Сближение (fb2)


Настройки текста:



Сближение

 Автор: Кира Александрова


- Ну, чего у нас плохого за день? Давай, Таня, - Ирина Карцева, начальник отдела прогнозирования при Научно-исследовательском Институте физики пространства подавила зевок.

- В свободной форме или как положено? - Таня поправила очки, вопросительно глянув на начальницу.

- Как положено. Не расслабляться, девочки, вы на работе, - Ира попробовала строго нахмуриться, но в зелёных с коричневыми крапинками глазах плясали смешинки.

- Товарищ начальник отдела критических состояний, на вверенном мне участке пространства за отчётный период безобразий не нарушалось! - отбарабанила Таня, чуть ли не отдав честь и поедая Иру глазами.

- Ой, ладно, давай уже, докладывай, - Карцева едва сдержала хихиканье.

- А что докладывать, Ир, сама всё знаешь. Землетрясение в Индии, восемь по Рихтеру, послезавтра. Так им весь мир про это уши прожужжал уже две недели как. А они не чешутся, потому что их прогнозисты его в упор не замечают… ну в общем, ты знаешь. Что ещё… - Таня заглянула в распечатанный отчёт. - Большая техногенка в Австрии, срок – около месяца, вероятность – семьдесят один процент. Предупреждение тамошним коллегам на всякий случай послала, хотя они наверняка знают и так. Один большой пробой в Австралии, два помельче -  в Гренландии и Южной Африке… Сами справятся, я полагаю. Тем более нам и помочь-то особо нечем… Наверное, на сегодня всё, - Таня отложила бумаги и потянулась.

- Всё ли? - Ира прищурилась, став серьёзной.

- А, ну да… «Окорок» девятьсот пятьдесят, минус десять, - добавила Татьяна.

- Тань, - начальница укоризненно посмотрела на неё.

- Ой, извини… - та ответила виноватым взглядом. Ира не любила жаргонных словечек, считая, что они занимаются важной работой, и пренебрежение к ней даже в мелочах как-то не очень хорошо. - Общемировой коэффициент отклонений реальности ноль целых девятьсот пятьдесят тысячных, по сравнению со вчерашним днём – минус ноль целых десять тысячных. Теперь точно всё, - Таня с видимым облегчением вздохнула.

- Спасибо, - Карцева кивнула. - Анжела, ты следующая.

- Ну… а мне и докладывать-то особо нечего, - красавица блондинка с романтическими локонами до талии вздохнула. - Взрыв газа на шахте в Кемерово, вероятность девяносто четыре процента, осталось шесть дней. Ведём уже месяц. Три взрыва на Кавказе, все пятьдесят на пятьдесят, срок от недели до двух, ФСБ в известность поставлена. Как всегда, в общем. Наверное, и всё на этом. Общероссийский коэффициент отклонений реальности – ноль целых девяносто восемь сотых, изменений по сравнению со вчерашним днём нет.

- Хорошо, - Ира откинулась на стуле. - Ну тогда до завтра, девочки. Идите уже.

         Ира с наслаждением потянулась, длинно вздохнув. Девчонки резво вскочили – планёрки традиционно проводили в самом конце рабочего дня. Красавица Анжела начала расчёсывать роскошную гриву волос, очкастая Таня – наводить блеск на туфельки и подправлять помаду.

         А Ира осталась сидеть. Погасший монитор отражал её лицо – вполне красивое, уверенное лицо начальницы прогнозисток, как их ласково называли в родном НИИФП. К их отчётам прислушивались во всём мире, правда, к этому пришлось достаточно долго идти, пока поняли, что разработанная система вычислений работает без сбоев, и всегда правильно предсказывает вероятность того или иного события, а особенно разных катастроф, неважно, техногенных или природных. И когда Ира пришла сюда, отдел уже вовсю работал, и даже имел филиалы в других городах и странах.

- Ир, ты идёшь? - Анжела оглянулась.

- Нет, я задержусь. Счастливо, девочки, - Ира даже улыбнулась, немного устало.

- До завтра! - нестройный хор голосов, хлопок двери - перестук каблучков по коридору - ровное гудение лифта…

         Ира шевельнула мышкой. Плоский монитор моноблока ожил и высветил всё ту же картинку: зубастый график, похожий на кардиограмму, цепочки вычислений и символов, трёхступенчатая надпись сверху – «Ирина Карцева. Вероятностный прогноз течений реальности. 17.09.12 – 17.10.12».

         Если не вдаваться в подробности, это был гороскоп. Только он сильно отличался от своих размытых и надуманных собратьев, что ютятся по последним полосам дешёвой прессы: «Рыбам сегодня стоит озаботиться здоровьем, а Тельцы поймают удачу за хвост». От таких опусов, творимых редакцией за полчаса на коленке, этот гороскоп отличался, как КАМАЗ от скейтборда. Во-первых, он был сделан на одного конкретного человека - то есть на нее, Ирину Карцеву. Во-вторых, при его создании использовались такие инструменты и силы, про которые ни в одной газетной редакции и слыхом не слыхивали. Ну и в-третьих, выполнен он был профессионалом экстра-класса, каковых на Земле проживало от силы с десяток. То есть - Ира сделала его сама. Недаром красный диплом получила в Политехе...

         Она тяжело вздохнула и откинулась на спинку кресла, снова бросив косой взгляд на монитор с картинкой. Это была вторая сторона медали, то бишь работы — построение таких вот графиков, строго засекреченная часть. О ней знал только научный руководитель кафедры критических состояний пространства, к которой был прикреплён их отдел. Ну и ещё пара серьёзных людей из ФСБ, как полагается. Возможно, кто-то где-то в других отделах был в курсе, и умел пользоваться этой технологией, Ира не знала. Когда-то это исследование вылилось из её курсовой, так что она по праву могла считать себя автором уникальной методики. Иногда её просили рассчитать Линии Жизни для каких-то людей — запрос приходил из того же ФСБ, преимущественно, и Ира послушно выполняла свою работу, особо не задумываясь, кто это такие. Меньше знаешь, лучше спишь, гораздо больше ей нравилось работать над прогнозами. Хотя и так -  какая тут, к черту, работа, когда собственная жизнь под угрозой... По чести, работа-то, не бей лежачего: знай, отслеживай вероятности серьёзных происшествий по миру, да вовремя коллег предупреждай. Ну и если что-то сложное, то Ира сама принималась за формулы.      

         Она снова вгляделась в график – естественно, проклятая дубль-линия никуда не делась. Вот это была проблема посерьёзнее даже новой мощной катастрофы масштаба урагана Катрина. К урагану можно подготовиться, и пережить худо-бедно, а вот из-за этой тонкой серой штуковины совершенно точно можно умереть. Сразу, навсегда, да еще и, наверное, в мучениях. Из-за этого и гоняет она этот несчастный график целыми днями через компьютер, и пересчитывает всё заново, будто что-то может поменяться. Если присмотреться к «кардиограмме» на мониторе, то можно заметить, как Ирину Линию Жизни с миллиметровым отклонением повторяет другая. Её Линия была толще, яркого синего цвета. А вот чёртова дубль-линия  бледно-серая, тоненькая, совсем незаметная на первый взгляд. Ира и обнаружила-то её случайно, обратив внимание на то, что у графика вроде как тень появилась, хотя она не ставила такой графической функции, отражать со спецэффектами. Увидев же – испугалась так, как никогда в жизни до этого. Потому что было чего.

         Иногда – редко, один раз из сотни тысяч - бывало так, что чьи-то Линии Жизни сходились до ничтожных расстояний, практически схлопывались в одну. Такие люди вдруг начинали видеть мир ЧУЖИМИ глазами, у них появлялась общая память и общие мысли, и, как правило, события в их жизни начинали повторяться с пугающей похожестью, вплоть до деталей. В трёх случаях из десяти дело заканчивалось смертью одного из связанных общей Линией, в пяти – сумасшествием. Такие вот дела…

         Что же до того, что дубль-линия на графике не принадлежала ни одному из живущих на Земле людей, то это окончательно путало всё дело и пугало Иру до нервной дрожи. Она пыталась вычислить, кто скрывается под дублем, чтобы как-то предотвратить катастрофу в своей жизни, но по всему выходило, что такого человека на матушке-Земле нет. Что это? КТО это? Неужели ей «повезло» совпасть Линиями с мертвецом, хотя откуда бы это у мертвеца взяться Линии Жизни?.. Тогда кто – призрак? Инопланетянин? Зверь? И что это ей сулит? Картины рисовались не самые радужные, а порой, если честно, просто кошмарные. Всю неделю она почти не спала…

- Карцева! – ожил вдруг селектор на столе. Ира вздрогнула и очнулась. – Доберись, будь добра, до моей конуры, есть разговор. Да, график свой на месяц распечатай и захвати. Отбой.

         Ирина хмыкнула и покачала головой. Руководитель кафедры иногда поражал её своей интуицией, ведь только подумала, а не посоветоваться ли с ним. Он тоже изучал методику Иры, и применение оной на практике.

- Сейчас буду, Вахид Мирзоевич, - сказала она, вдавив кнопку селектора с надписью «ДИР.».

         Ирина Карцева всегда была и у руководителя, да и в НИИ тоже, на особом счету. Ведь с лёгкой руки и дипломной работы по теории вероятности и её применению в широком смысле слова всё и началось, и отдел прогнозов, и резкое уменьшение жертв катастроф, и благодарственные грамоты и письма со всех концов света... Ира щёлкала многоступенчатые уравнения чуть ли не на коленке, и когда наконец всё устаканилось с утверждением отдела, она, проработав буквально полгода штатным сотрудником, была повышена до начальника — Вахид отдал бразды правления той, которая собственно всё и придумала. Возражений не было. Ира руководила грамотно, без фанатизма, и без нужды никого не напрягала. На ней висели расчёты самых сложных случаев, и координирование отчётов, плюс извещение коллег в других странах и городах. Так что, работы хватало с лихвой. Особенно учитывая ещё и ту самую, тайную сторону, с Линиями Жизни, или вероятностными графиками, один из которых сейчас весело змеился по экрану...

         Пнув дверь, Ира вышла в коридор — выместив раздражение и тревогу на ни в чём не повинной деревяшке, Карцева почувствовала себя чуть лучше. Кабинет Вахида Мирзоевича находился в конце коридора на четвёртом этаже. Можно подняться на лифте, но после целого дня сидения хотелось размяться, и Ира пошла пешком.

         На лестничных площадках, как всегда, витал запах сигарет, стояли металлические урны для окурков, на стенах кое-где облупилась краска.  Где-то стояли коллеги по НИИ, здороваясь с ней кивком. Морщась от дыма, Ира взбежала на четвёртый этаж и быстро пошла по коридору.

          Дверь в кабинет директора могла поспорить монументальностью с собором Нотр Дам. Толстенная, тяжёлая, блестевшая кожаной обивкой. Герметичная. Ира вздохнула – она хорошо помнила, зачем Вахиду такая дверь. И надеялась, что окно напротив, в небольшой приёмной с парой диванчиков, не заклеили на зиму. Повезло – Ира со скрежетом взломала тяжёлую фрамугу, и приёмная наполнилась рычанием экскаватора: во дворе рыли длиннющую траншею под какие-то трубы.

         Стучать пришлось по ручке.

- Входи! – крикнул весёлый голос за дверью. Ира перекрестилась, зажала нос рукой и потянула дверь на себя.

         Из кабинета вывалился клуб сизого дыма. Дым обтёк Ирину и пошёл рассеиваться по приёмной, бледнея на глазах. Стараясь не дышать, она досчитала до десяти и вошла в кабинет.

         Вахид сидел за просторным столом и курил трубку. Маленький, узкоглазый и седой, как лунь, он был похож скорее на эскимосского шамана, чем на уроженца «солнечного Азырбаджяна», как он сам выражался. Курил он степенно, не торопясь («нэ сигарэтка же какая, двухминутка!»), однако постоянно. «Постоянно» в данном случае означало именно «постоянно» – не отвлекаясь ни на минуту. В НИИ даже поговаривали, что день, когда руководителя кафедры критсостояний пространства увидят без трубки, будет однозначно знаменовать начало конца света как минимум.

- Вах, какой ты красивай дэвущка, кагда улыбаэщся! – приветствовал её Вахид, нажимая на кавказский акцент. – Я тут слегка надымил, извини уж…

- Да ладно, Вахид Мирзоевич, я давно привыкла, - миролюбиво отмахнулась Ира и огляделась в поисках стула.

- Ну, прогнозистка-гимназистка, садись, что ли, - руководитель вздохнул, став серьёзным.

         Карцева подвинула искомый предмет ближе к столу, и устроилась на мягком сиденье.

- Я внимательно слушаю, - Ира внутренне собралась, приготовившись к не слишком приятным новостям. Раз про Линию Жизни упомянул...

- Угу, - Вахид помолчал. - Про графики твои знаю, и это не такая уж большая проблема, так что пока не напрягайся.

- Попробую, - пробормотала Ира, поёжившись. Легко ему говорить... Она сама ещё не до конца изучила это странное явление, и не была уверена, что поглощения удастся избежать. Может, руководитель что-то накопал? В последнее время у неё мало времени для исследований.

- Попробуй, - Вахид вдруг усмехнулся, неторопливо набил трубку, зажёг её и выпустил клуб ароматного дыма. Рас- Итак, начну, пожалуй, с главного. Вчера мне звонил фон Лейден. Ты его помнишь?

- Конечно, помню, - сразу отозвалась Ира.

         Алекс фон Лейден проходил у них в отделе стажировку полгода назад. Родом из старинной немецкой семьи (его прадед был настоящим прусским бароном), этот горбоносый красавец с невесёлыми глазами с ходу покорил сердца всего женского состава Института. Как начальник отдела и собственно изобретательница метода вычисления вероятностей, Ира занималась гостем лично, и провела с ним достаточно много времени. Ей завидовали все сотрудницы, со всех кафедр, но завидовали, слава богу, молча, без всяких пакостей. Ибо барон оказался равнодушен к призывным женским взглядам, оставаясь со всеми вежливым и отстранённым. И с Ирой тоже... Ещё бы она не помнила фон Лейдена!

- Он сейчас заведует швейцарским отделением прогнозов, - дождавшись кивка, продолжил Вахид. - Ну, как сказать заведует. Фактически, он один его и составляет – страна небольшая, контора небольшая. Теорию Лейден, конечно, изучил, однако прогнозист из него не очень, иначе он заметил бы это всё гораздо раньше.

- Что именно? - Ира нахмурилась, выбросив из головы розовые воспоминания и сосредоточилась на важном.

- То, что общешвейцарский «окорок» с каждым днём уменьшается. Что-то такое там происходит, не слишком понятное, - руководитель кафедры задумчиво нахмурился, пыхнув дымом. - Реальность стала вести себя слишком... непредсказуемо, что ли. Пару раз прогнозы барона по мелочи не оправдались, он напрягся, и сел вычислять заново. Подгрузил полицейские сводки, отчёты спасателей, новостные ленты – в общем, всё как полагается. И сразу же наткнулся на то, о чём уже неделю трубила вся жёлтая пресса. «Дело о лунатиках», м-да. Слыхала?

- В телевизоре что-то говорили об этом. Краем уха, в общем, - Ира снова кивнула.

- Суть в том, - продолжал Вахид, выпуская дымное колечко, - что за последние два месяца в добропорядочной и тихой Швейцарии странным образом погибло уже около тридцати человек – во время хождения во сне. Люди падают с крыш, бросаются под машины, режут себе вены… и всё - во сне. С полузакрытыми глазами. Какая-то эпидемия фатального лунатизма. Что характерно, все случаи произошли в городе Берн и его окрестностях, - Вахид сделал паузу. - Ты же научила его построению вероятностных графиков, да? - Ира угукнула — разрешение ФСБ у Лейдена было, на освоение секретной технологии. - Так вот. Простейший анализ Линий Жизни пострадавших дал барону любопытную картинку – никто из них НЕ ДОЛЖЕН БЫЛ умереть в ближайшее время, по всем законам этого мира. Деталей и нюансов он не уловил, но это понять смог. Что-то – вернее, кто-то – запросто коверкает реальность и людские судьбы. И убивает людей… Сталкивая их графики, - Вахид пристально глянул в лицо ошалевшей от этого предположения Иры. - Поэтому он вчера мне позвонил. Долго заливался соловьём, благодаря за стажировку, и под конец разродился просьбой прислать ему в помощь тебя, как лучшую во всём, что касается прогнозов и графиков. А тут я ещё и про твою Линию Жизни узнал, так что решил, что такие совпадения случайными не бывают.

- Нет, - тихо отозвалась пребывающая где-то подозрительно близко к шоку Ира. - Не бывают... Ещё пару месяцев назад с моим графиком всё было в порядке... А такие вещи, как поглощение, не появляются на пустом месте. Сближение начинается как минимум года за два до предполагаемого полного совпадения...

- И я о том же. Кстати, если мне не изменяет память, два года назад ты тоже неровно дышала в сторону фон Лейдена? - Вахид хитро прищурился.

- Да не то чтобы уж совсем неровно, - покраснев, ответила Ирина. Чёрт, вечно она краснеет, когда не надо! – Но давайте я сама буду устраивать свою личную жизнь, ладно?

- Вот сама и будешь, - усмехнулся Вахид. Несмотря на нечеловеческие дозы никотина, зубы у него были белоснежные. – Ну так что, кырасавыца, ты согласна?

- А куда мне деваться, - буркнула Ира. – Только вы ещё обещали объяснить, что там с этой серой линией, а то я, честно говоря, спать из-за неё спокойно не могу.

- Да-да, - вспомнил Вахид, - Линия. С этим достаточно просто, хотя и необычно, конечно. Полагаю, известие о том, что параллельные состояния реальности существуют, не явится для тебя чем-то сродни открытию философского камня?

- Вряд ли, – улыбнулась Ира.

         Косвенные доказательства их существования Карцева то и дело получала при расчётах. Да, иногда другие миры каким-то образом ухитрялись входить в резонанс с её родным, и вызывать всяческие масштабные природные катаклизмы.  Хорошо, что это случалось достаточно редко.

- Ну да. Так вот, серая дубль-линия на твоём графике означает, что твоя судьба умудрилась войти в резонанс с чьей-то судьбой Оттуда. Из другого мира. Редкий случай, один на миллиард. Признаться, я только в теории подозревал такую возможность, когда ознакомился с твоей технологией расчётов Линий Жизни. А вот теперь вижу на практике... - задумчиво протянул Вахид.

- Как мило, - напряжённо усмехнулась Ира. – Чем мне это грозит?

- Красочными видениями о другом мире, как минимум, - обнадежил Вахид. - Скорее всего, провалами в памяти. Максимум – поглощением линий, тут уже зависит от степени резонанса.

- Офигеть, - выдала побледневшая Ира. - И если резонанс будет настолько силён, что графики сойдутся...

- Один из вас скорее всего бесследно исчезнет, - бесстрастно закончил Вахид. – А другой как ни в чём не бывало продолжит жить дальше. Конечно, если не оба, что тоже возможно.

- А… разойтись линии могут? – тоскливым голосом спросила Ира. Что-то в этом роде она и предполагала...

- Могут, - руководитель побарабанил пальцами по столу. - Если знать, где точки сближения, и не допустить этих событий в собственной жизни. Есть у меня внутри странное такое чувство, что всё это неспроста -  и лунатики, и линия твоя. Как-то оно все связано, нутром чую, - Вахид нахмурился. - И хотя я учёный в первую очередь, интуиция меня ещё ни разу не подводила, даже в серьёзных исследованиях. Поэтому – вот тебе моё честное директорское слово: если ты разберёшься с одним, другое решится тоже. Веришь?

- Верю, - слабо улыбнулась Ира, - что ещё остаётся. Это всё, Вахид Мирзоевич? Мне идти собирать документы в консульство?

- Ещё кое-что, Ириша, - ой, что-то Карцевой совсем не понравилась лукавая улыбка на лице Вахида... - Я хочу дать тебе в помощь одного моего старого знакомого. Хороший парень, башковитый, да… Кстати, обладатель весьма специфического и достаточно редкого дара. Хотя подделок под него море, куда ни ткни...

- То есть, мы летим в Швейцарию вместе с ним? - в душе Иры зашевелилось смутное беспокойство. - И что за дар? Что вы имеете в виду?

         С мужчинами она старалась держать дистанцию, время от времени отделываясь лёгкими, ни к чему не обязывающими романами, и не доводя до стадии «давай жить вместе». Её вполне устраивали встречи на нейтральной территории: кафе, кинотеатры, прогулки по городу, номер в гостинице... Ира не хотела терять свободу, насмотревшись на замужних подружек, утонувших в быте и мужьях-детях настолько, что даже на чашку кофе их было не вытащить. А ей нравилась работа, нравилось по выходным ходить кататься на лошадях, и летом выезжать на ролёвки в Подмосковье и на Карельский перешеек.

Оригинал сериала читайте на knigazeta.ru
- Ага, - Вахид довольно прижмурился, как огромный серый кот. - Про дар... он сам тебе расскажет, когда встретитесь.

- А он в курсе, что куда-то летит? - уточнила Ира, мысленно вздохнув.

         Ладно, придётся потерпеть напарника, раз его руководитель даёт. Просто так он никогда ничего не делает.

- Ну так мы ему сейчас позвоним, - лукаво улыбнулся Вахид и снял трубку с факс-аппарата на столе.


*  *  *

         Даня с трудом поднял гудящую голову от подушки, и попытался проморгаться. Ох, знатно вчера погудели на дне рождения Костика... Данила даже не помнил, как добрался до дома, и один ли. Вроде, на вечерине в загородном доме Костяна Кричевскому приглянулась симпатичная пухленькая брюнеточка, и кажется даже, они уединились в одной из многочисленных комнат... Даня разлепил свинцовые веки, и напряг мозг: оставил он ей свой телефон или нет?! И если да, то как теперь отделаться?

         Словно в ответ на его тайные страхи, на тумбочке рядом с широкой кроватью мурлыкнул сенсорный телефон, и Даню прошиб холодный пот,  даже протрезвел моментально. А головная боль отступила в затылок, перестав терзать виски. Он с опаской покосился на трубу, и с шумом выдохнул, испытав неимоверное облегчение: клиент. Даня прокашлялся, ожесточённо протёр глаза, и ответил.    

- Я слушаю, - сказал он в трубку по-английски.

- Привет, Дэн, - нервно произнёс мужской голос - Джейсон.

         Данила покосился на две широких плазмы, стоявших напротив кровати, и показывавших два деловых канала с котировками и курсами валют, потом на время, и недовольно поморщился. Мог бы ещё час дрыхнуть, как минимум...

- Что не так, Джей? - буркнул он, сполз с кровати, и пошлёпал в ванную. Надо же, мимолётно удивился Даня сам себе, даже раздеться вчера ухитрился, а не свалился как был. - Звонишь за сорок минут до срока.

- Дэн, - слышно было, как Джейсон тяжело дышит. То ли бежал, то ли волнуется. – Дэн, король Иордании умер! Только что сообщили. Акции «СиБиЭс» обвалились почти до нуля. Это крах, Дэнни! На тридцать пять пунктов меньше, чем за час! Полтора миллиона… - клиент почти простонал с явным отчаянием.

- Так, Джей. А ну, возьми себя в руки, и послушай меня, - Даня толкнул дверь ванной и включил воду, глянув на отражение.

         Обычно ясные, серые глаза сейчас казались тусклыми и сонными, белки покраснели. На подбородке и щеках выступила щетина, и Даня машинально  потёр её — надо побриться...

- Что слушать, Дэн? Я разорён! - истерично выкрикнул Джейсон.

         Данила закатил глаза, зажал трубку ухом, и взял зубную щётку с пастой.

- Успокойся, я сказал! - рявкнул в трубку хриплым голосом. - Сколько у тебя в активе сейчас?

- Семьсот пятьдесят тысяч…

- Подожди ещё… - Данила на мгновение замер, прикрыв глаза и не донеся открытый тюбик до щётки, потом встряхнулся, мельком глянул на часы, - подожди ещё ровно двадцать пять минут. Двадцать пять, ты понял? За это время они упадут ещё пунктов на пятнадцать-двадцать. И через двадцать пять минут, не раньше и не позже, ты скупишь все оставшиеся свободные акции «СиБиЭс». Семисот пятидесяти тысяч хватит за глаза, - Даня решительно сунул щётку в рот, начав избавляться от ощущения «во рту ночевала дивизия спецназа».

- Но Дэнни… так я потеряю вообще всё… - собеседник на том конце явно растерялся.

- Джей, ты слышал, чтобы я когда-нибудь ошибался? - пробубнил Данила, уже желая поскорее отделаться от нервного клиента.

- Нет, но…

- Делай, что говорю, - и Кричевский нажал отбой, занявшись наконец приведением себя в порядок. - Нервная у брокеров работа, - вздохнул он, сплюнув пасту и достав станок.

         Операция была просчитана наперёд, и всё шло по плану. Ещё вчера он написал Джейсону на электронный ящик, что акции будут падать, и чтобы он приготовился скупать их по дешевке. В письме было подробно расписано, что и когда именно делать, но, видимо, у Джея сдали нервы. Ещё неделю назад, когда покупал, по совету Данилы, акции этой самой «СиБиЭс», он натурально надоел ему хуже горькой редьки. А выгодно ли? А точно ли уверен Данила? А какие гарантии? А никаких гарантий. Просто весь околобиржевой мир знает, что Дэн Кричевский из далёкой снежной России не ошибается. Никогда.

         Освежившись под душем, Даня, не утруждая себя надеванием белья, или хотя бы обматыванием полотенцем — зачем, если кроме него в трёхкомнатной квартире больше никого не было? - прошлёпал на кухню, ощущая, что конкретно проголодался. Последствия вечеринки почти прошли, что не могло не радовать. После обеда хотелось бы явиться на тренировку в нормальном состоянии, а не как варёная вобла. На просторной кухне Даня включил плазму на стене, выбрав музыкальный рок-канал, и занялся приготовлением завтрака. На секунду представив, что бы сказала случайно оказавшаяся в этот момент здесь какая-нибудь женщина, Кричевский ухмыльнулся: голый мужик у плиты — ну чем не ожившая эротическая фантазия? Мурлыча вместе с телевизором, Данила сварганил омлет по принципу «всё, что есть в холодильнике, залить яйцом», заварил кофе, и устроился за круглым столом. Жизнь наполнялась красками...

         Не забывая поглядывать на часы, Даня закончил насыщаться, засунул посуду в машину, и направился в рабочий кабинет. Небольшая комната с балконом, почти пустая — только стол с внушительным моноблоком, рядом МФУ, в углу большое, плюшевое кресло, мягкое и удобное, да расставленные по периметру комнаты колонки домашнего кинотеатра. Данила любил медитировать под музыку, так проще отрешиться от окружающего мира и сосредоточиться на получении нужной информации.  Плюхнувшись на стул, он отхлебнул из чашки, и щёлкнул мышкой по одной из многочисленных вкладок. Открылся новостной сайт. Слева возникла фотография Фатеха Аль-Курземи в тёмных очках и с арамисовской бородкой. Даня мельком пробежал сообщения: «Инфаркт», «Смерть», «Террористический акт?», «нефть», «Акции СВS снова упали на…». Порядок. Как он и увидел.

         Потом Данила прикрыл глаза, расслабленно откинулся на стуле, и сделал пару глубоких вдохов, равномерных, длинных. Тренированное сознание моментально погрузилось в лёгкий транс, и выдало картинку этого же сайта, но только несколькими десятками минут позже. Фотография не изменилась, но тон текстов существенно отличался. «Король жив и здоров!» «фальшивка», «Происки недоброжелателей в надежде…», «отмечают резкий рост котировок…» Удовлетворённо хмыкнув, Даня осторожно пошевелил пальцем, и к телу сразу вернулась чувствительность.

- Ну-с, а теперь заниматься, - упруго вскочив, Кричевский переместился в третью комнату, отведённую под подобие тренажёрного зала.

         Беговая дорожка, груша, пара простых тренажёров для пресса, бицепсов, трицепсов, и прочих мышц. Данила не был фанатом бодибилдинга и бессмысленной качалки, но держал себя в форме, не позволяя появиться ни грамму лишнего жира. По рельефу его тела вполне можно было изучать анатомию мышц. Оглядев мини-спортзал, Даня направился к дорожке. У него ещё как минимум полчаса в запасе, надо использовать их с толком.

         …Он как раз снова направлялся в душ, смыть пот, когда Джейсон позвонил снова.

- Дэн! Всё в порядке! – с ходу заорал он. – С королём всё оказалось в норме, и акции снова подскочили – только я уже скупил почти всё! А-хха-ха-ха! – он зашёлся каким-то истерическим смехом.

- Что ж, отлично, - спокойно произнёс Данила. – Как и задумывалось. Ты доволен?

- Я? Да я просто в эйфории! А-хха-хха! Всё как по маслу! Видел бы ты их лица! А ты… ты ведь всё знал, верно? Я даже догадываться не хочу, откуда, но ты знал!

- Конечно, - ответил Данила, поморщившись и чуть отодвинув трубку от уха — очень уж громко орал возбуждённый Джейсон. – Я вообще много чего знаю интересного. Хорошо, давай по плану дальше. Сколько ты заработал?

- Чистыми – три миллиона. Круто работаешь, Дэнни! Хочешь пятнадцать процентов? - великодушно предложил Джей. - От души - я действительно восхищён. Чёрт, какой день!

- Нет. Десять, как и договаривались, - Даня никогда не нарушал собственного негласного правила, не брать больше, чем надо. Трёхсот тысяч ему хватит за глаза и за уши.

- Ладно, делаю, как ты говоришь. Сегодня это закон, а-хха! Секунду… так-так… - послышалось щёлканье клавишей, - готово. Деньги ушли.

- Подожди, - Данила свернул на полпути к ванной и вернулся в кабинет, к компьютеру. Кликнул по красной буковке «О» и пару секунд ждал, пока загрузится стартовая страница – его электронный банковский счёт. Проверил баланс. - Принято, Джей. Деньги у меня.

- Ну тогда удачи, Дэн, и до встречи. Надеюсь, ещё поработаем вместе.

- Может быть, Джей. Удачи, - сказал Данила и отключился.

         Полученных за одну сделку денег ему хватит надолго, так что можно пока не дёргаться насчёт поисков нового клиента. Кричевский хмыкнул и дошёл до ванной. Да, это гораздо результативнее того, чем занимается большинство таких, как он. То есть, обладающих таким же даром. Одна сделка в полгода — и можно не думать о работе.

- И куда бы потратить триста тысяч, мм? - вслух спросил он самого себя, встав под горячие струи, через несколько минут сменившиеся холодными. - Где я ещё не был?..

         За последние годы Данила успел попутешествовать практически везде, так что вопрос оказался сложным. Пока же можно пойти и до отвала наесться суши, которые Кричевский просто обожал.

         Тренировка тоже прошла хорошо, из пяти раундов он выиграл четыре, что не могло не радовать. Пошлявшись по вечерней Москве, Даня вернулся домой, и едва переступил порог квартиры, как снова зазвонил телефон. Осторожно глянув на экран, Данила облегчённо вздохнул: номер был с питерским префиксом, и вдобавок – смутно знакомый… Значит, не та, чернявая. За весь день Кричевский так и не смог вспомнить, оставлял или нет ей явки и пароли, в очередной раз пообещав себе больше так не надираться, особенно в компании хорошеньких женщин. Они почему-то так и норовили пробраться в его жизнь, не спрашивая, а хочет ли того сам Данила. Поколебавшись, он нажал на кнопку приёма.

- Алло, - сказал почти забытый голос. – Даня, это Вахид Зурабов. Помнишь ещё старика?


*  *  *
         Это ещё не осень, но уже и не лето. Межсезонье. Ещё тепло и даже временами жарковато, ещё люди ходят в рубашках и платьях, и ночи ещё светлы, - особенно здесь, в Питере, - но… Но солнце светит словно сквозь какую-то неяркую пелену, вполнакала, и первые жёлтые листья ложатся на дорожки, а ветер с залива не по-летнему резок. До конца августа оставалась неделя всего, и осень уже дышала в затылок, настойчиво напоминая о себе.

         Ира любила Питер, несмотря ни на что. Многие ругали климат, то, что тут лета толком не бывает, и зимы тоже, и вообще, много дождей... А Карцевой нравилось. Она любила бродить по улицам, слушая плеер, и оставшись наедине с городом, невзирая на погоду и постоянные ветра. Правильно кто-то сказал ей: Питер или полюбишь на всю жизнь, или возненавидишь. Как хорошо, что у неё первый вариант.

- Дань, ты занят сейчас чем-нибудь? - Вахид прямо лучился довольством, бросая на Иру весёлые взгляды. - Нет? Ну отлично. По-прежнему в Москве? Чудненько. Не хочешь поучаствовать в одном интересном деле? Каком? А приезжай, расскажу. Заодно с красивой девушкой познакомлю, - он подмигнул сердито нахмурившейся Ирине. - Ай, дарагой, нэ гавари, пака нэ увидэл! Ты ж знаешь, дядя Вахид дурного не посоветует, - руководитель выпустил клуб ароматного дыма. - Сами разберётесь, а вообще, работать тебе с ней предстоит, Ирой зовут. Угу, завтра утром? Ждём, да. Где? - Вахид прикрыл ладонью трубку и вопросительно глянул на Карцеву.

- Кофе-хаус на Восстания, - выпалила она первое, что пришло в голову.

- Слышал, да? Всё, давай, жду время прибытия поезда, - Вахид отключился и посмотрел на Иру. - Вай, какого я тебе жениха выписал из Москвы, Ириша!

- Да не нужны мне женихи! - фыркнула Ирина и скрестила руки на груди. - Меня вполне устраивает моя личная жизнь!

         Вахид кивнул.

- Иди домой, девонька, я позвоню, когда Данька сбросит время.

         Молча закатив глаза, Ира вышла. Интересно, что за Данила такой? И чем он так замечателен, что Вахид решил привлечь его к делу о графиках?

      …Она не стала особо выпендриваться в одежде – вот ещё, не хватало распускать хвост перед каким-то незнакомым мужиком! Вдруг он вообще страшный, как атомная война?! Надела джинсы, тонкую рубашку в клетку, и захватила замшевую куртку, на случай ветра. Поезд приезжал в одиннадцать, и утром Ира ещё успела закинуть Вахиду документы — он сказал, оформит всё в лучшем виде, и через пару дней они могут лететь. Шенген Карцева себе давно сделала, так что оставались только билеты.

         Она сидела за двухместным столиком, не спеша потягивала каппучино и наблюдала, как секундная стрелка на часах неумолимо ползёт к двенадцати. Поезд должен был уже приехать на вокзал, значит, минут через десять стоит ожидать гостя. Уставившись в окно, за которым светило ещё тёплое пока солнышко, Ира погрузилась в рассеянные размышления, гадая, когда же начнутся те самые видения, о которых говорил Вахид, и как же понять, каких точек соприкосновения стоит избегать, чтобы резонанс не стал ещё сильнее?..

– Разрешите? – спросил незнакомый голос откуда-то сзади.

         Ира вздрогнула и вскинула голову, уставившись на подошедшего мужчину. И чуть не застонала, поняв, что придётся сложно, если не сказать чего похуже... Перед ней стоял высокий, метра под два ростом, широкоплечий блондин, с короткими волосами, серыми, как туман, глазами, квадратной челюстью и белозубой улыбкой знающего себе цену. Закатанные до локтя рукава демонстрировали украшенные крепкими мускулами руки, и Ира  мимолётно подумала, что если у него всё тело такое же рельефное... «Мать твою. Вот спасибо, Вахид, удружил!» - мысленно взвыла Карцева. Если эта ходячая заманушка для баб бросит в её сторону хоть один заинтересованный взгляд... Впрочем, уже бросает. Хорошо, если он хотя бы слово ляпнет насчёт поужинать вечерком, она оставит всё нафиг и возвращается в Питер, разбираться с графиком самостоятельно. Не хватало ещё, чтобы всякие самцы работать мешали... Кричевский был вообще не в её вкусе, ни разу. Ире нравились скорее худощавые мужчины, более изящные, что ли. И наверняка кроме бокса и боёв без правил больше ничем не интересуется...

- Данила? - Ира прищурилась.

- Он самый, - блондин кивнул, и присел на свободный стул. - А вы Ирина, верно?

         Голос у знакомого Вахида оказался густой, сочный, под стать ему самому. Ну прямо викинг, ё-моё, или богатырь былинный! Ира понятия не имела, отчего вдруг этот товарищ вызывает такое раздражение, и копаться в себе не собиралась. «Просто буду держать дистанцию», - решила она.

- Может, на «ты» сразу? - спокойно предложил Даня, - Нам всё равно работать вместе.

- Хорошо, - несколько сухо ответила Ира. - Давай сразу к делу. Загранпаспорт есть?

         Данила немного удивлённо моргнул, но кивнул. Заказав подошедшей девушке кофе, он вопросительно уставился на Ирину.

- Зачем?

- В Швейцарию полетим, - невозмутимо отозвалась Карцева. - Отсюда вопрос второй — Шенген имеется?

- Ни фига себе, прямо вот так сразу в Швейцарию? - Даня откинулся на спинку стула. - И что там?

- Опуская подробности, кто-то насильно заставляет людей совершать самоубийства, - кратко пояснила Ирина. - Ты знаешь, что такое отдел прогнозов?

- Конечно знаю, - Даня пожал плечами. - Кто о нём не знает, ваши прогнозы популярнее, чем от гидрометцентра. И точнее, кстати.

- Вот, в Берне сотрудник такого отдела обнаружил странности, и мы будем их расследовать, - Карцева отхлебнула кофе. - Больше пока сама ничего не знаю.

         Она забыла спросить Вахида, можно или нет рассказать Дане про Линии Жизни. Надо будет позвонить и уточнить.

- И когда летим?

- Как только Вахид купит билеты, - Ирина побарабанила пальцами по столу. - Тебе есть, где перекантоваться в Питере?

- Гм, - Кричевский озадаченно почесал затылок. - Я гостиницу могу снять... Редко тут бываю, и друзей особо нет.

         Ира поморщилась. Вот Вахид, а! Сдёрнул человека, ничего толком ему не рассказал, да ещё и с жильём не помог разобраться. Неизвестно, на когда билеты будут. Может, придётся отъезда неделю ждать.

-  Ладно, - отрывисто произнесла она. - Переночуешь у меня пока. Если застрянем в Питере надолго, снимешь жильё. Деньги-то есть?

         Данила хмыкнул, выгнув светлую бровь.

- Обижаешь, Ир. С деньгами как раз проблем нет. Ты уверена насчёт приглашения?

         Карцева прищурилась, окинув его взглядом.

- Если лезть не будешь, - кратко произнесла она.

         Показалось, или нет, в серых глазах мелькнула насмешка?

- Как скажешь, - невозмутимо согласился он.

- Вот и договорились, - Ира кивнула. - Как ты угадал, где я сижу? Тут же полно народу. Вахид фотку выслал, что ли?

- Нет, - он почему-то помолчал несколько секунд, задумчиво созерцая кофе в кружке, потом продолжил. – Скажем так, я чуть-чуть заглянул в будущее и увидел тебя.

- ??? - Ира в немом удивлении уставилась на Данилу, несколько растеряв раздражение. - Это как?..

         Улыбка вернулась на лицо Кричевского.

- Я — ясновидящий, - просто пояснил он. - Умею видеть будущее, и ещё, чувствовать всякие странности.

- О, как, - Ира рассматривала нового знакомого, словно диковинку. - И что, видишь всё, что произойдёт, наперёд? Знал, что Вахид тебя в Питер пригласит?

- Да я ж не всё время на волне, - Даня чуть поморщился. - Могу вызывать дар по желанию. Так и с ума сойти недолго, и вообще, неинтересно жить, если всё заранее знать.

- Понятно, - Ира помолчала. - Ладно, поехали, покажу, где живу. Мне ещё на работу сегодня.

         Вахид, конечно, отпустил её, но Карцевой не хотелось весь день провести в компании Данилы. В отделе интереснее. Опять же, можно заняться изучением собственного графика...

- Далеко живёшь? - поинтересовался Даня, пока они направлялись к выходу.

- На Техноложке, - кратко ответила Ира. Потом, поколебавшись, продолжила. - Так чем ты по жизни занимаешься? С таким даром интересным?

- Ну, тоже в какой-то мере прогнозированием, - Данила усмехнулся. - Только в финансовом плане. Делаю предсказания по котировкам акций. Гораздо более выгодное дело, чем рассказывать домохозяйкам про суженых-ряженых, - Кричевский сморщился. - Раз в пару месяцев, или в полгода вообще, беру процент от прибыли. На жизнь хватает.

- Угу, - пробормотала Ира, борясь с желанием задать вопрос про свою судьбу. Выживет она или перестанет существовать в этом мире...

- Выживешь, - отозвался вдруг Данила, странным, напряжённым голосом. - Ир... вокруг тебя что-то очень непонятное происходит... Вот прямо сейчас...

         Ира не успела испугаться, ни тому, что Даня каким-то образом прочитал её мысли, ни тому, что он подтвердил догадки Вахида. Зрение заволокли какие-то радужные пятна, шум на улице, куда они уже вышли, отдалился, а потом затих окончательно. Это что, обморок? Да она никогда в жизни в обморок не падала, с чего бы…

         Погодите, какой ещё Ирой Карцевой? И почему это – «с ней»? Радужные разводы вспыхнули и сменились темнотой…


 


Глава 2.
         Как приятно проснуться утром и осознать, что сегодня твой честно заслуженный выходной! Позволив себе поваляться лишних полчаса после пробуждения, я бодро вскочил с кровати и отправился бриться-умываться –   имелись серьёзные планы на вечер относительно развлечения и отдыха в городе. После водных процедур я с неописуемым удовольствием надел простую чёрную рубашку, тунику и штаны – после тяжёлых кожаных доспехов со стальными нашивками, от которых болят и ноют плечи, показалось, облачился в облако. Завершив процесс одевания удобными кожаными сапогами, и задвинув обувку для полётов подальше в угол, я с чувством выполненного долга вышел во двор казармы. Веррис уже ждал меня.

- Ну что, пойдём тратить честно заработанные денежки? – весело сказал он.

- Отличное предложение, - откликнулся я. – Только сначала заскочу к Лейре.

Лейра – это моя альмиони, она похожа на большую, ростом чуть поменьше лошади, чёрную кошку с крыльями. Альмиони разумны, и умеют разговаривать и общаться мысленно. Для них отведён специальный корпус, где у животных отдельные помещения: менять подстилку из сена, воду, и кормить альмиони – обязанность каждого воина в отдельности. Вообще, для меня Лейра – больше, чем просто друг, она моя сестра, если не по крови, то по духу – точно.

Открыв дверь в комнату Лейры, я ласково позвал её:

- Доброе утро, девочка. Ты уже не спишь?

- Как можно спать в такой праздник, как собственный выходной? – большая кошка зевнула, показав острые зубы и розовый язычок. Поднявшись с соломенной подстилки, Лейра подошла ко мне, одарив снисходительно-ласковым взглядом, и слегка потёрлась головой о мою руку.

- Ну, тогда счастливо отдохнуть, сестричка, - я почесал её за ухом, и, не удержавшись, чмокнул во влажный нос.

- Вот уж, котячьи нежности, - проворчала Лейра, но длинные усы шевельнулись – кошка довольно улыбнулась. – Иди-иди, Айрин, твоя физиономия мне ещё успеет надоесть.

Мы с Веррисом почти успели пересечь двор, когда нас остановил оклик капитана Танмара:

- Айрин? Кажется, ты сейчас свободен?

- Да, сэр, - неохотно повернулся я.

- Отлично, тогда твой друг может подождать тебя в какой-нибудь таверне, а ты пойдёшь сопровождать капитана Гленду, - невозмутимо сообщил  командир. - Она идёт за новобранцами, ну а тебе пора обзаводиться постоянным напарником, так что, заодно посмотришь, кого определит тебе капитан.

- Есть, сэр, - когда мы немного отошли, я со вздохом пожаловался Веррису. – Ну, скажи, Вер, почему мне так не везёт, а?

- Ну, это как посмотреть, дружище, - он ехидно ухмыльнулся. – Леди Гленда среди своих воинов дурнушек не держит, а у нас вроде не запрещены близкие служебные отношения.

- Заткнись, - утомлённо посоветовал я – от этой ходячей остроты сочувствия не дождёшься. - Вечно всё опошляешь...

- Ладно, ладно. Жду тебя в «Винной бочке». Постарайся не сильно опоздать, а то свободных дам не останется, - поддел Вер и поспешно скрылся за воротами казармы.

         Вот есть у моего друга пунктик, к сожалению, не всегда имеющий положительную окраску. Охоч Веррис до женского общества, и весьма. Особенно, как вернётся с границы с Нейтером... Бабник, как есть. Даже я ему в подмётки не гожусь.

- Лейтенант Айрин? - раздался за моей спиной спокойный голос.

- Да, капитан, -  я обернулся, невольно вытянувшись и чуть не отдав честь.


         Наша воинственная леди не любит обращение «мэм», или ещё того хуже «мадам», несчастный, рискнувший так обозвать Гленду Ткели, схлопочет по физиономии незамедлительно, без предупреждений и последующих объяснений. Она хмыкнула, окинув меня внимательным взглядом, и бросила:

- Следуйте за мной.

Развернулась и направилась к выходу. Капитан женского летучего отряда – ходячая мечта любого нормального мужика: высокая, крепко сложенная, всё везде на месте – и сверху, и снизу. Фигурка гибкая, ножки стройные, обтянутые форменными штанами, блондиночка со слегка загорелой кожей, точёное личико с серо-голубыми глазами, и крепко сжатыми губками – такая аппетитная особа, о-о… Но характер – железный. Леди Гленда не допускает в обращении с собой никаких вольностей, и никому не делает исключений, за что её очень уважают, причём не только в казарме.

- Мы пройдёмся по трём адресам, все они расположены недалеко друг от друга, так что наша прогулка не отнимет много времени от вашего драгоценного выходного, - Гленда на ходу разъяснила наши дальнейшие действия.

Последнее заявление порадовало. Покинув казармы, мы направились по улицам, к первому адресу. Чистенький, аккуратный двухэтажный домик, подметённое крыльцо, цветы на подоконниках первого этажа. Леди Гленда решительно постучала в дверь. Буквально через пару минут та распахнулась, и на нас испуганно уставилась женщина средних лет в простом, тёмном, домашнем платье – думаю, не ошибусь, назвав её мамой первого новобранца в отряд капитана Ткели.

- П-проходите, - дама покосилась на мою форму и нашивки моей спутницы. – Чем могу быть полезна?..

- Капитан женского летучего отряда Гленда Ткели, - сухо представилась блондинка. – Это лейтенант Айрин. Ваша дочь дома?

Хм… страх в глазах хозяйки мешал поверить в искренность её ответа. Чего боится, спрашивается, не так уж часто наши умирали, и не всегда патрули на границе ввязывались в вооружённые стычки с нейтерами. А если ещё брать время на обучение, то так и до очередного перемирия дойдёт. Полгода, не меньше, пока её драгоценная дочь окажется в непосредственной близости от неприятеля.

- Н-нет, леди, она вышла… - пробормотала хозяйка дома.

- Я не леди, - резко оборвала даму Гленда, - а капитан Ткели.

         Далее наш диалог прервался весьма неожиданным образом.

- Мама, кто там пришёл? – послышался недовольный, даже с нотками раздражения, девичий голос.

Мы обернулись: на лестнице стояла девушка лет двадцати с небольшим, и судя по досадливо поджатым губам хозяйки, именно та, за кем пришла Гленда. Женщина всплеснула руками, сердито воскликнув:

- Всемогущие боги, Стина! В каком ты виде?! Иди немедленно пеереоденься!

Ну почему, вид очень даже ничего, на мой взгляд. Короткая домашняя туника открывала стройные ножки, пояс подчёркивал тонкую талию, мягкие складки шёлка обрисовывали грудь, а на симпатичной мордашке застыло выражение редкого упрямства. Буйная копна светло-рыжих волос с медовыми прядями, и… жёлто-зелёные, как у кошки, глаза. Глядя в них, становилось понятно — характер у девушки не подарок, но с другой стороны, повезёт же кому-то с такой напарницей…

- Нормальный вид, мам, я же дома, - фыркнула Стина и спустилась к нам. Мамочка открыла рот, хлопая ресницами, а я спрятал усмешку. Острый у неё язычок, однако. Рыжая в это время невозмутимо обратилась к леди в форме. – Капитан Ткели, если не ошибаюсь?

- Да.

- Отлично. Вы дадите мне пять минут одеться? - глаза Стины блеснули, а губы дрогнули в улыбке.

- Конечно, - капитан Ткели кивнула.

Женщина силилась извлечь какие-то звуки, но голосовые связки ей отказали. Не дожидаясь возражений матери, девчонка бегом поднялась обратно, и спустилась минуты через три. К тунике добавились штаны, безрукавка, и куртка, повешенная на сгиб локтя.

- Мам, буду на выходных! - радостно известила Стина родительницу, чмокнула её в щёку, и распахнула дверь.

Судя по всему, девочка не была против зачисления в новобранцы... Мы вышли, и только на улице леди Гленда соизволила уведомить нас:

- Айрин, вот твоя напарница. Стина, это лейтенант Айрин, как только мы вернёмся в казарму, ты поступаешь под его командование.

Мои брови взлетели в удивлении: неужели Гленда Ткели, зная мою репутацию отъявленного…э-э… любителя прекрасного пола, сама отдаёт мне в руки такое чудо?! Не верю! Конечно, до Верриса мне далеко, но женское общество я люблю. Особенно такое вот симпатичное, шагающее на расстоянии вытянутой руки от меня. Довольно ухмыльнувшись, я покосился на Стину: держись, детка, тебя ждёт весёленькое время.

Стина же только посмотрела на меня своими чудными глазками, изучающе так, словно решая, подхожу или нет, и кивнула. Уж не знаю, чего она там увидела и решила, но мне нравилось, как Стина держится. Без лишней застенчивости, прямо, открыто.  Вер был прав, как всегда: леди Гленда в своём отряде дурнушек не держит…

Проводив капитана Ткели и Стину с остальными новобранцами до казармы, я с превеликим удовольствием отправился к Веррису. Он уже наверняка подцепил нам подружек на вечер, и мне не терпелось посмотреть, кого мой друг выбрал. У меня несколько недель не было женщины, я ужасно устал от вида небритых рож и запаха потных тел, и потому мне по большому счёту всё равно, какая мордашка. Мне просто хотелось приятного общества блондинки, брюнетки или рыженькой – желательно не старше тридцати, и ощутить в руках тёплое, мягкое женское тело. В таверну я пришёл очень быстро. За столом Вера, как и надеялся, уже сидели две симпатичные особы, вполне в моём вкусе – в вопросе женщин я доверял другу, как самому себе, мы слишком давно знакомы и слишком часто вместе гуляем по городу в поисках приключений.

- Дамы, добрый вечер, - я весело улыбнулся и чмокнул девушек в щёчки. – Извините, что припозднился, капитан так соскучился по моему обществу, что никак не хотел отпускать.

         Девушки мило хихикнули, я устроился между ними. Веррис кивнул и подвинул кружку с вином.

- Расслабься и получай удовольствие, - друг усмехнулся. – Пойдём-ка, закажем что-нибудь. Подружки, есть особые пожелания? - обратился он к девушкам.

- Мне нравятся медовые пирожные со сливками, - милашка-блондинка захлопала длинными ресницами. Кстати, Вер не представил их, ну да ладно. Всё равно утром не вспомню имена, да и вряд ли мы ещё раз встретимся.

- А мне вина, пожалуй, - тёмненькая томно потянулась, бросив на меня призывный взгляд.

         Так, кажется, интересы определились – собственно, это Веррису нравились пухленькие и белокурые, я предпочитал стройных.

- Один момент, - мы удалились к стойке. – Дружище, ты хотя бы имена узнал? Или мне вспоминать весь список ласковых словечек? – с усмешкой осведомился я у друга.

- Беленькая – Тиана, её сестричка – Арини. Ты уже определился? – Вер подозвал хозяина.

         Я пожал плечами, рассеянно скользя взглядом по залу – посетителей было много, «Винная бочка» славилась хорошей кухней, обслуживанием и неразбавленным вином. И конечно, тщательно подобранными официантками – господин Флани не брал девиц с улицы, дотошно проверяя рекомендации желающих устроиться к нему на работу. Сюда приходили не только воины, но и аристократы, пропустить кружку-другую вина, и приятно провести время с дамой. Короче, общество здесь собиралось культурное.

- Ну, по блондинкам, по-моему, у нас ты специализируешься, - отозвался я. Мой взгляд зацепился за сидящую неподалёку женщину.

- Договорились, - Веррис выложил деньги и повернулся ко мне. – Эй, приятель, куда ты пялишься?

- Ты её знаешь? – незнакомке на вид было от двадцати пяти до тридцати, роскошную гриву чёрных волос с одной стороны поддерживала заколка, а идеальные черты лица не портил ни один изъян. Хотя она сидела, я не сомневался, что фигура у неё тоже высший класс. Глубокое декольте открывало соблазнительную ложбинку и округлые плечи, и я задался вопросом, почему она в одиночестве. Замужем?.. Есть любовник?..

- Так, понятно, - Вер вздохнул и взял поднос с заказом – в людный вечер официантки сбивались с ног, посему мы, чтобы не ждать, обычно забирали еду и выпивку сами. – И что прикажешь делать с теми двумя?

         Я наконец посмотрел на друга.

- Две девушки для тебя уже много? – моя бровь иронично изогнулась. – Извинись и скажи, что у меня вдруг возникли важные дела.

- Приятно провести время, - Веррис подмигнул. – Потом расскажешь. Судя по всему, эта штучка из благородных.

         Он вернулся к девчонкам, а я направился к одинокой красавице.

- Сударыня, я подумал, что грех такой женщине сидеть в одиночестве, - мой взгляд скользнул по длинным, тонким пальцам, задумчиво ласкавшим бокал с вином. – Хотя, может, я не вовремя и вы кого-то ждёте?

         Незнакомка изволила улыбнуться полными, алыми губами, и у меня мурашки побежали по спине – в голове возникли всякие картинки не самого пристойного содержания.

- Вовсе нет, - грудным, бархатистым голосом ответила она и откинулась на спинку, не сводя с меня взгляда глубоких тёмно-карих глаз. – Я просто отдыхаю.

         Разглядывая её уже вблизи, я понял, что же в незнакомке было странным. Слишком идеальная красота, ни одной неправильной чёрточки, вызывала ощущение неестественности. Она была похожа на ожившую куклу. Закрались мысли о том, что, может, зря я бросил Вера и подружек?..

- Значит, я не помешаю? – однако отступать не в моих правилах. Кукла там или не кукла, она женщина, и красивая женщина. В конце концов, не жениться же на ней собираюсь, так что мне всё равно, на кого дама похожа.

- Ничуть, - она склонила голову на бок. – Меня зовут Бьянка.

- Лейтенант Айрин, - скользнувшие по плечу чёрные локоны заставили забыть о посторонних вещах – захотелось провести по её коже пальцами, ощутить бархатистость и мягкость… О, боги, как же я одичал на этой проклятой войне, если уже с трудом держу себя в руках всего через две минуты разговора с женщиной! Обычно это я соблазняю кого-нибудь, а не наоборот.

- Очень приятно, - в голосе Бьянки появились мурлычущие нотки. – Лейтенант, здесь слишком шумно, вы не находите? – она сделала глоток, и облизала пухлые губы.

         Мне пришлось длинно выдохнуть. Фантазия принялась демонстрировать, что эти губки могут сделать со мной в самом ближайшем времени...

- Я знаю неподалёку уютное местечко, там как раз очень мало людей и можно без помех пообщаться, - хрипло сказал я.

         Поскольку мои безвременно скончавшиеся от лихорадки родители оставили неплохое наследство, у меня в городе имелся собственный уютный особнячок, который я обычно использовал для свиданий. Ну не в казарму же приводить женщину, в самом деле, а снимать комнату в таверне мне казалось слишком неуважительно, пусть даже и к подружке на пару часов. Женщина — она всегда женщина, чем бы ни занималась в жизни.

- Как замечательно, - Бьянка отставила бокал и встала. – Тогда может, мы переместимся туда?

- С превеликим удовольствием, - я подал руку. Да, фигурой боги её тоже не обидели, и я перестал думать об излишней идеальности моей новой знакомой.

         …Едва мы переступили порог дома, как Бьянка прижала меня к стене и страстно поцеловала. Ого, а красотка-то горячая штучка! Рубашку она содрала где-то на середине лестницы, приведя в полную негодность — пуговицы все отлетели, и, кажется, даже планка немного оторвалась. А дальше я просто схватил её в охапку и понёс в спальню. Судя по всему, особо нежничать не придётся, Бьянка оказалась просто вулканом – ну и хорошо, не очень-то и хотелось. Нет у меня сейчас терпения на всякие нежности... На ощупь кожа женщины оказалась такой, как и предполагал, мягкой, бархатистой, и такой чувствительной… Кажется, я порвал ей застёжку на платье. Ну и плевать, моя рубашка тоже не подлежала восстановлению. С утра придёт экономка, зашьёт, ей не впервой чинить одежду моих случайных знакомых.

         Бьянка не давала мне уснуть почти до утра, и наверняка перебудила всех соседей томными стонами. Ладно, они привычные. Когда за окнами небо посерело, я вдруг вспомнил, что мне предстоит первый день тренировки со Стиной, и надо бы поспать хоть пару часов. В памяти всплыли жёлто-зелёные глаза и плавные изгибы фигурки напарницы. Вот проклятье, мне теперь что, каждая вторая женщина будет казаться красавицей?! И всё-таки, рыженькая была очень даже ничего…

- А ты хорош в постели, - проворковала Бьянка, сладко потянувшись.

- Спасибо, милая, извини, мне сегодня предстоит тяжёлый день, - пробормотал я, закрыв глаза. – Ты тоже была великолепна, - зевнув, я почти моментально провалился в сон.


Проснулся сам, хоть и с превеликим трудом. Внутренний будильник работал без сбоев, даже в выходные я поднимался рано – привычка военного. Ох, тяжела ты, роль инструктора новобранцев! Давно я не занимался воспитанием напарника, тем более девушки. Бьянка крепко спала, чуть приоткрыв ротик, я легко коснулся губами мягкой щеки – она что-то пробормотала, не открыв глаза, - и встал. Тихо одевшись, спустился вниз, чувствуя себя развалиной. Всё тело болело, следы, оставленные острыми ноготками Бьянки слегка саднили, и зверски хотелось чашечку крепкого сейго. На кухне уже хозяйничала экономка, и на мою просьбу зашить платье вздохнула и кивнула. Позавтракав, выполз на улицу. Утренний воздух бодрил, солнышко ещё только продирало заспанные глазки, в городе ещё довольно тихо, только спешат по делам немногочисленные ранние пташки: прислуга, да простой рабочий люд.

От особняка до казарм было рукой подать, что меня несказанно радовало, и по пути я даже немного пришёл в себя. Большинство воинов улетели поддерживать вялотекущую войну герцогства Трилистник – собственно, моей родной страны, - с больными на всю голову нейтами, и потому за воротами стояла тишина. Счастливчики, получившие увольнение вместе со мной, отсыпались в казармах. В ближайшее время должно наступить очередное шаткое перемирие, месяца на три – они у нас случались регулярно, с перерывами в полгода, когда у нейтов заканчивалось электричество в машинах, или среди их уродливых зверей опять случался какой-нибудь ящур. Вообще, не понимаю я наших бодрых сдвинутых соседей с их стойкой ненавистью ко всему волшебному – в том числе и к альмиони, которых они считали порождениями гадкой магии. Обычные животные, только с крыльями, и летают с помощью мышц, ну разве что разговаривать умеют без слов… Ладно, фиг с ними, в конце концов, не так уж много беспокойства они нам причиняют. Честно говоря, эта война больше похожа на гигантские учения. Только, понятное дело, не стоит об этом кричать на каждом перекрестке.

Переступив порог пропускного пункта, остановился перед женскими казармами. Мысленно обратился к Лейре, но наткнулся на серый туман – альмиони дрыхла самым бессовестным образом. Счастливая… Ладно, где эта рыжая? Пора приступать к тяжёлым физическим нагрузкам.

- Доброе утро, лейтенант, - дверь открылась, и на крыльце показалась подтянутая, одетая в новенькую форму, довольная жизнью Стина.

Хм, девочка выглядит весьма бодро в столь ранний час – похвально. Я окинул её одобрительным взглядом, невольно задержавшись на ямочке, видневшейся в вырезе расстёгнутой на одну пуговичку рубашки. Мелькнула картинка, как прижимаюсь к ней губами, и невозможные глаза Стины становятся ещё больше, а ротик округляется в удивлении... Айрин, ты всю ночь развлекался с клёвой бабёнкой, оставь девочку в покое! На ближайшее время, по крайней мере. Поэтому засунул все неприличные мысли поглубже, и сосредоточился на деле.

- Привет, - улыбнулся в ответ.

- Чем мы займёмся? - она остановилась рядом, и внимательно посмотрела на меня.

- Для начала, смирись с тем, что в ближайшие три недели полёты тебе не светят, - начал я. – Правило номер раз: пока не пройдёшь подробнейший инструктаж и тренировку по владению оружием на земле, в воздух тебя никто не пустит.

Стина постаралась скрыть разочарование – понимаю, я получил такой же щелчок по носу, когда пришёл новобранцем к нашему капитану! И с вот такими же примерно горевшими нездоровым энтузиазмом глазами.

- Идём, покажу, где теперь будут проходить твои суровые будни, - едва не взял её за руку, но вовремя вспомнил, что это мой напарник, а не случайная подружка.

Мы направились за корпуса казарм, где располагалась тренировочная площадка. Моя подопечная, остановившись рядом с длинным навесом, начала с любопытством рассматривать хранившееся там оружие.

- Начнём с этого, - я взял длинное, тяжёлое, хорошо сбалансированное копьё и дал Стине. Она с некоторым трудом удержала оружие, но не выронила его. Уже хорошо. – Эта штука предназначена для вышибания противника из седла. При большой скорости полёта прошивает грудь человека, как иголка лист бумаги.

Девочка взвесила копьё, уважительно прокомментировав:

- Тяжёлое…

- Конечно, - кивнул я. – Иначе бы оно не годилось для сражения.

Вспомнив виденные вчера изящные руки, понял, что работы с рыжей предстоит непочатый край: мышцы ей нужны в срочном порядке...

- Следующее, - я достал стальной шар диаметром с кулак, утыканный тонкими иглами.

- Это и есть скаренди, да? – Стина проявила познания в оружии летучих воинов, что наводило на мысль — она плотно подготовилась к зачислению в новобранцы.

- Ага, - подтвердил я. - Страшная штука, превращает человека в сплошной фарш из костей и мяса. Действует следующим образом, - взяв с полки небольшую трубку, я вставил один её конец в углубление в шаре. – Смотри, натягиваешь вот этот крючок. Внутри трубки спрятана тугая пружина, так ты сжимаешь её, приводя в боевую готовность. Ну а дальше всё просто, смотри на мишень.

В конце площадки стоял толстый деревянный щит. Почти не целясь, я резко поднял руку и спустил крючок – шар разнёс мишень в щепки. Невозможные глаза рыжей стали ещё больше от потрясения.

- Сожри меня демоны!.. – выдавила она из себя.

- Иглы обламываются и остаются в теле, а есть ещё разновидность отравленных скаренди, - невозмутимо продолжил я лекцию. – Защититься от таких шариков можно, но требуются многочисленные тренировки, и, кроме того, интуиция должна стать для тебя полноценно действующим шестым чувством – иначе рискуешь получить такой ёжик в спину. Можно, конечно, отрастить глаза на затылке, но это пока ещё никому не удалось.

Стина сглотнула. Вручив ей второй шар и трубку, я достал квадратный щит, сделанный всё из той же стали.

- Заряжай, - кивнул я.

Закусив губку, девочка с некоторым трудом закрепила крючок, потом вопросительно глянула на меня.

- Ну а теперь стреляй, - усмехнулся я. – Чего смотришь, я же сказал, стреляй. Да не бойся, рыжая, всё будет нормально, - добавил, заметив испуганное выражение личика.

- Точно? – с опаской переспросила она, поднимая скаренди.

- Детка, я твой командир, или кто? – поддел я её. - В воздухе тоже будешь всё время переспрашивать и уточнять?

Жёлто-зелёные глаза прищурились, губки поджались – характер взыграл. Она нажала на крючок, и шипастая смерть со свистом полетела в меня. Я подставил щит, и ёжик, скрежеща поломанными иголками, отскочил и застрял в крыше навеса. Ротик Стины удивлённо распахнулся.

- Вот так, рыжая, - я отобрал скаренди и положил на полку. – Но все эти прелести – попозже. Сначала простое и банальное оружие – меч. Всё остальное действует на расстоянии, меч же – незаменимая вещь, когда сходишься лицом к лицу с противником. Всё, разговор закончен, давай-ка, восемь кружочков в среднем темпе вокруг этой площадки.

Стина начала хорошо, не особенно быстро, дышать старалась в ритме бега. Мне доставило большое удовольствие её озадаченное личико, когда я пристроился рядом с ней. Ага, а ты думала, буду стенку подпирать, пока ты пылишь по площадке? Физические упражнения ещё никому не вредили, ну и, признаюсь честно, мне не хотелось выглядеть плохо в глазах Стины. Образ шикарной Бьянки изрядно потускнел в памяти, и мой взгляд всё чаще останавливался на изящных формах рыжей. Появились мысли уделить ей больше внимания и попробовать познакомиться поближе, в неформальной обстановке.

К вечеру напарница еле передвигала ноги от усталости. Я растянул тренировку на весь день, с небольшими перерывами, преследуя две цели: чтобы Стина быстрее привыкала к нагрузкам, ну и, чего уж, чтобы подольше побыть рядом с ней. Бросая на меня сердитые взгляды, она буркнула:

- Вы зверь, лейтенант, я же завтра не смогу встать с кровати!

- Прими контрастный душ, рыжая, полегчает, - посоветовал я. – А насчёт завтра… это ещё цветочки, дальше будет хуже, - с довольной улыбочкой добавил, любуясь негодованием на симпатичной мордашке.

Фыркнув, она хлопнула дверью казармы у меня перед носом. Ухмыляясь и что-то насвистывая, я отправился в особняк – зачем коротать время в казарме, тем более, если у меня отпуск? Бьянка оставила записку, в которой ещё раз благодарила за приятно проведённое время, и дала понять, что если мне захочется снова встретиться, то возможно, она найдёт время ещё раз прийти в то же место, где мы познакомились. По здравому размышлению решил всё-таки отоспаться сегодня, да и не очень-то хотелось видеться с Бьянкой. Гораздо больше мои мысли теперь занимала Стина. Интересно, почему? Да, она симпатичная рыженькая девчонка, с приличной фигуркой и личиком, но до роскошной брюнетки ей далеко. Это если с чисто внешней точки зрения. Копнуть глубже, в Стинке чувствовался характер, что мне несказанно нравилось в принципе в женщинах, не только конкретно в ней. Нет никакого интереса, когда наперёд знаешь действия подруги, как, например, с той же Бьянкой. Отчего-то я не сомневался, что она намекнёт на возможность ещё одной встречи. Ну а Стина...

Налив вина и соорудив на скорую руку ужин, я завалился на диван в гостиной, задумчиво уставившись на огонь в камине. Перед тем, как стать воином летучего отряда, я закончил школу разведки, где научился множеству очень интересных вещей. Заодно здорово развил экстрасенсорные способности, что помогало лучше чувствовать людей. Хотя я провёл с новой напарницей всего один день, тем не менее, поймал себя на ощущении, что не всё так просто со Стиной. Она отличалась от остальных людей, в ней что-то было, дремлющее, скрытое, но было. Надо узнать рыжую поближе, и разобраться. А пока требовался отдых и крепкий сон после бурной предыдущей ночи.

Выспаться не удалось. Я проснулся злой, раздражённый  и усталый. Забодай меня демон, ну почему эти дурацкие видения случаются так не вовремя?! Всю ночь мне снилась какая-то непонятная ерунда, странные люди, странный город, вообще, странное место. Женщина по имени Ира, подозрительно похожая на Стинку, парень Данила, обладающий интересной способностью… Можно было бы отмахнуться и забыть, сны всякие бывают, но в том-то и беда, что я не мог. Я просто знал, что эти люди – реальные, где-то существуют, и каким-то образом связаны со мной. Со мной и Стиной. Надо разбираться, и в первую очередь посоветоваться с Веррисом. Он тоже учился вместе со мной, в разведке. Ладно, пора идти на занятия с рыжей, разборки с видениями оставлю на вечер.

Когда я брился, Лейра соизволила сонно поинтересоваться:

- Ну, Айрин, как вчерашний день?

- Неплохо, милая. Из Стины выйдет отличная напарница! - с воодушевлением ответил я, аккуратно снимая с кожи пену вместе со щетиной.

- Где, в сражении или в постели? – съехидничала вредина.

- Лейра, детка, спрячь свой острый язычок! - подпустил в голос побольше искреннего возмущения — Лей слишком проницательна, а её ехидные подколки могут вывести из себя и статую. - Я всего лишь хочу сделать из Стины хорошего воина, чтобы быть уверенным: скаренди в затылок мне можно не опасаться.

- Ой, только не говори, что она не интересует тебя, как женщина, - хихикнула альмиони. – Я слишком хорошо знаю твою персону, покоритель женских сердец.

  Ну вот что говорил?!

- А я и не говорю, - спокойно согласился я, застёгивая пояс с мечом – отрицать очевидное не имело смысла. – Интересует, Лей. Только все развлечения позже, в первую очередь мне нужна хорошая напарница. Всё, родная, я пошёл. Досматривай сны.

Через полчаса Стины всё ещё не было. На моём лице появилась задумчивая улыбка. Та-ак, похоже, девочку надо немного привести в порядок… Я поднялся по ступенькам в здание женской казармы, поздоровался с дежурной, спросил, где комната Стинки. Она ответила, и я заметил в глубине глаз ехидный огонёк. Так, похоже, сегодня же вечером среди женского летучего отряда будет усиленно обсуждаться новая сплетня... Да плевать. Мне Стина нужна, и отнюдь не как женщина, какая досада. Я открыл дверь комнаты напарницы, и прислонился к косяку, созерцая тело на кровати, едва прикрытое простынёй – лето нынче выдалось жаркое, я сам давно отказался от одеяла и держал окно открытым круглосуточно. Тело, надо сказать, очень даже привлекательное...

- Спим, рыжая? - поинтересовался я, с некоторым усилием вернув мысли в нужное русло.

- Чтоб вам сдохнуть, лейтенант, - сквозь зубы огрызнулась Стина. – У меня всё болит, я встать не могу!

- Придётся через «не могу», - весело отозвался, подходя к ней. – Перевернись на живот.

- Чего? – прищурилась она, окинув меня подозрительным взглядом.

- Буду поднимать тебя на ноги. Да не дёргайся ты, - я усмехнулся. – Обычно я соблазняю женщин в более приятной и романтической обстановке, чем казарма.

Поколебавшись, она выполнила просьбу, негодующе хмыкнув на мою последнюю фразу. Ух ты… Такая коротенькая ночная рубашка… Стоп, Айрин, ты здесь для дела, а не для развлечения!

- Будет чуть-чуть больно, - предупредил я, начав осторожно разминать ей плечи.

Рыжая что-то промычала, по выражению мордашки – очень нецензурное. Какая у неё нежная кожа, однако… Закончив со спиной, я перешёл к рукам, потом к ногам, а кошачьи глаза Стины, спросонья жёлтые, как пламя свечки, настороженно наблюдали за мной. Знала бы она, какие мысли сейчас бродят в моей голове, наверняка вытолкала бы за дверь, с чувством обозвав как-нибудь, позабористее.

- Всё, детка, - я встал. – Теперь ты вполне трудоспособная. Жду через пять минут.

- Между прочим, у меня есть нормальное имя, - она поджала губки.

Я не обратил на её слова никакого внимания. Мне больше нравилось называть Стину рыжей.

Тренировка прошла, как обычно, только я внимательнее наблюдал за напарницей и прислушивался к собственным ощущениям. К вечеру  попросил Лейру через Макса, альмиони Верриса, пригласить друга ко мне домой. Разговор не предназначался для посторонних ушей, и мне не хотелось встречаться в таверне.

- Ты так жаждешь рассказать подробности вашей встречи с той роскошной брюнеткой? – весело поинтересовался Вер, переступив порог гостиной.

         Я криво улыбнулся.

- Нет, я хочу поведать тебе подробности моих ночных кошмаров. Садись, угощайся, - кивнув на кресло, я налил в бокалы вина.

- Вот как, - друг сразу посерьёзнел. – Что-то случилось?

         Я рассказал про сон. Вер слушал молча, не перебивая.

- Что ты думаешь насчёт этого? – закончив, спросил я.

- Перед выпуском нас предупреждали, что может такое случиться, - он откинулся на спинку кресла. – И если помнишь, ты обязан известить капитана Танмара.

- Да помню, - досадливо поджав губы, я покосился на собеседника. – Ты мне скажи, что со Стиной делать?

         Вер сделал большие глаза, ехидно ухмыльнувшись. По молчаливому согласию мы оставили тему моих снов на потом, поскольку сейчас всё равно никакого дельного объяснения в голову не приходило.

- Как, Айрин, тебе требуются указания, что делать с хорошенькой женщиной? - с неподдельным удивлением произнёс он. - Уж не околдовала ли тебя та красавица?

- Да что ты всё тыкаешь меня в Бьянку! – несколько раздражённо отозвался я. – Ну переспал с красивой женщиной, так сколько их было! Стина отличается от тех дамочек, с которыми я до сих пор водил знакомство. И потом, я ж тебе объяснил, мне не соблазнить её надо, а просто поближе узнать, чтобы разобраться, что за сила в ней скрыта.

         Веррис несколько мгновений изучал меня взглядом, потом вдруг расхохотался.

- Приятель, она что, единственная девушка, не попавшая под твоё неотразимое обаяние?! - с недоверчивым восхищением выдал он. - И ты не знаешь, что делать? Вот уж не думал, что доживу до этого счастливого момента! - он от избытка эмоций хлопнул ладонью по колену. - Записной бабник Айрин не знает, как подобраться к женщине!

- Да замолчи ты, тоже мне, друг, - я с неудовольствием почувствовал, что краснею – давно со мной такого не случалось. Прав Вер, демона ему в глотку. Стину интересовало исключительно военное искусство, а не я. А меня — не только её скрытые способности, но и как соблазнить упрямую девчонку. - И вообще, кто записной бабник, так это ты! Ни одной юбки не пропускаешь!

         Вер снова издал смешок.

- Ну, Айрин, тут я тебе не помощник. Я не специализируюсь по молоденьким девчонкам, не целовавшимся ни разу в жизни. А судя по всему, Стина именно из таких, - ехидно сказал он.

         Я тоже склонялся к такому мнению. Иначе, какая бы нормальная девушка встречала мужчину в коротенькой и полупрозрачной ночной рубашке. Стина понятия не имела, как действуют на мужчину подобные вещи. Она ведь знала, что я приду за ней утром, не обнаружив на плацу.

- Ладно, если ты покончил с важным разговором, может, пойдём, прогуляемся? – Веррис отставил пустой бокал.

         Я вздохнул.

- Нет, друг, не сегодня. Предприму третью попытку выспаться, тем более, предстоит разговор с капитаном Танмаром. Он заставит меня вспомнить даже то, чего в этом дурацком сне не было, - мрачно добавил я, поморщившись. Капитан славился въедливостью и дотошностью.

- Ну смотри, - Веррис поднялся. – Тогда удачного тебе завтра дня, и спокойной ночи.

         Я остался один. По правде говоря, я немного покривил душой, объясняя Веру причину отказа от вечерней прогулки. Мне предстояло серьёзное дело: продумать тактику завоевания рыжей несносной девчонки.


Оригинал сериала читайте на knigazeta.ru
…Я задумчиво уставился в кружку с пивом, размышляя о напарнице. Уже три недели я с ней занимался, и успехи налицо. Стина обзавелась крепкими мускулами, совершенно не портившими её фигурку, быстрая реакция удивляла даже меня, а уж про владение оружием вообще молчу. Копьё она уже метала так, что оно почти по наконечник уходило в деревянный щит. Помимо всего прочего, эта маленькая негодница напрочь игнорировала мои попытки пригласить её куда-нибудь, даже на банальную прогулку по городу в светлое время суток. Комплименты, которые я отпускал время от времени, казалось, только раздражали, а уж вольности вроде случайных прикосновений и объятий вообще пресекались на корню. Стина не покидала казармы, свободное время проводила с новыми подружками, а меня воспринимала исключительно как старшего по званию. Я готов был биться головой об стенку от отчаяния. Рыжая занимала все мои мысли, и даже повторяющиеся сны о другом мире не волновали так, как вид соблазнительной фигурки в форме и  курносого личика в веснушках.

Капитан ничего конкретного про мои кошмары не сказал, только настоятельно посоветовал их записывать и приносить ему, так что я пока и не ломал голову над загадочным явлением. Пару раз получил послания от Бьянки, но проигнорировал любвеобильную красавицу – она недвусмысленно намекала, что хочет встретиться ещё, я же такого желания не имел. От греха подальше даже в «Винной бочке» не появлялся, чтобы не напороться на неприятную встречу. С некоторых пор меня перестали интересовать другие женщины. Кроме напарницы. Прямо наваждение какое-то, честное слово!

- Айрин, уж не о некой ли Стине ты думаешь, а? – весело осведомился Вер, присев за мой столик. – Слишком кислая морда у тебя, и слишком редко ты стал показываться в злачных местечках, - пояснил он на мой вопросительный взгляд.

- Даже если и так, тебе-то что? – буркнул, отхлебнув из кружки. – По-моему, ты прекрасно развлекаешься и без моей компании.

- Ты до сих пор не нашёл к ней подход? – друг непринуждённо приложился к моей кружке с вином. – Вы общаетесь уже скоро месяц как. Кстати, ты выяснил, что с ней не так? Что за силой она обладает?

- Да демоны её знают, - с досадой отмахнулся я. – Мне не до её экстрасенсорных возможностей. Придумать бы способ, чтобы вытащить Стинку из казармы…

- Приятель, уж не влюбился ли ты? – Веррис преувеличенно внимательно окинул меня взглядом. – Раньше за тобой такого не наблюдалось. Чем она тебя взяла? Невинностью и неопытностью?

- Пошёл ты знаешь куда? – разозлился я. – Вечно у тебя одни пошлости на уме! И потом, с чего ты взял, что я влюбился? – уже спокойнее добавил. – Может, весь мой интерес улетучится, как только она окажется в моей постели.

- И кто тут говорил, что я пошляк? – Вер ехидно изогнул бровь. – И кстати, пока ты предаёшься меланхолии и тоске, твоя рыженькая, между прочим, шляется по кабакам с подружками, - он ухмыльнулся и кивнул на дверь.

         Я оглянулся, наблюдая прелестную картину: в таверну ввалилась весёлая толпа девушек из женской казармы, Стина, естественно, была среди них. Форма очень шла ей, радуя меня зрелищем приятных округлостей, хорошенькое личико сияло улыбкой, а рыжие непокорные кудри заплетены в длинную косу. Девушки устроились недалеко от нас, что-то бурно обсуждая. В таверне вообще было почему-то не протолкнуться, словно в канун Коррова Вторника.

- Кстати, Айрин, ты вообще в курсе, что перемирие наконец объявили? - обронил Веррис, покосившись на меня.

- Сожри меня демоны, когда?! – опешил я. Вот это действительно, ничего дальше своего носа не вижу…

- Сегодня утром, - усмехнулся мой собеседник. – Намечаются целых три дня праздников, вернутся все наши с границы, только патрули останутся. Теперь понимаешь, почему я думаю, что ты влюбился? - Веррис выразительно посмотрел на меня. - Обычно влюблённые страдают тотальной потерей зрения, слуха и прочих чувств. Всё их внимание сосредотачивается на предмете воздыхания…

- Заткнись! – чётко выговорил я, с раздражением ощутив жар предательского румянца. Неужели Вер прав и я втрескался в собственную напарницу?! - Ох, - я тряхнул головой. – Вот почему весь город на ушах стоит!

- Поведёшь свою девушку развлекаться? – поинтересовался он.

- А кто сказал, что Стина – моя девушка? – сердито отозвался я. – Она вон со своими подружками удерёт с утра пораньше…

- Скажи, все влюбленные так резко тупеют, или ты особенный? Ты же её начальник, - ехидно напомнил Вер. – И в твоей власти сделать её таковой, пока какой-нибудь ретивый юнец не опередил тебя. Поставь перед фактом, что завтра она идёт с тобой, и дело с концом.

 - А ведь это мысль! - дошло до меня. – Вер, с меня бутылка!

         Поглядывая на смеющуюся Стину, я медленно улыбнулся. Собственно, почему бы и нет, друг, как всегда, прав, а я слишком глубоко ушёл в переживания. Пришла пора действовать. Ну, девочка моя, достаточно ты мне нервы потрепала.

- Последнее, пока ты ещё не потерян для общества, - он стал серьёзным. – Ты в последнее время никому на мозоль не наступал?

         Я непонимающе уставился на приятеля.

- За твоим особняком следят, - доходчиво объяснил Веррис. – Я несколько раз замечал подозрительных личностей, хотя они изо всех сил старались оставаться ничем не примечательными.

- Опа, - я прищурился. – Это уже становится интересным, - задумчиво протянул, погладив подбородок. - Сначала сны, теперь слежка. Вроде, в последние несколько месяцев я не совращал ничьих жён или невест, и вообще не имею такого обыкновения.

- Да, да, я знаю, ты не связываешься с несвободными женщинами, - Вер покачал головой. – Нет, здесь не это. Понимаю, тебе в ближайшие дни будет не до того, но улучи минутку и посмотри на тех, кто следит.

         Приятель намекал на внутреннее зрение, экстрасенсорное.

- Замётано, - я кивнул и поднялся. – А теперь, Вер, извини, но я пойду. Пока храбрость не растерял… - добавил со смешком, не сводя взгляда с веселящейся Стины.

         Он сдавленно хихикнул.

- Удачи, влюблённый, - ехидно напутствовал друг, но я не стал тратить время на ответ, направившись к столику девушек.

- Рыжая, - позвал напарницу, остановившись напротив неё.

         Она подняла голову и замерла, уставившись на меня, разговор стих.

- Лейтенант? – настороженно отозвалась Стина.

- Будь готова завтра к десяти часам утра, пойдём праздновать перемирие, - известил я, с удовольствием наблюдая, как расширились зрачки в этих удивительных глазах.

         Она сузила глаза и поджала губки.

- Это приказ? - сухо поинтересовалась, явно недовольная услышанным.

- Нет, - я улыбнулся. – Это настойчивое приглашение.

- Значит, приказ, - буркнула она.

- Стина, - мягко произнёс я, с удовольствием наблюдая нежный румянец на щеках девушки. – Только посмей удрать от меня.

         После чего развернулся, оставив её с распахнутым ротиком и растерянным лицом, и, несказанно довольный собой, вернулся за столик, весело ухмыляясь.

- Судя по твоей физиономии, она тебя даже не послала, - меланхолично отметил Вер.

- Вот еще, - фыркнул я. – Приказы не обсуждаются! Знаешь, иногда мне нравится служить в армии, - зажмурившись, откинулся на спинку, заложив ладони за голову и мечтательно улыбнувшись.

 - Выпей, сразу пройдет, - посоветовал Веррис. - Кстати, ты должен мне вина, не забыл еще?

         Вечер не до конца исчерпал сюрпризы. Я решил переночевать в особняке, дабы подготовить всё к завтрашнему дню – у меня не осталось сомнений, где рыжая проведёт следующую ночь. Однако только взялся за ручку двери, как чьи-то руки обвили мою шею.

- Айрин, я не люблю, когда меня игнорируют, - мурлыкнул в ухо голос Бьянки. – Мы чудесно провели время, почему бы не повторить? Тебе разве не хочется?

         Подавив раздражённый ответ, я повернулся и аккуратно высвободился из объятий брюнетки.

- Милая, мы же взрослые люди, - я позволил себе снисходительно улыбнуться. – Не спорю, ты великолепна в постели, но… У меня сейчас немного другие интересы. Так что как-нибудь в другой раз.

         Она несколько мгновений смотрела мне в глаза, потом отступила на шаг.

- Понимаю, - с несколько напускной небрежностью ответила Бьянка. – Я не вовремя. Ну что ж, я умею ждать. Когда тебе надоест очередная пассия, буду рада снова встретиться.

         Не прощаясь, она развернулась и ушла. Мне показалось, в её глазах мелькнул нехороший огонёк – неужели попытается отомстить? Нечасто мне встречаются такие самонадеянные дамы. Машинально переключился на внутреннее зрение и обвёл улицу – вроде ничего подозрительного, вокруг пусто. Только удаляющаяся фигура Бьянки. Я снова повернулся к двери, но что-то не давало покоя. Пустая улица… пустая… стоп, но ведь по ней шла моя случайная знакомая! Почему я не увидел её ауру? Оглянувшись,  решил проверить ещё раз, но Бьянки уже не было видно. Что за наваждение… Видно, придётся всё-таки уделить этой леди больше внимания, но потом, потом. На первом месте сейчас для меня стояла Стина, моя рыженькая напарница. Стоило продумать действия на завтрашний день и предупредить экономку, чтобы не задерживалась после шести вечера.

         Утром я встал пораньше, тщательно привёл себя в порядок и оделся. Насвистывая что-то под нос, вышел из дома и направился к казармам, где  уже ждала Лейра, лениво умываясь лапой. Солнце едва показалось из-за  полосы серых туч, скопившихся у горизонта, время близилось к одиннадцати утра.

- Айрин, ты сияешь, как начищенная монета, - хмыкнула она. – Что, Стина наконец выбросила белый флаг?

- Детка, что за выражения, - я потрепал кошку за ухо. – Ты плохо обо мне думаешь… я просто пригласил ее погулять.

         Усы Лейры шевельнулись.

- Ну, тогда удачи тебе, - усмехнулась негодница. – Не забудь вернуть девочку утром, а то капитан уши надерёт, да и Гленда добавит, за совращение подчинённых, - ехидства в её голосе слышалось хоть отбавляй.

         Вот вредная кошка, знает же прекрасно, что никто мне ничего надирать не будет! На личные отношения между напарниками смотрели сквозь пальцы, лишь бы это не мешало службе. Так что, ничего плохого в моём интересе к Стине не было, я не один такой. Не дав ничего ответить, Лейра улетела – у них тоже что-то своё намечалось за городом, - я же отправился к рыжей. Она расхаживала перед крыльцом, недовольно хмурясь, а её соседки, бродящие по двору, стреляли в нас глазами, ехидно улыбаясь. Готов спорить на что угодно, специально встали, посмотреть на нашу встречу. Нестройный хор голосов пожелал мне доброго утра, я кивнул девушкам с невозмутимой физиономией, и посмотрел на напарницу.

- Привет, рыжая, - весело улыбнулся я, остановившись рядом с ней.

- Доброе утро, лейтенант, - буркнула Стина, бросив на меня недовольный взгляд.

- А почему такая мрачная? – усмехнулся и небрежно добавил. – Думаешь, с подружками будет веселее?

- А это уж вам виднее, лейтенант, - она упрямо нагнула голову.

- Правило номер раз, - весело ответил я, с трудом сдерживая желание ухватить её за подбородок и заставить смотреть на меня. – Вне тренировок чтобы я от тебя не слышал никаких «лейтенантов».

- Да… - она вовремя запнулась.

- Хорошо, - продолжил я. - Правило номер два. В форме, конечно, ты выглядишь очень даже ничего, но хоть когда-нибудь носишь платья?

- Нет, - Стина поджала губы. – Я же воин.

- Ну, пока ты новобранец, - рассмеялся я. – И к тому же, очень хорошенькая девушка. Пошли, - я взял её за руку, крепко сжав пальчики, тут же попытавшиеся высвободиться.

- Куда? – девочка поспешила за мной, не прекращая попыток, но безуспешных.

- Будем делать из тебя полноценную даму, - пояснил свои дальнейшие планы в отношении неё. Не все, конечно, зачем сразу карты раскрывать.

- Но, лейтенант… - начала было она.

         Я резко развернулся и приложил палец к её губкам.

- Молчи, рыжая, и иди за мной.

         Стина надулась и молчала оставшийся путь. Мы зашли в ближайший магазин одежды, и хозяйка расцвела, увидев нас.

- Чем могу помочь, господа воины?

- Помочь вы можете этой вот девушке, - я подтолкнул растерянную Стину к ней.

- Ага… - женщина оценивающе оглядела её. – Ясно. Идём, детка.

         Они ушли, а я уселся в кресло ждать, хрустя печеньками из вазочки и лениво листая какие-то журналы с разодетыми красотками. Лучше бы конечно, раздетыми, мда... Дама управилась всего-то за полтора часа. Когда она вернулась и вывела пунцовую Стину вперёд, я аж присвистнул.

- Получайте вашу девушку, сэр.

         Рыжая была облачена в платье яблочно-зелёного цвета, квадратный вырез открывал изящную шейку и смуглые плечики, лиф плотно облегал верх, выгодно подчёркивая приятные округлости, а широкий пояс обвивал тонкую талию. Кудри Стины живописной массой рассыпались по спине, на голове поблёскивала тонкая золотая цепочка с кулоном.

- Ух ты… - протянул я. – И сколько я вам должен за сие сокровище?

- Нисколько, - женщина улыбнулась. – Сегодня за воинов платит герцог.

- Спасибо, - я галантно предложил Стине руку. – Идём, рыжая.

- У меня имя есть, - буркнула она, кладя тонкие пальчики мне на локоть.

- Стиночка, - нежно протянул я, с усмешкой покосившись на мою спутницу.

- Хватит, лейтенант! – возмутилась рыжая, пытаясь освободить руку.

- Ещё одно обращение по званию, детка, и я тебя поцелую, - её ротик распахнулся, и я добавил с удовольствием. – Тем более, мне давно хочется.

         Она озадаченно уставилась на меня, и я совсем развеселился.

- Тебе что, никогда не говорили ничего подобного?

- Нет, вообще-то… - Стина в некоторой растерянности покачала головой.

- И зря, - я снова взял её за руку, и мы пошли, - а теперь расслабься, и будем развлекаться.

         …К вечеру моя спутница наконец-то перестала нервно вздрагивать, если я невзначай или намеренно касался её, пытаться подтянуть края лифа повыше, и даже успела немного захмелеть – мне таки удалось уговорить её выпить вина. И даже не забыла про звание — ни разу не оговорилась, к моему великому сожалению.

- Ох, Айрин, вы что, специально пытаетесь споить меня? – со смехом поинтересовалась Стина, взяв очередную кружку.

- Да, рыжая, иначе ты не перестанешь обращаться ко мне на «вы», - боги, какая же она хорошенькая, сил нет!

         Негодница только стрельнула в меня насмешливым взглядом, отходя от стойки. Как она резко изменилась, стоило ей вылезти из формы и наконец-то надеть платье...

- Пошли на площадь, там должны быть танцы, - я положил ей руку на талию.

- А вот это уже лишнее, сэр, - она ехидно усмехнулась и отступила. – Я ещё не настолько пьяна, чтобы позволить вам обнимать меня.

         Ох, наивная ты моя… Это ещё кто кому и что позволяет...

- Всё равно пошли танцевать, - я решительно потянул её за собой.

         А танцевала девочка, скажу вам, очень даже неплохо! Вот только музыка всё время звучала быстрая… Едва музыканты надумали сыграть что-то лирическое, как хитрая Стина изобразила усталость.

- Мои бедные ножки, - она попыталась отойти к стенке.

- Нет уж, рыжая, не отвертишься, - я прижал её к себе, довольно улыбнувшись.

- Лейтенант! – возмущённо прошипела она, упёршись ручками мне в грудь, и тут же испуганно осеклась.

         Отлично! Ну наконец-то, а то устал ждать этого момента.

- Я же предупреждал! – «возмутился» я и сделал то, чего жутко хотелось весь этот длинный день – поцеловал её.

         Сожри меня демоны, девочка понятия не имела, как делаются подобные вещи, Вер и здесь оказался прав! Я осторожно погладил языком мягкие губы, и попробовал их раздвинуть, действуя ласково и неторопливо, опасаясь напугать её. Ммм, сладкая моя, какая ж ты, оказывается, нежная, кто бы мог подумать! От неожиданности она доверчиво раскрыла ротик, позволив мне сделать поцелуй глубже, но как только сообразила, что, собственно говоря, происходит, отпрянула, оттолкнув, и юркнула в боковую улочку.

- Стина, стой!!

         Ага, конечно. Но девчонка не слишком резво бежала – и платье мешало, да и вина она выпила достаточно… Н-да, за девушками я ещё не бегал по ночным улицам! Развлекались мы подобным образом недолго: Стине хватило ума завернуть в переулок и нырнуть в чёрный ход какого-то дома. Откуда ей было знать, что дом мой собственный, и экономка получила строгий приказ не закрывать дверь на кухне на ключ? Всё-таки я не зря окончил школу разведки с отличием, и иногда умею даже предсказывать события. В частности, поведение интересующих меня юных особ. Ну и естественно, предпринимать правильные действия. Покачав головой, я неторопливо подошёл к двери и закрыл чёрный ход, потом поднялся на крыльцо.

- Ох, Стиночка, рыженькая ты моя, - с нежностью вздохнул и вошёл в дом с парадного входа, повернув ключ в замке. – Именно этого я от тебя и ожидал.

         Она как раз поднималась по лестнице. Обернувшись и заметив меня, девочка совершила непростительную ошибку – побежала наверх. Если бы она знала, что ключ от спальни находится у меня… Рыжая слишком поздно осознала свой промах, я уже стоял на пороге.

- Вот и всё, детка, – тихо сказал я, повернув ключ в замке.

         Она замерла у окна, в жёлто-зелёных глазах застыла лёгкая паника.

- Лейтенант, что вы собираетесь делать? – голос у неё не дрожал – хорошая выдержка, однако!

- А как ты думаешь, рыжая? – я медленно подошёл к ней, и она шарахнулась в сторону. – Неужели ты боишься меня, Стина? - мягко спросил, точно зная, что поступаю правильно.

         Иногда, в совершенно произвольные моменты жизни, меня накрывало, обострялась интуиция, и экстрасенсорика работала на полную мощность. Вот как сейчас, например. Я просто знал, что Стина не будет против моих действий, а её поведение — всего лишь следствие упрямого характера. Она не привыкла сразу сдаваться, и уж тем более каким-то непонятным чувствам, не дававшим покоя последние несколько недель, да ещё и к собственному напарнику. На моём лице появилась довольная улыбка: несносная рыжая всё-таки думала обо мне. Хотя ни взглядом, ни жестом не выдала себя! В разведке бы ей работать, а не в летучем отряде...

- Н-нет, - она не сводила с меня настороженного взгляда. – Девочки рассказывали про вас, так что даже не надейтесь!

- Что они тебе рассказывали? – я изобразил недоумение. – И на что мне не надо надеяться по-твоему?

         Так, болтушкам языки бы в узел позавязывать, нашли, что рассказывать моей девочке! Надо провести среди них воспитательную беседу на тему общения со Стиной, но потом, когда время будет...

- Вы бабник, лейтенант! – выпалила она, отчаянно покраснев – в окна вливался свет луны, и в спальне было относительно светло, чтобы заметить это. – И я не собираюсь позволять вам… позволять…

- Чего именно, милая? – вкрадчиво поинтересовался я, улучил момент и, схватив её за руку, притянул к себе. – Между прочим, последний месяц мои мысли занимаешь только ты, рыжая. Как и наоборот, правда? Ты ведь думала обо мне, да?

         Стина испуганно вздохнула, упершись ладошками мне в грудь.

- Лейтенант, не врите, это только до того, как… как… - она снова запнулась, растеряв всю свою воинственность. В жёлто-зелёных глазах плескалась гремучая смесь волнения, немножко страха, и всё той же растерянности.

- Айрин, - перебил я её, сжав тонкие запястья, и нагнувшись к девушке. – До того как что, Стиночка? - мой голос понизился до шёпота, и до дрожи хотелось закрыть уже ей ротик поцелуем, но я не торопился. Не хочу видеть страх в её глазах.

- Айрин… до того, как… до утра!.. – нашлась она, пытаясь ненавязчиво освободиться.

         Наивная.

- Может, проверим, а? - и, поскольку она отвернулась, я нежно прикоснулся губами к её шейке, наслаждаясь шелковистостью кожи. – Мм… разве тебе не  нравится?.. – боги, какая там Бьянка, какие остальные женщины! От рыженькой у меня не просто голова кружилась, а напрочь отказывали тормоза. Хотелось схватить её в охапку, прижать покрепче к себе, и уже стащить это мешавшее платье... – Ты только скажи, я отпущу тебя, милая.

- Н-нет… не знаю… Айрин, пожалуйста… - этот прерывистый шёпот музыкой отдавался в ушах, и я продолжил изучать на вкус мою Стину, пощекотав языком чувствительное местечко чуть пониже уха.

         Она тихо ахнула, вцепившись в мои плечи, и замолчала, тяжело дыша.

- Что? – я поднял голову и улыбнулся.

         Мои руки тем временем неторопливо расстёгивали пуговички на платье Стины, она послушно замерла, не препятствуя больше моим действиям. Вот и ладушки, хорошая моя, просто расслабься и наслаждайся... Плохого я тебе точно не сделаю, рыженькая моя.

- Я… хорошо, я проведу эту ночь с вами… - в её глазах ещё оставался огонёк неуверенности, и меня запоздало осенило: она ж не только не целовалась ни разу, она вообще понятия не имела, что происходит между мужчиной и женщиной в спальне. Видимо, при ней подружки придерживали язык с подробностями о своих похождениях, за что я прощу им высказывание про бабника.

- С тобой, - мягко поправил я, осторожно спуская с плеч тонкий шёлк.

         Меня охватило странное чувство, если честно, с девственницами до сего момента я вообще не имел дела. А оказывается, не врал Вер, это ужасно приятно, знать, что ты будешь первым. Тогда тем более, нужно действовать очень нежно и осторожно, не торопиться, Стина должна запомнить эту ночь надолго, если не на всю жизнь.

- С тобой… Но я не хочу становиться очередной твоей любовницей… Я ведь всё равно тебе быстро надоем, а нам ещё вместе летать, и… - слова срывались с немного дрожащих губ, но глаз она упрямо не открывала, а на щеках цвёл нежный румянец.

         Ох... Знала бы она, какую чушь говорит. Но все выяснения отношений потом, позже. Я ухватил её за подбородок, и она тут же уставилась на меня, неуверенно и слегка тревожно. Однако в глубине этих невозможных глаз уже загорелся огонёк, и пусть она пока сама не отдавала себе отчёта в собственных желаниях, я прекрасно чувствовал, как она дрожит в моих руках. И далеко не от страха.

- Слишком много говоришь, милая. Лучше поцелуй меня, - и улыбнулся.

         Стина сдалась. Её поцелуй был неуверенным, робким, но я показал, как надо, и по участившемуся дыханию понял, что рыжей понравилось. Ещё бы, я старался.

- Не бойся, любимая, тебе будет хорошо, обещаю… - прошептал я, наконец избавив напарницу от платья.

         Хм. Надеюсь, утром она не будет помнить о том, что я говорил. Я не был готов к открытому признанию, поскольку пока ещё сам не до конца разобрался в собственных ощущениях и желаниях. Вообще, буду думать утром, сейчас у меня есть занятия поважнее – например, научить Стиночку целоваться и не только…

 Оригинал сериала читайте на knigazeta.ru