Ничего не было (fb2)


Настройки текста:



Костин Константин Константинович

Ничего не было

— Поверь мне, дед. Если бы немцы нас завоевали, хуже никому бы не было.

Может и не стоило говорить такие слова ветерану войны, но, с другой стороны, почему это он, Валера, должен отказываться от своих убеждений только потому, что они кому-то не нравятся?

Да и что ему сделает старик? Палкой ударит?

* * *

Валера Богров был из русских патриотов. Из тех патриотов, что носят свастику и выкрикивают «Зиг хайль!», объясняя, что свастика на самом деле — древний славянский символ, а «зиг хайль» в переводе — «Да здравствует победа», а потому ничего нацистского в этом нет.

Вот и сейчас он махнул рукой друзьям и зашагал по аллее парка. Только что звонила мама и сказала идти домой. Не то, чтобы Валера считал себя обязанным ее слушаться — он, в конце концов, взрослый человек — но и заставлять ее тревожиться лишний раз не хотелось. Иначе опять начнется: «Оболтус, только и знаешь по улицам шататься, да в интернете сидеть, лучше бы учился как следует, опять сессия на тройки, два года осталось до диплома, когда за ум возьмешься…» Надоело. И ссориться в такой хороший день не хотелось.

Светило солнце. Приятный июньский день. Двадцать второе число. Среда.

Валера прищурился на просвечивающиеся сквозь зеленые листья солнечные лучи, допил пиво из банки и хлопнулся на скамейку, раскинув руки по спинке.

Хорошо!

Он закрыл глаза и направил лицо к солнцу.

— Что ж это вы, молодой человек, такую вещь на одежде носите? — раздался сбоку скрипучий голос.

Валера с досадой вздохнул и открыл глаза. Опять какому-то старперу не понравилась свастика на красной футболке. Ну и что такого? Каждый одевается, как ему нравится. У нас в стране демократия или нет?

Рядом сидел низенький старичок. Серый костюм, выглядевший элегантно — насколько Валера понимал это слово — но старомодно. Круглые очки, борода клинышком. В руках — книга.

— А что такое?

— Под этим символом в нашу страну враги приходили, а вы его на майке носите…

Голос старика был не столько возмущенным, сколько укоризненным. Может, это взбесило Валеру и он ввязался в спор. Он вообще любил раздражать людей, считая себя очень тонким.

— Ты бы, дед, меньше коммуняк слушал. Немцы пришли нас от Сталина спасать.

— Они, — хмыкнул старик, — какой-то странный способ для этого выбрали. Деревни жечь и пленных расстреливать — не самый лучший метод борьбы со Сталиным.

— Так не нужно было сопротивляться и партизанам помогать. Те, кто с немцами сотрудничал, вполне нормально жили. Поверь мне, дед. Если бы немцы нас завоевали, хуже никому бы не было.

— Вы, молодой человек, как будто жили в то время, что так уверенно рассуждаете о том, что было и чего не было.

Валера быстро прикинул. На вид старику — не больше семидесяти, так что в войну он был ребенком.

— Можно подумать, ты, дед, в то время жил.

— Жил, — спокойно кивнул старик.

— Скажи еще и с немцами воевал.

— Воевал. С кем я только не воевал…

— В Чечне и Афгане тебя точно не было, — рассмеялся Валера.

— Ну почему, — старик был просто не пробиваемо спокоен, — И в Чечне я был, с самим Шамилем дрались. В Афганистане приходилось, там при мне еще одного доктора в ногу ранило…

Валера собрался сказать «врешь, дед», но передумал. Пальцы старика, жилистые, крепкие, сжимали рукоять трости. Того и гляди, врежет. Кто его, деда, знает, может он бывший инструктор по рукопашке. Вот и бывал и в Афгане и в Чечне…

— Все равно, не нужно было сопротивляться. Подумаешь, захватили бы. Постреляли бы коммуняк да евреев, остальным лучше жилось бы. В Европу бы ездили учиться, на «мерседесах»…

— Да? Может, расскажете мне, что было бы, если бы мы сдались немцам?

— Да ничего бы не было. Немцы же не дураки, поняли бы, что войска держать в стране не смогут, не хватит у них войск. Поставили бы лояльных правителей, коммуняк — в шею, и все. Зато жили бы в нормальной стране, а не в совке.

— Про план «Ост» вы слышали, молодой человек?

— Слышал. Коммунячья пропаганда. Не было его на самом деле.

— Значит, сожженные деревни — сами виноваты. Расстрелянные — сами виноваты, — старик загибал пальцы, — план «Ост» — пропаганда… Коммунисты — тоже, я так понимаю, сами виноваты…

— Сами. Твой Сталин, дед, еще хуже Гитлера был. Тот хоть другие народы гнобил, а Сталин — свой собственный. Да и войну он сам собирался начать, Гитлер только защищался..

— Так. Значит, коммунисты — сами виноваты, Сталин — злодей и диктатор. Концлагеря — пропаганда?

— Конечно. Ничего в них такого страшного не было. Можно подумать, в СССР концлагерей не было. Их большевики и придумали, всем известно. Вообще, при Сталине было все тоже самое, что и при Гитлере, только еще хуже. При Гитлере тебя, только за то, что ты кулак или сын священника, в лагеря не отправляли…

— Евреев, — хитро прищурился старик, — евреев отправляли.

Валера вздохнул. Забавный разговор начинал раздражать. Как надоели эти мифы…

— Во-первых, — начал загибать он пальцы, невольно копирую старика — Гитлер не собирался уничтожать евреев. Он собирался их только выселить куда-нибудь. Давно доказано, что газовые камеры и газенвагены — просто выдумка, они чисто технически не могли работать, а газ «Циклон-Б» — просто отрава от вшей. Во-вторых, при Сталине тоже собирались евреев выселять в Сибирь. В этот… Биробиджан. И тоже их гнобили, особенно после войны. В-третьих, евреи сами виноваты…

— Стоп-стоп-стоп… Что-то я перестал вас понимать. В чем виноваты?

— В войне. Если бы они деньги из людей не тянули, кровь из них не пили, то немцы их и не преследовали бы. Они же сами Лохокост придумали, чтобы продолжать требовать деньги якобы за погибших в войну…

— Так погибших не было?

— Было, но не так много. В пределах нормы.

— Кхм…

Старик озадаченно умолк.

«То-то же, дед. Нечего сказать? Против логики не попрешь!»

Мимо скамейки прошла высокая загорелая девушка в коротенькой юбке. На плече легкой кофточки висела повязанная в виде бантика георгиевская ленточка.

— Вон, видишь, дед, — Валера показал на девушку старику, — «Мы помним, мы гордимся». Думаешь, она помнит чего-то про твою войну? Так просто таскает, типа модно.

— Девушка, — старик неожиданно окликнул девчонку, — вы не подскажете, кто командовал Первым Белорусским фронтом в июне сорок четвертого?

— Рокоссовский, — девушка посмотрела недоуменно, а потом неожиданно улыбнулась, — Я же на истфаке учусь, я помню.

И зацокала каблучками дальше.

— Все равно, неудачный пример. Просто повезло на студентку наткнуться. Да и вообще, на эти ленточки на дурацкие плакаты только деньги налогоплательщиков тратятся.

— Вы налоги платите? — старик поднял брови.

— Я-то плачу. А вот ты, дед? Небось на пенсии сидишь?

— Ну почему, — старик хитро подмигнул, — я работаю.

— Где?

— В книжном магазине, — старик улыбался так, как будто удачно пошутил.

— Работаешь в книжном, — проворчал Валера, — так хоть книги бы умные читал, где давно написано, как в твоей войне все было на самом деле.

— Вот это верно, — неожиданно оживился старик, — вот это правильно говоришь, сынок. Книги нужно читать. Вот, ты Беляева не читал?

— Кто это? — Валера уже потерял интерес к разговору и собирался улучить удобный момент, чтобы уйти.

— Советский фантаст.

— Совок не читаю Что там может быть интересного? Как героически меняли гайку на восемнадцать на гайку на тридцать три?

— Напрасно, напрасно… Много любопытных вещей могли бы узнать…

Старик взмахнул книгой. «Человек, потерявший лицо» — успел ухватить заголовок Валера.

— Значит, евреев вы категорически не любите?

— За что их любить?

— Вы многих знаете?

— Дед, — Валера встал, — мне не надо знакомиться с волком, чтобы знать, что он кусается.

— Молодой человек… — произнес старик ему в спину.

— Ну чего?

— А что бы вы сделали, если бы оказались в прошлом? В 22 июня, только не 2011 года, а сорок первого?

— Это как в «Мы из будущего»?

— Да.

— К немцам бы пошел служить.

Что, съел? Думал развоняться: «Мол, ты что, к немцам бы пошел…»? Да, пошел бы. Ты, дед, вспомни, как в фильмах немцы выглядят — чистые, аккуратные, настоящие европейцы — и как русские — грязные, пьяные… Конечно, к немцам. Наверное.

— Прямо к немцам?

— К ним, к ним.

Валера зашагал по аллее к выходу из парка. Остановился на тротуаре, пропустил милицейскую машину с надписью «ЗАО МВД», хмыкнул над неожиданным каламбуром, прыгнул на пустую проезжую часть…

Визг тормозов.

Откуда…?

Квадратная решетка радиатора.

Треугольная звезда.

Удар.

Боли Валера уже не почувствовал.

Тьма.

* * *

— Аааа!!!

Валера подскочил на отчаянно завизжавшей кровати. Сердце колотилось о ребра.

«Машина… Авария… Удар…»

Стоп. Он ведь жив. Валера лихорадочно ощупал себя.

Тело цело, не болит, не ноет. Разве что голова немного…

Валера потянулся к затылку…

Рука повисла в воздухе.

А ГДЕ это он?

Маленькая узкая комнатушка. Вместо обоев — побелка, да еще и неровная. Такой же беленый потолок, с которого свисает на плетеном шнуре лампочка. Книжная полка, стул, на котором висит одежда, небольшое зеркало без рамы. Маленькое окно деревенского вида, с широким подоконником. Филенчатая дверь, крашеная в синий цвет.

Кровать — железная, с узорчатой спинкой, из тех кроватей, что показывают в фильмах.

«Где я?»

Это — не дом. И не больница. И вообще не похоже на Москву.

«Одесса» — всплыло вдруг в голове, как будто произнесено чужим голосом.

«Твоя комната» — продолжил голос.

Валера осторожно дотронулся до стены. Нет, твердая, шершавая. Будь она мягкая, это многое бы объясняло…

Шаги! Шаги за дверью! Сейчас кто-то войдет и все объяснит.

В раскрывшуюся дверь заглянула женщина лет тридцати с небольшим. С типично еврейской внешностью. Настолько типичной, что Валера, уже набравший воздуха в грудь, не успел ничего спросить.

«Двойра Шнифферсон, в девичестве — Ривкина» — прокомментировал голос.

— Изя! Ты еще валяешься? Вставай, лентяй! Я пошла на рынок, куплю рыбы. Вставай, вставай!

Дверь захлопнулась. Валера сидел, окаменевший.

Изя?! ИЗЯ???!!!

Он прыгнул к зеркалу.

Из мутноватого стекла на него смотрел мальчик лет шестнадцати. Загорелое лицо, черные, кучерявые волосы, длинный нос, круглые, темные глаза… На носу — царапина.

Изя??!!

«Израиль Шнифферсон, двадцать пятого года рождения…» — забормотал голос.

Валера видел в зеркале, как по чужому — его! — лбу потекли капли пота.

«Мама, — вспомнились слова из глупой комедии — это что же получается, я — Изя Шниперсон?»

Он сжал кулаки, зашуршала бумага. Стоп, какая бумага?

В кулаке — откуда?! — он держал записку.

Развернул. Прочитал.

«Сейчас ты — в прошлом, — было написано мелким разборчивым почерком — Двадцать второе июня сорок первого года. Вражеские войска займут его семнадцатого октября. Можешь попробовать пойти к ним работать. Удачи тебе, Изя».


Оглавление

  • Ничего не было



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики