КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Грех и невинность (fb2)


Настройки текста:



Шерон Пейдж «Грех и невинность»

Глава 1

Лондон

Май 1818 года


«Ну и как же объяснить мужчине, которому я заплатила, что на самом деле я вовсе не хочу заниматься с ним любовью?» — вопрошала свое отражение в зеркале Джейн Сент-Джайл, леди Шеррингем. Только оно, к сожалению, не могло дать ответов на ее вопросы. Так что спрашивать вслух нет смысла.

Застонав, Джейн принялась мерить шагами комнату борделя, страшась услышать стук в дверь.

Она приехала сюда в поисках своей лучшей подруги Дельфины, леди Тревор. Джейн хотела получить ответы на интересующие ее вопросы. Она заплатила немалую сумму денег за услуги одного из молодых людей, работающих на миссис Броуэм — хозяйку этого заведения, располагавшегося на окраине Мейфэра. Завсегдатаи называли его просто «клуб». Однако Джейн вовсе не собиралась пользоваться оплаченными услугами, поэтому теперь раздумывала, как бы ей уговорить вышеозначенного человека уйти, не тронув ее.

Разозлится ли он?

Джейн вздрогнула.

А что, если он придет в возбуждение? В сердце Джейн начал закрадываться холодный, липкий страх. Она никогда не испытывала ничего подобного со своим ныне покойным супругом, но знала, что возбужденный мужчина может быть весьма агрессивным, если женщина отказывается принять знаки его внимания.

У Джейн никогда не хватало смелости отказать Шеррингему. Она всегда подчинялась его требованиям, испытывая ужас при одной лишь мысли о жестоком наказании в случае отказа. Но с момента его смерти прошло уже тринадцать месяцев, и Джейн не нужно было со страхом и отвращением ждать его в своей постели. Не нужно было искать силы противостоять ему, а потом ненавидеть себя за то, что таких сил не нашлось.

Обхватив себя руками, Джейн продолжала ходить по комнате.

Наверняка небольшая сумма денег поможет пребывающему во всеоружии молодому человеку успокоиться. Ведь он спал с женщинами за деньги, и, стало быть, заинтересован лишь в наживе. Кроме того, миссис Броуэм не испытывала недостатка в богатых клиентках. Так что нанятый Джейн молодой человек будет недолго страдать от отсутствия дамского общества.

При мысли об этом у Джейн подкосились ноги, и она вынуждена была ухватиться за поддерживающую полог опору.

Застланная нарочито ярким покрывалом кровать занимала почти всю комнату. К позолоченным резным столбам, поддерживающим полог, были прикреплены металлические наручники, отделанные внутри бархатом. Желудок Джейн болезненно сжался, когда она рассмотрела узор на столбах: переплетающиеся между собой змеи обвивали нечто похожее на меч или — о, ужас! — на мужское естество.

Джейн вспомнила тот день, когда три месяца назад две ее ближайший подруги рассказали о посещении этого клуба вместе с мужьями. Несмотря на яркое солнце, заливающее своими лучами комнату и несущее с собой обещание теплого весеннего дня, по спине Джейн тогда пробежал холодок.

— Но ведь леди не допускаются в клубы для мужчин, — медленно вымолвила она.

— В этот допускаются, — выдохнула в ответ Шарлотта.

При этом ее глаза стали огромными, и Джейн разглядела в их васильковых глубинах ужас и стыд.

— Это такое нововведение, — пояснила Дел так спокойно, будто рассуждала об увеселительной поездке. — Джентльмены приводят с собой жен, одетых в карнавальные костюмы. По пятницам, например, леди должны наряжаться монахинями. — Потом она понизила голос и опустила ресницы. — У меня на пояснице до сих пор видны отметины ударов кнутом.

Рот Джейн открылся помимо ее воли, и она испуганно охнула. Ей не раз приходилось терпеть побои Шеррингема, но даже он не осмеливался ударить ее кнутом.

И вот теперь Джейн испуганно задрожала, озираясь по сторонам. Господи, неужели этот наводящий ужас клуб стал причиной исчезновения Дел?

В дверь громко постучали, и Джейн подскочила от неожиданности, больно ударившись ногой о кровать.

— Мадам? Позвольте?

Низкий голос мужчины звучал соблазнительно, но Джейн испуганно вздрогнула. Конечно же, этот малообразованный незнакомец внушал ей страх. Другого и быть не могло. Он говорил вежливо. Это хороший знак? Или с более образованным человеком было бы проще договориться?

— Д-да, — заикаясь, ответила Джейн.

Она даже не сняла плаща, под которым было надето черное платье вдовы. Лицо скрывала плотная вуаль. И все же, когда дверь отворилась, Джейн поспешно отвернулась, чтобы никто не смог ее разглядеть, и теперь напряженно ждала, когда мужчина закроет за собой дверь.

В отличие от покойного супруга, источающего отвратительный запах пота и чужих духов, этот мужчина наполнил помещение дразнящими ноздри ароматами бергамота и сандалового дерева. Мужчина показался Джейн чисто вымытым и совсем не пах другой женщиной.

Впрочем, это не имело никакого значения. Джейн нужно всего лишь отделаться от него. Но тогда отчего она так нервничает? В конце концов, она провела в этом проклятом клубе целых полчаса, и ничего дурного с ней не случилось.

Однако прежде чем Джейн набралась смелости взглянуть в лицо незнакомцу, тот спросил:

— Что-то не так, любовь моя?

В голосе мужчины послышалось искреннее беспокойство, а его нерешительность показалась Джейн на удивление трогательной. Очевидно, он не привык к тому, чтобы оплатившая его услуги женщина пыталась спрятаться.

Джейн взглянула в зеркало, в надежде разглядеть внешность жиголо, но в зеркале отражался лишь его бок. Она увидела большую руку в черной кожаной перчатке и длинную ногу, обтянутую тканью ладно скроенных брюк. А еще бедро и плечо.

Да… Он был очень большим и мужественным. Джейн охватила паника, и сердце забилось в груди, точно птаха в клетке. Нет, он не причинит ей зла. Не имеет на это права. Кроме того, она всегда сможет закричать и позвать на помощь.

Она должна найти силы. Ибо дала себе слово, что не станет больше молча подчиняться кому бы то ни было. Сколько раз Джейн давала себе эту клятву и нарушала ее в самый последний момент? И вот теперь из-за ее трусости исчезла Дельфина. И не просто исчезла, а попала в беду.

— Повернитесь, любовь моя.

Собравшись с силами, Джейн обернулась:

— Мне жаль, но…

Слова замерли у нее на языке. Да что там — Джейн показалось, что она вообще лишилась способности думать. Жиголо стоял, лениво прислонившись к стене, и, несмотря на то, что их разделяло несколько шагов, Джейн вдруг показалось, что комната стала вдруг крошечной и с каждой секундой все уменьшается.

Господи, таких широких плеч она не видела никогда и ни у кого. А ноги… Они казались такими длинными, что пока взгляд Джейн скользил от кончиков начищенных ботинок вверх, прошла, казалось, целая вечность.

Глаза незнакомец спрятал под черной кожаной маской, а вот его волевой подбородок Джейн разглядела: он был покрыт темной щетиной. Из-под маски выглядывал раздвоенный шрам. Еще один виднелся на подбородке.

Губы мужчины изогнулись в мягкой сочувственной улыбке, и на его щеках появились очаровательные ямочки. Он вкрадчиво протянул руку, как будто бы предлагал угощение пугливой оленихе.

— Все хорошо, любовь моя. Я не сделаю вам ничего дурного. Ведь я в вашей власти. Так сказать, ваш раб.

В ее власти. Эти слова тут же напомнили Джейн, что здесь властвует она. И все же, глядя на стоящего перед ней незнакомца, она совсем не чувствовала себя госпожой.

— Вы носите траур? — Жиголо оттолкнулся от стены и сделал шаг в сторону Джейн.

— Нет, нет! — поспешно воскликнула Джейн и попятилась назад, запутавшись в подоле платья. Ее сердце колотилось, точно сумасшедшее, но в этот самый момент она нашла идеальный выход из положения. — Я… я только хочу сказать, что период траура все еще не закончился. — Джейн сплеснула руками. Ей не составило никакого труда изобразить нервную женщину, внезапно поменявшую решение.

Дело в том, что я чувствую себя такой одинокой. Я подумала, что смогу… Но нет. Не с вами. Не сейчас.

Жиголо стоял теперь так близко, что Джейн могла разглядеть в прорезях маски его глаза. Темно-голубые, почти синие, они были обрамлены густыми длинными ресницами. Джейн вновь попятилась, но уперлась в край кровати.

Мужчина сделал еще один шаг, и теперь его отделяли от Джейн всего каких-то несколько дюймов. Сердце отчаянно забилось в груди. Он ее не понял.

— Я… я не могу воспользоваться вашими услугами. Я… я передумала. Если хотите, я заплачу вам еще. На тот случай, если я вас разочаровала…

В глазах мужчины вспыхнуло понимание.

— Так вот почему вы не назвали свое имя.

Что он хочет этим сказать? Джейн назвала хозяйке имя. Правда, вымышленное.

Господи! Его манера склонять голову набок, густые черные волосы, прямой, красиво очерченный нос — откуда ей все это знакомо?

Удивительно. Ну, где она могла встречать этого жиголо?

И все же Джейн не могла оторвать глаз от его чувственных губ, созданных для того, чтобы дарить удовольствие. Нижняя была чуть полнее верхней, и вновь Джейн охватило ощущение, будто она смотрела на эти губы и прежде.

Кожа незнакомца напоминала по цвету мед. И это свидетельствовало о том, что он провел много времени под палящим солнцем. Странно для мужчины, зарабатывающего на жизнь в спальне борделя. Впрочем, его могли нанять на работу совсем недавно.

Губы жиголо растянулись в самодовольной улыбке. Он видел взгляд Джейн и, наверное, думал, будто она желает его, но не хочет в этом признаться. В ушах у Джейн зашумело. Она поняла, что он не примет отказа.

— Надеюсь, я не напугал вас, мадам.

— Нет, нет, вы не сделали ничего предосудительного. Вы вели себя… — Ну и как же? — Прекрасно, Да, все было… э… чудесно, и я надеюсь, вы не расстроились. Я заплачу вам. Так что вы не зря потратили свое время…

И вдруг он оказался прямо перед ней, заслонив обзор черным фраком и белым вышитым жилетом.

— Конечно же, я не расстроился. И если вы не хотите меня, я не буду настаивать. — Он склонился над рукой Джейн и так медленно поднес ее к губам, что у той перехватило дыхание и подкосились ноги.

— Нет! — Джейн испуганно отдернула руку.

— Неужели я вам так не нравлюсь, леди Шеррингем?

— Перестаньте. Перестаньте! — Джейн отчетливо услышала свой собственный прерывистый крик. Ведь она не называла своего настоящего имени. — Откуда вам известно, кто я такая? — выкрикнула она.

И тут она поняла, почему он показался ей таким знакомым, Джейн охнула, попятилась и упала на мягкую перину. Юбки взметнулись вверх, ноги подогнулись, и Джейн больно ударилась локтем о столбик кровати.

Первое потрясение прошло, а острая боль и чувство унижения пробудили в душе Джейн гнев.

— Вы не нанятый мной жиголо! Теперь я вас узнаю. Вы брат Дельфины — лорд Уикем!

По ряду причин в обществе его звали лорд Грешник.

Так как же он оказался здесь, в этом отвратительном клубе, послужившем причиной исчезновения Дел?

— Я удивлен, что вы меня узнали, леди Шеррингем.

Джейн приподнялась на локтях. В спрятанном под маской лице этого человека она узнала красивого двадцатилетнего повесу. Некогда она знала его как Кристиана Сатклифа. Тогда его отец был еще жив. Прошедшие с тех пор восемь лет сильно изменили Уикема. И дело было вовсе не в шрамах. Скулы выступали теперь сильнее, а лицо носило печать времени. Статный юноша превратился в мускулистого широкоплечего мужчину, покрытого загаром.

— Да уж конечно! — зло бросила Джейн, несмотря на отчаянно колотящееся в груди сердце. — Вы ведь были на континенте, в Индии и на Дальнем Востоке. Где угодно, только не в Англии, когда нужно было помочь своей сестре, вынужденной выйти замуж за Тревора.

— А я вас помню, — пробормотал Уикем, не сводя взгляда с Джейн. — Фурия.

Джейн гневно взглянула в его темно-голубые глаза. Если бы не цвет, они были бы точно такими же, как у Дел.

— Что вы делаете здесь? — спросила она и поспешно одернула подол платья. — В Англии и в этом омерзительном клубе?

Подумать только! Она упала в кровать. Ничего более глупого и придумать нельзя.

Джейн удивилась, когда Уикем протянул ей руку, затянутую в черную кожаную перчатку. Он не набросился на нее, воспользовавшись ситуацией, как сделал бы это Шеррингем. Его губы растянулись в озадаченной улыбке, которая, однако, не коснулась его глаз. До отъезда брата Дел из Англии Джейн знала его три года, и каждая встреча с ним непременно заканчивалась либо ссорой, либо жарким спором.

В голове Джейн роились сотни вопросов, но она задала самый нелогичный:

— Где мужчина, которого я наняла?

Черные, точно уголь, брови Уикема взметнулись над маской.

— Связан его же собственными бархатными веревками и заперт в уборной, — нетерпеливо ответил он. — А теперь, леди Шеррингем, ответьте на мой вопрос. Что вы знаете об этом клубе?

Он сжал руку Джейн в своей большой сильной ладони, тепло которой просачивалось даже сквозь мягкую кожу перчатки.

— Я не являюсь его членом, если вы это имели в виду, — ответила Джейн. — К тому же я первой спросила…

— Муж не приводил вас сюда? — продолжал Уикем, словно не слышал слов Джейн.

— Нет. Но мне известно, что Дел приезжала сюда с мужем. Более года Тревор заставлял сопровождать его сюда. Она не раз признавалась мне, что боится этого места.

Ну вот. Пусть теперь переваривает сказанное. Безответственный негодяй. После своего отъезда из Англии он ни разу не попытался помочь сестре.

Уикем с легкостью поднял Джейн, и той пришлось ухватиться за рукав его сюртука, чтобы устоять на ногах.

— Если вы знали, что Дельфина боится этого места, леди Шеррингем, то зачем пришли сюда и оплатили ночь с мужчиной?

— Не ради того, о чем вы подумали… если вы вообще способны думать о чем-нибудь другом. — Тщательно скрываемые ужас и гнев вырвались на свободу, сделав ее язвительной и беспощадной. Вырвав свои руки из ладоней Уикема, Джейн поспешно обогнула его, чтобы оказаться поближе к двери. — Я специально прибегла к такому ухищрению. Встретившись с миссис Броуэм, я представилась одинокой богатой вдовой. Но она ни за что не впустила бы меня внутрь, если бы я не оплатила услуги одного из ее жиголо. А зачем вы связали его и заперли в уборной?

— Для того чтобы побеседовать с вами, леди Шеррингем.

— Вы следили за мной?

— Я приехал к вам домой, чтобы поговорить о Дел, — ответил Уикем. — Но увидел, как вы садитесь в экипаж, тщательно закутавшись в плащ, чтобы остаться неузнанной. Мне стало интересно, и я последовал за вами.

— Чтобы остаться неузнанной?

— Мне известно, что ваш муж умер год назад. А еще я слышал, он не стоил того, чтобы по нему носили траур.

Раз вы поехали за мной, осмелюсь предположить, что вы не знаете, где сейчас Дел?

В глазах Уикема вспыхнула боль, и он тяжело привалился к резному столбику кровати.

— Нет. А вы?

— Нет! — Джейн в отчаянии всплеснула руками. — Вот почему я здесь. Ее муж сказал мне, что она уехала на континент. Но я знаю, что это невозможно. Ведь это я всегда говорила о побеге, а у Дел и Шарлотты не хватало смелости…

— О побеге?

В конце концов, и у Джейн не хватило духу сбежать от мужа. Но она не стала сообщать об этом Уикему. Кроме того, в этот момент ее посетило ужасное предположение.

— А почему вы в Англии? — спросила она. — Это совпадение?

— Дел писала мне, что боится постоянно унижающего ее мужа. Она писала, что опасается за свою жизнь.

— Стало быть, вы, наконец, приехали на помощь.

В темных глазах Уикема вспыхнул огонь.

— Да.

Внезапно Джейн ощутила неистовое и глупое желание причинить ему боль, наказать его.

— Тревор действительно внушал вашей сестре ужас. Я знаю, что он бил ее, но делал это так, чтобы не оставлять на теле следов.

— Господи! — выдохнул Уикем.

Джейн едва не ткнула пальцем ему в грудь.

— В этом клубе ее били кнутом. Заставляли проделывать ужасные вещи с несколькими мужчинами одновременно! Она…

Порывисто шагнув вперед, Уикем зажал рот Джейн ладонью. Она охнула от ужаса, когда ее ноздри наполнил запах кожи.

— Замолчите! — прорычал Уикем. — Это делу не поможет.

У Джейн кружилась голова, она не могла дышать.

Уикем склонился над ней, и теперь его лицо оказалось совсем близко.

— Открывайте рот только для того, чтобы сообщить что-то полезное, ладно?

Заскрежетав зубами и с трудом подавив страх, Джейн кивнула. Уикем убрал руку, и Джейн судорожно вздохнула.

— Что сказал вам Тревор? — спросила она. — Как объяснил отсутствие Дел?

— Он в ярости выпалил, что она сбежала с любовником. А потом схватил в руки шпагу и попытался выгнать меня из дома.

— Попытался?

— Я вырвал у него шпагу и сломал ее надвое. — Он провел рукой по темным волосам, превратив их в блестящую спутанную массу.

Сломал шпагу?

— Боюсь, он убил ее. — Джейн сама удивилась тому, что смогла произнести эти слова и не разразиться слезами.

Нужно было настоять. Нужно было убедить Дел сбежать от мужа. Нужно было поселить в ее душе уверенность…

— Значит, вы так думаете?

Уикем подошел к камину и оперся об него руками. По его мускулистому телу пробежала дрожь.

— Я не нашел никаких подтверждений.

— Я тоже.

Уикем обернулся, и на его лице отразилась боль, смешанная с удивлением. Наверное, вопреки твердому убеждению Джейн Дел была ему небезразлична. И все же в ее душе все еще клокотал гнев. Ну почему этот распущенный лорд Грешник несколькими месяцами или годами раньше не обнаружил, что у него есть сердце?

— Вы приехали в клуб в надежде найти здесь мою сестру?

Джейн покачала головой:

— Я не думала, что найду ее здесь. Потому что Шарлотта все еще посещает клуб и заверила меня, что здесь с Дел не могло произойти ничего дурного. Шарлотта — леди Дартмур — еще одна наша подруга. Она была очень убедительной, но я все равно ей не поверила. Видите ли, Шарлотта очень изменилась. Хотя я не могу объяснить, как именно. Я не верю в то, что говорит Шарлотта, потому что она до сих пор любит своего мужа и будет любить его всегда.

Уикем смотрел на Джейн, открыв рот, очевидно, не поспевая за ходом ее мыслей.

— Я приехала сюда, чтобы найти хоть какую-то… какую-то ниточку, ведущую к Дел. Ответы хоть на часть мучающих меня вопросов. Я не знаю наверняка, имеет ли этот клуб какое-то отношение к исчезновению Дел, но с уверенностью могу сказать, что она боялась этого места. И с каждым днем этот страх становился все сильнее.

— Она говорила вам об этом?

— Нет, но я поняла это, потому что она совсем перестала со мной общаться. Только охваченная страхом женщина может отказаться видеться с лучшими друзьями.

— Но она написала мне, — пробормотал Уикем и устремил взгляд на пляшущие в камине языки пламени.

На полке весело тикали часы, а поленья потрескивали так же беззаботно, как и в любой другой гостиной, словно не было вокруг ни опасности, ни греха.

— Наверное, она верила, что вы сможете ей помочь, — тихо произнесла Джейн.

Можно ли доверять брату Дел? Действительно ли он осознал свой долг перед семьей или явился сюда с дурными намерениями? Можно ли распознать ложь по выражению его лица? Джейн всегда знала, когда Шеррингем говорил ей неправду, но, скорее всего, он намеренно позволял ей это. Для ее покойного супруга это был еще один способ помучить жену.

На протяжении двух недель Джейн забрасывала Тревора письмами и наносила визиты Шарлотте в попытке убедить ее, что Дел грозит опасность. Джейн не слишком надеялась, что Тревор откликнется на ее крики отчаяния, ведь он был подозреваемым номер один. Сбитая с толку уверенностью Шарлотты в том, что с их подругой все в порядке, Джейн уже начала думать, что она сама сошла с ума и вообразила себе то, чего нет в действительности.

Но раз Дел написала письмо давно уехавшему из Англии брату, в котором молила о помощи, значит, она в самом деле была очень напугана.

Это означало лишь одно: Джейн не должна терять времени даром.

— Вы очень здорово придумали, — обратилась она к Уикему.

— Прошу прощения? — Он обернулся столь поспешно, что черные как смоль волосы упали на лоб.

— Мне необходимо обыскать клуб, но вход сюда открыт только для пар. Вместе мы сможем сделать то, что мне одной было бы не под силу…

— Нет.

— Что значит «нет»?

— Несложно понять, что я имею в виду, Джейн Бомо… леди Шеррингем, — поправился Уикем. Он едва не произнес ее девичье имя. — Вы уберетесь из этой комнаты и из этого чертова клуба. А потом отправитесь домой, где вам ничто не будет угрожать.

— Ни за что. Я не так уж наивна, милорд. Да, я обладаю титулом, но меня никогда не ограждали от темных и грязных сторон жизни.

Он вскинул темную бровь.

— Действительно. И я нужен вам в качестве партнера.

Джейн прищурилась и с подозрением посмотрела на стоящего перед ней Уикема:

— Мне нужен джентльмен, которому я могла бы доверять, и который помог бы мне пробраться в самые потаенные уголки этого заведения.

— Но дело в том, что вы не доверяете лично мне.

Желудок Джейн болезненно сжался.

— Знаете, как я намеревался поступить, моя дорогая?

От ласкового обращения по спине Джейн пробежала дрожь.

Они больше не были равными по силе собеседниками, движимыми общей целью. Уикем вдруг стал более высоким, холодным и устрашающим. Восемь лет назад они при каждой встрече затевали спор и пикировались. Но теперь лорд Уикем казался Джейн незнакомцем.

— Ну и что же вы намеревались сделать? — медленно и нерешительно переспросила она.

— Я собирался довести начатое до конца и расспросить вас о Дел после страстных любовных объятий.

Джейн потребовалось некоторое время, чтобы осознать сказанное.

— Вы собирались… спать со мной?

— Да. Я знал, что в этом деле с исчезновением моей сестры вы увязли по самую вашу соблазнительную шею. Я не собирался подавать виду, что знаю вас и что я не тот, чьи услуги вы оплатили. Но потом я понял, что вы вовсе не собираетесь приглашать меня в постель.

— Я бы никогда не причинила зла Дел! Господи, какой же вы безнравственный! Безнравственный. Безнравственный. Безнравственный. — Джейн ненавидела себя за детский порыв, но не могла придумать другого эпитета для этого негодяя.

— Это лишний раз доказывает, дорогая, что вам здесь не место. Вы не доверяете мне, но если это место действительно такое, каким вы его описываете, то вряд ли вы сможете найти здесь человека, достойного доверия. Я верю, что Дел жива. Нет, я уверен в том, что она жива. И я найду ее. А вы отправитесь домой.

— Нет, я…

— Не сомневаюсь, что миссис Броуэм уже что-то заподозрила, поскольку этот клуб открыт только для супружеских пар. Должно быть, она никак не возьмет в толк, почему вы явились сюда одна, в наряде вдовы, в то время как ваш покойный муж никогда не приводил вас с собой.

— Она не знает, кто я такая. Я назвала ей вымышленное имя и попросила не сообщать его вам… то есть мужчине, которого я наняла.

— Не важно, кто вы такая. Важнее — цель вашего появления здесь.

Джейн сдвинула брови. Наверное, он прав. Миссис Броуэм настояла на том, чтобы посетительница оплатила услуги одного из местных жиголо, и Джейн пришлось сделать это, чтобы не возбуждать ненужных подозрений. А что, если хозяйка клуба просто испытывала ее?

Но неужели Уикем думает, что Джейн просто так уедет домой? Он бросил Дел. Он и понятия не имеет о том, на что способен человек ради того, кто ему небезразличен.

Джейн не могла больше тратить время в компании лорда Грешника. Поэтому она поступила так, как поступила бы с Шеррингемом. Покорно склонила голову и пробормотала:

— Хорошо. Наверное, вы правы. Я поеду домой. — После этого она вскинула голову и для пущей убедительности заглянула в голубые глаза Уикема. — Но вы непременно расскажете мне, что разузнали.

— Конечно; — кивнул Уикем, хотя Джейн сразу поняла, что он лжет. — Я провожу вас до двери.

— Конечно, — пробормотала Джейн. Из рассказа Дельфины она знала, что в клубе есть черный ход. В борделях всегда имелись запасные выходы на случай появления представителей закона.

Джейн оставалось лишь молить Всевышнего о том, чтобы Дел успела вовремя убежать. Вот только Джейн не знала, от чего спасалась ее подруга и где могла спрятаться. Джейн искала повсюду, но нигде не могла найти Дел. Она не просила приюта ни у кого из друзей и ни в одно из загородных поместий Тревора тоже не поехала.

Для Джейн же эта потайная дверь будет сегодня ночью не выходом из ада, а входом в него.

Глава 2

Все помещение, казалось, пропахло развратом. Не меньше дюжины благовоспитанных леди расхаживали вокруг в одних корсетах и чулках.

Внимание Кристиана Сатклифа, лорда Уикема, привлекли аплодисменты, раздавшиеся в дальнем углу душного помещения, и он поспешил туда. Окруженная посетителями клуба хорошенькая стройная девушка принимала весьма соблазнительные позы. В одеянии из белоснежного муслина она выглядела неискушенной девственницей, выставляя напоказ кремовую кожу, пухлые алые губы и живые карие глаза. Однако в ярком свете ламп платье было совсем прозрачным, и взору присутствующих предстали мягкие очертания бедер и маленькие твердые соски, отчетливо выделяющиеся под тонкой тканью. Кристиан увидел нескольких знакомых лордов, с вожделением пожирающих юную прелестницу глазами.

Стоящая перед Кристианом дама заметила, повернувшись к своему спутнику:

— Она совершенство, не правда ли? Жена Пелчема. Ей едва исполнилось восемнадцать.

Кристиан знал Пелчема. Тот пытался примерить на себя корону Байрона, считая себя английским поэтом-романтиком.

— Так свежа и мила, — кивнула еще одна из стоящих рядом леди. — Мой муж готов добиваться ее всю ночь.

— Пелчем подыскивает сегодня пару, чтобы неторопливо обучить свою очаровательную молодую жену премудростям любви.

— В таком случае мне просто необходимо попасться ему на глаза. Мой супруг окажется передо мной в долгу, и я уже знаю, что потребую взамен. Молодого жеребца с завидной выносливостью.

Эти слова вызвали у обеих леди взрыв похотливого хохота.

Кристиан наблюдал за танцами супруги лорда Пелчема, очарованной всеобщим вниманием к ее персоне. Она была столь чиста и невинна, что у него заболело сердце. Она была так похожа на юную Дел.

Один из джентльменов выкрикнул:

— Подними юбку, дорогуша, и позволь нам взглянуть на твою крепкую молодую задницу!

Юная леди повиновалась не сразу, и джентльмен протянул руку, чтобы задрать подол ее платья. Леди Пелчем закусила губу и попятилась.

Дьявол, у Кристиана не было времени спасать еще одну женщину, но иного выбора у него не оставалось. Он оттолкнул в сторону двух престарелых сластолюбцев как раз в тот момент, когда с противоположной стороны к ней рванулся Пелчем. Темноволосый распутник лет сорока собственнически обнял свою жену за талию.

— Дорогая, ты уже решила, кого мы пригласим к себе в спальню?

Святые небеса!

Жена Пелчема кивнула, тряхнув темными локонами, и робко прильнула к супругу. Внезапно ее движения утратили невинность и неуверенность. Она соблазнительно прикрыла рот рукой и зашептала что-то мужу на ухо. При виде вспыхнувшего в ее глазах огня в душе Кристиана поднялась волна отвращения. Он узнал этот блеск. Леди Пелчем наивно полагала, что обладает властью над своим мужем.

Должно быть, Тревор принуждал и Дел к чему-то подобному. Испытывала ли она страх или была очарована тем, что один из наиболее влиятельных людей Англии готов покориться ее слову, согласиться с ее выбором и исполнить любую ее прихоть?

«Господи, Дел, видит Бог, ты заслуживаешь большего!»

Рука, затянутая в перчатку из розового шелка, сжала руку Кристиана, и он обернулся, чтобы столкнуться с… тигром! Ошеломленный, он едва не попятился назад, но потом понял, что на изящной женщине, сжимавшей его руку, надета ярко раскрашенная маска из папье-маше.

— Я вижу, зрелище вас очаровало, сэр.

Губы Кристиана изогнулись в неспешной улыбке, от которой у юных девственниц перехватывало дыхание, а у искушенных женщин появлялось желание более близкого знакомства. Кристиан поднес руку незнакомки к губам.

— Я ищу леди Тревор.

В глазах незнакомки не возникло ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего чувство вины. Кристиан не заметил внезапного волнения, непременно проявившегося бы в поджатых губах или бегающих глазах. Нет, она смотрела на него с явным вожделением.

— Леди Тревор? Я уже целую неделю не встречала ее здесь. А может, и того больше.

— Вы помните, когда видели ее в последний раз? — Кристиан чувственно погладил ладонь женщины подушечкой большого пальца. Ему необходимо было играть роль опытного соблазнителя, несмотря на сковывающее его напряжение.

— Нет, не помню. Но в тот вечер она играла в спектакле вместе с Салаберри.

— И что это было за представление?

Незнакомка отпрянула, и Кристиан понял, что кричит на нее. Чтобы успокоить испуганную собеседницу, он вновь поцеловал ее руку и прикусил указательный палец сквозь тонкий шелк перчатки.

— Довольно… греховное, — выдохнула незнакомка. — Вы идете в театр? Я непременно разыщу вас там. А пока я должна вернуться к своему супругу. — С этими словами она освободила свою руку из пальцев Кристиана.

— Подождите…

Но незнакомка уже смешалась с толпой.

Слуги всегда все знают. По крайней мере, Джейн на это надеялась. Дождь барабанил по ее плащу, когда она потянула за ручку черного хода в клубе миссис Броуэм. Садовая калитка оказалась открытой, и дверь черного хода тоже. Она подалась легко и без скрипа, и Джейн тут же окутал соблазнительный аромат жарящегося мяса.

Все это было так обыденно, что она зажала рукой рот, чтобы сдержать рвущиеся наружу рыдания.

— Вы, должно быть, ошиблись дверью, дорогуша.

Джейн резко развернулась и поймала на себе теплый взгляд голубых глаз дородной кухарки. Женщина откинула со лба седеющие локоны.

— Ежели вы ищете темницу, то ступайте вверх по лестнице для слуг, а потом снова спуститесь вниз по главной лестнице, так как двери, ведущие отсюда в основное здание, заперты.

Кухарка говорила так, словно не видела ничего странного в том, что леди разыскивала темницу. Только это было неправильно. Джейн поспешно вошла в кухню.

— Нет-нет, я ищу свою подругу и отчаянно нуждаюсь в помощи. Я не поскуплюсь, если вы мне поможете.

При этих словах две девушки, чистящие кастрюли, замерли, повернули головы и посмотрели на Джейн.

— Подругу, говорите? — переспросила одна из них, и глаза обеих жадно заблестели при упоминании о вознаграждении.

Эти женщины работали здесь потому, что у них не было иного выбора. А Джейн знала, что это такое — не иметь выбора.

— Ее имя леди Тревор. Я щедро заплачу, если вы хоть что-нибудь расскажете мне о ней.

Ответом послужили непонимающие взгляды служанок и самой кухарки, и теплящаяся в душе Джейн надежда начала угасать. Она с трудом сдержала навернувшиеся на глаза слезы.

— Она пропала две недели назад.

На стол упала скалка, и Джейн подскочила от неожиданно громкого звука. Она вдовствовала уже целый год, но до сих пор испуганно подскакивала от резких звуков. Шеррингем имел обыкновение нарушать тишину в ее комнате, с грохотом бросая что-нибудь на пол.

— Да вы побелели точно полотно. А ну принесите стул, покуда леди не упала в обморок!

— Я не собираюсь падать в обморок, — возразила Джейн, которую все равно усадили на расшатанный деревянный табурет. Ну нет, она не лишится чувств теперь, после того как набралась смелости войти в бордель, вступить в перепалку с лордом Уикемом и услышать его дерзкое заверение в том, что он переспит с ней, если это будет необходимо для дела.

— Вы не отыщете здесь свою подругу, мэм, — мягко произнесла кухарка. — Это богатое заведение. Оно совсем не из тех, куда набирают девушек с улицы или воруют из семей.

По спине Джейн заструился пот. Огонь в очаге пылал так жарко, что у нее закружилась голова.

— Знаю. Но все равно это очень греховное и опасное место.

Служанки переглянулись.

— Нет-нет, — подала голос одна. — Госпожа следит за тем, чтобы ни один из гостей не сделал нам ничего дурного.

Господи! Очевидно, представление Джейн о преисподней немного расходилось с мнением работающих в борделе девушек.

Вторая служанка подошла к Джейн и села перед ней на корточки.

— Вы сказали, что заплатите? — робко спросила она.

Сколько же ей лет? Выглядела она как подросток.

— Да, — ответила Джейн. — И весьма щедро. — Отвечая так, она боялась лишь того, что дала обещание, которого не в силах будет выполнить. Единственный способ заплатить девушке за сведения — одолжить денег у лорда Уикема. Раз это касается Дел, он наверняка не откажет, Джейн готова была умолять, если придется.

Она порывисто схватила влажные, загрубевшие от работы руки служанки.

— Я буду благодарна за любую информацию.

— Вы сказали, что ваша подруга пропала. Так вот, одна актриса…

— Вы обе ничего не знаете, — оборвала девушку кухарка. — Вообще лучше бы вам прикусить свои языки.

Джейн поднялась со своего места и повернулась к седовласой кухарке:

— Прошу вас…

Кухарка виновато опустила голубые глаза. Похоже, в ее душе происходила борьба. Джейн затаила дыхание. Как же это мучительно — балансировать на краю и не знать, что случится в следующую минуту! А вдруг она услышит нечто такое, что убьет всяческую надежду отыскать Дел?

— Они говорят о девушке, которая здесь работала. Она мечтала стать актрисой, — пояснила кухарка. — Но поверьте мне, мадам, она не имела ничего общего с леди Тревор. Совсем ничего. Она слонялась по улицам, а наша госпожа подобрала ее и привела сюда. Только, похоже, она вновь принялась за старое. — Вздохнув, кухарка положила скалку на стол. — А ну-ка, девушки, принесите еще угля, а не то очаг погаснет.

Когда девушки присели в реверансе и удалились, кухарка шепнула, вытирая о фартук мокрые руки:

— Эти болтливые сороки скоро вернутся, так что у меня нет времени на пустые разговоры, миледи. Госпожа будет в ярости, если ужин не будет готов вовремя. — Она еще понизила голос. — Но я готова вам помочь.

Джейн поняла. Нужно лишь дернуть за правильную веревочку. Чего бы хотелось ей самой, окажись она на месте этой женщины, зарабатывающей тяжелым трудом на кухне в борделе?

Джейн порывисто подошла к кухарке.

— А я с радостью помогла бы женщине, желающей изменить свою жизнь к лучшему. Я помогу вам.

При воспоминании о несбывшихся мечтах и надеждах голубые глаза кухарки тут же лишились живого блеска.

— Каждый заслуживает исполнения заветной мечты, — решительно произнесла Джейн.

— Чудно видеть в этом доме такую утонченную леди, как вы. — Кухарка отвернулась, чтобы взять со стола тяжелую кастрюлю, но потом остановилась, и Джейн затаила дыхание.

Когда же кухарка вновь заговорила, голос ее звучал тихо и осторожно.

— Всегда мечтала о собственном домике с меблированными комнатами для сдачи внаем. Как бы я хотела сама распоряжаться собственной жизнью!..

— Я могу помочь осуществить вашу мечту. — С каждым вновь произнесенным словом долг Джейн перед лордом Уикемом возрастал, хотя она не знала, согласится ли он дать ей денег. А что еще ей оставалось? Джейн не могла просить денег у тети Регины, а Шеррингем довел поместье до такого разорения, что она осталась почти нищей.

— Здесь пропала еще одна девушка. Более года назад, — поспешно прошептала кухарка. — Госпожа сказала, что они обе сбежали с любовниками. Девицы, подобные им, часто ищут себе покровителя. Но здесь происходят вещи, которые меня очень пугают.

Кухарка поджала губы, и в ее глазах заплескался такой страх, что Джейн пришлось сглотнуть, дабы не поддаться растущей в груди панике.

— Что же?

— Я слыхала о том, что стряслось в театре.

— В театре?

— Я не могу говорить об этом сейчас.

Дрожащими пальцами Джейн достала из сумочки свою карточку.

— Здесь мой адрес.

Глаза кухарки округлились.

— Леди Шеррингем. — Вспыхнув, она присела в реверансе. — Меня зовут миссис Смол, миледи. В четверг у меня выходной. Я могла бы к вам прийти.

Целых два дня. Джейн не могла ждать так долго. Она хотела расспросить кухарку еще, но в этот момент дверь отворилась: вернулись служанки.


Белая дверь с золотым орнаментом, расположенная в конце коридора, манила своей вычурностью. Кристиан двинулся к ней. В заведении миссис Броуэм были четко определены помещения для запретных эротических игр, куда допускались только супружеские пары. Например, спальни, темницы или восточные залы. Пришедшие без пары леди и джентльмены имели право посещать лишь салоны и танцевальные залы первого этажа.

Моля Бога о том, чтобы эта дверь оказалась нужной, Кристиан взялся за ручку и повернул. Он думал, что дверь заперта, но она неожиданно распахнулась. В противоположных углах открывшегося его взгляду помещения располагались камины с весело потрескивающими в них поленьями, на турецком ковре с замысловатыми узорами стояло несколько рядов бархатных кресел.

Кристиан подошел к невысокой перегородке, отделяющей зрительный зал от сцены, на которой располагались огромная кровать с грудой подушек и высокий платяной шкаф. Желудок Кристиана болезненно сжался. Неужели Дел — нежная маленькая сестренка — делала на этой сцене ужасные вещи, а все остальные смотрели, словно находились в театре «Друри-Лейн»?

В коридоре послышались шаги. Кто-то бежал по направлению к театру. Дверная ручка повернулась как раз в тот момент, когда Кристиан спрятался за толстой бархатной портьерой.

Фигуру вошедшего в зал человека скрывал длинный черный плащ. В воздухе поплыл легкий аромат духов — роза и лаванда, — смешанный с запахом влажной шерсти. Кристиан едва сдержал стон и вышел из своего укрытия.

— Леди Шеррингем.

Резко развернувшись, Джейн прижала к губам затянутую в перчатку руку. К счастью, она не стала кричать. Капюшон ее головы упал, явив взору Кристиана золотисто-рыжие локоны. Джейн подняла вуаль.

— Лорд Уикем.

Прочитать выражение глаз леди Шеррингем, напоминавших по цвету горький шоколад, в тусклом свете, отбрасываемом каминами, не представлялось возможным, но ее тихий голос звенел от гнева.

— Зачем вы вернулись, скажите на милость? — Кристиан подошел к ней. — Я же отослал вас домой. Почему вы не подчинились мне?

— Не подчинилась вам?

Джейн Бомон имела раздражающую привычку появляться там, где ее не ждали, и где ей не стоило находиться. И вот теперь она вновь вознамерилась поиграть на его нервах.

— Черт возьми! Неужели вы не понимаете, насколько опасно это место? Хотите усугубить положение моей сестры? Или вы все же решили переспать со мной?

Джейн отступала до тех пор, пока не уперлась в барьер, за который тут же схватилась рукой.

— Я… я никогда не пригласила бы вас в свою постель!

Дверь распахнулась, и Кристиан прищурился от ослепившего его яркого света. Леди Шеррингем осеклась, но отзвуки ее голоса все еще звенели в воздухе.

«Если не будете соблюдать правила, я попрошу вас навсегда покинуть клуб», — предупредила Кристиана леди Броуэм. Он, конечно, сможет пробраться в заведение и без позволения хозяйки, но все-таки облегчит себе задачу, если будет следовать установленным ею правилам. Сейчас же он находился на волосок от того, что его выбросят из театра вместе с леди Шеррингем.

Глаза Джейн едва не выскочили из орбит от недоумения и гнева, когда он резко дернул ее за руку и заключил в объятия.

— Что вы?..

— Да ладно тебе, дорогая, ты так соблазнительна, что я просто не смог удержаться. — Кристиан похотливо рассмеялся, обхватил рукой ягодицы Джейн и накрыл ее губы поцелуем.

Ее губы приоткрылись в безмолвном крике, но Кристиан сжал их в чувственной ласке. Ботинок Джейн ударил его по голени. Кристиан знал, что она хотела причинить ему боль, но из ее попытки ничего не вышло. Джейн была точно доска в его объятиях — упругая и неподатливая. На вкус губы напоминали воду чистого английского озера — холодные, но такие притягательные. Кристиан углубил поцелуй, моля Господа лишь о том, чтобы невольные свидетели этого действа сочли возгласы протеста за крики страсти.

«Подыграй мне», — мысленно взмолился Кристиан.

Но Джейн не догадалась этого сделать. Вцепившись в плечи Уикема, она пыталась оттолкнуть его от себя. Ну неужели а не понимает, что он пытается изобразить перед другими посетителями клуба страстную сцену встречи любовников?

В присутствии наблюдателей Кристиан не мог просто дружески чмокнуть Джейн в щечку. Поцелуй должен быть убедительным. Похожим на тот, каким обмениваются перед страстными любовными играми.

Кристиан наклонил голову так, что Джейн пришлось откинуться назад и обхватить его за шею, чтобы не упасть. Ее ногти вонзились в его кожу сквозь ткань шейного платка, горячие влажные губы Джейн были плотно сомкнуты, но Кристиан провел по ним языком, призывая к повиновению, она ошеломленно охнула и прекратила сопротивление.

Кристиана окутал аромат лаванды, смешанный с другими, не менее соблазнительными женскими ароматами. Смяв одной рукой плащ, другой он обхватил округлую ягодицу Джейн.

«Уверена, вами руководит только страсть», — вспомнил Кристиан ее презрительно брошенные слова.

Хватит! Он должен остановиться! Кристиан прервал поцелуй в тот самый момент, когда у него за спиной раздалось осторожное покашливание.

— Прошу прощения, — произнес лакей с бесстрастным выражением лица.

Кристиан заглянул в глаза леди Шеррингем. Его ошеломило, что кто-то в этом омерзительном клубе мог просить прощения. А потом он услышал еще один звук, который полоснул его по сердцу.

Вымученное, прерывающееся от ужаса дыхание Джейн. Леди Шеррингем действительно испугалась. Испытанный ею страх был столь силен, что она не могла ни пошевелиться, ни оказать сопротивление. Ее взгляд затравленно блуждал, как у маленького беззащитного зверька, попавшего в силки.

— Отличное зрелище, — раздался бодрый баритон, — но мы пришли сюда ради другого представления.

Все еще сжимая леди Шеррингем в объятиях, Кристиан повернул голову. Ее полные груди и округлые бедра были тесно прижаты к его телу. Краем глаза Кристиан заметил, как Джейн запрокинула голову, словно желала оказаться от него как можно дальше, и ее прерывистое дыхание обожгло ему ухо.

Позади них стояло шесть пар, сопровождаемых лакеем с большим канделябром в руке. Кристиан узнал лишь одного джентльмена — обладателя баритона. Это был лорд Питерсборо, знакомый его отца. Грубоватый, с похожей на бочонок грудью, широкими плечами и мясистым лицом.

— Продолжайте! — махнул он рукой. Стоящая рядом с ним женщина по виду была вдвое моложе его. Ее талия была затянута в облегающий корсет из черного шелка, а грудь прямо-таки вываливалась наружу, прикрытая прозрачной черной вуалью. — Всегда приятно видеть подобное перед основным представлением, чтобы, так сказать, разогреться.

Кристиану показалось, что леди Шеррингем вот-вот упадет в обморок. Она судорожно сглотнула, но потом неожиданно приподнялась на мысочки и прошептала ему на ухо:

— Я… я должна остаться. Должна, понимаете?

Когда ее дыхание защекотало ухо, по телу Кристиана прокатилось слабое, но ужасно раздражающее желание.

— Вы подвергаете себя опасности, ангел мой, — прошептал он в ответ. — Поэтому вам придется притвориться моей любовницей.

Глава 3

Джейн выглядела так, словно неслась на полной скорости в двухколесном экипаже, зная, что в конце этой бешеной гонки ее ждет неминуемая смерть.

Она смотрела в голубые глаза лорда Уикема. Одна его рука все еще покоилась на ее ягодицах, а другая поддерживала под спину. Джейн, окруженная водоворотом голосов и смеха, была с силой прижата к его широкой груди, когда горячие влажные губы Уикема накрыли ее рот в поцелуе, от охватившего ее ужаса Джейн едва не лишилась чувств. Она ожидала, что его язык ворвется к ней в рот, силой разжав губы. Ожидала, что лорд Уикем причинит ей боль, и поэтому начала сопротивляться. Она лягнула его что есть силы, но лорд Грешник, казалось, даже не заметил удара.

Взгляд голубых глаз лорда Уикема удерживал Джейн в своей власти, без слов требуя объяснить, что с ней происходит. А потом он протянул руку. Джейн отпрянула, но лорд Уикем всего лишь опустил вуаль ей на лицо.

— Ну и зрелище! — вновь воскликнул лорд Питерсборо и засмеялся так похотливо, что Джейн в очередной раз едва не лишилась чувств. Он стукнул своей мясистой рукой по спинке стула и осклабился. — Присаживайтесь, моя дорогая. Доставьте мне удовольствие своим присутствием.

Взгляд, каким лорд Уикем наградил графа, мог бы сразить каменную скалу. В то время как взгляд супруги Питерсборо обратил бы пламя в кусок льда.

Джейн растерянно заморгала под вуалью, когда эта молодая леди с резкими, но, тем не менее, привлекательными чертами лица посмотрела на нее как на соперницу. Господи, накидка, покрывавшая ее плечи, была настолько прозрачной, что Джейн могла разглядеть ее соски.

Элспет, леди Питерсборо, возглавляла благотворительное общество, помогающее солдатским вдовам, но Джейн знала, что она первой бросила бы камень в падшую женщину.

— Вы не будете с ним сидеть. — Лорд Уикем легонько подтолкнул Джейн в спину. — Ступайте на первый ряд. На самое последнее место.

— Но…

— Ступайте! — глухо прорычал лорд Уикем, и Джейн повиновалась, слишком напуганная, чтобы возражать.

Подобрав юбки, Джейн решительно направилась на указанное место. Она поняла замысел Уикема. Он хотел, чтобы рядом с ней сидел только один мужчина. Уикем, почти касаясь ее бедра, последовал за Джейн и занял место рядом с ней. Несмотря на то, что бархатное сиденье было очень мягким и удобным, Джейн не могла расслабиться и сидела с прямой спиной и устремленным перед собой взглядом. Краем глаза она заметила, как Уикем придвинулся ближе, и замерла от недоброго предчувствия.

Другие мужчины, сидящие в зале, обнимали женщин за плечи, гладили их по груди и бедрам. А что, если и Уикем последует их примеру?

Да, он наверняка так и сделает. Ведь они должны вести себя как любовники. Сердце Джейн отчаянно забилось в груди.

Ей необходимо взять себя в руки. Только ни один поцелуй не способен помочь ей в этом.

Уикем нежно накрыл ее руку своей и ободряюще пожал. Но даже это невинное прикосновение заставило Джейн ощутить себя загнанной в угол.

— Я не хотел вас целовать, но в сложившихся обстоятельствах это было необходимо, — еле слышно произнес лорд Уикем.

Ну, надо же! Необходимо. А ласкать губами мочку ее уха тоже было необходимо? Наверное. Джейн видела, как взгляд лорда Уикема скользит по собравшимся в зале людям.

Внезапно ее уха коснулись губы лорда Уикема, и она едва сдержала крик.

— Почему вы так напуганы? — спросил он.

Интересно, как поступит Уикем, если она расскажет, что спутала его со своим тираном-мужем и едва не потеряла сознание от ужаса? Наверняка, он не позволит ей остаться здесь.

— Я подумал, что виной всему мой поцелуй. Но это глупо и странно, ангел мой, — хрипловато продолжал Уикем, от чего кожа Джейн тут же покрылась мурашками. — Стало быть, дело в чем-то другом. Что вы от меня скрываете?

Джейн вдруг все поняла. Лорд Уикем считал, что она лжет. Что обладает какими-то сведениями, касающимися исчезновения Дел, но не хочет поделиться ими с ним. Возможно, он даже считает ее замешанной в эту темную историю.

— К-как вы смеете?! — вымолвила Джейн. — Ведь я здесь, чтобы отыскать Дел. — Удивительно, но негодование вдруг придало ей сил. — Вы должны были позволить мне поговорить с Питерсборо. Мне необходимо расспросить присутствующих здесь людей. Черные брови лорда Уикема взметнулись вверх.

— Нет.

— Не забывайте, что я встречаюсь с этими людьми каждый день. Я буду осторожна.

Лорд Уикем вздохнул.

— Сложностей не будет, — заверила она своего собеседники. В этот момент сидящий рядом с Уикемом граф Бэйн прильнул губами к груди своей партнерши и самозабвенно начал ласкать ее сквозь тонкую ткань корсета. Чтобы не быть услышанной, Джейн не оставалось ничего другого, кроме как наклониться к самому уху Уикема. Она нечаянно коснулась губами его шелковистых волос, и это прикосновение поразило ее точно удар молнии. — Я уже говорила с кухаркой….

— Господи, дай мне сил! Вы расспрашивали слуг?

— Да, — прошипела Джейн. — Хотите, расскажу, что я узнала? В этом заведении пропали еще две женщины.

Брови Уикема снова взметнулись, а красивое лицо исказила мука.

— Расскажите, что вы услышали от кухарки, — вполголоса потребовал он. Теперь его лицо было столь близко, что Джейн могла разглядеть каждый шрам на загорелой коже. Пальцы Уикема продолжали неспешно поглаживать ее шею. — Говорите, пропавшие женщины не были представительницами высшего света?

— К-куртизанки. Они работали у миссис Броуэм. Кухарка предположила, что они вполне могли сбежать с любовниками, а потом призналась, что происходящее в этом заведении и театре пугает ее.

Лорд Уикем еле слышно выдохнул. От него пахло бренди и сигарами. Все эти запахи Джейн уже ощущала во время того неистового поцелуя. Пот струйками стекал по ее спине. Ей было так жарко после пребывания на кухне, что даже сорочка прилипла к телу.

— Пропавшие год назад проститутки вряд ли имели какое-то отношение к Дел, — хрипло произнес лорд Уикем. — Они действительно могли сбежать. А могли пойти в услужение к другой содержательнице борделя.

— А что, если они действительно пропали? — При мысли об этом от лица Джейн отлила кровь. — Что, если их… убили?

Понизив голос так, чтобы его слышала одна лишь Джейн, Уикем произнес:

— А сейчас вы пойдете со мной.

Уикем встал и потянул за собой Джейн. Ей пришлось повиноваться.

— Лорд Грешник! — раздался вдруг женский голос. — Скажите, правда ли то, что однажды вы привязали леди Бекуорт к столбу в своем собственном подвале?

Глава 4

— Я не испугалась.

Однако Уикем не обратил внимания на протесты и накинул плащ на плечи леди Шеррингем. И вот теперь он готов был вытолкать ее на улицу.

Джейн была уверена в том, что если бы не его желание остаться незамеченным, он перекинул бы ее через плечо, словно свернутый в трубку ковер, и отправил бы домой.

— Вы не имели права вытаскивать меня из зала, — запротестовала Джейн уже громче, но не настолько, чтобы дюжий лакей с мясистой шеей мог их услышать. Их разделяла плотная портьера из зеленого бархата. — Я не собиралась падать в обморок. Просто происходящее привело меня в ярость.

И все же Джейн дрожала всем телом, и лорд Уикем видел это.

— В ярость? Правда? — В голосе лорда Уикема слышалось неверие, когда он начал застегивать плащ, фактически заключив Джейн в объятия. — Ну и как вы намеревались поступить? Вмешаться и высечь Салаберри его же собственным кнутом?

— Я… я хотела лишь помочь той женщине.

— Вы не смогли бы ничего сделать. Та женщина подчинялась приказам маркиза по собственной воле. Более того — она делала это с удовольствием. Подобное происходит почти в каждом борделе Англии.

Джейн фыркнула. Неправда. Согласие делать что-либо вовсе не означает желание это делать.

— Некоторым женщинам это нравится, дорогая моя.

— Значит, они безумны, — огрызнулась Джейн.

— Как это на вас похоже леди Заноза! Вы всегда ввязывались в неприятности, совершенно не думая о последствиях. Вспомнить только, что вас едва не переехал экипаж, когда вы пытались меня остановить.

Леди Заноза. Лорд Уикем дразнил ее так раньше. Происшествие, о котором он только что вспомнил, случилось десять лет назад.

— Один из экипажей все же перевернулся, лорд Грешник.

— Это потому, что возница пытался вас объехать. Я знаю, что вы очень испугались сейчас в театре, мой ангел. Если вы не были готовы к такому зрелищу, почему не сказали об этом мне?

— Я подумала, что раз Дел и Шарлотта могут, то и я смогу.

Джейн услышала, как лорд Уикем шумно втянул носом воздух. Джейн сказала правду, но он наверняка сочтет, что она использует имя Дел в качестве оружия.

— А теперь все в театре обратили на вас внимание. На нас обоих. И наверняка все задумались о причинах нашего появления здесь.

Джейн на мгновение показалось, что выложенный плиткой пол уходит у нее из-под ног. Конечно же, Уикем прав, ни возбудили подозрения у посетителей клуба. И пожалуй, лишились теперь возможности что-либо разузнать. А все потому, что она поддалась панике.

— На этот раз, моя дорогая, — тихо проворковал Уикем, — я лично отвезу вас домой, дабы убедиться, что вы не вернетесь сегодня в клуб. С нетерпением жду возможности оказаться вместе с вами в экипаже.

Грудь Джейн сдавило точно железным обручем. Почему он хочет остаться с ней наедине? Потому что зол на нее? Неужели он намерен ее наказать?

— А если и это не поможет, придется придумать что-то еще, чтобы удержать вас от желания отправиться в клуб.

Джейн похолодела. Она оказалась в руках разгневанного мужчины. И у него действительно были все основания гневаться на нее.

Лорд Уикем щелкнул пальцами, подзывая лакея.

— Мы уезжаем. Пусть подадут мой экипаж.

— Я… я не собираюсь садиться с вами в экипаж…

Внезапно кто-то с громким шорохом отдернул штору.

— Грешник!

Услышав собственное прозвище, Уикем развернулся. На мгновение в душе Джейн вспыхнула надежда на то, что ей удастся сбежать, но лорд Уикем крепко обнял ее за талию. Джейн вскрикнула и впилась ногтями в его руку, которая, как ей показалось, была выкована из железа. Только все без толку. Высвободиться ей все равно не удалось.

Стоящий в дверях граф Питерсборо промакивал лоб белым носовым платком. Он был похож на медведя, которого Джейн однажды видела в зверинце, — большой, неуклюжий, с огромными руками. Взгляд его серых глаз сосредоточился на Уикеме.

— Уикем! Не узнал вас под маской. Хотел спросить, где ваша сестра? Тревор несет какую-то чушь о том, что она якобы уехала на континент повидать друзей. Только я не верю ни одному его слову.

— Вы не верите в то, что она уехала на континент? — переспросил Кристиан.

Питерсборо на мгновение задумался.

— Нет, нет, я, конечно, в это не верю. Она не уехала бы, не предупредив об этом меня. Этому ревнивому мерзавцу не нравилась популярность его жены в клубе. Мужчины просто боготворили ее. Она была восхитительной партнершей.

Уикем притянул Джейн к себе, и она вдруг поняла, что его рука сжимает ее талию столь сильно, что лишает возможности дышать. Дел и отвратительный похотливый Питерсборо? Нет, это невозможно.

Джейн заметила, как побелели плотно сжатые губы лорда Уикема.

— Вы с Дельфиной были любовниками?

— Она потрясающе красивая женщина, Уикем. Настоящий брильянт. Ангел. Она дарила мне свое внимание, и я смаковал каждую секунду наших с ней встреч.

— Черт возьми, Питерсборо, вы хотите сказать, что любили друг друга?

— Мы оба слишком опытны, чтобы обращать внимание на подобные сентиментальности. — Граф своей похожей на окорок рукой ухватился за портьеру. — Она, случайно, не сообщила вам, куда направилась на самом деле? Не сообщила, по какой причине решила уехать?

— Меня восемь лет не было в Англии. Моя сестра скорее доверилась бы вам, коль скоро являлась вашей… вашей любовницей.

Джейн слышала, что голос Уикема дрожит от едва сдерживаемой ярости. Внешне он был совершенно спокоен, но Джейн знала, насколько опасен может быть такой человек. Перед самыми ужасными вспышками ярости Шеррингем был спокойнейшим из людей.

— Она ничего мне не говорила! — рявкнул Питерсборо. — Понятия не имею, куда она уехала и почему!

Беспокойство этого похожего на неуклюжего медведя графа было столь искренним, что Джейн похолодела от охватившего ее дурного предчувствия. «А что, если это просто уловка, призванная вытянуть из Уикема информацию? — принялся нашептывать голос теплившейся в душе надежды. — Поговори с ним. И не важно, что думает по этому поводу лорд Уикем».

Внезапно взгляд больших серых глаз графа перекочевал на Джейн.

— Вы ведь еще не накинули себе на шею ярмо, лорд Грешник? Кто эта очаровательная кокетка?

Кружево вуали было достаточно плотным, но Джейн казалось, что граф видит ее лицо.

— Эта драгоценность принадлежит только мне, — протянул лорд Уикем и шлепнул Джейн по ягодицам. Та вскрикнула от неожиданности.

— Здесь все общее, — похотливо осклабился Питерсборо, облизав мясистые губы. — Удовольствие как раз и состоит в том, чтобы делиться ценностями.

Святые небеса!

— Не сегодня, — тоном пресыщенного жизнью сластолюбца произнес Уикем.

Джейн судорожно сглотнула. Когда же Питерсборо развернулся, чтобы уйти, с ее губ сорвался вздох облегчения. Но в этот самый момент граф остановился.

— Если Дельфина с вами свяжется, вы известите меня об этом?

— Если только этого захочет моя сестра.

Улыбка Питерсборо померкла. В глазах промелькнуло удивление, а потом они вспыхнули гневом. Лорд Уикем намекнул на то, что его сестра не желает видеть графа, и мясистые пальцы Питерсборо сжались в кулаки.

Они стояли друг напротив друга, готовые ринуться в драку. Джейн поморщилась, представив, как кулак графа ударяет Уикема по лицу. Что же делать? Как их остановить?

Питерсборо угрожающе шагнул вперед. Мужчины прожигали друг друга взглядами в абсолютной тишине. Но потом случилось чудо: Питерсборо попятился. Не произнеся ни слова, он развернулся и быстро ушел прочь. Зеленая бархатная портьера опустилась за ним.

— Господи Иисусе, — пробормотал Уикем. — Питерсборо. Салаберри.

— И Тревор. — К горлу Джейн подступила тошнота. — Как вышло, что Дел сдалась на милость самых отвратительных джентльменов Англии?

Она и глазом не успела моргнуть, как Уикем с силой прижал ее спиной к стене в темном углу. Навалившись на нее всем телом, он заслонил обзор. Он уперся своей мускулистой рукой в стену над головой Джейн, лишив ее возможности вырваться и убежать. Другой рукой он откинул вуаль, чтобы Джейн могла без помех заглянуть в его горящие огнем голубые глаза.

Господи, что он делает? Собирается обрушить свой гнев на нее?

— Не отвратительных! Опасных! — прорычал Уикем. — Если один из этих людей причастен к исчезновению проституток, если кто-то из них причинил боль Дел… Как вы думаете, что они сделают, если сочтут вас помехой?

Корсет сдавливал грудь Джейн так, словно пытался лишить ее жизни. Она знала ответ. Конечно, Джейн понимала степень опасности. Разговор с лордом Тревором напугал ее до смерти. Она видела, как подрагивала жилка у него на лбу. Что свидетельствовало о том, как сильно он разгневан.

— Такому человеку ничего не стоит перерезать вам горло, леди Шеррингем. Или задушить. Неужели вы верите, что можете дать отпор такому мужчине, как Питерсборо, если он решит свести с вами счеты?

Ноги Джейн подкосились, а руки вдруг онемели и стали невероятно холодными.

— Нет, конечно, не смогу. — Однажды она уже пыталась сопротивляться собственному мужу, но он посмотрел на ее маленькие изящные руки, упирающиеся в его плечи, и рассмеялся…

— Милорд, ваш экипаж.

Уикем взял Джейн за руку и крепко сжал. Неужели он действительно намерен затащить ее в экипаж? Неужели ей придется остаться с ним наедине в столь тесном пространстве?

Нет. О Господи, он наклоняется к ее губам…

Джейн смотрела на приближающиеся губы Уикема до тех пор, пока ее глаза не сошлись на переносице. Нет, лорд Уикем не собирался вытаскивать ее на улицу. Он хотел ее поцеловать. Его губы коснутся ее губ и…

И тогда в ее памяти снова всплывут воспоминания. Она вспомнит прикосновения Шеррингема, и это будет невыносимо.

— Нет. Не надо. Прошу вас, не надо! Не дотрагивайтесь до меня!

Услышав ужас в крике Джейн, Уикем тотчас же отпустил ее. Она попятилась.

— Я поеду домой. Обещаю. Вам не нужно меня сопровождать. Я не хочу смотреть на то, что проделывают мужчины с помощью кнутов и веревок. Я хочу поскорее вернуться домой и принять горячую ванну.

Лорд Уикем смотрел на Джейн как на сумасшедшую. Раздался стук колес подъехавшего к крыльцу экипажа.

— Я поеду домой, как вы и просили. Там я буду в безопасности. Только вот Дел не сможет принять успокаивающую ванну.

Развернувшись, Джейн бросилась прочь и поспешно сбежала по ступеням.

Она слышала топот преследующего ее Уикема. Дверца экипажа гостеприимно распахнулась, Джейн запрыгнула внутрь и упала на сиденье.

Экипаж тронулся с места. Тяжело дыша, Джейн выглянула в окно и увидела Уикема, стоящего на крыльце и наблюдающего за тем, как она уезжает прочь… в его экипаже.

Глава 5

Джейн вошла в дом своей тетки и отдала служанке плащ, перчатки и вуаль. Ее внимание привлек стук колес по гравию и крики возницы. Это вернулся ее собственный экипаж.

По крайней мере, теперь ей не придется объяснять, каким образом она возвратилась домой без своего экипажа. Голова у Джейн раскалывалась, и она потерла ладонью лоб. Она ненавидела себя за то, что снова поддалась панике.

— Могу я попросить вас пройти в гостиную, миледи?

Резко развернувшись на каблуках, Джейн заметила терпеливо дожидающуюся ее приказов экономку миссис Ходжкинс. Впрочем, нет, на лице экономки отражалось неподдельное беспокойство, а седые волосы пребывали в беспорядке. Сняв с головы чепец, она то и дело проводила по волосам руками, чтобы хоть как-то пригладить непослушные пряди.

Джейн не хотелось ни с кем разговаривать, но, понимая, что, скорее всего, миссис Ходжкинс волнуется из-за нее, направилась в гостиную.

Экономка заломила руки.

— Вы целый месяц не надевали траурного платья, миледи.

О Господи!

— Сегодня оно мне понадобилось для одного дела. Я… э… не хотела, чтобы меня узнали.

Неожиданно экономка широко улыбнулась:

— Стало быть, вы ездили на тайное свидание? — В глазах пожилой служанки вспыхнули озорные искорки, а на лице отразилось довольство. — Ничего дурного в том нет, миледи. Только вот не стоит рисковать понапрасну. Я, конечно, ничего не скажу леди Гардинер, обещаю вам, но в следующий раз непременно возьмите кого-нибудь с собой.

Взять кого-нибудь с собой? После того, что она видела в клубе, Джейн с трудом обрела дар речи.

— Я вполне способна сама о себе позаботиться.

— Это не так, миледи. Каждой женщине необходимо знать, что она защищена.

На Джейн мощной волной нахлынули грусть и отчаяние. Да, это необходимо каждой женщине. И Дел тоже. Джейн опустилась на стул, не в силах больше стоять.

На лице экономки вновь отразилось неподдельное беспокойство.

— Миледи!

— Благодарю вас, Ходжкинс, — раздался решительный голос тети Регины. — Я хочу побеседовать со своей племянницей наедине.

Предполагалось, что тетя Регина отправится сегодня навестить свою дочь. Но она стояла в дверях, сложив руки и опершись на трость. Кончик трости постукивал по полу, в то время как экономка суетливо вышла из гостиной и тихо прикрыла за собой дверь. Как только раздался щелчок, последовал вопрос:

— Ну и где же ты была, дорогая моя?

Джейн попалась, точно лисица.


— Вы найдете маркиза в клетке, милорд. На втором этаже, первая дверь перед театром.

Кристиан потер шею и направился сквозь толпу в указанном лакеем направлении. Несложно было представить, как выглядит эта самая клетка.

Через несколько минут он понял, что его догадка верна. В центре просторного зала стояла огромная позолоченная клетка. В углах покачивались клетки поменьше. Свечи в причудливых лампах отбрасывали золотистые отсветы на стены и обнаженную женщину, стоящую перед дверцей позолоченной клетки и ожидающую приказаний Салаберри.

Одетый в халат из золотистого шелка, маркиз расхаживал вокруг пышнотелой блондинки и похлопывал ее по ягодицам рукояткой кнута.

Кристиан едва сдерживался, чтобы не вцепиться в горло маркиза, не повалить его на пол и не выбить из него правду. Вместо этого он спокойно вошел в комнату.

— Салаберри.

— А, Грешник, — протянул маркиз. — Где же ваша соблазнительная вдовушка?

Внезапно Кристиан представил леди Шеррингем. Ее потемневшие от ужаса, широко раскрытые карие глаза. Она бежала от него так, словно боялась, что он догонит и нападет на нее.

— Ждет моих распоряжений, — ответил Кристиан в надежде на то, что так оно и есть.

И зачем только он попытался поцеловать ее? Он смотрел на ее подрагивающие губы, а потом наклонился в желании дотронуться до нее и хоть как-то утешить. И вот теперь Кристиан ненавидел себя за то, что испугал леди Шеррингем.

Она была лучшей подругой Дел и связующим звеном между ним и его сестрой. Ее страх лишний раз доказал, что леди Шеррингем не имела к исчезновению Дельфины никакого отношения. А это означало лишь одно: Уикем просто обязан ее защитить. Поэтому пришлось сделать так, чтобы леди Шеррингем оказалась как можно дальше от этого омерзительного клуба.

— Я как раз хотел с вами встретиться сегодня, Грешник, — произнес Салаберри и игриво ущипнул блондинку за розовый сосок. Голубые глаза женщины тотчас же вспыхнули желанием. — Уверен, вы многому научились на Ближнем Востоке. Мне хотелось бы поговорить с вами об этом.

Кристиан на мгновение лишился дара речи. Неужели и его Дел стояла, точно послушная служанка, и позволяла кому-то бить себя по… по обнаженным ягодицам?

Салаберри ударил женщину по груди.

— Не хотите присоединиться? У нее есть еще одна. Грудь, достойная герцогини, не правда ли?

Герцогиня захихикала. На ее спине отчетливо виднелись багровые полосы. На полу лежал оставивший их стек. Героиня послушно зашла в клетку, а Салаберри захлопнул за ней дверцу и закрыл ее на щеколду.

Взор Кристиана застил алый туман. Сердце в груди болезненно сжалось. В последний раз он испытал нечто подобное в тот день, когда принял вызов графа Харрингтона и убил его на дуэли.

— К черту упражнения с веревками! Я здесь, чтобы поговорить с вами о своей сестре.

Из рук Салаберри выпал кнут.

— Но она является супругой Тревора, — поспешно произнес он. — Она приезжала сюда с позволения мужа. И не имеет значения, одобряете вы подобное поведение или нет.

Как же хотелось Кристиану разбить в кровь самодовольную физиономию маркиза! Однако ему пришлось лишь крепче сжать кулаки, чтобы не потерять самообладания.

— К несчастью для вас, мое мнение имеет очень даже большое значение. Дел пропала.

— Пропала? — Салаберри инстинктивно отшатнулся и отошел от клетки.

Кристиан направился за ним.

— Ваши игры с моей сестрой когда-нибудь выходили из-под контроля? Вы причиняли ей боль?

Салаберри развернулся.

— Да, пару раз я похлопывал вашу сестру по заду и связывал ее. Но ей это нравилось, Уикем. От удовольствия она мяукала, точно котенок.

— Насколько мне известно, вы были последним, кто ее видел. — Голос Кристиана источал лед, но в душе бушевало пламя. Он посмотрел на покрытую багровыми отметинами герцогиню. — А вы садист.

— Садист? Кто бы говорил! Вы обвиняете меня в том, что я причинил боль благородной леди. Почему бы нам не решить это по-джентльменски?

Цепь, на которой была подвешена одна из клеток, громко звякнула в тишине. Герцогиня крепко держалась за прутья клетки и наблюдала за происходящим с расширившимися от ужаса глазами.

— Скажем, на рассвете близ Чок-Фарм. — Салаберри подался вперед. В его взгляде смешались страх, ужас и возбуждение, сделав маркиза на несколько лет моложе. Да, он действительно казался упрямым, глупым и молодым.

В свои двадцать восемь Кристиан вдруг почувствовал себя стариком.

— Господи, Салаберри. Ваша смерть не поможет мне разыскать сестру. Однажды я уже отправил на тот свет ни в чем не повинного джентльмена.

Салаберри побледнел. Очевидно, он ничего не знал о той давней дуэли.

— И все зазря, — продолжал между тем Кристиан. — А вы даже младше его. Вам еще жить да жить.

— В-вы хотите улизнуть… отказаться от дуэли? Благородные английские джентльмены никогда так не поступали.

— Если вы настаиваете, я вас убью, только это будет напрасной тратой времени. Вот когда моя сестра снова окажется дома, я с радостью убью вас за то, что вы с ней сделали. А пока вы нужны мне живым.

— И какая же вам от меня польза?

— Я узнал, что в этом клубе пропали еще две женщины. Они обе работали на Броуэм.

— Я не знаю, что с ними сталось.

Судя по ответу, Салаберри знал, о ком именно идет речь.

— Они тоже были вашими партнершами?

— Конечно. В этом клубе я не пропустил ни одной женщины.

— Как их звали?

— Понятия не имею.

— Вы были грубы с ними? Случалось ли, чтобы вы ломали кости или оставляли синяки?

— Мои веревки оставляли отпечатки, но я всегда был очень осторожен со своими партнершами. А более всего я заботился о вашей сестре.

Тут Кристиан не выдержал и с силой ударил маркиза кулаком в солнечное сплетение. Согнувшись, Салаберри рухнул на колени. Это не остудило гнева Кристиана, но, возможно, спасло Салаберри жизнь.

— Кому еще Дельфина?..

Кристиан осекся. У него не хватило сил закончить вопрос.

С трудом переведя дыхание, Салаберри вымолвил:

— Тревор… держал ее на коротком поводке. Пелчем… Они с Тревором… приглашали иногда в свою компанию… местных жиголо.

Кристиан рванул узел галстука. Теперь он понял, почему так запаниковала леди Шеррингем. Кристиан испытывал мучительную агонию от того, что слушал этого человека и знал о его связи с Дел.

— А что куртизанки?

Салаберри с трудом поднялся на ноги.

— Они спали со всеми посещающими клуб джентльменами и… большинством женщин.

— А покровители у них были?

Несмотря на то, что он никак не мог оправиться после удара, Салаберри презрительно усмехнулся:

— Одна из них была любимицей Шеррингема до того, как пришла работать в клуб. Считаете меня садистом? Я видел результат его прощания с любовницей. Он сломал ей нос.


— Я была у леди Дартмур… — начала Джейн.

— Ты краснеешь, когда лжешь, — перебила ее тетя. — Ты снова предприняла попытку разыскать свою подругу?

В камине громко трещали поленья. Регина испытующе смотрела на племянницу. Скрывающийся за этим взглядом острый ум помог покойному супругу тети Регины сэру Ричарду Гардинеру добиться высокого положения в обществе и преумножить состояние. К ней единственной мать Джейн питала хоть какие-то родственные чувства. Тетка всегда предпочитала, чтобы ее называли просто «тетя Регина» вместо принятого обращения «тетя Гардинер». А еще она была единственной из родственников Джейн, кто предложил помощь, когда та овдовела и осталась практически нищей.

Джейн была обязана ей очень многим, но все равно не могла открыть всей правды.

Тетя Регина опустилась в кресло, взяла руки племянницы в свои и легонько сжала.

— Ты должна перестать беспокоиться, дорогая. Страх опустошает тебя. Ты только-только начала приходить в себя после стольких лет ужасного во всех отношениях брака, а теперь снова выглядишь исхудавшей и усталой.

А зачем ей привлекательная внешность? Джейн готова была отдать всю свою красоту и молодость, лишь бы вернуть Дел.

— Я абсолютно уверена, что леди Тревор жива и здорова, — продолжала тетя Регина.

Всколыхнувшееся при этих словах чувство вины полоснуло Джейн по сердцу, точно острая сабля.

— А я в этом не уверена.

Взгляд добрых глаз тети Регины сулил тепло и успокоение.

— Я знаю, ты никак не можешь понять, почему она уехала и ничего тебе не сказала, но мне на ум приходят два вполне разумных объяснения.

— Жаль, что нет разумного объяснения отсутствию писем от нее.

— Послушай меня, Джейн. Либо она не пишет тебе, чтобы не заставлять тебя скрывать правду от ее супруга, либо она уехала с мужчиной.

— Дел ни за что не вверила бы свою судьбу еще одному мужчине. Она обратилась бы за помощью ко мне.

— Джейн, ну задумайся. С какой стати лорду Тревору причинять зло собственной жене? Насколько я поняла, брак никоим образом не лишал его свободы жить в свое удовольствие.

— Тогда почему он ее бил? — сорвалась на крик Джейн. — Почему общество спокойно смотрит на жестокость мужа по отношению к беззащитной жене?

— О, милая моя, — сочувственно вздохнула тетя Регина. — Ты действительно заслуживаешь того, чтобы познать счастье в браке. Тебе всего лишь двадцать шесть лет. А у меня за плечами сорок чудесных лет жизни с моим Ричардом. Джейн, поверь, счастье возможно. Я видела, как ты держишь на коленях малышку моей Элеанор, видела тоску в твоем взгляде…

— Тетя Регина, прошу вас. — Сегодня Джейн не могла вынести этой привычной отповеди. — Дел настолько боялась собственного мужа, что даже написала брату, попросив о помощи.

— Откуда тебе это известно?

— Я… — Джейн ощутила, как заливается краской. — Я сегодня случайно встретилась с ним.

Внезапно выражение лица Регины изменилось, и она силой стукнула своей тростью по полу.

— Джейн, я очень хочу, чтобы ты влюбилась. Но только не в Уикема. Он получил прозвище лорд Грешник еще до того, как унаследовал титул. Это обстоятельство должно предостеречь тебя от необдуманных поступков, моя дорогая. Он разобьет тебе сердце. Если ты еще не знаешь, он привез в Англию целый гарем молодых девушек.

— Гарем? — переспросила Джейн, решив, что ослышалась.

— Он говорит, будто хочет вернуть их в семьи. Но они живут в его доме без компаньонок. Он презирает правила и традиции. Нет, он не жестокий человек, но он слишком легкомыслен. Ты должна найти мягкого, щедрого джентльмена, который подарит тебе свою любовь и сделает тебя счастливой.

Но разве это возможно? Ведь ужасные воспоминания до сих пор не оставляют Джейн в покое. А что, если, оказавшись на брачном ложе с этим мифическим любящим и щедрым джентльменом, она вновь вспомнит Шеррингема? Что, если будет лежать, замерев от напряжения и страха, в ожидании того, что любящий супруг превратится в дикого зверя?

Тетя Регина желала ей добра. Но как только на гроб Шеррингема упала первая пригоршня земли, Джейн дала себе клятву никогда больше не попадать в зависимость от мужчины. У нее оставалась единственная ценность — небольшая нитка жемчуга, которую мать, должно быть, припрятала от кредиторов отца, и которую Джейн спрятала от Шеррингема. Полагаясь на опыт Регины, прекрасно разбирающейся в капиталовложениях, она собиралась продать этот жемчуг, чтобы свить себе небольшое уютное гнездышко.

Джейн мечтала о том, чтобы отыскать Дел и купить им обеим такую желанную свободу.

Джейн виновато посмотрела на тетку. Регина, свято верившая в любовь, будет глубоко разочарована.

— Прежде всего, я должна найти Дел и убедиться в том, что у нее все благополучно. Ничего другого я не хочу.


Кристиан достал из рукава отмычку.

Клуб был закрыт. Внутри остались лишь слуги да сама мадам. Миссис Броуэм заперла все двери, поэтому Кристиану пришлось лезть в окно, а потом играть в кошки-мышки с лакеями, охраняющими здание.

Кристиан просунул отмычку в щель, легонько поддел щеколду, и дверь бесшумно отворилась. Коридор утопал во мраке.

Чуть ранее Кристиана провели в эту часть дома на встречу с хозяйкой заведения. Сквозь приоткрытую дверь кабинета он успел разглядеть богато украшенную гардеробную. Личные покои мадам располагались прямо в клубе.

А это может быть интересно, думал Кристиан, бесшумно пробираясь по коридору.

До сего момента поиски не дали результатов. Он обшарил спальни, мансарду, темницы, но обнаружил лишь необходимые атрибуты заведения подобного рода: наручники, хлысты и даже несколько орудий средневековых пыток. Когда-то давным-давно он тоже использовал все это в своих эротических играх. Только вот Дел не должна была даже подозревать о существовании таких предметов.

Кристиан никак не мог сосредоточиться. Воображение рисовало ему Дел в окружении мужчин — посетителей клуба. И выглядела она при этом такой же напуганной, как и леди Шеррингем.

Теперь Кристиан понял, почему его поцелуй поверг Джейн в такой ужас. Почему, вместо того чтобы расслабиться и успокоиться от его ласки в театре, она напряглась и похолодела. По ее словам, Тревор был очень жесток по отношению к супруге.

«Вы были где угодно, только не в Англии, вы не захотели помочь своей сестре». Кристиан уехал из страны, чтобы защитить Дел. Чтобы оградить ее от шлейфа грехов, преследующих его. Первое письмо от Дел застало Кристиана в Индии. В нем сообщалось о неожиданной смерти матери. Кристиан знал, что ответственность за ее смерть лежит на нем. Из следующего письма он узнал о замужестве сестры. «Я должна выйти замуж, — писала она. — Я не люблю своего супруга, но я счастлива. Я выхожу замуж ради нашего блага».

Тогда Кристиан уцепился за единственное слово «счастлива». Знала ли она правду о нем? Вряд ли. Кристиан сомневался, что кто-то из родителей открыл Дел правду о его рождении. Само его существование на свете являлось постоянным свидетельством материнского греха.

Кристиан продолжал бесшумно красться по коридору, однако когда он достиг кабинета мадам, дверь неожиданно распахнулась. На него гневно смотрела миссис Броуэм с растрепанными со сна, окрашенными хной волосами.

В ее руке тускло блеснул пистолет.

Глава 6

Миссис Броуэм налила в стакан виски и немного подержала его над свечой. Пояс шелкового халата был завязан не слишком туго, открывая постороннему взору поблескивающие на шее бриллианты. Передав подогретый напиток Кристиану, она опустилась в кресло напротив.

Лорда Уикема немало удивило то обстоятельство, что хозяйка заведения отложила в сторону пистолет и предложила незваному гостю напиток.

— Лорд Уикем, я очень удивлена, что вы столь неуклюже попытались проникнуть в мой дом. — Миссис Броуэм улыбнулась и откинулась на спинку кресла так, что полы ее халата распахнулись еще больше, обнажив полоску гладкой кожи цвета слоновой кости и округлое плечо. — Чего вы хотите, милорд? Полагаю, если бы вы желали оказаться в моей постели, то сделали бы это гораздо раньше.

«Неуклюже». Подходящее слово, ибо Кристиан действительно никак не мог сосредоточиться.

— Я хочу узнать правду о своей сестре. Я знаю, что она была членом вашего клуба и пропала две недели назад.

— Я уже говорила, что понятия не имею, где она.

— Расскажите, с кем она здесь встречалась, чем занималась, и к чему принуждал ее супруг?

— Вы же понимаете, что я не могу рассказывать о своих покровителях, — промурлыкала мадам. — Лорд Тревор очень рассердится, если я начну сплетничать о его супруге.

Однако Кристиану было не до шуток, и он порывисто поднялся со своего кресла.

— Ей может угрожать опасность. Вы не боитесь, что я сейчас обмотаю этот пояс вокруг вашей шеи и накажу вас за преданность недостойному человеку?

Глаза мадам расширились от удивления. Кристиан, ступая по толстому ковру, медленно приближался к ней. Его мягкий ворс и шелковые драпировки поглотят шум, но не смогут заглушить громкого крика отчаяния. Кроме того, шнурок колокольчика болтался прямо над головой мадам. Позовет ли она слуг?

Кристиан ненавидел себя за поведение отъявленного негодяя. Он много лет наблюдал за тем, как отец орал на мать, бил ее и унижал беспочвенными обвинениями.

Грудь мадам приподнялась, миссис Броуэм глубоко вздохнула, а потом облизала губы кончиком языка. Кристиан просто не верил собственным глазам. Ее охватило возбуждение, и этому способствовал охвативший ее страх.

— Я не раз пачкал руки кровью ради тех женщин, которые значили для меня гораздо меньше, нежели моя сестра.

В тишине комнаты отчетливо слышалось прерывистое дыхание мадам Броуэм.

— Уверяю, с вашей сестрой не обращались здесь дурно, милорд. Вы не понимаете особенностей моего клуба, что лишний раз доказывает его уникальность.

Мадам запрокинула голову, ожерелье чуть сдвинулось, и Кристиан увидел тонкий шрам, опоясывающий ее шею. Без сомнения, он был оставлен ножом. Лезвие вошло не слишком глубоко и, судя по всему, не причинило большого вреда.

Только вот залечить оставшиеся после этого душевные раны не так-то легко.

Кристиан сдвинул ожерелье в сторону и провел пальцем по выпуклой белой отметине.

— Не смейте меня трогать. — Мадам дернулась, точно норовистая кобыла, и Кристиан убрал руку.

— Я не собирался вам угрожать. Ведь вы столько повидана своем веку, мадам, что испугать вас не так-то просто.

— Сапфир. — Голубые глаза миссис Броуэм вспыхнули огнем. — Можете называть меня так.

Однако Кристиан сомневался, что это имя настоящее. Английский мадам был безупречен, но время от времени в нем проскальзывали нотки недавней обитательницы лондонских трущоб.

— Так вы расскажете о моей сестре, Сапфир?

Она кивнула:

— Да, но сначала вы должны понять, что это за место. Я создала самый знаменитый клуб в Лондоне, потому что понимала: каждая благовоспитанная леди хоть раз в жизни предавалась фантазиям сексуального характера. Они позволяют освободиться от стыда и испытать в объятиях супруга истинную страсть. Подавляющее большинство женщин терпит желания мужей, но только единицы осознают свои собственные предпочтения.

— Стало быть, женщин секут кнутами для их же собственного блага? Таких женщин, как моя сестра?..

— Не стоит недооценивать леди Тревор лишь потому, что вы помните ее наивной, краснеющей девственницей с волосами, заплетенными в косички. Мне известно, что когда-то и вы любили подобные игры, лорд Грешник. Так почему бы леди Тревор не последовать вашему примеру?

Кристиану показалось, что ему в сердце вонзился острый нож. Наверняка Дел, как и все женщины, испытывала определенные желания. Но, черт возьми, он никак не мог представить, чтобы она проделывала то, что когда-то со своими любовницами проделывал он. Неужели восемь лет жизни бок о бок с жестокосердным развратником до неузнаваемости изменили Дел?

Нет. Написанное ею письмо свидетельствовало о том, что она глубоко несчастна и сильно напугана.

— Мне нужны имена любовников моей сестры.

— Вы сохраните полученные сведения в тайне?

— Конечно! — рявкнул Кристиан так злобно, что миссис Броуэм непроизвольно отшатнулась.

А потом, понизив голос и не сводя взгляда со шрама на ее шее, он добавил:

— И с вами ничего не случится, дорогая моя.

Еще никогда в жизни он не угрожал женщине. Но эта женщина была безжалостной содержательницей борделя, поэтому не грех и забыть на некоторое время о правилах хорошего тона. Да и что они значат по сравнению с благополучием Дел?

Сапфир Броуэм, соблазнительно покачивая бедрами, подошла к столу и взяла лист бумаги. Пока она писала, Кристиан раздумывал над тем, будет ли она честной до конца или же намеренно опустит несколько имен.

Через минуту мадам передала ему лист, Кристиан взглянул на четыре имени и залпом допил виски.


Джейн поставила на стол чашку с кофе и взяла в руки письмо лорда Уикема. Тетя Регина еще не встала, поэтому у Джейн была возможность прочитать письмо без лишних расспросов.

«Ради вашей же безопасности, — говорилось в письме, — я разыскал миссис Смол и дал ей свой адрес взамен вашего. Прошлой ночью я обыскал клуб. Миссис Броуэм поймала меня как раз в тот момент, когда я собирался пробраться к ней в кабинет, и направила на меня пистолет.

Но мне удалось отговорить ее от опрометчивых действий. Она повторила, что ничего не знает об исчезновении Дел, и дала мне список ее любовников. С этого самого момента вы прекращаете всякое расследование и оставляете это дело на откуп мне.

Кстати, я узнал, что за свою откровенность кухарка ожидает получить меблированные комнаты. Так вот, я взял на себя смелость выполнить ваше обещание, святая леди Джейн».

Джейн положила письмо рядом с тарелкой.

Джейн никак не могла понять лорда Уикема. Он покинул Англию восемь лет назад и с тех пор не давал о себе знать. И вот теперь он вернулся, чтобы спасти Дел, и вознамерился купить дом совершенно посторонней женщине только за то, что та якобы обладает важной информацией. Кто же в том списке?

А для начала она разыщет Шарлотту. За последний год подруга стала просто одержима покупками. Каждый день приобретала что-нибудь новое — платья, драгоценности, экипажи, — но ничто не могло занять ее внимание больше, чем на несколько дней.

Когда Джейн открыла дверь салона мадам Лурье, мелодично зазвенел колокольчик. Помощница мадам тотчас же поспешила к посетительнице.

— Мне необходимо поговорить с леди Дартмур, — пронесла Джейн.

Из-за занавески, отделявшей примерочную от остального помещения, послышался крик, сопровождаемый голосом самой мадам, говорящей с сильным акцентом:

— Миледи, если вы будете поворачиваться так неожиданно, я проколю вас иголкой. Вы не должны двигаться.

— О Господи, да уберите от меня свои проклятые иголки!

Занавеска отодвинулась, и взору Джейн предстала Шарлотта, закутанная в отрез бледно-голубого шелка. Она прижимала к груди наскоро перехваченный нитками лиф платья.

— Джейн, что ты здесь делаешь? — Лицо Шарлотты, как и прежде, обрамляли белокурые локоны, только вот на щеках совсем не было румянца, а под глазами залегли темные круги.

Джейн повернулась к модистке:

— Я хочу поговорить с леди Дартмур наедине.

Мадам Лурье поджала губы. Очевидно, она не привыкла, чтобы ей отдавали приказы в ее же собственном салоне. Напротив, это она привыкла командовать молодыми английскими леди.

Однако Джейн не обратила на нее никакого внимания и, схватив Шарлотту за локоть, потащила ее назад, в примерочную и раздраженно задернула занавеску.

— Шарлотта, ты должна рассказать мне все, что знаешь клубе. Прошлой ночью я узнала, что там пропали еще две женщины.

— П-пропали? — Шарлотта протянула было руку к подносу, на котором стояли чашки с чаем, и едва не разлила одну из них, задев ее дрожащими пальцами. — Это невозможно. Я ничего не слышала ни о каких исчезновениях. Сам клуб — не более чем игра. На самом деле там никому не причиняют боли.

— Ты хочешь сказать, что получать удары кнутом не больно? Два года назад ты умоляла меня, чтобы я не позволяла мужу везти себя в клуб. Ты сама советовала сказаться больной, только чтобы не ехать туда, а теперь превозносишь клуб до небес. Это потому, что ты боишься открыть мне правду?

Однако Шарлотта развернулась к подруге спиной и посмотрелась в зеркало.

— Я видела тебя в клубе прошлой ночью. Я сразу поняла, что это ты. Узнала платье и цвет волос под вуалью. Ты была с лордом Грешником, да?

Прозвище, которое Джейн и сама употребляла в разговорах, теперь заставило ее поморщиться.

— Откуда ты его знаешь? Ведь он провел вдали от Англии целых восемь лет.

— Два дня назад он приезжал ко мне с визитом.

Уикем не упоминал об этом.

— И что ты ему сказала?

— Лишь то, что муж Дел считает, будто бы она его бросила. — Шарлотта резко повернулась. В ее больших васильковых глазах читалась мольба. — Ты пытаешься помочь лорду Грешнику, Джейн, но только задумайся на мгновение! А что, если он ее отыщет? Как думаешь, что он вынужден будет сделать? Он вернет ее законному супругу.

— Не вернет.

— Много лет назад он бросил Дел на милость отца, прекрасно зная, что он за человек.

Джейн смотрела на Шарлотту. Ей показалось, что лорд Уикем чувствует то же, что и она сама, и прикрывает своим гневом истинные чувства, понимая, что Дел никогда не вернется к Тревору. «Я сломал шпагу надвое», — сказал он.

— Что бы ни намеревался сделать Уикем, я не позволю вернуть ее к Тревору.

— Как ты сможешь их остановить — Тревора или Уикема? Как сможешь противостоять им, Джейн?

И правда — как? Шарлотта словно бы напоминала ей о многочисленных обещаниях сбежать от Шеррингема, на осуществление которых у Джейн так и не хватило духу. Да и прошлой ночью она вновь поддалась панике.

— Возможно, я наконец поняла, что иногда мы, женщины, все же должны пытаться осуществить задуманное.

— Я не нуждаюсь в том, чтобы меня спасали, Джейн. Меня не от кого и не от чего спасать. — Однако, несмотря на уверения, в глазах Шарлотты читался страх.

— Ты скажешь мне, кто был любовником Дел в клубе?

— Я… я не знаю. Но я уверена, что Дел счастлива и находится в безопасности. Почему бы тебе тоже не поверить в это? Ты что, не можешь принять тот факт, что Дел влюбилась и нашла счастье, которого нет у тебя?

Открыв от изумления рот, Дел смотрела на подругу.

Бледное лицо Шарлотты исказила гримаса.

— Ступай, Джейн.

О нет! Оскорбление не испугает ее и не заставит свернуть с намеченного пути.

— А как насчет Дартмура? — К щекам Джейн прилила краска. — Он когда-нибудь… спал с Дел?

Шарлотта не ответила, но ее дрожащие губы и глубокая складка на лбу говорили красноречивее слов.

— Значит, спал.

По щеке Шарлотты скатилась слеза.

— Нет. Он желал, но ничего не получилось. Ты это хотела услышать? Что мой муж страстно желал оказаться в постели с моей лучшей подругой, несмотря на то, что я беременна?

Беременна? Взгляд Джейн скользнул по животу Шарлотты, спрятанному под складками шелковой ткани. И Шарлотта ничего ей до сих пор не сказала? Она сообщила эту новость в гневе, хотя должна была радоваться.

— Я не возненавидела за это Дел, — прошептала Шарлотта. — Ведь в том не было ее вины. Но… но я не могла с ней больше общаться. Дартмур не сделал Дел ничего дурного. Я знаю это. — Она залилась краской. — По правде сказать… сначала мне ужасно нравилось в клубе. Для меня он стал словно бы воплощенной мечтой. Я представляла, будто меня украли и поместили в гарем, где Дартмур был моим хозяином. Я представляла себя рабыней, обязанной удовлетворять его самые скандальные и необычные желания… — Шарлотта осеклась. — Ты смотришь на меня словно на умалишенную. Дартмура так восхищало то, что я делаю в клубе… Он обращался со мной как с богиней…

— Как и в первый год вашей совместной жизни, — печально произнесла Джейн. Шарлотта безумно любила своего обворожительного мужа, несмотря на его седину и покрытое морщинами лицо. Она любила его безнадежно. До боли в сердце. А он все равно хотел обладать Дел…

И у Шарлотты была причина желать исчезновения Дел, закралась в голову Джейн предательская мысль.

Шарлотта все это время смотрела на подругу, а потом подошла к занавеске, отделяющей примерочную от общего зала.

— Мадам, — крикнула она, — я готова!

— Шарлотта, прошу тебя, — произнесла Джейн, хотя не знала, о чем именно собиралась попросить. — Я знаю, что ты очень хотела ребенка, и ужасно рада за…

— Нет. Ты не рада. Ты думаешь, что я предала Дел. По твоим глазам видно, что ты мне больше не доверяешь. Более того — испытываешь ко мне неприязнь. — Шарлотта дернула занавеску. — Я потеряла и Дел, и тебя. Прошу тебя, Джейн, оставь меня в покое.


Кристиан нашел Тревора в клубе «Уайтс». Он сидел в комнате отдыха. Несмотря на долгое отсутствие в стране, Кристиана впустили. Его отец ненавидел незаконнорожденного сына, но, несмотря на это, поспособствовал тому, чтобы Кристиан стал членом наиболее уважаемых клубов Лондона.

Муж Дельфины сидел в кресле, читал газету и попивал кофе. На лысеющем графе был тесный темно-зеленый сюртук, надетый поверх полосатого жилета, и тщательно отутюженные панталоны. Галстук украшал причудливо завязанный узел. Тревор выглядел как истинный денди.

А между тем от его жены до сих пор не было ни слуху ни духу.

Кристиан, не отрываясь, смотрел на мясистые руки, причинявшие боль его Дел, «Я знаю, что он бьет ее, — вспомнил он слова леди Шеррингем. — Только делает это так, чтобы не оставлять следов».

Когда Кристиан побьет Тревора, следы увидят все. Скрестив руки на груди, Кристиан навис над зятем.

— Я получил вашу записку.

Листок бумаги с шелестом упал перед носом графа, и лицо Тревора исказила гримаса ненависти.

— Вы обвиняете меня в том, что я поднимал руку на собственную жену! — рявкнул он. — Но мне известно, что Дельфина жива и находится с другим мужчиной.

— Зато я ничего об этом не знаю. Кроме того, в клубе пропали и другие женщины.

— О чем это вы, черт возьми, говорите? Мне ничего не известно об исчезновении проституток, поэтому лучше отзовите своих наемников, Уикем, пока я вас не пристрелил.

Слова Кристиана о пропавших женщинах напугали Тревора. А вот последнее заявление сразило наповал Уикема.

— Наемников?

— На меня кто-то напал, когда я вчера вечером возвращался домой. Подбежал и направил мне в голову пистолет, мерзавец.

— Но, судя по всему, не выстрелил.

Тревор смотрел на Кристиана, как кобра, готовящаяся к падению.

— Его спугнул кучер. Так вы посылали наемного убийцу?

Кристиан смотрел в водянистые, серые глаза зятя. Тревор не спросил его о пропавших женщинах, но зато сразу назвал их проститутками, хотя клуб миссис Броуэм предназначался для леди из высшего света. И если кто-то пытался убить негодяя, не значит ли это, что в исчезновении Дел замешан еще один мужчина?

— Если бы стрелял я, — произнес Кристиан, — вы бы поняли это сразу. А теперь расскажите подробно, что с вами произошло.


Вот она.

Кристиан легонько сжал ногами бока Гомера, и мерин послушно развернулся и потрусил по дорожке. Его копыта еле слышно постукивали по песку, поднимая в воздух облачка пыли.

Широкополая шляпа, украшенная темно-розовыми розами, отбрасывала тень на лицо женщины, однако при виде нежной щеки цвета слоновой кости, ярких рыжих локонов и чувственных губ Кристиана бросило в жар, а сердце забилось сильнее.

Леди Шеррингем решила прогуляться по Гайд-парку. Компанию ей составили леди Койн и герцогиня Феллингем — дамы, прошлой ночью посещавшие клуб.

Кристиану пришлось натянуть поводья, когда на пути Гомера возникли три пестрых зонтика. Задумавшись, он едва не наехал на трех леди, гуляющих в сопровождении джентльменов.

Кристиан обернулся, чтобы еще раз взглянуть на леди Шеррингем, но увидел лишь соломенную шляпу да развевающиеся на ветру ленты. Леди Шеррингем что-то сказала, и герцогиня Феллингем озорно улыбнулась в ответ.

Кристиану ужасно хотелось оказаться рядом с Джейн и узнать, о чем она расспрашивала своих попутчиц.

— Уикем! — раздался за его спиной мужской голос. — Я слышал, вы устроили у себя в доме гарем из соблазнительных индианок.

Стоящие рядом леди разинули от изумления рты, и Кристиан оторвал взгляд от леди Шеррингем.

На него устремились ошеломленные взгляды гуляющих. Строгие мамаши потащили своих дочерей прочь, а джентльмены с трудом скрывали зависть.

Дьявол!..

— Вряд ли это можно назвать гаремом, Эксли. Это девушки из уважаемых английских семей, на Ближнем Востоке оставшиеся сиротами и столкнувшиеся с ужасными опасностями. Я привез их с собой, чтобы вернуть к полноценной жизни в обществе.

— Но они живут в вашем доме без компаньонок! — раздался полный ужаса возглас какой-то леди.

А Эксли между тем продолжал развивать мысль:

— Я слышал, они были наложницами у султанов?

Кристиан вспомнил девушек, живущих на его попечении. Их насильно удерживали в плену, а когда им удалось убежать, родственники не захотели принять их обратно.

— Это ложь, — процедил сквозь зубы Кристиан, гневно глядя на Эксли, хотя тот был прав. Кристиан отказался принять вызов Салаберри, но теперь бурлящий в душе гнев требовал выхода. — Что скажете, если мы встретимся завтра на рассвете?

Оксли побледнел.

— Д-дуэли теперь запрещены.

Еще один джентльмен — какой-то щеголь из парламента с темно-рыжей шевелюрой — в ужасе вытаращил глаза и наклонился ближе.

— Девушки, должно быть, распущенные и дикие, а, Уикем? Таким не место в обществе.

Проклятое общество! Кристиан крепче сжал поводья.

— Не имеет значения, на что им пришлось пойти, чтобы выжить, но они уважаемые английские девушки. Обстоятельства обрекли их на одиночество. Без поддержки семьи им неоткуда получить помощь.

Забыв о правилах хорошего тона, Кристиан направил коня в гущу толпы, заставляя джентльменов в испуге разбегаться в стороны. Он привык к запруженным улицам Калькутты и Бомбея, поэтому не задавил ни одного представителя проклятого высшего света, пробираясь к леди Шеррингем.

Теперь с ней разговаривал пожилой джентльмен в военном мундире, с похожей на бочонок грудью, трубным голосом и моноклем в глазу. Уикем был немало удивлен, когда узнал военного, а потом услышал собственное имя, сорвавшееся с губ леди Шеррингем.

— Лорд Уикем, — произнесла она. — Он тоже недавно вернулся из Индии.

— Вижу. Он здесь. И опять верхом на своем черном мерине. Сумасшедший.

Кристиан смотрел на леди Шеррингем так долго и пристально, что она вскинула голову и тоже посмотрела на него, но, в отличие от всех остальных леди, глаза которых вспыхивали вожделением при взгляде на него, выражение лица леди Шеррингем ничуть не смягчилось. Она напряглась и сдвинула брови.

Поджатые губы говорили красноречивее слов. Она презирала его. Точно так же, как презирала много лет назад. Если же виной всему его запрет продолжать расследование, то Кристиану придется заплатить эту цену, лишь бы обезопасить леди Джейн.


По спине Джейн пробежал холодок. Она перевела взгляд с лорда Уикема на Арбэтнота.

— Что вы хотите этим сказать, майор?

— Возможно, я выразился не совсем вежливо, назвав лорда Уикема сумасшедшим. Более подходящее слово «отчаянный», миледи, — ответил майор. — В крупных сражениях и мелких перестрелках ему не было равных. А весной, когда наводнения принесли в деревни Индии многочисленные болезни, Уикем отправлялся в самые непроходимые районы и привозил оттуда детей. Спас немало человеческих жизней. Но рисковал при этом не только собственным здоровьем, но и жизнью.

— Вам не кажется, что определение «благородный» подходит больше? — с трудом вымолвила она.

— Но только не в отношении женщин. Боюсь, что тут я скорее назвал бы его скандально известным. В лорде Уикеме я видел молодого джентльмена, сознательно желающего покончить со своим бренным существованием.

— Этого не может быть, — возразила леди Шеррингем. — Он искал смерти, спасая других?

— Его светлость совершенно не боялся подхватить болезнь или погибнуть. Во время наводнения я сам едва не потерял трех солдат. Река, через которую мы переправлялись, превращалась временами в стремительный поток. Уикем был со мной: в перерывах между сражениями он служил в Ост-Индской компании. Он собственноручно спас двух моих солдат, а потом ушел под воду. Ему удалось выбраться на берег лишь через милю.

— Значит, он герой, а не сумасшедший, — произнесла Джейн.

И герой этот подъезжал все ближе. Зонтики запрокидывались назад, когда молодые леди поднимали головы, чтобы взглянуть на лорда Уикема. Он рассеянно снял с головы свою высокую бобровую шапку, и Джейн даже издалека заметила, как вспыхнули румянцем щеки юных леди, как засверкали их глаза. Но лорд Уикем, не обращая внимания на дебютанток, ехал к Джейн. Его темно-голубые глаза неотрывно смотрели на нее.

Должно быть, он разгадал ее намерение и очень злится. Но Джейн больше не поддастся панике. У Уикема в руках список любовников Дел, и она непременно его заполучит.

— Джейн, я должна представить тебя мистеру Фландерсу. — Рядом с Джейн возникла тетя Регина, тут же одарившая Арбэтнота ослепительной улыбкой. Заметив пожилую родственницу, наверняка заинтересованную в новом суженом для своей племянницы, майор тут же ретировался.

Джейн с трудом подавила стон при виде приближающегося Уикема.

— У меня нет желания встречаться с джентльменами. Мы заводим этот разговор каждый раз, когда приезжаем сюда. У меня фактически нет приданого, да и муж мой умер при весьма скандальных обстоятельствах. — Нужно сделать так, чтобы тетя Регина ушла и дала Джейн возможность поговорить с лордом Уикемом.

Он крепко держал поводья одной рукой, уверенно лавируя в толпе, и при этом не отрывал взгляда от Джейн.

Нельзя отступать. Нельзя трусить. Джейн твердила эти слова, точно заклинание. Она была окружена людьми и чувствовала себя в полной безопасности. И у нее было полное право разговаривать со своими знакомыми леди.

Джейн вдруг поняла, что тетя Регина все еще что-то говорит.

— Ты ни при чем, поэтому скандал вокруг имени Шеррингема не должен тебя волновать. И все же, почему бы не дать джентльменам понять, что ты ждешь…

— Я ничего не жду.

— Ты — моя компаньонка и племянница. И, конечно же, у тебя есть определенные ожидания.

«Прошу вас, — мысленно взмолилась Джейн, — не надо так настойчиво толкать меня к браку, которого я не только не желаю, но и не могу себе позволить!»

Но тут прямо перед ней возник Уикем и лениво соскочил со своего коня, перебросив ногу через седло. Он спрыгнул на землю столь легко и изящно, что его бобровая шапка не сдвинулась ни на дюйм. Он поклонился тете Регине и поцеловал ее руку. С трудом обретя дар речи, Джейн представила их друг другу.

— Лорд Уикем, очень приятно вас видеть. — Несмотря на то, что тетя Регина не одобряла его образа жизни, голос ее звучал восхищенно.

Вчера Джейн вырвала у него руку, но сегодня губы лорда Уикема лишь слегка коснулись ее пальцев.

Внезапно она поняла, что он незаметно увлекает ее прочь от толпы, тети Регины и маячащего за ее спиной мистера Фландерса.

— Я знаю, что вы делаете, несносная шпионка, — пробормотал лорд Уикем.

— Я… я просто разговаривала со знакомыми леди.

— Прогуляйтесь со мной, леди Шеррингем.

То была не просьба, а приказ, произнесенный таким тоном, что Джейн сразу поняла: отказаться не получится. Она услышала слабый возглас протеста, сорвавшийся с губ тети Регины, но все же сказала:

— С удовольствием, Уикем.

Джейн согласилась не из страха, а из-за необходимости с ним поговорить. Она привыкла убегать от своего разъяренного мужа, но от лорда Уикема она не убежит.

Граф предложил ей руку, и Джейн ощутила под превосходной тканью сюртука его стальные мускулы.

— В своем письме вы упомянули список, — произнесла Джейн. — Кто в него входит?

Схватив Джейн за подбородок так; что она не удержалась и испуганно охнула, лорд Уикем заставил ее посмотреть ему прямо в глаза.

— Почему бы вам не предоставить это дело мне, леди Шеррингем?

— Если я отвечу на ваш вопрос, вы перестанете скрывать от меня сведения?

Темные брови удивленно взметнулись.

— Сначала ответьте.

Нужно было стоять на своем, ведь Джейн сразу поняла, что Уикем не станет заключать с ней никаких сделок.

— Хорошо. Из нас троих — я имею в виду Шарлотту, Дел и себя — повезло только мне. Я освободилась от своего мужа, от меня не потребовалось никаких усилий. Шеррингем сгорел вместе со своей любовницей во время пожара в ее доме.

Уикем остановился, пропуская вперед гуляющие пары.

— Вы не должны чувствовать себя виноватой из-за того, что получили свободу, Джейн Бомон.

— Почему? Я не могу чувствовать себя счастливой. По крайней мере, до тех пор, пока мои подруги тоже не обретут свободу.

Взгляд голубых глаз лорда Уикема притягивал Джейн словно магнит.

— Я хочу, чтобы вы были в безопасности.

— Именно этого всегда хотела и я. — В голосе Джейн слышалась горечь. — Но я даже не знаю, каково это. Я пытаюсь разыскать Дел не только из-за чувства вины. — Джейн заметила, как лорд Уикем поморщился. — Возможно, у меня совсем нет опыта общения с джентльменами, но я еще ни разу не встречала такого, кто был бы способен заботиться о леди — жене, дочери, матери — и поставить на карту все ради нее.

— Теперь вы знакомы с одним из таких джентльменов.

Краем глаза Джейн заметила полированный двухколесный экипаж, правила которым дама в небесно-голубой мантилье.

— Там леди Питерсборо. Я намерена с ней поговорить.

Лорд Уикем набросил поводья на подлокотник скамьи, чтобы его конь не ушел далеко.

— А я намерен вас остановить.

— Что ж, попробуйте. Я вас не боюсь, — солгала Джейн. — Я уже побеседовала с леди Койн и ее светлостью герцогиней Феллингем. Обе они с удовольствием рассказывали о клубе.

— Черт возьми, ну неужели вы не можете вести себя осторожнее? Или теперь в обществе во время прогулки по Гайд-парку принято обсуждать бордели?

— Вас это удивляет? — пробормотала Джейн. Кристиан услышал в ее голосе сарказм, напомнивший ему девицу, которую он знал много лет назад.

— Скажите, что именно вы спрашивали… — начал Кристиан, но в это время с ними поравнялся экипаж леди Питерсборо. Рядом с ней восседал Джордж Фортескью, второй сын герцога. Бедро леди прижималось к ноге Фортескью. Его рук видно не было, но Кристиан не удивился бы, узнав, что одна из них сжимает сейчас ягодицы своей попутчицы.

Леди Питерсборо тут же устремила взгляд на Кристиана.

— Лорд Уикем, как поживает ваша сестра? Правда ли, что она уехала во Францию? Это известие ужасно опечалило моего мужа.

Почему она спросила о Дел? Она тоже искала ответ на вопрос или же хотела узнать, что именно известно Кристиану? Не сводя с леди Питерсборо внимательного взгляда, Кристиан ответил:

— Нет, миледи. Я не верю, что моя сестра на континенте.

Взгляд леди скользнул по лицу Джейн, а потом снова остановился на Кристиане.

— Ах, неужели мне сообщили недостоверную информацию? Так скажите же, вы знаете, где она?

— Нет, не знаю. Она не сообщила мне цели своего путешествия. Похоже, моя сестра бесследно исчезла.

Леди Шеррингем сделала шаг вперед и, прежде чем Кристиан успел ее остановить, произнесла:

— Но она вполне могла поделиться своими планами с вами. Я думала, вы с Дельфиной были подругами в… в клубе.

Кристиан не мог не признать, что Джейн догадалась, как разозлить леди Питерсборо.

— Вовсе нет. Мы просто делили моего супруга.

При этих словах Фортескью густо покраснел.

— О… Но может быть, вы вспомните, когда в последний раз видели Дел в клубе? — спросила леди Шеррингем и покраснела так, что даже веснушки исчезли.

Кристиан заскрежетал зубами, но все же позволил Джейн продолжать расспросы. Пока позволил.

— Две недели назад. Да… Именно тогда, — ответила леди Питерсборо. — Я всю ночь была со своим мужем. А Тревор, думаю, нанял одного из мужчин, работающих на миссис Броуэм.

Рот леди Шеррингем открылся помимо ее воли.

— Рори Дуглас? — спросил Кристиан. Это имя тоже было в списке миссис Броуэм, и Уикем уже разыскал жилье жиголо. Для молодого человека Дел была лишь одной из похотливых посетительниц клуба. Как и в случае с другими мужчинами из списка, Рори заявил, что ничего не знает о том, сейчас Дельфина Тревор.

Леди Питерсборо кивнула, а потом повернулась к леди Шеррингем, и на ее губах заиграла хищная угрожающая улыбка.

— Стало быть, я оказалась права, моя дорогая. Это были вы в клубе миссис Броуэм.

— Да.

— Чудесно, что она впустила вас в клуб без супруга. Овдовев, я тоже буду туда ходить одна. Может статься, мы снова встретимся там с вами. — Взмахнув кнутом, леди Питерсборо дернула за поводья, и экипаж покатил по дорожке. Кристиан повернулся к леди Шеррингем:

— Почему, надев густую вуаль и представившись чужим именем, вы теперь раскрыли свое инкогнито всем этим леди?

Кристиан увидел, как Джейн судорожно сглотнула.

— Потому что жизнь Дел стоит риска. Моя тетка может выгнать меня на улицу, но я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь Дел.

— Лучше предоставьте это мне.

Джейн не обратила внимания на последнюю фразу лорда Уикема.

— У леди Питерсборо была очень веская причина желать Дел зла.

— Не может быть, чтобы она оказалась настолько ревнива. Ведь у нее есть Фортескью. Большинству представительниц высшего света нет никакого дела до того, с кем спят их мужья, до тех пор пока они сами могут крутить романы на стороне.

Изящная бровь леди Шеррингем взлетела вверх, и Кристиан почувствовал себя простофилей под ее взглядом.

— Некоторым леди действительно нет никакого дела до мужей. И она — именно такая леди.

— Я хочу, чтобы вы остановились! — прорычал Кристиан.

— Да вы даже не потрудились спросить, не узнала ли я чего-нибудь важного. Я разговаривала с леди Койн, леди Дартмур и герцогиней Феллингем. Возможно, у меня в руках ключ к разгадке. Леди Койн, например, ожидала предложения руки и сердца от Тревора, но он передумал, когда увидел Дел. А ведь леди Койн была безумно влюблена в него.

— И вы думаете, что она стала бы ждать восемь лет, чтобы отомстить Дел? Мне кажется, она должна поблагодарить мою сестру за то, что та избавила ее от негодяя. — Кристиан снял шапку и провел рукой по волосам. — Прекрасно. У вас есть сведения. Так поделитесь же ими со мной.

— Поделюсь, если вы, в свою очередь, дадите мне список… любовников Дел.

От негодования Кристиан едва не вырвал себе клок волос.

— Об этом не может быть и речи.

— Тогда я буду продолжать расспрашивать знакомых леди.

И все же от взора Кристиана не ускользнуло прерывистое дыхание леди Шеррингем. Она пыталась торговаться с ним, но это ее пугало. Поэтому у Кристиана появился еще один козырь. Такой же, какой он использовал в разговоре с Сапфир Броуэм.

— Я добыл этот список с помощью уловки, которой, честно говоря, стыжусь, — предостерег он леди Шеррингем.

Джейн вздернула подбородок:

— Вы ее соблазнили?

— Я ее запугал. Я могу быть очень опасным, если захочу. Арбэтнот назвал меня сумасшедшим, не так ли?

Леди Шеррингем схватилась рукой за горло, и ее глаза расширились от ужаса.

Как же Кристиан ненавидел себя за это! Но ведь он уже попытался объяснить Джейн грозящую ей опасность. Написал письмо. И все равно ему не удалось удержать леди Шеррингем от необдуманных действий.

Джейн попятилась.

— Приехала леди Пелчем. Я должна поговорить…

— Останьтесь! — рявкнул лорд Уикем.

Но упрямица бросилась прочь и растворилась в толпе гуляющих. Прежде чем Кристиан успел последовать за ней, раздался ее сдавленный крик. Он успел заметить, как взметнулись вверх руки леди Шеррингем. А потом она покачнулась и упала, запутавшись ногами в подоле платья. Она споткнулась. Или была намеренно сбита с ног. Кристиан начал расталкивать людей, но все равно не успел. Леди Шеррингем упала и с силой ударилась о посыпанную гравием землю.

Ее визг перемешался с криками других женщин и цоканьем копыт. Леди Шеррингем лежала на земле всего в нескольких шагах от Кристиана. Прямо на нее неслась пара гнедых, взрывая копытами гравий. Позади них раскачивалось из стороны в сторону голубое ландо.

Сидящая в нем женщина в панике отпустила поводья, и лошади встали на дыбы прямо над леди Шеррингем.

Господи!..

Кристиан бросился вперед мимо застывших в ужасе людей, упал прямо под копыта, проехав коленями по земле, и схватил леди Шеррингем на руки.

Лошади опустились, и Кристиан ощутил резкую боль в ноге, прежде чем успел откатиться в сторону. Он упал на спину, увлекая леди Шеррингем за собой. Ее грудь прижалась к лицу Кристиана, и он крепко обнял Джейн, нисколько не задумываясь о том, насколько неприлично это выглядело со стороны, и о том, что он может напугать ее, прижав к себе так крепко.

В правой ноге, обутой в высокий сапог, пульсировала боль. И все же это была не та боль, от которой теряют сознание. Рана была бы гораздо серьезнее, если бы Кристиан не откатился в сторону.

Его ноздри дразнил исходящий от леди Шеррингем аромат роз. Кровь устремилась в низ его живота, вызвав небывалое возбуждение.

— Вы в порядке? — с трудом подавив стон, спросил Кристиан.

Глупый вопрос. К лицу Джейн прилипли мелкие камешки, а из ранок сочилась кровь.

— Да. Кто-то толкнул меня в спину. С-спасибо. Вы спасли мне жизнь.

— С этим не поспоришь, — медленно вымолвил Кристиан и схватил леди Шеррингем за запястье. Ему вдруг показалось, что он не может ее отпустить. Было ли это падение случайным? Или кто-то толкнул ее намеренно?

Краем глаза Кристиан увидел двух джентльменов, держащих под уздцы лошадей. Незадачливая возница, которой Кристиан не знал, содрогалась от рыданий.

— Святые небеса! Джейн!

Леди Шеррингем попыталась высвободить руку, но не смогла.

— Позвольте мне подняться. Отпустите меня к тете.

Кристиан осторожно стряхнул камешки со щек леди Шеррингем. На нежной коже остались кровоподтеки. При виде этих ран сердце Кристиана болезненно сжалось. Но как случилось, что Джейн, в панике выбежавшая из клуба вчера ночью, теперь даже не упала в обморок?

— Вы должны быть напуганы до смерти, но, по-моему, это не так.

— Я ужасно испугалась. Правда.

Леди Шеррингем не поморщилась от прикосновения лорда Уикема к ее лицу. Она даже позволила ему погладить себя по щеке. И даже прижалась к его ладони. Другая на ее месте давно бы уже задыхалась от рыданий.

Леди Шеррингем сбивала Кристиана с толку. Но он восхищался ею. Мучивший его вопрос сорвался с губ, прежде чем Уикем успел обдумать, надо ли его задавать.

— Как мог ваш супруг смотреть в эти глаза и не понимать, каким сокровищем обладает?

Услышав эти слова, леди Шеррингем отшатнулась, и по ее лицу разлилась мертвенная бледность.

— В этом-то и дело. Каждый раз, занося кулак для удара, он признавался мне именно в этом.

Джейн вновь попыталась высвободить руку, и на этот раз Кристиан ее отпустил. Сразу несколько джентльменов протянули руки, чтобы помочь ей подняться на ноги.

Кристиан тоже попытался подняться. Ногу пронзила боль, но он все же мог наступить на нее. Кристиана тут же обступили ахающие и причитающие леди, лишив его возможности последовать за Джейн. Возницу, потерявшую управление, обмахивала веером пожилая леди, умолявшая ее:

— Леди Амелия, прошу вас, не падайте в обморок.

К леди Шеррингем подбежала тетка.

— Святые небеса!

Леди Гардинер поблагодарила Кристиана, а потом взяла племянницу за руку и решительно повела прочь.

Отряхивая бриджи, Кристиан услышал, как леди Гардинер воскликнула:

— Лорд Грешник смотрел на тебя так, будто никогда не видел женщины!

— Он спас мне жизнь!

— Но это не дает ему права так пожирать тебя глазами.

Глава 7

Кристиан крался по улице, пролегающей позади заведения миссис Броуэм. Время от времени он морщился, когда ногу пронизывала боль. Но к счастью, рана, полученная в Гайд-парке, оказалась всего лишь ушибом. После вчерашнего дождя в воздухе висела сырость. Утро выдалось серым, а здесь, в безлюдном переулке, и вовсе было темно из-за тени, отбрасываемой высокими каменными стенами. Ноздри наполнял запах дыма и лошадиного навоза, и этим английские города были очень похожи на индийские.

Из темноты возник мужчина, приветственно приподнявший шляпу.

— Милорд.

Кристиан кивнул бывшему сыщику с Боу-стрит, которого нанял для поисков Дел. Янгер целую ночь провел в холоде и сырости, наблюдая за черным ходом клуба.

— Обнаружили что-нибудь интересное?

— Да. Примерно час назад в здание вошел мужчина. Крепкий, прилично одетый парень. Он разговаривал с женщиной, у которой волосы окрашены хной, а шея увешана бриллиантами.

— Это миссис Броуэм, хозяйка заведения. Вы слышали, о чем они говорили?

Янгер поморщился:

— Прошу прощения, милорд. Мне пришлось незаметно пробираться через калитку, поэтому я услышал лишь несколько слов. Парень жаловался, что в последнее время от мадам совсем не поступает заказов.

— Что за заказы?

— Не могу сказать, милорд. Я не узнал этого человека. Должно быть, он поставляет мадам девушек. В торговле девственницами нет ничего удивительного, когда дело касается такого заведения, как это.

Бывший полицейский занервничал, видя, что пауза затянулась.

— Они не упоминали имя леди Тревор, милорд. Я прихватил с собой юного Бриджеса и послал его… — Янгер замолчал, а потом широко улыбнулся, обнажив белоснежные зубы. — А вот и он, милорд.

Повернувшись, Кристиан увидел долговязого мальчишку, бегущего по улице. Он остановился и, тяжело дыша, привалился к стене.

— Проследил за ним до самого кладбища, мистер Янгер, — выдохнул мальчишка. — Его зовут Таннер. Он возглавляет шайку гробокопателей.


Вчера он спас ей жизнь. А сегодня? Спустится ли, чтобы поговорить?

Джейн беспокойно шагала по ковру, устилавшему пол гостиной в доме лорда Уикема. Большая и мрачная гостиная ничуть не изменилась с того времени, когда здесь господствовал бессердечный и безжалостный граф.

Те жалкие лучики света, что осмеливались заглянуть сюда сквозь окно, терялись в темной отделке стен и тяжелой мебели с мрачной обивкой в зеленых и коричневых тонах.

— Его светлость сейчас спустится, — пообещал дворецкий.

Но ожидание показалось Джейн вечностью. Она рассеянно смотрела в окно, осторожно потирая щеку — мелкие ссадины все еще причиняли боль. В левой руке она держала смятые письма, доставленные утром.

То были письма от Дартмура и Салаберри.

Внезапно Джейн услышала за дверью топот ног, сопровождаемый звонким женским смехом, и тут же вспомнила предостережение тети о том, что в доме лорда Уикема живет целый гарем. Джейн тогда не совсем ей поверила. Но каким бы невозможным это ни казалось, слова тетки оказались правдой. По какой-то необъяснимой причине сердце у Джейн упало. Приложив руку к уху, она замерла посреди гостиной и совершенно неподобающим образом прислушалась.

За дверью кто-то тяжело дышал. Девушки, чей смех слышала Джейн, очевидно, остановились у самой двери.

— Я видела его в ванне! — Голос принадлежал очень молодой девушке.

— Ты не должна была подсматривать, Мэри, — послышался спокойный, но вместе с тем разгневанный голос другой девушки. — Уверена, тебе дорого пришлось бы заплатить, застань он тебя на месте преступления.

— Жаль, что не застал, — дерзко возразила Мэри. — Я собираюсь его соблазнить.

— Прекрати немедленно! — воскликнула вторая девушка. — Что, если он разгневается и отошлет всех нас прочь?

Джейн услышала, как Мэри топнула ногой.

— Но я так его хочу! Это ужасно — смотреть на него со стороны и не обладать им!

«Не обладать им»?! Джейн отчаянно заморгала. Если верить словам незнакомки, живущих в доме девушек никак нельзя было назвать гаремом.

Джейн смерила взглядом расстояние до двери. Ей ужасно хотелось пересечь комнату, распахнуть дверь и посмотреть на девушек. Но она не могла себе этого позволить. А как бы она поступила в дни своей юности? Джейн вдруг поняла, что не знает. Она никак не могла припомнить, какой была тогда.

— Мэри! — В голосе девушки послышалось отчаяние. — Он идет сюда.

— Можешь идти, Люсинда. А я не вижу причин убегать от него.

— В гостиной его ожидает гостья. Вряд ли он захочет, чтобы ты помешала. Да и вообще он ожидает, что мы будем вести себя как благовоспитанные леди.

Быстрые шаги свидетельствовали о том, что одна из девушек все же предпочла удалиться.

— Добрый день, Мэри. Ты сегодня рисовала?

Стало быть, девушка по имени Мэри осталась. А томный мужской голос, конечно же, принадлежал лорду Уикему. Волосы на затылке Джейн узнали эти сочные чувственные нотки и встали дыбом, точно холка собаки, поджидающей своего любимого хозяина.

С того самого момента, как лорд Уикем спас ей жизнь, Джейн не переставала думать о нем. Не могла забыть поразивших ее воображение слов: «Как мог ваш супруг смотреть в эти глаза и не понимать, каким сокровищем обладает?»

Джейн думала, лорд Уикем придет в ярость. Но вместо этого он назвал ее сокровищем. А она сказала ему, что Шеррингем называл ее так до свадьбы. До того, как начал поднимать на нее руку. А еще он всегда повторял, что она снова сможет стать для него сокровищем, если научится делать его счастливым.

— Я не рисовала, — ответила Мэри. — Я наблюдала ужасно вдохновляющую картину. — Она откровенно заигрывала с хозяином дома.

— В самом деле? — За вопросом последовала неловкая пауза.

Интересно, что он сейчас делает?

— Я видел твое отражение в зеркале. — Голос Уикема звучал холодно и пренебрежительно. — Больше не подглядывай за мной.

— Но я верю в то, что две души могут обрести друг друга и слиться в одно целое. Мы и есть эти души…

— Довольно, Мэри. Я на восемь лет тебя старше.

— Но ваша сестра вышла замуж за человека гораздо старше себя, не так ли? Мне нужен опытный мужчина, разбирающийся в том, как подарить удовольствие…

— Прекрати, Мэри. — Угроза в голосе Уикема сменилась горечью. — Ступай, поиграй на пианино. Отправляйся в музыкальную комнату и не смей оттуда выходить.

— Но, милорд, — промурлыкала нахалка, — мне хочется остаться с вами.

Джейн судорожно выдохнула. Какая бесстыдница!

— Уходи. Сейчас же, — устало произнес лорд Уикем. — Уходи!

Дверь гостиной неожиданно отворилась, и он возник на пороге, гневно приглаживая рукой волосы.

— Женщины, — пробормотал он. — Господи, о чем я только думал, окружая себя женщинами?

Внезапно с языка Джейн сорвались слова, которые она непременно бросила бы ему в лицо восемь лет назад, когда дразнил ее, и она готова была дать ему отпор:

— Возможно, в тот момент вы думали отнюдь не головой?

Голубые глаза поймали солнечные лучи и ослепили Джейн их отблесками. Губы же лорда Уикема внезапно изогнулись в кривой улыбке.

— Вы совершенно правы. Я думал совершенно другой частью своего тела. Той, что вас совершенно не впечатляет.

— Другой частью?.. — Джейн осеклась, почувствовав, как горячая волна окатила ее с головы до ног.

— Сердцем, леди Шеррингем. Я говорил о своем сердце. А теперь ответьте: что вас привело сюда? Что-то случилось?

— Нет. — Джейн протянула лорду Уикему письма. — Я приехала, чтобы показать вам вот это.

— Вам не стоило приезжать сюда без сопровождения.

Джейн вскинула бровь.

— Вам прекрасно известно, что я не одна. Джентльмен, которого вы приставили наблюдать за домом моей тетки, собирался отправиться за мной пешком, но я пригласила его сесть в свой экипаж. Какой смысл заставлять его бежать за мной следом?

— Приставить к вам человека было необходимо, леди Шеррингем. Я хотел убедиться, что вам ничто не угрожает.

Уикем взял протянутые ему письма. На нем не было перчаток, и Джейн впервые увидела его руки. Бронзовую от загара кожу покрывали многочисленные шрамы, что свидетельствовало о годах тяжелой работы и сражений. Джейн смотрела на руки лорда Уикема и вспоминала, как они спасли ей жизнь.

— Я не поблагодарила вас должным образом за спасение и хочу извиниться за свою тетю. Она вас очень обидела.

Пожав плечами, лорд Уикем развернул одно из писем.

— Но ведь вы-то мне признательны?

— Вы не верите, что я упала случайно, да? Поэтому вы приставили ко мне своего человека?

Внезапно лорд Уикем схватил Джейн за плечи, слегка подтолкнул и силой усадил в кресло. У нее не было намерения садиться. Слишком взбудоражена она была после того, как прочитала письма. Но лорд Уикем решил, что она должна сесть, и Джейн не оставалось ничего другого.

Кристиан присел перед гостьей на корточки, и его глаза оказались на одном уровне с ее глазами. Неужели он сделал это, чтобы не возвышаться над ней?

— Что случилось, дорогая? Ваша тетушка увела вас так быстро, что я не успел ничего спросить…

«Потому что она больше испугалась вас, а не того, что произошло», — подумала Джейн, но не высказала своего предположения вслух. Она знала, что ей не грозит излишнее внимание со стороны лорда Уикема. Он не любил ее за острый язык и за то, что она никогда не одобряла его поведения. Просто сейчас он испытывал к ней жалость. Не более того.

— Я не знаю, что именно произошло, — произнесла Джейн. — Я хотела уйти от вас, но почувствовала толчок в спину. Я не видела, кто это сделал, потому что не смотрела на окружающих меня людей. Все мое внимание было сосредоточено на…

— Леди Пелчем? — подсказал Уикем.

Нет, на нем. Но Джейн никогда не призналась бы в этом. Она испытывала жгучее чувство стыда от того, что постоянно думала о лорде Уикеме, вместо того чтобы помнить о Дел.

Уикем покачал головой:

— Все произошло так быстро, и на помощь бросилось такое количество людей, что я не успел заметить, кто из них был рядом с вами изначально. Салаберри стоял слишком далеко. Впрочем, как и лорд Пелчем. Леди Питерсборо вышла из своего ландо.

Джейн судорожно сглотнула при упоминании имени Салаберри. Неужели кто-то толкнул ее под колеса экипажа, чтобы пресечь попытки разыскать Дел?

— Я не видела ни лорда Питерсборо, ни Тревора.

Шарлотта тоже была в парке. Когда тетя повела Джейн к экипажу, она успела заметить золотистые локоны подруги и ярко-алую амазонку.

— Я уверена, что леди Амелия Уэнтуорт не собиралась наезжать на меня. Слишком потрясена она была тем, что случилось.

— В сложившихся обстоятельствах я ни за кого не могу поручиться, — возразил Уикем.

Он смотрел на нее так же, как и в тот день, когда она сказала ему, что Тревор бьет Дел. Еще никогда Джейн не видела в глазах мужчины такого беспокойства за нее. Только нельзя было допускать, чтобы этот взгляд проник в самое сердце.

— И вы не станете больше подвергать себя опасности, — добавил Уикем.

— Прочитайте письма, — попросила Джейн. — Прошу Вас, прочитайте.

Брови лорда Уикема удивленно взметнулись, когда он прочитал первое письмо.

«Приезжайте сегодня в клуб. Жду не дождусь, когда увижу вас снова. Дартмур».

— Это муж Шарлотты. Вы ездили с визитом к Шарлотте, леди Дартмур… и ничего мне не сказали. Она призналась мне, что ее муж очень хотел обладать Дел, но это ему так и не удалось. А Шарлотта беременна.

Некоторое время лорд Уикем сидел, точно оглушенный. Джейн испытала то же самое, когда утром прочитала эти письма. Их принесла миссис Ходжкинс, которая была невероятно взволнована новой ролью посыльной. Ей и в голову не могло прийти, насколько отвратительно их содержание.

— Другое от Салаберри, — произнесла Джейн, стараясь не показывать своих истинных чувств. И все же ее голос предательски задрожал. — Он грозится наказать меня.

— Дьявол! — Это письмо Уикем не стал читать вслух. Но Джейн и так не забыла бы ни слова.

«Испорченные леди, убегающие во время моего выступления, должны подвергнуться наказанию. Встретьтесь со мной сегодня вечером, моя восхитительная новообращенная. Приходите и поиграйте со мной».

— Как думаете, Салаберри рассказал о моем посещении клуба леди Питерсборо? Или одной из знакомых мне леди? Шарлотта меня тоже видела. И наверняка сообщила об этом мужу. Поверить не могу, чтобы Шарлотта так со мной поступила. Неужели она не понимает всей опасности?

Уикем застонал:

— Думаю, Салаберри сам вас узнал. А я подтвердил его догадку.

— Что?

Уикем потер шею, взъерошив на затылке волосы.

— Салаберри рассказал мне, что ваш покойный супруг был покровителем одной из пропавших куртизанок, и что он сломал ей нос.

Джейн потребовалось некоторое время, чтобы осознать услышанное. Покойный супруг. Разбитый нос. Ей стало дурно, но она не удивилась. Шеррингем всегда вынуждал своих любовниц совершать поступки, за которые потом сурово наказывал.

Джейн взглянула на лорда Уикема, наливавшего из графина бренди:

— Мой муж был покровителем пропавшей куртизанки?

— До того как она начала работать в клубе миссис Броуэм.

К горлу Джейн подкатила тошнота. К тому времени ее муж переехал жить к женщине по имени Флер де Жардин. Мисс де Жардин была весьма честолюбивой содержательницей борделя, а не актрисой. Она погибла в огне вместе с Шеррингемом.

— Но ведь вы не говорили Салаберри, что я была с вами? — спросила Джейн.

— Конечно, не говорил. Но я понял, почему вы так испугались тогда, в клубе… — Уикем осекся, подошел к Джейн и протянул ей бокал. Она никогда бы не смогла выпить такое большое количество спиртного, но все же взяла бокал из рук графа и сделала глоток.

К удивлению Джейн, лорд Уикем сел на подлокотник ее кресла. Напиток застрял у нее в горле. Она закашлялась, а на глазах выступили слезы.

— Если у Салаберри и зародились подозрения относительно того, кто скрывается под густой вуалью, — пробормотал лорд Уикем, — то выражение моего лица их подтвердило. Я подумал о том, что вам причинили боль, и эти мысли отразились у меня на лице. Извините меня.

На лбу лорда Уикема залегли глубокие складки, а вокруг его соблазнительных губ образовались морщинки. О да, Джейн представляла, сколь легко отдать собственное сердце этому джентльмену, проявляющему о ней такую заботу. Так что предостережения тетушки Регины оказались совсем нелишними.

Джейн сделала еще один глоток, и спиртное обожгло горло.

— Мне необходимо вернуться в клуб, Уикем. Сначала происшествие в парке, а теперь вот эти письма, с помощью которых связанные с Дел мужчины пытаются завлечь меня на свидание. Я пришла к вам, потому что мне не к кому больше обратиться. Некого просить о помощи. Мне нужно, чтобы вы вновь отвезли меня в клуб.

Молчание лорда Уикема нервировало гораздо сильнее, нежели его возможный отказ.

— Если меня намеренно толкнули под колеса экипажа, мне угрожает опасность. И Дел тоже. Вы — единственный человек, которому я могу доверять, Уикем. — У Джейн в запасе оставался еще один козырь, и поскольку лорду Уикем молчал, она выложила и его. — Если вы не согласитесь отвезти меня в клуб, я поеду туда одна, чтобы встретиться с обоими джентльменами.

— Ну уж нет, черт вас побери, вы туда не поедете! — Лорд Уикем вскочил с подлокотника, развернулся и оперся об него обеими руками.

— Поеду, — упрямо повторила леди Шеррингем. — Я обязана это сделать… ради Дел.

Дверь внезапно распахнулась, и тихий женский голос позвал:

— Милорд.

Кристиан застонал. Как же не вовремя!

И все же он обернулся. В гостиную вбежала Филомена, утирающая слезы. Дьявол. Девчонка плакала.

— Прошу вас, милорд, не позволяйте этой леди забрать нас. Мы больше не доставим вам хлопот.

Джейн приподнялась с кресла и подалась вперед, чтобы разглядеть девушку.

— Боже, да она ведь совсем ребенок!

Убрав руки с подлокотника, лорд Уикем выпрямился во весь рост и подошел к Филомене. Филли не была ребенком. Просто в свои пятнадцать лет она выглядела слишком маленькой и хрупкой. Не выше Дел, когда той было двенадцать. Филли обвила шею Уикема тонкими руками и крепко обняла. Кристиан похлопал ее по спине:

— Никто не собирается вас забирать, Филли. Леди Шеррингем — друг семьи.

— Так вот ты где. — В дверях возникла перепуганная экономка. Уже вторая после того, как он вернулся в Англию. Она присела в реверансе. — Прошу прощения, милорд. — Экономка вошла в гостиную и протянула руки к Филли, но та лишь сильнее вцепилась в Уикема.

Кристиан снял ее руки со своей шеи.

— Ступай. Тебе не о чем волноваться. Я обещаю.

В наполненных слезами глазах вспыхнула надежда.

— Спасибо, — прошептала Филли. Живя в гареме, она служила вышивальщицей и оставила всякие надежды на спасение. Филли не разговаривала в течение целых шести месяцев до тех пор, пока ее не нашел лорд Уикем.

Схватив девушку за руку, экономка рассыпалась в извинениях, а потом потащила бедняжку прочь из комнаты.

Леди Шеррингем вскочила с кресла, едва только за экономкой закрылась дверь. Одна из шпилек зацепилась за мягкую спинку, и теперь выбившийся огненно-рыжий локон струился по шее, подобно языку пламени.

— Тетя говорила мне, что вы привезли в Англию девушек, которых намереваетесь вернуть в семьи! — воскликнула она. — Это правда?

— Да, все они англичанки, потерявшие родителей в Индии и на Ближнем Востоке. Филомена самая младшая. Ей пятнадцать лет. Самой старшей девушке двадцать. Их всех покупали и продавали, точно бездушные драгоценности. Три из них жили в гаремах Турции, одна — у индийского раджи.

Брови Джейн сошлись на переносице.

— И вы всех их спасли? Но как?

Это было нелегко. Гаремы ведь тщательно охраняются евнухами и вооруженными до зубов часовыми.

В глазах леди Шеррингем вспыхнуло негодование, и Кристиан вспомнил, что ее лицо приобретало такое же выражение во время каждого их разговора.

— Так почему бы не отправить их домой?

— Я совершил ошибку, леди Шеррингем. Я думал, что семьи с радостью примут их назад. Попросил своего секретаря разыскать их родных. Но нас встретили решительным отказом. Бедняжки потеряли девственность. Они знают, как удовлетворить желания мужчин и женщин. Это подтверждается тем, что они выжили.

Лорд Уикем бросал ей вызов, ожидал, что она надменно вздернет подбородок и скривится от отвращения и негодования.

— Бедняжки!

Она сочувствовала им. Кристиан был потрясен. Кроме Джейн, никто не оказался способен на сочувствие.

— Вы не осуждаете их за падение? Большинство представительниц высшего света заклеймили их позором.

Глаза леди Шеррингем заблестели ярче.

— В том, что случилось, нет их вины. И те леди, кто не смог этого понять, заслуживают того, чтобы… сидеть на хлебе и воде до конца жизни.

В этот самый момент Кристиан понял горячее желание леди Шеррингем помочь его сестре. Клуб миссис Броуэм сильно напугал ее, но она превращалась в тигрицу, защищая более слабого.

— И что вы собираетесь с ними делать? — спросила она.

— Собираюсь предоставить каждой щедрое приданое.

— Вы же не собираетесь купить таким образом мужчин, готовых жениться? — Пальцы леди Шеррингем сжались в кулаки. — Вы не можете обречь их на нежеланное замужество.

— Я хочу, чтобы они нашли себе подходящих мужей и жили так, как они того заслуживают.

Леди Шеррингем улыбнулась, и ее лицо просветлело.

— Вы, граф Уикем, известный в обществе развратники повеса, стали теперь сводником. — В голосе леди Шеррингем послышалась горечь. — Надеюсь, вы не последуете примеру своего отца?

— Я никогда не стану поступать так, как он.

Леди Шеррингем нахмурилась, и Кристиану показалось, что она ему не поверила.

— Вы меня поражаете, Уикем. — Леди Шеррингем смягчилась, и в ее голосе не слышно было прежней категоричности. — Сначала я узнала, что вы спасали жизни в Индии. Затем вы спасли жизнь мне. Вернулись ради Дел. А теперь вот это… Я очень ошибалась. Вы — самый настоящий герой.

Она назвала его героем в разговоре с майором Арбэтнотом. И назвала героем сейчас.

Только это заблуждение.

— Плох тот герой, что спасает людям жизни, не подумав, как сложится их будущее, — печально произнес Уикем.

Леди Шеррингем подошла чуть ближе. С негнущейся спиной и поджатыми губами, она приподнялась на цыпочки и поцеловала стоящего перед ней мужчину.

Глава 8

Бархат и шелк. Розы и ваниль.

Кристиан упивался леди Шеррингем, когда она неуклюже накрыла его губы своими. Его словно… парализовало. Обычно он целовал женщину первым, увлекал ее, призывая присоединиться к игре, и распалял ее до тех пор, пока оба не начинали пылать страстью.

Но в случае с леди Шеррингем это не сработало бы.

Кристиан стоял не двигаясь и наблюдал за поцелуем из-под полуопущенных век. Губы леди Шеррингем постепенно становились мягче и податливее. Потом слегка приоткрылись, и Кристиан услышал тихий стон.

И все же он не решался даже положить руку на ее изящную спину, позволив ей делать то, чего хочет она. Впервые в жизни Кристиан стоял как истукан, с напряженно прижатыми к телу руками, и покорно подставлял свои губы для поцелуя. Соприкасались только их с леди Шеррингем губы.

Она наклонялась вперед до тех пор, пока ее груди не прижались к его груди. Она несмело подняла сжатые в кулаки руки и положила их на плечи Кристиана. Поцелуй был таким легким и поверхностным, что Кристиан смог бы разговаривать с Джейн, пока она изучала его губы своими так нерешительно и несмело, словно опасалась какого-то подвоха.

— Да, — пробормотал Кристиан. — Обнимите меня.

Ему необходимо было знать, что она сможет это сделать.

Что она смогла пережить и выстрадать все, что выпало на ее долю, и не сломаться в душе.

Джейн провела кулаками по его плечам и обвила шею. Ее губы приоткрылись, и когда Кристиан хотел уже ответить на призыв со всей страстью, леди Шеррингем отстранилась.

Она ошеломленно смотрела на стоящего перед ней Кристиана.

— Я смогла, — прошептала она.

Наклонившись, Кристиан уткнулся лицом в ее шею, коснулся губами отчаянно пульсирующей на ней жилки и ощутил восхитительный вкус кожи.

— Вы это смогли.

Джейн отстранилась.

— Для вас это был не настоящий поцелуй. Простите.

И действительно, этот поцелуй никак нельзя было назвать страстным и чувственным. Он был для Кристиана чем-то совершенно новым и неожиданным. С помощью этого поцелуя Джейн делилась своими страхами и неуверенностью, а то, как она осторожно обвила руками его шею, сразило его наповал и затронуло самые чувствительные струны его души.

Леди Шеррингем обхватила себя руками.

— Я могу это повторить. Неужели вы не видите? Я могу вернуться в клуб, если вы будете рядом.

— Стало быть, этот поцелуй послужил своеобразной проверкой?

Залившись краской, Джейн кивнула.

— И я не думала в этот момент о своем покойном муже. Целуя вас, я думала только о вас.

Сердце Кристиана продолжало бешено колотиться о грудную клетку.

— Когда я обнял вас и поцеловал в театре, вы вспомнили своего мужа? Вас напугало это?

— Да, но сейчас…

Джейн прервал осторожный стук в дверь. Дьявол! Обернувшись, Кристиан увидел стоящего на пороге дворецкого своего отца. Пожилой Уилкинс был настолько чопорным и правильным, что, казалось, скрипит на каждом вздохе.

— Прибыла некая миссис Смол, милорд. Заявляет, будто вы назначили ей встречу.

— Так и есть, — не слишком любезно бросил Кристиан.

— Я отправил ее в… — Уилкинс откашлялся, — в западную гостиную.

В комнату, в которой отец подначивал сына до тех пор, пока ярость не переливалась через край, и он окончательно не терял над собой контроль. Кристиану не хотелось снова заходить в комнату, где он одним лишь ударом отшвырнул отца к стене, а потом сжал пальцы на его тощей шее.

Однако леди Шеррингем уже спешила к дверям.

— Идемте же, Уикем, — бросила она через плечо. — Нам необходимо с ней поговорить.

Она окончательно его запутала. Только что она была ранимой и беззащитной, а в следующее мгновение — деловитой и бесстрашной. Неужели она явилась в его дом именно за этим? Расспросить кухарку, хотя Кристиан и просил ее не делать этого.

Дьявол!..


Миссис Смол присела в глубоком реверансе, когда лорд Уикем вошел в комнату. Леди Шеррингем последовала за ним. Она вышла из гостиной первой, но в коридоре хозяин дома обогнал ее. Это лишний раз доказывало, что рана на его ноге оказалась не слишком серьезной.

Оказавшись в западной гостиной, Джейн с трудом удержалась, чтобы не поежиться. Если атмосфера в предыдущей комнате была просто мрачной, то здесь дело обстояло гораздо хуже. Гостиная была заставлена массивной уродливой мебелью, а кресла накрывали похожие на привидения чехлы.

Одетая в коричневое шерстяное платье и видавшую виды соломенную шляпу, едва удерживающуюся на седых буклях, миссис Смол нервно поводила плечами.

Да и неудивительно. Эта комната нагнала бы страху на кого угодно.

Проскользнув мимо Уикема, Джейн подбежала к кухарке и сжала ее руки в своих. Она спиной чувствовала, как взгляд лорда Уикема прожигает ее насквозь.

Однако единственного взгляда на растянувшиеся в улыбке губы миссис Смол было достаточно, чтобы понять: Джейн поступила правильно, придя в эту комнату, хотел того лорд Уикем или нет.

— Я так рада, что и вы тоже тут, миледи, — сказала миссис Смол. — Наша госпожа все подмечает, и я очень боялась, что она узнает, куда я сегодня направилась.

Ну, разве могла Джейн отступиться от этого дела, когда эта несчастная кухарка так на нее рассчитывала?

Обернувшись, Джейн заметила поджатые губы лорда Уикема.

— Ну, конечно же, я ждала вас. Вам вовсе не нужно возвращаться к миссис Броуэм. Лорд Уикем, проследит, чтобы о вас позаботились.

— Так и есть, — холодно кивнул Уикем. — Лорд Уикем, позаботится.

По спине Джейн пробежал холодок. Уикем наверняка возненавидит ее за то, что она говорит от его имени, ибо считает, что только он вправе диктовать условия, но ведь она делает это ради Дел.

Внезапно на ее талию легла большая рука лорда Уикема. Легонько отстранив Джейн, он прошел вперед.

— Насколько я понимаю, вам был обещан дом с меблированными комнатами для сдачи внаем, — протянул он и подвел миссис Смол к дивану. Потому что только он да ужасное кресло с широкой спинкой не были накрыты чехлами. — Вы получите все, что вам было обещано, если расскажете мне правду, миссис Смол. Вы готовы говорить?

Простодушные голубые глаза взглянули на Уикема, а затем перекочевали на Джейн.

— Да, милорд. Именно за этим я здесь. Уж больно хочется мне иметь собственный доход.

Лицо миссис Смол просияло, окутав теплом сердце Джейн. Она тоже опустилась на диван, чтобы подбодрить кухарку. Уикем устроился в кресле.

— В таком случае перейдем прямо к делу, — сказал он. — Вы сказали, что положение дел в клубе миссис Броуэм вас очень беспокоит.

Миссис Смол подалась вперед:

— Господа сами знают, как лучше. Поэтому я всегда держала рот на замке и делала вид, будто ничего не замечаю.

— Не нужно убеждать меня в том, что на вас можно положиться, — улыбнулся кухарке Уикем. — Думаю, миссис Броуэм была уверена в благонадежности работающих у нее людей.

Щеки кухарки окрасились румянцем. Ей очень польстила похвала лорда Уикема.

И неудивительно. Уикем мог очаровать кого угодно.

Джейн почувствовала, как ее лицо тоже обожгла краска. Она не сказала Уикему всей правды. Она поцеловала его вовсе не для того, чтобы проверить. Просто он так посмотрел на нее, когда она выпалила что-то о его геройском поведении, что ей вдруг ужасно захотелось коснуться его губ своими.

Но поцелуй был ужасен. Совсем не похож на тот, каким они обменялись в театре. И Кристиан даже не ответил на него. Он позволил Джейн поцеловать себя, но она чувствовала, что его отстраненность разделяет их, подобно стене.

Джейн испытывала огромное смущение от того, что вообще поцеловала его.

Поэтому лучше забыть об этом. Сейчас самое главное — думать о Дел.

— А что насчет пропавших… — начала Джейн, но Уикем перебил ее:

— Мы беспокоимся о пропавших в клубе женщинах, миссис Смол. И о моей сестре леди Тревор, оказавшейся в клубе помимо воли. Поэтому я должен спросить: что вас так напугало в клубе?

— Там творится разврат. Но у меня спину сводило от страха при виде мужчин в плащах. Они всегда проходили в заведение через черный ход. Всего их было четверо. По крайней мере, мне так показалось.

— Мужчины в плащах? — эхом откликнулась Джейн.

— Да, в плащах с капюшонами. А еще на них всегда были надеты маски.

— Вы никогда не видели их лиц? — спросил Уикем. — И не знаете, кто они?

Миссис Смол покачала головой:

— Даже хозяйка никогда не называла их по имени. Она говорила, что это особые гости, и требовала подавать для них только лучший бренди.

— И вам ни разу не удалось разглядеть цвет их волос или одежду?

— Все они джентльмены. Это я знаю наверняка. Плащи из черной шерстяной ткани. Ничем не примечательные. Черные маски полностью скрывали лицо, а капюшоны были надвинуты так низко, что и глаз было не видать. Да я и не осмеивалась глядеть на них. — Кухарка передернулась.

— А рост этих джентльменов?

— Не такие высокие, как вы, милорд. Двое были приземистые и широкие в плечах. А двое других — худощавые, трудно сказать подробнее — плащи-то широкие. Но двое из этих джентльменов показались мне довольно крупными. Занимали почти весь дверной проход.

— И куда они направлялись по приезде в клуб?

— Есть дверь, ведущая в темницу. Она всегда заперта, но эти джентльмены всегда открывали ее своими ключами.

— Они приезжали каждую ночь? На протяжении какого времени?

— Приезжали по четвергам и пятницам. В полночь, милорд. Целых полтора года. — Миссис Смол неожиданно занервничала. — Да… забыла сказать. У одного из них есть трость. Как-то раз одна из судомоек заперла дверь черного хода на ключ, и тому джентльмену пришлось стучать. Я чуть с ума не сошла от страха. Нам ведь было велено всегда держать дверь во двор открытой. Когда я впустила его, он едва не проткнул меня насквозь своей тростью, потому что как раз собирался постучать ею в дверь еще раз. А я-то решила, что он хочет ударить меня. Уж больно он был разгневан, милорд.

Лорд Уикем сочувственно покачал головой, и Джейн увидела, как просияли благодарностью глаза миссис Смол.

— Вы можете описать трость?

— Серебряная, милорд. А вместо набалдашника конская голова с развевающейся гривой. И глаза из алых рубинов.

Уикем откинулся на кресле и вытянул ноги.

— Слишком приметная вещица для джентльмена, желающего сохранить инкогнито.

Джейн тоже так считала. У нее не хватило бы дерзости высказать свое мнение, но самонадеянные джентльмены зачастую считали себя такими умными и неприкосновенными, что беззастенчиво выставляли напоказ свои грехи.

Столь примечательную трость наверняка кто-нибудь сможет опознать. И наверняка эти четверо были причастны к исчезновению женщин. А иначе, зачем им было так тщательно скрываться, когда остальные члены клуба разгуливали по нему открыто? Только вот имели ли они какое-то отношение к Дел?

Сцепив пальцы на коленях, миссис Смол с надеждой смотрела на лорда, Уикема.

— Больше я ничего не могу вам рассказать, милорд. Этого достаточно?

Ответная улыбка Уикема могла бы растопить кусок льда. И она растопила сердце миссис Смол.

— Сообщенная вами информация, безусловно, очень нам помогла. А не могли бы вы припомнить что-нибудь о пропавших девушках? Наносили ли им когда-либо серьезные раны?

Кухарка зарделась от похвалы. Ослепительные взгляды Уикема и его природное обаяние сыграли свою роль. Кроме того, кухарке было обещано весьма щедрое вознаграждение. Ну, какая женщина смогла бы устоять перед таким мужчиной?

— Пропавших девушек звали Молли Темплтон и Китти Уилсон. Обе они были танцовщицами. Работали в театре. — Кухарка помахала пальцем. — Но с девушками запрещалось обращаться грубо. Что верно, то верно. Правда, у них на руках оставались синяки после игрищ с веревками и кнутами. Но девушек не заставляли делать ничего такого, что они не смогли бы вынести. Некоторые из них работали раньше в гораздо более ужасных местах и благодарили Господа за то, что госпожа взяла их к себе.

Джейн ушам своим не верила.

— И они не возражали, чтобы их хлестали кнутом?

Миссис Смол криво усмехнулась:

— Уверена, его светлость все вам объяснит.

Сдвинув брови, Джейн бросила взгляд на Уикема, на лице которого возникло какое-то странное выражение.

— Так уж повелось, миледи, — продолжала миссис Смол, — что джентльменам хочется того, чего они не могут позволить себе дома.

— Но зачем им…

— Миссис Смол, — перебил ее Уикем, — еще несколько вопросов о клубе… — На протяжении нескольких минут он продолжал расспрашивать кухарку о заведении. Как проходили вечера в клубе, готовила ли миссис Смол для девушек, и где жили эти самые девушки? Лорд Уикем расспрашивал кухарку о ее кулинарных успехах и упрашивал выдать секрет приготовления молока с вином и сахаром.

Миссис Смол призналась, что она редко поднималась наверх, а посему ничего не могла поведать о гостях. Из разговоров служанок она знала лишь, что клуб посещали представители элиты. Например, два герцога, дюжина графов и даже разорившийся принц из рода Габсбургов.

— Если вы еще что-то утаили от меня, расскажите за вознаграждение. Скажем, я заплачу вам за это тысячу фунтов.

Миссис Смол принялась беззвучно ловить ртом воздух.

Уикем наградил ее самой очаровательной из своих улыбок, и кухарка сдалась.

— Мне кажется, для тех четырех мужчин госпожа воровала каких-то особенных девушек, — прошептала она, нервно теребя подол платья.

Джейн с отчаянно бьющимся сердцем придвинулась к миссис Смол.

— Что за особенные девушки?

Кухарка отерла глаз кончиком рукава.

— Совсем юные. Я случайно увидела одну из них. Совсем ребенок — не старше четырнадцати лет. Бедняжка казалась перепуганной до смерти. Моя госпожа была добра к работающим на нее людям, но боюсь, что… она поставляла тем джентльменам девственниц.

Поднявшись с кресла, Уикем отвесил поклон, и у миссис Смол от удивления едва не выскочили из орбит глаза.

— Благодарю вас.

Более сердечной благодарности Джейн еще не приходилось слышать. Лорд Уикем умел говорить и вести себя так, что женщина начинала чувствовать, будто он у нее в неоплатном долгу. Залившись румянцем, миссис Смол обернулась к Джейн:

— О, миледи, огромное вам спасибо за то, что познакомили меня с его светлостью!

Джейн вздохнула. Что бы она смогла сделать в одиночку? Откуда ей взять тысячу фунтов, чтобы выплатить кухарке вознаграждение? Да и купить дом с меблированными комнатами ей было не по средствам.

— Я поручу своему секретарю оформить все необходимые документы, миссис Смол, — сказал Уикем.

Кухарка порывисто встала с дивана и присела в реверансе.

— Ох, спасибо вам, милорд.

Уикем наклонился к уху Джейн.

— Не выйдете со мной ненадолго, миледи?

Джейн последовала за ним, и как только лорд Уикем отослал в кабинет седовласого дворецкого в очках и закрыл за собой дверь, она заглянула ему в глаза, желая быть… полезной. Готовой к действиям.

— Вы знаете, кому может принадлежать трость?

— Я вернулся в Англию недавно, поэтому не знаю. Но приложу все силы, чтобы узнать.

— Салаберри. Питерсборо. Дартмур или Тревор. Под маской мог скрываться кто угодно. — Джейн едва не сорвалась на крик. — А вдруг Дел узнала, что ее муж совращает невинных девушек? Сегодня четверг. Мы должны отправиться в клуб.

Уикем приложил палец к ее губам, а потом потянул за собой. Секретарь как раз провожал миссис Смол до дверей.

— Я приставил одного из своих людей наблюдать за ней, — прошептал Уикем на ухо Джейн.

— Так же, как поступили в случае со мной. Вы опасаетесь за ее жизнь. Как опасались за мою.

— Так и есть. — Уикем схватил Джейн за плечи, словно хотел с силой встряхнуть. Но не сделал этого. — Вы должны вернуться домой, моя дорогая. Мои люди проследят, чтобы вы поехали именно туда, а не куда-то еще. Я во что бы то ни стало обеспечу вам безопасность.

Джейн покачала головой:

— Вы заедете за мной сегодня вечером, чтобы отвезти в клуб? — Однако прежде, чем Уикем успел дать отрицательный ответ, Джейн ударила его по рукам, все еще лежащим у нее на плечах. — Вы знаете, что я все равно туда поеду.

— Хорошо. Я возьму вас. Но при одном условии. Если Вас что-то испугает или расстроит, или же вы почувствуете необходимость вмешаться, обязательно предупредите меня. Я не прикоснусь к вам без необходимости. И никому не позволю к вам прикоснуться.

«Я не прикоснусь к вам». Что-то сломалось в душе Джейн, даже несмотря на то, что она ответила:

— Спасибо.

— Будьте готовы к девяти часам.

— Нет, — возразила Джейн. — Я сама приеду к вам к девяти.

Глава 9

Пиво текло по подбородку мужчины, и он утирал его рваным рукавом. Сидящий в углу пивной Кристиан смотрел, как крепко сбитый кладбищенский мародер с грохотом поставил кружку на стол и знаком приказал налить еще пива.

Этот человек по имени Смит работал на Таннера. Он вытаскивал из могил тела и отвозил в медицинские школы, где их покупали для опытов. Каждый вечер, перед тем как идти на дело, он заходил в эту расположенную в доках таверну «Бочка и якорь».

Кристиан поднялся со своего места. В его распоряжении было полтора часа до возвращения в Уикем-Хаус, откуда он повезет леди Шеррингем в клуб и попытается защитить ее от джентльменов, желающих либо причинить ей зло, либо использовать ее в своих играх.

Кристиан подошел к столу Смита как раз в тот момент, когда перед ним поставили очередную пинту пива. Уикем ударил сапогом по скамье, чтобы привлечь внимание грабителя.

На него тотчас же уставились налитые кровью глаза.

— Чего надо? — От дородного тела Смита исходила зловонная смесь запахов дешевого эля, пота и разлагающихся трупов.

Вынув из кармана золотой соверен, Кристиан принялся крутить его между пальцев. При этом слегка задел полу своего пальто, явив взору Смита заткнутый за пояс брюк пистолет.

— Это вы работаете с человеком по имени Таннер?

— А вам-то какое дело? Вы вообще кто, черт бы вас побрал?

— Тот, кому не хочется тащить вас к судье, но кто вполне способен отправить вас на виселицу. — Кристиан бросил грабителю соверен и вытащил из кармана небольшой мешочек, в котором тихонько звякнули монеты. Он ваш. Если ответите на мои вопросы.

— Не слишком-то мне пригодятся эти деньги, когда мне перережут горло да швырнут в Темзу.

— Здесь достаточно, чтобы купить себе безопасность. Вы оказывали какие-нибудь услуги миссис Броуэм, владелице клуба на Болтон-стрит?

Смит покачал головой, поддел пальцем лежащий на столе мешочек и приподнял его, оценивая вес. Монеты мелодично зазвенели. Присутствующие в таверне разом повернули головы на звук, но Смит осторожно положил мешочек на скамью рядом с собой.

— Ну, допустим.

— Что это были за услуги?

— Забирал несколько тел. В медицинских школах любят хорошеньких молодых девушек.

Горло Кристиана сдавило точно железным обручем.

— Насколько молодых?

Взор Смита на мгновение затуманился.

— Некоторым из них было лет четырнадцать.

— Когда вы забирали тела?

— Последнее — около месяца назад.

Кристиан испытал огромное облегчение. Дел среди них быть не могло.

— Из клуба миссис Броуэм?

Смит отхлебнул пива.

— Я сам их не забирал. Это делал Таннер. А я уж потом развозил по медицинским школам. Он же ездил в какой-то дом близ Блэкхита. А может, то был Ричмонд. Таннер сказал, что ему понадобится экипаж.

Кристиан достал из нагрудного кармана медальон с портретом Дел. Ему необходимо было убедиться.

— Вам не попадалась женщина, похожая на эту? Сейчас она на восемь лет старше.

Смит прищурился.

— Красивая. Те, что я забирал, были простолюдинками, а не леди…

Услышав в голосе Смита неуверенность, Кристиан достал из кармана пятифунтовую купюру.

— Но вы знаете что-то об этой леди?

Похожие на бусинки глаза Смита пробежались по заведению.

— Скоро за мной приедет Таннер, — прохрипел он. — Но может статься, я кое-что вспомню, милорд. Мой кузен охраняет леди в одном из домов, принадлежащих мадам. Правда, он держит рот на замке.

— Леди? Кто она такая?

— Это мне неведомо. Кузен сказал, будто она сумасшедшая. К кровати ее привязывать приходится, чтобы она на себя руки не наложила. — Смит указал на медальон. — Может, это и она. Дама, которую вы ищете.

Или же вся эта история выдумана, чтобы заполучить пять фунтов. Кристиан не очень-то верил Смиту, но готов был цепляться даже за малейшую надежду.

Но почему Броуэм удерживала Дел в плену? Для кого она это делала?

Кристиан знаком приказал принести еще пива, и Смит посмотрел на него с благодарностью. После этого Кристиан сел рядом с ним.

— У меня есть к вам деловое предложение, Смит.

— Что за предложение, милорд?

— Мне нужен ваш хозяин Таннер. Заплачу по-королевски, если отведете меня к нему. Если вы мне поможете, я избавлю вас от петли.

Смит тронул горло под грязным шейным платком.

— Королевское вознаграждение вместо виселицы, говорите вы? По рукам.

В Уикем-Хаусе творилось что-то невообразимое. Едва ступив на порог, Кристиан оказался в настоящем бедламе. Девушки заламывали руки и рыдали, а служанки во главе с экономкой бегали из комнаты в комнату, точно перепуганные насмерть курицы.

Кристиан схватил за руку одну из пробегавших мимо служанок:

— Что происходит? Какие-то новости о леди Тревор?

Служанка вытаращила глаза.

— Я… Я не знаю, милорд. Правда не знаю. — Она испуганно смотрела на затянутую в перчатку руку Кристиана, больно схватившую ее за плечо. Он отпустил служанку и направился в кабинет. Но едва он распахнул дверь, кровь у него в жилах застыла.

Его чопорный седовласый секретарь Джонатан Хантли, служивший в этом доме более тридцати лет, сидел за столом и спешно писал какое-то письмо. Кристиан быстро пересек кабинет и вытащил бумагу прямо из-под пера секретаря. Охнув от неожиданности, Хантли схватился за сердце.

— Милорд, вы могли бы меня предупредить. Очень не хотелось бы отойти в мир иной прямо за вашим столом.

В письме содержалось описание Мэри, а не Дел.

— Разве эти охающие леди ничего вам не рассказали? — Хантли опустил перо в чернильницу. — У нас произошел побег.

— Что?

— Мисс Мэри сбежала с лакеем.

Черт! Черт! Черт!

— Но вам не стоит беспокоиться на этот счет, милорд.

Когда Кристиан только вернулся в Англию, Хантли высокомерно взглянул на него поверх своего длинного носа и изрек, что дом, полный молодых леди, не ждет ничего, кроме неприятностей.

Схватив со стола пресс-папье, Кристиан с силой метнул в противоположную стену. Однако это не принесло ему облегчения, только Хантли, перепугавшись, забрызгал стол чернилами.

Кристиан швырнул письмо на стол.

— Не останавливайте их. Вскоре Мэри непременно свяжется со мной, потому что им потребуются средства к существованию. И когда она это сделает, я дам ей обещанное приданое. А пока пусть развлекаются.

— Дадите ей приданое? — Слова хозяина явно сбили Хантли с толку.

— На побег ее толкнула уязвленная гордость. Я вернул девушек в этот мир, совершенно не подумав о том, примет ли он их назад. — Кому, как не ему, ненавидимому отцом законнорожденному ребенку, было не знать об этом. — Возможно, Мэри нашла подходящего молодого человека, полюбившего ее всем сердцем. После трех лет жизни в гареме Мэри отчаянно желала обрести любовь и признание. Возможно, щедрое приданое поможет ей купить любовь, к которой она так стремилась.

Выражение лица Хантли свидетельствовало о том, что секретарь с хозяином не согласен.

— Милорд, если вы позволите мне смелость…

Кристиан вздохнул:

— Зачем спрашивать, Хантли?

— Скандал может затронуть остальных девушек.

Кристиан всплеснул руками:

— Общество и так уже распускает о них грязные сплетни. Единственный человек, который меня понимает, — леди Шеррингем.

— Они не могли уехать далеко, — продолжал стоять на своем Хантли. — Большинство убегают под покровом ночи, чтобы оставить в запасе несколько часов. Мэри же исчезла из дома сразу после утреннего чая.

— Стало быть, вы полагаете, Мэри хотела, чтобы я ее вовремя остановил?

— Совершенно верно.

Только теперь Кристиан понял.

— Она сделала это, чтобы я обратил на нее внимание…

Мэри была уязвлена в самое сердце и по глупости решила, что сможет таким образом заставить Кристиана проявить к ней особое внимание.

— Отправьте за ними людей! — рявкнул Кристиан.

Секретарь вскинул седую бровь:

— Доставить их назад, милорд?

Кристиан устало упал в кресло, стоящее возле стола.

— Да. Верните их. Я поступлю как последний мерзавец, лишив девушку возможности самостоятельно вершить собственную судьбу, ибо, бездумно выйдя замуж сейчас, она горько пожалеет об этом потом. Но она не заслуживает того, чтобы вновь оказаться в тюрьме, пусть даже и по своей воле.

К удивлению Кристиана, Хантли кивнул:

— Хорошо.

Судя по всему, в глубине души этот старый чудак все же испытывал симпатию к взбалмошным молодым леди, проживающим в доме его хозяина. Кристиан достал из-за пояса брюк пистолет и положил его на стол.

— Вы встречались с похитителем трупов Смитом? И как прошла встреча? — спросил Хантли.

Ай да Хантли! В такие моменты Кристиан радовался тому, что этот пожилой секретарь служит у него.

— Смит утверждает, что в одном из домов, принадлежащих миссис Броуэм, содержится женщина благородного происхождения.

Кристиан поднял глаза и, к своему удивлению, заметил облегчение, отразившееся на обычно бесстрастном лице секаря.

— Выдумаете, это леди Тревор? Слава Богу! — Выпалив, Хантли пристыженно опустил голову. — Прошу прощения, милорд, но я не нашел никаких сведений, касающихся какой-либо недвижимости, принадлежащей миссис Броуэм. Кроме клуба, разумеется. Что же касается вложений… То и тут она очень умело заметает следы.

Кристиан протестующе поднял руку:

— Вы выполнили большое количество задач, возложенных на вас в последние несколько дней. Поэтому извинения излишни. Кроме того, у меня появилась зацепка. И я нашел способ заставить похитителя трупов привести нас к нужному дому. Мне нужен Янгер и его люди.

— Сделаю, милорд. Я навел справки о маркизе Салаберри. Как вы и предполагали, милорд, он по уши увяз в долгах.

— В таком случае сегодня вечером ему придется узнать, что значит быть подвешенным за одно место.

— Очень хорошо, милорд, — ответил Хантли.

Посыльный принес письмо около девяти часов вечера. Кристиан сломал печать и развернул послание. Оно не могло быть от Джейн. Его человек сообщил бы, если бы что-то произошло. Но при виде почерка и приветствия Кристиану показалось, будто из легких откачали весь воздух.

«Мой дражайший Кристиан!

Два дня назад я видела тебя в клубе, но не решилась подойти. С того самого момента я не могу ни есть, ни спать — все думаю о тебе.

Сегодня я узнала, что ты разыскиваешь свою сестру. В клубе она избегала общения со мной, потому что считала меня виноватой в дуэли, из-за которой тебе пришлось покинуть Англию. И все же я хочу помочь тебе, Кристиан. Тревор привозил твою сестру в клуб, чтобы показать всем, насколько внимательно он контролирует каждый ее шаг.

Я не верю, что леди Тревор мечтала о побеге. А сам Тревор с удовольствием демонстрировал свою покорную жену перед благодарной публикой. Он проделывал всевозможные упражнения в подземелье. Но его супруга не протестовала. Ей было запрещено говорить, и она молчала. И все же ее глаза говорили красноречивее слов, когда она отказывалась стонать или плакать.

Если ты вернулся, чтобы отыскать свою сестру, боюсь, тебе никогда уже не излечить ее душу.

Твоя преданная слуга Джорджиана, леди Карлайл».

Кристиан смял письмо и швырнул его в камин, наблюдая за тем, как огонь съедает отвратительные строки. Он совсем не удивился, что Джорджиана, бывшая графиня Харрингтон и его бывшая любовница, с ее ненасытной страстью к разного рода сексуальным развлечениям, была членом клуба миссис Броуэм.

Она была в клубе и видела, что случилось с Дел.

«Боюсь, тебе никогда уже не излечить ее душу».

Кристиан прижался лбом к холодной мраморной каминной полке. Ему просто необходимо поверить, что он сможет спасти Дел. Леди Шеррингем верит в это, и он должен поверить. А вот Джорди ошибается.

— Мне необходимо узнать кое-что, леди Шеррингем.

Джейн искоса посмотрела на Уикема. Его лицо, скрытое маской, утопало в тени. Он казался мрачным и загадочным и совсем не походил на обворожительного, но неисправимого повесу, каким она знала его восемь лет назад.

Джейн судорожно сглотнула. Ей придется довериться этому устрашающему джентльмену, поверить в то, что он сможет защитить ее от гораздо более устрашающих посетителей клуба.

— И что же именно, лорд Уикем? — Джейн изо всех старалась делать вид, что держит себя в руках. Однако Кристиан своим присутствием заполнял весь экипаж, ранее принадлежавший его отцу. С жесткими неудобными сиденьями и обитыми блестящими черными панелями стенками этот экипаж напоминал скорее катафалк. Лорду Уикему не нужно было даже дотрагиваться до Джейн, потому что по ее спине и так струился пот, а кожу покрывали мурашки.

Лорд Уикем провел пальцем по галстуку. Кадык нервно дернулся, несказанно удивив Джейн. Раньше Кристиан никогда не чувствовал себя в ее присутствии скованно.

— Какой была Дел? — наконец спросил он. — Я хотел спросить об этом раньше, но боялся. А теперь мне нужна правда, и я знаю, что услышу ее от вас.

Боялся? Джейн поверить не могла, что он признался ей в этом. Но Уикем, в отличие от ее покойного мужа, совсем не боялся признать собственную слабость. Сердце Джейн наполнилось теплом, хотя она понимала, почему он задал этот вопрос, и ей это не понравилось.

— Если вы ждете отпущения грехов, то я вам не предоставлю такого облегчения.

— Просто расскажите мне о ней, Джейн Бомон.

— Я не могу сказать, что брак с Тревором нисколько ее не изменил, потому что это было бы ложью. Обладающая мягким, добрым сердцем Дел вышла замуж в надежде на лучшее. И если такой женщине доводится испытать на себе гнев и жестокость, она уже никогда не становится прежней.

Уикем ждал продолжения, не сводя с лица Джейн проникающего в самое сердце взгляда. И этот взгляд заставлял нервничать. Лорд Уикем хотел услышать правду. Но Джейн была так напряжена, что хотела бросить ее ему в лицо.

— Дел научилась замыкаться в себе. Она всегда подскакивала от громких звуков и постоянно прислушивалась, ожидая услышать шаги разгневанного мужа. Поэтому она старалась быть незаметной.

В темно-голубых глазах Уикема вспыхнула боль.

А в глазах Джейн блеснули слезы.

— Но она не озлобилась и не очерствела. Она ни разу не ударила служанку, чтобы выместить на ней причиненную Тревором боль. Никогда не обращала свой гнев на более слабого.

Джейн продолжала говорить быстро и сбивчиво, боясь, что не выдержит и расплачется.

— Однажды Дел спасла птенца, выпавшего из гнезда. Она принесла его домой, спрятала от Тревора и попыталась накормить. Но когда поняла, что сделать это не удастся, она отнесла птенца назад и долго ждала в надежде, что мать прилетит за ним.

— Она не… сошла с ума?

Джейн отшатнулась. Такого вопроса она не ожидала. Ее мать Маргарет повредилась рассудком от любви к своему мужу-развратнику Энтони и постоянного страха оказаться в работном доме. Маргарет позволила мужу управлять собственной жизнью и в итоге закончила ее в частном пансионе для умалишенных.

— Нет! — решительно покачала головой Джейн. — Дел была совершенно нормальной.

— Я узнал, что Броуэм обсуждала какие-то дела с похитителем трупов. С человеком, раскапывающим могилы.

Джейн знала, для чего это делается, и поэтому не нуждалась в объяснениях.

— Только не падайте в обморок, леди Шеррингем… — Лорд Уикем быстро сел рядом с ней. Их тела соприкоснулись, а его рука обвила ее плечи.

Еще два дня назад Джейн пришла бы в ужас от подобной вольности. Но сейчас она благодарно прильнула к нему, нуждаясь в исходящем от него тепле, желая оказаться в его объятиях.

— Я… я вовсе не собиралась падать в обморок.

Рука Уикема, затянутая в кожаную перчатку, коснулась подбородка Джейн и приподняла ее лицо. Прикосновение было мимолетным, и все же по спине Джейн пробежала дрожь. Губы Уикема находились всего в нескольких дюймах от ее лица. Ее ноздри щекотал еле слышный аромат алкоголя, смешанный с острым запахом сигар.

— Я отыскал одного из людей, работающих на этого могильщика. Он утверждает, будто бы миссис Броуэм держит в одном из принадлежащих ей домов неизвестную леди. Мне хочется верить, что эта леди и есть Дел.

Джейн тоже этого хотелось. Очень. Лорд Уикем отстранился, и Джейн поняла, что поцелуя не будет. Потому что он дал ей слово.

— Придумайте имя, чтобы я мог как-то называть вас в клубе.

Неожиданная перемена темы застала Джейн врасплох.

— Зачем? Ведь теперь все знают, кто я такая.

— Мне не нравится называть вас «леди Шеррингем». Хотелось бы придумать что-то более чувственное. — Губы Уикема растянулись в ленивой улыбке. — Помню, когда-то я звал Вас Занозой.

Да, действительно. Он назвал ее так в тот день, когда она пыталась предотвратить гонку на экипажах.

— Только это прозвище вряд ли будет уместно в клубе, — добавил Уикем.

Он дразнил ее. Но почему? Неужели хотел поднять ей настроение, решив, будто напугал ее до смерти рассказом о похитителях трупов? Если так, то он чертовски внимательный мужчина.

— Джейн. Можете называть меня так. Тем более что это имя дано мне от рождения. — Джейн назвали в честь богатой тетки, оставившей ее матери наследство, которое отец вскоре благополучно проиграл.

— А как насчет Джуэл? — предложил Уикем.

Джейн ошеломленно смотрела на сидящего рядом мужчину. Она ассоциируется у него с драгоценностью? Для Кристиана Сатклифа она таковой точно не являлась. Должно быть, он просто пошутил. Но ведь совсем недавно он спрашивал, почему супруг не разглядел в ней сокровище.

— Ваше имя и это слово начинаются с одной и той же буквы, — продолжал рассуждать Уикем. — Кроме того, вы действительно сверкаете среди толпы, точно драгоценный камень. Господи, дорогая, да вы сверкаете даже сейчас, рядом со мной!

Но прежде чем Джейн успела что-либо ответить, прежде чем нехотя согласиться с новым именем, экипаж остановился. Через окошко Джейн увидела мерцающий свет уличного фонаря и закутанные в черные плащи фигуры, спешащие в клуб.

— Разве мы не должны войти в клуб через черный ход?

— Трое моих людей наблюдают за задней калиткой. А мы войдем через центральный вход. Если люди в масках прибудут, мне подадут сигнал. — Уикем вновь был уверен в себе и полностью контролировал ситуацию. Словно и не было этого сиюминутного проявления уязвимости.

— Действие должно развернуться в полночь.

В отдалении часы пробили половину десятого.

— Так что у нас еще есть время встретиться с вашими почитателями и обыскать кабинет миссис Броуэм.

С почитателями? Ну и слово!

— Обыскать кабинет?

Уикем как бы невзначай пошевелил запястьем, и на ладонь ему выпал нож. Сунув руку в голенище сапога, он вытащил еще один. А потом Джейн заметила рукоятку пистолета, засунутого за пояс бриджей.

Она еще никогда не видела столь хорошо вооруженного человека. Но потом Джейн вспомнила происшествие в парке, ведь сегодня в клубе она может встретить мужчину или женщину, толкнувших ее под колеса экипажа.

Уикем выпрямился.

— Будьте начеку. — Он выглядел очень серьезным. — И постарайтесь никуда от меня не отходить.

— Я и не собиралась, — пробормотала Джейн, опуская на лицо вуаль, Уикем спрыгнул на землю и галантно подал Джейн руку.

— Помните, — сказал он, когда они поднимались по ступеням, — вы должны во всем мне подчиняться.

Глава 10

О чем он только думал, когда позволил ей пройти вперед? Кристиан мысленно выругался. Останавливаясь, он каждый раз соприкасался с соблазнительными бедрами леди Шеррингем. Но ничто не могло отвлечь его внимания, когда рядом находилась Джейн Бомон.

Два джентльмена попытались ухватить ее за ягодицы, едва только они вошли в переполненное фойе, поэтому Кристиан и решил предусмотрительно пропустить Джейн вперед.

Прежде чем они смешались с толпой, Кристиан попросил лакея известить лордов Салаберри и Дартмура о приезде леди Шеррингем. Он видел, как побледнела Джейн. Лакей ответил, что лорд Салаберри никогда приезжает в клуб раньше полуночи, поэтому Кристиан решил направиться прямиком в кабинет хозяйки заведения. И вот теперь Джуэл замерла, преградив ему путь.

— Ч-что делают эти женщины?

Кристиан еле слышно застонал. Придется объяснить ей происходящее, иначе у нее хватит ума подойти поближе.

На диване, вокруг которого стояли джентльмены, расположились две пышнотелые дамы, одетые лишь в тонкие прозрачные сорочки. Пока они только покрывали поцелуями тела друг друга, хотя одна из них уже собиралась раздеть другую.

— Это оральный секс, — прошептал Кристиан в ответ. — Женщины удовлетворяют друг друга при помощи рта.

Джейн ничего не ответила, и Кристиан добавил:

— Вы сами спросили меня, Джуэл, а теперь ступайте вперед и не отвлекайтесь больше.

— А я и не отвлекаюсь. — Джейн пошагала вперед и едва не столкнулась с полуобнаженным мускулистым парнем в килте. Прямо у нее на глазах леди Баттерфилд — похожая на лошадь дама, известная своей любовью к особам прекрасного пола, — задрала килт молодого человека, явив взору окружающих его восставшую плоть.

Джейн — Кристиан вдруг понял, что ему легче называть ее именно так, — закрыла рот рукой.

— Ну, как — тебе нравится? — Шотландец шагнул к леди Баттерфилд.

Внезапно Джейн снова остановилась, и его бедра вновь коснулись ее мягких округлых ягодиц. Кристиан с трудом сдержал стон, заскрежетав зубами.

— Может, нам стоит расспросить леди Баттерфилд о Дел? — шепотом поинтересовалась Джейн.

— Я уже расспросил ее. Вчера. Как и все остальные, с кем я разговаривал, она верит в то, что моя сестра сбежала с любовником. А еще она клянется, что никогда не спала с Дел. — Спокойствие, с каким были произнесены эти слова, удивило самого Кристиана. Его больно уязвило известие о том, что его сестра делила постель с работающей здесь куртизанкой — жизнерадостной, многоопытной девицей по имени Салли Райан.

Леди Шеррингем судорожно сглотнула.

— Расслабьтесь, — пробормотал он. — Я здесь, чтобы защитить вас. И помните: сегодня никаких вспышек негодования.

— Я буду держать себя в руках. Я же обещала. — Леди Шеррингем выглядела такой несчастной и уязвимой, но в этом было и нечто положительное: при виде ее страха возбуждение Кристиана быстро сошло на нет.

— Кристиан? Ты ли это? — раздался за спиной Уикема похотливый женский голос. Он не слышал этого грудного мурлыканья целых восемь лет, но тотчас же узнал его. Когда-то звук этого голоса, страстно выкрикивающего его имя, был необходим Кристиану, как воздух и вода.

Потянув Джейн за рукав, он нехотя обернулся и встретился со взглядом изумрудных глаз сквозь прорези маски, украшенной бриллиантами.

— Джорджиана. — Она изменилась за прошедшие годы. Белокурые волосы приобрели оттенок ореховой скорлупы, а фигура стала более полной и округлой.

— Я слышала, в Индии ты жил как махараджа, — промурлыкала она, — окружая себя самыми умелыми и красивыми любовницами. Я даже слышала, что ты содержал свой собственный гарем. Это правда?

— Почти.

Раздался звонкий смех.

— Ты держал подле себя дюжины женщин и всех их удовлетворял? — В глазах Джорди, видневшихся в прорези маски, вспыхнула ревность. Только вот настоящая или притворная, Кристиан не понял. До того, как она отвергла его, Кристиан был уверен, что недовольно надутые губы и вспышки гнева свидетельствуют о ее любви к нему. Потому что тогда, да и сейчас тоже, он понятия не имел, что такое настоящая любовь.

— Так тебе удалось влюбиться снова, Кристиан? Или я была последней, кого ты любил? — В глазах Джорди вспыхнула надежда. Неужели ей так хотелось убедиться в том, что она разбила ему сердце и сделала недоступным для любви других женщин? Что она была самой главной женщиной в его жизни?

И у Кристиана не хватило смелости разрушить эту иллюзию.

— Не проходило и дня, чтобы я не думала о тебе, — прошептала Джорди. Когда-то этот хрипловатый голос завораживал его. — Чтобы не жалела о том, что сказала тебе в то… в то утро.

— В то утро, когда я застрелил твоего мужа, — произнес Кристиан. Это была правда. Так что нет проку отрицать очевидное. — Ты поступила правильно, отвергнув меня, Джорди! И не переживай из-за этого.

— Нет, Кристиан! — воскликнула Джорджиана. — Я так считаю.


Джейн слушала, затаив дыхание. Женщина в маске была маркизой Карлайл, вдовой лорда Харрингтона, которого убил на дуэли граф Уикем. Пеньюар из прозрачного газа плотно облегал полную грудь, осиную талию и самые крутые бедра, какие Джейн когда-либо видела.

Несмотря на то, что она стояла рядом с лордом Уикемом, для этих двоих ее словно бы не существовало.

Но потом Уикем поднял ее руку.

— Леди Карлайл, позвольте представить вам мою спутницу, очень милую Джуэл. — Он повернулся к Джейн, и его глаза холодно и решительно сверкнули под маской. — Дорогая, позволь представить тебе леди Карлайл.

Джейн присела в реверансе, и леди Карлайл последовала ее примеру. Джорджиана хотела Кристиана, только вот Джейн не поняла, какие чувства испытывал к ней он. Ей он показался очень разгневанным.

— Джуэл? — Высокомерно вскинув подбородок, леди Карлайл оглядела Джейн с головы до ног. В ее голосе больше не слышалось соблазнительных ноток. Он звучал холодно и надрывно. — Да ладно тебе, назови мне ее настоящее имя.

Однако Кристиан схватил маркизу за руку.

— Я получил твое письмо, Джорджиана. Если ты не веришь, что моя сестра сбежала от Тревора с любовником, то где она, по твоему мнению?

Уворачиваясь от проходящих мимо пар, Джейн удивленно переводила взгляд с Уикема на маркизу. Какое письмо?

— Не знаю. Я просто не верю, что у нее хватило духу сбежать от него. Но, боюсь, Тревор довел ее до крайности.

— Что вы хотите этим сказать? — не удержавшись, воскликнула Джейн.

Усыпанная бриллиантами маска развернулась к ней.

— Она не хотела играть в популярные здесь игры. — Леди Карлайл как бы невзначай коснулась пальцами руки Уикема. Она подняла маску, открыв красивое лицо, и Джейн почувствовала себя так, словно ее ударили в солнечное сплетение. — Две недели назад, — тихо промурлыкала леди Карлайл, — я нашла твою сестру в дамской комнате. Она горько плакала. Я хотела ее утешить, но она не пожелала этого. Сказала, что больше не выдержит.

— Что с ней случилось? — Джейн ничего не понимала. Она бы сделала все, что угодно, чтобы помочь Дел, но та так и не поведала ей о своих терзаниях. Почему?

— Как думаешь, Джорджиана, к чему принуждал Тревор мою сестру?

— Не знаю. Когда я попыталась ее утешить, она сказала, чтобы я бежала отсюда прочь.

— Тебе известны другие заведения, принадлежащие миссис Броуэм? — спросил Уикем.

Покачивая маску на пальце, леди Карлайл задумалась.

— Нет. Ничего об этом не знаю. Хотя подозреваю, что она содержит несколько обычных борделей и притонов. Я прекрасно понимаю, что в душе она — обычная дешевая шлюха, хотя и основала такое элегантное заведение, как это. — Леди Карлайл выразительно надула губы. Зазвучала музыка, вынуждая маркизу повысить голос. — Я видела тебя два дня назад, Кристиан. Видела, как ты шел через клуб, осыпая всех нас проклятиями.

— Моя сестра пропала. Так какая теперь разница, что я думаю об этом заведении?

— Твое мнение для меня важно, — печально произнесла леди Карлайл.

— Я бывал в местах и похуже, дорогая моя.

«Дорогая моя?!» Лорд Уикем сказал это не раздумывая, и Джейн вспомнила, изрядно смутившись, как трепетало ее сердце при имени «Джуэл».

— Если ты думаешь, что это место погрязло в грехе и пороках, то ты ошибаешься, Кристиан. Тревор нарушил принципы клуба. Потому что твоя сестра была не из тех искушенных женщин, для которых гостеприимно распахнуты его двери. Она никогда не была здесь своей.

Джейн не могла больше молчать.

— Искушенных? Вы осуждаете Дел за то, что она была порядочной?

Тонкая выщипанная бровь насмешливо взметнулась, а красивые губы изогнулись в снисходительной ухмылке.

— Этот клуб посещают женщины, которые наслаждаются предоставляемой здесь свободой. — Леди Карлайл повернулась к Кристиану. — Тебе известно, что значит вести жизнь, посвященную плотским удовольствиям. К ней привыкаешь быстрее, чем к опиуму. Каждый день я провожу в подготовке к получению удовольствия, жду его с нетерпением. Я никогда уже не вернусь к той жизни, что вела прежде. Мне необходимо это постоянное обнажение чувств и ощущений, это постоянное возбуждение в сердце. — Она погладила Уикема по плечу. — Так было когда-то у нас.

Однако лицо графа осталось непроницаемым.

— Ты вышла замуж за мужчину, которого любила, Джорди. А теперь мне — нам — пора идти…

— Ты привык вести такой образ жизни со мной. С головой погружаться в секс. Неужели ты не скучаешь по тем дням? Неужели не тоскуешь по тому, что у нас было? А вот я скучаю и тоскую. Каждый день, каждое мгновение. Тебе нужна женщина широких взглядов, склонная к авантюрам. А я поняла, что мне нужен ты.

Еще никогда Джейн не слышала, чтобы женщина так открыто высказывала свои чувства к мужчине. Даже мать никогда не озвучивала того, к чему стремилась всем сердцем. Маргарет просто до конца оставалась верной мужу.

Как же Джейн хотелось узнать, о чем думает лорд Уикем! Что он чувствует под маской холодного, пресыщенного жизнью мужчины?

— Сейчас не время вспоминать былое, Джорди! — глухо прорычал Уикем. — Сейчас все мои мысли заняты только Дел. Я думаю лишь о том, как отыскать ее и вернуть домой.

— Ну и что ты собираешься сделать, Кристиан? Она ведь жена Тревора. Или же ты намерен застрелить его, чтобы освободить свою сестру?

Джейн в ужасе отшатнулась.

Однако Уикем опустил потемневшие от переполнявших его терзаний глаза.

— Прости, Джорди. Это ничего не изменит, но мне действительно жаль, что я забрал у тебя Харрингтона. После того, что он с тобой сделал, мной руководил гнев.

Сердце Джейн сжалось, когда за попыткой самобичевания она увидела глубоко ранимого человека. И все же он увел жену у другого джентльмена, а потом убил его, несмотря на то, что дуэли были запрещены. Он поступил очень скверно и заслуживал угрызений совести.

Леди Карлайл схватила Уикема за запястья и крепко сжала их.

— А мне не жаль. Ты спас меня, Кристиан. Я жалею лишь о том, что отвергла тебя. Слишком поздно я поняла, что люблю тебя.

И вот теперь он ответит, что тоже ее любит. Ведь это логично, разве нет? Женщина, которую он любил, ради которой покинул Англию, простила его. Однако когда Джейн взглянула на Уикема, его взгляд был устремлен на нее, а губы неслышно произнесли: «Помогите».

Джейн смотрела на Уикема во все глаза, не понимая, что происходит, когда он вновь сделал это: одними лишь губами попросил о помощи.

Джейн двинулась вперед, покачивая бедрами и подражая остальным посетительницам клуба, и похлопала леди Карлайл по плечу.

— Он мой, дорогуша, и мне не нравится, когда в него запускают коготки другие женщины. А теперь идем, любовь моя. — Эти слова едва не застряли у Джейн в горле. Еще никогда в жизни она не вела себя подобным образом. Выпятив грудь, она прильнула к Кристиану и погладила по руке.

— Ты обещал мне бурную ночь в темнице, и мне терпится начать.

Леди Карлайл сделала пару шагов назад и открыла от изумления рот. Джейн же заметила, как благодарно подмигнул ей Уикем. Он обнял ее за талию, против чего Джейн вовсе не возражала, и направился дальше по коридору. Прочь от женщины, которую Джейн считала его бывшей любовью. Мысли у нее в голове перепутались. Действительно ли Уикем не любил леди Джорджиану, раз не захотел слышать из ее уст слов любви? Но тогда… убийство ее мужа на дуэли не имело никакого смысла. Зачем лишать человека жизни из-за женщины, которая не нужна и не желанна?

Что руководило Уикемом? Гордость? Упрямство? Или то обстоятельство, что джентльмены никогда не отступают? Джейн тряхнула головой. Все это давно в прошлом, поэтому нет смысла так злиться. И все же, когда они шли по коридору, она забежала вперед и посмотрела на Уикема.

— Леди Карлайл прислала вам письмо, а вы мне об этом не рассказали.

Уикем нахмурился.

— Все, что знаю, я рассказал вам в экипаже.

— Но вы не упоминали имени леди Карлайл. Я вам показала свои письма, а вы мне свои — нет. Я подумала, что, приехав сюда вместе, мы действуем как… как партнеры.

Во взгляде Уикема читалось такое неподдельное удивление, что Джейн густо залилась краской смущения.

— Я взял вас с собой лишь для того; чтобы постоянно видеть вас перед глазами и знать, что с вами не случится ничего дурного. — Он неожиданно тепло улыбнулся. — И, кроме того, вы меня спасли.

Ресницы Уикема дрогнули, а напряженно поджатые губы смягчились.

— Это вовсе не обязательно, но я не могу удержаться. — С этими словами он поднял вуаль и накрыл губы Джейн своими.

Ее тут же захватил вихрь разнообразных эмоций. Унижение столкнулось с гневом, а потом сменилось изумлением. Именно оно удерживало Джейн, когда губы Кристиана играли с ее ртом совершенно новым и необычным образом. Поцелуй был нежным, очень нежным, но отнюдь не целомудренным.

Вокруг них стали собираться люди, когда Джейн несмело ответила на поцелуй. Он был не таким ужасным, как тогда, в гостиной Уикем-Хауса, но и сейчас Джейн напоминала Кристиану не податливый воск, а твердую негнущуюся доску. А что, если этот поцелуй вновь показался Джейн насилием, пробудив былые воспоминания и страхи?

Однако случилось нечто худшее: Джейн внезапно почувствовала, что плавится, точно кусок масла.

Ну, как она могла испытывать страсть, когда Дел в опасности? Как?!

Джейн отшатнулась и крикнула:

— Нет!

Уикем тотчас же отпустил ее.


Джейн смотрела на пустой коридор. Она должна была стоять на страже, пока Уикем пытался открыть дверь кабинета миссис Броуэм. Личные апартаменты мадам располагались вдали от остальных помещений на втором этаже и скрывались за запертой на ключ дверью.

Склонившись над замком, Уикем достал из рукава металлическую полоску.

— Что это? — шепотом спросила Джейн.

— Это отмычка, Джуэл. — Уикем еще раз оглядел пустынный, утопающий в полумраке коридор, словно не доверял способностям Джейн, и принялся за работу.

— Вы можете открыть замок с помощью этой штуки? Но как?

— А вы, оказывается, совсем не изменились, леди Джейн. Просто предупредите меня, если кто-нибудь появится.

Джейн пришлось признать, что мастерство Уикема очень удивило ее. Наличие замка его совершенно не смутило. И Джейн не смогла устоять на месте от любопытства.

— Где вы этому научились?

— Много лет назад я напоил одного вора, а потом уговорил его научить меня вскрывать замки. И вот теперь полученные умения мне пригодились. — Он повернул ручку и отворил дверь.

— Вы водили знакомство с ворами?

Уикем не ответил, но это совсем не удивило Джейн. Будучи подростком, он водил дружбу с самыми опасными и скандальными личностями, что ужасно раздражало его отца, Уикем схватил Джейн за запястье и втащил ее в кабинет.

— А что, если сюда придет миссис Броуэм? — прошептала Джейн.

— Тогда одно из двух: либо я буду душить ее до тех пор, пока она не расскажет правду о Дел, либо скажу ей, что мы искали третьего.

Подобное скандальное заявление не повергло Джейн в обморок, она просто округлила глаза.

— Я лишь хотела спросить, есть ли здесь другой выход?

— Если она придет, мы спрячемся. А теперь молчите и делайте, что я скажу.

В свете камина его волосы блестели, а профиль отливал золотом. Уикем сунул свечу в камин. Огонь лизнул фитилек, свеча загорелась, и Уикем поставил ее в подсвечник.

— Святые небеса! — охнула Джейн. Впервые оказавшись в клубе, она встретилась с миссис Броуэм в салоне на перовом этаже и не видела всего этого. Стены кабинета были задрапированы шелком цвета шампанского. В отдалении стоял белый стол, украшенный золотым орнаментом. Золото было повсюду.

— Грех приносит неплохой доход, — сухо произнес Уикем. Он поставил свечу на стол, вновь взял в руки отмычку и склонился над выдвижными ящиками. Не глядя на Джейн, он скомандовал: — Ступайте назад, к двери.

— Что вы пытаетесь отыскать? — Джейн приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Пусто.

— Я хочу найти документы, свидетельствующие о наличии у миссис Броуэм другой недвижимости. Возможно, она держит в столе отчеты или договоры. — Вытащив из ящика стопку бумаг, Уикем швырнул их на стол.

В дальней стене кабинета виднелась еще одна дверь. Встревожившись, Джейн покинула свой пост и заглянула внутрь. Однако находящееся за дверью помещение утопало в темноте. Оттуда не доносилось ни звука. В отблесках света, исходящего от камина, Джейн сумела разглядеть огромных размеров кровать. Овальную, с восьмью римскими колоннами, поддерживающими шелковый полог.

— Ступайте к двери, — вновь приказал Уикем.

Но Джейн тоже хотелось заглянуть в разбросанные по столу бумаги. Тоже принять участие в загадочном расследовании.

— Мне лучше просмотреть бумаги вместе с вами. На случай если вы что-то пропустите.

Уикем надменно вскинул бровь:

— Не пропущу. — Он быстро пролистал гроссбух и просмотрел бумаги, лежащие в других ящиках. Уикем выдвигал ящик за ящиком, в то время как Джейн время от времени выглядывала в коридор, а потом вновь переводила взгляд на Кристиана. Ей казалось, будто время летит с угрожающей быстротой.

Наконец с губ Уикема сорвался стон разочарования.

— Здесь нет никаких договоров аренды или покупки недвижимого имущества. Здесь вообще нет никаких документов. Наверняка эта несносная мегера хранит их у своего поверенного.

Джейн покинула свой пост у двери. Бумаги вновь лежали в ящиках, но отнюдь не в том идеальном порядке, что прежде.

— Вы думаете, она не заметит, что кто-то рылся у нее в столе?

— Ей уже известно, что мне нужно.

— Вы хотите подтолкнуть ее? Вынудить к действию?

Во взгляде Уикема, устремленном на Джейн, читалось восхищение.

— Именно. Я пытаюсь подтолкнуть похитителей трупов. Миссис Броуэм. Посетителей клуба. Кто-то из них обязательно совершит ошибку и приведет нас к Дел.

«Нас»! На этот раз Уикем говорил о них как о команде. А его планы, направленные на спасение Дел, весьма впечатлили Джейн.

Уикем задвинул ящики.

— Нужно обыскать спальню. К двери, Джуэл!

Джейн сходила с ума от необходимости стоять на часах, и все же она подчинилась. Она изо всех сил выгибала шею, стараясь угадать, что делает лорд Уикем, а когда вновь выглянула в коридор, увидела направляющуюся их сторону миссис Броуэм.

— Она здесь, — прошипела Джейн. — Прячьтесь!

Кристиан как раз достал из-под матраса тоненькую тетрадь в кожаном переплете, когда услышал предостережение Джейн. Дверь в кабинет захлопнулась с громким стуком. Выглянув из спальни, Кристиан обнаружил, что его Джуэл исчезла. Либо она была самая быстрая из женщин и умела пересекать комнату за секунду, либо…

— Леди Шеррингем, что вы тут делаете? — раздался в коридоре голос миссис Броуэм. На этот раз в нем не было соблазнительных ноток. Он звучал резко и нервно.

Кристиану оставалось лишь мысленно повторить заданный мадам вопрос: какого черта Джейн делает в коридоре?

По шее Кристиана заструился пот. Как миссис Броуэм смогла узнать Джейн под плотной вуалью? Джейн ничего не ответила на вопрос. Должно быть, он ошеломил ее так же, как и самого Кристиана. Затем она тихо заговорила:

— Вы знаете меня? Знаете, кто я такая?

— Я знала это с того самого момента, как вы впервые переступили порог моего клуба.

Сквозь дверь Кристиан услышал, как тихонько ахнула Джейн. Дьявол, это признание выбило ее из колеи. Но потом она, запинаясь, проговорила:

— Я… я искала вас. Хотела поговорить с вами, но обнаружила, что дверь заперта.

— И о чем же вы хотели поговорить со мной, миледи?

— Может быть, нам спуститься вниз и все обсудить там?

Кристиан медленно выдохнул. Джейн пыталась увести миссис Броуэм прочь от кабинета. Пыталась спасти его.

— Я полагаю, вы хотите поговорить о чем-то приватном. Если это так, то лучше моего кабинета места не найти. Только позвольте я отопру дверь…

Эта ведьма что-то заподозрила. Кристиан сунул отмычку в рукав и бросился в спальню.

Он нырнул под кровать как раз в тот момент, когда дверь отворилась, и по ковру зашуршали женские шаги. Стеганое покрывало, лежавшее на кровати, свисало до самого пола, надежно укрывая Кристиана от постороннего взора, и Уикем немного приподнял его, чтобы видеть происходящее. Он намеренно оставил дверь спальни открытой и теперь увидел, как Джейн прошла к стоящему возле стола креслу и опустилась в него.

— И все же, как вы узнали, кто я такая? — прервала молчание Джейн, и Кристиан мысленно ей зааплодировал.

Повисла пауза.

— Я не думала, что вы вернетесь. Мне сказали, что вы в панике убежали из моего заведения, миледи, испугавшись сцен наказания. И конечно, я могу вас понять. Но я, кажется, догадываюсь, почему вы вернулись. Очень благородно с вашей стороны отправиться на поиски подруги. Всем бы нам таких преданных друзей, как вы. Только уверяю вас, я ничего не знаю о леди Тревор.

Кристиан затаил дыхание. Обвинит ли Джейн содержательницу клуба в том, что та укрывает Дел?

— Понятно, — протянула леди Шеррингем. — И все же мне хочется понять, как вы узнали, кто я такая. И почему понимаете мой страх перед наказанием?

— Однажды я пригласила в свой клуб вашего покойного супруга. Я предприимчивая дама и подыскивала джентльменов, которые, по моему мнению, получили бы удовольствие от того, что происходит в клубе. Вскоре джентльмены выстроились в очередь, чтобы попасть сюда. Лорд Шеррингем приехал один. Он не взял вас с собой вопреки моим ожиданиям.

«И слава Богу», — подумал Кристиан.

— Я позволила вашему супругу отступить от установленных мной правил, а в ответ он обращался с моими девушками как с дешевыми уличными шлюхами. Больше я его не приглашала. Поэтому, моя дорогая, я знаю, что за человек был ваш муж. И пусть вам это не слишком приятно, я узнала вас лишь потому, что тщательно присматривалась к вам и вашему супругу, прежде чем пригласить вас в свой клуб.

— Мне бы хотелось спуститься вниз, — произнесла Джейн. — Я пришла сюда, чтобы расспросить Вас о своем покойном муже. Мне х-хотелось узнать, как он вел себя по отношению к другим женщинам. И сейчас Вы ответили на мой вопрос.

Солгала ли Джейн или просто не сказала всей правды ему, Кристиану?

— Если мужчина — тиран, то он ведет себя как тиран со всеми женщинами без исключения, — промолвила миссис Броуэм. — Сомневаюсь, что вы провоцировали его на жестокость.

— В таком случае мне остается лишь поблагодарить вас. — Джейн отодвинула кресло. — Проводите меня вниз?

— Я заметила, что сегодня вы приехали с лордом Уикемом.

Кристиан подскочил от этих слов. Он ударился головой о дно кровати, но возглас Джейн заглушил звук.

— Когда лорд Уикем смотрит на вас, в его глазах вспыхивает страсть. А по вашему телу пробегает дрожь, когда он подходит близко. Вы дрожите от желания, моя дорогая, или от страха?

Так вот, значит, что увидела миссис Броуэм? Его совершенно неуместную страсть к Джейн? А вот Джейн дрожала именно от страха. И Кристиан понимал ее. Годы жизни с Шеррингемом заставили ее бояться любого прикосновения.

— Это… это просто нелепо, — вымолвила Джейн.

— Я могла бы вам помочь. Видите вот это? Я тоже пострадала от рук мужчины.

Кристиан услышал, как Джейн испуганно охнула. Очевидно, миссис Броуэм показала ей свой шрам, хотя в присутствии Уикема стыдилась отметины на шее. Так почему же она добровольно показала шрам Джейн?

— Н-нет, спасибо, — пробормотала Джейн. — Мне не нужна помощь.

— Дело в том, моя дорогая, что лорд Уикем совершенно не из вашего круга.

Господи, как же ужасно лежать под кроватью и слушать, что о нем говорят другие!

— Поскольку лорд Уикем проявил неподдельный интерес к моему заведению, я решила навести о нем справки. Любовные эксперименты его молодости удивили даже меня. Возможно, вам известно, что его исключили из университета, застав в постели с двумя женщинами? Или о том, что его спальня в доме на Сент-Джеймс была оборудована подвешенной над кроватью корзиной, сидя в которой любовницы опускались прямо на его плоть?

Кристиан увидел, как сжалась при этих словах Джейн.

— Судя по всему, он искал все более и более извращенных и грязных удовольствий, — продолжала миссис Броуэм. — Он связывал своих любовниц и бил их кнутом. Он даже заплатил одному из борделей, чтобы ему построили темницу, в которую он заключал женщин благородного происхождения. Во время своих игрищ с любовницами он не слишком-то церемонился. Леди Мэтчелл он сломал руку. А тело герцогини Дарем покрыл жуткими кровоподтеками.

— А еще застрелил лорда Харрингтона, — добавила Джейн странным, источающим холод голосом.

— Мне говорили, что дамы начали опасаться его. Нет, он не был таким, как ваш муж. Просто он почему-то желал превратить удовольствие в боль.

— Он… — начала Джейн и осеклась, когда мадам спросила:

— Вы хотите, чтобы вас заключили в темницу, леди Шеррингем?

— Конечно, нет! — испуганно закричала Джейн. — Я больше не желаю этого слышать. Вы проводите меня вниз или нет?

Кристиан затаил дыхание. А потом Броуэм тоже поднялась со своего места.

— Конечно, миледи.

Дамы покинули кабинет. И это означало, что Джейн снова отправится в главный зал. Только на этот раз одна.

Черт бы побрал Джейн Бомон за то, что она решила спасти его и тем самым подвергла опасности себя! Кристиан сунул тетрадку миссис Броуэм во внутренний карман фрака и бросился прочь из кабинета.

Глава 11

— Куда мы идем? — спросила Джейн, когда миссис Броуэм повела ее по коридору прочь от главного зала.

У меня есть к вам предложение, миледи. Не хотите ли вы воспользоваться случаем, чтобы познать удовольствие? Получить возможность сделать с мужчиной все, что вам заблагорассудится?

Миссис Броуэм остановилась перед белоснежной дверью и постучала в нее. Дверь незамедлительно распахнулась.

Однако Джейн совершенно не хотелось следовать за миссис Броуэм в скрывающееся за дверью помещение.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду.

— Всю свою супружескую жизнь вы были полностью во власти своего мужа. Разве вы не хотите, чтобы все стало наоборот? Что, если я предоставлю вам привлекательного, совершенно обнаженного джентльмена, который будет исполнять любую вашу прихоть? Он будет привязан к кровати и не сможет причинить вам боли или какого-то неудобства. Он не сможет даже дотронуться до вас. А вот вы сможете изучать его, как и сколько вам заблагорассудится. Вы сможете заниматься с ним любовью до полного изнеможения или же просто немилосердно дразнить его…

Джейн не верила своим ушам.

— Привязан к кровати?

— Для того чтобы вы получили неограниченную власть над ним, моя дорогая. Вы будете соблазнять и дразнить его до тех пор, пока он не взмолится о пощаде.

— Нет!

В маленькой комнатке стояла служанка, державшая в руках халат из переливающегося золотистого шелка.

— Вы же помните театр, леди Шеррингем, — проворковала миссис Броуэм. — Эта комната соединяется со сценой. Места для зрителей прямо над нами. Отсюда вы можете незамеченной смотреть представление. Сегодня я выбрала самых умелых и привлекательных мужчин, чтобы те развлекали леди, наблюдающую за ними из этой комнаты. И эта самая леди выберет себе в партнеры того, кто заинтригует ее больше всего.

Джейн почувствовала, как ее губы шевельнулись. Однако звука не последовало.

— Если вы пожелаете стать этой леди, я обещаю вам незабываемое приключение. Я смогла бы уговорить и лорда Уикема принять участие в представлении. И тогда он попытается соблазнить вас наравне с другими мужчинами. Впрочем, не обязательно выбирать только одного. — Миссис Броуэм потрепала Джейн по руке. — Я лишь хочу вам помочь.

— Если вы так жаждете помочь мне, то почему не помогли леди Тревор?

— О, я помогала ей, леди Шеррингем. Все вокруг знали, что она находится под моим покровительством. Я заботилась о ней и готова позаботиться о вас. Но если вам не нравится эта игра, может быть, вы желаете посмотреть мои прославленные темницы?


Кристиан схватил изящную руку вдовы и повернул женщину к себе. Она подняла вуаль.

— Хотите отвести меня в темницу, мой господин? — проворковала та. Лицо незнакомки с большими невыразительными глазами обрамляли белокурые локоны.

Это не Джейн. Отпустив руку незнакомки, Кристиан смешался с толпой. Внезапно дорогу ему преградил лакей.

— Лорд Уикем. — Слуга протянул Кристиану сложенный вчетверо листок бумаги. — От лорда Дартмура.

Кристиан взял записку, порывисто развернул ее и прочитал:


«Вынужден отклонить ваше приглашение. Леди Дартмур не желает сегодня играть. Полагаюсь на ваше благородство и убедительно прошу вас обоих не упоминать о записке леди Шеррингем моей дражайшей супруге».


Стало быть, Дартмур не желает, чтобы супруга знала о его интересе к Джейн. Смяв записку, Кристиан внимательно оглядел зал. Дартмур не разыскивал Джейн, но тогда где же она?

Танцевальный зал был переполнен представителями высшего света, куртизанками и жиголо миссис Броуэм. Огромные люстры заливали ярким светом элегантно убранный зал. Только здесь никто не танцевал. На паркете во множестве размещались парчовые кушетки. Сидящие на них пары весело болтали, точно находились на званом вечере, а не договаривались о том, чтобы вместе заняться любовью.

— Леди Шеррингем, — позвал лакей, и у Джейн от неожиданности сердце ушло в пятки. — Джентльмен сказал, что Вы одеты в черное, и что у вас рыжие волосы.

— Да. — Облегченно вздохнув, Джейн отошла от колонны. Наверняка этого слугу послал Уикем. Должно быть, ему удалось выбраться из кабинета мадам незамеченным. Прогнав непрошеные мысли о темницах и развлекающихся в них людях, Джейн сосредоточилась на стоящем перед ней молодом человеке. Уикем наверняка готов придушить ее за эту выходку.

— Джентльмен просил поинтересоваться, миледи, не присоединитесь ли вы к нему в игре.

В игре? Желудок Джейн сжался от дурного предчувствия.

— Какой джентльмен?

— Маркиз Салаберри, миледи.

А между тем еще не пробило полночь.

— А где он? Я… я жду своего попутчика, лорда Уикема Если вы будете так любезны и отыщете его, мы вместе присоединимся к маркизу.

— Маркиз ждет, что вы придете одна.

— Это исключено! — Угрожающий возглас Уикема у Джейн за спиной был подобен неожиданному раскату грома.

Молодой лакей побледнел и съежился под гневным взглядом Уикема.

— Да, милорд. Как скажете, — пролепетал он.

После этого лорд Уикем подошел к Джейн. Не слишком близко, чтобы невзначай не дотронуться до нее, но при этом так, чтобы она всем телом ощущала его присутствие. Издаваемое им еле слышное ворчание было похоже на рык разгневанного волка.

Только вот на кого он злился — на слугу или на нее? Лорд Уикем обнял Джейн за талию:

— На этот раз я вас не отпущу.

Джейн вспомнила, что целых три советчицы предостерегали ее от общения с ним — тетя, леди Карлайл и миссис Броуэм. Неужели он и правда сломал одной леди руку и избил другую до синяков?

— Сюда, милорд, миледи, — услужливо указал путь лакей. — Мы должны спуститься вниз. Лорд Салаберри ждет вас в темнице.


Стены и пол коридора, ведущего в темницу, были отделаны каменными плитами. Освещали его средневековые факелы, вставленные в кованые подставки. С крюков, вбитых в стены, свешивались кандалы. Жар, исходящий от горящих факелов и человеческих тел, делал пребывание в темнице почти невыносимым.

Уикем провел рукой по стене.

— Штукатурка, имитирующая камень, — заметил он. — Кандалы только выглядят как настоящие. На самом же деле это просто часть интерьера.

— Я уже это видела.

— Что именно? — тихо спросил Уикем.

По словам миссис Броуэм, он чувствовал себя здесь как рыба в воде.

— Я видела запертую в клетке женщину, которую били кнутами двое мужчин.

— Она была напугана?

— Нет, — ответила Джейн резче, чем хотела. — Все выглядели абсолютно довольными.

— Милорд. Миледи. — Лакей отворил дверь, отвесил поклон и отошел в сторону. Джейн вошла в помещение следом за Уикемом.

Салаберри сидел в большом кожаном кресле, стоящем перед камином. Рядом с ним на стене висело овальное зеркало в раме, украшенной позолоченными листьями и херувимами. В спартанской обстановке темницы, в которой находились лишь деревянная скамья и несколько наручников разного размера, эти два предмета декора казались совершенно неуместными. В руке Салаберри держал тяжелый кнут.

Он поднялся со своего места и отвесил поклон:

— Моя дорогая леди Шеррингем. И лорд Уикем с вами… Хотя я надеялся, что вы придете одна. Но я вижу, что мою записку…

— Ее получил я. — Лорд Уикем выступил вперед, и его широкая грудь закрыла Джейн, точно щит. — И не позволил леди Шеррингем остаться с вами наедине.

Маркиз вновь упал в кресло и изящно сложил руки с зажатым в них кнутом на коленях. Он изо всех сил старался сохранить самообладание.

— Вы поступили не слишком любезно, покинув меня, дорогая, — протянул он. — Мне понадобился целый чтобы придумать приличествующее случаю наказание для вас.

— Хватит этих игр, Салаберри.

Серебряное дуло пистолета, зажатого в руке Уикема, ярко вспыхнуло в отсветах пламени камина.

Краска от лица маркиза тотчас же отлила. Он наверняка вспомнил о дуэли, на которой Уикем убил человека.

Джейн тоже подумала об этом, и сердце ее забилось так, словно хотело вырваться из грудной клетки. Ей был отвратен маркиз, но мысль о том, что Уикем хладнокровно убьет человека, оказалась не менее отвратительна.

— Ваша записка напугала леди Шеррингем.

— Вызвала негодование, — поправила графа Джейн.

Уикем приставил дуло пистолета ко лбу маркиза.

— Это вы толкнули ее под колеса экипажа в парке?

— Господи, нет! Я видел это происшествие. Но я не имею к этому никакого отношения.

Свитая из стальных мышц рука Уикема не дрогнула. Казалось, он лишился способности испытывать какие-либо эмоции. Даже ярость. Только теперь Джейн поняла, почему майор Арбэтнот назвал его сумасшедшим.

Быстрым движением руки Уикем вытащил что-то из кармана и швырнул маркизу. Смятый листок бумаги приземлился прямо возле его ног.

— Ваши векселя, — сказал Уикем. — Я выкупил их. Вы задолжали тридцать тысяч фунтов. Теперь вы мой должник!

Огромная сумма, но Уикем говорил о ней так, словно речь шла о нескольких пенсах.

Все самодовольство Салаберри куда-то улетучилось. Он смотрел на бумагу так, словно не понимал, о чем говорит Уикем.

— Вы выкупили мои векселя?..

— Расскажите все, что знаете, и считайте, что вы мне больше ничего не должны. Вам не придется скрываться от кредиторов. Я не разорю вас. — Уикем подошел ближе. — Поднимайтесь.

Салаберри медленно повиновался, не сводя глаз с пистолета.

— Расскажите все, что знаете о моей сестре, или я застрелю вас сию же секунду. Мне это не составит никакого труда. За Дел я готов убить кого угодно. Сейчас мне подвернулись под руку вы.

— И вы хладнокровно убьете меня, забыв о чести и благородстве?

Сердце Джейн отчаянно билось в груди.

Маркиз вздрогнул, и его рука с зажатым в ней кнутом безвольно упала.

— Вы сказали, что не станете стреляться со мной, и не приняли брошенный мной вызов.

— Я говорю не о дуэли, — ответил Уикем. — А об убийстве за несговорчивость.

Маркиз вздрогнул.

— Я никогда не причинял ей боли. Клянусь Богом, что не оставил; на ее теле ни одного синяка.

Уикем выпрямил руку и многозначительно посмотрел на дуло пистолета.

— Господи!.. — испуганно охнул Салаберри.

— Что с ней случилось? Я думаю, она находится в одном из домов, принадлежащих Броуэм. И я хочу знать — почему? — От ледяного голоса Уикема в жилах Джейн застыла кровь. Он говорил так спокойно и безжалостно. — Мне плевать на то, в какие игры вы играли с Дел. Я лишь хочу вернуть ее домой.

На лбу маркиза выступили капли пота. По спине Джейн тоже струился пот. Однако когда Салаберри поднял руку, чтобы вытереть лоб, Уикем рявкнул:

— Одно движение — и я размозжу вам голову!

Салаберри захныкал. Он отчаянно заморгал, и Джейн заметила, как струйка пота скатилась ему прямо в глаз.

— Вы этого не сделаете. Ведь это убийство.

— Верно. — Уикем сделал выпад, и его кулак угодил прямо в подбородок маркиза. При виде подобной жестокости Джейн замерла.

Согнувшись, Салаберри осторожно коснулся рукой лица.

— Хорошо. Ваша сестра попыталась сбежать от Тревора. Она оставила его. Несмотря на все его бахвальство о том, как выдрессирована его жена, это хрупкое существо неожиданно проявило силу воли.

— Вы ей помогли?

Салаберри покачал головой:

— Тревор ее поймал. Он, как гончая, шел по ее следу, сказал мне, что она впала в истерику, а потом и вовсе тронулась рассудком. Поэтому он определил ее на лечение в пансион миссис Броуэм.

Джейн ошеломленно смотрела на маркиза. Дел тронулась рассудком? Этого не может быть.

Уикем сурово поджал губы.

— Броуэм содержит пансион?

— Да. Особняк за городом, в очень живописной местности. Там содержатся дамы благородного происхождения. Те, что стали обузой для своей семьи. Ее мать страдала буйным помешательством и умерла в этом пансионе. Сапфир помогла мне избавиться от бывшей любовницы, которая стала столь навязчивой, что попыталась пристрелить меня за театром «Друри-Лейн».

— Где находится этот пансион?

Салаберри пожал плечами:

— Понятия не имею. Она забрала Элоизу у меня из дома и увезла.

Уикем снова замахнулся.

— Дьявол, не бейте меня больше!.. Только не по лицу! Кажется, особняк находится в Блэкхите. Мадам хвасталась, что арендовала дом рядом с резиденцией принцессы Каролины. Это все, что мне известно.

Джейн протянула к Уикему руку, но остановилась, не успев до него дотронуться. Она вдруг поняла, что хочет предотвратить убийство.

О чем она только думала? Ведь он никогда не позволил бы ей этого сделать. Однако Уикем бросил на нее взгляд, расслабился и убрал палец со спускового крючка.

— Моя сестра жива?

Салаберри бросил на него полный ненависти взгляд.

— Понятия не имею. Но, судя потому, какое вознаграждение мадам получила за то, что забрала от меня Элоизу, она будет изо всех сил стараться ухаживать за вашей сестрой и пылинки с нее сдувать.

— Вы купили его векселя?


Подол платья Джейн колыхался из стороны в сторону, когда она изо всех сил пыталась поспеть за лордом Уикемом. Он быстро шагал прочь от главной лестницы в глубь темницы.

— Это сделал мой секретарь, — ответил Уикем, когда они достигли узенькой дверцы в дальнем конце подвального помещения. — Вчера я попросил узнать всю подноготную Салаберри. И он всего за несколько часов откопал правду о его огромных долгах. Сегодня к утру все векселя были выкуплены.

— Но ведь это тридцать тысяч фунтов!

— Не слишком большая сумма. Кроме того, Дел стоит каждого пенни этих денег. Ради нее я продал бы свое сердце.

— Вы застрелили бы его, если бы он отказался говорить?

Уикем пожал плечами:

— Салаберри — трус.

Джейн поняла, что большего он ей не скажет. Она собиралась снять для них с Дел небольшой домик и жить на собственные скромные сбережения. Но этого не будет. С таким богатым братом, как у Дельфины, об этом и речи быть не могло. Уикем о ней позаботится.

— К-куда мы спешим? — Когда Уикем остановился перед дверью, у Джейн появилась, наконец, возможность перевести дыхание. — Мы же не знаем, где именно расположен этот пансион…

— Скоро узнаем.

Дверь отворилась, и Джейн обдало волной горячего воздуха. Впереди бренчали кастрюли и стучали по разделочным доскам ножи. Джейн думала, что они направились за миссис Броуэм, а на самом деле оказались на кухне.

— Почти вовремя, — пробормотал Уикем, шагнув в вотчину новой поварихи.

— Но ведь еще не полночь, — прошептала Джейн, устремляясь за ним следом.

Граф обернулся и приложил палец к губам. Они как раз подошли к низенькой двери. Повернувшись к ним спиной, женщина в белом чепце, из-под которого выглядывали темные кудри, раскатывала скалкой тесто. Новая повариха.

— Миссис Смол сюда не вернулась, — тихо пояснил Уикем. — Шагнула в новую, лучшую жизнь. Ну вот, на вашем лице появилось выражение облегчения, моя храбрая леди Джейн.

— Так и есть, — прошептала в ответ леди Шеррингем.

— Скоро мы обязательно отыщем Дел, — пообещал Уикем. — Я привел вас сюда, потому что именно здесь, в саду, располагается потайная калитка.

— Но зачем она нам?

— Чтобы встретиться с похитителем трупов.

Слуги не обратили на них никакого внимания, когда они вышли через дверь в сад, расположенный за домом.

Из темноты возник высокий смуглый мужчина. С повязкой на правом глазу и уродливым шрамом, пересекавшим левую часть лица, выглядел он довольно зловеще. Уикем с улыбкой поприветствовал незнакомца.

— Искусный план, милорд, — весело произнес мужчина. Мы взяли Таннера. Он проглотил наживку и пришел сюда, полагая, что у мадам есть для него работа.

— Это был ваш план? — спросила Джейн у Уикема.

Однако вместо него ответил Янгер, приветственно коснувшись козырька кепки.

— Да. Заманить в ловушку главаря банды кладбищенских грабителей.

— Одновременно вы успели обыскать кабинет мадам и даже запугать маркиза.

— Я нанес удар по нескольким фронтам, — равнодушно бросил Уикем. — А Янгер выполнил все мои указания. — Устрашающего вида мужчина как раз направился к высокой каменной стене в дальнем углу сада. — Он возглавляет людей, которых я нанял для поисков Дел.

— Кто он? Такой… страшный.

— Бывший полицейский с Боу-стрит. Перед тем как я уехал из Англии, он проверял бордели, в которых я был завсегдатаем.

И, тем не менее, теперь Янгер работал на него. Более того, они безгранично уважали друг друга. Уикем взял Джейн за руку и повел через двор. Они достигли калитки, проделанной в стене сада, и вышли в темный переулок, располагавшийся позади заведения миссис Броуэм. Янгер тихо свистнул.

Из темноты появились два дюжих темноволосых молодца, тащивших за собой упирающегося седовласого мужчину. Третий держал наготове пистолет. Из-за облаков выглянула луна и осветила своим призрачным светом кусты сирени. Джейн сумела разглядеть, что плененный грабитель крепко сложен. На его лице выделялся широкий приплюснутый нос и мясистые губы. Вместо некоторых зубов зияли черные дыры. Одет он был в грязное поношенное пальто.

— Останьтесь здесь, — приказал ей Уикем и передал свой пистолет стоящему поодаль Янгеру.

Идя навстречу плененному грабителю, Уикем угрожающе похрустывал пальцами.

— Ударив маркиза, я едва не порвал перчатки. Но вас, Таннер, я буду бить голыми руками.

Джейн задрожала. У нее на глазах сильный справедливый защитник превращался в беспощадного хищника, готового убивать. Уикем кивнул людям Янгера:

— Я надеюсь, вы его обыскали.

— Нашли и отобрали два ножа.

— Тогда отпустите его.

Джейн испуганно охнула.

— Милорд… — запротестовал один из державших Таннера людей.

— Я не могу его бить, ведь он не способен защищаться.

Джейн нахмурилась. Он ударил Салаберри, угрожая ему пистолетом. А теперь вдруг вспомнил о благородстве.

В юности Джейн никогда не считала Уикема способным на жестокость. Да, он совершал дикие поступки. Но они грозили опасностью лишь ему. Уикем прыгал с утесов в озеро, устраивал головокружительные гонки на экипажах, соблазнял замужних леди. Он со смехом называл себя любовником, не бойцом.

Очевидно, он лгал.

Уикем снял фрак и швырнул его Джейн. Она поймала его за рукав, прежде чем он упал в грязь. Прижав к груди шерстяную ткань, Джейн вдохнула исходящий от нее аромат бергамота и сандалового дерева.

Таннера отпустили. Все его лицо покрывали кровоподтеки. Такие же кровоподтеки покрывали лица его стражей, Очевидно, без боя он не сдался. Уикем принялся неспешно кружить вокруг него. Таннер был гораздо выше. С огромными руками и толстой бычьей шеей.

— Вы уверены, что поступаете правильно, милорд? — раздался голос стоящего рядом с Джейн Янгера.

— Уверен ли я, что смогу размазать по стене этого деревенщину, если он не расскажет мне то, что я хочу от него услышать? — Уикем неожиданно замолчал и в мгновение ока скрылся из глаз.

Джейн изумленно заморгала. Только что он стоял прямо перед ней со сжатыми кулаками, а теперь, казалось, взлетел над Таннером.

— Святые небеса, — задыхаясь, промолвил Таннер.

Уикем оказался у него за спиной, обхватив его грудь и сжав подбородок.

— Одно движение моей руки, и ваша шея будет сломана. Куда вы по просьбе миссис Броуэм отвезли благородную леди? Ту, что удерживают взаперти. В Блэкхите?

— Я покойник, если заговорю.

— Вы покойник, если не заговорите. Выкладывайте, а потом сможете сбежать, точно крыса, коей вы, по сути, и являетесь.

— Не убивайте меня, милорд, — взмолился Таннер. — У меня семья — Бэсс и четверо малышей.

Сжимая в руках фрак Уикема, Джейн поняла, что дрожит. Сейчас Уикему необходимо быть таким — жестоким и устрашающим. Ей, например, никогда не удалось бы запугать матерого преступника. И все же ее повергала в ужас холодность и свирепость лорда Уикема.

Он делал это ради Дел. Джейн постоянно напоминала себе об этом.

— Говорите! — угрожающе холодно приказал Уикем. — Может статься, я заплачу гораздо больше, нежели мадам.

— У нее есть дом в Блэкхите. Там она держит сумасшедших. Многие старые и больные. Они не протянут долго. Но есть и молодые. Она помогает им исчезнуть на то время, что они вынашивают детей. Некоторые из них не переносят родов. И их младенцы тоже. Медицинские школы дают за них хорошие деньги.

Уикем еще сильнее сжал грудь Таннера.

— Хорошее начало. Младенцев вы тоже продавали?

— Нет. Она их хоронила. Сентиментальная сука!..

— А теперь расскажите, где именно расположен этот пансион.

Слова посыпались изо рта Таннера с такой скоростью, что Джейн едва следила за повествованием. Однако Уикем удовлетворенно кивнул.

— Я помог вам, а, милорд? Теперь не сломаете мне шею?

— Нет, если вы не солгали.

— Сказал истинную правду, милорд. Пусть меня дьявол заберет, ежели вру.

— Дьявол вас не заберет. Вас заберу я. — Уикем неожиданно толкнул Таннера к стоящим поодаль мужчинам. — Вы помогли мне, Таннер. Пока я вас не убью. Но вы отправитесь со мной в Блэкхит. И я перережу вам горло, если вы солгали.

— Нет, милорд…

Янгер тотчас же защелкнул наручники на запястьях Таннера. Что с ним сделает Уикем потом? Отвезет к судье? Но что тогда станется с семьей Таннера? С его женой и детьми?

Губы Джейн приоткрылись. Уикем заметил это, и его брови удивленно взметнулись.

Он резко развернулся к Таннеру:

— Мне не по душе то обстоятельство, что ваша семья останется без средств к существованию. Дайте Янгеру адрес, и он отвезет им денег.

Уикем решил совершить доброе дело. Но Джейн поразило другое. Неужели его подвигло на это выражение ее лица? Неужели ему хватило одного лишь взгляда, чтобы прочитать мысли?

— Благодарю вас, милорд, — сказал Таннер. — Мужчина обязан заботиться о своей семье.

Джейн заметила, как исказилось болью лицо Уикема.

— Да, Таннер. Обязан.

Глава 12

Уикем вскочил на козлы своего экипажа и схватился за поводья. Он гнал по улицам Лондона на огромной скорости, Янгер и один из его людей сидели рядом с Джейн. Остальные везли Таннера в другом экипаже.

Когда экипаж покатил по подъездной аллее, под колесами заскрипел гравий. Через окно Джейн увидела фонари на воротах и залитые светом окна Уикем-Хауса. Едва только они остановились, Янгер помог ей спуститься на землю.

Грумы подхватили лошадей под уздцы, и Джейн увидела стоящего перед домом Уикема. Он заметил ее, и выражение угрюмой решимости тотчас же покинуло его лицо. Он подошел к ней.

— Мы уже близко, Джейн, и я не хочу терять ни минуты, Хантли отвезет вас домой и…

— Нет! Я должна поехать с вами. Я нужна Дел.

— Это слишком опасно…

— Ее держали взаперти. Вместе с сумасшедшими. Я ей понадоблюсь. Уикем, она не видела вас на протяжении восьми лет и поэтому захочет, чтобы с ней оказался кто-то из близких друзей. Подруга.

Джейн была права. Даже Уикем вынужден был признать это.

— Я не боюсь опасностей, — добавила леди Шеррингем. Уикем недоверчиво вскинул бровь.

— Ну ладно, — проворчала Джейн. — Боюсь. Но я уже привыкла бояться. Я выдержала второе посещение клуба. Выдержу и это.

— Вы будете отвлекать мое внимание, Джуэл. А я хочу сосредоточиться на деле, а не беспокоиться за вас.

Внезапно придуманное Уикемом прозвище начало ее раздражать.

— Тогда не беспокойтесь! Я взрослая женщина, и вы не несете за меня ответственность!

Уикем замахал руками:

— Хорошо, едем. Лучше проиграть этот спор, чем попусту тратить на него время.

С этими словами Уикем порывисто втолкнул Джейн в экипаж. Грумы держали нетерпеливо перебирающих ногами лошадей, пока их хозяин садился на козлы и брал в руки поводья. Взмах кнутом, и экипаж тронулся с места. Джейн едва успела ухватиться за ручку, специально сделанную для этого на стенке экипажа, как гравий брызнул из-под колес.

— Держитесь крепче, — предупредил Уикем.

У Джейн сердце в пятки ушло, когда Уикем пустил лошадей в галоп по Парк-лейн. Скорость, с какой они мчались из клуба, была легкой трусцой по сравнению с тем, как они ехали сейчас. Экипаж обгонял своих более медленных товарищей, проскакивал в узкие пространства между другими экипажами, а его колеса так грохотали по булыжной мостовой, что казалось, будто он вот-вот развалится от бешеной тряски.

В глазах у Джейн рябило, когда она подскакивала на сиденье, не в силах удержаться. Врывающийся в окна ветер бил ее по лицу. Он скинул с головы капюшон и трепал вуаль.

— Дьявол! — прорычал Уикем, завидев два богато украшенных экипажа, перегородивших дорогу. Они неторопливо ехали бок о бок, в то время как Уикем даже не собирался снижать скорости.

— Уикем… — Джейн осеклась. Сейчас не время его отвлекать. Он внимательно смотрел вперед. Джейн захотелось вскрикнуть, но она не посмела.

Уикем выиграл гонку на экипажах. Ту самую головокружительную гонку, которую она попыталась остановить. Он гнал как сумасшедший. Взлетел на вершину холма, едва не перевернулся, но выиграл.

Он рассказывал о своей победе на каждом углу, а вот Джейн проиграла, хотя всего лишь хотела воззвать к здравому смыслу кучки безответственных молодых повес.

— Так, — процедил сквозь зубы Уикем, и Джейн увидела, что между колесами едущих впереди экипажей образовалось крошечное пространство. Неужели Уикем не остановится? Если они поедут медленнее, расстояние между экипажами увеличится. Но Уикем лишь погонял лошадей.

Сердце Джейн замерло, когда экипаж накренился.

Она соскользнула со своего места и… с силой врезалась в Уикема. Однако он был достаточно силен, чтобы выдержать удар. Кристиан даже не шелохнулся. А вот Джейн пришлось ухватить его за ногу, чтобы не потерять равновесие. Уикем предупредил, чтобы она держалась крепче, и вот теперь пришло время последовать его совету.

Ветер отбросил волосы с его лица. Граф посмотрел на Джейн, и на его губах заиграла какая-то дикая демоническая улыбка. Он снял маску, и Джейн отчетливо увидела, каким восторгом горят его глаза.

Уикем, должно быть, почувствовал на себе взгляд Джейн и посмотрел на нее. Огонь в его глазах погас, уступив место беспокойству.

— Вы в порядке? У вас лицо позеленело.

Джейн не хотелось показывать, что бешеная гонка окончательно лишила ее присутствия духа. Ведь она сама настояла, чтобы Уикем взял ее с собой.

Они как раз миновали Вестминстерский дворец и теперь мчались по мосту. Вскоре Лондон остался позади, а экипаж устремлялся прочь на юго-восток, в сторону Гринвич-парка и Блэкхита. Конские копыта глухо цокали по загородной дороге, поднимая вокруг экипажа тучи пыли.

— Осторожно! — крикнула Джейн, указывая на приближающийся экипаж.

Даже не взглянув на него, Уикем направил лошадей в сторону, и они со свистом пролетели мимо. Потрясая кулаками возница осыпал их ругательствами.

— Мы приближаемся. Но я не могу ехать быстрее — дорога слишком ухабистая. Можем перевернуться.

Неужели возможно ехать еще быстрее?

— Просто следите за дорогой, Уикем! — прокричала Джейн. Шорох колес, стук копыт и завывание ветра оглушали.

— Кристиан! — прокричал в ответ Уикем. — Если нам суждено перевернуться вместе, будет лучше, если вы станете звать меня по имени.

В этот самый момент Джейн окончательно поверила в то, что экипаж не перевернется ни при каких условиях.

Внезапно Кристиан натянул поводья, потому что дорога была покрыта такими ухабами, что ехать по ней на скорости не представлялось возможным даже ему. Грохот стих, и Джейн смогла, наконец, заговорить.

— Вы верите Салаберри? — прокричала она. — Вы думаете, что эта женщина — Дел? Что Тревор действительно отправил ее в сумасшедший дом? Броуэм, эта лживая дрянь, утверждала, будто пыталась защитить Дел.

— Скоро узнаем правду. — Кристиан посмотрел на Джейн и добавил: — Я не видел Тревора в Гайд-парке.

Джейн понимающе кивнула:

— Я тоже. Скорее всего, это был просто несчастный случай.

Джейн некоторое время молчала. Сгустившиеся на небе тучи закрыли луну, и на ладонь упала крупная капля дождя.

— Дьявол, — пробормотал Кристиан, понукая лошадей.

— Вы, должно быть, слышали, как я разговаривала с миссис Броуэм?

Кристиан вскинул голову. Джейн и сама удивлялась тому, что вообще завела этот разговор. Но беседа с мадам не давала ей покоя, и она хотела выяснить все раз и навсегда.

— Да, — пробормотал Уикем. — Я лежал под кроватью.

— Вы ведь не ломали руку леди Мэтчелл, верно?

Он пожал плечами, не отрывая взгляда от дороги:

— Она упала с качелей на самом пике наслаждения.

— Значит, это был несчастный случай?

— Да, несчастный случай во время занятий любовью.

В беззаботном тоне Уикема послышались насмешливые нотки. Именно так он разговаривал с Джейн в дни их юности.

— Это действительно моих рук дело. Ей нравились такие грубые удовольствия. Все, что говорила вам Броуэм о связывании, истязании кнутом и личной темнице, — правда. Я сек женщин, и они секли меня.

— Но зачем? — От этих признаний голова Джейн кружилась больше, чем от бешеной скачки. Она ожидала, что Уикем станет все отрицать. — Зачем вам было сечь кого-то кнутом? Или связывать? Зачем подавлять волю более слабого человека?

— В основном потому, что люди, о которых мы говорим, получали от этого удовольствие. Но вы правы. Все это подпитывало какое-то существо внутри меня.

— А вы… до сих пор проделываете подобные вещи? — бросила Джейн.

Кристиан продолжал смотреть прямо перед собой. В голосе Джейн не было гнева. Только замешательство. И это полоснуло Кристиана по сердцу сильнее, чем самые грубые оскорбительные ругательства. В ее голосе слышалось разочарование, и это по какой-то непонятной причине очень встревожило Кристиана.

— Нет. С тех самых пор, как со мной порвала последняя любовница.

— Ваша любовница?

Насколько же сложным был голос Джейн. Он мог быть тихим и спокойным, заставляя сердце биться сильнее, или резким до зубовного скрежета, или преисполненным такой ранимости и беззащитности, что Кристиан готов был из кожи вон лезть, чтобы сделать его обладательницу счастливой. Может, он сошел с ума?

— Жена одного из моих друзей, которого я оставил в Бомбее, — ответил Уикем.

— Как же вы могли предать друга, лорд Уикем?

— Не надо, дорогая.

Подобное обращение поразило и ошеломило Джейн.

— Не стоит объявлять мне священную войну, леди Джейн Бомон. Не пытайтесь меня спасти.

Кристиан стегнул лошадей, пуская их в еще более быстрый галоп, и грохот копыт по дороге освободил его от дальнейших расспросов Джейн Бомон.

Впереди появились очертания Гринвич-парка. К югу от дороги виднелся шпиль церкви, упирающийся в затянутое тучами небо, а вокруг расстилались вересковые поля, казавшиеся в полумраке ночи темно-синей безмолвной гладью.

Когда они проезжали Гринвич-парк, Кристиану пришлось замедлить ход. Монтегю-Хаус, бывшая резиденция принцессы Каролины, располагался в дальнем углу обширного парка. Недалеко оттуда — дом миссис Броуэм. Кристиан с тяжело бьющимся сердцем осматривал ряды домов в поисках внушительного особняка, выстроенного в георгианском стиле. От Гринвич-парка его отделяла высокая каменная стена.

— Вон там! — указала рукой Джейн. — Мне кажется, это он.

Кристиан остановил экипаж прямо перед домом. Звон сбруи растаял во влажном ночном воздухе. Лошади тяжело дышали. Кристиан едва не загнал их. И что еще хуже — здесь для них не было укрытия.

— Что будем делать? — выдохнула Джейн. — Поднимемся и постучим в дверь? — Судя по выражению ее лица, она готова была стучать до тех пор, пока не упадет замертво. Однако ее руки заметно дрожали.

— Сомневаюсь, что они по первому требованию выдадут мне сестру. — Кристиан спрыгнул на землю, помог спуститься Джейн и осмотрелся по сторонам. Дом утопал в тишине и темноте. Судя по всему, его никто не охранял снаружи, но это вовсе не означало, что и внутри нет охранников.

— Собираетесь ворваться в дом с помощью своих людей?

— Не хочу, чтобы обитатели дома узнали о моем присутствии так быстро.

— Значит, хотите проникнуть в дом и попытаться поискать Дел самостоятельно? В таком случае без меня вам не обойтись. Вместе мы справимся быстрее.

— Можно подумать, я оставил бы вас здесь одну. Я взял вас с собой и теперь несу за вас ответственность. — Снимая пальто, Кристиан успел заметить обиженно-негодующее выражение лица Джейн.

— Что Вы делаете?

Кристиан накинул пальто на одну из лошадей. Расстегнув мантилью, Джейн протянула ее Кристиану. Мантильей он накрыл вторую лошадь.

— Мы знаем, что слугам щедро платят за то, чтобы с Дел не спускали глаз. Поэтому без боя они не сдадутся. Итак, Джуэл…

— Джейн. Раз уж мы не погибли, перевернувшись в экипаже, я бы предпочла, чтобы вы называли меня по имени, больше никаких прозвищ. Просто Джейн.

«Просто Джейн»? Нет, в ней не было ничего «простого».

— Итак, Джейн…

— Знаю. — Джейн подняла вуаль, упавшую на лицо. — Вы сейчас потребуете, чтобы я не отходила от вас ни на шаг.

Дом дышал вокруг Джейн, точно живое существо, готовое раздавить ее за неожиданное вторжение.

Джейн тряхнула головой, чтобы прогнать наваждение. И все же в доме царило какое-то зловещее спокойствие, хотя его и нельзя было назвать абсолютно тихим. Откуда-то раздавались крики и приглушенное бормотание. Голоса то ставились громче, то совсем стихали.

Джейн следовала за Кристианом, бесшумно отворившим дверь террасы. И вот теперь они осторожно пробирались по утопающему в кромешной тьме коридору.

— Я никогда не бывал в подобном заведении, — пробормотал Кристиан, — Полагаю, слуги спят на верхнем этаже, как и в любом другом доме?

— Я знаю кое-что о таких вот пансионах, — прошептала в ответ Джейн, и ее горло сжалось от причиняющих боль воспоминаний. Шеррингем настаивал на том, чтобы поместить в такое заведение ее лишившуюся рассудка мать. Родственники покойного отца Джейн полностью поддержали его, когда Маргарет подожгла собственную кровать и едва не погибла в огне. — Здесь должно быть помещение для сиделки или врача, который несет дежурство. И еще палаты, к каждой из которых приставлен охранник. В некоторых пансионах богатые родственники оплачивают просторные апартаменты. Вот они-то и расположены на верхних этажах.

Джейн вспомнила, как зачахла ее мать, оказавшись в сумасшедшем доме. Она прожила там всего несколько месяцев и умерла. А уж о том, что у нее есть дочь, она и вовсе забыла.

— Идемте, — тихо буркнул Кристиан, и они с Джейн начали подниматься по лестнице, ведущей на второй этаж.

Они успели осмотреть дом снаружи. Прямоугольной формы, он оказался не слишком большим по размеру. К правому крылу была пристроена галерея, ведущая в другое здание — высокую квадратную башню, выходящую окнами на Гринвич-парк.

Когда они достигли галереи, Джейн прошептала:

— Возможно, ее комната располагается в дальнем конце дома. С видом на сад. — Ее голос сорвался. Окна материнской комнаты тоже выходили в сад, хотя мать была почти все время привязана к кровати. — Или в башне.

Очевидно, Кристиан думал так же. Схватив Джейн за запястье, он собрался уже двинуться дальше по коридору, но остановился у первой же двери и отворил ее, быстро справившись с замком. Дверь легонько скрипнула, распахнулась и ударилась о деревянный стул. Сквозь узкую щель Джейн разглядела храпящую на стуле сиделку, которая пошевелилась во сне.

Джейн затаила дыхание.

Сиделка что-то глухо пробормотала, и поднятая рука вновь безвольно повисла вдоль тела. Привстав на цыпочки и заглянув в комнату, Джейн увидела несколько рядов простых железных кроватей. Кто-то застонал во сне и забил руками по одеялу.

Кристиан прикрыл дверь.

— Общая палата. Там десять пациенток, которых охраняет эта сиделка. Господи…

— В сумасшедшем доме еще хуже, — прошептала Джейн. — А люди ходят туда поглазеть на происходящее.

— Знаю, — пробормотал Кристиан.

Они проверили все комнаты, располагавшиеся в этом крыле дома, но везде стояли лишь простые железные кровати. Кристиан становился все напряженнее и угрюмее по мере того, как они проверяли комнату за комнатой. Джейн тоже поддалась его настроению. Ее сердце отчаянно колотилось, а по спине пробегали мурашки.

Джейн указала на коридор, ведущий в башню, и Уикем кивнул.

Коридор разрезал высокое квадратное здание на две равные части и заканчивался окном, в которое проникал сероватый свет луны. По стеклу тихо барабанил дождь.

В самой первой комнате располагалась только одна кровать — большая, с поддерживающими полог колоннами. Здесь же стояли изящные стулья и секретер. Джейн воспрянула духом. Здесь наверняка жила состоятельная леди. Да и охранников не было видно. Она быстро вошла внутрь, прежде чем Уикем успел ее остановить.

Несмотря на то, что она двигалась совершенно бесшумно, обитательница комнаты резко села на кровати. Замерев, Джейн разглядывала седые волосы и испещренное морщинами лицо женщины. К сожалению, это была не Дел.

— Это ты? Сапфир, дорогая, ты пришла меня повидать? — женщина посмотрела на Джейн и протянула к ней руки. — О, любовь моя, как давно я тебя не видела. Прошу тебя, дорогая. Подойди к своей маме. Дай тебя поцеловать.

Краем глаза Джейн заметила, как Уикем покачал головой. «Возвращайтесь», — произнес он одними губами.

Если Джейн подойдет ближе, женщина увидит, что она не Сапфир Броуэм. Салаберри сказал, что мать миссис Броуэм умерла. Но теперь выяснилось, что несчастная все еще жива.

— Сапфир, дорогая…

— Ты должна поспать, — мягко произнесла Джейн. — А я приду к тебе утром. Прошу тебя… мама.

Женщина потянула за ворот ночной сорочки, но потом кивнула и послушно опустилась на подушки.

— Ты споешь для меня? Тени отступают… голоса перестают звучать в моей голове… когда я слышу, как ты поешь…

Джейн закусила губу. Она однажды пела для собственной матери, когда ту поместили в сумасшедший дом. Тогда Маргарет смотрела на нее совершенно пустыми глазами и, казалось, вообще ничего не слышала. Джейн не знала, сможет ли успокоить пение эту женщину. Она тихонько запела колыбельную, медленно отступая назад. Женщина на кровати устроилась поудобнее и вскоре мерно засопела. Когда Джейн оказалась у двери, Уикем обхватил ее за талию и выволок в коридор.

— Больше так не делайте.

— А я и не собираюсь, — прошептала Джейн, когда спутник отворил дверь другой комнаты.

Раздался пронзительный визг, и Кристиан вбежал в комнату. Ему ничего не оставалось, кроме как зажать рот кричавшей. Худенькая, ошалевшая от ужаса девушка вонзила зубы в его ладонь, но Кристиан не дрогнул. Краем глаза он увидел спешащую на подмогу Джейн.

Она опустилась на колени и попыталась развязать веревку, с помощью которой правая нога девушки была привязана к кровати.

— Осторожнее, — предостерег Уикем. — Она может быть опасна.

— Просто неслыханно, зачем ее связали? — возразила Джейн, продолжая отчаянно тянуть за веревку.

Кристиан наклонился к уху пленницы, которой на вид было не больше шестнадцати лет.

— Мы здесь, чтобы помочь тебе. Пообещай не кричать, и я уберу руку.

Он пытался заключить сделку с сумасшедшей, но девушка порывисто кивнула, и ее сальные белокурые волосы упали на лицо. Кристиан убрал ладонь, и на него воззрились большие глаза цвета фиалок. Девушка обладала милым овальным личиком и изящным маленьким носом, а после ванны стала бы настоящей красавицей.

— Вы — один из них? — шепотом спросила она.

При звуке ее сдавленных рыданий сердце Кристиана сжалось от боли.

— О ком ты говоришь, детка? Как тебя зовут?

— Меня… — Девушка осеклась и испуганно посмотрела на Кристиана. — Меня зовут Энн. Энн Филдинг.

— Кристиан, судя по всему, она из благородной семьи.

— Откуда ты, Энн? — спросила Джейн у девушки, развязывая ее правую руку.

— Не скажу. Меня и так побьют за то, что я сказала вам свое имя.

— Никто тебя не побьет, — заверил Энн Кристиан. — Ты отправишься домой.

Энн задрожала.

— Они не хотели меня отпускать. До тех пор, пока я не удовлетворю тех мужчин, что сюда приходят. Я должна была стать следующей. Так мне сказали. Я решила, что вы один из них, только без маски и без плаща. Но ведь это не так, правда?

— Ш-ш-ш, — приложил палец к губам Кристиан.

По щекам несчастной заструились слезы. Уикем достал из кармана носовой платок и ласково отер ее лицо. Энн была так молода.

Джейн принялась растирать руки девушки, онемевшие стягивающих их веревок.

— На них были черные маски и плащи?

Энн кивнула:

— Они никогда их не снимали.

— Что они с тобой сделали, Энн? Ты знаешь, кто эти люди?

Энн отшатнулась.

— Прости, — произнесла Джейн, и ее голос стал мягким и успокаивающим. Такого Кристиан еще ни разу не слышал. — Ты, должно быть, очень напугана. Но мы тебе поможем.

Однако Энн затрясла головой:

— Меня накажут. Обязательно накажут. Закуют в кандалы и высекут, как остальных. Одну девушку вообще подвесили в клетке и оставили на несколько дней…

Кристиан обнял Энн и прижал ее к груди. Она была такой же худенькой, как Дел. Такой же слабой и ранимой.

— Никто больше не причинит тебе вреда. Обещаю.

Энн наконец перестала рыдать, и Кристиан разжал объятия.

— Но ты должна быть храброй. Нам нужно идти, а ты…

— О нет! — Энн вцепилась в его рукав. — Не уходите.

— Скоро придут мои товарищи, которые тебе помогут. Только ты должна хранить молчание.

Глаза Энн расширились от ужаса, но она кивнула.

— Мне так страшно. Мне было очень плохо, и они подумали, что я беременна. А теперь мне кажется, что они хотят меня убить. С животом я им не нужна.

Джейн сдавленно охнула и погладила Энн по волосам. Она спросила, не знает ли та что-нибудь о леди благородного происхождения, содержащейся в этом особняке. Но Энн отрицательно покачала головой:

— Я ничего не знаю. Когда меня выводят из комнаты, то всегда завязывают глаза. Правда, однажды я слышала, как служанки жаловались на то, что им приходится выполнять слишком много работы для титулованной леди, которую держат на самом верхнем этаже башни.

Кристиан вновь уложил Энн в постель, а Джейн укрыла ее одеялом.

— Лежи тихо. И никому не рассказывай, что видела нас. Совсем скоро тебя освободят. — Кристиану оставалось лишь молиться, чтобы Энн сделала так, как ее просили. Он знал, что ей ужасно хочется сбежать. И тогда она наделает много шума.

Он поманил пальцем Джейн, и та последовала за ним к двери. Ее глаза казались огромными черными колодцами на бледном лице.

— Миссис Броуэм держит здесь невинных девушек! — закричала она. — Заставляет их обслуживать тех загадочных мужчин. Эта девочка беременна. Какой ужас!

— Но теперь все кончено, — угрюмо ответил Уикем.


— Охрана, — прошептала Джейн. Она знала, что Кристиан их тоже увидел. Но ее нервы были так натянуты, что слово сорвалось с языка помимо воли.

Небо очистилось от туч, и теперь серебристый свет луны, проникавший в окно в конце коридора, освещал двух охранников, дремавших на стульях примерно в двадцати футах от того места, где прижимались к стене они с Кристианом.

— Дождемся ваших людей?

— С этими двумя я справлюсь, — ответил Кристиан. — Но я хочу, чтобы вы взяли вот это. Стрелять умеете?

Стрелять? В ладонь Джейн ткнулось что-то твердое и холодное. Она ошеломленно посмотрела на блестящее дуло пистолета, и пальцы непроизвольно сжали рукоятку.

— Это для вашей защиты, — пробормотал Кристиан.

— А вы?

Он прижал палец к губам, а потом отделился от стены и пошел по коридору. Уикем ступал столь бесшумно, словно вовсе не касался пола. А два дюжих охранника мирно спали, не подозревая об опасности.

Джейн двумя руками сжала пистолет. Он оказался на удивление тяжелым. Джейн мысленно молила Бога лишь о том, чтобы попасть в цель, когда придет время.

Она думала, что Кристиан проскользнет мимо охранников. Но вместо этого он остановился, взял одного за шкирку с силой ударил его по лицу.

Пистолет в руке Джейн дрогнул. Изо рта охранника брызнули кровь и слюни, он издал какой-то странный булькающий звук и уронил голову набок. Кристиану хватило одного удара, чтобы лишить его сознания.

Второй охранник проснулся от тихого стука, когда тело его напарника упало на пол. Ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы оценить ситуацию, поэтому когда Кристиан в очередной раз занес кулак, охранник выхватил нож.

Кристиану пришлось уворачиваться от смертоносных взмахов клинком, поэтому его удар пришелся мимо цели. Дрожа всем телом, Джейн нацелила дуло пистолета на охранника и теперь следила за его движениями.

Кристиан ударил охранника в солнечное сплетение, и тот согнулся от боли. Только через секунду он выпрямился и снова сделал выпад в сторону Кристиана. Лезвие задело жилет и разрезало ткань.

Кристиан обрушил на своего противника шквал яростных ударов. Охранник уворачивался, размахивая ножом. Одним из таких взмахов он рассек Кристиану щеку. Брызнула кровь, и у Джейн подкосились ноги.

Может, стоит выстрелить? А что, если она попадет в Кристиана?

Охранник с силой ударил Уикема по раненой щеке, и у Джейн при виде кровяных брызг сердце ушло в пятки. Однако Кристиан устоял и ответил двумя мощными ударами. Один пришелся по подбородку противника, а второй — по носу. В течение нескольких минут, показавшихся Джейн вечностью, противники немилосердно молотили друг друга.

Джейн крепче сжала рукоять пистолета, положив палец на спусковой крючок. Она ужасно боялась невзначай нажать на него.

За ее спиной раздались шаги, и Джейн обернулась. Еще слуги! Восемь человек. Трое из них были вооружены ножами, остальные держали в руках дубины и кочерги. Сердце Джейн едва не выпрыгнуло из груди, когда она направила дуло пистолета на человека, возглавлявшего эту группу.

— Стойте, или буду стрелять!

Слуги остановились. Они в ужасе переводили взгляды с дула пистолета на Джейн. Леди Шеррингем ощутила прилив уверенности.

Теперь, когда она держала на мушке труппу вооруженных мужчин, ей уже не верилось, что всего несколько дней назад она в панике бежала из клуба миссис Броуэм. А все Кристиан. Он словно бы возродил ее к жизни. И теперь она не позволит ему проиграть.

— Дьявол! — взревел у нее за спиной Кристиан.

Все еще держа слуг на прицеле, Джейн попыталась обернуться, но так, чтобы не оказаться к ним спиной. Она успела заметить, как Кристиан схватил охранника за запястье и что есть силы дернул. Под сводами коридора прокатился вопль, и нож выпал из руки нападающего. И все же охранник успел ранить Кристиана в руку. Джейн видела, как пропитывается кровью правый рукав его рубашки.

— Стреляйте, идиоты! — заорал охранник, когда Кристиан повалил его на пол и с силой наступил на спину ногой.

— Ну, уж нет! — крикнул в ответ один из слуг.

— Да хватайте же его, болваны! — взвыл охранник.

Внизу послышались выстрелы. Дом наполнился криками и топотом ног. Это прибыли люди Кристиана.

Вооруженные слуги, стоящие перед Джейн, в испуге попятились. Сначала медленно, а когда поняли, что она не станет стрелять, повернулись и пустились наутек.

Джейн посмотрела на Кристиана:

— Что делать? Они убегают.

— Не убегут. — Он протянул руку, и Джейн отдала ему пистолет. Отерев со лба пот и стараясь перевести дыхание, Кристиан опустился рядом с плененным охранником. Один удар по шее — и он потерял сознание, как и его напарник.

Джейн нерешительно протянула руку к окровавленному рукаву.

— Все в порядке, дорогая, — заверил ее Кристиан. — Рана неглубокая. Лезвие прошло по касательной.

Сдвинув брови и привстав на мысочки, Джейн изучала порез на щеке.

— Господи, да вас всего изрезали! Почему вы их не застрелили?

Кристиан пожал плечами и принялся развязывать шейный платок.

— Два человека. Один выстрел. Я не был уверен, что они не бросятся на нас. Кроме того, я знал, что и так с ними справлюсь.

— Мне кажется, вам просто хотелось ввязаться в драку.

Кристиан свернул платок в несколько раз и сунул его под жилет.

— Возможно, вы правы. Возможно, вы слишком хорошо изучили меня, Джейн. — Что-то попало Кристиану в глаз, и он отер стекающую по лбу струйку крови, чтобы отчетливо видеть замочную скважину.

Внутри на огромной кровати лежала женщина. Длинные темные локоны обрамляли ее лицо и струились по плечам и светлой ночной сорочке. Как и юная Энн, она была привязана к кровати. Сердце Кристиана сжалось от боли, и он на мгновение замер, смотря на женщину, за которую был в ответе.

Джейн бросилась к кровати.

Однако Дельфина даже не узнала брата. Когда он разрезал связывающие ее руки и ноги веревки, она шарахнулась от него, а плескающийся в ее глазах ужас стал для него худшим из проклятий.

Когда же Джейн обняла подругу за плечи, взгляд Дельфины прояснился.

— Джейн? О небеса, этого не может быть! Как ты…

— Это действительно я. — Джейн крепко обняла подругу, и Кристиан увидел, как по ее щекам заструились слезы. — А это — твой брат. Кристиан. Он приехал за тобой и заберет тебя домой.

— Кристиан? О, Кристиан, ты все-таки приехал! — Но в то же самое мгновение в глазах Дел вновь вспыхнул ужас. — Домой?

— Ко мне домой, Дел, — пообещал Уикем.

— Но муж так разозлится. Я не могу…

Кристиан с трудом сдерживал бушующую в груди ярость, стараясь говорить ласково и спокойно:

— Не важно, чего хочет Тревор. Я намерен защитить тебя, Дел.

— Но, Джейн… — Дельфина повернулась и потерла опухшие, покрытые синяками запястья. — Мой муж придет в ярость, когда узнает, что вы меня нашли. Господи, Джейн, он может навредить тебе.

Джейн заколебалась, но, прежде чем Кристиан успел пообещать защиту им обеим, решительно произнесла:

— Он ничего мне не сделает. И тебе он тоже не причинит больше зла. — Она начала доставать из платяного шкафа вещи Дельфины.

Джейн говорила уверенно, а вот Кристиан беспомощно смотрел на сестру. Ему было гораздо проще отдавать приказания Янгеру и его людям, нестись сюда во весь опор, драться с вооруженным охранником, чем оказаться лицом к лицу с сестрой, не зная при этом, как помочь ей, прошедшей через ад.

Джейн накинула на плечи Дел мантилью, и Кристиан подхватил сестру на руки. Она постепенно расслабилась и уткнулась лицом ему в грудь.

Кристиан наклонился и поцеловал сестру в макушку. А потом повернулся к Джейн и поцеловал ее в лоб. Леди Шеррингем удивленно заморгала.

— Вы нужны мне, Джейн. Поможете отвезти Дел ко мне домой?

Глава 13

— Он приехал за мной, Джейн. Он приехал, чтобы забрать меня домой. — Сидящая на краю кровати Дел мелко дрожала.

Джейн быстро накинула на подругу ночную сорочку из теплой фланели и поспешно одернула ее, чтобы прикрыть дрожащее тело Дел. После этого Джейн порывисто обняла ее за худенькие плечи, словно желала убедиться, что Дел действительно здесь, в доме Кристиана, в безопасности.

Когда Джейн помогала подруге мыться, вид ее исхудавшего тела, застарелых шрамов и изможденных голубых глаз ранил ее в самое сердце. Очевидно, Дел не ела все две недели, в течение которых ее безуспешно искали.

— Тебе никогда больше не придется с ним жить, — решительно сказала Джейн и подвела подругу к туалетному столику, где ее уже ждала тарелка с сахарным печеньем и чайник с дымящимся чаем.

Служанка услужливо разложила на столике серебряные гребни. Легонько надавив на плечи Дел, Джейн заставила ее сесть перед тарелкой с печеньем и взяла в руки расческу. Дел была очень напугана и сильно устала, но она не кричала и не билась в истерике. Дел не лишилась рассудка.

— Он будет в ярости. — Дел дрожащими пальцами взяла печенье. — Я сбежала. Унизила его.

— Почему ты не пришла ко мне?

— Не могла. Ведь тебя некому было защитить, Джейн.

Джейн поняла, что хотела сказать подруга: у нее не было мужчины, который мог бы оказать ей поддержку и защиту. Тетя Регина оказалась права. Дел не пришла к ней потому, что не хотела навлечь на голову подруги неприятности.

Дел закрыла лицо руками.

— Он знает, что вы меня ищете?

— Да, конечно. Я потребовала у Тревора аудиенции, и он солгал мне. Сказал, что ты сбежала с любовником на континент.

— Джейн, ну почему ты не остановилась после этого? Зачем злила его?

Джейн провела гребнем по волосам подруги.

— Меня менее всего волнует, разозлился он или нет. — Джейн говорила уверенно, хотя в душе шевельнулось какое-то весьма неприятное ощущение. — И я не позволю тебе вновь пострадать от его рук.

— Он был так добр, когда разыскал меня, — тихо произнесла Дел. — Так ласков и нежен. Думаю, он отвез меня к миссис Броуэм, чтобы… помочь мне. Я знаю, что если поговорю с ним…

— Нет! — выкрикнула Джейн, у которой от этих слов кровь застыла в жилах. Негодяй обманул Дел, убедил ее вернуться к нему добровольно, а потом заставил поверить, будто заточение в пансионе миссис Броуэм поможет ей. — Ты не станешь с ним разговаривать. А я, в свою очередь, не позволю ему приблизиться к тебе на пушечный выстрел.

— Не тебе решать! — Гневный выкрик Дел ошеломил и испугал Джейн.

Она посмотрела на отражение подруги в зеркале.

— Если ты встретишься с Тревором, он вновь солжет. Он станет извиняться, умолять о прощении. Мне кажется, ты еще не готова встретиться с ним лицом к лицу. Мы с твоим братом о тебе позаботимся.

— Только не мой брат. Он не сможет.

Джейн опустилась на одно колено и взяла Дел за руку.

— Сможет. Он вернулся ради тебя. Он с ума сходил от беспокойства, когда я впервые встретила его в клубе.

— Ты ездила в клуб? — Глаза Дел расширились от ужаса.

— Да. Именно так мы разыскали тебя. Маркиз Салаберри признался, что Тревор отвез тебя в пансион миссис Броуэм. И признался Салаберри после того, как твой брат потратил тридцать тысяч фунтов, чтобы выкупить векселя, и пригрозил ему пистолетом.

Рука Дел задрожала так сильно, что чай выплеснулся через край.

— Он сделал это ради меня? Но разве ты не понимаешь, Джейн? Кристиану не стоило возвращаться. А мне не стоило ему писать. Он убил на дуэли человека. Его могут предать суду. Это из-за меня ему придется теперь…

— Не думай об этом, — попыталась успокоить подругу Джейн. Ей самой подобная мысль в голову не приходила. Виновного в убийстве следовало отдать под суд. Суды над представителями высшего сословия проходили в палате лордов. Кристиан был не первым, кто уезжал из страны, дабы избежать наказания.

— Говорят, тот, другой, мужчина — граф — выстрелил первым, — прошептала Дел. — Но он намеренно промахнулся. А вот Кристиан хладнокровно убил его выстрелом в сердце. Отец сказал, что Кристиан даже не пытался целиться в сторону. Обычно стреляющиеся делают так, чтобы спасти жизнь друг другу…

Но Кристиан предпочел убить своего соперника. Джейн вспомнила вспышку ярости, так поразившую ее сегодня ночью. Уикем хотел драки, и он ее устроил. Однако он не стал никого убивать, хотя имел такую возможность.

Что будет, если его признают виновным? Грозит ли ему виселица?

— Тебе необходимо что-нибудь съесть. — Джейн погладила подругу по волосам. Если Кристиану грозит виселица, если его вдруг не окажется рядом, она сама защитит Дел, как и планировала с самого начала. Джейн представила, как Кристиана ведут на эшафот, как надевают петлю на его сильную загорелую шею, и к горлу подступила тошнота…

Дел покачала головой:

— Я не голодна. Мне приносили еду. Я просто… устала. Очень устала. — Она медленно поднялась со стула. Джейн проводила ее до кровати и уложила под одеяло. Не прошло и минуты, как глаза Дел закрылись.

Джейн оглядела мрачное убранство комнаты: коричнево-зеленую обивку мебели, грязно-желтые обои и тяжелые темные портьеры. Фу! Эта комната, принадлежащая Дел, всегда была такой убогой. Покойному графу Уикему до детей не было никакого дела. Большую часть времени он проводил у себя в библиотеке, делая вид, что ужасно занят.

— Джейн, дорогая? Вы обе… в порядке?

Голос Кристиана вывел Джейн из размышлений и заставил резко обернуться. Она взяла с прикроватного столика свечу и подняла ее над головой. В дверях стоял Кристиан. Ворот чистой белой сорочки был расстегнут. Развязанный галстук, болтающийся на шее, грозил соскользнуть на пол. Его волосы были влажными и растрепанными, словно он просто встряхнул головой, забыв о расческе.

Под глазом, на носу, подбородке и правой щеке виднелись кровоподтеки. Но они делали красоту Уикема еще более мужественной. Кто-то аккуратно зашил рану на его скуле.

— Она спит. — Джейн не хотела рассказывать о том, что Дел собиралась поговорить с Тревором. Они с Уикемом никогда не обсуждали, что будет после того, как они отыщут его сестру. Ведь главной задачей было отыскать ее.

Непослушный локон упал Джейн на глаза, и она откинула его назад. Наверное, выглядела она ужасно. Волосы, растрепанные ветром, в беспорядке свисали на лицо. Пятна грязи украшали унылое черное платье.

— Теперь ваша очередь, дорогая. Искупайтесь, и я отнесу вас в постель.

Внутри у Джейн все похолодело, когда она услышала эти слова. За спиной Уикема бегали служанки с тазами горячей воды.

— Я приготовил для вас спальню рядом с комнатой Дел, — продолжал между тем Уикем. — Я подумал, что вы захотите принять ванну, поесть и остаться здесь на ночь. Но если вы хотите отправиться домой… — Он замолчал и провел рукой по влажным волосам.

Да, он собирался отнести ее в постель, но Джейн все истолковала неверно. О чем она только думала?

— Мне бы хотелось, чтобы вы остались, — тихо продолжал Уикем. — Мне необходимо знать, что вы в безопасности. И, дьявол, я вынужден признать… — он выглядел очень смущенным, — что вы нужны мне, чтобы помочь с Дел. Вы — ее подруга и хорошо ее знаете. Прошло так много времени… и теперь она смотрит на меня так, словно боится. Но, думаю, я заслужил подобное отношение за то, что обрек ее на такую судьбу.

— Она вас не боится. Думаю, она боится за вас. Боится, то вам все еще грозит наказание за ту давнюю дуэль.

— Ах, вот оно что!.. — Уикем красиво пожал своими широкими плечами, и тугие мышцы заиграли под тонкой тканью сорочки. — Ей не о чем беспокоиться. Сомневаюсь, что мне грозит серьезная опасность.

Взглянув в его побитое жизнью, но все равно красивое лицо, Джейн внезапно вспомнила слова майора Арбэтнота: «В лорде Уикеме я видел молодого джентльмена, сознательно желающего покончить со своим бренным существованием».

— Но разве суда не будет?

Уикем не ответил.

— Я послал письмо на Боу-стрит, — вместо этого сказал он. — В нем я рассказал о пансионе миссис Броуэм и о торговле невинными девушками.

Джейн украдкой посмотрела на идущего рядом с ней Уикема. Он убил человека, вместо того чтобы выстрелить в воздух. И сделал он это ради Джорджианы, к которой отнюдь не питал сильных чувств.

Уикем рвался спасать слабых и беззащитных, но уже в следующее мгновение заставлял Джейн вспоминать о дикой и грешной стороне своей натуры. Из открытой двери вырывались клубы пара: они пришли в ванную комнату.

Затянувшуюся паузу прервал хриплый голос Уикема:

— Я бы не стал стрелять в Салаберри. Вы спросили, а я так и не дал вам ответа. Я блефовал. Именно поэтому я его ударил. Простите, что это произошло в вашем присутствии.

Джейн с удивлением отметила про себя, что он пытается оправдаться перед ней.

— О-о, — только и вымолвила она. — А я смогла бы выстрелить в слуг. Если бы меня вынудили на это.

— Леди Джейн Бомон, с каждым днем вы поражаете меня все больше и больше.

Сорочка Кристиана намокла от стекающих с волос капель и теперь прилипла к телу. Джейн могла отчетливо разглядеть тугие мышцы на груди и маленькие коричневые соски. Исходящий от кожи Уикема свежий аромат апельсина и бергамота дразнил ноздри Джейн. Опершись одной рукой о стену, Кристиан склонился к ее губам…

— Милорд. — По коридору спешил пожилой мужчина в очках.

— Это Хантли, — пробормотал Кристиан. — Мой секретарь.

Хантли выглядел как чопорный английский слуга, попавший в водоворот событий: седые волосы ежиком топорщились на голове, очки съехали набок, а вздыхал он так, словно нес на своих плечах все бремя мира.

— Мы отыскали Мэри и привезли ее вместе с этим подлым лакеем назад, прежде чем они успели пожениться. Девушка слишком расстроена и никак не возьмет в толк, что была чудом спасена. Она не хочет разговаривать ни с кем, кроме вас.

Кристиан хлопнул ладонью по лбу:

— Я совсем забыл о Мэри. — Он повернулся к Джейн: — Одна из проживающих в доме девушек сбежала с лакеем в Гретна-Грин.

Мэри — нахалка, флиртовавшая с Уикемом в гостиной.

— Я должна принять ванну, — сказала Джейн. — А вы могли бы повидать Мэри.

— Спасибо, дорогая, — пробормотал Уикем, и Джейн заметила, как седые брови Хантли неодобрительно взметнулись вверх.

Они поползли еще выше, когда Кристиан взял ее руку и прижался губами к обнаженной ладони. Джейн ведь сняла свои рваные черные перчатки. Ей показалось, что кожу в том месте, где коснулись губы Уикема, обожгло огнем. Он неспешно перебрался к запястью…

Джейн окатило волной разнообразных ощущений. Она испуганно охнула. Пошатнулась. Совершенно непристойно захныкала и вынуждена была опереться рукой о стену.

Ее взгляд встретился с голубыми глазами Кристиана. Они на мгновение потемнели, напомнив Джейн полночное небо, а вскоре вновь приобрели свой привычный цвет.

— Наслаждайтесь ванной. Вы это заслужили.

Джейн не могла оставить Дел, и, как бы опасно это ни было, она не могла оставить Кристиана.

— Я останусь, — прошептала она.

Широкая улыбка осветила лицо Уикема. После чего он повернулся и ушел вместе со своим секретарем.

А вот Джейн стояла, как будто единственный поцелуй в запястье лишил ее способности передвигаться.

В ванной комнате клубился пар, благоухающий ароматом роз. Запах был божественным. Джейн вошла внутрь, соблазнившись теплом.

Служанки помогли ей освободиться от ужасного траурного платья, корсета и сорочки. Кристиан подумал обо всем. На краю ванны висело пушистое полотенце, а на холодном полу лежал толстый коврик для ног. И тут к Джейн вернулся здравый смысл. Все это устроил не Кристиан, а слуги, привыкшие исправно исполнять свои обязанности дому.

Мерцало пламя свечей, в камине ревел огонь. А на поверхности воды плавали нежные лепестки роз.

Вот это наверняка сделал Кристиан.

Джейн погрузилась в теплую воду, прикрыла глаза и постаралась вспомнить события сегодняшней ночи. После того, как они усадили Дел в экипаж, Кристиан растолкал экономку. Ничего спросонья не понимая, эта отвратительная с виду женщина принялась сначала ругаться, а потом зарыдала, уверяя незнакомцев в том, что ничего не знает о невинных девушках, мужчинах в масках и леди Тревор. Только по всему было видно, что она лжет. Чтобы защитить женщин, Кристиан оставил в пансионе своих людей.

И все же всем этим несчастным необходимо было вернуться домой. Только вот Джейн боялась, что некоторым из них некуда было возвращаться. На какое-то мгновение мысль об этом тяжким бременем легла на ее плечи.

Джейн потерлась благоухающим розами мылом и вымыла волосы. Служанки принесли чистой горячей воды, чтобы она смогла ополоснуться, а потом закутали ее в подогретое полотенце.

— Халат для вас, миледи. — Одна из служанок протянула Джейн тонкий пеньюар из розового шелка.

— Спасибо. — Закутавшись в халат, Джейн надела мягкие домашние туфли. Когда Джейн сушила волосы у камина, служанка сказала:

— Его светлость просил передать, что вашей тетушке послали записку.

Тетя Регина! Господи, Джейн едва про нее не забыла.

Как мило, что Кристиан вспомнил о ней. Наверняка он думал о Джейн. А иначе чем объяснить такую внимательность?

Выйдя из ванной комнаты, Джейн направилась в спальню Дел. Ей хотелось еще раз убедиться, что она действительно там. Дел мирно спала в своей постели с разметавшимися по подушке темными волосами. А потом Джейн увидела Кристиана.

Он сидел в кресле возле камина, закинув ногу на ногу и подперев рукой подбородок. Он смотрел на сестру, и Джейн поймала, себя на мысли, что еще никогда не видела в его взгляде такой нежности.

Должно быть, ему хотелось остаться одному. Джейн попятилась… но Кристиан бесшумно вскочил с кресла и поймал ее за руку прежде, чем она успела выскользнуть за дверь.

— Вы, должно быть, хотите спать, — хрипло прошептал он. — Но сначала я хочу сделать вот это…

Губы Кристиана накрыли губы Джейн, и по ее телу разлилось тепло. Он погрузил пальцы в ее распущенные волосы и прижал к себе так крепко, что Джейн ощутила биение его сердца, перекликающееся с ее собственным.

Этот поцелуй не имел ничего общего с тем требовательным и грубым поцелуем, который Кристиан сорвал с ее губ в театре. И с тем неловким и жалким, каким наградила Кристиана Джейн в его гостиной. Или даже с тем ошеломляющим, коим они обменялись в клубе.

Этот поцелуй напоминал прыжок в бушующее пламя, совершенный добровольно. И не было ни страха, ни сомнений, ни пугающих воспоминаний. Ничего, кроме острого желания вернуть Кристиану поцелуй так же страстно и неистово.

Джейн порывисто обхватила его щеки ладонями и ощутила кончиками пальцев колкую щетину. Кристиан обладал удивительной кожей — колючей и в то же время мягкой и гладкой. Джейн осторожно провела кончиками пальцев по подбородку, носу, высоким, точно вылепленным искусным скульптором скулам, наслаждаясь очертаниями красивого мужественного лица, и наконец коснулась раны.

Потом смущенно убрала руку.

Но Кристиан, казалось, забыл о своих ранах. Он раздвинул губы Джейн кончиком языка и чувственно проник в теплые глубины ее рта. Джейн и представить себе не могла ничего подобного. Чтобы не упасть и не превратиться в безвольную расплавленную массу, Джейн обвила руками сильную шею Кристиана, коснувшись при этом тугих мускулов, обтянутых бархатной кожей, и шелковистых волос. Джейн казалось, что ее губы дымятся от жаркого поцелуя, подобно тому как дымится разгорающаяся свеча. Все ее существо бурлило, точно подвешенный над огнем чайник.

Кристиан отстранился и, прежде чем Джейн успела вновь прижаться к нему всем телом, прошептал:

— Спасибо за то, что была рядом со мной, Джейн.

Джейн заглянула в похожие на безлунную ночь темно-синие глубины глаз Кристиана. Ей было двадцать шесть лет, но она только сейчас пережила свой первый в жизни по-настоящему восхитительный поцелуй.

— С-спасибо, что был рядом со мной, — запинаясь, пробормотала Джейн.

Только эти слова не выражали ее истинных чувств. Без Кристиана она не смогла бы спасти Дел. Она нуждалась в нем.

Кристиан подхватил Джейн на руки так же нежно, как ранее Дел, которую — теперь Джейн знала это наверняка — любил всем сердцем. Никогда еще Джейн не носили на руках. Ей было радостно осознавать силу Кристиана и в то же время немного страшно. Когда же она догадалась о его намерении, сердце ее затрепетало в груди, как оказавшаяся в силках птаха.

Кристиан нес ее в постель.

Глава 14

— Мэри! — в отчаянии произнесла Джейн, когда Кристиан захлопнул дверь ударом ноги, а потом осторожно поставил ее на пол рядом с огромной кроватью. — Что случилось с Мэри?

— С Мэри? — Кристиан удивленно вскинул брови.

— После того как ты спас ее, помешав выйти замуж за лакея. Как ты с ней поступил? — Джейн облокотилась о поддерживающий полог деревянный столбик.

Сдвинув темные брови, Кристиан выжидательно смотрел на Джейн.

— У меня не хватило духу ее наказать. Потом я рассказал ей, что нашел сестру. Она принялась извиняться, разрыдалась и убежала к себе в спальню.

Кристиан оперся спиной о столбик в изголовье кровати. Уикем был настолько высок, что его голова касалась отвратительного зеленого полога.

— Только вот эта история все равно выплывет наружу. Еще одно темное пятно на биографии бедных девушек. И мне придется что-то предпринять. Они все так плакали. Господи, когда женщины плачут… — Кристиан осекся и покачал головой.

— Это тебя волнует? Ты наверняка заставлял плакать многих женщин.

Слова Джейн заставили Кристиана поморщиться, и она пожалела о том, что сказала.

— Уехав из Англии, я заставил плакать Дел и нашу мать, — сказал он. — Взгляд Дел до сих пор преследует меня. А дуэль разбила нашей матери сердце. Мне кажется, именно это послужило причиной ее смерти вскоре после моего отъезда. — Кристиан опустил глаза. — Да, я заставлял женщин плакать. Но их слезы никогда не доставляли удовольствия.

Пронизанное чувственностью мгновение миновало. Дикий огонь в глазах Кристиана погас, оставив в душе Джейн ощущение потери. Почему? Ведь она сама этого хотела. Но, начав расспрашивать Кристиана, она причинила ему боль.

— Смерть твоей матери была несчастным случаем, Кристиан. Она упала…

— Знаю, — перебил Джейн Кристиан. — Дел мне написала. Правда, письмо пришло несколько месяцев спустя, Мать гуляла по скалам, граничащим с нашим загородным поместьем. С какой стати ей было гулять там в дождливый ветреный день? Что отвлекло ее внимание настолько, что она оступилась на тропинке, которую знала как свои пять пальцев? В ее смерти виноват я.

Кристиан запрокинул голову, прижавшись затылком к столбику. Уикем выглядел таким обеспокоенным, таким измученным чувством вины. Точно так же чувствовала себя Джейн, когда ее мать умерла в сумасшедшем доме. Она жила в полном одиночестве, так как совершенно никого не узнавала.

— Дел рассказывала мне, что ваши родители поссорились перед тем, как твоя мама пошла на прогулку, — сказала Джейн. — Так что если кого-то и стоит винить в ее смерти, то только твоего отца.

Кристиан склонил голову набок, и его черные как смоль волосы упали ему на лицо.

— Вот уж не думал, что ты встанешь на мою защиту, Джейн.

Джейн захотелось погладить его по лицу, стереть угрюмые складки вокруг чувственных, полных губ. Хоть как-то проявить нежность, которую она к нему испытывала.

— Я очень злилась на тебя, когда ты бросил Дел. Но я не собираюсь порицать тебя за то, в чем твоей вины нет. Особенно после того, как ты спас мою лучшую подругу. И меня тоже.

Обхватив лицо Джейн руками, Кристиан просто стоял и смотрел на нее. Теперь она уже привыкла к его прикосновениям. А потом его пушистые ресницы опустились, и вновь настал тот самый захватывающий дух момент, которого Джейн так пыталась избежать.

Однако на этот раз Кристиан не стал целовать ее в губы, а склонился к шее. Единственное прикосновение языка, и Джейн ощутила такое же головокружение, какое она испытывала всякий раз, покружившись в хороводе вместе с Дел и другими подругами.

— О! — выдохнула она. Сначала ей было щекотно, но уже спустя мгновение по шее Джейн начал разливаться жар.

Кристиан слегка прикусил ее кожу, и ноги стали вдруг ватными. Только его руки, сжимающие талию, не давали Джейн осесть на постель. На такую удобную, мягкую, соблазнительную постель…

Нет. Джейн не была уверена, что она готова.

— Дотронься до меня, — приказал он.

Да, ей очень этого хотелось. Джейн знала, что ее ласки будут нерешительными и неуклюжими, но ей так хотелось получше узнать Кристиана…

Она положила руки на его грудь. Ощущение тугих мускулов под пальцами, также как и его поцелуй, было для нее совершенно новым. Джейн даже не подозревала, что на свете бывает нечто подобное. Именно такой была наощупь сила: крепкой и в то же время нежной, твердой, как мрамор, и теплой, как пламя. Джейн провела ладонями по широкой груди, но глухой стон Кристиана заставил ее замереть.

Мужчины в клубе издавали точно такие же звуки. Она отводила взгляд от занимающихся любовью пар, но уши заткнуть не могла. И вот теперь она заставила Кристиана стонать от желания.

Он обхватил груди Джейн сквозь плотную шелковую ткань халата, и они начали вздыматься от его прикосновений.

— Зуб за зуб, — прошептал Кристиан, и на его губах заиграла грешная улыбка молодости. — Мои руки тоже не настолько большие, чтобы объять тебя всю.

Прикосновения рук Кристиана лишили Джейн способности мыслить здраво.

— Халат, — прошептала она в ответ. — Он слишком толстый.

— Как всегда — сама честность. — Кристиан чмокнул Джейн в лоб.

— Вовсе нет.

— М-м-м… Как мне нравится, — Томное мурлыканье Кристиана ошеломило Джейн, и она опустила глаза. Ее пальцы сжимали его правый сосок.

Выпустив из рук грудь Джейн, Кристиан схватился за сорочку.

— Сейчас. — Кристиан задрал сорочку, явив взору Джейн сплошь состоящий из рельефных мускулов торс. Талию опоясывал белый бинт, резко контрастировавший с ровным загаром, и Джейн захотелось коснуться раны, словно легкое прикосновение способно было унять боль.

Сорочка полетела на пол, а Кристиан взял руку Джейн и приложил ее к своей груди.

— О, — прошептала Джейн. В постели с Шеррингемом она не осмеливалась произнести ни слова, но здесь и сейчас… она чувствовала, что Кристиан позволит ей говорить все, что угодно.

Он улыбнулся, и эта ослепительная улыбка вернула Джейн на террасу загородного дома, где она впервые увидела Кристиана. Ей было пятнадцать лет. Волосы собраны на макушке, на груди — декольте. Кристиан увидел ее, и Джейн показалось, будто солнце вдруг осветило его лицо. В его глазах вспыхнул огонь, а губы изогнулись в улыбке.

Улыбка показалась юной Джейн столь ослепительной, что она замерла, а потом развернулась и в панике побежала прочь…

И вот теперь она гладила его грудь, покрытую шелковистыми темными волосами, медленно приближаясь к маленькому упругому соску. Джейн услышала, как Кристиан шумно втянул носом воздух. Она нерешительно коснулась коричневого бугорка и с удивлением заметила, что он стал под пальцами еще более тугим. Джейн сжала его чуть сильнее, чем прежде.

— Господи… — простонал Кристиан, и Джейн в испуге отдернула руку. Мне не больно. Я люблю грубые прикосновения, дорогая.

«Дорогая». Это слово прозвучало так чувственно. Джейн вновь положила руку на грудь Кристиана.

— Я не хочу быть грубой…

— В Индии существуют трактаты об искусстве любви. — Кристиан вздохнул, и в груди у него завибрировало. — Так вот, в них говорится, что царапины от ногтей — это своего рода украшение, свидетельствующее о глубокой привязанности. Они считаются настоящей драгоценностью.

— Этого не может быть!

— Царапины являются свидетельством сильного желания. — В глазах Кристиана вспыхнул огонь. — Я почту за честь носить на своем теле отметины от твоих ногтей.

— Кристиан, — с укором произнесла Джейн. Она чувствовала себя потерянной и сбитой с толку. Оцарапать его? Но разве это не будет означать, что она сопротивлялась?

Кристиан провел своими коротко остриженными ногтями по груди Джейн в том месте, где расходились полы халата. И в то же самое мгновение по ее телу прокатилась горячая волна.

— А сейчас, — хрипло пробормотал Кристиан, — я хочу развязать твой халат и насладиться вкусом твоих восхитительных грудей.

Ноги Джейн уперлись в край кровати! Кристиан отвел ее в сторону, а она даже не заметила этого. Его пальцы сжали полы халата, и Джейн замерла, ожидая, что он с силой рванет их в стороны. Что схватит ее за грудь и начнет мять…

— Ты слишком напряжена. — Кристиан погладил Джейн по щеке, вместо того чтобы распахнуть ее халат. — Я чувствую это. Расслабься.

С этими словами он накрыл ее губы в поцелуе — таком же ошеломляющем и восхитительном, как та улыбка на террасе загородного дома. Джейн обхватила сильную шею Кристиана. Она чувствовала лишь поцелуи и прикосновения, но когда в поле ее зрения возник зеленый полог, а спина коснулась чего-то мягкого, реальность с силой ворвалась в сознание Джейн.

Она лежала в постели. С Кристианом. И ее вновь охватило давно знакомое напряжение, смешанное со страхом.

— Поговори со мной. Я не сделаю тебе ничего дурного, дорогая.

Джейн заглянула в глаза Кристиана, исполненные беспокойства и вместе с тем горящие желанием. Он перекатился на бок и растянулся рядом с Джейн. Кристиан был таким большим. Он обладал неправдоподобно широкими плечами и мускулистым телом древнего бога. Даже его шея казалась сплетенной из тугих мышц. Вены на его руках вздувались, словно им не хватало места под кожей.

Джейн задрожала.

— Я… э… это из-за того, что ты… проделывал все эти вещи. То, что мы видели в клубе. Я… я не знаю, что со мной будет, если ты проделаешь это со мной.

— Что именно? Оставлю на твоем теле синяки? Я никогда этого не сделаю. Клянусь!

— Я не о том. Я привыкла лежать под своим мужем и направлять свои мысли куда-нибудь далеко-далеко…

— Ш-ш-ш… — Кристиан приложил палец к губам Джейн. — Я — не он.

— Но я совсем ничего не знаю о… о занятиях любовью.

Кристиан провел пальцем по опухшей от поцелуев нижней губе Джейн, заставив ее и вовсе окаменеть от напряжения. Она не могла пошевелиться. Лишь лежала и терпела. Очевидно, жестокость последовала за ними и в спальню, и Кристиан превратил чудесное действо в нечто ужасное и пугающее.

— Нам не обязательно заниматься любовью, дорогая. Но мне очень хотелось бы обнять тебя.

— Обнять?

— Да. Я буду лежать рядом и крепко прижимать тебя к сердцу, — пообещал Кристиан. — Мне доставит это удовольствие. — Он подцепил пальцем золотистый локон.

— Х-хорошо.

Кристиан нежно обнял Джейн за талию. От нее исходил аромат роз и сандала. Нежный аромат лепестков розы напомнил Кристиану ту ночь, когда он впервые встретил Джейн. Ему было тогда семнадцать. Он стоял на террасе дома и вопреки запретам курил сигару. А она вышла на улицу из гостиной — копна золотисто-рыжих волос и огромные карие глаза.

Тогда она убежала от него. Но сейчас Кристиан не собирался ее отпускать.

Он вновь накрыл губы Джейн своими и целовал ее до тех пор, пока у обоих не сбилось дыхание, а спина Кристиана не покрылась капельками пота.

— Тебе ведь нравится, правда?

— Да. — Джейн посмотрела на Кристиана. — Я хочу, чтобы ты получил удовольствие.

Она предлагала ему свое тело, и от мысли об этом у Кристиана разрывалось сердце.

— Я догадывался, что твои поцелуи будут такими горячими, — пробормотал он. — После всех наших жарких споров я просто не мог не понять, что вместе мы произведем взрыв.

Джейн, сдвинув брови, смотрела на Кристиана.

— Поэтому ты говорил мне все эти непристойности? Чтобы заставить меня разгорячиться?

Кристиан намеревался ее поддразнить, и вот теперь, когда Джейн охватило негодование, в ее глазах вновь начал разгораться огонь.

— Хочешь сказать, ты приходила в возбуждение, когда злилась на меня?

— Ты всегда говорил совершенно ужасные вещи.

— В самом деле? Не помню.

— На твои высказывания у меня просто… просто не было достойного ответа.

— Но мне всегда казалось, что ты его обдумываешь. — Кристиан провел пальцем по плечу Джейн и коснулся ее шеи в том месте, где из ворота халата выглядывала нежная кожа цвета слоновой кости.

— Твои слова никогда не выходили у меня из головы. Они всплывали в моей памяти в самый неподходящий момент. Например, за завтраком, когда я подавала отцу тарелку с ветчиной. Или во время обеда с викарием. Я…

— И что же такого скандального я тебе говорил? — Кристиан попытался сделать вид, что негодует. — Ничего не могу припомнить.

В карих глазах Джейн вспыхнул огонь.

— Ты говорил, что женские соски набухают от возбуждения. Ты произнес эти самые слова на террасе, когда твоя семья устраивала званый ужин.

— А… начинаю вспоминать. Воздух был прохладный, и твои восхитительные соски напряглись от холода.

Джейн гневно сверкнула глазами.

— А еще ты говорил, что некоторые мужчины целуют женщин там… внизу. Ты в подробностях описал, как это происходит. — Щеки Джейн стали пунцовыми. — И вот эти срамные разговоры я припомнила в присутствии викария!

Кристиан рассмеялся:

— Ты решила, что раздражена. Но на самом деле тебя охватило возбуждение, дорогая.

Каждая беседа с Джейн Бомон напоминала Кристиану падение в куст ежевики. Уколы сыпались на него со всех сторон. Но вместо того, чтобы вырваться на свободу, он каждый раз глубже зарывался в колючие ветви. Странно, но ему нравились язвительные замечания Джейн. Очевидно, она испытывала похожие чувства.

— Хулиганка.

Восхитительный румянец спустился по шее Джейн и окрасил нежной краской грудь.

— Вовсе нет…

— Ты сама этого не осознаешь, потому что склонность к авантюрам скрыта слишком глубоко. — Кристиан подмигнул точно так, как делал это много лет назад. — А теперь, когда ты призналась, что мысли обо мне всегда были с тобой, я хочу вытащить на свет ту озорную Джейн, с которой мне так хочется поскорее познакомиться.


Она сказала слишком много. Сказала ему правду. Джейн не понимала, что она, на протяжении многих лет видевшая мучающуюся от неразделенной любви мать, сгорает от страсти к Кристиану Сатклифу.

— Она тут? — спросил Кристиан, распахивая полы ее халата.

Соски Джейн, которых коснулся прохладный воздух и обжигающий взгляд Кристиана, тут же напряглись и затвердели.

— Ночной сорочки нет, — заметил он.

— Я… э… она на кровати, — запинаясь, произнесла Джейн. — Под нами.

— Самое для нее место.

Кристиан походил на записного развратника, когда улыбался так, как сейчас. Сердце Джейн совершило головокружительный кульбит, когда губы Кристиана спустились к ее груди. Прикосновение мягкого языка, колючей щетины и шелковистых волос… Это было чересчур.

Кристиан втянул губами левый сосок Джейн. Она замерла под ним в ожидании боли, но ощутила лишь, как язык мужчины описывает чувственные круги вокруг тугого ореола. Джейн и представить не могла, что это может быть так…

Кристиан остановился на мгновение, чтобы взглянуть на Джейн. С озорной улыбкой на устах он, казалось, очень гордился собой.

— У тебя очень красивая грудь. Жаль, что я не знал этого, когда был похотливым юнцом, а ты — цветущей молодой леди. — Он подул на влажный сосок, и смесь прохладного воздуха и горячего дыхания показалась Джейн на удивление приятной. Кристиан слегка прикусил ее правый сосок и лизнул его кончик языком.

Джейн выгнулась.

— Тебе ни за что не удалось бы уговорить меня расшнуровать корсет. — Если он дразнил ее, то почему бы ей не последовать его примеру? Возможность выражать свои ощущения словами оказалась невероятно захватывающей. — Наверняка тебя больше интересовала огромная грудь какой-нибудь зрелой дамы.

— Но твою не сравнить ни с чем. Может, я и не уговорил бы тебя показать грудь, но попытаться действительно стоило.

На Джейн с новой силой нахлынули воспоминания. Вот она бежит по полю, чтобы остановить гонки на экипажах. Вот кладет пудинг в его сапог, потому что в отличие от Кристиана у нее иссяк запас колкостей.

— Нет, — прошептала она. — Это были бы лживые слова любви. И я очень рада, что тебе не пришлось их говорить.

— Джейн…

Полы ее халата разошлись в стороны. Кристиан потянул за пояс, полностью обнажив лежавшую под ним Джейн. Он продолжал ласкать ее соски, в то время как рука скользнула к животу и опустилась еще ниже. Но Джейн сжала бедра, желая остановить вторжение.

Кристиан поднял голову.

— Тебе будет хорошо, Джейн. Позволь мне это.

Однако напряжение не проходило, и Джейн схватила Кристиана за руку.

— Я не знаю.

— Я остановлюсь, если ты попросишь об этом. Обещаю.

Джейн заставила себя немного расслабиться, развела ноги в стороны и прильнула к плечу Кристиана.

Да. Она хотела этого. Действительно хотела. И ощущение в самом деле было восхитительным.

Кристиан дразнил Джейн, играл с ней, не прерывая поцелуя.

Джейн застонала, и Кристиану показалось, что еще никогда в жизни он не слышал более прекрасного и более эротичного звука. Он любил слушать женские стоны. Тот же, что принадлежал Джейн, был для него сродни самому дорогому подарку.

Кристиан продолжал начатое, не спуская глаз с лица Джейн. Ее веки дрогнули, и она подалась вперед всем телом, требуя удовлетворения.

— Да, Джейн, да, дорогая, — прошептал Кристиан.

— Кристиан… — охнула она. — Что-то происходит. Остановись!

Однако Кристиан и не думал останавливаться. Джейн была напугана и не могла понять реакции собственного тела. Он видел, что еще никогда в жизни она не испытывала подобного чувственного удовольствия. Собственное тело Кристиана было охвачено огнем, но он желал только одного: увидеть, как Джейн достигнет пика наслаждения.

— Перестань сейчас же! Я больше не могу. — Джейн попыталась отползти, чтобы избежать дальнейших прикосновений.

Кристиан пообещал ей остановиться по первому требованию. Но он знал, что если сделает это сейчас, Джейн никогда не поймет, что может чувствовать.

— Доверься мне, — глухо проворчал Кристиан.

— Нет! Перестань! Что-то не так. Очень странно. Перестань!

Но Кристиан не останавливался. Не мог остановиться.

— Это… о… о… о!

Джейн начала раскачиваться из стороны в сторону, с силой вцепившись в плечи Кристиана.

— Господи! Как же мне хорошо!

Кристиан подарил ей самое первое ощущение наслаждения. И впервые в своей жизни он чувствовал нечто большее, чем торжество. Его сердце болезненно сжалось. И руководило им нечто большее, нежели банальная похоть. Только Кристиан отказывался думать об этом.

Потому что не хотел сложностей.

Он расстегнул брюки и осторожно опустился на Джейн. Она все еще ловила ртом воздух и дрожала, протестующе мотая головой из стороны в сторону. Перенеся вес тела на руки, Кристиан коленом развел ее ноги в стороны и устроился между ними.

— Кристиан, — прошептала Джейн.

Кристиан осторожно… очень осторожно скользнул внутрь ее лона. Господи, она была такой горячей и нежной, точно свежевзбитые сливки. Глубоко вдохнув и постаравшись успокоиться, Кристиан продвинулся вперед еще на несколько дюймов.

Джейн крепко зажмурилась и сжалась.

— Доверься мне, — шепотом повторил Кристиан.

Закусив губу, Джейн кивнула. Ее ресницы трепетали, и она выглядела такой милой и доверчивой, что Кристиан понял, почему ни разу в жизни не пытался соблазнить девственницу. Однако Джейн не была девственницей. Просто она отчаянно нуждалась в том, чтобы кто-нибудь преподал ей урок, открыл все прелести, которые дарят занятия любовью.

Дыхание замерло в груди Кристиана, рассудок затуманился, а сам он дрожал от еле сдерживаемой страсти. Он ласкал груди Джейн, нежно сжимая их руками, покрывал поцелуями веки и приоткрытые губы, а потом слегка подался назад и вновь погрузился в ее гостеприимное тело.

Джейн открыла глаза.

— Господи!

— Тебе хорошо? — спросил Кристиан.

Джейн ничего не ответила. Только приподняла бедра. Этого-то Кристиану и было нужно. Они начали двигаться навстречу друг другу, не в силах подстроиться под ритм, точно танцоры, слушающие разные мелодии. Кристиан же не в силах был остановиться хоть на мгновение, чтобы понять, что нужно Джейн. Слишком сильно он хотел ее. В его ушах звенели ее нечленораздельные крики, а аромат тел пьянил, подобно наркотику.

Он погружался все глубже и глубже, желая услышать из уст Джейн собственное имя. Но она с силой закусила нижнюю губу и зажмурилась.

— О!

Этот отчаянный возглас и запульсировавшее вдруг лоно известили о том, что Джейн оказалась на самой вершине. Ее ногти в экстазе вонзились в спину Кристиана.

Это раззадорило Кристиана еще больше. Он замер, точно натянутая струна, а потом взорвался, потеряв на мгновение ориентацию в пространстве. Его тело превратилось в какую-то расплавленную субстанцию, а разум застлала пелена острого наслаждения.

— Джейн… — хрипло выдохнул он и, содрогаясь в конвульсиях, упал на нее. Руки и ноги налились свинцом, лишая возможности пошевелиться.

Прижав Джейн к себе, он крепко обнял ее. Несколько дней без сна совсем лишили его сил, и он лежал не двигаясь.

«Ты лежишь с ней в постели. На ее ночной сорочке. Рано утром».

Внутренний голос сыпал предостережениями, но у Кристиана не хватало сил даже на то, чтобы к ним прислушаться. Веки отяжелели, и он погрузился в сон.


Джейн ощутила прикосновение влажных губ, накрывших ее губы в грубом, требовательном поцелуе. Она обвила руками сильную шею…

— Я и представить не мог, что ты способна на такую страсть.

Холодный насмешливый голос принадлежал не Кристиану. Джейн открыла глаза и… увидела лицо собственного мужа, обезображенное обильными возлияниями и обжорством. Она попыталась отдернуть руки, но он крепко держал ее за запястья.

— Ты никогда меня так не целовала. Никогда не вела себя со мной как шлюха…


Джейн проснулась. Ее сердце так отчаянно колотилось в груди, что она с трудом перевела дыхание.

И удивленно заморгала, увидев над головой огромный зеленый полог. Господи, это был всего лишь сон. Ее кожа была липкой от пота, а саму ее пригвоздило к матрасу что-то тяжелое. Джейн охватила паника. Она опустила глаза и увидела… Кристиана. Его рука лежала у нее на талии, поверх смятого шелкового халата. Его грудь мерно вздымалась, дыхание ровно вырывалось из горла. Джейн сжала пальцами его сильное плечо, ощутив бархатистую кожу. Она вдохнула пряный аромат собственного тела и вспомнила…

Прошлой ночью они занимались любовью.

Джейн выбралась из-под руки Кристиана. Он что-то проворчал во сне, но не проснулся. Из-под его ног торчал подол ночной сорочки Джейн. А брюки были спущены до колен, явив ее взору упругие ягодицы.

С минуту Джейн просто стояла и смотрела на лежащего на кровати Кристиана. А потом открыла сундук, стоящий рядом с кроватью, достала оттуда мрачное коричневое одеяло и накрыла им Уикема. Так ему будет теплее.

— Спасибо, — тихо произнесла Джейн. — За то, что так много показал мне.

Она завязала пояс халата и вышла из комнаты, чтобы навестить Дел.


Кристиан проснулся от того, что в лицо ему бил утренний свет, проникавший сквозь щель в портьерах. На мятом стеганом покрывале рядом с ним никого не было. Джейн ушла.

Стоящие на каминной полке часы показывали четверть восьмого. Когда Кристиан приподнялся на руке, одеяло соскользнуло на пол, унося с собой тепло. Должно быть, он заснул прямо на покрывале, а Джейн его укрыла.

Кристиан быстро застегнул брюки, накинул сорочку и отправился в комнату Дел. Сестра все еще спала, свернувшись клубочком под тяжелым одеялом. В кресле, придвинутом к кровати, дремала, уронив голову на грудь, Джейн.

Может, устроить ее поудобнее? Но он наверняка разбудит ее. Кристиан взял одеяло, которым еще недавно был накрыт сам, и накинул его на плечи Джейн.

— Теперь моя очередь укрывать тебя, — прошептал он, а потом поцеловал Джейн в макушку и осторожно погладил по огненно-рыжим волосам. Он не мог забыть, какой прекрасной она казалась, содрогаясь от наслаждения и выкрикивая его имя…


Поставив на прикроватные столики подносы с завтраком, служанка на цыпочках вышла из спальни. Джейн потерла глаза, сонно улыбнулась молодой служанке и откинула в сторону одеяло. И только когда оно соскользнуло на пол, Джейн охватило удивление.

Должно быть, она заснула, карауля сон Дел. Но откуда взялось одеяло?

Джейн вскочила с кресла. Неужели Кристиан все еще спит в ее постели? Она бросилась к двери и уже схватилась за ручку, но остановилась.

Одеяло, соскользнувшее с ее плеч, казалось тем же самым, каким она накрыла Кристиана. Чтобы убедиться в правильности своей догадки, Джейн выглянула в коридор. Из ее комнаты шла служанка, что-то напевающая под нос. Она держала в руке смятую ночную сорочку. Догадалась ли она, что ее не надевали, и что на покрывале спала не одна Джейн?

Отступив назад, Джейн прикрыла дверь. Она боялась, что догадавшаяся обо всем служанка начнет судачить со своими подругами. Впрочем, Джейн ведь вдова, а не невинная девица на выданье. А сплетен следует бояться лишь в том случае, если у любвеобильной вдовы есть на примете кандидат в мужья.

Джейн как раз наливала себе чай, когда в коридоре раздался голос одной из служанок:

— Как думаешь, что произошло с сестрой нашего господина? Неужто она и впрямь повредилась рассудком?

Рука Джейн замерла в воздухе.

— Муж отправил ее в пансион, и понимаешь, что это значит, — ответила другая служанка. — Она такая же нормальная, как и мы с тобой. А вот ее муж — жестокий негодяй. Так говорят слуги. Он ее бил. А наш господин приехал, чтобы ее спасти.

Первая служанка глубоко вздохнула.

— Бедный. А теперь еще и проблемы с Мэри. Думаешь, она себя скомпрометировала?

— Она скомпрометировала себя еще до того, как он ее нашел. Надеюсь, он о ней позаботится. Девчонка от него без ума. Надеялась, наверное, что он побежит за ней на край света. Она еще натворит бед, помяни мое слово.

— Я слыхала, будто лорд Уикем обнял ее и прижал к груди, когда она заплакала.

Джейн так вцепилась в ручку чайника, что обожгла костяшки пальцев.

Вторая служанка неодобрительно крякнула:

— Ох, не стоило его светлости этого делать.

— Его называют лордом Грешником. Такой и впрямь способен согрешить в постели. А знаешь, что еще я слыхала? Его светлость сам сказал это, когда разговаривал с мистером Хантли. Я, говорит, освобожу свою сестру от этого ужасного замужества. Вот.

— Развод? Представляю, какой разразится скандал…

— Нет! — выдохнула первая служанка. — Он отправился к ее мужу. Сказал, что прострелит негодяю сердце.

Джейн подскочила от ужаса, и чашка с чаем упала с подноса на пол.

Глава 15

Раздался звон разбитого стекла.

Впервые в жизни Джейн захотелось услышать звон разбиваемой о стену посуды. Ибо это означало бы, что Кристиан жив. Что он ходит. Дышит. Швыряет фарфор.

Слава Богу!

Джейн поспешила к нему в кабинет. Последние два часа превратились для нее в кошмар. С того самого момента как крайне обеспокоенный Хантли сообщил ей об отъезде хозяина в Тревор-Хаус, Джейн места себе не находила. И как только увидела подъехавший к дому экипаж, тотчас же бросилась на поиски Кристиана.

A вот теперь, подойдя к его кабинету, она замедлила шаги.

У двери топтались три молодые леди. Обладавшие разными по цвету волосами, но одетые в одинаковые платья из белого муслина, они напомнили Джейн ее саму, Дел и Шарлотту в юности. Только эти девушки были подопечными Кристиана. Удерживаемые в гаремах султанов в чужой стране, они оказались в еще более ужасной западне, нежели сама Джейн.

Она откашлялась. Девушки развернулись и виновато потупили глаза.

Крепкая брюнетка с карими глазами присела в реверансе.

— Я знаю, что мы не должны находиться здесь, миледи, — решительно произнесла девушка. — Но мы видели, как его светлость вихрем пронесся в свой кабинет.

— Чтобы взять пистолеты, — добавила девушка с ярко-рыжими локонами, выразительно взмахнув руками.

Блондинка шмыгнула носом. Именно ее видела тогда Джейн в гостиной. Рыжеволосая девушка бросила на нее испепеляющий взгляд.

— Прекрати ныть, Филли. Это ужасно раздражает. — Она повернулась к Джейн: — Мы знаем, что его светлость нашел свою сестру. Мы думали, это сделает его счастливым. Так почему же он так зол?

Ну и как ответить на этот вопрос? Девушки поступили весьма дерзко, решив расспросить ее о личных делах Кристиана, но они выглядели такими расстроенными.

Очевидно, они были очень привязаны к своему спасителю. И Джейн не могла просто прогнать их, не дав никаких объяснений.

— Его светлость очень счастлив, что нашел сестру, — сказала она, несмотря на то, что при мысли о пистолетах у нее начинали подкашиваться ноги.

— Но что не так? — с вызовом спросила брюнетка.

— Наверное, это из-за Мэри, — заявила рыжеволосая. — Он злится, что она сбежала с лакеем, но так и не вышла за него замуж.

Брюнетка нетерпеливо повернулась.

— Мэри не вышла замуж, потому что он этого не допустил.

— Значит, все дело в нас? — испуганно спросила белокурая Филли. — Его сестре может не понравиться, что мы живем в его доме.

— Уверяю, вам не о чем беспокоиться. Лорд Уикем и его сестра очень добрые и благородные люди. — Джейн не думала, что Дел будет возражать против присутствия в доме этих девушек, но кто знает…

Что ж, тогда она возьмет их к себе. Но потом Джейн услышала голос разума: «Ну и как ты намереваешься это сделать? Ты сама едва сводишь концы с концами. Не говоря уж о том, чтобы содержать четырех молодых девушек».

— Она очень больна? — нерешительно спросила Филли.

— Она выздоравливает, — ответила Джейн. И она не солгала.

— Мы не должны шуметь, хихикать и играть на пианино. — Рыжеволосая девушка обиженно выпятила губу. — Так сказал мистер Хантли.

— Мы знаем, как вести себя тихо, — сказала Филли. — А я вообще могу стать незаметной.

Сердце Джейн заныло от боли.

— Пока сестра лорда Уикема поправляется, — решительно сказала она, — вы будете вести себя тихо и благопристойно. Но в остальном вам разрешается быть обычными девушками.

Они неуверенно посмотрели на Джейн.

— Можете мне верить. — Джейн не знала, как именно воспитывал этих девушек Кристиан. Но даже если она нарушила какой-то из наложенных им запретов, менять что-либо было поздно. Девушки нервно захихикали, а потом поспешили прочь.

Джейн без стука отворила дверь кабинета. С мужем ей и в голову не пришло бы осмелиться на нечто подобное.

Кабинет был залит солнечным светом, проникавшим сквозь большие окна. Кристиан сидел за столом. Солнечные лучи позолотили его скулы, костяшки пальцев и дуло пистолета.

— Дуэли вне закона. — Джейн пожалела о сказанном, едва только эти слова сорвались у нее с языка. Уж кому, как не Кристиану, было это знать.

Однако он даже не поднял головы. Вместо этого он продолжал нарочито бережно протирать сверкающее оружие.

— Я видел синяки на теле своей сестры. Но ни один суд Англии не назначит Тревору достойного наказания.

Джейн хотела видеть Дел свободной. Но сейчас воображение рисовало ей лишь туманный рассвет и целящихся друг в друга Кристиана и Тревора.

— Дел может развестись с ним и освободиться.

— Но для этого нужно доказать, что он проявлял жестокость. Ну и чего мы добьемся, предав огласке все, что происходит в клубе, если Тревор скажет, что его жена пошла на это добровольно?

Джейн поморщилась, Дел станет предметом непристойных карикатур в газетах и пересудов на балах и званых обедах. Общество сурово накажет ее за аморальное поведение.

— Но ведь должен же быть какой-то выход.

— Выход есть, дорогая. Возмездие. Возмездие за каждый нанесенный ей удар. Именно так должен поступить джентльмен, чтобы защитить свою семью.

— Защита и возмездие — совершенно разные понятия. Кристиан взглянул на Джейн так, словно и не было между ними никакой чувственной близости. Джейн казалось, будто она смотрит на него с другой стороны разделяющей их огромной пропасти.

Все это казалось таким бессмысленным. На протяжении многих лет Джейн ставила перед собой единственную цель — выжить. Но в мире джентльменов жизнь ставилась на карту с такой легкостью.

Джейн сделала шаг назад, и что-то острое впилось ей в ногу.

— Ой!

Ковер вокруг ее ног устилали осколки ядовито-зеленого стекла.

— Смотри, куда наступаешь, дорогая. — Отложив пистолет в сторону, Кристиан поднялся со стула и быстро подошел к Джейн. Как и прошлой ночью, он порывисто подхватил ее на руки и опустил на массивную уродливую оттоманку. — Одна из любимых ваз моего отца. Столько лет я мечтал разбить ее!

— Но п-почему ты сделал это сейчас?

— От безысходности. Когда я приехал к Тревору, его не оказалось дома. Он уехал в Ньюмаркет наслаждаться скачками. Поэтому я оставил ему записку. — Кристиан облокотился об изогнутую спинку оттоманки и горько рассмеялся. — Я поехал к нему, чтобы заставить заплатить за все, а в итоге всего лишь оставил записку. После этого я отправился в клуб. Но дверь оказалась запертой на замок, а миссис Броуэм исчезла.

— Она сбежала?

— Как крыса. Полагаю, она попытается уехать из Англии. Поэтому я попросил Хантли нанять людей и прочесать все порты. — Внезапно Кристиан внимательно посмотрел на Джейн. Взгляд его пронзительно-голубых глаз коснулся волос и скользнул вниз по всей фигуре. — Я только сейчас заметил, что на тебе другое платье.

— Тебя могли убить, а ты обсуждаешь со мной платье?

Кристиан пожал плечами:

— Любой джентльмен заметит красивое платье. Ты выглядишь восхитительно. Хорошо, что я не забыл послать за твоей одеждой.

Планируя дуэль, Кристиан успел подумать об одежде для нее. Он постоянно давал Джейн понять, что думает о ней.

— Я не верю Тревору, — сказала она. — Станет ли он следовать правилам, когда на кону его жизнь? Благородство ему несвойственно. Он может выстрелить первым.

Кристиан вновь чувственно пожал плечами:

— Я сталкивался с подобной подлостью не раз и, как видишь, до сих пор жив.

Джейн помнила это движение плечами с юности. Ее всегда бесило то обстоятельство, что Кристиан просто пожимает плечами, вместо того чтобы защищаться. Но только теперь она поняла, что он использует этот жест в качестве щита.

— Это лишний раз доказывает, что не стоит искушать судьбу.

— Я не позволю Дел вернуться к нему. Один раз она уже совершила такую глупость. Но ты не рассказала мне об этом, Джейн.

Стало быть, он все слышал.

— Я не могла! — закричала она. — Я боялась, что это заставит тебя сделать именно то, что ты намереваешься сделать сейчас, — подвергнуть свою жизнь риску!

— Если она решит вернуться, я вряд ли смогу ее остановить.

Кристиан вскочил на ноги и потер подбородок.

— Господи, что же я натворил!

— Что т-ты имеешь в виду?

— Ты помнишь прошлую ночь, Джейн?

Джейн судорожно сглотнула, услышав в голосе Кристина нотки сожаления. Неужели он правда корил себя за то, что сделал?

— Я был так околдован тобой, что совершенно забыл о предохранении. — Он понизил голос. — Я всегда заботился о том, чтобы защитить себя от появления незаконнорожденных детей. Но прошлой ночью весь мой здравый смысл и осторожность куда-то улетучились.

Ребенок. Джейн об этом совершенно не подумала. Она непроизвольно прижала руку к животу.

Кристиан взял ее руку в свою и поднес к губам.

— Если ты забеременеешь, я поступлю так, как должен. Я женюсь на тебе. Обещаю, что не умру раньше времени, потому что мне еще нужно будет предстать перед алтарем.

«Поступлю так, как должен». Это будет брак по необходимости. Да и то, если выяснится, что она беременна. О дуэли Кристиан говорил с большим воодушевлением.

— Нет, — решительно произнесла Джейн и тяжело вздохнула.

Двух детей она потеряла на раннем сроке. Даже если она сейчас забеременела, то вполне вероятно, что все вновь закончится выкидышем. И это будет к лучшему.

Взяв Джейн за подбородок, Кристиан заглянул ей в глаза.

— Я никогда не стану обращаться с тобой так, как это делал Шеррингем.

Джейн отстранилась.

— Я не боюсь того, что ты станешь меня бить. — Однако Джейн непереносима была мысль о том, что Кристиан станет жить с ней, мечтая лишь о том, чтобы от нее избавиться. А что ей делать, когда он заведет любовницу? Ведь вступающие в брак без любви мужчины рано или поздно именно так и поступают. — Я поклялась никогда больше не выходить замуж. Никогда больше я не позволю мужчине контролировать мою жизнь.

— Я не стану тебя контролировать. Я не из тех мужей, что заставляют своих жен подчиняться установленным ими правилам.

Пауза затянулась, и Кристиан снова заглянул Джейн в глаза.

— Я хотел показать тебе, что такое удовольствие, Джейн. Ты это заслужила. Но я допустил ошибку и не позволю, чтобы ты расплачивалась за нее в одиночку.

Джейн была настолько потрясена, что на мгновение лишилась дара речи. Неужели все его чувственные слова были частью так называемого урока? Нет, Кристиана не захватила страсть. Он просто ее спасал. Ни одна из сказанных им непристойностей не ранила Джейн так больно.

— В таком случае спасибо тебе за чудесную ночь. Но ты не несешь за меня никакой ответственности. Поэтому я не выйду за тебя замуж. — Джейн встала с оттоманки и направилась к двери.

— Джейн, остановись.

Она остановилась и, обернувшись, увидела, что Кристиан вновь сел за стол.

— Я хочу вернуться в пансион, чтобы расспросить экономку и проследить за тем, куда отправляют пациенток, — сказал он. — Ты останешься, Джейн? Ты презираешь меня, но останься хотя бы ради Дел.

— Конечно, только ради Дел я и останусь. Я пойду к ней.

Кристиан взял со стола пистолет и вновь принялся его чистить.

Джейн была сбита с толку и сконфужена, но она не могла уйти просто так. Нужно было попытаться еще раз воззвать к здравому смыслу Кристиана.

— Ты нужен Дел, Кристиан. И спасенным тобой девушкам. Поэтому ты не можешь стреляться на дуэли.

Кристиан даже не посмотрел на нее. Джейн знала, что ее слова затронули его душу. Только он все равно ее не послушает.

Не говоря ни слова, Кристиан отложил пистолет в сторону и принялся чистить второй.

Кристиан сделал предложение, но сам же все испортил. Он подъехал к пансиону миссис Броуэм, натянул поводья и, бросив их одному из грумов, спрыгнул на землю.

Прошлой ночью он был здесь вместе с Джейн. Кристиан никого не подпускал к себе слишком близко — ни любовниц, ни друзей. Но сейчас он хотел, чтобы Джейн все время была рядом. Ему слишком не хватало ее горящих решимостью больших карих глаз. Но в любом случае пылающего страстью взгляда ему больше не увидеть.

Только вот что он будет делать, если она действительно забеременела?

Много лет назад Кристиан поклялся себе не жениться и не иметь детей. Он не мог себе этого позволить. Ведь, женившись, он вынужден был бы открыть жене правду о своем происхождении. А вот что касается детей… нет, к таким сложностям он не был готов…

И все же рядом с Джейн он наплевал на установленные им же самим правила. Да что там — он о них даже не вспомнил!

В нос Кристиану ударил запах дыма. Пожар.

Кристиан быстро оглядел окна дома, горящие отражавшимися в стеклах лучами солнца. И все же ему удалось разглядеть. Языки пламени мерцали в одном из окон первого этажа.

В мгновение ока он оказался на ступенях и кликнул своих людей как раз в тот момент, когда раздался чей-то возглас:

— Пожар!

В доме тут же началась паника. Отовсюду раздавались крики, люди бегали, не зная, что делать. Янгер орал на всех подряд, призывая к спокойствию.

Схватив двух людей за шкирку, Кристиан толкнул их в сторону лестницы.

— Выводите из здания женщин! — скомандовал он, а потом побежал в сторону комнаты, в окне которой заметил огонь. Ему и раньше приходилось бывать на пожарах. Они часто возникали в индийских деревнях после грозы, жадно пожирая сухую траву и ветхие дома…

Дверь была закрыта. Кристиан приложил к ней руку. Еще не нагрелась. Он распахнул ее и тут же отскочил назад к стене. Однако пожар еще не набрал силу.

Переступив порог, Кристиан оказался в гостиной. Языки пламени лизали подушки дивана, постепенно перекидываясь на портьеры. Краем глаза Кристиан заметил вбежавшего следом Янгера. Он указал ему на портьеры, а сам схватил диванные подушки, швырнул их на ковер и принялся затаптывать огонь ногами. Кристиана окутали клубы дыма, лишая возможности дышать и наполняя глаза слезами. Последовав его примеру, Янгер сорвал портьеры и теперь точно так же гасил огонь ногами.

За спиной Кристиана раздавались женские крики, топот ног… И вдруг незнакомый мужской голос совершенно спокойно произнес:

— Милорд.

В дверях стоял высокий белокурый мужчина, державший за руку вырывающуюся экономку миссис Доу.

— Похоже, с огнем вы справились, милорд. Поэтому я решил последовать вот за этой дамой, пытавшейся улизнуть из дома. Я Эдриен Рэдклиф. Офицер с Боу-стрит.

Рэдклиф отвел экономку в другую гостиную, расположенную дальше по коридору, и усадил ее в кресло.

— Вы подожгли диван, не так ли? Вы устроили пожар еще в каком-то из помещений?

Прижав руки к груди, миссис Доу задрожала.

— Н-нет. Клянусь, это не я.

Однако Кристиан прочитал правду в ее бегающих глазах, выражавших отчаяние, за которым скрывалась ненависть. Ему пришлось остаться возле двери. Он приказал своим людям проверить остальные помещения, а потом открыть окна, чтобы выветрился дым. После этого он подошел к иссохшей темноволосой экономке, сидевшей на краешке кресла.

— Это сделали вы, — холодно произнес он.

Узнав в Кристиане вчерашнего посетителя, экономка вжалась в кресло и теперь переводила исполненный страха взгляд с Рэдклифа на графа.

— Я не хотела, чтобы кто-то пострадал. Просто собиралась устроить панику, чтобы незаметно выйти из дома. Я подумала, здесь столько народу, пациенткам ничто не грозит.

Ее жалобный тон раздражал, и Кристиан бросил на нее гневный взгляд:

— Ну, теперь вам не убежать. И у вас осталась единственная возможность спасти свою жизнь.

«Спасти свою жизнь»?.. Похожие на бусинки черные глаза экономки вспыхнули злобой, несмотря на ее довольно незавидное положение.

Стоящий за его спиной Рэдклиф откашлялся. Кристиан отозвал его в сторону, не спуская взгляда с экономки.

— Я хочу предложить ей более мягкое наказание, если она согласится поделиться с нами необходимой информацией, — сказал он, ожидая согласия офицера с Боу-стрит.

Рэдклиф провел рукой по полям своей шляпы.

— Милорд, возьму на себя дерзость заметить, что в ваши обязанности не входит допрос этой дамы. Это не принято, и мне это не нравится. Леди Тревор жива и здорова. Разве вы не этого хотели?

— Я оставил здесь своих людей для зашиты находящихся в этом заведении женщин. Я счел своим долгом так поступить. А теперь хочу найти миссис Броуэм и заставить ее заплатить за то, что она сделала с моей сестрой. — Нельзя было забывать и о происшествии в Гайд-парке, и о нападении на Тревора. Могла ли за всем этим стоять Броуэм?

Кристиан потер шею. Он приехал сюда не потому, что хотел сбежать от Джейн. Он не бежал от своего неумело сделанного предложения и совершенной ошибки.

— Попытайтесь вышвырнуть меня отсюда, если вам достанет дерзости, Рэдклиф, — продолжал Кристиан. — Но я все же поговорю с этой женщиной. — Он повернулся к утирающей слезы миссис Доу. Она боялась за свою жизнь. Это хорошо. — Я граф, мадам. И могу похлопотать о снисходительности к вам, если вы мне поможете. Хотите быть повешенной вместо миссис Броуэм?

Тощие плечи нервно дернулись.

— Нет.

— Тогда помогите мне. Куда уехала Сапфир Броуэм?

Экономка умоляюще посмотрела на Кристиана:

— Не знаю. Я делала только то, что мне приказали. Я не совала свой нос в дела хозяйки. А потом сюда начали приезжать мужчины.

— Мужчины в черных плащах и масках. — Краем глаза Кристиан заметил, как взметнулись брови Рэдклифа.

— Вы знаете о них? — спросил офицер.

— Знаю. Расскажите, что они здесь делали, мадам.

Кристиан ждал, наблюдая за тем, как в душе экономки происходит внутренняя борьба.

— Эти люди приезжали, — тихо начала она, — а затем шли в запертую комнату, расположенную в самом конце коридора на втором этаже. Туда для них приводили новеньких девушек, доставляемых госпожой. Я знаю, что эти девушки были проститутками, а не пациентками. Я поняла, для чего предназначено это заведение. В пансионе мадам проворачивала свои темные делишки. Но я оставалась здесь, потому что должна была присматривать за действительно больными женщинами. Наверное, мне стоило бросить эту работу, но вы должны понять меня, милорд: как только сюда начали приезжать эти незнакомцы, живой бы я отсюда уже не выбралась.

Кристиан вспомнил, как Броуэм защищала свой клуб, называя его местом, где все желающие могут получить чувственную свободу. Проклятая ведьма!..

— Вам известно, кто эти мужчины?

— Могу только сказать, что все они джентльмены. Их было шестеро. Они называли себя «Клубом демонов» и в шутку говорили, что их послали на землю, чтобы научить ангелов греху.

— Они так свободно разговаривали в вашем присутствии? — удивился Кристиан.

На щеках экономки проступили красные пятна.

— Я решила, что для моей же собственной безопасности лучше тайно собирать информацию.

— Какую именно информацию? — спросил Рэдклиф и подался вперед, точно пес, учуявший запах добычи.

Миссис Доу отшатнулась, и Кристиан сел рядом с ней. Его спокойный, властный взгляд заставил офицера ощетиниться.

— Вы можете спокойно говорить в присутствии этого человека, — заверил Кристиан миссис Доу. — Я здесь в качестве свидетеля того, что вы добровольно решили с нами сотрудничать.

— Я видела этих мужчин, милорд. Подглядывала за «демонами» в замочную скважину. Я шла на большой риск, но, повторяю вам, милорд, я боялась, что вообще никогда не смогу отсюда вырваться живой. Эта дверь вела в маленький вестибюль. Мужчины встречались там, а потом шли в другую комнату к девушкам. После таких визитов они пили в этом вестибюле бренди, и для этого им приходилось снимать маски.

Экономка тяжело вздохнула. Кивнув, Кристиан попросил ее продолжать.

— Один был совсем лысым, с большим крючковатым носом. Второй — белокурый, с очень красивым лицом. У третьего — жидкие каштановые волосы с проблесками седины. Лица его я не видела. А вот еще у двоих волосы были черными, как у вас, милорд.

Кристиан замер. Описание третьего мужчины представлялось расплывчатым, но им вполне мог оказаться Тревор. А вот Салаберри подходил под описание блондина.

— А шестой?

— Он был самым крупным из всех. Красивый такой джентльмен с густыми седыми волосами. Он всегда смеялся и казался мне исчадием ада. Я знаю его имя, потому что услышала, как однажды к нему обратился его товарищ. Его звали Шеррингем.

Кристиан едва не шарахнулся в сторону при этих словах. Шеррингем?!

— Должно быть, прошло много времени с тех пор, как вы видели его в последний раз?

Миссис Доу кивнула:

— Они приезжали сюда в течение целого года. А вот шестой джентльмен приезжал всего несколько раз. Тут кое-что произошло… — Экономка осеклась.

— И что же?

Несмотря на то, что это причиняло ему боль, Кристиан постарался смягчиться и унять бушующую в душе ярость.

— Прошу вас, расскажите.

Экономка принялась теребить завязки на вырезе платья.

— Однажды в пансион вместе с госпожой приехала женщина. Она отличалась от всех остальных. Невинной ее уж точно нельзя было назвать. Это была наглая женщина в вызывающем алом платье. Вела себя грубо, капризничала. Я сразу разглядела в ней проститутку.

Кристиану пришлось прикусить язык, слушая, как сыплет оскорблениями экономка. А ведь она привязывала к кроватям невинных девушек.

— В ту ночь я не спускалась вниз. Осталась в своей комнате. Но когда поднялся шум, решила спуститься и поглядеть. Я хотела остаться незамеченной, но из тайной комнаты вышла мадам и поймала меня в коридоре. Когда она подозвала меня к себе, у меня сердце в пятки ушло…

— Продолжайте, — произнес Кристиан, хотя уже догадывался, что сейчас услышит.

— Я заглянула хозяйке через плечо и увидела лежащую на кровати женщину в алом платье. Мадам сказала, что у нее случился приступ и она умерла. Только у нее была так неестественно повернута голова… А в комнате рядом с кроватью стоял Шеррингем.

Рэдклиф принялся расхаживать по комнате.

— Вы считаете, он ее убил?

— А что еще я должна была подумать? Вы хотели узнать правду. Так вот это был самый первый случай. Потом девушки тоже умирали. Их душили. В те дни, когда это происходило, в пансион приезжал только Шеррингем.

Несколькими часами позже, взяв в руки поводья, Кристиан повернулся к Рэдклифу:

— Граф Шеррингем погиб во время пожара около года назад.

Офицер посмотрел на Кристиана:

— А другие? Муж вашей сестры, лорд Тревор, знал об этом заведении?

Кристиан кивнул:

— Да. И у Тревора тоже каштановые волосы с проседью, впрочем, такие приметы подходят многим.

— Мы на Боу-стрит осторожно следим за представителями высшего света, питающими особую любовь к борделям. — Рэдклиф сморщился от отвращения. — Я считаю, что закон нарушать не должен никто, независимо от титула и положения в обществе. Но я реалист и прекрасно понимаю, что людям, обладающим определенным влиянием, легче уйти от ответственности. Поэтому сыщикам с Боу-стрит приходится из кожи вон лезть, чтобы вынудить такого человека шагнуть в расставленные силки.

Рэдклиф положил затянутую в перчатку руку на дверцу экипажа.

— А что остальные? У вас есть какие-нибудь идеи, милорд?

— Описания слишком расплывчатые, чтобы сказать что-то наверняка. У меня нет никаких доказательств, Рэдклиф. Пока.

— Пока, — повторил Рэдклиф. — Я вынужден просить вас отказаться от расследования, милорд.

Кристиан рассмеялся:

— Ну, уж нет, Рэдклиф — Он подался вперед. — Скандал не должен коснуться леди Шеррингем. Тем более, что осудить ее супруга уже никто не сможет. — Кристиан поднял руку, прося Рэдклифа дать ему высказаться до конца. — Я знаю, что вы хотите докопаться до правды. Я же хочу защитить леди Шеррингем, являющуюся ближайшей подругой моей сестры.

Рэдклиф гневно взглянул на Кристиана:

— Это невозможно, милорд.

— Посмотрим! — рявкнул Кристиан, начиная терять терпение. Он стегнул лошадей, пустив их в галоп по проселочной дороге.

Он собирался рассказать Джейн о ее покойном муже. Нет, она не любила его и прекрасно знала о его взрывном характере. Он вспомнил, как она отреагировала на известие о том, что ее муж был покровителем актрисы. Неужели Джейн уже тогда что-то подозревала?

Кровь похолодела в жилах у Кристиана. В ходе дальнейших расспросов миссис Доу выяснилось, что Шеррингем убил не только женщину в алом платье, которую, судя по всему, звали Молли Темплтон, но и еще одну броско одетую красотку по имени Китти, равно как и еще четырех женщин. Если Шеррингем действительно был способен на убийство, то что приходилось терпеть несчастной Джейн?

Мысли Кристиана сделали крутой поворот, и он подумал о Дел. Если Тревор был членом «Клуба демонов», и Кристиану удастся это доказать, освободить от него Дел просто необходимо. Только как это доказать, если никто из девушек, содержавшихся в пансионе, не видел таинственных посетителей без масок? Только Броуэм могла помочь Кристиану. И ему необходимо ее разыскать.

Сложность состояла лишь в том, что еще раньше ему предстоит встретиться с Тревором на дуэли. «Это еще раз доказывает, что не стоит искушать судьбу», — сказала ему Джейн. Эта очередная дуэль действительно может стать роковой, и лежать на земле, истекая кровью, будет Кристиан, а не его противник.


Джейн не могла войти в комнату Дел с выражением страха на лице. Она попыталась прогнать прочь мысли о Кристиане, предстоящей дуэли и возможной беременности и нацепила на лицо улыбку.

Дел лежала в постели с натянутым до самого носа одеялом.

Джейн порывисто подбежала к подруге.

— Что случилось?

Дел села на кровати, и на ее бледном лице отразилась паника.

— Служанки сказали, что мой брат собирается застрелить Тревора. Его необходимо остановить!

Джейн взяла с подноса чашку, и по комнате поплыл аромат свежеприготовленного говяжьего бульона.

— Ты должна немного поесть. Прошу тебя, Дел.

— Я никогда всерьез не верила, что он вернется ради меня. А теперь его могут убить.

— Он и раньше стрелялся на дуэлях, — осторожно произнесла Джейн, не желая напоминать Дел об инциденте, так расстроившем ее прошлой ночью. — Он всегда побеждал. И теперь останется жив.

Дел подняла голову, и из ее воспаленных красных глаз покатились слезы.

— Тревор — бесчестный человек. Он непременно постарается его обмануть.

Джейн видела, как сильно боялась Дел своего мужа. Подруга была уверена, что Тревора невозможно остановить. Но тогда почему она всегда защищала его?

Страх в глазах Дел сменился решимостью. О Господи! В эту самую секунду Джейн поняла, что намеревается сделать Дел.

— Ты не вернешься к Тревору.

— А что, если он убьет Кристиана? Я не смогу жить с этим, Джейн. Не смогу!

Глава 16

Джейн ушла из спальни Дел час спустя, когда та наконец успокоилась. За ее спиной раздались тихие шаги. Это был мистер Хантли.

— Его светлость не дал никаких указаний относительно обеда, и поскольку леди Тревор неважно себя чувствует, я решил посоветоваться с вами.

Обед. Дел страдала от того, что Кристиан вызвал ее мужа на дуэль, и пребывала в состоянии, которое старый секретарь деликатно описал как «неважное самочувствие». Джейн покачнулась. Как же она от всего этого устала!

— Миледи? — Хантли сделал шаг вперед, словно боялся, что ему придется подхватить под руку лишившуюся чувств леди Шеррингем.

Его беспокойство об обеде казалось Джейн нелепым и совершенно неуместным. Хотя он прав: всех необходимо накормить.

— Полагаю, нам нужно придерживаться привычного распорядка дня, мистер Хантли.

После всего, что произошло за последние несколько дней, девушкам — да и Дел тоже — просто необходимо было ощутить, что жизнь входит в привычную колею. Джейн надо постараться создать эту иллюзию спокойствия. Кроме того, это поможет ей отвлечься от мыслей о Кристиане и от желания прижать руку к животу.

— Через полчаса я прикажу подать обед в столовую, — чопорно произнес Хантли.

— Леди Тревор пока еще не готова спуститься, поэтому распорядитесь прислать поднос с едой в ее спальню.

— Конечно, миледи.

Джейн старалась говорить спокойно и размеренно, хотя сердце отчаянно колотилось в груди. Теперь она могла представить, что за жизнь ей предстоит, если Кристиана убьют на дуэли. Ей придется в одиночку защищать Дел и заботиться о живущих в этом доме девушках. Потому что она не сможет оставить их в трудную минуту.

«А что, если у меня будет ребенок?» — прошептал ей на ухо предательский голос страха.


— Это был тайный клуб!

Джейн услышала резкий женский голос, едва подойдя к двери столовой. Она узнала его. Он принадлежал Мэри, девушке, влюбленной в Кристиана. Похоже, сплетни распространялись со скоростью света.

— Я слышала, — продолжала Мэри, когда Джейн открыла дверь, — что он отправился в этот клуб, чтобы спасти свою сестру. В скандальный клуб, где…

— Мэри, замолчи! — Девушка с каштановыми локонами округлила серьезные карие глаза и кивнула в сторону двери.

Джейн попыталась приветливо улыбнуться, когда четыре хорошенькие головки повернулись в ее сторону.

— Добрый день, девушки, — произнесла Джейн, садясь на услужливо подвинутый лакеем стул.

При других обстоятельствах ее голос непременно предательски задрожал бы, но сейчас она не могла позволить себе слабости. Гнев и неодобрение Шеррингема напрочь лишили ее уверенности в себе. Ей было сложно отдавать приказы слугам, которые знали, как обращался с ней супруг.

Но этим юным девушкам необходим был кто-то, способный о них позаботиться.

Джейн тихо откашлялась.

— Не думаю, что нам стоит обсуждать за ленчем подобные вещи.

Она положила на колени салфетку, взяла в руки ложку, девушки последовали ее примеру. Все они смотрели теперь в свои тарелки. Даже Мэри. Она была настоящей красавицей. Золотистые локоны оттенка гречишного меда и миндалевидные зеленые глаза свели бы с ума любого мужчину.

В воздухе повисло напряжение. Джейн переводила взгляд с одной девушки на другую. Они ждали, что она осудит их лишь потому, что их украли и заставили жить в гаремах. Джейн нахмурилась.

— После ленча, — объявила она, — мы с вами займемся музыкой.

— Я с радостью, — пролепетала робкая блондинка Филли.

Недовольно сдвинув брови, Мэри принялась размешивать в тарелке суп.

— А куда уехал лорд…

— Мэри! — резко оборвала ее рыжеволосая. — Неужели так необходимо это знать?

— Давайте закончим обед, — спокойно предложила Джейн. Ложки ритмично застучали по тарелкам. Девушки переглядывались, но заговаривали лишь для того, чтобы попросить передать блюда с мясом, овощами и жареной картошкой.

Похоже, четкий график действительно поможет Джейн справиться с непосильной ношей. И все же Джейн казалось, что если она вздохнет полной грудью и расслабится хотя бы мгновение, потолок рухнет и придавит их всех. Так ли хорошо для девушек это напряженное спокойствие? Может, лучше позволить всем быть предельно откровенными?

После обеда Джейн позвала девушек в музыкальную комнату. Филли подошла к фортепьяно и с тоской посмотрела клавиши.

— Вы играете? — спросила она у Джейн. — Сыграете для нас что-нибудь?

— Я очень плохо играю, — призналась Джейн.

— Разве такое возможно? — ошеломленно спросила Мэри. — Ведь вы леди.

— Мне ужасно нравится, — призналась Джейн. — Но когда я кладу пальцы на клавиши… — Она подняла руки и согнула пальцы. — Они слишком короткие, чтобы захватить целую октаву.

Признавшись в собственной некомпетентности, она внезапно ощутила неведомое доселе чувство свободы. Никаких извинений. Никаких обещаний приложить больше усилий. Только правда.

Джейн заметила, как Филли посмотрела на свои руки, и тепло улыбнулась ей:

— Когда я поняла, что не могу играть так хорошо, как от меня ждут, я стала испытывать страх перед игрой на пианино.

Филли понуро склонила голову.

— Я тоже боюсь своей нескладной игры и того, что надо мной станут смеяться.

Джейн обняла ее за плечи.

— А мы не станем обращать внимание на тех, кто смеется. Потому что эти люди не имеют никакого права смеяться над тем, что мы пытаемся стать лучше.

Господи, как бы ей хотелось поверить в собственные слова! У Джейн хватало безрассудства на язвительные замечания и даже на то, чтобы положить пудинг в сапог Кристиана — как это, должно быть, его злило! — но у нее не хватало смелости попытаться сыграть что-нибудь прилюдно.

— Кстати, я еще не знаю ваших имен, — сказала Джейн.

— Зато мы знаем, кто вы такая, — ответила Мэри. — Вы — любовница лорда Уикема.

Девушки испуганно заохали, а Филли зажала рот ладонью и приглушенно вскрикнула:

— Мэри!

Джейн была настолько ошеломлена, что на мгновение лишилась дара речи. Утверждение Мэри было правдой и в то же время не совсем.

Мэри выпятила нижнюю губу.

— Мы ведь знаем, что она его любовница, так почему бы не попросить, чтобы она сказала нам правду? Вряд ли это так уж непристойно.

— Она ведь леди, — прошептала Филли, все еще закрывая рот маленькой рукой, затянутой в перчатку. — А ты не должна разговаривать с леди подобным тоном. Что, если его светлость разозлится и всех нас выгонит? Что мы тогда будем делать?

— Найдем себе покровителей, — гневно сверкнув глазами, ответила Мэри.

— Но мне не нужен покровитель! — воскликнула рыжеволосая. — Я хочу мужа, детей и собственный дом.

— Всем давно известно, — беспечно бросила Мэри, — что любовница находится в более выигрышном положении, нежели законная супруга.

Джейн почувствовала, как ее губы растягиваются в печальной улыбке. Любовницы, терпевшие все самые худшие выходки ее покойного супруга, требовали за это более чем щедрого награждения, только действительно ли оно того стоило? Годы, прожитые с Шеррингемом, позволяли Джейн понять чувства Мэри, стоящие за ее дерзкими словами. Джейн спокойно подошла к Мэри и заглянула ей в глаза.

— Я понимаю, почему ты злишься. Ты напугана, уязвлена и разгневана на судьбу. Но это не дает тебе права оскорблять других людей, грубить им и причинять боль тем, кто пытается тебе помочь.

Мэри удивленно заморгала, и ее пушистые ресницы захлопали, точно два веера.

— Вы ничего не знаете о том, что со мной случилось!

— В таком случае я хочу, чтобы ты рассказала об этом, — просто произнесла Джейн.

Однако Мэри вырвалась, драматично заломила руки и, плюхнувшись на оттоманку, забилась в угол. Она подтянула себе колени и обняла их руками.

Джейн понимала, что криком авторитета не заработаешь, поэтому она развернулась к блондинке, нервно комкавшей подол платья.

— Я знаю, что тебя зовут Филли. А как твое полное имя?

— Ф-Филомена Мелфорд, — запинаясь, ответила девушка.

— А твое? — Джейн повернулась к ее рыжеволосой подруге.

Рыженькая порывисто присела в реверансе.

— Арабелла. Но все зовут меня просто Беллой.

Крепкая девушка, которую Джейн считала самой старшей, тоже присела в реверансе.

— А я Люсинда.

— Моя фамилия Томас, — сообщила Белла. — Но ведь это не важно?

— Вы все являетесь частью своих семей, независимо от того, насколько глупы ваши родственники. — И все же на лицах девушек отражалась неуверенность. Несмотря на то, что их было четверо, они казались ужасно одинокими.

Тронув струну стоявшей рядом арфы, Белла посмотрела на фортепьяно.

— А я играю. И очень хорошо.

Джейн с радостью отметила в ее глазах проблеск уверенности.

— Ты играешь плохо, — пробормотала Мэри. — И, умоляю тебя, только не пой!

— Можешь поиграть немного, Белла. — Тронув девушку за плечо, Джейн усадила ее на стульчик перед фортепьяно. — А потом твоя очередь, Филомена.

Филли испуганно вжала голову в плечи, и Мэри рассмеялась:

— Какой смысл обучать нас игре на фортепьяно? Мы же не леди. Нас никогда не станут уважать и не допустят в общество.

— Вас обязательно будут уважать, — произнесла Джейн, но ее решительный тон лишь еще больше разозлил Мэри.

— Я думала, вы знаете, кто мы такие! — огрызнулась она, и ее зеленые глаза сверкнули злостью.

— Я знаю, что с вами произошло, но это вовсе не говорит о том, кто вы такие.

В разговор вступила Люсинда.

— Филли права, — серьезно произнесла она. — Нас воспитывали как настоящих леди, поэтому мы знаем последствия совершенных нами проступков.

— Но вы не совершали ничего дурного. Вы — жертвы обстоятельств.

Мэри насмешливо фыркнула:

— Меня заперли в гареме с несколькими другими женщинами. Чтобы выжить, я научилась быть любимицей султана. Иначе меня просто уничтожили бы. Посадили бы в мешок и выбросили бы в реку. Ни один уважаемый англичанин не женится на мне. Никогда.

— В жизни женщины есть и другие интересы, помимо брака, — решительно возразила Джейн.

— Верно. — Мэри кокетливо склонила голову на плечо — жест, способный свести с ума даже самого стойкого из мужчин. — Женщина может стать любовницей джентльмена. Рядом со мной, например, будут только графы.

— Ты собиралась выйти замуж за лакея, — напомнила Белла.

Мэри заносчиво вздернула нос.

— Я знала, что лорд Уикем ни за что этого не допустит. И он бросился меня искать.

— Он удержал тебя от совершения наиглупейшей ошибки, — возразила Белла, сморщив усыпанный веснушками нос.

— А вот тебя он вряд ли останавливал бы, — упрямилась Мэри.

Когда Белла открыла рот, чтобы дать достойный ответ, Джейн поняла, что девушки начнут говорить друг другу грубости, и она уже не сможет их остановить. Поэтому она уговорила Беллу сесть за фортепьяно.

Пока та усердно играла сонату, Джейн села на диван рядом с Люсиндой. Филомена нерешительно топталась рядом, Джейн пригласила ее сесть с другой стороны.

Кристиан действовал из добрых побуждений, но поставленная задача была ему не по плечу. Господи, даже Джейн не знала, что делать и как себя вести с этими девушками. Она сказала, что жизнь может быть прекрасной и без замужества. Только какой она будет для этих девушек? Если станет известно их прошлое, им не получить места гувернанток. Да что там — они даже собственный магазин не смогут открыть.

Девушки были правы. Только Джейн была сыта по горло этой правотой. Пришло время перестать платить за преступления, которых они не совершали.

Мэри тихо вздохнула:

— Лорд Уикем спас меня из заточения. И это было так романтично. — Кристиан был ее рыцарем на белом коне, поклонение ему делало ее такой беззащитной. — Он влез ко мне в окно, помог спуститься и усадил на поджидающую внизу лошадь. Нас преследовали и едва не настигли. Должна признаться, в ту ночь я безумно влюбилась в его светлость.

— Да, нам всем известна твоя неистовая любовь к нему! — крикнула Белла, ударив не по той клавише.

Остальные девушки заохали, но Белла лишь пожала плечами. Мэри подалась вперед и, гневно сверкая глазами на Джейн, будто та была ее заклятым врагом, спросила:

— А вы любите лорда Уикема? Думаете, он в вас влюблен?


Джейн подняла руку над клавишами фортепьяно, а потом дотронулась пальцем до отполированной до блеска слоновой кости. Но она не могла себя заставить нажать на клавишу, издать звук.

И вовсе не из страха разбудить Дел или девушек. Все они были в своих спальнях. Даже Мэри, которая едва не вывела Джейн из себя.

Дерзкий вопрос Мэри был той гранью, которую Джейн не хотела переступать. Но, оказавшись прямо перед ней, она поняла, что сделать это необходимо. Она спокойно объяснила Мэри, что лорд Уикем ждет от них поведения истинных леди, желает им счастливого будущего и хочет, чтобы они излечились от кошмаров прошлого.

«У тебя в жизни был ужасный период, Мэри, но это не значит, что ты должна поставить крест на своем будущем».

А потом Джейн отослала Мэри в спальню. Она не стала обсуждать свою любовь к Кристиану и свои предположения относительно его чувств к ней.

Она знала, что Кристиан ее не любит. Он видел в ней одну из несчастных — женщину, которую необходимо спасти.

— Ты обманщица, Джейн, — сказала она вслух, только очень тихо, почти шепотом. — Так легко посоветовать этим девушкам, что делать, на что надеяться. Но так сложно последовать собственным советам.

— Хочешь поиграть?

Красивый глубокий баритон заставил Джейн подскочить от неожиданности и рассыпать сложенные стопкой ноты. Они взметнулись в воздух и начали медленно падать на пол.

Кровоподтеки на лице Кристиана немного поджили и превратились в лиловые синяки. Даже слегка опухшие губы казались невероятно соблазнительными.

— Мне бы очень хотелось послушать.

— Я бы с радостью, но не могу. Видишь ли, пианистка из меня ужасная. Я всегда слишком боялась извлечь из фортепиано хотя бы звук…

Кристиан сделал последний шаг, и Джейн забыла обо всем на свете. Она вдохнула поглубже и растворилась в исходящем от него аромате.

Джейн стоило большого труда заставить свой голос звучать спокойно.

— Что ты узнал в Блэкхите?

Экономки и остальные слуги подтвердили полученные ранее сведения. Миссис Броуэм использовала свой пансион для того, чтобы поставлять невинных девушек для группы мужчин в масках и плащах, называющих себя «Клубом демонов». Для них привозили и опытных женщин.

Джейн была так разгневана, что смогла лишь негодующе фыркнуть.

— Теперь эти девушки в безопасности, — продолжал Кристиан. — Я уже отослал их по домам в сопровождении своих людей. Хантли подыскивает места для тех, кто действительно болен. Лучше уж я потрачу свое состояние на помощь этим несчастным, чем проиграю его в карты.

— А ч-что с матерью миссис Броуэм? — запинаясь, спросила она.

— Ее отправили в Бедлам, дорогая.

— Бедлам?! О нет, только не это! Ужасное место! Она не заслуживает того, чтобы там находиться. — В беспокойстве за судьбу матери миссис Броуэм Джейн смогла прогнать прочь мысли о любви. — Можно же что-то сделать. Изыскать средства, чтобы отправить ее в частный пансион, где ей будет лучше…

— Я спасу и ее, Джейн. Обещаю тебе.

Сильные пальцы сжали ее подбородок, и Джейн подставила губы для поцелуя, оказавшегося легким, точно прикосновение перышка. Но даже этого хватило, чтобы губы обожгло огнем.

Джейн очень удивилась тому, что Кристиан поцеловал ее после того, как она довольно грубо отвергла его предложение.

Кристиан отстранился.

— А когда все закончится, я увезу Дел в Индию. Я хочу, чтобы она оставила прошлое позади и начала жизнь с чистого листа.

Пол под ногами Джейн пошатнулся, точно палуба корабля.

— Ты хочешь увезти Дел?

— Если ты не забеременела.

Но беременность Джейн ничего не изменит. Она не попросит Кристиана остаться.

Кристиан провел рукой по волосам.

— Мне придется это сделать. Даже если Тревор умрет, разразится скандал, который затронет Дел. Я обязан ее защитить.

Кристиан легонько поглаживал Джейн по шее, от чего по ее телу прокатывалась чувственная дрожь. Простыми прикосновениями он дарил ей ощущения, о существовании которых Джейн даже не могла предположить.

— Н-но хочет ли ехать Дел?

— Я надеюсь ее убедить. Думаю, смена места поможет ей излечиться от кошмаров прошлого. — Кристиан снова накрыл губы Джейн в поцелуе, положив ладонь на ее талию.

Он вновь собирается покинуть Англию. И вскоре Джейн потеряет и его, и свою лучшую подругу.

Джейн обхватила его ногой, и ее мягкая лодыжка прижалась к стальным мышцам бедра Кристиана. Она хотела сделать его своим пленником, прижать к себе, чтобы этот поцелуй длился вечно.

Внезапно Джейн ощутила жгучий стыд. Ей претила идея пленения кого бы то ни было.

Она хотела, чтобы Кристиан остался с ней. Не из-за ребенка. А ради нее самой.

Мать Джейн безнадежно любила ее отца до тех пор, пока не сошла с ума. Поэтому она хотела разлюбить Кристиана.

Он ее не любил. Собирался покинуть ее. И после его отъезда у нее не останется ничего, кроме боли.

Джейн положила ладони на его руки, намереваясь отвести их в сторону.

Кристиан углубил поцелуй. Его пальцы выскользнули из-под пальцев Джейн и, словно дразня ее, пробежались вниз по спине. В то же самое мгновение ей показалось, что кожу принялись лизать крошечные язычки пламени. Кристиан обхватил Джейн, приподнял ее…

Она слишком поздно поняла, что он опускает ее на фортепиано. Жуткая какофония звуков ударила по ушам, когда ее ягодицы приземлились сразу на несколько белоснежных клавиш.

Вибрация фортепьяно передалась позвоночнику Джейн. Она в ужасе охнула и вцепилась в шелковую ткань жилета Кристиана.

— Ну вот, моя драгоценность, ты издала звук, и мир не перевернулся? — Тихо засмеявшись, Кристиан принялся устраивать Джейн поудобнее, и комнату снова наполнила причудливая какофония.

— Ты должен снять меня отсюда. А что, если кто-нибудь придет, услышав эти… эти душераздирающие звуки? Они могут решить… — А собственно говоря — что? Что в дом забралась кошка и бегает по клавишам? Наверняка никому и в голову не придет, что это всего лишь дамский зад на клавишах…

Кристиан поднял голову и снял сюртук. В его глазах вспыхнул чувственный голод.

— Я запер дверь, — заверил он Джейн. Его руки скользнули меж ее бедер и развели ноги в стороны.

— Нет… — испуганно охнула Джейн. Кружево нижней юбки защекотало кожу, когда подол платья пополз вверх. Все еще держа ее ноги разведенными в стороны, Кристиан опустился на колени. Скамейка, в которую Джейн упиралась пятками, с грохотом перевернулась, и Кристиан задвинул ее под фортепьяно. Теперь ноги Джейн болтались в воздухе.

— На твоем теле так много мест, которые я хочу поцеловать, Джейн. Я подозреваю, ты даже не представляешь, какое удовольствие я могу тебе доставить.

Джейн посмотрела на Кристиана. Ее щеки пылали, точно раскаленные угли. Она не хотела, чтобы Кристиан это обсуждал.

— В клубе я видела, как губы касались таких скандальных мест, что я, кажется, знаю все о…

На губах Кристиана заиграла ужасно развратная улыбка.

— Готов биться об заклад, что ты еще ничего не знаешь. Можешь назвать мне не слишком скандальные места, поцеловав которые, я заставлю тебя растаять?

— Поставь меня на пол, Кристиан. Я хочу остановиться…

— Например, под коленями, — прошептал он так, что совершенно банальное место на теле показалось Джейн невероятно чувствительным. — Внутренняя поверхность запястья. Теплые впадинки под твоей грудью. Нижняя часть спины, Стопы…

— Что?

Пальцы Кристиана описывали неспешные чувственные круги под коленями Джейн, и она вдруг лишилась способности мыслить здраво.

— Я… я чувствую это везде, — запинаясь, пробормотала Джейн. — Господи, неужели простые поглаживания под коленями способны довести меня до такого состояния?

— Тогда представь, что будет, если я коснусь губами самых скандальных частей твоего тела. — С этими словами Кристиан задрал подол платья Джейн до бедер. — Поставь ноги мне на плечи.

Он собирался доставить ей удовольствие губами.

Нет, Джейн не могла пойти на это. Не могла — и все. Это было слишком скандально. Она чувствовала себя такой обнаженной и выставленной напоказ. И если она сейчас займется с Кристианом любовью, то уже никогда не сможет защитить свое сердце.

Внутренний голос заставлял Джейн отступить. Защитить себя. Не в силах вздохнуть, она смотрела, как голова Кристиана приближается к ее бедрам.

Кристиан хрипло застонал:

— О Господи, какая же ты нежная, розовая и горячая!

— Нет, не надо, — прошептала Джейн. Она ощутила острый запах собственного тела и решительно расправила плечи, намереваясь воспротивиться.

— Я не лгу. Это место такое же восхитительное, как и вся ты.

Язык Кристиана плавно скользил по коже Джейн. Он слегка втянул ее губами, а потом Джейн почувствовала себя свечой, поднесенной к огню. Вся ее неподатливость куда-то исчезла, сделав ее мягкой, точно воск.

Джейн заерзала, и комната вновь завибрировала от нестройных звуков. Когда же в дело вступил язык Кристиана, Джейн пришлось ухватиться за клавиши рукой, и их окружили пронзительные верхние ноты, фортепьяно дрожало под Джейн, передавая телу свою вибрацию. Высокие и низкие ноты столкнулись и вскрикнули в унисон.

Кристиан ласкал лоно Джейн умело и безудержно, и фортепьяно под ней наигрывало жизнерадостную мелодию. И все же она слышала сладострастные стоны Кристиана, как будто она, Джейн, доставляла ему наслаждение. И все это время его прекрасные голубые глаза пристально смотрели на нее.

Кристиан делал это, чтобы научить ее удовольствию, спасти от мучающих ее страхов. Джейн была точно пьяная. Ее охватило такое головокружение, такое страстное желание получить разрядку, что она не могла остановить его сейчас. Фортепьяно раскачивалось под Джейн, и его ножки скрежетали по паркету.

Кристиан на мгновение отстранился, чтобы простонать:

— Доверься мне, Джейн.

— Да, да, конечно, — выдохнула она. — На этот раз я верю, что ты удержишь меня на этом фортепьяно. Я верю тебе так, как не верила еще никому на свете.

В ответ раздался низкий смех Кристиана.

Он ничего не понимал в музыке. Просто знал, нравится ему мелодия и ритм или нет. Но ту музыку, что они создавали сейчас вместе с Джейн, он чувствовал всем сердцем.

Кристиан любил вкус ее тела. Любил ее чувственные вздохи и вскрики. Но его ласки были настолько новы для нее, что она раскачивалась, подпрыгивала и с силой ударялась о клавиши.

Наверное, ей больно. Нужно усадить поудобнее.

— Нет, — охнула Джейн. — Не… не двигайся.

Кристиан вновь принялся неспешно и чувственно ласкать ее лоно, найдя нужный ритм. Упираясь ногами в его плечи, Джейн раскачивала бедрами столь неистово, что из ее груди начали вырываться рыдания, смешивающиеся с издаваемыми клавишами звуками.

Прижав руку к губам, Джейн пробормотала сквозь сомкнутые пальцы:

— Это оказалось гораздо опустошительнее, чем я могла предположить.

В дверь громко постучали.

Подхватив с пола сюртук, Кристиан подошел к двери и распахнул ее. На пороге стоял лакей с округлившимися от ужаса глазами.

— Приехал лорд Тревор, милорд. И леди Т-Тревор… — Лакей осекся, а потом заломил руки. — Ее светлость настаивает на том, чтобы вернуться вместе с ним домой.

Глава 17

Джейн стояла между Кристианом и дверью, ведущей в спальню Дел.

— Ты не можешь войти. Ты слишком зол. И не поможешь Дел, раздавая приказы направо и налево.

Кристиан с силой ударил кулаком по стене.

— Я обязан заставить ее понять, что она не должна с ним ехать.

Если бы на ее пути оказался Шеррингем, Джейн отступила бы. Но на этот раз она сделала шаг вперед, хотя голос разума умолял ее не делать этого.

— Ты не можешь заставить ее остаться здесь с помощью угроз. Ведь именно так поступал с ней Тревор — подавлял ее волю, подчиняя своей власти.

Темно-голубые глаза Кристиана стали совсем черными и источали холод.

— Ты хочешь сказать, что я такой же, как он?

— Я хочу сказать, что ты не можешь быть таким же властным, как Тревор, даже несмотря на то что ты действуешь из лучших побуждений.

Кристиан замахнулся, и Джейн зажмурилась. Неужели терпение лопнуло?

Однако удара не последовало. Кристиан потер рукой подбородок, и Джейн с облегчением вздохнула. Однако уже в следующее мгновение он ударил кулаком в стену с такой силой, что от испуга Джейн едва не выпрыгнула из собственных туфель. От звука удара у нее в душе что-то оборвалось. Она схватила Кристиана за локоть, чтобы предотвратить еще один удар. Никогда она не отваживалась на такое. Раньше у нее не хватило бы духу, чтобы остановить разъяренного мужчину.

Мышцы Кристиана напряглись под ее пальцами, будто он хотел высвободить свою руку или оттолкнуть Джейн от двери.

— Ты не поможешь, если сломаешь себе пальцы или стену. — Сердце Джейн отчаянно колотилось, но она решительно закрывала собой дверь. — Позволь мне поговорить с ней.

Странно, но решимость Джейн привела к тому, что гнев Кристиана начал постепенно улетучиваться. Он посмотрел на нее так, словно увидел впервые в жизни, а потом опустил руку.

— Она к нему не вернется. Потому что завтра он будет лежать в могиле.

— Именно этого Дел и боится. И, думаю, именно поэтому решила к нему вернуться. Она не хочет, чтобы тебя убили.

— Господи… — выдохнул Кристиан и откинул со лба волосы. — Ты пытаешься сказать, что она делает это ради меня?

Джейн кивнула.

А потом он сделал невероятную вещь. Несмотря на клокотавший в груди гнев, Кристиан нежно обхватил ладонью руку Джейн. Это превращение из снедаемого яростью самца в ласкового любовника лишило Джейн присутствия духа. Еще никогда ей не приходилось видеть, чтобы мужчина так быстро справлялся со своими эмоциями.

— Прошу тебя, постарайся воззвать к ее здравому смыслу. Уверен, у тебя это получится. Ты единственный человек, которому я действительно доверяю, Джейн.

Прежде чем она успела что-либо ответить, Кристиан добавил:

— Я не допущу, чтобы она снова попала к нему в лапы, пусть даже мне придется для этого застрелить его в собственной гостиной.

Он говорил об убийстве так холодно и спокойно, что Джейн занервничала. Она вспомнила, каким страшным и беспощадным он был, угрожая маркизу Салаберри и кладбищенскому вору.

Не говоря больше ни слова, Кристиан развернулся и зашагал прочь по коридору, а Джейн осталась перед дверью спальни Дел с потными ладонями и отчаянно колотящимся сердцем. Она боялась не гнева Кристиана, а того, что он с ним может сделать.

Она понимала, почему тетя Регина хотела для нее покладистого мужа. Но Джейн знала, что, как это ни опасно для ее сердца, она не может отвернуться от Кристиана. Просто не может стоять в стороне и спокойно смотреть, как он подвергает риску свою жизнь.

Джейн вдруг с удивлением поняла, что переживает за его жизнь больше, чем за свою собственную.

Дел натянула на себя платье и теперь пыталась его застегнуть.

— Не могу, — устало вздохнула она. — Ты поможешь, или мне придется ходить расстегнутой?

Джейн закрыла за собой дверь.

— Ты никуда не пойдешь. Кристиан не позволит тебе принести себя в жертву этому негодяю. — Джейн охватило чувство вины, когда она поняла, что пытается давить на подругу, хотя всего несколько минут назад осуждала за это Кристиана. — Дел, ты должна остаться здесь, с теми, кто тебя любит и заботится о тебе.

Услышав это, Дел остановилась и гневно сверкнула глазами, точно перед ней стоял заклятый враг.

— Я хочу. Очень хочу, но не могу. Тревор никогда не даст мне свободу. Он меня не отпустит, а я должна защитить Кристиана. Скажи, Джейн, что еще я могу сделать?

Джейн не знала.

— Ты останешься здесь, где тебе ничто не угрожает. А я спущусь и поговорю с твоим мужем.

— Нет!

Еще никогда Джейн не видела, чтобы голубые глаза ее подруги выражали такой ужас. А ее пальцы впились в лиф платья с такой силой, что оторвали кружево.

— Тревор может… он…

Дел осеклась и поспешно отвела взгляд. Ее плечи упали, от недавней решимости не осталось и следа.

Внезапно Джейн вспомнила рассказанную Джорджианой историю.

— Что-то изменилось, раз ты решилась бежать? Ты отчего-то стала бояться Тревора еще больше? Вот почему ты плакала в дамской комнате клуба. Вот почему перестала со мной разговаривать. Вот почему сбежала, даже не заехав ко мне.

Дел не отвечала, но Джейн знала ее слишком долго и поняла, что она скрывает правду. Джейн осторожно повернула другу к себе лицом.

— Я знаю про «Клуб демонов». Ты это узнала? Что Тревор — член этого ужасного клуба?

Застигнутая врасплох, Дел кивнула и с облегчением вздохнула:

— Я струсила, Джейн. То, что творил Тревор в клубе миссис Броуэм, не помогло ему забыть о его истинных извращенных предпочтениях.

Джейн опустилась рядом с Дел на кровать, застеленную ужасным коричнево-зеленым покрывалом.

— Откуда ты узнала?

— Лорд Питерсборо предостерег меня. Это он рассказал, что мой муж посещает бордели, где посетителям предоставляют совсем юных девочек. Сначала я не поняла, что это означает. О, Джейн, я не имела никакого понятия, что все это значит! Я вышла замуж очень рано. Но теперь я знаю, что он женился на мне именно поэтому…

Дел замолчала и судорожно втянула носом воздух.

— Я узнала правду, потому что мой муж вел дневник. Обычно он запирал его в ящике стола, но однажды забыл. И я решила в него заглянуть. Я подвергала себя огромному риску, но в последнее время Тревор вел себя так странно. Он выходил из себя по любому поводу. Случались дни и даже недели; когда он казался счастливым и любящим мужем, но за последний год он сильно изменился. Я не смела лишний раз вздохнуть, чтобы не вызвать у него приступ ярости. Я подумала, что смогу найти разгадку в его дневнике. Я заподозрила, что, возможно, у него какое-то серьезное заболевание и что жить ему осталось недолго. Ведь он не раз ездил к врачу на Харли-стрит…

Как, должно быть, была напугана Дел. Несмотря на все рассуждения о том, как можно перехитрить мужа, Джейн ни за что не отважилась бы рыться в вещах Шеррингема.

— И что ты там обнаружила? — тихо спросила Джейн.

Закрыв рот ладонью, Дел в ужасе прошептала:

— Он записывал свои… свои победы. Некоторые из его партнерш были совсем детьми. Многие сопротивлялись, и тогда… тогда он насиловал их. Меня едва не стошнило, когда я прочитала все это. Такого я не смогла вынести.

Матрас заскрипел, когда Джейн придвинулась ближе.

— И он каким-то образом обнаружил, что ты все знаешь.

— Я была настолько ошеломлена и раздавлена, что положила дневник не так, как прежде. Он стал меня расспрашивать и… ты же знаешь, что я никогда не умела лгать, Джейн. Я сразу выдала себя. Тревор был сильно пьян и признался во всех своих деяниях. Он так орал! Схватил меня за руку и начал рассказывать свои ужасные истории. А потом предупредил, что мой долг — хранить его тайну. На следующий день я сбежала, но он меня разыскал… — Дел вцепилась в разорванный лиф платья так, что костяшки пальцев побелели. — Он соблазнял детей. О, Джейн, это так ужасно! И я могла бы его остановить.

— Ты ничего не могла сделать, Дел.

В пламени свечи глаза Дел превратились в два огромных черных озера отчаяния.

— Я могла бы подсыпать яда ему в еду. Могла застрелить.

Джейн в ужасе смотрела на подругу.

— Ты не могла. Тебя повесили бы за это.

— А разве я не должна была остановить монстра? — Дел опустила голову. — Но я этого не сделала. Потому что была слишком напугана.

— Ты не имела к этому никакого отношения! — закричала Джейн. — Мы с Кристианом остановили миссис Броуэм. Теперь она не будет больше торговать детьми. Вернувшись к Тревору, ты ничего не решишь.

— Он пригрозил убить меня, если я выдам его тайну. И я знала, что он действительно способен убить. Он угрожал расправиться с каждым, кто вызовется мне помочь, поэтому я не могла обратиться к тебе, Джейн. — Дел отерла струящиеся по щекам слезы. Разорванный лиф упал. — Но ты все равно приехала за мной.

— Ну конечно. Ты же моя лучшая подруга. — Джейн потерла лоб. Возможно ли защитить Дел, не подвергая риску жизнь Кристиана? Вдруг в сердце Джейн вспыхнула надежда. — А что с дневником? Если мы его найдем, он станет уликой против твоего мужа, и ты сможешь с ним развестись. С помощью дневника можно предотвратить дуэль.

Плечи Дел безвольно поникли.

— Он его сжег. Швырнул в камин у меня на глазах. Я думаю, он испугался, что его может кто-нибудь прочитать, раз это удалось мне.

Джейн задумалась.

— Боу-стрит. Мы можем отправиться в суд и обвинить Тревора в издевательствах над девушками.

— Магистрат закроет на это глаза. Ведь он пэр.

— Но возможно, это заставит его бежать из Англии.

— А какие у нас доказательства, Джейн?

Дьявол! У них есть только слово Дел, а она не сможет свидетельствовать против Тревора. Члены «Клуба демонов» не снимали масок. Без помощи миссис Броуэм они не докажут, что Тревор насиловал девушек. И Кристиан тоже знает об этом. Знает, что законным способом Тревора не наказать. Поэтому он пойдет на дуэль и будет стреляться…

Джейн вскочила с кровати.

— Я придумала.

— Что? Что?

— У нас нет доказательств, но ведь Тревор об этом не знает. Мы его обманем. Заставим поверить, что у нас есть доказательства его вины. Может быть, после этого он решит покинуть Англию. — Дел останется его женой, но его не будет рядом. А потом Кристиан увезет Дел в Индию, где она будет в безопасности.

Джейн бросилась к двери.

— Остановись, Джейн! Куда ты?

— Я должна увидеться с Кристианом, прежде чем состоится дуэль.


Неужели она опоздала?

Сквозь закрытые двери гостиной раздавался гневный бас Тревора:

— Вы обвиняете меня в том, что я избивал собственную жену, Уикем? Да кто из джентльменов не поколачивал хоть раз непокорную супругу? Я имею полное право обращаться с женой так, как считаю нужным!

Джейн охватила паника, смешанная с гневом. Возле дверей стояли два лакея, один из которых тут же преградил Джейн дорогу.

— Вам не следует туда заходить, миледи.

— Это необходимо. Впрочем, вы можете меня остановить, если хотите нести ответственность за гибель своего хозяина!

Лакей ошеломленно отскочил в сторону. Джейн распахнула дверь, намереваясь вытащить Кристиана в коридор, чтобы с ним поговорить, но тут же застыла на месте.

В центре комнаты на вытертом ковре кружили мужчины, точно хищники, готовящиеся к нападению. Несмотря на пылающий в камине огонь, в комнате было очень холодно, словно сюда не заходили на протяжении многих лет.

— Я хочу вернуть свою жену! — рычал Тревор. — По закону она моя. А вот у вас нет никакого права удерживать ее здесь. — Они ходили кругами, поэтому Джейн ничего не могла сказать наверняка. Но ей показалось, что Тревор отступает. И все же муж Дел обладал внушающей страх внешностью. Приземистый, широкий в плечах и мускулистый, он увлекался в свое время кулачными боями.

Джейн вздрогнула. Его пальцы были сжаты в мясистые кулаки. И вот этими самыми кулаками он избивал беззащитную Дел.

Джейн почувствовала на себе взгляд Кристиана.

— Леди Шеррингем, оставьте нас. Леди здесь не место.

Услышав пронизанные холодом слова Кристиана, Тревор остановился и бросил на Джейн взгляд, полный ненависти. Тревор был твердо уверен, что способен обратить ее в бегство одной лишь высокомерной ухмылкой.

И, черт бы его побрал, ему удалось сделать так, что Джейн отступила назад.

— Д-Дел никуда с вами не поедет, — произнесла Джейн, голос которой дрожал от еле сдерживаемого ужаса.

Краем глаза она заметила, что Кристиан раздраженно направляется к ней.

— Дельфина никак не может оправиться после того, что вы с ней сотворили! — прорычал он на ходу. — И я не позволю вам приблизиться к ней снова.

Комната была тускло освещена, но Джейн успела заметить отразившееся на лице Тревора мрачное предчувствие. Она увидела, как задрожал его подбородок. Он боялся. Боялся того, что Кристиан узнал от Дел о существовании «Клуба демонов».

— Дельфина была больна и нуждалась в лечении! — рявкнул он. Тревор стоял рядом с камином, и кроваво-красные отблески огня придавали его лицу дьявольское выражение. — Она едва не сошла с ума. Начала воображать себе невероятные вещи и постоянно впадала в истерику. Ради ее собственного блага я отправил Дельфину в частный пансион. Мне не хотелось, чтобы моя жена стала предметом сплетен.

Кристиан остановился и повернулся к Тревору:

— Вы сказали мне, что она сбежала с любовником.

Внимание Кристиана полностью переключилось на зятя.

А Джейн хотелось выкрикнуть правду о том, что Тревор запер Дел в пансионе потому, что она могла рассказать о его похождениях. Но она медлила. Она хотела сначала поговорить с Кристианом, а он даже не смотрел в ее сторону.

Тревор с силой ударил тростью по полу. Джейн была уверена, что внутри спрятан смертоносный клинок. Ведь точно такое же оружие было у Шеррингема.

— И это правда. Я выловил ее на постоялом дворе, расположенном в одном из доков. Она поджидала там своего любовника. Я сказал своей дорогой жене, что обожаю ее. А любовник ее бросил. Она была очень напугана, а когда поняла, что ее просто грубо использовали, оказалась на грани сумасшествия.

— Назовите имя мужчины, с которым она должна была встретиться! — рявкнул Кристиан. Казалось, гнев освещает его лицо, точно молния ненастное небо.

— Все это ложь! — выкрикнула Джейн, подходя ближе к разгневанным мужчинам. — До единого слова. Вы заперли ее подальше от чужих глаз из-за клуба.

Тревор медленно развернулся и посмотрел на Джейн как на отвратительное насекомое. На что-то, от чего он не оставит и мокрого места.

— Я не знаю его имени, — произнес он. — Ей было стыдно признаться в своем грехе, и она принялась все отрицать. Она была такой жалкой и униженной. И вы видите, какой она стала теперь, после пребывания в пансионе миссис Броуэм. Жаль, что вы не видели ее две недели назад, когда я ее нашел.

Рот Джейн приоткрылся от ужаса. Теперь она поняла, зачем Кристиан выспрашивал детали. Тревор придумал историю, в которую легко поверить. Ведь если Дел начнет все отрицать, он представит доказательство того, что она действительно находилась на попечении миссис Броуэм, считающей себя другом Дел. С его деньгами и влиянием, Тревор легко нашел бы доктора, способного подтвердить диагноз Дельфины.

Джейн порывисто подошла к Кристиану и взяла его за руку.

— Мне необходимо с тобой поговорить.

— Не сейчас. Отойдите, леди Шеррингем, — предупредил он, снимая сюртук. Что-то блестящее привлекло внимание Джейн, и она испуганно охнула, увидев рукоятку пистолета, засунутого за пояс брюк Кристиана.

— Я не причинил своей жене зла! — брызгая слюной, рявкнул Тревор. — И немедленно хочу получить ее назад!

— Кристиан…

Граф протестующе поднял руку. Но Джейн необходимо было остановить его. Даже если ей придется для этого схватить его руку с пистолетом и выстрелить в потолок. По коже побежали мурашки.

— Существует три способа решения нашего дела, Тревор, — тихим убийственным тоном произнес Кристиан. — Сыщики с Боу-стрит проводят сейчас расследование в пансионе миссис Броуэм, где мы нашли Дел. Некоторых ее «пациенток» — юных невинных девушек — держали там для развлечения развратников из высшего света.

Огонь зашипел и погас. Тревор стоял, устремив на Кристиана и Джейн ничего не видящий взгляд. Он понял, что они докопались до правды.

— Если вы имеете к этому отношение, — продолжал Кристиан, — вы предстанете перед судом. Или поступите мудро: покинете Англию и Дел, пока у вас еще есть такая возможность.

— У нас есть доказательства! — выкрикнула Джейн. — Доказательства того, что вы были замешаны в этой отвратительной торговле людьми.

С гортанным воплем Тревор ринулся вперед и занес для удара кулак. Джейн поморщилась и зажмурилась, готовясь к тому, чтобы быть сбитой с ног.

Однако удара не последовало. Медленно приоткрыв глаза, она увидела, что Кристиан успел перехватить руку Тревора. Маркиз вырвался и отер со лба капли пота.

— Понятия не имею, что за бред вы тут несете. Все это оскорбительные домыслы. Вы уязвили мою честь и гордость.

— А вы едва не ударили беззащитную леди.

Джейн наблюдала за происходящим, открыв рот. Она хотела предотвратить стычку, но своей попыткой блефа лишь все испортила.

— Я выбираю пистолеты! — взвыл Тревор. — Чок-Фарм. На рассвете.

— Нет! — воскликнула Джейн, но Кристиан холодно ответил одновременно с ней:

— Согласен.


Джейн нашла его в галерее. Поставив на пол подсвечник и скрестив руки на груди, Кристиан стоял в круге света. Он смотрел на два огромных портрета, выделявшихся среди многих на выкрашенной в белый цвет стене.

Подойдя ближе, Джейн поняла, что на портретах изображены его родители. Она остановилась в тени. Она искала Кристиана, но теперь поняла, что может нарушить его уединение. Она развернулась, чтобы уйти, но под ее ногой предательски скрипнула половица.

— Джейн! — Кристиан поднял с пола подсвечник и подошел к Джейн. Развязанный галстук болтался на шее. Расстегнутая у ворота сорочка торчала из-под жилета. — Ты должна быть уже в постели.

— Я знала, что не засну. — Ей не позволили бы этого страх, чувство вины за неудачно претворенный в жизнь замысел и ноющая боль, возникавшая всякий раз при взгляде на Кристиана. — Я заглянула к тебе в спальню, но тебя там не оказалось. Поэтому я отправилась на поиски. Но, наверное, тебе нужно время, чтобы… чтобы подготовиться… — Джейн развернулась, чтобы уйти. Снова скрыться в полумраке галереи.

— Останься. Пожалуйста.

Джейн остановилась.

— Я пришел сюда в очередной раз проклясть своего отца за то, что он принудил Дел к этому замужеству.

Кристиан поднял подсвечник над головой, и Джейн увидела портрет сурового графа со светлыми волосами, крючковатым носом и глазами навыкате. Он снисходительно смотрел с полотна.

— Он это заслужил.

Рука Кристиана легла на талию Джейн. Такое естественное и привычное теперь прикосновение.

— Почему она согласилась? — спросил Кристиан. — Такая красавица могла выйти замуж за кого угодно. Должно быть, отец ее заставил. Только вот что он от этого выиграл?

— Твой отец хотел выдать Дел замуж за Тревора, потому что он маркиз.

Кристиан остановился.

— Ему нужен был титул. — Его рука соскользнула с талии Джейн.

— Да. Брак с маркизом смягчил бы разгоревшийся после дуэли скандал. Дел только-только сняла траур, который носила по матери. Она была настолько беззащитна, что согласилась.

Кристиан опустил голову.

— Неудивительно, что ты считала меня негодяем. Моя горячность разрушила Дел жизнь…

— Во всем виноват старый граф, — возразила Джейн. — Какой отец заставит дочь выйти замуж за человека почти на четверть века старше ее? Только бессердечный и себялюбивый.

— Все не так просто, Джейн.

— Ты совсем не такой, каким я тебя когда-то считала, — порывисто произнесла Джейн. — Я считала тебя развратником и негодяем, думающим лишь о собственном удовольствии. Очевидно, я ошибалась. Ты… ты так сильно изменился.

Тихий смех Кристиана прозвучал резко и неумолимо.

— Освободившись от Тревора, Дел сможет обрести счастье. Я в это верю.

Джейн неуверенно коснулась руки Кристиана. Провела пальцами по выступающим под тканью мышцам.

Джейн поняла, что он проклинал себя за собственное прошлое гораздо сильнее, чем она. «Не стоит объявлять мне священную войну, леди Джейн Бомон», — предупредил он. Но Джейн должна была это сделать.


Она его защищала, хотя он совершенно этого не заслуживал. Янтарный огонь вспыхивал в ее глазах независимо от того, вставала она на его сторону или спорила с ним. Еще ни один человек столь яростно не вставал на его защиту.

Кристиан втянул носом воздух, когда Джейн нерешительно коснулась его руки, а потом провела по ней пальцами. Она защищала его потому, что не знала всей правды. Кристиан являлся для отца постоянным источником раздражения. Живым напоминанием о прегрешении матери. Причиной, по которой отец желал для дочери более высокого титула.

Джейн была уверена, что в его жилах течет кровь Сатклифов. Она не знала, что на самом деле он был незаконнорожденным ребенком. Кукушонком, оставленным в гнезде лишь потому, что его отец, Генри Сатклиф, граф Уикем, отчаянно нуждался в приданом его матери, Элизы. Генри с готовностью женился на Элизе, несмотря на то, что она спала с другим мужчиной, будучи помолвленной с ним. И все же Генри Сатклиф всю жизнь наказывал ее за это. Даже Дел не знала правды. Мать с отцом тщательно оберегали связавшую их тайну, до последнего вздоха оставаясь врагами.

Кристиан послушно шел рядом с Джейн по галерее мимо портретов представителей благородной семьи Сатклиф, носивших титул графов Уикемов. Мимо портретов людей, служивших при дворе Генриха VIII, Карла II, Георга I. Людей, чья кровь не текла в жилах Кристиана.

Его окутал исходящий от Джейн знакомый аромат. Вдыхая его полной грудью, он почти забывал о тенях прошлого.

Джейн заставляла его забывать о последнем разговоре с отцом. Слова, сказанные Генри Сатклифом перед тем, как Кристиан в ярости схватил его за горло, до сих пор звучали у него в ушах: «Ты понятия не имеешь, кто ты такой на самом деле!» — с отвращением бросил ему в лицо отец.

На этот раз он не смог сохранить хладнокровия. Внешний лоск куда-то испарился, и обычно холодные, точно куски льда, глаза графа вспыхнули лютой ненавистью.

«В твоих жилах течет испорченная кровь. Ты был рожден во грехе…»

«Знаю! — горестно и вместе с тем гордо бросил Кристиан. — Я незаконнорожденный».

«Хуже. Я хотел пощадить тебя, скрыв имя твоего настоящего отца. Но ты не заслуживаешь такого милосердия, убийца. Я скажу тебе, кем был твой отец…»


— Кристиан…

Голос Джейн вернул его в реальность.

— Дел знает о дуэли? — тихо спросил он, прогнав демонов прошлого.

Джейн кивнула:

— Не я ей рассказала. Я не могла признаться, что моя попытка обмануть Тревора не увенчалась успехом. Но она узнала все от служанки. Я уговорила Дел принять настойку опия, и она наконец уснула.

— Я заходил к ней. Она спала. — Кристиан, словно извиняясь, погладил тогда сестру по волосам, а потом тихонько выскользнул из комнаты. — Твой план был хорош, Джейн.

— Я считала, что нашла идеальное решение, — с сожалением прошептала она. — Но все пошло не так. И в итоге привело к дуэли.

— В этом нет твоей вины. Мы с самого начала горели желанием изрешетить друг друга пулями.

Джейн нахмурилась:

— Как ты можешь так… беззаботно относиться к дуэли?

Кристиан не ответил. Вместо этого он сказал:

— Ты самая смелая, самая находчивая леди на свете.

Заколыхавшись, пламя свечи позолотило кожу Джейн.

На ее лице возникло выражение искреннего удивления.

— Вряд ли меня можно назвать смелой. Ты сам это видел.

— Ты не испугалась Тревора, а ведь он может повергнуть в ужас кого угодно. Ты выдержала брак с жестоким негодяем, но у тебя хватило сил быть выше его. Я испытываю благоговение перед твоей смелостью, Джейн Бомон.

Если на рассвете ему суждено умереть, Кристиан хотел, чтобы она знала, как он ею восхищается.

— Никогда не забуду тот день, когда ты попыталась остановить гонки на экипажах. — Кристиан говорил правду. Он хранил в душе воспоминания о Джейн потому, что, несмотря на все их жаркие споры и ссоры, она заставляла его смеяться. Если по приезде в загородное поместье он узнавал, что Джейн здесь, Кристиан тотчас же отправлялся ее искать. Ему необходимо было увидеть ее, поспорить с ней, прежде чем оказаться один на один с отцом и выслушать его полные ненависти обвинения.

Кристиан ласково пожал руку Джейн. Так ведут себя и друзья, и любовники. Дружба же была для Кристиана драгоценностью, непозволительной роскошью, которой он всегда избегал. Ведь друг мог слишком глубоко заглянуть в его душу.

— До сих пор вижу, как ты бежишь по поросшему травой склону холма, придерживая рукой соломенную шляпу. Подбородок выпячен вперед, а глаза горят решимостью.

— Как ты мог все это разглядеть? Ведь ты несся на полной скорости в экипаже.

— Зачем ты отправилась меня искать, Джейн Бомон?

Ответом послужил румянец, вспыхнувший на щеках Джейн.

— Озорница Джейн, — поддразнил он.

Румянец на щеках Джейн проступил еще сильнее.

— Видишь ли, я даже подумать ни о чем не успела. Тебе определенно не стоило устраивать гонки перед дуэлью. Разве они не измотали тебя? Не лишили сил?

— Идем со мной. — Кристиан пошел быстрее, и вот Джейн уже семенила, чтобы поспеть за ним, а потом и вовсе побежала. Смеясь, они подбежали к двери галереи.

Джейн посмотрела на Кристиана, и он прочитал в ее взгляде понимание и предвкушение.

— Я хочу провести эту ночь с тобой, — сказал он.

Он намеревался сделать так, чтобы Джейн надолго сохранила ее в памяти.

Глава 18

Еще ни разу в жизни Джейн не заходила в спальню мужчины.

С самой первой ночи Шеррингем всегда сам приходил к ней. Джейн и помыслить не могла о том, чтобы явиться к нему по собственной воле.

И вот теперь она стояла на пороге спальни Кристиана, жадно всматриваясь в каждую деталь в желании разглядеть индивидуальность ее обладателя. Вещи Кристиана одним своим присутствием в этой комнате прогоняли мрак, создаваемый тяжелой мебелью и темно-бордовыми портьерами. С кресла свисали домашние брюки из золотистого шелка. Рядом с тазом и кувшином для умывания стоял простой бритвенный прибор.

Кристиан сел на край кровати, широко расставив ноги, и Джейн вновь вспомнила, какие они у него длинные. И какие красивые. Кристиан поманил Джейн пальцем:

— Раздень меня, Джейн.

Такого она никак не ожидала. Кристиан продолжал знакомить ее с вещами, о существовании которых она не подозревала. От которых ее сердце колотилось как сумасшедшее, а сама она внутренне съеживалась.

— Я не могу.

— Тут нечего бояться, дорогая.

Джейн дошла до колонны, поддерживающей полог, и остановилась.

— Я не могу это сделать. У меня не получится расстегнуть твою одежду. А я не хочу показаться тебе неуклюжей.

Кристиан серьезно посмотрел на Джейн:

— Я никогда не считал тебя неуклюжей.

— А еще я не хочу, чтобы ты занимался со мной любовью лишь потому, что считаешь, будто это сможет меня исцелить.

— Черт возьми, Джейн!.. — Кристиан с трудом сдержал смех. — Я не настолько благороден. Я хочу заняться с тобой любовью, потому что ты красива и невероятно соблазнительна. А вкус твоего тела, который мне довелось попробовать в музыкальной комнате, с тех самых пор заставляет меня желать большего.

Кристиан медленно потянул за галстук и небрежно бросил его на пол. Даже этот невинный жест вкупе с прожигающим насквозь взглядом казался теперь невероятно чувственным.

Джейн хотела защитить свое сердце, но сейчас, в этот самый момент, она не могла уйти. Ей оставалось лишь стоять у кровати и наблюдать за тем, как Кристиан снимает с себя одежду.

Зрелище оказалось настолько чувственным, что у Джейн перехватило дыхание. Она не могла отвести глаз от перекатывающихся на шее мышц. От выглянувших из-за ворота сорочки ключиц и шеи. От красиво очерченных широких плеч.

Рубашка последовала за галстуком и жилетом, и на Кристиане остались лишь брюки. Он расстегнул пуговицы и быстро стянул их с бедер. Панталоны ждала та же участь.

— Я хочу, чтобы ты дотронулась до меня, Джейн.

Джейн поспешно отвела взгляд, скользнув по рельефным мышцам живота, широкой груди, волевому подбородку, и заглянула в голубые бездонные глаза.

Склонив голову набок, Кристиан улыбался.

Бояться было нечего, но ее рука все равно дрожала. Кристиан стоял всего в нескольких дюймах от нее, но, казалось, прошла целая вечность, прежде чем ее пальцы коснулись его шелковистой плоти.

Кристиан судорожно втянул носом воздух. Он привык к изысканным ласкам умелых женских рук. Но неловкие прикосновения Джейн лишали его присутствия духа и были гораздо более чувственными и приятными, чем те, что призваны соблазнять.

— Можешь сжать пальцы сильнее. Он не сломается.

— О, я не могу…

Закусив губу, Джейн вновь нерешительно погладила шелковистую кожу и сжала пальцы.

Рука Джейн вновь пришла в движение, и с губ Кристиана сорвался стон желания. Ни разу в жизни он не видел, чтобы женщину так привлекало изучение его тела. Джейн дарила ему невероятно изысканные ласки.

И все же он отвел ее руку и, обойдя вокруг, оказался у нее за спиной.

— Теперь моя очередь тебя раздевать.

Взяв Джейн за плечи, Кристиан подвел ее к большому овальному зеркалу, стоявшему в дальнем углу спальни.

— Перед зеркалом? — ошеломленно охнула Джейн. — Нет, я не могу.

— Почему? — Кристиан принялся расстегивать пуговицы ее платья. — Ты такая красивая. — Прежде чем Джейн запротестовала снова, он потонул за рукава платья, и оно упало к ногам своей хозяйки облаком бледно-зеленого шелка. Кристиан помог ей выйти из многочисленных складок ткани. — Ты напоминаешь мне нимфу, вынырнувшую из морской пучины.

Джейн покачала головой:

— У меня маленькая грудь и бедра. Поэтому я… я не смогла выносить ребенка. Я потеряла двоих детей, и муж счел меня неполноценной. — Джейн виновато посмотрела на отражение Кристиана в зеркале. — Мне следовало рассказать тебе об этом раньше. Даже если я забеременею…

— Ты удивительная. Он тебя не заслуживал. — Сердце Кристиана сжалось от боли. Джейн потеряла двоих детей, а Шеррингем обвинил в этом ее.

А тут еще это предложение руки и сердца в случае возникновения беременности. Более неловкой ситуации и придумать нельзя.

Кристиан накрыл губы Джейн своими, и она с готовностью откликнулась на призыв. Ее язык ворвался в рот Кристиана и начал чувственную игру. Ставшими вдруг непослушными пальцами Кристиан начал развязывать ленты корсета.

В то же самое мгновение его охватило чувство вины. Ведь он еще не рассказал Джейн о показаниях экономки из пансиона и о преступлении, в котором замешан Шеррингем. Но если он заговорит об этом сейчас, страсть Джейн остынет.

Это было эгоистично. Но Кристиан нуждался в ней, как в глотке воздуха.

Корсет отлетел в сторону, сорочка стянута через голову, и вот уже стройная фигурка Джейн предстала перед ним во всей своей нагой красе. Только белые чулки, удерживаемые подвязками, все еще обтягивали изящные ножки.

— А теперь, дорогая, — Кристиан опустился на одно колено, — посмотри в зеркало.

Джейн охнула, когда что-то теплое и влажное коснулось ее обнаженных ягодиц. Это оказались губы Кристиана. Джейн попыталась обернуться и рассмотреть, что происходит, но даже тогда не могла поверить, что подобное возможно. Язык Кристиана скользил по ее ягодицам. Это было невероятно скандально, но так приятно, что Джейн не могла протестовать. Она не хотела его останавливать, да и не смогла бы. Пусть делает это, раз ему так хочется, Джейн уже ничего не боялась.

Должно быть, Кристиан научился столь экзотическим вещам в Индии, потому что Джейн никогда не слышала о чем-то столь ошеломляющем. Но впрочем, что она знала о занятиях любовью?

Как выяснилось, ровным счетом ничего.

Она и помыслить не могла, чтобы Кристиан поцеловал в столь неожиданном месте. Но это было так чудесно. Джейн снова начала таять, точно воск от огня. Она покачнулась, но Кристиан с готовностью подхватил ее.

— Приятно, правда? — спросил он, поднимаясь в полный рост.

— Т-ты научился этому в Индии? — Это не имело никакого значения, но Джейн просто не знала, что еще сказать. После столь чувственного момента близости ей хотелось отойти в сторону. Но она заставила себя остаться рядом с Кристианом.

В зеркале отразилась его грешная улыбка.

— Нет, дорогая. Я научился этому задолго до того, как покинул Англию. — Его смех опалил шею Джейн. — В удовольствии нет ничего постыдного, Джейн. Это все равно что поделиться близостью. Для этого и существуют занятия любовью.

Занятия любовью. В случае с Кристианом это угрожающе напоминало настоящую любовь.

В зеркале отражались они оба. Смуглые руки Кристиана резко контрастировали с молочной кожей Джейн.

— У тебя такие восхитительные бедра, — прошептал Кристиан. — Ты когда-нибудь видела изображение индийской танцовщицы?

Положив ладони на бедра Джейн, Кристиан принялся медленно раскачивать их из стороны в сторону, и Джейн постаралась следовать его движениям.

— Даже руки танцовщицы могут рассказать целую историю, — прошептал Кристиан. — Я представляю, как ты танцевала бы для меня в струящейся шелковой накидке. Твоя кожа блестела бы и благоухала от ароматического масла. Представь на мгновение, что за твоей спиной журчит фонтан, а вокруг разносится чувственная музыка.

У Джейн перехватило дыхание. Глядя в зеркало на покачивание собственных бедер, она вообразила себя закутанной в серебристое сари. Вообразила музыку — она обожала музыку, хотя сама не играла на музыкальных инструментах. Джейн уже не могла остановить полета фантазии, порожденного словами Кристиана…

Нежный ветерок дальних стран. Аромат, экзотических растений. Веселый плеск воды в фонтане. Кристиан возлежит на подушках и горящими от страсти глазами внимает истории, рассказываемой ее руками и телом.

— Ну и что же ты мне поведаешь? — прошептал он, словно прочитав мысли Джейн.

— Я… я не знаю.

— Мы могли бы придумать только нам понятный язык, слова которого ты произносила бы руками. Ты могла бы сказать, чего ждешь от меня. Велела бы приготовиться доставить тебе удовольствие…

Джейн отскочила так поспешно, что едва не упала.

— Ты потанцуешь для меня? — Кристиан вынул из волос Джейн удерживающие их шпильки и рассыпал отливающие золотом локоны по ее спине. После этого отошел немного, и Джейн замерла, не зная, что ей делать теперь, когда руки Кристиана не управляли ее движениями.

— Просто дай своему телу свободу. — От его тихого смеха по телу Джейн пробежала чувственная дрожь. — Я настоящий счастливчик! Ведь отсюда мне открывается прекрасный вид на твои восхитительные ягодицы и сочные груди.

Джейн ощутила, как краска смущения заливает ее живот, грудь и лицо. Она видела в зеркале отражение Кристиана. Он сидел на краю кровати, широко расставив мускулистые ноги.

— Иди сюда, Джейн, потанцуй на мне.

Джейн и помыслить не могла о том, чтобы расхаживать по его спальне полностью обнаженной. Поэтому она подошла к нему, прикрывая грудь руками и распущенными по плечам волосами.

— Но как?

— Я подставлю ладони и буду тебя направлять.

Обхватив Джейн за бедра, Кристиан медленно начал ее опускать. Джейн наблюдала за происходящим в зеркало, и ей хотелось вскрикнуть от переполнявшего ее чувственного предвкушения.

— Возьми меня как хочешь, Джейн. Сегодня ты главная.

Уткнувшись носом в ее шею и обхватив рукой грудь, Кристиан ждал, пока она опустится на его возбужденную плоть. Вместо своего привычного отражения Джейн увидела в зеркале отражение распутной женщины с рассыпавшимися по плечам медными локонами, с подернутыми поволокой страсти глазами и опухшими от поцелуев губами. Ее груди подпрыгивали, а розовые соски напряглись и затвердели. В зеркале отражалась и плоть Кристиана, то исчезавшая в глубине ее лона, то вновь появлявшаяся на свет.

Закусив губу, Джейн тихо застонала от удовольствия. Она не могла поверить, что эта обнаженная женщина в зеркале, страстно занимающаяся любовью с мужчиной, — она сама.

Кристиан игриво хлопнул ее по ягодицам, и в глубине его темно-голубых глаз вспыхнул огонь. От созерцания подобного зрелища Джейн окончательно потеряла над собой контроль. Она с силой опустилась на колени Кристиана, и его плоть заполнила ее до отказа.

Теперь она могла лишь сидеть, позволив ему управлять происходящим. Слегка развернув Джейн к себе, Кристиан втянул губами ее сосок. Он лизал и покусывал его до тех пор, пока Джейн не выкрикнула его имя.

О да, Кристиан был мастером своего дела. Он ласкал ее грудь, губы и шею, не останавливаясь и не сбиваясь с ритма. Он погружался в ее лоно до тех пор, пока мир вокруг Джейн не взорвался, вспыхнув мириадами разноцветных искр.

Она закричала, впилась ногтями в руки Кристиана и продолжала раскачиваться, следуя за подхватившей ее волной острого наслаждения.

А потом обмякла, измученная, усталая и вновь оробевшая.

В зеркало на нее смотрела отъявленная грешница.

А Кристиан засмеялся. Засмеялся!

— Мне нравится выражение удивления, когда тебя охватывает нега, Джейн. А после этого ты превращаешься в довольного котенка, которому одновременно дали сливки, клубок ниток и жирную мышь.

Джейн не могла не засмеяться от этих слов.

— Я чувствую, как твои мышцы начинают трепетать, когда ты приближаешься к вершине наслаждения. Твое лоно сжимается и не отпускает меня, призывая войти еще глубже.

Джейн не знала, что на это ответить. Но она обожала, когда Кристиан начинал рассказывать ей о своих ощущениях. Ее это завораживало.

— Но ты еще не… получил такого же удовольствия, — прошептала она. Должно быть, он ужасно разочарован.

— Не могу… пока. Стараюсь быть ответственным.

— Но я хочу этого, Кристиан. Ты же сам сказал — сегодня я главная. Я хочу, чтобы ты…

— Все это так, и я сделаю, как ты просишь, если только ты позволишь мне воспользоваться презервативом.

Джейн смущенно кивнула:

— Ну конечно…

Джейн стояла около кровати, неловко переминаясь с ноги на ногу, пока Кристиан доставал из ящика стола презерватив. И вот его рука снова обхватила ее за талию и опустила на все еще возбужденную плоть. Теперь происходящее казалось Джейн таким правильным и привычным.

Кристиан нежно прикусил зубами мочку ее уха, втянул губами и с силой приподнял бедра.

Капельки пота поблескивали на его руках, груди и животе Джейн. Кристиан погружался в ее лоно настолько глубоко, что ее ноги неловко подскакивали на его бедрах.

Покрытое потом тело Джейн горело, и это было так чудесно. Не прекращая ритмичных толчков, Кристиан поймал губами ее сосок. Удовольствие сочилось изо всех пор, но Джейн не боялась. Не боялась показаться слишком жадной до наслаждения.

— Кристиан! — Джейн почувствовала, что снова взлетает ввысь.

Однако Кристиан не останавливался. Джейн задыхалась, казалось, что она просто разобьется на тысячу кусочков, если это не прекратится. Но ей было все равно. Она продолжала отдаваться жару и наслаждению, взлетая все выше и выше.

Джейн закричала и прильнула к Кристиану, когда перед ее глазами вновь взметнулся фонтан разноцветных звезд.

— Конец близится, Джейн, — прохрипел Кристиан. Он в последний раз поднял бедра, а потом на мгновение замер. — О да, — выкрикнул он, — да, любовь моя!

Джейн крепко прижималась к Кристиану. Она обожала, когда его тело содрогалось в экстазе, любила это выражение страсти в затуманенном взоре, потому что знала, какое наслаждение он испытывает.

С тихим стоном, от которого по телу Джейн пробегали мурашки, Кристиан откинулся на кровать, увлекая ее за собой. Он поцеловал Джейн в макушку и засмеялся. Джейн захихикала в ответ. Этот смех заставлял ее чувствовать себя привязанной к Кристиану.

Кристиан крепко обнял Джейн и прижал ее покрытую каплями пота спину к своей груди.

— Ты очень красиво танцуешь. Каждое твое движение, каждый жест околдовывали меня. Тебе понравилось, любовь моя?

— А меня околдовывает все, чему ты меня учишь. — Джейн судорожно сглотнула. — Ты околдовываешь меня, Кристиан. — Эти слова были угрожающе близки к признанию в любви. И если Джейн хотела побороть в своем сердце это безнадежное чувство, лучше не перекладывать его на слова.

Только вот любви почти невозможно избежать. От этого чувства нельзя избавиться в одночасье. Джейн, которая на протяжении многих лет подавляла в присутствии мужа все свои эмоции, не могла заставить себя не любить Кристиана.

— Мне нужно вернуться в свою комнату, — прошептала Джейн.

Кристиан поцеловал ее в ухо и удовлетворенно вздохнул — Джейн еще никогда не слышала, чтобы в ее присутствии мужчина издавал подобный звук.

— Останься со мной сегодня, Джейн. Потому что твое место здесь.


Дыхание вырывалось из его груди легко и спокойно. Джейн прислушивалась к нему столь внимательно, что ее собственное сердце стало биться в унисон с дыханием Кристиана. Ей очень хотелось закрыть глаза и уснуть рядом. Но она не могла. На рассвете состоится его дуэль с Тревором, и до назначенного времени оставалось всего два часа.

Джейн осторожно приподняла руку Кристиана и высвободилась из его объятий. Матрас скрипнул и прогнулся под ней, когда она села на кровати.

Джейн посмотрела на Кристиана, боясь, что он проснулся и заметил, что она больше не лежит рядом с ним, свернувшись клубочком. Но он даже не пошевелился. На его лице отражалась мальчишеская беззаботность. Джейн слышала, что большинство мужчин выглядит так во сне, хотя сама никогда не видела.

Веки Кристиана слегка дрогнули. Он тихонько вздохнул и произнес имя Джейн, позвав ее во сне.

Но пока ей на это хватало решимости, необходимо было сделать то, что она задумала.

Помедлив еще немного, Джейн спрыгнула на пол. Кристиан не пошевелился. Джейн пересекла комнату и подошла к платяному шкафу.

Для джентльмена у Кристиана было не слишком много одежды. Хотя, возможно, он просто не брал с собой в Англию много. Он бросился на помощь Дел, но наверняка собирался со временем вернуться в Индию.

Джейн коснулась его рубашки. Даже прачка не смогла отстирать принадлежащий только ему острый мужской аромат.

С одной стороны располагался ряд ящиков. Джейн выдвинула один. В нем хранились золотые запонки и карманные часы. В другом стопкой лежали галстуки. Джейн выбрала четыре. Как раз то, что нужно для ее затеи. Для того, что она обязана сделать. Джейн вздрогнула, вспомнив о клубе и о том, как Сапфир Броуэм сказала, что она может привязать мужчину к кровати.


— М-м-м… — пробормотал во сне Кристиан. Он пошевелился, намереваясь перекатиться на бок, но не смог. — Какого чер… — Он дернул руками, но не смог ими пошевелить.

Что-то удерживало его на кровати. Веревки. Или руки сильного слуги. Отец наверняка его поколотит.

Кристиан принялся вырываться. Одеяло соскользнуло с обнаженного тела, ножки кровати приподнялись, а потом вновь с грохотом стукнули об пол, когда он попытался освободиться.

— Господи Иисусе! — закричал Кристиан, борясь со страхом, который всегда заставлял его принимать наказание молча. — Нет! Отпустите меня…

— Кристиан, Кристиан! Остановись. Прошу тебя, остановись!

Голос Джейн врезался в спутанное сознание Кристиана подобно острому клинку. Его глаза открылись, и он постепенно начал осознавать происходящее.

— Джейн? — Кристиан оторвал голову от подушки. — Какого го черта ты делаешь? Я думал… Одному дьяволу известно, что я подумал…

— Теперь ты не сможешь уйти из дома и получить пулю в лоб, — сказала Джейн, закусив губу.

Кристиан опустил глаза. Путы врезались в его лодыжки и были обвязаны вокруг запястий. Джейн практически распяла его, привязав к столбикам, поддерживающим полог. О чем она только думала, черт бы ее побрал?

Кристиан знал, что с Шеррингемом она ни за что не осмелилась бы на что-то подобное.

Что ж, это хорошо. По крайней мере, она больше не боялась Кристиана.

Его сердце все еще бешено колотилось после пережитого ужаса.

Джейн подошла к кровати.

— Мы сможем призвать Тревора к ответственности с помощью закона, а не с помощью пистолетов на затянутом туманом поле.

Кристиан вздохнул:

— Ты не имеешь права поступить так с Померсби, любовь моя.

— С кем?

— С Реджинальдом Смитвиком, виконтом Померсби. Он мой секундант, как и восемь лет назад. — Кристиан вновь пошевелил руками, но путы были слишком крепкими. — Несколько часов назад я послал ему записку с просьбой быть готовым к рассвету, с заверением в том, что ему не придется стреляться вместо меня, и с советом не терять понапрасну время на попытку примирить противников.

Краска отлила от лица Джейн.

— Я совсем забыла о твоем секунданте.

— Если я не появлюсь в означенный час, ему придется стреляться вместо меня.

Джейн так расстроилась, что у Кристиана сжалось сердце.

— Значится никак не смогу предотвратить эту проклятую дуэль? Не смогу обеспечить тебе безопасность, если только… — Джейн помолчала. — А ты не можешь… выстрелить первым?

— Я никогда не жульничаю, Джейн.

— Да. — Джейн вздохнула. — Ты слишком благороден для этого.

— Так, значит, вот каков был твой замысел? Привязать к кровати? И надолго?

— Мне необходимо было удержать тебя… рядом. Достаточно долго, чтобы мои уговоры подействовали.

— Ты знаешь, Джейн, — хрипло произнес Кристиан, — что сейчас я полностью в твоей власти?

Брови Джейн удивленно взметнулись вверх.

— Мне об этом говорили, но, боюсь, это не так.

— Это правда. Ты одна сейчас обладаешь властью. Ты можешь делать со мной все, что захочешь.

— Как ты только можешь думать об этом! — Джейн помолчала, а потом решительно покачала головой. — Действовать против твоей воли? Я не могу пойти на это.

Но ведь она смогла его связать. Кристиан игриво подмигнул.

— Даже если я заверю тебя, что это будет вовсе не против моей воли, а наоборот?

— Как ты можешь так улыбаться, когда я… привязала тебя к кровати?

— Как улыбаться? — невинно спросил Кристиан.

— Так дьявольски, словно собираешься сделать со мной что-то непристойное.

— Я хочу лишь одного, дорогая, — чтобы ты проделала мной что-нибудь ужасно непристойное.

— Пожалуй, мне следует тебя развязать.

— Только после того, как ты оседлаешь меня, радость моя. Мне очень нравится быть привязанным.

Джейн смотрела на Кристиана, открыв рот. Он ожидал, что она осудит его за дерзкое предложение. Вместо этого она наклонила голову набок, сдвинула брови, закусила губу, а потом сказала:

— Хорошо.

«Хорошо»? Прежде чем Кристиан успел порадоваться собственной удаче, Джейн забралась на кровать и откинула накрывшую его простыню. Она убрала волосы назад, медленно и соблазнительно облизала губы, и сердце Кристиана забилось гак, что едва не выскочило из груди. Внезапно Джейн наклонилась вперед и коснулась губами его напряженной плоти.

Кристиан дернулся всем телом, ошеломленный и возбужденный до предела. Он едва не потерял над собой контроль при виде сосредоточенного лица Джейн, дарящей ему свои ласки. Еще никогда в жизни он не видел ничего более чувственного и возбуждающего.

— Это так… захватывающе, — задумчиво протянула Джейн.

Очередная, более изощренная ласка едва не лишила Кристиана сознания. Язык Джейн творил чудеса. У Кристиана кружилась голова, а сердце выпрыгивало из груди. Он ухватился за удерживающие его путы и приподнялся как можно выше, чтобы наблюдать за происходящим.

Озорной рыжеволосый ангел действовал то жестко, то нежно, то играл с ним, то с любопытством изучал.

Кристиан никогда не терял над собой контроля, но сегодня оказался не в силах сдержаться. Словно школьник, он позволил мощному оргазму возобладать над собой. Громко вскрикнув, он выгнулся, а потом без сил упал на подушки. Его сердце трепетало, а рассудок затуманился.

— Мне понравилось, — прошептала Джейн. — Понравилось доставлять тебе удовольствие.

Кристиан тихо засмеялся:

— Ты настоящее сокровище. И я должен поблагодарить тебя за то, что помогла побывать в раю.

Джейн села на кровати, и по ее лицу пробежала тень. Ее ладонь была прижата к животу, и Кристиан понял причину внезапной грусти. Должно быть, Джейн думала о ребенке, возможно, растущем внутри ее тела. Конечно же, она боялась, что его, Кристиана, убьют и она останется совсем одна.

— Прости, Джейн, — пробормотал Кристиан. Он поступил именно так, как его настоящий отец поступил с матерью, — подверг ее риску. — Ты заслуживаешь того, чтобы выйти за мужчину, который будет тебя обожать…

— Замолчи. Я поклялась не выходить больше замуж. Даже если я беременна, я не пойду под венец. Вот так… — Однако дрожащий голос Джейн свидетельствовал о том, что на самом деле все не так просто, как ей хочется верить.

Джейн наклонилась, чтобы развязать Кристиану руки, и ее груди соблазнительно качнулись прямо над его лицом. Кристиан не мог видеть ее такой несчастной. Он приподнялся и поймал губами ее сосок.

— Кристиан! — воскликнула Джейн, но не отстранилась.

Он дразнил ее своим языком, но мысли его простирались гораздо дальше чувственного удовольствия. Еще никогда в жизни Кристиан не встречал столь сложной для понимания женщины. Сегодня ночью она веревки из него вила в полном смысле этого слова. Так кто же она на самом деле? Робкая девушка, в страхе убежавшая от него с террасы загородного дома? Отчаянная фурия, пытавшаяся остановить гонки на экипажах? Или упрямая спасительница, взглянувшая в глаза своим страхам в клубе миссис Броуэм?

И все это Джейн — замысловатая смесь женственности, силы и ранимости. А теперь он раскрыл еще одну сторону ее натуры — чувственную женщину, желающую любить, но не позволяющую себе мечтать о счастье, замужестве и детях лишь ради того, чтобы защитить свое сердце.

Но Джейн заслуживала обладать всем этим.

Внезапно в груди Кристиана мощной волной поднялось желание. Желание стать тем мужчиной, который даст ей все это. Только вот он не был таким мужчиной. И никогда не будет. Если Джейн уже носит под сердцем его ребенка, она обязана знать правду. Но Кристиан не хотел рассказывать ей о себе.

Глава 19

Он пребывал в ярости.

Схватил ее за плечи и развернул лицом к себе.

— Я знаю, что есть кто-то еще. Ты о нем думала, когда давала мне клятву верности перед алтарем? Он был твоим первым мужчиной?

Он толкнул ее, и она упала на кровать. Подол нового пеньюара задрался, обнажив ноги. Сегодня утром она дала клятву верности мужу. И сейчас была ее первая брачная ночь.

— Я… — Она не знала, что делать. Была слишком ошеломлена, чтобы говорить. Что случилось? Неужели ей придется доказывать, что она девственница? Но она не любила его, и он это знал, видел по ее глазам. По его словам, он знал, что их брак основан не на любви. Но сейчас он был так зол и внушал такой страх…


Джейн проснулась с отчаянно колотящимся сердцем. Влажные от пота простыни прилипли к ее коже и обвились вокруг ног, подобно веревкам.

Это всего лишь сон. Очередной кошмар. Протерев глаза, Джейн перекатилась на бок…

Она лежала в постели Кристиана, но его рядом не было. Должно быть, он уже уехал в Чок-Фарм.

Сквозь тяжелые бархатные портьеры пробивался солнечный свет. Джейн села на кровати и в отчаянии посмотрела на стоящие на каминной полке часы, однако спросонья никак не могла разглядеть, который час. Рассвет давно миновал, и Джейн не знала, что случилось с Кристианом.

Дрожа от напряжения, она откинула одеяло и спрыгнула с кровати. Ее халат лежал на стоящем рядом кресле. Значит, прежде чем отправиться на дуэль, Кристиан принес его для нее? На столе белела записка.

«Я скоро вернусь, дорогая. Обещаю», — говорилось в ней.

— О, Кристиан, как ты можешь это обещать?

И все же записка напомнила Джейн Кристиана ее юности — самоуверенного и высокомерного. Но сейчас она сумела разглядеть в нем и другие черты, о существовании которых никогда не подозревала. Неуверенность. Способность сожалеть и сострадать.

Накинув халат, Джейн выглянула в коридор, убедилась, что он пуст, и направилась в свою комнату. Однако на полпути она остановилась. У двери спальни Дел стояли два дюжих лакея.


— Где он? Служанка сказала, что он еще не возвращался. И это означает, что его…

— Нет, — перебила подругу Джейн.

Обычно нежный и мелодичный голос Дел был таким же холодным, как ее липкая рука. Джейн пожала руку подруги, села рядом с ней на кровати и попыталась успокоить, обняв за плечи.

— Его пока нет, но я уверена, что он скоро вернется. Мы не должны волноваться.

Джейн произнесла вслух слова надежды, как будто верила, что это поможет сделать ее реальностью.

Однако Дел покачала головой. Ее губы посинели, а глаза запали.

— Он давно уже должен был вернуться. — Она встала с кровати и подошла к окну, но оно выходило в сад за домом. — Если его все еще нет…

— Это еще ничего не значит. Я никогда не присутствовала на дуэли, но, полагаю, требуется какое-то время, чтобы она состоялась. А ее участники… наверное, потом им нужно поговорить. — Врачу нужно осмотреть раненых. Сердце Джейн сжалось от страха. Гробовщик должен забрать тело…

— На протяжении трех часов?

Пока Джейн подыскивала правдоподобный, подающий надежду ответ, Дел произнесла:

— А я сижу в заключении в собственной комнате.

Джейн вспомнила стоящих у дверей лакеев, но вслух сказала:

— Это совсем не так.

Дел медленно повернулась, и на ее бледное лицо легли отбрасываемые оконными рамами тени. Она не казалась обиженной или разгневанной. Просто была сбита с толку.

— Да нет, именно так. Я попыталась выйти, но лакеи меня не пустили. По приказу моего брата. А еще он приставил ко мне служанку.

— Он делает это для твоей безопасности, потому что любит тебя. — А еще из страха, что Дел вновь попытается вернуться к Тревору.

Джейн вспомнила, как обвинила Кристиана в том, что ведет себя не лучше Тревора. Тогда ее замечание уязвило его. Чувствовал ли он раскаяние, когда отдавал слугам приказ не выпускать Дел из комнаты?

Но Джейн понимала, почему Кристиан так поступил. Она сама приставила бы к Дел охрану. Джейн — убежденная в том, что женщина должна быть свободной и независимой, — готова была держать Дел под замком, лишь бы только не пустить ее назад к монстру-мужу.

— Я знаю, но… — Дел осеклась и покраснела.

Джейн с подозрением посмотрела на подругу:

— Зачем ты хотела выйти из комнаты?

Дел отвела взгляд и принялась играть с волосами.

— Я просто хотела поговорить с братом. Я не собиралась возвращаться к Тревору. Правда.

И все же она продолжала наматывать волосы на палец и смотреть в окно. Она повернулась так, чтобы Джейн не могла заглянуть ей в глаза. Обычно она делала так, когда говорила неправду. Сердце Джейн упало. Дел действительно собиралась сбежать от Кристиана и вернуться к мужу. Она никогда не сказала бы подруге правду.

Джейн посмотрела на стоящие на каминной полке часы. Золотая стрелка перескочила еще на одно деление. Было почти девять часов утра. И вдруг она все поняла.

— Кристиан наверняка жив.

Дел резко развернулась.

— Что ты хочешь этим сказать? Откуда ты знаешь?

— Мне так кажется. Если бы его убили, Тревор давно уже за тобой приехал бы. Этот мерзавец не стал бы выжидать три часа.

В глазах Дел вспыхнула надежда, и Джейн вздохнула с облегчением. Но потом сразу же посерьезнела. Тревор, должно быть, мертв, но почему Кристиан до сих пор не вернулся? Может быть, его арестовали? Или еще хуже — ранили?

Внутренний голос заставил ее встать. Она поспешила к двери и выглянула в коридор. Она услышала стук и приглушенные голоса, доносившиеся с первого этажа. Там определенно что-то происходило. Лакеи по-прежнему несли вахту у дверей спальни, поэтому она могла со спокойной совестью оставить Дел одну. Джейн подхватила юбки и побежала.


Сбежав с лестницы, Джейн столкнулась с мистером Хантли. Он отскочил в сторону и поправил держащиеся на кончике носа очки. Отвесив поклон, он с удивлением посмотрел на Джейн. Распущенные волосы струились по плечам, а из-под халата выглядывала обнаженная лодыжка.

Но Джейн не обратила на это внимания.

Хантли откашлялся.

— Его светлость спрашивал про вас. Он в своем кабинете.

Он говорил так, будто Кристиан только что встал с постели. И как Хантли удавалось сохранять спокойствие?

Джейн поспешила в кабинет, подобрав полы халата, точно девчонка-сорванец. Но у самой двери она внезапно остановилась. Всего несколько дней назад в этом самом кабинете Кристиан сделал ей предложение. Должно быть, ее отказ не разбил ему сердце, раз он решил вновь пригласить ее для беседы сюда же.

Она отворила дверь, понимая, что Кристиан послал за ней сразу же после своего возвращения. Он не пошел к Дел. Что это могло означать?

Кристиан стоял у секретера в круге солнечного света и держал в руках бокал с бренди. Он выглядел так привычно, Джейн с трудом подавила желание рассмеяться и разрыдаться одновременно.

Кристиан поднял голову. Его черные, точно вороново крыло, волосы в беспорядке упали на лоб, а в затуманенном взоре читалась усталость. Джейн поняла, что это был далеко не первый бокал.

Она вошла в кабинет и закрыла за собой дверь.

— Ты убил его.

Эти слова сорвались с языка помимо ее воли, и Джейн поморщилась, потому что они прозвучали как обвинение.

— Он убит, дорогая. Но не на дуэли.

Кристиан со стуком поставил бокал на стол, и несколько капель выплеснулось через край. После этого он порывисто подошел к Джейн, обнял ее за талию и приподнял, дрожа от облегчения, Джейн взяла в руки его лицо. Она наслаждалась ощущением теплой кожи под своими ладонями. Полной грудью вдыхала исходящий от него аромат сандалового дерева, кожи и гамамелиса. Ничто в жизни не каюсь ей более дорогим.

Кристиан жив, он вернулся, и это означало, что Дел свободна, и ей больше ничто не угрожает.

Джейн поцеловала Кристиана, жадно впившись в его губы. А ведь могло случиться так, что она уже никогда его не поцеловала бы. Разве что запечатлела бы последний поцелуй на его холодном лбу…

— Перестань, Джейн. — Кристиан отстранился и поставил ее на пол.

Только теперь до нее дошел смысл сказанного.

— То есть как это — не на дуэли?

— Я ждал его в условленном месте, а когда он так и не появился, поехал к нему домой.

— Ты застрелил Тревора у него дома?

Но ведь это самое настоящее убийство. Кристиан выполнил свою угрозу. За такое преступление повесят даже пэра. Однако выражение боли во взгляде Кристиана заставило Джейн усомниться в его виновности, и она нерешительно переспросила:

— Так это ты его убил?


Кристиана не удивила прямолинейность Джейн. Он уже убил на дуэли одного человека и грозился застрелить Тревора. И конечно, Джейн теперь считала, что он способен на убийство.

Его сердце все еще отчаянно колотилось в груди, как в тот момент, когда она вбежала в кабинет. Она посмотрела на него, и ее лицо просияло. Казалось, она вся лучится теплом и светом.

И все это предназначалось ему.

Но теперь она смотрела на него, сдвинув брови.

— Что случилось, Кристиан? Прошу тебя, расскажи.

Кристиан мог рассказать правду, но поверит ли Джейн в его невиновность?

— Как я уже сказал, Тревор не появился в назначенное время на поле близ Чок-Фарм. Мне пришлось стреляться с его секундантом — мужем твоей подруги Шарлотты, Дартмуром.

— С Дартмуром?! — негодующе воскликнула Джейн. — Он согласился стреляться, зная, что его жена беременна?

Кристиану пришлось покачать головой. Как это похоже на Джейн!..

— Не волнуйся, дорогая. Какой прок его убивать? Вместо этого я выстрелил в дерево. Когда мы отсчитывали шаги, я сказал ему о своем намерении, и он, к величайшему удивлению, последовал моему примеру. После этого я отправился к Тревору домой.

— И ты встретился с ним?

— Слуги уже нашли его. Он лежал мертвый в своем кабинете. Кто-то убил его ударом ножа в спину.

Краска отлила от лица Джейн, но она покачала головой, когда Кристиан обеспокоенно заглянул ей в глаза:

— Я в порядке. Продолжай.

— Рэдклиф — сыщик с Боу-стрит — уже был в Тревор-Хаусе. Его вызвал дворецкий.

Джейн ничего не сказала. Вцепившись в спинку кресла, она ждала. Чего? Заверений в том, что Кристиан ни в чем не виноват? Все, кто находился в тот момент в Тревор-Хаусе — дворецкий, Рэдклиф, лакеи, — смотрели на Уикема не просто с подозрением. Они были уверены в его виновности. Все решили, что он расправился с Тревором прежде, чем появился на дуэли.

Кристиан взял со стола бокал с бренди и залпом осушил его.

— Расскажи мне, что произошло.

Странно, но произнесенная тихим голосом фраза прозвучала как команда. И Кристиану захотелось выговориться.

— Два свидетеля видели, как перед рассветом в саду Тревор-Хауса появился темноволосый человек. Один из этих свидетелей — лакей, находившийся в услужении у Тревора на протяжении двадцати лет, — настаивал на том, что незнакомец был очень похож на меня. Лакей даже слышал, как незнакомец разговаривал с его хозяином о встрече в четыре часа и упоминал о том, что лишь недавно вернулся в Англию из-за океана. Сыщик с Боу-стрит верит в мою виновность — на основании показаний свидетелей, моей запятнанной репутации и того факта, что однажды я уже убил на дуэли лорда Харрингтона. Рэдклиф сказал, что, если моя вина будет доказана, он сделает все, чтобы отправить меня на виселицу.

— На виселицу?! — На этот раз Джейн пошатнулась, но успела ухватиться за секретер.

— Он приедет сюда, чтобы расспросить Дел, если, конечно, она будет в состоянии говорить. И тебя, Джейн.

Джейн шагнула вперед. Точно так же она сделала, когда Кристиан попытался ворваться в комнату сестры. Она и тогда преградила ему путь своим изящным телом. Джейн взяла Кристиана за запястье.

— Ты не сказал, кто совершил убийство. Ты лишь сообщил, что остальные считают тебя виновным. Но я не верю, что это мог сделать ты.

— Нет, дорогая, я его не убивал. Хотя сомневаюсь, что кто-нибудь в это поверит. А теперь я должен сообщить сестре, что ее муж мертв.

Однако Джейн вновь встала между Кристианом и дверью.

— Кто-то убил Тревора. Ведь не мог же он сам себя убить, вонзив нож в собственную спину?

Кристиан мрачно покачал головой, и на душе у него стало тревожно.

— Кто мог это сделать? Кто еще желал ему смерти?

— Только не Дел, — сказал Кристиан. — Я приставил к ней двух лакеев и служанку.

— Ну конечно, это не она! Мне даже в голову не пришло бы, что Дел способна на такое. — Джейн отвела взгляд. Кое-чего она Кристиану так и не рассказала. Прежде чем он задал ей вопрос, Джейн начала расхаживать перед дверью, бормоча себе под нос: — Кто? Кто еще? — Она сдвинула брови и задумчиво потерла подбородок.

— Я и сам не перестаю думать об этом с того самого момента, как нашел его мертвым и узнал, что стою первый в очереди на эшафот, — произнес Кристиан.

Попытка пошутить не остановила Джейн.

— Джентльмен из клуба… — размышляла она вслух. — Возможно, это сделал один из любовников Дел, чтобы защитить ее. Или освободить. — Джейн повернулась к Кристиану. — У тебя есть список этих людей. Мужчина, любивший Дел, наверняка ненавидел Тревора. — Она вновь задумчиво сдвинула брови. — Тревор издевался над невинными девушками. Так что его вполне мог убить отец или брат одной из этих несчастных.

Желание остановить Джейн, обнять и накрыть ее губы в глубоком страстном поцелуе было столь сильно, что Кристиан с трудом взял себя в руки. Она единственная верила ему. Опершись локтями на спинку кресла, Кристиан напомнил:

— Не обязательно это был член клуба. Убийство мог совершить разгневанный муж или застигнутый за воровством слуга. Тревора могли лишить жизни за долги. — Другими словами, Рэдклифу было проще отправить на виселицу Кристиана, нежели бесконечно докапываться до правды.

Пальцы Джейн сжались в кулаки.

— Мы просто обязаны найти убийцу, прежде чем тебя бросят в тюрьму за то, чего ты не совершал! И для начала ты должен перечислить мне имена людей из списка. — Джейн задумчиво закусила губу и бросила взгляд на дверь. — А то ведь я могу расспросить Дел…

— Ты не станешь искать убийцу, чтобы защитить меня. Я этого не позволю.

Джейн посмотрела Кристиану в глаза, и он прочитал в них решимость преданного друга, подвергавшего себя опасности ради спасения Дел.

Только на этот раз весь огонь и вся страсть предназначаюсь ему.

— Знаешь что, Кристиан, — заявила Джейн. — Ты не имеешь права мне приказывать.


— Я чудовище, правда, Джейн? Я должна плакать. Горевать. Но я не хочу. Все, что я сейчас испытываю, — это невероятное облегчение.

Сердце Джейн сжалось, когда Дел посмотрела на нее, комкая в руках сухой носовой платок.

— Ну конечно же, ты чувствуешь облегчение. Кроме того, Тревор не заслуживает твоих слез.

Однако во взгляде Дел отразилось сомнение.

— Знаешь, что я сделала, когда Кристиан рассказал мне о его смерти? Когда он ушел из моей спальни? Нет, конечно, этого не знаешь. Я ведь была одна… — Дел сжала в руке кружевной платочек. — Я подняла глаза к небу и поблагодарила Господа. А потом улыбнулась. Я должна была плакать, но я стояла, улыбалась и благодарила небеса. Наверное, я все же сошла с ума…

— Вовсе нет, — перебила подругу Джейн. — Я поступила точно так же, когда узнала о смерти Шеррингема. Я вышла на террасу, набрала полную грудь свежего воздуха и наконец-то почувствовала себя свободной. То, что чувствуешь ты, вовсе не ужасно.

Джейн помогла подруге встать. Впервые после своего освобождения Дел надела платье и уложила волосы в прическу, заплетя их в косу и закрепив ее на затылке. Джейн улыбнулась:

— Ты выглядишь сильной и смелой, Дел. Потому что ты такая и есть.

А что касается Кристиана… Она поможет ему отыскать убийцу Тревора. Неужели он думал, что она будет спокойно сидеть дома в надежде, что настоящего убийцу скоро поймают? Этот упрямец намеревался запретить ей принимать участие в расследовании. Он не назвал ей имен любовников Дел и настоятельно попросил не расспрашивать ее о них. И все же Джейн тихо произнесла:

— Питерсборо сказал, что влюблен в тебя, Дел.

Дельфина покачала головой:

— Он так сказал? Но мне казалось, ему просто нравилось выступать в клубе в роли моего защитника. — Ее глаза расширились от ужаса. — Ты же не думаешь, что он убил Тревора ради меня? Он не пошел бы на это. Даже если бы я была ему небезразлична, он не стал бы… не стал бы убивать моего мужа.

— Прости. Я не должна была говорить с тобой об этом.

— Нет, я рада, что ты это сделала. Ведь именно такие вопросы мне будут задавать. — Дел тяжело вздохнула. — Думаю, я готова спуститься вниз, Джейн.

— Ты уверена, что готова к разговору с сыщиком?

Дел набрала полную грудь воздуха, кивнула, а потом подняла руку, чтобы проверить прическу. При виде такого обыденного жеста губы Джейн задрожали.

— Ради спасения Кристиана — да. Я настроена не менее решительно, чем ты. Рядом с тобой мне ничего не страшно.


— Леди Шеррингем, леди Тревор, примите мои искренние соболезнования.

Джейн передернулась, взглянув на точеное лицо Эдриена Рэдклифа с хитро прищуренными глазами. На нем не было алого мундира, какие носят сыщики с Боу-стрит, когда патрулируют город. Он был одет как джентльмен. У него были такие же светлые волосы, как у Салаберри, а вот глаза напоминали уголья, обрамленные черными ресницами. И глядели они столь пронизывающе, что Джейн невольно отступила на шаг назад.

Ведь Рэдклиф верил в то, что Кристиан убийца.

Джейн устроилась рядом с Дел на диване в западной гостиной — мрачной комнате, где они с Кристианом принимали миссис Смол. Рэдклиф занял кресло напротив. Кристиан же остался стоять. Сыщик начал с Дел, которая сидела с неестественно прямой спиной и сложенными на коленях руками. Даже в том состоянии, в каком она сейчас пребывала, Дел казалась настоящей красавицей, и взгляд сыщика немного смягчился.

— Могу я вас спросить, леди Тревор, не было ли у вашего супруга врагов?

— Я… я не знаю. — Взгляд Дел перекочевал на Кристиана, и у Джейн упало сердце. Неужели Дел тоже верила в виновность своего брата? Джейн не спрашивала ее об этом. Она просто приняла как данность тот факт, что Дел верит в Кристиана так же, как и она сама.

— Я разговаривал с лакеями, дежурившими возле двери Вашей спальни, — мягко произнес Рэдклиф. — Оба клянутся, что за всю ночь глаз не сомкнули. Они также утверждают, что вы не покидали своей комнаты. И все же эти люди служат у вашего брата и преданы ему.

Джейн заметила, что Кристиан подался вперед, готовый что-то возразить. Но Рэдклиф повернулся к нему:

— Прошу вас, милорд… иначе мне придется беседовать с леди Тревор наедине.

Если бы Кристиан был волком, он непременно обнажил бы клыки, а шерсть на его загривке встала бы дыбом. Он что-то глухо проворчал и вернулся на свое место.

Дел судорожно вздохнула, и Джейн ободряюще улыбнулась.

— Вы правы. Но благодаря их показаниям алиби получаю я, а не мой брат. Уверяю вас, мистер Рэдклиф, они не лгут.

Браво, мистер Рэдклиф, подумала Джейн.

— Могу я позволить себе дерзость спросить, почему лорд Уикем приставил к вам охрану? Чтобы защитить вас от мужа?

— В-возможно. Я его не спрашивала. — Дел посмотрела на сложенные на коленях руки. — Я проснулась и увидела, что мою дверь охраняют. Да… под охраной я почувствовала себя в большей… безопасности.

— А может, лакеи были приставлены к вам, потому что ваш брат боялся, что вы захотите вернуться к мужу?

Дел молчала.

— Я беседовал с вашей служанкой Элис. Она утверждает, что вы намеревались вернуться к супругу. Вы ведь хотели спуститься и поговорить с ним, когда он приехал сюда за вами?

— Я…

— Вы любили вашего мужа и хотели к нему вернуться?

Сердце Джейн подпрыгнуло в груди. Кристиан снова шагнул вперед, угрожающе сдвинув брови, но взгляд Дел остановил его.

— Я хочу, чтобы мистер Рэдклиф узнал правду о моем муже.

Кристиан согласно кивнул. Со стороны это выглядело так, словно пантера вдруг решила повиноваться приказам голубя.

— Мой муж был страшным человеком, мистер Рэдклиф. Его нельзя назвать джентльменом и… — Дел запнулась. — Нет, я не любила его.

Джейн поймала на себе взгляд бледно-голубых глаз подруги и произнесла одними лишь губами: «Тебе не обязательно это делать». Но Дел решительно тряхнула головой. Она рассказала Рэдклифу все, что знала, — о невинных девушках, о дневнике Тревора, о его пьяном признании и о собственном заточении в сумасшедшем доме.

На лице сыщика отразилось сожаление.

— Я все понимаю, леди Тревор, поэтому не стану больше мучить вас вопросами. Примите мои извинения. Я смиренно восхищаюсь вами обеими и искренне вам сочувствую. Но я обязан проследить за тем, чтобы правосудие восторжествовало. А еще я вижу, что ваш брат готов защитить вас любой ценой.

Дел побледнела. Джейн сжала ее руку и повернулась к сыщику:

— Я посоветовала лорду Уикему сжульничать на дуэли, чтобы избежать смерти и освободить Дел. Но он отказался. Потому что он истинный благородный джентльмен. Он не смог бы хладнокровно убить Тревора…

— Он не стал бы мошенничать в присутствии свидетелей, миледи. — Рэдклиф оценивающе посмотрел на Кристиана: — Это правда, милорд, что восемь лет назад из-за любовницы вы убили на дуэли человека, оказавшегося ее мужем?

— Правда.

Джейн сдавленно охнула. Ей хотелось кричать, хотелось рассказать обо всех благородных поступках Кристиана. О том, как он вытащил из гаремов несчастных англичанок, как спасал людей в Индии. Спас Дел. Спас жизнь самой Джейн…

— Я слышал, что у вас не дрогнула рука даже после того, как лорд Харрингтон выстрелил в вас и промахнулся.

Кристиан провел рукой, затянутой в перчатку, по блестящим черным волосам.

— Он метил в сердце, но вместо этого попал в плечо. Как самонадеянный глупец, я думал, что спасу ему жизнь, тоже выстрелив в плечо. Однако рана помешала мне прицелиться как следует. Когда я выстрелил, Харрингтон попытался отбежать в сторону, но оказался на пути летящей пули. У меня не было намерения его убивать. Я хотел лишь хорошенько напугать его. Да, у меня был роман с его женой, но Харрингтон вымещал на ней всю свою ненависть. Он избил ее до полусмерти, и этой дуэлью я хотел лишь предупредить, чтобы он больше не трогал ее. Я не имел права стрелять. Не имел права так рисковать.

Джейн увидела, как в глазах Кристиана вспыхнула боль.

Сожаление.

Дел прервала молчание:

— Господи! После того, что сказал тебе отец, что говорила тебе я… Оказывается, ты вовсе не собирался его убивать. — Слеза скатилась по щеке Дел, и Джейн ласково пожала ее руку.

Рэдклиф коротко кивнул Кристиану, а потом поклонился Дел:

— Еще раз приношу свои извинения, миледи.

Отпустив руку подруги, Джейн порывисто встала с дивана.

— Вы же видите, что лорд Уикем не собирался убивать лорда Харрингтона. Это был несчастный случай.

— Так говорит лорд Уикем.

— А вы беседовали с секундантами, Рэдклиф? — холодно спросил Кристиан. — Моим секундантом был виконт Померсби. А Карлайл, по иронии судьбы, — секундантом Харрингтона. Они подтвердят вам, что Харрингтон подпрыгнул. Результатом этого необдуманного поступка, да и моего тоже, и стала смерть графа.

Кристиан не простил себя за ту дуэль. Все эти годы он корил себя за то, что стал причиной смерти Харрингтона. Но только теперь Джейн поняла, почему Кристиан вызвал его на дуэль. Причиной послужила не уязвленная мужская гордость, не упрямство и не желание обладать Джорджианой. Он сделал это, так как верил, что сможет защитить женщину от ее жестокого мужа.

О нет, Джейн никогда не перестанет его любить. И сейчас просто обязана помочь ему.

Она верила в невиновность Кристиана. Верила в это всем сердцем. Но им требовалось время, чтобы доказать это.

— Лорд Уикем не может быть убийцей, — произнесла Джейн. — Потому что он провел ночь в своей спальне, со мной.

Джейн солгала ради него.

Но Кристиан знал, что не может ей этого позволить. Однако прежде чем он успел опровергнуть это заявление, глаза Рэдклифа вспыхнули, как у почуявшего добычу пса.

— Вы не спали всю ночь, миледи? Прошу прощения за бестактный вопрос…

— Не извиняйтесь, — побледнев, произнесла Джейн.

В это самое мгновение Кристиан понял, что она солжет снова. Он вышел вперед.

— Она спала, Рэдклиф. Давайте будем говорить начистоту. По крайней мере, есть один час, в течение которого меня не видела ни леди Шеррингем, ни кто-либо из моих слуг. Я сидел у себя в кабинете. Один.

— Кристиан…

Рэдклиф улыбнулся:

— Я восхищаюсь джентльменами, которые не придумывают ложь на ходу.

Кристиан не ответил. Он спокойно и холодно взирал на задумчиво постукивающего по подбородку сыщика, а Джейн казалось, что ее отчаянно колотящееся сердце вот-вот выскочит из груди.

— Для начала, милорд, — произнес наконец Рэдклиф, — я вынужден признать, что у вас был самый серьезный мотив. После леди Тревор. Еще раз приношу вам свои извинения, миледи. Но сегодня утром в присутствии дворецкого я обыскал стол лорда Тревора. — В голосе сыщика звучал сарказм. — Полагаю, дворецкий боялся, что во время обыска я стащу столовое серебро.

Джейн открыла было рот, но Дел опередила ее:

— Уортингтон поступил непростительно дерзко. Я попрошу его впредь не чинить препятствий для расследования.

Джейн заметила, как Кристиан ошеломленно посмотрел на сестру, и мысленно зааплодировала подруге, когда на лице сыщика тоже отразилось удивление.

Рэдклиф выглядел сконфуженным.

— Мне очень жаль, что приходится подвергать вас такому испытанию, миледи, но я обнаружил стопку писем, спрятанных под одним из ящиков стола. Судя по всему, лорд Тревор шантажировал лорда Шеррингема незадолго до его смерти.

Джейн ошеломленно смотрела на сыщика.

— Но как такое возможно? Ведь они были близкими друзьями.

— Лорд Тревор хранил у себя письма Шеррингема, полные злобы и ненависти, и все же Шеррингем ему заплатил. Примерно двадцать тысяч фунтов.

Джейн все слышала, но не могла осознать сказанного. После смерти ее мужа поместье обанкротилось. Где же он взял деньги, чтобы расплатиться с Тревором?

Дел прикрыла рот рукой.

— Господи! Он так сорил деньгами, что я подумала, он выиграл их в карты.

Слова Дел вернули Джейн к реальности.

— Но что у него было на моего мужа?

Рядом с Джейн возникла широкоплечая фигура Кристиана. Джейн показалось, или он предостерегающе посмотрел на сыщика? Но она должна знать правду. Должна найти в себе силы узнать правду о своем муже.

Рэдклиф посмотрел на Кристиана:

— Его светлость просил меня молчать об этом, пока не настанет необходимость все рассказать. Один свидетель обвинил лорда Шеррингема в убийстве… вернее, в убийствах двух актрис и еще нескольких молодых женщин в пансионе миссис Броуэм.

— Это всего лишь обвинение, — возразил Кристиан. — Экономка не была прямой свидетельницей убийств, Рэдклиф. Я слышал, что сказала эта женщина. Она не была уверена в том, что убийцей был именно Шеррингем.

Две актрисы. Две женщины, пропавшие из клуба. И Кристиан все знал. Он узнал ужасную правду о Шеррингеме и не рассказал Джейн. И миссис Броуэм тоже солгала.

Скрестив руки на груди, Рэдклиф бесстрастно наблюдал за реакцией Джейн. Она была потрясена. А потом шум в ушах начал стихать, и Джейн увидела проблеск надежды.

— Если Тревор шантажировал кого-то еще, то этот человек и может оказаться убийцей. Он, а не Кристиан.

Джейн услышала, как Кристиан удивленно выдохнул.

— Наверное, вы правы, миледи. Сложность в том, что я не нашел других писем. Никаких свидетельств того, что Тревор шантажировал кого-то еще.

— Но наверняка был кто-то еще! — воскликнула, Дел. — Месяц назад он привел в конюшню несколько новых лошадей. Обзавелся сворой охотничьих собак, которая ранее принадлежала какому-то герцогу. Ему постоянно приходили счета. Он совершенно определенно шантажировал кого-то еще!

Глава 20

После ужина Кристиан нашел Джейн в саду. Дел рано ушла спать, поэтому Кристиан отправился на поиски Джейн.

Она стояла, прислонившись к стенке увитой розами беседки и скрестив руки на груди. Белые цветы обрамляли ее огненно-рыжие волосы, а когда налетал ветерок, они осыпали ее дождем из благоухающих лепестков.

Сердце Кристиана наполнилось острым чувством вины. Ему следовало раньше рассказать Джейн о предполагаемых преступлениях Шеррингема. Эта информация должна была исходить от него. Он сообщил бы ее Джейн мягко и осторожно. Не нужно было допускать, чтобы она узнала все от сыщика с Боу-стрит. А случилось так из-за эгоистичного влечения к ней.

Джейн обернулась, заслышав шаги Кристиана. Ее глаза покраснели, но подбородок был по-прежнему упрямо вздернут.

— Экономка из пансиона знает членов «Клуба демонов»?

Вопрос Джейн застал Кристиана врасплох. Он-то считал, что она будет предаваться горю.

— Она знала только имя Шеррингема, да и то потому, что кто-то так его назвал.

— Она не видела их лиц? — продолжала задавать вопросы Джейн.

Скажешь ей хоть слово, и она бросится на поиски.

Не услышав ответа, Джейн нахмурилась:

— Я знала, что ты не назовешь мне имена любовников Дел, но я все равно добыла список…

— Господи, ты расспрашивала Дел?

— Нет, она сама пришла ко мне. Я спросила ее о Питерсборо, и она все рассказала, чтобы спасти тебя. Ей было сложно обсуждать это с тобой.

Дьявол, он тоже не смог бы этого сделать.

— Кого она назвала?

Джейн поморщилась:

— Питерсборо, Салаберри, лорда Пелчема и одного из жиголо миссис Броуэм, красавчика по имени Рори Дуглас.

Да, все эти имена значились в списке миссис Броуэм. Кристиан пока не понял, вселило ли это в него какую-то уверенность или же опечалило еще больше.

— Знаю. Я говорил со всеми этими людьми.

— Мы должны выяснить, где все они находились прошлой ночью, — исполненным решимости голосом продолжала Джейн. — У Питерсборо и Пелчема темные волосы. К тому же Пелчем очень похож на тебя фигурой — такие же широкие плечи и узкая талия. Мы должны также выяснить, кто входил в состав «Клуба демонов». Тревор мог шантажировать остальных членов этого проклятого клуба…

— Нет. — Господи Иисусе! — Достаточно того, что ради меня ты солгала сыщику с Боу-стрит.

Джейн сдвинула брови.

— Я не лгала. Насколько я знаю, ты был в постели со мной.

На мгновение Кристиан перенесся в прошлое, к их ожесточенным спорам на террасе загородного поместья в Хартфордшире.

Джейн смотрела на него своими большими бесхитростными глазами.

— Я должна это сделать. И не только ради тебя. Я хочу остановить членов «Клуба демонов». Я хочу сделать это ради женщин, убитых моим мужем.

Господи!

— Прости, Джейн… Прости, что я не рассказал тебе всего сразу. Я собирался сказать. Правда. И мне действительно не следовало медлить. Насколько тебе известно, я был с Рэдклифом, когда экономка сообщила все, что ей известно. Но я сказал тебе правду, мы не знаем наверняка, Шеррингем ли убил тех женщин.

— И все же я почему-то не сомневаюсь в этом, Кристиан. Я знаю, что он за человек. Знаю, как опасен он был в ярости. Он любил вымещать свой гнев на женщинах. Со мной он еще как-то сдерживался. А с теми, кого некому было защитить? Он вполне мог и не сдержаться.

Кристиан обнял Джейн и, когда та не оказала сопротивления, крепко прижал ее к себе.

— Если окажется, что Шеррингем виновен, к тебе это не будет иметь никакого отношения, Джейн. Я приложу все силы к тому, чтобы это не стало достоянием общественности.

— Ты не можешь сделать это, Кристиан. Разразится скандал. Но мне все равно, потому что убитые женщины заслуживают отмщения. — Джейн высвободилась из объятий Кристиана. — После того как Шеррингем умер, я не знала, что мне делать, как жить дальше. У меня за душой не было ни пенни. И выжила я лишь благодаря тете, взявшей меня под свое крыло. Я даже начала понемногу выходить в свет. Сидела в сторонке на балах и светских раутах и наблюдала за тем, как жизнь проходит мимо. А потом пропала Дел…

— Джейн…

— Я хочу сделать хоть что-нибудь, Кристиан. Что-то значительное! Не только для тех девушек, что были убиты, но и для тех, кого может постичь та же участь.

Помочь этим несчастным в моих силах. Но для начала мы должны разыскать миссис Броуэм. Она наверняка знает, кто был среди членов «Клуба демонов».

Но Кристиан не мог допустить, чтобы Джейн приняла участие в расследовании.

— Броуэм наверняка уже покинула Англию.

— Вполне возможно. — Джейн с подозрением посмотрела на Кристиана: — Ты знаешь имена членов этого клуба?

Солнце, позолотив ее кожу и волосы, бросило на Джейн последний теплый взгляд, прежде чем опуститься за горизонт. Расправленные плечи говорили о силе, скрытой в ее изящном теле. Но потом Кристиан заметил, что Джейн еле заметно дрожит. Под маской воинственной амазонки скрывалась очень ранимая женщина.

— Ты мне не скажешь, верно?

— Чтобы доказать, как ты ошибаешься, ангел, — поддразнил Джейн Кристиан, как делал это в прошлом, — я скажу тебе все, что знаю. Экономка смогла дать лишь примерное описание членов «Клуба демонов». Они никогда не снимали масок, но она сумела разглядеть кое-что в замочную скважину. Всего их было шестеро. Двое брюнетов, один очень красивый блондин, один лысый с крючковатым носом и один с седеющими волосами.

— А мой покойный муж?

— Примерно год назад она узнала, что седовласого мужчину звали Шеррингем.

Джейн молчала. Выражение ее лица было настолько бесстрастным, что Кристиан забеспокоился. Но потом она посмотрела на него:

— Я постаралась обеспечить тебе алиби, Кристиан, потому что твердо верю в твою невиновность. Но ты всеми силами хотел выглядеть виноватым, и я хочу понять — почему?

— Ложь только усугубит положение дел. Все верят в то, что я способен на убийство. И я принимаю это как данность.

— Я не верю. Мне кажется, мысль об этом причиняет тебе нестерпимую боль. — Взгляд умных глаз Джейн, казалось, пронизывал его насквозь. — Я уже начинаю думать, что все, сказанное тобой в прошлом, — ложь, призванная заставить меня считать тебя хуже, чем ты есть на самом деле.

— Не все, — возразил Кристиан. И все же он понимал, что Джейн права.

— Я помню, что назвала тебя бессердечным, когда ты признался, что кочуешь из одной дамской постели в другую. — Щеки Джейн слегка порозовели. — Но на самом деле ты никогда не был бессердечным, верно? Сложившееся о тебе мнение было ошибочным. Я поняла это только теперь.

— Завтра я расспрошу Салаберри, — сказал он. — И других людей из списка миссис Броуэм. А еще я собираюсь съездить в Тревор-Хаус и поискать другие письма.

— А я навещу завтра свою подругу Шарлотту.

Дьявол!

— Нет, ты этого не сделаешь. Речь идет об убийстве. Ты останешься здесь, в моем доме, где, я уверен, тебе ничто не угрожает.

— Я буду в полной безопасности. Ведь Шарлотта — моя подруга. Я должна рассказать ей о том, что произошло…

— Но Шарлотта — жена Дартмура. Нет, ты никуда не поедешь.

— Я возьму с собой слуг.

— Господи, Джейн. Иногда мне кажется, что остановить тебя можно, только привязав к кровати.

Кристиан увидел, как в глазах Джейн промелькнул ужас, и мысленно обругал себя за несдержанность. О чем он только думал, угрожая столь ранимой особе?

— Останься здесь, с Дел. Ради меня, Джейн.

И прежде, чем Джейн успела что-либо возразить, он накрыл ее губы своими, и теплый ветерок вновь осыпал их лепестками роз. После его непростительных слов Джейн привстала на цыпочки и ответила на поцелуй со страстью, какой Кристиан совершенно не заслуживал.

Кристиан налил в стакан бренди. В Индии он закурил бы кальян, чтобы успокоиться. Но ничто не смогло бы снять напряжение в плечах и помочь проглотить стоящий в горле ком.

Часы пробили час ночи.

Он сидел в кабинете на протяжении нескольких часов, изучая тетрадь, украденную из спальни миссис Броуэм, в надежде отыскать в ней имена членов «Клуба демонов». Он пытался напасть хоть на какой-то след, но тщетно.

А еще он не мог забыть о том поцелуе в саду.

Пламя свечи отразилось в стеклах очков, когда в кабинет заглянул Хантли.

— Вы все еще не спите, милорд?

Хантли уже приходил сюда чуть раньше, чтобы сообщить о ходе расследования. Ведь это к нему стекались отчеты людей, приставленных наблюдать за клубом миссис Броуэм, опустевшим домом в Блэкхите и доками, на случай если мадам решит бежать морем. Сегодня Кристиан отправил одного человека следить за домом Салаберри, ибо был почти уверен, что маркиз тоже был членом «Клуба демонов».

Кристиан не мог не восхищаться своим секретарем за его способность руководить несколькими делами одновременно. Кристиан поддерживал отца лишь в единственном решении — нанять Хантли на службу. Кристиан указал на кресло у стола.

— Выпейте бренди, Хантли.

Секретарь недоуменно посмотрел на хозяина. Кристиан подвинул ему бутылку.

— Выпейте. За последние несколько часов у меня в голове образовалась такая мешанина, что мне просто необходимо выговориться.

Хантли сел в кресло, но к бутылке не притронулся. Кристиан же перешел к делу.

— Тревор шантажировал лорда Шеррингема. Шеррингем уже выплатил ему двадцать тысяч фунтов, и я подозреваю, что, если бы не его смерть, шантажист требовал бы все больше и больше.

— Не сомневаюсь в этом, — уверенно кивнул секретарь. — Шантажистам всегда мало, сколько бы они ни получили.

— Скажем, человек совершил убийство и был обобран до нитки шантажистом. Многие пэры покидали Англию и из-за меньших прегрешений. Долги заставили Браммела бежать на континент. Я слышал, Байрон уехал из страны, чтобы избежать сплетен о его связи со сводной сестрой.

— Вы правы, милорд.

— Что вам известно о пожаре, в котором погиб лорд Шеррингем?

Хантли удивленно заморгал.

— Я знаю только то, что говорили все.

— Я так и думал. Вы просто кладезь информации, когда дело касается сплетен.

Хантли снял очки.

— Ваш отец считал это качество полезным, милорд. А что касается пожара… было обнаружено два сильно обгоревших тела. И поскольку свидетели утверждали, что видели, как лорд Шеррингем заходил в ту ночь в дом своей любовницы, ни у кого не возникло сомнений, что тела принадлежат им двоим. Кажется, были также найдены какие-то личные вещи, что позволило опознать тела и сделать кузена лорда Шеррингема наследником титула.

— Да, вы знаете совсем немного, — насмешливо протянул Кристиан.

— На протяжении нескольких недель все только и говорили что о пожаре. Уверен, леди Шеррингем пришлось очень нелегко.

Несмотря на согревавшее его спиртное, кровь в жилах Кристиана на мгновение превратилась в лед. Да, наверное, так и было.

Значит, было найдено и похоронено изуродованное тело, и все поверили, будто Шеррингем мертв. Избежав таким образом правосудия.

— Прошу прощения, милорд?

— Шеррингем. Он вполне мог инсценировать собственную смерть. Если бы он остался в Англии и о его преступлении стало бы известно, его непременно повесили бы. Кроме того, шантажист Тревор пустил бы его по миру. Побег из страны помог бы Шеррингему разом решить все проблемы. Только вот он должен был понимать, что уже никогда не сможет вернуться. Как, по-вашему, он мог поджечь дом, убив перед этим свою любовницу и устроив все так, чтобы его сочли мертвым?

Хантли задумался.

— Его поместье погрязло в долгах, милорд. Леди Шеррингем осталась без пенни в кармане.

Кристиан почесал подбородок. Джейн пришлось столкнуться со скандалом и бедностью, но она выдержала. Нет, она определенно самая удивительная женщина из всех, кого он знал. А что касается денег… В Индии многие мужчины имели неприкосновенный запас в виде припрятанных драгоценностей.

— Шеррингем вполне мог утаить деньги от жены и кредиторов, а потом забрать их с собой, — принялся рассуждать вслух Кристиан. — Он лишился титула и поместий, но взамен мог жить как король в любом другом месте, кроме Англии. В отличие от многих пэров, вынужденных влачить полунищенское существование.

— Хотите, чтобы я провел дополнительное расследование, милорд? На случай если лорд Шеррингем все еще жив?..

— Разузнайте все, что можно, о том пожаре, Хантли. Я должен быть уверен, что он мертв. — Потому что если Шеррингем все еще жив и скрывается на другом конце света, Джейн по-прежнему считается его женой. И Кристиан не сможет на ней жениться и дать ее ребенку свое имя, даже если Джейн на это согласится. В противном случае он сделает ее двоемужницей.

Кристиан залпом осушил стакан.

И все же в глазах общества Шеррингем был мертв. А Джейн Бомон свободна. Только он один подозревает, что все может быть иначе. Впервые за все это время Кристиан понял, насколько сильно хочет Джейн, но не может ею обладать. Да и она решительно настроена против брака с ним.

Джейн вышла из экипажа перед домом леди Питерсборо на Беркли-сквер. Дел утверждала, что лорд Питерсборо не мог убить Тревора ради нее, но Джейн необходимо было в этом убедиться.

Кристиан придет в ярость, узнав, что она уехала из дома. Но Джейн взяла с собой двух лакеев и кучера. Кроме того, что может случиться при свете дня? Из парка, расположенного в центре площади, доносились детские крики и скрип колес. По улицам сновали экипажи.

Бояться нечего. Джейн сомневалась, что лорд Питерсборо дома. В это время дня большинство джентльменов скрывалось за дверями клубов.

Услужливый лакей провел Джейн в гостиную, и она как вкопанная остановилась на пороге. Элспет была не одна. Откинувшись на подушки, точно кошка, на оттоманке сидела Джорджиана, леди Карлайл. Ее голову венчала замысловатая прическа из белокурых локонов, а платье из сиренево-бежевого шелка подчеркивало соблазнительные формы.

Элспет, одетая сегодня в платье цвета бронзы, поднялась навстречу Джейн и с фальшивой радостью заключила ее в объятия.

— Бедная леди Тревор! — театрально всплеснула руками Элспет. — Поверить не могу, что Тревор убит, а его жена была насильно заключена в сумасшедший дом. Это так ужасно!

Закатив глаза, леди Карлайл отхлебнула чай из изящной фарфоровой чашки.

— Надеюсь, леди Тревор выздоравливает? — Она протянула Джейн блюдце с чашкой. Рука при этом дрожала. — А К… лорд Уикем? Я слышала, он должен был стреляться с Тревором на дуэли…

Чувствуя на себе прожигающий насквозь взгляд леди Карлайд, Джейн опустилась на диван и взяла предложенный чай.

— Дуэль так и не состоялась.

— Стало быть, это правда, что Тревора убили под покровом ночи? — выдохнула Элспет. — Поэтому он не появился на дуэли? Я узнала об этом от Шарлотты, а ей рассказал Дартмур. Он был секундантом. Очень хорошо, что вы остались в Уикем-Хаусе, Джейн. Надо же кому-то позаботиться о бедной Дельфине. — В черных глазах леди Питерсборо вспыхнула злоба. Наверняка злые языки уже судачили о Джейн и Уикеме.

— Да, — кивнула Джейн. — Потеря мужа потрясла ее. Клуб теперь закрыли, а миссис Броуэм сбежала.

Повисла пауза. А Джейн невинно переводила взгляд с леди Питерсборо на леди Карлайл.

Элспет театрально передернулась.

— Говорят, миссис Броуэм привозила джентльменам невинных девушек из сельской местности. Какой ужас!

— Жаль, что клуб закрыли, — произнесла Джорджиана. — последние два дня мне пришлось посетить балы у леди Мэтчард и герцогини Феллингем.

Леди Питерсборо кивнула:

— Мне тоже. Всем нам. А еще званый вечер, устроенный в честь первого выхода в свет близнецов графа Койна. Три бала за два дня. Невыносимо скучно. Я скучаю… по развлечениям в клубе.

Обе леди прямым текстом сообщали Джейн о том, где провели вчерашнюю ночь.

— А мужья вас сопровождали? — спросила Джейн, беззаботно отмахнувшись, словно ответ на этот вопрос был ей слишком-то интересен.

— Клуб пробуждал моего мужа к жизни, — сказала Элспет, заговорщицки подмигнув Джейн. — Он не мог от меня оторваться. У нас было несколько безумных ночей в спальне. Поэтому каждую минуту каждой ночи я знала, где мой муж, хотел он того или нет.

Элспет дала понять, что муж все время находился рядом ней и не мог убить Тревора. Только вот правда ли это? Леди Карлайл грустно улыбнулась:

— А я была на балу одна. Мой муж уехал в загородное поместье. — Ее глаза выражали боль леди, которой крайне трудно возвращаться к прежней жизни.

— Интересно, — задумчиво протянула Элспет, — откроется ли новый клуб? Я слышала, лорд Грешник держит в доме целый гарем из сирот. Это правда?

— Это не гарем, — возразила Джейн. — Все девушки благопристойные англичанки.

— Разве у них нет родных? — спросила Джорджиана.

— Уикем написал их родным, но все они отказались принять их назад в лоно семьи. Родственники просто бросили бедняжек на произвол судьбы.

— Они запятнали свою репутацию, дорогая, — сказала Элспет. — Так чего же вы ожидали?

— Может быть, простого человеческого сострадания? — гневно спросила Джейн. Она поставила чашку на стол и поднялась с дивана. — Простите, но мне пора. — Джейн не могла больше оставаться в этом доме. Даже проведя здесь целый день, она вряд ли узнала бы что-то новое. А еще она боялась, что если останется, то выплеснет кому-нибудь в лицо остывший чай.

Теперь она знала, где, по словам Элспет, находился лорд Питерсборо. Оставалось только узнать, правда ли это.

Джорджиана тоже поднялась с оттоманки и потянулась, точно сытая кошка.

— Мне тоже пора домой.

В пустом коридоре Джейн дождалась Джорджиану.

— Сыщик с Боу-стрит подозревает Кристиана в убийстве. Отчасти потому, что он убил на дуэли вашего мужа.

Похотливые зеленые глаза Джорджианы расширились от ужаса.

— Этого я и боялась. — Она сдвинула брови. — Так это вы были рядом с ним под черной вуалью.

Джейн не обратила внимания на ее слова.

— Кристиан утверждает, что не собирался убивать вашего мужа. Если вы знаете об этом, вы могли бы…

— О да, я знаю, что он не собирался убивать Харрингтона. Но ведь я была его любовницей, поэтому мое слово мало что значит.

— Вы же маркиза.

— Да. На Боу-стрит меня бы выслушали. Они были бы вежливы и уважительны. Только, боюсь, мое заявление — заявление влюбленной женщины — их не убедило бы. На дуэли я не присутствовала. Я знаю лишь то, что сказал мне Кристиан, и верю ему всем сердцем.

— Но если бы состоялся суд, ваши показания могли бы помочь.

— Суд? — Джорджиана попятилась и облокотилась о стену затянутой в перчатку рукой. Кровь отлила от ее лица, и теперь она выглядела такой же напуганной, как и Джейн. — Я скажу все, что от меня потребуется, чтобы защитить его. Знаете, что сделал Кристиан после дуэли? Ворвался в мою гостиную и упал на одно колено. Тогда я поняла, что Харрингтон мертв. Пока я пыталась осознать произошедшее, Кристиан принялся извиняться, а потом сделал мне предложение, потому что оставил меня вдовой. Он сказал, что дождется окончания траура, что будет ждать вечно, если потребуется. А я ему отказала.

— Должно быть, вы были потрясены…

— Правда состоит в том, — горько произнесла Джорджиана, — что к тому времени я уже была влюблена в маркиза Карлайла. Я не видела в Кристиане того чудесного, сильного и благородного человека, каким он на самом деле является. Меня ослепило красивое лицо Карлайла, его богатство и страсть ко мне. Как бы то ни было, в то утро я отказала Кристиану и приказала слугам выставить его вон. Мне нужно было отделаться от него, чтобы заполучить Карлайла. Я могла думать лишь о том, что Кристиан сделал меня свободной для другого. Какой же глупой я была!

Джейн удивленно заморгала. Джорджиана отказала ему так же, как и она. Не поэтому ли он покинул Англию? Не из-за дуэли, а из-за разбитого сердца?

— Я жалею о своем отказе с того самого момента, как поняла, что на самом деле люблю Кристиана, а не Карлайла. — Джорджиана вздохнула, и у ее губ образовались складки. — Вы знаете, почему Кристиан стрелялся на дуэли?

— Да. Потому что ваш муж вас ударил.

Брови Джорджианы удивленно взметнулись вверх.

— Стало быть, он вам рассказал… Харрингтон разбил мне нос и поставил синяк под глазом. Гнев заставил Кристиана вызвать его на дуэль. Но Карлайл ради меня никогда не пошел бы на подобное. Я не понимала, как страстно может любить Кристиан, а потом было слишком поздно. — В блестящих от слез глазах Джорджианы читалась мольба. — Я должна спросить вас кое о чем, леди Шеррингем.

— О чем же?

— В тот самый день Кристиан снова пришел ко мне. Он был сильно пьян и выглядел совершенно опустошенным. Напуганным. Он сказал, что совершил ошибку, сделав мне предложение. Что не может жениться и не может ничего предложить мне. Тогда я ему сообщила, что собираюсь замуж за Карлайла. Я предположила, что жениться на мне ему не позволил отец. Но он так странно рассмеялся в ответ и сказал, что никогда не сможет себе этого позволить. Никогда не обречет леди на такую судьбу.

— Но почему? — спросила Джейн.

— Он не объяснил причины. На протяжении многих лет я ломала голову над этой загадкой. Вы знали его еще неоперившимся юнцом. Но вы ведь тоже не понимаете, почему он не может позволить себе жениться?

Джейн покачала головой. Она пребывала в замешательстве.

Глава 21

— Миледи, на ваш запрос пришел ответ.

Стянув с рук перчатки, Джейн отдала их служанке и повернулась к Хантли с выражением надежды на лице.

Прежде чем она успела развернуть письмо, секретарь сказал:

— Ответ положительный, миледи. — Седая голова кивнула, а в бесстрастных серых глазах, скрытых очками, промелькнуло восхищение. — Я взял на себя смелость прочитать его. Сообщить его светлости?

— Нет, мистер Хантли, я сама.

— Леди Тревор в гостиной. Она спрашивала о вас. Джейн сразу отправилась к подруге, которая сидела на подоконнике, не обращая внимания на раскрытый на коленях журнал.

— Траурные платья, — пояснила Дел, переводя взгляд с освещенной солнцем улицы на Джейн. Под ее глазами залегли темные круги. — Но я не чувствую, что хочу носить траур по Тревору.

Джейн опустилась на подоконник рядом с Дел.

— Если честно, я никогда не горевала по Шеррингему. Мне просто было жаль, что наша совместная жизнь оказалась столь ужасной.

— Ты сожалела о том, что не смогла сделать его счастливой?

— Я сожалела лишь о том, что он не захотел быть счастливым со мной.

Взгляд голубых глаз Дел встретился со взглядом Джейн.

— Я носила траур по своим родителям, хотя была ужасно зла на них. На отца — за то, что принудил меня к этому браку и заставил Кристиана уехать из страны. А на мать — за то, что не сделала ничего, чтобы его остановить.

Джейн положила руку на колено подруги. Много лет назад они тоже любили сидеть на подоконнике и болтать обо всем на свете: обсуждали любимые книги, сплетничали и поверяли друг другу свои мечты. Сейчас Джейн чувствовала такую же близость с подругой, как и тогда.

— Ты забыла все то плохое, что было у тебя в браке? — бросила Дел. — Оставила в прошлом воспоминания, причиняющие боль?

— Воспоминания лишились своей силы и уже не могут причинить мне боль, — ответила она. — Со временем боль притупляется.

— И пробуждается надежда? — спросила Дел.

— Я не думала об этом с такой точки зрения, но ты права. — Тут у Джейн перехватило дыхание. В дверном проеме возник большой, темный и грозный Кристиан. Он нежно улыбался сестре и метнул гневный взгляд на Джейн.

Пришло время встретиться лицом к лицу с раздосадованным Уикемом.

Джейн не боялась его. Рядом с Кристианом она знала, то ей нечего бояться.

Она встала и протянула ему сложенный листок бумаги.

— Кажется, я нашла Сапфир Броуэм. Я подумала, что она хочет помочь своей матери. Так оно и случилось. Броуэм собирается забрать мать из сумасшедшего дома, и, я думаю, вернется за ней завтра.

— Тебе не стоит ехать со мной, Кристиан. Представляю реакцию Шарлотты, когда ты начнешь ее расспрашивать. — Джейн взяла сумочку и перчатки и повернулась к Кристиану, собирающемуся надеть сюртук.

— Убийца гуляет на свободе, — проворчал Уикем. — Поэтому одну я тебя не отпущу.

Джейн окинула взглядом его мускулистую фигуру.

— Ее напугает одно лишь твое присутствие.

— Джейн, мне необходимо знать, что ты находишься в безопасности. Позволь мне сопровождать тебя.

Просьба Кристиана удивила и озадачила Джейн. Он не пытался диктовать ей свои условия. Он просил разрешения защитить ее.

Правда состояла в том, что в его присутствии Джейн чувствовала себя гораздо увереннее.

— Знаешь, я боюсь, Шарлотта не станет при тебе откровенничать.

— Тогда я сяду в уголке, а ты будешь задавать ей вопросы. Но я хочу быть рядом с тобой. Видеть тебя каждую секунду. — Его голос звучал холодно, но от взгляда веяло жаром.

Ну, разве могла Джейн отказать ему после таких слов?

— Хорошо, — тихо сказала она.

Спустя четверть часа их экипаж остановился на подъездной аллее дома Шарлотты.

— Ты знаешь, что обладаешь выдающимся умом? — произнес вдруг Кристиан, ошеломив Джейн.

— Конечно, знаю, — поддразнила она его, чтобы немного снять напряжение.

— Ты догадалась, что Броуэм слишком сильно любила свою мать, чтобы бросить ее на произвол судьбы. А вот мне даже в голову не пришло расспросить служащих Бедлама. — Улыбка Кристиана ослепила Джейн. Он тихо свистнул, и Джейн выглянула в окошко. Рядом с ними остановился элегантный голубой экипаж.

— Это экипаж Шарлотты, — пояснила Джейн. — Подарок Дартмура на день рождения.

— Красивый подарок.

Джейн прищурилась:

— Только не думай, что это свидетельствует о его любви к ней. Подарками он старается компенсировать свои прегрешения.

— Стало быть, ты не веришь, что подарки являются доказательством любви?

— Конечно, нет.

— Тогда что же ты считаешь доказательством? — тихо спросил Кристиан.

— Я еще ни разу в жизни не встречала влюбленного джентльмена, поэтому понятия не имею.

О чем она только думала, решив поддержать этот разговор. Говорить с Кристианом о любви было все равно что облиться бренди и встать рядом с огнем. Это наверняка причинит ей боль. Джейн очень хотелось спросить Кристиана о том, что произошло между ним и Джорджианой, но она не решалась.

Вместо этого она вскочила с сиденья, спустилась на землю и поспешила к ступеням, ведущим в дом. Из экипажа сначала показалось роскошное темно-синее перо, а потом и сама Шарлотта. Заметив подругу, она остановилась.

Сердце Джейн мучительно сжалось. Всего несколько дней назад она поняла, что не может больше доверять Шарлотте. И вот теперь Джейн приехала к своей бывшей подруге, чтобы вытянуть из нее правду. Ужасно неприятная ситуация, но у Джейн не было выбора.

— Шарлотта…

К удивлению Джейн, Шарлотта поспешила ей навстречу с распростертыми объятиями.

— Мне ужасно жаль, Джейн. Я слышала, что Тревора убили. Должно быть, Дел ужасно расстроена.

Шарлотта порывисто обняла подругу, Джейн ощутила исходящий от нее знакомый аромат ванили и обняла Шарлотту в ответ.

— Она пережила потрясение, но сейчас с ней все в порядке.

— И слава Богу! — Глаза Шарлотты расширились от испуга, когда из экипажа вышел Кристиан. — 3-зачем он здесь? Почему приехал с тобой?

Джейн не могла ответить, что иначе Кристиан не выпустил бы ее из дома.

Джейн взяла Шарлотту за руки.

— Он приехал, потому что мы хотим узнать правду. Ты нам поможешь?

Пока Шарлотта грызла печенье, Джейн осторожно рассказывала ей о том, что произошло с Дел, о заключенных в сумасшедшем доме невинных девушках и «Клубе демонов». Они находились в богато декорированной гостиной. Кристиан сидел в дальнем уголке, чтобы не смущать Шарлотту.

Джейн боялась огорчать подругу в ее деликатном положении, но все же продолжала. У нее не было выбора. Наконец она осторожно спросила:

— Шарлотта, Дартмур был членом этого клуба? Поэтому ты была так напугана?

Шарлотта судорожно сглотнула.

— О чем ты? Какое это имеет отношение к убийству Тревора?

— Тревор шантажировал других членов «Клуба демонов», включая моего покойного мужа.

— Это из-за… — Тихий голос Шарлотты сорвался. — Из-за невинных девушек?

Джейн удивленно посмотрела на подругу. Оказывается, Шарлотта все знала.

— Значит, Дартмур был…

— Нет! — Шарлотта так сильно стиснула пальцами печенье, что оно раскрошилось у нее в руках. — Мы с Дел догадались, что в клубе миссис Броуэм происходят очень страшные вещи, и обе подозревали, что тут не обошлось без Тревора. Но я ничего не знала о другом секретном клубе до тех пор, пока Рэндольф не рассказал, что его тоже приглашали присоединиться. Но он не принял приглашение, Джейн. Он отказался.

Джейн уже забыла, что мужа Шарлотты звали Рэндольф. Как с трудом вспомнила, что имя ее собственного мужа — Мартин.

— Он сказал, что члены клуба спали с совсем юными куртизанками и держали их в подземелье, — прошептала Шарлотта. — Он сказал, что его не интересуют подобные игры. Рэндольф никогда не принимал участия в жестоких развлечениях. Ему просто нравилось… заниматься любовью в группе. — Шарлотта покраснела.

Джейн тоже ощутила, как к ее щекам приливает краска. Но всю ли правду рассказал жене Дартмур?

— А он не говорил, кому еще поступило подобное приглашение?

— Тревору и Шеррингему. Больше он ничего не знал.

— А ты когда-нибудь видела в клубе джентльмена, который пользовался бы серебряной тростью с набалдашником в виде конской головы с глазами-рубинами?

Шарлотта задумалась.

— Я не уверена, но, кажется, такая трость есть у лорда Пелчема. Он приносил ее в клуб. Я помню, как он проводил серебряным набалдашником по телу своей супруги.

Пелчем. Один из любовников Дел. Молодожен.

На лице Шарлотты отразилась мука.

— Прошу, поверь мне, Джейн. Я понятия не имела о том, что Тревор запер Дел в сумасшедшем доме. Три недели назад Дел призналась мне, что узнала о муже нечто ужасное. Она упомянула «Клуб демонов». Я попросила ее рассказать, так как боялась, что у Дартмура будут неприятности. Но она отказалась. А потом она пропала. Мне очень хотелось верить в то, что Дел сбежала, что нашла джентльмена, способного ее защитить.

Шарлотта раскрошила еще одно печенье.

— Как жаль, что у меня не хватило смелости рассказать тебе больше, Джейн. Но я боялась, что Тревор каким-то образом узнает о нашем с Дел разговоре. Он начал следить за мной в клубе. Смотрел на меня с такой холодной ненавистью. Думаю, он боялся, что Дел выдала мне его тайны.

— Он когда-нибудь тебе угрожал?

— Нет, но я так его боялась. — Шарлотта закрыла лицо руками. — Я ошибалась. Дел вовсе не была в безопасности. Я могла бы помочь ей, если бы нашла в себе силы поговорить с тобой или лордом Уикемом.

Кристиан поднялся со своего места в углу комнаты.

— Вполне естественно, что вы испытывали страх, леди Дартмур. На первое место вы должны были поставить собственное здоровье и безопасность.

Шарлотта подняла голову, и слезы на ее глазах мгновенно высохли. Со стороны могло показаться, что низкий голос Кристиана сотворил волшебство. Складки на его лбу свидетельствовали о беспокойстве за Шарлотту, и это глубоко тронуло Джейн.

— Б-благодарю вас, Уикем, — прошептала Шарлотта. — И спасибо вам за то, что сохранили жизнь моему мужу.

— Мы с Дартмуром поняли, что напрасно убьем друг друга. А еще он сообщил, что с нетерпением ждет наследника.

Шарлотта вспыхнула.

— Я боялась, Джейн, что ты начнешь сыпать обвинениями и подвергнешь риску нас обеих. Ты всегда так поступала.

Джейн сдвинула брови. Шарлотта с Кристианом считали, что она идет напролом и подвергает себя ненужному риску. Она страшилась задать Шарлотте — беременной и очень расстроенной — следующий вопрос. Но взглянула на Кристиана, свобода которого могла зависеть от этого вопроса, и, набрав полную грудь воздуха, спросила:

— Шарлотта, ты знаешь, где был твой муж в ночь накануне дуэли?

— Вечером он отправился к любовнице. А в полночь вернулся домой, ко мне.

Джейн поморщилась, услышав, как холодно и спокойно говорит ее подруга об увлечении собственного мужа. Кристиан снова отошел подальше, чтобы не мешать. Джейн едва не свалилась с дивана, когда Шарлотта спросила ее:

— Мой муж не пытался соблазнить тебя в клубе?

Увидев на лице подруги недоумение, Шарлотта тяжело вздохнула.

— Я так подумала, потому что он желал тебя на протяжении многих лет. Разве ты не знала? Он хотел тебя даже больше, чем Дел. Много лет назад он даже приезжал к твоим родителям просить твоей руки. Но ты уже приняла предложение Шеррингема. С тех самых пор моему мужу пришлось довольствоваться рыжеволосыми любовницами.

Джейн ошеломленно смотрела на подругу.

— П-прости. Я не знала. — Как же глупо прозвучало это извинение!

— Я верю, Джейн.

— Все эти годы ты была мне доброй подругой. Неужели ты не испытывала ко мне ненависти?

— Нет. Я не могла тебя ненавидеть, потому что ты тоже была мне подругой. И потом, тут нет твоей вины. К тому же я поняла, что никогда не стану той женщиной, которая нужна Рэндольфу.

— Он тебя не заслуживает.

Шарлотта попыталась улыбнуться, но ее губы дрожали.

— Но я люблю его, Джейн. Я знаю, ты всегда считала, что мне не стоит его любить из-за дурного ко мне отношения. Но я ничего не могу с собой поделать.

— Нет, я наконец поняла, что любовь может вынести многое.

— Но теперь все это не важно, потому что у меня будет ребенок. Ты всегда уговаривала нас сбежать от мужей. Но я не хотела убегать. Я хочу получить от своего замужества все, что в нем есть хорошего. Я никогда не завоюю сердце своего мужа, но буду любить его и нашего ребенка. Мне достаточно и этого.

— Правда? — Настаивая на побеге, Джейн думала лишь о свободе и возможности выжить.

Но теперь она задумалась — разве одного простого выживания достаточно? Наверняка в жизни должно быть что-то еще.

— Я хочу, чтобы ты была счастлива, — сказала она Шарлотте. — Хочу, чтобы обрела любовь, какой заслуживаешь.

— Ты всегда хотела спасти всех нас, Джейн.

— Да, — решительно ответила Джейн. — И не отступлюсь от своего намерения.


— Дартмур отрицает свое членство в клубе. А у лорда Пелчема есть трость с серебряным набалдашником.

Как это похоже на Джейн, думал Кристиан, когда экипаж тронулся в путь. Она сразу перешла к делу.

— Я обнаружил Салаберри у Онслоу. Это новый притон на Сент-Джеймс-стрит, — сказал Кристиан. — После того как я погасил его долги, выкупив векселя, он снова пустился во все тяжкие.

Джейн выразительно хмыкнула:

— Джентльмены бывают такими глупцами. Полагаю, он тоже отрицал свою принадлежность к «Клубу демонов»?

— Он сказал, что ему тоже поступило предложение стать его членом, но он, как и Дартмур, отказался. Онслоу, пара проституток и его партнер по висту Карлайл заявили, что он всю ночь просидел за столом. Играл с десяти часов вечера до самого рассвета. — Кристиан замолчал. Мнение Джейн значило для него многое, поэтому он не стал в подробностях пересказывать свой разговор с Салаберри…


В полумраке комнаты Салаберри раздраженно потянул за галстук. Ставни игорного дома Онслоу были закрыты, чтобы не пропускать внутрь утренний свет.

— Десять тысяч проиграл, — пробормотал Салаберри, распространяя резкий запах алкоголя.

— А что скажете насчет «Клуба демонов»?

— Я не был его членом, — небрежно бросил он. — Тревор приглашал меня присоединиться, но я отказался.

Кристиан недоверчиво посмотрел на маркиза:

— Свидетель показал, что одним из членов этого клуба был красивый белокурый джентльмен.

— Комплимент принят, но это не я. Соблазнение девственниц не доставляет мне удовольствия. Я предпочитаю иметь дело с замужними дамами на глазах у их мужей. А отбирать чужих суженых, чтобы заставить их впервые в жизни кричать от удовольствия… Нет уж, увольте.

Кристиан едва сдерживал раздирающий душу гнев.

— Вам нравится доказывать свое превосходство?

В ответ раздался усталый смех, и на Кристиана поднялись затуманенные алкоголем глаза.

— Вы должны понять, Уикем. Я слышал, что всю свою молодость вы увивались только за замужними леди. Вам нравилось доводить их до экстаза. Нравилось доказывать, что вы можете дать то, чего не смогли дать им их мужья.


Сильная дрожь в правой руке вернула Кристиана в реальность — на мягкое сиденье собственного экипажа. На него внимательно смотрели карие глаза Джейн.

— Ты сказал — лорд Карлайл? Но леди Карлайл, которую я встретила в доме лорда Питерсборо, сказала, что ее муж был за городом.

Кристиан мало что знал о маркизе Карлайле. Ему было известно лишь то, что он завладел сердцем Джорди, женился на ней, дал ей титул и материальное благополучие. Карлайл был красив и белокур.

— Я прослежу за Карлайлом.

— Хорошо. — Джейн решительно сложила руки на своей полной груди. — Потому что я не желаю, чтобы тебя повесили.

Локон выбился из ее прически и упал на щеку. Кристиан намотал его на палец и потянул. Именно так он выводил Джейн из себя восемь лет назад, но сейчас сделал это, потому что очень хотел до нее дотронуться.

— Я думал о том, что ты сказала леди Дартмур.

— Я беспокоюсь за Шарлотту. Она безнадежно влюблена в своего мужа. А такая любовь очень опасна.

Джейн казалась настолько серьезной, что Кристиан усадил ее к себе на колени. Желание окатило Кристиана мощной волной, и ему стоило немалых усилий остудить свой пыл.

— Ты такая серьезная, дорогая. Тебе приходилось безнадежно любить?

Их взгляды на мгновение встретились. Краска вины залила лицо Джейн.

Неужели она?.. Возможно ли?.. Кристиан спасал детей из затопленных домов, вытаскивал солдат из вышедшей из берегов реки, но хваленое бесстрашие куда-то пропало в этот момент, когда он ждал ответа Джейн.

Сердце Кристиана отчаянно колотилось в груди. Ладони под перчатками вспотели. Шея горела, а тело сковало холодом.

За окном промелькнули каменные колонны ворот его дома. Через мгновение экипаж остановится, дверца откроется, и этот момент останется позади.

Но если Джейн признается Кристиану в любви, что он ответит на это?

— Я никогда никого не любила, — тихо произнесла Джейн. Это был самый безопасный ответ, на какой Кристиан только мог рассчитывать, но он почему-то не хотел верить сказанному. Ее холодный, безразличный тон разрывал ему сердце.

— Ты заслуживаешь любви, Джейн.

«Ты заслуживаешь больше, — подумал Кристиан. — Ты заслуживаешь джентльмена, действительно достойного твоей любви».

— Но я не хочу этого, — решительно ответила Джейн. Она повернулась на коленях Кристиана так, чтобы заглянуть ему в лицо. — Моя мать потратила жизнь на безнадежную любовь к моему красивому, себялюбивому и распутному отцу. Я помню ее нормальной. Но она становилась все более грустной, потом одержимой… и, наконец, окончательно сошла с ума. Она была так рада, когда Шеррингем сделал мне предложение. Ведь я не любила его, а он, по мнению моей матери, меня любил. Она сказала, что это будет идеальный брак, потому что главенствовать в нем всегда буду я.

«Главенствовать»? Ошеломленный, Кристиан смотрел в затравленные глаза Джейн. Не поэтому ли его отец согласился жениться на матери, несмотря на то, что та носила под сердцем ребенка другого мужчины? Действительно ли отец верил, будто грех его жены даст ему неограниченную власть над ней? Отец Кристиана был хилым, болезненным человеком, проводящим большую часть времени за чтением книг, а мать являлась сногсшибательной красавицей с огромным приданым. От таких женщин, как она, мужчины теряют головы.

Кристиан легонько погладил нежную щеку Джейн. Она, сама того не желая, внесла ясность в его прошлую жизнь. Она назвала причины холодного гнева его отца и безропотной покорности матери.

— Моя мать ошибалась, — произнесла Джейн. — Если Шеррингем любил меня — а это не так, ибо ни один любящий мужчина не станет причинять боль своей жене, — то я оказалась в еще худшей ситуации, чем она сама. Впрочем, она всегда повторяла, что любовь — это очень опасное и внушающее страх чувство.

— Ты в это веришь?

— Нет. Счастливый брак моей тети Регины продлился сорок лет. Она говорит, что любовь обогащает и возвышает человека. Но я считаю, что любовь должна быть обоюдной. Каждый из супругов должен испытывать любовь. В противном случае брак принесет им только горе.

Кристиан знал, что она права.

— Дьявол, — пробормотал он. — А я даже не знаю, что такое любовь.

Экипаж остановился, дверца отворилась, и Джейн покинула Кристиана, прежде чем он успел ее удержать.


«Но я не хочу этого», — сказала Джейн. И это была ложь, если бы она осталась в экипаже, на коленях Кристиана, она обнаружила бы свое желание любить мужчину, который утверждал, будто не знает, что такое любовь.

И это означало лишь то, что он ее не любит. Иначе это чувство было бы ему известно. Он бы знал, что его сердце может наполняться радостью и одновременно сжиматься от боли. Он бы понимал, почему не может перестать думать о ней, так же как она не могла перестать думать о нем. Он знал бы наверняка, что что-то чувствует.

Джейн направилась по подъездной аллее к главному входу…

Хлоп!

Гравий фонтаном взметнулся у ее ног. Она в удивлении опустила глаза…

В воздухе раздался еще один громкий хлопок.

Сильные руки обхватили Джейн за талию, и она начала заваливаться на бок, оступившись, как в Гайд-парке. Дыхание с силой вырывалось из ее легких. На этот раз она не стала сопротивляться неизбежному и позволила себе упасть. Как и в прошлый раз, она приземлилась на грудь Кристиана. Его сильное тело защитило ее от удара о посыпанную гравием дорожку.

— Найдите мерзавца! — крикнул слугам Кристиан, а потом перекатился так, чтобы закрыть Джейн собой, как щитом.

Его шляпа слетела. Слуги бегали вокруг, выкрикивая что-то. Их голоса раздавались откуда-то издалека, словно Джейн заткнула уши. Она заметила, что черная шляпа Кристиана валялась на подъездной аллее в целом ярде от них.

Чьи-то ноги прошлись совсем рядом, едва не наступив на нее. Сквозь отверстие в верхней части шляпы на землю светило солнце, образовывая на ней маленькое светлое пятнышко. Дырка!

Ошеломленное сознание Джейн не могло взять в толк, что же произошло, до тех пор, пока Кристиан не прошептал ей на ухо:

— Не двигайся, Джейн.

Джейн забилась в его объятиях в отчаянной попытке подняться, оглядеться.

— Что это было?

— Выстрелы.

Глава 22

«Лорд Пелчем, поэт-романтик. Он для своей молодой супруги все — хлеб, вода, воздух. Он очень романтичен на бумаге, но в жизни весьма самолюбив и тщеславен. Он одержим молодыми женщинами. Он — одна из моих побед».

Джейн прищурилась, чтобы разобрать крупный, витиеватый почерк миссис Броуэм. За ее спиной весело потрескивали поленья в камине, наполняя теплом мрачную библиотеку. На противоположных концах стола стояли лампы. Вдоль стен высились полки с книгами.

— Его светлость не нашел никаких ответов на свои вопросы на страницах этого дневника, миледи, — сказал Хантли. — Но он верит, что вам улыбнется удача. Возможно, это оттого, что он интуитивно чувствует настоящих леди. Особенно леди, обладающих стойкостью духа. — Неожиданно на губах пожилого секретаря заиграла восхищенная улыбка.

Джейн взяла дневник и неожиданно для себя открыла его на нужной странице.

— Я бы посоветовал вам устроиться в библиотеке, миледи, — произнес Хантли. — Там два камина и несколько ламп. Его светлость туда даже не заглядывает. Но библиотека была гордостью его покойного отца, что, боюсь, и послужило причиной отказа нынешнего графа переступать ее порог.

Хантли практически втолкнул ее в библиотеку. И вот теперь Джейн сидела за столом и задумчиво постукивала по губам кончиком пера.

Победа. Она определенно встречала это слово и раньше… Ага, вот.

«Лорд Карлайл. Ослепительный красавец, которого я подчинила своей воле, поняв его глубокие и запретные желания. Как же сладостна победа над этим прекрасным, как ангел, маркизом!»

А еще миссис Броуэм употребляла это же самое слово, когда описывала извращенные пристрастия лорда Тревора.

Не прошло и минуты, как Джейн составила список из пяти имен.

Только описания пяти мужчин содержали слово «победа»: Тревора, темноволосого поэта Пелчема, белокурого лорда Карлайла, сэра Родни Холкорта — лысеющего члена парламента с крючковатым носом. В дневнике не было ни слова про Шеррингема. У пятого мужчины тоже были темные волосы…

— Что ты здесь делаешь, Джейн? Уже час ночи.

Покрасневшая от возбуждения Джейн подняла глаза и увидела облокотившегося о дверной косяк Кристиана. Он снял фрак и закатал рукава сорочки. При виде него, такого домашнего, с растрепанными волосами, у Джейн перехватило дыхание.

Кристиан сдвинул брови и перевел взгляд на алый переплет дневника.

— Где ты это взяла?

— У мистера Хантли, конечно. — Джейн порывисто встала с кресла. — Мне кажется, я расшифровала записи миссис Броуэм. Я нашла имена пяти членов «Клуба демонов»!

Какого черта Хантли отдал дневник миссис Броуэм Джейн, если Кристиан не давал ему таких указаний? За подобное самоуправство Кристиану хотелось содрать шкуру со своего секретаря. Он не желал впутывать Джейн в эту историю.

Но если она что-то нашла…

Когда Кристиан взглянул на нее, его сердце вновь сжалось от страха. Сегодня он мог потерять ее навсегда. Подобные опасности его не пугали. Они, наоборот, побуждали его к действию. Но от страха за Джейн у Кристиана кровь стыла в жилах. Руки и ноги отказывались повиноваться, сердце пронзала боль, а голова кружилась.

Джейн указала пальцем на страницу, посвященную Карлайлу, а потом перелистнула на ту, что относилась к Тревору.

— В описании каждого из этих мужчин миссис Броуэм использует слово «победа». Оно встретилось мне всего пять раз. Наверное, она осознавала свою власть над ними, потому что хранила их самую страшную тайну.

Больше всего Кристиана удивил пятый. Герцог Феллингем. Герой войны.

Кристиан задумчиво потер подбородок.

— Сегодня я встречался с Питерсборо, Пелчемом и Карлайлом. Как ты и сказала, Питерсборо провел несколько вечеров на балу с женой, а потом спал дома.

— А где был Карлайл, если не за городом? — спросила Джейн.

— Он провел ночь перед дуэлью в игорном доме вместе с Салаберри. Я не знаю, почему он солгал Джорди. Наш благородный поэт Пелчем напился пьян и наслаждался услугами молодых проституток в борделе Ист-Энда. Проснулся он не раньше полудня.

— Нам нужно узнать, где были в интересующее нас время сэр Родни Холкорт и последний мужчина. Ведь у него темные волосы…

— Замолчи. Больше никаких разговоров об убийстве, «Клубе Демонов» и опасностях.

Кристиан наклонился, чтобы поцеловать Джейн. Ему необходимо было окружить себя ее запахом, ее страстью, ее энергией.

Но она отвернулась.

— Ты разозлился, увидев меня с дневником в руках, хотя мистер Хантли сказал, что это ты велел ему передать мне дневник. Он меня обманул, да? — Рыжие брови Джейн вопросительно взметнулись вверх. — А еще он настоял, чтобы я расположилась именно здесь, хотя ты сюда никогда не заходишь.

Черт бы побрал этого Хантли. А Джейн слишком умна и прозорлива, так что солгать ей не удастся. Кристиан не хотел отвечать, но она порывисто произнесла:

— И не пытайся меня защитить, умалчивая о своем прошлом. Я очень хочу узнать о тебе как можно больше. Ты все же пришел сюда.

— Я избегал этого помещения, потому что отец предпочитал наказывать меня за проступки именно здесь.

Джейн ошеломленно зажала рот своей изящной рукой.

— Я ни за что не вошел бы сюда, если бы не ты. Кажется, я разгадал намерение Хантли. Пребывание в этой комнате лишний раз доказывает, что я могу перевернуть страницу и поставить на своем прошлом крест. — Кристиан едва не рассмеялся. Он и предположить не мог, что небезразличен старому секретарю. — Идем со мной. Я покажу тебе, где происходило самое худшее.

Однако Джейн схватила Кристиана за запястье и попыталась удержать.

— Мне не обязательно на это смотреть.

— Это нужно мне. И я хочу, чтобы ты была рядом. — Кристиан взял одну из ламп и повел Джейн к маленькой дверце, спрятанной среди полок в самом дальнем углу библиотеки, куда почти не проникало тепло камина. — Меня запирали здесь и оставляли в темноте.

Лампа почти не освещала зияющее отверстие в стене. Но когда глаза Джейн привыкли к темноте, она разглядела крошечную комнатку, которая была тесна даже для ребенка. И внушала страх.

— Но почему?

— Мне очень тяжело давалось обучение чтению. Читать я научился гораздо позже, чем от меня ожидали. А мой отец считал, что джентльмен должен быть начитан и прекрасно образован.

— Тебя запирали здесь, потому что ты не умел читать? — Джейн услышала, как дрожит от ужаса и гнева ее голос.

— Отец был уверен, что я не читаю, чтобы досадить ему, и что научусь, если меня как следует наказать. Он считал меня испорченным и упрямым. По его мнению, меня следовало напугать как следует. А мать просто боялась, что я… неполноценный.

— Тебя вряд ли можно назвать глупым, — возразила Джейн.

Повисла пауза. Только теперь Джейн заметила, что они стоят перед огромным, искусно раскрашенным деревянным глобусом на шести ножках.

— Иногда, когда отца не было дома, я приходил сюда и смотрел на глобус. Я не мог прочитать названий стран, но видел, где они расположены, и мечтал побывать в них.

— И ты осуществил свою мечту.

— Отчасти благодаря тебе, Джейн. Я понял это только теперь. Ты цеплялась ко мне, осуждала мое поведение до тех пор, пока я не осознал, что хочу быть лучше, чем кажусь на самом деле.

Джейн смотрела на Кристиана, удерживаемая его лучащимся искренностью взглядом.

— В Индии не имело никакого значения, что в детстве я никак не мог научиться читать. Там я быстро научился выживать в экстремальных условиях, разговаривать на разных диалектах, общаться с людьми.

— Твой отец был законченным глупцом. — Джейн поставила лампу на полку и подошла к Кристиану. — И, думаю, я тоже была очень глупой.

По-мальчишески восхитительная улыбка Кристиана обожгла Джейн, точно огнем.

— Ты никогда не была глупой, Джейн. Ты замечательная.

Джейн толкнула Кристиана в грудь, застав его врасплох, и он пошатнулся, ударившись о кольцо, поддерживающее глобус.

— Позже ты покажешь мне все места, где успел побывать, — хрипло пробормотала Джейн. — А сейчас я хочу изучить тебя. Интересно, места под твоими коленками такие же чувствительные как у меня?

Джейн услышала, как Кристиан судорожно втянул носом воздух.

— Когда ты рядом, Джейн, каждый дюйм моего тела становится невероятно чувствительным.

Джейн приподнялась, чтобы поцеловать покрытый шрамами подбородок Кристиана, провести языком по краю уха, избегая заживающей раны на щеке. Она тихонько подула на ухо, втянула губами мочку, вырвав из горла Кристиана голодный стон.

— Джейн, Господи!.. Как же мне не хватало этого. Не хватало…

Джейн потянула за галстук, а когда принялась сражаться с сорочкой, Кристиан поднял руки, чтобы ей помочь. Она коснулась губами ложбинки на его горле, ощутив частое биение пульса, руки Кристиана не переставали ласкать ее щеку и плечо. А потом подол ее платья пополз вверх. Джейн опустила глаза. Зажав в руках целые пригоршни муслина, Кристиан понемногу обнажал ее ноги. На Джейн не было панталон.

— Нет, лучше расстегни свои брюки.

Кристиан расправился с пуговицами. Джейн нравилась его поспешность, хотя он и пробормотал:

— Нужно было сначала тебя помучить.

— Промедление для меня и так мука. Я уже готова и не хочу ждать.

— Когда ты так говоришь… — Взяв Джейн за бедра, Кристиан приподнял ее и прижал к себе. Словно по волшебству его плоть оказалась прямо напротив входа в ее лоно и легко скользнула внутрь.

Глобус накренился, и они едва не упали.

— Дьявол, — пробормотал Кристиан.

Его крепкие руки поддерживали Джейн за бедра, и она вскрикнула, когда он полностью погрузился в нее. Это было так чудесно. Кристиан заполнял собой пустоту, существования которой Джейн никогда не понимала.

— Как хорошо, — прошептала она.

Кристиан, не отрываясь от Джейн, попытался сойти с места.

— Кристиан!

— Я несу тебя к столу.

Она ухватилась сначала за пояс его брюк, а потом за шею, и они двинулись к длинному столу, стоящему посреди библиотеки.

— Посади меня, — попросила Джейн. — Как тогда на фортепьяно.

— Я хочу, чтобы тебе было удобно.

— А я хочу, чтобы ты доставил мне наслаждение.

Ягодицы Джейн коснулись полированной поверхности.

Она обхватила талию Кристиана ногами, а он уперся руками в стол и начал медленные, невероятно прекрасные ритмичные движения бедрами.

Хлоп! И стопка книг упала со стола на пол.

Джейн не отпускала от себя Кристиана, наслаждаясь его близостью. Она выгибалась ему навстречу, постанывая от удовольствия. Каждый новый удар заставлял Джейн сильнее впиваться пальцами в плечи Кристиана. Она была настолько возбуждена, что развязка наступила спустя каких-то пару минут. Джейн в последний раз приподняла бедра и прильнула к Кристиану, к мужчине, которого любила…

Бах! Еще несколько книг оказалось на полу.

И тут Джейн взорвалась. Тяжело дыша и содрогаясь в конвульсиях, она закрыла глаза и отдалась на волю охватившей ее неги. Словно откуда-то издалека до ее слуха донесся гортанный вскрик Кристиана, и она поняла, что он последовал за ней.

Кристиан поймал губы Джейн и накрыл их в неспешном поцелуе. Он ласково ущипнул ее соски, заставив вскрикнуть от негодования и удовольствия. Даже когда много лет назад они дразнили друг друга и спорили до хрипоты, они уже тогда принадлежали друг другу.

Теперь Кристиан видел это. И снова не воспользовался презервативом. Страсть захватила его так быстро и мощно, что он позабыл обо всем на свете. Но Кристиан знал, что больше не сможет сделать предложение из-за возможной беременности. Джейн никогда его не примет. Более того, она может запустить в него одним из тяжеленных томов, стоящих на полках.

Поэтому он взял ее руку, поднес ее к губам и, запечатлев на ней нежный поцелуй, спросил:

— Джейн, ты поедешь в Индию вместе со мной и Дел?

Вопрос ошеломил Джейн.

— Мы можем передать имена членов «Клуба демонов» Рэдклифу, — продолжал меж тем Кристиан, не отнимая руки Джейн от своих губ. — Пусть выясняет правду.

Джейн смотрела на Кристиана, не веря собственным ушам.

— Но почему?

— В нас сегодня стреляли. Господи, Джейн, ведь тебя могли… — Он осекся и снова поцеловал ее руку. Густые ресницы Кристиана дрогнули, скрыв от Джейн выражение его глаз. — Оставаться в Лондоне слишком опасно.

Луч света, струящийся сквозь прореху в его шляпе. Вот все, о чем она могла думать. Злоумышленник метил в голову Кристиана и промахнулся всего на несколько дюймов. Это ему грозила опасность. Джейн хотела, чтобы он уехал в Индию, где будет в безопасности. Что же до нее…

Хриплый голос Кристиана прервал ее размышления:

— Пока я сегодня рыскал в поисках этих людей по клубам и борделям, я услышал немало всевозможных сплетен о своей сестре. Люди подозревают ее в убийстве Тревора, они судачат о ее любовниках и содержании в сумасшедшем доме. Все считают, что она заслужила такую участь. Мне необходимо увезти Дел подальше, чтобы защитить ее от скандала.

Теперь Джейн поняла.

— Т-ты хочешь, чтобы я сопровождала Дел в качестве компаньонки?

— Нет, ангел, я хочу, чтобы ты поехала со мной.

— В качестве любовницы?

Кристиан ведь не собирался вторично делать ей предложение? Она же отказала ему, да еще так грубо. А потом сказала, что никогда больше не выйдет замуж.

— Я понял, что не могу с тобой расстаться. Мне необходимо, чтобы ты всегда была рядом. Я хочу показать тебе мир. — Кристиан положил руки на ее бедра и начал кружить в медленном, чувственном танце прямо посреди библиотеки. — Я хочу тебя, Джейн. Индия — непредсказуемая страна. Жара выжигает землю. Лето несет с собой сезон дождей, когда небо так и полыхает разрядами молний. Наводнения смывают деревни. Но вместе с тем эта страна очень красива. Почти так же красива, как ты.

— Нет, — с трудом вымолвила Джейн, удивившись тому, как тихо и глухо прозвучал ее голос в этой огромной, заполненной книгами комнате. — Я не могу. Это слишком далеко. Мне… мне не хотелось бы покидать Англию. И свою тетю. Я слишком многим обязана ей и не могу ее бросить.

Кристиан с минуту молчал. А потом отстранился и положил руки Джейн на плечи.

— Я понимаю. Я буду думать о тебе, когда вновь увижу танцовщицу или откушу манго. Отныне Индия будет наполнена для меня воспоминаниями о тебе.

Джейн не могла дышать. Это было еще хуже, чем страх. Тетя оказалась права — ее сердце разбито. Но в том нет вины Кристиана. Виновата одна она.

Кристиан погладил ее щеку.

— Я не оставлю тебя, Джейн, пока не удостоверюсь, что тебе ничто не угрожает.

Полдюжины крепких мужчин стояли в холле Уикем-Хауса. Джейн перегнулась через перила в поисках Кристиана и увидела его, раздающего приказания в центре этой живописной группы.

Словно ощутив ее присутствие, он поднял голову. Отодвинув в сторону одного из своих людей, он взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступени. Его лицо осветила победная улыбка.

— Твой план сработал, Джейн. Сапфир Броуэм приезжала к матери. Она не забрала ее с собой, но мои люди проследили за ней, и теперь мы знаем, где она прячется.

Конечно же, Кристиан намеревался собственноручно изловить мадам.

— Будь осторожен, — попросила Джейн.

Ответом послужила самая озорная и безнравственная улыбка, от которой на щеках Кристиана образовались ямочки. Он поцеловал Джейн в щеку, и по ее телу тут же прокатилась теплая, чувственная волна.

— Конечно, любовь моя, — заверил Кристиан.

Джейн смотрела вслед ему и его армии. Она отказалась ехать в Индию, потому что не готова была рисковать. Но, вместе с тем, ей не хотелось оставаться дома и чувствовать себя в полной безопасности.

Она желала быть рядом с Кристианом.

Кристиан приложил пальцы к шее мадам. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди. Проницательность Джейн и ее понимание характера Сапфир Броуэм привели его сюда, в маленький бедный домик на окраине Лондона. Только вот не опоздал ли он?

Мадам лежала на полу крошечной гостиной с раскинутыми в стороны руками. Выкрашенные хной волосы, словно нимб, обрамляли ее покрытое кровоподтеками лицо. Один глаз заплыл. Рядом с синяками на ее шее виднелись багровые отпечатки пальцев.

Ее задушили.

Кристиану показалось, или он действительно что-то почувствовал? Он напряженно ждал. Вот… он нащупал слабую пульсацию.

В комнату ворвался Янгер в сопровождении двух своих людей.

— В доме никого больше нет, милорд. Никаких следов убийцы.

— Она не умерла. — Кристиан подхватил безвольное тело мадам на руки. — Подгоните экипаж, Янгер. Ее необходимо доставить к доктору.

— Тебе вовсе не обязательно делать это самой. Я приставлю к ней служанку.

Кристиан расхаживал по комнате, наблюдая за тем, как сидящая на краю кровати Джейн кормит с ложки внушающую отвращение больную. Скрестив руки на груди, он был готов в любое мгновение броситься на защиту Джейн. За поясом брюк торчал заряженный пистолет.

Джейн покачала головой:

— Я ненавижу ее за все, что она сделала, но хочу, чтобы она поскорее поправилась и ответила за свои злодеяния перед судом.

На протяжении нескольких часов Кристиан нес караул в этой комнате, где Джейн ухаживала за мадам. Он принес ее в давно неиспользуемую спальню для гостей в дальнем конце дома, подальше от Дел. После того как служанки переодели мадам в ночную сорочку и помогли ей лечь в постель, Джейн обмыла кровь с ее лица и положила на горло холодный компресс. А потом приподнимала ей голову, помогая напиться. Со стороны Джейн казалась ангелом, ниспосланным на землю.

Сапфир Броуэм перевела на Джейн исполненный печали взгляд и протянула к ней дрожащую руку.

— Еще, — слабо вымолвила мадам, указывая на тарелку с супом.

Джейн повиновалась. Но как только она наклонила голову над тарелкой, в глазах мадам вспыхнуло торжество. Однако огонь быстро погас, уступив место благодарной улыбке. Кристиан напрягся. Хитрая ведьма пыталась усыпить бдительность Джейн.

Однако Джейн высокомерно вскинула бровь.

— Не трудитесь, миссис Броуэм, — холодно произнесла она. — Я не испытываю ни малейшей жалости к женщине, продававшей невинных девушек похотливым негодяям.

Кристиан мысленно поаплодировал Джейн, а потом встал в изголовье кровати. А отец еще называл его грешником. Да разве знал он что-то о грехе? Возможно, Джейн была права, назвав его отца законченным глупцом.

— Доктор сказал, что вы не были при смерти, хотя и попытались ввести меня в заблуждение, — произнес Кристиан, заметив, как в глазах мадам промелькнул страх. — Что случилось? Кто на вас напал?

Миссис Броуэм неловко схватилась рукой за горло.

— Я была на волосок от смерти, хоть вы мне и не верите. На мужчине была черная маска. Он ворвался ко мне в спальню и схватил за горло. Я упала на пол и постаралась сделать вид, что испустила дух. Я услышала какой-то шум, милорд. Это были вы со своими людьми. Вы спасли мне жизнь, — хрипло произнесла мадам. — А часовой, которого вы приставили наблюдать за моим домом? Он…

— Его ударили по голове. Но с ним все в порядке. Мы знаем все, Сапфир. И о «Клубе демонов», и о несчастных, которых вы поставляли для забав его членов, а потом запирали в своем пансионе. Мы знаем и об убийствах.

Сапфир Броуэм умоляюще протянула руку.

— Я не делала ничего дурного, — прохрипела она. — Я ничего не знала. Это экономка без моего ведома приводила в пансион мужчин. А что касается смертей… Так женщины умирают каждый день. От болезней, которыми их заражают мужчины, например. Или во время родов. Или от побоев. Женщины в моем пансионе умирали по этим же причинам. А медицинские школы хорошо платят за тела. В суде я смогу доказать, что совершенно невиновна…

— Мы знаем, кто являлся членами «Клуба демонов», — перебил ее Кристиан. — И я уже передал список на Боу-стрит.

— Но как?.. Вы не могли узнать имен.

Мадам была настолько ошеломлена, что невольно выдала себя. Ее глаза расширились от ужаса, когда Кристиан начал перечислять имена. Эта реакция была доказательством ее вины.

— Но еще не раскрыто убийство лорда Тревора…

— К этому я не имею никакого отношения! — закричала Сапфир. — Но я знаю, кто его убил. Тот же самый человек, который сделал это… — Она схватилась за горло. — Я могу преподнести вам убийцу на блюдечке, лорд Уикем, если вы согласитесь с моими условиями.

Кристиан ждал.

Увидев, что ее предложение его не заинтересовало, Сапфир Броуэм села на постели. Очевидно, она действительно была не так уж слаба, как казалось.

— Возможно, мне все же удастся вас уговорить! — осклабилась она. — Я знаю кое-что о лорде Шеррингеме. И эта информация уничтожит леди Шеррингем.

— Слишком поздно, — тихо произнесла Джейн. — Мне известно, что творил мой покойный супруг. И я готова вытерпеть скандал ради того, чтобы убитые девушки были отомщены.

Джейн решительно вздернула подбородок. Кристиан видел, что ее слова озадачили мадам. Но потом она побагровела, а в глазах вспыхнул недобрый огонь. По какой-то причине решимость Джейн привела ее в ярость.

— Дура! — выкрикнула мадам. — Я стащила маску с лица нападающего, когда пыталась разжать его руки. И тогда я взглянула в лицо призрака. Ибо это был лорд Шеррингем. Ваш муж.

Глава 23

Жив. Шеррингем все еще жив. Но это невозможно.

Джейн беспомощно смотрела в горящие отчаянием, беспощадные глаза Сапфир Броуэм. Комната вокруг кружилась, а в ушах шумело.

Внезапно над Джейн нависла широкоплечая фигура Кристиана. Крепкие руки обняли и принялись массировать запястья.

— Джейн, дорогая, ты меня слышишь? Опусти голову между колен.

— Я… я не собираюсь падать в обморок, — ответила Джейн, хотя ее дрожащий голос свидетельствовал об обратном. Но она не могла лишиться чувств. Она просто обязана была встретить ужасную новость с высоко поднятой головой. Отчаянно заморгав, она прогнала пляшущие перед глазами черные точки.

Кристиан рявкнул на мадам:

— Чем вы докажете свою правоту? Ведь вы могли и солгать, чтобы напугать леди Шеррингем!

— Доказательство — ваш собственный взгляд! — зло бросила мадам.

Джейн взглянула на Кристиана. Ей так о многом хотелось его спросить. Но от единственного взгляда на его лицо вопросы застряли в горле. Полные беспокойства глаза. Горестные складки у губ. Таким же было выражение его лица, когда он нашел ее в беседке после допроса, учиненного Рэдклифом.

Заявление миссис Броуэм не удивило и не ошеломило Кристиана. Он… он уже знал.

— Почему?

Кристиан и мадам подскочили от неожиданности. Даже сама Джейн не поняла, что она заговорила.

— Почему он напал на вас? Почему инсценировал собственную смерть?

— Как вы уже знаете, он убил нескольких женщин, — холодно ответила Сапфир Броуэм. — Двух, что работали у меня в клубе, и четырех девушек из пансиона. Он был чрезвычайно жесток во время своих любовных игр и зачастую терял над собой контроль. Его возбуждал вид задыхающейся партнерши, которой он изо всех сил сжимал горло.

Сапфир замолчала, чтобы отхлебнуть чая, и желудок Джейн болезненно сжался.

— Иногда он настолько забывался, — продолжала мадам, — что переламывал женщине шею.

— Как вы могли?! — Джейн обнаружила, что стоит. Должно быть, она вскочила со стула, который с грохотом упал на пол за ее спиной. — Как вы могли похищать девушек и пускать его к ним, зная… зная, что им грозит?

Кристиан притянул Джейн к себе и обнял, стараясь защитить.

— Джейн, тебе не нужно это слушать.

— Нет, нужно. Я должна узнать о преступлениях своего мужа.

Джейн услышала, как Кристиан судорожно втянул носом воздух.

Сапфир Броуэм бросила на нее исполненный скорби взгляд, годный разве что для театральных подмостков — настолько он был наигранный.

— Я боялась его, миледи. Он угрожал, что убьет меня, если я ему не помогу. Но со временем он стал больше беспокоиться о своей собственной безопасности, сильнее бояться, что правда выплывет наружу. Наверняка он и с вами стал более жестоким. Если вы оглянетесь назад, то, скорее всего, припомните, что он изменился.

Джейн передернуло. Она не желала ничего вспоминать.

— К тому же лорд Тревор шантажировал его, и он понял, что придется бежать. Он попросил меня помочь ему инсценировать смерть, чтобы иметь возможность уехать в Италию. Он лишился титула, но зато смог забрать с собой деньги и драгоценности.

Кристиан еще крепче прижал к себе Джейн. У нее подкашивались ноги, и только его сильные руки удерживали ее от падения.

— Но тогда почему он вернулся? — сурово спросил Кристиан. — Почему напал на вас, Сапфир?

— Я не знаю, почему он вернулся. И все же он здесь и намерен убить единственных свидетелей своих преступлений — Тревора и меня. — В глазах миссис Броуэм вспыхнуло отчаяние, смешанное с надеждой. — Я знаю, где он, милорд, и могу отвести вас к нему. Не предавайте меня суду, позвольте покинуть Англию, и я отдам вам лорда Шеррингема. Тогда его повесят. Накажут за все злодеяния. — Мадам перевела взгляд на Джейн. — И его жена будет свободна.

— Джейн? — осторожно позвал Кристиан. Наверное, он боялся, что потрясение доведет ее до такого же состояния, в каком пребывала ее мать, потерявшая рассудок из-за любви к мужу.

Джейн и Кристиан сидели в давно уже не используемой гостиной всего через несколько комнат от спальни мадам. Белые чехлы на мебели напоминали Джейн призраков.

— Это не сон. Все происходит на самом деле, — ответила она.

Она по-прежнему была замужем. По закону она принадлежала Шеррингему, и он мог поступать с ней, как ему заблагорассудится…

Джейн приказала себе остановиться, прогнать прочь страшные мысли. Шеррингем совершил несколько убийств. Его наверняка повесят, если поймают. А еще ей следовало помнить, что он не имеет больше власти над ней. Она не позволит ему вновь кошмаром проникнуть в ее сны и отравить существование ужасными воспоминаниями.

— Поговори со мной, Джейн, — попросил Кристиан. — Не держи все в себе.

— Ты знал, да? Слова миссис Броуэм тебя не удивили. Ты не говорил, что мой муж жив, чтобы защитить меня от суровой правды, как в случае с убийствами?

— Шеррингем тебе не муж! — грубо бросил Кристиан. — Джейн, для тебя он покойник.

— Но по закону…

Кристиан накрыл губы Джейн в неистовом поцелуе, прогнавшем холод из ее сердца и вен, но она отстранилась.

— Не хочу, чтобы ты считал меня слабой и думал, будто меня надо спасать. Я хочу, чтобы ты сказал мне правду.

— Скажу. — Кристиан провел рукой по волосам. — Если бы я наверняка знал о том, что он жив, я бы непременно тебе сказал об этом.

И все же Джейн успела заметить, как Кристиан поспешно отвел взгляд. Нет, он никогда не рассказал бы ей.

— Когда я узнал о том, что его шантажировали, я начал потихоньку складывать куски мозаики воедино. Ты рассказала мне о пожаре и о том, что поместье разорено. Мне самому пришлось спешно покинуть Англию, поэтому я, как никто другой, понимал, что и Шеррингем мог воспользоваться такой же возможностью. Хантли провел расследование и рассказал, что найденное тело было сильно изуродовано. Это навело меня на мысль, что труп могли привезти люди, промышляющие разорением могил. Я попросил Хантли провести еще одно расследование. Но у меня не было никаких конкретных фактов, клянусь тебе, Джейн. А пугать тебя домыслами мне не хотелось.

Джейн не могла винить за это Кристиана. Но она почувствовала, что их разделяет пропасть. Теперь между ними стояли ее замужество и Шеррингем.

— Я ни на секунду не переставал защищать тебя, Джейн. Что бы ни случилось, Шеррингем больше никогда к тебе не прикоснется. И если мне придется постоянно держать его в поле зрения, значит, так тому и быть.

Было так просто согласно кивнуть головой. И как Джейн хотелось бы это сделать! Но что, если Шеррингема не повесят? Ведь он пэр. Его могут просто посадить в тюрьму или выслать из страны. А что, если он снова решит сбежать? Сможет ли она оформить развод при таких обстоятельствах? Если нет, то ей никогда не стать свободной.

Джейн сделала несколько шагов назад. Подальше от Кристиана, от его сильного тела и обещания защитить, которое ей так хотелось принять.

— Нет, Кристиан. Я поклялась, что никогда больше не выйду замуж, потому что не хочу снова оказаться в ловушке. А еще я не хочу привязывать тебя к себе, чтобы ты постоянно защищал меня от призрака, который может никогда не материализоваться. Ты заслуживаешь того, чтобы обрести любовь и счастье. Я не стану связывать тебя, потому что мне нечего тебе предложить.

Кристиан взял Джейн за подбородок и приподнял ее лицо.

— Джейн, я намерен поймать Шеррингема.

— А что с Сапфир Броуэм? Ты же не станешь соглашаться на ее условия и освобождать ее в обмен на Шеррингема?

Кристиан молчал, и Джейн поняла, что он сделает это. Оставив ее под охраной двух лакеев, он вернулся в спальню, чтобы поговорить с Сапфир Броуэм. То, о чем они говорили, очевидно, заставило его уверовать, что мадам действительно может привести их к Шеррингему.

— Ненавижу ее, — сказал Кристиан. — Я все думал, почему они удерживали Дел в заточении, когда она являлась угрозой и для самой Сапфир, и для «Клуба демонов». Я поговорил с Сапфир, и она сообщила, что Тревор действительно надеялся со временем забрать ее из пансиона и отвезти домой. Ее глаза были холодными как лед, когда она рассказывала мне это. А потом она быстро отвернулась. Ее пальцы сжались в кулаки. Броуэм, конечно, ни в чем не призналась, но по ее реакции я понял, что она собиралась разделаться с Дел, а Тревору хотела сообщить, что его жена умерла от болезни или несчастного случая.

— Тогда ты не можешь заключить с ней сделку.

— Мне и раньше доводилось заключать сделки с самим дьяволом.

Кристиан собирался дать свободу ведьме, едва не убившей его сестру.

— Но ведь возможно, что она лжет? Что хочет завлечь тебя в ловушку?

— Я прекрасно осознаю степень риска, дорогая…

— Но он слишком велик!

Однако Кристиан покачал головой. Его улыбка ослепила Джейн, а ямочки на щеках стали глубже, чем прежде. От него исходило возбуждение, за которым чувствовалась твердая решимость. Майор Арбэтнот из Индии назвал его сумасшедшим. Кристиан и в самом деле вел себя как сумасшедший в своем желании защитить Джейн, ибо считал напуганной и ранимой.

— Я не позволю тебе этого.

— Ты не сможешь меня остановить, Джейн. Разреши мне защитить тебя.

Ее мать оказалась права в одном: любовь — страшное чувство. Она несет не только искрящуюся радость, но и самый сильный страх.

Джейн заставила себя улыбнуться, когда Дел взяла ее за руку и ободряюще пожала. «Прости, Дел, — мысленно прошептала Джейн. — Прости за то, что Кристиан из-за меня подвергает себя опасности».

Джейн не могла произнести этих слов вслух. Они обе пытались делать вид, что ничего плохого не происходит. Очевидно, Дел не хотела, чтобы ее подруга потеряла присутствие духа и начала нервничать.

Они сидели в музыкальной комнате. Прошел целый час с того момента, как Кристиан в сопровождении миссис Броуэм, Янгера и еще нескольких людей уехал из дома. У двери стояли на карауле два лакея. Еще несколько охраняли дом снаружи. Джейн была очень благодарна Кристиану за то, что он отправил своих людей присматривать за домом тети Регины.

Часы на каминной полке начали бить, и Дел подскочила от неожиданности.

— И-извини, — пробормотала она и повернулась к Джейн. — Глупо делать вид, будто ничего не происходит, правда? Я знаю, как ты, должно быть, напугана. Но с Кристианом все будет в порядке. Ему на пути встречалось множество опасностей. Уверена, ему захочется вернуться к тебе живым и невредимым.

— И к тебе тоже, — добавила Джейн. — Прости за то, что он рискует жизнью ради моего спасения…

— Перестань, Джейн. Я вижу, как сияют его глаза, когда он смотрит на тебя. Даже много лет назад всякий раз, когда он смотрел на тебя, в его глазах вспыхивал особенный свет…

— Да, потому что он намеревался уязвить меня.

— О, думаю, не только поэтому. Мне кажется, он всегда испытывал к тебе глубокое чувство. Только не понимал, что значит любить кого-то. И я бы не знала этого, если б не вы с Шарлоттой, мои дорогие подруги. Когда Кристиан вернется, я помогу ему понять истинное чувство к тебе.

— Нет, Дел, прошу тебя… ты можешь ошибаться. — Щеки Джейн залил румянец. Сначала она отклонила предложение Кристиана, а потом отказалась ехать с ним в Индию. Джейн видела, как сильно он любит эту страну. Кристиан хотел туда вернуться, и Джейн не могла стоять у него на пути.

Она отказала ему дважды. И наверняка ее отказы убили в нем чувство к ней, если таковое и имело место.

Дел поднялась с дивана и протянула подруге руку.

— Ты, должно быть, очень устала. Идем, я провожу тебя в спальню.

Подглядывавшая в приоткрытую дверь Джейн дождалась, пока Дел скроется в своей спальне, а потом бесшумно выскользнула в утопающий в тишине и полумраке коридор.

У нее было слишком много вопросов. Стрелял ли в них Шеррингем из страха, что они докопаются до правды? Он не мог толкнуть ее под экипаж в Гайд-парке. Она бы его заметила или почувствовала. Должно быть, то происшествие всего лишь случайность.

Почему слуга Тревора увидел убегающего темноволосого человека? Голову Шеррингема венчала густая копна седых волос.

— Почему вы не уходите? Вы не можете быть с Уикемом, потому что до сих пор замужем.

Джейн повернулась. В круге света, отбрасываемого лампой, стояла Мэри и с негодованием смотрела на Джейн. Золотистые волосы рассыпались по плечам, а атласный пеньюар цвета слоновой кости подчеркивал каждый изгиб тела.

Сквозившая в голосе Мэри злоба поразила Джейн.

— Я не ухожу, потому что так захотел лорд Уикем. К тому же леди Тревор — моя подруга.

— Вы надеетесь, что он в вас влюбится! — выкрикнула Мэри. — Лицемерка! Вы говорили, что я должна стремиться стать кем-то лучше простой куртизанки. Вы забили нам головы пустыми надеждами, а сами стали любовницей его светлости.

— Это не пустые надежды, — начала было Джейн, но ее отвлекло какое-то движение. Возникшая из тени в конце коридора служанка в темно-коричневом шерстяном платье присела в реверансе.

— Леди Шеррингем? Одна из молодых леди просит вас прийти.

— Кто? — спросила Мэри. — Я сама к ней схожу.

Служанка замотала головой:

— Нет, мисс. Молодая леди просила позвать ее светлость.

Мэри угрюмо отошла в сторону, и Джейн поняла, что девушка уязвлена еще больше.

Джейн поспешила за быстро идущей по коридору служанкой, которая направлялась вовсе не к спальням девушек, а в противоположную сторону.

— Молодая леди не в постели?

— Нет, миледи. Она спустилась вниз. Она в ужасном состоянии и рыдает.

Что случилось? Бедняжке приснился кошмар? Девушки тоже боялись за жизнь Кристиана.

Служанка толкнула дверь кабинета Кристиана. Джейн успела заметить стол, в котором хранились пистолеты. Казалось, с того момента, как он сделал ей предложение в этой самой комнате, прошли месяцы, а не несколько дней.

— Где она? — Джейн огляделась. Кабинет освещался лишь луной и был совершенно пуст.

— Там. — Служанка подбежала к окну. Только теперь Джейн поняла, что на самом деле это стеклянные двери, ведущие на террасу.

Джейн вздрогнула, когда на нее подул прохладный ночной ветер.

— Почему вы не привели ее в дом?

На террасе никого не было.

Внезапно кто-то дернул Джейн сзади, и она споткнулась. В то же время ее рот закрыла чья-то ладонь.

Джейн все же попыталась вскрикнуть, но едва только ее губы разомкнулись, между ними оказался отвратительно пахнущий кляп.

— Заткнись, — рявкнула служанка, — или я тебя застрелю! — Она обхватила Джейн за грудь.

Служанка была высокой и невероятно сильной. Джейн почувствовала, как в ее левый висок ткнулось холодное дуло пистолета.

— Я знала, что этой дряни нельзя доверять! — зло бросила служанка. Почтительность сменилась откровенной злобой. — Только попробуй пискнуть, и я с радостью вышибу тебе мозги! Тебя не переехал экипаж, да и выстрел оказался мимо цели. Но вот от пули, выпущенной с такого ничтожного расстояния, тебя точно ничто не спасет.

Джейн пыталась дышать через воткнутый в ее рот кляп. Эта служанка толкнула ее под колеса в Гайд-парке и стреляла в них с Кристианом? Но почему?

— У меня есть еще один пистолет и несколько ножей, — предупредила служанка. — И я убью каждого, кто встанет на моем пути. А ведь в доме проживают молодые леди.

Джейн удалось выплюнуть кляп, и она вымолвила:

— К-кто вы?

Грязно выругавшись, служанка водрузила кляп на место.

— Не знаешь, да? Неужели не помнишь? Меня похоронили в простой могиле, зато твой дражайший супруг покоится в семейном склепе.

Джейн ничего не понимала. Каждый вздох сквозь вонючую ткань давался ей с трудом и вызывал приступ тошноты.

— Дьявол! Не хотелось бы, чтоб ты грохнулась в обморок. Лучше уж иди своими ногами. Тогда не придется тебя тащить. А что касается того, кто я такая… Я женщина, которую твой муж действительно любит, дорогуша. Меня зовут Флер де Жардин.

Флер? Мысли Джейн сосредоточились на самой невозможной из возможностей…

— Так дошло наконец, миледи? — насмешливо протянула Флер. — Я любовница твоего мужа, которая якобы сгорела вместе с ним во время пожара.

Дуло пистолета больно ткнулось в висок Джейн.

Впереди виднелась беседка, где Джейн поклялась отомстить Шеррингему за всех загубленных им женщин. Взгляд Джейн перекочевал на стены, окружающие Уикем-Хаус. Караульных не видно, но они наверняка где-то там, в тени.

— Ищешь спасения? — раздался хриплый смех Флер. — Думаешь, эти идиоты, считающие меня простой служанкой, придут тебе на помощь? Они охраняют дом от твоего мужа, от мужчины. С охранником у ворот оказалось несложно справиться. А теперь, когда у меня есть ты, они и вовсе не станут чинить препятствий.

Она расправилась с охранником? Джейн охватил липкий страх, смешанный с дурнотой. Она попыталась привести в порядок мысли, но ее голова казалась набитой муслином.

Флер подтолкнула пленницу в спину.

— И не вздумай кричать, даже если тебе придет в голову принести себя в жертву. Я здесь не одна. В доме живет моя сообщница. Она с легкостью доберется до этих молодых шлюх Грешника. Если издашь хоть звук, она перережет девкам горло. Если хочешь увидеть Грешника снова — в последний раз! — будешь молчать и пойдешь со мной.

В тени рядом с садовыми воротами лежало тело. Сердце Джейн от ужаса едва не выпрыгнуло из груди, когда она взглянула в его пепельно-серое лицо. Облака затянули луну, и Флер воспользовалась этим, чтобы пересечь лужайку. Джейн пыталась выплюнуть кляп, но он не поддавался. Не могла она и ослабить путы, которыми были стянуты ее запястья, хотя старалась изо всех сил. Флер накинула на нее черный плащ и прикрыла волосы капюшоном. Точно так же оделась и она сама.

Она потащила Джейн мимо тела.

Неужели этот человек мертв? Господи, кому-то пришлось отдать за нее жизнь…

Что случилось с Кристианом? Может быть, Флер заманила в ловушку и его? Ведь если он мертв, Джейн все равно сможет увидеть его в последний раз…

— Стоять! Остановитесь, или я буду стрелять!

При звуке мужского голоса у Джейн радостно затрепетало сердце. Она попыталась вырваться из рук Флер и побежать к караульному. Но та с силой толкнула ее в сторону деревянных ворот. От удара у Джейн перехватило дыхание, и она, споткнувшись, провалилась в темноту.

Позади раздался выстрел, и голову пронзила боль.

А потом на Джейн посыпались опилки и куски дерева. Она упала на колени. Джейн не была ранена, голова болела от того, что Флер ударила ее по затылку пистолетом. Пуля, выпущенная караульным, попала в ворота.

— Поднимайся! — рявкнула Флер. — Быстрее! Иначе следующая пуля продырявит череп тебе.

Впереди показались очертания черного экипажа, заполнявшего собой весь узенький переулок. Дверца его распахнулась, в проеме показалась голова мужчины, и Джейн в ужасе отпрянула. У него не было лица. Только черная дыра в том месте, где должно было находиться лицо…

— Поторопитесь! — прорычал мужчина. — За вами погоня!

— Знаю! — крикнула в ответ Флер.

Дуло пистолета уткнулось в ребра Джейн. Схватив ее за плечо, Флер поволокла пленницу к экипажу. Она толкнула Джейн вперед, и мужчина поймал ее за плащ. В этот момент луна выглянула из-за туч и осветила его лицо. На нем была надета черная маска.

Мужчина втащил Джейн в экипаж, и она упала на пол. Мужчина же откинулся на спинку сиденья, дрожа и судорожно втягивая носом воздух. Джейн слышала его хриплое дыхание.

Флер вспрыгнула в экипаж, раздался тихий треск, и экипаж тронулся в путь. Джейн, не удержавшись, вновь скатилась на пол. Возница пустил лошадей в бешеный галоп. Экипаж раскачивался из стороны в сторону, рискуя опрокинуться, и подскакивал на ухабах. Позади вновь раздались выстрелы.

Однако экипаж резко свернул налево, и его колеса загрохотали по булыжной мостовой. Они выехали на улицу.

Джейн испуганно вскрикнула, когда Флер схватила ее за плащ и втащила на сиденье. Мужчина в маске сидел напротив и напряженно смотрел вперед. Джейн судорожно сглотнула, когда увидела нацеленный на ее сердце пистолет.

— Джейн!

Джейн узнала бы этот бас из тысячи. Она не раз слышала, как в нем звенит гнев. Знала, каким он может быть холодным и свирепым.

Она вскрикнула, приказывая себе держаться и не терять самообладания.

Шеррингем сорвал с себя маску.

— А ты совсем не изменилась, — протянул он, и на его губах заиграла улыбка. — Такая же очаровательная, какой я тебя помню.

Его любовница гневно фыркнула.

— Держи ее, — приказал Шеррингем Флер. — Я хочу поцеловать свою очаровательную жену. Мы слишком долго не виделись.


— Ох, не нравится мне это, милорд. Попахивает западней.

Услышав напряжение в голосе Янгера, Кристиан выглянул в окно экипажа и посмотрел на раскачивающуюся на ветру вывеску трактира «Слон и ладья». Молодая проститутка в ярком безвкусном платье преграждала дорогу каждому проходящему мимо мужчине, предлагая свои услуги. В толпе во множестве виднелись высокие бобровые шапки, и за их обладателями тащились малолетние оборванцы, выжидающие момент, чтобы стащить кошелек.

Кристиан не мог не признать, что обстановка вокруг весьма подозрительная. Впрочем, если мадам и планировала завлечь их в ловушку, то она могла бы выбрать для этой цели менее людное место.

А тем временем миссис Броуэм, сидевшая рядом с Кристианом, как бы невзначай прижалась к нему всем телом. Она была уверена, что сможет им манипулировать, как и другими мужчинами. Она просто не умела вести себя иначе с представителями противоположного пола. Кристиан вспомнил о Джейн, прошедшей через ад, но не лишившейся желания помогать людям.

— Нет, милорд, это не западня, — уверяла Кристиана мадам.

Ей было известно о желании Шеррингема вернуться в Англию. Она сама призналась в этом Кристиану. Она согласилась ему помочь за вознаграждение, но потом узнала, что он с самого начала намеревался убить ее. Шеррингем был уверен, что после того, как устранит Броуэм и Тревора, ему удастся вернуть себе титул, поместья и прежнюю жизнь.

Кристиан с сомнением разглядывал убогий трактир.

— Но почему он остановился именно здесь?

— Ему необходимо было оставаться неузнанным, — ответила Сапфир. — Он собирался совершить запланированные убийства и отплыть во Францию. После этого он хотел вернуться в Англию и объявить, что вовсе не сгорел при пожаре, а был все это время на континенте. Кто станет подозревать человека, которого даже не было в стране? Если он узнает, что я не умерла, он может сбежать и никогда уже не вернется.

Мадам говорила весьма уверенно. Отчаянно желала избежать виселицы? Или просто играла с Кристианом?

— Я оставлю вас с Ройдоном, Сапфир. — Кристиан кивнул на сидящего рядом с ним мужчину. — Если вы доставите ему какие-то хлопоты, он прямиком отвезет вас на Боу-стрит.

— А я велел ему свернуть вам шею, если что, — добавил Янгер, потирая шрам на загорелой шее.

— Это не западня, — прохрипела мадам. — Я хочу, чтобы Шеррингема повесили.

Кристиан спрыгнул на грязную улицу, освещаемую лишь тусклой лампой и несколькими факелами. В воздухе витал стойкий запах лошадиного навоза и человеческих испражнений. В карманах Кристиана лежали два пистолета, а в рукаве и голенище сапога — по ножу.

Сопровождаемый Янгером и еще двумя людьми, он ворвался в трактир. Повсюду раздавались пьяные крики и веселый смех. Хозяин трактира — грузный мужчина с тремя подбородками — услужливо подбежал к столу.

Кристиан положил на стол несколько соверенов.

— Я лорд Уикем.

Трактирщик раболепно поклонился, и Кристиан дал ему описание Шеррингема.

— Похоже, вы говорите о мистере Невилле, милорд, живет в комнате номер семь, — сообщил трактирщик. — Только вечером он ушел.

— Не знаете, куда он отправился и брал ли с собой вещи?

— Нет, милорд. Вещи еще утром забрала женщина. Она сказала, что они уезжают.

— Женщина? — Неужели он говорил о Сапфир Броуэм? — Как она выглядела?

— Это миссис Невилл, его жена. Милая темноволосая женщина.

Кто она такая?

— И куда они собрались уезжать?

Трактирщик покачал головой:

— Не знаю, милорд.

Плечи Кристиана безвольно опустились. Неужели он опоздал? Неужели Шеррингем уже уехал на континент? Если граф узнал, что Сапфир Броуэм жива, он вообще никогда не вернется, и Джейн будет уверена, что все еще связана с ним брачными узами.

Кристиан вышел из-за стола, оставив трактирщика с открытым от удивления ртом, и, перепрыгивая через две ступени, поднялся на второй этаж в поисках комнаты номер семь. На случай если Трактирщик солгал или просто ошибся, Кристиан держал наготове пистолет. Дверь оказалась запертой, и Кристиан с силой ударил по ней ногой. Щепки полетели в разные стороны, и раздался испуганный крик женщины, идущей по коридору.

Кристиан осторожно вошел в комнату. Она была пуста. Ничто, кроме смятых простыней, не указывало на то, что здесь кто-то жил. Дверцы платяного шкафа были открыты.

А потом Кристиан увидел крошечный обрывок бумаги, белевший на подушке. Он схватил его как раз в тот момент, когда в комнату ворвался Янгер. Найденная записка была исписана женским почерком, который совершенно определенно принадлежал не Сапфир Броуэм.

«Грешник, знай, у меня есть то, что ты так отчаянно желаешь. Ты сможешь найти это в театре».

Джейн. Это ее Кристиан желал каждой клеточкой своего сердца. Но Шеррингем не мог схватить Джейн. Дом тщательно охранялся, и Шеррингему ни за что не удалось бы проникнуть туда незамеченным. Или все же удалось?

А может, его просто завлекают в очередную ловушку? Или Джейн действительно в опасности?

— Театр, — вслух произнес Кристиан. «Друри-Лейн»? Вряд ли. Если его хотели завлечь в умело расставленные силки, то зачем звать в людное место, не дав при этом никаких указаний?

Ему необходимо вернуться домой и удостовериться, что Джейн в безопасности.

Театр. Неужели в записке говорилось о театре в клубе Сапфир Броуэм?

Глава 24

Благодарение Богу, Флер не подчинилась приказу Шеррингема. Она не схватила Джейн, чтобы он смог ее поцеловать.

Джейн смотрела на мужа из угла экипажа. Со связанными руками она подпрыгивала и заваливалась на бок каждый раз, когда экипаж подскакивал на кочке или выбоине.

Целых восемь лет Джейн жила с этим человеком. Она думала, что научилась отгадывать его настроение. Она знала, когда он лжет. По одному лишь звуку шагов Могла сказать, что он взбешен. Но на самом деле она ничего о нем не знала. И теперь ее это очень пугало.

Шеррингем гневно посмотрел на Флер:

— Она моя жена.

Джейн понимала, что он больше не лорд Шеррингем — титул перешел к его кузену, — но не могла думать о нем иначе.

— А чего ты ожидал? — огрызнулась его любовница. — Что я задеру ей подол, чтобы ты мог исполнить свой супружеский долг?

Джейн отшатнулась, когда Флер дрожащей рукой направила на нее пистолет. Господи, неужели она примет смерть от шальной пули? И что может натворить та, другая женщина, оставшаяся в Уикем-Хаусе?

— Теперь она любовница Уикема, — язвительно бросила Флер. — Я наблюдала за ними. И видела ее в его объятиях.

— Я не любовница, — произнесла Джейн. — В глазах общества ты мертв, и я больше не твоя жена.

Ее ударила Флер, а не Шеррингем, и голова Джейн болезненно запрокинулась. Ошеломленная, она ощутила, как в ее глазах закипают слезы.

— Ты моя жена! — проревел Шеррингем. — Я не умер, ты, Джейн, все еще принадлежишь мне. — В словах Шеррингема слышалась ярость. — И ты делила постель с Уикемом.

С двумя пистолетами, направленными на нее, и связанными руками Джейн при всем своем желании не смогла бы сбежать. Она должна была испытывать страх, но с удивлением поняла, что еще не потеряла присутствия духа. Лишившись самообладания, она наверняка погибнет, но Шеррингем ожидал, что она испугается, как и прежде. Целых восемь лет он превращал ее в безвольное, плачущее существо, но Джейн высокомерно вздернула подбородок.

— Я считала себя вдовой.

— Ты все знаешь, не так ли? — Шеррингем говорил с ней на удивление спокойно. — Про Молли, и Китти, и других шлюх Сапфир Броуэм.

Те девушки не были шлюхами. На глаза Джейн навернулись слезы.

А Флер зло произнесла:

— Конечно, знает. И она, и Уикем.

Джейн заставила себя взглянуть мужу в глаза.

— Почему ты не хочешь уехать из Англии? Ты мог бы бежать.

Взгляд Шеррингема медленно заскользил по ее телу. Полы ее плаща распахнулись, а руки были связаны. В глазах Шеррингема вспыхнул странный огонь…

Флер снова ударила Джейн кулаком, отбросив ее к стене.

— Ты все испортила. Ты и твой проклятый Грешник. Ну, какого черта вы сунули свои носы, куда не следует?

— Это Тревор виноват, — пробормотал Шеррингем. — Запер свою жену в сумасшедшем доме, вместо того чтобы убить ее.

Джейн услышала знакомые нотки закипающей ярости. Но тут Шеррингем закашлялся и прижал ко рту платок. Тонкая ткань окрасилась кровью. Джейн ошеломленно смотрела на алые пятна. У Шеррингема чахотка. Он болен. Умирает.

— Ч-что вы собираетесь со мной сделать?

— Я видела, как Уикем отвез Броуэм к себе домой. Вы с ним знаете правду, и он обладает очень большой властью и влиянием. На случай если Уикем отправит эту суку Броуэм в Ньюгейт, я позаботилась о том, чтобы с ней расправились. Останется покончить только с тобой и Грешником…

— Мы должны уехать из Англии, Флер, — возразил Шеррингем. — Слишком поздно.

Флер протянула руку, потрепала его по колену и умоляюще заглянула в глаза.

— Не поздно.

— Поздно, — произнесла Джейн. Она внимательно наблюдала за мужем. Стоит ли рискнуть? — Правда известна слишком многим людям. На Боу-стрит уже знают, что убийства совершил ты.

Лицо Шеррингема покрылось багровыми пятнами.

— На Боу-стрит? Невозможно.

— Это неправда! — взвизгнула Флер и направила пистолет на своего любовника. — Она лжет, чтобы запугать тебя. Ты не должен терять веру. Ты всегда был слабым. Паниковал из-за этого глупца Тревора. А ведь год назад так легко было его уничтожить!

— Я не был слабым! — проревел Шеррингем.

Он рванулся к Флер, но та нацелила на него пистолет.

— Ты меня не ударишь!

Ярость сразу куда-то испарилась, превратив Шеррингема в стареющего мужчину с блеклыми глазами, полными отчаяния. Он вновь откинулся на спинку сиденья.

— Слишком поздно. Мы должны бежать, Флер… вернуться в Италию… Я все равно умираю.

Флер бросила на него горящий яростью взгляд.

— Нам не нужно никуда бежать. Ты все еще можешь вернуть себе титул, и я стану твоей графиней. — Флер прижала ладонь к животу и указала пистолетом на Джейн: — Она умрет, а я подарю тебе наследника. Вот глупая. Она поверила в то, что у меня есть сообщница в доме. Мы легко расправимся с ними всеми, и ты не умрешь, Шерри, любовь моя. Сын продолжит твой род. У твоего кузена отберут титул. Разве ты забыл, как мы вместе смеялись над этим? Отличная будет шутка.

Но Шеррингем не ответил. Лишь снова закашлялся.

Джейн ощутила некоторое облегчение. По крайней мере, заявление Флер о том, что в доме осталась ее сообщница, оказалось ложью.

Флер в отчаянии повысила голос и теперь пыталась перекрыть грохот колес.

— Я придумала этот план, чтобы вернуть тебе все, чего ты заслуживаешь. Я тоже заслуживаю титула графини Шеррингем. Нам лишь нужно немного терпения…

— Я вернулся в Англию, чтобы меня арестовали.

— Но к тому времени я стану твоей законной женой. Твой сын родится и унаследует титул. — Флер злобно улыбнулась Джейн. — Но если на Боу-стрит все известно, ты нам больше не нужна. Не обязательно оставлять тебя в живых, чтобы завлечь в ловушку Уикема. — Флер приставила дуло пистолета к виску Джейн и положила палец на спусковой крючок.

Страх окатил Джейн ледяной волной. И Флер, и Шеррингем лишились рассудка. Она — из-за желания стать графиней, он — от мысли, что сможет избежать наказания. Флер придется убить Джейн. Ведь она не может выйти замуж за человека, чья жена жива.

Но Джейн будет бороться за свою жизнь. И за жизнь Кристиана, ибо Флер сама призналась в том, что он все еще жив.

— Я солгала насчет Боу-стрит, — выдохнула Джейн. — Там пока не знают об убийствах. Но существует еще один свидетель. Он-то и рассказал правду лорду Уикему.

Безумные глаза Флер уставились на Джейн.

— Уикем никогда не назовет вам имени этого человека, — продолжала Джейн, сердце которой отчаянно колотилось в груди. — По крайней мере, до тех пор, пока он уверен, что может меня спасти…

Экипаж остановился, и Флер презрительно улыбнулась:

— В таком случае ты нам, пожалуй, еще пригодишься… миледи.

— Ложись на кровать.

Нет, Джейн не ляжет в постель по собственной воле. Если Шеррингему так хочется, ему придется применить силу, ибо Джейн никогда больше не станет ему подчиняться.

Замок в двери зловеще щелкнул.

Несколько дней назад Джейн встретила Кристиана в галерее над этой комнатой. Тогда он запечатлел на ее губах поцелуй, обрушивший на Джейн шквал внушающих ужас воспоминаний. Вот и сейчас сердце Джейн сжималось в груди, но она больше не ощущала такой лишающей сил и рассудка паники. И все это благодаря Кристиану. Она стала сильнее, потому что он защищал ее, поддерживал и обращался как с равной.

— Ложись! — рявкнул Шеррингем.

Звук его голоса на мгновение парализовал Джейн. Он, наконец, вытащил кляп, чтобы она могла крикнуть:

— Нет!

— Дрянь! — Шеррингем с рычанием толкнул ее на кровать. А Джейн-то считала его больным и немощным. Как же она ошибалась! Даже страдая от чахотки, он все равно был сильнее.

Несколько месяцев назад она сжалась бы на кровати в комочек, боясь произнести хоть слово. Но теперь она не позволит, чтобы вернулась та Джейн.

— Прошу тебя, развяжи мне руки. Очень больно.

Джейн сомневалась, что Шеррингем захочет облегчить ей боль, но, к ее удивлению, он потянул за стягивающую ее запястья веревку. Руки Джейн закололо, когда она попыталась их согнуть. Шеррингем плюхнулся на кровать рядом с ней. А когда он направил на нее пистолет, Джейн едва сдержала рвущиеся из горла рыдания. Мелькнул белый платок, и Шеррингем снова закашлялся.

В галерее наверху промелькнул свет. Кристиан? Вывернув шею, Джейн попыталась что-либо разглядеть. Свеча осветила лицо Флер, когда та зажгла факел рядом с дверью, а затем прошла между рядами кресел к противоположной стене. Балкон, обращенный к сцене, обрамляли занавеси. Флер подняла пистолет и скрылась за ними.

Джейн умоляюще посмотрела на мужа:

— Ты мог бы пощадить нас. Ну, или хотя бы одного Уикема.

— Уикема? Твоего любовника? Флер видела, как ты его обнимала. Видела ваши страстные поцелуи. А в постели со мной ты лежала точно труп с закрытыми глазами.

— Я боялась тебя… — начала Джейн. Ей необходимо было рассказать ему, какую боль она испытывала, когда он наваливался на нее всем телом и терзал ее рот. — Я просто боялась, что ты меня ударишь. Я была холодна, потому что ты никогда не проявлял нежности и любви…

Шеррингем замахнулся, но удара не последовало.

— Все это время ты любила другого мужчину…

— Не было никакого другого мужчины! — закричала Джейн. — Я была девственницей, когда вышла за тебя замуж.

Шеррингем ударил ее по щеке. Кожу обожгло болью.

— Ты лжешь мне, женушка. О ком ты думала, когда я целовал тебя в день нашей свадьбы?

Оглушенная ударом, Джейн попыталась вспомнить их с Шеррингемом первый поцелуй. Это произошло в экипаже, когда они отъезжали от церкви. После венчания Джейн была словно в тумане. А потом Шеррингем схватил ее за шею и притянул к себе. Его губы прижались к ее губам. Поцелуй был грубым и бесцеремонным. Ошеломленная таким напором, Джейн попыталась отстраниться. Этот поцелуй совсем не походил на тот, о котором она мечтала.

В тот момент она действительно подумала о Кристиане, который был очень далеко. Она вспомнила его блестящие голубые глаза, беззаботный смех и дерзкое подтрунивание…

О Господи! Кристиан всегда жил в ее душе.

Шеррингем схватил Джейн за ногу и притянул к себе. Подол платья задрался, обнажив ее ноги. Джейн ошеломленно охнула, увидев направленный на нее кулак, но успела увернуться. Удар пришелся по матрасу.

— Черт бы тебя побрал! — рявкнул Шеррингем. — Мне было на тебя плевать. Холодная, неподатливая статуя. Ты не смогла родить мне ребенка. Но я не смог забыть тебя, Джейн, даже в Италии. Я грезил о тебе ночью и просыпался с мыслью о тебе по утрам.

Руки Шеррингема потянулись к ее горлу.

Оцепеневшая от ужаса Джейн охнула:

— Не было никакого мужчины! Клянусь! — Она хотела успокоить мужа и в то же время хотела, чтобы он знал правду. — Я согласилась на брак с тобой, желая подарить тебе свое сердце. — И Джейн не лгала.

— Я умираю, и ты тоже умрешь. Ты — моя жена и останешься ею даже в могиле.

Джейн согнула ногу в колене, намереваясь ударить в пах. Но Шеррингем упал на нее.

— Заткнись! Я не допущу, чтобы ты своим криком предупредила Уикема. — Его затянутая в перчатку рука зажала ей рот, а тяжелое тело вдавило в матрас. Губы Шеррингема растянулись в злорадной улыбке, когда он начал ласкать грудь жены. Джейн терпела его прикосновения на протяжении восьми лет, но не собиралась терпеть это теперь. — Уикем — тот джентльмен, которого ты любила, когда выходила за меня замуж, не так ли? Это его ты представляла, когда закрывала глаза и раздвигала для меня ноги?

Он казался таким спокойным. Не проклинал Джейн, не вымещал на ней свой гнев, а лелеял его внутри себя.

— Ты делала из меня дурака, желая Уикема. Ты уверена, что не сможешь подарить мне ребенка?

В уголках рта Шеррингема скопилась слюна. Но в остальном он казался таким равнодушным, что Джейн едва сознание не теряла от страха. Его ладонь легла на ее грудь и больно стиснула. Джейн вскрикнула, вдохнув запах засаленной кожи перчатки.

— Терпение, моя дорогая. Нам нужно дождаться Уикема.


Господи, он не потеряет Джейн!

Сжимая в правой руке пистолет, Кристиан тащил Сапфир Броуэм по лестнице утопающего во мраке клуба. Интуиция помогала ему выжить во время боев, стихийных бедствий и вылазок в гаремы для спасения томящихся там девушек. И только интуиции мог сейчас доверять Кристиан.

Позади него раздались тихие шаги. Это его люди занимали позицию у подножия лестницы. Остальные окружили клуб снаружи. Наверху Кристиан заметил мерцание света.

Когда его нога оказалась на последней ступеньке, Сапфир схватилась за перила и попыталась остановиться. Но Кристиан безжалостно потянул ее за собой.

— Только не отдавайте меня Шеррингему, — умоляюще протянула она. — Вы не можете так со мной поступить.

— Я и не собирался. Я просто хочу, чтобы мы трое вышли отсюда живыми.

— Боюсь, что ваша прекрасная леди уже мертва, Уикем, — прошептала мадам. — Нужно бежать и спасаться. Это же настоящее сумасшествие.

Кристиан крепче сжал руку Сапфир.

— Вообще-то я могу и передумать, моя дорогая. Так что не стоит меня злить.

Сапфир с трудом поспевала за Кристианом, спешившим по коридору. Он замедлил шаги, лишь когда они оказались у белой двери с золотыми узорами. Она была приоткрыта.

— Возможно, он только и ждет, чтобы вас застрелить, — прошептала Сапфир.

— Я знаю, что за дверью наверняка кто-то есть. Но я рискну. — Ради Джейн. Конечно, Кристиан мог бы послать вперед Сапфир, но он был не из тех мужчин, кто станет прикрываться женщиной, даже если она преступница. — Чтобы я ни сказал, подыгрывайте мне.

Кристиан ступил в темную галерею и громко крикнул:

— Я здесь, Шеррингем, и привел с собой Сапфир Броуэм! Живую! Отпустите Джейн и можете забрать ее. Клуб окружен вооруженными людьми. Я могу помочь вам выйти отсюда живым, но сначала вы отдадите мне Джейн.

Кристиан рисковал. И очень сильно. Но ему необходимо было убедить Шеррингема в том, что Джейн нужна ему живой. И все же одно лишнее слово — и этот псих разозлится и начнет стрелять.

Кристиан! Джейн услышала его низкий красивый голос и взвизгнула, но звук получился совсем тихим.

Кристиана необходимо предупредить о Флер.

Джейн попыталась укусить мужа за руку. Ее зубы вонзились в кожу перчатки, но Шеррингем лишь сильнее зажал ей рот.

Раздался выстрел, и галерею над их головами на мгновение осветила вспышка. Ответный выстрел заставил Джейн вновь приглушенно вскрикнуть.

Шеррингем вскочил с кровати, но при этом схватил Джейн за руку и потянул ее за собой. Он прижал Джейн к себе и приставил к ее виску пистолет.

— Дьявол, эта ведьма убегает! — закричала Флер.

К своему ужасу, Джейн разглядела в тусклом свете Флер, направившую второй пистолет на Кристиана, остановившегося в проходе между креслами. Джейн вскрикнула, и на этот раз ее крик эхом прокатился под сводами театра.

Однако ответного выстрела не прозвучало. Вместо этого до слуха Джейн донесся насмешливый голос Флер:

— Вы использовали заряд преждевременно, милорд. А теперь будьте хорошим мальчиком, поднимите руки над головой. Я все сделаю быстро, но, увы, не безболезненно…

— Не стреляй в него! — рявкнул Шеррингем. — Это удовольствие принадлежит мне!

Сердце Джейн, мешая дышать, колотилось где-то в горле. Шеррингем желал мести, так как считал, что Кристиан всегда жил в ее сердце.

Она должна действовать. Никто не обращает на нее внимания. Пистолет Флер нацелен на Кристиана, а Шеррингем сосредоточен на человеке, которого всегда считал соперником. Хватка Шеррингема немного ослабла. Теперь он целился в Кристиана, а не в голову Джейн. В глазах мужа она не представляла никакой опасности. Она была его маленькой запуганной женой.

Вместо того чтобы вырваться, Джейн резко упала навзничь. А когда Шеррингем, оступившись, вскрикнул, она рванулась к узенькой лестнице, что вела со сцены на галерею. Другая дверь была заперта. И теперь, пересекая сцену, Джейн молилась лишь о том, чтобы привлечь внимание Флер.

Однако Шеррингем схватил ее прежде, чем она успела добежать до лестницы. Над их головами раздался выстрел.

Джейн вдруг показалось, будто ее сердце остановилось. По щекам заструились слезы. Она проиграла.

Все оказалось напрасно, потому что Флер выстрелила в Кристиана…

— Твоя подружка здесь, Шеррингем, с ножом у горла.

Кристиан жив!

— Повторяю еще раз! — крикнул Кристиан. — Отпусти Джейн — и выйдешь из клуба живым. А еще я сделаю так, что ты сможешь свободно покинуть Англию.

— Не верь ему! — взвизгнула Флер.

— Можешь взять меня в заложники, Шеррингем, — повторил Кристиан. — Иначе живым тебе отсюда не уйти.

Кристиан предлагал себя, лишь бы только освободить Джейн. Но она не могла этого допустить.

Сердце Джейн сжалось в груди, когда она увидела, как блеснуло лезвие. Нож упал на сцену. Ради нее Кристиан остался безоружным и уязвимым.

— Я приведу ее наверх! — крикнул Шеррингем, едва не оглушив Джейн. Упирающийся в ее ребра пистолет не дрогнул в его руке. Муж крепко прижимал Джейн к себе, а его подбородок касался ее затылка. От Шеррингема исходил омерзительный запах пота, затхлого одеколона и несвежею дыхания. — Ты моя, Джейн, — пробормотал он. — Я тебя не отпущу.

Когда они с Шеррингемом достигли галереи, Джейн увидела, как на лице Кристиана отразилась мука. Флер приставила к его боку нож, но Уикем, казалось, не обращал на это внимания.

— Джейн, ты в порядке? — крикнул он. — Он не обидел Тебя? — Кристиан попытался подойти к Джейн, но Флер остановила его, сильнее прижав нож к его животу.

— Я…

Шеррингем больно ткнул жену пистолетом:

— Заткнись! Только заговори с ним, и я тебя убью! — Он зло засмеялся, а потом принялся поглаживать дулом пистолета грудь Джейн. Она сжалась от ужаса. — Очень хотелось бы увидеть твое достоинство на серебряном блюде, Уикем! — насмешливо крикнул Шеррингем. — Готов расстаться с ним ради Джейн?

— Ради нее я готов на что угодно.

Как Кристиану удавалось сохранить спокойствие?

Это холодное самообладание всегда пугало Джейн в муже, но когда это же качество демонстрировал Кристиан, она успокаивалась. И все же она не могла собраться с мыслями. Джейн не могла позволить Кристиану делать то, что потребует от него ее муж. К ее горлу подступил ком.

— Я пойду с тобой, Шеррингем, — тихо произнесла Джейн, которой не потребовалось усилий, чтобы голос прозвучал жалко и испуганно. — Я покину Англию вместе с тобой, если ты этого хочешь. Ведь я твоя жена и все еще принадлежу тебе.

— Господи, нет, Джейн! — Кристиан шагнул вперед. Он был так поглощен любимой, что не заметил, как Флер забежала ему за спину и приставила нож к горлу.

— Больше ни шагу, — пригрозила негодяйка.

— Я куплю билет на любой пароход, — продолжала Джейн, несмотря на то, что видела, как глаза Кристиана наполнились страхом за нее. Но это была ее битва. — Ну, чем я не заложница? Уикема оставь в живых. А мой долг быть рядом с тобой, Шеррингем.

— Ты принадлежишь мне, Джейн. — Он поцеловал ее в щеку, и Джейн стоило немалых усилий не показать своего отвращения. — И всегда будешь принадлежать.

Ревность, сила и власть — вот что управляло жизнью Шеррингема. И теперь Джейн пыталась играть на этих его пристрастиях.

— Ты все еще желаешь меня? — спросила она, стараясь придать своему голосу чувственности.

— Он никогда тебя не желал! — взвизгнула Флер.

— Нет ни одного мужчины, который не влюбился бы в вас, леди Шеррингем, — сказал Кристиан. — Вы истинная леди, чистая сердцем, обладающая изысканными манерами, добрая и благородная.

— Истинная леди?! — Флер побагровела. — Она была мышью, начисто лишенной очарования! Она понятия не имеет о том, как доставить мужчине удовольствие!

Кристиан рассмеялся, и лезвие ножа задрожало на его горле.

— О, как вы ошибаетесь! Она может не просто доставить удовольствие, она может свести с ума. А когда джентльмен ищет себе жену, он выбирает истинную леди. Такую, как Джейн.

Джейн заметила, как блеснули глаза Кристиана. Он не сводил с нее взгляда. Он понял ее замысел и моментально подыграл ей. Вместо того чтобы остановить ее, он действовал с ней заодно.

Слова Кристиана задели Флер за живое. Она побледнела и затряслась.

— Ты не любишь ее! — крикнула она Шеррингему. — И никогда не любил.

— Я не могу забыть ее, Флер, — ответил граф. — Когда мы только поженились, ей не было равных. Она была такая красивая, податливая и живая. А какая сила духа…

Сила духа, которую он истребил в ней. От этих слов у Джейн закружилась голова.

— Я ее обожал, — продолжал Шеррингем. — И теперь понимаю, что всегда любил ее. — Он убрал пистолет от груди Джейн.

— Нет! — Флер рванулась вперед. Она набросилась на Шеррингема, и Джейн вдруг ощутила, что сильные руки другого мужчины оторвали ее от мужа. Она ошеломленно взглянула в горящие гневом глаза Кристиана, когда он потащил ее прочь.

— Перестань! — Шеррингем ударил Флер, и та упала на пол, Потом он резко развернулся и направил пистолет на Кристиана. — Поднимайся! — скомандовал он любовнице и коснулся пальцем спускового крючка…

— Флер! — в отчаянии закричала Джейн. — Мой муж в любом случае собирался вернуться в Италию. Он сказал мне об этом, когда мы лежали в кровати на сцене. Он вернулся за мной, а тебя лишь использовал. Все это делалось ради меня. А до твоего ребенка ему нет никакого дела. — Джейн солгала, но ее уловка сработала.

— Негодяй! Я все для тебя сделала! Убила Тревора…

Шеррингем переключил внимание на любовницу, в ярости замахнувшуюся на него ножом.

— Это ложь! — воскликнул Шеррингем, но Флер все же нанесла удар, полоснув ножом по плащу.

Джейн вцепилась в руку Кристиана и сделала несколько шагов назад, когда раздался выстрел. В это же самое мгновение Кристиан бросился на нее, и она упала на бок. Падая, Джейн сильно ударилась об одно из кресел.

Боль в ребрах показалась Джейн восхитительной, так как означала, что она жива. Просто чудо, что пуля не попала ни в нее, ни в Кристиана. Его мгновенная реакция спасла жизнь им обоим.

— Ах ты, ублюдок! — С диким рычанием Шеррингем бросался на Кристиана. В его руке сверкнул нож, которым он полоснул Кристиана по щеке.

Джейн попыталась сесть, но подол ее платья зацепился за подлокотники.

Кровь. Святые небеса, по щеке Кристиана струилась кровь.

В порыве ярости Шеррингем снова полоснул Кристиана ножом, и тот прикрылся рукой, как щитом. А потом лезвие сверкнуло и в его руке, и Шеррингем попятился. Должно быть, у Кристиана был припрятан еще один нож. И вот теперь в узеньком пространстве между креслами и ограждением галереи медленно кружили двое мужчин.

От дикого смеха, раздавшегося у нее за спиной, кровь Джейн застыла в жилах. С зажатым в руке ножом на нее бежала Флер. В распоряжении Джейн было всего лишь мгновение, и она отчаянно попыталась отцепить подол…

На лице Флер заиграла злорадная улыбка.

Джейн схватила кресло, стоящее позади нее, и с силой толкнула его. Флер не ожидала ничего подобного. Получив удар по ногам, она пошатнулась и рухнула на одно из кресел, стоящих на другой стороне.

Ткань платья затрещала и освободила Джейн. Поднявшись на ноги, она побежала прочь от Флер. Джейн необходимо было оказаться рядом с Кристианом.

Но она остановилась как вкопанная.

Шеррингем загнал Кристиана к перилам. Кровь струилась из ран на его щеке и шее. Жилет был покрыт красными пятнами. Шеррингем тоже был ранен, но, обезумев от ненависти, он, казалось, не ощущал боли.

— Я убью тебя, Уикем! — взвыл он. — Она всегда любила только тебя, и за это ты умрешь! — С этими словами он бросился на Кристиана.

Застыв от ужаса, Джейн наблюдала за тем, как взметнулась рука мужа с зажатым в ней ножом.

Но Кристиан отскочил в сторону, и Шеррингем что есть силы ударился о перила. Выронив нож, он схватился за перила, чтобы не упасть. Он оглянулся и увидел, что Кристиан готовится к броску. Точно загнанное в угол животное, Шеррингем бросил взгляд на сцену внизу, перевесился через перила…

— Остановись! — закричала Джейн, но было слишком поздно.

Он не собирался продолжать бой, а хотел сбежать.

Под сводами театра раздался его душераздирающий крик, а потом послышался глухой удар. Завизжав, Флер бросилась к перилам, а затем сбежала по лестнице вниз.

Джейн услышала собственное прерывистое дыхание. Снизу раздались скорбные рыдания, а на талию Джейн неожиданно легли крепкие руки Кристиана.

— Ты в порядке? — спросил он, крепко прижимая Джейн к себе. — О Господи, ты вся дрожишь.

Джейн осторожно коснулась раны на его щеке, и сердце сжалось от боли, когда Кристиан поморщился. Кровь текла по щеке и капала из носа. Рукав сорочки тоже был пропитан кровью.

— Кристиан, это ты нуждаешься в помощи, а я в порядке. — Джейн хотела подойти к перилам, но Кристиан удержал ее. — Это Флер толкнула меня в парке. И стреляла она в меня, а не в тебя. Должно быть, это ее темные волосы видел дворецкий Тревора, но по ошибке принял ее за мужчину.

В зал ворвались люди. Янгер и его товарищи.

— Мы поймали мадам. Она пыталась улизнуть. Пришлось ее догонять… — Янгер осекся, разглядев раны Кристиана. — Господи Иисусе, милорд…

Кристиан указал на сцену внизу:

— Заберите ту женщину и отвезите ее на Боу-стрит вместе с мадам. Я дал Броуэм слово, что ее не повесят. Но на свободу я ее не отпущу.

Когда мужчины побежали к лестнице, Джейн прошептала:

— Я хочу посмотреть, Кристиан. Мне необходимо убедиться.

Джейн была уверена, что получит отказ, но Кристиан молча подвел ее к перилам и поддержал, когда она посмотрела вниз. Она увидела рыдающую на коленях Флер, неподвижное лицо мужа и его безжизненные глаза.

Шеррингем разбился насмерть, упав с высоты на сцену театра.

Глава 25

Кристиан запрокинул голову назад, закрыл глаза и наслаждался нежными прикосновениями Джейн, пока она снимала с него сюртук. Боль пронзила его руку, но беспокоился он не о себе, а о Джейн. Она настояла на том, чтобы остаться с ним. Она поддерживала его под руку, точно инвалида, провожая в спальню.

— Тебе не обязательно заниматься этим самой, дорогая, — пробормотал он, хотя его эгоистичное «я» радовалось тому, что Джейн рядом. — Хантли послал за доктором. И вообще, это я должен за тобой ухаживать.

Джейн осторожно потянула за рукава сюртука.

— Это тебя ранили. А самое худшее, что случилось со мной, — это пощечина от Флер.

Нет, это было не самое худшее. Кристиан знал, что существуют раны пострашнее физических. От ужаса, который он испытал при мысли о том, что может потерять Джейн, внутри все похолодело, а сердце пронзило такой болью, по сравнению с которой кровоточащие раны казались сущим пустяком. По пути домой Джейн рассказала ему все, что произошло в экипаже Шеррингема. И снова Кристиан — вот уже в который раз — восхитился ее мужеством.

Он повернулся к Джейн и поцеловал ее. Он не мог заключить ее в объятия, так как его рубашка была насквозь пропитана кровью. Но он мог бы целовать ее бесконечно. Он с радостью отказался бы от еды и питья, лишь бы; ему позволили стоять вот так рядом с Джейн и ощущать ее губы на своих до конца жизни.

Джейн отстранилась.

— Ты не должен этого делать. Ты же ранен.

— Не везде, дорогая. — Кристиан попытался улыбнуться. Ему ужасно хотелось прижать Джейн к себе и никогда не отпускать ее, но сначала им нужно было отдохнуть, обработать раны и прийти в себя. По правде сказать, у него до сих пор кружилась голова от ударов Шеррингема и потери крови.

Постаравшись придать своему голосу беззаботности, Кристиан произнес:

— У меня бывали раны и похуже. — Он увидел, как обеспокоенный взгляд Джейн скользнул по старым шрамам. — Но я выжил.

В ответ на его улыбку уголки губ Джейн еле заметно поползли вверх — обнадеживающее зрелище.

— А что касается вас, бесстрашная леди Джейн, — продолжал Кристиан, — то я отведу вас в вашу спальню, приставлю к вам дюжину служанок и…

Джейн побледнела, и Кристиан запоздало вспомнил, что Флер жила в доме под видом служанки. Ему рассказала об этом Мэри. Она проследила за Джейн и Флер и увидела в руках служанки пистолет. Благодаря Мэри Кристиан приехал в клуб, зная, что столкнется там не только с Шеррингемом, но и с его любовницей.

В чарующих карих глазах Джейн вспыхнуло удивление, когда она узнала о поступке Мэри. Девушке хватило одного взгляда на Кристиана, снедаемого страхом за Джейн, и она прошептала:

— Вы действительно ее любите.

С этого самого момента она больше не испытывала ревности.

С замиранием сердца Кристиан посмотрел на Джейн, зная, что смотрит на самую красивую женщину на свете. Растрепанные медно-рыжие локоны непослушно свисали на ее сосредоточенное лицо, когда она закатывала рукава платья, чтобы промыть раны Кристиана. В этот самый момент он, наконец, понял, что такое любовь. Он не мог описать это чувство. Просто знал, что оно поселилось в его сердце. И что же ему теперь делать с этим новым восхитительно-возбуждающим чувством?

«Сделай Джейн предложение. Попроси ее стать твоей», — нашептывал внутренний голос.

Но ведь она поклялась никогда больше не выходить замуж и отказалась ехать с ним в Индию. При мысли о том, что ему предстоит сделать, Кристиан похолодел. Если он хочет, чтобы Джейн принадлежала ему, он вынужден будет рассказать ей правду о себе. Он не мог ей лгать. Потому что замалчивание правды и будет ложью. Джейн должна узнать о его происхождении.

Но Кристиан не мог себя пересилить. Не мог посмотреть в ее глаза и увидеть в них разочарование. Не в этот раз.

Он поступал так в юности. Но больше не намерен этого делать.

— Достаточно, миледи. — В спальне появился Хантли, сопровождаемый лакеем, несущим таз с водой. Секретарь неодобрительно сдвинул брови. — Вам необходимо поза