите себе спокойно дома и ждите вестей…

Дальше опять ехали молча. До самого конца.

Дубовую гостиную в доме Сергея было не узнать. Так выглядел Смольный в старых фильмах о Ленине и революции. Входили и выходили люди с оружием, окна были забаррикадированы столами и шкафами, а дым стоял такой, что впору было включать противотуманные фары. Хозяин дома сидел на высоком табурете у барной стойки. Перед ним стояли стакан с толстым дном и початая бутылка виски, тут же лежали пять мобильных телефонов, причем он почти одновременно говорил по четырем из них. Собственно, разговором это нельзя было назвать, звучали почти сплошные междометия:

- Н-да… Ну… Ага… А вы проверили? Угу…

Поговорив таким образом минут десять, он отключил все телефоны и повернулся к стоящим за его спиной:

- Ну?

- Крыловские…

— Понятно. Значит, завод они нам не простили…

— Что будем делать?

— Кстати, что с девушкой?

- С ней все в порядке… — ответил один из охранников.

- Включите музыку кто-нибудь! — крикнул Сергей непонятно кому. — Мы все пока еще живы!

Тут же зазвучала медленная музыка.

- Значит, так, больше я об этом не хочу слышать. Никогда. Все формальности беру на себя. Северные и Башмаки нас поддерживают.

Видимо, для тех, кто был в комнате, эта фраза значила многое. Все направились к выходу, только один из присутствующих спросил:

- А как…

- Мне все равно, как, — спокойно сказал Сергей, — и смените пластинку!

Три джипа въехали в дачный поселок. Дома стояли среди леса, отделенные друг от друга большими участками, окруженные высокими заборами. Где-то лаяла собака, из одного из домов доносилась музыка, и пронзительно стрекотали цикады. В будке охраны в луже крови валялись двое мужчин в камуфляже.

- Третий дом… — шепотом сказал мужчина в пятнистой униформе, протянув руку в темноту. — Там вас ждут…

Десять человек с автоматами, в черном камуфляже, в черных вязаных шапочках смотрели в указанном направлении.

- Сколько охраны? — спросил кто-то.

- Во дворе человек десять и в доме минимум столько же.

- Надеюсь, ты понимаешь, если что-то не так, увидишь свои яйца на березе?

- Ребята, я же не враг себе! У четвертого столба. Стук знаете.

Двое, нагруженные четырьмя гранатометами, отделились от группы и короткими перебежками стали двигаться вдоль забора. Ночь выдалась подходящей. Ни луны, ни звезд. Забор был добротный, между каменных столбов стояли плотно пригнанные доски. Двое остановились у четвертого столба, первый постучал по доске условным стуком. Через несколько секунд приглушенный голос спросил:

- Кто?

- Капусту заказывали?

После этого короткого диалога в заборе появилась щель, и тот, что разговаривал, сунул в нее плотный сверток. Последовала короткая пауза, а затем несколько досок разошлись, и из-за забора показалась чья-то голова. Вскоре появилось все остальное, и продажный охранник пулей помчался к лесу. Двое диверсантов проникли за забор. Остальные, увидев это, выдвинулись на свои позиции.

Дом был изящный. Фигурные окна, кованые решетки, флигельки и башенки. Открытая веранда, крытая веранда, искусственный пруд. Все пространство вокруг дома было залито ярким светом, и силуэты охранников с автоматами и помповыми ружьями четко выделялись. Дом был заполнен людьми, их тени четко прорисовывались в освещенных окнах. Несколько охранников с собаками вышли из дома и направились к забору.

Видимо, была смена караула. Этим воспользовались нападавшие. Снайперы уже заняли свои места и распределили цели. Те, что пробрались за забор, достали гранатометы. Светящаяся стрелка подбиралась к двум часам. Кому-то оставалось жить считанные секунды…

Шесть выстрелов прогремели одновременно с разных сторон, и наружного наблюдения практически больше не существовало. Одновременно две ракеты полетели к цели, и спустя несколько секунд, два взрыва последовали один за другим. Застрочили автоматы, кто-то громко застонал, завыли раненые собаки, раздалась стрельба с верхних этажей дома, но два следующих выстрела из гранатометов заглушили робкие попытки защититься. Штурмующие бежали к дому с разных сторон под прикрытием снайперов. Те, в свою очередь, вели беглую стрельбу. Полыхнули три из пяти машин, стоящих на паркинге.

Еще несколько секунд — и все было кончено. Штурмовики добивали тех, кто пытался выбраться из дома, закладывали заряды, чтобы то, что когда-то было красивым домом, стереть с лица земли…

Лора успела принять душ и, ощущая нечеловеческую усталость от пережитого, забралась под одеяло. Больше всего на свете ей хотелось уснуть и проснуться там, в Герцеговине Флор, где ее любимый Цезарь лизнул бы ее в щеку рано утром. События, нахлынувшие на нее бурным потоком с того момента, как она села в антикварный лимузин, внесли в ее душу смятение. Получалось так, что она прожила на этом свете почти двадцать лет и совершенно не знала мира, в котором живет. Там, в Герцеговине Флор, взрывы и стрельба, подлость и предательство казались вымыслом сценаристов, способом заставить смотреть кино. А здесь, в этой жалкой комнатке, сама Герцеговина казалась чьим-то вымыслом, иллюзией, сном. Зачем? Зачем она села в тот сказочный автомобиль, который перевез ее из одной жизни в другую? Где автомобиль сейчас и может ли он повторить путешествие, но только в обратную сторону? Куда девался Марк Борисович, такой милый старичок в Герцеговине и похожий на черта здесь? Она сжала в руке талисман. Вот, вот оно доказательство, что люди, подарившие все эти вещи, реальны! Неважно, кто они и как их зовут! В конце концов, почему дуб называют дубом, а не кленом, сегодня никто не может объяснить. Вещи… Черепаховая коробочка, мышеловка, платье, шарф…

Шарф! Лора не сберегла шарф Айседоры, которым она так дорожила. Как теперь смотреть в глаза этой женщине? А как увидеть глаза Айседоры? Для этого надо было вернуться в Герцеговину Флор. Но как это сделать? Ответа на вопрос у Лоры не было. Она принялась банально считать до ста, до тысячи, чтобы все-таки уснуть, однако мысли все лезли и лезли в голову. Сергей, блондинка в матроске, взорванная яхта, стрельба в ресторане, охранник… Неужели это все — ее жизнь?

Она уже почти заснула, как вдруг раздался стук в дверь. Лора вздрогнула. Сначала испуг, потом желание понять, что случилось.

— Не бойтесь, просто Сергей просил отвезти вас в надежное место… — Лора узнала голос охранника.

— Завтра, я устала!

- К сожалению, я не могу обсуждать приказы…

Лора поняла, что ей придется встать и одеться.

Через десять минут она шла по коридору в сопровождении стриженого охранника. Как же она могла сразу не сообразить, кто этот парень. Да, он как-то возмужал, постригся, на нем этот пиджак и галстук, а не джинсы и шляпа.

- Стас, признайся, ведь это ты?! — сказала она, когда они сели в машину и отправились в путь.

- Вы мне?

- Тебе, тебе, а кому же еще?! Значит, ты тоже уехал в город? Ты не стал футболистом?

- Меня зовут Марк, — сказал телохранитель.

- Неправда! Ты — Стас, ты работал на лесопилке с Лешкой! Там, в Герцеговине.

- Где?! — удивление парня явно не было поддельным.

В Герцеговине Флор… — голос Лоры теперь звучал не так убедительно.

- Я не представляю, о чем вы говорите…

Еще раз случилось то, что случалось ранее, — двойники! Люди, как две капли похожие на тех, кого она знала раньше. Похожие, но не они. Вот и этого здоровяка, выходит, зовут Марком, а совсем не Стасом, который путал изюм с изюминкой. Дальше Лора не проронила ни звука, Марк тоже молчал. Через полчаса машина остановилась у ворот, за которыми гараж и еще одни ворота.

Когда она вошла в комнату с камином, звучал «Реквием» Моцарта. Ее усадили за стол. Он был сервирован для Двоих. Большие металлические тарелки, наверное, серебряные, подумала Лора. Бокалы и рюмки из толстого граненого павловского стекла. Две свечи, крахмальные салфетки. Лора рассматривала комнату: оружие на стенах, дорогие картины в багете. Секретер, на нем старинная бронзовая статуэтка — собака с уткой в зубах. Бронзовый бюст Наполеона, изящная фигурка девушки, лежащей на боку, подперев голову рукой.

- Хозяин немного задерживается, просил извинить его и, если можно, подождать с ужином.

- Я тогда посижу здесь… — Лора пересела на диван перед камином.

- Он очень скоро будет.

— Хорошо, хорошо, я подожду, — сказала Лора.

Через несколько секунд она уже спала.

Тяжелая штора поползла по карнизу, открывая огромное, залитое солнцем окно. Дневной свет в секунду занял все пространство комнаты с белой мебелью, сделав ее ослепительной. Даже сквозь сон Лора почувствовала этот яркий свет и сильнее зажмурила глаза. Просыпаться ей не хотелось. Во сне она видела себя маленькой, играющей с Цезарем. У кухонного окна стояла мама, в гараже возился с машиной отец, а за столом, под сиренью, сидели дедушка и бабушка. Вдруг мама уронила на кухне тарелку, и видения разлетелись стайкой испуганных птиц. Лора открыла глаза. Люстра на лепном потолке, окно, через которое льется солнечный свет, сказочной красоты туалетный стол с трельяжем, а в зеркалах она сама в огромной постели.

Может быть, это другой сон, подумала она и снова закрыла глаза. Открылась дверь. Сквозь сомкнутые неплотно веки, через шторки ресниц, Лора увидела Сергея с подносом, на котором была еда и ваза с красной розой. Хозяин дома был в сером костюме, голубой рубашке И очень красивом галстуке.

- Вы спите? — спросил он.

- Не знаю, — ответила Лора, — скорее всего, да.

- И что вы видите во сне?

- Красивого мужчину. У него в руках поднос, на подносе, завтрак и роза.

- Тогда вы проснулись.

- Вы считаете, такое может быть наяву?

- Хотите, я вас ущипну?

- Хочу.

Сергей поставил поднос и легонько ущипнул девушку за плечо.

- Мне больно! — сказала она. — Значит, я не сплю?

- Прошу прощения, я опоздал на ужин… Предлагаю заменить его на завтрак. Согласны?

- Вы кто? Граф Монте-Кристо? Жофрей де Пей- рак?

Он отрицательно покачал головой.

- У вас осталась еще одна попытка.

- И если я не угадаю, все это исчезнет?

- Нет. Все это исчезнет, если перестану угадывать я.

- Угадывать что?

- О, это долго объяснять! Отдыхайте, набирайтесь сил, к вечеру вы должны быть в прекрасной форме. У меня сегодня большой праздник.

- Я должна на нем петь?

- Вы это сделаете в том случае, если захотите доставить мне несколько минут блаженства.

- Значит, да?

- Я думаю, вы захотите купить себе новое платье для этого события, ну, и все прочее. Я предупредил Марка, он полностью в вашем распоряжении. Я, к сожалению, не смогу вам ассистировать сегодня. Отдыхайте, вы заслужили отдых! — И он вышел из комнаты.

Сколько раз Лора видела в фильмах о современных золушках, как те поднимаются из постели и в шикарных халатах или в мужских рубахах бродят по комнатам, разглядывая вещи и стараясь понять, кто же хозяин всего этого великолепия! И вот теперь она сама делала абсолютно то же самое. Для начала она с удовольствием обнаружила на себе прекрасную шелковую ночную рубашку. У кровати стояли комнатные тапочки. Розовые, пушистые. На пуфе лежал пеньюар, который она с удовольствием надела. Оказалось, что такие вещи надо уметь носить. Лора же в пеньюаре выглядела примерно так же, как маленькая девочка, которая пытается носить мамины туфли на каблуках. Схватив с подноса банан, она пошла по комнате, трогая все на своем пути. Сначала она попала в стенной шкаф, где висело сотни костюмов и стояло примерно столько же пар туфель. Наконец она нашла дверь в ванную комнату. Там оказался маленький бассейн, велотренажер и умывальный шкаф, уставленный красивыми бутылками мужского парфюма. Она перепробовала все запахи и осталась довольна. После всего нашла встроенный в стену телевизор и сообразила, как его включить…

Насладившись удобствами этой комнаты и сменив спальные принадлежности на свое платье, она спустилась в комнату с камином. На диване, где уснула вчера вечером, сидел Марк и листал иллюстрированный журнал. Увидев девушку, Марк быстро поднялся.

- Доброе утро!

- Значит, все-таки тебя зовут Марк?

- Да. А почему вас это так удивляет?

— Просто ты как две капли воды похож на одного парня.

- Так иногда бывает.

- Ты прав, бывает. Ну ладно, мне сказали, что ты можешь помочь купить некоторые вещи?

Они ехали по уже давно проснувшемуся городу. Улицы бежали им навстречу, петляли, расширялись, сходились, становились немыслимо узкими и снова расширялись. Праздные прохожие сидели у фонтанов, толпились у касс Макдоналдса, глазели на витрины.

У вас есть какой-нибудь любимый магазин? — спросил Марк.

- До сегодняшнего дня не было.

- Тогда мы поедем в тот, который назвал Хозяин.

- Чей хозяин? — спросила Лора.

- Наш. — Марк довольно лихо выбрался из потока машин и свернул в узкий проулок.

Замелькали витрины магазинов, в которых дорогие манекены носили еще более Дорогую Одежду. Лора много раз бродила по городу, но ни разу не попадала на эту улицу. Названия магазинов были странные: «Вамина», «Рамира», «Тахира», «Кардинал» и что-то еще в этом роде. Марк остановил машину, легко выбрался из-за руля, обежал ее вокруг и привычным жестом Открыл заднюю правую дверь.

- Ну что, пойдем?

«Вамина» — так себе, «Рамира» — тоже не Очень, «Тахира» — все какое-то дамское и восточное, а вот «Кардинал»… Глаза у Лоры разбежались. Тут были и маленькие черные платья, и вечерние туалеты, и платья для коктейлей, и строгие, деловые костюмы. Легкая итальянская обувь на высоком, низком каблуке, платформе и гладкой подошве.

- Нравится? — спросил Марк.

- Да, но если посмотреть на цены, то не очень.

- На цены вам смотреть не надо… — сказал Марк. — Это приказ.

- Приказ вашего хозяина? Мне?

— Нам.

Какая женщина не мечтает услышать такую фразу?! Не смотреть так не смотреть! Тогда смотрите вы и получайте удовольствие! Что это было: неделя высокой моды в одном отдельно взятом городе? Демонстрация вкуса или просто игра? Трудно сказать. Лора меняла наряды как перчатки. Маленькое черное платье от одного дизайнера, вечерний костюм от другого, платье от третьего, не менее знаменитого. Длинное, короткое, с аксессуарами, с бижутерией, очень открытое, суперстрогое — и все, не глядя на цены.

«Ну как, Марк?» — спрашивает она одними глазами.

Он кивает с плохо скрываемым восхищением. Вот уже весь багажник уставлен сумками с покупками, а Лора не унимается:

- Может быть, заедем еще куда-нибудь?

У Марка такая работа — не возражать, если на то не было особого распоряжения. И снова мчится по улицам зеленый «мерседес».

День пролетел незаметно, стрелки напольных часов уже подобрались к одиннадцати. Сергей в смокинге и бабочке совершенно был готов к праздничному вечеру. Он стоял у барной стойки со стаканом виски. Горели дрова в камине, звучала комфортная музыка. Марк был здесь же, сидел возле дверей, привычно листая журнал.

- Лора, вы не забыли? — крикнул Сергей в сторону ее комнаты.

- Я уже готова. Только сделайте музыку погромче и поторжественнее!

Сергей подал знак Марку, тот мгновенно исполнил приказание.

- Эта устраивает?

- Вполне! — Лора делала последние мазки, добиваясь нужного изображения в зеркале. Еще один взмах кистью, и она осталась довольна полученным результатом. — Внимание, я иду!

Медленно, в такт музыке Лора вышла из комнаты и ступила на лестницу. Стала спускаться, будто танцуя, делая короткие остановки на некоторых ступеньках. Сергей такого явно не ожидал. Стакан выпал из его рук и медленно полетел вниз. Еще мгновение, и он разлетелся вдребезги. Покатились по блестящему полу куски льда, но на это никто не обратил никакого внимания. Даже Марк, который вроде бы должен был быть готовым ко всему.

- Ну что, мы едем? — спросила Лора.

Вечеринка проходила на том самом корабле, куда Лору в первый раз привез Марк Борисович. Кстати, он тоже был среди гостей. Увидев Лору рядом с Сергеем, да еще в таком наряде, этот видавший виды администратор оробел. Не знал, можно ли ему подойти или лучше просто помахать рукой, но Лора сама бросилась к нему, обняла:

- Господи! Как мне необходимо было вас увидеть! Как хорошо, что вы здесь! Мне очень, очень надо с вами поговорить!

- Потом, потом поговорите, — улыбнулся Сергей и подтолкнул Лору к двери, которая вела в отдельный салон _ Мне кажется, в вашем туалете чего-то недостает.

- А почему же вы мне об этом не сказали дома?

- Не успел.

Проходя через зал, Лора успела увидеть на сцене музыкантов, с которыми она работала, а значит, все в порядке. Она помахала им рукой и получила в ответ улыбки. Еще несколько шагов, и они оказались в небольшой комнате вдвоем. Мягкая мебель, кресла, большие зеркала. Лора невольно бросила взгляд на свое отражение.

- Не кажется, что чего-то не хватает? — спросил Сергей.

— Чего?

- Ну не знаю, серьги, кольца… Драгоценности?

- У меня нет драгоценностей…

- Прекрасно.

- Почему это?!

- Потому что я не зря старался. Во всяком случае, я на это надеюсь… — | И он достал из кармана смокинга небольшую сафьяновую коробочку.

Точно такую же, как когда-то ей дала Грета. Да- да, когда-то, в прошлой жизни…

- А я знаю, что там, засмеялась Лора, — мышеловка!

— Угадали… — улыбнулся Сергей и открыл коробочку…

Этого не может быть! — прошептала Лора,

Это мне? Нет, нет, не может быть!

- Может, может…

- Вы хотите, чтобы я это поносила сегодня?

- Почему сегодня? Носите, когда захотите.

- Но почему? Я не понимаю, почему это мне?

- Я хочу, чтобы вы меня простили…

- Простила?!

- Я просто вымаливаю у вас прощения…

- Но за что?!

- За то, что из-за меня вы пережили немало неприятных минут…

- Разве это стоит…

- Это стоит гораздо дороже, — сказал Сергей, перебив девушку, — поэтому я не знаю, добьюсь ли я прощения или нет… Но давайте больше не будем говорить на эту тему. Нужно веселиться, сегодня праздник

- А могу я узнать, какой сегодня праздник? — спросила Лора.

- О… Сегодня большой праздник! Замечательный праздник! Сегодня — день победы…

Вопреки ожиданиям Лора оказалась за столом не в общем зале, а в комнате для особо важных персон. Здесь собралось человек тридцать. Сразу было видно, что, кроме Лоры, все приглашенные знали друг друга очень хорошо и, видимо, давно. То и дело кто-то поднимался, чтобы произнести тост, и хотя у каждого из них начало было разным, в конце говоривший все равно приходил к двум словам: «За победу!» Лоре казалось, что это какая-то игра. Старые друзья придумали играть в «день победы», а на самом деле просто собрались хорошо провести время.

Изредка Лора ловила на себе завистливые или оценивающие женские взгляды, но это тоже не про тиворечило игре. После тостов «за победу», стали говорить о победителе, обращаясь к Сергею, и о мире, который теперь должен был воцариться. Лора и это воспринимала как продолжение неизвестной игры.

Застолье длилось довольно долго. Подавали и закуски, и горячее, и прекрасный десерт. Почти как в Герцеговине Флор, подумала Лора. Потом пили коньяк, а мужчины закурили сигары. Общий разговор распался, и какое-то время Лора просто скучала, потому что Сергея то и дело отводили в сторону и подолгу с ним шушукались. Наконец кому-то в голову пришла идея перейти в общий зал и потанцевать. Сергей, судя по его взгляду, хотел пригласить Лору, но к нему продолжали подходить какие-то люди, и он вынужден был уделить каждому внимание. Казалось, что конца этим разговорам не будет, но неожиданно Сергей направился к сцене. Музыка стихла.

- Дамы и господа! Я очень благодарен, что в такой день вы пришли сюда и разделили с нами радость победы и мира. А теперь я хочу преподнести вам, да и себе самому подарок, который, по моему мнению, будет достоин великого праздника, — и он посмотрел на Лору.

По-моему, вам сейчас придется петь, — шепнул Марк, не отходивший от девушки ни на шаг, особенно в те моменты, когда ее кавалер разговаривал с гостями.

Сергей продолжал:

- Эту девушку зовут почти так же, как героиню моего любимого романа. Почти, но не совсем. Да и девушка эта не совсем похожа на возлюбленную доктора Живаго. Она похожа на мою возлюбленную.

Лору почему-то бросило в жар.

- Сейчас я попрошу ее подняться на сцену, и вы все поймете: первое — что мой выбор правильный, второе — что перед вами самая настоящая звезда! — 4 Он улыбнулся, глядя Лоре прямо в глаза.

У нее подогнулись колени. Он звал ее, ее подталкивал в спину Марк Борисович, но Лора не могла сдвинуться с места. Наконец под оглушительные аплодисменты она медленно поднялась на сцену. Зазвучало вступление…

Она пела о стране своего детства, о месте на земле, где она была счастлива, о Герцеговине Флор:

- В бананово-лимонном Сингапуре…

Хотя в Герцеговине Флор никогда не росли ни бананы, ни лимоны… Она пела, прощаясь с этой страной, потому что понимала: теперь отсюда она никуда не уедет. Никуда. И этот мир, который чаще бывал настроен по отношению к ней враждебно, вдруг повернулся своей самой лучшей гранью. И причиной всему был Сергей.

После этого они танцевали, и ей это напоминало первый бал Наташи Ростовой. В мгновение ока она стала центром всеобщего внимания. К Лоре подходили совершенно незнакомые люди, восхищались ее пением, делали комплименты, отмечали ее вкус. Мужчины просили разрешения поцеловать ей руку, а добившись этого, вновь восхищались ее голосом и манерой пения. Лора была пьяна. Нет- нет, конечно, не от вина.

Именно поэтому она не заметила, что в течение вечера произошло некое событие. Трудно даже было понять, что это. Просто в зал вошел немолодой мужчина в сопровождении нескольких человек, и, несмотря на то что музыка продолжалась, все как-то замерли, остановились, расступились и насторожились. Хотя вроде бы продолжали танцевать. Седой господин вплотную подошел к Сергею и улыбнулся.

- Поздравляю, — сказал он хриплым голосом поздравляю…

- Спасибо, что пришли…

- Ну что ты, что ты… Ты же мне как сын… А это?

- Это — Лора, — поспешно сказал Сергей.

- Лора, Лора… Красивая девушка…

Лора лучезарно улыбнулась в ответ.

- Скажи, детка, ты не против, если мы поговорим с Сережей? Нет? Наедине? Не против? Ну и хорошо, хорошо… — сказал седой господин. По манере разговора было понятно, что ответ ему не был нужен и даже не подразумевался.

Сергей и пожилой господин отошли в сторону, а Лора вновь почувствовала спиной присутствие Марка. Она обернулась. Охранник стоял рядом, хотя смотрел куда-то в сторону.

- Марк, а тебе позволено танцевать? — спросила она,

Сергей с гостем были в комнате с большими зеркалами. Сквозь одно из них было видно, что происходит в общем зале. На столе лежала коробка сигар, стояли массивная зажигалка и хрустальная пепельница. Пожилой мужчина закурил сигару с некоторым неудовольствием.

- Не понимаю, что вы в этом находите… — сказал он, выпуская дым. — Все хотите быть похожими на этих, из кино.

- Наверное, ты прав, я сам не в восторге от их запаха… Но теперь это модно. В правительстве все, как макнут, курят сигары.

- В правительстве… — Седой посмотрел на танцующих сквозь зеркальное стекло. — Вот что я хотел тебе сказать… Это, конечно, победа. Победа полная, но я не хочу, чтобы ты обольщался… Нет, не могу! — он выбросил сигару в пепельницу.

- Сигарету? — Сергей достал пачку из кармана пиджака.

- Нет, нет. Я думаю, что кто-то еще остался… Да, они не способны на бой, но очень способны на то, чтобы свести счеты… Хотя бы с тобой…

- Как?

- Ты не знаешь как?! Заплатят олимпийскому чемпиону по биатлону… Дадут ему денег, чтобы купил себе еще одну медаль… Или купят кого-нибудь из тех, кто работает рядом с тобой…

- Но ты же сам учил платить своим столько, чтобы…

- Да, да, да… Это все так, — замахал рукой гость, — но все-таки… Я провожал на тот свет многих, и мне очень не хотелось бы… В общем, ты меня понимаешь.

- Понимаю, — сказал Сергей, — и спасибо за все…

- Не стоит, не стоит… А теперь иди, танцуй, таких красоток не стоит оставлять надолго…

Сергей и Лора исчезли из зала, ни говоря никому из гостей ни слова, когда веселье было еще в полном разгаре. Потом они в полной темноте скользили по паркету его дома, натыкаясь на стулья и роняя какие-то предметы. Каждое такое падение вызывало у них смех, но они упорно не зажигали света. Наконец добрались до лестницы, и здесь он подхватил Лору на руки и понес наверх…

- Если бы на мне было красное платье, я бы была настоящей Скарлетт, а ты — капитаном Батлером… — прошептала она.

- Кем-кем? — не понял он.

Лестница закончилась, еще несколько шагов — и Сергей толкнул плечом дверь спальни.

- Скажи, я тебе не говорил, что люблю тебя? — спросил он.

- Нет, но я тебя прощаю… Хочешь знать почему?

- Почему?

- Потому что я тебе тоже не говорила этих слов…

Поцелуй казался глотком родниковой воды в жаркий день. Они оба надолго припали к этому источнику. Долго ничего не говорили. Их вещи были разбросаны по комнате, выделяясь на белом ковре темными пятнами. Свет не включали, хватало того, что падал из окна. Несколько раз в минуты особого блаженства слезы сами текли по ее щекам так обильно, что подушка стала влажной. Цепь потерь и приобретений, череда событий так закружили ее, что не было даже секунды, чтобы все осмыслить. И вот только теперь это произошло. Очень быстро, будто яркая вспышка осветила весь отрезок жизни, прожитый после того, как она покинула Герцеговину Флор. Первые дни новой жизни были полны сомнений и разочарований. Казалось, она напрасно вылетела из уютного гнезда в реальную жизнь. Главное заключалось в том, что пути назад не было, Лора была уверена, что дорога туда закрыта навсегда. Может быть, если окажется правдой то, о чем говорил Утесов в тот вечер, когда они сидели на берегу, она сможет вернуться в сказочный мир, став настоящей звездой. И вот теперь вдруг это свалившееся на нее чувство. Лора, безусловно, любила этого красивого и сильного мужчину, любила всеми нерастраченными запасами чувств, которые хранились в ее сердце и душе. Они лежали обессиленные.

- Если ты хочешь, поедем куда-нибудь хотя бы на неделю? — сказал он.

- Куда?

- В какие-нибудь райские места…

- В Герцеговину Флор?

- Это где? — спросил Сергей.

- Ты не знаешь…

- Можно и туда. Ты согласна?

- Как скажешь. Все, что ты захочешь…

И они снова долго не говорили ни слова.

- Мне кажется, что на нас кто-то смотрит… — вдруг сказала она.

- Кто?

- Не знаю…

Он оглянулся, не выпуская Лору из объятий. В дверях стоял Марк. Сергей узнал его по силуэту.

- Что-то случилось, Марк? — спросил он.

- Пока нет… — спокойно ответил Марк.

Потом охранник поднял правую руку с пистолетом.

- Ты что? — улыбнулся Сергей. — Там…

На дуло был накручен глушитель, поэтому вместо выстрела прозвучал просто хлопок. Лора почувствовала, как тело Сергея вздрогнуло, потом обмякло и вдруг стало давить на нее многотонной глыбой. Она долго не могла понять, что случилось, и только когда, горячая струйка крови змеей скользнула по ее щеке, она истошно завизжала…

Марк медленно подошел к постели, взял простыню, накинул ее на безжизненное тело своего шефа, а потом рывком сдернул его с извивающегося тела девушки. Лора задыхалась от крика.

- Замолчите… — твердо сказал Марк, но это не возымело эффекта.

Это даже не было похоже на крик. Какой-то хриплый визг рвался из ее груди.

- Замолчите или я застрелю и вас… — Он поднял с пола платье — одно из тех, которые они покупали вместе, и бросил Лоре: — Одевайтесь и уходите отсюда! Быстро!

Руки не слушались ее. Она то попадала головой в рукав, то надевала его задом наперед. Наконец кое-как она натянула на себя этот кусок материи. Платье сидело так, будто это был не ее фасон, не ее размер.

- Берите все, что хотите, и забудьте навсегда, что вы здесь видели. Иначе я сделаю то, что должен был сделать сейчас…

Лору колотил такой озноб, что она не могла ни сказать ничего внятного, ни сделать какой-либо осмысленный жест.

- Вы хорошо поняли меня?

Она не то кивнула, не то дернулась в судороге.

- Пойдемте!

Стараясь не смотреть в сторону кровати и вообще никуда по сторонам, Лора двинулась к двери. Смотрела только себе под ноги, хотя, скорее всего, ничего не видела. Было раннее утро. Голубоватый туман стелился над травой и продирался сквозь лес.

- Идите туда, к озеру, — сказал Марк.

Она кивнула и окоченевшими ногами сделала два неверных шага.

- Подождите!

Она остановилась. Марк подошел к ней, рывком повернул к себе и поцеловал Лору в резиновые губы. Она даже не среагировала на это.

- Идите, идите же! — сказал он.

Лора поволокла полупарализованное тело к воротам, за которыми было видно озеро. Марк стоял на крыльце. Когда она отошла шагов на тридцать, поднял пистолет и поймал на мушку ее беззащитный затылок. Сначала у него не было никаких сомнений, но потом он подумал про себя: если повернется, буду стрелять…

Лора шла мимо озера, когда за ее спиной вдруг что-то громыхнуло. Сделав еще несколько шагов, она оглянулась. Столб огня взлетел к небу в том месте, где еще несколько минут назад стоял дом, затем еще несколько взрывов последовали один за другим. Лора даже не вздрогнула. Она продолжала идти мимо озера, потом по дороге, не обращая внимания на мчащиеся мимо машины. Потом она шла сквозь город, потом — по коридору гостиницы, пока не дошла до комнаты, которую язык не поворачивался назвать словом «дом». Только возле дверей поняла, что у нее нет ключа. Нет ничего, кроме противно липнущего к телу платья. Однако ключ не понадобился. Дверь была открыта. То, что в комнате оказался почти посторонний человек, Лору даже не удивило и не расстроило. Бородатый бас-гитарист Миша рассматривал руку со сжатым кулаком, вырезанную из черного дерева. Лора выхватила амулет из рук музыканта и сказала ледяным голосом:

- Выйди, мне надо переодеться!

- И не собираюсь… — вдруг ответил бородач.

- Прекрасно, — сквозь зубы процедила Лора.

Она достала чемодан и, не обращая внимания на

мужчину, стала бросать в него вещи. Музыкант следил за ней, и ее растерзанный и измученный вид вызывал в нем бурю страстей, несомненно звериных по своей сути. Так хищник чует раненую добычу.

- Надо же, а приехала прямо монашкой… — сказал он.

Не говоря ни слова, она вдруг развернулась и вцепилась руками в его бороду, издавая какое-то кошачье шипение. Он растерялся на несколько мгновений, но, придя в себя, сшиб ее одним ударом. Лора рухнула на пол как подкошенная, но тут же вскочила и с еще большим остервенением бросилась на бородача. Но силы были неравными. Он обхватил ее тело, прижав руки к туловищу, бросил на постель и сам упал на нее. Вдруг он почувствовал, что девушка не сопротивляется. Он отстранился, посмотрел ей в лицо. Лора улыбалась странной улыбкой.

- Ну вот, — сказал он примирительно, — а то я к ней по-человечески…

- У тебя есть что-нибудь выпить? — спросила она.

- Конечно…

- Дай.

Он пошел к столу, некоторое время возился с пробкой, потом что-то полилось в стакан, она же сунула руку под подушку и успокоилась, нащупав в прохладном пространстве сафьяновую коробочку. Музыкант протянул стакан, а сам, сопя, стал быстро раздеваться.

- Я же вижу, что нравлюсь тебе, — сказал он, снимая рубашку.

Наконец, освободившись от одежды, влез под одеяло.

Лора не промахнулась, а мышеловка сработала исправно. Бородач завизжал, как поросенок под ножом мясника. У маленькой мышеловки оказались острые зубки, в прямом и переносном смысле. Дело в том, что на защелке Стас сделал насечки, как его просила Грета. Этих мгновений борьбы с неизвестным зверем было достаточно для Лоры, чтобы выскочить за дверь. Только все вещи так и остались лежать в этой Богом забытой комнате, которую ни при каких условиях Лора не смогла бы назвать домом.

Это была маленькая автостанция где-то на краю города. Как туда попала Лора, она ни за что не смогла бы объяснить. Народу здесь было негусто. Молодая семья, не то собравшаяся в свадебное путешествие, не то возвращающаяся домой после свадьбы: она была в подвенечном платье, а он, как положено жениху, — в черном костюме. Недалеко от них дремала старушка с гусем в плетеной корзине, а двое солдатиков не отходили от игрального автомата. Был еще один пожилой мужчина, который спал, забравшись с ногами на сиденье. Все, кроме солдат, расположились на двух лавках, стоящих спинками друг к другу. В этой пестрой и разнородной компании Лора в вечернем платье, со спутанными волосами не казалась чем-то инородным. Во всяком случае, когда она вошла, на нее никто не обратил никакого внимания. Молодые продолжали целоваться, солдаты — резаться в какую-то игру, старушка — дремать. День был в разгаре, и сквозь мутные стекла станции зной был каким-то материальным, казалось, воздух можно было попробовать на ощупь. Желтое такси пыталось спрятаться в тени одинокого дерева.

- Я хочу попасть в Герцеговину Флор… — сказала Лора кассирше.

- Куда-куда?

- Герцеговина Флор, — повторила она.

Кассирша, наверное ровесница Лоры, но из-за служебной официальности казавшаяся старше своих лет, взяла толстую книгу:

- Секундочку подождите, пожалуйста…

Лора внимательно смотрела, как девушка листала книгу.

- Нету, — наконец сказала девушка.

- Как нет?

- Наверное, это не в нашей области… — предположила кассирша. — Хотите, можете сами посмотреть.

Лора, не отходя от окошка, стала листать книгу. Строчки прыгали у нее перед глазами. Герцеговины Флор не было нигде.

- Мне очень жаль… — сказала кассирша, принимая назад книгу.

Лора вышла из здания станции, где-то высоковысоко гремел невидимый самолет. Ей вдруг ужасно захотелось оказаться там, в небе. В большом уютном кресле, и чтобы стюардесса…

- Простите, куда вам ехать-то? — спросил ее мужчина лет сорока, в розовой безрукавке и джинсах.

Ужас отчаяния овладел ею. Лора оказалась в полном одиночестве, не было даже тех приятных сказочных мелочей — подарков обитателей Герцеговины, которые, если бы не помогли ей спастись, хотя бы давали призрачную надежду. Например, амулет - подарок Луи. Он говорил: если будет очень трудно, то все крепкие руки его семьи помогут ей выбраться из беды. Ей очень трудно, а сил на борьбу не оставалось. Нужны были крепкие руки.

Она опустилась на землю, вытянула ноги и прислонилась спиной к стене. Облака мчались над нею так низко, что некоторые цеплялись за верхушки деревьев. Мысли, как эти облака, мчались, иногда цепляясь за сознание. Разрезанный трамваем конверт, прыгающий из стороны в сторону и виляющий хвостом Цезарь, Айседора… Говорит про шарф, это — самое ценное, что у меня есть. Самое ценное! Снова конверт, снова собака, Айседора, Армстронг.

Вдруг какой-то звук прорвал этот замкнутый круг воспоминаний. Будто шмель летал где-то поблизости. Лора огляделась. Нет, это был не шмель. Зудел двигатель. Да-да, это явно был двигатель моторной лодки, этот звук Лора знала очень хорошо с раннего детства. Она вскочила и побежала к пирсу. Действительно небольшая лодка скользила по поверхности воды. Лора замахала руками:

- Эй! Ээээй! Эй-эй!

Надежды не было никакой. Лодка явно плыла не к пирсу, более того, она все удалялась и удалялась. Но на сей раз Лора не сдавалась. Она продолжала размахивать руками, будто надеялась ухватиться за какую-то невидимую нить и дернуть за нее таким образом, чтобы лодка вернулась. Но лодка все уходила и уходила, превращаясь в точку. И вдруг Лоре показалось, что точка стала увеличиваться. Да-да, несомненно! Лодка изменила курс и стала приближаться к пирсу. И вот только когда она была совсем близко, Лора успокоилась и опустилась на теплые доски полусгнившего пирса.

«Герцеговина Флор»

Да-да, она не сошла с ума, именно эти два слова были выведены белой краской по обоим бортам. Мужчина, как две капли воды похожий на Луи Армстронга, только абсолютно белокожий, управлял судном.

— А я думал, мне показалось! — начал он кричать еще задолго до того момента, когда лодка причалила. — Мелькнуло вроде что-то… А потом думаю, дай проверю!

Лора счастливо улыбалась, не вслушиваясь в слова мужчины.

- Тебя что, сюда таксист привез? — спросил он:

Лора улыбалась. После стольких событий, в момент полного отчаяния вдруг эта надпись на борту лодки.

- Я говорю, таксист привез?

- А? Да, да, таксист…

- Вот стервецы! Небось, в Ялту собралась? А какая тут Ялта?! Это же озеро! Тут к морю никак не выберешься, а они людей дурят! Тут даже судили одного, он сюда целую семью привез. С детьми, с вещами. Сказал, чтобы ждали… Вечер уже, и никаких кораблей. А откуда тут корабли, когда последний лет тридцать назад был… Дорого взял?

- Что?

Я говорю, заплатила дорого?

— Да нет, не очень…

- И то хорошо, — успокоился мужичок. — Так куда ты собралась, в Ялту?

- Нет, мне туда, туда… — Лора упорно показывала на надпись.

- Куда? Здрасте! Туда — невозможно никак!

- Как это невозможно? Почему это невозможно?!

- «Почему, почему»! Это же так, название… Для красоты… Это же папиросы. Сталин курил такие… Ага… А так — нету этого. До моста могу подбросить, а там до города дойдешь!

- До города? Это города нет, — сказала Лора, — и моста нет…

- Да пойми ты, не могу я тут с тобой! — мужичок не то чтобы начал терять терпение, но как-то засуетился. — У меня репетиция, понимаешь? Я же случайно тут… Крик услышал… Тут же людей нормальных не бывает, вон там за лесом — «дурка». Вооон там, больница для психов. Иногда эти срываются… Я видел их пару раз. Все в халатах и пижамах, в общем, в чем сбегут… Мужики — небритые, а бабы — наоборот: все лысые, в простынях ходят… Я видел однажды… Вот… Так что, поедешь?

- Мне туда…

- Да нет, нет «туда»! Пойми ты! Давай решай что-нибудь, потому что репетицию я пропустить не могу… Я же в оркестре… Ты про Армстронга слышала что-нибудь? Про Луи?

- Нет…

- Понятное дело, молодая! А я его делаю — один в один! И на трубе, и голосом… У нас — настоящий биг- бенд. Нас даже к местному мафиози приглашали играть в ресторан. Говорят, его убили ночью… Так что я не могу опаздывать, понимаешь?

- Понимаю.

- Значит, что, не едешь?

- Нет…

- Ну ладно… Знаешь что, я вот тут балуюсь, по дереву режу… Вот возьми! — он протянул Лоре руку со сжатым кулаком, вырезанную из дуба. — Я подумал, что фамилия его как «крепкая рука» переводится, вот и вырезал… Бери, поможет в трудную минуту… Это как амулет. Знаешь, что такое амулет?

- Нет…

- Ну, узнаешь! Все, мне плыть надо, а то — вот, голову отрубят за опоздание! Пока!

Он дернул за шнур, взревел подвесной мотор, и лодка заскользила по водной глади. Он запел что- то очень знакомое, и его голос был похож на голос грохочущей по мостовой бочки, из которой капали капли меда…

Лора долго шла по лесу. Очень долго, пока не выбилась из сил. Потом она упала, поджала под себя ноги и сильнее сжала в руке амулет. Небо над ней потемнело, и на нем зажглись первые звезды…

Сергей вышел на поляну, где она мирно спала. Он был в белых брюках, белой рубашке и в «весте» для тенниса. Он вел за руль велосипед.

- Зачем ты ездил на велосипеде в белых брюках? — спросила она. — Испачкал штанину мазутом… Видишь?

- Это — не мазут… — улыбнулся Сергей. — Вот посмотри…

Она пригляделась и поняла, что это кровь.

- Ты что, ранен?

- Нет. Убит, — сказал Сергей и лизнул ее в щеку.

Она даже вздрогнула от неожиданности. Было жарко, над головой пели птицы. Лора открыла глаза. Солнце в зените, а прямо под ним — счастливая морда Цезаря. Он наклонился и еще раз лизнул ее в щеку. Лора закрыла глаза, но даже так пес продолжал лизать ее, а потом вдруг залаял.

- Это ты? Это, правда, ты? — спросила Лора.

Он не ответил человеческим голосом, а значит, это был не сон. Лора открыла глаза, Цезарь не исчез. Тогда она обняла пса за шею и повалила на землю. Он не сопротивлялся, с удовольствием катался в траве и все норовил укусить Лору за щеку. Потом он вдруг побежал в лес.

- Это ты! Это правда! Она есть! — Лора кричала и бежала за собакой.

В этой погоне она буквально наткнулась на све- женасыпанный могильный холм. Лора остановилась, остановился и пес. Вместо памятника на холмике лежал конверт пластинки, склеенный прозрачным скотчем. Лора прекрасно помнила, как она склеила этот конверт с фотографией Утесова. Как странно все это было! Могильный холм посреди леса, утерянный в другой жизни конверт. Неужели она все- таки спала? Она заплакала. Слезы были настоящие, Лора чувствовала их вкус у себя во рту…

Они с Цезарем сидели рядом перед этим холмом, как вдруг на дороге показался белый лимузин. Она не обратила на него почти никакого внимания, даже не увидела, остановился он или поехал дальше. Тем временем машина затормозила, открылась передняя дверца, и появился водитель в форменном пиджаке. Он обошел машину и открыл теперь уже заднюю дверцу, затем снял фуражку и замер в почтительном поклоне. По всему было видно, что он приглашал ее и собаку прокатиться в этой машине. Цезарь явно был не против, но ждал команды неверной хозяйки.

- Ну, пошли, — сказала она, — раз уж тебе так этого хочется.

Пес подозрительно дружелюбно махал хвостом, машина явно была ему знакома…

Стекла лимузина были затененными, дневной свет почти не проникал внутрь. Однако внутреннего освещения салона было достаточно, чтобы понять: в машине сидит некто, одетый в прекрасные доспехи восточного воина. Но лицо воина было совсем не восточное и очень знакомое. Когда-то Лора уже видела это лицо. Этот человек был похож на Сергея!

- А разве ты… — начала было говорить Лора, но осеклась.

Она вдруг увидела стоящий перед воином сундук, наполненный старинными украшениями. Лора посмотрела на сундук, потом на мужчину, на его глаза. Конечно, она уже видела эти глаза! Именно они следили за каждым ее шагом в Герцеговине Флор, а лежащая на полу лопата красноречиво говорила о том, кто ее хозяин.

- Неужели сокровища Золотой Орды? — спросила она.

- Не все пока, но ведь еще есть время…

- Но ведь этого не может быть?! — Может…

- Добро пожаловать в Герцеговину Флор! — сказал шофер, захлопнул дверцы, и машина тронулась в путь.


Очень скоро показался полосатый тент на берегу, а под ним знакомые фигуры обитателей этой волшебной страны. И пусть наступила осень, и листья на деревьях изрядно пожелтели, но обитатели не изменились ни на йоту. Вот Грета уверяет кого-то, что Луи Армстронг был чернокожим, вот неугомонный Марк Борисович бежит навстречу очередному приключению, а вот Айседора кутается в свой прекрасный шарф. Единственный и неповторимый…

Рыбный день

Рукопись эту мне сунул в руки мужчина лет пятидесяти на вид, когда я шел по улице Пушкинской в городе Симферополе. Я узнал его. Когда-то мы вместе начинали играть в группе. Тогда это называлось так. Группа — неофициально, вокально-инструментальный ансамбль — официально. Это было в конце шестидесятых — начале семидесятых годов. Современной молодежи, наверное, будет странно узнать, что тогда электрогитару невозможно было купить в магазине. Впрочем, как и аппаратуру к ней. Убогие колонки, изготовленные на советском заводе киноаппаратуры, в конце шестидесятых для нас, старших школьников, играющих в группе, были пределом мечтаний. Звукосниматели нам мотали местные радиолюбители, а фотографию Beatlesя впервые увидел на целлофановом пакетике, в котором были запечатаны колготки.

Я учился тогда в классе седьмом. Вдруг по школе разнесся слух, что в центральном универмаге продается нечто необычное. Мы сорвались с уроков, отстояли очередь в отделе женского белья и вышли на улицу, разглядывая четыре черных, волосатых силуэта на красной пачке. Колготки полетели в мусорный бак тут же. Причем колготки выбрасывали даже девушки из нашего класса, потому что не знали, с чем их едят.

Я пришел домой, открыл тетрадь и не закрывал ее, пока не дочитал до конца. Там была моя жизнь. Наша жизнь.

Может быть, немного приукрашенная, может быть, немного романтизированная.

- Если хочешь, можешь издать, — сказал мне мужчина, — ты вроде книги печатаешь… Денег мне не надо.

Закрыв тетрадь, я задумался. Кто будет читать эту книгу? Новое поколение? Но ему, новому поколению и современному читателю по крайней мере, необходимо объяснить, что Грузия тогда была частью нашей страны, и Крым, и Киев — все это было частью того, что мы называли Родиной. И писали это слово с большой буквы. Тогда не было канала MTV, а были райкомы, обкомы и ЦК партии. Отделы культуры и «Комсомольский прожектор». Он высвечивал изъяны и уродства на теле советского государства. Пение на английском языке было одним из уродств, как и вообще вся музыка Beatles. А изображение Битлов сто раз переснималось с одной, не самого лучшего качества фотографии. Их записи в эфир выдавали радиохулиганы — прототип современных коротковолновых станций. Эдакие диджеи середины века.

Что же еще? Две копейки — самая важная монетка, бросил в телефонный автомат, говори, сколько хочешь. ОБХСС — экономическая милиция, горбатый «запорожец» — шедевр отечественного машиностроения, отдаленно напоминающий фольксваген «Beatles. Очень отдаленно. Как «москвич» шестисотый «мерседес». Впрочем, нет смысла объяснять всего, как нет смысла объяснять молодым людям, что их родители тоже влюблялись, тоже сбегали с уроков, курили план и танцевали на дискотеках. Они либо поймут это сами, либо не поймут никогда…

Я почти ничего не изменил в рукописи перед тем, как ее напечатать, ибо трудно изменить то, что уже прожито.

ИНТРОДУКЦИЯ

Все началось с того, что ко мне зачастил Генка… Мы были соседями. Он жил в старинном солидном доме с лепными балконами, я — в современном. Ничего липшего — красные кресты окон, красные решетки балконов.

Генка ходил в наш дом играть в футбол. Играл он плохо, больше «костылял», чем забивал голы. Это значит, что по ногам он попадал чаще, чем по мячу. Мы брали его в свою команду для устрашения и еще за то, что его мать нашивала на наши тусклые майки одинаковые буквы «Т». Что скрывалось за этим знаком, никто точно не знал. Может быть, гремевшее тогда на весь Союз «Торпедо» — команда Стрельцова и Воронина, а может быть, заурядный «Трактор». А может быть, ро- мантически-возвышенное «Товарищ». Ведь мы были друзьями-товарищами. Ходили вместе, обнявшись за плечи, вместе воровали черешню в соседнем саду и даже вместе влюблялись. Была одна такая девчонка, в которую мы все вместе влюбились, толком не понимая, что это такое.

Наш двор…

У каждого, наверное, есть свой такой двор. Двор детства. Мой двор мне тогда казался огромным букетом цветов. Его дурманящий аромат въелся мне в память настолько, что иногда я явственно чувствую его и теперь.

Вечерами, когда солнце скрывалось за домами, жильцы выходили из подъездов с ведрами поливать грядки. Это было чем-то вроде ритуала. Своеобразная почетная обязанность. Нет, каждый имел право и не поливать отведенную ему территорию, но никто, никогда этим правом не воспользовался. Было неудобно перед соседями. Многие вещи в той жизни никогда так и не произошли из-за этого святого чувства.

Итак, соседи с ведрами и лейками метались по двору от крана к грядкам, а мы, не остывшие после очередного футбольного матча, подносили «боеприпасы», разламываясь пополам от тяжести двух ведер. Мощно била струя воды в дно ведра, гремели пустые лейки, и вечерняя прохлада вытесняла остатки липкого зноя за металлическую калитку и ворота. Это было праздником. Казалось, все только и ждут шести часов, чтобы высыпать во двор. А когда становилось совсем темно, на скамейку усаживались двое с аккордеоном и гитарой и пели, как по радио. Жильцы открывали окна под переборы гитары, выходили на балконы слушать трофейный аккордеон. Вечера были длинными и тихими.

Телевизоров у нас тогда не было. Ни одного.

Потом мы шли в школу. С огромными букетами цветов, с маленькими двориками в руках. Кололась щетинистая форма, колотилось сердце, как во время футбола, и портфель был тяжелым, как полное ведро воды. Мы старались не отставать от взрослых мальчишек, уже забывших, что пять лет назад они шли в школу в первый раз точно с такими же букетами.

Постепенно мы вырастали из формы. Я перестал гонять на переменах в футбол, стал писать глупые записки одноклассницам, в общем, повзрослел. Мир изменился. Теперь в каждой квартире был телевизор. Теперь никто не выходил с аккордеоном и гитарой по вечерам, а в окна выглядывали лишь в тех случаях, когда кто-то кричал, что опять под его балконом поставили машину. Или когда хоронили кого-нибудь. Кого- нибудь из тех, кто поливал цветы.

А раньше в нашем доме никто не умирал.

В девятом классе я сделал свою первую электрогитару. Вырезал сапожным ножом из куска пенопласта. Гитара была очень похожа на настоящую, если смотреть на нее издали и в фас. Но в профиль, то есть сбоку, она больше напоминала лук. Спортивный лук. Только с шестью жилами тетивы вместо одной. Такой автоматический шестизарядный лук.

Играть на этой гитаре не было никакой возможности. Струны врезались в пальцы, как бритвенное лезвие. Но мы играли. Одноклассницы смотрели на нас и слушали хриплые звуки, вырывающиеся из свежеокрашенных серебряной краской «колокольчиков» так, будто это были не мы, а четверо музыкантов из Ливерпуля. И теперь уже не я им, а они мне писали глупые записки.

«Когда будешь петь на вечере, помаши мне рукой. Или просто улыбнись».

Мы летели на гребне докатившейся до нас волны, грохотавшего где-то далеко урагана по имени битло- мания. Мы пытались отпустить волосы, но родители и учителя безжалостно стригли их, не обращая вни- мания на наши желания. Мы выпиливали гитары, а они ломались, не выдерживая напряжения натянутых струн. Нам запрещали, а мы продолжали петь по- английски:

«Close yore eyes and I'll kiss you…»

«Закрой свои глаза, и я поцелую тебя…»

Мы пели это на всех школьных вечерах. Гремела ударная установка, собранная из пионерских барабанов, дрожали стекла от рыка рояльных струн, накрученных на некое подобие штыковой лопаты. Учителя и завучи были в шоке, учащиеся старших и средних классов — в восторге.

А потом вдруг все закончилось.

Чихали тарелки духового оркестра, когда нам выдавали аттестаты, плакали мама и сестра в полупустом зале клуба железнодорожников, грустно улыбался усаженный в президиум весь педагогический коллектив во главе с директором школы. Мы стали взрослыми и целовали дождливым утром выпускной ночи одноклассниц в губы.

Закрой свои глаза…

Я поцелую тебя и почувствую капли дождя на твоей щеке…

Школа осталась позади. Мы разбредались по домам, ступая босыми ногами в теплые лужи. Впереди была столбовая дорога жизни. Дождь в дорогу — хорошая примета.

Я двигался прямо. Когда закончился асфальт школы — открылись дубовые двери медицинского института. Меня ждали там. Еще в школе я выступал за их команду на различных первенствах по борьбе. Был «подставным». Я побеждал. Награждали меня, значит, награждали институт. Получалось, что я имел непосредственное отношение к нему. Числился студентом или санитаром. Или что-то вроде этого. И вообще, по словам тренера, в «классике» передо мной открывалась широченная магистраль. В переводе на обычный язык у меня, как у борца классического стиля, были перспективы на будущее. Я резко подворачивал бедро, хорошо «мостил» и мгновенно проходил в корпус.

Подавал надежды.

Мои врачебные перспективы были весьма туманными. Я с трудом узнавал бедренную кость, не мог вспомнить название шейных позвонков и долго выговаривал латинские слова. Даже самые короткие. Но в институте мне нравилось. Я ездил на соревнования, когда у всех была сессия, пропускал занятия, потому что был на сборах и сидел в президиуме вместе с ректором на чествованиях институтских команд. Еще я пел на курсовых вечерах; получал повышенную стипендию и…

Еще была Люда.

Мы столкнулись с ней в дверях аудитории. Я искал преподавателя, чтобы отдать освобождение — ехал на очередные сборы.

- Я преподаватель.

- Вы?

- А что в этом удивительного?

Ничего. Просто в моем представлении преподаватель должен был быть занудливо-худым, с длинным носом, в очках и мужского рода. Я не сказал ей об этом.

- Когда вернетесь, найдете меня и ответите, — сказала она.

— За все?

Она улыбнулась. Волосы сзади собраны в пучок. От этого видны ее широкие скулы и огромные глаза. Кажется, светлые. Нет, я не помню цвета ее глаз. Грустные, когда я уходил, счастливые, когда мы были вдвоем.

- Я обязательно вас найду!

Был какой-то очередной концерт. Я защищал честь своего курса. Пел что-то патриотическое в очень непатриотической обработке. Она стояла за кулисами, следила за тем, чтобы все было по программе.

- Вы еще и поете?

- Мой талант многогранен! Посадите в танк, я и танк поведу!

- А как насчет мышц спины? Вы когда-нибудь выучите их название?

- Когда-нибудь, если вы мне поможете…

Люда всегда хотела, чтобы я еще и хорошо учился, но мне было некогда.

- Мне стыдно за тебя! Ты совсем не знаешь мышц спины! Как будешь отвечать на экзамене?

- Очень просто… Резко подверну бедро, пройду в корпус… В общем, что-нибудь придумаю. В крайнем случае, спою.

Она всегда ждала меня у дверей аудитории, и когда я выходил, видел ее фигуру, исчезающую в конце коридора.

Я приехал и нашел ее. Она сидела в преподавательской одна.

- Готов ответить, — сказал я, — за все…

- Ну и как ваши успехи? Наш институт может вами гордиться?

- Может.

- Вы очень самоуверенны для первокурсника.

Это от смущения, — я плюхнулся в кресло.

Чувствовал себя уверенно. Звезда спорта и какой-то там ассистент кафедры.

Нет. Какая-то…

Я вспомнил! У нее были черные глаза. Такие черные, что и белки казались темными. В институте о ней много говорили. Говорили, что она только и подыскивает такого дурачка, как я, чтобы захомутать его. Говорили, что ей все равно кто, лишь бы уж, наконец, выскочить замуж. Говорили, что таких сосунков, как я, у нее пруд пруди. И вообще все первокурсники в нее влюбляются, потому что она кому угодно запудрит мозги.

Я кивал и никому не верил.

Может быть, она и хотела выйти замуж за студента, может быть, и за меня, но не просто так. И «пудрить мозги» она мне не собиралась. Я знал это, чувствовал. Она любила меня и иногда вела себя как школьница.

- Я украла твою фотографию со стенда. Вырезала бритвой…

Не люблю фотографироваться. У меня нет ни единой фотографии. Только в документах. Там, где написано: «…вклеивается по достижении…» Сейчас у меня два таких достижения.

- Теперь у меня дома всегда будешь ты, — сказала она и помахала карточкой у меня перед носом. — Я буду видеть тебя, когда захочу…

Недавно Люда вышла замуж. За студента.

Так прошло шесть лет. В борьбе. Тренировки, соревнования, сессия. Соревнования, тренировки, сессия. Госэкзамены. Мне было странно, что в дипломе у меня было написано «Врач». Шесть лет я лечил мозги преподавателям, рассказывая, как трудно мне далась очередная победа, и теперь, став врачом, я не смог бы никого вылечить. Просто даже не стал бы никого лечить. Тем не менее с распределением тоже проблем не было. Тогда я находился в прекрасной форме и в деканате лежал вызов одного очень солидного спортивного общества, нуждающегося в моих бросках через грудь. Нет, становиться профессионалом я не собирался уже тогда, но и мотать к черту на кулички молодым специалистом — удалять гланды, лечить острые аппендициты в труднодоступных районах страны совсем не хотелось. Тугой ветер романтики не наполнял паруса моей шхуны. Я твердо решил стоять на суше. Боялся оторваться от асфальта. Боялся разбежаться и прыгнуть. Я решил шагать на месте. Три года. По распределению. По брони.

Ша-а-го-ом… Эрш!

Раз, два… Раз, два… Понедельник, среда, пятница. С шести до девяти тренировки в зале, вторник, четверг — кроссы. Суббота — бассейн. Раз, два…

Глубокий вдох и посильнее оттолкнуться от стенки. Вода расслабляет. После кроссов — парилка. Жар удаляет молочную кислоту из мышц или что-то в этом роде. Я учил, я смутно это помню. Я это с трудом вспоминаю, сидя на верхней полке ведомственной парной. Изредка рядом со мной парят высокое начальство. Веники доисторическими птицами порхают во влажной духоте парной. Высокое начальство кряхтит и глушит пиво в предбаннике. Они любят меня, они восхищаются моей скоростью и гибкостью. Им нужны мои проходы в корпус, броски через бедро и надежный мост. Все это двигает Показатели вверенных им учреждений наверх, туда, куда, при хорошем раскладе, когда-нибудь смогут попасть и они сами. Здесь они Проще, чем в своих кабинетах.

Там они могущественные, но добрые дяди. Здесь разморенные и беспомощные без своих телефонов и секретарш. Нагота уравнивает шансы. Но что-то неуловимое в их поведении все-таки наталкивает меня на мысль, что парятся они, не снимая серых фетровых шляп.

Пятого числа — в бухгалтерию. Зарплата молодому специалисту. Выдает молодой кассир. Улыбается… Весной — турнир городов в Узбекистане, летом — первенство центрального совета, осенью — республика и область.

Успехи? Как всегда. В числе кандидатов в сборную.

Раз, два, три…

Год, два, три…

О медицине почти не вспоминал. Только в тех случаях, когда мне самому оказывали помощь. Слишком резко подвернул бедро и растянул мышцы спины, названия которых я так и не запомнил.

- Пора подумать о будущем.

Это сказала мне Люда. Были какие-то соревнования в зале нашего института. Я лежал на матах. У меня не было сил. Я проигрывал до последней секунды. Потом положил его. Парня с короткими вьющимися волосами и оттопыренными ушами. Он наступал все девять минут. Он брал мои руки в железные захваты, он пытался пройти мне в корпус, он очень хотел победить. Сначала меня предупредили. За пассивное ведение борьбы. Это означало, что я не хотел бороться, я просто уходил от борьбы. Я слышал, как болельщики свистели. Нет, я не боялся его, я просто смертельно устал. Мне было скучно. Скучно от того, что этот парень так тупо и прямолинейно нападает, скучно от того, что мои руки намного слабее его, скучно от того, что болельщики тупо свистели. И тогда я решился. И все было кончено, за секунду. Парень прилип лопатками к войлочной покрышке ковра. Все произошло, как обычно, я резко подвернул бедро.

- Может быть, поступишь к нам аспирантуру? К тебе хорошо относятся, я помогу…

Прошло три года. Студент ждал ее у дверей. Она подошла ко мне. Волосы, как всегда, собраны в узел. Азиатские скулы, глаза грустные. Как будто я уходил. Я долго не мог отдышаться, она ждала. Я понимал, что выиграл в последний раз. Я дожимал его, напрягая все силы. Рефери в разноцветных нарукавниках свистнул, а я его не отпускал. Потом гонг, и он заплакал. Оставалась секунда. Рефери поднял руку в синем нарукавнике — цвет моего трико. Я стал чемпионом области в последний раз, он бы стал — впервые.

- Ты подумаешь? Нельзя же всю жизнь бороться!

- Подумаю.

И вот я решился. Все! Конец! Финита! Пропустите оркестр! Да, это они. Да, пьяные, красные рожи. Да, они играют на похоронах, но и на свадьбах ведь тоже. Ноты раскройте! Знаете наизусть? Ну, поехали!

В си бемоль мажоре… Друзья, подойдите поближе к прощающемуся. Плечи ближе! Плечи… Сейчас я влезу и можно выносить. Да, да, сюда, направо… Из большого спорта. Осторожно о косяк! Цветы и подарки сюда, к ногам, адреса — матери и отцу, им будет приятно. Телеграммы зачитают потом… Почему ноги оказались впереди? Голову, голову… И о косяк! Я уже второй раз говорю. Люда?! Ты как здесь оказалась? Пропустите ее! Пропустите! Она хочет видеть этого человека! Пропустите, вам говорят! Да! Она родственница прощающегося, родственница! Я любил ее…

- Что ты решил?

- Не обращай внимания. Я приветствую широкие массы, пришедшие проводить меня из большого спорта… Видишь эти, в шляпах? Начальство! Мы парились вместе.

- Я спросила, что ты решил?

- Подожди, сейчас пройдет оркестр, и мы поговорим, я ничего не слышу…

Трубач старается, дует в трубу что есть мочи. Он — не совсем нормальный. У него пластинка в голове. После травмы. Ему в драке пробили голову, и врачи поставили пластинку. Из кости, как заплатка. В голове… Странно.

Все ушли, цветы валяются на земле. Растоптанные, как после похорон.

- Так что ты решил?

Что? Я решил изменить тональность. Взять на тон выше.

До мажор…

ДО МАЖОР

Я уже говорил, что все началось с того, что ко мне зачастил Генка. Мы не виделись с ним лет пять. Генка, как всегда, был веселый и заджинсованный. Все это время, пока я своим носом пахал борцовские ковры в разных городах страны, он играл в группе. Геш- ка совращал меня, как библейский Змий первую женщину Земли. Зацепившись хвостом за ветку, он спустился ко мне, обвив ствол. Расхваливал очередное райское яблочко.

- Не будь фраером! Ты должен петь и лабать, а не мучить себя и пацанов. И ходить ты должен не по тому ковру.

На меня вдруг дохнул ветер из нашего цветущего двора — райского сада детства. Я почувствовал острый запах лака, которым я покрывал свою первую пенопластовую гитару. Рядом разрушили барак, чтобы на его месте построить двенадцатиэтажный дом. Среди битых камней валялась выполненная фотоспособом базарная икона. «Искушение Адама и Евы». Ядовитые зеленая и фиолетовая краски преобладали на этой кичевой иконе. Такие же ядовитые, как лак.

Эх, яблочко, куда ты котишься, мне в рот попадешь, не воротишься!

Гешка продолжал.

- Ты вспомни институт! А?! До мажор. У нас в гитарах динамит! — пропел он. — Да с твоим бит- ловским тембром нас будут на руках носить! Ну, скажи, что ты теряешь в этом зале, кроме собственного веса и пары чучел из ваты? А эстрада — это живые люди!

Яблоко было красивым, сочным. Так и хотелось захрустеть им в душном борцовском зале.

Полгода Генка приходил ко мне на тренировки, и мы брели с ним по пустому городу к магазину «Соки- воды», оттуда — к остановке моего троллейбуса, и все время он не давал мне рта открыть.

- Гастроли! По городам и селам с песней веселой! Поклонницы, не то что твои чучела! И вообще, слава, успех. Ну, кто тебя в эпоху электромагнитных волн и записей знает как борца? Пусть даже «классического» стиля?! Кто? Тетя Паша, потому что греет воду в вашей душевой. Сейчас время модерна, рока, а не классики!

- Но мне только двадцать четыре, ладно, почти двадцать пять. Тренер говорит, что это только начало. Ради чего я должен все это бросить?

- Ради чего?!

И Генка рассказывал мне об американских гастролях Битлов, ловко вписывая меня и моих будущих коллег в декорированную усилительными колонками сцену, установленную на стадионе «Шей». Отбивал ритм большой барабан, выла соло-гитара, ревели поклонники, и полицейские выносили доведенных до обморока поклонниц к палатке, где был развернут передвижной госпиталь.

- Стать плохим врачом или тренером в спортивной школе ты всегда успеешь, — подводил черту Генка. — Ну что?

И я решился. Не знаю почему. Но я пригласил оркестр.

Буб, буб — бил барабан, и — ц-па, цааа… — шипели тарелки, — Ц-ц-цааа. Звенели… Как на выпускном вечере.

Почему? Я часто задаю себе этот вопрос в последнее время. Почему я это сделал? Захотелось вернуться назад, в прошлое? Стать школьником? Вырезать гитару из пенопласта, покрыть черным вонючим лаком…

Мы ехали в такси куда-то на окраину. Кривые улочки, мощенные булыжником. Генка сидел впереди и, перевалившись через спинку, рисовал картины будущего. Краски выбирал розовые и голубые.

Получалось похоже на цветные открытки, которые продавал инвалид в трехколесной коляске у входа в Центральный рынок. Розовая, райская жизнь. Он и она, глядящие друг на друга из углов по диагонали, голубки… Целуются среди тропической растительности.

Я почти не слушал. Уговаривать меня больше не требовалось, я принял решение.

- Вот здесь, — сказал Генка и протянул деньги водителю.

Карета моего прошлого зажгла зеленый огонек и укатила в поисках клиента, которого тоже смогла бы доставить в новую жизнь. Такой современный Хо- рон. Только перевозящий души живых.

Мы стояли перед огромным сараем. В дверную щель пробивался свет. Так в мультфильмах горят сокровища в огромных сундуках, когда крышка начинает открываться.

Ну, пошли? — и Генка распахнул дверь.

Мы оказались сразу на сцене. В глубине зала желтели фанерные кресла с откидными сиденьями, а вокруг высились небоскребы самодельной аппаратуры. Прокопченными лианами свисали соединительные провода, пахло канифолью и горелой пластмассой. Иногда вскрикивал неведомой райской птицей самодельный ревербератор. В зале, в первом ряду, трое ребят что-то мурлыкали под гитару. Еще один паял на сцене провода, а когда делал шаг, наступал стоптанными туфлями на широченные штанины джинсов. Парни были молодые и длинноволосые.

- Это он? — спросил прыщавый рыженький паренек, обращаясь к Генке.

- Он, — ответил я.

Хрюкнули будущие коллеги, прокричала птица ревербератора.

- Тогда, может быть, начнем? — это уже сказал брюнет, все время старавшийся дотянуть свои кудри до рта.

— Может быть, познакомимся сначала? — предложил я.

— Ты спой, может и знакомиться не надо будет, — сказал длинный худой парень.

На вид он был старше всех. При желании я мог бы просто переломить его о колено. Каким-то образом он, видимо, уловил мой порыв и буркнул:

- Меня здесь все зовут Шеф.

- Кырла. Кыр-ла, — повторил по слогам свое странное прозвище ширококостный блондин с остановившимся взглядом и взял в руки гитару.

Шеф устроился у открытой пасти обшарпанного фоно, Генка сел за барабаны, а я подошел к хромированной стойке с микрофоном.

- Только не целуйся с ним! — крикнул из зала паяющий лианы человек, устраиваясь за пультом. — Долбануть может! — И он смешно ударил себя кулаком в челюсть.

- Так, чего лабать будем, пан спортсмен? — Шеф повернулся ко мне на вращающемся табурете.

- Давай из Битлов чего-нибудь, — предложил Генка, — «Yesterday», например. Он классно это делает… — Гешка пытался меня приободрить.

- В фа мажоре, по фирме? — спросил Шеф и взял аккорд.

Нервная волна пробежала по выстроившимся в ряд деревянным молоточкам. Я кивнул, хотя мне удобнее было бы петь в до. Естественно, мажоре.

Я пел. Про вчерашний день. Про чужой вчерашний день, хотя в нем все было почти, как у меня. Только не было классической борьбы. Мне это казалось символичным. В припеве мне подпевал Кырла. Я слышал, что получалось неплохо. Только в конце я увлекся, не уследил за микрофоном и, как было обещано, он меня «долбанул». И довольно сильно, я едва не выпустил его из рук.

- Ты поосторожней с ним, — оказал Шеф, — а то денег не хватит расплатиться.

Я допел балладу, а когда последнее «у-у-у» сделал с битловской интонацией, Шеф подошел ко мне.

- Теперь можно и познакомиться — Саша, — он протянул мне свою куриную лапу.

- Арсен, — кивнул мне второй гитарист и потянул свои кудри в привычном направлении.

Прыщавого паренька звали Юра.

- А это Маэстро, — сказал Шеф, — на имя он все равно не отзывается.

Маэстро на секунду оторвался от паяльника, услышав свое имя.

- Все, что стоит на этой сцене, сделано этим народным умельцем…

- Без единого гвоздя, топором! — сказал Маэстро и отвесил поклон.

Аромат цветов нашего двора вперемешку с едким запахом лака заполнил сцену.

- Может, ты хочешь послушать, на что мы способны? — спросил Шеф, когда церемония знакомства подошла к концу. Я не возражал.

- Тогда валяй сюда! — крикнул мне Маэстро. — Там обалдеешь с непривычки.

Спускаясь в зал, я увидел сидящих на последних рядах двух поклонниц ансамбля. Они говорили без умолку и жевали резинку. Вид их максимально приближался к фирменному. Выщипанные брови, атласные косынки, яркие губы. Умолкнув на несколько секунд, чтобы проводить меня взглядом, они, после моего приземления на изрезанный перочинным ножом стул, продолжили свои дебаты.

Генка дал отсчет палочкой о палочку, и на сцене заиграли.

Я терпеливо ждал. Было очень громко и мало понятно, на каком языке. Мои познания в популярной музыке остановились в начале семидесятых, на классических Beatles и тех, кто шел за ними. Парни же играли тяжелый рок. Во всяком случае, они так думали. Эта музыка прошла мимо меня. Гремели барабаны, и огромные ящики колонок, казалось, разваливались по швам.

- Hard rock, — сказал Маэстро, причмокнул языком и подмигнул мне.

Я неопределенно улыбнулся. Наконец все смолкло. Это произошло неожиданно, будто в моторе огромного тягача закончился бензин. Он сначала завывал на последних каплях горючего, потом чихал и наконец умолк, но грохот выхлопов остался в ушах надолго.

Микрофоны и телекамеры были направлены в мою сторону. Даже поклонницы во второй раз прекратили щебетать, и я почувствовал у себя на спине взгляды их прозрачных глаз. Я держал паузу. Вибрировали тарелки на подставках, рассеивались табачный дым и пыль, как после боя.

- Вполне прилично, — успел произнести я.

Договорить мне не дали. На сцене все, как по команде, начали кричать. Кричали, обращаясь ко мне,

что на такой аппаратуре можно играть только про оленей, а никак не «рейнбоу» или «рен-болл». Я так толком и не понял, что именно. Потом доказывали друг другу, что сбивку надо делать вот так!

Ту дум-тум-тум-тум, а ни как не «тудуду-дум-тум- тум!»

Что в басу все-таки ре, а не ля!

Что фоно можно выбросить на свалку вместе с каким-то Евдокимычем. И еще многое другое, чего я так и не разобрал.

Потом обо мне и вовсе забыли. Я даже обрадовался этому. У меня появилось время еще раз все обдумать. Большой барабан духового оркестра ухал совсем рядом. Я видел мокрые от пота спины и мятые брюки музыкантов, когда они поворачивали за угол. Трубач с пластинкой в голове делал тремоло и все время оглядывался, будто ожидая, что я закричу.

Но я промолчал.

- На сегодня все! Кранты, финиш, баста! — оказал Шеф. — Сворачивайте манатки, пока я кому-нибудь башку не проломил этой железякой!

Маэстро побежал на сцену, сматывая на ходу провода. Гитары нырнули в обшарпанные чехлы, поклонницы защебетали громче, а на сцене появился сильно выпивший человек в приличном сером костюме. Он хромал, давая сильный крен в правую сторону, и опирался на стандартную палку. Редкие светлые волосы были зачесаны назад, а большие, немного навыкате глаза искали точку, на которой можно было бы сфокусироваться. Алкоголический румянец покрывал всю кожу головы и даже достиг кистей рук:

- Евдокимыч.

Все взревели, завыли, зашипели.

- Ну, сколько можно, Евдокимыч? Это же полный каюк! Где аппаратура?! Разве можно играть на этом долбанном «Электроне»? Когда уже ты привезешь свой обещанный «Биг»?

Да черт с ним, с «Бигом»! Хотя бы простой «Регент»! Ты же говорил — сегодня!

- Евдокимыыыч!!!

Евдокимыч, которого совсем недавно собирались выбросить на свалку вместе с фоно, молчал. Он мерно покачивался, несмотря на то, что опирался на три точки.

- И вообще, если хочешь знать, нас в филармонию зовут, понял? — Гешка ударил по тарелке.

Евдокимыч помолчал еще несколько секунд, обдумывая услышанное, покачался, потом издал какой-то звук, похожий на кашель, и наконец молвил:

Кх-х-х, ребята. Я же говорил вам, кх-х-х, ОБ-Х- х-СС, — он развел руки в стороны. Та, в которой была палка, перевесила, и он рухнул на сцену, зацепив подставку с тарелкой.

- Ца-ш-ш-ш, — зашипела ляпнувшаяся об пол тарелка.

- Вот видишь, Вовчик, в какой нетворческой атмосфере нам приходится работать, — сказал Генка, переступая через тело Евдокимыча. — И так все время, чуть что — сразу ОБХСС.

Мы начали репетировать. Была зима. На редкость холодная и мерзкая. И только в нашем подвале, где прямо над головой проходили толстые трубы отопления, было жарко. Евдокимыч приходил на каждую репетицию. Он волок за собой стул, ставил его рядом с нами, садился и слушал. Как только музыка стихала, Евдокимыч, обращаясь ко мне, говорил единственную фразу и всегда одну и ту же:

- Вовчик, а ты можешь спеть для меня песню? — и сам начинал. — В моем столе лежит…

Дальше он не знал. Нам тогда очень хотелось узнать, что же, в конце концов, лежит в его столе. Голос у Евдокимыча был красивый. И вообще, его самого легко можно было представить на каком-нибудь застолье с баяном в руках. Евдокимыч, возвышаясь над всеми, под умильными взглядами женщин, растягивая меха баяна во всю ширь, начинал эту песню про стол и письмо. При нас же Евдокимыч, произнеся сакраментальную фразу, часто просто засыпал. Там же, на сцене. Мгновенно, в семь секунд, как будто силы, которые он берег для этого вопроса, покидали его. Тогда мы все волокли Евдокимыча домой, в общежитие через улицу, и деревяшка протеза гулко стучала по ступенькам, когда мы затаскивали его на второй этаж. Как потерял свою ногу Евдокимыч, на войне или просто забыл где-то по глупости, мы не знали.

По субботам в нашем клубе были вечера танцев. Зал трещал от грохота барабанов и воя гитар. В гнилом полу оставались бреши от ног танцующих, и на следующий день Евдокимыч, вооружившись пилой и молотком, собственноручно заделывал их. Он говорил, что все танцы видал в фобу и что заделывает пробоины в последний раз, но наступала суббота, и мы расчехляли аппаратуру. В антрактах молодежь дралась возле туалета. Евдокимыч и там наводил порядок, размахивая палкой и пугая милицией. Со сцены нам казалось, что он, как Чапаев, врезается в толпу на коне с шашкой наголо. После такого лихого кавалерийского наскока все быстро успокаивались, но не надолго. Иногда особо нетерпеливые и легковозбудимые танцоры начинали драться прямо в зале. Тогда мы выключали усилители и прятали гитары в чехлы.

Публика расходилась недовольная.

После теплого полумрака зала и популярной музыки ее ждали пустые, продуваемые сырыми зимними ветрами, улицы и толкучка в салоне автобуса.

Однажды пришла Люда.

Я увидел ее только в конце вечера. Она стояла у входа. Мне стало неуютно на сцене. На сцене, где я уже привык чувствовать себя хозяином положения. Люда продолжала стоять у дверей до того момента, пока в зале не погас свет. Мы начали сворачиваться, зачехляли гитары, отсоединяли шнуры. Возле сцены бурлил водоворот из наших поклонниц. Все те же косынки, выбеленные лица, синие тени и яркие губы. Мне стало стыдно, что одна из них ждет меня. Я спустился со сцены и пересек зал.

- Это то, что ты выбрал? — спросила она.

Люда в свои около тридцати выглядела лучше,

чем большинство из тех, что смотрели на нас светящимися глазками сигарет из угла зала.

- Я рад, что ты пришла.

Потом мы шли пешком. Вечер был теплый, будто один заблудившийся весенний день неизвестно как попал в середину зимы. Она никуда не спешила. У нее образовалась критическая масса свободного времени. Студент был на научной конференции. Я уже давно забыл, что значит спешка.

- Он чем-то даже похож на тебя. Только гораздо серьезнее. Сейчас готовит диссертацию.

- Надеюсь, из свежих продуктов?

Это я неудачно сострил.

Я, конечно, понимал, что он серьезный парень, иначе бы он не создал крепкую советскую семью. Я сказал, что рад, что у нее все так… Однако что-то щемило внутри пока мы шли сквозь город к ее пристройке, где однажды за ставней я нашел свою фотографию. Когда- то нам было хорошо там вдвоем. Мне вдруг захотелось снова оказаться в этой маленькой комнатке, где зимой надо было топить печь и ходить за дровами во двор. Захотелось окунуться…

- Не надо окунаться! — она отвернулась и отодвинула меня от себя.

Ворота все так же, как когда-то, вываливались на улицу, напоминая нос корабля. Как когда-то поскрипывал уличный фонарь и свет его блуждал по мостовой.

- Я тебя никогда…

Не надо слов. Надо просто повернуться и уйти. Туда, откуда пришел.

Весной мы покидали клуб Евдокимыча. Он надоел всем нам, и его даже не было жалко. Автобус стоял у дверей клуба, и мы выносили свои ящики мимо его директора, сидящего на сцене.

- Эх, Вовчик, так и не спел мне… В моем столе лежит… — мычал он себе под нос и водил палкой перед собой, будто бы рисовал какие-то фигуры.

Как на песке.

Мы вынесли последнюю колонку. Я вернулся посмотреть, не осталось ли чего-нибудь. Сцена была пустой и только посередине, уронив голову на грудь, спал Евдокимыч в ожидании больших перемен, которые, по его словам, должны будут вот-вот произойти в клубе, если, конечно, кх-х-х, не ОБХСС.

Нас пригласили работать на центральную танцплощадку города. В Парк культуры и отдыха. Весна бродила по его аллеям, когда мы везли к раковине эстрады свои инструменты. Смешанный в один коктейль аромат цветения абрикоса и вишни носился по городу. Теплый ветер сдувал на ходу пиджаки, заставлял улыбаться. Парк в полумраке вечера белел скульптурами. Баскетболистки, борющиеся за каменный мяч, молодой человек с рюкзаком и веревкой, к которой местные остряки приладили поллитровку, и прочие, символизирующие силу и ловкость. Всем своим бравым видом они отвечали на вопрос: «нам ли стоять на месте?» резко отрицательно. В укромных уголках целовались влюбленные десятиклассники. На нашу площадку невозможно было достать билеты. Молоденькие продавщицы, мелкие хулиганы и учащиеся ПТУ толпились перед сценой с полиэтиленовыми пакетами, рекламирующими джинсы и сигареты. Сирень пенилась у комнаты смеха, павильонов доминошников и любителей шахмат. У летнего Зеленого театра, наконец.

Очень хотелось влюбиться.

Директор Парка культуры был прямой противоположностью Евдокимычу. Во-первых, не пьющий. Во-вторых, на репетиции никогда не ходил. В-третьих, никогда ничего не просил спеть. Фамилия его была — Горохов.

Стригся он под «бокс».

Когда-то товарищ Горохов руководил военным оркестром, поэтому музыке был совсем не чужд, хотя

особым музыкальным слухом не отличался. Оркестр его встречал и провожал высшие военные чины, когда те по каким-то неведомым причинам оказывались в Богом забытом гарнизоне, где он как раз и сеял разумное, доброе, вечное среди солдат срочной службы с неполным средним музыкальным образованием. В общем, на первый взгляд директор вызывал уважение, поэтому мы называли его официально: «Товарищ Горохов». Между собой, не так официально, но довольно длинно — «Директор зеленого гороха, товарищ Театров». Иногда кто- то из нас забывался и выпаливал ему:

- Слушаюсь, товарищ Театров!

На это он никак не реагировал. Может быть, потому что у него не только не было музыкального слуха, но и, вообще, он слышал плохо?

Высказывался товарищ Горохов редко, и каждый раз, перед тем как начать говорить, не то как-то мелко сплевывал, не то просто бормотал «тьфу-тьфу». Может быть, он боялся дурного глаза и таким образом оберегал от него себя и все свои начинания?

- Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! Начинай! Я и он давал отмашку: — Пуск! Начали! Лабай!

Этим летом я впервые понял, что значит быть звездой эстрады. Пусть даже в масштабе города. Нас поджидали у выхода с площадки, у ворот парка, у дверей дома. Нас узнавали на улицах, нам улыбались во всех магазинах. С нами хотели видеться, нас хотели целовать, нами хотели обладать. Дома телефон не умолкал ни днем, ни ночью. Камешки звякали об оконное стекло, когда отключался телефон. Я надевал на голое тело джинсы, джинсовую куртку и выходил на встречу с музыкальной общественностью города. К музыке в нашем городе тянулась в основном молодежь. Причем такая зеленая, что, узнав точный возраст одной из поклонниц, пришлось ее выгонять прямо из постели. Стены в подъезде родительского дома были исписаны мелом и краской. Неведомые мне барышни признавались в любви, восхищались и угрожали. То же самое происходило в подъездах всех участников нашей группы. На очередных танцах мы взбирались на сцену, как на наблюдательный Пункт, и буравили взглядами пеструю толпу. Любая из пришедших в этот вечер на танцплощадку девиц после его окончания могла быть твоей. И влюбляться было не обязательно.

А хотелось…

Периодически Директор зеленого гороха вызывал нас к себе в кабинет, который находился в летнем театре.

- Значит, тьфу-тьфу, вам говоришь, говоришь… А вам, как об стенку, тьфу-тьфу, горохом?!!

- Еще бы сказал: зеленым горохом! — заржал позади меня Гешка.

- Я же просил вас, тьфу-тьфу, без ваших обезьяньих песен!!! А вы?!!

А мы каялись и продолжали играть.

- А меня, тьфу-тьфу, из-за вас к первому прямо на ковер!

Эти его слова откликнулись во мне чем-то знакомым, но давно забытым.

На ковер вызываются…

В правом углу кандидат в мастера спорта… Борцы, на середину! Свисток, схватка. Я никогда толком не готовился к соревнованиям, не любил тренировок. Всегда надеялся, что смогу быстро пройти в корпус и заработать хотя бы очко. И еще у меня была коронка — мой бросок через бедро. Но и она срабатывала не всегда. Когда я нарывался на настоящих фанатиков, мне приходилось не сладко. И тогда я ощущал, что соперник сильнее меня. Значит, ему быть первым. На ковре.

К первому, на ковер.

Товарища Театрова часто распекали на всяких там летучках, пятиминутках и служенных заседаниях. Петь на английском языке нам запрещали. Какие там Битлы или Роллинги!

«Мой адрес не дом и не улица,

Мой адрес — Советский Союз…»

Шаг влево, шаг вправо — побег, а значит, на ковер к Первому. А нас то и дело болтало из стороны в сторону. Чтобы не попасться, мы высылали дозорных. У нас был Штат разведчиков и осведомителей. Все они осматривали площадку и ближайшие подступы на предмет комиссии из отдела культуры. И только, когда поступали верные сведения, что все спокойно, мы удовлетворяли свои желания и желания толпы. Мы откручивали ручки громкости до упора, мы распускали волосы, как женщины перед тем, как заняться любовью, мы давали такой драйв, что бетонный пол площадки трескался, как обыкновенное стекло. Мы надевали майки задом наперед, мы обвешивались побрякушками, мы ходили босиком по сцене. В то время, когда выйти на сцену без галстука уже напоминало бунт на корабле, такое наше поведение могло привести нас и в КГБ. Причина — побег из СССР. Внутренний. Внутри одной взятой песни. Открыл рот, запел…

«Or darling, please believe те…»

И ты уже в Лондоне, на Монастырской улице, в звукозаписывающей студии Битлов. А ведь в переводе это всего-навсего — дорогая, поверь мне!

Но чаще почему-то страдал директор Зеленого гороха товарищ Театров.

Именно ему предъявлялись записи, сделанные ка- кими-то комсомольскими активистами, которые, с отвращением напялив на себя джинсы и отпустив бакенбарды, тусовались с магнитофоном перед сценой, изображая наших яростных поклонников. Ему показывали фотографии, на которых мы рвем на себе одежду, а танцующие ломятся на сцену так, будто там дают бесплатную водку. Ему клали на стол перевод песни «I can get по satisfaction».

- Теперь вы понимаете, о чем они поют нашей молодежи на вверенной вам танцплощадке?!

- Теперь понимаю, — директор Зеленого гороха товарищ Театров глядел в листок с переводом.

- А политику партии в этом отношении знаете? — не унимался Первый.

- Знаю, — робко отвечал директор с ковра.

- Вот идите и разбирайтесь!

В парк культуры он возвращался грустный и долго шарил в столе в поисках пистолета. Срабатывала старая сталинская закваска. Но пистолета там давно уже не было, как не было и родного полка и сводного духового оркестра, слепящего на своего руководителя десятками солнечными зайчиков, отлетающих от надраенных медных труб в погожий день. А мы всегда оказывались под рукой в такие моменты.

- Эх, угробите вы когда-нибудь меня, — говорил он в таких случаях, почему-то забывая свое ритуальное «тьфу-тьфу».

Но наступала суббота, и все начиналось снова. Мы расчехляли инструменты, поглядывая за решетку летней площадки, в надежде увидеть лицо той, в которую можно будет влюбиться сразу после танцев. Мы играли песни советских композиторов, мы выслушивали донесения разведчиков и врубали полную мощность. Мы играли рок-н-ролл.

Потом вдруг деревья пожелтели, полетели листья под ноги. Вначале нам казалось, что от жары, лето ведь только недавно началось. А в один из дней поняли, что не от жары. Просто уже наступила осень.

ШЕСТЬ БЕМОЛЕЙ

Я давно знал, что это должно произойти. Знал еще в тот день, когда Гешка предложил нам всем сфотографироваться. Прямо на танцплощадке. Привели фотографа. Мы начали играть. И сразу стало понятно, что он свое дело знает, что теперь до этого дня уже недолго. Фотограф долго устанавливал камеру и свет. Мы делали вид, что играем, делали вид, что нам весело и что не понимаем, что происходит на самом деле.

Не люблю фотографироваться.

Арсен и Маэстро заявили, что они уходят. Вот так. Ни с того ни с сего. С бухты-барахты. Просто бросили эту фразу мимоходом, а она прогремела, как гром среди ясного неба. Они сказали, что уходят в филармонию и забирают свои ящики. Кто хочет, может пойти с ними.

Ну, кто хочет?

Кырла не хочет. Он будущий врач, ныне студент. Юрчик хочет, но может сделать это только через два года, потому что сейчас ему нужно идти в армию. Генка молчит, он даже разговаривать не хочет. Шеф? Шеф хочет. Он тоже давно мечтал. Там дадут фирменный орган, а все эти клубные ионики у него уже в печенках сидят, и он их видел в гробу!

А я?

Я очень не люблю фотографироваться.

Нас осталось трое. Конечно, настоящую музыку можно играть и в таком составе, но у нас почему-то не получалось. Каждый день мы втроем приходили в летний театр, устраивались в холле и смотрели сквозь мутные стекла на прохожих, шлепающих по лужам. Где-то рядом бродил духовой оркестр. Кожа на барабане отсырела от дождя, и удары звучали глухо и вязко, будто что-то тяжелое падало в жидкую грязь.

- Ми бемоль минор, шесть бемолей, — сказал Кыр- ла, — но фальшивят…

У него был абсолютный слух Кырла слышал, какой нотой гудят высоковольтные провода и скрипят тормоза лихачей. Конечно, он слышал, как фальшивят вечно пьяные лабухи. Шли дожди, а этот оркестр все бродил кругами у летнею театра, ходил по улице, топтался во дворе, ожидая моего крика, промокший и отрезвевший.

А потом появился Илюша.

Неожиданно. Как чертик из коробочки, как манна небесная. Он стоял по ту сторону окна и смотрел на пас. В коричневой мутоновой шапке. Я помнил его в этой шапке еще по школе.

Здесь не требуются музыканты? Ударник или пианист…

Конечно требуются! Как не требуются?! Мы ведь давали объявления во все газеты. Только вот играть не на чем, все увезли друзья. В филармонию! Загрузили в левый «рафик» и укатили в сказочную Вологду, где гонорары высокие, как Кавказские горы.

- Все свое ношу с собой! — сказал Илюша и достал из потайного кармана сверкающую ударную установку и голосовую аппаратуру.

Мы настраивали инструменты.

Соль чуть выше… А ре опусти. Проверь по ладам! На двенадцатом. А теперь все вместе первый аккорд.

До мажор?

Он прозвучал не очень стройно, но заглушил плюханье барабана духового оркестра.

— Ну-ка, еще раз! Вот теперь гораздо лучше.

Наступила зима. Мы начали все сначала. Музыка

не стихала в нашей комнате ни днем, ни ночью. Гипсовые спортсмены, окружившие нас со всех сторон, напялили шапки снега на свои головы. Там шла своя жизнь под нашу музыку. Баскетболистки выронили мяч, который откатился к альпинисту. Будто заигрывая, девицы отдали ему пас. Парень делал вид, что его интересуют только горы, а вот однорукий футболист бежал к мячу со всех ног. Не догонит, хоть согреется. Парк ждал лета, и все эти гипсовые уродцы в трусах и майках только обостряли это ожидание. Я теперь не только пел, но и пытался играть на бас- гитаре. Мы репетировали, а в остальное время строили колонки. Выпиливали отверстия для динамиков, оклеивали короба дерматином. Еще чуть-чуть — и из этих коробов польется музыка. Надо будет только прикрутить динамики, — припаять провода, включить усилители и взять первый аккорд. Великие ожидания согревали нас зимой в летнем театре.

Мы ждали весну.

Ждали ее и наши поклонницы, шлепающие в сапогах-чулках по грязным аллеям к нам на репетиции. Мы топили голландку отходами производства.

Печка дымила, слезились глаза. Иногда по субботам нас приглашали на свадьбы. Кафельные полы столовых, пыль столбом, захмелевшие родственники, свадебный репертуар.

Жених и невеста тили-тили тесто.

Свадьбы мы любили. Во-первых, возможность обкатать новые песни, во-вторых, бесплатная кормежка. Салат оливье, селедка под шубой и голубцы. Море разливанное водки и домашний компот. В-третьих, обыденность репетиций прерывалась праздником чужой жизни. Все эти лихие сваты, прыщавые подружки невесты, мускулистые друзья жениха и просто гости. Вернее, гостьи. Наши поклонницы с танцплощадки. Старые и новые знакомые. А отсюда, возможное продолжение вечера.

И последнее, свадьбы приносили нам деньги. Хорошие деньги.

Была суббота. День свадеб. Очередная столовая, очередные жених и невеста. Мы грузили аппаратуру. Не было только Кырлы. Он ждал нас на месте. Ждал как жених. В этот вечер мы должны были играть на его свадьбе. Невеста тоже была студентка-медичка. До этого момента мы ее не видели. Сват махнул нам рукой, и мы заиграли Мендельсона. Кырла с женой поплыли перед нами в той, незнакомой, чужой жизни. Зазвенели бокалы, полились рекой тосты. Молодые поднялись и их губы соединились.

Горько! Горько!

Раз, два, три, четыре, пять…

Ах, как мне горько, что это «горько» кричат не мне! — это уже из нашего нового репертуара. Кырла целовал жену и смотрел на нас из своей новой жизни. Иногда он подходил к нам, брал свою гитару и пел точно, как бородатый грек…

Good by my love, good by…

Прощай, моя любовь…

Хотя, наверное, он должен был петь: здравствуй любовь!

В этот момент я вспомнил Люду. Не знаю почему.

Потом гости разошлись. Кырлу с женой увезли на машине, а мы остались собирать аппаратуру. Работницы столовой гремели посудой, родственники сливали водку и собирали нетронутую еду. Все, как обычно. Вошел шофер, который должен был доставить нас на место. В парк.

- Ну как, хорошо заработали?

Мы молча выносили колонки и ставили их в кузов потрепанного ЗИЛа.

- А тепло уже, весна… — сказал водитель и закурил.

Странно было, что никто из нас этого не почувствовал.

Мы возвращались из парка всегда одной дорогой. Расставались в точке, откуда всем добираться было примерно поровну.

- Надо что-то делать, — сказал Илюша, — даже не что-то, а конкретно — деньги. Нечего штаны просиживать в Зеленом театре. Согласны?

Мы были согласны на все. И потом — начиналась весна.

- Прежде всего мы должны убрать с наших глаз эти руины. — Илюша ходил по сцене, как полководец перед своими войсками. — Стыдно играть на такой аппаратуре. На нас ведь смотрит весь город.

Войска подавленно молчали.

- Значит так, завтра…

На следующий день к нам в зал, испуганно озираясь, вошли двое.

- Вот, познакомьтесь, — сказал Илик, — будущие звезды рок-музыки.

Ребята покрылись красными пятнами.

- Но разве на нашем — надежном и простом в употреблении — «Электроне 10» сыграешь настоящий хард-рок?! Нет, нет и нет! — сказал Илюша с ленинскими интонациями в голосе. — Наша задача, помочь молодым дарованиям! — Илюша вопросительно посмотрел на нас.

Мы изобразили на своих лицах что-то невнятное.

- Вот! Вот, что вам надо, ребята! — Илюша показал на сработанные нашими собственными руками колонки. — Включи прожекторы, — шепнул он мне, и я, как раб лампы, бросился исполнять его приказание.

В свете прожекторов и рампы колонки загорелись мелкими искорками. Делала свое дело парчовая ткань, которую я в виде старого платья выклянчил у матери. Металлическая пластинка, расположенная посередине колонки, выпустила светового зайчика, который прыгнул на лица будущих звезд тяжелого рока. Все выглядело довольно фирменно, хотя лично меня очень смущал шов, который существовал еще на платье и теперь делил колонку на две неравные части.

- А это — точно фирма? — робко спросил один из пришедших.

- Ребята, вы меня обижаете! — Илик встал в позу Наполеона. — Вот смотрите! Уголки, радиоткань… Ты видел на наших колонках такую ткань? Вот лэйба тебе, читай, если разберешь…

- «Зин-гер», — неожиданно по слогам прочитал непонятное слово худенький и очень полысевший молодой гений гитары, — это какой «Зингер»? Машинка, что ли, швейная?

Наведенный с таким трудом мост закачался и готов был уже рухнуть вместе с нашими надеждами, если бы не Илюша. Теперь это был уже очень обиженный Наполеон.

- Конечно, «Зингер», — сказал он, — самая высокая фирма!

- А мы думали «Маршалл».

- «Маршалл» — это английская, а это — Бундес! А выше Бундеса ничего нет! Да ты у любого спроси! Кырла!

- Ja! — неожиданно по-немецки ответил Кырла, а потом добавил по-английски: — Off course.

Звезды хард-рока завтрашнего дня сегодня были подавлены нашей языковой эрудицией.

- Вы послушайте, как он звучит! Это же симфония! Бетховен! — Илик щелкнул тумблером.

Загорелся глазок усилителя нежно-розовым, фирменным светом. За это мы ручались. Глазок был из запасного комплекта к «Икарусу». Достали за «злодейку с наклейкой» в автобусном парке. Я взял гитару. Через полчаса все было кончено. Усиленные звуки баса, метавшиеся по пустому залу, как лев по клетке, сделали свое дело. Счастливые обладатели аппаратуры фирмы «Зингер» волокли колонку к выходу, где уже светились габаритные огни такси. Мы чувствовали себя не то хирургами, сделавшими только что сложнейшую операцию, не то летчиками, посадившими самолет на одном моторе и на одном шасси. Я опустился на стул и стал смотреть в темноту зала. Кырла облегченно закурил, а Гешка начал что-то насвистывать.

- Никогда не свисти на сцене — денег не будет! — крикнул на него Илик, пересчитывая полученную сумму. — Видите, как прекрасно получилось! Во-пер- вых, у нас образовалась небольшая сумма денег для покупки самого необходимого, во-вторых, мы помогли талантливой и растущей молодежи. Прошли те времена, когда мы больше паяли, чем играли!

- Но и новые пока не настали, — заметил Кырла, выпуская разноцветные кольца дыма.

- Вот об этом прошу не беспокоиться! Как только мы избавимся от гитар и этого скворечника для птеродактилей… — Илюша брезгливо кивнул в сторону еще одного шедевра столярного искусства. — В общем, постучите по дереву.

И каждый попытался постучать по голове другого. Это мы так убого шутили.

С того дня к нам в зал стали постоянно приходить ребята с горящими глазами, и мы точно знали, кто зажигал их. Мы подолгу готовились к их приходу. Драили полиролем гитары, клеили дерматин, прикручивали таблички с надписями на иностранных языках. Если таковых не обнаруживалось, делали их сами. Остальное было в компетенции Илюши. В эти дни якак никогда раньше, верил в справедливость формулы «реклама — двигатель торговли». Покупатели сметали с нашей сцены все и, что самое главное, были довольны.

Мы стучали по дереву и держались за черное.

Наконец со сцены исчезло все, кроме того, что всегда носил с собой Илик. Мы заглядывали в щели, надеясь обнаружить какой-нибудь «фирменный» винтик, который можно будет толкнуть, как необходимую запчасть к фирменной аппаратуре. Однако поиски оказывались тщетными. Последнее, что было куплено у нас, — паяльник, каких навалом было в любом магазине. Его приобрели, как составную часть «уголка обслуживания» — металлического ящика с обрезками проводов, негодными штекерами, канифолью и оловом. Илюша оказался гениальным продавцом.

Мы собрались на совет.

- У нас два вопроса на сегодня. Состав группы и как жить дальше? Прошу высказываться! — и председатель, а им был, естественно, Илюша, начал говорить: — Нам на фиг не нужен никто другой! Лишний рот — лишние проблемы! Спросите у моей мамы. Что скажете?

Мы стучали по дереву.

- А вот, как нам зарабатывать… На те копейки, что мы получаем у директора Зеленого гороха, можно купить только уцененный патефон, — Илик затянулся «Беломором». — Надо пробиваться к пунктам общественного питания.

- В кабак я не пойду! — отрезал я. — Еще не хватало петь перед пьяными рожами.

- Я тоже не уверен, что моя семья будет от этого в восторге, — поддержал меня Кырла.

- А вас туда никто и не приглашает. Предлагаю пробиваться в кафе для среднего юношества. Деньги у них есть, родители дают. А напиваться в таких кафе нечем — один молочный коктейль. У вас пару дней на обдумывание, а я отправляюсь за басовым аппаратом. Со мной поедет…

Мы мысленно тянули руки к Илику, как первоклашки в школе.

С Илюшей полетел я. Во-первых, потому что был абсолютно свободен. Во-вторых…

Во-вторых, никто не мог понять, почему я абсолютно свободен. Никто из моих старых знакомых. Они не могли понять, что заставило меня отказаться от работы, ради которой я учился пять лет, почему я отказался от спорта, в котором подавал большие надежды. Получалось, что и учился, и тренировался я для того, чтобы, в конце концов, заниматься неизвестно чем. Для них неизвестно. Конечно, соревнования, с которых я привозил какой-нибудь диплом, зарплата, талоны на питание, заметки в газете со стереотипными заголовками «Вернулись с победой!» — все это казалось чем-то твердым, основательным и серьезным. А игра на свадьбах и танцах, купля-продажа аппаратуры и репетиции до утра — все это в глазах тех же людей выглядело каким-то легкомысленным и ненадежным.

Что же касается меня…

Я занимался любимым делом. И когда пел, и когда сверлил дырки для динамиков, и когда клеил дерматин, и когда по восемь часов проводил на сцене. Более того, я получал деньги за то, что занимался любимым делом. Ну, не очень большие деньги. Восемьдесят «рэ», как музыкант, плюс пятьдесят процентов от этих восьмидесяти «рэ» как человек, осуществляющий общее руководство. Хотя на самом деле их должен был получать Илик.

Может быть, я даром ел хлеб?

Игра в оркестре мало похожа на работу. Вкалывают на заводе, пашут, как папы Карло, на стройке, упираются на дорожных работах, когда сверху палит солнце, а под ногами — горячий асфальт. А мы репетировалина сцене Зеленого театра, пели и играли вечерами на танцах. Разве это работа? Но люди, которые приходили танцевать, были довольны нашей игрой! Значит, они были довольны нашей работой! И мы были довольны своей работой. Не всегда, но были. Получалось так, что моя работа приносила радость мне и другим. Что могло быть лучше?

И еще — ощущение праздника.

Музыка звучит в праздник. И наоборот, раз звучит веселая музыка, значит, праздник. Значит, все открывают окна и смотрят, кому это так хорошо? У кого это праздник? И мальчишки бегут за оркестром. И ощущение каникул и солнечного летнего дня, даже зимой. А поэтому оставьте меня в покое, это — моя жизнь, я так решил. Я живу в гармонии. Пусть это звучит как каламбур. И хватит о музыке!

«Не стреляйте! Я только играю на фортепьяно».

А спорт?

Была ли для меня в нем такая гармония? Когда я выигрывал, был праздник. И для меня, и для тех, кто за меня болел. А когда проигрывал? Нет, конечно, мир не рушился, но смысл происходящего не был ясен для меня. Какой был толк в том, что я укладывал лопатками вниз очередного соперника? Или когда судьи объявляли ничью, после того как мы толкались девять минут на глазах у десяти болельщиков? Все это казалось мне напрасной тратой сил. Может быть, я пощадил себя? Испугался поражений? Может быть, струсил? Ушел туда, где легче? Где всегда играет музыка, а значит, туда, где праздник. Но ведь музыка сама не звучит. Проходит столько времени, пока это произойдет! Нужно репетировать.

Тренироваться! — как говорил директор Зеленого гороха.

- Если бы ты тренировался хотя бы половину времени из того, что тратишь на эту чепуху, давно бы был чемпионом, — так говорил отец.

Ему тоже было не понятно, чем я занимаюсь.

Нет, я чист. Я честен. Говорят, что у меня хороший голос. Фирменный. Так что? Не петь.

Ну, дал Бог голос!

Разве я виноват в этом? Ведь я пою не для себя. Их полторы тысячи каждый вечер на нашей танцплощадке. Да, сейчас я абсолютно свободен, но наступит время, когда, выходя после репетиций из темного зала, мы не будем знать, что сейчас — утро или вечер.

Нет, так сразу с этим не разобраться. Да, я взял другую тональность… На тон выше. В другое измерение. Я жил в нем, передвигался. Пешком, на троллейбусе, в самолете…

С кассиршей разговаривал я. Она меня узнала. Мы с ней существовали в одном измерении, она знала, чем я занимаюсь. Конечно, она бывает у нас на танцах. Конечно, в следующий раз мы сыграем специально для нее «Горький мед».

«Вот и все, я себя от тебя отлучаю…»

Именно эту песню она любит, а она для нас попытается что-то сделать. Сейчас. Уже делает. Вот… Последние два билета. Вылет через сорок минут. И еще сорок минут о музыке, о ее глазах. Нет, мы и не думали льстить, у кассирши действительно прекрасные глаза. Мы прощались, мы договорились: в субботу, без пятнадцати семь у главного входа. Там я и скажу, что напоминают мне ее глаза. Конечно, не забуду. И про песню тоже. А как же!

"Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду…"

А вот самолет для меня все-таки из прошлого.

Я лечу на сборы, я лечу на соревнования. Рядом сидят ребята из нашей команды. В спортивных костюмах. Скуластые, коротко стриженные, с покатыми плечами. Все ухаживают за стюардессой, все шутят. Все одинаково. Во рту тает карамелька.

И опять Люда.

Она встречала меня каждый раз, хотя я этого не любил. Ни проводов, ни встреч. Сам улетел, сам вернулся, будто вышел покурить. Покурил — вернулся, и никто не заметил, что я выходил.

Но она встречала меня. Ребята шли мимо. Все опять шутили, и опять все одинаково. Команда, ничего не поделаешь. Она не слышала. Рассматривала ссадины на моем лице. Говорила, что борьба — это все-таки варварство. Потом мы ехали к ней. На троллейбусе. Чтобы подольше быть в пути. Чтобы с каждой остановкой понимать яснее, как долго мы не виделись.

Почему я опять вспомнил о Люде?

Потому что самолет — из прошлого.

Илюша смотрел на город. Мы приземлялись. Нас никто не встречал. Мне это понравилось. Город я знал. Когда-то был здесь на сборах. Жил целый месяц. Один, в спортивной гостинице. Один из нашей команды в сборной республики. Мы готовились к первенству Союза. В моем весе нас было двое. И на сборах, и на соревнованиях. Я болтался по этому городу один.

Пальто, шапка и тренировочные штаны. Все остальные собирались в номере моего соперника. Играли в триньку, покуривали, в общем, слегка нарушали режим. Просто так. Для бравады, от нечего делать. Мол, у нас дисциплина, но мы сильнее ее. Когда мы встречались на ковре, все, кто играл в карты, болели за моего соперника.

Почти все.

А за кого болею сейчас я? За себя в спортивных тренировочных штанах, бродившего по этому городу и не знавшего, что здесь есть ресторан «Столичный», или за себя сегодняшнего, входящего в этот ресторан?

Мы поднимались в зал.

- Для них — мы работаем в кабаке — шепнул мне Илик, когда мы подходили к эстраде, — для солидности.

Знакомство прошло в теплой и дружеской обстановке.

- А как бы нам увидеть Славика? — спросил Илюша, одним взглядом оценив общую стоимость стоящей на сцене аппаратуры.

- Он в каптерке, а вы от кого?

Процедура обмена верительными грамотами.

- А, я врубился! — ударник протянул нам руку умирающего лебедя. — Гоша, — представился он. — А Славик малость закирял, но к одиннадцати отойдет. Вы пока поужинайте, а мы слабаем пару шлягеров для толпы. — Мы сели за столик, и вышколенный официант тут же поставил перед нами тарелки с котлетами по-киевски. Зазвучала музыка, и посетители бросились в центр зала, как спринтеры к финишной ленточке.

В перерыве нас пригласили посмотреть на Славика. Он спал, положив голову на стул, оставив остальные части тела на полу.

- До одиннадцати точно отойдет! — успокоил нас Гоша, видя, как червь сомнения вползает в наши души.

Мы в тот момент действительно не были уверены, что Славик сможет вести переговоры на высшем уровне.

Где лабаете? — спросил нас низенький толстяк с подковой усов и такой же подковой на голове, лежащей вокруг красной лысины.

— В кабаке!

- В каком?

- В «Астории», — отвечали мы, как договорились.

— Как с наваром? — озабоченно, как будто врачсправляется о здоровье пациента, спросил Гоша.

- Растет, — на всякий случай сказал я.

- Сколько в среднем? — поинтересовался обладатель подков.

— Красненькую в день имеем, — небрежно бросил Илик.

Славик заворочался во Сне.

А Илик для убедительности протянул один из не зашитых в своеобразный патронташ, червонцев. Перед отъездом мама Илюши зашила все наши деньги в потайной пояс.

- Сохраннее будут, — сказал Илик, демонстрируя мне патронташ в туалете аэропорта.

Часть денег была оставлена в кармане, на текущие расходы.

- Для нас чего-нибудь слабайте. Из Цепеллинов.

- Пошли! — скомандовал Гоша, принимая деньги. — А то народ уже мается, песни поет.

Действительно, несколько женских голосов выводили какую-то мелодию. Гоша включил аппаратуру, цокнул языком перед микрофоном, проверяя работу ревербератора, и представил нас публике по первому разряду. Оркестр заиграл «Лестницу в небо». Мы ловили на себе любопытные взгляды завсегдатаев и фарцовщиков. Прочие «тащились» у эстрады.

Славик, как и было обещано, появился около одиннадцати. Ресторан прыгал под что-то разухабистое. Мы готовились к торговой операции. В голове почему-то засело: формула — деньги — товар — деньги, лучше формулы — товар — деньги — товар. Потому что в первой больше денег.

Чья-то старая шутка.

- А воздушок здесь идет, — глубокомысленно процедил Илюша, глядя на танцующих.

- Сквозит, что ли? — не понял я.

- Да, деньгами сквозит. А с ними дышится легко, как кислородом.

- А тебе приходилось Дышать кислородом?

- Мне всякое приходилось…

Тем временем владелец товара подошел к оркестру, что-то спросил, а Гоша указал на нас, владельцев денег. Владелец товара кивнул и нетвердой походкой двинулся к нам.

- Я — Славик, — сказал он, добравшись до нашего стола.

Мы оторвались от котлет.

После церемонии знакомства высокие договаривающиеся стороны перешли к делу.

- Значит, так. Вам нужна фирма? То, что у меня фирма — зуб на холодец! Цена смешная — две и пять десятых. Если вас устраивает, то моей ведьме скажете,

что берете за две и три. Оставшиеся две сотни отстегнете мне у такси, после погрузки. О’кеу?

- О’кеу! Но хотелось бы взглянуть на товар…

^ А это ваше право. Поехали!

Дома нас встречала «ведьма» Славика.

- Вот, мамочка, приехали ребята за «Фендором».

- За «Фендором»? — жена изменилась прямо на глазах.

Загудела в соседней комнате ступа, удлинились ногти, заострились подбородок и нос, зашуршала метла, загорелись разноцветные глаза.

- Начинаются манцы, — шепнул Илюша.

Я постучал по дереву, взялся за черное, сплюнул три раза через левое плечо.

- И за сколько ты отдаешь наше сокровище, ирод? — два золотых клыка блеснули в углах ее рта.

- Ну, мамочка, ты же знаешь, — за две и три.

Успокоились ступа с метлой, укоротились ногти, поугасли глазки.

- Ну, если за две и три…

Славик выкатил аппарат. Теперь уже наши глаза светились адским пламенем. Исследовав каждый винтик и убедившись, что это точно фирма, мы попросили разрешение покинуть помещение. Якобы для переговоров. На самом деле, оставшись вдвоем в темном коридоре, мы стали извлекать из «патронташа» пачки денег. Трещали суровые нитки, Илик перегрызал их зубами. Наконец все было кончено. Формула «деньги — товар — деньги» начала работать. Капитал переходил из одних рук в другие. Наличные считала ведьма. И с каждой отложенной десяткой сглаживались подбородок и нос, блеск глаз становился другим, только их цвет оставался по-прежнему разным.

Еще через несколько минут все было кончено. Мы грузили вожделенный аппарат в машину.

— Видите, с кем жить приходится, — сказал Славик, получая обещанные две сотни у такси, и зацокал на своих копытцах к дому.

Снова аэропорт.

Только здесь нас в лицо не узнают. Нам сразу не повезло. Билетов не было. Илик лег спать, положив голову на усилитель, а я встал у кассы, не сводя преданных глаз с кассира. Я чувствовал, как у меня растет щетина. Хотелось побриться. Надежды на то, что мы когда-нибудь покинем этот «гостеприимный» аэропорт, не было. Мы вышли из зала. Я вспомнил, что существует темнеющее небо, люди, которым никуда не надо лететь. Деревья.

Я постучал по дереву.

Странно, что после такой ночи и дня я не спал в самолете. Илюша уснул на полуслове. Начал что-то говорить мне и отключился. Невидимое солнце догорало где-то под фюзеляжем. Я думал.

Почему за эти полгода я так привязался к Илюше? Почему мы сидим сейчас рядом в самолете?

Совсем недавно он показал мне щенка боксера. Принес в ладони. Тогда я подумал, что они очень похожи друг на друга.

Как отец и сын.

Круглые вращающиеся глаза, крупные морщины, нос. Всё.

- Как тебе нравится, Вовик? Нет, чтобы жениться, привести в дом хорошую девочку! Так он притащил собаку. Мало у нас беспорядка — будет еще! — жаловалась мне мама Илика — Сусанна, а его папа, как две капли воды похожий на взрослого щенка той же породы, смотрел на меня немигающим взглядом.

Собаку назвали Джимом.

- Я тебя прошу. Ты можешь сказать, что мы хотим нянчить внуков, а не пса?! — не унималась мама.

Илик жил с родителями в стареньком доме, неизвестно как торчащем до сих пор в самом центре нашего города. Жильцы утверждали, что ровно с того дня, как они вселились в этот дом, городские власти обещали его снести. Квартира — две длинные комнаты — постоянно находилась в таком состоянии, что создавалось впечатление: здесь только что был обыск. Половину большой комнаты занимал кабинетный рояль гениального брата Илюши, который учился в Москве. Мы полным составом выгружали этот бесценный инструмент из товарного вагона московского поезда. По словам Илика, таких инструментов в мире осталось всего пять или шесть, он точно не помнил. Поэтому выгрузкой руководила мама Сусанна. Конечно, проще было пригласить профессиональных грузчиков, но в семье Илюши знали, что такое деньги и как и на чем их нужно экономить. Мы старались, как могли, зная, что если кто-то из нас хотя бы неосторожно поставит, уж не говоря о том, что уронит, драгоценный инструмент, то всему наступит крах. Брат не простит Илику этого и запретит иметь с нами дело как с не справившимися с обязанностями уродами.

Потом мы осторожно поднимали рояль по гнилой лестнице в темном подъезде, пропитанном запахом цветочного одеколона, потом вносили в дверь, стараясь не задеть вверху и «чтобы осторожно возле умывальника». Потом долго не могли приделать ножки. Зато после всех этих мучений мама Сусанна закатила такой пир с селедкой под шубой и форшмаком, что мы готовы были выгружать рояли хоть каждый день.

Папу Илика звали Авангардом.

Лично я гордился, что у меня есть знакомый с таким редким и красивым именем. Революционный порыв первых пятилеток, треск синих спортивных флагов с буквой «А» и ликующий вопль стадиона, приветствующего свою любимую команду, слились в нем воедино. Однако сам папа, видимо, давно разочаровался в этом имени и поэтому, когда звонил мне по телефону, назывался Павликом. Авангард, как это ни печально, доставлял своей семье массу огорчений. Он попивал. Нет, Авангард не соображал на троих, не скрывался, чтобы набраться в одиночестве, не выстаивал часами у бочек с пивом. Он выпивал красиво и независимо. Много и давно. Причем только марочные вина. Методично опустошая фирменные бутылки, которые отправлялись звенеть своими медалями в темные углы комнат. Эта его страсть в свое время заставила маму Сусанну бросить шить на дому, хотя до сих пор пожилые дамы называли ее лучшей портнихой города. Про Авангарда ходили легенды, которые, по-моему, вызывал к жизни сам Илик, что тот тоже был лучшим по части гешефтов. Например, одна из легенд рассказывает о том, как Авангард и его отец, купив несколько килограммов черной икры, увеличили вес в два раза, добавив в икру «глазки» от слабосоленой кильки. Таким образом, если сначала было пять килограммов икры, потом их стало десять, если было двадцать, то легко сосчитать, сколько их стало. Единственное, что не было точно известно, — в какой пропорции бралась килька.

Я никогда не задумывался над тем, сколько в этой истории правды, а сколько «глазок» от кильки. Меня интересовало другое: чем занимается Илик, когда не репетирует и не продает аппаратуру.

- Ну что поделаешь, — говорила мама Сусанна, — Илюша у нас способный до коммерции.

Потом я случайно увидел, до какой «коммерции» был способен Илик. Он разгружал какие-то машины, доставал картошку, возил на неизвестно откуда появившейся телеге корма для крупного рогатого скота. Жизнь заставляла Илика крутиться, и он крутился, чтобы где- то далеко, в Москве, его брат мог учиться на гения.

А как Илик говорил!

В его буйной голове перемешивались понятия. Слова лепились в какие-то немыслимые гибриды, будто он играл с окружающими в испорченный телефон. В сильно испорченный.

«Анспирантура шла по соше в облпросшов. С дзер- калом…»

И еще. Илик врал. Просто так. Безбожно. На всякий случай. Чтобы ничего не подумали. Вообще ничего! Он не говорил ни да, ни нет. Никогда! Как настоящий дипломат.

«Конфиренциально. Как интерпринер. Тет на тет».

Дома его никогда не было, если судить по ответам мамы Сусанны и папы Авангарда по телефону.

Он только что вышел с собакой. В магазин. Позвонить из автомата, а то у нас телефон не работает.

— А куда же я звоню?

- Не знаю…

И только когда я называл свое имя, он тут же возвращался, И начинал работать телефон.

Я привязался- к нему. Привязался ко всему этому.

Самолет снижался. Я так и не заснул. Вообще не могу спать в самолете. Стоит запрокинуть голову, как начинает казаться, что кто-то щекочет перышком шею. Нервы, наверное. Сегодня в аэропорту не будет Люды. В первый раз.

Люда стояла у ворот, над которыми висел указатель: «Выход в город». Она встречала студента. Своего Студента. Оказывается, он летел с нами в одном самолете. Какая удача! И как жаль, что мы не знали этого. Ах-ах! Он был на апробации кандидатской. Оказывается, он много слышал обо мне. И только хорошее. Он даже ревнует Люду ко мне. Но совсем немножко. Как трогательно. Костюм, галстук, пахнет хорошим лосьоном.

С этого дня моя гитара-бас звучала фирменно. Как на пластинке.

«Полный вперед! Завально! Офигенивающе!» — это все цитаты из выступлений знатоков.

Усилитель жил в кресле, а колонку укутывал бархат бывшего занавеса. Им было отведено лучшее место в нашей комнате. Мы все гордились этим аппаратом и дорожили им. Только Илику «Fender» не давал спокойно спать.

— Получается лажа. На фоне этого аппарата все остальное производит впечатление атависта.

— Атавизма.

— Неважно!

Мы вошли в подъезд дома И лика. Там стоял запах неведомых цветов, которые распространяли по подъезду традиционная бутылочка одеколона и граненый стакан. Кто-то любил лакомиться именно этой жидкостью и почему-то именно в этом подъезде. Мы поднялись по лестнице. Илик извлек ключ.

Вступив в комнату, мы остолбенели. Примерно тридцать желтых выпученных глаз смотрели на нас с пола. Весь запас яиц. Мы поняли, чья это работа. Бывший игрушечный щенок, а ныне боксер в подростковом возрасте, чувствовал себя прекрасно. Видимо, ему снились сладкие куриные косточки, вылупливающиеся из яиц. Он улыбался во сне. Спящий Джим еще больше походил на своего хозяина, а скептическое отношение к аккуратности он впитал вместе со сгущенным молоком, которым выкормил его Илик. Вывел нас из оцепенения телефонный звонок.

- Меня нет! — Илик собирал яичницу на сковородку, — и спроси, кто?

- Его нет. А кто спрашивает?

- А вы кто? — отозвалась трубка знакомыми интонациями.

- А я кто? — спросил я у Илика, зажимая трубку ладонью.

- Брат! — ни секунды не сомневаясь, сказал Илик, зажигая газ.

- Брат… — я на мгновение почувствовал себя гением из Москвы.

- Сусанна, слышишь, Сеня приехал, — сказала трубка.

Я все понял.

Дальше разговаривал Илюша, а еще через десять минут мы сидели за столом, поглощая гигантскую яичницу. Джим был наказан и изгнан в коридор.

- Так вот! — сказал Илюша. — Я не могу спать, пока у нас не будет вот этого… — он развернул передомной глянцевый проспект с латинской буквой «D» посередине.

Да, это был «Динаккорд» — мечта солистов всех групп, начинающих и заканчивающих карьеру музыкантов.

- Югославская эстрада, — глубокомысленно заметил Илюша.

Проспект совращал моментально, как семечки в день футбола. Тут тебе Джеймс Ласт и Оскар Питерсон, наш Карел Готт и Элла Фицджеральд, Челентано и совершенно незнакомые группы. Да вообще Бог знает кто. Музыкальные слюни текли по нашим подбородкам, потому что о еде, а тем более о яичнице, мы уже и думать не могли.

- Сами поют, — добивал меня Илюша, показывая типы колонок.

Прямоугольные, квадратные, круглые и, что было не очень приятно в тот момент, яйцеобразные.

Дальше оставались две простые вещи. Первая — достать ЭТО. Вторая — купить ЭТО.

- Только на какие шиши? И у кого мы будем покупать ЭТО? — поинтересовался я.

- Есть два варианта. Первый — бомбить фирму, что маловероятно и чревато последствиями. Второй — купить ЭТО у наших музыкантов. Вот список групп, у которых ЭТО есть. А вот и документы… — Илик достал из-за шкафа и развернул передо мной цветные афиши.

- А ты догадываешься, сколько запросят за ЭТО наши заслуженные звезды, если они вообще согласятся ЭТО продать?!

- Не только догадываюсь, но и знаю точно, — сказал Илик, — а то, что согласятся, так будь уверен. Как раз это меня не беспокоит. Им всем чего-то не хватает. Мы поможем осуществить их планы, а они — наши.

Тут я понял, что Илик тоже гений в своем роде. Таким образом, у папы Авангарда и мамы Сусанны было двое сыновей, и получалось, что оба были гениями! Может быть, это наследственное?

Что же касается «на какие шиши», то…

Через неделю я и гений-младший подошли к кривому домику, который располагался где-то у товарной станции. Илик повернул ключ в замке, и я увидел лабиринт, стенами которого были ящики со стеклотарой.

- Вот здесь мы и будем зарабатывать деньги, — изрек Илик.

И стало так. Амэн.

СОЛО ДЛЯ УДАРНЫХ

Сейчас я хочу еще раз задать себе вопрос: почему?

Почему это все происходило со мной, ведь совсем недавно моя жизнь рисовалась мне совершенно в иных красках. Какая сила могла меня поднять, как домик героини книги «Волшебник из страны Оз» и перенести неведомо куда?

Ответа на все эти вопросы у меня не было.

Я вошел и закрыл за собой дверь. На крючок. Гремели железнодорожные составы. Ту-дук, па-бап, па-бап! Ту-дук, па-бап, па-бап! Выстукивали трудный ритм. На слабые доли позвякивали пустые бутылки в железных ящиках. Синкопировали майонезные баночки. Ухали на сильную долю фугаски из-под шампанского: тук тук! Па-ба-да пап, пап. Тук-тук! Па-ба-да пап, пап!

Шли поезда По расписанию. На сильную долю. Синкопировали, ломая графики и вызывая нарекания со стороны населения и организаций. Изнывали от жары пассажиры, хлестали минералочку, мчались на стоянках за пивом, приносили и распивали. Начальники поездов лично гоняли за шампанским по повелению любимых артистов кино и киряли, разламывая шоколад «Алёнушка». Освобождали купе, оставляя тару кататься на коротком перегоне от станции до сортировочной.

Цик-цик. Бок о бок. На слабую долю. Для ощущения полиритмии.

Тук-тук! Набивали огромные мешки проводники. И не думали ругать пассажиров, бросивших тару. Шла жизнь… Звенели бутылочки, капали копеечки, шелестели рублики.

Оказалось, заработать определенную сумму у нас можно. И довольно просто. Только…

Места надо знать. С обратной стороны дверей нашего домика висело расписание движения поездов от станции Симферополь. Горела желтым светом одна лампочка. Как свеча. Мы разделились на две группы. Кырла и Гешка в одной, остальные в другой. Работали двадцать четыре часа в сутки. Перекрывая плановые задания. Выдавая сверх плана. Причем без претензий на то, что нас отметят в приказе или каким-нибудь переходящим вымпелом. Просто нам нужно было заработать деньги. Итак…

Кырла и Генка, снабженные специальными инструкциями, деньгами и тачкой, летели на вокзал к приходящим поездам. Вагоны между любителями пустой тары были распределены заранее. Кто-то руководил этим. Очень четко. Нашими были — пять последних вагонов. Кырла и Гешка скупали мешки с пустой тарой у проводников по пятнадцать копеек за бутылку. Брали оптом.

Перед тем как отправиться на работу, Илик проводил инструктаж, в каком мешке сколько бутылок и цену. Ребята после занятий выглядели профессионалами. Обман исключался, количество и качество товара гарантировалось.

Мы с Иликом, в свою очередь, занимали две позиции в пункте приема стеклотары. Я становился у окна, а Илик у дверей. Если кто-то хоть раз сдавал бутылки, то должен знать, какая очередь собирается у окошка, когда приемщик не очень поворотлив. А то, что я был именно таким, не сомневайтесь. Кроме того, у меня, как на любом солидном пункте, в самый разгар работы кончалась тара. У Илика тара не кончалась никогда, и в этом был главный трюк.

Что же у нас получалось?

Пять копеек с горлышка из мешков, приносимых нашими «собутыльниками». По две копейки с каждого горлышка из мешков других оптовиков. Плюс разное из очереди, когда заканчивалась тара. Сколько угодно, только бы избавиться от ненавистной «пушнины». Именно так называют стеклотару профи. Вот и получалось…

В современной обработке… С примесью тяжелого рока…

Эх, денежки, как люблю я вас, мои денежки…

С музыкой нас в то время связывал магнитофон Гешки, который крутился без остановки. Только успевай менять кассеты.

- Веселые у нас приемщики! — заискивали с нами старушки из очереди. — Все музыка и музыка…

Но это им не помогало. Заискивай, не заискивай, а по две копейки с горла отдай! Конечно, это было странно, но каким-то образом все эти копейки в конце дня превращались в рубли. В сотни рублей.

Вечерами мы переквалифицировались в бухгалтеров. Надевали нарукавники, доставали счеты. Клац- клац потемневшими костяшками на слабую долю. Стук-стук — сальдо — на сильную. Получалось не так уж плохо, причем каждый месяц определенный процент мы, без единого вздоха сожаления, отправляли нашему благодетелю, устроившему нас сюда.

Мы сидели на полу, облокотившись о ящики с тарой. Весна была на исходе. Чудовищный коктейль запахов из всех напитков заполнял сарай до краев. Тикали на стене ходики. Время было позднее, самое подходящее, чтобы собираться в ночное. Ночами мы ходили к поездам все четверо. Занимали удобную позицию на ящиках, у камеры хранения. Коротали время за разговорами. Илик рассказывал о людях бутылочной корпорации.

- Вон тот, видете, в фуфайке? Начал работать прошлым летом. Уже сделал себе «ноль-третью», а сейчас собирает на дом с мезолином.

- С мезонином.

- Неважно! Стоят они одинаково. Пришел сюда — без понятия. Поллитровки от фугаски отличить не мог. А тогда цены разные были. Но потом очухался, раскусил это дело, захотел собственную фирму открыть. Старичков двух сагитировал. Вон, видите, с детскими колясочками. Ножками в войлочных ботинках притоптывают? Да… Так вот, начали работать на перехвате. Их первые три вагона были, а они и остальные прихватывали. Он пообещал этим старым дуракам по семнадцать за горло, а они согласились. Напел, что он инженер, поставит дело так, что тем не будет нужна никакая пенсия.

- Ну и что?

- Что-что! Таких умных здесь видели. И инженеров, и врачей, и кого хочешь. Им перекрыли кислород в семь секунд. Не принимали тару. Нигде. Так они завалили пушниной все имеющиеся площади. Квартиру тоже. Ни встать, ни лечь. Он думал, что здесь ему как на стройке. Никто не знает, что привезли, что увезли. Нет, здесь фирма четкая. Теперь они не здороваются. Нет, лучше иметь дело с копчеными. Они за стакан вина в нужный момент будут служить, как серый волк.

Илик закончил рассказ и затянулся «Беломором». Какие-то неведомые нам мысли бороздили его мозговые извилины.

— Эх, что-то на душе Паганини… Пора партию Берлиоза исполнить, — сказал он, и Кырла, расшифровав эту фразу, достал из нашего вещмешка пирожки с капустой производства Гешкина Мама and Папа раскатывал тесто.

А это еще кто?!!

На нас двигалась тень с рядом ослепительно белых зубов.

- А, так ведь это Джон Соломон из медицинского! — сказал Илик — Бухарь страшный. Приходит сюда подрабатывать. Ему дают такую возможность как иностранному подданному. Попробовал бы кто-нибудь сюда сунуться — мало бы не показалось, так бы отделали, а тут может быть международный кантфликт.

- От слова кант?

- Может быть. Джону всегда дают «СВ», как знающему много языков.

Джон приблизился к нам и протянул руку Илюше. Он был поразительно не похож на представителей своей расы. Скорее, он походил на обыкновенного копченого, с какой-нибудь Красной горки или Нахаловки, которые с утра изнемогают у пивных ларьков. Только он был очень прокопчен, до черноты. Только их солнце и наша водка смогли создать такой гибрид.

- Hello, Afro! — вдруг рявкнул возле меня Кырла.

- Ааа, Кыр-лаа, — протянул Джон Соломон, — и ты по бутылкам? — говорил он абсолютно чисто, только растягивал гласные.

- Да вот, на аппаратуру собираем, — Кырла, конечно, не мог не знать своего однокашника.

— Да? Правдааа? — протянул Джон. — На медисии- инскую?

- На медисиииинскую, — скопировал его Кырла.

Он оживился, его неподвижные голубые глаза загорелись пропан-бутановым пламенем. — А ты на какую?

— А что я? Я — бедный студент. У меня дома опять война, деньги не присылают, — он махнул рукой. — Ну ладно, пойду к своему вагону, чтобы не прозевать, — и Джон Соломон двинулся неверной походкой, но сохраняя природную осанку кинозвезды. Только туфли у него были не киношные, а старые и на несколько размеров больше. Поэтому задники шлепали по его розовым пяткам.

- Хорош Джон Соломон, — сказал Кырла с каким- то грустным смешком, — останется в аспирантуре — точно лечить придется.

Кырла собирался стать психиатром. И потом стал им. Однако лечить Джона Соломона Кырле не пришлось. После окончания института Джон уехал к себе домой и был убит там какой-то шальной пулей, влетевшей в окно госпиталя, где он работал.

Джон Соломон упал прямо на стол, за которым оперировал.

Кырла рассказал нам об этом много времени спустя, а пока мы сидели, смотрели, как Джон растворяется в ночи, и слушали, как шлепают туфли нашей кож- галантерейной фабрики по его иностранным пяткам.

Опять наступала осень. Прозрачные гусеницы дождя сползали по стеклам нашей волшебной пещеры. В ней мы с каждым днем становились все богаче и богаче. Сим-Сим открылся, и мы только успевали навьючивать мулов для того, чтобы унести побольше сокровищ перед тем, как каменные створки захлопнутся перед нашим носом. На стене висела табличка с заветной суммой, и по вечерам мы отнимали от нее ежедневную выручку. До того дня, когда результат этого вычитания будет равен нулю, оставалось совсем немного. Никто из нас не думал тогда, сколько он сегодня заработал, думали — сколько осталось. Истекал срок действия нашего контракта. Мы внесли последний взнос комиссионных, выдернули штепсель нашего магнитофона и погасили свет.

Так было.

- А может быть, ну ее, эту музыку?! И давайте продолжать! А? Ведь только прикиньте, сколько мы здесь имели, — предложил какой-то голос, когда мы запирали двери, — а, ребята? — Голос был знакомый, вкрадчивый, просачивающийся в самые отдаленные уголки сознания. — Ну, ребята! В современной обработке… В тональности попроще, а?

Де-енюжки, как я люблю вас, мои деенюжки… А?

Мы молчали.

Нам совсем немного не хватило, чтобы достичь цифры, которая при подставлении ее в формулу «деньги — товар», должна была принести нам ЭТО. Пришлось лезть в долги. Забираться, подниматься на горку.

Подниматься всегда легче, чем опускаться.

Мы собрали нужную сумму, плюс на мелкие расходы. Оставалось только найти ЭТО. Кто-то говорил, что в Москве, на улице Неглинной, есть музыкальный магазин.

Или был.

Мы прошли мимо ЦУМа, и вдруг перед нашими глазами расцвел восточный базар музыкальных инструментов. Жарились на шампурах блестящие шарики микрофонов, в разноцветные пирамиды были сложены арбузы барабанов, дыни бонгов, бананы губных гармошек, апельсины маракасов, заморские груши гитар и еще много такого, о нем ни в сказке сказать, ни пером написать. Сидят «уважаемые» в пестрых халатах, пьют чай из сервизных чашек с мадоннами. Отламывают сосисочными пальцами в перстнях шербет и звонят по хазам, в разные концы, спрашивают по телефону-автомату, где есть ЭТО. Спекулируют.

Долго мы ходили с открытыми ртами и смотрели на одеяльные шкуры верблюдов, на змеиные изгибы саксофонов, вдыхали знойные запахи анаши и гашиша, пока не поняли, что все это мираж, созданный злодеем и пиратом Юрой Кожаным.

- Да у меня вся Москва схвачена. Дай две копейки, звякну, и получите вы свой «Динаккорд» в масле! Новьё! Муха не сидела. Сам целлофан сорвешь, распечатаешь, как пачку сигарет. А может быть, вам надо что-то получше?

Не надо!

И разбежались в разные стороны прыщавые зазывалы, давя на ходу заморские плоды, и растворилась в подземном переходе фигура фарцмена и афериста Кожаного, и смолкли бубны и литавры — шли двое людей в одинаковой форме, несли пластмассовые свистки с шариками внутри.

Шли себе, никого не трогали.

- Есть, ребята то, что вам нужно на Кавказе… — принес нам кем-то невзначай брошенную фразу легкий речной ветерок.

А, знаем, знаем! В кино видели, в книжках читали. «Мифы Древней Греции» называется. Золотое руно… Колхида… Знаем! Только ведь плыть далеко. И потом сирены еще.

- Да нет, ребята. Я серьезно.

И тут мы увидели, что перед нами стоит нормальный человек. Все! Все! Все!

Мы летим в Грузию.

Высота десять тысяч метров. Скорость — девятьсот километров. Температура за бортом — минус пятьдесят, прекрасная обстановка для того, чтобы остановиться, перевести дух. Посмотреть на себя со сторойы.

А что?

Человек как человек. Ну, волосы длиннее, чем у многих. Ну, шепчут за спиной: о, хиппи пошел! Пошла. Это снова о длине волос. Ну, джинсы очень широкие… А вот рубашка несвежая — стыдно. Неуютно даже. Теперь все время будет казаться, что трет воротник, все время буду крутить шеей.

Теперь вопрос неприятный. Сколько мне лет? Нет, я не кокетничаю. Да и лет мне относительно немного. Двадцать семь. Ба, да это ведь почти юбилей! Должен быть оркестр, Духовой. Чтобы как у людей. Кстати, они меня оставили в покое. Я не слышал их игры эти два года. Значит, что? Значит, у меня все в порядке.

Теперь еще вопрос. Тоже неприятный. Кто я? Чем занимаюсь? Я — человек с законченным высшим образованием, с дипломом врача. Специалист по спортивной медицине. Заслуженный в некотором роде человек. У меня есть грамоты, дипломы, медали. Уже сейчас я мог стать видным спортивным деятелем города. Области. Я мог стать судьей международной категории. Вот я поднимаю руку олимпийского чемпиона. Похлопываю его по плечу. Хотя почему поднимаю? А почему не мне поднимают руку? Конечно, мне поднимают руку, мне вешают медаль, в мою честь играют гимн. Меня встречают в аэропорту. Представители организаций, частные лица, знакомые. Жена, сын. Я привез ему джинсы и кольт, ковбойскую шляпу и лассо. Оркестр. Духовой. Все, как один, трезвые. В белых нейлоновых рубашках. А автобус за углом. Хоронить надо через полчаса. Все улыбаются. А что? Так вполне могло быть…

Могло быть… А как есть? Я играю на бас-гитаре в полупрофессиональном коллективе. Мне двадцать семь лет. У меня приятный тембр голоса. Поэтому я еще и пою.

Я пою в нашем городке…

Дальше не помню. Вообще, я плохо запоминаю текст песен, приходится пользоваться шпаргалками.

Да, так вот я пою. По шпаргалке. Несерьезное занятие. Хотя некоторые поют в восемьдесят лет и не считают это занятие несерьезным.

Сердце, тебе не хочется покоя…

И ничего. Никто не думает, что этот человек занимался или занимается несерьезным делом. Может быть, в восемьдесят лет для меня это тоже будет серьезным делом. А сейчас? Сейчас я лечу не с олимпиады, и жены у меня нет, и нет сына, а мне уже двадцать восемь. Уже начал прибавлять. Интересно, почему?

Почему?

Ну, вот и последний вопрос, который так мучает меня, и который я каждый раз так не хочу себе задавать. Почему я здесь, в этом самолете? Когда я сел не в свое кресло? Сейчас, здесь, в самолете, или тогда — в аудитории, в институте? Все это напоминает мне школьные каникулы. Вся эта моя жизнь. С полетами, репетициями, бутылками и фарцовщиками аппаратурой. Каникулы, когда хочется думать, что первое сентября еще далеко, что, может быть, оно не наступит вообще. Это ощущение каникул не дает мне покоя. Настоящие каникулы обязательно заканчиваются. Они всегда заканчивались.

«Настоящее». Вот слово, которое я так долго искал. Настоящее — это для меня? Окончательное? Вот мы летим вместе с Иликом черт знает куда, везем огромные деньги, чтобы купить две колонки с динамиками и два ящичка радиодеталей. Значит, мне это нужно? Значит, именно этим я буду заниматься теперь всегда? До восьмидесяти лет? Значит, в этом почтенном возрасте я все еще буду выбегать… Нет, выбираться! Выползать на сцену с гитарой и петь? Я буду принимать бутылки в пункте стеклотары, когда понадобятся деньги на новую аппаратуру? Собственно, почему до восьмидесяти? Есть еще и пенсия. Значит, до пенсии? Играть на гитаре и петь до пенсии?

Так? Быть на каникулах? Только почему у меня остается уверенность, что это каникулы? Почему? А первое сентября когда-нибудь обязательно наступит. Это я точно знаю.

В иллюминаторы видны Кавказские горы. Эльбрус. Казбек. Горы легче всего покорять на самолете. Казбек. Эль… Я засыпал. Странно, до этого я никогда не спал в самолетах.

Мне снился сон.

На холмах Грузии лежал «Динаккорд». В целлофане. Огромная пачка сигарет. Я дергаю за красненькую полосочку, спускающуюся с гор, срываю целлофан. Мимо катится Жисть-копейка. Кривая, воды не напьешься. Подпрыгивает на кочках, подмигивает солнцу. Жизнь — хороша, хоть и гнутая вся. Все поют. Голоса чистые, как бутылки перед тем, как в них пиво зальют. Только «Динаккорд» хрипит, извиняется. Простудился в горах. Летит стая журавликов. Динаккор- довских, хромированных С фирменными микрофонами. Среди них черный набриолиненный фарцовщик. Юра Кожаный.

- Кар, кар… Две копейки есть? Счас звякну в одно место. Доктора вызову, пусть подлечит «Динаккордик»! Дай две копейки… Кар, кар…

— Нету! Вон копейка летит, но у нее восьмерка, в автомат не влезет. И не каркай, пожалуйста.

А это что такое? Квадратное, холеное, гладковыб- ритое?

Э, так ведь это судьба-индейка! В целлофане. Голландская. С сыром внутри. Смотри-ка, играет… Человеком… Как смычком. На «Динаккорде»! Звук! Зву- ук… И человек тоже играет. На трубе. Тоже зву-ук…

Э! Звук! Звук! Сапожник! Звук! А это потому, что рубашка у него несвежая. Звука нет. Последний вчера сдали. Как куда? Куда положено. На пункт стеклотары. По пятнадцать копеек за емкость. Вот только это осталось. Горлышко охрипшее. Как не примут? А кто в окошке? Кто сегодня работает? Счас примут! Кто это? Женского рода. Судьба? Да нет же! Это же… Стекло мутное. Это же Люда. Как Люда? А где же студент? У себя в кабинете? А… Вот на табличке все написано. Кандидат в мастера спортивных наук. Прием тары по личным вопросам ежедневно. Двадцать четыре часа в сутки. И смирно мне! Смир-на-а- а! А то ходят туг всякие иностранные подданные. А где живут? Где? В «Динаккорде»? А? Пристегнуть ремни? Чтобы судьба не вывалилась? Затянуть пояса, как в газетах пишут? Пристегнуться и не курить? А спасибо, спасибо! Не курю. Спортсмен. Ну, разве что динаккордовскую… Ну, все, все! Просыпаюсь. Да не спортсмен я никакой! Не спортсмен. Про- сы… Все, просыпаюсь. Тбилиси.

Я и раньше знал, что в Тбилиси живут гостеприимные люди. Через два дня я вдруг спохватился, что уже второй раз обедаю не дома. И это при том, что я человек совсем не пьющий.

- Уфф! — сказал Сосо, наполняя бокалы, когда мы наконец добрались до его домика. — Это вино я давил своими ногами!

После этого я уже не мог отказаться. Взглянул на его ноги в шикарных мокасинах и взялся за стакан. И только сейчас, через два дня, вспомнил, что мы приехали по делу. Илик дремал на стуле рядом со мной под певучую речь обедающих у Сосо родственников и знакомых. Здесь же бегали двое сыновей нашего хозяина, причем младший, Датоша, несколько раз снимал штанишки, поднявшись на стул, и намерения его были недвусмысленными. Каждый раз это вызывало бурный восторг родственников и отца, который громко целовал сына чуть пониже спины. Я растолкал Илюшу. Застолье клонилось к закату, хотя это впечатление могло оказаться ошибочным. В любую секунду мог раздаться звонок в прихожей. А значит, новые гости, и погасший было костер застолья вспыхивает с новой силой.

- Нам надо возвращаться. Там волнуются, что мы уже два дня не обедаем дома, — сказал я, когда гости все-таки разошлись.

Ну, вы же обедаете у нас! — сказал Сосо, открывая очередную бутылку.

Еще через два дня мы снова робко попросили приступить к делу.

На следующий день все было кончено. Нас привели в старый тбилисский дом. «Динаккорд» ожидал нас в гостиной. Фотографии начала века в строгих рамках, темная мебель — сухая и благородная, как мелькнувшая в коридоре старушка. Разве здесь могли обмануть или предложить что-нибудь не настоящее! Мы выложили честно заработанные деньги. Нет, никакого целлофана на «Динаккорде» не было, но атмосфера дома нашептывала нам:

- Чем старше вещь, тем дороже, — хотя, вряд ли эта мудрость в полной мере могла относиться к современной голосовой усилительной аппаратуре.

- Ну, вот и сбылась мечта идиота! — процитировал я.

К самолету нас везли на трех машинах. Меня. Илика. И ЕГО.

По дороге одновременно проходил банкет. Вино, брынза, зелень. Дорогую сигарету?

- Не курю.

А очень дорогую? Попробовать только. Настоящий рок-музыкант обязательно должен курить эти очень дорогие сигареты. Вернее, папиросы. Причем и сам их должен готовить.

Забить косяк.

Так это называется. После двух затяжек мир переворачивается. Это курево — очень высокого класса. Очень. И смех разбирает, когда накуришься. Вот вроде бы какой недоступный мир, а пару затяжек — и все! Очень даже доступный мир! И очень смешной! И очень веселый! Все — очень веселые, и всё — очень смешное. И брынза расплывается молоком по сиденью и трава — ну точно пальмовые листья. Прерии! А стакан, ну разве не умора?! Прямо бриллиант! Разве нет?

- Нет…

Ну, это с непривычки. А может, от усталости. Главное, «Динаккорд» осторожно внести в лайнер. И Илика. Я уснул, как только опустился в кресло. И мне ничего не снилось.

Осень в том году была такая, о которой можно только мечтать. Теплая и чистая. Мы репетировали дни и ночи напролет. «Динаккорд», как и обещал Илюша, пел сам. Нам завидовали все музыканты города. Они приходили на репетиции и осматривали экспонаты нашего музея.

Ну конечно, говорили они, я думаю… Так вот, оказывается, что здесь. Ну, тогда конечно! А здесь еще и это есть! Тогда понятно почему! И разводили руками. И цокали языками. И пускали слюни.

У нас тоже аппетит разыгрался не на шутку. Мы были спокойны ровно неделю. А потом кто-то сказал.

— Нужны фирменные гитары.

Не помню, кто первый сказал, но джинн был выпущен из бутылки.

- Мне пора менять ударную установку, — добавил Гешка.

- А как я буду смотреть народу в глаза без синтезатора? — спросил непонятно кого Илюша.

И тогда я сам произнес фразу, которая еще год назад казалась мне абсурдной:

Надо садиться в кабак!

Я говорил еще что-то. О том, что мы будем совмещать приятное с полезным, что мы будем репетировать и зарабатывать деньги. Что никогда не будем играть на потребу, а только то, что нам нравится. Говорил, что даже Битлы играли в кабаках. Что через это надо пройти, как через трудности, что без этого не получается ансамбля. Настоящей группы. Надо пройти! И всё. Говорил, а сам чувствовал себя хорошо румяной, испеченной булочкой. И приготовить ее так мог только один человек — Илик.

- Ну что же, это идея, скромно сказал тот, кто подспудно внедрял ее в наше сознание со дня своего появления.

Итак, кто за это предложение — возьмите аккорд.

До мажор.

Кырла, как глава молодой семьи, совершенно материально необеспеченной, потому что он и она — бедные студенты, вмазал по струнам. Он — за. Мы с Илюшей держим этот аккорд со дня нашей встречи.

- Я — как все, — сказал Гешка и сделал сбивку.

Сначала малый барабан, потом — том-бас, том-тенор, потом — тарелка. Неплохо звучит. Теперь все вместе и повеселее.

Каникулы продолжаются!

Остались формальности. Кырла должен был объяснить необходимость этого шага своей прекрасной половине.

- Когда будешь разговаривать с Иркой, дави на материальную сторону, — наставлял его Илюша, — народные мудрости приводи, пословицы: «Не в деньгах счастье, а в их количестве», «Деньги к деньгам идут», «Сытый голодному не товарищ!». Против народа никто не попрет, понял?

- Ага, — сказал Кырла, — никто. Кроме самого народа.

Кырлу всегда тянуло пофилософствовать.

Теперь обо мне.

Я уже говорил, что осень была прекрасная. Как весна. Я влюбился. Как-то странно об этом говорить. Мне всегда казалось, что влюбляться могут школьники или, в крайнем случае, студенты, но уж никак не взрослые деловые люди, какими мы себя считали. Но в жизни действительно все не так, как оказывается на самом деле!

Нас пригласили играть на какой-то вечер в университет… Там нас ждали, и мы старались не обмануть этих ожиданий. Зал стонал, стены ходили ходуном, студенты, обкурившись планом, дергались, как персонажи немого кино. Примитивная цветомузыка окрашивала толпу то в красные, то в синие, то в зеленые цвета. Все были возбуждены, и готовы на подвиги. Женской половине зала требовалась любовь и восхищение, мужской — сомнительные приключения, желательно, без объяснений в любви. Холостая часть нашей группы искала новых встреч.

Но познакомились мы на следующий день. Загрузив аппаратуру, ребята уехали, а я остался. Сам не знаю почему. Хотелось потолкаться среди студентов, хотелось, чтобы принимали за своего. Спрашивали, как с зачетами, где следующая лекция, занимали рубчик до стипендии.

Я стоял один.

И лишь спустя некоторое время появилась Она. Не знаю почему, я обратил внимание именно на нее. Наверное, из-за ее независимого вида. Просто мне нравятся независимые люди. Такие не посещают комсомольских и профсоюзных собраний или они ими руководят. Не люблю собраний. Никогда не был ни на одном из них. У меня были тренировки или соревнования. Я наблюдал за девушкой. Она сдала пальто в гардероб и ушла куда-то. Я замер, превратился в восковую фигуру.

Отомри!

Она протянула номерок, и ей вернули пальто. Такое зеленое, с отворотами. Вполне весеннее пальто. Закончились лекции. Я в толпе, имеющих право влюбиться, шел за ней. В такой массе я незаметно воспользовался этим правом. Меня никто не заподозрил. Мы шли к троллейбусной остановке. Я упорно смотрел на нее, а она делала вид, что не замечает этого. Но когда мы остановились, надо было что-то говорить. Я это понимал, но не мог открыть рта. Если бы это было на танцплощадке, все было бы гораздо проще, а так кроме затертого: девушка, с вами можно познакомиться, — в моей пустоватой голове ничего лучшегоне находилось. И вообще, знакомство на улице… Это было не по мне. Я стоял в двух шагах, превратившись опять, непонятно почему, в воск. Ведь она уже сказала один раз:

- Отомри!

Появился троллейбус. Конечно, она вошла. А на что я надеялся? Что она подойдет ко мне и завяжет разговор?

- А почему это вы стоите здесь, а не в музее мадам Тюссо?

- Да вот, знаете, отпуск. Решил домой приехать…

- А с вами можно познакомиться? Ох, ах! Как интересно! Давайте встретимся под часами?

Осторожно, двери закрываются.

Двери? Так что же я стою? Чего стою, когда ее лицо проплывает мимо? Она улыбнулась. Независимо. А теперь что?

До минор. В ритме вальса.

А любовь рядом была…

Идиот!

- Такси! — я выбежал на дорогу. — Поезжайте за тем троллейбусом, но не очень близко, пожалуйста.

Пусть думает, что я оперативник на задании. Только вот прическа не уставная. А, вроде это парик! Для конспирации. Поехали — поехали! Летели под колеса желтые листья каштанов, мимо проплывали знакомые улицы и дома, но от того, что в окне троллейбуса мелькало зеленое пальто, все это приобретало совершенно другой смысл. Будто бы на меня подействовала папироска с планом. Каждая мелкая деталь обыкновенной жизни превращалась в событие мирового масштаба.

Листья летят! Хотелось кричать мне.

Я знаю этот дом!

Собачка!

Пальто зеленое…

Я расплатился, как только увидел, что она вышла из троллейбуса. Что там думал обо мне таксист, меня больше не волновало. День продолжался, и мы гуляли по городу. Глазели на витрины, пили кофе в стекляшке, заглядывали в витрины, опаздывали в кино. И все это мы делали вместе.

Только я шел на десять шагов сзади. Только я смотрел на витрины с другой стороны улицы. Вспоминал вкус кофе, когда она пила его в стекляшке. И это было похоже на застывшую бабочку в кусочке янтаря. Я не знаю, видела она меня или нет. Не знаю, хотелось мне, чтобы она меня увидела, потому что в этом параллельном существовании было что-то дурманящее. И не нужна была папироса, начиненная взрывной смесью.

Уже стемнело, когда мы подошли к ее дому. Самый обыкновенный дом, мимо которого я проходил сотни раз. Я даже приезжал в этот дом, причем неоднократно, потому что в нем гнездилось телеателье. Да что там говорить, наш собственный телевизор жил в этом доме, несколько дней подряд! Я отвез эту бесчувственную груду радиодеталей туда, когда у него вдруг погас экран. И он, мерзавец, не сказал ни слова, когда вновь засветился, о том, кто живет здесь. Я смотрел со двора, как она поднималась по лестнице. На третьем этаже хлопнула дверь. Я поднялся. Мне надо было угадать, в какой из трех квартир скрылась она.

Мне повезло сразу.

В справочной мне дали ключ от ее квартиры. Шесть обыкновенных цифр. Сколько раз я произносил их, писал, даже в этом порядке. Например, в школьной тетради, абсолютно не представляя, что они означают. Трубку подняла она.

- Я слушаю!

- Это я, — и по тому, как она замолчала, я понял, что больше ничего говорить не надо.

Потом мы встретились и проделали весь путь первого дня, но только уже вместе. Мы удлинили его настолько, насколько это было возможно, попирая все известные законы мироздания. Да-да, мы ведь растянули время. В первый раз на этот путь ушло часа три, во второй — в два раза больше.

- Я вас сразу заметила.

- И превратили меня в камень.

- А мне показалось — в воск

Весенняя осень все-таки самое прекрасное время года.

- А чем вы занимаетесь?

- Разное, знаете… Держусь за черное, стучу по дереву. Плюю три раза через левое плечо.

- А вы случайно не маг?

- Случайно да, если вы имеете в виду магнитофон.

Это был один из редких дней, когда можно было молоть всякую чепуху, причем совершенно безнаказанно. Можно было воскликнуть: посмотри, какое зеленое солнце, — и получить подтверждение этим словам. Можно было долго объяснять, как устроена шариковая авторучка, и видеть неподдельный интерес в глазах собеседника. Ах, как это интересно, не может быть! И откуда вы все это знаете! Любая глупость была простительна в тот день.

Еще мне нравится, когда от падающих листьев город пустеет. И он пустел в тот день. Прямо на глазах.

- А давайте зайдем в «минутку»! Сфотографируемся, потом разорвем пополам и это будет как пароль. Когда мы встретимся через много лет и не узнаем друг друга, сложим фотографии…

- Почему через много лет? — спросил я.

- Не знаю. Давайте? Там открыто!

- Давайте…

Очень не люблю фотографироваться.

- Знаете, я плохо получилась. Давайте разорвем? — она вертела две полоски с мутными изображениями совершенно незнакомых нам людей.

С удовольствием!

- Наверное, у них какой-то дефективный объектив. Обычно, я хорошо получаюсь… А давайте пойдем в кино? Я ведь тогда опоздала.

Давайте.

Я не помню, о чем фильм. Наверное, в этом кинотеатре был дефективный кинопроектор. Обычно я все запоминаю. Даже титры. Фильм закончился, а день еще длился. Это был точно один из тех дней, в которых больше чем двадцать четыре часа.

- А хотите, я угадаю, кто вы?

- Хочу.

- Вы врач. Хирург. Угадала?

- Может быть…

- Хорошо! Тогда скажите, кто ваш друг?

- Вы.

Ее звали Вита. Она не в восторге от своего имени. Я тоже, если откровенно. Просто родители хотели, чтобы было оригинально. В результате все называли ее Викой. Но это — совершенно другое имя.

- Если хотите, я пока не буду вас называть по имени. Пока мы не придумаем то, которое вам понравится.

- Хочу.

- А хотите, я покажу дом, в котором родился?

- Покажите.

- Тогда он казался мне очень большим. Наверное, его скоро снесут, — сказал я, — и на земле не останется места, где я появился на свет.

- А может быть, вы скоро прославитесь, и тогда этот дом будет охраняться законом.

- Может быть. Но, скорее всего, будет обратное. Законом буду охраняться я, а дом по этой причине снесут.

Даже эту фразу я мог произнести безнаказанно в тот бесконечный день.

- Чем же вы так провинились?

Я стал кабацким музыкантом.

Нет, я не сказал ей этого. Мне показалось, что это будет одним из тех взрывов, которые разбросают нас в разные стороны. Еще я боялся, что кто-то третий узнает о наших отношениях. Я скрывал ее от всех, скрывал в самое неподходящее для этого время года, когда город пустел от опадающих листьев.

- А хотите, я вам скажу, что я люблю больше всего?

- Хочу.

- Я люблю… Люблю рисовать. Весну. Люблю море, его запах. Люблю лес. Помните, «прозрачный»? Люблю прозрачный лес, как будто смотришь сквозь прозрачное стекло. Люблю жить. Просто так… Дышать… Очень полюбила, особенно в последнее время. Вот видите, как много я люблю! А вы?

Я мог бы точно сказать, чего не люблю.

Например, фотографироваться.

Не люблю, когда вокруг тихо и вдруг самолет. Мне становится не по себе. Никому не говорю об этом.

Не люблю слово «горжетка». Просто так. Не произносил ни разу.

И последнее.

Не люблю себя. С каждым днем все больше и больше. Наверное, надо что-то делать. Но что?

- Почему вы молчите? Неужели вы ничего и никого не любите?

- Люблю. Просто…

- Не хотите говорить? Не говорите, я не обижусь. Сегодня день такой, нельзя обижаться. Что? Любите?

Вас…

Глаза очень близко и губы…

- Надо говорить — тебя.

Говорю. Тебя. Тебя. Тебя.

ДВЕ ЧЕТВЕРТИ, В ЛЯ-МИНОРЕ

Совершенно другой день, совершенно другая осень, совершенно другой я ставлю ящик с колонкой на грязный пол автобуса. Я сажусь у окна. Рядом кладу гитару. Ко мне не подсядешь. Мне хочется побыть одному. Мне сегодняшнему и мне вчерашнему.

Нам двоим хочется побыть одному.

Илик, Гешка и Кырла садятся вместе. Интересно, заметили они, что нас двое?

- Что-то Вовчик засмурел. Влюбился, что ли? — сказал Илик.

- Может, съел чего? — сказал Гешка.

— Думает… — сказал Кырла.

Значит, заметили.

- Вовчик! — Кырла водит у меня перед глазами рукой.

Так делают, когда хотят проверить, в сознании человек или нет. Реагируют на свет зрачки или нет. Мои зрачки реагируют.

— У нас тут идея есть.

— Какая? — отзываюсь я.

Побыть одному мне сейчас не удастся. Это уже точно.

- Илик предлагает сброситься и купить тачку. Недорогую. Что-нибудь типа старого «москвича» или «жопарожца». А? Как идейка?

Мы ехали работать в Черногорск. Маленький городок на берегу моря, в сорока километрах от нашего. После одиннадцати никакого транспорта, а взять четырех жлобов в машину, темной ночью, — таких охотников надо поискать. Поэтому Илик и предлагал иметь свое средство передвижения. И не зависеть ни от кого. В любой момент — машина к нашим услугам. Голосование прошло без эксцессов. Единогласно. Пускай будет машина.

Черногорск приближался. Где-то там, посреди города, есть ресторан «Девятый вал». Илик надыбал эту точку, как охотничий пес пернатую дичь. Может быть, Джим научил охоте своего хозяина? Чуять добычу верхним чутьем? Вряд ли. Скорее, Илик мог научить чуять добычу кого угодно. Даже свою собаку.

«Девятый вал» ждал нас. У фальшивых колонн выстроились официантки.

- Приехали? — спросили они хором, криво улыбаясь.

Официантки были немолодые, некрасивые и, скорее всего, нечисты на руку.

Мы начали выгружать аппаратуру.

- Значится, приехали? — сказала пожилая женщина в белой куртке, сидящая у пальмы и разминающая папиросину.

Очевидно, она не очень доверяла своим глазам. Это была Нина Ивановна — администратор ресторана «Девятый вал». Размеры ее были грандиозны, а двигалась она медленно и плавно, как авианосец.

Сцена в ресторане — маленькая и грязная. Понятное дело, оркестр — сопутствующий товар. Главное, чтобы кухня была хорошая и цены терпимые. Нам было непривычно после огромных залов Домов культуры устанавливать колонки на эстраде величиной со свиной пятачок.

- Значит, все-таки приехали? — в третий раз эту сакраментальную фразу произнес директор «Девятого вала» — обладатель круглой и лысой, как туалетный плафон, головы и хитрющей рожи.

Хотя думать так о руководителе предприятия, на котором работаешь, не совсем прилично. О руководителе надо думать, что у него — лицо. Даже если у него и ро… В общем, неважно. Важно было то, что работники ресторана во главе с директором вроде бы не верили, что звезды такой величины когда- нибудь упадут на сцену именно этой общепитовской точки. Упадут в переносном смысле слова. Потому что, судя по рассказам Илика, в прямом смысле слова на сцену музыканты предыдущего призыва падали ежедневно.

- Так, хлопцы! На крайний случай чего, хочу предупредить, у меня желающих на это место до…

Тут директор употребил не совсем цензурное слот во, выражающее, по его мнению, точное количество желающих работать именно на этом свином пятачке.

- Так что, или работать, или можете сразу идти на…

В этом месте директор опять произнес то же слово, которое в данном случае служило для нас уже путеводной звездой. Если, конечно, мы не будем работать «как надо».

Сделав это важное политическое заявление, директор замолчал. В связи с тем, что ответного слова не прозвучало, некоторое время он следил за тем, как мы соединяем проводами колонки и расчехляем инструменты. Потом прислушивался к звукам, рвущимся из колонок. Потом, сказал:

- Теперь, значит, на крайний случай чего, чтоб проверить ваш уровень, сыграйте мне «Лебединую верность».

Обязанности у нас были распределены четко. Я отвечал за песни типа «Ах, Одесса!», «итальяно» и Битлов. Кырла пел рок и подпевал, где только возможно, а советские шлягеры и песни народов и народностей были вотчиной Гешки. Когда приходил их черед, Гешка брал в руки микрофон, а Кырла садился за ударную установку. Женщины средних лет, присутствующие на наших концертах, готовы были уйти к Гешке навсегда. Лишь бы он пел и пел. Так что за этот раздел популярной музыки мы были спокойны. Мы взяли первый аккорд.

Над землей летели лебеди…

Гешкино исполнение этой песни потрясло директора. Видимо, такого уровня он не ожидал. Директор даже покраснел. Наверное, ему стало стыдно за то, что в разговоре с нами он дважды употребил нецензурное слово. Директор крякнул, глаза его загорелись, и он, довольно потирая руки, вышел из зала. Понял, что не прогадал. Кухарки, поварихи и ложкомойки, вывалившие во время пения из-за перегородки, удовлетворенно улыбаясь, удалились. И пар повалил, и запахло чем-то жарено-общепитовским.

Мы не волновались, хотя это был день нашего дебюта. Черногорцы признали нас сразу. Нам не давали отдохнуть. Какие-то летчики сельхозавиации. Потом Эдик Шароян — профессия неизвестна. Снова летчики, снова Эдик и снова летчики, и снова Шароян, и неизвестно кто. Причем, как мы поняли спустя некоторое время, для большинства было неважно, что мы играем, гораздо больше их интересовала первая часть — объявление следующего музыкального номера.

Для летчиков сельхозавиации с борта самолета пятнадцать пол сотни шесть звучит эта песня!

Для Эдика Шарояна — летчика-вертикалыцика…

Для Эдика Шарояна — капитана дальнего плавания. В зависимости от дня недели или его спутницы.

От Эдика Шарояна для всего зала!

Всего хорошего! В такой день…

Обилие летчиков в таком маленьком зале нас не удивляло. Рядом с городом находился военный гарнизон. 6 нем жили в основном летчики морской авиации. Удивляло, что все эти летчики не носили военную форму. Да и выправка у них была какая-то подозрительная. Но это же работа. За ваши деньги мы тебя хоть фельдмаршалом назовем. А пока для простых летчиков…

Листья желтые над городом кружатся…

Нет. Конечно, попадались и желающие послушать, как говорят дикторы радио и телевидения, «свои любимые мелодии». Любимыми мелодиями чаще всего оказывались последние эстрадные шлягеры, а желающими их послушать — одинокие женщины средних лет, которых обычно в ресторан этапировали подозрительного вида мужчины. Подозрительные в том смысле, что они, если даже и обещают жениться, то никогда этого не сделают. Однако были и те посетители, которые именно в ресторане хотели услышать одну заветную мелодию, которую они, как на грех, никак не могли найти в потоке кабацких боевиков. Не могли они ее и вспомнить. Названия не знали, а слова вылетели из головы. В этих случаях нам помогала наша память, стопка песенников, или классическая кабацкая палочка-выручалочка:

- Старик, ты напой, мы сыграем!

Несмотря на то что такие меломаны сбивали ритм нашей работы, к ним мы относились гораздо лучше, чем к тем, кто менял свои музыкальные пристрастия по нашей воле. Им было все равно, что мы играем, лишь бы только услышать свое имя, усиленное фирменными динамиками «Динаккорда».

Кстати, довольно скоро мы узнали, что летчики — никакие не летчики, и на самолетах никогда не летали, потому что живут всю жизнь безвыездно в Черно- горске и грузят в товарные вагоны желтый камень ракушечник. Поэтому лица у них коричневые от солнца и пыли, а пальцы на руках шершавые, набухшие и потрескавшиеся, как почки на ветках каштана весной. В заключение первого вечера летчики маршировали под «Славянку», жали всем руки, целовали официанток и, что называется, сорили деньгами. Три «Славянки» подряд. Наконец они удалились, наверное, чтобы загрузиться на борт своего пятнадцать полсотни шесть на месяц и пахать там до следующей зарплаты. А уже через месяц приземлиться на кафельном полу «Девятого вала» и просадить за один присест все до копейки.

Зал опустел. Рубашку на мне можно было выжимать.

- Ну, такого у нас еще не было! — сказала Фроловна, выходя из-под пальмы и затягиваясь беломо- риной.

В этом ресторане все женщины почему-то предпочитали курить папиросы, а сидеть под пальмой. Может быть, боевое прошлое сказывалось?

- Такого точно не было! — подтвердила Нина Ивановна — женщина-гора.

У нас тоже. Я еще ни разу в жизни не зарабатывал столько денег в один день.

Из-за стойки выскочила буфетчица Надя с двумя фугасками шампанского.

- Ребята, да я вас! Да вы мне…

Полетели пробки, заискрилось шампанское. Банкет! Ну, натурально, банкет! Вышел Эдик Шароян — потомственный шабашник.

- Кто Надьку тронет — зарежу!

Упал в кресло, захрапел по-богатырски, но с акцентом. Надька смотрела влюбленными глазами на Гешку. Гешка смотрел на нее, как на тетю. Причем не очень красивую и совсем не родную.

- Золотые вы мои! Пейте, гуляйте раз так!

Раз, как?

- Раз так много заработали сегодня! Да столько чаевых в жизни никогда не давали! Потом для меня «Алешу» споете?

- Споем, Наденька! Конечно, споем.

В дверях стояло четверо молодых людей.

- Эй, ты! Да-да, с усами!

Обращались ко мне.

- Бывшие наши, — перешла на шепот Надька. — Пусть только попробуют тронуть!

Намерение молодых людей четко читалось на их лицах.

- Да я их! — Надя понимала: продолжение банкета был под угрозой. — Эдик! Эдик! Он их запросто прирежет! Да за такие деньги запросто порежет. Он тут одного за пачку сигарет пырнул!

Эдик спал беспробудно.

Я понял, что точки над i надо ставить сразу, а значит, сейчас нас ожидала командная встреча по боксу. Как бывшему профессионалу мне предстояло боксировать в первой паре. Я пропустил всего один удар, но под глазом тут же налился приличный фингал. Сопернику было гораздо хуже. От досады и злости я ничего не видел. Один глаз заплыл от пропущенного удара, второй помутнел от ярости. Я махнул соперника через бедро, а потом добивал его в партере. Меня отливали водой. Как проходили другие схватки, я не знал.

После матча банкет был продолжен.

Это был первый и последний случай, когда рука жителей Черногорска поднялась на своих кумиров. Черногорцам понравилось, что мы смогли постоять за себя, ведь кулачный бой как развлечение в Черногорске занимал одно из первых мест, уступая тому же ресторану и вечернему сеансу в местном кинотеатре. Только к рассвету мы добрались до гостиницы, где для нас была забронирована комната Обрывки мелодий, слова из песен еще некоторое время крутились в голове, а потом все пропало. Будто отключили питание.

В субботу, рано утром, мы отправились на автомобильный толчок выбирать средство передвижения. Те же две четверти, тот же ля-минор…

Есть газеты, семечки каленые, сигареты, а кому лямон?

Нет, лимоны и сигареты нас не интересовали, а вот «запорожцы», преимущественно «горбатые», как наиболее дешевые, представляли интерес. Мы имели довольно смутное представление о достоинствах и недостатках этой машины. Одно знали точно — она похожа на фирменного «жучка». В остальном полагались на Сашу — крупного специалиста, который, по его словам, собаку съел на этих керосинках.

Илик подобрал Сашу где-то на Украинке. Украинка — один из дальних районов Симферополя. Там Саша по вечерам губил свой талант водкой с пивом у торговой палатки. Был он невысок ростом, чумаз и несколько несвеж, мягко говоря. Кроме водки, он любил порассуждать об устройстве вселенной, беря за ее модель двигатель «запорожца». Саша выбирал машину, как говорится, на свою голову.

- Передок хреновый, масло гонит, резина — тютю. Не подходит! У этого два цилиндра не фурычат, колодкам труба. Не подходит! Придется брать этот. Тоже не фонтан, но подмарафетим, будет бегать, как… Как…

Саша так и не смог сказать, как будет бегать наш «жучок». Довольно скоро каждый из нас смог подобрать это сравнение. На следующий день, в понедельник, уладив формальности, мы официально стали владельцами автомобиля. Добавлю: мы полагали, что счастливыми владельцами, а как поняли немного позже, его бывший хозяин стал действительно счастливым, продав это чудо нашего века. У «жучка» оказался довольно скверный характер. И мы, переночевав несколько раз на середине дороги между Симферополем и Черногорском, решили возить Сашу с собой точно так же, как запасное колесо и набор инструментов. Саше это неожиданно понравилось. Он получил возможность в свободное от лежания под машиной время общаться с официантками. Он рассказывал им о перебоях в снабжении фреоном, так как был специалистом по холодильным установкам, и танцевал с черногорскими дамами, отставив мизинец на правой руке, обхватывающей талию. Кроме этого, Саша назначал свидания, спрятав замасленные руки в пиджачные рукава, строил глазки буфетчице Наде, находясь, сам того не подозревая, под «дамокловым мечом» Эдика Шаро- яна. Наконец, ежевечерне Саша ужинал с вином, а потом спал, до очередного ЧП, на плече у кого-нибудь из нас по дороге домой.

Я любил возвращаться домой. Под треп Кырлы, под его вечные споры с Гешкой. На все темы. Начиная с медицины, где господствовал Кырла, и кончая проблемами общения с внеземными цивилизациями.

- Начинается очевидное — невероятное! — говорил Илик каждый раз, когда начинался нешуточный спор о какой-нибудь ерунде.

Добрый день!

Была зима. Печка в нашей чудо-тачке не работала. Илик сыпал соль на стекло, чтобы хоть что-то было видно. Откуда он узнал этот секрет борьбы с инеем на стеклах, никто не знал. Саша спал до сигнала тревоги. Кырла выдыхал винные пары, от чего стекла запотевали еще быстрее. Получался замкнутый круг. Пары — соль — пары. Много паров, много инея, много соли и ни черта не видно.

То, что Кырла стал выпивать, для нас было ненормальным явлением. Мы ввели у себя сухой закон. Мы пошли работать в ресторан, чтобы заработать денег, а не для того, чтобы трескать водку с клиентами. Каждый вечер желающих угостить музыкантов было хоть отбавляй. Угостить и попросить спеть любимую песню было гораздо дешевле, чем заплатить музыкантам. Поэтому мы постановили: с клиентами — не пить! Мы сыграем что угодно, но только за деньги. Однако чем больше мы зарабатывали, тем чаще Кырла нарушал закон. Мы предупреждали его, ставили на вид, говорили, что желающих занять его место — полно, поэтому пусть подумает хорошенько. Он каялся, обещал, что сорвался в последний раз. Мы его прощали, но все повторялось. Снова и снова. Пожалуй, это была единственная проблема, в остальном все было хорошо.

В Симферополе, среди кабацких музыкантов, уже ходили легенды о золотой жиле, на которую мы напали. Не последнюю роль в возникновении легенд сыграл Гешка. Каждый раз, встречаясь с коллегами в общественных местах, будь то парикмахерская или парилка, он, как бы между прочим, называл цифру нашего недельного заработка, чем приводил местных лабухов в замешательство. К нам даже высаживались десанты с целью проверки данных, и, к величайшему изумлению десантников, все оказывалось правдой. Деньги в этом занюханном ресторанчике были.

Шли дни. Проходили месяцы. Мы выводили для себя некие жизненные формулы. Например. Деньги развращают, тяжелая ежевечерняя работа утомляет. А раз так, чтобы не потерять вкус ни к тому, ни к другому, надо отдыхать, расслабляться. Каждый это делал по-своему. Илик отдыхал по коммерческой части, Гешка фарцевал шмотками, я играл в футбол, а Кырла баловался дорогими винами и коньяком…

Как ни странно, именно Кырла был тем, что связывало меня с моим вторым Я. Что-то роднило нас. Конечно, профессия. Даже обе профессии. И что-то еще, что не имеет точного названия. Он был моей отдушиной. От слова душа, естественно. Он единственный знал о Вите. Ему я доверял свои сомнения. И в спорах я всегда был на его стороне.

Илик в спорах не участвовал. Спор на интерес — не тот случай, где можно было применить главный аргумент Илика — деньги. И потом Илик не знал, например, чем кинологи отличаются от кинолюбителей, хотя относился и к одним, и к другим.

Сегодня у нас выходной. Мы решили отдохнуть. По-человечески. Как люди. Вздохнуть свободно. В одной компании. Состав участников — свободный. Женатые — с женами. Холостые — с кем хотят. Я хочу с Витой. За эти месяцы мы виделись считанные разы, зато каждый перерыв я бегал звонить ей по автомату. Я что-то придумывал. Фантазировал. Обманывал. Бессовестно врал. Я в командировке. Уехал.

Когда вернусь — не знаю. Особое задание. Секретная миссия.

- Миссия от слова — мисс?

Нет! Кроме меня — никто в ней не участвует! Просто заболел вдали от дома, но готовлюсь в космос. Недалеко от центра управления полетами. Кстати, это было правдой. Я описывал, как он выглядит. И опять не врал. А потом снова начинал рассказывать басни. Заливать, вешать лапшу…

Но сегодня — все! У нас — выходной, и мы увидимся. Сегодня мы отдыхаем. Сегодня — только правда, и все будет по-другому. Потому что вечером мы свободны. Сегодня мы идем в ресторан. Гулять!

Китобои вернулись — из плавания. Подводники — из автономки. Буровики — с вахты на буровой. И в этой пестрой компании — мы.

У нас выходной в кабаке.

- Я так давно тебя не видела.

- Зато слышала, — сказал тот, что играет в ресторане.

Он так обнаглел, что не давал слова вставить.

- Слышать — это не то. Я хочу тебя видеть.

- Я тоже. Пойдем, я познакомлю тебя с моими друзьями. Это Кырла.

- Кырла? Странное имя… Никогда не слышала раньше.

Кырла женат. Это его жена. Он держит ее под руку. Они тоже редко видятся. Такая у нас работа.

- Илик Авангардович.

- Не может быть! Вы, наверное, по спортивной части.

Наверное. И девиз в жизни у него почти олимпийский. Главное не играть, главное — выигрывать

— В какую игру?

- В любую, только не в азартную!

- А это — Гешка.

- А мы знакомы.

- ?

- И давно уже…

Мы танцевали. Играл ресторанный оркестр. Никогда не думал, что это так приятно — танцевать. Последние пять лет я только и делал, что играл на танцах. Собственно, говорить обо мне, что я танцевал, было слишком… Я просто старался продержаться, чтобы меня не дисквалифицировали. Почти как в борьбе.

За пассивное ведение.

Это не тост, это наказание. Когда нет сил или не хватает умения, ты толкаешься и думаешь только об одном. Скорее бы это кончилось! Здесь ситуация была посложнее, мне очень не хотелось, чтобы танец заканчивался. Но умения катастрофически не хватало! Я колебался в ритм благодаря профессиональному чувству. Что там вытворяли мои ноги — ума не приложу!

- Прекрасный вечер. Даже не думала, что так может быть в ресторане. Очень редко бывала. А ты?

И я.

- А как твои секретные дела? Закончились? Увидимся завтра?

Я пожал плечами. Дал ведь себе слово врать сегодня как можно меньше.

- А откуда ты знаешь Генку? — этот вопрос мы хотели задать оба, но первым спросил я.

- Познакомились как-то случайно. Давно. Я тогда только поступила в институт. Он даже ухаживал за мной одно время.

- А сейчас?

Она пожала плечами. Это могло означать разные вещи. Например, тебя это не касается. Или — я не нуждаюсь ни в чьих ухаживаниях! Или — встречаемся. Он даже ухаживает за мной, но мне важно, чтобы ухаживал совсем другой человек. Сказать кто?

А я бы ответил, скажи.

И она бы сказала — ты!

Тогда я должен был бы спросить, который из нас двоих ей нужен. Тот, что танцует с ней в ресторане, или тот, что работает в нем?

Она пожала плечами, а я — промолчал.

Мы с Генкой стояли на балконе. Гешка курил. Я впервые видел его с сигаретой.

- Ты помнишь, я тебе рассказывал о девушке, которая мне очень нравится? Я даже говорил, что женился бы на ней, — Генка курил так, что с него можно было писать картину о пользе курения на свежем воздухе.

Я помнил. Действительно, Генка когда-то рассказывал мне, что где-то учится девушка, в которую он влюблен. Его мечта. Только ей он мог бы отдать свою драгоценную свободу. Имя? Да, я помнил. Кажется, Вика.

- Не Вика, а Вита.

- Интересно. Бывают же такие совпадения.

- Это не совпадение. Это она.

Ну да. Она мне только что говорила, что Генка ухаживал за ней. Но мало ли за кем он ухаживал.

- Так, как за ней — больше ни за кем.

Прекрасно! Что я должен был теперь делать? Сигануть с этого балкона? Разбиться в лепешку?

Скрыться с глаз? Уйти в монастырь? Или… Ре-минор. Не спеша.

Уйду о дороги — таков закон.

Третий должен уйти…

Динь-динь, динь-динь — рында корабельная.

Добавляет печали.

Но позвольте! Ведь для меня она тоже — девушка из мечты. Из моей. Я вовсе не собирался красть ее из Гешкиных грез! Так получилось! Жизнь. И потом, она только что сказала, что именно я ей нужен, а не Гешка. Как бы красиво и печально ни курил он здесь, на балконе.

Вообще сцена получалась хоть куда! Ставь камеру и снимай. Двое старых друзей, готовых чуть ли не к дуэли. Того и гляди выбежит девушка, заламывая руки, охнет театрально, и прогремит где-то за кулисами выстрел из стартового пистолета. Потом, под аплодисменты, один из них начнет медленно опускаться на пол, держась за поручни балкона. Охи, ахи.

Какой конфуз! Какой конпроманс!

Или что-то в этом роде. Дамы вскрикивают в массовке.

Мы ушли.

С Витой. Остальные продолжали гулять. Илик заказывал песню за песней местным лабухам, Кырла налегал на коньяк, а Гешка бросился в объятия одной из его многочисленных поклонниц, коротавших вечерок именно в этом кабаке.

Весна бродила по городу. За это время: я почти забыл, что могут быть свободные вечера; что может не быть дороги до Черногорска, известной до бугорка, что можно просто стоять у ее подъезда и говорить:

- До завтра…

И держать ее за руки.

Я почти забыл себя таким, каким был в этот вечер. Я забыл почти все слова, которые обычно говорят в такие минуты. И потом, я не хотел врать. Поэтому молчал.

- Я все знаю, — сказала она. — Генка все рассказал.

- Когда?

- Когда мы танцевали.

Ничего особенного не произошло. Ничего не взорвалось, никто не упал в обморок, не громыхнул гром. Мы по-прежнему стояли рядом, нас не разбросало взрывной волной.

- И что ты скажешь?

- Ничего. Работа как работа, жаль только — выходных мало.

И здесь в разговор встрял тот, который молчал почти весь вечер.

- Скоро будет еще меньше, — ляпнул он.

Приближалось лето. Лето в ресторане на берегу моря — это почти как осень в колхозе. Пора косить. Собирать урожай. Он это знал. Тот, что ляпнул. И я это знал, тот, что держал ее за руки. Мы все это знали.

Потом мне стало понятно, что, начиная с того вечера, я начал терять ее. Просто я должен был что- то сделать. Жениться. Украсть. Познакомиться с родителями. Не знаю что. А я — ушел.

- Позвоню… — сказал я.

И ушел.

Наш «жучок» остановился возле ресторана, и ни мы, ни Саша не могли сдвинуть его с места. У него что-то перекосило в моторе, что-то там выбило и что-то потекло. Было решено переехать на курортный сезон в Черногорск. Директор отписал нам под жилье чердак стоящей на берегу озера шашлычной. Три дня мы приводили комнату в порядок, а затем, отпраздновав новоселье, зажили в ней размеренной жизнью. Днем мы занимались «жучком». Откручивали гайки, разбирали какие-то детали, складывали в тряпочки под руководством Саши железные внутренности. Вечером — заколачивали бабки.

Мы уже стали своими в этом городе. Знали всех посетителей в лицо и называли каждого названием песни, которую он заказывал.

Полковника — «Травы-травы».

Продавщицу мороженого — «Горький мед».

Приезжавшего два раза в год на лечение гостя с юга Леву — «Сигарета-сигарета».

Мы заранее знали сценарий каждого вечера, как Саша — составные части ступиц колес нашего «запорожца». Мы сразу выделяли наших клиентов из пестрой толпы курортников, зашедших просто перекусить. Буквально в тот момент, когда они переступали порог «Девятого вала». Мы определяли их по походке, по тому, как они делали заказ и выпивали первую рюмку. По спутнице, с которой он пришел в ресторан. Мы видели людей такими, какими они бывают только в те дни, когда приезжают отдохнуть и подлечиться на курорт.

Я чувствовал себя карусельщиком в парке.

Знал, на каком витке кому станет не по себе. Кто попросит остановить раньше времени. Кому эта карусель противопоказана. Одного я тогда не понимал, что сам катаюсь на ней, хотя давно уже должен был крикнуть:

- Остановите! Один из нас сойдет!

Карусель воспитывает чувство долга. Чувствуешь, что — долго, а сойти не можешь. Кто-то удачно пошутил, стоя на площадке аттракционов.

Уже было долго, а я не сходил.

Сидел и наблюдал.

Вошли трое мужчин. Новая партия желающих развлечься. Заранее заказали столик на шестерых. Значит, должны прийти и дамы. Сегодня их последний вечер в санатории.

Почему бы и не гульнуть?!

Женщины в вечерних платьях. Две из них по старинке пахнут «Красным маком». Третья — французскими духами — «Мажи нуар».

Черная магия.

Сегодня она обязательно пустит ее в ход. Буквально после второго бокала шампанского. Как она жила до этой поездки? Что видела? Старых друзей но праздникам и пьяного мужа — почти каждый день. Л оказалось, что есть другие мужчины. И другая жизнь. Вольная, легкая, в прекрасном южном климате. Здесь и шуба-то не нужна. А духи и платье, купленные в последний момент у местной спекулянтки, пригодились. Платье у нее тоже не простое, сработанное не в одном из многочисленных ателье города, а далеко-далеко за границей. О чем говорит большая черная этикетка, на которой вышито серебряной ниткой:

Made in Finland

И разговаривать с нами в течение всего вечера будет в основном она. И руководить застольем. Не явно, исподволь. Нет, водку они не пьют. Это в начале. Якобы… А потом в ход пойдет все. И водка, и вино, и мы… В том смысле, что она подолгу будет стоять у оркестра, с трудом удерживая равновесие:

- Ребята, что-нибудь для нас! Повеселее! Ну, мы же завтра уезжаем… Завтра же весь этот праздник растает!

Ну и что? Из нашего ресторана каждый день кто- то уезжает. Счастливо! Платок не забудьте. Он на стуле.

Нет, в какой-то момент мы сжалимся и Сыграем для них что-то бесплатно. Что-то очень ехидное и злое по сути, хотя в музыкальном отношении очень приятное.

Скоро осень. За окнами август…

Потом они все будут долго пересчитывать счет, пока он не попадет к той, с пышной прической, в финском платье. Она все быстро проверит и выдаст официанту деньги. Сдачи не надо! Сегодня она настроена очень решительно, и этот мужичок с грустными глазами почувствует это на собственной загоревшей шкуре. Ну, на коже… Потом они поднимутся и…

Кто как может, но с душой чтобы!

Один раз в год са-ады цвееетууут!

Больше они в ресторане не появятся.

А вот мужчина. Ждет женщину. Да, он женат. И в характеристике у него — «морально устойчив», но он на курорте. Когда еще пошлют? И она ему очень понравилась. В столовой они сидели за одним столиком. Почти месяц он ее не замечал, здоровался и все. И вдруг - вчера… Нет; это невозможно! Ведь целый месяц только «здрасть» да «спасибо». А почему бы и не в ресторан? Он занял место в углу, подальше от нас, чтобы можно было поговорить, рассказать то, о чем молчали почти месяц. Да что там месяц, всю жизнь! Конечно, официантка не разрешит ему сидеть в углу. Это место для солидных клиентов, а не для санаторских влюбленных. Вот здесь, под колонкой, свободно, а там заказано. Кем? Да не твое дело! Скажи спасибо, что вообще посадили. Под колонкой, так под колонкой. Мы специально сделаем тише, хотя он этого, конечно, не заметит. Вот почему ее нет? Может быть, передумала? Целый месяц не замечал, а тут — на тебе.

Мы вместе смотрим на дверь. Мне интересно, угадаю я сегодня, кого ждет этот мужчина? А пока он закажет сто грамм. Еще… И еще пятьдесят. Она не придет! Он откупоривает заказанную бутылку шампанского, заказанную для нее. А она…

Она влетает в зал, ослепляя циничных официанток и нас счастливой улыбкой. Она задержалась. В парикмахерской очередь. Хочется быть красивой. Ее ждут. Впервые за столько лет. В этом случае мне трудно ошибиться. Несомненно — это она. Завтра они придут снова и почти не будут есть и пить, будут только говорить, не обращая внимания на нашу убогую музыку. Потом придут опять, и она заплатит за столик. Они будут смотреть в глаза друг Другу, когда будут сидеть за столом и когда будут танцевать. Просто так, как в зеркало.

Гляжусь в тебя, как в зеркало, до головокружения

И вижу в нем любовь свою, и думаю о ней…

Споем для них в ре-миноре. Я попрошу об этом Гешку. Все равно пока нет никаких заказов. И по их лицам будет видно, что они увидели свое отражение, такое незнакомое, что не могут оторваться от него. Где-то там, внутри, у них проснулись чувства, которые так долго спали, и пробуждение это принесло им боль. Боль, потому что сон этот вот-вот должен был закончиться. И он закончится, они разъедутся в разные стороны, ворочаясь на плацкартных полках вагонов, вспоминая наш ресторан, слова каких-то песен, под которые они смотрели друг другу в глаза. И им будет казаться, что надо было все повернуть, все изменить, сдать билет на поезд и остаться в этом городе навсегда.

Дома их будет ждать забытая за этот месяц жизнь, и мужья не будут узнавать жен, а жены станут какими-то раздражительными и будут плакать иногда, услышав по радио песни, которые мы пели для них, сделав усиление потише. Это будет длиться до тех пор, пока их чувства вновь не уснут, а они сами окончательно не проснутся. Адреса, спрятанные в самые потайные места, затрутся на сгибах, обветшают и рассыпятся. И, находя салфетку с остатками каких-то записей, они долго не смогут вспомнить, что же было на ней записано.

Я все это вижу каждый день.

Наше благосостояние росло. Недвижимость, драгоценности, машины…Первым купил машину Илик. Красный чемодан той же фирмы, что и наш «жучок». Эту модель профи называли «мыльницей». До машины Илюша купил джинсы, потом еще одни, потом светлые вельветовые. Потом машину. По случаю. Илик все покупал «по случаю». Нас это не удивило. Когда он купил первые джинсы, нас это удивило гораздо больше. Мы уже свыклись с тем, что Илик вечно ходил в каком-то тряпье. В этом был его фирменный стиль. Такой мальчик-беспризорник. Но всеобщая шмоточная лихорадка, которая разразилась в нашем коллективе, коснулась и Илика. Конечно, тон задавал Гешка. Он первым из нас начал каждое воскресенье ездить на автомобильный рынок, где на капотах старых машин лежали новые заграничные вещи. Клетчатые «батники» с пуговицами на четыре удара, линяющие джинсы клеша и круглоносые туфли па платформе. Начал Гешка, мы продолжили, Илик подхватил и вышел вперед — купил индивидуальное средство транспорта.

Мы ездили за машиной в Москву. Была осень, но в Москве уже шел снег. Мы собирались в обратную дорогу. Гениальный брат провожал нас у стен общежития, из окон которого неслись скрипичные пассажи, голосовые фиоритуры и просто популярная музыка. Мы спешили. Ровно через двадцать четыре часа мы должны были играть на свадьбе. Эти сутки мы провели в дороге. Я не отрывался от руля, меня для этого туда и брали. Неожиданно среди ночи новая машина Илика заглохла. В полной тишине мы катились под горку где-то в Тульской губернии. На всякий случай мы открыли багажник и тупо уставились в остывающий механизм. Стало понятно, что в Москву вместо меня надо было брать чумазого Сашу. Шансов устранить неисправность не было. Но нас спасло чудо. Вынырнувший из черноты горбатый собрат остановился рядом с нашим красным чемоданом.

А теперь — горбатый!

Сухонький мужичок, лица которого ни я, ни Илик не запомнили, достал оттуда, где у любой нормальноймашины находится двигатель, запасную катушку высокого напряжения.

- Поставьте, — сказал он и, отказавшись от денег, растворился в темноте.

Так снисходят на землю только Ангелы. И неважно, что он был за рулем «запорожца». В конце концов он заботился о нас, и задача его состояла не только в том, чтобы мы не замерзли в степи, как ямщик. Как два ямщика. Видимо, он еще не хотел, чтобы мы сошли с ума, и явился в таком виде. Как бы то ни было, я окаменевшими от мороза пальцами, без помощи каких-либо ключей, отвернул две гайки и присобачил зловредную катушку на место. Двигатель ожил. Мы рванулись вперед. К свадьбе. Мелькали поселки, оставались позади города. Курск, Харьков, Запорожье… На коротких стоянках мы солили крупной солью степные розовые помидоры и глотали вареные яйца. Жизнь билась о лобовое стекло «запорожца» пульсом хорошего наполнения. Но, как ни ревела своими сорока лошадиными силами машина, как ни упирался я, стараясь не потерять ни одной минуты, на свадьбу мы не успели.

Дома я уснул, не раздеваясь. Разбудил меня телефонный звонок.

- Приезжай и посмотри, как я разгрохал тачку, — сказал Илюша.

Произошло это следующим образом. Рано утром к нему зашел его школьный друг Юра по прозвищу Муфлон. Посмотреть машину. Решили прокатиться. Друг водил машину точно так же, как Илик. А Илик водил машину, как муфлон. То есть никак. Два этих лихача и аса наехали на крышу подвала овощного магазина, которая торчала из-под земли, как будка суфлера. Машина прыгнула и ударилась передним бампером в глухую стену дома на высоте двух с половиной метров. Зависнув на несколько секунд, красный чемодан рухнул вниз, обильно орошая асфальт битым стеклом. Наверное, это зрелище порадовало тех, кто случайно в этот ранний час оказался во дворе овощного магазина номер четыре.

Если бы Илик знал историю древнего мира, он бы понял, что это было знамение. Покупка оказалась не совсем удачной. Но Илюша не расстался с этой грудой металла. Причина была одна — машина себя не окупила!

Теперь Саша ремонтировал и «мыльницу». Он тёр ее красные бока шкуркой-нолевкой, замечая абсолютно философски:

- А что поделаешь, Илюша, все равно придется перекрашивать.

Однако вопреки всем законам физики машина Илика хоть и со страшным треском, был пробит глушитель, хоть и на одной скорости, хандрила коробка, но все равно как-то двигалась. Все лето мы почти не видели Илика, засыпая и просыпаясь под тарахтение его агрегата. Какие-то неотложные дела заставляли его все время быть в дороге. Очевидно, коммерция.

Однажды утром Илик привез нам своего гениального брата. Я готовил завтрак. Чистил картошку и резал помидоры. Гешка спал после бурно проведенной ночи с одной из поклонниц его таланта Мырла пыл кол.

Ой, ой! Не так! Кырла мыл пол.

Из всех щелей валил удушливый запах горелого масла — внизу начинали готовить чебуреки и шашлыки.

И вдруг из красной «мыльницы» вышел довольно высокий молодой человек с глазами чуть навыкате, волосами, как у Шопена, и руками, как у Вана Клибер- на. Кроме всего, он явно изнывал под бременем гениальности. Ну, я-то его видел еще в Москве. А остальные участники нашего шоу как-то оробели. Брат вел себя как на приеме у консула.

Это все так подумали.

- Только что из Италии, — сказал Илик, — с международного конкурса.

- А мы изволили ваш рояль выгружать из товарного вагона. С превеликим усердием и уважением, — сказал Кырла, бросая тряпку в ведро и по-женски вытирая руки о джинсы. — Как конкурс прошли-с?

- Блестяще, — скромно ответил гений, встряхнув головой.

В честь высокого гостя был дан завтрак из трех блюд.

1. Картошка вареная с куриным фрикасе с грибами. (Консервный вариант).

2. Салат из помидоров с маслом подсолнечным рафинированным. (Как сам высокий гость).

3. Чай с сахаром — бери сколько угодно, все равно взяли в ресторане.

Стол был накрыт на балконе, поэтому высокие завтракающие стороны одновременно могли наблюдать, как отдыхают широкие массы курортников. По всему чувствовалось, что Италия произвела на высокого гостя неизгладимое впечатление.

- Если бы мы еще там находились столько же времени, сколько оформляли документы! — периодически восклицал брат.

После его ярких рассказов вид, открывающийся с нашего балкона, стал казаться нам менее живописным. Итальянское небо оказалось более голубым, неаполитанское солнце светило ярче, а пицца не шла ни в какое сравнение с куриным фрикасе. После непродолжительного отдыха и лечения брат должен был отбыть в Москву для продолжения шлифования граней таланта.

Эх, люблю наших простых гениев!

Лето… Лето пронеслось, как один прекрасный день. Он был полон солнца, смеха и арбузов. Провели мы его на берегу моря. Дул вечерний бриз, оранжевое солнце наполовину уже было в море. Мы уплетали арбузы, купленные утром на маленьком черногорском рынке у корейцев. Там шла своя жизнь.

Рядом с корейцами инвалиды торговали желтыми целлофановыми кульками, на которых наша звезда эстрады улыбалась каждому, кто отдаст за пакет два рубля. Иногда на пакетах были темнокожие певцы с Ямайки. Но спрос на них был гораздо ниже. Потом, отложив свою долю, инвалиды отдавали выручку Юре — полнеющему молодому человеку из Днепропетровска, который сжигал вечера у нас в ресторане. Если они не сгорали, он заливал их шампанским, бросал немыслимые чаевые официанткам, заказывал песни без счета. Его бумажник не закрывался из-за туго набитых в него червонцев. Нам казалось, что Юра просто горел желанием как можно скорее избавиться от них. Именно поэтому официантки все бежали и бежали к его столу с полными подносами, а мы играли и играли, преданно глядя ему в глаза. Юра был королем Черногорска. Шпана всегда первой здоровалась с ним. Завсегдатаи ресторана старались попасть к нему в друзья и открыть дверь его «волжанки», в которой он частенько засыпал, не успев запустить двигатель. А сторож дядя Гриша всю ночь охранял его, забыв о вверенном ему объекте, потому что знал: Юра просто так этого не забудет. И все продавщицы универмага завидовали той, из отдела парфюмерии, которую он выбрал себе в подруги. Завидовали, потому что были дуры и на что-то надеялись, не зная, что к нему иногда приезжает женщина. И тогда они сидят в углу за столиком, и официантки никого к нему не подсаживают, и он не узнает тех, кого вчера угощал. А женщина всегда плачет и всегда просит об одном и том же.

Бросить все это.

Он же смеется ей в ответ и кричит нам, чтобы мы дали жизни.

- Жизни дайте, жизни!

И мы давали. А потом разбредались кто куда, потому что нас тоже любили продавщицы, и приезжие студентки, и чьи-то жены. Все они чувствовали себя участницами какого-то неведомого им праздника и плакали, понимая, что для них этот праздник закончился. А мы собирались на своем чердаке, чтобы упасть на раскладушки и заснуть под рассказы гениального брата о том, как в Италии развозят молоко по домам и ставят маленькие бутылочки перед входной дверью. А вкус у молока такой, какой нам и не снился.

И мне снилась та, которую я хотел бы видеть рядом всегда: и на чердаке, пропитанном запахом чебуреков, и в Италии, где у входной двери ставят маленькие бутылочки с молоком. А наутро все начиналось снова. Рынок, целлофановые кульки со смазанными силуэтами, арбузная скибка, разрывающаяся во рту тысячью сладких бомбочек, тарахтенье Илюшиной машины, эстрада, прощальный банкет, хмельной скандал и чья-то кровь у выхода.

Синие мигалки милицейских газиков.

И снова море, только ночное. Снова чьи-то губы, те же, что были вчера, но совершенно чужие. И ощущение, что меня увозят все дальше и дальше от места, где мне когда-то было хорошо.

Вслед за Илюшей купил машину Гешка. Нет, Гешка не мог позволить себе ездить за рулем «горбатого» или «чемодана». Гешке нужна была солидная машина.

Авто.

Он долго готовился к этому шагу, который одновременно был и шагом наверх, на следующую ступеньку построенной им социально-имущественной лестницы. Вначале он купил магнитофон к будущей машине. Потом спортивно-попугайскую куртку для машины. Потом золотую печатку для законченности линии руля машины. Когда все было готово, Гешка купил Авто. Новые «жигули». Те из женщин, кто еще не покорился гешкиным чарам, подняли руки вверх. Все потеряли голову.

Воды! Кричали все. Умираем! Тоже кричали. Хотим! Хотя бы покататься.

Гешка сидел за рулем так, что с него можно было писать картину о пользе сидения за рулем «жигулей». Глаза чуть-чуть прикрыты. Чуть-чуть. Самую малость. Вот так. Мест нет! На сегодня все билеты проданы. Вы приходите завтра! А вас прошу… Только дверью не хлопать. И не курить! Чехлы горят.

Она испуганно открывает дверь. Она волнуется. Забирается в машину, как в постель. Поехали!

Где-то за морем угасало лето, мы чувствовали, как галька на пляже вечерами становилась холоднее.

Осень началась с того, что наш директор приехал из кругосветного путешествия. Мы сидели в пустом зале ресторана, ожидая, когда он начнет делиться впечатлениями.

- Начинается клуб кинопутешествий, — сказал Илюша и, стрельнув папиросу в Фроловны, вышел покурить.

Директор протер скомканным платком тропическую лысину и начал:

- У них, на крайний случай, совсем не так, как у нас!

Все замерли, не понимая, в какую сторону клонит загоревший под экваториальным солнцем директор.

У них два танца танцуют, а потом — отдых! Потом, на крайний случай, опять два танца. Я, правда, внутрь не попал, валюты в обрез, но через окно смотрел. Задавайте вопросы!

Вопрос. Как это получается: вы — и через окно? Почему не объяснили, что тоже директор ресторана? Что хотелось бы в порядке обмена, так оказать…

Ответ. Да на хрена там нужны такие директора!

Пауза. Напряженная тишина. Растерянность.

Вопрос. А в каких городах бывали?

Ответ. Да во многих! В Осле, в Глазге был. На Елисеевских (очевидно спутал с известными гастрономами) полях гулял. Теперь улица такая длинная и бабы ходят, на крайний случай, в том, в чем у нас ночуют. И художники…

Реплика. Монмартр?

Ответ. Точно! И бабы, конечно, — директор оглядел наших официанток, с открытыми ртами глядящих на Монмартр и витрины парижских магазинов, махнул рукой и замолчал.

Вторым гостем нашего клуба неожиданно стал брат Илика с рассказами о жизни на Апеннинском полуострове. Видимо, живописный рассказ директора распалил в нем воспоминания об этой чудной поре его жизни.

- А вот, когда я был в Италии…

Официантки повернули раскрытые рты в его сторону. Мы поднялись из-за стола, сытые итальянским молоком из маленьких бутылочек по горло.

А потом уезжал Кырла. Навсегда. В какую-то глушь, по распределению. Солнце играло на свежевыкрашенных боках «жучка» какую-то грустную мелодию.

Где же ты? И где искать твои следы?

Или что-то в этом роде.

Саша выбрался из-под машины, заглянул в мотор, вытер рукавом нос и встал рядом с нами, опустив свои, и без того покатые, плечи.

- Машинка в лучшем виде. Нигде не травит, тормоза прокачал, тросик газа сделал. Можно топить на всю железку. — Ира сидела внутри и улыбалась. Где- то их ждала самостоятельная жизнь молодых земских врачей.

- Ну, товарищи по оружию, счастливо оставаться! Привет директору, растите гениев, берите си-бемоль, а не си-бекар, где я говорил. Не ешьте на ночь сырых помидоров, это я вам, как врач, говорю. Не спорьте с Гешкой о политике, у него прямой провод с Белым домом и…

Вспоминайте иногда вашего студента! Эй! Ла, ла ла-ла-ла…

Доставшийся от нас по наследству «жучок» застрекотал и покатил, увозя Кырлу с женой в неведомую для нас жизнь. Белый верх, черный низ. Так мы покрасили наш «запорожец». День и ночь. Жизнь.

И вдруг я почувствовал, что каникулы закончились. Давно. Я смотрю на календарь, у которого забывают отрывать листки. В этом все дело. На этом календаре еще продолжается лето, а на самом деле давно уже осень.

Начались затяжные дожди. Город совсем опустел, мне уже негде было спрятаться. Шашлычную заколотили до следующего лета. После работы мы ехали домой. В полной тишине. Прощались тоже без слов. Кивали друг другу — и все. Я подолгу не мог уснуть. Ночи напролет лежал, прислушиваясь к тому, как где-то рядом ходит духовой оркестр. Они о чем-то громко переговаривались, настраивали инструменты. Для них началась горячая пора. Осенью часто хоронят надежды. Мне даже не надо было кричать, так близко они находились. Но я молчал.

ДИМИНУЭНДО

Они топчутся у меня под окном, и только когда они уходят, я начинаю кричать. Истошно. Обо всем. Меня никто не слышит, но мне этого и не надо. Крик приносит мне облегчение. Я живу этим криком, дышу. И только потом, надышавшись, засыпаю.

Помню, как когда-то в детстве я думал, что в жизни можно успеть всё.

Полетел в космос первый человек… Буду космонавтом.

Хоккеисты выиграли у канадцев… Потом стану хоккеистом.

Первые операции на сердце… А когда постарею, буду оперировать.

Эй, кто эта красивая женщина? Кинозвезда… Когда буду сниматься в кино, женюсь на ней!

Я успею быть кем захочу. Буду разносторонне знаменитым. Увижу все страны, буду охотиться в саванне, открою Северный полюс, дойду до него пешком…

Как, уже открыт?!! Когда? Кто успел?

Вот это открытие! Значит, полярником я уже не буду. А кем же буду? Или кем же я стал? И кем я еще успею стать? И успею ли стать вообще кем-то? Нет, наверное, в жизни по-настоящему можно стать кем-то только один раз.

Один?

Как прекрасно быть ребенком и верить во все свои мечты. Я завидовал Кырле. Он сделал выбор. Уехал. Я утешаю себя: ему было легче, с ним была Ира.

Я часто вспоминаю этот день. День, когда я прозевал конец каникул.

Я кричу об этом каждую ночь. Каждую ночь думаю о ней, хочу позвонить, набрать номер ее телефона и сказать: это я.

Хочу, но не могу. Я не могу звонить людям больше, чем через неделю. Неделя — такой огромный срок в жизни. Я боюсь задать глупый вопрос. Позвать кого-то к телефону, а он уже там не живет. Спросить, как чувствует себя мой школьный учитель физкультуры со светло-голубыми глазами, а он уже не живет…

Я прячу свой голос в тетради, чтобы когда-нибудь кто-то смог открыть их и все понять. Нет, не кто-то.

Она.

Чтобы она открыла эти тетради и все поняла.

Я пишу каждый день, каждую ночь. Я прокручиваю все снова и снова. Всё, с самого начала. Пытаюсь разобраться, что произошло за эти годы? Почему, отложив однажды гитару, я вдруг снова оказался на ярко освещенной сцене. Не на эстраде в старом актовом зале бывшей мужской гимназии. Не в школе, а здесь, в ресторане. Я вписывал в тетрадь людей, а вечером видел их в зале. Они двоились, как раздвоился когда-то я сам. Те, кто жили в тетради, очень походили на настоящих людей, но были совсем другими. Я их придумывал сам, как придумывал и себя. Мне странно было разговаривать с ними, ощущать их во плоти. Уже было непонятно, я их придумал, и они ожили, или они все-таки были раньше? Меня удивляло, что в жизни они поступали не так, как придумал я. Радовало, когда делали то, что написал я. Это увлекало меня более всего.

Нас отпустили в очередной отпуск.

Это так называлось — очередной. На самом деле это был мой первый отпуск за последние пять лет.

Меня отпустили. Я был отпущен от музыки, от дороги, знакомой до мелочей, от друзей, от денег.

Я был отпущен.

Целыми днями я бродил по городу, ожидая встречи. Я знал, что должен столкнуться с ней на улице. Я знал эту улицу, знал место, где это должно произойти. Бродил по ней с утра до вечера. Знал, что мы столкнемся случайно, будто живем вовсе не в этом городе. Дни шли, но этого не происходило.

Видимо, город очень хорошо знал меня.

Я сидел на длинной скамейке бульвара, где вечерами, когда-то давно, собиралась наша компания. Мне казалась, что эта скамейка стояла здесь вечно, как казались вечными те встречи на бульваре. Сейчас я уже не понимал, было это на самом деле или все это я придумал…

Рыжий Фукс приносил приемник. Над головой в темноте трещали каштаны, выпуская коричневые ядра на мостовую. Белая стрелка на шкале волн ползла влево. Поближе к Лондону.

Наверное, все начиналось здесь. На этой скамейке.

Меня забрили в миллионную армию битломанов. Забрили транзисторным приемником «ВЭФ Спидола-10». На нас показывали пальцами, нас называли патлатыми, на нас жаловались в школу. Туда вызывали наших родителей, чтобы выяснить, откуда все это у нас. Длинные волосы, хороший английский язык и пиджаки без воротников.

Мы слушали их голоса, прорывающиеся сквозь треск эфира, слышали крики поклонников и представляли, как они двигаются по сцене, как подходят к микрофонам, настраивают инструменты, включают аппаратуру. Мы представляли аппаратуру — небольшие черные ящики с диагональной клеткой, с тремя латинскими буквами «VOX». Мы фантазировали. Представляли, что в тот или другой момент делает Джон, как играет левша Пол, как бьет по тарелкам Ринго. Мы ждали приезда Джорджа из Индии и пели. Пели их песни. Мы знали их лица, как лица соседей по лестничной клетке. Они снились мне. Я разговаривал с ними… Естественно, по-английски.

О, май диа фрэнд Пол… Как вам наш городок? Вы удивлены, что вас так хорошо знают у нас? А я удивлен, что вы знаете меня. Мы стояли с ними в подъезде. Я пел им… Пел все. Начиная с «Она тебя любит…»

She Loves You Е-е-е…

Я был болен.

Заболел на этой самой скамейке двенадцать лет назад. Разве мог я тогда подумать, что спустя годы я каждый вечер буду доставать из металлического ящика точно такой же битловский «VOX» и включать в него свою, точно такую же, маккартневскую гитару в виде скрипки? И сердце мое будет продолжать так же размеренно биться, и ничто внутри у меня не вспыхнет. Я выздоравливал? Ведь двенадцать лет назад одно упоминание об этих ребятах возбуждало меня.

А сейчас? Что же произошло за это время?

Как колотилось у меня сердце каждый раз, когда кто-то говорил мне, что я похож на Джорджа! Эй, скажите, я похож на него? Остановитесь! Дождь? Нет, не замечаю. А вы не замечаете, похож я на него или нет? Кто это? Один из Битлов. Нет, не тот, которого недавно убили. Хотя, может быть, на него я тоже немного похож. Ведь что-то умерло внутри меня.

Может быть, именно поэтому я просто грустно улыбаюсь и не встаю со скамейки, хотя дождь хлещет как из ведра. Что же произошло? Я выздоровел, стал умнее? Я не люблю больше музыку? Я больше не люблю ту музыку, которую играю? Я люблю сидеть ночами над тетрадями и выкладывать на бумагу все, что знаю. Люблю сличать две жизни, настоящую и придуманную.

А может быть, Битлы обманывали меня?

Завлекали, снились, болтали со мной как с приятелем?

Ведь я такой же, как двенадцать лет назад! Слышите, вы там, в промокших пиджаках? Что вы прячете свои трубы? Я же знаю, что вы играете для меня!

Я такой же! Такой же?

Скоро закончится мой очередной отпуск и я снова буду играть. Снова буду петь. Слышите? Буду петь и…

Хотя нет, я не буду представлять, что похож на Джорджа, меня не будет греть сознание того, что у меня гитара, как у Пола Я не буду стараться петь «е-е-е» с их, битлов- ской, интонацией. Буду петь, как получится.

Я буду зарабатывать деньги.

А зачем? Я куплю, куплю… Что я еще себе куплю? А вот! Куплю новую пластинку. Потрачу деньги на последнюю пластинку. С самыми новыми записями. Я такой же! Но ведь я не потрачу последние деньги на пластинку. Тогда куплю еще. Фирменные пластинки — страшно дорогая штука. Особенно старые, редкие. Я музыкант, я должен знать, что играли вчера, что играют сегодня. Мне нужны пластинки- Для того чтобы их покупать, надо работать в кабаке. Надо вкалывать в ресторане. И знать всю музыку. Чтобы мне напели, а я уже ее играю. И за это деньги. На пластинки.

А остальные?

Куплю книги! Я хочу читать. Давно не читал. Точно! Куплю массу книг. Всемирную библиотеку. Книги сейчас тоже страшно дорого стоят. Для того чтобы читать книги, надо работать в ресторане. Да, мне не стыдно! Это нормальная работа. Это нормальная жизнь! И я люблю музыку, я люблю книги! Я такой же! Как тогда в школе, когда кто-то притащил магнитофон. Большой, с катушками…

«Аидас».

Это его название. Сделано на рижском радиозаводе. Непривычно звучит, когда на каждом шагу читаешь «адидас». Тогда на большой перемене мы слушали «Rock and Roll Music». Тогда я ничего так не хотел в жизни, как играть на электрогитаре. А спустя неделю, на каком-то школьном вечере, впервые увидел живьем группу. Бит-группу. Это так называлось. С электрогитарами. Они играли шесть мелодий. Одна из них — «Дом восходящего солнца».

- Под такую музыку грех не танцевать, — говорили все.

И танцевали, завистливо глядя на сцену. И сама сцена с занавесом и кулисами стала желанна и вожделенна. Я рисовал в школьных тетрадях сцену (вид сзади), уставленную ящиками аппаратуры. Это было помешательство. Сейчас я почти пришел в норму.

Со мной все в порядке, как сейчас говорят. Я включаю битловский «VOX» и абсолютно спокоен. Передо мной рыжий трубач. Морда красная.

- Что? Дать закурить?

Не курю, но закурить дам. Ношу с собой сигареты. Так, на всякий пожарный.

Он пошел по аллее, прямо по лужам, даже не пытаясь обойти их или перепрыгнуть. Остановился.

- Оркестр нужен? Долговой. Все свои ребята… Много не попросят…

Жаль. Я дал бы много. Я понимал гулявшего у нас Юру. Деньги очень давят на сердце. И когда их нет, и когда они есть. Когда есть, еще больше. Но что-то ведь у меня было хорошее. Что-то грело. Я пытаюсь вспомнить. А! Тетради. В них все, до последнего дня. До этого дождливого дня, который я провел, сидя на скамейке в парке. Это моя надежда. Тот самый счастливый конец, которого жду в темных кинозалах. Просто та жизнь заканчивалась и начиналась новая. У меня, может быть, на одну жизнь больше. А может быть, на две. Может быть, после этой страсти сочинительства придет другая? Я буду оперировать на сердце, когда постарею? Может быть, это возможно? Может быть, есть…

Одно прекрасное утро?..

Может быть, оно существует. Когда просыпаешься и понимаешь, что впереди еще целая жизнь. Что в твоем дворе, похожем на огромный букет цветов, никто не умирает. И что обязательно настанет один прекрасный день, когда я буду идти по известной мне улице и встречу ее.

Просто отпуск затянулся. Пора назад, в ресторан. В Черногорск, где живут мои персонажи, где работаю я — персонаж номер один.

КОДЕНЦИЯ

Всё. Мы едем по мокрой грязной дороге в новый ресторан. Вот там ужо поработаем! Нас ждет новая сцена, новый директор. Старый — умер. Хотя был совсем! не старый. Его даже нельзя было назвать пожилым. Он приехал из санатория, когда мы уходили в отпуск. Он был очень загорелый, с нездоровым блеском в глазах.

- На крайний случай чего, надо обследоваться, — сказал он, грустно глядя на нас. — Не поможете, чтоб у вас, в столице…

Столицей он называл Симферополь, откуда каждый вечер мы приезжали. Мы помогли. Больница называлась пульмонологическим центром. Звучало красиво, выглядело — не очень. Несколько раз мы навещали его, заглядывали в маленькую, густонаселенную палату. Директор почему-то плохо ходил, и лицо его не выглядело таким уж хитрым. Наверное, он понимал, что здесь никого не обманешь. Потом мы узнали диагноз. Его говорили только родственникам и знакомым. Близким знакомым, по очень большой просьбе. Оперировать не было смысла. Его выписали, отвезли домой; С улучшением. Якобы. Через два дня его не стало.

Об этом нам сообщил его зам — молодой человек, занявший, еще до официального назначения, кабинет не пожилого еще старого директора. Валера, несмотря на то что вернулся с похорон своего шефа несколько минут назад, сиял. Глаза его бегали по кабинету. Наверное, думал, как он здесь все переставит. Нет, он не желал плохого старому директору. Бывшему директору. Но, как говорится, плох тот солдат, который… А уж зам тем более плох. Правда, счастье Валеры длилось недолго. Его арестовали. Взяли с поличным, когда толстый бармен дал ему взятку в пятьдесят рублей. В тот же день арестовали и его жену Ларису. Они были красивой парой. Учились в Киеве, жили в Харькове. Коллекционировали кактусы. Лариса сменила Нину Ивановну. Жешцину-гору. Девятый вал бил в черногорский берег, высекая искры новой жизни. Исчезли Надя и Эдик Шароян пропали грузчики с борта самолета полсотни шесть. Ларису взяли по доносу. Двух официанток заставили написать, что они отстегивали администратору по два рубля в смену. Она ни в чем не сознавалась. Валера раскололся сразу. Их судили показательным судом, страна боролась с нетрудовыми доходами.

Официантки рассказывали, что Лариса назвала мужа тряпкой. Я помнил его счастливый вид после похорон директора.

Было понятно, что этой моей жизни приходит конец. Все рушилось. Возвращаясь однажды домой по скользкой дороге, мы перевернулись. Гешка не справился с управлением. Заскрежетал железный корпус автомобиля, заскрипел, потом ухнул, нас подбросило и два раза крутануло. Машина стояла вверх колесами. Какое-то барахло падало на нас с пола.

- Конец! Конец машине, — как в бреду, повторял Гешка.

Конец, но не машине. Машину сделают, как новенькую, отрихтуют. А для нас осталось несколько последних кадров.

Из-за поворота показался новый ресторан.

- Это он? — спросил наш новый гитарист.

- Он.

Он будет играть вместо Кырлы. В новом ресторане. Все правильно, новому ресторану — нового гитариста! Он будет играть, но очень недолго.

Сегодня четверг — рыбный день.

Будет пусто и скучно. В ресторане нечего делать в рыбный день. Будут сидеть одинокие женщины. Их взгляд похож на взгляд бездомной собачки, которая бежит за вами, виляя хвостом, почувствовав запах тепла и дома. Она то забегает вперед, то отстает, всем своим видом давая понять, что бежит сама по себе, а совсем не с вами, и только уткнувшись носом в плотно закрытую перед ней дверь, разворачивается и бежит опять куда-то в слякоть улиц в поисках тепла.

Но сегодня пусто как никогда.

Нет старого директора, пустует его кабинет, потому что не стало в нем и Валеры. Еще два дня назад, сидя перед нами в пыжиковой шапке, он хитро улыбался, поглядывая на положенный перед собой документ.

- Только смотрите, ребята, указ строгий. На первый раз — штраф, на второй — сразу судить. За любую мелочь. Если хоть даже рубчик возьмете с посетителей.

Мы расписались в том, что нас предупредили. Мы дали слово не брать чаевых. Вышел такой указ. Валера плюнул на указ. На лестнице его ждали. Номера были записаны, бармен стоял под лестницей; он сжался, когда Валеру провели мимо. Еще не сообразив до конца, что ему не отвертеться, Валера кричал. Пугал оперативников, что будет жаловаться, называл чьи- то имена.

Нет, этот мир явно рушился…

Под лестницей мерзко улыбался бармен. Может быть, я написал так, потому что он был мерзок мне всегда. Даже до этого поступка.

Позже мы узнали, что под наш ресторан «копали» давно. И старому директору повезло, если можно так выразиться. Ему удалось умереть честным человеком, а жене и детям повезло, что им остался огромный дом с садом, где стоял черный мотоцикл с грузовой коляской, на которой было выбито белой краской — «Райпродторг».

А еще закрылся на ремонт курорт; перестал появляться Лева «Сигарета-сигарета»; какой-то хулиган на мосту пырнул ножом сына симпатичного полковника «Травы-травы». Не стало Юры. Когда он был у нас в последний раз, мы играли ему в долг. Мы и до этого играли для Юры в долг. Он исчезал на полгода, но всегда возвращался и платил. На этот раз долг отдавать будет некому, если он даже и вернется.

Я сижу, машинально перебирая струны, ожидая ночи, когда открою тетрадь. Мне осталось дописать финал. Что-нибудь про то, как я стоял с пенопластовой гитарой на пустой школьной сцене, про запах лака, которым я покрывал эту гитару во дворе, полном цветов, про разочарование, хотя его нет.

Есть усталость, есть ощущение, что здесь я выложился до конца.

Есть сожаление, что все это кончилось.

Есть сомнения — неизвестно, что будет впереди.

Наверное, опять оркестр будет шляться под окнами. Барабан будет ухать. Бум… Ца…

Моя гитара занижает почти на тон. Вместо до мажора у меня что-то вроде си-бемоля. И звать этот оркестр не надо. Они слышат, что мы играем в одной тональности. В одном оркестре.

Вошла еще женщина. Одна. Странно, сейчас не сезон для одиноких женщин. Кого-то она мне напоминает…

Отомри!

Пальто зеленое, с отворотами.

Но ведь сегодня рыбный день…

- Он заканчивается. Я видела тебя на той улице, просто не смогла подойти…

- Не может быть!

- Может. Все может быть…

Я поднялся. Гитара стала скользкой и рухнула на софиты. Взорвалась лампа. Яркая, до рези в глазах, вспышка высветила удивленное лицо Илика, широко открытые глаза Гешки. Зал раскололся от этой молнии. Исчезли стены, провалился пол, и я увиделгде-то на дне расщелины Евдокимыча, спящего на сцене. Волшебную пещеру стеклотарного пункта и Кырлу в белом халате, идущего по пахнущему сырой известкой коридору районной больницы. Я увидел летящих мимо фарцовщиков во главе с Юрой Кожаным и духовой оркестр с горящими от вспышки начищенными трубами. Я увидел Люду в аэропорту, встречающую своего студента, и себя, идущего по столам и наступающего на фужеры и закуски. Я увидел себя, пробивающего огромное стекло окна нового ресторана, и его осколки, плывущие рядом ватными снежинками детской елки той поры, когда веришь, что в жизни можно успеть все.

Абсолютно!

Доктор Сатера, или Обретение былого могущества

В жаркий летний полдень самый обыкновенный русский городок, лежащий неподалеку от старинного Мурома, становится похож на южный. Пустынные пыльные улицы, погасшая зелень листьев и тишина, которая сродни испанской сиесте. Окна одно этажных домиков открыты, и цветные занавески изредка вздрагивают от порывов ленивого ветра. Вот и конце улицы, на которой расположился городской кра еведческий музей, прогрохотал грузовик, и отголоски этого шума проникли через зарешеченные окна в залы, где застыли в никогда не обновляемой экспозиции гипсовые головы прачеловеков, чучела диких животных, которыми когда-то были полны муромские леса. Здесь же географические карты и глиняные черепки, скреб ки, наконечники стрел и, конечно же, спящие на стульях у дверей пожилые служительницы. Собственно, весь музей — это просто большая квартира с анфилада ми комнат, в которой некогда процветала семья купца Рукавишникова. В квартире так и остались стоять стулья, на которых сиживал и сам Григорий Кузьмич, и его почтенная супруга, имя которой сегодня стерлось из памяти потомков. Взбирались на стулья и много численные дети купца, а их внуки теперь повадились сюда для открытия международного бизнеса. Конечно, у них еще была надежда вернуть владения прапрадеда.

Портрет Григория Кузьмича также являлся частью экспозиции музея. В разные годы его выдавали то за экспонат, по которому можно было составить впечатление об обычаях, нравах и одежде ушедшего в небытие поколения, то просто за портрет, писаный маслом самим Репиным, об этом гласила местная легенда, а то и вовсе убирали с глаз долой, чтобы особо бдительному чекисту не показалось подозрительным его сходство с секретарем местного райкома партии. Впрочем, мы упомянули личность купца лишь потому, что именно под его портретом расположились двое мужчин, склонившиеся над старинным письменным столом, кстати, за которым тоже сиживал тот, кто был изображен на портрете. Один из них — директор музея — сухой старичок со старорежимной бородкой и характерным для этих мест акцентом, что-то объяснял явно неслучайному посетителю — сорокатрехлетнему мужчине с упрямым подбородком и голубыми глазами. Взгляд его был пытливым, а в шевелюре волосы натурального цвета с боем сдавали свои позиции седине. Вошедшие в моду лет десять назад мешковатые рубашка и брюки цвета хаки, а также жилет со множеством карманов, скрывали истинную крепость тела посетителя. Однако мы не станем скрывать его имени. Да-да, это был знаменитый доктор Сатера — авантюрист и путешественник, ведущий одной из самых популярных телепередач, кумир мальчишек, подражающих ему во всем, и любимец девушек, которые мечтают о настоящих мужчинах.

- Распятие датировано четырнадцатым веком, — говорил директор музея, и голос его катался по прохладным комнатам, теряя по пути значения слов. — Работа по тем временам изящная, кстати, вот здесь именно то, что вам надо… — директор поверх очков посмотрел на Сатеру. — Вот это и есть та самая фаланга пальца Ильи Муромца…

Сатера бережно принял распятие и, воспользовавшись лежащей на зеленом сукне лупой, стал рассматривать замурованную в крест маленькую косточку:

- Значит, летописи и сказки не врут…

- Неужели вы в этом все еще сомневаетесь? — удивился директор.

- Не перестаю удивляться, — уточнил Сатера.

На секунду он отключился от разговора и задумался. Что сулила и чем грозила ему эта находка? Встречу с Соловьем-разбойником? Возможно. Но самое главное, что эта маленькая косточка убеждала в том, что он не яря затеял очередную экспедицию, не зря пустился на поиски того, что, по его мнению, делало Русь и ее богатырей непобедимыми. Доктор Сатера решил найти меч-кладенец. Собственно, население страны знало, любило и восхищалось доктором благодаря его находкам. Это он разыскал сапоги-скороходы в запасниках одного из провинциальных музеев, это он нашел ковер-самолет в песках Средней Азии, а последняя его телевизионная программа вновь наделала много шума. Он показал самоходную печь. Кто не знает сказку про Емелю и щуку?! Только щука была там ни при чем! При чем оказался чудо-мастер Емельянов из одной русской деревни, который задолго до заморского Райта и сотворил самодви- жущуюся телегу. С виду она была похожа на русскую печь. На этой самой «телеге» мастер, как сказочный Емеля, и ездил за водой, и по грибы, и за дровами. Поotom первый в мире самоходный аппарат простоял в избе под парами более трехсот лет. Был утерян самый главный секрет — как трогаться с места! Печь просто топили из год в год, будто бы дожидаясь, когда же доктор Сатера со своей видеокамерой заберется в эту глушь и ошарашит весь мир сообщением, что на автомобилях ездили задолго до того, как об этом написали в утренних парижских газетах 1770 года. Единственное, что так и не узнал Сатера, какую роль в этой истории играла щука, хотя и допускал, что это и есть то самое «народное творчество» — умение народа поэтизировать самые обыденные вещи.

Получив от директора музея разрешение на съемку, Сатера принес из машины камеру, осветительные приборы и потратил еще часа полтора на то, чтобы запечатлеть распятие в самых выгодных ракурсах. Естественно, он запечатлел для потомков и самого директора, и проснувшихся по этому поводу старушек и непонятно как попавшую в музей девушку с персиком, ну и конечно же портрет самого Григория Кузьмича Рукавишникова, который, кстати сказать, музеев не переваривал и никогда при жизни в них не бывал…

Более в этом городке доктору Сатере делать было нечего, и он оседлал свой верный, доведенный до европейского уровня народными умельцами обыкновенный УАЗ с открывающимся верхом и покатил в лучах заходящего солнца по проселочной дороге дальше, куда-то на северо-восток Пыль клубилась за колесами его автомобиля, покрывая красный диск солнца, который доктор видел в зеркале заднего вида дрожащим маревом. Естественно, что и сиденья, и приборный щиток, да и сам доктор с головы до ног были покрыты толстым слоем дорожной пыли. Ее частицы скрипели на зубах, но от всего этого доктор только сильнее сжимал баранку и упорно давил на педаль газа, время от времени сверяясь с картой, лежащей рядом на сиденьи. Проведенная красным карандашом линия на карте тянулась в глубину зеленого пространства, а именно так, нас учили в школьные годы, обозначались леса.

Соловьевка, деревушка, в которую въехал доктор Сатера, ничем не выделялась из череды тех, которыми обильно усеяна российская земля. Стоящие вдоль дороги, покосившиеся и почерневшие от времени избы, раз и три года богатые на урожай огороды, ухабистая дорога и конечно же церковь, поставленная на самом видном месте. Пожалуй, одно обстоятельство не ускользнуло от опытного взгляда доктора — отсутствие людей на улице. Сатера сбросил скорость и поехал вдоль домов, оглядываясь по сторонам в надежде увидеть человеческое лицо в окне за забором или на огороде. Однако ничего, кроме хриплого собачьего лая, не говорило доктору о том, что в этой деревне есть живые существа. Вот он доехал до здания школы, потом некоего подобия площади, а там и автобусная остановка. Дальше — здание сельсовета с государственным флагом на макушке, и гранитный стакан постамента, где еще совсем недавно стоял вождь пролетариата, а теперь из трещины пробивалась зеленая поросль. Нигде никаких признаков жизни. Доктор сделал круг возле постамента, и не напрасно: с противоположной стороны висела рукописная афиша, на которой значилось следующее:

19 июля нач. 20.00

300-й ЮБИЛЕЙНЫЙ КОНКУРС МОЛОДЦЕВ-СВИСТУНОВ.

Ратное поле, у Чудо-валуна.

Заявки подавать в клуб, ком. № 7 тов. Соловьеву-Разбойникову А. П.

Сатера взглянул на циферблат своих непотопляемых, противоударных и сопротивляющихся любым катаклизмам часов. Сделанные по спецзаказу «Командирские» показывали половину девятого вечера. Очевидно, конкурс был в разгаре. Оставалось как-то определить, где находилось это самое «Ратное поле» с «Чудо-валуном». Тихо урчал двигатель его УАЗа. Хорошо отлаженный механизм работал почти бесшумно. Шестеренки получали достаточно смазки, а всякие там поршни, маховики и клапаны были пригнаны так, что доктору не стыдно было останавливаться рядом с каким-нибудь «мерсом» или БМВ. Доктор было решился положиться на свою безупречную интуицию, но вдруг откуда-то послышался молодецкий посвист. Вслед за этим легкий порыв ветра заставил колыхнуться его пыльную шевелюру и перевернул листок автомобильного атласа, на котором был проложен нужный маршрут. Сомнений не оставалось, Сатера «воткнул» первую скорость, нажал педаль акселератора, и колеса, выбросив назад каменную мелочь, двинули УАЗ дальше, навстречу приключениям…

Ратное поле оказалось местом живописным. Его с трех сторон окружал лес, а с четвертой — быстрая река, вьющаяся зеркальной змеей. Праздник был в разгаре. Играл духовой оркестр, полоскались на ветру полотнища флагов, дымились костры и мангалы, где на вертелах и шампурах жарилось мясо. Его дурманящий запах — первое, что почувствовал доктор Сатера и понял, что сильно проголодался. Он проглотил набежавшую слюну и продолжил рассматривать поле. Возле огромного гладкого камня стояла деревянная эстрада, где и проходил сам конкурс. Непонятно откуда появившийся гаишник показал доктору место, где надо было оставить машину, и Сатера послушно направил свой автомобиль на стоянку. Там, на пресном фоне «Жигулей» и «Москвичей» выгодно отличались своими хищными формами два мощных «джипа», один «Паджеро», другой — «Гранд-Черроки» с тонированными стеклами. На фоне этих красавцев сделанный пусть и по спецзаказу УАЗ доктора Сатеры все-таки выглядел гадким утенком в лебединой стае фирменных вездеходов. Доктор несколько секунд постоял, одновременно завидуя и наслаждаясь совершенством форм и линий, а потом, прихватив камеру, двинулся в глубь толпы, стараясь разглядеть, что же происходит на сцене.

Там действие было в разгаре. Несколько молодых людей в спецовках расставляли искусственные дерепья, на них развешивали такие же плоды: груши, яблоки и, кажется, ананасы. Между деревьев выставляли бутафорских воинов со щитами, мечами и шлемами на головах, а также бояр в высоких меховых шапках. Кроме того, сюда свезли охапки искусственных цветов и растений, хотя тут же на поле можно было насобирать не меньше настоящих — полевых. Там же, среди этого захолустного театрального великолепия, стоял добрый молодец в джинсах, цветной рубашке и, заложив два пальца в рот, пронзительно свистел. От этого свиста у доктора слегка заложило уши. Гнулись веточки на деревьях, слетали на помост чахлые листочки. Сатера видел на своем веку много идиотских соревнований: кто дальше высунет язык, кто дольше простоит на одной ноге, кто больше съест жареных стрекоз и прочее в том же духе. Но этот конкурс его изрядно повеселил. Участники сменяли друг друга, гнулись деревца, летели листья, иногда с глухим стуком на помост падали плоды, но все это, к великому удивлению доктора Сатеры, не вызывало у многочисленной публики ничего, кроме снисходительных улыбок, а иногда даже издевательского улюлюканья. Но вот наконец на сцену поднялся кривоногий пацан со слегка раскосыми глазами и крючковатым носом. Его появление заставило толпу смолкнуть, а Сатера, засмеявшийся было в голос от одного вида этого претендента, осекся. Первая же попытка была удачной: яблоки и груши забарабанили по сцене, а лепестки закружились так, будто бы попали в вихрь. Не успела толпа вволю накричаться от восторга, как парень свистнул еще раз, да с такой мощью, что высокие боярские шапки попадали на сцену, как перезрелые яблоки.

- Хорошо, — сказал Сатера, обращаясь ко всем сразу и ни к кому в отдельности.

- Брательник посильнее будет! — Безапелляционно заявил стоящий рядом мужик. — Брательник наследует, прям от Соловья! А этот больше в мать…

В толпе тут же возник спор. Одни поддержали мужика, другие хвалили кривоногого Ваньку — младшего из семьи Соловьевых. Причем первые утверждали, что в третьей попытке Ванька обязательно потеряет свои штаны. Штаны с Ваньки действительно упали, когда он, свистнув в третий раз, выдохнул из себя весь воздух. Публика веселилась от души. Ванька скатился со сцены, на ходу подтягивая штаны, а рабочие сцены в спецовках бросились развешивать по местам упавшие плоды, нахлобучивать шлемы и боярские шапки. Когда все было готово, на сцене появился Брательник. Он тоже был невысок ростом, так же кривоног, раскос, но налитые мышцы недвусмысленно читались под его рубашкой. С этого штаны явно не упадут ни при каких условиях. Туча повисла над Ратным полем. В воздухе запахло грозой. Брательник набрал в легкие побольше воздуха, обвел толпу безумным взглядом и засвистал…

Что тут началось! Полетели лепестки, посыпались яблоки и груши, полетели меховые шапки и богатырские шлемы, пригнулась толпа. Но было поздно. Пронесшийся вихрь успел сорвать с голов платки, панамы и соломенные шляпы. Несколько париков закружилось и воздухе как пучки «перекати поле» в пустыне. Наконец свист смолк. Однако еще какое-то время все присутствующие, а вместе с ними и Сатера так и стояли, втянув головы в плечи. Потом поле взорвалось криками восторга. Спор был явно решен. На сцену взлетели пятеро молодых ребят с налитыми мышцами, которых и зависимости от страны обитания называют: «торпедами», «гориллами», «гоблинами», «быками», а то и просто «болтами». Фальшиво заиграл сельский духовой оркестр. «Болты» принялись качать победителя, а на сцену тем временем вскарабкался пожилой мужичок. Вечерний ветерок уносил на запад его слова, но Сатера видел через глазок видоискателя, как старичок вручил победителю какую-то дубинку, украшенную атласным бантом. Сатера обернулся, чтобы спросить соседа, что это такое, а тот, не дожидаясь вопроса, разъяснил:

- Палица самого Соловья! Того еще…

Доктор благодарно улыбнулся. Судя по всему, он был на правильном пути. Ведь первое, что обычно приходило на ум после упоминания имени Ильи Муромца, — Соловей-разбойник. Получалось так, что на этой поляне более половины присутствующих если не были его прямыми потомками, то могли бы многое о нем рассказать.

Через несколько секунд Сатера оказался возле сцены. Прорываться через толпу приходилось при помощи локтей и причитаний.

- Телевидение, телевидение! — говорил он, тыча в лицо камеру. — Последние известия, самые последние…

Видимо, в этих местах «Последние известия» народ уважал, а потому покорно расступался. Теперь Брательник с «болтами» был совсем близко, и их можно было спокойно запечатлеть на пленке. Парни явно радовались победе и с особым трепетом передавали из рук в руки дубинку. Ее натуральный вид действительно потряс видавшего виды доктора. То, что это была не современная подделка, он понял сразу. Века — отражались в зеркале естественной полировки ее рукояти. Такого глубокого блеска ни один лак дать не 'Мог. Ударная же часть дубины с множеством выщер- блин и следами запекшейся крови просто наводила ужас.

— Теперь нам сам Илюша, если бы он вздумал появиться, был бы не страшен, — сказал один из «болтов», играя дубиной.

- Главное, она сама в цель попадает, а потом в руку возвращается, — подхватил второй.

- Как бумеранг что ли? — спросил Сатера, выглянув из-за Камеры.

Вся компания уставилась на доктора, готовая пустить в ход и дубинку, и кулаки, которые по размеру только немного уступали ей.

- Пресса! — улыбнулся Сатера. — Последние новости! Это было потрясающе, поздравляю! А можно посмотреть приз?

Некоторое время Брательник и пятеро его друзей изучающе смотрели на чужака.

— Ты что, из телевизора? — наконец спросил Брательник.

Сатера улыбнулся еще шире и кивнул. Тогда победитель конкурса свистунов нехотя протянул доктору дубину. Сердце Сатеры замерло. Сколько удивительных исторических вещей ему уже приходилось держать в своих руках, но каждый раз он не мог оставаться равнодушным. Ученый поедал этот редчайший экземпляр глазами, его пальцы скользили по дубине, ощупывая каждый зубец, останавливаясь на каждой выщерблине. Сатера был так увлечен осмотром, что даже не замечал, как каменеют лица крепышей. Встреча доктора с самой Историей явно затянулась. Брательник кивнул одному из них, и тот бесцеремонно вырвал дубину из рук искателя приключений. Сатера еще раз вежливо улыбнулся, достал из сумки фотокамеру, но компания явно не жаждала оставлять свои лица на пленке. Без лишних слов было понятно, что встреча закончена, и доктор побрел к машине сквозь поредевшую толпу.

- Что за крендель? — спросил Брательник, кивая к спину доктору.

- Сегодня все в музее крутился, вынюхивал. Крест смотрел…

В этот момент Сатера оглянулся и еще раз одарил компанию лучезарной улыбкой. Ни Брательник, ни его друзья не смогли ответить тем же, а их холодные глаза и квадратные подбородки не сулили доктору приятной встречи с ними в будущем. На поле падала ночь. Доктор уже не видел, как от компании отделился один из «болтов» и последовал за ним.

Машина Сатеры уже некоторое время колесила по Соловьевке. Брехали собаки, деревья вываливали из-за заборов свои тяжелые ветви, уютно светились окна веранд. Однако ни одного приветливого гостеприимного лица, лучше бы женского, которое могло бы позвать доктора на ночлег, он не видел. Конечно, доктор, избалованный вниманием людей, отнес это на позднее время суток и еще — на полное неведение населения о том, кто сейчас катается по их деревне. В противном же случае если бы кто-то узнал, что ведущий телепередачи «Мои путешествия за чудесами» бродит по ночным улицам их деревни, то тут же появился бы на пороге, вынес хлеб-соль и позвал бы всех родственников. Конечно, высыпали бы, несмотря на поздний час, и любопытные дети, и романтические одинокие библиотекарши, читавшие все его книги, и работники правоохранительных органов. На всякий случай.

Наконец доктор остановил свой УАЗ у дома, из окон которого неслись музыка, громкие голоса и звон посуды. Он вышел из машины, прихватив сумку с камерами. Спустя минуту еще одна машина остановилась на противоположной стороне и хлопнула глазами гаснущих фар. Доктор подошел к двери, на ней висела деревянная табличка, на которой народный умелец витиевато вырезал:

«Трактиръ «У Кикиморы>

Ниже, в том же лубочном стиле, были вырезаны часы работы и время перерыва. Доктор, ни секунды не сомневаясь, толкнул дверь. Музыка, громкие голоса и клубы дыма мгновенно проглотили его. Либо освещение было очень слабым, либо количество дыма превышало всякие нормы, но доктор мог различать только силуэты. Интуитивно определив, где находится барная стойка, он направился к ней. Русская красавица из сказки протирала стаканы. На мгновение Сатера залюбовался ее косой и вышитым сарафаном. Она улыбнулась гостю.

- Будете что-то пить? — спросила девушка.

- И есть, и спать. Если есть где… — теперь Сатера улыбнулся хозяйке.

- Начнем с первого, — предложила девушка. — Водочка, медовуха, настойки, наливки, кедрач…

Сначала Сатера хотел выпендриться и заказать какой-нибудь «Двойной Дайкири» или хотя бы джин- тоник, но вовремя спохватился и сказал:

- На ваш вкус…

Девушка достала какую-то странную бутылку и плеснула в пузатый стакан коричневатой жидкости. В том, что хозяйка бара не просто симпатична, а очень даже хороша собой, Сатера убеждался с каждой секундой все больше Именно поэтому он отпил глоток, глядя прямо к глаза девушке. Вкус напитка приятно удивил заядлого путешественника. Он осушил стакан и вновь придвинул его барменше. Та повторила процедуру.

- Это как же называется? — спросил доктор, поднося стакан к губам.

- «Поцелуй Кикиморы». Рецепт моей бабушки.

Дальше доктор оперся двумя руками о стойку бара, расплылся в улыбке и выписал такой закрученный и изысканный комплимент, что против него вряд ли устояла бы даже принцесса. Обилие дыма создавало полную иллюзию того, что он был с глазу на глаз с симпатичной барменшей. В действительности же за ними наблюдало по меныцей мере еще шесть пар глаз, и одна из них принадлежала Брательнику. Доктор настолько осмелел от напитка, что уже держал в своих ладонях прелестную руку русской красавицы, а их разговор явно «клеился». Барменша громко смеялась, вырывала руку и прятала глаза за тугосплетенную косу. Веселье набирало силу, музыка становилась быстрее, голоса громче, а барменша все привлекательнее и привлекательнее. Неожиданно всю эту ресторанную идиллию разрушил хлопок разбитой бутылки. Смолкла музыка, осекся чей-то смех, и даже дым как-то рассеялся, только доктор Сатера все продолжал и продолжал осыпать комплиментами девушку. Конец этому положил один из «болтов». Он незаметно подошел сзади и хлопнул доктора огромной ладонью по плечу. Смех замерз на губах у девушки, оркестр оборвал песню на середине куплета, повисла большая капля на пивном кране.

— Ты слышь, это… — сказал качок. Говорить для него явно было самой тяжелой работой. — Я чисто спрашиваю…

- О чем? — не выдержал Сатера, сообразив, что парень умолк на века.

— Ты Индиану Джонса из себя не строй! — пришел на выручку «болту» Брательник.

Эта реплика вызвала бурную реакцию в стане его дружков, которые медленно сжимали кольцо вокруг нашего героя. По всему было видно, что следует ожидать и более конкретных вопросов.

- Ты чего здесь вынюхиваешь? — тут же спросил один из бойцов..- Ребята, так нельзя с клиентами! — вступилась за доктора барменша. — Вы их всех распугаете, а мне выручку надо делать!

- Сделаем мы тебе выручку! — компания загоготала, а один бросил на стойку пачку денег.

Ситуация стала совсем угрожающей, когда на передовую позицию выдвинулся кривоногий Брательник.

«Только бы он не засвистал!» — пронеслось в голове у Сатеры.

- Вот что, телезвезда, — сказал Брательник, — ты про меч забудь, это я тебе авторитетно говорю. Бери свое стекло, железо и бури педаль газа так, чтобы она на полу лежала… Ясно излагаю?

«Болты», окружившие доктора с трех сторон, менее всего были похожи на группу отличников музыкальной школы, а значит, говорить надо будет не о музыке — это доктору было абсолютно ясно. Ситуация усугублялась еще и тем, что кожу их курток оттопыривали рукоятки отнюдь не водяных пистолетов. Ребята явно хотели сделать отбивную и точно знали, какой кусок мяса они для этого выбрали. Тут ухо надо было держать востро и беречь глаза, зубы и ребра.

Первым махнул «болт». Неожиданно для него Сатера так быстро присел, что пудовый кулак ядром просвистел выше головы доктора и заскользил дальше по барной стойке, увлекая за собой хозяина. Зазвенела упавшая рюмка, но тут прекрасную реакцию продемонстрировала барменша. Девушка мгновенно убирала перед летящим кулаком стаканы, рюмки и тарелки. Единственное, что она не смогла бы убрать, даже при полном желании — резную деревянную опору, стоящую в конце прилавка. Она-то и остановила полет пудового кулака. Сатера же успел пнуть грубым армейским ботинком нападавшего «болта» в зад. Проклятия обиженного таким поворотом дела крепыша послужили сигналом для остальных. Парнишки ринулись было к доктору, но, увидев в руках у Сатеры «магнум» сорок пятого калибра, как- то обмякли.

- Эй ты, руки на стойку, — крикнул Сатера одному из «болтов». Тот было засомневался выполнять команду или нет, но дуло «магнума» развеяло его сомнения. Он положил руки на стойку бара, а барменша очень ловко пригвоздила правую руку большой мясной вилкой, вогнав ее аккурат между пальцев. Доктор восхищенно улыбнулся и тут же, без паузы наотмашь ударил рукояткой пистолета того, кто был поближе. Парень рухнул, клюнув носом табуретку. Та разлетелась на куски, будто в нее вонзилась не голова, а колун. Двое оказались «вне игры», а третьему достался удар пяткой в челюсть. Доктор уже успел набрать инерцию движения, а значит, если вспомнить физику пятого класса, третьему достались масса, умноженная на скорость. Произведение именно этих двух составляющих унесло «болта» куда-то под стол. На этом сольное выступление доктора Сатеры закончилось, потому что те, кто находились поодаль, не сговариваясь, нажали на все курки и подняли такую стрельбу, которую доктор не видел даже в самых крутых американских боевиках. К счастью, все палили не целясь. Доктор, бросившийся на пол при первом выстреле, оказался нос к носу с Брательником. Несколько секунд они ошалело смотрели в глаза друг другу. Потом доктор улыбнулся и пожал плечами, мол, чего только в жизни не бывает! Наконец стрельба стихла, боевики перезаряжали оружие. Воспользовавшись паузой, Брательник завопил:

- Не стреляйте, идиоты, я же здесь!

- Умно, — похвалил Брательника доктор.

Еще несколько секунд лежали, прислушиваясь к тому, что происходит.

- Внимание, я встаю! — опять крикнул Брательник. — Держите этого красавчика на мушке!

И тут пути доктора Сатеры и Брательника разошлись. Доктор остался лежать на полу, а победитель конкурса свистунов направился к своему столику, где, кстати сказать, лежал полученный им приз. Правда, Сатера тоже залеживаться не стал. Он прокатился по полу, успев при этом выстрелить два раза, и оба удачно; потому что пули перебили дужку петли, которая держала огромную оленью голову. Естественно, что эта часть интерьера трактира тут же рухнула, пригвоздив к столу, а значит, выключив из игры, еще одного стрелка. Все опять стали палить. Завизжали рикошеты, полетели щепки, задребезжали стекла, зазвенели осколки. Но через несколько мгновений оглушительный посвист перекрыл свист пуль.

- Отставить! — гаркнул Брательник. — Ну-ка, я приз испробую… Дубина, пущенная Брательником, понеслась управляемым снарядом прямо к лежащему на полу Сатере.

Хитрый снаряд лихо огибал перевернутые столы и стулья, минуя в считанных миллиметрах изумленные лица посетителей веселого трактира. Доктор тоже попытался увернуться, но дубина очень ловко притормозила, а потом наотмашь ударила по рукам известного путешественника, вышибив из них грозное оружие. Пистолет отлетел на недосягаемое для доктора расстояние, а умный снаряд, будто на резиночке, вернулся к хозяину.

Публика была в восторге.

— Работает, голубушка! — Брательник расплылся в улыбке и поцеловал дубинку.

Надо ли заострять внимание на том, что улыбка у этого отрицательного персонажа была мерзкой, как и положено по законам жанра.

- Вот и состоялось ваше последнее путешествие, господин искатель приключений. Оно закончилось, не успев начаться, — сказал Брательник, поигрывая дубинкой, и двинулся к обескураженному доктору Сатере.

В тот момент он еще не решил, как покончить с доктором: то ли засвистать во всю мощь, то ли предоставить завершить дело чудо-дубинке. Однако никто даже и не догадывался об этих сомнениях предводителя. До доктора оставалось всего несколько шагов. Надо признаться, что на душе у известного путешественника и любимца женщин было скверно. Он готов был буквально сквозь землю провалиться от безысходности. И, как это ни покажется странным читателю, произошло чудо. Доктор провалился! Если быть до конца точным — под пол. Чудо-дубинка, видимо повинуясь порыву хозяина, дернулась из рук, спикировала на то место, где еще секунду назад был ученый, остановилась в нерешительности, а затем медленно, как бы нехотя вернулась на место в руки хозяина.

Вот такая загогулина!

Впрочем, в одинаковой степени не ожидал такого поворота событий и сам доктор. Именно в эти секунды он летел вниз по какому-то подземному ходу, из всех сил пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. Но руки ловили в темноте только воздух, а достать из кармана спички и зажечь, чтобы осмотреться, при такой скорости падения было делом абсолютно безнадежным. Сатеру успокаивала мысль о том, что эти тупые «болты» не были свидетелями всей глубины его падения. Впрочем, это все уже не имело значения, потому что скорость, с которой он приближался к невидимому дну, не оставляла никаких шансов на спасение. И вот, когда последние надежды покинули доктора и он даже загрустил о том, что никто и никогда не узнает историю его гибели, Сатера, как лев в цирке, прорвал первое бумажное кольцо, потом второе, потом третье и, изрядно погасив скорость такой интересной системой торможения, коснулся какой-то мягкой поверхности.

Однако движение на этом не закончилось. Прекратился только свободный полет в неизвестность. Теперь уже доктор Сатера, не выпуская из рук сумки с камерами, катился как на соревнованиях по бобслею, по спиралевидному ходу, который с каждой секундой все более и более закручивался, а потом вдруг пошел трамплином вверх, выбросив искателя приключений в очередной свободный полет…

— ё моё! — только и вырвалось из глубины души Дик гора, когда он прошел верхнюю «мертвую» точку и стал вновь падать вниз.

Еще две секунды полет шел нормально, а затем диктор ударил-таки лицом в грязь. Да и не только лицом Теплая и липкая жижа была вокруг….

Какое-то время доктор Сатера пролежал без движении и полной тишине и кромешной тьме. Самые разные мысли проносились в темноте. Он вспомнил почему-то, как в первый раз оказался в маленьком южном поселке Сатера, где они с друзьями ставили брезентовые палатки на самом берегу моря. Сонный прибой плескался у самых ног. Вечерами они жарили на прокопченном листе железа черноморские мидии и, капнув капельку уксуса в перламутр раковины, наслаждались нежным мясом. Остальные запасы еды начинающие путешественники прятали в мешках, которые зарывали в землю. Но местные коровы быстро разгадали эту хитрость и съели все, что было в жестяных банках. Поэтому мидий приходилось жарить и на завтрак Почему доктор вспомнил об этом именно сейчас, понять было трудно.

Постепенно глаза начали видеть, а уши слышать. Нет, сначала уши слышать. Вокруг кто-то шуршал и копошился. Десятки невидимых глаз смотрели на доктора из глубины мрака. Он чувствовал это. Вот теперь было просто необходимо достать из непромокаемого кармана спички и чиркнуть одной из них. Дрожащее пламя окончательно вернуло доктору Сатере зрение. Автор не может быть уверен в том, что доктор, когда направлялся в трактир «У Кикиморы» надеялся увидеть нечто подобное. Хотя, исходя из названия, это вполне можно было предположить.

Итак… В небольшой сводчатой пещере показывали кино «Из жизни насекомых». Какие-то уродцы сновали по ее своду. Пауки-альбиносы спускались по блестящим нитям вниз, чтобы ухватить какую-то гадость и тут же взлететь наверх, к себе в апартаменты. Сухие жучки-конькобежцы скользили по поверхности маленькой лужи, в которой находилась левая нога Сатеры. Он с омерзением отдернул ногу, хотя она была обута в прочный армейский ботинок. Мокрицы, вонючки и прочие слизняки так и кишели на камне, возле которого оказалась сумка с камерами. И уж совсем близко от лица доктора сидела огромная жаба и, подергивая зобом, таращила свои зенки на залетную знаменитость. Конечно, у Сатеры оставалась слабая надежда, что эта жаба окажется Царевной-лягушкой, но для того чтобы в этом убедиться, надо было либо поцеловать ее, либо, но крайней мере, пульнуть в нее стрелой. Поразмыслив немного над произошедшим, доктор не пришел к однозначному выводу, что его чудесное исчезновение из трактира было действительно спасением. Скорее, это было полным провалом.

Спички горели довольно хорошо, а это означало, что воздух в пещеру поступал. Ученый, наблюдая за пламенем, легко мог определить, откуда именно шел воздух. При свете третьей спички доктор увидел край желоба, по которому он, видимо, был сюда доставлен. Ну что же, время развлечений закончилось, надо было начинать бороться за жизнь. Доктор пытался сначала просто допрыгнуть до конца желоба, но тот был очень высоко. Потом стал обследовать стены, пытаясь найти выступы или углубления — тот же эффект. К тому же спички были на исходе. Надо было экономить источник света, а возможно, и тепла, если придется жечь костер. Необходимо было оценить ситуацию.

Размышления доктора прервал отдаленный гул. Сатера подумал, что в момент землетрясения эта пещерка — не самое лучшее укрытие. Если завалит, никакие собаки не найдут. Гул приближался, становился отчетливее, и в тот момент, когда доктор зажег очередную спичку, чтобы убедиться, что стены не дали трещин, на него из желоба обрушился мощный поток воды. Напор был так велик, что в считанные секунды вода добралась до горла доктора. Она, подгоняемая давлением сверху, образовала стремительный водоворот, в котором, не выпуская сумку из рук, барахтался один из самых популярных людей страны. Водопад не прекращался, и расстояние между потолком и поверхностью воды становилось все меньше и меньше. В такой ситуации, наверное, легко было впасть в отчаяние, но доктор Сатера вот уже несколько часов находился в критическом положении. Выхода не было. Оставалось держаться, сколько хватит сил, на поверхности, а там…

Там кто-то звал его. Сатера явственно слышал голос: «Доктор! Доктор!» А может быть, силы покидали его, и это были галлюцинации?

- Доктор, доктор! — опять донесся слабый голос, но на этот раз направленный луч света резанул по глазам. — Руку, доктор, руку!

Сумка с камерами тянула Сатеру на дно, но бросать ее он не собирался. Луч света освещал веревку. Оставалось изловчиться и ухватить ее конец. Бурный водоворот продолжал крутить путешественника, сумка с камерами тянула на дно, а значит, задачка была не из легких. Доктор набрал побольше воздуха и на следующем заходе попытался ухватиться за конец веревки, который болтался над его головой. Сатере это удалось сделать только с третьего раза.

- Держитесь крепче! — скомандовал голос, и в этот момент водопад прекратился.

Еще через мгновение, будто кто-то вынул заглушку на дне пещеры, и доктор повис на веревке. Наверное, он был похож на огромную рыбу, болтающуюся на толстой леске. Может быть, это выглядело даже смешно, но сил было так мало, а веревка так предательски скользила… Доктор сорвался, начинался очередной полет. К счастью, вода не успела совсем уйти, и Сатера с последней ее порцией устремился вниз с бешеной скоростью по руслу подземной реки. Это было похоже на водные каскады, которые так популярны на курортах. Однажды доктор наслаждался такими в испанском аквапарке, но теперь Сатере было не до развлечений. Он пытался ухватиться за ветки неведомых растений, но это только на секунду замедляло движение, а потом «нить» рвалась, и вода несла доктора все дальше и дальше.

Сила потока явно ослабевала, и наконец он застрял вместе с плавучим мусором у мощной решетки, аа которой, судя по всему, была воля. Привязав сумку к одному из прутьев, он некоторое время отдыхал, набираясь сил. Просто стоял, прислонившись к стене, и тяжело дышал. Отдышавшись, стал искать пути к спасению. Для этого надо было тщательно обследовать решетку и понять, все ли прутья приварены намертво. В надводной части так и было. Отдохнув еще немного, доктор начал нырять, проверяя каждый прут…

Пусть не сразу, но все-таки удача улыбнулась ему и на этот раз! Один из прутьев дрогнул при рывке, а значит, можно было его отогнуть. Доктор нырял, и каждая следующая попытка приносила все более и более видимые результаты. Еще одно усилие — и путь свободен. Доктор вынырнул и поплыл за сумкой, хотя при трезвом размышлении, наверное, этого делать не стоило. Вряд ли после такого купания техника станет еще работать. Но спастись самому и вытащить за собой сумку с аппаратурой было для доктора, нет, не делом чести, а скорее, делом тупого принципа и, правоже, кто не попадал в такие ситуации, не смейте его осуждать!

Доктор Сатера пробрался сквозь дыру в решетке, протащил сумку с камерами и вынырнул уже по ту сторону, где дохнувший в лицо ночной ветерок и светлеющее небо обещали скорый финал этого водного путешествия. Ухватившись за проплывающую корягу, он поплыл дальше, почти не напрягаясь, навстречу грохоту, предвещающему скорую встречу с водопадом. Впрочем, эта встреча не входила в планы доктора. Но выбраться на берег пока не было никакой возможности. Он продолжал находиться в странном русле, более похожем на половину огромной трубы с абсолютно гладкими краями. Течение же становилось все более и более стремительным. Водопад, судя по грохоту, был уже совсем рядом. Всего несколько минут назад доктор радовался своей ловкости, жизни, которая была в его руках, но вот вновь судьба сделала поворот. Он слишком хорошо знал, что представляют собой местные водопады, чтобы наивно надеяться на счастливый исход. Обретенное спокойствие улетучилось, доктор колотил свободной рукой и ногами по воде, стараясь вырваться из объятий этой коварной реки, но все это больше походило на истерику. Поток упорно держал его на середине и нес к водопаду. Вот уже Сатера проскочил ту самую границу, где течение заканчивалось и вода, лишенная русла, обрывалась вниз.

«Ё мое!»- как всегда в таких случаях, только успел прокричать доктор и в третий раз за эту ночь полетел вниз…

И вот тут уже точно произошло чудо. Тело его наткнулось на что-то мягкое и повисло в водопаде.

Он больше не летел вниз, оказавшись в большом сачке, что не могло не обнадеживать, но и не сильно радовало, потому что, оказавшись как бы в центре водного потока, доктор с большим трудом мог дышать. Но не зря сказано, что всему приходит конец. Сачок явно пришел в движение и тот великан, который поймал доктора, как обыкновенного карася или ночную бабочку, очевидно, желал посмотреть на свою добычу поближе…

- Давай, давай! Есть! — доносилось до доктора Сатеры сквозь шум падающей воды. — Помогай, помогай!

Потом Сатера отчетливо услышал и скрип лебедки, но вот видеть он мог исключительно свои колени, потому что в этом большом сачке он сложился пополам, как перочинный нож. Он даже вспомнил, что когда-то на вечере в одном из театральных училищ видел такой студенческий этюд. Ему еще понравилась студентка этого училища. Они танцевали, потом Сатера провожал ее домой, потом дрался с местными хулиганами, а девушку эту больше никогда не видел. Стала она актрисой или нет, этого он не знал. Вечно в такие моменты всякая ерунда лезет в голову!

- Опускай! — сказал приятный женский голос, и Сатера поехал вниз.

— Ты думаешь, он жив? — спросил мужской голос.

- Надеюсь… Во всяком случае, он все равно более жив, чем был бы, если бы мы опоздали хоть на минуту.

Сетка опустилась на траву, натяжение ослабло, и доктор попытался придать своему телу более комфортабельное положение.

- Не знаю, какие у вас планы по поводу меня па остаток сегодняшней ночи, но если вы хотитемною растапливать костер, то вам это вряд ли удастся!

Небо на востоке стало совсем светлым, доктор легко смог узнать щуплого кривоногого парня, который потерял от свиста свои штаны на конкурсе, и симпатичную барменшу из трактира.

- Как хорошо, что мы успели! — сказала девушка.

- А уж мне как хорошо! — согласился Сатера.

- Возьмите и выпейте, — девушка протянула флягу.

- Не знаю, поверите вы или нет, но чего-чего, а жажды у меня нет, — сказал Сатера, он никак не мог поверить в чудесное спасение.

- Это не просто питье, — настаивала девушка.

- Сестра им мертвых поднимает, — поддержал девушку брат.

- Прямо «живая вода» — усмехнулся доктор.

- Нет, «мертвая», — абсолютно серьезно сказала девушка.

Как доктор и его новые знакомые добрались до маленького дома с резными наличниками, он понять не мог. Оставалось надеяться, что девушка все-таки не несла известного путешественника на себе.

- Вот мы и дома, — сказала девушка, открывая дверь в горницу. — Вань, топи быстро печь!

Ваня оказался шустрым парнем, и буквально через несколько минут печка так и пылала жаром. Его сестра колдовала в маленькой кухне, а Сатера, раскладывая на столе камеры и оптику, думал, какой же он предусмотрительный, что успел запечатать всю технику в целлофановые пакеты. Еще через некоторое время знаменитый костюм доктора Сатеры, известный каждому телезрителю, висел на протянутой из угла в угол веревке, а его владелец уплетал что-то ароматное расписной ложкой из деревянной миски.

- Мы все в деревне Соловьевы, — рассказывал Иван, глядя округлившимися глазами на заезжую знаменитость. — Только вот уже лет двести как деревня и род разделились. Наша половина считает, что предок наш с Ильей из Мурома дружили, а та половина Стоит на том, что его не зря разбойником звали.

И что, они все еще выходят на "большую дорогу"?

- Каждый вечер, — кивнул Иван.

- Понятно, чтобы не терять квалификацию в семейном бизнесе? — Сатера вновь потянулся к горшку, чтобы наполнить свою тарелку. — Если вы так кормите своих посетителей, дела у вас идут хорошо, — доктор посмотрел девушке в глаза.

- Ешьте на здоровье, это сил прибавляет… — девушка хоть и не так откровенно, но тоже глазела на телезвезду.

- А кстати, — пробубнил Сатера с полным ртом, — и почему трактир называется «У Кикиморы?»

- Так она и есть Кикимора! — сказал парень.

Сатера даже поперхнулся. Такая обаятельная, даже красивая девушка с русой косой и — кикимора?!

Это, значит, ваше имя? — девушка явно пришлась по вкусу охотнику за редкостями Нет, меня зовут Василисой…

Василисой… — доктор повторил ее имя так, что щеки девушки залились румянцем, хотя она явно была IIC из робких.

Какое-то время доктор молча ел, а брат и сестра следили за каждым его движением. Так болельщики следит за полетом мяча на Уимблдонском турнире.

А зачем он вам нужен? — спросила Василиса, когда доктор отложил ложку.

- Кто?

- Ну, меч этот, вы же о нем все время думаете?

Доктор был ошарашен. Если эта девушка действительно читала все его мысли, то впору было краснеть. Ведь в те моменты, когда он не думал о мече, он думал именно о ней, и воображение заносило доктора, мягко говоря, далековато…

- Меч… — сказал Сатера, чтобы немного собраться. — Меч — это серьезно…

- Если для дурного дела, то лучше сразу забудьте… «От меча и погибнете…» — Василиса была очень серьезна.

- Неужели я произвожу такое впечатление?! — обиделся доктор.

- Да нет, но кто вас знает, — Василиса пожала плечами, — тут многие объявлялись, да мало кто и половину пути осилил.

- Великий князь Александр Невский приказал выбить на нем после Чудского побоища… — доктор замолчал, собираясь с мыслями. — «И было сказано, и было сделано по сказанному; и меч сей кому в руки вложен да не упустиши, а упустиши так и власть упустиши, и страну…» — вот как в летописях записано. Может быть, и наврал в словах, но смысл — точен.

Прокуковала кукушка в резных часах два раза. Глаза у доктора вдруг заслезились и превратились в щелки.

- Вам спать пора, — сказала Василиса, — дорога утро любит…

- А машину… — пробормотал Сатера.

- А на машине там и не проедешь… Вы спите, спите, утро вечера мудренее… — и Василиса легко подхватила обмякшее тело великого авантюриста и даже без помощи брата переложила его на кровать. — Спите… Вань, а машину и правда прибрать нужно, пригодится еще…

Иван кивнул понимающе и вышел из дома. И стихло все, только могучий храп доносился из кровати.

«Богатырь», — подумала девушка и улыбнулась.

Солнца еще было не видно, когда трое всадников на трех красавцах-конях пустились в дальнюю дорогу…

День едут, ночь скачут… Спешатся, поспят немного. Самую малость. Снова утро и снова дорога. Справа река, слева гора, посреди — тропка укромная… Бредут кони, а солнце палит так, что птица ни одна с ветки не сорвется, зверь ленится лапой шевельнуть. Зной как в пустыне какой заморской. Остановятся всадники, пригубят из заветной фляжки колдовского аелья и далее все едут и едут…

- Эх, необъятна все-таки Русь, — умилился доктор Сатера, — вроде бы все уже исходили-изъездили, да как бы не так! Сколько тут простора, а человека здесь и в помине не было!

Ни Василиса, ни брат ее Иван и сказать ничего не успели, как вдруг конь под доктором оступился, заржал, а доктор не удержался в седле и рухнул вниз — на земь да еще глубже. Не иначе как кто-то волчью яму вырыл. Василиса и Иван спешились, к краю подбежали. — Эй, доктору вы целы?

- Цел, тут соломку кто-то подстелил…

Дальше Василиса с братом видели, что губы доктора шевелятся, а вот слов было не разобрать. Ну и хорошо, что так, все равно мы их здесь привести не смогли бы. Ваня после этого веревку схватил, один конец к седлу приторочил, другой — в яму кинул:

- Держите!

Василиса тоже за веревку ухватилась и, как только они в первый раз взялись тянуть, тут же почувствовали у себя на шеях холод и остроту кинжалов. Тут не то чтобы тянуть, шеей не повернешь.

- Даже и не думайте головами крутить, вмиг без них останетесь, — сказал грубый мужской голос.

А Сатера из своей ямы только и мог увидеть что блеск кинжалов. А там наверху люди волосатые в длинных домотканых рубахах забегали: кто пленникам глаза завязывал, кто за веревку ухватился и доктора из ямы извлек, а кто ему аккурат по темечку дубинкой тюк, чтобы не трепыхался, и тоже повязку на глаза.

И вот по лесу шагом их лошади везут неведомо куда, у всех троих повязки на глазах, только Иван саркастически замечает:

- А вы говорили «нога человека здесь не ступала», а тут слышите сколько ног?!

Но разговаривать здесь, видимо, не очень-то разрешалось, один из налетчиков тут же Ивану по ребрам дубинкой прошелся. Так и ехали молча, только кони посапывали. Вдруг слышат — барабаны гудят, как в Африке какой — кони уши навострили да и всадники в стременах привстали, что же там такое?

Рассказываем… Деревенька в десять дворов, забор вокруг в два человеческих роста, за забором дымы ходят, еда готовится, куры квохчат, петухи хвосты распустили. У котлов бабы да девки в длинных рубахах. Мужики тоже в длинных рубахах, но только с вышивкой, и не у котлов, а на вышках и при оружии… Вдаль глядят, ружья чистят, топоры точат, сапоги с задранными носами чистят, а чистые на ступеньки ставят. Лихие… Такие голову с плеч с одного маху срезают.

Но вот ворота открываются, пленников внутрь ввозят и к главной избе, к терему значит, конвоируют. А там вся деревня собралась, бабы с девками котлы побросали, рискуют обед загубить, да любопытство велико. На пленников смотрят с интересом. Девки платье Василисы пальцами щупают, такой материи гладкой да легкой здесь и не видывали. У мужиков интересы другие, они сумку Сатеры распотрошили, кто технику разглядывает, а кто-то с пистолетом доктора возится, крутят, как мартышки, оптическое приспособление для зрения, из четырех букв. Один доигрался, нажал на курок, а у «магнума» выстрел тот еще! Громыхнуло так, что кто-то и наземь брякнулся. Шальная пуля, слава Богу, никого не задела, размолотиила по дороге крынку молока и вошла в столб, поддерживающий навес, расколов его пополам. Навес хоть и покосился, но устоял. Ну и кто-то из старших сразу гаркнул:

— Что вы тут, мать вашууу?!!

— Так дык, вот кака… — шкодник пальцем в "пушку" тычет, а дотронуться уже боится.

Старший по ступенькам спустился, поднял диковииный пистолет. Крутит в руках, а куда сунуть, не тает. Сунул под шапку и, хоть неудобно, а решения не изменил. Потом кулак показал населению:

- Гляди у меня!

В этот момент навес возьми и вовсе рухни. Пыль столбом, куры врассыпную. И смех, и грех..

Так вот в суете никто не заметил, как солнце скрылось. Звезды тут же проклюнулись на низком летнем небе. Пленники все во дворе стоят. Ни слова друг другу не скажи, знак какой не подай. Попробовал было Иван свистнуть, так ему рот быстро барахлом каким-то заткнули. Опять тихо. Но вот уже при свете факелов кто-то из терема выскочил, знак охране сделал, чтобы пленников внутрь завели. Охрана пленных от столбов отвязала, руки освободила и даже повязки с глаз сняла, чуть не в пояс кланяется, мол, валяйте, гости дорогие, входите! Шутка ли, сам князь просит! Пленники переглянулись, порадовались, что все живы и невредимы. Отправились в терем. Зачем хозяев ждать заставлять?

То, как выглядел хозяин здешних мест, удивило не только доктора Сатеру, но и Василису. Они ожидали увидеть грубого мужика в такой же длинной рубахе, как у всех местных мужчин. Конечно, с вышивкой, камнями и прочими цацками. Но увидели совсем противоположное. Лицо у князя было тонкое, глаза бездонные, волосы черные, сзади, как говорят американцы, в «хвост пони» собранные. Бледность аристократа и пальцы хирурга. Одет он был тоже по моде нездешней. Костюм не менее чем за две тысячи — от Армани, рубаха белоснежная и тонкая без воротничка с тремя переплетенными латинскими буквами YSL, туфли от «Бали», часы — от «Картье». Ну, прямо картинка из журнала мод! И вот эта «картинка» оживает и движется прямо к гостям:

- Глазам не верю, ну прямо не могу поверить глазам! Сам, сам доктор Сатера!

Доктор, конечно, улыбнулся — и в такой глуши известен — ну надо же, а сам все руки потирает, уж больно веревки глубоко врезались. Князь продолжает соловьем разливаться: мол, прошу садиться, да как жаль, что не сразу принял! Да еще жальче, что не за того, да и за друзей простите… Или коллег? Ну, все равно, мол, виноват-виноват. А тут стол покрыли скатертью батистовой с вышивкой, да как понесли блюда! На закуску: раки вареные, семушка прозрачнокрасная, судак фаршированный, осетринка рассыпчатая, и икра такая-сякая-разтакая, и овощи разные. А птицы! Птицы всяких видов… Копченые, конечно. У Сатеры с друзьями прямо судороги по лицу начались — до чего аппетитно все! Неужели и поесть дадут?! Haпитков — море! И князь очень вежливо каждого чуть ЛИ не сам рассаживает. Вот здесь удобнее, а здесь не дует. Даму поближе к себе, из уважения, конечно, но доктор заметил, как глаз князя вспыхнул. Понравились князю девушка. Как уселись, челядь побежала. И у графинов вина льют, тарелки меняют — не уследишь, блюда все расставляют и расставляют. Ну, чистый тебе «Максим» парижский! Доктор только гласим и хлопает, да что же это такое: кино — не кино, Театр? А может быть, сон? Но на жизнь точно не похоже.

- Что, антураж удивляет? — спросил князь.

Сатера только плечами пожал, потому что от вида угощения у него полный рот слюны набрался, по фенологическому закону.

- А между прочим, вот так наша Русь и трапезничала когда-то…

- Ну, Русь не Русь, — доктор сглотнул слюну, — князья да бояре возможно…

В ответ князь улыбнулся многозначительно, взял руку Василисы в свою, и поднес к губам:

— А ваше лицо мне тоже знакомо. Вы в кино снимались? Василиса только плечами пожала, может, и снималась.

- Может быть, значит, — князь иронию и скепсис видно тонко чувствовал, заострять вопрос не стал, а продолжил играть роль хозяина. — Пейте, ешьте, господа! — учтиво кивнул гостям и сам вилку взял. — Кто же это на голодный желудок разговаривает? Только на закуски не очень налегайте, потому что еще и горячее, и десерт…

Приступили, наконец, помолясь. Сначала пошибче, потом притормозили, потому что обильная пища гостей расслаблять стала: и Сатеру, и Ивана. Только Василиса трезвым глазом смотрит. А хозяин слугам кивает да руками водит, как дирижер. Слуги стаканы наполняют, тарелки меняют, да еще и поперчат, если только пожелаешь. Белого вина попили, красного — пожалуйте. Красного попробовали — нате вам янтарного. И рыба тут на столе плескалась, и гуси-лебеди проплывали, и змеи, фаршированные всякой всячиной, ползали. Ну, фигурально выражаясь. Как пауза выдалась, хозяин к доктору обернулся.

- Не думал, что мы с вами когда-нибудь еще встретимся, уважаемый доктор Сатера! Я же учился у вас. Да-да! Бегал на лекции, впитывал идеи о жизненности традиций. О проникновении старины в современность, о достоверности сказок… Прекрасные были лекции.

Тут доктор Сатера, как воспитанный человек, поклонился, а князь продолжал:

- Более того, я ведь на вашем семинаре был! Неужели не помните?

Доктор усилием воли направил часть крови от желудка к мозгу. Из последних сил напряг память, и вдруг его осенило: «Бессмертнов!»

- Это я там был Бессмертнов, — тонко улыбнулся князь, — а здесь я Бессмертный.

Будь это не жизнь, а какое-нибудь низкопробное кино, после этих слов непременно бы сверкнула молния, ударил бы гром, зазвенели бы стекла и произошла бы всякая прочая ерунда. А тут: ударили барабаны, зазвенели струны и вышли танцевать лесные феи и русалки, и запели сирены, дивно и маняще…

Сатере поначалу это сильно понравилось, потому что и нимфы, и русалки в возрасте были наилучшем, да и танцевали в том, в чем их мать-природа родила — в чешуе да в листиках. Однако потом восторгу поубавилось, потому что, когда он уж больно засматриваться стал на одну из танцовщиц, Василиса вонзила рыбью кость доктору в ногу. Больно было, однако…

Но Сатера мужчина крепкий, он только кашлянул и сказал:

А музычка у вас басурманская…

— Нам чужд национализм, особенно в искусстве, — отпарировал князь, — кстати, вы же меня этому и учили.

- Это замечательно!

— Ну, так стараемся…

— Хороший, значит, ученик…

- А учитель какой!

- Пока они так разговоры разговаривали да расшаркивались друг перед другом, одна нимфа все знаки какие-то доктору в танце делать пыталась. Глаз от него не отводила и вообще рядом крутилась, а как только князь в очередной раз к Василисе обернулся, она вишню с подноса взяла и запустила ею в Сатеру. Уж на этот раз доктор не смог не заметить хорошенькое личико танцовщицы. Но обменяться они успели только взглядами, потому что гостеприимный князь вновь все свое внимание отдавал ему:

- Ну а как вы думаете, доктор, тайна ковра-самолета будет раскрыта?

- Почему будет? Была! Я уже и передачу об этом сделал! На последних раскопках в Иране нашли чудно сохранившийся рисунок. Так вот на нем подобие современного летательного аппарата, что-то вроде дельтаплана, крылья которого выполнены из материала по рисунку, напоминающему традиционные рисунки персидских ковров… И ковер нашли.

- Что вы говорите?!

«Вестник археологии» напечатал репродукцию… Потрясающее зрелище! Э, друг мой, это вы поотстали! — теперь уже доктор говорил, а сам старался уследить за танцовщицей, но музыка отзвучала, и все девушки скрылись так же быстро, как и появились.

- Поотстал, поотстал! А вам что, танцовщица моя понравилась?

- Какая танцовщица?

- А голубоглазая, что вишенку вам бросила.

- Вишенку, мне? Не заметил даже!

А я заметил.

Вот такой разговор произошел.

Время уже давно перевалило за полночь, Василиса откровенно скучала, стараясь не очень вникать в суть беседы мужчин, слуги продолжали менять блюда, теперь уже десерт, однако присутствующего при всем этом, но совсем забытого нами Ивана это уже не касалось. Он давно спал, уронив голову на стол…

Но вот догорели свечи, смолкла ученая беседа, был разбужен Иван, и молчаливые слуги повели его, сестру и доктора по коридору, чтобы уложить спать. Ване отвели детскую с огромными игрушками, встречавшими своего нового хозяина почетным караулом. Василисе выделили комнату Джульетты, где все было пронизано романтикой, а Сатеру определили в спальню для почетных гостей, где кровать огромная, перина мягкая, подушки чуть ли не до потолка достают. Спи — не хочу, но у доктора глаза слипаются, пальцы Но слушаются. Даже пуговицы расстегнуть не могут. Вроде бы и выпил немного, а сидит на краю кровати, качается. И хорошо бы никто не видел такой слабости доктора, но ведь все наоборот! Из маленькой потайной комнаты, сквозь незаметный неискушенному глазу «глазок» на доктора смотрел плешивый человечек. Улыбался, руки потирал, потому что видел, что Вот-вот доктор повалится да забудется непробудным сном, а тогда хватай, вяжи его и вообще делай, что хочешь! Вернее, что князь захочет. И так этот плешивый обрадовался, что оставил пост наблюдения. Он нырнул под стол, где бутылочка заветная была припрятана, да еще и с рюмочкой. Набулькал себе стопочку, зажмурился, предвкушая удовольствие, ну и, Конечно, опрокинул. А как же! И снова зажмурился, теперь уже получив искомое. А зря…

Зря потому, что именно в этот момент в комнату доктората самая танцовщица, что рубашку ему вишней перемазала, тайно и бесшумно проникла. Видит, доктор уже на боку лежит и сны просматривает. Одна рукагде-то за спиной осталась, вторая так за нерастегнутую пуговицу и держится. Тут она к нему и прильнула…

Оставим на время нашего героя в обществе дамы, что, в общем, нормально, потому что нехорошо подсматривать, а сами поглядим, что делают другие участники этой истории.

Для Василисы девки ванну приготовили. Даже не ванную, а маленький бассейн, где из золотой головы дракона вода хлещет. Края ее чуть ли не из бирюзы сделаны. Красотища! Василиса никогда такой роскоши не видела. Девки ее на пуфик сажают, от одежд освобождают, потом под руки белые к бассейну сопровождают. А ступеньки, ведущие к воде, светятся. Дела!

Поплыла Василиса, а кожа под водой, как жемчуг речной. Волосы — ни в какой рекламе шампуня таких не увидишь, потому что как раз никакими шампунями никогда не пользовалась, все народные средства! Часть девок за ней в бассейн спустились, тоже плавают. Чудо-купание, если видеть…

Кстати сказать, хозяин всего этого великолепия, местный князь и бывший ученик доктора, как раз это все и видит. Не вживую, конечно, а на экране монитора. Что- то вроде телевизионной трансляции себе устроил! Сам он в кожаном кресле сидит, сигарой попыхивает да четками поигрывает. Вокруг телефонов что тебе в кабинете у премьер-министра. Звонят все время. Князь время от времени трубку какую-нибудь снимает, слушает внимательно, а потом коротко так:

- Продать!

Потом посидит еще немного, другую трубку послушает и тоже коротко:

- Лес держать, пока не скажу! — и снова дымит сигарой вонючей.

Потом опять на экран, где Василиса с девками плавают, взглянет ненадолго и тут же к другому поворачивается, а на нем только цифры да цифры — информация прямо с крупнейших бирж мира.

Тут дверь открывается, телохранитель тайного человечка вводит. Который плешивый, помните? Ну, тот, что тихонечко водку попивал. Плешивый входит, лицо Довольное, понимает, что доверие высокое оправдал. Выполнил все, что требовалось, думает даже, что наградят. Князь разговаривать с мелочью всякой соглядатской не спешит, все команды передает. Наконец обернулся к вошедшему:

— Ну-с?

— Барышня — в бассейне наслаждается, — докладывает плешивый.

— Вижу…

- Мальчишка спит.

- Угу, — князь пепел стряхивает.

- А доктор… — тут соглядатай паузу делает, как в театре прямо.

- Что доктор, — князь глаза с кончика сигары отвел и впервые на плешивого смотрит.

— Скопытился!

Вот словечко-то, мерзавец, подобрал! Долго думал, наверное, попивая свою водочку. Высказался и улыбнулся, выставив вперед клыки свои желтые. Не звериные, конечно, но и не шуточные. Такими не то что орехи лесные, проволоку перегрызть можно. Хозяин, Чиже тот еще артист, паузу свою выждал и сказал, наконец:

— Ну ладно, ладно, иди… — жест королевский рукой сотворил, да и монету золотую бросил. А зря…

Зря, потому что с доктором у соглядатая ошибочка вышла. В тот момент, когда мы покинули гостевую комнату, танцовщица бутылочку из потайного места в одежде своей извлекла. Невиданной красоты бутылочка. Вся в каменьях, в филиграни. Потом бокал взяла, что на столике рядом с кроватью стоял, и в него содержимое вылила — буквально пять капель янтарных. Затем доктора на спину перевернула, на подушку повыше уложила. Главное, такая хрупкая сама, а с телом непослушным управляется легко. Пальчиками изящными ноздри сдавила, подождала секунды две, пока доктор рот раскрыл, как карась какой, и каплю за каплей ему прямёхенько на язык зелье из бокала выдавила.

Доктор сначала вроде поперхнулся, но девушка и с этим быстро справилась. Голову доктора к себе поближе притянула, вниз наклонила, а потом на место положила. Вот тебе и танцовщица! Сидит ждет, минуту, другую… Наконец действие зелья проявляться начало. Доктор то рукой дернет, то ногой, а потом и всем телом извиваться стал. Другой кто испугался бы, а девчонка эта смотрит спокойненько, даже улыбается. Вот судороги и до лица дошли. Веки дрогнули, глаза открылись: здрасьте вам, пожалуйста!

- Где я?! Ты кто? — поначалу доктор одни вопросы задавал. — Что со мной? Времени сколько?!

Танцовщица отвечать не спешит, она пальчик изящный к губам трепетным приложила, мол, потише, пожалуйста. И вообще не имеет значения, который сейчас час.

Доктор голову потер. Сначала лоб, потом затылок, до висков добрался. Видимо, теперь не только рефлексы, но и вторая сигнальная система работать начала:

— А, это ты вишнями бросаешься! — доктор улыбнулся.

- Спасаться надо! Не до смеха сейчас! — девушка этo таким тоном сказала, что доктора как пружиной с постели подбросило. — И друзей спасать надо!

— Ты толком объяснить можешь, в чем дело? — спрашивал доктор, меняя вечерний костюм на свой знаменитый цвета «хаки».

— Ночь сегодня страшная, князь предка своего ублажать должен.

- Предка? — доктор выглянул из-за высокой спинки кровати, где он переодевался. — Кто таков?

- А вы разве не поняли? Он же Кощеев отпрыск.

- Кощеев? А что значит — «ублажать»?

- Ну… Жертву приносить…

- Жертву? Это какую-такую жертву, что ты имеешь в виду? — доктор внимательно посмотрел в глаза девушке и прочитал в них совсем не утешительный для себя ответ.

И эту же самую секунду он услышал за дверью какое-тодвижение. Осторожно добрался до нее и приоткрыл! Мрачные слуги князя катили, как по больничному коридору, Ивана. Каменные лица слуг, бледное лицо Ивана, трепещущий свет факелов.

Вот забрели на огонек!

Неизвестно, сколько бы доктор еще простоял под дверью, если бы танцовщица не окликнула его. Доктор оглянулся. Девушка стояла перед камином, в котором сейчас огня не было, но зато в верхней его части доктор увидел изображение змея о трех главах. Змей парилпод самым потолком, а танцовщица стояла на пуле, пытаясь дотянуться до его голов.

- Ну помогите же! — взмолилась она.

Доктор взял девушку на руки и поднял так высоко, как мог. Подумал, что это ему балет напоминает какой-то. Точно! «Бахчисарайский фонтан». Танцовщица ручкой своей эпохи Возрождения по головам чудища провела, и чудо произошло. Двинулся очаг, стена надвое раскололась, и ход, ведущий пока неведомо куда, открылся взору ученого. Теперь он девушку на пол поставил и еще раз увидел, что глаза у нее глубже омута любого. Затягивают — не выберешься, а губы — магнитом тянут. Плечи хрупкие, так и ходят под его грубыми руками. Доктор о поцелуе размечтался так, что даже шагов тяжелых за своей дверью не слышал. А девушка молода, хрупка, красива и ум трезвый имеет. Голову не теряет.

- Идемте, доктор, идемте, за вами уже пришли! — она буквально втолкнула разомлевшего ученого в темноту потайного хода.

Сама — следом, и стена сомкнулась за их спинами, как вода.

Доктор сразу в темноте о выступ какой-то головой тюкнулся. Из глаз искры посыпались, но ум просветлел.

- А… — сказал доктор, — в сказке говорится, погладь змея по голове… Погладь… Вон, значит, как!

- Да. Да. Только быстрее, быстрее, доктор! Не время сказки рассказывать! — торопила его девушка.

Она взяла факел и пошла вперед, понятно — путь знает, но и фигурой лишний раз похвастать — не прочь.

Дорога не длинной была, но очень противной. Всюду паутина, гады разные ползают, насекомые снуют оч- чень больших размеров. Сатера только кривится — не любит он этого дела, и правильно, ведь не натуралист, путешественник.

- Тут осторожнее… — девушка по стеночке пошла, а там места — только ее ножку ставить, чуть в сторону — в яму угодишь.

«Был бы сам, лететь мне тогда в эту пропасть» — ТОЛЬКО и думал доктор, Пробираясь вперед. Он осторожно ставил свои огромные ботинки на тропку и цеплялся пальцами за шершавую стену. Неожиданно из-под его ноги камень отломился и полетел вниз. Доктор покачнулся, впился пальцами в стену, как «кошками". Обломок все летел, звука снизу не шло. Наконец повторенный эхом шлепок известил доктора, что полет закончился. Пока обошлось все.

Пришли, наконец. Доктор и девушка оказались в маленькой потайной комнате.

- Здесь много таких, — сказала девушка. — И во всех окошки тайные, чтобы подсматривать.

Она заглушку отодвинула и показала глазок. Ты смотришь, тебя не видят.

Доктор взглянул, а там — Василиса из бассейна выходит. Батюшки! Он С такой красотой рядом три ДНЯ и три ночи проскакал и даже пальцем не притронулся. Фигура, фигура какая! И ноги, и грудь, и бедра. А живот… Жороша все-таки! Любуется, только что язык не вывалился изо рта. Невольно на танцовщицу ни глянул. Сравнивал.

— Ну. Что там? — спросила девушка.

— Там… — доктор не знал, как сказать.

— Дайте, я сама посмотрю! — Она ученого отодвинули, не очень церемонясь. Раскраснелась даже и зачем пришли сюда, забыла от обиды. — Подумаешь, вы меня так не видели!

Сатера позы не изменил, а глазом левым повел, ЧТО ТОТ бык. Как же, видит он, что красавица! Минут десять назад, сам не знает, как с поцелуями не нолез. Вот положение! Улыбнулся криво: а я вроде ничего не говорю, только наблюдаю, рекогносцировкой, так сказать, занимаюсь. Но выдавить этого из себя не смог. Да, лучшее из лучшего трудно выбирать. Вдруг крик за стеной. Доктор и девушка вместе к глазку бросились да тут головами и сошлись. Ну, у доктора, понятно, черепушка покрепче будет. Девушка сознание не потеряла — и то хорошо. А за стеной в это время двое мрачных и бессловесных слуг пытались, уже одетую, Василису прямехонько на каталку пристроить. Василиса вяло отбивалась, видно было, что она не в себе. Где уж тут справиться!

— Нельзя туда, там много их! — сказала танцовщица, поняв, что Сатера ищет способ, как попасть в комнату, где была Василиса.

Потом поняла: спорить бесполезно. Нажала на один из камней в стене, пружина сработала, и стена бесшумно поехала вперед. Слуги, что боролись с Василисой, даже и не заметили, что в сцене появились новые участники. Напрасно, надо сказать. Одному это стоило пропущенного удара головой прямо в переносицу. Во- первых, больно, во-вторых, противно, в-третьих, еще и не видишь ничего — слезы из глаз брызжут так, будто в каждом из них по целой очищенной луковице оказалось. Второму тоже не сладко пришлось, хоть он и стал ногами приемы карате показывать да визжать. При очередном таком па Сатера его за пятку поймал, на себя потянул да сам правой ногой в знаменитых ботинках дрыгнул. Целил в то место, где у мужчин брюки застегиваются. Целил и попал. Тут уж соперник доктора завизжал, так завизжал. По-настоящему. Доктор же пойманную ногу выпускать не собирался. Он ее еще раз к себе подтянул и голеностоп на все сто восемьдесят градусов прокрутил. В суставе захрустело, и доктор «скорой помощи», если бы он здесь оказался по вызову, наверняка бы поставил диагноз: «Болевой шок».

Тем временем Василиса в себя пришла и бросилась на путешественника. Поцеловались, обнялись, да так тепло, что жаром этим танцовщицу несчастную обдало.

- Ну, хватит вам тут, не на побережье! Идти надо, бежать!

Рванулись все трое к потайному ходу, но не тут-то было.

- Эх, я же забыла, что он только с той стороны открывается! Подложить надо было что-то под колесики!

Однако поздно сокрушаться. Надо думать, что дальше? делать, как выбираться, как Ивана вызволять…

Конечно, доктор Сатера и на этот раз нашел выход! Через несколько минут двое слуг катили жертву для обряда, накрытую расшитым одеялом. Роль жертвы исполнял один из слуг, которому уже было все равно, куда его везут, а роль слуг исполняли доктор и Василиса. Танцовщица шла впереди, указывая путь.

Еще немного, уже совсем близко! — сказала она после очередного поворота, но тут произошло непредвиденное. Из одной из многочисленных дверей помнился небольшой вооруженный отряд.

- Наконец-то! — сказал предводитель отряда. — Где вы ходите, хозяин ждет! — и встал во главе процессии.

Сатера, Василиса и танцовщица только и успели что переглянуться.

— Ступай, ты здесь больше не нужна, — предводитель сделал властный жест, и девушке ничего не осталось, как повернуть в другую сторону.

В уголках ее юных глаз заблестели слезинки. Девушка не знала, увидит ли когда-нибудь еще знаменитого доктора Сатеру, пусть даже вместе с этой женщиной. Ее плечи до сих пор ощущали тепло его крепких рук. Эти минуты, полные романтики и приключений, так быстро пролетели! Однако даже мы не знаем, что же ждет наших героев впереди, а поэтому последуем за ними!

Процессия остановилась у грузового лифта. Стояли в полной тишине, опустив очи долу. Только иногда Сатера и Василиса переглядывались за спинами воинов. Так же молча вошли в лифт. Нет, это по размерам он выглядел как грузовой, а его внутренняя отделка сгодилась бы и для дома американского миллионера. Дубовая обшивка, перламутровые кнопки, золотые цифры этажей. Предводитель нажал самую нижнюю кнопку, и кабина, слегка подрагивая, пошла вниз.

Сводчатый мрачный зал, куда попали наши герои в сопровождении стражников, напоминал закопченную пещеру. Все пространство освещалось только факелами. Их было много, но недостаточно, чтобы вновь попавший сюда сразу смог рассмотреть все детали. Только через несколько минут Сатера смог понять что к чему. В нише, вырубленной прямо в скале, стоял трон. Да-да, не стул, не кресло, а именно трон. Высокая резная спинка из темного дерева и подлокотники в виде змеиных голов. На нем восседал выпускник Московского университета, факультета естественных наук по фамилии Бессмертнов. Вокруг трона стояли бояре, натурально в высоких меховых шапках и расшитых шубах. Вдоль стен, на расстоянии примерно десяти саженей друг от друга, располагались воины с алебардам и, в галереях — тоже воины, но вооруженные пиками и саблями. Каждый на своем месте, соблюдая какие-то неведомые законы.

Кроме факелов свет, а главное жар, давал огромный костер. Прямо напротив Сатеры располагалось нечто вроде языческого алтаря. Сатера видел такие сооружении в глубинке, там, где все еще живут полудикие племена. Итак, алтарь — гранитный стол, вырубленный из той же скалы, из которой была вырублена и пещера, а над столом завис, растопырив когтистые лапы, тот, кого в сказках обычно называют Змеем Горынычем. Он гоже выглядел вырубленным из куска скалы. Но работа, надо признать, была прекрасной. Каждая чешуйка его грузного тела, каждый коготь его мощных лап был выполнен искуснейшим резчиком. А шея! А Голова, а ноздри, а глаза! Доктор успел подумать, что неплохо было бы увидеть первоисточник, но именно в «тот момент сердце его стукнуло и замерло. Тут же изнутри образовалась какая-то пустота, которая откликнулась привкусом железа во рту. Сатера даже покачнулся, но сердце застучало вновь, а с этими ударами пришла способность соображать. Необходимо было понять, что же случилось? Что заставило сердце доктора биться с перебоями? И он понял — глаза! Глаза Змея Горыныча дрогнули! Дрогнули и открылись. Да-да, это были глаза живого существа. Сомнений быть не могло. Дракон не был вырезан из камня, это была живая тварь. Вернее полуживая.

Загремели барабаны, и порыв непонятно откуда взявшеюся ветра заставил дрогнуть пламя факелов. Завыли неведоме! духовые инструменты. Обряд, участниками которого невольно стали наши герои, начинался. По правую сторону от гранитного стола стояла каталка, покрытая красным покрывалом. Сатера и Василиса вкатили еще одну, покрытую белым покрывалом. Смысл происходящего становился ясен доктору. Каждой голове причиталось содержимое одной каталки, потому что явно оставалось место для третьей каталки. Если только хозяин не посадил одну из голов на диету. Сатера внимательно следил за происходящим, и от его взгляда не скрылось появление плешивого человечка перед князем. Он что-то объяснял князю и беспомощно разводил руками.

Где-то запел хор, стройный и мощный. И песня, вроде, неплохая, только мотивчик неизвестный. Голоса приближались, и вот из одного из проемов показалась процессия. Впереди, уверенно ступая, шел мужчина в черной накидке, на его широких плечах гордо восседала голова ворона, по обе руки еще двое — с головами сокола и орла. Каждый из них нес по огромному сосуду с какими-то отростками. Как подошли поближе, стало ясно, что сосуды эти имели форму сердца. В тот момент, когда процессия поравнялась со столом, хозяин коротко кивнул кому-то невидимому, и тут же быстрые слуги схватили своими железными руками плешивого слугу и, несмотря на то что тот извивался, как сотни змей вместе взятых, вынесли его на середину зала. На секунду разом все стихло, и до Сатеры донесся жалобный стон жертвы. Доктор переглянулся с Василисой. Барабаны ударили вновь, но ритм их сменился, как сменился и мотив песни у хора. Трое птицеголовых отделились от хора и направились к столу. Тут же появилась третья каталка, покрытая зеленой парчой. Ритуал приближался к своему апогею…

Ударные еще раз сменили свой ритм. Теперь литавры имитировали стук сердца, а маленькие барабаны пторили им. Так сосуды вторят ударами пульса звукам кровяного насоса. Все это было похоже на ритм тяжелого вальса, в котором таился, может быть, даже некоторый комизм, если бы не приближающаяся смерть Трех людей. А в том, что это будет человеческое жертвоприношение, доктор Сатера уже давно не сомневался.

Еще трое новых участников ритуала вышли на сцепу. Наверное, это были какие-нибудь местные жрецы, но у Сатеры нашлось для них другое название. За их белые одежды, маски, закрывающие нижнюю часть лица И полосы, и такие же белые бахилы, он окрестил их хирургами». Не очень свежо, конечно, но максимально приближено к реальности. Только вместо ланцетов И скальпелей у них в руках были большие, причудливо выгнутые ножи. Мелодия забралась куда-то в поднебесье. Тут же хирурги подняли вверх ритуальные ножи и положили их у изголовий будущих жертв. Слуги убрали покрывала с голов. Тот, кого привезли Сатера И Василиса, оказался посредине, справа от него лежал соглядатай, слева Иван. Пламя костра заливало лезвия красным цветом. Зрелище лежащего без сознания Ивана и красного лезвия заставили Василису пошатнуться, но она взяла себя в руки. Тут же чей-то голос нашептал на ухо доктору Сатере странные слова:

— Погубишь зло в осиновом костре, усердие приложим полезут из костра гады, полетят галки, сороки да вороны, изловишь, изловчившись, да в костре сожжешь. Хоть один уползет червяк — зло упустишь.

Сатера резко обернулся и, к великому своему удивлению, увидел перед собой прекрасные глазки танцовщицы. Он улыбнулся ей в ответ одними глазами и слегка кивнул в знак понимания и благодарности.

Стихли барабаны…

Эхо подземелья размножило последнюю фразу хора. Замерло все и вся, только костер продолжал трещать, не подчиняясь, а может быть, именно согласно ритуалу. Поднялся князь, хрустнул суставами, сверкнул холодным глазом.

- Отец наш, — сказал князь, и голос его заполнил все пространство пещеры, — снова настал день, когда мы воздаем тебе, возвращаем долги наши и укрепляем силы твои и власть твою… Это не наш Бог сказал, «что с днем приходит и пища…» Не наш, но он был прав. Мы никого не звали, никого не искали, они сами пришли, а значит, закон не нарушен…

После этих слов одна из голов гада двинулась, и ропот благоговения пробежал по рядам присутствующих на ритуале. А хозяин продолжал:

- Сердца твои иссушились за эти тридцать лет и три года, кровь постарела, но я — сын твой — говорю, что сегодня я омоложу твою кровь, я напою твои сердца. И да поможет нам в этом твое начало мужское и твое начало женское!

«А ведь какой тихий был студент, — подумал доктор Сатера, любуясь и дивясь сочным переливам голоса князя, — все ручки «стрелял» у ребят. Все писать нечем было. И я ему пару ручек подарил…»

Но тут вновь ударили барабаны, вновь вступил хор. Мощно, слаженно. Такому на гастроли по всему миру выезжать бы, а не по пещерам в сомнительных мероприятиях участвовать. Вышел первый «хирург», подошел к каталке, покрытой белым покрывалом. Там, видно, Василиса должна бы лежать, отбросил материю.

- Убедись, — опять загремел голос князя, перекрывая барабаны и хор, — что перед тобой чрево будущей матери, чья кровь дает терпение, мудрость и инстинкт жизни!

Надо ли, дорогой читатель, объяснять тебе, что там никакого чрева не было и в помине. Как раз все наоборот! Скандал! Людишки забегали, оружием забряцали, верхнюю часть открыли — там, понятное дело, хамская рожа слуги, с кляпом во рту, посиневшая уже от недостатка кислорода и потуг вытолкнуть этот самый кляп. Сатере показалось, что даже у Змея все шесть глаз выпучились от такого зрелища.

- Второго давай! — крикнул князь.

Вторым оказался наш Ваня. Он, видимо, должен был добавить змеюке молодости, и цвет покрывала об этюм говорил — зеленый. Надежда, значит. Доктор это прекрасно понимал. А Ванюша, кстати, от дурмана почти отошел. Было видно, если бы не ремни, которыми он был пристегнут к носилкам, только бы его все здесь и видели. Увидев Ивана, князь немного поуспокоился, но тут плешивый вдруг сиганул с носилок и бросился бежать, закладывая такие виражи, что странен даже как-то обалдела. Вот тут и началась суета. Князь приказы отдает, руками размахивает. Стражники в разные стороны бегут, слуги суетятся, а Сатера Только этого и дожидался. Изловчившись, он схватил жертвенный тесак и, помахав им для острастки особо ретивых стражников, быстро перерезал ремни.

Никто даже не успел охнуть, как Иван был свободен. У доктора и его друзей было в запасе еще несколько секунд для того, чтобы попытаться скрыться, пользуясь неразберихой, но князь отобрал эти секунды:

- Доктора, — закричал он довольно страшным голосом. — Доктора сюда!

Кто-то из приближенных понял, что хозяин себя плохо чувствует, и вот уже трое слуг волокут насмерть перепуганного местного лекаря, который только и знает, что повторяет:

- Но я же без инструментов, без аптечки! Позвольте! Позвольте!

Перепуганного врача бросили к ногам князя — вот!

- Это что? — теряя остатки терпения, спросил князь.

- Доктор… — сказал приближенный, за что тут же получил оплеуху, свалившую его с ног.

- Идиоты! Сатеру ловите! Ученого!

Ну, тут началось! Легко сказать «ловите!» А как тут поймать, если на первый взгляд все — просто близнецы-братья! У всех парики рыжие, стрижка «под горшок», рубахи длинные, в пол, да еще и при свете костра. Тут и мать родную не признаешь, да еще и бегут все, сломя голову. Одни только «хирурги» выделялись из общей массы, так их никто и не думал ловить. Они седели тихо в сторонке, мол, мы вас не трогаем, вы нас не трожьте!.

Ну а что Сатера?! Он, прямо скажем, разошелся, только успел наказать Ивану, чтобы тот за Василисой присматривал, а сам — в бой. Одного за подол поймал и дернул, другому парик ритуальным ножом снес, а потом прыгнул на каталку и, как на коне, в самую гущу. Прям Чапаев. Одного копьем разит, другого древком копья, а тут, как назло, еще и целый воз дров осиновых завезли, для поддержания пламени. Доктор заглушку вышиб, и бревна все эти на пол. Катятся, с ног всех подряд валят. И напрасно князь уже на визг перешел. Никто понять все равно не смог, кого ломить. А дровишки тем временем вспыхнули, и по всей пещере запылало. Видно, их для жару еще и керосином взбрызнули. Сатера тем временем совсем близко к хозяину подобрался.

Но тут вот что произошло.

Змей этот Горынович распадаться начал! Ну да. Липа его на пол с верхотуры как грохнет. Тут уж полная паника: вопят, бегут, из-под обломков выбриться пытаются, не менее десятерых одной лапкой накрыло.

Вдруг Сатера голос слышит:

- Доктор, здесь я!

Оборачивается:

- Иван, ты Василису где бросил?

— За Василису не волнуйтесь, она не пропадет, — сказал Иван.

— Ну, раз так, — доктор знак Ивану сделал, — помогай!

Ухватились с двух сторон за каталку да погнали ее, сбивая всех на своем пути, прямо к хозяину. Прицелились точно в то место, где спина кончается.

— Тарань! — скомандовал Сатера.

В этот самый момент вторая лапа отвалилась. Ну, точно, гад околел — по частям рассыпаться начал. Пересох. А коготь отвалившийся точнехенько в сосуд в виде сердца угодил. Вдребезги, конечно!

— Идиоты! — только и успел завопить хозяин.

В тот момент каталка подхватила его, как лопатой совковой. И понесла прямо к пылающей пасти костра. Князь и сообразить толком ничего не успел.

Только, когда жаром его обдало, выскочить из «лимузина» своего захотел, да доктор не позволил. Пригвоздил ножом ритуальным брючину к каталке. Костер все ближе, доктор с Иваном остановились, наблюдают… Колеса быстро крутятся, смазанные подшипники, ухоженные. И ухватиться не за что. Так, не притормаживая, в самое пекло.

Уж громыхнуло…

Будто склад с боеприпасами взорвался. От удара такого хвост змеиный обломился, и даже свод пещеры треснул. И в этот момент из костра прямо по сказанному: вороны, галки, змеи, черви да гады всякие полезли. Даже описывать противно. Сатера хоть и ждал подобного, все равно окаменел. Вдруг слышит голос:

- Уползет червяк — зло упустишь… — танцовщица подсказывает.

Ну, вороны, галки да сороки и улететь никуда не смогли, их будто ветром опять в костер затянуло. Крик, гам, писк, а ползучие — так и наровят по щелям.

Сатера на трон княжеский взобрался, и откуда только слова верные нашлись.

- Эй, люди добрые, коли не хотите под гадами ползать по-ихнему, так червяку не дайте даже уползти!

Может, несколько мгновений кто и сомневался, а потом все стали этих ползучих молотить…

Ну, Ваня, нам пора. Они и без нас справятся, — сказал доктор.

И по всему было видно, что так и будет.

- Идти надо…

Василиса и танцовщица их у дверей ждали.

— Этим ходом идите. Выйдите за рекой. Там спокойно будет, — сказала девушка, и слезы набежали на ее красивые глазки.

- А ты с нами не пойдешь?

Она поглядела на Сатеру, потом на Василису и покачала головой:

Нет, мне с вами не по пути. Не судьба, стало быть…

- Спасибо, — это Сатера сказал за всех троих, и они тронулись в путь, не теряя времени. Кто знает, что ждало их там, впереди?

— Доктор! — вдруг услышал он и обернулся. — Вот, вы забыли… — И девушка протянула Сатере его пистолет, так нелепо смотрящийся в ее маленьких руках.

- Я тебя никогда не забуду, — сказал доктор слова Никогда популярного романса. — Никогда…

Иван и Василиса скрылись из виду, Сатера притянул девушку к себе и коротко приник своими губами к ее. Вот так расстаются настоящие мужчины — спокойно, без истерик. И он пошел, не оборачиваясь. Полон собственного достоинства.

Шли лесом. Долго шли. Солнце и перед глазами было, и в затылок светило, а они все шли. И дороги вроде бы, перед ними не было, так, тропинка — не тропинка Может быть, ходил здесь кто-то когда-то, а может быть, и вовсе никто. Дошли так до реки. Тихая речка. Вода прозрачная, видно, как водоросли за течением тянутся, а уплыть не могут. Остановились. Достал Сатера карту, пальцем по ней поводил и сказал:

- Правильно, есть река… А вот моста что-то не вижу.

— А здесь и нету моста, — сказала Василиса.

- Ты откуда знаешь?

- Оттуда, что недалеко тетка наша живет.

— Тетка? Здесь?! Так что, здесь деревня где-то есть?

- Не-а, — Василиса головой покачала. — Одна она в лесу.

Иван тем временем ягод надрал, протянул лист лопуха, а на нем: и черника, и брусника, и смородина, и малина.

Сатера пригоршню взял, улыбнулся Ивану:

- Лихо ты!

- Тут уменья не надо, — сказал Иван, — а вот вы с техникой своей научите меня обращаться? — даром он что ли сумку доктора с аппаратурой все это время тащил. Гляди, и в суматохе не забыл про нее!

- Почему не научить, научу, — сказал доктор.

Он развалился на траве. Над ним березы в небо тянутся, листьями играют.

- Слушайте, семейка, вы за чем со мной пошли? Делать вам больше нечего?

Иван плечами пожал, ягоды уплетает.

- Скучно вам что ли? А дело как? Трактир?

- Ничего, — сказала Василиса, — не пропадет. А вот богатыря такого я вряд ли скоро встречу. Давно я богатырей настоящих не видела, а у нас в семье богатыря с пути верного сманивать — первое дело…

- Сманивать? — переспросил Сатера.

- Ага, — подтвердил Иван. — С толку сбивать… До чего вредные бабы…

- Понятно, — доктор сорвал травинку и сунул ее в рот, — а что, у вас в деревне богатырей разве нет?

- Какие они богатыри, они — разбойники. Такого в дом приведи, мать вместе с ним выгонит, а если с тобой приду, мать слова не скажет…

- Вот как, значит… Значит, ты мне вроде бы предложение делаешь? Женить хочешь?

- Какое там предложение, женю и все, — твердо сказала Василиса. — Только меч отыщем…

Девушка говорила с такой уверенностью, что Сатере не по себе стало, он даже по сторонам оглянулся, будто дорогу искал, куда бежать. Видно было по всему. скорая женитьба в планы старого холостяка и сердцееда не входила. Иван, наблюдая за их разговором, даже хохотнул, за что тут же получил затрещину от сестры.

- Эй, жеребенок, будешь ржать, домой отправлю, — строго сказала она, но парню это явно не понравилось.

— Да? — сказал он, и ослиное упрямство так и засветилось в глазах Ивана. — Ну и как же ты это сделаешь?

- Голубиной почтой, — сказала Василиса.

Доктор закрыл глаза. Хотелось просто так полежать не думая ни о чем.

- Ну ладно, — услышал он голос Василисы, — хватит прохлаждаться, идти надо, а то скоро темно будет. — И она зашагала сквозь лес так, будто дорогу под землей видела.

Сатера с Иваном переглянулись — вот попали!

Наступил вечер. Прохладный ветерок потрошил стройные березки, выдувая из ветвей желтые листья. Вдруг потянуло дымком, и все разом поняли, что проголодались. Ивану захотелось блинов, Василисе селедочки с картошкой, а Сатере чего-нибудь жареного, неe успели сделать еще несколько шагов, и увидели избу. Вот так, ни с того ни с сего посреди леса вдруг выскочила изба. Неказистая, почерневшая от времени, косенькая. Только наличники светлыми квадратами выделяются. Василиса смело к дверям подошла и без стука открыла:

- Эй, живые есть?

Внутри чисто, салфетки белые лежат. Кружевные, не просто так, видно, что хозяйка в доме хорошая. А уж запах… Именно его они еще раньше почувствовали.

- Ну, так что, есть живые? — снова спросила Василиса.

Третьего раза не понадобилось, из горницы к гостям вышла русская красавица, немногим старше Василисы, но ни в фигуре, ни в красоте ей не уступит.

- Васька, ты откуда, да с гостями еще?! — воскликнула хозяйка.

- О, вот она тетка моя, — сказала Василиса. — Это про нее и про всех ее родственниц говорили, что они на метлах летают.

- Да ну, наговорят ерунды всякой! — женщина залилась таким неподдельным смехом, что даже обычно непроницаемый Сатера улыбнулся. — А если даже и прокачусь, так кому какое дело, метла — моя… А в стране у нас свобода. Кто на чем хочет, тот на том и летает…

После этого тетка расцеловала племянницу, потом племянника, потом подступила к доктору Сате- ре. Смотрит, кто таков, понять не может.

- Это, тетя, ученый большой, путешественник известный, — сказала Василиса, — ты его в телевизоре видеть могла.

- Ну да, правда, что ли? А как же он такой большой в такой маленький телевизор помещается? — Никто не понял, шутит она или нет. — А что он здесь делает?

- Он вещь одну ищет… — сказала Василиса.

- Вещь… Хорошо. Сватается? — неожиданно спросила тетка.

- Да нет же, — сказала Василиса. — Вещь ищет…

- А какую такую вещь здесь искать можно? — хитро гиросила тетка.

- Старую… — ответил Сатера.

— Вот удивил! — тетка снова залилась заразительным смехом. — Новую тут и искать нечего. Они все на Виду: вон тебе «видик», вот «телек», вот тебе тостер… Тик какую же, или секрет?

- Да нет, тетя, не секрет, мы к тебе за советом и помощью пришли…

- Ну, давайте, говорите что, а потом будем советовать…

- Меч, — сказал Сатера.

Вот сказал, так сказал. У тетки даже лицо вытянулось, улыбка сползла.

- Меч-кладенец? — она даже переспросила. — Ни больше, ни меньше… Хороша загадка, даже не знаю, что и посоветовать…

Сатера, Василиса и Иван стояли, как завороженные, только доктор все время косился в сторону печки, ИЗ которой шел с ног валящий запах жаркого.

- Вот что, — наконец сказала хозяйка дома, — сначала ужин, а потом все разговоры, а то у нашего богатыря скоро глаза уже в котелке окажутся. Да и не по- русски это, языком болтать на голодный желудок

Никто не возражал. Компания вошла в горницу, а там стол давно накрыт. Доктор посчитал количество тарелок — четыре, и приборов как раз для каждого, посмотрелна хозяйку:

- А вы что, гостей ждали?

- Ждали, ждали, — сказала тетка. — Садитесь, не стесняйтесь…

И тетка метнула на стол грибочки маринованные, помидоры мясистые, баклажаны жареные с чесночком. Ну, и как водится, графин водочки, запотевший. Чокнулись стаканами гранеными, доктор крякнул даже от удовольствия, хороша водочка! За ней грибочки пошли — святое дело, с хлебушком, потом еще по стаканчику хлопнули, сразу раскраснелись все и за еду взялись. Тут уж и зеленушка, и жаркое, которое пахло так, что звери из самых дальних уголков леса сбежались, пошли в дело. Вернее, в тело. Так налегли на угощение, что доктор даже и не заметил, как чугунок от жаркого у него в руках оказался, и он его, родимого, корочкой хлеба до самых краев вычистил. Мыть не надо.

- Не мало было, наелись? — не без ехидства спросила тетка.

Ученый пристыженно кивнул.

Хозяйка самовар на стол поставила. Чашки расписные, чай пахучий, сахар белоснежный, пряники румяные. Э-эх, попотеем, простите за подробности! После того как полсамовара выпили, Василиса тоненьким голоском спрашивает:

- Ну, тетя, рассказывай…

А тетка только улыбается, в глаза гостю заглядывает, чайку подливает, сахарок размешивает.

- Ну, говори, говори, — просит Василиса.

- Да я толком ничего и не знаю, — отвечает тетка.

Блюдце в одной руке, кусочек сахару — в другой, щечки розовые, хоть картину пиши.

- Ну, говори, не будь ведьмой! — уже требует Василиса.

- А мужика на ночь отдашь? — хитро спрашивает тетка и снова смехом заливается.

Сатера тоже порозовел. Улыбается, но по глазам видно — побаивается он этих баб.

- Ладно! — хлопает по столу Василиса. — Утром разговоры разговаривать будем. Утро вечера…

- Это точно, — поддерживает тетку Иван, у него-то глаза уже давно слипаются. И чего за столом сидеть, когда поели, он понять не может.

Стали укладываться. Хозяйка каждому уголок выделила, а доктору свою светелку уступила.

Вот, — она взбила подушку, — спи, доктор. Сил набирайся, а то ты на вид хлипкий больно. Не только меч, перо не поднимешь, — а глаза у самой горят. — Или есть сила еще?

Тетка так прижала доктора к стене, что тот затылком о балку стукнулся. Даже глаза закрыл.

Ну, ладно, ладно… Шучу я! Шучу! — И с хитрой улыбкой она вышла из комнаты.

Доктор перевел дух и сначала присел, а потом повалился, в чем был, на кровать. Сил у него действинo оставалось немного. Из-за стены слышались два женских голоса, лихих и развеселых. Они пели:

Кто же сможет мне помочь?
Муж читает день и ночь.
А мне приходится терпеть -
До зари частушки петь.

" Ну и бабы…" — только и успел подумать Сатера, и Морфей унес его в прекрасную страну снов. И вот что там доктор увидел.

Раскинулась перед ним Русь-матушка, поля колосятся золотом, леса шелестят молодыми побегами, реки воды свои чистые несут к морям. Красота! И стоит посреди всего великолепия доктор Сатера. Вокруг него народ суетится телевизионный. Кто-то грим накладывает, кто-то свет устанавливает, кто-то звук пробует. Чувствуется по всему, сейчас прямой эфир начнется. Вопрос только, что говорить. Волнуется доктор, ищет телесуфлера. Находит, наконец, читает:

- Кто к нам с мечом…

Меч ему в руки дают. Какой-то он ненастоящий. Легкий больно. Доктор приглядывается. Ну точно — фанерный! А вокруг уже массовка сидит, все как один пальцы в рот засунули и свистят. Да нет, свистают даже.

- Халтура!!!

В первом ряду наследники Соловья-разбойника, во втором ряду прочая нечисть с бывшим студентом Бессмертновым.

- Дурит народ доктор! Дурит!

А Сатеру в пот бросило. Это же стыд какой! Срам. На глазах у всей Руси великой в халтуре обвиняют. И никто не поможет, он только по сторонам оглядывается, видит: в кричащей толпе Василиса сидит, плачет от стыда. А тут еще время подгоняет, секунды так и летят. Даже на картине Васнецова три богатыря в стременах привстали, смотрят, что же будет. И вдруг где-то вверху как сверкнет. Сатера зажмурился, но все равно увидел — меч. Фанеру в сторону отбросил, разбежался что было сил и прыгнул. Лечу! Смотрите, лечу! И сам же во сне думает: «Расту, наверное…» Рухнул с кровати, глаза открыл, перед ним тетка Василисы.

- Что, доктор, растете?

- Да вот…

- Вставать пора…

Доктор посмотрел в окно. Рань, даже солнце не игтало, птицы еще спят.

— Птицы-то спят, — сказала тетка. — А тебе, мил человек, пора в дорогу.

«Вот те раз! Мысли что ли читает?» — мелькнуло у доктора.

- Ну, читаю, — спокойно сказала тетка.

Вот это его разбудило окончательно. Доктор поднялся с пола, и они вместе вышли из дома. Тетка кувшин прихватила, полотенце.

- Умываться будем. У нас удобства все в лесу.

Вода студеная, полотенце колючее.

- Слушай, зачем тебе меч этот? Остался бы. Смотри хозяйство какое, руки мужские нужны. Да и я не так уж плоха…

Он улыбнулся, будто не понял, всерьез она или нет. Спросил:

— А Василиса где, Иван?

Тетка покачала головой:

Нет, родной, дальше ты сам идти должен. Так уж повелось. Ну, где ты видел, чтобы на Руси богатыри со свитой ходили? Один так один.

Сатера вернул полотенце:

- Спасибо, хозяйка. За все спасибо. Теперь показывай куда идти?

Да погоди ты, что же, я тебя не евши отпущу? — только взглянула на пенек, он скатертью белой накрылся — Что есть будешь?

Яичницу, — не думая, сказал Сатера, — с лучком…Как у нее сковородка шипящая с яичницей в руках оказалась, доктор не понял. Ну и ладно! Присел у пенька, стал уплетать за обе щеки. А вкусно готовит тетка эта.

- Чайку тебе или кофе на городской манер?

Сатера не успел сказать, что хочет чай, стакан будто вырос перед ним, а рядом медок липовый в ковшике. Ну, вот и поел. Доктор поднялся, руки о штаны вытер, прощаться надо.

- Слушай теперь, — сказала тетка. — Придешь в деревню, там кузнецы одни живут, выбери того, кто брить умеет. У него коня спроси. Будет торговаться, хоть штаны отдай, а коня получи. Без коня и меча не будет. Вот так.

- Все?

- Все. Веришь?

- Веришь не веришь, а другого выхода нет.

- И то правда, — согласилась тетка. — Я и сама не верю, но другого мне тебе сказать нечего. Вот сейчас в голову пришло. Может, и правда.

- И на том спасибо.

Постояли минутки две.

- Ну, пойду я. Далеко, наверное, идти?

- Хорошо, только…

- Что?

- Поцелуй на прощание. Чтобы знать, как это…

Тут доктор ломаться не стал, обнял женщину крепко и поцеловал в губы. Тетка доктора отпускать очень не хотела, но и удержать не могла. Да и как удержишь. Вон, как шагает, стену прошибет.

Доктор шел и думал, что это такое происходит? Или он краше стал с годами, или просто в местах этих мужиков не видели. Уже со второй попрощался так, будто муж и жена были. А тетка все смотрела и смотрела вслед, пока он виден ей был. Доктор это чувствовал. Между лопаток так горело, будто йодом рану прижгли. Однако шел, упрямо не поворачиваясь. И тетка упрямо стояла, потому что хруст веток слышала, и когда стихло все, все равно еще стояла…

Изба ходила ходуном. Дребезжала посуда на полках, звенели стаканы и рюмки в буфете. Василиса кричала и билась о запертую дверь. Да не просто запертую, еще и комодом дубовым придавленную. Она остановилась на некоторое время, подошла к окну. Комнатка находилась под самой крышей, и выбраться и через окно было еще труднее. Тогда Василиса вернулась к двери и с новой силой налегла на нее. С новой — не значит физической! И вот комод, с виду абсолютно неподъемный, сначала вздрогнул, потом сдвинулся с места, потом покатился по коридору, как под откос. Хотя там не было никакого наклона. А потом и вовсе полетел вниз по лестнице и с грохотом достиг первого этажа. Вылетели из своих ячеек ящики, разлетелись в разные стороны простыни, фотографии и прочее обычное содержимое комодов. Дверь открылась, взбешенная пленница вышла из комнаты. Внизy, посреди всего этого хаоса стояла ее родная тетка. Брови на переносице сошлись, руки в бедра упираются, вид грозный.

— Ну, чего бьешься? — спрашивает.

- Где он?

— Кто?

— Тетя, не играй со мной…

Та видно, и сама поняла, что здесь не шутки шутят. Достаточно было на комод посмотреть.

- Ушел приятель твой, — мягко сказала тетка.

Василиса побежала вниз, чуть родственницу свою с ног не сшибла, и прямым ходом к дверям. Только двери аккурат перед ее носом захлопнулись. Василиса, не поворачиваясь, сквозь зубы процедила:

- Тетя, не надо…

- Вот и я говорю, не надо! Сиди себе дома, варенье ешь из малины, сестра спросит, что делала, я скажу, по хозяйству помогала. Не дело это — за мужиками бегать!

- Я помочь ему хочу!

- А вот мы сядем за стол, картишки бросим и посмотрим, чем ему помочь можно… Поворожим…

Однако Василиса не хотела слушаться старших, она упрямо пыталась открыть дверь. Но тут мебель ожила. Стул подъехал к ней сзади, прямо под коленки, примерился и ударил. Вот Василиса уже и сидит. Тут же кожаный ремень из кучи тряпья выполз змеей, обвился вокруг тела ее и рук. Затянулся потуже и на самую последнюю дырочку застегнулся. И вроде никто ничего для этого не делал, тетка только глазами водила.

- Так вот ты как?! — задыхаясь от гнева и бессилия, прошептала Василиса.

- Но ты же по-хорошему не понимаешь…

- Почему не понимаю? — сказала Василиса и затихла.

И вдруг сметана из стоящей на подоконнике крынки выплеснулась, кометою промчалась через комнату и прямо тетке в лицо! Шлепок получился что надо.

- Ах ты негодница! — зашипела тетка, убирая сметану с глаз. — Быстро глупостям всяким обучилась!

- Дурное дело не хитрое…

Тут же над головой у тетки просвистело блюдце и шлепнулось о стену, разлетевшись на сотни мелких осколков. Хорошо, та пригнуться успела.

— На старших руку поднимать?!

- Тоже мне старшая, всего на пять годков…

- Не на пять, а на восемь!

- Да? А вчера доктору за столом говорила, что на пять…

Теперь уже пирожок румяный да пахучий пролетел совсем рядом с теткиным ухом.

Не безобразничай, накажу! — это грозно прозвучало, но племянница и не думала слушаться.

Крынка, та самая, где сметана была, поднялась и тяжелым бомбардировщиком поплыла в сторону враждебного объекта. Но медленно поплыла, тетка ее заметила и объявила воздушную тревогу. Крынка остановилась прямо посреди комнаты и повисла там, будто И не крынка вовсе, а воздушный шарик. Родственницы напряглись. Чувствовалось, что Василиса из последних сил старается, а тетка только губы покрепче свела.

— Это кто же тебя учил так со старшими разговаривать? — процедила она, а крынка все ближе и ближе к Василисе подбирается.

Но, видимо, силы Василису совсем покинули. Она уже и ответить ничего не может и сопротивляется еле-еле. Крынка почти к самому лицу подобралась. Покрутилась перед носом пленницы, и разлетелась с глухим треском на мелкие черепки, залепив лицо Василисы остатками сметаны. Бой закончился.

— Вот так-то, — сказала победительница, — придешь в себя, уберешь тут, — и вышла вон.

Василиса глазами Ивана искала, только не видно брата.

Тем временем, пока дамы развлекались в избе, доктор Сатера шел к заветной цели. Долго ли, коротко ли шел Сатера, только в один прекрасный миг увидел он деревню. Прекрасный, потому что уже верить перестал, что увидит нечто подобное. Он стоял на вершине холма. Избы вдоль дороги ровно выстроились, над трубами дымок клубится, огороды опрятные, в них картошка уже давно отцвела, капуста округлилась, яблони полные яблок стоят, а над всем этим то петух крикнет, то собаки откликнутся. И только звон кузнечных молотов не прекращается. Та это деревня, о которой тетка говорила, или нет, но кузнецы тут явно жили. Доктор хотел сразу туда припустить, но решил не торопиться, обдумать все. Присел у дерева в высокой траве.

А в избе у тетушки окончательно все успокоилось. Тикали ходики на стене, а солнечные лучи проникали в самые дальние углы комнат. Василиса так и сидела на стуле, накрепко привязанная ремнем, а Иван томился в чулане, где его заботливая родственница заперла. Пора бы и на волю выбираться. Только это решить легко, а как сделать? Дверь, как все в этом доме, добротная, засов на ней знатный. Окошко маленькое в самом верху, не доберешься. А доберешься, не выберешься. Спасибо, что хоть свет оттуда падает. Кроме Ивана в чулане еще веник, совок пластмассовый да ведро такое же, даже не встать на него. Где-то внизу хлопнула дверь. Иван несколько секунд сомневался, а потом все-таки решил на ведро встать. Очень хотелось посмотреть, что там за окном.

Перевернул ведро дном вверх, наловчился и встал на самый краешек. Руками за подоконник уцепился и подтянулся. Висел, сколько сил хватило. Но этого достаточно оказалось, увидел, как тетка с корзиной в лес ушла.

— Иван! Ваня! — донесся до него голос Василисы.

В этот момент запас прочности у ведра закончился, и Ваня оказался на полу, а вокруг зеленые куски пластмассы — все, что от ведра осталось.

— Здесь я! Здесь! — закричал Иван. — Где?

- Да в чулане, сижу, как Буратино.

Василиса верхом на стуле к лестнице прискакала. Вон дверь в чулан, в конце лестницы. Но на стуле туда не допрыгаешь.

— Ваня, ты там что ли?

- Да здесь, здесь, открывай!

Легко сказать, а как? Пришлось Василисе вновь к силе не физической прибегнуть. Сосредоточилась, брони на переносице свела. Благо засов хорошо смазан был.

— Пошел, пошел, голубчик, — прошептала Василиса.

Массивный засов нехотя пополз. Сначала рывками, а потом заскользил плавно. Еще мгновение — и дверь открылась, а Василиса голову на грудь уронила. Совсем сил не осталось. Иван сбежал по лестнице и бросился помогать сестре. Да, силушка у тетки есть, на руках у племянницы две полосы от ремня остались, но переживать по этому поводу некогда.

- Бежим! — сказала Василиса.

- Куда бежим? А поесть?

Вот мужчины, только из заточения вызволили, он сразу о еде!

- Потом поедим! — сказала Василиса. — Хоть и без сил, а скорее из избы бежать.

Не дай Бог, чтобы на нее никакой шальной ремень или шарф не набросился. Кто знает, что тетя еще придумала.

Вот они на воле, но идти куда? Даже камня нет, где, как в телеигре, три варианта ответа. Самой все решать надо, у брата только еда на уме Василиса глаза закрыла, сосредоточилась. Может, как птица решила взлететь, а может, к сердцу прислушалась, что подскажет. Постояла так немного, потом повернулась резко и зашагала в сторону совершенно противоположную той, куда доктор Сатера направился. Вот такие дела…

Тем временем доктор Сатера в деревню спустился. Это даже не деревня, а городок небольшой вроде. Тут тебе и магазины, и кинотеатр, и улицы в асфальт закатаны. Идет мимо дворов, оглядывает все, не оглядывается. А с другой стороны все равно деревня деревней! У дорожной обочины козы ходят, траву щиплют. У калиток бабки сидят, семечки лузгают, разговоры разговаривают.

- А вот помню, было в тринадцатом году, снег выпал еще до Спаса яблочного.

- Ну да? Это как же ты помнишь?

- Вот те и ну да. Просыпаемся, а все вокруг белым- бело…

Доктор остановился, шляпу долой, чуть не в пояс кланяется:

- Здрасте, мамаши… Побольше вам хлеба да каши!

- Спасибо тебе…

Доктор сначала издалека взял, мол, как живете, как урожай, как зимовать будете. Терпеливо ответы на все вопросы выслушал и даже паузу сделал перед тем как о главном спросить.

- А скажите, это правда, что у вас в деревне все кузнецы?

- А кто знает, может, и правда… Куют чего-то…

И на том спасибо, хотя, по чести сказать, ответ мутный какой-то. Ученый опять чуть не в пояс поклонился, потом шляпу на голову — и шагать. Туда, по дороге, где площадь и где памятник стоит не пойми кому. Дошел. Правда — площадь. Оазис цивилизации и культуры. Телефон, телеграф, автостанция, сельсовет и… Правильно, парикмахерская. У дверей мужик сидит в кресле-качалке. Крупный, упитанный. Кулаки что те кувалды. На нем передник кожаный, джинсы и нарукавники. Вот и пойми кто: может, кузнец, может, парикмахер. А может быть, и бухгалтер. Тут же витрина маленькая. В ней фотографии. В бухгалтерии такого не бывает. Молодые люди в полупрофиль, так, чтобы линия стрижки была вид- ма, девушки коротко стриженные, почти под ноль, и С длинными волосами, когда-то это называлось «под Колдунью». Да и сама основоположница этого стиля — Марина Влади в роли Колдуньи присутствовала в этой витрине. Впрочем, компанию ей составляла еще одна звезда кино — Кларк Гейбл в роли капитана Батлера. Под его фотографией была надпись, снимающая все вопросы о том, куда попал доктор Сатера. Она гласила:

«Ты сядешь в наше кресло обычным человеком, а встанешь звездой кино»

Ниже было дописано красным фломастером и от руки:

"Цены договорные".

Июльский зной плавил камни мостовой, зудели огромные мухи, поэтому прохладный зал парикмахерской выглядел столь привлекательным. К тому же доктор Сатера не брился уже дня три. Он засунул голову внутрь — никого, огляделся по сторонам — вообще никого, кроме этого бугая в нарукавниках. Видимо, обитатели этого населенного пункта либо не спешили становиться звездами кино, либо давно ими стали.

- Э… Простите, — доктор обратился к кузнецу в нарукавниках. Ответа не последовало, тот был увлечен чтением газеты.

Сатера вежливо откашлялся:

- Простите, вы не могли бы сказать…

- Видал, что происходит! — вдруг воскликнул бухгалтер в кожаном фартуке.

- Что? — откликнулся доктор с преувеличенным интересом.

- Да уж, случилось! Случилось! — громила потряс газетой в воздухе. — Человека в космос запустили!

- Какого человека?!

- Космонавта первого!

- Космонавта? — доктор даже слегка опешил. — Но об этом писали газеты тридцать пять лет назад!

- Вот как! Но я тогда еще читать не умел! — радостно воскликнул громила. — Вот это новость! Обязательно расскажу матери.

- Простите, — начал ученый после небольшой паузы. — А бритвы у вас такие же свежие, как новости?

- Бритвы у нас подходящие, шею быку с одного взмаха перерезают… Вы что, побриться желаете?

Доктор неуверенно кивнул. Такая у него была судьба — рисковать.

Поначалу ничего страшного не происходило. Доктора усадили в кресло, очень похожее на настоящее, обернули простыней, как и положено в таких случаях, сунули за воротник салфетку и задрали вверх подбородок. Более того, громила даже надел на себя халат, который, судя по всему, совсем еще недавно был белым. Дальше — тоже все, как обычно: помазок утонул в пене, потом эта пена оказалась на щеках и подбородке доктора, а цирюльник взял опасную бритву и начал точить ее о ремень.

- Простите, а вы случайно не кузнец? — задал совершенно идиотский вопрос доктор Сатера.

- Могу и кузнецом… — ответ был вполне адекватным.

— А коня можете подковать?

- Могу и коня…

Цирюльник ухватил доктора за нос и замер в нерешительности. Казалось, он думал, откуда начать процесс. Доктор воспользовался паузой и задал еще один вопрос:

- А коня у вас, случайно, нет на продажу?

— Коня? тут рука с бритвой зависла над шеей Доктора. — А на кой вам конь? — и рука с бритвой двинулась к шее Сатеры.

Со стороны все это выглядело довольно страшно, но цирюльник оказался мастером своего дела. Бритва скользила плавно и бесшумно, движения парикмахера были выверены и точны. Доктор чувствовал, как кожа, освободившаяся от трехдневной щетины, начинала дышать. Он даже пожалел, что в последние годы бритье в парикмахерских оказалось под запретом. Что поделаешь, СПИД. Но в такой глуши он был не страшен. Сюда-то и газеты добираются с тридцатилетним опозданием. Экологический заповедник.

Когда с шеей было покончено и доктор занял нормальное положение в кресле, он задал свой очередной вопрос:

- А скажи-ка, приятель, не слышал ли ты чего-нибудь о мече-кладенце?

В это самое мгновение рука цирюльника дрогнула, и капля крови загорелась рубином на снегу мыльной пены. Но ни один мускул не дрогнул на лице мужественного доктора, но вот тело его покрылось испариной. Еще бы! Одно неверное движение верзилы — и доктора уже никогда не будет волновать проблема перхоти в его волосах. Бритва в таких руках пострашнее гильотины, которая, как известно, лучшее средство от этой напасти.

Пауза затягивалась, первым не выдержал цирюльник.

- Слышал, — наконец выдавил он из себя, — в сказках читал.

- А вот я слышал, что меч этот не только в сказках бывает. Говорят, что его в этих краях видели.

Верзила вновь принялся за дело и довольно лихо очистил правую часть лица доктора от пены.

- Да мало ли чего видели в наших краях! Тарелки вон каждую ночь летают! Теперь эти гуманоиды бродят, так что, верить всему?

- А доллары видели в этих краях? — спросил Сатера.

- Доллары…

- Именно, — доктор извлек из кармана рубахи Пятидесятидолларовую купюру.

- Все, — сказал верзила, но голос его предательски треснул.

Ему даже пришлось закашляться, чтобы скрыть волнение.

- Вообще-то, — голос верзилы окреп, — бабки говорили, что «есть конь, который под землю скачет, и зверь, который меч прячет». Пели так, я еще мальцом был…

- Чудно пели… — Сатера положил полсотни на стол цирюльника, где помазок продолжал принимать пенную ванну.

Там же, видимо ожидая своей очереди, толпились бутылки дешевого одеколона «Кармен» и «Шипр», дремала вечная спутница парикмахерских — банка с надписью «Карболка», а кроме того, рассыпались радости пижонов пятидесятых годов двадцатого столетия: баночки с бриаллином, металлические щипцы для Перманентной завивки, сеточки для волос и прочая парикмахерская мелочь. Верзила лихо выдвинул ящик и смахнул туда зеленую бумажку с видом на Капитолий. Попытался так же лихо его закрыть, но ящик перекосило, и цирюльник толкал его, помогая себе и животом, и ногами, пока, наконец, не вдавил его на место.

— А скажи, пожалуйста, — доктор вновь сунул руку к карман и извлек оттуда двадцатку, — где же найти этого коня, который под землей скачет?

Цирюльник отложил бритву и пошел к входной двери. Выглянув наружу и убедившись, что там никого нет, он плотно затворил дверь и вернулся к клиенту. Взял бритву и наклонился к самому уху доктора.

- Я, конечно, могу ошибаться, но говорят… — он еще раз огляделся по сторонам. — Говорят, конек этот обитает где-то в заброшенной шахте.

Доктор положил бумажку на стол и разгладил ее, но из рук не выпустил.

— Где шахта? — спросил догадливый мастер на все руки.

Доктор ободряюще кивнул.

- Здесь я совсем не уверен. Я могу только предполагать… Доктор оставил двадцатку на столе и вынул из кармана еще одну купюру, на сей раз — десятку.

- У нас здесь есть заброшенные рудники. Там серебро добывали, — он кивнул куда-то в сторону окна, — а других шахт здесь нет.

Цирюльник дышал так тяжело, будто только что закончил бег на марафонскую дистанцию.

- Ну и прекрасно! — доктор носком ботинка выдвинул ящик, смахнул туда деньги и, теперь уже каблуком, задвинул ящик на место.

Показал на недобритую щеку.

Однако добриться в этой парикмахерской было не так просто. Неожиданно объявились еще претенденты убрать щетину с лица доктора Сатеры. Второй парикмахер, как оказалось, сидел за шкафом, накрывшись белым халатом, из-за которого его и не было видно.

- Одну секундочку! — произнес он со своего места и, взявшись за халат, стал подниматься со стула.

Ветхий халат тут же затрещал. Звук рвущегося материала подчеркнул угрозу, звучавшую в голосе. Еще секунда — и на сцену вышел он сам. Надо сказать, что этому малому больше подошла бы роль охранника, вышибалы в ночном клубе, претендента на звание чемпиона мира по боксу, наконец, но никак не работника сферы бытового обслуживания. И тем не менее он сказал:

- Ну-ка, приятель, дай-ка мне бритву, я его добрею!

Джинсы, клетчатая байковая рубаха, кожаная жилетка и мятая шляпа. Ну, ковбой тебе и все, только кольта на бедре не хватало, а туда же, в парикмахеры рвется! Он двинулся к креслу.

- Это большая честь побрить такого знаменитого путешественника и ученого. Я ваши передачи всегда смотрю! Вы же — доктор Сатера, если не ошибаюсь?

Не ошибаетесь…

Как это ни смешно, но рядом с этим ковбоем тот здоровяк в фартуке и нарукавниках выглядел самым обыкновенным парикмахером.

- Ты можешь идти, я разберусь, каким одеколоном его освежить…

Цирюльник двинулся, было, к ящику, где лежали честно им заработанные деньги, но верзила подарил ему такой взгляд, что он счел за благо скрыться с глаз долой. И черт с ними, с этими восьмидесятыо долларами! Все равно их ни в каком магазине не примут, а что такое обменный пункт валюты, в этом городке, судя по всему, еще не скоро узнают.

Громила приближался, Сатера вжимался в кресло. У него сомнений не оставалось: эта встреча не закончится дружескими рукопожатиями. Надо было на что- то решаться. Позиция доктора не выглядела выигрышной: кресло с подлокотниками, простыня вокруг шеи и в довершение всего одна щека в мыле. Тогда доктор решил действовать первым. Чтобы отвлечь внимание верзилы, он запустил в него одним из пузырьков с одеколоном и быстро вскочил на ноги, сорвав на ходу простыню. Но верзила довольно легко справился с этим порывом Сатеры. Он увернулся от бутылочки и точным движением руки отправил ученого обратно в кресло.

- Вы же не добрились, доктор! У вас вся щека белая!

Он еще издевался! Второй удар был настолько силен, что доктор вогнал сиденье почти до упора вниз. Вместо обстановки убогой парикмахерской перед глазами доктора теперь было сплошное мутное пятно. В следующий момент какая-то неведомая сила повлекла за собой неутомимого путешественника, и через секунду стол с пудрой и карболкой оказался у него прямо под подбородком.

- Надо добриться, доктор, надо! Это же никуда не годится. Такой известный человек… — верзила вновь набросил простыню на Сатеру. — Как правы древние, как правы! «Познания приумножают скорбь». Воистину так! Вы знаете, что меч действительно существует, вы даже знаете дорогу к нему, но, увы! Эти знания принесут вам только печаль.

Ну не обидно ли — оно еще иронизировало! Это… Это чудовище Франкенштейна! Причем самое обидное, что делало это неплохо!

В тот момент, когда ковбой взял бритву, кто-то интеллигентно постучал в дверь.

- Закрыто! — рявкнул верзила и тут же вернулся к доктору. — Итак, на чем я остановился? Ах да, скорбь и печаль! Поймите, доктор, и поверьте мне. Вы никогда, я подчеркиваю, никогда не увидите меч. В противном случае я бы даже сказал, в очень противном, если вы будете настаивать, то просто-напросто я вас убью. Вы только представьте, что произойдет… Наука потеряет ученого, телезрители — любимого ведущего, а вы потеряете жизнь. Как перспективы?

- Да вы просто философ, — вежливо сказал доктор.

Сознание вернулось к нему, но необходимо было время, чтобы окончательно прийти в себя. В этот момент в дверь опять постучали, на этот раз более настойчиво. Ковбой решительно направился к двери. За ней стоял маленький старичок, обросший бородой и волосами, как Робинзон Крузо.

— Закрыто, старик, — рыкнул верзила, — у нас обед: Сейчас тушу будем разделывать, — и он захохотал, довольный своей шуткой.

Этого оказалось достаточно для доктора. Одной рукой он схватил чашку с помазком и пеной, второй — рычаг, поднимающий кресло. Ковбой закрыл дверь и направился к Сатере. Вторая попытка доктора оказалась более удачной. Он плеснул в лицо противника мыльную пену, чем ослепил его на несколько мгновений. Вторым движением доктор дернул за рычаг. Спинка, кресла упала назад, подбросив ноги доктора вверх, и он носком ботинка попал ковбою в челюсть. Удар оказался нешуточным, бритва выпала из рук бандита-философа, а вслед за оружием он потерял и сознание. Теперь надо было бежать отсюда, пока этот битюг не пришел в себя.

Забыв про остатки пены на своем лице, Сатера бросился к двери. Робинзон, следивший за происходящим сквозь щель в двери, отпрянул назад. Но доктору, видимо, было не суждено выйти из парикмахерской как простому смертному, потому что в эту самую секунду на площадь въехал уже хорошо ему знакомый по Соловьевке джип «Паджеро». Сидящие в машине были вооружены до зубов. Сатера успел заметить это сквозь открытые стекла машины. Надо было искать другие пути к отступлению. Например, шкаф, из-за которого появился лежащий теперь на полу полумертвый ковбой.

За шкафом кроме стула была занавеска. Сатера отдернул ее, и нос к носу столкнулся точно с таким же ковбоем. Только этот был вполне живым. Верзила номер два дебильно улыбался доктору. Особенно размышлять времени не было, доктор качнул корпус влево, потом вправо — никакой реакции, все та же дебильная улыбка, плюс пистолет ТТ в правой руке. Доктор опустил руки и пошел на середину комнаты. Ковбой «номер два» отправился за ним. Сатера явственно ощущал совсем близко, у себя на затылке, его нечистое дыхание. Он замедлил шаги, смиренно опустил голову, но лишь для того, чтобы через секунду ее резко поднять и врезать затылком «сопровождающее его лицо» в челюсть. Как выяснилось через мгновение, голова у «номера второго» не была самым сильным местом. Многопудовым мешком он рухнул на пол, создавая уже некую композицию из тел, одетых в американские национальные костюмы. Путь был свободен!

Сатера миновал коридор, потом маленькую комнату, еще один коридор и еще одну комнату, но побольше. В комнате на полу стояли бутылок тридцать из-под пива, и запах был соответствующий. Однако времени обращать на это внимание не было. Перед ним была дверь, а за ней слышались тяжелые шаги и приглушенные голоса. Один из них приказывал:

— Встань слева, а ты открывай!

Похоже на то, что в лабиринте, где блуждал доктор, были только тупики. Срочно надо было что-то делать. И самое лучшее, что приходило в голову, — надеть шапку-невидимку, если бы она сейчас была у доктора. Но ее поиски только значились в планах путешественника.

- Открывай! — скомандовал кто-то за дверью.

Добрый молодец в пятнистой форме саданул каблуком чуть повыше ручки. Дверь влетела внутрь, как кусок картона. Еще двое молодцев ворвались в комнату с улицы, двое из коридора и того — четверо, питым, по их расчетам, должен был стать доктор Сатера. Должен, но не стал. Комната была пуста. Пятим стал Брательник, когда вошел. Тот самый, что получил дубинку на конкурсе свистунов. Собственно, это именно он командовал здесь.

- Ну и что вы хлопаете глазами?! Хотите сказать, что доктор шапку-невидимку надел? Или сквозь землю провалился?!

В этот момент что-то грюкнуло в старом двустворчатом шкафу, что стоял у стены. «Болты» направили стволы на звук.

- Ну ладно, — сказал Брательник, — выходи! Только очень медленно, очень-очень…

Створки шкафа открылись и из него, белый, как Полотно, вышел цирюльник.

— А ты кто такой?

Живу я здесь, — абсолютно серьезно сказал цирюльник и тут же получил удар прикладом в живот.

— Бросьте, это не тот, — сказал Брательник. — Ищите доктора! Мне Сатера нужен!

Ноги в тяжелых ботинках застучали над головой ученого. Пыль сыпалась сквозь щели в полу, под которым и спрятался доктор Сатера. Для него было главным, чтобы не нашли люк, ведущий в погреб, потому что из всех тупиков, в которых он сегодня побывал, этот был наиболее тупым. Во всяком случае, на первый взгляд. Этот погреб ему больше напоминал захлопнувшуюся мышеловку, чем ворота к спасению. Наконец голоса и шаги стихли, доктор решил осмотреться. Странное дело, но в погребе не было ни банок с соленьями, ни бочки с капустой, ни мешков с картошкой. Стояли какие-то ящики, старые стулья и манекен с протянутыми руками. Вот именно он и рухнул, когда доктор сделал неловкое движение. Потом посыпались корзины, бутылки и какой-то хлам. Над головой застучали каблуки, видно услышали шум. Что делать? Хоть лопату бери, и копай подземный ход. Но лопаты не потребовалось. Произошло очередное чудо — прямо перед доктором открылся подземный ход. Он был там, в глубине, заваленный всем этим хламом. Хлам рухнул, ход открылся, доктор Сатера прекрасно видел его в пыльном полумраке погреба. Вот это случай, вот это удача, черт побери! Теперь — ноги, ноги и еще раз ноги!

В сельском клубе на маленькой сцене шла репетиция. Ставили что-то жуткое, что-то кровавое, отвечающее запросам современной публики. На сцене был мрачный будуар, где даже простыни — темно-серого цвета. Почти черные. Горели факелы. Все было готово к появлению призраков. Молодая артистка в платье с огромным декольте сидела на постели. Артист, очевидно играющий Дракулу, возился со вставными клыками вампира.

— Ну что там у вас?! — нервничал молодой режиссер. — Мы выбиваемся из графика!

- Но мне зубы жмут!

- Вот-вот, вот! — распалял себя режиссер. — Вы все думаете о пустяках, штучках, приспособлениях и совсем не думаете о внутреннем содержании! Что такое вампиризм? Почему вам необходима кровь молодой и прекрасной девушки?! Почему?

- Наверное, пить хочет, — сострил кто-то из темноты, и там же шутку оценили. Раздался смех.

— Всех вон из зала! Всех! — закричал режиссер с неподдельной страстью. — Как вы можете настолько легкомысленно относиться ко всему этому?! Мы живем на заповедной земле, где каждая вторая женщина умеет ворожить! Тут каждая вторая — родственница Бабе Яге. Вы вспомните, что говорил Станиславский!

- По поводу Бабы Яги? — опять кто-то сострил из шемноты.

- Нет, по поводу сверхзадачи! Итак, все сначала! Повторяю! Сначала предвестники… — голос режиссера задрожал. — Предвестники, неясные шорохи, шумы… Радисты! Где шорохи, где шумы? Где радисты? Хоть что-нибудь есть в этом театре?

- Вы же выгнали всех, — сказала актриса.

- Выгнал? Значит, когда я прошу прийти — надо повторить двадцать раз, а стоит сказать уходите… Ну и прекрасно! Разберемся без них! Так, свет убираем совсем…

Свет погас.

— Хорошо, теперь предвестники! Шорохи, неяснее звуки…

Шорохи и неясные звуки действительно появились где-то в глубине сцены.

— Можно чуть громче!

Звуки усилились, но неслись они совсем не из динамиков.

— А вы говорите, все ушли! Продолжаем репетицию! Так… Она встала и пошла к стене. Пошла, шурша платьем… — Актриса выполнила команду. — Остановилась и прислушалась…

Доносящиеся откуда-то звуки становились громче.

— Громче не надо! — крикнул режиссер. — Реплику!

- Это вы, граф? — срывающимся голосом пролепетала актриса.

Ответа не последовало. Актриса сделала еще несколько шагов в глубину сцены и скрылась в темноте.

- Ну, — теряя остатки терпения, крикнул режиссер.

В ответ раздался прямо-таки поросячий визг. Вслед за этим из темноты, теряя на ходу туфли, выбежала актриса. Закачались стены будуара, затрещали и рухнули на сцену. Дракула от ужаса окаменел, у него выпали зубы вампира. Очевидно, оказались молочными. Не переставая визжать, актриса металась по сцене. Сделав неловкое движение, она зацепилась за полог кровати. Видимо, конструкция была такова, что покрывало и балдахин были сделаны из одного куска материи. Именно поэтому балдахин закачался и с треском тоже рухнул на пол. Еще несколько секунд — и от комнаты, и от всего замка не осталось и следа, а посреди всего этого безобразия стоял доктор Сатера. Он поздоровался со всеми, а потом с виноватым видом произнес:

— Прошу великодушно извинить, я, кажется, вам немного помешал! Всегда мечтал о сцене! — грустно улыбнувшись, он спрыгнул вниз и припустил через зал.

В коридоре курили те, кого режиссер выгнал из зала.

— Товарищ, у вас вся щека белая! — сказал один из них, а остальные дружно загоготали.

Сатера пропустил реплику мимо ушей. Наверное, в другой ситуации он не упустил бы шанса поболтать с остряками, но сейчас ему было не до дискуссий. Доктор подошел к двери и выглянул из фойе местного очага культуры на улицу. Все было спокойно. Он даже позволил себе облегченно вздохнуть, и только после этого взялся за ручку двери, но в этот момент чья-то рука легла ему на плечо. До этой секунды он ни разу не пытался пустить в ход свой «магнум», рукоять которого торчала из-за пояса, но, видимо, час настал. Доктор сделал полушага вперед и, присев, одновременно выхватил из- за пояса пистолет и развернулся на сто восемьдесят градусов. Какое счастье, что он не нажал на курок! Перед ним стоял тот самый Робинзон Крузо, который рвался в парикмахерскую, когда там были заняты доктором.

— Простите, я вижу, вы где-то брились… А я не могу привести в порядок свою голову! Странное место, на каждом шагу парикмахерская, и ни одна не работает.

Глаза Сатеры сузились, что-то очень знакомое было в речи этого заросшего сверх всякой меры человека.

— Профессор?!

— Простите, что-то я… — теперь прищурился профессор. Он извлек из кармана очки в тонкой оправе и приложил их, не надевая, к глазам. — Постойте, постойте, ну как же, как же… Это вы?!

— Ваш бывший студент!

То, что услышал доктор Сатера от профессора, совершенно не удивило его. Напротив, только подтвердило то, что он на правильном пути. Конечно, если все сложится хорошо, придется делить лавры победителя с местным Робинзоном Крузо, но с другой стороны, это был его учитель. Доктор Сатера был совершенно не против, чтобы немного славы досталось его учителю.

- Знаете, профессор, у меня есть много вопросов, но задам я их вам совсем в другом месте. Сейчас, если мне не изменяет интуиция, нас ждет забег на длинную дистанцию. Возможно, даже на очень длинную, — сказал доктор Сатера, увидевший выбежавших в фойе преследователей.

- Вы полагаете, что нам придется бежать?

Да, профессор, и очень быстро! Так, как вы можете.

Больше времени для объяснений не оставалось. Сатера схватил профессора за руку и потащил его за собой прочь из здания клуба.

- Так мы что, смываемся? Ну так и скажите, — и профессор довольно резво припустил по улице.

Видимо, в процессе поиска реликвии жизнь научила его быстро бегать.

Они пересекли площадь, свернули в какой-то двор, оказавшийся, на их счастье, проходным, затем побежали по совеем узкому проулку, и в конце его уперлись в забор. Здесь они немного задержались, во- первых, потому что профессор зацепился за гвоздь во время форсирования препятствия, во-вторых, потому что внизу их ждала собака. Восточно-европейская овчарка выскочила из укрытия и с громким лаем бросилась на нежданных гостей. Однако доктор Сатера не растерялся и угостил собаку куском колбасы, прихваченным со стола, накрытого скатертью-самобранкой. Потом он снял профессора с гвоздя, и они продолжили свой бег. Собаке так понравились эти двое мужчин, что она бежала несколько кварталов следом, весело лая и виляя хвостом. Пришлось достать еще кусок колбасы и швырнуть его подальше, чтобы четвероногий друг не создавал такого шума во время погони и не путался под ногами.

Наконец Сатера и профессор нашли убежище. Они забрались в одну из труб будущего коллектора, которые во множестве валялись на пустыре между домами. Из трубы было очень хорошо видно, что происходит вокруг. Прекрасная позиция для скрытого наблюдения. Коллеги-беглецы некоторое время просто тяжело дышали, приходя в себя после погони. Вокруг все было спокойно, где-то далеко рычали двигатели японских вездеходов. Очевидно, со стороны преследователей погоня еще продолжалась.

Стемнело. Тишина накрыла городок. Уютно загорелись окошки в низких домах. В ночном небе проявились звезды и луна. Профессор и его бывший студент крались по опустевшим улицам, пока не влезли в какой-то сарай. Сатера отколол он доски лучину, прикрепил ее к столбу и зажег спичкой. Вид у искателей приключений был потрепанный, но спать никто не собирался. Доктор точил внушительный армейский нож. Профессор разглядывал себя в осколке зеркала.

- Это надо же довести себя до такого состояния!

— Ничего, ничего, сейчас мы все поправим, — утешал его бывший ученик — Конечно, я не могу вам обещать, что после моего вторжения в вашу шевелюру

вы займете призовое место в конкурсе модельных стрижек, но то, что вы будете выглядеть привлекательнее, я вам гарантирую! — Сатера вырвал волосок у себя из головы, подбросил его и рассек лезвием ножа. — Ну, с чего начнем?

Профессор пожал плечами.

- Относитесь к этому как к научному эксперименту, профессор! Ведь именно так выглядел процесс стрижки в этих местах каких-нибудь лет пятьсот назад! — после этих слов доктор Сатера ухватил клок волос с седой гривы мэтра и срезал его.

Спустя некоторое время в зеркале отражался уже совершенно другой человек. Усы, старорежимная бородка клинышком а ля Чичерин, грива светского льва, а не стареющего хиппи.

- Конечно, кое-где у нас получилась «лесенка», но жить можно! — оценил свою работу Сатера. — Вам что, не нравится, профессор?

Однако профессор был увлечен совершенно другим, он уже совершенно не думал о своей шевелюре:

- Вы только поймите, я двадцать пять лет шел в другую сторону Двадцать пять лет! Я защитил две диссертации, я воспитал дюжину последователей, каждый из них, в свою очередь, написали столько же диссертаций на эту тему, воспитали своих учеников, и все напрасно! Все ложь! Все это можно швырнуть кошке под хвост! Последние месяцы я начал все сначала и, когда луна сделала Полный круг, меня осенило! Я смог сложить все эти буквы, разделенные друг от друга черточками… Ой!

- Извините, профессор, если бы вы сидели спокойно, то неприятных ощущений не было бы, а так, иногда я дергаю…

- Что? Пустяки! Так вот, мы морочили голому студентам, мы вводили в заблуждение ученый совет, мы перевели тонны бумаги! Дело совсем не» буквах! Дело — в знаках препинания! Да-да! Детская задачка! Помните, знаменитое: «казнить нельзя помиловать»? Смысл зависит от того, куда вы поставите запятую! И все, все! И больше ничего! Маленькая закорючка может лишить человека жизни или даровать ее! Как просто! Вот здесь, вот здесь я все написал! — он вытащил порядком потрепанную тетрадь. — Здесь! Эта тетрадка стоит десятка толстенных трудов! Вы знаете, что я нашел? Одним из последних этот меч держал в руках государь император каких-нибудь двести лет назад! И знаете, кто это был? Павел! Да-да, тот самый, Последний рыцарь!


— Внук Петра?

— Именно! Именно он! Сын Петра Третьего, отец Александра Первого, сын Екатерины Великой! На одной из портретных миниатюр, где Павел изображен в рыцарской мантии, он держит вовсе не мальтийский меч, а тот, который мы с вами ищем! Да-да, я нашел эту миниатюру в Михайловском замке. Как произведение искусств, она ценности не представляет. Художник был не очень высокого класса, но вот историческая ценность этой миниатюры велика! Этот педант- художник, этот суперреалист перенес на полотно все буквы с лезвия. К сожалению, вся надпись на миниатюре не поместилась, но… Послушайте, коллега, я выгляжу вполне достойно! Хватит меня общипывать, как какую-нибудь курицу! И отложите же наконец ваш… инструмент!

Но тут же «лесенка…» — не унимался доктор. Он был черезвычайно увлекающейся натурой.

- Да Бог с ней с вашей лестницей! Бог с ней, и вообще, «лучшее — враг хорошего!»

- Когда-то вы утверждали, что все сделанное должно быть только в превосходной степени…

- Заблуждения молодости! Все, хватит! Вернемся в столицу, я с вами расплачусь!

- Но профессор…

- Никаких возражений, всякий труд должен быть оплачен, тем более такой каторжный!

- Ну, как хотите, — Сатера спрятал нож.

- Ну вот, вы с вашей стрижкой сбили меня! На чем я остановился?

- Павел, художник, меч, надпись…

- Ну конечно! Конечно, надпись! Никому не могло прийти в голову, что эти маленькие точки, похожие в лучшем случае на орнамент, окажутся буквами. Но это так! О, великий русский умелец! В первый момент, когда я увидел эту миниатюру, я подумал, что это — не очень удачная копия известного портрета. Я даже не стал в нее всматриваться, но вдруг ночью я проснулся от сознания того, что миниатюра не имеет ничего общего с портретом! Я вернулся в Питер, упросил выдать миниатюру, и мне увеличили изображение!

Тут профессор сделал паузу. Он поднялся, сделал несколько шагов по сараю. Сатера тоже чувствовал, как затекли его ноги и руки от неподвижного сидения в неудобной позе. Профессор подошел к двери и выглянул наружу. Ущербная луна висела над бесконечным лесом. Ночная роса выпала на луга, и запах скошенной травы остро бил в нос. Видимо, профессор вновь и вновь переживал случившееся. Сатера не решался подать голос. Наконец профессор вернулся на место, взгляд его упал на зеркало, в котором отражался его новый облик.

- Боже! — профессор содрогнулся. — Кто это?!

Доктор Сатера сделал вид, что ничего не произошло. Правда, и профессор очень скоро пришел в себя:

- Давно не видел себя в зеркале… Посмотрел, а тут — нарком образования и культуры товарищ Луначарский! Но ничего, ничего, не это главное! — не понятно кого успокаивал профессор. — Так вот что я Прочитал! Цитирую: «… еча смертию падешь». В принципе, этот обрывок девиза… В том, что на лезвии выбит Девиз, я не сомневаюсь! Так вот, он легко соотносится с известной по фильму «Александр Невский» фразой — «… от меча и погибнешь». Именно тогда предо мной встала поистине неразрешимая задача — достать материалы, связанные с посвящением Павла в рыцари.

— И неужели вы…

— Спокойно, коллега, спокойно… Конечно, бумаги Ордена недоступны практически никому. Даже таким великим исследователям, как вы. И не обижайтесь, именно так обстоит дело. Это я понял, и пошел другим путем. Я перечитал мемуары всех современников Павла, начиная от тех, кто практически не умел писать и, кончая его ближайшими родственниками. И что же вы думаете, я нашел! Да-да, коллега, это был один из счастливейших дней в моей жизни! Анастасия Павлова — одна из фрейлин императрицы — записала в своем дневнике фразу, оброненную Его Императорским Величеством за ужином. Вот она: «Меч сей по смерти владельца откуда взят был, туда и возвратится всенепременно». Фрейлина не поняла смысл Произнесенного, о чем и оставила пометку на полях.

Но фразу аккуратненько в свой сафьяновый журнальчик вписала.

- Но почему же вы думаете…

- Голубчик мой, я не думаю, я полностью уверен, что Павел последним держал этот меч в своих руках. По смерти же тайные посланники изъяли реликвию, чтобы вернуть «откуда взят был». А взят он был откуда-то отсюда, отсюда! — профессора вновь захлестнули чувства, и он стал бить ногой в землю, как конь, которому не терпится пуститься в галоп.

И вдруг прямо на глазах у доктора после очередного удара профессор исчез. Растворился. Вознесся или провалился сквозь землю.

- Профессор, вы где?! — только и успел воскликнуть Сатера.

Ответа не последовало. Этого еще не хватало! Доктор тщательно обследовал пол сарая, но не обнаружил ни люка, ни углубления, ни даже шва, который бы говорил о том, что в этом месте может быть ловушка. Только в одном месте ему показалось, что он слышит стоны. Сатера обследовал каждую стену, осмотрел крышу — ничего. Оставалось последнее средство — повторить то, что делал профессор, и Сатера стал «бить копытом». Минут пять это не приносило никаких результатов, но в тот момент, когда доктор решил было сменить тактику, земля после очередного удара расступилась и доктор рухнул куда-то в темноту. Полет был совсем недолгим, потом удар о что-то мягкое.

- Поздравляю со счастливым прибытием! Как я исполнил роль соломки? — спросил профессор.

- Прекрасно, спасибо! Не знаю, что бы я без вас делал.

- Вот как! А что будете делать со мной, знаете?

- В каком смысле?

- А в том, мне никто ничего не подстелил, и я довольно сильно ушиб ногу.

Сатера почувствовал, как доктор под ним пытается иошевелить ногой.

- Простите, профессор, сейчас я вас освобожу. Черт, тут не так много места…

Наконец искатели приключений кое-как устроились рядом. Сатера ощупал ногу профессора и не обнаружил ни вывиха, ни перелома. Должно быть, и впрямь профессор только сильно ушиб ее.

- Да, падение с высоты в пять метров в моем возрасте совершенно противопоказано, — сказал профессор. — В следующий раз постарайтесь упасть первым.

- Да я, профессор, — начал было оправдываться Сатера.

- Шучу, шучу, — совсем невесело сказал тот.

- Какая-то дурацкая закономерность. Никогда я так часто не оказывался под землей, как с той минуты, когда отправился на поиски меча. Кстати, у вас есть хоть какая-нибудь идея, где мы? — спросил Сатера.

- Точно определить не берусь, но думаю, что мы на эти самые пять метров продвинулись ближе к нашей цели. И то, что судьба загоняет вас все время под землю, означает то, что и меч находится где-то здесь.

- Вы так думаете?

— Уверен!

- В таком случае нет худа без добра. — Сатера полез в карман за спичками. — Вы думаете, что мы отсюда сможем попасть в шахту?

- Вполне возможно.

- Кстати, что там добывают?

- Добывали. Алмазы.

Сатера чиркнул спичкой, и они увидели ход, ведущий куда-то в глубину.

- Если мы действительно попадем в шахту, значит, мы обнаружили ход, по которому рабочие выносили какую-то часть руды, минуя контроль, — сказал профессор.

- Вы хотите сказать, воровали руду?

Можно сказать и так. Это было довольно распространено на рудниках.

- Какой-то ход перед нами, — сказал Сатера. — Куда он ведет, мы сможем узнать, только если пройдем весь путь. Рискнем?

- По-моему, мы только этим и занимаемся.

— Правильно! Хотите верьте, хотите нет, но мне редко удавалось добраться к цели сознательно и уж если я куда-нибудь проваливаюсь, то хотя бы на какой-нибудь банальный клад мы с вами можем рассчитывать. Пойдемте?

Профессор поднялся, сделал шаг и вскрикнул. Нога все-таки очень болела.

- Профессор, когда у меня «хромала» история, вы мне очень помогли, теперь позвольте мне предложить вам свою помощь, — с этими словами Сатера подставил плечо.

- Неплохой образ, советую вам использовать его в новой книге!

- Непременно использую, если, конечно, доберусь до письменного стола!

Через какое-то время порода сменилась, теперь вокруг были каменные своды и такой же пол. Ход был вырублен внутри скалы, именно поэтому каждый шаг гулким эхом разносился по подземелью. Прошагав без остановки минут сорок, ученые решили немного перевести дух. Оба дышали довольно тяжело. Сатера, потому что фактически тащил профессора на себе, а тот, потому что чувствовав себя обузой и очень переживал по этому поводу.

- Скажите, а почему вас все называют Сатерой? — вдруг спросил профессор, — Насколько я помню, в университете вы носили совершенно другую фамилию? И вообще, что это за слово такое — Сатера? Кличка, чья- то фамилия?

- Это — местечко такое в Крыму.

- В Крыму?

— Да. Между Алуштой и Судаком. Там я провел лучшие дни в своей жизни.

— Расскажите?

— Когда-нибудь расскажу.

— Учтите, теперь я не смогу умереть, пока не узнаю эту вашу тайну!

— Учту, профессор!

И они оба засмеялись, совсем не потому что кто-то из них удачно пошутил, просто им требовалась нервная разрядка. Смеялись недолго. Первым умолк профессор и стал хлопать себя по карманам:

— Этого не может быть! Этого не может быть! — повторял он.

- Что случилось?

— Мне даже страшно это произнести…

— Попробую догадаться: вы потеряли тетрадь?

- Да, да, и еще раз да! Старый осел! А там — все, там путь к разгадке!

- А знаете, профессор, я не хотел вас огорчать, но раз уж это случилось, сообщу еще одну неприятную

новость… У меня есть ощущение, что мы идем по кругу.

- По кругу? Почему вы думаете?

- Не могу сказать точно, просто какое-то чувство подсказывает… Запахи, знаете… Интуиция, в общем.

- Да? Вы в этом уверены?

- Да нет, говорю же — интуиция.

Некоторое время сидели молча, а потом Сатера поднялся.

- Надо идти… Только не думайте говорить, чтобы я вас здесь оставил, я этого не сделаю…

И они вновь побрели в гулкой темноте. Пройдя шагов пятьдесят, Сатера вдруг остановился и стал шарить по полу руками.

- В чем дело?

- Дело… А вот в чем! Я же говорил, что мы бродим по кругу! Это вещь вам не знакома?

- Что это? Моя тетрадь! Как вам удалось ее найти?

- Очень просто, я наступил на нее.

- Но это же прекрасно, прекрасно! Поздравляю вас!

- С чем? С тем, что мы полтора часа ходим по кругу?

- Ну и что? Раз мы сюда попали, значит, мы сможем и выйти отсюда! Найдем ход, который привел нас сюда!

- Легко сказать…

- Да не унывайте вы! Главное, что у нас есть тетрадь. Есть тетрадь, есть ключ! Выход мы найдем! Найдем, у меня нет никаких сомнений! Не падайте духом. Этого я принять не могу. Скорее поверю, что вы вот-вот упадете с ног.

- Да нет, я не падаю… Просто не люблю темноту, с детства. Я даже просил родителей не выключать свет в комнате, когда ложился спать. И что самое неприятное, профессор, чаще всего оказываюсь в темноте без спичек и фонарей! Это просто какой-то рок! Вот и сейчас в коробке осталась последняя спичка. Дорого бы я дал за то, чтобы снова оказаться в этом сарае!

- Но ведь можно вернуться к началу пути и попытаться…

- Понял вас, профессор, увы нельзя! Ни я, ни тем более вы не сможем прыгнуть вверх на пять метров, а лаз, судя по нашим падениям, абсолютно вертикален. Видимо, лестницу всегда спускали сверху. В противном случае этот источник чьей-то хорошей жизни смогли бы быстро обнаружить.

- Что же нам делать? Дожидаться момента, когда кто-то из нас потеряет человеческий облик и начнет поедать другого?

- Уверен, что у нас до этого не дойдет.

- Рад, что вы так уверены в себе… Ну, так что будем делать?

- Боюсь, что нам придется еще, как минимум раз, сделать этот чертов круг.

- Минимум?

- Ну да.

- А вы не считаете, что нам надо беречь силы? — спросил профессор.

- А зачем? Мы же с вами не полярники, которых унесло на льдине! Ледокол за нами не придет, полярные летчики, рискуя заблудиться, не будут кружить над нами в тумане. Скажу вам больше того, нас даже не будут искать пионеры-следопыты. По той одной простой причине, сегодня их просто нет. Отменили пионеров, вот так!

- Разве, когда это произошло?

- Когда? В начале девяностых.

- А, ну да, ну да, конечно! Вы правы, совершенно об этом забыл. Кстати, вы не знаете, кому мешали пионеры?

- Нет.

- Но ведь они, действительно, могли бы нас найти…

- Вернее то, что от нас останется. Именно поэтому, профессор, мы сейчас пойдем по кругу, обследуя каждый сантиметр стены. Выход должен быть, должен! Мы даже несколько раз его миновали. Я помню, в одном месте мне казалось, что я чувствовал сквозняк. Думал, что казалось, и не обращал на это внимания!

- А ведь вы просто гений!

- Что вы, профессор, это всего-навсего — опыт…

Отдохнув еще минут десять, они пустились на поиски выхода. Приходилось буквально ползать по стенам, ощупывая их сверху донизу. Занятие было не из приятных, а главное, очень скоро оно стало казаться абсолютно бессмысленным. Но выхода не было, поэтому профессор и доктор Сатера продолжали его искать. Делали это в полной тишине, и вдруг…

- Эврика! — прошептал профессор. — Эврика! Нашел! Нашел!

Под его рукой каменная стена неожиданно закончилась. Кусок мешковины прикрывал ход, ведущий куда-то в неизвестность. Не факт, что он приведет искателей приключений к цели и вообще куда либо. Возможно, это такой же тупиковый ход, как тот, по которому они кружили уже несколько часов. Поэтому ни профессор, ни его бывший ученик особой радости не проявили.

- Но кто-то же этот кусок материи сюда повесил, это первый вывод! — сказал Сатера, помогая профессору пробраться в ход, ведущий в неизвестность. — Второй — этот кто-то не хотел, чтобы вход нашли!

- Или я схожу с ума, или здесь все-таки светлее, — дрожащим голосом сказал профессор.

- Это — ассимиляция, профессор. Еще пару дней- и нам вообще не нужен будет свет!

- Нет-нет, — настаивал профессор, — здесь явно светлее и легче дышится, — он даже забыл про больную ногу и заковылял туда, откуда, по его мнению, шел свет и поступал свежий воздух. — Я чую свободу, как охотничий пес, верхним чутьем!

- В таком случае, не забудьте об осторожности, чтобы не вспугнуть дичь! — сказал доктор и оказался прав.

Он уловил какие-то звуки, а поэтому зажал рот профессору, который не собирался умолкать.

— Тихо!

— Тут и сам профессор услышал, как хлопают двери машин. Потом — чьи-то голоса. Вновь пришлось ползти, правда, не так долго, и очень скоро они смогли увидеть уходящий куда-то в глубину ход заброшенной шахты и тускло поблескивающие в свете нескольких фонарей рельсы.

- А это кто еще? — прошептал на ухо профессору Сатера.

По рельсам шел мужчина в белоснежной одежде. Широкие, явно восточного фасона шаровары, красный кушак, ятаган на поясе и тюрбан на голове идущего переносили место действия куда-то на Ближний Восток. Но ученые не могли попасть туда ни при каких условиях за то время, пока они блуждали под землей.

- Белый цвет — цвет невинности, а красный…

- У вас еще есть какие-то сомнения, профессор?

- Да нет. Даже не видя формы его кинжала, я с уверенностью могу сказать, что это — ассасин.

- Член общества убийц?

- Вот именно! Только каким ветром его сюда занесло? Мужчина также неслышно исчез, как и появился. Уверен, что это стражник. Сколько их может быть — неизвестно. Одно могу сказать точно, мы все ближе и ближе к цели…

Где-то наверху, там, где был невидимый вход, захлопали двери. Через несколько минут две тени появились в шахте. Стражник в белом вновь вынырнул и пошел навстречу гостям. Они обменялись условными знаками, затем стражник отступил в сторону, пропуская визитеров. Все трое вскоре скрылись из виду. Это могло означать одно — где-то там была дверь.

- Боюсь, нам тоже надо двигаться в ту сторону. Жаль, профессор, что мы не захватили приглашения, — сказал Сатера.

Вновь заурчали двигатели приближающихся машин. Снова захлопали дверцы, снова появился стражник. Как уже стало понятно — встречать гостей. Гости не заставили себя ждать, и ритуал встречи повторился. Потом еще не раз.

- Наверное, у кого-то день рождения, — заметил профессор, — столько гостей.

- Везет мне последнее время на юбилеи, — отоспался доктор, имея в виду свой недавний визит в намок своего бывшего студента Бессмертнова.

Они подбирались все ближе и ближе к ходу, в котором исчезали многочисленные гости. Оставалось каких-нибудь метров десять.

- А что, профессор, вы не против присоединиться К этой компании? Мы, правда одеты… — и доктор посмотрел на свои брюки, изрядно перепачканные гря- аью.

- Вас только это волнует?

- Почему? Не уверен, что хозяева будут рады нас видеть, это раз. Второе, как миновать вопросов этого молодого человека с кривым кинжалом? Конечно, у меня есть один план. Правда, не думаю, что вы будете от него в восторге. С другой стороны, альтернативных предложений в комитет но изобретениям не поступало. Хотите выслушать?

- Валяйте, — неохотно сказал профессор.

Профессор выслушал доктора Сатеру и отрицательно покачал головой. Предложенный план ему явно был не по душе.

- Понимаю, понимаю, — шептал Сатера, — но другого выхода у нас нет!

- Но зачем дергать, я просто могу закричать?

- Для правдоподобности!

- Ладно, делайте, что хотите, только не очень больно

- Клянусь! — Сатера поднял руки вверх.

Они сделали несколько шагов по тоннелю, а потом профессор сел, прислонившись к стене. Доктор Сатера взялся за его ушибленный голеностопный сустав и резко повернул стопу. Профессор вскрикнул, аСатера мгновенно скрылся за большим камнем, лежащим неподалеку.

- Это было правдоподобно? — злобно прошептал бывший Робинзон Крузо.

Доктор при помощи большого и указательного пальцев сотворил букву «о», что, означало — все в порядке. О'кеу! Как и предполагалось, тут же возникла фигура охранника. Он насторожено прислушивался. Необходимо было вновь подать голос, но профессор молчал. Именно поэтому Сатера бросил в него небольшим куском породы. Профессор взвизгнул, как нашкодивший собачонок, которому досталось за его проделки. Охранник пошел на голос. В его руке блеснуло лезвие кинжала.

- Еще немного, еще немного, — сам себе приказывал доктор.

Стражник был совсем рядом. Он шел упругими шагами, абсолютно бесшумно ступая по каменному полу. Нижняя часть его лица была закрыта белым платком, который еще более выделял смуглость кожи воина. Он остановился возле профессора. Тот виновато улыбался, держась за ушибленную ногу. Охранник огляделся по сторонам. Ничего подозрительного он не обнаружил, а сидящий человек выглядел настолько беспомощным, что стражник наклонился. План сработал. Сатера покинул свое убежище, в один прыжок добрался до стражника и нанес ему короткий и точный удар по затылку рукояткой своего «магнума». Воин перестал быть воином и превратился в кучу белого тряпья.

- Надеюсь, он жив? — спросил профессор.

- Жив, жив! Помогите мне его раздеть! — доктор стягивал белые одежды с тела иноземца.

— Пульс хорошего наполнения, — сказал профессор.

— Это не может не радовать, — заметил Сатера, переходя к шароварам.

В это же мгновение его движения потеряли осмысленность. Прямо перед глазами ученого были ноги в мягких персидских туфлях и белые шаровары, точь в точь такие же, как он стягивал с мужчины, у которого был пульс хорошего наполнения. Доктор выпрямился настолько, насколько ему позволил кончик кривого кинжала, приставленного к шее. Он оглянулся и убедился в том, что сзади была точная копия воина, стоящего перед ним. В глазах обоих читалась холодная решимость пронзить доктора при первом неосторожном движении. Быстрые руки ощупали Сатеру и извлекли из-за пояса «магнум». Потом один из воинов поднял профессора, и их повели по тоннелю. Профессор едва переставлял ноги, и Сатера вновь подставил ему свое плечо.

Буквально через сто шагов искатели приключений увидели еще одного ассасина — те же цвета: красный и белый, та же маска на лице, скрывающая все, кроме глаз, те же холодные черные глаза. Воины обменялись условными знаками. Тот, который вел пленников, дотронулся правой рукой до своего подбородка, а часовой положил левую руку себе на грудь и опустил вниз кисть. После этого негромкого разговора дверь, будто сама по себе открылась, и небольшой отряд, состоящий из пленников и конвоя, оказался в еще одном коридоре, но только более узком. Пройдя совсем немного, шедший спереди остановился для того, чтобы поднять решетку в полу. Синеватый свет подсвечивал ступеньки, ведущие вниз. Спустились в том же порядке, как и шли. И шли. И в такой же тишине. Только профессор охнул, видимо неудобно поставив ногу. Сатера поспешил протянуть ему руку и тут же услышал взволнованный шепот своего учителя:

- Так вот же, вот же! Это же то, что мы искали! — он был очень взволнован. — Вы только посмотрите, это тот «кузнец», который начинает кодовую фразу! Вы же знаете! «Кузнец бреет конь…»

Однако продолжить профессор не смог, потому что кинжал воина прижал его нижнюю губу к верхней. К сожалению, в этом сбивчивом шепоте Сатера так и не смог уловить смысла, а переспросить ему мешал кинжал другого воина.

Дальше вновь спускались молча. Винтовая лестница ввинчивалась все глубже и глубже, пока не уткнулась в металлическую площадку. На ней — еще один воин — белые одежды, красный пояс, маска, закрывающая лицо, кинжал. Вновь обмен знаками, и еще одна дверь открылась. На этом путешествие учителя и ученика закончилось. Не нужно было обладать теми учеными степенями, которые обременяли обоих, чтобы понять: они в комнате пыток. Причем разнообразие приспособлений вызывало уважение и наталкивало на мысль, что человек, собравший подобную «коллекцию», знает толк в своем деле. Здесь были и русская дыба, и «испанский сапожок», и колодки, и жаровня с набором игл и щипцов, и обыкновенное зубоврачебное кресло.

- Какая прекрасная коллекция! — воскликнул восторженный профессор, как только дверь за пленниками захлопнулась.

Он переходил от одного приспособления к другому, пристально всматривался в инструменты, щупал каждое сочленение.

- И это совсем не подделка! Это — все настоящее! восхищался профессор.

Сатера явно не разделял восторгов учителя, особенно глядя на зубоврачебное кресло. Ненависть к зубным врачам у него была закоренелая, еще со школьных лет, когда какой-то практикант, шлифуя свое мастерство, вырвал ему совершенно здоровый зуб.

- А как вам эта гильотина?! По меньшей мере ей лет сто пятьдесят!

- Послушайте, профессор, — наконец не выдержал Сатера, — вы что, не понимаете, это — не экскурсия!

- Да, а что же это?!

Сатера не ответил, и блаженная улыбка или, скорее, улыбка блаженного медленно стала сползать с лица профессора.

- Но… — начал, было, он. — Неужели вы думаете, что они… — взгляд профессора снова упал на гильотину, которая теперь не вызывала столько радостных эмоций. — Неужели они посмеют?

- Прекрасно! Добро пожаловать в реальный мир! То, что они посмеют, у меня нет никаких сомнений! Вы видели их глаза?

— Но на дворе конец двадцатого века!

- Это для нас — конец двадцатого, а для них правила игры те же, что были в одиннадцатом. И нам приходится тоже играть по этим правилам, раз уж мы попали в их игру!

— Но…

- Профессор, давайте беречь силы и эмоции. Посидим тихо и попытаемся хоть что-то придумать. Скажу вам честно, я не собираюсь умирать на дыбе, как бы романтично это ни выглядело, — и доктор вновь посмотрел на зубоврачебное кресло. Воцарилась тишина, ни единого звука не долетало ни из-за стен, ни из-за дверей.

- Кстати, что вы там говорили о кузнеце? — вдруг спросил Сатера.

- О ком?

- Ну, о кузнеце! Вы же что-то говорили о кузнеце, когда мы спускались?

- О кузнеце… Ах да! Ну конечно! Кузнец! «Кузнец» — первое слово кодовой фразы! Вся фраза звучит так: «Меч возьмешь там, где кузнец бреет конь».

- Может быть, коня?

- Нет-нет, именно «конь»! В том-то все и дело! «Бреет конь»! Так вот, когда мы спускались, свет падал так, что я вдруг увидел силуэт кузнеца! Я не понимаю, как вы его не увидели?!

- Я смотрел под ноги.

- А надо было смотреть по сторонам!

- Ну конечно, а кто бы нес тогда меня, если бы я тоже подвернул ногу?!

- Это, конечно, правильно, но мы обязаны смотреть по сторонам!

- Согласен, согласен! Просто я думал, как выбираться из этой ситуации. Значит, вы увидели силуэт и, что это, по-вашему, было?

- По-моему камень…

- То есть?

- Ну, что-то вроде скульптуры…

- И что он делал, этот кузнец?

— Не знаю, ковал, может быть… Я не разглядел, понял только, что это кузнец.

- Ковал.. — Сатера задумался. — А мне было сказано: «Найди коня, который доскачет до меча… Коня покажет кузнец, который бреет». Поэтому я искал кузнеца в парикмахерской… Полный бред!

— Как знать, ведь мы с вами встретились именно в парикмахерской… Кстати, вы ловко расправлялись там С этими детинами.

— Если начнут с меня, профессор, то вы сможете увидеть и противоположную картину.

— Значит, вы продолжаете думать…

- Но прежде чем они начнут, мне бы хотелось понять смысл остальных слов. Вы видели «коня, которого бреет кузнец»?

- Не коня, не коня, я вам еще раз говорю! «Бреет конь» — вот в чем все дело!

- В каком смысле?

Однако доктору не было суждено узнать ответ на свой вопрос. Снаружи поехал в сторону тяжелый засов, потом медленно отворилась дверь, впустив в комнату трех человек в красных одеждах. Лица скрывали островерхие капюшоны. Сомнений не оставалось даже к профессора — прибыли палач и два его ассистента. «Гнетущая тишина повисла в камере, и, чтобы как-то ее нарушить, Сатера попытался шутить:

— Вы вызвали официантов? Нет? Я тоже не вызывал. У нас пока все есть, когда проголодаемся, мы позвоним…

- Вы думаете, это официанты? — профессор явно шутку не оценил.

У пришедших на плащах не было никаких знаков отличия, но один явно стоял выше других на служебной лестнице, хотя ростом был намного ниже. Именно он кивнул в сторону жаровни. Помощники поклонились и двинулись в указанном направлении. Один из них взял в руки мехи, другой принялся шевелить угли.

Работа спорилась, и вскоре пленники почувствовали, что температура в помещении начала подниматься. Впрочем, может, это был простой страх?

- Думаете, они начнут сразу с раскаленного железа? — зашептал профессор и, увидев утвердительный кивок товарища по несчастью, спросил: — Но почему, есть более гуманные средства?!

- Потому что он садист.

Теперь утвердительно кивнул палач.

Испарина покрыла лицо профессора, а палач подошел к жаровне, чтобы убедиться, что инструменты доведены до нужной кондиции. Потом он коротко указал ассистентам, какие именно нужно подготовить к работе, и направился к доктору Сатере. Ассистенты понесли большие щипцы разной конфигурации к основному месту действия. Палач указал на стол, и доктору пока ничего не оставалось, как повиноваться. Он покорно лег на стол, думая лишь о том, в какой момент он сможет нанести удар. Палач протянул руку, чтобы взять щипцы, и кивнул на ремни, которые ассистенты должны были застегнуть на руках и ногах пленника. Однако этого не произошло. Один из покорных ассистентов вместо того чтобы исполнить приказ, вдруг что было сил врезал палачу горячими щипцами по голове. Узник не успел ни удивиться, ни обрадоваться, как второй ассистент нанес второй разящий удар по спине. Палач рухнул на пол мешком картошки. Такого поворота событий не ожидали ни профессор, ни даже готовый ко всему доктор Сатера.

- Ну, как вам эта хохма со щипцами? — сказал профессор.

Ассистенты сняли капюшоны, и удивленный доктор увидел Василису и ее непутевого брата.

Что это была за встреча! Что это были за объятия, что за поцелуи. Василису просто невозможно было оторвать от доктора. Так же, как и доктора от девушки. В общем, детям до шестнадцати…

Оставив палача-садиста торчать в деревянной стенке с прорезями для головы и конечностей, все четверо двинулись к двери, предварительно приняв меры предосторожности. Со стороны выглядело так, что подмастерья палача тащили полуживого профессора. Впрочем, это было не так далеко от истины. Сатера играл роль палача. Он тихонько стукнул в дверь, и она тут же открылась. Шестеро воинов ждали палача и помощников на пятачке у двери. В обратный путь отправились по той же винтовой лестнице, и доктор ждал момента, когда он увидит кузнеца. Вот наконец он мелькнул. Тут бы остановиться и рассмотреть получше, кто там кого бреет, но воины шли размеренно, как хорошо отлаженные автоматы. Лестница крутилась вокруг своей оси часто, и разобрать хоть какие-нибудь детали Сатере не удалось.

Дальше был коридор, который вел наружу, но отряд пошел в противоположную сторону — в глубь пещеры. Здесь было много дверей. С виду они все были одинаковые. Самые обыкновенные двухметровые двери, без всяких излишеств. Единственная странность — без ручек и петель. Поэтому невозможно было попять, в какую сторону они открываются. Процессия остановилась возле одной из них. Доктор не успел сосчитать, у какой именно по счету. Воин, шедший впереди, почти неуловимым движением головы указал, что палачу надо оставаться здесь. Тут же дверь бесшумно отъехала, давая возможность доктору скрыться за ней. Сатера терял связь со своими друзьями, которым, судя по всему, надо было двигаться дальше. Спорить не приходилось. Доктор шагнул в темноту, а остальные зашагали дальше. Последнее, что он успел заметить, как двое воинов встали по обе стороны входа. Обрел ли он телохранителей или попал в очередной плен? Дверь так же бесшумно закрылась. Тут же вспыхнул неяркий свет.

За дверью оказались апартаменты, которым может позавидовать любой высококлассный отель. Две просторные комнаты с дорогой мебелью, бар с массой напитков, большая ванная с гидромассажем, огромный телевизор. Доктор Сатера не отказал себе в удовольствии выпить водки из запотевшей бутылки и включил телевизор. Очевидно, где-то наверху стояла спутниковая антенна, потому что выбор программ был впечатляющий. Доктор нашел свой любимый «Дискавери» и на несколько минут окунулся в жизнь австралийских коал. Мишки сонно лазали по деревьям, жевали тростник и не мигая смотрели в объектив телекамеры.

Видимо, в этой «системе» высоко, ценили труд па- лача-экзекутора, раз ему полагался такой номер. Выпив еще водки, доктор забрался в ванную и, наверное, минут двадцать лежал ни о чем не думая. Он устал. Того количества приключений, которое выпало ему за последние недели, могло хватить на несколько поколений какой-нибудь обычной семье. Вода ласкала его тело и убаюкивала душу. Рисунок на керамической плитке уже поплыл и стал превращаться в мутное пятно. Доктор засыпал. На излете сознания ему привиделся профессор, висящий на заборе, как Буратино, Иван, подтягивающий штаны и что-то кричащий, Василиса… Было странное ощущение, будто кто-то толкнул доктора в спину. Доктор погрузился в воду с головой, хлебнул немного теплой воды и раскрыл глаза. Сознание вернулась с мыслью о том, что могло случиться с его друзьями. Где Василиса, Иван и профессор?

Эти мысли гнали его из уютного бассейна, подстегивали к действию. Доктор с неудовольствием влез в свои, мягко говоря, не очень свежие брюки и рубашку,

Тщательно причесался, стоя у большого зеркала, и стал внимательно осматривать комнату, стараясь понять, как же открываются эти двери. Он даже попытался столкнуть ее с места, но все его усилия были напрасны.

Поразмыслив некоторое время над создавшимся положением, доктор пришел к выводу, что по сравнению со всеми предыдущими эта тюремная камера выгодно отличается и красотой убранства и внутренней начинкой. От нечего делать доктор набросил на себя красную мантию и подошел к зеркалу взглянуть, как он выглядит в этом наряде. Именно в этот момент дверь отворилась, и двое молчаливых воинов возникли на пороге комнаты.

- Пора облачаться, монсеньор, — глухо сказал один из воинов.

Тем временем второй воин извлек из стенного шкафа ослепительно белый плащ с красным крестом. Не поднимая глаз, воины с величайшим почтением надели его на доктора Сатеру. Для рук, в том же шкафу, нашлись перчатки. Для перчаток нашлись перстни старинной работы, которые воины раболепно надели почт на все пальцы доктора поверх перчаток. Каждый перстень был достоин отдельного описания, но мы ограничимся одним. Его надели на средний, палец. Перстень был сделан в виде головы диковинного животного, не то льва, не то медведя, в открытой пасти которого сиял огромный алмаз. Свет, попадавший на его грани, после преломления отражался с такой яркостью, что приходилось закрывать глаза. Наряд венчал островерхий капюшон, которым воины закрыли лицо доктора. Еще несколько штрихов, и с церемонией облачения было покончено. Только одна мысль мелькнула в тот момент у Сатеры: «Вряд ли бы так обряжали жертву».

В очередной раз дверь неведомым образом отворилась, и великий авантюрист сделал твердый шаг навстречу судьбе. По гулкому коридору шли в следующем порядке: сначала воин — один из тех, который помогал одеваться, потом доктор Сатера, а сзади целый отряд из шестерых ассасинов. Подошли к высокой, явно готической двери, что несказанно удивило Сатеру: готика здесь, в русской глуши?!

Двери открылись и, произнесенное кем-то «магистр», донеслось до слуха доктора. Перед ним был настоящий средневековый кабинет: посредине длинный стол темного дерева, вокруг стулья с высокими резными спинками. Во главе стола резное кресло, в спинке которого явно выделялся мальтийский крест… Стены скрывались под резными дубовыми панелями, массивные балки делили потолок на восемь квадратов. Узкие, высокие окна были украшены витражами, в которых преобладали красные и синие цвета. Вряд ли в эти окна бил дневной свет, доктор Сатера понимал, что они находились глубоко под землей. Значит, витражи просто подсвечивались. Тринадцать свечей в массивной люстре освещали этот рыцарский зал. Их свет отражался в серебряных кубках, стоящих на столе. В зале, у противоположной от входа стены, стояли люди в рыцарских доспехах, что совершенно не удивило ученого. С некоторых пор он твердо решил, что в этом мире может быть абсолютно все, а значит, удивляться не стоит. Лучше быть готовым к каждому неожиданному повороту. При виде доктора, облаченного в белые одежды, рыцари отступили на один шаг и с достоинством поклонились. В этот момент ученый вспомнил старый фильм, в котором герои попали во времена Ивана Грозного. Управдом, заняв место царя, смешно ручкался с заморскими послами. Сейчас Сатера чувствовал себя как тот царь-самозванец. Нет, он изучал когда-то средневековые ритуалы, но это было так давно. На всякий случай доктор чуть-чуть приподнял правую руку и сделал некий жест, напоминающий папское благословение. Кажется, сошло. Потом доктор даже и не заметил, как оказался на невысоком, покрытом ковром помосте. Откуда-то появился человек в коричневом плаще со свитком. Он развернул его и стал читать:

- Барон фон Аламут.

Из группы рыцарей отделилась фигура. Видимо, он и был тем самым бароном. Доктор окрестил его про Себя Баламутом. Барон степенно подошел к помосту, почтительно поклонился и замер в ожидании чего-то.

Пауза затягивалась, надо было что-то делать, доктор ясно видел, что этот самый фон Баламут недоумевает. Кто-то, стоящий сзади, дал понять Сатере, чего ждал барон. Он легонько подтолкнул руку Сатеры вперед, барон встрепенулся затем притормозил и приложился к перстню. Где-то зазвучал клавесин.

- Граф де ла Котье.

Теперь уже Сатера знал, что делать. Он протянул руку, граф приложился к перстню. Процесс пошел, как говаривал один политический деятель двадцатого века.

- Князь Бессмертный…

Бывший студент подошел к своему бывшему педагогу. Выглядел он не очень хорошо. Путешествие в костер не прошло для князя бесследно. Аристократическую бледность сменил нездоровый румянец. Было видно, что князь явно недооценил способности своего недавнего гостя и обжегся на этом. Эта ситуация веселила доктора. Знал бы князь, на чьей руке этот самый перстень, к которому он прикладывается! Но капюшон полностью скрывал лицо того, кого все принимали за великого магистра. После Бессмертного были еще несколько французских графов, немецкие бароны и японский самурай. Имен доктор решил не запоминать. Вряд ли эти знакомства пригодятся ему в будущем. Протягивал перстень, а сам думал, как же выбираться из всего этого.

Наконец обряд прикладывания к перстню закончился. Церемониймейстер возглавил шествие к столу. Теперь Сатера четко понимал, кто этот человек в коричневом платье. Слуги отодвинули кресло, подождали, пока доктор начнет опускаться, а затем медленно подвинули кресло этому самозванцу под зад. К свечам добавили факелов, и в зале стало светлее. Доктора это не очень порадовало, ведь в любой момент какой-нибудь господин, в соответствии с ритуалом, откинет его капюшон, и все эти интуристы во главе с фон Баламутом обнаружат, что «царь ненастоящий»! Началась церемония рассадки гостей. Мужчина в коричневом подходил к каждому из рыцарей, кланялся, а затем отправлялся к столу. Гость пристраивался в кильватер, и в таком порядке они добирались до места за столом. Дальше опять поклоны, и наконец гость усаживался. Доктор тихо радовался, что его усадили первым, потому что вся эта бодяга с рассаживанием длилась минут сорок.

Наконец и этот этап завершился. Однако далеко не закончились испытания для самозванного магистра. Взгляды рыцарей устремились в его сторону. Выходило, что доктору опять надо было что-то делать. Сказать тост, или начать есть, а может быть, хлопнуть три раза в ладоши. Наверное, нечто в этом роде, но что именно? Шло время, рыцари терпеливо ждали, а этот магистр-тормоз молчал, как пень, покрываясь испариной. Кто сказал, что в такие моменты сердце уходит в пятки, напротив, оно колотилось где-то вверху, возле горла. От напряжения доктор сделал какой-то кундштюк правой рукой, последствия которого оказались неожиданными. Рыцари вскочили, как по команде. Общий порыв был настолько силен, что, не окажись за спиной Сатеры слуги, который придержал его за плечи, и он бы поднялся во весь рост. Далее рыцари пробубнили что-то, явно по латыни, а затем осушили свои кубки. Сатера, наученный первыми опытами, уже не шевелился, ожидая сигнала сзади. Ждать пришлось недолго, Легкий тычок в бок надо было расценивать как руководство к действию. Доктор повиновался ему, как хорошо дрессированный конь. Он поднял свой кубок и, стараясь не показывать своего лица, осушил его. Заметим, между прочим, что кубок был не менее литра в объеме. Вино было прекрасное — хорошо выдержанное, напоминающее по вкусу «Кагор».

Это напомнило Сатере день, когда его крестили. Он ясно вспомнил деревенскую церковь недалеко от Пскова и священника — отца Владимира. Тогда будущего ученого поразил этот вкус, который неожиданно перенес в комнату, где на последний ужин собрались апостолы и учитель. Священник продолжал службу, не заметив, что тот, которого он крестил в этот момент, отлучился на время. Примерно на две тысячи лет назад.

Да, видел бы он доктора Сатеру сейчас! В этом одеянии, в этом зале, при этом свете. Знаменитый путешественник почувствовал себя не очень хорошо. Вначале это были мучения духовные, но, к сожалению, к ним присоединились еще и физические. Дело в том, что в последний раз доктор нормально ел со скатерти-самобранки перед тем, как пуститься на поиски меча. Колбасу, которую Сатера предусмотрительно прихватил с собой, как вы помните, пришлось скормить неизвестному четвероногому другу. Литр крепленого вина и так доза немалая, а уж если без закуски! Именно поэтому фигуры и предметы потеряли свои четкие границы, а свет начал гаснуть. Доктор засыпал. Рыцари же напротив, осушив кубки, вновь уставились на мнимого магистра неподвижными взглядами. Борясь со сном, доктор понимал: опять нужно было что-то делать. Правда, на этот раз Сатера реагировал не так остро. Более того, ситуация даже веселила его. Лица рыцарей то расплывались перед его глазами, то вытягивались, как в зеркалах комнаты смеха, то вовсе исчезали. Тихий нервный смешок сотряс его тело. Именно от него доктор покачнулся в своем кресле, но удержался, сделав какое-то неловкое движение рукой в сторону князя Бессмертного. Этот ничем ни примечательный жест неожиданно осчастливил бывшего студента Остальные, как показалось ученому, напротив, как-то сникли и опечалились. Глухой ропот пробежал по залу. Молодой князь поднялся.

— Мастер, — он поклонился своему бывшему педагогу. — Я расцениваю ваше решение как знак признания заслуг деятельности нашей ложи. Братьев же я смею уверить в том, что, несмотря на свой возраст, мы не оброним и капли из чаши чести, которую нам доведется нести следующие семь лет.

Князь говорил что-то еще, но смысл его слов становился все менее и менее понятен доктору Сатере. Его сознание тихо угасало. Доктор засыпал. Засыпал самым позорным образом, как какой-нибудь первокурсник на лекции по истории религии. Признаемся, он даже всхрапнул. Нет-нет, прекрасные поклонницы телезвезды, не волнуйтесь! Смеем вас уверить, в обычной жизни доктор спит тихо, как ребенок, но в тот момент от усталости, и оттого, что он спал сидя, этот неприятный звук вырвался из его уст Князь замолчал, рыцари встрепенулись, Сатера проснулся. Жутко ломило в спине, доктор выпрямился, подавляя в себе желание сладко, до хруста в Суставах, потянуться. Это его движение не ускользнуло от присутствующих. Гремя доспехами, они поднялись. Поднялся и Сатера: Заседание таким странным образом закончилось.

Слуга направился вперед, отворились двери, и ведомый охраной и сопровождаемый рыцарями, Сатера вошсл в парадный зал. Здесь тоже трещали смолой факелов свисали белые знамена и штандарты. На стенах красовались, играя бликами огней, щиты с фамильными гербами. В углах стояли конные статуи неведомых рыцарей. У дальней стены находился помост с таким же

резным креслом, к которому доктор и направился уже без чьей-либо подсказки. Дождавшись, когда самозванный магистр опустится на трон, рыцари построились в две шеренги, образовав своеобразный узкий проход. Этот живой коридор вел прямиком к помосту, к трону, где восседал доктор Сатера. Неожиданно зазвучал орган, величественно и умиротворяюще. К нему присоединился хор, и все вместе вылилось в торжественный гимн, при звуках которого сидеть не было никакой возможности. Однако невидимый поводырь по миру средневековых ритуалов и на сей раз удержал Сатеру на месте. Рыцари обнажили мечи и сомкнули их концы, образовав некое подобие стальной крыши. Начинался очередной таинственный ритуал, участником которого так Неожиданно стал наш искатель приключений. Орган и хор утихли, зазвучали фанфары где-то высоко. Можно было подумать, что это ангелы трубят в свои трубы. Действие захватило ученого. Распахнулись врата, прямо напротив помоста, в конце живого коридора. Вздрогнуло пламя факелов.

Он покоился на длинной сафьяновой подушке пурпурного цвета, расшитой магическими знаками. Его лезвие сияло холодным огнем, и это несуществующее в реальности пламя создавало впечатление, что Он — живой. Он двигался рукоятью вперед, приближаясь с каждой секундой все ближе и ближе. Вновь вступили хор и орган. Гимн звучал мощнее и мощнее. Меч сам плыл в руки того, кто много раз рисковал жизнью для того, чтобы хоть раз прикоснуться к нему. Какие-то глупые мысли заскакали в голове доктора.

«Меч — это — меч — та. Это почти — меч — да! Только с каким-то немецким акцентом» — вот что про- неслось в голове доктора.

Сонное оцепенение, в котором он пребывал последние два часа, сменилось лихорадкой. Доктора буквально трясло от происходящего. Меч был совсем рядом, и доктор уже различал отдельные буквы на клинкеe, которые пока еще не складывались в слова. Ждать, судя по всему, оставалось совсем недолго.

- Отныне, — голос донесся, чуть ли не с небес, — да пребудет с нами сила вечная, что таится в этом оружии!

Сказано было два раза: по-латыни и по-русски.

При звуках этого голоса процессия остановилась. На секунду затихли и хор, и орган. Но лишь для того, чтобы вступить с новой силой, еще более торжественно. Отворились боковые двери. В них стояли два рыцаря тоже в белых плащах с красными мальтийскими крестами. Подсвеченные сзади, они выглядели, скорее, изваяниями, чем живыми людьми.

Надо отдать должное неизвестному режиссеру, действие было поставлено с блеском. Голубой дым окутал фигуры рыцарей, когда они двинулись к помосту. За ними слуги несли по мечу на черных сафьяновых подушках, расшитых теми же магическими знаками.

«Эх, мою бы камеру сюда! Идиот! Лентяй! Бездельник!» — ругал себя доктор Сатера.

Ритуал зачаровывал и восхищал. Конечно, все это можно воссоздать в кино, поставить свет, сделать декорации, но он все равно будет далек от подлинного. Так фальшивые монеты отличаются от настоящих, найденных при раскопках. На древних всегда стоит печать. Печать времени, которую невозможно поддевать. Внесенные мечи отличались друг от друга по форме, но в каждом из них чувствовались мощь и заложенная кем-то неограниченная энергия. Теперь мечи образовывали треугольник.

Снова зазвучали фанфары. Рыцари перестроили свои ряды. Теперь они образовали кольцо. Затем участники церемонии опустили свои клинки и три раза стукнули ими о каменный пол. Все это происходило удивительно синхронно, при том что никто не подавал команд. А может быть, доктор просто не видел того, кто командовал этим парадом? Рыцари вновь синхронно соединили свои клинки над лезвием «кладенца», ловко образовав грани стальной пирамиды.

- Да сомкнется пирамида тремя гранями, как три главных стихии под лунной планеты! Да пребудет сила вечная и власть, данная свыше, отныне и во веки веков, — пропел голос. — Аминь…

- Амен… — подхватил хор.

В этот момент непонятно откуда взявшаяся молния сверкнула ослепительной электрической дугой между вершиной пирамиды и желанным мечом. Происходящее совершенно затуманило ум путешественника и притупило его бдительность. Он абсолютно забыл об осторожности и едва не бросился к мечу. Только неведомо кому принадлежащие руки остановили его, крепко ухвативши за плащ. Ослепительный свет погас, но характерный запах, который остается после электрического разряда, говорил о том, что ученому все это не привиделось. Сатера безумно хотел броситься к мечу, но опыт подсказывал, что в таких делах самое главное качество — терпение. Сатера ждал. И не напрасно. После того как участники церемонии прокричали еще что-то по-латыни, меч вновь двинулся к нему. Медленно, но верно массивная рукоять приближалась к доктору.

— «Ну, скорее же, скорее!» — хотелось закричать ему, так медленно все это происходило.

Наконец стоявший позади слуга слегка коснулся руки доктора, но тот и сам более не мог ждать и, задыхаясь от волнения, протянул ее к мечу.

— Остановитесь! — этот возглас прервал торжественность церемонии. — Остановитесь! Это — самозванец!

В противоположных от Сатеры дверях стоял незадачливый палач. Это была первая неприятность, а вторая то, что доктор действительно был самозванцем.

- Магистр! — воскликнуло сразу несколько голосов.

Великий магистр в сопровождении ассасинов бежал к доктору, размахивая руками. Некоторое замешательство чувствовалось среди участников церемонии. Ждать не было больше сил, а испытывать судьбу было бы большой глупостью. Меч был практически в руках. Необходимо было только ее протянуть.

Теперь самое время вспомнить об Иване и Василисе, Они тоже присутствовали на этой церемонии, но только в роли зрителей. Толстые стены отделяли их от доктора Сатеры, и они могли лишь наблюдать за происходящим через узкое окно. Они всполошились, увидев бегущего магистра и воинов, а ведь до этой минуты все шло так хорошо! Теперь Сатера явно нуждался в их помощи, но брат и сестра вряд ли смогли бы ему помочь хоть чем-нибудь.

Меч сверкнул в руке Сатеры, как молния в дождливый день. Доктор сдернул с себя длинный плащ и бросил его на приближающихся воинов. На секунду они все скрылись из виду. Но лишь на секунду, однако этого мгновения Сатере было достаточно, чтобы оценить ситуацию. Сзади ошалевший слуга — он не опасен, а слева небольшая кафедра, с каких в католических соборах читают проповеди. Сатера прыгнул на кафедру, что ни говори, а университетскому преподавателю это самый близкий предмет. И лекция началась…

Рыцари уже давно выхватили свои мечи, но теперь они из ритуальных превратились в боевые и со свистом разрезали воздух. Однако при первом же контакте с волшебным мечом оказалось, что вся эта историческая рухлядь ничуть не прочнее, например, швабры. Воспетый в сказках и былинах меч укорачивал противостоящие ему клинки, как многотонный резак обыкновенную проволоку. Первым же касанием он срезал несколько лезвий, будто это были побеги камыша.

— Да ведь это же мой старый знакомый! — удивился возвышенный лжемагистром князь Бессмертный. — Это же доктор Сатера!

Однако вступать в бой он не спешил, с одной стороны, еще были свежи воспоминания о том, что доктор натворил, будучи у него в гостях, с другой, именно Сатера возвысил его совсем недавно в рыцарском зале. К тому же в руках у его бывшего учителя было страшное оружие.

Меч не только сверкал подобно молнии, он разил с той же быстротой и, если быть до конца честными, надо признать, что эту лекцию читал не доктор Сатера, а меч-кладенец. Там, где нападавшие успевали сделать одно движение, доктор каким-то непостижимым образом делал два. Первым отражал наскок, вторым поражал противника. Странное дело, но для доктора Сатеры время текло как-то по-другому. Нет, он не задумывался над этим, некогда было, но это хорошо видели его друзья. Вот доктор отразил очередное нападение, подбросил меч и, пока тот летел, успел снять со стены арбалет и выпустить меткую стрелу в следующего воина. Потом поймал меч и уложил еще одного.

Брат и сестра тоже не сидели сложа руки. Иван раздобыл где-то веревку и, закрепив один конец за ножку старинного шкафа, другой выбросил в зал, где шла битва. Доктор продолжал блистать конечно же благодаря мечу. Уж кто-кто, но ученый-то чувствовал, что меч действует сам, находя наиболее правильное решение. Задача Сатеры была более чем проста — не выпустить рукоять. Но случалось и так, что меч отражал атаку справа, потом перелетал в левую руку и бил Плашмя по голове какого-то располневшего рыцаря. И вообще при страстях, которые кипели, крови не было видно. Страдал только металл, нападавшие, в особо тяжелых случаях, только теряли сознание. Может быть, потому, что доктор, по большому счету, совсем не желал этим фон Баламутам зла. К тому же он чувствовал и свою вину. Занял чужое место, обманул в самых лучших чувствах благородных рыцарей, не оправдал их надежды, незаслуженно возвысил одних и унизил других.

— Доктор! Веревка! Веревка! — из всех сил кричали в один голос брат и сестра.

В конце концов доктор услышал их. Увидел он и веревку, болтавшуюся прямо у него над головой. Отогнав очередную партию нападавших, Сатера ухватился за конец, оттолкнулся от стены и пролетел над головами нападавших. По ходу он успел обезоружить по крайней мере еще пятерых. Василиса, Иван и подключившийся к ним профессор тянули веревку. Сначала дело спорилось — Сатера взмыл вверх и повис. Именно на это хватило первого эмоционального порыва его друзей. Дольше подтягивать веревку было очень трудно. Физической мощи девушки, подростка и пожилого профессора было явно недостаточно, чтобы втянуть Сатеру на самый верх. Окно было еще достаточно далеко, чтобы попытаться неким подобием прыжка достичь его. К тому же пущенная кем-то стрела наполовину перерезала веревку. Все замерли, глядя вверх, а веревка стала предательски раскручиваться, теряя волокно за волокном свою толщину, а значит, и способность удерживать что-либо. Еще мгновение, и она лопнула. Привыкший к падениям с любой высоты доктор успел сгруппироваться. Еще через мгновение он был на ногах, готовый к отражению нового нападения.

Великий Магистр поднял руку, останавливая очередной штурм.

- Эти олухи ни за что и никогда с ним не справятся, — он кивнул на гору ассасинов, лежащих на полу перед помостом, — во-первых, они все очень торопятся в рай, во-вторых, этот меч действительно волшебный. Август и Корнелий!

Стоящие до этого в стороне и безучастно наблюдающие за происходящим длинноволосый блондин богатырской стати и коренастый шатен поклонились магистру.

- Я надеюсь на вас!

Оба рыцаря водрузили на себя шлемы, украшенные разноцветными страусовыми перьями, натянули на руки защитные перчатки.

Доктор терпеливо ждал. Падающий слева и сверху яркий свет выгодно освещал правильные черты его лица. На языке операторов это называется “рисунком”. Одна Сторона лица светлая, другая темная. Бери и снимай. И взгляд осмысленный, и глаза горят. Разве что капельки нота крупнее, чем хотелось бы режиссеру.

Но знаку магистра ассасины отошли в сторону. начиналась заключительная часть. Каденция, как го- норят музыканты. Дело явно близилось к финалу. Слуги бесшумно выносили тела воинов, очищая место действия.

Август и Корнелий вышли на середину зала.

— Мы будем биться один на один, — сказал благородный Корнелий.

Сатера не возражал. Он отвесил, как ему показалось/ очень изысканный поклон, копируя какого-то известного актера, играющего в костюмном фильме. Ели быть абсолютно объективным, то со стороны это выглядело довольно нелепо. Танцами доктор Сатера в детстве явно не занимался, а на географическом факультете университета, который он закончил с грехом пополам, сценическое движение тоже не преподавали.

- Я имею честь атаковать вас, — сказал Август.

Он был первым. Слуга подал ему тяжелый двуручный меч. И звон ударов наполнил пространство. Каждый раз, когда клинки сходились, сноп искр вспыхивал и тут же гас, разлетаясь в разные стороны. Поначалу ловкий Август даже теснил ученого. Он был более искусным воином. Возможно, он даже одерЖАЛ бы верх в этом бою. Да что там, он без сомнения одержал бы победу, если бы не волшебный меч…

Этот клинок был искуснее любого воина… Энергии многих поколений и сама Загадочная русская душа пребывали с ним. Доктор не собирался убивать и этого противника, а меч непостижимым образом следовал желаниям своего нового хозяина. Задача была показать Августу, что у него нет никаких шансов, что было с блеском выполнено. Сначала меч разрубил застежки плаща, и Август остался в камзоле, потом и камзол был нарезан в лапшу. Работа была тонкой, прямо-таки ювелирной. Конечно, рыцарь не мог оставаться в таком виде. Август, стараясь не терять достоинства, поклонился и, поддерживая то, что даже трудно назвать остатками одежды, ретировался с поля боя.

Корнелий сменил его, несмотря на такой плачевный результат предшественника. К великому сожалению всей честной компании, он тоже не очень-то преуспел в своих стараниях. Бой продолжался всего несколько минут. Опять оглушительный звон, опять искры во все стороны, а затем «кладенец» срезал лезвие меча Корнелия по самую рукоять. От отчаяния кто-то невидимый, наплевав на законы чести, выпустил смертоносную стрелу из арбалета прямо в спину доктору Сатере. Впечатлительная Василиса даже вскрикнула, но меч отразил и эту угрозу. Он оказался именно в том месте, куда должна была попасть стрела. И тогда великий магистр вновь поднял вверх пра- вую руку.

- Отступите, братья! Этот меч и впрямь обладает волшебной силой. Только я с оружием наших предков смогу противостоять этой славянской святыне.

Слуги уже несли черные подушки с мечами. Двое других облачали магистра в доспехи. Вновь запели фанфары и грозно загремели барабаны. На магистра водрузили шлем с белыми и красными перьями. На некоторое время он задумался над тем, какой меч выбрать. Фанфары и барабаны исполняли что-то очень воинственное. Наконец выбор был сделан.

- Вот святыня, меч, впитавший силу наших предков! Оружие, поражавшее врагов Ордена на западе и юге. Да пребудет со мной сила предков!

- Амен! — хором отозвались рыцари.

И они сошлись…

Звук, который издали клинки, был подобен удару колокола. В нем были и чистота надежды, и тревога набата. Противники бились без остановки минут пять. Стены дрожали от грома ударов, одежда стоящих вокруг вспыхивала, когда на нее попадали искры, сыплющиеся от каждого прикосновения. Магистр, видимо, ощутил мощь противника и остановился, стараясь сконцентрировать все подвластные ему силы для этого поединка. Сатере тоже необходима была передышка. Оба соперника, тяжело дыша, стояли друг против друга. Именно в этот момент друзья доктора Сатеры наконец пробрались в зал. Никто не обратил никакого внимания ни на Василису, ни на Ивана, все слишком были увлечены поединком. А вот профессора заинтересовала одна из гравюр, которыми были увешаны стены этого подземного дворца. Ему было не до поединка. Еще ОДИН громовой удар потряс иол и стены, но профессор листал свою тетрадь:

- Ну конечно, конечно! Вот же это! — говорил он самому себе. — А я всегда знал, дело не в словах, а в знаках препинания! «Казнить нельзя, помиловать!» Помиловать! — он бросился что-то записывать.

Бой продолжился с новой силой. Теперь удары были не столь могучими. Магистр теснил доктора Сатеру, а рыцари, встав в круг и соединив руки, в момент удара магистра издавали короткий звук, похожий на шумный выдох:

- Ух! Ух!

Но и эта концентрация общей энергии не давала магистру ощутимого перевеса. Да, он теснил самозванца, да, он нападал, но здесь вряд ли присудят победу «по очкам». Доктор же изменил тактику. Он стал уходить от ударов соперника, по возможности предоставляя ему рубить воздух и мебель зала. Вот один из ударов магистра разнес в щепки сиденье кресла, следующий снес резную панель со стены. Еще один взмах — и упали на пол знамя и штандарт. Причем огромное белое полотнище накрыло магистра, как океанская волна. Короткая схватка с прочной тканью, и магистр снова перед доктором. Он открыл забрало, чтобы перевести дух, слуга быстро отер ему пот со лба. По лицу магистра видно, что шутки кончены. Но…

Силы не беспредельны, вот в чем загвоздка! Начала сказываться разница в возрасте, самозванец был явно моложе настоящего магистра. Ситуация изменилась, теперь уже Сатера теснил уставшего от бесплодных попыток противника. А тот защищался как мог: бросил остатки кресла, которые «кладенец» превратил чуть ли не в спички. Пытался сбить с толку различными прыжками, но доктор то и дело оказывался перед ним лицом к лицу и снова нападал. Порядком уставшие противники стояли друг против друга и тяжело дышали. Глаза магистра, ввалившиеся за время боя, но не утратившие огня ненависти, впились в лицо доктора Сатеры. Их взгляд остановился.

Физические силы были на исходе. В игру вступали невидимые силы. Кто-кто, а Василиса это поняла сразу. Она закрыла глаза, пытаясь понять, что происходит в «тонком мире» и как она сможет помочь док- юру. К сожалению, наших знаний не достаточно, чтобы правдиво описать процессы, происходящие в мире посвященных. Мы можем только констатировать то, что. видели все свидетели этой битвы современных гигантов.

Внешне это выглядело следующим образом. Док- гор будто бы превратился в статую. Глаза его также стали неподвижны. Затем лицо исказила гримаса, и погасшие было глаза снова вспыхнули. Но теперь накал их горения был куда выше прежнего. Магистр, видимо, не оценил внутренней перемены противника и пошел на него. «Кладенец» взлетел, сгусток энергии, подобный шаровой молнии, пронесся от самого его кончика до тела Сатеры, и доктор нанес удар, который стал последним в этой битве…

Возглас ужаса и разочарования потряс стены зала. Все было кончено. Даже звуки умерли на секунду. И вдруг.

- Доктор, что вы там стоите, скорее! Я нашел выход! Нашел! — голос профессора звучал так, будто вокруг не было ни этих стен, ни ошарашенных рыцарей, ни поверженного магистра.

Голос профессора звучал буднично и раздраженно:

- Ну, что вы там копаетесь?! Надо уходить! Уходить надо, смываться! Только меч не забудьте! — взъерошенное лицо ученого показалось в дверном проеме. — Чем вы там занимаетесь, в конце концов?!

- Да как-то в двух словах и не расскажешь, — ответил Сатера, устремляясь за профессором. Василиса и Иван уже закрывали массивные двери, пользуясь тем, что в стане рыцарей царила растерянность. Сатера заклинил их одним из мечей, которые обильно украшали стены, и маленький отряд припустил вдоль коридора вслед за профессором.

- Помните сказку о «Мальчике-с-пальчик»? Помните, как он, чтобы найти обратную дорогу, разбрасывал камешки, — на ходу объяснял профессор. — Так вот, здесь своеобразные «камешки» разбросаны на стенах! Да-да, прямо на стенах, их просто надо уметь отличать. Вот смотрите, вот! Крылатый конь, который мчит рыцаря с обнаженным мечом в небеса! Вы помните, что сказано о коне?

Сатера хоть и слушал своего учителя, но все время подталкивал его, не давая читать лекцию на ходу:

- Надо торопиться, за нами наверняка уже гонятся!

- Но вы видите парящего коня? — не унимался профессор.

- Видим! — хором отвечали беглецы, продолжая бег.

Однако через двадцать шагов все повторялось сначала:

- Вы посмотрите, конь бреет! Понимаете? Вы искали кузнеца, который бреет, а надо было искать коня, который бреет! Вот в чем дело!

И вновь Сатера подталкивал профессора в спину.

- Быстрее! Быстрее, профессор! Не забывайте, мы уходим от погони, а не сидим на лекции!

- Но вы сами будете жалеть, что не увидели своими глазами эти гравюры! Вот, например эта! — и профессор остановился. — Вы только посмотрите, какая работа! И совсем не в русской традиции! Это гораздо ближе к Востоку, как вы не видите!

— Видим! — хором кричали беглецы и срывали профессора с места.

— Они бежали по лестницам, потом чуть ли не ползли, потом катились вниз по скользкому склону и снова бежали, пока найденные профессором знаки не привели и его, и его спутников в полный тупик.

- По-английски это называется dead end! — сказал доктор Сатера, который, честно говоря, не отличался знанием иностранных языков, но любил вставить к месту и не очень какое-нибудь заморское слово.

— Какой-такой тупик?! Не может быть! У меня схема, и ошибки быть не может! — профессор выхватил Тетрадь и потряс ею в воздухе. — Вот, вот! «Конь бреет», сиречь — конь парит! То есть летит! Теперь вы поняли?!

— Это мы поняли, но откуда летит ваш конь? — довольно ядовито спросил доктор Сатера.

— Как откуда?! Мы же шли по знакам, значит, откуда-то отсюда!

— Откуда отсюда?! Здесь же тупик?! — сказал растерянно Иван.

— Не может быть, я тоже видела знаки! — подключилась к спору Василиса.

— И тем не менее тупик! Это — полный тупик! — закричал доктор.

-|Как тупик? — наконец профессор понял, что произошло. — Вы хотите сказать, что знаки врут или что я ошибся?

- Я хочу сказать только то, что отсюда есть одна дорога туда, откуда мы пришли. Наверное, вся эта средневековая компания будет рада, если мы вершимся.

— Ничего не понимаю! — недоумевал профессор.

- Ну, вот же, вот! Вот стена — одна, стена — вторая, вот — третья! Почти как в театре, по Станиславскому… А это что такое?! — доктор Сатера ткнул рукой уже в четвертую стену.

Вот так самый обыкновенный тупик обернулся коварной ловушкой.

Когда это дошло до сознания доктора Сатеры, он просто повалился с ног от усталости и разочарования.

- Но я же не мог ошибиться! Знаки явно вели нас сюда… Может быть, здесь есть какой-нибудь потайной рычаг или кнопка, как в старинных замках? Ведь здесь все устроено как замок!

— Может быть… — устало сказал Сатера.

- Тогда надо их найти!

— Бог в помощь, — казалось, что Сатера смертельно устал.

- Ну конечно, надо найти! — Иван стал шарить руками по стенам.

- А вы, вы разве не будете искать? — спросила Василиса Сатеру.

- Нет, — ответил популярный ведущий.

- Почему?

- Я устал…

- Тогда подвиньтесь, мне кажется, что рычаг должен быть где-то здесь! — сказал профессор, ползая возле Сатеры на четвереньках.

- Почему вы думаете, что здесь, а не там? — Сатера пнул стену ногой, которая была как раз на нужном расстоянии.

Ну, искушенный читатель, попробуй угадать, что произошло дальше. Да! Да! Ты, как всегда, прав! Стена поддалась. Огромный ее кусок вывалился наружу, осветив место прибежища наших героев ослепительным светом.

- Я же говорил, говорил! — с этим победоносным криком ослепленный солнцем профессор ринулся к проему и, если бы не потрясающая реакция доктора Сатеры, то это могли бы быть его последние слова.

Дело в том, что комната, в которой находились профессор и его спутники, была вырублена в скале, а выпавший кусок открывал путь прямо в пропасть, над которой сейчас и дергал ногами профессор. Сатера успел схватить учителя за пиджак, но похудевший за время странствий ученый выскользнул из него, как змея из старой кожи. Круглыми от ужаса глазами учитель и ученик смотрели друг на друга, понимая, что все кончено. У Сатеры явно не было времени, чтобы перехватить руку.

- Хватайте за волосы! — крикнул профессор. Ученик профессора всегда был очень сообразительным и очень дисциплинированным. Ему ничего не надо было повторять дважды. Таким образом профессор был спасен.

— Хорошо, что вы не обрили меня под «ноль», — сказал профессор, когда все было кончено, — а ведь мне так надоели длинные волосы, что я хотел вас попросить об этом.

Казалось, теперь можно было перевести дух, но Иван уже слышал голоса за стеной этой аварийной комнаты.

— Они уже здесь и в отличие от нас точно знают, как открывается эта стена, — сказала Василиса.

- Ну, профессор, — вынимая меч из ножен, сказал Сатера. — Где же и кого бреет ваш конь?

Профессор не ответил, он еще не успел отдышаться и прийти в себя от пережитого страха. Все начиналось сначала, разочарование было на лицах у всех, кроме Ивана.

- Вон конь! Там! Внизу! — Иван показывал на что-то, находящееся внизу, высунувшись в образовавшийся проем.

Сатера устроился рядом с парнем и посмотрел вниз, куда указывала рука Ивана. Там чуть ниже пролома начиналась тропа, которую он не заметил, когда боролся за жизнь профессора.

- Ну-ка, помоги мне, — сказал он Ивану.

Отвалив еще один кусок скалы, Сатера увидел

ступеньки, ведущие к тропе. В это же самое мгновение заскрипел невидимый механизм, и стена, закрывавшая вход в эту странную комнату, пошла вверх.

- Бежим! — приказал доктор, вставив камень в подъемный механизм. — Это задержит их ненадолго!

Конечно, бежать по такой тропе было бы безумием, но тем не менее отряд, хоть и медленно, продвигался вперед. Шли в таком порядке: первым — Иван, второй — Василиса, помогавшая шагающему следом профессору, а замыкал шествие Сатера с обнаженным мечом в правой руке. Тропинка виляла, однако беглецы постоянно могли видеть конечную цель пути - небольшую площадку, на которой белыми камнями был выложен силуэт крылатого коня. Но добраться до нее было не так просто. Тропинка то становилась уже, почти обрываясь, то вдруг дорогу преграждали естественные выступы скалы.

У одного такого выступа движение и вовсе остановилось. Для того чтобы его миновать, необходимо было прижаться к камню, ухватиться за маленькую расселину, а затем перенести центр тяжести с правой ноги на левую. Но место для нее было уже по другую сторону выступа. И все бы ничего, если бы профессор, довольно лихо преодолевший это препятствие, не оттолкнулся слишком сильно от края, где еще были Василиса и Сатера. Державшийся непонятно как до этого камень закачался и сорвался вниз. Ученый и девушка, как завороженные, следили за полетом камня.