КулЛиб электронная библиотека 

Дэн Шусс побеждает [Вид Печьяк] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Вид Печьяк Дэн Шусс побеждает

Оранжево-красное солнце наполовину погрузилось в море. Пенные волны искрились на гладкой поверхности в заре умирающего дня. Пальмы на берегу потемнели, стали почти черными и резко выделялись на светлом фоне.

Хотя в Акапулько приморский бульвар оживлен все лето, вечером накануне первенства мира в автомобильных гонках «Формулы-1» здесь было весьма многолюдно. Обычных загорелых туристов в легких костюмах среди гуляющей публики было относительно немного. При взгляде на всю эту массу любителей автомобильного спорта, болельщиков, спортсменов, механиков, журналистов, привлеченную на курорт гонкой, становилось ясно, что их кожа еще не вкусила жаркого тропического солнца.

В баре на открытой террасе отеля «Шератон» сидел репортер Чифи (прозвище от английского chief — шеф) и протягивал ледяную текилу. Лениво и без всякого интереса он наблюдал за мухой, которая летала над стойкой и время от времени присаживалась на пустые бокалы. Было жарко, и большой вентилятор, висевший под потолком, казалось, вертелся впустую.

Чифи мигнул официанту:

— Принесите чего-нибудь прохладительного!

— Чего изволите, сеньор? — спросил официант.

— Сок, — сказал Чифи. — Апельсиновый.

В этот момент кто-то положил ему руку на плечо. Он обернулся и увидел знакомое лицо. Это был комментатор телекомпании Си-Би-Ти.

— Коллега Штерн! — воскликнул приятно удивленный Чифи. — Когда же мы виделись в последний раз?

— Года три-четыре назад, — ответил Штерн. — «Остеррайхринг» 1988 года или нет?

— Нет, «Интерлагос-89». Чифи пригласил его присесть.

— И как же тебя занесло в Акапулько? — спросил Штерн. — Мировое первенство в «Формуле-1»? Скажи лучше честно, какая афера здесь готовится?

— Пока не знаю, — ответил Чифи. — Но ты же знаешь мой девиз: где спорт, там жди скандала.

— И там же ищи репортера «Фейерверка», — добавил Штерн.

Чифи сотрудничал в международном журнале «Фейерверк», выходящем на двадцати языках. Главное внимание этот журнал уделял крупным международным скандалам, всевозможным аферам, дерзким ограблениям; публиковал материалы о тайных любовных интрижках министров и генералов, разоблачал коррупцию и мошенничество, описывал оргии с участием кинозвезд, махинации с ценностями, употребление допинга в спорте и тому подобные закулисные дела.

— Ты уже осматривал трассу? Мексиканцы ведь первый раз участвуют.

— Нет еще, — ответил Чифи. — У меня все здесь. — Он показал пальцем на голову. — Длина круга — 5911 метров, общая протяженность трассы — 319 километров, или 54 круга. Главный фаворит — гонщик Ланг из «Феррари», а его конкуренты — Хантер и Танака, остальных двадцать можно не принимать в расчет.

— Однако на отборочных соревнованиях лучший стартовый номер выиграл никому не известный гонщик Дэн Шусс, — напомнил Штерн.

— Как же, слышали! — пренебрежительно отмахнулся Чифи. — Ему просто по-дурацки повезло! Новая машина Ланга М-63 не прошла техосмотра, поэтому он ехал на старой М-62. У Хантера случилась поломка. А какую фирму представляет Шусс?

— «Лабуджини».

— «Лабуджини» только второй год участвует в мировых первенствах и пока еще ни разу не поднималась выше четвертого-пятого места. — Чифи махнул рукой. — Первый стартовый номер ему ничем не поможет в самой гонке.

— Я бы не стал недооценивать «Лабуджини», — сказал Штерн. — Это известная фирма по производству гоночных автомобилей, и у них вполне достаточно средств для создания модели для «Формулы-1»

— Но у них нет талантливых конструкторов, — заключил Чифи. — И гонщиков. Иначе они не взяли бы этого Дэна Шусса.

Стемнело. Сотни огней зажглись на бульваре, в магазинах и ресторанах. Издалека доносился шум моря.

— Ты остановился здесь, в «Шератоне»? — спросил Штерн.

— Комфорт — первое условие делового успеха, — ответил Чифи.

— Несмотря на это, предлагаю перебраться в какой-нибудь маленький кабачок в предместье, где играет маленький оркестрик и всю ночь пляшут юные мексиканки. А в этих модных отелях скука смертная.

— Точно! — с воодушевлением подтвердили Чифи. — Мы-то с тобой не гонщики, чтобы соблюдать режим!

За двадцать минут такси довезло их до ночного клуба «Дескансо». Каменное здание окружали кусты мимозы. По крутым ступенькам приятели спустились в подвальчик, в котором было не больше десятка столиков. На маленькой эстраде трое мексиканцев в огромных сомбреро играли на гитарах, и тут же танцевала девушка в длинной широкой юбке.

Репортеры пробрались к незанятому столику.

— Камареро, виски нон сода! — крикнул Чифи на ломаном испанском.

Один из мексиканцев на эстраде запел в микрофон:

Наши жизни — это реки, впадающие в море, имя которому — Смерть…

— А мне нравится Мексика, — разглагольствовал Штерн. — Температура никогда не опускается ниже плюс десяти, еда вкусная, девушки — как песня. Я вижу, здесь готовят тортилью. Надеюсь, острое у тебя не вызывает приступов бешенства?

— У репортера «Фейерверка» ничто не может вызвать приступ бешенства. Обычно бывает наоборот!

Официант подал две порции тортильи с бобами, а перца в ней было столько, что приятелей прошибла слеза.

— Я же тебе говорил, что венгерская кухня по сравнению с мексиканской — сладкий рождественский пирог.

Здесь родина чилли.[1] Кусочек этого перца размером со спичечную головку поднимет мертвого!

У входа послышался громкий разговор и смех. Двери распахнулись настежь, и в кабачок ввалился молодой мужчина в обнимку с двумя девушками. Внимание Чифи тут же привлек галстук-бабочка, который в такую жару никто не носил, и светло-серый, почти белый, безупречно скроенный костюм. Бросались в глаза и аккуратно подстриженные усики, и вьющиеся темные волосы. Мутный взгляд свидетельствовал о том, что незнакомец уже немало выпил. Да и девушки, обе мексиканки, были навеселе.

— Быть в Мексике и не наслаждаться обществом мексиканок все равно что быть на гонках и не садиться за руль! — кричал незнакомец. — Мексиканки — самая лучшая «Формула-1»! Обернувшись к официанту, он рявкнул:

— Двойной виски мне и мартини дамам!

К удивлению журналистов, он почти залпом выпил свою порцию.

— Как видно, некоторым туристам здесь удается неплохо поразвлечься, — тихо заметил Штерн. — Спорим, это сынок какого-нибудь богача!

Чифи отмахнулся.

— Обычный бездельник! Таких богачей в Акапулько навалом!

Мексиканцы заиграли новую мелодию. Один из них запел:

Для людей и для цветов Солнце — жизнь, свет и тепло…

Весельчак обнял своих спутниц и попытался танцевать. Однако ноги у них заплетались, и скоро вся троица растянулась на полу.

— Официант, еще виски! — закричал мужчина, не поднимаясь с пола. — Разве не ясно, что у меня пересохло в горле?!

В этот момент открылись двери, и в кабачок зашли двое — настоящие гиганты. У одного были густые черные волосы, и всем своим видом он напоминал обезьяну, а второй был абсолютно лыс.

— Я бы еще выпил немного виски, — обратился весельчак к лысому.

Но все было бесполезно. Они взяли красавчика под руки и повели к выходу. Снаружи доносился звук автомобильного мотора.

Девушки, сидя на полу, разочарованно переглянулись.

— Мы всегда рады вас видеть! — закричала одна из них вслед уходящим.

Штерн захихикал:

— Что ты скажешь на это, коллега Чифи? Нашего богача насильно увели из ресторана.

— Они явно знакомы, — заметил Чифи.

— Я попытаюсь что-нибудь выяснить. Похоже, наклевывается материальчик для «Фейерверка».


Из ложи прессы была видна почти половина круга. Чифи устроился поближе к ступенькам, чтобы в случае необходимости быстрее всех оказаться у боксов, или на финише. Штерн разместил своих людей с камерами в трех точках: на трибуне, на финише и на самом опасном повороте.

Гонщики выстроились на старте. Взгляды публики были прикованы к четырем первым машинам, за рулем которых кроме никому не знакомого Дэна Шусса сидели известнейшие гонщики Ланг, Хантер и Танака, занявшие на прошлогодних соревнованиях призовые места. Красно-желтый автомобиль фирмы «Лабуджини» бросался в глаза.

К удивлению наблюдателей из ложи прессы, машина «Лабуджини» сразу после старта вырвалась вперед. Ланг стартовал осторожно, а Хантер и Танака забуксовали.

Чифи услышал у себя за спиной:

— Шусс — мастер старта! Будь чуть больше оборотов, он пошел бы юзом.

Обернувшись, Чифи увидел Гленна Мак-Дональда, в прошлом чемпиона «Формулы-1», который комментировал события группе зрителей, собравшихся вокруг него.

— Привет, Гленн!! — завопил Чифи. — А ты здесь как оказался?

— Привет, Чифи! Я теперь пишу для «Спорта». Смотрите! — обратился он к зрителям. — Разрыв между Шуссом и Лангом увеличивается!

Машины с ревом промчались мимо трибуны и скрылись за поворотом в пятистах метрах от нее. Мак-Дональд обернулся к Чифи.

— Ну, как поживает «Фейерверк»? — спросил он. —

С тех пор, как вы проиграли процесс конному клубу «Лотос», у вас явно поубавилось задора.

— Ничего не поубавилось. Мы копим силы для нового удара, — ответил Чифи.

На финишной прямой показались машины, вытянувшиеся в линию. Уже издалека было видно, что красно-желтая машина «Лабуджини» идет первой.

— Разрыв увеличивается! — удивленно воскликнул Мак-Дональд. — Однако Шусс идет слишком близко к заграждению. На такой скорости катастрофа неминуема!

На втором круге автомобиль «Лабуджини» получил очевидные преимущества. Ланг, Хантер и Танака отставали от него на десять метров.

— Это невероятно! — разглагольствовал бывший чемпион Мак-Дональд. — Если так пойдет дальше, то Шусс их обгонит на целый круг! Он по-прежнему едет у самой ограды! Не пойму, почему на повороте он в нее не врезается? У него рефлексы срабатывают с точностью до сотой доли секунды! Это надо рассмотреть поближе!

Широкими шагами он стал спускаться по ступенькам. Несколько зрителей двинулись за ним. Пошел вслед за ними и Чифи.

У ограды они остановились. Красно-желтая машина промчалась чуть ли не в полуметре. Мак-Дональд слишком приблизился к ограде, и воздушный поток оттолкнул его назад.

— Вот это да! — воскликнул Мак-Дональд. — Он только что по носу мне не проехал! Дэн Шусс гениальный гонщик! За исключением меня, ему не было равных!

Чифи вернулся на трибуну и остановися рядом со Штерном, который орал на оператора, взявшего неверный ракурс.

— Какая неожиданность! — воскликнул Штерн, увидев Чифи. — Еще вчера никому не известный гонщик, а сегодня уже ас номер один! Чем не тема для «Фейерверка»? Не все же вам критиковать! Такой успех тоже сенсация.

Машина под номером пять промчалась мимо трибуны и, резко сбросив скорость, повернула к боксу «Климакса». Гонщик и механик обменялись несколькими фразами, и машина отъехала без ремонта и даже осмотра.

— Без всякой нужды он потерял несколько секунд, — заметил Штерн, — а на финише все могут решать доли секунды.

— Ты уже знаешь, что Карлоса Ритмана дисквалифицировали? — спросил Штерн. — Машина не соответствовала утвержденным параметрам. По-моему, лакомый кусочек для читателей «Фейерверка».

— Надеюсь, удастся откопать получше, — проворчал Чифи. — Взятку или подкуп, если не найдется чего-нибудь поживее, хотя истории про взятки уже всем надоели.

Вдруг одну из машин занесло на повороте. Она врезалась в ограду, снесла ее, скатилась вниз по крутому склону и, врезавшись в дерево, остановилась.

Чифи одним из первых успел к месту катастрофы. К счастью, машина не взорвалась, хотя была очень сильно помята. Чифи увидел на крыле пятерку. Водителя выбросило из машины. Он лежал на траве без сознания.

— На предыдущем круге гонщик остановился и разговаривал с кем-то из вас. Я могу узнать, что ему было нужно? — спросил Чифи.

Механик на него зло посмотрел.

— Почему вас это интересует? — спросил один из них.

— Я корреспондент «Фейерверка».

— С этим журналом мы не желаем иметь ничего общего, — оборвал Чифи механик.

— Тем хуже для вас! Предполагаю, что у него была небольшая поломка, а вы его уговорили ехать дальше.

Механики переглянулись.

— Кто это сказал? — забеспокоился один из них. — Ни о какой поломке и речи не было.

— А о чем же был разговор?

— Это наше дело! Вы что, не видите, что мешаете нам?

— Репортеры «Фейерверка» никогда никому не мешают. Так что же, вы мне скажете, о чем был разговор? Или мне порасспросить самого гонщика?

Механики дружно повернулись к Чифи спиной, и ему стало ясно, что из них он не вытянет больше ни слова.

Машина «Лабуджини» с первым стартовым номером пришла к финишу, обогнав почти на целый круг Ланга, Хантера и Танака, которые почти не отрывались друг от друга. Трибуны взорвались овацией. Из машины вышел Дэн Шусс в дутом серебристо-сером комбинезоне и в серебристом шлеме. Забрало из прозрачной пластмассы закрывало лицо.

— Дэнни! Дэнни! Дэнни! — скандировала публика. Гонщик несколько раз поклонился. Трибуны ответили новым громом оваций.

В этот момент к финишу подъехал черный «мерседес».

Шусс еще раз поклонился и сел в автомобиль. Вместе с ним сели двое каких-то людей.

Диктор объявил: «Дэн Шусс приносит свои извинения за то, что так быстро покидает трассу. В пять часов пополудни в конференц-зале отеля «Хилтон» он с удовольствием ответит на вопросы любителей автомобильного спорта».

В толпе зевак Чифи заметил одного из механиков фирмы «Климакс» и подошел к нему.

— «Фейерверк» никогда не покидает своих союзников, — забормотал он.

— Чего вы хотите? — мрачно спросил механик.

Чифи быстро вынул из кармана банкнот в 1000 международных долларов и разорвал его на две половинки, одну из которых вложил в ладонь остолбеневшего механика.

— Мой номер телефона 12-222, комната 115, — сказал он тихо. — Только от вас зависит, получите вы вторую половину или нет.

Прежде чем механик успел что-либо ответить, Чифи повернулся и исчез в толпе.


Пресс-конференция команды «Лабуджини» была назначена в одной из гостиных отеля «Хилтон», окна которой выходили на тихоокеанский пляж. Собралось около тридцати журналистов, спортсмены из некоторых соперничающих команд и многочисленные любители автоспорта. Лабуджиниевцы сели в ряд: начальник команды, главный механик, конструктор и герой дня Дэн Шусс.

Чифи не поверил своим глазам. Среди членов команды «Лабуджини», на месте победителя, сидел вчерашний весельчак, которого он видел вчера абсолютно пьяным в ресторане «Дескансо». Штерн толкнул его в бок и возбужденно зашептал:

— Что я вижу! Наш приятель из «Дескансо»! Возможно ли это?

В первых рядах зрителей Чифи увидел и двух «горилл», которые накануне ночью увели Шусса из клуба.

— Возможно ли это? — механически повторил он за Штерном, тут же почувствовав, что запахло подходящим материалом для «Фейерверка».

Глен Мак-Дональд, стоявший рядом с Чифи, сказал:

— Видите, как он утомлен? Такая гонка страшно выматывает человека.

У Дэна Шусса были темные круги под глазами. Чифи был готов прозакладывать все что угодно, что победителя мучило тяжкое похмелье. Он наклонился к Мак-Дональду и спросил:

— Может ли человек, с вечера в стельку пьяный, утром участвовать в «Формуле-1»?

— Может. Если он не слетит с трассы и ни в кого не врежется, то у него останется один шанс занять последнее место. А почему ты спрашиваешь?

— У меня возникли странные ассоциации, — ответил Чифи. — Меня не покидает ощущение, что я вчера видел фаворита и он на моих глазах вылакал не меньше поллитра виски.

Мак-Дональд рассмеялся:

— Тебе, наверное, действительно показалось. Такое просто невозможно!

Пресс-конференция началась. Начальник команды Эделыптейн представил участников. Затем конструктор Ян Нендл кратко ознакомил присутствующих с особенностями новой модели. Чифи услышал, как он говорит:

— …на новой модели установлен 12-цилиндровый мотор модификации «У», разработанный фирмой «Лабуджини»; его мощность достигает шестисот лошадиных сил при десяти тысячах оборотов в минуту. Нам удалось добиться повышения скорости также тем, что мы придали новой модели обтекаемую форму и разработали специальные стабилизирующие крылья… Принципиально новое в этой модели — автоматизация процессов: передача, газ, контрольный механизм, рулевое управление. Электронная передача намного более надежна, чем механическая… Такой тип машин открывает совершенно новую страницу в истории автомобилизма. Я хочу подчеркнуть, что этот опыт мы собираемся использовать при создании новых автомашин нашей фирмы — «Тигр-2» и «Тигр-3», а также «Гепард-3».

Затем посыпались вопросы. Присутствующих интересовали главным образом технические характеристики новой модели.

Но в центре внимания, конечно, был победитель Шусс. Свое выступление он начал так:

— Сегодняшняя победа — это не только моя победа. В первую очередь это победа «Лабуджини». На плохой машине даже самый лучший гонщик ничего не добьется, хотя, с другой стороны, плохому гонщику не поможет и самый лучший автомобиль… Я думаю, что время «Феррари» прошло. Отныне на гонках «Формулы-1» будет греметь только одна марка — «Лабуджини». Моему коллеге Нендлу на заурядном автозаводе удалось создать чудо XX века… — Пропев хвалебную песню фирме, Дэн Шусс начал говорить о себе: — Я не сомневаюсь в своем лидерстве! В оставшихся девяти этапах я девять раз буду победителем. Манера езды Ланга устарела, звезда Хантера закатилась давно, а Танака надо еще поучиться ездить…

Свою речь он закончил так:

— В мире есть только один Дэн Шусс, и он член команды «Лабуджини». Я не перейду ни в какую другую команду и до последней победы на десятом этапе останусь верен «Лабуджини».

Гленн Мак-Дональд поднял руку.

— Вы почти всю трассу мчались у самого барьера и не врезались в него. Как вам это удается?

Дэн Шусс усмехнулся.

— Для этого необходима исключительная концентрация духа, — пояснил он, — доступная не всем. Без регулярных занятий йогой я бы этого не смог.

— О чем вы думали во время гонки? — спросила какая-то девушка из первого ряда.

— Ни о чем. Во время гонки у меня такое чувство, что я, машина и трасса — единое целое.

Поднял руку и Чифи:

— Я хотел бы спросить вас, были ли вы вчера вечером в ночном клубе «Дескансо» на Пальмовой набережной?

В зале стало тихо. Члены команды «Лабуджини» беспокойно переглянулись. Дэн Шусс вынул из кармана платок и вытер лоб.

— Я думаю, что вопрос неуместен, — сказал начальник команды Эдельштейн, — поскольку не имеет отношения к гонкам.

Но от Чифи не так-то просто было отделаться.

— Я прошу, чтобы на мой вопрос ответил победитель сегодняшней гонки Дэн Шусс, — твердо сказал Чифи. — Тем более что я могу предложить вашему вниманию еще более любопытные сведения…

— О чем же это?

— …касающиеся вещей, о которых пишет «Фейерверк».

Эдельштейн повернулся к Шуссу.

— Ответьте ему, — велел он.

— Что я, по-вашему, мог делать в «Дескансо»? Разве вам не известно, что накануне соревнований гонщики должны отдыхать? — ушел Шусс от прямого ответа. Правда, в его голосе уже не слышалось той самоуверенности, что прежде.

После пресс-конференции к Чифи подошел Мак-Дональд.

— Знаешь, мне вопрос о ночном клубе тоже показался несколько неуместным. Вчера ты никак не мог его там видеть, а если видел несколько дней назад, то мог бы и не спрашивать об этом на пресс-конференции. Что же, ему совсем нельзя развлекаться? Ты даже не представляешь, какие у него теперь могут быть неприятности! От нас, гонщиков, требуют вести образ жизни святых или отшельников.

Чифи был недоволен ответом. «Мы со Штерном ушли из ресторана в три часа ночи, — раздумывал Чифи. — «Гориллы» его увели что-то около двух. Пока добрались до гостиницы, раздевание, умывание и т. п., то в лучшем случае в три он уснул. К восьми утра протрезветь невозможно».

Чифи попытался из холла позвонить Шуссу в номер. Но незнакомый голос на другом конце провода ответил:

— Наш спортсмен отдыхает, его нельзя сейчас беспокоить.

Весь вечер Чифи провел в гостиных и холлах отеля в надежде встретить Шусса, но тот нигде не появлялся. Чифи показалось, что фаворита прячут. Разочарованный он вернулся в свой «Шератон».

Когда Чифи уже лег в постель, зазвонил телефон.

— Кто это? — спросил он.

— Гонщик пятого номера сказал, что ему кажется — машину заносит. Начальник команды уговорил его продолжить гонку. Это все, что я могу вам сообщить, — сказал человек, не представившись.

— Отлично! — ответил Чифи. — Вторая половина купюры находится у портье «Хилтона» в конверте на имя Питера Рэна. Запомните: Питер Рэн.

Но это дело уже не интересовало его так, как раньше. Он все время мысленно возвращался к «Лабуджини». Ясно было, что тут что-то не так, но что — Чифи понять не мог.

Когда он проснулся, было уже 10 утра. Выругавшись, он вскочил и, наскоро умывшись, не завтракая, помчался в «Хилтон».

— Я хотел бы поговорить с Дэном Шуссом. Телефонист отрицательно помотал головой.

— Команда фирмы «Лабуджини» час назад уехала в аэропорт.

Он опоздал. Птичка упорхнула.

«Ничего страшного, — утешал себя Чифи. — Через три недели мы увидимся на гонках в Калифорнии. До конца первенства еще девять этапов. Я не отступлюсь, пока не выясню, что они скрывают. А они что-то скрывают, это точно…»

Чифи вернулся в свой номер, достал пишущую машинку и заправил в нее лист бумаги.

«О чем спрашивал гонщик «Климакса» в боксе», — написал он заголовок и подчеркнул его.

Название статьи ему не понравилось, он вынул бумагу из машинки и смял ее.

«Если Шусс был действительно пьян и не мог сесть за руль, то остается только одно: за руль сел кто-то другой», — подумал Чифи. Но было совершенно непонятно, почему такого отличного гонщика держали в резерве.

В Сан-Диего Чифи приехал за день до начала гонок. Остановился он в «Хилтоне», убедившись, что команда «Лабуджини» забронировала для себя номера в этом же отеле.

На этот раз он внимательно осмотрел трассу. Длина ее была всего 3790 метров, но с множеством крутых поворотов. Здесь он наткнулся на группу геодезистов, которые при помощи оптических приборов делали измерения, что-то записывали и фотографировали отдельные участки трассы. Чифи с удивлением заметил, что у некоторых из них на козырьках шапочек написано «Лабуджини».

— Вы из команды «Лабуджини»? — спросил он. Получив утвердительный ответ, Чифи продолжал:

— Я вижу, у вас очень точные приборы. Можно взглянуть?

И, не дожидаясь разрешения, Чифи приник к биноклю. Поле было покрыто тонкими линиями и цифрами.

— А зачем вы делаете такую точную съемку? — спросил он.

Но геодезисты оказались неразговорчивыми. Один из них ответил, что они делают то, что их попросили, а остальное их не волнует.

Чифи некоторое время наблюдал за работой. Он ничего не понимал в цифрах, которые техники заносили в блокноты, но было ясно, что речь идет о характеристиках трассы: расстояния, углы, наклоны и т. п.

В гостинице ему сказали, что «Лабуджини» заняли номера с 121-го по 138-й. Чифи тут же поменял свой номер на 139-й.

В комнате он извлек из сумки аппарат для подслушивания, прикрепил его к стене и надел наушники. Но в соседней комнате было тихо, — видимо, никого не было.

В баре отеля Чифи вдруг увидел Дэна Шусса, который, раскачиваясь на высоком табурете, что-то горячо втолковывал сидевшей рядом блондинке. Чифи устроился с другой стороны.

— Дэн Шусс, если не ошибаюсь? — спросил он. Шусс удивленно посмотрел на него.

— А вы, кажется, тот репортер, который на пресс-конференции в Акапулько спрашивал меня о ночном клубе «Дескансо»? Что вам угодно?

Чифи наклонился к нему и шепотом спросил:

— Кто ехал вместо вас?

Дэн Шусс побледнел. Рука, в которой он держал бокал с виски, задрожала.

Но тут откуда-то возникли две знакомые фигуры. Один из них встал между Чифи и Шуссом.

— Дэн Шусс не желает с вами разговаривать, — сказал Плешивый.

— Бобби прав! — воскликнул Шусс. — Я не желаю с вами разговаривать.

— Дэн Шусс устал и идет отдыхать, — добавил Плешивый.

— Конечно! Я устал и иду отдыхать! Шусс слез с табурета и слегка поклонился.

— Мне очень жаль, но, надеюсь, в будущем мне удастся уделить вам больше времени, — сказал он и удалился в сопровождении «горилл».

Гонка в Сан-Диего прошла почти так же, как в Акапулько. Дэн Шусс уже на старте вырвался вперед, тогда как Ланг помедлил дать газ, а Хантер и Танака опять забуксовали. Красно-желтая машина «Лабуджини» с каждым кругом все больше отрывалась от соперников. Она неслась у самого барьера, но на поворотах ее не заносило. Мак-Дональд с восторгом повторял, что Шусс самый гениальный гонщик из всех, кого он видел на трассах с тех пор, как он, Гленн Мак-Дональд, распрощался с гонками.

Точь-в-точь повторился и финал гонки. Шусс промчался по финишной прямой, обогнав соперников больше чем на круг. Его встретили бурными аплодисментами. Он вышел из машины и поклонился публике. Какая-то девушка надела на него венок. Тут же подъехал черный «мерседес» и увез победителя. Диктор объявил: «Дэн Шусс по причине усталости покинул трассу. В пять часов пополудни в отеле «Хилтон» состоится пресс-конференция, где он с удовольствием ответит на вопросы любителей автоспорта».

В назначенный час в салоне отеля «Хилтон» собралось довольно много народу. Чифи пробрался вперед, чтобы быть на глазах у лабуджиниевцев.

Сначала конструктор Нендл рассказал о технических характеристиках модели. Потом слово взял Шусс. Он хвалил фирму «Лабуджини» и ее автомобили, конструктора Нендла и самого себя.

— В мире есть только один Дэн Шусс, и его сердце бьется для «Лабуджини»! — закончил он свою речь.

— Не могли бы вы рассказать нам что-нибудь о своей жизни? — спросила светловолосая девушка, в которой Чифи узнал блондинку из бара.

— Почему бы и нет! Я родился на большой скорости в самолете «Конкорд», на высоте каких-нибудь двадцати тысяч метров над уровнем моря.

Слушатели засмеялись. Шусс пошевелил усами и продолжал:

— В юности я выступал на балканских ралли. Но ралли не для такого гонщика, как я. К сожалению, у меня тогда не было возможности попытать счастья в «Формуле-Т». В свободное время я испытывал машины, которые конструировал инженер Нендл. Когда его пригласила фирма «Лабуджини», он взял меня с собой. Там мне предоставили возможность для участия в гонках на самых скоростных автомобилях мира.

Чифи поднял руку и поймал ядовитый взгляд начальника команды Эдельштейна.

— Читателей «Фейерверка» интересует, зачем вы делаете геодезическую съемку трассы?

Лабуджинцы переглянулись, и Шусс заговорил:

— При помощи этих данных я контролирую езду. Этого требует мой стиль, который не только чувственно-моторный, а прежде всего рациональный.

— Мне еще не приходилось слышать, чтобы гонщики пользовались цифровыми данными о трассе, — недоверчиво заметил Чифи.

— Ничего удивительного, ведь ни у кого больше нет такого стиля! Почему я у всех выигрываю? Благодаря своему стилю. Если бы им обладали другие, то не было бы одного-единственного Дэна Шусса.

Слушатели бурно зааплодировали.

— Этот стиль меня настолько изматывает, что сразу же после гонки я еду в отель отдыхать, точнее, медитировать.

— Вы занимаетесь йогой? — спросила блондинка.

— Да, специальным комплексом упражнений для снятия нервного напряжения. Гонщику вообще очень важно уметь расслабиться, без этого я не смог бы завоевывать призов. Моим гуру был известный монах У Ле из Катманду.

Чифи ушел с пресс-конференции в раздражении. Противник опять ускользал. Вернувшись в свой номер, он заказал разговор с «Фейерверком». Меньше чем через минуту раздался звонок.

— Редакция «Фейерверка», — ответили в трубке.

— Это Чифи. Немедленно соедините с Главным! — Через секунду он продолжил: — Я иду по следу крупной гоночной аферы. Уверен, что настоящий победитель — другой человек. Вы не могли бы выяснить все, что возможно, о Дэне Шуссе? Несколько лет назад он участвовал в балканских ралли. Посмотрите газеты за этот период. Мне нужны любые данные.

Чифи решил еще раз испытать счастья с подслушивающей аппаратурой. Он надел наушники и затаил дыхание. Послышался слабый голос:

— Я жалею, что взял тебя с собой. Твоя любовь к виски и бабам ставит под угрозу успех всего дела.

Чифи показалось, что этот голос инженера Нендла.

— Извини, — услышал он ответ и готов был присяггуть, что голос принадлежит Дэну Шуссу. — Однако ты должен признать, что на пресс-конференции я держался хорошо. Он не смог мне ответить и тут же заткнулся.

Послышался звук открываемых дверей, потом воцарилась тишина. Чифи понял, что его соседи вышли из номера.

Ночью Чифи разбудил телефонный звонок.

— На вашем месте я бы не стал совать нос в дела «Лабуджини», — услышал он низкий мужской голос.

Сна как не бывало.

— Угрожаешь? — спросил Чифи.

— Угрожаю, — подтвердил голос. — Это мое первое и последнее предупреждение.

Утром Чифи нашел Штерна и попросил посмотреть видеокассету с записью последней гонки. Большую часть пленок Штерн уже отправил в Си-Би-Ти, но одна осталась. В телевизионном автобусе они посмотрели запись на мониторе. На пленке был один эпизод, в котором Шусс на большой скорости вписывался в самый опасный поворот. При повторном просмотре казалось, что он касается барьера.

— Расстояние до барьера не больше пяти миллиметров, — заключил Чифи. — Живой человек на это не способен!

Чифи поинтересовался также, с какой скоростью Шусс преодолевал наиболее опасные участки трассы. Автоматические датчики показали 152 км и 20 метров в секунду, 182 км и 40 метров, 192 км и 12 метров и 202 км и 853 метра. В техническом секретариате ему дали справку, что оптимальные скорости с учетом погоды, состояния трассы и возможностей на такой машине, какой была «девяносто третья» модель «Лабуджини», могли быть 150, 182, 192 и 203 км в час. Если бы гонщик чуть-чуть увеличил скорость, машина бы слетела с трассы.

Вечером из редакции «Фейерверка» пришла справка: «Десять лет назад Дэн Шусс выступал в балканских ралли. В Софии он был девятым из десяти, В Салониках — четвертым из шести, на острове Фаб — седьмым из восьми. Критики его охарактеризовали как неуверенного, импульсивного, непредсказуемого гонщика. Дважды имел аварии, один раз на совершенно ровном участке трассы».


Следующий этап соревнований состоялся только спустя два месяца в Нюрнберге. Чифи остановился в гостинице «Альпы», где забронировала для себя места и команда «Лабуджини». К сожалению, номер рядом с ними ему получить не удалось.

Когда красно-желтая машина «Лабуджини» выехала из бокса, на старте царила суета и толкотня, и Чифи, пользуясь этим, наклонился к гонщику.

— Привет, Дэнни! — завопил он. — Если ты сейчас на минутку снимешь шлем, обещаю, что навсегда отстану от твоей команды.

Гонщик делал вид, что ничего не слышит. Сквозь пласстмассовое забрало шлема нельзя было разглядеть ничего, кроме глаз и черной ниточки усов.

— Послушай, Шусс! Я знаю, что в балканских ралли ты занимал последние места.

Гонщик не шелохнулся. Чифи почувствовал руку на плече. Обернувшись, он увидел Плешивого и Обезьяну.

— На старте запрещается волновать гонщика, — резко сказал Плешивый. — Немедленно убирайтесь отсюда или я позову полицию!

Чифи не осталось ничего другого, как побыстрей унести ноги. На трибуне он встретил Штерна.

— Дэн Шусс в балканских ралли занимал последние места, — сказал репортер Штерну. — А в «Формуле-1» он побеждает. Скажи, разве это возможно?

— А, ты еще не забыл Шусса? — засмеялся Штерн. — Забудь, что мы с тобой видели в Акапулько. Дэн Шусс теперь главный герой телеэкрана.

На пресс-конференции команды «Лабуджини» в салоне отеля «Альпы» Чифи опять поднял руку.

— Чемпион все еще не ответил на вопрос, который я ему задал на старте.

— Какой вопрос? — удивился Шусс.

— Как понять, что в балканских ралли десять лет назад чемпион занимал исключительно последние места?

Шусс ненатурально рассмеялся:

— С каждым, кто ездит на плохих машинах, такое может случиться. Плохая машина всегда отказывает в решающий момент. Это еще одна из причин, по которым я никогда не уйду из команды «Лабуджини». Автомобили этой фирмы безотказны.

После пресс-конференции к Чифи подошел Штерн:

— Думаю, тебе не стоит больше цепляться к «Лабуджини». На этом не сделаешь материала для «Фейерверка».

Чифи стал его убеждать, что гонщик, проигрывавший ралли, никак не может побеждать в «Формуле-1». Но Штерн отмахнулся:

— В этом мире все возможно, — сказал он. — Не лучше ли испробовать знаменитого баварского пива?

В пивной, зал которой был похож на внутренность огромной бочки, они просидели почти до полуночи. В гостиницу возвращались пешком через лиственничную рощу.

— Брось ты этих «Лабуджини», — уговаривал Штерн Чифи. — Разве не может «Фейерверк» когда-нибудь кого-нибудь похвалить?

Вдруг из тьмы выступили две огромные фигуры. На головы у них были натянуты черные чулки, и казалось, что у тел нет голов.

— Что это?! — испуганно закричал Штерн. — Грабители?!

— Нет, всего-навсего сведение счетов с корреспондентом «Фейерверка», — ответил Чифи, становясь в боксерскую стойку.

Неизвестные бросились на Чифи. Сначала он держался хорошо и смело отвечал на удары, но силы были неравными. Его повалили на землю, толкали, пинали ногами, и когда Чифи уже перестал подавать признаки жизни, один из бандитов вспомнил про скованного ужасом Штерна.

— Только вякни! — погрозил бандит и, вырвав из рук Штерна камеру, изо всех сил ударил ею об асфальт. — В порядке предупреждения!

— Моя камера! — закричал Штерн. Корпус был сломан, а линзы разбиты.

Неизвестные скрылись за деревьями. Штерн склонился над лежащим Чифи.

— Чифи, ты жив?

Чифи не отвечал. Штерн присел на корточки и приложил ухо к его груди. Сердце билось.

— Он жив! — облегченно вздохнул Штерн и, склонившись еще ниже, крикнул в самое ухо: — Чифи! Ты меня слышишь?

Чифи что-то пробормотал.

— Что-что? — не расслышал Штерн.

— Зу… бы… — выдавил из себя Чифи.

— Они тебе разбили зубы?!

— Зу… бы… в… кар… ма… не…

— Не понимаю. — Штерн удивленно смотрел на Чифи. Чифи попытался поднять руку и не смог.

— В кармане! — повторил он.

Штерн полез к нему в карман и нашел в нем маленькую коробочку. Открыв ее, он увидел искусственную челюсть на резиновых присосках и сунул ее Чифи.

— Такова жизнь в «Фейерверке»! — застонал тот. — Это уже шестая…

При помощи Штерна он попытался встать, но не смог. Все тело пронзила острейшая боль. Из ближайшей пивной Штерн вызвал «скорую помощь».

Санитары уложили Чифи на носилки.

— До встречи на гонках в Бельгии, — пробормотал он, и дверь санитарного автомобиля закрылась.


Бандиты сломали Чифи правую ногу, в двух местах левую руку, два ребра и повредили селезенку. Все это на много месяцев приковало его к больничной койке. Лежа в больнице, он по газетам следил за успехами Дэна

Шусса в Бельгии, Франции и Италии. Он проклинал «Лабуджини» и вынашивал планы мести.

Чифи показался только на седьмом этапе, который проходил в местечке Харама, недалеко от Мадрида. Узнав, что лабуджиниевцы заняли целый этаж в отеле «Лола», он немедленно отправился туда. На этот раз ему повезло: удалось занять номер этажом выше.

Чифи знал, что именно в Хараме он должен посчитаться с «Лабуджини» и разоблачить их аферу с гонщиком. Любое промедление было для него опасно.

Когда утром команда спустилась в ресторан на завтрак, Чифи привязал к ножке кровати веревку, купленную для этой цели, и спустил ее за окно. До нижнего этажа было несколько метров. Чифи рисковал, но вдоль стены росли высокие пальмы, и он надеялся остаться незамеченным.

Чифи вылез из окна и стал спускаться по веревке. Правая нога все еще болела, и Чифи боялся сорваться, но ему удалось благополучно добраться до карниза нижнего этажа. Осторожно заглянув в комнату и убедившись, что в ней никого нет, он открыл окно, затем тихо опустился на пол.

Комната была самая обычная. На полке в шкафу лежали дорожные сумки и стопки белья. Дверь вела во вторую, маленькую комнатку. На столе Чифи увидел листы бумаги с эскизами трассы, испещренные цифрами. Он сразу же их узнал. Это были данные геодезической съемки. Рядом лежали длинные бумажные полосы с перфорацией.

— Расчеты на ЭВМ, — пробормотал Чифи. — Что же они вычисляли?

Внезапно оглянувшись, Чифи увидел человека в комбинезоне и шлеме, сидящего в углу на стуле. Чифи почувствовал, как у него екнуло сердце.

— Дэн Шусс! — воскликнул он.

Человек не шевельнулся. Сквозь забрало шлема были видны только горящие глаза и темная полоска усов. Чифи осторожно шагнул вперед.

— Дэн Шусс! — позвал он еще раз. Ответа не было. Чифи взял человека за руку и поднял ее. Рука показалась ему тяжелой. Чифи отпустил ее, и она упала вниз, как мертвая.

«Кукла»! — осенило Чифи.

Он потрогал голову, поднял другую руку, взял манекен под мышки и попытался его поднять: он был довольно-таки тяжелый; поднял забрало шлема и увидел точную копию лица Дэна, сделанную из мягкого матового пластика. Чифи попытался снять шлем и не смог — он держался на шурупах.

«Зачем им манекен? — лихорадочно соображал Чифи. — Может быть, это робот, который участвует в гонках вместо Дэна Шусса? Если это так, тогда понятно, почему Шусс был пьян накануне гонки, для чего нужны замеры трассы, почему машина несется в нескольких миллиметрах от ограды и зачем вообще был нужен бездарный гонщик с балканских ралли».

«Кто бы мог подумать!» — Чифи против воли восхищался конструктором (а это, по всей вероятности, был Нендл), который смог создать такого совершенного гонщика.

Но ему было необходимо доказательство того, что это робот. Чифи расстегнул на манекене комбинезон, но везде была пластмасса. И только сняв перчатку, он увидел на ладони маленький замочек, к которому у него не было ключа.

Чифи застегнул комбинезон. Он боялся испортить куклу. Вернулся к окну, хотел по веревке спуститься в свою комнату, но не смог — был еще слаб, и руки не выдержали нагрузки. Чифи соскользнул вниз и мешком свалился на газон, к счастью ничего не сломав.

Обойдя угол здания, он вошел в холл гостиницы и нос к носу столкнулся с «гориллами». Те смотрели на него и не верили своим глазам.

— Привет, Бобби! — воскликнул Чифи. — Как дела? Плешивый что-то пробормотал. Чифи быстренько шмыгнул в лифт, но не успел закрыть двери, и «гориллы» оказались в лифте вместе с ним.

— Вам какой этаж? — смело спросил Чифи, хотя душа у него ушла в пятки, и, не услышав ответа, нажал кнопку своего этажа. — Надеюсь, что вы ничего не имеете против того, что я опять пишу о «Формуле-1»?

— Пиши, что хочешь! — загремел Плешивый. — Но если ты еще раз привяжешься к нашей команде, тебя ждет вот что. — И он сунул под нос задрожавшему Чифи огромный кулачище.

Двери лифта открылись, и Чифи выскользнул в коридор. «Гориллы» дышали ему в затылок. Отперев дверь своего номера, он быстро вошел в него, увидев, что «гориллы» остановились.

— До свиданья! — крикнул Чифи и захлопнул дверь, а для надежности еще и запер ее на ключ — и только тогда перевел дух. Потом, вспомнив о веревке, подошел к окну и втянул ее в свою комнату.

Было ясно, что «гориллы» сторожат под дверью и будут ходить за ним по пятам. Он снял трубку и заказал разговор с редакцией «Фейерверка».

Ответил главный редактор.

— Я открыл секрет «Лабуджини», — начал Чифи, стараясь не повышать голос. — Они сажают в машину куклу, точную копию живого гонщика. Я думаю, это робот.

— Повтори! — потребовал изумленный главный редактор.

— Робот! — И Чифи вкратце изложил свою авантюру с проникновением в чужую комнату. — У моих дверей сторожат двое «горилл», малейшая неосторожность с моей стороны — и они меня отправят туда, где мухи не кусают. Не знаю, что мне делать.

— Вызови полицию.

— Но полиция без ордера от прокурора не станет обыскивать гостиничный номер. И гонщик уже, наверное, ушел. Через полчаса старт.

— Ты любой ценой должен попасть на трассу. Если обнаружишь робота там, у «Фейерверка» будет отличный материал.

— Я заявлю на них в апелляционную комиссию, она будет вынуждена осмотреть машину и гонщика.

— Подожди, пока он не придет к финишу. Тогда очерк получится еще интересней.

Чифи осторожно отворил дверь. «Гориллы» прохаживались по коридору. Спускаясь по лестнице, он слышал за собой их шаги. Черный «мерседес» не отставал от его такси. За полчаса они добрались до трассы.

Машины только что стартовали. Как и на прежних этапах, красно-желтый «Лабуджини» сразу же вырвался вперед. Публика громко аплодировала.

Чифи пробрался на трибуну, где заметил Штерна, который стоял рядом с камерой и давал указания оператору.

— Коллега Чифи?! — радостно воскликнул Штерн. — Ты уже выздоровел?

— Видишь вон те две рожи, которые протискиваются к нам? — спросил Чифи, не отвечая на вопрос. — Они-то меня и отделали в Нюрнберге. Если мы станем за твою камеру, то они не увидят наших лиц. Одолжи мне твою куртку и тирольскую шляпу!

Переодевшись в тирольский костюм Штерна, Чифи, не оглядываясь, устремился вверх по трибуне. Добравшись до последнего ряда, он перемахнул через ограду и по деревянным опорам стал спускаться вниз. Очутившись на земле, он огляделся по сторонам — преследователей не было, и Чифи облегченно вздохнул. Можно было идти в контрольную комиссию, но он все-таки решил подождать до окончания гонки. Подойдя поближе к финишу, Чифи смешался с толпой зрителей.

Вдалеке показалась машина «Лабуджини». Публика опять зааплодировала, и Чифи аплодировал вместе со всеми, потому что совершенная конструкция автомобиля никого не могла оставить равнодушным.

Машина пронеслась мимо зрителей, но на плавном повороте ее вдруг стало заносить. Следом мчался Танака. «Лабуджини» ударился о скалу, его отбросило на трассу; столкновение было неизбежно. В тот же миг раздался оглушительный взрыв, вверх взметнулись языки пламени. Чифи никогда не видел такого огня. Он подозревал, что горит не только бензин. Черный дым стал заволакивать трассу и трибуну. Зрители задыхались и кашляли.

И тут раздался еще один взрыв. Казалось, что это была авиабомба — такой был грохот. Куски металла и пластмассы полетели в разные стороны. Несколько обломков упало рядом с Чифи. Потом он узнал, что среди зрителей были раненые.

Гонки прекратили. На месте катастрофы поставили оцепление, полиция разгоняла любопытных. Когда спасатели погасили огонь и убрали то, что осталось от двух машин, Чифи подошел к старшему команды и спросил:

— Вы нашли два трупа?

— Здесь нет даже одного, — ответил тот. — Мы нашли только несколько обгоревших костей. Все сожрал огонь.

Чифи стало ясно, что он никого не сможет убедить в том, что машиной фирмы «Лабуджини» управлял робот. Может быть, только специальная комиссия смогла бы установить, что на месте катастрофы находился только один человек. У него нет никаких доказательств, его никто не станет слушать. Для Чифи это означало только одно: он не сможет написать статью для «Фейерверка», отдельные фразы которой уже складывались у него в голове.

С того момента в отеле «Лола» никто больше не видел Дэна Шусса, а спустя некоторое время уехали и другие члены команды «Лабуджини».

Огорченный Чифи тоже не стал задерживаться в Хараме.


Прошло несколько лет. Репортер Чифи уже давно перестал писать о спорте. Некоторое время он работал в отделе политических скандалов, а потом стал писать о таинственном и непонятном — ездил в буддистские монастыри на Тибете, пытался проникнуть в тайны индийских факиров, брал интервью у африканских колдунов.

Профессиональное любопытство привело его в Гонолулу, где открывался всемирный конгресс теософов. Чифи приехал немного раньше и решил провести свободное время на прекрасных пляжах острова Оаху. Он лежал в тени кокосовых пальм, прячась от лучей жаркого тропического солнца; и, ему думалось, что так хорошо и спокойно ему еще никогда не было. И конгресс, и шумный город отодвинулись куда-то очень далеко.

В один прекрасный день, лежа не песчаном пляже, он лениво наблюдал за стайкой молоденьких девушек, которые, весело смеясь, брызгали водой на стоящего по пояс в море мужчину. Когда девушки устали и вышли на берег, Чифи рассмотрел и мужчину. Его лицо показалось ему знакомым.

И тут Чифи вздрогнул: он узнал этого человека. Дэн Шусс, автогонщик. Черные волосы пронизали серебряные нити, и в глазах уже не было прежнего блеска, но черные усики, как и прежде, задорно топорщились.

— Дядюшка Хуан! — кричали девушки. — Лови нас! — И стайка бросилась бежать к кокосовой пальме.

— Не могу, — со смехом отвечал Шусс. — Устал.

— Дядюшка Хуан, ты же обещал, что будешь с нами играть, — попросила тоненькая японка.

— Ладно, — согласился Шусс. — Кто будет водить? Девушки бегали между пальмами, забирались в кустарник, и вскоре Шусс совсем выбился из сил.

— Не могу больше! — взмолился он, усаживаясь на циновку под пальмой. — Играйте без меня.

Чифи поднялся и подошел к нему. Шусс удивленно смотрел на журналиста.

— Вы — Чифи, если не ошибаюсь? Чифи кивнул.

— А вы — Дэн Шусс, не так ли?

— Вовсе нет! — воскликнул Шусс. — Мое имя — Хуан Карлос. Дэн Шусс погиб — сгорел в Мадриде.

— Дэн Шусс или его двойник?

Шусс подмигнул, жестом приглашая Чифи сесть рядом, и подозвал одну из девушек:

— Каулила, будь добра, принеси из бара две порции «гавайского» коктейля, со льдом, — и, обернувшись к Чифи, спросил:

— Что тебя мучает?

— В гонках участвовал робот, так? Шусс кивнул.

— Это было изобретение Нендла, — начал Шусс. — Он был техническим гением, это факт! Его долго не понимали и не ценили. Как-то он послал в «Лабуджини» свои чертежи, среди которых была разработка дистанционного управления для автомашин. Фирма тут же их купила, а спустя какое-то время Нендлу предложили постоянную работу. Тогда он и стал осуществлять свою давнюю мечту — создать робота-автогонщика. Когда Нендл осуществил свой проект, он вспомнил обо мне. Известный гонщик для этого дела не годился, потому что его манера езды была бы всем хорошо знакома. Но и новичок им не подходил — не сумел бы себя правильно вести на пресс-конференциях. А я был и опытен, и малоизвестен. Но они таки промахнулись. Моя любовь к виски и девочкам обрушила на них репортера из «Фейерверка».

— То есть меня, — сказал Чифи.

— Когда я тебя увидел впервые, я почувствовал, что это не к добру.

— Это было в ночном клубе «Дескансо».

— Нет, про «Дескансо» ничего не помню, — я тогда здорово набрался. Я имел в виду пресс-конференцию в «Хилтоне». Сразу стало ясно, что ты не отвяжешься, пока не докопаешься до истины.

Шусс немного помолчал.

— Я вообще-то не пьяница, но напивался оттого, что был недоволен своей ролью заместителя. Тогда я еще не отрекся от своих амбиций. В конце концов, в балканских ралли я ездил сам, хотя и не был среди лучших.

— Да, я тебя понимаю.

— Ну а остальное ты знаешь. Катастрофу устроил Эдельштейн. Мы с Нендлом были против.

— А как вы догадались, что я видел робота?

— Очень просто. Ты не опустил забрало шлема, и под окном на газоне остались следы.

— Значит, катастрофу подстроили специально?

— И да, и нет. Эдельштейн и Нендл решили пожертвовать роботом. Не только из-за тебя, но и из-за меня тоже. Я их больше не устраивал. Машину начало заносить по программе. Никто не ожидал, что мимо проедет Танака.

— А как был устроен робот?

— Детали и тонкости были известны только Нендлу. Когда робота сажали в машину, он соприкасался с датчиками, встроенными в сиденье. Машина была полностью автоматизирована, робот ей посылал электрические импульсы. Руки крутили руль только для камуфляжа. В робот были встроены радары, которые определяли направление движения.

— А разве перед гонками машины не осматривали? Шусс махнул рукой.

— Комиссии проверяют только основные параметры, мотор и горючее. Остальное их не волнует.

— Для чего делали съемку трассы?

— На основе этих измерений Нендл составлял программу, а датчики сообщали дополнительные сведения о состоянии дорожного покрытия, погоде и прочее. Робот, по сути дела, был компьютером, который обрабатывал все эти данные и управлял машиной.

Подбежали девушки.

— Дядюшка Хуан, ты идешь купаться? А ты представишь нам своего гостя? — затараторили они.

— Конечно, это мой старый приятель Чифи, сотрудник журнала «Фейерверк». Вы знаете этот журнал?

Девушки отрицательно покачали головой.

— Я о нем никогда не слышала, — призналась одна. Чифи стало немного обидно. Он не мог понять, как можно не знать журнала с самым высоким тиражом в мире.

— Ну и как ты поступишь теперь? — спросил Шусс.

— Опубликую интервью с тобой, и ты его подпишешь. Дэн Шусс рассмеялся.

— Э нет, я не стану подводить моего старого друга Нендла! У тебя нет никаких доказательств, ты со мной ничего не можешь сделать. Я больше не Дэн Шусс, я Хуан Карлос. Документы в порядке. Да и старые аферы никому не интересны… А о чем ты теперь пишешь?

— О тайнах и загадках.

— Вот видишь! — воскликнул Шусс. — В мире столько непонятного и непостижимого, что ты не можешь себе представить. И в спорте тоже! К чему ворошить старое! Кто знает, сколько теперь роботов побеждает в самых разных видах спорта! Мотогонщик Шульц пятый раз подряд занимает первое место. Марафонец Копавски на десять процентов побивает мировой рекорд. Я уж не говорю о шахматисте Павличе, которого считают непобедимым.

Может быть, он носит компьютер в кармане, а может быть, вместо него играет робот. Нендл жив-здоров и, думаю, от своих идей не отступился. Да наверняка он не один такой.

— Дядюшка Хуан, пойдемте купаться! — звали девушки.

Дэн Шусс поднялся с циновки.

— Ну, я пошел. Если понадоблюсь, найдешь меня в школе хороших манер для девушек.

— Что-что? — удивленно переспросил Чифи. — Школа хороших манер?

— На Гавайях много девушек работают гидами, продавщицами, официантками. Поэтому я и открыл школу для девушек. Согласись, что я прекрасно вложил деньги, полученные от «Лабуджини».

Чифи кивнул.

— Звони мне, и если тебе не будут нужны сведения о той афере, я приглашаю тебя в ресторан королевы Лилиокулани — там отличная кухня, увидишь.

Окруженный девушками, Дэн Шусс вошел в море. Слышался девичий смех. Блестели на солнце брызги.

— Дядюшка Хуан! — кричали девушки. — Иди сюда! Дядюшка Хуан!

Перевела со словенского Е. Сагалович.

Примечания

1

Красный острый перец. — Прим. пер.

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***