Здравствуйте, меня зовут (fb2)


Настройки текста:




Костин Константин Константинович  Здравствуйте, меня зовут...

Здравствуйте. Меня зовут Никита Сергеевич. Хрущёв моя фамилия, слышали? Слышали, разумеется. Нет, не однофамилец и полный тезка, нет. Тот самый. Да, тот кукурузник, лысый пидор, ничтожество, оклеветавший Сталина, троцкист, разваливший страну и сельское хозяйство, трус, потерявший власть и выпнутый на пенсию, придурок, стучавший ботинком по трибуне и обещавший показать множество интересных вещей, вроде кузькиной матери и последнего попа... Да, это всё я, тот, кого непременно нужно вовремя убить, чтобы страна продолжала цвести. Сколько раз меня уже убивали в различных книгах...

Откуда я всё это знаю?

Как бы вам сказать... Из первых рук.


***


"Ненавижу этот грёбаный городишко!"

Николай Жуков вырулил от здания администрации, где проходил семинар-совещание на очень важную и актуальную тему, которая растягивалась на три строки и состояла из слов вроде "инновационный", "актуальный" и почему-то "спорадический".

Стоило ради двух часов дикой скуки ехать в командировку. Но с начальством не поспоришь: сказано - обеспечить участие, значит - обеспечить. Николай даже доклад подготовил, короткий, минут на десять. Слава богу, не пришлось его читать, там и без него хватало болтунов, которые могли выступать, пока из зала не начинали не то что шептать, а просто в полный голос кричать "Регламент!"

Куда сейчас? Ехать в родной город, на ночь глядя, не хотелось. В гостиницу, благо оплачена до завтра? Николай пожалел, что не взял с собой ноутбук. Сейчас бы валялся в номере, рылся в интернете, почитал бы книги, может быть, зашел бы на пару форумов... Поискать, что ли, книжный магазин?

Как будто в ответ на его размышления, слева мелькнула вывеска книжного магазина. Николай притормозил и подъехал к нему.

"Надеюсь, здесь есть фантастика..."

Открылась стеклянная дверь, звякнули колокольчики.


***


Да... Фантастика здесь не просто была. Здесь не было ничего, кроме фантастики.

Магазинчик специализировался на альтернативной истории.

Николай шел мимо полок с книгами в ярких цветных обложках. Здесь была и классика жанра, вроде "Фатерлянда", и современный трэш с попаданцами... На любой вкус, на любой выбор.

Николай уже подобрал себе три романа и чувствовал, что на этом не остановится. Та-ак... А это что?

На отдельном стеллаже стояли книги. На вид - такие же, как и все остальные, но серия была Николаю не знакома. Он взял первую попавшуюся книжку, на обложке паренек с типично еврейской внешностью - разве что пейсов не хватало - расстреливал из МР-40 какую-то темную неопознаваемую фигуру. Автор В. Багров. Новенький, что ли? Фамилия абсолютно незнакома. "Ничего не было. 1941"... Интересно... Серия "Альтист". И магазинчик так же называется. Фирменный, что ли? Почему тогда не слышал о таком ни разу?

Николай заглянул в выходные данные. Издатель - А. Д. Откин, адрес издательства - г. Едгин. Татарстан?

- Простите, - обратился он к продавцу, старичку с бородкой клинышком, в круглых старомодных очках и чёрной шапочке-ермолке, - А вы не знаете, что это за автор?

- О, - улыбнулся старик, - это из последних. Неожиданно подаёт большие надежды, я думаю, тут одной книгой не закончится. Не с каждым так везет, не с каждым...

- Советуете взять?

- Ну, тут дело вкуса... Какой историей вы интересуетесь?

- Альтернативной.

- Ну, это понятно. Великая Отечественная, Российская империя, Гражданская? Другие страны?

Николай подумал немного:

- Пожалуй, Советский Союз...

- Боюсь, то, что может вас заинтересовать, Николай Сергеевич, вами уже прочитано.

- А... Откуда вы меня знаете?!

- Ну, - старичок хихикнул, - если вы скрываетесь, то вам нужно снять бейджик с ФИО и названием семинара.

Чёрт! Николай сдернул забытый бейджик с лацкана пиджака. Ходишь как манекен в магазине, с ценником...

- Кажется, - повернулся старик, оглядываясь, - где-то у меня была очень интересная книга... Альтернативная история, развилка от Брежнева...

- По-моему, эту я тоже читал...

- Нет, - старик выпрямился и просиял, - вспомнил! От Хрущёва!

- Ну, это несерьёзно... Хрущёв и прогресс - это как Екатерина Вторая и борьба за нравственность. Две несочетаемые вещи.

- Ну почему, молодой человек, я ведь жил при товарище Хрущёве, я помню те времена... Думаете, он не смог бы сделать что-то прогрессивное?

- Самое прогрессивное, что он мог бы сделать, - отрезал Николай, - это застрелиться. Да я бы хотел попасть в прошлое, чтобы застрелить его.

Не то, чтобы он был сталинистом, но всё равно, Хрущёва терпеть не мог. Нужно было быть полнейшим придурком, чтобы разбазарить всё то, что было собрано и построено при Сталине.

- Жёсткий вы человек... - старик-продавец засмеялся, - несчастного Никиту Сергеевича и так убивают почти в каждой книге...

Он указал на соседний стеллаж.

- Можно подумать, что стоит ему умереть, и страна пойдет вперед, к светлому будущему.

- Ну, может и не совсем так, но практически близко к истине. Страна выиграла войну, её влияние распространялось на весь мир, и что? Не прошло и пятидесяти лет - развал и распад.

- А вы полагаете, - старик стал очень серьёзным, очки блеснули, - что победа, пусть и дорогой ценой, даёт стране право почивать на лаврах и вечно находиться на пике силы и влияния? Один толчок, сколь угодно сильный, не позволит катиться вечно. Вспомните историю. Англия, империя, над которой не заходит солнце, Испания и Португалия, делившие мир пополам, Третий рейх... Где они теперь? Или вернемся в Россию. Война 1812 года. Россия побеждает в той войне, её влияние распространяется на всю Европу, её слушаются... Помните "Если вы не снимете пьесу, я пришлю миллион зрителей в серых шинелях, которые её освищут"? И что в результате? Не проходит и пятидесяти лет - позорный проигрыш в Крымской войне. А ведь Хрущёва там не было. Может быть, чтобы страна не только стала, но и оставалась великой, нужно просто постоянно работать, а не почивать на лаврах, нет?

Такие и подобные аргументы Николай слышал не раз:

- Хрущёв - это отдельный случай. Он не просто не толкал страну, он тормозил ее... Умри он вовремя, и всё пошло бы по-другому. Поэтому писатели и убивают его так часто.

- Поверьте мне, молодой человек, тому, кто знает, о чём говорит... Никогда нельзя предсказать, как бы пошли дела, куда бы повернулись обстоятельства после одномоментного изменения истории. Хотя бы потому, что никто из людей не умеет читать мысли покойников, и никто не знает, куда именно пошли бы те, кто пришел бы к власти в случае смерти Хрущёва. Не стало бы хуже. Благие намерения, они ведь приводят известно куда. А герои книг... Мне сдаётся, большинство из них - просто лентяи, которые хотят один раз сделать что-то, и потом остаток жизни лежать на подушках, вкушая плоды своего давнего подвига. Никто из них не хочет трудиться, двигая страну к тому самому светлому будущему, хочется, чтобы раз, и всё в шоколаде.

- Я не такой, - хмыкнул Николай. - Я тоже не отказался бы от халявы, но понимаю, что галушки очень редко запрыгивают в рот сами.

- И всё равно хотите убить Хрущёва? Нет ли между вашими словами некоторого несоответствия?

- Он просто палка, торчащая в колесе. Вынуть его, и страна, пусть не поедет сама, но двигать её станет гораздо легче...

- Значит, убить? Даже ценой собственной жизни?

- Если понадобится, да.

- Как легко и просто вы приговорили человека к смерти... Вот предложи вам кто-нибудь попасть в прошлое и убить Хрущёва, как бы вы это стали делать? Ведь, кроме моральных преград, есть и просто охрана.

- А я бы попросил перенести меня в тело человека, который имеет доступ к телу, так сказать. Раз уж так всё просто.

- Всё-таки вы лентяй, - старик покачал головой, - опять то же самое... Убить, и всё, а куда пойдёт страна - неважно, вы же думаете, что к светлому будущему, а куда на самом деле... Почему вы не хотите менять историю трудом?

- Один человек не сможет изменить историю. Ну, если исключить случаи убийства ключевых лиц.

- И тут же говорите о Хрущёве, который её изменил. Почему вы, попав в прошлое, не хотите работать, а непременно убивать? Попади вы к Сталину, вы бы стали его убивать?

- Нет, конечно!

- Так почему вам не приходит в голову самая простая вещь: попав в прошлое, пойти к Хрущёву? А?

- Наш разговор становится бессмысленным. Кажется, мне никто не предлагает попасть туда.

- Ну почему? Я предлагаю.

Николай посмотрел на старика. Тот выглядел серьёзным. Как, впрочем, большинство сумасшедших.

- Не смешно.

- А я и не шучу. Я предлагаю вам попасть в прошлое, где у вас будет возможность убить товарища Хрущёва.

- По-моему, вы перечитали ассортимент собственного магазина...

- Идёте на попятный?

- Я просто не верю в чудеса.

- А вы согласитесь. Достаточно произнести слова "Да, я бы хотел попасть в прошлое, чтобы застрелить его", и вы окажетесь в прошлом. В теле человека, достаточно близкого к Хрущёву, чтобы без помех убить его.

- Не верю. Чушь.

- Значит, не скажете?

- Нет.

Николай положил книги на прилавок - настроение было испорчено - и повернулся к выходу.

- Вы ведь их уже сказали, - послышалось в спину.

Вдруг очень сильно закружилась голова...


***


Николай схватился руками за раковину, чтобы удержаться на ногах. Со звоном упал на кафель бритвенный станок...

"Где я?"

Руки, вцепившиеся в холодный фаянс, не были ЕГО руками. Морщинистые руки человека лет шестидесяти.

Проклятый продавец не соврал. Он действительно каким-то дьявольским способом перенес его в прошлое. В тело человека, близкого к Хрущёву.

В тело старика.

Короткие ноги в чёрных сатиновых трусах, округлый животик под белой майкой...

"Кто я?"

Николай медленно-медленно поднял взгляд к зеркалу. Вгляделся...

Истерично расхохотался. Да уж, ЭТОТ человек был как никто близок к Хрущёву. Ему убить Никиту Сергеевича - раз плюнуть.

Николай хохотал, а в зеркале отражалась знакомая всему миру лысая голова с оттопыренными ушами.

Старик-продавец превратил его в Хрущёва.


***


Да, я Никита Сергеевич Хрущёв. Теперь - он. Больше не Николай Жуков. И все те слова, которыми называли Хрущёва в будущем - вернее, будут называть - все они обратятся ко мне.

Если я не сделаю всё, чтобы этого не случилось.

Когда я отсмеялся, и вытирал слезы, на зеркале появилась надпись, сделанная чёрным маркером. Мелким разборчивым почерком было написано: "Ты всё понял. Убивать или работать. Твой выбор."

Умирать?

Не стану. Нет, дело не в трусости. Просто в смерти меня, как Хрущёва, нет смысла.

Знаете, в какой день я стал Никитой?

26 февраля 1956 года.

Как шутили у нас на форуме: "Какими двумя словами можно описать три даты: 8 ноября 1917 года, 23 июня 1941 года и 22 августа 1991-ого? Слишком поздно".

Слишком поздно.

Поздно умирать.

Нужно работать.

Исправлять ошибки.

Получится? Не знаю. Но никто не скажет, что я не пытался.

А там посмотрим, КЕМ вы меня назовете.


Оглавление

  • Костин Константин Константинович  Здравствуйте, меня зовут...



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке