Триллер и киллер (fb2)


Настройки текста:



Георгий Михайлович Садовников ТРИЛЛЕР И КИЛЛЕР

Молодой опер Телков, ритмично — раз, два… раз, два, — дышал через здоровый, не ведающий насморков нос, неумолимо преследовал грабителей, неотвратимый и грозный, как сам закон, находящийся, разумеется, в бескорыстных честных руках. Он промчался мощным маховым шагом по коридору первого этажа и, распахнув с разбега дверь чёрного хода, выскочил во двор. И тут-то увидел их. Четверо матёрых преступников поспешно грузились в новенький белый «кадиллак». У этого лимузина, фешенебельного, что пятизвёздочный отель, была тьма дверей — по три с каждой стороны, — но отпетые негодяи, толкаясь, лезли в одну. Именно в ту, куда перед тем бросили мешок с награбленным добром. Простак, не посвящённый в тонкости сыска, несомненно принял бы эту будто бы бестолковую суету за несусветную глупость. Но Телков вот уже второй год работал на Петровке, 38, и не где-нибудь, а под началом самого полковника Степанова, в его отделе убийств. Вдобавок к этому он регулярно повышал знания, заочно учась в юридическом институте, и потому тут же раскусил ложный манёвр бандитов: своим якобы идиотским поведением они пытались запутать предстоящее следствие.

Преступники, безусловно, были вооружены и крайне опасны, но Телков отважно навёл на банду своё верное табельное оружие, а именно пистолет системы Макарова, и в тот же момент, совершенно некстати, вспомнил кадры из одного американского фильма. Там полицейский, двухметровый амбал, вот так же навёл свой «магнум» на шайку гангстеров. И придерживал его при сём и второй, левой лапищей. «Почему мы наводим одной, а они двумя руками? — задал он себе давно мучивший его и именно в эти секунды прорвавшийся вопрос. — Ведь так сражаться очень неудобно. А ну-ка в это время зачешется нос. Что тогда прикажете делать? Чесать или стрелять? — И сам же, наконец, ответил: — Наверно, вся штука в том, что руки у штатовских копов слабее наших. Хотя эти ребята с утра до вечера хлещут полезные соки и прямо за рулём лопают пиццу и прочие хотдоги… Бедные копы!» Избавившись от терзавшей его загадки, опер облегчённо вздохнул и, вернувшись к исполнению обязанностей, зарычал, стараясь казаться старше своих лет:

— Вы окружены! Всем бросить оружие и лечь на землю! Вниз лицом! — добавил он, подумав.

Но преступникам всё-таки удалось втиснуться в «кадиллак», и тот сорвался с места, будто его огрели под зад жокейским хлыстом. Телков, словно на стрельбах в тире, нажал на спусковой крючок и молниеносно выпустил в автомобиль всю обойму. Подхватив от него эстафету, в лимузин ударила из всех стволов группа захвата, сидевшая в засаде по всему периметру двора. Однако машина с обителями благополучно прорвалась сквозь огненный ливень и живой и невредимой вылетела на улицу и скрылась за поворотом. Но напоследок один из её пассажиров успел обернуться и выставить в заднее окно немытый кукиш размером с узбекскую дыню. Этот непристойный жест был адресован ему, лейтенанту милиции Телкову!

— Он не нрав! Ты был, сынок, молодцом! — услышал Телков одобрительный голос своего начальника.

Знаменитый полковник Степанов вышел во двор следом за ним и несомненно был очевидцем того, как он упустил банду из-под самого носа.

— Сергей Максимович, вы смеётесь?! — в отчаянии воскликнул Телков. — Ну какой из меня молодец?! Сперва я их спугнул, когда споткнулся о пустое ведро. Грохот, наверное, был слышен по всей Москве. Иначе мы взяли бы банду прямо на месте преступления.

— Ну, это было бы слишком просто. А для нашей работы, как я уже говорил не раз, нет ничего хуже такой простоты, — напомнил полковник. — К тому же уважающие себя оперативники считают ниже своего достоинства брать бандитов в домах со всеми удобствами, где можно мимоходом принять ванну-джакузи, выпить чашечку кофе, глядя в спутниковый телевизор, и позвонить домой. Они предпочитают делать это в суровых условиях. На каком-нибудь заброшенном складе или в тупике железнодорожной станции, среди ржавых цистерн и старых вагонов.

— Но потом я разрядил всю обойму и ни разу, товарищ полковник, ни разу не попал в цель. С двух шагов! — упрямо напомнил Телков.

«У парня есть характер. Ишь, как отстаивает свою точку зрения», — одобрительно подумал Степанов, а затем нахмурился и строго промолвил:

— Вы меня удивляете, лейтенант. Где вы видели, чтобы хороший оперативник попадал в преступника с двух шагов? Да ещё в такую огромную цель, как этот «кадиллак»?

— Нигде, — признался Телков, мгновенно перебрав в памяти все виденные им боевики…

…Это простодушие и ценил Степанов в молодом опере. «Простодушие — редкий и очень важный дар, необходимый работнику милиции наравне с мужеством и выдержкой, а может, и больше, — говаривал он своим подчинённым. — Но, увы, многие этого не понимают». Многие и впрямь не понимали. Хотя некоторые факты подтверждали его слова. Вон, например, Телков в одиночку, без оружия и ещё не зная азов милицейского дела, задержал шайку бандитов, за коими долго и безуспешно гонялась вся милиция Москвы. И всё благодаря чему? Да этому самому простодушию.

…Тогда он только что приехал из глухого сибирского городка с намерением поступить в институт физкультуры, будто в королевские мушкетёры. И в тот знаменательный день зашёл на почту. Телков заполнил телеграфный бланк: де, дорогая мамуля, добрался до столицы благополучно, не то что д'Артаньян, документы и деньги целы, от поезда не отстал. Затем он встал в очередь к приёмщице телеграмм, и в этот момент в почтовое отделение ворвались четверо вооружённых мужчин. Их лица были обтянуты чёрными чулками, туго, без единой морщинки.

— Всем живо на пол! — зарычал предводитель банды, поводя по сторонам пистолетом.

Почтовые служащие и посетители не стали привередничать и дружно пали ниц. И лишь Телков остался на ногах, торчал перед грабителями соляным столбом, глядя на них во все глаза.

— Ты что? Глухой? — ещё зловещей прорычал предводитель, наставив пистолет теперь уже персонально на Телкова.

А тот вдруг захохотал, ровно сумасшедший, указывая лежавшим на бандитов, желая обратить их внимание на что-то невероятно забавное, но давясь при этом от смеха:

— Они… они… ха-ха-ха… ой, сейчас умру…

Бандиты принялись оглядывать себя и друг дружку с головы до ног, пытаясь выяснить, что у них не так. И ничего не обнаружив, встревоженно обратились к своему вожаку:

— Пахан, чё он смеётся?

— Заткнись! Пока я тебя не шпокнул! — заорал пахан на Телкова.

— Не… не могу. Вы… вы такие смешные… Чулки… ха-ха-ха… чулки носят не… не на голове. Их натягивают на ноги!.. Ха-ха-ха!.. И не мужчины, а женщины!.. — пояснил Телков между взрывами смеха.

Теперь, будто разом свихнувшись, бешено захохотали бандиты. Все, кроме самого пахана. Они указывали ему на Телкова.

— Он… он… Ой, умора!.. Он не знает… этот фраер никогда… никогда не видел в кино… — пытались они растолковать пахану, никак лишённому чувства юмора.

В ту пору боевики ещё не добрались до городка, где жил Телков, и потому он и вправду никогда не видел, как грабят банки и почту.

— Идиоты! — завопил пахан на своих подельников. — У нас всего пять минут! Лягавые уже небось в дороге!

Но куда там! Его шестёрки снова глянули на Телкова и ещё пуще зашлись от смеха, точно получив от него новый и очень мощный заряд веселья. Они хватались за животы и вытирали обильные слёзы волосатыми кулачищами, в которых были зажаты пистолеты и ножи. Глядя на них, начали подхихикивать и лежащие на полу. Пахан топал ногами и грозил всем страшными карами. Но когда с улицы донёсся нарастающий вой милицейских сирен, он в бессильной ярости плюнул и выскочил за дверь. А вскоре в почтовое отделение ввалились оперативники во главе со Степановым и скрутили бандитов, словно грудных младенцев. Настолько те ослабели от смеха.

Грабителей увели, а Телкову Степанов сказал:

— Голубчик, вам с таким простодушием следует работать в милиции. Что касается физкультуры, у нас её с избытком. Мы круглые сутки занимаемся бегом и прыжками в длину и высоту.

Телков последовал его совету. А после учёбы в Высшей милицейской школе Степанов взял его в свой отдел…

— Тогда… тогда разрешите приступить к преследованию! — вскричал молодой опер, вдохновлённый доверием начальства. На его крепких округлых щеках вспыхнул яркий юношеский румянец, помесь крови с молоком.

— Этим займутся другие. Можно сказать, второстепенные герои, — пошутил Степанов, невольно любуясь горячностью своего молодого коллеги. — А для вас у меня иное, особое задание. Но подробней об этом — по дороге в отдел.

Они уселись в старенькую «Волгу», списанную в одной из разбогатевших мафиозных корпораций, и покатили на знаменитую Петровку, 38. Здесь, в машине, Степанов изложил суть предстоящей операции:

— Как нам стало известно из надёжных источников, в Москву вернулся киллер Моржовый. Он же Иванов, Петров и он же, естественно, Сидоров, которого мы ищем не один год. Моржовый — его кличка в преступном мире, — пояснил полковник, заметив смущение на лице молодого сотрудника. — Да, да, сынок, преступный мир циничен, и ты с этим ещё столкнёшься не раз и не два. Итак, речь несомненно идёт о заказном убийстве. Пока мы не знаем, кто заказал и кого. Этого ещё не ведает и сам киллер. Имя и адрес ему будут названы завтра. На встрече, или, как они говорят, на стрелке в Третьяковской галерее. Возле одной из картин художника Ильи Ефимовича Репина. Год рождения 1844-й. Год смерти 1930-й. Русский. Не судим, — пошутил Степанов, позволив себе расслабиться, но только на мгновенье. — Свидание назначено на тринадцать ноль-ноль по московскому времени.

Полковник и лейтенант по профессиональной привычке сверили часы. Скромный отечественный «Полёт» подчинённого самолюбиво спешил за дорогой японской «Сейкой» начальника, подаренной ему умирающим от подлой ножевой раны последним благородным бандитом по прозвищу, ну конечно же, Граф.

— Но учтите, — промолвил Степанов. — У Моржового более совершенный «Ролекс». У такого киллера всё учтено до сотых долей секунды. А может, и до миллионных. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов.

— Но почему в музее?! Товарищ полковник! Разве в городе не осталось ну ни единого сомнительного места? — спохватившись, встревожился молодой опер. — Совсем-совсем ни одного?

— Не беспокойтесь, лейтенант, — улыбнулся Степанов. — Злачных и прочих подозрительных заведений хватит на наш с вами век. Если его раньше времени не прервёт вражеская пуля. — Тут он вновь посерьёзнел: — Поэтому и для меня сие остаётся загадкой: почему заказчик для явки выбрал такой необычный объект? Как правило, преступники стараются держаться подальше и от музеев, и от прочих центров культуры, освещённых и естественным, и ярким духовным светом. А тут нате вам — всемирно известная галерея!

Признание Степанова прозвучало для молодого опера прямо-таки ошеломляюще. Он-то думал, будто для его шефа уже не осталось тайн. И вот — поди же! — нашлась!

— И вам, лейтенант, предстоит найти ответы: почему Третьяковская галерея? И при чём тут картина Репина?

— И какая именно из них? — завершил тем временем Степанов свою мысль.

— Товарищ полковник! Сергей Максимович! Я правильно понял? Это задание вы поручаете мне? — не поверил Телков своим чутким ушам — предмету восхищения врачей-лоров и, ожидая ответа, жадно впился взглядом в грубое крестьянское лицо своего начальника, которое ввело в заблуждение уже не одного матёрого уголовника. «Хорошо, что я это знаю», — удовлетворённо подумал молодой опер.

— Больше некому, лейтенант. Остальные наши коллеги ему, Моржовому, известны будто близкая родня, нелюбимая только. А вы пришли в отдел уже после его бегства, — очень просто пояснил Степанов. — Сам я сегодня в ночь отбываю на шотландское озеро Лох-Несс.

— То самое, где был замечен доисторический ящер Несси?! — невольно воскликнул Телков.

— Есть такая версия, сынок. Вот меня и попросили расследовать это дело, — сказал, вздохнув, полковник. — Есть Несси или он — игра очень азартного воображения.

Да, после того случая, когда шеф вычислил и задержал в горах Памира несуществующего снежного человека по имени Йети, Степанову не стало покоя от учёных.

— Сергей Максимович, расследуйте спокойно! Я этого Моржового… Он от меня не уйдёт! — горячо пообещал Телков. — Мне бы только его фото! Ну хотя бы словесный портрет. Пусть даже не совсем точный!

— Вот в этом и закавыка, — посуровел Степанов. — У нас его фотографий на пухлый семейный альбом. «Моржовый в молодости», «Моржовый в зрелые годы». Но ныне от них никакого прока! Моржовому сделали пластическую операцию. И теперь он похож на себя, того прежнего, как я на мисс Марпл, — горько усмехнулся Степанов.

— Товарищ полковник! Надо найти хирурга, который его изменил. И тот нам опишет, ну, то, как Моржовый выглядит теперь, — подсказал молодой опер, не робея перед солидным авторитетом своего начальника.

— Разумеется, я об этом подумал, — улыбнулся Степанов. — И тотчас вместе с капитаном Деняевым отправился к хирургу в его косметический салон. Но хирург уже был мёртв. Как, впрочем, это всегда и случается с ценными свидетелями. Он скончался при весьма странных обстоятельствах. Захлебнулся сладким чаем. Хотя, как уверяет его секретарша, покойный был утончённым чаеманом и принимал этот налиток не торопясь, изысканно, смакуя каждый глоток… Лейтенант, а что вы получали по истории в школе? Какие отметки? — вдруг и будто бы совсем неуместно поинтересовался полковник.

— Тройки, — признался Телков, виновато, по-ученически, опустив голову.

— С вашей стороны, лейтенант, это было явным и, как теперь выясняется, служебным упущением, — вздохнул полковник. — За покойным хирургом помимо чая числилось ещё одно, и к тому же любопытное, хобби. Он увлекался нашей Российской историей. Притом весьма необычно. Превращал своих пациентов в копии известных государственных деятелей. Нами были уже арестованы три Павла Первых, два генерала Ермолова и одна княжна Тараканова. На какую-то знаменитость теперь похож и наш Моржовый. Вот только на какую?

— Товарищ полковник! Но однажды я получил четвёрку! Честное слово! Может, именно за того самого исторического деятеля? Ну, который сейчас Моржовый! — вспомнил Телков. — Сергей Максимович, раз надо, я всё равно его узнаю. Даже если это был другой деятель и за него мне поставили двойку! И тут же его возьму.

— На каком основании? — улыбнулся полковник. — У него, как вы догадываетесь, документы на иное имя. И уж совсем другая личина. Нам не за что зацепиться. Нет, мы Моржового возьмём с поличным. А пока ваша обязанность: выявить и проследить. Зарубите это на своём носу. Не в прямом смысле, конечно, — добавил он, учитывая похвальную исполнительность молодого подчинённого. — И учтите, Моржовый тоже будет присматриваться к окружающим. Этот опытный волк нас, милицию, чует за километр. Придётся вам, лейтенант, подумать о маскировке. Под кого же вам сработать? — Степанов отклонился в угол сиденья и оттуда оглядел Телкова как бы со стороны.

— Ты что-то, Максимыч, затянул свой инструктаж. Будто какой-то зануда. Мы уже в который раз проезжаем мимо нашего управления, — не оборачиваясь, вмешался старшина-водитель. Он ездил со Степановым без малого тридцать лет, спасал ему жизнь и потому по-свойски резал правду-матку.

— Ладно, Федотыч, заезжай в ворота. Пусть лейтенант сам пошевелит мозгами, — добродушно уступил полковник.

В отделе их ждали понурые участники погони. И лишь довольно потирал руки подполковник Лаптев. Он был заместителем Степанова и аккуратно раз в квартал подавал на своего начальника рапорт: де, тот со своим вольнодумством прёт против инструкций и потому наносит вред.

Сам же Лаптев, как подозревали в отделе, не прочёл ни единого детектива и не ведал, что такое фильм-боевик. У него и вид-то был такой, будто его играл специально загримированный артист, — острые злые скулы и маленькие, вечно насторожённые глазки, сведённые к самой переносице.

— Мы их упустили. Что и следовало ожидать при таком руководстве, — доложил он Степанову, не скрывая сарказма.

— Вот и прекрасно, что упустили. Значит, всё идёт как надо, — благодушно ответил полковник, относясь к наскокам своего заместителя с присущим ему юмором. — Если мы будем уголовника брать в сей же момент, преступность вскоре исчезнет. И нас за ненадобностью разгонят ко всем чертям. Даже вас, подполковник.

Все, кроме Лаптева, поняли, что это, разумеется, шутка. И также догадались, что их начальник на самом деле знает нечто важное, пока неизвестное остальным.

Пошутив и тем самым подняв боевой дух приунывших было подчинённых, полковник провёл совещание, без чего немыслима полнокровная оперативная работа. Где ещё потешить свою разудалую фантазию, обрушив на коллег вагон самых смелых версий?! После того как фантазёры наговорились досыта, Степанов произнёс кратчайшее заключительное слово:

— В загадочном и явно неравнобедренном треугольнике «заказчик, киллер Моржовый и жертва» самым важным является последний угол. Как мне подсказывает интуиция, это фигура глобального масштаба. Недаром для его убийства вызван Моржовый — первейший ас в таком мерзком деле. Раскрыв тайну жертвы, мы получим ответ на очень важный вопрос, который, я чувствую, волнует миллионы людей. Учтите это, Телков.

После этого он взял сумку с дорожными вещами и отбыл в международный аэропорт. Его подчинённые, не мешкая, разошлись по домам. Чтобы было кого в связи с новым преступлением вытащить из постели пронзительным телефонным звонком.

Пришёл в свою крохотную однокомнатную квартирку и молодой опер Телков. И ещё с порога услышал неистовый зов телефона. «Даже не дали раздеться и лечь под одеяло. Кому-то так и не терпелось ограбить, а может, и совершить убийство», — подумал лейтенант и, забыв в спешке захлопнуть дверь, кинулся к аппарату.

— Уф, Люся, хорошо, что это ты! А я-то решил, вызывают в отдел. Но значит, на этот час в городе все живы и здоровы. Ты, Люсь, прямо как добрый вестник, — с облегчением произнёс Телков, услышав в трубке знакомый женский голос. И тут ему вдруг стало обидно: — Люсь, а почему ты ещё не сказала ни разу: «Всё! Я так больше не могу! Я устала ждать каждый день, вернёшься ты домой живой или мёртвый. Телков, мы должны развестись!» У нас, в отделе, всем жёны давно проели плешь. И только я будто какой-то ненормальный.

— Телков, ты меня озадачил. До самых каблуков. Ну посуди сам: как может честная и воспитанная девушка настаивать на разводе с человеком, за которого она даже не вышла замуж? У нас с тобой и намёков-то не было на эту тему.

— Разве? — поразился Телков, озирая свою аскетическую холостяцкую квартиру. Скудная мебель и подоконник были покрыты девственным слоем пыли. Ни единого на всём отпечатка пальцев рачительной хозяйки. — Люсь, извини! Мы зашиваемся на все корки. В голове сплошной винегрет. Представляешь? Преступность за последнее время выросла на два и семь десятых процента!

— В газетах писали на восемь, — возразила девушка. — А мы с тобой, Телков, в сущности только дважды сходили в кино. И оба фильма были сплошные детективы.

— Вот именно, детективы! — радостно подхватил Телков. — Люсь, ты что? Не поняла? Значит, это и было моё предложение. Я бы кого попало на сеанс не позвал. Сечёшь? Я как бы тебе сказал тем самым: «Люсь, ты для меня что надо!»

— Но поди догадайся, — растерялась Люся.

— А следовало догадаться и по-дружески подсказать: мол, тогда пора в загс. Ну что? Теперь подскажешь?

— На той неделе, — подумав, уступила Люся. — На этой у меня финансовый отчёт.

— Я потерплю, — пообещал Телков. — Распишемся, а через месяц-другой ты потребуешь развода. Ну, как у всех наших!

— Сначала распишемся, а там посмотрим, — строго ответила Люся.

«А что она, собственно говоря, хочет увидеть?» — недоуменно подумал Телков, положив трубку на место. Но тут его взгляд наткнулся на входную дверь, и оперу стало не по себе. Он поступил крайне легкомысленно, бросив её приоткрытой. И загляни сейчас кто-нибудь в квартиру, он или она непременно бы наткнулись на его остывающий труп. Так бывает всегда, когда ты, увидев приоткрытую соседскую дверь, суёшь в неё свой нос. Потом бежишь к телефону и звонишь: мол, милиция, убит наш сосед! Но на сей раз ему повезло. Все соседи в эту минуту сидели у телевизоров, и он остался жив. «Наверное, смотрят какой-нибудь многосерийный детектив», — не без зависти предположил Телков, укладываясь в постель на всякий случай прямо в одежде.


«Видать, этот хмырь слетел с катушек. Или слышать не слыхивал о наших воровских нравах. Кто ж так назначает свиданки?» — неприязненно подумал Моржовый. Подобные встречи во все века назначались в притонах, среди подозрительных лиц и пьяных драк, которые непринуждённо переходили в поножовщину или пальбу из автоматов. Так повелось с тех пор, как было совершено первое в истории уголовное преступление. Но заказчик выбрал Третьяковскую галерею. Тут порядочному убийце и плюнуть-то не на что — везде, куда ни ступи, под ногами натёртый до блеска паркет. И картину, дубина, приглядел с мокрым делом, где царь Иван только что замочил своего сынка. Теперь хоть подгоняй в зал «воронок» и заметай всех, кто ошивается возле картины.

Зато этот козёл небось заклинился па шпионских книжках. Здесь к нему, классному киллеру, подвалят и спросят, точно образованного лоха: «Не будете ли столь любезны? Как пройти к Моне Лизе?» А он должен ответить, ровно американский или ещё какой агент: «Пройдёте в конец Европы и, свернув налево, увидите город Париж. Там спросите Лувр. В нём и найдёте эту Мону». После чего ему скажут ещё: «Вы даже не представляете, как мне помогли. И потому примите в знак благодарности каталог галереи, который вы забыли, навестив туалет». И всучат затем книжонку. В неё-то и будут вложены имя клиента, его адресок и деньги. Когда ему передали всю эту бредовую муть, он поначалу было решил послать курьера и самого свихнувшегося заказчика в известное место, да разум перевесила сумма, которую ему посулили за исполненный заказ. С такими монетами он сможет залечь на дно, да не в грязный родимый ил, а на жёлтый песочек где-нибудь в Майами. Подальше от полковника Степанова и его своры ментов. Но прежде он накажет заказчика. Тот имел глупость разнюхать, где он сейчас, Моржовый, в каком ходит обличье. Небось успел выудить у хирурга. Но тот ныне умолк навсегда. Скоро заткнётся и этот. Заказчик сам подписал себе приговор в тот момент, когда отправил заказ.

Моржовый взглянул на свой «Ролекс». Тринадцать ноль-ноль. Тютелька в тютельку. Но заказчик опаздывал, хотя передал, мол, предстанет с боем часов, как граф Монте-Кристо. Сам же Моржовый явился загодя, хотел проверить, нет ли какого подвоха. Бережёного бережёт осторожность. И потому он теперь восседал на красной плюшевой скамье, установленной напротив картины, словно распоследний пень. Строил из себя любителя всякой мазни, буравил картину будто бы умным взглядом. А там и смотреть-то было не на что. Убийца был любителем-тюхой, пусть и знаменитый злодей. Не мог прикончить одним ударом? Добей контрольным!

Хорошо, что сегодня воскресный день. Полно людей, не так тебя видать. Но, впрочем, кое-кто уже начал пялить гляделки. Вон тот молодой розовощёкий качок в тесном пиджаке вертит голой башкой, словно никогда не видел людей. Забыл, зачем сюда пришёл. Провинция! Качок скользнул по нему, Моржовому, взглядом. Ну, может, задержал самую малость и повёл его дальше. «Мент!» — насторожился Моржовый. Но тут качок поднёс к уху мобильный телефон и зашевелил губами. На его безымянном пальце сверкнул толстый перстень-печатка новых русских. Как же я сразу не усёк? Вон как облился одеколоном. Бухнул на себя небось целый флакон. Фу, навонял на весь зал. Словом, с этим типом всё было ясно. Зато другой, тот, нечёсаный, волосатый, вылитый бомж, так и жрёт его глазами, так и хавает. И тут нечёсаный-волосатый направился прямиком к нему, шёл, не сводя с него глаз, будто держась за невидимую путеводную нить.

«Неужто это и есть заказчик? — нахмурился Моржовый. — Ну он даёт! Косит под бомжа. Лучше ничего не нашёл, придурок. Что ему здесь? Карнавал, когда все в разных костюмах? Но стоп! Где-то он уже маячил… Ну да, возле табачного киоска, у выхода из метро. Крутился рядом, пока я брал сигареты. А сам ничего не взял. Присматривался, гнида».


Пошевелив по совету полковника мозгами, Телков замаскировался под нового русского, то есть скрепя сердце самоотверженно постригся наголо, облил себя одеколоном с головы до ног и беспрерывно подносил к уху мобильный телефон. В такой личине он прибыл в Третьяковскую галерею и тут же обнаружил непредвиденное — полотна Репина были дислоцированы в двух залах! Поди, узнай, в каком именно назначена «стрелка». Пока ты караулишь в одном, Моржовый получит заветную информацию в соседнем. И состоится это возле определённой картины. Если бы удалось её угадать! Телков окинул пронизывающим оперативным взглядом стены первого зала и, не найдя подходящей зацепки, перебежал во второй. И здесь ему тотчас в глаза бросилось полотно с Иваном Грозным и жертвой его преступления. «Убийца действовал в состоянии аффекта. Удар был нанесён в висок. Орудие убийства — царский посох, — машинально запротоколировал молодой оперативник. — Тут и назначена встреча. Перед этой картиной. Как утверждают бывалые криминалисты, а также писатели, убийца возвращается на место преступления. Его туда так и тянет». Но сейчас же Телков спохватился и самокритично себя опроверг: но своего преступления, не чужого. Это убийство принадлежало другому человеку. Собственное у Моржового и его заказчика ещё впереди.

Телков взглянул на часы, и стрелки ему показали двенадцать часов пятьдесят семь минут. Киллер, наверное, не дурак — тоже притащился загодя и теперь приглядывается, так же изучает обстановку. Телков старался не выделяться, держаться в толпе, да люди, вдохнув его одеколона, сейчас же отходили прочь, и он торчал в людном зале, словно дерево в чистом поле. Ему хотелось крикнуть: «Ну что же вы такие привереды?! Одеколон дорогой! Каким же ещё душатся бизнесмены?! Я за него заплатил ого-го!»

Но где же он, Моржовый? Стоит небось в двух шагах, только протяни руку. Телков завертел головой, лихорадочно вглядываясь в лица. На кого он похож? Может, на тот портрет? Кто там? Ну да, это композитор Мусоргский. Одутловатое лицо, распухший сизый нос. Для киллера в самый раз. Но тут затрезвонил мобильный телефон. Телков поднёс аппарат к уху и оторопел, услышав голос Степанова:

— Лейтенант, как обстановка?

— Объект ещё не обнаружен. Продолжаю вести наблюдение, — доложил Телков. — Товарищ полковник, вы ещё в Москве?

— Нет, уже в Скотланд-Ярде. Сынок, я вспомнил: там, в зале, имеется портрет Мусоргского. Ты знаешь, кто это такой?

— Сергей Максимович, вы меня обижаете, — промолвил Телков с горьким упрёком.

— Не сердись. Я должен был убедиться. Значит, ты понял сам: Мусоргский — это ложный путь. Он — не политик. Следовательно, нужно искать другого.

— Я другого и ищу, — неожиданно для себя соврал Телков и покраснел от стыда до корней волос и ворота сорочки. — Товарищ полковник, а может, он теперь…

— И не Иван Грозный, — угадал Степанов. — Что было бы слишком прямолинейно. Обратите внимание на восемнадцатый век. Моржовый, по-видимому, там. Хирург прямо-таки обожал эту эпоху. Ну, с богом! — И Степанов так же вдруг отключился, как и возник.

А Телков теперь побледнел от мысли: не объявись вовремя полковник, и он бы дважды ступил на путь, ведущий в тупик. Но молодой опер взял себя в руки и с удвоенной энергией вернулся к своей нелёгкой службе.

Телков силой заставил себя мысленно вернуться в школьное детство, на забытые уроки истории. «Давай, давай, работай!» — подстёгивал он свою память, напряжённо вглядываясь в лица слоняющихся по залу зрителей. Но среди тех не было ни единого хотя бы мало-мальски знакомого, ну, такого, кто бы смахивал на известную историческую личность. Хотя среди публики встречались и довольно странные типы. Вот хотя бы этот маленький бородатый бомж в мятых да измызганных пиджачке и штанах, залёжанных в грязных вокзальных углах и подвалах, в засаленной футболке неизвестного цвета и стоптанных кроссовках. Его-то что сюда занесло, бездомного бродягу? Он вёл себя беспокойно, рыскал по залу, однако не просто, абы куда, что-то привлекло его внимание, и он ходил как бы вокруг да около, бормотал что-то себе под нос, но слова гасли в дремучих зарослях усов и бороды. Зигзаги, которые он описывал, провели его мимо Телкова, и опер вдруг увидел совершенно неожиданное для зачуханного бомжа безукоризненно чистые уши! Их несомненно долго мыли с мылом, тщательно крутили мизинцем в ушной раковине. Наверно, более ухоженные уши были только у самого министра культуры. Словом, этот человек не был бродягой. Он скрывался за его личиной. «Вот он — Моржовый! — мысленно воскликнул Телков. — В облике какого-то исторического деятеля, который бежал за границу после неудачного заговора и там умер в безвестности и нищете». Телков поднапряг свою память, но перед его мысленным взором всплывали лишь парадные портреты великих русских полководцев, украшенных лентами да орденами и почивших в лучах славы. «Вот к чему, ребята, приводит несерьёзное отношение к образованию», — с горечью и вместе с тем поучительно произнёс Телков, обращаясь к своим будущим детям, мальчику и девочке, которые, как и положено, появятся у него и Люси. Но тут совершенно кстати лейтенант вспомнил антропометрические данные из дела, заведённого на Моржового: рост сто восемьдесят пять… Дальше можно было не продолжать: псевдобомж не дотягивал и до ста шестидесяти. Другой бы опер на месте Телкова, возможно, опустил руки. Но полковник Степанов учил своих подчинённых не сдаваться, и лейтенант вступил в борьбу со злой неудачей. «Если этот человек не сам Моржовый, значит, он его заказчик. И сейчас приведёт меня к киллеру», — упрямо решил молодой офицер.

И псевдобомж, будто Телков освободил его от последних сомнений, прямиком направился к полотну с Иваном Грозным, не сводя глаз с кого-то из тех, кто находился возле картины. «Ну, голубчик, не подведи!» — взмолился Телков.


«Где же он? На каком теперь этаже? Первом? Втором? По каким бродит залам? Вот уж зря подвернулся этот мужик со своей затеей. Будто подстрелил прямо в вестибюле». Нет, сама затея была неплоха: раздавить четвертинку на двоих в музейном баре и почирикать. Но только в другое время, не сейчас. Пока он отбивался, де у него спешное дело, Каляев поднялся по лестнице и был таков. Это же надо! Столько искать, найти — и тут же упустить из вида. И всё-таки везуха ему благоволила — пробежав по галерее и взлетев во второй репинский зал, он нашёл того, кого искал перед картиной с Иваном Грозным. «Земной тебе поклон, Илья Ефимович, за то, что придержал его у себя», — мысленно поблагодарил тот, кого приняли за бомжа.

Да, он не ошибся. Это Каляев! Только прибавить в скулах. А нос смягчить. И сделать другой зачёс. Огонь в глазах всё тот же, тюрьма не смогла погасить. Осталось подойти и договориться. Хотя его неприступный вид, м-да, не сулит лёгкого контакта. Но с другой стороны, он и надобен-то часа на полтора, этого будет довольно.

Псевдобомж решительно направился к тому, за кем он наблюдал, не сводя с него глаз, не то вновь вдруг денется куда-то. А тот будто всё понял, встретил его взглядом во взгляд.

— Вы не знаете, где можно купить подрамник? — спросил псевдобомж, стараясь сразу же завязать лёгкий непринуждённый разговор.

— А больше ничего не спросишь? — грубо произнёс трудный собеседник. И впился в него колючим взглядом. И впрямь ждал чего-то.

— Могу. Ну как вам Репин? Говорят, фотография заменила живопись. А ты попробуй вот это сними, — заговорил псевдобомж, пытаясь обойти разделявший их барьер с другой стороны и указывая при этом на царя Ивана и его убиенного сына.

— А ну-ка отвали, — прорычал Каляев.

— Мужик, ты чего? — запротестовал псевдобомж. — Давай поговорим. Можем выпить. У меня есть сорок рублей… Ладно, ладно, ухожу, — сдался он, видя, как злобно сузились его глаза.


Вот оно! Свершилось! Ложный бомж остановился перед неким гражданином. Тот сидел на красной плюшевой скамье напротив картины с непредумышленным убийством. Гражданин поднялся в полный рост, и Телков обнаружил знакомое лицо, хотя сам человек ему был совершенно неизвестен. То есть он где-то его встречал и совсем недавно — да что там! — вот-вот. Ну конечно, здесь. На то это и музей. Тут люди ходят табунами из зала в зал. Так же он видел и вон ту толстую даму, с театральным биноклем, и вон того худого в круглых очках. И ещё кое-кого тоже видел, как и этого гражданина. Только тогда он был в тяжёлой богатой шубе. «Тут что-то не так, — насторожился лейтенант. — Разве будет живой человек в это время расхаживать в шубе? В середине лета?» Что-то смутное заставило Телкова броситься в суриковский зал, и оно не ошиблось. Так и есть! Пожилой мужчина за деревенским столом. «Меншиков в Берёзове»? Телков тут же опрометью вернулся на боевой пост. Они ещё были на месте — ложный бомж и мужчина со скамьи. Всё сошлось: заказчик встретился с Моржовым, ставшим двойником Меншикова из Берёзова. И в эту самую минуту сообщает ему имя и адрес заказанного человека.

Тут Телкову, потерявшему на радостях голову, представилась блестящая возможность всё испортить — стоило только подойти к негодяям и красиво сунуть им под нос своё служебное удостоверение. Но лейтенант совершенно некстати вспомнил о предостережении мудрого Степанова и устоял перед соблазном «Главная фигура в этом деле — их жертва. И мы должны на неё выйти, следуя за Моржовым» — вот что сказал полковник.

«Итак, передача состоялась! — подумал Телков, когда заказчик покинул киллера. — Правда, Моржовый чем-то недоволен. Но уходить не намерены ни тот ни другой… Ясно! Делают вид, будто их встреча была случайной. А это что ещё за явление народу?»

К Моржовому между тем подкатила новая личность. Впрочем, она была известна и даже весьма — академик Викентий Мелентьевич Гусь! Учёный поселился на экране телевизора и оттуда яростно просвещал зрителей, громя тёмные предрассудки, и, между прочим, начисто отвергая существование снежных людей и прочих доисторических чудовищ. Досталось однажды и полковнику Степанову, арестовавшему памирского Йети. Гусь обозвал его мошенником, чьи действия угрожают мировому прогрессу.

— Это не ваш каталог? Вы забыли его в туалете, — громко произнёс академик и вручил Моржовому пухлую книжку.

— Мой, — тоже на весь зал прохрипел киллер и взял каталог, не поведя при этом и бровью. «А Моржовый, видно, не так-то прост. Неравнодушен к искусству. Теперь их выбор понятен. И почему для встречи выбрано необычное место. Сергей Максимович будет удивлён», — подумал молодой опер.

Исполнив долг, положенный воспитанному человеку, академик старомодно откланялся и проследовал в очередной зал. А Моржовый-Меншиков ещё послонялся для вида и наконец резко направился к выходу. За ним тайно поспешил и он, лейтенант Телков.

Киллер вышел из галереи и пошагал в сторону метро. Телков держался за ним шагах в двадцати, не упуская из вида его косматый затылок, и через каждую минуту изменял свою внешность. Наклеивал бороды и усы разных фасонов. Извлекал из кармана мятый берет и натягивал по самые уши. Эти меры были его собственной придумкой, и молодой опер ими скромно гордился.

Где-то поодаль, несомненно, следовали его коллеги.

Прилепившись взглядом к Моржовому, он и не заметил, когда именно между ними вклинился заказчик. Он тоже шёл по пятам за Моржовым. И двигался как-то странно — рывками. То спешил, будто хотел поравняться с киллером, то, словно передумав, замедлял ход. «Тоже боится потерять из виду. Но что ему нужно от Моржового? — гадал Телков. — Заказчик сделал своё дело. Передал! Теперь ему остаётся одно — ждать. Но, может, он киллеру не верит? Вот и следит за ним… Впрочем, пора связаться со своими. Доложить, что я выявил киллера. Пусть знают: лейтенант Телков тоже шит не лыком», — с удовольствием подумал молодой опер.

Но телефон его опередил — зазвонил сам.

— Малыш, — послышался голос Степанова. Его заглушал рёв моторов. — Не ломай голову, сынок. Это вертолёт. Я на пути к озеру Лох-Несс. Между прочим, английские коллеги преподнесли мне приятный сюрприз. Мы взлетели с Паддингтонского вокзала!

— Оттуда выезжали Шерлок Холмс и Ватсон! — восхищённо вскрикнул Телков, невольно привлекая внимание прохожих.

— Ставлю пять! — похвалил Степанов. — А рядом со мной инспектор Лестрейд.

— Ух ты! — ахнул Телков.

— Однофамилец, однофамилец. Но оставим литературу. Докладывайте, что там у вас?

— Товарищ полковник! Я его обнаружил! — захлёбываясь от гордости, известил Телков. — Он и Меншиков — что две капли.

— Александр Данилыч? Я так и подумал. И сейчас вы его ведёте, — спокойно произнёс Степанов. — Поэтому и звоню. Как мне подсказывает интуиция, намеченная жертва находится за пределами Москвы, а может, и России. Так что учтите.

— Товарищ полковник! Тут ещё много непонятного, — пожаловался Телков. Он собрался поведать о неожиданном манёвре киллера, но не успел.

— Лейтенант, я отключаюсь. Нас атакует летающая тарелка, — достойно, без паники произнёс Сергей Максимович, и связь оборвалась.

Не упуская подельников из виду, Телков сообщил в управление о происшедшем, нарисовал их словесные портреты.

— В случае чего ищите Меншикова из Берёзова, — предупредил лейтенант.

А Моржовый между тем миновал подземный вход в метро и, пройдя ещё метров триста, свернул в кафе. Вторым туда юркнул заказчик. Телков снял фальшивый перстень и галстук. И, как был в берете и при фатоватых на этот момент усах, стал третьим.

В кафе Телков старался не вызывать подозрений, не глядя по сторонам проследовал прямо к буфетной стойке, за которой важно выставилась пышная рыжеволосая женщина с большими волоокими глазами.

Преступники остались за его спиной, плели что-то несомненно противозаконное, а он, лейтенант милиции, не смел повернуть головы, боясь себя выдать. Надо было придумать нечто хитрое, найти ловкий выход из этого дурацкого положения, в какое он сам загнал себя. Но на ум не приходило ничего путного. Лишь в глаза настойчиво лезла совершенно ненужная коричневая дверь с табличкой «Служебный выход». Но это был не тот выход. Тогда он вспомнил завет Сергея Максимовича: «Сынок, когда не помогает всё возможное, следует прибегнуть к самому невозможному».

Телков занялся поисками невозможного, взглянул на буфетчицу. Женщина смотрела за его плечо в какую-то даль. Её зелёные зрачки были расширены почти до размера двухрублёвой монеты. «Э-э, да эта особа никак покурила травки или нанюхалась кокаина», — догадался Телков и, не мешкая, уставился в глаза буфетчицы.

В её остекленевших зрачках отражался зал со столиками и клиентами, точно в бинокле, если глядеть с обратной стороны.

И то, что он увидел, заставило его нахмурить брови. Моржовый и заказчик расположились в разных углах, ровно мартовские коты. Заказчик сидел лицом к Моржовому и, достав из кармана блокнот и гранёный карандаш, что-то чертил, бросая на киллера короткие, но цепкие взгляды. А тот уселся к заказчику спиной, но зато лицом к широкому настенному зеркалу. И следил за своим партнёром.

И тут тёмные извилины опера осветило ослепительной вспышкой, точно близко ударила молния. Так вот в чём фокус! В музее состоялось знакомство. Преступники как бы обнюхали друг друга. Сама информация будет передана здесь. Заказчик словно ненароком покажет то, что написал-начертил. А Моржовый прочтёт всё это в зеркале. Только справа налево. На манер евреев… Ну, циркачи! Ну, эквилибристы!


«Хм, вот уж кем я ещё не был, так это дипломатом, — ухмыльнулся Моржовый, слегка приоткрыв каталог и заглянув в спрятанные документы. — Казалось бы, всё нормалёк, но появилась новая проблема. Этот бородатый гном. Он подвалил неспроста. На кой хрен ему какой-то… как его там?.. подрамник? Он хотел убедиться вблизи: я это или не я. И убедился, раз сел на хвост, — говорил себе Моржовый, наблюдая через зеркало. — Ишь, специально давит. Мол, я знаю всё! И кто ты теперь. Но откуда? Неужто и этому сболтнул хирург? Успел, дешёвка… Вон, даже чиркает в блокноте, будто рисует словесный портрет. Хочет прихватить за горло.

Кто он? Ясно, не мент. Те бы сразу взяли под ручки. У этого другой интерес. Но какой? Впрочем, это не имеет значения. Я его прибью. Успею до самолёта. За спиной должно быть чистым-чисто, как в новой квартире».


— Ну и что ты у меня увидел? — усмехнулась буфетчица.

— Всё, что хотел, — честно ответил Телков.

— Хам! Пошляк! — взвизгнула буфетчица и, навалившись большим и мягким животом на стойку, залепила оперу увесистую пощёчину, прозвеневшую на всё кафе.

«Сейчас, конечно, откуда ни возьмись, появится Люська», — обречённо подумал Телков, потирая занывшую щеку.

И угадал. Люся и жила, и служила на окраине Москвы. Но каким-то образом и впрямь оказалась в кафе, да ещё в своё рабочее время. Вот она стоит рядом с ним, и налицо все её особые приметы, маленький симпатичный нос, большие карие глаза, левая бровь выше правой, что ей придавало когда удивлённый, а когда слегка надменный вид. Сейчас Люся выбрала вид номер один.

— Что же ты, Телков? Мы ещё не расписались, а ты уже побежал на сторону? — горько усмехнулась его ненаглядная невеста. — Фу, какой аромат? Вы любите этот одеколон? И усатых мужчин в берете? — поинтересовалась она у буфетчицы якобы наивно.

— Я замужняя женщина. У меня двое детей, — высокомерно ответила буфетчица.

— Люсь, это моя работа, — многозначительно прошипел опер, не разжимая губ.

— И на вашем языке это называется операцией, — съязвила Люся. — Нет уж, Телков, между нами всё кончено, даже не начавшись.

Она была восхитительна — ничегошеньки не поняла, подтвердив тем самым его верный выбор: да, из неё могла бы получиться самая образцовая жена опера. Если бы она сейчас его не бросила.

Но сейчас ему не до личного счастья. Служба есть служба. Он обернулся и сделал это вовремя. Моржовый-Меншиков уже был в дверях. И вставал из-за стола заказчик, торопливо рассовывая по карманам блокнот и карандаш. Передача уже небось состоялась. Теперь бы не упустить убийцу. Заказчиком займутся коллеги.

— Эх, Люся! Зря ты пошла у себя на поводу. Прощай, не поминай лихом! — с горечью бросил Телков и устремился к выходу.

По пути он, сбив пару стульев, описал между столиками замысловатую кривую, прихватил стакан, на котором Моржовый оставил отпечатки пальцев, и выбежал па улицу.

— Жулик! Паразит! Верни посуду! — донёсся из кафе отчаянный вопль буфетчицы.

Но пока он охотился за стаканом, и киллер, и заказчик скрылись из вида. Не было нигде и его доблестных коллег. После первого — и ого-го какого! — оперативного успеха (ведь он вычислил Моржового), на него посыпались сплошные несчастья. И всё началось с того, что вертолёт с полковником был атакован летающей тарелкой, а та, как известно, является на самом деле обманом зрения. И теперь неизвестно, что стало с Сергеем Максимовичем и однофамильцем Лестрейда. Затем ни за что ни про что последовал семейный скандал, устроенный ему невестой. И в довершение всего он упустил тех, с кого не следовало спускать глаз.

Подбив неутешительные итоги, Телков было окончательно пал духом, но в этот момент зазвонил его мобильный телефон.

— Сынок, что-то не так? — как ни в чём не бывало поинтересовался Степанов.

Телкову показалось, будто он слышит в трубке плеск воды и шелест камыша.

— Товарищ полковник! Сергей Максимович! — обрадовался Телков и незамедлительно упавшим духом воспрял. — А как же тарелка? Вы её сбили? А может, установили контакт? Ух ты! Первый в истории!

— Пытались. Но, увы, она оказалась картонной, для разового пользования. Кто-то поел и выбросил за борт самолёта. Не огорчайся, малыш. Всё впереди. Мы с тобой ещё установим контакт с настоящей летающей тарелкой, — по-отечески утешил Степанов, и голос его стал строже. — Что случилось, лейтенант? Вы его потеряли?

Телков, краснея от стыда, рассказал всё, как было.

— Выше нос, лейтенант. Не всё так плохо, — подбодрил полковник. — У того, кого вы считаете заказчиком, в этой игре, несомненно, другая роль. Он что-то знает о Моржовом и, видимо, шантажирует. Стало быть, он для него крайне опасен. Киллер уже получил информацию. Но не может уехать, оставив в тылу того, кто о нём знает то, что никто не должен знать. Он водит его за собой, завлекая в ловушку. Лейтенант, ищите место, где сейчас создаются условия для убийства. Оно должно быть где-то вблизи от кафе. И там вы найдёте Моржового. Поспешите и, может, ещё ко всему вы спасёте жизнь своему фальшивому бомжу.

— Слушаюсь, товарищ полковник! Сергей Максимович, вот вы считаете, мол, киллер уже получил… Как же так? Кроме этого бомжа к нему подходил только один человек. И какой! Уважаемый! Академик Гусь, — озадачился молодой опер.

— Почему вы об этом не доложили сразу? — Полковник несомненно там, в Англии, нахмурил густые сивые брови и затем загадочно добавил: — Итак, в нашем кроссворде появилось первое слово.

— Я сказал: академик Гусь! Повторяю по буквам! «Гуляш с макаронами»! «Утка с яблоками»! «Сметана с борщом!» И мягкий знак! — закричал Телков. У него с утра во рту не было ничего, кроме бутерброда с колбасой, и теперь на первый план нагло лезли мысли о еде.

— Видно, не зря говорят: хорош гусь! — опять-таки загадочно засмеялся Степанов. — Не теряйте времени, лейтенант. С богом! — И связь Телкова с Великобританией снова прервалась.

Не зная, где киллер готовит своё очередное страшное злодеяние, молодой опер пошёл, как в сказке, — туда, куда глядели его глаза. Пустой стакан, который он бережно нёс перед собой, вызывал ухмылки у встречных, не смыслящих ни черта в криминалистике, и заставил напрячься постового милиционера.

Но вскоре лейтенанту повезло. Повернув за угол, он вышел на улицу, обезлюдевшую посреди белого дня. Мимо него торопливо просеменили две старушки в чёрных платках, ведя между собой такой разговор:

— Петровна! А почему мы спешим? Будто нас выметают с улицы какой-то, прости господи, метлой?

— Ты что, Викторовна, свалилась с Луны? Сейчас здесь будет совершено преступление.

— И все, стало быть, должны разбежаться кто куда, чтобы не было свидетелей, — догадалась Викторовна.

Они шмыгнули в ближайший подъезд, и улица очистилась окончательно, став идеальной ареной для самых гнусных убийств. В напряжённой тишине было слышно, как в одной из квартир из крана зловеще падают капли воды.

Телков вышел на связь с подполковником Лаптевым и доложил:

— На улице какой-то Моржовый готовится совершить убийство. Прошу прислать подкрепление. И вообще, товарищ подполковник, я почему-то не вижу своих коллег.

— И не увидишь! Я их отозвал. Всё это, Телков, туфта! Тебя, лейтенант, подвела ваша степановская самоуверенность. Твой Моржовый никакой не Моржовый. Мы на всякий случай запросили Берёзов. Так вот, у них нет ни одного Меншикова. Словам, бросай свою самодеятельность и возвращайся в отдел. Наконец займёшься настоящей работой.

— Товарищ подполковник! Так ведь Меншиков когда жил в Берёзове? Тыщу лет назад! — воскликнул Телков.

— Лейтенант, выполняйте приказ! — рявкнул Лаптев и отсоединился, сыграв, как и положено, свою отрицательную роль.

А на улице между тем началось. Посреди глухой тишины в ближайшей подворотне затопали. Словно кто-то на бегу яростно давил асфальт. Его шаги звонко отдавались под сводами подворотни, приближаясь к Телкову, и через секунду-другую прямо на опера выскочил чем-то всполошённый псевдобомж.

— Он же вошёл в эту подворотню. Я видел лично! — возбуждённо сообщил он лейтенанту, испытывая необходимость поделиться своими терзаниями с первым же встречным.

— Кто — он? — немедля спустил опер на него этот вопрос, будто служебную собаку, и тот вцепился в псевдобомжа мёртвой хваткой.

— Да Каляев Иван, — бросил псевдобомж, лихорадочно озирая улицу.

— Так-так. Он же ещё и Каляев, — устно зафиксировал лейтенант.

— Если прибавить в скулах. А нос смягчить. И сделать другой зачёс. Будет вылитый Каляев. Я его вижу таким, — пояснил псевдобомж.

— Вы из ФСБ? — спросил лейтенант.

Как же они со Степановым забыли об этом! За преступниками такого масштаба всегда охотятся и специальные службы. У них — ФБР и ЦРУ. У нас — ФСБ!

— Я — русский живописец Егор Козлов! — гордо произнёс псевдобомж. — А тебе, выходит, он тоже нужен? Ну да, ты в музее не сводил с него глаз. Так и пялил. Но этот Каляев — мой! Я нашёл его первым! И у меня уже есть Елизавета Фёдоровна. Ищи своего Каляева.

Живописец молол что-то ещё непонятное. А Телков обескураженно думал об одном: он-то считал себя уже сформировавшимся мастером перевоплощения.

Не догадываясь о его муках, художник задумчиво произнёс:

— Может, мне показалось? Может, он ушёл вон в ту подворотню? — И побежал к следующей подворотне.

— Стойте! Это западня! Он вас убьёт! — крикнул вослед Телков.

Но художник будто оглох. Тогда Телков настиг его в два-три прыжка, — ну, может, в десять — и удержал за плечо.

— Я из милиции. Вы не только рискуете жизнью. Вы ещё мешаете проведению операции. Я вынужден вас задержать. Ради вашей и нашей пользы. Вы намерены драться? — спросил он, когда живописец рванулся из-под его руки. — Тогда я должен вас предостеречь: такие драки всегда проходят на один манер. Сперва вы как бы одержите верх. Ну, скажем, ткнёте меня головой в эту стеклянную витрину. И всё же в конечном счёте я вас всё равно скручу, — предупредил Телков, сочувственно оглядывая хилое тельце Козлова.

— Я трезвый не дерусь! — с достоинством парировал живописец.

— Прекрасно! — тихо воскликнул Телков, подражая Степанову. — Значит, мы сэкономим время. Ждите меня здесь. Если не вернусь, бегите прочь. Расскажете в управлении о вашем Каляеве. И моей жене… то есть невесте передайте: я любил только её. Да и больше никто со мной не ходил в кино, — добавил он, невольно вздохнув. — И подержите вот это. Только не разбейте. — И Телков протянул стакан.

— Зачем он тебе? Сюда же ничего не налито? — удивился живописец, не решаясь взять, будто ему предложили дохлую мышь.

— Вы ошибаетесь! Он наполнен по самые края информацией. Невидимой, но весьма важной. Берите! Да всеми пальцами. Стаканы не кусаются, — напомнил Телков и удовлетворённо подумал: «И к тому же проверим и ваши отпечатки. Поглядим, какой вы живописец».

Удостоверившись в том, что возможное вещественное доказательство надёжно пристроено, лейтенант достал из правого кармана пиджака пистолет и двинулся к той подворотне, где мог таиться Моржовый.

— Друг! Ты уж его не испорть. Мне он нужен как был, — попросил живописец.

— Мне тоже, — серьёзно ответил опер.

До подворотни уже осталось всего ничего, ну может шаг, ну может два, и в этот момент затрезвонил его мобильный телефон. И звук-то на этот раз, как нарочно, оказался невероятно пронзительным. К окнам тотчас прильнули затаившиеся обитатели квартир.

— Лейтенант, вы где? — спросил его Степанов.

И ещё Телков услышал английские голоса. А кто-то тут же, будто в фильме, монотонно переводил:

— Сэр, он появился! Вон его хвост!

— Нет, Джон, к сожалению, это плывёт бревно.

— Товарищ полковник! Вы спугнули киллера, — мягко упрекнул Телков своего глубокоуважаемого начальника.

— И спас, малыш, твою жизнь, — сказал Степанов. — Не забывай: прежде чем ты бы его заметил, он бы, как и положено, из засады огрел тебя по темени рукояткой своего пистолета. А сила удара у Моржового, что отмечено в его досье, равна одной лошадиной силе. Это измерено им в парке культуры и отдыха. На силомере.

— Спасибо. Я упустил это из вида. Вошёл в азарт, — признался Телков.

— Мы не охотники, лейтенант. Мы всего лишь на страже закона, — сурово напомнил полковник. — Но коль уж я позвонил… Проверьте: не был ли знаком академик Гусь с нашим покойным хирургом. Хотелось бы знать, как он добрался до тайны Моржового. Действуйте, лейтенант!

— Товарищ полковник! А как быть с киллером? Где теперь его искать? — спохватился Телков.

— Не волнуйся, сынок. Он вас найдёт сам, — засмеялся Степанов там, в далёкой Шотландии. И прекратил связь.

— Понял, — запоздало доложил сообразительный опер и, сунув в карман пистолет, вернулся к живописцу.

— Утёк? — схватился за голову Козлов. — Где же я теперь его найду? Эх ты, раззява. Он такой был Каляев!

— Не волнуйтесь, — повторял Телков вслед за Степановым. — Он никуда не денется, пока не отравит вас на тот свет. Вы у нас отныне вроде живца.

— Вот те на! Он что, не приемлет искусство? — растерялся Козлов.

— Он профессиональный убийца. И полагает, что вы его раскрыли. Но мы вас не дадим в обиду. И для начала я с вами прогуляюсь до вашего дома.

«А он тем более сейчас беззащитен. Потому что трезв», — вспомнил Телков.

— Дайте стакан. Надеюсь, он цел, — сказал лейтенант.

— Какой стакан? — спросил живописец и разжал руку, в которой держал вещдоки.

Телков едва успел подхватить хрупкую посудину и упаковал в полиэтиленовый пакет, который всегда носил в карманах брюк вместе с другими предметами, необходимыми сыщику.

Тем временем обитатели улицы, видя, что преступление отменяется, тотчас зажили прежней полнокровной жизнью. Тротуары и проезжая часть вновь наполнились людьми и авто.

— Скажите, как вы узнали, что этот человек ещё и Каляев? — спросил Телков, шагая рядом с Козловым.

— Я не узнал. Я увидел! Заметил его в метро, и меня как ударило: вот таким он был, Каляев Иван. Если, конечно, убрать это и добавить то. Елизавету Фёдоровну я нашёл ещё весной. Это наша уборщица Дарья Николаевна. Выпили на Пасху, похристосовались, я глянул: она! А Каляева не было до сих пор. Ну, каким его нижу, — напомнил живописец.

— Каляев… Каляев… Крутится в голове. Что-то связанное с убийством. Помнится, преднамеренным. И улица была такая. А кто он? Никак не могу вспомнить. Ну-ка, подскажи, что это была за история? — попросил Телков, следуя словам своего наставника: «Запомни, малыш, неясность — это враг за твоей спиной».

Он будто поднёс к живописцу горящую спичку. Тот так и вспыхнул, увлечённо заговорил:

— История ещё та! Представляешь, Каляев, значит, убил её мужа. А Елизавета Фёдоровна, простая русская женщина… ну, как мы с тобой… пришла к нему в тюрьму и говорит: «Спасибо тебе, Ваня, за то, что ты убил моего дорогого супруга только со второй попытки. А в первую пожалел и меня, и моих деток». Так оно и вправду случилось. В первый раз они сидели всей семьёй.

— В машине? — сразу поинтересовался Телков, приученный Степановым не упускать из вида ни единой мелочи.

— Где — не имеет значения, — отмахнулся Козлов. — Важно, что в тот первый раз у него не поднялась рука бросить гранату, а Елизавета Фёдоровна к нему пришла и поблагодарила от всей души. И ещё написала письмо тому, ну, кто в это время был главным в стране. Мол, прошу сохранить ему жизнь. Он хоть и убийца, да не законченный. Пусть его накажет сам Господь Бог. А он, Иван, посмотрел на неё и ответил: «Классная ты баба, Елизавета. Почему мы не встретились раньше, когда нам было по восемнадцать? Я бы на тебе женился и пошёл абсолютно другим путём…» Картина так и будет называться: «Елизавета Фёдоровна вместе с детьми навещает в тюрьме Ивана Каляева». Один младенец у неё на руках, второй держится за её холщовый подол. Перед ними на нарах Иван. Ну как?

— А вдруг она его не любила? Своего супруга? Потому и благодарила за то, что её избавил? Нельзя сбрасывать со счёта и такую версию, — предостерёг Телков.

— Ты, видать, из тех, кто прежде всего во всём ищет гадость. Да у неё такая была любовь! Настоящий русский мужик! Красавец! А тебе бы лишь… — И живописец закрутил перед собой указательным пальцем, изображая, как Телков буравит дырку в стене или двери, дабы подглядывать за другими.

— Да ладно вам. Это же всего только версия. Ну, может неудачная, — смутился молодой опер и тут же перешёл в контрнаступление: — А вот вы не того Каляева выбрали. У этого бы точно не дрогнула рука. Ему садануть из гранатомёта в детские ясли или родильный дом всё равно, что засосать банку пива.

— Да нешто такие люди бывают? — не поверил художник.

— Сколько угодно! А вашему Каляеву ещё за это и платят, — безжалостно продолжил Телков. — Выпил банку — получай… Выпил вторую — снова пачка зелёных.

— Ну ты мне и подсуропил. Стало быть, начинай всё заново? Ищи другого Каляева? — озадаченно пробормотал Козлов.


«А где-то за нами, прячась за прохожих, следует Моржовый. Пора закурить», — подумал Телков и, вытащив из того правого кармана, где лежал пистолет, пачку сигарет и зажигалку, закурил.

Он задохнулся от первой же затяжки, грудь и горло рванул кашель, на глазах выступили слёзы. «Пора бы за год и привыкнуть», — упрекнул себя Телков. Но его здоровый организм ну никак не желал мириться с отравой.

— Зачем себя мучаешь? Не идёт, ну и брось ты это курево к едрёной Фене, — посоветовал живописец.

— Надо. Требует служба, — вздохнул лейтенант. — Говорил я однажды с писателем, который в магазине подписывал свои книги. Когда-то он и сам работал у нас, на Петровке. Так вот этот писатель мне сказал так: «Запомни, Владимир, два золотых правила. Во-первых: никогда не садись к входу спиной. Только лицом. А во-вторых: хороший оперативник всегда держит в том кармане, где пистолет, сигареты и зажигалку».

— Вместо патронов? — удивился Козлов.

— И я сразу не понял. А как оказалось, для того чтобы не насторожился преступник, ну, когда ты в решающий миг сунешь руку за пистолетом. До этого ты то и дело доставал сигареты и зажигалку. Вот он и тогда подумает то же самое: мол, хочет закурить. Потому и курю, — пояснил опер.

— А ты держи в кармане леденцы. Достал и пососал. Потом снова. И никакого вреда, — посоветовал Козлов.

«А художник не так-то прост. Вот она, народная смекалка! — уважительно подумал Телков. — Как же я сам недотумкал?»

— А как первое правило? Всегда сидишь лицом? — спросил живописец, заинтересовавшись советами опытного оперативника.

— Не так что бы уж всегда, — уклончиво ответил Телков, не желая вдаваться в подробности.

Тогда, дня через два после беседы с писателем, он повёл Люсю в кинотеатр и там, в зале, устроился к экрану спиной, зато лицом к входу, изумив Люсю и насмешив зрителей, сидевших позади. Но об этом лучше было не вспоминать. Видно, в то золотое правило была заложена тонкость, которую он пока не усёк.

Они проехали в метро под Москвой-рекой, вышли на поверхность в другом, тоже старом районе столицы. За это время Телков, стараясь усыпить длительность Моржового, кашляя и задыхаясь, выкурил ещё три сигареты. Он думал о четвёртой с тоской. Но наконец Козлов привёл своего охранителя в тихий кривой переулок, во двор старого пятиэтажного дома. Жил он на чердаке, перестроенном под мастерские.

— Ну, мент, держи, — бодро произнёс художник, остановившись перед подъездом, и протянул ладонь.

Телков её пожал и предупредил:

— Войдёте, когда скажу. — И, проверив, на месте ли пистолет, первым шагнул в подъезд.

— Но учти. Если ты ко мне, то чтобы без обиды. Мол, Егорыч жмот. Я вылакал всё позавчера, — почти угрожающе предостерёг живописец.

— Я при исполнении не пью, — отрезал лейтенант.

Лифта не было, и ему пришлось вместе с художником карабкаться вверх по щербатой лестнице. Но дороге им встретилась дородная женщина с простым округлым лицом, немного грубоватым, но приятным. Она несла пустое ведро.

— Дарья, ты что с пустым ведром? — всполошился Козлов. — Это ж плохая примета. Теперь у нас с другом, — он кивнул на Телкова, — будут неприятности. И всё из-за тебя. Нет, ты поверни назад.

— Не бойся, Егорыч, я добрая, — засмеялась Дарья. — Да и пора мне. Кормить детей.

— Ну, если так, мы не задерживаем. — И живописец уступил дорогу. — Это Елизавета Фёдоровна, о которой я говорил, — шепнул он, глядя ей вслед. — Как? Похожа?

— Я ту никогда не видел, — признался Телков.

— Похожа. Особенно внутренний мир. Опять-таки родилась в деревне. И тоже без мужика. Его, правда, убили по пьянке, — сказал Козлов, винясь за этот Дарьин изъян.

Они поднялись на верхнюю площадку, в углу которой стоял гипсовый муромский богатырь в шлеме-шишаке и кольчуге и всматривался из-под могучей ладони во вражескую даль.

— А вот и моя мастерская, — гостеприимно сказал живописец и шагнул к двери, что располагалась справа.

— Стоп! Первым я войду, — остановил его Телков и снова извлёк своё табельное оружие. — Открывайте замок.

— У нас не заперто. Мы живём по-деревенски, — сказал живописец.

— В деревне так не живут, — возразил Телков, вспомнив последнюю поездку к своей деревенской бабушке и амбарный замок на её избе. — Вы живёте по-американски. Это у них при полном разгуле преступности почему-то не запирают дверь. Вот к ним маньяки и входят.

— Нехристи, одним словом, — поддержал его живописец.

Выставив пистолет, опер левой рукой толкнул от себя дверь и осторожно вступил в небольшой коридор. Он осмотрел каждую пядь, поводя по сторонам нацеленным стволом.

«А вот это я уже где-то видел», — насторожённо отметил Телков, задержав взгляд на старых унтах из собачьего меха, приставленных к стенке возле порога. И вспомнил подземный переход, ведущий в метро «Арбатская»… ряды художников, которые кормились тем, что тут же, не сходя с места, писали портреты прохожих. Дело было зимой, и один из них, малорослый с бородой, прохаживался возле мольберта и складной табуретки в этих самых унтах. Телков по-новому взглянул на Козлова и вслед за унтами узнал и его.

После коридора молодой опер так же тщательно обшарил собственно мастерскую, но Моржового не было и здесь.

— Можете смело войти… Итак, здесь вы рисуете. А живёте-то где? По какому адресу? — не расслабляясь, спросил Телков.

Комната как раньше была чердаком, так им и осталась. Была завалена всевозможным древним хламом. Кое-что он видел только в историческом музее: тёмные от времени прялки, тележные колёса и хомуты. Остальное место занимали ряды картин, приставленных друг к другу, да пустые рамы.

— Здесь и живу, — ответил живописец.

— Тогда почему у вас нет телевизора? — хитро прищурился лейтенант, стараясь подловить хозяина на обмане. — Сегодня как раз идёт очень содержательный фильм. О том, как наша милиция борется с преступной бандой.

— А я телевизор не смотрю, — беззаботно отмахнулся Козлов.

— Но у вас, как я погляжу, отсутствует радио и не видно ни журналов, ни книг. Козлов, да у вас нет ни единой газеты! — поразился опер.

— Да они-то мне зачем? — удивился живописец, словно он, Телков, был полной бестолочью.

— Но откуда-то вы должны черпать информацию, — терпеливо пояснил опер.

— Я её черпаю из преданий и легенд, — сказал Козлов.

«Пора бы объявиться и Моржовому, — подумал Телков, чтобы закончить беседу, принявшую слишком мудрёный оборот. — Неужто он упустил нас? Только этого мне не хватало!»

Но тут же лейтенант ощутил на своём затылке чей-то пристальный взгляд. Он резко обернулся, намереваясь застать врасплох его владельца. Однако за спиной была лишь глухая непроницаемая стена. Но вот какая штука — этот чей-то взгляд будто развернулся вместе с ним, так и прилип к его затылку.

— У вас не найдётся парочки зеркал? — спросил Телков у хозяина мастерской.

— Есть одно, да и то разбитое на части. Позавчера же и раскокал. Не понравился сам себе, — посетовал Козлов. — Уж больно был похож на лешака.

Он полез в картонный ящик, набитый разным хламом, и выбрал два самых больших осколка.

Телков направил один кусок зеркала на свой затылок и посмотрел во второй. В нём отразилась очень короткая стрижка и на ней след, оставленный чьим-то взглядом. Телков его узнал. Точно такой тяжёлый липкий взгляд был у Моржового в музее и кафе. След был свежий, точно только что сорванный с грядки огурец. Значит, киллер и впрямь шёл за ними по пятам. И в этот момент таился где-то рядом, ждал удобного часа.

«Что ж, посмотрим, кто из нас угодил в ловушку», — задиристо подумал молодой опер.

— Вот что, Козлов, пока не дам отбой, ни шагу за порог. Сиди, рисуй на здоровье. А дверь ты, будь добр, запри на замок. И для всех остальных тебя нет дома. Кроме меня, — распорядился Телков, тоже переходя на «ты». Теперь их сближала общая судьба, покрепче, чем выпивка на брудершафт.

— Выходит, меня могут… того? — Живописец провёл ладонью по горлу и нахмурился. — Ты скажи ему: пусть не балует, мне ещё надо много написать.

— И напишешь. Я буду внизу. — Телков заговорщицки подмигнул Козлову. — А это я оставлю у тебя. Когда всё кончится, вернусь и заберу. А пока храни пуще собственного глаза.

Он сдвинул на столе тюбики с красками, положил пакет со стаканом и спустился во двор.

Там он походил, будто на прогулке, и, облюбовав на детской площадке игрушечный теремок, сложенный из отполированных жёлтых брёвен, с трудом втиснулся в его тёмное чрево. В теремке было тесно, Телкову пришлось свернуться в рулон на манер пожарного шланга, но зато отсюда просматривались все подходы к подъезду, в котором жил Козлов.

«Вот таким ограниченным, наверное, видит наш бескрайний замечательный мир бедолага — сторожевой пёс из своей собачьей булки», — сочувственно подумал опер, выглядывая из теремка.

Присмотревшись и пока не заметив ничего подозрительного, Телков решил не терять времени зря и позвонил на работу. У телефона оказался совсем уж юный оперативник, только что пришедший в отдел.

— Славик, пошарь по нашим сусекам. Меня интересует Иван Каляев, осуждённый за преднамеренное убийство. Где это было? Когда? И ещё некая Елизавета Фёдоровна. Она проходила по тому же делу в качестве пострадавшей, — попросил лейтенант.

— Владимир Васильевич, — почтительно откликнулся новичок. — Я вам отвечу сразу. Эсер-террорист Иван Платонович Каляев убил московского генерал-губернатора Сергея Александровича Романова. Великого князя, стало быть, царскую родню. Если откровенно, потерпевший был порядочной сволочью. Плохим отцом и мужем. И ещё ко всему гомосексуалист, хотя за это не убивают. Да и Каляев вряд ли знал об этом. Покушение было совершено в 1905 году. День и месяц, извините, не помню. И убить ему удалось только со второго захода. При первом рядом с губернатором находились его жена Елизавета Фёдоровна и дети. Каляев их пожалел. За что вдова просила сохранить ему жизнь. И лично же его поблагодарила. Пришла к нему в камеру. Чисто по-христиански простила убийцу.

— Славик, ты ничего не напутал? Как мне известно из одного авторитетного источника, Елизавета Фёдоровна простая русская баба. Ну, типа уборщицы, — сказал Телков.

— Владимир Васильевич, она но рождению немка, — обиженно возразил новичок. — Мало того, родная сестра Александры Фёдоровны, самой императрицы. Но что правда, то правда. Своей дальнейшей жизнью и смертью эта дама заслужила славу русской великомученицы и стала святой.

На этом Телкову пришлось прервать столь содержательный разговор. Ещё в самом его начале во дворе возникла высокая угловатая женщина. Она прошлась вдоль дома, всматриваясь в окна, и теперь прямиком двигалась к теремку. Её длинное лицо было покрыто густым слоем косметики. Крашеная особа, можно было бы сказать, шагала босиком, не будь её кривые мускулистые ноги затянуты в чёрные чулки или колготки. На ходу она то и дело целомудренно одёргивала короткое платье, пытаясь прикрыть выпуклые шишковатые колени.

Телков затаился, придержал дыхание.

Женщина остановилась перед входом и пискляво спросила:

— Тук-тук! Мышка-норушка, здесь живёшь ты. А где живут художники? Я им принесла дешёвые подрамники… Ну, ну, я знаю, что ты, мышка, дома.

Сквозь писк в её голосе прорывались басовитые нотки.

«Не будь на ней женской одежды и косметики, я бы принял её за мужчину», — подумал Телков, глядя на прочно расположившиеся перед его носом широкие, разношенные ступни дамы, На её корявый большой палец, прорвавший нежную ткань чулка. Или колготок.

А вслух он смущённо проговорил:

— Они живут на чердаке. Но сейчас их нет и вернутся не скоро.

— Ай, какая досада, — пропищала необычная женщина. — Ладно, зайду в подъезд, подтяну чулок.

Её чулки и впрямь висели на ногах гармошкой. Дама длинным размашистым шагом проследовала в подъезд и захлопнула за собой дверь.

«Что-то она там застряла надолго. Дело-то секундное. Не улеглась же, поди, спать?» — забеспокоился Телков по прошествии семи минут.

Надо было пойти проверить. И Телков вылез из теремка, да, однако, заколебался. Всё-таки процедура, которую затеяла дама, была интимной, и он вдруг войдёт в самый деликатный момент крик поднимется, попробуй потом оправдаться.

Но пока ещё не совсем ясные подозрения не давали Телкову покоя. Он поднял взгляд к чердачным окнам. Затем непроизвольно посмотрел на крышу и там увидел ту самую женщину. Её чулки сползли почти к щиколоткам, обнажив мощные волосатые ноги. Из правой руки свисал пакет со стаканом.

Она, подобрав подол, в три гигантских прыжка проскакала по крыше и пропала за трубой.

«Это он! Моржовый!» — мысленно ахнул Телков.

И тут же, будто на театральной сцене, из-за угла дома, точно из-за кулисы, вышла женщина в розовой комбинации и, простирая к Телкову руки (в каждой было по туфельке), простенала:

— На помощь! Он меня раздел! Снял платье за восемьсот и парик за тыщу рублей! И это не всё! Ещё было косметики рублей на семьсот! Нет, на восемьсот! Я в Турции купила! Ой, люди, помогите.

«А что с Козловым?» — мысленно воскликнул Телков и бросился в дом.

Его самые худшие опасения оправдались. Дверь мастерской была распахнута настежь, сам живописец лежал посреди студии, уставившись в потолок неподвижным удивлённым взглядом. Его гордо обвивал поясок от женского платья.

Телков на всякий случай пощупал пульс. Так и есть, жизнь покинула тело живописца, в нём навечно затихли все двигатели.

— Ну, Моржовый! Ну, я сейчас тебя, убийца! — Опер выскочил на лестничную площадку и через люк в потолке вылез на крышу, обежал её вдоль и поперёк. Но киллер успел смыться, спустившись по пожарной лестнице.

Лейтенант вернулся в мастерскую. Труп лежал на прежнем месте. Да и куда ему было деться!

— Эх, Козлов, Козлов! Что же ты натворил? Купился на дешёвый подрамник. Теперь ты уже никогда не нарисуешь своей картины. Другие её рисовать не станут. Кроме нас с тобой, она никому не нужна. Но я рисовать не мастак. Вот, Козлов, какая сложилась обстановка, — печально промолвил Телков и, пользуясь тем, что никто этого не видит, безутешно заплакал.

«Хорошо, что это происходит не в кино, а всего-навсего в жизни, — сказал он себе. — Сейчас бы там заиграла какая-нибудь душераздирающая музыка. Что-то вроде „Журавлей“, в которых превратились погибшие солдаты. И твоё сердце тогда бы и вовсе разлетелось в клочья, ровно от крупнокалиберной пули».

Но убийца был на свободе, и потому следовало взять себя в руки. И Телков взял. Он провёл пятернёй по лицу, вытер слёзы и позвонил на международную телефонную станцию.

— Девушка, только что трагически погиб самобытный русский живописец Егор Егорыч Козлов, — сказал он телефонистке. — Прошу вас, минуя все формальности, соединить меня со Скотланд-Ярдом… Скотланд-Ярд? Мне нужен рашен полковник Степанофф! Повторяю по слогам. Сте-па-нофф! На конце два «фе». Ферштейн?

— Иес, — невозмутимо ответили в Скотланд-Ярде.

И сейчас же издалека донёсся голос Сергея Максимовича:

— Что случилось, малыш?

— Товарищ полковник! Я его не уберёг! Мы встретили женщину с пустым ведром, а я не придал этому значения. Думал, суеверие.

— И напрасно. Ты не академик Гусь, — строго вставил Сергей Максимович. — Для оперативника нет суеверий. Есть только версии.

— Вот-вот! — в отчаянии подхватил Телков. — И потому Моржовый добился своего: убрал живописца! Меня за это следует гнать пинком под зад из нашей славной милиции! И чтобы духу моего в ней не было!

— Не спеши, сынок. У тебя ещё всё впереди, — по-отечески посоветовал Степанов. — А теперь вспомни: художник, не делился ли он своими планами? Незадолго до смерти?

— Он говорил, де хочет написать великую картину. Не то, что малюют деляги, разную там чепуху, — вспомнил Телков. — И ещё он сказал, что узнал, где можно недорого приобрести краски и холст. Планировал запастись впрок.

— А коли так, тогда его бы не спас и сам Господь Бог. Лейтенант, вам следовало бы знать и давно: если некто мечтает о будущем вслух и строит грандиозные планы, он не жилец, — строго промолвил полковник.

— Я это понял ещё, когда был мальцом. С кино о войне. Там, если кто-то говорил: «Вот закончится война, я выучусь на того-то, того-то. Заведу семью, построю то-то…» Словом, если он о чём-то таком рассуждал на привале, его убивали в первом бою. У врага на этот случай, наверно, были специальные снайперы. Чтоб без промашки. Но я это, виноват, тоже упустил из вида, — признался Телков.

И вдруг подумал: «А может, это и к лучшему? Козлов бы очень расстроился, узнай, что Елизавета Фёдоровна хоть и святая, а всё же была сестрой царицы и к тому же немкой. Её же горячо любимый муж считался педрилой. Хотя это теперь и разрешено».

— Товарищ полковник, но задание я всё равно провалил. Моржового теперь ничто не держит в Москве. Возможно, в эту минуту киллер покидает столицу, — самоотверженно произнёс лейтенант.

— И снова ты, сынок, совершаешь ошибку, — незримо улыбнулся Сергей Максимович. — Моржовый никуда не денется, пока не уничтожит и тебя, которого видел вместе с живописцем.

— И правда, я ещё чувствую на затылке злобный взгляд киллера, — обрадовался Телков и пощупал затылок. Взгляд, а вернее, его след, был на месте.

— Стало быть, лейтенант, вы тоже наживка. Но учтите: последняя. Другой у нас нет, — серьёзно предупредил полковник. — Сынок, я закругляюсь. На поверхности снова мелькнуло что-то странное.


— Всё это степановские байки: и хирург, и его операции-махинации на морде. Так бы и я сшил себе рожу получше. А ваш Моржовый сейчас, как цуцик, сидит в норе со своей прежней физией и лыбится над нами. — Подполковник Лаптев презрительно отодвинул странички с показаниями Телкова. — И вообще у вас с полковником полная мухретика! Проверить связи Гуся? Это надо же! Пётр Петрович! Уважаемый человек! Академик! Сегодня вылетел в Лондон. На съезд дворецких. По всяким привидениям и прочей мути. Как видишь, Телков, без нашего Гуся не могут обойтись даже дворецкие этих западных людей и лордов… Но всё же я послал капитана Деняева. Он опросил его вдову… то есть жену. Так вот, среди знакомых академика этого вашего хирурга, будто бы чудодея, не было отродясь. Вдова, то есть жена впервые узнала о нём от Деняева. Что же касается Козлова, тут всё проще редьки. Особенно, когда нет масла и соли. Надо лишь, лейтенант, думать головой. Кто труп? Художник! Кто задушил? Баба! Стало быть, художник нарисовал бабу голой, а вместо денег послал подальше. Вот она и придушила. Ты сам сказал: художник хлипкий. Много ли ему надо? Затянула поясок — и каюк!

— Но эта женщина была переодетым мужчиной. Я видел волосатые ноги… И потом Моржовый оставил отпечатки пальцев. На стакане, — возразил Телков.

— И где же этот стакан? Где заключение экспертизы? — усмехнулся Лаптев.

— Я оставил в мастерской. Не брать же с собой в засаду стекло. А Моржовый его прихватил с собой. Чтобы, значит, уничтожить вещдок. Товарищ подполковник, разве бы он взял стакан, если бы там не было отпечатков?

— А почему бы не взять? Всегда сгодится в хозяйстве. Ты, лейтенант, молод ещё, не знаешь женщин. И волос у них на ногах тоже хватает, — поучительно произнёс Лаптев. — Особенно в наше время, когда все люди становятся братьями.

В его кабинет постучали, а затем влетел всполошённый оперативник в звании старшего лейтенанта и доложил:

— Товарищ подполковник! Тревожное донесение от одного из участковых. На автомобильном заводе объявлен подозрительный обеденный перерыв. Всему персоналу приказано немедленно покинуть территорию и не возвращаться до конца обеда. Завод будто вымер. Никак в его опустевших цехах затевается что-то противозаконное. Разборка между преступными группировками. Или чей-то поединок. Какие будут распоряжения?

— А никакие! Опять вам мерещится всякая чертовщина. Распустил вас полковник Степанов. Раз автозавод временно остановлен, значит, у него экономические трудности. Газеты надо читать, товарищ старший лейтенант. Наша промышленность переживает сложный период. Вы лучше бы сделали замечание своему коллеге Телкову. Посмотрите, что за вид! Точно он сам вышел из зоны. Так и хочется проверить документы. Идите, Телков! И чтобы к утру у вас выросли волосы.

— Не тушуйся. У моей жены есть лишний парик. Обалденный! — сказал старший лейтенант, выйдя вместе с молодым опером.

Телков извлёк из правого кармана пакетик с леденцами и одну конфетку отправил в рот.

— Бросаешь курить? — понимающе спросил коллега.

— Уже бросил, — буднично ответил Телков.

— Ты — гигант! — уважительно произнёс старший лейтенант. — Я пытался сто раз. Ничего не выходит. А вчера пришлось выкурить две пачки. Ну, ты понимаешь зачем. Пойду подышу чистым воздухом. Сегодня снова коптить небо.

Он удалился, а Телков прошёл в конец коридора и сел на подоконник. Перед ним целеустремлённо сновали коллеги. Одни уходили на задания. Другие возвращались. А третьи, четвёртые и… так далее просто ходили из комнаты в комнату. «Какие замечательные люди», — растроганно подумал Телков.

— Обидно, — посетовал он подошедшему капитану Деняеву, с которым делил кабинет на двоих. — Кто-то из них, из наших славных товарищей, — предатель. Вступил в сговор с бандой.

— У тебя есть факты? — встревожился Деняев.

— К сожалению, нет, — вздохнул Телков.

— Тогда… тогда с чего ты это взял? Тогда какое ты имеешь право на наших товарищей, которые не жалея жизни… Клеветать! — возмутился Деняев.

— Я не клевещу. Так принято. Понимаешь, в каждом отделе обязательно кто-нибудь должен продаться преступникам, — оправдываясь, пояснил Телков.

— И это всё? Только поэтому? — облегчённо засмеялся Деняев. — Ну погляди на меня. Как, по-твоему, могу я продаться бандитам? — И капитан подставил для изучения своё лицо.

«Наверное, такое доброе и благородное лицо было у Ивана Сусанина, который завёл врагов в болото. Только у того была борода».

— Нет, ты не мог, — уверенно отверг Телков.

— Вот видишь. И у других такие же лица, — заторжествовал капитан.

«Кроме Лаптева. У того на носу бородавка», — подумал Телков, но, помня о субординации, удержал эту неожиданную мысль при себе.

— Ты меня своей фигнёй сбил с панталыку, — пожурил Деняев. — Я ведь зачем подошёл? Тебя зовут к телефону.

— Голос женский? — заволновался Телков и мигом слетел с подоконника.

— Сам узнаешь. Лично я не интересовался, — уклончиво ответил Деняев. И деликатно остался за дверью.

Увы, голос оказался мужским. И незнакомым.

— Слушай, Вован, — прохрипел он из мембраны, точно из трубы.

— Не Вован, а Владимир Васильевич, — самолюбиво поправил молодой опер.

— А будь ты хоть генералом, — зловеще усмехнулся неизвестный. — Я придушил твоего дружка. Теперь твой черёд.

— Это ты, гад! Мы ещё посмотрим: кто кого! За художника вы ответите особо. Мне персонально! — гневно отпарировал Телков и по-мальчишески добавил: — Моржовый хрен!

— А вот за это, сучонок, ты подохнешь дважды. Раз и потом ещё раз. Я не хрен. Я — клык! Клык моржовый! Но я тебе это повторю ещё и при личной встрече. В упор! Пора нам схватиться один на один! — прорычал киллер. — В смертельном поединке.

— По-вашему, пора? — удивился Телков. И в животе его заныло. Так бывало перед экзаменом в школе.

— Разве рано? Я в этом не большой дока, — заколебался Моржовый. — Слушай, мент! А чего ждать? Лично мне пора мотать из Москвы.

— А куда? — быстро спросил Телков, надеясь застать киллера врасплох.

— Много будешь знать, скоро облысеешь, — ответил Моржовый почти поговоркой. — В общем, давай схлестнёмся. Может, второго случая и не будет. Или ты уже наклал полные штаны?

— Ничего подобного! — поспешил запротестовать лейтенант. — Я… я согласен!

— Тогда приходи на автозавод.

— Ровно в полночь? — перебил Телков, впадая в азарт.

Опер почувствовал, что Моржовый на том конце провода кисло поморщился: мол, какой старый штамп. И ему стало неловко за столь дурацкий прокол. Киллер небось решил: де он, офицер российской милиции, читает только книги о призраках, да и то написанные в прошлом веке!

— Приходи через час. На заводе уже всё готово для нашего кровавого боя. Но смотри: приведёшь с собой ментов, я уйду. И ты никогда меня не увидишь. Это у тебя единственный шанс захомутать самого Моржового. — И киллер расхохотался над удачной, по его мнению, шуткой.

— Я выхожу. И буду один! — твёрдо пообещал молодой опер.

— Не забудь попрощаться с родными и близкими, — зловеще посоветовал Моржовый, и в трубке послышались короткие гудки, тревожные, будто сигналы «скорой помощи».

«Разумеется, я обязан первым делом доложить начальству. Но Лаптев или снова не поверит, и тогда уж у него не отпросишься, или пошлёт со мной оперативную группу, прикажет закрыть все ходы и выходы. И мы спугнём киллера. Наверное, пришла пора совершить непростительную глупость. Я — работник неопытный, но зато с превеликим самомнением. Сейчас решу переоценить свои силы — задержать в одиночку матёрого преступника. Чтобы потом вся Петровка с восхищением говорила: „Это тот самый Телков! Выходит, он не только простодушный. Он умеет ещё кое-чего. Ишь, скрутил какого зверя“. И повод есть, чтобы отпроситься с работы. Мне бы уже давно следовало зайти в институт. Узнать то да сё насчёт консультаций», — так рассудил молодой опер, стоя в задумчивости возле стола с телефоном.

В коридоре, на пути в кабинет Лаптева, ему попался Деняев.

— И кто звонил? Что-нибудь серьёзное? — спросил капитан, заботясь о своём младшем товарище.

— Не особенно. Институтский знакомый. Интересовался насчёт консультаций, — солгал лейтенант, отведя на всякий случай взгляд.

— Ну, ну, Телков, учись. Расти нам на смену, — подбодрил капитан и даже посмотрел Телкову вслед. Мол, правильной ли он идёт дорогой.

«Но как он, Моржовый, узнал, кто я и номер моего служебного телефона? — спохватился Телков, уже сидя в троллейбусе. — Конечно, этой информацией его снабдил предатель. Кто же ещё? Ба, и спроста ли академик Гусь именно сегодня покинул Москву? Будто ему кто-то шепнул: „Пётр Петрович, а вот полковник Степанов сомневается на ваш счёт. Мол, не тянется ли от вас ниточка к хирургу? Капитан Деняев таковой не нашёл, даже тонюсенькой, с паутинку. Но всё же, но всё же…“ Он и вылетел именно в Англию, где в это время находится Сергей Максимович. На кой ляд ему сдались привидения, борцу-то против суеверий?»

Путь предстоял неблизкий, и Телков загрузил свою голову анализом и синтезом, пытаясь вычислить того, кто мог стакнуться с мафиозной средой. Он судил-рядил и так и этак. И все его подозрения, будто по жёлобу, невольно стекались к одной личности — подполковнику Лаптеву. Тот был и груб с подчинёнными, и всячески мешал проведению операций. «И та же на носу бородавка. Верный признак отрицательного героя», — вспомнил Телков. А сегодня Лаптев и вовсе отказал в подмоге ему, Телкову, и стало быть бедняге Козлову. И не позвони вовремя Степанов, не спугни Моржового, кто знает, возможно, в той зловещей подворотне драматически оборвалась бы и его жизнь, как следует даже и не начавшись.

Сменив троллейбус на метро, он в конце концов прикатил на станцию, которая так и называлась «Автозаводская», и вышел на белый свет. Отсюда до завода осталось только подать рукой.

Миновав без задержек безлюдную заводскую проходную, Телков будто и впрямь попал в мёртвую зону. За оградой шумел-бурлил-гремел многомиллионный город, а здесь ни звука тебе, ни движения. Ну хоть бы что-нибудь шелохнулось. Всё застыло в ожидании действия.

У молодого опера это был его первый поединок. Поэтому не зная, с чего начать, он остановился на асфальтной площади. Перед ним, точно войско, выстроилось молчаливое стадо новых грузовых машин, только что сошедших с конвейера. Слева и справа высились немые громады цехов из кирпича и стекла.

Всё здесь испытующе уставилось на него, Телкова: мол, ну-ну, посмотрим, каков ты оперативный работник. Лейтенант собрался с духом и, притворясь этаким былинным молодцем, задиристо позвал:

— Эй, Моржовый! Вот он я! Выходи! Покажи, клык ли ты на самом деле! Или что-то ещё. Сами знаете что!

В ответ на этот в общем-то благородный вызов последовал взрыв дикой ярости. Одна из машин вдруг сорвалась ровно с цепи и бешено помчалась на Телкова. Это был великан-снегоочиститель! Перед его радиатором тускло поблёскивал огромный нож, похожий на кривую улыбку садиста. Гигантские колёса машины, размером с человеческий рост, будто подминали под себя сам земной шар. Через лобовое стекло на лейтенанта смотрело лицо Меншикова из Берёзова. Киллер злобно скалил крупные жёлтые зубы. «На его верхнем клыке, что справа, холодно посверкивает стальная фикса», — добросовестно отметил молодой опер и побежал прочь. В его ушах засвистел ветер. И всё же мощности человека и автомобиля были явно неравными. Казалось, ещё немного — и огромное многотонное чудовище нагонит человека, подденет ножом и, швырнув под свои тяжёлые колёса, размажет по асфальту. Но Телкову удалось извернуться и нырнуть в распахнутые двери цеха, того, что располагался но левую руку.

Цех оказался литейным, но и там ему тотчас пришлось пуститься наутёк. На этот раз за лейтенантом погнался ковш с расплавленной сталью. Огненный водопад лился за ним по пятам, рассыпая огненные брызги. Каблуки Телкова дымились, распустив два дымных шлейфа. А вместе с ковшом опера преследовал дьявольский смех Моржового.

Однако эти ужасы были всего лишь лёгкой разминкой. Сам поединок начался в кузнечном цехе. Влетев в цех, Телков тотчас отметил нечто необычное: пол в кузнечном был почти стерильной чистоты, будто его любовно вылизали языком. «Так. Ещё одна загадка», — деловито подумал опер. И тут прогремел выстрел. Пуля фьюкнула возле его щеки и ударилась в стальной кузнечный пресс. Лейтенант упал за основание пресса и выхватил из кармана… леденцы.

Моржовый прекратил стрельбу и высунулся из-за металлической бочки:

— Что у тебя там? На ладони?

— Леденцы, — сконфуженно признался Телков. — Приятные на вкус. Рекомендую.

— Ясно. Снимают рекламу. Я же предупредил, чтоб ты был одни, — рассердился киллер.

— А я один. Я их вытащил вместо пистолета. По привычке, — сказал лейтенант, защищая свою офицерскую честь.

— Знать, плохи у Степанова дела, коль у него такие супермены, — презрительно буркнул Моржовый и, снова скрывшись за бочкой, возобновил пальбу.

Телков, сменив конфеты на «макарова», ответил киллеру неточными выстрелами. Так они перестреливались по очереди, пока у Телкова не иссякли патроны. Услышав смущённый пустой щелчок его затвора, киллер вышел из своего укрытия и, не опуская ствола, направился к лейтенанту.

Решив умереть стоя, с гордо поднятой головой, Телков поднялся на ноги и шагнул… «Шагнул навстречу смерти», — подумал он о себе. С невольным и немножко грустным пафосом.

— Конечно, следовало бы тебе припомнить «хрена» и потрепать нервишки. Прежде чем отправить на тот свет. Но для куража нет и свободной минуты. У меня скоро вылет, а я ещё не собрал вещички. Да, да, ты угадал: снайперскую винтовку, — произнёс киллер.

«С циничной усмешкой», — мысленно прокомментировал Телков. А вслух он молвил так:

— Вы ничем не рискуете, если откроете: кто заказал и кого? Всё равно вы меня тут же убьёте. А мне будет обидно уйти из жизни, так и не узнав тайны с вашим контрактом.

Тот, кто решит, будто опер хитрил, пытался оттянуть свой смертный час, совершит ошибку. Телков говорил чистую правду. И Моржовый ему поверил. Он был неглуп.

— Да ты, я вижу, читатель. Тебе обязательно подавай конец: кто убил и за что, — хмыкнул киллер. — Ладно, открою. Мне тоже интересно, как ты разинешь рот, когда назову имена. Ну так слушай. Заказчик — академик Гусь. Впрочем, ты видел нас вместе. А вот «кого»… держи себя покрепче, а то упадёшь. Заказано убить одного иностранного лоха по имени Несси. То место, где он живёт, так и называется Лох-Несс. Ну как? Обалдел?.. Вижу, ошарашил.

— Ещё как! — признался Телков, придя в себя от потрясения. — Но Несси, может, нет и в помине. Его существование ещё не доказано. Учёные спорят. И даже… — Он спохватился и умолк, чуть не проговорился о миссии Степанова.

— Учёные спорят, а он есть. Гусь зря деньги тратить не станет. Но скоро его не будет самого. А заодно верну долги давнему дружку Степанову. Он на том озере заместо ящера найдёт мою пулю. Промеж глаз.

— Подлый предатель! Он вам сказал об этом? Что полковник там? — с горечью промолвил опер.

— Я и сам смотрю телевизор. И читаю газеты. Все только об одном и талдычат: «Наука призывает на помощь опытного сыщика», — произнёс по памяти киллер, гордясь умением читать.

«А я в последние дни не смотрю и не читаю. Как бедолага Козлов. Всё служба, служба», — сконфуженно подумал Телков и, оставаясь оперативным работником и в столь скорбный для себя час, задал очередной вопрос:

— Но Гусю-то зачем это нужно? Убивать Несси?

— Лох портит ему всю обедню. Не будет лоха, останутся одни суеверия, — сказал киллер, теряя терпение. — Ну, мент, ты меня заболтал. Давай, прощайся с жизнью. — И он снова навёл пистолет па Телкова.

Лейтенант вытянулся в струнку, ровно на торжественном построении, и звонко возгласил:

— Да здравствуют милиции и полиции всех стран! Долой мировую преступность!

— Сейчас мы увидим, кто кого долой, — злорадно прошипел Моржовый и нажал на спусковой крючок.

А теперь пусто щёлкнул и его затвор, как бы говоря: «Ну виноват. Ну извини».

— Дерьмо! — вскричал Моржовый и в сердцах швырнул пистолет куда-то за кузнечный пресс.

«Какой красивый и небрежный жест, — с завистью подумал Телков. — Он может себе позволить такое. С него-то никто не спросит: мол, где твоё личное оружие?» И лейтенант заботливо спрятал свой пистолет в карман.

— Чёрт! — выругался киллер, взглянув на часы. — Придётся драться на кулаках и ногами. Не могу же я тебя оставить живым после того, как наговорил с три короба.

— Да ведь и я вас не отпущу. Пока живой, — признался Телков.

И они начали драться и руками, и ногами, пустив в ход приёмы из экзотических восточных единоборств, а также родного отечественного самбо. Нанося удары, Телков приговаривал:

— Это вам за художника!.. А это за Меншикова! За то, что дискредитируете такое историческое лицо!

— А Меншиков-то тут при чём? — удивился киллер, не забыв двинуть в опера кулаком, точно он был силомером из парка культуры.

— Не притворяйтесь, будто не знаете! Вы точь-в-точь тот самый Меншиков, который из Петрова гнезда, — ответил опер, сопровождая свои слова приёмом из кун-фу.

— То-то я себя уже где-то видел! Ну, хирург! Ну, подлюга! Жаль, что не я его утопил в чашке чая! — И Моржовый, вымещая злость на Телкове, врезал ему ногой по скуле.

— Если не вы, то кто же это сделал? — тотчас хитро спросил лейтенант, не брезгуя теперь уже старомодным каратэ.

— Тот, кому повезло! — грубо рявкнул киллер. — Но тебя-то я не упущу, поганый мент! — И, схватив опера руками-клещами, сунул его в кузнечный пресс и прижал к наковальне.

В ноздри Телкова ворвался едкий запах горелого металла. Над ним висел многопудовый молот, готовый обрушиться на его беззащитную остриженную голову. И узловатый палец убийцы уже тянулся к кнопке выключателя.

«Прощай, Люся? Ты была в моём сердце аж на третьем месте. После службы и мамы!» — мысленно обратился Телков к своей потерянной невесте с последним предсмертным словом. Затем он попытался, как это принято у погибающих, пролистать перед мысленным взором всю свою жизнь. В его памяти с бешеной скоростью замелькали кадры, словно кто-то перематывал плёнку. И он тут же оставил эту затею. Ну разве втиснешь в считанные мгновенья несметное богатство событий и дат? Проще было выжить. И лейтенант, изловчившись, лягнул противника в пах, ужом выскользнул из его железных объятий. Но это было только половиной дела. Теперь полагалось мрачно сострить. Так в минуты смертельной опасности поступали все выдающиеся детективы.

— Прошу прошения, но иначе бы пресс помял ворот моей сорочки. А я, к вашему сведению, неисправимый пижон, — произнёс он, подражая кому-то из великих. «Кому — неважно, разберусь потом, если останусь жив», — решил Телков.

Но дремучий уголовник, не сумев оценить его юмор, примитивно пробурчал:

— Сейчас я тебе помну кое-что другое.

И они принялись дубасить друг дружку с удвоенным рвением. Бились на земле и головокружительных винтовых лестницах. Боролись на узких площадках под самыми сводами цеха, и киллер, как и положено, сбросил опера со страшенной высоты на остриё какого-то механизма, а Телков, как и положено, на лету ухватился за перила нижней площадки, что подвернулась на его пути. Затем он сбросил киллера сам. Тот грохнулся, считай, с четвёртого этажа, но как ни в чём не бывало встал на ноги и снова ринулся на Телкова. Их кости хрустели на весь цех, со струнным звоном лопались мышцы. Телков вопил от боли и звал маму, как маленький ребёнок. Моржовый от боли ревел смертельно раненным быком.

«И всё-таки приятно иметь дело с противником, который тоже ходит в кино. А Моржовый, судя по его приёмам, не вылезал из кинотеатров. В свободное, конечно, от преступлений время» — такая мысль пронеслась в голове Телкова, на миг оттеснив жуткую боль. Настолько она была неожиданной и чертовски интересной.

В конце концов, сцепившись в клубок, бойцы снова скатились по ступенькам вниз. И тут выяснилось, что у них совершенно иссякли силы. Они стояли лицом к лицу, тяжело дыша, не в состоянии пошевелить даже мизинцем. Но Телков всё же нашёлся, дунул в Моржового. Дуновение было слабее слабого, ну ровно от крыла дневной красавицы-бабочки. Но киллер рухнул на спину, что поваленный столб.

Стоя над ним, лейтенант победно промолвил, еле ворочая языком и частично кого-то цитируя, а скорее многих:

— Всё, Моржовый! Ваша карта бита! Вы задержаны за убийство!

— Наклонись поближе, — прохрипел киллер и, когда Телков исполнил эту просьбу, продолжил: — Ты выиграл, Телков. Я тебя узнал ещё в теремке. Ты похож на своего отца. Мы с ним вместе воевали в Афгане. Там и привыкли убивать. Васька, твой отец, спас мне жизнь. А сам погиб. Принял нож на себя.

Только теперь опер обратил внимание на физиономию киллера. Она была разукрашена полосами грязи. Именно так маскировались современные солдаты, проникнув в тыл врага. «Вот почему цех так фантастически чист. Всю грязь собрал Моржовый, прежде чем спрятаться за бочкой», — подумал Телков.

— Я бы мог раздавить твою черепушку, что сырое яйцо, — продолжал киллер, — да пожалел. Так и быть, живи, Володька!

— Спасибо! — от всей души поблагодарил лейтенант. — Но вы зря так поступили. Я взяток не беру. Даже моей собственной жизнью.

— Я знаю. Ты и в этом в Ваську. Он тоже не брал. А теперь тащи меня на свою Петровку, — снова прохрипел киллер и потерял сознание.

— Я бы с удовольствием вас туда доставил. Но сейчас мне непременно что-нибудь помешает, и я вас упущу, — пожаловался опер. И ему заранее стало обидно: до чего же несправедлива жизнь. Ловишь преступника, ловишь, а стоит его задержать, и весь твой кропотливый труд рассыпается прахом.

Словно подслушав его мысли, в кузнечный цех вошла, точно свалилась с неба, согбенная бабуся с клюкой и беззубо прошамкала:

— Милок, выведи меня отседа. Шла в поликлинику, да видать заблудилась.

«Откажешь, будут говорить: российский милиционер бросил без помощи старую женщину. И в такой же ситуации может оказаться и моя бабушка. И Люся, когда станет бабушкой», — сказал себе Телков.

— Поднимайтесь, Моржовый. Проводим по дороге женщину. И пойдём в отдел.

Но киллер даже не шелохнулся, лежал и впрямь как бездушный столб.

Обречённо вздохнув, лейтенант проводил старуху до проходной и опрометью бросился в цех, но тело киллера, что, впрочем, и следовало ожидать, куда-то исчезло. А спустя мгновение до ушей опера донёсся рёв мотора. «Грузовик на бешеной скорости мчался к заводским воротам. За его рулём сидел Моржовый. Преступник злорадно ухмылялся», — устало подумал Телков и, понурив голову, побрёл к выходу. Проходя мимо дверей с табличкой «Начальник цеха», он услышал телефонный звонок. Кто-то звонил требовательно и в то же время с уважением к предстоящему собеседнику. Так звонить умел лишь единственный человек, наверное, на всей планете. Встрепенувшись, Телков плечом вышиб дверь и, влетев в чужой кабинет, схватил телефонную трубку.

— А за дверь, сынок, тебе придётся возместить. Впрочем, это моя вина. Разумеется, мне следовало позвонить в заводскую проходную. Там дверь осталась открытой, — услышал он благодушный баритон Степанова.

— Товарищ полковник, как вы догадались? Ну, что я здесь? — изумился Телков.

— Интуиция, малыш, только и всего, — обыденно ответил Сергей Максимович. — Я и сам в молодости дрался в кузнечном цеху. Мою черепушку тоже было сунули под пресс, то есть тогда это был молот. Твою-то сунули? Признавайся!

— Было такое, — смущённо признался Телков. — Товарищ полковник, только я снова опростоволосился! Я его упустил!

— И правильно сделал. Моржовый мне нужен здесь. Как я догадываюсь, его жертва находится в Шотландии.

— Сергей Максимович! Это Несси! Если он существует! — закричал Телков. — Моржовый должен убить его! Гусь верит в этого динозавра, плезиозавра или кто он ещё там. И хочет убрать! Его наличие мешает ему бороться с людской темнотой!

— Здесь что-то более серьёзное, — возразил Степанов. — Значит, Несси, если он существует, о Гусе известно что-то этакое, что тому хотелось бы скрыть. Вот он и решил заткнуть ящеру пасть. Впрочем, я предполагал нечто подобное. И потому-то согласился на это расследование.

— А что делать нам тут, в Москве? — спросил Телков, боясь выпасть из Операции.

— Продолжайте искать нити между Гусем и хирургом.

— Мы уже говорили с его вдовой… то есть женой Гуся. Извините за оговорку.

— А знаете, лейтенант, в этой оговорке, пожалуй, что-то есть. Теперь зайдите с противоположного конца. Поговорите с женой… то есть со вдовой хирурга. Попробуйте застать её врасплох. Мол, шли мимо и решили проведать.

— Товарищ полковник! Ей всё равно стукнут. У нас в отделе предатель! — бухнул Телков.

— Знаю, — спокойно произнёс Степанов. — А посему я это поручаю лично вам. Конфиденциально! А сейчас, лейтенант, я вынужден прервать связь. У нас на берегу тоже происходят некоторые события. — И на этой интригующей фразе он отключил телефон.


— Вот, Телков, полюбуйся! Это счёт за выбитую дверь и сломанный замок, который нам предъявил завод. Тут почти вся твоя зарплата. Прибавь сюда стакан, что ты стибрил в кафе. Жалоба ещё не пришла. Но придёт. Не сомневайся. И, главное, улизнул опасный преступник. Прямо из твоих рук. Почему не поставил в известность командование, а конкретно меня? И попёр сам? Отвечай! — И подполковник Лаптев ударил по столу кулаком.

«Да потому что вы предатель!» — Нет, нет, это Телков оставил при себе, иначе он спрячет все концы и потом до него не доберёшься. И потому лейтенант сказал совсем иное:

— Вы бы мне не поверили.

— И потому бы не упустили киллера. Он бы ушёл сам, — неуклюже съюморил Лаптев. — А что за грива на твоей голове? Ты кто? Рок-музыкант?

— Это парик, товарищ подполковник. Свои волосы не успели вырасти, — пояснил Телков.

— Что значит — не выросли? Я же приказал, — нахмурился Лаптев. — В общем, с этого дня, лейтенант, я отстраняю вас от живой оперативной работы. Займётесь всякими бумагами и прочей мёртвой канцелярской ерундой.

«А ещё говорят, мол, Лаптев не смотрит боевики, — мысленно удивился Телков. — Ведь именно так в Америке наказывают провинившихся полицейских. Обидно, конечно. Но сейчас это, может, и к лучшему. Теперь у меня есть время нанести визит вдове… жене хирурга».

Ровно в семнадцать он вместе с обычными гражданскими служащими покинул Петровку, 38, и отправился к вдове.

Показав женщине своё удостоверение, Телков прошёл в квартиру и тут же, не став крутить вокруг да около, спросил, будто выстрелил:

— Я по поводу вашего покойного мужа. Что у него было общего с известным академиком Гусем?

— У него ничего! Во всяком случае я их никогда не видела вместе, — залепетала женщина и вдруг неожиданно изменилась, словно у неё в горле застряло нечто похожее на кость и она наконец решила от неё избавиться. — А вот с Гусыней у мужа были шашни. Как же! Молоденькая и блондинка. Ресницы с иголку. Наклеены! Мужу они конечно же казались настоящими. Но нас-то, женщин, не проведёшь! — произнесла она со злой горечью.

Самой вдове на вид было не меньше пятидесяти. На её лице и крашеных волосах, седых у самых корней, отпечатались следы отчаянной борьбы с возрастом, не ведающим ни жалости, ни пощады.

— И когда у них это началось? — смущённо спросил Телков, опасаясь прослыть собирателем сплетен.

— Давно. Она когда-то работала у него медсестрой. Пришла к нему козявкой. Но уже в ту пору была себе на уме. И едва ей подвернулся академик, эта девица его мигом женила на себе. Наверно, с благословения моего муженька… Но… Но вот что непонятно. Роман он водил с его женой, а… Впрочем, сейчас увидите сами. — Она принесла из соседней комнаты толстый альбом. — Я это нашла за книжным шкафом.

Открыв первую страницу, лейтенант увлечённо пробормотал:

— Интересно, я бы даже сказал, любопытно, — и уселся с альбомом за круглый, несомненно, обеденный стол.

Страницы альбома были забиты ликами академика Гуся. Его фотографировали издали и с близкого расстояния, порой почти в упор.

— Небось она же и снимала. Кто бы ещё смог проделать это в ванной? Да и мой муж никогда этим не занимался. Даже не держал к руках аппарат, — сказала вдова и заволновалась: — Только не подумайте! Он был нормальным мужчиной. Я имею я виду сексуальную ориентацию.

— Точно? — спросил Телков, пристально взглянув на вдову.

— Я это утверждаю как женщина, с которой он прожил тридцать лет! — торжественно произнесла вдова.

— Так… так… кажется, я начинаю понимать… — заговорил Телков сам с собой. — А другому он встречу назначил возле царя Ивана. Ради чего? Царь Иван породил своего сына и сам же его убил. Это намёк. На что?

— Да? На что? — спросила вдова.

— А на то. Тот уберёт первого, а он его. Но после. Он тоже породил, и он же убьёт. Какой чёрный юмор! Я должен предупредить! — вскричал Телков, выскочив из-за стола, и выбежал вон мимо ничего не понимающей вдовы. «Нет, мимо жены», — поправил он себя на бегу.

Он примчался в Газетный переулок на международную телефонную станцию, обосновавшуюся в бывшей церквушке, и заказал разговор со Скотланд-Ярдом.

— Скотланд-Ярд не отвечает, — сказала опытная связистка. — Все уехали на известное озеро. Настал решающий момент! Не сегодня так завтра мы наконец получим ответ: кто он, Несси? Миф или древний ящер? Слышите? Никто не звонит! Весь мир сейчас сидит перед телевизором. Кроме нас! — И она, тут же забыв о Телкове, уставилась в маленький переносной телевизор.

А посрамлённый опер побежал дальше, до угла, ворвался в здание Центрального телеграфа, взял со стойки телеграммный бланк и торопливо написал: «Моя дорогая мамочка приезжай забери меня отсюда мне здесь плохо сбежал преступник бросила невеста решающий момент не отвечает Скотланд-Ярд умоляю твой несчастный сын Володя Телков почти Ванька Жуков».


Полковник Степанов и инспектор Лестрейд таились в зарослях вереска у самой воды. Чуть поодаль на фоне ночного шотландского неба темнел силуэт замка Йоркхарт. Именно здесь, в заливе с тем же названием, очевидцы видели то ли голову, то ли хвост Несси. Англичанин беспрестанно хлюпал носом.

— Прошу прощения, сэр. Я понимаю, эго может выдать нашу засаду. Но ничего не могу поделать. Насморк, сэр. Хронический, — виновато прошептал Лестрейд.

— Не переживайте. Ваше хлюпанье похоже на меланхолический шёпот воды в камышах. Эго даже придаёт задуманной нами сцене необходимую достоверность, — так же шёпотом успокоил его Степанов. — А что касается насморка. У вас, в Англии, всё наоборот. И левостороннее движение. И инспектор Скотланд-Ярда со здоровым носом — это не хороший, а плохой полицейский. Значит, он в вашей туманной, промозглой стране редко сидит в засадах. А вы, дружище, боюсь, успели обзавестись и хроническим бронхитом. Следовательно, вы, Лестрейд, — отличный английский инспектор.

— Польщён, сэр, — просипел Лестрейд и вдруг, утратив прославленную британскую сдержанность, вполголоса воскликнул: — Сэр, к нам кто-то плывёт!

В заливе плеснула волна, из воды, отфыркиваясь, поднялось что-то чёрное. При свете луны, которая всего на мгновенье выглянула из-за туч, блеснули два больших круглых глаза.

— Несси, сдавайтесь! Мы знаем, кто вы! — насмешливо крикнул Степанов, выпрямляясь в полный рост.

Несси метнулся прочь от берега. Но в это время на его чёрном затылке возникло красное пятно и послышался негромкий хлопок. Несси неуклюже плюхнулся в воду. Степанов и Лестрейд обернулись и увидели человека, удирающего по гребню небольшого холма. В правой руке он держал снайперскую винтовку.

— Сэр, займитесь Несси, пока он от страха не утонул. А снайпера я возьму на себя, — сказал Степанов инспектору и, поднеся к губам радиорупор, прогремел на весь берег: — Моржовый! Вам на этот раз не уйти! Район оцеплен полицией! Учтите: здешние бобби не секут по-русски ни слова, и потому ваши байки насчёт того, что вы мирный турист, ловите стрекоз, вас не спасут от тюрьмы!

Киллер остановился, словно налетел на препятствие, и, положив винтовку у правой ноги, замер с опущенной головой, отдал себя в руки правосудия.

Окрестности между тем огласились густым рокотом двигателей, из-за гор вылетела армада полицейских вертолётов и скрестила лучи своих прожекторов на Моржовом. Тот стоял под ними, точно артист на цирковой арене перед началом рекордного номера. Но вместо барабанной дроби над берегом прогрохотал второй выстрел. На этот раз бабахнули из реактивного гранатомёта. Снаряд разорвался шагах в двадцати от киллера. Моржовый схватился за живот и медленно осел на траву.

— Хирург! Скальпелем вы владеете лучше, чем гранатомётом. Да, да, Хирург! Вы не ослышались! Мы вас раскрыли!

Между тем вертолёты дружно развернулись и залили белым светом крышу замка. А вместе с ней неподвижную фигуру академика Гуся. Рядом с ним валялось нечто, похожее на трубу.

«Жаль, этого не видит Телков. Этот кадр с башней замка и Хирургом мог бы украсить самый лихой боевик», — подумал Сергей Максимович.

На другое утро все газеты земного шара вышли с экстренными известиями. «Глобальная сенсация! Русский сыщик Степанов разгадал тайну легендарного чудища по имени Несси! Им оказался российский гражданин Бякин Геннадий Варламович, уроженец города Зюзина»,

А днём Сергей Максимович встретился с журналистами всех мастей. Пресс-конференция проходила, как говорится, не сходя с места, в том же замке Йоркхарт. Её организаторы, несомненно, были знакомы с мельчайшими тонкостями сыщицкой профессии. Они, как и положено, усадили Степанова возле камина, сунули в руку — ему-то некурящему — новенькую сувенирную трубку, купленную тут же в киоске для туристов, и, несмотря на солнечную июльскую погоду, развели в камине жаркий огонь.

— Как вы, наверное, поняли, закопёрщиком в этой истории был Хирург, — рассуждал перед телевизионными камерами русский сыщик, утонув по плечи в глубоком кресле и задумчиво посасывая пустую холодную трубку. — Хирург вёл двойную жизнь. Днём работал в своём косметическом салоне, выправляя чужие носы и убирая морщины, а по ночам там же вместе с преданным ему ассистентом делал подпольные операции. Менял лица тем, кто по той или иной причине хотел заполучить новый облик. В основном это были воротилы из уголовной среды, объявленные в розыск. Изменяя их внешность, Хирург обретал над ними власть. Шантажируя свою клиентуру, он запускал свои руки в их бизнес. Так этот человек завладел сетью игорных домов и сам стал одним из авторитетов преступного мира по кличке Хирург. Его жертвы до поры до времени терпели это, нуждаясь в искусстве Хирурга. Бедняги и ведать не ведали о пристрастии сего чудодея. То есть о том, что каждый из них — копия некоего героя истории. Но как-то главари бандитских группировок собрались на очередную сходку и вдруг почуяли неладное. «Братаны, — сказал один из них, закончивший среднюю школу, — кажется, я всё понял. Наше толковище, братва, похоже на совет в Филях перед Бородинским боем. А может, опосля. Я видел эту картину в учебнике. Вот ты, братан, сам Кутузов. Есть среди нас Барклай де Толли и Багратион. А я, как теперь догадываюсь, известный интриган Беннигсен». «Так вот оно что! А мы-то ломали головы. Стоит выйти на улицу, и на тебя все зыркают во все глаза!» — вскричали братаны и пришли в страшную ярость.

Тут Степанов прервался, подержал руки над огнём, соответствуя образу сыщика, и вернулся к своему рассказу:

— Теперь Хирургу припомнили и шантаж, и прочие издёвки. На этой же сходке он был приговорён к смерти. Однако Хирург почуял неладное и решил исчезнуть, инсценировав собственную смерть. Да не грубо, тяп-ляп, подсунув следствию посторонний полусожжённый труп со своим паспортом и обручальным кольцом. К тому же этот древний способ был и не очень надёжен. Нет, милиция получит мёртвое тело с его лицом. И вот на сцену пришлось выйти вышеупомянутому ассистенту, влюблённому в Хирурга и мечтающему быть на него похожим во всём. Видя это, учитель подтрунивал над стараниями своего ученика. А теперь спросил, будто бы в шутку: «Так почему бы вам не сделаться похожим на меня в самом прямом смысле? Это же в наших с вами силах». И несчастный ассистент с восторгом согласился. А вскоре труп двойника оказался за столом перед чашкой чая. Ассистент слыл нелюдимым человеком, к тому же за день до своей гибели этот дурачок ушёл в отпуск. Поэтому его отсутствию никто не придал значения. Потом о нём забыли насовсем. А что же Хирург? Он последовал примеру своих клиентов — взял себе личину другого человека. А именно Петра Петровича Гуся. Вы спросите: почему же он на этот раз изменил своему хобби? Разумеется, Гусь был известным учёным, но отнюдь не исторической величины и к тому же был жив. Сейчас, когда всё закончилось, мы знаем ответ и на этот вопрос. Всё-таки существовал один человек, который интересовался судьбой ассистента и догадывался о том, что с ним произошло. Это был его родственник в городе Зюзино по фамилии Бякин. Незадолго до гибели бедолага прислал ему письмо, где успел похвастаться своим предстоящим превращением. Не дозвонившись до своего двоюродного братца и одновременно узнав о кончине Хирурга, сметливый коммерсант Бякин тотчас приехал в Москву. Ему бы отнести письмо в милицию, но Геннадий Варламович выбрал иной, опасный вариант — пустился на поиски Хирурга, надеясь заработать на письме. Но, увы, это предприятие вышло ему боком. И Бякину пришлось, спасая жизнь, бежать на Запад. Там, как выяснил Хирург, незадачливый бизнесмен спрятался в озере Лох-Несс. И с ним было письмо покойного ассистента. Именно это, господа, и определило выбор Хирурга. В маске Гуся — борца с суевериями — было легче добраться до ящера Несси. Свою последнюю операцию Хирург провёл с помощью зеркал. Ему помогала жена Гуся, которая, как вы понимаете, ранее была его медицинской сестрой. Теперь путь на озеро Лох-Несс был открыт. И, не обратись двойник академика к Моржовому, наверное, всё дальнейшее сошло бы ему с рук. Но он обратился. И мы задумались: а тот ли это Гусь? Уж больно странной выглядела эта связка — киллер и академик. Остатки моих сомнений развеяла срочная телеграмма лейтенанта Телкова, которую он отбил, не дозвонившись в Скотланд-Ярд.

— Но позвольте, позвольте? Эта телеграмма предназначалась не вам. Телков обращался к своей мамаше, да видать второпях перепутал адрес, — запротестовал корреспондент московской бульварной газеты, известной своими связями с разведками всего мира. — Вот её совершенно достоверный текст. — И газетчик, открыв блокнот, с выражением прочёл вслух содержание телеграммы.

Когда он закончил словами «почти Ванька Жуков», кто-то из новозеландских журналистов не выдержал и жалостливо всхлипнул.

— Ну, ну, без паники. У Владимира Телкова всё о'кей! Парень мужает на глазах. А этот леденящий душу зов всего лишь обычная шифровка, — добродушно улыбнулся Степанов. — Таким способом лейтенант изложил свои свежие догадки. Мы взяли ситуацию под контроль. Приготовились к встрече с Хирургом. И пока Моржовый-Меншиков спал, заменили его патроны на холостые.

— А как же сам оригинал? То есть подлинный академик? Что с ним? — вскричали все, спохватившись.

— Лейтенант Телков! — позвал полковник, глядя прямо в телевизионную камеру. — Дуйте в психиатрическую лечебницу имени Кащенко. Туда недавно был помещён бродяга, удивительно похожий на фельдмаршала Румянцева. Его диагноз: больной страдает манией, выдаёт себя за академика Гуся… Сынок, ты играешь в шахматы?.. Знаю, играешь, но не шибко. Но, надеюсь, тебе известно, что такое рокировка. Так вот, отвези истинного Гуся к нему домой. А его жену доставь к нам, на Петровку. Как подельницу Хирурга.


— Телков! Хочешь дам совет? Доверяй людям! Иначе пропадёшь, — предупредил капитан Деняев. — Подошёл бы ко мне: так, мол, и так. Мол, вон открылось что. Мы бы с тобой всё обсудили, наметили, что и как. А ты, словно испуганное дитя, рванул на телеграф, будто речь и впрямь о твоём семейном деле. Хуже того, усомнился в своих коллегах. У нас же, Телков, все замечательный честный народ. Я имею в виду наш отдел. Все на охране правопорядка. Плечо к плечу! Локоть в локоть!

Они сидели в кабинете, каждый за своим столом, напротив друг друга.

«А ну-ка выложу ему всё насчёт Лаптева. Прямо сейчас. Посмотрим, что он после этого скажет», — вдруг решился лейтенант, но не успел поделиться своими догадками.

Из коридора донеслись шаги и голоса. Дверь распахнулась, и в кабинет стремительно вошёл Степанов и с ним два опера.

— Что, лейтенант? Не узнал? Это я! Вот вернулся, — дружески сообщил полковник и повернулся к Деняеву: — Капитан Деняев! Бывший капитан! Сдайте ваше служебное удостоверение и ключ от сейфа!

— Товарищ полковник! Это недоразумение, — побледнел Деняев и выложил задрожавшими враз руками на стол и удостоверение, и ключ.

— Уведите арестованного! — приказал Степанов операм.

Деняев покорно поплёлся к выходу, но в дверях обернулся и истошно завопил.

— Вы мне вместо этого должны сказать «спасибо»! Ноги целовать! Если бы не я, то б скурвился кто-то из вас. Потому что кто-то в отделе был просто обязан предать! Вступив в сговор с бандой! Так положено. Спросите у Телкова! И я взял эту грязную ношу на себя!

«Может, он прав? — забеспокоившись, подумал Телков. — А как бы поступил я, если б все отказались? И последним остался я. Ведь кто-то всё-таки должен…»

— Деняев, вы нас переоценили. Мы иногда нарушаем правила. Особенно в таких случаях, как этот, — усмехнулся Степанов. — Телков, вы со мной согласны?

— На все сто! — с жаром поддержал молодой опер.

Предателя увели, полковник и лейтенант остались одни.

— Ну вот, сынок, и подошёл хэппи-энд. Или, по-нашему, счастливый конец.

«Сергей Максимович, если бы ещё ко всему позвонила Люся, тогда бы он и впрямь был счастливым. А так это просто удачный конец», — мысленно возразил ему Телков.

— Вижу, тебе, малыш, чего-то не хватает, — проницательно заметил Степанов. — Наверно, на твой взгляд, в нашей, надеюсь, душераздирающей истории всё-таки маловато трупов? Да, только два: ассистент и художник. Даже если к ним прибавить поцарапанного осколком Моржового и перепуганною вусмерть Бякина-Несси, всё равно получится не густо. Но что мы могли поделать? Не выполнять же за преступников их работу? Признаюсь, сынок, тебе по секрету: я, при своей-то известности, не убил даже зайца, не то что человека. А теперь ступай домой, отдохни. Ты потрудился на славу.


Дома его ещё на пороге встретил настойчивый телефонный звонок.

— Опять кого-то убили? Что же такое творится?! Не дают даже добраться до собственной квартиры! — воскликнул Телков в сердцах и, снова рискуя, оставив дверь открытой, кинулся к телефону. — Лейтенант Телков слушает! — доложил он тому, кто звонил.

— Тогда слушай, что скажу я, — послышался строгий голос Люси. — Телков, я заплатила за тот стакан, что ты украл у своей буфетчицы. Молчи, Телков, не перебивай! Я за тебя выйду, раз ты такой растоптай. Не можешь по-человечески обзавестись стаканом. Но учти: я с тобой распишусь, однако подам на развод раньше, чем ты запланировал. Тут же, не выходя из загса. Распишусь и подам, не отходя от стола. Я уже сейчас измучилась, устала ждать, вернёшься ты живой или мёртвый. Вся изревелась, когда твой Степанов говорил по телевизору, как тебя засунули в этот ужасный пресс. Так что решай!

— Люсь, я согласен! Хотя мне будет очень горько, и я, может, в страшном отчаянии полезу под пули бандитов! Но ты, Люсь, не беспокойся. Я тебя пойму! — радостно закричал лейтенант.

Вот теперь конец был и вправду счастливым. Настоящий хэппи-энд!


P.S. Автор в интересах следствия изменил имена участников этой криминальной истории и названия стран, городов и водоёма. В случае же совпадения фамилий и событий автор просит считать их абсолютно случайными.




MyBook - читай и слушай по одной подписке