КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Душа Демона (fb2)


Настройки текста:



Война древних Душа демона

Глава 1


Голоса перешептывались в голове, пока он двигался по огромной пещере. Раньше голоса появлялись временами, но что-то произошло и теперь они никогда не останавливались. Даже во сне, он не мог избежать их присутствия… не то чтобы он желал чего то большего. Огромный черный дракон слышал голоса так долго, что теперь они были частью его самого, неотличимые от своих собственных переплетений мыслей.

Ночные эльфы уничтожат мир…

Источник неконтролируем…

Никому нельзя доверять… они жаждут узнать твои секреты, желают твою власть…

Малигос хочет забрать все, чем ты владеешь…

Алекстраза стремится подчинить тебя…

Они ничем не лучше демонов…

Их нужно воспринимать, как демонов…

Снова и снова, голоса вторили эти мрачные слова, предупреждая его о двуличии и предательстве. Другие драконы были испорчены заботами о младших расах. Они воспримут его решения как угрозу, а не единственную надежду на спасение мира.

Задумавшись о таком предательстве тех, кто когда-то были его друзьями, он фыркнул, и дракона окутали клубы едкого, ядовитого дыма. Хотя он и обладал силой, чтобы спасти всё, ему следовало быть осторожным. Если они обнаружат правду слишком рано, это может оказаться катастрофичным.

Черный дракон решил, что они ни в коем случае не должны узнать правду до того момента, когда это будет уже необратимо. "Никто не узнает пока заклинание не завершено. Я не позволю им разрушить всё, что я сотворил!"

Царапая каменный пол своими огромными когтями он вошёл в свою святая святых. Как бы огромен не был дракон, на фоне окружающей его пещеры он выглядел карликом. Река магмы текла прямо через центр. В стенах сверкали массивные кристаллические образования. Огромные сталактиты, как смертоносные мечи, свисали с потолка, в то время как острые сталагмиты, росли из земли, как будто ждали, что на них кого-нибудь насадят.

И ведь, в самом деле, был один такой…

Оскалив клыки, огромный черный дракон посмотрел вниз на тщедушную фигуру, изо всех сил пытающуюся освободиться, несмотря на каменный шип, торчащий из его вздымающейся груди. На его странной форме туловище висели остатки чёрной, испачканной кровью робы и фрагменты богато украшенных золотых доспехов. Большие рога, как у козы, росли из его черепа, тёмно красное лицо чем-то напоминало драконье с длинным черепом и клыкастой пастью. Чёрные глаза, как будто бездонные пропасти, пытались всосать себя левиафана, но они не могли противостоять воле существа-захватчика.

В дополнение к шипу рогатая фигура была прикована толстыми, железными цепями к полу пещеры. Каждая конечность демона была скована особенно тщательно по четырём сторонам, не давая ей опускаться к земле.

Рот пленника постоянно двигался, как будто он пытался яростно, что-то выкрикнуть, но звуков так и не было слышно. Однако он не прекращал своих попыток, особенно когда он почувствовал приближение чёрного левиафана.

Дракон задумался, глядя на своего пленника, и спустя минуту он моргнул.

В то же мгновенье по пещере разнёсся злобный шипящий голос существа — "это Саргерас! Ты будешь истекать кровью! Твою кожу он наденет как плащ! Твоей плотью будут накормлены его собаки! Твою душу заточат во флакон, чтобы он смог мучить её в любое время, в своё удовольствие! Он…".

Моргнув ещё раз, дракон заставил замолчать своего пленника. Даже сейчас демоническая фигура продолжала свои беззвучные попытки оскорбить дракона. Наконец, левиафан открыл свои огромные челюсти и выдохнул, окутывая пленника жгучей струёй пара, который заставил последнего вновь сотрястись в агонии боли.

"Ты научишься уважению! Ты находишься в присутствии самого великого! Я Нелтарион!" слова дракона разнеслись грохотом по пещере. "Я хранитель земли. И ты будешь относиться ко мне с почтением, которое я заслуживаю!"

Длинный хвост демона ударил по скале ниже. Лицо пленника скривилось в явном презрении.

Нелтарион покачал своей массивной головой. Он ожидал большего от эредаров. Эти колдуны входили в командующий состав Пылающего Легиона, демоны не только умело использовали заклинания, но хорошо разбирались в тактике боя. Дракон полагал, что с этим существом состоится более продуктивный разговор, но, возможно, эредар мало чем отличался от жестоких инферналов, пламенных гигантов, действовавших, как тараны или своеобразные ракеты. Один из таких был предыдущим его пленником, но тот был не остроумнее скалы, хотя даже этого было много для сравнения.

Но Нелтарион не стал посылать опять свою стаю на поиски новых пленных из неистовой орды демонов. Нет, этот его пленник послужит другой цели, великой цели, но, к сожалению, он никогда не увидит плоды великих планов дракона.

Эредар был последним, самым значимым. Его врождённые магические способности делали его ключом к выполнению первой части плана Хранителя земли.

Пора… шептали голоса. Время пришло…

"Да…" ответил рассеянно Нелтарион "Время…"

Дракон поднял огромную лапу ладонью вверх и сконцентрировался. Мгновенно в его ладони вспыхнула золотая аура и осветила вокруг всё так ярко, что даже демон оставил свои попытки освободиться на время, чтобы посмотреть, что сотворил Нелтарион. Крошечный золотой диск, если бы не аура, окружавшая его, выглядел как простой кусок золота. И был настолько мал, что спокойно мог поместиться в руках существа намного меньше дракона — к примеру, ночного эльфа. Диск напоминал большую, невыразительную золотую монету с закруглёнными краями и незапятнанной поверхностью. Его скромный внешний вид был задуман Нелтарионом специально. Если талисман правильно выполнял свою задачу, он должен был показаться совершенно невинным и безвредным.

Он держал его около колдуна, позволяя эредару видеть, что его ожидает. Демона, однако, это не впечатлило. Он перевёл свой взгляд с диска на дракона, в глазах была явная насмешка.

Нелтарион заметил эту реакцию. Ему понравилось, что эредар не почувствовал силу диска. Это означает, что и другие тоже не заметят… пока не станет слишком поздно.

По тихой команде Хранителя земли, объект воспарил в воздух над его лапой. Он задержался на мгновенье, затем медленно поплыл к пленнику.

В первый раз, намек на неопределенные чувства озарили чудовищное лицо колдуна. Как только диск опустился, он возобновил свою безуспешную борьбу.

Золотой талисман приземлился на лбу демона. Краткая вспышка бордового цвета озарила лицо эредара, а затем диск впечатался в его плоть.

Скажи это… все как один настаивали голоса в голове. Произнеси слова… заставь его действовать…

С диким безумием, пасть дракона начала изрекать слова на языке, чьё происхождение лежало за пределами этого смертного мира. Каждое из них хранило в себе такое древнее зло, что даже демон задрожал. Хотя для Хранителя земли это были самые чудесные звуки, которые он когда-либо слышал, совершенные музыкальные ноты… язык богов.

Как только Нелтарион заговорил, диск начал светиться снова. Его Сияние заполнило огромные залы, и с каждым слогом становилось всё ярче и ярче.

Произошла яркая вспышка.

В глазах эредара отразился ужас. Колдун бесшумно рыдал кровавыми слезами. Его хвост хлестал по камню. В попытке освободиться он пытался разрушить свои оковы с таким жаром, что разрывалась плоть на его запястьях и лодыжках. Но как бы ни старался демон, он не мог убежать.

Затем кожа эредара стала разлагаться. Она начала слазить с его всё ещё извивающегося в агонии тела и искажённого в беззвучном вопле лица. Плоть демона стала выглядеть, будто тысячу лет как мертва, и опала с него кусками пепла.

Глаза впали глубоко в череп. Хвост сморщился. Колдун быстро превращался в костяную клетку, окружающую быстро гниющие внутренности. Тем не менее, он продолжал пытаться кричать, ибо Нелтарион и диск не позволяли ему умереть полностью.

Но, в конце концов, даже кости не выдержали и стали разрушаться кусками. Челюсть упала, и рёбра раскатились с грохотом в разные стороны. Со страшной эффективностью мощь диска поглощала демона. Ступни, ноги, туловище постепенно превращались в кучу пепла. Пока не остался один только череп.

И только тогда эредар перестал существовать.

Зловещее свечение исчезло.

Цепи, сковывавшие демона, теперь раскачивались пустыми. Чёрный дракон, с довольным выражением любящего отца, осторожно поднял талисман из черепа. Череп тут же обратился в прах. Серый порошок рассыпался по земле

Он смотрел с восхищением на то, что он сотворил. Нелтарион не мог даже ощутить чрезвычайную силу, заключённую в диске, но он знал, что она была там, и когда придёт время, она всегда будет подчиняться ему.

Не успел он подумать об этом, как кто-то другой коснулся его разума. Голоса резко утихли, как будто они боялись быть обнаруженным этим нарушителем. Хранитель земли резко подавил свои собственные желания.

Нелтарион знал это ощущение очень хорошо. Когда-то он верил, что это чувство присутствия исходит от друга. Но теперь чёрный левиафан понимал, что может доверять ей не больше чем остальным.

"Нелтарион… Мне нужно поговорить с вами…"

"Что вы хотите, дорогая Алекстраза?" хранитель земли мог представить её. Дракон с гладкой кожей цвета огня, даже несколько более внушительная, чем он сам. Так как он был Аспект врождённой силы мира, она была Аспектом жизни, которые процветали в, на, и над ним.

"Вокруг дворца королевы ночных эльфов снова заиграли опасные силы… мы должны прийти к какому то решению, и как можно скорее".

"Не стоит опасаться". Ответил Нелтарион успокаивающе. "Всё что должно быть сделано, будет сделано".

"Я молюсь, что так оно и будет… как скоро вы сможете прибыть в Зал?"

Хранитель земли представил гигантскую пещеру. Зал Аспектов, как почтительно называли её меньшие драконы, был идеально круглый и гладкий, как если бы в какой-то момент далеко в прошлом, ещё до прихода драконов — кто-то поместил гигантскую движущуюся сферу чрево горы. Зал был лишен, каких либо наростов или сколов, которые можно было бы увидеть в обычных пещерах. Даже безвременный и всезнающий Ноздорму зачарованно считал, что создатели мира сотворили эти залы, но даже он не мог доказать это с уверенностью. Скрытый от смертного мира полем магии, Зал был самым надёжным и безопасным местом, которое только могло существовать.

Подумав об этом, чёрный дракон тихо зашипел в предвкушении. Его пристальный взгляд переместился на диск. Возможно, ему стоит прибыть туда сейчас… Остальные должны уже быть там. И тогда "это" свершится…

— Нет… пока нет, — сказал голос едва различимый на задворках его сознания… — всё должно свершиться вовремя, иначе они украдут то, что по праву твоё. — Нелтарион не мог этого допустить, нет, только не тогда, когда он так близок к победе.

"Нет не сейчас", наконец сказал он красному дракону… "Но я обещаю, это произойдёт очень скоро…"

"Это должно произойти", ответила Алекстраза. "Я боюсь, что это должно произойти".

Она покинула его мысли так же быстро, как появилась в них. Нелтарион колебался, пытаясь определить, действительно ли он дал ей намёк на то, что в скором времени произойдёт или нет. Голоса, однако, уверяли его, что всё было хорошо, что он выполнил свою работу великолепно.

Чёрный дракон высоко поднял диск, потом с довольным видом и горящими глазами, заклинанием перенёс его туда, где он сможет скрыть его ото всех остальных, даже его собственных кровинушек.

"Скоро…" прошипел он, как только диск исчез, и его чудовищная морда расплылась в зубастой улыбке. "Очень скоро… после всего… я обещаю…"


Великолепный дворец стоял на самом краю обрыва, под которым бушевало озеро. Вода, казалось, была совершенно чёрной. Деревья твёрдых пород были выращены магией и переплетались в спиральные башни, которые возвышались, как грозные войны над скалой. Стены из вулканического камня сплетены между собой корнями гигантской лозы, окружающей замок. Сотни гигантских деревьев были слиты воедино силой строителей, для создания каркаса здания, затем каркас был замощён камнем и также усилен переплетающейся лозой.

Когда то любой, кто смотрел на это чудо света, восхищался его красотой… Но всё изменилось за последнее время. Теперь главная башня была наполовину разрушена. Почерневшие камни и куски лозы, свисающей с фрагментов стен, говорили о мощи взрыва, разрушившего её. Хотя это само по себе не превращало дворец в нечто ужасное. Скорее это было чувство страха, которое окружало некогда величественное здание и частично поселение со всех сторон.

Это был великолепный город, самое замечательное творение ночных эльфов. Здешняя природа сама создала идеальные условия для постройки дворца. И именно тут был воздвигнут Зин-Азшари, что переводилось с древнего языка эльфов как "Слава Азшаре", столица королевства ночных эльфов. Здесь стояла и процветала метрополия, жители которого пришли недавно, чтобы вознести дань уважения своей любимой королеве.

И именно здесь теперь, за исключением небольшого пространства вокруг дворца, были разбросаны трупы ночных эльфов, за небольшое количество времени были убиты тысячи. Подобного мир ещё никогда не видел.

Зин-Азшари лежал в руинах, остатки сожженных домов были окрашены кровью его жителей. Высокие дома — деревья были выкорчеваны из земли и разбросаны по территории. Густой зеленоватый туман окутывал кошмарный пейзаж. Запах смерти постоянно присутствовал здесь, трупы сотен жертв лежали нетронутыми и медленно разлагались. Даже питающиеся падалью существа боялись появиться здесь. Не было ни ворон, ни крыс, ни даже насекомых.

И, хотя, казалось, вырезали всех жителей Зин-Азшари, всё же были те, кого резня не затронула. Высокие, ночные эльфы, оставшиеся внутри и вокруг дворца, продолжали выполнять свои обязанности, как будто ничего не произошло. С их тёмно-фиолетовой кожей и экстравагантными разноцветными одеждами, они выглядели, как будто пришли на большой фестиваль. Даже охранники, стоявшие на стенах замка, смотрели на груды трупов с холодной безразличностью.

На лицах выживших не было и капли тревоги или страха при виде величественных гигантов движущихся среди мусора в поисках любого выжившего или случайного шпиона.

Сотни бронированных, демонических воинов Пылающего Легиона рыскали по Зин-Азшари, в то время как десятки других выходили из высоких ворот дворца в дополнение к тем, кто уже находился за пределами столицы. В их руках был этот чистый невинный мир, и они используют любую возможность, чтобы найти и убить всех на своём пути.

Рост большинства демонов превышал планку в девять футов, притом, что самые высокие эльфы были не больше восьми. Яростное зелёное пламя постоянно окружало каждого, но не причиняло им вреда. Их тела выглядели довольно странно: нижняя часть тела была сравнительно миниатюрна, по сравнению с массивной грудной клеткой. Их чудовищные физиономии венчал огромный рог, а глаза наполненные кровью жадно осматривали всё в поисках добычи. Это были стражники скверы — основной костяк Легиона.

Стражники ужаса парили над ними на огненных крыльях. Аналогичные своим собратьям на земле, с единственной разницей в росте. И, возможно, стражники ужаса выглядели более разумно, они летали взад и вперёд по Зин-Азшари, будто рыскающие стервятники. Время от времени, кто-нибудь из них направлял стражников скверны туда, где могли по его мнению скрываться выжившие.

Наряду со стражниками скверны в охоте принимали участие и другие дьявольские существа Легиона, в первую очередь ужасные четвероногие чудовища, отдалённо напоминающие собак или волков. Покрытые мерзкой грубой шерстью в районе позвоночника, они вынюхивали разорённую землю не только своими массивными мордами, но и своими двумя жилистыми щупальцами с присосками на конце. Звери скверны мчались вдоль поля боя с чрезвычайным рвением, иногда останавливаясь, чтоб обнюхать очередной труп.

Но пока всё это продолжалось за пределами дворца, в тиши южной башни разворачивались не менее ужасные события. Внутри круга извилистых линий впечатанных в пол стояли Высокорождённые — те, кто был наиболее приближён к королеве ночных эльфов. Капюшоны их элегантно-вышитых одежд нависали над их лицами, скрывая их, везде отражался серебряный свет, но их в глазах теперь присутствовал тревожный красный оттенок.

Ночные эльфы высились над затейливым узором, бормоча великие слова своего заклинания. Отвратительная аура окружала их, проникая в самую душу. Их тела были истощены такими усилиями, но они не двигались с места и продолжали. Те, кто проявил подобную слабость в прошлом, уже были уничтожены. Теперь только самые выносливые ткали переплетения тёмной магии, призывая силы из глубин древнего озера.

"Быстрее", прохрипела кошмарная фигура за пределами светящегося круга. "В этот раз мы должны сделать это"

Он передвигался на четырёх титанических ногах, у демона были огромные бивни, когтистые руки и огромные кожаные крылья. Рептилий хвост, размером со ствол большого дерева, нетерпеливо бился об пол, оставляя трещины в крепком камне. Его огромная голова царапала потолок, когда он двигался, более мелкий, стражник скверны мудро поспешил убраться с его пути, чтоб не мешать обзору. Грива зелёного огня сбегала от макушки головы до края каждого из его толстых копыт, и дико полыхала при каждом его колоссальном шаге.

Зловещие зелёные глаза исподлобья смотрели, не мигая, на разворачивающуюся картину. Он, кто командовал ночными эльфами в их тревожной задаче был единственным, кто всегда внушал страх и никогда не чувствовал его. Однако, в эту неспокойную ночь, демона, назвавшегося Манноротом, обуревало чувство тревоги. Хозяин приказал ему выполнить задание, и он его провалил. Подобного никогда прежде не происходило… Он — Маннорот, один из командиров легиона, избранник Великого…

"Итак?" Крылатый демон рявкнул на ночных эльфов. "Кому из вас, жалкие паразиты, мне стоит оторвать голову, чтобы вы работали быстрее?"

Ночной эльф со шрамом на лице, одетый в зелёные одежды, осмелился ответить. "Она не одобрит того, что вы пытаетесь снова сделать, мой господин".

Маннорот повернулся к выскочке. Волна зловония захлестнула и защипало лицо солдата. "Будет ли она так недовольна, если я решу при поднести ей вашу голову, капитан Варо'тен?"

"Вполне вероятно", ответил ночной эльф, без каких либо признаков эмоций на лице.

Демон вытянул вперёд огромный мясистый кулак, которого более чем достаточно было, чтобы раздавить череп Варо'тена вместе со шлемом. Когтистые пальцы стали сжиматься вокруг эльфа, но затем Маннорот убрал руку. Его повелитель приказал не трогать королеву ночных эльфов и тех, кто был важен для неё. Все они были нужны владыке Пылающего Легиона.

По крайней мере, пока…

Варо'тен был как раз тем, кого Маннороту не следовало трогать в первую очередь. Со смертью советника королевы Лорда Ксавиуса, капитан стал её главным связным с демонами. Всякий раз, когда славная Азшара не желала одаривать их своим присутствием, её место занимал капитан. Обо всем, что он слышал и видел, капитан докладывал своей госпоже. И за те короткие минуты, когда Маннорот видел королеву, он понял, что она не так глупа как многие полагали. В её томном взгляде часто мелькала хорошо замаскированная хитрость, и Маннорот это заметил. Демону было интересно, что же его повелитель приготовил для неё, когда он, наконец, прибудет в этот мир.

Если он, наконец, прибудет…

Портал в круговерть пустоты, по безграничным просторам которой наедине со своей яростью был разбросан пылающий легион, рухнул после магического нападения. Те же силы разрушали центральную башню, где Высокорождённые и демоны создавали предыдущий портал. Маннорот до сих пор не представлял, что же именно произошло, но те немногие кто остался в живых после взрыва, сообщили о невидимых врагах, один из которых так же убил советника. У Маннорота были свои подозрения о том, кем мог быть невидимый нарушитель, и он уже направил охотников на его поиски. Теперь он сосредоточился только на восстановлении драгоценного портала, ели его можно будет восстановить.

"Нет", подумал он. "Я восстановлю его!"

Но до сих пор огненный шар энергии, парящий над затейливым узором, не делал ничего особенного кроме, как ярко светился. Теперь когда клыкастый гигант смотрел на него, он не ощущал вечности, не чувствовал подавляющего присутствия своего хозяина. Всё, что ощущал Маннорот — это пустоту.

Провала быть не должно! Внутри Пылающего Легиона провал означал смерть!

"Они ослабли". Вежливо заметил капитан Варо'тен. "Они снова потеряют контроль над ним"

Маннорот видел, что солдат говорит правду. Зарычав, чудовищный демон покинул свой разум и присоединился к магической работе над порталом. Его вмешательство повергло в шок колдунов Высокорождённых, почти все отступили, но Маннорот взял под контроль группу и организовал их усилия.

Он будет закончен в этот раз. Он будет…

Под его командованием, колдуны начали выкладываться как никогда раньше. Руководство Маннорота ввело их в маниакальное состояние. Красные глаза широко раскрылись, а их тела колыхались от магического и физического стресса.

Маннорот сурово смотрел на непокорный шар энергии. Он отказывался меняться, отказывался открыть доступ к своему хозяину. Лоб демона покрылся желтыми каплями пота. Пена выступила на краях его лягушачьего рта. Хотя провал и означал, быть отрезанным от Великого, Маннорот был уверен, что, так или иначе он будет наказан.

Никто не сможет избежать гнева Саргераса.

С этой мыслью он принялся ещё больше терзать ночных эльфов. Из круга донёсся стон.

И вдруг, в центре светящегося шара появились очертания темноты. Тут же до разума Маннорота донёсся голос, знакомый ему как свой собственный.

"Маннорот… это ты?…"

Но это не было голосом Саргераса.

"Да" ответил он с неохотой "Портал открыт снова…"

"Мы слишком долго ждали тебя…" сказал холодный расчётливый голос тоном который заставлял замыкаться в себе. Он разочарован в тебе…"

"Я сделал всё, что было возможно" протестовал Маннорот.

"Портал должен быть полностью открыт для повелителя. Я прослежу, чтобы ты выполнил хоть это. Будь готов встретить меня, Маннорот… Я иду к вам… сейчас…"

С этими словами чернота начала расти, став пустотой огромных размеров, выше самого демона.

"На колени!" взревел Маннорот. У колдунов, всё ещё находящихся под его влиянием, не было другого выбора, кроме как немедленно подчиниться. Стражники скверны и солдаты ночных эльфов тут же последовали их примеру. Даже капитан Варо'тен спешно опустился на колени.

Огромный демон был последним, кто преклонился, но он сделал это с наибольшим почтением. Он боялся того, кто появится из портала почти так же, как самого Саргераса.

"Мы готовы", сообщил он другому. Взгляд Маннорота был прикован к полу. Любое действие, которое могло быть истолковано, как акт неповиновения могло обернуться болезненной смертью. "Мы… Недостойные ждут вашего прибытия… Архимонд…

Глава 2


Тот мир который он знал… тот мир, который знали все, больше не существовал.

Центральная часть Калимдора была полностью опустошена. Распространяясь во всех направлениях, демоны устраивали кровавую расправу самодовольной цивилизации ночных эльфов. Сотни, если не тысячи были убиты и всё равно Пылающий Легион не останавливал свой кровавый поход.

"Но так было не везде" — напомнил себе Малфурион Ярость Бури. "Мы остановили их здесь, и даже отбросили назад".

Запад королевства стал местом наибольшего сопротивления чудовищному вторжению. Огромную роль в этом успехе сыграл Малфурион. Именно он был тем, кто разрушил заклинание Высокорождённых, перекрывавшее доступ к магии Источника Вечности тех, кто был за пределами дворца королевы Азшари.

Он столкнулся с Лордом Ксавиусом, и в героической схватке убил его.

Тем не менее, лорд Кур'талос Гребень Ворона владыка крепости Чёрного Грача и командующий силами ночных эльфов, признал его заслугу перед собранием всех оставшихся лидеров, но Малфурион не чувствовал себя героем. Он дважды попался на ловушки Ксавиуса, и только вмешательство его спутников позволило ему победить зловещего советника, и демонов которым он служил.

Спускавшиеся до плеч волосы, удивительного тёмно-зелёного цвета, сильно выделяли Малфуриона среди ночных эльфов. И только его брат близнец, Иллидан, с его точными почти волчьими чертами лица, приковывали к себе больше внимания. Серебряные глаза Малфуриона были среди эльфов наиболее распространёнными, но глаза янтарного цвета брата, считались предзнаменованием великих свершений. Конечно, Иллидан имел тенденцию одеваться вызывающе ярко, так же как и большинство ночных эльфов, в то время как Малфурион носил более невзрачную одежду, тканевую тунику, простые кожаные камзол и брюки, а так же высокие сапоги по колено. Как один из тех, кто посветил себя природному пути друидизма, Малфурион ощущал себя клоуном при общении с деревьями, природой земли и лесов, если бы был одет как намалёванный придворный, собравшийся посетить званый ужин или бал.

Нахмурившись, он попытался прогнать подобные мысли из своей головы. Молодой ночной эльф пришел в доселе нетронутые леса Га'хана чтобы успокоиться и обдумать предстоящие дни. Большое скопление сил под командованием Лорда Гребня Ворона выдвинется скоро. Но куда, пока ещё никто не знал. Пылающий легион преуспел во многих направлениях, армия эльфов могла путешествовать туда и обратно бесчисленное количество времени, так и не достигнув какого либо прогресса. Гребень ворона призвал на помощь лучших стратегов, дабы выявить наилучший план действий, чтобы добиться победы, и как можно быстрее. Каждый день колебаний оборачивался сотнями жизней.

Малфурион морщил лоб, его мысли постоянно возвращались к этому, он никак не мог сосредоточиться и успокоить свой внутренний мир. Медленно, его разум расслабился, достаточно чтобы слышать шелест листьев. Так разговаривали деревья. С небольшим усилием он бы смог говорить с ними, но сейчас ночной эльф сосредоточился только на понимании их почти музыкальных речей. Лес имел совсем другое восприятие времени, и деревья особенно сильно отражали это. Они знали о войне, но говорили об этом в абстрактной манере. Хотя они и были обеспокоены тем, что другие леса были уничтожены демонами, но лесные божества, которые наблюдали за ними до сих пор, не давали причин по-настоящему опасаться этого. Но если опасность приблизится, они, безусловно, узнают об этом первыми.

Малфуриона коробило от их самоуверенности. Пылающий легион нёс угрозу всей жизни на Калимдоре в целом, а не только ночным эльфам, и это было очевидно. Он догадывался, почему лес не может полностью понять этого, но те, кто его охранял, должны были уже осознать.

Но где были Кенариус и остальные?

Когда он впервые пытался познать пути учения друидов, жизни, которой никто из его вида до этого не следовал, Малфурион отправился в глубь этого леса за пределами города Сурамар в поисках мифических полубогов. Он не мог сказать, что точно заставило подумать о возможности их найти, в то время как ни один другой не смог, однако ночной эльф смог разыскать Кенариуса. И это само по себе было достаточно удивительно, но когда лесной повелитель предложил научить Малфуриона, он просто не мог в это поверить.

И так, в течении нескольких месяцев, Кенариус был его шан'до, его уважаемым учителем. От него Малфурион обучился входить в Изумрудный Сон, это место между смертным миром и миром сна, и как призывать силы природы для создания заклинаний. Те же учения позволили выжить не только Малфуриону, но и другим защитникам ночных эльфов.

Так почему же Кенариус и другие божества своими великими силами не помогли

отчаянным защитникам?

"Ха! Я полагал, что найду тебя здесь".

Голос так похожий на его собственный сразу обозначил Малфуриону вновь прибывшего. Он оставил свои попытки найти внутренний баланс и встал, чтобы торжественно встретить того. "Иллидан? Почему ты ищешь меня?"

"Почему же ещё?" Как всегда густые синие волосы его брата были туго связаны в хвост. Но в отличие от прошлого, теперь он носил кожаные брюки и открытую куртку чёрного цвета, так же как и высокие ярко начищенные сапоги. В дополнение к куртке на груди чуть выше сердца висел маленький значок, на котором была выгравирована голова чёрной птицы в окружении алого круга.

Одежды были новыми, некая разновидность униформы. Значок на груди был символом дома Кур'талоса Гребня Ворона… нового покровителя Иллидана.

"Лорд Гребень Ворона сделает объявление, когда начнет смеркаться, брат. Мне пришлось встать довольно рано, чтобы найти тебя и привести назад вовремя, дабы услышать его".

Как большинство ночных эльфов, Иллидан предпочитал спать в течение большей части дня. Малфурион же, с другой стороны, научился поступать иначе, чтобы наилучшим образом задействовать скрытые силы природного мира. Правда он мог использовать друидизм и ночью, но в дневное время связь его народа с Источником Вечности была наименьшей. Это означало, что он имел меньше шансов отступить обратно к колдовству ночных эльфов, когда произносил заклинания, что было особенно важно в первый дни обучения Малфуриона. Теперь же он чувствовал себя более комфортно при сете дня, чем в темноте.

"Я как раз собирался обратно", сказал Малфурион подходя к близнецу.

"Выглядело бы не хорошо, если бы ты не пришел. Лорд Гребень Ворона не любит беспорядок, или задержки любого рода, особенно от тех, кто является неотъемлемой частью его планов. И тебе известно об этом очень хорошо Малфурион".

Хотя их успехи в изучении магии ушли в разных направлениях, оба брата достигли не малых успехов в том, что они выбрали. После того как Иллидан спас владыку крепости Чёрного Грача, Кур'талос назначил его своим личным волшебником, положение которого удостаивались только старшие члены Лунной стражи, магистры магии ночных эльфов. Иллидан тоже сыграл одну из ключевых ролей в уничтожении демонов на востоке. Он взял в руки контроль над Лунной стражей, после смерти их командира, и управлял ими довольно эффективно против захватчиков.

"Я должен был покинуть Сурамар на время", ответил Малфурион. "Я ощущал себя, будто, взаперти там. Я не могу почувствовать лес".

"Половина зданий в Сурамаре были сформированы из живых деревьев. Так в чём же разница?"

Как мог он объяснить Иллидану, что с каждым днём всё больше и больше ощущений вторгалось в его разум. Чем большего Малфурион достигал на пути друида, тем более чувствительным становился к каждому компоненту живого мира. В лесу он чувствовал общее спокойствие деревьев, скал, птиц… спокойствие всего.

В городе же были лишь чахлые, почти безумные излучения того, что сотворил его народ. Деревья, превращенные в дома, земля и камень которые были перемещены, чтобы создать жильё для ночных эльфов… почти уже не были той частью природы. Их мысли были сбиты с толку и замыкались в себе. Они не понимали даже сами себя, настолько были изменены строителями. Всякий раз, когда Малфурион был в городе, он чувствовал неправильность всего этого, но он понимал что его народ так же, как и гномы и другие расы имел право на существование и создание своей цивилизации. Они не совершали ничего криминального при строительстве домов или возделывании земли для себя. В конце концов, животные делали тоже самое.

И всё же, там он ощущал дискомфорт, и это чувство с каждым разом становилось всё сильней.

"Нам наверно следует поторопиться к нашим ездовым животным?" демонстративно спросил Малфурион, не давая, какого либо ответа на вопрос брата.

Иллидан ухмыльнулся и кивнул. Близнецы шли бок о бок в молчании до того пока лес не сменился небольшой порослью. Довольно часто в последнее время не находилось общих тем на которые они могли поговорить, за исключением вопросов сражения. Двое которые раньше выступали как одно целое, сейчас имели не больше общего друг с другом, чем с простым незнакомцем.

"Дракон намеревается оставить нас, скорее всего после захода солнца", внезапно заметил Иллидан.

Малфурион не расслышал. Он остановился, удивлённо посмотрев на своего брата. "Когда он сказал это?"

Среди нескольких могущественных союзников ночных эльфов, был и красный дракон Кориалстраз. Молодой, но могущественный левиафан, названный муж королевы драконов Алекстразы, пришёл с одним из таинственных путешественников, магом известным как Красус. Кориалстраз и Красус каким-то образом были глубоко связаны друг с другом, но Малфурион пока не понял каким точно. Он только знал, что там, где присутствовала бледная фигура в сером можно было найти и крылатого гиганта. Вместе они показывали непреодолимую силу, которая посылала демонов в паническое бегство, тем самым прокалывая путь сопротивлению.

Отдельно, однако, они были как будто при смерти.

Малфурион решил не вмешиваться в их дела, как бы то ни было, это было их выбором помочь ночным эльфам, он уважал и ценил их за это. Теперь, однако, Кориалстраз намеревался уйти, и это было большой потерей для сил ночных эльфов.

"А Мастер Красус уходит с ним?"

"Нет, он остаётся с Мастером Ронином" Иллидан произнес это имя с таким же уважением, как и его брат имя Красуса. Пламенновласый Ронин пришёл со старшим магом из той же неизвестной земли, как они кратко поведали, от туда где им уже приходилось сражаться с Пылающим Легионом. Так же как и Красус, Ронин был магом с великими силами, хотя и гораздо моложе на вид. Бородатый заклинатель носил строгие синие одежды путешественника, как и Малфурион, но не только одежда отличала его от окружающих. Красус мог сойти за ночного эльфа, хоть и выглядел очень болезненно и бледно, однако такой же бледноликий Ронин был из расы, который до сели никто не видел. Он называл себя человеком. Но некоторые из Лунной стражи говорили, что их исследования показали, он был изменённым дворфом, который просто стал намного выше, чем его сородичи.

Не смотря на происхождение Ронина, он стал бесценно важным, так же как Красус и дракон. Он обладал магией с силой и уровнем которой не могла сравниться даже Лунная стража. Более того он принял Иллидана под своё крыло и научил его многому. Иллидан думал, что Ронин увидел в нём потенциал, но Малфурион понял, что незнакомец в мантии сделал это, чтобы обуздать близнеца. Действуя своими способами, Иллидан обрекал на риск не только свою жизнь, но и жизни его товарищей.

"Это плохо, Иллидан".

"Конечно" ответил его близнец с янтарными глазами, "но мы сделаем всё возможное". Он поднял руку, и Малфурион увидел красную ауру, которая окружала её. "У нас всё равно есть сила". Иллидан заставил исчезнуть ауру. "Даже если ты, кажется, неохотно хочешь использовать в полной мере то, чему научил тебя Кенариус".

Под полной мерой брат Малфуриона подразумевал использование заклинаний, которые сеют хаос не только на врага, но и на всё, что будет поймано в зону поражения. Иллидан так и не понял что, путь друида требует работы с мирным равновесием природы, а не внесение в неё беспорядка и разрушений.

"Я делаю всё что могу и так как я могу. Если ты…".

Но Малфурион не продолжил, так как в этот момент образ из кошмаров с грохотом опустился перед ними.

Стражник Скверны открыл свою ужасную пасть и взревел. Его пламенная броня не столько обожгла Малфуриона, сколько обожгла холодом его душу. Рогатый демон поднял свой меч и двинулся в сторону ближайшего врага — Иллидана.

"Нет!" Малфурион оттолкнул брата в сторону, в то же время, прося лес и небо прийти к нему на помощь.

Внезапно, сильнейший ветер врезался в демона, отбросив его как листок на несколько метров назад. Он врезался в дерево, надломив его, и соскользнул на землю.

Как будто щупальца огромного осьминога, корни каждого дерева в пределах досягаемости стали извиваться вокруг атакующего. Демон попытался подняться, но его руки, ноги, туловище и голова уже оказались прижаты к земле. Он боролся, но всё чего он смог добиться — это потерять контроль над своим оружием.

Корни, спутавшие демона, начали сжиматься вокруг жертвы с силой и тянуть в разные стороны.

Шипящий вздох, это было всё, что чудовищный убийца успел выдавить из себя, когда корни оторвали его голову от тела. Зелёный «гной» тёк из ужасных ран. Как пазл, который только что раскинули из коробки, части демона упали к ногам своих потенциальных жертв. Как только Малфурион разделался с первым, ещё два Стражника скверны спрыгнули с деревьев. Чертыхаясь, Иллидан встал на колено и указал на ближайшего.

Демон резко развернулся и обрушил на череп ничего не подозревающего товарища огромную булаву.

Малфурион вдруг почувствовал, что-то неладное. Он обернулся через плечо.

Четвероногий зверь прыгнул на него. Два извивающихся, зубастых щупальца с присосками вонзились ему в грудь. Ряды пожелтевших клыков заполнили его взгляд. Вонь гниющей плоти душила его.

Где-то за ним Малфурион услышал крик Иллидана, но крик оборвал звук, отдалённо напоминающий вой собаки.

Их застали врасплох, пока стражники скверны отвлекали, более страшный враг подкрался сзади. Зверь скверны воспользовался моментом, когда появилась такая возможность.

Малфурион закричал, когда вампир буквально вырывал магию из его тела, так же как и те зубы, скоро будут разрывать его на части. Для любого заклинателя, звери скверны являлись особенно коварным врагом, они охотились за их магией, как за желанным подарком, и высасывали её, пока от мага не оставалась лишь шелуха. Ещё хуже было то, что чем больше магии они высасывали, тем больше этих созданий становилось. Демонические собаки множили себя в несколько раз, создавалась некая эпидемия зла.

Он пытался оторвать щупальца, бесполезно, они туго держали его. Ночной эльф чувствовал, что его сила убывает…

А потом что-то напоминающее звук дождя наполнил его уши.

Зверь скверны затрясся. Щупальца ослабили свою хватку, с тяжёлым стоном демон упал на бок, едва не придавив руку Малфуриона.

Смахнув слёзы, ночной эльф обнаружил более десятка арбалетных стрел, торчащих из толстой спины зверя. Каждое древко было умело направлено в самые уязвимые места. Демон был уже мертв, прежде чем его тело упало наземь.

Из леса появились более четырех десятков всадников, одетых в серо-зелёные доспехи и сидящих на огромных, чёрных саблезубых пантерах. Массивные кошки пробирались сквозь деревья с неповторимой ловкостью и быстротой.

"Рассредоточиться!" скомандовал молодой офицер, чей голос показался очень знакомым Малфуриону. "Убедитесь, что поблизости нет ещё демонов!"

Солдаты передвигались быстро, но довольно осторожно. Малфурион мог понять их опасения, ведь был день — не лучшее время для ночного эльфа. Друид ценил их навыки, и не только потому, что они спасли ему жизнь.

Подъезжая к Малфуриону, офицер остановил шипящую кошку. Пантере тоже не нравилось смена ночного образа жизни на дневной.

"Теперь это будет моей судьбой…?" Спросил он нескольких окружающих его ночных эльфов. Он, казалось, изучал Малфуриона очень внимательно, хотя последний знал, что это просто было связано с игрой света и позицией, где сейчас стоял офицер. "Пытаться спасти вас от самоубийства? Я должен был попросить его светлость сохранить моё положение в Сурамарской охране".

"Но тогда сейчас всё могло принять другой оборот капитан Песнь Теней", ответил Малфурион.

Солдат выдохнул в отчаянии. "Нет… не было бы, и теперь, видимо, Лорд Гребень Ворона никогда не позволит мне вернутся к стражникам! Он, кажется, думает, я был помазан самой Матерью Луной для защиты его специальных слуг!"

"Вы вернулись в Сурамар в компании, начинающей жрицы Элуны, таинственного мага… и дракона капитан. Я боюсь, что это сильно выделило вас среди других в глазах лорда Гребня Ворона и командиров. Они никогда не будут видеть вас в качестве простого офицера стражи снова".

Песнь Теней поморщился. "Я не герой, мастер Малфурион. Вы и другие уничтожали демонов просто взмахом руки. Я же просто пытаюсь сохранить ваши головы, чтоб вы и дальше продолжали это делать".

Джарод Песнь Теней имел несчастье захватить Красуса, в то время, как последний пытался попасть в Сурамар. Маг использовал капитана, чтобы помочь себе, что в свою очередь привело к привлечению Малфуриона и остальных, включая Кориалстраза, на подмогу силам ночных эльфов. К сожалению, для преданного своему долгу солдата это означало, что он сопровождал своего пленника через все произошедшие события. Где он, скорее всего и был замечен лордом Гребнем Ворона, когда он решил, что его заклинателям нужен был человек, охраняющий их. Джарод Песнь теней скоро обнаружил себя «добровольно», командующим отрядом закалённых солдат, большинство из которых имело гораздо больше военного опыта, чем он сам.

"Не было никакой необходимости во всех этих выстрелах", отрезал Иллидан как только присоединился к своему брату, "У меня было всё под контролем".

"У меня есть указания, мастер Иллидан. Я едва заметил, как вы покидаете крепость, не смотря на указания его светлости". Песнь теней снова взглянул на Малфуриона. "И когда я обнаружил, что вас нет уже довольно долго…"

"Хммм…" все, что ответил Иллидан. Впервые за последние дни близнецы были полностью согласны друг с другом, они не раз уже замечали, что лорд Гребень ворона присматривает за ними. В случае с Малфурионом это было связано с характером магии, которую он использовал. А с Иллиданом просто потом, что у последнего не было терпения на бесконечные советы. Он не заботился о плане битвы, просто хотел идти и уничтожать демонов в ту же секунду. И постоянный надзор только больше подстрекал их сбежать подальше.

Только… на этот раз это чуть не обернулось катастрофой. Ни Иллидан ни Малфурион не чувствовали демонов поблизости, это и пугало больше всего. Пылающий Легион узнал, как лучше скрыть своих убийц. Даже лес не смог обнаружить их и предупредить друида. И это не предвещало ничего хорошего для будущих сражений.

Один из солдат подъехал к Песни Теней. Отсалютовав, он сказал, "Область чиста. Нет никаких признаков других"

Крик, содрогающий душу разнесся по лесу.

Малфурион и Иллидан кинулись бежать в направлении источника звука. Джарод Песнь Тени открыл, было, рот чтобы позвать их обратно, но тут же опомнился и направил свою пантеру за ними.

Джароду не пришлось их долго догонять. Преодолев небольшое расстояние, он настиг группу, остановившуюся перед ужасным зрелищем. Один из саблезубов лежал, распластавшись по земле, его тело разорвали, а внутренности выпотрошили. Стеклянные глаза кошки смотрели в небо. Животное уже минуту или две, как было мертво.

Но не этот зверь был источником, леденящего кровь, крика. Это был солдат, который теперь висел нанизанный на свой меч, торчащий из дуба. Ноги ночного эльфа болтались, на высоте нескольких футов над землёй. Как и у кошки грудь была методически разорвана, не смотря на его броню. внизу на земле лежали внутренности солдата. Рот был открыт, а остекленевшие глаза были точной копией пустых глаз пантеры.

Иллидан жадно смотрел по сторонам, но Малфурион положил крепкую руку на плечо брата и покачал головой. "Мы поступим, как сказал капитан. Мы возвращаемся".

"Возьмите его тело", командовал Песнь Теней, казалось, его лицо потеряло часть фиолетового пигмента. Он указал на близнецов. "Я хочу видеть охрану вокруг них, немедленно!". Наклонившись к паре, капитан добавил с некоторым нетерпением, "Если вы не возражаете, конечно".

Малфурион жестом предостерёг Иллидана от каких либо замечаний в ответ. Пара послушно села на своих животных, часть охраны постоянно окружали их, как стая волков вокруг своей добычи. Как это ни парадоксально, но Малфурион и его брать обладали гораздо большей силой, чем все они вместе взятые и всё же, они погибли бы, если бы не вмешательство Джарода Песни Теней.

Мы многому научились, — подумал молодой друид, наклоняясь к своему саблезубу — но мне есть чему ещё учиться


Красус жил больше, чем любой, кто окружал его. Его долговязая, седовласая фигура давала некоторое представление о мудрости которую он собрал за это время, но только глядя глубоко в его глаза можно было понять истинную глубину знаний мага.

Ночные эльфы считали его неким изменением своей расы, своего рода мутацией или альбиносом. Он во многом напоминал их, хотя глаза его были больше и в них имелись зрачками, как у дворфов. Хозяева принимали его «искажения», как свидетельство великой магической силы, под влиянием которой «они» произошли. Красус владел тайными искусствами лучше, чем все хвалёные Лунные стражи вместе взятые, и не без оснований.

Он не был ни ночным эльфом, ни дворфом, ни, даже, просто эльфом… Красус был драконом.

И не просто любой дракон, а старшая версия того левиафана, которым он провёл большую часть своего времени здесь, Кориалстраз.

А рыжеволосый маг в капюшоне — Ронин не прибыл из далёкой страны, как он всем говорил. На самом деле оба и дракон, и маг прибыли из отдалённого будущего, из времени, когда состоялась вторая и решающая битва против Пылающего Легиона. Здесь они находились не по своей воле. Во время любопытных и тревожных исследований искажений в горах их погладила аномалия и бросила сквозь время и пространство в древний Калимдор.

Но они были не единственными, кого поглотила аномалия. Оркский воин, ветеран войны с Пылающим Легионом, Броксигар тоже оказался в прошлом. Верховный вождь отправил Брокса с напарником узнать причину странных снов шамана в то же самое место, куда отправились маг с драконом. Оказавшись на краю аномалии, товарищ Брокса был разорван, оставив старшего орка одного. Однако, последнего постигла другая участь и его забросило в то же самое время что и Ронина с Красусом. Обстоятельства постепенно свели их пути вместе. Но пути в своё время они так и не обнаружили, что сильно беспокоило Красуса.

"Ты снова задумчив", прогрохотал дракон.

"Просто меня беспокоит твое предстоящее отбытие", сказал Красус своему младшему я.

Красный дракон кивнул своей огромной головой. Пара стояла на широкой зубчатой стене Крепости Чёрного Грача, внушительной цитадели из которой Лорд Гребень Ворона командовал силами сопротивления. В отличие от живых, экстравагантных домов своих сверстников, Гребень Ворона предпочитал более воинственные сооружения. Крепость Чёрного Грача была вырезана из массивного монолита чёрного камня твёрдых пород, и подобного этому строению не было. Все комнаты как над, так и под поверхностью земли были тоже полностью выточены из камня. Многие считали Крепость Чёрного Грача неприступной.

Для Красуса, который знал чудовищную ярость Пылающего Легиона, крепость была будто карточный домик.

"Я не хотел бы уходить", сказал Красный дракон, "но необычная тишина царит среди нашего рода. Я даже не могу почувствовать мою возлюбленную Алекстразу. Вы все должны понять, как мне необходимо узнать, что произошло".

Кориалстраз знал, что его спутник был драконом также, как и он сам, но он не видел связи между прошлым и будущим, и не понимал кем на самом деле является Красус. Только его королева, возлюбленная Мать Жизни, знала и ничего не сказала своему новому супругу. Это было на пользу ему, или точнее более старшему ему.

Красус, тоже чувствовал эту пустоту и был согласен, что дракон должен узнать причину, даже если это оборачивалось риском для них обоих. Вместе они были источником удивительной силы, очень ценимой лордом Гребнем Ворона. В то время как Кориалстраз посылал потоки пламени на головы демонов, Красус превращал это пламя в огромную бурю, убивая сотни и более врагов в одно мгновение. Но когда они были разделены, болезнь поражала их и делала почти беспомощными.

Последние лучи солнечного света исчезли за горизонтом. Вокруг зданий забурлила жизнь. Эльфы теперь вели не только ночную, но и дневную жизнь, слишком многие из них погибли из-за этой привычки, тем не менее, темноте всегда были рады, не только по причине связи с Источником Вечности, луна и звёзды так же придавали им сил.

"Я подумал…", сказал Красус, позволяя ласкать его узкие черты лица. Из-за огромных размеров, Кориалстраз не мог войти в Крепость Чёрного Грача. Однако прочность самой крепости позволяла ему располагаться на вершине, там же он и спал. Его огромные размеры требовали много энергии, он съел почти всю свою еду, всё остальное время он проводил на зубчатой стене, вылетая только по зову долга. По другим вопросам он обращался к Ронину, единственный здесь, кроме Красуса, кто действительно понимал его положение. "Существует способ, с помощью которого мы сможем путешествовать рядом друг с другом", продолжил он "…так сказать".

"Я бы очень хотел это услышать".

"Есть ли у тебя хотя бы одна, отслужившая своё, чешуйка?"

Дракон расправил крылья и отряхнулся как огромная собака. Его чешуя ритмично зашуршала. Гигант наморщил лоб, тщательно вслушиваясь, затем изогнул свою шею, чтобы исследовать место возле его задней лапы. "Вот одна, я думаю".

Драконы, в целом, тоже теряли чешуйки кожи, как и другие существа свой мех. Открытые зоны, в конечном итоге зарастали новой чешуёй. В периоды времени, когда выпадало более одной, дракон должен был быть особенно осторожным, мягкая плоть была какое-то время восприимчива, к оружию и яду.

"Я бы хотел взять её… с твоего разрешения конечно".

Для любого другого Кориалстраз отказал бы, но он пропитался доверием к Красусу как к самому себе. Когда-нибудь Красус надеялся рассказать ему всю правду о себе, если конечно они доживут до этого момента.

"Да конечно, она твоя", ответил красный гигант. Он поцарапал то место своей лапой. Спустя несколько мгновений, свободная чешуйка упала на пол.

Быстро подобрав, Красус внимательно осмотрел её и остался доволен. Он посмотрел на своего спутника. "А теперь мне надо дать что-то тебе взамен"

"Это вряд ли необходимо".

Но дракон в обличии мага знал лучше. Это не сулило ему ничего хорошего, если, что-нибудь случится с его младшим я, из-за вмешательства Красуса в прошлое. "Нет это действительно необходимо".

Отложив в сторону чешуйку, он сосредоточенно стал смотреть на свою левую руку.

Тонкие, элегантные пальцы вдруг искривились, став как у рептилии. Чешуя пробивалась сквозь плоть, начиная от пальцев и заканчивая запястьем. Острые, изогнутые когти выросли из того, что было ухоженными ногтями.

Как только Красус начал свои преобразования, резкая агония боли поразила всё тело мага. Он согнулся и чуть не рухнул. Кориалстраз инстинктивно потянулся к крошечной фигуре, но маг отмахнулся. "Я переживу!"

Глубоко вздохнув ещё два раза, Красус схватил несколько маленьких чешуек на его изменённой руке и потянул. Они сопротивлялась. Наконец он стиснул зубы рванул так сильно, как только мог.

Они поддались, оставляя кровавый след на руке и кусок плоти на чешуе. Жадно глотая воздух, худая фигура вернула руке прежний вид, позволяя боли отступить.

Игнорируя нанесенные самому себе раны, Красус проверил плод своих трудов. Его глаза, острее, чем у любого ночного эльфа, искали малейшие несовершенства.

"Ты же знаешь то, что не позволяет принять тебе свой естественный облик, а мне любой другой огорчает нас обоих", упрекнул Кориалстраз. "Подобным ты доставляешь себе ужасную боль. Так зачем же ты делаешь это?"

"Это было необходимо", ответил Красус. Он повернулся, став более хмурым. "Эта треснула, пробормотал он, давая ветру сдуть чешуйку с руки, "а другие превосходны".

"Что ты собираешься с ними делать?"

"Ты должен доверять мне".

Дракон моргнул, "я когда-нибудь поступал иначе?"

Взяв одну маленькую чешуйку, маг пошел к тому месту, где Кориалстраз соскрёб на себе свою. Тот участок был ещё мягким и красным, а так же достаточно большим, чтоб хороший лучник мог туда попасть.

Прошептав слова, старше, чем сами драконы, Красус положил чешуйку прямо в незащищенную область.

Чешуйка вспыхнула ярко-желтым, как только прикоснулась к ещё мягкой коже. Кориалстраз выдохнул, но больше никак не реагировал. Глаза дракона пристально смотрели на то, что делает его спутник.

Красус повторял древние слова снова и снова, каждый раз увеличивая скорость. Чешуйка пульсировала и с каждой пульсацией, казалось, становилась больше. Через несколько секунд она стала почти идентичной тем, которые росли рядом.

"Она прирастет к плоти в считанные секунды", сообщил Красус левиафану. "Не будет возможности нечаянно потерять её".

Мгновением позже, он сделал шаг назад и осмотрел своё творение. Дракон изогнул голову, чтобы сделать то же самое.

"Кажется, всё в порядке, я её чувствую", прокомментировал левиафан.

"Я надеюсь, она хорошо послужит тебе. Как у меня теперь есть часть тебя при себе, то и я, в каком то смысле, всегда буду рядом с тобой. Я молюсь, чтобы магия синергии дала нам по отдельности некоторую пользу, как если бы мы были вместе".

Кориалстраз расправил крылья. "Существует только один способ выяснить это".

Красус согласился, чтобы узнать работают ли заклинания, им нужно было разделиться, к тому же время пришло… "Тогда я прощаюсь с тобой Кориалстраз".

Огромный зверь опустил голову. "А я с тобой".

"Алекстраза…"

"Я расскажу ей о тебе и твоих пожеланиях, Красус". Дракон тщательно осмотрел крошечную фигуру. "У меня есть определённые подозрения о нашей связи, но я уважаю твоё желание держать всё в секрете от меня. Возможно, это необходимо. Но есть то, что я обнаружил сразу, ты любишь её так же сильно, как я… В точности, как я".

Красус ничего не ответил.

"Как только я смогу, я сообщу тебе, как она поживает" двигаясь по краю зубчатой стены, дракон посмотрел в небо "Пока мы не встретимся снова, моя кровь…"

С этим, красный титан взмыл в воздух.

Моя кровь… Красус нахмурился при этом слове. Для драконов, этот термин означал очень тесные связи. Не просто товарищ или часть клана, а самый близкие, такие как братья из одной кладки яиц или потомки родителей.

Или… одно существо в двух телах.

Красус знал себя лучше кого, бы то ни было. Не было сомнений в способности к догадкам его младшего я. Кориалстраз догадывался о правде, и маг понятия не имел, что это могло сулить им обоим.

Слабость вдруг одолела его. Глаза заслезились, и Красус на ощупь начал искать в кармане чешуйку Кориалстразу. В тот момент, когда он схватил её, некоторая боль и усталость ушли. Но держать её в руках было не достаточно, она должна была быть ближе, гораздо ближе.

Оголив свою грудь, дракон маг положил большую чешуйку на свою плоть. Он снова начал бормотать древние слова.

Та же золотая аура вспыхнула вокруг чешуйки. Красуса трясло, он пытался сохранить равновесие.

Она исчезла так же быстро, как и появилась. Он посмотрел вниз на свою грудь, теперь в центре груди был закреплён подарок его младшего я.

Лёгкий оттенок усталости и боли всё ещё присутствовал, но не было ничего, от чего Красус мог пострадать. Теперь, наконец, он спокойно мог проходить мимо других и не чувствовать их жалость. Теперь он мог сражаться плечом к плечу с ними против демонов. Маг задавал вопрос себе, почему он не думал об этом раньше, но тут же вспомнил, всё это время он был рядом с Кориалстразом, который только недавно сообщил что собирается покинуть его.

Трудно расставаться с самим собой, по-видимому, как Ронин посмеялся бы над его самомнением. Ирония, заставила даже Красуса издать смешок. Как Алекстраза бы наслаждалась шуткой судьбы. Она не раз заявляла, что его непрерывное вторжение в вопросах меньших расы было суетным занятием и только всё запутывало, однако то, что он делал сейчас, было не больше чем…

Внезапная волна головокружения ударила его.

Он сделал всё, что мог, чтобы не упасть со стены. Атака закончилась быстро, но Красус никак не мог прийти в себя, он несколько минут сидел, прижавшись к каменной стене, и тяжело дышал.

Когда он, наконец, мог подняться, дракон маг сразу посмотрел далеко за пределы Чёрной Грача, далеко за пределы Сурамара. На расстояние ночного Зин-Азшари.

В арсенале Красуса было много различных, некоторые из них были предназначены для отслеживания колдовства других магов. Он был, возможно, более всех подготовлен к любым изменениям магической силы в мире, но, при всём при этом, он не ожидал что они будут такого масштаба.

"Они сделали это…" выдохнул он, пристально осматривая невидимый город. "Портал снова открыт…"

Глава 3


Боль которую он испытывал, была невыносимой. Он был убит десятками ужасных способов одновременно, каждый из которых обрекал его на такие пытки, что он жаждал объятий забвения как долгожданную любовницу.

Но агония его смерти даже и не могла сравниться с тем, что за этим могло последовать. Он ждал этого, он готовился.

У него не было ни тела, ни чего-либо вообще. Даже "дух" не являлся подходящим определением для того, что от него осталось. Он знал, что существует только с молчаливого прихоти другого, и понял, что боль которую он постоянно испытывал, была единственным наказанием для него. Он потерпел неудачу, он предал всех и это был его главный грех.

Его тюрьмой было небытие без конца и края. Он ничего не слышал, ничего не видел, не чувствовал ничего кроме боли. Как долго это продолжалось — дни, недели, месяцы годы, века… или всего несколько ужасных минут? И если действительно последнее предположение было верно, то его пытки были поистине чудовищны.

Затем, без предупреждения, его агония прекратилась. Если бы у него был рот, он бы кричал от радости. Никогда он не был так благодарен.

Но затем он испугался, вдруг эта передышка была дана ему только, чтобы понять, какие ужасные страдания уготованы ему.

"Я выбрал, как ты искупишь себя".

Голос бога наполнил его надеждой и страхом. Он хотел кланяться, пасть в ниц перед великим, но у него не было тела… или чего-нибудь ещё, если на то пошло.

"Я решил, что есть место для тебя. Я заглянул в темноту внутри тебя и нашёл то, что мне когда-то понравилось. Я сделаю это основой того, чем ты должен стать и тем самым сделаю тебя гораздо больше, чем слугой, больше чем ты был".

Его благодарность за этот величайший из подарков не имела границ, но опять же он никак не могу выказать её.

"Ты будешь изменён, но изменён так чтобы другие видели славу, которой Я наделяю и наказываю тебя, Я возвращаю то, с помощью чего они вспомнят вас лучше всего"…

Треск энергий потряс его. Крошечные пятнышки материи начали собираться вместе, конденсируясь в центре бури, создавая новое вещество. Многие были частицами него самого, они были отобраны богом в момент его смерти, так же как и его душа.

Медленно, вокруг него сформировались очертания тела. Он не мог ни двигаться, ни дышать. Тьма накрыла его, и он понял, темнота была на самом деле осознанием того, что зрение возвращается к нему.

И как только он начал видеть, он отметил, что его нынешние ноги и руки отличаются от тех, что были раньше. Ноги согнуты назад в коленях и заканчивались копытами. Так же как и ноги, руки — покрывал густой мех, а длинные пальцы заканчивались когтями. Его лицо тоже изменило форму, он почувствовал, как из его лба выросли два изогнутых рога. Ничего не напоминало больше в нём о его предыдущем воплощении. Он удивился, как же его смогут узнать другие.

Тогда, без колебаний, он протянул руку и коснулся своих искусственных глаз… он знал что, они были теми же, но что-то изменилось. С каждой секундой он ощущал, как врождённая сила в них росла, становилась мощнее, точнее. Теперь он мог разобрать мельчайшие нити магической энергии и мог воссоздать их, он видел, как невидимая рука Бога воссоздавала его тело, чтобы сделать его более величественным, чем он, когда то был.

Он наблюдал за работой своего бога, по-прежнему, удивляясь и восхищаясь ею, за тем как становился первым из нового вида слуг, тем, в создании которого принимал участие сам господин.

Он смотрел своими искусственными глазами из чёрного кристалла, через центр которых протекали рубиновые жилки.

Вот он знак, по которому все знали его, знак, увидав который, они вспомнят его имя и познают новый страх.


Лорд Кур'талос Гребень Ворона стоял перед высоким, каменным креслом, за которым он обычно вершил правосудие и участвовал в собраниях командиров.

Он был довольно высок, имел длинное узкое лицо, чем-то сродни чёрной птице, имя которой носил, даже его нос в свою очередь был похож на вороний клюв.

Даже его борода эспаньолка и строгий взгляд имели в себе некую силу и мудрость. Он носил серо-зелёные доспехи своих войск, развивающийся красный плащ, как символ высокого ранга и могучий шлем с красным гребнем, стилизованный под голову ворона.

За креслом висели спаренные знамёна его дома, флаги были ярко фиолетового цвета с чёрным силуэтом птицы посередине. Знамя дома Гребня Ворона давно стало символом защитников ночных эльфов. В зале присутствовало множество разодетых и напыщенных дворян.

Но Лорд Гребень Ворона никогда не тратил время на подобное бахвальство, и как Малфурион слышал, сейчас его волновал только вопрос о том в каком направлении стоит начать атаку.

"Ясно", подчеркнул бородатый ночной эльф. "Точка сосредоточения должна быть в Зин-Азшари! Именно там появилась это мерзость, и именно там мы должны нанести свой удар!"

Послышались голоса одобрения, собравшихся здесь ночных эльфов. "Отрезать врага от наиболее значимой точки. Без Зин-Азшари и подкреплений от туда, оставшиеся демоны, безусловно, будут обречены на поражение".

Гребень Ворона наклонился к присутствующим. "Но нашим врагом будут не только монстры из преисподней, с которыми мы уже столкнулись! В Зин-Азшари нас ждёт наиболее опасный и двуличный враг — наш собственный вид!"

"Смерть Высокорождённым" выкрикнул кто-то.

"Да! Высокорождённые! Именно они во главе с советником королевы, Лордом Ксавиусом, принесли эти беды нам. Именно с ними теперь должны столкнуться с нашими мечами и копьями. Они должны заплатить за свои преступления". Лицо дворянина стало более мрачным. "И именно они удерживают нашу дорогую Азшару в заключении!"

Теперь весь зал разразился в гневном шуме. Кто-то воскликнул: "Будь благословенна наша Азшара, светлейшая из светлых".

Кто-то рядом с Малфурионом пробормотал: "Они слепо в это верят даже сейчас".

Он обернулся и увидел рыжего мага Ронина. Хотя странная фигура мага была на целый фут ниже него, но зато более широка в плечах. Он выглядел больше как боец нежели, как искусный чародей, коим являлся. Единственный человек среди них, единственный человек в этом мире, насколько Малфурион знал. Надменные ночные эльфы, предвзятые к другим расам, относились к нему с уважением из-за его власти, но мало кто стал бы приглашать его в свой дом.

Ещё меньше шансов на подобное приглашение имела большая грубая фигура рядом с ним, он также высок, как и Малфурион, но с телосложением, напоминавшим медведя. За его спиной весел огромный, боевой топор с двумя лезвиями, который был сделан из дерева, но блестел и был прочен как сталь.

"Те, кто не видят истину в битве, имеют больше шансов проиграть" буркнул, клыкастый воин с зелёной кожей, его философское замечание сильно контрастировало с его диким видом.

Броксигар или Брокс, как он предпочитал себя называть, покачал головой, глядя на непоколебимую веру ночных эльфов в свою королеву. Ронин цинично ухмыльнулся, соглашаясь с орком. От чего Малфурион ощутил больший дискомфорт, смотря, как его раса показывает себя не в лучшем свете перед посторонними. Эти незнакомцы легко видели то, что Малфурион и только единицы из ночных эльфов знали — творящееся в Зин-Азшари происходило с молчаливого согласия королевы Азшари.

"Если бы вы знали то, чем она является для нас", пробормотал ночной эльф "вы бы поняли, почему так трудно для них принять её предательство".

"Не имеет значения, что они думают", перед ним встал Иллидан. "Они атакуют Зин-Азшари, и в любом случае конечный результат будет тот же. Не будет больше демонов".

"А что если Азшара явится и скажет им, что она захватила контроль над демонами Высокорождённых, и что теперь все в безопасности?" противопоставил им Ронин. "Что если она скажет её подданным сложить оружие, что битва закончена? И что если Пылающий Легион нападёт на Гребня Ворона во время отдыха, пока королева будет смеяться над его глупостью?"

Иллидан ничего не ответил. Брокс сжал рукоять кинжала и пробормотал себе под нос: "Мы знаем о её предательстве. И мы будем готовы к её трюкам".

Ронин склонил голову в капюшоне, раздумывая над сказанным, хотя лицо Иллидана выражало полное безразличие, это было не так. Малфурион нахмурился, зажатый между остатками своей преданности Азшаре и пониманием того, что в конце концов кто-то должен положить конец правлению королевы, если мир всё ещё надеялся пережить это чудовищное вторжение.

"Если и когда придёт время, мы сделаем то, что должны", наконец, ответил он.

"И это время быстро приближается".

Красус проскользнул через заднюю комнату, чтобы присоединиться к ним. Бледный, загадочный чародей, двигался с большей уверенностью, большими силами но, очевидно, дракона от которого он, казалось, черпал силы, не было поблизости.

Ронин немедленно подошёл к нему. "Красус, как это возможно?"

"Я сделал то, что я сделал", сказал тот, рассеянно трогая три небольших шрама на своем лице. "Вы должны знать, что Кориалстраз улетел".

Хотя новость и была ожидаемой, всё же, она сильно поразила их. Без дракона ночные эльфы будут зависеть от их маленькой группы ещё больше.

На другом конце комнаты Лорд Гребень Ворона продолжал свою речь". Тогда, дополнительные силы под командованием Лорда Десдела Око Звезды, будут наступать с юга, сжимая их с двух сторон…"

Рядом с постаментом, кивнул говорящему очень худой ночной эльф. Он был одет в ту же броню что и Гребень ворона, но носил плащ с изображением, переплетённых зелёных, оранжевых и фиолетовых линий. Его шлем был украшен множеством звёзд из инкрустированных драгоценных камней. В центре каждой была золотая, яркая сфера, Это было слишком броско для чужеземцев, но наверняка по достоинству оценивалось его сородичами. Сам ночной эльф смиренно смотрел вниз. Десдел Око Звезды знал всю важность своего объединения с домом Гребня Ворона.

"Конечно, мы должны двигаться быстро" бесполезно добавил Око Звезды". Да. Ударим в самое сердце. Демоны падут под нашими клинками. Будут пресмыкаться моля о пощаде, которую конечно мы им не предоставим". Он потянулся к сумке на поясе, взял горсть белого порошка и понюхал.

"Да помогут нам небеса, ели когда-нибудь этот хлыщ станет командиром". Пробормотал Ронин. "На его броне ни одной царапины и она сверкает, будто только вчера изготовлена. Неужели он никогда не участвовал в сражениях?"

Малфурион скривился. "Как и многие из нашего рода. Большинство из них считает "неприятными" обязанности лорда Гребня Ворона, Лунной стражи, или локальных силы обороны. К сожалению, знатность рода диктует, кому предоставить высокие ранги в смутные времена".

"У людей тоже", сказал Красус, прежде чем Ронин успел что-то вставить.

"Ударим в самое сердце и быстро". Согласился Лорд Гребень Ворона. "И мы должны успеть сделать это пока Высокорождённые не добились больших успехов в призыве монстров".

К удивлению Малфуриона и остальных, Красус выступил вперёд и прервал речь "Я боюсь, что уже слишком поздно, мой господин".

Несколько ночных эльфов посчитали за оскорбление подобное поведение одного не из своего вида, и хотели что-то возразить. Игнорируя их, Красус подошёл к помосту. Чего бы он ни сделал, что бы спокойно находиться на расстоянии от дракона, это всё ещё удавалось ему с трудом.

"Что это? Что ты имеешь в виду, волшебник?"

Красус остановился перед Гребнем Ворона. "Я имею в виду, что портал снова открыт". Его слова вызвали бурный резонанс в рядах собравшихся. Несколько ночных эльфов побледнели и чуть не лишились сознания. Малфурион не мог винить их. Это были едва ли ожидаемые новости. Он задавался вопросом, как же они отреагируют, что так же потеряли дракона, который помогал им.

Десдел Око Звезды посмотрел на постороннего "Вы так уверенно говорите, от куда вы узнали об этом?"

"Я чувствую изменения. И я знаю, что они обозначают. Портал снова открыт".

Надменный ночной эльф фыркнул, тем самым выказывая своё недоверие. Лорд Гребень Ворона, с другой стороны, принял слова Красуса довольно серьёзно "Как давно?"

"За несколько минут до того как я вошёл в залы. Я проверил это дважды, прежде чем осмелился подойти".

Владыка Крепости Черного Грача, задумавшись, откинулся на спинку кресла. "И вправду, дурные вести. Тем не менее, вы сказали, что это ощущение появилось совсем недавно…"

"Всё ещё существует некоторая надежда", сказал маг, кивая головой. "Портал пока ещё слишком мал. Я чувствую это. Они не смогут провести через него слишком много. И что более важно, что их хозяин не сможет физически пройти. Пока… Если он попытается сделать это, он разрушит портал…"

"Какое это имеет значение, если он останется там, и попросту будет направлять демонов?"

"Пылающий Легион всего лишь жалкая тень его тёмной личности. Поверьте мне, я говорю, что у нас есть надежда даже если каждый демон, который служит ему, пройдёт через портал. Но можно о ней забыть, если мы убьём каждого, но всё равно не успеем остановить его пришествие в этот мир.

Его слова оставили оппонента в шокирующем молчании. Малфурион взглянул на Ронина и Брокса, выражения их лиц красочно дополняли предупреждения Красуса.

"Это ничего не меняет", резко заявил Гребень Ворона. Он снова обратился к аудитории с решительным выражением лица. "Зин-Азшари, остаётся главной целью, теперь это ясно больше чем когда либо! И портал и наша любимая Азшара ждут нас там!"

Ночные эльфы сплотились практически сразу, настолько безгранично было доверие к главнокомандующему, когда дело доходило до войны. Немногие из ночных эльфов имели такую репутацию, которую заработал Лорд Гребень Ворона. Он мог привлечь людей под свои знамёна, так же хорошо, как и королева притягивала к себе.

"Войны уже собраны! Он ждут только результатов нашего собрания! Я даю вам разрешение на отъезд после сбора и подготовки ваших отрядов. К вечеру завтрашнего дня, мы выступаем на столицу!" Гребень Ворона поднял высоко кулак. "За Азшару! За Азшару!"

"За Азшару!" закричали другие эльфы, включая Иллидана. Малфурион понял, что его брат присоединился только потому, что являлся магом в составе гарнизона Черного Грача. Не зависимо от настоящего мнения Иллидана по поводу королевы Азшари, он не мог ставить под угрозу приобретённый статус.

Офицеры ночных эльфов стремительно покинули залы, желая поскорее вернуться к своим солдатам. Глядя на то, как они резво выходят, Малфурион заметил, как же стремительным может иногда быть его народ. Всего мгновение назад они были ошеломлены дурными известиями. Теперь же он действовали, будто и не слышали о страшных событиях.

Но даже если от былой встревоженности эльфов ничего не осталось, Ронин и Брокс были более чем задумчивыми. Рыжеволосый маг покачал головой и пробормотал. "Это не сулит ничего хорошего. Ваши люди не понимают что он идут на верную…"

"А у них есть другой выбор?"

"Вы должны рассмотреть возможность отправки послов, как я предложил". Они услышали голос Красуса.

Волшебник по-прежнему стоял перед Лордом Гребнем Ворона, которого теперь сопровождали лишь пара охранников и суровый Десдел Око Звезды. Красус стоял одной ногой на возвышении, и выражение его лица было таким, каким его Малфурион никогда не видел.

"Отправить послов?" Издевательски произнёс Око Звезды. "Право вы шутите?"

"Я понимаю ваше беспокойство", ответил его хозяин крепости, "Но мы едва ли опустимся так низко. Не беспокойтесь Мастер Красус, мы займём Зин-Азшари и отрежем портал! Я обещаю вам это!" Он поправил шлем. "Теперь, я думаю, нам обоим нужно сделать очень много до завтра, не так ли?"

С лордом Оком Звезды и двумя охранниками позади, главнокомандующий вышел из комнаты, как будто уже одержал победу над Легионом. Иллидан присоединился к своему командиру. Красус продолжал смотреть вслед Гребню Ворона, на его лицо было больно смотреть.

"Что это было, в чём ты пытался убедить его?" Спросил Ронин. "Посланники к кому?"

"Я пытался, напрасно по-видимому, убедить его обратиться за помощью к гномам и другим расам".

"Просить помощи у других рас?" выпалил Малфурион. Если бы Красус спросил бы его заранее о шансах на успех, молодой эльф сразу же попытался отговорить его о подобном предложении главе Чёрного Грача. "Даже если весь Калимдор был на гране гибели, Лорд никогда бы не унизил себя даже мыслью о контакте подобными "посторонними". Для большинства ночных эльфов гномы являются всего на шаг выше паразитов".

"Да… я вижу по твоему выражению, что попытка поговорить с ним позже об этом будет, так же безуспешна".

"Ты же сам знаешь, как трудно было убедить гномов, орков, эльфов и людей работать вместе в нашем… откуда мы пришли". заметил Ронин. "Не говоря уже о сложности того, чтобы научить их доверять друг другу".

"Даже мой собственный вид не лишён своих предрассудков…"

Он подошёл как никогда близко к определению того, кем он на самом деле являлся, но Малфурион не нажимал. Его любопытство о личности своего союзника было не на столько велико по сравнению с потенциальным холокостом, с которым они столкнулись.

"Вы не рассказали ему о том, что дракон улетел" обратился он к Красусу.

"Лорд Гребень Ворона знает об этом. Я сообщил ему, когда Кориалстраз объявил о своём решении".

Ронин нахмурился. "Тебе не следовало позволять Кориалстразу идти".

"Он разделяет со мной озабоченность судьбой драконов. Как, в принципе, должен и ты". Своеобразное бессловесное общение продолжилось между двумя магами, и Ронин, наконец, кивнул.

"Что мы будем делать?" Спросил Брокс. "Мы присоединимся к ночным эльфам?"

"У нас нет другого выбора", Ронин ответил до того как успел Красус. "Мы в ловушке здесь. События стали принимать слишком запутанный оборот, чтобы не принимали в них активного участия". Он посмотрел в глаза старшему Магу. "Мы не можем просто стоять в стороне".

"Нет, мы не можем. Это зашло слишком далеко. Кроме того, я не буду сидеть и спокойно ждать, когда их убийцы придут за мной. Я буду защищаться".

Ронин кивнул. "Так что это решено".

Малфурион не понял всего, о чём они говорили, но он знал, что все сейчас были довольно напряжены. Было очевидно, несмотря, на всё то, что до этого Красус совершил для ночных эльфов, у него по-прежнему имелись отговорки, чтобы этого не делать. Вся ирония заключалась в том, что при всём при этом, Красус приложил столько усилий, пытаясь уговорить Лорда Гребня Ворона, запросить помощи у гномов и тауренов.

Однако друид напомнил себе, что все они без исключения решили присоединиться к наступлению на Зин-Азшари. С этим, последние сомнения исчезли. А затем, в его голову пришла и другая мысль. Он не мог оставить Сурамар не повидав её.

"Я должен идти" сообщил он. "Там… я… есть ещё то, что я должен завершить".

Его щеки, должно быть, покраснели, Красус любезно кивнул, добавив:

"Пожалуйста, передай ей мой привет, ладно?"

"Я… да… конечно".

Но как только он собрался уходить старший маг, Красус опустил руку ему на плечо. "Не прячься от своих чувств слишком долго, юноша. Они являются частью твоего призвания, твоей судьбы. Ты будешь сильно нуждаться в них, в предстоящих событиях, тем более, что он уже здесь".

"Он здесь…?" Ронин наморщил лоб "Кто? Что ещё ты не сказал нам?"

"Я только использую логику, Ронин. Ты же видел зверя Маннорота руководящего легионом, когда они впервые вырвались из города. Ты знаешь, что даже не смотря на него, мы смогли не только уничтожить портал, но и нанести ущерб демонам".

"Мы победили Маннорота. Я знаю. Как мы сделали это в нашем… дома".

Красус незаметно взглянул на Малфуриона, в котором опять заиграли подозрения по поводу пришельцев. "Тогда вы двое также должны вспомнить, что произошло после его поражения".

Ночной эльф увидел, как Ронин побледнел. Брокс, кажется, тоже был обеспокоен, но его реакция была больше похожа на реакцию, Малфуриона. Орк понимал, что должно было произойти что-то плохое, но не знал что именно.

"Архимонд" прошептал человек так тихо, будто боялся, что хозяин этого имени услышит его даже здесь в крепости Гребня Ворона.

"Архимонд", теперь понимая, повторил Брокс. Он сжал рукоять кинжала, осторожно оглядываясь.

"Кто… кто это Архимонд?" спросил Малфурион. Даже произнесение этого имени вызвало отвращение во рту.

Ронин ответил ему, не моргая, смотря прямо в глаза словами полными ненависти: "Тот, кто сидит по правую руку повелителя Пылающего Легиона".


Капитан Варо'тен как всегда принёс известие своей королеве. С момента смерти Лорда Ксавиуса, он стал её главным помощником… практически во всём. Его новая униформа была просто ослепительна, со сверкающим изумрудно зелёным знаком солнца на груди, последним подарком Азшари. Его звание осталось прежним, но на самом деле капитан командовал гораздо большими силами, чем генералы, тем более даже демоны подчинялись его приказам.

Варо'тен отбросил в сторону свой блестящий золотой плащ при входе в святилище королевы. Её служанки сразу присели в реверансе и отошли.

Сама Азшара лежала на задрапированной, серебряной кушетке, положив голову на небольшую подушку. Её волосы цвета идеального серебра каскадами спадали с плеч на спину. У королевы были большие, золотые, миндалевидные глаза. Она надела чудесное полупрозрачное, сине-зелёное платье, подчёркивающее её великолепные формы.

Капитан Варо'тен встал на колено.

"Да, мой дорогой капитан?"

Варо'тен надеялся что его щеки не зарделись от желания. "О Сияние Луны, Цветок Жизни, я принёс важные вести. Великий Саргерас…"

Она сразу же села. Её глаза расширились, а полные губы в нетерпении спросили: "Он здесь?"

Офицер почувствовал укол ревности. "Нет, о свет тысячи огней, пока не представляется возможным порталу перенести его величие… но он послал своего самого доверенного, подготовить проход".

"Тогда я должна поприветствовать его!" заявила Азшара вставая. Служанки сразу же встали со своих мест, чтобы взять её шлейф. Длинное, шелковое платье тянулось на небольшом расстоянии. Подол был разрезан так, что гладкие ноги королевы изредка обнажались, показывая себя, когда она шла. Всё в Азшаре соблазняло, хотя, он знал, что она специально играла с ним, как и с любым другим, но Варо'тену были безразличны другие.

Как только она двинулась вперёд, несколько новых фигур вышли из тени. Несмотря на свои огромные формы, стражники скверны, выступавшие в качестве её телохранителей, оставались невидимыми до сих пор. Два встали перед парой, в то время как остальные встали позади. Демоны терпеливо ждали, пока королева продолжит двигаться.

Капитан согнул свою, облачённую в броню, руку чтобы она могла обхватить её своими изящными пальцами. Он провёл её через ярко украшенные мраморные залы дворца в башню, где выжившие Высокорождённые продолжали свои усилия по созданию нового портала. Часовые ночных эльфов и демоны встали по стойке смирно, как только они подошли. Варо'тен изучил Легион достаточно, чтобы понять, что хотя Маннорот и Хаккар, казалось, не замечали красоты королевы, меньшие демоны не были так холодны. Даже её телохранители особенно внимательно охраняли её, следя и за их собственными собратьями время от времени.

Два зверя скверны дежурили снаружи дверей зала. Щупальца каждого собакоподобного демона дернулись в сторону приближающейся пары.

Стражники скверны в тот час же создали защитную стену между Азшарой и собаками. Звери скверны высасывали магию, как насекомые пили кровь, и Азшара, вопреки видимости, обладала большими способностями к магии. Для существ, она была будто пир.

Варо'тен было схватился за своё оружие, но Азшара коснулась его щеки и нежно сказала: "Нет, дорогой капитан".

Жестом она приказала стражникам скверны держаться в стороне и подошла к зверям скверны. Не обращая внимания на угрожающие щупальца, королева присела на колени пред парой и улыбнулась.

Один монстр сразу протянул грозную мору под, протянутую, руку. Другой открыл пасть полную острых зубов и вывалил свой язык в сторону. Как заметил для себя Варо'тен, оба действовали как детёныши ночных пантер трёх дней отроду.

После ласки этих монстров, королева призвала отойти их в сторону. Звери с полной готовностью повиновались, сев у стены, и смотря так, как будто надеялись на крошечное угощение.

Двери открылись для Азшары, как только она прошла мимо зверей скверны. Проследовав в огромный зал Варо'тен увидел Маннорота, который посмотрел через плечо на вновь прибывших. Насколько он мог прочитать по выражению лица, Маннорот не был особенно доволен приходом нового демона. И как только эльфы вошли, они не могли не заметить, что Архимонд уже прибыл.

В первый раз, Азшара на мгновенье потеряла своё холодное спокойствие. Потребовалось некоторое время, чтоб она пришла в себя, глядя на демона.

Архимонд держался так же гордо, как и Маннорот, но на этом сходства заканчивались. По любым меркам он был гораздо более красив и в некотором роде напоминал ночных эльфов, над которыми он возвышался. Кожа его была тёмно синей, и Варо'тену не потребовалось больших усилий, чтобы понять, что Архимонд должен был быть связан с колдунами эредаров. Внешне он не сильно отличался от них, и даже носил такой же грозный хвост. На его теле отсутствовали, какие либо волосы. У него был огромный череп, широкие и заострённые уши. Он смотрел тёмно-зелёными глазами, из-под нароста над бровями. Также носил броню на плечах, талии, предплечьях, на голенях и ещё местами. Захватывающий рисунок из линий и окружностей сплетался на теле в татуировку, излучающую высшую магию.

"Вы королева Азшара?", спросил он ровным, правильно поставленным, языком, сильно отличавшимся от гортанной речи Маннорота или шипения Хаккара. "Саргерас очень рад вашей преданности".

Лицо женщины ночных эльфов вспыхнуло. Она кивнула.

Его ровный, немигающий взгляд обратился к капитану Варо'тену. "И Великий всегда ценит способных воинов".

Варо'тен опустился на одно колено. "Для меня большая честь".

И, будто, не находя в паре больше ничего интересного, Архимонд вернулся к работе колдунов. Черный пролом висел посреди комнаты и, не смотря на свои большие размеры, было очевидно, что он с трудом пропустил огромного демона в этот мир.

"Держите проход стабильным. Он сейчас придёт".

"Кто?" Взволнованно выпалила Азшара. "Саргерас прибывает?"

С полым безразличием, Архимонд покачал головой. "Нет. Другой".

Варо'тен случайно взглянул на Маннорота и заметил, что демон был тоже озадачен.

Края чёрного портала вдруг замерцали. Высокорождённых, поддерживающих портал, вдруг сильно встряхнуло, и от них потребовалось гораздо больше усилий, чем когда либо. Несколько из них ахнуло, но благоразумно не сдвинулись с места.

А потом… тёмные вихри в портале обрели форму. Хотя он и был меньше, чем демоны, но излучал ту же ауру силы, что и Архимонда или Маннорота ещё до того как его ноги вступили в этот мир.

Вернее… копыта.

На двух ногах, подобно козьим, фигура шагнула к командиру демонов и ночным эльфам. Нижняя часть тела была будто у животного, однако, торс похож на эльфийский, но не глубокого фиолетового, а почти чёрного, цвета и с более развитой мускулатурой. Длинные тёмно-синие волосы обрамляли его узкое лицо. Огромные, загнутые рога резко контрастировали с элегантными, острыми ушами. Единственной одеждой, которую носил пришелец, была набедренная повязка

Если нижняя половина туловища и рога могли в вести в заблуждение, заставив думать, что это всего лишь новый зверь, присланный повелителем. То в глазах напротив читалось намного больше. Здесь был ум острее и быстрее чем у большинства, коварный и адаптивный где необходимо, хитрость и глубока жажда власти.

И только тогда он пристально взглянул на солдата. Нельзя было ни с чем перепутать газа из чёрного искусственного кристалла с чёткими малиновыми линиями, проходящими через центр.

Только один из, когда либо известных солдату обладал такими фантастическими глазами.

Капитан Варо'тен стоял как вкопанный, но не из его уст было произнесено имя демона. Королева Азшара, которая наклонилась вперёд, искоса изучала с поджатыми губами лицо, уже не бывшее лицом, неуверенно произнесла: "Лорд Ксавиус?"

Глава 4


Войско ночных эльфов, собранное Лордом Гребнем Ворона, было действительно внушительным на вид, но Малфурион не нашёл утешения в их огромном количестве и спокойно ждал сигнала к выступлению. Молодой эльф, посмотрел направо, где его брат и товарищи также верхом на пантерах ожидали сигнала. Ронин и Красус всё время обсуждали, какие-то вопросы между собой, а Брокс смотрел вперёд на горизонт со спокойным терпением опытного воина. Возможно, яснее всех, понимая всю невыполнимость задачи, с которой они столкнулись. Орк крепко сжимал в руках топор, сделанный для него Малфурионом и Кенариусом, будто видя уже бесконечные потоки противников.

Не смотря на явный опыт Брокса в сражениях с пылающим легионом, Гребень ворона и остальные командиры ни разу не обращались к орку за его знаниями. Совсем рядом с ними было существо, которое уже сражалось своими собственными руками с Легионом, и знало о бое достаточно, но никто не спросил его совета, о слабостях и сильных сторонах как своих, так и демонов. Или, если уж на то пошло, они не спросили его вообще ни о чём, что могло бы помочь на поле боя. Правда к советам Красуса и Ронина иногда прислушивались, но это было обусловлено тем, что они обладали магической силой, и их природа была знакома ночным эльфам. Но Брокс… Малфурион подозревал, что Брокс мог бы научить их гораздо большему при настоящих сражениях.

Мы люди, чья гибель может наступить, только по причине нашего высокомерия… Малфурион нахмурился, ощущая свой страх и пессимизм, но затем выражение лица изменилось, а сердце радостно забилось, как только он взглянул на фигуру, приближающуюся к нему.

"Малфурион!" позвала взволнованная Тиранда, "Я думала, что никогда тебя не найду среди всего этого!"

Её лицо было таким же, каким он всегда вбил его себе в память. Когда-то друг детства, теперь она стала для него желанной. Её гладкая кожа была фиолетового цвета, а тёмно-синие волосы отливали серебром. Лицо было чуть полнее, чем у остальных эльфиек, но черты более утончённы. Её серебряные глаза всегда будто затягивали Малфуриона, а мягкие губы часто носили некий намёк на улыбку.

В отличие от предыдущей их встречи, начинающая жрица Элуны — Матери Луны — носила одежду более подходящую для войны. Исчезла её мягкая белая мантия. На её место встали облегающие, пластинчатые доспехи, что предоставляло большую мобильность. Броня покрывала Тиранду с головы до ног, а поверх был накинут мерцающий, как паутина плащ лунного цвета. В согнутых руках она держала крылатый шлем.

Своим видом она больше напоминала Малфуриону, жрицу бога войны, нежели Матери Луны. Видимо, по его выражению лица это было очень заметно, в свою защиту она напомнила: "Ты можешь преуспеть в своём новом призвании, Малфурион, но, кажется, ты забыл про стихию Матери Луны. Или мне нужно напомнить тебе, что её аспект — Ночная Воительница? Она принимает мужественно умерших на полях сражений и отправляет их в путешествие по ночному небу, в качестве звёзд в награду".

"Я ни в коем случае, не хотел проявить неуважение к Элуне, Тиранда. Я просто был удивлён твоим видом. Скорее меня испугало, что война навсегда изменит нас всех… при условии, что мы переживём её".

Выражение её лица снова смягчилось. "Прости. Может быть, моё собственное беспокойство делает меня вспыльчивой. К тому же, высшая жрица поручила мне возглавлять группу новичков в этом конфликте".

"Что ты имеешь в виду?"

"Мы собираемся помогать не только нашими целебными силами. Верховной жрице было видение, в котором сестры должны активно сражаться плечом к плечу с солдатами Лунной Стражи. Она сказала, что все должны быть готовы принять на себя новые роли, если мы хотим одержать победу над демонами, хотим выжить".

"Проще сказать, чем сделать", ответил Малфурион. "Я как раз думал, как тяжело нашему народу приспосабливаться к любым изменениям. Ты должна была быть там, когда Красус предложил просить помощи у гномов, тауренов и других рас".

Её глаза удивлённо расширились "А на что он надеялся? Это ещё удивительно, что они согласились принять помощь его с Ронина и Брокса".

"Да, но Красус упрям как один из нас, если не больше".

Он замолчал, когда его брат неожиданно присоединился к ним. Иллидан беглым взглядом оглядел брата, а затем полностью сосредоточил своё внимание на Тиранде.

"Ты выглядишь, как королева воинов", сказал он ей, "Сама Азшара не может выглядеть лучше".

Краска прилила к лицу Тиранды. Малфурион захотел тоже сделать комплимент, хоть какой-нибудь, по которому она запомнил бы его, прежде чем командующий прикажет выступать.

"Ты вылитая Ночная Воительница собственной персоной", продолжал Иллидан плавно. "Я слышал, тебя поставили во главе группы ваших сестёр".

"Верховная жрица говорит, что мои навыки значительно возросли в последнее время. И что за все годы её руководства, я одна первая кто достиг подобных результатов так быстро".

"Это не удивительно…"

Но перед тем как Малфурион успел сказать, что-то ещё, протрубил рог. За ним последовал ещё один, потом другой, и так далее, пока все части могучей армии не были оповещены о готовности к отбытию.

"Я должна вернуться к сестрам", сказала Тиранда. И обратившись к Малфуриону добавила, "я пришла пожелать тебе удачи". Инстинктивно, жрица повернулась к Иллидану. "И тебе конечно".

"С твоим благословением, я уверен, победа будет наша", ответил брат Малфуриона.

Тиранда снова ударилась в краску. Протрубил, другой рог, и она быстро надела шлем, развернула свою пантеру и уехала.

"Она выглядит более подготовленной к бою, чем любой из нас", прокомментировал Малфурион.

"Да. Её будущий супруг будет счастлив, не так ли?"

Малфурион посмотрел на брата, но Иллидан уже погнал свою пантеру к Лорду гребню Ворона. Как личный колдун владыки, Иллидан должен был ехать рядом с главнокомандующим ночных эльфов. Малфуриону и другим было приказано оставаться подальше, но в пределах зоны досягаемости. Хозяин Черного Грача не хотел, чтобы все его козыри были сосредоточены в одном месте. Эредары уже знали о них и сосредотачивали свое внимание на друиде и его друзьях по мере возможности.

Джарод Песнь Теней с тремя солдатами подъехал к нему. "Пора идти! Я должен попросить, чтобы вы отправились с нами!"

Кивнув, Малфурион проследовал за капитаном обратно к остальным. Ронин и Красус имели почти одинаково суровый вид. Выражение лица Брокса мало чем отличалось от них, но он кажется напевал себе что-то под нос.

"Выступление в ночь", прокомментировал Красус, глядя, как последние остатки дня исчезают. "Как предсказуемо. Архимонд, скорее всего, предвидел это. Не смотря на все усилия, чтобы приспособиться к новым временам, ваши люди, по-прежнему, склонны возвращаться к привычному".

"При таком количестве людей, мы всё равно сможем отбросить демонов". настаивал Капитан Песнь Теней. "Лорд Гребень Ворона очистит наши праведные земли от монстров".

"Мы можем только надеяться".

Последний рог прозвучал, и ночные эльфы, все как один, двинулись в Зин-Азшари. Независимо от его опасений, Малфурион немного воспрянул духом, когда увидел, как вооруженные силы эльфов постепенно покрывают ландшафт далеко впереди. Знамёна трёх десятков крупнейших кланов выделялись среди объединённой армии. Пехотинцы маршировали в совершенном согласии, ночные пантеры вместе двигались скачками с большой гордостью и силой, а их всадники в шлемах, устало смотрели вперёд.

Большая часть солдат держали в руках мечи, копья и луки. За ними чёрные пантеры тянули осадные машины — баллисты и катапульты. Большинство этих машин принадлежали Лорду Гребню Ворона, так как, в общем, ночные эльфы не использовали подобные устройства. Только Гребень Ворона, казалось, предвидел, что он поведёт свой народ к победе. То, что он не искал помощи у дворфов и других рас, беспокоило друида. Не смотря на ошибочное мнение, что Азшара невиновна, Лорд по прежнему верил, что Пылающий Легион обречён на поражение.

В конце концов, действительно не было другого выбора.


Подгоняемые Гребнем Ворона и собственной верой в необратимую победу, ночные эльфы преодолели приличное расстояние в первый вечер. Их командир, наконец, отдал приказ остановиться на два часа при дневном свете. Ночные эльфы сразу разбили лагерь, установили ряды часовых, чтобы никто не застал их врасплох.

Здешняя земля ещё не была затронута ужасом Пылающего Легиона. К югу, стоял нетронутый лес. К северу, высокие, зелёные холмы украшали пейзаж. Командиры ночных эльфов направили патрули, чтобы исследовать окрестности, но враги не были обнаружены.

Малфурион сразу же потянулся к деревьям. Как только появился шанс, он отделился от своих товарищей и повернул свою пантеру к ним.

Джарод Песнь Теней сразу же это заметил. Капитан поехал за ним, и позвал обратно, как только приблизился, "Я должен попросить вас вернуться назад! Вы не можете идти туда один! Помните что случилось?"

"Я буду в порядке, Джарод" спокойно ответил Малфурион. В самом деле, он чувствовал, что именно эта дикая местность была защищена даже от демонических убийц, которые постоянно преследовали его и его товарищей. От куда пришли эти ощущения Малфурион не мог объяснить, но он знал это точно.

"Вы не можете идти один…"

"Я нет, вы со мной".

Солдат стиснул зубы, затем с покорным видом, последовал за друидом в лес. "Пожалуйста… только не так долго".

Ничего не обещая, Малфурион продолжал двигаться дальше в глубь леса. Чувства надежды и веры окружали его. Деревья приветствовали его, даже, казалось, узнавали…

И тогда он понял, почему он чувствовал себя здесь, как дома.

"Добро пожаловать мой теро'шан… мой уважаемый ученик".

Капитан Песнь Теней оглянулся по сторонам в поисках источника волнующего голоса, голос, напомнивший ему и гром и ветер одновременно. Малфурион же терпеливо ждал, что говорящий скоро проявит себя, в свойственной ему манере.

Ветер внезапно закружился вокруг пары. Офицер плотнее натянул свой шлем, а друид откинул голову назад, чтобы лучше чувствовать ветер. Оторвавшиеся листья закружились вверх в вихре, который стал ещё сильнее, более ожесточеннее. Тем не менее, только капитан был потрясён этим действием, даже ночные пантеры спокойно подняли морды, чтобы вдыхать свежий ветер.

Миниатюрный вихрь возник перед всадниками. Листья, ветки, кусочки камня и земли… всё больше и больше их собиралось внутри, уплотняясь вместе, чтобы сформировать что-то твёрдое.

"Я ждал тебя Малфурион".

"Во имя матери Луны" выдохнул Джарод.

Капитан заметил для себя, что гигант передвигался на четырёх ногах, сродни тем, что и у оленя. И действительно вся нижняя часть тела была как у оленя. Верхняя же была подобна ночным эльфам, та же форма и тот же оттенок. Он смотрел на двух нарушителей сверху вниз глазами, излучающими чистый солнечный свет. Фиолетовая плоть пальцев на руках заканчивалась смертельными, крючковатыми когтями, как у древнего дерева.

Незнакомец покачал головой, заставляя его густую, цвета зелёного мха шевелюру развиваться на ветру. Листья и ветки, видимо росли прямо из волос и широкой бороды. Но не столько это удивляло, сколько массивные ветвистые рога, росшие из головы гиганта.

Малфурион склонил свою голову в почтении. "Мой шан'до. Мой уважаемый учитель". Он посмотрел вверх. "Я рад видеть вас, Кенариус".

Хотя оба ночных эльфов были не ниже восьми футов в высоту. Кенариус казался выше на порядок. Он был настолько впечатляющим, что капитан, беседовавший лицом к лицу с драконом, мог только открыть рот от удивления.

С небольшим смехом, что казался, похож на пение птиц, Кенариус заявил: "Добро пожаловать и вам, Джарод Песнь Теней! Ваш предок был истинным другом лесу!"

Джарод закрыл, было, рот, открыл его, и снова закрыл, и в итоге, только кивнул. Как и все ночные эльфы, он вырос, слушая легенды о мифическом полубоге, но как и большинство его людей, он предполагал, что это всего лишь сказки.

Лесной Властелин посмотрел на своего ученика. "Ваши мысли оказались в условиях кризиса. Я почувствовал это даже в Изумрудном Сне".

Изумрудный Сон. Прошло некоторое время, когда он последний раз был там.

В изумрудном сне он видел мир таким, каким он был в ранние годы своего существования — без людей, без животных, без цивилизаций. Некоторое спокойствие существовало в нём, но смертельно опасное на самом деле. Однажды сильно погрузившись в него, можно забыть вернуться в мир смертных. Странник может вечно скитаться по нему, в то время, как его тело погибнет.

Под руководством Кенариуса, Малфурион использовал Сон, чтобы попасть во дворец и сразиться с Лордом Ксавиусом. С того события, однако, молодой друид боялся возвращаться в Изумрудный Сон, смутные воспоминания о последствиях всё ещё преследовали его. Он бы вечность дрейфовал во Сне, если бы его учитель случайно не заметил его.

Кенариус увидел его беспокойство. "Ты не должен бояться оказаться там снова, сын мой, но сейчас не время. Однако есть другие аспекты вашего обучения, которые ещё далеки от идеала, и именно по этому я выбрал эту передышку, чтобы прийти к тебе".

"Эту передышку? Что вы имеете в виду?"

"Другие всё ещё не определились, что же делать с демонами. Мы будем бороться с ними, да, но мы существа разных сфер власти. Для нас трудно работать в гармонии вместе, мы все чувствуем опасность, но каждый действует своими способами".

Новости не принесли ничего, что могло бы изменить неопределённость Малфуриона. Сначала драконы никак не решались принять участие в сражении против Пылающего Легиона, а теперь даже полубоги, хранители мира природы, не могли придти к одному мнению по поводу надлежащего плана действий. Во истину это было выше понимания всех ночных эльфов… возможно, и для Малфуриона и его товарищей в частности.

"У нас мало времени. Есть несколько вещей, которым я должен попробовать обучить вас за короткий срок. Нам потребуется весь день".

"Ни в коем случае!" выпалил капитан Песнь Теней, удивившись сам себе. "Мой прика…"

С доброжелательной улыбкой, лесное божество рысью подскочило к солдату. Лицо Джарода побледнело, когда перед ним предстал Кенариус.

"Он будет в безопасности вместе со мной и вернётся, как только понадобится вашим командирам, Джарод Песнь Теней. Вы не нарушите своих обязательств".

Офицер закрыл рот, уже ясно осознав, что до этого он посмел перервать Кенариуса.

"Возвращайтесь к другим вашим обязанностям. Я прослежу, чтобы Малфурион вернулся целым и невредимым".

Друиду показалось, что пара обсуждала присмотр за ребёнком, но слова полубога, очевидно, были именно тем, что Джарод хотел услышать. Он кивнул Кенариусу, обращая кивок в последний момент Малфуриону. "Как пожелаете мой повелитель".

"Я не твой повелитель, ночной эльф. Я Кенариус и только! Ступай с моим благословением!"

Взглянув с благоговением на Малфуриона и его учителя, капитан повернул ночную пантеру и поехал в сторону лагеря ночных эльфов.

Кенариус развернулся к своему ученику. "Теперь мой теро'шан, мы должны серьёзно приступить к обучению". Вся конгениальность исчезла с лица божества. "Я боюсь, что нам понадобятся все знания, которыми мы владеем, если хотим спасти наш мир от демонов…"


В этот момент, другой, кто так же боялся, что потребуются все, кого они смогут собрать для борьбы с Пылающим Легионом, летел над царством драконов. Он искал высокий пик горы, где обосновался его род.

Кориалстраз провёл большую часть своего долгого пути, обдумывая многие вещи. Молчание его собратьев было одной из них. Конечно, драконы всегда были затворниками, но он никогда не сталкивался с такой тишиной. Никто не отвечал на его призыв, даже его возлюбленная супруга, Алекстраза.

Это заставило его подумать о демонах. Он боялся предположить, что они, возможно, атаковали и уничтожили драконов, и отсутствие связи только увеличивало страхи. Он почти желал, чтобы Красус сопровождал его в этом путешествии, тогда, по крайней мере, был бы тот, с кем можно было обсудить свои подозрения.

Но Красус был тем, кто порождал ничуть не меньше вопросов. Один за другим, Кориалстраз отстранял варианты, кем мог являться этот загадочный дракон, чьим словам даже Алекстраза уделяла пристальное внимание. Она поступала так, будто Красус был равен её супругу, даже возможно был им. Тем не менее, этого не может быть… если только…

"Нет… это не возможно", роились мысли гиганта. "Это слишком необычно… Хотя, это многое объясняет…"

Он всё равно выскажет свои мысли Алекстразе, как только найдёт её. Кориалстраз накренился, увидев знакомые горы, окутанные странным туманом. Вопреки обыкновению, сейчас не нёс вахту ни один дракон, что было зловещим знаком.

Большой красный дракон спустился к высокому устью пещеры, использующееся в качестве одного из главных входов в святилище.

Когда он вошёл, покрутил головой из стороны в сторону, ища хоть какой-то знак от своих товарищей. Вокруг было смертельно тихо.

Как только дракон сложил крылья и двинулся вперёд, он внезапно столкнулся с необычными силами, невидимыми для других существ. Он чувствовал, как воздух стал густым, подобно мёду. Кориалстраз решительно бросился вперёд, врезавшись в невидимую стену, он боролся с ней, как будто ему противостоял другой дракон.

Медленно стена поддалась. Он чувствовал, что что-то сжимает его, когда он продвинулся дальше, оно полностью обхватило всё его тело. У дракона затруднилось дыхание, а взор помутнел. И всё же Кориалстраз продолжил свой путь.

И вдруг, неожиданно, он пробился сквозь завесу.

Звуки, тысячи звуков мгновенно наполнили его уши. Лишенный, какой либо защиты, Левиафан упал вперёд. Он бы ударился головой, но огромные лапы поймали его. "Хорошо что ты вернулся", прогрохотал глубокий голос "Мы все опасались за вас младший".

Тиранастраз поднял его, рептилиеподобное лицо старшего супруга Алекстразы выглядело озабоченно. За его спиной другие драконы двигались через систему туннелей… и что больше удивило Кориалстраза, среди этого действия были драконы других цветов. Он видел синих, зелёных, бронзовых, и, конечно же, красных. Драконы постоянно перемещались, и у всех, похоже, была какая-то задача… весьма тревожная задача.

"Алекстраза! Как…"

"С ней всё хорошо. Она сказала, что как только ты вернёшься, ей нужно поговорить с тобой…" старший левиафан посмотрел на младшего, будто ища что-то"… и с Красусом, тоже, но я вижу что он не с тобой".

"Он не захотел оставлять других одних".

"Но твоё состояние…"

Согнув крылья, Кориалстраз ответил: "Он придумал способ, как нам быть почти рядом. Он не совершенен, но это лучшее, что мы могли сделать".

"Очень интересно…"

"Тиран… Что здесь происходит? Почему другие стаи вместе с нашей?"

Выражение лица старшего консорта стало показно официальным. "Она повелела, что она будет единственной кто расскажет тебе обо всём, и я, конечно, не стану её ослушиваться".

"Конечно нет".

С Тиранастразом во главе, пара продолжила свой путь в логово красной стаи. Кориалстраз встречал других драконов по пути. Зелёный промелькнул будто тень, полупрозрачный, двигаясь с закрытыми глазами, как лунатик. Бронзовые фигуры стаи Ноздорму казалось, стояли на месте, не двигаясь, но каким-то образом перемещались мерцая. Что же касается синих, то они появлялись то здесь, то там, случайным образом, всегда предпочитая, использовать магию, нежели физическую силу. Чем больше Кориалстраз видел их всех, тем больше он приветствовал стабильное, монолитное присутствие своего собственного рода. Когда они двигались, то они по-настоящему двигались. Когда они направлялись куда-то, то он мог видеть каждый их шаг, каждый вздох.

Конечно, по правде говоря, он подозревал, что гости чувствовали то же самое на счёт его стаи.

Так много разных драконов, и все они здесь. Невольно, мысли Кориалстраза обратились к Пылающему легиону, и он задумался, а хватил ли объединённых сил драконов, чтоб остановить Пылающий Легион.

Но, как только он вошёл в следующий зал, его страхи и опасения исчезли. Она стояла, как будто ждала только его. Просто её присутствие наполняло спокойствием и миром. Когда она посмотрела на него, Кориалстраз почувствовал себя уверенней. Всё будет хорошо. Королева жизни видела это.

"Кориалстраз… мой возлюбленный". Только её глаза давали представление о такой силе, какую только можно было предположить. Младшие существа часто видели в драконах только диких зверей, но даже лучшие из них не могли ощутить в себе ту силу эмоций, которые испытывал сейчас Кориалстраз.

"Моя королева, мой смысл жизни" Он низко наклони голову в дань уважения.

"Хорошо, что ты вернулся. Мы опасались за тебя".

"Так же как и я волновался за вас. Никто не ответил на мой призыв, или не объяснил внезапное молчание".

"Это было необходимо", ответила огромная женщина. Не смотря на плавность её форм, Алекстраза превышала своего супруга чуть больше, чем наполовину. Как все великие аспекты, она была много крупнее её рода".На секретность есть свои особые причины".

"Секретность? Но для чего?"

Она осмотрела его. "Красус не с тобой?"

Он отметил её огромный интерес. Она беспокоится о Красусе, как если бы беспокоилась о нём. "Он решил остаться. Но смог придумать трюк, который позволил бы находиться отдельно друг от друга не чувствуя страданий… больше…"

Краткая улыбка появилась на её лице. "Конечно, он смог".

Прежде чем Кориалстраз успел подвести разговор к тому, что он хотел узнать о Красусе, другой вышел из высокого зала с правой стороны. Кориалстраз посмотрел на вошедшего, и глаза его расширились.

"Необходимо, чтобы все драконы принимали участие в этом ритуале", прогрохотал чёрный дракон, голосом похожим на звук тлеющего вулкана. "Мои уже сделали это. Остальные стаи должны теперь совершить то же самое".

Нелтарион заполнил другой конец зала, он — единственный, кто мог соответствовать Алекстразе по размерам и мощи. Хранитель земли излучал напряжённость, которая заставила Кориалстраза чувствовать себя немного неудобно.

"Мой последний супруг здесь", повернулась Алекстраза. "Бронзовая стая тоже прилетела, и хотя Ноздорму не с ними, они принесли то, что является частью его сущности. Так что он тоже выступит с нами в этой борьбе. Таким образом, остаётся только один — Красус. Так ли это страшно, если одного дракона не будет?"

Чёрный дракон наклони голову". Один дракон только?… нет… Я думаю нет".

"О чём вы говорите?" осмелился спросить младший дракон.

"Демоны вновь смогли найти путь в наш мир", объяснила Алекстраза. "Снова они пребывают как бурная река, удваивая свои силы с каждым днём".

Кориалстраз представил себе чудовищные армии, и что их численность уже возросла в разы. "Тогда мы должны действовать!"

"Уже. Нелтарион разработал план, возможно, нашу единственную надежду на спасение этого мира".

"В чём он заключается?"

"Нелтарион покажет тебе".

Чёрный гигант кивнул, затем закрыл глаза. Воздух задрожал перед ним. Ощущение поразительной мощи, коснулось магического чутья Кориалстраза. Ему показалось, будто тысячи драконов одновременно оказались в этом зале.

Но вместо этого, крошечный, почти незаметный золотой диск материализовался в воздухе, поря чуть ниже уровня глаз собравшихся левиафанов. Кориалстраз совсем ничего не ощущал в диске, но какой-то внутренней частью себя знал, что в диске заключено намного больше, чем это казалось на первый взгляд.

Хранитель земли открыл свои глаза, и выражение восторга отразилось на лице рептилии. Казалось, будто Нелтарион поклонялся своему творению.

"Узрите то, что изгонит демонов из нашего мира!" прогремел чёрный дракон "Узрите то, что очистит мир от всей заразы!"

Крошечный диск ярко вспыхнул на мгновение. Теперь молодой красный консорт почувствовал полную степень силы заключённой внутри… и понял, почему даже Алекстраза полагала, что это их единственный шанс на спасение.

"Узрите" громогласно произнёс Нелтарион. "Душу Дракона!"

Глава 5


Капитан Варо'тен не был из тех, кому становилось не по себе от странных теней или звуков. Он сталкивался с подобными вещами с той же приземленной суровостью, с которой он делал всё остальное в своей жизни. Солдат со шрамом на лице был рождён для того чтобы быть воином и, несмотря, на присущую ему хитрость, никогда не видел себя в другой роли. Он не хотел быть королём или супругом, если бы только это не сделало бы его ещё ближе к Азшаре. Во имя королевы он командовал силами Высокорождённых, и был этим доволен. Политические махинации он всегда оставлял на Лорда Ксавиуса, кто понимал и смаковал эту роль так, как Варо'тен никогда бы не смог.

Но в последнее время его мысли были заняты не только планами сражений. Это было связано с возвращением того, кого он считал для себя мёртвым… Ксавиуса. Теперь советник королевы, вернулся из загробной жизни с поразительной силой, дарованной Саргерасом, и снова руководствуясь волей Высокорождённых. Наверное, это не должно было бы беспокоить Варо'тена, но Ксавиус изменился каким-то образом не только снаружи, но и внутри так, что даже королева не могла это увидеть. Капитан был уверен, что советник, или то существо, которое им когда то было, заботился не о славе Азшари, а о чём то совсем другом. Варо'тен, независимо от его верности Повелителю легиона, был прежде всего слугой своей королевы.

"Как всегда рациональны, капитан. Я знал, что найду вас патрулирующим залы, даже когда вы не на дежурстве".

Офицер вздрогнул, молча проклиная себя за подобную реакцию.

Как будто, вырастая из тени, перед ночным эльфом предстал Ксавиус. Его копыта стучали по мраморному полу, когда он двигался, а каждый выдох заканчивался слабым хрипением, будто фырканьем. Архимонд назвал Ксавиуса сатиром, одним из благословенных служащих Саргераса. Неестественные глаза, что лорд сам заменил себе, смотрели из-под нависающего лба. Они приковывали взгляд капитана к себе, неумолимо затягивая его глубоко внутрь.

"Саргерас находит вас очень перспективным, капитан Варо'тен. Он видит в вас того, чей статус может намного превышать статус тех, кто уже служит ему сейчас. Того кто может вести вперёд его войско, наравне с Манноротом, нет, даже с Архимондом!"

Варо'тен увидел себя во главе орды демонов, его меч обращал в панику врагов. Он чувствовал гордость и любовь Саргераса, когда он уничтожал тех, кто посмел бросить вызов Великому.

"Для меня великая честь служить ему", пробормотал солдат.

Ксавиус улыбнулся. "Как и для нас всех… и мы будем служить ему так, как столько сможем, если это приблизит скорейшее исполнение нашей мечты, не так ли?"

"Конечно".

Фигура с копытами наклонилась к лицу солдата, почти касаясь его. Глаза продолжали затягивать Варо'тена, заманивая и нервируя его одновременно. "И Вы могли бы служить ему, таким образом, какой лучше всего подходит вам, в роли, которая приведёт вас намного раньше к желанной власти".

Чувства азарта и волнения зародились в офицере. Он снова представил себя ведущего армии к победе во имя своей королевы и Саргераса. Он представил себе покорение своих врагов, как реки крови текли к его ногам.

И когда капитан Варо'тен попытался вообразить, как он совершает эти подвиги, он никак не мог увидеть свой облик отчётливо. Он попытался представить себя как война, закованного в броню великого командира, такого же, как и в старых легендах… но другой облик настойчиво всплывал в его мыслях.

Облик подобный тому, который принадлежал сейчас Лорду Ксавиусу.

Этот образ, наконец, позволил ему освободиться от завораживающего взгляда советника. "Простите меня, мой господин, но я должен вернуться к своим обязанностям".

Искусственные глаза на мгновенье вспыхнули. Тогда Ксавиус вежливо кивнул и взмахом руки позволил солдату продолжать своё движение. "Ну конечно, капитан Варо'тен, ну конечно".

В быстром темпе, пытаясь как можно меньше оставаться на виду у рогатой фигуры, Варо'тен двинулся прочь. Он не оглядывался назад. Его рука схватила эфес меча, будто он собирался в любую секунду пустить его в дело. Ночной эльф не останавливался, пока не был уверен, что Лорд Ксавиус остался далеко позади.

Но даже тогда, он всё ещё слышал манящие слова сатира… и Варо'тен знал, что там, где он смог устоять и не поддаться искушению, другие не смогут…


Когда ночная тьма покрыла объединённые силы под командованием Лорда Гребня Ворона, сёстры Элуны разошлись среди ночных эльфов, чтобы дать своё благословение каждому. Даже одетые как девы воительницы, жрицы несли мир и покой солдатам. Элуна даровала ночным эльфам силы и уверенность, она всегда была там, на небесах и наблюдала за своими детьми.

Хотя по выражению её лица и не было заметно, но Тиранда Шепот Ветра совсем не ощущала в себе ту силу или спокойствие которым она наделяла при благословении солдат. Казалось, верховная жрица думала, что эта эльфийка была избранницей самой Матери Луны, но Тиранда не чувствовала никакой великой силы внутри. И если Мать Луна выбрала её, то она не удосужилась сообщить её об этом…

Последние лучи солнца убегали за горизонт. Тиранда торопилась, зная, что скоро протрубят рога, и командование снова выдвинется к Зин-Азшари. Она коснулась сердца ещё одного солдата, а затем отправилась к ожидающей её напарнице.

Но, прежде чем она достигла её, ещё один ночной эльф предстал перед ней. Рефлекторно Тиранда положила руку ему на грудь, но эльф взял её запястье.

Жрица подняла глаза и на мгновенье, её сердце забилось быстрей от радости. Но, затем она заметила чёрную униформу, и волосы, завязанные в хвост.

Больше всего выделялись янтарные глаза.

"Иллидан…"

"Я, конечно же, благодарен за твоё благословение", ответил он с кривой ухмылкой "Но я просто рад твоему присутствию рядом".

Её щёки потемнели, хотя и не по той причине, по которой подумал он. Всё ещё нежно держа её запястье, близнец Малфуриона наклонился ближе.

"Несомненно, это судьба, Тиранда! Я искал тебя. Мы входим в эпоху, когда непоправимые изменения наступают очень быстро. Любое решение должно приниматься без колебаний".

Ощутив внезапную тревогу, она поняла, что он намерен сказать ей. Без раздумий, Тиранда отдёрнула руку.

Лицо Иллидана мгновенно сделалось каменным. Он не пропустил её жест, и смысл который скрывался за ним.

"Ещё слишком рано", ей удалось успокоить свои чувства.

"Или слишком поздно?" Кривая ухмылка вернулась на его лицо, но было видно, что эта маска плохо скрывала его чувства. Спустя мгновенье, однако, с лица Иллидана исчезло напряжение. "Я был слишком импульсивен. Это действительно не подходящее время. Ты пыталась принести успокоение слишком многим сегодня. Я поговорю с тобой снова, когда момент будет более… подходящим".

Не говоря больше ни слова, он направился туда, где его ожидала охрана в одеждах дома Гребня Ворона. Сев на пантеру и больше не оглядываясь назад, он и его свита уехали.

Некоторое время Тиранда рассеяно искала свою пантеру. Тем не мене, когда она её нашла, другой прервал её раздумья. На сей раз, её душа больше приветствовала гостя.

"Шаман, прости за это вторжение".

С нежной улыбкой она встретила орка. "Я всегда рада видеть тебя, Броксигар".

Только ей он позволял называть себя по полному имени. Для всех остальных и даже Лорда Гребня Ворона, он был просто Брокс. Крупный орк был чуть ниже её, но в ширину был в три раза больше, и с очень развитой мускулатурой. Она видела, как он пробивался сквозь врагов с жестокостью одной из огромных кошек ночных эльфов, но к ней он относился с огромным уважением, большим, чем даже те, кто просил её благословения сегодня.

Думая, что орк пришёл за благословением, Тиранда коснулась его груди. Брокс посмотрел испуганно, но не отстранился.

"Позволь Матери Луны вести твой дух, пусть она даст тебе часть её силы…" Она продолжала ещё несколько секунд, пока не дала орку полного благословения. Большинство других жриц находили его отвратительным, так же как и большинство ночных эльфов, но в глазах Тиранды он был никем иным, как ещё одним ребёнком Элуны, так же как и она сама.

Когда она закончила, Брокс опустил голову в знак благодарности, а затем пробормотал. "Я не достоит этого благословения, шаман, потому, что это не то зачем я пришёл к вам".

"Разве?"

Лицо с клыками перекосилось, Тиранда заметила в нём сильное волнение.

"Шаман… есть нечто, что обременяет моё сердце. Что то, в чём я должен признаться".

"Продолжай"

"Шаман, я пытался найти свою смерть".

Она сжала губы, пытаясь понять. "Ты говоришь мне, что пытался убить себя?"

Брокс вытянулся во весь рост, и резко произнёс. "Я орк воин! Я бы никогда не опозорил своё имя, проткнув себя собственным кинжалом!" В ту же минуту его ярость испарилась, и он стыдливо заметил. "Но, по правде, я и не пытался избежать меча противника".

И история сама вырвалась на свободу. Брокс рассказал ей о своей последней войне против демонов, как он и его товарищи удерживали проход, пока ждали подкрепления. Тиранда услышала, как один за другим его друзья погибли, и остался только он. Действия Брокса и других помогли спасти битву от поражения, но это никоим образом не заставило его чувствовать себя менее виноватым, в том, что он выжил там, где другие не смогли.

Война закончилась вскоре после этого, оставив Брокса без надлежащего способа искупить свою вину перед товарищами. Когда верховный вождь Трал попросил его найти и изведать аномалию, воин увидел в этом знак — духи, наконец, предоставили ему шанс.

Но единственным кто нашёл смерть в этом путешествии, был его молодой товарищ, и это только больше угнетало Брокса. Затем, когда стало ясно, что Пылающий Легион вторгся в Калимдор, в орке снова зародилась надежда на искупление. Он бросился в борьбу и воевал так яростно, как смог не каждый закалённый воин. Он всегда был на передовой, смелее любого врага, к которому приближался. К сожалению, Брокс был слишком хорош, что даже после убийства огромного количества демонов, он едва получил пару царапин.

А когда армия выдвинулась из Сурамара, седеющий орк, наконец, начал понимать, что он совершил другой грех. Нет, грех был не в том, что он один выжил. Теперь Броксу было стыдно: в то время как все вокруг него боролись за жизнь, он стремился избавиться от неё. Они вступили в бой по совсем иным причинам.

"Я признаю, что могу умереть в бою, это славная судьба для орка, шаман, но я опозорил себя, поставив перед собой эту цель, как уплату за тех, кто сражался за свои жизни и жизни других".

Тиранда глядела прямо в глаза орка. Он был зверем для остальных, но слова, которые он говорил, были полны смысла и красноречия. Она коснулась его грубой щеки, слегка улыбаясь. Как же высокомерны ночные эльфы, которые видели только внешность, а не сердце и ум.

"Тебе не нужно признаваться мне, Броксигар. Ты уже понял это своим сердцем и душой, а это значит, что духи и Элуна услышали твоё раскаяние. Они знают, что ты понял истину вещей и сожалеешь о своих ранних мыслях".

Он хмыкнул, и к её удивлению поцеловал её ладонь. "Я снова благодарю тебя, шаман".

В этот момент протрубили рога. Тиранда быстро коснулась лба орка, добавив небольшую молитву. "Не зависимо от того какую битву тебе подкинет судьба, Броксигар, Мать Луна будет присматривать за твоим духом".

"Я признателен тебе за эти слова, шаман. А теперь я должен оставить тебя".

Брокс поднял свой топор в уважение, а потом убежал. Тиранда посмотрела на орка, исчезающего среди других бойцов, потом заметила, как одна из сестёр подаёт ей сигнал, что пора торопиться. Она должна была быть готова вести свою группу вперёд, как только армия начала двигаться… Она должна была встретить судьбу, которую приготовила ей Элуна…

И это она понимала, включая всю значимость предстоящей битвы.


"К ним присоединились ещё пятьсот солдат из двух поселений на северо-западе". сказал Ронин, когда подъехал к Красусу.

"Пылающий Легион может увеличить свои ряды на столько же за пару часов, может быть даже меньше".

Рыжий волшебник одарил своего наставника кислым выражением лица. "Если всё это не помогает то зачем стараться? Почему тогда просто не сесть на траву и не дождаться когда демоны перережут наши глотки?" Он притворился удивлённым "Ой подождите! Это же не то, что случилось на самом деле! Ночные эльфы боролись и победили!"

"Тихо!" прошипел Красус, в ответ на едкость Ронина. "Я не преуменьшаю роль подкрепления, только указываю на факты. Следует напомнить и другой факт, что наше присутствие здесь и существование аномалии во времени означает, то, что произошло однажды, может не повторится снова. Существует очень большая вероятность, что Пылающий Легион победит на этот раз… и всё что мы знаем о будущем никогда не будет существовать".

"Я не позволю, подобному случится! Никогда!"

"Для вечности твоя супруга Вериса и твои новорождённые близнецы ничего не значат, Ронин… но я буду сражаться ради них, так же, как и ради будущего моей стаи, какая бы ужасная судьба не постигла меня в этой битве".

Ронин успокоился. Он знал, как и дракон маг, какая судьба постигнет в итоге красную стаю. Даже если Пылающий Легион будет побеждён в этом времени, драконы будут по-прежнему ужасно страдать. Смертокрыл Разрушитель проследит за тем, чтобы орки получили контроль над ними, и используют их как зверей. Множество драконов умрёт без всякой на то причины.

"Но, то, что пока происходит, даёт нам надежду". Добавил Красус, с блуждающим взглядом. "И это может быть ещё одна причина, чтобы понять, что история не изменилась"

"Я знаю только то, что сохранилось в архивах волшебников Даларана, Красус. Ты же знаешь об этом из своих собственных воспоминаний".

Худая, почти эльфийская фигура прошептала снова". Твои воспоминания на основе древних писаний, возможно, более точны, чем мои собственные. Я пришёл к выводу, что вторжение Ноздорму в мой разум, пока он помогал направить нас на эту миссию, не прошло без потерь для моих воспоминаний. Я многого не помню точно". Ноздорму, аспект времени, был тем, кто призвал Красуса, чтобы вызволить его из опасного положения. С огромным драконом песочного цвета невозможно было связаться в этот период времени, и Красус опасался, что все воплощения хранителя времени погрязли в аномалии. "Я боюсь, что никогда не смогу вспомнить всё относительно этого времени, и нету ничего, что могло бы восполнить пробелы".

"Тогда нам остаётся только бороться и надеяться на лучшее".

"Так же как поступал каждый на протяжении всей истории этого мира, да?"

Бородатый человек кивнул с мрачным выражением. "Для меня это наилучший вариант".

Всё больше миль оставляли позади сил ночных эльфов, без единой остановки или задержки. Большинство солдат шли с хорошим настроением, казалось, враг боялся сталкиваться с их силами. Со слухом острее, чем у кого либо, Красус слышал разговоры солдат и понимал, что большая часть разрушений от демонов выпала на ничего не подозревающие поселения. Как только силы Пылающего Легиона сталкивались с более организованным сопротивлением, большая часть демонов сами становились жертвами. Некоторые даже полагали, что если бы ночные эльфы преследовали демонов до самого Зин-Азшари после самого первого сражения, а не отступили чтоб набрать подкрепления, то война бы уже закончилась.

Подобные разговоры беспокоили Красуса; одно дело идти в бой с уверенностью, другое — наивно верить, что врага так легко победить. Все ночные эльфы должны были понять, что Пылающий Легион это смерть во плоти.

Он обратил взгляд к одному из ночных эльфов, который, казалось, больше всех из его рода понимал сложившуюся ситуацию. Красус знал, что Малфурион будет ключом к победе, но никак не мог вспомнить почему. То, что он был первым из друидов, было важной причиной, но не единственной. Дракон маг знал, что должен сделать всё возможное, чтобы защитить его.

Почти большая часть ночи осталась позади, когда разведчики неожиданно вернулись с юго-востока. Гребень ворона организовал постоянный осмотр окрестностей, чтобы узнавать о неожиданностях по мере возможности.

Трое ночных эльфов выглядели весьма потрёпано. Было ясно, что они ехали в быстром темпе в течение долгого времени. Их пантеры запыхались, а цветные одежды и лица, запачканы грязью. Только после небольшой паузы и глотка воды они сообщили, что видели.

"Небольшая колонна демонов продвигается сквозь область Ди-Жару, мой повелитель", произнёс старший разведчик. "Мы видели дым и огонь повсюду, и беженцев, бегущих прочь".

"Какая примерно численность врага?"

"Трудно сказать, но гораздо меньше, чем наша армия, безусловно".

Гребень ворона дёрнул бороду. "Куда направились беженцы?"

"Возможно в Халумар, мой лорд, но они не успеют, демоны преследуют их по пятам".

"Можем ли мы их перехватить?"

"Да если поспешим. Но между нами достаточно большое расстояние"

Главнокомандующий подозвал рукой одного из помощников. "Карту".

Тут же подробная карта была подана Гребню Ворона. Он развернул её, и разведчики указали на места, где видели беженцев и как далеко были отряды демонов Легиона. Когда он увидел, он кивнул. "Мы должны выдвигаться немедленно и быть готовыми к встречи с ними. Мы всё ещё будем недалеко от Зин-Азшари. Так что можем позволить себе небольшой крюк".

"Тем более, что это может спасти несколько невинных жизней", Пробормотал Ронин чтобы только Брокс его услышал.

Красус подался вперёд "Вы запомнили демонов, которых вы видели?"

"В основном тех, кого называют Стражниками Скверны".

Один из разведчиков добавил: "Я видел пару собак и одного из тех крылатых Стражников Ужаса".

Дракон маг нахмурился. "Скудный набор"

"Они, несомненно, вырвались далеко вперёд основных сил", произнёс лорд Гребень Ворона. "Мы должны научить их выгоде сдержанности… но, видимо, они не будут жить достаточно долго, чтобы внять уроку". Он повернулся к офицерам. "Отдать приказы! Мы выступаем к ним на встречу!"

Армия выдвинулась почти мгновенно. Ночные эльфы ехали с рвением, готовые не только сохранить жизни своим сородичам, но и почувствовать первую победу в великом марше на столицу.

Иллидан и Лунные стражи, изменили позиции, располагаясь по всей ширине армии. Сёстры Элуны сделали то же самое, их группа была готова помочь любым способом, будь то лечение или участие в бою. Только пришельцы Ронин, Красус и Брокс остались вместе, хотя оба волшебника уже решили, что Ронин будет присматривать за Иллиданом, как только начнётся сражение. Ни тот, ни другой до сих пор не доверяли ему.

Малфурион остался с ними, по большей части потому, что Гребень Ворона ещё не определился по поводу того, как лучше использовать необычные способности друида. Он был уверен, что с отрядом капитана Песнь Теней эта четвёрка будет защищена достаточно хорошо до тех пор, пока он не придумает где их лучше применить против демонов.

В промежутках между обучением у Кенариуса, и ночными переездами и с перспективой неизбежной битвы, Малфурион чувствовал, что его истощение растёт. Полубог научил его способам, как лучше черпать силы из мира природы и Малфурион надеялся, что он сможет использовать свои возможности рационально, когда ночные эльфы столкнутся с Пылающим Легионом.

Солнце поднялось над горизонтом и быстро исчезло среди густых облаков, высокая облачность была на пользу армии. Заклинания, которые использовали Ронин и Красус в скопе с приспособленным зрением орка не зависели от времени суток, но солдаты, всё ещё не привыкли вести дневной образ жизни и тем более сражаться при свете. Облачность давала ночной расе некоторое облегчение, бросая весь их энтузиазм на предстоящее столкновение.

Разведчики продолжали приносить новые донесения. Ночные эльфы ещё не догнали демонов, но были, несомненно, близки. Воодушевлённый Гребень Ворона послал часть своих воинов на ночных пантерах в обход, планируя зажать отряд Пылающего Легиона с двух сторон.

Когда поступила информация, что армия уже почти достигла промежутка между демонами и беженцами, дворянин приказал протрубить в рога. Сигнал оповестил солдат о боевой готовности.

И наконец, как только они преодолели несколько низких холмов, ночные эльфы столкнулись с врагом.

Огненные демоны уничтожили всё позади себя, каждый сантиметр земли был выжжен. Ни капли жизни не оставалось за их спинами. Те же мертвые земли, которые видел Красус, когда летел на драконе, распространялись везде, где побывали демоны.

"Всё так же как и докладывали разведчики", пробормотал повелитель Чёрного Грача, обнажая меч. "Тем лучше. Теперь мы покажем им, какой глупостью с их стороны было нападение на нашу праведную землю.

Красус осмотрел орду демонов. Всё ещё опасный враг. Но такое количество действительно не сможет навредить войску эльфов. "Мой лорд, не забывайте об осторожности…"

Но Гребень Ворона уже не слышал его. Командующий ночных эльфов дважды взмахнул мечем вперёд и назад, и все охотничьи горны в армии взревели разом.

С единым криком ночные эльфы бросились на демонов.

Пылающий Легион не колебался при виде превосходящих сил. Закованные в броню демоны взревели, желая ещё большей резни, чем они уже сотворили. Про беженцев забыли и бросились в сторону вооружённых ночных эльфов.

Лучинки отпустил тетиву. С высоким звуком подобно смертоносному визгу баньши, стрелы осыпали чудовищных воинов, пробивая горло, конечности и головы. Тела первых раненных и убитых демонов заполонили округу, заставляя остальных медленно карабкаться по ним.

Стрела золотой молнии ударила в центре орды, отбрасывая Стражников Скверны налево и на право. Куски мяса и липкой зелёной крови демонов обрушились на оставшихся в живых. Красус посмотрел слева от себя и увидел Иллидана смеющегося над результатом своего заклинания. Молодой колдун сразу же привлёк к сотворению заклинаний несколько членов Лунной Гвардии, способу сродни тому, что он использовал при первой битве с Пылающим Легионом. Иллидан планировал использовать его товарищей чтобы усилить свою колдовскую силу.

Дракон маг нахмурился. Такая тактика подразумевала высасывание магической силы его помощников, чтобы создать более мощное заклинание. Если Иллидан продолжит игнорировать состояние его подчинённых, он может ослабить их до такой степени, что они не смогут защитить себя, при неожиданном нападении эредаров.

Но беспокойство за то, что может произойти из за небрежности брата Малфуриона, сменилось на сосредоточении на враге. В первый раз Красус творил заклинания без присутствия Кориалстраза. Он не знал чего примерно ожидать, но когда он почувствовал силу пульсирующую внутри него, старший чародей улыбнулся.

Страшный ветер пронесся над центром первого ряда демонов. Он столкнул двух рогатых воинов вместе, направляя оружие друг против друга. Неразбериха зародилась среди врагов.

Хаос дал ночным эльфам прекрасную возможность. Моментально солдаты убивали демонов, как только достигали их. На передовой линии Легиона отсутствовала, какая либо организация. Стражники Скверны падали замертво, пока тщетно пытались перегруппироваться.

Следующая череда стрел уничтожила ещё ряд демонов. В течении нескольких минут, добрая четверть орды лежала мертвыми или раненными. Красус должен был чувствовать себя более уверено, но он находил, что битва проходит слишком легко. Пылающий Легион никогда не допускал подобных промахов.

Но не то чтобы у него было время поговорить о своих опасениях с другими. Брокс проскользнул среди основных бойцов эльфов и каким то образом оказался в самой гуще битвы. Верхом на ночной пантере он размахивал своим топором налево и направо. Там где мелькало его лезвие, орк сеял смерть. Голова демона отлетела от Брокса, зелёный воин взревел, подзывая к себе ещё врагов.

Что касается Ронина, то он творил заклинания с интенсивностью которая заставила Красуса завидовать. Заговаривая зелёное пламя, которое было неотъемлемой частью демонов, рыжий маг превращал его в настоящий огонь этого мира, в некотором смысле, заставлял демонов сжигать самих себя. Один за другим они падали оставляя после себя пепел и несколько кусков брони. Выражение лица Ронина было самым мрачным среди защитников. Красус понимал, что мысли его ученика постоянно с женой и новорождёнными близнецами, будущее которых зависело от исхода этой войны.

Но где Малфурион? Сначала долговязый волшебник не мог найти друида, но потом он увидел молодого ночного эльфа позади ополчения. Малфурион тихо сидел на вершине холма, с закрытыми глазами и в полной концентрации. Красус не ощущал никаких магических потоков по началу, но затем он отметил движение где-то под землей, которое направлялось в сторону армии Пылающего Легиона. Своим магическим чутьём он начал следить за тем, что произойдет.

И вдруг среди первых рядов орды, выросли корни. Корни любых трав и деревьев… Красус понял, что Малфурион смог заставить их не только протянуться под землей, но и значительно вырасти, по скольку таких размеров и формы их просто не могло существовать.

Рогатый воин споткнулся и, испугано взревев, упал, его тут же настигли лезвия ночных эльфов. Звери скверны резко зарычал, все его массивные лапы запутались. Повсюду демоны падали, и спотыкались, и боролись только с тем, чтоб не упасть на землю. Пытаясь выпутаться, они оказались лёгкой добычей для клинков ночных эльфов и множество погибли, даже не осознав, что произошло. Однако не один из ночных эльфов не был стеснён в передвижениях, временами путы будто обходили их.

Менее половины демонов продолжало сражаться, победа, безусловна, была в руках… и всё же Красуса терзали сомнения. Он оглядел всё действо, не найдя ничего чтобы подтвердило его опасения.

Ничего кроме, крылатого демона, летящего в облаках. Красус посмотрел, как он набирает высоту, и попытался быстро сотворить заклинание.

Он поймал демона до того, как существо успело скрыться в облаках. Туман обернулся вокруг Стражника Ужаса будто покрывало, прижимая его крылья к заточенному в броню торсу. Демон изо всех сил пытался освободится, но ничего не мог сделать. Через минуту он упал, как смертельный снаряд в его же товарищей.

Красус не сильно обрадовался, он понял куда стремился демон. Развернув своего ездового животного к холму где находился Лорд Гребень ворона, он попытался привлечь его внимание. К сожалению, Гребень Ворона не смотрел в его сторону и, в свою очередь, отдавал команды кому-то из солдат.

Дракон маг испуганно посмотрел на облака. Если ночных эльфов предупредить достаточно быстро, то был ещё шанс всё спасти. Тогда он ощутил покалывание во всём теле. Красус потерял контроль над своими конечностями. Он упал на плечи своей пантеры, и свалился бы на землю, если бы не размеры зверя. Слишком поздно Красус осознал, что его минутное раздумье о судьбе ополчения сделало его открытым для колдуна эредаров.

И пока он боролся, чтобы преодолеть заклинание, он снова взглянул в высь. Облака сгустились и потемнели. Они, казалось, прогибались под своим весом…

Нет… всё что он видел, было иллюзией и он знал это. Борясь с нападением чернокнижника и видением в небесах, он, наконец, разрубил видимость созданную демонами на грозовом небе. Иллюзия облаков исчезла, выявляя истину.

Из-под небес на защитников обрушилась вся мощь Пылающего Легиона…

Глава 6


Малфурион почувствовал, что-то неладное, даже учитывая то, что его заклинания превосходили ожидания. Растения отозвались с радостью на его желания, они тоже испытывали отвращение к демонам. С тихой просьбой, он заставил их вырасти больше чем обычно. Они извивались и искали добычу, будто это были щупальца Кракена, а не обычные корни. Обходя солдат, Малфурион сковал и убил многих демонов.

Чем больше он концентрировался, тем больше он ощущал странные защитные заклинания не далеко от поля боя, неправильность которых становилась более явной. Не открывая глаз, Малфурион потянулся к ним и обнаружил, что источник лежит не где-то на земле, а высоко в небе.

В облаках.

Используя знания, которыми научил его Кенариус, друид проникал глубже в облачность и искал то, что пытались скрыть.

И вдруг его взору предстали сотни крылатых демонов.

Большое количество Стражников Ужаса, столько много, сколько Малфурион только мог представить. На их оружие и дикие лица, было страшно смотреть. Даже один из них был достаточно страшным врагом, для сражения.

Ещё больше ужасали те, кто летел среди них. Это были десятки колдунов эредаров. У них не было крыльев, но они перемещались по воздуху с помощью магии. Глядя на них, Малфурион понял, что некоторые из их поддерживали иллюзию, в то время как другие искали слабости в силах ночных эльфов.

Но шокированный видом Стражников Ужаса и колдунов эредаров, Малфурион увидел еще что-то за их спинами. Будто тысячи катапульт запустили огромные, горящие породы камня, которые сейчас с ужасающей скоростью и точностью приближались к земле. Друид продвинулся ближе, как только мог, стараясь избегать чувств колдунов, чтобы увидеть, чем являлись эти снаряды.

"Инферналы!"

Моментально открыв глаза, Малфурион закричал так сильно, как только мог, чтобы его услышали. "Берегитесь небес! Они нападают с небес!"

Он привлёк внимание Лорда Ока Звезды, но знатный командир только фыркнул в его сторону, и снова сосредоточился уничтожении того, что осталось от шеренг демонов. Малфурион направил свое животное в сторону и вцепился в одного из часовых.

"Труби тревогу! Демоны атакуют нас из облаков!"

Но солдат только посмотрел на него в недоумении. Иллюзия на небесах всё ещё сохранялась, и любой, кто посмотрел бы вверх, посчитал друида сумасшедшим.

Наконец, Малфурион увидел того кто, казалось, мог понять его. Красус пересёк поле его зрения, таинственная и бледная фигура, казалось, была озабочена чем то. Как только их взгляды встретились, он всё понял. Красус указал не на Гребня Ворона, а на Иллидана. Малфурион кивнул, уловив смысл сразу, друид должен был предупредить того, одного из немногих, кто сможет быстро отреагировать на угрозу сверху.

"Иллидан!" Малфурион закричал, приподнявшись в седле, в надежде, что его близнец сможет его увидеть. Иллидан, однако, был слишком увлечён сотворением своих заклинаний, чтобы заметить что-либо.

Сконцентрировавшись, Малфурион попросил ветер помочь ему. Когда тот согласился, он сосредоточил свои усилия. Друид поднял руку и потёр пальцем щеку два раза.

Его брат, в свою очередь, внезапно коснулся своей щеки, ветер подражал прикосновению Малфуриона. Иллидан оглянулся через плечо и увидел своего близнеца.

Указывая ввысь, Малфурион предупреждающе сигнализировал. Иллидан стал отворачиваться, но разозлённое лицо Малфуриона сделало свое дело. Его брат, наконец, поднял голову.

В этот момент, первые из демонов вышли из иллюзии.

Эредары ударили в тот же момент, когда стали видимыми, читая заклинание, которое прокатилось по линии ночных эльфов. Тяжелые капли упали на солдат не вызывая особую озабоченность, пока не стали прожигать броню и плоть. Крики и стоны раздались среди тех, по кому ударил чудовищный ливень. Ночные эльфы падали, корчась и крича, кожа на их лицах была выжжена.

Малфурион снова заговорил с ветром и попросил его сдуть поток от своего народа. Как только он это сделал, он увидел как Иллидан и Лунная Гвардия стали произносить свои собственные заклинания.

Один из колдунов взорвался с визгом, Стражник Ужаса, находящийся рядом, тоже погиб от взрыва. Однако, когда колдуны ночных эльфов попытались убить других, их атаки наткнулись на невидимый щит.

Сильный ветер, вызванный друидом, отодвинул ужасный ливень, но ущерб от него был нанесён. Линия защитников запнулась.

Вдруг началось падение горящих Инферналов. Но это уже было ожидаемо.

Первая волна не достигла земли. Два взорвались, ещё несколько, неожиданно, отскочили от пустого воздуха в разных направлениях от сил ночных эльфов. Цепь молний уничтожила один за другим ещё трёх демонов.

Но, не смотря на усилия волшебников и друида, большое количество Инферналов всё-таки достигли земли. Один упал в центре линии пострадавшей от ядовитого дождя. Десятки катапульт заполненных взрывчаткой, могли бы нанести только часть того урона, что доставил один демон. Ночные эльфы разлетались в разные стороны, будто листья от ветра. Тем, кому не повезло упасть рядом со Стражниками Скверны, были жестоко убиты.

Ещё больше Инферналов падали с небес в быстрой последовательности. Весь порядок исчез в рядах защитников. Хуже того, каждый массивный демон, который поднимался из кратера, созданного им же, начинал катиться, давя всех ночных эльфов, попадавшихся на пути.

Мощные корни, которые создал Малфурион, оказались полностью неэффективны огненных гигантов с черепом вместо лица. Они прорывались через корни, будто их вообще не существовало. Результатом было множество смертей эльфов, и хаос там, где они только не появлялись.

Но вдруг копьё павшего солдата поднялось в воздух прямо пред одним из Инферналов. Ярко заполыхало, синим и резко выстрелило в сторону демона. Оно летело в сторону Инфернала с безошибочной точностью, его наконечник приобрел непревзойдённую остроту.

Оно проткнуло насквозь Инфернала с такой лёгкостью, что демон, наверняка, даже не понял, что его убило. Гигант разинул рот и дернулся. Копье, однако, продолжало лететь дальше с помощью той же магии.

Инфернал всё ещё болтался на древке, будто был не тяжелее ребёнка. Копьё продолжало ускоряться, ловя другого Инфернала, как только тот поднялся из кратера. Демон только успел посмотреть широко открытыми глазами, прежде чем тоже был проколот.

Скорость копья ничуть не уменьшилась, и оно застало другого Инфернала врасплох так же. Только тогда её скорость пропала и массивные жертвы замертво рухнули вместе с копьём вниз.

Рядом с Малфурионом, Ронин наморщил лоб и удовлетворённо кивнул. Но именно тогда, когда казалось, правозащитники могут повернуть ход битвы в другую сторону, снова протрубили рога, но уже с северной стороны.

"Легион!" Кричал Красус. "Они наступают с другой стороны!"

Ужасная правда в полном объеме теперь предстала перед ними. Будто вырастая из земли орды демонов, появились на севере. Так же, как и те в воздухе, они были скрыты заклинанием, киша будто муравьи. Ночные эльфы сражались храбро, но их уже повреждённые шеренги прогибались под новым натиском.

Демоны очень хорошо продумали свою ловушку, опираясь на высокомерие ночных эльфов. То, что Гребень Ворона, видел как незначительную стычку, лёгкую победу, которая распалила бы мужество своих войск, оказалось зловещим трюком Легиона.

"Мы должны отступить!" прокричал Ронин. "Это единственный наш шанс на данный момент!"

Поначалу казалось, что Лорд Гребень ворона не станет делать того, что было очевидно. Сигнала к отступлению так и не поступало, хотя демоны нажимали сильней. Инферналы продолжали падать на ряды ночных эльфов, а Эредары продолжали колдовать одно гнусное заклинание за другим. Малфурион и его товарищи уже не атаковали, все, что они могли сейчас сделать — это просто стараться защищаться от атак колдунов демонов. Даже Лунная Стража мало, что могла сделать, кроме как последовать их примеру.

Наконец рога протрубили сигнал к отступлению. Пылающий легион не давал им шанса на побег, и каждый шаг назад омывался кровью.

"Эти потери слишком велики!" Прошипел Красус, столкнувшись с друидом. "Мы должны создать какой-нибудь промежуток между нами!"

"Но как?" спросил Малфурион.

Выражение лица худого мага потемнело больше. "Мы должны перестать бороться с эредарами и сосредоточиться только на удержании главных сил демонов от нас!"

"Но чернокнижники только увеличат усилия, когда мы сделаем это! Они убьют сотни воинов"

"Погибнут ещё больше, если мы не увеличим темпы!"

Как бы друид не хотел это слышать, но Красус говорил правду. Стражники Скверны вырезали любого эльфа, который попадал в зону досягаемости. эредарам же, с другой стороны, требовалось время, чтобы создать свои заклинания. Тот ужасный ущерб, который они нанесли на данный момент, всё же был меньше, чем от лезвий их собратьев.

"Ты должен сказать брату делать то же, что делаем мы", поручил маг.

"Он не послушает меня". было достаточно трудно заставить Иллидана посмотреть вверх. Не говоря уже о том, чтобы убедить делать то, что сказал Красус, ели это вообще возможно.

"Я сделаю это", предложил Ронин. "Он послушает меня лучше".

По правде говоря, Иллидан очень уважал человека. Ронин знал, как использовать заклинания, с которыми даже близнец Малфуриона не мог справиться. Иллидан почти видел в нём шан'до.

"Тогда сделай всё, что можешь". сказал Красус.

Как только огненно-волосый волшебник уехал, Малфурион спросил: "Что нам делать?"

"Всё, что сможет отделить нас от них".

Друид надеялся на более точные инструкции, но понимал, что Красус не хотел чрезмерно руководить им. Они смогли бы действовать лучше, если каждый делал то, что он находил лучшим вариантом. А пути старшего мага не обязательно совпадали с Малфурионом.

Не дожидаясь, что будет делать ночной эльф, Красус указал на битву. По началу Малфурион не мог сказать, что конкретно он сделал, но затем он заметил как небольшое количество демонов, которые преследовали их, замедлились и будто уменьшились в размерах на фут или два. И только спустя несколько мгновений он понял, что демоны пытаются выбраться из болота, образовавшееся под их ногами. А те, которые оказались за ними, пытались с силой прорваться ну другую сторону через неожиданное препятствие.

Вместо того, чтобы пытаться атаковать снова, ночные эльфы мудро продолжили отступление. Но Красусу удалось помочь только в одно части сражения, в других Малфурион видел, что демоны продолжали вырезать защитников. Он тут же поднял руку и заговорил с растениями, прося, чтобы они помогли ему своими корнями ещё раз. Они знали, что после того как Легион убьёт последнего ночного эльфа, вся остальная жизнь тоже будет уничтожена. И они пожертвовали собой.

Слёзы текли из его глаз, когда он наблюдал за их жертвой. Корни выросли в большие скопления, становясь подобно лесу. Демоны прорубались в самую гущу. И всё же это их замедлило, даже Инферналов. Друид чувствовал каждый порез нанесённый растениям, но его заклинания сделали то, для чего были предназначены. Всё больше и больше ночных эльфов смогло оторваться от коварных врагов.

Неожиданная помощь пришла с юга в виде всадников на ночных пантерах. Малфурион уже забыл о силах отправленных Гребнем Ворона. Их было меньше, чем изначально отправлено, но они боролись с не меньшей яростью. Некоторые из пантер уже были ранены, а всадники измождены, но все они разом врезались в ряды Пылающего Легиона, отвоёвывая драгоценные минуты для своих пеших товарищей.

"Север!" крикнул Красус. "Сосредоточься на севере!"

Хотя они оба физически не могли видеть, что происходит на севере, но и у Малфуриона и у мага были свои способы, чтобы преодолеть преграды для зрения. Друид мог видеть глазами птиц или насекомых. Хоть он и не обнаружил пернатых союзников поблизости, насекомые всё-таки были недалеко от сражения. Даже самый маленький обитатель фауны понимал, что находиться рядом с демонами было, словно добровольно согласиться на смерть. Всё же в процессе поиска некоторые из жуков согласились на время оказаться его глазами.

Благодаря своеобразному зрению, друид смог осмотреть поле битвы. От того, что он увидел, сердце обливалось кровью. Ещё большее количество демонов вливалось в армию Пылающего Легиона. Мертвые эльфы валялись повсюду. Лица большинства из них застыли в ужасе. Звери скверны расшвыривали мертвых в поисках оставшихся живых, в то время как другие демоны сваливали трупы в кучи.

Малфурион искал ещё какие-нибудь существа или растения, которые могли помочь, но только насекомые были единственным, что он мог использовать. Ветер поколебал одного из насекомых, что, наконец, подало друиду идею. В беседе с ветром через жука, он рассказал ему, как восхищается его силой, и убедил его показать ему ещё больше.

Ветер услужливо ответил, создавая пыльную бурю. Сделав усилие, Малфурион увеличил бурю ещё больше, что даже огромные демоны на её фоне выглядели карликами. Увеличиваясь в размерах, буря увеличила свою интенсивность в сотни раз. Как только буйство достигло достаточных размеров, Малфурион направил её против демонов в первых рядах.

Поначалу Пылающий Легион игнорировал свирепый ветер… пока он не охватил первые ряды и не обрёк их на смерть. Теперь он превратился в полноценный смерч и двигался на других демонов. Малфурион не испытывал жалости к демонам, и надеялся что они скоро присоединятся к своим мёртвым товарищам.

"Не будь столь самонадеянным!", раздался голос Красуса. "Мы должны только выиграть время, не более того!"

Друиду не надо было говорить то, что он и так знал, он не ответил. Ночные эльфы были не в состоянии обернуть события вспять. Всё, что Малфурион и другие заклинатели могли сделать, просо постараться дать солдатам шанс на выживание.

Всё ещё считая, что он сделал не достаточно, Малфурион искал глазами жуков все, что можно попытаться использовать против демонов. Всего пять жуков, смело порхали над Пылающим Легионом, дав ему возможность осмотреть поле с разных ракурсов. Конечно, должно было быть что-то, что…

Друид закричал, почувствовав, как кто-то схватил одного из жуков и раздавил его. Два других оставшихся в живых сразу же улетели прочь, но остальные всё ещё порхали, давая возможность дрожащему эльфу увидеть, что убило несчастного насекомого.

В самом центре демонов стояла темнокожая фигура, которая возвышалась над остальным легионом. Он шагал будто гигант среди своих детей, спокойно направляя чудовищных воинов одним своим усилием воли. Смутно Малфурион догадался, что он один из эредаров, но он превосходил их так же, как те, в свою очередь, превосходили Инферналов. Он обследовал поле боя с аналитическим равнодушием. Из правой руки массивного демона, упала шелуха — всё, что осталось от жука… потом он посмотрел прямо на одного из тех, кого всё ещё использовал Малфурион.

В самый разум друида…

"Так значит это ты…"

Огромное давление заполнило голову Малфуриона. Он ощущал себя так, будто его мозг расширился и начал давить на череп изнутри.

Малфурион пытался позвать на помощь, но его рот отказывался подчиняться. В отчаянье он искал, что-нибудь рядом с демоном, чтобы отвлечь злоумышленника, пока не стало слишком поздно.

Глубоко внутри земли, что-то пошевелилось. Сами скалы, старейшая и выносливейшая из живых форм, проснулись из своего вечного сна. Сначала они коснулись разума Малфуриона с нескрываемым гневом, ничто не имело для них значения кроме вечного покоя. Но друид быстро сосредоточил их внимание на том, что было результатом неистовства Пылающего Легиона, делая упор, на пейзаж, лежащий перед его глазами.

Было мало тех, кто понимал, что камни на самом деле жили, но редко обращали внимание на этот мир. Теперь они проснулись и обнаружили ужасную правду о демонах — даже сама земля не может избежать смерти от их рук. Испорченная магия, которая была частью демонов, убивала всё. Ничто… не имея значения, как глубоко под землёй оно было, не могло этого избежать.

И эта судьба ожидала даже глубинные породы. Всё что оставалось позади Пылающего Легиона, было лишено каких-либо чувств. Их сущность жизни разрушалась так же легко, как Стражники Скверны убивали ночных эльфов.

Демон усилил свою атаку, и Малфурион упал на колено. Стало невозможно думать. У друида потемнело в глазах.

Под землёй заурчало. Малфурион не смог больше сдерживаться и упал на руки. Как ни странно давление в голове уменьшилось, он смог свободно вздохнуть.

Глазами жуков он с удивлением увидел, как земля развернулась вокруг чудовищной фигуры, которая напала на него. Меньшие демоны поблизости попадали в трещины, которые тут же сошлись обратно. Остальные демоны рассеялись по округе, оставляя их гигантского лидера одного.

Равнодушие не покидало лицо врага Малфуриона, но было ясно, он сделал всё, чтоб не свалиться в расщелины также, как его подчинённые. Зловещий колос потянулся к одному из жуков, но Малфурион отозвал его, как и остальных существ прочь.

Только они отлетели, друид увидел, как демон начал создавать вокруг себя какие-то символы. Огромные зелёные сферы сформировались вокруг пришельца. Он парил над всем этим хаосом, даже когда меньшие демоны падали в новые разломы.

Чудовищные шары плотнее окружали демона, повторяя его форму.

"В следующий раз я узнаю тебя, насекомое…"

Малфурион знал, что эти слова относятся к нему. Как только его враг скрылся из виду, друид понял, что он тоже признает демона в следующий раз, когда увидит. Малфурион уже догадывался, каким именем он назовет его при следующей встрече, может быть только один командир этой ужасной орды. Конечно же, только Архимонд.

Руки обхватили его плечи, нарушая его связь с жуками. Инстинктивно Малфурион приготовился быть растерзанным каким либо другим демоном, но руки были нежны, а мягкий голос полон заботы.

"У меня есть ты Малфурион", шепнула ему Тиранда на ухо.

Он мог только кивнуть. Смутно заметив, что он больше не сидит на своей пантере, Малфурион пытался спросить, что случилось с животным. Тиранда нежно привлекла его на своего животного.

Сердце всё ещё бешено билось, Малфурион вспоминал кусками, что произошло, пока жрица Элуны заботилась о нём. Сотни солдат быстро двигались вдалеке, где-то на заднем плане демоны всё ещё преследовали их. В некоторых местах пламя, вызванное заклинаниями, розовело между противоборствующими силами. То там, то тут слышались магические взрывы, прерывавшиеся криками ночных эльфов или демонов, он не мог точно сказать. Один раз он мельком увидел знамя дома Гребня Ворона, но самого благородного он не заметил.

Солдаты проходили мимо в его видениях, пока ночная пантера Тиранды несла его в безопасность. Прошло всё… Прошло видение лёгкой победы с лиц ночных эльфов. На его место встала страшная правда, свидетелями которой они стали, возможно эта борьба проиграна для сил защитников, возможно, вся война…

Должно быть, он застонал, признав это, потому что Тиранда наклонилась к его уху и прошептала: "Не бойся, Малфурион… Я позабочусь о твоих ранах, сейчас мы можем остановиться…"

Друиду удалось повернуться и увидеть её лицо. Большая часть, которого била скрыта за боевым шлемом. Остальная была покрыта грязью и кровью. Тиранда двигалась со спокойной решимостью, и Малфурион понял, что кровь не её. Это поразило его, понимая, что она была гораздо ближе к эпицентру битвы, чем он. Он всегда думал, что её призвание быть боле нежной, даже в броне.

"Т… Тиранда", наконец удалось друиду. "Другие?"

"Я видела Броксигара, магов и вашего брата. Даже бывшего капитана Песнь Теней, который ведёт их, как заботливый пастух". Она сказала это, наконец, кратко улыбнувшись.

"Гребень Ворона?"

"Он всё ещё повелитель Чёрного Грача".

Таким образом, даже после многих потерь, основные силы ополчения остались нетронутыми. Тем не менее, ни Гребень Ворона, ни большая часть заклинателей были не в состоянии предотвратить катастрофу.

"Тиранда…"

"Тише, Малфурион. Меня поражает то, что ты всё ещё можешь говорить, учитывая все, что с тобой случилось".

Он понимал, что некие последствия нападения Архимонда отражались на его внешнем виде, но он не знал как она, почувствовала всю их силу.

Жрица неожиданно прижала его ближе. Хотя Малфурион приветствовал её прикосновения всем сердцем, его насторожило волнение, исходившее от неё.

"Элуна должно быть действительно присматривает за тобой! Вокруг тебя было сплошное месиво, даже твоя собственная пантера превратилась в ужасный клубок кожи и костей, и ты был едва различим среди всего этого".

Сплошное месиво… его собственную пантеру разорвали на куски… что же случилось вокруг него? Почему он не заметил этой бойни? Как он пережил всё это, помимо психической атаки? Сама попытка представить ужасную бойню, случившуюся вокруг него, вгоняла в дрожь.

У Малфуриона не было ответов на все эти вопросы, но он понял одну вещь. Он пережил то, что было брошено на него одним из владык демонов. С одной стороны он был рад этому чуду, с другой он знал, что теперь был отмечен Архимондом. Они встретятся вновь, в этом он был уверен.

Друид знал, что в следующий раз повелитель демонов сделает всё возможное, чтобы ночной эльф не смог снова сбежать.

Глава 7


Перот'арн устало вошёл в свои личные покои, наконец-то имея возможность немного восстановить свои силы, которые отнимала постоянная работа над порталом. Перед тем как покинуть их, чтобы лично командовать демоническими ордами, Архимонд выдал краткие инструкции, выполняя которые можно было адаптировать и увеличить портал для прихода великого Саргераса. В отличие от Маннорота, который требовал от Высокорождённых постоянной работы над порталом без учёта их сил и изнеможенности, Архимонд понимал, что ночные эльфы не добьются каких либо положительных результатов из за накопленной усталости и отсутствия времени, чтобы поесть. Да он заставлял их работать намного усерднее, но те передышки на отдых, которые он давал им позволили добиться больших результатов, даже чем при руководстве лорда Ксавиуса

Размышляя о своём бывшем хозяине, Перот'арн встревожено оглянулся. Маленькая комната с небольшой деревянной кроватью, столом и медной масляной лампой, была заполнена тенями, воображение колдуна вырисовывало того кто появился сразу после прихода великого Архимонда. Это был зверь, который ходил на двух ногах и вгонял в трепет всех Высокорождённых, он был известен когда-то как Ксавиус. Все они жили в страхе перед советником королевы, когда он был одним из них, но теперь Ксавиус излучал тревожную ауру, которая в последнее время всё чаще и чаще посещала мечты Перот'арна.

Пытаясь избавиться от этих мыслей, ночной эльф с отвращением посмотрел на кровать. Он был предан своей работе, как и все, но как один из Высокорождённых Перот'арн привык к гораздо лучшим помещениям. Он тосковал по своей вилле и своим друзьям, ни одного из которых он не видел уже много дней. Маннорот не разрешал никому покидать дворец, и в этом Архимонд был с ним полностью согласен. Таким образом, колдунам приходилось спать там, где это было возможным — в данном случае камеры, использовавшиеся когда-то сотрудниками охраны. Капитан Варо'тен с охотой отдал эти комнаты в пользование заклинателям. Но Перот'арн мог поклясться, что капитан со шрамом на лице, сделал это с лёгкой злорадной ухмылкой. Варо'тен и его подчинённые привыкли к более спартанскому существованию, и Перот'арн подозревал, что они наслаждались дискомфортом, который приходилось терпеть колдунам ради всеобщего дела.

Но всё это стоило тех усилий, когда повелитель Легиона придёт, мир будет очищен от всей грязи. Только Высокорождённые, самые совершенные из всех подданных Азшари выживут. Перот'арн и другие подобные ему заселят новые переделанные земли, рукотворный рай, о котором каждый из них мечтал.

Конечно, там будет много работы, после. Как объяснила им королева, Пылающий Легион разрушит то, что существует в силу необходимости. Мир будет создан с нуля. Многое потребуется от Высокорождённых, но безграничными будут награды за их усилия.

Со вздохом мученика Перот'арн сел на жесткую постель. Когда рай будет создан, первое что он попросит более мягкое и пышное место для сна. Едва он положил голову на серый кусок, который эти солдафоны считали подушкой, как неожиданный голос прошептал ему на ухо:

"Так много незаслуженных жертв… так много трудностей…"

Перот'арн резко принял сидячее положение. Он снова оглядел комнату, но ничего не увидел кроме безвкусно украшенных стен и скудной, ничем неприглядной мебели.

"Вынужден находиться среди этого убожества… вы достойны большего, дорогой Перот'арн".

Резкий выдох, был единственным ответом Высокорождённого, когда часть тени отделилась от угла стены. Ониксовые глаза с рубиновыми прожилками, не моргая, смотрели на испуганного колдуна.

"Ксавиус…"

Копыта Сатира чуть слышно цокали, когда он подошел ближе к Перот'арну. "Я жил с этим именем когда-то", пробормотал он. "Теперь это не имеет для меня той ценности, как раньше".

"Что вы здесь делаете?"

Ксавиус усмехнулся, издав звук подобно блеянию существа, на которое он был похож. "Я вижу твои амбиции, Перот'арн. Я знаю о твоих мечтах и как тяжела дорога к ним".

Не смотря на недоверие к рогатой фигуре, ночной эльф почувствовал некое удовлетворение. Никто другой, казалось, не понимал, какой вклад в общее дело вносил ночной эльф. Ни Архимонд и даже не королева.

"Я был суров к тебе в работе, ты же знаешь, потому что я видел перспективы в тебе, мой друг".

Перот'арн конечно не знал это, но услышав от бывшего мастера подобные слова, почувствовал, как в его груди росла гордость. Лорд Ксавиус был своеобразным эталоном, по которому другие Высокорождённые измеряли свои силы. Он являлся беспрецедентным мастером своего дела. Кто же ещё мог охотно пожертвовать своими собственными глазами, чтобы лучше понять магические силы которыми владели ночные эльфы? Чтобы испытать, что-то новое он не просил пожертвовать других, а сделал это сам.

"Я… Это большая честь для меня".

Рогатый сатир усмехнулся, наклонив голову. По некоторым причинам, Перот'арн считал теперь его улыбку не такой, страшной как раньше.

"Нет… Это честь для меня, благородный Перот'арн… сейчас я пришёл в надежде, что я могу доставить тебе больше пользы".

"Я не понимаю, мой… Я не понимаю".

"Немного вина?" Фигура с копытами сотворила сосуд прямо из воздуха, и предложила ему ночному эльфу. Перот'арн открыл флакон и понюхал. Пьянящий букет взволновал его чувства. Конечно же, это был великолепный букет ароматов его любимого сорта вин.

Ксавиус наклонился ближе. "Из ЕЁ личного погреба…" хитро сказал он. "Но мы ведь сохраним это в секрете между нами, а?"

Мысль о таком дерзком преступлении против воли Азшары сначала ошеломила колдуна, но затем заинтриговала. Ксавиус совершил подобное предательство королевы только ради Перот'арна. Азшара казнила своих верноподданных за гораздо меньшие проступки.

"Капитан Варо'тен пришёл бы в ужас", предположил Перот'арн

"Он не один из нас… значит, это не имеет значения".

Правда для остальных Высокорождённых, капитан и его солдаты были неизбежным злом. Они были слугами королевы, что, несомненно, но им не хватало благородной крови и возвышенности других. Большинство Высокорождённых считали их не лучше тех, кто когда-то жил за стенами дворца. Как бы то ни было, они сдерживались в своих выражениях относительно солдат. Капитан Варо'тен однако, был тем кто тихо показывал ему своё презрение.

"Попробуй", призвал Ксавиус, поднося сосуд ближе.

С горлышком бутылки перед своими губами, Перот'арн больше не видел причин для колебаний. Он позволил приятному потоку жидкости попасть ему в горло. Всё его тело затрепетало, когда он ощутил вкус редкого вина.

"Запоздалая награда", сказал Ксавиус. "Но одна из многих".

"Восхитительно".

Его рогатый собеседник кивнул. Он присел рядом с сатиром, Перот'арн больше не боялся Ксавиуса. Бывший советник дал ему то отношение, которое он воистину заслуживал. Это было действительно честью получить знак поощрения от того, кто нынче был не просто советником королевы, а одним из наиболее уважаемых служащих Саргераса. Не значил ли он для Повелителя Легиона больше, чем все Высокорождённые вместе взятые?

"Он следит и за тобой тоже", прокомментировал тихо сатир, будто рассказывая секрет доверенному товарищу.

"Он?… Вы имеете в виду…"

"Как бы то ни было, он видит всех". Он указал когтистым пальцем на колдуна. "Но некоторым из них он уделяет больше внимания в своих наблюдениях, чем другим… в надежде, что они, достигнут больших результатов и большего величия".

Перот'арн молчал. Саргерас, очевидно, заметил его старания. Он быстро сделал ещё один большой глоток вина, его глаза расширились, видя выгоду, какую это принесёт. Как сильно другие будут завидовать ему.

"Для своих врагов Саргерас это смерть воплоти, но для тех, кто служит ему хорошо, он безгранично щедр". Ксавиус снова поднёс бутыль к губам Перот'арна. "Он забрал меня из лап забвения. И не только вернул мне жизнь, но и даровал особе место подле него".

Вытянувшись в полный рост, сатир предстал пред Перот'арном. Видя теперь его форму как драгоценный дар великого бога, ночной эльф почувствовал восхищение. По правде говоря, Ксавиус теперь выглядел гораздо внушительнее, чем в предыдущей жизни. Черты его лица были более широкими. Ксавиус выглядел гораздо сильнее и ловчее, даже не смотря на копыта. Было также очевидно, что он обрёл больше силы в колдовском искусстве. Перот'арн ощущал ауру силы исходящую от его бывшего хозяина, и вдруг почувствовал укол ревности. Это была сила и власть, которую он также заслужил.

Возможно, вино сделало Перот'арна менее осторожным в охране своих эмоций, но Ксавиус неожиданно отстранился от него. Сатир полностью обратился обратно в тень. Перот'арн испугался, что он обидел одного из благословлённых Богом, и с силой схватился за бутылку, будто пытаясь его вернуть.

Но так же быстро, как он отдалился, Ксавиус вернулся к нему. Сатир нависал над сидячим ночным эльфом, глядя глубоко в глаза Перот'арна. Колдун не мог отвести свой взгляд.

"Нет…" прошептал Ксавиус наполовину себе самому. "Пока ещё слишком рано… но… он сказал, что я должен найти достойных… возможно, я мог бы… да… но взять на себя такую ответственность, нужно иметь необходимую силу и решимость… смею надеяться, ты обладаешь подобной решимостью, дорогой друг Перот'арн?"

Вскочив с кровати, Перот'арн задыхаясь, выпалил. "У меня есть вся сила и решимость, которая вам нужна! Я хотел бы совершить что-нибудь более достойное для моей королевы и Саргераса! Дайте мне шанс быть одним из достойных, я прошу вас!"

"Путь, на который ты вступишь, довольно страшен и опасен дорогой Перот'арн… но ты превзойдёшь всех остальных Высокорождённых! Ты бы лично был под моим руководством! Все кто бы видел тебя, знали, что ты лично благословлён Повелителем Легиона! Твоя сила возрастёт в десятки раз! Ты был бы предметом зависти всех остальных, наравне со мной!"

"Да!" Взревел ночной эльф. "Я делаю всё что нужно, лорд Ксавиус! Не оставляйте меня! Я достоин, клянусь! Наделите меня этим даром!"

Рогатая фигура улыбнулась, видя, как его собеседник был поглощен не беспокойством, а надеждой. "Да мой дорогой Перот'арн… я верю тебе. Я считаю, что ты действительно достоин взять на себя роль одного из его приближённых, самых доверенных, такого же как я".

"Я достоин!"

"Твой мир никогда не будет таким же, как прежде… он будет намного лучше".

Перот'арн откинул бутыль на кровать, и опустился на одно колено. "Если я могу быть посвящён прямо здесь и сейчас, я прошу об этом. Скажите, пожалуйста, что это возможно!"

Улыбка сатира стала ещё шире. "Ох, это возможно прямо сейчас".

"Тогда я умоляю вас, Ксавиус — сделайте меня таким же, как вы! Дайте мне благословение бога, чтобы я мог быть более совершенным слугой! Я достоин!"

"Как тебе будет угодно". Сделав шаг назад, Ксавиус казалось, подрос. Он заполнил поле зрения Перот'арна полностью. Рубиновые прожилки в глазах сатира ярко вспыхнули.

"Это может причинить тебе некоторую боль по началу", пробормотал он, "но у тебя не будет другого выбора, кроме как стерпеть это".

Ксавиус поднял высоко когтистые руки…

Но, как только, заклинание ударило в него, Перот'арн вскрикнул. Он чувствовал, будто его тело разделили на тысячи кусочков. А агония была такая, которую он не мог даже вообразить. Слёзы наполнили его глаза и не в состоянии сформулировать нормальные слова, он стонал, прося прекратить это. Это было не то, что он желал".

"Нет", ответил сатир, игнорируя его просьбы. "Мы должны закончить это сейчас".

И крики достигли нового ужасного уровня. Его друзья Высокорождённые вряд ли смогли узнать то, кем когда-то был Перот'арн. Его тело постоянно преобразовывалось, подталкиваемое властью Ксавиуса к тому, что он желал видеть. Крики переросли в рыдания, но даже это не мешало тёмной работе сатира, не зависимо от того какими громкими они были, и наконец это произошло.

"Да…" сказал Ксавиус с блеском в нечестивых глазах. "Дай волю своей боли. Дай волю своей ярости. Никто за пределами этой комнаты не услышит. Ты сможешь кричать так много, сколько захочешь… так же как и я". Его оскал стал подобно животному. "Это малая толика страданий во славу Саргераса…"


Ночные эльфы надеялись, что демоны отстали где-то по пути. Ожидая, что когда они вернуться в Сурамар, у них будет возможность хотя бы перегруппироваться, чтобы сдержать противника. И они были точно уверены, даже если всё это не удастся, Крепость Чёрного Грача сможет их защитить.

Они оказались неправы во всём. Ронин и Красус поняли это прежде чем Лорд Гребень Ворона или любой другой из ночных эльфов. Они уже видели все деяния Архимонда, зловещий гигант вставал во главу легиона только по очень веской причине и с полного согласия своего повелителя.

"Он не даст нам ни малейшей передышки", сказал дракон маг, озвучив в слух то о чём думали оба уже давно. Он рассеяно коснулся своей груди, где была закреплена чешуйка, вспоминая о нечестивой ярости Архимонда.

"Да. Он скорее загонит своих демонов в могилу, чем даст кому-то из ночных эльфов выжить", согласился Ронин. "Но мы все будем уничтожены, прежде чем это случится".

Ночные эльфы тщетно пытались остановить отступление в Сурамаре. Но вряд ли крепость города была достаточно большой чтобы вместить в себя всё население города, не говоря уже о всех силах Гребня Ворона которые он собрал по пути. Но владыка всё таки как то надеялся воспользоваться обстановкой чтобы реорганизовать свои силы и подготовиться к столкновению с преследователями. Однако этому не суждено было случиться. Не хватало даже времени, чтобы войти в крепость. Солдаты замедлились, чтобы позволить гражданским пройти впереди них. Не было никакой возможности подготовить Крепость Чёрного Грача к бою, только если принять всё войско Гребня Ворона и укрыться пока Пылающий Легион крушит всё вокруг себя.

"Никогда бы я не позволил использовать Крепость так бесполезно!" Прорычал владыка Иллидану. "Но наша крепость достаточно величественна, не смотря на наши потери, мы сможем отсидеться здесь и залечить раны, демоны вырежут все, что осталось снаружи, пока мы голодаем внутри".

"Конечно мы сможем выжить, во время этой осады", настаивал близнец Малфуриона.

"Против любых других да, но эти не устанут и не уйдут!" Они уничтожат всё вокруг нас, а потом просто подождут неизбежного!" покачал головой бородатый ночной эльф. "Я не позволю нашему концу быть таким неблагородным!"

Менее чем за сутки они оставили Сурамар врагу, понимая, что нечего будет восстанавливать, даже если они победят Пылающий Легион. Ничего кроме гибели и полного разрушения не оставалось там, где прошли демоны. Даже до того как последние образы города пропали из виду защитники могли лицезреть как массивные деревья-здания и стены рушатся под неустанным натиском.

Но даже если большая часть Легиона принимала участие в уничтожении Сурамара, преследование армии защитников не прекращалось. До сих пор была только одна польза от длительного отступления, атаки с воздуха немного поутихли. Хотя эредары всё ещё атаковали своими нечестивыми заклинаниями с воздуха, но силы их порядком по иссякли, да и нападения инферналов прекратилось, по крайней мере, с воздуха. Тем не менее, они всё ещё были на передовой армии демонов и ударяли, когда только имели возможность.

День растворился в ночи, затем ночь в рассвете, но силы Гребня Ворона всё ещё продолжали отступление. Наездники на ночных пантерах имели возможность дремать сидя на животном, и многие из пехотинцев смотрели на них с завистью. Те, кто был сильнее, помогали тем, кто уже начинал спотыкаться и падать. Хуже того число беженцев росло среди пехотинцев с каждым часом, и им не хватало координации и выносливости бойцов. Годы без войн оставили их в полной неготовности к подобным событиям.

"Отойдите отсюда!" прокричал Джарод Песнь Теней небольшой группе медленно движущихся фигур перед ним. "Вы не можете останавливаться посредине всего этого! Продолжайте идти!"

Красус нахмурился "Всё это только ухудшится. Гребень Ворона не сможет поддерживать порядок даже среди своих солдат, если они и беженцы перемешаются. Это именно то, что желает Архимонд".

"Но, что мы можем сделать?" Взгляд Ронина был мрачнее тени. Как и остальные он не отдыхал с того самого момента когда армия попала в ловушку. Из всех них только Брокс выглядел более менее достойно. Выросший в военное время, орк не раз сталкивался с подобными ситуациями, когда приходилось обходиться без сна много дней. Тем не мене даже он был не против вздремнуть, если бы представилась такая возможность.

Именно Брокс был тем, кто ответил на вопрос Ронина, но не на словах, а делом. Их собственная группа оказалась пойманной в ловушку потоком беженцев, так же как и остальные группы солдат. Пробившись вперёд Джарода и телохранителей, Брокс заорал на ближайшего из толпы и взмахнул своим топором над головой. Он был так страшен на вид, что ночные эльфы начали испуганно расступаться, открывая перед ним путь.

"Нет!" прокричал он. "Вперёд! Не толпитесь так! Только вперёд! И помогайте другим!"

Его компаньоны наблюдали за тем, как он направляет беженцев, будто он был пастухом, пасущим скот, всю свою жизнь. Ни один из ночных эльфов не осмелился снискать его ярость, и точно выполняли его указания.

Джарод быстро внял его примеру, распределив охранников шире для того, чтобы также разделять гражданских на группы. Порядок вскоре был восстановлен, так как большинство офицеров начали действовать так же, начали формироваться шеренги. При тщательном руководстве армия перестала быть похожа на стадо. Темпы ночных эльфов ускорились.

И всё же Пылающий Легион наступал им на пятки. Красус заметил вдалеке горы, которые что-то будоражили в его памяти. Он посмотрел на Джарода и спросил: "Капитан Песнь Теней, у этого пика есть название?"

"Да мастер Красус. Это гора Хиджал".

"Гора Хиджал…" маг поджал губы. "Неужели нас отбросили так далеко?"

Ронин обратил внимание на выражение его лица. И спросил Красуса шепотом: "Вам что-то говорит это название?"

"Да… и это означает, что сложившаяся ситуация, является довольно тяжелой для ночных эльфов".

Человек фыркнул. "Ещё что то, что мы и так знаем".

Лицо Красуса потемнело. "Мы не можем допустить, чтобы это отступление продолжилось. Армия должна остановиться, Ронин. Если мы отступим дальше Хиджала, то всё будет потеряно".

"Проблески воспоминаний?"

"Или просто здравый смысл. Как бы то ни было, я по-прежнему считаю, что мы ни в коем случае не должны отступать дальше. Не смотря на то, что говорит история я не вижу победу ночных эльфов, если мы не сможем остановиться здесь".

"Но лорд Гребень Ворона уже делает все, что только можно, мы измотали себя и отступаем только, чтобы выиграть время".

"Тогда мы должны сделать больше", дракон маг поднялся в седле на столько, на сколько позволяла пантера. "Если бы я мог найти Малфуриона. Его мастерство будет единственным, что нам нужно сейчас".

"В последний раз я видел его с жрицей Тирандой. Он выглядел настолько бледным, что мог сойти за тебя. Видимо, он боролся с кем-то, кто чуть не убил его".

"Да я думаю, это был Архимонд".

"Тогда Малфурион должен был быть уже мёртв".

Красус покачал головой. "Нет… и именно поэтому я хочу, чтобы он был здесь. Тем не менее, с ним или без него мы должны прекратить отступать, и повторить попытку ещё раз".

"Какую попытку?"

Бывший наставник Ронина повернулся в сторону, от куда их гнали демоны. "Мы должны перейти в наступление ещё раз".


Величайшие из драконов собрались в зале Аспектов, ведомые Алекстразой и Нелтарионом. Четыре Аспекта уже прибыли и следили за работой, сопровождаемые только своими супругами, и теми, кто заменял отсутствующего Ноздорму. Все остальные драконы уже отдали свой долг, процесс передачи сил тех кто обладал большей властью требовал большей деликатности, и теперь каждый ожидал свою очередь.

Осталось всего три супруги Хранителя Земли, и все стояли позади него. Они были больше чем Кориалстраз, но по-прежнему значительно меньше по сравнению с мужем. По мере того как молодой супруг Алекстразы изучал их, он замечал, что они казались тенью самого Хранителя Земли, каждое их движение основывалось на том, что сказал или сделал Нелтарион. Красный дракон находил это тревожным знаком, но, казалось, никто не замечал этого.

Изумрудные супруги Изеры были гораздо меньше, казались призраками по сравнению с другими левиафанами. Более неустойчивые, они, как и их повелительница двигались с постоянно закрытыми глазами. Тем не менее, можно было заметить, как под веками их глаза постоянно двигались. Зелёные периодически присутствовали в двух измерениях, чаще всего в Изумрудном Сне. Они молчали, но Кориалстраз ощущал, что их магическое чутьё постоянно следит за окружающей ситуацией.

Малигос и его избранницы чётко контрастировали. Они были всегда в движении, слегка подталкивая друг друга и смотря по сторонам. Их сине-белые чешуйки сверкали весёлыми проявлениями магии, а иногда и мелкие детали, касающиеся одного или другого, изменялись по воли их прихоти. Кориалстраз нашёл их более освежающими и интересными, чем чёрные или зелёные.

Почти столь же серьёзными, как Изера и её избранники были четыре супруги Ноздорму. Они имели такую же песочно-бронзовую внешность, как и сам Аспект, но были более плотными, нежели повелитель времени. Кориалстразу было интересно, где был сам Ноздорму, и что заставило его пропустить столь значимое событие. Из того малого, что он узнал от своей королевы было понятно, что даже его жены не могли сказать точно, что же случилось.

Всё же сущность безвременного была здесь, и это была жизненно важно. В лапах старшей из женщин были песочные часы, которые, казалось, были сделаны из чистого солнечного света. Внутри тёк блестящий бронзовый песок, но не вниз, а вверх. И когда верхний резервуар был заполнен, они переворачивались, и процесс повторялся.

Пески были сущностью Ноздорму, множество отдельных частичек его самого для самых необходимых нужд его стаи. Все Аспекты имели в своей природе какую-то часть своей стихии, потому что они были больше чем огромные рептилии. Они представляли самые мощные силы мира, саму часть бытия, созданную теми, кто когда-то сформировал мир. Правда, Аспекты всё равно были связаны земными законами, но они были гораздо могущественнее других драконов, так же как драконы были могущественнее молодых рас.

Различные стаи перемешались, совершая ритуал по одному за раз. Наконец, остались только двое, и по иронии судьбы Кориалстраз был последним.

По некоторым причинам он не чувствовал себя особо уважаемым.

Но до того как настала очередь Кориалстраза, сущность Безвременного должна была внести свою часть. Саридорми, главная супруга Аспекта, аккуратно, неся песочные часы в левой передней лапе, подошла к душе дракона.

Создание Нелтариона парило в самом центре зала, его простая форма излучала страшное, но всё ещё величественное свечение. Всё окутывала радуга цветов, и не случайно, это соответствовало оттенкам драконов вложивших в диск свою силу.

"Я пришла, принеся с собой сущность Того, Кто существует без конца, Того Кто видит прошлое, настоящее и будущее!" произнесла нараспев Саридорми. Она подняла сверкающие песочные часы над мерцающим диском. "Во имя Него. Я добавляю его силу, его власть, часть его в это оружие, которое мы используем против демонов осмелившихся напасть на наш мир!"

С небольшим давлением, оказанным её мощной лапой, она сломала песочные часы.

Но песок, который был сутью Ноздорму, не упал на землю, как ожидал Кориалстраз. Вместо этого он закружился, будто живой, над Душой Демона. Как только он приближался к диску, он излучал вспышки бронзового света. Это каждая частица образовывала ослепительную вспышку, перед тем как исчезнуть внутри.

Яркое сияние озарило зал, как только последняя крупинка исчезла, светящиеся солнечные лучи на мгновенье ослепили Кориалстраза. Он закрыл глаза не в силах смотреть, пока сияние не потухло. Красный левиафан заметил, что все остальные тоже вынуждены были отвести взгляд. Только Нелтарион жадно наблюдал за всем этим, не отводя глаз.

"Моя любовь", послышался шепот Алекстразы.

Всё ещё обеспокоенный, по причине, которой он не мог сам себе объяснить, Кориалстраз шагнул вперёд. Сам по себе он отрицал душу дракона, но его королева видела благо в ней, также как и все остальные. Как мог он один сказать "нет"? Однако всё же он видел талисман не как спасение мира, а то, что испортит его.

Хотя, это было глупо, подумал он. С чего бы это Хранителю Земли делать такие отвратительные вещи?

Потом настал черед душе дракона предстать пред ним. Так близко, Кориалстраз не видел ничего выдающегося в ней. Но здесь была сила, о которой многие мечтали в прошлом, и другие будут мечтать на протяжении веков. Здесь была концентрация сущности всех драконов, наиболее могущественных детей этого мира.

"Она ждёт тебя"

Красный дракон взглянул в огромную морду чёрного. Нелтарион даже не моргнул. Он начал задыхаться, ему показалось, будто чёрный дракон становился всё больше и больше с каждой секундой, пока Кориалстраз колебался.

Было что-то неправильное в этом… подумал супруг Алекстразы. Но потом он вспомнил, как охотно она, Малигос, и Изера отдали свою силу. Малигос, по сути, был первым среди них, кто пожертвовал частью себя, как сторонник своего друга. Если повелитель магии, доверял творению Нелтариона, то кто такой был Кориалстраз чтобы иметь что то против?

И с этой мыслью всё ещё терзающей его, красный открыл себя для Души Дракона.

И диск вспыхнул, окутывая его в устрашающем сиянии. Кориалстраз обнажил грудь, убирая прочь всю магическую защиту, которая была дана драконам от природы. Он почувствовал, как Душа Дракона проникает в него, будто его чешуйчатая броня была ничем иным, как иллюзия…

Через мгновение, тревожные силы диска вышли из его груди — но вместе с ними Душа Дракона вытягивала что-то ещё. Это было нематериальная извивающаяся субстанция не совсем свет, и даже не совсем вещество. Слабая малиновая аура окружила его, и как только последняя часть отделилась от Кориалстраза, он почувствовал невыносимую печаль с потерей этого.

Красный смотрел как это вещество — часть его самого, тянулось от него к Душе Дракона. Медленно, свет опустился к диску.

Как только это произошло, Кориалстраз ахнул. Он хотел протянуть руку и забрать то, что принадлежало ему, но сделав это, он бы разрушил все усилия, и что ещё хуже опозорился перед своей любимой Алекстразой.

И так Кориалстраз беспомощно наблюдал, как душа дракона поглощает его сущность, добавляя её к остальным. И так же беспомощно он смотрел, как Нелтарион почти жадно схватил диск, держа его на виду у других левиафанов.

"Готово…" объявил Хранитель Земли. "Все воздали то, что смогли. Теперь я запечатаю душу дракона навсегда так, что все, что было достигнуто никогда не было потеряно".

Нелтарион закрыл глаза. Его тело окутала чёрная, зловещая аура, которая вытекала из его крошечного, но могущественного талисмана в передней лапе.

Все остальные великие драконы вздрогнули. Через мгновение, душа дракона светилась чёрным, также как и её создатель.

"Так должно быть?" Спросила спокойно Изера.

"Для того, чтобы это стало тем, чем должно быть, да" ответил Нелтарион почти вызывающе.

"Это оружие, которого не видел свет. Оно не должно быть похожим, на что то иное", знающе добавил Малигос.

Хранитель Земли кивнул в знак признательности синему дракону. Нелтарион осмотрел зал, ища, не возникли у кого-нибудь ещё вопросы. Несколько пришло на ум Кориалстразу, но он посчитал себя не достойным задавать их перед лицом своей королевы.

"Последнее заклинание потребует времени", сообщил чёрный левиафан остальным. "Нужно забрать талисман отсюда в тихое и уединённое место, где возможно завершить наиболее сложные и хрупкие заклинания".

"Как много времени это займёт?" Спросила Алекстраза. "Вскоре может быть слишком поздно".

"Оно будет готово тогда, кода потребуется". С этим, Нелтарион расправил крылья и поднялся в воздух. Его жёны беспрекословно последовали его примеру, как марионетки, которые были прикреплены к Хранителю Земли.

Другие драконы наблюдали, как он исчез через то, что казалось сплошной стеной, затем тоже начали покидать Залы. Алекстраза осталась там же где и стояла, Кориалстраз последовал её примеру.

Но смотря, как драконы вылетают из зала, он продолжал размышлять над тем, что произошло за сегодня. Он никогда бы не смог отрицать невероятной силы крошечного диска. Действительно Нелтарион создал оружие, которому бесчисленные орды демонов не смогут противостоять.

Но раз уж на то пошло, как он понял с опозданием, драконы тоже не смогут ничего этому противопоставить.

Глава 8


Малфурион грезил. Ему снилось, что он и Тиранда жили в красивом доме-дереве посреди великого Сурамара. Это была, та пора года, когда всё было в цвету. Пышные растения покрывали землю как ковёр. Огромное дерево с его пышной кроной всегда создавало некую прохладу.

Тиранда, одетая в великолепное платье желтого, зелёного и оранжевых цветов играла на серебряной лире, а их дети, мальчик и девочка, радостно бегали вокруг. Малфурион горделиво сидел у окна своей обители, вдыхая свежий воздух и наслаждаясь жизнью которой он достиг. Во всём мире было спокойствие и порядок, и его семья не знала ничего кроме счастья.

Вдруг, неожиданная дрожь сотрясла дерево. Малфурион схватился за окно и с ужасом увидел, как дома и башни Сурамара начали быстро падать. Другие сооружения разрушались. Люди кричали, и пожары уничтожали жизнь во всех направлениях.

Он оглянулся в поисках своих детей, но их нигде не было. Что касается его супруги Тиранды, то она продолжала спокойно сидеть, только уже на одной из веток снаружи, пальцами наигрывая мелодию на лире.

Осмелившись высунуться, Малфурион крикнул: "Тиранда! Скорее внутрь!"

Но она проигнорировала его, полностью уйдя в свою музыку, несмотря на растущие катастрофы и своё собственное шаткое положение.

Дерево-дом резко накренилось. Малфурион с помощью своей силы друида попытался удержать его от полного разрушения, но ничего не произошло. Деревья… вся флора казалась ему мёртвыми.

Разрушение дерева, наконец заставило Тиранду проснуться. Бросив лиру, она закричала и протянулась к Малфуриону, но расстояние было слишком велико. Супруга Малфуриона потеряла равновесие и упала с ветвей.

Тут же фигура в чёрном резко поднялась в воздух и подхватила её. Иллидан улыбнулся великодушно Тиранде, потом кивнул своему брату. Однако вместо того чтобы помочь Малфуриону, близнец развернулся и полетел прочь со своей добычей.

"Иллидан!" прокричал Малфурион, пытаясь сохранить самообладание. "Вернись!"

Его брат остановился в воздухе. Всё ещё крепко держа Тиранду, он повернулся и рассмеялся в лицо Малфуриону.

И пока он хохотал, Иллидан изменялся, становился больше, ужаснее. Его кожаная броня порвалась на его теле. Цвет кожи потемнел, а за его спиной вырос хвост. Когтистые руки подняли супругу друида, размахивая ей как тряпичной куклой.

Теперь Малфурион с ужасом наблюдал, как Архимонд раскачивает Тирандой перед ним.

"Неееет!"

Он резко вскочил и чуть не свалился с ночной пантеры, на которой он лежал без сознания. Сильные тонкие пальцы в бронированных рукавицах удержали его от падения, и старались помочь восстановить баланс. Однако, всё ещё видя перед глазами образ Архимонда, друид пытался вырваться из его хватки.

"Тише Малфурион! Будь осторожен!"

Голос Тиранды привел его полностью в сознание. Он смотрел в её взволнованное лицо. Приветственно глядя на него, она откинула шлем назад, чтобы Малфурион полостью увидел её.

"Я видел сон…" начал он, но потом остановился. Некоторые части его сна, были слишком личными, чтобы сейчас говорить о них. "Я видел сон…" только повторил Малфурион виновато.

"Я знаю. Ты говорил во сне. Кажется, я слышала своё имя и Иллидана".

"Да". Он не осмелился сказать больше.

Жрица прикоснулась к его щеке. "Должно быть, это был страшный сон, Малфурион… но, по крайней мере, ты, наконец-то, поспал".

Вдруг смутившись этой непосредственной близостью к ней, друид выпрямился. Он посмотрел вокруг, отметив, море новых лиц окружавших их. Большинство из них были гражданскими, выглядевшими запутанными и полностью потерянными в реальности.

"Где мы?"

"Рядом с горой Хиджал"

Он уставился на пик. "Так далеко? Этого не может быть!"

"Я боюсь, но это так"

Малфурион опустил голову. Так, даже после всех усилий, их народ всё ещё обречён. Если демоны уже откинули защитников так далеко назад, то какую надежду вообще имели ночные эльфы.

"Элуна следит за нами", прошептала Тиранда, прочитав всё на его лице. "Я молюсь на её проведение. Я уверена она даст нам некоторый шанс".

"Я надеюсь на это".

"Твой брат с Лунной Стражей, вон там". Она указала на север. "Но я не видела Красуса или других".

Но не Иллидан был тем, с кем хотел поговорить Малфурион. После его схватки с Архимондом, друид отчаянно хотел найти двух необычных волшебников. Их надо было предупредить, что этот могущественный демон управлял силами, которые сейчас преследовали их.

Если брать в расчет, конечно, то, что Красус и остальные всё ещё живы. Что если Архимонд выследил их после той стычки с Малфурионом?

"Тиранда, я должен найти наших гостей. Я верю, что они по прежнему являются нашим кличем к выживанию".

"Ты никогда не сможешь найти их в таком состоянии. Ты всё ещё слаб. Возьми мою ночную пантеру".

Ему стало стыдно, что он оставит её без средства передвижения ради, возможно, безнадёжных поисков. "Тиранда я…"

Но она взглянула на него таким взглядом, пристальность и выражение которого он видел только у самых старших и преданных служительниц Элуны. "Это важно, Малфурион. Я знаю это".

Она соскользнула с большой кошки, прежде чем он попробовал что-то возразить. Взяв с собой только ранец и оружие, Тиранда посмотрела на друида и настоятельно сказала, "Иди!"

Не зная, как ещё можно поступить в этой ситуации, только кивнул в знак благодарности, Малфурион развернулся и направил пантеру сквозь толпу. Он решил, что не пренебрежёт доверием Тиранды. Если другие всё ещё живы, Малфурион обязательно найдёт их.

Кошка пробивалась сквозь ряды солдат и толпы мирных жителей, недовольно рыча, но даже и не думая ударить или сильно задеть кого-нибудь. Друид был рад видеть, что несмотря на всё произошедшее, солдаты могли поддерживать порядок. Большинство гражданских были вежливы и двигались строгими группами. Без сомнения, демоны рассчитывали на хаос, вызванный перемешиванием солдат и мирных жителей. Благо эту опасность до сих пор удавалось успешно избежать.

Но с таким количеством постороннего народу, смешавшимся с армией, найти троих, хоть и настолько уникальных лиц, как орк, человек и Красус оказывалось особо сложной задачей. Только после того как Малфурион в сотый раз осмотрел толпу, ему на ум пришла идея использовать для этого своё умение.

Он до сих пор отказывался войти в изумрудный сон, пока были другие способы найти пришельцев. Принудив остановиться ночную пантеру, друид закрыл глаза и мысленно осмотрелся вокруг себя. Во всех сторонах области он коснулся разума других ночных пантер, так что он мог видеть, и разговаривать с ними, так же как он делал это во время своих лесных тренировок. Малфурион даже коснулся животного Тиранды, чтобы не пропустить и малейшей детали. Кошки хорошо знакомые со своими хозяевами, безусловно, заметят необычный запах троих незнакомцев.

Но первые животные, с которыми связался Малфурион, не видели то, что искал друид. Взбодрив себя, он потянулся дальше, достигнув существ далеко за полем его зрения. Некоторые из беженцев взяли с собой своих домашних животных, и у них Малфурион спросил тоже. Чем с большим количеством разумов мог связаться Малфурион, тем лучше.

Наконец, одна из ночных пантер ответила. Ответ пришёл не словами, а запахами и видениями. Потребовалось несколько секунд, чтобы Малфурион переварил информацию и понял, что большая кошка видела недавно орка. Брокс наиболее выделялся из этой троицы, и не удивительно, что ночная кошка запомнила его больше всего. Для кошки, воин был сочетанием пьянящего, густого запаха, напоминающего аромат земли с диких нетронутых цивилизацией гор. В Броксе ночная пантера чувствовала родственную душу. На самом деле воображение кошки рисовало клыкастого воина орков как, ставшую на задние лапы, ночную пантеру, а одна лапа заканчивающаяся парой огромных когтей, должна была быть рукой с топором Брокса.

Узнать когда именно и где кошка видела Брокса, оказалось намного сложнее. У животных было совсем другое представление о времени, чем у ночных эльфов. Тем не менее, с некоторым усилием друид, наконец, определил, что пантера видела Брокса около часа или двух назад, недалеко от центральной части армии.

Направив своего животного в верном направлении, Малфурион продолжал опрашивать других пантер, на случай если они заметили что-нибудь ещё. Всё больше и больше он находил тех, кот видел не только Брокса, а так же Ронина и Красуса. Он заметил, что старший маг занимал особое место в разуме животных, они смотрели на него с уважением, подобным которые хищники уделяли только более сильным из них. Однако, они не испытывали страха к Красусу, как к другому зверю, будто понимая что он был чем то большим чем то другим. По правде говоря, Малфурион вскоре понял, что ночные понтеры более вероятней последовали бы воле Красуса, чем своим собственным хозяевам.

Отметив это, как ещё одну из множества тайн окружающих не-совсем-ночного-эльфа, Малфурион заставил кошку набрать большую скорость. Ехать стало труднее против потока людей, но под управление друида, пантера рвалась вперёд, даже не задев ни одного из прохожих. В целом ситуация ухудшилась, когда он подошёл к месту где должны были быть незнакомцы. Звуки боя послышались на расстоянии, а тревожные вспышки малинового и тёмно зелёного света виднелись за горизонтом. Здесь солдаты были более насторожены и измотаны. Было ясно, это были те, кто сдерживал демонов, защищая отступление армии. Малфурион сам недавно стал свидетелем, неослабевающей ярости Пылающего Легиона.

"Что вы здесь делаете?" Потребовал ответа офицер с запекшейся кровью на его некогда безупречной броне. Его взгляд стал суровее. "Всё мирное население во главе потока армии! Убирайтесь от сюда!"

Прежде чем Малфурион успел что-то объяснить, кто-то ответил за него. "Он имеет полное право, чтобы находиться здесь, капитан! Это должно быть уже ясно только посмотрев на его лицо!"

"Иллидан?" Взглянув через плечо, Малфурион увидел своего брата, практически невредимым. Иллидан подъехал с такой фанатичной ухмылкой, которую Малфурион увидел в первые за всю их жизнь, подумав, не сошел ли его брат с ума.

"Я думал, что потерял тебя!" сказал колдун, сильно похлопав Малфуриона по плечу. Не замечая того как его брат сморщился, Иллидан повернулся к офицеру. "Есть ещё вопросы?"

"Нет, Мастер Иллидан!" Солдат отсалютовал и двинулся дальше.

"Что с тобой случилось, брат?" спросил одетый в черное близнец. "Кто-то сказал, что ты пал, а твоё животное было разорвано а куски…"

"Меня спасли… Тиранда отвезла меня в безопасное место". В то же мгновении как Малфурион произнёс её имя, он пожалел об этом.

Ухмылка испарилась, а на её место пришло суровое выражение. "Правда? Я рад, что она оказалась недалеко от тебя".

"Иллидан — "

"Хорошо что ты прибыл во время", брат друида продолжал, отсекая любые дальнейшие обсуждения жрицы. "Старший маг пытается организовать что-то, и он, кажется, думает, что нужна именно твоя помощь".

"Красус? Где он?".

Оскал колдуна стал жутковатым. "Именно там, куда ты смотришь. В самом центре сражения…"


Взвыл ветер. Гнетущий жар разил ночных эльфов, которые были выбраны для защиты тылов армии. Тут и там в рядах защитников раздавались крики боли, сопровождаемые торжествующим рёвом демонов.

"Где Иллидан?" спросил Красус, даже его огромное терпение имело свой предел. "Лунная стража отказывается действовать без него, только защищая себя!"

"Он сказал, что идёт", ответил Ронин "Сперва ему нужно было, что то обсудить с Гребнем Ворона".

"Он получит достаточно почестей если мы одержим успех, и в любом случае никто не будет винить его в случае поражения. Так как мы все будем мертвы…"

Ронин не мог не согласиться со своим бывшим наставником. Иллидан не хотел больше ничего кроме, как угодить своему покровителю. Брат Малфуриона был полной противоположностью друида — амбициозен, необуздан и фанатичен, забывая о риске для других. Два волшебника уже обнаружили, что с тремя членами Лунной Стражи больше невозможно связаться. Не демоны убили их, они были просто искалечены, подпитывая силы Иллидана.

Тем не менее, не смотря на его безрассудное использование сил других ночных эльфов, остальные, казалось, ровнялись на него. Когда дело доходило до заклинаний какого-либо рода, Иллидан мог сотворить то, что не могли другие. К тому же Лорд Гребень ворона поддерживал его, и ночные эльфы ничего не могли возразить против его статуса, даже перед лицом полного уничтожения.

Ронин вдруг выпрямился. "Осторожно!"

Туман, напоминающий по виду парящий гриб, опустился на передовую линию. Прежде чем заклинатели успели что-то сделать, он коснулся первых рядов.

Некоторые из бойцов закричали, когда их лица покрылись десятками красных горящих прыщей. Один за другим прыщи взрывались, вырастая снова и снова взрываясь, быстро распространяясь на любую незащищённую часть тела жертвы.

"Джекар ирин!" прошипел Красус, указывая на облако.

Сильный взрыв голубого света, быстро съел гриб, чтобы другие были спасены от ужасной чумы. К сожалению это ничем не смогло помочь, уже пострадавшим. Они падали один за другим, напоминая куски мяса, покрытые извергающимися вулканами.

Ронин посмотрел с отвращением. "Ужасно! Будь они прокляты!"

"Мы не можем больше ждать! Если Лунная Стража не поможет нам, нам остаётся надеяться только на наши силы!"

Но прежде чем маг успел что-то сделать, Ронин увидел пару приближающихся всадников. "Иллидан здесь и он нашёл Малфуриона!"

"Хвала Аспектам!" Красус повернулся, чтобы рассмотреть пару. Как только те подъехали, он подошёл к брату Малфуриона. "Вы опоздали! Соберите Лунную Стражу! И следуйте моим указаниям!"

Иллидан бы проигнорировал подобные резкие команды от большинства других, но он был преисполнен здравого уважения к странным мастерам, особенно к Ронину. Заглянув за Красуса и увидев мрачное выражение лица Ронина, колдун кивну и поспешил выполнить указания.

"Что вы надеетесь сделать?" Спросил Малфурион, слезая с пантеры.

"Демонов надо остановить именно здесь!" ответил Красус. "Очень важно, чтобы нас не отбросили дальше, за пределы горы Хиджал, мы должны атаковать всеми силами.

Друид кивнул, потом сказал: "Архимонд с ними. Я едва избежал смерти".

"У меня было подозрение, что это был он". согласился Красус с ночным эльфом. "И то, что ты выжил после стычки с ним, говорит о том, что я был прав в желании видеть тебя рядом в момент нашей атаки".

"Но… что я могу сделать?"

"То, чему ты был обучен, естественно".

С этим Красус повернулся к Ронину, который уже смотрел на демонов вдалеке. Старший маг встал рядом со своим бывшим учеником, через минуты Малфурион последовал его примеру.

Красус взглянул на человека. "Ронин, в вопросах магии Иллидан слушает тебя, больше чем кого либо. Я оставляю на тебя установку связи между вами".

"Как пожелаешь". Огненно-волосый колдун моргнул один раз. "Сделано".

Маг снова обратился к друиду. "Малфурион, представь себе наиболее мощные заклинания, которые ты сможешь сотворить. Но под любыми причинами не говори мне какие! Используй любой метод, не зависимо от того каких сил нашего мира это затребует, но не прекращай заклинания пока не скажу. Мы должны быть беспощадны к нашим врагам".

"Я… я понимаю".

"Хорошо! Тогда мы начинаем. Ты со мной Ронин?"

"Я готов". ответил молодой волшебник. "Я знаю, что мне нужно делать".

"Глаза Красуса расширились. "Ах да! Ещё одна деталь, Малфурион будь готов в любой момент случайно изменить цель своей атаки. Наводи свои заклинания туда где тебе кажется, появился пробел в наших с Ронином усилиях. Ты понимаешь?"

"Я думаю да".

"Да пребудет с нами сила света".

Сказав это Красус замер. Его глаза смотрели, не моргая, через небольшое расстояние отделяющее ночных эльфов от демонов".

Ронин быстро наклонился ближе к Малфуриону. "Используй всё что можешь. Оставь защиту на потом. Сейчас всё или ничего".

"Они приближаются к точке". сообщил Красус своим товарищам. "Возможно, что Архимонд сейчас с ними".

Они все почувствовали приближение демонических орд. Зло пронизывало сам воздух, пропитывая излучения скверны всё на своём пути. Даже Красус вздрогнул, но не от страха, а отвращения.

"Ронин, Джарод Песнь Теней готов. Что с Лунной стражей?"

"Тоже".

"Ещё немного…" Бледноликий маг напрягся. "Сейчас!"

Они точно не знали, какое именно заклинание будет использовать каждый. Красус хотел полной неожиданности, чтобы запутать любую защиту демонов, какую бы Архимонд и другие не придумали. Его план заключался в том, чтобы достигнуть эффекта стихийного бедствия, или даже больше, но результат оказался тем, на какой рассчитывал дракон-маг.

Из облаков неожиданно пролился дождь из ледяных копий, нацеленный на вражеские орды. На севере задрожала земля, раскидав и поглотив демонов. В другом месте из ниоткуда появились огромные чёрные птицы, направляясь к воздушной части Легиона.

По всему фронту, одно заклинание за другим атаковало врага. Некоторые из них были сосредоточены в конкретных местах, в то время как другие, казалось, действовали повсюду. Не было даже и двух одинаковых заклинаний, и, хотя, было несколько, которые конфликтовали между собой, в целом они всё равно причинили гораздо больший ущерб ордам, чем это было несколько дней назад.

Демоны умирали, пронзённые льдом, сожженные малиновым пламенем, или погребённые в расплавленной земле. Те, что были в небе падали, раздираемые сотнями когтей, или разбивались на смерть, сталкиваемые друг с другом порывами ветра.

Эредары попытались что-то предпринять, но Красус вдруг скомандовал. "Поменяйте цели!"

Тут же Малфурион, Ронин и к северу — Лунная Стража вместе с Иллиданом изменили направление, в котором он сосредотачивали свои заклинания. Красус почувствовал, как замешательство среди колдунов начало расти. На земле стражники скверны и другие демоны пытались тщетно защититься против чего-то, что их оружие не могло разрезать или пронзить.

Неослабевающее наступление демонов, наконец, захлебнулось.

"Они остановились!" Прокричал Красус. "Меняйте цели снова и поднажмите сильнее! Мы должны постараться вернуть наши позиции!"

Они снова поменяли направления своих атак. Несколько областей находились в сравнительном покое, но как только Пылающий Легион пытался воспользоваться ими, чтоб прорваться, кто-нибудь из заклинателей заполнял пустоты. Теперь демоны нигде не могли нормально удерживать свои позиции, не говоря уж о том, чтоб продвинуться вперёд.

"Они, возможно, будут контратаковать!" прокричал Малфурион.

"Не позволяйте этому произойти!" Красус стиснул зубы. "Ронин я оповестил капитана!"

Друид рискнул отвлечься и взглянуть на человека. "Что это значит?"

"Он убедил Песнь Теней отправиться к Гребню Ворона! Они ожидали нашего сигнала!"

"Для чего?"

Ответом был звук боевых рогов. Тут же всё вокруг заполнилось ночными эльфами. Отступление эльфов прекратилось, на лицах была видна новая надежда. Ещё раз солдаты с большей силой ответили криками на звуки рога, и армия двинулась вперёд.

Заклинатели выдвинулись вместе с ними. Обученные кошки покорно проследовали за ними.

И наконец, Пылающий Легион начал отступать всеми силами.

Сначала ночные эльфы сократили разрыв, который Лунная Стража и волшебники создали, чтобы выиграть время. Затем они преодолели ряды первых убитых демонов. Они также прошли мимо тел своих уже убитых ранее товарищей, но всё чаще и чаще на пути попадались только трупы мерзких пришельцев. Войны Пылающего Легиона, ослабленные атакой заклинателей, с лёгкостью умирали под клинками сил ночных эльфов.

Другие рога протрубили. По всей армии после томительного ожидания прозвучал радостный рёв. Ночные эльфы ускорили своё передвижение более чем в два раза.

"Гребень Ворона должен следовать плану!" Отрезал Красус. "Они не могут преследовать Легион слишком медленно или слишком быстро догонять их!"

Стрелы защитников доставали отступающих демонов. А тех кому улыбнулась удача не попасть под ливень стрел догоняли всадники на пантерах, большие кошки охотно разрывали добычу на куски.

Сердце Малфуриона заколотилось быстрее. "Мы побеждаем!"

"Но пока её не окончательно, не отвлекайся!" напомнил маг.

Он не смел. Видя этот успех, друид и остальные продолжали поддерживать солдат. Измученные на столько, насколько могли только быть, они хорошо понимали, что это был самый критический момент в ходе сражения. Гора Хиджал всё ещё маячила за ними, но теперь она медленно скрывалась из виду.

Затем неожиданно последовал ещё один приятный сюрприз — из самого центра наступления послышалось песнопение. Сёстры Элуны в своих великолепных боевых доспехах укрепляли дух бойцов. Хоть день и был в самом разгаре, но ритмичное пение жриц буквально кормило силы ночных воинов. Будто сама луна нависала над армией.

Они изо всех сил отвоёвывали метр за метром, разя демонов с каждым шагом. Красус посмотрел на окутанное облаками небо и сказал, "Сейчас! Атакуйте эредаров по возможности".

Каждый из заклинателей сосредоточил свои усилия на парящих колдунах. Гром разразил небо. Вспышка молнии отразилась множеством цветов. Взвыл ветер.

Они не могли уже видеть результаты своей атаки, но это было и не нужно. Эредары пытались перегруппироваться, но они также должны были защищать их повелителей внизу. Это оставляло их напряжёнными и более слабыми. Всякий раз, когда одно заклинание убивало мага демонов, защитники ощущали внезапное уменьшение силы зла направленное против них. И чем чаще это происходило, тем легче становилась задача для группы Красуса, чтоб атаковать оставшихся в живых.

Наконец и колдуны были отброшены назад. Их отступление оставило чудовищных монстров внизу без какой либо защиты от магов и Лунной Стражи.

"Они бегут!" прошептал Малфурион, с благоговением перед успехом своей группы.

"Они всё ещё нужны Архимонду". Ответил Красус более мрачно"… и он будет нуждаться в них снова… Война не выиграна, но эта битва спасена от поражения".

"Не следует ли нам проследовать за ними, пока мы не вышвырнем их через портал обратно в свои адские земли?"

Красус усмехнулся, так необычно было слышать это от него, что даже Ронин ответил. "Теперь ты говоришь как свой брат, а не как Малфурион. Не позволяй эйфории от победы завести тебя слишком далеко. Наша армия не выживет по пути обратно в Зин-Азшари. Нам нужно пока отпустить их".

"Тогда… какой в этом смысл?"

"Посмотри вокруг нас молодой ночной эльф Ваши люди выжили. Это больше чем то, что они думали, что они могли сделать ещё только час назад".

"Но последует ли Гребень Ворона твоим советам?" спросил Ронин повернувшись назад и рассматривая знамёна благородного.

"Я уверен, что всё-таки он послушает. Посмотри на север".

Наступление замедлилось, и теперь солдаты казались более заинтересованными в сохранении того прогресса которого они добились, вместо чего-то большего. Офицеры верхом возвращали отдельных солдат обратно в группы. Некоторые казались немного разочарованными, однако, большинство выглядели более счастливыми, получив шанс на отдых.

Через несколько минут вся передовая линия остановилась. Ночные эльфы вскоре начали очищать последствия бойни и создание более сильной линии фронта, торжествующие войны решительно встали на позиции, уже настроенные отражению атаки в случае если чудо, которое они совершили закончится.

И только тогда Красус выдохнул. "Он всё таки послушал. Хвала Аспектам. Он послушал".

Впереди они видели расплывчатые формы орды. Пылающий Легион отступил далеко за пределы зоны полёта стрелы, даже усилия усталых магов не могли достать их".

"Нам удалось". произнёс хриплым голосом Ронин. "Мы не дали им вытолкнуть нас за пределы горы Хиджал".

"Да", пробормотал Красус, глядя на не демонов, а на изможденных защитников. "Да нам удалось. Теперь начинается самое тяжелое".

Глава 9


Маннорот склонился перед чернотой портала, его коренастые лапы были согнуты, а широкие кожистые крылья сложены за спиной. Клыкастый демон пытался, казаться как можно меньше потому, что сейчас он говорил с Саргерасом, который, казалось, пребывал не в самом лучшем настроении.

"Проход ещё не открыт для меня… Я ожидал лучшего…"

"Мы пытаемся, — оправдывался Маннорот, но задача… это почти как если бы сам мир стремился не допустить вашего прихода, о Великий".

"Ничто не остановит меня".

"К… конечно, о Великий".

На некоторое время в воздухе воцарилась тишина, но потом голос в голове Маннорота продолжил: "Есть нарушения, ошибки… Существуют те, кого не должно быть, но они есть, и есть те, кто пробуждается, хотя они не должны проснуться".

Огромный демон не пытался понять, но продолжал отвечать "Да, Саргерас".

"Они ключ… Их нужно поймать".

"Архимонд выдвинулся с армией, а Хозяин Ищеек идёт по следу. Нарушители будут преданы земле".

Зловещего вида портал колебался, извиваясь будто живой. Маннорот чувствовал, как повелитель Легиона жаждал пробраться в этот богатый мир. Разочарование, излучаемое Саргерасом, заставляло стынуть кровь в жилах даже закаленного лейтенанта.

"Один должен быть доставлен ко мне в целости и сохранности… так, чтобы я мог с удовольствием медленно разорвать его на части".

Чёткий образ материализовался в разуме Маннорота. Ничтожное существо той же расы, что и Высокорождённые. Хотя он был много моложе своих собратьев и носил однообразные одежды зелёных и коричневых тонов. Видение демона так же показало дворец ночных эльфов. Маннорот сразу узнал комнату, где был создан первый портал… зал, который сейчас лежал в руинах.

"Запомни его хорошо".

"Да повелитель, Архимонд, Хаккар и я уже заметили его присутствие, мы вскоре поймаем его".

"Живым!", скомандовал голос, постепенно исчезая из головы Маннорота. "Живым… так, чтобы я мог насладиться, пытая его".

И ощущение присутствия Саргераса исчезло. Маннорот вздрогнул, очень хорошо зная, что ожидает Малфуриона, раз сам Саргерас обратил на него своё внимание.


Монументальная задача по реорганизации армии была проведена. Даже учитывая, что бесчисленное количество беженцев постоянно пребывало, Лорд Гребень Ворона делал всё в лучшем виде. Он провёл учёт всех поставок, особенно продуктов питания и воды и распределил их соответственно среди всех его людей. Некоторые из высокопоставленных беженцев пытались протестовать, обосновывая это тем, что они не получают того чего достойны, но один только свирепый взгляд бородатого командира заставил их всех замолчать.

Тиранда с сестрами тоже делали все, что было в их силах для солдат и гражданских. Её шлем был отброшен за спину, жрица Элуны вела ночную пантеру, которую одолжила до этого, останавливаясь чтобы поговорить с одним человеком за другим. Все, будь то молодой или старый, из богатой или бедной касты, приветствовали её присутствие рядом. Возможно всего на мгновение, но они казались более спокойными и счастливыми, когда она уделяла им время. Тиранда не заметила в себе никакого особенного дара, предположив, что это было результатом её нежного поведения по отношению к ним, на фоне того с чем пришлось столкнуться этим людям в последнее время.

Маленькая фигура привлекла внимание жрицы. Молодая девушка, которая через два или три года могла поступить на служение Элуне, сидела в тишине, смотря несчастным взглядом в пустоту.

Встав на колени перед ней, Тиранда коснулась её плеча. Девушка вздрогнула, повернулась, глядя на неё как дикий зверь.

"Да пребудет с вами мир…" сказала, успокаивающе, Тиранда подавая ей флягу с водой. Она подождала, когда девушка выпьет, а затем добавила. "Я из храма. Как тебя зовут?"

После минутного колебания, ребёнок ответил: "Ш-Шандриса Оперенная Луна".

"Где же твоя семья?"

"Я — я не знаю".

"Ты из Сурамара?" Жрица не могла вспомнить её лицо, но это не означало, что Шандриса была не из этого города.

"Нет… из Ара-Хинам".

Тиранда попыталась скрыть свою озабоченность. Шандриса была одной из тех беженцев, которых преследовали демоны, когда установили свою ловушку. Исходя из того, что слышала жрица от других выживших, много людей погибло, прежде чем Пылающий Легион позволил им бежать. Семья ребёнка могла быть жива… но опять же, шансов было не много.

"Когда ты видела их в последний раз?"

Глаза Шандрисы увеличились. "Я гуляла с другом… когда монстры пришли. Я попыталась побежать домой, но кто-то схватил меня… и сказал, что мне нужно бежать в другую сторону. Я так и поступила". Она стала вытирать руками слезы, которые текли по её щекам. "Я должна была пойти домой! Мне нужно было пойти домой!"

Этот трагический рассказ был не тем, что хотела услышать Тиранда. Жрица, безусловно, наведет справки, где только может, но она была почти уверена, что никто из семьи Шандрисы не выжил, и что девушка теперь совсем одна в этом мире.

"Кто-нибудь позаботился о тебе после бегства?"

"Нет".

Беженцы из Ара-Хинам, маленького поселения, были в бегах два дня до того как встретились с армией. Это было удивительно, что Шандриса смогла всё это пережить, хоть и за такой короткий период. Многие старшие ночные эльфы падали без сил по пути, даже жрицы не были готовы к подобному. Ночные эльфы со временем ослабли, и были плохо подготовлены к жизни за пределами их беззаботного мира — к сожалению это стало очевидным только сейчас.

Был очень много людей, которые оказались в такой же ситуации что и Шандриса, но что-то в ребёнке особенно тронуло жрицу. Возможно, она чем-то напомнило ей саму Тиранду в таком же возрасте. В любом случае сестра сказала ребёнку встать.

"Я хочу, чтобы ты взобралась на спину ночной пантеры. Ты поедешь со мной". Это шло против её предписаний, но жрицу это уже не волновало. Хотя она не могла спасти всех, она сделает всё, что в её силах для Шандрисы.

Со всё ещё потерянным лицом, но уже с просветлённым взглядом, Шандриса взобралась на кошку. Тиранда убедилась, что она надёжно держится перед тем, как повела за собой пантеру.

"Куда мы идём?" спросил ребёнок.

"Нам предстоит многое сделать, ты найдёшь несколько сухофруктов в мешке, который висит слева".

Шандриса с нетерпением полезла в мешок и взяла, что-то из еды. Тиранда не упомянула, что девушка ела сейчас её собственный рацион на сегодня. Сестриченство подготавливал своих членов так, чтобы те научились выживать с минимальными средствами к существованию. Имелось даже четыре ритуальных поста в течении года, как знак посвящения к богине. Теперь в военное время эта подготовка окупала себя.

Перейдя к следующей группе беженцев, Тиранда продолжила свое служение. Большинство выглядели просто уставшими и потерявшими веру в себя, но некоторые из них были ранены. Последним она всегда старалась уделить больше своего внимания, прося Мать Луну даровать силы и необходимое покровительство. К её радости, богиня, несомненно, видела её усилия и прислушивалась её мольбам.

Но когда она подошла ещё к одному раненному, его заражённые травмы сильно потрясли её. Было ли это умышленное ранение или случайное трудно сказать. Тиранда изучала тревожный зеленоватый гной вокруг раны, и удивилась своеобразному разрезу. Жертва — Бледный старый мужчина, лежал без сознания на коленях у жены, его дыхание было затруднено, казалось он того и гляди задохнётся. Его супруга, с волосами, стянутыми сзади тем, что осталось от брошки инкрустированной рубинами и изумрудами, убаюкивала на руках его голову.

"Как он умудрился сделать это?" спросила Тиранда, не уверенная в том сможет ли она как то устранить эту инфекцию. Было что-то тревожащее в этом.

"Он этого не делал. Это сделали с ним".

"Я не понимаю".

Выражение лица старшей женщины ужесточилось, будто она боролась некоторое время с тем, чтобы сохранить своё спокойствие, потом она начать объяснять. "Эта вещь… он сказал, что это выглядело… как волк или собака… но искажённый, будто в страшном сне…"

Тиранда вздрогнула. Она знала, что друга я женщина говорила о звере скверны. Четвероногие демоны несколько раз чуть не убили Малфуриона. Они особенно жаждали тех, кто обладал хоть какими-то способностями к магии, высасывая её из их тел оставляя только сухую шелуху.

"Он смог продержаться это на протяжении всего пути от Ара-Хинам?" спросила жрица, удивляясь тому, как кто то смог продержаться так долго с такой отвратительной раной.

"Нет… Оттуда мы сбежали невредимыми". Горечь отразилась в её словах "Эту рану он получил два дня назад, когда тайком от нас пытался найти пищу".

Два дня? Это было тогда когда армия двигалась к горе Хиджал… Но ни одному из демонов не удавалось прорваться так далеко вперёд орды, в этом Тиранда была уверена.

"Вы клянетесь, что это было всего два дня назад? Это произошло недалеко от сюда?"

"Позади в Лесистых землях, и теперь снова с юга от нас, я клянусь".

Жрица закусила губу, это были леса, в которые находились сейчас в тылу ночных эльфов.

Склонившись над раной Тиранда сказала: "Дайте мне посмотреть что можно сделать".

Она заставила себя прикоснуться к ране, надеясь, что она могла, по крайней мере, предотвратить дальнейшее распространение инфекции. За спиной она услышала вздох Шандрисы. Девушка опасалась за неё, и это было правильно. Никто не мог сказать с уверенностью, что могли сделать раны нанесенные демонами. Пылающий легион не пренебрегал использованием, каких либо болезней и ядов.

Луны не было на небе, но это не смущало Тиранду. Хотя жрицы и испытывали значительный прирост сил при лунном свете, они всегда понимали, что она не так уж и далеко от них. Их связь с Элуной была сильна вне зависимости от времени суток.

"Элуна, услышь мои мольбы", прошептала она. "Награди своего смиренного сына прохладой и спокойствием твоего прикосновения. Направь мои руки к источнику этой заразы, и позволь мне удалить её с тела этого невинного…"

Тиранда начала напевать себе под нос, пытаясь сфокусироваться на своей задаче. Травмы, которые она лечила Броксигару, меркли по сравнению с тем, что она пыталась сделать сейчас. Нужно было полностью сконцентрироваться только для того, чтоб выкинуть из головы мысли о неудачи.

Неожиданно, бледный, серебристый свет окутал её пальцы. Супруга несчастного смотрела с широко раскрытыми глазами, Шандриса снова ахнула. У Тиранды затеплилась надежда, когда Элуна услышала её просьбу. Воистину богиня следила за ней в этот день!

Она начала водить пальцами вокруг раны, уделяя особое внимание местам, где испорченность была особенно сильной. Какими ужасными созданиями были эти демоны, что вытворяют подобное.

Как только Тиранда очистила область вокруг, рана стала выглядеть менее ужасно. Нарывы сморщились и постепенно исчезли. Окровавленное отверстие начало уменьшаться в размерах, медленно зарастая.

Воодушевлённая Тиранда продолжила свои молитвы Элуне. Инфекция уменьшилась до небольшого овального пятна, а сама рана постепенно превратилась в шрам, сначала свежий, затем будто давно заросший.

Мужчина вдруг застонал, как будто проснувшись после глубокого сна, но Тиранда не остановилась. Она знала, что исчезновение внешних признаков не означает, что рана полностью исцелена. Внутри может оказаться яд от инфекции в крови.

Спустя несколько напряжённых минут, когда грудь мужчины стала вздыматься и опускаться в более размеренном темпе, и жертва, наконец, заморгала, Тиранда поняла, что она свела на нет работу демона. Продолжительным выдохом Тиранда откинулась назад и возблагодарила Элуну. Богиня снова даровала ей чудо.

Женщина подалась вперёд и взяла руку Тиранды. "Спасибо вам сестра! Спасибо!"

"Я всего лишь исполняю волю Матери Луны. Если и нужно кого-нибудь благодарить, то только Элуну".

Тем не менее, оба и пострадавший мужчина Кариус и его супруга продолжали выражать свою благодарность за свершенное чудо. Тиранда всё никак не могла остановить их, так сильно они были благодарны ей.

"Вы можете отблагодарить меня тем, что подробно расскажете, что именно произошло". наконец, она сказала бывшей жертве.

Кивнув, Кариус рассказал ей свою историю настолько точно, на сколько мог вспомнить. В самый разгар недавних событий семья обнаружила, что их запасы еды подошли к концу. Среди всего этого хаоса ни один из них не нашел знакомых, которые смогли бы сними поделиться. Большинство из них бежали с тем, что могли унести в руках

Увидев недалеко лес, мужчина подумал, что может найти там немного ягод и пресной воды. Кариус покинул свою супругу, дав обещание, что скоро вернётся. Отчаянье заставило совершить его этот безрассудный поступок.

Возможно, другие побывали здесь до него, так как не найдя ничего Кариус зашёл в лес дальше, чем он полагал. Он уже начал беспокоиться, что никогда не сможет найти дорогу назад. Когда наконец, он наткнулся на куст со спелыми фиолетовыми ягодами, Кариус быстро попытался наполнить мешок на поясе, съев только несколько, чтоб восполнить свои силы.

Но как только наполнил мешок, он услышал, как что-то огромное прорывалось сквозь заросли. Его первой мыслью было, что это может быть таурен или медведь. Он начал отступать назад, оглядываясь временами через плечо, чтоб не упасть, так чтобы его не смогли застать врасплох.

Так оно и случилось, когда в очередной раз он оглянулся, чтоб взглянуть на дорогу, как зверь атаковал его спереди.

Кода-то, служив, в гарнизоне Чёрного Грача, Кариус всё ещё сохранил некоторую скорость и навыки, даже учитывая долгую и изнурительную поездку. Он резко крутанулся и увидел монстра — какую-то демоническую собаку с двумя щупальцами растущими из верхней части спины, пытающуюся напасть на него. Зверь не пытался снова атаковать его шею, вместо этого он схватил его ногу.

Каким-то образом Кариус не закричал от боли, хотя само его естество молило об этом. Вместо этого ночной эльф пытался нащупать что-нибудь, чем бы он мог защитить себя. Его рука наткнулась на что-то твёрдое, кажется булыжник, и он изо всех сил ударил им существо по носу.

Послышался хруст. Резкое скуление заполнило уши, и зверь выпустил его ногу. Кариус знал, что это не остановит на долго демона, он вдруг от куда-то донесся резкий звук.

Реакция отвратительной собаки на это была мгновенная и удивительная. Она съежилась, а затем поскакала в сторону источника шума. Чувство самосохранения призвало Кариуса медленно плестись в противоположном направлении. Он даже на минуту не останавливался, чтобы перевязать рану, которая на тот момент была только кровавой без каких либо признаков скверны. Раненный ночной эльф изо всех сил пытался добраться обратно, где его ожидала жена, каждую минуту боясь, что ужасный зверь вернётся и прикончит его.

Тиранда слушала его рассказ с нарастающим предчувствием беды. Кариусу действительно очень повезло, что он выжил поле встречи со зверем скверны. Но то, что эта мерзость делала в самом тылу, беспокоило её. Конечно, с одним таким зверем легко разделается Малфурион или другие волшебники. Но что если их окажется на много больше?

Размышляя над этим, она спросила: "Вы упомянули о звуке, который привлёк зверя. Вы могли бы описать его?"

Кариус подумал прежде чем ответить: "Это был резкий удар".

"Как гром?"

"Нет… Это напомнило мне о… я бы сказал это похоже на удар кнута".

Жрица поднялась на ноги. "Я благодарю вас за ваше терпение. Если вы простите меня, я должна продолжить мой путь".

"Нет!" запротестовала женщина. "Мы так благодарны вам, сестра! Я думала, что потеряла его!"

У Тиранды больше не было времени, чтобы спорить. Она воздала обоим своё благословение как делала это в храме, а затем быстро зашагала в сторону, где Шандриса, не мигая, смотрела на неё огромными глазами.

"Вы исцелили его полностью! Я… Я думала, что он уже на пороге смерти перед тем как вы начали!"

"Так же как и я" Тиранда повернула своего животного за ребёнком. "Мать Луна была щедра ко мне сегодня".

"Я никогда не видела, чтобы жрица смогла исцелить такие ужасные раны… и что за чудовище смогло сделать их…"

"Тише Шандриса. Мне надо подумать". Жрица скомандовала своей ночной кошке следовать в том направлении, где она в последний раз видела колдунов. В роли священнослужителя она часто получала информацию, о которой даже Лорд Гребень Ворона не слышал. Теперь, снова она узнала то, о чём следовало поведать Малфуриону и Красусу.

Убийцы легиона были рядом, и скорее всего они за кем-то охотились.


Чёрные драконы вернулись под покровом ночи в свое огромное логово. Нелтарион стремился поскорее вернуться домой, ибо там предстояло совершить ещё много дел. Его план был так близко к осуществлению, что он готов был испытать его.

Один из младших драконов на вершине горы поднял лапу в знак уважения. Но Хранитель Земли не обратил на него никакого внимания, его мысли были заняты другим в данный момент. Он высадился в устье пещеры его стаи и сразу же повернулся к своим супругам, которые приземлились рядом с ним. В глубине пещеры был слышен рёв других драконов.

"Я спущусь ниже. Никто не должен тревожить меня".

Женщины кивнули, слыша, эти указания и до этого. Они не спрашивали, что Аспект делал там. Как и все в его чёрной стае, они существовали, чтобы повиноваться. Каждое существо в горах затронуло то же безумие что и Нелтариона, но в меньшей степени.

Огромный, черный дракон маневрировал по туннелям, по которым его необъятная форма еле позволяла протискиваться. Когда он спустился ниже, звуки жизнедеятельности остальных драконов стаи исчезли, и новый необычный шум отзывался эхом снова и снова. Для любого кто их услышал, они бы напомнили магазин кузнеца или саму кузню, ибо там так же было слышно, как бьётся металл о металл. Чеканка продолжалась без конца, и когда эти звуки ускорились в темпе, улыбка Нелтариона выросла в более широкую и удовлетворённую. Да, всё идет, как задумано.

Но дракон не последовал к источнику ударов. Вместо этого он повернулся к другому проходу и продолжил спуск. Через некоторое время стук тоже исчез, оставив только тяжёлое дыхание Нелтариона, эхом отдающееся в пустых коридорах. Никому кроме него не дозволялось спускаться в эти нижние комнаты.

Наконец Хранитель Земли достиг огромный зал, где он использовал своё заклинание на эредаре. Однако как только он вошёл туда, голову дракона наполнили странные ощущения, ведь, несмотря на видимость, на самом деле он был не один.

И голоса в его голове, голоса которых не было слышно пока он был среди других драконов, вдруг возродились в новом неистовстве от волнения.

— Скоро…

— Скоро

— Мир исправится

— Все те, кто предал тебя, познают своё место

— Порядок будет восстановлен

— Ты по закону будешь править всем

Это, как и многое другое повторялось в голове Хранителя Земли снова и снова. Его грудь переполняла гордость, а глаза блестели с нетерпением. Скоро его мир станет таким, каким он желает его видеть!

"Они все отдали часть себя", подумал он вслух. "Даже в отсутствии Ноздорму".

Голоса не ответили, но дракону показалось, что они остались довольны. Он кивнул сам себе, а потом закрыл глаза и сосредоточился.

По его призыву Душа Дракона материализовалась.

"Узрите её красоту", прогрохотал он, когда диск взмыл вровень с его взглядом. "Узрите её совершенство, её власть".

Золотая аура окружала его творение, светя с интенсивностью которой не было при её создании. Как только Нелтарион сконцентрировал свою волю на ней, Душа Дракона начала тихо вибрировать. Во всём зале начали трястись сталактиты и сталагмиты, будто насильно побуждаемые к жизни.

Вибрация диска увеличивалась с каждым нетерпеливым дыханием Хранителя Земли. Вся пещера теперь дрожала. Фрагменты скалы посыпались с потолка, и несколько крупных сталактитов зловеще задрожали.

"Да…" прошипел дракон с нетерпением. Глаза Нелтариона жадно блестели.

"Да…"

Теперь вся гора содрогалась, будто при извержении или землетрясении. Потолок всерьёз начал раскалываться. Огромные камни падали повсюду, разбиваясь об пол с сокрушительным звуком. Многие падали на спину массивного дракона, но его, казалось, это вовсе не беспокоило.

Затем из Души Дракона начали появляться эфирные формы. Они были подобны теням от света, смутные образы которые бродили вокруг. Большинство имели крылья, и их внешность была сродни Нелтариону. Некоторые чёрные, некоторые бронзовые, остальные синие или красные. Они начали роиться вокруг диска, увеличиваясь в числе.

Были также и другие тени, меньше, но более гротескные. Он светились болезненным зелёным, у многих из них были рога и глубокие ямы для глаз. Их число было меньше, но существовало в их внешности некоторая зловещая аура, как у призраков.

Все они были сущностями, кто внёс вклад в создании Души Демона, добровольно или нет. Привязанные к диску все вместе, они представляли ту силу, рядом с которой казалась карликовой даже вся мощь аспектов, таких же, как Нелтарион. Простое проявление, которой вызывало трещины огромном каменном массиве, как сейчас.

Гигантские сталактиты вдруг не выдержали и сорвались. Находясь в глубокой задумчивости, Хранитель Земли не заметил этого, пока не стало слишком поздно. Каменное формирование такого размера могла бы ранить даже чёрного дракона. Сталактит ударил Нелтариона слева по челюсти, разрывая, хорошо защищённую чешуёй, плоть. Один окровавленная чешуйка отлетела в сторону, жестко ударив Душу Демона прямо в центр.

Нелтарион закричал, но не от боли, а от страха за своё драгоценное создание. Чешуйка оставила вмятину на диске, уничтожив его совершенство. Эфирные формы выше и ниже закружились в неконтролируемом безумии.

Дракон начал немедленно действовать, заканчивая заклинание. Призрачные фигуры начали возвращаться в диск, но медленно и не так уверенно как он хотел. Как только они исчезли, дрожь прекратилась, оставив только пыль в воздухе.

Когда было безопасно, Нелтарион схватил Душу Демона и поднес её ближе. Вмятина была не такой глубокой, как он боялся, но она была. Он не ожидал этого, тем более от себя, что сможет представлять опасность для диска.

"Ты будешь исцелена", прошептал он, убаюкивая маленький кусочек в лапе, так как только мать могла качать в руках своего ребёнка. "Ты снова будешь моим совершенством…"

Крепче сжимая диск, он прошёл обратно через комнату так быстро, как только мог на трёх конечностях, наполовину вприпрыжку. Задумчивость, излучаемая Нелтарионом, могла расстроить даже его супруг. Дыхание Хранителя Земли было прерывистым, будто он боялся, что всё чего он достиг, сможет неожиданно разрушиться.

Но вместо того чтобы вернуться туда где обитал весь его вид, дракон повернул в другую серию туннелей. Повторяющийся стук становился громче, пока Нелтарион преодолевал коридоры, вскоре стали различимы звуки тяжёлой работы. Доносились специфические голоса расторопных лилипутов, но точные слова были заглушены молотами.

Нелтарион продвинулся в новый зал. Его глаза несколько мгновений привыкали к яркому, огненному освещению. Когда, наконец, он начал различать образы, он увидел множество предков гоблинов занятых на различных этапах металлообработки. Повсюду стояли множество огромных печей, подпитываемых расплавленной магмой глубоко внизу. Полдюжины зеленокожих существ пытались изготовить огромный корпус, напоминающий щит для гиганта. Метал внутри пылал ярко оранжевым. Гоблины быстро опустили деталь в чан с водой. Струя пара огромным взрывом опалила неосторожного рабочего зазевавшегося рядом.

Остальные гоблины обрабатывали множество других кусков. Несколько, одетых в халаты бродили среди них, убеждаясь, что каждый делал свою работу правильно.

Не найдя то, что он искал внутри зала, Нелтарион заорал, "Мекло! Позовите мне Мекло!"

Крик левиафана перекрыл все остальные звуки. Поражённые гоблины прекратили свою работу. Двое чуть не вылили расплавленный металл на своего товарища.

"К работе, к работе!" Отрезал высокий, раздражённый голос. "Хотите разрушить всё?"

Рабочие немедленно повиновались. С лесов наверху спрыгнул перед драконом гоблин, с пучком серых волос посредине его лысой головы, которому было явно больше лет, чем остальным. Главный гоблин бормотал про себя что-то всю дорогу, но его слова не были обращены против своего хозяина. Он будто перечислял и рассчитывал что-то.

"Плотностью… восемь дюймов… с площадью сто двадцать квадратных метров, что означает, примерно добавив на сорок два фунта больше, чтобы смешивать и…" Его ноги отскочили от указательного пальца поставленной пред ним лапы. Гоблин посмотрел вверх снова, с удивлением обнаружив левиафана. "Мой повелитель Нелтарион?"

"Мекло! Взгляни на это!"

Хранитель Земли вынес вперёд огромную лапу близко к гоблину, чтобы он смог изучить диск. Мекло прищурился, многозначно при хмыкнул.

"Такая искусная работа, и теперь испорчена! Дизайн был просто безупречным!"

"Моя чешуйка упала на него, гоблин! Объясни мне, почему она повредила то, что должно было быть неразрушимым!"

"Хм… я вижу тут кровь, тоже". Мекло посмотрел наверх, с минуту рассматривая травму Нелтариона, затем хмыкнул снова. "Конечно, это имеет смысл. Мой повелитель Нелтарион, вы использовали свою плоть при создании этого диска?"

"Ты был там гоблин, Ты знаешь".

"Да. Вы создали матрицу его конструкции". Главный гоблин подумал ещё пару мгновений, прежде чем задать другой вопрос. "Другие… они отдали свои сущности? Они завязаны в матрице диска?"

"Конечно".

"Ааа, но это не так. Вы создали матрицу Души Дракона, соединив её с вашей властью и кровью, но вы единственный дракон непосредственно не связанный с ней". Гоблин улыбнулся, обнажая свои жёлтые зубы. "Это и делает вас её единственной слабостью мой повелитель. Чешуйка, ваша кровь… любая часть вашей плоти может уничтожить Душу Дракона. Вы можете раздавить диск с лёгкость, я полагаю". Мекло изобразил сдавливающий жест большим и указательным пальцами.

Глаза Хранителя Земли увеличились в размере, что гоблину стало не по себе. "Я бы никогда не сделал подобного!"

"Конечно нет, конечно нет!" Затараторил Мекло, преклоняясь перед Нелтарионом. "Что означает, ничто не может его разрушить, а?"

Яростные глаза дракона сузились. Нелтарион отодвинулся назад, обнажая клыки, больше чем рост гоблина. "Да, ничего. Итак, моя Душа Дракона… неуязвима!"

"До тех пор пока вы сами не примите участие в попытке её уничтожить", осмелилась напомнить маленькая фигура гоблина.

"Чего никогда не случится!" Нелтарион осмотрел повреждения нанесённые Душе Дракона. "Но это… это нужно устранить! Диск должен снова быть идеальным!"

"Для этого требуется то же, что и в прошлый раз".

Дракон усмехнулся. "Ты получишь всю мою кровь, которая потребуется! Она должна быть восстановлена!"

"Естественно, естественно". Мекло посмотрел назад на других гоблинов. "Это немного замедлит ваши планы. Нам нужна ваша кровь и магия и для Того тоже".

"Всё остальное может подождать! Диск же нет!"

"Тогда мы начнём прямо сейчас, мой повелитель. Один момент только, чтоб закончить работу. Тогда я вернусь с необходимой помощью".

Как только гоблин отошёл, Нелтарион вздохнул с облегчением. Его драгоценное дитя будет исцелено. Так же как и он, оно будет прекрасно снова.

И вместе они смогут господствовать над всеми…

Глава 10


"Это не выносимо!", сказал лорд Око Звезды, захватив щепотку порошка из кисета, и нюхнув его одно ноздрёй. "Прекрасная возможность утрачена впустую, Кур'талос!"

"Возможно, Десдел. Хотя, может быть и нет. Тем не менее, всё уже сделано и не надо загадывать".

Два благородных командира стояли в палатке Лорда Гребня Ворона среди других офицеров, обсуждая план дальнейших действий, теперь, когда беспорядочное отступление прекратилось. Десдел Око Звезды, однако, был убеждён, что Красус ошибался, когда советовал Гребню ворона остановить армию теперь, когда они только обратили своих врагов в бегство. Око Звезды был уверен, что ночные эльфы могли гнать демонов до Сурамара беспрепятственно, если бы они только послушались его… это мнение он высказывал уже не в первый раз за то время как Красус и другие присоединились к обсуждению.

"Безусловно, солдаты сражались храбро", вежливо ответил маг, "но они из плоти и крови и, конечно же, слабеют. Им просто необходим этот отдых".

"И еда, тоже" крякнул Брокс, который сопровождал заклинателей. Ночные эльфы явно не были в восторге от такой компании, но пока Гребень ворона не повелел ему удалиться, даже Око Звезды не мог сказать ничего против его присутствия.

"Да, пусть будет так", согласился владыка крепости Чёрного Грача. "Пусть солдаты и беженцы поедят и отоспятся, и это больше не обсуждается. А теперь мы должны обсудить, что же будет дальше".

"Зин-Азшари конечно!" срывающимся голосом выпалил Лорд Око Звезды. "Мы должны спасти королеву Азшару".

Другие офицеры явно поддерживали его эмоции. Красус нахмурился, но ничего не сказал. Он и остальные обсудили этот вопрос до начала совета, и все согласились, что ночные эльфы до последнего будут слепо верить, что их королева в плену у демонов. С тех пор как Зин-Азшари стал порталом для вторжения Пылающего Легиона в Калимдор, бесполезно было предлагать какую либо другую цель для дальнейших действий. В любом случае нужно было захватить сначала столицу.

Однако Красус сильно сомневался, что раса Малфуриона сможет сделать это в одиночку.

Игнорируя протокол поведения, он поднялся выше и потребовал: "Мой Лорд! Я должен ещё раз поговорить с вами на тему, которую вы не хотели бы обсуждать, но этого нельзя избегать!"

Гребень Ворона принял бокал вина, налитый Оком Звезды. Даже в разгар кризиса иерархия ночных эльфов придерживалась определённых правил. "Вы снова хотите убедить нас связаться с гномами и тому подобное?"

Око Звезды рядом с ним издевательски усмехнулся. Аналогичное выражение лица украшало сейчас большинство других вельмож.

Не смотря на то, что было ясно, что это предложение опять обречено на поражение, маг настаивал". На данный момент гномы, таурены и другие расы сами сейчас сражаются против Пылающего Легиона. По отдельности, конечно, есть небольшой шанс, на выживание, но если сосредоточить всеобщие силы в Зин-Азшари, то мы потеряем гораздо меньше жизней".

"Таурены в Зин-Азшари?" Выпалил один из благородных. "Какое варварство!"

"Они лучше будут терпеть демонов там?" Пробормотал Ронин Малфуриону.

"Вы не сможете этого понять", ответил друид угрюмо.

"Нет, я бы даже не пытался".

Бородатый командир допил своё вино, а затем передал кубок обратно к Лорду Око Звезды. Он взглянул на мага, как старший смотрит на младшего и неопытного, не зная, что это и было ошибочно. "Мастер Красус, мы все оценили ваш вклад в общую стратегию. То как вы владеете вашим ремеслом, превосходит любого из наших колдунов. Я искренне обращаюсь за советом к вам в области магии". Гребень ворона нахмурил свой взгляд. "Однако когда речь идёт о других вопросах, я должен напомнить вам, что вы не один из нас. Вы не понимаете простой истины. Даже если бы я сошёл с ума, чтобы позвать гномов и тауренов к нам на помощь, вы серьёзно думаете, что они придут? Они не доверяют нам так же, как и мы, им. Впрочем, даже если они присоединятся к нам, вы реально полагает, наши солдаты станут сражаться вместе бок о бок?"

"Дворфы более вероятно выступят против нас", вставил Око Звезды. "Всем хорошо известно об их алчности. Они обкрадут нас, а потом опять разбегутся по своим норам".

Другой офицер добавил. "И таурены тратят большую часть времени на междоусобную борьбу. Они больше звери, чем разумные существа. Их внутренний хаос перейдёт нашим бойцам, и будет причиной такого беспорядка, что демоны легко уничтожат нас".

Лорд Гребень Ворона согласился. "Видите, мастер Красус? Мы не только превратим армию в сумасшедший дом, но и обречём её на гибель".

"Мы всё ещё имеем большие шансы встретиться с нашей погибелью, продолжая действовать в одиночку".

"Давайте положим этой дискуссии конец, любезный волшебник, и я бы со всем уважением просил не поднимать эту тему снова".

Они смотрели друг на друга в течение нескольких секунд… и Гребень Ворона был первый, кто отвёл взгляд. Не смотря на эту, маленькую победу, Красус согласился.

"Прошу прощения за превышение всех рамок доверия", сказал он.

"Мы собираемся обсудить поставки провизии и боеприпасов, Мастер Красус. Действительно нет никакой необходимости в присутствии каких-либо волшебников в ходе заседания, за исключением Иллидана, который служит непосредственно мне. Я бы хотел предложить вам и другим взять столь необходимый себе отдых. Ваши навыки снова потребуются нам, когда мы продолжим наступление".

Красус поклонился и не сказал больше ничего. Вместе с другими он спокойно удалился из палатки.

Но как только они вышли за пределы, где их могли услышать, бледный маг прокомментировал угрюмо: "Их близорукость окажется трагической ошибкой в этой войне. Только Альянс с другими расами является ключом к победе…"

"Они никогда не объединятся с ними", настаивал Малфурион. "Мой народ никогда не будет бороться совместно с такими…"

"Они достаточно легко приняли Кориалстраза", возразил Ронин.

"На свете существует мало тех, кто откажет дракону, Мастер Ронин".

"Всё это так верно…" пробормотал задумчиво Красус. "Ронин я должен отправится и найти их".

"Найти кого?"

"Мои… драконов, конечно".

Брокс фыркнул, а Малфурион посмотрел испуганно. Друид знал, что Красус был как-то связан с драконом, но даже сейчас он не понимал всю правду.

"Драконов, Мастер Красус? Но они замкнулись в себе! Как вы думаете сделать это?"

"У меня есть свои методы…, но для их достижения мне понадобится быстрый транспорт. Ночная пантера никогда не сможет совершить это путешествие. Мне нужно что-то, что сможет летать".

"Как дракон?" спросил сухо Ронин.

"Что-нибудь поменьше будет достаточным, мой друг".

К удивлению других Малфурион вдруг выступил с предложением. "Недалеко отсюда есть лес. Может быть… может быть, я смогу связаться с Кенариусом. Он сможет найти решение".

По выражению лица Красуса было заметно, что он не был особенно доволен этим, но никто не мог придумать ничего лучше. Наконец он кивнул, сказав: "Мы должны поторопиться. В противном случае капитан Песнь Теней попытается задержать нас, или, что ещё хуже, последует со своими солдатами позади. Я опасаюсь, что это привлечёт слишком большое внимание обоих и Пылающего Легиона и Ночных эльфов к нашей миссии".

Джароду и остальным телохранителям было дано время для восстановления сил. Никто даже и не думал, что Мастера могут оказаться в физической опасности в самом центре армии, а против магических атак солдаты вряд ли могли защитить лучше, чем сами мастера. Как только все выдвинутся телохранители, безусловно, продолжат свою работу.

Но к тому времени Красус надеялся, что он будет далеко, преследуя свою цель.

"Ты действительно думаешь, что это необходимо?" спросил рыжеволосый волшебник.

"Я преследую две причины, Ронин. Во-первых, та, о которой мы говорим. Драконы могут переломить ситуацию. Что касается второй причины, то она носит более личный характер. Я иду туда, чтобы узнать, почему я ощущаю ничего, кроме тишины от них. Этого не должно быть, как ты понимаешь. Мне нужно узнать правду".

Больше возражений не было. Лорд Гребень ворона приказал выдвигаться ночным эльфам, когда стемнеет, и Красус должен был быть уже далеко отсюда, когда обнаружиться его пропажа.

Ронин кивнул. "А как на счёт Брокса и меня?"

"Если наш друг друид сможет достать для меня транспорт, как он говорит, он сможет вернуться обратно задолго до наступления темноты. В то же время ты и Брокс должны остаться тут и держаться в пределах видимости Гребня Ворона. Он может спросить о нас. И скорее всего, придёт в ярость, когда обнаружит мою пропажу".

"Может быть да, а может быть нет. В любом случае никто не будет в слух осуждать его решения".

Проигнорировав замечание человека, Красус обратился к Малфуриону. "Мы должны выдвигаться. Если мы отправимся на ночных пантерах в сторону зоны расположения беженцев, я не думаю, что на нас обратит внимание много солдат. Затем мы можем обойти вокруг и отправиться к лесу", и шепотом добавил. "И тогда нам останется только молиться, чтобы ваш покровитель пришёл к нам на помощь".


Они быстро оставили остальных позади, выбрав предложение старшего мага как предстоящий курс. Солдаты смотрели на них с некоторым подозрением и любопытством, но так как пара направлялась не к фронту, за ними наблюдали не долго.

Малфурион был всё ещё плохо ознакомлен с миссией Красуса, но не задавал вопросов. Он уважал мудрость последнего и знал, что Красус понимал драконов лучше, чем кто-либо о ком он слышал. Зачастую, он даже казался одним из них. Конечно же, вероятно, Красус когда-то давно проводил много времени с драконами, и теперь использовал свой опыт и их доверие. Иначе, каким другим могло быть объяснение, столь странной связи между ним и Левиафанами?

Их путь занял почти три часа, но они, наконец, вошли в лес. Малфурион не ощутил того комфорта, который обычно чувствовал посещая подобные места. Этот лес уже почувствовал на себе влияние Легиона, и знаки его пребывания остались. Если бы не внезапное сопротивление, полученное от защитников, возможно, этого леса уже не было.

Несмотря на непосредственную угрозу, жизнь по-прежнему была здесь в изобилии. Птицы пели, и друид мог слышать слова деревьев обсуждающих новых нарушителей. Шепот стал сильнее, особенно когда в лес вошёл Красус, как будто лес тоже ощущал его отличие от других. Они, конечно же, приветствовали ночного эльфа, заметив, что его аура была, очевидно, благословлена Кенариусом.

Но друид не почувствовал присутствие полубога. У Кенариуса сейчас было очень много задач, которые надо было решить, он, прежде всего, пытался организовать других богов на активную и организованную оборону своего мира. Как же тогда Малфурион надеялся, что лесное божество сможет выделить время, чтобы ответить на его призыв?

"Эта земля уже достаточно пострадала" сказал он своему спутнику. "Я чувствую зло, которое было тут".

"Я тоже. Красус, я не знаю, услышит ли меня Кенариус тут, после всего".

"Но я всё же прошу тебя попытаться связаться с ним, Малфурион. Если не получится, я не буду винить тебя. В таком случае мне придётся отправиться в путь на ночной пантере, хотя это и замедлит меня в своём путешествии".

Они достигли того места в лесу, где друид чувствовал чуть больше спокойствия. Он сообщил об этом Красусу, и пара спешилась.

"Стоит ли мне оставить тебя одного?" Спросил маг.

"Если Кенариус решит прийти ко мне, он сделает это не смотря на то, кто бы не был рядом со мной, мастер Красус".

Малфурион выбрал место среди мягкой, дикой травы. Красус отошел с уважением в сторону, чтобы не мешать друиду.

Закрыв глаза, Малфурион сосредоточился. Он потянулся своим сознанием к деревьям, растениям и другой жизни, стремясь получить от них какой-нибудь намёк о последним присутствии полубога. Если Кенариус был тут, он скоро об этом узнает.

Но лес не оставил никаких намёков о присутствии божества. Разочарованный друид решил рассмотреть другие варианты. К сожалению, только Изумрудный Сон действительно предлагал ему определённый способ немедленно связаться со своим шан'до.

Это было то, чего он так опасался. Вздохнув, Малфурион сосредоточился на эфирном царстве. Он не обирался входить в него полностью, лишь только коснуться его краёв. Тогда он смог бы отправить свои мысли Кенариусу. Даже такое взаимодействие с Изумрудным Сном, беспокоило Малфуриона, но это надо было сделать.

Он почувствовал, как начал отделаться от своей смертной оболочки. Однако вместо того, чтобы сделать это полностью, друид держался поблизости. Это потребовало большей нагрузки, чем он думал, но Малфурион не планировал оставаться в подобном состоянии на долго. Он представил в себе Кенариуса, используя свои воспоминания, чтобы создать его образ…

Его концентрацию вдруг потревожил голос в его ушах.

"Малфурион! Мы не одни!"

Быстрое возвращение назад в своё тело шокировало друида. Пару мгновений он был ошеломлен, но он попытался открыть глаза… чтобы вовремя увидеть зверя скверны мчащегося к нему.

Кто-то пробормотал слова силы, и отвратительная собака начали сжиматься. Зверь извивался и скручивался, быстро превращаясь в искаженную кучу костей и сухожилий.

Красус схватил Малфуриона за руки, подняв его с поразительной силой. Старший маг спросил: "Ты оправился, можешь себя защитить?"

Друид не успел ничего ответить, как внезапно лес заполонили не только демонические собаки, но и рогатые Стражники Скверны. Друид насчитал порядка двадцати демонов. Их ездовые животные, привязанные к одному из деревьев, вырывались из ремней, но не могли высвободиться. Демоны, однако, игнорировали пантер, очевидно, что их непосредственными целями были маг и друид.

Нарисовав невидимую линию вокруг них, Красус произнёс короткое заклинание. Кристаллические шипы выросли из-под земли в полный рост ночного эльфа.

На шипы напоролись три Стражника Скверны. Ещё одна демоническая собака жутко завыла, когда шип проткнул часть её морды.

Стремительные действия Красуса дали Малфуриону необходимое время, чтобы подумать. Он посмотрел на деревья окружающие ближайшего демона и попросил их о помощи.

Толстые, покрытые листвой ветви, потянулись вниз и захватили четырёх чудовищных воинов. Они с силой утащили их вверх, пока те окончательно не скрылись из виду. Малфурион не видел, что произошло с теми демонами, но он отметил, что последние больше не появлялись.

Другие деревья просто распустили свои корни повсюду, сдерживая любое продвижение демонов. Один из зверей скверны упал беспомощно как только пересекал ветви, другому повезло намного меньше, его шея треснула когда он столкнулся с неожиданным препятствием.

И всё же демоны, не переставали атаковать их, пытаясь достать их всеми силами, в особенности собаки. Их злобный взгляд безотрывно следил за двумя заклинателями, было очевидно, что тут был замешан не только их магический голод.

Несмотря на эффективность атаки Малфуриона, демоны, казалось, больше опасались Красуса, и не без оснований. Обладая большими познаниями в своём искусстве, чем ночной эльф, маг в заклинаниях превосходил как в скорости, так и крайней жестокости. Он сильно отличался от того болезненного незнакомца когда они встретились в первый раз. Правда, чувствовалось, что это всего лишь часть его могущества, но он никаким образом не отступал из-за этого.

Треск, подобный грому прозвучал по всему лесу. Красус схватился за горло, где тонкое, пылающее щупальце обернулось вокруг в ужасную петлю. Мага сбило с ног и потащило в сторону шипов, которые он создал.

Оглянувшись через плечо, ночной эльф увидел столь же ужасающую фигуру, как и Архимонд — огромный скелетоподобный рыцарь, с головой, напоминающей рогатый череп с пылающими огнём глазами. Его ужасающий хлыст тащил сейчас Красуса к гибели. Прибывший был выше, чем остальные демоны, и потому как они слушались его приказов, Малфурион заключил, что это был их лидер.

Схватив немного травинок, друид бросил их в сторону зловещей плети. Травинки закрутились в вихре, этот вихрь начал оставлять небольшие порезы на кнуте, пока окончательно не отрезали его.

Красус смог с трудом вздохнуть, когда путы были разрезаны. Он упал на колени, пытаясь развязать, что осталось болтаться на шее. От неожиданности демон отступил несколько шагов назад, но ему удалось сохранить равновесие. Он снова замахнулся кнутом, готовясь использовать его всё ещё достаточную длину против друида.

Окруженный демонами, его спутник был выведен из строя, и Малфурион постепенно терял надежды, что тот сможет выжить. Он и Красус не только оставили себя открытыми для демонических убийц, но на этот раз их лидер специально прибыл, чтобы те точно не смогли убежать. Теперь Джарод не придёт им на помощь. Только Ронин и Брокс знали об их отъезде, и предполагалось, что пара будет в порядке. Как же ошибочно было это безрассудство.

К его удивлению, демон не ударил его сразу. Вместо этого он прошипел Малфуриону, "Ссссдавайся, сссущессство, и тебя пощщщадят. Я обещщщаю это, во имя моего массстера, Ссссаргерассса! Это вашшша единссственная надежжжда на выжжживание!…"

Красус закашлял, пытаясь прочистить горло. "С-сдаться Пылающему Легиону, эта судьба гораздо хуже, чем сама смерть! Мы должны бороться, даже если нам суждено проиграть, Малфурион!"

Мрачные воспоминания о его короткой встрече с Архимондом, заставило ночного эльфа думать так же. Он мог только представит, что демоны сделают с заключённым, особенно с теми, кто до сих пор играл важные роли в срыве их планов. "Мы никогда не садимся!"

Огненные глаза демона вспыхнули со злостью, и он щелкнул кнутом четыре раза. Молния сверкнула, когда плеть поразила землю. Огромные фигуры неожиданно стали образовываться перед демоном. С каждым щелчком, материализовались дьявольские гончие.

"Тогда мои зверушшшки хорошо попируют вами, зззаклинатели!"

Красус теперь прочно встал на ноги, затем повернулся и посмотрел на прибывших демонов. Его глаза сузились с опаской.

Но воин скелет уже был готов к своей атаке. Он размахивал своим кнутом вокруг, создавая небольшую дымку. Дымка вдруг сверкнула, как будто что-то взорвалось внутри.

"Это то, чего я боялся",пробормотал Красус "Это повелитель гончих. Хаккар!"

Малфурион хотел было спросить у него, что тот знал о демоне, но в этот момент другие монстры возобновили свою атаку. Шипы всё ещё обеспечивали некоторую защиту, но демоны сейчас начали царапать, разбивать и отрывать их друг от друга. На заднем плане их лидер смеялся, и звук этот напоминал шипение ста сердитых змей.

Стражники Скверны продолжали своё наступление, так же как и прежде, как вдруг одного из них проткнул круглый, полый внутри диск. Войны верхом на ночных пантерах вмешались в битву со всех сторон, их животные разрывали демонов, которые до конца не поняли что происходит. Когда новички напали на врагов, послышалось пение.

Малфурион уставился на них, только запоздало поняв, что они не были солдатами Джарода Песни Теней. В их броне преобладало больше серебреного цвета, и фигуры их были более женственны. Песня, которую он услышал, была в честь Ночной Воительницы, грозное воплощение Матери Луны.

Сестры Элуны пришли к ним на помощь.

Впервые Малфурион увидел тихих и нежных жриц в роли воинов. Многие из них имели длинные изогнутые мечи, а другие короткие копья с острием на обоих концах. Некоторые так же были вооружены небольшими луками, из которых они быстро выстреливали стрелу за стрелой.

Результат был незамедлительным. Звери скверны падали, изрешечённые стрелами. Жрицы взмахивали лезвием с лёгкостью солдат, обезглавливая рогатых воинов. Двое ночных пантер напали на другую собаку, неоднократно терзая её с двух сторон, пока от демонической псины не осталась только кровавая туша.

И среди множества эльфов, которые сейчас сеяли хаос в рядах Легиона, он увидел Тиранду.

Но прежде чем, он успел позвать её, демон толкнул его. Над ним возвышался Стражник Скверны, готовый порубить его, друида спасли только его рефлексы. Ночной эльф выкатился из зоны поражения и быстро произнёс заклинание.

Земля под ногами противника превратилась в мокрую, песчаную смесь. Стражник Скверны погряз по пояс, но сумел удержаться от неминуемой гибели. Он схватился за край свободной рукой и попытался вытащить себя наружу.

Малфурион не дал ему продолжать дальше. Он выбил ногой меч демона и бросился поднимать его, но чудовищный воин схватил друида за ногу. Малфурион упал и потянулся за мечем. Он успел схватить рукоятку меча, когда демон начал подтаскивать его к зыбучим пескам.

Размахнувшись со всех сил, друид погрузил лезвие меча в голову Стражника Скверны.

Как только демон погрузился в грязь, Малфурион увидел, что всё шло не так уж хорошо. Сёстры одерживали верх, но несколько из них сталкивались с непосредственной угрозой их жизням. Когда он выпрямился, он заметил, как одну из жриц вырвал из седла Зверь Скверны, прокусив её шею, будто это было шелк. Другая сестра упала на землю, когда демон вонзил своё лезвие в открытую пасть ночной пантеры, меч вышел на свободу с другой стороны предплечья кошки. Второй демон прикончил жрицу спустя минуту.

Но Малфурион ужаснулся ещё больше, когда его взор устремился в сторону Тиранды ещё раз. Занятая в битве с одним из Стражников Скверны, она не заметила Повелителя Гончих и его плеть.

Кнут уже должен был обвиться вокруг её горла, но пантера неожиданно сдвинулась и связанной оказалась её рука. Рыцарь-скелет жестко дёрнул на себя Тиранду, скинув её с пантеры, будто всё её амуниция ничего не весила.

"Нет!" Воскликнул Малфурион, метнувшись за ней.

Красус в разгар чтения заклинания попытался схватить его за руку. "Друид, ты здесь в большей безопасности…"

Но ночного эльфа беспокоила только Тиранда. Он позабыл о своём обучении, и силой пробивался через бой. Когда он был достаточно близко, он прыгнул, пытаясь спасти не только друга детства.

Безусловно, огромная фигура Повелителя Гончих была не сопоставима с весом Малфуриона, но как только друид ударил отвратительную фигуру, демон потерял концентрацию. Кнут ослабил свою хватку, позволяя жрице опуститься на землю.

"Глупецццц!" сплюнул Повелитель Гончих, схватив друида за плечо. "Я Хаккаррр… а ты ничто!"

Он не заметил кинжал, который Малфурион вытащил из-за пояса. Небольшой клинок ударил руку демона на месте, где локтевой сустав имеет некоторые уязвимости.

С воем, Хаккар уронил свою добычу. Он вытащил кинжал, острое лезвие покрывал густая слизь, что было кровью демона. Однако, вместо того, чтобы использовать кинжал против Малфуриона, Повелитель Гончих отбросил его в сторону и поднял свой упавший кнут. Он шагнул в сторону, где поднялся на ноги друид, его рука уже заросла.

"Его приказззом было сссохранить тебе жизззнь ессссли возможно… Я думаю всё жжже не получитссся".

Хаккар ударил. Малфурион закричал от боли, будто молния прошлась по всему его телу. Он чувствовал себя так, как будто его сжигали заживо.

Однако, часть него оставалась спокойной на протяжении всей его агонии. Он использовал учения Кенариуса, возвращая Малфуриона из глубин его боли. Боль, полученная от удара кнутом, постепенно ушла. Повелитель Гончих ударил его второй и третий раз, но друид не почувствовал ничего, кроме дуновения ветра.

Малфурион понимал, что в конечном итоге его тело не вынесет этого, не смотря на отсутствие боли. Учение его шан'до могло дать ему шанс сделать все, чтобы защитить себя… если это конечно было возможно.

"Я оссставлю в тебе немного жизззни, возможжжно" издевался Хаккар, ударяя его ещё раз. "Всссё что оссстанется от тебя всссё ещщщё сможжжет насладитссся его пытками! Это будет только…"

Внушающий ужас гигант поднял хлыст снова.

Малфурион взглянул на завихрения высоко в небесах. Облака сами предлагали ему свои силы, и Повелитель Гончих по иронии судьбы намекнул ему, что делать.

Ветер приводил облака в движения. Они не любили, когда их тревожат и быстро превращались в чёрные грозовые тучи. Хотя он шёл против своей природы, Малфурион помогал расти их гневу, играя на их тщеславии. Здесь был тот, который командовал молниями будто своими собственными и красовался этим. Это не нравилось тучам.

Хаккар принял его молчание, за капитуляцию. Глаза его сверкали. Повелитель Гончих снова поднял руку "Ещщщё один удар, я думаю! Ещщщё один удар…"

Облака прогрохотали.

Молния ударила вниз, но не одна, а две стрелы обрушились на огромного демона.

Хаккар издал рев боли, который заставил все кости в теле Малфуриона задрожать. Повелитель Гончих стоял объятый ярким светом с вытянутыми руками, как будто стремился понять, что уничтожило его. Обугленный кнут выпал из его дрожащей хватки.

Все звери скверы в зоне битвы вдруг остановились и печально взвыли.

Наконец, небесное свечение исчезло… и обугленный труп лорда демонов вяло опал на траву.

Чудовищные собаки завыли ещё раз, затем их тела засветились так же, как когда их призвали. Все как один звери скверны исчезли, их вой эхом отозвался среди леса.

Лишенные поддержки Хаккара и его питомцев, те немногие из оставшихся демонов не смогли оказать достойное сопротивление Красусу и жрицам. Как только последний пал замертво, Малфурион пошатываясь, подбежал к Тиранде.

Она сидела на земле, всё ещё ошеломлённая. Увидев его, однако, лицо Тиранды вспыхнуло обворожительной улыбкой, что заставило Малфуриона забыть собственную боль.

"Тиранда! Это чудо что вы…"

"Нет никакого чуда, Малфурион. Тот, кого я исцелила, рассказал мне о зверях скверны в нашем тылу. Он так же рассказал, о странных звуках, и как звери вели себя при них. Я предположила, что это был демон, командующий ими". Она осторожно посмотрела на то, что осталось от Хаккара. "Я отправилась, чтобы предупредить тебя и других, но только обнаружила, что Красус и ты отправились сюда. Возможно, это Элуна предупредила меня, но я была уверена, что они охотятся именно на вас".

"Итак, ты вернулась за сестрами. Я видел всего несколько солдат, которые сражаются лучше".

Она одарила его ещё одной улыбкой, усталой, но довольной. "Существует множество тайн в храме, которые посторонние не смогут понять". Выражение её лица стало более серьёзным. "Ты в порядке?"

"Я… да… но я боюсь Красус и Я прибыли сюда напрасно. Я надеялся, что смогу связаться с Кенариусом так, чтобы мастер мог получить какой-нибудь транспорт, чтобы поскорее добраться до земли драконов".

"Ронин и Брокс намекали на это, но я не могла поверить, он действительно думает, что сможет встретиться с драконами, и попросить помочь нам?"

Друид взглянул на Красуса, которому сейчас оказывали помощь две сестры. Как и многие другие они испытывали к нему огромное почтение, хотя и не могли ответить точно почему. Маг в это время шагнул в сторону, где лежал Повелитель Гончих, выражение его лица осталось настороженным.

"Ты видишь его. Ты тоже ощущаешь внутри него что-то необычное, Тиранда? Я думаю, он сможет сделать это, если всё же каким-нибудь образом ему удастся попасть в царство драконов".

"Но если дракон сам принёс его туда, как он сможет проделать этот путь в одиночку?"

"Я не знаю. Я…" Внезапно пару накрыла странная тень. Малфурион поднял голову, и полное безнадежности выражение лица, сменилось на полное удивление.

Тени окружили группу трижды, прежде чем по очереди приземлиться недалеко от ночных пантер. Кошки шипели, но никак не пытались атаковать пришельцев, возможно потому, что сами не были уверенны как поступить с ними.

С их огромными крыльями, и вороньими головами на первый взгляд они напоминали чёрных, как смоль грифонов. Даже их передние конечности были покрыты кожей и когтями как у вышеупомянутых животных. Помимо этого, однако, они были совсем другими. Вместо львиноподобного торса и задних конечностей, эти имели лошадиные формы вплоть до хвоста.

"Гиппогрифы", знающе заявил Красус, его настороженное выражение лица сменилось на удивлённо-удовлетворённое. "Стремительнейшие и надёжные животные. Лучше и не мог придумать, ваш Кенариус".

Тиранда, однако, не выглядела так возбуждённо, "Но тут двое из них"

Маг и друид посмотрели друг на друга, оба догадались, почему Кенариус прислал больше одного животного.

"Кажется, я отправляюсь с Красусом", ответил друид.

Схватив его за руку, Тиранда ответила. "Нет Малфурион! Только не туда!"

"Я вижу смысл решения повелителя леса", вставил Красус. "Друиду будет легче вести гиппогрифов вперёд, и его связь с Кенариусом послужит ему хорошей репутацией перед королевой красных, Алекстразой… Той кто и есть сама жизнь".

Глаза жрицы метнулись на Малфуриона, но он вынужден был согласиться. "Он прав. Я должен отправиться с ним. Прости меня, Тиранда". В порыве импульса друид обнял её. Тиранда колебалась немного, но затем тоже обняла его. "Я боюсь, но Ронину и Броксу может потребоваться твоя помощь. Ты сделаешь это для меня?"

Она, наконец, смирилась с неизбежным. "Да конечно, я помогу. Ты же и так знаешь это лучше меня".

Гиппогрифы покрикивали в нетерпении вернуться в небо. Красус быстро оседлал одного. Малфурион взобрался на другого, всё ещё смотря на Тиранду.

Обхватив его запястье, она вдруг начала нашептывать. Оба всадника поняли, что Тиранда наделяла Малфуриона благословением Элуны.

"Идите с миром", закончила она спокойно. "И возвращайся невредимым… для меня".

Друид сглотнул, не в силах ничего сказать. Красус прекратил неловкость ситуации, осторожно подтолкнув его гиппоргифа в бок каблуком. Зверь снова вскрикнул, потом повернулся и подготовился взлететь. Животное Малфуриона инстинктивно последовал его примеру.

"До встречи, и спасибо тебе Тиранда", сказал он "Я обещаю, что скоро вернусь".

"Я ловлю тебя на слове Мал".

Он улыбнулся ей, Тиранда использовала его детское прозвище, затем с силой попытался удержаться на гиппогрифе, когда тот взмыл в воздух за своим собратом.

"Это путешествие будет долгим", крикнул Красус", но не на столько долгим, благодаря подарку полубога!"

Малфурион кивнул, не совсем понимая. Его взгляд был прикован к уменьшающимся фигурам далеко внизу. Он смотрел на неё, а она смотрела на него, так долго пока, наконец, они не скрылись и виду.

И даже тогда, он глядел в том же направлении, зная глубоко в сердце, что Тиранда делает то же самое.

Глава 11


Демоны не стали перегруппировываться, что было для ночных эльфом добрым знаком, даже если Ронин и Брокс думали иначе. Гребень Ворона решился дать своим отрядам еще один вечер отдыха, и хотя орк с магом согласились с этой необходимостью, они также знали, что Пылающий Легион не будет сидеть, сложа руки. Архимонд будет продумывать свой план с каждой секундой задержки его противников.

Исчезновение Красуса и Малфуриона плохо повлияло на ночных эльфов. Джарод выглядел так, словно он шел виселицу, и не без причины. Это его заданием было следить, чтобы ничего не случилось со столь необходимыми заклинателями, а теперь они ушли прямо у него из под носа.

"Лорд Гребень Ворона шкуру с меня сдерет за это!" бормотал бывший лейтенант Стражи, идя с остальными к дворянскому шатру. И эта Тиранда, которая только что вернулась после прощания с Малфурионом и Красусом и настояла на помощи в объяснении случившегося, не добавляла Джароду энтузиазма. Он был уверен, что его ждет самое ужасное наказание за то, что он дал столь ценным людям просто уйти.

И действительно, казалось, что бородатый старейшина так и сделает. После прослушивания новостей, Лорд Гребень Ворона издал яростный рев и отшвырнул в сторону столик, на котором лежали разнообразные заметки и диаграммы.

"Я не давал разрешения на столь глупые затеи!" заорал хозяин Крепости Черной Скалы. "Совершая это безобразие, они поставили под угрозу стабильность наших войск! Если просочиться слух, что два наших заклинателя бросили нас в столь важный момент…"

"Они никого не бросали", запротестовал Ронин "они отправились за помощью".

"К драконам? Эти двое могли бы с таким же успехом пойти прямиком в когти к первому попавшемуся из них! Зверек волшебника был хорошей помощью под его руководством, но дикие драконы…"

"Драконы самая старшая и мудрая раса из всех, что населяют наш мир. Они знают больше, чем мы когда-либо сможем узнать".

"И они скорее всего съедят большинство из нас прежде, чем у нас будет шанс хотя бы поговорить с ними!" возразил Гребень Ворона. Он взглянул на Тиранду, и его тон стал немного уважительнее — а каким боком сюда относятся Сестры Элуны?

"Мы уже встречались ранее, мой лорд".

Он присмотрелся поближе. "Ах, да! Действительно! Это ведь твоя подружка, Иллидан!"

Чародей, тихо стоящий сбоку, кивнул. Лицо Иллидана ничего не выражало.

Гребень Ворона скрестил руки. "Я надеялся, что, в конце концов, вы сможете повлиять на молодого Малфуриона. Что до Красуса, никто не может командовать им, никто".

"Малфурион хотел вернуться — ответила жрица — но его учитель сказал, что он должен пойти с волшебником".

"Учитель? Ты имеешь в виду ту чепуху про полубога Кенариуса?"

Тиранда поджала губы. "Иллидан может подтвердить существование лесного повелителя".

Маска невозмутимости спала с Иллидана. Брат Малфуриона пробормотал: "Это правда. Кенариус существует. Я видел его".

"Хммпф! Драконы, а теперь еще и полубоги! Вся эта мощь и магия изобилует вокруг нас, и все же мы теряем силу, а не набираем! Полагаю, у Кенариуса также есть причины не помогать нам!"

"Он и его вид борются с демонами своими способами" ответила она.

"Да, и говоря о демонах, никто из этих глупцов не подумал, что они — мишень для убийц? Что, если они будут атакованы даже прежде, чем…" Гребень Ворона остановился, заметив переглядывающихся соратников "На них напали?"

Жрица склонила голову: "Да, мой лорд. Я и мои сестры были там. Мы помогли им в уничтожении демонов. Оба остались без ранений".

Рядом с ней, Джарод скорчил гримасу, и Иллидан в раздражении потряс головой. Гребень Ворона вздохнул, затем рухнул обратно на короткую скамью, которую он использовал как стул. Схватив открытую бутыль вина, он щедро налил себе и прохрипел: "Расскажи мне об этом"

Тиранда рассказала, кратко описав открытие того, что рядом находятся убийцы, затем ее ужас, когда она узнала, что Малфурион и Красус уже уехали в лес. Она со своими сестрами неслась за парой, словно ветер из пословиц, и прибыла к середине титанической схватки. Жрицы понеслись в бой, полностью осознавая, что рискуют своими жизнями, и несколько сестер погибли, однако все чувствовали, что Красус и друид были ключом к всеобщей победе. Не могло быть слишком большой жертвы для спасения их жизней.

В этом месте, Иллидан тихо фыркнул, но Гребень Ворона был весьма заинтересован. Он внимательно слушал все детали битвы, и когда Тиранда заговорила про демона с кнутом, его глаза засветились.

"Один из их командиров, должно быть, глава убийц" заметил он.

"Похоже на то. Он был могущественным, но Малфурион призвал молнию с небес и сразил его".

"Хороший удар! — дворянин, казалось, разрывался между восхищением и разочарованием — и именно поэтому хотя бы друид должен вернуться к нам! Нам нужна его сила!"

"Лунная Стража и я сможем компенсировать его непозволительное отсутствие" настоял Иллидан.

"Вам придется, чародей, вам придется" он отложил в сторону бутыль и уставился на компанию, а в особенности на Ронина "Могу ли я взять с тебя слово, волшебник, что ты не пойдешь по пути своего товарища?"

"Я хочу уничтожить Пылающий Легион, лорд Гребень Ворона".

"Хммпф! Не совсем то, что я хотел от тебя услышать, но я и не ожидал иного от одного из вашего рода. Капитан Песнь Теней…"

Сглатывая, молодой ночной эльф вышел вперед и отдал честь: "Да, мой лорд!".

"По началу, я хотел сурово наказать тебя за неспособность держать эту компанию под контролем. Однако, чем больше я узнаю их, тем меньше представляю себе того, кто смог бы сделать это. То, что ты смог охранять их в целости и сохранности все это время, несомненно говорит в твою пользу. Продолжай свое задание — до тех пор, пока будет за кем следить".

Несколько секунд до Джарода доходили слова, сказанные лордом. Когда он понял, что дворянин на самом деле поблагодарил его за сохранение его времени с заклинателями, лейтенант снова отдал честь: "Да, мой лорд! Спасибо вам, мой лорд!"

"Нет, это тебе спасибо" Гребень Ворона склонился над одной из диаграмм "Все свободны. Ты тоже, Иллидан" он потряс головой, и смотря на листок, пробормотал: "Мать Луна, защити меня от этих заклинателей…"

Для брата Малфуриона отзыв был как удар перчаткой по лицу. Низко склонив голову в поклоне, чародей вышел из шатра вслед за остальными.

Брокс и Ронин молчаливо шагали бок о бок. Тиранда шла рядом с капитаном, который выглядел потрясенным от того, что он еще сохранил голову на плечах.

Рука тронула плечо жрицы. "Тиранда…"

Остальные продолжали идти вперед, когда она повернулась лицом к Иллидану. Гнев от того, что лорд выслал его прошел. Теперь его лицо было оживленным, сродни тому, что было у него при их прошлом разговоре.

"Иллидан? Что…"

"Я больше не могу молчать! Ужасная наивность Малфуриона привела к этому! Это — последняя капля! Он вырос безрассудным и не заслуживающим тебя!"

Она попыталась вежливо отойти в сторону: "Иллидан, сегодня был длинный и тяжелый…"

"Выслушай меня! Я принимал его желание заниматься этим друидизмом, потому что я понимал его стремление быть другим! Среди всех людей, я один понимал его амбиции!"

"Малфурион не…"

Но он снова не дал ей закончить. Золотые глаза почти что мерцали, и чародей добавил: "Путь, по которому он следует ошибочен и опасен! В нем нет спасительного изящества! Я знаю! Он должен был последовать по моему пути! Источник — вот ответ! Видишь, чего я добился в столь короткое время! Лунная Стража ждет моих команд, и с ее помощью я послал множество демонов на смерть! Путь Малфуриона приведет лишь к его уничтожению — а также, вероятно, и к твоему!"

"Что ты имеешь ввиду?"

"Я знаю что ты заботишься о нас обоих, Тиранда, и ты очень много значишь для нас. Один из нас будет твоим суженым, мы все знаем это, но если раньше я хотел отступить и дать тебе свободу выбора, то теперь я не могу тебе этого позволить — он крепко схватил ее руки — Я должен защитить тебя от безумия Малфуриона! Я говорю тебе снова, что Источник Вечности — единственный колодец истинной силы, которая может спасти нас! Даже жрицы Элуны не могут применять тех заклинаний, которые творю я! Будь моей, и я смогу защитить тебя! Я смогу научить тебя так, как твой храм никогда не смог бы, я заставлю тебя понимать мощь Источника, которую он может тебе предложить! Вместе мы станем сильнее, чем вся Лунная Стража вместе взятая, единые духом и телом! Мы…"

"Иллидан — неожиданно отрезала она — одумайся!"

Он мгновенно отпустил ее, выглядя так, как будто его ударили в сердце.

"Тиранда…"

"Ты позоришь себя своими словами насчет брата, Иллидан, и делаешь выводы, не базируясь на фактах! Малфурион сделал все что мог, чтобы спасти наши жизни, и путь, что он выбрал, действительно ценен! Он может быть истинным представителем нашего вида, Иллидан! Источник становиться испорченным! Демоны черпают из него силу так же, как это делаешь ты. О чем же это говорит?"

"Не будь смешной! Ты сравниваешь мою работу с демонами?"

"Малфурион бы…"

"Малфурион!" закричал он, и его лицо становилось все более мрачным "Теперь я понял! Каким растяпой, каким шутом я, должно быть, кажусь тебе!" он сжал свой кулак, и чистая энергия засияла вокруг него "Ты уже выбрала, Тиранда, даже если еще и не сказала об этом".

"Я не сделала ничего такого!"

"Малфурион… — повторил Иллидан сквозь крепко сжатые зубы — что ж, желаю счастья вам двоим… если мы конечно выживем".

Он развернулся и направился к месту расположения Лунной Стражи. Тиранда смотрела, как он шагал прочь. Непрошеная слеза скатилась по ее щеке.

"Шаман?" раздался голос сзади.

Жрица подпрыгнула от неожиданности.

"Броксигар?"

Орк кивнул.

"Он обидел тебя, шаман?"

"Н-нет, просто недопонимание".

Брокс посмотрел вслед удаляющемуся Иллидану. Звероподобный воин издал низкий рык.

"Этот много недопонимает… и еще больше недооценивает".

"Я в порядке. Ты что-то хотел?"

"Ничего" ответил орк, пожимая плечами.

"Ты пришел, потому что я была с Иллиданом, ведь так?"

"Недостойный многим обязан тебе, шаман… но еще большим он обязан ему".

Жрица наморщила лоб.

"Я не понимаю".

Брокс согнул свои пальцы, те самые пальцы, что были однажды обожжены Иллиданом.

"Не обращай внимания, шаман, не обращай внимания".

"Спасибо за то, что пришел ко мне на помощь, Броксигар. Я буду в порядке… как и Малфурион. Я знаю это".

Орк хмыкнул. "Смиренный надеется на это"

Но глаза его продолжали пристально следить за Иллиданом.


Ронин остановился, следя за тем, как разговаривают орк и жрица. Он отлично понимал, почему Брокс неожиданно вернулся чтобы поговорить с Тирандой. Привязанность Иллидана к ней переросла в одержимость. Заклинатель, казалось, совсем не беспокоился о жизни своего брата и — насколько волшебник мог судить — пытался использовать отсутствие Малфуриона чтобы улучшить свои собственные отношения с Тирандой.

Но любовный треугольник ночных эльфов было последним, что волновало Ронина сейчас. Намного больше он был озабочен тем, что узнал из атаки в лесу. И хотя Ронин почувствовал облегчение, узнав, что Красус и друид выжили, их победа расстроила человека более чем что-либо еще с тех пор, как он прибыл сюда.

Они сразились с Хаккаром, Псарем. Ронин произносил это имя с ужасом, ведь нечистый демон с помощью своего кнута призывал бесчисленные стаи адских гончих, бича для любых заклинателей. Как много волшебников Даларана погибли ужасной смертью из-за зверей демона во время второго вторжения Легиона?

Да, у Ронина были причины впадать в отчаяние едва заслышав имя Псаря, но кое-чего он боялся еще больше.

Он боялся смерти Хаккара здесь, в прошлом.

Хаккар погиб в будущем. Демон пережил войну против ночных эльфов.

Но не в этот раз. В этот раз Хаккар был убит… и это означало, что будущее определенно будет другим.

Что в свою очередь значило, что, не смотря на убийство могущественного демона, война вполне может быть проиграна.


Гиппогрифы взлетели над землей, покрывая мили с каждым тяжелым ударом своих огромных крыльев. И хотя они не могли летать так быстро, как драконы, мало кто еще мог соревноваться с ними. Эти животные были рождены для полета, и Красус чувствовал их удовлетворение, когда они пролетали над холмами, реками и лесами.

Рожденный в небе, маг-дракон подставил свое лицо навстречу ветру, наслаждаясь ощущением, недоступным ему из-за его трансформации. Он улыбнулся не прошенному воспоминанию его первого полета с Алекстразой. В тот день он только стал ее консортом, и пара наконец-то начала ритуал перед ихним первым спариванием.

В течении ритуала Красус — или Кориалстраз в его истинной форме — летал кругами вокруг большей по размеру самки снова и снова, показывая ей свою силу и ловкость. Она, в свою очередь, летала широкими кругами вокруг измерения драконов. Самка поддерживала постоянную скорость, не слишком быструю и не слишком медленную. Ее новый супруг должен был показать свою удаль во всем, но так же ему должно было хватить энергии, чтобы потом совокупиться с ней.

Кориалстраз выполнял всевозможные воздушные маневры, чтобы впечатлить свою супругу. Он летел на своей спине. Он пролетел между двумя близко стоящими вершинами гор. Он даже упал на самые заостренные из них, избежав нанизывания буквально в нескольких футах. Иногда он был безрассудным, но это было частью игры, частью ритуала.

"Моя Алекстраза" прошептал Красус ветру, когда воспоминания улетучились. Возможно, это слеза выкатилась из его глаза, или же это была просто капля небесной влаги — в любом случае, ветер быстро унес ее прочь, и он сконцентрировался на своем путешествии.

Ландшафт становился все более холмистым и гористым. Они почти пролетели полпути. Красус был доволен, но все еще нетерпелив. Что-то было не так, и у него была хорошая догадка насчет причины.

Нелтарион

Хранитель Земли

Известный в истинном времени Красуса как монстр Смертокрыл.


Хотя большая часть его памяти была потеряна при перемещении во времени, ничто не могло заставить Красуса забыть про черного зверя. В будущем, Смертокрыл был самим злом, безустанно работающим над тем, чтобы уничтожить мир, и после править его руинами. Нелтарион уже переступил порог безумия, и Красус пострадал из-за этого. Когда он последний раз попал домой, принесенный младшим Я, Красус столкнулся с паранойей Хранителя Земли. Опасаясь, что маг-дракон может предупредить остальных о приближающемся предательстве — кстати говоря, верном предположении — черный левиафан сотворил коварное заклинание, которое не не позволяло его оппоненту рассказывать о нем. Большинство драконов теперь считали, что Красус стал полу безумен из-за заклинания.

Тишина, сначала замеченная молодым Кориалстразом, а теперь и его старшим Я, могла означать лишь одно — Нелтарион продвинулся в своих начинаниях. Какими они конкретно были, Красус вспомнить не мог, и это ранило его больше всего из того, что должно было быть утеряно. Если и было что-то, что маг изменил бы в прошлом без страха о последствиях, то это было бы предательство Нелтариона. Ведь оно, более чем что либо, вело расу драконов к окончательному падению.

Красус вдруг понял, что Малфурион зовет его по имени. Тряхнув головой, он оглянулся на друида.

"Красус! Ты болен?"

"Болезнью, которую невозможно исцелить!" ответил старейший заклинателю. Он нахмурился своей собственной неосторожности. Столетия он учился сохранять свои эмоции под маской, и все это улетучилось с возвращением в это неспокойное время. Теперь Красус контролировал себя не намного больше, чем Ронин или даже орк.

Кивая, хотя он и не понял ничего, друид посмотрел в сторону. Красус же продолжать беззвучно бранить себя. Он должен сохранять контроль. Это очень важно, если он хочет спасти все от свержения в хаос.

Малфурион не понимал значение смерти Хаккара, да и как он мог? Он не знал, что Псарь был среди тех демонов, что погибли в будущем. Ронин понял бы, если бы услышал. Последствия могли быть ошеломляющими. Теперь Красус и представить не мог, что готовит им будущее.

Если у них вообще будет будущее.

Все дальше и дальше, их путешествие продолжалось. Гиппогрифы сделали одну остановку, чтобы утолить жажду у реки, и товарищи не упустили возможности сделать то же самое. После скудной трапезы, они вновь оседлали зверей и поднялись в воздух. В следующий раз Красус надеялся приземлиться во владениях своего вида.

Ландшафт стал еще более гористым. Огромные вершины вздымались к небесам. Вдалеке, пара больших черных птиц летела к ним с противоположного направления. Дракон маг напрягся. Скоро, очень скоро он будет дома.

Красус только молился, чтобы все было нетронутым.

Гиппогриф Малфуриона каркнул. Маг запоздало заметил, что птицы продолжают лететь к ним… и что они намного больше, чем ему показалось в первый раз.

Слишком большие, чтобы быть птицами.

Он наклонился вперед, прищурившись.

Драконы… черные драконы.

Красус пришпорил своего гиппогрифа, в тоже время крикнув Малфуриону: "К южному краю горного хребта! Живо!"

Друид также опознал угрозу и подчинился. Хотя гиппогрифы сменили направление полета, драконы не исправили траекторию. Несмотря на их острое зрение, гиганты все еще не заметили меньших по размеру существ.

Боясь, что в любой момент это может измениться, Красус пустил своего зверя самым быстрым темпом. Возможно, это была просто случайность, что эти два гиганта были здесь, но маг думал иначе. Он понимал, что паранойя Нелтариона растет, и полагал, что Хранитель Земли послал этих двух стражей следить за всеми, кто вторгается в драконьи земли. Забавно, что его безумие в итоге сослужило ему хорошую службу.

Гиппогрифы спускались на умопомрачительной скорости, приближаясь к горам снизу. И снова Красус вздохнул с облегчением — черные наверняка пролетят мимо них.

И все же один из драконов посмотрел в их сторону, когда казалось, что они остались незамеченными. Он заревел, и его товарищ изогнул свою мускулистую шею, чтобы посмотреть, что же привлекло внимание первого. Затем он заметил двух наездников, и, как и его напарник, дал волю своей ярости.

С превосходством существ, рожденных для полета, драконы устремились за своей добычей.

Что мы можем сделать? Спросил Малфурион

Лети ниже! Мы можем пролететь через горы лучше, чем они! Им придется следовать за нами, иначе они рискуют потерять нас, а они не захотят рассердить своего господина!

Это все, что он мог сказать про Нелтариона, не попадая под действие его заклятья. Он благодарил Аспектов, что друид не доставал его дурацкими вопросами — к примеру, почему они убегают от драконов, если драконы и были тем, что они искали. Малфурион полностью доверял знаниям Красуса в данной ситуации, и понимал, что если маг говорит бежать — значит, надо бежать.

Больший из драконов — и, соответственно, старший — начал опережать своего напарника. Он снова заревел, и из его хищной глотки вырвалось нечто, на первый взгляд напоминающее пламя.

Оно пролетело буквально в нескольких ярдах от чародея, заставив его животное громко вскрикнуть и нагрев воздух вокруг убегающих на несколько градусов. Это пламя начало падать вниз, и стало ясно, что это столб расплавленной лавы, дыхание, присущее черной стае.

До того, как дракон смог сделать еще один выстрел, гиппогрифы метнулись в горную цепь. Их преследователи были прямо позади, прижимаясь к стороне, чтобы избежать столкновения с тяжелыми пиками.

Красус нахмурился. Он знал, насколько его вид был талантлив в маневрировании среди скал. Драконы играли в такие игры с того самого момента, когда впервые взлетали. Его одолевали сомнения, что даже здесь они с друидом смогут спастись, но они должны были делать все, что могут.

Потом маг снова подумал про эти игры, и его надежда возросла.

Он привлек внимание Малфуриона и показал несколько жестов, пытаясь объяснить, чего он хочет, и ткнул в сторону вершины на севере. К счастью, друид быстро понял его. Судя по выражению лица Малфуриона, ночной эльф тоже сомневался, но, как и Красус, понимал, что иначе надежды у них мало. Сотворить заклинание, способное отбросить не одного, но двух драконов, было бы очень сложно даже для самого тренированного мага.

Когда они нырнули к вершине, друид резко развернул своего гиппогрифа направо. Красус сделал наоборот. Маг быстро глянул через плечо и увидел, что драконы сделали то же самое, и больший из них погнался за ним.

"Алекстраза, помоги мне… это должно сработать…" прошептал он

Он не видел ни Малфуриона, ни второго дракона, но это и было ожидаемо. Красус больше не полагался на друида: его план мог сработать двумя способами, и оба зависели от того, сможет ли он находиться перед своим преследователем.

Сделать это было совсем не просто. Черный здоровяк был мастерским летуном, он крутился и проскакивал через все узкие ущелья, что выбирала его добыча. Гиппогриф также был искусен в полете, но ему приходилось бить крыльями много чаще просто чтобы сохранять темп преследователя. Но даже с такой отдачей дракон все равно продолжал медленно нагонять их.

Рев предупредил Красуса, и через несколько мгновений еще один столб лавы пролетел там, где он только что был. Только его знания о поведении черных драконов спасли его в этот раз. И все же его роба дымилась в нескольких местах, там, куда попали крошечные капельки лавы, а его зверь закричал от пепла, что попал на его заднюю ногу.

Красус пролетел под массивной клювоподобной конструкцией на боку одной из гор, затем проскочил через разлом, сделавший из одной вершины две. Каждый раз дракон умудрялся избегать столкновения, несмотря на огромную скорость, с которой он летел.

Гора, на которую маг-дракон показал Малфуриону, быстро приближалась. Несмотря на опасность, Красус посмотрел на юг, где должен был быть друид. Он ничего не слышал и не видел, но продолжал действовать по плану, надеясь, что он все же как-нибудь сработает.

Дракон снова взревел. Выстрел пролетел мимо Красуса, и тот нахмурился из-за неожиданно маленькой точности своего преследователя.

Лишь когда горный склон перед ним раскололся, обрушиваясь на него, Красус понял, что его переиграли.

Он попытался поднять своего гиппогрифа вверх как можно быстрее. Но все равно, их накрыло дождем из камня и земли. Кусок скалы размером с голову Красуса попал гиппогрифу в крыло, и тот громко закричал, чуть не сбросив своего седока навстречу погибели. Лишь мертвая хватка Красуса спасла его от соскальзывания.

Волна вони окатила наездника и зверя. Черный был прямо позади него. Красус поднял руку и пробормотал самое быстрое заклинание, на которое был способен.

Серия ярких вспышек света взорвалась перед левиафаном. Они были абсолютно безвредны, однако они ошеломили дракона, на мгновение даже ослепили его. Он изогнулся, ревя от злобы. Одно его крыло задело гору, обваливая тонны камней.

Эта уловка купила ему всего несколько секунд, не больше. Он надеялся, что друид смог обогнать другого дракона, но Красус знал упорство своего вида. Если Малфурион еще жив, дела у него обстоят не лучше, чем у мага.

Затем, когда гора, выбранная для встречи, выросла перед ним, Красус мельком заметил другого ездока. Его гиппогриф выглядел разъяренным, и Малфурион пригнул свою голову к его шее. Прямо за ними летел второй гигант.

Красус направил своего зверя прямо на Малфуриона, пытаясь взять чуть выше друида, когда они пересекутся. Его животное бросило клич, обращаясь не только к соплеменнику, но и к друиду. Малфурион кивнул головой, и это было единственным знаком, что он заметил напарника.

Когда они встретились на южной стороне горы, Красус направил своего гиппогрифа вокруг нее. Малфурион выбрал противоположное направление. Через мгновение, больший черный, не обращая внимания на другую крошечную фигуру, последовал за Красусом. Его товарищ последовал за друидом.

Если и было у Красуса преимущество перед драконами, так это то, что они не знали, что он из их вида. Не понимали они и того, что он летал здесь столько раз, что лучше кого-либо другого знал мириады местных путей.

И снова черный гигант позади него взревел, и в этот раз выстрел попал так близко, что оставил опаленный след на горе, заставивший Красуса сглотнуть. И все же гиппогриф продолжал лететь, веря в свою скорость и руководство наездника. Красус заставил его немного опуститься, затем замедлил. Животное не хотело подчиняться второй команде, но у Красуса использовал свою волю, достаточную чтобы преодолеть любое сопротивление.

И как только гиппогриф подчинился, за краем горы появился Малфурион.

Красус заставил своего зверя немного подняться, чтобы компенсировать высоту приближающегося друида. Они с Малфурионом летели практически на одной высоте: будь они хоть немного ближе, и столкновение было бы неизбежно.

Маг краем глаза заметил кожистое крыло позади напарника.

Он заставил гиппогрифа упасть вниз.

Малфурион повел своего зверя вверх с такой скоростью и резкостью, что чуть не соскользнул с его спины.

У преследователя Красуса не было времени сменить направление полета. Как не было его и у второго дракона. Пойманные в ловушку, драконы уже не могли остановиться.

С оглушающим звуком двое гигантов столкнулись.

Драконы заревели от шока и боли. Зацепившись друг за друга, они ударились в вершину, которую Красус выбрал заранее.

Сама земля содрогнулась, когда они врезались в нее. Со своей высоты Красусу показалось, что он слышал хруст костей, но он не хотел проверять правдивость этого. Когда драконы исчезли из виду, Красус помахал Малфуриону. Когда левиафаны придут в себя, маг и друид будут уже далеко.

Красус посмотрел на вершины, возвышающиеся впереди. Он был очень близко к своей цели… и как никогда, ему нужно было знать, что сейчас происходит.

Глава 12


Иллидан должен был разрабатывать дальнейшую стратегию с Лунной Стражей, но в данный момент его мысли были совсем не о войне. Всё о чём он думал, так это о том, что он выставил себя ужасным дураком перед Тирандой. Он обнажил свою душу перед ней, только за тем, чтобы обнаружить, что его брат уже занял своё место в её сердце. Тиранда выбрала Малфуриона.

И хуже всего было то, что его брат, вероятно, слишком увлёкся в совершенствовании своих сил, чтобы это заметить.

Личный колдун Лорда Гребня Ворона подошёл к сторожевому посту. Охранник, дислоцированный там, поднял оружие, и заявил несколько встревоженным голосом: "Все должны оставаться в пределах лагеря, Мастер Иллидан! По приказу…"

"Я знаю, чей это приказ…"

"Но…"

Янтарные глаза Иллидана, пристально, смотрели на солдата. Тот сглотнул и отошёл в сторону. За ним простиралась покрытая лесом зона. Пылающий Легион, во время наступления, не успел всё уничтожить. Хотя многие и принимали это близко к сердцу, Иллидану было бы всё равно, даже если этот регион выжгли полностью. Он слегка поднял руку, всерьез, рассматривая возможность завершить работу демонов и самому разжечь пожар, но затем отказался от этой идеи.

Хотя Малфурион подвергся нападению демонов, недалеко на юге, его брат не боялся находиться здесь в одиночку. Во-первых, Иллидан был всего нескольких минутах ходьбы от лагеря, так что тот даже не исчезал из виду. Во-вторых, любой демон, оказавшийся в его поле зрения, рисковал быть обращённым в пепел, в мгновении ока. Внутренняя ярость Иллидана была настолько велика, что он просто мечтал о сражении с демонами, только чтоб как-то успокоить ту ревность, которую он испытывал сейчас к своем брату.

Но как назло поблизости не оказалось и одного зверя скверны или инфернала. Не было ни эредаров, ни одного Стражника Ужаса, и даже не было тех забавных Стражников Скверны. Видимо, войны Пылающего Легиона боялись встретиться один на один с Иллиданом, зная о его непревзойденной силе.

…силе во всём, за исключением любви одной персоны.

Найдя достаточно большой камень, на который можно сеть, Иллидан стал обдумывать свои некогда безупречные планы. То, что Лорд Гребень Ворона признал в нём одного из самых надёжных служащих, помогло ему серьёзно взяться за то, что он обдумывал в течение трёх предыдущих времён года. Он давно уже не видел в Тиранде ребёнка-друга детства, а рассматривал её как прекрасную женщину, кем, впрочем, она и была. В то время пока Малфурион разговаривал с птицами, он просчитывал, как просить Тиранду стать его женой.

В его мыслях всё складывалось идеально. Он сам не мог не восхищаться своим положением, и он знал, что многие другие женщины отрыто, проявляли свою симпатию к нему. За короткий период времени Иллидан взял под свой контроль тех из Лунной Стражи кто остался в живых, и своими руками спас многих ночных эльфов от полного уничтожения. Он стал могущественным, статным героем. Тиранда, безусловно, должна была стать его.

И так бы стало, если б не Малфурион.

С рыком колдун указал на другой камень рядом с ним. Он в мгновение ока приобрёл лицо его брата, такое же, как его собственное, но другое.

Иллидан сжал кулак.

Лицо взорвалось, разлетаясь кусками по сторонам.

"Она должна быть моей!"

Его слова эхом разлетелись по лесу. Брат Малфуриона зарычал в ответ на свой собственный голос, повторяющееся эхо каждый раз напоминало ему о том, что он потерял.

"Она бы уже была моей…" поправил он себя, смягчив свой голос до жалостливого. "Если бы не ты, братец, она бы уже была моей".

Он всегда был впереди. И как никогда ясный неожиданный вопрос пришел ему в голову: тогда почему на его месте должен быть ты?

"Я? Потому что у меня это глаза?" Иллидан рассмеялся сам над собой. "Мои чудесные, янтарные глаза?"

Знак величия… предзнаменование из легенд…

"Шутка, сыгранная, для меня богами!" Колдун поднялся, направляясь вглубь леса. Даже на ходу он не мог избавиться от голоса, в его мыслях… хотя на самом деле какая-то часть его и не хотела этого.

Малфурион даже не знает, что она хочет быть с ним. Что если он никогда не узнает?

"Что я должен делать? Держать их дальше друг от друга?"

Но что если Малфурион погибнет в войне, прежде, чем он сможет узнать правду, и это будет так, как будто она никогда не делала этого выбора. Она, несомненно, придёт к тебе, если только Малфуриона больше не станет…

Колдун остановился. Он сложил руки и в ладонях он воссоздал изображение танцующей Тиранды. Она была немного моложе и носила ниспадающую юбку. Изображение Иллидан воссоздал из памяти с фестиваля несколько сезонов назад. Тогда был первый раз, когда он видел в ней больше чем просто друга.

Если бы только не было больше Малфуриона…

Иллидан внезапно закрыл ладони, рассеивая видение. "Нет! Это варварство!"

И всё же Иллидан задумался на минуту, очарованный, извращённой мыслью.

Множество вещей может произойти в пылу битвы. Возможно, не смерть, но всё-же демоны должны хорошо знать о Малфурионе. Он разрушил первый портал, убил советника королевы, и теперь одного из командиров Легиона… они хотели бы его живым и невредимым…

"Сдать его… им? Я"

Сомнения обуревали его, некоторые здравые мысли остались позади… И некого будет больше винить.

"Некого будет винить…" пробормотал Иллидан. Он открыл свои ладони, и снова изображение Тиранды танцевало перед ним. Он некоторое время рассматривал её.

Но колдун опять сжал кулаки. Затем с отвращением вытер руки об одежду, будто избавляясь от противных мыслей, и быстро направился обратно в лагерь.

"Никогда!" проворчал он себе под нос. "Только не моего брата! Никогда!"

Колдун продолжал о чём-то размышлять вслух, пока шёл обратно, не глядя по сторонам. По этому, он не заметил, как фигура отделилась от тени деревьев, наблюдая за ним на расстоянии, посмеиваясь над мгновенной возвращением к ценностям чести и братства ночного эльфа.

"Фундамент заложен" прошептал он с удовольствием. "И ты сам будешь строить на нём, близнец друида".

При этом он направился в обратном направлении… двигаясь на двух покрытых мехом ногах, оканчивающихся, копытами.


Не желая больше ждать возвращения мага и друида. Лорд Гребень Ворона приказал ночным эльфам выдвигаться на следующее утро. Было ясно, что большинство из его советников предпочло выступать ночью, но главнокомандующий не хотел позволять демонам, считать его слишком предсказуемым. Его воины тоже постепенно привыкли дневному образу жизни, хоть это и означало, что их силы были не на самом своём пике. Гребень ворона теперь опирался на решительность своего народа, на их понимание, что ели они проиграют хоть одну битву, это будет конец.

Пылающий Легион, в свою очередь, ожидал их не так далеко. Ночные эльфы шли, зная, что кровопролитная битва скрывалась сразу за горизонтом, но, тем не менее, они шли.

И так, битва за Калимдор не окончена.


Пока ночные эльфы боролись за выживание, и Иллидан пытался побороть свои запутавшиеся мысли, Красус столкнулся с совсем другой проблемой, который, как подозревал, Малфурион, совсем не входившей в планы волшебника.

"Это тянется на столько далеко, на сколько только я могу почувствовать", прошипел маг в отчаянье.

"Это" было невидимым для глаз, но не на ощупь. "Это" было огромным невидимым щитом, который держал их, по измерениям Красуса примерно в дне пути от их цели.

Они обнаружили его, чуть не потеряв мага. Гиппогриф Красуса столкнулся с пустотой, с такой силой, что мага выбросила из седла раненого животного. Малфурион понимая, что его собственный Гиппогриф никогда не успеет догнать Красуса, призвал на помощь силы ветра. Мощный горный порыв поднял его спутника наверх, достаточно близко к друиду для того чтоб тот смог схватить мага за руку. Затем они приземлились, чтобы изучить это новое препятствие.

И даже после нескольких часов изучения, Красус ни на долю не продвинулся ближе к ответу… и его сбитый с толку вид ещё больше встревожил друида.

Наконец. Красус произнес обречённо. "Я побеждён".

"Вы не можете найти способ, с помощью которого можно пробить это?"

"Хуже того, друид, я даже не могу связаться с кем бы то ни было. Даже мои собственные мысли путаются рядом с этим".

Малфурион глубоко уважал Красуса. Таинственный маг помог спасти его, когда Лорд Ксавиус захватил его дух. Красус также сыграл важную роль, помогая ночному эльфу победить советника королевы, и уничтожить первый портал. И видеть его таким…

"Так близко", продолжил маг, "Очень близко! Это, безусловно, его работа!"

"Чья работа?"

Его глаза сузились, Красус выглядел достаточно бледно, по его выражение ночной эльф понял, что маг сильно встревожен. Он казалось, оценивал своего компаньона взглядом, и Малфурион надеялся, что маг найдёт его достойным.

"Да… Ты должен знать. Ты имеешь право знать".

Друид затаил дыхание. Чтобы ни желал рассказать Красус, оно, безусловно, должно было быть огромной важности.

"Взгляни в мои глаза, Малфурион". Когда ночной эльф повиновался, Красус продолжил. "Есть трое, которых вы и ваш род называют "чужаками". Это Ронин, кто зовёт себя человеком, и Брокс, орк. Вы не знаете ни их расы, ни их самих, но они есть те как вы видите их — человек и орк".

Старший остановился. Думая, что он должен был ответить, Малфурион кивнул. "Человек и Орк".

"Разве я когда-либо называл себя одним из вышеуказанных?"

Вспоминая прошлое, ночной эльф не мог точно сказать, что кто-либо давал название расы Красуса. "В вас кровь ночных эльфов. Вы выглядите достаточно похожим на нас, чтоб являться нам родственником, если…"

"Я мог бы выглядеть одним из вашего рода, если бы он был мёртв год или два, но это наибольшее сравнение, которое мы можем предположить, да? Всё что вы видите только облик, нет ни капли кровных связей между вашей расой и моей… как впрочем, и между мной и людьми, орками, гномами или тауренами".

Малфурион выглядел смущённым. "Тогда… что же вы?"

Взгляд Красуса заставил взглянуть его дальше. Всё что он видел, было на сколько же чужими были это глаза. "Взгляни глубже, друид. Взгляни глубже и подумай о том, что ты уже знаешь обо мне".

Как только он пристально взглянул в глаза своему напарнику. Малфурион вспомнил, что всё он знал, по сути, било ничем особенным. Красус — заклинатель обладающий талантом и великолепными знаниями. Даже в огромной слабости, Красус обладал аурой невероятного возраста и знаний. Сёстры Элуны чувствовали это, хотя ни одна из них не могла объяснить, что точно это обозначает. Даже ночные пантеры относились к нему лучше чем к своим хозяевам.

И со временем, маг даже обзавёлся дружбой дракона…

… Дракон.

Без этого гиганта рядом, Красус выглядел так, как будто был одной ногой в могиле. Дракон тоже проявлял признаки усталости без него. Вместе, однако, они действовали как одно целое, и их сила увеличивалась.

Но было что-то большее, чем это. Кориалстраз говорил с Красусом как ни с кем другим, как будто с равным, почти братом.

Видя растущее осознание того на лице друида, Красус прошептал. "Ты на пороге понимания. Пересеки его сейчас".

Он открыл себя взгляду Малфуриона. В сознании ночного эльфа, Красус преобразился. Его одежда разорвалась в клочья, пока его тело росло и извивалось. Ноги и руки согнулись в обратном направлении, превращаясь в длинные когтистые лапы. Крылья выросли из-за спины, увеличиваясь до таких размеров, что заслоняли луну.

Лицо Красуса вытянулось. Его нос и рот срослись в одну огромную пасть. Волосы затвердели, превратившись в большой гребень, который спускался вдоль всего тела до кончика хвоста. Крылья в то время окончательно сформировались.

И малиновая чешуя покрыла каждый дюйм его тела. Малфурион выпалил имя, под которым все знали этих огромных, страшных левиафанов.

"Дракон!"

Тогда, как быстро этот невероятный образ появился, так же быстро он и исчез.

Малфурион встряхнул головой и взглянул на фигуру перед ним.

"Да, Малфурион Ярость Бури, я дракон. Красный дракон, если быть точным. Я довольно долго носил форму смертного создания, однако это был мой выбор, чтобы жить среди вас и обучать вас, так как я стремлюсь к миру и пониманию между всеми нами".

"Дракон…" Малфурион снова встряхнул головой пытаясь придти в себя. Это многое объясняло… но порождало гораздо больше вопросов.

"Среди всех кто сейчас находится в ополчении, только Ронин знает, кем я являюсь на самом деле, хотя и орк может догадываться, и сестричество, вероятно, тоже, что-нибудь подозревают.

"Люди союзники драконов?"

"Нет! Но в том облике, в котором ты видишь меня, я был учителем Ронина, чрезвычайно талантливого мага, даже для его довольно многогранной расы! Я доверяю ему, в чем-то даже больше, чем многим из моего народа".

И как бы подчёркивая этот факт, Красус —, Малфурион всё ещё не мог в полной степени назвать его этим термином, — дракон ударил одной рукой по невидимому барьеру. "И я могу точно сказать, что "Этого" здесь быть не должно"

"Дракон… но почему вы не изменили облик, чтобы прилететь сюда? Почему нужно было звать ан помощь Гиппогрифов?" Всё больше вопросов появлялось в голове ночного эльфа. "Вы могли, в конце концов, быть случайно убиты множество раз, когда сражались с демонами".

"Некоторые вещи пока должны оставаться тайной, Малфурион, я и так сказал слишком много, я не менял свой облик, потому что не мог. С недавних пор я потерял возможность делать это".

"Я… я вижу…"

Красус обратил свой взор обратно на невидимую стену, вновь ища, какую либо лазейку сквозь неё. "Теперь ты видишь, почему я был так уверен, что смогу на равных разговаривать с драконами. Они послушаются одного из своего рода. Они даже расскажут одному из своих, почему они поступают сейчас так необычно". Прошипел он в ярости, испугав ночного эльфа. "Естественно, если я смогу связаться с ними".

"Но кто создал это?"

Сперва, показалось, что Красус хотел ответить, но он только туго сжал губы. Однако, через несколько секунд внутреннего смятения, он всё же ответил: "Теперь это не имеет значения. И это значит, что мне ничего не удалось. Та единственная надежда, которая была у меня на обеспечения точного исхода войны, теперь вне моей досягаемости".

Существовало множество вещей, о которых дракон маг не рассказал Малфуриону, и ночной эльф знал об этом. Тем не менее, друид достаточно уважал Красуса, чтобы не продолжать дальше эту тему. Всё, что друид хотел сделать сейчас это помочь всеми способами, особенно по-новому глядя на сложившуюся ситуацию. Если бы Красус смог убедить свой род присоединиться к защитникам, то, безусловно, это будет означать скорый конец Пылающего Легиона.

Но их заклинания не могли разрушить барьер, и, ни один из двух не мог просто пройти сквозь стену, будто призрак или…

С трудом сглотнув, друид сказал. "Возможно, я знаю дорогу за барьер, по крайней мере для меня…"

"Что ты имеешь в виду?"

"Я… я мог бы войти в Изумрудный Сон".

Лицо мага потемнело, затем он задумался. Малфурион хотел бы, чтобы он отверг эту идею и предложил найти другой вариант, но вместо этого Красус кивнул. "Да… да, это может быть единственным решением".

"Но сможет ли это помочь? Я даже не знаю, действительно ли "они" смогут услышать или увидеть меня… и если всё-таки у меня получится, то послушают ли они меня?"

"Есть одна, кто точно сможет сделать и то и другое. Ты должен попытаться найти только её. Её зовут Изера".

Изера. Кенариус говорил её имя, когда предлагал обучить своего его входить в царство сна. Изера была одной из пяти Аспектов. Она управляла Изумрудным Сном. И конечно, Изера могла, как слышать, так и видеть дух и форму друида…, но не будут ли ей безразличны его слова?

Прочитав смятение ночного эльфа, Красус добавил "Если тебе удастся убедить её, что ты принёс послание для Алекстразы от другого красного дракона, то последняя в свою очередь может задать этот вопрос Кориалстразу, который знает нас обоих. Алекстраза послушает его".

По тому, как изменился его голос, когда он произносил это имя, Малфурион понял, что тот другой дракон был очень важен лично Красусу. Он знал о Алекстразе как о ещё одном Аспекте и удивлялся, как Красус мог говорить о ней так легко. Его собеседник был более чем просто дракон, приглядывающий за молодыми расами, он имел определённое положение даже среди себе подобных.

Знания укрепили дух Малфуриона. "Я сделаю всё, что в моих силах".

"Если Изера не будет в расположении чтобы общаться", также сообщил Красус "Было бы хорошо упомянуть ей о Кенариусе. И не раз, при необходимости".

Не совсем уверенный в том, что это будет иметь какое-то значение, но доверяя мудрости Красуса, ночной эльф кивнул, потом сел на том же месте, где стоял. Красус смотрел на него, молча, пока тот устраивался. Устроившись, Малфурион закрыл глаза и сфокусировался.

Сперва, он медитировал, успокаивая своё тело. Как только он полностью расслабился, ночной эльф почувствовал, как первые позывы Сна коснулись его. Он приветствовал их, воодушевляясь. Всё больше и больше мир смертных отпускал друида. Спокойствие окутало Малфуриона, как одеяло. Он знал, что Красус наблюдал за ним, поэтому не было никакого страха и желания отступать назад. Маг будет охранять его беззащитное тело.

И прежде чем он осознал это, Малфурион уснул. Однако, в то же время, он чувствовал себя бодрым, как никогда. Ночной эльф сосредоточился на оставление мира смертных позади. Он делал всё так, как его учил Кенариус, работая над тем, чтоб осторожно отделится духом от тела

Это оказалось так же просто, как и войти в Изумрудный Сон, что Малфуриону стало стыдно за свои предыдущие колебания. Пока он придерживался своей цели, он мог чувствовать себя в безопасности.

Зелёная дымка сразу заволокла всё вокруг. Красус исчез, как только всё окружение Малфуриона изменилось. Горный район выглядел удивительно похожим в обоих измерениях, Но пики гор в Изумрудном Сне были более острыми и менее выветренными. Здесь было так, как они были созданы, когда создатели впервые подняли горы из земной тверди. Несмотря на срочность его дела, Малфурион остановился на мгновение, чтобы полюбоваться делом рук небожителей. Абсолютное величие того, что он видел, поразило его.

Но ничего этого не осталось бы в истинном мире, если Пылающий Легион не будет остановлен. С этой мыслью друид двинулся дальше. Он протянул руку к барьеру, ожидая сопротивление, но ничего её не замедлило. Конечно же, ведь в Изумрудном Сне заклинания не существовали. Драконы ожидали более реальных пришельцев, и соответственно подчиняющихся законам природы физического мира.

Оставив позади то место, где была невидимая стена, Малфурион направился в сторону высоких вершин на расстоянии. До столкновения с барьером Красус указывал на них, как на место, где можно было найти его собственный вид. И так как старший маг не сказал ничего больше, до того как друид начал действовать, то Малфурион считал само собой разумеющимся, что он должен продолжать двигаться в том же направлении.

Он пролетал над тихими землями, и огромными горами, заставляющими его чувствовать себя незначительной букашкой. Зеленый окрас всего мира и отсутствие, какой либо жизни добавляли окрестностям необычный, фантастический вид.

Когда он приблизился к точке своего назначения, Малфурион сконцентрировался. Зелёная дымка немного отступила, и начали вырисовываться мелкие детали. Дух друида всё ещё "существовал" в Изумрудном Сне, не теперь он мог видеть всё в реальном мире.

И тут же его взору предстал, свирепый лик малинового дракона.

Поражённый Малфурион отскочил назад. Он ожидал, что голова исполина метнётся вперёд, чтобы схватить его, но дозорный продолжал спокойно смотреть сквозь него. Друиду потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, что дракон не мог его видеть.

Присутствие охранника, сидевшего на самой вершине отмеченной горы, подтверждало, что ночной эльф был недалеко от собрания драконов. Однако, Малфурион понимал, что у него нет времени обыскивать одну гору за другой, чтобы найти их. Вместо того, чтобы предполагать, он точно знал одну вещь. Изера была хозяйкой Изумрудного Сна. И он был недалеко от неё, она могла услышать его мысленный призыв.

Как бы то ни было, Изера ответит, не зависимо от того каким был бы другой вопрос.

Понимая это, он решил попробовать. Друид вернулся обратно в Изумрудный Сон и сконцентрировался на зелёном драконе. Он знал, что его представление о ней было далеко от идеала, но все, же он создал в своих мыслях образ, на котором можно было сосредоточиться.

"Изера, хозяйка измерения сна, великий Аспект, я смиренно ищу общения с тобой… Я несу с собой послание от дракона, который знает Её — ту кто есть сама Жизнь, вашу сестру, Алекстразу… "

Малфурион ждал. Когда стало ясно, что он не получит ответ, он попробовал ещё раз.

"Изера, Владычица Сна, во имя Кенариуса, повелителя Лесов, я прошу вашей милости. Я призываю вас к…"

Он прервался, когда внезапно почувствовал присутствие другого. Друид повернул голову вправо и увидел полупрозрачную женщину его расы, одетую так же в лёгкую полупрозрачную робу. Одежда развивалась, хотя ветра в округе не было. Капюшон робы обрамлял её лицо, красивое умиротворяющее лицо с закрытыми глазами.

Фигура, возможно, могла бы выглядеть как ночной эльф, но в дополнение к поразительным изумрудным волосам, которых не было, ни у одного ночного эльфа, в её коже, одежде… везде преобладал этот оттенок.

Не было никаких сомнений, это была Изера.

"И я пришла", ответила она тихо, но твёрдо, не открывая глаз, "только чтобы положить конец этому крику. Твои мысли отразились в моей голове как непрерывный барабанный бой".

Малфурион попытался встать на колени. "Моя госпожа…"

Она махнула прозрачной рукой. "Мне не льстит такое обращение. Ты звал. Я пришла. Ты расскажешь уже, что хотел и уйдёшь?"

Его успех всё ещё удивлял ночного эльфа. Рядом, хотя и в другой форме, стоял один из великих Аспектов. И она соизволила ответить, он едва мог поварить в это. "Простите меня. Я никогда бы не хотел помешать вам…"

"И всё же ты здесь".

"Я пришёл от того, кто знает вас, дракона называющего себя Красус".

"Его имя известно мне, даже если его здравый рассудок находится под подозрением. Что с ним?"

"Он ищет аудиенции с Алекстразой. Но он не может прорваться через барьер, который окружает это место".

Пока он говорил, Малфурион сосредоточился на Аспекте. Изера постоянно мерцала, как будто плод его воображения. Выражение её лица оставалось недвижимым, кроме того что под веками виднелось постоянное движение глаз. То, что она видела, Малфурион не сомневался, но как она это делала, очень интересовало его.

"Барьер был установлен, поскольку то, что мы делаем, носит довольно деликатный характер". произнесла Аспект. "Ни слова из того, что мы делаем не должно раскрыть наших планов, пока не придет время… так говорит Хранитель Земли".

"Но он должен войти…"

"И всё же он не сможет этого сделать. Мне больше нечего сказать по этой теме. Это всё?"

Малфурион обдумал слова Красуса. "Тогда, может ли он поговорить с Алекстразой через вас…?"

Изера расхохоталась, такое поразительно изменение в поведении, очень поразило ночного эльфа. "Да. Ты довольно смел, смертное создание! Ты предлагаешь мне, быть вашем каналом, чтобы он смог потревожить мою сестру в самое неактуальное время! Есть, что-нибудь ещё, чтобы ты хотел?"

"Во имя моего шан'до Кенариуса, это всё что я ищу, и я бы не стал делать этого, если бы не было необходимости".

Что-то изменилось, когда он произнёс имя полубога. Изображение Изеры стало более туманным, а глаза под веками посмотрели вниз. Реакция, хотя и мимолётная, но все-таки заметная.

"Я не вижу причин продолжать этот бестолковый разговор. Возвращайся к своему спутнику, ночной эльф, и…"

"Прошу вас, властительница Изумрудного Сна! Кенариус поручится за мои слова. Он…"

"Не существует никаких причин, чтобы приплетать его в этот разговор". она вдруг сорвалась. Всего на краткий миг, Изера была почти готова открыть глаза. Выражение её лица стало таким, которое Малфуриону напомнило далекое детство. Ранее он полагал, что Кенариус и Изера были возлюбленными. Но это оказалось не так, из того что он мог прочитать по выражению её лица.

Изера — та, что Спит, одна из пяти великих Аспектов — реагировала на имя полубога, так как может реагировать только любящая мать.

Немного устыдившись, друид отступил от неё. Изера что-то перебирала в своей памяти, не обращая на него внимания. В первый раз с того момента, как друид встретил Красуса, он был зол на него. Это были болезненные воспоминания, и его спутник знал об этом.

Он начал отступать из царства сна, но Изера вдруг повернулась в его сторону. "Я буду вашим мостом, вам нужно достигнуть Алекстразы".

"Моя госпожа…"

"Не говори больше ничего об этой ситуации, ночной эльф, или я вышвырну тебя из моего владения навсегда".

Плотно закрыв свой рот, Малфурион кивнул. Чтобы не произошло между ней и лесным повелителем, это было очень и очень давно.

"Я направлю твой дух туда, где мы собрались, и ты будешь ждать, пока я не укажу на то, что пришло время, когда вы можете пообщаться с моей сестрой. Тогда и только тогда я предам ваши слова ей, твои слова и его".

Язвительный тон, с который она произнесла последние слова, явно выдавал её ярость по отношении к Красусу. Молясь, о том чтобы опрометчивость его напарника не убила их обоих, друид безвольно согласился.

Она протянула ему руку. "Возьми".

С уважением, Малфурион повиновался. Он никогда не касался другого духа в Изумрудном Сне, и понятия не имел, что ожидать. К его удивлению, всё же, он почувствовал руку Изеры, как будто взял её руку в смертном мире. Она не обладала качеством призрака. Будто он держал руку своей матери.

"Помни о моём предупреждении", сказал Аспект.

Прежде чем он успел ответить, они вошли в смертный мир. Переход был настолько неожиданным, что друиду потребовалось немного времени, чтобы придти в себя. Затем ему пришлось приспособиться к внезапному исчезновению Изеры.

Нет, она не исчезла. Она стояла всего в нескольких ярдах от того места где он приземлился, Хозяйка Изумрудного Сна теперь проявила себя в полном величии. Огромный дракон с блестящей зелёной чешуей, она даже затмевала Кориалстраза, единственного дракона, которого Малфурион встречал в своей жизни.

И ночной эльф заметил, что они были не одиноки. Три других огромных дракона стояли рядом с центром огромного зала. Красным, безусловно, должна была быть Алекстраза, ту которую искал Красус. Её красота и изящество было сродни Изере, но больше воодушевления, больше жизни. Рядом с ней был самец почти таких же размеров, его чешуя переливалась от серебряного к синему, по желанию. Он имел довольно ошеломительный вид.

Полной противоположностью синему, был огромный чёрный зверь, устрашающий Малфуриона даже находившегося в форме духа. Здесь была грубая сила, сила земли… и что-то большее. Малфурион отвёл глаза от чёрного гиганта, каждый раз, когда он пытался изучить его, его охватывало странное чувство. Нет не из-за могучей силы или чувства смятения. Это было что-то большее… сродни ужасу.

И пока он оглядывал, как он думал, самое необычное место в мире. Малфурион увидел то, что так заинтересовало гигантов.

Оно было настолько маленьким, что могло спокойно уместиться на его ладони. В лапах же огромного чёрного исполина, он выглядело простым пятнышком.

"Видите?" Грохотал его обладатель. "Всё готово. Осталось дождаться только нужного момента".

"И когда этот момент придёт?" Спросила Алекстраза. "С каждым днём демоны всё больше опустошают землю. Если бы не тот факт, что их командиры привлекли большую часть своих сил, чтобы уничтожить ночных эльфов, все другие направления были бы давно потеряны".

"Я понимаю твоё беспокойство… но Душу Дракона лучше всего применить, когда звезды придут в согласование. Это должно быть так".

Красный Аспект взглянул на золотой диск. "Будем надеяться, что это произойдёт скоро, Нелтарион. Будем молиться за избавление нашего мира".

Черный дракон только кивнул. Малфурион всё ещё ожидавший сигнала Изеры, чтобы поговорить с Алекстразой, посмотрел внимательно на простой, на вид предмет, и его надежды выросли. Драконы действовали. Они пришли с решением, какого-то рода талисманом, чтобы избавить Калимдор от Пылающего Легиона.

Его любопытство взяло верх над ним. Он ослабил свою связь с Изерой, но так, чтобы она не заметила, что он что-то пытается делать. Своим мыслями он стал исследовать столь незначительный сияющий диск, тем не менее, обладающим такой силой, что даже драконы отдавали ему почтение. Воистину у демонов нет шансов против чего-то вроде этого…

К его удивлению, Душу Дракона совсем не окружали защитные заклинания. Друид изучал его, и в его составе, и обнаружил некую особенность. Каждый из великих драконов обладал различной аурой, и Малфурион чувствовал, что в диске содержались все ауры. Он чувствовал самую известную ему ауру Изеры, и Алекстразы и синего. Аура черного дракона тоже присутствовала, но не в такой же мере. Она как будто обвивалась вокруг остальных, как если бы она держала их в страхе. Друиду казалось, что это было нужно, чтобы держать других от считывания того, что находится внутри.

Ещё более заинтересованный, чем когда либо, Малфурион использовал учения Кенариуса, чтобы проникнуть сквозь заклинание. Он проскользнул с гораздо большей легкостью, чем он ожидал. Возможно потому, что создатель диска не ожидал, что такой как он когда-нибудь попытается сделать подобное. Друид нажал глубже, наконец, касаясь сил внутри.

То, что он обнаружил внутри, заставило его вздрогнуть. Он вернулся обратно, ошеломлённым. Даже в своём нынешнем виде он дрожал, не в состоянии вступить в борьбу с тем, что он почувствовал. Малфурион снова взглянул на чёрного дракона, пораженный тем, что создал левиафан.

Душа Дракона… то, что должно было спасти Калимдор… содержало в себе такое великое зло, сродни тому, что вело вперёд Пылающий Легион.

Глава 13


Демонам была присуща мания вырезать все и всех на своем пути. Это делало весьма сложным захват пленников для допроса, а именно это нужно было капитану Варо'тену. Ему наконец удалось убедить Архимонда послать ему несколько, но те, что прибыли, были больше похожи на кучи переломанных частей тела нежели на живых существ.

Покрытый шрамами ночной эльф потратил несколько минут на последнего из многих, после чего оказал ему услугу, перерезав горло. Допрос был полным провалом, но это нисколько не было его ошибкой. Командиры Легиона просто не понимали смысл допроса.

Варо'тен предпочел бы побыть на улице, но он не хотел покидать дворец, особенно так поздно. Он не видел Лорда Ксавиуса уже несколько дней, и в то же время несколько Высокорождённых бесследно пропали. Маннорот принял это спокойно, и потому капитан подозревал, что он знает причину исчезновения. Офицеру не нравилось, что его лишают информации каким-либо путем.

"Избавьтесь от этого мусора" приказал он двум стражникам. Когда они пошли исполнять приказ, капитан Варо'тен почистил свой кинжал и убрал его. Он огляделся в помещении для допросов, квадратной комнатушке с одним лишь мерцающим синим кристаллом для освещения. Тени царили в углах. Железная дверь трехдюймовой толщины была единственным выходом.

Веками кровь орошала пол. Королева никогда не посещала нижних этажей своей резиденции, и Варо'тен не приглашал ее. Такая работа была не для столь чувствительной персоны, как она.

Солдаты вытащили труп несчастного наружу, оставляя капитана с его мыслями. От Псаря не было никаких новостей. Маннорот не выявлял никаких признаков озабоченности, но ночной эльф задавался вопросом — а не случилось ли чего-либо с могучим демоном? Если так, погоню за заклинателями надлежало возглавить кому-то еще. До сих пор демонов постигала неудача, и у Варо'тена чесались руки от шанса искупить свою вину в этой роли, после того, как он упустил этих двоих в зачарованном и враждебном лесу.

Но это будет означать, что ему придется покинуть дворец…

Он опустил руки, чтобы поправить меч на боку — и внезапно вытащил его, вглядываясь в тени слева от него.

Острое лезвие прошло в дюйме от фигуры, до сих пор неразличимой в тенях. Однако вместо того, чтобы быть шокированной, она просто искоса взглянула на капитана.

"Острый меч, острый ум, капитан Варо'тен…"

Поначалу солдат подумал, что он снова имеет дело с Ксавиусом, но при более детальном изучении он увидел различие в лицах. Варо'тен пустил в ход свой аналитический ум, вспомнил лица всех Высокорождённых, и сопоставил лик существа с одним из них.

"Мастер Перот'арн … а мы удивлялись, куда вы пропали".

Бывший заклинатель вышел из тени, как только Варо'тен спрятал свой меч. "Я… пере обучался". С едва заметным отвращением, ночной эльф наблюдал последствия трансформации. Для него сатиры были разновидностью одержимых. "А остальные так же пере обучались?"

"Несколько избранных".

Наконец-то у капитана появилось объяснение пропаже Высокорождённых. Они все еще были здесь, перевоплотившись в эти гротескные пародии. Новая форма Ксавиуса была одним из тех решений Саргераса, что Варо'тен ставил под вопрос. Предположительно, он становился более сильным, но разум бывшего советника явно искажался. Было в нем что-то звериное, за пределами наружной внешности, звериное и изворотливое.

И из того немногого, что он увидел в Перот'арне, остальные пропавшие Высокорождённые были такими же нестабильными, как и их лидер.

"Где Ксавиус? спросил он сатира".

"Там, где ему надлежит находиться, добрый капитан", ответила рогатая фигура. "Творя то, что приблизит исполнение желания нашего славного бога…"

"Он сейчас не в дворце? "

Перот'арн усмехнулся. "Острый меч, острый ум…"

Капитан Варо'тен почувствовал желание достать меч снова и проткнуть насмехающееся существо, и потом возможно даже повесить голову Перот'арна над камином. Сатир усмехнулся в ответ, словно провоцируя солдата к действию.

Сдерживая себя, покрытый шрамами ночной эльф спросил "И что же тогда ты здесь делаешь? Или ты заинтересован в допросах?"

"Развлечениях, ты хотел сказать".

"У меня нет времени на твои выходки и дурацкие игры со словами". Варо'тен оттолкнул Перот'арна, направляясь к дверной ручке. "Как, кстати, и на выходки того, кто командует тобой. "

"Ты служил ему однажды. Послужишь и в дальнейшем".

"Я служу лишь великому Саргерасу и моей королеве и никому иному!" Ответил офицер "А если он думает…"

Говоря это, капитан глянул назад, туда, где стоял сатир. Однако, там где он ожидал увидеть Перот'арна он увидел лишь тени.

С рычанием ночной эльф вышел из комнаты. Королева должна узнать больше об этих проклятых сатирах. Он не доверял им. И он уж точно больше не доверял лорду Ксавиусу.

Если бы он только знал, куда пропал бывший советник…

Малфурион не мог поверить в то непередаваемое зло, которое он почувствовал в Душе Демона. Как могла вещь, созданная для спасения мира излучать такую зловещую ауру? Что выковал дракон Нелтарион?

Взяв себя в руки, друид осторожно исследовал диск снова. Такой простой, такой невинный внешне. И только заглянув внутрь можно было осознать ужасную правду.

Его удивляло, что Изера не могла почувствовать это. Конечно, госпожа Изумрудного сна поняла бы. И все же, диск был защищен от нее таким причудливым образом, что даже если бы она держала его, она бы ничего не почувствовала.

Возможно… возможно, если бы Малфурион смог бы снять защитное заклинание, остальные поняли бы правду пока не стало слишком поздно.

Подавляя свое отвращение, он продвинулся глубже в диск. С помощью его натренированных чувств, он почувствовал связующее звено заклинания. Друид попытался распутать его…

Удар равный тысяче молний мгновенно впился в его эфирную сущность, почти что разрывая ее на нематериальные осколки. Малфурион беззвучно закричал. Он искал помощи от Изеры, но к его ужасу она похоже не чувствовала его агонии.

Зато почувствовал кое-кто другой.

Он не смотрел прямо на ночного эльфа, но его мысли буквально прокатились по ударенному друиду. Внезапно все безумие творца Души Демона стало очевидным.

Итак! Нелтарион ревел, хотя его материальная форма продолжала спокойно и вежливо разговаривать с остальными. Ты пытался украсть мою славную Душу Демона!

Ужасная невидимая сила давила на Малфуриона со всех сторон. Сначала он смотрел, как его тело искривляется. Потом он понял, что образ его в этом состоянии был лишь образом. Нелтарион мог вытянуть его в тонкую струну, и это бы не сильно повлияло на здоровье друида. Не это предпринимал Хранитель Земли — он хотел заключить Малфуриона в магическую тюрьму, предотвращая любые его предупреждения или новые прикосновения к диску.

Подгоняемый ужасом воспоминаний его заточения в руках Лорда Ксавиуса, Малфурион смог вырваться из заклятия до того, как оно за печаталось. Он незамедлительно сфокусировался на Изере, надеясь, что на этот раз она почувствует опасность.

Нет! Они не будут вмешиваться! Ментальное присутствие Нелтариона было ошеломляющим. Ты не предашь всего, что я сделал! Никто из вас не предаст!

Так как Изера по-прежнему не замечала опасности, друид сделал единственное, что пришло ему в голову — отверг комнату и смертную форму, погружаясь в уединение Изумрудного Сна.

Спокойствие мгновенно окружило его. Он парил над зыбкими видениями гор, где он впервые связался со Спящей. Освобожденный, Малфурион попытался собраться с мыслями.

С ревом огромная темная форма попыталась поглотить его целиком.

Отскочив в сторону в самый последний момент, друид не мог поверить в то, что сейчас произошло. Нелтарион последовал за ним мир снов! Здесь дракон был еще ужаснее, чем в смертном мире. Его лицо было искажено, дьявольская карикатура на истинного себя, каждый кусочек того зла, что черный заложил в Душу Демона проявлялся в его зазубренном, бесформенном лице. Нелтарион был вдвое больше своей истинной формы, его когти раскидывались на мили, а крылья его затмевали целую горную цепь.

Я не отдам то, что мое по праву! Только я подхожу для правления! Ты никому не скажешь!

Нелтарион выдохнул. Зеленые огни заполнили Изумрудный Сон.

Малфурион закричал, когда огонь охватил его сущность. То, что делал этот гигант было невозможным. Он не только вторгся во владения Изеры без ее ведома, но теперь еще и пытался спалить нематериальную сущность друида.

Один урок, которому научил его Кенариус неожиданно пришел ему в голову. Восприятие обманчиво, мой ученик — говорил ему его шан'до. То что ты думаешь — не всегда правда. В мире, частью которого ты, как друид, теперь стал, восприятие может стать всем, о чем ты подумаешь.

Неуверенный в осознании своих действий, уже почти уничтоженный, Малфурион отверг убивающее его пламя. Оно не могло существовать в таком месте. Оно, как и его тело и облик Нелтариона было тем, что он считал реальным, и тем не менее оно реальным не было. Это была лишь иллюзия, образ.

Так что огонь не может жечь ненастоящие волосы на его воображаемой голове так сильно.

Огонь и боль отступили. Нелтарион все еще оставался, его лицо и форма были еще искаженнее, чем обычно. Он смотрел на маленькую фигурку с отвращением, как бы удивляясь, как друид посмел не погибнуть.

Не уверенный в том, что ему так же повезет против следующего, что выкинет Аспект, Малфурион воспользовался единственным путем побега, который у него оставался. Он сконцентрировался на своем теле, желая вернутся в него.

Зеленоватые горы неожиданно полетели прочь от него. Нелтарион так же быстро отдалялся. Друид почувствовал приближение к своему телу…

Нет! снова прозвучал ужасный голос Нелтариона. Ты будешь моим!

И когда ночной эльф уже почувствовал, как он входит в свою смертную форму, что-то сильно ударило его. Крякнув, Малфурион, оставаясь наполовину уснувшим, упал на спину, и ударился головой о твердую каменистую землю. Последние урывки Изумрудного Сна исчезли, а с ними прекратился и яростный рев черного дракона.

"Друид! Позвал кто-то. Малфурион Ярость Бури! Ты слышишь меня? Ты снова в себе?"

Он попытался сконцентрироваться на говорящем. К-Красус?

Но когда перед Малфурионом мелькнул образ мага, он почти сразу же исчез. Ужасная морда дракона заполнила его поле зрения, пасть открылась, чтобы поглотить его…

"Малфурион!"

Резкий голос Красуса прорезался сквозь пелену страха. Взгляд ночного эльфа прояснился, и он увидел не дракона, но бледное взволнованное лицо, которое он знал очень хорошо.

Волнение разнообразило выражение лица Красуса. Он помог Малфуриону сесть и дал ему мех с водой. Когда друид утолил жажду, Красус спросил его, что произошло.

"Ты добрался до Спящей?"

"Да, и мне пришлось упомянуть Кенариуса несколько раз… как ты и намекал".

Дракон-маг позволил себе скупую усмешку. "Я вспомнил некоторые знания, что Алекстраза передала мне однажды. Я думал, что так далеко в прошлом чувства будут еще сильнее".

"То есть я был прав, когда думал, что она и мой шан'до…"

"Это удивляет тебя? Их сферы влияния пересекались во многих местах. Схожие духом часто тянутся друг к другу, несмотря на их разные происхождения".

Малфурион не настаивал. "Она согласилась привести меня на место их встречи".

Глаза Красуса расширились. "Всех пяти Аспектов?"

"Я видел лишь четырех. Изеру, твою Алекстразу, серебристо-синего дракона с веселым характером…"

"Малигос… как же сильно он изменится".

"И…и…" Неожиданно, ночной эльф утратил дар речи. Слова застывали на губах, но не могли сорваться с них. Чем больше он старался, тем невнятнее звучала речь друида. Он издавал лишь не имеющие смысла звуки.

Положив руку на плечо Малфуриона, Красус грустно кивнул. "Я думаю, я понял. Больше не говори ничего. Там был еще один".

"Да… еще один".

Это было все, что Малфурион мог добавить, но он видел, что Красус и правда понимает. Ночной эльф в шоке смотрел на своего товарища, поняв вдруг, что маг может говорить о Нелтарионе не больше, чем он сам. В какой-то момент Красус, видимо, также пересек дорогу черному гиганту.

Что значило, что Красус вероятно так же знает о Душе Демона.

Они смотрели друг другу в глаза, беззвучно передавая то, что не смогли бы передать речью. Не удивительно, что дракон-маг был столь непреклонен в стремлении добраться к его народу и раскрыть правду. Сами древние были преданы одним из них, и лишь двое знали о предательстве, и оба они не могли сказать ни слова об этом, даже друг другу.

"Мы должны уходить" пробормотал Красус, помогая Малфуриону подняться на ноги. "Я думаю, ты хорошо представляешь, почему".

Малфурион представлял. Нелтарион не оставит их в покое живыми. Его заклинание было последней попыткой перед тем, как друид вышел из Изумрудного Сна, но черный дракон не мог быть удовлетворен. Он был слишком близок к цели. Скорее всего, лишь счастливая случайность спасла Красуса ранее, но судя по тому черному безумию, которому Малфурион был свидетелем, никто из них не будет в безопасности. И хотя Нелтарион не посмеет действовать напрямую…

"Часовые!" Смог проговорить он.

"Точно. Мы еще сможем увидеть их потом. Неплохо бы вернутся к гиппогрифам и откланяться".

Таким образом, особенности заклинания позволяли им общаться не напрямую. Маленький и откровенно бесполезный подарок. Теперь они могли намекать друг другу об их проклятье.

Все еще слабый, он полагался на Красуса при ходьбе. С его помощью они добрались до животных, которые ожидали с нетерпением. Один из гиппогрифов вскрикнул, заметив друзей, и другой захлопал крыльями, выражая готовность.

"Они выдержат весь путь обратно?" Спросил маг Малфуриона.

"Да. Кенариус бы…"

Земля яростно затряслась. Ночной эльф и Красус упали, а гиппогрифы взлетели на пару футов вверх.

Из-под земли, там, где стояли гиппогрифы, вылез ужасный червь, вытолкнув свою слепую голову на воздух. Широкая щель наверху головы раскрылась невероятно широко, обнажая огромный круглый рот с линиями зубов по краям. С хищным урчанием, червь поглотил более медленного из двух гиппогрифов целиком.

"Беги!" — приказал Красус.

Друзья побежали через грубый ландшафт. Несмотря на блюдо, которое он только что съел, червь повернулся в ихнюю сторону. Снова заурчав, он закопался обратно в землю.

"Разделяемся, Малфурион! Разделяемся!"

Как только они побежали в противоположные стороны, земля снова взорвалась, и червь вылез наружу. Он хлестал по земле вокруг себя, разъяренный тем, что не нашел добавки к предыдущему блюду.

И хотя у червя не было глаз, он каким-то образом чувствовал, куда подевался Малфурион. Его извивающееся, сегментированное тело двигалось к нему, хищный рот открывался и закрывался.

Это не могло быть совпадением. Скорее всего Нелтарион послал это закапывающееся чудище за ними. Паранойя дракона была такой, что он никому не мог позволить подвергать риску его темные планы.

Червь рванулся вперед. Запах распада, исходящий из его пасти с головой окатил друида. Малфурион бежал так быстро, как мог, даже зная, что этого будет недостаточно.

Но, когда червь уже почти настиг его, что-то вылетело на его пути. С хищным вскриком, выживший гиппогриф ударил его по голове когтями. Его клюв терзал шкуру так сильно, будто он пытался отомстить за погибшего товарища.

Зловеще заурчав, червь попытался укусить своего соперника. Гиппогриф отлетел на расстояние, а затем обрушился снова, стараясь порвать его голову.

"Кайлис фортуа!" закричал Красус.

Огромные глыбы земли и камня, выкопанные при появлении червя, поднялись в небо и начали бить в существо. Червь начал извиваться, пытаясь увернутся от резни. Большинство камней нанесли немного урона, но заклятие Красуса явно разъярило тварь.

Переведя дыхание, друид попытался оказать помощь со своей стороны. На гористом склоне росло мало растений, но одно, находящееся неподалеку, привлекло его внимание. Извиняясь перед ним, Малфурион сорвал несколько шипов с его веток и швырнул их в огромного хищника.

Ветер понес шипы для него, разгоняя их все быстрее и быстрее. Малфурион сконцентрировался, беря под контроль то, что отвечало за их рост.

Прямо перед тем, как они ударили, колючие частички увеличились. Они утроились в размере, затем еще раз утроились. Когда они подлетели к червю, они уже были размером с самого друида.

И что более важно, они были тверже шкуры животного. Каждая из игл ударилась в червя с силой стального копья. Несколько шипов более ярда длинной вошли в тело монстра на всю длину.

На этот раз существо заревело. Зеленый дымящийся гной потек из его ран, заливая землю вокруг него и продолжая гореть. Шипы застряли там, куда попали. Червь принялся раскачиваться туда-сюда, но ни один не выпал.

"Молодец!" Сказал Красус, схватив Малфуриона за рукав и потянув за собой. "Попробуй призвать оставшегося гиппогрифа".

"Он не послушает!" Прокричал друид с ноткой паники в голосе.

"Значит мы должны продолжать бежать!"

Все еще пытаясь вытрясти шипы, червь последовал за ними. Он двигался уже не так быстро, но все же достаточно, чтобы заставлять бежать их на пределе.

Сегментированный гигант снова ушел под землю, и она так сильно затряслась, что Малфурион споткнулся. Красус удержался на ногах, но не продвинулся далеко.

"Я должен что-нибудь предпринять!" закричал он. "Я боялся применять это после прихода на твою землю, но без гиппогрифа это наша единственная надежда!"

"Что именно?"

Красус не ответил, он уже творил заклинание. Малфурион почувствовал неспокойные силы вокруг напарника, который чертил арку правой рукой и бормотал слова на языке, который ночной эльф никогда не слышал. Красус взмахнул рукой, и воздух буквально прорезался, создавая расщелину в реальности.

Нет, не расщелину, поправил себя Малфурион. Портал.

Когда чародей завершил огромное кольцо, земля затряслась. Развернувшись к друиду, Красус закричал, "Через врата, Малфурион! Через…"

Червь снова прорвался через поверхность. Красус завалился вперед. Ночной эльф, уже начавший подчиняться, развернулся, чтобы помочь напарнику.

"Ты должен войти!" отрезал Красус.

Пасть монстра была широко раскрыта, и бурильщик приближался к друзьям. Малфурион рывком поднял мага, и вместе с ним прыгнул к порталу. Он уже чувствовал близкий жар, запах смерти. Казалось, что спасение так далеко…

Когда они вошли в портал, червь рванулся вперед…

Глава 14


Демоны встретили их на западе Сурамара. Наступление прекратилось, и обе армии попали в тупик. Ночные эльфы не могли вытеснить Пылающий Легион, но также и не давали своим соперникам отбить землю.

Бойцы Пылающего Легиона сражались безжалостно, но один фактор играл в пользу ночных эльфов. Они знали ландшафт намного лучше демонов. Район вокруг Сурамара состоял из пологих холмов и рек. Лес также занимал большую часть территории, но теперь он был выжжен и выкорчеван. И все же, множество мертвых стволов и разрушенных жилищ покрывали территорию, играя роль не только как части пейзажа, но и как средства защиты.

Разведгруппы были высланы, чтобы узнать точное расположение вражеских порядков. Одна из таких групп состояла из Брокса, Ронина и нескольких членов отряда Джарода Песни Теней, включая самого капитана. Орк и человек вызвались добровольцами для этой миссии, понимая, что они знакомы с методами Пылающего Легиона лучше кого-либо другого. Однако Гребень Ворона заставил их поклясться, что, как и остальные разведчики, они вернутся в назначенный час и ни минутой позже. Иначе он не мог гарантировать их безопасность, если он решит, что нужно атаковать тот или иной фланг, исходя из данных, принесенных другими разведчиками.

Снизошла ночь, однако она нисколько не замедлила продвижение группы. Темнота не могла повлиять ни на одного члена группы, и, откровенно говоря, лишь помогла бы их поискам. Однако густой сырой туман зеленоватого оттенка покрывал все вокруг. Казалось, что этот туман следует за демонами повсюду, и создавал угрозу в виде ужасных воинов, которые могли красться всего в нескольких ярдах и в то же время оставаться незамеченными.

Скоро группа в числе двенадцати бойцов пересекла разрушенную землю. Иссушенные и почерневшие деревья создавали причудливые образы в тумане. Даже вглядываясь, в этой дымке мало что можно было разглядеть.

Возможно, с одной стороны это было удачей. Будучи близко от Сурамара, разведгруппа пересекла территорию, на которой раньше находилось поселение. Похоже, что останки дома-дерева были обрушены набок, вся конструкция была вырвана с корнем, а затем порублена на куски. Все понимали, что с жителями скорее всего поступили так же.

"Варварство…" пробормотал Джарод.

Брокс хмыкнул. Ночные эльфы быстро заставили себя привыкнуть к бойне, но они вряд-ли могли воспринимать ее, как воспринимал ее орк. Брокс вырос, окруженный жестокостью. Сначала конец войны с Альянсом, затем ссылки в резервации, и, наконец, битва против Пылающего Легиона и Плети. Он отдавал дань погибшим, однако мало что могло шокировать его теперь. В конце концов, смерть — всегда смерть.

Справа от орка чертыхнулся Ронин. Заклинатель крепко сжал кулаки, затем запустил руку в мешочек, прикрепленный к поясу. Он попробовал использовать камень ясновидения, чтобы просканировать территорию на наличие демонов, однако туман подавлял действие артефакта.

У Брокса были свои способы поиска врага. Каждые несколько ярдов он поднимал голову и принюхивался. Его ноздри чуяли едкие запахи, которые наводили на мысли о смерти. Пока что, единственные демоны, которых он видел, были лишь трупами, покрытыми жидкостью, что некогда струилась в их жилах.

Конечно, там было множество других трупов. Исковерканные останки ночных эльфов устилали территорию поселения — некоторые из них были отступившими солдатами, другие же — несчастными гражданскими, которые двигались слишком медленно. Ни одна жертва не была оставлена целой — руки, ноги, даже головы были вырваны. Несколько трупов были разрублены пополам, что усилило ощущение отвращения и горечи у солдат группы.

"Рассредоточится, но быть в пределах видимости", скомандовал Джарод, натягивая поводья своего ночного саблезуба. "И держите своих зверей под контролем".

Последний приказ он повторял уже не единожды. Огромные пантеры, казалось, были обеспокоены ситуацией, как будто знали что-то, чего не знали их ездоки. Это делало разведгруппу еще более напряженной.

Кошмарная тень выросла перед ними… внешний край Сурамара. У Пылающего Легиона не было свободного времени на то, чтобы полностью стереть целый город, и его руины стояли мрачным напоминанием тому, что было потеряно… и тому, что может быть потеряно.

"Во имя Матери Луны…" прошептал один из солдат.

Брокс взглянул на Джарода. Капитан смотрел на свой дом пустым взглядом. Его руки сжимали поводья, а жилка на шее нервно дергалась.

"Тяжело не иметь дома", сказал ему орк, думая о своей жизни.

"У меня есть дом", прорычал Джарод "Сурамар мой дом!"

Орк промолчал, понимая, какая боль терзает ночного эльфа.

Они вошли в город через разрушенные врата. Абсолютная тишина окружала их. Даже их дыхание казалось слишком громким звуком для этого места.

Войдя внутрь, они остановились. Джарод взглянул на чародея, спрашивая о их следующем шаге. Путь перед ними разветвлялся в трех направлениях. Безопаснее было бы держаться вместе, но ограничение по времени на исследование Сурамара делало это невозможным.

Ронин нахмурился, и, наконец, сказал, "Никто не отправится блуждать в тумане. В нем присутствует магия. Меня не волнует то, что мы не сможем обыскать все, капитан.

"Я вынужден согласиться", Джарод вернулся с видимым облегчением. "Никогда еще не чувствовал себя таким чужим в месте, где я вырос".

"Это больше не Сурамар, Песнь Теней. Запомни это. Пылающий Легион оскверняет все, к чему прикасается. Город может быть чрезвычайно опасным — даже если в нем нет демонов".

Брокс кивнул. Он слишком хорошо помнил все те вещи, что являлись из тумана во время войны его народа с демонами. Все, с чем боролись ночные эльфы все это время, бледнело по сравнению с ними.

От города осталось ровно столько, чтобы руины были подобием прежнего города. Время от времени казалось, что здания не были тронуты. Джарод отправил солдат проверить здания изнутри, думая, что если кто и пережил резню, то точно спрятался внутри зданий.

Однако же, они не нашли ни одной живой души.

Несмотря на их решение держаться друг друга, разруха вынудила их отказаться от этого. Путь становился слишком запутанным и заваленным обломками, и разведгруппа не могла продолжать двигаться вместе без сильного замедления исследования. С большой неохотой Джарод направил по три солдата на каждое ответвление, отходящее от главной дороги.

"Обойдите обломки и встречайтесь так скоро, как вам позволят ваши дороги", сказал он шестерке. Когда две группы двинулись, капитан поспешно добавил "И держитесь вместе!"

С Песнью Теней и оставшимися тремя бойцами в качестве сопровождения Ронина — и, соответственно Брокса — главная группа двинулась. Ночные саблезубы должны были пройти вверх прямо по обломкам. Три огромных дома-дерева были вырваны и в процессе падания столкнулись друг с другом на пути. Один нависал поверх двух других, угрожающе покачиваясь над орком и его напарниками.

Ночной саблезуб Брокса зашипел, наступив на что-то. Ронин наклонился посмотреть, а затем сообщил орку "Владельцы так и не покинули дом".

Они нашли больше трупов, когда кошки достигли вершины. И снова это были жители города, но эти явно пытались спастись бегством, когда Пылающий Легион схватил их. Не считая страшных ран, оставленных их убийцами, жертвы были на удивление целыми. Ни разложение, ни падальщики не потревожили их.

"Должно быть, они погибли во время разрушения города, заметил чародей. Я полагал, они будут выглядеть хуже".

"Это и так достаточно ужасное зрелище для меня", выдохнул Джарод Песнь Теней.

Двигаясь на пантерах так осторожно, насколько это было возможно, они наконец начали спускаться к прежнему пути. Крепко держась, Брокс снова поднял голову и принюхался.

На короткий момент орк подумал, что он что-то почуял, но запах был слабым и старым. Он огляделся и обнаружил труп адской гончей, проткнутой несколькими копьями. Брокс удовлетворенно хмыкнул, и продолжил крепко держаться за поводья.

Наконец, шестерка спустилась на землю. Джарод указал пальцем вперед со словами "Я припоминаю эту аллею. Здесь мы должны будем встретиться с остальными членами группы, Мастер Ронин".

"Буду весьма рад этому".

Через несколько минут они оказались на аллее, упомянутой Джародом. Группа остановилась, достигнув перекрестка, и Джарод осмотрелся вокруг.

"Должно быть, мы опередили их, заметил он".

Брокс выпрямился. Ронин беспокойно сместился в седле, его пальцы согнулись особым образом, что, насколько знал орк, означало готовность плести заклинания.

"Аа!" Джарод явно испытал облегчение. "А вот и одна из групп!"

Слева от орка ехали три солдата. Они выглядели довольными тем, что снова увидели своих товарищей. Даже кошки двигались с большим пылом, чем обычно.

"Что вы нашли?" Песнь Теней спросил новоприбывших.

"Ничего, капитан", ответил самый старший по рангу из троих. "Еще руины, еще трупы. Наших людей столько же, сколько и этих тварей".

"Черт…"

"Среди беженцев не было некоторых из тех, кого ты знал, Песнь Теней?" спросил Ронин

"Не было слишком многих. И, чем больше мы находим здесь, тем меньше шанс, что я случайно упустил их в толпе".

Все это было пройденным этапом для Брокса. Сколько же погибло в битвах тех, с кем он рос? Однажды он спросил себя — а не жалеет ли он, что пережил своих товарищей на войне? К тому моменту большинство его кровных братьев были мертвы. Он понимал, что отчасти желал смерти из-за одиночества.

Джарод посмотрел в противоположном направлении. Остальные должны появиться с минуты на минуту.

Но вот прошла одна минута, затем еще сотня, но пропавшие солдаты так и не объявились. Среди наездников нарастала тревога. Их помрачневшее настроение передалось и ночным саблезубам, которые шипели и волновались больше и больше с каждой прошедшей минутой.

Брокс больше не мог ждать. Даже когда капитан Песнь Теней поднял руку, намереваясь предложить отправиться на поиски пропавших солдат, орк проехал мимо него в направлении, откуда должна была появиться троица.

Он направил пантеру вниз к другому проходу, внимательно разыскивая любые зацепки. Далеко позади него, Ронин и ночные эльфы поспешили нагнать его.

Обломки заваливали улицу. Порванная одежда и старые пятна крови добавляли лишь один цвет к картине. Орк взял топор на изготовку и заставил пантеру продолжить путь.

Затем одна особенность привлекла внимание Брокса. Он изогнулся в седле, внимательно осматривая округу на предмет подтверждения догадки.

Но он так и не заметил даже одного-единственного тела. Ни ночных эльфов, ни демонов. Он даже не мог найти тел уже вероятно мертвых пропавших солдат и их пантер.

Что произошло с ними? — удивлялся Брокс. Как улица осталась незапятнанной смертями невинных?

Легкое шуршание камней заставило зеленокожего воина дернуться вправо. Фигура медленно вышла из тумана — солдат, но на ногах и с оружием в руках.

"Где твоя пантера?" проревел орк.

Солдат медленно побрел в его сторону. На его броне виднелись пятно, а челюсть была отвисшей.

Когда его лицо стало лучше видно, Брокс с ужасом заметил, что часть лица была разорвана. Один глаз был полностью потерян, и неровная трещина прорезала его лицо вплоть до горла… или того, что осталось от него.

Приблизившись к орку, мрачная фигура подняла оружие. За ней Брокс заметил силуэты других идущих солдат.

Хоть и не будучи трусом, зеленокожий боец натянул поводья, разворачивая ночного саблезуба. Двинувшись, он ударил когтистой лапой подходившего солдата, и того смело, как тряпичную куклу.

Остальные двинулись, как только он поехал назад. Джарод взглянул на павшего солдата позади Брокса. "Что ты сделал с ним? Твой зверь зашиб его до смерти…"

"Уже мертвый до этого! Быстрее! Еще подходят!"

Ночной эльф начал ругаться, но Ронин придержал его рукой. "Посмотри в туман, Песнь Теней! Посмотри!"

Джарод посмотрел — затряс головой в ужасе. Солдат поднялся, его лицо и грудь стали еще более отвратительными на вид. Все еще двигаясь, он схватил свой меч и направился на группу. За ним начали появляться первые фигуры новых ночных эльфов, но в еще более ужасной форме, чем солдат. Некоторые были распороты от макушки до пяток, другим недоставало конечностей. У всех было одно и то же выражение лица, и двигались они ради одной и той же смертельной цели.

"Едем!" закричал капитан. "Через городские ворота! За мной!"

С Джародом и магом во главе, группа вдвинулась за пару мгновений до того, как отвратительные фигуры смогли добраться до них. Они ускоренно двинулись по пути, по которому недавно пришли, но, когда группа достигла перекрестка, Джарод направил всех в противоположном направлении.

"Почему эта дорога?" прокричал Ронин.

"Это более короткий и гладкий путь к нашей цели… я надеюсь на это!"

Но, пока они ехали, еще больше фигур выходило из руин. Брокс зарычал, когда то, что прежде было старейшей эльфийкой в окровавленных останках некогда серебристого, бирюзового и красного платья попыталось вонзить зубы в его ногу. Он отбросил ее назад, а затем преподал хороший урок, снеся ее голову одним могучим взмахом зачарованного топора. Даже после этого, ее тело пыталось схватить все, до чего могло дотянуться, но, к счастью, орк уже уехал дальше.

Вдруг, Ронин резко остановился. "Осторожно!"

Его предупреждение оказалось запоздавшим для одного из солдат рядом с ним. Множество когтистых, разрывающих плоть рук стащили ночного эльфа с пантеры. Он ударил одного своим мечом, но с таким же успехом он мог бить по воздуху.

Джарод поспешил на помощь, но до того, как он добрался до своего товарища, тот исчез среди ходящих мертвецов. Его крик оборвался практически мгновенно.

"Уже слишком поздно!" настаивал чародей, несмотря на явное желание Джарода вернуть солдата. "Все остальные, продолжайте ехать! У меня есть одна идея насчет этих мертвецов".

"Мы не можем бросить тебя!" отрезал капитан.

Брокс направил саблезуба к Ронину. "Я остаюсь с ним!"

"Мы задержимся на пару мгновений, Песнь Теней! После этого путь будет немного чище! Ты сможешь выбраться из города!"

Ночной эльф не хотел уходить, но остаться означало рискнуть множеством жизней. Из всех них у Ронина было больше всего шансов выжить.

"Сюда!" позвал капитан остатки команды.

Когда они двинулись с ночным саблезубом без ездока позади, Ронин повернулся к надвигающейся толпе. "Брокс! Мне нужно несколько секунд!"

Кивнув, орк поехал вперед. С боевых кличем, он рубил налево и направо, его топор рубил со смертельной точностью. Пытающиеся схватить его руки, окровавленные тела, разорванные глотки… он рубил все это, вкладывая в удары каждую йоту силы своих мускулов.

Когда Брокс уже начал уставать, Ронин крикнул "Хватит! Отступай!"

Как только орк так поступил, чародей бросил небольшой пузырек в наступающую орду. Каким-то образом смог перелететь через первые ряды, разбрызгивая содержимое на мертвецов.

И, когда пролитая жидкость касалась целей, вурдалаки загорались синим пламенем.

В рядах нежити расцвел огненный цветок. Трупы позади первых рядов бездумно шагали прямо в огонь, поджигая самих себя. Некоторые из уже горящих шли к остальным, распространяя огонь и на них.

"Это прием, который я использовал против Плети ранее", отметил человек с мрачным удовлетворением. "Давай! Мы должны…"

Огненная фигура вырвалась вперед и врезалась в пантеру Брокса, поджигая ее. Орк боролся с ночным саблезубом, который резко развернулся и помчался прочь от источника боли… тем самым затягивая ездока вглубь Сурамара.

Ронин позвал его, но Брокс не мог остановить животное. Ошалевшая от тлеющего пламени, пантера неслась по улицам.

Орк попытался сбить пламя, но лишь ухудшил ситуацию. Его ночной саблезуб неожиданно замедлился, а затем упал на обожженный бок. Брокс едва успел отпрыгнуть на безопасное расстояние, иначе его нога была бы раздавлена огромным весом животного.

Ночной саблезуб покатался на пострадавшем участке, затем, явно неудовлетворенный результатом своих попыток, убежал до того, как орк смог остановить его.

Орк понюхал воздух, но не почувствовал ни человека ни ночных эльфов. Хуже того, его безошибочное чувство направления подводило его здесь. Туман играл с его чувствами.

С возрастающим беспокойством насчет своего местонахождения, Брокс спустился на, как ему казалось, смутно знакомую аллею. Разрушенные деревья, выжженная земля, обломки зданий предстали перед его взором, но он не мог точно узнать ничего из этого.

Затем его нос что-то учуял. Здоровый орк остановился, снова нюхая воздух. Его тяжелые брови сошлись на переносице, и он заскрежетал пожелтевшими зубами.

Сменив решение, он направился в правую сторону, через каждый шаг нюхая воздух. На его новом пути ему пришлось перелазить через корни гигантского поваленного дуба и через руины дома ночных эльфов, но это не остановило Брокса. Он осторожно взбирался наверх, стараясь не издавать ни звука — сложная задача, учитывая то, что он решил не освобождать свою руку, отложив в сторону топор.

Забравшись наверх разрушенного жилища, Брокс учуял новый запах. Это заставило его поморщится, но в то же время направило вперед.

И вскоре он увидел работающих демонов.

Там было четверо стражей Скверны вместе с одним стражем Рока. Однако они не были такими опасными в глазах Брокса, как двое, стоящих спереди. Орк зарычал, вспомнив этих ужасных крылатых демонов в темно-синей броне. Они жестикулировали пальцами, заканчивающимися хищными, похожими на лезвия когтями, бледная зеленая аура покрывала их руки, пока они работали.

Натрезимы, известные также как лорды Ужаса.

Они были выше остальных демонов, и выглядели они намного ужаснее. Огромные, черные, завитые рога венчали их головы. Кожа их была серой, как у трупа, и на головах не было ни волоска. Два острых клыка торчали вниз, напоминая Броксу о рассказах про вампирические наклонности лордов Ужаса. По факту, Натрезимы были психическими вампирами, кормясь от слабовольных и частенько превращая их в своих рабов.

Демоны стояли на могучих козлиных ногах, оканчивающихся копытами. Будучи хитрыми и чрезвычайно искусными в магии — даже более, чем Эредары — они также являлись и смертоносными бойцами. И все же, в данной ситуации именно их темная магия была тем, чего орк и его напарники должны были бояться больше всего.

Брокс нашел некромантов.

Двое Натрезимов завершили мерзкое заклинание, поднимая тех, кого они и их напарники бессердечно зарезали. Орк вспомнил о том, что он слышал про Плеть и их темные заклинания. Для одного из его вида, то, что делали сейчас эти существа, было намного страшнее, чем смерть от оружия стража Скверны или стража Рока.

Брокс представил, что бы он чувствовал, если бы окровавленные тела его товарищей поднялись и присоединились к врагу в сражении против орков. Это было кощунством, неуважением к духам. Сердце его забилось быстрее, и Брокс почувствовал, как волна неконтролируемой ярости накрывает его.

Неожиданно он подумал о Ронине и ночных эльфах. Возможно, они уже спаслись, но с таким количеством мертвецов под контролем Натрезима также была возможность, что они сейчас сражаются за свои жизни… если они еще не погибли.

А если погибли… они, скорее всего, присоединятся к поднятым лордами Ужаса мертвецам.

Брокс больше не мог сдерживаться. Он вышел из укрытия, и, с боевым кличем, тем, что он издавал со своими товарищами в прошлом, прыгнул на врагов.

Его крик отдался эхом в тишине. К его нескрываемому удовольствию, демоны аж подпрыгнули от звука, столь неожиданного в таком месте. Удивление замедлило их рефлексы, в точности как планировал воин.

Топор, созданный для него Малфурионом и полубогом, без проблем рассек бронированное тело первого стража Скверны, выпустив демону кишки. Когда его первый противник погиб, Брокс ударил топором снизу вверх, разрубая предплечье еще одного демона.

Лорды Ужаса не прекратили своей работы, надеясь, что их товарищи разберутся с одним противником. Однако они еще не дрались с орками — пока не дрались — и их неведение сыграло на руку Броксу. Он врезался в следующего стража Скверны, снося огромного демона своим внушительным весом, затем перекатился, уворачиваясь от пытавшегося протаранить его стража Рока.

Брокс обменялся несколькими ударами с крылатым воином, затем крутанулся, еле успев отразить удар другого противника. Он рассек второго демона на две части ударом по поясу, затем добил изувеченного им ранее бойца, расколов его череп рукоятью топора.

Наконец, один из заклинателей обратил внимание на происходящее. Оставив своего товарища доделывать мерзкую работу, он повернулся и указал на орка.

В отчаянии, Брокс бросился между заклинателем и стражем Рока. И все же, когда он сделал это, крылатая фигура закричала и начала искажаться. Она корчилась, как будто что-то пыталось выбраться из нее — и затем туловище взорвалось.

Что-то ударило орка сзади. Брокс почувствовал, что он дезориентирован. Последний из стражей Скверны навис над ним, за чудовищным монстром стоял Натрезим. Демонический заклинатель смотрел на поверженного врага, глаза его светились злорадством.

"Ты будешь хорошо сражаться за нас…" прошипел он. "Убьешь множество своих друзей…"

Образ того, как он бредет навстречу Тиранде и остальным вызвал у орка отвращение; он был готов скорее принять смерть, но не ее жалкое подобие.

"Нет!" Брокс заставил себя вскочить, прекрасно понимая, что не сможет отразить оружие стража Скверны и темное заклинание Натрезима одновременно.

Затем, другой Натрезим неожиданно взвыл. Полный боли крик вырвался из его уст, а затем его охватило синее пламя.

Двое других демонов развернулись, давая Броксу шанс. Он мгновенно бросился к оставшемуся заклинателю, занося топор. Острое лезвие не только разрубило Натрезиму глотку, но и полностью отделило голову от тела.

Сбоку мелькнуло лезвие, срезая полосу с туловища орка. Брокс заревел от боли, затем развернулся лицом к противнику. Его топор встретился с клинком демона и расколол его. Страж Скверны попытался скрыться, но орк прирезал его.

Тяжело дыша, ветеран осмотрелся. Из обломков упавшего дерева выехал Ронин на ночном саблезубе.

"Я подумал, что ты сможешь справиться с ситуацией, если я проведу небольшую диверсию". Чародей изучил тела. "Впрочем, если тебе не нужно было мешать — ты только скажи".

Фыркнув, Брокс ответил, "Хороший воин приветствует любую помощь, человек. Этот благодарит тебя".

"Это я должен благодарить тебя. Ты нашел тех, кто поднимал мертвых. Казалось, что я переживаю ужас Плети снова".

Думая о волокущихся мертвецах, Брокс быстро обследовал округу, но ничего не обнаружил.

"Можешь быть спокоен, Брокс", убедил его Ронин. "Когда Натрезимы погибли, я почувствовал, что их заклинания перестали работать. Мертвые снова упокоились".

"Хорошо".

"Ты ранен".

Орк уклончиво рыкнул. "Было много ран".

Ронин усмехнулся. "Ну ладно, сейчас поедешь ты. Джарод и остальные должны быть за воротами. Я сомневаюсь, что капитан уедет далеко без нас. Он уже потерял Красуса и Малфуриона. Он не захочет вернуться к Гребню Ворона с пустыми руками".

В другое время Брокс отказался бы ехать. Показывать что-либо, кроме абсолютной силы было позором в глазах его народа. И все же, он чувствовал слабость в ногах, и решил, что хороший воин не должен подвергать бессмысленному риску тех, кто пришел ему на помощь. Орк забрался на ночного саблезуба и позволил Ронину вести его.

"Это лишь начало…" пробормотал человек. "Они начинают эксперименты по созданию армии неживых. Это, скорее всего, не единственное место, где они пробовали поднять мертвых".

Густой туман заставил их двигаться медленно. Брокс, присмотревшись, увидел тело мертвого ночного эльфа, одного из коренных жителей, судя по одежде. То, что он лежал без движения, вызвало у орка противоречивые чувства облегчения и отвращения.

"Ты понимаешь, о чем я говорю, не так ли, Брокс?"

Орк понимал. Каждый, кто пережил последнюю войну против Пылающего Легиона и пережил ужасные последствия, понял бы. В их времени каждый, как минимум, слышал ужасные истории, рассказы о Чумных землях и мертвых ордах, что ходят по ним. Слишком многие видели любимых людей, восставших из мертвых и пытавшихся пополнить свои ряды живыми.

Теперь Плеть скиталась по миру, распространяя ужас своими попытками превратить все в одни большие Чумные земли. Квель’Талас полностью уничтожен. Большинство Лордаэрона тоже. Нежить рыскала практически во всех королевствах.

Здесь, в глубоком прошлом, Брокс и Ронин стали свидетелями начала создания Плети… и они оба знали, что, несмотря на небольшую победу, они ничего не могли сделать, чтобы изменить эту ужасающую часть будущего.

Глава 15


Голос сидел в голове Иллидана, нашептывая, казалось, немыслимые вещи. Да, он завидовал брату, но чародей никогда и подумать не мог о том, чтобы нанести вред Малфуриону. Это будет все равно, как если бы он отрубил себе левую руку.

И все же… он не мог не признать того, что эти мысли так же и слегка приятны ему, что это способ смягчить горе потери Тиранды. В глубине души, Иллидан лелеял слабую надежду на то, что жрица взглянет на вещи по-другому и поймет, насколько он превосходит своего брата.

Густой туман, покрывавший весь путь от самого Зин-Азшари, не способствовал улучшению его настроения. Подойдя к Лорду Гребню Ворона, он увидел, что бородатый дворянин так же пребывает не в самом лучшем расположении духа. Несмотря на их прогресс, теперь отсутствовали не только Малфурион и Красус, но и Ронин, который все еще не вернулся с миссии, на участии в которой он настоял. Иллидан был уверен, что ночные эльфы смогут выжить и без помощи остальных заклинателей, но самым важным для него было то, чтобы вернулся человек. Ронин был единственным, кто способен обучить его чему-либо, относящемуся к его ремеслу.

Опустившись на колено перед своим повелителем, Иллидан склонил голову. "Мой лорд".

"Поднимись, чародей. Я вызвал тебя, чтобы сообщить, что ты и все остальные должны приготовиться к отбытию".

"Но Мастер Ронин…"

"Вернулся пару минут назад и отрапортовал. То, что он сообщил мне, заставляет нас немедленно выдвигаться. Мы должны сокрушить демонов и взять столицу как можно быстрее".

То, что Иллидан не почувствовал возвращения волшебника, удивило молодого ночного эльфа. Поднявшись, он сказал, "Мы будем готовы к отъезду".

Чародей развернулся, чтобы уйти, но Гребень Ворона покачал головой. "Это не единственная причина, по которой я вызвал тебя, парень. Есть информация, которую раскрыл волшебник, и она предназначена только для твоих ушей".

Иллидан надулся от гордости. "Я никому не скажу, даже Лунной Страже".

"До тех пор, пока я не прикажу тебе рассказать им, да, парень. Услышь же, что Мастер Ронин узнал, и прими это правильно… если сможешь".

Затем, повелитель крепости Черной Скалы пересказал ужасную историю о тех событиях, что произошли с группой Ронина. Чародей слушал с не верящим выражением лица, которое вскоре сменилось изумлением. Однако же, он не отреагировал на нее с отвращением или ужасом, как это сделал Гребень Ворона. Напротив, Иллидан отметил, что он восхищен дерзостью демонов.

"Я и не думал, что такое возможно!" Сказал он, когда дворянин закончил. "Какую же власть они получили благодаря своим заклинаниям!"

"Да", ответил Гребень Ворона, не замечая нездоровой увлеченности Иллидана. "Власть, слишком темную и смертоносную. Мы столкнулись с угрозой, большей, чем я когда-либо мог представить. Какое мерзостное решение, даже для них!"

Однако Иллидан видел это в несколько ином свете. Заклинатели демонов ограничивали себя лишь своим воображением. Они работали над созданием всего, что позволяли их способности, избирая самый лучший путь для достижения главной цели. И хотя их цели прельщали, с методами чернокнижников все было иначе.

"Хотел бы я, чтобы мы схватили одного из Эредаров", пробормотал он. Чародей представил, как он общается с демоном, раскрывая тонкости отличия их манеры плетения заклинаний от его собственной.

"Схватить одного из них? Не будь глупцом, парень! Все чего я хочу — это видеть их смерть, особенно теперь! С каждым мертвым чернокнижником уменьшается шанс повторения того ужаса, с которым столкнулся Мастер Ронин!"

Быстро откинув малейшие намеки на интерес к чернокнижникам, брат Малфуриона быстро кивнул. "К-конечно, мой лорд! Это было и остается одной из наших главных задач!"

"Надеюсь на это. Это все, чародей".

Иллидан незамедлительно откланялся. Его разум был полон мыслей, связанных с тем, что он только что узнал. Поднимать мертвецов! На какие еще удивительные вещи способны Эредары? Даже двое волшебников не имели подобных навыков, иначе они, вероятно, нашли бы полезным возможность использования смертей с обеих сторон для борьбы с Пылающим Легионом!

Лорд Гребень Ворона совершает ужасную ошибку. Чем уничтожать противника, лучше раскрыть секреты их силы и взять их на вооружение? С такими навыками, в сочетании с теми, что уже известны ему, Иллидан смог бы чуть ли не уничтожить демонов самостоятельно.

И тогда, Тиранда наверняка поняла бы, что он — лучший выбор.

"Если бы я только мог учиться у них…" прошептал он.

Сказав это, Иллидан принялся с тревогой озираться вокруг, уверенный, что кто-нибудь услышал его. Однако чародей обнаружил, что рядом никого нет, а ближайший к нему солдат находится за много ярдов от него.

Успокоившись, Иллидан пошел дальше, стремясь вернуться к Лунной Страже. Теперь у него была богатая пища для размышлений. Чрезвычайно богатая.


Тень метнулась от уходящего Иллидана, проходя мимо шатра Лорда Десдела Звездного Ока. Даже передвигаясь на копытах, фигура бесшумно прошла по земле. Стражи, патрулирующие окрестности, каким-то образом не заметили его, несмотря на то, что пару раз проходили очень близко от него. Его могли увидеть или услышать, лишь когда он сам того хотел.

Ксавиус покосился, довольный своими успехами. Сатир не только служил своему славному господину, но и выполнял свой план мести. Он мгновенно заметил брата друида, и теперь процесс разложения начался. У него были вопросы, желания, и, рано или поздно, Иллидан сам раздует пламя в себе. Это лишь вопрос времени.

Сатир выскользнул из лагеря, туда, где его ждали остальные. Даже Архимонд не знал всех планов Ксавиуса — ведь бывший ночной эльф теперь отчитывался только перед Саргерасом. И ни Архимонд, ни Маннорот более не имели над ним власти.

Да, подумал Ксавиус, если все пойдет по плану, когда Саргерас войдет в этот мир, это он будет его правой рукой… а Архимонд и Маннорот будут вынуждены склонится пред ним.

Боль разбудила Красуса, боль пронзала каждую частичку его естества. Даже попытки дышать причиняли невыносимую боль.

"Тихо, тихо", прощебетал женский голос. Ты еще слишком слаб, чтобы вставать".

Он попытался открыть глаза, но это требовало слишком больших усилий. "К-кто…"

"Спи, спи…" Ее голос был чистой музыкой, но было в нем что-то, что подсказывало чародею — перед ним кто-то больший, чем просто человек или ночной эльф.

Красус попытался противиться предложению, но силы оставили его, и он погрузился в сон. Картины боя поплыли перед ним. Он снова был драконом, но на этот раз у него было роскошное оперение, как у огромной птицы. Маг не придавал этому особого значения, он был в восторге от того, что снова взмыл в небо.

Сон продолжался и продолжался, не переставая дразнить его. Когда кто-то потряс его за плечо и отогнал остатки сна, он едва не проклял вмешавшегося.

"Красус! Это Малфурион! Проснись!"

Маг-дракон неохотно пришел в сознание. "Я… я здесь, друид".

"Слава Элуне! Я уж подумал, что ты уснул навечно. "

Теперь, проснувшись, Красус понял, что ночной эльф, возможно, оказал ему неоценимую услугу. "Я верил, что должен спать… по крайней мере, пока не вернется хозяин". Тощий заклинатель оглядел окружение. "И, возможно, я все еще сплю".

Комната вокруг них, довольно просторная, была настолько странной конструкции, что Красусу пришлось изучить ее. Она была составлена из множества ветвей, лиан и иных материалов, скрепленных друг с другом грязью. Потолок комнаты был закруглен, а единственный выход находился от него по правую руку. Опустив глаза, он увидел, что его кровать сделана из такого же материала, смягченного покрывалом из художественно переплетенных свежих листьев. На небольшом столике, сделанном из древесного пня, стояла чаша с водой, вырезанная из гигантского ореха, которая, как он догадался, предназначалась для него.

Прихлебывая из него, дракон-маг продолжил исследование. Его глаза расширились, когда он понял, что то, что он принял за внутреннюю стену, было на самом деле проходом. Форма комнаты и способ создания стен делали практически невозможным обнаружение прохода, не стоя при этом прямо напротив него.

"Он уходит на очень большое расстояние", заверил Малфурион. "Я нашел еще одну комнату, намного больше этой, а из нее попал в еще две. Я пробежал по еще нескольким коридорам, а затем решил, что мне стоит вернуться к тебе".

"Мудрое решение". Красус нахмурился. Его острые уши уловили звук исходящий извне, и он наконец-то смог определить его. Птицы. И не одного вида; чародей слышал дюжину разнообразных трелей, и некоторые из них были удивительно уникальными.

"Что там снаружи?"

"Я лучше помолчу, Мастер Красус. Вы должны увидеть это сами".

Его любопытство усилилось, тощая фигура поднялась и направилась к выходу. При приближении звуки усиливались, становились более разнообразными. Как будто все виды птиц угнездились снаружи…

Красус задержался, осматривая комнату снова. Так вот что она напомнила ему… огромное птичье гнездо.

Уже догадываясь, что он сейчас увидит, дракон-маг просунул голову в выход.

Казалось, что все виды птиц угнездились вокруг него. Они, несомненно, владели этой комнатой. Куда бы Красус не посмотрел, он видел огромные вытянутые ветви, покрытые листвой. На каждой ветви птицы устроили себе дом. Окинув их беглым взглядом, он заметил голубей, малиновок, кардиналов, пересмешников. Тут были птицы из умеренных климатических зон и птицы из более экзотических мест. Они смешались. Они пели вместе. Здесь были питающиеся ягодами, рыболовы, даже те, кто охотился на других птиц — впрочем, последние казались вполне удовлетворенными кроликами и ящерицами, которые они принесли для молодняка.

Всмотревшись в даль, Красус увидел еще больше гнезд. Листва этого невероятно большого дерева была до краев заполнена птицами со всего мира.

А так же в нем была поразительная система помещений, в которой его комната была лишь одной из сотен.

Как туннели гигантского муравейника, "гнездо" распространялось сквозь ветви. На глазок чародей определил, что в нем поместилась бы вся армия ночных эльфов — включая пантер — плюс беженцы, и еще останется достаточно места в запасе. Несмотря на непрочный, на первый взгляд, вид, здание было намного крепче, чем казалось. Когда ветер раскачивал листву, "гнездо" подстраивалось под него. Дракон-маг потрогал один из краев входного отверстия и понял, что оно скреплено сильнее, чем камни в могучей крепости.

А затем… он наконец посмотрел вниз.

Красус ранее и представить не мог, что у дракона может возникнуть боязнь высоты. И все же, сейчас он зашатался на краю выхода, не в состоянии прийти в себя после увиденного.

"Мастер Красус!" Малфурион оттолкнул его от выхода. "Вы почти упали! Прошу прощения! Я должен был сказать вам, чего ожидать!"

Красус перевел дух, возвращаясь в чувство. "Я в порядке, мой друг. Можешь отпустить меня. Теперь я знаю, чего ожидать".

"Когда я увидел это в первый раз, мне пришлось отпрыгнуть назад", сказал ему друид. "Я боялся, что меня сдует ветром".

Подготовленный, Красус вернулся к выходу. Ухватившись за края, он снова взглянул вниз.

Древо уходило вниз за пределы его взгляда, ветви торчали повсюду. Как и везде, на них сидели и гнездились птицы. Красус напряг зрение, но так и не смог увидеть и намека на корни дерева. Огромные облака проплывали мимо, показывая, насколько высоко они находятся.

Ночной эльф подошел сзади. "Ты ведь тоже не видишь земли, не так ли?"

"Нет, не вижу".

"Никогда не слышал о настолько широком и высоком дереве, что на нем не видно земли!"

А я слышал, ответил Красус, выуживая старые воспоминания из своего опустошенного сознания. Это… это Г’ханир. Древо-Мать. Это место всех крылатых существ, отделенное от смертного мира наподобие изумрудного сна. Г’ханир — самое высокое древо, находящееся на верхушке самой высокой горы. В его плодах хранятся семена всех земных деревьев. Он продолжил вспоминать. Это дом нашего хозяина… полубогини Авианы.

Авианы?

"Да". Белая парящая фигура, летящая в их направлении, привлекла его внимание. "И, мне кажется, сейчас она движется к нам".

Крылатая фигура быстро росла в размерах по мере приближения, в конце концов, превращаясь в огромного белого сокола, большего, чем кто-либо из них. Красус отозвал друида назад, освобождая проход.

Гигантский сокол залетел внутрь. Затем он начал трансформацию. Ноги увеличились, крылья укоротились, превращаясь в худые оперенные руки. Тело изменило форму, становясь похожим на тело ночной эльфийки или человеческой женщины, и хвост превратился в паутинчатое белое платье.

Худая, с большими глазами, практически неотличимая от человека женщина осмотрела друзей. Ее носик был острым, но чрезвычайно утонченным. У нее было бледное, прекрасное лицо цвета слоновой кости, и волосами ей служила роскошная грива пушистых перьев. Ее платье развевалось, пока она шла на своих изящных, но в то же время когтистых ножках.

"Пробудился, ты пробудился", сказала она, слегка нахмурившись. "Отдыхать, ты должен отдыхать".

Красус поклонился ей. "Я благодарен вам за ваше радушие, госпожа, но я уже чувствую себя достаточно хорошо, чтобы продолжить путь".

Она задрала голову, как это делают птицы, и смерила мага испытывающим взглядом. "Нет, нет… рано, слишком рано. Прошу, сядь".

Товарищи огляделись вокруг и заметили пару стульев, сделанных в схожей с гнездом манере, стоящих позади них. Малфурион подождал, пока Красус не кивнул и не сел сам.

"Вы Мать Полета, Госпожа Птиц, не так ли?" спросил дракон-маг.

"Имя мое Авиана, коль об этом ты спрашиваешь". Большие глаза осматривали Красуса. "Из моих, ты один из моих, полагаю я".

"Небесный зов мне знаком, это так, госпожа. Моя душа принадлежит Алекстразе…"

"Ааа…" Полубогиня улыбнулась материнской улыбкой. "Алекстраза, дорогая Алекстраза… давно последний раз мы говорили. Однако же, неплохо б повидаться с ней".

"Да". Красус не стал настаивать, что сейчас не время для визитов. Он не сомневался, что Авиана знала о происходящем в мире, и, несмотря на ее довольный вид, она разбиралась с остальными полубогами и духами, что же делать с Пылающим Легионом.

Небесное божество посмотрело на ночного эльфа. "Ты, ведь ты один из людей Кенариуса?"

"Я Малфурион".

Авиана защебетала, уподобляясь певчей птахе. "Это ты, конечно, это ты! Лестно весьма отзывался Кенариус о тебе, юнец".

Щеки друида потемнели от смущения.

Вопрос, не дававший покоя Красусу, наконец сорвался с его губ, "Госпожа… а как мы оказались здесь?"

Впервые за весь разговор она изобразила удивление. "Решение, ведь это было ваше решение — прийти сюда!"

Последним, что мог вспомнить Красус, был приближающийся к ним червь и прыжок в портал. Он взглянул на Малфуриона, но, похоже, он знал еще меньше мага. "Вы сказали, что это я решил попасть сюда".

Авиана подняла свою тонкую руку. Разноцветная птица с роскошным хвостом пролетела через вход и села на тыльную сторону ее ладони. Полубогиня проворковала что-то маленькому созданию, и оно потерлось своей головой о ее голову. "Лишь те, кто истинно прийти сюда желают, добьются своего. Среди ветвей, нашел он вас среди ветвей. Разбросанные останки червя там также были. Большого и вкусного червя. Видать, пир у детишек будет".

Малфурион побледнел. Маг кивнул. Когда он отключился, портал разрушился, и червя разрубило надвое.

Не обращая внимания на отвращение, Красус сказал, "Я боюсь, это была какая-то странная ошибка, госпожа. Мы не хотели попасть сюда. Просто я сплел заклинание в спешке".

Ее тонкие губы сложились в еще одну улыбку. "Снова летать, значит, ты не хочешь снова летать?"

Красус поморщился. "Я хочу этого больше всего на свете".

"Причина, значит вот какова причина того, что ты попал сюда".

Дракон-маг задумался над ее словами. Его давняя тоска по полету явно повлияла на заклинание, и Авиана почувствовала это. "Но вы не можете ничего сделать для меня".

"Печально, воистину, это печально". Полубогиня позволила певчей птице вылететь наружу. Но смогу, возможно, я смогу помочь… конечно, если ты уйти желаешь".

"Я желаю".

"Хорошо, очень хорошо". Авиана выдернула из внутреннего оперения левого крыла одно перо. В ее руках оно заблестело серебром. Небесное божество протянуло перо Красусу, который с поклоном принял его и стал изучать его. В пере Авианы явно присутствовала сила, но как оно поможет ему взлететь?

"Положи его на грудь свою".

Слегка поколебавшись, Красус развязал верх своей робы, обнажая торс. Он услышал, как Малфурион резко вдохнул, и даже Авиана уставилась на него расширившимися глазами.

"Так-так, значит, действительно один из моих ты".

Он уже и забыл о чешуйке. Взятая у молодого себя, он сроднился с ней настолько, что забыл про нее. Он задумался над тем, смог ли бы он каким-либо образом проникнуть с ее помощью через барьер, но быстро понял, что, когда они достигли владений драконов, Нелтарион уже запечатал их от всех, кроме своих стражей. Хранитель Земли не хотел, чтобы его беспокоили во время чтения заклинаний. "Ваш план все еще сработает?" спросил он.

"Конечно, конечно. Даже лучше, теперь даже лучше!"

Положив перо на ту часть груди, что не была покрыта чешуей, Красус замер в ожидании.

Пушистое перо прицепилось к нему не хуже чешуйки. Шелковистые пушинки пера рассыпались по его груди, и Красус наблюдал, как они начали удлиняться, покрывая его торс и расползаясь во всех направлениях.

Малфурион выглядел обеспокоенным, но Красус покачал головой. Он понял, что хотела предпринять Авиана, и поддерживал ее план. Сердце дракона-мага забилось вдвое быстрее, и ему вдруг захотелось разбежаться и выпрыгнуть из гнезда.

"Рано, еще рано", предупредила его полубогиня. "Ты поймешь, когда все будет готово — ты поймешь".

Он почувствовал своеобразное ощущение на верхней части спины, возле лопаток. Красус почувствовал, что его одеяние растягивается, а затем услышал треск ткани.

"Что-то разрывает твою робу сзади!" выдохнул друид.

Еще перед тем, как они расправились, давая о себе знать, Красус понял, что там такое — огромные, широкие белые крылья, такие, какие были у Авианы в форме птицы. Толстый слой белых перьев покрывал их. Красус инстинктивно раскрыл их и обнаружил, что они так же легко управляются, как и его старые.

"Для путешествия, они для твоего путешествия".

Дракон-маг указал на напарника. "А что насчет него?"

"Не для неба, он был рожден не для неба. После обучения, возможно, после обучения. Слишком долго, однако слишком долго. Понести его, ты должен понести его".

В его теперешней форме, Красус сомневался, что ему хватит силы на такой длинный путь и с таким грузом. Его волнения, однако, не казались серьезными для их хозяйки.

На этот раз, Авиана вырвала одну пушинку из другого пера. Она поднесла ее к губам и дунула в сторону Малфуриона. Друид выглядел озадаченным, но стоял на месте, пока пушинка летела к нему.

Она коснулась его плеча, прилипая к нему. Малфурион дрогнул, затем почувствовал странную легкость в руках, ногах — во всем теле.

"Я чувствую…" Он подпрыгнул и чуть не ударился головой о потолок. При приземлении, на его лице играла улыбка, полная восторга — как у ребенка.

Птичье божество улыбнулась обоим, затем ее взгляд обратился на Красуса. "Тяжелой ношей, он не будет для тебя тяжелой ношей".

"Я…" Ком подкатил к горлу Красуса. Он не осознавал до сих пор, насколько он страдал без возможности летать среди облаков. Слеза скользнула по его щеке, и он опустился на колено перед Авианой со словами: "Спасибо вам…"

"Нет нужды, в благодарности нет нужды". Она заставила его подняться, затем провела обоих к выходу. "Прочь, вы полетите прочь. К высоким ветвям, затем направо. Сквозь облака, пролетите сквозь облака и снижайтесь. Ваш путь, да будет легким ваш путь".

"Но перо. Как я…"

Она положила изящный пальчик на губы мага. "Тише, тише. Я узнаю, я узнаю". Малфурион подошел к Красусу, и Авиана, приняв более официальный вид, сказала ему, "С тобой, передает шан’до твой, что он с тобой. Опасности, не игнорируем мы опасности. Наша воля, сильна наша воля".

"Спасибо. Это придает мне надежды".

"Это придает надежды всем нам", добавил Красус. "Если б только мы могли сделать что-то с драконами".

Она согласилась. "Да… что происходит, даже мы не понимаем, что происходит".

Ее гости взглянули друг на друга, и Красус сказал, "У них есть план, но существует угроза для…"

Вдруг его рот как будто заполнился ватой. Язык немыслимым образом изогнулся во рту. Авиана ожидала продолжения, но Красус не мог сказать более ни слова.

Приняв его молчание за какие-то колебания, полубогиня уважительно кивнула ему, затем заставила дракона-мага пройти через выход.

Красус подчинился незамедлительно, буквально прыгая в небеса. Его крылья среагировали мгновенно, удерживая его на лету. Птицы вокруг него щебетали и пели, признавая родственное летающее существо.

Пьянящее чувство полета захлестнуло его, заставив забыть о Малфурионе и их миссии. Ощущения от крыльев были столь захватывающими, что Красусу пришлось пролететь среди ветвей и затем поднырнуть на них, пока способность мыслить рационально не вернулась к нему.

Слегка огорченный, маг наконец приземлился туда, где его ждали друид и Авиана. Ночной эльф выглядел пораженным, а полубогиня улыбалась, как гордый родитель. Она указала Малфуриону, что он должен выйти вперед, и, после осторожного взгляда вниз, друид подчинился.

Подлетев к ночному эльфу, Красус взял его под мышки. Ему показалось, что он не несет ничего.

"Тебе удобно?" спросил маг своего напарника.

"Нет, до тех пор, пока мои ноги не коснутся земли", пробормотал Малфурион, "но до того момента я потерплю, Мастер Красус".

"Идите, тогда идите", сказала Авиана друзьям. Лично Красусу она добавила, "И когда дни твои подойдут к концу, юноша, твое гнездо, тебя будет ждать здесь твое гнездо".

Красус побледнел. Он посмотрел вокруг, на бесчисленное количество видов птиц; так много видов живут вместе, хотя и не должны.

И причиной, по которой они могли жить вместе… был тот факт, что они все мертвы. Это все были духи, приведенные сюда полубогиней. Где-то должны были находиться существа побольше, возможно, даже убитый гиппогриф… и конечно, те драконы, чьи дни уже подошли к концу.

"Иди, теперь иди", проворковала белая фигура. "Скоро, вернешься ты весьма скоро…"

Ошарашенный, как никогда в своей жизни, Красус сглотнул и промолвил, "Да, госпожа… спасибо вам еще раз".

Она улыбнулась, что, впрочем, нисколько не успокоило его.

Поднимаясь на несколько ярдов, Красус изучил направление, в котором она сказала ему лететь. Проверив, крепко ли он держит взволнованного Малфуриона, он полетел.

Пока они летели, ночной эльф спросил, "Что она хотела сказать? Что значит фраза про то, что ты вернешься?"

"Мы все умрем, Малфурион, рано или поздно".

"Мы…" друид вздрогнул, осознав правду. "Ты имеешь ввиду… все это…"

"Все они". Красус не сказал более ничего, но его любопытство возросло, и он осмелился взглянуть назад, на гнездо. Его глаза расширились когда маг понял, что видел лишь малую часть. Впервые он увидел все структуру во всей ее необъятности. Она простиралась во все стороны, и на каждом повороте была огромная круглая комната. Дракон-маг изучил все строение, а затем высочайшее дерево, затмевающее его. В вышине он заметил крылатых существ, которых даже он не смог опознать.

А затем, когда он все еще находился под впечатлением от увиденного… они вошли в облака.

Глава 16


Армия ночных эльфов столкнулась с демонами снова только за Сурамаром. Пылающий легион сдерживал их там некоторое время, а затем отступил к Зин-Азшари. К следующему вечеру стычки между сторонами усилились, но ни малейшей части территории не было ни потеряно, ни отвоёвано. Ночные эльфы и демоны принимали ужасную смерть, от искусных клинков и магии.

Гребень Ворона уже не мог выдерживать этой безвыходной ситуации, и поэтому он снова позвал к себе Ронина и Иллидана.

"Магия, кажется, является основополагающим фактором в этом сражении!" заметил он в частности человеку. "Можете ли вы сделать с этим что-нибудь?"

Ронин задумался. "Существует кое-какой возможный вариант, но мне нужно полное сотрудничество со стороны Лунной Стражи, чтобы привести его в силу. Хотя это, также, может иметь и неприятные последствия".

"Я сомневаюсь, что это может причинить больший вред, чем тот, что уже причинили демоны. Итак, Иллидан?"

"Я с нетерпением жду, чтобы помочь Мастеру Ронину в любом его начинании, мой повелитель", сказал близнец Малфуриона, отвесив поклон волшебнику.

Ронин выглядел беспристрастным. Он надеялся, что Иллидан будет сохранять контроль, и постарается ничего не создать на основе того, что запланировал рыжеволосый заклинатель. Если же он не сдержится и влезет в заклинание, может произойти всё что угодно, вплоть до полнейшего хаоса.

И этот хаос означал бы полное поражение.

"Мы зачерпнём из Источника столько, сколько сможем", сообщил Ронин Иллидану, когда они добрались до Лунной Стражи. "Я хочу попробовать кое-что, что волшебники Дала… волшебники моей родины пытались сделать, но так и смогли попробовать из за нехватки магических сил"

"Будет ли это так сложно мастер Ронин?"

"Не думаю. Они, конечно, провели недели подготовок, но я сохранил здесь —" он постучал себя по голове. " — Всё что они сделали. Это может занять у нас пару часов, но мы должны добиться успеха".

Иллидан усмехнулся "Я полностью уверен в Вас, Мастер Ронин!"

И снова человек задался вопросом, сможет ли ночной эльф выполнять приказы, не пытаясь переродить заклинание во что-нибудь другое в его духе. Всё больше и больше Иллидан увлекался, и был не в состоянии делать что-то совместно. Он жил для своего колдовства, и его не заботило то, что большую часть своего могущества он черпал из сил Лунной Стражи.

Во имя богов! Спохватился Ронин. Он же действует почти как демон.

И в большинстве своём, ночной эльф с янтарными глазами являлся потенциально страшной угрозой. Иллидан так стремился к господству… и была вероятность, что он мог встать на путь разрушения.

Я буду держать его под контролем. Я должен… теперь, когда Красус ушёл. Ему оставалось только надеяться, что его бывшему наставнику удалось достичь драконов. Иначе, Ронин уже не знал, что может случиться. Он никак не рассчитывал, что придётся использовать такое заклинание, но с осознанием того, что по другому хоть как-то повлиять на исход этой войны не удастся, у него не оставалось другого выбора.

Не желая оставлять солдат беззащитными против тёмных колдунов, Ронин и Иллидан выделили десяток людей из рядов лучших магов и оставили остальных наблюдать за битвой. Они понадобятся только тогда, когда заклинание будет готово. Лунная стража усилит его и распределит по приказу.

Но только если Ронин справится со своей ролью.

"Иллидан… мне нужно, чтобы ты показал дорогу" сказал волшебник, когда всё остальное было подготовлено. "Мне нужно, чтобы ты отвёл меня прямо к источнику".

"Да, Мастер Ронин!" Ночной эльф с нетерпением стоял рядом с ним, уже готовый отправить свои мысли к источнику всей эльфийской магии. До этого момента Ронин периодически слегка касался части мощи источника. В отличие от эльфов Иллидана, ему не нужно было полагаться на прямое использование источника, что дало бы ему явное преимущество. Иллидан и некоторые другие узнали от человека, как это делается, но не пользовались этим. Теперь, однако, Ронину было необходимо зачерпнуть так много, сколько бы он смог, чтобы гарантировать результат, который он ожидал.

Где-то вдалеке прозвучал горн. Войска Гребня Ворона подготовились к великому заклинанию Ронина… или к великой катастрофе.

Стоя бок о бок, два заклинателя ментально связались друг с другом умом. Ронин чувствовал дикую природу Иллидана и пытался держать его под контролем. Рвение ночного эльфа оказывало определённую угрозу стабильности заклинания.

Дух Иллидана потянул волшебника за собой. Перед внутренним взором Ронина пролетели меняющиеся картины прошлого, пока он и его спутник продвигались к Источнику. Бесконечные просторы, разорённые демонами, промчались за минуту. За считанный секунды разрушенный город Зин-Азшари восстановился, заполняя всё видимое пространство. Огромный дворец королевы Азшары возвышался за ним… и наконец, черные воды Источника Вечности предстали перед человеком.

Его мощь поразила мага. Ронин всегда считал достаточно просто опираться на ту часть Источника, которой был пропитан весь Калимдор. Теперь он понял, что ошибался. Что просто обладание таким источником чистой энергии, могло бы сделать из него бога.

Бога…

Всё о чём мечтал Ронин, когда стал обладателем мантии волшебника, сейчас казалось таким простым. Он мог возводить целые города, или уничтожать их в мгновение ока. Он мог взывать к силам земли, и затем обрушивать их на головы тех, кто посмел выступить против него. Он мог…

С огромным усилием, Ронин отстранился от его тёмных амбиций. Внезапная тревога охватила его, как только он коснулся Источника. Он знал, что это было, и знал об этом давно, и его разум отвергал это зло.

Оно было сродни той же заразе, что и демоны. Да это чистая магия, но обладание ей портило и искажало так же, как это произошло с Саргерасом.

Но было слишком поздно, чтоб поворачивать назад. Ронину нужно было погрузиться в Источник в этот раз, и затем больше никогда не касаться его подобным образом снова. У него пропало желание, даже опираться на источник также как он делал это раньше. Но отказаться от него полностью означало отказаться от всей магии… и Ронин знал, сделав это, он слишком истощит свою душу.

Ощутив на себе любопытный взгляд Иллидана, волшебник торопливо зачерпнул часть энергии, столько, сколько нужно из тёмных глубин. Искушение поддаться алчным мыслям было велико, но всё-таки приложив огромные усилия, он отступил от тёмных вод.

Спустя несколько мгновений сознания ночного эльфа и человека вернулись обратно в их тела. Связь с источником была сильна как никогда. Ронин приготовился к произнесению заклинания, зная, что чем раньше он начнёт, тем скорее сможет избавиться от отвратительного ощущения внутри своей души.

Он сказал Иллидану начинать.

И тут же почувствовал, что близнец Малфуриона подготовил Лунную Стражу к этой задаче. То, чем волшебник будет питать их, они направят в сторону врага, умножая эффективность заклинания более чем в сто раз.

С лёгкостью Ронин сотворил матрицу заклинания, ту над которой работали и умирали мастера Даларана. Он кратко поблагодарил их почившие души, не смотря на то, что ни один из них ещё даже не родился. Далее, когда Ронина удовлетворило стабильное состояние матрицы, мастер высвободил заклинание.

Иллидан и остальные мысленно вздрогнули, когда оно разнеслось по их цепочке. К его чести, молодой колдун мысленно удержал более опытных заклинателей от потери равновесия. Очень амбициозный волшебник, как до этого опасался Ронин, теперь сохранял его замысел в силе.

И вот, они нанесли удар по рядам демонов.

Сокрушительная звуковая волна поразила демонов Пылающего Легиона, даже не касаясь солдат которые сражались с ними. Массивные демоны визжали и бросали своё оружие, пытаясь закрыться от ужасного звука. Звуковые вибрации разрушали их внутренности и разрывали умы. Один за другим демоны начали падать, будто сметённые гигантской метлой.

Демоны погибли по всему фронту. А солдаты застыли, потрясенные тем, чему стали свидетелями.

"Сейчас Гребень Ворона", прошептал Ронин. "Сейчас".

Протрубили рога, командуя быстрое наступление.

Ночные эльфы закричали. И пантеры повезли всадников вперёд. Они мчались по полю в поисках врага… но перед ними лежали только тела мертвецов. Звуковая волна не стихала, намертво подкашивая демонов. Не один застигнутый ею демон не оставался в живых.

Ронин неожиданно ощутил слабость во всём теле. Он покачнулся, в голове было такое чувство, будто она сейчас взорвётся, так же как и демоны.

Волшебник упал.

"Я держу вас, Мастер Ронин…"

Иллидан легко опустил его на землю, усталость лишь слегка коснулась его. И, судя по всему, он был исключением. Остальные из Лунной Стражи, принимавшие участие в великом заклинание, видимо чувствовали себя так же ужасно, как и человек. Большинство из них сидели или лежали, совсем не обращая внимания, что большая часть армии уже ушла далеко вперёд.

"Ты видел это? Ты видел, что мы сделали?" Вопрошал Иллидан с нетерпением. "Это доказывает то, что нет более величественной силы, чем Источник!" Он смотрел на что-то или кого-то, кого Ронин не мог увидеть. "Источник это истинный путь брат! Ты видишь? На свете не существует больше силы подобной ему!"

Он продолжал яростно доказывать что-то невидимому Малфуриону. Ронин, по прежнему пытавшийся восстановить свои силы, мог только смотреть а него. Алчность Иллидана и его ревность были на столько явными, что они почти граничили к ненавистью к друиду.

Заклинание Ронина, обратившее демонов в бегство, возможно, изменило ход войны… но теперь, когда он наблюдал за Иллиданом и думал о своём недавнем обольщении перед Источником, волшебник задался вопросом, а что если он только что высвободил, что-то более страшное для расы ночных эльфов.


Кориалстраз размышлял, постепенно теряя остатки терпения. Всем драконам было приказано ожидать приказа Аспектов. Когда это произойдёт, все стаи поднимутся в воздух единовременно, как будто объединенные одним разумом, одной душой. План заключался в том, чтобы обрушится на демонов единой страшной силой, Душа Дракона раздробит на части ряды демонов, пере тем как драконы нападут.

Простой и рабочий план. Безупречный план.

Но этому плану, по некоторым причинам, не объяснимым даже самому себе, Кориалстраз не доверял.

Но как одному из красной стаи, верному своей королеве, его супруге, он никак не выражал своё недовольство. Алекстраза верила в созданное Нелтарионом. Если говорить более точно, она полностью доверяла Хранителю Земли. Какие бы сомнения не терзали Кориалстраза, они должны были оставаться не высказанными.

"Всегда задумчивый, любовь моя. Всегда обеспокоенный".

Он резко поднял голову от неожиданности, когда гигантская женщина вошла в его логово. "Алекстраза" сказал он. "Разве вы не должны быть с другими Аспектами?"

"Я придумала отговорку для моего временного отсутствия. Нелтарион остался недоволен, но ему придётся контролировать себя".

Кориалстраз опустил свою голову в дань уважения к ней. "Чем я могу быть полезен для вас, моя королева?"

Намёк на слабую нерешительность проскользнул в её взгляде. Она ответила голосом, необычно тихим для дракона, "мне нужно чтобы, ты ослушался меня".

Её супруг был в смятении. "Любовь моя?"

"Все драконы каждого из Аспектов, находятся, как полагается в этих обширных пещерах, до момента начала всеобщих действий. Я хотела бы, чтобы ты проигнорировал мои предыдущие команды и ушёл".

Он был ошеломлён. Очевидно, что другие Аспекты не должны были знать об этом. "А куда же мне отправиться".

"Я не знаю точно, но надеюсь, что ты сможешь понять это когда окажешься за барьером. Я хочу, чтобы ты нашёл Красуса".

Красус. Таинственный маг, занимал большое место в мыслях Кориалстраза. И он вероятно знал, и смог бы объяснить точно, что так взволновало их королеву. "Он всё ещё должен быть с ночными эльфами…"

"Нет… он совсем недавно был рядом с нами. Изера сказала мне, что ночной эльф, назвавшийся Малфурионом, пытался выступить в качестве его посланника через неё. Однако, не доверяя подобным действиям, она решила дождаться, когда закончится основная часть, чтоб предать послание".

"И…?"

"Когда Изера снова обратилась к Малфуриону, он исчез. Она рассказала мне об этом, когда Нелтарион и Малигос обсуждали возможности Души Дракона".

"Но зачем Красус, прибыл сюда?" Тревога, охватывающая красного, росла.

Путешествие из земель ночных эльфов было довольно долгим, для того, кто не мог пролететь пару миль за несколько минут.

"Это и есть то, о чём я хочу знать".

"Я сделаю всё возможное, чтобы найти его, но это может оказаться сложнее, чем я могу себе представить".

Королева вздохнула. Она закрыла глаза и немного подумала, а затем кивнула. "Да, теперь тебе пора узнать".

"Узнать что?"

"Любовь моя, ты ведь чувствовал некую близость между собой и Красусом. Ты бы охарактеризовал это, как связь между братьями, не так ли?"

Ему приходила подобная мысль раньше, да и сейчас, когда Алекстраза сказала это, он был полностью уверен, что Красус занимал место подобное братскому в его сердце. И это чувство не имеет ничего общего с теми чешуйками, которыми они обменялись, чтобы преодолеть свои слабости. Что-то в загадочной фигуре заставило консорта доверять ему, так же как и его великой супруге. И, порой, даже более того.

Алекстраза читала его лицо. "Знай, любовь моя. Причина тому, что ты и Красус настолько близки в том, что вы один и тот же дракон…"

Красный гигант заморгал. Конечно же, он что-то не так расслышал. Конечно же, Алекстраза имела в виду что-то другое.

Но она покачала массивной головой, заявив: "Красус это ты, Кориалстраз. Он намного старше тебя, гораздо более опытен, гораздо мудрее. Он это ты спустя множество столетий вперёд".

"Это невозможно", внезапно ему в голову пришла следующая мысль. "Это трюк Ноздорму? Его отсутствие было довольно подозрительно…"

"Ноздорму, частично причастен к этому, да, но я не могу сказать точно, как он это сделал. Просто понимаю, что Красус здесь потому, что так должно быть".

"Тогда, исход войны известен. Душа Дракона поможет нам одержать над демонами победу. И мои опасения напрасны".

"Твои сомнения имеют право на существование. Мы ничего не знаем о результате всего этого. Красус опасался, что Ноздорму послал его сюда потому, что поток времени изменился. Был момент, когда я должна была рассмотреть возможность устранения его и его напарника, чтобы сохранить всё в порядке вещей. Но вскоре стало очевидно, что после этого появилось бы гораздо больше вопросов и последствий".

Кориалстраз смотрел на неё широкими удивлёнными глазами. "Вы бы убили… меня?"

"По его настойчивой просьбе, любовь моя".

Он задумался над её словами. "Простите меня. Да, моя королева. Я отправлюсь, чтобы разыскать его".

"Я благодарю тебя. Его воспоминания были сильно повреждены путешествием в наше время, может быть потому, что он уже существовал здесь в виде тебя. Тем не менее это никак не отразилось на его остроумии, и если у него есть необходимость, чтобы что-то срочно обсудить, это обязывает нас найти его".

"Я отправляюсь немедленно".

Алекстраза опустила голову в знак благодарности. "Я должна делать вид, что ты покинул нас по своему собственном желанию, Кориалстраз".

"Конечно. Я не подведу вас, моя королева".

Она одарила его своим самым тёплым и любящим взглядом, а затем покинула его убежище. Красный подождал достаточно, чтобы её не оказалось поблизости, и затем вышел тоже.

К его радости, покинуть гору оказалось не так уж и сложно, большинство из драконов сейчас сидели в полной готовности, ожидая команду к отлёту. Другие, такие как Тиран или он сам должны были находиться недалеко от Аспектов, если они вдруг понадобятся.

Избежать внимания со стороны часовых за пределами горы оказалось труднее. Первым он заметил одного из его собственной стаи — Хоракастраз молодой дракон с проницательным взглядом, но у него была склонность отвлекаться. Это и сыграло на руку Кориалстразу. Кориалстраз заметил, что молодой часовой от скуки начал дробить хвостом скалу и наблюдать, как камни скатываются вниз на землю. Как только он снова ударил по камням, Кориалстраз быстро пролетел высоко над ним, пологая, что молодой красный будет слишком занят, чтобы осматривать воздушные просторы.

Подобными или другими способами он преодолевал остальных, оставаясь незамеченным. Как только он приблизился к барьеру, он подготовил себя к столкновению. Он поразил невидимую стену лоб в лоб, чувствуя, будто погряз в чём-то вязком. Хлопая крыльями как можно сильнее, он чуть было не потерял контроль над скоростью, когда неожиданно прорвался сквозь барьер.

Усевшись на краю скалы, Кориалстраз попытался представить себе Красуса. На всякий случай он коснулся когтём чешуйки, которой его старший Я обменялся с ним. Теперь этот обмен объяснял многие вопросы, возникавшие в голове дракона. Поступая подобным образом, две половинки одного становились более полными. Кориалстраз испытывал некоторую боль и усталость, но в меньшей мере чем до того события.

Он сосредоточил всю свою волю на поиске Красуса, ища ту связь, которую могли иметь только две половины одного целого. Дракон понимал, что вряд ли, его вторая половина всё ещё была рядом. Если это был именно он, именно Кориалстраз, стремившийся каким-то образом попасть внутрь, он бы просто так не покинул это место. Видимо что-то заставило его в спешке бежать.

Стараясь не думать о том, какая могла быть причина, вынудившая его старшую форму отказаться от попыток попасть вовнутрь барьера, красный потянулся к образу Красуса. Только разум дракона мог охватить такое огромное пространство, в котором вёл поиски Кориалстраз. ОН мысленно протянулся на огромное расстояние, чтобы найти свою цель.

Но его терпение быстро иссякало, так как нигде он не мог почувствовать даже малейший намек на присутствие самого себя. Это должно было быть относительно простой задачей. Что если Красуса постигла печальная судьба? Сама эта мысль бросала в дрожь Кориалстраза. Нет, он не хотел об этом думать.

Но потом, внезапно дракон встрепенулся, он почувствовал знакомое присутствие. Он не мог обнаружить точное место, но, по крайней мере, уже знал в каком направлении надо лететь.

Кориалстраз немедленно взмыл в воздух, взмахивая крыльями так сильно, как только мог. Чем скорее он будет вместе с другим собой, тем скорее он будет в безопасности снова.

Красус стал его единственной целью сейчас. Его окружение размылось. С его огромной скоростью он пролетал мили в мгновение ока, но всё равно чувствовал, что это слишком медленно.

Будто одержимый, Кориалстраз не замечал ничего, пока внезапный враг не впился ему когтями в спину.

С испуганным рёвом, он перевернулся в воздухе, застав злоумышленника врасплох. Чудовищный облик черного дракона заполнил его взгляд.

"Прекрати!" прокричал красный. "Во имя аспектов я требую, чтобы ты…"

В ответ на это другой дракон открыл пасть.

Кориалстраз сложил крылья, и его огромное тело полетело вниз как огромный камень. Это было единственное, что могло спасти его от страшного потока огня. Жар пролетевшего мимо огня был на столько силён, что на глазах у красного выступили слёзы.

Черный дёрнул когтями и Кориалстраза поразила сильная боль. Хотя он и был намного больше чем черный дракон, но внутренняя слабость полностью отнимала у него это преимущество.

"Оставь меня в покое!" прокричал он снова, чтобы исправить ситуацию. "Нет нужды в противоборстве между нами!"

"Ты не сможешь помешать!" проревел чёрный, его глаза были широко раскрыты и казались полностью безумными.

Супруг Алекстразы не знал, что его противник имел в виду, но это укрепило его опасения, что что-то случилось с Красусом.

Чёрный гигант упал на Кориалстраза, заставляя его в свою очередь сильнее падать вниз. Кориалстраз позволил этому произойти, намереваясь выйти из-под своего врага в самый последний момент.

Но когда они приблизились к острым вершинам гор, он обнаружил что просчитался.

Противник Кориалстраза внезапно выпустил его из своей хватки. Как только он сделал это, ещё один чёрный дракон выскочил из-за соседнего пика. Он столкнулся с красным только что освободившимся от хватки второго. Зубчатые пики внизу быстро приближались к паре.

"Ты убьёшь нас обоих!" прокричал Кориалстраз.

"Во славу моего повелителя!"

Порывистый ветер развивал за спиной крылья черного дракона. Только тогда супруг Алекстразы заметил, что одно из них было сломано и порвано. Этот дракон больше не смог бы нормально летать, он намеревался принести себя в жертву, чтобы придать смерти своего противника.

Кориалстраз, однако, не собирался так погибать. Сильно забив в воздухе своими крыльями, он сделал то, что другой был не в состоянии сделать. И на месте красного внизу оказался чёрный.

Раненный гигант взревел и попытался перевернуться обратно. Перекрыв его рёв своим, Кориалстраз опередил чёрного, чтобы тот не успел предупредить второго.

Освободив все свои четыре ноги, но, не ослабляя хватки, красный рассчитал, сколько секунд осталось до столкновения. Он быстро осмотрел суровый пейзаж, рядом увидев небольшие уступы на краю скал.

И, как только, черный пролетел между ними, Кориалстраз схватился передними лапами за уступ, толкая чёрного дракона дальше вниз. При такой скорости он не смог бы успеть взлететь, поэтому и выбрал этот способ.

С болезненным эхом по всей горной гряде разнёсся звук удара, когда чёрный столкнулся с с землёй. Почти все его кости сломались разом, а кровь брызнула на скалы.

Чёрный гигант издал последний вздох, а затем его голова безжизненно откинулась и из пасти выпал язык.

Вторая атака неожиданно настигла Кориалстраза, когда он боролся с тем чтобы не присоединиться к мёртвому дракону, цепляясь когтями за скалы. Снова когти разодрали спину красного. Усталость предыдущей схватки начала сказываться на Кориалстразе. Его дыхание участилось, и требовалось больше усилий, чтобы подняться в воздух. Ни он, ни Алекстраза не ожидали такого предательства от стаи Нелтариона.

"Ты должен умереть!" дико проревел чёрный, снова атакуя.

Красному дракону удалось избежать смертельных когтей, но его противник сильно ударил его о скалу. Другой гигант был не только быстрым, но и управляем маниакальным желанием угодить Хранителю Земли. Как и первый черный, он был готов принести себя в жертву, если он будет служить причиной победы над нарушителем.

Но в чём была суть? Почему они были так возмущены тем, что одного из драконов не было среди остальных? Почему они так сильно хотели ублажить Нелтариона, что не боялись даже смерти?

Какой бы не была эта причина, Кориалстраз мог больше не беспокоиться о ней. Сильный столб раскаленной магмы ударил его прямо в грудь. Он бешено извивался, не в силах сосредоточится.

Затем когти впились ему в обожженную плоть. К этому добавилось сильное чувство тошноты, когда он почувствовал зловонное дыхание чёрного.

"Я держу тебя!" проревело обезумевшее существо. Чёрный гигант сделал ещё один большой вздох, чтобы наверняка убить своего противника с такого близкого расстояния.

Отчаявшись, Кориалстраз сунул голову вперёд. Его огромные челюсти плотно сжались на шее черного, сжав так сильно что перекрыл воздушный канал в горле.

Другой дракон затрясся яростно, стремясь выпустить пламя, горящее внутри, но не мог. Он отчаянно царапал Кориалстраза, оставляя шрамы на лице и теле.

Черный буквально взорвался.

Освободившись, Кориалстраз взревел в агонии, раскалённая кровь и остатки пламени обожгли его. Это было слишком много. Вся его сила ушла, он и его противник упали на землю.

В последний момент красный дракон подумал, как же его смерть могла повлиять на его будущее Я в этом времени…

Глава 17


Архимонд смотрел, как его легионы бежали от непонятного заклинания и, стремительно наступающих, сил ночных эльфов. Он смотрел, как пейзаж перед ним постепенно заполнялся ордами врага в зелёных доспехах. Командир демонов чувствовал, как эльфов переполняло ощущение триумфа, слышал их торжествующие, победоносные крики.

Как же всё-таки, легко обмануть этих существ, подумал он. Они полагают, что они вот-вот уже одержат победу.

С этими мыслями, гигантский демон развернулся и медленно, но уверенно пошёл в противоположную сторону, среди своих бегущих подчинённых.


"Ууугх!"

Малфурионе вздрогнул, услышав это от Красуса. Через мгновение он почувствовал, как маг борется с тем, чтобы не уронить, ночного эльфа. Посмотрев вниз, друид увидел, что он были всё ещё слишком высоко, чтобы падение с этой высоты обернулось для них незначительными травмами.

Вцепившись изо всех, чтоб не упасть, в руки Красуса Малфурион закричал: "Что произошло?"

"Я не… Такое ощущение, будто моё сердце, вырвали из груди!… Мне нужно срочно приземлиться!"

Ночной эльф бегло оглядел область окружающую их. Внизу были деревья и травянистые поляны, к счастью последних оказалось больше. Он осмотрел одну из областей, которая выглядела более мягкой, чем остальные, и указал на неё. "Можете ли вы долететь до туда?"

"Я… я постараюсь!"

Но Красус летел наудачу и снижался слишком сильно, место, которое выбрал Малфурион, скоро исчезло из виду. Вместо этого они летели к роще с деревьями, которые конечно могли бы смягчить удар от падения, но также, вполне вероятно, могли сломать их шеи и проломить головы.

Красус, сделав усилие, со стоном поднялся немного вверх. Деревья остались позади открывая впереди ровную поляну. Маг начал спускаться, сначала медленно, но потом слишком быстро, на взгляд друида.

"Я думаю… я думаю тебе нудно быть готовым помочь себе сам, Малф…"

Внезапно, маг отпустил его.

Драгоценные секунды побежали, и тут Малфурион понял, что ему нужно сделать. Он потянулся своими мыслями к траве внизу…

Область травы на поляне быстро сделалась выше и объёмнее. Пучки травы сгруппировались в кучу. Ночной эльф упал на них. Хоть трава и смягчила падение, удар с болью отразился в каждой части тела Малфуриона.

Он ощупал своё плечё, подарок Авианы испарился. Всё же он был счастлив, что действовал быстро и смог избежать катастрофы.

Красус пролетел дальше, двигаясь, будто раненный ястреб. Малфурион не успел быстро среагировать, чтобы помочь магу-дракону, который, в конце концов, упал недалеко в высокую траву.

"Мастер Красус! Красус!" Заставив себя подняться на ноги, ночной эльф бросился через поляну в сторону, где мгновением раньше он видел своего напарника.

Но нигде не было и признаков присутствия мага. Малфурион рыскал в траве, уверенный в том, что это было верное местоположение.

Затем, на некотором расстоянии к югу он услышал сжатый стон. Пробиваясь сквозь высокую траву, Малфурион двинулся в сторону источника звука.

Спустя несколько мгновений, он увидел бледную фигуру в траве.

Он бросился к нему, осторожно ища любые внешние травмы. Но не находя ничего, Малфурион перевернул мага. Как только он сделал это, что-то упало с тела его напарника.

Перо Красуса. Оно выглядело иссушенным. Как только друид коснулся его пальцем, он ахнул. Перо обратилось в пыль, исчезая в траве.

Красус издал ещё один стон. Уложив его на спину, Малфурион проверил его на наличие сломанных костей. Однако, не смотря на его достаточно серьёзное падение, Красус оставался невредимым. Вероятно, единственной причиной его произошедшего была какая-то внутренняя боль охватившая его в полёте.

Глаза бледной фигуры приоткрылись. "Я… я устал… н-находится в таком состоянии…"

"Осторожно Красус. Вы не должны двигаться".

"Вскоре я перестану двигаться совсем… Малфурион, я знаю… Я умираю".

"Что вы имеете в виду? Как? Что с вами случилось?"

"Не со мной… с другим. Я привязан к Кориалстразу… а он ко мне. Я думаю… я думаю, что он был атакован. Он… почти мёртв. И если он умрёт, нет никакой надежды для меня".

Малфурион снова взглянул на Красуса, пытаясь найти хоть что то, чем он смог бы ему помочь. "Неужели, нет никакой надежды?"

"Возможно, если бы ты мог… мог исцелить его… но он далеко отсюда, и… он дракон… это будет самое трудное. Я…"

Он замолчал. Малфурион стал торопливо соображать, но ничего дельного на ум не приходило. Конечно, можно было применить то, чему научил его Кенариус, но только не тогда, когда истинная жертва лежала неизвестно где на огромном расстоянии.

Но затем он заметил краем глаза, как из-под растрепанной робы волшебника на груди выпирает небольшая чешуйка. "Красус. Это частица…"

"Ч… что, я думал это… сможет помочь нам. Немного ему… немного мне… Так и было некоторое время…"

"Это чешуя", Малфурион сказал уже сам себе, "Это его чешуйка…"

В голове у него созрел план, невозможный план, но это было единственное, что могло им как-то помочь сейчас. Он провёл пальцем по чешуйке, удивляясь её структуре, и её силе. Цель друида задействовала различные аспекты его обучения, те, которые Кенариус никогда не связывал между собой. Но всё же, теоретически применимые в данной ситуации.

"Возможно, у меня есть идея, Красус".

Но маг не отвечал, и его глаза были снова закрыты. Поначалу ночной эльф испугался, что его напарник скончался. Но затем он наклонился ближе к лицу Красуса и услышал тихое, но всё же устойчивое дыхание. Это немного сняло напряжение Малфуриона.

Он не мог колебаться дальше. У Красуса оставалось всё меньше и меньше времени.

Положив обе руки на чешуйку, друид открыл свои мысли природе, окружающей их. Трава, уже познакомившаяся с ним, отреагировала на его призыв. Ветер взъерошил его волосы, а земля с любопытством слегка задрожала,

Но прежде, чем он смог просить у них, что-нибудь, он должен был убедиться, сможет ли он действительно связаться с Кориалстразом. Закрыв глаза, друид позволил себе проникнуть в чешуйку, ища связь с её предыдущим владельцем.

Поначалу была некоторая путаница, из-за связи друг с другом Красуса и Кориалстраза, что он чуть-чуть не принял одного за другого. Наконец, осознав свою ошибку, Малфурион направил свои мысли в сторону красного дракона, надеясь что, та слабая связь, которая осталась между Кориалстразом и чешуйкой, не прервётся.

К его удивлению, эта часть плана оказалась достаточно лёгкой. Тут же его разум понесся, вперёд преодолевая мили. Под ним проносилась гористая местность, которая сразу напомнила ему об их попытке достичь драконов, скрытых за барьером. Но на этот раз он не забрался так далеко, и ему к счастью не пришлось использовать Изумрудный Сон.

Затем, ужасное чувство утраты ударило Малфуриона. Он едва не потерял сознание. Опасаясь, что Красуса и Кориалстраза настигла смерть, ночной эльф всё же взял себя в руки и сконцентрировался. Его чувства успокоились, и он обнаружил, что теперь он чувствовал эмоции умирающего дракона.

Это был бой, ужасный бой. Малфурион сперва подумал, что Пылающий Легион напал и на драконов, но затем, чувствуя спутанные мысли дракона, он догадался, что врагами красного были другие драконы- драконы чёрной стаи.

Помня о зловещей паре, которая преследовала его и Красуса, Малфуриону не составило труда понять, какие именно звери напали на левиафана. Он понял, что они уже были мертвы, Кориалстраз смог одолеть их. Действительно, каким же могущественным и великолепным существом был этот дракон…

Нет! Он поймал себя на мысли что думает о Кориалстразе как о уже мёртвом. А это означало что и о Красусе тоже. Малфуриону нужно было прекратить думать так, если он намеревался спасти их. Одним из первых уроков, которые преподал ему Кенариус, был о том, как лечить и поддерживать здоровье в живых существах. До этого Малфурион спасал жизнь лисам, кроликам, птицам и прочей лесной живности. Он может применить те же знания только постараться усилить эффект.

Друид надеялся, что будет так.

Малфурион призвал к своему окружению. Он нуждался в их жертве, только жизнь могла дать жизнь. Ведь, земля и флора имели такую способность к регенерации, которую не имели никакие другие живые существа. Ночной эльф по-прежнему просил многого от них, но это было единственным шансом спасти дракона. И ели его просьба будет отклонена, ему будет некого винить.

Пытаясь объяснить важность спасения Кориалстраза и Красуса соответственно, Малфурион обратился к траве и деревьям, но не добился никаких результатов. В глубине души он ощущал слабеющие жизненные силы дракона. У него едва-ли оставалось время.

Затем, к его великому облегчению, Малфурион почувствовал, как земли вокруг пожертвовали собой для его усилий. Жизненная сила вливалась в него, взволновав ночного эльфа настолько, что он почти забыл о своей истинной цели. Сосредоточившись на этой силе, он кончикам пальцев дотронулся до чешуйки и затем пропустил через неё всю жизненную энергию.

Тело Красуса вздрогнуло, и успокоилось. Через чешуйку Малфурион чувствовал, как жизненная сила вливалась в дракона. Ночной эльф со всех сил пытался удержать связь, его сердце бешено билось, а по лицу стекал пот.

Так много энергии он отдал, но всё равно не чувствовал каких либо изменений в состоянии Кориалстраза. Дракон продолжал находиться на границе между жизнью и смертью. Стиснув зубы, друид привлёк всё больше и больше энергии, пересылая её умирающему гиганту так быстро, как только мог.

Наконец, он отметил небольшие изменения. Душа Кориалстраза отошла от пропасти. Слабая связь с жизнью окрепла.

"Пожалуйста…" прохрипел изнеможенный ночной эльф. "Ещё…"

И прибыло ещё. Земля вокруг него отдала ещё больше энергии, понимая, что в тяжёлой ситуации находятся не только две умирающие фигуры, но и гораздо больше жизней, если последних не станет,

Медленно, очень медленно, прилив жизни укреплял Кориалстраза. Друид почувствовал возвращение сознания Левиафана и знал, что дракон удивился этому чуду.

Тело Красуса, снова вздрогнуло. Старый маг застонал. Его глаза медленно открылись.

В этот момент Малфурион, наконец, понял, что он сделал достаточно. Убирая кончики пальцев от чешуйки, ночной эльф откинулся назад и выдохнул.

Только тогда он увидел, что трава на несколько ярдов вокруг него почернела.

Вся жизнь была высосана из стеблей. Оглядевшись вокруг, Малфурион увидел, что вся поляна, насколько он мог видеть, была сухой и чёрной. Пара деревьев стояли оголённые на расстоянии.

Страх того, что он только что совершил, заставил друида задрожать, пока он не почувствовал движение жизни под землёй. Корни травы всё ещё жили, и с помощью земли, они скоро отрастят новые могучие стебли. Деревья тоже выжили, если представится возможность, на них вскоре появятся новые, здоровые листья.

Ночной эльф вздохнул с облегчением. За несколько секунд отчаянья, он представил себя не лучше Пылающего Легиона.

"Что… что ты сделал?" спросил Красус.

"Я должен был спасти вас. Я сделал то единственное, что мне пришло в голову".

Маг встряхнул головой, как только занял сидячее положение. "Это не то, что я имел в виду, Малфурион… ты хоть понимаешь, что ты только что сделал? Ты понимаешь, какие последствия твои усилия повлекли за собой?"

"Это было необходимо", объяснил Малфурион. "Я сожалею, что вынужден был просить столь многого от земли, но она была готова на это".

Сперва, Красус заметил только почерневшую траву и мёртвые деревья. Его глаза сузились, когда он увидел свидетельство огромной проделанной работы ночного эльфа, и её результаты. "Малфурион, это невозможно".

"Это было основано на учении моего шан'до. Я просто изменил кое-что в соответствии с ситуацией".

"И добиться результата, который был совершенно невозможным для тебя, как и почти для любого мага". С некоторым усилием, дракон-маг, наконец, то поднялся. Он нахмурился когда, наконец, увидел истинные масштаб области почернения травы. "Поразительно".

Всё ещё не понимая, что же в его заклинании так встревожило Красуса, Малфурион спросил, "Вы можете чувствовать Кориалстраза? Как он?"

Красус сконцентрировался. "Связь ослабевает к той, которой она была до твоего заклинания, но я всё ещё могу чувствовать его. Он… в хорошем состоянии…, но его мысли запутались. Он немного помнит битву и то, что должен был найти меня, но во всём этом есть пробелы". Это по некоторым причинам вызвало у Красуса странный смешок. "Сейчас мы больше чем когда-либо похожи друг на друга. Действительно судьба смеётся надо мной".

"Мы его подождём?"

"Да, но не по той причине, которой он ищет меня. Зная его, я полагаю, он, скорее всего, намеревается вернуть меня обратно к Алекстразе. Но у нас нет больше времени на это. У меня ужасное предчувствие, что мы должны срочно вернутся обратно к армии. Ты можешь называть это бредом, или догадкой. Как бы то ни было когда, Кориалстраз догонит нас, мы направимся туда".

Малфурион сразу же подумал о Тиранде… и только через несколько мгновений о своём брате. "Сколько времени у него замёт, чтобы догнать нас?"

"Он дракон… и теперь более здоровый, чем раньше". Красус заметил это с краткой, довольной улыбкой. "Насколько я его знаю… совсем недолго".


Тиранда сильно выделялась среди Сестёр Элуны. Она была единственной из них, кто имел две тени.

Одну из них звали Шандриса Оперённая Луна.

Везде где не появлялась жрица, сирота следовала за ней. Шандриса следила за всем, что делала её спаситель глазами той, кто отчаянно хотел этому научиться. Когда Тиранда молилась, исцеляя травмы или ранения, молодая девушка повторяла за ней все её слова, пытаясь в точности копировать её движения.

Тиранда испытывала противоречивые чувства по поводу Шандрисы. Потерявшая родителей, девушка осталась совсем одна, у неё не осталось никого, кому можно было обратиться. Правда, было множество других, оказавшихся в подобной ситуации, но что-то в этой осиротевшей девочке беспокоило жрицу. Её преданность работе Тиранды делала её возможной послушницей, и храм всегда приветствовал новых сестёр. Тем более как бы это могло выглядеть, если бы Тиранда бросила её среди беженцев и забыла про неё? Жрица должна была держать её рядом, тем более её самой было сейчас очень одиноко.

К сожалению, были ситуации, когда осиротевшая девушка подвергалась опасности. Сестричество продолжало принимать участие в боевых действиях, каждая группа переключалась с задания на задание, как прикажет верховная жрица. Тиранда совсем не желала, чтобы Шандриса находилась возле демонов, которые без сожаления крушили и убивали всё вокруг. Шандриса, однако, уже перепугала её до смерти, проследовав за сёстрами, когда те отправились в лес предупредить Малфуриона и Красуса. И Тирада смогла обнаружить это только позднее, когда девочка случайно проговорилась об этом, комментируя события, о которых Тиранда и её подчинённые никому не рассказывали.

"Всё, хватит!" Приказала Тирана. "Пожалуйста, оставайся на месте, когда мы отправляемся в битву! Я не могу больше беспокоиться о тебе и при этом сражаться!"

Выглядя удручённой, Шандриса кивнула. Но Тиранда сильно сомневалась, что это был последний разговор на эту тему. Она могла только молиться Элуне, чтобы молодая девушка смогла угомониться.

В воздухе возникла удручающая тишина, и тут Тиранда заметила одну из старших сестёр в окружении ещё нескольких, приближающуюся к ней. На лицах старших жриц царило задумчивое выражение.

"Здравствуйте, сестра Маринда! Что привело вас в эту скромную обитель?"

"Здравствуйте, сестра Тиранда", Маринда стала мрачнее. "Я прибыла к вам от верховной жрицы".

"Да? У нее новости для нас?"

"Она… она умерла, сестра".

Тирада почувствовала, будто весь мир вокруг неё разрушился до основания. Преподобная матушка — мертва? Она выросла, слушая и наблюдая за этой женщиной, как почти и любой другой верующий. Именно из-за неё Тиранда решила принять одежды послушницы.

"К…Как?"

Слёзы текли по щекам Маринды. "Это держалось в секрете от нас. Она настояла на том, чтоб об этом знали только личные служанки. Во время нашего наступления на Сурамар, демон проткнул её копьём в живот. Она смогла бы выжить, ведь её навыки лечения очень сильны, но зверь скверны напал на неё первой. Она была уже без сознания, когда её свита, убила его. Они привели её в палатку, где она и была до тех пор… пока она не умерла, около часа назад".

"Ужасно!" Тиранда упала на колени и начала молиться Матери Луне. Маринда присоединилась к ней.

Шандриса повторила то же самое.

"Есть еще, что вы бы хотели рассказать?"

"Перед смертью она назвала имя приемника".

Тиранда кивнула. Этого следовало ожидать. Новая верховная жрица, должна была послать гонцов, таких как Маринда для оглашения вести о преемнице.

"Кто это?" Было несколько кандидатов, достойных этого титула.

"Она назвала тебя, Тиранда".

"Тиранда не могла поверить своим ушам. "Она… что?… О Мать Луна! Вы шутите?"

Шандриса взвизгнула и захлопала. Тиранда повернулась и наградила её строгим взглядом. Девочка успокоилась, но её глаза блестели от гордости.

Маринда, казалось, совсем и не думала шутить, и это испугало Тиранду. Как могла она, едва вступившая в роль жрицы, взять на себя такой ответственный титул, тем более в такое сложное время.

"Простите, что говорю подобное, Сестра Маринда, но она… она, должно быть, обезумела от боли, нанесённых ран. Как она могла на полном серьёзе назвать моё имя?"

"Она была в ясном уме и полном сознании, сестра. И вы должны понимать, что она выбрала вас задолго до этого события. Старшие сёстры поняли, что вы избранная… и никто из них не осуждал это решение".

"Это… это невозможно! Как я могу быть лидером? Как я, имея такой мизерный опыт, взять на себя мантию верховной жрицы? Есть так много других, которые знают священное писание лучше меня!"

"Но никто так не передаёт силу и желания Элуны, как вы. Мы все видели и чувствовали это. Уже существует множество рассказов о чудесах, которые вы творили среди беженцев и солдат. Множество людей были исцелены, в то время как другие не могли ничем помочь в подобных случаях".

Тиранда не понимала. "Что вы имеете в виду?"

И сестра Маринда объяснила. Все жрицы проводили большую часть времени затишья в заботах об армии. Но желать помочь и сделать что-то результативное разные вещи. Они, безусловно, помогли и исцелили многих, но так же во многих случаях они не могли справиться.

Тиранда же с другой стороны не оставила за собой ни одного раненого без должной помощи. Любой, кого она пыталась исцелить, выздоравливал. Тиранда так же помогала многим, кому другие сёстры не смогли помочь. И что больше удивляло жриц, она продолжала работать без отдыха тогда, когда любая другая бы упала в обморок без сил.

"Тогда когда другие сдаются, вы продолжаете сражаться, Сестра Тиранда".

Это никогда бы не пришло в голову молодой жрице, ведь она выполняла свой долг и не делала ничего выдающегося. Она всего лишь молилась Элуне, и Элуна помогала. Тиранда воздавала ей благодарность и переходила к другим пострадавшим.

Но, по их словам, он делала много больше.

"Я… это не может быть правдой…"

"Но так оно и есть. Вы должны принять это". Маринда глубоко вдохнула. "Вы знаете что, обычно, должна быть церемония, нужно будет привлечь многих послушниц, чтобы они увидели её".

Задумавшись, Тиранда неопределённо ответила. "Да…"

"Мы сделаем всё возможное, чтобы приготовить что-нибудь. С вашего позволения я привлек других сестёр из боя, для помощи…"

"Что?" Помимо всего прочего, они планировали сделать это из-за неё? Тиранда заявила: "Нет! Обойдёмся без церемонии!"

"Но, Сестра…"

Используя своё новоприобретенную, пусть и нежеланную власть, она одарила Маринду взглядом, в котором говорилось, что она не потерпит никаких аргументов, а затем добавила: "Похоже, у меня нет выбора, и придётся согласиться. Но я не могу принять это, если это означает создание церемонии, которая отвлечёт нас от опасности! Я стану верховной жрицей, по крайней мере, пока эта война не окончится… но я сохраню мои настоящие одежды…"

"Но одежды по статусу…"

"Я сохраню мою прежнюю мантию, и не будет никакой церемонии! Мы не можем пойти на такой риск с нашим народом. Пусть они видят нас и продолжают лечить и бороться во имя Матери Луны. Это понятно?"

"Я…" Маринда опустилась на колени и склонила голову. "Я повинуюсь, госпожа".

"Встаньте! Я не хочу видеть ничего подобного! Мы все сестры, и равны в сердце! Все мы отдаём дань Элуне! Я не хочу чтобы, кто-то делал то, что не стала бы делать я".

"Как вам угодно". Но старшая сестра не поднималась, и будто бы ждала чего-то от Тиранды. После некоторого замешательства она, наконец, поняла чего именно.

Пытаясь заставить перестать дрожать свои руки, Тиранда протянула ладонь и коснулась головы Маринды. "Во имя Матери Луны Элуны — той что видит всё, я даю благословение".

Она слышала, как другие жрицы вздохнули с облегчением. Выражение лица Маринды стало сродни тем, что было у других сестёр, включая Тиранду. "Я передам вашу волю другим. Если мне будет дозволено".

"Да… спасибо".

Как только Маринда ушла, Тиранда почти рухнула на стул. Этого не могло быть! В некотором смысле это могло оказаться ночным кошмаром, будто повстречаться лицом к лицу со всем Пылающим Легионом. Она глава храма Элуны! Воистину Калимдор рушится.

"Как замечательно!" Воскликнула Шандриса, снова хлопая в ладоши. Она подбежала к Тиранде, почти обнимая её, а затем вместо этого попыталась быть как можно более серьёзной. Сирота встала на колени перед верховной жрицей и ждала её благословения, как до этого делала Маринда.

Побеждённая, Тиранда дала ей благословение. Выражение лица Шандрисы изменилось на благоговеющее. "Я буду следовать за вами всю жизнь, моя госпожа!"

"Не называй меня так. Я всё та же Тиранда".

"Да, моя госпожа".

Выпустив раздражённый выдох, новая глава храма, задумалась над тем, что же ей делать дальше. Существовало несчётное количество деталей и ритуалов, которые нужно было выполнять верховной жрице. Тиранда напомнила себе, что делала её предшественница. В храме так же происходили благословение каждый вечер во время восхода Луны. Кроме того, многие дворяне проводили свои церемонии признания так же в храме… И эти песнопения…

Она смотрела на своё мрачное будущее, чувствуя себя больше в ловушке, чем получившей какую-то честь.

Её размышления внезапно прервал стон, доносящийся со стороны палаток беженцев. Тиранда узнала этот звук, она часто слышала подобные раньше. Кто-то был в ужасной агонии.

Церемонии могли подождать. Ритуалы могли подождать. Тиранда присоединилась к сёстрам, чтобы помочь другим, неся волю Элуны.

Двигаясь на звуки боли, новая верховная жрица продолжила свою работу.

Глава 18


Королева решила прокатиться верхом, и если Азшара задумала сделать что-то, то не один демон этого мира не мог заставить её отказаться, а это означало, что у капитана Варо'тена не было никаких шансов. Задумав это довольно давно, она покинула пределы своего дворца. Окруженная строем своих неуклюжих телохранителей и несколькими солдатами отряда капитана с ним во главе, Азшара и ее служанки спокойно проехали через ворота и оказались в Зин-Ашари.

Правительница ночных эльфов уже видела руины Зин-Ашари из окна, но впервые оказалась так близко к ним. Она с интересом осматривала разрушенные дома и захламлённые улицы, иногда ей на глаза попадались трупы, пока ещё не тронутые падальщиками. Губы Азшары поджались, когда она учуяла неприятный запах.

Варо'тен сердито бросил взгляд на окружающий мир. Он не мог допустить, чтобы кто либо беспокоил его королеву. И если бы, где-то поблизости оказался враг, капитан всегда держал наготове свой меч. Из-за одной из разрушенных башен высунулся зверь скверны, бешено и громко жуя что-то зубастой челюстью, но завидев колонну королевы скрылся обратно.

За то время, в течении которого они проехали некоторое расстояние Азшара не вымолвила ни слова, и другой из её сопровождения не осмелился этого сделать тоже. Ее стража сбилась теснее и была наготове, хотя угрозы не наблюдалось, теперь демоны так же, как и другие солдаты были непреклонны в своем лояльном отношении к ней. Казалось, если бы она приказала им напасть на себе подобных, они повиновались бы ей без колебаний. Конечно, Азшара никогда бы не сделала этого, потому что совсем скоро прибудет тот, кого она не хотела бы разочаровывать — владыка Пылающего Легиона, Саргераса.

«Скоро ли это наступит, как вы думаете, мой дорогой капитан?» — спросила она

Офицер смутился — «Светлейшая из Светлейших?»

«Его прибытие мой капитан. Его прибытие…»

Варо'тен ответил немедля — «О, да, моя королева, очень скоро! Маннорот утверждает, что ночь от ночи портал становится все мощнее»

«Он действительно должен быть богом среди богов, если порталу необходимо быть таким мощным, лишь для того, что бы позволить ему войти».

«Как скажешь, моя королева»

«Он должен быть…великолепным» — Азшара сказала это тоном, присущим только ей

Покрытый шрамами снова кивнул, пытаясь скрыть свою зависть. Никто не мог конкурировать с богом.

Тот же зеленый туман, что простирался сейчас над большей частью Калимдора, продолжал окутывать город. Для Азшары он казался чудесным дополнением к таинственному виду столицы, в то же время, сохраняя от ее глаз некоторые вещи, которые могли бы быть неприятны ей. Когда мир будет перерождён, она попросит Саргераса удалять эту дымку, ну а пока её вполне нравился этот туман.

Когда отряд подошел к месту, которое раньше было одной из больших площадей, Азшара огляделась вокруг. Она осадила своего ночного саблезуба, остановилась и погладила животное, что бы успокоить его. Как и всех остальных во дворце, животных затронуло появление Саргераса. Глаза огромных кошек были наполнены кровью и жестокостью. Они нападали на своих сородичей, тех, что не служили в королевских конюшнях и разрывали их в клочья.

«Капитан и я продолжим дальше одни, некоторое время»

Ни ночные эльфы, ни демоны, не были довольны этим решением…кроме Варо'тена, конечно. Он сердито оглядел своих людей и проворчал — «По желанию Королевы!». Не в силах спорить с этим фактом, свита остановилась на месте, а пара медленно поехала дальше. Азшара ничего не говорила, пока они не оказались вне пределов слышимости для остальных.

«Все ли идет хорошо?» — произнесла она, улыбаясь Варо'тену

«Что вы имеете в виду?»

Королева смотрела на горизонт. «Чистка моего царства. Я думала, всё будет готово к настоящему времени».

«Архимонд проследит за этим, моя Королева»

«Но я хотела бы покончить с этим, к прибытию Саргераса! Разве это не будет огромным подарком…для моего суженого?»

Варо'тен приложил все усилия что бы сдержать себя и, успокаивая свою ревность, выдавил из себя — «О да, огромный подарок. Все непременно сбудется»

«Тогда, что мешает этому?»

«Есть много вещей — Логистика, шансы…»

Она наклонилась к нему, предоставляя ему узреть все красоту ее тела.

«Мой дорогой, дорогой Варо'тен! Разве я, при всей вашей фантазии, могу быть похожа на выносливого, мускулистого солдата, такого как вы, например?»

Его щеки потемнели — «О нет! Конечно же нет, о совершеннейшая!»

«Тогда пожалуйста… не используйте эти военные термины. Я бы предпочла, чтобы вы просто показали мне» Азшара подняла руку ладонью вверх. В ней появилась небольшая кристаллическая сфера, размером с горошину, однако прямо на глазах Варо'тена сфера выросла до размера с небольшой фрукт. Даже, несмотря на полумрак, она светилась, напоминая полную луну.

«Не доставите ли вы мне удовольствия, дорогой капитан?»

Взяв сферу, солдат ос шрамом сконцентрировался. Хотя вряд ли колдовство Высокорождённых можно было бы сравнить с его навыками, но сфера сразу отреагировала на него, превращая мысли в видения.

«Вы спросили меня, что нас задерживает, моя королева? Я бы сказал, что это только одна из причин»

Из памяти капитана сперва всплыл образ рыжеволосого существа, такого, какого Азшара никогда не видела раньше. Она внимательно его осмотрела, ее глаза блестели.

«Его внешность по своему красива. Определенно мужчина»

«Волшебник. Могущественный» образ в шаре изменился приобретая другие черты. Приобретая в облике более мудрые черты лица, очевидно намного старше

«Любезный А не труп ли вы мне показываете?»

«Нет. Несмотря на свою окраску или ее отсутствие — это живое существо. Он представлял небольшую опасность для нас, когда мы столкнулись с ним, но я полагаю тогда он был под воздействием какой-то болезни…с того времени мои шпионы сообщили что он был замечен в компании дракона».

Это впечатлило королеву — «Дракон?»

«Да, но он и зверь не доставили неприятностей воинам Архимонда. Оба недавно исчезли, хотя я подозреваю что он вернется»

«Может быть, это не так и страшно, в конце концов», — прокомментировала Азшара, разглядывая бледную, настолько сродную ночным эльфам фигуру, — «они единственные кто препятствую совершенству моего мира?»

Капитан Варо'тен нахмурился — «Есть некоторые из нашей расы, моя леди. Это было непродуманно и ошибочно с их стороны. Две персоны могли бы вызвать интерес у вашего высочества. Прошу сразу меня простить, изображение нечеткое, образы передавались мне из сознания других людей».

У одного из них волосы были собраны в пучок, и он носил всё черное, у другого распущены и одет он очень невзрачно. Оба были настолько сродни друг другу, что казалось, были одним и тем же.

«Близнецы, моя Королева», — уточнил он, — «Братья»

«Близнецы…как восхитительно», — она провела пальцами по размытому изображению, — «Но так молоды, безусловно, лидеры не они»

«Могущественны в своём искусстве, но не более того, не один ведут сопротивление. Лидером является, конечно же, почтенный Лорд Курталос Гребень Ворона».

«Милый Гребень Ворона, он всегда был моим самым заветным слугой и вот как он решил вознаградить меня».

Капитан Варо'тен отклонился от сферы королевы. Его глаза были темнее ночи, он сказал ей — «Крепость Чёрного Грача всегда завидовал славе Светлейшей из Светлейших».

Она кратко выдохнула — «Я недовольна действиями Лорда Гребня Ворона, Варо'тен», — и наконец закончила, — «Можете ли вы исправить это?»

Он не показал ни капли удивления — «Цена будет высока, но это может быть сделано, если это ваше желание».

«Мое заветное желание, дорогой капитан»

Азшара слегка погладила его по щеке, затем резко развернулась и направилась обратно к ожидавшим охранникам. Ее длинное полупрозрачное платье развевалось позади нее. Взяв себя в руки, офицер думал о желаниях его возлюбленной. Гребень Ворона вызвал ее недовольство- не существовало большего преступления во всем Калимдоре.

«Будет сделано, моя Королева», — пробормотал он, — «Будет сделано.»


• • •


Ополчение оставило Сурамар далеко позади и теперь гнало демонов в направлении Зин-Азшари. Великое заклинание Ронина постепенно прекратило своё действие, но теперь и Лунная Стража Иллидана и солдаты отошли от усталости, взяв себя в руки и начали громить демонов везде, где бы те не закрепились.

Ронин не унимался, не смотря на свой успех. Хоть он и выбирал моменты для того что бы передохнуть, но он тоже пользовался ситуацией, что бы посеять новый хаос на Пылающий Легион. Каждый демон, которого ему удавалось убить, представлялся опасностью для его семьи, если бы он выжил. Ронина больше не заботило, как отразится его участие в этой войне. Если Пылающий Легион будет уничтожен здесь, то ни демоны, ни нежить Плети, не нанесут шрамы миру будущего.

Брокс тоже не отставал. Он был воином орком, а орки должны драться. Пусть другие беспокоятся о последствиях — есть только он и его топор, жаждущий крови демонов.

Клин армии ночных эльфов прорубался вглубь рядов демонов. По флангам Лунная Стража гнала врагов прочь. Эредары и Повелители Ужаса еще наносили ответные удары от случая к случаю, но не было ничего такого, с чем не мог бы справиться отряд Иллидана.

«Мы отбросили их к холмам Урае», — отрапортовал Джарод Ронину, — «За их пределами лежит Зин-Азшари».

«Это хорошо, что мы изрядно их покромсали», — ответил мастер мрачно, — «Если бы их было больше, и они были бы организованней, это место стало бы для нас роковым в этом противостоянии. Они заняли более высокую позицию».

«Когда мы достигнем другой стороны, холмы окажутся за нами и сможем этим воспользоваться!»

«Тогда в путь, чем скорее, тем лучше».

Демоны продолжали отходить в холмы неконтролируемой хаотичной массой. Ронин перестал чувствовать Архимонда. Если бы лорд демонов контролировал свою армию, то может быть, она сражалась бы и лучше. Если только…

Хотя возможно… он остановился, поражённый, собственной мыслью.

«Джарод! Брокс! Мне нужно найти Гребня Ворона»

«"Иди!" проворчал орк, как только его топор разрубил броню Стражника Скверны, а затем и самого демона.

Ронин почувствовал укол совести, за то что оставляет своих товарищей в такое время, но тем не менее он был уверен, что ему нужно быстро найти командира. Ужасная идея посетила его, но только военноначальник мог подтвердить или опровергнуть его мысли. Но найти Лорда Гребня Ворона было непростой задачей. Его ночная пантера медленно продвигался через расположение солдат, но все опрошенные, Ронином не могли ему помочь. Он мог быть в тысяче разных мест, а мог быть у Ронина под самым носом. Его тревога росла, но Ронину наконец таки удалось найти человека, который мог знать где находится Гребня Ворона. Доспехи лорда Десдела Звёздного Ока выглядели абсолютно безупречно, его саблезуб был по-прежнему ухожен. Ронин удивился этому, как такое вообще могло быть, когда он находился непосредственно рядом с битвой, к тому же наверное участвовал в ней. Тем не менее Звёздное Око был ушами Лорда Гребня Ворона и это было единственным что сейчас имело значение.

«Мой лорд! Мой лорд!», — крикнул рыжеголовый мастер

Ночные эльфы взглянул на него, как на что-то раздражительное. Звёздное Око сунул руку в карман и достал немного нюхательного порошка, его меч остался в ножнах.

«Сейчас самый неподходящий момент заклинатель», — упрекнул он, — «Чего же ты хочешь?»

«Мне нужно поговорить с Лордом Гребнем Ворона! Где он?»

«Кур’талос сейчас очень занят. Не должны ли вы вернуться назад для колдовства чего-то там…?

В своем времени Ронин часто встречал людей подобных этому ночному эльфу. Такие лидеры как Десдел Звёздное Око были не только неэффективны, но и опасны, если командовали кем ни будь. Родившись в мирное время, у них было истинного представления о войне, они рассматривали ее как игру.

«Это очень важно, мой господин!»

«О чем вы?»

У мага не было времени на это, но он понял, что он толком ничего не добьётся от Ока Звезды, пока не убедит его, что ситуация действительно серьезная. «Я должен знать — возвращались ли к Гребню Ворона какие-нибудь всадники в последнее время. Был ли кто-то из них за холмами?»

Ночной эльф фыркнул — «Вы сами окажетесь за холмами через несколько часов и все увидите».

Ронин сожалел о том, что у него не было никакой магической связи с командиром, Гребень Ворона запретил такое общение с ним. Ночной эльф верил в то, что, несмотря на всю их силу, волшебники были более восприимчивы к чужому вторжению в свои мысли. Он не хотел рисковать своим планом, который, в свою очередь, мог бы быть прочитан через связь с волшебником. Эта идея еще долго была смехотворна для человека, и он продолжал приводить доводы для поддержания такой связи, но вскоре сдался.

«Лорд Звёздное Око … где он?»

Краткий намёк на размышление пресек надменное выражение лица дворянина. Наконец он ответил: «Следуй за мной, колдун. Я отведу тебя туда, где в последний раз видел его».

Выдохнув с облегчением, Ронин двинулся вслед за Звёздным Оком. К его удивлению, однако, ночной эльф начал удаляться от битвы. Ронин начал было возражать, но затем увидел, что тем самым они сохраняют время, перемещаясь с одного конца войска к другому. Здесь было меньше солдат, создающих живой барьер. Но даже при таком маневре драгоценное время ускользало, с того момента как они направились туда, где Звёздное Око в последний раз видел Гребня Ворона. Между тем ночные эльфы еще ближе придвинулись к холмам, заставив демонов теперь отступать через постоянно сужающиеся проходы.

Может быть, Звёздное Око был прав, мрачно подумал мастер. К тому времени, как мы найдем Гребня Ворона, эльфы уже будут на холмах, и чуть ли не на пол пути к Зин-Азшари…

«Там!», — наконец крикнул Звёздное Око, — «видишь его знамя?»

Но Ронин не видел — «Где?»

«Там… ты, глупец!», — Звёздное око покачал головой, — «Теперь оно скрылось из виду. Пошли, я проведу тебя ближе к нему

Если Око Звезды замыслил поскорее избавится от мага, то он жестоко ошибался. Ронин внимательно следил за тем как он и ночной эльф пробирались через плотные ряды солдат, но так ни разу и не увидел знамени Лорда Гребня Ворона. Одновременно с двигающимся войском, бородатый командир тоже менял свою позицию, что еще больше усложняло задачу Ронина.

«Проклятье!», — произнес эльф через некоторое время, вытирая грязь со своей безупречной брони, — «Он был там! Я видел его!»

Они пересекли строй, но так и не увидели знамени Гребня Ворона. Ронин смотрел на холмы, которые были так близко и выглядели, будто острые зубы Он мог уже разглядеть мелькающих среди них демонов, их отступление сильно замедлилось крутым подъёмом. В некоторых местах Пылающий Легион даже остановился. Или же они?… Звёздное Око указал рукой на точку впереди, но как раз в этот момент капелька грязи попала в глаз Ронина. Ронин отвернул свою голову от направления с которого поду ветер и попытался проморгать её.

Знамя Крепости Чёрного Грача предстало перед его изумлённым взглядом.

«Он там!», — крикнул человек

«Нет, я думаю что это…», — Звёздное Око прервался, взглянув в истинное направление, куда указывал Ронин, — «О да, конечно! Там!»

Не утруждая себя ожиданием, пока дворянин поедет туда, Ронин сам направил саблезуба в сторону ставки Гребня Ворона. Пробиваться сквозь поток солдат оказалась довольно сложно, но он не остановился. Еще имелся шанс, ему нужно было просто добраться…

От куда-то спереди раздались множество звуков, затрубили рога и забили барабаны. Люди вокруг мага выглядели испуганными.

«Что это?», — кричал он солдатам вокруг, но когда те не ответили ему, он обернулся…

«О, нет…», — произнес он в ужасе.

Холмы теперь кишели демонами, направляющимися к ночным эльфам. Это конечно не испугало Ронина, но огромное количество демонов по краям холмов создавали огненный поток — ужасающая картина. Хуже того, в туманном небе над головой он увидел дождь из огромных камней, падающих на защитников. И конечно же это были не камни, а смертельный дождь из Инферналов.

Ронин наблюдал как число чудовищных воинов росло, и теперь их было гораздо больше, чем во всей предыдущей борьбе. Маг понял почему командир демонов допустил все предыдущие малозначительные поражения. Он собрал бойцов со всего Калимдора, верно полагая, что ночные эльфы являются главной преградой в победе Пылающего Легиона. И теперь Архимонд встретил своих противников там, где именно хотел.


• • •


Голоса в голове Нелтариона шептали с нетерпением. Черный дракон пристально слушал каждого из них, несмотря на то, что они говорили одно и то же.

Время пришло…

Время пришло…

Время пришло…

Он взял Душу Дракона и поднял ее высокого своими передними лапами. Пристальный взгляд перенёсся с нее на других Аспектов, он прогремел: «Время пришло».

Склонив головы в знак признательности, они вышли по одному из пещеры. Только когда в пещере с ним не осталось никого, конечно, кроме голосов в его голове, Нелтарион добавил: «Мое время…».


Спустя минут драконы начали выбираться, из каждой пещеры, из каждой пропасти, некоторые выползали из-под земли, другие спрыгивали с высоких горных пиков. Они вылетали отовсюду, где был выход во внешний мир. Пришло время действовать.

Никогда прежде за историю этого мира их не собиралось так много в одном месте. Теперь, когда они собрались вместе, их великолепие внушало страх даже некоторым из них самих. Красный летел рядом с бронзовым, а рядом с ним зеленый, синий и черный взмыли в воздух. Пять великих стай объединились в одну.

Тут были и драконы, чьи крылья, казалось, простирались по всему небу, другие, по сравнению с ними выглядели комарами. Независимо от возраста, стар или молод, все были здесь, приказ Аспектов требовал этого.

Однако первые воспарившие драконы не сразу направились к царству ночных эльфов. Вместо этого они кружили высоко над горами, паря в воздухе, и ждали своих братьев. Они заполнили все небо и летали друг над другом, чтобы не столкнуться.

Легендарные гиганты продолжали выбираться из пещер. Для любого кто бы увидел их, это выглядело как будто наступил конец света…возможно так и было. Драконы понимали зло, исходящее от демонов и никто не мог бездействовать перед лицом такой угрозы. Дракон за драконом взревели с вожделением так, будто возбуждали свою кровь перед подготовкой к сражению.

Затем появились сами аспекты — Красная Алекстраза, Мать Жизни. Синий Малигос, Ткач Заклинаний. Зелёная Изера, та, что правит снами. В отсутствии Безвременного Ноздорму, его роль взяла на себя старшая из его супруг.

Только после того как они собрались Чёрный Нелтарион— Хранитель Земли явил себя.

Крошечный диск ярко блестел, несмотря на свой скромный вид, ослепляя драконов. Нелтарион взмыл в воздух и заревел, его рёв поддержали все остальные драконы.

Как только Нелтарион полетел вперёд, другие драконы последовали за ним. Время расплаты не за горами. Они отдали часть своей силы, что бы создать оружие против могущественных врагов, и если этого окажется недостаточно у них есть когти, зубы, чтобы бороться против демонов.

И если это не поможет,…то не останется ничего.


Тиранда услышала крики, звуки рогов. Она сразу же поняла, что это означает. Их снова ждет борьба, демоны нанесли ответный удар, и будет очень трудно. Оставив несчастного, которого она исцелила, новая глава жриц Элуны взобралась на своего ночного саблезуба. Шандриса, уже сидевшая верхом освободила место для нее, еще двое отправились на поиски остальных сестер. Большинство из них уже ждали ее. Когда она приблизилась, все опустились на колени и склонили головы.

«Пожалуйста! Прекратите!», — Тиранда явно чувствовала себя неудобно, — «Не надо этого!»

«Мы ждем ваших приказов», — почтительно обратилась Маринда.

Тиранда боялась этого момента. Перед ней стоял выбор — организовывать ли помощь для беженцев и раненых солдат, или же бросить сестричество в пыл битвы.

«Мы должны…», — она остановилась, про себя молясь, Матери Луне, и продолжила, — «Мы должны равномерно распределится по ослабленным областям линии фронта,…но не все! Я хочу…Я хочу, что бы треть из нас отошла в тыл и лечила раненых».

Некоторые из сестер смутились, явно желая быть на передовой рядом с бойцами. Тиранда понимала это, но так же признавала, что сражение могло быть отчаянным, и могли пригодиться все навыки которым их учили в Храме

«Нам нужны целители среди солдат, что любой раненый, способный бороться, мог вернуться на поле боя. Взглянем с другой стороны: Сестричество Элуны должно быть всегда. Если мы все ринемся в бой, а затем умрем, кто же тогда будет нести доброе слово и любовь нашему народу?», — Тиранда старалась не думать о возможности победы демонов, ведь тогда некого, да и некому будет учить. «Слушаем и повинуемся», — произнесла одна из старших жриц, остальные кивнули.

«Маринда, я оставляю в ваше распоряжение тех, кто будет ухаживать за ранеными.»

«Хорошо, госпожа»

Тиранда рассуждала дальше — «И если я погибну, я желаю что бы ты взяла руководство на себя».

Другая ночная эльфийка посмотрела на нее в ужасе — «Но Тиранда!»

«Цепь должна быть непрерывной, я понимаю это, надеюсь что и вы тоже».

«Как скажете», — Маринда нахмурилась, — «Я сделаю это».

Она кратко переглянулась с другими сестрами. Поскольку Тиранда огласила свое решение, значит она считала, что это была лучшая кандидатура, что бы повести жриц, если ей не удастся выжить. Новая верховная жрица выдохнула. Возможно, ее решения были опрометчивы, но она не могла думать об этом сейчас. Эти решения были необходимы. Это было необходимо Элуне.

«Это все что я хотела вам сказать…и пусть безмятежный свет Матери Луны освещает ваш путь».

Тиранда видела, как многие из сестер остались. Те кто собирался следовать за ней

начали снаряжаться. Одна из них посмотрела на Тиранду — «Госпожа, а что делать с ней?»

«С ней?», — Она моргнула. Постоянно находившаяся вместе с Шандрисой и настолько привыкшая к ней, Тиранда забыла, что молодая девушка не могла идти с ней.

Вероятно догадавшись о том, что должно было произойти, Шандриса сжала кулаки — «Я иду с вами!»

«Это невозможно»

«Но я умею пользоваться луком! Мой отец научил меня! Я стреляю так же хорошо, как и любая из них!»

Несмотря на сложившуюся ситуацию, ее неповиновение вызвало улыбки у некоторых из сестер.

«Правда хорошо?», — пошутила одна из сестер.

Тиранда взяла Шандрису за руку — «Нет. Ты останешься здесь».

«Но…»

«Достаточно, Шандрис»

Из ее глаз потекли слезы, и сирота спустилась вниз. Она уставилась на Тиранду с большими серебряными каплями на щеках, из-за которых Тиранда почувствовала себя виноватой.

«Я скоро вернусь, Шандриса. Ты знаешь, где меня ждать»

«Д-да… госпожа»

«Выдвигаемся», — приказала другим Тиранда. Если Элуна выбрала ее для исполнения этой роли, она должна принять это и приложить все усилия для того, что бы оправдать ее ожидания. Сюда входило и сохранение жизни сестер, как учила Мать Луна, даже если она должна была пожертвовать собой, чтобы выполнить это.

Шадриса смотрела, как они уезжают. Лицо сироты было заплаканным, но ладони сжаты в кулак. Ее сердце стучало в такт с биением барабанов войны и криков умирающих. Она не выдержала больше и побежала вслед за жрицами.

Глава 19


Хотя он и сказал Малфуриону, что Кориалстраз не заставит себя ждать, Красус настоял на том, чтобы они продолжили двигаться по направлению к битве. Он сделал это не для того, чтобы сократить путь. Едва ли это принесло бы результат. Расстояние, которое они прошли бы, старый и больной дракон пролетел бы за пару минут. А исцеленному чудесным заклинанием друида Кориалстразу хватило бы одной.

Нет, они шли потому, что дракону-магу необходима была прогулка, чтобы умерить свое нетерпение. Он так хотел ускорить ихнее путешествие, но не осмеливался открыть еще один портал к их цели, только не после бедствия. Это не оставляло ему иного выбора, кроме как ждать младшего себя, но даже зная, что скоро их подберет быстрый дракон, у Красуса было ощущение, что времени практически не осталось. Что-то вот-вот должно было произойти, а он был не при делах.

Если Кориалстраз сможет быстро доставить их на поле боя, тогда все еще может быть спасено. Если же нет…

"Мастер Красус! Кажется, я заметил что-то позади нас!"

Молясь, чтобы это не был еще один из охотников Нелтариона, он оглянулся. Одинокая огромная фигура быстро двигалась к ним.

Неожиданно Красус почувствовал покалывание в голове. Он позволил себе легкую усмешку. "Это Кориалстраз".

"Слава богу!"


Крылья красного гиганта мощно били по воздуху, и казалось, что с каждым ударом он пролетает целую милю. Кориалстраз быстро увеличивался в размере, и, наконец, стало возможным разглядеть его выражение лица. Красус подумал, что его младшее Я выглядит чрезвычайно облегченно.

"Вот вы где! пророкотал гигант, приземляясь недалеко от них. "Каждая секунда полета казалась мне целым часом, хотя я и летел так быстро, как мог!

"Приятно видеть тебя", сказал ему маг.

Кориалстраз опустил голову и с любопытством уставился в глаза Красусу, как будто недоумевая над чем-то. "Это правда?"

Выражение, с которым он спросил Красуса, заставило его вздрогнуть. Кориалстраз совершенно точно знал, кем и чем на самом деле является заклинатель.

"Да", ответил он своему второму Я, "правда".

"И ты", сказал дракон, разворачиваясь к Малфуриону. "Я в вечном долгу перед тобой, ночной эльф".

"В этом нет нужды".

Гигант фыркнул. "Это ты так говоришь. Не ты умирал тогда".

Глаза Красуса сузились. "На тебя напали, не так ли?"

"Точно, двое от Хранителя Земли! Они были наполнены ужасающим безумием! Я убил одного, но другой схватил меня. Впрочем, теперь он тоже мертв.

"Как я и боялся". Маг не мог сказать большего — ему мешало заклятье. Раздраженный, он переключился на тему, которую мог обсудить. "Мы должны вернуться к Ронину и остальным. Ты готов отнести нас туда?"

"Забирайтесь и выдвигаемся".

Друзья сделали так, как он сказал. Когда они устроились на его плечах, Кориалстраз расправил крылья, затем аккуратно взлетел. Сделав два круга над полем, он направился в сторону битвы.

Пока они летели, Красус постоянно оглядывался назад. Он был уверен, что момент, когда за ними последуют драконы, настанет очень быстро, но пока он ничего не замечал. Это давало ему надежду на то, что он успеет придумать план до того, как Нелтарион совершит свое предательство. Если бы злая сила этого существа была остановлена, или, даже лучше, передана в руки не испорченного существа, демоны могли бы быть побеждены, а его вид — спасен от практически полного вымирания.

"Похоже, мы приближаемся", сказал Малфурион. "Небо становится пасмурным!"

Конечно, они скоро влетели в густой туман, который появлялся везде, где проходили демоны. Кориалстраз старался лететь низко, но для того, чтобы избегать полета вслепую, ему приходилось буквально задевать телом землю. Поняв тщетность этих попыток, он сказал, "Я должен взлететь выше! Возможно, там мы, наконец, вылетим из этого тумана!"

Троица поднималась вверх сквозь туман. Красус прищурился, но не смог увидеть ничего дальше носа своего младшего Я, а иногда и того меньше. Он знал, что с такой плохой видимостью Кориалстразу придется полагаться на нюх и другие чувства при выборе направления.

"Должен же он когда-нибудь кончиться?" Рявкнул красный дракон. "Я вылечу из него, даже если мне придется…"

Вдруг, на их пути выросла крылатая фигура. Привратник ада метнулся в туман, увидев дракона.

Кориалстраз немедленно упал ему на хвост, заставив Красуса и Малфуриона крепко ухватиться за него.

"Оставь его!" закричал маг. "Мы должны попасть на поле битвы!"

Но ветер, созданный сильными ударами крыльев Кориалстраза, заглушал слова. Красус ударил по шее дракона, но тяжелая чешуя не дала ему почувствовать этого.

"Как насчет заклинания?" прокричал Малфурион. "Что-нибудь, чтобы привлечь его внимание?"

Сначала Красус подумывал об этом, но потом забраковал эту идею. "Если мы напугаем его, он может взбрыкнуть и сбросить одного из нас, или даже обоих! В таком густом тумане он не сможет поймать нас до того, как мы ударимся об землю!"

Вынужденные дать Кориалстразу продолжить погоню, друзья могли лишь пригнуться и надеяться, что дракон или быстро поймает демона, или оставит его в покое. Впрочем, помня, каким непреклонным он был в молодости, Красус знал, что Кориалстраз не сдастся так просто. Его собственное упрямство теперь работало против всех них.

И снова демон мелькнул в пределах видимости. Грозный рогатый воин летел настолько быстро, насколько ему позволяли его мощные крылья. Даже понимая, что он не сможет тягаться с таким гигантом.

Маг нахмурился. Привратник ада был достаточно сообразителен, а сквозь туман он видел намного дальше своих врагов. Демон должен был уже придумать способ отделаться от Кориалстраза, у которого были явные проблемы с обнаружением врага. Так что, судя по всему он летел…

Вдруг, Красуса осенило. "Малфурион! Приготовься! На нас сейчас нападут!"

Друид огляделся, высматривая врагов в тумане.

Секундой позже, они увидели сразу многих.

Крылатые воины атаковали троицу со всех сторон. Как минимум полдюжины залетела снизу, атакуя дракона по груди и животу. Остальные зависли сверху, ища способ убить или сбросить двух наездников. Еще несколько летали спереди и позади гиганта.

Кориалстраз заревел, выпуская огненную струю в зависших перед ним. Большинство демонов разлетелись, но один оказался в центре струи и был испепелен.

Массивный красный хвост ударил, как булава, и отбросил прочь трех Привратников. Остальные увернулись и начали рубить его своими ужасными клинками, оставив пару царапин на чешуе.

Над ним, Красус и Малфурион были в ловушке. Маг-дракон смог применить быстрое заклинание, создавшее мерцающий оранжевый щит над ними, но демоны принялись рубить его, быстро истощая его работу.

Ночной эльф запустил руку в карман. Схватив пригоршню мелких частичек, он незамедлительно швырнул их в демонов. Попав на цели, частички распустились огромными завитками лиан. Малфурион пробормотал пару слов, и лианы начали разрастаться во все стороны.

Демоны принялись рвать и рубить растения, опутывающие их, но лианы отрастали быстрее, чем они успевали бить по ним.

Несколько лиан обвились вокруг шеи одного из демонов и сдавили ее. Раздался хрустящий звук, и рогатый воин упал, исчезнув из виду.

Остальные демоны обнаружили, что их конечности, и, самое главное, крылья оказались связаны. Двое, закричав, упали вниз.

Красус закричал, когда Привратник ада, попавший под щит, ударил его по плечу. С пылающими глазами маг произнес слово силы, в которое он вложил всю свою ярость. Демон взвыл, его плоть начала таять, словно воск, капая сквозь пылающую броню. В следующую секунду он рухнул вниз грудой обожженных костей.

И все же казалось, что Привратники ада повсюду. Красус не мог избавиться от ощущения, что они специально ожидали здесь или дракона, что помогает ночным эльфам, или любого другого из этих гигантов. Ирония заключалась в том, что демоны могли оттянуть предательство Нелтариона на время, достаточное для того, чтобы Красус сделал что-нибудь с этим.

Стесненный тем фактом, что он нес ездоков, Кориалстраз не мог нырнуть вниз, как он сделал бы в обычной ситуации, но, тем не менее, дракон умело пользовался остальными своими возможностями. Один из демонов подобрался слишком близко. Схватив его челюстями, Кориалстраз сокрушил врага, затем сплюнул его останки.

Тряся головой, он проревел, "Отвратительный вкус! Отвратительный!"

Красус продолжал осматриваться вокруг. Пылающий Легион никогда не атаковал одной волной. У них всегда были воины в резерве, ожидающие подходящего момента.

Он заметил четырех Привратников ада, летящих бок о бок. Через пару секунд он понял, что они держат нечто, кажущееся на первый взгляд длинной толстой веревкой. Однако, когда они приблизились, он увидел, что это не веревка, а нечто вроде гибкой металлической полосы.

Он перевел свой взгляд в противоположную сторону. Естественно, еще четверо демонов несли похожую вещь, и обе группы направлялись к крыльям Кориалстраза.

"Малфурион! Взгляни туда!"

Друид взглянул, и на его лице появилось недоумение. "Что они собираются сделать с их помощью?"

"Вероятно, запутать или связать его крылья! Кориалстраз слишком увлечен боем. Мы должны остановить их, любой ценой!"

Пока он говорил, старейший маг заметил еще две группы с похожим оснащением. Похоже, демоны хотели выполнить ужасную задачу наверняка.

Пока несущие полосы приближались, остальные Привратники ада начали сражаться с еще большей яростью. Красус и ночной эльф постарались сфокусироваться на истинной угрозе, но Пылающий Легион не собирался позволять им этого.

Мощный порыв ветра разметал множество адских воинов сверху. Малфурион выдохнул — заклинание, ко всему прочему, отняло что-то у него. Однако он смог купить немного времени для Красуса.

Позаимствовав одну из самых мощных атак друид, убийца Хаккара Красус направил взгляд на первую группу. Демоны уже практически нависали над левым крылом отвлеченного Кориалстраза. Если им удастся обмотать до невозможности длинный трос вокруг крыла, дракону придется удерживаться в воздухе при помощи лишь правого крыла — невыполнимая задача.

Разряд ударил лишь в одного демона, но электричество прошло по тросу, который они несли, и ударило в остальных. Ужасные нападающие затряслись и закричали, затем, когда электричество исчерпалось, их руки отпустили стальную веревку. Четверка упала в туман.

Хотя он и остановил одну из групп, Красус видел еще, как минимум, пять других. Другие крылатые воины приближались, вызывая отчаяние у троицы.

"Я должен попросить вас о величайшей из услуг!" проревел красный дракон. "Вцепитесь в меня так сильно, как если бы от этого зависели ваши жизни, ибо так оно и будет!"

Две маленькие фигуры немедленно подчинились. Красус прокричал "Зацепись ногами за чешую, Малфурион! Быстро!"

Как только они это сделали, Кориалстраз перевернулся на спину.

Этот маневр застал Пылающий Легион врасплох. Огромные кожистые крылья Кориалстраза сбивали демона за демоном. Две группы, несущие металлические полосы полетели кувырком, их ноши исчезли внизу, в тумане.

При перевороте красный гигант выпустил три быстрых, но сокрушающих потока пламени. Первые два сокрушили пару Привратников ада. Последний прошел мимо, но заставил разлететься еще пару атакующих.

"Осторожно!" закричал Малфурион

Огромный снаряд врезался в грудь дракона. Ноги Красуса соскользнули, и он повис на руках. Друид ничем не мог помочь, так как едва держался сам.

Огненная фигура отвалилась от своей жертвы. Инфернал полетел в туман, равнодушный к тому, с какой ужасной высоты он упадет. Даже теперь демон переживет падение без единой царапины.

Остальные атакующие воспользовались моментом, чтобы подлететь поближе. Красус оттолкнулся от клинка одного из них и втянул себя на спину дракону. Малфурион бросил еще немного частичек из кармана, но поумневший Легион увернулся от них. Лишь один Привратник ада упал, убитый лианами, но с таким множеством врагов потеря была незначительной.

Когда Красус снова сел на дракона, одна из групп начала накидывать трос на правое крыло Кориалстраза. Ткнув пальцами в четверку, он произнес еще одно слово силы.

Его ногти оторвались и полетели в демонов. Удлинившись до размера ноги, они пронзили замерших на месте демонов. Красус потер пальцы, на которых уже отрастали новые ногти, и посмотрел вслед падающим демонам.

"Кориалстраз!" прокричал Красус. "Мы должны прорвать их строй! Мы не можем продолжать драться в таком духе!"

На этот раз младшее Я услышало его, и, явно не желая покидать поле боя, отвлекся на Красуса. "Это может оказаться сложнее, чем ты думаешь!"

Красус отлично понимал, насколько это будет сложно. Повсюду летали Привратники ада, а дракон, стесненный ездоками, вынужден был лететь очень осторожно. Именно на это сейчас рассчитывал Пылающий Легион.

Но они должны были уходить. Они уже потратили слишком много времени.

Гигант остановился, чтобы испепелить неосторожного Привратника ада. "Есть у меня одна идея! Раньше она срабатывала! Держитесь крепко!

Ни Красус, ни ночной эльф не могли держаться так же крепко из-за недавних виражей дракона. Впрочем, они вцепились в чешую дракона так сильно, как смогли.

И сразу после этого крылья Кориалстраза перестали биться.

Дракон обрушился вниз как камень, оставляя ошеломленных демонов парить наверху. К тому моменту, когда они опомнились и ринулись в погоню, Кориалстраз был уже очень, очень далеко.

Малфурион закричал. Красус стиснул зубы, вспоминая с опозданием, что это было его любимой уловкой, когда он был моложе. Большинство врагов, даже другие драконы, ожидали, что он будет держаться на высоте. Смутно Красус вспомнил, что испытал нечто похожее, когда Кориалстраз дрался с двумя черными.

Они падали вниз и вниз, дракон использовал свои крылья лишь для того, чтобы избежать переворотов. Казалось невозможным удержаться на нем в такой момент, но каким-то чудом друзья справлялись.

До Красуса дошло, что в таком густом тумане младшее Я может увидеть землю слишком поздно, как вдруг произошло нечто странное — туман попросту развеялся. Было такое ощущение, словно какой-то гигант прорезал в тумане щель. Легкая дымка все еще оставалась, но видимость была настолько хорошей, что Красус видел горы далеко внизу.

"Ха!" вскричал торжествующий Кориалстраз. Он ударил крыльями, слегка задев своих напарников. Дракон поймал воздушное течение и плавно перешел в полет. Вокруг не было ни единого знака Пылающего Легиона.

Кориалстраз не стал дожидаться их появления. Он полетел к их изначальной цели, двигаясь на такой скорости, развить которую не был в состоянии ни один демон.

Позади Красуса сглотнул Малфурион, "Чтоб я больше никогда не вынужден был повторять это! Ночные эльфы определенно не созданы для таких полетов!"

"После такого путешествия я едва могу упрекнуть тебя за такие мысли…" Красус посмотрел на лежащий впереди путь. "И снова у меня ощущение дежавю. Это тревожит меня".

"Что такое? Что не так на этот раз? Еще демоны?"

"Это было бы слишком просто, друид. Здесь, похоже, все намного сложнее".

"Что ты имеешь ввиду?"

"Эту полосу чистого воздуха в непрерывном покрове зла, следующего за Пылающим Легионом".

"Может, мои люди победили их, и это лишь первый знак".

Красус хотел бы разделять оптимистические взгляды Малфуриона. Он поднял свою голову и понюхал воздух, как это обычно делал Брокс. То, что учуял маг, ошеломило его и подтвердило его опасения.

"Кориалстраз! Понюхай воздух! Скажи мне, что ты почувствуешь!"

Дракон подчинился незамедлительно. Красус наблюдал, как его лицо становится удивленным. "Я чувствую… Я чувствую наших собратьев…"

"Лишь одного?"

"Нет… их много…"

"Что это значит?" спросил Малфурион Красуса.

Дракон — маг зашипел. "Это значит, что демоны, с которыми мы сражались, доставили нам намного больше хлопот, чем я думал!"

"Но… мы же выбрались практически невредимыми…"

Красус предпочел бы получить еще несколько ран вместо того, что произошло сейчас. Даже тех минут, что понадобились им для освобождения из ловушки, оказалось слишком много. Остальные были уже далеко впереди.

Он так много хотел сказать, но заклинание не давало ему сделать этого. Красус смог пробормотать Малфуриону лишь одну фразу, но ее было достаточно.

"Остальные драконы впереди, друид… и он, без сомнения, находится во главе группы".

Красус увидел, что Малфурион мгновенно ухватил суть его слов. Драконы направлялись в бой, и они несомненно владели силой, способной сокрушить Пылающий Легион.

И они не догадывались, что Нелтарион, тот, кто ведет их в эту битву, окажется предателем.


Далеко впереди, готовые к битве драконы быстро приближались к своей цели. Нелтарион вел их вдоль пути близко к земле, используя мощь Души Демона для рассеивания тумана. Уже это впечатляло остальных, включая Алекстразу и других аспектов. Никто не ставил под сомнение удивительные возможности его творения.

И чем ближе он был от часа триумфа, тем громче шептали голоса в его голове. Уже почти, уже почти! говорили они. Скоро, скоро! обещали они.

Скоро все склонятся перед его славой, и мир станет таким, каким ему положено быть.

"Чего ты хочешь от нас?" Спросила его Алекстраза.

Я хочу чтобы вы обнажили мне свое горло… подумал Хранитель Земли, но вместо этого ответил, "Я уже описал вам построение! Мне нужно, чтобы все держались в небе так, как я попросил! Душа Демона сделает все остальное!"

"Неужели все так просто?"

Я хочу, чтобы вы просто склонились предо мной. "Да, все так просто".

Она больше не задавала вопросов, за что Нелтарион был ей благодарен. Его разум был возбужден, и ее болтовня выводила его из себя.

Душа Демона — его Душа демона — продолжала очищать поле видимости. Взглянув вперед, Нелтарион увидел движение на земле, как будто тысячи муравьев ползли по ней.

Они направлялись в битву. Он едва мог сдержать свое ликование.

Терпение… шептал голос. Терпение…

Да, черный дракон мог заставить себя потерпеть еще немного. Он мог быть великодушным. Цена была столь высока, что несколько минут не играли значения.

Еще всего несколько минут…

Брокс первым увидел их. Разобравшись с адской гончей, он смахнул пот со лба и, глянув в небо, увидел летящих к ним гигантов. Замерев на минуту, он едва не поплатился головой Стражу скверны за свою глупость. Брокс обменялся ударами с демоном, раскромсал существо на три части, затем отступил и оглянулся. К сожалению, они были далеко от него.

Орк фыркнул. Ронин мог пока и не знать о прибытии драконов, но наверняка очень скоро всем станет известно об их присутствии.

"Похоже, бой становится намного более интересным", подумал Брокс


Ронин не мог добраться до Лорда Гребня Ворона. Дворянин находился в пределах видимости, но неожиданная перемена в бою заставила волшебника сконцентрироваться на ней вместо того, чтобы удерживать строй перед собой. Несколько быстрых заклинаний помогли стабилизировать проблему, но он не мог спасти ситуацию в одиночку. К сожалению, Лунная Стража уже ослабла в некоторых местах, а в других Иллидан заставил их перенаправить силу на него, что позволяло ему творить могучие заклинание.

Брат Малфуриона становился все более безрассудным, и не только из-за обстоятельств. Он раскидывал заклинания по сторонам, словно камешки, не беспокоясь о том, что пару раз он уже чуть было не задел своих.

В еще одном месте появилась угроза прорыва. Подталкиваемые Привратником ада, три Инфернала столкнулись с солдатами, раскидывая их в стороны. Через брешь потекли Стражи скверны, рубя и круша все, что подавало признаки жизни.

Рыжеволосый волшебник сделал несколько жестов, но как только он закончил плести заклинание, взрыв потряс район действий. Инферналы раскололись, а ужасные воины позади них пали, разлетаясь кусками плоти и доспехов.

Если бы это было единственным результатом взрыва, Ронин бы только возрадовался, однако среди мертвых демонов лежало множество ночных эльфов, которых постигла та же ужасная участь. Выжившие кричали, моля о помощи. Кровь заляпала все вокруг.

Ронин чертыхнулся, но не потому, что это была его ошибка. Он так и не применил свое заклинание.

Его взъяренный взгляд упал на Иллидана. Чародей, наконец, сделал это. Он убил своих, и самым ужасным было то, что его нисколько не волновало.

Забыв про Пылающий Легион, Ронин начал пробиваться к близнецу Малфуриона. Кто-то должен был образумить Иллидана — ведь подобное могло повториться вновь.

Объект его праведного гнева повернулся и взглянул на него. Иллидан победно улыбнулся, что, впрочем, нисколько не уменьшило ярости волшебника.

Но затем Иллидан взглянул мимо Ронина. Его глаза и улыбка расширились, и он указал за спину волшебнику.

Несмотря на нежелание отвлекаться, Ронин взглянул назад.

Его глаза так же расширились… и проклятье сорвалось с его губ.

В невероятно чистом небе летели драконы. Сотни драконов.

"Нет…" Ронин зарычал при виде летящих в вышине фигур. Он выделил одного из них, черного, летящего впереди. Столь огромного, что он мог быть лишь одним драконом. Это, в свою очередь означало, что это могло быть одним из исторических событий… самым худшим событием, насколько он знал. "Нет… не сейчас… не сейчас…"

Глава 20


На свете существовало мало вещей, которые могли испугать Архимонда. Он обдумывал все варианты, прежде чем напасть — ночные эльфы, магия, и даже драконы.

Но теперь его хладнокровие отступило. Он не ожидал, что драконы пребудут в таком количестве. Всё что он знал о них до этого, это то, что они оставались в стороне от мирских дел на протяжении веков. И ясно было, находясь в отчуждении от малых рас, они не могли предвидеть конец этого мира. Он, конечно же, предвидел, что некоторые из их разведчиков все-таки придут на помощь. И для них Архимонд припас бесчисленное количество Стражников Рока скрывающихся в тумане, и готовых в любое время напасть.

Но как бы он не хотел переиграть этих зверей… он не рассчитывал, что они придут все.

Шокированный демон быстро взял себя в руки. Саргерас не допустит провала. Архимонд собрался с мыслями, и коснулся разума каждого из Эредаров и Повелителя Ужаса, приказывая им атаковать приближающуюся стаю.

Уверенный в том, что колдовская мощь пылающего легиона легко справится с этой, нежданной, угрозой, Архимонд обратил своё внимание обратно к бою. Повелители ужаса и колдуны уничтожат драконов. Ведь последние всего лишь создания этого мира, и их власть ограничивается его законами. Легион же являлся гораздо… гораздо большим.

Да, несомненно, ничто, даже драконы, не смогли бы препятствовать его славной победе.


Сёстры под командованием Тиранды были вытеснены в сторону холмов, на которых стояло несколько корявых и мёртвых дубов. Демоны роились в беспорядке, нападая с разных сторон, оставляя все попытки сестричества окружить их безуспешными. Даже сёстры постепенно теряли надежду под сокрушительными атаками демонов.

Новая верховная жрица теперь сражалась, спешившись, её ночной саблезуб пожертвовал собой, пав от лезвия, предназначенного для его наездницы. Тиранда прикончила демона, который убил её пантеру, и теперь побежала помочь сестре раненной в той же атаке. Тиранда перетащила окровавленную эльфийку к деревьям, где она надеялась, что останется некоторое время незаметной для нападающих.

С этой высокой точки обозрения, битва приобрела более зловещий оттенок. Везде, куда бы ни взглянула Тиранда, она видела море огненных фигур зажимающих её людей. Ночные эльф падали замертво по всему фронту действий.

"Элуна, Матушка Луна", пробормотала она вдруг. "Неужели больше нет ничего, чтобы ты могла сделать для своих детей? Этому миру скоро придёт конец, если что-то срочно не сделать!"

Но, казалось, богиня делала все, что было в её силах, но смерть продолжала настигать ночных эльфов. Тиранда наклонилась, надеясь, что, по крайней мере, она сможет помочь этой сестре. И в то же время задумалась, а стоит ли об этом вообще беспокоиться в этой безнадёжной ситуации.

Затем, странное ощущение, что кто-то смотрел на неё, заставило верховную жрицу сделать паузу в своей работе. Она посмотрела через плечо, уверенная в том, что видела какую-то тень. Однако когда она присмотрелась, Тиранда нашла только мёртвые деревья.

Она снова вернулась к работе, но потом что-то отвлекло её внимание. Тиранда подняла глаза к небу и в её опустевшей душе затеплилась надежда.

Драконы заполонили небо, драконы всех стай.

"Хвала Элуне!", выдохнула она.

Её решимость переродилась с новой силой, и Тиранда сосредоточилась на исцелении других жриц. Матушка Луна ответила на её молитвы снова. Она послала силы, с которыми даже Пылающий Легион не смог бы тягаться.

Конечно, сейчас можно было ничего не опасаться.


Драконы рассредоточились по всему пространству небес, так как указал Нелтарион, чередуясь различными цветами таким образом, чтобы распределить черты и таланты каждой стаи как можно равномернее. Рядом с Хранителем Земли заняли своё место Алекстраза, Изера, Малигоси супруга бронзового Аспекта. Если бы Нелтарион взглянул на красного дракона, он, возможно бы, заметил, что глаза Алекстразы мечутся из стороны в сторону в поисках кого-то. В своём безумии, чёрный даже не заметил отсутствие её младшего консорта.

Далеко внизу, маленькие фигурки начали замечать подавляющее количество драконов. Большая зубастая улыбка растянулась на всё лицо чёрной рептилии. Его аудитория была готова.

"Сейчас!" прогрохотал он, "пусть Душа Дракона явит себя нашим врагам внизу!"

Крошечный диск вспыхнул так ярко, что каждый левиафан был вынужден отвести взгляд в сторону от него. Нелтарион же был настолько пленён своим творением, что игнорировал обжигающий глаза свет.

Душа Дракона ударила.

Его атака была подобна вспышке чистейшего золотого света, чище, чем свет солнца и звезды, даже чище чем свет Луны. Вспышка била вниз сквозь орды демонов полностью испаряя Пылающий Легион, где бы она ни касалась его сил.

Демоны визжали и выли в ужасе. Они убегали прочь от смертоносного света так быстро, как они не убегали ни от одного другого врага, даже ночных эльфов. Страх был мало известен их роду, но сейчас они испытывали настоящий ужас.

Защитники же поначалу замерли в трепете, воцарилась полнейшая тишина в рядах армии, и любой другой мог бы принять их сейчас за каменные изваяния. Даже надменные дворяне замерли в шоке, узрев такую силу, силу, на фоне которой их власть над источником вечности казалась лишь не смешной шуткой.

Среди этих ночных эльфов только Ронин качал головой из стороны в сторону, испуганно повторяя: "Нет… нет… нет".

Немного далее стоял Иллидан, смотря на эпическое уничтожение демонов глазами полными зависти, понимая, что все, что он узнал до этого, было ничем по сравнению с тем, что было в лапах драконов.

А с другой стороны битвы, Архимонд нахмурился, его чудовищная сила рухнула как соломинка перед одним дуновением ветра. Он уже мог предвидеть недовольство Саргераса и знал, что только он, не Маннорот или Высокорождённые, познает на себе всю тяжесть гнева своего хозяина.

Пылающий Легион попробовал дать отпор, но не эффективно. Эредары и Повелители Ужаса сосредоточили свою тёмную магию на диске и его создателе, произнося заклинания, которые должны били расплавить Душу Дракона и превратить Нелтариона в груду мяса, костей и кожи. Они нападали на всех драконов, стремясь поскорее положить конец этой попытке сокрушить их.

"Время пришло!" взревел Хранитель Земли, едва подавляя своё безумие.

"Подпитаем матрицу Души!"

Другие левиафаны связались между собой разумом и силой. Уже связанные с диском единожды, когда отдавали ему часть своего могущества, им не составило труда снова наполнить Душу Дракона большей силой.

С ехидным хохотом Нелтарион выпустил энергию диска на атакующих колдунов.

Сотнями Эредары обратились в прах, издав всего лишь короткий крик. Некоторые повелители ужаса ринулись вверх, но не успели, на землю упали уже только их обуглившиеся кости. Во многих других местах колдуны пали ужасной смертью, так как диск обернул их заклятия против них самих.

В конце концов, даже самые жестокие и выносливые из них бежали в панике. Это была та сила, против которой им нечего было противопоставить. Даже их страх перед Саргерасом не могу удержать их от бегства.

И когда Стражники Скверны и Стражники Рока увидели, как их собраться пали перед силой драконов, последние части их мужества растаяли буквально так же, как и многие из их товарищей. Архимонд оказался командиром без тех кем он мог командовать. Его приказы не были услышаны, даже когда он зарезал нескольких окружающих его демонов, чтобы доказать как много он имел в виду.

Верхом на своей ночной пантере, Лорд Гребень Ворона указал на отступающие орды. "Пришёл наш час! За Калимдор и Азшару!"

Его призыв был подхвачен солдатами. Армия двинулась вперёд. Наконец война будет выиграна. И только Ронин колебался. Только он знал правду. Тем не менее, как он мог спорить с тем, чему они только что стали свидетелями? Творение драконов выполнило задачу, для которой оно якобы было создано. Он огляделся по сторонам в поисках того, который бы знал об этой угрозе, который мог бы подсказать ему, что они смогут сделать.

Но вокруг всё ещё не было никаких признаков Красуса.


Нелтарион хохотал с триумфом, наблюдая, как ничтожные демоны разбегались. Он доказал всем мощь своей души дракона, и следовательно, своё собственное превосходство.

Затем, одна из тех кто, как он знал, предаст его, осмелилась прервать этот момент славы.

"Нелтарион…" произнесла Алекстраза, её голос был напряжённым. "Демоны отступают! Душа выполнила своё дело великолепно! Сейчас самое время нам сломать матрицу, и атаковать их со всех сторон…"

"Нет! Он посмотрел на неё уже не в состоянии скрывать или, не желая больше прятать своё внутреннее безумие. "Нет! Теперь я буду говорить, что нужно делать дальше! Я, а не ты, Алекстраза!"

Другие Аспекты изумлённо взглянули на Хранителя Земли, как будто увидели его впервые. Малигос в частности выглядел более обеспокоенным, когда попытался утихомирить чёрного левиафана. "Будет тебе, Нелтарион, друг! Он не имела в виду неуважение к тебе! В самом деле, мы бы могли быть более эффективными если…"

"Молчать!"

Диск вспыхнул.

Все драконы как один застыли в воздухе, даже их крылья не двигались теперь. Они не падали вниз, но чудовищная сила Души Дракона держала их застывшими в воздухе. Только по их глазам можно было понять, что они всё ещё находятся в сознании, и все кроме чёрной стаи были в ужасе, что один из самых могущественных обернулся против них.

"Никто не сможет предать меня! Я получу всё, чего достоин! Моя судьба находится в моих руках! Эта земля… все земли будут преклоняться перед моей мощью! Я сделаю этот мир таким, каким он должен быть!"

Его сумасшедший взгляд вернулся обратно к битве, но не к демонам Пылающего Легиона. Чёрный гигант протянул золотой диск и зашипел в сторону наступающих ночных эльфов. "Пусть все видят, что они живут лишь только потому, что этого хочу я!"

И сила Души Дракона высвободилась на армию защитников.

Застигнутые врасплох, в то время, которое должны было стать моментом их триумфа, ночные эльфы имели гораздо меньше шансов, чтобы защитить себя от власти диска, чем демоны. Хотя вряд ли они могли, что-нибудь противопоставить этому. Яркий свет мелькнул в первых рядах… и они исчезли, только их краткий вскрик оставил напоминание о их существовании. Всадники, верхом на ночных пантерах испарились в движении вместе со своими животными. Десятки пехотинцев умерли в мгновении ока.

Великий штурм обернулся великим ужасом. Ночные эльфы теперь бежали от своего, отступающего противника, оставляя огромную территорию из обожжённой земли и окровавленных остатков тел.

Воцарился хаос. Ни ночные эльфы, ни демоны не знали чего ожидать. Все взоры обратились к страшно чёрной фигуре, чьи лапы принесли столько смертей.

Голос Хранителя Земли заглушил все остальные звуки, он обращался к крошечным фигуркам внизу. "Узрите меня, паразиты! Узрите меня и молитесь! Я Нелтарион! Я ваш бог!"

Голоса в его голове перемешались бурном темпе, призывая его к ещё большим убийствам. Тем не менее, на этот раз Нелтарион проигнорировал их. Теперь он хотел насладиться своим триумфом, заставить тщедушные существа поклоняться его великолепию, и признавать его высшую власть. Ведь, в конце концов, он он мог уничтожить их когда ему вздумается.

"Все должны пасть на колени передо мной! Сейчас же!"

Многие так и поступили, остальные же стояли в растерянности и неопределённости.

Душа Дракона уничтожила эту непокорность, сначала её свет пронёсся сквозь ряды демонов, а затем среди ночных эльфов. Это был значительный урок и все стольные пали на колени.

"Я всё видел", зарычал безумный левиафан. "Я видел, как мой мир разрушается вами, жалкие насекомые! В нём должен быть порядок. У меня снова будет мой идеальный мир! Те, кто не достоин служить мне, будут убиты!"

Слабое шипение из-за его спины, заставило Нелтариона вздрогнуть и обернуться. Не смотря на то, что она не могла двигаться, Алекстразе удалось дать намёк на её гнев и презрение.

"И ты…" произнёс чёрный, моментально забыв про тех, кто был внизу. "Вы, и остальные мои "друзья", которые хотели предать меня… вы живёте только потому, что я пока терплю это. За ваше предательство, за ваш сговор, вы не заслуживаете ничего больше…!"

Алекстраза изо всех сил пыталась что-то сказать. Решив быть великодушным, Нелтарион предоставил ей эту способность.

"Что ты наделал, Нелтарион? Какое зло ты совершаешь? Ты называешь нас предателями, но я вижу здесь только одного достойного этого звания!"

"Я позволил тебе говорить Алекстраза, но ты должна использовать этот шанс, чтобы умолять меня о пощаде за свои преступления! Как ты смеешь осуждать меня?"

Она фыркнула в ответ на его слова. "Среди нас нет того кто бы совершил столь более ужасное преступление, чем ты!" Алекстраза заколебалась, и её тон внезапно смягчился. "Нелтарион… это не ты! Ты всегда стремился принести в мир больше гармонии и мира…"

"И я так и сделаю! Когда все подчинятся моему велению, не будет больше хаоса, не будет больше войн!"

"И не будет больше смертей? Скольким ещё нужно умереть, чтоб создать твой "Мир", мой старый друг?"

"Я…" Голоса в голове становились более настойчивыми, требуя, чтобы он положил конец её речам, и вообще ей. Чёрный дракон встряхнул головой, чтобы очистить свои мысли. "Алекстраза… я…"

"Борись с безумием, которое, поселилось в тебе, Нелтарион! Ты силён! Вспомни кем ты был когда-то… и уничтожь эту мерзость, пока ещё не слишком поздно для всех нас!"

Она произнесла неверные слова. Тёмно красный взгляд Хранителя Земли снова стал непреклонным, и сильнее схватился за диск. "Ваше предательство заходит всё дальше! Вы хотите забрать, то что принадлежит мне, то что я создал только для себя! Я знал это! Я знал, что никому из вас нельзя верить!"

"Нелтарион…"

"Молчать!"

Челюсти Алекстразы замерли. Она явно пыталась говорить, но сила Души Дракона была слишком велика.

Отклонив все её попытки, как больше не имеющие значения, чёрный гигант снова взглянул вниз на толпы всё ещё замершие в страхе перед ним.

"Я решил!" Сказал. "Я решил, что это место наилучшее, чтобы увидели это!"

Он протянул Душу Дракона.

Диск вспыхнул…

И малиновый луч, разрушительной силы ударил в него.


Они прибыли, чтобы увидеть картину, полную ужаса и полного уничтожения внизу, а верху были драконы, пойманные в ловушку, расставленную одним из их рода.

Красус выругался. "Слишком поздно! Нелтарион уже совершил предательство!"

Не успел он сказать это, когда понял, что заклинание Хранителя Земли, налаженное на него, больше не действует. Да и зачем? Нелтарион сам показал своё вероломство, в заклинании больше не было смысла.

"Это чудовищно!" прорычал Кориалстраз. "Он пленил Алекстразу! Как он посмел? Я убью его за это…"

"Ты должен успокоиться!" вставил Красус. "Нелтарион слишком силён сейчас, когда он высвободил силу Души Демона!"

"Душа Демона? Да это название лучше, чем то, что он дал ей! Поистине это демоническое создание, более подходящее для творений Пылающего Легиона!"

Красус не хотел произносить это имя, под которым диск станет известен в далёком будущем, но было слишком поздно. Хотя именно после этого имя диска и изменилось. Маг уже не разбирался, где была оригинальная история, и в каком месте она уже поменялась. На данный момент этот вопрос не казался таким важным. Дело в том, что сейчас Калимдор был такой опасности, по сравнению с которым нашествие демонов не казалось таким уж и опасным.

"Что мы можем сделать?" спросил Малфурион.

"Душа Дра… Демона не неуязвима! Нелтарион является ключом! Он создатель Души, и её слабость!"

"Ты хочешь уничтожить её? Мы бы могли использовать Душу, чтоб спасти мой народ!"

Красус помрачнел. "Друид, любой другой путь к выживанию будет лучше, чем использовать эту мерзость! Это сила развращает! Конечно, ведь ты можешь чувствовать это даже отсюда!"

Ночной эльф кивнул. Вероятно, Нелтарион вкладывал в душу частицу своего зла, когда использовал её.

Кориалстраз встряхнул головой. "Я не могу больше стоять в стороне!"

Без предупреждения, красный дракон спустился к холмистой местности за линией защитников и вне поля зрения безумного чёрного. Он спустился так быстро, что ни один наездник не успел сказать ничего против.

Только когда Кориалстраз приземлился, и два всадника спешились, у Красуса появилась возможность сказать хоть что-нибудь. "Что ты намерен сделать?"

"Ты знаешь меня больше чем, кто либо. Ты уже знаешь мой план".

Красус неясно помнил это решение. Тем не менее, то, что когда-то было сделано, уже могло измениться. Кориалстраз едва не умер однажды, и второй раз мог оказаться для него фатальным.

Тем не менее, даже зная это, он не мог возражать против действий дракона. Ту любовь, которую испытывал Кориалстраз к своей королеве и супруге, чувствовал и Красус тоже.

"Тогда нанеси удар снизу и сзади", сказал он другому себе. "И сделай всё возможное, чтобы ослабить его хватку на диске!"

Гигант опустил свою голову в знак признательности. "Я чту твои знания и мудрость".

С этим Кориалстраз поднялся в воздух снова, взмахивая крыльями всё быстрее и быстрее, стремясь набрать больше скорости перед атакой. Двое же некоторое время стояли, наблюдая, как дракон улетает, Красус не сводил глаз со своего младшего я.

В определённый момент, маг повернулся и сказал. "Пошли Малфурион! Мы должны поторопиться, чтобы помочь твоему народу!"

Красус бежал изо всех сил, оставив позади чувство собственного достоинства. Достоинство было для тех, у кого было много времени и терпения, предметы, которые были сейчас роскошью для него и его напарника. Всё, что сейчас имело значение это как можно скорее добраться до Ронина и остальных.

Конечно, тогда они будут думать о том… что именно они могут поделать в этой ситуации?

Всё большее расстояние они преодолевали, но магу казалось, что армия ночных эльфов была далека, как никогда. "Чёрт, слишком медленно!" Красус сломался. "К тому времени как мы достигнем их, будет слишком поздно!"

"Я мог бы попытаться вызвать кого-нибудь! Возможно, Кенариус сможет отправить гиппогрифов снова!"

"Я очень сомневаюсь, что нам повезёт, так же как и раньше! Может быть… может быть, я смогу дотянуться до Ронина…"

Он сделал паузу. Глубоко вздохнув, Красус попытался дотянуться до своего бывшего протеже. Но хотя он почувствовал человека, было слишком много суматохи вокруг. Красус сомневался, что Ронин даже почувствовал его касание.

"Мне не удалось", сказал он наконец. "Похоже, мы должны продолжить бежать".

"Позвольте мне попробовать. Конечно, это уже не может причинить вреда".

Красус взглянул в глаза друиду. "С кем ты хочешь связаться?"

"С моим братом, конечно".

Исхудалый заклинатель обдумал выбор и потом сказал. "Могу ли я предложить другого? Может быть лучше, Тиранду?"

"Тиранду?" Щёки Малфуриона потемнели.

Стараясь не смущать ночного эльфа ещё больше, Красус добавил. "Когда мы искали тебя во дворце, именно благодаря ей я связался с тобой. Я думаю, с моей помощью, ты сможешь сделать это снова. Кроме того, у нее, скорее всего, есть какой-нибудь транспорт для нас".

Малфурион кивнул, понимая его логику. "Очень хорошо".

Всё ещё находясь друг напротив друга, они сели. Красус смотрел в глаза ночного эльфа, оба сконцентрировались.

"Тиранда…" прошептал Малфурион.

Красус почувствовал, как он тянется к ней. Разум Друида и Жрицы соприкоснулся почти мгновенно, подтверждая его предположение. Они могут не осознавать этого сами, но маг чувствовал глубокие чувства между двумя эльфами, Малфурион снова позвал её. "Тиранда…"

"Малфурион?" Её голос прозвучал испуганно и с облегчением одновременно. "Где…"

"Слушай внимательно! Я не могу долго объяснять" ответил он, подчеркнув неотложность этого, так как он смог. "Красусу и мне нужны средства передвижения! Не могла ли одна из ваших сестёр выдвинуться в сторону южных холмов?" Он представил их себе настолько хорошо, насколько мог для неё, она почувствовала, узнавая эти места.

"Я отправлюсь сама!" сказала жрица.

Красус прервал его, до того пока Малфурион успел запротестовать. "Она может прийти по этому видению прямо к нам. Другая же будет ездить вокруг этой области слишком долго, всё ещё не зная где мы".

Дракон маг почувствовал её согласие и, наконец, Малфурион покорился.

"Я должна найти какое-нибудь животное сперва, но я вскоре буду там!" Потом, Тиранда отступила от связи. Она по-прежнему была привязана к Малфуриону, но теперь в меньшей мере, чтобы спокойно действовать по ситуации, не отвлекаясь на свои мысли.

"Хвала Аспектам!" заключил Красус, отсоединяясь от связи друида со жрицей. Помогая, Малфуриону подняться, он добавил. "У нас теперь есть шанс".

"Но неужели только один? Сперва демоны, теперь это! Конечно, Калимдор обречён!"

"Возможно да, а возможно и нет. Мы делаем сейчас то, что в наших силах". Маг вдруг посмотрел туда, куда полетел Кориалстраз. Холмы мешали паре видеть предстоящую схватку. "Так же как и другие", добавил Красус мрачно. "Так же как и другие…"

Глава 21


Кориалстраз столкнулся с Нелтарионом со всей силы, стремясь поразить наиболее незащищенные чешуёй области. В то же самое время красный сотворил вспышку пламени прямо перед безумными глазами Аспекта.

Ему удалось застать Хранителя Земли врасплох, но Нелтарион не выронил диск, как надеялся Кориалстраз. Черный дракон вцепился в неё мёртвой хваткой. Даже когда Нелтарион потерял ориентацию в пространстве, крутясь в воздухе, он сохранил достаточно самообладания, чтобы предотвратить потерю своего создания.

Кориалстраз зашипел от разочарования. В одиночку он не имел, каких либо шансов против намного превосходящего его в размерах дракона. Хуже того, красный чувствовал то, что Красус справедливо назвал Душой Демона, и знал, что та сила, с помощью которой Хранитель Земли сковал остальных драконов, могла тоже превратить Кориалстраза в раба.

Но всё-таки супруг Алекстразы отказался отступить. Он взял на себя эти обязательства, и будет бороться, пока он не умрёт, ради возможности спасти свою супругу.

Прежде чем Нелтарион смог опомниться, Кориалстраз врезался в него снова, но в этот раз, целясь своей головой в туловище чёрного. От этого удара у Аспекта перехватило дыхание. Его лапы судорожно дёрнулись и ослабили хватку, и этого хватило, чтобы диск выскользнул.

"Неееет!" прогремел Нелтарион. Бешено ревя, он с силой оттолкнул другого дракона назад, заставляя Кориалстраза потеряться в пространстве. Хранитель земли быстро нырнул вниз за диском. Отталкиваясь крыльями от воздушных потоков, Нелтарион развил огромную скорость, падая вниз, чтобы успеть догнать Душу Демона, пока та не упала слишком далеко.

Поднимаясь вверх, чёрный гигант взревел от ярости на более меньшего зверя.

"Как… посмел… ты?"

Кориалстраз попытался подготовиться к удару, но это было слишком медленно. К своему ужасу, он увидел, что Нелтарион уже сжимает диск перед собой.

"Ты поплатишься за это!"

Вспышка света поразила Кориалстраза. Она жгла его так сильно, как ничто и никогда до этого. Он чувствовал себя так, будто вся его чешуя растаяла, а его кости раскалились, и закричал от боли.

Но всё-таки красный заставил себя двигаться вперёд, а не отступать. Он боролся с болью, наступая на Нелтариона. Хранитель Земли рявкнул в разочаровании. В своём безумии, Нелтарион пытался уничтожить, а не поработить, и это теперь работало против него.

Они столкнулись. Так близко Душа оказалась не так полезна, как, представлял себе Нелтарион. Оба дракона моментально перешли на когти и зубы.

Нелтарион вцепился в горло Кориалстраза. Красный, вдохнул, посылая мощный заряд жара в лицо Хранителя Земли. На этот раз атака оказалась более успешной. Чёрный дракон отпрянул назад, его голова дымилась.

Но победа Кориалстраза оказалась мимолётной. Помахав вне его досягаемости диском, Нелтарион прислонил Душу Демона к своей вздымающейся груди и безумно усмехнулся своему противнику.

"Ты больше не кажешься мне забавным, юный Кориалстраз! Для меня ты не нужнее комара, насекомое, которое нужно раздавить! Поработить тебя было бы слишком благородно…"

Пока он говорил, свечение диска становилось всё более ярким. Эта золотая аура росла, охватывая Нелтариона. В его хохоте больше не слышалось и капли здравомыслия. Глаза Хранителя Земли пылали, и он, казалось, начал увеличиваться в размерах.

"Насекомое!" повторил он. "Все вы не больше чем простые насекомые!"

Черного дракона теперь трясло, как будто он был готов взорваться. Он протянул свободную лапу и указал на территорию внизу.

Земля задрожала и разверзлась. Демоны и эльфы побежали врассыпную, когда началось извержение вулкана. Магма и огонь фонтаном выстрелили высоко в небо, обрушиваясь дождём на тех, кто не успел убежать. Сила земли, которой он поклялся владеть мудро, теперь была использована Нелтарионом для убийства всех без разбора. На глазах Кориалстраза Хранитель Земли извратил свою роль, превращаясь из Аспекта мира, в его противоположность.

Как только он совершил своё последнее злодеяние, Нелтарион продолжил изменяться дальше.

По его могучему торсу поползла трещина, разрывая его так, будто бы он был сотворен из обычной бумаги. При этом из его ран текла не кровь, а чистый огонь. Другой разрыв сформировался у него на груди, а третий — на противоположной стороне от первого.

Как будто выпущенная на свободу чума, ужасные трещины образовывались по всему телу Нелтариона. Большие чешуйки на спине разрывались на куски. Даже видеть всё это Кориалстразу было больно, но чёрный гигант, казалось, даже не замечал этого. Во всяком случае, выражение наслаждения не сходило с морды Нелтариона. Глаза его ярко блестели отражающейся в них мощью диска, а он продолжал смеяться над творящимся вокруг хаосом.

Взяв себя в руки, Кориалстраз попытался ещё раз остановить отвратительного Левиафана. Он стал подниматься выше к Нелтариону, уже готовясь к собственной смерти. Кориалстраз про себя попросил прощения пред Красусом, который умрёт в тот же самый момент, когда умрёт и красный.

Хоть Нелтарион и ушёл полностью в своё убийственное занятие, ему всё-таки удалось заметить возвращение своего противника. С той ужасной ехидной усмешкой, которое могло изобразить лицо рептилии, чёрный дракон указал Душой Демона в Кориалстраза.

Сила Души ударила прямо в грудь красного, толкая его вниз к земле. Кориалстраз попытался замедлить падение, но сила диска оказалась неумолима.

От его падения, вздрогнула земля, Даже тогда Нелтарион не унимался, он был полон решимости вогнать другого гиганта глубоко в землю.

Неожиданно сверкающая сфера синей энергии окружила Нелтариона, заставляя его зашипеть и прижать Душу ближе к своей груди. Чёрный гигант сердито взревел, ища причину своего плена.

Сквозь пелену слёз, Кориалстраз заметил волну силуэтов, двигающихся в сторону Нелтариона.

Остальные драконы были свободны. Во время битвы с супругом Алекстразы, и крушением ночных эльфов с демонами, Нелтарион не достаточно уделял своего внимания остальным пленникам. Теперь эта ошибка дала Калимдору надежду.

Одна группа быстро отделилась от остальных. Синяя стая неистово кружила вокруг пленённого, сумасшедшего аспекта, во главе их был тот, кто до предательства отстаивал дело Хранителя Земли больше, чем кто-либо другой.

"Нелтарион!" проревел Малигос. "Дорогой друг Нелтарион! Посмотри на себя, во что ты превращаешься! Оружие, которое ты создал, уничтожает тебя! Отдай её мне, чтобы я могу положить конец её разрушительному влиянию".

"Нет!" прокричал в ответ Нелтарион. "Вы хотите её! Вы все хотите её! Вы знаете насколько сильным, может сделать вас это оружие! Оно может породить бога!"

"Нелтарион…"

Но Малигос не продолжил дальше. Чёрный дракон зашипел, и его тело всё больше и больше раскалялось. Золотая аура диска увеличивалась, сжигая клетку которую сотворил синий.

"Ты не оставил нам другого выбора, старый друг!" Малигос зашипел и присоединился к другим Аспектам. Вокруг чёрного дракона остальные синие заняли свои позиции, чтоб ударить по Нелтариону с разных сторон своими заклятьями. Из всех стай, синие знали таинство магии, как никто другой. У Кориалстраза проскочила слабая мысль, что здесь, наконец, Нелтарион потерпит поражение

Как стая волков, готовая разорвать на куски свою жертву, синие роились вокруг своего врага. Яркая, голубая аура окружила Малигоса.

"Этот кошмар никогда не должен был стать реальностью", сказал повелитель магии своему коллеге. "И так, как я сыграл важную роль в создании этого ужасного оружия, будет справедливо, старый друг, если я сотру его!"

Нечто, напоминающее дугу из чистого белого света, полетело в сторону диска. Как только оно приблизилось, то стало ясно, что имел в виду Малигос, когда намеревался "стереть Душу Демона" Везде, где бы не пролетела дуга, она оставляла за собой чистый белый след. Не было неба, не было ничего, кроме белой пустоты. Естественно влияние на небо было мимолётным, и оно быстро восстановилось, но было очевидно, что зловещая судьба диска будет постоянной.

Вернее… должна была быть постоянной. Ни Кориалстраз, ни остальные, не узнали, смогло ли бы заклинание Малигоса уничтожить Душу. Прежде чем оно коснулось диска, Нелтарион плюнул в него. Его плевок превратился в пылающий чёрным пламенный шар, который столкнулся с дугой за несколько мгновений до того, как она долетела до диска. Ослепительная серия искр сопроводила это столкновение… а потом… не было ничего.

С диким рыком, Малигос дал сигнал своей стае к атаке.

Но Нелтарион действовал более быстро. Ещё до того как белая дуга исчезла, он выставил перед собой Душу Демона. Вместо золотого света, который причинил столько разрушений, теперь был всего лишь один серый выстрел сразу во всех направлениях.

Малигос сотворил щит из дыма, хотя чувствовалось, что это был не обычный щит. Однако серый свет поймал синего дракона и метнул его назад. Ревущего в агонии гиганта отбросило за холмы и поля далеко к линии горизонта.

Для его супруг и подопечных, Нелтарион приготовил более ужасающую судьбу.

Как один все синие драконы начали съёживаться. Они ссыхались, превращаясь в ужасное подобие пустых мехов из-под воды. Их крики были ужасны. Хотя они и боролись, никто не смог избежать ловушки серого света.

Другие драконы попытались придти к ним на помощь, но было слишком поздно. Магия синих и их жизненная сила иссушались Душей Демона до тех пор, пока те не превратились в сухую шелуху, а затем и в пепел, который развеял ветер.

"Нет…" выдохнул Кориалстраз, пытаясь подняться. Его голова закружилась, и он рухнул снова, разрушая то, что осталось от холма, на который он упал. "Нет…"

"Глупцы" прогрохотал Хранитель Земли без малейшего сожаления тому, что он только что совершил. "Вас предупреждали раз за разом! Я Вседержитель! Всё это принадлежит мне! Всё что живёт, живёт лишь потому, что позволяю это!"

И только взглянув в сторону других драконов, огненный гигант направил туда ураганный ветер, который разметал других драконов, как будто они были не больше простой пушинки. Даже Алекстраза и Изера не могли противостоять ему, два Аспекта были откинуты назад так же легко, как и остальные. Наряду с остальными драконами они рухнули где-то далеко за пределами видимости. Ни один из сотен драконов не избежал заклинания Нелтариона.

Его тело раздулось сверх всякой меры, пылающие разрывы покрывали торс, чудовищный дракон обратился вновь к ночным эльфам и их врагам. "И вы! Вы всё ещё не научились? Ну что ж, Вы научитесь! Вы научитесь…"

Он захохотал снова, его свободная лапа накрыла ту, которая сжимала маленький диск. В первый раз он, казалось, заметил изменения, которые произошли с его внешним видом, и выражение его лица моментально сменилось испугом. Затем, он снова прокричал тем, кто был снизу. "Мы посмотрим, кто достоин жить в моём мире! Я оставляю вас с вашей войной… Вы можете и дальше продолжать сражаться, чтобы выяснить, кому будет разрешено жить, и поклоняться мне!"

Безумно хохоча, чёрный гигант развернулся и улетел.

Кориалстраз был благодарен судьбе, что Хранитель Земли не стал продолжать разрушать всё в округе. Но он так же знал, что эта передышка была только временной. Сейчас он был удивлён трансформацией вызванной диском, и Нелтарион наконец понял, что что-то нужно делать с теми силами, которые разрывают его на куски. Ослабший красный был убеждён, что чёрный левиафан достаточно быстро найдёт решение… а потом Нелтарион, несомненно, вернется, чтобы потребовать "его мир" обратно.

Кориалстраз попытался снова подняться, но его тело всё ещё не слушалось его. Он посмотрел с надеждой на тёмное небо, но от его народи и Алекстразы не было никаких признаков. Его охватил внезапный страх, а вдруг их постигла та же судьба, что и стаю Малигоса. Представив свою королеву вялой и безжизненной, на холодной вершине горы, из его глаз потекли обжигающие слёзы. Тем не менее у него не было сил, чтобы подняться и полететь разыскивать их.

Отдохнуть… Я должен отдохнуть… Я найду Красуса, и тогда… он точно должен знать, что нужно делать.

Красный гигант опустил голову. Всё что ему нужно было, всего несколько минут. Затем он смог бы подняться в воздух ещё раз.

Но в этот момент, новые резкие звуки наполнили его слух. Потребовалось лишь мгновение, чтобы он понял что это.

Шум битвы.

Демоны атаковали снова.


Кошмар. Красус снова оказался в центре своего самого страшного кошмара. Он и Малфурион достигли нужной точки, хотя это и не дало им увидеть всё сражение, но, по крайней мере, позволило паре наблюдать, что происходило в небе.

Красус видел, как один из его вида напал на обезумевшее существо.

Он наблюдал за тем, как его младший я, смело — если не безрассудно — пытался противостоять аспекту. Битва была такой же, как он и ожидал, хотя его воспоминания об этом времени были неполными. Холод пробежал по его венам, когда Кориалстраз, наконец, упал, хотя Красус и чувствовал его боль, он так же знал что, красный жив… незначительная, но все-таки победа в этих обстоятельствах.

Большое количество ночных эльфов погибло от руки Нелтариона. Но хуже всего было то, что случилось с синими драконами. Почти вся стая Малигоса была уничтожена, и теперь на этой почве в разум Повелителя Магии постепенно начнёт прокрадываться безумие. Исчезнет тот весёлый гигант, и его место займёт тень затравленного зверя.

И, кроме того, атака, которая вышвырнула всех остальных и заставила рухнуть далеко за горизонтом, сильно испугала его. Он твердил себе, что с Алекстразой будет всё в порядке, и что большинство драконов переживёт мощнейший ураган, который отбросил их на другой конец света. История твердила ему об этом, но сердце продолжало переживать за них.

Он выбежал вперёд Малфуриона, отчаянно пытаясь преобразоваться. Он был старше, мудрее и более опытен, чем его младший я; Красус мог бы атаковать Нелтариона с большей эффективностью. Дракон маг пытался измениться, стать тем, кем он должен быть на самом деле…

В конце концов, ему удалось только споткнутся об камень и упасть. Красус уткнулся лицом в землю, где он пролежал несколько мгновений, все его неудачи волной нахлынули в голову.

"Мастер Красус?" Малфурион поднял его вверх.

Стыдясь своего поведения, маг похоронил свои эмоции под маской спокойствия, которую он носил обычно. "Я в порядке, друид".

Молодой ночной эльф кивнул. "Я понимаю, в каком-то смысле, что сейчас чувствуете".

Красус хотел было ответить, что друид не мог чувствовать этого, но понял, каким грубым и глупым было бы это замечание. Конечно же, Малфурион понимал, в этот самый момент его люди, возможно даже те о ком он заботился, умирали.

Внезапно его спутник поднял глаза. "Хвала Кенариусу! Нам повезло!"

Повезло? После чего взгляд мага обратился туда, куда смотрел друид. Тиранда приехала к ним в сопровождении двух сестёр. Она также вела под уздцы двух дополнительных саблезубов, очевидно для них.

Остановив пантеру, она соскочила и обняла Малфуриона без какого либо смущения. Другие сёстры вежливо опустили глаза; Красу заметил, что они выказывали ей огромное уважение, не смотря на то, что были гораздо старше её.

"Хвала Элуне!" выдохнула она. "Среди всего что произошло… и такое появление Кориалстраза, я боялась, что с вами…"

"Так же как и я, беспокоился за тебя", ответил друид.

Красус почувствовал лёгкую боль в своём сердце, что не имело ничего общего ни с его физическим состоянием, ни с состоянием Кориалстраза. На месте двух ночных эльфов он представил себя и другую.

Но этого никогда не произойдёт, если они не остановят Пылающий Легион и Нелтариона.

"Мы должны выдвигаться", сказал он им. "Нам нужно победить демонов, тогда у нас будет малая надежда остановить и Хранителя Земли".

С некоторой неохотой, Малфурион и Тиранда отстранились друг от друга. Когда все оседлали пантер, группа повернулась и направилась к месту битвы.

Они услышали крики и звуки сражения, до того как приблизились к назначенной точке. Битва переместилась полностью в другое место, что сильно удивило Тиранду и сестёр, которые покинули битву совсем недавно.

"Но сражение не должно быть так близко!" выпалила одна из сестёр. "Шеренги прорваны".

Втора кивнула, потом повернулась к Тиранде. "Госпожа мы должны найти другой путь. Тот, по которому мы прошли забит".

Красус и Малфурион заметили титул, который она использовала по обращению к Тиранде. Последняя же добавила тайны приняв предложение и лишь добавив. "Веди, где считаешь нужным".

Они отправились дальше, ища другой способ попасть к своим друзьям. Они свернули на другую тропу, правда, она был опасно близко к боевым действиям. Тем не менее, это был их единственный путь, если они хотели попасть прямиком в ставку Гребня ворона.

Пока группа продвигалась вперёд, Красус наблюдал за битвой неподалёку. Демоны сражались так яростно, будто они по-прежнему были намерены впустить в этот мир своего господина, хотя перед этим они, скорее всего, будут уничтожены Нелтарионом, так же как и ночные эльфы. Вероятно, Архимонд думал, что сможет одержать скором времени верх в этой борьбе в, а затем победить и чёрного дракона. Как он намеревался добиться этого, Красус не мог определить, хотя он и точно помнил, что этого не должно произойти. Но теперь, после вмешательства Красуса и Ронина в прошлое, могло произойти всё что угодно.

"Вниз, этим путём!" позвала жрица во главе отряда. Она направила своё животное по, круто спускающейся вниз, тропе с холма, по которому они ехали.

Другие последовали её примеру, понимая, что каждая потраченная секунда играет большую роль. Но как только они обогнули холм, Малфурион крикнул, "Осторожно!"

Далее как будто из неоткуда, они влились в самую гущу битвы. Отчаянные солдаты отступали, а демоны кричали, радуясь тому, что прорвали линию обороны. Всадники едва избежали столкновения с обороняющимися солдатами. Хуже того, прорванная линия обороны столкнула их лицом к лицу с врагом.

Лидирующая сестра попыталась отразить полыхающий клинок демона, но она двигалась слишком медленно. Чудовищный меч, разрезал её плечо и шею, и она упала на камни. Её пантера напала на демона сразу после, но всаднику уже было нечем помочь.

"Госпожа!" прокричала уцелевшая сестра. "Отступайте!" она ударила Стражника Скверны, отвлекая его от Тиранды.

Однако, подруга детства Малфуриона, даже и не думала уклоняться от боя. С яростью, которая напомнила Красусу одного из его собственной стаи, она пришла на помощь своей спутнице, ударяя своим лезвием прямо под броню демона. Стражник Скверны согнулся и пал.

"Мы должны добраться до Ронина и Лорда Гребня Ворона", настаивал Красус.

Однако, не смотря на все их усилия, они оказались оттеснены назад морем тел. Красус сотворил заклинание, которое подняло оружие павших демонов и направило его в сторону тех чудовищ, что были в первых рядах. Около дюжины демонов пало от зачарованного оружия.

Это заклинание ослабило Красуса больше, чем он ожидал. К тому же, слабость Кориалстраза тоже влияла на него. Его младший я исчерпал большую часть своей силы, сражаясь с Нелтарионом, и связь между ними, разделила оставшиеся силы пополам.

Малфурион оказался больше эффективен. Он на скорую руку сотворил пылевую бурю, что ослепляла только воинов Пылающего Легиона, заставляя их метаться из стороны в сторону в поисках хоть какой-то цели. Солдаты же эльфов вырубали запутавшихся демонов с лёгкостью.

Сосредоточившись на пребывающем неприятеле, Красус совсем не обращал внимание на угрозу сверху, благодаря Нелтариону, и разумно полагал, что угрозы сверху не будет.

А зря… Только когда он услышал резкий звук, доносящийся сверху и растущую тень на земле, Красус наконец-то посмотрел вверх, как раз вовремя, чтобы проклясть свою беспечность.

Два инфернала рухнули прямо в сердце боя… и обратили всё вокруг в хаос.

Сильное землетрясение затронуло всех. Некоторых солдат подкинуло в воздух. На других сыпались каменные валуны и куски земли, подброшенные вверх упавшим инферналом.

Один из таких снарядов поразил животное Тиранды, откидывая её в самый пыл битвы. Другая сестра кинулась к ней, но огненный клинок Стражника Скверны поразил её в самое сердце. Малфурион тоже попытался кинуться к ней на помощь, но один из инферналов в это время поднялся из ямы, преграждая путь его ночной пантере.

Красус ничем не смог ему помочь. Случайный камень ударил его по голове сзади, и дракон маг повис в полубессознательном состоянии в седле. Хуже того, саблезуб Красуса от удара в панике побежал прочь, унося на себе пострадавшего наездника.

Друид, наконец, спрыгнул с ночной пантеры. Инфернал промчался мимо него, жестокий демон был заинтересован только основной схваткой.

Пробиваясь сквозь толпу дезориентированных солдат, Малфурион увидел Тиранду. Одной рукой прикрывая голову, она стояла на одном колене, посреди хаоса. Её шлем лежал у её ноги, половина была сильно помята. Друид был удивлён, что после такого удара она выжила.

"Тиранда!" прокричал он, протягивая ей руку. Всё ещё контуженная, она безучастно посмотрела на неё, прежде чем принять. Затем, Малфурион вынес её из жестокой битвы.

С Тирандой, опирающейся на него, друид искал место, где можно было бы хоть на некоторое время скрыться. Всё о чём он беспокоился сейчас, это отвести её подальше от этой битвы. Малфурион считал себя виноватым, что попросил её придти, даже не смотря на то, что сейчас не было мест, где любой другой мог считать себя в безопасности.

Он вытащил её на склон холма. Хотя здесь и было безопасно, но ночные эльфы и демоны уже постепенно отступали к его основанию. Как бы то ни было, на данный момент это было единственным решением.

Несколько зелёных растений всё еще сохраняли жизнь на этом холме. Друид коснулся одного из них и попросил его поделиться влагой. Он поднёс листья к губам Тиранды, позволяя драгоценной воде капать ей в рот.

Она простонала. Он изменил своё положение, позволяя её голове спокойной покоиться у него на руках. "Осторожней, Тиранда, Осторожней".

"М…Малфурион… другие…"

"С ними всё в порядке", солгал он. "Отдохни немного, чтобы восстановиться. Ты ударилась головой, когда упала".

"Хель'джара! Она… демон ударил её!"

Малфурион ругнулся про себя. Если она вспомнила смерть одной из сестёр, она может вспомнить и всё остальное. "Постарайся расслабиться".

Но даже когда Малфурион просил её об этом, сам он был напряжён. Он был уверен, что кто-то наблюдал за ними. Быстро оглянувшись, друиду показалось, что он уловил движение каких-то теней. Одна рука тут же сжалась в кулак. Что если бы один их врагов проскользнул сквозь ряды ночных эльфов…

"Тиранда", прошептал он. "Мне нужно поговорить с Красусом. А ты отдохни ещё немного".

Она посмотрела на него взглядом, в котором читалось, что она заметила, какую-то уловку в его словах, но не могла понять что именно. Надеясь, что её разум не был ещё слишком ясным, и не мог позволить ей вспомнить, что старый маг куда-то пропал, Малфурион легонько облокотил её на скалу, и затем ускользнул.

Осторожно направляясь туда, где ему показалось, что он видел движение, друид сосредоточился на том, что он бы смог использовать из своего окружения. Земля здесь очень хотела помочь ему, если бы он пытался уничтожить Стражников Скверны или других демонов.

Кто-то или что-то было здесь. Он увидел небольшой след, но он был гораздо меньше, чем те, что оставляли демоны. Отпечаток говорил, что это или небольшое существо или какое-то животное, но какое именно, друид не мог определить.

Обойдя дерево, он остановился. Спереди послышался звук, как будто что-то упало со скалы. Малфурион кинулся вперёд, уже готовый к нападению.

Однако, как только он обежал вокруг другого дерева, он увидел совсем не демона, а гораздо меньшую и знакомую фигуру. Фигуру другого ночного эльфа.

Она вскарабкалась, слишком быстро, чтобы уследить за ней, не отходя далеко от Тиранды. Молодая женщина носила не доспехи или мантию послушницы храма, а скорее одежды, в которые были одеты многие из беженцев. В одной руке она сжимала что-то длинное и деревянное, но мимолётный взгляд не дал угадать что это.

Это не было так удивительно найти потерявшегося беженца. Простые люди теперь, вероятно, разбежались в панике. Линия сопротивления была окончательно прорвана, и, казалось, ничто не могло спасти ночных эльфов на этот раз.

Малфурион повернулся и поспешил вернуться туда, где он оставил Тиранду. Она была единственным, что имело дня него значение сейчас. Он ничем не мог помочь молодой беженке, которая оказалась так далеко от остальных.

Друид пробирался среди деревьев, ища глазами Тиранду. Малфурион впустую потратил драгоценное время, преследуя молодую девушку, вместо того чтобы быстро выбираться отсюда вместе с Тирандой, прежде чем сражение не добралось до них.

Как только он обогнул последнее дерево, Малфурион вздохнул с облегчением. Звуки борьбы были всё ещё где-то далеко. Тиранда была в безопасности…

Он замер как вкопанный, как только увидел подругу его детства… и зловещую фигуру, наклонившуюся над ней.

Скорее всего, он не слышал, как подошёл друид, но всё-таки он повернулся. Перед ним стояло существо с козьими копытами. Верхняя часть существа напоминало ему одного из его собственного вида, за исключением скрученных рогов немного выше. Лицо ночного эльфа искоса посмотрело ни друида, а когтистые пальцы разжались в предвкушении.

Но страшнее чем найти это существо, нависающее над Тирандой, было узнать лицо демона.

Да, Малфурион знал это лицо. Он никому не говорил, но оно преследовало его постоянно во снах. Даже несмотря на некоторые изменения в чертах, он никогда не смог бы забыть эти глаза… чёрные глаза с красными прожилками…

Лорд Ксавиус воскрес из мёртвых…

Глава 22


Ряды ночных эльфов постоянно сдавали свои позиции. Всё же Лорд Гребень Ворона делал всё, чтобы сохранить порядок и боевой дух солдат. Несмотря на то, что Ронин часто оспаривал его приказы, маг чувствовал большое чувство уважения к владыке крепости Чёрного Грача, за то, что он делал теперь. Рыжеволосый человек даже представить себе не мог, что бы натворил Десдел Око Звезды не месте главнокомандующего.

Гребень Ворона, наконец, заметил человека. Направившись к нему, он прокричал: "Волшебник! Ты нужен мне там, на передовой, а не здесь!"

"Один из нас должен оставаться рядом с вами, мой господин!" По правде говоря, Ронин хотел оставаться по близости, чтобы быстрее узнать любые отчёты или новости, которые могли придти, хотя и защита главнокомандующего была приоритетной задачей.

"Я хочу видеть вас контролирующим Лунную Стражу и Иллидана!" В первый раз, Гребень Ворона ставил опыт человека выше его расы. "Я буду чувствовать себя более спокойным, если ты возьмёшь на себя инициативу в этот момент! Парнишка, безусловно, хорош, но мы должны держать всё под контролем, а не сеять хаос!"

С этим Ронин не мог поспорить. Он уже чувствовал, как Иллидан становился всё более диким, вытягивая силы из своих товарищей и из Источника Вечности. После того, как он своими глазами видел безумие чёрного дракона, Ронин мог легко представить, как Иллидан так увлечется силами своей магии, что не сможет это контролировать.

"Как прикажите, мой господин!" направляя свою пантеру вперёд, маг искал глазами Иллидана. А найти его было не так уж и трудно. Как маяк серебряного света, Иллидан выделялся среди всех защитников. Аура, которая окружала его, почти ослепляла окружающих, но, конечно же, сам двойник Малфуриона был ослеплён своей силой, чтобы заметить это.

Даже сейчас, когда Ронин подошёл к нему, одетый во всё чёрное, ночной эльф выпустил целую серию взрывающихся стрел в наступающую орду. Демонов разрывало на части, обожженные части тела падали даже рядом с магом. К сожалению, несколько солдат оказались рядом с местом попадания снарядов, и их постигла та же ужасная судьба.

Один из Лунной Стражи рухнул без сил. Иллидан огрызнулся на остальных и более опытные заклинатели перестроились так, чтобы удалить упавшего из магической матрицы.

О чём он вообще думает? подумал Ронин про себя. Такими темпами, такими темпами вскоре вокруг него не окажется ничего живого.

Иллидан собрался прочесть заклинание, но затем заметил человеческого мага. Ночной эльф улыбнулся Ронину, довольный своей работой, и совсем не замечая, что творится вокруг.

"Мастер Ронин! Вы видели…".

"Я видел всё! Иллидан! Гребень Ворона хочет, чтобы я взял руководство магическими силами на себя. Нам нужно скоординировать наши атаки, и вернуть хоть какое-то подобие порядка!"

"Принять руководство…?" Ночной эльф с опаской посмотрел на мага. "Вместо меня?"

"Да" Ронин не видел необходимости, успокаивать брата Малфуриона, судьба всех народов, всего мира, вполне могла зависеть от этого.

С разочарованным лицом Иллидан согласился, и потом спросил. "Что нам делать?"

Маг уже думал над этим. В настоящее время, он хотел вообще удалить Иллидана из магической матрицы, чтобы дать Лунной Страже восстановиться. С Ронином во главе, они могли бы помогать, при этом восстанавливая свои силы.

"Я пытался связаться с Красусом, но безрезультатно! Вокруг столько много магии, что это усложняет мою задачу. Твоя связь с братом должна быть гораздо сильнее, более родственной. Я бы хотел, чтобы ты постарался найти их для нас. Нам нужна их помощь в этой битве".

Глаза колдуна ночных эльфов сузились, явный признак того, что он догадывался о том, что делал Ронин. Тем не менее, он кивнул. "Я найду моего брата. Мы бы не хотели, оказаться без его сил, не так ли?"

Иллидан удалился, прежде чем Ронин успел что-то ответить. Волшебник нахмурился, но он знал, что не мог ожидать большего понимания от горячего юнца.

Некоторые из Лунной Стражи испытали большое облегчение, когда Ронин объединил с ними свои усилия. Они больше не беспокоились о том, что он был чужаком, они просто знали, что его руководство будет более плодотворным.

"Нам нужно отбросить их линию фронта назад, так же как мы делали это раньше", сообщил он группе. "Присоединяйтесь ко мне, и мы начнём…"

Как только Ронин приготовился к чтению заклинания, он последний раз взглянул на Иллидана. Колдун по-прежнему выглядел обижено, но, казалось, делал так, как ему сказали. В конце концов, волшебник подумал, что брат Малфуриона поймёт, чего хотел добиться Ронин.

По крайней мере, огненно-волосый маг надеялся на это.


Ясно, что Иллидан был очень недоволен после этой явной отставки. Всю жизнь ему говорили, что его предназначением было совершить что-то великое, легендарное, и вот сейчас он думал, что его время настало. Его сородичи были в панике, казалось, ничего не отделяло их от полного уничтожения. Это был именно тот момент, когда он мог стать частью великой легенды.

И, конечно же, так бы оно и было, если бы не те двое, которым он доверял больше всего. Лорд Гребень Ворона взял его под своё крыло, возвысил Иллидана из ничего до уровня высокопоставленных дворян, в мгновение ока. Его повелитель доверил ему контроль над уцелевшими силами Лунной Стражи, и близнец считал, что он преуспел в роли лидера заклинателей.

Сейчас, однако, Гребень Ворона отстранил его, и заменил Иллидана на того, кто даже не был ночным эльфом. Но даже со всем уважением, с которым Иллидан относился к Ронину, это было слишком. И Ронин должен был видеть, как молодой колдун доверял ему, поэтому чужеземец должен был отказаться от этой роли.

Момент его величия был украден… и теперь он был унижен до роли мальчика, который должен был найти и связаться с его всеми любимым братцем.

Тёмные мысли, которые в последнее время часто посещали его мысли, набирали силы. Хотя он работал над тем, чтобы выполнить просьбу Ронина, часть Иллидана надеялась, что причиной, по которой Малфурион всё ещё отсутствовал, была его смерть от сил Пылающего Легиона. Иллидан ожидал, что его близнец пал героически сражаясь, конечно, но кроме того он обнаружил, что вовсе не был потрясён, представляя Малфуриона мёртвым. Очевидно, Тиранда была бы расстроена, но молодой колдун нашёл бы способ её утёшить…

Мысли о Тиранде рассеяли большую часть его тёмных мыслей. Иллидан чувствовал, раскаяние за любую боль, которую он смог бы причинить ей. Как он мог подумать, что дал бы ей пережить такое, даже для своего собственного счастья? Она выбрала Малфуриона, и всё.

Заставляя себя сосредоточиться на своём близнеце, Иллидан сконцентрировался. Сначала он разберётся в сложившейся ситуации, а уж потом будет думать о будущем. Он думал, что оно будет связано с Гребнем Ворона и Тирандой, и в обоих случаях он оказался не прав.

Теперь Иллидан должен был решить, какой путь ему выбрать…


Брокс наотмашь обезглавил Зверя скверны, пытавшегося прорваться сквозь заградительные линии. Рядом с ним Джарод и то, что осталось от его отряда телохранителей делали всё возможное, чтобы остановить волну демонов. Большинство из них давно потеряли своих ездовых животных в бою, так что теперь они сражались бок о бок с обычными солдатами.

В поле зрения орка попало наполовину уцелевшее знамя в руках какого-то наездника. Брокс хмыкнул от удивления, признав в нём стяг, который обычно находился рядом с Гребнем Ворона. Неужели защитники были так далеко оттеснены назад, что были на краю потери всякой организации?

Он посмотрел налево, и его опасения были подтверждены, знамя Чёрного Грача было совсем недалеко. Хотя Брокс не мог вспомнить, что сам отступил назад на такое большое расстояние.

Гребень Ворона сам выехал вперёд. Не страшась рисковать собой, он разрубил Стражника Скверны, а затем пнул ногой в голову раненого демона. Окружённый своими личными телохранителями, повелитель Чёрного Грача выглядел очень впечатляюще, даже на взгляд закалённого в боях орка. Первоначально Брокс испытывал мало уважения к ночным эльфам, но Гребень Ворона был прирождённым воином, таким, каким были орки.

Другие ночные эльфы сплотились вокруг дворянина, набираясь сил только от одного его вида. Гребень Ворона сделал то, что не могли сделать даже заклинатели — он, буквально, мог укрепить дух его последователей, просто находясь рядом с ними. Лица, которые теперь видел Брокс, были полны решимости, гордости. Они знали, что, скорее всего, умрут, но они сделают всё, чтобы лишить демонов победы.

Вокруг командира ночных эльфов столпилось столько много солдат, что в пылу битвы, он чуть не был ранен своими собственными солдатами. Больше одного раза лезвия клинков проходили всего в нескольких сантиметрах от него, но он игнорировал их все, имея дело только с оружием противника.

Потом один наездник оказался слишком близко к спине Гребня Ворона, чем Брокс считал необходимым в битве. Ночной эльф выглядел мрачно, что сильно выделялось на фоне остальных приподнятых духом эльфов, и взгляд его был направлен не на демонов, а на командира.

Орк внезапно кинулся к Гребню Ворона.

"Брокс!" позвал Джарод. "Куда ты направляешься?"

"Скорее!" прогрохотал зеленокожий воин. "Нужно его предупредить!"

Капитан посмотрел туда, куда указал Брокс, и, хотя, он явно не увидел то, что заметил орк, но, тем не менее, последовал за ним.

"Прочь! Убирайтесь!" Заорал Брокс на ночных эльфов перед ним. Он подпрыгнул и увидел всадника, остановившегося за спиной командира. В одной руке воин держал свой меч и поводья, другая проскользнула к его поясу… где висел кинжал, совсем бесполезный против солдат Легиона. Он достал его и наклонился вперёд к своему командиру.

"Осторожно!" Закричал Брокс, но Гребень Ворона не слышал его. Шум битвы заглушал любые другие звуки.

Животное убийцы двинулось в сторону, заставляя его балансировать в седле. Растолкав несколько солдат на своём пути, Брокс поднял огромный топор высоко вверх, надеясь, что Лорд Гребень Ворона заметит его.

Дворянин не заметил…, но предатель да.

Его глаза сузились, а на лице читалось отчаянье, убийца сделал выпад вперёд.

"Осторожно!" Заорал Брокс.

Гребень Ворона начал поворачиваться в сторону орка. Он нахмурился, как будто недовольный тем, что его прервали.

Убийца воткнул кинжал в затылок.

Командир ночных эльфов дёрнулся в седле. Он выронил свой меч и потянулся к меньшему клинку, но солдат уже вытащил его. Кровь хлынула из раны, выливаясь на плащ дворянина.

Большинство из тех, кто был вокруг Гребня Ворона, ещё не заметили, что случилось. Убийца выкинул кинжал и попытался отъехать прочь, но сейчас море тел, сплотившихся вокруг командира, работало против него.

С громким боевым криком, Брокс использовал плоскую сторону топора, чтоб расчистить путь до него. Ночные эльфы уставились на него, думая, что воин сошёл с ума. Орк больше не стремился объяснить им, что произошло, единственной целью для него было — догнать предателя.

Содрогаясь, Лорд Гребень Ворона упал вперёд. Его подчинённые начали это замечать. Некоторые подбежали, чтобы подхватить командира, прежде чем он упадёт с пантеры. Броксу наконец удалось добраться до Гребня Ворона. "Туда! Туда!" Несколько ночных эльфов смотрели на него в замешательстве. Двое, наконец, посмотрели, куда указывал орк.

Убийца не мог нормально маневрировать своим зверем в толпе. Он посмотрел через плечё и заметил, что погоня нагоняла его. Обречённое выражение мелькнуло в его мрачном взгляде. Он что-то скомандовал своей ночной пантере. К ужасу Брокса, большая кошка двинула лапой по солдату, который стоял на пути. Как только несчастный упал, саблезуб ударил другого. Солдаты поспешили убраться с пути, чтобы не быть покалеченным обезумевшим животным.

Рассчитав расстояние, Брокс прыгнул. Он приземлился прямо за пантерой. Размахнувшись, орк ударил животное в бок.

Удар оказался не сильным, попав прямо в густой мех, но этого оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание гигантской кошки. Не обращая внимание на команды своего наездника, животное повернулось к атаковавшему незнакомцу.

Брокс едва уклонился от звериных когтей. Ночная пантера зашипела и сделала выпал вперёд.

Резко подняв свой топор вверх, орк ударил им в челюсть кошки. Острое лезвие разрезало тёмный мех, и кровь брызнула на Брокса. Он старался удержать животное от падения на него, иначе он бы сам мог напороться на другое лезвие своего топора.

Вдруг, орк почувствовал резкую боль в левой руке. Он посмотрел на неё и увидел рваную рану.

Убийца вытащил лезвие обратно и приготовился к следующему удару, но как только он сделал выпад, его меч наткнулся на другой.

Джарод напрягся, сила направленного вниз удара почти поставила его на одно колено. Солдат предатель хотел пнуть капитана, но Джарод отшагнул вне его досягаемости.

Но капитан забыл об умирающей кошке. Метаясь в агонии пока её жизнь постепенно вытекала на землю, пантера хлестала все, что было поблизости. Она ударила Джарода тыльной стороной лапы, сбив его с ног.

Чувствуя, что её борьба постепенно идёт на спад, Брокс быстро извлёк топор из ночной пантеры. С булькающим звуком кошка качнулась вперёд. Её передние ноги подкосились, и животное рухнуло на землю.

Ночной эльф прыгнул с падающего животного, падая на Брокса, выставив лезвие вперёд. Ветеран попытался отскочить. Удача была не на его стороне, убийца приземлился на ноги, в то время как, орк упал и пытался подняться.

"Вонючий монстр!" Глумился ночной эльф. Он сделал выпад, чуть не отрезав Броксу ухо. Орк сделал подсечку ногой, но солдат легко отпрыгнул.

Однако, Брокс догнал его своим топором, пока ноги предателя не успели коснуться земли.

Убийца взглянул на Брокса испуганным взглядом, топор прорубил доспех и задел туловище. Предатель упал назад. Ветеран поднялся, встречая своего врага лицом к лицу.

Задыхаясь, противник Брокса выпрямился. Он держал свой меч наготове, делая вызов Орку.

Брокс размахнулся.

…И к его удивлению, убийца бросил оружие и прокричал: "За Азшару!"

Не встретив препятствий, топор разрубил грудь противника. Тело ночного эльфа повалилось вперёд, упав на землю уже мёртвым.

Запыхавшийся Брокс шагнул к трупу. Он толкнул его ногой, но солдат не шевелился.

Джарод подошёл к нему, капитан прижимал свою руку так, будто она была ранена, но в остальном выглядел целым и невредимым. Один солдат, который последовал за ними, помогал офицеру. "Вы убили его!" Джарод добавил. "Превосходно! Отличная работа!"

Но больше он ничего не услышал. Орк обернулся и посмотрел на картину окружающую Лорда Гребня Ворона. Некоторые из подчинённых командира подняли его над хаосом, будто выносили его из битвы. Глаза Гребня Ворона были закрыты, и он выглядел, будто крепко спал, но Брокс знал, что это было не так.

Челюсть ночного эльфа была расслаблена, и правая рука, которой он с честью управлял своей армией, безвольно болталась, старый воин много раз видел подобную картину.

Брокс не успел ему помочь. Повелитель Крепости Чёрного Грача был мёртв.

Армия лишилась своего лидера.


Существо с копытами довольно склонило голову. "Неужели вам не нравятся сюрпризы, Малфурион Ярость Бури? Или я настолько изменился, что ваш ограниченный ум не может понять, кем я когда-то был?" Он отвесил издевательский поклон. "Тогда позвольте мне вновь представить себя! Лорд Ксавиус из Зин-Азшари, в когда-то подчинённый её величества… в прошлой жизни…"

"Я…Я видел, как ты умер" вымолвил друид. "Разорванный на…"

"Ты убил меня…, ты имеешь в виду!" Сказал Ксавиус, и издевательская усмешка моментально исчезла с его лица. "Отправил меня на небо!"

Он сделал ещё один шаг ближе к друиду, на это и надеялся Малфурион. Чем дальше эта мерзость, которая когда-то была советником Азшары, от Тиранды, тем лучше.

Малфурион смутно припоминал легенды о существах, форму которых принял бывший ночной эльф. Сатиры, так назывались эти магические демоны, хитрые и смертельно опасные.

"Ты убил меня", Повторил Ксавиус, смотря на него злобно, "и обрёк меня на худшую судьбу! Я подвёл великого Саргераса… и он наказал меня наиболее жестоко…"

Видя все ужасы, совершаемые Пылающим Легионом, Малфурион мог себе представить, что означало это "жестоко". Пощадой была внешность совершенно чуждая, демоническая.