КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Космические твари (fb2)


Настройки текста:



Клиффорд Саймак КОСМИЧЕСКИЕ ТВАРИ

Глава 1 ПЛАМЯ В КОСМОСЕ

Это было совершенно невозможно. И все же… Все же загадочное создание парило в открытом космосе на сверкающих крыльях. На крыльях, которые оставались неподвижны, но в то же время в них непостижимым образом ощущались мощь и быстрота, как при взгляде на широкую реку, величаво несущую свои воды. Испещренные красными прожилками, они отливали зеленью в лучах далекого Солнца.

Тело существа было словно бы соткано из потоков света. На мгновение перед глазами капитана Джонни Лоджа промелькнула голова совершенно немыслимых очертаний. Никогда прежде ему не доводилось видеть ничего подобного. От этой головы исходило ощущение чистого, беспримесного зла и первозданной жестокости.

Карен Франклин, стоящая рядом с ним, задохнулась от изумления.

— Космическая тварь, — сказал Джордж Фостер, второй пилот, — Что еще это может быть?

И верно, других предположений ни у кого не возникало. Вот только самим своим существованием тварь разрушала все человеческие представления об устройстве мироздания. Ее не могло быть, наука давным-давно исключила возможность появления чего-либо подобного. И все же вот она, космическая тварь, — парит в вакууме рядом с «Карен», одним из лучших реактивных космических кораблей Солнечной системы, с легкостью поддерживая его скорость.

— Чертово порождение пустоты… — пробормотал Джордж. — Мне кажется, оно обогнало нас, проскочило мимо, а потом поднырнуло. Я все не могу взять в толк, зачем ему нужны эти крылья? Оно же передвигается на реактивном принципе. Смотрите, снова выхлоп.

От крылатого существа отделилось облачко белесого газа, поплыло прочь и быстро растаяло в безвоздушном пространстве. При этом чудовище стремительно рванулось вперед, его зеленые крылья вспыхнули в рассеянном солнечном свете.

Карен Франклин придвинулась ближе к капитану. Их взгляды встретились, и ему показалось, что в глубине ее синих глаз мелькнуло нечто похожее на страх.

— Значит, все эти истории о поясе — правда, — проговорила девушка, — Те, что ходят среди рудокопов астероидных копей.

Джонни серьезно кивнул.

— Да, выходит, не все их россказни — досужие выдумки, — сказал он. — По крайней мере, некоторые легенды точно не врут.

Он снова повернулся к иллюминатору и стал рассматривать необычное существо. Космическая тварь!.. Он слышал истории об этих созданиях, но считал их не более чем мифами, которые часто рождаются в отдаленных уголках Солнечной системы.

Одним из таких медвежьих углов был пояс астероидов. Этакая «ничейная земля» — опасная для навигации, малопригодная для жизни, совершенно непредсказуемая. Об астероидном кольце мало что известно, потому что космические корабли обходят его стороной, и тому есть причины. Единственные, кто более или менее знает пояс, это рудокопы малых планет, но это племя космических бродяг держится особняком.

Космическая тварь оказалась реальностью. Отрицать это было уже поздно. Джонни протер глаза и снова посмотрел в иллюминатор. Не помогло — загадочное существо и не думало исчезать.

Протоплазма не может существовать в межпланетном пространстве. Там слишком холодно и нет атмосферы. Протоплазма… В ней-то и загвоздка. Все известные формы жизни состоят из протоплазмы, но можно ли из этого сделать вывод, что протоплазма — основа любой жизни? Протоплазма сама по себе не есть жизнь. Жизнь — это что-то иное, некая толком не изученная совокупность явлений — изменений, развития, движения… Жизнь — таинственная штука, она умеет хранить свои секреты. И сколько ученые ни бьются над ее загадкой, решение каждый раз ускользает. Им удалось выявить и описать ту зыбкую грань, по одну сторону которой есть жизнь, а по другую, согласно нынешним данным, ее нет. Эта расплывчатая грань — та исчезающе малая гипотетическая область, где жизнь обретает форму, облик и способность к движению. Во всем изученном пространстве Солнечной системы проявления жизни имеют в своей основе протоплазму. Однако означает ли это, что иные проявления жизни невозможны?

По левому борту корабля плыл в пространстве астероид, капитан видел его металлический блеск в иллюминаторе. Расстояние до малой планеты составляло всего несколько миль, курс «Карен» пролегал мимо нее. Астероид не угрожал кораблю, и все же Джонни с тревогой посматривал на него. Такие вот небольшие скалы неправильной формы отражают очень мало света и потому остаются почти невидимыми. Их орбиты постоянно меняются, а скорости зачастую огромны. Порой малые астероиды удается засечь только тогда, когда они заслоняют звезды.

— Возможно, нам стоит лечь на обратный курс, Карен, — сказал капитан, — Ломиться напролом — глупо. Твой отец нас поймет. Не нравится мне все это, — Он махнул рукой в сторону парящей в вакууме космической твари.

Девушка упрямо покачала головой.

— Папа давным-давно полетел бы в эту экспедицию сам, если бы не несчастный случай. Доктора запретили ему космические полеты, иначе он был бы сейчас с нами, — Она серьезно посмотрела в лицо Джонни, — Мы не можем его разочаровать.

— Но это же всего лишь слухи! — воскликнул Джонни, — Мы носимся по всей системе в погоне за слухами. Мы летали и к Ио, и к Титану. Мы даже искали мифическую планету на околосолнечных орбитах!

— Джонни, ты что же, испугался? — спросила Карен.

Он ответил не сразу.

— Я волнуюсь за тебя и за ребят из команды, — сказал капитан по размышлении.

Девушка молча повернулась к иллюминатору и стала смотреть в бархатную черноту космоса, на космическую тварь и мерцание ближайших астероидов — осколков пояса.

Сдержав рвущийся из горла звериный рык, Джонни тоже уставился на тварь. Самые разные мысли вихрем проносились в его голове.

Все началось с элемента-7. Пять лет назад Джим Франклин, один из самых бесстрашных исследователей космоса и отчаянных искателей приключений, нашел небольшую залежь этого металла на Ганимеде. Добытого ископаемого хватило лишь на полдюжины космических кораблей. Больше найти не удалось. Пять лет лихорадочных поисков по всей системе не дали никаких результатов. Кроме первой находки, не было обнаружено ни единого фунта элемента-7.

Ценность этого редчайшего материала заключалась в его сопротивляемости к излучениям, пронизывающим космическое пространство. Тончайший слой элемента-7, нанесенный на обшивку корабля, служил эффективным противорадиационным экраном.

Однако лишь три космических транспорта имели подобный экран. Одним из них была «Карен». А как же иначе — ведь это был корабль самого Франклина, названный в честь его дочери. Какой-то богатей с Марса выложил аж миллион долларов, чтобы нанести покрытие из элемента-7 на свою прогулочную яхту. Крупная корпорация, занимающаяся пассажирскими перевозками, разорилась на защитные экраны для двух лайнеров, но один из них затерялся на просторах космоса. То, что осталось от находки, купило правительство Земли, но вместо того, чтобы использовать элемент-7 по назначению, заперло его в хорошо охраняемом хранилище.

Продажа редчайшего ископаемого сделала Джима Франклина весьма состоятельным человеком, и львиную долю обретенного богатства он вложил в поиски таинственного месторождения элемента-7.

Спустя два года, во время короткой передышки между космическими экспедициями, Франклин посетил ракетный завод на Земле, чтобы посмотреть на испытания нового двигателя. В ходе испытаний взорвалась пусковая установка. Три человека погибли, а Джим Франклин остался в живых лишь благодаря хирургам, которые сотворили настоящее чудо. Однако он остался калекой и теперь до конца своих дней был прикован к Земле. Врачи предупредили бывалого путешественника, что он умрет, если попытается снова отправиться в космос.

И тогда семейное дело и поиски элемента-7 взяла на себя его дочь, Карен Франклин. В погоне за редчайшим элементом ее маленький, но надежный корабль сначала отправился к самому Солнцу, затем совершил высадку на малоисследованный Титан, а потом, преодолевая чудовищную гравитацию Юпитера, опустился на поверхность маленькой Ио, чего прежде не удавалось сделать ни одному реактивному кораблю. И ют теперь «Карен» и ее экипаж забрались в самое сердце пояса астероидов. Отправиться в эту область космоса дочь Франклина решила, наслушавшись рассказов коротышки с бегающими глазами, который наговорил ей с три короба в марсианском космопорте Сандебар.

Джонни все больше утверждался в мысли, что находка Франклина была всего лишь счастливой случайностью… Та небольшая залежь на Ганимеде вполне может оказаться единственной во всей Солнечной системе. Вполне вероятно, что ее возникновение связано с особыми условиями, неким уникальным стечением обстоятельств.

А вдруг — нет? Вдруг где-нибудь в системе, на каком-то равнодушном булыжнике, болтающемся в космосе, отыщется еще одна жила элемента-7? Тогда удастся защитить все корабли, которые бороздят космос! Элемент-7… Чудодейственный металл, способный противостоять сильнейшим потокам излучения, несущимся в космическом пространстве — беспорядочным, непредсказуемым. Он защитит даже от роя радиоактивных метеоритов, которые порой налетают на космические корабли, оставляя после себя лишь беспомощно плывущие в вакууме «летучие голландцы», полные мертвых и умирающих людей.

Размышления капитана прервал голос Карен:

— Джонни, кажется, я видела свет. Как думаешь, мне не померещилось? Что здесь может светиться?

Джонни, не говоря ни слова, принялся вглядываться в темноту снаружи.

— Вон он! — закричал Джордж. — Я видел его!

— Я тоже, — сказала Карен. — Снова. Что-то вроде голубоватого луча далеко впереди по курсу.

Позади них раздался дрожащий голос:

— Что вы там увидели, а, Джонни? Свет?

Джонни развернулся в крутящемся кресле. В дверях рубки стоял Бен Рамси, он же Старый Бен. Его мешковатый рабочий комбинезон, шишковатые кисти рук и перекошенное лицо были измазаны машинным маслом.

— Да, Бен, — сказал Джонни, — Впереди что-то есть.

Бен покивал.

— Я странные вещи слышал о поясе. Жуть всякую — про пламя, которое пылает в космосе, про космических тварей… И еще про пляшущих призраков, которые визжат и смеются, когда на корабль несется огромная каменюка и проделывает здоровенную дырищу в корпусе, вот…

Бормоча все это, Рамси медленно ковылял через рубку, сутулясь, раскачиваясь из стороны в сторону и так подволакивая обе искалеченные ноги, что смотреть на него было больно. Жалость тупой иглой кольнула сердце Джонни. Старый Бен был единственным выжившим с корабля, угодившего в рой радиоактивных метеоритов. Элемент-7 спас бы его… Правда, в то время о чудесном металле и слыхом не слыхивали. Элемент-7, из которого бы вышел прекрасный щит, способный защитить людей от рыщущей меж планет смерти…

— Снова свет! — крикнул Джордж, — Синий огонек мигнул несколько раз и погас!

— Это космическое пламя, — сказал Старый Бен, его яркие глаза загорелись от возбуждения, — Я слышал всякие россказни о пламени и космических тварях, да только не верил…

— Так начинай верить, — мрачно сказал Джонни. — Потому что космическая тварь тоже тут как тут. Тащится параллельным курсом.

Бен сморщился и принялся мять свою засаленную кепку искалеченными грязными руками.

— Ты ничего не сказал, а, Джонни?

— Ничего, Бен.

Старик помолчал, переминаясь с ноги на ногу, потом проговорил:

— Я забыл, Джонни. Я пришел, чтоб доложить. Я загрузил топливные ячейки и все проверил, как ты просил. Все в полном порядке.

— Сейчас мы углубимся в пояс, — сказал Джонни. — В сектор, куда рудокопы отказываются соваться. Поэтому никто из них не согласился поработать нашим проводником. Так что убедись, что все системы готовы к срочному запуску.

Бен что-то буркнул и поковылял прочь. Но в двери он остановился и обернулся.

— Помнишь ту мудреную штуку, которую я купил на распродаже в Сандебаре? — сказал он, — Я еще взял ее не глядя…

Джонни кивнул. Приобретение Рамси стало одной из излюбленных тем для шуток среди экипажа. Когда они были на Марсе, Бена занесло на знаменитый тамошний рынок — и на глаза ему попалась шкатулка, покрытая причудливыми узорами. Узоры так понравились старику, что он не удержался и купил ящичек, даже не взглянув на его содержимое. Бен любил все необычное и чудесное, и диковинные орнаменты, похоже, затронули некую потайную струнку в его душе. Но механизм, который оказался в шкатулке, заинтриговал всю команду — какие-то яркие трубки и множество дисков… Никто так и не смог угадать его назначение. Старый Бен предположил, что это музыкальный инструмент неизвестного происхождения, и, несмотря на дружеские шутки и насмешки команды, упорно настаивал на своей теории.

— Я просто тут подумал… — промямлил Бен, — а может, этой чертовой штуковине нужна радиация, чтобы играть, а?

Джимми усмехнулся.

— Может, и так.

Старик отвернулся и побрел прочь.

Глава 2 БОЕВАЯ ТРЕВОГА

Джордж дал короткий импульс маневровыми двигателями левого борта, корабль накренился, дернулся и поднырнул под астероид, имевший наглость перебежать им дорогу. Джонни успел заметить длинный и острый выступ, который, случись пилоту ошибиться, запросто мог бы распороть обшивку корабля.

Синие вспышки продолжались, теперь у команды «Карен» появилась возможность как следует их разглядеть: перед носовым иллюминатором время от времени возникала дуга голубоватого света, расчерчивающая видимое пространство от края до края и окрашивающая все вокруг в синеватые тона.

— Свет исходит с астероида, — заявил Джордж, — И наш маленький друг ведет нас прямо туда.

И верно, космическая тварь держалась теперь прямо по курсу корабля и явно направлялась к источнику загадочного света.

«Карен» шла на реактивной тяге. Метеоритные экраны то и дело вспыхивали, временами по ним пробегала рябь, когда мелкие, как автоматные пули, осколки астероидов ударялись о щит и тут же превращались в безопасный для корабля газ.

— Что дальше, Джонни? — спросил Джордж.

— Вперед, — ответил капитан. — Держи курс на голубой свет. Посмотрим, что это такое. Но будь готов повернуть назад и броситься наутек при малейшем признаке опасности.

Он вопросительно взглянул на Карен, чтобы получить ее подтверждение. Она кивнула. На губах девушки играла легкая улыбка, глаза горели тем самым огнем, который загорался в глазах Джима Франклина, когда его пальцы ложились на рычаги пульта управления и корабль, грохоча и вздрагивая, опускался на очередную неизведанную планету или устремлялся за пределы исследованных районов космоса.

Несколько часов спустя они были в считанных милях от астероида. Космическая тварь чуть опередила их, опустилась на поверхность и уселась на одном из каменных пиков, окружавших небольшую долину, где и вспыхивал ослепительный голубой свет.

Капитан разглядывал пейзаж малой планеты, от изумления утратив дар речи. Загадочное пламя оказалось вовсе не пламенем. В том смысле, что на астероиде ничего не горело. Свечение исходило от массивной каменной пирамиды.

Но Джонни поразило не это. Ни загадочный свет, ни космическая тварь, рассевшаяся на скале, ни даже понимание того, что старые сказки оказались правдой, само по себе не могло бы настолько выбить его из колеи.

Все дело было в пирамиде. Не бывает пирамид естественного происхождения. Природа никогда не проводит прямые линии, а пирамида вся состоит из прямых линий.

— Этого не может быть, — прошептал капитан.

— Джонни, — прозвучал хриплый шепот Джорджа. — Посмотри на самый высокий пик. И то, что прямо над ним.

Джонни перевел взгляд на заостренную скалу. Что-то едва заметно поблескивало в черноте космоса над ее вершиной. Словно сияние пирамиды отражалось от полированной металлической поверхности…

Капитан прищурился, напрягая глаза, — и на мгновение, на ускользающе краткое мгновение ему удалось разглядеть, что это блестит.

— Корабль! — воскликнул он.

Джордж хмуро кивнул.

— Целых два, а то три, — заявил он. — Я заметил их минуту назад. Смотри, вот еще один.

Он показал пальцем, и Джонни увидел другой корабль — тот вроде бы повернулся вокруг своей оси, и голубой свет, исходящий от пирамиды, на мгновение отразился от его брони.

Джонни поджал губы. Ему показалось, что кожа его лица натянулась, облегая череп, будто пересохший пергамент.

— «Летучие голландцы», — сказал он, и Джордж кивнул.

Карен отвернулась от иллюминатора и посмотрела на них.

В ее чертах вновь отразился страх — щеки побелели, губы стали бескровными. Слова девушки звучали лишь немногим громче, чем шепот:

— Мертвые корабли! Выходит…

Джимми кивнул и закончил за нее:

— Что-то убило их экипажи.

Безымянный ужас добрался до них и ударил по нервам. Чуждый, нечеловеческий страх, который долго ждал своего часа в неизведанных областях пояса астероидов.

— Джонни, — сказал Джордж тихо. — Нам лучше убраться отсюда.

Джонни рванулся к пульту, но в это мгновение раздался крик Карен. Капитан взглянул в бортовой иллюминатор и похолодел: над астероидом, пересекая видимое пространство, мчалась еще одна космическая тварь… Нет — две, три твари. Через несколько мгновений вакуум вокруг корабля буквально кишел ими.

Руки Джонни сами легли на рычаги управления, а голове его одна за другой проносились пугающие мысли. Что-то случилось с теми кораблями! Что-то, из-за чего они остались дрейфовать в космосе и теперь болтаются на орбите астероида с этой пирамидой, увенчанной загадочным пламенем. «Летучие голландцы», космические твари, пылающие камни. Неудивительно, что рудокопы обходят это зловещее место десятой дорогой!

Джонни подал рычаг хода до предела вперед, и в корме корабля оглушительно взревели реактивные двигатели. Корабль задрожал, словно сотрясаемый ударами могучих крыльев, словно некое невидимое существо вцепилось в него зубами и не желало отпускать.

Кровь отлила от лица капитана, сердце пропустило удар. С кораблем творилось что-то неладное.

И тут раздался скрежет рвущегося металла, пронзительный свист вырывающегося из бреши воздуха, хруст прочнейших балок и ферм.

Напряженно прислушиваясь, Джонни уловил глухой стук аварийных переборок, автоматически опустившихся по всему кораблю.

Ракетные двигатели больше не отзывались на его команды. Оторвав взгляд от бесполезного теперь пульта, капитан посмотрел в носовой иллюминатор.

Корабль падал на астероид! Падал в долину с пирамидой, и корона синеватых лучей была теперь прямо под ними!

Огромное крыло, сотканное из языков пламени, на миг затмило собой добрую четверть иллюминатора. Кабину наполнило сине-зеленое сияние, в панелях приборов отразились изумрудное свечение крыла и голубой огонь пирамиды. Причудливые тени заметались по переборкам и бледным лицам людей.

Космическая тварь заложила вираж и спланировала к синему пламени. У Джонни перехватило дыхание. Исполинская тварь была безобразна! Страх ледяной рукой сдавил его сердце: в клюве чудовище держало покореженный кусок металла — согнутую и изломанную балку, вырванную из остова «Карен». А в когтях твари — если только это были когти — был зажат маршевый двигатель корабля.

Беспомощная «Карен» камнем падала на астероид, нос ее был направлен прямо на пирамиду.

За краткий миг, оставшийся до катастрофы, перед глазами Джонни, словно быстро сменяющиеся кадры, промелькнули вся прошлая жизнь и последние трагические события. Тварь атаковала корабль, разорвала его корму на куски, вырвала ракетные двигатели, выдернула скрепы и балки, словно они были сделаны из соломы. Теперь «Карен» неминуемо рухнет на малую планету и разобьется о камни этой чертовой долины. Бесполезная груда металлолома, в которую она превратится, станет надгробным памятником команде — большая часть людей на борту уже мертва, а троим уцелевшим, Джонни, Карен и Джорджу, осталось жить всего несколько секунд…

Корабль ударился о пирамиду и заскользил по ее гладкой поверхности. Кабину наполнил душераздирающий скрежет металла о камни. «Карен» перекувырнулась через нос, потом еще раз, ударилась растерзанной кормой о подножие пирамиды и замерла, накренившись.

В момент столкновения капитана отшвырнуло в угол. Кое-как ему удалось встать на ноги. Голова кружилась, кровь из рассеченной кожи на лбу заливала глаза, и Джонни почти ничего не видел. Тогда он ощупью стал карабкаться наверх по накренившемуся полу.

И только тут до него дошло самое удивительное — он был жив! От этой мысли у Джонни едва не подкосились ноги. Выжить после такого крушения невозможно, но он был жив… жив, раз способен куда-то ползти.

Он прислушался, но так и не услышал характерного свиста, какой бывает при утечке воздуха. Кабина оставалась герметична.

Чьи-то руки подхватили его под мышки и помогли подняться на ноги. Джонни схватился за спинку надежно закрепленного кресла пилота и встал. Сквозь кровавую муть перед глазами проступило лицо Джорджа. Губы второго пилота шевелились, выдавливая слова:

— Как ты, Джонни?

— Нормально, — пробормотал он, — Не беспокойся за меня. Что с Карен?

— Она цела, — ответил Джордж.

Джонни вытер лоб и огляделся. Карен стояла у накренившейся переборки, опираясь спиной о дверцы шкафчика.

Она заговорила негромко, словно сама с собой:

— Нам отсюда не выбраться. Эго невозможно. Мы умрем здесь. А на Земле, на Марсе и на Венере все будут гадать, что же случилось с Карен Франклин и капитаном Джонни Лоджем.

Капитан выпустил спинку кресла, неуклюже скатился по полу туда, где стояла девушка, и грубо встряхнул ее за плечи.

— Прекрати ныть! — прикрикнул он. — Мы обязаны попытаться.

Она посмотрела ему прямо в глаза:

— Ты думаешь, у нас есть шанс?

Он слабо улыбнулся:

— А ты как думаешь?

Она покачала головой:

— Мы застряли. Нам никогда не вернуться домой.

— Может быть, — согласился он, — Но нельзя же просто сидеть и ждать смерти. Давай наденем скафандры и выйдем наружу. Снаружи радиация, но нам можно ее не бояться — скафандры покрыты элементом-7. Пока что он нас неплохо защищает.

Карен вздернула подбородок и посмотрела наверх, туда, где прежде находилась корма корабля:

— Люди, которые были там…

Джонни покачал головой:

— Без шансов.

Джордж открыл другой шкаф и вытащил скафандры. Потом остановился и посмотрел на капитана.

— Ты сказал, там радиация, — сказал он. — Ты имел в виду, что синее пламя — это излучение неизвестного типа?

— А что же еще? Чем еще можно объяснить подобное явление?

— Так вот что случилось с другими кораблями, — воскликнул Джордж. — Всех, кто был у них на борту, погубила радиация, ведь они были беззащитны перед ней. Мы уцелели, потому что «Карен» покрыта элементом-7. Но тут откуда-то явилась тварь и разбила наш корабль.

Джонни осенило.

— Те корабли снаружи, — медленно проговорил он, с трудом сдерживая волнение, — Возможно, некоторые из них целы и на ходу…

Джордж уставился на него во все глаза.

— Не слишком на это надейся, Джонни, — предостерег он, — Их наверняка изрешетили метеориты.

— Мы можем их подлатать, — сказал капитан, — Так, задрай люк и оставайся рядом с ним. Нам ничего не грозит, пока скафандры в порядке.

Глава 3 ТВАРИ ПИРАМИДЫ

Кошмарная долина пирамиды была исполнена некой чужеродной красоты. Единственным источником света служили голубоватые лучи, которые, словно языки пламени, танцевали на вершине массивного каменного сооружения, и в этом свете все вокруг казалось зловещим и жутким, так что даже у самого хладнокровного человека волосы бы встали дыбом.

Адская застава, так мысленно назвал Джонни это место. Одинокий и грозный аванпост тьмы: горизонт, отчерченный зазубренными пиками и скальными шпилями, которые подобно копьям вонзались во тьму космоса; корона синего пламени, сдерживающая натиск пустоты и черноты окружающего вакуума. Скалы ловили сияние пирамиды, и казалось, будто они светятся собственным светом. В трещинах и оврагах между окружающими долину пиками лежал лед — газ, замерзший в космическом холоде. Блеск синего пламени разбивался о льдины на миллионы танцующих искр.

На пиках, как на насестах, расположились чудовища. Космические черти. Они не имели ничего общего с живыми существами, известными человеку. Среди них не было и двух одинаковых. Словно злобные демоны, они замерли, нахохлившись, на скалах и молча наблюдали. Танцующие тени делали их и без того кошмарные очертания еще ужаснее. Казалось, это дьяволы собрались в кружок над котлом с грешниками и мрачно размышляют, какую пытку лучше применить.

— Жутковатые зверушки, верно? — проговорила Карен Франклин дрогнувшим голосом.

Одно из созданий раскинуло крылья и взмыло с пика. Из его «ракетных дюз» вырвалось облачко белесого газа и быстро растаяло в вакууме. Тварь набрала высоту и спланировала к пирамиде. На миг чудовище зависло над ее вершиной, а потом спикировало вниз, едва не погрузившись в голубое сияние.

Карен вскрикнула. Джонни смотрел на космическую тварь и не верил своим глазам. Существо менялось! В колеблющемся свете мощной радиации оно на глазах принимало новую форму. Прежние черты его облика сглаживались одна за другой, на их месте появлялись новые. Морда чудовища, ясно видимая в голубом свете, постепенно исчезла, словно с твари сползала маска. Какое-то мгновение существо оставалось совершенно безлико, а потом на месте старой морды стала проступать другая, еще ужаснее, чем прежняя. Новые черты были исполнены ледяной злобы. Так могло бы выглядеть воплощение первозданного зла. Крылья твари тоже менялись, цветные сполохи пробегали по ним; тело исподволь обретало иную форму.

— Сверхбыстрые мутации, — сказал Джонни срывающимся от волнения голосом. — Пламя меняет этих существ. Это что-то вроде перерождения. Они слетаются сюда со всего космоса, чтоб обрести новые тела, а возможно, и новый заряд жизненной энергии. Пламя для них — то ли охотничьи угодья, то ли пища, то ли средство омоложения.

Еще одна тварь спикировала к долине, грациозно уселась на остроконечную скалу и нахохлилась.

В голове Джонни одна за другой рождались догадки.

Мутация! Это означает, что пламя — источник жизни. Что оно содержит в себе нечто, способное вдыхать новую жизнь, а может быть, сколь бы невероятным это ни казалось, — даже порождать жизнь! Ученые Земли экспериментируют с различными видами излучений, пытаясь вызвать те или иные мутации у известных науке жизненных форм. Здесь происходит то же самое, только в гораздо большем масштабе.

— Космический источник вечной юности, — раздался в наушниках голос Джорджа, почти точно выразивший мысль Джонни.

Тогда выходит, что пирамида была построена с определенной целью. Но кто ее построил? Чьи руки принесли, вытесали и сложили эти камни? Что за разум задумал возжечь на этом астероиде пламя, которое будет гореть в течение многих тысячелетий, и воплотил эту идею в жизнь?

Уж конечно, пирамиду построили не эти существа, сидящие на скалах, будто на насестах. Возможно, то была некая странная раса, канувшая в небытие миллионы лет назад. Народ, который был куда могущественнее, чем человечество Земли.

И действительно ли пирамиду возвели с той целью, с которой теперь используют? Может быть, это маяк, который оставлен здесь, чтоб указывать странникам дорогу домой? Или величественный памятник, поставленный в честь какого-нибудь подвига или в память о ком-то?

— Берегись! — заорал Джордж.

Рука Джонни сама метнулась к поясу и выхватила бластер, отрегулированный на стрельбу. Вскинув оружие, он увидел космическую тварь, которая пикировала прямо на них. Казалось, еще немного — и она свалится им на головы. Он выстрелил не целясь, с силой вдавив кнопку огня, и черноту космоса прочертил алый пунктир. Джордж тоже открыл огонь, а Карен все никак не могла вытащить оружие из кобуры скафандра и только всхлипывала от беспомощности и досады.

Разряды бластеров ударили в оживший кошмар, и в небе малой планеты вспыхнул адский огонь. Он поглотил космическую тварь, но сквозь его ослепительное сияние проступали темные контуры ее тела. Выстрелы остановили чудовище, но не уничтожили его, и оно зависло над людьми, пойманное в перекрестный огонь.

Внезапно существо взмыло вверх, за пределы досягаемости человеческого оружия. Потрясенные внезапной атакой, Джордж и Карен смотрели, как пылающая тварь корчится в смертельной агонии и расчерчивает огненным зигзагом черный бархат космоса, окутывающий астероид.

Еще одна тварь сорвалась с пика и бросилась на них. И еще одна. Снова лучи бластеров ударили вверх и поймали чудовище, замедлили его полет, остановили и заставили отступить. Теперь уже три крылатых чудовища танцевали смертельное фанданго[5] над увенчанной голубым огнем пирамидой.

— Все напрасно, — сказал Джонни тихо, — Они не дадут нам высунуть нос из нашей скорлупы. Если мы сядем в аварийный бот и попытаемся добраться до мертвых кораблей, твари нападут на нас.

Он оглядел горизонт и чудовищ, рассевшихся на зубчатых скалах. Да, люди были здесь незваными гостями. Похоже, они ступали по священной земле. И, естественно, твари пытались прогнать святотатцев. Джонни почудилось, что голубое пламя, тысячелетиями горящее на вершине пирамиды, даже тихонько позванивает, будто хрустальные крылья…

Крылья! С самого начала ему казалось, что в облике тварей есть что-то нелепое, неуместное. Конечно же, это были их крылья. В космосе от них нет никакого прока. Но твари пользуются ими так же, как птицы в земной атмосфере. Джонни чувствовал, что близок к разгадке… Может быть, эти крылья все же имеют какое-то назначение? Или они — пережиток прошлого, тех времен, когда далекие предки этих созданий обитали вовсе не здесь? Возможно, твари происходят с какой-нибудь планеты, где есть, или была, атмосфера? И им по какой-то причине пришлось приспособиться к жизни в космосе? Или эти крылья нужны для редких случаев, когда существа посещают миры людей или иных разумных созданий, прикованных к планетам?

Джонни вспомнил старые мифы о крылатых драконах, некогда бытовавшие на Земле. Может быть, когда-то твари побывали на нашей планете, и древние легенды — это след, который они оставили по себе?

Усилием воли капитан заставил себя сосредоточиться на насущных задачах. Надо взять аварийный бот и найти среди «летучих голландцев» подходящий корабль. Среди всех этих мертвых оболочек, болтающихся на орбите астероида, должна найтись хоть одна, пригодная для перелетов… Хоть одна, которая унесет его, Карен и Джорджа прочь от этого адского пламени. Но пока твари стоят на страже, надеяться не на что.

Если бы все трое выживших могли втиснуться в бот, можно было бы рвануть к «летучим голландцам» на полном ходу, уповая на удачу. Но в боте места хватает только для одного.

Что же делать… Если бы Старый Бен был жив! Бен обязательно что-нибудь бы придумал. Хромой старик с вечно дергающимся лицом. Джонни закрыл глаза, и образ Старого Бена появился перед его внутренним взором. Сведенные судорогой губы шевельнулись: «Я здесь, Джонни».

Джонни подскочил от неожиданности — он на самом деле услышал эти слова в своей голове! Услышал отчетливее, чем если бы они были сказаны вслух.

Глава 4 ОБНОВЛЕННЫЙ БЕН


— Кто это сказал? — резко спросила Карен.

— Старый Бен, мэм, — отозвался беззвучный голос. — С вами говорит Старый Бен…

— Но, Бен, — запротестовал Джонни, — ты же был в двигательном отсеке. Ты…

— Ясное дело, Джонни, — сказал голос. — Ты думаешь, что я умер. Наверное, так оно и есть. Я должен был умереть.

Джонни затрясло. Так не бывает. Не бывает, и все. Мертвые не разговаривают.

— Это все радиация, — объяснил Старый Бен, — Она со мной что-то сделала. И теперь вы не видите меня. А я вас вижу, но будто издалека.

— Бен!.. — воскликнула Карен, но беззвучные слова заставили ее замолчать.

— Тяжело говорить. Спешить надо. Рта, чтоб говорить, у меня нету. Ничего нету. Зато я живой. Даже живей, чем раньше. Я думаю с вами. И это нелегко, скажу я вам.

Джонни чувствовал, каких усилий стоит Бену поддерживать с ними телепатическую связь. Под забралом шлема на лбу капитана выступил пот и струйками потек по шее — Джонни невольно пытался помочь Бену… или тому, во что старик превратился.

— Музыкальная шкатулка, — по слогам, с долгими паузами, сообщил Рамси, — Музыкальная шкатулка, которую я купил в Сандебаре. Достань ее и открой.

Они ждали, но продолжения не последовало.

— Бен! — завопил капитан.

— Да, Джонни.

— Ты в порядке, Бен? Мы можем что-нибудь для тебя сделать?

— Нет, парень, ничего не надо. Я счастлив. Я наконец-то избавился от своего искалеченного тела, в котором тосковал, как в темнице. Больше мне не придется шаркать и волочить ноги, не придется щеголять с перемазанным машинным маслом лицом. Я его нарочно мазал, чтоб уродство не так видно было. Я свободен теперь и могу летать, где вздумается. Захочу — и буду повсюду разом. Другие тоже здесь, так что одиноко мне не будет…

— Бен! Подожди минутку! — в отчаянии закричал Джонни, но тот ничего не ответил.

Они подождали, но тишина космоса, подобно занавесу, опустилась вокруг них. Долина была царством тишины, голубого света и танцующих теней.

А Джордж тем временем уже бежал к разбитой корме корабля. Джонни кинулся за ним, крикнув Карен:

— Возвращайся обратно в шлюз и жди нас! Там тебе ничего не грозит!

В борту корабля зияла рваная прореха — работа космической твари. Мужчины забрались сквозь нее в кормовой отсек и стали медленно пробираться среди искореженных балок и разбитых переборок. Машинное отделение пребывало в руинах, но ни одного мертвого тела они так и не увидели.

— Радиация, — сказал Джордж. — Она превратила их во что-то вроде… ну, в то же самое, чем стал Старый Бен.

Джонни лихорадочно размышлял. Радиация, которая творит метаморфозы с живыми существами. Дает космическим тварям новый облик и новые тела. Превращает людей в бестелесные сущности, которые могут переноситься в любое место, куда пожелают, и даже быть одновременно везде!

А значит, даже если все сложится хуже некуда, у троих уцелевших с «Карен» все равно останется путь к спасению. Путь, который потребует смелости, на котором придется пройти через большие испытания, но самое главное, что он существует. Это новый путь, дорога к иным формам жизни, жизни, которая много лучше, чем та, которая есть у них сейчас. Старик Бен сказал, что он счастлив… вот что в первую очередь имеет значение. Просто содрать скафандры и незащищенными выйти в ослепительный свет пламени…

Джонни в сердцах обругал себя. Так не пойдет. Одно дело — воспользоваться этим выходом, если не останется никакого другого, если исчезнет всякая надежда на спасение, но добровольно решиться на такое… Ну уж нет. Вот если исчезнет всякая надежда спастись, тогда, возможно, стоит попробовать.

Они нашли странную музыкальную шкатулку и совместными усилиями вытащили ее наружу. Это оказалось не так-то просто: ящичек оказался тяжелым даже в условиях низкой гравитации астероида, а ручек, за которые можно было бы ухватиться, на нем не было.

Снаружи, перед самым шлюзом, они вскрыли крышку. И тотчас же мир вокруг наполнился музыкой. Она состояла не из звуков, а из ритмичной пульсации, из биения, которое ощущал каждый. Музыка заставляла сердце сжиматься от острой тоски, музыка так и звала пуститься танцевать, музыка перебирала чувствительные струны души легкими серебристыми пальцами. И струны плакали, струны рождали высокие и чистые ноты, похожие на радостный звон колокольчика, струны пели, как ветер над водой, и гудели, словно большой барабан. Музыка заполняла собой весь мир, бередила все чувства, взывала к пониманию.

Джонни оглянулся на Карен. Лицо девушки за забралом шлема казалось бледным овалом.

Она поймала его взгляд и воскликнула:

— Как красиво!

— Это снова радиация, — сказал Джордж, задыхаясь, — Старый Бен был прав. Эта штука играет, когда попадает под действие радиации.

— Посмотрите на тварей! — крикнул Джонни.

Твари по-птичьи, вприпрыжку со всех сторон ковыляли к кораблю. Они снимались со своих высоких скалистых насестов, планировали к поверхности, тяжело опускались и спешили дальше уже по каменному ложу долины.

Джордж и Джонни вытащили пистолеты из кобуры и стали ждать. Твари подобрались ближе и замерли, образовав ровный полукруг перед разбитым кораблем. В каждом изгибе их жутких тел чувствовалось напряженное внимание и восхищение. Землян чудовища будто бы вовсе не замечали. Неподвижные, словно вырезанные из камня, они слушали хвалебную песнь, которая разносилась из металлической шкатулки.

Джонни немного успокоился, однако продолжал крепко сжимать рукоять бластера. Музыкальная шкатулка, похоже, совершенно заворожила тварей — они сидели, будто загипнотизированные.

Джонни сказал Джорджу и Карен:

— Пока звучит музыка, они не двинутся с места. Залезайте в шлюз и смотрите в оба. Нельзя упускать такой возможности.

— Что ты собираешься делать? — спросила Карен, в ее голосе было беспокойство.

— Один аварийный бот левого борта уцелел, — ответил Джонни. — От остальных мало что осталось. Я возьму его и посмотрю, что там с кораблями. Это наш единственный шанс.

— Я тебе помогу, — предложил Джордж.

Джонни не ответил ему и повернулся к Карен.

— Пожалуйста, будь осторожна.

— И ты тоже, Джонни. Береги себя, хорошо?

Корабль был стар. Ему было не меньше тысячи лет, но на вид он казался вполне пригодным для перелетов. Обшивка в порядке, реактивные двигатели в целости и сохранности. Метеорит пробил дыру размером с ладонь в рубке управления, но удар не затронул ни одного прибора, а заделать пробоины в обшивке труда не составит. Конечно, таких дыр в космосе могло оказаться немало, но это не имело значения. Главное, чтобы не пострадало ходовое оборудование. На таких кораблях оно, как правило, самое примитивное: топливные баки, камера сгорания и дюзы. Просто, как апельсин.

Джонни подошел к пульту управления и осмотрел приборы, рычаги и кнопки. Смотреть было особенно не на что. В те дни, когда это корыто отправилось бороздить космические просторы, корабли представляли собой простейшие ракеты, не более.

Но этот корабль сохранился лучше прочих. Три других, которые осмотрел Джонни, были повреждены так, что не починишь. В одном были разбиты топливные реакторы. В другом метеориты изрешетили обшивку и вдребезги разнесли пульт управления. У третьего перекосилась одна из дюз.

Джонни вернулся к открытому шлюзу и взглянул на астероид, медленно поворачивающийся внизу. Долина пирамиды с ее голубым сиянием как раз выплывала из-за горизонта, и казалось, будто в маленький мирок пришел рассвет.

Через люк в переборке капитан прошел в кормовой отсек. Надо было взглянуть на топливные реакторы и другое оборудование, чтоб убедиться, что все в порядке. И следовало поторопиться. Карен и Джордж, оставшиеся внизу, в залитой светом голубого пламени долине, наверняка переживают. Капитан без труда мог представить себе, каково им теперь: их мучительные опасения, страхи и надежды.

Люк со скрипом открылся, и Джонни шагнул в жилые помещения ракеты.

Кормовой отсек вовсе не казался заброшенным. Он ничуть не изменился с того дня, как капитан этого корабля, привлеченный светом синего пламени, изменил курс и направился вглубь пояса астероидов. Люди на борту попались в расставленную ловушку точно так же, как и экипажи остальных «летучих голландцев», кружащих над малой планетой. Радиация лишила их человеческого облика, но, возможно, не тронула человеческие мечты, стремления и надежды. Все они были авантюристами. Увидев необычное пламя, они отправились взглянуть на него поближе, но не смогли вернуться.

На полу валялись осколки посуды — должно быть, она упала со стола и полок при попадании метеорита. Постели стояли неубранные — должно быть, в свои последние минуты люди вскочили с них и бросились к иллюминаторам посмотреть на загадочный свет.

Вдруг Джонни посетило неприятное чувство, будто за ним наблюдают. Он замер и настороженно прислушался, положив руку на бластер.

А потом он рассмеялся, хрипло и горько. Нервы расшатались, только и всего! Здесь никого нет и не может быть. Никого, кроме призраков людей, которые обитали в этой посудине десяток веков назад. Последняя мысль заставила Джонни снова насторожиться. А вдруг призраки старой команды все еще на борту? А вдруг существа, в которых превратила людей радиация, так и остались здесь и теперь наблюдают за ним?

Капитан взял себя в руки и пошел дальше, но страх незримо крался за ним по пятам, маленький насмешливый страх, который издевался над ним и гнусно хихикал.

Топливные реакторы были исправны, камеры сгорания выглядели неповрежденными. Осмотр корабля снаружи, из аварийного бота, убедил Джонни, что дюзы сохранились в целости. Можно отправляться в путь.

Он вернулся назад, в жилые помещения, и остановился на пороге. Посмотрел на рабочий стол. Может быть, поискать бортжурнал? Время есть. Возможно, удастся узнать что-нибудь полезное, например, как звали капитана и членов экипажа, пункт назначения корабля и порт его приписки на Земле…

Джонни заколебался. Стол притягивал его, словно магнитом. Отбросив сомнения, капитан порывисто шагнул вперед… и наткнулся на невидимую преграду. Препятствие чуть прогнулось перед ним, но тут же упруго воспротивилось.

Джонни шарахнулся назад. Сердце его отчаянно колотилось, руки и ноги похолодели от страха, волна панического ужаса затуманила сознание. Но рефлексы работали как часы. Тело само отреагировало на опасность: правая рука выдернула бластер из кобуры, Джонни попятился, настороженный, как кошка, готовый в любую секунду встретить врага.

Он не запомнил, как пробирался из жилого отсека обратно в рубку, а оттуда осторожно пятился к люку, ведущему в шлюз. Однако у шлюза Джонни все же остановился. Может, ему лишь показалось, ему лишь почудилась невидимая преграда там, в жилом отсеке? Может, там ничего и не было? Космос иногда шутит с людьми странные шутки. Джонни был нужен этот корабль. Ему и Карен с Джорджем, которые ждали внизу, на астероиде. Он не мог позволить себе бежать без оглядки, испугавшись собственных фантазий.

Капитан выглянул через открытую диафрагму люка. Внизу проплывала долина пирамиды. Где-то там должна была быть разбитая «Карен», но, сколько Джонни ни вглядывался, игра трепещущих теней, не прекращающаяся ни на мгновение, не давала ничего рассмотреть.

Тогда он повернулся на каблуках, шагнул в рубку… и налетел прямо на невидимую стену. Преграда пружинила и прогибалась, пытаясь его засосать. Джонни стал вырываться, пинать невидимого врага тяжелыми ботинками, молотить кулаками. Освободившись, он шарахнулся к люку, замер, балансируя на его кромке, поднял бластер и нажал на кнопку огня. Из дула вырвалось алое пламя и захлестнуло рубку. В рубке что-то вспыхнуло, и среди бушующего огня капитану на миг удалось различить своего врага — корчащийся в агонии изменчивый силуэт, тошнотворный и омерзительный.

Разгадка как громом поразила капитана. Должно быть, какое-то невидимое животное сделало из опустевшего корабля логово и залегло там в спячку. Оно жило там и оставалось недоступным для взглядов до тех пор, пока горячее дыхание бластера не опалило его и языки пламени не облизали его отвратительную тушу.

Отдача от бластера толкнула Джонни назад, он не удержал равновесия и выпал в открытый космос. Улетая прочь от корабля, он видел, как его враг — огромная пылающая туша — пытается вслед за ним выбраться наружу через люк. Выругавшись сквозь зубы, Джонни прицелился и до упора вдавил кнопку огня. Отдача ударила в руку, и он закувыркался в невесомости, не в силах остановиться.

Когда его снова развернуло лицом к кораблю, он увидел, что за иллюминаторами жилого отсека бушует пламя. Охваченное огнем чудовище в агонии металось по всему кораблю.

Потом Джонни по инерции перевернулся через голову и потерял корабль из виду. И тут невидимые руки подхватили его и плавно оттолкнули прочь от «летучего голландца». Джонни закрутило пуще прежнего, и во время очередного кувырка он увидел, как на месте корабля распускается огромный алый цветок и его огненные лепестки тянутся во все стороны.

Корабля больше не было. В одном из реакторов, должно быть, оказалась небольшая трещина, и, когда горящий монстр добрался до машинного отделения, топливо сдетонировало. В тот же миг взорвались и остальные реакторы. Бесшумный взрыв превратил корабль в тучу мелких обломков, которые мерцали в черноте космоса, словно желтые и голубые языки пламени.

Джонни медленно плыл в космической пустоте. Продуманно используя бластер, ему удалось прекратить вращение, но мысли по-прежнему кружились в безумной пляске.

Он тряхнул головой и попытался трезво оценить ситуацию.

Корабль погиб. Аварийный бот тоже перестал существовать. А сам капитан Джонни Лодж беспомощно дрейфовал в открытом космосе.

Глава 5 ОДИН В КОСМОСЕ

Далеко внизу под ногами Джонни медленно вращался астероид. Капитан видел долину, освещенную дрожащим голубым пламенем. Долину, где его ждали товарищи. Люди, которые надеялись на него. А он все испортил!..

Джонни было тошно думать об этом. От досады на себя в горле встал тугой ком, рассудок отказывался рассуждать здраво.

Что ж, единственное, что оставалось, — это вернуться на астероид и умереть вместе со своими друзьями. Уж это-то было капитану по силам.

Джонни поднял бластер и осмотрел его. Если использовать оружие как реактивный двигатель, можно спуститься вниз, в долину.

Тщательно выверив направление, он нажал на кнопку огня. Из дула вырвалось пламя, и Джонни стал двигаться к астероиду. Он прикинул, как подкорректировать курс, и снова выстрелил. Но на сей раз никакой отдачи не последовало. Должно быть, бластер разрядился. Джонни лихорадочно стал искать вторую обойму. Обычно на поясах скафандров висело по три запасных обоймы к бластеру. Но у него не оказалось ни одной. Кто-то не позаботился укомплектовать скафандр.

Джонни дрейфовал к астероиду. Пока еще он двигался очень медленно, но рано или поздно гравитация малой планеты подхватит его. Капитан понимал, что поверхности ему не достичь — силы притяжения на это не хватит. Он станет вращаться вокруг астероида по орбите, превратится в еще один спутник каменной глыбы, источающей голубое сияние. Наравне с мертвыми кораблями.

Он закрыл глаза и попытался отогнать прочь отчетливое видение собственного будущего. Можно, рассуждал он, отшвырнуть в нужном направлении пистолет, это придаст дополнительный импульс. Еще можно расстегнуть пояс с инструментами и отправить его туда же. Однако все это бесполезно. До астероида слишком далеко. Капитану Лоджу не оставалось ничего, кроме как ждать неизбежной смерти.

Жизнь и смерть в космосе! Джонни коротко и горько рассмеялся. В межпланетном пространстве есть жизнь, что бы там ни утверждали скептики. Космические твари и невидимое существо там, на корабле… И бог знает, какие еще формы жизни. Жизни, которая старается держаться поближе к поясу астероидов и время от времени совершает паломничество к голубому пламени на вершине загадочной пирамиды.

Может быть, эта жизнь имеет в основе своей кварц. А может быть, и нет, иначе как объяснить мгновенное воспламенение тканей при попадании из бластера. Вероятно, здесь происходят некие межзвездные химические процессы, о которых даже не подозревают земные ученые.

Мифы космоса… Истории, которые рассказывают чокнутые рудокопы с астероидов, когда возвращаются домой из долгих путешествий. Оказывается, все это правда. Пламя, которое горит на вершине пирамиды. Пламя, которое дает новую жизнь и новые тела. Возможно, пламя — безмолвный хранитель всей жизни внутри Солнечной системы. Возможно, оно и есть та самая великая и вечная «искра жизни», которая горит во всяком существе. И пока пламя горит, в Солнечной системе существует жизнь. А когда погаснет — она исчезнет. Радиация, которую пламя излучает, пронизывает всю Солнечную систему, вдыхая в нее жизнь.

Джонни снова рассмеялся. Может, он уже сходит с ума? Что ж, тем легче будет умирать. Здесь, в пустоте, проще понять, проще поверить своим глазам, проще принять истину.

Скоро родится новый миф. Миф о музыке. Шкатулка внизу будет играть и играть… Возможно, до тех пор, пока не угаснет синее пламя. Лорелея космоса, сирена астероида!

Музыка, которая очаровывает монстров… Может быть, существует — должна существовать! — какая-то связь между шкатулкой и пламенем, шкатулкой и жуткими тварями. Если кому-нибудь удастся разгадать, в чем же она состоит, он узнает ответы на множество вопросов. Но капитану Лоджу их узнать не суждено. Потому что он погибнет в космосе, и все вопросы умрут вместе с ним.

Вдруг в долине пирамиды мигнул алый огонек. Погас, потом вспыхнул снова — вытянутая красная искорка, которая поднималась все выше и выше. Джонни уставился на нее, затаив дыхание и не решаясь поверить своим глазам. Тонкий огненный карандаш уверенно набирал высоту, все больше удаляясь от каменной глыбы астероида.

Кто-то использовал бластер, как ракетный двигатель, чтобы прийти на помощь Джонни!

Джордж! Старый добрый Джордж!

— Джордж! Эй, Джордж! — заорал Джонни, обезумев от радости.

Но кричать было бессмысленно. Джордж ничего не услышит. Второй пилот поступил безрассудно и глупо, когда отправился на поиски капитана. Космос темен и безграничен, а человек — так мал. Джордж никогда не найдет его. Никогда.

Однако алый огонек направлялся прямо к Джонни. Джордж знал, куда лететь. А потом капитана осенило: фонарь на шлеме! Ну конечно!

Джонни понял, что спасен. От облегчения силы совсем оставили его. Впрочем, он все равно ничего не мог поделать. Ему оставалось только ждать.

Красный карандаш быстро приближался. Иногда он исчезал, но через несколько мучительно долгих минут вспыхивал снова. Должно быть, это Джордж перезаряжал бластер.

Вскоре в свете огня, вырывающегося из бластера, Джонни уже удалось разглядеть скафандр своего спасителя. Луч чуть изменил направление — тот, кто летел на выручку, скорректировал курс и полетел прямо к капитану. Джонни распахнул объятия и приготовился поймать его. Подождав, когда Джордж приблизится, он схватил его за пояс и притянул к себе. Внутри капитанского скафандра раздался скрежет — металлическая перчатка второго пилота вцепилась в его собственный ремень.

— Джордж, — сказал Джонни. — Черт возьми, ты с ума сошел. Но все равно спасибо.

А потом лицевые щитки шлемов сошлись, и Джонни смог разглядеть своего спасителя. Но им оказался вовсе не Джордж. Это была Карен Франклин.

— Ты?! — воскликнул он.

— Пришлось, — сказала Карен. — Джордж хотел лететь сам, но я велела ему остаться. Если б мне не удалось добраться до тебя… если бы что-то случилось, он бы что-нибудь придумал и выручил нас. А я бы не смогла. Так что спасать тебя отправилась я.

— А зря! Не надо было обо мне беспокоиться! — зло сказал Джонни. — Заслужил свою участь. Я нашел подходящий корабль и сжег его. И аварийный бот вместе с ним. Я уничтожил нашу последнюю надежду.

— Стоп! — резко перебила его Карен, — Джонни Лодж, немедленно прекрати болтать чепуху! Мы еще не проиграли. Я взяла запасные обоймы. Вокруг полным-полно брошенных кораблей, и мы можем добраться до них при помощи бластеров!

Некоторое время они упрямо смотрели друг другу в глаза через забрала шлемов. Потом Джонни немного успокоился.

— Ты все такая же, Карен, — проговорил он.

— И это все? Все, что ты можешь мне сказать?

— Нет, — ответил он. — Не все. Я люблю тебя.

Джонни склонился над пультом управления и тщательно осмотрел его. Корабль полетит. Конечно, по пути его наверняка придется постоянно подлатывать и подваривать, но, если в него не угодит огромный метеор, все будет нормально. Джонни выглянул в иллюминатор и погрозил космосу кулаком. Ему почудилось, что пространство ехидно захихикало над ним в ответ.

— Джонни! — услышал он голос Карен. — Посмотри, что я нашла!

Джонни вздохнул и стал пробираться через загроможденную рубку в жилой отсек. Наверняка, думал он, очередная находка — это какая-нибудь старинная книга или антикварная мебель. В прошлый раз Карен откопала подшивку древних журналов пятисотлетней давности и киноаппарат с заряженной в него лентой, которая, возможно, неплохо сохранилась.

Но он ошибся. Это оказалась не книга и не антиквариат. Карен стояла у люка в грузовой трюм. Джонни торопливо подошел ближе и заглянул вниз. Трюм был полон мерцающей руды. Руды, которая переливалась и сверкала в свете фонарей, укрепленных на шлемах скафандров. Незнакомой руды, хотя за время скитаний по Солнечной системе капитан Лодж успел повидать немало разных полезных ископаемых.

Он спустился по трапу, подобрал кусок руды и присмотрелся.

— Золото? — спросила Карен. — Серебро?

У Джонни перехватило дыхание.

— Ни то, ни другое, — ответил он. — Элемент-7.

— Элемент-7! — ахнула Карен, — Тут его хватит на дюжину кораблей! Даже больше!

В бортжурнале должно быть записано, где этот груз был взят на борт. Возможно, на каком-нибудь одиноком астероиде. А может быть, на одной из лун Юпитера. Или даже за пределами Солнечной системы.

Джим Франклин не был первооткрывателем элемента-7. Бесстрашные космопроходцы нашли удивительную руду давным-давно, пять веков назад, но по дороге домой с ними случилось несчастье. И дочь Джима Франклина, обыскав трюмы погибшего корабля, подарит миру давно утерянный секрет месторождения элемента-7.

— Мы построим новый корабль, — пообещала Карен, — Мы организуем новую экспедицию и найдем залежь.

Джонни швырнул кусок руды обратно и встал.

— Иди-ка в шлюз, — сказал он, — И посигналь Джорджу, чтоб поднимался к нам. Он, наверное, уже заждался там.

— Что ты собираешься делать?

Джонни усмехнулся.

— Приготовлю это ржавое корыто к старту. Как только Джордж будет на борту, отправляемся в путь. Мы доставим на Землю самый ценный груз, какой только привозили из космоса.

---



Clifford Donald Simak, "The Space Beasts", 1940.

Сб. "Мир красного солнца". М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2006 г.

Перевод В.Ковальчук

Первая публикация: журнал "Astonishing Stories", April 1940.[1]



Примечания

1





Обложка журнала "Astonishing Stories", April 1940

(обратно)

Оглавление

  • Клиффорд Саймак КОСМИЧЕСКИЕ ТВАРИ
  •   Глава 1 ПЛАМЯ В КОСМОСЕ
  •   Глава 2 БОЕВАЯ ТРЕВОГА
  •   Глава 3 ТВАРИ ПИРАМИДЫ
  •   Глава 4 ОБНОВЛЕННЫЙ БЕН
  •   Глава 5 ОДИН В КОСМОСЕ
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики