Из дневников Кати Мезиной-2 (сборник) (fb2)


Настройки текста:



Валин Юрий Павлович Из дневников Катрин М-К
Холодное сердце
Из дневников Катрин М-К.*

*(Дневники написаны так и не были, но многое из услышанного у камина было сохранено для истории и подробнейше пересказано Д.М-К., за что автор приносит свою искреннюю благодарность сей милейшей особе).


"Это было в те времена, когда меня осенило, что приличной девушке все-таки необходимо закончить образование. Да уж, что за глупости лезут в голову в юности. Вот дурища! Впрочем, тот безмятежный год в Нью-Бриджском университете кое-чему меня действительно научил… "

День несвежей весны

…Выспаться дома Катрин успела, позавтракать - нет. Мимо "Мили" пришлось проскочить без остановки. Ладно, будем считать лежание под одеялом наиважнейшим делом, а упущенный завтрак наверстаем за обедом.

"Индеец" катил по знакомому, как обычно пустынному, шоссе. Машина уверенно взлетела на пологий подъем. Дальше тянется длиннющий спуск, поворот, еще двадцать минут крейсерского хода, и из-за стены леса покажутся окраина Нью-Бриджа. В городок девушка обычно не заезжала. Сразу сворачивала вдоль леса к университетскому городку.

В кармане ожил мобильный телефон. Неурочный "Марш красных авиаторов", который меню телефона упорно обзывало "Боевым немецким маршем", озадачил девушку. Кому это она понадобилась в такую рань? Катрин остановилась, - машину она водила по-прежнему очень осторожно, щепетильно соблюдая правила.

Звонила Фиона, но голос подружки едва можно было узнать:

- О, Кетрин, какой ужас! Берни умер. Сегодня утром…

Катрин в шоке слушала звучные всхлипывания в трубке .

Бернард Вранскин был найден рано утром в своей машине на 84-й миле шоссе Нью-Бридж - Соут-Куас. Катрин сообразила, что это совсем недалеко от ее "хижины". Не то чтобы рядом, но 84-я миля куда ближе к Соут-Куас, чем к университету.

…- посмотри, может быть, мы можем что-то сделать. Бедный Берни… - Фиона рыдала уже в голос.

- Конечно, я съезжу. Позвоню из дома, или когда к универу буду подъезжать. Не реви. Томми рядом? Сунься ему в плечо…

Катрин развернула машину. Привычные ориентиры замелькали в обратном порядке.

Быть не может. "Умер за рулем". Здоровенный хоккеист Берни умер за рулем как какой-нибудь 90-летний пенсионер? Немыслимо. Наверное, произошло что-то иное. Собственно, как Берни вообще оказался на шоссе? Не мог же он в Соут-Куас на свидание гонять, в самом-то деле?


Проблески полицейских "маяков-мигалок" Катрин увидела издалека. Не удивилась, узнав и грузовичок Пита. До "Мили" от места происшествия по здешним меркам рукой подать. Катрин остановилась поодаль. Пока выключала двигатель и отстегивалась, навстречу вышел полицейский. Девушка узнала шерифа Андерса.

- Мисс Бертон? Рад вас видеть, но лучше бы вам здесь не останавливаться. У нас крайне неприятное дорожное происшествие.

- Здравствуйте, шериф. Я училась вместе с Бернардом Вранскин.

- Ага, значит, слыхали, что здесь приключилось?

- Мне позвонили из университета. Сказали, что Берни умер. Подробностей они не знают.

Андерс снял шляпу, потер лысеющую голову:

- Мир тесен. Вы его хорошо знали?

- Учились в одной группе. Он в университетской хоккейной сборной играл, защитником. Мы за него здорово болели.

- Да, печально, - шериф помолчал. - Мисс Бертон, не могли бы вы сказать, какие отношения связывали вас и покойного?

- Исключительно товарищеские. Не целовались, не спали, даже в кино не ходили. Дома у меня он не бывал. В том числе и сегодня ночью.

- Извините, мисс Бертон. Я обязан был задать столь щекотливый вопрос. Парень у вас действительно не ночевал, ехал со стороны Соут-Куас. Не думаю, чтобы Вранскину пришло в голову таким замысловатым образом путать следы.

- Он действительно… умер сам?

Андерс слегка замялся:

- Следствие только начато. Но очевидных следов насильственной смерти не обнаружено. Кстати, как парень относился к наркотикам?

- Насколько я знаю, резко отрицательно. Увлеченный спортсмен, и учился усердно. Я его нетрезвым единственный раз видела.

- Как ни прискорбно, но не всегда здоровый образ жизни ведет к увеличению продолжительности этой самой жизни, - вздохнул шериф. - Мисс Бертон, могу я попросить вас опознать погибшего? Мне крайне неприятно предлагать такое молодой девушке, но здесь только вы знали погибшего лично. А ждать кого-нибудь из Нью-Бриджа… Уйму времени потеряем.

- Конечно, шериф. Я готова. Только, если вас не затруднит, называйте меня - Катрин. Мы ведь с вами договаривались. Или вы меня в чем-то подозреваете?

- Ни в коем случае, Кетрин. Мистер Вранскин умер своей смертью. По крайней мере, у меня пока нет оснований в этом сомневаться. Хотя, несомненно, есть в этом трагическом происшествии свои странности.


Берни лежал, повалившись на пассажирское сидение и все еще цепляясь рукой за руль. В остывшей большой "Хонде" уже пахло брошенной машиной, сыростью и замерзшим пластиком. Катрин помнила, как еще совсем недавно ухоженный автомобиль поражал чистотой и благоухал недешевым ароматизатором. Берни лихо забрасывал в багажник объемистую сумку с хоккейным снаряжением и клюшку, махал товарищам по команде, и вместе с Крисом гнал в Нью-Бридж. Странно, что сегодня с ним рядом не оказалось Криса.

"Хонда" довольно далеко слетела с расчищенной полосы шоссе и зарылась радиатором в сугроб. Катрин пришлось обойти машину справа. Снег был истоптан полицейскими, но все равно девушка проваливалась в сугроб по колено. Стараясь ничего не касаться, Катрин заглянула в машину. Мертвый Берни казался меньше ростом, чем был при жизни. Кожа на лице отдавала синевой, чешуйки шелушащейся кожи стали еще заметнее. Замерший взгляд парня уперся куда-то под "торпеду". Зубы оскалились в разочарованной гримасе, будто покойный разглядел на полу любимой машины оставленный каким-то мерзавцем окурок. Пол был усеян мелкими осколками разбитого зеркала. Но окурков на коврике не было, да и быть не могло. Берни не курил и никому бы не позволил отравляться никотином в своей машине. Кроме осколков Катрин ничего необычного не увидела. Только уже выпрямляясь, заметила на пальцах правой руки парня ссадины.

На Катрин смотрели шериф, двое его помощников и коронер. Поодаль толклось еще несколько человек.

- Да, это он. Бернард Вранскин. Третий курс исторического факультета Нью-Бриджского университета. Проживал - Третья линия, 5. Комнату, извините, не помню, - увязая в снегу, Катрин выбралась на дорогу.

- Спасибо, Кетрин, - шериф смотрел очень внимательно. - Сейчас мы подготовим бумаги, подпишите их и все. А мертвых вы совсем не боитесь.

- Мы же археологи. В земле всякое попадается, - сказала Катрин, думая, отчего у Берни после смерти стали столь жутко-желтые зубы. Гигиеной рта парень не пренебрегал. А сейчас - во рту натуральные ископаемые кости, прямо второй век до нашей эры.

- Действительно, вы ведь в университете скелеты по косточкам раскладываете, - кивнул шериф. - Славное занятие, почти как наши развлечения. Ну, сейчас вам придется бумаги подписать.

Катрин отошла поздороваться с Питом. Хозяин "Мили" торчал здесь уже давно, - кончик носа успел покраснеть от холода.

- Привет, Кет. Ужасный случай. Ты, правда, знала беднягу?

- Да, учились вместе, - Катрин вздохнула - Он у нас хоккеист был известный.

- Надо же, спортсмен, а сердце не выдержало. Это все от экологии. Черт знает что творится.

- Пит, откуда ты знаешь, что сердце?

- Так Клиберн, в смысле, коронер из Соут-Куас, сказал, - Харрис кивнул на полицейского. - Мы же здесь все знаем друг друга. Я и шерифа вызывал. Со связью-то у нас сама знаешь…

Мужчины у "Хонды" возились, извлекая окоченевшее тело. Пит отвернулся:

- Поеду. Моя Дженни страшно нервничает…


Пит укатил. Потому в сторону Соут-Куас вырулил медицинский фургончик с телом покойного. Катрин начала мерзнуть. От полицейской машины ей махнул Андерс:

- Садитесь, Кетрин. У нас тут небольшие проблемы с техникой. Неудачный выдался денек…

Катрин села в теплую машину. Оба помощника шерифа возились с портативным принтером.

- Простите, что задерживаем, Кетрин. Такие происшествия для наших мест - редкость. Да и техника не новая.

- Не переживайте, шериф. Подожду. Вряд ли университетские лекции сегодня пойдут мне на пользу. Да я уже и не успею, - Катрин глянула на часы.

- Далеко мы сегодня застряли, - согласился Андерс, наблюдая за борьбой с упрямым принтером. - Хотел бы я знать, что здесь делал Вранскин. У вас нет никаких предположений?

- Совершенно никаких. Не представляю, зачем его понесло в Соут-Куас.

Андерс искоса глянул на девушку:

- Парень там не был.

- То есть как? - удивилась Катрин. - Вы же сами сказали, что он ехал оттуда?

- С той стороны. Но в Соут-Куас он не был. У нас маленький городок, чужая машина рано утром весьма заметна.

- А дальше? Он же мог просто проскочить Соут-Куас?

- Откуда и куда? - Андерс снял шляпу и потер лоб. - Не подскажите, Кетрин?

Катрин напряженно вспоминала карту округа. Действительно, от Соут-Куас до следующего городка через перевал добираться еще несколько часов. Теоретически Берни вполне мог успеть за ночь сгонять туда и обратно. Вчера днем Катрин его видела на лекциях. Был он на истории философии или нет? Сейчас уже не вспомнишь.

- Я бы могла позвонить в кампус и узнать, кто его видел последним, - сказала Катрин. - Жаль, отсюда телефон не берет.

- Действительно, никак не могут наскрести денег и установить еще пару мачт, - согласился шериф. - Но я позвонил из "Мили". Последним Вранскина видел тренер вашей хоккейной команды. Уговаривал выйти на игру. У вас там какой-то ответственный матч.

- Точно, полуфинал.

- Вранскин отказался, сославшись на плохое самочувствие. Уверял, что простудился. Медосмотр парень проходил чуть меньше месяца назад. И с сердцем у него тогда был полный порядок.

- Может быть действительно грипп? - неуверенно предположила Катрин. - Выглядел Берни уставшим. Это не только я заметила.

- Возможно. Грипп - весьма странное и непредсказуемое заболевание. Выходит, нездоровый парень мчался бог знает куда с абсолютно неясной целью. С тренером он беседовал около десяти часов вечера. Значит, если Вранскин выехал через полчаса…

- Получается, что никуда за Соут-Куас и обратно он успеть не мог. Разве, что чисто теоретически, - прикинула Катрин.

- Согласен, - Андерс снова почесал лоб. - Так куда он ехал?

Принтер начал брать бумагу, но вот возвращать категорически отказывался. Помощники шерифа, ругаясь сквозь зубы, выдирали из зловредного устройства очередной смятый бланк.

- Если до Соут-Куас он не добрался, значит, его цель была где-то здесь, - сказала Катрин. - Где именно, вам виднее, шериф. Я все-таки не местная уроженка.

- Ничего мне не виднее, - мрачно сказал Андерс. - Некуда здесь ездить такому парню, как Вранскин.

- Ну, ведь можно же куда-то свернуть с шоссе?

- Можно. Например, к вам. Не буду скрывать, мы уже проверили эту версию. Извините, Кетрин, но этот парень вам подходил. Я имею в виду, по возрасту, габаритам и роду занятий. Но к вам он не сворачивал. Там следы только вашего "индейца". Кстати, неплохо он у вас пробивается по снегу. Не ожидал от повидавшей виды колымаги.

- Я "индейца" хорошо кормлю, - машинально пояснила Катрин. - Шериф, а Берни сам разбил зеркало?

- Заметили? Похоже, что сам. Врезал кулаком. Странно, правда?

- Что-то не хватает воображения представить, как все это произошло, - призналась девушка.

- У меня тоже. А знаете, что самое странное, - вкрадчиво сказал Андерс, - в "Хонде" сидел еще один человек.

Теперь на Катрин уставились все трое полицейских.

- Э, господа офицеры - несколько нервно запротестовала девушка, - меня здесь не было.

- Знаем, - согласился Андерс. - Человек, сидевший рядом с Вранскиным, носил зимние "Альпы", размер 9,5. Следы мы сфотографировали. Кроме того, неизвестный весил под 200 фунтов. Вы девушка немаленькая, но выглядите гораздо воздушнее.

- Спасибо, шериф. И куда же делся этот второй?

Андерс пожал плечами:

- Он выбрался на дорогу. Дальше следов мы не нашли. Очевидно, его подобрала машина. У Вранскина были друзья?

- У всех студентов есть друзья, - сказала Катрин, думая о Крисе. Под описание он вполне подходил. Правда, есть ли у него пара зимних "Альп", вспомнить невозможно. В университете парни предпочитали ходить в кроссовках. Да и с какой стати Крис бросил бы потерявшего сознание, друга? На него это совсем не похоже.

- Я имею в виду, был ли у Вранскина близкий друг, - шериф сделал неопределенный жест, - ну, вы понимаете.

- Понимаю, - согласилась Катрин. - Насколько я знаю, Бернард придерживался традиционной сексуальной ориентации. По-крайней мере, он любил пялиться на мои ноги.

- Ну, это ничего не доказывает, - сказал шериф, смущенно кашлянул. - Я это говорю к тому, что парень, который сидел рядом, вроде бы пытался помочь Вранскину. Раскрытую аптечку мы нашли в снегу. Возможно, его пассажир даже пытался сделать массаж сердца. Расстегнул куртку, рубашку. Но этот "кто-то" сильно нервничал. Бросил все и бежал. На шоссе он выбирался на четвереньках. Сейчас мы там все затоптали, но было вполне очевидно, что он был не в себе. С чего бы крупному мужчине впадать в такую панику? Может быть, он… - Андерс вновь замялся, - действительно был неравнодушен к вашему Берни?

- Как вы себе это представляете, шериф? Двое педиков в холодную ночь забираются за сто миль от города, чтобы вволю потрахаться? Они вполне могли заняться этим в постели, а если любили экзотику, то в лесу у пригородного шоссе. Нью-Бриджский университет вполне современное учебное заведение и повышенной гомофобией там не страдают.

- Несомненно, вы правы, Кетрин. Но что они здесь делали вдвоем? Или втроем?

- Третий-то откуда взялся? - испугалась Катрин.

- Кто-то же подобрал "напуганного", - пояснил черноволосый помощник шерифа.

- Кеш, вы справились с чертовым аппаратом? - поинтересовался Андерс.

- Сейчас сделаем…

- Шериф, а почему вы думаете, что его подобрал знакомый? Это мог быть кто-то случайный, из местных, - предположила девушка

- Кто? - хором спросили Андерс и черноволосый парень.

- Кеш, делом займетесь! - тут же рявкнул шериф, и объяснил: - Кетрин, вы представьте: раннее утро, еще темно. Вы видите незнакомого человека на дороге, увязшую машину с распахнутыми дверьми. Допустим, вы останавливаетесь и даже старательно не замечаете трупа за рулем. Но вот лично вы посадите в свою машину напуганного, вывалявшегося в снегу незнакомца и не зададите никаких вопросов?

- Если мне сунут под нос ствол, то посажу. Вполне возможно.

- У нас здесь не Нью-Йорк. На Вранскине нет никаких следов насилия. Зачем же прибегать к угрозе оружием, угону и прочим вызывающим действиям? Глупо как-то. Ну, допустим, незнакомец грозил оружием. Но куда они потом делись? Никаких заявлений к нам не поступало. Рация у нас здесь хоть и плохо, но работает. Связь с Соут-Куас есть. Что бы ни произошло там, или в Нью-Бридже, мы бы уже знали. Так кто же вел эту машину и куда она делась?

- Возможно, укатила туда же, откуда ехал Берни и тот, второй. Есть же съезды с шоссе?

Шериф неопределенно пожал плечами:

- Конечно, есть. Но не так уж много, как вам кажется. Большинство завалено снегом, и с осени туда никто не совался. Кеш, дай карту… Вас, Кетрин, в смысле вашу дорогу, мы уже проверили. Поворот на озеро я тоже осмотрел. Там определенно неделю никто не появлялся. Так, к Двойной скале тоже не наведывались… Дальше нужно смотреть… завтра обследуем…

Катрин удивилась.

Андерс посмотрел на нее, пошевелил усами:

- Мы, гм, не взяли новую машину. Первое сообщение было лишь о дорожном происшествии. Кто ж знал, что придется ездить по лесу? Вездеход в Соут-Куас, а на нашем старичке "Шевроле" с шоссе и шагу не сделаешь…

- Понятно. А бензин мне возместят? - поинтересовалась Катрин.

- Естественно, - не очень уверенно, сказал Андерс. - Если вы готовы оказать содействие полиции. Может пойти снег, и тогда искать следы будет бесполезно. Но хотелось бы, иметь за рулем кого-то поопытнее…

- Да садитесь, - легко согласилась Катрин, вызвав всеобщее мужское удивление…


Сидеть на заднем сидении собственного автомобиля оказалось как-то непривычно и странно. Рядом с Катрин лежали два небольших рейдовых рюкзака. От снаряжения и присутствия крупных, тепло одетых мужчин, в салоне сразу стало тесно. Андерс и Кеш коротко переговаривались, - о хозяйке машины полицейские вроде бы забыли. Катрин на невнимание не обижалась. Люди делом занимаются, тут не до галантности.

Джип неторопливо двигался к Соут-Куас. В этом городке девушка бывала всего дважды, когда оформляла бумаги на дом. Сейчас заснеженный лес по обочинам шоссе казался совершенно незнакомым. Серый неприветливый день, мрачные деревья. Захотелось вернуться в тепло, выпить кофе. Фиона, наверное, все еще рыдает. Действительно, как поверишь, что сильный, уравновешенный Берни превратился в окоченевшую желтозубую колоду? Катрин взглянула на часы, - уже полдень, а день будто и не начинался. Морозец держится совсем легкий, зато эта отвратительная сырость так и лезет под одежду.

Машина часто притормаживала. Полицейские проверяли каждый съезд с шоссе. Большинство поворотов надежно блокировал глубокий снег. Один раз Андерс свернул с шоссе, следуя следам чьих-то колес. Метров через сто джип уперся в сугробы. Неизвестная машина здесь развернулась. Посовещавшись, мужчины решили, что отпечатки шин не принадлежат "Хонде" Вранскина.

Снова медленное движение. С серого низкого неба начали срываться редкие снежинки. У Катрин слипались глаза, настойчиво клонило в сон.

Джип остановился, мужчины вышли. Катрин сонно глазела на очередной съезд с шоссе. Узкая заснеженная просека терялась в лесу. По-крайней мере, здесь кто-то ездил, - даже из машины заметны отпечатки шин. Свежие или нет, девушка разглядеть не могла.

В джип вернулись полицейские.

- Кто-то проезжал, - озабоченно сказал Андерс. - Несколько машин. И туда, и обратно. Возможно, и ваш Вранскин. Придется проверить.

- А что там дальше? - спросила Катрин.

- Ничего, тупик, - сказал Кеш.

- Ну, не просто тупик, - поправил шериф. - Уединенная хижина, вроде вашей, Катрин. Вон - туда провода идут. Живет один старик индеец. Чарли Отепе. Человек нелюдимый, гостей у него не бывает. Едва ли студент Вранскин мог иметь с ним дело. Разве, что свернул по ошибке. Или парень интересовался фольклором? Отепе вроде как местный шаман хаяда. Это ведь по вашей специальности?

- Не совсем. Местные верования и прочее мы будем проходить в будущем году, да и то в основном факультативно. А что, этот Отепе такая колоритная личность?

- Черт его знает. Хаяда вообще племя закрытое. А этот Отепе, тем более. Весьма неразговорчив. Я у него несколько раз бывал. Старик вежливо отвечает на вопросы, и демонстративно ждет, когда ты уберешься. Возможно, слегка двинут на религии. Здесь недалеко Бьер-Та - культовое место хаяда.

- Да, я слышала, - сказала Катрин. - Мне Пит Херисс рассказывал. Мы будем Бьер-Та проезжать? Любопытно глянуть.

- Нет, поворот к священному холму в пяти милях дальше по шоссе. Дорога неплохая и шлагбаум стоит. Экскурсии только организованные. В этом году, местечко, вероятно, получит статус закрытой зоны. Хаяда уже восьмой год судятся с министерством по Делам индейцев. Требуют признать Бьер-Та культовым местом официально. Нам только легче, - летом вечно идут жалобы на туристов…

Машина, покачиваясь, двигалась по просеке. Катрин смотрела в окно. Вроде лес и лес. Но какой-то чужой. В таком и бегать не захочешь.

Еловые лапы шуршали по крыше "Индейца". Темные ветви, как будто желали удержать, остановить машину. Почему в некоторых участках леса так мало звериных следов?

Катрин размышляла над странностями природы, наблюдая, как проплывают за окном деревья, то, сближающиеся в непроходимую чащу, то, открывающие неровные проплешины, похожие на заснеженные болотца. Мелькнуло несколько пожелтевших елей, торчащих у просеки, словно умершие на ногах часовые. За ними белело ровное и узкое пространство. Точно болото, - вон, даже зимой не единого следа. Джип, качался, плыл сквозь лес. Даже урчание двигателя не могло одолеть угрюмого молчания чащи за стеклами "индейца".

- Кажется, мы зря сюда сунулись, - прерывая сонную тишину, сказал Кеш. - Следов почти не видно, и вообще…, мертво здесь как-то. Чувствуется, что давно никто не ездил.

- Отепе наверняка ездил. А следы бледнеют, потому что снег уже пошел, - ответил шериф. - Здесь дом уже рядом, убедимся и обратно.

Катрин показалось, что в его голосе мелькнуло сомнение.

"Рядом" оказалось понятием растяжимым. Джип ковылял по узкой просеке еще минут сорок. Ехали в тишине. Если Кеш и хотел спросить у шефа, куда же, в конце концов, запропастилась хижина, то так и не решился. Катрин тоже молчала. Над просекой кружились ленивые белые "мухи". Наконец, "индеец" выкатился на поляну, обнесенную покосившейся изгородью. У противоположной опушки к ельнику жалось приземистое, но довольно длинное, строение.

Полицейские и Катрин молчали. С первого взгляда было понятно, что в доме что-то не так.

- Выходим, - сказал Андерс.

Мужчины вышли. Кеш взял дробовик. Катрин замешкалась, возясь со своим рюкзаком.

Над трубой дома дрожал горячий воздух. Котел топился. Медленно оседали на крышу и поляну крупные и редкие снежинки. Все остальное оставалось неподвижным. Дом, ветви деревьев на опушке. Цветные занавески в квадратных окнах хижины…

Холодный тяжелый воздух начал забираться под одежду. Катрин торопливо одернула куртку. Вынутый из сумки нож теперь уцепился клипсой за пояс джинсов на пояснице. Катрин с завистью глянула на "Беретту" на бедре шерифа. Такая же, даже лучше, скучала в сейфе одного европейского банка. Отличный ствол перешел Катрин по наследству от хорошего друга. Вот только носить и хранить его дома девушка никак не могла. По-крайней мере, до официального совершеннолетия.

Кеш взял дробовик наперевес.

- Спокойнее, - сказал шериф. - Здесь все тихо. Уже несколько дней.

Снег перед дверью хижины лежал нетронутый, уже подсевший после оттепели. Минимум два дня из дома никто не выходил.

Незваным гостям, всем троим, стало не по себе.

Катрин слышала, как Кеш громко сглотнул слюну.

- Спокойнее, - повторил Андерс. - Кеш, обойди дом. Кетрин, держитесь, пожалуйста, за мной.

Помощник шерифа, по колено увязая в снегу, двинулся в обход. Ружье он по-прежнему держал наперевес.

Андерс медленно двинулся к дому. Катрин шагнула следом. Во рту было горько. Поскрипывал снег под ногами. Через десяток шагов шериф и девушка вышли на заметенную снегом тропинку. Дом впереди стоял все такой же нежилой, темный. Если бы не труба, можно было бы подумать, что здесь с десяток лет никто и не появлялся.

Со всех четырех сторон на людей смотрел замерший лес. Тысячи недобрых глаз. Не только лес. Катрин могла бы поклясться, что в спину так же недобро смотрят прямоугольные фары "индейца".

- Держитесь за мной, - еще раз предупредил Андерс и быстро вытер усы.

Честно говоря, Катрин не чувствовала ни малейшего желания опережать шерифа. Да и вообще входить в этот нехороший дом.

Заскрипел за углом строения снег. Катрин видела, как дернулась кисть Андерса к пистолетной рукоятке. Угу, у мужика тоже нервы не железные…

Из-за дома вывалился Кеш. От ходьбы помощник шерифа вспотел и выглядел уже не таким бледным.

- Только старые следы, - доложил он громким шепотом.

Шериф покачал головой:

- Боюсь, нас ждет неприятный сюрприз. Вряд ли Отепе вздумал отправиться навестить родственников. Кеш, постарайся разглядеть, что там в гараже.

Андерс и Катрин смотрели, как топчется парень у ворот гаража.

- Кажется, машина-то здесь. Я вроде вижу бампер…

Шериф снова вытер усы:

- Нужно попробовать войти. К черту ордер. Ездить туда и обратно не будем.

Мужчины посмотрели друг на друга. Идти к двери никому не хотелось. Наконец, шериф решительно шагнул на крыльцо. Без стеснения сдернул с пистолета петлю крепления. Бухнул в дверь кулаком:

- Чарли Отепе, откройте. Это шериф Андерс. С вами все в порядке?

Шорох за спиной заставил всех троих резко обернуться. С крыши веранды соскользнул пласт снега. Мужчины опустили стволы оружия.

- Вот черт, как-то все нелепо, - натужно улыбнулся Андерс.

- Никого там нет, точно говорю, - пробормотал Кеш.

- Похоже на то, - кивнул шериф и сильнее загромыхал кулаком по массивным доскам двери. - Отепе! Чарли Отепе, откройте! Здесь шериф Андерс.

Катрин показалось, что она расслышала слабый звук. Андерс тоже насторожился, но в это время Кеш, поскреб ногтем накладку замка и заявил:

- З амок слабый. Если…

Шериф быстро опустил ему руку на плечо. Парень недоуменно замер…

В доме стояла тишина.

- Показалось, - пробормотал Андерс. - Кетрин, в машине есть топор или что-нибудь похожее?

Когда девушка открывала багажник, пальцы не слушались. И не только от холода… Сколько не живи в лесу, порой чаща начинает на тебя Смотреть. Катрин несколько раз испытывала это чувство, но только не здесь, не в этом обжитом мире. А тут… Двое вооруженных мужчин торчат в сорока метрах, а чувствуешь себя как в арктической пустыне. Нет, помнится, как раз в пустыне, Катрин чувствовала себя куда спокойнее…

Рысцой вернувшись к дому, девушка с облегчением сунула топорик в руки шерифа.

- Очень хорошо, - пробормотал Андерс. - Приступай, Кеш. В случае чего, мы извинимся перед Отепе за дурацкую ошибку и возместим стоимость ремонта двери. Честно говоря, я буду только рад такому исходу…

Дверь хоть и массивная сопротивлялась недолго. Лязгнула сорванная задвижка замка… Кеш и Катрин машинально попятились. Даже шериф сделал шаг назад. Волна теплого воздуха была отравлена густой тошнотворно-сладкой вонью разложения.

- Сдается, десятью долларами за замок мы не отделаемся, - сквозь зубы сказал Андерс. - Кетрин, держись сзади и ничего не трогай. Извини, но нам весьма пригодится независимый свидетель.

Из темной прихожей мощно несло несвежей смертью. Катрин поспешно выдернула из кармана платок, повязала нижнюю часть лица.

- Разумно, - все так же сквозь зубы пробормотал шериф. - Кеш, посвети…

Темноту прорезал луч фонаря, скользнул по весящей на стене одежде, по снегоступам в углу, по разномастной обуви. Через секунду щелкнул выключатель, - под низким потолком зажглась желтая лампочка.

- По крайней мере, электричество… - начал Андерс. Шерифа прервало тихое злобное рычание. Кеш стремительно развернулся, вскидывая дробовик. Катрин уклониться от резкого маневра не успела и охнула, схлопотав ощутимый удар стволом по предплечью.

В проеме двери, ведущей вглубь дома, сидел серый щенок-подросток и угрожающе скалил белые клыки.

Шериф опустил пистолет.

- Спокойно парень, мы тоже на стороне закона.

Пес дернул ушами, но скалиться не перестал.

- Как бедняга только не задохнулся? - сдавленно заметил Кеш. Сам помощник шерифа явно сражался с тошнотой.

- Извини, псина, нам некогда, - Андерс сделал шаг вперед. Щенок мгновенно прыгнул, цапнул шерифа за брюки на колене и тут же отпрянул.

- Вот, черт! - Андерс отскочил и потрогал разодранные брюки. - Не пес, а дьявол какой-то. Пошел вон! - шериф топнул ногой.

Щенок пригнулся и оскалился, демонстрируя готовность драться до конца.

- Я его сейчас пристрелю, - умирающе сказал Кеш. По лбу парня катились крупные капли пота. - Слышишь, кобель?! - помощник шерифа замахнулся прикладом.

Щенок прижал уши, окончательно распластался на полу, но с места не двинулся.

- Подождите, - невнятно сказала Катрин. Несмотря на платок, вонь разложения ввинчивалась в ноздри и толстым жирным червем лезла в горло. Распахнутая настежь дверь за спиной помогала мало. - Не зли его, зверь выполняет свой долг.

Катрин обошла Кеша с его идиотским дробовиком.

- Осторожнее, - сдавленным голосом предупредил Андерс, - зубы у него как иголки.

Катрин присела на корточки перед щенком. Вонь так густо висела в воздухе, что от нее щипало глаза. Девушка протянула ладони к псу:

- Смотри, мы ничего дурного не хотим. Ни тебе, ни твоему хозяину…

Щенок неуверенно потянулся черным носом к руке гостьи, понюхал…

- Кетрин, - сказал шериф, - мы не можем тут торчать вечно.

- Сейчас, сейчас, - девушка осторожно подхватила щенка, потянула в сторону. Он зарычал, потом едва слышно заскулил. Упирался всеми четырьмя лапами, так, что когти скребли по полу. Пес оказался неожиданно тяжелым, Катрин с трудом волокла его в сторону, каждую секунду ожидая услышать щелканье зубов.

- Пошли, Кеш…


Мертвецов оказалось двое. Молодая женщина лежала на низком ложе, отвернувшись лицом к стене. Длинные черные волосы разметались по пестрым подушкам. Поза спокойная, пухлая рука вытянута поверх одеяла. Мужчина раскинулся на полу. Коренастый, коротконогий. Такие же черные, как у женщины волосы, собранные в густой, уже тронутый сединой, хвост. Умирал хозяин хижины неспокойно: ворот клетчатой рубашки разодран, один из мягких башмаков слетел с ноги. Процесс разложение уже начал обезображивать тела: лицо покойного Отепе выглядело искаженным, длинные индейские серьги в обоих ушах сломаны. Возможно, выражение лица покойника обманывало, - плоть уже вспухла, глаза превратились в щели. Сколько было лет покойному, Катрин угадать затруднялась, но стариком его едва ли можно было назвать.

- Что-то не припомню такого тяжелого денька, - прохрипел шериф. - Придется вызывать экспертов и коронера. Что здесь произошло, хотел бы я знать?

- Они не дрались, - давясь, с трудом выговорил Кеш.

Мертвец судорожно сжимал правый кулак. Кажется, кожа на пальцах была повреждена, но Катрин не могла заставить себя наклониться, и рассмотреть внимательнее. Посреди комнаты валялся опрокинутый табурет. Иных признаков беспорядка заметно не было. На столе лежал большой охотничий нож в ярко расшитых ножнах, толстая книга, стояла бутылка "кока-колы". Ружье в кустарном чехле висело над новым радиоприемником. Телевизора Катрин не заметила, зато на грубых полках оказалось полно книг, и замысловатых, ни на что не похожих, амулетов. Хотелось посмотреть подробнее, но глаза продолжали слезиться. Катрин побрела к входной двери. Почти сразу ее догнали мужчины.

Свежий воздух ударил как дубиной. Катрин сдернула с лица платок. Ткань густо пропиталась трупным запахом.

- Не понимаю… - начал шериф, но тут Кеш сунул ему ружье, быстро зашагал прочь от дома. У ближайшей ели парня согнуло и шумно вырвало.

- Нужно бы убавить отопление в доме, вот только что скажет коронер… - пробормотал Андерс, задохнулся, пихнул, почти швырнул девушке ружье, и, загребая ногами снег, побежал в сторону.

Катрин думала что удержится, но к горлу неудержимо подкатило… Пришлось поторопиться к другому углу дома. Завтракала девушка символически, поэтому неприятный процесс не занял много времени. Кстати, и ружье пригодилось. Об него было удобно опираться, сгибаясь над снегом.

Шериф ждал у дома. Забрал у Катрин ружье:

- Я все-таки схожу к котлу. Иначе…

Андерс зашел в дом. Катрин осталась на ступеньках. Помощник шерифа, устыдившись своей слабости, убрел еще подальше за дом. Изредка оттуда доносились кашляющие звуки.

Катрин смотрела на лес. Все такой же чужой и враждебный. Не шевелились ветви, исчезли птицы. Небо стало еще ниже, снежные хлопья гуще плыли к земле, но от этого мир не становился белее. Девушка вздрогнула от прикосновения к ноге, - задрав голову, на нее мрачно глазел щенок. Спрыгнул-скатился со ступенек веранды, принялся жадно есть снег.

Заскрипели доски, из дома вышел шериф.

- Я отрегулировал котел. Если наш эксперт начнет возражать, то пошел он к черту. Нужно ехать. Пока сообщим, пока сюда вернемся… Ну и денек выдался. А где Кеш?

Они прислушались. Из-за дома не доносилось ни звука. Коротко, едва слышно заскулил щенок, - он смотрел на опушку слева от дома. Катрин и шериф одновременно вскинули головы.

Между древесных стволов стоял человек. Катрин довольно хорошо рассмотрела высокую фигуру. Индеец. Легко одетый, с открытой снегу грудью. Копье в руках, еще какое-то оружие за поясом. Странная прическа из наполовину сбритых волос, раскрашенное лицо…

Шериф спрыгнул с веранды, быстро зашагал к маячащей между деревьев фигуре. Катрин растерянно заморгала, - тот, раскрашенный, исчез. Куда отпрыгнул, за каким древесным стволом скрылся, девушка так и не уловила.

- Стоять, здесь полиция округа! - заорал Андерс и кинулся к деревьям.

Катрин машинально побежала следом. Рядом с воодушевлением прыгал-перекатывался по сугробам щенок. Возможно, ему было легче, - у Катрин ноги вязли в тяжелом снегу выше колен.

Шериф с ружьем наперевес напряженно застыл на опушке. Медленно повернулся к успевшей запыхаться девушке. Лицо мужчины было непроницаемое.

- Куда он делся? - спросила Катрин, озираясь.

- Кто? - холодно поинтересовался Андерс.

- Ну… - Катрин шарила глазами по снегу. Ничего. Девушка вскинула глаза, - здесь неизвестный стоял. Вот береза с раздвоенным стволом. Точно здесь. Но на снегу ни единого следа. Катрин тупо уставилась на березу.

- Дерево приметное, - кивнул шериф. - Вот все остальное нам, очевидно, показалось.

- Всем троим? - ошеломленно пробормотала девушка.

Андерс глянул на, задравшего морду к людям, щенка.

- Может, ему показалось, а нам показалось, что ему не показалось.

Осмыслить эту фразу Катрин не успела. К опушке, размахивая револьвером, ковылял Кеш.

- Что случилось?

- Черт его знает, - Андерс вытер усы. - Опечатываем дверь и едем. У нас мало времени. Или останешься охранять место происшествия, Кеш?

- Нет! - судорожно выдохнул помощник шерифа. - Лучше опечатать.

Катрин была с ним совершенно солидарна. Представить, что остался здесь в одиночестве даже на пару минут, было жутко. Тяжелое место.

Сев в машину, девушка попыталась вытряхнуть из высоких ботинок набившийся снег. Ноги уже замерзли. В приоткрытую дверь протиснулся щенок, решительно перебрался через ноги девушки и уселся на сидение рядом с рюкзаком.

- Э, как же… - растерянно промямлила Катрин.

- Пусть сидит - бросил Андерс, глянув мельком на заднее сидение. - Потом пристроим зверя к кому-нибудь. Оставлять здесь даже собаку не хочется…


Джип снова раскачивался, пробираясь по узкой просеке. Шериф пробовал прибавить ходу, но это было невозможно. Все молчали. Катрин думала, что сегодня очень сильно устала от леса. Может быть, впервые в жизни. Быстрей бы выбраться на дорогу. Шерифу еще сюда возвращаться. От воспоминаний о мертвом доме спина снова похолодела.

- Та женщина? Его дочь?

- Кажется, жена. Отепе недавно женился. По-моему, в третий раз, - Андерс говорил неохотно и Катрин ничего больше спрашивать не стала.

За окном плыл вымерший лес. Действительно вымерший. Сегодня Катрин видела три трупа. А когда довелось в последний раз любоваться мертвецом до этого? Кажется, тот немец в сарае. Потом стреляла еще, наверняка попадала, но близко убитых не видела. Вот так и бывает, - кто-то гибнет в бою, в пороховой гари, под мат, под визг минометных осколков, а кто умирает непонятно отчего, - в постели или за рулем собственного автомобиля. А какая смерть ждет отставных сержантов? Предпочтительней конечно что-то быстрое, вроде пули в висок. Хотя тоже не слишком эстетично и надежно. Впрочем, девушка видела много покойников, и до сих пор никто из них не проявлял особого беспокойства из-за своего неприглядного вида.

Нет, иронизировать не хотелось. Катрин покосилась на пса. Щенок настороженно следил за ней. Глаза у пушистого подростка были неправдоподобно светлые, с легким голубым оттенком, как у чистого речного льда. Хорошо быть собакой. Не ведаешь, что обязательно умрешь, не знаешь всяких пакостей, вроде артобстрелов и газовых атак. Те еще развлечения цивилизации, опять же успешно превращающие лес в мертвую пустыню. Иллюстрацией промелькнули порыжевшие ели, кладбищенски чистая площадка за ними. Катрин вздрогнула. Как раз вспоминала о Большой войне. Пейзаж за окном что-то напомнил. Что-то такое…

- Стоп!

Шериф вздрогнул, кинул недовольный взгляд:

- Кетрин, время…

- Одну минуту.

Девушка выпрыгнула из машины. Отбежала назад. Нет, по уровню снега не определишь. Могло накидать в сторону из-под колес "индейца". Елки, они же палки… Катрин пнула рыжее деревце. Ель безропотно повалилась, по пути зацепив и опрокинув соседнюю. Ага, теперь идем дальше…

Вблизи ткань казалась не такой уж белой. И разостлана небрежно, но если на ходу, не присматриваясь, отличия от снега не заметишь. Вполне достаточно, чтобы замаскировать наезженную колею, через несколько метров уходящую за густые кусты.

- Как же мы не заметили? - безо всякого восторга пробормотал Андерс. Глянул на Катрин. Девушка пожала плечами. Думала о войне, промелькнули какие-то воспоминания о Зимней кампании. Пришлось тогда знакомиться с предысторией… Фотографий-то видела тысячи… Подсознательная ассоциация, видимо, проскочила. Но не объяснять же полицейским.

Шериф с помощником смотрели карту. Катрин тоже заглянула, уже догадываясь.

- До Бьер-Та по прямой не больше трех миль. Что там можно делать тайно? - угрюмо поинтересовался Андерс.

- Я там не была, - дипломатично напомнила Катрин. - Ничего сказать не могу.

- Черт! - с чувством сказал Андерс. - Почему все всегда случается сразу? Кеш, попробуй связаться.

Рация лишь безнадежно шипела, потрескивала. Мобильные телефоны дружно демонстрировали отсутствие сигналов сети. Зато показывали время.

- Скоро начнет темнеть, - сказал шериф. - Кеш, садись за руль. Выберетесь на шоссе, - немедленно свяжешься с офисом. Пусть берут вездеход, медиков и едут к хижине Отепе. От шоссе вернешься сюда и заберешь меня. Я проверю эту странную тропу и вернусь. Не проскочи это место, здесь, кстати, тоже нужно поработать. Таких хитростей с маскировкой я еще не встречал.

- Шериф, я с вами, - сказала Катрин.

- Не стоит. Лесная тропа, мало ли что может случиться. Вы и так нам помогли.

- Если дело связано с незаконным вторжением на территорию исторического памятника, я смогу быть полезной. Я все-таки историк, пусть и недоучившийся. Кроме того, зачем мне бездарно кататься туда-сюда? За вами все равно придется заезжать. Еще когда сюда доберутся ваши люди. Значит, моя машина еще будет нужна. Не будете же вы торчать на холоде посреди леса?

- Да, не хотелось бы, - пробормотал шериф. - Завтра же отправлю запрос на выделение нового вездехода. Нашли на чем экономить. Хорошо, вы девушка смелая, спортивная, к тому же с полностью погрязшая в этой нехорошей истории. Идемте…

Джип бросил из-под колес снежный фонтан и укатил. Напоследок Катрин разглядела морду щенка, выглядывающего в заднее стекло.


Сразу стало гнетуще тихо. Казалось, слышно как ложатся на землю хлопья снега.

Шериф кашлянул:

- И что сегодня за погода? Так и тянет под крышу. Вроде бы и не так холодно. Ну, не будем терять время…


***

Колея виляла между деревьев. Кое-где виднелись срубленные и небрежно сдвинутые в сторону стволы. Поскрипывал под ногами снег, идти по накатанной колее было нетрудно. Автомобили здесь явно пробивались не раз и не два. Катрин поглядывала на широкую спину шерифа. Рюкзак, тем более ружье, Андерс девушке не доверил, и двигаться налегке было непривычно. Все-таки непонятно зачем неизвестным понадобилось пробивать дорогу? Неужели в Бьер-Та имеется что-то ценное, оправдывающее незаконное вторжение? Зачем Берни в эту глупость вляпался? А если Берни, то почти наверняка и Крис. Вот дураки. Может быть, они эту тропу и прорубали? Ничего себе лесоповал - просека длиной в три мили. И лес эдакий гадостный. Полно сухостоя… Зато следов, даже птичьих, совершенно не видно… Так ведь не бывает.

Короткая куртка, не предназначенная для долгих лесных прогулок, задиралась. Девушка ее поминутно одергивала, потом затянула шнуры и застегнула до подбородка "молнию". На ходу натянула перчатки. Странное состояние - от быстрой ходьбы жарко, а спина все мерзнет. И не только из-за неудобной куртки. В спину все время смотрели. Несколько раз, резко оглядываясь, Катрин была просто уверена, что кого-то заметит. Может быть, того индейца. Того, которого на самом деле не было.

Андерс шел впереди не оглядываясь. Ружье он нес в руке. Катрин могла бы поклясться, что шерифу тоже не по себе. Оттого и молчит, и голову не поворачивает. Самой девушке нарушать тишину абсолютно не хотелось. И так казалось, что снег под подошвами шуршит слишком громко.

Впереди показался просвет. Шериф и девушка вышли на берег замерзшего ручья. Андерс остановился:

- Неглупо. Я уже вообразил, что они прорубили дорогу до самого места. Ручей впадает в реку у самого подножья холма. Я имею в виду этот чертов памятник индейской культуры, известный в нашей округе как Бьер-Та. Он торчит на холме. Я объясняю на случай, если вы, Кетрин, там действительно никогда не бывали.

- С какой радости мне врать, шериф?

- Не знаю. Я сегодня что-то вообще ничего не понимаю. Очевидно, из-за погоды. Все лепиться один к одному, - Андерс снял шляпу и привычно потер голову. - Кетрин, скажите, что такого вы носите на спине за поясом?

- Уже не на спине, - девушка сняла с пояса передвинутый под правую руку нож.

Шериф с недоумением подкинул на ладони легкий складной ножичек:

- Хм, честно говоря, я думал, у вас оружие посерьезнее. Этим только карандаши точить.

- Чем богата… Я, между прочим, на лекции в университет собиралась.

- Действительно, не подумал. Мне кажется, что мы уже неделю в лесу. Должно быть старею. И эти непонятные смерти… - шериф протянул нож девушке.

- Может быть оставите у себя? И давайте я впереди пойду. Для спокойствия.

- Для чьего спокойствия? Вашего или моего? - мужчина попытался улыбнуться. - Честно говоря, у меня уже мелькнула мысль пропустить даму вперед. Чувствую себя не в своей тарелке. Все казалось, что вы очень недобро на меня смотрите. Но теперь я передумал.

- Почему?

- Потому что, мне в спину смотрят и сейчас, - Андерс скривился в улыбке. - Забавно, правда?

Катрин хотела промолчать, но сейчас лучше было не стесняться. Вряд ли Андерс действительно схватится за живот от хохота.

- Точно, забавнее и не придумаешь, - пробормотала Катрин. - Мне стало казаться, что мне готовы врезать по затылку еще там, у дома вашего Чарли Отепе.

Шериф кивнул:

- Согласен. Мерзкое ощущение.

Они помолчали, оглядываясь по сторонам. Вокруг по-прежнему каменели черные деревья, на противоположной стороне ручья так же выжидающе застыл молодой ельник. До настоящего наступления темноты оставалось еще около двух часов, но дневной свет ощутимо мерк, становился серым и тусклым.

- Будем считать, что это погода. Только погода, - прошептал Андерс. - С другой стороны, это очень неблагоприятная погода. Может быть, вернемся?

Катрин посмотрела на него:

- Черт, мне тоже очень хочется выискать повод не ходить дальше. Но ведь мы оба начнем воображать, что струсили. Погода пройдет, а дерьмо на душе останется.

- Ты права, - Андерс снова попытался улыбнуться. - Вот уж не думал, что придется услыхать такие слова от девушки-милашки. Дать ружье? Меня, честно говоря, только его тяжесть и спасает.

- Да ну его, - Катрин тоже неосознанно перешла на шепот. - Предпочла бы "Беретту", но ты же при исполнении. Но палить-то все равно пока не в кого. Да я сегодня тоже не в своей тарелке, еще ствол потеряю.

- Тогда пошли.


Теперь двигались по пролегшей по ручью колее. Местами ноги проскальзывали на участках гладкого льда. У Катрин то и дело сбивалось дыхание. Не было сил поднять взгляд, и девушка могла смотреть только себе под ноги на ребристые следы шин. Иногда Катрин пересиливала себя, вскидывала голову. Вот то дерево, те кусты, те заросли, та слишком густая тень между елей - они определенно смотрят. Пялятся с ненавистью, ждут, когда пройдешь вперед, чтобы ударить, выстрелить, пустить стрелу в спину. Прыгнуть и вцепиться клыками в затылок. Ухватить за горло ледяной рукой-ветвью.

Стоило пройти вперед и за деревом никого не оказывалось. Заснеженные горбы камней опять же оставались лишь камнями. Девушка заранее знала, что там никого нет, но внутреннее чувство упрямо убеждало в ином. Катрин привыкла доверять себе полностью, и эта жуткая раздвоенность изнуряла больше чем страх. Спокойнее всего было не отрываясь смотреть на рюкзак на спине шерифа. Кажется, эти застежки и серая плотная кордура запечатлелись в памяти навсегда.

Склон слева начал расти вверх. Андерс остановился.

- Бьер-Та, - шевельнулись усы.

Катрин и сама чувствовала - хотелось быстро-быстро перебежать на противоположную сторону ручья, углубиться в низкорослые заросли, и идти, ломиться сквозь ветви, проваливаясь выше колен, только прочь, прочь отсюда…

Склон в сером пепельном снеге закрыл собой полмира. Катрин шагала, глядя в не застегнутую пряжку рюкзака покачивающегося на спине впереди. Мыслей не осталось, один страх.


Снова деревья. Следы колес нырнули в ельник, начался подъем. Катрин спотыкалась о взрытый колесами снег.

- Здесь, - прошептал Андерс.

Они стояли в центре лагеря. Провис под грузом снега тент, растянутый между деревьями. Торчали вбитые колья, желтела металлическая бочка. Катрин видела газовые баллоны, две тепловые пушки, лопаты, прислоненные к дереву.

- Стояли две, а то и три машины, - бормотал шериф. - Вон там грелись люди. Похоже, и палатка была.

Он шагнул к ящикам, стер перчаткой снег. На крышке пластикового ящика красовалась яркая эмблема Нью-Бриджского университета. Шериф глянул на девушку.

- Комплект стандартного археологического оборудования. Наш факультет. Но я в этом не участвовала. Честно. И ничего такого не знала, - прошептала Катрин.

- Охотно верю, - Андерс сплюнул, попал на полу своей куртки, но не заметил этого. - Какими идиотами нужно быть, чтобы… Чтобы вообще сюда ездить…

Он полез в рюкзак.

- А что здесь собственно такое? Чем священно это место? - прошептала Катрин.

- Идиотский вопрос для студента-историка, ты не находишь? - раздраженно пробормотал шериф. - Специально я не интересовался, потому знаю лишь поверхностно. Вроде бы была здесь какая-то индейская битва. Потом похоронили вождей и прочих героев. Должно быть скальпов сняли немало, раз хаяда до сих пор помнят те славные деньки.

Андерс начал готовить фотоаппарат. Катрин еще раз оглядела брошенный лагерь. Какой дьявол занес сюда ребят? Помнится, Пит говорил, что место дурное. Не то слово. Жуткое место. Катрин бывала в невеселых местах, есть с чем сравнить. Но это индейское святилище… От верхушки холма девушку отделял жидкий ряд деревьев, но даже смотреть в ту сторону было трудно.

Блеснула фотовспышка. Катрин судорожно вздрогнула. Шериф фотографировал брошенное оборудование. Должно быть, заниматься делом было гораздо легче, чем просто торчать посреди брошенного заснеженного лагеря. Снег кружился все гуще. Катрин подняла рюкзак, отряхнула ружье. Андерс торопливо фотографировал следы.

- Нужно накрыть.

Катрин помогла укрыть часть следов обрывками полиэтиленовой пленки.

Шериф спрятал фотоаппарат.

- Надо бы глянуть, что они делали. Следы свежие и Вранскин, и тот, в "альпах", здесь определенно были. И еще два человека.

Катрин молчала. Идти к вершине было жутко. Объяснить себе этого иррационального ужаса девушка не могла, да сейчас и не пыталась.

- Может быть, здесь подождешь? - неуверенно предложил Андерс. Идти в одиночестве шерифу чрезвычайно не хотелось.

- Нет уж. Я тут одна без чувств рухну. У меня колени трясутся.

- Погода, - прошептал шериф, машинально, в десятый раз, протирая дробовик.


Голая вершина холма. Ручья у подножья уже не видно, зато взгляду открылось скованное льдом русло реки левее. С остальных сторон вершину обступал лес. Вдалеке, у площадки, куда летом автобусы подвозили немногочисленных экскурсантов, темнело небольшое строение. Туда же упиралась дорога, ведущая к шоссе. Саму дорогу Катрин не видела, как впрочем, уже не могла толком разглядеть и того далекого дома или сарая, выстроенного непонятно зачем. Усиливающийся снег подернул мир плотной молочной пеленой.

И мысли в этом молоке тонули. Катрин стиснула зубы. Боль в челюстях позволила немного сосредоточиться. Подавляющее все и вся желание немедленно бежать прочь чуть поутихло.

Наверное, в теплое время года здесь все покрыто высокой травой. Возможно, здесь даже красиво. Сейчас лишь заснеженное, лысое, открытое ветрам, пространство. Жуткое. Почему жуткое? Катрин напряглась. Если присмотреться, под снегом угадываются неровности. Из попытки вспомнить признаки захоронений и классификацию ингумаций 1 ничего не вышло. Все силы уходили на то, чтобы удержаться, не рвануться обратно, вниз по тропинке. Бежать молча, тихо и очень быстро, сберегая дыхание, и даже не визжа от ужаса. Некогда будет визжать.

Холмики. Могилы. Логично. Ничего живого здесь нет и быть не может. Сто лет, двести. Возможно, больше, - лишь мертвая безлюдная земля.

Фиг тебе. Вот, тропинка под ногами. Кто-то пришел сюда и ушел. Значит, и ты сможешь.

- Почему мы стоим? - прошептал Андерс.

Катрин шевельнулась, с куртки посыпался налипший снег.

Сколько же так простояли неподвижно?

Шериф шагнул, раз, другой… Ноги его не гнулись, - ходули неловкие. Катрин заковыляла следом. Внутри все вопило - не делай этого! Не делай! Пусть идет один. Куда хочет. Беги отсюда!

Тропинка была узка. Два человека брели след в след сквозь белесую завесу. Снег ложился на широкополую шляпу шерифа, на опушенный рыжим мехом капюшон девушки. Мир окончательно терял цвет.

Тропинка петляла. Катрин старалась не смотреть по сторонам. Укрытые снегом чуть заметные могильные возвышенности порой оказывались близко, почти под ногами. Сердце начинало панически тарахтеть о ребра. В моменты просветления девушке хотелось хорошенько тряхнуть себя за шиворот. Да с какой же стати ты готова в обморок брякнуться? Мало мертвецов видела? Вот утром, например… А ведь совсем недавно по этой тропинке шагал Берни. Сегодня рано утром, или ночью…

- Где-то здесь, - сказал Андерс, поворачиваясь к девушке. - Дальше следов вроде бы нет.

Судя по выражению лица, шериф чувствовал себя отвратительно. Щеки запали, нос заострился, даже усы бессильно обвисли.

Катрин смутно озиралась. Никаких холмиков рядом. Девушка и шериф стояли почти в самом центре пологой вершины. В радиусе тридцати метров угадывались могилы, или что-то похожее на них. А здесь просто голое поле. Девушка попробовала присмотреться получше, снег залеплял глаза. Катрин протерла мокрой перчаткой лицо, попятилась, увязла по колено и села в снег.

- Что?! - шепотом крикнул шериф.

Катрин молча показала ему под ноги.

Андерс поспешно отступил, тоже увяз в снегу, но на ногах устоял.

Труп, лежащий почти под ногами шерифа, полностью утонул в снегу. Даже в рот покойнику намело снегу, торчали лишь оскаленные желтые зубы. Катрин хорошо видела пятнышко старой пломбы.

- Черт! - дрожащим голосом сказал шериф. - Черт, черт, черт! Я намерен вызвать подкрепление из Эдмонта.

Набравшись духу, Андерс смел снег с лица покойника. В широко распахнутых глазах мертвеца замерз лед. Плоть выглядела желтоватой, как старая кость. Казалось, промерзший человек-колода лежит здесь уже столетия. И все эти годы идет снег и неподвижно висит над холмом низкое небо…

Катрин, наконец, выбралась из сугроба. И тут же снова чуть не упала, наступив на невидимую под снегом лопату.

- Похоже, его собирались прикопать, - в горле Андерса что-то клокотало, но он старался говорить спокойно. - Я его не знаю. А ты?

- Нет. Этот не из наших, - с трудом выговорила девушка.

Мертвецу было около сорока лет, одет он был в белый маскировочный костюм. Насколько знала Катрин, местные охотники зимним камуфляжем и вообще маскировкой принципиально не пользовались.

- Признаков насильственной смерти не вижу, - зубы у шерифа постукивали, но Андерс держался. - Нужно его сфотографировать…

Мужчина возился с рюкзаком. Катрин хотелось закричать, чтобы он не смел здесь фотографировать, не смел сверкать вспышкой. Нельзя здесь ничего подобного делать, и свет здесь не нужен. Бежать, быстрее бежать отсюда! В спину снова смотрели десятки пар глаз. Катрин уже предчувствовала, как каменно шагнут сзади, схватят за шею, за плечи ледяными руками, потащат за собой.

Сверкнула фотовспышка, блеклая среди снежной завесы. Катрин молчала, вцепившись в найденную лопату. Смотрела, как быстро ложатся, скрывают окостеневшее лицо мертвеца тяжелые снежинки.

- Воткни лопату, легче будет найти тело, - неразборчиво сказал Андерс. Он фотографировал, не выпуская из левой руки ружье и держа палец на спуске.

Катрин послушно воткнула лопату в снег.

Шериф отступил, ловя труп в общий план и вдруг, вскрикнув, провалился в снег по грудь. Глаза Андерса округлились от ужаса, хватаясь за край ямы, он завопил:

- Все из-за тебя, сука белобрысая! Зачем вы сюда полезли, вонючки научные?! Трахали б своих мам дома, сопляки, говнюки задроченые!

- Заткнись, коп сраный! Это ты меня сюда притащил, мудак самонадеянный!

Ствол ружья целился в живот Катрин. Какой-то миг девушка не сомневалась, что Андерс выстрелит.

Шериф бросил ружье на снег. Цепляясь двумя руками, попытался выбраться из ямы. Руки в перчатках скользили по плотной пластиковой пленке, надежно маскировавшей раскоп, до того как в него угодил тяжелый мужчина.

Катрин осознала, что держит в руке раскрытый нож. Когда и зачем выхватила, совершенно не помнила. Машинально сложила, сунула в карман.

Андерс ухватился за протянутые девушкой руки, как утопающий за соломинку. Только сейчас Катрин услышала, как он тихо подвывает от ужаса. Мужчина был тяжел, девушка с трудом выволокла его из провала. Ноги шерифа зацепили пленку, на мгновение пластиковый покров приподнялся, открыв темный зев вскрытой могилы. Мерзлая коричневая земля, обрывки полусгнившей ткани, коричневый измятый череп, россыпь голубых бусин…

Сердце девушки стукнуло и остановилось…

Пленка с едва слышным шорохом закрыла провал, катились по пластику в яму новые пласты снега.

Катрин больно втянула в себя воздух.

- Они здесь, - пробормотал Андерс. - Они здесь…

У Катрин промелькнуло облегчение - все-таки не она первая сошла с ума.

Стоя на четвереньках, шериф шарил по снегу и никак не мог схватить ружье. Катрин глянула туда, куда был устремлен обезумевший взгляд мужчины.

В снежной завесе угадывалась человеческая фигура. Левее еще одна, и еще… Копья в руках, палицы. Торчат перья в странных прическах.

Или это лишь обман снега?

- А я ведь ходил в церковь, - шептал Андерс. - Я хотел умереть в постели… - ружье шериф схватил, но палец никак не попадал в отверстие предохранительной скобы.

Катрин дернула "молнию" куртки, стиснула сквозь свитер медальон-клык. Спокойно, спокойно. Ты уже видела призраков. Ух, кого ты только не видела. И пока жива. Ладно, жить вечно ты не хочешь. Но не здесь же умирать?! Ой, какое гнусно проклятое место.

Хотелось визжать от накатывающей ледяной стены ужаса.

- Уходим! Слышишь, шериф, уходим.

- Куда? Они везде.

- Нет здесь никого. Уходим.

Катрин и сама не знала, врет она или нет, - снежная пелена скрывала силуэты, но они вот-вот должны вынырнуть ближе. Ближе, определенно, ближе…

- Не пройдем, их там сотни, - бормотал Андерс себе в усы. - Нужно молиться…

- Уйдем. Напрямую к склону, к ручью.

Андерс заскрипел зубами:

- Пошли… - шериф рывком поднялся на ноги и зашагал по снежной целине.

Катрин подхватила совершенно ненужный рюкзак и кинулась следом.

Шериф шел небыстро. Бежать по глубокому снегу все равно было невозможно, и Андерс двигался с неторопливым достоинством, глядя строго перед собой. Спина прямая, ствол ружья по-охотничьи лежит на плече. И хотя он двигался вроде бы неторопливо, Катрин, прыгая и увязая в сугробах, никак не могла его догнать. Девушка чуть не взвыла. Ненавидящие призрачные взгляды пронзали, раздирали спину. Нет, не только спину. Смотрели со всех сторон. Два человека двигались сквозь плотную ледяную ненависть. Катрин, опустив глаза на носы своих кроссовок, прыгала и скакала сквозь бесконечный снег. Кроссовки утопали в неподатливой белой трясине. Утопали глубоко, иногда девушка увязала по бедра.

Только не смотреть по сторонам!

Андерс двигался впереди и чуть правее. Легче было бы идти по его следам, но для этого нужно было свернуть, и еще чуть-чуть отстать. Ужас гнал вперед. Катрин шарахнулась от появившегося на пути могильного холмика. Когда же это кончится!? Никакой археологии, никогда, никаких раскопок никогда в жизни! Поклясться всеми богами, - детям и внукам языки и руки обрывать, пусть только упомянут об эксгумации и костях ископаемых.

Фигура шерифа начала исчезать. Мысленно заскулив, Катрин рванулась вперед и обнаружила, что мужчина уже спускается по крутому склону. Впереди, в месиве густой метели, угадывалось русло ручья. Катрин озверело запрыгала вниз.

Вершина проклятого Бьер-Та осталась позади. Девушка была уверена - стоит оглянуться и увидишь молчаливую цепь фигур, растянувшуюся по гребню холма и пристально следящую за уходящими живыми.

Но оборачиваться не хотелось. Нет, ни за что на свете!

Катрин упала, удачно проехалась на заднице, выпустила и вновь поймала рюкзак. Поднялась на ноги, снова прыгала-скатывалась вниз, благо тело летело по склону само. Метрах в десяти впереди этаким диковинным коренастым кенгуру скакал шериф.

Проломившись сквозь редкий тростник, девушка вылетела на лед ручья. Следов от шин автомобиля уже не заметить под свежим слоем снега, но бежать стало гораздо легче. Об остановке и речь не шла. Грузноватый и, в общем-то, далекий от лучшей спортивной формы шериф несся впереди. Катрин мчалась следом ни о чем не думая. Только подальше, подальше от холма…


Андерс свалился, когда до опушки, куда сворачивала уже почти не угадывающаяся тропа, оставалось чуть больше сотни метров. Шериф рухнул на полном ходу, как сраженный наповал кабан. Ружье вылетело из рук, сам мужчина проехал несколько метров на животе и остался лежать неподвижно. Катрин перелетела через шерифа, проскочила еще несколько десятков шагов, оглянулась. Андерс вставать не желал. Морщась и подпрыгивая от нетерпения, Катрин вернулась.

Быстрей бы, ведь ничего не кончилось.

Шериф по-прежнему не шевелился. Дыша как загнанная лошадь, девушка опустилась на колени, перевернула тяжелое тело. Глаза Андерса были широко открыты, рот округлился в удивлении. Губы болезненно дернулись.

- Аптечка… - угадала Катрин.

Содержимое рюкзака высыпалось на снег. Девушка рванула чехол с комплекта первой помощи…

Две таблетки. Сердечное и аспирин для разжижения крови. Катрин приготовила шприц с "б-блокатором" 2, нашедшийся в аптечке, но Андерс отрицательно замотал головой. Лицо его начало розоветь, пошло пятнами, он с трудом сел.

- Идем…

- Отдохни.

Шериф начал подниматься на ноги:

- Отдохну. Но не сейчас. Лучше уж околеть на ногах. У меня здоровое сердце…

"Оно и видно" - хотела сказать Катрин. Но говорить глупости, пусть и правдивые, не было времени. Хотелось бежать. Только бежать и ни о чем не думать. Девушка с трудом заставила себя застегнуть рюкзак, выдернуть из снега ружье. Андерс морщился, покачиваясь в вертикальном положении. Шериф выглядел как-то не так. Он чужой! Катрин напряглась, руки стиснули ружье, но тут девушка сообразила, что на мужчине просто нет шляпы. Потерял где-то. Катрин машинально тронула свою макушку. Нет, трикотажная шапочка на месте.

Они двинулись вперед. Шерифа пришлось поддерживать под руку. Андерс молчал, ноги у него заплетались. Вокруг снова стоял враждебный лес. Дневной свет грозил окончательно померкнуть, - до темноты оставались считанные минуты. Колею тайной дороги можно было лишь нащупать. Андерс слегка пришел в себя и шагал почти нормально. На его редкие волосы налипал и таял влажный снег. Катрин натянула на лысину шерифа свою шапочку. Мужчина, было, попытался возразить, но девушка пробурчала в том смысле, что уши ему еще пригодятся, а ей из-под накинутого капюшона видно куда как меньше, чему в данном случае можно только порадоваться.

Страх подталкивал в беззащитные спины, порой накатывало так, что Катрин едва не начинала палить из дробовика по кустам и деревьям.

Окончательно стемнело. Тропа потерялась. Нащупать ее не удалось, но и Катрин, и Андерс хорошо чувствовали общее направление. Упорно проламываясь сквозь кусты и сугробы, два еще живых человека ползли-брели в темноте. Снег сверху и снизу слился в сплошную белесую мглу. Стало уже все равно, идет ли кто следом, смотрит ли, ждет…


На просеку выбрались совершенно обессиленные. Андерс сел на снег. В какой стороне ждет Кеш с машиной, было уже не понять. Снегопад продолжался. Деревья угрожающе сдавливали, ползли на узкую дорогу. Катрин уже собралась от полной безнадежности стрелять вверх, когда расслышала далекое завывание и скулеж. Тут же раздался резкий гудок автомобильного клаксона.

До джипа было каких-то сто метров. Светили желтые глаза фар, но снежную завесу метели и они одолеть не могли. Кеш выскочил навстречу:

- Куда вы пропали!? Я тут чуть не спятил, - помощник спустил взведенный курок револьвера, с которым так и сидел за рулем. - Псина сейчас как взбесилась, рвется из машины и все… - Кеш разглядел подошедших в свете фар, - О, Господи!

- Там еще труп, - объяснил шериф, не вдаваясь в подробности.

Катрин забралась на свое заднее сидение. Щенок, запрыгнувший в тепло еще раньше, подозрительно обнюхал мокрую одежду девушки, забился в угол и лег, пряча нос.

Кеш докладывал что-то о движении группы полицейских и экспертов. Шериф отвечал. Катрин вся это возня с расследованием больше совершенно не интересовала. Пусть только подвезут ближе к шоссе. Если нет возможности забрать машину, мисс Бертон готова двинуть пешком прямо отсюда. Катрин примерно представляла пределы своей физической и психической устойчивости. Со второй составляющей сейчас было и вовсе неважно. Черт с ней, с машиной. Лучше бежать своими ногами по шоссе, чем оставаться здесь, а тем более возвращаться к… При одном воспоминании о Бьер-Та начинали шевелиться волосы на затылке.

Зашуршала, запищала рация. Прибывало подкрепление.


Полицейские вездеходы, какой-то навороченный тягач с лебедкой, санитарная эвакуационная машина. Шериф встречал колону у поворота с шоссе. Темнота наполнилась проблеском "мигалок" и звуком двигателей. Катрин не завидовала всем этим, пока еще уверенно перекликающимся, людям. У них полно оружия, средств связи и профессионального опыта. Но, кажется, здесь, у Бьер-Та, опыт и решимость не играют никакой роли. Шериф об этом знал, но все равно возвращался на холм. Что ж, мужику стоило посочувствовать.

Снег все сыпал и сыпал, почти гася лучи фар.


"Индеец", переживший жуткий день лучше всех, исправно урчал двигателем. Печка работала на всю мощь, но девушка все равно мерзла. Быстрей бы поменять одежду, выпить кофе и забраться под одеяло. Жаль, дома нет ни капли спиртного.

Щенок перелез на переднее сидение, зевнул, и решил не теряя времени дрыхнуть дальше.


Катрин приехала домой далеко за полночь. Переодеваясь и делая кофе, позвонила Фионе. Коротко сообщила, что идет следствие и что результатов пока нет. Спросила, на месте ли Крис. Утром с ним обязательно нужно будет переговорить. Еще Катрин попросила узнать телефон Ноя Уоти. Индейцу-всезнайке тоже имеет смысл задать пару вопросов.

Щенок мгновенно сожрал три не размороженные сосиски, прикончил остатки сладкой кукурузы и черствую булочку. Поняв, что больше не дадут, мгновенно заснул. Нужно завтра же отдать обжору в опытные руки.

Под обжигающим душем Катрин согрелась, но усталость…


____________________

… просто валила с ног. С полузакрытыми глазами девушка кое-как натянула на себя футболку и доплелась до кровати.

Герои нации

Увядшая трава шелестела, путала ноги. Катрин бежала к реке. Скатиться вниз, забраться в лодку, и поток холодной воды унесет, спасет. Кто из воинов вздумает гнаться за перепуганной беловолосой скво? Сегодня не нужны трофеи и пленные. Сегодня день славной смерти.

Пороховой дым рассеялся. Ружейные и пистолетные выстрелы за спиной стихли. И люди продолжали умирать среди хрипа боевых кличей, под вой умирающих и глухой звон стали.

Катрин-чужая ничего этого не видела. Она бежала изо всех сил. Проклятая высокая трава…

- А-амбе!!!

Боевой клич раздался за левым плечом. Девушка, не оглядываясь, взвизгнула. Леденящие вопли воинов-хаяда слышались со всех сторон, но этот крик призывал к смерти именно ее, испуганную, обессиленную, всего лишь пытающуюся спасти свою жизнь молодую женщину. Прихрамывающий воин мчался наперерез. Девушка инстинктивно метнулась в сторону. Перепрыгнула через неподвижное тело со стрелой, торчащей между лопаток. Быстрее! Длинные юбки мешали бежать. Индеец, не смотря на резаную рану на бедре, быстро настигал девушку. Катрин обернулась. Сложная раскраска, нанесенная на лицо воина перед переговорами, превратилась в подправленную кровью и потом маску. Томагавк и нож в окровавленных руках. Гримаса боли на лице. Кроме бедра воин-хаяда был ранен в живот и левую руку. Ему не суждено вернуться с этой битвы. Он и не собирался. Перед уходом к предкам хаяда желал лишь крови бледнолицых.

Девушка дико закричала, зовя на помощь. Ее услышали, закричали в ответ, но воин уже заносил томагавк…

В последний миг Катрин почувствовала себя самой собою. Упасть, откатиться, - враг малоподвижен, - ты увернешься. Свалишь его сама…

Вместо этого девушка вскинула руки, закрывая лицо, и истошно завизжала…

- А-амбе!!!

Узкий крюк-лезвие боевого топорика без труда обогнул выставленные ладони. Громко хрустнула височная кость…


Катрин дернулась, со стоном оторвала голову от влажной горячей подушки, села. Зеленый циферблат часов высвечивал 4:35. Ужасная ночь. Бесконечная.

Девушка вытерла одеялом потное лицо.

Щенок, избравший местом для сна коврик у кровати, недовольно приподнял ухо, но решил не просыпаться.

Катрин вытянулась на постели. Даже перевернуть липкую подушку сил не оставалось. Сон повторялся и повторялся. Неведомая девушка, а вместе с ней и Катрин, погибала уже в третий или четвертый раз. Холм, понятно какой. Близкая река, и ты сама, умирающая подобно тупой овце. Треск собственного черепа. Колотящееся сердце.

Спать хотелось безумно. Какие бы кошмары не преследовали, вставать придется рано.

Катрин с тоской глянула на пса. Вот счастливый проглот. Ничего ему не снится. А если и снится, то собачьи нервы покрепче студенческих будут. Но нужно учесть, что пушистый стервец личной прогулки на Бьер-Та избежал.

За окном кружился редкий снег. Пробиться утром к шоссе, пожалуй, получится. А пока необходимо отдохнуть. Веки наливались свинцом…


- А-амбе!!!


***

Стоило сделать два шага от двери, как изнутри послышался скулеж, и сразу, без всякого перерыва, глухие частые удары. "Тяжелым тупым предметом, возможно головой".

Твою мать…

Катрин вернулась и отперла дверь. Пес немедленно выкатился на снег, безо всякого смущения подбежал к машине, и в ожидании уселся перед дверью. Катрин только поморщилась. Придется брать. Некогда со зверем возиться. А оставишь, так башку свою тупую наверняка расколет. Или дверь.

Щенок запрыгнул на предложенное заднее сидение, но пока девушка садилась за руль, успел перебраться вперед, и с нетерпением поглядывал на пристегивающуюся Катрин.

- Эй, пшел обратно. Сзади сиди!

Пес, кажется, удивился. С какой это стати сзади? Предрассудки. Поехали быстрее, подруга, в магазин, и лучше прямиком в мясной отдел.

Попытка взять упрямца за шиворот и отправить на заднее сидение успехом не увенчалась. Пес растопырил все четыре лапы, и пересаживаться категорически отказался.

Ну и черт с тобой. Перевозка детей и животных на переднем сидении вроде бы запрещена правилами дорожного движения. Или впереди только детей возить нельзя? После бессонной ночи Катрин с трудом вспоминала собственную фамилию, а не то, что подобные тонкости местного законодательства.

Ладно, поехали. Судя по тому, как хвостатый способен без очевидных последствий колотиться лбом в дверь, песик, в случае чего, и на обломки машины лишь лапку задерет.


***

Катрин без снисхождения запихивала в себя безвкусную яичницу. Калории необходимы. Пит рассматривал-оценивал щенка. Пес давно управился с жестковатым бифштексом, и теперь с ответным снисходительным интересом разглядывал хозяина "Мили".

- Настоящий хаски 3 - одобрительно сказал Пит. - И сразу видно, что кобель, вон как на тебя поглядывает.

- Заберешь красавца? - спросила Катрин. - Отдаю совершенно безвозмездно, то есть даром. Можешь продать в хорошие руки.

- Нет уж. Пока продам, меня Дженни и этот герой со свету сживут, - Пит кивнул на кота, занявшего оборону на вешалке у двери. - Дженни собак только по телевизору любит. Пахнут они, видите ли.

Катрин покосилась на щенка. Упрямый, как осел, но ничем не пахнет. Даже вонью жуткой хижины своих прежних хозяев ничуть не пропитался.

- Вези его в город, там легко пристроишь. Пес стоящий, неглупый, по глазам видно. Или может быть, себе оставишь? Одна ведь живешь, в лесу пес полезен.

- А если я на каникулы уеду, он пусть медведей гоняет? Я и так целыми днями в городе. Самостоятельно сериалы по телевизору смотреть и себе ужин готовить кобелек вряд сподобится.

- Да уж, воспитанием тебе заниматься некогда. Индейские псы в основном пинки понимают или дубинку. Чарли Отепе тип еще тот был, странно, что на псе шрамов не видно. Впрочем, что это я так нехорошо о покойнике. Я его и не знал-то толком. Шериф-то что говорит? Убийство?

- Я с экспертами туда не возвращалась. Жалею, что и в первый-то раз потащилась.

- Жуткий случай, - согласился Пит. - Я сдуру дома подробно о твоем покойном студенте рассказал. Так мы толком ночью и не спали. И я и Дженни… Сны ненормальные…

- А что снилось? - осторожно поинтересовалась Катрин.

- Дрянь сплошная. Ужасы как в кино, - неохотно проворчал хозяин "Мили". - Тебе кофе еще налить?


***

- Молчи! - прошипела Катрин.

Собственно, пес молчал, просто заворочался, пытаясь устроиться поудобнее. Нашел время, мерзавец. Девушка волокла завернутого в куртку щенка по лестнице общежития. Консьержку они благополучно миновали. Сколько же в нем килограммов? С виду не такой уж великан, а под мышкой удержать невозможно.

Катрин ввалилась в комнату, выпустила увесистый сверток. Щенок шлепнулся на пол, выпутался из куртки. Недовольно замотал большой головой.

Найни шарахнулась.

- Спокойнее, - пробурчала Катрин, - травить собаками я тебя пока не собираюсь. Присмотришь за животным. Мне сейчас некогда с ним возиться.

- Но я… - пролепетала Мышка, с ужасом глядя в прозрачные серьезные глаза пса.

- Молчи. Я заскочу в университет и вернусь. Потом свою микро-ботанику наверстаешь. Захочет пес на улицу, осторожно вытащи. Хм, если не сможешь, пусть гадит в ванной. И накорми его. Все равно чем, он не из гурманов. А сейчас давай мне телефон…


***

- Значит, Крис никуда не выходил? - пробормотала Катрин.

- Нет, как узнал, заперся, и разговаривать ни с кем не хочет. И не выходит, - Фиона шмыгнула носом. Сегодня она была сама на себя не похожа: блеклая, бесцветная, даже волосы потеряли свой блеск. Глаза этакие жалостливые.

Порой Катрин искренне завидовала бабам, позволяющим себе быть бабами.

Девушки стояли перед закрытой дверью в коридоре мужского общежития.

- Он от тебя узнал? Как отреагировал?

- Молчал. Я с ним по телефону говорила. Сразу после тебя.

- Значит, ты его не видела?

- Нет. Мы потом к нему приехали, но он даже дверь не открыл. Сказал, что не хочет никого видеть. Берни был его лучшим другом. Томми с ребятами тут рядом почти всю ночь продежурили. Нужно все-таки к психологам за помощью обратиться.

- В задницу психологов, они кого угодно доконают. Я зайду и поговорю с ним.

- Думаешь, он тебе откроет? - с сомнением спросила Фиона.

- Да я просто уверенна в этом, - сказала Катрин, оглядывая пустой коридор общежития. За дверью рядом бубнила непременная музыка. Возможно, просто забыли выключить проигрыватель, уходя на лекции.

- Кристьян, открой. Нужно поговорить, - Катрин постучала.

Полнейшая тишина.

Фиона жалобно посмотрела на подругу.

- Следи за лестницей, - пробормотала Катрин.

Замки в общежитии давно вызывали у девушки неодобрение. Такие в порядочных странах и на курятники не рискнут ставить. Пришло время проверить.

Катрин уперлась ногой в косяк, потянула дверную ручку вбок, одновременно хорошенько нажала плечом.

Дверь испуганно хрустнула, так же испуганно охнула Фиона.

Катрин ввалилась внутрь. С трудом устояла на ногах. Тьфу, черт, карточный домик какой-то. Ручка замка так и осталась в руках.

Крис сидел за столом. Стояла едва начатая бутылка виски. Кофейная гуща из опрокинутой чашки пропитала конспекты и уже начала подсыхать.

Катрин вручила сломанную дверную ручку сунувшей нос в комнату Фионе:

- Быстренько купи такой же замок. Иначе у нас будут неприятности.

- А…

- Еще купи минеральной воды и что-нибудь успокаивающее, - Катрин бесцеремонно выпихнула сокурсницу в коридор.


- Так что с тобой такое?

Крис безразлично смотрел на девушку:

- Ничего такого, из-за чего следовало бы ломать дверь. Не волнуйтесь, суицидальных наклонностей в моей семье никогда не наблюдалось.

- Да наплевать мне на твои наклонности. И на наклонности твоей семьи тоже. Я хочу понять, что вообще происходит.

- Ничего не происходит. Просто Берни не повезло. И мне не повезло. У меня погиб друг. И я должен это пережить. Могу я побыть один?

- Не уверена. Расскажи мне, чем вы занимались. Расскажи, пока сам не угодил в больницу. Или в полицию.

- С какой стати мне бояться полиции? Мне совершенно нечего скрывать, - Крис говорил вяло и с видимым усилием. Полиции он, может быть, и не боялся, но вот о госпитале имело смысл всерьез призадуматься.

Выглядел парень отвратительно. Осунувшийся, небритый, с запавшими красными глазами и блуждающим взглядом. Можно было бы посчитать жертвой вампира, если бы Катрин не знала, как эти самые жертвы выглядят на самом деле. По крайней мере, Блоод оставляла после себя вполне счастливые объедки. Правда, подруга была не совсем классической вампиршей.

- Паршиво смотришься, парень, - тактично заявила Катрин. - Может быть, сам в госпиталь поедешь?

- Мне снятся кошмары, - пробормотал парень. - Бессонница. А в остальном я полностью в норме.

- Неужели? И Берни тоже был совершенно здоров? До самого конца?

- Откуда мне знать?

- Крис, будешь врать кому-нибудь другому. Я жутко не выспалась. Эти кошмары весьма заразная вещь. А вчера у меня выдался на удивление тяжелый день. Я видела мертвого Берни, а потом мертвецы пошли косяком. Впрочем, тебя этим не удивишь. А потом я была на Бьер-Та.

Парень поднял голову:

- Понравилось?

- Нет!!! Еще шутишь, сукин сын?! Четыре трупа и мокрые трусы в один день - это многовато для добропорядочной девушки. Больше того, это чересчур даже для шерифа. Про тебя я ему не стала рассказывать. Можешь отправиться с повинной сам.

- Куда это я должен идти? Понятия не имею о чем ты, - твердо сказал Крис.

- Тупишь? - изумилась Катрин. - Там твоих следов полным-полно. Тебя же вычислят в два счета.

- Неужели? Я ничего не собираюсь говорить. Если я приду в полицию, меня повезут на место происшествия. Очная ставка или как там это называется. Но я не могу ехать. Я не могу ехать на это проклятое Бьер-Та!!! Понимаешь, не могу! - парень орал во весь голос. - Я бросил Берни. Он был еще теплый. Ему, может быть, еще можно было помочь. Искусственное дыхание, массаж сердца… А я не мог!!! Не мог и все! Понимаешь, ты, идиотка долговязая?! - кажется, он хотел швырнуть в девушку бутылку.

Катрин выдернула из трясущихся рук стеклянное оружие:

- Понимаю, не ори так.

Она закрутила пробку, машинально смахнула со стола лужицу спиртного. Глотнуть бы прямо из горлышка. Нет, не сейчас.

- Ты сказала - четыре трупа. Кто еще? - пробормотал Крис.

- Парень в белом комбинезоне. Там, на холме. Ты его наверняка знаешь. И еще Чарли Отепе с женой.

- Не знаю никакого Чарли, - кажется, с облегчением заявил Крис.

Катрин обратила внимание, что он как-то странно двигает левой рукой.

- Чарли - индеец. Жил недалеко от Бьер-Та.

Крис только пожал плечами:

- Никогда его не видел.

- А парень в белом?

- Хенк. Техник. Кажется с рудников. Свалился как подкошенный в один миг. И сказать ничего не успел, - Крис говорил абсолютно равнодушно, только все чаще поглаживал левую руку.

- Кто с вами еще был? Не сами же вы додумались туда лезть?

- Какая разница? Берни мертв. Я никогда не забуду, как он хрипел и цеплялся за руль. Я, как последняя скотина, бросил его там, даже дверь не захлопнул…

- Кто с вами еще был?

- Иди к черту, Кетрин. Тебе-то какое дело?

- Хочу понять, зачем вы туда полезли. Зимой, в темноте, нарушая все законы и правила…

- А что было делать? Весной туда не сунешься, земля официально переходит индейцам. Культовый памятник, - парень горько засмеялся, - хотел бы я понять, во что именно верят эти чертовы хаяда.

- Что вы там искали? И что нашли?

- Массу всякого дерьма. И среди него такую мелочь, как смерть Берни. Отстань. Мне плохо и я не расположен читать лекции и тешить любопытство навязчивых девчонок, - парень откинулся на стуле.

Катрин с тревогой увидела, как по его бледному лицу катятся крупные капли пота. Потянулась проверить пульс, но Крис отшатнулся:

- Не трогай! Сейчас пройдет. Я здоров.

Слушая его учащенное болезненное дыхание, Катрин все-таки спросила:

- Что вы искали?

Шелушащееся лицо парня скривилось в улыбке:

- Да ты истинный историк. Надеешься вырыть клад или открыть индейскую Трою? Попробуй. Ты там была единственный раз, а я почти две недели трясся от холода и страха. Понимаешь, от страха. Нет, тебе не понять, Белая Дама. Это тебе не морды бить по кабакам. Мы ведь искали там вовсе не смерть Берни. У нас была сугубо научная и благородная цель. Реликтового гуманоида мы искали. Не веришь? Мне и самому теперь смешно. А ты почитай, - Крис кивнул на папку, слегка подпорченную кофе. - Почитай, может поймешь, что мы были не такими уж придурками…

- Успокойся, - Катрин видела, что парень едва держится на стуле. - Тебе лучше лечь. А еще лучше прямо сейчас вызвать врача…

- Нет!!! - взвыл Крис. - Я здоров! Оставь меня в покое!

- Тогда ложись немедленно в кровать. Выпей вот эти две таблетки, и я тебе больше не буду надоедать…


Катрин нетерпеливо стояла у двери. Замок-инвалид удалось слегка подправить. Работать не работает, но внешне повреждений не заметно. Вот только ручку на место вставить. Где же Фиона?

Крис вытянулся на кровати. Вроде успокоился - синева с лица ушла. Только губы время от времени шевелились. Все ли у парня с психикой нормально? Врет нелепо. Добровольно проводить на Бьер-Та ночь за ночью? Это ж сколько смелости нужно? И дури…

Наконец прибежала Фиона с коробкой замка.

- Я только такой нашла…

- Потом. Сейчас возьми кого-нибудь, и посидите здесь. Криса не трогайте, не расспрашивайте. Если ему станет хуже, немедленно вызывайте помощь. Если у тебя есть знакомые с медицинского, пусть составят компанию…


Номер телефона Ноя Уоти настойчивой Мышке-Найни вроде бы удалось раздобыть, но ответил какой-то незнакомый резкий голос.

- Ной? - неуверенно спросила Катрин.

- Нет, мисс. Вы звоните в офис Племенного совета Хаяда. Ноя Уоти в данный момент здесь нет, и боюсь, сегодня уже не будет.

- Очень жаль. Если он все-таки появится, передайте, пожалуйста, что его срочно просят связаться с Катрин. Исторический факультет, он должен помнить.

- Ной Уоти в ближайшие дни будет очень занят, - холодно намекнул неизвестный голос.

- Я его не в кино собираюсь приглашать, - огрызнулась Катрин. - Хочу узнать его мнение по поводу событий вокруг Бьер-Та.

Голос помолчал, потом неуверенно осведомился:

- Я говорю с мисс Бертон?

- Именно с ней. Не с ее секретарем или адвокатом, а непосредственно с самой мисс Катрин Бертон. В таком случае Ной Уоти может взять трубку?

- Не думаю, - неуверенно пробормотал голос, - Ноя здесь нет. А почему вы считаете, что он что-то знает о происходящем у Бьер-Та?

- Ничего я не думаю. Звоню всем подряд. Меня-то все знают. Вот вы, например, меня знаете. Эпоха всеобщей информированности. Почему бы в таком случае, Ною и не знать о Бьер-Та?

- Вы же вчера там были, мисс Бертон. Что вы еще хотите знать? - весьма логично поинтересовался так и не представившийся собеседник.

- Хочу узнать, откуда вы знаете, что я там была.

- Совершенно случайно, - заверил невидимка. - У нас в округе все все знают.

- Неужели? Тогда пусть и Уоти узнает, что я хочу с ним перемолвиться словечком. Пусть он мне сам словчится что-нибудь соврать, - злая Катрин отключилась.


Что дальше? Девушка спрятала телефон и машинально пошла к учебным корпусам. Лекции уже начались, людей на дорожках учебного городка было немного. С низкого неба срывались одинокие снежинки. Кажется, зима возвращается. На часах 11:30. Можно зайти на лекцию. Сейчас как раз "Социально-политическое устройство Рима". С этим мудреным устройством явно намечаются проблемы. Послушать, потом забрать псину, попробовать пристроить зверя к приличным людям и поехать домой отдыхать-отсыпаться.

При воспоминании о ночном "отдыхе" девушку передернуло. Со сном торопиться не будем. Со щенком тоже незачем спешить, пусть его пока Найни повоспитывает. Девчонке полезно с настоящим кобельком пообщаться.


В аудиторию Катрин не пошла, примостилась в коридоре у подоконника. В тоненькой папке оказались подшиты три десятка распечатанных на принтере листов. "Фрагменты мемуаров Уолта Вилона, служащего Центрально-Западной Компании. 1802 - 1806 годы".


…Сборы и подготовка заняли гораздо больше времени, чем рассчитывали губернатор и руководство Компании. Колонисты настоятельно требовали взять припасов на год, что и было обещано главой Компании еще до подписания первых контрактов. Время шло, майор де Конель ежедневно бывая у губернатора, требовал ускорить выступление отряда, но дело едва двигалось. Особенно сложно оказалось возместить нехватку скобяных изделий и тканей, предназначенных для обмена с туземцами. Компания пребывала в полнейшем неведении о том, что ждет нашу экспедицию на западе. Сведения, полученные от трапперов и дружественных дикарей, во многом противоречили друг другу. Прикрываясь очевидной неясностью ситуации, Компания предоставляла для снаряжения отряда товары, которые, видит Бог, надлежало незамедлительно списывать и уничтожать. Возражения наших офицеров и агентов в расчет не принимались…

…Мне приходилось ежедневно исправлять списки колонистов. Будущие поселенцы, (многие из них практически не говорили ни по-английски, ни по-французски), то требовали вычеркнуть их из списков, то внести вновь. Призвать глупцов к порядку не имелось никакой возможности. О полученном задатке и подписанных контрактах люди как будто забывали, едва успев выйти за дверь конторы. Нескольких, особо рьяных негодяев, майор де Конель без колебаний посадил под замок, но поступить так со всеми упрямцами не представлялось возможным, поскольку не хватало мест в гарнизонной тюрьме… Бездействующие солдаты утрачивали последние остатки дисциплины. Обострились национальные распри и взаимные претензии. То и дело возникали потасовки. Особенно отличались необузданностью нравов наши рейнджеры… Я лично стал свидетелем весьма показательного случая, когда майор де Конель был вынужден рукоятью пистолета вышибить зубы особенно зарвавшемуся мерзавцу. Когда до города докатились слухи о событиях в Луисбурге, положение стало просто угрожающим… В лагере колонистов, уже не первый месяц влачащих жалкое существование под открытым небом, так же ежедневно возникали волнения. Солдаты продолжали домогаться расположения легкомысленных жен переселенцев, и дело дошло до убийства. В драке были ранены двое солдат и убит швед из числа уже нанятых Компанией людей. Так же лишился жизни случайный мальчишка. Терпение губернатора лопнуло…


…С самого начала нас преследовали неудачи. Барки протекали столь сильно, что еще до обеда пришлось остановиться и заняться вычерпыванием воды и неотложным ремонтом. В тот же день дозор рейнджеров наткнулся на нескольких индейцев-отава. В коротком столкновении один из наших людей был легко ранен. Индейцы исчезли. Невзирая на незначительность стычки, офицеры и наш майор были всерьез обеспокоены. Встретить враждебно настроенных краснокожих так близко к городу оказалось крайне неприятной неожиданностью. Но еще большее возмущение майора вызвала возникшая паника в отряде. Поистине наши поселенцы не были готовы к столь сложному пути. Первые же выстрелы, даже отдаленные, напугали людей до такой степени, что часть женщин и детей попросту кинулась бежать по берегу в сторону города. В позорное бегство пустились и некоторые отцы семейств, и что особенно печально, несколько солдат, до этого бывших на хорошем счету у лейтенанта Бройля. Панику удалось пресечь. Все беглецы были наказаны…


…Пали еще две лошади. Возможно, виной тому была изнуряющая жара, полчища насекомых и ночевки в сырых прибрежных зарослях. И люди и лошади крайне устали, проводя барки через бесчисленные перекаты и отмели. Даже ежедневные козни индейских разведчиков не действуют на людей столь угнетающе, как коварство реки. Проводники уверяют, что скоро мы выйдем в долину, весьма удобную для длительного отдыха. Верится в это с трудом. Впереди, заслоняя горизонт, все выше вздымаются горы. Остается только молиться. Впрочем, большинство наших людей так опустошены и изнурены, что даже воззвать к Нему больше не в силах…


…Ночью произошло очередное нападение. Краснокожих было двое или трое. Больший вред принесла наша стрельба вслепую. Трое людей ранено, причем один из них рейнджер и ранен он весьма тяжело. Еще один из поселенцев, голландец-плотник, лишился скальпа. Я знал этого человека довольно хорошо. Весьма полезный рабочий, и к тому же учтивый, что редкость среди нашего сброда. Мир его праху. Только утром мы обнаружили, что пропала одна из женщин - миловидная девица из Бирмингема. Лейтенант Валлер не уставал оказывать этой особе повышенные знаки внимания в те дни, когда мы еще могли думать о светских развлечениях. Возможно, во время ночной стрельбы девушка упала в реку, но, скорее всего, именно ее и избрали своей целью дикари. Не могу сказать, какая судьба лучше. Остаться лежать в неглубокой могиле на берегу варварской реки печальная участь для любого истинного христианина. Но разве лучше долгие годы влачить животное существование в неволе, выполняя гадкие прихоти краснокожих насильников и умереть без причастия и молитвы? Жуткая участь для любой женщины. Впрочем, семья девушки отнеслась к ее исчезновению с полным безразличием. Весьма возможно, скоро нас всех постигнет подобная, а возможно и худшая, судьба. Я мечтаю умереть, сохранив свои волосы на голове…


…Короткие теплые дожди ничуть не портят людям настроение. Поселенцы и солдаты дружно обустраивают лагерь. За время долгого двухмесячного путешествия почти все мы прониклись чувством христианского единения и всеобщего бескорыстия. Поистине, лишь в столь оторванных от мира краях и возникает понимание, сколь велик и всепобеждающ дух Цивилизации, дух доброго Старого Света. Да, наша миссия нелегка. Но мы, во главе с нашими храбрыми командирами и стоическими служителями Господа нашего смиренными мучениками-миссионерами, принесем истинную Веру и истинное Добро в эту дикую страну…


…Все-таки окончательно решено возводить блокгауз на берегу этого длинного озера. Без сомнения, я должен признать правоту майора. Треть барок уже ни на что не годна и их все равно придется бросить. Многие люди изнуренны и даже продолжительный отдых вряд ли подвигнет их продолжить путь. Собственно, они уже решили остаться здесь, и едва ли будет благоразумно силой оружия принуждать поселенцев идти дальше…


…Мы все здесь обжились. Прошел почти месяц с тех пор как первый белый человек увидел берега озера, ныне нареченного именем принцессы Анны. Теперь здесь уже стоит поселок, а в будущем возникнет и город. Мы все единодушно выражаем твердую уверенность в этом. Стены блокгауза почти готовы. Здесь остается почти шестьдесят человек. Пороха и свинца, муки и круп, у них предостаточно, чтобы продержаться зиму. Несмотря на скромный опыт жизни в лесах, люди полны энтузиазма. Места вокруг необычайно живописны. Воздух в предгорьях здоров и чист. Насекомых немного. Река полна рыбы. Западнее, вдоль берега озера, простираются пологие склоны холмов. Наши люди собираются разбить здесь настоящие огороды. Для земледелия открытого пространства не так уж много, придется вырубать лес, но это дело самого недалекого будущего. Возможно, блокгауз следовало, как настойчиво предлагал лейтенант Бройль, возводить на правом холме. Там более безопасно. Но поселенцы выбрали иное, более удобное расположение будущего поселка, и наш майор не стал возражать. Впрочем, все сходятся во мнении, что большим опасностям новое поселение подвергаться не будет. Племя, на землях которого возводится поселок, настроено исключительно доброжелательно. Обмен товарами идет успешно. Обрадованные краснокожие охотно берут даже ту ткань, качество которой возбудило столько споров еще до выступления нашего отряда. Полагаю, если так пойдет и дальше, и Компания, и наши поселенцы могут остаться довольны. Уже сейчас, многие из уходящих с майором, смотрят с завистью на счастливцев, остающихся у озера принцессы Анны. Что ж, нам предстоит нелегкий путь, но теперь мы будем знать, что в случае несчастья нам будет куда отступить и где найти дружескую поддержку и помощь…


…Де Конель пребывал в ярости. Это была наша лучшая барка. Майор приказал повесить рулевого. Уже была перекинута веревка через ветвь ближайшего дерева, и лишь совместными уговорами офицеров и святых отцов удалось отстоять жизнь несчастного. Не берусь судить, насколько был виновен рулевой, но часть нашего пороха и зарядов для гаубиц была непоправимо утрачена. Как назло, река в этом месте оказалась чрезвычайно глубока. В воду были загнанны все, кто хоть как-то умел плавать…


… Зарево было заметно всю ночь. Мы утешали себя различными фантазиями, но неоспоримо было одно - огонь бушевал у самого берега озера принцессы Анны. За три дня мы ушли не так далеко, вынуждено задержавшись у злосчастной затонувшей барки. Майор де Конель решил не возвращаться и не высылать разведчиков. Жесткое, но оправданное решение. Чтобы ни случилось там, у недостроенного блокгауза, мы все равно уже опоздали…

…Здешние горы напоминают ад…

…К реке, называемой Беспачо, мы вышли в канун Дня всех святых, что было признано весьма добрым знаком. Стремительно холодало. По утрам у людей валил пар изо рта. Одеяла покрывались изморозью. Индейцы продолжают неотступно преследовать нас по обоим берегам реки. Открытых нападений не случалось, но несколько раз нашим канонирам приходилось пускать в ход гаубицу. Очевидно, прочищающая заросли картечь производила на дикарей должное впечатление. Наши разведчики доносили о следах крови, найденных на берегах. Индейцы ненадолго исчезали. Потом все начиналось снова. Ночами, невзирая на бдительность часовых, у нас исчезло уже три человека. Попытки вступить в переговоры, натыкались на упрямое нежелание краснокожих признать силу нашего оружия. Наши проводники и переводчики уверяли, что хаяда вообще не признают мирных переговоров. Это дьявольское племя не желало ни торговать, ни просто разговаривать с нами. Их вожди лишь угрожали…


…Три барки сгорели полностью. Часть припасов наши люди успели выгрузить под градом стрел, сыплющихся с противоположного берега. Солдаты непрерывно палили по зарослям. Бой был упорным, и, несмотря на то, что с нашей стороны был лишь один убитый и с десяток легкораненых, на поселенцев свирепость хаяда произвела гнетущее впечатление. Люди повеселели лишь когда рейнджеры приволокли в лагерь двух пленных, захваченных на нашем берегу. Оба хаяда были совсем юны. Возможно, они еще не достигли возраста воина. Но они были мужчинами и краснокожими, и де Конель приказал пленников незамедлительно повесить. Рейнджеры позаботились о том, чтобы казненных было видно издалека. Злобные завывания дикарей были подтверждением того, что доказательство нашей непреклонной решимости замечены и оценены.


…на общем совете практически единодушно было решено основать блокгауз и факторию на высоком холме у реки. Хотя краснокожих не было видно уже несколько дней, об осторожности забывать никто из нас не собирался…


…Утром, под охраной стрелков, наши люди вновь принялись валить лес. По ночам уже так холодало, что количество заболевших множилось с каждым днем. С гор дул резкий холодный ветер, приходилось даже днем жечь костры. На открытой вершине широкого холма мы чувствовали себя в безопасности, но даже за дровами людей приходилось отправлять под охраной. Наши немногочисленные уцелевшие лошади так же паслись под неусыпным присмотром солдат.


…Место, выбранное для поселка, оказалось даже удачнее, чем казалось на первый взгляд. Река, особенно у впадающего в него ручья, просто кишела рыбой. Мальчишки со своими примитивными острогами без труда добывали пропитание для всей семьи. Охотники подстрелили двух лосей, опрометчиво подошедших едва ли не к самому лагерю…


…Все девять человек были безжалостно убиты, оскальпированы и брошены у самой вырубки, без сомнения с единственной целью, - внушить нам ужас и отвращение. Погоня за злодеями результатов не принесла. Индейцы, заманивая рейнджеров и солдат своими дьявольскими завываниями, уводили все дальше и дальше от реки. Опасаясь попасть в засаду, лейтенант Валлер приказал прекратить преследование…


…Хаяда в этой пустынной местности являлись единственным племенем, представляющим угрозу. Редкие семьи индейцев иных племен, кочевавшие на каноэ по реке, относились к злобным хаяда с вполне объяснимым ужасом. Сложные отношения между коварными хаяда и соседними племенами оставались загадкой не только для нас, цивилизованных людей, но и для наших переводчиков и проводников. Невзирая на единый с хаяда цвет кожи, наши индейцы опасались местных дикарей даже больше, чем наши мужественные солдаты и поселенцы…


…Оставалось до конца неясно, с какой целью эти трое вождей явились в лагерь. Майор и агент Компании потратили несколько бесплодных часов на переговоры. Никакой сделки заключить не удалось. Дикари не желали ни о чем слушать. Товары их не интересовали. Дикари упрямо требовали от нас немедленно покинуть их землю. Возможно, в тщетности переговоров был виноват язык хаяда, совершенно неизвестный нашим переводчикам. Но и у меня, и у всех кто наблюдал за переговорами со стороны, сложилось впечатление, что индейцев интересовало лишь одно - когда мы уйдем?…


…Положение сложное. Строительство частокола почти не продвинулось. Люди боятся даже спускаться к реке за водой. Нас ободряло лишь одно - по-видимому, индейцы решили, что переговоры свидетельствуют о проявленной нами слабости. Их воины открыто появлялись на опушке и без тени стеснения разглядывали лагерь. Майор де Конель приказал не стрелять и не проявлять открытой враждебности… Между тем, этим утром траву покрыл первый, пока еще исчезнувший к полудню, снег…


… И тогда было принято решение разрубить узел одним решительным ударом. Окончательные переговоры де Конель назначил на утро 11 ноября. Момент был выбран удачно. Разведчики донесли, что большая группа воинов хаяда отправилась на запад. Здесь же остались вожди с небольшим эскортом. Вероятно, главари дикарей преисполнились уверенности в скорейшем нашем изгнании и лишь оспаривали друг у друга честь лично выпроводить "бледнолицых" за границу своих земель. Утром 11 ноября…


…Звук трубы изумил дикарей. До сих пор нашему отряду было не до соблюдения воинских церемоний. Теперь же наши солдаты, рейнджеры и поселенцы застыли в строю безукоризненно ровных шеренг. Серьезные, торжественные, полные решимости люди. Знамя, впервые за экспедицию извлеченное из чехла, развивалось на холодном ветру. Я стоял в строю лейтенанта Бройля, и не постыжусь признаться, что в тот торжественный миг мое сердце преисполнилось гордости за нашу новую родину. Все распри и споры были забыты. Мы все как один были готовы пролить кровь за светлое и цивилизованное будущее этих девственных земель…


…Индейцы с неспешным достоинством двигались к разведенным кострам. Разостланные нами новые одеяла пестрели на жухлой траве. Новая металлическая посуда, котлы и рулоны материи, должно быть, неудержимо влекли взгляды дикарей, но их жестокие размалеванные лица хранили выражение ледяного равнодушия. У костров наших "гостей" в полном одиночестве встречал майор де Конель. Я в очередной раз отдал должное его личному мужеству.

Вождей в лагерь явилось чуть более трех десятков. Весьма легко одетые, выставляющие напоказ свои боевые шрамы и свои изумительно расшитые пояса. Вооружены дикари были на удивление небрежно: ножи, томагавки, лишь некоторые из краснокожих имели короткие боевые дубинки. Дикари определенно манкировали опасностью, самоуверенно являясь практически безоружными в стан противника многократно превосходящего их численностью.


…они прошли в каких-то двадцати ярдах от меня. Ружья у меня не было, но оба пистолета, тщательно заряженных и проверенных, торчали за поясом. Вожди шествовали неспешно и надменно. Я до боли сжимал рукоять надежного английского пистолета и смотрел, стараясь запомнить каждую мелочь. Рядом со мной взволнованно дышали товарищи по оружию. Ни один из вождей не повернул к нам головы. Как ни странно, я был разочарован. Хотелось встретиться прямым и честным взглядом хотя бы с одним из этих кровожадных убийц. Удивительно, но все они оказались невысоки ростом. Во время перестрелок и нападений, за коими мне приходилось наблюдать, к счастью, преимущественно издали, все хаяда казались рослыми и грозными воинами…

Де Конель любезно улыбался. Группа вождей в молчании стояла перед ним. Несколько воинов ступили своими мокасинами на новые одеяла. Очевидно, большего пренебрежения к пришельцам индейцы высказать не могли. Наш майор приподнял руку в изящной перчатке. Из шеренги выступил бледный как смерть горнист. Де Конель не торопясь, отступил к нему, принял из рук начищенный сверкающий горн. Хаяда безмолвно наблюдали, очевидно, считая происходящее неким ритуалом. Майор насмешливо улыбнулся вождям и небрежно вернул горн солдату. Тот, как и было условленно, немедленно протрубил. В тот же миг сдвоенные шеренги наших стрелков направили стволы ружей на индейцев.

Хаяда не тронулись с места.

Предполагалось, что догадавшись о ловушке, дикари немедленно кинутся спасаться бегством. Одна из сторон широкого прямоугольника нашего строя была предусмотрительно оставлена свободной. Наши военные собирались дать залп вслед бегущим и незамедлительно пленить немногих уцелевших. Захватывать всех вождей майор де Конель никоим образом не рассчитывал. Мы достаточно хорошо знали неукротимый нрав этих краснокожих головорезов.

Ни один из вождей не шевельнулся. Они как будто не замечали, что на них направлены добрые полторы сотни стволов.

После незначительной паузы, вызванной замешательством, скрывшийся за первой шеренгой стрелков майор скомандовал вступить в дело переводчикам. Наш главный проводник закричал, переводя индейцам приказ бросить на землю оружие и сдаться, за что вождям было твердо обещано сохранить жизнь.

Хаяда по-прежнему не шевелились. Глядя на их высокомерно застывшие лица можно было подумать, что их души уже отправились в свой дикарский ад.

Повинуясь приказу майора, все три взвода наших стрелков сделали шаг вперед. Стволы ружей оставались направлены на группу индейцев. Теперь пребывать в заблуждении не могло бы и самое наивное животное.

Упрямцы не двинулись с места.

Переводчик прокричал снова. Голос его сорвался - метису-кайнога явно было не по себе. Как и всем нам. В полной тишине насмешливо пел холодный ветер, да хлопало развивающееся в его ледяных порывах полотнище знамени. В этот тяжелый и решающий момент я был готов присоединиться к гуманному протесту нашего святого отца и добросердечного мсье Лаво, во всеуслышание высказанному утром, когда всем нам стал ясен замысел наших военных. Как показало дальнейшее развитие событий, противники кровопролития были абсолютно правы, сразу же осудив ошибочное и единоличное решение майора де Конеля.

Шеренги наших стрелков настолько сблизились, что было уже опасно стрелять. Пули могли зацепить наших же товарищей. Упрямство индейцев сыграло нам дурную услугу.

В этот, запомнившейся мне на всю оставшуюся жизнь миг, раздался громогласный приказ де Конеля. Майор скомандовал залп. Он был прав, ничего иного в данной ситуации нам не оставалось. Голос майора звучал решительно и даже весело. Наш командир был рад одним ударом завершить затянувшееся противостояние.

Оглушительно выпалили ружья. Но за мгновение до этого дикари, наконец, распознав своим острым звериным чутьем какую судьбу уготовил им предводитель пришельцев, кинулись прямо на ружейные стволы.

Как я уже упоминал, мне довелось стоять на левом фланге шеренги предводительствуемой лейтенантом Бройлем. Солдат рядом со мной почти не было. Охотники, переселенцы, двое проводников-кайнога, гребцы с барки господина Лаво. Наши выстрелы грянули вразнобой. Все заволокло дымом. Крики, стоны, звуки падающих тел… Я едва успел выхватить из-за пояса второй пистолет, как из клубов дыма возник широкоплечий окровавленный дикарь. Клянусь, на его размалеванном лице сияла зловещая улыбка…


Катрин видела тот бой воочию. Пусть во сне, зато до мельчайших подробностей.


…На ногах оставалась едва ли треть окруженных хаяда. Большинство старших вождей были убиты первым же залпом, поскольку именно в них, украшенных перьями и амулетами, и целилась большая часть стрелков отряда де Конеля. Еще нескольких индейцев свалили пистолетные выстрелы в упор. И всего лишь десяток хаяда дорвались до шеренг белых пришельцев…

Над завесой не успевшего рассеяться порохового дыма взлетел гортанный боевой клич.

Еще никогда даже самые опытные ветераны из солдат и рейнджеров майора де Конеля не сталкивались со столь яростной и самоубийственной атакой. Хаяда не пытались прорваться. Они убивали.

Мелькали ножи и томагавки. Солдаты отбивались, не успев примкнуть штыки. Поселенцам и гребцам было проще, топоры и тесаки все носили у пояса. Но состязаться в плотной резне с разъяренными индейцами не мог практически никто. Одинокие воины-хаяда терзали рассыпавшиеся шеренги, как волки стадо овец. Вопли людей, погибающих под дурно откованными индейскими ножами, огласили холм. Солдаты и поселенцы валились наземь со вспоротыми животами, перерезанными глотками и ранами в спинах. Лейтенант Валлер упал с лицом размозженным прикладом старого мушкета, который один из краснокожих воинов, завладевший брошенным оружием, использовал как палицу. Майор де Конель тщетно собирал вокруг себя солдат. Смешение в рядах солдат и поселенцев, призванное сплотить шеренги для точной стрельбы, теперь сыграло против экспедиционного отряда. В довершение всех бед, в тыл лагеря ударили затаившиеся на опушке индейцы. Помочь отправившимся на переговоры и окруженным вождям два десятка воинов не могли, но теперь, воспользовавшись тем, что внимание охраны лагеря было отвлеченно, хаяда подкрались вплотную к палаткам, окруженным недостроенным частоколом. Часовые в одно мгновение пали от выпущенных почти в упор стрел, и краснокожие ворвались в периметр лагеря. Визг женщин, крики раненых привлекли внимание майора де Конеля слишком поздно. Впрочем, заметь он нападение минутой раньше, помочь лагерю солдаты все равно не смогли бы. Отразить нападение на тылы пытались лишь бомбардиры, оставленные у бездействующих гаубиц.


Лагерь в одно мгновение превратился в ад. Женщины, дети, вся толпа увлеченных зрителей, наблюдающих издали за нравоучительным истреблением дикарей, оказалась совершенно беззащитной. Толпа в панике выплеснулась за ограждение из повозок, наскоро вкопанного частокола и временных баррикад из бочек и мешков. Индейцы, скрываясь за палатками, непрерывно стреляли, и каждая стрела настигала цель. Хаяда не знали пощады. В пожухшую траву падали пожилые женщины, проделавшие безумно длинный путь от родного Манчестера или Роттердама, вопящие мальчишки, девушки и молодые матери с младенцами на руках. У самого частокола еще кипела яростная схватка. Отчаянно сражалась четверка успевших засесть за повозками и встретить индейцев лицом к лицу артиллеристов. Хаяда потеряли часть воинов, но не остановились.

Майор де Конель, бледный, но сохранивший самообладание, приказал взводу лейтенанта Бройля развернуться и прикрыть бегущих людей. Но выполнить приказ оказалось невозможно, - шеренги стрелков совершенно расстроились, самого лейтенанта тяжело ранил беснующийся среди солдат вождь. Краснокожего, в конце концов, закололи капрал Вагнер и сержант Сампос. Для обоих этот подвиг оказался последним на их долгом боевом пути. Воины хаяда мелькали в самой гуще ошеломленных пришельцев, и краснокожих казалось во много раз больше, чем было на самом деле. В какой-то момент майору удалось сплотить вокруг себя горсть солдат и в отчаянной рукопашной уничтожить нескольких израненных вождей, но почти тут же солдаты были сметены толпой, бегущей из захваченного лагеря.

Женщины, дети, раненые и больные в полнейшем смятении бежали с холма к баркам и каноэ. В бегство оказались вовлечены почти все уцелевшие поселенцы-мужчины. На холме, среди окровавленных трупов и умирающих, остались майор де Конель и два десятка самых стойких солдат и рейнджеров. Все вожди, окруженные в начале "переговоров", уже пали в неистовой резне. Горстку людей де Конеля атаковала еще меньшая по численности группа индейских воинов. Рейнджеры и несколько солдат успели зарядить ружья. Нестройный залп поверг на землю едва ли не большую часть индейцев. Но оставшиеся на ногах хаяда без малейших колебаний схватились с солдатами.


…Я не мог поверить, что это я лежу на траве, все еще живой и принужденный наблюдать кровавый ад. Рука моя болела нестерпимо, а длинный порез, пересекший ребра сверху донизу, жег огнем. Впоследствии я понял, что мою жалкую жизнь спасли лишь две поддетые под толстый камзол шерстяные фуфайки…

…Ни до, ни после я не испытывал подобного ужаса. Один из дикарей в упор пустил стрелу в лицо рыжему французу-рейнджеру. Стрела насквозь пробила череп, подцепив на свой наконечник большую шапку из меха великолепного енота, гордость бедняги. Рейнджер рухнул. В тот же миг два тесака и старый палаш наших разъяренных парней пронзили индейца. Хаяда, хрипя свой ужасный боевой клич, ударил зажатой в кулаке стрелой в глаз невысокого солдата. Тот с воплем отшатнулся, - стрела так и осталась торчать в окровавленной глазнице. Стремясь отомстить за товарищей, двое наших людей продолжали ожесточенно рубить и колоть краснокожего воина. С развороченной грудной клеткой, с обвисшей на лоскутах кожи левой рукой, хаяда рухнул навстречу врагам. Уже падая, дикарь каким-то немыслимым движением умудрился выхватить нож. Индеец рухнул на землю уже бездыханным. Но и последний из наших рейнджеров издал ужасный вой, - индейский нож по самую рукоятку оказался вонзен в пах несчастного…

…Я не знаю, что за дьявольское наваждение нашло на людей. Умирающие резали умирающих. Я лежал окруженный охладевающими телами в каких-то тридцати ярдах от схватки и был единственным свидетелем нечеловеческой жестокости последних мгновений той битвы…

…Дикарь казался настоящим Голиафом. В отличие от своих соплеменников, он на целую голову превосходил высокого майора. Вооруженный огромной палицей краснокожий буквально смел последних смельчаков, заслонивших собой нашего командира. Де Конель, раненый к тому времени уже многократно, хладнокровно разрядил пистолет в широкую грудь индейца. Дикарь, одетый в безобразный лохматый костюм со звериным капюшоном-маской на голове, явственно пошатнулся. Я хотел пусть и безмолвно, в силу своего злосчастного положения, но торжествовать победу над этим лесным гигантом, но индеец издал хриплый устрашающий клич, больше похожий на медвежий рев, и взметнул над головой свою грубую палицу. Майор, весьма искусный фехтовальщик, уклонился и ударил дикаря шпагой. Косматый великан с устрашающей быстротой перехватил клинок своей длинной рукой. Можете сколько угодно уличать меня во лжи, но я собственными глазами видел, как индеец, будто сухую ветку, переломил клинок отличной французской шпаги. Несчастный де Конель был вынужден спасаться бегством. Раненый дикарь, очевидно, уже был не в силах преследовать майора, но это не спасло предводителя нашей многострадальной экспедиции. Хаяда, взрычав, взмахнул своим жутким оружием, и палица просвистела в воздухе. Бросок был настолько силен, что голова майора треснула подобно ореху. Господи всемогущий, наш непреклонный командир не заслуживал подобной участи! Совершенно безмолвно майор де Конель рухнул на истоптанную траву. Его ноги конвульсивно задергались, словно славный офицер все еще тщился бежать от настигшей его смерти. Завороженный ужасом, я целую вечность наблюдал, как тщетно пришпоривают воздух щегольские кавалерийские сапоги, кои майор упорно не снимал, невзирая на все трудности нашего путешествия. Как была несправедлива судьба к этому блестящему и достойнейшему офицеру!

Меж тем истекал последний акт ужаснейшего спектакля. Дикарь-голиаф пьяно раскачивался от множества полученных ран. Ноги его подкашивались, из-под маски-капюшона ручьем текла кровь. На гиганта, стремясь отомстить за гибель командующего, напали двое наших солдат. Как я потом понял, они оставались единственными уцелевшими из славных храбрецов, так и не оставивших поля боя. Одного из смельчаков я хорошо знал, - Жан Кастис, ротный писарь. Достойнейший человек, уроженец Парижа, привыкший, так же как и я, чаще держать в пальцах перо, нежели сжимать оружие. До сих пор поражаюсь безумной храбрости, толкнувшей его атаковать гиганта-индейца. Вторым бойцом оказался стрелок из взвода славного, но, увы, уже погибшего к тому времени, лейтенанта Валлера. Оба героя были ранены, но относительно легко. Индеец выпрямился им навстречу. Высокий, сутулый и мощный, в своей буро-рыжей, местами блестящей от пропитавшей ее крови, шкуре, он был похож на некое сатанинское, явившееся прямиком из преисподней, существо. С кровожадным рычанием он неловко, но в то же время поразительно далеко, прыгнул навстречу врагам. Храбрый Кастис встретил дикаря воинственным криком и ударом двух тесаков. Более хладнокровный стрелок в упор разрядил в чудовищного гиганта свое ружье. Промахнуться он не мог, и все же, когда дым развеялся, я увидел наших солдат поверженными. Дикарь, лежа на них, удушал несчастных в своих медвежьих объятиях. Стрелок еще бился, хрипел. В тишине, повисшей над ужасным холмом, я отчетливо слышал тот хрип и треск ломаемых костей. Через несколько мгновений бедняга испустил свой дух. Индеец приподнял голову. На миг мне показалось, что сейчас он восстанет, неуязвимый как сам сатана, и непременно лишит меня остатков моей жалкой жизни. Но краснокожий лишь запрокинул окровавленное лицо к небу, издал дикий вой торжества, и в тот же миг его безобразная голова со стуком упала на грудь только что убитого им солдата.

Я лежал, не смея шевельнуться. Казалось, тот вопль гибельной победы все еще бьется о серое осеннее небо. Этот вой-проклятье изливался на мертвый холм с небес, вонзался мне в уши, терзая и заставлял трепетать мертвые тела вокруг. Я чувствовал, как жадно впитывает вершина холма стынущую кровь мертвецов, как быстро холодеют трупы, столь густо усеявшие это ужасное место.

Весьма нескоро я нашел в себе силы встать, и, перешагивая через бесчисленные тела, отправился искать помощи и спасения…


Катрин торопливо пробежала глазами остаток текста. На Бьер-Та никто из уцелевших поселенцев не вернулся. В полной панике выжившие спустились вниз по реке. Раненому Уолту Вилону каким-то чудом удалось догнать остатки отряда. Через неделю слепых блужданий, потеряв еще шестерых спутников, измученные люди встретили индейцев-ийдж. Племя позволило пришельцам разделить с ними кров. Зима была сурова. К весне от отряда майора де Конеля в живых осталось одиннадцать человек. В апреле 1806 года на них наткнулся разведывательный отряд, шедший из форта Твинс.

Уолт Вилон вернулся в Европу, написал о своем путешествии, и до конца своей жизни считал, что ему удивительно повезло. В этом вопросе с достойным летописцем вполне можно было согласиться.

К распечатке выдержек из воспоминаний был добавлен лист с лаконичным списком вопросов:

Рост?

Конституция тела?

Волосяной покров?

Феноменальная энергетика?

Скорость реакции?

Пониженный болевой порог?

Отсутствие какой либо информации о подобных прецедентах?

Homo nocturnus? 4


Чушь какая. Катрин сложила бумаги. Ладно, мемуары. А сасквача кто сюда приплел? Зачем на холме рылись на самом-то деле? Кто всерьез поверит в воинственного сасквача?

Голова оставалась тяжелой, ломило виски. Катрин подумала - не простудилась ли вчера? Беготня по лесам и холмам в неподходящей одежде вполне могла обернуться простудой. Но горло пока не болело, и нос оставался сухим.

После недолгого раздумья, девушка наплевала на лекции и направилась в общежитие.


____________________

Пес на мгновение приоткрыл глаз, глянул на Катрин и предпочел притвориться крепко спящим. Девушка подошла к кровати и без церемоний спихнула нахала на пол. Щенок сделал вид, что ничего не произошло, невозмутимо свернулся клубком на полу и продолжил спать. Даже посапывал этак напоказ.

- Как чудище себя вело? - спросила Катрин, устало садясь в кресло.

- Хорошо, - неуверенно пролепетала Найни. - Ходил гулять. Покушал…

- Что покушал, я ничуть не сомневаюсь. А как вы гулять ходили? - удивилась Катрин.

- Он сам ходил. Я на две минуты вышла купить ему еды. Он на кровати спал. А когда вернулась, дверь только отпереть успела… А он прямо между ног… Чуть не свалил меня и убежал. Я пока пакеты положила, хотела звонить… Тут он вернулся…

- То есть, как вернулся? А консьержка?

- Не знаю, - жалобно прошептала Мышка. - Я виновата, простите…

- Всех накажу, - пробурчала Катрин. - И тебя, и этого козла пушистого.

Пес укоризненно приоткрыл глаз. Свернувшийся клубком, еще по-щенячьи толстенький, он походил на мягкую игрушку. Умеющую, впрочем, ловко драть штаны.

- Потом буду наказывать, - успокоила мерзавца Катрин. Глаза ее слипались. Девушка чувствовала себя так, будто блуждания по заснеженным лесам прекратились только несколько минут назад. Или вовсе не прекращались? При воспоминании о мертвом Бьер-Та по спине пробежала дрожь.

Катрин вынула из сумки бутылку конфискованного виски.

- Найни, дай стакан и что-нибудь зажевать.

Девчонка исчезла на кухне. Катрин стакана не дождалась, глотнула прямо из горлышка. Против обыкновения виски никакого тепла и успокоения не принес. Во рту осталась лишь едкая горечь. Девушка вяло пожевала сэндвич, отодвинула тарелку. Лучше сразу лечь спать.

Сон пришел мгновенно. Сон, сны, чужая память…


Проклятый холм. Катрин снова и снова барахталась в эпизодах кошмара. Оттого, что девушка теперь знала и пролог кошмара, и его финал, ничуть не становилось легче. Катрин несколько раз сползала с кровати, умывалась, пила сок. Ничего не помогало. Найни, не зная чем помочь, садилась у ног. Катрин отсылала ее в кровать. Маялась, веки наливались свинцом. Спать хотелось невыносимо. Но стоило закрыть глаза… Действительно удушье 5. Катрин поняла, что лежать на левом боку почти не может. Грудь болезненно сдавливало. В очередной раз сев, девушка в изнеможении вытерла потный лоб. У Найни наверняка найдутся транквилизаторы, но Катрин заранее знала, что никакое лекарство не поможет.

От подушки пахло горьким порохом, болью и остывающей кровью…


***

Более безрадостного утра у девушки давненько не бывало. За окном повисла плотная серая промозглость. Слева в груди давило еще сильнее, чем ночью. Вместо бодрящего кофе кружка воняла какой-то плохо заваренной пылью.

Найни каким-то образом умудрилась выгулять хвостатого. Катрин вся эта возня была уже безразлична, - в зеркале она видела не себя, - пугало блеклое. Дела обстояли, по правде говоря, отвратительно.


Девушка отсидела два часа на лекциях, пытаясь слушать о Византийском искусстве. Более бесполезного времяпровождения представить было трудно. Катрин едва дождалась перерыва. С трудом волоча ноги, вышла из аудитории. Так чувствовать себя можно лет в восемьдесят. Только тут, похоже, даже до этого гребанного припозднившегося совершеннолетия не дотянешь. Пугающая теснота в левой части груди не только не прошла, но и начала отдавать в руку, в плечо и под лопатку. Старуха… Катрин несколько утешало только то, что все вокруг выглядели усталыми и неразговорчивыми. Правда, ноги окружающие переставляли все-таки поувереннее.

Сумка с ноутбуком стала совсем неподъемной. Катрин поставила ее на подоконник, обессилено привалилась к стене. Поглаживала левую руку, - теперь девушка хорошо понимала машинальные движения Криса. На занятия сегодня ни Фиона, ни Томми с Бобом не явились. Наверное, с Крисом возятся. Звонить и интересоваться не хотелось, - вряд ли у парня дела пошли лучше.

Может, самой поползти в госпиталь и благоразумно сдаться? Пока не поздно? Только поможет ли?


Катрин смотрела в спину человека, по-стариковски шаркающего ногами. Вот и ты так будешь. Возможно, уже завтра. Только у тебя, еще неприятнее получится. Старухи всегда отвратительнее стариков. Катрин смотрела, как сутулого старца обгоняют мрачные студенты. Сегодня все бормочут о погоде. Как давит, как угнетает эта промозглая серость… Старикам еще хуже. Как ни бодрись…

Э-э, постойте…

Катрин сначала узнала костюм старикана, потом его самого. Черт, вот это да! Доктор Рудер, археолог-весельчак, любитель сомнительных анекдотов. Ему же и сорока еще нет?

Так. Могла бы и сразу догадаться. Кандидатур не так много. И Берни, и Крис общались с доктором Рудером довольно часто. И те занятия по сравнительному анализу… Черт бы его взял.

- Доктор Рудер…

Мужчина поднял на заступившую ему дорогу девушку красные глаза. Редкие ресницы слиплись от гноя. Лицо, невзирая на заметный слой крема, сильно шелушилось.

- Чем могу служить? - доктор напрягся и вспомнил: - Мисс Бертон, кажется?

- Она самая. Когда собираетесь продолжить изыскания на Бьер-Та, доктор?

- Не понимаю о чем вы, мисс Бертон, - мужчина попытался изобразить удивление, но Катрин уже поняла.

Он. Сволочь, так бы ему и врезать!

Теперь доктор Рудер все-таки изобразил улыбку. Неровные желто-коричневые зубы. Катрин невольно содрогнулась, - неужели и у самой такие будут? Утром специально смотрела, - пока вроде относительно приличная пасть.

- Так что вы хотели узнать, мисс?

- Док, какого черта вы втянули в это дело ребят? И невинного сасквоча? Бедный реликт-то чем провинился?

Рудер поморщился:

- Не говорите загадками. Если вас интересуют зоомифы, обратитесь к специалистам на биологический. А я в эти бредни не верю. Простите, мисс. У меня назначена важная встреча.

Мужчина, слегка наступив Катрин на ногу, двинулся дальше.

- Эй, так что вы искали на Бьер-Та? - спросила девушка вслед.

- Даже не помню, когда я там был в последний раз. А если бы и был, то абсолютно точно, искал не вас, любопытная молодая леди.


Катрин смотрела в сутулую спину. Этот ничего не скажет. Будет отрицать до последнего. Возможно, полиция что-то и вытрясет из него по прошествии какого-то времени. Что там за осквернение захоронений и незаконные археологические раскопки грозит? Нет, за смерть Берни и тех троих людей доктору Рудеру отвечать наверняка не придется. Еще никого не удавалось привлечь к суду за эпидемию несчастных случаев.

Вот дерьмо.


***

Пес без сопротивления полез в хозяйственную сумку. Пока Катрин доволокла его до стоянки, пришлось отдыхать раз шесть. Сколько еще таких ночей человек может пережить?

За рулем сидеть было легче. По-крайней мере можно не прислушиваться к давящим ощущениям в груди. Разумнее было бы остаться в общежитии. Госпиталь под боком, профессионалы. Но наблюдать, как панически трясется, не смея ни спросить, ни помочь Найни, не было никаких сил. И очень хотелось домой.


Приехали. Тихо, даже в ушах звенит. Звук двигателя мгновенно угас в плотной тишине. Катрин ощутила такой страх, что едва не развернула машину. Щенок смотрел с недоумением, и только поэтому девушка решилась выйти из джипа. Родная поляна и хижина пугали.

Первым делом Катрин проверила ружье. Бессмысленное занятие, если учитывать обстоятельства, но немного помогло. Чтобы успокоится, девушка приготовила ужин, который почти полностью скормила псу.

Долго стояла, потом сидела под душем. О, боги! Как долго придется набираться мужества, чтобы просто лечь спать?


Ночь прошла жутко. Организм требовал отдыха. Отдых оборачивался непрерывным ужасом.

- А-амбе!!!

Катрин просыпалась от собственного хрипа, сжимала в руке амулеты. Ни клык, ни африканское дерево сейчас ничем не могли помочь.

Под утро девушка провалилась в бездонную пустую яму. Рядом, скрутившись на одеяле, посапывал щенок. Возможно, от этого умиротворенного посапывания ужас ненадолго отступил. Если бы не эти полтора часа забытья, Катрин была бы вполне способна взять да и вышибить себе мозги из "Ремингтона".


Руки вздрагивали, паста сваливалась с зубной щетки. Ждать чего-то бессмысленно. Ровно в девять часов, Катрин позвонила шерифу.

"К сожалению, шериф Андерс подойти к телефону не может… Да, мисс, заболел… Да, сердце… Городская больница Соут-Куас, мисс, но навещать его в ближайшие дни едва ли будет разумно…"


Удивления Катрин не испытала. Все к тому и идет. Утром уже дважды глотала таблетки. А сколько раз ночью, - теперь уже и не вспомнишь. Хорошо, хватило ума запастись в Нью-Бридже. Очевидная аритмия, даже куцего медицинского образования хватает, чтобы понять. Что дальше?

Катрин бесцельно слонялась по дому. Щенок обеспокоено смотрел, устроившись у холодного камина. Нужно сесть в машину и ехать в госпиталь. Будет трудно что-то связно объяснить, но все равно там будут специалисты, реанимация, приличный морг, в конце концов. Пса придется оставить Питу…

В одиннадцать часов позвонил Ной Уоти.

***

- Кетрин? Это Ной Уоти, - слабый голос молодого индейца было трудно узнать. - Я в госпитале…

Катрин устало кивнула бдительно прислушивающемуся щенку. Конечно, в госпитале. Где же еще?

- Очень жаль, Ной. Надеюсь, ты быстро поправишься. Я хотела с тобой поговорить, но, очевидно, уже не успею.

- Можешь успеть. Я как раз хотел тебя об этом просить. Ты способна сама сесть за руль? Или мне прислать машину?

- Не нужно. В каком ты отделении?

- В кардиологическом. Если можешь, пожалуйста, поспеши…


Пес уже топтался у двери. Катрин хотела дать ему пинка и запереть. Нет, не годится. Отсутствовать хозяйка может долго. Или… очень долго.

Щенок уверенно занял "командирское" место. Катрин только вздохнула, - видимо, воспитывать тебя, мерзавца, кому-нибудь другому придется.

Шоссе сегодня совершенно пустовало. Очень кстати, - девушка двигалась практически на автопилоте. Думать ни о чем не могла, - мысли целиком занимала медленно, но неумолимо нарастающая боль в груди. Сердце неровно вздрагивало. Сбои, пока еще кратковременные, заставляли снова и снова думать о неизбежном. Клинические симптомы известные по лекциям последовательно заявляли о себе. Интересно, жив ли еще шериф?


В госпитале девушку встретил тучный индеец в жутко измятых голубых джинсах и дивной расписной джинсовой куртке. Выражение лица хаяда сохранял абсолютно загробное. Жестом потребовал идти за ним. Катрин смотрела на тощий хвостик поседевших индейских волос, и раздумывала о несправедливости. На самом деле, именно такому зажравшемуся кабану и самое место в кардиологии, а вовсе не подвижному, непоседливому Ною.

- Не больше минуты, - сказала медсестра. Она выглядела напуганной. Толстяк-индеец кивнул, отстраненно глядя в стену.

На замысловатой реанимационной койке Ной Уоти выглядел заблудившимся десятилетним мальчишкой. Бескровное лицо, прозрачная голубоватая кожа, провода и датчики, прицепленные ко всем частям тела. Большие очки безжалостно вдавливали черноволосую голову в подушку. На одеяле лежали два мобильных телефона.

Индеец, приведший девушку, сел на стул в углу. Металлические ножки заскрипели под тяжелым телом. Катрин машинально оглянулась.

- У нас ничего не вышло, - прошептал Ной Уоти.

- Вижу, - мрачно сказала Катрин. - Медицинская мебель здесь на диво прочная.

Уоти дернул углом синих губ:

- Еще шутишь? Отлично. Как себя чувствуешь?

- Лучше чем ты, но незначительно. Свободные койки здесь еще есть?

- Есть. Хотя за утро привезли пятерых.

- Хм, нужно мне поторопиться.

- Нужно. Но терапия, даже самая интенсивная, нам не поможет. На Бьер-Та у нас ничего не получилось. Один воин мертв, а я и Желтая Вода в больнице и ни на что больше не годны.

- Прискорбно. Я вам искренне сочувствую. Что дальше?

- Не знаю. Преданные Вожди в ярости. Они равно посылают гибель и на осквернителей, и на своих детей. Наши мольбы не доходят до ушей Вождей…

- Не уверенна, что у них вообще есть уши. Слушай, Ной, я в общих чертах знаю ту печальную старинную историю. Сочувствую тебе и всем хаяда. Но едва ли лично мне есть какой-то смысл извиняться за события двухсотлетней давности. Мои предки жили на противоположной стороне земного шара. И сейчас я вовсе ничего не оскверняла. Даже в могилу свалилась не я, а Андерс. Вообще-то мы с шерифом всего лишь пытались соблюсти закон.

- Это не закон хаяда. Но я тебя ни в чем не обвиняю. На Бьер-Та властвуют силы далекие от нашего понимания. Я назвал их Преданными Вождями лишь потому, что так их именовал мой народ долгие годы. Мистицизм хаяда не допускает…

- Короче, Ной. Мне тяжко стоять. И сидеть, тоже. Можно что-то дельное предпринять? Или мы так и подохнем?

- Нужна жертва.

Катрин посмотрела в пол:

- Кажется, догадываюсь кто здесь жертва. Я что, действительно так похожа на овцу? В смысле, на агнца закланного? Я бы предпочла загнуться прямо здесь. Под капельницей и на уютной "утке".

Уоти поморщился, присоединенные к нему трубки зашевелились подобно худосочным щупальцам:

- Воин не должен желать такой смерти. И не упрекай меня за то, что я жив и валяюсь здесь. Боги посылают мужчинам смерть по своему собственному выбору и разумению.

- Мне вообще никакие "посылки" не приходили. К тому же, если хорошенько припомнить - я не мужчина. И уж совершенно точно - не жертва.

- Мы знаем, что ты не жертва. Отнеси Вождям настоящую жертву…

Катрин онемела. Вернутся на Бьер-Та? Вернутся в одиночестве!?

…- ты сможешь пройти, - торопливо шептал Уоти. - Для женщин-хаяда холм - табу с самого детства. Никто из них не решится даже попробовать. Мужчины… Нас Вожди не пустили к себе. Мы проявили слабость. Чарли Отепе виноват, но он уже мертв… Шаманы истолковывают случившееся как месть оскорбленных Вождей всем нам. Но не дело шамана приносить боевую жертву. Некому туда идти. Белые ни на что не годны. Андерс, вывозя тело осквернителя, потерял двоих людей, и теперь сам издыхает как обессиленный старый пес. Попробуй обратиться к Вождям. Иного выхода нет. И ты, и я умрем, но ты можешь попытаться…

- Не врублюсь, мы тут все спятили или через одного? Опомнись, Уоти! Я шаманов исключительно по телевизору видела. И к мистике несклонна. С какой стати мне идти?

- Нет смысла спорить. Ты лучше многих сознаешь, что мир шире, чем принято думать. И твоего знания вполне достаточно, чтобы шагнуть навстречу духам. И еще ты женщина…

- Это-то причем? Тебе, конечно, виднее, но вообще-то ваши духи насчет галантности не очень-то…

- У тебя должны быть регулы. Где-то на днях, если я не ошибаюсь.

- Черт! Я-то гадала, чем занят Великий Совет хаяда. Оказывается, мои месячные высчитывает. Польщена, чтоб вам… Причем здесь моя личная биология? Не припомню, чтобы я тебе тампоны поручала покупать.

- Перестань болтать. Женщина в период нечистоты неприкасаема. Так было до прихода белых. Так было всегда. Возможно…

- Возможно, мною побрезгуют? Что за херня… - у Катрин так сжало сердце, что девушка задохнулась и выдавила из себя совершенно не то, что собиралась. - Говори что делать, чтоб ты сдох, дикарь очкастый…


Толстяку-индейцу пришлось два раза выталкивать пытающуюся войти в палату медсестру. Потом он просто держал ручку двери, которую все время дергали. Приборы, подключенные к Уоти, попискивали все более нервно. Пот катился по лицу маленького индейца. Он торопливо шептал. Катрин не понимала и половины…


У машины толстый хаяда, так и не произнеся ни слова, передал девушке небольшой сверток, - с виду стандартный бумажный пакет из продуктового магазина. Только внутри отнюдь не пончики и не сандвич. Катрин села в свой джип. Щенок, упираясь лапами в боковое стекло, коротко и выразительно тявкнул на индейца. Очевидно, к краснокожим пес особых симпатий не испытывал. Девушка была с четвероногим вполне солидарна. Два столетия назад хаяда и белые пришельцы заварили жуткую кашу. Европейцы с тех пор перестали быть европейцами, совершенно позабыли, что они здесь гости, и вообще много чего забыли. Хаяда помнили все. Вот только теперь злопамятные туземцы оставались сидеть в уюте теплого госпиталя или выжидать по своим поселкам-деревням, а Катрин ехала подыхать на страшный холм. Они же воины, у них менструаций не бывает. Все логично, мать их…


***

Девушка заехала домой. Не торопясь переоделась. Ружье, лесной нож, рюкзак, снегоступы. Пачка таблеток, шприц и ампулы, - это на крайний случай. Выпила жидкого чая. Выходить из дома мучительно не хотелось. Боль уже растеклась по всей левой стороне тела. Даже задняя поверхность бедра ныла и немела. Катрин еще раз обдумала план. Как и все идеи, что обычно приходили в голову отставному зеленоглазому сержанту, схема действий отличалась вопиющей наглостью и прямолинейностью. И как всегда, успокоив себя тривиальной мыслью о том, что все гениальное просто, Катрин принялась собирать приготовленные у камина поленья. На Бьер-Та заниматься дровами будет поздно. Щенок вертелся у ног. Вид ружья пса явно возбудил. Нет, братец, на сегодняшнюю охоту ты не пойдешь.


Все готово. Захлопнув багажник "Индейца" Катрин подошла к двери.

- Мы ничего не забыли?

Пес с готовностью сунулся в щель приоткрытой двери - проверять. Катрин коварно поддала ботинком под мохнатый зад. Щенок оказался в доме, и девушка захлопнула дверь. Пес издал изумленный звук. Катрин сделала несколько шагов к машине. Изнутри дома донеслись глухие удары. Щенок целеустремленно долбил дверь. Ничего, голова у него крепкая, дверь тоже, - сегодня Катрин была настроена безжалостно.


У выезда на шоссе девушка остановилась. Еще не поздно опомниться и передумать. Сейчас повернешь направо - к оживленному Нью-Бриджу, к госпиталю. В университете отличные врачи, там помогут. А еще лучше укатить подальше. Например, в Эдмонте имеются отличные клиники. И еще дальше… Не будет же проклятый Бьер-Та тянуть призрачные руки за тысячи километров? Катрин уткнулась лбом в рулевое колесо. После возни с дровами и машиной сердце никак не желало успокаиваться. Девушка, морщась, помассировала руку. Ладно, нечего здесь торчать, все равно ничего токового не высидишь.

Катрин выехала на шоссе и двинулась в сторону Соут-Куас.


По-крайней мере, с обязанностями разведчиков хаяда справились. Полицейский пикет стоял именно там, где и сказал Уоти. Разумнее всего, не доезжая до пикета, свернуть, оставить машину и проделать остаток пути пешком. Достаточно обойти копов по лесу, дальше можно вернуться на шоссе и без проблем шагать по расчищенной дороге до самого поворота к проклятому "памятнику индейской культуры и истории". Там и указатель есть, и шлагбаум. Катрин так бы и сделала. Но только не сейчас. Слишком далеко все зашло. Слабость, холодный пот, а главное - предающее хозяйку сердце. Физические нагрузки нынче явно неуместны.

Патрульная машина (слава богам, одна) перегораживала шоссе. Другой патруль, наверняка, перекрывала проезд со стороны Соут-Куас. Но тот второй патруль сейчас волновал Катрин меньше всего.

"Индеец" не торопясь подкатил к полицейской машине. Катрин наблюдала, как выходят двое в широкополых шляпах. Наверняка очередные кандидаты на госпитализацию. Торчать вдвоем на пустынной дороге и в лучшие времена занятие не из приятных. Нервы у копов на пределе, нужно быть осторожнее, а то пальнут с перепугу.

- Проезд закрыт, мисс, - один из полицейских заглянул в джип. Лицо мужчины было серым, под стать низкому, плотно затянутому тучами небу. Глубоко запавшие глаза, непонятно откуда взявшаяся щетина серебрится на щеках. Патруль перекрывал шоссе лишь с десяти часов утра, но теперь и самим стражам порядка, и глядящей на них Катрин казалось, что все они вечно торчат посреди промерзшего асфальта.

- Что случилось офицер? Мне нужно проехать в Соут-Куас.

- Мне очень жаль, мисс. Разворачивайтесь. Трасса закрыта. Попробуйте двинуться через Нью-Бридж на Форт-Атаба, далее через перевал…

- Но это же почти триста миль?! Меня ждут в Соут-Куас.

- Ничем не могу помочь, леди. Разворачивайтесь пока не начало темнеть.

- Но, сэр, если я быстренько проскочу? Клянусь, мне просто необходимо проехать.

- Об этом не может быть и речи, - сипло сказал второй полицейский. Он утомленно опирался о капот вездехода. - Проезд закрыт. Никаких исключений даже для спецтранспорта. Уезжайте, мисс. Не стоит в столь дурную погоду путешествовать в одиночестве.

- Погода давным-давно испортилась, - пробормотала Катрин. - Значит, проехать никак нельзя?

- Вам уже объяснили, мисс, - раздраженно сказал полицейский. - Не мешайте нам работать, - он хлопнул по двери машины.

Катрин пожала плечами. У нее оставался единственный довод.

Джип сдал назад и резко остановился метрах в десяти. Полицейские недовольно шагнули к машине…

Девушка распахнула дверцу и вскинула поверх нее ствол ружья.

- Стоять!

Катрин не раз приходилось самой оказываться под направленным на нее оружием. Крайне неприятное ощущение. Полицейским из лесной глубинки если и приходилось испытывать подобные эмоции, то уж наверняка гораздо реже.

Стражи порядка замерли. Один успокаивающе выставил ладони:

- Мисс, не делайте глупостей…

- Не сделаю, - с отвращением пообещала Катрин. - Во-первых, никаких переговоров. Во- вторых, поднимаем руки за голову. В-третьих, поворачиваемся спиной ко мне…

Полицейские покорно положили пистолеты на асфальт. Катрин отогнала безоружных копов подальше в снег. Открыла багажник полицейской машины, бросила туда пистолеты, дробовики из салона, выдернутый из рации провод с микрофоном. Проверила, надежно ли захлопнулся багажник. Держать "Ремингтон" в одной руке было жутко тяжело. Катрин чувствовала себя усталой, равнодушной, занимающейся идиотским, никому не нужным делом.

- Вы нарушаете закон, мисс. Будьте благоразумны, положите оружие, - пробормотал один из полицейских.

Второй, переступая во влажном снегу, нелюбезно добавил:

- Тебя через час арестуют, идиотка.

- Заглохни, - Катрин качнула стволом, - наберут на работу хамов деревенских. И о чем ваш шериф думает? Сейчас смотреть на меня внимательно…

Ключи от полицейской машины описали высокую дугу и канули в сугроб шагах в двадцати от дороги.

- Не торопитесь, а то вовсе все затопчете, - предупредила Катрин, садясь в свой джип.


Она по обочине обогнула патрульную машину, притормозила…

Полицейские брели по сугробам, намереваясь приступить к поискам ключей.

- Господа офицеры, - окликнула их девушка.

Полицейские мрачно, но без особой злобы посмотрели на преступницу. Изнурительный страх, испытываемый ими последние часы, притупил все остальные эмоции. Даже на угрозу оружия мужчины реагировали слабо. "Ремингтон" был привычным дробовиком 12-го калибра, а людей сейчас мучили видения пострашнее.

- Вы бы отъехали ближе к "Миле". Какая разница, где перекрывать это дурацкое шоссе? Кстати, я пошутила, - Катрин подняла ствол ружья к серому небу, нажала на спуск. Незаряженный "Ремингтон" клацнул вхолостую. - Глупая шутка, правда? Ну, уж извините…


Патрульная машина давно скрылась за поворотом. По обеим сторонам шоссе тянулся беспросветный лес. Чуть подтаявший снег стал таким же серым и тяжелым, как и низкое небо. На одинокую девушку давило все: темные ели и сосны, заросли кустарника, похожего на жутко спутанную колючую проволоку, пустая и черная, окаймленная бесконечными валами снега, лента шоссе. Хоть вовсе зажмуривайся. Катрин дышала мелко и неровно, - каждый глубокий вдох отзывался болезненными толчками сердца. Две таблетки, чуть позже еще одна. Девушка запила лекарства минеральной водой, с отвращением вытерла мокрый подбородок. Печка машины работала во всю, но спине было холодно. Шоссе начало мутнеть, поплыло. Пришлось остановиться. Катрин обессилено оперлась о руль. Кожаная оплетка рулевого колеса даже сквозь шапочку давила на лоб. Неожиданно подкатила тошнота. Девушка открыла дверцу, сплюнула. Не слюна, а желчь, густая как клей. Еще один короткий приступ Катрин пережила не шевелясь. Вспомнилось первое знакомство с "Двумя лапами". Вот уж где поблевали, так поблевали. Весело было, не то, что сейчас. Что бы подумали тамошние обитатели, узнав, что доблестная леди-хозяйка помирает от страха перед мутными и необразованными призраками?

Стало чуть легче. Катрин с трудом дотянулась до брошенного на заднее сидение ружья, принялась заряжать. Возня с оружием всегда успокаивала, но сейчас девушка просто тупо скармливала "Ремингтону" патроны. К чему это все? Ни картечь, ни тяжелые 30-граммовые пули сейчас не помогут. Патрон не лез в ружье, - ну да, - магазин полон. Катрин машинально спрятала оставшиеся патроны в карман. Сердце ныло все сильнее и сильнее. Боковое зрение уверяло, что на опушке, под огромной елью со сломанной верхушкой, кто-то стоит. Челюсти заболели - так пришлось напрячься, чтобы заставить себя посмотреть прямо туда. Да, стоят двое. Нет, никого там нет. И быть не может.

Сердце, словно ведя с кем-то собственный ожесточенный спор, неровно колотило то в ребра, то в горло. Ладно, спорит пока, и хорошо. Хуже будет, когда согласится. Вперед, леди, или вы уже никуда не успеете. Смотрит сейчас на тебя кто-то или нет - значения не имеет. Здесь только ты, да давным-давно мертвый Бьер-Та…


Дыхание хриплое, как будто бежала. Нет, уже отбегалась. Катрин цеплялась за руль. Впереди поворот, яркий шлагбаум, рекламный щит, полузалепленный липким снегом. "Исторический парк "Холмы Бьер-Та". Охраняется федеральным законом и законом провинции…". Дальше уйма мелкого шрифта, читать который нет ни малейшего желания. "Для организации экскурсий обращаться - Соут-Куас, телефон…".

Угу, сейчас обратимся.

Катрин вылезла из джипа. Ноги подгибались в коленях. Главное - дышать мелко-мелко, не тревожа нервничающее сердце. Девушка подержалась о крышу автомобиля, осторожно достала из багажника топор.

Замок на шлагбауме висел символический. Хорошая страна, мирная. Если бы в ней еще бы не имелось столь дьявольских местечек… Удары металла о металл гасли, не успевая достигнуть ближайших деревьев. Еще и глухота. С четвертого удара замок слетел и канул в снег.

Тишина. Шоссе молчало, сугробы молчали. Лишь верхушки елей чуть покачивались, осуждая незваную гостью. Сюда, к заснеженной земле, ветер не приближался, - брезговал.

Тишина-то какая. Только собственное частое и громкое дыхание. Взмахи топором не прошли даром. Сердце истерично трепетало у горла. А ведь ты не дойдешь, леди. Стенокардия только предупреждение. Возможно, последнее…

Нитроглицерин еще помогал. Маленькие мускулы с чудным античным прозвищем "миокард" держались. Зря что ли их столько тренировали? Забавно - оказывается ты бегала, плавала и прыгала, чтобы в нужный день хватило сил доковылять до кладбища?

С застывшей улыбкой Катрин забралась в машину. Как здесь тепло! Девушка взялась за руль, но тут сердце так сдавило, что пришлось замереть с открытым ртом. Даже охнуть сил не хватило.

Нет, еще не конец. Катрин осторожно вздохнула. Нужно покашлять, наукой не доказано, но говорят, помогает. Собственное кхекание в тишине звучало так странно, что девушка, морщась, потянулась к ключу зажигания. Джип заурчал, сразу стало спокойнее. Исчезли тени, безмолвно ждущие у ближайших деревьев.

Машина ползла по ребристой накатанной колее. Вчера по дороге прошел вездеход, и должно быть не один. Андерс со своими людьми вывозил тело. Или несколько тел? Когда погибли люди шерифа? Может быть, и Кеш уже мертв?

Какая разница? Думай, как бы не напутать с ритуалом. Обидятся Вожди.


На этот раз сердце предало так внезапно, что окаменевшая девушка не успела среагировать. Джип свернул с колеи, недовольно урча, пополз по снежной целине, пока окончательно не увяз.

Через несколько минут Катрин поняла, что все еще дышит.


Машина глубоко засела в сугробе. Катрин смотрела, как тает снег на теплом капоте. Пора выходить. Собственно, на сто метров ближе или дальше - значения не имеет. Все равно по колее вездехода двигаться нельзя. Уведет в сторону, а держать направление следует точно на вершину холма. Пустошь Бьер-Та начиналась сразу за узкой полосой леса, но пока девушка не решалась даже глянуть в ту сторону.

Ботинки погрузились в снег как в болотную топь. Катрин с трудом сделала шаг. Сил не было. Абсолютно. Э-э, да ты даже до багажника не дойдешь.

Мелкими старушечьими шажками Катрин двинулась в обход бесконечной машины. Глубокая плотная боль в груди уже не стихала ни на секунду. Багажник поддался с трудом. Катрин потянула к себе рюкзак, связку дров. По щеке покатилась теплая капля. Плачешь? Ладно, чего уж теперь. Сил осталось как у пятилетнего ребенка. Вполне можешь чуть-чуть и сопли распустить. Все равно никто не видит, а те, кто видит, смеяться не станут. Не умеют они смеяться.

Дотянутся до ружья оказалось задачкой сложной. Катрин чуть-чуть передохнула. Таблетки таяли под языком, но действовать нитроглицерин перестал. Сердце продолжало свой сумасшедший танец. Вот же безмозглый орган. Потерпел бы еще немножко…

Катрин принялась подвязывать снегоступы…

Рюкзак, связка сучьев, "Ремингтон", - сначала казалось, что весь груз никак не удержать. Ноги-то и собственное тело едва держали. Шаг, другой… Плетенье "лыж-ракеток" цепляло снег. И ходить ты разучилась…

Джип остался за спиной. Надежно увяз. Теперь без посторонней помощи, скорее всего, не выбраться. Возвращаться придется другим способом.

Возвращаться не придется. Теперь Катрин осознавала это совершенно точно. Левый локоть странно онемел, из него словно вынули нитки нервов. Рука еще гнулась, но вместо сустава вставили протез. Снегоступы проминали влажный снег. Весна близко, но не для тебя. Зато можешь гордиться каждым шагом. Девяностолетние старушки редко шляются по снежной целине.

Катрин двигалась напрямик через лес. День, так толком и не начавшись, угасал. С каждой минутой серый свет тускнел. Тени двигались следом. Катрин машинально прислушивалась, но под призрачными мокасинами снег не скрипел.

Впереди деревья поредели. Ну, вот… Осталось немного. Можешь успокоиться - выбора у тебя никакого нет. Сердце выкинуло новый фокус - сжалось и замерло. Катрин с ужасом почувствовала, какое оно маленькое, стылое и неподвижное.

Стукнуло, снова пошло. Поломанный, но еще кое-как тикающий механизм.

Тени встали вокруг, почти вплотную. Ждали. Катрин ощутила приступ ненависти. Не убивают, лишь мучают, суки пустые.

Прислонившись рюкзаком к древесному стволу, сунула в рот пару таблеток. Нитроглицерин не помогает, и черт с ним. Имеем средства и посильнее. Не зря лекции слушала.

Еще десять шагов. Еще двадцать…

Бьер-Та… Пологая возвышенность. Крутые спуски к ручью и реке сейчас лишь угадываются. Там уже сгустилась темнота, а над вершиной-пустошью еще плывут клочья белесого света. Поле холодных чудес в стране мертвецов.

Иди. Вон там вершина. Наметь ориентиры, ближе все будет казаться плоским и одинаковым.

Воздуху не хватало. Катрин дышала только ртом. Крошечными глоточками. Если чуть глубже в легкие - сердце возмущенно прыгало, резало болью. Девушка сняла с плеча ружье. Надо было бы повесить на ветку, но сейчас правильнее сэкономить силы. Катрин прислонила оружие к дереву. Прости "ствол", придется тебе ржаветь в весьма неуютном месте. Не обижайся, сам понимаешь, сейчас дурной хозяйке куда нужнее дрова.

Чмокал и лип к снегоступам снег. Каждый шаг казался последним. Тупо и обреченно ныло все: суставы и кости, костный мозг, кожа и волосы. Сердце скупо и неровно гнало густеющую кровь.

Тени угрюмой вереницей тянулись следом, другие надвигались, обступали со всех сторон, встречая живую гостью. Катрин не смотрела. Шаг, еще шаг. Главное, - следить, чтобы носы снегоступов не цепляли снег. Совершенно все равно, что и кто тебя окружает. Ты не можешь себе позволить отвлекаться.

Здесь? Ориентиры сгинули. Основная масса могил таилась под снегом дальше по склону. Уоти говорил, что нужно держаться ближе к центру холма. Желательно выйти на самое высокое место.

Катрин глянула прямо сквозь тени, обвела взглядом снежную пустоту. Зубчатая стена леса, казалось, жутко отдалилась и теперь темнеет за многие километры отсюда.

Полсотни мучительных шагов. Девушка села в снег. Сердце играло с кем-то в прятки. Катрин уже поняла, что маленький насос отныне будет жить-доживать своей жизнью, и с этим ничего не поделаешь. Поменять бы его на что-нибудь большое, надежное, с грубыми шестеренками и крепкими заусенчатыми поршнями.

Тени обступили плотнее. Катрин старалась не смотреть, но все равно видела бахрому на мокасинах, тусклый блеск нашитых бусин и игл дикобраза. Сквозь замшу и украшения проглядывал снег. Ну и что? - девушка все равно могла рассмотреть каждую складку, каждый шов призрачной обуви.


Собралась с силами и встала. Нужно утоптать место для костра. Жаль, что мертвые не оставляют следов, было бы полегче. Сердце на движения и усилия уже не слишком реагировало. Редкие судорожные удары, потом испуганная дробь. Сейчас-сейчас, подожди. Сделаем укол. Вряд ли поможет грубый допинг, - любой бы врач высказался категорически против. Но врачей здесь нет. Ты одна.

Зажигалка, как ни странно, повиновалась. Огонек сверкнул замечательно ярко, - казалось, он наверняка виден и в Нью-Бридже. Занялись голубоватым пламенем таблетки сухого горючего, затем и дрова. Катрин без сил села на рюкзак. Ну, вот и все. Дошла, почти все сделала. Еще немного. Попытайся, боец.

Катрин замерзла так давно, что снимать куртку было вовсе и не страшно. Пока возилась со шприцем и жгутом, тени обступив, наблюдали. Застарелая ненависть мертвецов девушку уже не трогала. Совсем скоро она отправится в тот мир, и, пусть боги или кто там еще есть, помогут встретиться с древними вождями в честном бою. Есть что проорать в размалеванные лица.

Игла вошла в тело как в дерево, к счастью не сломалась. Катрин неловко выдавила в себя содержимое шприца. Никаких ощущений вслед за инъекцией не последовало, разве что дышать стало чуть легче. Девушка бросила пустой шприц в снег, принялась равнодушно натягивать куртку. Непростое занятие, когда собственное тело твои намерения откровенно игнорирует.

Все, больше ты не можешь ничего сделать. Еще остались таблетки, но пользы от них, как от горсти семечек. Сидеть ровно неудобно, согнуться к костру не дает боль. Сердцу тесно в грудной клетке.


Огонь лизал поленья. До утра топлива не хватит. Да и не нужно. Тебя самой "не хватит" значительно раньше. Как тихо. За спиной, впрочем, как и во все стороны, простирался безлунный безжизненный мир. Миллионы призраков неприкаянно бродили среди темных лесов и промерзших гор. Ненависть и жажда мести, злоба умерших на умерших, переполняли мир. Девушка подумала об убитых ею. Много. Разные страны, разные миры и времена, разные люди. Ненависти Катрин к покойным не испытывала. Раскаяния, впрочем, тем более. Осталась ли ненависть у них? Скоро узнаешь. Нет, сейчас думать о врагах не хотелось. За грань ушли ведь не только враги…

От мертвых мысли перешли к живым. Катрин грела ладонью сердце. Поломанный моторчик жалобно бился в замерзшие пальцы. Неровные точки и паузы. "Морзянка". Телеграфисткой Катрин была никудышней. Кроме "sos" ничего не помнила. Сердце жаловалось, но хозяйка ничем помочь уже не могла. Боль растекалась все шире…

Не думай, если не можешь помочь.

Спина, шея чувствовали бесплотные прикосновения. Катрин не поворачивала головы. Когда останавливается сердце, иррациональное вовсе перестает волновать. Сидела гостья в окружении мертвых вождей, скупо подсовывала в огонь поленья. По щекам медленно катились слезы. У, как оказывается девчонке жалко себя. Столько не успела. И "Две лапы", и живой веселый лес, и теплое солнце, и Блоод со своим еще не родившимся малышом, и делающая "свечу" над речной водой пятнистая щука… Как жалко все это оставлять. И главное - Ф. Так и не найденная, не узнавшая что ее никогда не смогли забыть, буква-человек. О, боги, позволено ли на том свете так трахаться и так любить?

Сзади надвинулась широкая тень. Девушка почувствовала, как зашевелились волосы на затылке. С трудом повернув шею, сказала в смутное лицо:

- Отстань, вождь. Еще не время.

Индеец смотрел смутными провалами глаз. Под разодранной курткой зияли раны. Прямо на них рваными сухожилиями спускались нити ожерелья. За поясом вождя торчал томагавк с узким и темным клювом-лезвием.

Резко сказанные слова отозвались усилившейся болью. Не дыша, девушка сосредоточила туманящийся взгляд на индейском оружии, похожем на сувенир. Морщась, прошептала одними губами:

- Мне жаль. Вы все были достойны лучшего.

Индеец вглядывался в глаза гостьи, требуя ответа за забытые вековые грехи, совершенные бледнолицыми, чернокожими и желтокожими пришельцами. Отвечать за толпы эмигрантов и завоевателей девушка не могла. Духи, между прочим, бывают глупы. Смотреть снизу вверх было трудно, Катрин опустила голову, пододвинула в огонь головню. Свет костра делал фигуры вокруг костра совсем прозрачными. Костер не грел. Ноги казались ледяными. Хотелось подвинуться еще ближе к огню, но девушка боялась шевельнуться. Сердце вздрагивало и покачивалось в неустойчивом равновесии.

Сначала двинулись тени, потом Катрин и сама почувствовала что пора. Уже без необходимости глянула на часы - 2:30. Час Тьмы, как считают мудрые хаяда. Катрин успела пододвинуть в костер последние поленья. Ощутила спиной прикосновения многих рук. Дернула локтем, рывком встала. Застонала, шатаясь на слабых ногах. Говорить пришлось полусогнутой, придерживая левой рукой бунтующее сердце.

- Вожди, я хочу обратиться к вам, - не говорила, хрипела Катрин. Наставления Ноя Уоти из головы вылетели, остался лишь общий смысл того, что требуется сказать. - Люди с белой кожей вновь нарушили ваш покой. Теперь они сполна наказаны. Народ хаяда, ваши потомки и вожди города белых, и я, сержант и леди, ныне носящая фамилию Бертон, разделяем ваш гнев и безмерно сожалеем о случившемся. В знак примирения примите жертву и простите всех ныне живущих на вашей земле…

Катрин вынула из кармана куртки кожаный мешочек, вытряхнула над огнем. Костер затрещал, взлетели голубые и малиновые искры, пахнуло сухими травами, летним зноем, ягодами и удачной охотой. На миг на душе стало легче, даже сердце удивленно стукнуло.

- Простите нас, Преданные вожди. Воины-хаяда помнят подвиги своих предков. Все осквернители мертвых мертвы. Воины-хаяда смыли позор кровью, - Катрин возилась с пакетом из супермаркета. Плотная упаковка не поддавалась ослабевшим пальцам. Девушка вытащила нож. Содержимое пакета не успело окончательно промерзнуть. Катрин подняла на ладони кусок прохладного мяса. Левый желудочек, правый желудочек, митральный клапан, синусно-предсердный узел… Центральный узел организма, а на вид просто мертвое мясцо весом под 350 грамм. Только хозяин этого мяса умер отнюдь не от некроза сердечной мышцы…

- Оренда 6 свидетель - я не лгу. Ваши дети и соседи ваших детей больше не посмеют нарушить покой Бьер-Та. Жертва принесена, я разделяю ее с вами, и прошу о снисхождении к живым, - Катрин впилась зубами в упругое холодное мясо. Откусить оказалось трудно, но девушка справилась. Кусок с трудом скользнул в горло. Катрин швырнула остаток мертвой плоти в огонь и с силой провела окровавленной ладонью по своему лицу. Необходимо было нанести раскраску на лоб и щеки, но видят боги и духи, сил на подобные изыски уже нет.

Тени метнулись к костру. Девушку повело, закрутило. Прикосновений она не чувствовала, но мир вертелся все быстрее. Множество лиц заглядывало провалами мертвых глаз в лицо живой гостье, беззубые рты вопили, требуя, ненавидя и торжествуя. Боль разрывала грудь.

- А-амбе! - прохрипела Катрин, валясь в снег.


Как холодно. Катрин, дрожа, смотрела в беззвездное небо. Поднять руку, отодвинуть рукав и посмотреть на часы казалось непомерно тяжким трудом. Да и есть ли смысл? В груди боль увядала, дело было не в ней. На смену боли пришло онемение. Сердце отсчитывало удары, но каждый из них мог стать последним. Катрин спокойно приняла этот последний сигнал сдавшегося тела. Хорошее было тело. Конечно, дело вкуса, но самой Катрин нравилось. Не капризничало, и кое-что могло. Представилось, как ее (нет, уже его - тело) будут фотографировать в морге. Наверное, фото тату попадет в какую-нибудь коллекцию. Можно надеяться с плеча кожу с рисунком не срежут. Хотя кто знает эти провинциалов. Родных и близких у умершей нет. Кому достанутся амулеты? Может быть, Уоти о них позаботится, если сам сумеет выкарабкаться из госпиталя?

Рука как мерзлое полено. Катрин нащупала на шее амулеты. Дерево ожерелья чуть заметно грело пальцы. Когда-то хорошей девочке Дики выпала вполне теплая смерть. И короткая. А ты так и будешь морозить задницу? До завтра тебя точно не найдут. И до послезавтра. А если пойдет снег? Через неделю ты будешь выглядеть как тот Отзи из неолита, найденный в Альпах.


Кажется, это и есть самый великий подвиг в твоей жизни. Катрин стояла уже на четвереньках, и поражалась собственному упорству. Костер краснел угасающими углями. Вокруг никого не было. Пусто. Девушка слабо чувствовала взгляды издали. На могилы Бьер-Та возвращалось двухвековое мертвое спокойствие.


Нет, спокойствие еще не мертвое. Согнутый, прижимающий обе руки к груди человечек шаг за шагом удалялся от черно-багрового пятна кострища.

Улитка на снежном холме. Как нелепо. Тебе не дойти и за год. Нет у тебя ни года, ни дня. Снегоступы цепляют, пашут снег. Срезать бы ремни, да нож остался у костра. Костер умер, а ты еще нет. О, еще один великий подвиг. Здесь все умирают не победив. Цель - просто пережить кого-то. Например, несколько поленьев.

Хочу домой. Хочу увидеть закат с башни, хочу сесть в свой старый челнок. Хочу грести по течению и слушать всплески в камышах. Хочу хоть раз заглянуть в вишневые глаза.

Не в этой жизни. Сердце гаснет как костер. Рассыпаются, пощелкивая последние угли.

Шагай. Война - это движение. Умри в бою.

Движение ради движения. Существо, покачиваясь, топталось почти на месте. Ноги бессильно подгибались. Чувств уже не осталась. Только упрямство. Месить снег под ногами. Не думать. Идти по своим следам. Значит, ты уже умирала? Раз возвращаешься к своей смерти?


Катрин обнаружила рядом с собой дерево. Ага, можно упереться лбом. Стоять легче. Еще легче упасть. Но снег омерзительно холодный. Осторожное дыхание с тихим свистом выходило из легких. Сердце не билось, лишь неровно и мелко вздрагивало. Напоследок и ему, родненькому, стало жалко хозяйку. Все-таки старые знакомые. Сквозь холод в ноздри пробился запах смолы с соснового ствола. Придет сюда лето, будет щедро пахнуть хвоей и грибами, будут жужжать насекомые и светить настоящее солнце. Но тебе в другую сторону…

Снег цепляет за ноги. Покачиваются темные деревья вокруг. О, боги, сколько же сил нужно человеку чтобы просто удержаться на ногах? Никогда об этом не думала. По спине ползет холодный ручеек пота. Очень холодный, холоднее снега. Когда ты упадешь?

Сейчас.

Снегоступ зацепился, и Катрин повалилась на колени, последним усилием удержав себя от падения лицом в снег. Кажется, все. Сил встать нет. Сердце решило, что двадцать лет вполне достаточный срок, и пора завершать неплодотворное сотрудничество. Жаль, до дня рождения оставалось всего ничего.

Темные деревья кружились все быстрее. Катрин уперлась в снег рукой. Правая ладонь все еще безнадежно прижимала, защищала под курткой остывающее сердце.

Откуда-то из глухого далека, просочился шорох. Мелькнула четвероногая тень. Забавно, тебя сразу и сожрут. Может быть, еще заживо.

Пушистый шар радостно скакал вокруг. Гордость от долгого, сквозь всю ночь, но вовсе не напрасно проделанного пути, так и распирала зверя. Глубокая царапина на ухе, порезанном об оконное стекло давно уже не кровоточила. Прекрасная ночь, прекрасная охота! Как пробежался, а?

- Чего пришел, дурак? Тебя только не хватало, - беззвучно прошептала девушка.

Пес быстро лизнул в лицо. Язык у него был горячий, длинный. Катрин невольно моргнула. Пес лизнул ее в другую щеку.

- Ага, целоваться будем на прощание.

Щенок был согласен целоваться. Все скакал вокруг, забрасывая комками снега. Катрин охнула, - лобастая голова пса стукнула ее в задницу, чуть не повалила.

О, боги, и помереть спокойно не дают. Соседство живого, пусть и бестолкового существа было приятно. Только как умирать, когда по тебе прыгает развеселившийся зверь?

Встать… Шаги медленные как те зимние дни. Ты уже зомби. Пес отбегал на несколько шагов вперед, возвращался. На морде удивление. Эй, почему так медленно?

Впереди темнел силуэт джипа. Перебираясь через сугроб в кювете, Катрин все-таки упала. Сердце дрогнуло и встало. В глазах стремительно сгущалась муть. Озабоченный пес закружился вокруг, не понимая игры. Запрыгнул на спину. Девушка вздохнула. Щенок нетерпеливо дергал, жевал рыжую опушку капюшона. Катрин задышала. Набившийся в ноздри снег медленно таял.

Хватило сил доползти до машины. Двери девушка не запирала, но открыть ее даже двумя руками сейчас было нереально. Щенок раздраженно рычал рядом. Замок поддался, девушка стукнула себя дверцей по лбу. Жалобно застонала, хотя боли не было. Ничего не было. Мозг не желал ни о чем заботиться. В забытьи Катрин заползла на чуть теплые сидения. Если ты не сдохла, то что-то обязана делать… "Гражданский" нож был спрятан под сидением… Серрейторное лезвие пилило неподатливые ремни снегоступов… Пес топтался по сиденьям рядом, лапы увесисто наступали на человеческие колени. Четвероногий тоже предпочитает тепло… Да, дверь можно закрыть…

Подголовник жмет на затылок, глаза девушки закрыты… Покой… Сердце, сломанный метроном, считает последние такты. Щенок лезет на колени. Он большой, от него тесно. Шерсть холодная, но в пушистой глубине прячется тепло. Руки машинально обнимают хвостатого…

Последний толчок сердца.

Ты умерла…

Замерзнет ведь дурак. Хотя у него шерсть и гены полярных предков. Залез бедняга в мышеловку…

Мертвая рука тянется, поворачивает ключ зажигания. Джип недоуменно, неуверенно фыркает, но заводится.

Последнее, что слышит Катрин в этой жизни - отчаянный вой обиженного, оставленного пса.


____________________

^ Ингумация - захоронение тела умершего, трупоположение в могильную яму. ^ Бета-блокаторы. Урежают частоту сердечных сокращений, улучшают прогноз для жизни больным с инфарктом миокарда. ^ Хаски - порода ездовых собак. Во время Второй мировой войны использовались для поисково-спасательной службы. ^ В рукописи «Звероподобный человек» шведский ботаник и натуралист Карл Линней назвал «снежного человека» (йети, бигфута (большеногий), метох кангми (тибетский), сасквача, йерена или китайского дикаря, каптара, аламаса) - гомо ноктюрнус (Homo nocturnus) («человек ночи»). ^ Кошмар - [фр. cauchemar от лат. calcare сжимать, выступать наружу + нем. mаrа удушье]. ^ Оренда - верховное божество части североамериканских индейских племен.


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
31.10.2011

Валин Юрий Павлович Из дневников 3. Весна, дерьмо и прочая зараза
Из дневников Катрин М-К.

'…Вот вы говорите - "свобода выбора". А ведь сомнительная ценность, если взглянуть непредвзято. Куда проще когда "дан приказ ему на запад, ей в другую сторону". При условии, естественно, что приказ тот правильный. Опять же, если приказ однозначно дерь…, гм, нелегитимный и идиотский, а присяг и прочих клятв ты счастливо избежал, остается действовать в единственно возможном и правильном направлении. Впрочем, так исключительно редко бывает. Все мы знаем, кому присягали. Даже если очень хочется об этом забыть.

В общем, куда хуже, когда приходиться лично принимать, а главное, претворять в жизнь судьбоносные решения. Так и я сидела между войной и замужеством (занятиями сугубо разными, но схожими по своей изначальной вздорности), зубрила абсолютно ненужные мне науки и маялась… '

Весна, дерьмо и прочая зараза

Да что же это такое? Аж за ушами трещит. Катрин мучительно зевала весь день. Ночью мирно проспала пять часов. Обычно этого с лихвой хватало. Погода что ли меняется? Истомленная студентка с опаской выглянула из машины. Обычное весеннее небо. Под вечер натянуло облаков, но никакой белесой пелены. Собственно, и та пелена над мертвым холмом вспоминалась уже без былого ужаса. Лишь неприятные ассоциации.

Джип свернул с шоссе. Знакомые деревья. Глаза слипаются. Устала ты. Сегодня пятница. Завтра можно будет поспать подольше. Хотя для этого необходимо дописать реферат по топонимике.

В компании с Цуциком прогулялись до скал у реки. Вода поднялась, снег в горах стремительно таял. Поток нес коряги и целые древесные стволы. Да, рановато купаться. Пес скакал по прибрежным камням, уворачиваясь от пенных брызг. Катрин в очередной раз судорожно зевнула. Вот Цуцик, существо, освобожденное от писания рефератов, выглядит истинно счастливым. Закон природы. Может, ну ее к черту, эту археологию? Для того чтобы профессионально заниматься прахом веков, тебе придется заиметь мировоззрение похлеще Мышкиного. Действительно, побывав на Бьер-Та, даже самый отъявленный мазохист утеряет интерес к раскопкам. Человеки должны общаться с человеками, а не с древними призраками.

Катрин потрогала пригревшийся под курткой пистолет, махнула Цуцику. Пора возвращаться. Выпьем кофе и за компьютер. Под веки словно свинца залили. Привыкла к дневной сиесте на курортах, вот помучайся теперь.


С рефератом удалось расправиться только около часа ночи. Пес уже посапывал у камина. Нужно ему подстилку поменять. Сложенное втрое отставное покрывало уже узко малышу. Растет как на дрожжах, хвостатый.

Катрин добрела до душа, вернулась уже практически спящая. Повалилась на кровать. Даже сил толком укрыться не осталось. Ощупью сунула под подушку пистолет, сжала в ладони амулеты. О, боги, неужели завтра можно не тащиться в универ?


Сон рванулся навстречу как товарный поезд. Закрутило, завертело во тьме небытия…

Сонное сознание с трудом могло сориентироваться в мгновенной перемене.

Замок… Плиты пола. Понять в каком крыле замка очутилась, гостья не успела. Рядом оказалась Блоод. Как будто ждала. Только узнать прекрасную кровопийцу оказалось почти невозможно. Запавшие щеки, спутанные волосы, рубашка в пятнах. Большой живот, - ну это понятно. Больше всего Катрин напугало выражение полного отчаяния на желтом лице. Даже на цепи в подвале, в ту первую, памятную встречу, суккуб выглядела получше.

Янтарные глаза блеснули. Блоод что-то коротко сказала. Вернее, прошипела. У Катрин мелькнуло подозрение, что сегодня ее в "Двух лапах" не очень-то рады видеть. Эта проклятая сонная абсолютная глухота ужасно мешала общению. Блоод нетерпеливо и резко махнула рукой. Катрин, вернее, ее эфемерное воплощение, тягуче обернулась. Энгус лежал на кровати. Укутанный до подбородка. Заострившийся нос, яркие пятна румянца на щеках. Похоже, жар. Ранен?

Блоод, догадавшись, откинула одеяло. Вернее все три одеяла: ее муж лежал под двумя меховыми и одним шерстяным покровом. Простыня прилипла к телу. Блоод бережно, но быстро сдернула простыню. Энгус был обнажен, но сейчас его змеиноглазой супруге было не до надуманных человеческих приличий-неприличий.

Худое бледное тело в поту. Явный жар. Похоже температура не ниже сорока. Никаких повреждений. Разве что сыпь какая-то на боках и животе. Болезнь?

Суккуб подняла с сундука таз. Выразительно распахнув клыкастый ротик, показала. Понятно, была рвота. По-видимому, прошла. Сейчас супруг в забытье. Отравление? Что-то иное? Глянуть бы в зрачки…

Чутко прислушивающаяся Блоод, коснулась когтистыми пальчиками лица супруга. Похоже, свободно читает мысли гостьи. Открыла рот неподвижного мужа, другой рукой поднесла свечу…

Катрин чувствовала себя совершенно беспомощно. Самый глупый медицинский осмотр в мире. Заглядывать в горло, в зрачки, не в силах ни о чем спросить, ни пощупать пульс. Ты же совершенно не врач. Лишь скромные навыки первой помощи в полевых условиях. Огнестрельные, колото-резанные ранения, да простые переломы - вот твой предел.

Что все-таки случилось?

Блоод уверена, что ты поможешь.

Энгус шевельнулся. Шире приоткрыл рот. Лицо исказила жалобная гримаса.

Блоод укрыла мужа одеялами, подоткнула с боков.

Катрин знала, что можно посоветовать. Проверенные методы не нанесут вреда практически при любом диагнозе. Но как сказать, когда ты дух бесплотный? Кроме того, если методы и средства элементарны - в "Двух лапах" их наверняка знают и применяют. Как средневековый терапевт Фир-Болг опытнее тебя в тысячу раз. Или с ним тоже что-то случилось?

Сколько времени Энгус находится в таком состоянии? Один из ключевых вопросов.

Блоод нетерпеливо манила за собой. Катрин сделала усилие, поплыла следом…


Как жутко… Поле боя никогда не производит такого гнетуще-безнадежного впечатления. Там все-таки люди не лежат плотными рядами. Пол каминного зала был сплошь забит лежащими людьми. Огонь камина и светильников освещал знакомые и незнакомые лица. Мужчины и женщины лежали вперемежку. Не ад, хуже ада.

Молодую женщину, лежащую у самых дверей, начало тошнить. Блоод скользнула мимо бесплотной Катрин, подхватила ведро и тряпку, опустилась на колени. С ее торчащим животом занятие не из легких. Когда Бло рожать? Маленький может появиться в мертвом замке.

В дальнем конце жуткого лазарета шевелились тени. Катрин узнала сгорбившегося Фир-Болга. Старик возился с какими-то горшками. Рядом мелькал кто-то крошечный. Гостья с трудом сообразила - клуракан. Да, пиво сейчас в "Двух лапах" спросом не пользуется. Нужны сиделки.

Темные стены начали дергаться, бледнеть. Сон рвался на лоскуты, уходил.

Блоод выпрямилась. Катрин успела заметить слезы, бегущие из янтарных глаз.

"Я приду". Как это сказать? Или Блоод и так поймет?


Катрин скатилась с кровати. Стукнулись о пол колени. На подстилке подпрыгнул ошарашенный Цуцик.

- Остаешься на хозяйстве. Не балуй, - рявкнула хозяйка, торопливо натягивая трусы.

…Так, ничего бы не забыть. Рюкзак с "малым лесным набором" всегда наготове. Свитер, теплая куртка, носки, ботинки. Все это может не пригодиться, но узнаем потом. Пистолет в кобуре, ножи. Телефон, деньги и кредитная карта… Пока все это очень даже нужно.


- Найни…

- Да, Госпожа.

- Через час жду на въезде в университетский городок. Нужен адрес профессора Лазерсона. И подумай, где прямо сейчас можно достать большое количество лекарств.

- Каких?

- Я думаю. Въеду в зону сотовой связи, перезвоню.


…Цуцик остался уныло сидеть на ступеньках. Прощаться некогда. Стволы деревьев прыгали в свете фар. Джип вылетел на лесную дорогу. Ветви щелкали и хлестали по крыше машины…

…Катрин ненавидела гнать. Если летишь на многосильном транспортном средстве очертя голову, значит, случилось что-то плохое. Ну, или ты сам клинический идиот. Промелькнула спящая, озаренная единственным фонарем "Миля". Херисс экономит электричество. Впрочем, здесь ночью все равно не ездят. Можно прибавить газа. Двигатель "Индейца" удивленно взревел. Столько из него еще не выжимали…


…Взглянуть на телефон. Столбик уровня сигнала сотовой сети потихоньку рос.

- Найни, ты на месте?

- Да, Госпожа.

- Адрес?


…Профессор Лазерсон жил в университетском городке. Удачно, это близко. С лекарствами сложнее. Единственная аптека в кампусе. Еще одна дежурная в Нью-Бридже. Где еще? Найни обещала подумать…


…Джип взвизгнул тормозами, машину занесло. Найни, торчащая у своей крошечной "Хонды", отшатнулась.

- Садись!

Девчонка поспешно запрыгнула в салон. Катрин свернула к кампусу, с разгону, через бордюры газонов, проскочила на университетскую улочку.

- Госпожа, штраф…

- Заплатишь, - буркнула Катрин…


…Профессор Лазерсон жил в отдельном коттедже у университетского пруда. Сказать, что разбуженный врач был изумлен, - приуменьшение. Хорошо, что спросонок дверь открыл. Катрин мягко, кончиками пальцев затолкала профессора на кухню и собственноручно включила кофеварку. Лазерсон ошеломленно следил за тем, как она хозяйничает. Гостья заставила его глотнуть кофеина, и начала допрос…


…-Целое племя? Ранее не контактирующее с цивилизацией? В полосе умеренного климата? Вы, что шутите? - изумился профессор.

- Вы же меня немного знаете. Я, что, похожа на девчушку, обожающую ночные розыгрыши? - с мягкой укоризной спросила Катрин.

- Пожалуйста, помогите нам, - пискнула Найни…


…Верить в реалистичность поставленной задачи упрямый профессор отказывался, но к счастью, с академической точки зрения проблема его заинтриговала. Больше всего Лазерсона возмущала бедность клинической картины. Катрин догадалась соврать о видеоконференции, по техническим причинам прошедшей без звука…


…Появилась успевшая причесаться супруга профессора, взяла на себя кофейные хлопоты. Лазерсон увлеченно излагал избранной публике две наиболее вероятные версии причин возникновения эпидемии. Катрин глотала кофе, старалась задавать умные вопросы. Торопить профессора не стоило. Лучше запоминать все, что он изречет. Неизвестно как дело обернется на месте. Возможно, ты сама предоставляешь ложную информацию. Многое ли можно заметить за несколько минут сна?..


- Где можно достать этот леникол? В объеме - сто тридцать - сто пятьдесят курсов.

- Да вы всерьез? - изумился грубо оторванный от остроумных теоретических построений профессор.

- Я вас умоляю, - Катрин поскребла ногтем по циферблату своих часов. - Не томите. Время такая текучая дрянь…

- Фармацевтический центр в Эдмонде. Если заказать утром, то они успеют приготовить к…

- Не пойдет. Извините, но необходимо срочно. Сколько доз может быть в местных аптеках?

- На двадцать, может быть, на тридцать курсов. Видите ли, мисс Бертон…

- Я поняла. Где еще, если не в аптеках?

- Возможно на кафедре у профессора Асанали, - осторожно сказал Лазерсон. - Он ведет серию экспериментов с малоприятными бактериями. Но, откровенно говоря, не думаю, что имеет смысл обращаться к нему за помощью…

- Почему?

- Профессор Асанали мерзкий, старый, упертый идиот, - пискнула Найни.

- Перестаньте болтать глупости! - замахал руками Лазерсон. - Профессиональная этика не позволяет мне слышать подобные отзывы о коллеге. Не ожидал от вас, мисс Видрон…

- Мы убедим профессора. Полагаю, я найду серьезные доводы, - заверила Катрин.

- Я мог бы ему позвонить, - замялся Лазерсон. - Иначе он может вас вообще не впустить.

- Буду вам крайне признательна, - склонила голову Катрин. У нее было предчувствие, что если сразу начать с выбитой двери, профессор Асанали будет гораздо сговорчивей. Впрочем, всегда лучше попытаться уладить дело интеллигентно. Вот только время поджимает…


…-И речи об этом быть не может, - заявил мелкокалиберный, ближневосточного вида, хам, по недоразумению получивший профессорскую степень и право преподавать. - Какие только фантазии не приходят в голову современным девицам. Не будь сейчас так рано, я бы вдоволь нахохотался. Леникол, замечательно! Я принял вас исключительно из профессионального уважения к профессору Лазерсону. Кстати, можете ему передать, что если он сам попался на глупый розыгрыш, то совершенно незачем втягивать в примитивную шутку меня.

- Мне нужен этот чертов леникол. Не менее ста курсов, - заявила Катрин, давая профессору еще одну маленькую отсрочку.

- Мисс, да вы не понимаете, о чем просите. Вы вообще с какого курса? Что за профанация? Что такое сто курсов леникол? Вы собираетесь его колоть мужчинам, женщинам, или коровам? И от чего именно вы собираетесь лечить несчастных? Пожалуй, это вам покажется невероятным, но дозировка препарата зависит от подобных незначительных мелочей. Судя по всему, вы не имеете никакого отношения к медицине?

- Не имею. Но мне нужен леникол.

- Что вы заладили как белокурый попугай?! - вскипел профессор Асанали. - Леникол не имеет ничего общего, ни с наркотиками, ни с ядами. Вам, что, не приходит в голову потребовать что-то поинтересней? Глупо! Мисс Видрон, вы притащили ко мне совершенно спятившую наркоманку? Впрочем, чего ждать от такой особы как вы?! Вы и сами-то…

- Пасть закрой, - Катрин со вздохом выдернула из кобуры под курткой пистолет.

- Так бы сразу и сказали, - язвительно улыбнулся профессор. - Мне, знаете ли, не раз угрожали наркозависимые и крайне неуравновешенные особи. И многие размахивали оружием. Была даже двустволка…

- Я размахивать не буду, - заверила Катрин. - Мне очень хочется прострелить вам колено, но пока пистолет лишь наглядное средство подтвердить крайнюю серьезности моих намерений. Давайте подойдем к проблеме с другого конца. Да, - сначала поднимите руки за голову. Так вам будет понятнее. Тебя, Мышь, тоже касается - задирай руки. И сразу перейдем к сути. Вот моя кредитная карточка. Думаю, - четыреста долларов за курс леникола - вполне приемлемая цена. По-крайней мере кокаин, не говоря уже о героине, если брать оптом, обошелся бы мне дешевле. Так, профессор?

- Для наркоманки вы чересчур оригинальны, - пробормотал профессор.

Катрин сунула карточку Найни.

- У кафе банкомат. Снимешь деньги. Если не хватит, соберешь у других банкоматов. Потом аптека. Заберешь весь леникол и остальное по списку. А мы с профессором подсчитаем, что имеется в лаборатории.

Найни сняла руки с затылка, схватила кредитную карту и исчезла за дверью…


До лаборатории было минут пять пешком. Профессор Асанали, которому не удалось переодеть пижамные брюки, брюзжал всю дорогу. В основном на неведомом налетчице языке.

- Профессор, можете крыть меня и по-английски. Мне-то все равно, а вам будет приятнее знать, что я понимаю. Только давайте не будем впутывать в эту историю охранников. Вдруг придется подстрелить невинного человека, а я в глубине души добрая и милая девушка.

- Вы абсолютно сумасшедшая девица, - надуто сказал профессор. - Я бы даже вам поверил, если бы вы начали с чего-то поумнее, чем эта ересь про затерянное племя. Что-то я не понимаю, какого дьявола вы…

- Я вас умоляю, профессор, все предельно понятно, доступно, только нет времени объяснять. Честное слово. Я бы вам даже отсосала за этот хренов леникол, но опять же нет времени.

- Ого, я еще помню времена когда подобные предложения звучали регулярно, - нагло заметил коротышка. - Что ж, вынужден признать, это получше чем раздробленная коленная чашечка. Давненько мои студентки не поднимали столь интригующие темы.

Катрин хмыкнула:

- А вы не такой уж зануда. Репутация обманчива.

- Ну, о вас, мисс Бертон много говорят.

- Правда? Перескажите когда-нибудь. Но сейчас мне срочно нужен леникол.

Они прошли мимо сонного охранника, профессор отпер дверь лаборатории.

- Ладно, убедили, - сказал профессор, снимая пальто. - Получите свой препарат. А в тюрьму мы вас всегда засадить успеем. Или в психбольницу…

Катрин смолчала. Опять психбольница. Похоже, практически все дороги цивилизованного мира ведут именно туда.

Профессор возился в шкафах, неразборчиво ворча себе под нос. Мелькали довольно грубые словечки. Катрин нетерпеливо топталась у двери.

- Сядьте, мисс. Вы меня отвлекаете… - буркнул Асанали.


За окном начало светлеть.

…-Итак, шестьдесят пять курсов, рассчитанных на взрослого человека. Вот таблица дозировок, - профессор поставил на столик четыре флакона, положил несколько листов компьютерных распечаток. - Имеем еще двадцать четыре стандартных ампулы. Итого - примерно на девяносто человек. Больше этого антибиотика вы из меня не выдавите ни капли, хоть оба колена прострелите.

- Верю.

- Вот и прекрасно. Забирайте и проваливайте. Где ваша дурочка-подруга?

- Не называйте ее дурочкой.

Профессор пожал плечами:

- Меня и самого называют старым кретином. Но из уважения к вашему пистолету, называть умственно неполноценную мисс Видрон 'дурочкой' больше не буду. Но все равно - проваливайте поживее. Или вам еще что-нибудь нужно?

- Ну, если вас не затруднит, - Катрин помнила список препаратов наизусть.

- А в вашем безумии есть своя система, - заинтересовано объявил Асанали. - На досуге попробую ее разгадать. Если вы мне, конечно, не отстрелите что-нибудь необходимое для исправного функционирования аналитического аппарата. А эту кучу медикаментов я вам соберу. Ничего ценного или наркосодержащего здесь не вижу. В приюте для бездомных выбор фармакологии куда достойнее. Вы уверены, что не требуются более действенные препараты?

Ответить Катрин не успела. В лабораторию влетела Найни. Вид у нее действительно был ненормальный.

- Что с тобой?

- Ничего. Просто у меня полно денег, а на улицах никого нет. Я съездила в город. В трех аптеках нашлось только двадцать четыре курса. Все остальное купила полностью, - Найни принялась выгребать из сумки упаковки ампул, пакеты шприцов, блистеры с таблетками и ворох банкнот.

В лаборатории нашлась сумка первой помощи. Катрин спешно заменила ее содержимое. Придвинула профессору растрепанную кучку денег.

- Не будем мелочиться, - пробурчал Асанали, на глаз отделяя треть: - Этого хватит на покрытие убытков факультета. И учтите - себе я куплю приличную бутылку настоящего коньяка. Лучший антидепрессант. К тому же мне придется самому покупать лекарства. Проваливайте, идиотки…


***

…-Сворачивай в лес.

Хорошо когда не переспрашивают.

Найни вырулила на узкий проезд в рощу. Вокруг стояли редкие сосны. Вдалеке еще виднелись крайние здания кампуса.

Катрин выпрыгнула из машины. Взяла рюкзак, сумку с чересчур ярким красным крестом.

- А я? - тихо спросила Найни.

- Ты присматриваешь за псом и домом, штудируешь журналы мод и сдаешь курсовую на отлично.

- Когда вы вернетесь?

- Не знаю. Кредитка у тебя. Пистолет спрячь надежно. Даже если я не вернусь, - помни, что мне обещала. Спи с теми, с кем спала бы я. Бей по роже, тех, кого била бы я.

- Возвращайтесь, моя Госпожа, - Найни беззвучно заплакала.

- Пока, Мышь. Не вздумай быть глупой, - Катрин быстрым шагом двинулась вглубь рощи.


13.Домашний режим.


Тело приготовилось к сотрясению, к боли в позвоночнике от удара о землю. Удар последовал, но неожиданно длинный, скользящий. Шокированный Переходом организм воспринимать что-либо отказывался. Катрин инстинктивно выпустила ремень рюкзака и пристегнутой к нему сумки. Падение-скольжение продолжалось. Куртка задралась - спина скользила по холодному и колкому. Органы чувств, наконец, довели до мозга первую информацию, - тело скользило вниз по крутому склону. Катрин взвыла, увидев летящий навстречу древесный ствол. Затормозить все-таки удалось: сначала каблуками, потом подошва уперлась в ствол березы. Хорошо, что ногами вперед "ехала". Скоростной спуск можно было признать успешным. Тут Катрин вновь взвыла - обе ноги пекло огнем. Ругаясь и шипя, стащила с себя обувь. Ботинки превратились в черт знает что. Стойкая к любым нагрузкам ткань вокруг люверсов оплавилась, шнурки превратились в короткие обрывки. Плотные носки оказались прожжены рядком ровных дырочек. На коже подъема обеих ног ярко розовели пятна ожогов.

Хорошенькое начало. Действительно, во время Перехода, лучше не иметь на теле металла. И вообще, стоило разуться.

Катрин сидела на крутом склоне берега. Собственно, можно сказать, уже под склоном. До речной воды оставалось метра три, плюс узкая прибрежная полоса. Мутная вода облизывала склон. Ага, здесь тоже половодье. Но снега лежит куда больше…

Катрин потерла лоб. Успела поцарапать. Что-то все идет не так. Ведь намеривалась оказаться на берегу у замкового брода. Идея свободного Перехода проста - чем отчетливее представляешь место, в которое желательно попасть, тем точнее 'приземление'. Метить в сам замок нежелательно - можно пересечься с другим сознательным индивидом или с капитальной стеной строения. Теоретические тонкости и обоснования Катрин никогда не интересовали, да их ей тогда никто и не собирался объяснять. Спасибо что вообще подсказали о возможности "прыгать" без всяких секретных лабораторий и компьютерных расчетов. Риск? Куда же без него? Но прыгать в неизвестное место опаснее на несколько прядков.

Ладно, жива. Уже хорошо. "Двух лап" не видно. Что нехорошо. А где груз?

Морщась, специалистка по адаптации торопливо карабкалась наверх. На склоне, покрытом рыхлым снегом украшенным проплешинами голой земли, виднелся отчетливый след спуска. Ну, ты бобслеистка. Ноги сильно жгло. Вот дурища, не додумалась разуться.

Рюкзак, сумка, валялись в целости и сохранности на гребне обрыва. Катрин вытащила маленькую аптечку, с которой ходила на рыбалку да и просто в лес. Удачно, что не додумалась оставить дома. Бальзам от ожогов вроде бы действовал. От мази кожу начало холодить. Отлично, - больше всего пугала вероятность притащить в "Две лапы" груз ампул и склянок с испорченной и совершенно никчемной жидкостью. Леникол мог превратиться не только в водичку, но и во что-то похуже. Насколько было известно Катрин, еще никто не пытался перебрасывать Прыжком оптовые партии антибиотиков.

Катрин, поглядывая на реку, торопливо соорудила временные шнурки из куска толстой лески, нашедшейся в рюкзаке. Куда же тебя занесло? Дышится иначе. Это ощущение ты отлично помнишь. Иллюзия, что легкие увеличились чуть ли не вдвое. Каждый вдох - истинный кайф. Весна, талый снег и сырая земля… Запахи бьют в голову как крепкое спиртное. Хоть закусывай. Да, кстати, с завтраком тебе не повезло.

Ремень с ножнами 'лесного' клинка лежал в рюкзаке. Хоть здесь все оказалось в полном порядке. Катрин опоясалась. Нужно было что-то посолиднее прихватить. Хотя бы топор. Кто ж знал, что окажешься непонятно где? Маленький складной нож перебрался в правый карман куртки.

Катрин выпрямилась.

Итак…

Будем считать, что промахнулись не слишком сильно. Мир как бы тот. Район как бы тоже тот. Река… - как бы похожа. Если все "как бы" относительно нормально, попробуем сориентироваться.

Солнце блеклое. Почти не греет, но определиться по сторонам света помогает. Скорее всего, нужно двигаться вверх по течению реки. Окрестности замка Катрин знала хорошо. Северо-запад вообще изучен досконально. Там и охотилась, и к горам в ту сторону ходила. Река течет с севера на юго-восток. Выше по течению от "Двух лап", с приречных холмов отлично видны горные хребты. Отсюда никаких пиков не различить, лишь густой непролазный кустарник на другом берегу и пологий склон ближайшего холма. Значит, идем на север.

Что ж так холодно? Словно и не конец апреля. Катрин попробовала застегнуть куртку. Как же, - металлический замок "молнии" немедленно отвалился. Путешественница ковырнула пальцем прожженную дыру свитера. Как еще футболка не прогорела? Нужно было раздетой перемещаться. Учтем…

Катрин вскинула на спину рюкзак, подхватила сумку. Плюнула с обрыва. Ага, дурные привычки возвращались.

Вперед.


***

Бежать было сложно. Попадались звериные тропы, но в нужном направлении, вдоль реки, они вели редко. Отпечатки оленьих копыт, дорожки кабанов, волчьи следы, еще чьи-то отметины, глубокие и размашистые. Разглядывать некогда. Катрин шла-бежала, стараясь срезать излучины реки. Главное - сохранять темп. Уже где-то середина дня. Сил хватает, но жутко мешает обувь. Испытанные удобные ботинки с высоким берцем, немного подгорев, перестали быть удобными. Шнурки из лески вышли паршивенькие, но куда больше мешали расползающиеся носки. Думать, расползаются ли они от прожженных дырок, или от неизменного разрушительного эффекта Перехода, опять же некогда. Возиться с новыми шнурками и утешать пустой протестующий желудок тоже не время.


Проломиться сквозь ивняк, перебраться по скользким камням через ручей, - здесь, ближе к руслу реки, берег проходимый… В ботинках хлюпает вода. Давно уже хлюпает, растворяет остатки носков. Короткий привал мы уже себе позволили. Залепили пластырем обожженные места на подъемах стоп и потертые пятки. Лепили экономно, - пластыря мало, а было бы неплохо обмотать ступни целиком.


Опять кусты лезут в самую воду. Ох, мангры холодильные. Бурлит вокруг стволов непрозрачная вода, плывут сучки и льдинки. Поздняя здесь весна.

Придется обходить. Весна поздняя, но путнице жарко. Куртка схвачена ремнем с ножнами кухонно-хозяйственного оружия. Нет, не для этого леса клинок. Не могла запастись настоящим оружием, идиотка законопослушная. Непонятные следы на сырой земле и остатках снега частенько заставляли вздрагивать. Может это тот снежак? Раньше видеть не довелось.

Все равно не верилось. В Прыжке всегда так: плоть бренная (и башмаки паленые) уже здесь, а часть мозгов еще не подтянулась. Медлителен разум человеческий. Да, следы следами, воздух воздухом, но неужели ты опять Здесь? Так быстро, так неожиданно…

Не думай. Некогда думать, и вообще отвлеченные мысли сейчас - самое вредное занятие. Если шагаешь не туда, то сможешь всю оставшуюся жизнь совершенно не о чем ни думать. Потому как не голова у тебя, а жопа ушастая, белобрысая.


Почему земля такая неровная? Катрин вскарабкалась на очередной пригорок, оперлась плечом о сосну, и с ненавистью поправила медицинскую сумку. И какая сволочь ее конструировала? По коридорам клиники градусники торжественно носить? Ремень натер плечо даже сквозь плотную куртку. Нужно было все в большой рюкзак сложить. Да где его взять? У профессоров? Не готова ты к делу. Э, как обычно.

Двигай, двигай ногами. Скоро уже вечер.

Катрин заставила плечо оторваться от такого удобного, такого сочувствующего соснового ствола. Дыхание с хрипом вырывалось из горла. Этак ничего кроме себя ты не слышишь. Хрен с ним, попадется любознательный вег-дич, придется прирезать на ходу. Не тормозить же движение из-за таких мелочей? Интересно, снежаки к себе в горы уже вернулись?

Глаза уже нащупывали-просчитывали лучший путь. Здесь удобнее шагнуть… схватиться за ветку - дальше ложбина, полная снега. Могут прятаться камни. Потом маленький подъем…

Стоп. Катрин смотрела на ту сторону реки. Старая ива, одна из ее толстых ветвей склонилась, далеко легла на воду. А ты ведь здесь когда-то привязывала челнок.

Катрин сняла с плеча сумку и в некоторой растерянности огляделась. Ну да, вон там крошечный островок, сейчас почти не виден, но вот под той корягой ты определенно подсекла симпатичного судачка. Куда же ты, дура, сейчас смотрела? Все из-за отсутствия листвы. Все голое, чужое…


"Две лапы" Катрин увидела, когда уже начало темнеть. Замок казался чернее и крупнее, чем помнилось. Пустынный широкий брод, подъем с дорогой в оплывших сугробах… Больше ничего уже не разглядеть.

Катрин покачивалась, уперев руки в колени. Горло и измученные легкие жгло огнем. И кристальный воздух не помогает. Проклятая сумка свисала с шеи как камень с несчастной Му-Му. Снять груз сил не оставалось. Потом не поднимешь. И радоваться нет ни сил, ни смысла. Пришла. Вот только не поздно ли?

Ага, постой здесь, погадай, гадалка фигова.


Брод… Ну, вот и открыла сезон водных процедур на открытом воздухе.

Катрин вымокла до горла. Чертовски холодно. И течение как в горах, - просто сшибает с ног. Особенно когда держишь поклажу над головой.

У, бодрит, мать его. Катрин поспешно надела пристегнутую к рюкзаку и оставшуюся относительно сухой, куртку. Отдуваясь, попробовала ускориться. В гору ноги бежать категорически не желали, но согрелась живо.

Есть следы или нет? Слишком темно чтобы разглядеть.


Старый ров, и раньше мало напоминавший оборонительное сооружение, сейчас с трудом угадывался. Снегу навалило доверху, этакий слой и до лета может не растаять. Зато мост здесь привели в порядок: подправлены перила, щели в настиле аккуратно залатаны. И ворота в полном порядке: явно на совесть отремонтированы еще осенью. Катрин в некоторой нерешительности огляделась. Ворота, конечно, в порядке, но они наглухо закрыты. Никто тебя не окликает, не орет строгим голосом. Похоже, дела в замке плохи. Охранять некому, а возможно, уже и некого. А ты что ждала? Медикаменты зачем волокла?

Глупо. Без веревки с хорошей "кошкой" на стену не забраться. Катрин еще раз огляделась. Вдоль рва вроде бы тянется узкая тропинка. Возможно, звериная. Может, здесь кошек развели? Людям бродить вдоль стен незачем. Уж кому-кому, а тебе известно что "Две лапы" равно хорошо защищены со всех сторон.

Катрин болезненно поморщилась. Хозяйка ты или курей пришла воровать?

От удара толстые, окованные железом, брусья ворот глухо и недовольно загудели. Катрин яростно лупила в створку каблуком ботинка. Вот для сего занятия испорченные ботинки еще вполне годились.

- Живые есть? Открывай! Свои пришли!

Собственный голос казался нелепо звонким и оскорбительным, - все равно, что в ту пещеру с драконом орать. Вокруг тишина. Темнота окончательно заливала землю. Последние мгновения, когда в воздухе еще носиться отзвук сырого весеннего дня.

Тишина. Не хотелось думать что мертвая, но по-другому и не подумаешь. Хоть бы ворона каркнула. Даже журчание поднявшейся бурной реки не слышно.

Катрин оперлась задом о ворота. Сердце билось как-то странно. Этого еще не хватало. Ты здорова как лошадь. И справка о том есть. Весь день галопировала как дюжина профессиональных марафонцев. Перестань, что бы ни случилось, внутрь ты попадешь.

Пятка заныла от ударов. Леди-хозяйка бухала каблуком с упорством метронома.

- Есть кто живой?! Отзовитесь. Ау! Хоть кто-нибудь? Отзывайтесь, мать вашу, немедленно! Хозяйка пришла, что б вам…

От собственного ора звенело в ушах. Катрин закашлялась, сплюнула.

- Открывайте немедленно! Или шкуру сдеру! Есть живые?!

- Не кричи. Есть.

Катрин отпрыгнула от ворот, задрала голову. Из надвратной башни кто-то выглядывал. Разглядеть в темноте невозможно, но этот шелестящий голос мы узнаем всегда.

- Блоод!? Что там у вас делается?

- Иди вдоль стены. От реки. Увидишь блок. Ворота я одна не открою.

Катрин подхватила поклажу, и поспешно двинулась вдоль стены. Тропинка к ночи подмерзла, подошвы вихляли на комьях грязи. Приходилось задирать голову. Ага, вот торчит толстый брус, вроде бы и веревка имеется. Бормоча ругательства, хозяйка 'Двух лап' остановилась. Не таким представлялось возвращение в родные владения.

Наверху взвизгнул блок. По уху задел увесистый веревочный узел.

- Попробуй подняться. Я помогу, - сказала сверху Блоод.

Катрин и забыла, как тихо обычно говорит суккуб.

- Подожди. Мешок одна поднять можешь?

- Если он не тяжелей тебя.

Рюкзак неровными рывками уплыл вверх. Катрин нетерпеливо топталась на месте. Сумку с хрупкими склянками повесила через плечо. Черт, чуть не забыла! Приготовленные таблетки лежали в кармане куртки. Профилактика, мать ее. Жевать таблетки всухомятку оказалось крайне противно…

На этот раз поймать веревку удалось сразу.

- Готова?

- Да, - сказала где-то вдали невидимая Блоод.

Катрин полезла. Не так уж и трудно, когда в тебя никто не собирается стрелять.

Рука суккуба уцепилась за плечо. Когтистые пальцы дрогнули, ощутив ни на что не похожую ткань куртки, потянули пыхтящую подругу на стену. Катрин перевалилась между зубцами.

- Здравствуй, - сказала Блоод.

Катрин обхватила ее за шею, ткнулась лбом в прохладную щеку.

- Привет, кровососка…

Хотелось сказать, - главное, что ты цела. Но, это было бы только частью правды. Да Блоод и нет нужды что-то растолковывать.

Катрин провела рукой по черным кудрям. Растрепанные, сено запуталось… Да, суккуб изменилась.

- Пойдем, - прошептала Блоод.

Катрин отобрала у нее рюкзак. Подруги быстро пошли по стене.

- Когда рожаем? - спросила Катрин, косясь на большой живот Блоод.

- Не сегодня.

- И то хорошо, - буркнула Катрин. - Сколько людей в замке?

- Сорок и шесть.

- Сколько больных?

- Все. Кроме одного. Одной.

- Кто?

- Ингерн. Мы ее заперли. С ребенком.

- Ребенок здоров?

- Да. Мелкий. Я его забыла. Сорок и семь.

- Когда все заболели?

- Катрин, тебе лучше скажет Фир-Болг.


Старик выглядел тенью. Сутулость его перешла уже вовсе в какой-то прямой угол. И Фир-Болг был слишком измучен, чтобы реагировать на что-либо. Без эмоций отвечал. Катрин жевала черствый хлеб с ломтиками крошащегося сыра. Блоод исчезла. Старый лекарь и Катрин сидели в душном чуланчике. К духоте гостья уже привыкла. В единственной плошке с маслом чадил крошечный огонек.

Болезнь явилась с юга. Трое людей, ослабевших и оборванных, пришли по последнему льду. Небывалый случай. С юга никто никогда не приходил. Такого случая даже Фир-Болг не помнил. Кто такие гости, выяснить не удалось. Двое умерло в тот же день, третий не дожил до следующего полудня. Охотники, которые подобрали пришельцев на реке, говорили, что чужаки странные. Чем они странные, Фир-Болг не понял. Двое охотников заболели на второй день. Дальше хворь атаковала со скоростью и безжалостностью стаи вег-дичей.

Фир-Болг был совершенно уверен, что с подобной заразой здесь никогда не сталкивались. Никакие средства и снадобья, известные старику за его долгую практику, не помогали. В манускриптах и древних книгах упоминания о подобном недуге отсутствовали. Впрочем, на научные изыскания у лекаря времени практически не осталось.

Апатия, отвращение к пище, ломота в мышцах, расстройство желудка, жар, забытье, бредовые состояния и лихорадка, - у всех заболевших различалась лишь интенсивность этих симптомов. Страшнее всего оказалась лихорадка. Отвары из трав не помогали. Средства менее знакомые людям, но более древние чем малина, мать-и-мачеха и краснокорень, тоже не действовали.

Блоод сказала, что в замке сорок шесть человек. Было пятьдесят. Тела умерших лежали во рву, милосердно припорошенные последним снегом. Эпидемия перекинулась и в деревню. Но там, обе свалившиеся в горячке семьи, были сожжены прямо с домами. Похоже, что руководила, сей жестокой карантинной операцией, именно суккуб. Катрин решила, что узнавать подробности сейчас совершенно неуместно. Главное, селяне остались в относительной безопасности. Свежий хлеб и молоко в замок исправно доставлялись каждый день. Продукты принимали Фир-Болг или Блоод, поднимали корзины прямо на стену. Вот только большая часть хлеба черствела, сваленная в углу захламленной кухни. Принимать пищу практически никто из больных не мог. Только пили. Оставшиеся на ногах обитатели замка валились с ног, таская ведра из глубокого замкового колодца.


- Хватит, - сказала Катрин, с трудом сглатывая кусок хлеба. Пить некипяченую воду ей уже расхотелось. - Думаю, пришло время мне самой взглянуть на страждущих. Откладывать незачем.

- Катрин, но ты… - старик пожевал губами, - ты вроде бы, человек. А значит, можешь…

- Я из мест, где проходят ежегодную диспансеризацию. И флюорографию… - Катрин встала, сдержала стон от боли в ногах. - Зараза заразой, а посмотреть все равно придется. Не зря же я перлась сюда с этаким мешком лекарств?

- Может быть, Фир-Болг даст лекарства? - прошелестела Блоод. - Он лекарь.

- С удовольствием уступила бы эту честь профессионалу. Но мои лекарства… эксклюзивные, - Катрин старалась улыбаться, но ей было страшно. - Пройдемте, профессор.

Фир-Болг тяжело оперся тяжелыми костистыми руками о крышку стола:

- Катрин… Моя юная леди, сохрани хладнокровие. Тебе нельзя. Хотя я действительно бессилен…

- Я в своем уме. У меня побольше шансов не заболеть, чем у любого человека в Медвежьей долине. И есть доспехи… - девушка натянула на лицо респиратор.

- Разумная предосторожность, - вяло проскрипел старик. - Поможет ли?


Катрин готовила себя к страшному. Но действительность каминного зала оказалась ужаснее любых снов и картин, что рисовало воображение. Главное - смрад. Пять десятков человек, лежащих вповалку, в тесноте и полутьме, в собственных испражнениях, среди загаженных одеял и горшков. Бредовые выкрики и бормотание, шепот, затрудненное дыхание, - пол каминного зала казался сплошным горячечно пылающим пятном.

Пальцы Блоод ухватили подругу за локоть. Катрин выдернула руку:

- Я в норме. Выдержу.

Суккуб кивнула. В следующую секунду она уже скользила с кувшином воды в руках между плотно лежащих тел. Фир-Болг, согнулся, и принялся выпутывать из свившихся жгутов одеял молодую девушку. В свете камина мелькнула потная тугая грудь.

"А я ее не знаю" - машинально подумала Катрин. - Здесь ад. Б…, и что я смогу сделать?"

Волшебное слово не помогло. Время работать. Возясь с резиновыми перчатками, ты только оттягиваешь время. И то и другое может порваться.

Куда, черт возьми, здесь ставить ногу? Катрин шагала по людям как цапля. Знакомые и незнакомые лица одинаково изнеможенны. Полумертвы. Не думай о людях, курица. Только о деле!

…Так, лимфатические узлы явно увеличены. Сыпи нет. Лимфаденит? Общее истощение, - ну, это естественно. Зрачки… Дыхание…

Резиновые пальцы самозваной докторши раскрывали безвольно-послушные и глупо упрямящиеся рты. Катрин старалась не порвать перчатку. Языки, нездоровые, грязно-бурые. У бычьих язычищ, вываленных на рыночные прилавки, более цветущий вид…

Густая клейкая вонь пота и мочи жжет незащищенные глаза. В голове вертится миллион клинических проявлений, показаний и возможных диагнозов. Инкубационный период, розеолы, экзантемы… О, боги, все из памяти вылетело. Одна диарея сидит… Тут уж сомневаться не приходиться…

Катрин машинально кивнула маленькому волосатому существу, возящемуся у камина.

- Привет. Не переусердствуй. Здесь и так Африка.

- Фир-Болг сказал, что нужно тепло, - робко прошептал клуракан.

- Он прав. Но немного свежего воздуха тоже не помешало бы.


…По-крайней мере, не чума, и не холера, не дифтерия… Действительно тиф? Или что-то сугубо местное, эксклюзивно-инклюзивное?


Катрин махнула подруге. И как это Блоод может так легко скользить среди сплошного ковра тел, да еще с таким брюхом?

- Ну? - спросила суккуб, прижимая к животу тяжелый кувшин.

- Нужен мужчина. Среднего телосложения. Средней тяжести болезни. И вообще, чтобы был так себе. Попробуем на нем.

- Возьми Даллапа.

- Нет, - Катрин старалась не смотреть на ветерана. Старый друг лежал ближе к камину. Воздух хрипло проходил сквозь оскаленные зубы. Ноги, торчащие из-под одеяла, казались старческими.

- Даллап - наш друг. На роль "кролика" он не подойдет. Мы с тобой девушки циничные. Нужен кто-то, кого не жалко.

- Вон, Хрюк. Он - козел, - без колебаний ткнула пальцем Блоод.

Мужчина лет двадцати пяти что-то быстро бормотал в бреду. Кудлатая бороденка торчала в потолок.

- Попробуем. Джин в замке остался? Нужен для дезинфекции.


***

- Прямо в плоть? - шокировано прокряхтел Фир-Болг.

- Я бы сказала, - прямо в жопу, - пробормотала Катрин, выдергивая иглу шприца. Делать инъекцию было дьявольски неудобно. Пришлось практически сесть на впалый живот лежащей рядом матушки Фа. Старушка едва дышала, и навалившейся тяжести хозяйки замка могла и не пережить. Катрин сосредоточилась на подопытном, морщась, потерла ваткой место укола. Б…, все равно, что разгребать зубочисткой плато Гиза. Подопытный "кролик" явно не мылся со времен совершеннолетия.

- А что за эликсир в стекляшке? И как он туда заделан? Как быстро действует - ты знаешь? - скрипел старик-лекарь.

- Мой друг, слишком много вопросов, - сказала Катрин, наконец, разгибаясь. - Причем чрезмерно сложных для меня вопросов. На часть их я не знаю ответов. На другую часть, подозреваю, лучше вообще не отвечать. Чужая магия. Я боюсь о ней говорить. В моей стране она иногда продлевает жизнь, но никогда не дает гарантий. Я боюсь сглазить.

- Не объясняй, - кивнул Фир-Болг, осторожно опуская ленту одноразовых шприцов обратно в медицинскую сумку. - Магия всегда опасна.

- Завтра узнаем, действенна ли чужая магия здесь, - сказала Катрин. - Кстати, а что ты думаешь о вентиляции помещений? Наши лекари считают, что свежий воздух полезен больным. К магии это, правда, отношения не имеет, но человеческие легкие должны регулярно очищаться…


***

Ночь прошла. Прошло утро, день… Из лазарета Катрин выходила два раза. Первый раз за тем, чтобы убедиться в ужасающе антисанитарном состоянии отхожего места. Второй раз, - чтобы наорать на принесших продукты крестьян. Катрин категорически потребовала изменить меню. В обязательном порядке кипяченое и разбавленное молоко, легкий хлеб, сухофрукты и взвар из них, каши… Отдала указания по соблюдению санитарных мер безопасности в деревне. Пригрозила в случае чего, лично нанести визит старосте Жигуну. Снизу внимали безмолвно и трепетно. Надо думать, там нашлись люди, хорошо помнящие суровый нрав леди Медвежьей долины.


Открывать и закрывать ставни окон, переворачивать и укрывать больных, таскать воду и поить жаждущих, кормить тех, кто в состоянии проглотить хоть что-то, ставить компрессы, утихомиривать рвущихся куда-то в бреду людей, организовать кипячение воды, минимальную уборку и дезинфекцию, защитить продукты от обнаглевших мышей… И опять вода. Просто поразительно, сколько воды могут выхлебать полсотни человек. Катрин взяла на себя все, что могла взять. Немногочисленные оставшиеся на ногах обитатели замка, несмотря на свою нечеловеческую природу, полностью выдохлись. Десять дней борьбы с эпидемией подкосили бы любого. Внешне Блоод и Фир-Болг уже не слишком-то отличались от изнуренных больных, лежащих на полу зала. Маленького клуракана Катрин отослала работать по призванию. Приказ нагнать самого крепкого, и без всяких выкрутасов, джина пивовара определенно изумил. До сих пор считалось, что джин оказывает благотворное оздоравливающее действие исключительно после внутреннего употребления или обработки открытых ран. Вероятно, идея по дезинфекции непосредственно помещений глубоко шокирует специалиста алкогольного фронта, но тут уж ничего не поделаешь.


Катрин выпутала женскую ногу из складок чужого одеяла. Гая лежать спокойно не желала, все время разбрасывалась, не только раскрываясь сама, но и стягивая одеяла с соседей. Даже сквозь перчатки тело бывшей игрушечницы-проститутки обжигало ладони. Катрин обтерла влажной тряпкой шею и лицо молодой женщины. Сзади застонал здоровенный незнакомый мужик. Из новых, пришедших в замок уже осенью. Шевельнулся, - Катрин успела подхватить опрокидывающийся кувшин с водой. Залила в растрескавшийся рот теплой воды. Мужчина закашлялся-забулькал, потом задышал спокойнее. У стены сел с закрытыми глазами мальчишка, громко и неразборчиво заговорил. Катрин беззвучно выругалась. Какой-то здесь беспокойный угол. Перешагивая через тела, мельком глянула на Хрюка. Мужчина лежал неподвижно, до подбородка укрытый одеялом. Кажется, никаких изменений.

Успокаивающе бормоча, Катрин уложила на солому слабо упирающегося парнишку. Вода, одеяла, да компрессы из не слишком стерильных тряпок. Больше ничем нельзя помочь.


***

Изменения начались под утро. Катрин сидела в коридоре, прямо на полу. Пила кисловатый отвар. Далеко не отойдешь, да и ноги держать не желают. Измотанная хозяйка "Двух лап" прислушалась к своему организму. Есть не хотелось, во рту противная сухость. Не добирается ли кто-то зловредно-вирусный до тебя самой?

Дверь из зала открылась, в полутьму коридора вывалился человек. Уставшая Катрин не успела опомниться, как призрак задрал подол рубахи и пустил на стену струю.

- Эй, это ты что делаешь? - ошеломленно вякнула девушка.

- Ссу, - слабым голосом пояснил пришелец. - Еще я жрать хочу.

- Давай все по порядку, - Катрин взяла мужчину за плечо, - иди-ка на место. Там получишь завтрак.

- Но там эти… помирающие, - Хрюк говорил странно, в нос, весьма неразборчиво. Видимо, свое прозвище парень получил от остроумцев, мыслящих не слишком. - Я не хочу к мертвякам.

- А сам-то ты… как себя чувствуешь? - сдержанно поинтересовалась хозяйка, осторожно подталкивая больного к двери.

- Худо. Ноги слабые. И я хочу жрать…

- Я поняла. Иди, найди себе местечко и отдохни.

- Я есть хочу. Ты кто?

- Блин! Иди на место и жди…


***

Сделать столько инъекций и само по себе дело сложное, но рассчитать дозировку вообще задача для выпускника медакадемии. Катрин путалась в коэффициентах. Определить вес и возраст пациентов оказалось практически невозможно. Обоим параметрам в "Двух лапах" до сих пор предавали крайне мало значения.

Вонь джина нос уже не улавливал. Непослушные волосы липли ко лбу, мешали смотреть. Распечатать шприц, набрать точнее… Фир-Болг протирал пылающую плоть жертвы можжевеловым эликсиром. Катрин вонзала иглу. Иногда плоть дергалась, пыталась увернуться. Приходилось придерживать тело коленом. Фир-Болг помогал. На втором десятке больных, оба лекаря перестали церемониться и особо беспокойных пациентов прижимали к полу, засыпанному вонючим тростником и соломой, наступая на спины. Катрин бросала в пакет использованный шприц, сдирала упаковку с нового. Старик, было, спросил, зачем столько "укольников". Девушка промолчала, боялась отвлечься. Сам додумается.

…Парню лет двадцать. Рост 170-172. Вес… Черт его знает, сколько в нем килограммов было до болезни. В смысле, сколько фунтов…

Хозяйка "Двух лап" на секунду разогнулась, посмотрела на висящую над камином глефу. Твоя штуковина. Знаменитая. Да, бывали времена ничуть не легче нынешних. О них здесь помнят. И о тебе, тоже помнят.

У, главное, не напутать с весом…


Пот капал с кончика носа. Катрин помотала головой, попробовала вытереться рукавом свитера. Кажется, все. Большая комната хрипло дышала, постанывала, продолжала неразборчиво разноголосо бормотать. Лекарша глянула на пакет со шприцами. Пропустила ты кого-то или нет?

- Отдохни, - проскрипел старик. - Мы все сделали. Иди и поешь. И выпей…

Катрин кивнула. Пить крепкое не хотелось абсолютно. Надышалась. А вот отдохнуть… Валиться на грязный пол нежелательно. Да и места здесь не найдешь. А колени так и подгибаются.

- Иди, отдохни, - сказал Фир-Болг. - Упадешь.

- Не упаду, - прохрипела девушка. Подхватила пакет, и уже привычно перешагивая через тела, пошла к камину. Завоняло горящим пластиком. Пакет плавился на поленьях, иглы торчали и шевелились. Кремация урбанистического инопланетного дикобраза.

- Запрет? - спросил Фир-Болг.

- Извини, - вяло сказала Катрин. - Такие правила. Не слишком мудрые, должно быть, но уж какие есть.

- А я и спрашивать ничего не буду, - пробурчал старик. - Но думать-то ты мне не запретишь.

- Ни в коем случае. Думай, спрашивай. Я все равно о лекарствах ничтожно мало знаю. Так что задавай любые вопросы. Только когда-нибудь потом…


Хрюк спал, привалившись к стене у кухонного очага. Рубаха усыпана крошками, в руке недоеденный полукруг колбасы. Попахивало спиртным. Видать, уже успел хрюкнуть кружечку. Черт с ним.

Катрин сунула в угасающий очаг несколько поленьев. Отрезала хлеба, намазала маслом. Есть по-прежнему не хотелось. С отвращением пожевала, запила остывшим травяным отваром. Нужно поспать. Действительно нужно.


Блоод несла охапку дров.

- Давай сюда, - приказала Катрин. - Перекинешься со ступенек, как мы тебя лечить будем? Я для беременных ничего не захватила.

- Не беременная. Я - на сносях. Тяжкая.

- Что-то я тоже чувствую себя тяжкой. И Фир-Болг, кажется, тоже.

Катрин отобрала большую часть дров, и подруги поднялись в спальню.

Лоб у Энгуса вроде бы был прохладнее. Или кажется? Катрин казалось, что она, уже месяцами щупает лбы разной степени липкости, но неизменно слишком горячие.

- Как? - спросила Блоод.

- Рано еще. Не волнуйся.


Расшнуровать ботинки Катрин не успела. Глаза закрылись. Вытянуться на шкуре застилающей пол было сущим наслаждением…


***

- Просыпайся. Мы сами не поднимем.

- Угу, - Катрин села с закрытыми глазами, машинально пощупала ножны на боку.

- Это я. Резать не обязательно, - предположила Блоод.

- Я чтобы глаза проковырять…

- Потом. Продукты принесли.

Катрин, кряхтя, поднялась:

- Некоторым лишь бы жрать. Пошли. Как Энгус?

- Ему лучше, - уверенно сказала Блоод.

Катрин, протирая глаза, пыталась разглядеть спящего молодого мужчину. Черт его знает, вроде бы выглядит так же. Ладно, все равно пока ничего поделать нельзя.

- Пойдем, - хозяйка замка двинулась к двери.

- Обуваться не будешь? - поинтересовалась суккуб.

Катрин сообразила, отчего ногам как-то странно стоять на каменном полу.

- Спасибо что предупредила. Разувают, понимаешь ли, стоит глаза закрыть…

- У тебя нога. Воспалилась.

- Потом…


Катрин взмокла, поднимая корзины с продуктами. Сегодня груза прибавилось. По-видимому, в деревне уверовали, что в замке еще есть кого кормить.

Большую часть вечера и ночи пришлось провести на кухне. Свои поварские умения Катрин оценивала трезво, но в этом отношении и Блоод, и Фир-Болг мало чем могли ее заменить. У обоих давненько имелись весьма своеобразные гастрономические пристрастия. Катрин возилась с кашей, вспоминая все, что застряло в памяти насчет диетического питания. Мысли о том, что два ведра размазни могут и вовсе не понадобиться, следовало гнать от себя моментально.


- Все спят, - сказал Фир-Болг. - Жар спал. Твое средство весьма действенно.

Катрин с отвращением повозила ложкой в миске. Снимать пробу с продукта собственного изготовления никакого удовольствия не доставляло. Наверно диетическая пища и должна быть тонизирующе противной.

- Пусть спят. Если утром все разом начнут бродить и гадить, где попало, нам будет весело. Где, кстати, этот пробный экземпляр?

- Кто?

- Ну, этот… Хрюк.

- Спит в кухонном чулане, - сказала неслышно возникшая в дверях Блоод.

- Он там не нагадил? - озабоченно спросила Катрин. - Там полно продуктов.

- Не знаю. Он сам воняет хуже дерьма.

- Дерьмо, наверное, заразнее.

- Там уже меньше продуктов. Хороший аппетит. У вонючки.

- Ну, простим как основной симптом выздоровления. Идите, отдохните. Надеюсь, утром у нас будет полно работы.

Катрин с интересом посмотрела вслед Блоод. Спереди кровососка беременная. Очень даже беременная. А сзади… Широкое платье как всегда не может скрыть дивную фигуру. И в голову сразу лезут смутные непристойные мысли. О боги, работы же полно. А если хочется чем-нибудь занять мозги, поразмысли о том, как ты сама будешь выглядеть с пузом. Или исключаешь вероятность такого приключения?

Катрин принялась варить смесь из сушеных яблок и вишен, и думать о забавных, но отстраненных вещах стало некогда. Компот, конечно, блюдо не из самых сложных, но в последний раз с приготовлением сего полезного напитка приходилось сталкиваться еще в безмятежные детские годы, на даче в Синевке.

Получилось кисловато. Катрин, гремя горшками и котлами, лазила по кухне, разыскивая, чем бы еще подсластить десертное блюдо. В дверь заглянул заспанный Хрюк. Мужчина поменял штаны и выглядел довольно бодро, хотя пованивал даже на расстоянии. Бочком протиснулся к столу, отломил себе хлеба и сыра. Катрин было не до него. Мед загустел и из горшка вылезать не желал. Девушка сломила сопротивление упрямого продукта и принялась разбалтывать в котле тягучую массу громадной деревянной ложкой. Запахло сладким летом.

- Ты чего там жмешься? - удивилась Катрин. Несмотря на учиненный в кухне хаос, пространства для движения вполне хватало.

- Сейчас, сладенькая, - невнятно пробормотал мужчина.

Занятая мыслями о компоте, хозяйка "Двух лап" с некоторым трудом осознала, что ее склоняют к совершенно незапланированному половому акту. Причем, в самом прямом смысле, уже склоняют.

- Ты что, офигел? Нашел тоже время… - Катрин двинула плечом, отбросив похотливца к другому столу. Замахнулась ложкой, но потом просто болезненно ткнула мужчину в лоб костяшками пальцев. Хрюк охнул:

- Больно! Озверела…

- Я тебе дам, озверела! Ты что возомнил, урод? Выздоровел, иди работай, гондон блудливый.

- Да я только вздохнул. Ноги, ломит никакого спасу нет.

- Вижу, что у тебя ломит. Рассветет, дровами займешься. Протопишь восточное крыло.

- Зачем? Нам и здесь…

- Людей разместить нужно. Набились как кильки в бочку. Свинарник блохастый…

- Так, это… Помрут ведь все, - убежденно сообщил Хрюк.

Катрин, не отходя от очага, дотянулась ногой. Мужчина взвизгнул. Посыпались на пол сковородки.

- Еще чего ляпнешь, язык отрежу, - пояснила жестокая повариха, возвращаясь к размешиванию компота. - Супермен, блин. Он не сдох, а все остальные, конечно, концы отдадут. Чуть светает, - и я слышу, как ты занимаешься дровами. Бодро и весело. Можно с песней. Понял?

- Понял, - простонал Хрюк, держась за живот.

Катрин коснулась его сдержано, но всепогодный ботинок и сам по себе серьезное оружие.

- Раз понял, иди, умойся. А то у меня весь компот провоняется.


***

Женщины, конечно выносливее мужчин, но Катрин и не подозревала что настолько. По коридору ползал уже десяток слабосильных страшноватых существ. Вне сомнения - натуральные ведьмы. Лохмотья пропотевших грязных рубашек, нечесаные космы, дрожащие пальцы, подгибающиеся ноги. Несчастные кутались в одеяла, и, похоже, еще не совсем соображали на каком они свете.

Командовала Блоод. Негромкий шипящий голос живо навел порядок. Теплая вода была готова, ведра для иных надобностей, тоже. Несмотря на стоны, и бессильные причитания, воскресшие жительницы "Двух лап" занялись приведением себя в порядок. Когда человека шатает, даже самостоятельное умывание является серьезным подвигом.


Никогда в жизни Катрин не проводила столько времени за приготовлением пищи. Все остальные способные стоять на ногах и работать были заняты иными делами. Катрин непрерывно разогревала легкий бульон. Бесконечно кипятила воду и мыла посуду. Пришлось сварить еще котел компота. Кисло-сладкое пойло пришлось больным по вкусу. Вечером подоспела первая помощь. Две женщины добрели до кухни. Делать они почти ничего не могли, в основном бессильно сидели на лавках, но за ценные советы Катрин была невыразимо благодарна.

Ближе к ночи хозяйка замка на минуту покинула жаркую кухню. Посмотрела, как Блоод руководит в лазарете. Капризно бормотали мужчины, все на полу ворочалось, кряхтело, непрерывно требовало пить, повернуть, подложить под голову свежего сена. Вонь и смрад стояли страшные. Теперь и в коридоре дышать было нечем. Катрин в некоторой панике подумала, что столько народу в каминном зале просто не могло помещаться. Или без сознания люди гораздо компактнее?

Мимо протащились две женщины с ведром воды. Воды было на донышке, но бедняжки шатались, едва не налетая на стены. Старшая ругала подругу, неразборчиво, но с чувством. Катрин не поняла за что, посторонилась. Носильщицы заволокли ведро в "госпиталь". Поднялся приглушенный шум. Громче заскрежетал, что-то объясняя, Фир-Болг. Катрин, опасаясь сквозняка, прикрыла дверь.

Вот так. Все оживают, занимаются собой, никто тебя не узнает. Не слишком-то триумфальное возвращение леди-хозяйки. Угу, почетного караула из доходяг тебе не хватает? Да ты и сама-то на "леди" никак не тянешь. Одни "шнурки" чего стоят, да засветившийся на локтях свитер. "Переход" свое берет.

Ладно, нужно этот клоповник расселять. А то народ еще что-нибудь ненужное друг от друга подцепит.

Катрин поспешно прошла в восточное крыло. Крыло - название, конечно, слишком громкое. Четыре комнаты. В двух приготовлены дрова, даже растопка уложена. Дальше - ни дров, ни свинячьего хорька. И куда этот Хрюк вонючий делся?


- Воды нужно. Ведра три… - скомандовала тетка. Навалившись животом на стол, она медленно резала морковь. Вторая кухарка чистила соленую рыбу.

- Воды сейчас принесу, - сказала Катрин. - А с рыбой поосторожнее, очень маленькими кусочками…

На диету это все равно мало похоже, но даже больные обитатели "Двух лап", едва ли захотят лопать пустую кашу, когда в кладовых полным-полно продуктов.


До колодца Катрин дойти не успела. Весенний вечер заливал все вокруг серым влажным туманом и шорох на внешней стене долетел словно издалека. Катрин машинально присела и бесшумно поставила ведра на камни двора. Нехорошо. Некому быть на стенах. Только недружественных гостей в замке сейчас и не хватает. Может, показалось?

Нет, не показалось. На стене кто-то возился. Что-то позвякивало.

Катрин выдернула из ножен нож. Скользнула к лестнице. Правая нога нехорошо побаливала. Натертая пятка всерьез воспалилась. Нужно срочно заняться или обезножишь вовсе не вовремя. Сейчас особой тревоги девушка не испытывала. Как-то трудно представить, что сейчас в Медвежьей долине начнутся серьезные игры с оружием. И так неприятностей по горло.

Хрюк возился, завязывая узлы. Из одного мешка торчал окорок. Второй мешок был плотно набит одеждой. Мужчина перекинул поклажу за стену, начал спускать.

- Смотри, не урони. Волки жратву мигом утащат.

Хрюк вздрогнул и действительно чуть не выпустил веревку.

- Чего замер? Поднимай вьюк назад, не стесняйся. Или, правда, кого подманиваешь?

- А тебе какое дело? Чего ты ко мне прицепилась?

- Замковую свинину стерегу, умник. Живо мешки поднимай.

- Мне в этом заразном месте оставаться не с руки. Сами дохните в этих проклятых "Лапах". Здесь проклятье, точно говорю. Где видано, чтобы все люди разом болели? Сраное колдовство. Это все дарк древний…

- Мешки сюда поднимай, хренов аналитик. Нашел время хищениями заниматься. Шагом марш к дровам. Потом будешь девкам страшилки рассказывать.

- Да пошла, ты… Еще одна баба командовать вздумала. Хватит с меня этой дарковой змеюки с пузом. Нелюдь гулящая.

Катрин надоело перепираться. Шагнула вперед. Хрюк был настороже, отскочил, выдернул из-под плаща меч.

- Не лезь, сучка пришлая!

Катрин наступила на норовивший ускользнуть наружу конец веревки. Глянула на угрожающе выставленный меч.

- Да это не твой клинок, пахучий витязь. Ты у нас значит, и оружие тянешь?


Била Хрюка недолго. Так, - несколько чувствительных ударов в солнечное сплетение, пара оплеух. Исключительно в воспитательных целях. Козел еще работать должен.

Катрин вытерла руку о свитер. Хрюк скулил, скорчившись и привалившись к стене.

- Пошел к дровам. Живенько…

Хозяйка подняла меч, бодряще шлепнула мужчину по крупу. Клинок глухо звякнул. Кольчугу, хорек поддел, что ли?

- Что у нас там, товарищ Свино-хрюк?

Мужчина, кривясь, вытащил откуда-то из недр одежды продолговатый мешочек.

Катрин с недоумением взвесила на руке. Увесистый… Девушка нащупала под тканью браслеты и цепочки. Серебро…

- Тебе, видимо, сразу руки обрубить? - Катрин скривилась от отвращения. - Давай, клади левую…

Хрюк рухнул на колени.

- Да что вы?! Без лорда-кастеляна никак нельзя!

- Да?! Ну, ладно. Субординацию нарушаем, значит? Руку пока оставлю. Но за твои уши лорд-кастелян не обидится. Так что уши точно мои. Сейчас некогда, чуть позже обрежу. Пока трудишься этак воодушевленно, - что пар из задницы валит и я его наблюдаю. Увижу, что сидишь, на твою грязную лопоухость размениваться не буду, сразу яйца оторву. И попытки бегства мы с тобой ведь обсуждать не будем? Люди на ноги поднимутся, - проваливай, скатертью дорога. Такие крысы как ты в "Двух лапах" не нужны. Отправишься на все четыре стороны, правда, без серебра и без ушей. Не заработал. Пшел к дровам…


Катрин получила выговор от поварих за долгое отсутствие. Пришлось поспешить к колодцу. На кухне приободрившиеся тетки стучали ножами. На взгляд Катрин ужин выходил слишком плотным. С другой стороны, если выздоравливающие жаждут погуще заправить кашу, стоит ли им препятствовать? Тем более, выяснения кто ты такая, да почему имеешь право приказывать, в данный момент будут выглядеть смешно. Катрин покорно доставала из кладовки продукты, мыла бесконечные плошки и миски.

В кухню заглянула Блоод. Катрин быстренько с ней пошепталась, попросив доходчиво объяснить кухонным начальницам, что набивать брюхо, тем более жирным, выздоравливающим все-таки не положено. Суккуб уловила суть мгновенно.

Катрин с некоторой завистью наблюдала, как трепетно внимают суровые тетки указаниям супруги лорда-кастеляна. Блоод, даже беременную, и побаивались, и почитали. Должно быть, уважают не только за блаженные сны-яви, что систематически видятся мужской половине населения Медвежьей долины. Или суккуб сейчас ночами не гуляет? Катрин тоскливо подумала, что почти ничего не знает о нынешней жизни подруги, и вообще о повседневном бытие "Двух лап" имеет самое смутное представление. С прошлого лета здесь многое изменилось. Уйма нахального незнакомого народа. Не успели с загаженной соломы сползти, а уже "пошевеливайся, девка". Ну, в кухонных делах ты действительно ноль. Занимайся тем, что знаешь лучше. Например, фекальными битвами. В смысле санитарно-противоэпидемическими мероприятиями. До таких извращений, местные специалисты самостоятельно точно не додумаются.


- Он очень плохой, - виновато сказал клуракан. - Такого плохого джина я никогда не делал.

- Ну и отлично, - Катрин сморгнула выступившие слезы. Из бочонка убойно несло спиртом-сырцом. Никакого можжевелового букета и прочих приятностей. То, что нужно.

- Сейчас мы совершим преступление, которое нам не простит ни один мужчина из Медвежьей долины. Если узнает. Жуткий обряд.

- Как это? - озадаченно спросил алкогольных дел мастер.

- Прости, уважаемый. Мы выльем эту огненную воду. И не просто выльем, а на самое грязное место. И я вынуждена просить твоей помощи в сем богопротивном деле.

- Вы - леди-хозяйка. Старые жители "Лап" вам доверяют. И наша ланон-ши. И я…

Катрин сверху вниз смотрела на маленькое заросшее существо.

- Спасибо, мой друг. Извини, что впутываю тебя в столь грязные человеческие дела.


Дела действительно оказались грязнее некуда. Катрин не зря дождалась позднего вечера. Скрести дерьмо в холодной полутемной комнате сложно, но все-таки лучше, чем прилюдно. Лопата скрежетала по плитам. Наслоения неохотно поддавались. Клуракан пытался помогать, но силенок у мелкого дарка не хватало.

Черт, черт, черт!!! Да сколько же могут нагадить пятьдесят человек за пару дней, пока окончательно не свалились от болезни? Нет, просто необходимо строить удобное цивилизованное отхожее место.

Респиратор от вони защищал лишь символически. Лопата для чистки санузла тоже не предназначалась. Нужно было все-таки сунуть сюда Хрюка. Но мужчина ошалело таскал охапки дров, растапливал очаги, суетился. Не стоило отвлекать энтузиаста от борьбы за целостность собственных ушей. С дровами от него пользы побольше будет.

Клуракан в шоке смотрел как молодая леди, бормоча ругательства, поливает пол джином, развозит жижу импровизированной шваброй…

Катрин извела оба бочонка крепчайшей сивухи. Теперь плиты пола приобрели фантастическую чистоту. Тростник стелить не стали - никаких приютов заразе!


***

- Бло, это была самая гнусная работенка в моей жизни, - Катрин сидела босая. От рук все еще воняло. Глюк, конечно. И перчатки на руках были, и джином, опять же, мыла. Психология, мать ее.

- Выпить не предлагать? - суккуб, сидела, раскинув ноги, придерживая живот. Устала Блоод не меньше подруги. Кормление, перевод-перенос больных в свободные комнаты отнял остатки сил.

- Никакого алкоголя, - содрогнулась Катрин.

- Что сделала с Хрюком? Он бегает.

- Пообещала, что мы его отпустим. Когда все встанут на ноги, он уйдет искать лучшей доли. И, возможно, свои уши унесет, ворюга.

- Уши? - без удивления кивнула суккуб. - Что еще ты обещала?

- Руку. То ли левую, то ли обе, не помню. А что?

- Я не обещала. Но рук и ушей, не трону.

- Надеюсь, ты не будешь слишком жестока? - пробормотала Катрин. После борьбы с дерьмом ее мало что всерьез волновало.

- Ты - нечуткая. Черствая, - объявила Блоод. - Твой замок. Твой преступник. А тебе - пофигу.

- Не выражайся, - сморщилась Катрин. - Такой изящной, прелестной и утонченной особе вульгарная лексика не к лицу.

- Такой стройной, - суккуб погладила себя по животу, - хорошо одетой. Приятно пахнущей. Кровопийце. Все к лицу.

- Что вы ругаетесь? - прохрипел очнувшийся Энгус. Лорд-кастелян чувствовал себя гораздо лучше, но "выключался" после двух-трех фраз.

- Спи, муж, - прошипела Блоод. - Завтра тебе командовать.

- Он еще нездоров, - заметила Катрин.

- Конечно. Попу сильно отлежал, - согласилась суккуб.

Энгус принялся оправдываться и жаловаться. Супруга начала его поить волшебным компотом.

Дабы не мешать, Катрин вышла дохнуть свежего воздуха. Кстати, и съесть что-нибудь было бы уместно.


На кухне возились уже другие женщины. От предложенной каши Катрин уклонилась. Отрезала себе сыра. На нее косились. Очевидно, личный состав уже был в состоянии удивляться новому лицу. А может быть, удивлялись свитеру и штанам с большими набедренными карманами. Катрин сочла за лучшее перекусить в другом месте. В дверях столкнулась с тощей женщиной, волокущей ведро воды. Пропуская перекосившуюся от тяжести бедняжку, Катрин вновь задумалась о возможности прокладки простенького водопровода. Женщина мельком глянула в лицо высокой блондинке, ахнула. Катрин едва успела подхватить ведро. Исхудавшим созданием, роняющим ведра, оказалась Гая.

Катрин быстренько вытолкнула старую знакомую за дверь.

- Леди! - Гая сделала попытку упасть на колени.

- Тихо, тихо, - Катрин без труда удержала бывшую игрушечницу на ногах. Весу в исхудавшей больной было не больше чем в кошке.

- Вы вернулись? Я знала, - Гая заплакала. - Мы совсем умирали.

Катрин обняла ее за плечи. От худого грязного тела пахло болезнью, истощением, бесконечной зимой.

- Не умерли. Теперь болячки позади. Уже весна и все будет хорошо.

- Конечно, моя леди. Мы хорошо пережили зиму. Никто не умер, еды хватало. Было тепло, сытно, столько людей из разных краев. Сидели у камина… На юге таких сказок не рассказывают. А потом вдруг эта напасть…

- Я знаю, Гая. Болезнь уйдет, только нужно быть осторожнее.

- Мы как-то сразу стали выздоравливать. Это потому что вы вернулись? Ваша магия?

- Гая, ты меня не первый день знаешь. Ну, какая у меня магия? Не выдумывай.

- Ну, не магия. Не знаю, как называется. Вот вы вернулись, и нам стало легче.

Катрин молчала. Вот и настало время ответить на вопрос. Не Блоод тебе придется отвечать, и не Энгусу с Фир-Болгом. Ответишь худой как щепка женщине с опытом изготовления грубых игрушек и оказания еще более примитивных сексуальных услуг. Впрочем, с кем, вам, бывшим проституткам, еще откровенно разговаривать?

- Гая, я не вернулась. И не стоит обсуждать эти дни ни с кем, кроме лорда-кастеляна и Блоод. Меня не было. Может быть, я вернусь, но не скоро.

- О, я поняла, леди. Я ничего не видела. Жаль, что мне только показалось. Это, должно быть, болезнь.

- Хорошо, Гая. Я всегда знала, что ты все правильно понимаешь. Хорошей тебе весны.

- Но вы возвращайтесь. Возвращайтесь, моя леди, обязательно.

Катрин молча кивнула.


***

Совсем темно. Деревня скрыта за холмом, не видно ни единого огонька. Начавшийся с вечера моросящий дождик стих, но в воздухе висит влага. Катрин машинально попыталась застегнуть куртку. Ноги в мягких, но слишком тесных, башмачках, принесенных Блоод, мерзли.

Катрин стояла, прислонившись к флагштоку, смотрела на темную долину. Уходить… экое жуткое слово.

Только ни о чем не думай сейчас. Решила, значит, решила.

А как же весна? Твой челнок? Река? Давно задуманная разведка на север? Водопровод, реконструкция и строительство мест общего пользования? И главное, - ребенок Блоод? И с наследником Даллапа ты даже не познакомилась. А на Ингерн даже не глянула. Девочка у нее? Мальчик?

Нет, покоя здесь не будет. Ни тебе самой, ни окружающим людям и нелюдям. У тебя дело на той стороне.

Катрин поправила копья в стойке. Сыреют тут в одиночестве. Когда на башню донжона в последний раз поднимался часовой? Тихий мирный край. Хорошо, что не стал сейчас истинно тихим.


Блоод сидела на крутых ступеньках лестницы.

- Тебе на холодном сидеть, наверное, вредно, - сказала Катрин.

- Нет. Достаточно того, что мне нельзя гулять по крышам. Я - неуклюжая, - мрачно призналась суккуб.

- Это пройдет, - Катрин села рядом, обняла подругу.

Блоод ткнулась лбом ей в шею:

- Противно?

- Что?

- Обнимать.

- Дура ты, - рассердилась Катрин.

«»

…Катрин засмеялась:

- Могу. Но груз ответственности и нездоровая атмосфера загаженного замка… Психологические проблемы. Ты знаешь, что леди пришлось разгрести вагон дерьма?

- Вагон не знаю. Дерьмо - знаю. Тоже груз ответственности. И у меня, - ответственность, - Блоод едва слышно вздохнула. - Решила? Уходишь?

- Да. Ты все понимаешь.

- Не нашла?

- Нет. Я должна подождать и попробовать снова. Пока напирать и спешить слишком опасно.

- Катрин, я могу помочь.

- Боюсь, что нет. Слишком далеко.

- Я могу туда попасть. Кажется. - Суккуб задумчиво погладила себя по животу. - Когда мне станет легче. Могу придти к тебе. Чувствую путь. Как сон. Достижимо.

Катрин разинула от изумления рот.

- Не удивляйся. Такие как я ходили. Туда. Давно. Но я помню, - неохотно объяснила Блоод.

- Лучше не пробуй. Опасно.

- Опасно, - согласилась подруга. - Пойду если нужно. Убить, или еще. Полезное. Интересное. Помогу. Мы с тобой делали более опасные вещи, - Блоод развернула шелковый платок.

Катрин с недоумением посмотрела на два полукружья из грубого металла. В кольцо на одном продет обрывок цепи.

- Твой ошейник, - сказала Блоод. - Из подвала. Помнишь? Король прислал. Глупый. Помнит тебя.

Катрин улыбнулась:

- Сувенир, значит? Напоминает о неповторимо приятных моментах.

Блоод тихо фыркнула.

- Разве нет? - Катрин погладила спутанные кудри подруги. - Мы там с тобой познакомились.

- А я ушла из рода. Из Ланон-Ши, - прошептала Блоод.

- Прости, - покаянно сказала Катрин.

- Нет. Не жалею, - суккуб улыбнулась. - Энгус хороший. И ты. Другая жизнь. Славная. Когда уйдешь?

- Быстро. Как только все раздумают умирать. Если задержусь, вообще не смогу уйти.

- Еще бы. Здесь весело. Только дерьмо кончается.

- Ты кровососка. Ядовитая, хоть и беременная.


***

Катрин глянула в щель двери. Каминный зал опустел больше чем наполовину. Грязную солому и тростник сгребли в один угол. Мужчины лежали на хоть и тощей, но свежей подстилке. Даллап, почесываясь, что-то рассказывал слабым голосом. Кто-то хрипло засмеялся.

Катрин с удивлением покачала головой. Этот леникол чертовски действенная штука.


Остаток ночи хозяйка "Двух лап" провела, совещаясь с Фир-Болгом и Блоод. Энгус тоже принимал участие в разговоре, когда просыпался. Поговорить хотелось о многом, но пришлось сосредоточиться в основном на инструкциях по устранению последствий эпидемии. Старый лекарь клятвенно пообещал уничтожить остатки медикаментов, как только последний больной встанет на ноги. Катрин была уверена, что так и будет. Особенно, если Блоод проконтролирует секретную процедуру.

Обсуждать хозяйственные проблемы можно бесконечно. Едва начало светать, Катрин решительно встала. Оставался еще один вопрос, требующий немедленного исследования.

В замке уже началось шевеление. Блоод отправилась на кухню. Катрин сопровождал лишь старик-лекарь. Девушка никак не могла решиться спросить, где прячется старый пес, товарищ Фир-Болга. Жив ли еще? Ладно, в другой раз.

- Здесь лежат… Там наши, а это - пришлые.

Катрин смотрела со стены. Тела лежали во рву слегка присыпанные золой и песком.

- Похоронить не хватило сил, - признался Фир-Болг.

- Может и к лучшему, - пробормотала Катрин, разматывая веревку. Предстоящая эксгумация ей жутко не нравилась. Как бы покойники опять не обиделись. Иногда такие щепетильные попадаются.

Молодая хозяйка соскользнула по веревке. Подобрав лопату и длинную кочергу, подошла к братской могиле. Несмотря на холодное, даже морозное утро, сладковатая вонь разложения уже лезла под респиратор.

Чужаки лежали друг на друге, - сбрасывали их со стены без особого почтения. Катрин набралась решимости и занялась гнусным делом.

Лохмотья, потерявшие цвет и форму. Катрин пыталась определить какого, - машинного или ручного изготовления ткань. Глаза предательски слезились. Что за судьба такая - все время к мертвякам лезть?

Звякнуло. Что-то небольшое. Пришлось взять руками, вытереть. В пальцах обтянутых тонкой резиной перчаток оказалась нагрудная звезда. Катрин попыталась вспомнить, определить… Кажется, орден Почетного легиона времен 1-й Империи. Да уж…


***

Давно не приходилось царапать пером. Катрин старалась быть краткой. Лорд Найти, адмирал, конкистадор и прочее-прочее, должен знать о пришельцах из ХIХ века. И о катастрофических последствиях. Великому адмиралу, конечно, наплевать на погибших людей, но чуждые этому миру вирусы знаменитой командорской харизмой и знанием закономерности исторического развития, едва ли проймешь. Неизвестно, когда дойдет письмо, и дойдет ли вообще, но лучше предупредить. Кстати, можно задать и пару личных вопросов.


***

- Не можешь отсюда? - поинтересовалась Блоод.

- Лучше подальше от людей и строений. Так безопасней. И нужно непременно ориентироваться на хорошо знакомое место.

- Получается?

- Не очень.

- Тогда успеха.

- Спасибо. Ты лучшая подруга.

«»

- Приходите. Интересно посмотреть.

- Может быть. Мне бы хотелось… - Катрин глянула во внутренний двор. Кто-то волок от пустой конюшни охапку сена. Хорошо, что лошадей успели вовремя перегнать в деревню. Катрин вздохнула:

- Мне пора.

- Давно уже. Раньше уйдешь. Раньше придешь.

Они поцеловались, и Катрин привычно полезла через стену. А ведь бывали времена, когда хозяйку "Двух лап" порой пускали и через ворота.


Смаргивая и не оглядываясь, шла от замка. Ничуть не полегчавший рюкзак оттягивал плечо. Кажется, забыла напомнить, чтобы сожгли медицинскую сумку. Ладно, сами догадаются…


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
31.10.2011

Оглавление

  •   Валин Юрий Павлович Из дневников Катрин М-К Холодное сердце Из дневников Катрин М-К.*
  •   День несвежей весны
  •   Герои нации
  •   …Здешние горы напоминают ад…
  •   В одиннадцать часов позвонил Ной Уоти.
  •   Валин Юрий Павлович Из дневников 3. Весна, дерьмо и прочая зараза Из дневников Катрин М-К.
  •   Весна, дерьмо и прочая зараза
  •   «»
  •   «»