Эликсир для мертвеца (fb2)


Настройки текста:



Кэролайн Роу «Эликсир для мертвеца»

Список действующих лиц

Жирона:

Исаак, лекарь из Жироны

Юдифь, его жена

Ракель, его дочь

Лия, служанка семьи Исаака

Даниель, поклонник Ракель

Аструх Афаман, богатый банкир

Дуран, его сын

Бонафилья, его дочь

Эсфирь, ее служанка

Беренгер де Круильес, епископ Жироны


Перпиньян:

Арнау Марса

Хуана Марса, его жена

Хорди, их слуга

Фелиситат, няня Арнау

Фелип Касса, поверенный

Отец Миро, монах-доминиканец


Синдикат:

Пере Видаль

Пере Пейро

Дон Рамон Хулиа

Мартин, представитель некоего виконта

Иаков Бонхуэс, врач

Давид, его брат

Руфь, его жена

Абрам Дайот, подмастерье Иакова

Мордехай, слуга Иакова

Хасинта, их служанка


Дворец:

Принцесса Констанса, дочь Педро, короля Арагона

Леди Маргарида, одна из ее фрейлин

Угет, поверенный на время отсутствия короля

Бернард Бонсом, Лорд Пигбаладор


Остальные персонажи:

Гарсия де Альмунья, тюремщик

Эсклармонда, проститутка


Носильщики: эль Гросс, Ахмед, Роже, англичанин


Путники:

Вениамин, делец из Фигуэрес

Хуан Сервиан, христианский неофит

Франсеска, его жена

Историческая справка

В то время, когда происходит действие романа, территории, принадлежавшие арагонской короне, простирались от его западной границы до различных островов в Средиземном море, которые представляли собой его восточные пределы; от Валенсии на юге до провинций Руссильон и Сердань. Земли, которыми правили короли Арагона, теперь представляют собой части Испании (Арагон, Каталония, Валенсия и Балеарские острова), Италии (Сардиния) и Франции (Руссильон, Сердань и местность вокруг Монпелье).

У Хайме Первого, арагонского короля (1213–1276), прозванного Завоеватель, были сыновья от обеих жен. Вторая жена, которой хотелось видеть своих детей правящими собственными королевствами, убедила его разделить свои земли между его сыновьями. В конце концов до раздела дожили двое: Пере и его младший брат Хайме. Пере получил территории Каталонии, Арагона и Валенсии, Хайме — Балеарские острова Мальорка, Менорка и Ибиса, а также провинции Руссильон, Сердань и район Монпелье. Юный Хайме был прозван Хайме Вторым Мальоркским и получил свои земли как отдельное и независимое целое внутри Арагонской империи. Дар Хайме Завоевателя в течение почти столетия был причиной ожесточенных конфликтов и войн между потомками обоих ветвей королевского дома.

Задолго до смерти отца Хайме Второй Мальоркский начал строительство великолепного, сильно укрепленного дворца на холме к югу от города Перпиньяна в провинции Руссильон, на территории нынешней Франции, Он поселился там в 1275 году, после женитьбы на Эсклармонде, за год до того, как стал королем. В 1276 году, после смерти Завоевателя, его сын, отвергнув многие выдающиеся кандидатуры на эту честь, сделал этот город столицей своего королевства, обеспечив тем самым его процветание и вечную любовь жителей к себе.

Более шестидесяти лет спустя, когда Пере Чопорный, граф-король Арагона, унаследовал разделенное его прадедом королевство, ожесточенность между родственниками еще не пошла на убыль. Хайме Третий был королем Мальорки. Он был популярным монархом в Руссильоне, Сердане и Монпелье, но им возмущались на средиземноморских островах из-за тяжелого налогового бремени. Воспользовавшись недовольством островитян, Пере набрал армию, отплыл со своим флотом и в 1343 году захватил Мальорку. Руссильон и Сердань пали в 1344-м, и Хайме Третий был вынужден сдать свою крепость в Перпиньяне.

Взятый в плен и содержавшийся в Вилафранка де Конфленте, Хайме Третий устроил побег и решил возвратить свои территории. Отправился на север, где продал Монпелье — место своего рождения — французам, чтобы набрать армию. И погиб на Мальорке в 1347 году; пытаясь отвоевать этот остров.

Теперь Перпиньян, ставший частью королевства, в которое входили Сарагосса, Валенсия, Барселона и другие богатые, значительные города, внезапно утратил свою относительную значимость. Прекрасно понимая, что вызовет возмущение, Пере предпринял немалые усилия, чтобы расположить к себе население этого города, общался с людьми, устраивал для них во дворце популярные развлечения и танцы. Его дети проводили там много времени, как он сам, и его жены, Мария (скончалась в 1347 году) и Элеанора. Его наследник, инфант Хуан, родился в Перпиньяне в 1350 году.

Усилия Пере были не совсем успешными. В постоянных разъездах по королевству он часто посещал Перпиньян, нередко оставался там подолгу, но дворец стал в равной степени и королевским двором и военным гарнизоном. Это было замкнутое, не подчиненное местным властям общество, состоявшее из «чужаков», родившихся за пределами Руссильона. Солдаты были холостяками или оставили жен дома; платили им по сравнению с местными жителями хорошо. Как и любая армия, расквартированная на несколько враждебной, но безопасной территории, солдаты скучали и причиняли беспокойства. Помимо преследования женщин и азартных игр, чтобы скоротать время, их обвиняли в неоплате больших счетов, присвоении чужих денег и воровстве.

Король боролся с общественными пороками введением контроля и проверок, которые то совершенно прекращались, то сурово усиливались. Проституция, хоть и легальная, была строго ограничена; азартные игры запрещались под страхом больших штрафов как для игроков, так и для организаторов игр. Оба рода деятельности процветали.

Во время описываемых в этой книге событий король с королевой вели войну на Сардинии; несмотря на различные проблемы, Перпиньян оставался центром ремесла и торговли. В том году некий синдикат добыл деньги для того, чтобы зафрахтовать судно «Санта-Мария Нунсиада». Оно отправилось в восточное Средиземноморье с грузом высококачественных товаров, изготовленных в Руссильоне или ввезенных туда для окончательной обработки. Вложение столь больших денег было обычным делом в таком порту, как Барселона, где собрать значительные суммы было проще. В Перпиньяне такое предприятие осуществить было труднее, особенно в отсутствие их величеств, когда преданность им становилась слабой даже во дворце.

Пролог

Жирона, среда, 17 сентября 1354 года

— Кто там был у ворот? — спросила жена врача. Она сидела в саду под деревьями, с тонкой льняной тканью на коленях, с иголкой в руке, и смотрела вдаль поверх крыш.

— Посланец, мама. Он сказал, что из Перпиньяна, с письмом для папы, — ответила ее дочь.

— Тогда приведи его, Ракель, дорогая, — сказала ее мать.

— Юдифь, он пришел сам, — сказал ее муж. — Я слышал звон колокола. Что там для меня из Перпиньяна?

Ракель сломала печать и вскрыла письмо.

— Папа, это от сеньора Иакова Бонхуэса.

— Иаков, — заговорил врач Исаак. — Бедный маленький Иаков. Мы с ним вместе учились. Как много лет прошло с тех пор. Я всегда был привязан к нему — он был в то время печальным, серьезным парнишкой. Прочти, дорогая моя, что он пишет мне.

Ракель села рядом с матерью и принялась читать.

— Датировано десятым сентября, и он пишет:

«Мой дорогой сеньор Исаак.

Прошло много времени с тех пор, как у нас была возможность поговорить, но я постоянно о тебе думаю. Надеюсь, ты и все в твоей семье здоровы. В последние дни я много о тебе разговаривал, и это вызвало у меня сильное желание вновь увидеть тебя.

Я всей душой хочу пригласить тебя на свадьбу моего младшего брата Давида и Бонафильи, дочери Аструха Афамана из Жироны. Она состоится в Перпиньяне во вторник четырнадцатого октября.

Давид был для меня как сын с тех пор, как мои родители умерли, тогда ему было семь лет, и одинокий, несчастный мальчик остался на моем попечении. Я старался заботиться о нем, как ты заботился обо мне, когда родители решили отправить меня к нашему почтенному учителю сеньору Видалю. Мне тоже было всего семь лет, и я был таким же одиноким и озадаченным, как Давид. Хорошо помню, как ты утешал и наставлял меня — и я старался делать для братишки то же, что для меня ты. Теперь он внушительный мужчина, и я был бы очень рад, если б ты мог стать свидетелем на его бракосочетании.

Сейчас у меня несколько интересных пациентов. Я очень хочу ознакомить тебя с моими диагнозами и способами лечения, услышать твои замечания. Ты всегда превосходил меня мастерством, особенно в диагностике жалоб и в составлении лекарств. Тот ученый сеньор из Гранады, у ног которого ты сидел перед тем, как прийти к сеньору Видалю, научил тебя большему, чем я могу надеяться узнать. Аструх уверяет меня, что потеря зрения не мешает тебе заниматься лечением, потому что тебе помогают искусная дочь и умный ученик.

Ты мог бы приехать с Аструхом, который собирается тронуться обратно в Перпиньян в последний понедельник этого месяца. У него есть дела в Фигуэресе и Сольиоуре, и он должен прибыть в Перпиньян в среду вечером или в четверг утром.

Моя жена искренне присоединяется ко мне в этом приглашении, и надеется, что твоя почтенная жена Юдифь и дочь Ракель смогут приехать с тобой, как и твой ученик».

— Хоть он и твой старый друг, Исаак, в Перпиньян я сейчас не поеду, — сказала Юдифь.

— Мама, почему? — спросила Ракель. — Это недалеко. Гораздо ближе Таррагоны. Мы проведем в пути всего две-три ночи. И будем останавливаться у знакомых или друзей, не на постоялых дворах.

— Ракель, дочитай письмо. Потом можешь обсудить с матерью ее нежелание путешествовать, — сказал ее отец.

— Хорошо, папа, — сказала Ракель. — Только, думаю, у меня больше причин отказываться от поездки. Даниель только что вернулся домой.

— Дочитывай письмо.

— Там осталось немного. Он пишет: «Посланец вернется в Перпиньян. Пожалуйста, передай с ним свой ответ». Да, папа, я забыла сказать, что посланец обещал прийти за ответом завтра рано утром.

— Поручи Ракели сейчас написать твои извинения, — сказала Юдифь. — Тогда письмо будет готово к приходу посланца.

— Я отвезу Исааку некоторые мои новые лекарства, — заговорил ее муж. — И склянку сильного средства от боли. Но у нас их сейчас слишком мало, чтобы отдавать. Ракель, мы примемся за работу рано утром. Нужно будет на рассвете отправить Юсуфа за травами.

— Неужели ты собираешься ехать в Перпиньян? — спросила Юдифь. — И как его преосвященство? А если с нами что-то случится?

— Его преосвященство в превосходном здравии, ответил Исаак. — И что еще более важно, ты тоже. Мы выедем в первый понедельник, свадьба назначена на следующий вторник, и на другой день с рассветом отправимся домой. Если Аструх Афаман захочет остаться подольше, позаботиться о том, чтобы его дочь была хорошо устроена, вернемся сами. В любом случае мы будем дома в пятницу, задолго до субботы. В крайнем случае, дорогая, мы будем отсутствовать одиннадцать дней.

— Почему бы маме не быть в превосходном здравии? — спросила, нахмурясь, Ракель. — Она никогда не болеет. Правда, в последние дни, мама, ты кажешься не совсем в себе. Если ты нездорова, я ни в коем случае тебя не оставлю.

— Ракель, я вполне здорова, — резко ответила ее мать. — Только… — Дочь неотрывно смотрела на нее, и Юдифь внезапно покраснела. Взяла свое шитье и склонилась над ним, чтобы скрыть лицо. — Я беременна.

— В твоем возрасте? — встревоженно спросила Ракель.

— Что значит — в моем возрасте? Я не так уже стара. Мне было пятнадцать лет, когда я вышла замуж за твоего отца, и Ребекка — то есть ты, родилась три года спустя. Неужели я выгляжу такой уж старой?

— Конечно, нет, мама, — поспешно ответила Ракель. — Ты больше похожа на мою сестру, чем на мать. Все так говорят. Но поскольку я собираюсь выходить замуж, это кажется странным, вот и все. Хотя такое случается постоянно. После того как Анна вышла замуж, ее мать родила двоих детей…

Ее голос замер на удивленной ноте.

— Тогда тебе нужно свыкнуться с этой мыслью, — сказала Юдифь.

— Как ты себя чувствуешь?

— Отлично. Иногда слегка поташнивает, иногда быстро устаю, но чувствую себя хорошо. Но это не означает, что хочу трястись на муле всю дорогу до Перпиньяна и обратно.

— Ее величество трясется, — сказала Ракель. — Она как будто бы постоянно бывает беременной и разъезжает по всему королевству.

— У нее наверняка такой хороший мул, на каком я никогда не буду ездить, — резко ответила ее мать. — Притом эти королевские процессии по пути из города в город может обогнать даже улитка.

— Ну, что ж, между моей свадьбой и рождением твоего ребенка придется много шить. Мариам надо бы приниматься улучшать владение иглой, — оживленно сказала Ракель. — Я не могу делать все сама. И дистиллировать лекарства для папы.

— Нам потребуется еще одна служанка, — угрожающе сказала Юдифь.

— Я давно уже это предлагал, — сказал Исаак. — Подыщем ее, когда вернемся из Перпиньяна. Прости, что оставляю тебя, дорогая, но я предвкушаю поездку к юному Иакову. Мне интересно, почему он считает меня таким близким другом.

— Сперва тебе нужно повидать епископа. Возможно, он не позволит тебе покинуть его, — сказала Юдифь.

— Совершенно верно, дорогая, Я отправлюсь к нему, как только кто-нибудь сможет найти Юсуфа.


— Мама, я не поеду в Перпиньян, — сказала Ракель. — У меня очень много дел, и я не хочу снова откладывать свадьбу. Даниель подумает, что я не хочу выходить за него.

— Чепуха, — сказала ее мать. — Он знает, что ты хочешь замуж.

— И не хочу оставлять тебя одну.

— Ракель, я не больна. И Наоми может обо мне позаботиться. Поезжай с отцом.

— Даниеля не было несколько месяцев, он только что вернулся. Жестоко с моей стороны так быстро покидать его.

— Дорогая, у вас впереди целая жизнь вместе, — сказала Юдифь. — И, пожалуйста, открой ворота. Если будем ждать, когда Ибрагим об этом подумает, наши гости уйдут.

— Хорошо, мама, — вызывающе ответила Ракель.

У ворот стояла высокая, стройная девушка в темном платье, густо закутанная в вуаль. Позади нее находилась скучающего вида служанка, вуаль которой по контрасту ненадежно держалась на темени воткнутой в узел волос булавкой.

— Привет, Ракель, — сказала закутанная девушка. — Я Бонафилья, дочь Аструха.

— Бонафилья, — сказала пораженная Ракель. — Добро пожаловать к нам. Очень рада тебя видеть. И пусть я буду первой в нашей семье, пожелавшей тебе большого счастья.

— Ты уже слышала, — прошептала Бонафилья, кошкой проскальзывая в открывшиеся ворота.

Юдифь отложила работу, поднялась и подошла прибавить свои добрые пожелания к пожеланиям дочери.

— Извини, пожалуйста, я ненадолго, Ракель не даст тебе скучать. Мне нужно сделать кое-что до возвращения мужа.

Ракель открыла рот, собираясь заговорить, но свирепый взгляд Юдифи пресек возражения, которые она могла бы сделать. Она пригласила гостью сесть на скамью под деревьями и села сама.

— Мама, не перетруждайся, — сказала Ракель. — Сейчас жарко. Мать не имеет понятия, когда ей нужно прекратить работу и отдохнуть, — добавила она в объяснение и стала ждать, когда Бонафилья заговорит.

Тишину нарушало только чириканье птиц на деревьях и мурчание Фелиу, кошки, запрыгнувшей Ракели на колени.

— Волнуешься? — спросила наконец Ракель. — Я сперва очень волновалась и слегка нервничала.

— Мне страшно.

Эти слова были еле слышны из-под густой вуали.

— Бонафилья, убери вуаль, — сказала Ракель. — Пожалуйста. Как мне с тобой разговаривать, не видя тебя и не слыша? И тебе, должно быть, очень жарко.

Девушка сняла верхнюю вуаль, полностью покрывавшую ее от головы до бедер, и положила на скамью. Под ней была другая, закрывающая волосы и часть лица.

— Почему ты стала так укрываться?

— Не люблю, когда незнакомые пялятся на меня.

— В гетто? Но ведь тебя здесь все знают, — сказала Ракель.

— Все равно пялятся, будто со мной что-то очень неладное, — прошептала она.

— Глупости, Бонафилья. Уверяю, здесь на тебя никто не будет таращиться.

Она опустила вторую вуаль на плечи.

— Вот так лучше, — сказала Ракель. — Я рада видеть по лицу, что это в самом деле ты. Ты сказала, что тебе страшно? Почему?

— А тебе не было бы? — спросила Бонафилья. — Я должна выйти за него замуж, хотя в глаза его не видела. Мне прислали портрет Давида, но портрет ничего не говорит. Мой отец давным-давно решил, что мы должны пожениться.

— Ты влюблена в кого-то другого? — спросила Ракель?

— В кого-то другого? Нет, — с горячностью ответила она. — Просто не хочу выходить за незнакомца в далеком городе. Ракель, я иногда жалею, что не христианка, тогда я могла бы стать монахиней и не выходить замуж.

— Думаю, христианским девушкам, которым родители подготовили хорошие браки, нелегко уйти в монастырь, — заметила Ракель. — Как-никак, им придется отдать туда свое приданое.

— Я об этом не думала, — рассеянно сказала Бонафилья. — На будущей неделе мы с папой должны ехать в Перпиньян, совсем одни, не считая моего никчемного брата и Эсфири, моей служанки, от которой столько же утешения, как от куска льда в зимний день. — Указала подбородком на служанку, которая болтала с Лией в другой стороне двора. И внезапно схватила Ракель за руку. — А если приедем туда и мы возненавидим друг друга, а я знаю, что так и будет, никто не поможет мне сказать папе, что я не могу выходить за него. На брата никакой надежды. Дуран лишь все время твердит, что единственные приличные мужчины здесь либо уже женаты, либо наши родственники.

На глаза ее навернулись слезы; она выпустила руку Ракели и закрыла лицо ладонями.

Ракель ждала, пока Бонафилья не подняла голову и утерла глаза шелковым платком.

— А что твоя мачеха?

— Пресиоса? От нее никакого проку. Она не хочет оставлять своих замечательных детишек с нянькой.

— Разумеется, — сказала Ракель.

— Можешь ты поехать со мной? — спросила Бонафилья. — Пожалуйста. Я знаю, твой папа едет, потому что брат Давида его старый друг, но мой папа говорит, что ты не поедешь, потому что радуешься предстоящей свадьбе и очень занята приготовлениями к ней. Сказал это, чтобы я поняла, до чего нехорошая, — добавила она и заплакала снова.

— Бонафилья, пожалуйста, перестань, — сказала Ракель, с отчаянием оглядываясь на лестницу в надежде, что мать спускается во двор.

— Не могу, — ответила та, высморкалась и утерла глаза, словно готовясь к новому потоку слез. — Нужно, чтобы со мной был кто-то, кому я могу доверять. Кто-то сильный, чтобы помогать мне с папой. И примерно моего возраста.

Когда Юдифь наконец спустилась во двор, Бонафилья с улыбкой поднялась ей навстречу.

— Сеньора Юдифь, — сказала она, — Ракель добросердечно вызвалась поехать со мной в Перпиньян, если вы дадите ей разрешение.

— Вот как? — сказала Юдифь. — С ее стороны это любезно. Я разрешаю. Думаю, получить разрешение Даниеля будет нелегко, — добавила она поддразнивающе. — Но, уверена, мы сможем это уладить.


Беренгер де Круильес, епископ Жироны, поднял взгляд, когда врача ввели в его личный кабинет, и свирепо посмотрел на слугу.

— Сеньор Исаак, — сказал он, пытаясь скрыть раздражение. — Кто из этих бестолковых негодников, которыми я окружил себя, послал за вами? Должно быть, сегодня я выгляжу бледным и нездоровым.

— Никто не посылал за мной, ваше преосвященство, — ответил его личный врач. — Я нарушил ваш покой по своей воле, за что приношу извинения.

— В таком случае, для этого есть причина, мой друг, — сказал епископ. — Я знаю, что для ваших поступков всегда есть причина. Но сегодня я не могу уделить вам много времени. Мне предстоит обед с группой утомительных гостей. Может, сыграем в шахматы?

— Как ни искушающе звучит это предложение, — сказал Исаак, — я пришел попросить вас о любезности.

— Тогда просите побыстрее, — сказал Беренгер, слегка хмурясь, — чтобы потом, если эта просьба не чрезмерна, у нас осталось время для шахмат.

— А если да?

— У меня пропадет желание играть в шахматы. О чем вы просите?

— Позвольте мне уехать в Перпиньян в понедельник седьмого октября, ваше преосвященство, и отсутствовать одиннадцать-двенадцать дней. Меня ждут на бракосочетание дочери Аструха и Давида Бонхуэса, брата моего старого друга.

— Какого Аструха?

— Его фамилия Афаман, — ответил Исаак.

— Состоятельный человек, — заметил епископ. — А если я заболею?

— Надеюсь, ваше преосвященство сможет оставаться в добром здравии двенадцать дней. Я оставлю достаточный запас лекарств от подагры и других лечебных средств у вашего слуги, он очень заботливый человек, и, пожалуй, дам кой-какие указания вашему повару относительно того, чем вас кормить.

— Не угрожайте мне этим, сеньор Исаак, — со смехом сказал Беренгер. — Обещайте не разговаривать с поваром и получайте мое разрешение ехать в Перпиньян на свадьбу. Поедете вместе с сеньором Аструхом?

— Да. С ним, его дочерью, сыном и их слугами.

— Ваша семья едет с вами?

— Только Юсуф и Ракель. Невеста очень настойчиво просила, чтобы Ракель сопровождала нас.

— Ваша дочь будет ей собеседницей, — сказал Беренгер. — Женщины, насколько я знаю, держатся вместе.

— Да, ваше преосвященство, особенно в такие времена.

— Бернат составит подорожную, дающую разрешение вам и вашей компании на поездку в Перпиньян и обратно, а также свободу от требований к одежде и прочих ограничений на три недели, если вы задержитесь. Оно защитит вас от назойливых глупцов. Не считайте это разрешением надолго оставить нас. И ради собственной безопасности, Исаак, одевайтесь скромно. Ходят слухи о беспорядках на этой дороге. Я не хочу терять своего врача из-за какой-то свадьбы.

— Уверяю, ваше преосвященство, мы будем путешествовать осмотрительно, со всей осторожностью, и благодарю за любезное дозволение уехать.

Однако вместо того, чтобы потребовать закуски или шахматы, или хотя бы попрощаться с Исааком, Беренгер немного отодвинулся назад вместе с креслом и внимательно посмотрел на слепого врача.

— Значит, дела призывают вас в Перпиньян, — заговорил он. — Исаак, оттуда в последнее время доходят слухи. Сегодня я получил письмо от благородного Видаля де Бланеса, в котором он спрашивает меня, нет ли у меня оттуда каких-то интересных вестей. Подчеркивает, что обращается как настоятель монастыря Сант-Фелиу, а не как управляющий провинцией от имени его величества на время войны на Сардинии.

— Эта разница имеет какое-то значение?

— Имеет, поскольку один из слухов касается Угета, управляющего провинцией в Перпиньяне.

— Затруднительное положение.

— Да. Упоминаются и другие имена, богатых жителей и дворян, мой друг. В том числе и владельца Пигбаладора, Бернарда Бонсома.

— Разумеется, о видных людях ходит много недобрых слухов, — заметил Исаак. — Особенно в городе, который недавно сменил правителя.

— Я бы не назвал это недавней сменой. Произошло это, по меньшей мере, десять лет назад. Помню, — сказал с тоской по прошлому Беренгер, — тот день, когда Хайме Мальоркский приказал кастелану отдать ключи от дворца Фелипу де Кастресу. Де Кастрес тогда действовал от лица его величества. А потом его величество ехал по улицам города, обменивался с жителями любезностями и веселыми шутками — понимая, как они недовольны утратой своего старого короля и тем, что их город становится частью королевства Арагон.

— Это было одиннадцать лет назад, — сказал Исаак.

— Десять или одиннадцать, — раздраженно сказал Беренгер. — Потом дон Педро потратил много времени и сил, чтобы привлечь горожан на свою сторону, приглашал их во дворец на празднества и развлечения. Все считали, что его усилия были успешными.

— Возможно, и были. Будем надеяться, что нынешние истории лишь недобрые слухи, — сказал Исаак.

— Мой друг, раз настоятель Сант-Фелиу предвидит неприятности, значит, они будут. Он чует их, как собака падаль. Это будет полезным качеством при его очередном назначении, сеньор Исаак. Видаль де Бланес скоро станет архиепископом.

— Ответственным за Перпиньян?

Беренгер рассмеялся.

— Нет. Подозреваю, что вопрос о Перпиньяне изначально исходил от его величества. Когда его величество слышит о проблемах, он предпочитает сперва узнавать мнения наблюдательных безучастных свидетелей. Потом выслушивает причастных.

— Разумно, — сказал Исаак, — потому что причастные почти наверняка будут лгать ему. Какого рода там проблемы? Или вам нужно разрешение, чтобы сказать мне о них?

— Это всего лишь слухи… — Беренгер сделал паузу. — Но почему бы вам не узнать о них? Едва достигнув города, вы о них услышите. Говорят, что в городе или неподалеку от него чеканят фальшивую монету и что управляющий провинцией либо молчаливо это дозволяет, либо получает от этого доход, либо активно причастен к этому. Кроме того, поведение де Пигбаладора становится с каждым днем все более возмутительным, говорят, даже многие из доверенных слуг ушли от него.

— Это легко проверить, — сказал Исаак. — Разумеется, возмутительное поведение может означать все, что угодно, от полной распущенности до лишней чаши вина за ужином. Такие вещи в пересказе сильно искажаются.

— На это я и надеюсь, — сказал епископ. — Но готовлю письма двум-трем людям в Перпиньяне, Исаак, которые предпочел бы не отправлять с нашими обычными курьерами. Я вручу их вам, возможно, вы сумеете доставить письма быстро и тайно, не вызывая никаких толков.

— Куда их нужно доставить?

— В королевский дворец и в собор.

— Я сделаю все возможное, чтобы их доставили тайно.

— И будьте осмотрительны, мой друг. Если эти слухи верны, кое-кто может счесть вашу жизнь менее важной, чем их планы. И не позволяйте Юсуфу свободно бегать по всему городу. У его величества там есть враги — до сих пор.

— Они активны столько времени спустя, несмотря на усилия его величества? Вы же только что говорили, что горожане забыли старые обиды?

— И там только преданные и довольные руководители? Это была ностальгическая мечта, мой друг, — твердо сказал Беренгер. — Те, кто обладал большой властью при мальоркских королях и утратил ее, скорее всего, обладают долгой памятью и множеством пособников.

Глава первая

Окрестность Перпиньяна,

среда, 17 сентября 1354 года

Вечером того дня двое людей прогуливались по саду большого загородного дома. Приближение ночи наконец стало умерять дневную жару. Дул легкий ветерок, в небе на западе низко над землей солнце висело шаром расплавленного золота, окрашивая в собственный цвет камни дома, сухую траву в полях и плоды на деревьях.

— Кажется, мне пора уходить, — сказал тот, что был помладше. Он смотрел вдаль, наблюдая за тем, как тяжело нагруженный осел устало тащится по тропинке, а его подгоняет маленький мальчик.

— Как, мой дорогой дон Рамон? Готовится замечательный ужин, приехало несколько очаровательных гостей. Уверен, они облегчат ваши страдания и, возможно, даже произнесут заклинание-другое на карты или игральные кости? — Зачем? — ответил Рамон, опустив взгляд на землю под ногами. — Я не могу позволить себе играть. Пока не получу права продать то, что принадлежит мне, не могу даже сесть за стол. И, к сожалению, мой отец, похоже, вознамерился жить вечно, — сухо добавил он.

— Тогда вам нужно раздобыть себе денег, — сказал другой, удивленно приподняв брови.

— Каким образом? — спросил дон Рамон, повернувшись к хозяину дома.

— Ваше положение никак не может быть таким отчаянным.

— Оно более чем отчаянное.

— Не можете собрать четырех тысяч су, мой юный друг?

— Четырех тысяч? Невозможно. Я не смогу собрать и половины этой суммы.

— Ну так обратитесь к евреям. Одолжите у них.

— Полагаете, я об этом не думал? Уверяю вас, они захотят узнать, как я выплачу долг.

— Выплата будет наименьшей из ваших проблем. Послушайте меня, дон Рамон. Я знаю человека, который очень хочет продать свою долю в судоходной компании. Она стоит больше пяти тысяч су. Возможно, намного больше. Этот человек охотно продаст ее за четыре тысячи.

— Где мне взять четыре тысячи? Мне трудно найти четыре су, — ответил дон Рамон.

— Замок стоит больше этой суммы.

— Сеньор, вы забываете, что замок не принадлежит мне.

— Я скажу снова — обратитесь к евреям. Вы можете одолжить эту сумму.

— Без обеспечения?

— Я лично отведу вас к одному другу в гетто, дон Рамон. Если угодно, сегодня вечером. Дам ему свое слово в вашу поддержку. Вы предложите ему в виде обеспечения свою долю в судоходной компании, о которой я говорил. Добавьте к этому то, что известно всем, что вы наследник земель и собственности, стоящих в десять раз больше одалживаемой суммы, и вам не придется беспокоиться. Он ссудит вам четыре тысячи.

— На каких условиях?

— На законных, и ни гроша больше. Двадцать процентов. И я гарантирую, что эта компания вернет вам, по меньшей мере, в четыре раза больше, чем вы в нее вложите — или, если быть точным, того, что в нее вложит мой друг-ростовщик, потому что вам не придется вкладывать ни гроша собственных денег. Собственно говоря, он может выдать несколько су дополнительно, чтобы присоединиться к нам за игорным столом. Или на что вам угодно.

— Дайте мне время подумать. Это громадные деньги. И, что бы вы ни говорили, я прекрасно понимаю, что риск достанется на мою долю.

— Донья Виолант…

— Какая донья Виолант? — спросил юный Рамон, глаза его на минуту оживились. — Дочь виконта? Жена дона Франсеска?

— Какую еще донью Виолант стоит здесь упоминать? Она выразила желание приехать сюда, посмотреть на вашу игру. Если сможет быть уверена, что вы будете здесь.

— Посмотреть, как я играю в карты?

Молодой человек казался ошеломленным.

— Или во что вы и донья Виолант захотите играть. Дом, как можете увидеть, если потрудитесь оглянуться, достаточно велик для всех игр.


Перпиньян, четверг, 2 октября 1354 года

— Ваша жена в городе, сеньор.

Слова начальника тюрьмы были достаточно почтительными, но его испытующий голос дрожал от любопытства. Услышав их, Арнау Марса, несмотря на недюжинное самообладание, ощутил в животе сильный толчок.

— Ты сам видел ее? — небрежно спросил он, обращаясь к тюремщику, будто к слуге.

— Нет, дон Арнау.

— Тогда почему ты решил, что она здесь, мой добрый Гарсия?

— Еда, которую принесла ваша служанка, сегодня получше. Я осмелился предположить, что тут ощущается рука любящей жены.

— Это действительно смело, — холодно сказал рыцарь, отворачиваясь. Несмотря на всю злобу в замечании тюремщика, он точно знал, где находится Хуана, и это знание служило ему защитой от мелочных досаждений Гарсии. После ареста Арнау Марса первым делом отправил жене сообщение с указанием запереть двери замка и оставаться внутри. Во всяком случае, она понимала, что ей сейчас нельзя путешествовать, несмотря на все бесстрашие, возможность потерять ребенка, которого носила в чреве, приводила ее в дрожь.

Гарсия де Альмунья закрыл дверь камеры и прислонился к ней, размышляя. Он жаждал мелочной мести Арнау Марса, который обращался с ним, как с незначительным человеком. Достичь нынешнего высокого положения Гарсии было непросто. Он обошел немало других претендентов на должность начальника королевской тюрьмы. Эта жизнь была приятной. Обязанности были легкими, жалованье отличным, побочные доходы с заключенных неплохими, и в его окружении престиж старшего надзирателя был высок. Эта должность делала его чуть ли не дворянином, что признавали все знакомые. Особенно ему нравилось принимать в своем заведении аристократов и мелкопоместных дворян. Это были утонченные, щедрые люди, правда, иногда гордые и властные, как Арнау Марса. И все они находились в зависимости от него.

Гарсия размышлял об этом, пока появление обеда Марсы не прервало поток его мыслей, и он пожал плечами. Мстить этому аристократу не было смысла. Не его, начальника тюрьмы, обезглавят за измену сразу же после суда. Сказали — завтра, а потом его отправят в Пуиг Хуан на свидание с палачом. Куда только денутся его насмешки и надменность? Начальник тюрьмы приоткрыл дверь.

— Ну вот, сеньор, — сказал он, — наконец-то они появились. Я распорядился принести вам еду в камеру.

На сей раз тюремщик распахнул дверь широко. Вошел один из его подчиненных с небольшим столиком, уставленным накрытыми блюдами. Следом вошла небольшая девочка с кувшином вина в маленьких ручках. Столик был поставлен возле единственного стула в камере, девочка опустила кувшин на пол, взяла чашу заключенного и поставила ее перед ним.

Арнау полез в кошелек, достал две мелкие монеты и протянул обоим жалкого вида подчиненным.

— Благодарю вас, — сказал он серьезным тоном, — за любезное внимание.

— Спасибо, сеньор, — сказала девочка, пряча монетку под рваным платьем. — И если хотите, я принесу вам еще вина, — добавила она очень тихо, — или еще чего-нибудь.

С этими словами она убежала, с привычной ловкостью ускользнув от обоих мужчин, чтобы спрятать драгоценную монетку в каком-нибудь темном углу здания.


Оставшись в одиночестве, Арнау Марса взглянул на накрытый стол с отвращением. Странно, иронически подумал он, как приближение неминуемой смерти отбивает аппетит. Но из любопытства относительно наглого заявления подлого Гарсии снял с тарелок льняные салфетки. Луч света, который в этот час второй половины дня проникал в его крохотную камеру, переместился и осветил блюдо тушеной ягнятины с овощами. В темноте рядом с ним была тарелка с жареными сардинами и цыпленком — поистине изысканная еда для без пяти минут приговоренного человека. И, несомненно, Хуана приложила к этому руку. Эти блюда были ее любимыми, она словно бы собиралась разделить с ним обед в крохотной камере. На миг слезы обожгли ему глаза; чтобы отвлечься от этих мыслей, он взял половину ковриги хлеба, лежавшую рядом с цыпленком.

Арнау взялся за конец ковриги, чтобы оторвать кусок, потом положил ее на место. Еда уже не казалась ему соблазнительной, как ядовитые змеи не кажутся дружелюбными, а ядовитые грибы аппетитными.

Кусочек мякиша был вынут, а потом старательно вставлен назад. Разумеется, никто не думал, что он не заметит этой неуклюжей уловки. Неужели враг — кто бы он ни был — не мог дождаться его казни? Поскольку исход суда был, в сущности, предопределен, его смерть раньше времени вызвала бы только неприятные вопросы. Или, может, исход не предопределен? Впервые за два дня в душе его шевельнулась слабая надежда. Арнау отогнал эту мысль и вновь обратился к хлебу. Вынул оторванный кусочек и внимательно осмотрел его в золотистом луче света. Ни запаха, ни изменения цвета, ни подозрительной сырости, ни порошка. Обернув хлеб льняной салфеткой, он поднес к свету и его.

Больше не было сделано никаких попыток спрятать светлый серо-коричневый квадратный пакетик внутри. Арнау медленно, осторожно вынул плотно сложенный кусочек пергамента, развернул его и обнаружил не какое-то причудливое орудие смерти, а послание, написанное аккуратным, знакомым почерком той женщины, которую обучали монахини. «Сегодня вечером я обниму тебя. Не отчаивайся. X.».

Арнау задумался над посланием. Это была более приятная тема, чем неминуемая смерть. Погруженный в раздумье, он съел все сардины и половину цыпленка, сам не замечая того. Может, Хуана имела в виду, что будет всю ночь молиться и мечтать, что снова сможет обнять его? Нет. Одним из многих привлекательных качеств Хуаны было то, что она всегда говорила то, что думала. Значит, по какой-то причине она была уверена, что вечером они снова будут вместе. Уже успела повидаться с управляющим провинцией Руссильон? Это представлялось невозможным. Но теперь Арнау уверился, что тюремщик был прав. Хуана в городе.

Арнау налил себе чашу вина и стал терпеливо ждать возвращения девочки. Потягивал вино так, словно оно было последним на земле, и к тому времени, когда она вернулась, не выпил и половины чаши. У него не было желания одурманивать разум.

— Можешь принести перо и чернила? — спросил он девочку.

— Да, сеньор, — ответила та. — Обычно те, кто умеет писать, просят перо и чернила. Только я принесу вам что-нибудь, на чем можно писать, если сможете за это заплатить, иначе это сочтут странным.

— Конечно, неси все, — сказал Арнау. На губах его появилась улыбка. — Нам ни к чему, чтобы это считали странным.

— И еще вина. Тюремщики сочтут, что вы будете много пить, так как знаете, что должно произойти завтра.

— А священник?

— Священник вам не понадобится, — уверенно прошептала девочка. — Видите ли, это должно произойти только после суда. Но вот что еще — вам нужно попросить удобную камеру. Это стоит дорого, но она сказала, что денег у вас хватит. Это очень важно. Вы должны перейти в нее.

— Ты устроишь и это?

— Нет, сеньор. Устроят они. Я скажу им после того, как принесу вам пергамент и еще вина. Не хотите есть свой обед? — неожиданно спросила девочка, указав на ягнятину и недоеденного цыпленка.

— Я сыт, — ответил Арнау. — Остальное твое.

— Я разделю еду с Пепом. Ему никто ничего не приносит. Он очень голоден.

— И вино тоже.

— Здесь есть трое несчастных, которых утром должны повесить, — сказала девочка. — Я отдам вино им.

Несколько часов спустя Арнау Марса лежал на настоящей кровати в достаточно большой, чтобы она могла поместиться там, комнате. Рядом на столике стояла чаша с вином — «Они будут ожидать этого», — а напротив него стояла девочка.

— Почему эта комната? — негромко спросил Арнау.

— Видите эту стену? — сказала она, указав на ту, что была сбоку от нее.

— Да, — ответил он. — Конечно, вижу. Это стена. Оштукатуренная каменная стена.

— Это стена примыкающей к тюрьме лавки.

— Это стена лавки? — спросил Арнау, указывая.

Девочка кивнула.

— У тюрьмы нет своих стен? — спросил Арнау.

— С этой стороны нет. И это не камень, просто обмазанное глиной дерево.

— Единственная преграда между королевской тюрьмой и обычной лавкой — стена из дерева и глины? Не могу поверить.

Девочка кивнула снова.

— Об этом все знают.

— Если знают, то почему никто не бежит?

— Бежали бы, — ответила она, — но это дорого стоит. Хозяйка лавки требует золота за то, чтобы позволять людям проламывать стену — беспокоится, что ее прогонят, если таким образом будут бежать многие, — а потом деньги, которые нужно дать моему начальнику.

— Так что, Гарсия знает?

— Нет, — ответила девочка. — Только много дерет за возможность спать в этой комнате. Обычно она принадлежит ему. Когда ее занимает кто-то другой, он спит по другую сторону здания, откуда ему ничего не слышно. Ну, вот, — сказала она, склонив набок голову и прислушиваясь. — Слышите их, сеньор? Они в лавке.

И бесконечные, как ему казалось, часы Арнау лежал на кровати, прислушиваясь к негромкому стуку молотка по стамеске, врезающейся в стену, отделяющую его отчаяние от надежды, а девочка слушала у двери. Его спасатели почему-то принялись за работу, когда люди еще заполняли улицы, а тюремщики бродили взад-вперед по коридорам, болтали, смеялись, пили вино. Раз, когда шаги слишком приблизились, девочка бесшумно скользнула к стене и резко постучала. Работа за стеной прекратилась. Надзиратель заглянул внутрь.

— Что ты делаешь здесь? — спросил он девочку.

— Заключенному хочется с кем-то поговорить, — ответила та.

— Мог бы сделать выбор получше, — пробормотал надзиратель и ушел.

Девочка постучала по стене. Работа за ней возобновилась.

Арнау дремал, когда кусок штукатурки упал на пол. Он, вздрогнув, сел и увидел в стене начало отверстия. Придвинул к нему стул и сел на него. После нескольких падений засохшей глины, штукатурки и камешков, отверстие стало достаточно большим для его широких плеч и крепкого тела. Он достал свой кожаный кошелек, заглянул внутрь, достал несколько монет, а кошелек с остальными отдал девочке.

— Спрячь это как следует и трать, когда потребуется, — сказал он. — Ты спасла мне жизнь. Спасибо.

— Еще нет, сеньор, — прошептала девочка. — Полезайте. Это самая опасная часть.

При свете мерцающей в фонаре свечи Арнау увидел своего слугу Хорди, а позади него свою жену Хуану.

— Быстрее, — негромко сказала она. — Нам нужно уходить.

Он крепко обнял ее, беременную.

— Я велел тебе оставаться в замке, — сказал он, не разжимая объятий.

— Если б осталась, ты бы завтра встретился с палачом, — ответила она. — Время для этого еще будет, — добавила она. — Тебя не должны обнаружить здесь.

— Быстрее, сеньор, — пробормотал Хорди. — Мы подкупили многих. Если хотя бы один проболтается, мы пропали.

Слуга осторожно открыл дверь, посмотрел в обе стороны улицы. Поманил их. Теплая октябрьская ночь там и сям оглашалась голосами, выкриками и смехом.

— Празднество урожая в этом году началось рано, — прошептал Хорди. — Для нас это хорошо, сеньор, — дает причину находиться на улице.


Они медленно шли по темным, холмистым улицам следом за Хорди.

— Куда мы идем? — спросил Арнау.

— Я знаю тихий сад, за которым ухаживает мой друг, — ответил Хорди. — Неподалеку от улицы Храмовников. Владелец сада, старый и глухой, крепко спит, ворота будут не заперты. Внутри есть три старых плаща для тепла и подушки для удобства. Можно отдыхать в саду до тех пор, пока толпа не повалит через ворота на рынки, тут мы сможем покинуть город незамеченными. Если сеньора не возражает, мы вернемся в замок на рыночной телеге.

— Мне все равно, как возвращаться, — сказала сеньора Хуана, — если вернемся благополучно.

Неожиданно позади них раздался крик:

— Вон он. Впереди. Смерть изменнику!

Громкий голос раскатывался между высокими домами по обе стороны улицы. К нему присоединился топот бегущих ног.

Хорди повернулся.

— Четверо, — сказал он, — вооруженных дубинками. Сеньор, сеньора, бегите. Я задержу их.

— Не глупи, пошли, — сказал Арнау, схватил его и потащил.

— Я не могу идти быстро, — сказала Хуана. — Идите. Они не причинят мне зла.

— Ерунда, — сказал Арнау. Потянулся к мечу, но на боку ничего не было. Огляделся, увидел палку у двери и схватил ее.

Хуана юркнула в темный проход между двумя домами.

Двое мужчин встали плечом к плечу. Хорди был вооружен ножом и молотком, Арнау — палкой. Один из их противников скрылся в дверном проеме; остальные уверенно приближались к ним. Прежде чем был нанесен первый удар, Арнау и Хорди разделились, они увертывались, уклонялись и сбивали с толку противников. Но как ни быстры они были, у них не было надежды отражать троих сильных, вооруженных дубинками людей. Один удар пришелся с неприятным хрустом; Хорди выронил нож, и рука его бессильно повисла.

Противник Хорди подхватил нож и сделал выпад. Хорди повернулся, принял удар в правое плечо, а левой обрушил молоток на его голову. Противник упал и недвижно замер. Нападавших стало двое, защищавшихся — один невредимый и один раненый.

От боли и шока у Хорди кружилась голова, он споткнулся и упал, оставив Арнау отражать палкой удары двух дубинок. По его запястью пришелся сильный удар. Онемевшие пальцы разжались, палка упала, тяжелая дубинка стукнула его по затылку, и больше он ничего не чувствовал.


— Сеньор, вы должны помочь мне, — сказала Хуана.

— Всегда готов помочь хорошенькой женщине, — ответил с усмешкой крупный мужчина, прислонявшийся к арчатым воротам.

— Четверо, — сказала она, тяжело дыша и держась за выпирающий живот, — напали на моего мужа и его слугу. Прошу вас. Еще один человек на их стороне может отпугнуть нападающих. Я заплачу вам. Помогите, пожалуйста.

— У вас затруднения, сеньора? — раздался громкий голос за ее спиной. — Если да, вы просите о помощи не того человека.

Хуана повернулась к темной фигуре, держащей перед собой зажженный факел, слепящий ее.

— Прошу вас, сеньор, — сказала она и вновь повторила свою краткую историю.

— Разумеется, я помогу, — сказал первый, беря толстый посох. — Что толку от священника против четверых негодяев? Где они?

Хуана указала.

— А я пойду защищать вас, — сказал священник, высоко поднял факел и зашагал вслед за первым.

— Лишь бы не появились стражники, — сказал первый. — Тогда я не смогу оставаться. Я носильщик, понимаете? Ночью мне полагается спокойно спать, готовиться к утренней работе. Там? — спросил он и повернул в сторону шума, не дожидаясь ответа.

Раздавались удары кулаков и дубинок о человеческую плоть.

— Быстрее, — сказала Хуана. — Пока его не убили.

Оба человека, священник и грузчик, были рослыми, крепкосложенными.

— Прекратите! — громко крикнул священник таким голосом, который мог бы заполнить самый большой храм в христианском мире. Человек в дверном проеме шагнул назад, в темноту, и скрылся.

Носильщик схватил дубинку упавшего и бросился на двоих, которые пинали избитых дворянина и его слугу, лежавших на булыжной мостовой. Несколько быстрых ударов, еще один крик священника, и нападавшие пустились наутек. Хуана опустилась на колени подле мужа.

— Боюсь, этот шум привлечет стражу, — сказал носильщик. — Мне будет разумнее уйти, пока стражники не спросили, почему ночная работа приносит мне такие щедрые доходы.

— Обыкновенный вор, — с отвращением сказал священник.

— Нет, отец, — ответил носильщик. — Никакой не вор. Необыкновенно хороший игрок.

И ушел широким шагом.

— Ваш муж…

— Он жив, отец, — сказала Хуана. — Они оба живы. Но мне нужно увести их отсюда.

Хорди пошевелился и неуверенно сел.

— Я помогу, сеньора, — сказал он, — если окажете любезность перевязать мне сломанную руку. Больше никаких повреждений у меня нет.

— Сможете отвести мужа к друзьям? — с беспокойством спросил священник. — Где-нибудь поблизости? Меня вызвали к ложу умирающего, я не хотел бы появиться, когда бедная душа отлетит.

— Идите, отец, спасибо за помощь, — сказала Хуана, делая из косынки перевязь для сломанной руки Хорди. — Мы скоро будем в надежных руках.


— Можно узнать, сеньора, в чьих надежных руках? — спросил Хорди, наклоняясь над лежащим Арнау. — Господин не хочет доверять никому из своих друзей в городе.

— И не будем, — оживленно ответила Хуана. — Только нам нужно было избавиться от священника, пока он не заинтересовался, кто мы.

— В таком случае, куда пойдем? — беспомощно спросил слуга.

Хуана покачала головой.

— Нам нельзя прятать моего повелителя в чужом саду, а потом ждать крестьянской телеги, чтобы отвезти его в замок. Нужно найти ему врача.

— Согласен, сеньора. В городе есть превосходные врачи…

— Есть, но те, мастерству которых я могу доверять, сразу же узнают твоего господина. Думаю, нам безопаснее оставаться безымянными.

— Согласен, сеньора.

— Знаешь кого-нибудь, кто согласится приютить его? Я могу остановиться у подруги в королевском дворце и найти тебе там постель, но брать с собой Арнау нельзя. Думай, Хорди, — сказала она с отчаянием, сев на пыльную, грязную ступеньку.

Хорди словно бы не слышал ее. Он смотрел на юг, в сторону дворца, обнесенного стеной и недоступного.

— Конечно, сеньора, мы не можем вести его светлость во дворец, — сказал он, покачав головой и обратив взгляд на восток. — У меня есть одна мысль, ваша светлость наверняка сочтет ее неприятной, но я знаю сдержанную, надежную женщину, которая может нас приютить. У вашей милости есть еще деньги?

— Есть, Хорди. Золото было необходимо, чтобы вызволить его из тюрьмы, и я понимала, что потребуется еще больше, чтобы оставить его на воле, пока мое заявление не дойдет до управляющего провинцией. Поэтому я взяла с собой золото. А что дурного в твоей сдержанной, надежной женщине?

— Она живет в Ло Партит, сеньора.

— Проститутка?

— Да, сеньора. За что приношу извинения. Во всяком случае, никому не придет в голову, что ваша милость отведет мужа к Эсклармонде.

— Она называет себя так в честь старой королевы?

— Да. Это ее причуда. Но она честна на свой манер и знает, что это такое, когда весь мир ополчается на тебя.

Хуана приложила ладонь ко лбу мужа. Он шевельнулся, застонал, потом снова замер.

— Поскольку у нас выбора нет, отдадимся на ее милость. Притом мне нравится королевское имя этой женщины. Помоги мне поднять его, Хорди, понесем его к этой женщине.

— Я могу идти, — произнес слабым голосом Арнау.

— Превосходно, любимый, — сказала Хуана. — Ты очнулся. Положи руки нам на плечи. Хорди, встань с правой стороны своего господина, обхвати его здоровой рукой за талию. Я сделаю то же самое с левой стороны.

— А что мы скажем, если нам кто-нибудь встретится? — спросил Хорди.

— Ничего, — ответила женщина. — Будем петь и шататься, как все пьяные в городе. Вперед в Ло Партит!

Они подняли Арнау, несмотря на его рост и вес. Он повис у них на плечах, обхватив их слабыми руками. При первом же шаге он шумно втянул воздух и выругался.

— Кажется, у меня повреждена нога, — сказал Арнау извиняющимся тоном. — Она не выдерживает моего веса.

— Тогда волочи ее, — сказала Хуана. — Волочи, иначе тебе конец, и клянусь всеми святыми на небе, я этого не допущу.

Они пошли на восток, мучительно поднялись по холму, минуя еврейский квартал, и спустились к каналу у основания крепостных валов. Громко пели, вызывая брань жителей, и убедительно пошатывались под весом Арнау; он все чаще и чаще впадал в милосердное забытье. Наконец вонь полей орошения и живодерен известила их, что они дошли до района, где жили и занимались своим ремеслом проститутки. Умолкли, сосредоточились на выборе пути и старании не причинить вреда избитому телу Арнау.

— Клармон, — негромко спросил Хорди у двери одного маленького домика, — ты занята?

— Не настолько, чтобы не принять тебя, — ответил голос изнутри. — Кто бы ты ни был. — Женщина чуть приоткрыла дверь. — Хорди. С друзьями. За друзей особая плата, и только в том случае, если они выглядят надежными, — добавила она недоверчиво.

— Деньги не проблема, — спокойно ответил Хорди. — Сеньора Эсклармонда, нам нужна ваша помощь. Мы щедро заплатим за нее и за молчание.

— Ему? — Хуана кивнула. — Больной или избитый?

— Избитый.

— Как щедро заплатите?

— Золотом.

— Ведите его в дом, — сказала Эсклармонда, открывая дверь пошире. — Судя по виду, этот сеньор определенно нуждается в помощи. — Зажгла еще одну свечу и подняла ее, чтобы рассмотреть сперва Арнау, потом его жену. — Вижу, у него много синяков.

— И сломана правая нога, — сказала Хуана. — Ему нужен костоправ или хирург.

— Сеньора, я сделаю все, что смогу, и без ненужных объяснений. Я не болтаю о своих клиентах.

— И какую-то другую одежду. Не такую…

— Не подобающую его положению? — спросила Эсклармонда.

— Да. У него есть враги. И есть другие причины, веские, чтобы его никто не видел.

— Я могу изменить его внешность и приютить здесь на день-другой. Пошлю за хирургом, пусть осмотрит обоих, вижу, мой друг Хорди тоже участвовал в драке. Но вашему мужу, сеньора, нужна забота хорошего врача. Почему бы не отвести его к сеньору Пере Вила?

— Сеньор Пере узнает его, а я не знаю, будет ли он помалкивать.

— Понятно. Тогда оставьте его у меня. Я найду ему безопасное место, где он получит хороший уход. Не здесь. Слухи здесь распространяются, как чума — через три-четыре дня у двери появится кто-нибудь интересующийся, кто живет у меня, почему он тут и заплатит ли кто-нибудь в городе за эти сведения. Здесь много таких, кто за грош предал бы своего дедушку.

— Но он будет день-два в безопасности?

— Да. Путники с какими-то деньгами часто проводят у меня день-другой перед тем, как снова отправиться в путь. Над этим никто не задумывается.

— Что ж, мне остается только поверить вам, — сказала Хуана. — Свяжетесь со мной, когда все устроите?

— Непременно. Как мне вас найти?

Хуана взяла свечу из руки Эсклармонды и подняла ее. Ее спасительница была выше большинства женщин, с высоким, широким лбом, большими, ясными, темными глазами, при внимательном рассмотрении было видно, что губы ее подергиваются от смеха. Эсклармонда откинула с лица назад темные волосы, чтобы его можно было лучше рассмотреть, но они вернулись на место массой густых кудрей. Встревоженная супруга Арнау глубоко вздохнула и отдала их жизни в ее руки.

— Во дворце. Сеньора Хуана Марса.

Эсклармонда понимающе кивнула.

— Уверяю вас, сеньора, — сказала она спокойно, — пока я пекусь о его безопасности, он не попадет в руки палача.

— Это вам, — сказала Хуана, протягивая ей кожаный кошелек. — Если вам нужно больше, достаточно попросить. Будьте верны нам, и мы будем вашими добрыми друзьями и союзниками.

— Большего и просить нельзя, — сказала Эсклармонда, заглянув в кошелек. — Господи, сеньора. Это не просто щедрая плата. Это целое состояние.

— Тратьте, сколько нужно, на хирургов, одежду, врачей, лекарства. Остальное ваше. Если придется израсходовать больше половины, я снова наполню кошелек.

— Я немедленно пошлю за хирургом, — сказала она и отодвинула кожаную завесу, заменявшую дверь в глубине комнаты. — Робер, быстро приведи хирурга. И будь осторожен. — И снова повернулась к сеньоре Хуане:

— Робер скор на ногу. Хирург будет здесь через несколько минут. Потом, сеньора, он проводит вас во дворец, а я останусь здесь с вашим мужем. Он постарается, чтобы вы дошли благополучно. Можете доверять ему.

Из задней комнаты появился, застенчиво улыбаясь, двенадцатилетний, судя по виду, мальчик и вышел из дома.

— Спасибо. Это Робер?

— Да, сеньора. Сын соседки. Он спит здесь, когда это необходимо. Отправить с ним и одежду моего гостя во дворец?

— Нет, моя добрая Эсклармонда. Возможно, сын вашей соседки сможет найти ей какое-то применение. Только ее нужно вычистить и заштопать.

— Вы щедрая женщина, сеньора, — негромко произнесла Эсклармонда. — Я сделаю для вашего мужа все, что смогу.


— Он мертв?

Несмотря на теплую ночь, мужчина в отдельной комнате гостиницы сидел близко к огню. Говорил он с нервозной быстротой и выговором, раздражающим его слушателей с грубой речью.

— Нет, сеньор, — ответил один из двух стоявших в дверном проеме людей. — Думаю, что нет. Однако сильно отделан. Может умереть. Но пока жив.

— Того, что, по твоему выражению, сильно отделан, недостаточно, — сказал сидевший у огня. — И того, что может умереть. Да входите же и закройте дверь. Нам ни к чему, чтобы о нашем частном деле говорила вся гостиница. Что не заладилось?

— Сеньора Бланка, которая сдает в аренду лавку, поклялась ни слова не говорить о побеге, но думаю, он узнал, что готовится ловушка, и бежал раньше назначенного времени.

— Как он мог узнать? Разве ты не оставался с этой женщиной весь день?

— Да, сеньор, оставался. И часть вечера. Но этот слуга, должно быть, что-то заподозрил. Думаю, он начал долбить стену, едва лавка закрылась. Когда мы появились, они были уже далеко от тюрьмы.

— Я знаю, — сказал человек у огня. — Я был там.

— Будь их там только двое, и если мы смогли напасть на них внезапно в лавке…

— Но их было не только двое, и вы не напали. Чтоб им гнить в аду и вам, бестолковым идиотам, вместе с ними. Пошли вон, пока не вызвал кого-нибудь, чтобы вас вышвырнули.

— Но, сеньор, вы еще должны нам…

— Вон! — выкрикнул человек у огня.

Двое у дверей повернулись и быстро исчезли.

На другой день, незадолго до полудня, небольшая группа людей сидела за полированным столом в тускло освещенной комнате. Двое слуг и мальчик внесли вино, чаши, свежие и сушеные фрукты и другие закуски. Человек во главе стола раздраженно махнул им рукой.

— Оставьте нас.

Слуги поставили в беспорядке на буфет блюда, чаши и быстро вышли.

— Слышали, что произошло? — спросил тот же человек.

— Да, Видаль, слышали, — ответил молодой человек, изысканно одетый в бархат и мягкую кожу. Зевнул. — Надолго мы вам нужны? — добавил он раздраженно. — Едва я лег спать, как меня подняло с постели ваше сообщение.

— Прошу прощения, что побеспокоил вас, дон Рамон, — почтительно сказал сеньор Пере Видаль. — Но я решил, что присутствовать здесь в ваших интересах. На карту поставлена громадная сумма.

— Но так всегда было, разве нет? — спросил дон Рамон и зевнул снова. — Неужели здесь некому налить вина?

Пере Видаль поспешил подать своему гостю наполненный вином серебряный кубок.

Сидевший напротив дона Рамона человек подался вперед.

— Мне бы не хотелось затягивать эту встречу, но для чего мы здесь? Кажется, я единственный за этим столом, кто не знает, что произошло и как это отразится на наших интересах. Можете объяснить мне это, сеньор? — обратился он к Пере Видалю.

Четвертый, до сих пор молча слушавший, повернулся к спросившему.

— Позволь мне, Мартин, — заговорил он. — Мой несчастный друг так расстроен, что не способен говорить связно. Прежде чем ты поймешь его, наступит обеденный час. Разве не так, Пере?

— Так, Пере, — ответил сидевший во главе стола. Эти два человека, Пере Видаль и Пере Пейро, знали друг друга много лет и часто обменивались этой избитой шуткой.

— Словом, — заговорил Пере Пейро, — кто-то — возможно, жена, которая поумнее его, — прошлой ночью устроил дону Арнау побег из тюрьмы. Наши проблемы, так или иначе, кончились бы, если б его судили сегодня утром, как и предполагалось. Его бы оправдали по предъявленным обвинениям или казнили бы за измену. Если помнишь, мы вчера составляли планы на оба эти исхода. Но не ожидали, что он исчезнет, как утренний туман.

— Где он? — спросил Рамон Хулиа.

— Мы не знаем, дон Рамон, — ответил Видаль. — В том-то и проблема.

— Наверно, уже покинул Руссильон, — сказал Пейро.

— Не вижу никакой проблемы, — сказал дон Рамон. — Мы можем разделить между собой его долю.

— Проблема в том, что будет с нами, сеньор. Суд решил бы, совершено ли преступление, — сказал Пейро с видом человека, который пытался объяснить это уже несколько раз. — И если было, могли бы нас счесть причастными к нему.

— Сеньор виконт, которого я представляю, не потерпит, чтобы на него упала хотя бы тень, — твердо сказал Мартин.

— Этого никто из присутствующих не хочет ни сеньору виконту, ни кому-то из нас, — сказал Видаль. — Это было бы ужасно. После всех наших трудов…

И с отчаянием взглянул на дона Рамона.

— Это ужасно. И единственный способ уцелеть, — сказал Пере Пейро, — держаться друг за друга. Если погибнет один из нас, все остальные погибнут тоже.

— Только не сеньор виконт, — упрямо сказал Мартин.

— Возможно. Но его управляющий погибнет, — сказал Видаль с ноткой злобности.

— Пора откровенно обсудить то, что нам известно, — сказал Пейро, — и скрывать это от всего мира.

— Пере, мой друг, ты в жизни ничего не скрывал, — сказал Видаль.

— Возможно, — сказал Пейро. — Мне раньше не грозила опасность лишиться головы. Прежде всего, знает ли кто-нибудь точно весь груз, что находится на борту этого судна?

Все переглянулись. Никто не произнес ни слова.

— Я знаю, что было много разговоров о разных вещах, — с беспокойством сказал Мартин. — Но чтобы знать точно…

— Кто руководил погрузкой? — спросил Мартин.

— Это собирались сделать он, Арнау, и его управляющий, во всяком случае, так мне говорили, — сказал Пейро.

— А когда судно отплывает?

Мартин поднял руку от записки, которую писал, чтобы обмакнуть перо в чернила.

— Да — когда оно отплывает? — спросил дон Рамон, подняв взгляд с интересом. — Я бы хотел это видеть.

— Должно было отплыть, когда погрузка будет закончена и задует благоприятный ветер, — ответил Пере Видаль. — Оно могло отплыть вчера, или, вероятнее, сегодня или завтра. Но после того, что случилось, — не знаю.

— Это возвращает нас к первому вопросу сеньора Пере Пейро, — сказал Мартин. — Кто знает, что находится на борту?

— Если никто здесь не знает, тогда только Арнау и капитан судна, — ответил Пейро и спросил: — А что его управляющий? Частностями занимался он.

— Касса? — спросил Мартин. — Я видел его вчера. Он был в ужасном состоянии. Сказал, что его отстранили от дел, как только судно вошло в порт. Все взял на себя дон Арнау.

— Его отстранил Арнау? Очень странно, — сказал Пейро. — Ну что ж, тогда он многого не может знать. Арнау, надо полагать, уже далеко от Руссильона, но капитан судна должен находиться в городе. Он должен был давать показания на суде. Кто-нибудь должен постараться найти его.

Наступила пауза.

— Я постараюсь, — сказал Видаль.

— А я отправлюсь в Кольиур, постараюсь узнать, что происходит, — сказал Пейро.

— Я должен сообщить обо всем сеньору виконту и попросить дальнейших указаний, — обеспокоенно сказал Мартин. — Он будет недоволен.

Дон Рамон Хулиа зевнул.

Пере Видаль проводил своего благородного гостя дона Рамона в главный коридор, где стоял слуга, готовый распахнуть дверь. За ними последовали Пере Пейро и Мартин, ведя несвязный разговор.

— Простите бесцеремонность моего вопроса, сеньор Пере, — сказал Мартин, — почему сеньор Пере Видаль так обеспокоен мнениями зеленого мальчишки, который, насколько я понимаю, не может принести ему ни гроша выгоды?

— Вы имеете в виду дона Рамона Хулиа? — спросил Пейро. — Быстро взгляните на лестницу, Мартин, и увидите молодую женщину, на которой столько шелка, что хватило бы обеспечить весь королевский двор.

— Вижу ее, — сказал Мартин.

— Это его дочь. У Пере Видаля есть мечта, Мартин. Грандиозная мечта услышать, как мир обращается к его дочери «сеньора», и увидеть ее представленной двору. Этого нищего отпрыска благородного рода, помыслы которого сосредоточены на картах и игральных костях, доступных женщинах и нарядной одежде, можно купить, если цена окажется достаточно высокой. По крайней мере, так считает Видаль.

— Но у дона Рамона громадные долги, — сказал Мартин. — Я мало знаком с этим городом, приехал сюда совсем недавно, но уже слышал об этом.

— Это обойдется Видалю в целое состояние, — согласился Пейро. — Но он думает, дело того стоит.

Глава вторая

Донья Хуана Марса сидела у окна маленькой гостиной, расположенной рядом с ее спальней. Предполуденное солнце освещало ее бледное лицо и темные круги под глазами. Она склонялась над шитьем, напряженно трудясь над рубашкой для младенца. Шаги по каменным плитам коридора предупредили ее о чьем-то появлении, но она не пошевелилась, не подняла глаз от работы. Дверь отворилась, в проеме появилась приятного вида женщина в простом, элегантно скроенном платье и воззрилась на нее.

— Мне сказали, что ты будешь здесь, — произнесла наконец женщина. — Сказали, что ты не выходишь из этой комнаты.

— Маргарида! — воскликнула Хуана, откладывая шитье. — Мне никто не сказал, что тебя ждут.

— Потому что меня не ждали, — сказала Маргарида. — Но принцесса Констанса, устав меня слушать, велела мне ехать сюда, сделать приготовления к ее приезду.

— Когда приезжает принцесса?

— Скоро. Может быть, завтра, может, через неделю, может, через три или четыре, — ответила Маргарида. — Пока их величества на Сицилии, ее королевскому высочеству не нужно думать о времени. Но я больше беспокоюсь о тебе, моя дражайшая Хуана.

— Это приятно слышать, но уверяю, у меня все хорошо.

— Я слышала иное. Говорят, ты всех избегаешь. Тебя невозможно втянуть в разговор, ты отказываешься гулять с другими, выходить с шитьем во двор или даже слушать чтение сеньоры Анхелики.

— Потому что это сеньора Анхелика. Будь на ее месте ты, я, наверно, могла бы слушать часами.

— Ты мне льстишь. Теперь я знаю, что ты нездорова. Все боятся, Хуана, что ты увянешь от горя до рождения ребенка, и, судя по твоему виду, эти страхи оправданы.

— Маргарида, я не могу выносить ни сочувствия окружающих, ни их любопытства, — сказала Хуана, сжав кулаки так, что побелели костяшки. — Они слышали столько нелепых историй о наших неприятностях, что окружают меня, будто стая бродячих собак, желая узнать во всех подробностях, что я думаю и чувствую.

— Винить их нельзя. Я могу с удовольствием занять себя иглой и книгами, но для большинства из них жизнь скучна, пока здесь нет их величеств. Королевский двор сейчас больше походит на гарнизон.

— Маргарида, я почти не замечаю солдат.

— Потому что не выходишь из этой комнаты. Ты бы привела в ужас мою старую няню.

— Почему? — рассеянно спросила Хуана. — Сядь, Маргарида, поговори со мной. Мне это может пойти на пользу. Расскажи о своей старой няне.

— Здесь слишком жарко и душно, — сказала Маргарида. — Пошли на галерею, где больше воздуха. Если хочешь, пройдем по тайному коридору в покои его величества. Там можно будет разговаривать, сколько душе угодно, в очень приятной и уединенной обстановке.

— Я не смогу пройти по этому коридору, — ответила Хуана. — Он слишком узок, а я слишком раздалась. Но расскажи о своей няне. Ты часами выслушивала мои эгоистичные жалобы и никогда не рассказывала о том, откуда приехала. Говорят, это какое-то дикое место далеко на севере.

— Давай сперва выйдем, — сказала Маргарида, подавая руку.

Хуана поднялась из кресла, одернула платье и под руку с Маргаридой пошла на выложенную каменными плитами открытую галерею, выходящую на малый двор королевского дворца.

— Я приехала из Шотландии, — заговорила Маргарида. — Она не такая дикая, далекая или холодная, как говорят, но, признаюсь, не похожа на эту страну. Каждый день, в солнечную погоду, в проливной дождь или метель, няня вытаскивала меня на прогулку.

Маргарида оперлась на баллюстраду, разглядывая аккуратно подрезаные деревья и кусты в залитом солнцем дворе.

— Шотландия не похожа на все это, — снова сказала она, поведя рукой, ее жест охватывал двор, деревья, солнце и теплый, почти неподвижный воздух. — Но моя няня говорила, что свежий ветер делает детей крепкими. «Ты должна гулять ежедневно, Мэри», — говорила она, брала меня за руку и вела наружу, дрожащую в легком плаще.

— Мэри? — переспросила Хуана, слегка спотыкаясь на незнакомых звуках.

— Да. Разве я не говорила тебе, что дома меня звали Мэри? Имя нетрудное. Но покойная королева, как и ты, моя дорогая Хуана, не могла его правильно произнести. И поэтому изменила мое имя.

— А почему не стала звать тебя Марией?

— Королева Мария сказала, что при дворе уже достаточно Марий и она не хочет еще одной, поэтому стала называть меня Маргаридой. Теперь я уже привыкла к этому имени. Пошли, — сказала она, взяв Хуану за руку.

Галерея, на которой они стояли, и выходящие на нее комнаты, представляли собой королевские апартаменты, отведенные ее величеству королеве и королевской дочери с их служанками. Они выходили на двор ее величества; окна комнат с южной стороны выходили на сад ее величества. Это расположение избавляло особ королевской крови от наблюдения скучающих и зачастую вульгарных молодых офицеров дворцового гарнизона.

Офицерам предоставляли развлекаться игрой в карты или кости в большом дворе или практиковаться на стенах в стрельбе из лука, пуская стрелы в зайцев, вышедших из королевской девесы, охотничьего заповедника.

— Маргарида, для меня было большим облегчением поговорить о чем-то, кроме моих бед, — сказала Хуана, силясь улыбнуться. — Но, пожалуй, теперь я вернусь в свою комнату.

— Ни в коем случае. Ты должна спуститься со мной во двор ее величества. Я распорядилась подать нам закуски под деревья. Посидим, перекусим, побеседуем. Мы почти не разговаривали с тех пор, как ты закончила обучение у монахинь. Я соскучилась по тебе, Хуана. Пошли. Ты вполне можешь спуститься по лестнице.

— Я все еще устраиваю прогулки, — сказала Хуана. — Встаю чуть свет. Таким образом избегаю грубых взглядов офицеров и сочувствия дам. Но если настаиваешь, Маргарида, у меня нет сил противиться дольше.

Она покорно последовала за подругой к лестнице. Они сели в тени лимонного дерева; служанка поставила между ними столик с соблазнительно уложенными фруктами, холодным мясом, оливками и орехами.

— Тебе нужно поесть, — сказала Маргарида. — Мне сказали, ты почти ничего не ешь.

— Не могу, — ответила Хуана. — Теперь я подавлюсь одной оливкой.

— Ради ребенка, которого носишь, ты должна есть, — снова сказала она. Взяла сочный персик и отрезала от него ломтик для Хуаны, та беспомощно улыбнулась и стала медленно есть.

— Не знаю, как ты можешь командовать мной, будто ребенком. Никто не мог этого, Маргарида. Даже отец.

— Кому-то пора, — ответила Маргарида, отрезая ей еще ломтик персика.

— Когда ты вернулась ко двору? — спросила Хуана, откладывая второй ломтик в сторону. — Ты говорила мне, что решила удалиться от всех этих фривольностей. Я думала, что ты к этому времени примешь постриг.

— Вскоре после того, как ты ушла из монастыря, чтобы выйти замуж. Один из родственников мужа подыскал мне эту должность, и вскоре после этого я вернулась ко двору как придворная дама принцессы Констансы.

— Почему ты передумала?

— Отчасти из-за тебя. Когда ты ушла, унесла с собой всю свою живость и энергичность, я почувствовала себя в монастыре заживо погребенной. Внезапно вновь захотелось общества и возможности разговаривать с другими такими, как ты.

— Но ты была счастлива у сестер, — сказала Хуана, недоуменно хмурясь. — Во всяком случае, более счастлива, чем я.

— Нет, — заговорила Маргарида. — Моего мужа не стало; сыновей отправили учиться быть мужчинами. У меня не было места при шотландском дворе, не было никого, кто нашел бы мне мужа-шотландца, и я решила, что не могу возвращаться домой. Бросилась к сестрам, решив спокойно умереть под их попечением. Но потом появилась ты, похожая на пропащего воробышка, занесенного туда бурей и нуждающегося в утешении. Помогая тебе, я обнаружила, что снова радуюсь жизни. Ты спасла мне жизнь, Хуана, и я намерена ответить тебе тем же, хочешь ты того или нет. Кстати о пропащих воробьях, ты сегодня выглядишь особенно похожей на воробышка для столь раздавшейся. Что-нибудь стряслось? Я имею в виду, кроме того, о чем я слышала.

— Ничего неожиданного, — ответила Хуана снова безжизненным голосом.

— То есть?

— Сегодня управляющий провинцией прислал мне письмо, где говорится, что он внимательно рассмотрел обвинения против моего мужа и сожалеет, что не может вмешаться в ход правосудия.

— Этот человек скотина, — сказала Маргарида. — Я могла бы рассказать тебе о нем кое-что — но не стану. Не сейчас. Что собираешься делать?

— Маргарида, что я могу? — спросила Хуана. — Я делала все, но ничто не помогло.

— Тебе нельзя сейчас сдаваться. Где твое мужество, воробышек? Я окажу тебе помощь, если смогу, но сперва ты должна кое-что мне доверить. — Маргарида понизила голос. — Мы здесь одни, если будем разговаривать негромко, нас не смогут подслушать. Теперь скажи мне, что с Арнау? Где он?

Хуана покачала головой.

— Надеюсь, где-нибудь в безопасности. Я даже не знаю, жив ли он.

— Правда не знаешь где?

— Маргарида, если б знала, то отправилась бы к нему и села подле него, пока он бы не поправился или умер у меня в объятьях. Но если я поеду к нему… — Хуана приумолкла. — Сейчас я для него источник опасности. Я не могу ускользнуть отсюда незаметно.

— Я слышала, он был в тюрьме, — спокойно сказала Маргарида. — И, полагаю, совершенно несправедливо. — Пристально посмотрела на подругу. — Слышала также, что какая-то смелая душа устроила ему побег.

— Это правда, — сдержанно сказала Хуана.

— Не беспокойся, воробышек, — сказала Маргарида. — Я не стану ни с кем говорить об этом. Не знаю, кто организовал его побег, но знаю лишь одну женщину, обладающую мужеством сделать это и практичностью, чтобы сделать это хорошо. Что получилось не так?

— Я не могла организовать все сама, — покорно ответила Хуана. — При данных обстоятельствах была вынуждена полагаться на доверенных слуг. Кто-то проговорился. На Арнау напали по пути из города.

— И, говорят, сильно покалечили.

— На сей раз говорят правду.

— Скольким слугам ты доверилась? Многим?

Хуана покачала головой.

— Двоим. Одному бы я доверила свою жизнь. Если он предал Арнау, тогда в мире не осталось правды и честности. Что до второго — Арнау ему очень доверяет. У меня нет причин сомневаться в этом слуге, однако я в нем менее уверена. Само собой, одного из тюремщиков, которых мы подкупили, мог подкупить и кто-то другой, чтобы он нас предал.

— Но кто настолько ненавидит Арнау, чтобы подкупать тюремщика? Думаю, ты уже хорошо ему заплатила, возможно, пообещала еще, если он останется верен слову. А ты ведь до сих пор считаешься богатой женщиной. Так ведь, Хуана?

Пропустив мимо ушей последний вопрос, Хуана покачала головой.

— Да, он получил хорошие деньги и обещание еще крупной суммы, если побег окажется удачным. И я не знаю, кто его враг, — устало сказала она. — Знаю только, что мой муж почти что мертв. Если он поправится, его обнаружат, будут судить и казнят раньше, чем я смогу вывезти его из этой страны. Я обратилась к управляющему провинцией, Маргарида. И зная не хуже тебя, что он собой представляет, предложила ему золота — много золота. К моему голосу он явно глух.

— Насчет голоса я могу поверить. Наш благородный управляющий провинцией, Угет, всегда глух к голосам женщин. Но золото — это меня удивляет. Золото звучит для него как голос матери для младенца. Думаю, он и его друзья пойдут на почти что угодно, дабы еще больше обогатиться. Должно быть, он считает, что ему выгоднее отвергнуть твое ходатайство, чем прислушаться к нему.

— Ты хочешь сказать, что кто-то предложил ему больше, чем я?

— Можешь найти другую причину отвергнуть твое ходатайство и твое золото? Придется обращаться за помощью к кому-то другому.

— К кому еще я могу обратиться? К дяде его величества принцу Пере? Он не знает меня и, боюсь, не доверяет Арнау.

— Я напишу ее величеству, — сказала Маргарида. — А принцесса Констанса, когда приедет, напишет своему царственному папе.

— Боюсь, Маргарида, будет слишком поздно. Мой муж вполне может оказаться уже мертвым.

— Мы примем меры, — твердо сказала донья Маргарида.

Пообедав в своей комнате, Хуана снова вышла на воздух. Хотя она не могла выносить пустой фривольности разговора дам, по-прежнему живших во дворце, одиночество было не лучше. Встреча с Маргаридой пробудила в ней желание общаться. Но Маргариды нигде не было. Хуана села в маленьком дворе; послеполуденная жара и бессонные ночи привели ее в дремотное состояние. Она закрыла глаза и попыталась на краткое время забыть обо всем, что отняла у нее жизнь.

— Сеньора Хуана, вы выглядите спокойной, умиротворенной, — послышался мужской голос. — По всему, что слышал, я ожидал увидеть вас в горе, неспособной разговаривать.

— Вот как, сеньор? — сказала Хуана, приподняв брови. — Почему?

— Я, по глупости, верил тому, что вдовы горюют, — сказал Бернард Бонсом де Пигбаладор.

— Сеньор, мне еще никто не сообщал, что я овдовела, — сказала она. — Когда эта минута наступит, если только наступит, будьте уверены, я выражу свое горе.

— Конечно, — сказал де Пигбаладор. — Однако мужчина, у которого любимая жена при смерти, плачет так же горестно, как и тот, кто уже лишился своей. Не думал, что женщины так отличаются от мужчин.

— Может, не отличаемся, — сказала Хуана, сонно зевая. — Однако вы, сеньор, хотя я считала вас беззаботным, кажется, пребываете в раздражении.

— У меня много забот, сеньора Хуана, — ответил Бонсом. — Не серьезных, это правда, но целый клубок мелких, нелепых. Я только что обедал с сеньором Пере Видалем, глупым человеком, который два часа угощал меня не только вином, но и перечислением жалоб. Этого было достаточно, чтобы кого угодно вывести из себя.

— На что жаловаться сеньору Пере Видалю? — спросила Хуана.

— Понимаю ваш гнев, — сказал Бонсом. — Его положение, по сравнению с вашим мужем, почти великолепное. Но он честолюбивый человек, сеньора, очень честолюбивый. До того, что готов расстаться с частью золота, дабы выдать дочь за человека с титулом. Он жаловался, что предприятие, в котором он участвовал вместе с вашим мужем, вполне может пойти ко дну в эту сильную бурю.

— Бурю?

— С сожалением должен сказать, ту, которая так тяжело вас поразила. Если такое случится, как он сможет дать дочери достаточное приданое, чтобы на него позарился аристократ?

— И чего же он хотел от вас, сеньор?

— Думал, что я смогу ликвидировать эту проблему, прошептав несколько слов кому нужно на ухо.

— А вы могли бы, сеньор?

— Если б меня попросила надлежащая личность, возможно, смог бы, — ответил он, склонясь над ее рукой и коснувшись ее губами.

— Не будем углубляться в этот вопрос, сеньор, мне кажется, вас вызывают.

Бонсом оглянулся. К ним шел через двор слуга в королевской ливрее.

— Опять? Из-за этого я не люблю службу здесь, сеньора Хуана. В ней есть свои вознаграждения, однако постоянно находишься во власти других. Здесь почти негде скрыться. Но, может быть, он идет за вами.

Оказалось, что нет. Слуга подошел к Бонсому и негромко, вежливо заговорил.

— Ты уверен, приятель? — раздраженно спросил Бонсом.

— Да, сеньор, — ответил слуга. — Он ждет возле лестницы в большой двор. Проводить вас?

— Я смогу найти его сам, — ответил Бонсом. — Наглый пес, — добавил он, обращаясь к Хуане. — Однако, пожалуй, мне надо идти.

— Сеньор, я освобождаю вас от дальнейшего присутствия, — сказала Хуана и снова закрыла глаза.

— Благодарю, сеньора, — сказал благородный Бонсом.


Бонсом быстро пошел из тихого маленького двора к шуму и суете большого.

— Я велел тебе не беспокоить меня здесь, — сказал он. — Тебя знают очень многие, и когда-нибудь я могу счесть это неудобным.

— Очень сожалею, сеньор, но я не хотел доверять свое сообщение бумаге или передавать его через посыльного, пусть и в самых неопределенных словах.

— Переходи к сути дела, приятель, — сказал де Пигбаладор. — Быстро.

— Ладно, сеньор, — пробормотал тот человек. — Здесь?

— Какое место лучше? Кто может услышать нас?

И в самом деле, среди тех, кто работал, громко перекликаясь, и тех, кто проводил время за азартными играми, едва можно было расслышать позвякивание монет, падающих на каменные плиты, тем более негромкий разговор.

— Прошу прощения, сеньор, но я еще не нашел того, что вы ищете. Обыскал все места, которые вы предложили, и еще несколько, и этого нигде нет. Видимо, предмет ваших поисков бесследно исчез.

— А что эта женщина?

— У нее этого нет, несмотря на то что нам говорили. Клянусь. Я сам смотрел. Ни следа. Моя осведомительница теперь говорит, что оно есть у этой женщины, только думала, что может быть. Наверняка думала, что не получит платы, если не скажет нам чего-то определенного.

— Надеюсь, ты отобрал у нее то, что вы ей заплатили, — злобно сказал Бонсом. — Мне нужна эта собственность. Она дорого стоит.

— Продолжать поиски? — спросил тот человек.

— Проверь имение. Поспрашивай там.

— Слушаюсь, сеньор.

— Только не трать на это целый месяц. Время важно.

— Поискать в замке в Эльне?

— Вряд ли оно там будет. И об этом я позабочусь сам. Если что-то выяснишь, ты знаешь, где встретиться со мной.

— Да, сеньор.

— Я вернусь сюда ровно через неделю.

— Превосходно, сеньор.

Глава третья

Жирона, воскресенье, 5 октября

Дом врача целый день пребывал в брожении. Требовалось вычистить и сложить в коробку верхнюю одежду, сверху положить чистые женские сорочки и рубашки. Ее требовалось плотно закрыть, чтобы она была готова к погрузке. Дорожную одежду требовалось разложить, чтобы ее можно было надеть рано утром. С этим было покончено, и Юдифь готовила для всех троих узелки на дорогу, когда у ворот кто-то позвонил.

— Лия, — раздраженно сказала Юдифь, — иди, посмотри, кто там.

— У меня свои дела, сеньора, — жалобно ответила служанка. — Пусть идет Ибрагим.

— Ибрагим понес коробку в дом сеньора Аструха, — сказала Ракель из своей комнаты на втором этаже.

Юдифь завязала последний узел для Юсуфа и спустилась во двор. В воротах стоял запыленный, усталого вида человек.

— У меня срочное послание к врачу Исааку, — сказал он, вынимая сложенный листок бумаги из кожаной сумки на боку.

— От кого? — спросила Юдифь.

— От сеньора Иакова Бонхуэса из Перпиньяна. Я выехал с ним до рассвета. Он очень хотел, чтобы послание было доставлено сегодня.

— Входите, добрый человек, — сказала Юдифь. — И перекусите, а я пошлю кого-нибудь за мужем. Наоми, — позвала она. — Вина и закусок посыльному.

Пока Наоми заботилась о посыльном, Ракель бегом спустилась со второго этажа, а в ворота вошел Ибрагим.

Юдифь огляделась.

— Ракель, где твой папа и Юсуф?

— Я должен был сказать вам, сеньора, — сказал Ибрагим, — что они у сеньора Аструха. Они скоро вернутся.

— Когда ты должен был мне это сказать? — спросила Юдифь.

— Как только смогу, — ответил Ибрагим, с тоской глядя на свою комнатку.

— Когда твой хозяин это сказал?

— Перед уходом, сеньора, — негромко ответил Ибрагим. — Смотрите, вот он.

И пока посыльный утолял жажду разбавленным вином, а голод хлебом, сыром и фруктами, все сидели за большим столом во дворе, ожидая, когда Ракель сломает на письме печать.

— Датировано сегодняшним утром, папа, — сказала девушка. — Письмо очень короткое. «Мой дорогой Исаак, — пишет он, — прошу тебя о небольшой помощи. Я сейчас лечу пациента, который будет находиться в моем доме, пока не умрет или не поправится настолько, чтобы передвигаться. У него невыносимые боли. Ничто из моих жалких, бесполезных лекарств не приносит ему облегчения. Могу я попросить тебя привезти своих? Ничто из того, что я смешивал с маковым соком, не так действенно против боли, как то лекарство, которое ты дал мне, когда мы встречались последний раз. Мой пациент с удовольствием заплатит за то, что ты привезешь». Подписано его именем.

— Интересно, что за болезнь вызывает такую боль, — сказал Исаак. — Очевидно, Иаков считает, что боль не пройдет из-за смерти или выздоровления до нашего приезда. Мне приходят на ум всего несколько заболеваний, но, пожалуй, нужно составить от них какие-то лекарства. Пошли, Ракель. Мне потребуется твоя помощь, чтобы покончить с делом до ужина.


— Пойдет дождь, — сказала Юдифь наутро мужу, открыв ставни и выглянув из окна их спальни. Небо было хмурым, угрожающим. Над холмами собирались тучи, ветер был резким, холодным для начала октября.

— Тогда хорошо, что ты не едешь с нами, я бы не хотел, чтобы ты заболела, — ответил Исаак, начавший утреннее омовение.

— Я хотела бы, чтобы ты остался дома, — сказала она не в первый раз после получения первого письма Иакова Бонхуэса, но с нехарактерной для нее легкой тоскливостью. Потом отбросила назад густые, длинные волосы и перешла к обычной резкости. — Не понимаю, почему этот Иаков не может женить своего брата на Бонафилье без твоего присутствия. И без Ракели. У нее много дел перед своей свадьбой.

— Надень платье, любимая, — сказал Исаак, утирая лицо и бороду, — и помоги Наоми приготовить для нас перед дорогой хороший завтрак. Обещаю, что мы не промокнем, будем ехать со всей осторожностью и привезем тебе из Перпиньяна какой-нибудь особенный подарок.

— Исаак, я не Мириам и не Натан, чтобы утешать меня обещанием конфет или даже шелковых одежд, потому что их папа уезжает на две недели.

— Знаю, Юдифь. Ты моя любимая женушка, страж моей совести, мать моих детей. Я вернусь к тебе, обещаю.

Он уверенно пошел на голос Юдифи, коснулся ладонью ее щеки, обнял за талию и притянул к себе.

— Исаак, — негромко сказала она. — Поторапливайся, а то опоздаешь.

— Только что, — сказал он, — ты хотела, чтобы я остался. Теперь отсылаешь меня.

— Пойду, помогу Наоми, — сказала жена врача со слезами на глазах, отстранясь от него. Застегнула платье, откинула на место волосы, повязала поверх них вуаль и поспешила на кухню.

Два часа спустя с большой суетой, шумом и бодрыми прощаниями компания тронулась в путь. Впереди ехали верхом на мулах Аструх и его сын Дуран; за ними следовали дочь Аструха Бонафилья, Исаак, Ракель и Юсуф, ученик Исаака, везший письмо с разрешением свободно путешествовать по королевству Арагон как пажу и подопечному его величества. Он ехал на своей кобыле и был вооружен мечом, во владении которым становился мастером. Эсфирь и Лия, служанки, ехали в первой телеге с узлами и коробками путников. Вторая телега была высоко нагружена имуществом невесты: там были перина, коробки с тканями и одеждой, драгоценные маленькие предметы мебели и сундучок, изготовленный для надежного хранения золота. Помимо двух слуг-мужчин, правивших телегами, Аструх взял двух вооруженных людей, которые ехали в конце процессии для охраны. Легкий дождичек омывал местность, когда они ехали на северо-восток, однако небо разъяснялось. Поскольку никто не шел пешком, двигались они довольно быстро.

Когда они проехали около двух миль, Аструх стал отставать, пока не поравнялся с Ракелью, державшей повод отцовского мула.

— Сеньора Ракель, — сказал он, — мне нужно о многом поговорить с вашим отцом. Если позволите мне взять этот повод, сможете поговорить с моей глупой дочерью. Развеселите ее слегка. Подбодрите.

Ракель со значительной неохотой отдала повод и подъехала к Бонафилье.

— Видишь, что в том черном сундучке? — спросила та.

— Не вижу, Бонафилья, — ответила Ракель. — Он закрыт и находится на телеге позади нас.

— Ну, конечно, закрыт. Он наполнен золотом. Папа покупает мне мужа как можно дальше от Жироны и платит за него целое состояние.

— Бонафилья, это твое приданое, — прошептала Ракель. — И я не стала бы разговаривать о нем на дороге. Ты прекрасно знаешь, что оно для тебя и твоих детей, чтобы вы могли жить в комфорте и безопасности. Если оно большое, это потому, что папа так тебя любит, что жертвует тебе такую сумму.

— Тогда почему отсылает меня так далеко?

— Перпиньян недалеко, — сказал Юсуф, который бесстыдно подслушивал. В двенадцать, от силы тринадцать лет, он все еще пользовался, когда хотел, привилегиями детства — особенно свободой появления возле женщин. — Валенсия гораздо дальше. Нужно ехать в Барселону, а потом плыть туда на судне.

— За кого из жиронского гетто ты предпочла бы выйти? — спросила Ракель. — Возрастом от тридцати до шестидесяти лет?

— Я не могу сейчас об этом думать, — смущенно ответила Бонафилья.

— За кого-нибудь из братьев Равайа? Или что скажешь о Соломоне де Местре?

— Он до того застенчивый, что не может разговаривать с девушкой, не покраснев, как мак, — презрительно ответила Бонафилья. — И он влюблен в дочь сеньора Видаля.

— Это проблема. А братья Равайа?

— Одному тринадцать, другому пятнадцать лет. На что мне они?

— А как тогда насчет вдовца? — спросила Ракель. — Бонаструха Бонафета?

— Да он же старый, — сказала Бонафилья. — И живот у него трясется на ходу.

— А когда он видит меня, то приподнимает мою вуаль и говорит: «Что под ней за красивая девушка?» Но на самом деле он все еще бодрый мужчина.

— Конечно, — сказала Бонафилья, понизив голос до шепота. — С таким я раньше овдовею. А что скажешь про сеньора Махира? Говорят, он с трудом может выйти из дома. Подумай, какой бы он был незначительной помехой. — При этих словах Бонафилья захихикала. — От меня бы требовалось только кормить его супчиком. Как еще одного ребенка в доме.

Хихиканье перешло в смех, в котором было больше жестокости, чем веселья.

Ракель посмотрела на нее с беспокойством.

— Бонафилья, нехорошо смеяться над старостью. Сеньор Махир добрый, ученый человек.

Бонафилья встряхнула головой под вуалью.

— Я лучше поехала бы в Барселону и вышла там за баснословно богатого человека, как Далия, — угрюмо сказала она. — Вместо того чтобы меня везли на север с целью выдать за брата врача.


— Исаак, я думал, что больше не услышу смеха дочери, — сказал Аструх. — Она ведет себя так, будто я везу ее казнить, а не выдать за красивого, преуспевающего молодого человека.

— Она влюблена в кого-нибудь поближе к дому? — спросил врач.

— Как это может быть? — ответил ее отец. — Видел бы ты ее, Исаак. Такая юная, застенчивая, старательно охраняемая. Никогда не бывает одна.

— Я знаю по опыту, что дочери, какими бы ни были юными, застенчивыми, невинными, как бы их старательно ни охраняли, влюбляются. И подчас в очень странных мужчин.

— Исаак, Бонафилья, когда выходит из дома, надевает такую густую вуаль — притом по собственному желанию, — что даже я не могу ее узнать, если она не заговорит. Ее всегда сопровождают служанка и кто-нибудь из членов семьи. Клянусь, что из молодых людей она видит только своих братьев.

— Она близка с братьями?

— Конечно, — ответил, не задумываясь, ее отец. — Хотя… думаю, не так уж близка. Они не сидят дома, большую часть времени помогают мне в делах или развлекаются, а когда разговаривают с ней, кажется, постоянно упрекают ее за угрюмость. Предпочитают разговаривать со своей мачехой, веселой, разумной женщиной. Я бы хотел, чтобы Бонафилья больше походила на Пресиосу.

— Не замечала сеньора Пресиоса никаких признаков того, что юная сеньора Бонафилья отдала свое сердце кому-то, пусть и совершенно неподходящему?

— Нет. А она все время была начеку. Бонафилья так расстроена предстоящим браком, что, честно говоря, ее отсутствие в доме воспримут с облегчением. Солнце вышло, сеньор Исаак, — сказал Аструх со своей обычной бодростью. — Нам нужно приехать в Фигуэрес к обеду.

— У тебя там много дел?

— Кто сказал, что у меня есть дела?

— Иначе, Аструх, почему такой живой человек, как ты, не потерпит с обедом еще несколько часов, чтобы поскорее приехать на место?

— Да, есть, с нашим хозяином и еще несколькими людьми. Надеюсь, для всех остальных это не будет слишком утомительно.


— Сеньор де Пигбаладор вернулся, — сказала Маргарида. Они сидели в саду ее величества, обнесенном стеной, тихом и красивом, с южной стороны дворца; она и Хуана шили. Маленькая пестрая кошка, правнучка той, что Маргарида привезла из далекой Шотландии, устала запутывать шелковую нитку, вспрыгнула Маргариде на колени и тут же уснула.

— Вот как? — сказала Хуана. — Я не заметила, что он уезжал.

— Хорошо тебе, — сказала Маргарида. — Я всегда это замечаю. Когда он выезжает из ворот, в верхних комнатах дворца ощущается приятное отсутствие запаха.

— Какого? — спросила Хуана, невольно рассмеявшись.

— Пожалуй, запаха гнусного мужчины, смешанного с ароматом сандалового дерева, который он любит. Лично я предпочитаю запах своего мула в жаркий день.

— Маргарида, твое общество мне на пользу. Кажется, я очень долго не улыбалась. Но, должна признаться, даже не замечала приездов и отъездов Бонсома.

— На твоем месте я бы замечала, воробышек. Он проявляет к тебе излишнее любопытство. Сейчас он хочет точно знать, сколько денег ты получишь, когда…

— Когда Арнау умрет запятнанным и все его товары будут конфискованы?

— Совершенно верно.

— И что ты сказала ему?

— Правду, насколько она мне известна, — ответила Маргарида. — Я подумала, что будет полезно знать его реакцию. — Потянула носом воздух. — Думаю, сейчас узнаем.

— Запах сандалового дерева, — спросила Хуана, — и гнусного мужчины?

— Этот самый.

Маргарида собрала шитье, взяла кошку в сгиб руки и пересела на другую скамью под фиговым деревом, когда появился Бернард Бонсом де Пигбаладор, собиравшийся немного поговорить с сеньорой Хуаной.

— Сеньора, — сказал Бонсом, взяв руку Хуаны и прижав ее к своим губам. — Я много думал о вас после нашего краткого разговора в субботу. Можно ли надеяться, что и вы думали обо мне хотя бы минуту-другую?

— Определенно минуту-другую, — ответила Хуана.

— Я бы хотел большего, — сказал он, — но благодарен и за это. Вы не спрашиваете, почему я думал о вас.

— Решила, что разумнее молчать, сеньор.

— Это в самом деле разумно, — сказал Бонсом. — Я был обеспокоен вашим благополучием. Что бы вы ни говорили себе, сеньора, судя по тому, что я слышал, ваш муж лежит при смерти.

— Вы изумляете меня, сеньор, — сказала Хуана с равнодушным видом. — Кажется, вы слышите больше меня. Откуда вы получаете сведения?

— Точных сведений у меня, разумеется, нет. Но известно, что он был сильно избит, разве не так? Мало кто оправляется от таких повреждений. Поэтому многие полагают, что он при смерти. Когда этот скорбный день наступит, все, чем он владеет, за исключением вашего приданого, будет конфисковано. Вы окажетесь в бедности. Готовьтесь к этому.

— Смотря что вы считаете бедностью. Это понятие, как вам известно, совершенно различное для сапожника или портного и такого знатного сеньора, как вы. Если у сапожника достаточно денег, чтобы платить налоги, кормить жену с детьми и время от времени покупать им ткань на одежду, он считает себя богатым. Знатный сеньор вроде вас считает себя бедным, если не может содержать несколько домов и роскошное имение.

— А вы? — спросил он мягко, переходя на фамильярный тон.

— Я где-то посередине. Не знатный сеньор и не сапожник в своих желаниях.

— Если сильный и влиятельный человек возьмется за ваше дело, — сказал де Пигбаладор, — очень возможно, что поместья вашего мужа возвратят вам.

— Имеете в виду, такой сильный и влиятельный, как вы, сеньор?

— Именно, — ответил Бонсом. — Подумайте об этом, когда найдете время.


Как только превосходному обеду было отдано должное и со стола убрали, Аструх и Вениамин, их гостеприимный хозяин, удалились в маленький кабинет, предоставив другим поспать или посидеть во дворе в тени деревьев. Ракель села на низкую скамейку и достала кипу тонкого белого полотна, над которым работала. Раз пришлось ехать в эту поездку, бодро подумала она, по крайней мере, буду тратить столько времени, сколько возможно, на полезное дело.

Бонафилья с пустыми руками села рядом с ней.

— Твой отец собирается вести много дел в этой поездке? — спросила Ракель.

— Не знаю, — ответила Бонафилья. — А что?

— Я думала, распаковывать ли для работы еще один отрез ткани, — сказала Ракель. — Но он лежит в нашей коробке на самом дне. Я бы не беспокоилась, если б знала, что путешествие будет очень медленным.

— Мы не говорили об этом, — сказала Бонафилья. — Но я спрошу его, если хочешь.

Она встала.

— Не сейчас, Бонафилья, когда он занят. Спросишь на досуге. — Ракель подняла работу и критически посмотрела на нее. — Если всего день-два, я не стану трогать коробки до приезда. На это время мне хватит дел.

— Почему ты все время работаешь? — спросила Бонафилья, снова сев.

— Не люблю скучать, — ответила Ракель. — А почему ты не работаешь, когда больше нечего делать?

Бонафилья посмотрела на Ракель с любопытством.

— Не люблю работать. Ты скучаешь по Даниелю?

— Откуда у нее время скучать по нему? — послышался ленивый голос прямо за спиной Бонафильи.

Бонафилья подскочила с негромким вскриком.

— Кто там? — тяжело дыша, спросила она и обернулась. На нагретых солнцем плитах, прислонясь к грушевому дереву, сидел, закрыв глаза, Юсуф.

— Она попрощалась с ним за завтраком и помахала ему рукой на мосту. Ты не видала его? — продолжал мальчик.

— Не заметила, — ответила Бонафилья.

— Я думала, ты пошел осматривать город, — осуждающе сказала Ракель.

— Я уже осмотрел его, — сказал Юсуф. — Здесь мало крепостных стен. Как они защищаются, когда приходит беда?

— Может, беда сюда не приходит, — сказала Бонафилья.

— Беда всегда приходит, — ответил Юсуф.


Прохладный вечерний воздух с ароматом цветов и фруктов выманил всех, одного за другим, во двор. Последними появились Аструх и Вениамин, оба выглядели дружелюбными и довольными собой.

— Боюсь, мы доставляем вам и вашим домашним много беспокойств, сеньор Вениамин, — сказал Исаак, когда они сели за только что поставленный стол.

— Нет-нет, — ответил хозяин. — Я уже потерял счет тому, сколько раз пользовался гостеприимством друзей в Жироне. И говорю, что если это беспокойства, пусть они всегда будут такими же приятными, — добавил он, наливая вино в чашу врача.

— Вы ожидаете беспокойства? — спросил Юсуф и тут же извинился за то, что перебил его.

— Не особенно, — ответил Вениамин, проницательно глядя на мальчика из Гранады. — Почему ты спрашиваешь?

— Мне показалось, в городе ощущается какая-то тревога, — неуверенно ответил Юсуф. — Возможно, я ошибаюсь. Это говорит лишь мое невежество, — добавил он.

— Проницательное невежество, — сказал хозяин. — Люди встревожены. Наша маленькая община особенно встревожена, здесь почти нет дополнительной защиты, кроме той, что мы создали для себя сами.

Все взглянули на крепкие ворота и толстые стены, окружающие двор.

— Почему сейчас? — спросила Ракель.

— Его величество далеко; королевство находится в руках многих разных людей, — ответил Вениамин. — А когда его нет, мы тревожимся.

— Почему? — снова спросила Ракель.

— Мы все знаем его величество — чего он требует и ожидает и чего нам ожидать от него, ответил Аструх. — В отличие от других правителей он не меняет своих суждений. Кроме того, расходы на эту войну велики…

— Расходы велики на все войны, — перебил его Вениамин.

— Совершенно верно, — сказал Аструх. — В Жироне теперь введен дополнительный налог на хлеб, вино и мясо, чтобы выплатить займы, которые город взял для войны. Этот налог вызвал возмущение, из-за которого мы страдаем, — добавил он угрюмо. — Вениамин, я бы не хотел жить снаружи крепких стен нашего гетто и нашего города. Когда фермеры и крестьяне озлоблены, они срывают зло на городе и на нас. К счастью, мы защищены двойными стенами, и теперь король обещает удлинить городские стены, чтобы окружить все то, что на окраинах.

— Дорогостоящее предприятие, — сказал Вениамин. — Меня удивляет, что он думает об этом.

— А что, если с севера снова вторгнутся войска? — сказал Аструх. — Люди там будут беззащитны.

— Сперва они атакуют нас в Фигуэресе, — сказал Вениамин. — И дадут жителям Сант-Фелиу время укрыться за стенами Жироны. Кстати, где вы остановитесь завтра? Я думал, сможем остановиться у родственника Крескуеса, который женат на моей родственнице, — ответил Аструх. — У него ферма неподалеку от побережья. Я отправил ему письмо, когда обдумывал это путешествие.

— Пойдемте ко мне в кабинет, поговорим о вашем маршруте.

— Пошли, Бонафилья, — оживленно сказала Ракель. — Мы отправляемся на прогулку. Где Лия и Эсфирь? Юсуф?

— Вы говорите совсем как сеньора Юдифь, — пробормотал мальчик, поднимаясь из-за стола.


Когда путники из Жироны покидали Фигуэрес, нависавшее над горизонтом солнце светило им прямо в глаза. План Аструха включал в себя несколько более долгое путешествие на второй день по сельской местности, которая, хотя была красивой и плодородной, не представляла для него особого интереса.

— Меня слепит солнце, — сказала Бонафилья Ракели, той теперь было поручено постоянно сопровождать ее, а не ехать рядом с отцом, с которым она могла постоянно вести разговор.

— Отвернись в сторону, — сказала Ракель. — Мул видит дорогу — тебе не обязательно смотреть вперед.

— Нам вообще не пришлось бы отправляться в это путешествие, если б папа не настоял на том, чтобы выдать меня за кого-то в Перпиньяне, — продолжала Бонафилья, не обращая на нее внимания. — У меня все затекло и болит оттого, что вчера ехали целый день.

— Завтра будет еще хуже, — безо всякого сочувствия сказала Ракель. — Но ты с этим справишься. Не знаешь, как далеко собирается ехать твой папа сегодня?

— Откуда мне знать? — раздраженно ответила Бонафилья. — Он не разговаривает со мной. Велит сделать то или другое, и не спрашивай зачем. Буду рада убраться от всех них, — сказала она дрожащим голосом. Глубоко вздохнула и стала оглядывать поля, леса, виноградники и сады по обе стороны дороги. — Когда будем обедать? Вокруг одни поля.

— Ты голодна? — спросила Ракель, наблюдавшая, как Бонафилья с жалким видом ковыряла свой завтрак.

— Нет, — ответила та. — Просто поинтересовалась.

— Думаю, будем есть на обочине. Твой отец хорошо знает дорогу. Он найдет место, где можно остановиться. Там должны быть вода с травой для животных и деревья, чтобы сидеть в их тени.

Дорога вилась по широким прибрежным равнинам к морю, с каждой минутой становилось все жарче. Вопросы и жалобы Бонафильи струились мимо ушей Ракели, словно ручей, они стали такими привычными, что она перестала слышать их. Если не считать совета откинуть внешнюю вуаль и развязать внутреннюю, чтобы лицо обдувал ветерок, она не обращала на нее внимания, погрузясь в собственные мысли.

Они сделали краткую остановку у чистой реки где-то между колоколами к обедне и к вечерне, напоили потных животных и снова тронулись в путь. Даже кобыла Юсуфа замедлила шаг, когда они ехали по пологим холмам в жару. Наконец их лица овеял свежий, прохладный ветерок. Юсуф потянул носом воздух.

— Это море. Оно явно не очень далеко.

— Как только найдем другое место для отдыха, остановимся на обед, — сказал Аструх.

— А когда, папа? — спросила Бонафилья. — Я была бы рада ненадолго остановиться.

— Через час-другой, — ответил он. — Большинство ручьев здесь солоноватые — нужно продвинуться дальше на север.

Ракель подъехала к отцу и Аструху, ведшим беседу о том о сем.

— Сеньор Аструх, — спросила она, — где мы проведем ночь. Это вопрос оживленных догадок у нас с вашей дочерью.

— Вот как? — удивился тот. — Несколько дней назад я говорил Бонафилье о нашем маршруте, но она редко слушает своего папу. В нескольких милях от побережья есть ферма, отсюда до нее примерно четыре часа пути. Я там несколько раз останавливался в прошлые годы, когда старая пара, арендовавшая землю была жива. Они были небогаты, но жили в достатке и всегда были рады гостям. У них был замечательный сад и виноградник, а также оливы и несколько коз. Теперь, должно быть, фермой управляет их сын Моссе.


В тот день привольная жизнь в перпиньянском дворце была полностью нарушена в одну минуту появлением принцессы Констансы и ее свиты. Потребовалось разместить дополнительный отряд солдат с офицерами, устроить группу придворных дам и изменить все пути, чтобы обеспечить покой юной принцессы.

При звуке далекой трубы поварам пришлось спешно пересмотреть меню к обеду, добавить несколько блюд, несколько других убрать, чтобы угодить вкусам принцессы.

— Какой болван сказал, что она будет здесь не раньше следующей недели? — сказал шеф-повар, прерывая поток торопливых указаний. — Тех рыб, что ты принес мне, я бы не дал ее собачке, — прорычал он своему помощнику. Потом, чтобы успокоить нервы, налил себе полную чашу вина.

Ни у кого не нашлось смелости ответить.

Как только сняли дорожную одежду и смыли дорожную пыль, принцесса и ее придворные дамы спустились в маленький двор. Хуана по указаниям Маргариды уже сидела там, где могла приветствовать особу королевской крови, поднялась и сделала настолько низкий реверанс, насколько могла.

— Сеньора Хуана, — сказала принцесса, приветствуя ее кивком и улыбкой. — Очень рада видеть вас снова. Прошло много времени с тех пор, как я имела удовольствие находиться в вашем обществе.

— Я счастлива снова приветствовать ваше высочество, — сказала Хуана, не поднимая низко склоненной головы. — И очень признательна за разрешение оставаться здесь, во дворце.

— Подойдите, сядьте рядом со мной, сеньора Хуана, — сказала Констанса.

Хуана поднялась и села на предложенный стул.

— Теперь расскажите мне, что произошло, — мягко попросила она. — До меня дошло столько слухов, некоторые из них до того странные, что не могут быть правдивыми. Но все-таки дело очень серьезное.

Несмотря на любезность манер принцессы, она смотрела на Хуану проницательными, испытующими, как у ее царственного отца, глазами.

Хуана пересказала эту историю — судно, вкладчики, обвинение в контрабанде, как она знала, несправедливые, и арест. Принцесса постоянно перебивала ее вопросами и просьбами уточнения деталей.

— Сеньора Маргарида рассказала мне, как вы его вызволили, — сказала Констанса, теперь, когда с вопросами закона и торговли было покончено, в глазах ее сверкал интерес. — Это похоже на рассказы из книг. Но, говорят, он сильно пострадал, о чем я очень сожалею. Говорят, вы вышли за него по любви, — добавила принцесса ясным, почти детским голосом. — Должно быть, это замечательно, — с легкой завистью сказала она, и Хуана внезапно ощутила сильный прилив жалости к ней.

Тут где-то наверху открылась и закрылась какая-то дверь, и двор огласил неистовый, пронзительный лай.

— Кто выпустил Морену? — спросила Констанса, хмурясь, как ее царственный отец.

Среди бурного потока ответов и оправданий маленький коричневый спаниель с белым пятном на мордочке с трудом спустился по лестнице, пробежал через двор и сделал громадный прыжок на колени принцессы.

— Бедная, маленькая Морена, — сказала она Хуане, качая собачку на руках. — Подумала, что мы снова поехали и забыли ее.

— Очаровательное и очень преданое маленькое существо, — сказала Хуана.

— Да, — сказала принцесса с улыбкой, говорящей о подлинной радости. — Хотя она пачкает лапами мои лучшие платья. У меня еще один вопрос, сеньора Хуана. Совершал ли Арнау Марса то, в чем его обвиняют? Не думаю, что папа помилует человека, который злоумышлял против него. Хотя, признаюсь, папа поступал так, когда того требовали обстоятельства.

— О, нет, ваше высочество, — ответила Хуана. — Даю слово чести, мой муж не злоумышлял против его величества. Более верного подданного не найти во всем королевстве. На собрании один из вкладчиков сказал, что они все могут получить более высокий доход, если под надлежащим грузом спрятать контрабанду. Арнау отказался наотрез. Сказал, что это будет противозаконно, вероломно и опасно. Кроме того, он утверждал, что нет нужды везти контрабанду, так как доход от легального груза будет достаточным.

— Вы слышали это?

— Да, ваше высочество, слышала. И клянусь своей душой, он сказал именно так. И еще раз клянусь своим спасением, что мой муж честный и преданный человек.

— Это священная клятва, сеньора Хуана.

— Ваше высочество, я готова снова произнести ее перед алтарем, держа руку на кресте.

— Тогда я напишу его величеству, потому что, выживет дон Арнау или нет, сеньора Маргарида говорит, вы хотите, чтобы его имя было очищено от обвинения в измене. И это понятно.

— Хочу, ваше высочество, всем сердцем. И я очень благодарна за ваше вмешательство.


Примерно в это время к воротам дворца подошла девочка-служанка.

— Я пришла со срочным сообщением для сеньоры Хуаны, — сказала она стражнику.

— А ты кто? — спросил стражник.

— Меня зовут Хасинта, сеньор, — твердо ответила девочка.

— Скажи, что за сообщение, я передам ей, — сказал стражник.

— Не могу, — сказала девочка. — Я должна сказать только ей. Больше никому.

— Или скажешь мне, или немедленно убирайся, — негромко сказал стражник, схватил ее за руку и угрожающе сжал.

— Не скажу, — ответила девочка, повышая свой тонкий голос так, что он разносился по всему двору. — Это сообщение для сеньоры Хуаны и ни для кого больше!

Один офицер, капитан, быстро обернулся на шум.

— Эй, стражник. Что здесь происходит?

— Эта девочка пришла с сообщением для сеньоры Хуаны.

— Я отведу ее к сеньоре Хуане, — сказал капитан. Взял Хасинту за другую руку, вырвал у стражника и повел к широкой лестнице, ведущей к королевским покоям и приемным. — Ну, что ты хочешь сказать ей? Может, имеет смысл сказать мне, чтобы я мог ее подготовить? У нее ведь близятся роды. Ты же не хочешь причинить ей вред.

— То, что я должна сказать, скажу только ей, — упрямо сказала девочка. — Иначе мне не заплатят.

— Кто послал тебя с этим сообщением?

— Священник, — ответила девочка. — Один из доминиканцев. Он сказал, что придет во дворец проверить, правильно ли я передала.

Слух об этом уже распространился по всему дворцу, и сеньора Маргарида вышла к лестнице, ведущей в большой двор.

— Слышу, здесь для сеньоры Хуаны есть сообщение, — обратилась она к капитану. — Это та девочка, что пришла с ним?

— Да, сеньора, — сказала Хасинта.

— Поднимись сюда, я провожу тебя к ней. Пустите ее, капитан.

— Мне остаться? — спросил офицер. — Вид у нее хитрый, похоже, она способна на все.

— Нет. Пусть идет наверх.

Капитан, продолжая глядеть на Маргариду, крепко держал Хасинту за руку.

— И немедленно, иначе я позову принцессу.

Капитан поклонился и стал спускаться по длинной каменной лестнице.

— Сеньора Хуана сидит во внутреннем дворе, детка, — сказала Маргарида. И указала вниз.

По сигналу Маргариды Хуана поднялась, сделала реверанс принцессе Констансе и пошла к подножью внутренней лестницы. Маргарида наблюдала, как девочка быстро сбежала по ступенькам и, встав на цыпочки, заговорила что-то Хуане, склонившей к ней голову. Видела, как Хуана дала девочке монету, потрепала ее по головке, а потом позвала слугу, чтобы тот благополучно вывел ее из дворца. Как только Хасинта покинула двор, Маргарида поспешила вниз по лестнице.

Хуана повернулась и упала в объятья Маргариды.

— Он умер, Маргарида, — печально сказала она. — Умер.

Она с усилием выпрямилась и грузно пошла к принцессе. Опустилась на колени и произнесла что-то, чего даже дамы с самым острым слухом не смогли расслышать.

— Конечно, вам нужно ехать, — сказала принцесса. Опустила спаниеля и поднялась с царственным достоинством, несмотря на свои четырнадцать лет. — А потом, мы будем очень довольны, если вернетесь сюда жить с нами в безопасности. Не задерживайтесь в замке, сеньора Хуана, возвращайтесь немедленно. Я пошлю с вами стражника.

Хуана поднялась на ноги, сделала, как только могла, реверанс и пошла обратно в свою комнату.


Дорога в Перпиньян пошла на северо-восток вдоль побережья, принеся путникам из Жироны некоторое облегчение. Полуденное солнце светило им в спину, с моря дул прохладный ветерок. Но все-таки дорога шла вверх через небольшие холмы, пересекала обмелевшие ручьи и речки, вода в них была слишком грязной или соленой, чтобы люди или животные могли ее пить.

— Как думаешь, когда остановимся? — спросила Бонафилья после долгого, изнурительного молчания.

Ракель покачала головой.

— Скоро надеюсь, — ответила она, слишком измученная усталостью, жаждой и голодом, чтобы сказать еще что-то. Потом ее мул поднял уши и замотал головой так, что удила зазвенели.

— Взгляни на деревья слева, — сказал Юсуф. — За тем холмом.

— Подъезжаем еще к одной речке, — сказал Исаак Аструху. — Кажется, я слышу, как бежит вода. И мой мул определенно ее чует.

— Мы достигли того места, которое я искал, — сказал Аструх.

Путники перевалили через холм. Дорога впереди резко поворачивала влево, спускаясь по крутому склону к воде. Прямо перед ними дорогу пересекал ручей, потом он терялся в песке и грязи соленого болота возле уреза моря. Они доехали до места стоянки.

В крутой каменистой земле над ними и слева от них высились деревья, теснившиеся вдоль быстрого ручья. Вода бежала по каменистому ложу, между камнями обильно росла грубая трава. Когда они поднялись к деревьям, ветер стал трепать вуаль Ракели, угрожая сорвать ее и унести.

— Это место кажется приятно прохладным, — сказала она.

— Ты права. На этом участке дороги больше ничего подобного нет, — сказал Аструх, удовлетворенно осматриваясь. — И благодаря ключнице сеньора Вениамина и нашим запасам у нас есть обильный, пусть и холодный, обед. Можно сделать здесь привал, чтобы вдоволь поесть и напиться, но потом нужно снова трогаться в путь, чтобы достигнуть места назначения до наступления темноты.

Лия и Эсфирь неловко слезли с телеги и принялись распаковывать разнообразную снедь: хлеб, оливки, соленую рыбу, приправленную маслом и травами, тушеную говядину и жареных цыплят, а также фрукты, миндаль и бочонок превосходного вина.

Бонафилья спешилась и подошла к ручью. Опустилась у воды на колени, сняла густую внешнюю вуаль, положила на берег и откинула легкую. Лицо ее было красным от жары и мокрым от пота. Нагнулась, насколько могла, над холодной, чистой водой и стала плескать ее на лицо и волосы.

— Папа, мне нравится это место, которое ты нашел, — сказала она с большей, чем за всю дорогу, веселостью. Однако порыв ветра унес ее вуаль с берега ручья. Бонафилья хотела схватить ее, но ей это не удалось.

— Моя вуаль! — пронзительно закричала она, указывая на легкий кусок ткани.

Первый порыв ветра поднял ее высоко над их головами. Там она поплыла по воздуху над соседней долиной к холму, где зацепилась за верхние ветви высокого дуба.

— У нас нет времени гоняться за вуалью, — сказал Аструх. — В Перпиньяне найдем тебе другую. Две тебе все равно ни к чему.

Животных пустили вдоволь попастись и попить, за ними по очереди наблюдали двое слуг, и путники восторженно набросились на свой обед. Каждый член группы нашел себе удобное место. Аструх с Дураном пошли к тенистой купе сосен, слуги собрались у телег. Бонафилья растянулась на густой траве, а Ракель, Исаак и Юсуф сели у ручья, прислонясь спинами к большим камням. Они тронулись в путь еще до восхода; проехали много миль, и после завтрака прошло много часов. Все устали. Их ничто не беспокоило, кроме ропота ручья и далекого шума бьющихся о берег волн. Покончив с едой, все через несколько минут крепко заснули.

Исаак проснулся первым, не зная, разбудил его какой-то шум или просто ощущение идущего времени. Он растолкал Ракель и Юсуфа и стал готовиться к продолжению пути.

— Юсуф, смотри, где солнце, — сказала Ракель и торопливо пошла искать Аструха Афамана.

— Просыпайтесь, просыпайтесь все, — крикнул Аструх. — Если хотим ночевать сегодня под крышей, нужно немедленно отправляться.


Тем временем, когда путники из Жироны снова упаковывались, плескали холодную воду ручья на лица, чтобы окончательно проснуться, и вообще готовились в путь, те самые четверо вкладчиков синдиката, зафрахтовавшего судно «Санта-Мария Нунсиада», снова собрались в столовой Пере Видаля, чтобы обсудить свои проблемы.

— Сегодня я созвал всех, — сказал Пере Видаль, — из-за тревожной новости, которую мне сообщили.

— Надеюсь, сообщение ее не займет много времени, — сказал Рамон Хулиа. — Мне нужно ехать… мне нужно выехать из города до захода солнца. Меня ждут в одном месте.

— Закончим задолго до заката, дон Рамон, — сказал Пере Видаль самым умиротворяющим тоном.

— Что за новость? — спросил Пейро.

— Заслуживающий полного доверия человек сказал, что дон Арнау Марса сегодня утром умер. Его тело недавно тайком вывезли из города, чтобы похоронить в замке вместе с его предками.

— Ты уверен? — спросил Пейро.

— Уверен, — ответил Видаль. — Мне сообщил об этом некто из дворца. Донья Хуана живет там вместе с принцессой. Она только что уехала проводить мужа в последний путь.

— Как это меняет положение дел? — резко спросил Мартин. — И меняет ли? В конце концов, во Франции Марса или в могиле — не все ли нам равно?

— Мартин, Марса в могиле не сможет давать показания против нас на суде, — сказал Пейро.

— Нам нужно ходатайствовать о вынесении решения суда не в его пользу, — сказал Видаль. — В конце концов, разве не он наблюдал за погрузкой?

— Дон Арнау? — сказал Пейро. — Это зависит от того, когда именно он уволил своего управляющего. Но, видимо, за погрузкой наблюдал он с помощью капитана судна.

— Мне сказали, Касса уже дал показания под присягой, чтобы их использовали на процессе Арнау, — сказал Видаль.

— Жаль, мы не поговорили с ним, — сказал Пейро. — Я бы хотел знать, что это за показания.

— Я видел его, — сказал Рамон Хулиа, поднимая взгляд. — Вчера вечером. — Задумчиво нахмурился. — Или позавчера?

— Где? — спросил Пейро.

— Я играл в карты, — ответил Рамон. — Если б знал, что вы хотите с ним поговорить, сам бы обратился к нему.

— Что он там делал?

— Ходил, — ответил Рамон. — Смотрел. Если вспомню, когда увижу его снова, поговорю с ним.

— Спасибо, дон Рамон, — сказал Пере Видаль. — Это нам поможет. Теперь давайте рассмотрим вопрос о ходатайстве.

— Мне нужно написать его светлости виконту, узнать, что ему от меня требуется.

— Да. Напиши его светлости, — сказал Пейро. — Утром я поеду в Кольиур. Там нужно задать еще несколько вопросов.


Когда солнце дошло до горизонта, Аструх наконец сказал:

— Вот она. Эта дорога ведет к ферме. Теперь уже недалеко.

— Всякий раз, когда сеньор Аструх говорит, будто что-то недалеко, — вполголоса сказал Юсуф Ракели, — я знаю, что ехать нам еще долго-долго.

И Юсуф не особенно ошибся. Голубое небо на западе посеребрилось с приближением ночи, когда Аструх наконец объявил:

— Вот она. Правда, замечательная ферма?

— Не знаю, как ты видишь ее в темноте, — сказала Бонафилья.

— Откинь вуаль и увидишь ее. Дом выглядит приятным, но несколько маленьким, — сказала Ракель. — Думаете, они смогут принять нас всех?

— Как-нибудь примут, — ответил Аструх. — Солома представляет собой прекрасную постель, когда находишься в пути с рассвета.

Они подъехали по узкой дороге и увидели человека, идущего к ним от задней части дома.

— Кто вы? — спросил он, оглядясь вокруг. В голосе страх сочетался с враждебностью, и Ракель подъехала поближе к отцу.

— Я Аструх Афаман, — сказал торговец, — а вы, должно быть, молодой Моссе. Стали взрослым мужчиной с тех пор, как я вас видел последний раз.

— Мое имя Хуан, — сказал молодой человек.

— Разве вы не сын Абрама Кресквеса? Прошу прощения, если ошибся, но вы похожи…

— Ш-ш-ш. — Он поднял руку, призывая к молчанию. — Ведите животных и телеги на задворки, — сказал негромким, настойчивым голосом. — Как можно быстрее. И тихо. За сарай. Я подойду туда.

Двигались они довольно быстро, однако девять мулов, три лошади и две телеги со стучащими колесами не могли не нарушать тишины. Как только последняя телега скрылась за боковой стеной дома по пути к сараю, дверь открылась.

— Хуан, кто это? — послышался женский голос из окна на втором этаже дома.

— Никого, Франсеска, — громко ответил фермер. — Какой-то посыльный. Ищет старого Рохера.

— Придется ему потрудиться, ища этого мошенника. — Из дома вышел рослый, крепкого сложения мужчина. — Если он не хочет отправиться в чистилище и начать поиски там. — Очевидно, сочтя это чрезвычайно остроумным, рослый засмеялся, помахал на прощанье рукой кому-то в доме и, все еще смеясь, пошел по дорожке. — В чистилище, — произнес он. — Или, может, даже в ад. Я бы не удивился, узнав, что он там водит за нос самих чертей.

Путники стояли за сараем, беспокойные в сгущавшихся сумерках. Поднялся легкий ветерок, и запах навоза стал заглушать приятный аромат зрелой травы. Спустя, казалось, неимоверно долгое время, из-за угла появился Хуан.

— Извините, — холодно сказал он, — но, когда вы подъехали, у нас был сосед — человек, который слишком интересуется нашими делами и при этом слишком болтлив. В таверне сейчас только бы и говорили о вашем приезде. Моим отцом был Абрам Кресквес, сеньор, и я помню вас с вашего последнего визита. Я был тогда еще мальчишкой.

— Хуан, меня предупреждали, что, возможно, вы не сможете принять нас, — сказал Аструх, сделав легкое ударение на имени. — Но не сказали почему.

— Я не прогоню вас от своей двери, сеньор Аструх, — сказал молодой человек. — Уже почти темно, и луна не поднимется так высоко, чтобы в течение многих часов освещать вам дорогу. У вас будет долгий и трудный путь до другого пристанища на ночь.

— Мы провели прошлую ночь в Фигуэресе, — сказал в виде объяснения Аструх. — Обычно я езжу из Жироны прямо через Фигуэрес, и ночь застает меня в другом месте.

— Прошу вас поужинать и переночевать, — сказал Хуан. — В доме на сеновале найдутся места для всех. Но, пожалуйста, старайтесь не шуметь.


Жена Хуана, Франсеска, спустилась по узкой лестнице с верхнего этажа, где укладывала детей в постель, и поставила на стол тарелки с оливками, холодным мясом, орехами и фруктами. А также большую ковригу хлеба и кастрюлю с супом. Когда собравшаяся компания наелась, мужчины-слуги вышли устроиться поудобнее на чердаке сарая. Франсеска попросила прощения и пошла стелить постели в доме. Ракель свирепо посмотрела на обеих служанок, те взяли свои узелки и пошли наверх за женой Хуана помочь ей и посмотреть, какие удобства смогут найти для себя.

— Я тоже устрою себе постель на сеновале, — сказал Дуран. — Там будет больше простора для отдыха.

— Двигайся тихо, — сказал ему отец. — Не создавай шума.

— Да, прошу вас, не шумите, — сказал Хуан. Молодой человек кивнул, взял свой узел и тихо вышел из большой кухни.

— У вас замечательный сын, сеньор Аструх, — сказал Хуан. — Могу только надеяться, что мои вырастут такими, как ваш.

— С такими родителями, — мягко сказал Аструх, — я в этом не сомневаюсь.

— Мы крестились не только ради себя, но и ради них, — сказал, оправдываясь, Хуан. — Нас так или иначе согнали бы с нашей земли, не сделай мы этого. Это не город, где община поможет тебе и защитит тебя, а зарабатывать на хлеб другим образом я не умею.

— Но у вас есть в нескольких городах процветающие родственники, все они помогли бы вам, — сказал Аструх. — Как и ваши друзья, и друзья ваших родителей.

— Я всегда жил на этой земле, — упрямо сказал Хуан. — Эти оливы посадил мой дед. А сегодня мы ели груши с деревьев, которые посадил отец. Я помню, как он сажал саженцы, которые стали этими деревьями.

— Это ухоженная и процветающая ферма, — негромко сказал Аструх.

— Она принадлежала нам на протяжении многих поколений. Но единственную другую еврейскую семью в этой округе измучили, принудительно окрестили и прогнали жить в нищете и лишениях. Она покинула это королевство.

— Когда они уехали? — спросила Ракель.

— Не знаю, — ответил Хуан. — Но для нас этого оказалось достаточно. Я отправился к благородному Франсеску де Сервиану, который хорошо знал моего дядю по совместным делам, он справедливый, добрый человек и согласился поручиться за нас как за новообращенных.

— И вы взяли его фамилию? — спросил Исаак.

— С его разрешения взяли. Так безопаснее. Я Хуан Сервиан, а моя Дольса Франсеска Дольса Сервиан, но я стараюсь звать ее Франсеской. А человек, которого вы слышали, — проклятье нашей жизни. Он сосед, который хочет получить нашу землю в аренду по хорошей цене, если сможет доказать, что я снова впал в прежнюю веру. Он приходит в любое время, подглядывает, подслушивает, старается нас выжить.

— Мы тронемся в путь до рассвета, — сказал Аструх.

— Мне тяжело отпускать старого друга моего отца в такое время, — сказал Хуан, — но я буду очень благодарен.

— Как рано нам придется вставать? — с тревогой спросила Бонафилья.

— Наш сосед много пьет вечерами, — сказал Хуан.

— Он долго спит? — спросил Исаак.

— Не всегда, — ответил Хуан, — но иногда ему трудно подняться с постели, пока колокола не зазвонят к обедне.

Глава четвертая

В предрассветной темноте Ракель лежала на боку на краю узкой кровати, прислушиваясь к легким звукам, которые издавал кто-то, тихо ходивший внизу. Она делила крохотную кровать с Бонафильей и провела долгую, неприятную ночь с бессонницей и странными сновидениями. Довольная тем, что это кончилось, она соскользнула с кровати, открыла ставни и надела платье в бледном свете луны. Пальцами привела в порядок волосы, как только смогла, растолкала Бонафилью и спустилась по лестнице. Франсеска была на кухне, готовила еду при свече.

Все еще страдая от удушливой подавленности, Ракель выбежала из дома, нашла за ним маленькую засыпную уборную, потом пошла во двор умыться. Холодная вода из колодца на лице, шее, руках прояснила ей голову. Вслед за криком совы последовала ссора маленьких пташек, которые прятались ночью, и внезапно сильный запах хлеба из наружной печи заполнил воздух и отогнал последние ночные кошмары.

Когда Ракель вошла, Франсеска робко улыбнулась и подала ей льняное полотенце. Когда девушка вытерлась и снова одернула платье, Франсеска положила перед ней на стол булку грубого сельского хлеба, большой кусок сыра из козьего молока и поставила корзинку с фруктами. Пока Ракель ела, Франсеска принесла еще булок из печи, разложила их на столе для остальных и села напротив девушки.

— У вас нет помощников? — спросила Ракель.

Франсеска покачала головой.

— Только десятилетняя девочка, она сейчас с больной матерью. Очень много людей умерло в черную смерть, осталось мало таких, кого можно нанять, и совсем нет таких, кто согласен работать за те деньги, какие мы можем платить. Сама я не жалуюсь, но Хуану трудно управляться с фермой всего с несколькими дополнительными работниками в жатву. Но моему старшему, Роберу, почти пять лет, он уже многое умеет, — добавила она с робкой гордостью. — Скоро он сможет помогать своему папе.

— Жаль, что мы не можем помочь, — сказала Ракель.

Франсеска беспомощно улыбнулась и промолчала.

Дверь открылась, и со двора вошла толпа мужчин.

— Спасибо за превосходный завтрак, сеньора, — сказала Ракель. — Я сейчас вернусь.

— Доброе утро, сеньора Франсеска, — сказал Аструх, оценивающе глядя на стол. — Какое приятное зрелище.

— Папа, — сказала Ракель, подойдя к отцу, который завершал утренние молитвы. — Я хочу сделать что-то для Хуана и его жены. У них здесь нелегкая жизнь.

— Что ты предлагаешь? — спросил ее отец.

— Им пригодилась бы хорошая ткань для себя и детей, — ответила девушка. — У меня есть полотно, над которым я собиралась работать, но я могу купить новый отрез в Перпиньяне.

— Не лучше ли оставить ей лекарство от кашля для ребенка? Оставь ей побольше — они очень рисковали ради нас. Я поговорю с Аструхом, — сказал Исаак. — Он взял много ткани, чтобы показать торговцам, а потом оставить дочери. Больше, чем ей нужно. Поройся в корзине, посмотри, что там может понадобиться этой семье.


Ущербная луна была все еще достаточно высоко в небе на западе, чтобы освещать дорогу, когда компания из Жироны покидала ферму. Франсеска стояла в дверях, сжимая полученный от Аструха тяжелый узел. В нем был тонкий лен для белья и шерсть для зимней одежды, тканей было больше, чем она мечтала иметь сразу. На кухонной полке стояла корзинка с разными лекарствами, с тщательно написанными ярлыками и указаниями, Франсеска знала буквы и могла их прочесть. Хуан, охранники и слуги-мужчины оседлали лошадей и мулов; запрягли вьючных животных в телеги. Всех животных вели по дороге с негромкими подбадриваниями в тщетной попытке не дать им шуметь. Кобылка Юсуфа раздраженно заржала и затрясла головой. Ее удила зазвенели в утренней тишине.

— Ш-ш-ш, — негромко произнес он, но попусту.

— Нужно было обвязать им копыта соломой, — пробормотал Аструх. Дуран пожал плечами и продолжал идти. Никто другой не ответил.

Когда они дошли до дороги, Аструх сел в седло, остальные последовали его примеру. Все ехали молча, закутанные в темные плащи, неотрывно глядя на землю, пока не отъехали далеко от соседского дома.

— На востоке быстро светлеет, — сказал Аструх, когда они приблизились к главной дороге, и, словно это было сигналом, все сразу заговорили.

— Никогда в жизни так не боялась, — сказала Бонафилья.

— Тебе нечего было бояться, — сказал Дуран. — У нас есть подорожная от епископа, и король гарантирует нам свободный проезд.

— Тогда почему мы так крались? — спросила удивленная Бонафилья.

— Ради Хуана, глупая девчонка. Мы думали о безопасности хозяина фермы и его семьи, чтобы не разошелся слух, что он якшается с евреями и потому плохой христианин. А поскольку сосед у него злобный, такое вполне может случиться.

Прежде чем Бонафилья нашла, что ответить, стук копыт скачущей галопом лошади заставил всех обернуться. Это была гнедая кобылка, она встряхнула головой, перешла на рысь, потом на шаг, когда поравнялась с Ракелью.

— Юсуф, — спросила Ракель, — где ты был? Я думала, ты с нами.

— Ей нужно подвигаться, — ответил мальчик. — И я хотел посмотреть, что произошло, когда все остальные проехали.

— На той ферме кто-нибудь был?

— Когда я проезжал, мальчик вышел к колодцу набрать воды. Я помахал ему, он помахал в ответ. А так дом казался очень тихим.

— Превосходно, — сказал Аструх. — Надеюсь, что Хуан Сервиан в безопасности. И жалею об утрате такого места для ночлега. Я ни за что не смогу вернуться туда.


Когда солнце высоко поднялось над вершинами деревьев, дорога стала заполняться людьми — одни шли пешком, группами или поодиночке, другие вели ослов и мулов, нагруженных всевозможными товарами. Наемные работники, высоко ценимые в те дни нехватки рабочих рук, шли к новым рабочим местам, они разговаривали, смеялись, пели и передавали друг другу бурдюки с вином. Путники из Жироны разминулись с другой группой торговцев, серьезного вида людей с большой охраной, направлявшихся в Барселону с вереницей вьючных мулов, нагруженных ящиками и узлами. Группы обменялись любезными приветствиями. Официальные курьеры на сильных лошадях проезжали легким галопом, едва кивая головами в знак приветствия. Хотя октябрь уже давно вступил в свои права, летняя жара держалась, и солнце, хотя уже было в небе не так высоко, было ярким, греющим и превращало сельскую местность в золотое царство Мидаса.

— Пожалуй, нужно предупредить вас, мой друг, — сказал Аструх Исааку, — что я не знаю, где мы заночуем сегодня.

— У нас есть плащи, — ответил Исаак. — Если дождь не пойдет снова, можно поспать в поле. Это не беспокоит меня.

— Положение не такое уж страшное, — сказал со смехом Аструх. — Мы остановимся либо у одного друга в Кольиуре, либо у Иакова в Перпиньяне. Но мне нужно позаботиться в Кольиуре о серьезном деле.

— Как думаете, когда доедем до города? — спросил Исаак.

— Очень быстро, — весело ответил Аструх.

Юсуф взглянул на Ракель и приподнял бровь.

— К обеденному времени будем там точно, — добавил Аструх. — И скорее всего, намного раньше. Если все пойдет хорошо, я смогу сразу же заняться делами. Тогда мы сможем выехать после обеда и прибыть в Перпиньян к заходу солнца. Или чуть-чуть попозже.

— Хорошо бы приехать до того, как закроют городские ворота, — сказал Исаак.

— Конечно, — сказал Аструх.

— Дело в Кольиуре у вас сложное? — спросил врач.

— Надеюсь, не очень. Я берусь за него для себя лишь отчасти. В основном для Гильена де Кастеля.

— В Кольиуре?

— Да. Он вложил деньги в груз идущего на Восток судна. Я ссудил ему значительную часть суммы, необходимой для закупки товаров, так что в моих интересах удостовериться, что все идет хорошо.

— Я всегда думал, что дон Гильен преуспевающий и честный человек, — сказал Исаак. — И не думаю, что возврат долга будет для него проблемой.

— Я тоже не думаю, — заговорил Аструх. — И если плавание будет успешным, проблемы определенно не будет. Он приобрел малую долю — шестнадцатую — торгового рейса судна «Санта-Мария Нунсиада». Оно стоит на якоре в Кольиуре и должно скоро отплыть. Гильен просил меня поговорить с капитаном судна и с главным вкладчиком, Арнау Марсой, выяснить, как идут приготовления. Сейчас они оба должны находиться в Кольиуре. Если, как я ожидаю, все идет нормально, мои расспросы будут очень краткими.

— Значит, этой ночью мы наверняка будем спать в Перпиньяне, — любезно сказал Исаак.

— Но раз это говорит сеньор Аструх, — негромко сказал Юсуф Ракели, — на самом деле ночевать будем в Кольиуре. Надеюсь, у этого его друга пристанище окажется более просторным, чем у предыдущего.

Глава пятая

Гавань в Кольиуре была заполнена стоявшими на якоре судами. Там была превосходная галера, два широких грузовых судна и множество рыболовных, от крохотных скорлупок до многовесельных крепких судов. Аструх разместил Ракель и Бонафилью с их служанками в доме у друга, а затем, исполненный неугомонной энергии, позвал сына и Исаака с Юсуфом отправиться вместе с ним в гавань.

— Интересно, не «Санта-Мария» одно из них? — сказал Аструх, указывая на грузовые суда.

— Возможно, — любезно ответил Дуран.

— Возможно, — сказал какой-то обветренный человек с узловатыми руками и сильно загорелым, морщинистым лицом, сидевший неподалеку на большом камне. — Это грузовые суда. Но ни одно из них не «Санта-Мария».

— Старик, почему ты говоришь так?

— Потому что «Санта-Мария» подняла якорь и отплыла на рассвете в прошлый четверг, — ответил тот. — У меня на глазах. И поскольку я больше не видел ее, думаю, она уже далеко отсюда.

— Не знаешь, она взяла весь свой груз? — спросил Аструх.

— Насчет груза и всего прочего не знаю, — ответил старик. — Я вижу, как суда входят в гавань и бросают якорь, а потом поднимают его и снова уходят. Когда ты слишком стар и неуклюж, чтобы плавать на судах, наблюдать за тем, как они приходят и уходят, все же какое-то занятие. Есть чем заполнить время между завтраком и обедом.

— Не знаешь никого, кто знал бы о ее грузе?

— Гаваньмейстер должен бы знать. Только он уехал в Перпиньян из-за этой шумихи. — Старик неуклюже поднялся с камня и медленно зашагал к городу. — Иду обедать, — добавил он.

— Спасибо, старик, — сказал Аструх, вкладывая монету ему в руку. — Выпей за меня чашу вина. Ты мне помог.

— Не знаю, чем, — сказал тот, крепко сжал в руке монету и продолжал путь. Отойдя шагов на двадцать, остановился и повернулся к ним. — Сеньор Пере знает об этом все. Пере Пейро. Он приехал из Перпиньяна. Думаю, найдете его вон там, если только он не пошел обедать в другое место.


«Вон там» оказалось одной из городских таверн. Владелец указал подбородком в сторону Пере Пейро, сидевшего в углу, задумавшись, с кувшином вина. Он удивленно поднял голову, обнаружив себя в центре внимания трех взрослых мужчин и мальчика.

— У вас ко мне дело, сеньоры? — спросил он довольно приветливо, давая понять, что готов вести Разговор.

— Мы из Жироны, — сказал с поклоном Аструх. — Остановились в Кольиуре по пути в Перпиньян. Мое имя Аструх. Большинство людей называет меня Аструх Афаман. Это сеньор Исаак, врач, мой сын Дуран и ученик сеньора Исаака, — добавил он, указывая на Юсуфа.

Сеньор Пере поднялся. Он был среднего роста, худощавый, модно одетый в желтый камзол со вставками из черного бархата. Брюки его тоже были желтыми, на маленьких ногах были сапоги, достаточно элегантные, чтобы заставить торговца кожей вздохнуть, оценивая их по достоинству. Поклонился Аструху, потом остальным троим.

— Вы искали меня? — спросил он. — Я Пере Пейро. Чем могу быть полезен?

— Я здесь от имени Гильена де Кастеля, — сказал Аструх.

— Я хорошо его знаю. Он один из партнеров в предприятии, в котором я участвую.

— Если предприятие, о котором вы говорите, рейс судна «Санта-Мария Нунсиада», то я пришел куда нужно, — сказал Аструх. — Дон Гильен просил меня разузнать о положении дел. Он не ожидал, — деликатно добавил Аструх, — что судно отплывет так рано.

— И никто из нас не ожидал, — сказал Пейро. — Прошу вас, сеньоры, присаживайтесь и выпейте со мной по чаше вина. Я сам приехал вчера вечером, ожидая увидеть судно до отплытия.

— У вас есть какие-то сведения о нем, которые я мог бы передать дону Гильену? — спросил Аструх.

— Не хочу казаться недоверчивым, — сказал Пейро, — но откуда мне знать, что вы действуете от его имени?

— Это скорее благоразумие, чем недоверчивость, — одобрительно ответил Аструх. Достал кошелек из темно-коричневого камзола, развязал шнурки и вынул лист пергамента. Развернул его и положил перед торговцем.

Пейро внимательно прочел написанное там, водя пальцем по строчкам, затем поднял взгляд и улыбнулся.

— Превосходно. А вы врач, сеньор?

— Врач его преосвященства епископа Жироны, — сказал Аструх. — И, счастлив иметь возможность сказать, мой тоже. Дуран занимается делами вместе со мной.

— А ученик?

— Его зовут Юсуф, — сказал Исаак. — Юсуф ибн Хасан, подопечный его величества, изучающий, помогая мне, основы медицины.

— Я слышал о тебе, Юсуф, — сказал Пейро. — Хорошо. Мне нравится знать людей, с которыми разговариваю. Теперь, что касается «Санта-Марии Нунсиады», очевидно, нет нужды говорить вам, что она отплыла. И, возможно, вы слышали, что возникли некоторые проблемы…

— Какого рода проблемы? — поспешно спросил Аструх.

— Почти все, какие могут возникнуть у грузового судна, стоящего на якоре в безопасном порту, — ответил Пейро ироничным тоном. — Проблемы с набором команды, с загрузкой, с уплатой всевозможных пошлин, с разрешениями на экспорт.

— Это тревожно, — сказал Аструх.

— Пожалуй. Но команда набрана, все опытные моряки, и весь груз, который мы закупили, погружен. Во всяком случае, так мне сказали. Еще сказали, что на борту нет дополнительного груза, как утверждали. Не знаю, верить этому или нет.

— Дополнительного груза? — спросил Аструх, выражение мучительного любопытства на его лице стало резче.

— Товаров, о которых мы не знали.

— Какого рода товаров? — спросил Аструх с какой-то испуганной зачарованностью.

— Я скажу вам, что знаю и что слышал, — ответил Пейро. — Было выдвинуто обвинение, что некоторые документы — разрешения на экспорт — подделаны. Подделки, если они существовали, касались товаров, важных в военное время для безопасности королевства.

— Оружие, — произнес загробным голосом Аструх.

— И доспехи, и другие необходимые товары, — добавил Пейро. — Вижу, что не нужно объяснять, как это серьезно.

— Как это могло произойти? Сейчас очень скверное время для перевоза контрабанды, как бы ни были велики доходы, — сказал Аструх. — И меня заверяли, что никакого сомнительного груза на борту не может быть.

— Вы спрашивали его об этом?

Пейро, казалось, был удивлен.

— Разумеется, сеньор Пере. Присутствие контрабанды повышает риск. Но дон Гильен заверил меня, что владельцы согласились — в военное время перевозить контрабанду слишком рискованно.

— Совершенно верно, — сказал Пейро. — Но что-то случилось, и я стараюсь выяснить, что именно.

— Выяснили? — резко спросил Аструх.

— Это очень трудно. Худшая проблема — смерть основного пайщика, Арнау Марсы. Он наблюдал за всеми этими делами, это означает, что его управляющий, Фелип Касса, был в ответе за доставку сюда груза и получения разрешений на экспорт.

— Арнау Марса умер?

— Да. При очень плачевных, чтобы не сказать «скандальных», обстоятельствах. Неделю назад его арестовали в связи с вопросом о разрешениях на экспорт.

— Арестовали? — спросил потрясенный Аструх.

— Да. Кажется, он был сильно избит при попытке бежать из тюрьмы и недавно скончался от этих побоев. Вдова в величайшей тайне вывезла тело, чтобы похоронить в замке рядом с предками.

— Вам непременно нужно расспросить его управляющего о делах, которые заботят вас, — сказал Исаак. — Когда человек благородного происхождения принимает участие в подобных предприятиях, он редко сам занимается такими делами.

— Кажется, дон Арнау уволил своего управляющего во время загрузки «Санта-Марии». Касса сказал, что Марса забрал у него списки и документы, сказав, что сам будет заниматься всем этим.

— Это общеизвестно? — спросил Аструх.

— Нет, — ответил Пейро. — Касса не болтал об этом, и мы позаботились о том, чтобы пресечь эти слухи.

— Однако мы говорим об этом в таверне? — сказал Исаак.

— О смерти дона Арнау знают только его партнеры, — объяснил Пейро. — И еще несколько человек об увольнении Кассы.

— Теперь еще и мы, — сказал Исаак. — И все остальные, кто прислушивается к нам.

— Здесь никто не станет прислушиваться, — сказал Пейро. — А вы действуете от имени одного из партнеров, не так ли? — Улыбнулся всем сидящим за столом и отодвинул свою чашу. — Но давайте вернемся к Арнау Марсе. Думаю, теперь, похоронив мужа, вдова надеется очистить его от обвинения в предательстве. Разумеется, чтобы защитить себя и своего еще нерожденного ребенка.

— Смерть дона Арнау потрясла меня, — сказал, тщательно подбирая слова, Аструх. — Я надеялся подробно поговорить с ним об этом рейсе. Вот почему мы здесь.

— Тогда, боюсь, вы поздновато прибыли, — сказал Пейро, оглядывая таверну. Там сидели еще несколько человек, выкрикивающих заказы хозяину. — Предлагаю, сеньоры, спуститься к гавани, нагулять аппетит. Уверяю вас, в этой таверне, хотя вид у нее не особенно привлекательный, лучшая еда в городе. Закажем обед перед уходом, сеньоры?


Ранее тем утром, часах в шести езды от Кольиура, сорок-пятьдесят слуг, деревенских жителей да двое-трое любопытных соседей собрались в часовне замка на погребальную мессу. Они пришли увидеть тело Арнау Марсы, завернутое в саван, которое внесли в склеп под часовней, где оно должно было присоединиться к благородным, в некоторых случаях не особенно благородным, предкам. Беременная вдова под вуалью откинула ткань с лица и коснулась холодного лба губами. Потом повернулась и поманила к себе смуглую, привлекательную женщину чуть старше сорока лет, робко стоявшую у двери.

— Фелиситат, иди, встань рядом со мной. Ты была ближе всех к нему, когда он был ребенком, — сказала она ясным голосом шедшей к ней женщине. — Тебе подобает проститься с ним. — Взяла ее за руку и привлекла поближе к себе. Сказала вполголоса: — Приготовься.

Фелиситат взглянула на словно бы мраморное лицо и горько заплакала.

— Будь мужественной, — негромко сказала сеньора Хуана. — Ради него, ради всего, что он сделал, ради всех нас, будь мужественной.

Фелиситат издала дрожащий вздох.

— Буду, сеньора, — ответила она. — Для меня было потрясением увидеть его таким.

Фелиситат наклонилась, поцеловала его, пробормотала молитву на своем языке и вновь прикрыла его лицо. Когда распрямилась, лицо ее было залито слезами.

— Что бы ни говорили, — сказал один из соседей, когда все выходили на солнечный свет, — должно быть, он был хорошим человеком. Смотрите, как потрясена эта служанка его смертью.

— Видимо, она была его няней, — сказал другой.

— Возможно, — сказал еще кто-то. — Няня простит какое угодно преступление своему питомцу.

Но в толпе вдова Арнау Марсы снова взяла Фелиситат за руку и притянула к себе.

— Прошу тебя, пошли со мной, — сказала Хуана. — Помоги подняться в мою комнату.

— Конечно, сеньора.

Как только дверь в комнату закрылась, сеньора Хуана повернулась к служанке и покачала головой.

— Мне очень жаль, — сказала она. — Но я хотела, чтобы ты попрощалась с ним.

— Сеньора, как он умер?

— От ран, которые получил, сражаясь. Фелиситат, я видела, как они бились против вдвое большего количества людей. Никто не мог быть более смелым или более свирепым, — сказала сеньора Хуана. — Он был отважным и умным, — добавила она. — Его будет очень недоставать. Кто бы что ни говорил, он заслуживает чести лежать вместе с благородными аристократами Марса.

— Сеньора, ему место в фамильном склепе. Вы правильно сделали, что привезли его.

— Нужно утешаться мыслью, что он не принес своим предкам ничего, кроме чести, — сказала Хуана. — Фелиситат, завтра я должна вернуться в Перпиньян. Можешь помочь мне? Поехать со мной?

— Сеньора, в вашем положении много ездить неразумно.

— Не вернуться в город, чтобы добиться справедливости, было бы еще более глупо.

— Сеньора, я сделаю все, что могу.

— Превосходно. Пошлешь теперь за Фелипом Кассой? Я хочу поговорить с ним до отъезда.

— Вы не слышали, сеньора? — спросила Фелиситат. — Несколько дней назад он вернулся собрать свои вещи, сказав, что его милость его уволил. Кому-то сказал, что возвращается в город.

— Когда это было?

— Через несколько дней после ареста его милости.

— До известия о побеге?

— Да, сеньора. В деревне говорят, что он поехал повидать прежнего хозяина в надежде снова получить у него свою должность.

— Тогда мне нужно назначить кого-то на его место до нашего возвращения. Будешь готова к отъезду на рассвете?

— Буду, сеньора.


В Кольиуре Аструх, его сын, Пере Пейро и Юсуф вышли на скалистый мыс, откуда всякое приближение, по воде или по суше, было бы заметно задолго.

— Очень хорошо, — сказал чуть медлительно Пейро, — что мы не сделали свои неприятности достоянием всего города.

— Здесь мы в безопасности от подслушивания? — спросил Исаак, поворачивая голову и навостряя слух. Однако смог расслышать лишь плеск воды о берег да шум ветра.

— В полнейшей, — ответил Пейро.

— Что еще можно сказать? — спросил Аструх. — Я думал, что вы уже сказали нам самое худшее.

— Никоим образом, — угрюмо ответил Пейро. — После отплытия судна возникли новые юридические сложности. На мой взгляд, чтобы справиться с ними, лучше всего было бы вызвать судно обратно для инспекции груза.

— Почему? — спросил Дуран. — Его уже инспектировали, так ведь?

— Похоже, недостаточно пристально, чтобы доказать, что мы не везем контрабанды, — сказал Пейро. — Но, видите ли, капитан получил указания, и если мы не сможем его перехватить…

— Видимо, это будет очень трудно, — сказал Исаак.

— Быстрая галера могла бы догнать его, — неожиданно сказал Юсуф, получивший некоторый опыт с такими судами в том году.

— И очень дорого, — сказал в тревоге Аструх. — Галера сверх стоимости фрахта…

Он не договорил и принялся за подсчеты в уме.

— Теперь, когда Марса мертв, — заговорил Пейро, — ходят слухи, что капитан получил новый порт назначения, и это позволит предложить груз другим покупателям. Которые заплатят за него гораздо больше.

— Мы говорим о возможном грузе оружия? — спросил Исаак.

— Да, — ответил Пейро, все еще в подавленном настроении. — Оружия, которое могло быть продано врагам королевства. Все владельцы оказались бы вовлечены в предательскую деятельность.

— Вовлечены? — переспросил Аструх. — Мало того. Вы сознаете, что у всех вас было бы конфисковано все, чем вы владеете?

— В худшем случае, — сказал Пейро. — Да. Мы знаем. Это было бы очень тяжело для наших злополучных семей. Должен признаться, меня больше беспокоит то, что его величество еще повелел бы отрубить нам головы.

— Оставив меня без моих денег, — сказал Аструх.

— А бедного дона Гильена без жизни, — сказал Исаак.

— Как далеко это зашло? — спросил Аструх. — Если не считать домыслов и слухов?

— Арнау Марса до его смерти обвинялся в попытке контрабандного вывоза из провинции Руссильон необходимого королевству боевого оружия под прикрытием невинного груза тканей и продовольствия.

— Тяжкое обвинение в военное время, — пробормотал Исаак.

— Обвиняемый не называл никаких партнеров, и, возможно, судьи решат, что все мы остальные непричастны к этому. Признаюсь, был бы очень рад это услышать.

— Судебного процесса не было?

— Нет. И теперь Марса мертв. Если б он не умер, то, был бы признан виновным или нет, во всяком случае, судьи пришли бы к какому-то решению обо всем предприятии. Теперь, когда короля нет, Марса не предстал перед судом, а Перпиньян не находится в сфере внимания тех, кто сейчас заправляет делами, могут пройти годы, прежде чем владельцы груза будут оправданы.

— Но какие есть у вас или у кого-либо доказательства, что судно везет контрабанду? — спросил Исаак.

— Доказательства? Какие у меня могут быть доказательства? — сказал Пейро. — Сейчас судно держит путь в Египет. — Покачал головой. — Везет ли оно контрабанду или только те товары, что должно везти, я не знаю. Однако знаю, что сегодня рано утром отсюда отплыла галера с королевским штандартом.

— Куда она направлялась? — спросил Аструх.

— Никто не знает. Говорят, капитан получил указания вчера вечером, но никто в этом не уверен. Возможно, галера отправилась к его величеству на Сардинию с сообщением о всей этой истории.

— Или, возможно, преследует «Санта-Марию», — сказал Аструх.

— Вряд ли, — ответил Пейро. — Море большое. Если галера должна нагнать «Санта-Марию», ей придется встретить ее в Египте. — Он умолк и угрюмо оглядел водный простор, словно оценивая величину моря. — Если будет замечено, что «Санта-Мария» заходила в какую-то другую гавань и выгружала груз, нас ждут большие неприятности. Я приехал сюда выяснить, не были ли отправлены противоположные указания. Пойдемте, сеньоры, я пообедаю вместе с вами, и мы сможем продолжить обсуждение этой проблемы.


Разговор за скверно приготовленным обедом из вареных овощей, рыбы и хлеба продолжался в тех же неприятных размышлениях. Наконец сеньор Пейро попрощался и с мрачным видом вышел из таверны.

Аструх поднялся через несколько минут.

— Пойдемте отсюда, — сказал он. — Это место не более приятное, чем здешняя стряпня.

— Папа, мы возвращаемся к остальным? — спросил Дуран. — Если нет, я, пожалуй, еще погуляю у гавани.

— Как хочешь, — ответил Аструх с отпускающим жестом. — Теперь не знаю, какие новости смогу сообщить дону Гильену, — продолжал он. — Подготовить его к бесчестию и смерти? Посоветовать собрать ценности и бежать?

— Как думаете, если капитан судна получил противоположные указания, подписанные меньшинством владельцев груза, будет он им повиноваться? — спросил Исаак.

— Очень сомневаюсь, — ответил Аструх. — Он попытался бы подтвердить их. Но весь этот разговор нелепый, мой друг. Ничего нельзя поделать, пока судно не вернется и в отношении Марсы не будет принято судебное решение.

— Согласен, сеньор Аструх.

— Если он будет признан невиновным, решения будут принимать его наследники. Если нет, весь груз принадлежит его величеству. В любом случае, пройдет долгое время, прежде, чем я получу свои деньги, но я к этому готов. Но это тоже домысел. Я изложу это дело своему здешнему другу, который знает больше о законах относительно транспортировки грузов, чем я.

— Полагаю, мы не отправимся в Перпиньян сегодня вечером, — сказал Исаак.

— Солнце уже клонится к горизонту, господин, — негромко сказал Юсуф.

— Тогда давайте немедленно вернемся к женщинам. Мой друг настоятельно предлагал остаться у него на ночь, и сказать ему, что мы остаемся, будет любезностью, — сказал Аструх. — Я спрошу его совета и выслушаю с величайшим вниманием его разъяснение морского права.

— Ради Кастеля или ради себя? — спросил Исаак.

— Ради нас обоих. Исаак, если Кастеля обвинят, я не избегу наказания.

Глава шестая

До того как городские колокола зазвонили к заутрене, компания из Жироны была уже в пути, ехала к Перпиньяну под бурным небом и порывами дождя.

— Сеньор Аструх, сказал вам наш хозяин что-нибудь утешительное? — спросил Исаак, когда был уверен, что остальные их не услышат.

— До него дошли слухи, что двое или трое других владельцев груза отправили быстроходную галеру перехватить судно в первом порту захода, — ответил тот. — Как говорят, с новыми указаниями.

— Доверяет он этим слухам?

— Нет, — ответил Аструх. — Он не верит, что судно может везти достаточно ценный груз, чтобы оправдать расходы на галеру.

— Но если галера держит путь в Египет, — сказал Исаак, — с пассажирами или ценными товарами…

— Он предположил это. Какая-то галера сейчас стоит на якоре в Кольиуре, готовясь к отплытию. Сколько времени требуется для получения новых указаний? — угрюмо спросил Аструх.

— Все это домыслы, сеньор Аструх, — заговорил Исаак. — Мы не знаем, что может сделать группа людей. Дону Гильену нужно знать, какие совершены противоправные действия. Тогда он сможет оспаривать свою причастность к ним. Если не ошибаюсь, Иаков Бонхуэс должен знать, к кому в Перпиньяне можно обратиться с этой проблемой. А если не знает, будет знать кто-нибудь из его друзей или пациентов. Кажется, дождь прекратился, — добавил он. — Я ощущаю солнечное тепло на мокрой щеке. Мы не можем находиться очень далеко от города.

— Совсем недалеко, — сказал Аструх, не поднимая взгляда.

— Сеньор Аструх, что там за город с высокой колокольней? — крикнул Юсуф со своего места в хвосте группы.

Когда Аструх поглядел вперед, из кустов справа раздался ясный, определенно мужской голос:

— Это старый собор в Эльне, молодой человек.

Все повернулись и увидели серую кобылу, высунувшую голову с края кустарника и повернувшую к ним. Секунды через две появился человек, шедший рядом с ней, держа руку на ее холке. Его дорожная одежда была фешенебельно элегантной; манеры соответствовали внешнему облику. Выйдя на глаза группы, он глубоко поклонился с извиняющейся улыбкой. Бонафилья, ехавшая с почти открытым лицом, ахнула и натянула вуаль на рот и подбородок, оставив открытыми только лоб и глаза.

— Прошу прощенья, что напугал вас, — сказал он. — Я тронулся в путь до рассвета, а тут есть тихое, удобное место, где человек и животное могут отдохнуть. Но, услышав вопрос, на который хорошо знал ответ, не смог удержаться от того, чтобы заговорить.

Он вставил ногу в стремя и с легкостью вскочил в седло. Тронул кобылу вперед и поравнялся с Аструхом, оказавшись немногим впереди Бонафильи. Потом, не спрашивая разрешения, поехал тем же шагом, что и группа из Жироны.

Ракель пристально осмотрела этого человека из-под опущенных век. Судя по элегантности и самоуверенности, он не был слугой. Камзол его был очень хорошим, отлично скроенным, голос выдавал в нем образованного человека. Однако он не был дворянином, Ракель в этом не сомневалась. Писарь, или, может, даже секретарь богатого человека, или старший приказчик торговца. Он был красив на несколько жестокий манер, с впалыми щеками, выдающимися скулами и острыми, как у хищной птицы, глазами. Интересный мужчина, подумала она, но настораживающий. Подумала также, что он понимает, что его внимательно оценивают, и забавляется этим.

— Меня зовут Фелип, — непринужденно сказал он. — Возвращаюсь домой после утомительных деловых переговоров. Я живу неподалеку от Перпиньяна.

— А я Аструх Афаман из Жироны, — сказал Аструх. — Мы едем в Перпиньян на свадьбу.

Фелип оглянулся на группу и спросил:

— А которая из этих двух очаровательных девушек невеста? Наверняка одна из них.

— Моя дочь, — ответил Аструх, указав на Бонафилью. Бонафилья поправила вуаль так, что теперь она полностью закрывала лицо.

— Подобные скромность и застенчивость очень подобают невесте, — серьезно сказал Фелип. — Как думаете, пойдет еще дождь, прежде чем доедем до города? — спросил он, и стало ясно, что он намерен стать членом их группы.


— Папа, — сказала Ракель, когда они миновали Эльну и значительно приблизились к Перпиньяну, — мы едем по великолепному лесу. Кажется, он тянется бесконечно.

— Теперь понятно, почему я не ощущаю на лице солнца, — сухо сказал ее отец. — Хотя мне было ясно по звукам, что мы в лесу.

— Он тянется бесконечно, — сказал Фелип. — Это девеса его величества, королевский охотничий заповедник. Никто не видел столько оленей и прочей дичи, сколько в этом лесу.

— Какой дичи? — спросил Юсуф с любопытством.

— Помимо бесчисленных оленей, — ответил Фелип, — здесь есть кабаны. Лес знаменит своими кабанами. И, разумеется, бесчисленное количество птиц и прочей мелкой дичи. Однако нет смысла смотреть так, молодой человек, — обратился он к Юсуфу. — Здесь разрешается охотиться только тем, кто близок к его величеству. За браконьерство в охотничьих угодьях его величества полагаются страшные наказания.

— Несомненно, — непринужденно ответил Юсуф. — Но приятно смотреть отсюда и представлять, какой это заповедник.

— Юсуф, если хочешь поохотиться в девесе его величества, для тебя это наверняка не будет проблемой, — с улыбкой сказал Аструх и повернулся к Фелипу. — Юсуф подопечный и паж его величества. При желании он мог бы охотиться в королевском охотничьем заповеднике сколько душе угодно.

— В самом деле? — спросил Фелип с еще большим интересом, чем Юсуф выказал к девесе его величества.

— Юсуф, — произнес Исаак, прежде чем кто-либо успел продолжить эту тему, — я хочу сказать тебе кое-что.

— Да, господин, — ответил Юсуф, быстро подъехав к нему.

— Пожалуй, — негромко сказал Исаак, — лучше не говорить о том, кто ты, со случайным незнакомцем.

— Я не говорил, господин, — сказал мальчик. — Это…

— Я поговорю с Аструхом, — сказал врач. — Кажется, приближается гроза, — продолжал он уже громче.

Уже затененная лесная дорога заметно потемнела. Где-то завизжало маленькое животное. Мулы затрясли головами, с далеких гор донесся раскат грома; видимые сквозь высокую арку ветвей клочки синего неба потемнели, затянулись черными грозовыми тучами.

— Да, господин, я тоже чувствую приближение грозы, — сказал Юсуф. Через несколько секунд ослепительно полыхнула молния, за ней быстро последовал грохот грома, и разразилась яростная гроза. Дождевые капли обрушивались волнами на листья, прутики, веточки, сшибая их на землю.

— Папа, — сказала Ракель, — нужно съехать с дороги, найти укрытие, пока мы не промокли до нитки.

Этих слов оказалось достаточно, чтобы все ринулись с относительно открытых мест к тесной купе дубов.

Под деревьями Ракель помогла отцу спешиться и стала искать взглядом относительно сухое место.

— Папа, впереди справа есть убежище, — сказала она. — Положи руку мне на плечо и держись поближе.

По незнакомой территории Исаак шел медленнее обычного, ощупывая дорогу ступнями и стараясь избегать камней, корней, скрытых под листвой веток. Посох его, обременительный при верховой езде, находился на одной из телег, и без него идти по неровной поверхности было трудно. Юсуф следовал за ними, ведя в поводу кобылу и мулов.

Когда они подошли к убежищу, которое увидела Ракель, выступу скалы на краю лощины, девушка остановилась.

— Папа, туда ведет склон, — сказала она. — Крутой, но не длиннее твоей руки. Я пойду первая.

Повернулась лицом к нему и соскользнула на дно лощины.

— Спустилась? — спросил ее отец.

— Да, папа. Справа от тебя растет деревце. Если будешь спускаться лицом к склону, за него можно будет держаться.

— Да, дорогая моя. Я знаю, как спускаться по склонам.

Исаак взялся за деревце и без труда спустился. Лощина была открыта небу.

— Спасибо за превосходные указания, — сказал он, — но я мокну.

— Тут поблизости расщелина в больших камнях. Она образует неглубокую пещеру, которая укроет нас от самого сильного ливня.

— Тогда поспешим, — сказал Исаак, — пока не утонули.

Юсуф оставил животных под деревьями и втиснулся рядом с Исааком и Ракелью.

— Ты нашла хорошее место, дорогая моя, — сказал Исаак. — Здесь удобно и сухо.

— Надеюсь, другие тоже хорошо укрылись, — сказала Ракель.

— Я тоже надеюсь, — сказал Юсуф, — потому что здесь хватит места разве что для мыши.

На обочине дороги Аструх и Дуран с помощью перепуганных служанок возились с багажом; слуги-мужчины выпрягли мулов и вели их в укрытие.

Вместо того чтобы спешиться, как остальные, перепуганная Бонафилья поскакала к самой густой купе деревьев. Однако мул, упрямый, как и его хозяйка, отказался протискиваться между деревьев и остановился в подлеске. Он заартачился, Бонафилья спрыгнула с него и пошла пешком искать безопасное место. Прошла мимо скального выступа, где укрылись Исаак, Ракель и Юсуф, обратив внимание, как хорошо они устроились — и как тесно. Потом ее блуждающий взгляд упал на самое большое дерево, какое она только видела. От его массивного основания поднимались три крепких ствола. Два тянулись к небу, образуя защитный полог над третьим, который тянулся почти параллельно земле. Под ним была небольшая впадина, мягкое, сухое место, усеянное недавно опавшими листьями. Она поспешила туда, опустилась на колени и вползла в нее.

Ветер, дождь, гром и молнии усиливали свое неистовство. Служанки бросили свое дело и залезли под телеги, к ним присоединились слуги. Аструх и Дуран, почти ничего не видевшие сквозь струи дождя, убедились, что все как будто безопасно устроились, и укрылись под большим деревом.

Едва Бонафилья оправила платье, как веселый, приятный голос, который так напугал ее раньше, произнес:

— Вы, кажется, нашли единственное сухое место в лесу его величества.

Едва эти слова достигли ее ушей, Фелип спрыгнул с кобылы и скользнул под ветвь к ней во впадину.

— Где вы оставили мула? — спросил он. И добавил: — Надеюсь, не будете против, если я присоединюсь к вам.

— Я против, — сказала она. — А деревья растут слишком густо, мул не смог пройти между ними. Я оставила его там.

— Потому что не ехали по тропинке. Если б я не заметил шафранного цвета шелка сквозь деревья, то и не знал бы, что вы здесь, — сказал Фелип. — Но если мое присутствие раздражает вас, сеньора, я вернусь на дорогу.

— Если вернетесь на дорогу, — раздраженно сказала Бонафилья, — то промокнете насквозь, и я буду в этом виновата.

— Тогда скажите, что мне делать. Вы должны сказать. Хотите, чтобы я остался?

— Нет, — ответила Бонафилья. — Вы не должны оставаться.

— Хотите, чтобы я ехал дальше?

— Как я могу хотеть, чтобы ехали по такой грозе?

— Тогда скажите, как мне исчезнуть, не уходя.

Бонафилья недоуменно посмотрела на него и ненадолго задумалась.

— Через пять дней я должна выйти замуж, — сказала она, словно это было ответом.

— Желаю вам большого счастья, — сказал Фелип. — Но это не ответ на мой вопрос.

— Я хочу сказать, что мой муж…

— Прошу прощенья, сеньора, но вы сейчас не замужем, так ведь?

— Да, — ответила Бонафилья. — Я его в глаза не видела. Как я могу быть замужем за ним?

— Есть разные способы. Но вы, кажется, не особенно довольны предстоящим бракосочетанием, — заметил с улыбкой Фелип.

— С чего мне быть довольной? — ответила она. — Что, если он отвратителен? К тому же я не хотела бы выходить замуж.

Она тряхнула головой на хорошо знакомый ее семье манер, и с ее лица упала вуаль.

Когда Бонафилья потянулась за ней, снова ударила молния, на сей раз так близко, что гром и слепящий свет появились одновременно. Бонафилья вскрикнула в сильном страхе и повернулась к Фелипу. Он обнял ее и прижал головой к своей груди, чтобы заглушить шум непогоды. Нежно погладил по плечу. Потом осторожно прижался щекой к ее блестящим волосам и покрепче прижал к себе. И все это время водил туда-сюда внимательным взглядом, ища в лесу остальных членов группы.

— Не портите свою красоту солеными слезами, — негромко произнес он, чуть подняв голову и поглаживая ее по волосам. — Если б вы позволили мне такую вольность, единственными слезами, которые коснулись бы этого прекрасного лица, были бы те, что я пролил на вас, слезы из золота и драгоценных камней.

Фелип приподнял ее подбородок и стал целовать ее веки, утирать слезы шелковым платком, но его острые серые глаза продолжали двигаться туда-сюда, осматривая лес.

— Где Бонафилья? — внезапно послышался крик ее отца. — Бонафилья, ты где? У тебя все хорошо?

— Здесь, папа, сухая и в безопасности под деревом, — крикнула она в ответ. — Но вы должны уйти, — сказала она негромко. — Это дурно.

— Это совсем не дурно, моя прекрасная Бонафилья, — сказал он. — Но все-таки я уйду, так будет разумнее. Однако подожду, пока гроза немного не утихнет.

— А если папа пойдет искать меня?

— Зная, что вы в безопасности, он тоже будет ждать, пока не утихнет непогода. Знаете вы историю о прекрасной царице Дидоне, великом герое Энее и грозе?

— Кто они были?

— Скоротать время, рассказывая вам эту историю, пока не утихнет гроза? — негромко спросил он.

Но если бы кто-нибудь слушал, они могли бы удивиться, что он не включил трагичную судьбу Дидоны в свою несколько сокращенную версию ее истории.

Гром и молнии несколько поутихли, но поднялся ветер, и гроза продолжала бушевать.

— Папа, пожалуй, я пойду, найду Бонафилью, — сказал Дуран. — И убежусь, что у нее все в порядке.

Но когда он выползал из их укрытия под деревом с низкими ветвями, порыв ветра сломал большую ветвь, она рухнула рядом с его головой и повалила его. Он сел, ошеломленно глядя и потирая голову там, где по ней ударила ветка.

— Возвращайся сейчас же, — сердито сказал его отец. — Бонафилья недалеко, и если я знаю свою дочь, в безопасном месте. Не хочу, чтобы ты оказался убит ради того, чтобы привести ее поближе. И если она говорит, что сухая, то, скорее всего, более сухая, чем мы.

Ветер яростно завыл, и Дуран заполз обратно в их укрытие.

И почти целый час сильный ветер и барабанящий дождь удерживали всех на месте. Потом молнии и гром удалились. Сильный ветер, который, казалось, будет дуть вечно, начал слабеть и внезапно прекратился совсем. Без них барабанящий дождь стал слабеть.

— Папа, — сказала Ракель, высунув руку из их каменного укрытия, — дождь прекратился.

Она поднялась и вышла в лощину.

— Тучи расходятся, — добавила она. — Я вижу кое-где голубизну неба.

Исаак поднял руку, проверяя, нет ли опасностей над головой, потом тоже поднялся и вышел.

— Хорошо снова ощутить простор, — сказал он. — Хотя я радовался этому убежищу, когда мы в нем нуждались.

— Где остальные? — спросил Юсуф, который, нужно заметить, заснул, едва оказался в сухом, удобном месте, и теперь зевал.

— Неподалеку, — ответила Ракель. — Я слышу, как перекликаются сеньор Аструх и Бонафилья.

— Пойду, посмотрю, как там наши животные, — сказал Юсуф. — Наверно, их нужно будет немного почистить.

Появилось солнце, потом слуги, которые собирали мулов и растирали их соломой, густо настеленной в телеги, чтобы смягчить тряску на неровной дороге, а служанки раскладывали самые мокрые вещи для просушки. Потом на дороге появились сеньор Аструх и его сын вместе с чужаком, Фелипом, который тут же принялся растирать свою серую кобылу.

— Где Бонафилья? — спросил Дуран.

— Здесь, — ответил знакомый голос откуда-то поблизости. — И я все грязная и измятая оттого, что все время лежала под деревом, сжавшись в комок. Где Эсфирь?

— Здесь, сеньора.

— Иди, помоги мне, — раздраженно сказала Бонафилья.

Но десять минут спустя, когда все привели себя в порядок и снова тронулись в путь, Эсфирь смотрела на свою госпожу с очень задумчивым выражением на лице.


Хуана и Фелиситат были уже почти у дворцовых ворот, когда гроза обрушила на Перпиньян свою ярость. Когда они слезли с взбудораженных мулов и поднялись по открытой лестнице, ведшей с королевского двора в большой зал и личные покои, платья их вымокли, вуали промокли, с волос капала вода на каменный пол галереи.

— Сеньора, вы насквозь промокли, — сказала Фелиситат, вводя ее в комнату и закрывая дверь.

— Если я промокла, значит, и ты тоже, — сказала Хуана. — Извини, что оторвала тебя от твоего теплого, сухого дома, но я не могу доверять своей служанке так, как тебе. Я права? Предала бы ты меня, Фелиситат?

— Сеньора, на свете нет такого богатства, которое толкнуло бы меня предать жену моего господина, — спокойно ответила Фелиситат. — Если вы умрете, тогда как я, бедная рабыня, отплачу за страдания, которым подвергалась я и мои родные?

— Ты свободная, Фелиситат. Ты больше не рабыня.

— Возможно, но когда могущественные люди смотрят на меня, они видят во мне рабыню, без силы, без друзей.

— Такого не будет, пока я жива, — сказала Хуана. — Помоги мне снять мокрые одежды, потом я помогу тебе.

Обе надели сухие сорочки и чулки, и Фелиситат вытирала волосы Хуаны льняным полотенцем, когда они подняли взгляд и увидели стоящую в дверном проеме сеньору Маргариду.

— Маргарида, — спросила Хуана, — ты здесь давно?

— Не дольше, чем требуется для вдоха, — ответила та. — Рада видеть, что вы добрались благополучно, но надеялась, что у вас хватит догадливости укрыться от дождя, — добавила она, указывая на кучу мокрой одежды на полу.

— Мы были всего в нескольких минутах от ворот, когда разразилась гроза, и хлынул дождь, — сказала Хуана. — Там не было никакого укрытия, и, добираясь до крыши, мы вымокли до нитки. Правда, ненадолго.

Неожиданно мир стал зеленовато-белым, и гром сотряс каменные стены дворца. Три женщины стояли молча, дожидаясь, когда утихнут раскаты.

— Я не могу оставаться, — сказала Маргарида, когда стало достаточно тихо. — Вернусь, когда гроза кончится. Принцесса не выносит грома и любит, чтобы придворные дамы были вокруг нее. Кое в чем она еще ребенок, хотя держится королевой.

— Возвращайся, когда сможешь, — сказала Хуана. — Я не только провела много времени в размышлениях за последние дни, но и взяла с собой Фелиситат, которая понимает, что происходило в замке. О многом из того, что она говорит, я и не слышала.

— Обещаю, — сказала Маргарида. — Не мерзни, воробышек. Позаботься о ней, Фелиситат.


Она сдержала слово. Когда появилось солнце, и последний раскат грома еле слышно раздался вдали, Маргарида вошла в маленькую гостиную. Хуана снова сидела у окна и шила, Фелиситат сидела неподалеку от нее, тоже с иглой.

— Расскажи о своих новых мыслях, — напрямик сказала Маргарида, садясь напротив них.

— Ты спрашивала меня, кто может настолько ненавидеть Арнау, чтобы потратить большие деньги на уничтожение его и его семьи. Я думала и думала об этом. Маргарида, он не такой человек, чтобы заводить смертельных врагов. Не вздорный, не алчный, не чрезмерно честолюбивый. Клянусь, поля не усеяны трупами его соперников. Он покорил меня умом и приятным обхождением, и я с тех пор вела его денежные дела. Я бы знала.

— Готова поверить тебе, — сказала Маргарида, — хотя не думаю, что кто-то — пусть даже ближайший друг — может судить, кто его ненавидит.

— Возможно, но мне требовалась отправная точка. Я разговаривала с Фелиситат по пути сюда — а это была долгая поездка, я учла твое предупреждение ездить осторожно, и, клянусь, мой мул шел таким медленным шагом, что два-три раза засыпал от скуки.

— Вы ехали одни? Две женщины?

— Нет. Взяли с собой сына Фелиситат, крепкого шестнадцатилетнего парня, который вооружился тяжелой дубинкой. Сейчас он внизу, наверняка узнает от солдат многое из того, чего ему не следует знать.

— Что вы решили?

— Пусть расскажет Фелиситат, — сказала Хуана, указав на нее подбородком.

— Сеньора считала, что ей не подобает принимать участие в совещаниях мужчин по поводу судна, — сказала Фелиситат.

— Это правда, — сказала Хуана. — Арнау всегда прислушивался к моим советам, но я подумала, что другие не прислушаются. И оставалась вдали, когда синдикат собирался в замке.

— Я передавала все, что слышала, сеньоре, — заговорила Фелиситат. — Всякий раз, когда приезжал посыльный или управляющий, а их было много, сеньора Маргарида, в последний месяц перед его арестом, и, разумеется, всякий раз, когда проходило собрание синдиката. Мой повелитель, его милость, часто встречался с ними в саду.

— Совершенно верно, — сказала Хуана.

— Я прислуживала им, — продолжала Фелиситат, — по его просьбе, когда они там собирались, он знал, что мне можно доверять. И просил меня удерживать вашу милость от появления среди каких-то неприятностей. Эти люди могли быть очень вздорными.

— Глупый, глупый человек, — сказала Хуана. — Он говорил о случайных разногласиях, и только. Нужно было сказать мне. Будто мелкие неприятности могли вывести меня из душевного равновесия.

— Кто были эти люди? — спросила Маргарида.

— Члены синдиката? Они входили в состав того судового синдиката, о котором я вам говорила.

— Из-за чего они вздорили? — спросила Маргарида. — Из-за того, сколько мешков ячменя погрузить в трюм?

— Нет, Маргарида. Из-за контрабанды. Кажется, они спорили о том, сколько контрабанды можно надежно скрыть под рулонами ткани и мешками ячменя.

— Арнау?

— О, нет, сеньора, — сказала Фелиситат. — Его милость был против контрабанды с самого начала; кое-кто из остальных считал, что единственная цель фрахта — наполнить судно контрабандой.

— Думаешь, это один из синдиката? — спросила Маргарида.

— Да, — ответила Хуана. — Кто же еще?

— Кто они?

— Мы разделили предприятие на шестнадцать долей, — сказала Хуана. — Я считала, что нам нужны вкладчики, по крайней мере, на десять этих долей. Если бы судно пошло ко дну, мы бы рисковали потерять всего шесть долей этого предприятия.

— Меня всегда удивляло, Хуана, что женщина, одетая, как ты, в яркие шелка и кружева, может так хорошо разбираться в торговых делах.

— Маргарида, Арнау не был воспитан со знанием деловых проблем. Его учили быть храбрым, умным на поле сражения, в дипломатии, и командовать людьми. Его дед и отец тоже доверяли дела управляющим. Может, потому, когда с ним познакомилась, они были бедны, как церковная мышь. Но сейчас это неважно. Нам удалось привлечь людей, которые взяли двенадцать долей из шестнадцати.

— Двенадцать человек?

— Нет. Кое-кто взял больше, чем по одной доле. Первые три ушли к трем друзьям моего отца. Они живут в Барселоне, и думаю, нам нечего беспокоится о них, если не найдется причины. — Хуана выпрямилась, глаза ее блестели от сосредоточенности. — Один из друзей отца рекомендовал это предприятие одному из своих значительных клиентов, Гильену де Кастелю из Жироны. Он тоже не связан с Арнау. Де Кастель взял еще одну долю.

— Значит, остается восемь, — сказала Маргарида.

— Да. Четверо людей из Руссильона взяли по две доли. Они считают, что из-за размеров своих вложений должны контролировать это предприятие.

— Они заодно? — спросила Маргарида.

— По счастью, нет. Но об этом может рассказать только Фелиситат.

Фелиситат отложила шитье и устремила упорный взгляд на Маргариду.

— Когда проходили первые собрания, моя госпожа лежала в постели, была нездорова. С ней оставалась ее служанка, а я прислуживала сеньорам. Когда была не нужна, я ждала поблизости, чтобы прийти на зов моего господина, но голоса их были довольно громкими, и большей частью я слышала, что говорилось. Я знала, что ее милости это будет интересно, поскольку все знают, что она занимается такими делами в доме, поэтому внимательно слушала. У меня хорошая память, сеньора.

— Да, — сказала Хуана. — Превосходная память.

— О чем они говорили? — спросила Маргарида.

— О ценах на товары, и сколько каждого нужно погрузить на судно, — ответила Фелиситат. — Но потом положение вещей изменилось.

— Я объясню это, — сказала Хуана. — У каждого из этих людей, как я сказала, было по две доли. К концу лета двое из Руссильона, которые собирались стать членами синдиката, не смогли собрать нужных денег. На их место пришли дон Рамон и этот Мартин.

— И на следующем собрании, — сказала Фелиситат, — члены синдиката очень громко спорили.

— Из-за чего? — спросила Маргарида.

— По поводу контрабанды, чтобы получить побольше денег, — ответила Фелиситат. — Дон Рамон Хулиа сказал сперва, что вложил в судно все деньги, надеясь получить в шесть раз больше. Потом что плевал на их разговоры о скромных доходах. Видимо, он считал, что этого мало.

— Он завзятый игрок и известный бабник, — объяснила Хуана.

— Это знает даже моя кошка, — сказала Маргарида. — Его здесь больше не принимают; он причиняет столько же беспокойств, как Бернард Бонсом. Или почти столько же.

— А потом, — продолжала Фелиситат, — сказал, что есть только один способ получить хороший доход — спрятать среди груза значительное количество контрабанды. Пере Видаль, который тоже был там, соглашался со всем, что говорил дон Рамон.

— А другие?

— Другой сеньор Пере, Пейро, был против, но только из-за опасности, — ответила Фелиситат. — Не знаю, думал ли он о том, что это противозаконно.

— Сеньор Пере Видаль очень осторожный человек, — сказала Хуана. — Меня удивляет, что он вступил в синдикат. Обычно он вкладывает деньги в более безопасные предприятия, например, дома.

— У него есть в городе склады тканей и швейные мастерские, я знаю, — сказала Маргарида. — Полагаю, очень доходные.

— Тогда то, что говорил де Пигбаладор, должно быть правдой, — негромко сказала Хуана. — Он хочет собрать для своей дочери громадное приданое любыми способами, законными или нет. Фелиситат, продолжай, пожалуйста. Я не хотела прерывать твои объяснения.

— Кто был четвертым, я не знаю, — сказала Фелиситат. — Он говорил негромко, и я не слышала многого из того, что он сказал. Думаю, иногда соглашался с доном Рамоном, иногда с сеньором Пере Пейро.

— Имени его не слышала?

— Его называли Мартин; я не узнавала его. Судя по его речи, он с юга. Он был одним из новых членов, — добавила она извиняющимся тоном.

— Кто выбирал новых вкладчиков? Арнау? — спросила Маргарида.

Хуана не сразу ответила:

— Да. Арнау.

— Тогда нужно побольше разузнать о них, — сказала Маргарида.

— Верно, — сказала Хуана. — Но как?

— Дон Рамон большой друг Бонсома. Тебе нужно быть как можно общительнее с этой отвратительной тварью и выяснить, что он может тебе сказать.

— В моем состоянии?

— Де Пигбаладора это не заботит.


Фелип покинул группу из Жироны на дороге, шедшей на запад, неподалеку от городских ворот, поблагодарив всех за любезное разрешение ехать вместе с ними.

— Надеюсь снова встретиться со всеми вами. Поскольку сеньора Бонафилья будет в городе, надеюсь, сеньоры, она будет часто вытаскивать вас сюда. У меня дела с одним человеком в королевском дворце, — добавил он. — Я обещал быть там к обеду.

Он пришпорил лошадь и ускакал.

Все посмотрели в ту сторону, и там, в великолепном одиночестве, стоял на холме королевский дворец. Южной стороной он выходил на девесу, а северной — на обнесенный стеной Перпиньян с его речками и ручьями, бегущими к недалекому морю.

— Неудивительно, что его величество любит этот дворец и этот город, — сказал Юсуф. — Он такой спокойный и красивый.

Колокола собора, а вслед за ними и четырех приходских церквей зазвонили к обедне. Солнце, утром часто скрывавшееся за тучами, теперь сияло высоко в безоблачном небе, от животных, одежды и с мощеных улиц поднимался пар.

Глава седьмая

Ворота гетто находились на той же площади, что церковь и монастырь доминиканцев. Возглавляемая Аструхом группа из Жироны проехала по холмистым улицам города и повернула на площадь с церковью.

— Вот гетто, — сказал Аструх. — Мы почти на месте.

— Я рада этому, — сказала Ракель, последний час их путешествия был неприятным, утомительным. Все, по крайней мере, немного вымокли, и дух их, казавшийся столь бодрым, когда они тронулись в путь, тоже был охлажден грозой.

На сей раз Аструх не ошибся в расчетах. Они въехали в ворота, немного проехали вверх по крутой улице и остановились у высокого дома, большого по сравнению с соседними. Он был не столь впечатляющим, как дом Исаака в Жироне, но в этом городе на такой манер было построено немного домов.

Дверь сразу же открыл приятного вида улыбающийся молодой человек лет тридцати, он вышел на мостовую с приветственно распростертыми руками.

— Аструх, Дуран, — сказал он, обнимая их по очереди, — мы тревожились из-за того, что путь из Кольиура занял у вас столько времени.

— Прошу прощенья, Иаков, за причиненное беспокойство. Нас застала жуткая гроза, — сказал Аструх.

— Здесь тоже был сильный дождь, — сказал Иаков и обратился к закутанной в вуаль девушке, стоявшей рядом с братом. — Сеньора Бонафилья, — учтиво сказал он. — Для нас честь принимать вас в нашем доме.

Покончив с этими обязанностями, Иаков быстро пошел туда, где стояли Исаак, Ракель и Юсуф.

— Исаак, — сказал он, прижимая его к груди, — ты не представляешь, как я рад видеть тебя. — Умолк на секунду. — Боюсь, глаза у меня слезятся от избытка чувств. А это, должно быть, твоя дочь Ракель, о которой я столько слышал. — Девушка сделала реверанс и улыбнулась. — И твой ученик Юсуф. Для нас это поистине честь. Руфь, дорогая, отведи сеньор в дом, чтобы они могли отдохнуть от невзгод путешествия. Сеньоры, прошу сюда.

Едва заметная в относительной темноте дверного проема тень шевельнулась и превратилась в хорошенькую женщину с добрым лицом и острыми, ясными глазами.

— Добро пожаловать, — приветливо сказала она и повела Ракель и Бонафилью вверх по лестнице, служанки последовали за ними.

— Мне очень жаль, что не могу предоставить каждому по комнате, — сказал Иаков, — хотя, если Дуран передумает и предпочтет остаться здесь, мы наверняка сможем сделать перестановку, чтобы разместить всех. Если вы не против маленьких комнаток под крышей…

— Мне будет очень уютно в доме родственника, — поспешно сказал Дуран. — Он хоть и дальний родственник, но добрый друг. Мы уже останавливались у него.

— Тогда, друзья, — сказал Иаков, — вы наверняка хотите смыть дорожную пыль перед обедом. Ты хотя бы пообедаешь с нами? — обратился он к сыну Аструха.

— Думаю, меня ждут в доме родственника, — ответил Дуран.

— Думаю, моему сыну не терпится оказаться там как можно скорее, — сказал Аструх и весело рассмеялся над собственными словами.

— Видимо, у вашего родственника есть дочь, — сказал Иаков. — В таком случае, мы тебя не задерживаем. Но теперь я понимаю, Аструх, почему твой сын так хочет содействовать браку между моим братом и твоей дочерью, — добавил он тоже со смехом.

— У этих дальних родственников есть очаровательная дочь? — спросил Исаак. — Более очаровательная, чем жиронские девушки?

— Не могу сказать этого о сеньоре Ракель, — любезно ответил Дуран. — Я вернусь попозже, — добавил он и пошел к воротам гетто, в сторону дома их дальнего родственника.

— Я бы хотел смыть дорожную грязь, если можно, — бодро сказал Аструх после краткого прощания с сыном. — И был бы рад возможности переодеться в сухой камзол.

После возни с коробками и узлами Аструха проводили в большую комнату с умывальником и его сухой одеждой.

— А ты, Исаак, — спросил Иаков без прежней оживленности, — тоже хотел бы переодеться?

— Я совершенно не промок, — ответил Исаак. — Юсуф, полагаю, тоже.

— Да, господин, — сказал Юсуф.

— Если нам только вымыть лицо и руки, мы сможем предстать перед людьми.

Иаков потребовал для них воды и полотенце.

— Я предвкушаю долгий разговор, но сейчас прошу тебя, Исаак, бери своего ученика и пошли со мной, осмотришь моего пациента.

— Можешь послать за Ракелью, не беспокоя женщин?

— Я схожу за ней, господин, — сказал Юсуф. — Если сеньор Иаков укажет дорогу. Я привык приводить сеньору Ракель, — добавил он в объяснение.

— Все еще ходишь тайком по женским комнатам? — весело спросил Иаков. — Предупреждаю, чуть подрастешь, на лице появятся волосы, и они начнут прогонять тебя от дверей. Но поднимись по этой лестнице, поверни направо, потом поднимись по лестнице слева. Приведи Ракель сюда.

— Состояние пациента улучшилось с тех пор, как ты написал письмо? — спросил Исаак, когда Юсуф вышел из комнаты.

— Трудно сказать, — ответил Иаков. — Ты все поймешь, когда я отведу тебя к нему. Буду очень благодарен, если добавишь своей более высокой мудрости к моему пониманию того, как его лечить.

— Я охотно сделаю все, что смогу, — сказал Исаак. — Ракель и Юсуф помогут твоему ученику наблюдать за твоим пациентом. Он наверняка будет рад облегчению.

— В настоящее время, — сдержанно сказал Иаков, — у меня нет ученика.

— Мой добрый Иаков, как же ты управляешься?

— Мне помогает Руфь, а также ее служанка, заслуживающая доверия. Когда пациент поступил, я решил отправить ученика на недолгое время к родителям, — быстро заговорил он с монотонностью не раз повторяемого рассказа. — В дом должно было приехать много гостей, а он, казалось, занимал слишком много места. Правда, он хороший парнишка, делает успехи. Его зовут Абрам, отец его самый старый, искусный и преуспевающий врач в гетто, сеньор Барон Дайот Коэн. Его кандидатуру выдвинули в члены совета. Я представлю тебе их на свадьбе.

— Сеньор Барон дал высокую оценку твоему мастерству, отдав сына тебе в ученики, — сказал Исаак. — И я слышу, Как Ракель с Юсуфом поднимаются по лестнице. Давай осмотрим твоего пациента.


В комнату пациента нужно было подниматься по лестнице со двора за главной частью дома. Для спальни она была довольно просторной, в ней помещались две кровати, стол, два стула и шкаф. В каждой из двух стен там было по окну, когда их открывали, в комнате, очевидно, было светло и полно воздуха, но теперь они были закрыты ставнями от солнца и ветра. С пациентом сидела служанка; как только вошел хозяин, она сделала легкий реверанс и быстро ушла помогать хозяйке.

Как только они вошли в комнату, Ракель заговорила отцу на ухо:

— Папа, пациент одет в рубашку, укрыт простыней. Лежит на спине. Он очень бледный, с впалыми щеками, словно довольно долго не ел и не пил, но глаза у него ясные. Держится очень скованно.

Она также обратила внимание, что с колышка на внешней стороне шкафа свисает много раз штопанный камзол, какой может быть у торговца-еврея со скромными средствами. На одной из полок лежал узел, очевидно, со всем необходимым.

— Мой пациент торговец из Каркассона, — сказал Иаков. — Он заболел в пути неподалеку от Перпиньяна, и добросердечный незнакомец привез его в гетто.

— Какой-то христианин обнаружил его и привез сюда?

— Да, — ответил Иаков.

— Каркассон далеко отсюда? — спросил Исаак у пациента, повернувшись к кровати.

— Лиг двадцать пять через горы, — хрипло ответил тот. Умолк, чтобы перевести дыхание, и продолжал более слабым голосом: — От силы три дня умеренным шагом.

— У него есть вода? — спросил Исаак.

— Есть, папа, — ответила Ракель и поднесла чашку к губам пациента. Тот немного отпил и уронил голову на подушку.

— Вы заболели? — спросил Исаак.

— Я страдаю артритом, — ответил пациент.

— Такой молодой человек? Насколько я понимаю, вы молоды, — сказал Исаак.

— Мне двадцать пять лет, — ответил тот шепотом. — Я направлялся к горячим источникам, о которых рассказывают чудеса.

— Прежде чем продолжите, я хочу вас обследовать. Вы заметите, что я не могу видеть, но я могу ощущать. Поскольку никто не может видеть, что происходит в теле, я не в столь невыгодном положении, как можно предположить. Дочь и ученик, когда нужно, заменяют мне глаза. Ракель, распусти ему рубашку.

— Да, папа. — Она очень осторожно развязала шнурки рубашки, с любопытством отметив превосходное качество полотна. — Грудь его вся в кровоподтеках. Они очень заметны.

— Можешь снять рубашку?

— Боюсь причинить ему при этом сильную боль.

— Я не осмелился снимать ее, — сказал Иаков. — По этой самой причине.

— Тогда нужно работать в вырезе или срезать ее, если будет необходимо.

— Это всего-навсего рубашка, — проворчал лежавший в постели.

— Да, сеньор, это всего-навсего рубашка, — сказал Исаак потакающим тоном и с помощью Ракели положил руки ему на голову. Тщательно обследовав череп, он стал осторожно водить пальцами по грудной клетке. Пациент напрягся.

— Вам больно, — сказал Исаак.

— Да, — выдохнул он.

— Папа, там жуткий синяк и опухоль.

— Я ощущаю опухоль. Это ребро сломано. Сеньор, я согласен, что артрит может причинять сильную боль, но он не часто вызывает переломы костей. Что произошло?

— Мое состояние ухудшилось, — ответил с придыханием пациент, — от холода и сырости в горах. На второе утро я был так скован, что упал с мула и сильно ушибся.

— Вот как? — сказал Исаак. — Ракель, бери ножницы и разрежь шнурки на рукавах рубашки. Осторожно.

Ракель достала ножницы из рабочей сумки, разрезала шнурки и бережно развернула рукава, обнажив руки лежавшего мужчины.

— На правой руке лубок, — сказала она, — и много синяков на левой. Правая очень распухла.

— Оставим руки на потом, — сказал Исаак.

Он стянул простыню и стал ощупывать живот пациента.

— Сеньор, если дорожите жизнью, — сказал Исаак, — вам нужно говорить. Вы должны сказать, причиняю ли я вам боль.

— Я дорожу жизнью, мой добрый врач, — выразительно сказал мужчина. — Вы представить не можете, как дорожу.

— Превосходно. Живот как будто почти неповрежден, — пробормотал Исаак. — Что меня удивляет. Но давайте взглянем на ноги.

Он снова натянул простыню и жестом велел дочери поднять ее с изножья кровати, чтобы обнажить ноги пациента.

— Папа, его правая нога в жутких синяках и распухла от ступни до колена так, что потеряла форму.

— Кость выпирает?

— Не вижу.

— Другая нога?

— Как будто в полном порядке.

— Это так, сеньор? Повреждена только одна нога?

— Только одна, — ответил пациент.

Начав с колена, Исаак стал прощупывать ногу пальцами, сперва бережно, мягко, затем с большей силой. Потом его руки двинулись вниз к лодыжке и ступне вдоль всех костей и сухожилий. Человек на кровати был напряженным от боли, лицо его посерело. Когда пальцы Исаака нажали кость голени, все тело пациента содрогнулось от боли и внезапно расслабилось, так как он потерял сознание.

— Теперь я знаю, — сказал врач. — Плоть повреждена и горячая, под опухолью я ощущаю перелом кости, вот здесь. Но она не очень сместилась. Надеюсь, это не будет представлять серьезной проблемы.

— Да, папа, — сказала его дочь.

— Теперь, Ракель, открой мне ту руку.

— Разбинтовать и снять лубок?

— Да. А потом постарайся привести его в сознание.

Когда это было сделано, Исаак проделал с этой рукой то же, что и с ногой.

— Насколько был пьян костоправ, который занимался вами? — небрежно спросил он, продолжая прощупывание.

— Очень пьян, — ответил пациент, говоря с трудом. — Но лучшего она не смогла найти.

Исаак вернулся к запястью и кисти руки; пациент ахнул и затих.

— Папа, он снова потерял сознание.

— Тогда приготовь ему питье. Друг мой, — обратился он к Иакову, — найдется у тебя полчаши вина, смешанного с водой, чтобы дать ему?

— Полчаши всего? Или по полчаши того и другого?

— Всего.

Иаков снял кувшин с полки в шкафу, налил вина, добавил воды и отдал чашу Ракели.

— Этим его качеством я восхищался, когда он еще был ребенком, — сказал Исаак. — Тщательностью, которая служила хорошим предзнаменованием.

— А отсутствие воображения служило дурным предзнаменованием, как ты сказал мне однажды, — напомнил Иаков.

— Я это говорил? Ракель, три капли, — сказал ее отец. — И попробуй слегка смочить ему лоб, может, он придет в сознание на то время, чтобы это выпить.

Пациент открыл глаза.

— Я в сознании.

Ракель приподняла ему голову и поднесла чашу к его губам.

— Питье горькое, — сказала она, — но вы должны выпить все как можно быстрее.

— А если мой желудок его не удержит?

— Вы не должны допускать этого, — твердо сказала девушка. — Глотайте и не извергайте обратно. Понимаете? Через несколько секунд вам станет гораздо лучше. Пейте.

Пациент стал пить, с трудом проглатывая горькое питье, а потом тяжело задышал от усилий удержать его внутри. Постепенно мучительная боль, от которой он терял сознание, утихла.

— Я уже не чувствую себя больным, — сказал он.

— Превосходно. И вскоре боль станет отступать, — сказал Исаак. — Не боритесь с ней, но верьте, что она отступит, потому что она отступит. Отступает?

— Как будто, — ответил пациент, голос его становился хриплым.

— Хорошо. Подождем еще немного.

Исаак отвел Иакова и Юсуфа в другой конец комнаты, оставив Ракель наблюдать за пациентом.

— Почему не дал ему этого питья раньше? — спросил Иаков. — Поскольку ясно, что ты можешь ощутить повреждения в его теле, тебе наверняка не были нужны его реакции.

— Я не могу ощутить всего. Мне было нужно полностью знать его повреждения, и его боль помогла мне в этом, как помогает и тебе. Иаков, ты не пытался вправить заново его переломы?

— Нет, не пытался, — ответил тот. — Признаюсь, я не костоправ. Я боялся, что, пытаясь улучшить дела через несколько дней после получения повреждений, причиню ему еще больший вред. И по причинам, которые не могу объяснить сейчас, я не мог позвать на помощь костоправа или хирурга. Было бы лучше…

Иаков умолк, думая, что сказать.

— Он еще жив, и я сделаю все возможное, чтобы вправить кости правильно. К счастью, они еще не начали срастаться. Теперь, полагаю, нам потребуется много бинтов и несколько лубков, мой друг.

— Пойду займусь этим. Скоро вернусь, — сказал Иаков и быстро вышел из комнаты.

— Папа, он спит, — сказала Ракель.

— Превосходно. Сделала ты еще какие-то наблюдения, о которых мне следует узнать? Особенно теперь, когда нет Иакова?

— Только что пациент не скромный торговец из Каркассона. Его камзол, который висит на шкафу, поношен и заштопан, соответствует этому положению в жизни, но рубашка его из тончайшего полотна и почти новая. И, папа, он не еврей. Могу в этом поклясться.

— И я могу, господин, — сказал Юсуф. — Когда вы раскрыли его…

— Я догадывался, но лучше всего получить подтверждение. Всегда полезно знать своего пациента, — сказал Исаак. — Нам потребуется передвинуть его кровать так, чтобы можно было стоять по обе стороны и свободно ходить взад-вперед. Иаков поможет мне вправить кости, но сейчас были бы кстати двое крепких слуг, чтобы передвинуть кровать.

— Я приведу их, — сказал Юсуф.

— Откуда? — спросила девушка, когда мальчик скрылся.

— Ракель, я не спрашиваю о его методах, но уверен, что он вернется с двумя сильными людьми.


Первым делом они принялись за руку и запястье. Исаак начал процесс, дергая руку, чтобы высвободить осколки кости из их неправильного положения, а потом поручил Иакову крепко держать ее. Быстро действуя обеими руками, Исаак вправил кости в нужные места как можно плотнее. Не замедляя работы, принялся накладывать лубки, чтобы удерживать их там, где нужно.

— Легче было бы сделать это неделю назад, — сказал он. — Сейчас мешает опухоль. Ракель, наложи еще бинт на все и крепко завяжи. Только не слишком туго.

— Хорошо, папа.

— А теперь ногу.

— Папа, что не будешь перевязывать грудную клетку?

— Хочу покончить с ногой до того, как касаться остальных частей тела.

И пока Ракель бинтовала нижнюю часть руки, Иаков и Исаак старались как можно быстрее вправить, как нужно, кость ноги.

— Вытягивай, друг мой, — сказал Исаак. — Юсуф, крепко держи колено.

И со всей силой своих мощных рук передвинул кость, а потом тщательно прощупал, убеждаясь, что она встала правильно.

— Думаю, это чистый перелом, — сказал он. — Однако при стольких повреждениях удивительно, что он остается живым спустя — сколько? семь? восемь? — дней после нападения. Очень решительный человек.

— Нападения? — неуверенно спросил Иаков.

— Что еще могло причинить такие повреждения, а не другие? — сказал Исаак, накладывая лубок на ногу. — Большинство людей после такого сильного падения, которое вызвало эти переломы, переломало бы гораздо больше костей во всех частях тела и умерло. Подумай, Иаков, какое странное расположение повреждений. Одна рука, грудь, одна нога поражены сильно, но голова и живот невредимы. Представь себе человека, лежащего на земле, прикрывающего голову руками, а живот подтянутыми коленями. Он не мог бы долго защищаться таким образом, и я думаю, что нападающим помешали до того, как они смогли его убить.

— Исаак, в твоих словах есть смысл, — сдержанно сказал хозяин дома. — Но, пожалуй, лучше пока не говорить об этом.

— Как хочешь, друг мой. Пока не будем.

Когда рука и нога были плотно забинтованы, Исаак перевязал грудную клетку для защиты сломанного ребра и объявил, что работа закончена.

— Теперь ему нужно лишь оправиться от того, что мы только что ему причинили, — сказал Исаак. — Это потребует ухода.

— Папа, кажется, он снова заснул. Я пока посижу с ним, — сказала Ракель.

— Но сейчас время обеда, — сказал Иаков.

— Пусть мне принесут чего-нибудь на тарелке. Я поем здесь.


Пациент спал несколько часов, сперва глубоко, потом очень беспокойно. Когда проснулся, Ракель дала ему попить, и он снова погрузился в беспокойный сон. Когда Исаак вернулся, пациент, будто в полусне, бормотал и негромко стонал. Исаак жестом велел дочери вести себя тихо и подсел к пациенту.

— Сеньор, вы проснулись?

— Кажется, — невнятно ответил пациент.

— Боль ощущается во многих местах?

— Да, — ответил он, — но она очень далекая. Такая далекая, что я едва чувствую ее.

— Мы вправили ваши переломы, — сказал Исаак. — Теперь они должны зажить, и вы сможете снова владеть рукой и ногой.

— Неважно, много ли боли, — сказал пациент. — Я не должен умереть. Не должен.

И снова погрузился в сон.


Когда пациент проснулся снова, глаза и речь его были ясными. Ракель послала за отцом.

— Здравствуйте, сеньор, — сказал пациент. — Вы, должно быть, врач.

— Да, сеньор. Я вправил ваши переломы.

— Помнится, кто-то недавно говорил мне это. Но я разговаривал с вами раньше, — добавил он.

— Когда я впервые вошел сюда. Иаков Бонхуэс сказал, что вы еврей-торговец. Потом вы сказали, что вы из Каркассона и страдаете артритом. Рад сообщить вам, что шок от повреждений излечил вас от артрита. Ваши суставы совершенно здоровы и гибки. Этот шок изменил также вашу веру.

— Хорошо, сеньор, признаюсь, я не еврей.

— Сеньор, это стало совершенно ясно, когда простыни не прикрывали вашего тела.

— Сеньор Иаков боялся…

— Прекрасно знаю, чего боялся сеньор Иаков, но с моей стороны бояться ему было нечего. Мне гораздо легче лечить пациента, если я знаю, кто он и что он.

— Не понимаю, почему. Разве кости ломаются не одинаково у христиан и евреев? У бедняков и богачей? У аристократов и крестьян?

— Отнюдь нет, сеньор, по многим причинам, которые я охотно обсужу с вами, когда окрепнете.

— Хорошо. До тех пор я готов вам верить. История моя довольно обычная. Я из древнего, славного рода, во всяком случае, мне так постоянно твердили. Он разорился в тяжелые времена, во время чумы, и мои предки проявили немало алчности и глупости. Они теряли деньги на каждом неудачном предприятии в провинции Руссильон.

— Нередко те, кто чувствует, что теряет власть и богатство, совершают глупости, пытаясь вернуть их, — сказал Исаак.

— В самом деле, — сказал пациент. — Вы с большой точностью характеризуете моих отца и деда. Однако не будучи таким гордым и глупым, как мои предки, я внял совету слуги и женился на дочери торговца. Поэтому достаточно богат, чтобы выплатить гонорар вам и сеньору Иакову. Кроме того, в этом новом положении я нашел жизнь достаточно приятной, чтобы хотеть продолжать ее.

— Тогда, сеньор, нужно бороться, чтобы выжить. С вами будут находиться моя дочь Ракель и мой ученик Юсуф. Выполняйте их указания. Если понадоблюсь я, они меня приведут.

— Вы кто?

— Исаак, врач из Жироны.

— О котором рассказывают чудесные истории. Я польщен, сеньор Исаак.

И пациент снова погрузился в сон.


Ракель сидела у ложа пациента почти до заката. Когда он ненадолго просыпался, уговаривала его выпить бульона, холодного мятного напитка и горького апельсинового, давала ему каплю болеутоляющего и наблюдала, как он погружается в беспокойный сон. Она неустанно двигалась, ей было жарко, она потела, глаза слипались. Наконец села и дремала на неудобном стуле, пока не появился Юсуф.

— Как он? — прошептал мальчик.

— Спит, — ответила Ракель. — Если проснется, постарайся уговорить его выпить бульона и холодного питья.

— Ты поторапливайся, — сказал Юсуф. — Семья и гости собираются во дворе.

— Ты поел?

— Конечно, — ответил мальчик. — На кухне, перед приходом сюда.

— И наверняка всего самого лучшего, — сказала девушка и пошла к другой стороне дома, рассчитывая, что у нее еще есть время смыть пот и дорожную пыль, переодеться в чистое платье, немного отдохнуть и присоединиться к остальным за ужином.

Когда Ракель нашла комнату, отведенную ей с Бонафильей, невеста все еще была там, она лежала в сорочке на кровати, глядя в потолок.

— Бонафилья, все собираются во дворе, — сказала она как можно бодрее. — Вечер приятный. — Ответа с кровати не последовало. — Может, сможем погулять с кем-то из членов семьи, — добавила Ракель. — Нам нужно выйти. Будет интересно посмотреть город, тебе не кажется?

— Не хочу гулять с этой семьей, — ответила Бонафилья, наконец вынужденная заговорить. — Не хочу сталкиваться ни с кем из них.

— Что значит — сталкиваться? — раздраженно спросила Ракель. — Они не чудовища и не убийцы.

— Не могу, Ракель. Попросишь папу извинить меня? Скажи ему, я не хочу ужинать.

— Нет, Бонафилья, я этого не сделаю. Что подумает Давид, если ты откажешься спуститься?

— Пусть думает, что угодно, — сказала Бонафилья. — Меня это не волнует, — и заплакала снова.

— С чего это ты… — начала Ракель и не договорила.

— Ты спросила меня о чем-то? — произнесла Бонафилья, погруженная в свои горестные мысли. — Я плохо слышу тебя.

Хотя невысказанная часть вопроса была «ведешь себя как вызывающая раздражение дурочка?», Ракель сказала первое, что пришло в голову:

— Я только хотела спросить, похож ли Давид на брата. Если да, — добавила она, — то, должно быть, он приятный и красивый.

— Не знаю. Я его еще не видела. Я не могла обедать и оставалась здесь.

Ракель раздраженно вздохнула.

— Право, Бонафилья, я не понимаю, что ты хочешь причинить всем. Тебе надо спуститься. Ты не ела с завтрака и держишься очень нелюбезно по отношению к его семье. Ты должна, по крайней мере, познакомиться с Давидом. Ты не сможешь отказаться выйти за него замуж — если это у тебя на уме, — если не увидишь его и не поговоришь с ним. Для них это будет совершенно непонятно.

«И для меня», — добавила она мысленно.

— Но, Ракель, у меня нет выбора. Теперь я должна выйти за него, — прохныкала она.

— Что ты имеешь в виду?

— После того, что случилось… то есть… мы ехали издалека, а они занимались приготовлениями. Теперь я не могу отказаться. Я должна выходить за него.

— Не понимаю, почему не можешь, — сказала Ракель. — Это будет неловко и неприятно, но возможно. Но сперва тебе нужно познакомиться с ним.

— Если спущусь, обещаешь быть рядом со мной?

— Когда смогу, Бонафилья. Имей в виду, здесь лежит очень больной человек, и я помогаю папе ухаживать за ним.

— А я думала, куда ты делась. Хотела поговорить с тобой пораньше. Что с этим человеком? Да, и позови, пожалуйста, Эсфирь. Пусть поможет мне одеться.


Ужин был накрыт во дворе на длинном столе, застеленном вышитой скатертью и уставленном блюдами праздничной еды. Ракель взглянула на хозяйку и решила, что труд принимать стольких гостей с помощью всего нескольких служанок был для нее весьма нелегкой задачей. Руфь была бледной, понурой; Ракели стало жалко ее. Изможденного вида кухарка принесла последние блюда и кувшины вина с сомнительной помощью мальчика лет десяти и двенадцатилетней младшей служанки. Ракель спокойно подошла к хозяйке.

— Могу я чем-то помочь? — спросила она. — Нас так много, мы, должно быть, истощили ваши кухонные запасы.

Молодая женщина испуганно вздрогнула и покраснела.

— Я не привыкла к большому обществу, — сказала она. — Всегда жила довольно скромно. Но мне это нравится, — солгала она мужественно. — Все было бы отлично, особенно с вашей помощью в уходе за пациентом, только вот Ева, моя служанка, слегла. Жизнь осложняют неожиданности.

— Ваша служанка больна? И вам приходится заботиться обо всех нас. Жаль, я не знала раньше. Возьмите мою Лию. Знаете, она не дамская горничная — может делать все, даже помогать на кухне. Моя мать отправила ее со мной не для того, чтобы меня причесывать или штопать мои платья, она не хотела, чтобы я была без спутницы на обратном пути.

— Если она сообразительная, это очень поможет, — сказала сеньора Руфь. — Может она присмотреть вместо меня за младенцем?

— Конечно. Она присматривала за близнецами, моими братом и сестрой, с их рождения. Что до меня, нам с сеньорой Бонафильей хватит ее служанки, которая, по-моему, почти не занята.

— Сеньора Бонафилья кажется довольно робкой, — сказала Руфь.

— Ошибаетесь, — сказала Ракель. — Она нервничает и находится в дурном расположении духа. Но, думаю, это пройдет. У нее трудный возраст.

Сеньора Руфь вздохнула и покачала головой.

— Трудный возраст? — сказала она. — Этого следовало ожидать. Из-за чего она нервничает? Из-за брака?

— Не знаю, — сказала Ракель. — Видимо, да. Надеюсь, она спустится к ужину. Если нет, пойду, приведу ее. Она не вставала с кровати с самого приезда, хотя, уверяю вас, совершенно здорова.

— О, нет, сеньора Ракель. Да, не спускалась к обеду, но вместе со служанкой выходила прогуляться в послеполуденном покое. Кухарка сказала мне, что видела, как они тайком вышли из дома, когда все отдыхали. Конечно, дорога странно действует на некоторых людей.

Не успела Ракель удивиться неожиданному желанию Бонафильи совершить прогулку, Бонафилья сама вышла во двор в коричнево-желтом платье, превосходно оттенявшем ее темные глаза и волосы. Вуаль того же цвета была закреплена на темени и на сей раз лишь частично закрывала ее лицо. Ракель осознала, что стала мишенью свирепых взглядов, потому что оставила невесту, а та встряхнула головой, пошла и встала возле отца и Иакова Бонхуэса. Эсфирь осталась в дверном проеме и сосредоточенно смотрела на нее.

Иаков повернулся и поманил молодого человека, явно своего брата. Молодой человек кивнул, подошел твердым шагом и поклонился, сперва Аструху, потом Бонафилье. Бонафилья ответила глубоким реверансом и подала ему руку. Он повел ее к столу и сел рядом с ней.

— Он определенно красив и уверен в себе, — сказала Ракель Руфи. — Словно юный аристократ.

— Да, верно, — сказала Руфь. — Ей будет нелегко заставить его подчиняться, если у нее это на уме. Но его очень впечатлила ее красота — он видел ее портрет — и он всегда хотел быть достаточно богатым, чтобы не зависеть от Иакова.

— Богатство у нее есть, — сказала Ракель. — Она поистине приехала к нему вся в золоте.

— Их родители оставили Давиду щедрую долю младшего сына, — сказала Руфь. — Даже без нее он никогда бы не был бедным, но ему нравилась мысль о сочетании этой красоты и этих денег. — Умолкла, поднесла руку ко рту и с мучительным видом посмотрела на Ракель. — Не знаю, зачем говорю вам это. Это не очень порядочно с моей стороны. Обычно я не говорю так…

— Открыто? — досказала Ракель. — Такой уж сегодня день, сеньора Руфь. Когда так устаешь, то говоришь откровенно. — И подумала, что Иаков Бонхуэс выбрал жену удачнее, чем его брат. — Бонафилья может научиться многому, наблюдая за вами.

— Не думаю, — ответила Руфь. — Я робкая, в обществе жалкое существо. У меня нет ее такта. Но пойдемте, сядем за стол.

Идя к столу с Руфью Бонхуэс, Ракель заметила две вещи. Руфь ждала еще одного ребенка, а Бонафилья негромко, приязненно смеялась над чем-то таким, что сказал Давид Бонхуэс.


Первый признак беды появился в доме Иакова на другое утро. О нем сообщила кухарка. На рассвете она пошла на рыбный рынок, а потом к ларькам птичников и мясников, чтобы иметь возможность купить самую жирную рыбу, самую отборную птицу и услышать самый последний слух, который поддерживал бы ее в течение всего дня непрерывной стряпни.

— Вот что говорят, сеньора. Слава богу, не на больших рынках, а здесь, в гетто.

— Ты уверена? — спросила Руфь, выронив от неожиданности большой узел со свежими овощами. Она вошла в кухню посмотреть, что кухарка и ее подручный принесли с рынка.

— Говорят, он один из этих катаров.[1] А это беда. Он катар, сеньора?

— Нет, конечно, — ответила Руфь. — Это торговец из Каркассона, еврей, как и все здесь. Ну, почти все, — добавила она, потому что в гетто были дома христиан, как и за пределами гетто были дома евреев. — Но, так или иначе, он не катар.

— Да, любимая, так говорят, — сказал Иаков Бонхуэс жене, которая отправила его выяснить.

— Но ведь много лет не было никаких катаров, на протяжении жизни всех людей здесь. С чего это взяли?

— Люди всегда говорили, что в горах они еще есть. Жаль, что мы сказали, будто он из Каркассона. Нужно было сказать — из Валенсии.

— Тогда бы подумали, что он мавр, — сказала Руфь. — Ты же знаешь, какие люди.

— Думаю, нам нужно обсудить это с Давидом, — сказал ее муж. — И хорошо, что Исаак здесь. Он очень осторожен и очень мудр в советах. Может, и Бонафилья, так как она…

— Думаю, не стоит беспокоить ее сейчас нашими проблемами, — спокойно сказала Руфь. — Ей есть о чем подумать. Может, Ракель сможет увести ее на время. Уверена, ей захочется посетить кой-какие лавки. Может, посмотреть перчатки и ткани. Здесь есть, чем восхитить такую элегантную, юную девушку, как Бонафилья.

И Юсуфа отправили дежурить возле пациента, удивленную Ракель увести противящуюся Бонафилью в район, где знаменитые ткацкие мастерские города имели свои лавки, а остальные члены семьи собрались во дворе обсудить возникшую проблему.

— Полагаете, кто-нибудь передаст этот слух властям? — спросил Исаак. — Это важнее, чем существование слуха.

— Нет, — твердо ответил Давид. Все повернулись и посмотрели на него с удивлением. — Я тоже выходил из дому сегодня утром и слышал, что говорят люди. Видимо, этот слух возник вчера вечером, среди нескольких людей, пивших вино после работы. Теперь, разумеется, о нем знает каждый. Но все говорят, что никто не должен заикаться о нем, иначе христиане этого города снесут гетто и отдадут нас всех в руки инквизиции. Законы, запрещающие давать убежище еретикам, очень суровы.

— Это слабое утешение. Что нам делать? — спросил хозяин дома.

— Избавиться от этого человека, — ответил Давид. — Очень жаль, Иаков, но это единственно разумное решение.

— Знаете, вам это не поможет, — заговорил Исаак. — Разве что сами отдадите его в руки властей, сказав, что только что узнали о том, что говорят, и рискнете попасть под расследование. Вас все равно обвинят в укрывательстве еретика, и ваш поступок припишут воздействию слухов. Скажут, что вы отказались укрывать его из страха попасться — из трусости, а не добродетели.

— Давид, знаешь, он прав. А выгонять его сейчас — это убийство. Я готов нарушить правило, но не убить человека — пациента — совершенно хладнокровно. Но говорить, что он катар! — возмутился Иаков. — Насколько это касается нас, это гораздо, гораздо хуже признания, что он христианин. Если кого-то волнует, что мы лечим христианина в своем доме в гетто, что маловероятно, нас в худшем случае оштрафуют.

Пока они молча переглядывались, в дверном проеме появилась кухарка.

— Извините, сеньора, — раздраженно сказала она, — но никто не отвечает на стук, я бросила свое дело, чтобы узнать, важно ли там дело.

— Возникла какая-то проблема?

— Я не знаю, проблема это или нет, но там какая-то говорит, ей нужно видеть вас. У нее письмо или что-то такое.

— Спасибо. Я позабочусь, чтобы дверь теперь открывали, — сказала Руфь. — Пошли ее сюда.

«Какой-то» Оказалась девочка девяти-десяти лет, чистая, аккуратно одетая. Она сделала реверанс и протянула запечатанное письмо.

— Сеньора Руфь? — негромко спросила она.

— Пошли в комнату, — сказала Руфь, направляя девочку от стола твердо положенной на ее плечо рукой.

Письмо было кратким и ясным. Руфь начала читать его, потом схватила девочку за руку и вывела обратно во двор.

— Иаков, — сказала она, — ты должен помочь мне разобраться с этим, — и протянула ему листок бумаги.

Иаков прочел письмо про себя, потом вслух. «Сеньора Руфь, думаю, в настоящее время вы можете воспользоваться услугами Хасинты, дочери моей соседки. Ей девять лет, она трудолюбивая и честная. По частным причинам ей пошло бы на пользу находиться в таком доме, как ваш. Если она вам не подходит, отправьте ее домой немедленно или после того, как ваши гости разойдутся».

Он поднял взгляд от письма.

— Подписано только буквой «Э».

— Подругу мамы зовут Эсклармонда, — сказала Хасинта. — Она послала меня.

— Чем она объяснила это тебе? — спросил Исаак.

— Эсклармонда послала больного человека, — ответила девочка. — Она знает, что ему нужно много заботы. Потом узнала, что у вас в доме свадьба и гости. Подумала, сеньора, что вам нужна помощь, а я привыкла помогать. Помогала ей ухаживать за этим больным, когда он был у нее в доме.

— Только этого нам и не хватало, — сказал Давид. — Мало того, что у нас пациент-христианин, по слухам, катар, но теперь у нас появляется и прислуга-христианка. Сколько еще законов мы нарушим до того, как я женюсь?

— Это не так, — сказала Хасинта, с серьезным видом покачивая головой. — Я тоже еврейка. Так говорит моя мать.

— Она еврейка? — спросил Исаак.

— Да.

— А твой отец?

Девочка пожала плечами.

— Теперь понятно, почему она послала сюда девочку, — сказала Руфь.

— Где живет твоя мать? — спросил Иаков.

— В Ло Партите, — ответила Хасинта. — Это недалеко отсюда.

Глава восьмая

Ракель пребывала отнюдь не в радужном настроении, когда взяла Бонафилью под руку и отправилась на вынужденное исследование Перпиньяна. Ее снабдили подробными указаниями, как не заблудиться в лабиринте улиц к западу и северу от гетто, и предупредили о жутких последствиях, если она собьется с пути. Ей помогал мальчик-слуга, которого отправили вместе с девушками, чтобы он не давал им отклониться от маршрута и защищал их изо всех своих сил десятилетнего, если отклонятся. Выглядел он так, словно эта ответственность лежала на его плечах тяжким бременем.

Ракель протаскивала Бонафилью через утренние толпы покупателей в пяти разных лавках. Позади каждой находилась оживленная мастерская, где вырабатывали прекрасно выделанные ткани, которыми славился Перпиньян. Пять раз они смотрели на рулоны шелка и тонкой шерсти и ничего не покупали. В пяти лавках Бонафилья просила продавцов вынести тяжелые рулоны на улицу, чтобы рассмотреть их при дневном свете; пять раз продавцы вносили их обратно.

Устав наблюдать эту демонстрацию, Ракель повела свою спутницу к лавке перчаточника.

— Давай зайдем сюда, — сказала она. — Я хочу взглянуть кое на что.

Лавка была тихой, пропахшей новой кожей, тускло освещенной двумя окошками. Из задней двери вошел мужчина в кожаном фартуке, с довольным видом преуспевающего человека, и положил на прилавок пару перчаток.

Ракель взглянула на них и поняла, что таких еще не видела. Заинтересованная, она улыбнулась перчаточнику и взяла одну из них.

— Можно посмотреть?

— Конечно, мадам, — ответил тот.

Ракель внимательно осмотрела перчатку, от швов на пальцах до отделки на запястье. Задняя часть перчатки была сшита из ромбовидных кусочков тонкой кожи чуть больше дюйма в длину. Украшена она была кружащимся узором из крохотных бусинок на четырех центральных ромбах. Все остальное было обычным. Фасон казался причудливым, сложным, однако с некоторой сдержанностью. Это была мастерская работа.

— Я только что сделал их, — сказал человек за прилавком. — Заканчивал последний шов, когда вы вошли.

— Красивые, — сказала Ракель. — Узор сложный и приятный глазу. А эти ромбовидные кусочки, должно быть, сделаны из обрезков, чтобы сэкономить материал, — добавила она с иронией.

— Мадам знает кое-что об изготовлении перчаток, — сказал владелец лавки и снова улыбнулся. — Но если их тщательно сшить, эти ромбики могут создать превосходную прилегаемость. Эта пара предназначена даме, которая любит, чтобы перчатки сидели как влитые. Примерьте ту, что держите, сеньора, увидите, как она ласкает руку.

Перчатка была чуть великовата, но в самом деле удобной, такой, как говорил мастер.

— Бонафилья, — сказала Ракель, — иди, посмотри.

Ответа не последовало.

— Бонафилья, — повторила Ракель, поворачиваясь. За ее спиной никого не было. Она была одна в лавке с ее владельцем.

— Юная сеньора только что потихоньку вышла, наверняка подышать воздухом, — сказал этот тактичный сеньор. — Пере, позови сеньору в черно-зеленом платье.

Из глубины лавки появился юный подмастерье, вышел наружу и вскоре вернулся с Бонафильей.

— Что скажешь о них? — спросила Ракель, поднимая руку в перчатке.

— Они тебе слишком велики, — ответила Бонафилья, глядя на окошки лавки, где ее внимание, очевидно, привлекла полосатая кошка, которая умывалась, сидя на освещенном солнцем месте.

— Я знаю, Бонафилья. А помимо этого? Они превосходно сшиты. Может, захочешь заказать здесь пару перчаток.

— Обязательно закажу, Ракель, — сказала она, рассеянно глядя на перчатки, — но не сейчас. Пожалуй, выйду снова. Мне здесь жарко.

Ракель посмотрела ей в спину, недоуменно хмурясь. Утреннее солнце только что проникло в окна лавки, но там было очень прохладно. Она слегка дрожала, и казалось невозможным, чтобы Бонафилье было жарко. Чтобы охладиться, она стояла под солнцем за дверью, повернувшись так, чтобы видеть всех, проходящих по пересекающимся улицам. Было ясно, что она высматривает кого-то. Ракель раздраженно вздохнула. Она не собиралась играть роль дуэньи и тюремщицы, а также компаньонки.

— Юная сеньора нездорова? — спросил перчаточник. — Могу я чем-то помочь?

— Все в порядке, — ответила Ракель, улыбаясь как можно беззаботнее, — кроме того, что мы только что приехали в Перпиньян. Моя подруга собирается выйти замуж и остаться здесь. Она хотела провести утро, ходя по лавкам, но стала в незнакомом окружении слегка нервозной и встревоженной.

— Да. Совершенно понятно, — сказал перчаточник, разглядывая в окно богатый наряд Бонафильи с усилившимся интересом.

— Я уезжаю после свадьбы, — сказала Ракель, — иначе бы заказала для себя пару таких перчаток. Но понятно, что такой тонкой работы за день-два не сделать.

— Совершенно верно. Их выделка требует времени. Не будь у мадам руки такими тонкими, она могла бы купить эти, — сказал перчаточник. — Они еще не были готовы, как заказчица лишилась возможности их взять.

— Умерла? — спросила Ракель.

Он кивнул с подобающе скорбной миной.

— Притом совершенно неожиданно. Она тоже покупала одежду к свадьбе, а теперь оставила опекуна и жениха в отчаянии…

— И вас с парой красивых, но необычных по фасону перчаток, — сочувственно сказала Ракель. — Как я догадываюсь, неоплаченных. Не всем нравятся необычные фасоны.

— Совершенно верно, сеньора. Не могу сказать, сколько часов работы ушло на эту пару. Вас бы это потрясло.

— Не сомневаюсь, — сказала Ракель. — Сколько вы просите за них? Конечно, мне они велики, но должны подойти моей родственнице. И у нас в Жироне есть перчаточники, которые, если понадобится, могут сделать небольшие изменения.

— Двенадцать су, — сказал хитрый владелец лавки.

— Это высокая цена за перчатки, которые вы не можете продать, и которые могут не подойти моей…

— Одиннадцать, — сказал он, бросив на нее быстрый взгляд. Ракель ответила взглядом без малейшего проблеска интереса в ее ясных, темных глазах. — Но поскольку вы цените изящные перчатки больше, чем большинство женщин, приходящих в мою лавку, десять су, сеньора.

Ракель развязала шнурки сумочки и отсчитала десять тяжелых серебряных монет. Лавочник завернул перчатки в кусок шелка, она положила крохотный сверток в сумочку, и тут вошла Бонафилья.

— Зачем ты купила эти перчатки? — спросила Бонафилья, когда они вышли наружу. — Они тебе не подходят.

— Для Даниеля, — ответила Ракель. — Он постоянно ищет новые фасоны, а в этой паре крой отличается от жиронских перчаток. Ему будет интересно. Изучив эти перчатки, он может подогнать их под мою руку. Чего ты все время выбегала из лавки? Плохо себя чувствуешь?

— Дело не в этом. Я совершенно здорова. Только… — Она повернулась и быстро зашагала по улице.

— Бонафилья, — спросила Ракель, догнав ее и схватив за руку, — что происходит?

— Ничего, — ответила Бонафилья, ускоряя шаг. — Не приставай больше ко мне со своими вопросами. Я больше не могу выносить этого.

— Ясно, что-то неладно, — сказала Ракель. — В чем дело? И кого ты искала?

— Никого. Клянусь. Я не искала никого.

— Отлично, — сказала Ракель. — Тогда пошли обратно в дом сеньора Иакова.

Какое-то время они шли молча. Когда дошли до тихой части улицы, Бонафилья остановилась и повернулась к дочери врача.

— Ракель, — неуверенно заговорила она, — я слышала, что те, кого ты лечишь, могут сказать тебе что угодно, и ты никому этого не передашь. Это правда.

— Я никому не передам того, что пациент сказал мне по секрету, — ответила Ракель.

— Если я скажу тебе кое-что, обещаешь не передавать папе или Давиду?

— Может, и не передам, — сдержанно ответила Ракель, — однако это будет зависеть от того, что услышу.

Напоминать Бонафилье, что она не ее пациентка, Ракель не стала.

Бонафилья раздраженно тряхнула головой, ослабив вуаль. Ветерок поднял ее и забросил на плечи, открыв лицо полностью.

— Вчера я выходила в город.

— Я слышала об этом, — сказала Ракель.

— Как? Как мог кто-то узнать?

— Очень просто. Кухарка видела, как вы с Эсфирью выходили тайком, когда все отдыхали.

— Кухарка! С чего она шпионила за мной?

— Она не шпионила. Но если собираешься совершать украдкой прогулки после полудня, имей в виду, что в большинстве домов кухарка и кухонная прислуга уходят в свои комнаты последними. Почему ты выходила?

— Я не находила себе места, — ответила Бонафилья. — Было невыносимо сидеть запертой в этом доме.

— Запертой?

— У меня было такое чувство, поэтому я взяла Эсфирь и вышла. Мы подошли к воротам гетто и направились к реке. Когда мы шли по улицам, где городские здания, дворы и все такое, как думаешь, кого я увидела?

— Фелипа? — спросила Ракель.

Бонафилья побледнела, то ли от шока, то ли от удивления.

— Как ты узнала?

— Нетрудно догадаться. Кого мы знаем в Перпиньяне? Нашего попутчика и членов семьи Давида. Может, ты знаешь своих родственников, но я их не знаю.

— Их знают только мой брат и отец, — сказала Бонафилья.

— Значит, это не могли быть они. А мы бы знали, если б друзья или соседи из Жироны находились здесь. Поэтому было б очень странно, если ты встретила кого-то другого.

— Пожалуй, — сказала Бонафилья. — Я об этом не подумала.

— Ты увидела Фелипа. Что произошло?

— Ничего, — уклончиво ответила Бонафилья. — Мы поговорили.

— И только? — спросила Ракель. — Ты встретила Фелипа, поговорила с ним. Чего же беспокоиться о сохранении этого в тайне? Ты вышла со спутницей, случайно встретила едва знакомого человека, обменялась с ним несколькими словами. Думаю, ты могла бы сказать об этом кому угодно.

— Да, — неуверенно сказала Бонафилья. — Но все было не совсем так.

— Бонафилья, либо ты расскажешь мне, что случилось, и побыстрее, чтобы закончить к тому времени, когда мы подойдем к воротам гетто, или позволь мне спокойно подниматься по склону.

— Он расспрашивал о свадьбе. Когда она состоится, и подписала ли я уже брачный договор. Шутил по поводу размеров моего приданого и причины, по которой Давид хочет жениться на мне.

— И что?

Бонафилья придвинулась поближе к спутнице и понизила голос:

— Потом сказал, что нам нужно убежать на юг с моим приданым и начать новую жизнь, но говорил это со смехом, и я не могла понять, всерьез это он или нет. Ракель, это беспокоило меня.

— Ты хочешь так поступить? Убежать с незнакомцем, с которым однажды ненадолго встретилась и обменялась всего несколькими словами?

— Нет! — ответила Бонафилья. — Это было бы ужасно. Только…

— Что «только»?

— Ничего.

— Давид тебе нравится?

— Он очень красивый. Я не ожидала, что лицо и манеры у него будут такими приятными. И он умный, веселый. Смешил меня. Только…

— Бонафилья, — сказала, остановясь, Ракель, — на вершине холма площадь, на ней ворота гетто. Я считаю до десяти и затем продолжаю идти туда. Если хочешь сказать, что тебя беспокоит, говори сейчас.

— Ты всерьез думаешь, что он женится на мне только ради приданого? — спросила Бонафилья, медленно идя дальше.

Ракель посмотрела на нее.

— Бонафилья, не глупи. Давид только что познакомился с тобой. Нельзя ожидать, что он страстно влюблен в тебя, во всяком случае, для этого пока еще рано. Он захотел жениться на тебе, потому что видел твой портрет, знаком с твоим отцом и твоими братьями, очень приятными людьми, слышал о тебе похвальные слова. И, разумеется, потому, что твое приданое удовлетворяет его запросы. Давид считает тебя женщиной, которую сможет любить. Но он не бедный молодой человек, стремящийся поправить свои дела посредством брака. Это все время тебя беспокоило?

На площади Бонафилья взяла Ракель за руку и притянула поближе к себе, словно собираясь говорить ей на ухо.

— Сеньора Бонафилья! Сеньора Ракель! — раздался голос позади них. — Подождите чуть-чуть, пойдем вместе.

Девушки повернулись и увидели свою хозяйку с полной рыночной корзинкой. Она, тяжело дыша, шла по площади.

Как только они вошли в дом, Бонафилья взбежала по лестнице к своей комнате, оставив Ракель помогать Руфи нести тяжелую корзинку на кухню.

— Сейчас никого нельзя избавить от выполнения поручений за пределами дома, — сказала с улыбкой Руфь. — Поэтому хозяйка, как наименее важная, ходит за покупками.

— Не нужно посылать за ними кухарку, — сказала Ракель, входя в кухню. — Пусть такая превосходная стряпуха проводит на кухне столько времени, сколько ей нужно.

Кухарка отрывисто кивнула, благодаря за комплимент, но вместо того, чтобы посмотреть, что они принесли, сказала:

— Хасинта, займись корзинкой.

К удивлению Ракели, какая-то маленькая девочка отошла от печи и взяла у нее ношу.

— Спасибо, сеньора, — сдержанно поблагодарила девочка, поставила корзинку на стол и принялась разгружать ее.

— Кто это? — спросила Ракель, когда они вышли во двор. — Вчера я ее не видела.

— Она появилась утром, когда вас не было.

— Вам очень повезло.

— Возможно, — сказала Руфь. — Я в этом не уверена. Видит Бог, как остро нуждаюсь я сейчас в дополнительной паре рук, — добавила она в объяснение. — Но как брать в дом такого ребенка?

— А что тут такого? — спросила Ракель. — Девочка выглядит приятной, услужливой, И более чистой, чем большинство.

— Но, сеньора Ракель, ее мать проститутка, и, насколько могу судить, она росла в крохотной комнатке, рядом с той, где ее мать…

— Ну а помимо этого, — торопливо сказала Ракель, — как она в роли служанки?

— Превосходно, — смущенно заговорила Руфь. — Кухарка очень довольна тем, как быстро она все схватывает, и, кажется, с тех пор, как появилась, она работает не покладая рук. Но как только вернется моя Ева и пройдет свадьба, мне она будет не нужна. Притом Бонафилья хочет оставить Эсфирь при себе, а в этом доме у Эсфири будет больше дел, чем причесывать свою хозяйку. Но чтобы такая, как Хасинта, стряпала или ухаживала за детьми!

— Подумайте обо всех людях, которые доверяли слугам, матери которых были рабынями. Это почти одно и то же.

— Некоторая разница существует, — сказала Руфь. — У рабынь нет выбора.

— Во всяком случае, сейчас не время решать, — сказала Ракель. — Подождите до окончания свадьбы.

— Вы правы, — благодарно сказала Руфь. — Мне сейчас не стоит принимать решение. Извините, пожалуйста, я на минутку. Нужно зайти в дом, взять свою работу. У меня не было времени закончить штопку детской рубашки.


За городскими стенами трое верховых, выехавших из трех разных мест, встретились в приятной роще и остановились. Двое тут же спешились и подошли к оставшемуся в седле. Один из них был рослым, симпатичным, сильным; другой сухопарым, проворным, он шел по неровной земле с нервозной фацией оленя. Купа деревьев росла рядом с ухабистой дорогой, вдали от движения больших дорог; место было таким тихим, в каком приятно провести в праздности час, и таким укромным, какое только можно было найти вблизи от города.

Оставшийся в седле накинул на голову капюшон и держал возле рта шелковый платок, словно страдал зубной болью.

— Сеньор, мне, кажется, неожиданно повезло, — сказал рослый.

Сухопарый молчал, внимательно слушая.

— Каким образом? — спросил человек в капюшоне.

— Вчера утром по пути в город я случайно наткнулся на группу путников, ехавших из Жироны на свадьбу. Не стану тратить ваше время, сеньор, объясняя, как все получилось, но я рискнул провести с невестой значительное время.

— Я не стану опаздывать на обед из-за твоего хвастовства о любовных победах, — холодно сказал человек в капюшоне.

— Конечно, сеньор, — поспешил сказать рослый. — Она болтала, как все женщины, и пожаловалась, что им приходится везти лекарство для очень больного человека, лежащего в этом доме, — она считала, что больной дурное предзнаменование для свадьбы или какой-то женской глупости, думала, что нужно найти другого врача, чтобы ей благополучно вступить в брак. Я оставил это без внимания. Но она красивая девочка, и я условился встретиться с ней вчера во второй половине дня, если ей удастся ускользнуть. Она ускользнула.

— Надеюсь, есть смысл рассказывать все это.

— Думаю, да, сеньор. Не знаю, почему я спросил ее, считает ли она все еще больного дурным предзнаменованием после того, как встретилась с ним, но спросил, и она сказала, что его присутствие в доме держится в большом секрете. Никому не разрешается видеть его; никому не разрешается упоминать о нем. Очевидно, это делает его еще худшим предзнаменованием.

Рослый умолк и посмотрел на своих собеседников, оценивая их реакцию.

Наступила долгая пауза, слышны были только щебетание птички да шелест листвы на легком ветерке.

— Но этого не может быть, — сказал наконец человек в капюшоне. — Он мертв.

— Возможно, это кто-то другой, — предположил сухопарый.

— Возможно, но мы должны выяснить. Нужно разобраться с этим делом быстро — но осторожно. Где этот дом? Кто врач?

— Дом в еврейском квартале. Имя врача Иаков Бонхуэс.

— Разузнай о нем, что сможешь, — сказал человек в капюшоне сухопарому.

— Постараюсь.

— И потом обсудим, как выкурить этого пациента. А ты разузнай, что еще сможешь, у этой женщины, — обратился человек в капюшоне к рослому.

— Непременно, сеньор.

— Теперь возвращайтесь в город, пока никто не заметил вашего отсутствия.

Едва договорив, человек в капюшоне повернул свою лошадь и поскакал так, словно за ним гналась стая демонов.

Его собеседники молча пошли к своим лошадям.

— Нам лучше не возвращаться вместе, — сказал сухопарый, взяв поводья. — Я поеду к воротам святого Мартина.

— Тогда я к восточным, — сказал другой.


Через час Руфь снова поспешила во двор. Солнце согрело город, и большинство ее гостей спокойно сидело в тени. Ракель вышивала; отец ее с головой ушел в разговор с Иаковом Бонхуэсом; Аструх и Давид негромко беседовали в стороне от остальных. Дуран должен был присоединиться к ним после вечернего седера.

Ракель поднялась и стала предлагать Руфи занять свое удобное место в тени.

— Нет-нет, — сказала Руфь. — Я только вышла убедиться, что все довольны. Скажу Хасинте, путь принесет чего-нибудь перекусить, пока ждем обеда. — Посмотрела, как высоко поднялось солнце над крышей дома. — Но сперва, — сказала она с беспокойством, — отправлю ее отнести бульона нашему пациенту.

— Превосходно, — сказал Исаак. — Пусть разобьет в бульон яйцо и захватит хлеба.

— Думаешь, он достаточно здоров? — спросил Иаков.

— Давай выясним, — сказал Исаак. — У меня не было пациента, который бы так стремился выздороветь. Завидую тебе. Но без питания это невозможно.

— Да, — сказал Иаков, — он сильный, непреклонный человек.


Исаак пошел вместе с маленькой служанкой в комнату пациента, там возле окна сидел Юсуф, праздно глядя на крыши.

— Как у него дела? — спросил врач.

— Он почти все время спит, господин, — ответил Юсуф. — Жаль, я не захватил какой-нибудь книги. Мог бы проводить это время в полезных занятиях, поскольку он редко нуждается во мне.

— Спустись к сеньору Иакову, попроси его дать тебе на время одну из своих книг. Я посижу с пациентом, пока он будет есть. Хасинта, можешь помочь ему?

— Я уже помогала, сеньор Исаак, — ответила та.

— Господин, разбудить его перед уходом? — спросил мальчик.

— Только осторожно, Юсуф.

— Не нужно, — послышался голос с кровати. — Я не сплю. Привет, Хасинта. Откуда ты появилась?

— Меня прислала мама, — ответила девочка. — Помогать сеньоре Руфи.

— Это замечательно находчивый и умный ребенок, сеньор Исаак, — сказал пациент. — Хозяевам с ней повезло. Что ты принесла мне?

— Бульона с яйцом, сеньор, — ответила она, — и с хлебом, чтобы макать туда.

— Поднеси мне чашку к губам, — сказал пациент, — попробую этого хлеба в бульоне с яйцом.

Он неловко обмакнул левой рукой кусочек хлеба в горячий бульон, подхватил кусочки яйца и стал жадно есть.

Исаак спокойно ждал, пока пациент не прикончил почти весь бульон и отодвинул чашку. Служанка взяла ее, сделала реверанс и вернулась на кухню. Врач наконец повернулся к пациенту.

— Кажется, сейчас вам гораздо лучше, чем вчера.

— У меня появился аппетит, — сказал он, — и я повсюду ощущаю сильную боль, но она не мешает мне есть и спать.

— Дышать больно?

— Да, но я дышу, предпочитая это альтернативе.

— Раз вы способны шутить, сеньор, состояние ваше лучше, чем вчера. Но теперь, будьте добры, расскажите, как вы оказались в таком состоянии. Только, пожалуйста, не нужно истории с мулом и горной дорогой. Я ее не приму. Можете начать с того, как стали последователем катаров.

— Катаров? — переспросил в изумлении пациент. — Я? Сеньор Исаак, с чего вы взяли? Я ни единого катара в глаза не видел. Помню, дедушка говорил о них — о священнике, который был катаром, и о торговце, которого он хорошо знал. Но это было много лет назад. Сейчас их здесь почти нет. И уже давно.

— Разве это не то, что сказал бы катар?

— То же самое сказал бы добрый христианин — и, полагаю, добрый еврей. Это правда.

— Здесь многие считают, что вы катар, спустившийся с гор с какой-то зловещей целью.

— Не будь это так опасно, — заговорил пациент, — это было бы очень смешно. Но Бог свидетель мне, сеньор Исаак, я не катар. Возможно, смогу найти человека, который это подтвердит.

— Мы не станем беспокоить вас этим. Но мне желательно знать правду. По крайней мере, часть ее. Если вы не катар, то кто же?

— Вы считаете, что я лгал вам, сеньор Исаак?

— Считаю, что вы не захотели сказать то, что мне нужно знать.

— Вы готовы поверить, что у меня есть враги? — спросил пациент. — И что мое молчание объясняется этим? — Сделал краткий, неглубокий вдох. — Сеньор Исаак, на столе возле вашей правой руки есть вода. Я не могу дотянуться до нее без больших усилий и боли.

Исаак нашел стол и осторожно водил по нему пальцами, пока не нашел чашу. Понес ее на голос пациента.

— Держу ее, — сказал мужчина и напился. Сунул чашу в протянутую руку врача.

— Я не думал, что эти повреждения причинил вам друг, — сказал Исаак.

— Если удовольствуетесь частью моей истории, поведаю ее вам. Я слишком усталый, чтобы сейчас рассказывать всю.

— Я удовольствуюсь частью правды. Давайте начнем с вашей рубашки, сеньор. Она вызывает у меня любопытство.

— Моя рубашка, сеньор Исаак? С какой стати?

— По словам моей дочери, она резко отличается от остальной вашей одежды и вещей.

— Говорил я вам, что, хотя сам беден, женат на богатой женщине? Из-за этого у меня есть враги.

— Ваша жена покупает вам рубашки из тонкого полотна, а вся остальная одежда у вас старая и заштопанная.

— Это мой способ не вызывать зависти, — сказал пациент. — Я очень устал, мой добрый врач. Мне нужно поспать.

Юсуф открыл дверь в комнату.

— Господин, вас зовут на обед.

— А твоему пациенту нужен отдых. Пока что мне хватит испытывать его силы.

Глава девятая

На другой день дом погрузился в субботний покой. К диете пациента добавили заварной крем; он спал немного поменьше и больше разговаривал с тремя своими юными сиделками, но не говорил ни слова о своем прошлом или повреждениях.

Когда Ракель сменила Юсуфа у ложа пациента, он подошел к Исааку.

— Господин, если я не нужен, — сказал он, — то хотел бы осмотреть город.

По субботам он обычно уходил из дома и свободно разгуливал, заводил друзей, каких хотел, и удовлетворял свое любопытство обо всем окружающем.

— Да, конечно, — сказал Исаак. — Наслаждайся покоем, пока он длится.

Но Юсуфу нужен был не покой. Он надел старый камзол, сунул за пояс кошелек с несколькими монетками и пошел по широкой центральной улице — достаточно широкой для проезда телеги — к воротам гетто.

Шагнув за массивные ворота, мальчик оказался в вихре шума и людей, спешащих во всех направлениях. Тут же застрял между двумя толстыми женщинами и позволил себе, чтобы толпа несла его на запад, вниз по склону холма, к центральной части города. На полпути он юркнул в узкий, заваленный мусором переулок и вышел на более деловую улицу, где находились мастерские серебряных дел мастеров и ювелиров. Они его мало интересовали; он повернулся к первому человеку, которого увидел, мужчине в несколько поношенном камзоле, и коснулся ладонью его руки.

— Что это там такое? — спросил он, указывая направо.

— Королевская тюрьма, — ответил человек в камзоле, — и, судя по твоему виду, маленький негодник, там тебе и место. Убери руку с моего рукава.

— Благодарю за любезность, — сказал Юсуф с низким поклоном. И повернул налево. Шел на доносящиеся с той стороны звуки и запахи до беспорядочно раскинувшегося открытого рынка. Все лучшие фрукты, рыба, птица, мясо были раскуплены, но там было еще полно отчаянных домохозяек, запоздало наполнявших корзинки тем, что осталось. Мальчик купил себе маленький хлебец, жареного мяса к нему и пошел дальше.

Палатки со старой одеждой в дальнем конце рыночной площади ненадолго заинтересовали его; он с любопытством осмотрел рваный, грязный камзол. В нем он бы не выделялся среди кишевших там мелочных торговцев и воришек. Однако денег у него было мало, и он пошел дальше. Вышел на другую улицу, казавшуюся значительной, повернул налево, в сторону гетто, снова вышел на улицу серебряных дел мастеров и ювелиров, только на сей раз южнее королевской тюрьмы. Суета дальше к югу разожгла его любопытство, и он пошел туда.

Впереди были арки первых бастионов города. Юсуф пришел на зерновой рынок, куда каждое утро привозили на телегах зерно и муку на продажу. Пшеница, рожь, овес, ячмень, пшено и рис заполняли мешки и закрома — зрелище для многих привлекательное, но мальчика оно не интересовало. Однако под арками, защищавшими от дождя и солнца, неровными кружками сидели группы людей, кто на земле, кто на старых бочонках, ящиках или кусках досок. Юсуф потихоньку подошел к одной из групп и увидел, как высокий, широкоплечий человек бросил кости в центр кружка.

— Ха, — произнес он с гортанным акцентом. — Я выиграл, Роже.

— Нет, Грос, не выиграл, — сказал сидевший рядом. — Деньги пока мои. Так ведь, парень? — неожиданно обратился он к Юсуфу.

— Я не видел твоего броска, — правдиво ответил Юсуф.

— Мальчишка лжет, чтобы спасти своего друга, — сказал худощавый человек с темной кожей и волосами. Он обращался к соседу на языке, который Юсуф хорошо знал, но остальные, видимо, нет.

— Как твоя мать, — ответил Юсуф с блестящим произношением арабского языка, которому научился дома у родителей и который в последние несколько лет старался не забыть. — И он мне не друг.

— Недостаточно богат для тебя, красавчик? — спросил худощавый, смуглый человек.

— Я пришел бросать кости, а не…

И пока он искал способ выразить то, что хотел, с помощью небольшого запаса непристойных слов на арабском, его выручило вмешательство со стороны.

— О чем это вы говорите? — спросил тот, кого звали Грос, это было подходящее имя для человека такого роста и сложения.

— Красавчик хочет поиграть, — ответил худощавый. — Как тебя зовут, красавчик.

— Юсуф. А тебя, урод?

Тот расхохотался.

— Ахмед.

— Не боитесь, что вас арестуют за азартные игры у всех на виду? — спросил Юсуф.

— Мы не играем, — ответил Грос с невинным видом. — Мы работаем. Мы носильщики. Нужны здесь, разве не так? Что, если кому-то нужно что-то отнести? Меня прозвали эль Грос, — добавил он с усмешкой, — так как в городе нет человека сильнее меня.

— Сколько я знаю его, эль Грос не носил на спине ничего, кроме одежды, — сказал Роже.

— Неправда, Роже. Я отнес бочонок скверного вина одному человеку, а он вместо денег расплатился со мной бурдюком. Это было четыре года назад. Я усвоил этот урок.

— Будь осторожен, Юсуф, — сказал Роже. — Эль Грос обдирает мальчишек вроде тебя, как липку.

— Мальчишек — может быть, — ответил Юсуф. — Но не вроде меня.

— Возможно, — сказал эль Грос. — Но, когда нечего нести, нам становится скучно, так ведь? А если нам скучно, мы, чего доброго, станем искать другую работу. И поэтому все делают вид, что мы не играем.

— Лишь бы мы откладывали кости, когда зазвонят колокола к мессе, — сказал Роже. — Присаживайся, мальчик.

— И прекращаем игру на ночь, когда колокола зазвонят к вечерне, — добавил эль Грос.

— Да, — сказал Роже. — Всегда прекращаем в это время, так ведь?

И подмигнул.

— По крайней мере, на час, — сказал Ахмед.

— Человеку иногда нужно есть, — сказал эль Грос.

— Вы из Перпиньяна? — спросил Юсуф.

— Где ты был всю жизнь? — спросил Роже. — Здесь нет никого местных, так ведь? Вот почему нас не могут тронуть.

— Могут, — сказал Ахмед, — но считают, что не стоит труда.

— Это верно, — сказал Роже.

— Даже Ахмед откуда-то из другого места, — сказал эль Грос. — Только не любит говорить откуда.

— Ахмед не помнить, — сказал рослый, костлявый человек, сидевший рядом с Юсуфом. Говорил он очень неуверенно.

— Молодец, — сказал Роже с одобрительной улыбкой.

— Кто он? — спросил Юсуф.

— Нормандец. Вот почему говорит так плохо. Не спрашивай его имени. Его никто не может произнести.

— Не нормандец, — сказал Ахмед. — Он солдат из Англии. Мы заботимся о нем. Он не может работать, потому что был ранен в ногу в сражении.

— За кого? — спросил Юсуф.

— За кого ты сражался? — спросил эль Грос.

Англичанин бессмысленно посмотрел вокруг и попытался негромко повторить эти слова. Смущенно покачал головой.

— Он кормится попрошайничеством, — сказал Роже. — Если не считать раненой ноги, он очень сильный. Сильный, — громко повторил Роже, указывая на англичанина.

— Да, — сказал англичанин. — Сильный.

И в доказательство, обхватив Юсуфа своими громадными руками за талию, поднял его над головой. Очень мягко опустил на место и снова сказал с широкой улыбкой: «Сильный».

— Это одно из слов, которые он знает, — сказал эль Грос. — Он очень этим гордится.

Юсуф достал из кожаного кошелька хлеб, начиненный жареным мясом, разорвал его надвое и отдал половину англичанину.

— Хлеб. Мясо. Тебе, — сказал он. — Потому что ты такой сильный.

— Спасибо, — сказал англичанин. — Я голодный. Спасибо.

— Это другие слова, которые он знает, — сказал эль Грос. — Давай, парнишка. Рискни поиграть с нами в кости, по грошу за бросок.

И решив, что это развлечение стоит больше гроша, который наверняка проиграет, Юсуф вынул монетку и положил перед собой.

Монетка оказалась проиграна, и эль Грос усмехнулся. Юсуф встал.

— Мне нужно возвращаться, — сказал он. — Можно я вернусь сюда?

— С удовольствием предвкушаем встречу с тобой, — ответил Ахмед.

— Мы всегда здесь, кроме того времени, когда колокола звонят к мессе, — сказал Роже.

— В следующий раз, может, я позволю тебе отыграться, — сказал эль Грос.

Когда Юсуф вернулся во двор, сцена там изменилась. Маленькая Хасинта в тенистом углу у стены играла с ребенком. Бонафилья сидела под деревом одна, наблюдая за Хасинтой и маленьким мальчиком. Исаак, Иаков, Аструх и Давид сидели за столом, увлеченные послеобеденным разговором о текущих проблемах, вызванных войной на Сардинии. На столе были холодные блюда: цыпленок, запеченная рыба, турецкий горох с травами в масле и уксусе, чечевица, фрукты и хлеб. Он положил себе на хлеб рыбы и кусочек цыпленка.

Ребенок, устав от игры, залез на колени Хасинте и уснул. Лия вышла из кухни, взяла его и понесла в кроватку. Хасинта посмотрела, не наблюдает ли кто за ней, и потихоньку ушла со двора. Через несколько секунд, посмотрев на верх окружающей сад стены, Давид тоже поднялся и пошел к сидевшей Бонафилье.

Юсуф понес свою еду в укромное место за кустами и сел, чтобы поесть в покое. Покой его продлился недолго.

— Я думала, вы избегаете меня, сеньор Давид, — услышал он голос сеньоры Бонафильи. Он показался мальчику резким, нервозным и вместе с тем странно кокетливым.

— Будь это так, был бы я здесь? — ответил Давид, не задумываясь.

— Возможно, если вы подошли только по указанию вашего брата.

— Сеньора Бонафилья, как вы можете считать, что кто-то станет избегать вас? — сказал Давид. — Ваша красота привлекла бы и железо, и камень.

— Вы действительно считаете меня красивой? — спросила Бонафилья. Она оставила свою жеманную манеру речи и говорила робко и мучительно искренне. — Вы не были разочарованы, увидев меня?

— Право же, нет, — ответил Давид. — Я был очень изумлен, увидя вас. Я предполагал, что художник, писавший ваш портрет, солгал, однако надеялся, что не очень.

— Вы говорите правду? — спросила она. — Или это ваша обычная любезность? Я заметила, что вы всегда любезны и вежливы.

— Правду; — ответил он сухо. — Все хвалили вашу добродетель и вашу скромность — они меня не удивили. И робость, на которую жаловался ваш брат до того, как было заключено соглашение о браке, показалась мне дополнением к вашим добродетелям. Но я не верил, что они будут сочетаться с такой красотой. Все, что говорили о вас, правда, — сказал он так негромко, что уже заинтересовавшийся Юсуф едва расслышал.

Мальчик услышал резкий вдох, а затем шелест одежды.

— Бонафилья, в чем дело? — спросил Давид. — Куда вы?

Повернувшись, Юсуф увидел движение подола платья Бонафильи по камням, когда она встала. Потом и все остальное — в том числе и залитое слезами лицо, — когда она побежала по двору, затем по ступенькам в дом.

— Черт возьми, что это значит? — услышал он недоуменный голос Давида.


В эту же дремотную вторую половину дня сеньора Хуана искала покоя в саду ее величества, где сидела с шитьем на коленях и наблюдала, как пестрая кошка Маргариды крадется к листу под кустом. Это ее занятие прервал знакомый голос:

— Сеньора Хуана, я не ожидал вас здесь обнаружить. Весь мир спит в послеполуденной жаре.

Хуана подняла шитье и повернула голову.

— Сеньор Пигбаладор, в саду я искала только прохладного ветерка. Не ожидала найти здесь что-то иное — даже вас.

— Ее королевское высочество занято где-то в другом месте, поэтому я осмелился искать вас в этом убежище. Но неужели я для вас всего лишь что-то иное?

— Нет, не всего лишь, — ответила Хуана. — Думаю, вас можно назвать веселым собеседником. Хотя я знаю вас не особенно хорошо и не уверена, можно ли доверять вам…

— Доверять мне? — резко переспросил Бонсом.

— Видеть в вас постоянно источник веселья. Я уверена, что у вас, как и у большинства людей, бывают скучные минуты.

— Никогда, — сказал он.

— В январе, когда льют дожди, вы страдаете от холода, а земля слишком мокрая для охоты?

— Тогда я велю развести в камине огонь, принести горячего вина с пряностями и рассказывать веселые истории.

— Должно быть, это очень утомительно, — сказала Хуана.

— Когда хочу быть хмурым, сварливым, — сказал Бонсом, — я покидаю друзей и срываю дурное настроение на нескольких избранных слугах, которым хорошо плачу, чтобы они это терпели.

— Нужно запомнить, — сказала Хуана.

— Но я забылся, сеньора. Непростительно шутить в доме плача. Судьба нанесла вам жестокий удар. Оставить вас в покое?

— Нет, сеньор, — сказала Хуана. — Вы отвлекли меня от печальных мыслей. Я благодарна.

— Я удивляюсь, что вы не возвращаетесь в загородное имение, чтобы избежать бездумных разговоров с такими, как я, — сказал Бонсом.

— Ее королевское высочество упорно настаивала, чтобы я вернулась к ней, — сказала Хуана. — Она считает, что при создавшихся обстоятельствах так будет лучше.

— Принцесса Констанса в высшей степени любезна, — сказал Бонсом.

— И хотя после смерти моего мужа прошло совсем немного времени… — Хуана сделала паузу. — Она уже говорит о различных партиях для меня. Боится, что одной мне будет трудно. Говорит, кто-нибудь приятный, кто сможет охранять мои интересы.

— Помните, я предлагал то же самое, — сказал Бонсом.

— Да, сеньор. Предлагали. Тогда я надеялась, что в этом не будет необходимости. Но теперь, — сказала она с тревогой в глазах, — право, не знаю, что мне лучше всего делать.

— Вот потому другие и берутся думать за вас. Прислушайтесь к ним, сеньора.

Хуана подалась вперед и посмотрела прямо в глаза Бонсому.

— Но скажите, сеньор, как я могу выбрать мужа из Перпиньяна? Всякий раз, когда кто-нибудь называет какое-то имя, я боюсь, что этот человек затравил моего мужа до смерти.

— Вы верите в это?

— Я этого боюсь. Скажите, что вы знаете о доне Рамоне Хулиа?

— То, что знают все, — осмотрительно сказал Бонсом.

— Скажите мне, — попросила Хуана. — И не вежливую ложь, сеньор, а правду.

— Это труднее. Могу сказать, что сейчас он отчаянно нуждается в деньгах.

— Мог бы он пойти ради них на убийство?

— Если б считал, что при этом может избежать опасности для себя. Он не особенно смелый человек, но страсть его жизни, сеньора, азартные игры. К сожалению, он не разумный и не искусный игрок. Я слышал от него, что ему принадлежит доля в рейсе «Санта-Марии Нунсиады», и он надеется вернуть утраченное состояние, когда она вернется. Возможно, будь у него состояние, он перестал бы играть.

— Разве может леопард избавиться от своих пятен? — сухо спросила Хуана. — Или, что еще более важно, готов ли Рамон Хулиа нарушить закон, чтобы обрести это состояние?

— Только если будет уверен, что не попадется.

— И притом он все-таки ваш друг.

— О, да. Я нахожу его очень веселым, хотя, когда много жалуется, он может стать утомительным. А почему вы спрашиваете?

— Я думаю, что без такого мужа можно обойтись.

— Полагаю, он был бы веселым, но расточительным мужем, — сказал Бонсом. — Но я никогда не общаюсь с ним дольше одного-двух дней. При более долгом общении он может стать утомительным. Но мне нужно идти, сеньора. Меня призывают другие, менее приятные обязанности.

Он встал, любезно поклонился и ушел.

Беспокойная, неуверенная Хуана поднялась со скамьи и стала ходить взад-вперед по саду в тени деревьев, многие из которых были все еще усеяны плодами. Кошка Маргариты прекратила охоту и спала в прохладной тени кустов. Глядя невидяще на их темную листву, Хуана услышала тактичное пошаркивание ног поблизости. Пришел один из слуг принцессы.

— Санчо, ты ищешь меня?

— Сеньора, — сказал тот, — кое-кто хочет с вами поговорить.

— Кто, Санчо?

— Она назвалась Хасинтой, сеньора.

— Проводи ее сюда. Я поговорю с ней.

И сдержанная маленькая девочка осторожно вошла, сделала реверанс, а потом огляделась с большим интересом.

— Сеньора, — негромко сказала она, — я пришла с сообщением. Долго оставаться не могу, — добавила она, и на ее лице отразилось беспокойство. — Хозяйка не знает, что я ушла, правда, сегодня суббота, и никаких работ делать не нужно.

— Понимаю, — сказала Хуана. — Кто-нибудь может хватиться тебя и поинтересоваться, где ты, но не потому, что твоя работа не выполнена. Тогда садись сюда, в тень, и передай мне свое сообщение.

Девочка с подозрительностью оглядела сад, потом подалась поближе к сеньоре Хуане.

— Ваш верный слуга, — прошептала она, — велел мне сказать вам, что он как будто поправляется.

— И это все?

Хасинта кивнула.

— А он в самом деле поправляется?

— У сеньора Иакова есть друг, замечательный врач, приехавший сюда на свадьбу. Он заново вправил кости пациента — нам разрешается называть его только пациентом, сеньора, — и дал ему настойки, которые позволяют спать и есть. Выглядит он гораздо лучше, чем раньше. Только не плачьте, сеньора, — добавила девочка с сильным беспокойством. — Он сказал, вы не должны плакать.

— Здесь все знают, что я оплакиваю смерть мужа. Несколько слезинок ничего не изменят, — ответила Хуана, утирая глаза. — Что еще говорит этот врач?

— Он сказал сеньору Иакову, что от пациента перестал идти запах смерти. А сеньор Иаков сказал хозяйке, что это очень хорошая новость, потому что сеньор Исаак почти всегда знает, будет человек жить или умрет. И у сеньора Исаака есть ученик, подопечный его величества, по имени Юсуф. Он сказал мне, что сеньор Исаак врач из Жироны, который вылечил наследного принца Хуана, когда мальчик в младенчестве был очень болен и их величества опасались за его жизнь.

— Передашь от меня сообщение моему верному слуге? Скажи ему, что я здорова и желаю здоровья ему.

Хуана наклонилась и зашептала на ухо девочке.

— Да, сеньора. Я передам ему. А теперь мне надо идти, иначе меня хватятся.

— Возьми это, — сказала Хуана, — и не теряй.

Хасинта взглянула на тяжелую серебряную монету в своей руке и быстро сунула ее в складки пояса.

— Спасибо, сеньора, — сказала она. — И я желаю вам здоровья.

— Что это за милый ребенок, с которым ты разговаривала? — послышался голос за спиной Хуаны.

— Маргарида, — ответила та. — Когда ты спустилась?

— Только что. Принцесса идет сюда. — Маргарида хлопнула в ладоши, появился слуга. — Сейчас здесь будет принцесса, — сказала она. — Ей нужны кресло и подушки, А также закуски.

— Сейчас, сеньора, — ответил он и скрылся.

— Так кто эта девочка?

— Она принесла мне сообщение от слуги моего мужа. Он вернулся к своей семье в Валенсию. Понимаю, почему он захотел уехать, — сказала Хуана. — Но если б подождал до завтра, я позаботилась бы, чтобы он получил все, что ему причитается.

— А что причитается слуге, который покидает свою госпожу при первом признаке неприятности?

— Маргарида, ты слишком сурова. Он не получал платы последние три месяца, и я уверена, Арнау захотел бы дать ему больше. Он был очень преданным слугой.

— Удивляюсь, — сказала Маргарида. — Ты думаешь, преданным. А что, если нет? То, что напавшие убили Арнау, но слуга уцелел, вызвало бы у меня подозрение. И с какой стати убегать сейчас?

— Думаю, он уехал из опасения за свою жизнь, — ответила Хуана.


Принцесса Констанса и ее придворные дамы появились у входа в сад через несколько секунд после того, как суета приготовлений утихла. Хуана и Маргарида встали и сделали реверанс; слуги попятились и заняли незаметное положение. Ничто не двигалось, кроме шелестевшей на ветерке листвы. Маленький спаниель принцессы, нарушая придворный этикет, вбежал и поднял радостную возню у ее ног, потом бросился искать пеструю кошку. Его хозяйка села, спаниель прибежал назад и со счастливым видом улегся у ступней принцессы.

— Сеньора Хуана, подойдите, сядьте рядом со мной, — сказала Констанса. — Давайте поговорим еще.

Хуана снова сделала реверанс, подошла и села на самое почетное среди придворных дам место, рядом с принцессой.

— Я предприняла несколько шагов, чтобы облегчить ваше положение, — сказала Констанса. — Однако не знаю, будут ли они успешными.

— Ваше высочество, — сказала Хуана, и на глаза у нее вновь навернулись слезы, — я глубоко благодарна и польщена, что вы снизошли до помощи мне. Это гораздо больше, чем я заслуживаю.

Принцесса посмотрела на нее с любопытством.

— Это доставило мне удовольствие, — сказала она. — И доставит еще большее, если мои усилия окажутся успешными. Но, увы, несмотря на все это, — она обвела рукой слуг, придворных дам, сад, — у меня очень мало реальной власти, разве что в мелочах. Я зависима от прихотей других. С другой стороны, у меня больше возможностей, чем у большинства людей, обратиться к тем, кто в силах вам помочь. Я использовала эти возможности. Посмотрим, что из этого выйдет.


Дом врача, казалось, свернулся калачиком и заснул в тепле послеполуденного солнца. Ракель праздно сидела у окна с вышиванием на коленях, подумывая, сможет ли сбегать вниз и принести какую-нибудь книгу до того, как пациент проснется. Дверь неслышно открылась, вошел Юсуф.

— Я понаблюдаю за ним, — прошептал он. — Ты здесь с самого утра.

— Ненадолго приходила Хасинта, — негромко сказала Ракель. — Она говорит, что любит сидеть с ним. Но я принимаю твое предложение. Поесть что-нибудь остаюсь?

— Мало чего, — с сомнением в голосе ответил Юсуф. — Фрукты и турецкий горох в уксусе.

— Мне этого хватит, — сказала девушка. — Может, я принесу ему зрелую грушу. Он проснется голодным.

Она сбежала вниз по ступеням, почти не производя шума в своих башмаках из мягкой кожи. Вышла в тихий двор, потянулась, разминая затекшие руки и ноги, и пошла к столу, где были оставлены различные блюда, аккуратно прикрытые льняными салфетками. Завернула в салфетку две груши и яблоко, положила в тарелку гороха в соусе и налила чашку холодного лимонно-мятного напитка. Взяла немного курятины почти очищенную от костей и пока ела ее, ища взглядом еще, услышала осторожные шаги из передней части дома. Торопливо вытерев жирные пальцы, перенесла свою еду в затененный угол стола и села, готовясь к тому, что ей помешают.

Никто не появлялся. Внезапно Ракели пришло в голову, что это были шаги ее отца, ходящего с нехарактерной для него осторожностью, потому что он находился в той части дома, которой не знал. Почувствовала угрызения совести из-за того, что с тех пор, как они приехали, почти не беспокоилась о нем, своем любимом отце, слепом, в чужом доме. То, что он много лет знал хозяина, совершенно ничего не значило, раз он не знал дома, а она почему-то об этом забыла. Откусила хлеба, поскольку была очень голодна, и поспешила помочь ему.

Войдя в полуоткрытую дверь, Ракель успела увидеть Бонафилью, шедшую на цыпочках, за которой следовала Эсфирь, когда они открывали тяжелую парадную дверь и выходили.

Глава десятая

В воскресенье утром шел дождь. Сеньора Руфь отдала маленького сына Лие, надела фартук и пошла на кухню помогать кухарке и Хасинте, В добавление к завтраку требовалось готовить свадебный обед. Более десятка громадных блюд запеченной рыбы, бесчисленной птицы, бараньих ног, три целых ягненка будут испечены во вторник в печи пекаря, разумеется, с хлебом и пирожными, но их еще нужно было приправить пряностями, посолить, смазать маслом, вымочить в вине, и многими другими способами подготовить к переноске туда. Другие блюда, несколько типов ароматизированного риса, горох, чечевица должны были готовиться дома. Около восьмидесяти гостей, не считая тех, кто в доме, ожидалось на свадьбу, которая состоится в зале и саду возле синагоги. Руфь очень хотела устроить пиршество, которое понравится всем.

Она уже решила, что от Лии больше пользы с маленькими детьми, чем на кухне, и что мораль предков Хасинты в настоящее время менее важна, чем ее готовность делать все, что она может.

К полудню дождь поутих, и к обеденному времени во дворе было достаточно сухо, чтобы накрыть стол там. Теперь уже весь дом был занят делами. Исаак пошел посидеть с пациентом, отправив Ракель и Юсуфа вниз помогать: Давиду с Иаковом пришлось неохотно исполнять обязанности посыльных; даже Бонафилью призвали помогать на кухне.

Потом Бонафилья, толокшая специи, отставила ступку с пестиком и сказала, что у нее болит голова.

— Да, ты ужасно бледная, — сказала Ракель. — Принести тебе чего-нибудь?

— Нет, не надо. Мне нужно только тихое место, где можно полежать.

— Иди в нашу комнату, — сказала Ракель. — Обещаю, что не потревожу тебя.

— Спасибо. Я вернусь помогать, как только смогу, — сказала Бонафилья и выбежала из кухни.

— О Господи, — сказала Руфь.

— Она быстро почувствует себя лучше, — сказала Ракель. — Не беспокойтесь о ней.

— Я не о ней беспокоюсь, — сказала Руфь. — Я беспокоюсь о жизни с женщиной, у которой из-за расталкивания пряностей начинается головная боль. Я бы пожелала Давиду невесту, от которой проку в доме больше.

— С ее приданым это не имеет значения, — сухо ответила Ракель. — Вы сможете нанять еще одну служанку. Но разве у Давида не будет своего дома?

— Со временем, возможно, — смущенно ответила Руфь. — Сеньор Самуил Каракоса обещал прислать помощницу на сегодня и завтра. Не знаю, соглашусь ли.

— Он родственник сеньора Аструха?

— Да.

— Тогда почему не согласиться?

— Я бы согласилась, только сейчас некого отправить к нему с сообщением.

— Это не может быть очень далеко, — сказала Ракель.

— Он живет не в гетто, — сказала Руфь. — Там, где большие дома. Наш один из самых больших в гетто, как видите, но гораздо меньше. Вот почему сеньор Самуил пригласил Дурана пожить у него — комнат для гостей там достаточно.

— Сеньора, я передам ваше сообщение, — послышался голос от двери.

Руфь обернулась.

— Юсуф, — сказала она. — Ты очень добр, но не знаешь, где этот дом.

— Ошибаетесь. Юсуф знает, где находится что угодно, — сказала Ракель. — Так ведь?

— Я ходил туда с Дураном, — сказал Юсуф. — Посмотреть, насколько велик этот дом. Я знаю, где он.

В доме Самума Каракосы Юсуфа радушно приняли. Обещанную в помощь служанку тут же отправили с сообщением, что Юсуф останется и пообедает с ними.

— Так как, — сказал сеньор Самуил, — сеньоре Руфи предстоит сегодня кормить многих, тем более что ей нужно готовиться к свадьбе.

— Я пойду туда завтра, — сказала его спокойная, судя по виду, умелая жена. — И помогу ей.

Обед был обильным, разнообразным, неторопливым. Поев, Юсуф неспешно побрел обратно к гетто, не горя желанием окунаться в приготовительную суету в доме сеньора Иакова. Путь привел его сперва к южной окраине города, там он остановился на высшей точке холма посмотреть на королевский дворец, вздымавшийся во всем своем великолепии на противоположном холме. Потом, петляя, пошел обратно и остановился по пути поговорить со своими друзьями, бросавшими кости под арками зернового рынка.

Когда Юсуф присел в пыли, наблюдая за игрой, взгляд его привлекло движение красного шелка; он повернулся, чтобы посмотреть, и осознал, что видит Бонафилью, идущую в сопровождении Эсфири в западную сторону, к той улице, где на южной стороне рынка были сосредоточены таверны и харчевни. Несмотря на свое недавнее знакомство с городом, мальчик был уверен, что она идет с одной только служанкой в совершенно неподобающий для респектабельной девушки район.

Движение Юсуфа привлекло внимание эль Гроса.

— На нее стоит посмотреть, так ведь? — сказал он.

— Интересно, что она здесь делает? — как можно небрежнее спросил Юсуф.

— Не знаю, — сказал эль Грос.

— Встречается с любовником, — сказал Роже, на миг подняв взгляд от костей. — Ты играешь?

— Или ищет нового, — сказал эль Грос, пропустив его слова мимо ушей. — Ты знаешь ее? — спросил он, блестя глазами от любопытства.

Юсуф небрежно покачал головой. Какой бы ни была цель Бонафильи, он не видел смысла привлекать к ней их внимание.

— Она бывает здесь едва ли не реже тебя, парень, — сказал эль Грос. — Должно быть, по каким-то делам. И всегда с одной и той же женщиной.

— Со своей служанкой, — сказал Юсуф, забыв на миг, что он ее не знает.

— Пожалуй, — сказал эль Грос. — У разодетой так женщины должна быть служанка, верно?

— У нее каждый день разная одежда, — с жадностью в голосе добавил Ахмед. — Богатая.

— Похоже на то, — сказал Юсуф и опустил взгляд на кости. Однако вскоре извинился и пошел к той улице, на которой скрылась Бонафилья.


Юсуф нашел Бонафилью на маленькой площади неподалеку. Кроме нее и Эсфири в это спокойное воскресное время там была лишь спящая на солнце тощая собака кремового цвета. Бонафилья стояла посреди площади лицом к той улице, на которой находился Юсуф, она разговаривала с хорошо одетым мужчиной, очевидно, забыв обо всем на свете, кроме него. Выйдя на площадь, Юсуф смог рассмотреть спину этого человека в хорошо скроенном камзоле. Очень выразительную спину, говорившую о многом. Мужчина выглядел напряженным, готовым мгновенно пуститься в бегство или обнажить меч, голова его постоянно слегка двигалась, значит, он смотрел во всех направлениях, только не прямо перед собой.

Где-то над головой Юсуфа хлопнул ставень. Мужчина повернул голову с быстротой нападающей змеи, и Юсуф увидел мельком знакомое лицо. Если он не очень ошибался, с Бонафильей разговаривал Фелип, человек, который присоединился к ним на последнем отрезке пути к городу. Мальчик вышел на площадь и украдкой переходил от подворотни к подворотне, пока не дошел до убежища на мощеной улице, откуда из углубления в стене ему лучше была видна сбоку голова мужчины. На сей раз Юсуф убедился окончательно. Это был Фелип, волосы его и бородка были недавно подстрижены, на нем был камзол последней моды из темно-красного шелка, отделанный золотистым бархатом.

Эсфирь стояла в тени на другой стороне улицы, наблюдая за ними. Нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, то и дело поднимала взгляд к небу, следя за движением солнца. На лице ее было выражение беспокойства и жгучего любопытства.

— Не могу, — отчетливо произнесла Бонафилья. — Это все. Ты все так усложняешь — я просто не знаю.

Фелип ответил так негромко, что даже Юсуф с его острым слухом ничего не смог разобрать. Галантно поклонился и пошел прямо на ту улицу, где таился Юсуф, оставив бледную, жалкую Бонафилью одну посреди площади. Через несколько минут после того, как она ушла со служанкой, Юсуф вышел из-за ворот, за которыми прятался.


Хуана шила, когда в двери ее маленькой гостиной появилась служанка.

— Сеньора, — сказала она, — ее королевское высочество хочет вас немедленно видеть.

Хуана отложила шитье, одернула платье, поправила непослушные волосы и пошла за служанкой по коридору к покоям принцессы Констансы.

— Будьте добры, сеньора, подождите, — сказала служанка. — Я доложу ее высочеству, что вы здесь.

И юркнула в спальню.

Атмосфера в передней была напряженная. Придворные дамы принцессы стояли, вид у них был необычно раздраженный, досадливый или испуганный.

Маргарида кивнула Хуане, но не улыбнулась и не заговорила. Безмолвная пауза тянулась. Хуана стояла у двери в ожидании.

Наконец служанка появилась снова.

— Принцесса Констанса приглашает вашу милость войти, — сказала она, придержала дверь открытой для Хуаны, а потом плотно захлопнула.

Принцесса склонялась над стоящей на столе большой корзинкой.

— Сеньора Хуана, — сказала она, — вы должны мне помочь. Оставь нас, — резко приказала служанке. — И не подслушивай под дверью. — Подождала, пока за служанкой не закрылась дверь. — Я не спрашивала вас о подробностях того, кто помог вашему мужу, когда он был избит, так как понимала, что вы опасаетесь за его жизнь. Но я слышала, что лечил его — или, лучше сказать, его слугу, который тоже сильно пострадал, — здешний врач с помощью врача, который исцелил моего брата от его болезней. И что этот человек так оправился, что способен передвигаться.

— Да, ваше высочество, в определенном смысле произошло это, хотя…

— Неважно, что именно произошло, — важно мастерство этих врачей, — раздраженно сказала Констанса.

— Совершенно верно, ваше высочество. Они очень искусны.

— За ними нужно немедленно послать, а вы единственная знаете, кто они и где живут. Посмотрите, сеньора Хуана. Посмотрите на мою несчастную Морену.

Принцесса отступила от корзинки, продолжая держать в ней руку.

В корзинке лежал маленький коричневый спаниель с белыми пятнами, одна его лапка была вытянута, шерсть на этой лапке и на голове была в запекшейся крови. Он заскулил, когда принцесса отошла от него, а потом закрыл глаза.

— Взгляните на ее лапку, — сказала принцесса.

— Похоже, она сломана, ваше высочество, — сдержанно сказала Хуана.

— Да, сломана. Эти дуры в передней позволили ей убежать от них. Она побежала по лестнице в большой двор, и ее покусал один из сторожевых псов. Если она не поправится, кое-кто поплатится за это головой, — сказала она, голос ее дрожал от холодной ярости.

— Я с удовольствием назову вам их имена, ваше высочество. Надеюсь, они смогут лечить собаку так же хорошо, как и людей.

— Думаете, собачьи кости не сильно отличаются от человеческих? — с беспокойством спросила принцесса.

— Думаю, переломы лечатся точно также, ваше высочество.

— Сеньора Хуана, вызовите звонком мою служанку, — сказала Констанса, не прекращая бдения у пострадавшего животного.

Служанка появилась с подозрительной быстротой.

— Позови моего секретаря, — велела принцесса. — Мне нужно немедленно написать письмо.

Когда Хуана вышла из покоев принцессы, у нее от холодного страха перехватило дыхание. Почти все, что говорила принцесса, было известно только самой Хуане. Никто во дворце не мог знать, кто лечил Арнау, кроме нее самой и маленькой Хасинты. И никто не мог подслушать ее разговор с Хасинтой. Никто — кроме верной, честной Маргариды, если она шпионила за своей подругой в саду.


Когда Юсуф вернулся в дом врача, сеньоры Иаков и Исаак ждали его у ворот.

— Юсуф, вымой лицо и руки, — сказал Исаак, услышав, что мальчик вошел. — Нам нужно идти во дворец, лечить очень серьезный случай.

Позади них стоял Мордехай с коробкой в руках.

Юсуф как можно быстрее привел себя в порядок и выбежал к воротам.

— Кто наш новый пациент? — спросил он. — Надеюсь, не сеньора Хуана.

— Почему ты так говоришь?

— Потому что, господин, наш пациент наверху не сможет перенести этого.

— Совершенно верно. Однако, Юсуф, ту пациентку, которую мы идем лечить, тоже очень любят. Но, насколько я знаю, она не знакома с человеком, которого мы выхаживаем. Но все-таки дело будет сложным, — сказал Исаак, — потому что принцесса ее очень любит.

— От чего она страдает?

— Она подралась и страдает от сломанной ноги и собачьих укусов.

Юсуф изумленно посмотрел на одного, потом на другого.

— Подралась одна из дам ее королевского высочества?

— Пока ты совсем не пришел в замешательство, Юсуф, — заговорил Иаков, — скажу тебе, что это совершенно новое дело. Наш пациент — собачка, которую очень любит ее хозяйка, принцесса Констанса.


Оба врача и Юсуф находились в спальне принцессы, так как Констанса не подумала бы перемещать пострадавшее животное. Иаков начал обследование, ища раны на каждом дюйме тела несчастного существа. За исключением разрыва на ухе, из которого обильно шла кровь, кожа была порвана только на сломанной лапке. Юсуф с Иаковом промыли раны вином и настоем трав, чтобы ускорить заживление и не допустить инфекции, Юсуф прижимал компресс к уху Морены, чтобы окончательно остановить кровотечение.

Все это время принцесса стояла напротив них, положив руку на плечико Морены и удерживая ее в неподвижности.

Исаак взял в руку сломанную лапку. Морена зарычала, и принцесса утихомирила ее. Стал ощупывать, очень осторожно. Собачка зарычала снова.

— Ваше высочество, когда я дойду до перелома, ее потребуется держать, чтобы я смог вправить кость. Тогда собачка поправится. Мне не хочется давать ей болеутоляющих средств, ваше высочество, боюсь, они могут причинить ей больше вреда, чем пользы. Возможно, держать ее сможет Юсуф.

— Я сама, — сказала Констанса. — Когда нащупаете перелом, я буду держать ее тело и голову. Тогда сможете заниматься лапкой.

После этого они работали быстро. Иаков снова промыл рану, и Исаак повел рукой вниз по задней лапке. Собачка задрожала от страха и боли, когда он приблизился к повреждению, но когда врач сказал: «Пора, ваше высочество», лежала неподвижно, крепко сжатая принцессой и Исааком, державшим задние лапы. Морена держалась стоически, не выражая протеста, когда Исаак вправил кость. Юсуф тут же стал накладывать шину.

— Благодарю ваше высочество за помощь, — сказал Исаак, когда все было кончено.

— Иначе бы она не позволила к себе притронуться, — сказала Констанса, гладя ее. — Ну вот, она уже перестала дрожать. Дайте моей служанке указания, как ухаживать за ней. Я очень признательна вам за мастерство.

И их вывели из спальни.

Ни Исаак, ни Иаков не лечили больных и покалеченных собак, но объяснили ясно, как нервозной служанке ухаживать за животным. Когда они в третий раз повторяли, что нужно делать, в гостиную ввели священника в белой доминиканской рясе.

— Я доложу принцессе, что вы здесь, — сказала служанка. — Но не знаю, сможет ли она принять вас.

— Она просила меня прийти, — сказал священник. — Если она хочет меня видеть, я буду доволен. Если нет — неважно.

— Спасибо, отец.

Священник с любопытством смотрел на двух врачей и мальчика, поворачивая голову, когда они выходили из комнаты.


На всем пути от дворца, пока Иаков и Исаак разговаривали о деле, которым только что занимались, Юсуф думал о том, что видел возле зернового рынка, и вновь и вновь приходил к выводу, что об этом нужно кому-то рассказать. Отвергнув ее родных и членов семьи Давида, которые восприняли бы это очень скверно, мальчик решил, что лучше всего сообщить об этом Ракели. Когда они пересекали площадь доминиканского монастыря, направляясь к воротам гетто, он вновь стал прислушиваться к словам своего учителя.

— Я не люблю вправлять кости, — говорил Исаак. — Дома я никогда не делал этого — или почти никогда. У нас в Жироне был превосходный костоправ, но он умер во время черной смерти. Некоторое время я иногда занимался этим в трудных случаях, пока его ученик не обрел нужного мастерства.

— Но у тебя такие ловкие пальцы, — сказал Иаков.

— Я предпочитаю тайны болезней и здоровья мастерству костоправа, вот и все. К тому же немногие пациенты такие же спокойные и послушные, как маленькая Морена.

— Вот наконец мы и пришли, Исаак, — сказал хозяин дома. — Давай выпьем по чаше вина и поедим — если есть кто-нибудь свободный, чтобы подать нам.

Они со смехом вошли в дом, за ними следовал молчаливый Юсуф. В доме было спокойно, тихо. Сеньора Руфь приостановила неистовую деятельность.


Не решаясь постучать в дверь комнаты Ракели в чужом доме, Юсуф поднялся к пациенту. Как он и надеялся, Ракель была там и старательно работала.

— Я посижу с ним, — прошептала она. — По сравнению с тем, что делается внизу, это не работа.

— Внизу ничего не делается, — негромко сказал Юсуф. — Но я хотел поговорить с тобой.

— О чем?

— Может, сядем за дверью? Не хочу его беспокоить.

— Он теперь спит крепче, — сказала Ракель. — В этом нет необходимости.

Юсуф сел на подоконник и рассказал о своем наблюдении за Бонафильей и Фелипом на площади.

— «Не могу. Ты все усложняешь», — задумчиво повторила Ракель. — Она так говорила?

— И еще сказала, что не знает.

— Кто она? — неожиданно спросил пациент. — Эта девушка?

— Простите, сеньор, что разбудили вас, — сказала Ракель.

— Вы не разбудили меня, — ответил он. — Я начал просыпаться до того, как Юсуф осторожно вошел в комнату. Кто она и чего не может?

— Нам бы не следовало болтать о ней, — сказала Ракель с неловкостью. — Это молодая женщина с превосходной репутацией.

— Я знаю ее? — спросил пациент. — Узнаю когда-нибудь, как полагаете?

— Не думаю, сеньор. Когда достаточно окрепнете, вы вернетесь туда, откуда прибыли. Надо полагать, вы не перпиньянец.

— Верно. Раз так, скажите, кто она и чего не может.

— Ее зовут Бонафилья, во вторник она выходит замуж, — сказала Ракель.

— Но не за того человека, которого встретила на площади и которому сказала, что чего-то не может.

— Ему зачем-то нужна ее помощь, — сказал мальчик.

— Подумай, Юсуф, — раздраженно сказала Ракель. — Кто в этом городе может нуждаться в ее помощи? Он хочет ее. Она очень привлекательная, сеньор. Нет — вру. Очень красивая.

— Красивее вас, сеньора? — спросил пациент. — Я спрашиваю не из любезности, это серьезный вопрос.

— У нее более замечательная красота, сеньор, — ответила, чуть подумав, Ракель. — Если бы она шла по городу без вуали, на нее оглядывались бы больше, чем на меня.

— Понимаю. Она должна выйти замуж во вторник, и вы считаете, что этот человек хочет тайно бежать с ней. Давно они знают друг друга?

— Они познакомились в последний день нашей поездки сюда, — ответила Ракель. — Но потом она виделась и разговаривала с ним. Она сказала мне. И он уговаривал ее бежать с ним.

— Предлагал пожениться?

— Я не знаю, чем он прельщал ее. Она не сказала. Думаю, им движет страсть. И он говорил с ней о золоте ее отца, привезенном в качестве приданого. Должно быть, и оно входит в его мотив.

— Ага. Алчность. Может, она не знает, как вынести из дома отцовское золото.

— Не представляю, как она могла бы. Оно, должно быть, заперто. И сеньора Аструха не так легко одурачить, чтобы он отдал его ей только потому, что она попросила.

— Это тема романса менестреля, — сказал пациент. — Она знакомится с кем-то в пути, они влюбляются друг в друга и стремятся убежать вместе. Много времени они проводили вместе в разговорах?

— Нет, — ответил Юсуф. — Может быть, обменялись любезностями или жалобами на погоду — шел дождь, — но Бонафилья постоянно была с отцом и братом, а также со своей служанкой и Ракелью.

— Не самые простые обстоятельства для соблазнения, — сказал пациент. — Прямо у отца под носом.

— Не могу поверить, что она откажется от своей семьи и хорошего брака ради какого-то совершенно незнакомого человека, которого находит настолько красивым, привлекательным и остроумным, чтобы бежать с ним, — сказала Ракель.

— Если они не встречались раньше и он не встретился с вами умышленно, — сказал пациент. — Если б я пытался спасти мою истинную любовь от насильственного брака, то мог бы предпринять в последнюю минуту что-нибудь отчаянное.

— Но она просто сияет от удовольствия, когда находится с Давидом, — сказала Ракель. — Я это видела. И будь она влюблена в кого-то другого, думаю, отец бы прислушался к ней. В душе он добрый человек.

— Может, и нет, если влюбленный христианин, — сказал пациент. — Это так?

— Я предположила, что да, — ответила Ракель. — Но не уверена в этом. Мы разговаривали только о погоде, цели нашей поездки и состоянии дорог. И в пути каждый разумный человек оденется и будет вести себя, как христианин из соображений безопасности, как дозволяет его величество.

— Она ходит одна на встречи с ним? — спросил пациент.

— Нет, — ответил Юсуф. — Берет с собой служанку.

— Думаю, нам нужно рассказать кому-то об этом, — сказала Ракель, — только это может вызвать ненужные осложнения.

— Возможно, она тешится вкусом опасности в течение нескольких дней до того, как стать респектабельной замужней женщиной, — заговорил пациент. — Как-никак, несколько встреч во второй половине дня на общественной площади под пристальным взором служанки могут быть очень волнующими и вместе с тем совершенно безопасными.

— Я спрошу у Эсфири, что она думает. Или знает, — сказала Ракель. — Возможно, вы правы. Она недовольна отцом.

— Почему?

— Он взял молодую жену, приятную женщину, которую сеньора Бонафилья недолюбливает. Считает, что отец устроил этот брак по наущению жены, так как хотят наслаждаться жизнью без Бонафильи, которая угрюмо ходит по дому и сердито смотрит на них.

— Ее маленькая месть, — сказал пациент.

— Да. Но она всегда казалась мне слишком… — Ракель сделала паузу. — Слишком осторожной, чтобы идти на риск серьезных последствий.

— Тогда идите немедленно и расспросите ее служанку, — сказал пациент. — И возвращайтесь со сведениями, которые получите у нее. Только, сеньора, я опять чувствую голод. Не могли бы вы сперва найти для меня что-нибудь более питательное, чем бульон или заварной крем?

— Думаете, что сможете это съесть?

— Кажется, я смог бы сейчас съесть бедро быка. Эти тайны вызывают у меня аппетит.


— Не знаю, о чем вы говорите, сеньора, — сказала Эсфирь. — Мы никуда не ходили.

— Эсфирь, твоя верность госпоже весьма похвальна, — сказала Ракель. — Но я видела, как вы тайком уходили из дома. Юсуф видел, как твоя госпожа разговаривала с сеньором, с которым мы познакомились на дороге, на общественной площади посреди Перпиньяна. Что происходит?

Эсфирь покраснела и нервозно оглядела двор.

— Сеньора Бонафилья взяла с меня обещание никому не говорить об этом, — прошептала она.

— Эсфирь, если что-то случилось и выяснится, что ты знала об этом и ничего не предприняла, уверяю тебя, ты окажешься на улице.

— Я говорила ей это, и не раз, но она не обращает внимания, — сказала донельзя взволнованная служанка.

— Она влюблена в этого человека?

— Кажется, она ненавидит его, — ответила Эсфирь, — и однако же — не знаю, сеньора. У меня есть подозрения, но я во многом не уверена, Могу сказать, что с тех пор, как мы приехали в этот дом, я глаз с нее не сводила, разве что она была с вами или с членами семьи сеньора Давида. Она не сделала ничего такого, чего не следует, хоть мы и ходили на встречу с этим человеком.

— Эсфирь, сделаешь для меня кое-что? — спросила Ракель, достав из сумочки увесистую монету и сунув ее в руку служанке. — Будешь наблюдать за ней и сразу же сообщишь мне, если тебе покажется, что она может сбежать с ним?

— А если она не скажет мне?

— Не думаю, что она уйдет, по крайней мере, без нескольких своих платьев и всего золота из приданого, какое сможет унести. Будешь?

Эсфирь задумалась.

— Нет, вы правы, сеньора. Насчет золота не знаю, но я могу приглядывать за ее лучшими платьями и сорочками. И скажу вам.

И с этим незначительным заверением Ракель вернулась к пациенту.

Глава одиннадцатая

В понедельник опять пошел дождь, и сеньора Руфь, поднявшаяся рано накануне свадьбы, с досадой посмотрела на хмурое небо. Когда в доме столько людей и столько еще нужно сделать, жизнь была бы легче, если б членов семьи и гостей можно было оставить во дворе. Она обошла дом, убедилась, что Лия встала и сидит с ребенком, разбудила горничную от глубокого сна, чтобы та могла приняться за работу задолго до того, как проснутся гости, и, наконец, зашла на кухню. Там, по крайней мере, все было в порядке. Огонь жарко горел, Хасинта принесла утренний хлеб, кухарка и новая кухонная служанка ели. Руфь села с ними, отрезала кусочек сыра, разломила булочку и принялась есть.

— Сеньора, нет смысла, — сказала кухарка с уверенностью главной служанки, — бегать так по дому, рисковать здоровьем. Сегодня вам нужно отдыхать. Мы управимся сами, правда, Хасинта?

— Да, сеньора, — сказала девочка. — Пациент не требует стольких трудов, как раньше.

— Теперь он хорошо ест, — заметила кухарка. — Как и все мы. Вчера сеньора Ракель спустилась и отнесла ему на ужин тушеного цыпленка с чечевицей и хлеба. Он съел все.

— Превосходно, — сказала Руфь. — Но перед тем, как думать об отдыхе, что остается сделать сегодня?

И они сблизили головы в оживленной дискуссии о покупках, приготовлениях и стряпне, не забывая еду для гостей.


Вскоре после того, как колокола прозвонили к заутрене, проглянуло солнце и стало высушивать двор. Исаак и сеньор Аструх неторопливо завтракали в столовой; Бонафилья только кончила одеваться с помощью Эсфири; Юсуф отправился на рынок с Хасинтой и кухаркой, у которой был целый список необходимых покупок, и она нуждалась в помощи, чтобы отнести их домой. Жена сеньора Самуила Каракосы уже пришла и уже была на кухне вместе с Руфью, где взвалила кучу обязанностей на свои сильные плечи. Ракель спокойно сидела наверху в комнате пациента, поглядывая на крыши, от которых шел пар, и наблюдая, как он завтракает хлебом, сыром и фруктами.

У двери зазвонил звонок. Ракель стало любопытно, кто мог явиться в самый хлопотливый час утра, и она была довольна, что к ней это не имеет никакого отношения. Звонок раздался снова. Убиравшая постели молодая служанка спустилась, открыла парадную дверь и ахнула в удивлении. На пороге стоял священник-доминиканец, великолепный в своей рясе, один.

— Доброе утро, — любезно произнес он. — Не могли бы вы сказать своему хозяину, что пришел отец Миро из ордена проповедников и хочет поговорить с пациентом? Полагаю, в доме у вас есть пациент.

Испуганная девушка кивнула.

— Я хочу немного побеседовать с ним.

— Я передам хозяину, — сказала в испуге служанка, захлопнула дверь перед его носом и побежала искать Иакова. Тяжело дыша, сообщила ему.

— Спасибо, — сказал Иаков. — Где он?

— У порога. Он у порога, сеньор, — ответила она и побежала сообщать хозяйке.

— Отец Миро, — сказал Иаков, открыв дверь и впустив священника. — Добро пожаловать в мой дом. Я должен извиниться за свою служанку, — добавил он. — Это необученная, невоспитанная девушка, но должна бы понимать, что нельзя оставлять гостя на пороге.

— Это неважно, сеньор Иаков, — сказал священник, следуя за врачом в его кабинет. — Она передала мое сообщение? По-моему, у вас здесь лежит пациент.

— Да, — ответил, не колеблясь, Иаков.

— Его состояние позволяет ему разговаривать со мной?

— Думаю, позволяет, — ответил врач. — Вы сможете судить сами, когда его увидите. Только прошу вас иметь в виду, что повреждения у него серьезные, и хотя он поправляется, опасность еще не миновала. Сюда, пожалуйста, — сказал он, ведя священника во двор. — Я поместил его в тихой комнате, подальше от домашней суеты.

Когда священник и врач вошли, пациент спокойно приканчивал завтрак, состоявший из хлеба и сыра, Ракель спрыгнула с подоконника и быстро сделала реверанс незнакомцу.

— Позвольте представить сеньору Ракель, — сказал Иаков. — Она помогает ухаживать за моим пациентом. Отец Миро хочет немного поговорить с ним, — добавил он.

— Отец, мне остаться? — спросила Ракель.

— Спасибо, сеньора, но в этом нет нужды.

— Если вам что-то потребуется, я буду во дворе, — сказала Ракель. Снова сделала реверанс и вышла. Иаков немного помедлил, словно не желая оставлять этих людей наедине, потом поклонился и последовал за девушкой.

Отец Миро повернулся к человеку в постели.

— Сеньор, что за злое существо обошлось с вами так?

— Злое? — сдержанно переспросил пациент.

— Значит, вы оспариваете существование злых людей в этом мире? — спросил с улыбкой отец Миро.

— Вы говорите о людях, — ответил пациент. — Отец, я повидал слишком много злых людей, чтобы сомневаться в их существовании, но этот вопрос к моему случаю не относится. Мои повреждения результат моей беззаботности, не людской злобы. Я упал с мула.

— Сомневаюсь, — твердо сказал отец Миро. — Но, если по какой-то причине хотите выгородить человека, который напал на вас, дело ваше. Это не моя забота. Имейте это в виду.

— Я привык быть осторожным, отец, но у меня нет причин кого-то выгораживать, — сказал пациент и сделал паузу, чтобы собраться с силами. — Луна была яркая, когда это произошло, и хотя улица была несколько темной, я видел людей, которые это сделали. Я провел много часов, размышляя о них, и, в общем, думаю, что они не злые.

— Хотя они едва не убили вас? Вы необычайно великодушный человек, сеньор.

— Я бы хотел быть таким, отец, — сказал пациент и закрыл глаза. — Я видел, как они действовали, — заговорил он наконец. — Это были сильные мужчины, тупые, бедные. Кто-то научил их словам, которые нужно мне крикнуть, эти слова не пришли бы на ум обычным грабителям. Кто-то заплатил им серебром или золотом, чтобы они сделали то, чего не хотел делать он сам. Делает это их злыми?

— Вы не считаете, что все люди злы?

— Считаю, что у каждого время от времени могут возникать злые желания, — сказал пациент и сделал паузу, чтобы перевести дыхание. — Трудно быть совершенно добрым, но я отказываюсь думать, что мы совершенно злы. Человек, который нанял этих людей, чтобы самому не поднимать на меня руку, вполне может быть злым. Но эти трое, которых он нанял?..

— Они причинили вам вред. Это дурно.

— Скажите, отец, Бог осуждает с рождения необразованного и тупого за то, что он делает, что может, дабы кормить своих детей?

— Он мог бы не только совершать убийство. Мог бы обрабатывать землю.

— Только если он родился на земле. Если б эти трое родились на моей земле, они были бы обеспечены работой. Они не родились там. — Пациент умолк, тяжело дыша от усилий так много говорить. — Мы пренебрегаем такими с самого их рождения. Никто не учил их истине и добродетели. Нужно ли бросать их за это в пламя? Разве ваш орден не основан отчасти для того, чтобы учить людей этим необходимым знаниям?

— Это мучительные вопросы, сын мой, — ответил священник. — Они могут завести нас на пути, которыми нам идти не следует. Как по-вашему?

— Скажу откровенно, отец, не знаю, и меня это тревожит. Даже лежа здесь, я верю, что Бог, зная положение каждого в жизни, видит яснее, чем я, или даже вы, отец, кто заслуживает милосердия.

— Даже ваш враг, тот, кто нанял этих убийц?

— Отец, вы задаете мне трудный вопрос.

— По вашему утверждению, он тоже может заслуживать милосердия. Дело только в том, что жертвой стали вы, а не кто-то другой.

— Нет, отец. Богатый человек — я предполагаю богатство, раз он в состоянии нанять убийц…

— Неумелых, — перебил его священник.

— К счастью. Этого богатого человека учили тому, что хорошо и что дурно, однако же он, несмотря на свои знания, злой, цепкий, алчный, или использует золото для удовлетворения своих порочных желаний — он наверняка злой. Мое сердце вопиет о мести не бедным глупцам, которые переломали мне кости, а ему. Однако я не могу заглянуть ему в душу и у меня нет мудрости и образованности великих людей. Я не знаю, что верно.

— Вы до сих пор испытываете сильные боли?

— Уже не такие, отец. Мои сломанные конечности распухли и непослушны, но, благодарю Бога от всего сердца, жар почти прошел и вернулся аппетит. За мной здесь очень хорошо ухаживают, — добавил он.

— Рад это слышать, — сказал священник. — То, о чем я хочу спросить, возможно, не удивит вас, — начал он, но тут дверь неожиданно отворилась, и в проеме появилась сеньора Руфь с тарелкой, прикрытой льняной салфеткой, и корзинкой с хлебом и фруктами.

— Извините, сеньор, — сказала она. — Я не знала, что у вас посетитель. Прошу прощенья. Но наш пациент сказал, простого завтрака ему недостаточно, чтобы утолить аппетит. Он должен есть все, что может, поэтому я принесла ему хорошего, вкусного супа. — Поставила тарелку на столик у кровати и сняла салфетку. — Вот, — сказала она, — сытный суп с бараниной, бобами, луком, чесноком и травами. Вы должны есть, сеньор, чтобы поправляться.

— Признаюсь, я все еще голоден, сеньора, — сказал пациент и взглянул на священника.

— Пожалуйста, сеньор, ешьте. Запах восхитительный. — Доминиканец взглянул на тарелку с супом. — Но ведь человеку в вашем состоянии такие большие куски баранины не рекомендуются?

— Вчера он съел тушеного цыпленка и поклялся, что мог бы съесть бедро быка, — довольным тоном сказала Руфь. — Думаю, он считает, что мы хотим выжить его отсюда голодом, — добавила она с чуть принужденным смешком. Постелила салфетку ему на колени и поставила на нее тарелку, положила хлеб. Дала ложку, которую он неуклюже взял в левую руку, и так же быстро, как вошла, вышла из комнаты.

— Заметьте, отец, это очень маленькая порция баранины и бобов, — сказал пациент и принялся есть с очевидным удовольствием. — Замечательное блюдо, — добавил он между глотками. — Но у вас есть ко мне вопросы, отец. Начинайте, пожалуйста, я отвечу на них в меру своего знания и способности.


Когда колокола зазвонили к обедне, доминиканец умолк и взглянул на пациента.

— У вас очень усталый вид. Боюсь, я чрезмерно истощил ваши силы.

— Это неважно, отец. У меня впереди остальная часть дня, а затем еще дни, чтобы спокойно поспать.

— Могу я сделать что-нибудь — то есть, сделать то, что в моих силах, — чтобы помочь вам?

— Можете молиться за меня, отец. Я очень нуждаюсь в молитвах, и за исключением одной души, которая не перестает просить небеса смилостивиться надо мной, думаю, делать это больше некому.

— Я охотно буду молиться за вас.

— А если будете проходить мимо дворца, там есть некто, нуждающийся в духовной поддержке и утешении.

— Кто это?

Пациент поманил священника поближе к себе и прошептал ему на ухо имя.

— Исполню, сын мой, — сказал доминиканец.


Во дворе Иаков с женой сидели неподалеку от лестницы, ведшей в комнату пациента, и ждали. Время от времени подходили слуги, их отправляли обратно. На кухне прекратилась всякая деятельность, хотя кухарка, испугавшись неожиданной приостановки, взяла Хасинту, служанку Самуила Каракосы и несколько кастрюль на кухню соседки. Бонафилья спустилась к членам семьи Давида, ее отправили в кабинет Иакова поработать над своим изысканным столовым бельем.

— Этот священник пришел из-за слуха, что он катар? — спросила дрожащим голосом Руфь.

— Несомненно, — ответил Иаков. — Иначе зачем присылать члена этого ордена? Я встревожен его присутствием в нашем доме. Обвинения легче предъявить, чем опровергнуть, дорогая моя. Как ему доказать, что он во что-то не верит? Как нам доказать, что мы не помогаем еретику?

— Должен быть какой-то способ, — сказала Руфь. — Возможно, они просто разговаривают.

— Священник там уже долго.

— Он не может вынуждать у него признание, так ведь?

— Без свидетелей, в нашем доме? Сомневаюсь. Но у них есть вопросы, которые заведут в западню неосторожного члена секты.

— Иаков, не знаю, правильно ли я поступила, — с беспокойством сказала его жена. — Но когда пришел священник, наш пациент завтракал хлебом и сыром, тут я вспомнила, что катары не едят мяса и яиц, даже молока и сыра. Я была очень испугана, но принесла ему тарелку баранины с бобами. Само собой, будь он членом этой секты, то отказался бы это есть под каким-то предлогом, правда?

— А он ел? — раздался другой голос.

— Да, сеньор Исаак, ел, — ответила Руфь, поворачиваясь к слепому. — Когда я уходила, он ел этот суп с большим аппетитом.

Тут доминиканец спустился по лестнице во двор. Иаков Бонхуэс любезно поднялся и пошел с ним к фасаду дома.

— По-моему, мы вчера встречались, — сказал отец Миро, остановясь в коридоре возле кабинета, чтобы проститься. — Ее королевское высочество вызвала меня во дворец. Кажется, вы очень искусно позаботились о ее бедной собачке. Когда я уходил, она спокойно спала — я имею в виду собачку. Принцесса очень счастлива.

— Рад это слышать, отец. Надеюсь, маленькая Морена продолжает поправляться.

— Пожалуйста, передайте своей жене извинения, сеньор Иаков, и примите их сами за мой несвоевременный визит, — сказал священник. — Я бы не пришел в столь ранний час, если б не было нужно ехать в Конфлент.

— Сегодня? — спросил врач. — Боюсь, вы отправитесь слишком поздно.

— Проеду, сколько смогу, — сказал священник. — Я надеялся посетить сегодня вечером Санта-Марию де Серрабона, — добавил он.

— Отец, разве это не в стороне от вашего пути? — спросил врач.

— Сеньор Иаков, вы хорошо знаете ведущие на запад дороги?

— Я ездил по ним. А эта дорога, насколько я помню, нелегкая.

— Мне так и говорили. Если будет слишком поздно, не тронусь в путь. Я просто хочу повидать старого друга и удовлетворить свое любопытство, — мечтательно добавил священник, словно редко позволял себе такие отклонения. — Долг призывает меня в Конфлент. Видимо, остановлюсь на ночь там, где смогу найти приют.

— Надеюсь, доедете до Санта-Марии, — сказал врач, — и желаю вам, отец, доброго пути.

— И пусть у вас и вашей семьи все будет хорошо, — сказал священник. — Мой визит сюда, — добавил он ясным голосом, открывая дверь, — был напрасной тратой времени. Должно быть, мой осведомитель ошибся.

— Такие ошибки случаются, — с готовностью ответил Иаков и проводил незваного гостя до дороги.

Когда доминиканец повернулся, чтобы попрощаться, из двери позади него вышли Исаак и Юсуф.

— Сеньор Исаак, не так ли? — спросил священник.

— Да, это я, — ответил Исаак. — А вы, полагаю, отец Миро.

— Да, — сказал священник. — Вы идете к воротам гетто?

— Туда. Мне нужно доставить сообщение в собор Святого Иоанна.

— Тогда пойдемте вместе, по крайней мере, до доминиканского монастыря, вам это по пути, — сказал отец Миро. — Право, неудобно идти на север, чтобы выйти из гетто, когда у тебя дела на юге или на западе, но таковы города. Они странно растут.

— Не было разговора об установке еще одних ворот? — с невинным видом спросил Исаак, хотя прекрасно знал, что это постоянный источник раздражения и многочисленных разговоров в гетто.

— Да, был. И его величество сказал, что благосклонно посмотрит на такую просьбу. Это должно произойти скоро, однако недостаточно скоро для моей сегодняшней поездки. — Он сделал паузу, подбирая рясу, чтобы не замочить ее в большой, глубокой луже. — Насколько я понимаю, сеньор Исаак, вы вправляли кости этому несчастному. Я восхищаюсь вашей искусностью.

— Спасибо, отец Миро. Но его нынешнее хорошее состояние больше объясняется хорошим уходом в Доме сеньора Иакова. И его твердым стремлением поправиться. Все, чего я мог добиться своим жалким мастерством, это направить его на путь выздоровления, — сказал врач.

— Тогда будем надеяться и молиться, чтобы он следовал этим путем. Вы много с ним разговариваете?

— Да, — ответил Исаак. — Насколько позволяет его сломанное ребро. То, что он сказал мне, весьма интересно, но пользы от этого мало. Он не особенно откровенничает о себе.

— Я это заметил, сеньор Исаак, — сказал со смехом доминиканец. — Однако надеюсь, что смогу узнать кое-что о причинах его умалчивания.

— Думаю, это будет превосходно, — сказал Исаак.

— Вот мы и дошли туда, куда мне нужно, — сказал отец Миро. — Знаешь дорогу к собору, молодой человек? — спросил он Юсуфа.

— Знаю, отец, — ответил мальчик.

— Тогда желаю вам обоим всего доброго.


Отец Миро быстро поднимался по ступенькам доминиканского монастыря, и тут его остановил голос из тени, создаваемой стеной и большим деревом.

— Отец.

Когда священник обернулся, из тени вышел человек.

— Я хотел узнать — то есть, надеюсь, ваш визит оказался полезным.

— Ни при каких обстоятельствах, сеньор, нельзя говорить о полезности, — ответил священник. — У меня был длительный разговор с человеком, обладающим здравым смыслом и благочестием, — я обнаружил, что он значительно более добродетелен в мыслях и поступках, чем вы. Этот разговор стоил ему многих страданий из-за его болезни, а мне гораздо больше времени, чем я мог себе позволить. В нем не было необходимости.

— Вы не верите, что он катар?

— Не верю. Он не катар. Это нелепое предположение.

— Если он не катар, то христианин, нарушающий закон тем, что живет в гетто.

— Этого я сказать не могу, — ответил священник. — Могу только сказать, что он не перфектус, как вы утверждали. Вы сами убедились бы в этом, если бы приняли приглашение пойти со мной.

— Мне очень жаль, отец, что другие обязанности помешали принять ваше любезное приглашение.

— Из-за вашего неуместного рвения или вашей злобы я провел время, необходимое для других обязанностей, наблюдая за человеком, о котором мне было сказано, что он не только последователь, но и перфектус, глава обновленного катарского движения, он ел хлеб с сыром, потом с аппетитом суп с бараниной — с большими кусками мяса. В следующий раз, когда захотите причинить кому-нибудь неприятности, придумайте причину получше. Из-за вас я напрасно провел большую часть утра в этом злонамеренном, подлом старании. Прощайте. Я бы хотел поговорить об этом подольше, но этим утром я начинаю поездку и должен немедленно тронуться в путь.

— Куда вы едете?

— Увидимся ровно через неделю вечером, когда я вернусь. Не подводите меня, сеньор, иначе я буду искать вас.


За углом доминиканского монастыря Исаак с Юсуфом, остановясь у фонтана, с интересом прислушивались к этому разговору.

— Узнал ты другого человека — того, с кем священник разговаривает? — спросил Исаак.

— Господин, мне его лица не видно, поэтому я не узнаю его. Голос его кажется слегка знакомым.

— Ты знаком с акцентом того города, откуда он, вот и все, — сказал врач. Но все же вид у него был несколько обеспокоенным.

Когда Исаака и Юсуфа проводили в кабинет епископа Перпиньяна, его преосвященство сидел за столом. Он отрывисто приветствовал их, предложил им сесть и приступил сразу к сути дела.

— Я получил письмо епископа Беренгера и благодарю за то, что лично принесли его моему секретарю. В пятницу, кажется.

— Да, ваше преосвященство. Мы получили его в пятницу, — негромко произнес секретарь.

— Вы знакомы с его содержанием? — спросил епископ.

— Я знаю только, оно связано с беспокойством, что настоятель монастыря Сант-Фелиу сталкивается в этом городе с определенными трудностями, — тактично ответил Исаак.

— Трудностями! — сказал епископ. — Вы уже достаточно долго здесь и знаете, что они собой представляют?

— Знаю только те, которые сейчас связаны с плаванием «Санта-Марии Нунсиады».

— Да. Это предприятие организовал дон Арнау Марса. Весьма прискорбный случай. Я не могу решить, было ли это честное торговое предприятие, каким-то образом ставшее безнадежно бесчестным, или с самого начала представляло собой часть той смеси греха, распущенности и беззакония, от которых мы здесь страдаем.

— Разве исключена возможность, что это вполне законный торговый рейс?

Епископ пристально посмотрел на невыразительное лицо слепого.

— Если законный, сеньор Исаак, тогда человек погиб ни за что, только из-за слухов и болтовни. И у меня нет слов, чтобы должным образом охарактеризовать случившееся.

— Ваше преосвященство очень озабочено этим.

— Да. Дон Арнау был моим другом, я воспринимаю его смерть и мнимое предательство — я с самого начала говорил «мнимое», потому что мне было трудно в это поверить — очень тяжело. — Епископ поднялся и стал расхаживать по кабинету. — Я могу поверить, что раньше он мог безрассудно сунуться в такое предприятие, но теперь — нет.

— Боюсь, от меня ускользает ход мысли вашего преосвященства.

— Конечно. Вы не знаете дона Арнау. Великодушный, смелый, дерзостный — подчас чересчур — и зачастую безрассудный. Но женщина, на которой он женился несколько лет назад, — когда? — резко спросил он у секретаря.

— Четыре года назад, ваше преосвященство.

— Да-да. Четыре года. Я сам сочетал их браком, о жена образец благоразумия и добродетели. Не говоря уж об уме. Она мягко направляет его, и ради нее он больше не рискует жизнью или состоянием в нелепых предприятиях.

— Он очень удачлив в своем выборе.

— Да, и теперь она очень страдает. У нее близятся роды. К счастью, принцесса дала ей приют во дворце. Но как ни прискорбна эта история, еще больше огорчений причиняет мне другой человек. Которого я подозреваю во многих злых делах, не имея ни малейших доказательств. Признаю, нет смысла сообщать об этом дону Видалю де Бланесу. И по этой причине я не ответил на его вопросы. Но когда вы пришли, мой секретарь и я бились над ответом. Если немного подождете, мы изложим его дипломатическим языком.


В роще у тихой дороги за городскими стенами те трое встретились снова.

Главный опять натянул на голову капюшон и остался в седле, глядя сверху вниз на своих подвластных.

— Объясните, почему мы встречаемся теперь, — потребовал он. — Это неблагоразумно.

— Я разговаривал со священником, — ответил сухопарый. — Кажется, он злится на нас за то, что послали его в гетто.

— На нас?

— Прошу прощенья, сеньор. На меня.

— Так-то лучше.

— Со священником нужно что-то делать, — сказал рослый.

— Что ты предлагаешь? Подкупить его? — спросил человек в капюшоне. — Я почему-то не вижу в нем подходящего объекта для подкупа.

— У меня есть разные соображения, — сказал рослый. — Куда, говоришь, он едет?

— Не знаю, — ответил сухопарый. — Он не сказал.

— А когда?

— После полудня. Думаю, он уже в пути.

— Мы можем догнать его, — уверенно сказал рослый.


Несмотря на частые утверждения, что спешит, отец Миро приехал в королевский дворец, когда большинство людей уже пообедало. Без труда нашел человека, которому должен был передать сообщение от пациента. И, поговорив час-другой с различными людьми, снова сел на мула и поехал в сторону Конфлента.

Солнце было уже на юго-западе и клонилось к горизонту. Отец Миро подгонял мула, пока он не пошел тряским, неловким галопом, покрывая милю за милей. Мысли священника разделялись поровну между испытываемым неудобством, человеком, с которым провел утро, и положением, с которым столкнется, когда прибудет на место.

Он был осведомленным человеком, провел годы, изучая материалы длившихся около двух веков упорных сражений с катарской и вальденсианской ересями. Поэтому его отправили расследовать обвинения, содержавшиеся в плохо написанном письме, пришедшем к архиепископу. В письме неясно говорилось о колдовстве, старых ересях и новых непристойных ритуалах, которые, по мнению автора письма, развращали души жителей его деревни и порочили епархию.

Отец Миро был согласен с теми, кто его посылал, что в таком случае нужно приехать быстро. Пусть прошли годы с тех пор, как песчаные берега реки Тет видели огромные костры, на которых сжигали обвиненных в Перпиньяне, но вскоре в маленькой деревне, куда он направлялся, кто-то мог вздумать решить проблему, повесив всех подозреваемых, а заодно и членов их семей. В митрополии многие — хотя он не принадлежал к их числу — считали, что в дополнение к образованности он обладает полученным от Бога даром читать в сердцах людей и может отделить злонамеренные обвинения от искренних подозрений.

Когда его спрашивали, как ему это удается, он отвечал: «Это легко видеть. Когда разговариваешь с людьми, ясна разница между ужасом несправедливо обвиненного и сокрушением действительно виновного. Я слушаю их ответы, вот и все». Но ему никто не верил, и эта репутация закрепилась за ним.

Отец Миро продолжал путь, коротая время за недоумениями по поводу этого дня и раздумьями о завтрашнем. Когда солнце зашло за горы, он, не замедляя бега мула, пробормотал благодарственную молитву за дарованный ему день, потом другую о прощении грехов.

После этого он стал думать о том, где провести ночь. Дорога заметно сузилась и стала круто подниматься. Мул перешел на шаг, и отец Миро рассчитал, что через час движения умеренным шагом он подъедет к монастырской гостинице. Закатное небо еще пылало красно-оранжевым; мулу будет достаточно света, чтобы благополучно дойти до монастыря.

Позади него послышался топот лошади, скакавшей галопом вверх по склону так, словно спасалась от смерти. Не успел отец Миро обернуться и взглянуть, что происходит, как получил жестокий удар по затылку и скатился через край дороги к речушке внизу.

Глава двенадцатая

Ракель сидела во дворе, шитье праздно лежало у нее на коленях. Иаков с братом сидели в стороне, занятые личной беседой, и девушка обратила внимание на разговор Бонафильи с отцом. Точнее, подумала она, на слушанье того, что Аструх говорит дочери, потому что ей, как будто, сказать было почти нечего.

— Согласны со мной, сеньора Ракель? — обратился к ней Аструх. — Что Бонафилье лучше будет оставаться здесь? У нее будет подруга в лице сеньоры Руфи, с ней можно будет поговорить, посоветоваться. Вести свой дом — тяжкая задача, если нет опыта.

— Другие ведут, — сказала Бонафилья.

— Оно так, — смущенно сказал Аструх и повернулся к мужчинам:

— Иаков, друг мой, я вспомнил об одной мелочи, которую хотел бы с тобой обсудить.

— Тогда пошли ко мне в кабинет, — сказал Иаков. — Там никто нам не помешает.

— Превосходно, — сказал Аструх. — Оставим молодых людей развлекать друг друга.

Давид с целеустремленным видом подошел к своей невесте.

— Бонафилья, нам тоже следует обсудить кое-что. Пойдем сядем в углу возле лимонного дерева?

Бонафилья бросила на Ракель быстрый, испуганный взгляд и поднялась.

— Конечно, — негромко ответила она, прижимая к груди шитье, будто щит, и пошла к скамье поддеревом, словно смелый заключенный, поднимающийся на помост виселицы.

Ракель повернулась спиной к жениху и невесте, перед ней стояла дилемма. Ее присутствие во дворе было необходимо для их разговора; если оставить их одних, то Бонафилья побежит за ней. Но в послеполуденной тишине, благодаря какому-то свойству теплого воздуха, ей со своего места было слышно каждое их слово. Если отойти, они поймут, что она слышала их разговор. Она решительно склонилась над своей работой и притворилась глухой.

— Приятная у тебя была сегодня прогулка? — спросил Давид.

— Я оставалась здесь, — тут же ответила Бонафилья. — У меня было много приготовлений на завтра, — добавила она.

— Также, как всегда во второй половине дня с тех пор, как ты здесь? — холодно спросил Давид.

— Мне что, нельзя выходить из дома время от времени? — сказала она вызывающе. Повернувшись, Ракель увидела, что она вскинула голову, как всегда при расспросах, и подавила порыв выкрикнуть ей предостережение. Бонафилья избрала потенциально гибельную стратегию атаковать противника, сила и реакции которого неизвестны. — Я никогда не выхожу без вуали или в одиночестве. Мне нужны свежий воздух и движение, как и всем.

— Тебе как будто не нравятся воздух и движение, когда на прогулку выходит семья, — сказал он, пристально глядя на нее, — или даже твоя подруга Ракель. Предпочитаешь тайком уходить, когда все отдыхают. За какого дурака ты принимаешь меня, Бонафилья?

— Ты шпионил за мной, — сказала она обвиняюще.

Ракель уронила наперсток и нагнулась вбок за ним, увидев при этом, что щеки Бонафильи красны от возмущения, а лицо Давида побелело от ярости.

— Нет, моя красавица Бонафилья, не шпионил. В этом нет нужды. Тебе недостает осторожности, как и добродетели. Трудно не заметить, что ты делаешь, когда все слуги и большинство домашних видят тебя. — Неожиданно голос его изменился, и подавляемый гнев вырвался стаккато четких, внятных слов. — Мне не нужна жена, которая делает из меня глупца и рогоносца. Какой бы ни была она красивой и богатой. Если думала, что покупаешь покладистого мужа, ты ошибалась. Кто он? — отрывисто спросил Давид.

— Ты о ком? — спросила Бонафилья так негромко, что Ракель едва расслышала.

— О твоем любовнике. Мужчине, который следовал за тобой из Жироны. С которым ты встречалась каждый день после обеда на площади у зернового рынка. Ты не умеешь лгать, Бонафилья. Твое поведение противоречит каждому твоему слову.

— Тут не то, что ты думаешь. Клянусь, Давид. Не то.

— Если не можешь объясниться, Бонафилья, и предоставить убедительные доказательства, обещаю, что перед Богом и всеми свидетелями на нашей свадьбе я отвергну тебя как распутницу. Ухожу и желаю приятно провести вечер.

Давид холодно поклонился и вышел со двора.

Бонафилья уткнулась лицом в ладони и заплакала.

Подождав, пока Давид не отойдет за пределы слышимости, Ракель подошла к Бонафилье, грубо схватила ее за талию и, толкая, ввела в дом, к лестнице в их комнату. Когда они поднимались, увидела горничную.

— Найди Эсфирь, — сказала она ей, — скажи, пусть принесет чашу вина своей госпоже как можно быстрее.

По-прежнему направляя всхлипывающую Бонафилью, Ракель втолкнула ее в комнату и усадила в кресло.

— Сиди здесь, — приказала она. — Ну, что все это значит?

— Давид думает…

— Оставь, — сказала Ракель. — Вы так громко говорили, что я невольно слышала нескромное слово. Ты сказала, это было не то, что он думает. Я знаю, что думает Давид. Что это было?

Эсфирь открыла дверь, внесла кувшин вина и кувшин холодной воды из колодца. Достала из-под фартука две чаши и поставила их. Щедро налила вина в каждую и добавила до краев воды. Взяла одну и поднесла к губам своей госпожи.

— Выпейте, сеньора, — холодно сказала она. — Тогда сможете говорить.

И влила немного ей в рот, предоставив ей возможность проглотить или выплюнуть на платье. Бонафилья проглотила, и это усилие прервало спазмы горя и досады.

— Итак, — сказала Ракель. — Что это было? Если он не твой любовник, если ты не встречалась с ним в Жироне и не договорилась с ним обо всем заранее, то как объяснишь свое поведение?

— Ты так думаешь? Клянусь, ты ошибаешься, — сказала Бонафилья с испуганным видом. — Насколько я знаю, он никогда не бывал в Жироне. И, разумеется, я его никогда там не видела.

— Тогда после случайного знакомства на дороге, в крайнем случае, легкого флирта, ты готова рискнуть своим браком, своей репутацией, всем? Это уже хуже.

— Простите, сеньора Ракель, — сказала Эсфирь. — Но там было не просто случайное знакомство. Так ведь, сеньора?

— Не знаю, о чем ты, Эсфирь, — сказала Бонафилья, полностью овладев собой. — И я не потерплю, чтобы меня обвиняла и допрашивала как преступницу моя служанка.

Пропустив мимо ушей слова своей госпожи, Эсфирь заговорила, обращаясь к Ракели:

— Во время той жуткой грозы я не была с сеньорой Бонафильей. Она нашла себе место в лесу, а я вернулась к телегам, там было не так мокро. Когда увидела ее снова, она была в таком виде, сеньора, что вы не поверите. Вся мокрая, грязная, с прилипшими к спине листьями, платье тоже было грязным, помятым. И ее сорочка была в крови…

— Конечно, я была грязной, — резко прервала ее Бонафилья. — Я свернулась на крохотном месте под кустом, куда пришлось вползать, я поцарапала руки, ноги, вползая и выползая, а мое лицо и волосы…

Голос ее снова истерически повышался.

— Это выглядело не так, сеньора, — сказала Эсфирь, по-прежнему обращаясь к Ракели. — Я интересовалась, кто с ней был в лесу все это время. Но что они делали, я не интересовалась. Я знала.

У Бонафильи снова хлынули слезы. Она икнула, спрятала лицо в большом платке, который подала ей Эсфирь, и ни на кого не глядела.

Ракель взяла свою чашу, села на кровать и уставилась на Бонафилью.

— Что будем делать?

— Давид определенно узнает. Что будет делать он?

— Я очень боялась грозы, — сказала Бонафилья. — Решила, что мы погибнем, и так боялась, что не думала…

— Определенно не думала, — сказала Ракель. — Но больше всего меня удивляет не это. Почему ты встречалась с ним? Думала, он избавит тебя от твоих проблем? Надеялась, что он на тебе женится?

— Нет, Ракель. Ты все не так поняла, все не так. Он заставил меня приходить и разговаривать с ним, — заговорила Бонафилья. — Я не хотела, потому что Давид вправду самый замечательный мужчина, какого я только видела, но он сказал, что если не буду приходить и делать то, что он хочет, то позаботится, чтобы Давид и все остальные узнали о случившемся. Сказал, что представит доказательство…

— Какое доказательство помимо его слова?

— Он взял колечко, которое я получила от матери. Отец сразу же его узнает, потому что заказывал для нее…

— Ты отдала колечко ему, — сказала Ракель.

— Я не думала, — снова захныкала Бонафилья. — Сама не знала, что делаю, я так боялась…

— Так начни думать сейчас, — сказала Ракель, — и не принимайся опять плакать, иначе мы ничего не решим.

— Но что мне делать завтра ночью? — спросила Бонафилья в неподдельном ужасе.

— Есть меры, которые можно принять, — сказала Эсфирь.

— Верно, — сказала Ракель. — Но для этого нам понадобится помощь кого-то в городе, а это будет рискованно. Бонафилья будет жить здесь.

— О чем вы говорите? — сказала Бонафилья и заплакала еще горше.

— Бонафилья, мне нужно подумать, — сказала Ракель. — А я не могу, когда ты всхлипываешь мне в ухо. Можно спросить моего отца. Он что-нибудь посоветует.

— Нет, — сказала Бонафилья, снова закрывая лицо. — Не надо. Я умру, если он узнает.

— Если кто-нибудь не найдет какого-то выхода, уверяю тебя, в среду утром знать будут все.

— Я посижу с ней, сеньора Ракель, — сказала Эсфирь. — Идите, посоветуйтесь с сеньором Исааком.


Выйдя, Ракель увидела маленькую Хасинту, сидевшую на нижней ступеньке лестницы, ведущей на чердак.

— Привет, Хасинта, — сказала она. — Что ты делаешь?

— Подслушиваю, — прошептала девочка. — Сеньора Ракель, я хочу с вами поговорить.

— Слушаю, Хасинта.

— Сеньор Давид дал мне монетку, чтобы я последовала за сеньорой Бонафильей и выяснила, что она делает после того, как он говорил с ней, — сказала та.

— Это очень некрасиво с его стороны, — сказала Ракель.

— Ему нужно знать, разве не так? — заметила девочка. — Он ведь завтра на ней женится.

— Почему ты мне говоришь это? — спросила Ракель.

— Потому что вы сказали ей, что вам нужно подумать, что вам может понадобиться помощь, и я подумала, что моя мать может вам помочь. Она многое знает о мужчинах, — сказала маленькая девочка обыденным тоном. — Если хотите, пойду и скажу сеньору Давиду, что сеньора Бонафилья пошла к себе в комнату и плакала, пока не уснула. Это почти правда, и он ничего не узнает из этого. Потом приведу свою мать. Вы можете встретить нас на площади за стеной гетто. Она не хочет входить в ворота.

— Почему? — спросила Ракель.

— Она не говорила, — ответила Хасинта. — Не хочет, и все.

Ракель спустилась по склону холма на недалекую площадь и стала ждать. Звук быстрых шагов возвестил о приближении закутанной в вуаль женщины, скромно одетой в легкое коричневое шерстяное платье, она вела за руку Хасинту.

— Это моя мать, — сказала девочка.

— От нее была польза? — спросила женщина.

— Была, — ответила Ракель. — Не знаю, что делала бы сеньора Руфь без нее.

— Я послала ее не ради сеньоры Руфи, — заметила женщина, — но рада, что она находит ее нужной. Предпочитаю, чтобы она работала не в моем доме, — добавила она. — Девочка достаточно большая, чтобы понимать, почему. Однако Хасинта сказала мне, что вам нужен мой совет, хоть это и кажется странным. Что я могу посоветовать, сеньора, такой, как вы?

— Я не знаю никого, кто может помочь нам в нашем затруднении, — сказала Ракель, — но Хасинта, кажется, считает, что, возможно, вы можете.

— Скажите, в чем ваше затруднение, — ответила женщина таким тоном, словно ее забавляла эта ситуация. — И я скажу вам, есть ли у меня ответ.

Ракель изложила все ясно и кратко, как только могла.

— Чего хочет этот мужчина?

— Думаю, денег, — ответила Ракель. — Она так сбивчиво говорила и так сильно плакала, что было трудно понять. Сперва я подумала, что он хочет жениться на ней и потребовать приданое, но не думаю, что дело в этом.

— Я тоже не думаю, — сказала женщина. — Но золото, чтобы он помалкивал, кажется более правдоподобным. Итак, у нас две проблемы. Будь это просто потеря девственности, то есть способы обмануть самых недоверчивых мужчин.

— Я слышала о них, — сказала Ракель.

— Правда, для этого девушке нужна ясная голова, — сказала женщина. — Но угроза здесь в том, что живущий в городе человек хочет получить золото, или он все расскажет мужу. Знаете, он не отстанет. Если она обманет мужа относительно девственности, то ее положение станет более уязвимым. Этот человек будет иметь власть над ней до конца жизни. Или, по крайней мере, до смерти ее мужа.

— Я тоже думала об этом, — сказала Ракель. — Что же нам делать?

— Есть выбор, — спокойно сказала женщина. — Вы можете подослать к нему убийц — думаю, есть такие, кто возьмет за это меньше золота, чем хочет он. Потом вы должны постараться обмануть новобрачного — как его имя?

— Давид.

— Или можете серьезно поговорить с Давидом. Кто-нибудь с хорошо подвешенным языком должен убедить его, что обстоятельства были необычными, потом указать, как она красива, как богата и как маловероятно, что она вновь сделает то же самое.

— Что бы вы посоветовали?

— Хотя полагаю, что такого паразита, как ее соблазнитель, вряд ли будут оплакивать, я предпочитаю второе. Это дешевле и безопаснее, поскольку он мог сказать о случившемся сообщнику или слуге. Когда муж узнает, никто не будет иметь власти над ней. Единственная опасность — муж может отвергнуть ее, когда узнает.

— Такая опасность существует, — сказала Ракель.

— По крайней мере, это не может ухудшить ситуацию, — сказала мать Хасинты.

— Возможно, я уговорю отца поговорить с ним, — сказала Ракель, придя в ужас при мысли взяться за это самой.

— Я поговорю с вашим отцом. Отправьте его ко мне, в дом Эсклармонды. Я буду там. И поскольку я обещала ей узнать, как чувствует себя ее пациент, возможно, вы будете настолько любезны, что скажете.


Давид вернулся в дом врача, когда ужин близился к концу, выражение его лица было задумчивым. Он приветствовал всех с почти всем своим обычным обаянием и любезностью, извинился за опоздание, сославшись на срочное дело, и сел рядом со своей невестой.

Глава тринадцатая

В день свадьбы Руфь, ее сестра Далиа, приехавшая из Эльны, и жена Самуила Каракосы принялись готовить невесту к бракосочетанию. Пока Бонафилья с Руфью, подругами и служанками, пришедшими помогать, находилась в ванной, а Давид, Иаков и Аструх обсуждали множество деталей, дом погрузился в обманчивое спокойствие. Печи пекаря топились всю ночь, поскольку свадебный пир требовал дополнительной работы. Служанка Каракосы усердно трудилась вместе с кухаркой и Хасинтой, готовя блюдо за блюдом. Лия присматривала за ребенком, мальчик ходил, а Ракель, Исаак и Юсуф находились в комнате пациента.

— Как думаете, что там у жениха с невестой? — спросил пациент. — Я невольно слышал всхлипывания, плач и гневные слова. Было похоже, что бродячие актеры развлекают меня драмой и комедией, отвлекая от моих мелких забот.

— Сегодня утром он приветствовал ее с любовью в голосе, — сказал врач. — Кроме того, я обратил внимание, что она пришла на завтрак гораздо раньше обычного.

— Возможно, чтобы выяснить, выйдет ли она сегодня замуж, — сказал Юсуф, который тоже подслушивал вчерашние бури. — Прошу прощения, господин, я обещал кухарке принести с рынка кой-какие травы.

— А она выйдет? — спросил пациент, когда Юсуф вышел из комнаты.

— Женщины думают, что да, — ответил Исаак. — Они готовят ее к бракосочетанию. Моя жена говорит, что это большой труд, и он пойдет прахом, если свадьба не состоится.

— По-моему, вы оба очень недобры к Бонафилье, — сказала Ракель. — Говорите о ней подобным образом.

— Возможно, — сказал Исаак. — Но я доволен, что он женится на ней, несмотря на то что она сделала.

— Папа, так ты не считаешь, что он должен ее отвергнуть?

— Нет, — ответил Исаак. — Бонафилья прожила эти дни в страхе, страх ее образумил, и, когда подрастет немного, она станет хорошей женой.

— Ты знал, что произошло в лесу?

— Скажем так, я знал, что она провела тот долгий час во время грозы не в одиночестве.

— Как ты узнал?

— Дело в том, что, когда она искала удобное место, чтобы укрыться от дождя, я услышал, что Бонафилья, пробегая мимо нас, остановилась, заметив, что мы там. Она очень боялась грозы. Будь она одна, то при первом ударе молнии неподалеку от нас бросилась бы к нам. Значит, была не одна. С ней был кто-то, кто успокаивал ее. Если б ты прислушивалась к чему-то, кроме грома и дождя, то услышала бы их.

Возвратясь, Юсуф отнес корзинку с травами на кухню и весело заметил кухарке, когда та попыталась вновь воспользоваться его помощью, что он не входит в число кухонной прислуги.

— Учитель ждет меня в комнате пациента.

— Раз идешь туда, — сказала кухарка, — отнеси ему кое-что поесть. Завтрак у него был очень скудный.

Она дала ему тарелку турецкого гороха с пряностями, небольшую булочку и отправила его из кухни.

— Я принес пациенту кое-что перекусить, — сказал Юсуф. — Этого мало, но на кухне сейчас суматоха. Потом будет гораздо больше сеньор, я сказал кухонному прислужнику, чтобы он принес вам кое-что.

— А ты где будешь, Юсуф?

— Я хотел сходить на рынок, узнать, как поживают мои новые знакомые, — ответил мальчик. — Если мы завтра уезжаем, это моя последняя возможность увидеть их.

— Уезжаете завтра? — спросил пациент.

— Вы здесь в хороших руках, — сказал Исаак. — Мы вам не нужны. А ты можешь идти, Юсуф. Только веди себя осторожно.

— Хорошо, господин, — ответил мальчик и убежал.

Едва за ним закрылась дверь, Исаак обратился к пациенту.

— Сеньор, у меня вчера был интересный разговор с епископом относительно вас.

— И что мог его преосвященство епископ сказать о столь незначительном человеке, как я?

— Многое, — ответил Исаак. — У него есть о вас любопытные неверные представления, но кое-что из его слов подтвердило мои догадки о том, кто вы.

— Я никто, — сказал пациент. — Какие у него неверные представления?

— Самое значительное заключается в том, что вы мертвы. Не только мертвы, но и похоронены. Кроме того, он убежден, что у вас есть жена.

— Говорю вам, у меня нет жены. Нет. И прошу вас, сеньор Исаак, не забывать этого.

— Может, у вас нет жены, сеньор, но уверяю вас, вы не мертвый. Тут вам меня не обмануть. Думаю, пора вам прекратить этот маскарад и сказать мне правду.

— Правда может быть самым опасным оружием, каким может воспользоваться человек, — сказал пациент. — Она зачастую уничтожает того, кто владеет ею, гораздо вернее, чем его противника.

— Тем не менее, думаю, я должен ее знать.

— Нас может кто-нибудь слышать?

— Не считая тех, кто на кухне, мы почти одни, — сказал Исаак. — Ракель, спустись к подножью лестницы, посмотри, не подслушивает ли кто наш разговор.

— Хорошо, папа, — неохотно ответила Ракель и вышла.

— Кажется, будучи в горячке, я говорил вам, что женат, — сказал пациент.

— Говорили. Что женаты, притом на богатой женщине. Объясняли, почему у вас рубашка из тонкого полотна.

— Ах, да. Эта рубашка. Поразительно, как мелочи жизни выдают человека. Может, я не упомянул, что женился на ней по любви?

— Не сочли нужным сказать, — ответил Исаак.

— То, что я завоевал не только ее, но и, к моему удивлению, значительное состояние, стало началом моих счастливых дней. Ее отец был имеющим патент менялой, у него было много вложений в надежные, доходные предприятия. Я знал это, но, кроме того, знал, что у него есть племянник, которого он принял в свое дело. И думал, что большая часть его состояния перейдет племяннику. Не знал, что он собирался передать почти все единственной дочери в виде приданого и по завещанию. Видимо, он одобрял наш брак. Он знал мои семейные обстоятельства и хотел, чтобы мы жили как можно беззаботнее. Я доволен, что этот добрый человек не дожил до того, чтобы увидеть меня сейчас.

— Не думаю, сеньор, чтобы у него была причина изменить о вас свое мнение. Мне кажется, он хорошо разбирался в людях, — негромко сказал Исаак.

— Увидим, — сказал пациент. — Сеньор Исаак, она не только богатая, но умная, верная и любит меня. Мы поженились к огорчению тех немногих благородных родственников, что у меня остались, и с тех пор она управляла моими делами. Это ради нее я не могу умереть.

— Сильный мотив, сеньор. Но вы поправляетесь, этого достаточно, чтобы породить надежду.

— Моей жизни угрожают не только телесные повреждения. Вы не знаете всей истории.

— Расскажите, сеньор. Времени у нас достаточно.

— Жена — ее зовут Хуана — предложила использовать часть ее денег для покупки четвертой части груза одного судна из Байонны, которое сейчас стоит на якоре в Кольиуре.

— «Санта-Марии Нунсиады», — сказал Исаак.

— Я сказал название судна в горячечном бреду? Неважно. Я и мои партнеры — их восемь человек — закупили тонкого льняного полотна, шерстяных тканей, качественные доспехи и оружие, чтобы отправить на Восток. На обратном пути судно должно было привезти шелка и пряности.

— Я слышал об этом предприятии от других людей, — сказал Исаак. — Оно представляется значительным.

— Возможно, — сказал пациент. — Но из-за оружия и доспехов требовались дорогие экспортные лицензии. В противном случае их пришлось бы везти контрабандой. Я не хотел делать этого; дело не стоило риска, даже если б я хотел пренебречь эдиктами его величества.

— А что думали по этому поводу ваши партнеры?

— В нашем консорциуме были люди из дальних мест, они отправили мне указания добиться законных разрешений, но я был единственным членом здесь, в Руссильоне, который твердо возражал против этого опасного, но более дешевого пути. Мне этот путь казался глупым; отправляемый груз стоил дорого. Тот, который мы привели бы с Востока, стоил бы еще больше. Чего рисковать всем ради нескольких золотых монет?

Пациент умолк, словно ожидая ответа.

— Позвольте мне, сеньор, изложить следующую часть вашей истории, — сказал Исаак. — Поправьте меня, если ошибусь. Вас зовут Арнау Марса, и ваше судно, «Санта-Мария Нунсиада», уже прошло значительное расстояние к месту своего назначения.

— Оно отплыло?

— Более недели назад, дон Арнау, — заговорил Исаак. — В день его отплытия вас арестовали по обвинению в попытке контрабанды из провинции Руссильон необходимого королевству оружия. Это серьезное обвинение, так как его величество находится на войне. Не прерывайте меня, сеньор, пока я не изложу всего, что знаю о вашей истории. Ваши обвинители сказали, что оружие и другие военные материалы были отправлены без ведома ваших партнеров под прикрытием невинного груза тканей и продовольствия. То, в чем обвиняли вас, дон Арнау, является, в сущности, изменой, преступлением, которое карается смертной казнью. Вас должны были судить и наверняка приговорить к казни, когда вы предприняли попытку бежать из тюрьмы. Пока что я верно излагаю?

— В основном да, сеньор Исаак.

— Затем эта история утверждает, что вы погибли при этой попытке. Что вы не только мертвы, дон Арнау, но и лежите рядом со своими предками.

— Это не совсем верно, — сказал Арнау. — Как сами знаете. Не могли бы подать мне чашу с водой?

Исаак взял чашу и подал пациенту.

— Как вы оказались здесь, в доме сеньора Иакова?

— Приговор по такому обвинению, сеньор Исаак, означал бы, что не только я лишусь жизни, но и моя жена с ребенком, которого она носит, будут лишены наследства и мои поместья перейдут его величеству. Жена превосходно организовала мне побег из королевской тюрьмы в этом городе. К несчастью, один из людей, которых она подкупила, кому-то проболтался. На нас напали четверо негодяев и сильно избили.

— На нас?

— Там были Хуана, мой слуга Хорди и я. Хуана пошла за помощью, и когда этих скотов отогнали, она и Хорди, повреждения которого казались более легкими, чем мои, отвели меня в Ло Партит, где меня приютила его знакомая.

— Та, которая устроила, чтобы сюда прислали Хасинту.

— Она самая. Мы провели у Эсклармонды два дня. Она сходила на рынок старой одежды и купила все, что требовалось для моей роли бедного торговца из Каркассона, но, к сожалению, ни она, ни пьяный костоправ, какого она нашла для меня, не догадались снять рубашку, которая выдала вам и вашей дочери мое происхождение. Эсклармонда же уговорила сеньора Иакова принять нас. Считала, что в гетто мне будет безопаснее, чем где-либо еще в этом городе.

— А ваш слуга, Хорди?

— К моему глубочайшему горю, оказалось, что Хорди пострадал сильнее, чем я. Вскоре после того, как мы прибыли сюда, он скончался от горячки, вызванной гнойной инфекцией ран.

— От нее трудно уберечься, — сказал Исаак, — и еще труднее ее лечить, когда она обнаружена. Мне очень жаль.

— Хорди был рядом со мной всю мою жизнь. Мы были почти ровесниками и близки, как только могут быть господин и слуга. Это он лежит вместо меня в склепе, построенном для моих предков.

— Но как его тело могли принять за ваше?

— Моя жена увезла его туда и объявила, что это я. Хорди был очень похож на меня, сеньор Исаак. Нас вполне можно было принять за братьев.

— Такие сходства случаются, — сказал Исаак.

— Совершенно верно, и наше сходство было неудивительно. Он был сыном рабыни-мусульманки Фелиситат, принадлежавшей моему деду. Хорди был его ребенком и таким образом моим дядей. В своем завещании дед освободил мать и сына и дал Фелиситат хорошее приданое. Она приняла христианство, вышла за человека из деревни и родила еще двух детей. Я провел детство с Хорди, — продолжал Арнау. — Он был для меня другом, собеседником, учителем. В возрасте между нами была разница в год, и Фелиситат заботилась о нас обоих, пока мне не исполнилось девять лет. Потом дед умер, она вышла замуж, а меня отправили пажом в поместье родственника. Я просил, чтобы Хорди поехал со мной как личный слуга, и года два спустя его отправили ко мне. Мы оставались близкими друзьями даже после того, как стали господином и слугой.

— И он спас вам жизнь.

— Дважды, сеньор Исаак. В ту ночь, когда на нас напали, и потом заменив меня в смерти. Ему вполне подобает лежать в склепе наших предков, потому что он был самым смелым из трех сыновей моего деда.

— Но вы не можете ожить без риска немедленной смерти, — сказал Исаак. — Это проблема. Скажите, дон Арнау, кто ваш враг?

— Мой враг?

— Вы знаете, что какой-то враг у вас есть. Кто обвинил вас в контрабанде оружия в военное время? И было ли оно погружено на судно или нет? Кто следил за вами так пристально, что знал о вашем побеге, и пытался во время него убить вас? Кто потрудился Узнать, что вы находитесь здесь под видом еврея-торговца из Каркасона. Кто направил агента инквизиции в этом дом? Вам очень повезло, что отец Миро умный и думающий человек.

— Сеньор Исаак, я провел бесконечные часы, задавая себе эти вопросы и думая о мщении.

— Дон Арнау, мщение бессмысленное блюдо, если его некому есть, — сказал Исаак.

— Кто-то пытался лишить меня всего — тех, кого я люблю, здоровья, сил, владений и даже самой жизни. Я считаю, что должен отомстить, мой превосходный врач.

— Сначала вам нужно вновь обрести здоровье, — сказал Исаак.


Двое из троих, привыкших встречаться в тихой роще, приехали туда и спешились.

— Где человек в капюшоне? — спросил сухопарый. — Я думал, он хотел встретиться с нами здесь. Мне нужно срочно вернуться в город. Это очень затруднительно.

— Он хотел, — сказал рослый. — Но у него есть очень трудные обязанности, не выполнять которые нельзя. Гораздо более трудные, чем твои, друг мой.

— Разве он не богат? — спросил сухопарый. — Что ему нужно делать?

— Даже богатым приходится держать ответ кое перед кем, — беспечно сказал рослый. — Но он велел передать тебе, что сегодня ночью ты будешь нужен, а потом, если все сойдет удачно, получишь плату и можешь делать, что угодно.

— Делать, что угодно? А что? — испуганно сказал сухопарый. — Здесь я не могу ничего делать. Я боюсь уходить из дома, где служу, и ходить по улицам. Священник знает, кто я такой, и тебе хорошо известно, что есть и другие, способные узнать меня.

— У меня есть простое предложение. Когда сделаем ночью то, что нужно, возвращайся туда, откуда прибыл. Наш наниматель человек щедрый; нуждаться ты не будешь. А о священнике не беспокойся. Я позаботился о нем.

— Как это понять?

— Окончательно. Теперь неважно, что он знал, кто ты.

Рослый по-волчьи усмехнулся.

— Да простит нас Бог! — сказал сухопарый, перекрестился и забормотал под нос молитву. — Священника! Как ты мог пойти на такое?

— Запросто, — ответил рослый. — Итак — мы должны встретиться здесь, — оживленно добавил он, оба сели на ствол упавшего дерева и серьезно заговорили.

Глава четырнадцатая

Хуана с тревогой направилась из гостиной на галерею. Там не было ни души, но туда доносились голоса сидевших внизу во дворе трех дам. Маргариды среди них не было. Она облегченно вздохнула и спустилась по лестнице.

Хуана провела ночь в мучительной бессоннице, изредка беспокойно засыпая. Разговор с проницательным доминиканцем очень встревожил ее. Жизнь во дворце давала ей иллюзию безопасности, позволяя большей частью не думать о том, что происходит за воротами; она воздвигла собственные внутренние стены, защищающие ее от действительности, позволяющие не думать о грядущих горестных утратах и хаосе. Слова отца Миро отнюдь не принесли ей утешения, они разрушили ее хрупкие стены и ничего не оставили вместо них.

— Он жив и не в тюрьме, — упрямо сказала она. — Это сделала я. Я писала управляющему провинцией; он не хочет ничего предпринимать. Я попросила принцессу вступиться за нас. Что еще я могу поделать? Мечтаю бежать из этой страны, как только он сможет передвигаться. И, надеюсь, мы сможем.

— Для защиты его еще многое может быть сделано, дочь моя, — сказал отец Миро. — То, что вы испробовали, лишь начало. Теперь позвольте мне пока что взять на себя ваше бремя. Я уже написал двум людям, которые, скорее всего, воспримут мою просьбу серьезно. Не теряйте надежды.

Но его слова не убедили Хуану, а нарушили ее покой, словно надежда представляла собой ядовитую настойку, отравляющую разум.

И Маргарида, Маргарида, которой два дня назад она бы доверила собственную жизнь. Правда, она всегда позволяла Маргариде верить, что Арнау мертв. Только из страха, сказала себе Хуана, что кто-то, знающий правду, может непреднамеренно выдать его, сказать или сделать что-нибудь такое, за что подозрительный наблюдатель мог бы ухватиться. И теперь поняла, что этим подозрительным наблюдателем была Маргарида, она шпионила за ней, пряталась за колоннами, подслушивала ее разговоры. Хуана расхаживала по двору, не способная думать ни о чем больше, когда один из слуг подошел к ней.

— Его превосходительство управляющий провинцией хочет поговорить с вами, сеньора, — сказал он, низко поклонясь. — Пожалуйста, следуйте за мной.

Угет, прокуратор Руссильона на время отсутствия его величества, ведшего на Сардинии войну, разместился в удобных покоях в королевском крыле дворца. Он кивнул, когда вошла Хуана, жестом предложил ей сесть, и подождал, чтобы слуга вышел.

— Я получил ваше последнее ходатайство о пересмотре дела против вашего мужа, — бодро заговорил Угет. — Вашего покойного мужа. Позвольте сказать, что я очень опечален вашей утратой. Однако препятствия, которые были у меня раньше, не исчезли.

— Мое последнее ходатайство?

— То, которое я получил вчера, — ответил Угет.

— Вчера, — повторила Хуана, чувствуя, как вжимается в кресло. Либо этот человек сошел с ума, либо она. Никакого ходатайства не было. Не могла же она написать еще одно и забыть?

— Я не ожидала, что оно будет так быстро рассмотрено, — ответила она, не особенно кривя душой.

— Я не хотел, чтобы вы, дожидаясь ответа, мучились, — сказал Угет.

— Благодарю вас, сеньор, — негромко произнесла Хуана. — Можете сказать мне, что произойдет теперь?

— Другие владельцы «Санта-Марии Нунсиады» ходатайствуют о рассмотрении дела. Пока что рассматриваются вопросы собственности и ответственности. Мой секретарь сможет объяснить это вам во всех подробностях. Должен добавить, что ваше состояние, — продолжал он, — пока что избавляет вас от преследования.

Хуана медленно пошла обратно во двор, ломая голову над этим разговором. Кто подал ему ходатайство, уже отвергнутое? И с какой целью? Чтобы они — кто бы то ни были — могли поклясться, что дело рассматривалось со всех сторон? Целью Угета определенно было обескуражить ее, а потом запугать угрозой преследования. Надеются они изгнать ее из страны до рождения ребенка, чтобы помешать ей отстаивать в суде свое дело? Три дня назад она выложила свои доводы Маргариде и выслушала насмешки подруги над своими страхами, когда предупреждала ее о невидимых капканах под ее ногами. Теперь ей не с кем разговаривать, кроме как с собой.

Отец Миро сказал, что она должна посетить мужа. Тщетно она приводила ему причины оставаться как можно дальше от него. Сказала, что за ней будут следить, что для них обоих это будет мучением, что это возбудит подозрения всех во дворце. Доминиканец покачал головой и сказал:

— Отправляйтесь к нему.

В своем одиночестве и смятении она очень хотела отправиться к нему, отдать все свои проблемы на его попечение, несмотря на огромный риск. Ее приводило в недоумение, что отец Миро не обращал внимания на все опасности; то ли хотел, чтобы их схватили обоих, то ли по какой-то причине знал, что этого не случится.

— Тогда отправляйся, — прошептала она себе, — но будь осторожна.

Отправиться одна она не могла. Если взять с собой Фелиситат, все сочтут, что она пытается бежать до рождения ребенка, направляется на восток от Руссильона, чтобы избежать судебного преследования. Или, хуже того, поймут, что она идет к мужу. Нужно оставить Фелиситат здесь в знак того, что она скоро вернется. Она возьмет с собой одну из служанок. И нужно ускользнуть, пока Маргарида сидит с принцессой в бдении над болящим спаниелем.


Юсуф шел на зерновой рынок к своим старым друзьям-носильщикам, Когда завидел их, ему показалось, что группа игроков в кости стала со вчерашнего Дня значительно больше в размерах и численности; когда подошел поближе, понял, что там всего два незнакомых лица, но над такими громадными телами, что эти люди сами могли бы создать толпу. Ему потребовалась лишь секунда, чтобы свернуть и пойти мимо зернового рынка к рыбному. Несколько лет назад, когда кровавое восстание оставило его одиноким ребенком в чужой земле, он научился осторожности раньше, чем языку этой страны. Теперь он медленно шел мимо шагах в десяти от игроков, и вежливо кивнул им, словно думал о более важных вещах.

— А вот и парнишка, о котором я вам говорил, — сказал эль Грос одному из вновь появившихся. — Иди сюда, Юсуф. Иди, познакомься с самым глупым носильщиком на зерновом рынке.

Нисколько не обидевшись, носильщик взглянул на Юсуфа, усмехнулся и кивнул. Юсуф посмотрел на него, закашлялся, чтобы скрыть замешательство, и весело улыбнулся в ответ. Хотя новый носильщик был почти таким же здоровенным, как эль Грос, он представлял собой жалкое зрелище. Один глаз его заплыл и был окружен целой радугой цветов от красного до лилового и желтого. Сквозь прорехи на одежде виднелись большие синяки. Кроме того, его украшала длинная царапина на щеке, на лбу у него был грязный, пропитанный кровью бинт, на руке другой.

— Красавчик, правда? — спросил Ахмед.

— Красавчик, — произнес англичанин и громко захохотал.

— Он выучил еще одно слово, — сказал Ахмед, указывая на англичанина, гордый, словно мать своим первенцем.

— Знаешь, кто так разукрасил меня? — спросил забинтованный.

Юсуф покачал головой.

— Эль Грос, — сказал он и засмеялся почти так же громко, как англичанин. — Эль Грос постарался.

— Ты не сердишься? — спросил Юсуф.

— С чего мне сердиться? — спросил забинтованный. — Кое-кто хорошо заплатил мне, чтобы я получил эти синяки, потом еще кое-кто хорошо заплатил ему, чтобы украсить меня ими. Он не знал, что это буду я.

— Да знал он, — сказал Ахмед. — Так ведь, Грос?

— Кто еще это мог быть? — сказал эль Грос. — Дело было так, — обратился он к Юсуфу. — Ты, возможно, не поверишь. Сюда пришел один человек и предложил большие деньги, чтобы трое-четверо помогли ему убить кого-то, бегущего из тюрьмы. Поначалу обратился ко мне…

— Потому что он такой сильный, — сказал забинтованный, — и все знают, что в драке лучше него никого нет, хоть и дерется он не часто.

— Обратился поначалу ко мне, и я спросил его, откуда он знает, что этот человек бежит из тюрьмы.

— Когда он говорил со мной, — сказал Роже, не поднимая взгляда, — то сказал, что слышал об этом на рыбном рынке.

— Он сказал мне, что слышал от одного из тюремщиков, — продолжал эль Грос. — И я спросил его, когда должен состояться побег. Кому охота сидеть возле тюрьмы ночь за ночью? И знаешь, что он ответил? — спросил эль Грос.

— Нет, — ответил Юсуф.

— Назвал мне день, время, место. Я спросил, откуда он знает, и знаешь, что он ответил?

— Он сказал ему — потому что сам организовал этот побег, — сказал, зевая, Ахмед.

— Умно, не так ли? — сказал эль Грос. — Организовать побег и убить при этом человека.

— Но зачем? — спросил Юсуф.

— Он сказал — потому что заключенный был его другом и предал их дружбу, соблазнив его жену. Что хочет мести. А этот идиот поверил ему.

— Ничего подобного, — сказал с уязвленной гордостью забинтованный. — Но мне были нужны эти деньги. Он много мне заплатил. И я взял на помощь его и еще одного человека. Пришлось поделиться с ним, — указал он подбородком на своего товарища, который сидел на корточках, глядя на кости. — Другого эль Грос стукнул слишком уж сильно, поэтому делиться с ним не пришлось.

— Правда? — спросил Юсуф, повернувшись к эль Гросу.

— Возможно. Может, дело было в том, что он напился вина. Так или иначе, он не поднялся, — сказал эль Грос.

— Тот, кто нанял нас, обещал потом еще денег, — сказал забинтованный, — но мы ничего не получили от этого дешевого мерзавца.

— Я говорил ему — ничего не делай, пока не получишь денег, — сказал эль Грос. — Знаю эту публику. Получив то, что хотели, они никогда не платят.

— Я тоже узнал, — сказал забинтованный с таким довольным видом, какой только может быть у человека с изуродованным лицом.

— Это понятно. Чего я не могу понять — почему ты бил его и его товарищей, — обратился Юсуф к эль Гросу. — Тот заключенный был твоим другом?

— Моим другом? Ничего подобного. Я не суюсь в дела между мужем и женой. В общем-то, я не прочь немного подраться, но он хотел смерти того человека. Это серьезно.

— Да оставь он заключенного на несколько дней в тюрьме, палач свершил бы за него месть, — сказал Ахмед. — Бесплатно.

— Не понимаю, — сказал Юсуф. — Кто вздумал нанимать вас для такого дела? Почему было не оставить того человека в заключении?

— Он не говорил. Я не спрашивал. А почему ты хочешь знать? — спросил эль Грос.

— Это был чужак, — сказал один из игроков. — У них бывают чудные мысли.

— Ты тоже чужак, — сказал другой. — Есть у тебя чудные мысли?

— Не такие, — ответил первый. — Я его где-то видел раньше, но он не из этого города.

— Это верно, — заговорил эль Грос. — Что нездешний, можно было понять по тому, как он говорит. Мне он не особенно понравился. Но хорошо, что я не согласился, потому что в тот вечер одна приятная женщина пришла сюда и попросила меня помочь ее мужу, пока его не убили. Ну, я прогнал их. Этому, — сказал он, дружески взъерошив волосы покрытому синяками, — я нанес несколько легких ударов, чтобы он мог убежать, не выглядя особенно скверно, вот и все. И она дала мне за помощь горсть денег. Я все равно получил плату. — Усмехнулся. — У меня тоже был помощник. Только мне платить ему не пришлось.

— Знаешь, кто помогал ему? — сказал Роже. — Священник.

Эль Грос засмеялся.

— Это так. Он появился с громким голосом проповедника и дубинкой. Вот отчего у этого моего друга пострадала голова. Мне было ни к чему бить его дубинкой по башке.

— Это был тот священник, которого привезли на телеге сегодня утром? — спросил Ахмед.

— Священников здесь как блох на собаке, — сказал эль Грос. — И если мой за последнюю неделю не стал меньше и не изменил своего имени, значит, не тот. Возница сказал, что они привезли отца Миро. Его все знают, — стал объяснять он Юсуфу. — Это монах-проповедник. В городе уже несколько месяцев. Он такого роста, как вот Ахмед, а тот, что помогал мне, был таким же, как я.

— Отец Миро? — спросил Юсуф. — Он мертв?

— Мертвее не бывает, — ответил Ахмед. — Его тело обнаружили в речушке. Говорят, он упал с мула и убился.

— Убьется тебе священник, упав с мула, — негромко произнес Роже.

— Он не падал, — сказал Ахмед. — Человек, с которым я разговаривал, был фермер, который его обнаружил, он сказал, что священник выглядел так, будто его сбросили с собора на камни площади, а не словно он скатился по небольшому склону в речушку.

— Я знал человека, который умер от перелома нескольких костей, споткнувшись о булыжник на мостовой, — сказал один из игроков.

— Мы все знали этого старого дурака, — заговорил Ахмед. — Это был больной, старый пьяница, тощий, желтый, иссохший, как палый лист. Отец Миро был таким же сильным, как он, — и указал на англичанина с непроизносимым именем. — Вихрем носился по городу. Как-то я видел, как он поднял покалеченного и нес его всю дорогу вверх по холму в свой дом. Хрупким он не был.

— Я помогал перегрузить его тело с зерновой телеги на носилки, — сказал Роже. — Вид у него было такой, словно десять человек колотили его железными дубинками.

— И я помогал, — сказал один из игроков. — Он прав.

— Его кто-то убил, — заметил Роже. — Кого он теперь преследовал?

И все вопросительно посмотрели на Юсуфа, кроме англичанина, который не понял.


В то время как Юсуф внимал мудрости и слухам рыночной площади, Ракель сидела на скамье возле лестницы, ведущей в комнату пациента, и то мечтала, то дремала в неярком свете. Легкая суета в передней части дома — открывшаяся и закрывшаяся дверь, негромкий разговор — пробудила ее от полусна. Она встала, напряженно прислушалась, потом взбежала на середину лестницы.

— Папа, — негромко сказала она. — Там посетительница.

Разговор в комнате пациента тут же прекратился. Ракель спустилась во двор и пошла к двери в переднюю часть дома. Мальчик-слуга открыл ее, говоря через плечо кому-то позади него: «Я спрошу, сеньора, можно ли его повидать», и побежал по двору узнать об этом у Ракели. Следом за ним вышла посетительница. Она была в трауре, в густой вуали, беременная.

— Простите, что нарушаю ваш покой, — сказала она с легкой отдышкой от напряжения сил. — Вы сеньора Руфь, жена сеньора Иакова Бонхуэса? — Сделала глубокий вдох, прижав руку к боку. — Можно присесть, сеньора Руфь? Я шла быстро — непозволительно быстро — по городу, чтобы повидать вашего пациента. Мне определенно сказали, что он здесь. Прошу вас, сеньора Руфь, я должна повидать его. Если передадите сообщение и покажете ему это, — сказала она, силясь снять кольцо с пальца, — я уверена, он скажет, что хочет меня видеть. Я его жена, Хуана Марса.

— Ты понял сообщение? — спросила Ракель мальчика. — Тот кивнул. — Тогда возьми кольцо. Отдай его пациенту и передай сообщение.

— Прошу вас, сеньора, садитесь, — сказала Ракель Хуане с некоторым смущением. — Только я не сеньора Руфь. Я Ракель, дочь Исаака из Жироны, врача, который помогал сеньору Иакову ухаживать за вашим мужем.

— Отец Миро говорил о вас, сеньора Ракель, и о вашем отце, когда рассказывал, в какие хорошие руки попал мой муж. Я очень благодарна за все, что вы сделали.

— Спасибо, сеньора. Он еще не выздоровел, — сказала Ракель, — но его состояние улучшается с каждым днем.

— Боюсь, что надежда похожа на чуму, — сказала Хуана. — Она точно так же убивает меня, сеньора Ракель.

Мальчик сбежал по лестнице, перепрыгнул через последние три ступеньки, приземлился на руки и на ноги, подскочил и подбежал к ним.

— Сеньора, — сдержанно сказал он, — ваш муж просил меня передать вам, чтобы вы как можно быстрее поднялись в его комнату.

— Спасибо, малыш, — сказала Хуана и сунула монетку в его поцарапанную, пыльную руку.

— Ступай на кухню, попроси кухарку прислать наверх холодного питья, — велела Ракель мальчику. — Сеньора, я провожу вас в его комнату, — обратилась она к Хуане.

Хуана вошла в комнату, подняла с лица вуаль и откинула назад. Ракель быстро представила ей своего отца и осторожно пошла к нему в дальний конец комнаты. Хуана Марса села на стул у кровати, неотрывно глядя на мужа.

— Арнау, — негромко сказала она, ее лицо было мокрым от слез.

— Хуана, — сказал пациент. — Дорогая моя. Не могу поверить, что это ты. Увидя кольцо, я очень испугался, что его кто-то сорвал с твоего пальца, чтобы поймать меня в ловушку.

Хуана опустила голову на покрывало рядом с его грудью и произнесла что-то неразборчивое. Арнау погладил ее по волосам здоровой рукой и забормотал нежные, утешающие слова. Наконец она подняла голову и утерла с лица слезы шелковым платком, который достала из рукава.

— Я успокоилась, — сказала она. — Теперь, видя тебя, успокоилась. Я не осмеливалась отправить тебе сообщение или навести о тебе какие-то справки, и две недели мучилась опасениями.

— Неужели во дворце нет надежных посыльных? — спросил ее муж.

— Есть, Арнау. Но мне начинает казаться, что кто-то следит за каждым моим шагом во дворце, подмечает всех, с кем я разговариваю, подслушивает все мои разговоры. — Она запнулась с горечью в голосе, взяла себя в руки и продолжала: — Я решила, что сегодня можно выйти из дворца, благодаря отцу Миро. Он заверил меня, что написал письма в твою защиту людям, имеющим власть и влияние, но не захотел сказать, кто эти люди. А потом сказал, что я должна отправиться к тебе.

— Ты шла по городу одна?

— Я взяла с собой служанку из дворца. Она ждет меня на площади перед церковью проповедников. Чем меньше она будет знать о моих делах здесь, тем лучше.

— Как она считает, почему ты здесь?

— Разумеется, с целью одолжить денег, — ответила Хуана. — Какая еще у меня могла быть причина идти в гетто? — спросила она с невинным видом. — Я сказала, что мне нужно к ростовщику, и спросила у нее имя такого, кто сохранит это в тайне. Дала ей денег, чтобы она помалкивала, а потом, чтобы не забыла, взяла с нее торжественную клятву. Ей очень приятно думать, что у нее есть такое оружие против меня.

— Сколько времени у нее уйдет на то, чтобы продать известие об этом? — спросил с усмешкой Арнау.

— Ровно столько, чтобы перевести дух и снять плащ. Думаю, она решила, что мои дела пойдут плохо, если кто-то во дворце узнает, что я обеднела и вынуждена обращаться к ростовщикам.

— Кто следит за тобой?

— Не знаю. Сперва я думала, что Пигбаладор.

— Бонсом? Не может быть. С какой стати ему следить за тобой?

— А почему нет? — сказала Хуана. — Теперь все считают, что ты мертв; пока эта служанка не вернется во дворец с историей о ростовщиках, все думают, что я обладаю большим состоянием. Бонсом уже предлагал свою ловкость и влияние, чтобы помочь мне истребовать твои поместья у короны.

— Вот как? До чего же он уверен, что судебное решение будет вынесено не в мою пользу, — сказал Арнау. — Насколько мне известно, эти поместья все еще мои. Но, дорогая моя, — заговорил он, недоуменно хмурясь, — что ему проку от этого? Даже будь я мертв, у него есть жена, бедняжка. Если он не сбросит ее с башни, то не сможет заполучить наше богатство через брак.

— Я холодею при мысли о том, что может быть у него на уме. Иногда он кажется образцом галантности, иногда — сплошным злом.

— Ты слишком долго была в одиночестве, любимая, — сказал ее муж. — Не стоит думать об этих вещах.

— Как я могу не думать? Арнау, другой человек, который, кажется, следит за мной…

Хуана умолкла, будучи не в силах продолжать.

— Да? — сказал он.

— Арнау, мне это невыносимо. Думаю, это Маргарида. Кто-то подслушал мой разговор с Хасинтой, когда она приходила с твоим сообщением в субботу.

— Кто? Маргарида?

— Кто-то близкий к принцессе, должно быть, стоял за деревьями в саду и подслушивал. Принцесса знала все, что мы говорили друг другу. К счастью, Хасинта говорила о тебе только как о моем верном слуге.

— Я и есть твой верный слуга, любимая. Но я велел ей называть меня так. Мне это представлялось безопаснее.

— Слава богу. Но, Арнау, в саду тогда кроме нас с Хасинтой была только Маргарида. Она сказала, что только что вошла. Маргарида, которая советовала мне быть приветливой и дружелюбной с Пигбаладором, что бы я о нем не думала. Арнау, скажи, он твой враг? Ссорился ты с ним в прошлом из-за женщины? Скажи. Я не буду сердиться. Я никогда не думала, что ты жил монахом до того, как встретил меня. Мне нужно знать.

— Бонсом? Клянусь, у него нет причины быть моим врагом. Он в некотором роде негодник — игрок и бабник, но в глубине души, Хуана, хороший человек. Я никогда не отбивал у него любовницу и не продавал ему хромую лошадь. Единственное, что могло на него повлиять, — я нанял его управляющего, когда тот ушел у него со службы. Не могу представить, чтобы он обижался из-за этой потери.

— Если у него есть какой-то разум, то нет, — сказала Хуана. — Касса был неважным управляющим, дорогой.

— Хуана, Касса приятный человек.

— Арнау, приятный человек не значит хороший управляющий. Тут нужен человек с хорошей, ясной головой, который говорит тебе, что происходит и что он при этом делает. Тогда ты можешь быть милостивым время от времени и оставлять работника, который иначе планировал бы согнать сироту и вдову с их клочка земли. Хорошо, что ты его уволил. Когда все наладится, мы возьмем на его место кого-то компетентного.

— О чем ты говоришь? Я его не увольнял.

— Может, ты забыл, — сказала Хуана, глядя на мужа с некоторой тревогой. — Он сказал, что ты уволил его, когда начал загружать судно. Должно быть, он сделал что-то дурное, и ты уволил его. Он вернулся, собрал свои вещи, сказал, что получил плату, и уехал.

— Дон Арнау, я тоже слышал эту историю, — сказал врач, тихо сидевший в дальнем конце комнаты с дочерью. — И нахожу ее тревожной.

— Думаете, мой муж потерял память? — спросила Хуана.

— Нет. Думаю, что ваш муж прекрасно помнит все происходившее.

— Тогда наш управляющий решил спасти свою шкуру за счет нанимателя, — сказала Хуана. — Он ничего не говорил об этом, пока все не поверили, что Арнау мертв или умирает. И он не мог это отрицать.

— Сеньор Исаак, разве я не говорил вам, что она умная? — сказал Арнау, глядя на врача. — Ее ясные глаза смотрят прямо в душу каждого человека.

— Это так. Ее милость сокровищница мудрости и добродетели.

Хуана глубоко вздохнула и нахмурилась.

— Однако поведение Кассы, пусть и достойное презрения, понятно. Бонсома нет. Он ведет себя странно. Только я до сих пор не могу представить, с какой стати Бонсому быть тебе врагом, мой господин, — сказала она. — Я мало о нем знаю.

— Я решил — лежа здесь, мне было больше нечего делать, как думать обо всем этом — что нападение на меня, должно быть, организовал человек, стремящийся присоединить мои владения к своим. Видимо, некто, желающий получить замок и надеющийся, что король в знак благодарности передаст ему мои владения и мое состояние, по крайней мере, часть их. И, ничего не зная о твоих уме и силе, возможно, даже планировал жениться на моей вдове и приобрести таким образом ее богатство.

— А у Пигбаладора есть жена, — сказала Хуана.

— Не только жена, но и земли — больше, чем ему нужно.

— Никто не считает, что у него достаточно богатства, хоть в золоте, хоть в землях, — сказала Хуана.

— Любимая, не отвлекай меня возражениями. Подожди, пока я окрепну, — добавил он почти игриво. — Я сильно подозреваю, что это Пере Пейро. Его жена умерла десять лет назад, и он может жениться. Говорит он мягко, любезно, но главным образом его волнуют деньги. Ты не замечала этого?

— То же самое можно сказать о большинстве этих людей, — сказала Хуана. — Фелиситат утверждает, что из приехавших на то собрание членов синдиката Мартин и дон Рамон кажутся ей меньше всего заслуживающими доверия.

— Фелиситат я люблю всей душой, — сказал Арнау. — Я бы доверил ей свою жизнь и все мои глубочайшие секреты, но сомневаюсь, что она хорошо разбирается в таких делах.

— Арнау, она умная женщина, — сказала Хуана. — Она понимает людей.

— Мартин представляет какого-то виконта, имя которого не хочет назвать, а дон Рамон Хулия дворянин из превосходного семейства. Как вкладчиков их рекомендовал Угет, управляющий провинцией, дорогая моя. Это солидные, богатые, честные люди.

— В отличие от самого Угета, — сказала Хуана.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Арнау.

— Он был не особенно… — начала она, но передумала. — Я слышала настораживающие истории о нем во дворце.

— Сеньора, — сказал Исаак, — можно задать вам вопрос?

— Сколько угодно, сеньор Исаак, — ответила Хуана.

— Можете рассказать мне обо всем, произошедшем в тот вечер, когда вы и ваш слуга помогли вашему мужу бежать из тюрьмы?

— Но я уже рассказывал вам, — сказал Арнау.

— Сеньора Хуана видела происходившее с иной точки зрения, — сказал врач. — Выслушать ее будет полезно.

— Если хотите, сеньор Исаак, — сказала Хуана и принялась рассказывать ясно, с очевидным спокойствием, о событиях того вечера. Когда дошла до нападения и поисках в испуге помощи, голос ее задрожал. Она умолкла, будучи не в силах продолжать. Потом сделала глубокий вдох и заговорила снова, полностью владея собой. Когда дошла до прихода в домик Эсклармонды в Ло Партите, Исаак остановил ее.

— Кажется, я знаю, что происходило дальше. Но скажите, пожалуйста, сеньора Хуана, вы сами подкупали владельцев лавки и тюремщиков? Или отправили слугу?

— Нет, не сама, — ответила она. — Это представлялось неразумным. Я отправила своего…

Хуана неожиданно встала и беспокойно заходила по комнате.

— Вернись сюда, любимая, — сказал Арнау. — Не стой там, где я не могу тебя видеть. Ты сердишься, что мы обсуждаем одно и то же снова и снова? Но как иначе найти истину?

— Арнау, я нисколько не сержусь, — ответила она. — Сейчас мне сидеть там было неудобно.

Она подалась вперед, ухватясь за подоконник, и выглянула во двор.

— Ничего. Я немного…

Она тяжело задышала и замерла, так сильно сжимая подоконник, что пальцы ее побелели.

Ракель, молча стоявшая возле отца, подошла к ней.

— Сеньора, — спокойно спросила она, — вам нехорошо? Или начались схватки? Пожалуйста, сядьте, отдохните.

— Стоя, я чувствую себя лучше, — ответила она с усилием. — По крайней мере, сейчас. — Ну, все. Пока что прошло. Арнау, что я сделала?

— Что ты сделала?

— Вызвала это, идя сюда очень быстро, а потом долго сидя. Это было глупо, но я больше не могла находиться вдали от тебя или покинуть тебя раньше. Извини.

— Не волнуйся, — сказал он. — Дети рождаются в гетто, разве не так? Иди, сядь рядом со мной, будем утешать друг друга, пока ты в силах.

Сеньора Хуана вновь села подле мужа; Ракель пошла следом, склонилась над ней и негромко спросила:

— Сеньора, это ваш первый ребенок?

— Нет. Наш первенец прожил всего несколько часов.

— Не беспокойтесь, — сказала Ракель, силясь вспомнить, как долго жена Арнау скрывала, что начались схватки, и решила, что со времени появления здесь. Подумала, что ребенок не должен рождаться на полу комнаты Арнау и нужно принимать какие-то быстрые решения.

— Сеньора, мы можем отправить вас во дворец на носилках, — сказала Ракель. — Или можете остаться здесь. Это не проблема. Комната у меня просторная, приятная. Я могу спать где угодно, а Бонафилье она больше не понадобится.

— Почему? — спросила Хуана, меняя неудобную позу.

— Она сегодня выходит замуж. Если останетесь, у нас будут два радостных события в один день. Я вызову повитуху, и мы приготовим комнату. И нужно будет сказать служанке, которая вас ждет.

— Я хочу оставаться как можно ближе к Арнау, — твердо сказала Хуана. — Поручите кому-нибудь сказать служанке, пусть идет во дворец и пришлет сюда Фелиситат со всем необходимым. Вы найдете ее не лишней, сеньора Ракель. Она может присматривать за Арнау или помогать повитухе. Глупо, что не взяла ее с собой, но я боялась, что если нас увидят выходящими вместе, то могут сообразить, что мы идем к Арнау.

И когда невеста вернулась в дом для последних приготовлений к свадьбе, она обнаружила, что ее комната занята роженицей, проворной, бодрой акушеркой, маленькой служанкой и Ракелью. Пришедшая с Бонафильей Руфь открыла дверь, осмотрелась и без малейшего удивления спросила:

— Могу я чем-то помочь?

— Мы прекрасно справляемся, сеньора, — ответила акушерка. — И если здесь появится еще одна помощница, я не смогу двигаться.

— Где мои одежды? — спросила Бонафилья. И все в комнате за исключением сеньоры Хуаны дружно выпроводили ее за пределы слышимости.


Когда Юсуф вернулся в дом врача, невеста была готова идти в синагогу на празднование бракосочетания и последующее пиршество. Оно должно было состояться в большом зале и в саду, невесту и жениха сопровождала добродушная толпа членов перпиньянской общины. Даже те немногие, которые не питали особо добрых чувств к приятному, искусному молодому врачу и его брату, не хотели пропускать пиршества и веселья, которых можно было ожидать из дома сеньоры Руфи. Погода стояла настолько замечательная, какой она может быть октябрьским вечером. День был солнечным, жарким; вечерний ветерок настолько умерял жару, что пиршество на открытом воздухе сулило удовольствие.

Юсуф побежал умыться и переодеться. Когда покончил с этим, Ракель и ее отец выходили на улицу. Юсуф занял место подле Исаака, а она присоединилась к женщинам.

— Я слышал на рынке новости, — сказал Юсуф, как только они обменялись приветствиями с окружающими.

— Какие новости? — спросил врач.

— Их много, господин. Двое носильщиков, которых я не видел раньше, сказали, что их наняли избить нашего пациента. Они, разумеется, не знали, что он наш пациент, не знали его имени, но это произошло в тот же вечер, на том же месте, при тех же обстоятельствах.

— Тогда, думаю, можно сказать, что это был наш пациент. Мы знаем, кто нанял их?

— Кто-то нездешний, — ответил Юсуф. — Они так сказали. Чужак, которого они не знают, но видели время от времени в городе. А оттуда, где сидят, они видят почти всех.

— Чужак. Значит, не тот, кого подозревает дон Арнау, он считает, что это кто-то хорошо известный в городе. Но я слышал, что это не чужак разговаривал со священником.

— С отцом Миро, — сказал Юсуф. — Это другая новость, которую я слышал. И скверная новость. Для него, по крайней мере, — добавил он. — Это тот священник, что приходил вчера к нашему пациенту. Доминиканец.

— Я понял, Юсуф, кого ты имеешь в виду. Отца Миро, — сказал Исаак. — Что ты хочешь мне сообщить?

— Его нашли мертвым милях в пятнадцати от города, господин. Он упал с мула и скатился по склону в речку.

— Ты тоже слышал это на рынке? — спросил Исаак.

— Да. От моих друзей-носильщиков.

— Зачем было говорить тебе? Они знают, что существует какая-то связь между домом Иакова и этим священником?

— Не думаю. Это была просто новость. Мы могли встречаться даже не с тем самым отцом Миро, только он был доминиканец, его звали отец Миро, и он вчера уезжал из Перпиньяна в Конфлент.

— Они сказали, что он ехал в Конфлент, когда произошел этот несчастный случай?

— Сказали. И, по их мнению, то был не несчастный случай. Двое из них помогали переложить тело с телеги на носилки и нести его в доминиканский монастырь. Отец Миро был не великаном, господин, но сильным, энергичным, упитанным человеком. Носильщики считают, что он не мог получить таких повреждений при падении с высоты от силы пять-шесть футов. А фермер клянется, что обнаружил его на таком расстоянии от дороги.

— Дороги на Конфлент?

— Да, господин.

— Если так, Юсуф, то это злое дело. Он был человеком холодного, рассудительного ума, и, видимо, не предпринимал никаких действий, если к тому не было основательных причин. Таких людей на свете мало.

— Вы имеете в виду — среди священников?

— Среди всех. И зачем было его убивать? Разве что за честность.


Вскоре после этого в гетто въехала влиятельная дама, за ней следовали двое слуг. Она спросила у привратника, как проехать к дому врача, сеньора Исаака Бонхуэса, и, получив указания, поехала прямо по улице.

Даму впустила маленькая служанка, и она спросила о Фелиситат.

— Фелиситат с сеньорой Хуаной, — добавила она, видя смятение на лице девочки. — Это ее служанка.

— Той сеньоры, которая рожает? — спросила девочка.

— Той самой.

— Сейчас, сеньора, — сказала девочка и ушла.

Фелиситат спустилась и сделала глубокий реверанс.

— Сеньора Маргарида, вы хотели меня видеть?

— Да, Фелиситат. Как Хуана?

— По-моему, хорошо, сеньора. Повитуха кажется довольной.

— Я приехала от ее королевского высочества, принцесса велела мне дожидаться, пока не родится ребенок. Она очень беспокоится о сеньоре Хуане.

— Да-да, сеньора. Я найду вам удобное место, где вы сможете ждать.

— Спасибо, Фелиситат. — Она оглядела коридор. — Можно я посижу во дворе?

— Конечно, сеньора, — ответила Фелиситат и пошла к двери во двор.

Маргарида взяла ее за руку.

— Фелиситат, подожди. Не знаю, как сказать это… — Она замялась. — Со вчерашнего дня сеньора Хуана не разговаривала со мной. Избегает меня, как только может. Я сказала ее высочеству, что лучше всего ехать сюда не мне, следует послать кого-то другого. Она отказалась.

— Я спрошу сеньору Хуану, хочет ли она видеть вас, — холодно сказала Фелиситат. — Возможно, она не хочет видеть никого.

— Конечно. Я подожду здесь.

Фелиситат вернулась в комнату своей госпожи.

— Сеньора Маргарида хочет видеть вас, — сказала она отнюдь не ободряющим тоном.

— Пошли ее ко мне, Фелиситат, — сказала Хуана. — Я должна сказать ей кое-что.

Когда Маргарида вошла в комнату, повитуха поднялась со стула у кровати.

— Надеюсь, сеньора, я не помешала вам, — сказала придворная дама.

— Нет, — ответила повитуха. — Сейчас мы ждем. Ждем, чтобы последовало еще что-то, так ведь, сеньора?

— Да, — ответила Хуана. — Маргарида, мне не хочется долгого разговора, поэтому буду прямой. Говорила ты принцессе об этом доме и врачах?

У нее снова начались схватки, и она подняла руку, веля Маргариде подождать.

Повитуха утерла пот с ее лица прохладным платком и мягко потерла ей живот.

— Сейчас все будет в порядке.

— Нет, — ответила Маргарида. — Как я могла сказать? Я ничего не знала о них. Это тот дом, куда принесли Арнау…

Она не договорила.

— Этот самый, — сказала Хуана. — Но откуда принцессе известно об этом?

— Не знаю, — ответила Маргарида. — Клянусь, Хуана, я не говорила ей. Пока она не отправила меня сюда, я о нем и не слышала.

Хуана вскрикнула и сделала глубокий вдох.

— Становится хуже, — прошептала она повитухе.

— И отлично, — сказала повитуха. — Сейчас все кончится. Прошу вас, сеньора, — твердо сказала она, направляясь к Маргариде с таким видом, будто собиралась вышвырнуть ее из комнаты, — ее нельзя беспокоить. Ей нужны все ее силы.

— Да будет с тобой Бог, — торопливо пробормотала Маргарида. Поднялась, вышла из комнаты и стала ждать.

Глава пятнадцатая

Свадебные гости с удовольствием набросились на блюда рыбы, запеченной с травами и маслом, или поданной холодной, с пряностями, в уксусе и меде, на груды жареных сардинок с подливками, бобами, овощами в масле, уксусе или с солью, в зависимости от воображения кухарок. Когда первый голод был утолен, музыканты заиграли оживленную танцевальную музыку. Молодые люди подняли Давида; молодые женщины — Бонафилью, и танцы начались.

Исаак был погружен в разговор с Аструхом; Ракель танцевала; Юсуф сидел на месте и медленно разрывал булочку.

— Если не считать еды, — раздался над его ухом полудетский-полумужской голос, — свадьбы скучны, тебе не кажется?

Юсуф повернулся с улыбкой.

— Скучны. Меня зовут Юсуф.

— Я знаю. Все знают, кто ты. Я Абрам Дайот, ученик сеньора Иакова.

— Почему я не встречал тебя раньше? Разве ты живешь не в этом доме? — спросил Юсуф.

— В этом. Ты спишь в моей постели. Учитель отправил меня домой.

— Почему?

— Не знаю. С учителем не поговоришь, но я спросил у сеньоры Руфь, она ответила, что в доме мало места для всех свадебных гостей, но места тут достаточно. Они могли бы отправить меня и слуг на чердак. Дом большой. Думаю, дело в другом, — прошептал он.

— В чем, как думаешь? — тоже шепотом спросил Юсуф.

— По-моему, в этом странном пациенте, которого они взяли. Они не хотели, чтобы я увидел, кто он. Ты его видел?

— Да, — ответил Юсуф.

— Говорят, он какое-то чудовище. Это правда?

— Нет, — сказал Юсуф. — Ничего подобного. Самый обычный человек, — добавил он, надеясь направить разговор в другое русло.

— Как он выглядит?

— У него темные волосы, темная борода. Глаза, думаю, тоже темные. Но поскольку ставни в его комнате закрыты, разглядеть трудно.

— Похож на южанина?

— Пожалуй. Но он не темнее тебя, а по речи не определишь. Говорит он мало, потому что очень болен. Скоро подадут еще еды?

— Только после танцев. Но подождать стоит. Три целиком зажаренных барана, множество блюд птицы в разных соусах, и козленок — я был на кухне, когда там завершали работу. Только не говори никому.

— Не скажу, само собой, — ответил Юсуф. — Пошли, посмотрим, все ли уже готово.

Абрам Дайот встал, распрямив долговязое, тонкое, нескладное тело. Споткнулся о скамью, вылезая из-за нее, и едва не опрокинул кувшин вина, который подхватил сидевший рядом мужчина.

— Этим летом я все расту и расту, — сказал он извиняющимся тоном. — Кажется, никогда не знаю, где мои ноги.

— Я бы хотел бы быть с тебя ростом, — сказал Юсуф, и оба мальчика направились к кухне.

Кухарки кончили разделывать жареного барана, и поданные на столы блюда жареного и тушеного мяса быстро пустели. Слуги сновали туда-сюда, наполняли кувшины вином и несли их к столам вместе с кувшинами воды и холодного мятного напитка для утоления жажды, вызванной пиршеством, танцами, разговорами.

На ступень возле музыкантов поднялся певец, те заиграли мелодию, и он начал петь о радостях брака, вставляя в нее имена брачующейся пары и обстоятельства. Песня становилась все более и более непристойной, Бонафилья покраснела от смущения и смеха, как подобает невесте. Слушатели одобрительно зашумели, и Давид положил ладони ей на руки.

Наконец песня завершилась, со столов убрали и принесли чаши с фруктами — свежими, сушеными в меде или коньяке, а также тарелки с конфетами и громадные блюда с пирожными и тортами. Все блюда были усыпаны приносящим счастье изюмом. Они стояли на столах в таком количестве, что никто не мог пожаловаться, что не может дотянуться до того, что ему нравится.

Пока гости были отвлечены таким образом, к сеньору Иакову подошел слуга и что-то негромко сказал ему на ухо.

— Мордехай, — весело спросил Иаков, — открыт бочонок для тех, кто на кухне? И для музыкантов?

— Да, сеньор, — ответил слуга, — но вас кто-то спрашивает у ворот. Говорит, дело важное.

— Что может быть важнее свадьбы моего брата? — сказал Иаков, выпивший к этому времени больше вина, чем обычно.

— Иаков, — сказал, подавшись вперед, Исаак. — Думаю, какой-то пациент остро нуждается в твоей помощи. Хочешь, пойду я? Я не так много… — Он тактично приумолк. — Я не так много должен здесь делать, как ты. Где Юсуф? Он может пойти со мной.

— Нет, дай мне посмотреть, кто это. Пошли со мной, старый друг. Нам обоим будет полезно слегка размять ноги.

Они пошли следом за слугой к воротам. Это была медленная процессия, нарушаемая оживленными разговорами и громким смехом гостей, мимо которых они проходили.

— Вот этот человек, сеньор, — сказал слуга. — Надеюсь, могу оставить вас с ним, у меня много дел.

— Сеньор Иаков, — сказал человек, стоявший в темноте на неосвещенной улице. — Мой хозяин очень болен и просит вас немедленно прийти к нему. Или как только сможете, он знает, что вам придется потихоньку уйти со свадьбы. Он очень извиняется, но ему кажется, что умрет, если не получит помощи.

— Кто твой хозяин? — спросил Иаков.

— Сеньор Пере Пейро.

— А кто ты? Судя по голосу, не слуга сеньора Пере.

— Я просто-напросто посыльный, сеньор Иаков. Думаю, слуга сеньора Пере ухаживает за ним.

— Можешь сказать, что у него болит, чтобы я знал, что брать с собой?

— Мне сказали, что у него тяжесть в груди и затрудненное дыхание — от боли он едва может вдохнуть достаточно воздуха.

— Ясно, — сказал Иаков.

— Я должен вернуться, сообщить, что вы идете, — сказал посыльный, и черная фигура растаяла в черноте ночи.

— Ну, что ж, Исаак, друг мой, — сказал Иаков. Повернулся, споткнулся в темноте и ухватился за руку Исаака. — Извини. Кажется, я выпил больше, чем следовало. Беспокоясь о моем пациенте и о том, состоится ли это бракосочетание… Глупо с моей стороны. Ханна! — позвал он. — Принеси мне воды.

Подбежала девочка-служанка с кувшином и чашкой. Налила в нее воды и подала ему. Он жадно выпил, велел вновь наполнить чашку и выпил снова. Потом протянул сложенные в пригоршню руки, девочка налила туда воды, и он умылся.

— Теперь лучше. Найди Абрама, умница. Скажи, пусть немедленно идет к сеньору Пере.


— Может, позволишь заняться этим мне? — спросил Исаак. — Я возьму с собой Юсуфа и кого-нибудь из слуг, кто знает дорогу. Похоже, кому-то нужно срочно идти туда.

— Ничего подобного, — сказав Иаков. — Этот посыльный дурак. Сеньор Пере время от времени страдает этим. Его это очень беспокоит, но вызывается Усталостью, огорчением, и лечится легко. Волнений в последнее время у него было много.

— Чем ты его лечишь?

— Ты прекрасно это знаешь, друг Исаак. Этот рецепт я узнал у тебя еще мальчишкой. Это твоя травяная смесь для успокоения духа и смягчения боли, настоянная в теплой воде.

— Ты пользуешься теми травами, что я указал тогда?

— Да, и у него их большой запас; думаю, когда Абрам придет туда, он уже будет спать. В доме все знают, как готовить настой. Если он страдает от чего-то иного, Абрам пришлет за мной. Он умный, толковый, когда это нужно.

Абрам выслушал сообщение, которое прошептала ему служанка, и повернулся к Юсуфу.

— Мне нужно идти. У одного из пациентов сеньора Иакова, христианина и значительного человека, приступ.

Юсуф увидел, что сеньор Иаков и Исаак возвращаются к столу и садятся.

— Твой учитель не идет?

— Нет. У сеньора Пере эти приступы постоянно. Я знаю, что делать. Пошли со мной. Так мы сможем, уходя, прихватить больше сладостей с кухни. Или предпочтешь остаться на танцы?

— Еще будут танцы? — сказал Юсуф и поднялся.

— Мы возьмем с собой Мордехая, слугу сеньора Иакова. Он будет рад уйти и не убирать со столов за гостями. Очень это не любит. Пошли, найдем его.

Когда Абрам встал, все гости подняли крик.

— Что это? — спросил Юсуф.

— Ты что, никогда не бывал на свадьбе? — спросил Мордехай. — Невесту ведут в постель. Это весело, но мне надо идти. Можешь остаться, если хочешь, — добавил он с унылым видом.

— Лучше пойду с вами, — сказал Юсуф.

Бонафилья съежилась под тонкой вуалью, а Давид перешучивался с друзьями и соседями, которые сопровождали их к дому. Так и полагалось, все были довольны. Толпе были нужны развязный жених и ежащаяся невеста.

— Терпеть не могу те свадьбы, где невеста выглядит очень довольной собой и перешучивается с музыкантами и мальчишками, — сказала одна из женщин.

— Ты знаешь, почему эти невесты не нервничают, — злобно сказала ее приятельница. — Но Бонафилья выглядит не просто нервозной, так ведь? У нее такой вид, будто идет на виселицу.

— Ну — матери у нее нет. Может, она не знает толком, чего ожидать. Сеньора Руфь была бы должна объяснить ей.

— Или ее служанка. Я слышала, у нее своя служанка.

— Небось забила голову страшными историями о том, какими бывают брачные ночи. Кто будет укладывать невесту?

— Руфь, ее сестра из Эльны, и Ракель, подружка невесты. Вон они.

И среди ободряющих выкриков, взрывов смеха и непристойных намеков четыре женщины вошли в дом и поднялись в приготовленную для невесты комнату.

А в доме выкрики и смех толпы смешались с последним, торжествующим воплем сеньоры Хуаны, Родившей сына в приготовленные руки повитухи.

— Очень красивый мальчик, сеньора, — сказала она. — Замечательный, большой, с виду крепкий.

— Я хочу подержать его, — сказала Хуана, и повитуха положила его, как есть, на ее руку. Протянула ей чистый платок, и жена Арнау осторожно вытерла ему рот, нос, лицо.

— Ты очень похож на своего папу, — сказала она. — Вылитый он.

И снова в этот день по ее лицу потекли слезы.

— Я очень счастлива. Кто-нибудь, немедленно идите к Арнау, скажите, что у него сын. И приведите Маргариду.

После долгих усилий Эсфири, которой не то помогали, не то мешали остальные женщины, с Бонафильи были сняты свадебные одежды, и она была одета в сорочку из вышитого шелка. Ей помогли улечься в постель, натянули покрывало и пошли к двери.

— Ракель, — сказала Бонафилья, схватив ее за руку и удержав. — Что я скажу?

— Не знаю, — ответила Ракель. — Думаю, это будет зависеть от того, что скажет он. Но тебе нужно будет сделать все возможное. Мы больше не можем оставаться и помогать.

— Я притворюсь спящей, — сказала Бонафилья.

— Думаю, делать этого ни в коем случае не стоит, — ответила Ракель. — Желаю удачи, — добавила она и вышла.

Когда Давид вошел в комнату новобрачных, из многих свечей горела только одна. Она находилась в дальней от кровати стороне комнаты, стояла так, что раздвинутые до отказа портьеры кровати затеняли лицо Бонафильи. Он был все еще одет в свадебный наряд, ниспадающее широкими складками одеяние, сшитое из одного куска ткани. Это старомодное изящество очень шло ему; в нем его красивое лицо становилось пугающе властным, он походил на короля или древнего, пришедшего вынести приговор пророка. Давид взял свечу и подошел к кровати. Бонафилья лежала на спине, глядя на него расширенными от страха глазами. Он повернулся, зажег еще три свечи, поставил ту, что держал, на стол, где она освещала его лицо, и сел у конца кровати.

— Сядь, Бонафилья, — сказал он. — Не люблю смотреть на людей сверху вниз, когда разговариваю с ними.

Испуганная, она суетливо поднялась в сидячее положение.

— Пора поговорить откровенно. До сих пор у нас не было такой возможности.

— Я всегда была…

— Прошу тебя, — твердо сказал Давид. — Пока что дай говорить мне. У тебя будет сколько угодно времени, чтобы ответить, когда я закончу. Я прошел через сегодняшнюю церемонию только по одной причине. Человек, который хорошо знает жизнь, убедил меня, что отвергнуть тебя перед самой свадьбой было бы не только жестоко, но и глупо.

— Кто? — спросила Бонафилья слабым голосом. — Ракель?

— Нет. Что она знает о жизни? — ответил Давид. — Женщина, с которой я разговаривал, указала, что я потеряю больше, чем приобрету. Сказала мне просто и ясно, безо всяких оправданий, что ты сделала по дороге в Перпиньян и почему, как она думает, ты это сделала.

— Ты уже знаешь? — сказала Бонафилья и заплакала.

— Не плачь, — раздраженно сказал Давид. — Тем более раз тут твоя вина. Это попусту отнимает время и усложняет положение вещей. Она объяснила причины твоего странного поведения с тех пор, как ты приехала сюда. Правда то, что она сказала? Я хочу это знать.

— Что она сказала?

— Что он требовал у тебя золото за молчание о своем поступке.

Бонафилья покачала головой.

— Нет. Он не просил у меня золота. Он требовал сведений, больше, чем я могла ему дать.

— Сведений? — удивленно переспросил Давид. — Ты уверена? Ладно. Дай мне высказать то, что хочу, а потом можешь объяснить, чего он хотел. Я разговаривал с этой женщиной вчера вечером. Долго думал о том, что она сказала, а потом решил поужинать вместе с тобой и членами семьи. Решил, что нужно понаблюдать за твоим поведением с другими людьми. И потом подумать о том, как мне поступить. Это было очень познавательно. Мне стало ясно, что ты думаешь только о себе…

— Неправда! — возразила Бонафилья. — Я всегда думаю о других.

— Только задаваясь вопросом, что они думают о тебе. Разве не правда?

— Возможно. Иногда, — прошептала она, снова прячась в тень.

— Кроме того, я увидел, насколько ты испугана и одинока. Понял, что Ракель тебе даже не подруга, просто знакомая, так ведь?

— У меня больше нет подруг, — печально сказала Бонафилья. Давид едва слышал голос, идущий из темноты в изголовье кровати. — Или сестер. У меня были две подруги, но умерли от лихорадки, а потом скончалась мать. Теперь у меня есть только мачеха, братья и отец. Я очень боялась покидать их и ехать в незнакомое место.

— Это многое объясняет о тебе. После бессонной ночи я пришел к выводу, что эта женщина права. Это не самое лучшее начало для брака, но, по крайней мере, честное. С немалым состоянием, которое оставили мне родители, и твоим приданым, которое еще больше, мы сможем жить вместе независимо и обеспеченно. Это важно. Она сказала мне, что вместо узнавания твоих талантов и добродетелей и открытия твоей дурной стороны, я начну с узнавания твоих слабостей и узнаю твою силу. Теперь — если ты уже беременна…

— Но, Давид, — сказала Бонафилья с отчаянием в голосе, — если да, мы этого не узнаем. Разве что ты отлучишь меня от ложа до тех пор, пока не узнаем, а потом решишь, как быть со мной, — робко добавила она. — Это твое право.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Смелый ответ. Однако незнание лучше всего и для нас, и для ребенка. Насколько это касается меня, любой ребенок, которого ты родишь отныне и вплоть до девяти месяцев после моей смерти, мой, понимаешь? Происшествия в лесу никогда не было. Ты девственница. Имей это в виду. В довершение к обещаниям, которые мы дали друг другу сегодня, ты должна поклясться мне, что будешь хранить эту тайну, как могила.

— Клянусь жизнью, — с пылкостью сказала Бонафилья. — Я и не знала, что мужчина может быть так добр.

— Бонафилья, это не доброта. Я просто решил, что хочу тебя больше, чем расстроен тем, что услышал. Теперь остается сделать последнее.

— Что же?

Давид вынул нож из короткого голенища мягкого сапога.

— Что ты делаешь? Ты не собираешься меня убить? — спросила она, вжимаясь в угол кровати. — После всего, что говорил, ты не убьешь меня, правда? Пожалуйста, Давид.

— Не глупи. Ты просто ребенок. Она сказала о тебе и это.

Он откинул покрывало, поднял свой широкий, расшитый рукав и, усмехаясь, быстро провел ножом по наружной стороне руки.

— Что ты делаешь?

Когда в узком порезе появилась кровь, он вытер руку о ее брачную сорочку, потом задрал ее и покрыл пятнами крови ее бедра, остальную кровь промакнул простыней.

— Отвечаю на твой вопрос. Я спасаю честь моей жены, — сказал он. — Теперь дай мне взглянуть, стоишь ли ты этой боли и страданий. — Снял через голову ее сорочку, поднял свечу и стал смотреть на нее. — Если бы ты принесла мне только свою красоту, — сказал он благоговейным тоном, — без твоей честности и мужества, она одна стоила бы гораздо больше небольшого пореза на руке.

— Ты действительно считаешь меня привлекательной? — нервозно спросила она.

— Я еще не видел такой красивой женщины, — сказал он. — Ну, давай, жена, перевяжи мне руку, чтобы я мог снять сапоги, не измазав все остальное кровью.

Бонафилья хихикнула, беззаботно взяла свой лучший шелковый платок, стерла кровь с его руки, а потом перевязала порез. Муж заключил ее в объятья.

— Твои сапоги, — прошептала она.

— Сейчас не время думать о сапогах.

И утром, несмотря на трагичные события прошедшей ночи, крайне озадаченная Эсфирь вывесила на перила балкона проветриться окровавленные простыни. Те, кто собрался на улице ради новостей, узнали, по крайней мере, то, в чем никто за пределами дома не сомневался — что красивая, юная сеньора Бонафилья была чистой и целомудренной невестой.

Глава шестнадцатая

Абрам, Юсуф и Мордехай вышли на улицу.

— Можем сберечь денежки у ворот, если перелезем через стену сада, который я знаю, — сказал Абрам.

— Простите, юный сеньор, — сказал слуга, — но это никуда не годится. Сеньор Пере вызвал врача и не будет ожидать, что его задержат, поймав перелезающим через стены.

— Нас не поймают, — сказал Абрам. Слуга поднял факел и посмотрел ему в глаза. — Ладно, ладно, пойдем через ворота, поднимем с постели привратника.

— Сейчас не так уж поздно, юный сеньор, — сказал слуга. — Сомневаюсь, что привратник спит.

Они пошли к воротам, разбудили дремавшего привратника, тот открыл им, и направились в сторону превосходного дома сеньора Пере Пейро.

Парадная дверь дома выходила прямо на улицу. Когда Мордехай громко позвонил, ее почти сразу же открыл слуга и удивился, увидя их. Из задней части дома доносился смех и оживленный разговор.

— Мы пришли повидать сеньора Пере, — сказал Абрам.

— Как мне передать ему, с какой целью?

— Он послал за моим учителем с сообщением, что болен. Учитель отправил меня… э… вперед, выяснить, могу ли я что-то сделать немедленно.

Слуга уставился на Абрама, как на спятившего.

— Сеньор Пере болен? Послал за врачом? Сеньор в саду, принимает гостей. Он как будто прекрасно себя чувствует. Но входите. Может, я чего-то не знаю.

Абрам с Юсуфом вошли и сели в маленькой комнатке. Мордехай остался снаружи ждать их, а слуга поспешил к хозяину. Продолжительное время спустя в комнату вошел сеньор Пере Пейро, еще более щеголеватый, чем был в Кольиуре.

— Абрам, — спросил сеньор Пере, — что привело тебя сюда? Мой слуга несет какую-то чушь о срочном вызове.

— Сеньор, пришел посыльный и сказал, что вы при смерти. Мой учитель послал нас вперед. Видимо, он ошибся. Извините, что потревожили.

— Ошибся? Мне кажется, кто-то сыграл с нами дурную шутку. Я не ближе к смерти, чем был вчера или, надеюсь, буду завтра. Выпейте вина за свои труды, — радушно предложил он. — Я бы остался поговорить с вами, но меня ждут гости.

— Нет-нет, — ответил с достоинством Абрам. — Вы очень любезны, но мы не останемся. Мой учитель будет рад услышать, что вы в добром здравии.

И, поклонясь, он и Юсуф направились к выходу.

Мордехай с горящим в черноте ночи факелом стоял у третьего дома в глубине улицы, увлеченный разговором с кем-то.

— Держу пари, ты не представляешь, где находишься, — сказал Абрам Юсуфу.

— Я знаю городские маршруты, — ответил Юсуф. — Мне достаточно дня или двух, чтобы изучить их. Даже в Барселоне. Перпиньян меньше ее.

— Не будь меня, ты не знал бы в какую сторону сейчас идти, — сказал Абрам.

— Ну, как же не знал бы. Вот сюда, — сказал Юсуф.

— Так, но, когда дойдешь до площади, куда повернешь?

— Мне сперва нужно увидеть ее, — упрямо сказал Юсуф.

— Иди, смотри, — сказал Абрам, — пока Мордехай разговаривает с кем-то. С меня денежка, если дойдешь туда и укажешь нужное направление.

— Идет, — ответил Юсуф и зашагал вверх по улице.

Абрам позвал слугу.

— Мы готовы? — откликнулся Мордехай. — Сейчас догоню вас, — сказал он и повернулся.

Человек, с которым он разговаривал, подождал, чтобы Мордехай отошел на два шага. Потом занес свой посох и обрушил его на голову слуги. Слуга упал и выронил факел. Нападавший отступил назад и скрылся в темноте.

— Эй, ты! — крикнул Абрам. — Стой! — и побежал в ту сторону, где скрылся нападавший. Мордехай пошевелился, потом протянул руку и схватил факел, пока он не скатился в канаву и не погас. С трудом поднялся на ноги, все еще шатаясь от удара, и оперся рукой о стену ближайшего дома. Когда Абрам оказался у входа в узкий переулок, кто-то обхватил его вокруг груди и утащил, неистово кричавшего, в темноту.

Услышав крики Абрама, Юсуф остановился посреди площади и воззрился в ту сторону. В неверном свете факела увидел шатавшегося Мордехая. Пламя то вздымалось, то опускалось, и эта сцена появлялась и исчезала, как тени от облаков в ветреный день. Абрама нигде не было видно. Мордехай выпрямился, обрел равновесие и описал факелом полукруг, ища Абрама, крики которого звучали уже приглушенно. В неверном свете Юсуф увидел брыкающиеся ноги, удалявшиеся в переулок.

Он выхватил меч и побежал вниз по улице. Крики Абрама прекратились.

— Ты пострадал? — спросил Юсуф Мордехая.

— Не особенно. Это юный Абрам, — ответил тот. — Он потащил его туда, — добавил слуга, указывая на самое черное место в черноте.

— Дай мне факел и ступай за помощью, — сказал Юсуф.

— Куда?

— К сеньору Пере. Я пойду посмотрю, что смогу сделать.

Оказавшись в темноте, мальчик поднял потрескивающий факел. В круге света видны были только мостовая и стены домов. Где-то вблизи послышался глухой, противный удар оружия о плоть. Других звуков не было — ни стонов, ни криков о помощи, ни даже невольного вздоха потерявшего сознание человека. Внезапно Юсуф почувствовал себя маленьким, беззащитным, не умеющим владеть мечом. Он попятился к выходу из переулка, и тут из дома сеньора Пере появились четверо-пятеро людей с факелами и оружием.

— Сюда, — крикнул Юсуф и отступил с дороги.

Однако нападавший позаботился о том, чтобы найти переулок с проходом между домами. Как только яркий свет факела упал на конец переулка, он пустился наутек, бросив Абрама лежать.

— Это сеньор Иаков, — сказал первый слуга. Внезапно воцарилось безмолвие, в котором никто не шевелился.

— Нет, — сказал подоспевший Юсуф. — Это его ученик, юный сеньор Абрам.

Юсуф опустился на колени и осторожно приложил ухо к его груди, он видел много раз, как это делал учитель. Абрам неглубоко, неровно дышал, но был еще жив.

— Он дышит.

— Иди за носилками, — торопливо приказал Пейро человеку, стоявшему к нему ближе всех. — Несите его в отцовский дом как можно быстрее. И осторожно.

— Слушаюсь, сеньор. Сейчас, — ответил тот, и внезапно вся сцена ожила снова.

— Жуткое дело, — сказал Пейро.

— Сейчас после наступления темноты на улицах небезопасно, — сказал один из гостей.

Пейро покачал головой и мрачно посмотрел вслед людям, несшим юного ученика в гетто.

— Принесите мне плащ и меч, — сказал он. — Еще нужны вооруженный человек и два факельщика. Извинитесь за меня перед гостями, — добавил он. — Я должен нанести визит своему врачу. Если хочешь благополучно вернуться к сеньору Исааку, иди с нами, — обратился он к Юсуфу. — Бери с собой своего слугу.

Сеньора Пере проводили в кабинет врача, принесли вина и блюдо с сушеными фруктами и орехами и оставили его вместе с Юсуфом. Маленькая служанка прошептала ему, что Иаков пошел к родителям Абрама, и свадебные торжества прекратились. Сквозь окно с незакрытыми ставнями Юсуф слышал приглушенный шум разговора, в котором выделялся низкий, звучный голос Исаака.

— Прошу прощенья, сеньор Пере, — сказал он, — я приведу своего учителя. Служанка сказала, он был с сеньором Иаковом, когда пришло это сообщение. Учитель сможет сказать вам больше о положении дел, чем я.

— Иди, парень, — сказал сеньор Пере, воинственность его угасла. — Приведи своего учителя как можно скорее.

Исаак появился в кабинете меньше чем через минуту.

— Сеньор Исаак, — спросил Пейро, — есть ли у вас новости об Абраме? Поверить не могу, что такое могло случиться почти у меня на пороге.

— Я только что оттуда, — ответил Исаак, грузно садясь. — Когда я уходил, родители его были в отчаянии и не без причины. Сеньор Иаков и отец мальчика делают все возможное, однако некоторые повреждения неизлечимы. Думаю, у него такие.

— С какой стати кому-то нападать на него? На мальчика? Безобидного ученика. Это было не случайное нападение, сеньор Исаак. Там была не группа пьяных буянов, — добавил он. — Эти люди его поджидали.

— Это произошло не ради ограбления, — сказал Исаак. — Его кошелек цел. Почему они совершили нападение, я не знаю, но уверен, что его собирались убить.

У двери зазвонил колокольчик, и служанка побежала открывать хозяину.

— Сеньор Пере у вас в кабинете, — сказала она.

— Спасибо, дитя, — устало сказал Иаков. Поднял фонарь и осветил ей лицо. — Тебе пора уже быть в постели. Иди.

Он вошел в кабинет, налил себе чашу вина, поставил ее на стол и сел рядом с Исааком.

— Добрый вечер, сеньор Пере, — сказал он. — Что привело вас в мой дом? Ясно, что вы не больны.

— Как мальчик? — спросил Пейро.

Иаков покачал головой.

— Умер. Я не мог ничего поделать. Но от потрясения и горя я становлюсь невежливым. Я ничего вам не предложил.

— Иаков, его никто не мог спасти, — сказал Исаак. — При всем мастерстве и желании никто не мог бы спасти твоего ученика.

— То же самое сказал его отец, искусный врач. Для него это тяжелый удар. И для меня, — угрюмо добавил он.

— Я пришел к вам, сеньор Иаков, — заговорил Пере, — чтобы расспросить о человеке, который принес вам ложное сообщение. Я его не посылал, но хочу знать, не из моего ли он дома.

— Ничего не могу сказать вам, сеньор Пере. Он был черной тенью за воротами в темную ночь.

— И вы не узнали его голоса, — сказал Пейро.

— Нет. Ничего в нем не заметил. — Иаков поднял взгляд. — Но я знал, что это не Роже, ваш слуга. Помню, я спросил, кто он такой, этот человек ответил, что случайный посыльный, нанятый для этого случая, или что-то в этом роде. Так ведь, Исаак? Ты был там.

— Да, — сказал Исаак. — Не стал особенно распространяться о том, кто он такой.

— Если б не выпил слишком много вина, — угрюмо сказал Иаков, — я сразу бы пошел сам, и жизнь мальчика была бы спасена. Возможно, и узнал бы посыльного.

— Думаю, он хорошо позаботился о том, чтобы ты не узнал его, — сказал Исаак.

— Пойду домой, расспрошу домашних. Как поздно уже? — спросил сеньор Пере. — Мне кажется, уже близится рассвет. Луна еще не взошла?

— Относительно луны не знаю, я не вижу ее, но еще не слишком поздно, — ответил Исаак. — Полуночные колокола зазвонят через час-другой.

— И луна не взойдет над стенами, по крайней мере, раньше чем через час, — сказал Иаков. — Вам придется идти домой в темноте.

— Будет луна или нет, я ничем не могу вам помочь, — сказал Пере. — Мне нужно возвращаться. Очень жаль, что случилось такое.

— Я провожу вас на улицу, — сказал Иаков. — Служанку я отправил спать.

И вывел гостя из комнаты.

— Господин, — сказал Юсуф, когда они остались одни, — я забыл сказать вам кое-что.

— Что же?

— То, что сегодня говорили носильщики. Думая об отце Миро, совсем забыл.

— Пока не говори. Подожди, пусть Иаков пойдет во двор.

— А что, если не пойдет? Он захочет посидеть, поговорить с вами, потому что мы уезжаем завтра на Рассвете.

— Думаю, пойдет, — сказал Исаак. — Он очень расстроенный и усталый. Не думает о том, что мы завтра трогаемся в путь.

— Мне нужно повидать Руфь, — сказал Иаков, возвратись в кабинет. В ночной тишине прозвучал крик. — Что это за звук?

— Это новорожденный, Иаков, кричит, как ему положено, — ответил Исаак. — Сеньора Хуана родила замечательного сына. Слышишь? Мать взяла его на руки, и он уже умолк.

— Когда он родился? — спросил Иаков.

— По словам моей дочери, когда невесту вели в постель. Иди, друг, жена ждет тебя во дворе. Мне нужно обсудить кой-какие приготовления с моим учеником.

— Господин, — заговорил Юсуф, как только Иаков вышел, — носильщики сказали мне, что чужак, который хотел нанять их для нападения на нашего пациента, это тот человек, что организовал побег.

— Тот человек, — повтори Исаак. — Они были уверены в этом?

— Были.

— Это очень любопытно. Как думаешь, сможем мы найти этих носильщиков?

— Они говорили, их можно найти на зерновом рынке до глубокой ночи.

— Это далеко?

— Нет, — ответил Юсуф.

— Тогда пошли, мальчик. Возьми фонарь, и мы тихо уйдем. Представь меня своим носильщикам.


— Эй! — позвал Юсуф. — Грос? Ты здесь?

— Кто ты?

— Юсуф, — ответил мальчик.

— Тогда здесь, — произнес знакомый голос.

— Я привел своего учителя, — сказал Юсуф. — Он хочет задать тебе пару вопросов о том чужаке.

— Я так и знал, что этот человек принесет мне неприятности, — сказал эль Грос, когда они подошли. — А ты не говорил мне, Юсуф, что твой учитель — это слепой врач. Говорят, вы можете творить чудеса, сеньор.

— Это неправда, — ответил Исаак. — Но кое-какие болезни могу вылечить.

— Что вы собираетесь лечить с помощью сведений об этом человеке?

— Собираюсь вернуть к жизни мертвого.

— Тогда я скажу вам все, что смогу.

— Ответьте пока на один вопрос, — сказал врач. — Говорю я, Исаак из Жироны в провинции Барселона, как чужак?

— Конечно, — ответил носильщик. — Вы не из Руссильона.

— Спасибо, — сказал Исаак и нащупал в кошельке монету. Протянул. — Вам придется взять ее, я не вижу, куда отдавать. За ней последует еще одна, если ответите на второй вопрос так же, как на первый.

— Спрашивайте, сеньор.

— Скажите, что знаете об Эсклармонде.

Исаак слышал только тяжелое, мерное дыхание носильщика. Наконец тот заговорил.

— На это так быстро не ответишь, — сказал эль Грос. — Но я постараюсь. Я знаю ее с тех пор, что и все. Слышал много фантастичных рассказов о ее истории — что она дочь мавританского правителя, похищенная работорговцами, или что она была фавориткой французского короля, который рассердился на ее непослушание, но по ее голосу мне ясно, что она выросла в этом городе. Знаю, что она скрытная, что ей можно доверять больше, чем большинству людей на земле. Если она нужна вам для удовольствия, сеньор, сегодня помочь вам не могу. Ее уже несколько дней никто не видел.

— Спасибо, добрый человек, — сказал Исаак, протягивая вторую монету. — Желаю вам добра и больше не стану тревожить ваш ночной покой. Прощайте.

— Господин, сказал он, что вы хотели узнать? — спросил Юсуф по пути обратно в гетто.

— Не уверен, что хотел знать то, что услышал, — ответил Исаак, — но, думаю, то, что он сказал, важно. Ты устал, Юсуф?

— Нет, господин, — ответил мальчик, слегка покривив душой.

— Отлично, — сказал Исаак. — Нужно сделать еще многое до того, как отойдем ко сну.


Когда они вернулись, Иаков, Руфь, Аструх и Ракель сидели во дворе, они почти не разговаривали, но ложиться спать не могли.

— Папа, — спросила Ракель, — где ты был? Я пришла к тебе, а тебя вдруг не оказалось.

— Я думал, ты привыкла к внезапным исчезновениям своего папы, — с нежностью ответил Исаак. — Но у тебя не было причин беспокоиться. Юсуф повел меня посетить друзей, которых завел, находясь в этом городе.

— Друзей? — переспросила Руфь. — Где они живут?

— Насколько я могу судить, на зерновом рынке.

— На зерновом рынке? — удивилась Ракель, сев рядом с отцом. — Они что, мыши?

— Да, — сказал Исаак. — Очень большие мыши. Кормятся зерном, все видят и слышат, понимая только то, что имеет отношение к ним.

— Ты говоришь слишком философично и непонятно, — сказал Аструх. — Пожалуй, пойду спать. Утром за завтраком объясни, что это за мыши, я выслушаю с большим интересом. Доброй ночи.

После его ухода все продолжали спокойно сидеть.

— Пожалуй, я, как и сеньор Аструх, слишком устала, чтобы сидеть еще, — сказала наконец Ракель. — Пойду посмотрю, спокойно ли спит дон Арнау и не нуждается ли в чем его жена, потом отправлюсь в постель.

— Это очень любезно с вашей стороны, — сказала Руфь. — Вы избавляете меня от этой задачи.

— Подожди несколько минут, дорогая моя, — сказал ее отец.

— Хорошо, папа. Принести тебе чего-нибудь?

— Пока не надо.

От двери в главный коридор послышался еще один голос.

— Вы все еще сидите. Я подумал, что слышу ваш разговор.

— Давид, — сказал его брат. — Я не ожидал увидеть тебя здесь.

— Мне жарко, — ответил Давид. — И хочется пить. Я знал, у вас будет здесь, чем утолить жажду. Кувшин мятно-апельсинового напитка! Самый приятный способ омыть горло после всего выпитого вина.

— А твоя жена? — спросила Руфь.

— Бонафилья крепко спит и, думаю, не проснется до моего возвращения. У нее был долгий, утомительный день. И у тебя, сестра. Я не могу поблагодарить тебя должным образом за все труды ради меня. Ни у одной пары не было такой замечательной свадьбы. Даже среди собственных радостей я видел, как веселятся наши гости.

— Спасибо, — сказала Руфь.

— Но ты выглядишь чуть ли не больной от усталости. Иаков, ты должен отправить ее в постель.

— Да, Руфь, дорогая. Пожалуйста. Ты должна отдохнуть.

И Руфь тоже пожелала всем доброй ночи.

Как только послышались ее шаги по лестнице, Давид налил себе питья и заговорил снова.

— Иаков, я ждал, пока остальные улягутся спать, потому что должен сказать тебе кое-что.

Ракель застыла от беспокойства.

— Этот человек, — продолжал он, — ты знаешь, о ком я, не буду вдаваться во всю историю, но этот человек хотел от Бонафильи не денег, как мы думали, а сведений о твоем пациенте.

— Каких сведений?

— Его имя, что у него за болезнь, женат ли он, очень ли болен. Она сказала ему, что не знает ничего этого — что не видела этого пациента, не говорила с ним, и все, что ей известно, — это какой-то торговец из Каркассона. Он стал давить на нее угрозами, велел ей выяснить, войти к нему в комнату и посмотреть на него, чтобы могла описать его внешность.

— И что она сделала?

— Лгала ему, но он не верил ей.

— Чем он мог угрожать такой девушке, как Бонафилья? — спросил Иаков.

Наступило тяжелое молчание.

— Видимо, — заговорил Исаак, — судя по тому, что рассказывала мне Ракель, он убедил ее, что располагает сведениями, которые могут принести бедствие ее отцу. Так ведь, дорогая моя?

— Да, папа, — ответила Ракель, торопливо думая. — Когда Бонафилья призналась мне в этом наконец вчера вечером, то была сама не своя от страха и горя. Но она не сказала, чего он хотел. Я пришла к другим выводам.

— Какая подлая тварь, — сказал Иаков. — Угрожать наивной девушке неприятностями другим.

— А теперь она успокоилась? — спросил Исаак.

— Переложив бремя своих беспокойств на плечи, которым легче его нести, она смогла спокойно заснуть впервые за много дней, — ответил ее муж.

— Я очень рад, — сказал Исаак.

Иаков и Давид негромко заговорили. Через несколько минут тишину нарушило проклятье.

— Мертв! — воскликнул Давид. — Кто мог желать смерти Абрама? Такого доброго, безобидного?

— Я не могу понять этого. Что происходит вокруг нас? — спросил Иаков. — Чем мы навлекли на себя эти бедствия?

— Иногда самый незначительный поступок влечет за собой вереницу бедствий, — сказал Исаак. — Иногда они возникают безо всякой причины. К примеру, Иаков, почему Эсклармонда отправила к тебе дона Арнау?

— Почему? Я говорил тебе. Считала, что в гетто ему будет безопаснее. И это так. В наши ворота входит немного чужаков, и за всеми ними наблюдают.

— Но есть и другие врачи? Почему не к кому-то другому? Например, к отцу Абрама? Выбрала она тебя по какой-то причине? Какой бы то ни было?

— Не знаю, — ответил Иаков с неловкостью. — Почему человек обращается к одному врачу, а не к другому? Может, один из ее клиентов похвалил меня. Говорю еще раз — не знаю.

— Ты несомненно прав. Один из ее клиентов был одним из твоих пациентов. Дон Арнау знает, почему она выбрала тебя? Эсклармонда не говорила его жене?

— Если да, то они не говорили мне. Но это не может иметь связи со смертью несчастного Абрама. Почему он должен был умереть, притом такой жестокой смертью?

— Не знаю, — ответил Исаак. — Но это должно прекратиться. Этим человеком нужно заняться. Это мой долг перед его преосвященством, а теперь, когда Абрам мертв, и перед тобой, мой друг Иаков. — Повернулся к Ракели и негромко спросил: — Знаешь, где спит Хасинта?

— Да, папа. В нише возле кухни.

— Пожалуйста, разбуди ее с извинениями. Если она ничего не имеет против, я нуждаюсь в ее помощи. Это важно.

— Если важно, папа, то конечно, — ответила в недоумении Ракель.

— Увидимся позднее. До отъезда из Перпиньяна нужно сделать многое.

— Что говорит Мордехай о случившемся? — спросил Исаак, снова повернувшись к Иакову.

— Мордехай? Я не стал его расспрашивать. Юсуф был там и мог бы рассказать.

— Всегда нужно видеть события как можно большим количеством глаз, — сказал Исаак. — Думаю, нужно расспросить Мордехая.

— Пойду, разбужу его, — усталым голосом сказал Иаков. — Он спит недалеко, рядом с кухней.

Мордехай выглядел усталым, жалким, но не спал.

— Я не мог заснуть, сеньор, от боли в голове и мыслей о том, что случилось.

— Расскажи нам обо всем, — сказал Исаак.

— В общем, — заговорил Мордехай, — кажется, о том, сможет ли сеньор Юсуф найти дорогу сюда. Потом сеньор Абрам позвал меня, я повернулся, собираясь уходить, и услышал, как в воздухе засвистел посох. Пригнулся, но он все-таки попал мне сюда, — сказал слуга, взявшись сбоку за голову. — Сеньор Абрам что-то крикнул и побежал к нам. Тут этот человек просто исчез. Я не видел, что происходит, потому что старался избежать смерти и держал в руке факел. Тут подбежал с мечом Юсуф и спугнул того человека, который пытался меня убить — я всегда буду благодарен ему за это, — а меня отправил к сеньору Пере за помощью. Прибежали люди, кто-то крикнул: «это врач». И кто-то другой сказал, что нет, это сеньор Абрам.

— Почему они решили, что это я?

В темноте впервые раздался голос Юсуфа:

— Они вошли с факелами в переулок и увидели его лежащим на земле. Он был в вашем плаще, сеньор Иаков. Абрам считал свой плащ слишком коротким для визитов к больным, потому что очень вырос за это лето.

— Они хотели убить меня?

— Я так и подозревал, — сказал Исаак. — А теперь это ясно.

— Но почему?

— Потому что убивать Мордехая или Абрама не было смысла. Ты знал, кто твой пациент. Кроме тебя знали только его жена, надежно укрытая во дворце в резиденции принцессы, священник…

— Священник?

— Дон Арнау назвался ему.

— Священник сказал кому-нибудь об этом?

— У него не было такой возможности. Он был убит до наступления вечера. Еще знали убийца и Эсклармонда. Надеюсь, он не знает об Эсклармонде. Я должен поговорить с ней.

— Идем немедленно, — сказал Иаков.

— Нет. Это нужно сделать очень тихо. Я пойду один. Хасинта поведет меня туда.

Глава семнадцатая

Разбуженная Хасинта сидела в коридоре, терпеливо ожидая Исаака.

— Хасинта, — сказал Исаак, — я должен поговорить с Эсклармондой.

— Она в гетто не пойдет, — сказала девочка.

— Тогда мы должны пойти к ней. Отведешь меня?

— Сейчас?

— Прошу тебя.

— Хорошо, сеньор. Нужно будет дать привратнику монетку.

— У меня есть монетки для привратника, — сказал Исаак. — Ты тепло одета? Ночь становится прохладной.

— У меня есть шаль, сеньор Исаак.

— Возьми фонарь и свечу.

— Нам они не нужны, — сказала Хасинта. — Луна взошла, кроме того, я знаю дорогу.


Хасинта шла по улицам быстро, бесшумно. Исаак держал руку на плече девочки, чтобы лучше следовать ее движениям, посох нес высоко над землей, чтобы он не издал стука, обо что-то ударясь. Время от времени он слышал вдали шаги. На одни Хасинта не обращала внимания. Заслышав другие, легонько дергала его за камзол и отходила к каким-нибудь воротам, тятя его за собой. Яри этом всякий раз мимо них кто-то проходил тяжелой поступью. Время от времени она шептала предостережение; не считая этого, они шли молча.

Они дошли до вершины холма, в ноздри им ударила вонь полей орошения и живодерен. Проводница почти обычным голосом сказала:

— Сеньор Исаак, мы совсем близко.

Теперь уже были слышны взрывы смеха, гневные восклицания, хлопанье закрываемых дверей. Пьяные голоса отражались от холма эхом, и Хасинта поминутно отводила врача от грязных тропинок.

— Думаю, она будет здесь, — сказала Хасинта, остановясь. После долгого промедления постучала в дверь.

— Уже слишком поздно, — раздался голос изнутри.

— Это Хасинта, — сказала девочка. — Эсклармонда здесь?

— Она пошла домой, милочка. Найдешь ее там.

— Сюда, — сказала Хасинта. — Только говорит она как-то странно. И обычно впускает меня.

— Может, у нее клиент, — сказал Исаак.

— Клиенты всегда шумят, — заметила Хасинта. — Вот этот дом.

— Отведи меня немного, чтобы мы могли поговорить, — негромко попросил врач.

Девочка повела его в сторону, пока они не дошли до палой листвы и камешков.

— Здесь можно пошептаться, — сказала она.

— Опиши мне этот дом, — сказал Исаак. — Скажи, где именно что находится.

Слушал он внимательно, изредка перебивая девочку для каких-то уточнений.

— Хорошо. Когда я скажу, что пора, подведи меня к двери, постучи в нее, как обычно, а потом бесшумно уходи подальше, но чтобы иметь возможность слышать, что происходит. Если возникнут осложнения, беги за помощью.

— К кому? — спросила Хасинта, словно у нее в жизни не было многих источников надежной помощи.

— К стражникам, если они встретятся, только не ищи их и не останавливайся отвечать на их вопросы. Если не встретятся, найди Юсуфа или сеньора Иакова. Кого-нибудь, кому можешь доверять. А теперь веди меня к дому Эсклармонды.

Девочка трижды негромко, быстро постучала, коснулась на прощанье руки Исаака и тихо, как мышь, исчезла. Исаак услышал вдох, потом женский голос:

— Кто там?

— Друг, — ответил Исаак. — Я пришел навестить вас. Принес вам сообщение.

Внутри послышались какая-то суета и шепот.

— Какое сообщение? — спросила женщина.

— Впустите меня в дом и я скажу.

— Уже поздно, — сказала она. — С наступлением ночи я впускаю только тех друзей, которых знаю.

— Для меня всегда ночь, — вкрадчиво сказал Исаак. — Задуйте свечу, и вам будет казаться, что я друг.

— Уходите, сеньор, — уже погромче сказала женщина. — Вы пьяны.

— Не уйду, пока вы меня не впустите, — ответил он и уперся ладонью в дверь. Она стала со скрипом открываться; тут Исаак поднял посох, приставил ступню к двери и сильно толкнул. Дверь ударилась о что-то податливое, почти мягкое. Кто-то пронзительно выругался, и Исаак почувствовал, что дверь толкают обратно к нему. Как он и ожидал, за ней кто-то находился. Налег на нее левым плечом, чтобы удержать там этого человека, провел посохом по проему и шагнул внутрь.

Когда Исаак вошел, и дверь захлопнулась, он услышал слева свист меча в воздухе и пригнулся. Посох он держал обеими руками горизонтально перед головой и поднял его, чтобы встретить им удар. Меч отскочил от посоха и стукнул его по предплечью.

— Хватай его, — произнес знакомый голос. — Ради всего святого, зайди сзади и хватай. Пусти ее.

Секунду спустя раздался голос женщины.

— Свеча погасла. Здесь так темно, что мы ничего не видим.

— Где вы? — негромко спросил Исаак и услышал стук дерева о дерево.

— Там, где вы не сможете причинить мне вреда, — послышался в ответ ее приглушенный голос.

— Где он? — послышался другой голос из центра комнаты, его Исаак тоже слышал раньше.

— Здесь, — произнес знакомый голос за его спиной.

Исаак крепко сжал посох и ударил им наотмашь. Однако, не достигнув стоявшего сзади, удар пришелся по чему-то мягкому, другому человеку. Тот резко вскрикнул и выругался. Исаак сделал шаг в сторону и повернулся к человеку за его спиной, чтобы прижаться спиной к стене. Но голова его стукнулась обо что-то твердое, он сжал посох обеими руками и ткнул им назад. Удар снова пришелся во что-то мягкое. Исаак услышал выдох, и тут темнота вокруг него начала кружиться. На несколько секунд звуки, по которым он определял местоположение и то, что происходило, слились в волны однообразного шума, странные голоса, хлопанье дверей и далекий, пронзительный смех; будучи не в состоянии ориентироваться, Исаак споткнулся и упал.

— Где он? — раздался голос из пустоты. И пустота повторила его эхом.

— На полу. Найди свечу.

— «Свечу», — повторило эхо.

— Нашел. Есть у тебя кремень и кресало?

— «Кресало, кресало, кресало», — передразнила пустота.

— Нет. Но я нашел его.

На сей раз это было не эхо, а голос второго.

— Ты схватил меня, болван, — произнес первый голос, тот, который Исаак сразу узнал. — Ищи.

По голосам Исаак решил, что теперь оба эти человека находятся перед ним. Перекатился, чтобы увеличить расстояние между ними и собой. От боли у него опять закружилась голова, и он вновь стал погружаться в крутящееся ничто, из которого только что выкарабкался. Во вновь наступившей дезориентации подумал: «Нет. Если погружусь, то не выберусь никогда».

Насмешливый голос из пустоты холодно закричал: «Никогда, никогда, никогда».

Он погружался в удушливую черноту, словно в густую, липкую грязь.

Другой голос негромко произнес в пустоте: «Я вернусь к тебе, обещаю».

Это был его голос, спокойный, разумный, и он удивился этому. Потом его рука высвободилась из черноты. Пальцы зашевелились и коснулись чего-то. Посоха. Исаак взял его и мягко, осторожно начал двигаться.

— Нашел, — послышался голос второго. Этот человек находился перед ним, справа, больше, чем на расстоянии вытянутой руки.

— Что нашел? — спросил первый откуда-то возле двери. Теперь весь маленький дом вновь обрел форму в сознании Исаака, только недоставало одного голоса.

— Кремень и кресало, — ответил второй. — Где свеча?

И откуда-то издалека слабый голос ответил: «Здесь. Здесь».


Юсуф с беспокойством наблюдал, как Исаак уходит с Хасинтой. Одно дело, что его учитель бесстрашно ходил среди всевозможных людей, дружелюбных и враждебных, в Жироне. Там он знал каждый дом, каждый камень на улицах, и его знали все, в том числе толковые стражники епископа и даже менее толковые городские. Там друзей было больше, чем врагов, и люди заботились о нем.

Здесь он не знал никого. Епископ не станет использовать свою власть для прочесывания города, если учитель в скором времени не вернется; у него не было большого количества благодарных пациентов, дома которых он мог бы найти и которые приняли бы его при необходимости. Епископ, подумал Юсуф.

Что говорил учитель о епископе? Что-то такое, что его тогда поразило. И внезапно он вспомнил. Схватил свой плащ и побежал со всех ног.

— Грос, — сказал он, тормоша лежавшего на груде соломы за бочками под аркой. — Проснись. Ты мне нужен. Это Юсуф.

— Ладно, ладно, слышу, — проворчал носильщик. — Что ты хочешь сказать такого важного, чтобы будить меня?

— Мой учитель, — начал было Юсуф и умолк.

— Слепой врач?

— Да. Хасинта повела его поговорить с Эсклармондой. Думаю, он мог попасть в беду.

— И неудивительно. Говорят, к ней отправились какие-то неприятные люди, — сказал эль Грос. Зевнул. — Думаю, пора что-то делать. У тебя при себе твой маленький меч?

— Да, и он не маленький. Он настоящий.

— Хорошо. Он может нам пригодиться. Роже! Проснись! Даже ты можешь оказаться кстати.

Они шли быстро, не заботясь о том, какой шум создают, и очень быстро дошли от зернового рынка до склона, ведущего вниз к Ло Партиту. Убывающая луна была в последней четверти, но все же они видели в ее свете дорогу. Неожиданно перед ними появилась щуплая фигурка и беззвучно исчезла.

— Привет, Хасинта, — сказал эль Грос. — Что происходит?

Фигурка снова появилась из темноты.

— Кажется, Эсклармонда и сеньор Исаак попали в беду. Я пошла за помощью.

— Мы идем на помощь, — сказал эль Грос. — Где они?

— В доме Эсклармонды, — ответила девочка. — Быстрее.

Она взяла Юсуфа за руку и быстро повела их по кварталу.

— Где сейчас живет Эсклармонда? — спросил эль Грос. — Говорят, она переехала.

— Здесь, — ответила Хасинта. — В своем старом доме. Свечи погашены.

— Нет. Смотри. Кто-то как раз зажег свечу, — сказал эль Грос. — Значит, нам не придется зажигать мою, — добавил он, одернул камзол и двинулся к двери, будто разъяренный бык. Налег на нее плечом. Она распахнулась, открыв сцену жуткого беспорядка. Когда эль Грос шагнул внутрь, кто-то изнутри выскочил и укололся об острие меча Юсуфа. Вместо того чтобы сражаться, вскрикнул, выругался, повернулся и побежал.

— Остались двое, — сказал эль Грос, размахивая посохом направо и налево. — Вряд ли стоит драться. Кто-то уже их слегка отделал.

Второй человек с обнаженным мечом бросился к двери, и на выходе перед ним оказался меч Юсуфа.

— С дороги, жалкий щенок, — сказал он, повернулся и побежал в противоположную сторону. Когда пробегал в слабом лунном свете мимо Роже, тот подставил ему ножку, пнул по голове и пошел к остальным, оставив его лежать.

— Этот никуда не денется, — сказал эль Грос, показывая на человека жалкого вида, руки которого крепко держал за спиной.

— Это слепой отделал их, — послышался голос из большого сундука, на котором сидела Хасинта. — Уфф. Выпустите меня.

Девочка слезла и помогла поднять крышку. Оттуда вылезла Эсклармонда.

— Как он? — спросила она.

— Если имеете в виду меня, я невредим, — сказал Исаак, сидевший на полу, привалясь к стене. — Если не считать боли в голове. Хочу остаться в стороне от дальнейших беспокойств.

— Давайте посмотрю, что можно сделать, — сказала Эсклармонда. — Думаю, о вас нужно позаботиться.

Она подошла к Исааку и мягко помогла ему встать на ноги. Подняла валявшийся стул и усадила его.

— Мне нужны вода и бинты.

— Я принесу воды, — сказала Хасинта, взяла кувшин и вышла из дома.

— Что будем делать с этой тварью? — спросил эль Грос, указав подбородком на человека, которого держал.

— Думаю, его следует увести с собой и завтра представить епископу, — сказал Исаак. — Сможете с Юсуфом сделать это? Может, сеньора Эсклармонда найдет веревку, чтобы связать его.

— Никак это не кончается, — сказал носильщик. — Провожу все ночи, вызволяя сеньоров из неприятностей, а мне нужно зарабатывать деньги.

— Не хочу, чтобы вы оставались без гроша из-за помощи другим, — сказал Исаак и бросил кошелек в направлении его голоса.

Эль Грос легко поймал его на лету.

— Благодарю от всего сердца, сеньор Исаак. Желаю вам быстрого и благополучного возвращения домой.

— Юсуф, пойдешь с ним, чтобы объяснить Иакову присутствие еще одного гостя в его доме? Мне нужно поговорить с сеньорой Эсклармондой о некоторых важных вещах. Я вернусь с Хасинтой.

Эсклармонда зажгла еще одну свечу и осторожно смыла кровь с руки и затылка Исаака. Перевязала раны и отступила назад.

— Так получше, сеньор Исаак. Этого будет достаточно, по крайней мере, пока не вернетесь в дом Иакова.

— Скажите, — спросил он, — вы давно его знаете?

— Много лет, — ответила Эсклармонда.

— Я знал, что у вас была причина отправить к Иакову дона Арнау. И Хасинту.

— Я подумала, что дон Арнау может ему доверять. И что Хасинте будет у него хорошо.

— Не думали, что у Иакова из-за этого могут возникнуть неприятности?

— Думала, — ответила она. — Но жизнь у него до сих пор была спокойная, безмятежная. Я решила, что пора вывести его из накатанной колеи.

— Он ваш клиент? — спросил Исаак.

— Нет-нет, — ответила Эсклармонда. — Я знаю его не таким образом. Ничего подобного. Насколько мне известно, Иаков очень верный, преданный муж. Мы были друзьями много лет до того, как у меня появились клиенты.

— Вы знали его в гетто, — сказал Исаак. — Хасинта его ребенок? Ясно, что вы ее мать.

— Хасинта дочь Иакова? — сказала она с невеселым смехом. — Нет. Иаков и я были друзьями в детстве, до того, как он пошел в ученики. Когда вернулся, мы стали больше чем друзьями. Я очень любила его, а он меня, во всяком случае, так говорил. Наши семьи были довольны, была заключена помолвка. Он вернулся к своим занятиям, оставив меня с моими мечтами и вышивками, очень счастливой.

— И что произошло?

— Любовь его подверглась испытанию, которого не выдержала. И я покатилась вниз, — с горечью сказала Эсклармонда. Поднялась и заходила по дому.

Исаак услышал, как она поставила подле него столик, а затем чашу.

— Выпьем по чаше вина за разговором, — сказала она. — Я еще никому об этом не рассказывала. Не знала, что это будет так трудно.

— Охотно выпью с вами, — сказал Исаак.

— Мне до сих пор видится эта сцена, — продолжала Эсклармонда. — Наш дом, мои родители, двое советников, альбедин, все окружили меня, и все требуют, чтобы назвала своего соблазнителя.

— И вы назвали?

— Я ничего не говорила. Не могла. Не могла никому сказать, что случилось. И поскольку я отказывалась говорить, они все начали: «Назови его, и если он не женится на тебе, то будет наказан по заслугам. Ты должна его назвать». В конце концов я не смогла больше выносить этого и поклялась всем святым, что он христианин и что я знаю только его имя…

Она внезапно умолкла.

— Как звали вашего соблазнителя?

— Соблазнителя? Сеньор Исаак, его не существовало. Я назвала его Хуан — как-никак, многие христиане носят это имя, и я решила, что никого ложно не обвинят, если я его назову.

— Кто он был?

— Человек, из-за которого мне пришлось покинуть гетто, был сыном соседа. Сейчас нет смысла называть его. Я знала, что, если обвиню его, меня заставят выйти за него замуж, а по мне лучше было умереть, чем выходить за него, сеньор Исаак. К тому времени Иаков меня отверг. Я решила, что лучше изгнание, чем брак с таким человеком, как соседский сын.

— Печальная история, сеньора, но вы не должны были допускать, чтобы он вас соблазнил.

— Он не соблазнял меня, сеньор Исаак, — раздраженно сказала Эсклармонда. — Он отдал меня другу, богатому другу, который заплатил ему золотом за мою девственность. Я была заперта в комнате. — Умолкла и подняла чашу с вином. — Он был рослым мужчиной, этот друг, и очень сильным. Или так мне показалось. Нет смысла сожалеть о прошлом, — сказала она, — и я стараюсь не делать этого. Но вы спросили меня. Я рассказала.

— Не его. Тот бедняжка пришел в этот жалкий мир раньше времени и очень недолго в нем прожил. Я изменила свое имя на Эсклармонда и нашла другого покровителя. Доброго человека. От него я родила ребенка. Этот человек умер во время чумы, и я оказалась на улице. Вот вам история моей жизни.

— А сосед?

— Тоже умер от чумы.

— А тот человек, что купил вас у него?

— Я не знала его имени и не видела его лица. Он был в маске. Но могу сказать вам о нем одно. Он был сегодня вечером в этом доме.

— Который из трех?

— Тот, кто удрал первым. Я узнала его голос и этот смех. Никогда не забуду этого смеха. Я до сих пор слышу его в сновидениях.

— Расскажите мне о нем побольше, а потом вы и Хасинта должны сопроводить меня в дом сеньора Иакова. Мы еще не закончили.

Глава восемнадцатая

Исаак постучал посохом в дверь дома врача.

— Внутри темно, сеньор Исаак, — сказала Эсклармонда. — В доме все спят. Не следует мне находиться здесь. Я только напрасно их побеспокою.

— Помолчи, мама, — сказала Хасинта. — Сеньор Исаак не сказал бы тебе, что нужно прийти, если б это не было важно.

— Не понимаю, почему здесь важнее находиться в последней четверти ночи, а не завтра утром, когда весь мир пробудится от сна.

— Еще не так поздно, — сказал Исаак. — Колокола девятого часа ночи не звонили. До рассвета еще далеко.

Дверь открылась, и этот спор прекратился. Иаков Бонхуэс взглянул на стоявших у порога троих.

— Входите, — сказал он. — Я ждал вас. Мы были заняты тем, что искали надежное место для человека, которого ты прислал сюда, Исаак, друг мой. Прошу, Хасинта, сеньора, входите. Я не представлял, Исаак, что твое присутствие сделает нашу жизнь такой бурной.

— Извиняюсь, — сказал Исаак. — Но я привел к тебе старую знакомую. У нее к тебе просьба.

— Папа, — послышался голос с лестницы. — Я рада, что ты вернулся. Что происходит?

— Ничего, дорогая моя. Все улажено.

— Пойдемте ко мне в кабинет, — предложил Иаков. — Если будем сидеть во дворе, разбудим Руфь. И воздух холодный.

Иаков зажег множество свечей и нашел для всех кресла.

— Ну, где эта старая знакомая, о которой ты говорил?

Эсклармонда вышла из тени от широких плеч Исаака.

— Здесь, Иаков. Возможно, ты уже не помнишь меня. Но это неважно. Я пришла попросить тебя быть добрым и щедрым к моей дочери, Хасинте.

Иаков поднял подсвечник с тремя свечами и осветил лицо Эсклармонды. В ярком свете его лицо стало мертвенно бледным.

— Да простит меня Бог, — негромко произнес он. — Это ты. Я думал, что ты умерла. Моя…

— Меня теперь зовут Эсклармонда, — сказала она. — Называться именем, под которым ты знаешь меня, не нужно и не безопасно. А это моя Хасинта. Уверяю тебя, не плод моего позора. Если сосчитаешь годы, то поймешь. Но она заслуживает лучшей жизни, чем та, что веду я. За себя не жалуюсь, но хочу избавить ее от этого.

— Она хороший, способный ребенок, — сказал Иаков. — И мне нужно было узнать в ней дочь своей матери. В ней мне постоянно виделось что-то очень знакомое. Дорогая моя, я сделаю все, что смогу, но боюсь, что Руфь…

— Иаков, что происходит? — послышался голос. Руфь стояла в дверном проеме, поверх ее сорочки была наброшена шаль. — Почему все не в постели?

— Это мать Хасинты. Она прошла спросить, не возьмем ли мы на работу ее дочь. Девочка способная, взять ее будет благом.

— Иаков, мы уже не раз об этом говорили. Ты знаешь, как я к этому отношусь. Извините, — сказала Руфь, глядя с холодным выражением лица на Эсклармонду, — но у нас в доме для слуг места больше нет. Мы никак не можем взять еще одну служанку.

— Руфь, — сказал Иаков, — послушай меня.

— Я уже тебя слушала. И ты знаешь, что я веду дом во всех отношениях так, как тебе хочется. Но это также мой дом, и есть вещи, с которыми я не могу примириться.

— Особенно сейчас, — поспешно заговорила Ракель, не давая Руфи ничего больше сказать, — когда дом так переполнен, что едва можно найти место для сна. Но, папа, помнишь, что мама говорила перед самым нашим отъездом? Ей очень хочется девочку-служанку. Помнишь?

— Помню, конечно, — ответил Исаак. — А в нашем городе сейчас никого невозможно найти. Мы даже подумывали купить рабыню, но Юдифи эта идея совсем не нравится. Не знаю, готовы ли вы отпустить дочь далеко от себя, в Жирону, но, если согласитесь, это будет большая любезность для нас и для моей жены, которая ждет ребенка и нуждается еще в одной служанке.

— Платой ее будет необходимая одежда и три мараведи в первый год, а потом, если она будет устраивать нас и дальше, поднимется до пяти, а потом до семи в течение ближайших четырех лет, — оживленно сказала Ракель. — С необходимой одеждой. Папа, нужно, чтобы это сразу было ясно.

— Что скажете, сеньора?

— Хасинта? Что скажешь? Я буду скучать по тебе, но для тебя это будет лучше.

— Думаю, Наоми научит тебя стряпать, — сказала Ракель. — А мама постарается, чтобы ты получила хорошее воспитание.

— Мама, тогда я поеду.

— Это будет завтра, — сказала Ракель.

— Завтра так завтра, — сказала Эсклармонда. — Нам нужно заключить контракт, — добавила она с ноткой отчаяния в голосе. — Законный контракт. Без этого я ее не пущу.

— Я впишу все, что только что обещала, — сказала Ракель. — Вы знаете грамоту? — спросила она Эсклармонду.

— Знаю.

— Отлично. Тогда сможете мне помочь. Мы сядем за тот стол в углу, чтобы не мешаться. Сеньора Эсклармонда, не могли бы вы принести тот подсвечник?

Эсклармонда взяла подсвечник со стола Иакова, принесла и поставила посреди стола.

— Сеньор Иаков, можете дать нам лист бумаги? Или пергамента? — спросила Ракель.

— Конечно, — ответил тот. — И чернила с пером.

Ракель и Эсклармонда сели за стол, Хасинта — на подстилку рядом с матерью, прижавшись к ней. Вскоре она заснула.

— Тебе непременно нужно уезжать завтра? — спросил Иаков.

— Я торжественно обещал жене вернуться до субботы, — ответил Исаак. — И сегодня вечером получил сильное напоминание об этом.

— Тогда что будем делать сейчас?

— По поводу чего? — Вошел Давид в камзоле, рейтузах и сапогах. Огляделся, налил себе вина и сел. — Надеюсь, не помешал, но сегодня спать в этом доме невозможно. Люди входят и выходят, бегают вверх-вниз по лестницам, открывают и закрывают двери, даже младенцы плачут. Я слышал, как в доме плакал младенец.

— А что Бонафилья?

— Преспокойно спит. Это замечательно. Но что вы задумали?

— Мы схватили человека, который, полагаю, может поведать нам многое о том, что происходит, — сказал Исаак. — Предлагаю привести его сюда и задать ему несколько вопросов.

— Непременно, — сказал Иаков. — Давид, пошли, поможешь мне. Он не особенно рад пребыванию здесь.

— Где он?

— В комнате Мордехая, под замком.

— А где Мордехай?

— Сказал, чтобы мы не беспокоились. Найдет, где поспать.

— Значит, занял мою прежнюю комнату, — сказал Давид. — И мирно спит.

Они ушли и вернулись через несколько минут со смущенным, ошеломленного вида человеком.

— Исаак, он спал, — сказал Иаков. — И жалуется, что у него болит голова.

Исаак склонил набок голову, чтобы лучше слышать.

— У него идет кровь из головы?

— Крови на черепе нет, кровотечения из носа тоже. Он главным образом пыльный.

— Видимо, большую часть той схватки провел на полу, — сказал Исаак.

— Тогда понятно. Думаю, он вполне здоров. Садитесь. В это кресло. У нас к вам есть несколько вопросов.

— Этот человек, который нарушил наш покой сегодня вечером, незрячий? — спросил пленник.

— Да, сеньор, — ответил Исаак.

— Со мной возмутительно обращались, — заговорил этот человек. — Напасть на невинного человека, который просто сопровождал друга в гости… к знакомой. Едва не убить его, понятия не имея, кто он такой, а потом увести в частный дом и запереть. Вы поплатитесь за это, мой дорогой. У меня есть могущественные друзья, которые охотно встанут на защиту моих интересов… — Чихнул. — У вас есть вода?

— Конечно, сеньор, — вежливо ответил Исаак, наполнил чашу и протянул ему. — Вы закончили? Если да, мы зададим наши вопросы.

— Можете спрашивать что угодно, — ответил он. — Я не обязан отвечать вам.

— Как ваше имя? — спросил Исаак.

— Мое имя известно моим друзьям и знакомым, среди которых я могу назвать членов королевского двора, включая принцессу. Не знаю, с какой стати называть его вам.

— Я спросил вас об этом, потому что, хотя и слеп, прекрасно знаю, что в доме Эсклармонды на меня напали трое. Не сомневаюсь, она охотно засвидетельствует ваше присутствие там.

— Я не был бы слишком уверен в этом, — сказал пленник самонадеянным тоном.

— Одного я не знал, — продолжал Исаак, пропустив его слова мимо ушей. — Он произнес всего пару слов, но, думаю, теперь, услышав этот голос, я бы его узнал. Одного мы встретили по пути в Перпиньян и много с ним разговаривали. Он сказал нам, что его имя Фелип. Одного — вас, сеньор, — я узнал как человека, который бегло и убедительно разговаривал с отцом Миро в день его гибели возле доминиканского монастыря. Вы тот человек, который очень интересовался передвижениями отца Миро и был очень разочарован тем, что он не нашел гнезда еретиков здесь, в гетто.

— Это ложь, — сказал пленник. — Ложь и порочащие измышления.

— Вот как? Интересно, помните ли вы свои слова так же хорошо, как я. Вы спросили, оказался ли полезным его визит, а когда он ответил, что ничуть не полезным, предположили, что если человек, которого он посещал, не катар, то, видимо, христианин, нарушающий закон тем, что живет в гетто.

Пленник посмотрел на Исаака с беспокойством.

— Как вы это узнали? — прошептал он.

— Потом вы спросили, куда он едет, и вместо ответа отец Миро дал вам серьезное обещание увидеться с вами ровно через неделю, когда вернется. «Не подводите меня, сеньор, — сказал он, — иначе я буду искать вас». Не боитесь, что отец Миро будет вас искать?

— Клянусь всеми святыми, — заговорил пленник, — я не знаю, кто вы, раз можете услышать и запомнить сказанные шепотом слова и прочесть мысли в наших сердцах. Но, клянусь, я не трогал священника. Это не я. Вы не можете отправить его за мной.

— Кто вы?

— Меня зовут Мартин, я из Валенсии.

— В таком случае вы тот самый загадочный чужак, Мартин. Тот человек, который организовал кое-кому побег из тюрьмы, а потом нанял двух бестолковых носильщиков, чтобы они убили его, так ведь?

— С чего вы взяли? — заговорил Мартин. — Кто вам это сказал? Действительно, я помог советом другу моего друга бежать из тюрьмы, но чтобы после побега нападать на него, — кто может так поступить с другом?

— Вы давно в Руссильоне?

— Меньше двух месяцев.

— Кто были другие двое?

— Один Фелип. Фелип Касса, — ответил он.

— Ваш гость может знать этого человека, — неожиданно сказала Эсклармонда из своего угла.

Пленник нервозно дернулся и посмотрел туда, где свеча на столе зашипела и погасла.

— Хорди — мой друг Хорди, который был его слугой, — продолжала она, — говорил о Фелипе и Мартине.

— Сейчас, среди ночи, беспокоить его нельзя, — сказал Иаков. — Состояние его неважное.

— Скажите, Мартин, — произнес Давид, со стуком положив на стол длинный кинжал, — где этот Фелип?

— Где он сейчас, сеньор? — робко спросил Мартин.

— Да, в данную минуту. Вас схватили, другие двое бежали. Куда отправился Фелип? Вы должны знать.

Голос Давида был негромким, угрожающим, говоря, он поднял кинжал и внимательно осмотрел лезвие. Мартин вжался в кресло.

— Должно быть, в том доме, — ответил Мартин. Он говорил все быстрее и быстрее, голос его становился пронзительным. — Только не говорите ему, что сказал вам я. Где-то в северной стороне есть дом, Фелип говорил, что если попадем в беду, отправимся туда. И будем в полной безопасности. Должно быть, он отправился в тот дом.

— Как вы собирались туда добираться? — спросил Давид, подавшись вперед и глядя ему в лицо.

— Ехать верхом. Дом в нескольких милях за городом. Мы оставили лошадей со слугой на окраине Ло Партита.

— Где? — холодно спросил Давид.

— У дороги на Верне.

— Фелип получил повреждения?

— Не знаю, — ответил Мартин. — Возможно. Мы находились в темноте, было не понять, что происходит. Но когда кто-то зажег свечу, на полу была кровь. Не моя. Видимо, Фелипа.

— Хорошо. Это могло замедлить его продвижение. Теперь мой черед уходить среди ночи, — сказал Давид, сунув кинжал в ножны в голенище. — Желаю вам доброй ночи и содержательных разговоров.

Дверь в кабинет открылась и закрылась. Прозвучали его шаги по каменным плитам коридора. Потом, когда он открыл дверь, над спящим городом зазвонили колокола. Две трети ночи прошли.


Давид взял своего мула, сам оседлал его и поскакал на север галопом, словно человек, действующий очертя голову, однако, приближаясь к дороге на Верне, придержал животное. Во-первых, он не хотел предупреждать топотом намеченную жертву, у которой почти наверняка был более быстрый скакун, чем у него. Во-вторых, не совсем представлял, что делать. Помимо кинжала у него был меч под дорожным плащом, и хотя в гневе вполне мог пустить их в ход, он был не так глуп, чтобы рисковать жизнью в брачную ночь.

Дорога перед рекой Тет к северу от города была пустынной. Потом в тусклом свете луны Давид увидел впереди на мосту трех всадников. Человека без имени, Фелипа, которого он должен был лишить его презренной жизни, и слугу. Трое против одного. Он остановил мула, бесшумно спешился и оставил животное на обочине в тени. Пошел вперед, избегая предательского лунного света.

Те трое остановились и спешились, казалось, для раздраженного, но негромкого разговора. Одна черная тень, выделявшаяся в свете луны, стояла возле лошадей, одна стояла, уперев руки в бока, одна подкрепляла негромко произносимые доводы отрывистыми, резкими жестами. Давид уже подошел близко к мосту. Остановился, потом пошел вправо. Бесшумно спустился к реке, надеясь подойти настолько близко, чтобы слышать, что они говорят, и видеть не только силуэты.

Негромкое бормотание прекратилось. «Нет!» — раздался пронзительный крик, жуткий в ночной тишине, где самым громким звуком был легкий плеск воды. Давид поднял взгляд, но ничего не мог рассмотреть. Потом услышал громкий всплеск чуть выше по течению. Вгляделся в черноту под мостом, и через несколько секунд из воды всплыло что-то белое. Закружилось в сильном водовороте и прибилось к песчаной отмели у его ног.

— Скачем отсюда. Захвати его лошадь, черт возьми, — послышался голос сверху. — Я весь в крови. Быстрее.

Когда стук копыт замер вдали, Давид снял с пояса фонарь, зажег в нем свечу, поднял и посветил. Там лежал человек, который встречался с Бонафильей на площади, горло его было перерезано от уха до уха, тело покачивалось вверх-вниз в кружащейся под ним мелкой воде. В порыве, который не мог толком объяснить себе — и о котором никому не рассказывал, — Давид приставил ногу в сапоге к плечу трупа и с силой оттолкнул его в течение, на глубину.

— Прощай, Фелип, — сказал он. Задул свечу и пошел к своему мулу.


— Куда ты ездил? — спросил Иаков. — Я беспокоился.

— Надеялся догнать этого Фелипа.

— Догнал? Ты не дрался с ним, не убил его? Это могло бы навлечь на нас серьезные неприятности.

— Не волнуйся. Я не дрался с ним и тем более не убивал. У меня даже не было возможности встретиться с ним лицом к лицу. Но теперь я знаю, что он, можно сказать, покинул эту страну и больше не потревожит нас.

— Как это понять?

— Когда я подъехал к ним, друзья убеждали его совершить путешествие по реке к морю. Когда я уезжал, он был уже в пути.

— Один?

— Один-одинешенек. Теперь, пожалуй, я вернусь в постель, — сказал Давид. — В конце концов, это моя брачная ночь, хотя вряд ли кто проводил более странную.

— Пока вы не ушли, — сказала Ракель. — Мы тут составили контракт, его нужно засвидетельствовать. Можете поставить подпись? Вы и сеньор Иаков?

— Конечно, — охотно ответил Давид. — Где?

— Вот здесь, — сказала Ракель, указав под подпись Эсклармонды: «Девора, еврейка из Перпиньяна».

— Думаю, и нам нужно отправляться в постель, — сказал Исаак. — Нам нужно сделать еще кое-что до отъезда, но не думаю, что поднимусь слишком рано.

— Когда собираешься трогаться в путь? — спросил Иаков.

— Если не возражаешь, после раннего обеда. Аструх посылает с нами одного из своих слуг, значит, нас будет шестеро.

Глава девятнадцатая

Донья Маргарида плохо спала в ту ночь. Она видела младенца, подождала, дабы убедиться, что все хорошо, как и казалось вначале, а потом вернулась во дворец с радостной вестью. Но утром, когда защебетали птицы, она уже проснулась. Отбросила все мысли попытаться заснуть снова. Вскоре к щебету птиц прибавится шум королевского двора, готовящегося к новому дню, и все равно разбудит ее.

Она тихо встала, оделась без помощи служанки, которая продолжала мирно спать. Она была слишком взбудораженной, чтобы вышивать или читать в полусвете, и, поскольку разговаривать было не с кем, взяла плащ, так как утро было холодным, бесшумно спустилась по лестнице к маленькой двери, ведущей в сад ее величества. Там можно было погулять под деревьями, провести время до завтрака.

Когда она бесцельно бродила под деревьями, сорвав плод на завтрак и поедая его с неожиданным ощущением голода, ее внимание привлек легкий скрежет металла. Охваченная неожиданным страхом, она повернулась в ту сторону. Перед ней была маленькая, массивная деревянная дверь в наружной стене сада, скрепленная широкими полосами металла и способная выдержать попытки выломать ее. Обычно, если садовники не занимались своими делами, она была заперта на замок и засов. Но сейчас засов был отодвинут, и кто-то с наружной стороны стены повернул ключ в ржавом замке. Если то был злоумышленник, он мог легко справиться с ней и войти в замок через дверь, которую она бросила открытой.

Потом Маргарида улыбнулась собственной глупости. Разумеется, серебристое небо начинало голубеть, хотя солнце еще не взошло, и садовники вот-вот появятся для ухода за садом до того, как принцесса поднимется. Таким образом они поддерживали иллюзию, что порядок в этом маленьком раю является даром природы, а не создается трудом человека.

Но человек, вошедший в дверь в стене, оказался не садовником и не врагом. Это был Бернард Бонсом де Пигбаладор. Несколько негромких слов и позвякивание уздечки сказали ей, что с ним конюх, которому поручено ввести их обеих лошадей через общепринятый вход. Он вошел тихо, но не крадучись, закрыл дверь и запер ее большим ключом, который держал в руке. Задвинул массивный дубовый засов, отряхнул руки и обернулся.

— Доброе утро, сеньор, — сказала Маргарида. — Утро для верховой езды превосходное.

— Поистине, донья Маргарида, — ответил он с поклоном. — Но раннее. Я не ожидал никого встретить здесь в этот час. Солнце еще не взошло.

— Я плохо спала, — сказала Маргарида, — и вышла успокоиться в тишине утра. А что вы делаете здесь в этот час?

— Донья Маргарида, прошу вас никому об этом не говорить, — сказал Бонсом. — Я провел ночь с подругой. Можно сказать, совершенно неожиданно. Надеялся, что никто не увидит, как я вхожу сюда. Еще больше надеялся, — добавил он, — что моего отсутствия во дворце не заметят. Это самый удобный и неприметный вход, если подойти сюда пораньше. Более приятный, чем ползанье по дренажной трубе.

— Вам, конечно, не хотелось пачкать эту белоснежную рубашку и блестящие сапоги в дренажной трубе, — сказала Маргарида. — Однако непохоже, что вы много спали ночью. Вы бледны, как потерявший надежду влюбленный.

— Проходитесь по моему адресу, донья Маргарида, — сказал он с улыбкой. — Но, признаю, я этого заслуживаю. Вы же знаете, я терпеть не могу быть пыльным или взъерошенным.

— Знаю я вашу подругу; которая выпустила вас из своей двери блестящим, как жемчужина?

— Не думаю, — небрежно ответил он. — Это восхитительное, веселое создание. Мы всю ночь играли в карты.

— Всю ночь, сеньор?

— Почти всю, донья Маргарида. — Он содрогнулся от утреннего холода. — Кажется, я забыл свой плащ, до чего нелепо.

— Или сделали это умышленно, чтобы иметь причину вернуться. Однако я не могу понять вашу заботу о своей репутации. Этой дамы да, но не поздно ли оберегать вашу?

— Увы, это правда, — сказал Бонсом. — Но принцесса Констанса намекнула, что недовольна моим поведением, когда я здесь, во дворце. Похоже, кто-то рассказывает ей обо мне дикие истории?

— Ложные?

— Не обязательно, но нескромные. И ее королевское высочество начинает считать себя такой же могущественной, как ее царственный отец, потому что стала ростом с взрослую женщину.

— Принцесса стала взрослой не только в росте, сеньор. Она держится с величественностью и манерами королевы. Видимо, считает, что к ней обязаны относиться с большей почтительностью.

— Она просто проявляет власть, — мстительно сказал Бонсом. — Пора ей выйти замуж за кого-то с достаточно высоким положением, чтобы поставить ее на место.

— Сеньор, вы забываете, где находитесь и с кем говорите. Я придворная дама ее высочества, а не ваша партнерша за игорным столом.

— Вы, разумеется, правы. Приношу глубочайшие извинения. Меня подводит усталость, и мои шутки неудачны. Прошу прощенья, донья Маргарида, я сегодня совсем не спал. Хотя моя рубашка выглядит свежей, о себе этого сказать не могу.

Бонсом поклонился и пошел в сторону дворца.

Маргарида наблюдала за ним с любопытством. Она видела, как он уезжал минувшим вечером, такой же элегантный, в белой, как снег на горных вершинах, рубашке, однако за ночь его камзол из зеленого стал алым, рейтузы из золотистых — синими, сапоги из коричневых — черными. Ей стало любопытно, как он ухитряется завести домашнее хозяйство и любовницу неподалеку от дворца и тщательно скрывать это от тесно связанного, болтливого дворцового сообщества.

Она вернулась в крыло, где придворные дамы спали неподалеку от апартаментов принцессы. Разбудила сонную служанку, умылась и надела одежду более подходящую к тому, что намечала на этот день.

— Сеньора поедет на верховую прогулку? — спросила служанка.

— Да, поеду, — ответила Маргарида. — Только сперва позавтракаю и пожелаю доброго утра ее высочеству.

К этому времени подъемный мост был опущен, решетка крепостных ворот поднята; лучники заняли места на барбакане над воротами для охраны открытого теперь входа. Надежно укрепленный дворец вновь был готов приветствовать остальной мир.

Первый гость из внешнего мира вызвал значительный интерес. Это был королевский курьер, привезший письма и документы. Он прискакал из Кольиура, где на рассвете королевская галера бросила якорь. Никого не удивило, что одно из писем было адресовано принцессе. Дон Педро, король Арагона, был очень любящим отцом. Хоть он постоянно бывал в разъездах, дочерям писал часто. Сколь ни обычным событием было письмо от короля, его поспешили доставить принцессе. Ничто не могло доставить ей большего удовольствия, кроме того, что Морена бегала на трех лапках по комнате и начинала выказывать желание выйти.

Когда после завтрака Маргарида попросила принять ее на минутку, Констанса сидела за столом, и перед ней лежало письмо.

— Я хотела послать за вами, сеньора Маргарида, — сказала она. — Я получила от его величества очень любопытное письмо с указанием, что часть его содержания нужно сообщить сеньоре Хуане и дону Арнау. Понимаю, что это невозможно, но хочу, чтобы сеньоре Хуане передали это, — и с этими словами подала ей лист пергамента, тщательно сложенный и запечатанный ее печатью. — Нужно, чтобы она получила его как можно скорее.

Маргарида отправилась немедленно. Когда приехала в гетто, там суетились делавшие покупки домохозяйки, торговцы и предприниматели вели свои дела в приятном солнечном тепле и ярком утреннем свете.

Тихим, с закрытыми ставнями оставался только дом врача Иакова Бонхуэса.

— В этом доме все здоровы? — спросила Маргарида у вышедшей за покупками соседки.

— Насколько я знаю, да, — ответила добрая женщина. — Но свадебное веселье затянулось до глубокой ночи, — добавила она. — Люди приходили и уходили, двери открывались и закрывались. Я не удивляюсь, что они еще не поднялись. Но идите позвоните в дверь. Они будут не против, — сказала она и стала ждать, не случится ли чего интересного.

Слуга позвонил, потом сильно постучал в дверь. Вскоре ее открыла маленькая служанка. Уставилась на впечатляющую женщину.

— Доброе утро, сеньора.

— Все в порядке? — спросила Маргарида.

— Думаю, что да, — удивленно ответила девочка. — Только хозяин с хозяйкой не ложились до поздней ночи и еще не встали, гости, которые сегодня уезжают, тоже.

— Как младенец?

— Громко кричит, сеньора. Он кажется очень крепким.

— Можно войти? — спросила она, потеряв надежду на приглашение.

— Да, сеньора. Простите, сеньора. Входите, пожалуйста. Вы хотите видеть другую сеньору?

— Да, — ответила Маргарида, подавляя смех. — Если можно. Запомнишь мое имя? Сеньора Маргарида. И скажи, пожалуйста, сеньоре Хуане, что я принесла ей письмо от принцессы.

— Господи! — произнесла девочка, широко раскрыв глаза. — От принцессы? Непременно, сеньора.

Пока Маргарида ждала в коридоре, дом постепенно оглашался шумом поднимающихся людей. Хлопали двери, пробудившиеся окликали слуг и друг друга. Ей с угрызением совести пришла мысль, что после затянувшейся до глубокой ночи свадьбы с постелей их поднял ее несвоевременный приезд. Она стала готовить оправдания и извинения, но тут вернулась маленькая служанка и торопливо повела ее наверх к сеньоре Хуане.

Хуана держала сына, запеленутого в тонкое полотно, у груди. Когда вошла Маргарида, подняла голову и улыбнулась.

— Маргарида, он родился голодным. Атакует меня изо всех сил.

— Похоже, совсем как его бедный папа, — сказала Маргарида, и на глаза у нее навернулись слезы. — Но не будем об этом. Я приехала узнать о твоем самочувствии, видно, что ты чувствуешь себя хорошо, и передать письмо от принцессы. Думаю, она встала на рассвете, чтобы написать его.

— Прочту, как только малыш уснет, — сказала Хуана.

— Почему ты одна? — спросила Маргарида.

— По собственному решению. Я отправила повитуху домой отдыхать, а Фелиситат — в постель. Обе засыпали на ногах. Видимо, они скоро вернутся. Добрый врач и его жена еще не встали.

— Думаю, громкий стук моего слуги в дверь разбудил их и всех остальных в доме, — сказала Маргарида.

— Они были очень добры, — сказала Хуана. — Сеньора Руфь принесла мне вчера поздно ночью колыбельку своего ребенка. Предложила детские вещи — она говорит, что снова беременна, — но они нам не потребовались. Фелиситат принесла всю детскую одежду, которую я шила. Обо мне хорошо заботятся. И, судя по шуму внизу, скоро будет завтрак. — Нежно заворковала над ребенком и снова подняла взгляд. — Спит, — сказала она с удивлением.

— Я положу его в колыбельку, — сказала Маргарида.

— Нет, пожалуйста. Оставь его со мной. — И пристроила младенца в сгиб руки. — Теперь посмотрим, что пишет ее королевское высочество.

Хуана сломала печать и развернула письмо. Из него вылетел еще один листок пергамента и упал на ребенка. Хуана засмеялась.

— Должно быть, это для него, — сказала она, поднимая письмо к свету из окна с полуоткрытым ставнем. — Принцесса очень добра, — сказала Хуана и стала перечитывать письмо снова. Потом во внезапном порыве схватила и развернула листок, упавший на ее сына. Прочла его, хмурясь, словно оно было написано на каком-то странном, чужом языке, а потом расплакалась.

— Хуана, в чем дело? Что пишет принцесса? Что такое?

И в смятении позвонила, вызывая служанку.

Через несколько секунд вошла Фелиситат. Взяла спящего ребенка, положила в колыбельку, а потом обняла его плачущую мать.

— Ну-ну, сеньора, все хорошо, — нежно заворковала она. — Все замечательно, сеньора. Не расстраивайтесь.

— Да, Фелиситат, все замечательно. Письмо пришло от его величества. Это помилование.

— Если б только оно пришло раньше, — сказала Маргарида. — Я рада за тебя, что оно пришло, но если бы мы могли…

— Не думай об этом, Маргарида. Фелиситат, отнесешь его нашему другу? И принесешь мне завтрак? Ты не представляешь, как я голодна.

Фелиситат быстро выскользнула из комнаты, ее ужасало, что госпожа испытывает голод, но решила доставить господину письмо как можно скорее.

— Ну, Маргарида, — сказала Хуана, как только они остались вдвоем. — На чьей ты стороне? Я должна знать.


Пока Маргарида сидела с сеньорой Хуаной, домашние и гости Иакова собирались за столом в залитом солнцем дворе. Первой появилась Руфь, вид у нее был усталый и озабоченный.

Следующим бодро подошел к столу аккуратно одетый Давид.

— Я оставил новобрачную спать, — сказал он, — но распорядился, чтобы завтрак принесли ей в комнату. Думаю, ей пора просыпаться.

— Но, Давид, новобрачной дозволяется спать сколько угодно и не спускаться, если она так хочет. Ты это знаешь, — сказала Руфь.

— Не хочу, чтобы она скучала, — ответил Давид. — Или приобретала скверные привычки. Ага, вот первые блюда и превосходный свежий хлеб. Я необычайно голоден.

— У тебя, похоже, веселое настроение, — сказал, выходя во двор, его брат.

— А почему не быть мне веселым? У меня красивая, мягкохарактерная новобрачная, все наши маленькие проблемы решены. От таких вещей появляется аппетит.

Иаков засмеялся.

— А где все остальные?

— Я здесь, — сказала Ракель. — Я помогала Лии укладывать наши коробки. Папа с Юсуфом следуют за мной. Они тоже уложились. Доброе утро, папа. Когда тронемся в путь?

— Попозже. До отъезда нам нужно уладить несколько дел и нанести один визит. Сеньора Руфь обещала нам ранний обед. После него отправимся.

— Боюсь, это будет простая еда, — заговорила Руфь, — составленная из дополнительных блюд, которые мы готовили к свадебному пиршеству. Извиняюсь за то, что ваш последний обед здесь будет состоять из блюд от вчерашнего ужина. Но они оставлены на кухне, поэтому их не съели и не отдали бедным. А кухарка уже сходила на рынок и нашла превосходных сардин для жарки.

— Ничто не может быть лучше, — сказал Исаак. — А теперь давайте завтракать.

— Папа, голова тебя не беспокоит? — спросила Ракель.

— Очень немного, дорогая моя. Думаю, особого вреда ей не причинили. Вот тут, — он коснулся затылка, как будто бы небольшой синяк. — Мне бы не хотелось получить еще удар по этому месту. В остальном, у меня все в порядке. Однако надеюсь, что вечером мы сможем остановиться в каком-нибудь спокойном месте. И чем мы нарушим свой пост? — спросил он у Ракели, наполнявшей его тарелку.

— Вкусным рисом, фруктами, булочкой и двумя видами сыра. Если хочешь, на столе еще много разных яств.

— Ты дала мне то, что я больше всего люблю в солнечное, теплое утро, — сказал Исаак.


После завтрака Руфь извинилась, сказав, что ее ждут домашние дела. Аструх, который поздно спустился и быстро поел, тоже.

— Раз вы уезжаете не сию минуту, то я хотел бы поговорить с Дураном о кое-каких делах. Мы вернемся вовремя, чтобы попрощаться с вами, сеньор Исаак, сеньора Ракель. И с тобой, Юсуф.

— Папа, какие визиты нам нужно сделать? — спросила со вздохом Ракель. Она рано встала с постели, проспав всего несколько часов, чтобы покончить с упаковкой и организовать все, что могла, до завтрака. Ей очень хотелось остаться.

— Я обещал его преосвященству епископу.

— Какому, папа? — спросила Ракель.

— Обоим, — ответил Исаак. — Его преосвященство епископ Беренгер попросил меня передать некоторые сообщения и привезти кой-какие сведения из этого города. А епископ Перпиньяна просил предоставить ему все сведения, какие услышу, чтобы он мог написать сообщение.

— Какое, папа?

— Обещанное епископу Беренгеру, думаю, предназначенное в конечном счете для его величества. Но для этого нам нужно разобраться с событиями прошлой ночи. И поскольку один из участников заперт в комнате Мордехая, думаю, нужно будет вывести его снова и выведать у него еще кое-что.

— Разве он не сказал прошлой ночью всего, что знает? — спросила Ракель.

— Очень сомневаюсь в этом, — ответил Исаак. — Он сказал нам все, что считал необходимым.

Дверь дома открылась, и во двор вышла сеньора Маргарида.

— Я с сообщением от сеньоры Хуаны, — сказала она.

— Несомненно, — сказал Исаак. — Для кого?

— Думаю, для вас и сеньора Иакова, сеньор Исаак. Это касается вас обоих. Вы оба принимали на себя риск с тех пор, как сеньор Иаков принял ее мужа.

— Потому что он бежал из тюрьмы или потому что он христианин? — спросил Исаак.

Маргарида покраснела от смущения.

— Думаю, тут обе причины, хотя укрывательство беглого заключенного определенно было бы для сеньора Иакова более серьезным риском. Сеньора Хуана надеется, что правда будет служить вам защитой. Мы с ней знаем некоторые подробности, которые могут помочь вам, если станут известны. Она отправила меня сказать вам то, что могу.

— Превосходно, сеньора Маргарида, — сказал Иаков. — Будьте добры, присядьте. Нам недостает только двух участников.

— Кто они? — спросил Иаков.

— Человек в комнате Мордехая и твой пациент. Если ты не против, я думаю, его нужно перенести сюда, чтобы он смог принять участие в собрании. Свежий воздух и солнечный свет пойдут ему очень на пользу. Он слишком долго находился в той комнате.

Поднялась суета, когда вынесли кушетку с высоко уложенными подушками и по мере возможности удобно застеленную. Ракель с Юсуфом приготовили пациента, а Мордехай и Давид снесли его вниз по лестнице.

Кушетку поставили в испещренной солнцем тени лимонного дерева. Бережно положили на нее Арнау, и он сделал глубокий, насколько было возможно, вдох. Улыбнулся.

— Кажется, дышать уже не так больно, — сказал он. — А этот замечательный воздух напоминает лекарство богов.

Наконец отперли дверь комнаты Мордехая. Это небольшое помещение строилось как кладовая рядом с кухней. Руфь и кухарка мало ею пользовались, и как только Мордехая перевели с кухни, он занял ее. Мартин вышел, помигивая во внезапном свете, и огляделся.

— Мартин! — сказал Арнау, когда пленник появился в его поле зрения. — Рад тебя видеть, даже при таких странных обстоятельствах. Почему ты здесь? Что случилось?

Мартин испуганно завопил. И пятился, пока не наткнулся на стену сада, там он тяжело опустился на землю, не сводя глаз с Арнау.

— Дон Арнау, кто это вопит? — спросил Исаак. — И что с ним случилось?

— Папа, он в ужасе, — сказала Ракель. — Он не выносит страха.

— Это один из моих вкладчиков, — сказал Арнау. — Точнее, агент одного из моих вкладчиков. И я не знаю, с чего он так испугался. Мартин, — позвал он. — Подойди сюда. Надеюсь, ты здесь не затем, чтобы сообщить мне скверные новости. Не говори мне, Мартин, что судно затонуло, и мы лишились всего.

— Вы способны говорить, — произнес Мартин.

— Конечно, способен, — сказал Арнау. — С чего ты подумал… Понимаю. До него дошли слухи, что я мертв, и он думает, что я призрак, явившийся преследовать синдикат. Но призраки, Мартин, не возвращаются в утреннем свете. Солнце светит, и я вполне материален. Поднимайся, приятель, возьми себя в руки.

— Думаю, с судном ничего не случилось, — сказал Мартин, с трудом поднимаясь на ноги.

— Подойди сюда, — повторил Марса.

Мартин огляделся и нервозно пошел к дону Арнау.

Приблизившись к кушетке, упал возле нее на колени.

— Сеньор, поверьте, пожалуйста, — торопливо заговорил он. — Я не имею никакого отношения ко всему этому, никакого. Я ничего об этом не знал до того, как вы получили повреждения. Не знал, что это вы в тюрьме, пока не увидел вас, а тут уже было слишком поздно. Я только должен был ходить на собрания и голосовать, как мне велели. Я не знал. Я очень извиняюсь.

— О чем ты говоришь? — спросил Арнау. — Врач, что говорит этот человек? Когда я последний раз видел его, он был спокойным, осмотрительным человеком, в полном разуме. Теперь он мямлит какую-то чушь, как сумасшедший. Долго вы держали его взаперти?

— С полуночи до утра, — ответил Иаков. — В комнате, где есть маленькое окно, в которое проходит воздух, и удобная кровать. Еды и питья он получал вдоволь.

— Позвольте мне объяснить, — сказал Исаак. — Прежде всего, вам следует знать, что вчера ночью в доме Эсклармонды на меня напали трое.

— Почему мне следует это знать? Какое отношение это имеет к Мартину? — спросил Арнау.

— Эти трое хотели то ли заставить Эсклармонду молчать, то ли узнать у нее ваше местонахождение. Какая цель была у вас, Мартин?

— Узнать ваше местонахождение, дон Арнау, — заговорил Мартин, все еще бледный от страха. — Они искали ее несколько дней, слышали, что она знает, где вы находитесь. Ходили слухи, что вы по-прежнему живы.

— Кто они? — спросил Арнау. — Кто эти таинственные враги, которые преследуют меня?

— Одного из них я не могу назвать, сеньор, — ответил Мартин. — Я видел его всего три раза, всякий раз лицо его было скрыто капюшоном и платком. Первый раз я видел его сразу же после вашего ареста, второй две недели назад, а потом вчера вечером, клянусь. Своего имени он не называл.

— А второй? — холодно спросил Арнау. — Кто он?

— Его имя Фелип, — заговорил Исаак. — Но какой из всех Фелипов на свете, не знаю. Я впервые встретил его на дороге из Кольиура в Эльну, там он присоединился к нашей группе. Ехал с нами до дороги к дворцу. Привлекательный человек, сеньор, доброжелательный, шутливый.

— Какой это был день? — спросил Арнау. — Когда вы приехали? Сеньор Иаков, когда это было?

— Это был пятый день вашего пребывания здесь, сеньор, — ответил врач. — Четверг.

— Как выглядел этот Фелип? — спросил Арнау.

— На нем был дорогой дорожный костюм, — заговорила Ракель, — коричневый камзол, рукава с обшитыми золотом разрезами, оторочены беличьим мехом. Светлый шатен, глаза серые. У него полные губы и веселая улыбка. Брови и кости лица отчетливо выделяются. Кажется, у него над ухом шрам, скрывающийся под волосами.

— У вас дар описывать внешность, сеньора Ракель, — сказал Арнау.

— Потому, что я делаю это для отца, — сказала девушка. — Кроме того, я долгое время ехала чуть позади и сбоку Фелипа, у меня была прекрасная возможность рассмотреть его.

— Шрам у него над правым ухом? — спросил Арнау.

— Да, над правым, — ответила она после секундного размышления. — Вы знаете его, сеньор?

— Хорошо знаю, — ответил он. — И знаю свою любимую охотничью одежду. Это Фелип Касса, мой управляющий. Кто был третьим?

— Третьим был Мартин, и в нем я узнал человека, который разговаривал с отцом Миро, спрашивал его, куда он едет и когда будет в дороге, в тот день, когда тот был убит. У Мартина своеобразный акцент, — сказал Исаак. — Необычный в Перпиньяне.

— Мартин убил отца Миро? — спросил Арнау. — Этот жалкий, вероломный червяк?

— Нет, нет, сеньор. Это Фелип. Клянусь, у меня не хватает смелости для убийства.

— Это правда, — заговорил Исаак. — Во-первых, отец Миро не сказал ему, куда едет. Во-вторых, ему было поручено убить вас, сеньор, а он нанял для этого двух бестолковых глупцов. Они называли его чужаком. А для людей, которых он завербовал, все чужаки одинаковы. Из Франции, с Мальорки, из Арагона или из Валенсии, как вы.

— А кто убил моего несчастного ученика? — спросил Иаков.

— Я не убивал, сеньор, — ответил Мартин. — Клянусь. Я не знаю. Знаю только, что Фелип хотел вашей смерти, потому что вы видели, как он разговаривал кое с кем, и могли указать на него.

— Я его ни разу не видел, — сказал Иаков. — Насколько мне известно.

— Я видел его, — сказал Давид. — Неужели он спутал бедного Абрама со мной?

— Возможно, — сказал Исаак. — Моя дочь говорит, вы оба высокие. Что он знал об этом доме?

— Думаю, Бонафилья сказала ему, где остановилась, — сказал Давид. — Фелип знал, что она выходит замуж. Я думал, он вряд ли заметил меня, когда я его видел, но это возможно. Может быть, он принял меня за Иакова.

— Где Фелип? — спросил Арнау.

— Исчез, — ответил Давид. — Совершенно бесследно.

— Откуда вы знаете? — спросил Арнау.

— Я отправился искать их, — заговорил Давид. — Мартин сказал, что двое других, видимо, едут в северную сторону, к дому, где будут в безопасности. Я поехал по этой дороге и увидел двух быстро скачущих людей, третья лошадь следовала за ними. На всем своем пути я не видел никаких следов третьего всадника.

— Возможно, он бежал вниз по реке в лодке, — сказал Арнау. — Тут он был бы не первым.

— Может быть, — сказал Давид.

— Ну а кто третий? — спросил Арнау.

— Думаю, кто-то значительный, — ответил Мартин. — Я ни разу не видел его лица, и мне было велено не говорить о нем, поэтому я ни у кого не спрашивал, кто он такой. В городе я не видел никого похожего на этого человека. Хотя, когда появлялись другие богатые, значительные люди, присматривался всякий раз. Я нахожусь здесь недолго, — добавил он. — Почти никого не знаю.

— Кто давал тебе указания? — спросил Арнау. — Кто велел тебе, что говорить на собраниях? Никакого виконта нет, так ведь?

Мартин нервозно засмеялся.

— Да, сеньор. Виконта нет. Указания я получал от Фелипа.

— От Фелипа Кассы?

— Да.

— Моего управляющего?

— Да.

— Хуана говорила, чтобы я не доверял ему, — сказал Арнау. — И он не настолько умен, чтобы придумать все самому. За всем этим чей-то другой разум.

— Простите, дон Арнау, — сказала Маргарида, — но то, что я скажу, может кое-что объяснить.

— Что же? — спросил Арнау.

— Этим утром со мной произошла странная вещь, — сказала она. — Я рано проснулась и вышла в сад ее величества на рассвете. Вошел Бернард Бонсом — кажется, он часто прокрадывается во дворец таким путем. У него наверняка есть какая-то договоренность с садовником. Он не был дома всю ночь…

— Бонсом был в своем доме неподалеку от Верне, вот и все, — заговорил Арнау. — Он там закатывает шикарные вечеринки с изысканными блюдами и напитками, но развлечения устраивает самого сомнительного свойства. Там потеряны целые состояния в азартных играх; дамы из хороших семейств, которым наскучили мужья, приезжают искать увеселений. Кроме того, я слышал странные истории о том, что в этом доме появлялись юные девушки, и потом их больше не видели, хотя, может быть, это просто слухи.

— Я знаю об этом, — раздраженно сказала Маргарида. — Эти истории слышали все. Но он пытался уверить меня, что провел ночь где-то в другом месте, играя с любовницей в карты. Выпил слишком много вина, заснул, и пытался прокрасться во дворец так, чтобы его не видел никто из свиты ее высочества. Она к нему относится неодобрительно.

— Это на него очень похоже, — сказал Арнау. — Он ведет себя так несколько лет. Не знаю, как ему это удается.

— Вы имеете в виду его здоровье? — спросил Исаак.

— Я имел в виду его кошелек, — ответил Арнау. — Все, чем он наслаждается в жизни, стоит очень дорого. Правда, кое-кто говорит… Но я прервал вас, сеньора Маргарида.

— Странно было то, — сказала Маргарида, — что хотя, по его словам, он провел бурную ночь, Бонсом явно только что принял ванну, надел чистое белье и не ту одежду, в которой покидал дворец.

— Вы видели, как он уезжал? — спросил Исаак.

— Видела, сеньор. Мы уезжали вместе. Я направлялась сюда; он туда, куда направлялся. Он не ехал к каким-то из городских ворот. И вечером на нем была совершенно другая одежда.

— Возможно, он был дома, — сказала Ракель. — Там он принял ванну и переоделся.

— Он определенно не ездил в фамильное поместье только для того, чтобы принять ванну. Никак не мог бы проехать весь путь туда и обратно в темноте, — сказала Маргарида. — Это очень далеко.

— У него есть жилье в этом доме неподалеку от города, — сказал Арнау. — И наверняка есть одежда.

— И женщина? — спросила Маргарида.

— Возможно, — ответил Арнау. — Я никогда не был завсегдатаем в этом доме и не появлялся возле него несколько лет. Вполне возможно, что привычки его переменились.

— Почему вы так уверены, что он недавно принял ванну? Обычно он появляется во дворце грязным, неряшливым? — спросила Ракель.

— Никоим образом. Он очень внимателен к одежде. Дело было в запахе, — ответила Маргарида. — Запах был очень сильным. Свежий запах сандалового дерева. И волосы у него были влажными, недавно вымытыми.

— Сандаловое дерево, — сказал Исаак. — Я ощущал его запах в домике Эсклармонды. Она пользуется сандаловым деревом?

— Где Хасинта? — спросила Ракель. — Хасинта!

— Я здесь, сеньора, — сказала девочка, выходя из кухни.

— Пользуется твоя мама сандаловым деревом?

— Сандаловым? — переспросила Хасинта. — По-моему, нет. Иногда душится жасминовым маслом, больше ничем. Сеньора Ракель, могу я с ней попрощаться? Раз мы не уезжаем, пока колокола не прозвонят полдень.

— Можешь. Только не опаздывай.

— От этого значительного человека, как вы назвали его, пахло сандаловым деревом? — спросил Исаак.

Мартин кивнул.

— Когда я встречался с ним, пахло.

— А что другие члены синдиката? — спросил Арнау. — Тоже злоумышляли против меня?

— Не думаю, — ответил Мартин. — По-моему, они ничего не знали об этом.

— Что будем делать с ним? — спросил Арнау.

— Отведем к епископу, — сказал Исаак. — Ему нужно писать сообщение. Он может получить его из первых уст. Пусть кто-нибудь отведет его обратно в ту комнату.

— А что это за прекрасное видение глядит на наше собрание с галереи? — спросил Арнау, когда Мартин ушел. — Доброе утро, сеньора.

— Доброе утро, сеньор, — ответила Бонафилья. И смущенно добавила: — Добро пожаловать в наш дом.

— Она не знает, что я все это время находился здесь? — спросил Арнау.

— Это наша новобрачная, у нее было столько дел, касающихся знакомства с новой семьей и приготовлений к бракосочетанию, так что мы просто сказали ей, что наверху у нас пациент, — ответил Иаков.

— Вы счастливый человек, — сказал Арнау Давиду.

— Не сомневаюсь, — ответил Давид и поднял взгляд. — Спускайся, дорогая, — сказал он Бонафилье.

Глава двадцатая

— Ваше преосвященство, — сказал Исаак, — вы хотели услышать обо всем, что я разузнал во время краткого пребывания в вашем городе. Я здесь.

— И что вы разузнали? — спросил епископ.

— Несколько вещей, ваше преосвященство, с помощью многих добрых жителей Перпиньяна.

— Расскажите, что знаете, мой секретарь запишет.

— Сейчас в вашем дворце находится под стражей один из трех человек, повинных в нескольких преступлениях. Судя по сведениям, которыми мы располагаем, он наименее виновен. По-моему, он мелкая сошка, делал только то, что ему велели, не осознавая полностью, что совершает. Его имя Мартин, он из Валенсии. Он знает своего сообщника, но ни разу не видел лицо главаря.

Второй человек, очевидно, повинен в совершении большинства преступлений. Мы можем сказать о нем только, что имя его Фелип Касса, и что последний раз его видели на мосту через Тет. Возможно, он бежал на лодке.

— Если да, то убежал недалеко, — сказал его преосвященство. — Я получил сегодня и другие сообщения, сеньор Исаак. Одно касалось Фелипа Кассы его сегодня утром выловили с перерезанным горлом из реки.

— В таком случае Касса все-таки поплатился за свои преступления, — сказал Исаак. — Я считаю, что он повинен в убийствах отца Миро и Абрама Дайота Коэна, ученика Иакова Бонхуэса.

— Почему? Что пользы ему в смерти этого безобидного человека? Или малолетнего ученика?

— Это все связано с одним судном, ваше преосвященство, и его грузом.

— Из-за которого был назначен суд над доном Арнау Марса, — сказал епископ. — Суд не состоялся. Я не мог поверить всему тому, что о нем говорили, и в его смерть.

— Ваше преосвященство превосходно разбирается в людях. Большая часть того, что говорилось о нем, была неправдой. — И он рассказал, что происходило с Марсой со времени его ареста. — Сегодня утром, ваше преосвященство, — продолжал Исаак, — дон Арнау получил от его величества помилование, данное по серьезному ходатайству принцессы Констансы.

— И все это из-за груза на судне, — со вздохом сказал епископ.

— И дохода от контрабанды. По словам дона Арнау, если судно не потонет и не будет захвачено пиратами, это принесет вкладчикам почти двойную прибыль. Если б оно везло контрабанду и она была бы успешно сбыта, доход был бы пяти-шести кратным. Сильный стимул. Дон Арнау был против.

— Поэтому он стал жертвой ложного доноса?

— Да. Преступники полагали, что он наверняка сложит голову под топором палача. Они не приняли в расчет его жены. Стремясь спасти его, она организовала побег из тюрьмы. К сожалению, попросила его управляющего…

— Фелипа Кассу.

— Да, ваше преосвященство. Попросила его позаботиться о частностях. Он позаботился и велел бедняге Мартину, человеку, который сейчас находится у вас в подвале, нанять троих бездельников, чтобы они напали на него и убили, когда он окажется на воле. Дон Арнау пострадал, но избежал смерти благодаря своевременному появлению двух избавителей.

— Кто были эти избавители? — спросил епископ. — Наверняка не стражники, они водворили бы его обратно в тюрьму.

— Его спасли, ваше преосвященство, один из ваших священников, крупный человек с громким голосом, шедший к ложу умирающего, и один носильщик. Потом его жене посоветовали укрыть его в гетто, она так и сделала.

— Я догадываюсь, кто это был, — сказал епископ, широко улыбаясь.

— В результате этого нападения слуга дона Арнау погиб, и донья Хуана похоронила его под видом своего мужа.

— Но зачем было убивать отца Миро? Он был не одним из монахов, повсюду сующих свой нос, а добрым человеком и веселым застольным собеседником. По нему будут очень скучать.

— Преступники хотели добиться смерти дона Арнау и сказали отцу Миро, что в доме врача укрывается еретик. Отец Миро устроил проверку, установил не знаю что и сурово отчитал доносчика за его злонамеренную ложь. Вскоре после этого его сбросили с утеса.

— Перед отъездом он сказал мне, что серьезно обеспокоен обвинениями против Марсы. И хотел разобраться с ними по возвращении.

— Очевидно, преступники сочли, что Иакову Бонхуэсу кое-что о них известно, и попытались выманить его и убить, но вместо этого убили его ученика.

— И кто, по-вашему, несет за все это ответственность? Раз Мартин просто орудие, а Фелип Касса мертв, кого мне наказывать?

— Мартин, вне всякого сомнения, не так уж невиновен, — сказал Исаак. — Думаю, он расскажет вам все, что знает, но, к сожалению, преступники говорили ему мало, а видел он еще меньше. Единственным надежным свидетелем является мой нос, и тут есть подозрительные обстоятельства, — заговорил Исаак. — Возьмем смерть Фелипа Кассы, возможно, это единственное преступление, собственноручно совершенное человеком, которого вы ищете. Некий человек покинул дворец в сумерках, будучи изысканно одетым в зеленое и золотистое, а утром вернулся одетым в столь же изысканное алое и синее, чисто вымытым и пахнущим с ног до головы сандаловым деревом, аромат которого любит. Ночью от одного из людей, искавших дона Арнау, шел этот сильный запах. Я сам столкнулся с ним и получил от него легкий удар; но обратил внимание на этот запах. Этот человек, Фелип Касса и какой-то слуга поскакали в северную сторону к Верне. На мосту Касса исчез, и кое-кто видел, как его лошадь скакала за остальными.

— Назовите имя этого человека, сеньор Исаак, — сказал епископ. — Хотя, кажется, я уже знаю, кто он.

— Это Бернард Бонсом де Пигбаладор, ваше преосвященство, — ответил врач.

Наступило продолжительное молчание.

— Вы пришли к выводу, что Бонсом перерезал горло Кассе и, будучи измазанным кровью, вынужден был поскакать в свой пользующийся дурной славой дом за городом, чтобы вымыться и переодеться. Возможно, вы правы. Но возьмите моих свидетелей: человек, который не может опознать своего главаря, и слепой, который не мог видеть нападавшего. А единственная улика — переодевание между сумерками и рассветом и сеньор, который любит запах сандалового дерева.

— В доме может оказаться окровавленная одежда, — сказал Исаак.

— Возможно, — сказал епископ. — На мосту есть пятна крови. Тот, кто перерезал горло Кассе, покинул мост с окровавленными руками. Благодарю вас, сеньор Исаак. Мой секретарь записывает это сообщение. Я буду говорить о своих подозрениях. Смерть отца Миро приводит это дело отчасти под мою юрисдикцию, и если я ничего больше не добьюсь, дом Бонсома будет закрыт, а этот человек изгнан из города.

— Должен еще сказать, что его превосходительство управляющий провинцией изо всех сил старался предотвратить всякое промедление в рассмотрении дела дона Арнау — словно ему было на руку, чтобы дон Арнау расстался с жизнью до того, как представится возможность провести должным образом расследование.

— Я включу это в мое сообщение. Когда вы уезжаете?

— Между обедней и вечерней, ваше преосвященство. Рано пообедаем и тронемся в путь.

— Сообщение будет закончено и доставлено вам либо в дом врача, либо на дороге. Вы передвигаетесь с нормальной скоростью?

— Да, неторопливо.

— Желаю вам безопасной и приятной дороги.


Когда Исаак с Юсуфом вернулись в дом врача, все приготовления к отъезду были закончены. Их небольшая коробка была закрытой и перевязанной, готовой к погрузке на телегу. Кухарка уложила большую корзину еды на дорогу, узлы каждого лежали в коридоре.

Арнау все еще дремал на кушетке в тени под лимонным деревом. При шуме вновь начавшейся деятельности он проснулся.

— Привет, сеньор Исаак, — сказал он. — Как проходит охота?

— Почти закончена, — ответил Исаак.

— И мы знаем все, кроме того, что находится на борту этого злополучного судна, — сказал Арнау.

— Как думаете, когда это выясните? — спросила Ракель. — И что будет, если оно полно контрабанды?

— Уверяю вас, к тому времени, когда оно вернется, контрабанды на нем не будет, — сказал Арнау. — Если у капитана есть какой-то разум, он, едва обнаружив контрабанду, продаст ее первому же попавшемуся покупателю и прикарманит деньги. — Повернул голову и увидел стоявшую в дверном проеме женщину. — Привет, сеньора Маргарида. Идите, посидите здесь в тени.

Маргарида неуверенно направилась к нему.

— Капитан знает, что я не хотел грузить на борт контрабанду, — продолжал Арнау. — И будет утверждать, что ее там не было. Но была она там или нет, мы не узнаем этого до возвращения судна. К счастью, его величество как будто убежден, что я неповинен во всей этой истории. Не знаю почему, но это так.

— Поблагодарите за это свою жену, — сказала Маргарида, подойдя к ним. — Она так старательно убеждала в этом принцессу, что Констанса убедила своего папу. Но, сеньор, я принесла вам того, кто желает познакомиться с вами. И поскольку вам трудно подняться к нему, он прибыл к вам.

С этими словами она положила сверток, который держала в руках, на левую руку Арнау.

— Это ваш сын, сеньор.

Арнау посмотрел на мальчика, потом неуклюже, бережно поднял правую руку с наложенным лубком и мягко коснулся его лба.

— Красивый, как мать, — сказал он.

— И сильный, решительный, как отец, — сказала Маргарида.

Глава двадцать первая

Вскоре после полудня Руфь с кухаркой подали обильный, но простой обед. Отъезжающие сразу же сели за стол. Потом появились Аструх с Дураном, поглощенные разговором о прибылях и комиссионных вознаграждениях; Бонафилья быстро вышла из кухни посидеть с ними. К немалому волнению кухарки она большую часть утра помогала там невестке. Вскоре к ним за обеденным столом присоединился Давид. Последним пришел Иаков.

— Где ты был? — спросила его жена, снова принявшая смятенный вид.

— Во дворце, — ответил он. — Ухаживал за весьма особенной пациенткой.

— За собачкой принцессы? — спросил Юсуф, силясь подавить смех.

— Прошу тебя, не насмешничай над моим мужем за то, что он оказывает услугу принцессе, — довольно резко сказала Руфь. — Они с сестрой проводят много времени в Перпиньяне, и Констанса значительная персона в этом городе.

— Прошу прощенья, сеньора Руфь, — смиренно ответил мальчик. — Я не собирался выказывать недостаток уважения к принцессе или к вашему мужу. Как себя чувствует собачка? Я знаю, что сломанная лапка дело серьезное.

— Юсуф, это не лошадь, — сказала Ракель, — чтобы убивать ее, если она сломает ногу.

— Кем бы она ни была, — сказал Иаков, — ты, Исаак, своими искусными пальцами отлично вправил ей перелом. Глаза у нее блестят, и она почти все время пытается удрать из комнаты своей хозяйки. Я очень надеюсь, что она поправится. Ее королевское высочество очень благодарна. Она спрашивала меня о больной придворной даме.

— Тебя можно поздравить, — сказал Исаак. — Ясно, что принцесса чувствует себя спокойно в твоем присутствии. Ракель, мы приготовились к отъезду?

— Да, папа. Наша коробка и узлы на маленькой телеге. Мулов и кобылу Юсуфа вывели из конюшни. Как только будем готовы, можно трогаться в путь.

— Тогда пошли, — сказал Исаак. — Только я сперва хочу попрощаться с доном Арнау и его супругой.

— Сейчас присоединюсь к тебе, папа, — сказала Ракель, задержавшаяся, чтобы поговорить с хозяйкой. — Надеюсь, у Давида и Бонафильи будет все хорошо, — прошептала она.

— Посмотрим, — спокойно ответила Руфь. — Она была на кухне со мной и кухаркой, стараясь узнать, как мы все там делаем. Кухарка, судя по всему, находит помощь Бонафильи несколько раздражающей, но моя новая сестра уже научилась готовить блюдо из риса, которое Давиду очень нравится. И Давид сказал мне, что не мог выбрать лучшей жены. Когда я спросила, почему, он ответил, что у нее есть большинство качеств, нужных хорошей женщине, и честная скромность. Я бы не подумала этого о ней, а вы?

— Кажется, она многое поняла по пути сюда, — сказала Ракель. — До этого она нигде не бывала, кроме отцовского дома, — и побежала к кушетке дона Арнау до того, как Руфь успела бы еще что-то сказать.


С прощаниями было покончено, и процессия, значительно меньше прибывшей из Жироны, наконец, подъехала к воротам гетто, а потом города. Слуга Аструха правил телегой, к которой были привязаны двое вьючных мулов; Лия и Хасинта сидели позади него на коврах, постеленных поверх толстой соломенной подстилки, чтобы смягчать тряску. Ракель вела отцовского мула и правила своим, Юсуф ехал на своей кобыле, она нетерпеливо приплясывала, потому что оставалась почти без движения с тех пор, как они приехали в город.

Настроение у Ракели значительно поднялось, когда они миновали дворец и двигались к густому лесу девесы его величества. Солнце светило; ничто им, как будто, не могло препятствовать.

— Папа, как думаешь, далеко мы сегодня уедем? — спросила она.

— Не терпится, дорогая моя? — спросил ее отец.

— Да. Хочу домой.

— В двух часах езды от Кольиура есть приличная, довольно комфортабельная гостиница. Если все будет хорошо, думаю, при такой скорости подъедем туда к закату.

— Папа, это будет замечательно. Не люблю езду после заката. Не чувствую себя в безопасности.

— Значит, дальше гостинцы сегодня не поедем. На этой части дороги все должно быть спокойно.

Заслышав топот скачущей сзади галопом лошади, все свернули к обочине, освобождая путь всаднику. Но тот не воспользовался этим, а замедлил ход. Когда поравнялся с ними, его лошадь шла шагом.

— Вы сеньор Исаак, врач из Жироны? — спросил он.

— Да, сеньор, — ответил Исаак.

— Я от епископа Перпиньяна. Он велел мне передать этот документ вам в руки.

Посланец сунул свиток пергамента в его расставленные пальцы.

Врач провел по свитку рукой, определяя размер, а потом сунул его за борт камзола.

— Спасибо, сеньор. Епископ Жироны будет очень благодарен.

И принялся искать в кошельке монету, чтобы вознаградить посланца.

— Его преосвященство предложил нам ехать вместе, — сказал посланец. — Я держу путь в Фигуэрес. Хоть я и вооружен, в группе безопаснее, чем одному.

— Превосходно. Наш сопровождающий, который правит телегой, тоже вооружен толстым посохом и кинжалом. С вами двумя и Юсуфом, у которого при себе меч, мы будем в безопасности.


Гостиница была не лучше и не хуже, чем большинство вдоль этой оживленной дороги. Женщинам удалось получить для себя комнату с двумя кроватями, одна досталась Лие, поскольку у нее были пышные пропорции, другая Ракели с Хасинтой, и у всех была возможность спать. Исаак и Юсуф разделили комнату с двумя другими путниками; слуга и посланец спали на толстой соломенной подстилке в телеге под толстым парусиновым тентом, прикрепленным к четырем столбикам по углам. Таким образом они избежали хлопотных поисков места внутри и могли приглядывать за животными.

Поутру желания задерживаться в гостинице у них не было. Они позавтракали хлебом и сыром и тронулись в путь до восхода. День был солнечным; с моря дул свежий ветер, и подгонять хорошо отдохнувших животных не требовалось.

— Папа, сколько проедем сегодня? — спросила Ракель.

— Я планирую ехать до обеда, немного отдохнуть и быть в Фигуэресе задолго до захода солнца. Друг Аструха, сеньор Вениамин, приглашал нас провести эту ночь у него. Надеюсь, нам это удастся.

Ракель почти весь день была погружена в свои мысли. Они въехали в Фигуэрес задолго до того, как колокола зазвонили к вечерне, получили возможность в удобстве и покое смыть дорожную пыль, а затем великолепно поужинать.

Глава двадцать вторая

Вскоре после обеденного часа, в самое спокойное время дня, путники миновали мост через реку и подъехали к северным воротам города.

— Ой, папа, — сказала Ракель, — какая красота.

— Ты о воротах, дорогая моя? — спросил ее отец. — Насколько я их помню, ворота были крепкими, хорошо построенными, но не предметом любованья. Они изменились?

— Я не о них, — раздраженно ответила Ракель. — Мы дома.

— Да. И я тоже очень рад этому, — сказал он.

— Не заедешь по пути к его преосвященству? — спросила Ракель.

— Судя по тишине в городе, его преосвященство вряд ли поблагодарит меня, если я его сейчас потревожу. Поедем прямо домой, узнаем, как там твоя мама.

Юдифь, сидевшая во дворе, ожидая их, поднялась при стуке копыт о мостовую и подошла к воротам. Сжала обеими руками руку мужа.

— Исаак, я не ожидала вас так скоро, — сказала она. — Вы ели? — Чуть помолчав, спросила: — Кто это?

— Мы неслись, как ветер, любимая, Я так по тебе соскучился, что мы слезли с мулов только на то время, чтобы поесть, — сказал Исаак. — Но поели. А это, дорогая моя, Хасинта. Тебе нужна умная, хорошая, честная маленькая служанка. Мы нашли ее тебе в Перпиньяне.

— В Перпиньяне? — переспросила Юдифь. — Но у нас в Жироне есть служанки. Я уже присматривалась к двум. Где вы нашли ее?

— В доме моего друга Иакова Бонхуэса. Поскольку Бонафилья взяла свою служанку с собой, Хасинта им больше не нужна.

Бледная от усталости Хасинта стояла настороженно, неподвижно, будто маленькое лесное существо. Интерес выдавали только ее глаза, бегающие из стороны в сторону, глядящие на просторный двор, крепкий каменный дом, фонтан и, наконец, на хозяйку.

— Мама, она очень хорошо управляется на кухне, — сказала Ракель, — а также с детьми. И очень проворная.

Юдифь посмотрела на аккуратную маленькую девочку, которая сделала реверанс, кивнув при этом головой.

— А родители согласились отпустить тебя так далеко от дома?

— Мама согласилась, сеньора, — ответила Хасинта.

— А папа?

Ракель напряглась, прекрасно зная, какой будет реакция ее матери.

— Мой папа умер, сеньора, — сказала Хасинта, и Ракель облегченно вздохнула. — Мама решила, что это такое хорошее место, что отпустила меня. Но они с сеньорой Ракелью составили и подписали контракт, чтобы все было в порядке.

— Это хорошо, — сказала Юдифь. — Почему твоя мама решила, что это место лучше, чем ты можешь найти в Перпиньяне?

— Мама, это моя вина, — поспешно вмешалась Ракель. — Когда мы помогали на кухне во время свадебных приготовлений, я обратила внимание, что у Хасинты умелые руки и она так хорошо выполняет указания, и сказала, что, если она поедет к нам, возможно, Наоми научит ее стряпать.

— Хасинта, хочешь научиться стряпать?

— Да, сеньора. Очень, — серьезно ответила девочка.

— Ну что ж, — сказала Юдифь, — от Лии на кухне толку мало, а мальчишка годится только на то, чтобы подкладывать дрова. Лия!

— Да, сеньора, — отозвалась та, уже шедшая на кухню поболтать с Наоми.

— Устрой Хасинту, и как только она приведет себя в порядок, отведи ее познакомиться с Наоми. Возможно, она сумеет немного помочь с приготовлениями к вечеру. Видит бог, мне это не особенно нравится.

— Мама, ты нездорова? — спросила Ракель.

— Вполне здорова, — ответила Юдифь, зевая. — Только вот спать хочется. Пожалуй, пойду отдохну. И вам советую сделать то же самое после долгого пути.


Двор опустел так быстро, словно туда ворвался отряд солдат, выкрикивающих им приказания. Ракель пошла в свою комнату и с облегчением сняла дорожную одежду. Умылась, надела чистую сорочку. Было слишком рано наносить кому-то визит; даже отправлять сообщения. Можно было, как предложила мать, отдохнуть. Она растянулась в привычной постели.

Над ее головой кружилась муха, норовя усесться. В ногах и руках ощущалась раздражающая боль. Ей сейчас меньше всего хотелось приятного отдыха.

Ракель поднялась, надела светло-зеленое платье из тонкой хлопковой ткани, взяла вышивание и вышла во двор. Там еще никого не было. С кухни доносился негромкий разговор; кроме него тишину нарушал только шелест листвы на легком ветерке.

— Сказали, что ты вернулась, — послышался голос у ворот. — Но я устал ждать сообщения.

— Даниель, — сказала Ракель, подбежала к воротам и стала открывать непослушный запор дрожащими пальцами. — Я спустилась, чтобы отправить тебе сообщение, но передать его было не с кем. Все исчезли.

Ворота распахнулись, и Даниель вошел. Ракель быстро оглядела двор, не видит ли их кто, и забросила руки ему на шею.

После долгих-долгих секунд Даниель мягко высвободился из ее объятий.

— Ракель, как приятно тебя видеть. В последние месяцы мы так редко встречались. Но расскажи мне обо всем, что случилось, пока ты была в отъезде.

— Что случилось? — переспросила Ракель, взяв его за руку и усадив на скамью у фонтана. — Многое, в том числе кое-что очень странное. До дня свадьбы мы думали, что бракосочетание не состоится. Сперва Бонафилья не хотела Давида, потом он не хотел ее, а потом вдруг они оказались такими влюбленными, как бывает только в поэтических сказаниях. И, разумеется, — добавила она, вновь поцеловав его, — у нас.

— Значит, вы поехали на бракосочетание и оно состоялось. Что еще случилось?

— Мертвый человек вернулся к жизни, родился ребенок, я нашла для тебя очень любопытную пару дамских перчаток и привезла, чтобы ты посмотрел на них, и мы с папой избавили маленькую служанку от участи ее матери. Даниель, когда мы поженимся, можно я возьму ее с собой? Девочка тебе понравится. Она спокойная и очень серьезная.

— Когда поженимся? Ракель, если этот день когда-нибудь настанет, ты получишь все, что в моих силах дать тебе. И, разумеется, маленькую служанку. А кто ее мать?

— Ш-ш-ш, Даниель, — прошептала Ракель, — ты понимаешь, что я имею в виду. Я не смею сказать это даже самым тихим голосом. Клянусь, мама услышит даже во сне. И никогда не простит нас. Она мало что понимает в жизни.

— Понимает, — сказал Даниил. — Просто не одобряет в ней многое. Но если вы с отцом нашли девочку достаточно хорошей, чтобы везти сюда из Перпиньяна, значит, она того стоит. Теперь скажи, Ракель, когда мы поженимся?


— Не понимаю, Исаак, — сказала Юдифь. Ее платье и сорочка висели на торчащих из стены колышках, она стояла у таза и кувшина с водой в полутемной комнате. Ее стройное тело, обычно быстрое в движениях, начинало утрачивать пропорции из-за растущего живота и грудей. — Почему жена Иакова отпустила эту девочку, если она такая хорошая, как ты говоришь?

— Юдифь, мы, можно сказать, сманили ее, — ответил Исаак. Он лежал в постели, слушая, как его жена моется, а потом вытирается надушенным полотенцем. — Руфь взяла ее только потому, что ее служанка заболела. Перед свадьбой было много работы, ожидалось много гостей. Все говорили о том, какая она толковая, однако не думаю, что Руфь собиралась оставлять девочку у себя. И когда пришла мать Хасинты, мы составили контракт, который устраивал их обоих. Но хватит о служанках. Иди ко мне, дорогая моя.

— Как это понять, Исаак? — спросила Юдифь с шуточным удивлением. — Я только что встала с постели, вся вымылась и привела себя в порядок.

— Я хочу ощущать, как ты увеличиваешься в размерах. Жаль, что не могу видеть тебя, моя красавица Юдифь.

— Я очень рада, Исаак, что ты вновь со мной, — сказала она, подходя к кровати.

Глава двадцать третья

Через месяц после бракосочетания Давида и Бонафильи из Перпиньяна пришло еще одно письмо от Иакова. Его принес в дом врача Дуран, который с удовольствием продлил пребывание в этом городе на несколько недель дольше, чем планировалось. Суровый вызов из дома заставил его вернуться с письмами и добрыми пожеланиями от всех.

Когда письмо пришло, солнце уже опускалось к горизонту, но было еще достаточно тепло, чтобы все собрались во дворе поболтать перед ужином. Ракель прекратила разговор с Даниелем, взяла письмо и сломала печать.

— Папа, прочесть его вслух?

— Да, пожалуйста, — ответил Исаак.

— Он пишет: «Мой дорогой Исаак, сеньор Дуран, который находится в городе с тех пор, как Бонафилья и Давид поженились, завтра возвращается в Жирону, и я пользуюсь этой возможностью послать тебе приветствия. Он наверняка расскажет тебе о своих успехах в ухаживании за дочерью Самуила Каракосы; я сообщаю тебе новости, менее интересные для влюбленного молодого человека.

Тебе будет приятно узнать, что дон Арнау может ходить и ездить верхом почти не хуже, чем прежде. Нога зажила превосходно. Он жалуется на тугоподвижность в запястье, хотя владеет рукой хорошо. Все же, говорит мне, его ловкость в охотничьем угодье несколько снизилась из-за повреждений, как и искусность владения мечом. Я говорю ему, что для исцеления таких повреждений требуется время, но человек он нетерпеливый. Сын доньи Хуаны расцветает. Насколько я понимаю, судебное преследование им больше не грозит. Они вернулись в поместье дона Арнау.

Для меня так же важно, что Морена, спаниель принцессы Констансы, как будто бы поправилась полностью. Поскольку она не может пожаловаться на тугоподвижность и ходит хорошо, мы предполагаем самое лучшее. Принцесса в восторге, и поэтому я сейчас лечу одну из ее придворных дам от сильной простуды. Надеюсь, меня больше не попросят лечить во дворце больных или пострадавших животных. Я не совсем уверен в своем знании, что делать с ними.

Бонафилья собирается переезжать. Она уговаривает Давида купить собственный дом, говорит, что, когда ребенок Руфи появится на свет, нам будет очень тесно. К моему удивлению, Руфь соглашается. Я думал, ей нравится иметь в доме компаньонку.

Я написал список лекарств, которые, я знаю, ты готовишь. Вложил его в это письмо. Мог бы ты прислать их мне с Дураном, когда он поедет в наш город? Он заплатит тебе и получит эти деньги от меня. А потом сможешь сделать для нас еще кое-что? Бонафилья хочет узнать имя перчаточника, у которого была с Ракелью; за волнением свадебных приготовлений она забыла, который это. Видимо, он шьет очень хорошие перчатки. Она говорит, что Ракель будет знать.

Руфь передает вам привет, Давид и Бонафилья тоже. Давид также просит меня передать привет маленькой Хасинте от его имени и надеется, что у нее все хорошо. Кажется, она оказала им какую-то услугу, за которую он очень благодарен. Вложенная в письмо монета предназначается ей».

— Вот, папа, и все, — сказала Ракель. — Он пишет много, но недостаточно.

— Возможно, кто-нибудь сообщит нам, что произошло с нашими различными друзьями и знакомыми в Перпиньяне, — сказал Исаак. — А Иакову нужно обучить ученика делать травяные смеси. Посоветуем ему это в ответном письме.


Неделю спустя теплая погода сменилась холодным дождем, и в Жирону пришло еще одно письмо из Перпиньяна с епархиальным курьером. К письму прилагалась небольшая коробка. Вернувшийся от епископа Исаак отдал то и другое Ракели, потом стряхнул воду с плаща и поднялся к Юдифи и близнецам, сидевшим у камина в столовой.

— От кого это? — спросила Ракель, войдя следом за ним.

— Не знаю, дорогая моя, — ответил ее отец. — Вскрой, посмотри.

Ракель сломала печать, быстро просмотрела письмо и подняла взгляд.

— Папа, это от сеньоры Хуаны Марса. По ее словам, она пишет от имени мужа, он либо слишком ленив писать, либо рука его тугоподвижна, она не знает, что именно. Мама, она очень занятная.

— Хватит объяснений. Читай письмо.

— Да, пап. Она пишет: «Дорогие сеньор Исаак и сеньора Ракель». Потом объясняет то, что я только что говорила, о том, почему пишет она. «Я не забыла всего, что вы сделали для нас. Когда вы уезжали, мы были не готовы достойно вас отблагодарить. Прилагаемая к письму коробка лишь малый знак благодарности за вашу помощь.

После вашего отъезда Бернард Бонсом де Пигбаладор с позором изгнан из города. Я не мстительна, но, когда думаю о том, что он устроил, надеюсь, что этот человек не будет наслаждаться спокойной старостью.

Ходят слухи, что Угет, управляющий провинцией, занят тем, что упаковывает золото, полученное от таких злополучных просителей, как я, и за то, что не обращал внимания на обилие фальшивых монет при его управлении. Ожидают, что он сбежит из Руссильона, но куда направится, во Францию или в Кастилию, можно только предполагать.

Для нас очень интересна весть о „Санта-Марии Нунсиаде“. Не стану рассказывать вам о ней, а перепишу письмо, которое муж получил от капитана судна. Этот добрый человек оставил его у владельца таверны в Кольиуре перед отплытием, дав указание отдать его только самому Арнау. Владелец оказался верен слову. Он хранил письмо, пока мы не вернулись в замок, потом ему пришло в голову, что может получить вознаграждение за его доставку».

— И это письмо здесь?

— Да, папа. Оно приводится в пришедшем письме. «Сообщение дону Арнау Марса об отплытии „Санта-Марии Нунсиады“: Мы начали погрузку во вторник тридцатого сентября. За перемещением груза из склада к лодкам наблюдал Фелип Касса, агент владельца, у которого был список грузов. По указанию дона Арнау Марсы капитан и его помощник проверяли все предметы по судовой копии списка, когда груз перегружали с лодок в трюм. Ничего из не указанного в списке погружено не было, к каждому предмету прилагался соответствующий документ.

Через два часа после начала погрузки агент владельца, Фелип Касса, явился к капитану судна и предложил с обещанием взятки, чтобы капитан разрешил погрузку всех товаров со склада независимо от того, есть они в списке или нет. Капитан отказался и продолжал действовать согласно полученным указаниям. Вышеупомянутый Касса уехал, сказав, что скоро вернется. После этого он не показывался. Капитан судна стал сам руководить погрузкой.

Когда владелец получил от управляющего провинцией требование немедленно явиться в город, капитан судна решил, что завершение погрузки и быстрое отплытие будут наиболее верным образом действий. Когда погрузка была завершена и все, что в списке грузов сопровождалось экспортным разрешением, было переправлено из склада и погружено в трюм, на складе еще оставались многочисленные тюки, ящики и бочки товаров. Капитан судна сообщил начальнику склада, что владелец решил отправить эти грузы в другое место и заплатит обычную плату, но не больше, за хранение их, пока они не будут забраны. (Подписано) Ксавьер Франсеск, капитан „Санта-Марии Нунсиады“, Кольиур, среда, первое октября тысяча триста пятьдесят четвертого года».

Донья Хуана добавила кое-что в конце. Она пишет: «Вот и ответ на вопрос, который беспокоил нас всех. Контрабанда была, но раз она не покинула склада, это не контрабанда. Она все еще там, и владельцы жарко спорят о том, как ее сбыть и кто получит доход, если он будет, от ее продажи. С наилучшими пожеланиями, Хуана Марса».

— А что в коробке? — спросила Юдифь.

Юсуф стал срывать крышку деревянной коробки.

Она оторвалась с громким хлопком.

— Здесь что-то завернутое в ткань, — сказал мальчик.

— Дай взгляну, — сказала Ракель, опустясь на колени рядом с ним. — Это шелк, очень красивого желто-золотистого цвета. Это мне, пишет она, к моей свадьбе. И кожаный кошелек для папы. Полный монет.


Семнадцатого августа 1355 года Бонафилья родила своему мужу, Давиду Бонхуэсу, дочь, через десять месяцев после ее бракосочетания и за неделю до бракосочетания дочери Самуила Каракосы с Дураном, сыном Аструха Афамана. Бонафилья назвала дочку Фортунатой, как звали ее прабабушку. Ее отец, приехавший в Перпиньян по случаю рождения внучки и бракосочетания сына, пришел в недоумение.

— По-моему, эту старушку звали Эсфирь, — сказал он.

— Нет, папа. Фортуната, — сказала Бонафилья, слегка встряхнув головой, — но если даже и нет, мне это имя нравится, и Давид хотел назвать ее так.

В последующие годы Бонафилья вела себя с подобающими скромностью и приличием. Она родила мужу двух красивых сыновей и еще одну дочь. Обе девушки славились своей красотой, но поистине удачлив был тот, кто хоть мельком видел их, пока они благополучно не вышли замуж.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА

Гаспар Угет, управляющий провинцией, чиновник, представляющий королевскую власть в отсутствие его величества, был изгнан за подделывание государственных счетов. Пере Видаль оказался одним из сообщников Угета, фальшивомонетчиком и растратчиком.

Сеньор Бернард Бонсом де Пигбаладор, хранитель королевского леса Капсир, замок которого стоял в гористой местности в пятидесяти милях к северо-западу от Перпиньяна, был объявлен в Перпиньяне вне закона за его вопиющие преступления и безнравственное поведение.

Потомки Пере Чопорного и последующие гражданские администрации предпринимали различные попытки очистить репутацию Перпиньяна как центра азартных игр и порока.

Одна из этих попыток особенно любопытна. Спустя столетие после описанных в этой книге событий кампания по избавлению города от азартных игроков и распутников была, видимо, настолько успешной, что один из замков за городскими стенами был превращен в безопасное, очень прибыльное казино. Этот замок принадлежал благородному семейству де Марса. Казино стало настолько печально известным своей деятельностью, что члены городского совета собрали деньги, чтобы выкупить его и закрыть. Стоило оно очень дорого.

Однако в 1357 году Иаков Бонхуэс, врач-еврей из Перпиньяна, был избран в совет гетто. Потом в 1371 году его назначили врачом королевского двора в Перпиньяне — fisichus Perpiniani de domo domini regis.

Примечания

1

Катары — еретическая секта XI–XIV веков в Западной Европе.

(обратно)

Оглавление

  • Список действующих лиц
  • Историческая справка
  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА
  • *** Примечания ***