КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Люди и Демиурги(СИ) (fb2)


Настройки текста:



Алексей Фирсов Люди и Демиурги

Люди (лат. Homo) - род приматов семейства гоминид. Включает вид человек разумный (Homo sapiens) и близкие ему вымершие виды.

  Демиург ("мастер, ремесленник, творец" от др.-греч. δῆμος - "народ" и ἔργον - "дело, ремесло, промысел") - изначально - название класса ремесленников в античном греческом обществе. Впоследствии словом демиург, за редким исключением, стали обозначать Бога-творца, создателя мира. Первым в таком значении его использовал Платон.В космологических системах гностиков демиург - подчиненный верховному Божеству творец из материи видимого мира и чувственной души.

  Квест (калька с англ. Quest - 'поиск, предмет поисков, поиск приключений, исполнение рыцарского обета'). В мифологии и литературе понятие 'квест' изначально обозначало один из способов построения сюжета - путешествие персонажей к определенной цели через преодоление трудностей (например, миф о Персее или даже 12 подвигах Геракла). Обычно во время этого путешествия героям приходится преодолевать многочисленные трудности и встречать множество персонажей, которые помогают либо мешают им. Герои могут выполнять квест как из личной выгоды, так и из других мотивов. Выполнение некоторых квестов связано с решением нравственно-этических задач. Большую популярность подобные сюжеты получили в рыцарских романах, в частности, один из наиболее знаменитых квестов рыцарей Круглого Стола - поиски Святого Грааля. 

Квест первый КВЕСТ ПО ЗАКАЗУ или ОСТОРОЖНЕЕ С ЖЕЛАНИЯМИ! 

Ник отложил в сторону книжку. Опять очередной квест: что за муха укусила этих авторов фэнтэзи?  Они пишут, словно по одной схеме.

Главный герой– дибил и недотепа, собирает по пути компанию странных придурков и топает уничтожать очередного темного властелина. В компании обязательно есть маг, крутой воин, орк или эльф, а то и оба вместе, плюс гном-мастер на все руки. А еще лучше девка с большими сиськами и длинными ногами, с одеждой по минимуму, но ужасно умелая воительница!

Все они бла-бла-бла о всякой чепухе и дружно крушат головы всем по пути. Потом счастливый конец-делу венец!  Все друзья до гроба и море им по колено!

Главный герой или находит сказочную принцессу и занимает вакантный трон или возвращается в свой мир, потрясенный и напуганный.

Какого черта он там пугается?  В этом квесте герою ничего не грозит. Автор не может угробить ГГ вот умора!  Как трепетно писаки относятся к своим героям, видимо наделяя их такими свойствами которые у них самих и не ночевали!  Скучно!  Сколько времени убил на эту книжку!  Лучше бы лег пораньше спать!

Ник, или по паспорту Николай Орехов, сполз с дивана и, сунув ноги в шлепанцы, побрел в туалет-пора отлить. НА часах половина второго ночи.

«Хотел бы я попасть в фэнтезийный квест, но какой-то эдакий!  Ни как обычно!

Вот открою дверь и там не унитаз, а спальня спящей принцессы, что ждет меня конкретно, а разбудить ее следует не поцелуем, а чем-то по-существеннее-хорошим трахом-вот! »

Ник ухмыльнулся и, зажмурив глаза, толкнул дверь.

Порыв ветра ударил в лицо, и тьма встала стеной.

– Эгей!  Я пошутил!  Завопил Ник делая попытку уцепиться за дверь, но судорожно движущиеся руки не нашли ничего.

Похолодевший Ник не успел, как следует испугаться, как грохнулся на что-то твердое вниз лицом, так что воздух вылетел вон из груди. Лоб чувствительно ударился, так что в ушах зазвенело.

«Хорошенькое начало-мордой об асфальт! »

Держась за голову, Ник сел на пол, что это был пол, а не асфальт, он понял, пощупав свободной рукой вокруг. «Плитка, шершавая. . . »

Темно вокруг, как в заднице негра!  Как примитивно и избито!  Темно как на дне морском. . . нет, темно как в лесу ночью, лучше, темно, как в метро, если погаснет свет!

– Госпожа, я не пойму о чем он думает!  В его голове каша! – Хриплый голос совсем рядом заставил подпрыгнуть бедного Ника.

– Кто тут! – Заорал он, покрываясь мурашками.

Хлопок ладошек.

Вспыхнул яркий свет. Ник зажмурился.

– Эгей, блин, кончайте баловаться, уроды!

Прикусив язык, бедняга увидел, щурясь, совсем не урода.

Красотка в длинном до полу платье, фиолетовом как вечернее небо и одновременно завораживающе мерцающем многочисленными искорками. Девушке лет двадцать, сложена как богиня. . . Ноги до подмышек. . . тонкая талия. . . роскошные бедра, обтянуты тканью. . . Фигура что называют– «рюмочкой» !

Полные груди – размер третий – не меньше, а лицом, вылитая Сидни Кроуфорд, только без родинки на верхней губе. . .

Ник подобрал челюсть и поспешил встать на ноги.

– Вы извините, девушка, но где я?  Вы, что соседка снизу?

«Пол в сортире провалился, и я попал к соседке этажом ниже? »

Бедный разум искал простое объяснение. Большая комната уставлена шкафами и столами. Множество стеклянных сосудов с разноцветными жидкостями. До потолка метра четыре и дыры в нем нет.

Девушка на слова Ника внимание не обратила. В правой руке она держала серебристый тонкий жезл и задумчиво постукивала им по ладошке левой руки.

– Как вас зовут, я не расслышал? – Попытался схитрить Ник.

– Госпожа, видимо сказалось влияние Мерна сегодня. . .

Ник обернулся.

Мелкий мужичок. Метр с кепкой, в большущих сапогах и блестящем клеенчатом переднике. В глаза бросалась его рыжая борода, торчащая в беспорядке в разные стороны и полированная лысина.

– Чепуха!  Отрезала красотка. Проверь расчеты!

Мелкий повернулся к ближайшему предмету мебели-низкому, почти детскому столику уставленному различными колбами и заваленному по центру горой свитков.

Увидев мелкого сзади, Ник подавился воздухом и отшатнулся. Вернее, попытался отпрянуть. Увы!  Ноги словно прилипли к полу, а воздух мягкой подушкой оттолкнул его назад в вертикальное положение.

Мелкий мужичок оказался голым, но не это поразило Ника!  Прямо из копчика мужичка рос пушистый коричневый с желтоватыми полосками хвостик, как у кота.

– Вы кто? ! ! Где я? ! !

Ника опять не услышали. Красотка и мелкий, что ростом оказался ей до бедра , задумчиво разглядывали свитки на столе. Слава богу, у красотки на заду хвостик не торчал!

– Я что попал в параллельный мир?  Вот бред!

Ник зажмурил глаза и потряс головой, а потом влепил себе звонкую пощечину.

Открыв глаза он увидел все ту же парочку. Теперь они разглядывали его с некоторым сожалением, досадой и гримасой брезгливости, как дворник дохлую кошку в своем дворе рано по утру.

– Да, на демона он совсем не тянет. . . – красотка покусала нижнюю пухлую губку.

– Как обычно, на мясо? – поинтересовался мелкий.

– Куда же еще? Прибери здесь. Пентограмму придется обновить.

– Сделаю, госпожа.

Мелкий поклонился. Его хвостик завилял туда-сюда.

– Кто не демон? !  Кого на мясо? ! – завопил Ник, пытаясь сойти с места. Вокруг него на сером полу паутиной простирался хитрый, замысловатый чертеж мелкамиа в его центре , как в центре паутины, прилипшая муха, торчал он собственной персоной. «Заколдовали! »

Красотка поморщилась и двинулась прочь, раскачивая бедрами. Только теперь ее зад Нику был без интереса.

Набрав воздух в легкие, он завопил что есть силы:

– Да вы что, ох. . . . ли, бл. . . . ди! Е. . . в рот! Говорите, на х. . . кто такие и какого х. . . . меня сюда зае. . . ли! ?

Эффект оказался поразительным.

Красотка ахнула и сползла на пол. Серебристые туфельки ее покатились по полу. Мелкий в фартуке шлепнулся задом об пол и зажал уши ладонями.

– Госпожа, он колдун! – завопил мелкий бородач.

Воодушевленный Ник заорал еще пуще:

– А ну, на х. . . , отвяжите меня, бл. . . . ские твари! П. . . порву, на х. . . !

Красотка сидя на полу, целилась в Ника своим жезлом трясущейся рукой и что-то бормотала. Глаза ее увеличились, словно собирались вылезти из орбит.

Нику стало страшно, но он продолжал разоряться:

– Какого х. . . ты в меня целишь, п. . . . крученая!  Пошла на х. . . !

Как будто две руки , гигантские руки схватили Ника за бока начали выкручивать как мокрое белье.

– А-а-а!  Бл. . . !

В глазах темно и свист в ушах.

Очнулся Ник стоя на четвереньках посреди зеленого луга. Трава выше макушки!

Он потряс головой и встал на ноги. Светит солнышко. Стрекочут кузнечики. Метрах в ста впереди стена леса. Оглянувшись, Ник обнаружил всего в нескольких метрах быстротекучую речку. Отправился туда. Напился и умылся. Справил малую нужду прямо с берега в воду. Сев на берегу, рядом с густыми зарослями ивняка, Ник пригорюнился. От пережитого его все еще колотила нервная дрожь.

Где я был?  Кто эти существа?  Людьми назвать красотку и мелкого с хвостом у Ника язык не поворачивался.

На ногах шлепанцы. Спортивные штаны с пузырями на коленках и старая полинялая майка «Адидас» составляли всю одежду парня.

«Надо найти дорогу и добраться до деревни, а потом сговориться с кем-то, чтоб в город отвезли. Солнце уже высоко! »

Ник из под ладони взглянул на солнце и разинул рот.

Солнца было два. Большое-желтое и маленькое, красновато-тусклое!

– Куда меня, на х. . . занесло? ! ! – возопил любитель фэнтези.

– Вы в голубой стране, кер. . .

От звука этого мелодичного голоска Ник подпрыгнул на заду.

– Кто здесь?

Заросли ивняка зашелестели, раздались и из них выбралась девочка в голубом платье чуть ниже колен, с пучком ивовых прутиков в руках. На голове девочки белый чепчик. На руках рукавички.

Миленькая, курносый носик, губки бантиком, румянец на щеках и длинные черные ресницы над голубями чистыми глазами. Лет двенадцать, не больше!

– Деточка ты, что ж без родителей здесь делаешь?  Заблудилась?

Девочка хмурясь, подошла поближе и, положив пучок прутьев на траву, подбоченилась.

– Я взрослая женщина, кер!

– Какой я тебе кер!  Ты что обзываешься, малявка? !

– Ага, посмотри на себя-вон какая орясина!

Ник поднялся на ноги.

Девочка с восхищением, задрав голову, его осматривала.

Ник понял что ошибался. На груди платье девочки торчало полукруглыми выпуклостями.

«У двенадцатилетних таких грудей не бывает! »

Девочка-женщина оказалась Нику по пояс.

– Меня зовут Ник, извините, если обидел, а вы что-лилипутка?

Девочка недоуменно подняла брови.

– Что такое-лилипутка?

Ник вздохнул.

– До деревни далеко?

– Полгира пешком. . . . Но с твоими ножищами быстро дошагаешь.

– В шлепанцах?

– Что такое шлепанцы?

Ник продемонстрировал свою обувь. На ногах новой знакомой были крепкие ладные сандалии, видимо из кожи.

– Босиком иди, кер.

– Давай помогу тебе отнести твои прутики?

– Давай! – согласилась малявка.

По дороге в деревню Ник узнал, что малявку зовут Ризи. Деревня ее носит название Брюк, и находиться она в Голубой стране.

Два солнца-это обычное дело-по другому не бывает

Босиком, оказалось, идти даже приятно, трава вдоль реки мелкая, мягкая. Потом появилась едва заметная тропинка.

Малявка разглядывала Ника с улыбкой, вполне дружелюбно. Теперь она ему уже не казалась девочкой. Просто женщина каким-то волшебным образом уменьшенная в два раза.

Лилипуток Ник видел. Обычно лилипуты-люди с большими головами и туловищами, но с короткими искривленными руками и ногами. Ризи же была вполне пропорционально сложена.

Как оказалось «кером» Ника назвали из за роста.

– На севере, за сапфировым городом, в тысяче гир, а может и в двух тысячах. . . есть страна-Керландия. Там все такие большие как ты и женщины и мужчины и старики!

– Ты хочешь сказать, что в твоей стране все люди такого роста как ты?

– Ну да, разумеется!  Все нормальные люди-нормального роста!

– Это я-нормального роста! – возмутился Ник.

Ризи захихикала.

Деревня Брюк поразила Ника своей неземной архитектурой и всеобщим запустением.

Дома круглые, словно банки из-под чипсов, с высокими коническими крышами. Окна круглые, как иллюминаторы на корабле или на самолете.

Домики, низенькие, под стать маленьким жителям голубой страны, располагались не вдоль улицы, а как бы в беспорядке. Один на бугорке, другой у ручья, третий под раскидистым дубом. Когда-то стены домов были окрашены голубой краской, но теперь изрядно облезли и выгорели под местными двумя солнцами.

Собак и кошек, как впрочем, и местных аборигенов Ник не увидел.

Прошагав по тропинке и миновав с десяток домиков Ник и Ризи пришли к домику у подножия холма.

Как раз домик Ризи сиял свежей голубой краской, и стекла в круглых оконцах блестели.

Хозяйка следила за своим имуществом.

– Вот, это мой домик!

– Ты живешь одна?

– Уже давно. Как муж умер. . . . пять лет назад. . .

– Сколько же тебе лет?

– Двадцать пять, а что?

– Ничего, я подумал при встрече, что тебе двенадцать. . .

Ризи звонко рассмеялась.

– Проходи смелеее, кер! . Будем обедать!

Чтобы войти, сначала требовалось подняться по ступеням на галерею, что проходила вокруг всего домика, а потом, согнувшись, протиснуться в дверь. Ник, подумал, что проходить сюда ему проще на коленках или на четвереньках.

В домике оказалось прохладно, не смотря на жару снаружи. Чистенькие плетеные коврики покрывали пол.

Перегородка плетеная из ивовых прутиков делила круглую комнату на две части. В той части, куда вошел Ник, находился низкий столик с подушками вместо стульев и больше ничего. Маленькая дверь, ведущая в соседнюю комнату, на другую половину круглого дома завешена легкой шторой. Потолка и чердака соответственно в доме не было, и Ник легко мог здесь ходить, не наклоняя головы и не сгибая спину.

– Присядь, кер.

Ризи за руку отвела Ника к столу и, потянув вниз заставила сесть на одну из подушек. Она неожиданно оказалось весьма тугой, как будто внутри накачанная резиновая камера от автомобильного колеса.

– Ризи, не зови меня «кером» . Я не из той страны пришел.

– Хорошо «кер» !

Ризи упорхнула за штору.

Перегородка низенькая и Ник легко мог, поднявшись на ноги заглянуть через нее, но как-то неудобно. Хозяйка пошла, видимо переодеться. . . Спальня у нее что-ли там?

– Ризи, почему ваша страна зовется «голубой» ?  «Или тут живут «голубые» ? Вот блин попал-может тут одни пидоры живут? »

– Потому что так принято.

– Может поэтому ваши домики покрашены в голубой цвет?

– А разве дома можно красить в другой цвет?

«На вопрос вопрос. Так я ни черта не узнаю! »

Ник вздохнул и попробовал усесться поудобнее. Грязные пыльный ноги его смотрелись в этом чистеньком кукольном домике совсем не уместно.

– Сколько жителей в вашей деревне?

– Гораздо меньше чем раньше.

– Это не ответ, милая.

– Ой, ты назвал меня милой!

– Ты такая миленькая, что в том странного, что я назвал тебя милой?

Ризи хихикнулся за перегородкой и зашуршала какими-то тряпками.

«Итак, я попал в фэнтези или в параллельный мир?  А какая разница?  Как выбраться отсюда назад, к себе в квартиру в Южном Бутово?  Вряд ли эта малявка мне поможет. »

Через несколько минут Ризи принесла в маленьком ковшике из светлого металла бардовый напиток.

– Что это?

– Это отвар ягод герсня.

– И что со мной будет после этого?

– Это не яд, Это вкусно не бойся!

Ник колебался и Ризи отхлебнула большой глоток.

Женщина стояла рядом с сидящим Ником, и теперь они оказались одного роста.

Она переоделась. Синие шаровары и белая рубашка без рукавов, весьма короткая, составляли ее наряд. Чепец Ризи сняла, и ее каштановые волосы лежали крупными локонами на плечах.

«Она хорошенькая. Будь она нормального роста я бы. . . . »

Ник пил сладко-кислый отвар мелкими глотками и разглядывал новую знакомую. Она улыбалась и открыто смотрела в его глаза.

– Спасибо, ты очень красивая, Ризи.

– Я знаю, Ник.

Девушка убежала к себе за перегородку, а вернулась с тазиком и мочалкой, потом она принесла кувшин. Налила в тазик воды.

– Будешь готовить обед?

Ризи удивленно приподняла черные брови.

– Ах, ты не знаешь наших обычаев!

Тазик оказался у ног Ника.

Ризи быстро завернула штанины Ника до колен и не успел он опомниться, как его грязные лапы утвердились в тазике, а Ризи с жаром быстро их намылила маленькой мочалочкой.

– Эге, я сам!

– Наш обычай велит омывать ноги гостю, Ник, не мешай мне!

«Руки не моют, а моют ноги? !  Блеск! »

Впрочем, в жизни Ника не было такого, чтобы хорошенькая женщина мыла ему лапы. Приятно, черт возьми!

– Все, теперь ты можешь войти на чистую половину, Ник!

Ризи протянула ручку и Ник последовал за нею на другую половину домика. Первым что он увидел, оказался утопленный в полу голубой бассейн, величиной со стандартную ванну. В дальнем конце комнаты у стены низенькая лежанка, рядом также низкий столик с неизменными подушечками.

– Раздевайся и полезай в туно, Ник.

– Этого тоже требуют традиции?

– Но это же так приятно!

Вода чистая, блики голубые. Почему нет?

Ник разделся до трусов и замешкался. Ризи сидела на подушечке в метре от бассейна и с большим интересом его разглядывала.

– Так и будешь смотреть на меня?

– Таковы традиции, Ник!

– Беда с этими традициями!

Ник, краснея, стянул трусы и шагнул к бассейну.

– Ох!

– Что?

Ризи сидела, прижав ладошки к щекам и приоткрыв рот, разглядывала то, что имелось у Ника ниже пупка и выше колен.

– Эгей, нА что ты смотришь?

– Он такой большой. . . такой великолепный. . . .

Ник, прикрыв свои причиндалы горстью, быстренько сполз в ванну.

Вода приятная, освещающая, но не холодная или горячая. Градусов тридцать?

Пахло чем-то свежим, словно каким-то освежителем или гелем.

– Не пугайся Ник, сейчас приплывут тинки и очистят твою кожу.

– Какие еще тинки? !

Ник вцепился в край бассейна, намереваясь выпрыгнуть из него.

– Ник, ты же не трус?

– Деточка, не бери меня «на слабо» !

– Что значит «на слабо» ?  Ты мне не доверяешь?

За несколько секунд Ризи сбросила свою рубашку и шаровары и без всплеска, но быстро скользнула в бассейн на противоположном конце. Мелькнул гладкий, безволосый лобок, маленькие грудки.

Из воды теперь торчала только ее головка. Обеими руками маленькая женщина приподняла волосы с плеч к затылку.

– Что за тинки?  Ризи, хоть на один вопрос ответь мне внятно!

– Ты такой дикий, Ник, даже удивительно!

В этот момент Ник ощутил легкое щекотание на подошвах ступней. Потом это ощущение начало подниматься выше по ногам.

– Щекотно. . .

– Да, тинки чистят твою кожу. Сиди тихо. . .

– А что если я шевельнусь?  С опаской косясь на воду, спросил Ник.

– Ничего, если спугнешь-просто начнут заново. . .

Легкое щекотание приближалось к паху. Ник забеспокоился. Сквозь прозрачную воду, тем не менее, ничего не видно. Но ощущение щекотки миновало пах и поднялось выше, к груди.

– Опустись в воду по шею, Ник. Только медленно. . .

Ник послушно сделал то, что просили, но при этом его колени вынырнули на поверхность.

Кожа была на них розовая и гладкая, без единого волоска. Наклонив голову, Ник разглядел снующие по его груди мелкие, прозрачные тени.

– Я их вижу. . . .

– Еще несколько стуков и они закончат. . .

– Несколько стуков?

– Стуков сердца. . .

Через пару минут щекотка исчезла, и Ник выбрался из ванны, розовый, гладкий с кожей нежной как у младенца и без единого волоска на теле.

– Они меня побрили, твои тинки?

– Тебе не понравилось?

– Ну почему же, прикольно!

– Что значит– «рикольно» ?

– Здорово, забавно, интересно и так далее. . .

– Ник, какие у тебя интересные словечки. . . . И сам ты очень интересный. . .

Ризи ловко и быстро укуталась в голубоватую тонкую простыню и подала Нику такую же.

Вытерев торс и плечи, он обмотал простынку вокруг бедер.

– Обед?

– Обед. Согласился Ник.

Он сел на подушку у столика, ожидая, что хозяйка отправиться или к очагу или в какой-нибудь местный аналог холодильника.

Но Ризи просто открыла неприметную дверку в стене, сняла с полки круглый металлический поднос и поставила на столик.

Под тремя белыми сферическими то ли тарелками, то ли колпаками и лежал обед.

Ризи сняла колпак с центральной тарелки. Там оказались кусочки мяса в подливе, тушеные с овощами, среди которых Ник узнал только круглые ломтики огурцов.

В двух других тарелочках оказался гарнир, что-то среднее между манной кашей и картофельным пюре.

Ложек и вилок, также как салфеток на подносе не имелось.

Пахло приятно, но, как и что с этим делать?

Ризи улыбнулась и за пустив пальчики в свой гарнир, отщипнула кусочек. Тонкие пальчики быстро раскатали кусочек массы в плоский кругляш.

Взяв за край этот мини-блинчик, Ризи положила его на край миски с мясом. Через несколько секунд блинчик затвердел и Ризи поймав им кусочек мяса, быстренько все отправила в ротик.

– Это так просто.

– Ага. . .

Ник начал лепить блинчик из своего гарнира, но ни черта не выходило.

Ризи засмеялась. Ее смех был как колокольчик.

Вместо блинчика у Ника получился неровный отросток, который он засушил на горячем краю миски и покунав в соус, отправил в рот. Гарнир аппетитно похрустывал на зубах как сухарик и по вкусу напоминал хлеб, но вот только такими темпами можно есть до завтрашнего утра.

Ризи сразу это смекнула и принялась вылеплять блинчики и для себя и для Ника. Порой она кормила его из своих рук.

Глаза женщины блестели. Обед явно приносил ей большое удовольствие.

После гарнира и мяса Ризи достала из шкафа кувшин.

Она разлила его в две чашечки похожих на пиалы и спросила:

– Ночь или день?

– Что я должен выбрать?

– То, что велит сердце.

– А если и то и другое?

– Нельзя.

Ник бросил взгляд в сторону окон, до вечера, похоже, далеко.

– День, я выбираю день, Ризи.

Ризи тут же бросила в пиалы по тонкой веточке.

– Это что за гербарий?

Ник с подозрением наблюдал, как напиток в пиале становился буквально на глазах все темнее и темнее.

– Пей.

– А ты?

Ризи поднесла пиалку к губам и быстро выпила все полностью. Поставив ее на поднос, она закрыла глаза, а ладони положила на свои бедра.

Ник покрутил пиалу в руке. Веточка исчезла полностью растворилась, наверное?

Понюхал. Пахло уже как вино. Отхлебнул осторожно. Очень похоже на отличный портвейн!  Выпил все до капли.

Ризи напротив сидящая, глубоко дышала, всей грудью, не открывая глаз. Легкая испарина выступила на ее лбе, висках, на верхней губе.

Вспомнился Нику старый анекдот: «как девку не корми, а подпоить все равно придется. . . » .

С удивлением Ник понял, что не воспринимает Ризи как маленькую лилипутку-недомерка. Красивая и желанная женщина сидела напротив.

» Она такая маленькая. . . Я же разорву ее на части. . . ! «– В панике подумал Ник, ощущая прилив крови вниз живота и все растущее возбуждение. «Она мне дала что-то возбуждающее! »

Через несколько минут он ун уже не мог сдерживать себя.

«Что ты делаешь болван? ! »– орал внутренний голос. Но Ник уже слетел с катушек. Он хотел больше всего на свете эту женщину-эту малютку и не было силы способной его остановить. . .

Перегнувшись через стол, он подхватил на руки затрепетавшую Ризи и понес ее на низкую постельку в угол комнаты. Простыни полетели на пол. . .

Присниться же такое?

Ник улыбнулся и открыл глаза.

Так, так. . . . А это и не сон. Он в домике Ризи, на ее постели. Над головой стропила крыши, уходящие наверх и смыкающиеся в одной точке.

Приподнявшись на локте, Ник огляделся. Из круглых окошек падает мягкий свет.

Значит уже день. А была ли ночь?  Отдохнувшим Ник себя не ощущал. Не может быть, что тот небольшой трах с малюткой его так утомил?  Странное дело. . .

Оргазм, который он испытал с маленькой женщиной теперь уже превратился в воспоминание. Но пережить такое Ник был не прочь еще раз. Самой Ризи не видно. Убежала в супермаркет?

Ник ухмыльнулся. А есть ли тут магазины?

Мочевой пузырь напомнил о себе.

«А где же у нее туалет? »

Ник заметался по домику, потом, махнув рукой, быстро натянул свои штаны и выскользнул на улицу. Но у круглых домиков нет углов! !

Тревожно озираясь по сторонам, Ник с облегчением пустил струю на пыльную землю с противоположной стороны от входа в домик.

В деревне тихо. Не хлопают двери, не бегают дети, не слышно никаких звуков домашней работы во дворах. Да и дворов здесь не было!  Круглые домики в беспорядке разбросаны по долине между двух холмов под слепящим светом двух солнц.

Уж не осталась ли Ризи единственной жительницей деревни?  А может она оборотень и будет пить из него кровь по ночам?

Ник содрогнулся и пощупал свою шею. Никаких ранок и болячек.

Ясно одно-сидеть в этой тихой деревни нет толка. Надо найти кого-то знающего-местного мага, например, и просить его об отправке домой, на Землю, в Москву.

«С чего бы местному магу снисходить до моей персоны?  Ведь та красотка и ее хвостатый подручный едва не угробили меня? !  Они точно были магами!  Странно, что мат на них так подействовал. . . Явно есть в наших русских ругательствах какая-то могучая сила! »

От звука хриплого кашля, Ник шарахнулся от тропинки в сторону.

Под кустом с мясистыми ярко-зелеными листьями сидел на чурбачке маленький старичок с кружкой в руках.

Седая борода до пупа. Из одежды только грязная набедренная повязка. Старичок загорелый до кирпичного цвета. Ручки, ножки тонкие, мосластые, а живот выпяченный, тугой.

– Чего испугался, кер?

– Я не кер, дедушка.

– А мне все равно. . .

Старичок прикрыл глаза и шумно отхлебнул что-то из кружки.

– Садись, кер, Не заслоняй солнышки. . .

Ник огляделся и присел на корточки. Садиться рядом со странным аборигеном не хотелось. А вдруг у него вши или какие заразные болячки?

– Меня зовут Ник.

– А меня– Чайр. . .

– Где же все жители деревни?

– А здесь нас только двое и Ризи. . .

– У вас, что эпидемия случилась или пришли враги?

Все умерли или убежали?  Домиков же много!  А никого не видно и не слышно.

– Не торопись, Ник, сходи-ка и зачерпни из бочки, что у крыльца полкружки.

– У какого крыльца?

– У моего. . .

Ник протянул руку. От старичка шел могучий дух перегара. «Так он уже внедрил, как следует! »

– А где твой дом?

– Большой, но глупый кер!  Открой глаза!  За этим кустом!

Старичок возмущенно засопел.

Ник пожал плечами и, обойдя куст, обнаружил один из круглых домиков, но этот совсем покосился и пол в нем видимо наклонился градусов на 30.

Как в нем живут?

Рядом с трухлявыми ступенями стояла бочка, прикрытая ржавым железным протвинем.

Приподняв, протвинь, Ник увидел, что бочка наполовину залита водой и судя по запаху дождевой и стоялой.

Ник понюхал кружку. Пахло водкой.

«Да хрен с ним! »

Ник зачерпнул мутной зеленоватой воды и вернулся под куст к дремлющему Чайру.

Старичок быстро выхватил кружку из рук Ника и, обхватив ее ладонями, забормотал скороговоркой какую-то абракадабру:

– Пикапу-стрикапу, морики-ерики. . .

Понюхал и с удовлетворением сопя сизым носом, приложился к кружке.

– Живот будет болеть. . .

– Глупый кер. . . нюхни!

Ник осторожно потянул носом. Из кружки пахло водкой.

Заглянув в сосуд, Ник увидел знакомое прозрачное мерцание спиртного напитка.

Старичок за несколько секунд превратил дождевую воду в водку!

– Так ты маг?

– Нет-просто у меня есть дар великого Гаргилла!  Превращать воду обычную в воду огненную!  Глотни, не бойся!

– С утра и без закуски не пью!  Кто такой Гаргилл?

– Какое утро, милок? !  Утро было давным– давно-теперь день!

– Сколько часов длиться день?

– Что такое часы, кер?

– Да не кер я!

– А похож.

Дед отхлебнул еще.

– Кто такой этот Гаргилл?

– Маг.

– А где его найти?

Старичок пожал плечами.

– Зачем?

– Спросить кое о чем!

– Ищи. . .

Квакнул дед и рыгнул.

У этого старого алкаша ничего путного не узнать. Ник поднялся на ноги.

– А куда ушла Ризи?  Может, видел?

– Видел. Стриков кормить пошла.

– А где это?

Старичок махнул рукой направо.

Солнышки жарили немилосердно. Подмышки у Ника запотели.

«Вернусь я лучше в дом! »

Ник оправился по тропинке обратно.

Оглядев свои грязные босые лапы, Ник скинул одежду и нырнул в бассейн.

Прозрачные тинки быстро избавили его от грязи и пота.

«Не мешало бы и позавтракать. . . »

Правда, аппетита никакого не было. Была усталость. Словно он всю ночь таскал уголь в ведрах или кантовал ящики. Был в жизни Ника и такой опыт.

Откинув голову на край бассейна, он задремал.

Разбудила Ника Ризи.

Свеженькая, бодрая, словно и не с жары пришла. Положив широкополую шляпу плетеную из соломки на пол она защебетала.

– Милый Ник устал и хочет кушать?  Не сердись, все сейчас будет готово!

Сидя в бассейне Ник, наблюдал, как маленькая хозяйка готовится к обеду.

Из корзинки, что она принесла, быстро появились на свет плоды величиной с крупный грейфрут, но только фиолетовые.

Из шкафа в стене Ризи извлекла поднос с тарелочками и блестящий квадрат, напоминающий обычную кафельную плитку.

– Мужчины не должны видеть, как готовиться еда, мой Ник. Иди, приляг.

Не успел Ник выбраться из бассейна, как ему была предоставлена мягкая, отглаженная простыня.

Вытершись, парень отправился на постель. Ризи из какого-то бокового шкафчика в стене вынесла раскладную ширму, расписанную яркими бабочками и установила у ложа.

Теперь Ник не мог видеть, как малютка готовит обед.

«Странные обычаи у них. Но главное посуду мыть не заставляет! »

Ник вспомнил Маринку, однокурсницу, с которой прожил в гражданском браке два года.

Сначала все замечательно. Бурный секс в любом месте квартиры, . . . а потом суровые будни и разборки кому идти в магазин, а кому выносить мусор. . . Хорошо, что ребенка не завели. . . . Расстались с облегчением-настолько друг другу надоели!

Если бы Маринка также как Ризи его обихаживала, может и не расстались бы.

«Ты махровый эгоист, Коля!  Ты любишь, уважаешь только свою задницу!  Крикнула Маринка, перед тем как хлопнула дверью. »

Ник не считал себя махровых эгоистом. Да и что это за слово– «махровый» ?

Он же не халат?

Обед сегодня был подобен вчерашнему, вот только мясо другое-нежное, буквально таяло во рту.

Напиток в пиалах сегодня тоже иной. Белый как молоко, но крепкий как ликер.

– Что это?

– Сок гивы, милый Ник.

– Он тоже возбуждающий, как тот вчера. . . гм. .

– Разве тебе не понравилось?

Ник покраснел.

– Я не сделал тебе больно?

– О, милый, твой корень сладок и крепок, а твои ласки словно пожар!  Твои руки сильны, как ветви дрона, а губы нежны как листья жели!

«Ни черта не понятно, но приятно! »

– Сегодня мы будем любиться по другому, милый Ник!

– То есть?

– Сегодня я буду наверху, а ты моим ездовым гридом.

– Что такое грид?

– Могучий и красивый скакун с равнин сапфировой страны, милый Ник!  Ты такой же крепкий, сильный и большой!

Голос малютки звенел, на лице счастливая улыбка, глаза искрятся любовью.

«Похоже, меня сравнили с конем! » – подумал Ник и брякнул невпопад:

– А маг Гаргилл живет в Сапфировой стране?

– Кто тебе сказал про Гаргилла?

Малютка подобралась и насторожилась. Любовь на лице сменилась гримасой настороженности и испуга.

– Старичок тут забавный по соседству обитает. . .

– Ты говорил с этим мерзким питьецом Чайром?  Ты пил из его кружки? !

Глаза Ризи метали молнии.

– Я поговорил с ним и только!  С чего мне хлебать всякую магическую бурду из его обслюнявленной кружки? !

– Ты не пил, милый?  Поклянись!

Малютка сменила гнев на милость. Она уже оказалась рядом и обнимала Ника за шею, заглядывая в глаза.

«Хорошо хоть дыхнуть не спрашивает!  Бабы везде одинаковы! »

– Клянусь!

– Этого мало, поклянись своим корнем, милый.

– Клянусь своим корнем!  Брякнул Ник и тут же неведомое кольцо стиснуло на долю секунды его пенис.

– О, черт!  Что это было? !

– О чем ты, милый?

Малютка удивленно заморгала, но явно она знала, в чем дело.

Прошел еще день, и еще и еще. . .

Ночей Ник не помнил, просыпался уже к полудню, когда оба солнышка стояли в зените. Просыпался с дикой усталостью и полдня валялся и подремывал на постели.

Потом приходила Ризи, стряпала еду. Пили напиток любви и предавались утехам. Оргазм бывал просто нереально долгим. Такого у Ника никогда не было. Хотя признаться честно, любовный его опыт не велик. Маринка и пара девчонок до нее. Но малютка Ризи в сравнении с ними была настоящим виртуозом в сексе. . .

Ник потерял счет дням. Он стал вялым и равнодушным. Из дома выходить не хотелось.

А когда он выбирался на улицу, питьец Чайр ему больше не попадался.

Не смотря на такой образ жизни Ник в весе не прибавил, а наоборот стал жилистым и подтянутым, жирок подрастопился, а мышцы налились и увеличились.

«Секс как тренажерный зал?  Невероятно! »

Щетину на щеках уничтожали те же тинки, стоило на пару минут окунуть лицо в в воду. Правда в первый раз Ник лишился бровей и ресниц вместе со щетиной. Ризи , придя к полудню, заохала, но потом намазала веки и и верхний край глазниц каким-то пахучим жирным снадобьем.

На следующий день брови и ресницы отросли заново. Одежду Ризи стирала в том же бассейне. Просто опускала в воду на несколько минут и тинки уничтожали малейшее загрязнение.

«Надо найти Гаргилла. . . – крутилась ленивая мысль в полусонном мозгу.

А зачем?  Зачем то он мне нужен? »

Теперь приходя в дом, Ризи каждый день делала ему массаж, разминая руки, шею, плечи и мышцы спины. Получалось очень неплохо.

«Живу как на курорте, но почему я не помню ночей? »

Нив выбрался из домика после полудня и с удовольствием топая в новых сандалиях, протрусил по тропинке вниз по склону. Там внизу где-то журчал в лощинке ручей.

Уже который день Ник собирался к нему, да никак не выходило. Сандалии ему сшила Ризи собственноручно, да так быстро и ловко, словно работа обувщика ее основная профессия.

Миновав три обветшалых домика, парень добрался до лощинки и спустился вниз.

Родник обустроен на славу. Колодец из разноцветных камушков, выложен кругом и бьющая из-под земли струя, наполняя его до краев, переливаясь через край, бежала дальше по руслу, также выложенному эдаким каналом из тех же разноцветных камушков.

На резной деревянной лавочке в тени кустов с сизыми ягодами дремал старичок Чайр.

Ник ему даже обрадовался. Одна Ризи каждый день и никакого другого лица рядом!

– Привет, дедушка!

Старик подпрыгнул и едва не свалился с сиденья.

– Вот бешеный кер!  Чего орешь? !

– Рад встрече. Как дела?  Как здоровье?

Старичок удивленно посмотрел на Ника.

– Это у тебя здоровья большая куча!

– Завидно, небось?

– Не-е-ет!

Старичок покачал костлявым пальцем под носом у Ника.

– Расскажи мне про Гаргилла.

Ник сел на лавочку рядом. Удобно. Приятно сидеть в тени и слушать журчание воды по камням.

– Не знаю никакого Гаргилла!

Старичок насупился и зыркнул по сторонам.

Ник опешил.

– Ты сам говорил, что у тебя дар мага Гаргилла превращать воду в огненный напиток!

– Говорил?  Не помню! – буркнул старичок, не поднимая глаз, потом пошарил под лавочкой и извлек свою неизменную кружку.

Ник разозлился.

– Не наводи тень на плетень, старый х. . . !

Старик ойкнул и схватился за живот.

– Не колдуй!  Не трогай меня!  Все скажу!  Все!

От рассказа Чайра Ник буквально разинул рот.

Деревня Брюк жила обычной деревенской жизнью, пока тридцать лет назад сюда не пришла Брилл-мать Ризи. Жителей Голубой страны чужестранцы зовут жевунами за привычку жевать стебель побега утака, что дает радость сердцу и отдых душе.

«Наркота небось-смекнул Ник» .

Традиционно все работы в деревни выполняли женщины, а мужчины, собираясь в компании целыми днями жевали стебель утака и говорили о возвышенном и мировых проблемах и путях их устранения.

Брилл среди деревенских девчонок выглядела настоящей красавицей, и староста деревни Сальдин взял ее в жены на свою и на всеобщую беду.

Брилл прослужила у феи Фелиции несколько лет и нахваталась, кое-какого колдовства. Она знала тайну черного напитка.

– Ризи тебе такой дала в первый же день?  Агаа?

Предлагала выбрать день или ночь?

– Ну да. . .

– Вот и выбрал, глупой кер, также как мой папашка!

Раз выбрал ночь-день твой, а ночью ты работаешь не покладая рук на свою женщину. При этом утром ничего не помнишь!

От Брилл все женщины деревни научились использовать своих мужчин по полной программе.

Когда мужчины спохватились-оказалось невозможно что-то изменить. Деревня, конечно, стала богатеть, но счастья это не принесло никому. Работники трудились споро и без перерывов на отдых и еду, а потом кто-колотил жену, а кто пытался удрать. Но удрать под магией черного напитка нельзя. Мужчина не может отойти дальше, чем на полгира, а потом ноги сами несут его обратно. Молва о заколдованной деревне разнеслась по округе. Ее стали сторониться.

Маг Гаргилл проезжая по дороге рыжего кирпича в своей самодвижущейся повозке, заехал в деревню Брюк и подарил мужчинам заклинание превращения воды в огненную воду.

Огненная вода оказалась противоядием против черного напитка. Но счастья это опять не принесло. Мужчины умирали от болезней и очень быстро. Дети перестали рождаться. Деревня пришла в упадок. Через два десятка лет только двое жителей оставалось в ней-дети Брилл-Ризи и Чайр.

– Ризи твоя сестра? !

– Да, я старше ее на год!  Гордо заявил старичок.

– Ты выглядишь как старый дед!

– Зато я свободный человек и никакая баба меня не заколдует!  НА глотни!

Чайр зачерпнул из родника кружкой прозрачную водичку. Пробормотал заклинание.

Ник взял кружку и сделал большой глоток. Обожгло горло и горячий ком упал в желудок.

Затем огненный шар взорвался в голове. «Градусов пятьдесят, не меньше! »

Ник вспомнил все. Все свои ночные вахты.

Да, сволочная Ризи его поэксплуатировала всласть!

Вот этот родник он сам благоустраивал. Таскал камни, мешал раствор, как хренов киборг!

За три недели он много чего понаделал. Три недели! ! ? ?

– Прояснилась башка?  Беги отсюда, кер!  Беги, пока сестренка не вернулась!  Вниз по ручью дойдешь до дороги рыжего кирпича, а потом налево и дойдешь в Сапфировую страну!  Там правит архимаг Терцин!  Проси у него помощи-захочет-поможет!

Примчавшись в домик Ризи, Ник заметался, ища свою майку.

Под солнышками днем далеко не уйдешь с голым торсом-обгоришь мигом. Воды надо взять в дорогу, какой-то еды.

Какой еды?  Из чего и что тут готовила малютка, Ник не знал. В шкафу ничего похожего на продукты не увидел.

«Ладно, пойду налегке! »

Подхватив майку, парень шагнул к двери.

В дверном проеме стояла Ризи. Печальная и потерянная.

– Он тебе все рассказал?

– Да.

– Ты пил из его кружки?

– Да.

– Ты меня бросаешь?

– Да.

Малютка встала на колени.

– Не уходи, милый Ник!

– Почему ты со мной так поступила?  Что я плохого сделал тебе?

– Я не хотела, чтобы ты уходил. . .

– Но я все равно ухожу!

– Ты все равно уходишь. . .

Риззи захлюпала носом и заревела.

Ник взял ее подмышки, перенес от двери, с дороги и вышел не оглядываясь.

До дороги рыжего кирпича Ник добрался минут за пятнадцать.

«Не автобан конечно!  Шириной метра три дорога выложена из рыжего кирпича, поставленного на ребро. С обеих сторон идет бордюр серого камня.

Где здесь право, где лево?  Я вышел отсюда-значит налево-сюда. Хоть один указатель прилепили бы маги хреновы! »

Ник шел быстрым шагом. В сандалиях работы Ризи идти было легко и удобно. Ноги не потели и пальцы не натирало. «Жалко конечно, малютку, но мне надо домой!  Здесь я чужой! »

Дорога стелилась по всем неровностям местности. Явно скреперов и бульдозеров при ее прокладывании не применяли.

Выгоревшие травянистые бугры закончились. Впереди долгий пологий спуск к лесу. Дорога ныряла прямо в стену деревьев.

К такому повороту Ник оказался не готов. Лес уходил за горизонт. Топать по лесу, не зная, кто там обитает-хреновое удовольствие!

Но не возвращаться же обратно, в домик Ризи? !

Ник двинулся вперед, намереваясь в лесу вооружиться дубинкой поувесистее.

С дубинкой вышел облом!  Деревья что здесь росли, напоминали сосны. Такие же длинные стволы без сучков и только наверху крона и там-то все сучья. Внизу даже сушняка не валяется. С другой стороны среди светлых гладких стволов далеко видно. Никакие кусты вдоль дороги не росли, а значит, засаду не стоило опасаться.

Кроны деревьев смыкались на дорогой и лучи дневных светил сюда практически не проникали.

Пахло в этом лесу странно, не прелыми листьями, хвоей или травой, а чем-то цветочным.

«Знакомый запах!  Но убей, не вспомню! »

Прогулка замечательная, вот только есть, и пить хотелось все сильнее. Ник оглядывался по сторонам. Может, какие ягоды попадутся?

Но вокруг пусто. Как будто этот лес регулярно подметают и травку вы выпалывают !

Сойдя с дороги, Ник некоторое время шел по обочине. Но ему не понравилось. Почва мягкая и слегка пружинистая, словно гаревая дорожка. Но порой ноги начинали тонуть в мягкой лесной подстилке.

Вернувшись на карпичики, Ник прибавил ходу, а потом даже припустил трусцой.

– Чак-чак!

Сандалии отбивали ритм.

Так чередуя бег и ходьбу, он продвигался все дальше по дороге рыжего кирпича.

По тому, как здорово стемнело и отблески солнечных лучей на верхушках деревьев погасли, Ник сообразил, что надвигается вечер.

Ночевать в лесу на дороге?

Ну, уж нет!  Надо найти какое-то укрытие или забраться на дерево на ночь. Вроде путешественники в многочисленных книгах так и поступают.

Ага, попробуй влезть на эти ровные стволы. Сучков нет, а лезть до кроны метров 6-7, только белке по силам!

Ник сошел с дороги и углубился в лес. Он отошел шагов на сто и наконец, увидел то, что ему подходило вполне. Большое, раскидистое дерево, похожее на дуб посредине поляны. Местные сосны как будто даже боялись приближаться к этому дереву.

Обойдя дерево по кругу, Ник насторожился. Сверху, с дерева доносилась песенка. Пела женщина. Что-то такое без слов– «а-ла-ла» !  Тоже прячется на ночь?  Тогда зачем поет?

Небо над поляной темнело.

Ник пожал плечами и полез наверх. Мощные сучья росли удобно, как будто специально облегчая возможность подняться повыше.

Ник поднимался, и голосок неизвестной певуньи приближался.

Увидев здоровенное дупло, Ник понял, что женщина забралась туда.

Подобравшись поближе, он постучал костяшками пальцев по стволу. Женщина замолчала.

Ник кашлянул. Женщина вскрикнула в испуге.

– Кто здесь?

Дрожащий голос.

– Меня зовут Ник, я путешественник, иду в Сапфировую страну. Я в этих местах впервые и вот решил забраться на ночь на дерево-вдруг по ночам бродят хищники.

– Вы меня напугали, Ник!  Но не бойтесь обру никто из диких зверей не приблизиться ни ночью, ни днем.

– Обр-это название дерева?

– Да. Спускайтесь смело.

– А вы?  Вы прячетесь от кого-то?

Женщина засмеялась.

– Я здесь живу. . .

– В дупле?

«Небось, такая же малявка как Ризи! »

– В дупле. . .

– Я могу вас увидеть?

– Это ни к чему, Ник!  Спускайтесь вниз!

Но Ник подтянулся на ветке и заглянул в дупло.

– А вы любопытный!

В полумраке Ник увидел лицо женщины. Явно молодая, с короткой беспорядочной стрижкой, под мальчика. Только не понять лилипутка она как Ризи или нет.

– Вам здесь удобно?  Или дупло больше чем кажется?

– Удобно, удобно, Ник!

– Как вас зовут?

Глаза женщины блеснули.

– Если я скажу, – вы спуститесь?

– Вам точно не нужна помощь?

– Точно, точно, Ник!  Меня зовут Дэзи.

– Очень приятно, Дэзи!  Спокойной ночи!

– Спокойной ночи, Ник!

Под обром на жесткой земле не росло ни травинки. Ник сел , прислонившись спиной к шершавому стволу. Есть и пить хотелось еще больше.

«У Дэзи небось что-то имеется пожевать. Вот дурак-не спросил! »

Но лезть наверх уже в сумраке совершенно не хотелось. Лень боролась с голодом и победила.

С трудом Ник задремал.

Ночь , длинная ночь, подошла к концу.

Ник измучился и не выспался. От жесткой почвы и грубой коры все тело болело. Голод победил лень. Дождавшись первых лучей солнышек, Ник полез на обр. Солнца выкатились из-за крон деревьев одновременно.

Ник отвернулся, жмурясь, а когда глаза привыкли к яркому свету , увидел на ветке в метре над собой толстого енота.

– Еноты не живут на деревьях. – Вслух подумал Ник.

Енот уставился на него блестящими глазками и открыв пасть спросил:

– Кто такие еноты?

Ник едва не сорвался вниз, а до земли метра четыре! Говорящий енот? !

– Ты чего молчишь, приятель?  Язык проглотил?

«Настойчивый зверек. Или это галлюцинации от голода?

День поголодал и галлюцинации?  Не может быть! »

– Ты кто? «О , господи, я говорю с енотом! »

– Я Шерс, а ты кто и какого демона лезешь на мое дерево?

– Я , Ник, я хотел спросить у Дэзи кусочек чего нибудь сьестного. Раз она здесь живет-значит есть еда. . .

– Глупо, парень!  Придумай еще что-то!

– Спроси у Дэзи. Я вчера познакомился с нею, но она не вылезла из дупла. Она и сейчас там?

Енот ухмыльнулся, еще больше встопорщив шерсть на шее.

– Ну ты и тупица, приятель!

– Я тебе не приятель ! «О, черт!  Я ругаюсь с говорящим енотом! »

– Щерс, кто там? – раздался голосок Дэзи.

До дупла совсем рукой подать.

– Тут появился некто, Ник, госпожа и настаивает на том что с вами знаком!

– Да , мы познакомились вчера перед закатом. Что вам нужно, Ник?  Я полагала вы уже ушли своей дорогой!

– Извините, я хотел попросит у вас немного еды. . . Со вчерашнего дня ничего не ел.

– Покорми его, Щерс!

– Вы слишком добры, госпожа!

Енот сунул лапку за спину и извлек на свет котомку из грубого полотна.

– Держи!

В руках Ника оказался знакомый фиолетовый грейпфрут. Такие он видел в доме у Ризи.

– Спасибо! Как его есть?

– Сними шкурку и грызи, детям понятно! – буркнул енот. – Ты еще здесь? !

– Повежливее Щерс.

– Слушаюсь, госпожа! Не будет ли любезен, уважаемый господин Ник слезть с дерева и оставить нас в покое?

– Будет!

Ник сунул плод за пазуху и отправился вниз.

Сев под деревом, он очистил плод и вонзился в белесую мякоть зубами. Смесь вкуса дыни и вареной курятины. Странное сочетание!  Слопав все до кусочка, Ник ощутил себя совершенно сытым, да и жажда улетучилась. «Надо набрать таких плодов с собой! »

Ник поднялся на ноги и сложив ладони ко рту крикнул:

– Эгей, Щерс!  Господин Щерс!

Енот появился сразу же.

– Чего орем?

– Подскажите мне пожалуйста, где такие плоды можно нарвать?

– Что мне жалко!  Иди вон туда. Шагов через пятьдесят увидишь кусты с синими листочками. Если увидишь. . . Там этих плодов уйма. Только с земли падалицы но трожь-отравиться можно!

– Спасибо!

– Прощайте!

Енот исчез в листве.

Ник быстро нашел синие кусты и нарвал десяток плодов, прежде чем опомнился.

«Все не съем сразу, а вдруг они испортятся? »

Из своей майки Ник соорудил сумку и наложил туда свою добычу.

Тут же сев на траву сьел еще один плод, через силу. Есть уже не хотелось, но лучше про запас наесться чем бродить голодным.

Ник прилег на травку и задремал. Сказалась полубессонная ночь.

Проснулся он от голосов поблизости.

– Спит?

– Я его сейчас же разбужу!

– Нет, пусть отдохнет.

Ник сел , растирая глаза.

Енот Щерс со своей котомкой в двух метрах. Настороженно поблескивают глазки.

– Ты с кем говорил?

– Ни с кем!

– За едой пришел?

– Нет. Дэзи сказала что ты идешь в Сапфировый город. Я пойду с тобой. Ты понесешь мою котомку, а я буду помогать тебе находить еду в лесу.

Деловитый енот стрекотал не останавливаясь.

– Похоже ты за меня все решил.

– Один ты здесь пропадешь, неумеха!

Ник вздохнул.

– У вас все звери могут говорить?

– Все, а что ты не заметил? Вообще откуда ты взялся, Ник?  Упал с неба под обр вчера вечером?

– С чего ты решил что я тебе все про себя выложу?  Расскажи сначала про себя?

– Жизнь дикого зверя тебе интересна?

– Сдается мне что ты не дикий зверь!

Енот совсем по человечески пожал плечами и осклабился.

«Может мне все это сниться? »

Ник еще потер глаза.

Нет, удивительный говорящий енот не пропал с глаз долой.

– А может ты свою котомку сам понесешь?

– А ты видел мои лапки?

Да лапки у енота маленькие с крошечными детскими черными пальчиками.

В детстве Ник любил смотреть мультик про енота, да и в московском зоопарке еноты в клетках были трогательно забавными. Протягивали лапки , клянча печенье, а потом зажав его в ладошках совсем по-человечески грызли.

К енотам Ник относился с симпатией, но этот зверь совсем не зверь, словно человек в образе зверька. Ехидный и высокомерный.

Но с другой стороны, знающий местность спутник нужен. На этой кирпичной дороге можно помереть с голода. На сколько тянеться этот лес?

– Хорошо, пойдем вместе и котомку твою я возьму. А что в ней?

– Фамильные ценности! – буркнул зверек. – Еда , конечно! Неси осторожно , не помни!

Котомка показалась Нику увесистой, килограмма на три, но полупустой. Там было что-то не объемное, с круглыми боками. Дыня?

– Может я положу эти плоды в твою котомку?  Там вроде еще есть место!

– Нет, не вздумай, кер!  Не смей открывать!

– А если открою?

– Перекушу сухожилие на твоей ноге и тебе конец, кер!

Енот угрожающе вспушил шерсть. «А вдруг он бешеный? »

– Да ладно, тебе!  Я пошутил!

– Почему не слышно птиц?

Быстро семенящий рядом Шерс задрал голову.

– В этом лесу почти одни хищные сейсы растут!  Какие птицы?  Вот глупый кер!

– Шерс, еще назовешь меня «кер» дам пинка!

Некоторое время шли молча.

– Что за хищные сейсы?

– Да они вокруг, оглянись по сторонам!

Ник оглянулся. Вдоль дороги все те же длинноствольные без сучков деревьях, похожие на сосны.

– Это сейсы?

– Угу.

– Они хищные?

– Угу.

– На кого же они охотяться?

– В основном на птиц, их пасти наверху.

– Пасти?

Зверек вздохнул.

– Ты как дитя, ничего не знаешь!

– Сейсы-хищные деревья, охотящиеся на птиц?

– Ого, наконец-то дошло!

После такого говорить с енотом охота отпала. Ник с опаской поглядывал по сторонам. Вдруг попадеться маленький сейс с него ростом!  Росянка-переросток!

По кирпичной дорог человек и енот шли до вечера.

Сейсы кончились , появились вдоль дороги одни обры. Деревья стояли поособицу. Из-з этого лес казался парком.

Под одним из обров и устроили привал на ночь.

– Жаль нет спичек. Развели бы костер, поджарили эти штуки.

– Верги?

– Ага , эти фиолетовые грейпфруты.

– Грей. . . ?  Что за дурацкое название! ? – возмутился Щерс .

– А что такое спички?

– Такие палочки для разжигания огня.

Зверек некоторое время молчал, потом подбежал к котомке что расположил в гнездышке из нарванной травы у ствола обра. Сунул лапку в боковой кармашек и вынул две черные палочки размером в маркер для сд-дисков.

– Неси сухие сучья-чирки есть.

– Ими можно разжечь огонь?

Не слова ни говоря Щерс взял по палочке в каждую лапку и быстро двинул одной об другую.

Стоп искр ослепил Ника.

– Отличная зажигалка!  Только я теперь ничего не вижу!

– Это чирки, Ник!  Забудь свои дурацки названия!

Через несколько минут пылал костер, на прутике Ник жарил кусок верги. С другой стороны Щерс копируя его также жарил свой шашлык.

«Говорящий енот жарит мясо!  Жаль фотоаппарата нет! »

– Горяченькое, с дымком повкуснее будет.

Насытившийся Ник лежал , глядя на пламя. Верги выложены в кучку, майку он надел, все же ночь. Не хватало только простудиться!

– Согласен-баском ответил Щерс, расположившийся рядом со своей драгоценной катомкой.

Нарвав длинной травы поодаль, Ник сделал себе лежанку помягче.

Неожиданно он поймал себя на мыслях о Ризи. Уютный домик, ласковая, заботливая женщина, искусная в кулинарии и сексе. . . А он все бросил. Сможет ли он вернутся в свой мир? Если нет, то вернется к Ризи и будь что будет!

Глаза закрывались. Ощущая приятное тепло от костра, Ник уснул.

Проснулся Ник от давлениявнизу живота . Жидкость просилась вон. Но открыв глаза, парень замер. В свете догорающего костра увидел белеющее у ствола обра человеческое лицо.

– Кто здесь!

– Ой!

Голос женский!

Ник сунул в костер пару сучьев. Пламя разгорелось.

– Дэзи! Что ты здесь делаешь? Ты догнала нас?

Девушка напряженно улыбалась.

Ник подскочил на своей подстилке. Писать ему резко расхотелось. Он видел голову девушки , но не видел тела! Она что закопалась под деревом по шею? !

Взяв горящую ветку, Ник протянул ее вперед. Голова Дэзи опиралась затылком к стволу обра, а шея. . . шея заканчивалась серебристым ошейником и опиралась на котомку Щерса.

Отрубленная голова жмурила глаза от света.

– Убери огонь, Ник, я все объясню.

Вот тут Ник захотел писать и очень сильно . Отшвырнув ветку в сторону, парень завывая от ужаса, бросился в темноту.

Но с размаху врезался головой во что-то твердое и потерял сознание. . . .

Ник пришел в себя утром , болела голова. Обмоченные штаны и трусы доброго настроения не прибавили.

Парень нащупал на лбу шишку. Виновник ее, могучий обр , находился рядом.

«Я побежал и ударился головой. . . зачем я бежал?  Дэзи. . . голова Дэзи. . . отрубленная говорящая голова. . . »

Мороз пробежал по коже. Приснилось что ли? Переел вчера и приснился кошмар.

Стянув влажные штаны, Ник огляделся по сторонам. Откуда он прибежал-не понять. Обры все одинаковы!

– Щерс!  Щерс!

От крика голова еще больше заболела.

«Ну вот, классный у меня квест-обоссался, набил шишку, остался без еды и не знаю куда идти! Хоть вешайся!

Ник посмотрев вверх . Подходящих сучков много. Веревки нет.

Зашелестела трава.

– Чего кричим?

– Щерс!

– А ты кого ждал?

– Мне приснилась отрубленная голова Дэзи. Плохая примета. Может вернемся к ней?

Щерс сел на задние лапы и передними почесал свой загривок.

– Вот дела. . . Ник, голова Дэзи тебе не приснилась.

– А?

– Ты вчера весь вечер нес ее в моей котомке.

Ник передернулся.

– Зачем ты навязал мне нести отрезанную голову? !

– Она отрезанная, но живая, Ник.

– Что за чушь? !

– Иди, она ждет тебя. Сама все раскажет. У меня нет терпения тебе все объяснять, уж больно ты дикий!

Дэзи , наследная госпожа долины Квинтилла, на свое горе привлекла к себе внимание мага Гаргилла. Ей исполнилось восемнадцать когда она стала госпожой долины. Ее родители по обычаю выпили по чаше яда и были упокоены в семейном склепе.

Через месяц, Дэзи получила с голубем письмо от Гаргилла. Знаменитый маг писал что восхищен, увидев милую девушку, купавшуюся в струях водопада и ждет разрешения навестить ее и научить тонкостям любовных игр. Возмущенная Дэзи приказала голубя зажарить и скушала его на ужин. Про Гаргилла ходили легенды, но мало кто его видел. Еще менее было тех кто верил в его существование.

Долина Дэзи входила в состав королевста Линней, что в окружающих его землях именовали Желтой страной. Здесь правила волшебницаФелиция. Гаргилл для Дэзи был лишь именем из легенд.

Через неделю прилетел черный ворон с письмом.

Маг Гаргилл сменил тон . Он угрожал своим гневом и требовал чтобы Дэзи явилась к нему немедля с извинениями.

Ворона, строптивая Дэзи не жарила. Из него сделали чучело.

Через месяц явился сам Гаргилл. Черный всадник на черном коне.

Стены замка рухнули . Стража и слуги превратились в лесных птиц и зверей.

Дэзи пыталась убежать. . .

» Дерзкая и строптивая голова мне не нужна. Я возьму лишь тело. Сможешь явиться ко мне через три года-верну тебе тело. Не сможешь-я что-то придумаю! »

– Он махнул мечом. . . . Я испытала страшную боль и пришла в себя только в дупле обра. . . У меня не было тела. . . но я была жива. . . То что Гаргилл проделывал с моим телом я ощущаю, как будто оно со мной. . . Насекомые и птицы пытались забраться в дупло и попробовать меня на вкус. Этот ужас я терпела целый месяц, пока меня не нашел Щерс, мой верный воин. . .

Он заботился обо мне, отгонял от меня насекомых и птиц. . . В бессилии и отчаянии я ждала завершения срока. . . Осталось три месяца , Ник, всего три месяца из отпущенных мне этим чудовищем трех лет. . .

Слезы струились по щекам Дэзи. Верный Щерс тут же вытирал их кусочком чистого моха.

– Щерс подслушал где-то что в сапфировой стране появился могучий маг Терцин. Он спустился с неба и захватил власть в городе Сапфиров. Он может оживлять мертвых и перемещать сознания людей в другие тела.

Говорят что он враг Гаргилла. Моя последняя надежда обратиться к нему за помощью. Я попрошу у него новое тело, а потом найду Гаргилла и отрежу его башку!

«После говорящего енота-говорящая огтрубленная голова!  В этом квесте мне не заскучать! »

Ник во все глаза смотрел на голову девушки. Бледная кожа, синева вокруг глаз.

Нездоровый вид. . . Вот, черт, а разве может быть здоровый вид у отрубленной головы? !

Вспомнив о своем плачевном состоянии , Ник спросил:

– А ручья здесь рядом нет?

– В паре обров отсюда пробивается в лощинке родничок-я отведу.

Щерс был сама любезность. Ишь подобрел , волосатый!

Ник нес на плече котомку с головой Дэзи . Клапан котомки откинут, чтобы Дэзи не было скучно и тоскливо. Постиранные штаны и трусы сохли на ходу на теле.

«Хорошо что я не направился к Гаргиллу. Что этот черный бандит захотел бы сделать со мной? »

Гаргилла Ник теперь представлял себе как эдакого Шамиля Басаева, только не с автоматом, а с волшебной палочкой наперевес. Чеченский Волдеморт, блин!

К обеду следущего дня путешественники увидели тропу уходящую вправо в глубь леса и на дереве табличку с надписью: «Лучшие обеды Деренского леса. Спешите!  С полудня до вечера скидки! Дешевые, но комфортные комнаты! »

Еще несколько вергов оставалось, но они уже Нику поперек горла стояли. Спать на земле тоже насточертело.

– Зайдем, перекусим чего-нибудь, а какие деньги здесь в ходу?

– Что такое деньги?

– Чем расплачиваются за обед или за товары?

– Ты хочешь заглянуть в эту лесную едальню?

– Почему нет?  Вот только чем оплатить?

– Плоды вергов редки и их с удовольствием купят. – подала голос Дэзи. – В желтой стране они на вес золота. Ведь они не только восстанавливают силы, но и омолаживают людей.

– Я ничего такого не заметил.

– Ты молод. Старику же этот плод сбросит десяток лет.

– Ого! Так кто мешает всем желающим придти и нарвать этих плодов?

– Проблема в том что их видят только избранные. Ты редкий человек, Ник, ты их увидел и смог сорвать.

– Я-избранный!  Я-Нео!

Ник захохотал.

– Я что в матрице?

– Кто такой Нео?

– Что такое матрица?

Тут же поинтересовались его спутники.

По дороге в лесную едальню Ник кратко пересказал содержание фильма. Но его рассказ вызвал целый шквал вопросов.

Щерс и Дэзи оказались подавлены новой для себя информацией и Ник понял что его статус изрядно повысился.

– Ты хороший рассказчик, Ник. – похвалила Дэзи.

– Странный но забавный рассказ-добавил Щерс.

Ник ожидал увидеть дорожную харчевню, вроде шашлычной. Но на поляне перед ними встал замок. Серые каменные стены. Конические крыши на двух круглых башнях крыты черепицей. Чистенькое строение в глуши.

Тропинка вела к воротам, слегка приоткрытым. Из трубы на башне вился дымок.

«Это что за теремок, из трубы идет дымок. . . »

Всплыл в памяти стишок.

– Что то не похоже на едальню. – засомневался Щерс.

– Покажите.

Ник извлек Дэзи из сумки и показал замок.

– Он мне не нравиться, и мы туда не пойдем!

– Нормальный замок!  Чего, блин, вам не нравиться? !

– Иди, мы подождем тебя здесь.

Ник постучал в ворота кулаком, но с тем же успехом он мог бы стучать по земле. Ни звука!

Двор не мощеный и весьма замусоренный.

Ник храбрился, но в замке он оказался первый раз в жизни.

– Эгей!  Есть кто дома?

Тишина.

«Правда что ли дать деру? А вдруг тут сокровища лежат? Ага разложили-тебя ждут! »

Ник на одном упрямстве пересек маленький двор и вошел под арку в стене трехэтажного здания с узкими окнами-бойницами.

Внутри оказался двор, только еще меньше с пустой пыльной чашей фонтана. По периметру на втором и третьем этажах здания проходили галереи с колоннами.

– Эгей!  Есть кто живой? !

– Иду, иду!

Ник вздрогнул и обернулся. Из арки , через которую он попал во внутренний двор, на коротеньких ножках выкатился маленький старичок, в зеленой куртке, широких штанах, коричневого цвета и в сандалиях на босу ногу.

Усы и борода седые, но аккуратно подстрижены. Такой же мелкий как Ризи, старичок вызывал чувство умиления. Такой маленький, чистенький и славный!

– Дорогой гость!  О какой дорогой гость! Боги послали вас ко мне! Вчера был замечательный день!  А сегодня-наиславнейший!

Старичок улыбался и потирал свои ручки.

– Добрый день, я– Ник. У вас и впрямь подают обеды?

– Конечно, дорогой, господин Ник!  Самые лучшие обеды!  Прошу вас! Прошу!

Старичок подбежал к двери в стене и распахнул ее. Ник увидел вымощенный крупными плитками коридор, беленый известью и ярко освещенный электрической лампочкой под потолком.

– Ого!  У вас есть электричество!

– У нас все есть, дорогой господин Ник!  Все будет по высшему разряду!  Прошу!

Электрическая лампочка была не круглой и не свечеобразной. Она была квадратной!

Ник подошел поближе и задрал голову, дивясь необычной формой. . .

Пол исчез из под ног и Ник с криком обрушился вниз.

Летел он не долго и приземлился во тьме на гладкую поверхность. Ноги поскользнулись и Ник ударился задом и весьма болезненно.

Вспыхнул яркий свет.

Привыкнув к нему, Ник обнаружил себя в круглой прозрачной комнатке, диаметром метра в три. , а высотой метра два. Из центра пола торчала круглая палка и уходила в потолок. Там проходил ряд отвестий, не больше 5 сантиметров в диаметре. На уровне колен из палки торчали два лезвия-как здоровенные косы!  Блестящие и остро наточенные. «Хорошо что на них не попал! »

Подняв голову, Ник обнаружил что свалился сюда через круглое отверстие, эдакий гладкостенный колодец. Он подпрыгнул, но руки соскользнули со стенок.

– Эй!  Что за шутки!  Выпустите меня!

Ник забарабанил по прозрачной стене, все сильнее и сильнее. Из-за искривления стенок комнаты, все окружающее ее искажалось. Ясно только что комната эта находиться еще в большем помещении. Оттуда шел свет.

– Эй!  Есть тут кто?  Помогите!

Еще раз оглядев свое место заточения, Ник похолодел. Он попал в большущий блендер! У кого в руках кнопка запуска? !

Ответ обнаружился немедленно.

Старичок прижавшись носом к прозрачной стенке блендера, смотрел на Ника ласково и и доброжелательно.

– Выпустите меня!  Довольно!  Я испугался!  Вы удовлетворены?

– Нежный фарш. . . – сказал старичок и облизнулся.

Ник почувствовал как волосы встали у него дыбом на голове.

– Дедушка, побойтесь бога!  Выпустите меня!  Уменя есть верги!

Ник достал из запазухи два плода.

– Нежный фарш с приправой. . .

Старичок улыбнулся.

– Не бойся, все произойдет быстро. Скоро обед. Пора начинать готовить!

Старичок отвернулся и бодро засеменил прочь.

– Каннибал е. . . ! – заорал Ник.

Свет ламп мигнул.

Воодушевленный Ник залез на лезвие, что повыше, вцепился в ось обеими руками и пошел материться во все горло. О, какие обороты и эпитеты о сыпал на голову злосчастного владельца замка и чудовищной мясорубки!  Какие прилагательные он конструировал!

Ось шевельнулась, стронулась с места и тут же встала. Одновременно погас свет.

– А, б. . . , ни х. . . . не вышло, пидор мелкий!

Старичок в ответ издал испуганный писк и топот его ножек затих в коридорах.

«Побежал пробки менять? Вставит жучков и включит по-новой! Похоже мой квест подходит к неожиданному концу! »

– Какой я мудак!  Лучше бы остался с Ризи! – Ник заорал во всю глотку. Что ему еще оставалось?

– Ник?  Это ты?

Тоненький голосок Ризи донесся сквозь отверстия под потолком блендера.

– Ризи, малютка?  Что ты здесь делаешь?

– Милый Ник, я со вчерашнего дня сижу в клетке в этом подвале. . . . пошла за тобой. . . свернула сюда. . . и вот. . . вот. . .

Малышка заплакала, тоненько, жалобно.

– Не плачь, я тебя выручу!

– Ты пришел за мной?  Я знала что ты придешь!  Знала! Милый Ник, выпусти меня!

«Кто бы меня выпустил!  Стоп!  У блендера должна сниматься верхняя крышка, иначе как доставать фарш? »

Ник уперся ладонями в крышку, но без толку. Видимо старичок лазал за фаршем через загрузочное отверстие.

Ризи продолжала плакать, мешая Нику собраться с мыслями. Становиться фаршем с приправой очень не хотелось!

«Вот засада, блин! »

– Не плачь, малютка!  Хочешь песню спою?

Молчание. . .

– Ник, ты умеешь петь? ?

Ник вздохнул. Особыми вокальными данными он не обладал, конечно, тем более как все современные люди от каждой песни знал не более двух первых строк-такой вот знаток попурий!

А современные песни, эту дешевую попсу трудно запомнить. Эти песенки как мотылек-утром вылетел, а вечером сдох!

Была, правда, одна песня, которую Ник вызубрил еще в раннем детстве.

Ее любил петь отец Ника за праздничным столом, когда принята на грудь поллитра водки и требовалось потешить разнежившуюся душу.

Степь да степь кругом

Путь далек лежит,

В той степи глухой,

Замерзал ямщик!

Ник пел и ком поднимался в горле, а слезы к глазам.

Жалко было несчастного ямщика, покойного отца, себя, горемычного, малютку Ризи. . .

Хорошо что в темноте слезы его никто не увидит.

Ник спел до конца и с трудом перевел дух.

Малютка Ризи громко рыдала. Успокоил, называется!

– Очень трогательно!

Раздался голосок сверху.

– Щерс?

– Нет, бабушка Дэзи!

Ехидный енот любил оставлять последнее слово за собой.

– Будем вылезать или поем дальше?

Защелестело и глухо тукнулось рядом.

Ник протянул руку и нащупал шершавую лохматую веревку.

Так быстро и ловко Ник по веревке никогда в жизни не лазил!

Оказавшись на крышке своей темницы, он едва не заплакал и готов был расцеловать лохматого спасителя . Правда Щерс такой восторг вряд ли бы одобрил.

– Уходим!

– Без Ризи я не уйду!

– Это так пискля, что воет в клетке? Кто она тебе?

– Моя подруга.

– Ты не говорил о подруге сидящей в клетке в этом замке.

– Ты видишь клетку?

– Я все вижу!

Зашелестела веревка.

– Иди за нею.

Ник спустился на пол. В отличии от Щерса он ни черта не видел. Тьма густая и словно липкая тьма окружала его.

– Ризи?

– Я здесь!

Ник пошел на голос и вскоре нащупал решетку клетки, к счастью прутья ее оказались из дерева.

– Я здесь, малютка. Сейчас тебя освобожу.

Восторженный писк и маленькие ручки просунутые сквозь прутья его быстро ощупали.

– Отойди на пару шагов!

Ник уперся ногами и руками.

Прутья затрещали. Он явно перестарался. Громки щелчок, треск и Ник полетел на пол с куском прута в руках.

В этот момент зажегся свет. Ослепленный Ник зажмурился.

Через несколько мгновений восторженная, повизгивающая от радости Ризи, повисла на его щее. Быстрые поцелуи со слезами вперемежку.

– Надо уходить милая!

– Я так рада, Ник!  Так рада!  Ой, у тебя на лбу шишка?  Тебя обидел этот страшный старик?

– Куда это вы собрались, дорогие гости? !

Ризи взвизгнула и прижалась к Нику всем телом.

Из арки в стене вышел старичок-каннибал с трезубцем самого зловещего вида в руках.

Ник закрутил головой. Они с Ризи оказались в узком проходе между клеткой и стеной, в тупике.

Выход в большой зал перекрывал гостеприимный хозяин.

Ник встал и попятился, прижимая к груди малютку.

– Отпустите нас. Я расплачусь плодами верги!  Я могу их находить и принесу вам целую кучу!

– Хитрый кер!  Я не выпускаю никого из своего дома!

Старичок приближался . Он сделал шутливый короткий выпад трезубцем в сторону пленников и ухмыльнулся.

– Поиграем, а потом поедим!

Ник пятился, пока не уперся в стену спиной.

– Я знаю где сокровища!  Они будут ваши!

– Сокровища?  А ну-ка поподробнее!

Щерс напал сзади. Куснул старичка сзади повыше пятки и отпрыгнул в сторону.

Положение сторон кардинально изменилось.

Старичок с воем катался по полу , разбрызгивая кровь. Щерс в сторонке отплевывался, смешно мотая косматой головой.

С трудом оторвав от себя Ризи, Ник подхватил с пола трезубез и быстро, без колебаний воткнул его в живот хозяина замка и давил пока острия не зацарапали пол.

Старичок визжал и пытался уползти, но было поздно.

Других пленников в замке путешественники не нашли.

В соседнем зале подвала обнаружилась огромная коллекция черепов с отпиленными макушками.

– Ой, меня замутило. . .

Ризи прижалась к Нику.

– Уйдем отсюда!  Быстрее!

Из замка Ник позаимствовал кроме спасительной веревки красивый длинный кинжал в ножнах и короткое копье с длинным хищным наконечником. В старину такие называли рожон, кажется. «Не лезь на рожон! »

Плетеная наспинная корзинка Ризи нашлась рядом со входом, к радости малютки. Ник не нашел в замке генератора или како-либо электромашины. Опять магия? Золота или других ценностей Ник не обнаружил.

Уходя, Ник поджег замок. Это оказалось сделать легко-свалить мебель в кучу и подпалить как костер. От этого костра занялся потолок и крыша.

Они шли по тропинке, а зарево за спиной освещало им путь еще долго в надвигающихся сумерках.

Говорящая голова Дэзи не напугала Ризи. Малютка восприняла все довольно спокойно и даже с облегчением. Теперь у нее была подруга для болтовни. Дочь деревенской колдуньи к чудесам относилась спокойно, по деловому.

Ночь путешественники провели рядом с дорогой из рыжего кирпича.

Утром Ризи сготовила завтрак, в ее корзинке оказался настоящий склад

Знакомые тарелочки и пиалки, плитка для приготовления пищи и даже кувшинчик с тинками.

– Я не могла их оставить одних-они умрут без еды!

– Чайр за ними мог бы присмотреть.

– Чайр умер. . .

– Когда?

– Вечером, когда ты ушел. Я нашла его мертвым у родника. . .

– Мне жаль. . .

– А мне нет!  Жил как животное и умер как животное!

Щерс поднял голову.

– Что там про животных, деточка?

– Я не деточка, а взрослая женщина.

Щерс по собачьи вывалил язык из пасти и с интересом взялся разглядывать малютку. Та показала ему свой язык.

Ризи спряталась за дерево и там колдовала что-то нарезая и запекая. Готовила она как и в своем доме на плитке-квадрате примерно десять на десять сантиметров и толщиной в палец. Очень похож на кафельную плитку-монолитная вещица и холодная наощупь. . Но фокус в том что стоило что-то поставить на эту плитку, как она разогревалась и довольно быстро. В доме Ризи Ник эту плитку внимательно изучил. Как она работает не понял. Очередное чудо или предмет передовых технологий. По заверениям Ризи, эту вещь она получила от матери, а уж где ее раздобыла она-теперь не узнать. Может украла у волшебницы?

Ризи готовила еду и напевала что-то явно собственного сочинения.

– Мы в город из сапфиров

Шагаем с Ником милым,

Шагаем по дороге, дороге не прямой!

Заветные желания исполнит мудрый Терцин

Чтоб мы скорей вернулись

Обратно в дом родной!

«Вот певица, блин!  Не в склад не в лад– поцелуй кошку в зад! »

И тут же Ник промурлыкал себе под нос:

Заветных три желания исполнит мудрый Гудвин. . .

Поперхнулся воздухом.

Любимая книжка детства– «Волшебник изумрудного города» !

Дорога из желтого кирпича!  Элли, железный дровосек, страшила, лев, Тотошка!

Вот куда я попал!

Черт, я что-Элли или железный дровосек?

Ник захохотал. Ну и ассоциация!

Впрочем-что там у героев сказочки было?

Людоед, саблезубые тигры, летучие обезьяны, обманщик Гудвин. Людоеда мы одолели.

Наша компания не такая. Нет льва и железного дровосека, а не помешал бы нам умелый железный воин! Щерс сойдет за Тотошку, а Дэзи-за Страшилу?

– Ты чего развеселился, Ник?

Щерс уселся рядом, обвив лапки своим красивым пушистым хвостом.

– Какое твое заветное желание?

– Вернуть свое тело конечно.

– А у тебя, Ризи?

– Быть рядом с тобой, милый Ник! Другого желания у меня нет! А у тебя?

Ник открыл было рот, но передумал говорить. Так ли ему хочется домой в Южное Бутово в пустую квартиру?

Ник представил как он гуляет по лесопарку взяв Ризи за руку. Блин, посадят же за педофилию!

На следующий день компания вышла из леса. Обры поредели и незаметно исчезли из виду. Вокруг кирпичной дороги только трава. Море травы. Солнышки светят ярко.

Через эту зеленеющую, а местами и подвыгоревшую степь кирпичная дорога вилась по холмам, иногда прячась в лощинах. Змея, а не дорога.

«Что у них геодезистов не было?  Или маг что ее строил был на редкость косоглаз? »

Ник озирал открывшийся простор с тревогой. Конечно все видно и издалека разглядишь человека или зверя. Но так же и их легко было разглядеть издали и устроить засаду в лощинке или за холмом.

Море травы, а никакой скотинки не видно!  На таких пастбищах должно быть множество копытных и рогатых тварей. Однако никого. Кто же их сюда не пускает?

– Кто живет на этих равнинах?

Из компании никто ничего не знал.

Ризи здесь никогда не бывала, а Дэзи и Щерс жили далеко отсюда.

– Щерс ты добрался до Деренского леса разве не через эти равнины?

– Я прошел другим путем.

Вот и пойми!  А набивался в проводники!

Ник поправил лямки плетеной корзины на плечах. Он нес утварь Ризи и запас плодов верги, а Ризи несла котомку с Дэзи.

– Чего стоим?  Вперед!

К вечеру они с Ризи едва волочили ноги. Щерс все также неутомимо трусил впереди, опустив полосатый хвост.

– Кто проложил этот путь?

Ответила Дэзи.

– Говорят, что это сделал архимаг Гаргилл. Он проезжал здесь на своей самодвижущейся повозке, а дорога как коврик расстилалась перед ним. Этот ублюдок очень силен!

– Значит эта дорога результат колдовства?

– Конечно, же руками людей такого не создать!

Для ночлега выбрали лощинку у маленького родника. От ледяной воды заломили зубы, но такую вкусную воду Ник еще не пил.

Для костра не было топлива, нарвав на бугре охапки сухой травы, Ник попытался сделать костер, да только продымил себя и спутников. Щерс отбежал в сторону , яростно чихая.

Трава сгорала моментально, а если попадалась сырая, то шел обильный белый дым. Верги слопали сырым. Ризи рвалась его поджарить, но она была такая усталая, что Ник запретил ей заниматься стряпней. Дэзи еда не требовалась и плод разделили на троих.

Ник нарезал кинжалом целую кучу травы. На ней все разместились. Ник в центре. Ризи под боком справа. Щерс слева, обняв котомку с головой госпожи.

От срезанной травы шел густой медовый дух. На небе светились звезды.

– Звезд много, а где же луна?

– Что такое луна? – хором спросили Щерс иДэзи. Ризи уже засопела, уснув.

Пришлось рассказать про луну своего мира. Оказалось что здесь луны нет.

Жаль. Без луны ночь осиротела. . .

Ник проснулся на рассвете от визга Ризи.

Щерс катался по траве вокруг их ночного ложа , вцепившись в какого-то зверька, не больше себя.

Ризи прижалась к Нику, а тот ошеломленно наблюдал за поединком . Вмешаться невозможно!  Они так быстро крутятся и кувыркаются-не понять где Щерс, а где его враг.

Но поединок завершился вскоре и победой енота.

Жалобный писк. . .

Торжествующий Щерс подтащил и бросил к ногам Ника трупик странного зайца-его мех бледно-зеленого цвета, в тон травы вокруг.

– Ой, Щерс, зачем ты его убил? – пролепетала Ризи.

– Он . . . подкрадывался к нам. . .

Щерс зашатался и сел на зад.

Только теперь Ник разглядел что тот изранен. По шерсти пятна и сгустки крови.

Ризи спешно вытащила из кошелки свою лечебную мазь и принялась обрабатывать слабеющего на глазах Щерса.

– Что случилось? – голос Дэзи был резок и даже неприятен.

Ник извлек ее из котомки и рассказал о происшествии.

– Покажи мне его добычу.

Внимательно осмотрев дохлого камуфлированного зайца, Дэзи произнесла со странной интонацией.

– Не знала что они еще водяться. . .

– Они? Кто они?

– Гирсы. Этот зверь зовется гирс. У нас он упоминается только в сказках и легендах.

– А по мне просто перекрашенный заяц!

– Посмотри на его зубы, Ник!

Руками трогать дохлятину не хотелось. Ник обнажил кинжал и нагнувшись на трупиком, приоткрыл пасть гирса.

«Ого, зубы как у пираньи!  Ничего себе! »

Треугольные острые зубы теснились в пасти гирса. Явно этот зверь питается не травкой!

– Надо срочно уходить! – скомандовала Дэзи. – Гирсы по одному не живут. Где-то близко их стая.

«Стая прыгучих полевых пираний! » Ник похолодел. «А в чистом поле система Град! »

Щерс был плох. Потерял много крови. Тяжело дышал и идти не мог.

Ник нес его на руках. Ризи бежала рядом и постоянно отставала. Пришлось посадить ее на шею. Малютка обмерла от радости . Ник приказал ей поглядывать по сторонам.

Он шел быстрым шагом и все члены компании ехали на нем. Солнышки вынырнули из-за горизонта.

Ник обливался потом и вспоминал друга детства Вовку Токарева и его рассказы об армии, про кросс в полной выкладке.

«Мне сейчас наверно не легче чем парням на этом кроссе! »

Кирпичная дорога бежала под ноги. В горле пересохло, но Ник догадывался что от его выносливости сейчас зависела жизнь всех его спутников.

Поднявшись на очередной холм, Ник спустил на землю Ризи и еле живого Щерса.

Сам опустился прямо на нагревшуюся кирпичную дорогу.

– Глоток воды или мне конец. . .

Ризи быстро извлекла из корзинки глиняную бутылочку .

– Ник, пей быстрее!

Ник быстро сделал пару глотков и тут только ощутил горечь напитка. Рот наполнился слюной.

– Что это за гадость? ! Яд?

– Это концентрат черного напитка, Ник. Он придаст тебе силы.

– Чтобы я бежал день и ночь, как зомби?

– Что такое зомби, Ник?

– Тебе лучше не знать. . .

Но как не странно напиток подействовал и быстро. Жажда исчезла, а усталось отступила.

Ризи уже совала Нику очищеный верги.

– Нужно обязательно сьесть хоть кусочек!

– Не хочу!  Идем дальше!

– Сьешь немедля, упрямый Ник!

Ризи топнула ножкой. Сдвинула бровки. «Сердитая малявка! »

Ник вслух ничего не ответил и нехотя сжевал плод.

– Вот теперь можно идти, милый Ник.

Голос у малютки слаще меда.

Чтобы освободить руки, Ник положил Щерса в плетеную корзинку. Подсадил Ризи на шею.

Можно идти. Сил полно, удивительно, словно весь день отдыхал , а не пять минут.

Ник сделал всего несколько шагов.

Ризи завизжала и вцепилась ручками в его волосы.

– Ник, о , Ник!

Быстро обернувшись, Ник остолбенел.

С левой стороны кирпичной дороги по траве неслись гирсы. Сотни гирсов. . .

Камуфлированные зайчики скакали, растянувшись полумесяцем.

«Они нас сожрут за минуту и косточки обгложут! »

Перехватив копье поудобнее, Ник приготовился продать свою жизнь подороже. Ризи замерла, видимо от ужаса.

– Что там? – голос Дэзи из котомки раздался глухо.

– Прощайте, Дэзи, гирсы приближаются. . . несколько сотен!

– Ник не сходи с дороги!  Держись середины!

– Почему?

– На магической дороге мы в безопасности!

Шорох и бормотание сотен зверьков почти заглушили последние слова Дэзи.

Гирсы добрались до края дороги. Они прядали ушами, вставали на задние лапки и щерили свои кошмарные пасти. Красные глазки не делали их вид приятнее.

Никто из гирсов не вступил на кирпичную дорогу.

Ник держал копье наготове и вслушивался в бормотание маленьких хищников.

– Жрать. . . мясо. . . убить. . . жрать. . . мясо. . . мясо. . .

– Ник. . . они уже здесь?

Дрожащий голосок Ризи.

– Открой глаза, малышка, зверушки пришли тебя поприветствовать!

– Это не смешно, Ник!

Гирсы выстроились вдоль левой стороны дороги как почетный караул.

– Если вам нравиться– можете постоять!

Объявил им Ник и пошагал дальше по дороге, благоразумно держась правой стороны.

Гирсы неотступно следовали за ними. Почетный караул на сотню шагов вперед нес службу неотступно и решительно. «Дисциплина у них на уровне!  Или жрать некого стало? »

– Мне страшно, Ник. У них такие страшные глаза и они смотрят и смотрят на меня. . .

– Я тоже люблю на тебя смотреть, милая.

– Правда?

– Ты самая красивая девушка в голубой стране!  Как я могу на тебя не смотреть?

– О, милый Ник. . .

Маленькая ладошка погладила щеку Ника.

– Ты опять колючий.

«И вонючий! . . . »

Бассейн с тинками вспомнился как потерянный рай.

Ночь провели на траве справа от дороги. Дэзи настаивала на том что спать следует на дороге, точно посредине.

– В полутора метрах от этих прыгучих пираний я не усну!  Их бормотание действует мне на нервы!

– Что такое пираньи, милый Ник?

Ник рассказал.

Дэзи пришла в восторг, а Ризи в ужас.

– Я боюсь, Ник что справа могут появиться гирсы другой стаи.

– Спасибо, Дэзи, ты меня успокоила!  Буду спать как младенец!

Ник едва дремал ночью. Сон мешался с явью. . . Скорей бы день! – взмолился Ник, проснувшись в сороковой наверно раз. А может это действовал черный напиток?

После завтрака теми же вергами, компания двинулась дальше. Щерс был еще слаб, но явно чувствовал себя лучше и даже схрумкал кусочек верги.

Ризи запросилась к Нику на шею. Гирсы ее пугали до икоты.

Почетный караул гирсов все также перемещался вдоль левой стороны дороги.

– Мясо. . жрать. . . мясо. . .

Их бормотание не умолкало ни на миг.

– Мясо вам надо, зайцы гребные? !

Ник с размаху насадил ближайшего зверька на копье и отшвырнул через головы его сородичей.

Беднягу разодрали на кусочки в один миг. Похоже он и земли не успел коснуться. Кровь чуют!

– Да-а-а, ну у вас и аппетит, сволочи ушастые!

Следующие полкилометра Ник занимался кормлением гирсов. Прикалывал ближайшего и бросал сородичам на сьедение.

Почетный караул не уменьшался. Гирсы ни черта не боялись. Наоборот кровь сожранных сородичей их взбодрила. Они теперь не выстраивались вдоль дороги, а скакали рядом. Самые сильные прыгали вверх почти на высоту роста Ника.

– Прекрати, Ник!  Не трогай их! – умоляла Ризи.

В конце концов Нику надоело колоть ушастых хищников . К тому же их количество практически не уменьшилось, хотя около сотни он все же прикончил. «Новые набежали что ли? »

Опасения Дэзи сбылись.

К полудню с правой стороны дороги появилась другая стая гирсов, не меньшей численности.

Почетный караул теперь следовал за путешественника по обеим сторонам дороги.

Солнышки катились к закату.

Оставался небольшой выбор-или идти всю ночь, или спать на кирпичах! Но идти в темноте безумие!  Ошибешься на два шага и конец! Спать в окружении нескольких сотен хищников невозможно!

– Ризи, у тебя есть в корзинке масло?

– Есть. А зачем?

– Сейчас узнаешь!

Ник порвал свою майку на клочки, скрутил в узлы, смочил пахучим маслом каждый. Потом поджигал каждый клочок чирками Щерса и копьем зашвыривал через головы гирсов подальше в траву по обеим сторонам дороги.

Зверьки бросались за каждым пылающим снарядом, а потом удирали врассыпную.

– Ага, огня боитесь!

Сухая трава занялась. Клубы белого дыма лениво поднимались вверх. Ветерок то слабенький!

Степной пожар разрастался. Ник быстро шагал по дороге. Пищащая толпа гирсов отхлынула прочь, только пятки засверкали.

Ник обогнал пламя, но теперь зверушки не скакали вдоль дороги. Впервые за два дня путешественники избавились от их присутствия.

Ник шел всю ночь, а пожар следовал за ним и освещал дорогу.

Утром вышли к каньону. Огонь отстал. Только на горизонте позади , к небу поднимались облака дыма.

Назвать этот провал с отвесными краями оврагом язык не поворачивался!

Дорога доходила до края и продолжалась на той стороне. Ширина провала метров двадцать.

– Гаргиллу мост не был нужен?

– Зачем, если он летает по воздуху, как птица?

– К сожалению, мы не птицы!

Сделали привал.

– Такое чувство, что ноги стер до задницы!

Ризи озабоченно осмотрела ноги Ника.

– Все в порядке, Ник!  Где болит?

– Он просто очень устал, Ризи.

Щерс доковылял до края провала , принюхался.

– Здесь кто-то живет.

– Здесь?

– Да, в провале. Пахнет едой приготовленной на огне.

Ник приблизился к краю и лег на живот. Высоты он боялся с детства и даже на балкон выходить не любил, хотя и жил на десятом этаже.

Дно провала терялось в сумраке. Дна вообще не видно. Как туда спуститься, а потом подняться по противоположной стене? Надо быть альпинистом!  Никаких запахов стряпни Ник не уловил. Впрочем нюх у Щерса звериный.

Голова закружилась и он осторожно отполз , пятясь к дороге.

– Что делать будем?

– Позовем на помощь тех кто здесь живет. – предложила Дэзи.

– А если это людоеды?

Ризи вздрогнула.

Сидеть у провала и ждать гирсов не хотелось.

Ник опять направился к краю каньона.

– Эгей!  Есть тут кто? Мы мирные путешественники и ищем убежище от гирсов!

Ник пожал плечами и вернулся к спутникам.

– Щерс , тебе показалось. Кто здесь может жить?  А если и может, то на самом дне.

– Нет не показалось!

Упрямый енот не уступал.

– Пахло жареной яичницей с колбасками!

– От верги я тоже устал, Щерс и хочеться нормальной человеческой еды!

Тихое вежливое покашливание.

В пяти метрах от провала из земли торчала лохматая и бородатая голова, причем с ярко-рыжими волосами и с огромными очками– консервами на пол лица. Голова пробасила:

– Гм. . . если хотите. . . поделюсь яишенкой-то. . . А верги у вас имеются?

– Мигун! – зашипел Щерс.

Человечек выбрался из под земли по пояс и оперся локтями на траву. Круглая крышка с дерном поверху лежала рядом.

– Да, нас зовут мигунами желтопузые, а вы кто?

– Я-Ник, а это-Ризи!  Вот этот енот-Щерс и еще с нами Дэзи.

– Меня зовут Варкел и я мигун. Вы что-то имеете против моего народа?

– Нет, уважаемый Варкел!  Мы идем из голубой страны в сапфировый город, к магу Терцину.

Два дня нас преследовали стаи гирсов. Помоги нам найти путь через провал и мы тебя отблагодарим чем сможем.

Мигун уставился на Ризи и девушка спряталась за Ника. Мигун вздохнул.

– А вы поделитесь мо мной верги?

– Конечно!

– Спускайтесь сюда в мой дом. Завтрак готов, я как будто ждал гостей!

Варгел выбрался наружу.

Ростом с Ризи, крепкий, почти квадратный мужчина. Одежда на нем фиолетового цвета и уже изрядно поношенная. На коленях и локтях разноцветные заплатки.

Ник подошел к нему и заглянул в лаз. Круглый колодец со скобами из блестящего металла. На дне разливается слабый свет.

– Прошу в мой дом!  Не бойтесь-здесь не глубоко!

– Ты живешь под землей?

– Не совсем так, но я как все мигуны предпочитаю выходить наружу вечером, когда солнышки садяться . Мои глаза не переносят яркий свет.

Стекла в очках мигуна очень темные-глаз не видно.

Ник взял Щерса на руки, а Ризи спускалась сама и первой. Причина была по-видиму в том, что девушка в юбке, а про белье женщины голубой страны еще ничего не знали. Во всяком случае в деревне Брюк Ник еще ни разу не видел на малютке трусиков.

Ник по веревке спустил вниз корзину.

– А вот и гирсы! – стоящий у норы Варкел протянул руку.

Стая прокопченых и продымленных гирсов неслась по траве к провалу. Хищники не оставили намеренья добраться до Ника!

– Быстрее , Варкел!  Они через минуту будут здесь!

– Что такое минута?

Ник махнул рукой и поспешил вниз.

Мигун последовал за ним и задвинул крышку, прежде чем Ник достиг дна.

– Сюда им не добраться. – пробасил мигун.

Низкий коридор привел в небольшую комнату, вырубленную в скале. Сумрачно. Свет шел через круглые маленькие окошки. Нику пришлось ходить пригибаясь. Заглянув в окошко, он увидел противоположный склон каньона, освещенный солнечными лучами. Стена комнаты оказалась стеной каньона.

– Прошу располагаться у стола, завтрак сейчас будет!

Мигун исчез в арке другого коридора.

Столом он назвал неровную по краям, но гладкую каменную плиту в центре комнаты. пол комнаты вокруг стола устилали зеленоватые шкурки гирсов мехом кверху.

Ник сел, по турецки сложив ноги.

Ризи подошла и обняла его за шею. Щерс возился со своей котомкой, извлекая Дэзи.

– Этот волосатый мигун так пристально на меня глядел, Ник!  Он мне не понравился.

– Он дал нам убежище , Ризи и мы должны быть с ним вежливыми, хотя бы в знак благодарности!

– Мигуны коварны, Ник!  Будь на стороже! – сказал Щерс, наконец высвободив свою госпожу.

– Почему их зовут мигунами?

– Они очень часто мигают, когда выходят на свет без очков. Мигуны живут в горах. Они добывают и обрабатывают металлы. Изделиями из металлов торгуют с соседями. Очень искусные мастера!  Очень!  Их клинки продаются на вес золота!

Живут мигуны не допуская к себе чужаков и потому о них рассказывают всякие легенды. Говорят их женщины ужасно страшны и бородаты.

– Неправда!

Мигун стоял у входа в комнату с глиняной миской и медной сковородкой в руках.

Он снял очки. Его маленькие, глубоко посаженные глазки часто моргали.

– Это враки!  Наши женщины прекрасны и стройны!

В тишине мигун подошел к столу и поставил на него сковороду с яичницей и миску с тушеным мясом.

– Мы не хотели вас обидеть, уважаемый Варкел!  Примите от нас в знак благодарности!

Ник запустил руку в корзинку и извлек фиолетовый плод верги.

– Мой любимый цвет. . .

Мигун ласково гладил плод толстыми короткими пальцами.

После еды путешественники размякли. Стало клонить ко сну. Сказалась бессонная ночь. А может быть 150 граммов крепкой ягодной наливки, что налил всем Варкел. Ризи отказалась от своей порции в пользу Ника.

А теперь Ник тер слипающиеся глаза и украдкой зевал.

От взгляда подземного жителя это не ускользнуло.

На Дэзи мигун совершенно не отреагировал, сделал вид что подобное для него не в диковинку, а может так и было?

– Ник, идемте, я вас уложу спать.

– Я с Ником! – подхватилась Ризи.

– Он твой мужчина?

– Да, разве не видно? – удивленно округлила глаза девушка.

– Жевуны не бывают такими большими!

– Я не жевун, Варкел, но это долгая история. . .

В соседней темной комнатке Ник и Ризи улеглись в обнимку на лежанку из шкурок гирсов, поверх охапок сушеной травы . Ник уснул моментально.

Проснувшись, Ник не мог понять первые мгновения где он. Темно. Плечо, прижавшееся к камню заледенело. Ужасно хотелось помочиться, до боли в животе!

«Ризи сопит рядом. . . . Ризи. . . Я в пещере у мигуна! Где же у него туалет? »

Ник осторожно перебрался через Ризи, наощупь нашел дверной проем и задел макушкой о потолок.

«Вот ведь мелкий народец! »

Куда идти?  Направо или налево?

Справа в коридоре был какой-то слабый свет.

Туда Ник и побрел, придерживаясь стены и горбатясь.

Свет шел из комнатки с правой стороны коридора.

Ник заглянул туда.

Мигун сидя в каменной нише, что-то вырезал прямо на коленке при свете масляного светильника. В миске с маслом плавал фитиль и потрескивая, горел.

– Варкел. . .

Мигун быстро поднял голову. В правой глазнице его вставлена небольшая блестящая линза.

– Прошу простить меня, но я проснулся и ищу туалет. . .

– Что такое туалет?

– Место где можно помочиться.

Мигун вынул линзу из глазницы, а резец и овальную пластинку положил в нишу стены.

– Я вас провожу.

Туалетом оказалась просто дыра пробитая в стена . Судя по ветерку, дувшему оттуда-она выходила также в каньон.

Вернувшись с мигуном в его мастерскую, Ник поинтересовался:

– Удивительно что вы живете в одиночестве.

Мигун вздохнул.

– Это не моя прихоть. . . Я оставлен здесь совсем юным. . . Скоро тридцать лет как я живу в этой пещере. Вы первые путники за последние десять лет, рискнувшие пройти по дороге. Я вам искренне рад!

– Тридцать лет прожить в одиночку!

– Старейшены клана Дорина приказал мне быть здесь и я нахожусь здесь.

Ваша женщина первая женщина , которую я вижу за последние двадцать лет. . .

«Да он здесь как монах-отшельник! »

– А как вы попали сюда , Ник?

Ник присев на корточки коротко рассказал о своих приключениях, в том числе и о своем чудесном появлении в лаборатории колдунов или магов.

Почему-то Варкел вызвал к себе доверие. Он внимательно слушал Ника и продолжал свою работу. На маленьком медальоне он вырезал гемму.

– Вам не повезло Ник, вы попали к волшебнице Фелиции. Она правит Желтой страной уже тысячу лет. Она юная и прекрасная, но душа ее черна.

Она ищет способы призвать демонов из других миров и захватить власть над нашим миром. У нее недостаточно сил чтобы тягаться с Гаргиллом в одиночку.

Вас она вытянула из вашего мира, приняв за демона. Удивлен, что вам удалось уцелеть! Только Гаргилл может вернуть вас в домой. Ищите его.

– Где же его найти?  Про него много всякого мне рассказывали.

Ник пересказал мигуну рассказы Чайра и Дэзи.

– Жевун может и рассказал правду, но ваша Дэзи явно врет. Желтобрюхие– преданные слуги Фелиции. Они не редко приходят в горы чтобы пограбить наши поселения. Да только редко кто уносит ноги из наших долин. Они жестокие и безжалостные люди. Но и мы не мягкотелы!

«Так вот в чем причина неприязни Щерса к мигуну! »

– Ты не веришь, что это Гаргилл превратил Щерса в зверька, а Дэзи лишил тела?

– Вот в это верю. Такие шутки в духе великого мага. Но для этого, поверьте, Ник, у Гаргилла были весомые основания. Из прихоти и из-за дурного настроения он волшебство не творит.

– Он добрый маг?

Мигун поднял голову и тихо засмеялся. Ник впервые услышал его смех.

– Гаргилл не добрый и не злой. Он как стихия-как дождь, как буря, как наводнение. Он есть и он творит волшебство.

– Он сможет мне помочь?

– Уверен, что да. Идите спать. Завтра я вас выведу на другую сторону провала.

– Где же мне искать Гаргилла?

– Может быть другие маги знают про это. Спросите у Терцина. Простым людям нашего мира это не ведомо. Гаргилл внезапно появляется и внезапно исчезает. Он как ветер-непредсказуем!

«Это у вас ветер не предсказуем. . . »

После завтрак, все тем же тушеным мясом гирсов, мигун повел путешественников по коридору в толще скалы. Варкел шел первым с масляным светильником. За ним Ризи с котомкой, набросив на плечи свое тонкое одеяльце из шерсти, а потом Ник. Щерс замыкал отряд.

Коридор был по высоте чуть выше роста Ризи и Варкела, а для Ника идти по нему превратилось в мученье. Выбор невелик-либо на корточках либо на четвереньках. Правда по камням на четвереньках далеко не уйдешь и штаны протрутся до дыр . . .

В результате Ник постоянно отставал. Хорошо что коридор шел вниз с небольшим уклоном.

– Ник, пропусти меня, я должен быть рядом с Дэзи!

Щерс проскользнул между ног Ника и устремился следом за удаляющейся Ризи.

Пришлось прибавить ходу и помогать себе руками. «Блин, скачу как больной шимпанзе! »

К концу спуска колени болели, а мышцы ног мучительно ныли.

Мигун передал светильник Ризи и отодвинул камень, закрывавший проход.

Ник вышел последним, с облегчением разгибаясь и кривясь от боли.

Они оказались на дне каньона.

Здесь по камням журчал ручей. Было прохладно и сыро. Лишившийся майки, Ник мгновенно покрылся мурашками. Обхватив голые плечи руками, Ник задрал голову. До края ого-го как далеко! Голубая полоса неба так высоко!

– Идем скорее, Ник!  В скале будет тепло.

– Варкел, там такой же коридор, в той скале, напротив?

– Да.

Ник мысленно застонал. В тесноте на корточках, но только наверх!

– Давайте отдохнем.

Мигун снял с себя грубую накидку без рукавов из шкур гирсов и протянул Нику.

– Надень-простудишься.

– С-с-па-а-си-и-бо!

У Ника уже зуб на зуб не попадал.

Надев накидку, он присел на камень. Ризи тут же вкарабкалась к нему на колени и тесно прижавшись, обняла.

– Прости, Ник, я совсем забыла что ты свою одежду сжег!  Возьми мое одеяло.

– Нет, нет!  Я уже согрелся!

– Варкел, когда образовался этот провал?

– Никто не знает.

– Но ты же специалист по камням и горным породам.

– Я этого не говорил.

Щерс вмешался:

– Все мигуны знатоки камня и металлов-это все знают! Я уверен-Варкел караулит здесь богатую жилу для своего клана.

Мигун прищурился и поджал губы. По лицу побежали морщины.

«Ему не меньше пятидесяти лет! – подумал Ник.

– Нам нет дела до твоих тайн, мигун. Мы уйдем и забудем про то что увидели. Не опасайся нас.

Примирительно произнесла Дэзи из котомки.

Подъем показался мучительнее во сто раз чем спуск. Хотя его спутники делали частые остановки, поджидая Ника, от этого путь легче не казался.

Варкел нес корзинку Ризи, а в руке Ника осталось только копье из замка людоеда.

К счастью все имеет конец и хорошее и плохое.

Подъем закончился в уютной светлой комнатке, вырубленной в скале. Светлой, потому что солнышки освещали ее через отверстия в стене. Варкел опять нацепил свои очки, всю дорогу болтавшиеся у него на груди.

Ник лег на шкуры на пол и вытянул ноги.

Просто лежать, вытянувшись во весь рост-уже счастье!

Ризи быстро приготовила обед.

Обедали в молчании.

Потом выбрались через круглый лаз на поверхность.

На той стороне провала у края толпились терпеливые гирсы.

– Они вас ждать будут еще пару дней. – усмехнулся мигун. – Очень упорные твари!

– Но через провал они не пройдут?

– И не обойдут! Провал тянется на тысячу гир.

– Большое спасибо , Варкел!  Твоя помощь для нас бесценна!

Что я могу для тебя сделать?

– Отдай мне свою женщину! – выпалил мигун немедля, словно держал эту фразу в памяти весь последний час.

Ник онемел. Ризи вскрикнула и вцепилась обеими руками в его ногу.

– Ник, не отдавай меня, милый Ник! Умоляю !

– Извини меня, Варкел, но я не могу отдать тебе Ризи. Она мне не принадлежит. Она сама выбирает с кем и где ей быть.

– Это не правильно, Ник!  Женщина-слабое создание и должна подчиняться мужчине и следовать за ним.

– Она не вещь. . . – тихо сказал Ник. – Она ничем не хуже меня и имеет право выбора. . .

– Ник. . . не отдавай. . . Ник. . .

Малютка пустила слезу и зашмыгала носом.

Ее руки вцепились в Ника , словно она тонула , а он был единственным средством спасения! .

– Как видишь, мигун, женщина выбрала Ника! – встрял Щерс-Умерь свои желания, последний из клана Дорина!

– Последний! – эхом повторил мигун.

– Твой клан уничтожен двадцать лет назад до последнего человека. В ваших пещерах только ветер воет. Ты сам догадался и давно об этом!  Двадцать лет– и никто не пришел к тебе и не принес весточку из родных мест! Ты последний из клана и хочешь умереть в одиночестве в чужой стране, охраняя жилу руды никому здесь не нужную? !

– Ты врешь, желтобрюхий. . . – простонал Варкел.

– Не обманывай себя, мигун!  Ты остался один!

– Я не хочу вас слушать! – закричал мигун и быстро нырнул в свой лаз.

Громыхнула крышка.

Ризи подняла заплаканное лицо.

– Ник , он совсем ушел?  Он не придет?

– Успокойся, Ризи, он пошутил. Ты идешь туда куда желаешь сама. Я не могу тебя отдать никому.

Повернувшись к Щерсу , Ник добавил:

– В благодарность за помощь и спасение своих шкур мы отплатили ему такими словами. Это плохо, Щерс!

– Говорить правду надо, Ник, как бы не горька она была!

– Его клан действительно истреблен?

– Да. Они хранили какой-то мощный талисман и ради него волшебница Фелиция покончила с кланом Дориана. Она приказала убить всех.

– Ты надеюсь не принимал в этом участие?

– Мне было тогда всего десять лет. . . Меня в поход не взяли. . .

В его голосе Нику послышалось сожаление.

Равнина за провалом казалась все такой же-море травы, на холмах выцветшей, а в лощинах ярко-зеленой. Все также тянулась дорога рыжего кирпича.

Но здесь была жизнь. Шмыгали мыши, пролетали птицы, на расстоянии появлялись стайки копытных, похожих на косуль или мелких антилоп.

Ник снял накидку из шкур и привязал к корзинке. Вначале он хотел оставить накидку у лаза, но потом благоразумно решил оставить при себе. Какая погода ждет впереди?

Щерс трусивший рядом, в конце концов, не выдержал.

– Ник, не пора ли поохотится и добыть мясо к обеду?

– Я не охотник, Щерс, и никогда не охотился.

Про себя же Ник подумал, что убивать говорящих животных не будет. Верги есть еще в корзинке.

– Мужчина должен быть охотником. Чем занимаются мужчины в твоем мире?

» Пьют пиво и смотрят ЭмТиВи»– едва не брякнул Ник, но сдержался. Юмор этот его спутники вряд ли бы оценили.

Вместо этого Ник пустился в длинный рассказ о промышленном производстве, о войнах и прочих занятиях современных ему мужчин.

Уф!  Даже в горле пересохло!

Внимательно слушавший его Щерс тут же ехидно заметил:

– Мужчины в твоем мире похоже на мигунов!

Остановились на отдых ближе к обеду в лощине, где нашли ручей.

Остались два плода верги.

Дэзи неожиданно предложила:

– Вам стоит потерпеть, друзья и поберечь эти плоды до сапфирового города. Золота у нас нет, а город требует денег. За эти плоды в городе хорошо заплатят.

«Ей хорошо говорить-ей еда не нужна! »

Щерс конечно поддержал Дэзи. Ризи смотрела на Ника, готовая принять любое его решение.

– Согласен. . . – вздохнул Ник и плоды отправились обратно в корзинку.

Так, отобедав одной водой, путешественники двинулись дальше.

Ник посадил уставшую Ризи на шею и малютка с восторгом озирая окрестности с высоты докладывала обо всем увиденном.

– Ник, смотри какая птичка!  Ой, кто там в траве? ! Какой красивый!  Смотри, Ник!

Ник стоически переносил болтовню Ризи и ее ерзанье на шее. Весила она как девочка, но на жаре в пути ее вес казалось удвоился. Опирая на копье, Ник рамеренно монотонно шагал вперед.

Ближе к вечеру путники увидели полоску леса. Дорога вела туда.

К счастью это оказались обычные деревья, а за их узкой полосой, шириной метров в сто, открылась гладь реки. «Не фига себе!  Не уже Оки под Серпуховом! »

Вода прозрачная, но быстрая. Кирпичная дорога исчезла у самого берега.

Ник сел на травку в тени ближайшего дерева, похожего на березу листочками, а стволом на осину.

Ризи ходила вдоль берега и восхищалась мелкими рыбками снующими у берега на мелководье. Щерс убежал в рощу по своим делам.

– Это– Чанж!

Дэзи прислоненная к стволу дерева озирала простор реки с удовольствием. Путешествие в котомке ей было в тягость. Но она переносила все терпеливо без жалоб и стонов.

– Чанж– название реки?

– Да, она берет начала в полутысяче гир в Белогорье и протекая мимо Сапфировой страны через земли болтунов исчезает в Великой пустыне.

– Далеко ли отсюда до Сапфирового города?

– Дня два пути пешему.

– Ты многое знаешь.

– Правительница долины получает всегда самое лучшее образование.

– У тебя нет мужа и детей?

– Нет. Мужа мне должна была избрать наша повелительница, но она не успела это сделать. . .

– Почему твоя госпожа тебя не защитила от Гаргилла?

– Он сильнее ее.

Некоторое время молчали.

– Ваш мир пропитан магией, такого у нас нет.

– А может быть ты просто ее не замечал у себя в своем мире?

– Жаль что ты не колдунья и можешь создать из ничего мост или корабль!

– Будь у тебя топор, ты мог бы срубить плот.

«Плотник из меня никакой, хорошо она не знает об этом! »

Подошедшая Ризи тут же с ходу включилась в разговор.

– Может быть найти в лесу сухие, павшие деревья и связать из них плот?  Веревка у нас имеется!

– Отличная мысль, Ризи!

Через некоторое время явился Щерс, смахивая с мордочки птичий пух . Явно успешно поохотился.

Переночевали на поляне неподалеку от берега реки. Второй раз за время своего путешествия Ник лег спать голодным. «Похоже у меня это становиться привычкой! »

Утром , оставив Щерса с Дэзи, Ник и девушка отправились искать сухие деревья.

Они в лесу попадались, но они твердо стояли на своих корнях и падать не собирались.

– Без топора нам их не свалить!

Ник обеими руками пошатал сухое безлистное деревце. Оно упруго покачивалось.

– Ник. Иди сюда.

Обернувшись, парень увидел Ризи за соседним деревом, машушюю ручкой

-Что такое?

Приблизившись к малютке, он заметил лишь ее таинственный вид и хитро сощуренные глазки. поблескивающие из-под соломенной шляпки.

– Ты что-то нашла?

Но у Ризи было другое на уме.

Через пару минут Ник лежал под деревом на спине, трусы и брюки болтались на коленях.

Ризи плавно раскачивалась на нем верхом, приоткрыв рот и прикрыв глаза. Ее юбка целомудренно прикрывала место сладкого слияния их тел.

Они наверстали упущенное за неделю и с лихвой.

Ризи лежала на груди Ника , а он нежно обнимал ее за узкую спинку и шептал в ушко всякие нежности. Малютка мурлыкала от удовольствия.

– Ты самый замечательный на свете!

– Нет это ты, самая замечательная и ласковая!

– Не отдавай меня , Ник! Никому не отдавай!

– Я тебя не отдам и толпе магов с волшебными палочками! Ты моя сладкая малышка!

– Хи-хи! – раздалось у них над головами.

Белка с пушистым рыжим хвостом , разглядывала их с нижней ветки дерева.

– Маленькая нашла большого! – пропищал грызун.

– Завидуешь, рыжая? – весело спросил Ник.

Белка надулась и завертелась по ветке.

– Лежат, бездельники , а за них другие работают!

– Кто за нас работает?

– Пришел маленький большой с железом!  Стучит, всех пугает!

Белка фыркнула возмущенно и исчезла среди ветвей.

Нику действительно слышались четкие удары по дереву, но последние полчаса не до того было.

– Кто-то стучит по деревьям. Надо посмотреть. Может быть одолжим топор.

Быстро приведя одежду в порядок, Ник и Ризи поспешили на звук.

Увиденная на полянке картина их удивила.

Голый по пояс Варкел, ловко орудуя секирой с двумя лезвиями , рубил под корень сухое дерево.

«Мелкий, а крепкий как Шварценеггер! »

Ник с завистью обозревал мускулистый торс и крепкие ручищи мигуна.

Такой фигурой он, городской житель и любитель пива, похвастаться не мог.

Ризи прижалась к Нику.

Закончив рубить, Варкел уперся в ствол ручищами и легко толкнул в нужную сторону. С треском и душераздирающим скрипом сухостой рухнул ровнехонько между зеленеющими соседними деревьями.

От шума лес притих.

Варкел вытер пот со лба и потянулся к своей одежде.

Тут только он заметил зрителей. За непроницаемыми очками не разглядеть ничего.

– Доброго дня.

– Доброго дня, Варкел!  Что ты здесь делаешь?  Пришел за дровами в такую даль?

– Нет, я шел за вами и теперь хочу вам помочь переправиться через Чанж. Топора у вас нет, а голыми руками тебе , Ник , дерево не повалить!

– У тебя есть еще топор?

– Я сожалею, но топор всего один.

Весь день Ник вместе с Варкелом заготовляли лес для плота. Валили деревья, обрубали сучья и несли к реке.

Варкел принес с собой , к радости Ника две тушки гирсов .

Обед Ризи изготовила на славу. Похлебка, тушеное мясо и даже что-то вроде компота из лесных ягод.

– Жевунка отменная стряпница! Язык можно проглотить! – похвалил Варкел.

Ризи настороженно зыркнула на него голубыми глазенками и ничего не ответила.

Ночь провели в шалашах из веток. Варкел занял один, а все остальные разместились во втором.

– Зачем нам шалаши?  Погода тихая и сухая? – удивился Ник.

– Ночью будет дождь, разве ты не замечаешь? !

Ризи показала на ветки деревьев. Все листочки которых как по команде приподняли края и превратились в эдакие крохотные мисочки.

– Они готовяться ловить дождь? – пошутил Ник

-Ты все правильно понял!

Ночью действительно прошел дождь. Быстрый и сильный. Ник проснулся от шума ливня и нескольких капель упавших налицо. Ризи сладко спала рядом, обняв его по-хозяйски ручкой. Под накидкой из шкур гирсов было тепло и уютно.

Ник надвинул край накидки на лицо и снова заснул.

Утром после дождя над рекой стоял легкий туман, но под лучами солнышек он быстро истаял.

Мелкие капельки воды блестеле на траве. Листья деревьев , напротив были сухи.

До полудня мастерили плот. Ризи деятельно помогала вязать его веревкой из замка людоеда.

Веревку поделили на две части.

Мигун скрепил плот хитро вбитыми деревянными колышками. Они заменили гвозди. Небольшой плот наконец-то готов. Он лежит на двух деревцах под наклоном, удерживаясь только вбитым в грунт колом.

– Надо как-то его назвать. – пробормотал Ник.

Все с удивлением на него воззрились.

– Плот назвать?

– Да, плот, почему бы и нет?

– Такова традиция твоем мире, Ник?

– Такова традиция! – Ник развел руками.

– Ник, но он нам нужен всего лишь для переправы!

– Ник прав! – подала голос Дэзи-Вы создали это и оно нам послужит-не годиться оставлять нашего нового друга без имени.

– Варкел, дай имя плоту!

Мигун задумался на мгновение и выдал:

– Бегун!

– Почему– «бегун» ?

– Что бы резвее бежал к тому берегу.

Возражений не поступило.

– Нарекаем тебя «бегуном» ! – торжественно произнесла Ризи.

Наскоро пообедав, погрузи вещи на плот. Варкел махнул секирой, выбивая кол и плот легко скользнув на воду тут же подхваченный течением, заскользил по мелким волнам. Его тут же начало кружить.

Варкел и Ник вооружившись длинными шестами, попытались оттолкнуться от дна, но до дна не достали.

Щерс и Ризи сидели у корзинки посредине плота, а мужчины орудовали шестами. Один шест привязали на торце и тот сразу же стал кормой. Вращение прекратилось.

Плот несло по реке, прямо по стремнине. Скорость увеличилась.

– Ого– какое течение!  С берега этого почти не заметно!

– Надо было сделать лопасть на том шесте и рулить им!

– Я никогда не плавал на плотах!

– Я тоже, Ник!

– Не пора ли править к берегу? – спросила Ризи.

– Тебе здесь страшно?

– Я плавать не умею, Ник!

Испуганное личико Ризи, вызвало у Ника приступ жалости и раскаяния.

«Втянул малютку в опасные приключения, осел! »

– Варкел, попытайся рулить тем шестом, а я попытаюсь оттолкнуться от дна!

Не может быть чтобы везде было глубоко!

Мигун перешел на корму, а Ник подхватив оставшийся шест по правой стороне плота пытался нащупать дно, раз за разом макая трехметровую жердину в воды Чанжа.

Но до дна достать не получалось.

– Глубоко, Варкел!

– Еще, Ник! Попробуй еще!

На двадцатый или на тридцатый раз, взмокший от пота Ник наконец-то всадил шест во что-то мягкое внизу. Он не успел обрадоваться как понял, что вытащить шест из этого мягкого сил ему не хватит.

– Помоги!  Застрял!

Ник вцепился в конец шеста на метр торчащий из воды, а река выдирала у него из под ног плот.

Еще пару секунд и Ник понял что борьба бесполезна. Шеста они лишились!

Ник матюгаясь выпустил из рук гнущийся шест. Мелькнуло что-то пестрое.

Плот с облегчением устремился вниз по течению.

На шесте вцепившись в него ногами и руками повисла Ризи. Огромные от ужаса глаза. . . От страха бедняжка даже кричать не могла!

Малышка пришла Нику на помощь, в попытке удержать шест, а он этого не заметил! Он то отпустил шест, а она не успела!

«Она же не умеет плавать! »

Ник не долго раздумывал.

Он прыгнул в воду , головой вперед.

Он ожидал ледяной воды, но нет, вполне приемлемо! Не Сочи, конечно и не ванна в квартире, нормальная летняя водичка.

– Ник! Вернись! – Крикнул мигун.

Но разве смог бы он вернуться? !

Фыркая, Ник устремился вверх по течению, туда где уже вдалеке, на шесте замерла перепуганная Ризи.

Ник боролся с течением, но без результата, он даже не оставался на одном месте. Он приближался к Ризи на один метр, а река отбрасывала его на полтора!

Оставалось только одно.

Ник развернулся в воде и выгребая , поплыл наискосок к правому берегу. Теперь течение ему помогало и удваивало его скорость.

– Ни-и-и-ик!

Бедная Ризи решила что он ее бросил. Ее визгливый крик был пронзителен и жалок.

– Ничего, малышка, ничего, я скоро приду к тебе ! – бормотал Ник, загребая воду руками изо всех сил.

Правый берег, пологий, низкий, поросший высокой травой. Ник выбрался на него на четвереньках и тяжело дыша оглядел реку.

Ризи все также торчала на шесте, но уже у самой воды. Малышка сползала вниз.

Плот уже исчез за поворотом реки.

Ник припустился бежать что есть мочи. Пробежав триста метров, он плюхнулся в воду выше по течению от того места где висела Ризи.

Река понесла его на своих сильных ладонях.

Ник подгребал, тщательно прицеливаясь своим телом. Если он промахнется-будет ли вторая попытка?

Ник подплыл к шесту. Ризи уже по грудь в воде, но держиться за деревяшку со всей силы.

Парень обнял свою подругу и та бросив шест судорожно вцепилась в него .

– Ты приплыл!  Ты вернулся!

Девушка прижалась к Нику дрожащим мокрым комочком. Зубы стучат. По щекам катятся из большущих глаз крупные слезы.

Обвив шест ногами, Ник поглаживал ее, успокаивая.

– Все хорошо!  Я с тобой!

Жевунка заревела в голос.

– Когда ты рыдаешь так безобразно развесив губы, ты становишься некрасивой!

Ризи приоткрыла глаза и закрыла рот, но рыдать не перестала.

– Ризи, успокойся. Нам надо плыть на тот берег.

– Нет!  Нет!

Девушка затрясла головой.

– Но мы не можем здесь оставаться-мы же не рыбы чтобы жить в воде!

В конце концов девушка согласилась переправу продолжать . Она благополучно переправилась на левый берег на спине Ника, вцепившись в него маленькой обезьянкой.

«Вот не ждал что переправа у нас так пойдет! »

На левом берегу Ник оставшись нагишом, тщательно выжимал свою одежду-штаны, трусы и носки. Все остальное, включая пояс с кинжалом и меховую накидку-осталось на плоту.

«Их теперь унесло километров на десять, при таком то течении! »

Ризи спрятавшись за кустом, так же сняла с себя мокрую одежду и выжав ее , сушила , разложив на траве. Солнышки уже близились к закату. Одежда может и не высохнуть до темна.

Ник про себя решил, что до утра отсюда не двинется, а вот на следующий день надо решаться-идти вниз по течению-искать спутников или идти к дороге рыжего кирпича, а потом дальше в Сапфировый город, рассчитывая на то, что Щерс, Варкел и Дэзи нагонят их ближе к городу.

– Ник, ты молчишь и молчишь все время. Словно тебя и нет.

– Я рядом, малышка. Без тебя я никуда не уйду.

– Ты очень смелый, милый Ник!

Ник улыбнулся. Смельчаком его по жизни никто еще не называл.

– Ник иди ко мне. Мне одной плохо.

– Но ты сама ушла от меня по другую сторону этих зарослей!

– Я стеснялась. . .

– А теперь?

– А теперь мне холодно. . . – жалобно призналась девушка.

Забрав влажную одежду и сандалии, Ник обогнул куст и обнаружил Ризи сидящую на траве обхватив колени руками и притянув их к груди, так чтобы максимально спрятать свои прелести.

Ник сел рядом и обнял маленькую женщину за плечи.

– Почему ты бросила дом и пошла за мною?

– Потому что ты мой!  Потому что ты самый лучший!  Потому что я тебя люблю! А ты, Ник, ты, любишь меня хоть немного?

– Я очень тебя люблю и всегда хочу. . .

– Ты хочешь быть во мне?

– Посмотри– мое тело само за меня отвечает!

Ризи наклонив головку изучала оживающее мужское орудие Ника.

– Он пробуждается как волшебный зверь после заколдованного сна. . . – прошептала малютка и протянула ладошку.

Они любили друг друга на измятой траве у реки и им было все равно: кто они и где. Было главное-счастье , радость и ощущение соединения даже не тел, а сознаний. . . . Было ощущение защищенности. Как будто взаимные объятия и ласки броней отгородили их от окружающего мира. . .

Утром их сон в объятих друг друга грубо нарушили.

Ник проснулся от болезненный толчков, нет, даже ударов по спине.

Он открыл глаза и сел на траве.

Хриплый лай и гортанные вскрики оглушили его.

Пять мелкий человечков, ростом не больше Ризи восседали на животных очень похожих на кавказские овчарки. Оскаленные морды, длинный мех серого цвета и крохотные едва заметные ушки. Причем на псах закреплены седла из тисненой кожи.

От быстрого движения Ника псы залаяли, а их всадники угрожающе выставили вперед острия своих копий.

Стараясь не делать резких движений, Ник поднялся на ноги и протянул руки ладонями вперед.

Ризи спряталась за него.

– Я не вооружен. Меня зовут Ник. Мы идем в сапфировый город к Терцину. Что вам нужно от нас?

Всадники чем-то напоминали Нику индейцев из голливудских фильмов. Длинные черные волосы, куртки и штаны из замши. Лица худощавые с крупными хищными носами.

– Как ты оказался здесь, кер?

Единственный из всадников, носивший головной убор в виде тюбетейки с ушами, задал вопрос с надменным и высокомерным видом, предварительно шикнув на псов. Те смолкли во мгновение и раскрыв пасти , вывалили наружу длинные розовые языки.

– Мы с Ризи идем из страны жевунов и вчера переправились через Чанж.

– А где ваша лодка?

– Мы переплыли рекусами– без лодки.

– Ты и жевунка умеете плавать? 1

-Как видите.

Всадники переглянулись.

– Путник, ты не похож на мага. Но разве тебе не известно, что по нашим землям можно проходить только по каменной дороге?

– Нет, прошу меня простить, об этом я не знал.

Ник развел руками и улыбнулся.

– Мы сейчас же отправимся к дороге.

– Поздно, кер! Ты нарушил нашу границу и теперь пойдешь в наше селение на суд вождя.

«Вот черт, никогда и ни с кем не судился!  Как говориться: от тюрьмы и от сумы не зарекайся! Где суд-там и тюрьма! »

Ник нес Ризи, посадив на плечо, этим безмерно поразив собачьих всадников. Жевунка гордо свысока поглядывала на воинов, но ее рука на шее Ника дрожала.

Их сопроводили до селения, примерно в километре от Чанжа.

Деревня пряталась за частоколом на опушке леса.

Их увиделись стены издалека и массивные деревянные ворота заранее приоткрыли.

Странная деревня. Домики квадратные из дерева и двухэтажные. Входа на первом этаже нет. На второй этаж ведет приставная легкая лесенка.

«Они кого-то бояться до жути, эти надменные всадники. И псы им не подмога, по всем видам! »

Любопытные дети не сновали по улицам, а сидели наверху, на галерея второго этажа, плетеных из ивняка в одинаковых длинных рубашках и длинных штанах. Любопытные глазенки так и зыркали.

«Удивительно тихие дети! И женщин не видно почему-то. »

По глинистой, утоптанной дороге Ник и Ризи дошли до центра поселка.

Здесь стоял трехэтажный дом и также без двери и окон на первом ярусе.

«Начальство здесь у них обретает. Дураку ясно!  «

На галерее появилось начальство, видимо местный вождь. Моршинистый, седой, жилистый дядька.

– Уважаемый Джорси!  Мы нашли этих. . . у самой реки и далеко от дороги. Уверяют что просто переплыли ее, без лодки даже!

Доложил старший патруля.

Вождь с минуту молча обозревал сверху Ника и Ризи, а потом нехотя уронил сквозь зубы:

– Пусть кер поднимется ко мне.

– Я без Ризи не пойду!

Старший патруля наклонился в седле.

– Женщинам вход в дом вождя запрещен, кер! Иди, иначе мы отнесем тебя на руках.

Ник повернулся к жевунке.

– Иди, Ник, я подожду здесь.

Страх в глазах Ризи очень не понравился Нику, но он все же направился к лесенке, ведущей наверх.

Лесенка под ногами Ника угрожающе скрипела, но все обошлось. Местные меньше его по росту раза в два, а по весу во все три раза!

Поднявшись наверх, он тут же был направлен двумя квадратными парнями в проем двери.

Большое квадратное помещение весьма слабо освещено. Свет проникал через круглое окно наверху в центре крыши и через дверной проем.

Полы устланы циновками. На стенах висят пики , различные ножи и грозного вида маленькие молотки. Рукоятки оружия обвиты разноцветными шнурками, с преобладанием синего цвета.

» Конечно эти молоточки-оружие!  Обычный инструмент так не украсят и не повесят на видном месте! »

Вождь сидел скрестив ноги на пестром коврике и разглядывал Ника.

По периметру стен сидели на корточках около десятка мужчин. Женщин и детей в доме вождя Ник не заметил.

– Кто ты, незнакомец?

– Я , Ник, и направляюсь в сапфировый город. . .

– Кто ты? – прервал вождь Ника.

Русский, москвич, не женат. . .

– Кто ты?

– Чем мой ответ вам не понравился? Я еще не знаю а вы то кто!

– Он не маг! – послышался голос справа.

– И не воин! – голос слева.

– Он не жевун!

– И не кер!

– Но похож на кера!

Мужчины перебрасывались короткими репликами, не обращая внимания на Ника, крутящего головой.

Вождь поднял руку. Наступила тищина.

– Мы приглашаем Ника принять участие в завтрашнем гирте.

– Что такое– «гирт» ?

– Завтра все узнаешь. Проводите его для ночлега и подготовки.

Недоумевая Ник спустился вниз на улицу по той же хлипкой лесенке и оглядевшись не обнаружил Ризи.

– Где моя женщина!

– Она ждет вас, идемте.

Старший патрульный сама любезность, вот только улыбка у него не получается, как он не кривил свои губы. Не привык этот гаденыш улыбаться!

Через два дома в сопровождении все тех же патрульных, но только без псов, Ник подошел к каменному дому. Он был больше прочих раза в четыре и одноэтажным , а дверь, пусть маленькая, но дверь , на уровне земли.

Патрульные отворили эту деревянную дверь, причем наружу.

– Ваша женщина там, заходите, все приготовлено чтобы вы отдохнули с дороги!

Ник подошел к двери и заглянул внутрь. В сумраке ничего не разглядеть.

– Ризи? ! – позвал он.

От неожиданного удара в спину Ник полетел головой вперед через порог, больно ушибая ноги ниже колен.

Шипя от боли, Ник поднялся на ноги чтобы увидеть как дверь затворяется , отсекая солнечный свет и гнустные рожи патрульных.

Ник матерился и колотил в дверь кулаками и ногами почти полчаса. Но ничего не добился. Дверь выстояла и никто ему не ответил.

Ярость душила парня. Его провели как дурачка и заперли непонятно для каких целей!  Где Ризи?  Что с нею будет?

Думать об этом даже не хотелось, но в сознании Ника стали всплывать картины группового изнасилования и кровавого убийства. «Ну ни Чикатило же они все тут? ! »

– Нет. . нет. . . она слабая женщина. . . ее не тронут. . . о, боже, сделай так чтобы ее не тронули!

– Слабых все обидеть норовят. . .

Густой чуть хрипловатый бас ответил ему из дальнего конца темной комнаты.

– Кто здесь?

– Такой же несчастный как и вы, мой друг по беде. . .

– Вас тоже здесь заточили?

– Меня здесь держат помимо моей воли-если вы это имели в виду.

– И как долго?

– Почти тридцать дней.

– Чего хотят эти люди?  Я нарушил границы их владений-они хотят меня наказать?

– Доринги– мерзские твари, а не люди! Паразиты и насильники, они убивают мой народ!

«Значит этих собачьих наездников именуют «доринги» ! »

Ник поднялся на ноги и медленно двинулся в сторону невидимого собеседника и натолкнулся на припятствие. Нащупав прутья, Ник понял что это решетка. Деревянная решетка из какого-то материала-похожего на бамбук судя по гладкой округлой поверхности.

– Да, это решетка.

– Здесь так темно, я не могу ничего разглядеть. . . Кто вы?

– Меня зовут Лирд, я несчастный муж и отец. . . Одно хорошо-мои страдания завтра видимо прекратяться. . . Мне нашли достойного соперника. . .

– А я-Ник. Что за горе привело вас сюда?

Невидимый собеседник неспешно рассказал Нику свою историю.

– Мы живем в лесах Мидля более ста лет. Мы-я говорю о нашем племени. Живем в гармонии с окружающим миром, охотимся, любим наших женщин, растим детей, радуемся солнышкам на рассвете и печалимся на закате.

Плохие времена настали двадцать лет назад, когда в алым полям пришли люди с севера и основали свои поселения. Они рубили лес и разгоняли нашу дичь. Правда нас они боялись, но только до тех пор пока колдуны Розовой страны не прислали сюда черноволосых дорингов!

Эти не боялись нас. Мы сами превратились в дичь. . . Мы отступили в глубь леса, но и там доринги преследовали нас. Я был с братом на охоте, когда доринги пришли в наш семейный дом. Они убили наших женщин и забрали наших детей. . . Мы с братом подняли мужчин нашего племени и напали на эту деревню. Мы дрались не жалея сил и своей крови!  Много черноволосых не встретило рассвет следующего дня! Но нас одолели . . . И вот я здесь. . . Лишившись семьи, родных и близких. . . Лишившись свободы. . . Я игрушка поганых дорингов!  Пленник пожизненный. . . Мой дом эти холодные стены. . . Мои родные пополнили ряды бессловесных рабов злобных дорингов. Они забыли про то кто они. Они забыли свою речь. Они стали животными. . .

– Как это случилось?

– Колдуны снабдили дорингов зельем превращающем разумное существо в животное, способное только рычать. . .

Пленник замолчал.

– Они забрали мою женщину.

– Теперь тебе ее никогда не увидеть, Ник! А если увидишь-она тебя не узнает и не заговорит с тобой. . . Зелье дорингов превратит ее в тупое , послушное животное.

– Что ты такое говоришь? !  Надо бежать отсюда и немедля!

– Это невозможно. Фундамент каменный и глубокий-за ночь не выкопать подкоп. Завтра день слияния-день когда меньшее солнышко прячется за большее. Большой праздник для нашего народа. Доринги отмечают это день по-своему. Завтра нас заставят убивать друг друга им на потеху . . .

– Что?

– Убей меня Ник. . . Я устал жить в этой каменной норе. . . Я потерял все и мне не зачем жить. . . А ты еще молод и еще проживешь до следующего дня слияния. . . А может быть и еще до следующего. . .

Ник молчал, ошеломленный словами соседа.

«Бои без правил?  Я боец-гладиатор? !  Вот ведь пакость! »

Ник наощупь нашел в углу кипу соломы и уселся на нее. Заныл желудок.

Кормить его сегодня явно не собирались.

– А ты откуда, Ник?  Как попал сюда?

Ник вздохнул и начал рассказ издалека.

– Я жил в городе Москве. . .

Разбудил Ника шум и какая-то труха падающая на лицо. Встрепенувшись, парень сел на соломе, спахивая с лица всякий древесный мусор.

В его тюрьме стало светло. Он поднял голову и увидел небо. Крыша у темницы теперь отсутствовала.

Стены из камня поднимались почти на четыре метра в верх С поперечных темных балок доринги убирали последние плетеные маты.

По периметру помещения, там на высоте галерея с перилами, плотно облепленная молчаливыми дорингами. Опять мужчины и дети и ни одной женщины.

Ник повернулся к решетке что отделяла его от ночного собеседника. Но Лирда он не увидел. В противоположной стороне помещения у стены, примерно метрах в шести от Ника на полу лежал крупный пес-вроде тех что оседлали доринги.

Шерсть свалялась , грязная и тусклая, непонятного серо-бурого цвета. Пес положил морду на передние лапы и поглядывал на Ника печальными большими глазами.

По спине Ника пробежали мурашки. «Не может быть! »

– Лирд?

Пес поднял голову.

– Я-Лирд. А ты ожидал увидеть человека?

Поговорить им не дали.

– Гирт!  Гирт!  Гирт! – голоса дорингов набирали силу и слаженность.

С серьезными малоподвижными лицами, доринги скандировали одно и то же слово.

Под их вопли , потрескивая , решетка стала опускаться вниз, погружаясь в щель в полу.

Через несколько минут верх ее сравнялся с поверхностью пола, выложенной каменными плитками.

– Гирт!  Гирт! – орали доринги.

Ник зажал уши обеими руками. Лохматый Лирд устало прикрыл глаза.

Промелькнуло и ударилось о пол копье с длинным широким наконечником. Ник убрал руки от ушей. Доринги затихли.

– Кер, возьми копье и убей врага или он убъет тебя. Великим богам нужна жертва и горячая кровь , а иначе в нашем мире останется только одно солнышко! Выполни свое предназначение, кер!  Убей или умри!

С галереи громко, нараспев вещал вождь дорингов.

Ник поднял с пола копье.

– А завтрак?  Я не бьюсь на пустой желудок! И почему вы сволочи решили что я буду убивать для вас кого-либо? !  Лирд мне ничего плохого не сделал, в отличии от вас! Где моя женщина?  Выпустите меня по-хорошему-иначе пожалеете!

– Не болтай, кер, а приступай к делу!

– Спускайтесь сюда и заставьте меня!

Ник захохотал.

– Твою женщину готовят сейчас к ритуалу соединения, кер!  Бейся и она останется жить!

Этого примерно Ник и ожидал. Он набрал побольше воздуха и. . .

– Паскудные шантажисты! Бл. . . морды!  Е. . . . твари!

Доринги отшатнулись, а воодушевленный Ник понесся на всех порах в дебри русского матерного творчества.

Первый сомлевший доринг рухнул вниз через пару минут. Бедняги наверху пытались зажать уши руками, но это им не помогало!

Отборный русский мат валил туземцев как автомат калашникова.

Через десять минут Ник выдохся и начались повторы. «Хорошо что я успел отслужить свой год в армии!  Где бы я иначе такому научился! »

Стонали ушибленные доринги на полу. С галерей зрителей вымело как метлой.

Лирд поднялся на ноги и подошел к Нику, озиравшему с видом победителя поле боя.

– Так ты еще и колдун, Ник!

– Немного. . .

Ник смутился и едва не шаркнул ножкой . «Почему в этом мире брань работает как заклинание? »

– Ник, берегись!

В распахнутую дверь входили молча доринги с копьями наперевес. Из ушей воинов торчали пучки шерсти. «Заткнули уши, догадливые, бл. . . !

Враги снизошли к нему и Ник обрадовался. Руки чесались задать трепку этим сволочам!

Из всех приемов рукопашного боя в армии Ник усвоил только один– укол штыком и последующий удар прикладом. » У копья приклада нет, но руки у меня подлиннее чем у этих недомерков! »

Ник встал в стойку– левым боком в сторону врагов, ноги чуть шире плеч. Пятка древка копья уперта в ладонь правой руки.

Дорингов уже было около десятка и все новые входили в дверь.

Им нужна сегодня жертва во что бы то ни стало.

Ник атаковал первым. Два быстрых шага вперед, удар и отскок назад

Прежде чем доринги среагировали на его тактику, он успел подколоть троих. Удары наносил в корпус, не обращая внимания на результат. Раненые доринги вопя падали под ноги товарищей, усиливая неразбериху.

Ник ударил в грудь четвертого, когда его достали в ыше колена левой ноги. Он отскочил, нога занемела, боли пока не было. Ник ощутил теплую влагу потекшую по ноге вниз.

Сосредоточенные, маловыразительные лица дорингов расплывались пятнами поверх поблескивающих наконечников копий. «Это не шутки и меня здесь сейчас забьют как кабана! »

Страх не появился. Усилилась злоба . Чувство нереальности происходящего переплелось с лихим желанием подороже продать свою жизнь!

Лирд врезался толпу дорингов, хватая зубами их за ноги и сбивая на пол.

Взревев, Ник бросился вперед.

Стук копейных древков, вопли боли, хрипение Лирда и кровавая пелена в глазах. . .

Через несколько мгновений , толкаясь и бросая копья доринги бросились вон. Они пришли убивать, а не умирать!

Ник бил их в спину и отшвыривал корчащие тела в стороны, а уж Лирд перекусывал им глотки во мгновение ока. . .

Дориги разбегались во все стороны.

Ник оперся на копье. Дверь за спиной. Рядом перемазанный в крови тяжело дышит Лирд, свесив по-собачьи язык.

Рана на ноге пульсировала и горела огнем. Ник с помощью окровавленного лезвия копья отхватил правую штанину выше колена и затянул клочок ткани прямо поверх раны. Боль усилилась, но кровь перестала сочиться.

– Надо уходить, Ник!  Они вернуться и забросают нас копьями!

– Но я должен забрать свою женщину!

– Если ты сегодня умрешь-завтра ей ничем не поможешь!  Идем, я знаю короткий путь из деревни!

– Здесь вокруг частокол!

– И в частоколе бывают дыры!

С трудом похромав до леса, Ник повалился на траву. Из деревни им вослед неслись крики, но погоню не послали.

– Вставай , Ник!  Надо уйти в чащу, а потом уже зализывать раны!

– Я должен вернуться, Лирд!  Может я еще спасу Ризи!

– Идем , Ник!  Вождь Джорси тебе врал-никаких ритуалов с женщинами они не проводят!

– Но почему в деревне я не увидел ни одной?

– Доринги бояться своих женщин и опаивают их тем же зельем что и моих родичей и соплеменников. Они герои только среди послушных!  Их женщины живут наверху, на вторых ярусах и на землю не имеют права ступать и их лица никто не может видеть.

«Какой-то бред! »

Скрипя зубами, Ник поднялся на ноги.

– Идем.

Лирд бежал впереди, по-минутно оглядываясь и поджидая человека.

Ник хромал следом, напрягая все силы. Кружилась голова и пот выступил на теле.

Кусты, деревья, трава. . .

«Когда же он остановится? ! »

Как он смог добраться до родника, Ник не знал. Ледяная прозрачная вода, от которой заломило зубы. . . Измятая им сочная трава источала запах свежести, как хороший лосьон после бритья. . .

Лежа на спине рядом с журчащим ручьем, парень глядя на шелестящую листву над головой устало закрыл глаза. Боль в ноге стало привычной и погрузиться в сон не смогла помешать. . . Лирд что-то говорил или спрашивал. . . Нику стало все равно. . . Он что-то отвечал невпопад . . . А потом мир погрузился во тьму. . .

Ник очнулся ближе к вечеру метрах в трех от ручья, под кустом. Лирда рядом не оказалось. . Рана нестерпимо ныла. Боль пульсировала в ней. Во рту сухость, язык огромный и шершавый как наждак. Голова дурная. . .

«Как бы заражение не подхватить! »

С трудом приподнявшись, Ник развязал кусок ткани. Штанина левая пропиталась кровью и высохнув приобрела жесткость картона.

Штанина прилипла к ране и так до нее не добраться.

Доковыляв до ручья, Ник сел на берегу и напившись принялся отмачивать штанину на ране.

От холода боль притихла, но рана начала опять кровоточить.

Приспустив штаны, Ник ужаснулся. Края раны распахнулись как кошмарный беззубый рот. Кожа вокруг припухла.

«Надо накладывать швы и укол от столбняка не помешает! Какие швы?  Какой укол? »

Ник взялся за голову. Даже чистой тряпки для перевязки нет!

Он лег на спину.

Деревья смыкались высоко наверху кронами, пропуская вниз немного света.

«Лирд мне поможет. Он не должен меня бросить!  Этот квест меня уже достал! Уверен-доберусь до Сапфирового города, а там обманщик, а не маг сидит-вроде Гудвина из книжки! »

Ник стиснул зубы. Тоскливо, хоть вой!

Боль в ноге стала тупой и вполне терпимой.

«Может Лирд чего поесть принесет? »

Глаза закрывались сами собой и Ник провалился в сон.

Во сне приходил Лирд , а с ним странное существо похожее на большого дикобраза , ходящего на задних лапах. Они говорили между собой негромко. . . О чем не понять.

Ник начал мерзнуть. Зубы стучали. Дрожь по телу. . .

Потом появилась Ризи. Слезы на щеках. Ласковые руки гладили Ника. Дергала боль в ноге, хотелось пить. . . Ника укутали чем-то теплым и мягким. Он начал согреваться. Глаза так и норовили закрыться. Хоть спички под веки подставляя!

Потом рана заболела очень сильнее.

Он попытался встать, но ему не дали. Он начал ругаться, скороговоркой, бессвязно.

Появилось лицо Ризи. Жевунка заткнула ему рот своим поцелуем.

Боль ушла и стало так сладко и хорошо. . .

«Птички поют. . . »

Ник открыл глаза, под веки словно песку сыпанули. Рот пересох. Мочевой пузырь ломит несусветно.

Он лежал под кустом у ручья, закутанный в одеяло Ризи. Рядом корзинка.

«Так она мне не приснилась! »

Приподнявшись на локте, Ник огляделся. На полянке у ручья никого.

С трудом сев , парень обнаружил что он остался в одних трусах . А лежал он не на земле, на меховой безрукавке Варкела.

На ноге тугая повязка из белой чистой ткани. Боли нет, но тем не менее, Ник поднялся на ноги, стараясь не напрягать левую ногу.

Помочившись, он дохромал до ручья и напился всласть.

«Стоп!  Безрукавка Варкела, корзинка Ризи-это все уплыло на плоту по Чанжу! Они меня нашли. . . »

Ник вернулся на свое ложе под кустом и завернувшись в одеяло снова уснул, но теперь с чувством облегчения и радости. Вся команда в сборе. . .

Проснулся Ник в сумерках.

Попахивало дымком костра. Баском что-то вещал Варкел. Щерс скороговоркой его пытался перебить, но мигун пер вперед, закончить мысль ему не помешал бы никто.

Приподнявшись на локте, Ник увидел у костерка Варкела и Щерса. Они что-то жарили на прутиках и явно не плоды верги. У Ника защемило в желудке и рот наполнился слюной. От шашлычка бы он не отказался. Да что говорить– сейчас он бы слопал даже жирную зажаренную шаурму вроде той что торгуют у станции метро в грязной, пыльной палатке азеры. В Москве , дома от такой еды он всегда нос воротил, но сейчас!  О-о!

– А мне кусочек, друзья?

Мигун и енот тут же оказались рядом. На обычно малоподвижном лице Варкела появилась улыбка.

Ризи вынырнула из темноты и повисла на шее Ника с радостным писком.

Ника трогали, тискали и целовали. Впрочем , поцелуи он получил только от жевунки.

Ник жевал жареное , обалденно вкусное мясо и слушал рассказ друзей.

Отсветы костра прыгали по улыбающемуся лицу Дэзи.

Варкел смог пристать к берегу на плоту очень и очень далеко. До этого леса они с Щерсом и Дэзи добирались два дня. В начале просто шли вдоль реки вверх по течению, а потом Шерс унюхал запахи Ника и Рзи, а также запах псин . По следу Щерс привел Варкела к деревне дорингов. К деревне они подходить не решились и потому заночевали в лесу, где и встретили Лирда.

Ризи же насильно напоили черным напитком и уволокли в один из домов, к местным женщинам. Но на жевунку заколдованное снадобье не подействовало. Благоразумно решив не показывать вида, она плела вместе с местными дамами корзинки до вечера, а потом попыталась сбежать. Но на ночь лесенки поднимают наверх и со второго яруса просто так не спуститься.

– Кроме того, Ник, они на ночь выпускают своих зверей!  Прости, Лирд!

Лирд сидевший рядом , на заду, совсем по-собачью, повел своей длинной мордой.

– Ничего, Ризи, я привык. . . .

– Они там бегают по всей деревне, деруться между собой и воют. Ночью их глаза так страшно светятся, Ник!  Ночью я не смогла сбежать!

Сбежала Ризи днем, когда Ник с Лирдом устроили кровавую баню в доме совета племени. Она бродила по лесу, пока ее не встретил Хагл и не отвел к роднику.

– Кто такой Хагл?

– Он такой забавный, пыхтун, с колючками.

– Дикобраз на задних лапах? – начал припоминать Ник.

– Что такое дикобраз? – хором спросили спутники Ника и переглянулись.

– Я пойду с вами в Сапфировый город, Ник!

– Лирд, а как же твоя семья?

– Моя семья в плену у дорингов. Мне нужно противоядие против колдовского напитка, чтобы освободитьне только моих родных, но и всех соплеменников. Полагаю маг Терцин не откажет мне в такой малости.

– А ты, Варкел?

– Я тоже иду с вами до Сапфирового города, а потом дальше на родину в горы. В каньон я не вернусь.

Ник окинул взглядом свой увеличившийся в размерах отряд.

Щерс, Ризи в шароварах и с котомкой Дэзи на плече, Варкел с копьем и корзинкой за широкими плечами, Лирд с шерстью, что расчесала неугомонная жевунка.

Ник накинул одеяло Ризи через левое плечо и на талии затянул ремнем с кинжалом. Получилось почти как пончо, чуть выше колен. Резать дырку для головы в одеяле было жаль.

«На кого я похож? Настоящее чучело бородатое! Этот как , его-шотландец?  Мел Гибсон его играл! Где бы раздобыть штаны и рубашку? »

Рана на ноге стремительно затянулась и последствий ранения Ник практически не ощущал. Можно идти вперед.

– Идем. – просто сказал Ник . Гуськом отряд зашагал прочь от поляны у родника.

Впереди трусил Лирд. За ним следовал Ник, потом Ризи , следом Варкел и замыкал маленькую колонну Щерс, то и дело отвлекавшийся на поиски в траве чего-то съедобного.

Через пару часов по прикидке Ника вышли на опушку леса. Пришлось залечь в кустарнике. Начинающееся почти от самого леса странное поле патрулировали доринги– двое, верхом на гурах/так звали соплеменников Лирда/.

– Что они охраняют , Лирд?

– Здесь край плантаций чирса, Ник.

Ник пригляделся.

Поле, поросшее выгоревшей коричневатыми растениями, не выше метра на плантацию не походила.

– И что идет в ход ?  Вершки или корешки?

– Когда чирс цветет-никто не смеет приближаться к полю. Аромат цветов усыпляет любое существо за десять стуков сердца. Упал на поле и заснул-все-конец-не проснешься и умрешь во сне без еды и воды. Когда чирс отцветает , его зеленоватый плод быстро растет и через месяц , под солнцем высыхает. Получается коричневая коробочка в которой шуршат семена. Их собирают женщины и дети дорингов. Примерно через неделю из страны болтунов придет первый караван . Они привезут оружие, еду и ткани для дорингов, а заберут новый урожай чирса.

– Для чего эти семена?  Что из них делают?

– Я не знаю, Ник. Но доринги охраняют их пуще своих детей.

– Мы можем обойти это поле?

– Если возвратимся назад, то путь только мимо деревни дорингов, вдоль берега Чанжа.

– А если идти правее?

– Там еще одна деревня дорингов, побольше той из которой мы смогли бежать.

– Хорошо, значит остается только ждать ночи?

– Да, ты верно все понял, Ник.

– Лирд , ты же знал про поле и охрану?

– Иного пути нет, Ник.

– Тогда идем вперед. Дорингов всего двое.

– Лучше дождемся ночи, Ник.

Ник обвел взглядом своих спутников, прилегших рядом на траву.

– Ник, Лирд прав. Эти двое обязательно позовут подмогу, а в поле нам с ними не справиться! – высказался Варкел.

– Мы с Лирдом разогнали по меньшей мере десятка три прямо в деревне! А теперь к нам прибавился ты с твоей боевой секирой!

– Склонность к излишнему риску-признак незрелого ума. . . – себе под нос пробурчал Щерс.

На лице Ризи готовность идти куда угодно следом за «милым Ником» .

Ник вздохнул.

– Ладно отойдем в лес и дождемся вечера.

Ближе к сумеркам дозорные повернули своих гуров в сторону деревни.

Путники дождались когда доринги скрылись из виду и только тогда вышли из леса.

На темнеющем небе проступали звезды. Как по ним ориентироваться?

Ризи подошла к краю поля и сорвав с сухого, но гибкого стебля коробочку чирса разломила в руках.

Она протянула ладошку подошедшему Нику.

– Мама называла это «черный горошек» . Так вот он где растет!

В темноте уже ничего не видно и Ник взял семена щепотью. Похожи на перец-горошек. Сладковатый запах.

– Это главная часть «черного напитка» , Ник. . .

Лирд с треском вломился в стебли чирса, пробивая тропу. Отряд следовал за ним. Идти через поле оказалось непросто. Стебли целялись за ноги. От раздавленных ногами коробочек поднимался сладковатый дурманящий дух.

Щерса пришлось взять на руки. Через некоторое время Ник обнаружил что енот спит.

– Щерс заснул!

– Он надышался парами чирса. – пояснила Ризи и сладко зевнула.

– Лирд, долго еще идти?

Белеющая впереди голова Лирда повернулась.

– Надо спешить, Ник! Чирс все-таки оказывает усыпляющее действие!

– Отлично!  Уснем все и бери нас голыми руками? Прибавим ходу!

Ник посадил Ризи на плечо, отдав копье Варкелу. Мигун шумно зевнул, клацнув зубами.

В ночи поле казалось черным. Ник видел только одно светлое пятно– Лирд пруший с треском через заросли чирса.

Когда они вышли на пыльную дорогу, разделяющую два поля, зевал даже Лирд.

Ризи обмякла и засопела.

– Жевунка уснула, Ник?

– Да.

– Давай сюда Щерса, положу его в корзину к Дэзи. Дэзи, ты тоже спишь?

– Глупости, Варкел, у меня нет легких, я не дышу и этой гадости надышаться не могу. Отвратительный запах!

– Лирд, пойдем по дороге. Так мы не будем давить чирс и пары его семян не будут на нас воздействовать.

– Эта дорога связывает две деревни дорингов, Ник. Нам по ней не по пути.

– Опять через поле?  Сколько еще?

– К рассвету выйдем к дороге рыжего кирпича.

– Если не уснем.

– Не уснем! – ответил Лирд и шумно зевнул.

Где-то через часусталый Ник остановился и обернулся. Прислушался. Шагов мигуна не слышно. «Отстал и уснул! »

– Лирд, Варкел отстал!

Лирд вернулся, задрал смутно белеющую морду вверх.

– Как давно?

Возвращаться пришлось не далеко. Всего сотню шагов. По громкому храпу мигун легко обнаружился и в темноте.

Лирд и Ник склонились над ним.

Последним усилием мигун видимо снял с плеча корзинку и теперь оттуда доносились ругательства Дэзи.

– Спокойно, Дэзи!  Мы вернулись!

– Этот каменный мудак ухитрился уснуть!

– Что будем делать, Лирд, Дэзи?

– Бери корзину и шагай за мной. Дойдем до дороги, оставим девушку и остальных, а потом вернемся за Варкелом. Иного пути нет.

Варкел зачмокал губами и захрапел еще пуще.

На востоке уже заалела заря, когда они наконец вышли к дороге рыжего кирпича.

На той стороне дороги был обычный луг, кусты, небольшие деревца. Поля чирса закончились.

Оставив Лирда охранять спящих, Ник поспешил назад. От зевков уже болела челюсть. Про себя Ник решил, что просто положит мигуна на одеяло, сняв его с себя и волоком потащит к дороге.

«Часа два потрачу! Он дядька крепкий-килограммов шестьдесят-не меньше! »

Ноги заплетались. Хотелось сесть прямо в заросли чирса и немного отдохнуть.

Это самоубийственное желание Ник отгонял от себя, стискивая зубы.

Солнышки поднялись над горизонтом, когда Ник добрался до храпящего мигуна.

Идея с одеялом никуда не годилась. Через десяток шагов грузный мигун сползал на землю и все начиналось сначала. Расстилась одеяло, закатывать на него Варкела, сладко с переливами храпящего в свое удовольствие.

Через сотню шагов Ник выбился из сил.

– Ну, Варкел, ну кабан здоровый!

Ник переводил дух, пить хотелось нестерпимо. Он разогнулся, потирая натруженную спину и замер.

На тропинке, вещей через поле стоял всадник доринг с копьем и таращился на него поверх повязки , обмотавшей нижнюю часть лица.

Тут только Ник вспомнил про свое копье. Где вот только оно осталось?

– Чего уставился, придурок? – ласково спросил он у доринга.

Всадник невнятно вскрикнул и развернув пятнистого гура понесся прочь.

С досады Ник пнул бесчувственного мигуна.

– Влипли!  Приведет своих целую банду! Вставай, Варкел!

Без толку! Мигун продолжал храпеть.

«Не успею!  Не успею! »

Ник с трудом взвалил мигуна себе на плечи и поплелся по тропинке промятой ночью . «Килограммов семьдесят-не меньше! »

От предчувствий неприятностей мурашки бегали по спине.

Ник обливался потом, поминутно поворачивался, чтобы не прозевать погоню.

Хрустели как чипсы коробочки чирса под ногами.

Дорингов он заметил сразу.

Не меньше десятка, верхом на гурах, они ехали гуськом по его следу. «Еще бы-драгоценный чирс нельзя топтать!  Х. . . ва наркомафия! »

В голове Ника мелькнули кадры новостей ТВ-бравые колумбийские военные сжигают захваченный кокаин. . .

«Почему бы и нет? ! »

Ник опустил Варкела и обшарил многочисленные карманы его фиолетовой куртки. Две палочки чирков. . .

Ник пробежал вперед и присев на корточки щедро потер зажигательными палочками. Чирс мгновенно занялся от снопа искр.

Ник поджег чирс еще в трех местах, примерно на расстоянии двух шагов и вернулся к Варкелу.

Чирс горел с треском как сухой хворост. Густой белый дым потянулся во все стороны и скрыл Ника с мигуном от взоров разъяренных дорингов. Только огонь теперь шел не только навстречу дорингам, но и по пятам за Ником.

Надев одеяло на себя и подпоясавшись, он взвалил на себя мигуна и побрел прочь.

Ник прошел не больше полсотни шагов .

Визгливые крики заставили его обернуться. Огибая расширяющееся пятно пожара с копьями наперевес к нему неслись доринги.

«Теперь в плен они меня брать не будут! »

Подхватив мигуна поудобнее, Ник побежал , но не прочь, а навстречу огню.

– А-а-а-а! Б. . . . !

Ник с разгона вломился в стену пламени и дыма. Пламя лизнуло ноги. Зажмурив глаза и затаив дыхание, хотя легкие разрывало кашлем , он пробежал несколько шагов и повалился на еще горячую землю , припорошенную пеплом сгоревшего чирса.

Ник корчился от боли, кашляя и глотая еще сладковатого удушливого дымка. Слезы текли из глаз. . . Он прижал край одеяла к лицу. Это мало помогало. . . Но главное-стена пламени отгородила его от дорингов.

Ник и Варкел оказались на еще дымящейся проплешине, а пламя шло кольцом от них все более расширяясь в разные стороны. Погода с утра безветренная. . .

Казалось кашель никогда не закончиться. . . Ник корчился от сладковатого крепкого дыма, что набился в легкие, разрываясь на части.

«Сдохну . . . сейчас сдохну. . . »

Но сдохнуть не удалось. Через несколько минут, показавшимися часами, стало легче. Концентрация дыма уменьшилась, кашель начал проходить. Зато заболели обожженые ноги.

На покрасневшей коже медленно вздувались пузыри . Кожу ног от колен и до самых ступней жгло и драло неимоверно.

Ник встал на ноги и принялся неистово сквернословить. Он крыл себя почем зря, эту волшебную страну, свою любовь к книжкам фэнтези. . Двум солнышкам, проглянувшим сквозь дым пожара тоже досталось от души.

Яростный мат как ни странно принес облегчение. Боль притупилась . На подушке из пепла начал ворочаться мигун, явно приходя в себя.

Покрасневшая кожа зудела, и довольно неприятно. Хотелось чесаться нестерпимо. Заодно зазудел и подживающий шрам на левой ноге.

Ник запрыгал на месте, поднимая облако пепла. Ноги зудели нестерпимо!

Вокруг серый пепел, слегка дымящийся пепел и удаляющееся кольцо огня.

Ник валялся на спине задрав ноги вверх и упираясь пятками в ствол дерева. Ризи, высунув от усердия кончик языка, обмазывала ожоги восхитительно прохладной мазью.

В тени на травке под деревом Ник постепенно приходил в себя.

Они с Варкелом шли, поддерживая друг друга, за валом огня, пока не вышли к дороге рыжего кирпича.

Дорингов они не встретили. Надо полагать у воинственных всадников теперь имеются заботы поважнее-как спасти урожай любимого чирса, например.

Лирд поглядывал на Ника и в его глазах чудилось восхищение.

Щерс напротив был озабочен.

– Ты сделал большую ошибку, Ник!  Доринги теперь тебя из-под земли достанут!

«Да, борца с наркомафией долго не живут. . . Только я не собираюсь здесь долго жить. Доберусь до Терцина и домой-в Москву! »

– Сколько еще до Сапфирового города?

– К вечеру должны дойти до него.

– Тогда надо поторопиться!

– Лежи, лежи! – встревожилась Ризи. – Я не все смазала.

– У меня такое ощущение что я опаздываю на поезд. . . – пробормотал Ник.

– Что такое поезд, милый?

Ник вздохнув принялся за рассказ про поезда про вокзалы и расписание движения.

– Если бы у нас был поезд– мы бы уже были в Сапфировом городе!

Ризи идея с поездом очень понравилась.

Варкела зацепило другое.

– В твоем мире, Ник измеряют время каким-то приборчиком. Я правильно понял?

– А что– здесь нет часов?

– Этот прибор называется часами?  Как он работает?

Пришлось рассказать и про часы.

– Как странно все устроено в твоем мире, Ник. . .

Ризи сидела рядом и гладила руку Ника своей прохладной ладошкой.

– Пора идти, друзья!

Ник поднялся на ноги.

Мазь заглушила боль. Но покрасневшая кожа и волдыри на ней никуда не делись. Хотелось пить и пот обильно выделялся на коже.

«У меня наверное температура поднялась. . . »

По дороге двинулись толпой. Ризи к удивлению Ника оседлала Лирда, подложив под попку лохматую безрукавку Варкела.

Копья потеряли ночью на поле чирса и мигун вырезал для Ника удобную трость . Опираясь на нее Ник брел в хвосте своего отряда, то и дело прикладываясь к бутылочке с родниковой водой, что ему вручила Ризи. Она явно что-то туда добавила. Постепенно голова прояснилась, шаг стал твердым и широким. Ник перестал потеть и вообще почувствовал себя нормально.

Ризи то и дело оглядывалась . Ник ей успокаивающе кивал.

Вдоль дороги появились раскидистые яблони, правда плоды их были иссиня-черного цвета. Под их тенью идти было не в пример легче.

Ник часто оглядывался , но дорога позади успокоительно пуста.

Ризи затянула свою песенку:

– Мы в город из сапфиров

Шагаем с Ником милым,

Шагаем по дороге, дороге не прямой!

Заветные желания исполнит мудрый Терцин

Чтоб мы скорей вернулись

Обратно в дом родной!

Варкел ей баском подпевал.

Настроение компании явно приподнялось. Конец путешествия совсем недалек.

В полдень сделали короткий привал у родника, заботливо обложенного белыми камушками.

На закате солнышек путники оказались на холме. Дорога сбегала полого вниз и оканчивалась у каменного моста . Две башенки и ворота между ними охраняли вьезд на мост. Лениво колышутся флажки на башенках. Ворота распахнуты.

За неширокой рекой лежал Сапфировый город.

Закатный свет бил по глазам и не давал разглядеть детали. Но множество башенок на домах крытых черепицей Ник все же рассмотрел.

За рекой полосы обработанных полей. Там движутся фигурки крестьян.

«Добрались все же до цивилизации! »

Путники быстро привели себя в порядок.

Ризи надела короткую куртку без рукавов, конечно же, синего цвета, расшитую бисером. На голову нахлобучила широкополую синюю шляпу с круглыми блестящими бубенчиками, нашитыми снизу по кругу. Девушка качнула головой, и бубенчики нежно зазвенели. «Чего только нет в ее корзинке! »

Мигун покопался в своем дорожном мешке и нахлобучил на голову шапку очень похожую на турецкую феску, но только фиолетового цвета и без кисточки наверху.

Ник неожиданно стал центром всеобщего внимания.

Варкел критически оглядел его сверху донизу.

– Ник, друг мой, придется у тебя забрать кинжал. Ты выглядишь как дикарь и с оружием в город тебя не пустят.

Лохматый, бородатый, в прожженном одеяле и с клюкой в руке. . .

«Блин, я как беженец из горячей точки! »

Ник безропотно отдал оружие и взвалил на спину корзинку Ризи и мешок Варкела с привязанной к нему секирой.

– Что с Дэзи?

– Про Дэзи ничего не скажем.

Кирпичная дорога окончилась у ворот. Стена и башни выложены из серо-голубых камней.

«Да здесь и на КАМАЗе можно проехать! »

Ник рассматривал предвратное укрепление, задрав голову и пропустил появление привратника.

– Я-страж ворот Фардинг!  Кто вы и куда идете?

По центру прохода стоял человечек не выше Варкела ростом, в сияющем отполированном панцире. Из под панциря торчали полы клетчатой куртки, желтые и голубые квадраты также бегут и на рукавах куртки.

В руке стража короткое копье, а на поясе кинжал в алых ножнах. Но самое странное в том, что с краев блестящего шлема до самых плеч стража висит непроницаемая черная вуаль. Лица не разглядеть!

«Ишь затонировался, красавец! »

– Уважаемый Фардинг!  Я-мастер Варкел, это моя женщина-Ризи. . .

Звякнули бубенчики.

– Мои животные и мой носильщик кер. Идем мы в Сапфировый город к архимагу Терцину.

– Кер-раб или наемник?

– Э-э-э, конечно, наемник. . .

Фардинг повернул голову.

– Жарди, напиши в пропуске-вольный человекВаркел с женщиной и двумя зверями, а также кер-дикарь.

– Сделано, веддинг! – отозвался голос из арки ворот.

Фардинг опять повернулся к путникам.

– Мы рады приветствовать мастера в нашем городе. Ваши соплеменники не частые гости в Сапфировом городе. Как вам удалось пройти через земли дорингов?

– У них пожар на полях чирса, уважаемый Фардинг, и им было не до нас.

– То-то я вижу ваш кер такой копченый!

Из полумрака ворот появился второй страж со свитком в руке.

– Желаю мастеру Варкелу приятного время провождения и благоденствия!

Свиток передали Варкелу вместе с двумя вуалями. Варкел и Ризи надели эти вуали, и путешественники смогли, наконец, пройти в ворота.

«Никакой таможни, никакого досмотра!  Живут же коротышки! »

Мост капитальный из каменных блоков лег под ноги. Варкел важно шагал впереди. Ризи ехала следом на Лирде, прижимая к боку котомку с Дэзи. Щерс семенил рядом.

Ник шел позади, озирая окрестности реку. Арки моста высоки, значит, по реке ходят суда.

Варкел показал стражам на другой стороне моста пропуск и их без звука пропустили в Сапфировый город.

Все горожане на улицах носили вуали, даже дети. Мигун с компанией привлекли всеобщее внимание. Огромный кер с открытым лицом так вообще вызвал столпотворение. Горожане останавливались в изумлении и тыкали в него пальцами.

К счастью Варкел быстро сориентировался и, пройдя пару мощеных улиц, компания вошла в здание гостиницы.

Город средневековый, но чистенький, мощеные улицы. На каждой крыше две, а то и четыре башенки с флюгерами. Граненые сапфиры были везде. В узорах вокруг окон домов, в орнаментах по стенам и даже в стыках между булыжниками мостовой. Голубые граненые камни!

«Похоже, сапфиры здесь ничего не стоят! »

Плод верги у Варкела взяли за кругленькую суммы. Золотые монетки-солиды, ручейком полились в холщовый мешок. Хозяин гостиницы-румяный толстячок лично сопроводил уважаемого гостя в апартаменты на втором этаже.

Наличие в свите мастера зверей и грязного кера не смутило хозяина заведения ни капли.

Большая комната, спальня и даже ванная комната! .

Стены обшиты светлыми деревянными панелями, на гладких досках пола пестрые ковры. Светильники с абажурами из стекла на стенах. Большой вычурный камин.

Парчовые шторы на окнах.

«Президентский номер, блин!  Не меньше! »

Вот только потолок очень близко-чтобы достать рукой не надо и высоко ее поднимать.

Варкел заказал ужин в комнату и рухнул в развалистое кресло у камина, стягивая с головы вуаль.

Ризи сбросила вуаль вместе со шляпой и, подбежав на цыпочках к двери, прислушалась. Потом быстренько задвинула засов.

Ник стоял посередине комнаты, разглядывая детали интерьера.

– Самый лучший номер, друзья!

– Ты молодец, Варкел!  Ты так здорово здесь ориентируешься!

– Двадцать лет назад я останавливался здесь и прожил почти месяц, дожидаясь одного важного. . . э-э-э человека!

– Чего это они в вуалях ходят?

– Вуалях?

– Ну, эти сетки на лице, зачем носят?

– Традиция! – Варкел пожал плечами.

– Варкел, я пойду приведу Ника в порядок!

Ризи решительно взяла Ника за руку и повлекла в ванную комнату.

Кафеля здесь конечно не было, но стены и пол выложены шершавыми каменными плитками, теплыми наощупь.

В центре комнаты круглая ванна из непонятного светлого материала.

Большое зеркало на стене от самого пола привлекло внимание Ника. В нем он отразился во весь рост. Впервые с момента прибытия в этот мир, парень увидел зеркало и себя в нем.

Лохматый дикарь в рваном дырявом и грязном одеяле через плечо. Изрядная выросла бородка!  Хорошо хоть волдыри на ногах быстренько зажили.

Через два медных крана в ванну бились тугие струи воды. Сбросив одежду, Ризи присев на корточки, копалась в своей корзинке. Волосы, ранее закрученные в узел на макушке теперь упали вниз, почти до поясницы.

«Какая же она красавица! » Ник любовался отражением девушки в зеркале, пока она, ощутив его взгляд быстро обернулась.

– Милый, ты странно на меня смотришь.

– Ты такая аппетитная-так и съел бы!

Ризи засмеялась и поднялась во весь рост. Закрыла ладошками грудки.

– Н-Ии-К!  Ты стал людоедом?

Вначале, забравшись по горло в воду Ризи и Ник помыли головы, используя ароматные масла из стеклянных флаконов, что стояли тут же на полочке. Потом Ризи раскупорила заветную бутылочку и вылила воду с невидимыми тинками в ванну.

– Мыло им не повредит?

– О, нет!  Тинкам никакая грязь не повредит!

Ник ухмыльнулься. Вода, кристально прозрачная до их погружения приобрела теперь мутно-коричневатый цвет. Многодневная грязь сползала с кожи.

Тинки приняли за дело. Застоялись бедняги в бутылочке!

Откинув голову на край ванны, Ник закрыл глаза отдаваясь полузабытым ощущениям. Легкое щекотание, порой мелкое пощипывание . . .

Ник внезапно ощутил совсем другое касание. Ножка Ризи, сидящей напротив, скользила по его бедру с внутренней стороны. «Ножки коротки-не дотянется»– мысленно ухмыльнулся Ник.

Вздох напротив.

– Хотела бы я стать такой же большой как ты, Ник. . .

«. . И длинноногой? »

– Зачем, Ризи?  Ты стройная, красивая девушка.

– Рядом с тобой я как ребенок. . .

– Неправда!  Я тебя люблю такой, какая ты есть.

– Правда?

– Ризи, почему женщины верят больше словам, чем делам?

– И в твоем мире тоже? !

Ник засмеялся и открыл глаза.

Ризи смотрела с лукавой улыбкой на устах.

– И в моем мире женщины также отвечают вопросом на вопрос!

Они еще долго бы отмокали в ванне, но вежливый стук в дверь нарушил их блаженное уединение.

– Обед принесли, вылезайте!

В завершение мытья Ник погрузил лицо в воду по самые ноздри и наконец-то лишился своей бороды и усов что наросли во время путешествия по дороге рыжего кирпича.

Откинувшись на спинку кресла, Ник перевел дух.

– Давно я так сытно, обильно не ел!

– Умгу! – подтвердил Варкел напротив, хрустя хрящами на куриной ножке. А может и не куриной!  Что они тут запекают на противнях вверх лапками?

Мигун по-прежнему пребывал с своих очках-консервах.

Ник и Ризи сидели, завернувшись в простыни. Свою одежду Ризи положила в ванну, а грязное одеяло Ник натягивать на себя, конечно же, не стал.

Круглый низкий стол заставлен подносами с мясом, овощами и фруктами.

Насытившиеся Щерс и Лирд дремали на ковре рядом с камином.

– Варкел, мне бы одежду раздобыть по росту.

– Придется пригласить портных. Готовая одежда продается в городе только ношеной.

– Как мы сможем попасть к архимагу на прием?

– Поедим и я пойду в город и все узнаю.

– Остались еще плоды верги? – спросила Дэзи с каминной полки. Она сама выбрала это место и теперь была выше всех.

– Три штуки.

– Архимаг не откажет в приеме владельцу плода верги, я уверена!

Только не говори никому, что у тебя их три.

– Не маленький!

Рыгнув сыто, Варкел смущенно извинился.

Запив обед бокалом красного вина, он ушел в город.

Ризи отправилась ванну, закончить стирку.

Ник придвинул кресло поближе к камину.

– Дэзи, расскажи мне про Сапфировый город.

– Он за окном, Ник. Выгляни и увидишь его.

– Госпоже хочется посредничать?

– Извини, Ник, эта дорога меня вымотала, хотя я сама навязалась к тебе в попутчики, могла бы предусмотреть, что путь не будет легким. Спрашивай.

– Почему так много сапфиров?  Они совсем не ценятся?

– По преданию, древний король Харрум нашел здесь на берегу реки Свойл глыбу сапфира. Сапфиры были тогда дороги и он неплохо поживился распродавая свою находку по кусочкам. На эти деньги и был заложен Сапфировый город. Торговый путь по воде всегда популярен. Король построил мост-соединив юго-запад с остальной частью страны. Находясь на пересечении торговых путей город, окреп и начал богатеть. Он же первым завоевал независимость от королей династии Харрума.

Вот уже более трехсот лет Сапфировый город-самостоятельное государство и правит им совет нобилей-представителей самых знатных и старинных семей.

По обычаям предков они приглашают на пост верховного правителя человека со стороны без права передавать власть по наследству. Чужой человек не связан с местными-не имеет груза семейных обязательств или междоусобной вражды.

До Терцина верховным правителем был здесь совершенно ничтожный человечишка-аристократ из страны болтунов. Неудивительно, что Терцин легко его сменил.

– Так верховный правитель не имеет полной власти над городом?

– Да, ты, верно, понял, Ник. Что касается второго вопроса-сапфиры в цене, но только, то, что ты видел на улицах-не сапфиры-синее стекло, граненое в мастерских города.

Ходят легенды, что часть гигантского сапфира еще цела, и находиться глубоко в недрах земли под городом. Городу ничего не грозит-пока сапфир цел и спрятан от глаз людей.

– Для чего все носят вуали?

– Этому обычаю больше сотни лет, Ник. Я читала о том, что есть немало версий этой традиции. Вот изволь:

Эпидемия болезни изуродовала лица горожан страшными шрамами, и они прятали свои уродства друг от друга и от чужих людей.

Или вот еще-блеск сапфиров режет глаза и чтобы не лишиться зрения, горожане носят темные полупрозрачные ткани на лицах. Чушь конечно-от блеска стекла никто еще не ослеп!

– А что говорят сами горожане?

– Они ссылаются на старинные традиции.

– В своих домах они снимают эту паранджу?

– А что такое паранджа?

Ник рассказал про эту накидку на женских лицах в мусульманских странах в его мире.

Дэзи задумалась.

– Какие-то аналогии просматриваются, конечно, . . . Как горожане ходят у себя дома никто не знает. В гости чужаков здесь не приглашают. Перед чужими лица местных всегда закрыты.

Появилась тихо Ризи и, дослушав конец фразы, смиренно произнесла, потупив взор:

– Госпожа позволит мне увести Ника. Он мне очень необходим!

Дэзи улыбнулась бледными губами.

– Забирай своего милого Ника, ах, как я вам завидую!

Ризи покраснела, но, тем не менее, решительно протянув руку, взялась за пальцы Ника и увела его с собой в спальню.

Розовые в белую вертикальную полоску стены. Обои или краска-не понять, даже наощупь.

Широкая, тугая на ощупь кровать без спинок стояла посреди комнаты. Вместо подушек длинные валики, покрытые полосатыми тканями.

Вместо одеяла тонкая простыня. Свисающие с потолка шторы из полупрозрачной розоватой ткани. Ризи быстро пробежалась вокруг кровати задергивая шторы и мигом получился уютный шатер.

Ник и жевунка сбросили простыни с себя и отправились в его заманчивую тень.

Дэзи оказалась права.

Пожертвовав плодом верги, Варкел договорился об аудиенции у архимага. Ждать придется два дня, но надо бы потратить время с толком.

Варкел вызвал портных и отдал им на растерзание Ризи и Ника. Чтобы снять мерку с Ника коротышки принесли стремянку.

Лирд дремал у камина, а Щерс отпускал язвительные комментарии по поводу размеров Ника.

Варкел в это время уединился в ванной комнате, занимался любимой резьбой по камню. Ника разбирало любопытство-что-за гемму он режет который день?

Наконец-то портные ушли, раскланиваясь перед Ризи и косясь на великана кера.

Закрыв дверь на щеколду, Ник снял вуаль с Дэзи на каминной полке. Ее присутствие сохраняли в тайне.

– Они меня измучили, эти коротышки!

Ник рухнул в кресло.

– Такая проблема-купить новую одежду!  У нас приди в любой магазин одежды, и только кошелек готовь-на любой вкус и размер готовенькое!

Дэзи и Ризи живо заинтересовались торговлей одеждой в чужом мире.

Ник разговорился и не успел взглядом моргнуть, как перешел на описание женского белье, а также тощих моделей с заплетающимися ногами, бродящими по подиуму.

Ризи потребовала показать.

Ник прошелся, как умел походкой манекенщицы, виляя бедрами и ставя ступни в одну линию.

Ризи сразу уловила, в чем дело. Упершись ладошками в талию, она прохаживалась по комнате, откинув плечи назад. Ее стан соблазнительно изгибался. Бедра раскачиваясь, двигались, как будто жили своей жизнью и каждое норовило выступить напоказ как можно круче.

– Милая!  У тебя врожденный дар!  От твоей походки тысячи мужчин потеряют разум!

– Ты и вправду так думаешь?

Глаза малютки разгорелись, щеки разрумянились.

– Ник, прав. – вмешалась Дэзи-То как ты идешь этом есть что-то завораживающее!  Я не мужчина, но мне тоже нравиться!

– И мне. . . Гм. .

Варкел стоял в распахнутой двери и щурил маленькие глазки. Очки-консервы он нервно крутил в крупных руках.

Ризи смутилась, подбежав к Нику, быстро вскарабкалась к нему на колени и прижалась тесно к груди.

К аудиенции у архимага новую одежду для Ризи и Ника доставили утром. Варкел расплатился золотом. Себе он прикупил длинную куртку фиолетового цвета. Скорее даже не куртку, а пальто-реглан, без рукавов.

– На улице жара, Варкел. Ты запотеешь!

Мигун улыбнулся.

– Так мне проще будет пронести Дэзи во дворец правителя.

Об этом Ник и не подумал.

В новой одежде он сейчас ощущал себя неуютно. Широкие штаны присборенные у колен, чулки и короткие кожаные сапожки, короткая курточка без воротника, расшитая бисером, поверх белой широкой рубашки. Штаны и куртка синего цвета.

«Разодели как Фигаро, блин! »

Варкел вернул ему пояс с кинжалом.

– Ты выглядишь очень достойно, мой друг!

– Дэзи, не правда ли– он прелесть! ?

Ризи обернулась за поддержкой к Дэзи.

– Вне всякого сомнения! – отозвалась аристократка-Ник представительный мужчина !

Щерс хмыкнул.

– Просто большой деревенский парень в неудобной для него городской одежде!

– Щерс, я горожанин в третьем поколении!

– Но не в этом городе!

– Верно, не в этом. Какое это имеет значение?

– Не спорьте друзья, носилки нас ждут!

Ризи надела голубое длинное платье с пышной юбкой и длинными рукавами.

Для Варкела и его женщины правитель прислал двухместные носилки с крышей от солнца и четырех крепких носильщиков. Носильщики не носили вуалей, значит, не были местными. Слуга или офицер в пышном костюме с жезлом должен был сопровождать гостей. Вуаль закрывала его лицо.

Варкел и Ризи выходя из комнаты тоже накрыли головы вуалями.

Девушка взяла Щерса на руки. Лирд и Ник следовали за носилками.

Ник привлекал всеобщее внимание. Прохожие останавливались, чтобы поглазеть на высоченного дикаря с открытым лицом. Ник шел, разглядывая улицы и дома.

Благодаря росту жителей дома казались изящными и как будто даже не настоящими-словно декорации для фильма.

От разной лепнины и украшений на фасадах домов рябило в глазах.

На одной из площадей Ник увидел чашу фонтана со статуей и струи воды, летящей высоко вверх.

«У них есть водопровод и канализация, горячая вода. Они закрывают лица и украшают дома граненым синим стеклом. . . Расскажу дома-никто не поверит! »

Ник ощущал легкий мандраж, как перед сдачей экзамена в универе.

Терцин ему поможет, и он вернется в свой мир. В серую задымленную Москву, Забитую машинами под завязку. . . Ник хотел вернуться, но и испытывал сожаление при мысли что придется оставить этот мир, полный чудес и своих новых друзей. Он еще так мало увидел здесь!

Дворец правителя находился в парке на острове посреди живописного пруда. На остров вел вздыбившийся горбом мостик с изящными перилами. Стражники в вуалях охраняли вход на мостик.

Здание дворца, трехэтажное, светлого камня с многочисленными башенками над фасадом сверкало множеством застекленных стрельчатых окон.

Искрились сапфиры в кладке стен.

Здесь, у моста носильщики опустили носилки на гравийную скрипучую дорожку.

Сопровождающий сделал легкий поклон.

– Далее прошу следовать за мной пешком.

Стражи моста стояли истуканами, словно не видя проходящих мимо чужестранцев.

Путешественники прошли по мосту, затем через арку в стене во внутренний двор дворца.

Сопровождающий передал их двум другим слугам в длинных синих куртках с золотыми галунами.

Первый слуга пошел вперед, а второй замыкал процессию.

Зал, в который их привели, не был большим парадным, по всем признакам.

Стены просто побелены. Два окна высоко под потолком.

В кресле у стены, рядом с книжными полками до потолка сидел небольшой человечек в пышном синем с золотом костюме под вуалью.

Он листал книгу.

Услышав шаги, человечек закрыл книгу, но с колен не убрал.

– Приветствую вас, уважаемые в нашем городе!  Прошу садиться.

У стены рядом с дверью стоял диванчик на низких ножках. Там и разместились Варкел и Ризи, сразу же глубоко погрузившись в мягкие подушки.

«Из такого дивана быстро не встанешь! »

Ник остался стоять, положив руку на бедро, поближе к кинжалу.

– Садитесь и вы, юноша. Перан, оставьте нас наедине с гостями.

Слуга с поклоном удалился, прикрыв за собой дверь.

Ник сел на краешек дивана. Чем-то архимаг ему не понравился. Какая-то фальшь витала в воздухе.

– Уважаемый, мы пришли, чтобы встретиться с архимагом Терцином. Он может нас сейчас принять?

Бас Варкела густо разнесся в комнате.

Человечек в кресле напрягся.

– Вы смеете сомневаться в том, что я архимаг Терцин?

– Вы не архимаг, уважаемый, я это сразу же понял. Вы-местный, горожанин, а не чужак, как ваш правитель!

Человечек обмяк в кресле и засмеялся дребезжащим голоском.

– Вы правы!  Архимаг ждет вас за той дверью-входите по одному. Следующий войдет, когда дверь отвориться.

Дверь, резная деревянная дверь в противоположном конце комнаты бесшумно отворилась.

Варкел оглянулся на Ника.

– Я последним.

Ник попытался улыбнуться, но легкая дрожь волнения стерла его браваду.

Варкел вошел первым.

Дверь закрылась.

Текли медленные секунды, сливались в минуты.

Человечек листал книгу, не вставая из кресла.

Дверь отворилась вновь, но Варкел не вышел.

– Прошу следующего, уважаемые. Мастер Варкел ждет вас в соседнем зале. Вы все там встретитесь.

– Лирд?

Пес кивнул лохматой головой и затрусил к двери.

Потом вошла Ризи с Щерсом на руках, оглянувшись на Ника перед самой дверью.

Когда настала очередь Ника, он стиснул зубы и зашагал быстро к этой таинственной двери. «Скорее б уж. . . »

Пустая длинная комната с белеными стенами. Никакой мебели. Свет проникает через окно над дверью в дальнем конце.

– Кто вы?

Голос раздался сверху.

Ник поднял голову. Только белый потолок, ни окошка, ни отдушины.

– Я-Ник, Николай Орехов.

– Николай Орехов?  голос дрогнул. расскажи о себе все и не лги!  Я сразу распознаю ложь!

– Вы– Терцин?

– Да, я правитель Сапфирового города, архимаг Терцин!

«Придется поверить на слово этому голосу! »

– Я попал в этот мир случайно. Волшебница Фелиция колдовством перенесла меня, сюда приняв по ошибке за демона. . .

Ник подробно рассказывал о своих приключения, не скрыв и знакомство с Дэзи.

Он рассказывал, а сам разглядывал комнату, пытаясь понять-откуда же раздается голос.

Ника ни разу не перебил таинственный голос.

– Вот я здесь!  Прошу вашей помощи, чтобы вернуться домой. Я не кер и не жевун. Мое место в моем мире, как бы ни прекрасен был этот мир.

– Я помогу тебе, Ник!  Если ты поможешь мне!  разнесся сверху вкрадчивый голос.

– Что я должен сделать?

– В нескольких днях пути на север в горах стоит замок Гархурд.

Заколдованная принцесса спит в том замке волшебным сном. Принеси мне золотую шапочку с ее головы, и я отправлю тебя домой, в твой мир!

– Видимо это не так просто-снять шапочку и вынести из замка?

– Ты прав, Ник!  Это не просто!  Но с помощью твоих друзей ты сможешь это сделаться уверен!  Ступай, Ник и принеси мне золотую шапку Гархурдов!

– А как я найду туда дорогу?

Ты сможешь, я знаю. . .

Ник вышел за дверь и в небольшом, но светлом зале обнаружил всех своих друзей, молчаливых и подавленных.

Тем же путем по пустынным залам и коридорам их вывели из дворца. Носилки ждали у моста.

В молчании путешественники вернулись в гостиницу и только войдя и закрыв дверь комнаты, изнутри развязали языки.

– Этот архимаг-хитрый ублюдок!

– Зря мы на него рассчитывали!

– Он нас обманет!

– Тихо, друзья!

Ник поднял руки и немедленно уперся пальцами в потолок. Потому вынужден был сесть в кресло.

– Говори первым, Варкел.

– Я рассказал ему о себе и попросил помощи в долине Дорина. Он мне пообещал, в обмен на. . .

– Золотую шапку с головы заколдованной принцессы?

– И тебе тоже? !

– Ты видел архимага?

– Нет. Только слышал бесплотный голос сверху!

– И я!

– И я тоже!

– Нам надо решить-идем ли мы за золотой шапкой этих как его. . . ?

– Гархурдов.

– Спасибо, Дэзи!  Так вот. Идем мы за этим артефактом или нет?

– Что такое артефакт, Ник?

– Потом объясню, Ризи. Я сам для себя решил– иду. Обманщик архимаг или нет-надо рискнуть. В противном случае надо уходить из Сапфирового города и искать Гаргилла.

Совещание не было долгим. Решили идти в горы добывать золотую шапку, а потом уж взяться за архимага Терцина как следует.

– Я полагаю, наш поход должен получить огласку. В городе должны узнать, зачем и куда мы идем, чтобы тогда когда вернемся, архимаг не смог сделать вида что ничего нам не поручал. Тогда отвертеться он не сможет!

– Дэзи права, Варкел. Вы с Ризи займетесь подготовкой к походу. Купите оружие, еду и снаряжение. Можно ли купить повозку или вьючных животных?

Всем торговцам рассказывайте о походе в горы и о поручении архимага. И главное-нам надо знать путь к этому замку в горах.

Дэзи, а что ты знаешь о Гархурдах?

Дэзи печально улыбнулась в ответ.

– Этой истории, по меньшей мере, пять столетий. Королевство Гархурдов-свирепых черноволосых воинов, обожавших сдирать кожу с живых пленников, более столетия нападало на окрестные земли из своей обширной долины, в которой берет начало река Свойл.

Как община тихих пастухов превратилась в маленькое, но страшное для соседей королевство?

Вождь племени по преданию нашел в пещере золотую шапку, которая исполняет желания, но в определенных пределах-предания расходятся в оценках-область воздействия шапки на реальность составляла пятьдесят или сто гиров. Суть не в этом.

Какие у темного горского пастуха желания?

Побольше скота и женщин и чтобы соседи боялись!  Но нашелся видимо среди владельцев золотой шапки тот, кому мало изобилия в своей стране. Ему хотелось отнять все у соседей. Пастухи превратились в свирепых бандитов, устраивая грабительские налеты на окрестные земли. Сто лет никто не мог с ними совладать. Армии, вторгавшиеся в долину погибали до единого человека.

Но внезапно этому настал конец. Гархурды перестали выходить из своей долины, но самое удивительное– соседи не могли войти в эту долину. Она исчезла.

Река Свойл теперь вытекала не из долины, а из пещеры из подземного озера.

Войти в долину мог только чужестранец и только на одну ночь. Случайные путники, побывавшие в пропавшей долине и сумевшие вовремя покинуть ее рассказывали о многочисленных селениях, заполненных награбленными богатствами и спящими заколдованным сном гархурдами.

В центре долины, в замке короля кто-то когда-то увидел спящую принцессу с золотой шапкой на голове.

Эти рассказы будоражили воображение многих людей несколько столетий. Но вот в чем проблема-тот кто ищет долину не находит ее. Войти туда может только случайный человек.

– Человек или зверь?

– Предании говорят о людях, Ник. Зачем зверям золотая шапка и награбленные сокровища?

– Дэзи, но как, же мы найдем эту долину?  Ты говоришь, что войти туда можно только случайно.

– Это не я говорю, Ник, это говорят предания.

– Архимаг нашел нам задачу, с которой ему самому не справиться. . . – уныло пробасил Варкел.

– Дэзи, тебе не кажется что задача не разрешима?

– У меня есть одна идея. . .

– Послушайте! – воскликнула Ризи, подскочив на кресле.

– Если мы добудем золотую шапку, исполняющую желания, то зачем на архимаг? !  Мы сами станем архимагами!

– Молодец девочка!  фыркнул Щерс. – У тебя самая светлая голова!

На сборы ушло пару дней. К сожаленью купить вьючных животных или повозку не удалось. В Сапфировом городе не используют тягловых животных. Тяжести носят сами люди, на спине или на носилках.

– Здесь не знают колеса?

Ризи вскинула головку над тарелкой.

– Что такое колесо, милый?

Ник объяснил и даже нарисовал пальцем на тарелке по остаткам подливы колесо со спицами.

– Интересно и весьма. . . – Варкел изучал рисунок несколько минут. Ник ты сможешь изготовить хоть одно, для пробы?

Ник онемел. В этом мире не знали про колесо? !

– Я бы не советовала это делать, Ник!

Голос Дэзи холоден и неприятен.

– Почему?

– С древних времен здесь в Голубой стране и в желтой стране и в стране болтунов запрещено изготавливать круглое и катящееся. Ослушникам грозит смерть.

– Но почему?  И кто узнает?

– Кому надо узнают, Ник!  Не играй своей жизнью. Изготовление таких предметов оскорбляет наши светила!  Люди не вправе делать круглое, катящееся!  Это древний закон.

– В наших пещерах такого закона нет.

– В ваших пещерах теперь нет и никого в живых, Варкел.

Мигун засопел и нагнул голову.

– Использовать вьючных животных также запрещено?

– Возить грузы на животных можно, если они согласятся. Да и нет крупных животных в голубой стране. Самые большие-это гуры. Доринги поступают очень плохо, насильно заставляя их служить себе!

– Доринги за это поплатяться. – вставил обычно молчаливый Лирд.

– Ризи ты говорила мне, что есть в долинах сапфировой страны верховые гриды. Их можно попросить, нанять, в конце концов?

– Это вряд ли, Ник. Гриды живут стаями и далеко от людей. Они очень независимы и вряд ли позволят себя оседлать.

– Но мама мне рассказывала о другом. . . – залепетала жевунка.

– Твоя мама была большая фантазерка, Ризи!

«Вот тебе и цивилизация!  Все вручную и колеса не знают!  Как древние индейцы! »

На протяжении всего пути до Сапфирового города об этом Ник не задумывался. Да и не попадались ему повозки, колеса и вьючные животные!

Оказывается, не попадались, потому что этого нет. Нет в природе и в обычаях местных народов.

– Послушайте!  А как же самодвижущая повозка Гаргилла?

– Это только предания и легенды, Ник.

– Раз повозка-значит есть колеса?  Ризи, Гаргилл же был в вашей деревне!

– Я была тогда совсем маленькая и не помню. . .

– Гаргилл великий волшебник, Ник, ему все позволено!  возразил Варкел.

Дэзи скрипнула зубами. Щерс выругался под нос.

Сопровождаемые любопытными горожанами, путешественники проследовали до городских ворот, а потом двинулись вдоль берега реки Свойл, вверх по течению. Раз река берет начало в заколдованной долине-река и приведет на место!

Солнышки палили со всем усердием. Вдоль берега тянулась накатанная грунтовая дорога, и часто росли плодовые деревья. Варке и Ник несли в заплечных корзинах основную поклажу. Ризи то шла рядом, то ехала верхом на Лирде. Старый гур против этого не возражал, а наоборот предложил малютке свою лохматую спину.

Набравшийся сил, Щерс шнырял впереди, устраивая переполох среди птичек.

Крестьяне, работающие на полях, провожали странную компанию любопытствующими взглядами. Одеты селяне весьма просто и легко: короткие холщовые штаны и сандалии. На полях работали только мужчины и без вуалей.

– Они не горожане и не обязаны носить покрывала. – пояснил Варкел.

Миновав городские ворота и он и Ризи спрятали свои вуали в сумку. Ризи надела широкополую шляпу с бубенчиками и тихо напевала себе что-то под нос, скорее даже мурлыкала. Легкий мелодичный звон бубенчиков вносило хоть какое-то разнообразие при монотонной ходьбе по весьма однообразной местности.

«Явно у малютки хорошее настроение!  Завидую! »

Ник оставшись в одной рубашке, потел, таща поклажу, по меньшей мере, килограммов на двадцать.

Река не петляла, а степенно делала небольшие по радиусу повороты. Если бы не поклажа за спиной-гулять одно удовольствие.

В полдень сделали привал неподалеку от деревни. Пообедали и подремали в тени под деревьями.

Ник жевал травинку, лежа на спине, бездумно разглядывая ползущие по небу редкие облачка. Ризи сопела под боком, обняв его по детски щуплой ручкой.

Под взглядами безмолвных селян путники миновали деревню и углубились в рощу плодовых деревьев. Дома здесь такие же, как в родной деревне Ризи: круглые с высокими коническими крышами. Вот только население здесь имелось и в немалом количестве. Взрослые работали на полях и у домов, а старики присматривали за детьми.

– Варкел, почему местные только смотрят на нас?  Никто не подойдет и вопроса не задаст?  Не похоже, что здесь много путешествует людей!  Нас, по крайней мере, никто не обогнал и навстречу не попался, кроме тех же селян.

Дэзи отозвалась из корзинки на спине Ника:

– Мы слишком странная для них компания, да и твой рост Ник не вызывает доверия и приязни. А уж Варкел в своих очках, так и вовсе– страшила!

Мигун загудел-изображая смех.

– Хотите расскажу историю про Изумрудный город и про Страшилу?

– У вас есть такой город?

– Нет, это сказка. Ризи, хочешь послушать сказку?

– С удовольствием, милый!

Малютка слезла со спины Лирда и пристроилась рядом. Ее ручка тут же завладела левой рукой Ника.

Рассказ о приключениях Элли в Волшебной стране занял время до вечера. Даже Лирд заинтересовался и трусил рядом, кося умными глазами на Ника.

От рассказов горло сохло и Ник не раз прикладывался к бутылочке с родниковой водой, что несла в наспинном мешке, запасливая жевунка.

На ночевку решили остановиться в деревне.

Ризи договорилась с хозяином одного из домов и их компанию пустили в просторный амбар на прошлогоднее сено.

Здесь после ужина Ник закончил свой рассказ.

Восхищенная Ризи сидела, рядом обхватив руку Ника обеими ручками.

– Какая интересная сказка!  Расскажешь нам еще?

– Завтра, Ризи, завтра. . .

Следующие три дня путешествия Ник пересказывал своим друзьям книги, фильмы и даже компьютерные игры.

Погода солнечная. Чистая река рядом.

Путешествие походило на прогулку и это начинало Ника тревожить.

На третий день поля и деревни исчезли. НА четвертый день впереди, на горизонте встали горы.

Корзинка за спиной облегчилась. Отсутствием аппетита путники не страдали.

На ночь встали на опушке леса. Разожгли костер.

– Ты великий рассказчик, Ник!  В своей стране ты, наверное, знаменит и люди приходят тебя послушать?

В глаза Ризи светиться восхищение.

Ник смущенно потер заросший щетиной подбородок и засмеялся.

– Тут ты ошибаешься, милая!

Ник долго не мог заснуть, ворочался. Потом сел и подбросил дрова в затухающий костер. Встретился взглядом с Дэзи.

– Ты тоже ощущаешь напряжение?

– Беспокойство?  Да.

– Мы уже близко, Ник. Следующий вечер мы будем рядом с истоком реки.

– Ты так и не сказала-каков твой план.

– План очень простой-в долину пойдешь ты, выпив черного напитка. Ризи скажет тебе, что сделать-ты возьмешь шапку и вернешься к нам. Ты будешь действовать под внушением, без своей воли и чары долины тебя впустят. Я уверена. . .

– Скажи, Дэзи, чтобы ты хотела исполнить из своих желаний, кроме возврата тела?

– Я сходила с ума от ненависти, Ник, много дней и ночей, а потом просто отупевшая ждала смерти и так почти три года. Сейчас я боюсь загадывать о чем-то. До жути боюсь. . .

Горы начались без предгорий, сразу. Равнина уперлась в километровой высоты конусообразные скалы. В сторону равнины смотрели, словно срубленные гигантским топором отвесные стены, а бока гор поросли зеленой щеткой леса.

Река Свойл, здесь уже мелкая, с ледяной водой, галечным дном, убегала, словно прячась за скалистого великана.

Горы торчали как клыки огромной пасти. Без почтения и уважения на них смотреть было невозможно. А дальше и выше поднимались еще более высокие пики. На многих наверху белели снега или ледники.

Разбили лагерь у подножия горы, за которую убегала река. Установили палатку из холщовой ткани, натянув ее на срубленные тут же на склоне, ровные жердины.

Ризи принялась за приготовление ужина.

Щерс сидел на берегу реки и, не отрываясь, разглядывал горы.

– Ваша родина недалеко?

– Птица долетит за день. . . . А на этих лапках бежать по горным тропам целый месяц. . .

Голос прозвучал тоскливо.

После ужина Ризи поднесла в пиале Нику черный напиток.

В глазах девушки тлел страх.

– День или ночь?

– Я выбираю день.

Выпив все, Ник поудобнее улегся на меховую безрукавку.

Солнышки уже спрятались за горами, но из-за остроконечных пиков проскальзывали вверх последние лучи, окрашивая снизу редкие облака в мягкие малиновые оттенки. . . .

Ник ударился коленями о что-то мягкое и открыл глаза.

Небо серело, наливаясь рассветным светом.

Уже утро?

Парень осмотрел свою одежду. Много пыли и все. Где же золотая шапка?

Он стоял на коленях на пологом склоне. Редкая трава пучками вокруг.

Ноги ноют. Всю ночь бродил по горам и никуда не пришел?

Что дальше?  Настанет день и куда идти?

Все горы вокруг одинаковы.

Ник встал. Обернулся.

Позади смутное нагромождение скал. Где же долина?

Долина перед ним медленно освобождалась от ночной тьмы.

Когда первые лучи солнц блеснули над кромкой гор, Ник увидел всю долину Гархурдов перед собой.

Огромная лощина простиралась, по меньшей мере, километров на двадцать.

Зеленая чаша с краями приподнятыми к отрогам гор.

Дальний край терялся в дымке.

В центральной части продолговатое зеркало озера, окаймленное зеленью деревьев.

У озера скопление зданий. Город?

Некоторые сооружения похожи на ступенчатые пирамиды древних мексиканских индейцев. В Мексике Ник, конечно, не бывал, но фото этих пирамид насмотрелся в разных журналах. Да и по телевизору не редко показывали программы про древние цивилизации Америки.

Помниться индейцы обожали на этих пирамидах вырезать сердца пленникам.

Первым делом надо отдохнуть от ночных странствий и оглядеться. Соваться в город сразу же не стоит.

Нехорошая мысль мелькнула.

Войти в долину смог, а смогу ли выйти из нее?

Кроме кинжала на поясе и медной фляги на кожаном ремешке у Ника не оказалось никакого снаряжения. Во фляге булькало. Воду стоит поберечь.

Ничего другого с собой не взял?  Потерял ночью?  Гадай теперь!

Из одежды на нем только синие штаны и тонкая рубашка. НА ногах все те же сандалии, сшитые Ризи.

Ник пошел к скалам, рассчитывая там найти укрытие от солнц.

Полчаса он уже бродил среди камней, когда услышал плач и причитания.

– Мамочка-а-а!  Иди-и-и!

Осторожно ступая, Ник направился в сторону плача. Сразу увидел то, что искал-треугольный зев пещеры. Плач доносился оттуда. Плакал по голосу вроде маленький ребенок, лет четырех-пяти.

Подойдя ко входу, Ник тихо спросил:

– Эй!  Кто здесь?  Кому помощь нужна?

В ответ тишина. Плач стих во мгновение.

Заглянув осторожно в пещеру, Ник увидел не ребенка, а странного горбатого теленка, рыжего с белыми пятнами на боках.

Скотинка испуганно таращилась на него огромными влажными глазами.

«Вот, черт!  Все время забываю о говорящих животных! »

– Не бойся малыш!  Я тебе помогу. Ты заблудился?

– Нога-А-А!

Теленок захныкал совсем по человечески.

Подойдя ближе, Ник увидел, что правое переднее копыто теленка застряло в каменной щели. Оступился бедняга?  Нога застряла довольно глубоко.

Парень, обхватив ногу обеими руками, потянул наверх. Теленок заойкал и все без толку. Копыто с места не сдвинулось.

Сев рядом, Ник пощупал края расщелины. Камень не монолитный, на гранит не похож.

– Ничего, попробуем камушек расковырять!  Как тебя зовут?

– Свиргл. . .

– А где твоя мама?

– Она отвлекала охотников, а я спрятался здесь.

– Давно были охотники?

– Прошедшим днем. . .

Теленок говорил складно как человек.

Ник вышел из пещеры, подобрал камешки поухватистее и потверже на вид и принялся долбить край расщелины.

Животное доверчиво разболталось, как и всякий маленький ребенок. В течение часа Ник узнал, как зовут его мамашу и где они любят пастись. Узнал про ужасных охотников, которые приходят в горы днем и истребляют все живое. Свиргл поделился своими планами о том, что став большим будет путешествовать по разным землям.

Ника разобрал смех. Он представил себе здоровенного рогатого быка с рюкзаком на спине топающего по дороге рыжего кирпича.

Дело помаленьку шло. Камень крошился под ударами, но чтобы добраться до застрявшего копыта пришлось сколоть не меньше мешка щебня.

Рубашка промокла от пота. На руках появилось несколько ссадин. Но главное удалось.

Высвободив ногу, теленок поскакал, хромая наружу.

Ник вышел, следом потирая натруженную поясницу.

Теленок жадно хрумкал редкие пучки травы, помахивая хвостиком. Маленькая говорящая корова, вернее сказать– бычок. Ник присел на ближайший валун, свесив руки между колен.

Хотел отдохнуть, а пришлось поработать.

Промелькнувшая над поляной тень вначале не привлекла его внимание, но во второй раз Ник поднял голову.

Огромная крылатая птица планировала прямо к ним. Что за размерчик у орла, если он охотиться на телят? !

– Свиргл!  Ко мне!  Беги глупый!

Теленок задрал голову и завопил:

– Мамочка!  Я здесь!

Ник успевший подхватить с земли обломок камня, разинул рот.

На поляне, складывала огромные рыжие крылья– корова!

Пятнистая буренка с солидным выменем!

Крылатая корова!  Ну, это слишком!

Ник зажмурил глаза, потом осторожно открыл. Корова вылизывала теленка, а тот сосал молоко.

Померещилось?  Горбатая корова, горбатый теленок. . . Или это не горбы, а сложенные крылья?  Вспомнился старый анекдот: «Хорошо, что коровы не летают! »

Ник опять сел на камень. Солнышки светили в глаза. Стало жарко. Кремовые скалы казались от солнечного света белыми.

Парень вернулся в пещеру за поясом и флягой. Вода имела привкус меди, но пить можно.

Когда Ник вышел из пещеры поляна оказалась пустой.

Ушли или улетели?

Впрочем, какая разница. Спать хотелось смертельно!

Нарезав охапку травы, Ник расположился на ней в пещере и мгновенно уснул.

Прохладно и темно.

Через квадрат окна сереет рассвет. Еще одна ночь прошла? !

Под ногами мягкое. Ник наклонился, пощупал кончиками пальцев. Похоже на шкуру. Скорее всего, коровью. . .

Комната медленно проступала из тьмы.

Занавеси на узких окнах из полупрозрачных тканей.

Посреди комнаты возвышение. Кровать?

Там кто-то лежит.

Ник на цыпочках двинулся вперед.

Женщина спала голой, на правом боку.

Темные кудри скатились на лицо. Но Ник не смотрел на белеющее тело. На голове женщины поблескивала золотыми нитями шапочка, похожая на тюбетейку. Это и есть золотая шапка Гархурдов?

Сделав крюк, Ник подошел к изголовью.

Становилось все светлее. Можно различить детали.

Женщина, лежащая перед Ником была молода и роста не маленького, не как все местные. Шея гладкая, тугие округлые грудки. Размер второй– не больше!  На талии и животе нет жировых валиков.

Но странно, Ник не слышал ее дыхания и не видел, чтобы грудь ее шевелилась при вдохе и выдохе.

Она мертва?  Черт возьми, как я сюда попал?  Где я, в конце концов?

Ник тихо ступая, дошел до окна и отодвинул занавес. Он был в городе у озера и судя по огромным, сбегающим вниз ступеням, на вершине пирамиды.

«Разве на верхушках пирамид живут?  А впрочем, здесь все может быть!  Водятся же крылатые коровы! »

Тихо. Не видно ни души.

Ник вернулся к постели.

Юная женщина лежала на ложе, застланном пестрой шкурой. На щиколотках и запястьях сверкают браслеты.

Вот вам и заколдованная принцесса. Будить поцелуем или хорошим трахом?  Ника передернуло. Нет!  Что он-некрофил? !

Хватит глазеть парень, бери шапку и беги!

Ник протянул руку и едва не завопил от ужаса.

Тонкая женская рука сжала его запястье тугим кольцом.

Женщина подняла голову. Миндалевидные глаза кажутся огромными из-за густо накрашенных век. На щеках узор краски или тату.

Как он мог ошибиться!

Она дышала и еще как!

Груди поднимались волной!

– Кто ты? – Тихо спросила женщина мелодичным бархатным голоском.

Ник шумно проглотил слюну.

– Стража! – завопила женщина, хватая руку Ника второй рукой.

Налетевшие мускулистые бугаи своими телами утрамбовали Ника в шкуру на полу. Потом до хруста вывернув руки, поволокли прочь, набросив на голову темный мешок. Попутно избавив от пояса и фляги.

Ник не сопротивлялся, но все, же получил несколько ударов по ребрам. Сопящие охранники волокли его не долго куда-то вниз по ступеням. Швырнули на пол. Стукнула дверь о косяк, скрежетнул засов. .

Первым делом, сорвав с головы мешок, Ник обнаружил себя в маленькой каменной комнатке. Единственный источник света– дырка высоко в потолке.

Потирая ушибленный локоть, Ник сел поудобнее, прислонившись спиной к стене и приготовился ждать.

Он как то смог пробраться в город и найти принцессу и золотую шапку. Сможет и уйти отсюда. Вот только пусть ночь придет!

Похоже, ночью Ник ужасно ушлый тип, на многое способный!

А принцесса то ничего штучка!

Ник улыбнулся и прикрыл глаза. Тянуло в сон. Бессонная ночь не могла не сказаться.

Поспать всласть ему не дали.

Примерно через час в двери загрохотал засов, и вошли двое здоровенных парней в кожаных светлых штанах.

Они оказались ростом с Ника. Широкоплечие и мускулистые. Черные волосы до плеч, миндалевидные глаза.

– Привет!  Вы-гархурды?

Ни слова не говоря, парни, скрутили Ника, связали руки за спиной и, надев на голову мешок, потащили вон.

– Эгей, я и сам пойду!

Но здоровяки молчали и волокли его по ступеням наверх.

Когда сдернули мешок, Ник сощурил глаза.

Через многочисленные окна в большую залу били солнечные лучи. Золото сверкало отовсюду. Мебель, какие-то треножники, украшениях на шеренге молчаливых людей в ярких одеждах.

На возвышении на золотом чеканном седалище, сдвинув колени и положив руки на подлокотники сидела давешняя принцесса в золотой шапке.

На ней тонкого полотна рубашка или туника до пят. Ткань такая тонкая, что просвечиваются темные пятна сосков.

На груди сверкает великолепное ожерелье. Изумруды, сапфиры, рубины, крупные и неограненые в центре золотых медальонов, соединеных между собой короткими звеньями цепи.

Густо накрашены черным веки. Из-за этого глаза принцессы кажутся огромными. Губки бантиком, носик ровный, изящный. Милая девочка!

– Повелительница Гархурдов желает знать-кто ты и зачем проник в ее комнату!

Голос раздался справа. Там оказался напыщенный худощавый дядька в длинной белой рубахе до пят, подпоясанный красным блестящим поясом.

– Я Ник, пришел из Сапфирового города за золотой шапкой.

– Ох!  пронеслось по залу.

Принцесса засмеялась, обнажив белоснежные зубки.

– Он смел!  Подведи его поближе, Гарф!

Огромная ручища сцапала Ника за шиворот и поволокла вперед.

В двух шагах от возвышения Ника поставили на колени. Принцесса смотрела с любопытством, склонив голову к правому плечу.

– Ты безрассудно смел, Ник из Сапфирового города!

– Я предпочитаю говорить правду в затруднительных случаях.

– Зачем тебе шапка, Ник?

– Она нужна не мне, а архимагу Терцину, правителю Сапфирового города. Он обещал за это вернуть меня домой в мой мир.

– Так ты наемник?

– Терцин не платит мне денег, и я только хочу вернуться домой.

– Все рано ты наемник, Ник!  Ты хотел украсть нашу святыню. Ты догадываешься– что тебя ждет?

– Ваш поцелуй?

Вздох возмущения, пронесся по залу.

Принцесса сдвинула брови.

– Ты торопишься умереть, Ник?

– Умирать никто не торопится. И я не исключение, но вы такая прекрасная дама!  Я хотел бы перед смертью получить ваш поцелуй и унести память о нем в другой мир.

– В другой мир ?  Ты-маг?

– Я не маг. Наш народ верит в то что, умирая, мы не умираем целиком и полностью. Умирает только наше тело, а наше сознание-душа-переноситься к богу в лучший мир в котором нет болезней, горестей и бед.

– Казнив тебя мы ускорим твою встречу с богом, Ник?

– Такова вера моего народа.

– Расскажи мне о своем мире, Ник.

– Может быть, с меня снимут веревку и покормят чем нибудь?

– Ты дерзок, пришелец, сверх меры!

– Разве мне есть что терять?

Принцесса улыбнулась.

– Гарф развяжи его и проводи в мою столовую комнату.

Принцесса возлежала на кушетке и, опираясь на локоть, отщипывала ягодку за ягодкой с виноградной кисти. Если конечно бывает виноград оранжевого цвета!

Тело женщины просвечивалось сквозь тонкую ткань. Ник видел и соски грудей, и даже треугольник волос на лобке. Принцесса вела себя совершенно непринужденно, словно выставлять себя напоказ она привыкла ежечасно!

Золотая шапочка оставалась на ее макушке, словно приклеенная.

Ник кушал скромно и аккуратно жареную птичку голыми руками. Ножа и вилки здесь еще не придумали.

За спиной Ника стоял охранник, но принцесса его будто и не замечала, как мебель.

Жаркое Ник запивал чем-то весьма похожим на перебродивший сок, подливая в беленькую пиалу новые порции из кувшина.

В процессе трапезы Ник рассказывал принцессе о городах двадцать первого века, о своей квартире и об обычаях своего народа.

Принцессе было интересно все. Особенно то, что носят женщины, как проводят время и чем заняты дома.

Откровенность Ника очаровало повелительницу Гархурдов.

Когда же покончив с едой, слегка охмелевший Ник начал рассказывать о сексуальной жизни Москвы в двадцать первом веке, женщина забыла про виноград и приоткрыла рот от удивления.

Ник смотрел ей в глаза и говорил, говорил. . .

Своей шкурой он ощущал, что от длины его языка зависит долгота его жизни.

Тем не менее, дела настигли и принцессу. Явился тот же высокомерный тип с красным поясом.

Принцесса приказала отвести Ника обратно в камеру.

– После полудня мы встретимся еще, Ник.

– Я даже не знаю вашего имени, госпожа.

– Презренный раб, ты имел счастье говорить с лаиссой Терригардвайр! – рявкнул дядька с красным поясом.

Ник запомнил только первую часть имени «Терри» .

Мешок на голову Нику уже не надели и руки не связали. Крепкие молодцы держали его надежно и без веревок. Переходы, лестницы. Каменные стены в орнаменте и барельефы странных зверей. Все быстро промелькнуло.

В своей камере Ник обнаружил в углу дырку в полу и справил наконец-то нужду с превеликим облегчением!

Оставалось только ждать ночи.

«Стану Шахиризадой здесь!  Буду трепаться обо всем-глядишь и в живых оставят!  А тогда уж и удрать смогу. »

Ник успел подремать, до следующего вызова к госпоже лаиссе.

Терри стояла у окна, отодвинув занавес. Яркий дневной свет легко проходило через ткань ее туники. Лаисса казалась обнаженной в своем легкомысленном наряде.

Не оборачиваясь, женщина произнесла:

– Гарф, оставь нас вдвоем!

Охранник, поклонившись, вышел за дверь.

– Подойди, Ник!

Ник приблизился и встал рядом.

Лаисса смотрела на горы и он видел только ее профиль.

– Я провожаю каждый заход солнц, молюсь богам и задаю один и тот же вопрос:

Что произошло с нами?  С моим народом?

Каждый день похож на прошедший. Мы заперты в нашей горной стране и не в силах ее покинуть. . . День за днем, день за днем. . . Никто не стареет и не умирает. У нас не рождаются дети. Мы бессмертны?

Боги молчат, Ник. Я не слышу ответа. Я посылаю к ним жертвы с одними и теми же вопросами, но тщетно. . .

Если это бессмертие, оно нам не нужно. . . Эта жизнь похожа на тление. . .

У нас так мало радостей. Редкие путники приходят к нам. Люди голубой страны такие маленькие. . .

Они умирают быстро под ножами моих жрецов. Слишком быстро!

Ты будешь умирать долго, Ник?  Ты меня не разочаруешь?

Его раздели догола, до нитки. Втерли в кожу какое-то масло, так что она приобрела бронзоватый оттенок.

В окружении шести крепкий парней, одетых в одни набедренные повязки, Ник шагал под ритмичный бой барабанов по ступеням пирамиды наверх.

Охранники молчали, а Ник считал ступени, чтобы не завопить от ужаса и не накинуться на них с кулаками.

Истерика эта ни к чему бы не привела. Его все равно доставят наверх к жертвенному камню. Ник не хотел показать свой страх перед этими бессмертными садистами. Из чистого упрямства!

«Жаль, что Ризи я больше не увижу. Родители в Москве наверно давно в розыск подали. Жалко их. . . Ну и смерть меня настигла? !  Пропал без вести в своей квартире!  Мой квест подошел к концу. . . »

Огромная толпа гархурдов у подножия пирамиды безмолвна.

«Словно зомби, блин! »

Почему то на них не подействовал матерный слог. Ник охрип, изобретая все новые обороты, пока его готовили к жертвоприношению. Гархурды и ухом не повели.

На плоской вершине двое охранников вцепились в руки Ника, лишая его малейшей возможности двигаться самостоятельно.

Жертвенный камень с выемкой по форме человеческого тела. Ремни на углах для рук и ног.

Два голых жреца с блестящими ножами и в золотых масках на лицах.

Лаисса, обнаженная, но с браслетами и со своим ожерельем на груди стоит между жрецами.

Соски грудей вызывающе торчат.

Поблескивает шапочка на макушке.

Барабаны у подножия пирамиды смолкли.

– Ник, я сама вскрою твою грудь и достану бьющееся сердце на свет. Боги должны увидеть жертву на закате. Так гласит закон.

– Ты обещала мне поцелуй.

– Поклянись, что не бросишься вниз?  Ты не убьешься насмерть, но можешь сломать руку или ногу, а это очень больно!

– А вынуть сердце у живого человека-не больно? !

– Ты клянешься?

Огромные глаза лаиссы кажутся совсем близко.

– Клянусь!

– Отпустите его!

Ручища охранников исчезли с рук Ника. Он сделал шаг, второй, третий.

Лаисса Терри протянула к нему руки. Улыбнулась.

– Я подарила бы тебе не только поцелуй, но время уходит!  Солнышки уже близки к кромке гор!

– Тогда может на завтра перенесем этот ритуал?  Я в любви очень искусен!

– Увы, Ник!  Закон должен быть исполнен!

Она обняла его за шею. Их губы соприкоснулись, а потом жадно вдавились друг в друга. Так отчаянно и долго Ник еще не целовался. Дрожь пробежала по спине. «Последний поцелуй!  Последний. . . »

Сладкие влажные губы горячи . . .

Лаисса оторвалась первой. Приоткрыла помутившиеся глаза.

– О-о-о!  Так меня еще не целовали никогда!  Я запомню этот поцелуй на долгие годы!

Ник коснулся рукой ее волос, затылка и снял золотую шапочку с макушки.

Медленно перенес с ее головы на свою.

Лаисса нахмурилась.

В памяти Ника всплыл хихикающий над кружкой дождевой воды питьец Чайр. Его скороговорка-заклинание. . .

Глядя в глаза прекрасной заколдованной принцессе, парень произнес негромко:

– Пикапу-стрикапу, корики-морики. . .

Порыв ветра стер испуг с лица лаиссы . . . вместе с лицом. . .

Через пару мгновений в объятиях Ника оказался почерневший скелет. Щерился череп с остатками волос. . .

Завопив во все горло, Ник отшвырнул его на камни и тот рассыпался горкой серого праха. Зазвенели золотые браслеты и медальоны с драгоценными камнями.

На вершине пирамиды Ник оказался в одиночестве. От жрецов остались только золотые маски на кучках праха. От охранников-конвоиров ни осталось ничего. . .

Подойдя к краю пирамиды Ник никого не увидел. Площадь вокруг пирамиды пуста. Гархурды превратились в прах в мгновение ока!

«Я что же?  Убил их всех? ! »

Он снял с головы золотую шапочку. Скомкал в кулаке.

– Разве у меня было такое желание? !

Последний луч солнышка блеснул на золотых нитях. . . .

Ласковое касание к волосам на виске. Пальчики осторожно потрогали щетину на щеке. Спустились ниже. Коснулись губ.

Ник улыбнулся и открыл глаза.

– Ризи. . .

– Милый Ник, ты так долго спал.

Девушка сидит рядом, поджав ноги, на краю меховой безрукавки. Глаза большие и светятся от радости.

Слышно журчание речки по камешкам неподалеку. Холщовый бок палатки заслоняет большую часть горы.

– Мне приснился забавный и страшный сон, Ризи. Крылатые коровы, заколдованная принцесса. . . Знаешь, мне приснилось, что она хочет меня принести в жертву!  И еще мне приснилось, что я добыл золотую шапку с помощью заклинания Чайра!

– Эту?

Ризи протянула ему золотую шапочку, сложенную пополам.

Ник быстро сел, схватил шапочку, не веря своим глазам.

«Так это не сон!  Я на самом деле был в долине и убил гархудов при помощи их золотой шапки! »

Ризи принесла в кружке речной воды.

– Сделай огненную воду, Ник. Тебе надо обезвредить черный напиток.

– Или ночью я наделаю дел!

Ник проговорил заклинание, и запах спирта ударил в ноздри.

Он отпил граммов сто. Водка упала в желудок и там стало горячо. Потом ударило в голову, и развязался язык.

Рассказ Ника компания выслушала молча. Взгляды неминуемо возвращались к золотой шапочке, лежащей рядом с Ником, на траве.

– Судя по твоему описанию-звери с крыльями-это бархи! – сказала Дэзи. – Их много лет уже никто не видел.

– Мне жутко от мысли, что я уничтожил целый народ!  Дэзи, пойми это!

– Ты снял с них заклятие Ник. Они умерли много лет назад и только колдовство продляло их существование.

– Но если бы не я они все были бы живы!

– Ты не виновен, Ник!  Что тебе оставалось-ждать, когда вырежут сердце? – Варкел хмыкнул в бороду. – Ты запустил действие колдовства, которое кто-то могущественный создал давным-давно.

– Что будем делать?  Если честно, я боюсь этой шапки. Какие желания она выполняет?  Может самые тайные, которых я и сам не догадываюсь?  Кто хочет попробовать?

Ризи покачала головой, Варкел потупился, Лирд вздохнул, Щерс оглянулся на Дэзи.

– Мне терять нечего-надевай на меня!

– Больше нет желающих?

– Милый, пусть это попробует Дэзи!

Ник расправил шапочку и надел на голову Дэзи.

Бледное лицо аристократки озарила улыбка.

– Что нужно сказать, Ник?

Ник повторил заклинание считалочку Чайра.

Теперь, здесь у речки, рядом с горами в кругу друзей эти слова показались смешными и безобидными.

Бледно-синие губы отрубленной головы произнесли эти слова нараспев, и они уже не показались смешными.

Вспышка света ударила по глазам, словно в темноте внезапно в упор зажглись автомобильные фары!

Ник зажмурился и прикрыл глаза рукой. Вскрикнула Ризи.

– Вот черт!  Что это?

«Неужели у Дэзи получилось? ! »

Проморгавшийся Ник широко раскрыл глаза.

Длинноногая, худенькая, обнаженная девушка, плача прижимала к груди повизгивающего от восторга Щерса. Белая нежная кожа казалась ослепительной, как свежевыпавший снег.

Ризи заплакала. Варкел смущенно отвернулся.

Ник встал и, подняв меховую безрукавку, накинул на плечи Дэзи.

Ее рука тут же поймала его запястье.

Губы Дэзи прижались к его руке. Он ощутил влагу слез.

– Спасибо тебе, Ник!  Спасибо, мой герой!

Голос Дэзи прерывистый, словно в горле стоит ком.

Ник смутился и попытался освободить руку, но ему это не сразу удалось.

Он опустился на колени рядом, обнял Дэзи.

– Вот и все хорошо!  Вот и отлично!  Чего же плакать?

Ризи тоже присела рядом, а Ник с облегчением отодвинулся. Пусть девушки поплачут вместе.

Ник подобрал упавшую золотую шапочку и протянул мигуну.

– Варкел, твоя очередь.

– Не сейчас, Ник.

– Почему?

– Я еще не готов. Дай мне время. . .

– Лирд?

– А мне эта шапка не потребуется, Ник. Теперь я знаю секрет огненной воды-она ведь обезвреживает черный напиток?  Я вернусь в лес, буду поить своих околдованных собратьев ею и освобожу от рабства у проклятых дорингов.

Острые коготки цапнули Ника за ногу.

Взъерошенный Щерс задрал мордочку.

– Ты забыл про меня, Ник?

– Я не хотел вырывать тебя из объятий Дэзи.

– Вежливый Ник, давай– ка сюда эту шапку!

Шапочка накрыла всю голову енота.

Ник поспешно отвернулся.

Ожидаемая вспышка света.

С четверенек поднимается голый мужчина, черноглазый, черноволосый. Аккуратная бородка окаймляет его подбородок. Он широко улыбается.

– Рыцарь Щерс к вашим услугам. Ник, отдай мне свою рубашку!  Быстрее!

Дэзи откусила бутерброд, изготовленный Ризи и заплакала.

– Это мой первый ужин за три года. . .

Щерс сидел рядом и не сводил влюбленных глаз со своей госпожи. Рубашка Ника мешком висела на нем. Ведь он и Дэзи оказались хоть и выше мигуна и жевунки, но всего до плеча Нику.

Хорошо, что запасливая Ризи прихватила из Сапфирового города парадную одежду Ника, в которой он являлся во дворец архимага.

Ризи отдала Дэзи свою запасную рубашку. Хорошо, что здесь носят такой свободный покрой!

Ник сел поодаль, ближе к палатке, вертя золотую шапочку в руках. Варкел присел рядом на корточки.

– Я рад за них-хотя они и враги моего народа. Они обрели то, что желали.

Я не уверен-получиться ли у меня. Сбудется ли то, что я хочу?

– Чего ты хочешь, Варкел?  Твое желание тайное?

– Ник, мы– дхорцы, не живем каждый сам по себе и для себя. Каждое племя-единая семья. Как крепко сжатый кулак-мы едины во всем и потому непобедимы. . . Желать что-то для себя одного-это не правильно. . .

Но если я остался один, если нет моего племени, для кого мое желание?  Для меня одного?

– Ты не веришь, что твое племя погибло?

– Щерс не врун. Он хоть и желтопузый– он человек чести. Я не могу сомневаться в его словах. Но пока я не побываю в своем подземном поселении-я не смогу смириться с гибелью семьи.

Ради семьи я прожил двадцать лет на краю дикого поля, рядом с безумными убийцами-гирсами. Ради семьи я отказался от девушки, которую любил.

Ради семьи я делал все. Теперь семьи нет?  Теперь я-семья?  Для меня это трудно осознать, Ник.

– Так какое же твое желание, Варкел?

Варкел снял очки. Глубокопосаженные маленькие глаза его часто моргали.

– Их два, Ник, два желания. Одно для семьи, а другое для меня. Я хочу, чтобы моя семья была жива. Я хочу, чтобы Ризи была моей. . .

– Ризи выбрала меня, Варкел!

– Ты хочешь вернуться домой, в свой мир. Ризи останется здесь одна. Лучше для нее, если рядом будет верный друг. Она мне нравиться и я буду о ней заботиться. Если моей семье не воскреснуть-мы с нею создадим новую семью.

– А ты спросил Ризи об этом?

– Женщины как вьюн, который выбирает крепкое дерево рядом, чтобы обрести опору и защиту. Ты уйдешь-останусь я. О чем спрашивать?

– Ты уже не молод Варкел.

– У меня осталось два плода верги, Ник.

– Ты подготовился основательно, мой друг!

– Мои слова тебе не по нраву, но я не держу камней за пазухой. Ты должен знать о моем желании, так как оно касается твоей женщины. Ты вытащил меня с поля чирса-я обязан тебе.

– Спасибо за откровенность!

Варкел встал и направился к реке. Волна неприязни к самонадеянному мигуну поднялась в душе Ника.

Заявить так нахально о том, что желает забрать себе твою женщину!  Смел и расчетлив, этот горный житель!

А впрочем, может он и прав?

Ризи весело болтающая с Дэзи, словно услышала мысли Ника. Она повернула голову. Улыбка сползла с лица. Ее глаза. . .

«Если я останусь с Ризи, я никогда не вернусь домой. Просто не смогу! »

Ник решительно надел на голову золотую шапку и произнес заклинание, зажмурив глаза.

«Домой!  В Москву!  Хочу домой! »

– Н-и-и-ик!

Налетела, обняла судорожно. Поцелуи очередью через все лицо.

Ник открыл глаза и обнял дрожащую Ризи.

«Не получилось. . . Почему?  Я не то пожелал? »

Палатка, горы, вечернее небо.

Все те же все там же.

Почему-то не сработало.

– Не уходи, милый!  Не уходи!

– Ты меня задушишь, Ризи!  Я никуда не уйду!  Никуда!  Я здесь!  Успокойся!

Но девушка, словно ничего не слышала. В маленьких руках оказалась большая сила.

Она плачет и прижимается к груди Ника, как будто ища укрытия от страшной опасности.

Когда Ризи уснула, Ник выбрался из палатки и подошел к костру.

Шептавшиеся сблизив головы Дэзи и Щерс, замолкли и обернулись к нему.

– Не спиться?

Ник сел напротив, подбросил сучья в костер.

– Не спиться. . .

– Я видела-ты пытался загадать желание. Не получилось?

– Не получилось. . . – эхом откликнулся Ник.

– Не хочу тебя пугать, Ник, но, похоже, ты уже израсходовал свое желание там, в долине Гархурдов.

– Золотая шапка выполняет одно желание?

– Об этом предания молчат. Но судя по твоей неудаче сегодня-так и есть.

– Что же мне делать?

– Последняя надежда– архимаг Терцин.

– Мне придется вернуться в Сапфировый город.

– Мы с Щерсом будем сопровождать тебя до города. Мы перед тобой в долгу.

Если бы не ты, я так и оставалась бы до сих пор в дупле старого обра несчастным обрубком.

– А я бы рыскал в облике зверя по Деренскому лесу, без надежды . . .

– Спасибо, друзья!  А каковы ваши планы?

– Я должна вернуться в долину Сархи. Я наследственная правительница и должна быть там. Это первый, наверное, случай, в истории долины, когда правительница покинула свой пост так надолго.

У Щерса можно и не спрашивать о его планах. Он последует за Дэзи.

Ник ощущая себя третьим лишним, пожелал спокойной ночи и вернулся в палатку.

Уснул он крепко и снов не запомнил.

Все случилось утром, после завтрака, когда палатку и вещи собрали и распихали по мешкам и корзинкам.

Серебристой мерцание возникло в воздухе над берегом реки.

Дэзи улыбаясь радостно, встала с гордой осанкой.

– Друзья, не бойтесь!  Это портал открывает наша повелительница!

Мигун лихорадочно зарылся в свой походный мешок, гремя железом.

Мерцание разрасталось и приняло форму сияющего овала высотой примерно в два метра.

Из этого овала друг за другом выходили воины в желтых одеждах с обнаженными длинными мечами, в сияющих панцирях и шлемах закрывших лица полностью.

Воины, не меньше двух десятков, выстроились цепочкой по обе стороны портала.

Вышедший из портала невысокий рыжий бородатый мужчина в длинной одежде, похожей на длинный плащ до земли, но только из желтой ткани обильно расшитой золотыми галунами, заставил Ника вздрогнуть.

Знакомый коротышка!

Появившаяся из портала плавной кошачьей походкой дама в длинном золотистом платье привела память Ника в порядок.

Серебристый тонкий жезл в руке дамы выстрелил пучком зеленого света в его грудь.

Он открыл рот, но не смог выговорить, ни слова. Ни звука не вылетело изо рта.

Двойник Синди Кроуфорд, волшебница Фелиция извлекла уроки из первой встречи.

Еще один пучок света ударил в грудь зарычавшего Лирда. Он замер, как будто оцепенел.

Дэзи и Щерс преклонили колени.

– Дэзирель, милая, не не ожидала увидеть тебя в таком собранном состоянии!

Сладкая неискренняя улыбка, похожая на оскал. . . Волшебница скользящей походкой приблизилась к Нику и вцепившейся в него Ризи.

– Я ошибалась, признаюсь!  Ты не демон-ты лучше демона!

Фелиция обошла вокруг Ника. Остановилась напротив.

Их глаза оказались на одном уровне.

– Теперь ты от меня не сбежишь, Ник!

«Откуда она знает мое имя? »

– Последние две недели я с удовольствием наблюдала за вашими странствиями. Твои подвиги в долине Гархурдов убедили меня в том, что я не ошиблась, вытащив именно тебя из твоего грязного мира!

Я сделаю из тебя оружие!  Мощное оружие!  Ты сокрушишь моих врагов!  Но говорить ты больше не сможешь!  У тебя опасный язык, демон Ник!

Я слышу твои мысли!  Смирись и твоя маленькая подружка останется живой!

С содроганием Ник убедился в том, что не может не только говорить, но и двигаться. Словно веревки притянули его руки к телу, а ноги вросли в землю.

«Она очень сильна. . . »

– Да, я самая сильная из волшебниц Серединного мира. Мы поладим, мой демон. . .

Ладошка, затянутая в золотисто-желтую перчатку коснулась щеки Ника.

– Щерс, обыщи девчонку-золотая шапка Гархурдов у нее, я чувствую!  Быстрее!

Щерс поднялся с колен и, пряча глаза от Ника, приблизился.

– Ризи, отдай повелительнице золотую шапку. Так будет лучше.

Скосив глаза вниз, Ник увидел, как Ризи помотала головой.

– Я могу сделать твоему Нику очень больно, девочка!

Волшебница наставила на Ризи свой жезл.

– Ты разочаровал меня, Щерс, убирайся!

Рыцарь поклонился с явным облегчением и попятился ближе к Дэзи.

– Сарфил, возьми девчонку и унеси в портал!

Рыжий бородатый коротышка засеменил вперед.

– Вначале нужно будет убить меня! – пробасил Варкел.

Фелиция попятилась.

Мигун встал в двух шагах впереди Ника с секирой в руках. Он успел натянуть длинную кольчужную рубашку до колен и круглый шлем с длинным назатыльником в виде рачьего хвоста.

– Последний из клана Дорина! – ласково улыбнулась волшебница. я благодарна богам за то, что ты здесь!  Не придется гоняться моим людям по горам и пещерам!

Фелиция отошла поближе к порталу, улыбнулась.

Слабый жест рукой.

– Убейте дхорца!

Воины, подняв мечи, шагнули вперед разом.

Варкел захохотал, раскручивая секиру над головой.

Лязг металла. Мигун врубился в строй воинов как комбайн в кукурузное поле!

Маленький, кряжистый он молотил своим топором во все стороны и не стоял на месте не секунды. Такого мигуна Ник никогда еще не видел!

За полминуты воины Фелиции потеряли троих и как по команде подались назад.

Ник задергался в невидимых путах колдовства.

Эта стерва сейчас ударит по нему!

Зеленый луч света сковал Варкел в долю секунды.

Воины, выставив клинки, двинулись вперед.

– Стойте!

Звонкий голос Ризи прозвучал так неожиданно. Каштановые кудри, выбиваясь из под золотой шапки Гархурдов казались почти черными.

Она подбежала к Варкелу и загородила собой.

«Ей конец! »

– Стойте или я покончу с вашей госпожой!

Маленький пальчик грозно выставлен в сторону Фелиции.

Стена панцирей и клинков замерла.

– Девочка, одумайся!

Вкрадчивый голос волшебницы в тишине звучал без тени страха или удивления. Нарастающий шум над головой. Все сильнее и сильнее!

Огромная стая птиц?  Вертолет?

На поляну, вокруг Ника спрыгивали большие пятнистые тела. Топая копытами и с шелестом складывая крылья. . .

Две. . . пять. . . десять. . . еще, еще!

Крылатые коровы, повернув мосластые задницы к Нику, а рогатые головы к воинам Фелиции шумно фыркали. Хвосты хлестали по ногам. Здоровенный рыжий бык, задрав голову, злобно заревел.

Зеленый луч ударил по лобастым крупным головам. Буренки, похоже, плевать хотели на колдовство Фелиции.

Они двинулись вперед.

За их тушами Ник не видел ничего. Что там твориться-впереди?

Через полминуты ослепительный овал портала погас.

Колдовские путы исчезли, и Ник пошатнулся, едва не упав на землю.

Коровы, как ни в чем не бывало побрели, помахивая хвостами к реке на водопой.

«Ризи! »

Из горла не звука.

«Проклятая сучка Фелиция!  Превратила в немого! »

Ник стиснул зубы.

Ризи и Варкел спешили к нему. Мигун хромал, опираясь на секиру как на посох. Ризи его поддерживала.

Дэзи и Щерс потерянно стояли, взявшись за руки, ошеломленно разглядывая крылатое стадо.

Лирд обнюхивал убитых воинов Фелиции.

Самой волшебницы и ее свиты след простыл.

Стая бархов давно превратилась к сгусток точек высоко высоко!

Ник все провожал их взглядом, пока они окончательно не растаяли в огромном голубом небе.

До ворот Сапфирового города бархи донесли их меньше чем за час.

Сейчас Лирд сидел на обочине дороги, терпеливый как дрессированный пес.

Дэзи и Щерс сидели на траве с одной стороны, а Ризи и Варкел с другой стороны.

Отчуждение в команде достигло наивысшего градуса.

После столкновения с Фелицией единство отряда оказалось утрачено. Ник лишившись голоса ничего, не мог поделать. Жестами говорить весьма трудно!  А уговаривать и подавно!

Варкел баюкал забинтованную левую руку и не глядел на горцев. Ризи же бросала на злосчастную парочку уничижительно-враждебные взгляды.

Ник настоял на том, чтобы взять Дэви и Щерса с собой в Сапфировый город. Теперь он начал сомневаться, а не ошибся ли он?

Горцы опоясались поясами с оружием от убитых воинов волшебницы. Третий пояс с мечом достался Нику. Кинжал Ника перешел Ризи. Вооруженные и отчужденные бывшие друзья стояли в сотне шагов от городских стен не приближаясь, друг к другу.

Не так он думал вернуться в Сапфировый город!

Что за желание загадала Ризи?

Бархи оказались немногословны.

«Услышали зов-пришли на помощь» . – это повторяли крылатые коровы спокойно без эмоций, тараща большие влажные глаза. Ризи попросила отнести путников к Сапфировому городу, и ее просьба беспрекословно была исполнена.

Ник махнул рукой и двинулся к городским воротам. Не оглядываясь, он знал, что две части отряда двинулись за ним каждая по своей стороне дороги.

Потрясенные зрелищем стаи крылатых бархов стража пустила их в город беспрепятственно. Дэви и Щерс выписали пропуск.

Но странное дело по пути следования компании на улицах все словно вымерло!

Горожане попрятались. Как будто не день, а глубокая ночь!

Разместились в той же гостинице. Только Дэзи и Щерс сняли комнату на первом этаже.

Варкел занял прежние апартаменты.

Ник и Ризи составили ему компанию.

Лирд попрощался с ними и отправился в обратный путь по дороге рыжего кирпича. Он взял с Ризи обещание навестить его в лесу на обратной дороге, обещая к тому времени надрать задницу дорингам.

Варкел, опоенный настоями Ризи уснул на кровати.

Ник посидев рядом немного, отправился в ванную, куда еще раньше убежала Ризи.

Задумавшись, Ник забыл постучать и, войдя, застыл в изумлении.

Обнаженная Ризи вертелась перед зеркалом. На запястьях и щиколотках ее сверкали браслеты. Тяжелое ожерелье с драгоценными камнями мерцало низко на груди.

Малютка примеряла драгоценности лаиссы гархурдов.

Ризи охнула и прикрылась спереди длинным полотенцем.

– Ты меня напугал, Ник!

Парень подошел к ней и коснулся браслета рукой.

На его вопросительный взгляд девушка краснея, пролепетала:

– Я нашла это в твоей сумке. Ты принес из долины. . . Я подумала, что для меня. . .

Ник погладил ее по плечу и привлек к себе.

Этого он не помнил.

Но раз драгоценности оказались здесь-пусть хоть кому-то доставят радость!

На Земле цена этим драгоценностям огромна, а здесь?  Да какое это имеет значение?

Горячая молодая женщина в твоих объятиях-гораздо большая драгоценность. . .

На следующий день в гостиницу явился офицер из дворца правителя и объявил о назначенной на завтра аудиенции.

– Терцин не торопится получить золотую шапку и это мне не нравиться, Ник!

Варкел лежал в постели, под одеялом. Его знобило и это не нравилось Ризи.

Две раны– на ноге и на руке воспалились. Может быть, оружие воинов Фелиции было обработано ядом?

Расспросить об этом Дэзи и Щерса Ник не мог, а Ризи к ним сама не пойдет.

– Они нас предали, милый!  Эти горские псы бросились лизать руку своей госпоже!  До нас им дела нет!  Мы нянчились с ними весь долгий путь, а нам отплатили черной неблагодарностью!  Ты не должен их прощать, Ник!

Ник в ответ только вздыхал.

Все складывалось не так как хотелось. Дэви и Щерс ему были симпатичны. Он пытался найти в их бездействии там, у гор оправдание. Они же воспитаны с детства как верные слуги волшебницы. Такое просто так не отбросишь в сторону. Ник им друг, но Фелиция явившаяся собственной персоной поставила их перед выбором: старая госпожа или новые друзья, расставание с которыми неминуемо.

Что бы выбрал сам Ник на их месте?  Не хотелось даже думать!

Золотая шапка хранилась под подушкой у Варкела.

Для Ризи и Ника она теперь бесполезный предмет. Варкел же еще не использовал свое желание.

Ник прекрасно помнил разговор с Варкелом и с содроганием ждал, когда же мигун, наконец, решиться надеть шапку на голову.

До визита во дворец всего сутки. Он должен за это время распорядиться своим желанием. Терцин заполучив золотую шапку больше с нею не расстанется этом сомнений нет!

Одно лишь обладание артефактом гархурдов поднимет влияние Терцина до небес не только в городе, но и в окрестных землях.

Выйдя прогуляться по улице, Ник обнаружил, что за ним следует троица горожан, совершенно не скрывая, что ведут наблюдение.

Ник вернулся в гостиницу и попытался объяснить увиденное Ризи. Но та ничего не поняла.

Пришлось подвести ее к окну и показать на нахальных наблюдателей подпирающих спинами стену дома напротив.

– Ты думаешь, они наблюдают за нами?

Кивок.

– Может это люди архимага?

Пожатие плечами.

– Тебе это не нравиться, милый?

Кивок.

– Мне тоже!  Как они смеют? !

Печальный вздох.

Ближе к полдню постучали в дверь.

Пришел Щерс.

Ризи не приветствовав его, демонстративно ушла в спальню.

– Ник, я виноват. . . Я не смог. . . не посмел. . . вас защитить от госпожи Фелиции. Я не испугался за себя испугался за Дэзи. Я люблю ее много лет. Я знаю, что она моей не будет. . . Мужа ей выберет госпожа Фелиция, так же как мне жену выберет сама Дэзи. Но эти три года были в чем-то счастливыми для меня. Я был рядом с нею, я один. Я заботился о ней, и я утешал ее. Быть рядом с любимой-такое счастье. . . Теперь она вернула свое тело и она счастлива, а мое счастье стремительно исчезает. Мы вернемся в долину, и я вновь стану одним из многих. Еще один офицер охраны. . .

Не думай, что я пришел плакаться тебе на свою судьбу!

Щерс покосился на дверь спальни.

«Никак не привыкну, что этот крепкий брюнет-Щерс. К еноту я быстрее привык. »

– Ник, нам стало известно, что в городе сейчас люди из страны болтунов. Их верховный маг прислал двух доверенных лиц. Они сейчас торгуются с архимагом Терцином за твою голову. Урожай чирса у Чанжа уничтожен практически полностью. Они знают что поля поджег ты. Тебе нужно бежать и немедленно.

«Почему Фелиция никого не прислала поторговаться за мою голову?  Отличный бы вышел аукцион! »

К вечеру к гостинице явился отряд стражников. Они заняли посты снаружи у дверей и внутри у лестницы.

Совет Щерса опоздал.

«Легко сказать-беги!  Куда?  Я здесь чужак. Кто возьмет меня под свою защиту?  Сам я с магами не справлюсь. Эта сучка-Фелиция в бараний рог меня согнет! »

Ник сидел у окна наблюдал, как фонарщик зажигает фонарь на столбу. Солнышки уже зашли. Ночь приближалась. Завтра утром архимаг ждет их. Варкел так и не решился использовать свое желание. Что будет завтра?

Ник проснулся на рассвете и долго лежал уставясь в потолок.

Ризи тихо дышала рядом.

Варкел перебрался на диван в большую комнату и спальня оказалась в распоряжении Ника и Ризи.

Свет фонаря с улицы пробивался между штор.

«Придется во всем положиться на Варкела. Тем более что его планы совпадают с моими. Я хочу отправиться домой, подальше от этого чудного мира. Мигун хочет того же. Ризи тогда достанется ему. »

Ник не хотел оставлять девушку здесь, пусть даже с обстоятельным и смелым мигуном. Она ему нужна самому!

Протянув руку, Ник кончиками пальцев отодвинул прядь волос с лица Ризи.

Почему такая как она не встретилась ему дома?

Спит. . . Такая милая. . . Губки надуты.

В этот раз правитель прислал целый эскорт. Двадцать стражников и двое носилок.

Впереди несли Варкела и Ризи, надевших парадную одежду.

Мигун держал в руках бархатный мешочек с золотой шапкой гархурдов.

Во вторых носилках ехали Дэви и Щерс.

За два дня горцы обновили гардероб и выглядели вполне представительно.

Щерс не соглашался ехать рядом с госпожой, пока она не приказала.

Ник шел пешком в хвосте процессии.

Четыре стражника следовали за ним и напоминали конвой.

Горожане стояли вдоль улицы, негромко разговаривали. Жаль из-за вуалей не видно выражения их лиц.

Широкая аллея через парк усыпана мелким гравием. Камешки скрипят под ногами.

У моста через пруд путешественников ждал секретарь правителя-тот самый мелкий щуплый старичок. А может и не старичок?

– От имени архимага рад приветствовать вас!  Прошу следовать за мной!  Правитель вас сейчас примет.

Ника не попросили сдать оружие. Меч успокоительно оттягивал ремень слева.

Секретарь провел их мимо шеренги стражников через двор и огромные ворота в большую светлую залу. Огромные окна пропускали много света. На стенах блестело оружие.

Синяя ковровая дорожка вела от двери к возвышению. Там на вычурном стуле с позолотой сидел крупный дядька . Лицо скрыто вуалью. По обе стороны от прохода толпа придворных или гостей. Лица под вуалями. Одежда синих и голубых тонов. Словно не люди, а роботы!  Нет-клоны! Все молчат.

Ник шел, глядя перед собой, в затылки горцев.

Остановившись в трех шагах от правителя Варкел заговорил первым.

– Высокочтимый архимаг Терцин!

Мигун и Ризи поклонились.

– Мы доставили золотую шапку Гархурдов!  Вот она-просим принять ее!

Ризи сделала два шага держа на вытянутых руках бархатный мешочек.

Секретарь бойко подскочив, принял мешочек и передал правителю.

«Терцин-большой дядька! »

Рядом с секретарем правитель выглядел гигантом. Просторная одежда не скрывала его выпуклое брюшко.

Архимаг вынул из мешочка золотую шапку. Дрогнувшими руками. Солнечные лучи брызнули от шапочки золотым сиянием.

Восторженный вздох всего зала.

– Я приветствую героев, добывших такой прославленный предмет!

У правителя оказался тенор, а не бас!

– Сапфировый город оценить ваш подвиг по заслугам! Мастер представьте мне ваших новых друзей!

Вакрел обернулся назад. Невыразительное лицо и монотонный голос.

– Дэзирель, наследственная правительница долины Сархи. Рыцарь Щерс.

– Приветствую вас в Сапфировом городе, госпожа Дэзирель!  Рыцарь Щерс, мы рады вам!

Правитель хлопнул в ладоши. Официальная часть оказалась завершенной.

Правитель встал с кресла и проследовал в боковую дверь.

Секретарь сделал приглашающий жест.

– Архимаг приглашает для приватной беседы господина Ника!

Правитель ждал Ника внутри маленькой комнатки, уставленной мягкими диванами.

Он закрыл на ключ дверь за Ником и снял с головы вуаль.

– Без церемоний, Ник!

Лет около сорока, полное лицо. Хитренькие глазки.

Архимаг сел на диван и расстегнул пуговицы парадного камзола у шеи.

– Садись , Николай! Будем знакомы-Петр Васильевич Хрунов!

Архимаг откинул подлокотник дивана. Вверх приподнялся маленький столик с поблескивающим графинчиком и двумя рюмками синего стекла.

С заманчивым бульканьем прозрачный напиток был розлит по рюмкам.

– За знакомство и за встречу, так сказать!

– Но я не могу. . .

Ник осекся. Голос к нему вернулся!  Он медленно, как во сне приблизился и сел на соседний диванчик.

– Чего не можешь? Садись, бери рюмку!  Закуска будет сейчас!

Архимаг, он же Петр Васильевич взял со стола золотой колокольчик, звякнул.

Потайная дверь в стене отворилась, вошла женщина в вуали.

– Софушка, сообрази нам с Колей чего закусить. – ласково попросил архимаг.

Женщина поклонилась и выщла.

Архимаг сунул в руку Ника рюмку.

– Пей, Коля!  Первый раз здесь русского человека встретил!

Опрокинул рюмку одним махом.

Ник понюхал напиток. Водка вроде. . .

Залпом выпил. Перевел дух. Хорошая водка. . . мягкая. . .

– Не ожидал я от тебя такой прыти, ты уж извини!

Архимаг засмеялся.

– Спасибо за шапку-теперь у меня эти патриции городские все будут здесь!

Он продемонстрировал Нику свой кулак.

– Так вы из России?  Вы не волшебник?

– Из Питера я, Коля. Три года здесь кручусь. Какой на хрен, волшебник!

Парапланеризмом Петр Хрунов увлекся неожиданно для себя на тридцать пятом году жизни.

Как все современные люди о парашютах он имел понятие. Но то, что с помощью видоизмененного парашюта-параплана-можно взлетать с земли и парить высоко в небе? !

Трудно такое представить.

Корпение у компа и с бумагами, серые будни офиса требовали чего то яркого, смелого. Того чего нет в повседневной жизни.

Параплан стал для Хрунова такой отдушиной в жизни.

Все началось со знакомства в одной случайной компании. Молодой юрист, Игорь, оказался фанатичным любителем парапланеризма. Игорь и утащил Петра на первый полет и стал его учителем.

Под Питером нет подходящих горок. Приходилось выезжать и довольно далеко.

На третьем году своего увлечения, Петр взлетел с восточного склона горы Юца, что под Пятигорском. Пристегнутый на бедре высотометр показывал высоту чуть более 300 метров.

Петр уверено поймал термик и начал набирать высоту. Ровно бикал высотометр.

Внезапно возникший на пути клочок тумана он воспринял спокойно. Пара секунд и пролетит насквозь. Но прошла минута, другая. . . Туман не исчезал. Лететь в тумане на редкость неуютно и не безопасно. Взглянув на тихо пикающий высотометр, Петр остолбенел. Три тысячи метров? ? ?  Когда он успел их набрать?  Что за динамик ему попался?  В тумане такое невозможно!  Он, потянув кливанты, начал снижение и наконец-то выбрался из тумана.

Над головой было облако, а далеко внизу земля. Незнакомая земля.

– Приземлился я у самого города. Никак не мог понять– где я. Комапас не работает, сотовый тоже. Я, честно, в начале просто охренел!

Архимаг держал в одной руке рюмку с водкой в другой кусок странного плода похожего пупырышками на огурец, но цветом на свеклу.

– Но я летал и на местных это произвело неизгладимое впечатление!  Здесь, же, Коля, никто не летает!  Даже маги и волшебники!  Строят всякие порталы, блин!

– Гаргилл, говорят ездит на повозке.

– Вот, вот!  Колеса запрещены, а он катается, олигарх х. . . . в!

– Где его можно найти?  Помогите мне!

– Гаргилла не ищут, Коля, он сам всех находит. . .

Архимаг выпил водки и закусил с хрустом фиолетовым огурцом.

– Этот фрукт они едят тут с медом, а я приказал засолить. Вылитый корнишон получился. Попробуй!

Ник похрустел фруктом очень схожим по вкусу с соленым огурчиком.

– Получается, что мне вы не поможете вернуться?

– Коля, если бы можно было, я сам давно бы отсюда слинял. Кто меня сюда вытащил так, и осталось загадкой!

Архимаг наклонился к Нику и, понизив голос продолжил:

– В этой стране все как скорпионы. С востока эти нарки в стране болтунов. С севера бешеная сучка Фелиция. Тут в Сапфировом городе считают, что сидят как у Христа за пазухой и их ничего не касается!  А всему виной сапфировая глыба. Она где-то под этим дворцом замурована. Сапфир экранирует, нейтрализует магию. В городе магия не работает, а здесь во дворце все чары снимаются.

– Верно, ко мне вернулся голос!

– А когда он у тебя пропал?

Ник рассказал о стычке с волшебницей Фелицией.

– Она от тебя не отстанет, Коля!  Бессмертная стерва, обладающая магией!  Страшный сон любого мужика!

– Мне сказали, что колдуны из страны болтунов прислали людей сюда-требуют от вас мою голову.

– Кто сказал?

– Есть люди. . .

Архимаг откинулся на подушки. Окинул Ника веселым пьяным взглядом.

– Не бойся, Коля, земляка в обиду не дам.

– Что же мне делать?

– Оставайся в городе. Работы хватит, а чин я тебе придумаю. Вдвоем мы тут дел наворочаем!

«Ага, ты наворочаешь!  Водку пьешь, да брюхо наедаешь! »

Вслух Ник ничего такого не сказал.

– Что там дома?  Что в России за три года случилось?

Ник пересказал месячной давности новости.

Архимаг покачал головой.

– Мой бизнес, небось, накрылся медным тазом!

– Есть ли еще волшебники в этой стране?

– На западе в Розовой стране жила волшебница . . . Винара, Виллара. . . черт, не помню!  Оттуда давно уже никто не приезжает. На моей памяти контактов с этой страной Сапфировый город никаких не имел. Старушка, говорят, безвредная была. Любила помогать людям. Может она тебе поможет. Но шансов, честно говоря, мало.

– Как мне найти туда дорогу?

– Проводника я тебе дам, Коля. Но не стоит спешить, отдохни недельку, другую, осмотрись. Пир в честь тебя закатим!  Как шапка эта работает?

Ник рассказал подробности. Архимаг слушал внимательно, поглаживая золотую шапку Гархурдов.

– Странное заклинание!  В городе конечно не сработает.

– А может быть отойдем подальше и вы пожелаете, чтобы мы вдвоем вернулись на Землю?

Архимаг налил еще водки.

– А если не сработает?  Не будем торопиться, Коля. Возвращайся в гостиницу, а потом, завтра у нас праздник и пир в твою честь. После встретимся и поговорим. Идет?

– Хорошо.

– Ну, за здоровье!

Ник вернулся в гостиницу в одиночестве и изрядно поддатым.

Давно он так не нагружался!

Расхлябанной походкой, придерживаясь перил, он поднялся в апартаменты Варкела и обнаружил всю команду в сборе.

Громкие возбужденные голоса при его появлении смолкли.

Варкел и Ризи сидели на диване, а Щерс и Дэзи стояли у камина. Сердитые взгляды, красные лица.

– Друзья, давайте жить дружно!

Предложил Ник и с облегчением рухнул в кресло и закрыл глаза.

– Что с тобой, милый!

Ризи мгновенно оказалась рядом. Потянула воздух носиком.

– Ты пил огненную воду?  С архимагом?

– Он такой же архимаг как я– Абрамович!

Ник расхохотался и выложил все друзьям. Весь разговор. Всю правду об архимаге Терцине.

Да он обещал питерскому дядьке молчать, но скрывать правду от друзей-неправильно. Потом побрел в спальню и только лег, как провалился в сон. Сон без снов. . .

Болела голова и комната покачивалась. От этого стало еще муторнее. Во рту сухо и погано. . .

Ник вытаращил глаза и сжал голову руками. Вокруг тьма. Левое плечо упирается в дощатую стену. Я что в ящике?  Или в гробу?

Ник похолодел. Он лежал на чем-то мягком вроде старого тюфячка в плацкартном вагоне.

Под тюфячком полка.

«Я в вагоне?  А почему стены дощатые и не слышно стука колес?  Какой вагон, идиот? ! »

– Ризи! – простонал Ник. Тишина в ответ.

– Ризи!

Шуршание ткани, быстрое движение рядом.

– Ник, милый, я здесь!  Тебе плохо?

Прохладная ладошка легла на лоб.

– Воды, попить. . .

– Сейчас, милый, сейчас!

Треск чирков в темноте ослепителен.

Ник зажмурился, но поздно. В глазах плавали пузыри огня.

Через несколько секунд холодная мокрая кружка оказалась возле пересохших губ Ника. Он с наслаждением выхлебал все и откинулся на своем ложе.

При свете свечи на квадратном столике, он увидел тесную комнату обшитую деревом и двумя кроватями. Даже не кроватями, а кушетками.

– Где мы, Ризи?

– Мы на корабле, Ник, плывем по Свойлу.

– Плывем?  Куда?

– Я не знаю, милый. . .

– И давно мы плывем?

– Всю ночь.

Ник сел на своем жестком ложе. Покосился на корзинку жевунки.

– У тебя есть что-нибудь от боли в голове?

– Я уже добавила в воду несколько капель настойки дара. Скоро все пройдет.

Ризи присела рядом и взяла руку Ника в свои ладошки.

– Ник, милый, не пей больше огненную воду!  Иначе станешь стариком как Чайр!

При свете свечи в глазах малютки блестели слезы.

– А где Варкел и горцы?

– Они в других комнатках этого корабля поселены.

Множество вопросов теснилось в голове Ника. Он лег на спину.

«Кто из команды решился на такое?  Как его донесли до корабля?  Что за корабль?  Как они смогли покинуть Сапфировый город?

С вопросами подождем до утра. »

– Ризи, я тебя разбудил?  Ляг со мной.

Малютка быстро легла рядом и обняла Ника.

Корабль покачивался на речной волне. Покачивалось пламя свечи.

Ник закрыл глаза. Боль из головы ушла, и он спокойно уснул, обнимая Ризи за теплую спину.

– Мы вынуждены были спешить, Ник.

Варкел сидел на палубе, поджав ноги. Дэзи и Щерс стояли рядом у фальшборта. Ризи не отходила от Ника ни на шаг и держала его за руку потными ладошками. Волновалась. . .

– Ты был пьян и уснул. Ризи еще накапала тебе сонного эликсира. Как только стемнело, мы покинули гостиницу через подвал. Тебя завернули в ковер и вынесли на носилках.

– А как же соглядатаи правителя?

– Они следили за гостиницей, а мы вышли в соседнем квартале через сообщающиеся ходом подвалы. Мастер Гарел любезно согласился нас принять на борт.

Ник оглянулся в сторону кормы. Кормчий держал в крепких жилистых руках перо руля. Капитана судна звали Гарел. Он, как и Варкел был дхорцем. Кряжистый, квадратный дядька с обветренным красным лицом и седыми волосами. Очки он не носил, но глаза привычно щурил. Клиг-грузовой корабль с парусом, принадлежал ему и ходил он по реке Свойл достаточно долго, чтобы выруливать по фарватеру с небрежностью опытного моряка. В команде было еще четверо дхорцев помоложе-братья и племянники Гарела.

Плоскодонный кораблик со сплошной палубой был загружен товарами весьма плотно. Даже у мачты на палубе были закреплены пахучие тюки кож.

Команда спала ночью на верхней палубе. Это только Нику и Ризи капитан уступил свою каюту. Варкел, Щерс и Дэзи провели ночь также под открытым небом.

– Получается, что мы сбежали?  Правителю это не понравиться!

– Ты считаешь, что лучше было ждать пока тебя передадут посланцам колдунов страны болтунов?

– Правитель меня бы им не выдал!

– У нас не было уверенности в порядочности правителя, Ник.

Дэзи присела на корточки рядом с Ником. Ее серьезные глаза излучали непоколебимую уверенность в своей правоте.

– Но я, же все вам рассказал!  Разве вы не поняли?  Правитель мой земляк!  Он обещал не давать меня в обиду!

– Что значит это слово, Ник?  «Земляк» ?

– Тот, кто из одной местности, свой человек, тот, кому можно доверять и ждать помощи. . .

– Правитель сразу узнал о тебе все, но, тем не менее, послал в горы за шапкой гархурдов, Ник!  Он тебя использовал!  Теперь ты ему не нужен!  Поверь мне, Ник!  Я была правительницей долины!  Для правителя нет личных привязанностей, а только выгодные союзы!

«А может она и права?  Земляк-и что?  Сколько раз в армии земляки стучали друг на друга и делали подлянки с чистой совестью!  Расслабился-увидел русского человека!  Ждал пиндоса-америкашку, а тут свой!  Ну и что с того что свой?  Свои напакостят еще пуще чужих!  Как говорил сосед дядя Боря: Есть русские, с которыми рядом срать не сяду! » Ник вздохнул и пригорюнился. Кому верить?

Щерс приблизился и положил руку на плечо Ника.

– В любом случае, Ник, он тебе не помог вернуться в ваш мир. Теперь мы плывем в розовую страну к волшебнице Виллене. Она поможет тебе.

– К Виллене? – переспросила, бледнея, Ризи. – Вы. . . вы. . . наверно обезумели? !

Жевунка вцепилась в руку Ника.

– Ник!  Не соглашайся!  Нельзя ехать в розовую страну!  Там смерть!

Большущие испуганные глаза Ризи напомнили Нику героинь любимых японских мультиков.

Дэзи нахмурилась.

– О чем ты, девочка?

– Я тебе не девочка!  Мы с тобой ровесники! – завопила Ризи.

«Что с нею?  Она на себя не похожа? ! »

Ник обнял девушку и привлек к своей груди. Она тут же крепко обхватила его за шею и дала волю слезам.

– Успокойся, слышишь. . . Расскажи о том чего боишься. Что ты знаешь про розовую страну?

Ризи несколько раз глубоко вздохнула, жалобно посмотрела на Ника, ища поддержки.

– Моя мама сбежала из розовой страны. Она служила во дворце у колдуньи Виллены. . .

– Но, Ризи, я помню, Чайр мне говорил, что ваша мать-Брилл служила у Фелиции?

– Этот питьец все мозги свои пропил!  Я лучше знаю, Ник!

– Хорошо, хорошо, продолжай, пожалуйста!

– Розовая страна очень красивое место и фея Виллена украшала ее, как могла, когда была молодой. Розы всех цветов радуги-творение ее магии, росли на этих землях. Что и дало название стране. . .

«Не фея, блин, а селекционер-мичуринец какой-то! »

– Феи тоже стареют, Ник, Виллена постарела и красота ее увяла. Боги ей не помогли. Демоны открыли Виллене секрет вечной молодости и красоты: каждое утро принимать ванну из горячей крови молодых девушек!

Каждый день десять девушек расставались с жизнью ради красоты и молодости Виллены. . .

– Ерунда! – вмешался Варкел. – В году 300 дней. Триста по десять равно трем тысячам!  За три года все девушки в стране закончатся!

– Так рассказывала моя мама, . . . Она говорила, что после таких ванн Виллена ложилась отдыхать в своих покоях, а после сна выходила ослепительной красавицей, не старше двадцати лет!  С каждой неделей время сна Виллены удлинялось. Вот во время этого сна моя мама и убежала. . .

В розовой стране все носят картинки на коже, нанесенные разноцветной несмываемой тушью. Моя мама до самой смерти прятала спину и живот от посторонних взглядов. . .

– Что там было нарисовано?

Ризи покраснела.

– Я не могу рассказать. . .

– Для чего эти картинки?

– Виллена сочиняла стихи и записывала собственноручно в свои книжечки из пергамента. Пергамент делали ее слуги из человеческой кожи. . . Тот, у кого рисунок на теле для пергамента не годился. . .

«Вот блин, эсэсовка!  Только ей в руки попасть осталось!  У меня, как назло ни одной татуировки! »

Ник покрутил головой.

– Нет, Варкел, я что-то не хочу в розовую страну!

– Это какие-то страшилки, Ризи!  Про Виллену говорят, что она добрая волшебница и всегда помогает людям!

– Кто говорит, Варкел?

– Ну, многие. . .

Ризи прижала руки к груди.

– Давайте сойдем на берег и не поплывем в страну Виллены!

Кашлянув, прочистил горло капитан Гарел.

– Куда вы сойдете?  По левому берегу розовая страна, а по правому-страна болтунов. Завтра утром первый порт в стране болтунов Сайсвич. Его не миновать.

– Как, мы уже в пределах розовой страны?

– С самого утра.

– Капитан, вы можете повернуть корабль?

– Нет, вы же видите здесь сильнейшее течение!

– А как же вы ходите вверх по течению?

Вмешался Варкел.

– По реке Свойл не ходят вверх по течению. Свойл впадает в озеро Баллистер. Из озера вытекают две реки: южный Свойл и обратный Свойл.

Обратный Свойл течет опять на север. Там корабли вытаскивают на сушу и быками волокут обратно в верховья Свойла. Это примерно две тысячи шагов.

– Этого не может быть!  Река, текущая к своим истокам!

– Как это не может быть?  Это есть!

Огорошенная новостями команда молчала. Ник первым прервал молчание.

– У болтунов нам делать нечего!  Надо высаживаться на берег розовой страны и чем раньше, тем лучше. Здесь есть порт или пристань?

Капитан Гарел засмеялся.

– Я двадцать лет здесь хожу и ни одного человека, ни разу не видел на левом берегу!  А вы спрашиваете про пристань!

Они, стоя на берегу, долго махали вслед кораблю капитана Гарела, словно не решаясь сделать дальнейшие шаги на землю розовой страны с прибрежного песка.

Ризи умоляла идти вверх по течению, прочь из владений Виллены. Варкел, явно не поверивший в ее рассказ, предлагал идти в глубь розовой страны и у местных жителей уже получить полные сведения. Рассказам Ризи мигун не верил. Тем не менее, крепыш взял в руки обоюдоострую секиру.

Щерс поглядывал на Дэзи, готовый следовать ее воле.

Оба горца оделись в блекло-голубых тонов легкие костюмчики, вооружились мечами и кинжалами. Щерс нес на плече объемистый тюк со снаряжением и флягу на ремне через плечо литра на три не меньше. Дэзи одета в мужскую одежду, но идет налегке, с собой только оружие.

– Я думаю, Варкел прав!  Надо найти местных и у них узнать, что к чему. Убежать мы всегда успеем!

– А если не успеем? !

В глазах Ризи заблестели слезы, подбородок задрожал.

– С Ником нас ждет только победа! – отчеканил Щерс.

– Полно, друзья!  Я же не сказочный герой!

– Хватит любезностей!  Пора идти!

Варкел положил секиру на плечо, поправил очки-консервы и твердым шагом отправился вперед, проминая в высокой траве широкую тропу.

Ник замыкал колонну с Ризи на плечах. Малышке трава была почти до плеч, и резались ее листья как осока.

Ризи молчала, но вздыхала так красноречиво!

– Я думаю все будет хорошо. Найдем деревню, расспросим местных. Может твоя мама насочиняла страшилок?

– Моя мама рассказывала нам на ночь только добрые сказки.

– Это хорошо, я тоже люблю добрые сказки.

– Расскажи!

– Гм. . . Ну вот, например, жил-был волшебник. У него была добрая и красивая жена. А еще у него был воспитанник-красивый юноша, которого волшебник обратил из медвежонка. То есть был медвежонок, а стал человек.

И вот в гости к волшебнику явился со свитой местный король-тот еще прохиндей!  Дочка у короля была очень красивая, но вредная принцесса. . .

Ник шагал по тропе и трещал как сорока. Старый фильм «Обыкновенное чудо» с Янковским и Леоновым он обожал с детства.

Сказка кончилась, когда путешественники покинули луга и вышли на холмистую равнину.

С вершины первого же холма Щерс разглядел далеко на севере какие-то строения.

– К вечеру дойдем. оценил расстояние Варкел. – А пока привал. Пора пожевать чего-то. Ризи, голубка, слезай показывать свое мастерство!

Ник бережно опустил девушку на землю. Она тут же чмокнула его в щеку.

– Твоя сказка очень хорошая!

То вверх по склону, то вниз. Трава на холмах выгорела и хрустела под ногами.

Ризи опять сидела на плечах Ника, слушала очередную сказку. Настроение девушки явно улучшилось.

Ник заливался соловьем. «Сказку о царе Салтане» он рассказывал то прозой то стихами. Ризи была в полном восторге.

Дэзи с Щерсом тоже присоединились к числу слушателей. Шли рядом и внимали. Потеющий Варкел топал впереди, временами оглядывался и качал головой.

К закату солнышек они добрались до брошенной деревни. Посеревшие, облупленные домики с коническими крышами густо оплетали ветви роз. Запустение спряталось под цветущим великолепием.

Аромат цветов кружил голову.

Дэзи поморщилась.

– Здесь ночевать не стоит. Найдем какой-нибудь источник и там расположимся на ночевку.

Варкел кивнул молча.

– Почему деревню покинули?  Может быть здесь была эпидемия?

– Что такое эпидемия, Ник?

Ник рассказал про чуму и холеру в средневековье.

Дэзи пораженная, воскликнула:

– Здесь у нас такое никогда не случалось!  Волшебники не допустят, чтобы люди умирали в таком количестве!

– Волшебники лучше их убьют сами! – сьязвил Ник.

Шагах в ста от брошенной деревни нашелся родник. Рядом с ним на траве и расположились.

– Такое впечатление, что страна вымерла!  заметил Ник. – Не людей, не зверей!  Даже птички не порхают!

– Мне страшно!

Ризи прижалась к Нику, и он накрыл ее плечи краем плаща.

Ночь прошла спокойно. Ник периодически просыпался и видел то Варкела, то Щерса, дежуривших у костра.

Утром после завтрака продолжили путешествие. Полузаброшенная дорога с двумя колеями оказалась отличным ориентиром. По ней и двинулись дальше.

Равнина сменилась молодым лесом. Таким же тихим и безжизненным как равнина-нни зверей, ни птиц.

К реке вышли неожиданно.

В полдень в тени деревьев расположились на привал. Ризи взялась готовить что-то из запаса продуктов.

Ник налегке прошелся по дороге дальше. Шум воды привлек его внимание.

Через две сотни шагов лес поредел и Ник увидел узкую речушку и плотину на ней. Дорога подходила к самой плотине. Вода пробила в каменной плотине узкую промоину и струи воды бились и пенились, падая вниз, на камни.

Чуть ниже по течению, спиной к Нику сидел на корточках человек в мокрых трусах и внимательно наблюдал за течением.

В корзинке рядом с ним поблескивали чешуей рыбины.

Загорелая спина незнакомца привлекла внимание Ника пуще всего. От плеч до поясницы располагалась красочная картинка, не менее чем в десяток цветов.

Ник обозревал это красочное творение и не мог разобрать сюжет. Какой-то огромный зверь, похожий то ли на крокодила, то ли на бегемота и несколько бесхвостых обезьянок. Незнакомец пошевелился, и картинка пришла в движение. Обезьянки то ли охотились на зверя, то ли трахались с ним! ?

Ник потряс головой и сделал шаг вперед. Оглушительно треснул под ногой сухой сучок.

Незнакомец подскочил, как уколотый в зад шилом.

Пару мгновений абориген и Ник разглядывали друг друга. От пупка до шеи аборигена красовалась еще одна картина-огромный, со знанием предмета, изображенный мужской член.

У Ника отпала челюсть при виде такого бодиарта. Аборигент же быстро скакнул в реку и был таков. Даже лица его Ник не успел разглядеть!

Он спустился к воде, посмотрел на реку. Незнакомец так и не вынырнул или может, затаился в зарослях травы на мелководье?

– Эгей!  Не пугайся!  Мы не враги!  Продай пару рыбин!

Ник походил несколько минут вдоль берега, но так никого больше не увидел. Пожав плечами, он прихватил из корзины пару рыбин побольше и вернулся к друзьям.

– Ник!  Ты удачливый рыболов!

Ризи бросилась навстречу с объятиями и поцелуями.

Варкел забрал рыб и быстро их распотрошил.

– А как же чешуя?

– Запечем на углях. В чешуе удобнее жарить!

– Ты, я смотрю умелец по готовке рыбы.

– В горных речках водится вкуснейшая дирса. Похожа на эту рыбку, только спинки потемнее у нее. Мы ее ловим и запекаем. В детстве я этим занимался целыми днями.

– Запекал дирсу? – сьязвила Дэзи.

– Ловил, конечно!

– Ник, где ты раздобыл рыбу?

Ник сел у костра и рассказал о случайной встрече. Ризи встревожилась.

– Что я вам говорила про картинки на теле? !

Щерс тут же отправился к реке, но вернулся с пустыми руками. Корзину с оставшейся рыбой он не нашел. Значит, абориген вернулся за своим уловом.

– Если встретился один человек, значит неподалеку есть семья или поселение. Будем настороже, друзья!

Давно уже Ник не обедал с таким удовольствием. У рыбы оказалось белое сочное мясо. Оно не пахло тиной, как обычно бывает у речной рыбы.

Варкел срубил пару деревьев в лесу и через промоину на плотине перекинули мостик. Ник перенес Ризи через ревущий поток на руках. Жевунка изо всех сил зажмурила глаза. Остальные перебрались сами и без проблем.

Через час путешественники вышли к еще одной, также заброшенной деревне. Разросшиеся розы разноцветными бутонами смотрели на путников.

Везде запустение.

– В домах уже довольно давно не живут.

Щерс облазил несколько строений и вернулся к друзьям.

– Пойдем по дороге дальше?

– Что нам еще остается?

Примерно шагов через сотню, дорога потянулась вдоль края большого оврага, густо заросшего деревьями, так что их кроны поднимались вровень с краями его.

– Они там, я их чую.

Щерс стоял на краю, раздувая ноздри. Ник засмеялся.

– Полно, Щерс, ты уже не енот!

Горец сердито сверкнул глазами.

– Местные там прячуться, готов поспорить!

– Что с того? – Варкел встал рядом, опираясь на секиру. – К ним мы не полезем. У нас своя цель.

– Не помешало бы поймать хоть одного и узнать, правильно ли мы идем!  возразила Дэзи.

– Полезайте вниз и ловите! – буркнул мигун, поправляя очки.

Горцы оглянулись на Ника.

– Пойдем дальше, должен же кто то нам встретиться!

Ник как в воду глядел.

Примерно через час дорога пошла лесом.

Пройдя пару сотен шагов, путешественники увидели привязанного к дереву у самого края дороги голого мужчину, ростом чуть выше Варкела.

Увидев незнакомцев, мужчина прикрыл ладонями свои гениталии. Привязан он был весьма тщательно, но руки до локтей оставлены свободными.

Был он молод, лет двадцати. Загорелый, черноволосый с карими глазами и длинным прямым носом. Борода у него еще не росла, зато на висках дыбом торчали пушистые бакенбарды.

Плечи, грудь и живот мужчины покрывали разноцветные картинки на разные сексуально-игривые темы. Если на плечах детально были изображены дамы с раздвинутыми нагло бедрами, то на груди и животе неизвестный автор запечатлел лихую групповуху, персонажей эдак на двадцать. В глазах рябило.

Таких порно картинок на теле Ник никогда в жизни не видел.

Дэзи фыркнула и отвернулась. Ризи покраснела, но продолжала рассматривать занятную живопись с неподдельным интересом.

Варкел крякнул, снял, а потом снова надел очки.

– Доброго дня!  первым нарушил молчание Ник.

– Хорошего дня и вкусного ужина, вам! – отозвался привязанный абориген.

У него был мягкий приятный баритон.

– Давно здесь стоите?

– Со вчерашнего дня.

– Это у вас такие развлечения или наказания?

Разукрашенный парень вздохнул и потупился.

– Наказания. . .

– За что?

– Койту не понравилось, что я ухаживал за его дочерью. . .

– Койт?

– Ну, наш староста!  Застал нас с Рией в неподходящий момент. . .

Дэзи расхохоталась.

– Вот так ухажер!

– Как зовут тебя?

– Луир. . .

– Давай мы тебя отвяжем, Луир.

– Лучше не надо!  испугался абориген. – Койт вечером обещал отвязать сам. Если убегу, рассерчает!  Драться он горазд!

Тут только Ник заметил лиловый синяк на левой скуле привязанного ухажера.

Впрочем, от еды и питья парень не отказался.

– Как зовется ваш главный город?

– Зачем вам?

– Хотим посмотреть на Виллену.

Луир поперхнулся и закашлялся.

В глазах засветился испуг.

– Так вы все не из нашей страны?

– Мы из Сапфирового города. Приплыли по реке. Путешествуем, смотрим, знакомимся с интересными людьми. Ваша правительница знаменита. Может она нас примет?

Бедный Луир, побледнев, вытаращил глаза.

– Эгей, парень, ты чего замолчал?

– Я вам ничего не скажу. Лучше убейте!

– Ты что такой нервный, Луир? – удивился Ник. мы не убийцы, мы путешественники!

Луир упрямо молчал, только глазами сверкал.

Дэзи извлекла кинжал из ножен с легким шелестом. Тряхнула короткими волосами.

– Позволь Ник я его допрошу?

– Нет, Дэзи, мы не причиним ему ничего дурного. Луир, эта дорога ведет в вашу столицу?

Абориген продолжал упрямо молчать.

Махнув на него рукой, команда двинулась дальше по дороге.

К вечеру они вышли из леса. Дорога здесь уходила вниз по пологому спуску и бежала дальше среди квадратиков обработанных полей. Почти у самого горизонта виднелись строения, блестела полоска реки.

– До ночи не дойдем. – Оценил расстояние Варкел. – Лучше здесь заночуем на опушке.

– Наш костер будет виден издалека!  возразил Щерс.

– Обойдемся без костра, у Ризи есть ее замечательный нагревальный камень.

После ужина, приготовленного трудолюбивой Ризи, отправились спать.

Варкел снял очки, он охранял сон команды первую половину ночи, а Щерс вторую. Ник пробовал протестовать и предложил поделить ночь на три смены. Варкел и Щерс заупрямились и не желали ничего такого слышать.

Под кустом орешника или похожего на него растения Ризи расстелила плащ, другой служил им одеялом. Подушечка в виде валика извлечена из корзинки и расположилась в головах. Эту подушечку Ризи донесла от самого своего дома.

Ник лег первым и разглядывал бездумно звездное небо.

Ризи пришла и за бралась под мышку. Головка ее уютно устроилась на плече Ника.

– Ник. . . – она шептала в самое ухо.

– Да?

– Я сегодня увидела на том парне картинку. . . Там такое делали женщины и мужчины. . .

– Какое такое?

Ризи зашептала Нику в ухо о том, что она увидела.

Ник прикусил губу, чтобы не засмеяться. Бедная, чистая, неиспорченная Ризи!

– Ник, разве такое возможно?

– Возможно. . .

Пораженная Ризи затихла. Но не успокоилась.

– Ты такое делал?

– Нет.

– А откуда знаешь что возможно?

– Видел в порно. . .

– Что такое порно?

– Завтра расскажу. Спи!

Девушка повозившись, улеглась удобно, затихла.

«Когда я вернусь, мне будет не хватать Ризи. . . »

От этой мысли заноза засела в груди. Ник перевел дух и обнял подругу за хрупкие плечи.

Они шли по дороге между полей со странными фиолетовыми овощами, зреющими на грядках.

Город, а это скопище домов могло быть только городом, приближался.

Позади за лесом, что они миновали вчера, поднимался столб черного дыма.

– Это о нас дают знать!

– Ты уверен, Варкел?

Мигун посмотрел на Ника как на больного, с жалостью и сочувствием.

– Ник, за нами следят эти два дня, в этом я уверен на все сто!

– Но ты ничего не говорил!

– А зачем?  Изменить что либо невозможно!  Мы идем и цель близка-вот что главное!

Людей на полях не было заметно. Словно при приближении команды все живое попряталось по щелям и окопам.

Ризи шла рядом, держась за руку, Ника и беспокойно оглядывалась по сторонам.

К полудню они пришли к черте города. Обветшалые строения из камня, в основном одноэтажные, зияли темными провалами окон и дверей. Заходить туда не хотелось совершенно.

Над центром города главенствовал холм, зеленый от деревьев. На его вершине белел дом или храм. Холм заволакивала легкая дымка, не позволяющая разглядеть детали.

– Если волшебница Виллена живет в этом городе-на холме ей самое место!

Ник обернулся. Там вдали, на дороге виднелось скопление темных точек.

– Посмотрите!  Местные жители следуют за нами!

– И на приличном расстоянии, Ник. Это радует.

Положив секиру на плечо Варкел шел впереди.

Пыльные улицы пусты. Тишина. . . . Город мертв?

Но чем дальше они углублялись в город, тем больше звуков доносилось со всех сторон. Скрипы, шелест, шарканье и даже топот.

– Они движутся по параллельным улицам, рядом, будьте наготове! – прошипела Дэзи и обнажила свой меч.

Щерс сделал тоже самое.

Ризи дернула Ника за руку.

– Почему никто не хочет к нам подойти?

– Они нас бояться, Ризи.

Улица стала мощеной, а на окнах домов появились ставни. Эта часть города казалась более зажиточной.

– Нас ждут. . .

Варкел остановился посредине улицы.

Подножие холма недалеко, всего шагов двести-триста. В конце улицы темнеет группа людей.

– Наконец-то мы сможем нормально с кем-то поговорить!  вырвалось у Ника.

– Будьте настороже. Страх плохой советчик. Их много, нас мало.

– Ник!

Ник оглянулся. Позади, шагах в ста молча стояла толпа местных жителей, одетых в темно-коричневые одежды.

Мужчины, женщины, дети, старики-все в однотонной одежде и без головных уборов. Сотни две, не меньше. Оружия в их руках Ник не заметил.

– Идем, Ник. Надо идти вперед!

Ник шел следом за своими спутниками, оглядываясь, он видел, что толпа горожан следует за ними сохраняя расстояние.

У подножия холма стояли мужчина и женщина, лет по семидесяти. Седовласые с морщинистыми загорелыми лицами. Они кутали свои сухие тела в длинные накидки коричневого цвета.

За их спиной стояли десять молодых мужчин с бритыми головами также в коричневых одеждах.

Отсюда вверх по холму уходила белая каменная лестница с многочисленными ровными ступенями.

– Кто вы путники?  Зачем пришли в Сандарил?

Ник вышел вперед и ответил:

– Мы путешественники, уважаемые, мы прибыли из Сапфирового города.

Старики переглянулись.

– Вы первые чужестранцы за последние тридцать лет!  Как вы преодолели магический рубеж?

– О каком магическом рубеже вы говорите?

– Рубеж установлен нашей великой госпожой Вилленой по границам страны. Никто не может войти и никто не может выйти!

Вы владеете магией?

– Мы просто шли и не заметили, каких либо припятствий, уважаемые!

Меня зовут Ник, мои друзья-Ризи, Варкел, Дэзи, Щерс. Мы не маги-мы обычные люди.

– Зачем вы пришли сюда?

– Я хотел бы увидеть госпожу Вилену и попросить ее о помощи.

Старики переглянулись.

– Мы хранители Сандарила уже тридцать лет и никто еще не смог преодолеть рубеж силы, отрезавший дворцовый холм от остального города!

Ник нахмурился.

– Вы хотите сказать, что нельзя пройти к вашей правительнице?  А она сама выходит к вам?

Глухой ропот был ответом на его вопрос.

Ник обернулся. Здесь уже было не две сотни, а, по меньшей мере, две тысячи местных жителей. Напряженные злые лица их Нику очень не понравились.

– Мне страшно, Ник. . .

Ризи вцепилась в его руку потными ручками.

Ник повернулся к толпе лицом, сделал шаг.

– В чем же дело, жители города?  Мы не хотим вам зла!  Нам только нужно поговорить с вашей правительницей!

Ропот усилился. В толпе замелькали палки и всякие неприятные острые предметы.

– Кто то может сказать нам, в чем причина вашей враждебности? !

Через толпу пробился и вышел вперед вчерашний знакомец-Луир.

Сегодня он был одет в белую домотканую рубаху и короткие коричневые штаны.

– Он не понимает!

– Не понимаю!

– Ты хочешь разбудить госпожу Вилену?

– А разве она спит?

– Ты ничего не знаешь, а пришел сюда так нахально как к себе домой!

Глаза парня сверкали, в правой руке он сжимал увесистую дубинку.

– Успокойся, Луир! – послышался голос одного из хранителей.

– Спокойно, люди!  Чужестранцы ничего не знают и они не могут пройти через магический рубеж силы!

– Но они, же прошли через границу? ! – крикнул Дуир, потрясая дубинкой.

– Так, где ваш рубеж силы? – разозлился Ник.

– Его начало у первой ступени лестницы, юноша. Но лучше если вы повернетесь и покинете нашу страну тем, же путемкаким пришли!

Упрямая решимость овладела Ником. Поправив на плече лямку корзинки и покрепче взяв Ризи за руку, он зашагал вперед. Ропот за его спиной усиливался. Ник миновал хранителей, потом лысых молодцов, что расступились перед ним.

Вот и лестница. Где же рубеж силы?  Легкий блик перед лицом и Ник вскочил на первую белоснежную ступень.

Обернувшись, он крикнул:

– Нет никакого рубежа или барьера!  Это все обман!

Толпа горожан, потрясая разномастным оружием, бросилась вперед. Варкел, Щерс и Дэзи опережали местных всего на несколько шагов.

– Бежим, Ник!

Испуганная Ризи визжала и приплясывала на месте.

Подхватив ее поперек груди правой рукой, Ник побежал вверх по лестнице.

Он пробежал вверх ступеней на тридцать, когда до него донеслись крики Варкела.

– Стой, Ник!  Стой же!

Ник немедленно встал и обернулся. Варкел стоял на первой ступени, а Щерс и Дэзи несколько выше.

Толпа жителей города бушевала в двух шагах от первой ступени, не в силах продвинуться вперед. Рубеж силы их не пропустил?

– Ник отпусти меня!  Мне больно!

Опомнившись, Ник выпустил Ризи из рук.

– Ты едва меня не задушил!

– Извини, малышка, я потерял голову от страха!

– Ник, оставайся на месте!  Мы сейчас подойдем! – крикнул Варкел и затопал вверх по лестнице.

Толпа аборигенов орала и свистела сотнями ртов. Но продвинуться вслед за путешественниками местные не могли, ни на шаг!

Ник сел на теплую от солнышек ступеньку и утер пот со лба. Ризи тут же уселась рядом. Она поставила локотки на колени, а ладошками подперла подбородок.

– Чего они зляться, Ник?

– Бояться, что мы разбудим Виллену. – Дэзи подошла и села ступенькой ниже.

– А вы не верили моим рассказам!  Мама была права!  Что за жуткая особа эта Виллена, что ее пробуждения все бояться?

– Дэзи, что скажешь?  Ты близко знала волшебницу своей страны. Виллена по страшнее будет?

– Эти местные жители так ничего нам не пояснили!  Сплошные загадки!

– Но не может, же Виллена спать тридцать лет? !

– В твоем мире, Ник такое не возможно?

Ник призадумался, вспомнив коматозников и прочих граждан годами лежащих в больницах, присоединенными к аппаратам жизнедеятельности.

– Но не тридцать, же лет!

– Она волшебница, Ник, а не простой смертный человек.

– Тогда каковы у нас шансы ее разбудить?

– Мы смогли пройти через защитный барьер!  А это совсем не мало!  Местным такое не под силу.

Наконец-то до друзей добрался Варкел, обильно потея и переводя дух.

Он сел на ступеньку и вытер пот с лица клетчатым платком.

Рыжие волосы мигуна поблескивали под солнышками красным золотом.

– Я думаю, Ник, всему виной Ризи.

– При чем тут я! – завопила малютка.

– Ее мать была здесь и убежала отсюда успешно. Какой-то предмет помог ей миновать защитный барьер. Этот предмет помог теперь и нам.

Что у тебя есть сейчас из вещей твоей матери?

Ризи пожала плечами и, загибая маленькие пальчики на правой руке начала считать.

– Тинки в кувшинчике, костяной гребешок, флакончик с маслом, нагревальный камень. . .

– Стоп!  Готов поклясться своей бородой, что нагревальный камень и есть тот самый предмет, что послужил нам пропуском через защитный барьер!

Он лежит в корзинке?

– Да, ты же видел его вчера!

– Это только догадка, Варкел.

– Возьми этот камень в руки и спустись вниз. . . .

– Вот, вот!  Защитный барьер исчезнет, и толпа местных хулиганов будет гнаться за нами до самой вершины!  Обойдемся без экспериментов!  возразил Ник.

– Ник прав, Варкел. – заметила Дэзи, покусывая свои бледные губы-Дойдем до дворца правительницы и посмотрим на все своими глазами, а уж потом, если будет время, займемся опытами.

Подъем на вершину холма занял примерно полчаса. Варкел отставал и его ждали. Цветущие розы на склонах по обеим сторонам подъема уже не привлекали внимания. Белые ступени, одна за другой, одинаковые как близнецы, подставляли свои гладкие спины. Солнышки палили спину со всем старанием. Пот появился даже на лбу Дэзи.

Одолев лестницу, путники тут же уселись на последней ступени лицом к городу. Домики далеко внизу казались крохотными. Красно-коричневые черепичные крыши вносили яркие цветные мазки в блекло-бежевую картину города. Темная толпа у подножия холма не уменьшилась. Только крики людей сюда не доносились. Отсюда было очень далеко видно все окрестности. Поля, дорогу и лес, из которого они вчера вечером вышли.

Ризи взяла Ника за руку.

– Ты хочешь попросить Виллену, чтобы она тебя вернула домой?

Ник взглянул в ее большие печальные глаза и тут же отвернулся.

– Ты меня бросишь. Я тебя больше никогда не увижу. . .

– Я тебя не брошу, милая, ты вернешься со мной в мой мир. Тебе там понравиться!

Ник обнял девушку за плечи и привлек к себе.

– Ты правду говоришь?

– Чистую правду!

– Пора идти!

Варкел во время прервал тягостную для Ника сцену.

Дворец Виллены был выстроен из розового мрамора. Ник ожидал увидеть многочисленные окна, лепнину, статуи и колонны в греческом стиле. А это был просто куб из розового мрамора. Огромный куб-метров по пятьдесят каждая грань. Простые каменные ступени без перил вели к темному порталу.

Они вошли внутрь и оказались в огромном зале, совершенно пустом. Мягкий приглушенный свет падал через круглые отверстия в потолке.

На полу, по контрасту с розовыми стенами, темно-коричневом и когда-то отполированном до зеркального блеска, густо лежала никем не тронутая пыль.

В противоположном конце зала обнаружилась мраморная лестница без ступеней, с пологим шершавым скатом, словно здесь бочки катали!

Поднявшись на второй этаж, друзья оказались в начале длинного светлого коридора, с совершенно белыми стенами. Как будто Ник попал в офисное здание. Светился весь матовый белый потолок в этом коридоре. По обеим сторонам находились дверные проемы. Двери прикрыты, но не ручек, ни замочных скважин!

– Странное место!

– Мне захотелось быть подальше отсюда. – призналась Дэзи.

Ник вышел вперед и, приблизившись к первой двери, протянул медленно руку.

– Осторожнее, Ник!

Едва кончики пальцев коснулись гладкой поверхности, дверь исчезла!  Мгновенно!  Словно ее и не было никогда!

Но за дверью оказалась не комната, а лес.

Желтые стволы деревьев, как колонны. Хвоя и мелкие ветки на песке внизу. Легкий шум ветвей в вышине.

Настоящий сосновый лес!  Смолой пахнет!  Земля?

– Что это, Ник?  Странный лес!

Ризи, Варкел, Щерс и Дэзи столпились у волшебной двери, заглядывали из-за спины Ника.

– Это открытый постоянно портал в лес. Вот только где этот лес находиться?  Очень похоже на мой мир.

– Эти деревья не опасные? – Ризи выглядывала в дверной проем, крепко держась обеими руками за Ника. пахнет странно!

– Давайте попробуем отойди от двери, что произойдет?

Стоило всем отойди на два шага назад, как окно в лес исчезло, также мгновенно. Гладкая матовая белая поверхность.

– Проверим другие двери? – поинтересовался Варкел.

За каждой дверью оказался кусочек какого-то мира: укромная бухта с песчаным пляжем в лучах закатного огромного солнца, зеленая степь с высокими травами, по которым ветер гнал волны, пальмы и родник с красивым озерцом рядом с песчаными барханами, берег кристально-прозрачного озера среди гор. . .

Двери вели в живописные природные уголки и некоторые находились, похоже, даже на других планетах, судя по размерам и цвету местных солнышек.

«Постоянно открытые порталы в другие миры!  Виллена очень могучая волшебница. Пожалуй, она мне поможет вернуться!  Что ей стоит открыть портал в Москву? ! »

Дверь в конце коридора открылась не в другой мир.

Огромный круглый зал, метров сто в диаметре, пригрый сверху стеклянной круглой крышей. Причем крыша сделана из цельного куска!  Нет переплетов, ферм или иных креплений.

Стена зала на высоту человеческого роста обложена квадратными плитками. Они начинались не от самого пола, а примерно на высоте тридцати-сорока сантиметров.

В центре зала круглый подиум и на нем. . .

Ризи вскрикнула и вцепилась в Ника. Дэзи ахнула. Варкел тихо выругался.

На подиуме черного цвета лежала на спине обнаженная девушка. На черном фоне ее кожа казалась ослепительно белой.

Ник снял с плеча корзинку Ризи и двинулся вперед. Остальная команда неотступно следовала за ним.

Он остановился в трех шагах от подиума.

Девушка лежала в свободной позе, положив руки вдоль тела, со слегка раздвинутыми ногами.

Ростом выше Дэзи. Платиновая блондинка. Даже волосы на лобке имели платиновый оттенок. Стройная. Чуть впалый живот. Груди приятных округлостей. «Третий размер! »– мелькнуло в голове Ника.

Миловидное, правильное лицо, припухлые губы. Глаза закрыты.

– Она спит? – шепотом спросил Ник.

– Надо уходить. . . она проснется и будет очень зла на нас!

– Это Виллена?

– Кто же еще?

– Но, грудь не движется, она не дышит!

Действительно, лежащая девушка не походила на спящую, скорее она казалась очень искусно изготовленной статуей или замороженным трупом. . .

«Вот черт!  Я же тогда в последний момент перед исчезновением из квартиры думал о заколдованной принцессе, которую надо разбудить!  Но я, же не принц!  И это не сказка!  Я ее разбужу, а она порвет меня на куски как тузик грелку! »

– Давайте вернемся в коридор. Не будем ее беспокоить. . .

Ник повернулся и тихо ступая, двинулся к двери.

Ризи копалась в своей корзинке. Когда Ник поравнялся с нею, она, наконец, достало то, что искала-свою нагревательную плитку.

– Смотри, Ник!  Это же такая же чешуйка, как и эти на стенах!

Действительно, стены в зале облицованы точно такими же плитками.

– А вон там пустое место!

Ризи быстренько оказалась рядом с дверным проемом, где в крайнем ряду был пустой квадрат.

Жевунка приложила квадратик к пустому пространству. Что-то едва слышно щелкнуло, и квадратик встал на место в ряду других таких же.

Возникшее немедленно тоненькое жужжание становилось громче с каждым мгновением.

– Бежим, Ник! – взвизгнула Дэзи.

Пол подпрыгнул под ногами, и никто не устоял на ногах.

Ризи лежала у самой двери.

– Беги, Ризи! – крикнул Ник.

Жужжание превратилось в басовитый рев, ударивший по ушам.

Ник зажал уши ладонями и ткнулся носом в пол. Громовой треск, словно лопнуло все здание сверху до низу и ослепительная вспышка света. . . .

Тишина. Убрав руки от ушей, Ник приподнял голову. Ризи сидела на попке у двери и сосала пальчик. В свободной руке жевунка держала квадратик своей нагревательной плитки. Растрепанные волосы топорщатся в разные стороны.

Ник поднялся и подбежал к девушке. Встал рядом на колени.

– Что с рукой?  Ты в порядке?

– Ноготь сорвала!

Ризи вынула изо рта указательный палец и продемонстрировала окровавленную лунку без ногтевой пластины.

– Вы выдернула плитку из стены?

– Она не хотела подаваться и я. . . перестаралась!  Мне стало так страшно!

Ник, ты цел?  Все хорошо?

Ник смотрел через голову Ризи в дверной проем.

Вместо коридора там была песчаная равнина с редкими корявыми каменюками и ни одной травинки.

– Ник!  Иди сюда скорее!

Ник поднял Ризи на руки и пошел в центр зала.

Варкел, Щерс и Дэзи стояли у подиума.

Девушки на подиуме не было. Горка серого праха, все, что осталось от красивого юного тела.

– Хотели разбудить волшебницу, а вместо этого сожгли ее дотла!  констатировал мигун и снял свои очки.

– Это я виновата? – пропищала со слезами в голосе Ризи, прижимаясь к груди Ника.

– Никто тебя не винит, Ризи!  Может быть, ты спасла нас всех!  А Виллена, похоже, умерла тридцать лет назад в своем безумном дворце!  Только никто об этом не знал!  И конечно. . .

Ник перебил его:

– Вы посмотрите лучше, что там за дверью!  Коридор исчез!

У двери Варкел опять напялил свои очки.

Несколько минут все компания обозревала скудную местность.

– Очень похоже на Силурийскую пустыню! – высказалась первой Дэзи.

– Тогда до наших гор рукой подать! – обрадовался Варкел.

– Рука должна быть в полтысячи гиров!

«Пятьсот гиров, это почти пятьсот километров!  Ого!  И как нам выбираться отсюда? »

Ник поставил Ризи на пол и вернулся за корзинкой, что валялась на полпути от двери к центру зала.

– Здесь в зале нам делать нечего!  Выходим?

Ник первым спрыгнул вниз. До песка всего-то метр!

Ник обернулся и поймал в свои объятия Ризи. Остальный последовали к ним без помощи.

Ник видел только дверной проем, висящий в воздухе. Это действительно межпространственный портал!  Как только Варкел, поджав ноги, прыгнул вниз, дверной проем исчез. Портал закрылся.

От горячего песка шел жар. С неба палили солнышки.

«Мы словно в гриль попали!  Раз солнышка два, значит мы не на Земле! »

Во все стороны до горизонта простиралась однообразная песчаная равнина. Местами из песка торчали бурые и коричневые камни, ноздреватые, словно вулканическая пемза.

– Куда нам идти, Дэзи?

– Мы где-то в центре пустыни, коль, даже вершины гор не видны. Надо идти в закатную сторону.

– А где закатная сторона?

– Вечером станет ясно.

Здесь же разбили лагерь. От секиры Варкела воткнутой в песок протянули в четыре стороны растяжки. Тонкая бичева оказалась в корзинке запасливой Ризи. Сверху уложили плащи.

Забравшись в этот шатер, провели ревизию припасов. Воды оказалось всего пять литров. Продуктов, в лучшем случае, на неделю.

– Нужно идти на закат. Выйдем к горам. Там родники и лес с дичью. На восходе пустынный берег моря-там верная смерть.

Дэзи кинжалом набросала на песке примитивную карту.

– А другие направления?

– На север пустынные безводные земли, а на юг розовая страна которую мы так удачно покинули. Там нам не очень то рады!

– Зато в горах нас может ждать встреча с Фелицией.

– С Фелицией мы можем встретиться в любом месте, Ник. . . – тихо сказала Дэзи, опустив ресницы.

– Вам то что! – пробасил Варкел-Она ваша госпожа, а нам с Ником лучше держаться от нее подальше!

– Ты против того чтобы идти на закат?

– Я не против. . . Кто же против того чтобы вернуться на родину?

Дождавшись вечера, компания двинулась в путь.

Варкел предложил идти ночами-так не жарко и воды меньше будет тратиться.

Под яркими заездами в пустыне не было темно. Силуэты друзей Ник четко видел на фоне неба или светлого песка. Ризи шла рядом, держась за руку.

– Здесь так тихо, Ник!  Никогда не думала что в пустыне так тихо!

Ник поддакнул, а сам подумал, что в земных пустынях часто ветер поднимает песчаные бури, от которых нет спасения путникам. Бывает ли здесь сильный ветер?

До утра прошли по прикидке Варкела гиров сорок.

– Мало. Так будем идти-потребуется дней двенадцать, не меньше. Ни воды, ни еды не хватит!

Пейзаж не изменился. Все такая же унылая песочница.

Опять устроили шатер и, подкрепившись, улеглись спать-головами к средине, а ногами наружу. После ночного марша ноги болели. По песку идти совсем не то, что по дороге!  Солнышки быстро прогрели пустыню, и утренняя приятная прохлада сменилась липким зноем. Ник спал плохо. Под плащами душно, хотя снизу было оставлено пространство для притока воздуха. Ветерок, проникавший внутрь не нес облегчения, он был обжигающе горяч.

Ризи спала крепко. Бисеринки пота выступили на ее лице. Она стонала во сне. Губы обветренные и пересохшие.

Варкел похрапывал.

За весь день Ник выбрался из под навеса только для того чтобы помочиться.

Вечером, после захода солнышек продолжили путь.

Дэзи держала путь по звездам. «Чтобы мы без нее делали?  Кружили по песку, пока не умерли? »

Ризи совсем обессилела и Ник привычно посадил ее себе на шею.

Девушка дремала на ходу.

Под утро случилось странное. Путники только что еле передвигавшие усталые ноги оживились. Шаг стал упругим и более широким. Ник впервые начал отставать от них.

Варкел, Щерс и Дэзи устремились вперед быстрым шагом.

Пробудилась Ризи.

– Ник, что-то происходит!  Меня тянет вперед!

– Меня тоже тянет, но я отстаю!  пошутил Ник.

– Опусти меня на песок.

Оказавшись на почве, Ризи быстро пошла вперед, она оглянулась на ходу.

– Ник, мои ноги сами идут все быстрее!  Это какое-то колдовство!  Ник!

Ризи перешла на бег. На бегу, она оглядывалась с выражением ужаса на лице.

Ник побежал за нею. И не смог догнать!

– Стойте!  крикнул Ник, задыхаясь от бега.

Но расстояние все увеличивалось.

– Ник!  Помоги мне!

Ризи вопила от страха, но бежала очень быстро. Крепкие ножки в синих штанишках так и мелькали.

– Ризи!

Тут только Ник обратил внимание на то, что Варкел, Дэзи и Щерс пропали из виду. Это на совершенно ровной поверхности пустыни.

– Ник!

Ризи пронзительно завизжала и исчезла, как сквозь землю провалилась метрах в трехстах впереди.

Ник прибавил ходу и вскоре оказался на края огромной ямы в виде воронки из песка.

На дне в самом центре высился белый камень, похожий на гигантский палец.

Под этим пальцем Ник увидел всех своих друзей в целости и сохранности.

– Вы чего сюда бежали?  Я угнаться не мог!

– Ты не хотел бежать? – спросила Дэзи.

– Какой бег!  Я еле ноги передвигаю!

Ник загребая песок сандалиями двинулся вниз по склону.

Все четверо сидели, прижавшись спиной к камню. У Варкела на лбу шишка. Щерс нянчил правую руку. Ризи размазывала слезы по лицу. Только Дэзи казалось совершенно спокойной.

Ник подошел поближе, снял корзинку с плеча и сел рядом.

– Что это за камень?

– Это наша смерть, Ник. Это камень Гарли. . .

Ник пожал плечами.

– Может сначала расскажешь о том кто такой Гарли и что такое его камень?

. . . . Около тысячи лет назад в большом оазисе посреди Силурийской пустыни жил маг по имени Гарли. Пустыня эта никому в те времена не нужна была, как впрочем, и сейчас. Немногочисленные плена кочевников, что называли себя «детьми пустыни» , признали Гарли как своего повелителя.

Гарли был некромантом и его любимое развлечение-умертвление случайных путников и превращение их в безмолвных и послушных рабов. Говорят, что Гарли собирался со своей армией живых мертвецов однажды выйти из пустыни и покорить весь мир.

В пустыне в те времена расположились эти колдовские камни. Любое живое существо, оказавшееся в пределах его воздействия, помимо воли устремлялось к камню и уже не могло его покинуть. Гарли объезжал свои ловушки и так пополнял свою армию живых мертвецов.

Кто уничтожил Гарли осталось неизвестным. Фелиция, Виллена или сам Гаргилл?

Однажды оазис Гарли превратился в озеро расплавленного песка. Местные племена вымерли за один день. В Силурийской пустыни не осталось больше жителей.

А камни остались и собирают свои жертвы. Человек, подошедший к камню, его не сможет покинуть. Неведомая сила притягивает его обратно, к неминуемой смерти от жажды и голода. . .

Все это Дэзи рассказала монотонным спокойным голосом, но в глазах ее плескался черный ужас.

– Ты должен уйти, Ник. Колдовство Гарли на тебя не действует, ты должен жить. Забери всю еду и воду и уходи. . . Нам ты не поможешь. . .

– Вот еще!  Надо придумать что-нибудь!  Да и потом уже солнышки появились. До ночи надо подождать!

Ник растянул растяжки и сделал навес из плащей от солнечных лучей.

Он не очень то поверил словам Дэзи, но факт остался фактом-никто из его друзей не мог даже отодвинуться от белого камня. Как будто камень стал магнитом, а они железными опилками!

Распсиховавшись, Ник поливал проклятый камень отборным матом, пока не выдохся. Результат-ноль! Коварная каменюка была сработана на совесть.

– Дэзи права, Ник. – подал голос Варкел. – Уходи. Негоже тебе смотреть, как мы умираем. . .

Ризи плакала, спрятав лицо в ладони.

Щерс протянул руку и коснулся руки Дэзи.

– Мы умрем здесь, рядом, госпожа Дэзирель?

– Это неизбежно, мой верный рыцарь.

На лице Щерса появилось выражение облегчения, если угодно спокойствия.

– Варкел!  У тебя золотая шапка Гархурдов!  ?

На макушке мигуна красовалась волшебная шапка. Если бы не огненный цвет волос, Варкел оказался бы похож на старого раввнина.

– Что же мы отдали архимагу?

– Отдали мы ему то что за ночь сшила Ризи с моей конечно помощью из золотых ниток, купленных в ближайшей лавке. Твой земляк не маг, он ничего не понял. . . Кроме того у меня осталось мое неиспользованное желание!

– Ты можешь всех спасти?

– Да, последние полчаса я сижу, напялив ее и с дурацким видом тужусь!  Как видишь-толка нет!

– Может быть, ты не то желаешь?

– Я всякого уже нажелал, Ник и вам и себе!  Не работает магия гархурдов здесь!

Весь длинный день Ник просидел рядом с белым камнем, пересказывал свои любимые фильмы. Он сидел рядом с Ризи, держал ее за руку, а она могла только склонить голову к его плечу. Попытки отодвинуть Ризи от камня ни к чему не привели. Она словно приросла к нему спиной!

На закате Щерс протянул Нику свою большую флягу, а Дэзи указала то созвездие, на которое ночью следует держать путь.

– Я приведу помощь или найду воду!

– Прощай, Ник, спасибо тебе за то, что ты сделал для меня!

Дэзи обняла его за шею и поцеловала сухими губами. Первый и последний раз.

С Варкелом и Щерсом Ник обменялся рукопожатием. Мигун сунул ему в руку что-то гладкое и тяжеловатое.

– Что это?

– Утром увидишь!

Ризи обхватила его шею и целовала пока не заболели губы.

– Вспоминай обо мне. . . Прощай, милый Ник. . . Вот, здесь в узелке. . . сухари. . .

– Эгей!  Не прощайтесь!  Мы еще увидимся!  Держитесь и я вернусь!

Выбравшись из воронки, Ник зашагал на закат.

«Я буду идти быстро, и я быстро вернусь! »

К концу ночи от вышел к еще одной воронке с камнем Гарли. Несколько побелевших человеческих скелетов напомнили Нику об участи грозящей его друзьям.

Стиснув зубы он шел еще несколько часов, но совершенно обессилел. Соорудив из плаща и меча с веревками палатку, забрался под нее и, хлебнув теплой, но такой сладкой воды, забылся тяжким сном.

Ник проснулся на закате, дождался звезд, и продолжил путь.

К утру он уже еле волочил ноги. Подкрепивших сухарем и несколькими глотками воды, Ник ждал рассвета. Тут он вспомнил про подарок Варкела.

То, что он достал из кармана оказалось овальным медальоном и розового камня, гладкого как карамель. Варкел вырезал из камня портрет Ризи вполоборота. Ризи улыбалась, чуть приподняв уголки рта. Ник гладил пальцем лицо девушки и плакал.

Слезы капали на гемму. Слезы боли и отчаяния. Там позади осталась умирающая от голода и жажды Ризи, и он ничего не мог сделать!  Ничего!

За восемьдесят гиров от него, Варкел в полубреду прошептал:

– Пусть тебе повезет, Ник. . .

12.

Еще один день и еще одна ночь.

Песчаная равнина со всех сторон. Во фляге осталось не больше трети.

«Зачем я ушел?  Лучше умереть рядом с друзьями, чем одному среди этого песчаного равнодушия! »

Которая ночь?  Третья или четвертая?

Ник шел на закат, времена, поглядывая на небо.

Вспышка света его ослепила. Он вскрикнул.

Зажмурив глаза и прикрыв ладонью их, он ждал, когда пройдет ослепление.

– Наш герой совсем один. И еще не пал духом!  Я не ошиблась в своем выборе!

Щуря глаза, Ник на фоне сияющего овального портала увидел темный женский силуэт.

– Чего тебе надо, Фелиция?

Волшебница приблизилась и погладила Ника ладошкой по небритой щеке.

– Мне нужен ты.

– Помоги спасти моих друзей!

– Так не просят волшебниц, Ник!  Что за ужасные манеры! ?

Ник рухнул на колени.

– Спаси их, и я сделаю все что пожелаешь!

Фелиция обошла коленопреклоненного Ника по кругу и опять встала напротив.

– Увы, Ник!  Магия Гарли мне не подвластна.

– Ты сама боишься этого камня?

– Ты очень наглый и грубый проситель, Ник!  Я вернусь в следующую ночь, когда ты станешь более покладистым!

Волшебница не говорила, а буквально мурлыкала как кошка. Кошка, поймавшая мыша и решившая поиграть перед обедом. . .

– Куда уж более покладистым?  Целовать твои туфли?

– Целовать мои туфли великая честь, Ник!  Ты ее не заслужил!

Легкие шаги по песку. Портал погас.

«Она приходила поиздеваться надо мной!  Ей это доставляет радость!  Мерзкая тварь! »

Под утро Нику показалось, что он бредит. Под ногами твердая дорога из рыжего кирпича. . .

Опустившись на колени, Ник пощупал кирпичи и убедился в том, что они реальны. Вокруг по-прежнему пустыня. Но откуда взялась дорога?

Проделки мифического неуловимого Гаргилла?

Ник пошел по дороге. По твердым кирпичам идти легче, чем по песку. Звезды начали бледнеть, как обычно перед рассветом. Только одна звезда у горизонта становилась все ярче.

«Мерещится! »

Ник шел вперед, прикидывая, где разместится на дневку самой дороги или лучше поодаль.

Солнышки поднимались из-за края горизонта за спиной Ника, и он неожиданно увидел впереди, почти у горизонта неровную вереницу вершин. Горы поднимались там на закате!

Ник засмеялся. Он почти дошел!  Еще ночь или две и он дойдет до цели!

Яркая звезда на горизонте превратилась в две, рядом расположенные и они приближались к Нику с большой скоростью!

Это фары автомобиля?

Не может быть!  Откуда здесь автомашина?

Серебристый длинный лимузин несся по кирпичной дороге.

Такие любят снимать для свадеб.

«Какие свадьбы?  Какой лимузин? »

Ник сошел на обочину и, открыв рот, наблюдал за автомашиной. Фары горят. Стекла наглухо затонированы.

Когда лимузин поравнялся с Ником, он совершенно автоматически сделал жест рукой, которым обычно ловил такси на московских улицах. Можно сказать, рука Ника проделала все сама без его вмешательства.

Лимузин резко затормозил, потом сдал назад и остановился напротив Ника.

Почти беззвучно распахнулась дверь салона.

Там горело освещение, и негромкая музыка для релаксации втекла в уши оторопевшего путника.

– Ник, заходи! – позвал мужской голос. Хорошо поставленный голос как у актера или диктора телевидения.

Ник приблизился к лимузину и заглянул в глубь салона.

На диванчике в самой глубине развалясь сидел мужчина в смокинге, как будто только что с приема у королевы или с церемонии вручения Оскара!

У мужчины было лицо Алека Болдуина!  Черт возьми, это и был Алек Болдуин!

Ник робко сел на краешек сиденья. Дверь закрылась. Лимузин поехал, набирая скорость. Ник покосился. От водителя салон отделяла непроницаемая перегородка.

– Виски?  Шампанское?  поинтересовался Алек, открывая бар.

– Кока-колы со льдом! – выпалил Ник.

Алек улыбнулся чуть небрежно и протянул Нику знакомый большой картонный стакан из Макдональдса с трубочкой.

Ник качнул стакан и льдинки загремели, перекатываясь на дне.

Вкус напитка показался Нику божественным нектаром. Отпив мощных глоток ледяной пузырящейся колы, он зажмурил глаза.

«Мне это сниться. Я в бреду. . . Умираю и перед смертью брежу. . . »

– Нет, Ник, ты не умираешь. Ты в моей повозке или как у вас называют-лимузине.

Ник открыл глаза и замер. Вместо Алека Болдуина на заднем сиденье располагался длиннобородый и длинноволосый старик в очках и мантии расшитой звездами. Просто вылитый Дамблдор из приключений Гарри Поттера!

– Так лучше? – поинтересовался Дамблдор.

– Вы– Гаргилл!

Волшебник расхохотался.

– Догадливый Ник!  Смешной Ник!

Когда я загрузился твоими воспоминаниями не мало веселых мгновений испытал!  Что за странный и нелепый мир-ваша Земля!

– Вы там не были?

– К сожаленью нет!  Но теперь я намерен вас посетить, молодой человек!

– Каков же ваш подлинный облик?

– Этот не нравиться?  А такой?

В долю мгновения Дамблдор исчез.

Закинув ногу на ногу на диванчике восседала в синем раздельном купальнике обворожительная Джессика Альба!

Она зазывно улыбнулась Нику и облизнула губки.

Ник вздохнул.

– Первый вариант был лучше. . .

– Я же тебе нравлюсь. . . – прошептала Джессика.

– Именно поэтому. . .

– Ну, хорошо, Ник!  Что ты хочешь от Гаргилла?

На диванчике опять появился Алек Болдуин в смокинге.

– Вы залезли в мою голову и в мои воспоминания. Вы знаете все обо мне. Вы знаете, что я хочу.

– Нет, Ник, я не знаю!  Твои желания запутанны и противоречивы. Назови их сам. Четко и внятно!

– Я хочу освободить и спасти моих друзей от камня Гарли!

– Уже сделано. Что еще?

– Я хочу вернуться домой.

– Прямо сейчас?

– Сначала надо проститься с друзьями, . . . Если это возможно?

– Конечно!

Алек улыбнулся. Его понимающий влажный взгляд переместился с Ника на бар.

– Еще кока-колы?

– Спасибо, достаточно.

Лимузин мягко остановился. Дверь распахнулась.

– Прошу! – Гаргилл сделал приглашающий жест.

Ник вышел из лимузина на травяную площадку рядом с дорожкой вымощенной разноцветным тротуарным камнем. По обеим сторонам аккуратно подстриженная живая изгородь.

В конце дорожки дом-поместье в английском стиле из камня, с фасадом обвитым зеленым плющом или что там у них есть вьющееся!  Обернувшись, Ник, обнаружил Гаргилла в облике Алека Болдуина с бокалом шампанского в руке. Лимузин бесследно исчез.

– Идем, Ник, я покажу тебе твоих друзей!

Гаргилл пошел не к дому, а свернул по дорожке среди живых изгородей. У чаши фонтана на скамье сидели Дэзи и Щерс.

Дэзи в черном вечернем платье с бриллиантовым гарнитуром. Щерс крутил головой в непривычном воротнике смокинга.

Увидев Ника они бросились к нему, но незнакомец рядом заставил их насторожиться и замедлить шаг.

– Представь меня, Ник!

– Друзья, это– Гаргилл!

Дэзи остановилась, будто ударилась о стену. Лицо ее перекосилось. Щерс выступил вперед и оттер госпожу к себе за спину.

– Госпожа Дэзирель до сих пор зла на меня?

– А разве не за что? – прошипела Дэзи.

Гаргилл повернулся к Нику:

– Видишь ли, Ник, в долине Сархи, где правила дорогая Дэзирель был милый обычай– рубить головы всем за малейшее нарушение существующего порядка. Ваше владение Дэзирель не зря звали «Долина черепов» ?  Представь, мне тоже захотели отрубить голову, как бродяге!  Даже свободный кол нашли, а это было не просто, поверь мне, Ник!  Поэтому я позволил Дэзирель ощутить все прелести обезглавливания!  Но заметь– оставил ее в живых!  Дэзирель, тебе понравилось лишиться тела?

– Нет!

– Ник попросил меня выручить вас из объятий камня Гарли-я это сделал. Вы вольны вернуться в свои горы, но только учтите, там другой правитель и Фелиция вас давно занесла в список врагов и предателей. Подумайте-я перенесу вас в любое другое место.

Гаргилл коротко кивнул.

– Попрощайся с ними Ник, я буду ждать на дорожке

-Почему он сказал попрощаться? – Дэзи оглянулась на проход в живой изгороди, где исчез Гаргилл.

– Он обещал меня вернуть в мой мир.

– Я рада, Ник, что твое желание сбудется!

Дэзи обняла Ника справа, а Щерс слева.

– Ты спас нас и мы этого никогда не забудем. . . Прощай Ник, пусть твоя жизнь будет радостной!

Гаргилл ожидал Ника с неизменным бокалом шампанского.

– Хочешь шампанского Ник?

– Я хочу увидеть Ризи.

– Прошу!

Молча они прошли по дорожке дальше, завернули за здание. На мраморной скамье возле куста роз сидели рядом Варкел и Ризи. Они были одеты в свои обычные одежды. Они сидели молча. Скамья им была великовата и их ноги не доставали до земли, как у детей. Но тут Ник увидел, что они держаться за руки. Он тихо отступил назад и за угол.

– Ты хотел увидеть свою малютку? – удивился Гаргилл.

– Я ее увидел. Отправляй меня домой!

– Ты не хочешь ее обнять и поцеловать?

– Лучше будет если она останется с мигуном. Она ему нравиться. Он позаботиться о ней.

– Возьми ее с собой.

– На земле такой маленькой женщине будет трудно. Наш мир грязен и страшен. Здесь ей лучше остаться. . .

– Тебе виднее-согласился Гаргилл. – Ты готов?

– Да. Есть только вопрос: почему вы не покончили с Фелицией и прочили злобными тварями?

– О, Ник!  Я такой же как они!  Фелиция, Виллена и Гарли когда-то были моими учениками. Но они не овладели теми слоями магии, которыми свободно владею Я. почему-то они решили, что учитель передаст ученикам все что знает и умеет!  И за это поплатились!  А Фелиция меня забавляет!  Пусть ее!

– Вы не такой!  Вы делаете добрые дела!

– Когда есть такой каприз, Ник. И потом жить вечно и стараться только для себя любимого-это так скучно!

Я помог тебе и твоим друзьям-меня это развлекло. Да, хотел тебе сказать-твои друзья были правы-архимаг Сапфирового города продал тебя колдунам страны болтунов. Если бы вы не сбежали-тебя давно бы уже зажарили на медленном огне, как этот-э-э-э– шашлык!

Гаргилл засмеялся тихо. От этого смеха мурашки пробежали по спине Ника.

– Ступай, Ник и больше не желай себе странных и необычных приключений!  Мечты опасны-они могут сбываться!

Ник открыл рот для ответа. Но отвечать уже было не кому. Он стоял у двери в туалет в своей квартире. В спортивных штанах с пузырями на коленях, в шлепанцах и в старой майке Адидас.

Ник ринулся к компьютеру. Число, дата. . .

Он вернулся домой в тот же самый час, когда провалился в мир двух солнышек.

Ник подошел к зеркалу в прихожей. Оглядел себя. Потом спустил штаны и посмотрел ногу. Шрама не было.

«Никаких доказательств что я был в том сказочном квесте! »

Ник злобно покосился на книжку с яркой обложкой, что лежала на тумбочке в прихожей. «Глюки от чтения фентези! »

Вытащив из шкафа свежее полотенце и свежее белье, Ник отправился под душ.

Ник побрился и помылся так тщательно и неспешно, как никогда. Вода смывала, казалось воспоминания.

Ник сушил голову феном и был готов поклясться, что этот удивительный квест ему приснился.

Ник накинул банный халат, когда в прихожей раздался грохот и звон.

«Кто-то столкнул старый бабушкин телефон? »

Квартира, в которой жил Ник принадлежала его родителям. Вещи покойной бабушки Ника здесь бережно сохраняли и на полочке в прихожей, под большим зеркалом стоял старый дисковый телефон. Этот телефон не редко роняли друзья и знакомые Ника.

Ник выглянул из ванны. Растрепанная девушка, странно одетая, стояла на четвереньках посреди прихожей и пугливо озиралась.

Разбитый телефон валялся на полу.

Ник поднял глаза и окаменел.

Из зеркала ему улыбался Гаргилл, собственной персоной в образе Алека Болдуина.

Маг сделал ручкой жест и исчез. Осталось только обычное зеркало. . .

Девушка поднялась на ноги и с визгом бросилась на Ника.

– Ник!  Милый Ник!  Я тебя нашла!

Девушка была чуть ниже Ника ростом, ее крепкие руки обхватили его так тесно, что он не мог пошевелить своими руками. Девушка прижалась к нему и замерла на мгновение.

Она подняла голову и Ник увидел ее радостное лицо со слезами на щеках.

– Ризи? ! !

– О, Ник!  Ты стал таким маленьким!  Почти как я!

Квест второй КВЕСТ БЕЗ ПРАВИЛ

Шефа не было. Застрял на какой-то презентации с новой пассией и Николай уехал из офиса сразу после обеда.

Заехал за продуктами в ближайший супермаркет, в «Бухарест» . Цены выше, зато народа нет и очереди у касс тоже.

А потом мимо газпромовского квартала рванул за город, радуясь, что в пятницу смог раньше обычного удрать из столицы. Пробки образуются на выезде еще часа через два, когда он уже доберется до Тимкино.

Мотор «Пассата» довольно урчал. Машинка тоже рада, что едет вон из города.

Асфальт утекал под колеса и Николай включил магнитолу, нашел авторадио. . Нужен шумовой фон, чтобы отвлечься от всего. Выкинуть из головы всю муть с тяжбами в арбитраже и срочными бумагами.

Коттедж в Тимкино он купил полгода назад, по весне. Один риэлтер, постоянный клиент их юридической конторы продавал недостроенные коттеджи фирмы влипшей в банкротство с хорошей скидкой.

Тимкино, старая деревня, практически умершая, но котеджный поселок унаследовал имя деревеньки и не собирался умирать.

За забором из красного кирпича, услышав звук мотора, бодро, но еще визгливо залаял кобель Гришка-овчарка восточно-европейская.

Сворки глухих ворот дрогнули и распахнулись. Николай и посигналить не успел.

Ризи словно знала наперед, когда он приедет. Николай быстро вышел из машины, хрустя целофаном. Букет желтых хризантем он купил в магазине у последней станции метро.

«А вот и она, красавица моя! »

В синем джинсовом костюмчике бежала вприпрыжку по дорожке любимая жена. Гришка ее, конечно, обогнал и бросился первым обниматься и лизаться. Едва избавился от собаки, как на шее с радостным визгом повисла Ризи.

И слезы и море поцелуев!  Как будто не виделись целый год!

Зарывшись лицом в пышные, пахнущие ромашкой волосы жены, Николай растроганно подумал:

«А все же я ее люблю! »

Год назад, когда после квеста в мире двух солнц Ник вернулся домой и заполучил следом через зеркало в прихожей жевунку Ризи, он сомневался в своих чувствах. Конечно, они пережили вместе немало и Ризи была самым верным другом и, признаться, очень сладкой любовницей, но опять связывать себя семейными узами/узы-нехорошее слово! / Николаю не хотелось до жути!

После умопомрачительного бурного секса, прямо на диване в гостиной, Николай заснул, а проснулся в ужасе от запаха гари и дыма.

Ризи в ванне пыталась разжечь огонь, чтобы приготовить завтрак «милому Нику» . Причем костерок Ризи устроила из пачек банкнот, по 10000 евро в каждой!

Обалдевший Ник, перестал орать на перепуганную Ризи и разглядывал обгоревшие пачки с подозрением. «Кукла» или настоящие?

Ризи в ответ на расспросы принесла холщовый мешок из своей корзинки. С учетом подгоревших банкнот на ковре в гостиной оказалось ровно миллион евро. Плюс паспорт на имя гражданки ФРГ Ризи Брил с отметками иммиграционной службы. Плюс свидетельство о браке между гражданином Ореховым Николаем Степановичем и той же гражданкой Ризи Брил. Ник ринулся в спальню, вытащил свой паспорт из кармана костюма и уронил челюсть. В паспорте красовалась свежая отметка о регистрации брака все с той же гражданкой Ризи Брил.

«Ну, Гаргилл!  Ну, сукин сын! »

Миллион евро оказался свадебным подарком мага.

Два следующих дня Ник знакомил Ризи с квартирой и учил пользоваться всем, что в ней находиться. Ризи то пищала от восторга, от впадала в оцепенение.

Похоже, что путешествие по квартире потрясло ее больше чем весь квест по дорогам волшебной страны!

С квартирой Ризи освоилась и вскоре уже готовила для милого Ника вкуснейшие завтраки и обеды из обычных продуктов.

Но вот с лифтом и домофоном Ризи отказалась иметь дело, а выход на улицу стал шоком для бедной девочки.

Только через неделю Ник смог довезти ее без проблем до ближайшего супермаркета. Вот здесь на этом «волшебном складе» /по словам восторженной Ризи/она освоилась моментально. Двух тележек не хватило, пришлось брать третью. Женщины в магазине-в своей стихии!

В квартире или в магазине Ризи чувствовала себя уверенно, но на улицах. . . На улицах среди толп людей и скопищ автомашин она пугалась и впадала в ступор.

Ник в глухую затонировал стекла новенького «пассата» чтобы хоть в машине Ризи было комфортно. Это мало помогало. А потом и вовсе выяснилось, что девушка и город несовместимы-Ризи плохо спала по ночам. Появились кашель и одышка. Она бледнела и слабела с каждой неделей. Покупка коттеджа в ста километрах от столицы решила эту проблему.

Ризи поправилась. Вот только встречался с нею Ник по выходным и по праздникам. В будничные дни ездить в сельский дом к жене было совсем невозможно из-за пробок на дорогах. Для своего спокойствия и чтобы рядом с Ризи была хоть живая душа Ник приобрел щенка-овчарку. За полгода щенок изрядно подрос и жрякал как поросенок. Ризи перекармливала его и всегда находила оправдания перед Ником по этому поводу.

Под радостные вопли Гришки они весело перетаскали из багажника пакеты с покупками, находя время для поцелуев во внезапных местах, то у ворот, то на лесенке, то в дверях. Щенок то и дело норовил поучаствовать и совал лобастую голову между ними. Ризи смеясь, теребила его за уши.

– Милый, ты голодный!  Я чувствую!  Идем скорее-я приготовила блинчики, оладьи, отбивные, весенний салат, рыбу в кляре. . .

– Когда успела?  Зачем так много?

– Сегодня, все для тебя!  Идем, милый!

Ник разулся и сунув ноги в уютные теплые тапочки, что слегка обслюнявил Гришка, отправился к столу.

Ризи быстро выставила на стол свои кулинарные изыски. Пахло как всегда умопомрачительно.

Ризи обожала готовить и целыми днями пропадала на кухне, успевая и телевизор посмотреть между делом. В ее руках все спорилось, скворчало и исходило ароматами. Книги с рецептами заняли на кухне отдельный шкаф. Ризи выучилась читать очень быстро, а вот с письмом не заладилось, . . . Читая писанину Ризи-она записывала рецепты из ТВ-программ, Ник умирал со смеха. Но Ризи всегда очень обижалась, и читать ее каракули Ник перестал.

Телевизор для девушки из примитивного мира стал божеством. Она всему верила беспрекословно, а сериалы считала реальными событиями и сопереживала героям как ближним родственникам. Объяснения Ника по поводу «жвачника» /Ник по другому этого домашнего развлекателя и не называл/ Ризи не воспринимались совсем.

В конце концов, Ник махнул рукой. Всю неделю Ризи было чем заняться.

С аппетитом поглощая стряпню жены, Ник вынуждено слушал пересказ очередного сериала о несчастной даме. Как бишь он назывался?  Бомжиха, сторожиха, менеджериха?

Ризи сидела напротив с блестящими влюбленными глазами и щебетала с упоением. Сама она, заполучив рост вполне земной, кушала очень мало, сохраняя стройную фигуру и хороший цвет лица. Косметикой Ризи не научилась пользоваться. /Может потому что подружек на новом месте не приобрела? /

После плотного обеда-ужина Ник отправился в ванную комнату в душевую кабину.

Через несколько минут к нему присоединилась голенькая Ризи.

Правду говорят: принимать душ одному– скучно, а вдвоем-долго!

Запах омлета и свежесваренного кофе проник по лестнице через приоткрытую дверь спальни, забрался в ноздри Ника.

Бормотал новости телевизор на стене. Напевая песенку без слов, Ризи в коротком халатике порхала по кухне. Быстро чмокнула Ника в щеку и устремилась от холодильника к плите.

Когда Ник вернулся из ванны, чисто выбритый и умытый, завтрак уже расположился на столе.

Окинув сервированный стол взглядом, Ник счастливо вздохнул. Он вспомнил про длинноногую стильную Ирину из офиса, что клеила его нагло который месяц, впрочем, без результата. Ирина такой завтрак ему не устроит!

– Хорошо спал?

– Замечательно, милая!  С тобой мне не может быть плохо!

– Ой, говори еще!

В центре стола в вазе стояли вчерашние хризантемы. Ник переставил вазу на подоконник, чтобы видеть Ризи.

– Люблю тебя, малыш. . .

– И я тебя. . .

Их руки встретились над тарелкой с сыром. Они смотрели друг другу в глаза, а их пальцы ласкали друг друга.

– Ох, Ник!  Все остынет!

Они ели омлет и ласкали друг друга взглядами. После завтрака, с трудом оторвавшись от пухлых губ Ризи, Ник спустился в подвал. Там за поленницей березовых и дубовых дров для камина была спрятана коробка с оставшейся валютой.

Проверив коробку, Ник отрегулировал температуру газового котла, что негромко гудел на стене.

С утра подморозило и на первом этаже стало прохладно.

«Скоро зима. Лето прошло. Я так и не выбрался с Ризи никуда! »

Планы были огромные: круиз вокруг Европы, или на три недели на Мальдивы, или в Хорватию на пару недель. У Ризи немецкий паспорт, а в Хорватию в этом году русских пускали без виз.

Ника останавливало то, что на самом же деле Ризи немкой не была. Любой клерк из консульства или погранец раскусит наивную жевунку за пару минут.

Ник поднимался по лестнице из подвала, когда услышал испуганный вскрик Ризи.

Через две ступени он взлетел наверх, прихватив бейсбольную биту, что хранил у двери на всякий случай.

Ворвавшись на кухню, Ник резко притормозил.

Нервно улыбающаяся Ризи сметала в совок с пола осколки фарфоровой чашки.

За столом сидел . . . Алек Болдуин. . .

Гаргилл уплетал проворно гренки, под третью чашку кофе. Ник и Ризи сидели рядом, напротив мага и наблюдали.

Ничего хорошего от внезапного визита волшебника Николай не ожидал. Прошлогоднее приключении давно казалось чем-то нереальным. Успешно все закончилось лишь благодаря Гаргиллу, но что ему надо?  Потребует ответной любезности?

«Что он-голодный?  Вот молотит! »

Гаргилл ласково улыбнулся.

– Я вовсе не голоден, Ник!  Хозяйке приятно, когда гость кушает с аппетитом. Правда, же, Ризи?

Ризи кивнула быстро в ответ.

– Маги могут, есть, могут не есть, или есть все подряд. . .

Гаргилл продемонстрировал чайную ложечку и тут же ее с хрустом разжевал и проглотил.

«Оба на!  Весь сервис как бы не слопал! »

Ризи вздохнула жалобно. Маг тут же извлек ложечку целую и невредимую из воздуха и положил на блюдце.

– Не пугайся, дорогая!  Я не буду, есть твою посуду!

Гаргилл расхохотался, показав отличные белые зубы.

– У вас все хорошо, я вижу, что вы счастливы вместе. Но не надоела ли вам вся эта рутина. Жить всю неделю раздельно?  Встречаться только по выходным?  Почему бы вам не поехать к морю?  Пожить без забот в свое удовольствие?

Ризи покосилась на Ника.

Поехать к морю девушка мечтала с того момента как впервые увидела море в рекламе. Ну, вы знает: белый песок, голубое море, голубое небо, загорелая девушка босиком идет по кромке прибоя. . .

– Из офиса меня сейчас не отпустят. . . Напряженная ситуация. . . рейдерский захват у клиентов. . .

– Чепуха, Ник!  Это отговорки!  Ты чего то опасаешься?

– Ну, . . . паспорт у Ризи есть, вот только она же говорить по-немецки не может!  Какая она немка? !

– О, это мелочи!

Гаргилл подмигнул Ризи и послал ей воздушный поцелуй.

– Was die schone Hauswirtin dieses Hauses sagen wird?  Zum Meer zu fahren oder nicht? /Что скажет прекрасная хозяйка этого дома?  Ехать к морю или нет?

– Ich will sehr dort einige Zeit sein, aber Nik kann nicht. . . . /Я очень хочу там побывать, но Ник не может. . .

Ник разинул рот. Ризи повернулась к нему с испугом на лице.

Nik, ich sage irgendwie seltsamerweise! / Ник, я как-то странно говорю!

Гаргилл довольный произведенным эффектом опять засмеялся.

Ризи сглотнув комок в горле продолжила уже по-русски:

– Мы не можем пока поехать, но когда Нику дадут отпуск. . .

– Это чепуха!  Собирайте чемоданы доставлю вас в лучший прибрежный отель!

– Это далеко?

– Какое это имеет значение, Ник?  Со мной вы перенесетесь туда мгновенно. Можете там отдыхать сколь угодно долго, пока не надоест!

Вы вернетесь обратно в тот же день и час как отбудете!  Никто и ничто этого не заметит!

«Здорово!  Вот только чего он такой добрый? »

– А добрый я, потому что вы мне нравитесь!

– Сколько это будет стоить?  Нужны документы и деньги?

«О, черт!  Кажется, я туплю! »

– О чем ты говоришь, Ник! ?  Отель принадлежит мне! . Для вас все бесплатно!  «Все включено»– так у вас пишут?

Гаргилл поднялся из-за стола. Чувствовалось что отказа он не примет.

– Собирайтесь, а я прогуляюсь на улице пока.

– Там собака. . . .

– Я люблю собак, а они любят меня!

Гаргилл улыбнулся и исчез.

Выглянув в окно Ник и Ризи увидели мага уже на дорожке у гаража. Предатель Гришка, развесив уши, носился за алым мячиком, что швырял по газону смеющийся маг.

Ризи села на стул и опустила руки.

– Я боюсь его, Ник!

– Он делал для нас только хорошее.

– Пока да. А вдруг. . .

– Мы будем у моря с тобой вдвоем!  Ризи, вдумайся в эти слова!

Чемодан не потребовался. Все необходимое уместилось в спортивной сумке.

Ризи надела свой любимый джинсовой костюм. Ник, натянул свитер.

Гаргилл материализовался на кухне, пахнущий морозом и немного псиной.

– Готовы?

– А как же Гришка?  опомнилась Ризи.

– Для него вы будете отсутствовать лишь несколько мгновений!  Давайте руки!

Гаргилл взял Ника за правую руку, а Ризи за левую.

Привычный мир подернулся пеленой и исчез.

Все втроем они оказались под длинным козырьком у входа в отель. Голубое безоблачное небо отражалось в огромных окнах. Пальмы шелестят высоко над головой.

Но главное-тепло!

Восхитительная после промозглой осени жара нахлынула со всех сторон. В свитере и джинсах здесь долго не продержаться!

Гаргилл увлек их в холл к стойке рецепции. От жары в прохладный комфортный мир.

Никто не успел рта раскрыть.

Дежурный, рослый брюнет лет тридцати в ослепительно белой рубашке с черным галстуком– бабочкой негромко, вежливо доложил:

– Господин Гаргилл, апартаменты для ваших друзей готовы!  Мы счастливы вас приветствовать в отеле Крикс-плаза!

Гаргилл вынул из кармана сотовый-раскладушку и протянул Нику.

– Будут проблемы-звони!

Ник шлепнул ладонью по поясу.

«Вот, блин!  Я свой мобильник не взял! »

Маг растаял мгновенно как сигаретный дым под струей вентилятора.

Дежурный бровью не повел. Повернулся к еще одному служащему, бесшумно появившемуся из-за поворота стены.

– Джейк, проводи наших гостей. Обед с 12 до 16. Но мы можем все доставить в номер в любое время.

Ник с Ризи переглянулись.

– Спасибо, мы не голодны.

– Как вам будет угодно. Меня зовут Ирвин. Позвоните и я помогу вам в любое время дня и ночи. Наберите в телефоне 05 и все.

Лифт оказался в трех шагах от стойки. Джейк подхватил спортивную сумку Ника, запустил гостей в лифт и нажал самую верхнюю клавишу. Прозрачный стакан лифта вырвался из холла и мгновенно под солнцем потускнел. «Стекла-хамелеон! »

Ризи ахнула и прижалась к Нику. Открылся длинный причал, белые яхты и море!  Голубое тихое море до горизонта. Служащий отеля понимающе улыбнулся.

Но долго любоваться панорамой им не пришлось. Лифт остановился и по широкому коридору они прошли до двустворчатой двери.

Джейк магнитной картой открыл дверь и вручил карту Нику.

В таком номере Нику еще не приходилось жить.

Большая гостиная со стеклянными стенами. Диваны, камин, картины на стенах. Лестница вела на второй уровень к двум спальням.

– Здесь ванная комната. Здесь кухня. А вот здесь– выход на террасу.

Джейк открыл дверь.

Большую часть террасы занимал голубой бассейн, шагов десять в длину. Под сенью тропических растений в кадушках– стол под зонтиком и плетеные стулья.

Ник прошел через террасу до края, до высоких никелированных перил, по грудь. Он словно оказался на носу гигантского океанского лайнера!

Впереди только голубое море!  Над головой яркое солнце!  Воздух пах морем и свободой!

«Вот черт!  Я не прихватил солнцезащитные очки! »

Ризи подошла и встала рядом, вцепившись в руку Ника. Она онемела от восторга.

Ник обнял ее и поцеловал.

Когда они вернулись в номер, то нашли терпеливо ждущего Джейка. Он показал, как пользоваться некоторым оборудованием. Так специальное устройство могло сделать стеклянные окна совершенно непрозрачными.

Ник вынул кошелек из кармана, лихорадочно соображая-чтобы дать парню на чай!  Какая у них местная валюта?  Черт, он не знает даже в какой он стране!

– Джейк, как название вашего города?

– Крикс, господин.

– А страны?

– Тоже Крикс, господин.

«Что то я такой не припоминаю. . . »

– Какие у вас деньги ходят, Джейк?

– Что такое деньги, господин?

Ник на мгновение опешил. Он что ослышался?

– Вы же что-то получаете за работу и чем-то платите за еду, одежду, развлечения?

– Это называется платежный стандарт, господин.

Джейк продемонстрировал узкую цветную карточку с надписями похожими на иероглифы.

– Я хотел бы тебя отблагодарить, как я могу тебе заплатить?

Джейк стремительно побледнел.

– Это запрещено, господин. Что будет нужно-звоните Ирвину.

Парень стремительно ретировался.

«Чего он испугался?  Везде берут чаевые! »

Пришла озабоченная Ризи. Она сняла с себя все кроме трусиков и майки-поло. Бюстгальтер Ризи не носила принципиально, как впрочем, и колготки. Если честно– для ее упругих аппетитных грудок никакая поддержка и не требовалась.

– Ник, здесь нет телевизора!

– Зато здесь есть я!

Поцелуи перешли в большее. Диван в гостиной оказался удобным и упругим.

Ник и Ризи проводили время превосходно.

В отеле постояльцев было немного. Несколько молодых пар и три семьи с детьми. Очень тихими и вежливыми детьми. Бассейны у отеля, пляж с белым песком, шезлонги и даже бар-все было бесплатно.

Купание с перерывами на еду и любовь. Отсутствие телевизора и невозможность готовить еду вначале огорчили Ризи. Но Ник был рядом всегда и постоянно и это ее примирило с неудобствами. Здесь было ласковое прозрачное море и волшебный пляж с мелким пушистым песком. Надев маску можно наблюдать рядом с берегом многочисленных красочных рыбешек и довольно крупных крабов. А вечером, ближе к закату плыть под парусом на стремительной яхте, пересекая залив и подставляя лицо ветру.

Так прошла вся неделя.

Ирвин снабдил Ника карточкой платежного стандарта.

Магазины располагались на улочках в нескольких минутах хотьбы. В городе отель был самым высоким зданием. Выше двух этажей здесь не строили.

Разнообразные, примерно одинаковые по размерам коттеджи вдоль отличных асфальтовых улиц. Магазины обычно на первых этажах. Покупатели появлялись только вечером. Днем увидеть местных жителей просто гуляющими или сидящими в тени невозможно. Немногочисленных детей также не встретишь без дела. Они стайками следовали за воспитателями или учителями то на экскурсию, то на практику с разными инструментами.

Пожилых людей Ник также не встретил в течение недели.

– Здесь словно живут только молодые люди. Где же их старики?

Ник лежал в шезлонге у бассейна на террасе, охлаждал пупок дном холодного стакана с коктейлем. Ризи научилась сооружать замысловатые коктейли даже и без своих волшебных травок!  «Слава богу!  Черный напиток мне не грозит! »

Ризи вынырнула из бассейна, пригладила мокрые волосы обеими руками.

– Что ты сказал, милый?

Крем для загара Ник не забыл взять и теперь Ризи заполучила красивый золотистый загар. Золотистая блондинка с золотистым телом-настоящая богиня!  Здесь на террасе у своего номера они гуляли нагишом и загорали в свое удовольствие.

Ник обласкал девушку взглядом.

– Я говорю, что не видел в городе стариков.

– Зачем тебе старики, милый?

– Незачем, но странно, что их не видно.

– Ты думаешь не о том, милый.

– А о чем надо думать?

– Конечно же, обо мне!  Иди сюда!

Ризи плеснула ладошкой на разнежившегося Ника хорошую порцию воды из бассейна.

Ник в возмущенным ревом обрушился в бассейн . Ризи со звонким смехом увернулась из жадных рук.

Проснувшись ночью из-за обильных вечерних коктейлей, Ник вышел на террасу. Город оказался погружен во тьму. Нет света в домах, нет света на улицах. Только на пристани яркий фонарь освещает яхты, пришвартованные на ночь.

«Авария у них что ли? »

Далеко за городом светились огни ровной дугой. Фонари или прожекторы?

С моря Ник видел что город размешен у залива достаточно компактно. Что за городом?  Пассивный отдых уже поднадоел Нику. Не пора ли устроить экскурсию?

Ирвин был немало удивлен и не смог этого скрыть.

– Вы хотите за город?  Зачем?  Вам здесь не нравиться?

– Понимаешь, я люблю знакомиться с тем местом где отдыхаю. Хочеться посмотреть ваши достопримечательности. Что интересного в городе имеется?  Какие музеи?  Может замок с коллекцией оружия ?

Недоумение на лице дежурного усугубилось.

– Можно взять машину напрокат?

Ирвин впал в оцепенение.

– Эгей, парень!  Что здесь странного?  Есть у вас туристическое агентство?

Ирвин шумно вздохнул.

– Вам нужна машина кататься по городу?

– Да, молодец, ты наконец-то меня понял!

– Я позвоню вам, господин Ник.

Автомобиль прибыл через час. Песочного цвета открытый без верха, вроде армейского джипа. Водитель , молодой, жилистый парень , одет в бледно серые шорты и такого же цвета плотную рубашку с коротким рукавом. На левом плече цветная нашивка с оскаленной мордой неведомого зверя.

Водитель встал по стойке смирно, руки по швам. Коротко кивнул, мотнув стриженной головой. Строгий брюнет с желваками на щеках. Волнуется?

– Старший патрульный Джордан! Я буду вас сопровождать.

Ризи, одетая в узкие короткие шортики и маечку едва прикрывающую грудь, мило улыбнулась водителю. Бедняга окаменел и опустил глаза в пол.

Впрочем парня можно понять. Местные девушки в таком легкомысленном наряде Нику еще не попадались.

Они ехали по безлюдным улицам с ветерком. Ризи щелкала цифровиком «Сони» на право и налево, но потом заскучала. Одни жилые дома-как будто весь город сплошной жилой район. Где же центр?  Где же большие магазины? Памятники, фонтаны, старинные здания?

Коттеджи закончились и начались поля и редкие фермы или хуторки. Потом дорога уперлась в бетонную стену метров в десять высотой. Поверху на узком решетчатом переходе прогуливались люди одеты также как водитель и с оружием в руках. Ворот в стене не было. Стоял одноэтажный дом похожий на казарму. Рядом грелись под солнцем еще два автомобиля.

– А это что за стеной?

Ризи опять защелкала фотоаппаратом.

Джордан покосился на нее.

– Это защитная стена. За стеной дикие земли. Туда мы не выходим.

Потом лихо развернул джип и туристы отправились обратно.

– Так что же весь город с суши огражден стеной?

– И с моря тоже, господин!

Обалдевшие от краткой и неожиданной экскурсии Ник и Ризи поднялись в свой номер.

– Что-то мне этот курорт перестал нравиться!

Ник быстро разделся до трусов и отправился к холодильнику за банкой пива.

Ризи уселась на диване и просматривала фото на экранчике цифровика.

– Ты хочешь вернуться домой, милый?

– Еще нет, но странности в этом городе мне не нравяться. Где бы найти знающего человека, который нам расскажет обо всем?  От кого они тут прячутся?  Почему нет центра города?  Где их старики?

– Но, милый!  Город и должен быть со стеной!

Ник сел рядом с девушкой.

– Ризи?  Сколько городов ты видела?

– Целых три! – гордо заявила жевунка.

«Что с нее взять! »

Ник поднял телефонную трубку нажал на клавиши 05.

– Господин Ник?

– Что там на обед, Ирвин?  Мы проголодались путешествуя по твоему городу. Составишь нам компанию?

– С огромным удовольствием, господин Ник!

На неожиданный вопрос неожиданный ответ. . .

Тележку с блюдами вкатил в номер, не Джейк, как обычно, а сам Ирвин. Постоянный дежурный в рецепции, он же бармен в баре у бассейна, он же уборщик в холле. Ник однажды утром заприметил там Ирвина с пылесосом.

Жильцов в отеле мало и хозяева экономят на персонале?

Расположились за столом у панорамного окна.

Ирвин сервировал стол на троих и принес третий стул для себя.

Обед начали с рюмки крепкого-видимо местной водки.

Ризи чуть пригубила, поморщившись. Ник опрокинул рюмку махом, как делал покойный отец.

Ирвин с восхищением пронаблюдал этот процесс.

Сняли металлические сияющие колпаки с блюд и принялись за еду. В большой тарелке у каждого лежал жареный картофель , три салата и приличный кус мяса , прожаренного до румяной корочки.

Ирвин кушал очень аккуратно и неторопливо.

«Вот, блин, аристократ! »

Ник конечно всех опередил и отодвинув пустую тарелку откинулся на спинку стула.

– Вкусно у вас готовят. Совсем по-домашнему. Кто повар в отеле?

– Моя жена– Дери.

Ирвин ответил без промедления, словно ждал вопроса.

– Ой, как интересно!  Ваша жена тоже здесь работает!  Я хочу с нею познакомиться! – загорелась Ризи.

Ник насторожился. «Ризи соскучилась по кухне!  Только она туда доберется-загорать и купаться придется одному! »

– Ирвин, отель принадлежит вашей семье?

– Нет, что вы, господин Ник!  Отель принадлежит великому Гаргиллу, спасителю нашего народа! Да живет он вечно!

– Спасителю?  От чего?

– Так вы ничего не знаете? !

– Нет! – хором ответили Ник и Ризи.

. . . . Страна Крикс погибала от голода и войн. Огромному населению не хватало пастбищ для скота. Женщины рожали много детей и человеческая жизнь не стоила и комка грязи. Стада животных съели траву и деревья и дохли с голода, обрекая на смерть своих хозяев. За десять лет не выпало ни одного дождя.

Маленький город у моря жил за счет торговли солью и питаясь рыбой. Но рыбные косяки ушли дальше в море и голод навис над горожанами. Банды бывших скотоводов приходили в город и брали что хотели, убивая любого за сопротивление или ради развлечения.

– Гаргилл дал нам источники воды и оружие, научил выращивать овощи на поливных землях и главное-он построил стену!

Вот уже сто лет мы живем за стеной у ласкового моря не зная голода, не зная лишений. Гаргилл дал нам законы . Мы следуем им и у наших детей есть будущее!

– А что же те люди за стеной?

– Они сожрали все-зверей, корпионов, змей, пауков, траву, а потом начали охотиться друг на друга. Они сожрали друг друга как дикие звери!  За стеной до самых гор– пустыня. Пустыня без растительности и без животных. Там никто не живет.

Каждый мужчина города по очереди должен дежурить в отрядах «Лайз» на стене. Много лет мы никого в пустыне не видели.

– Зачем же тогда охрана?

– Таков закон, данный нам великим Гаргиллом!

– Кто же управляет городом?

– Выборный старший наставник.

– Я могу с ним встретиться?

– Вы уже встретились, господин Ник. Старший наставник-это я.

Ник опешил. Переглянулся с Ризи.

– Но как это совместить-глава города и служащий в отеле?

– Это служение почетно, так как я могу видеть великого Гаргилла и служить его друзьям! Кроме того, у нас в городе нет лишних рук. Все заняты полезным для общества трудом.

– Даже дети?

– Дети не должны расти бездельниками.

– Я не видел в городе стариков. Вы не стареете совсем?

Лицо Ирвина чуть дернулось.

– Старики, что не могут трудиться, должны умереть и освободить место для нового поколения. Численность населения в Крикс постоянно и молодая семья не получит разрешения завести ребенка, пока не появиться свободное место.

Ник не поверил своим ушам.

– Свободное место?  Вы что же убиваете своих стариков?

– По закону они сами заканчивают свой земной путь. . .

– Кто же следит за исполнением таких законов?  Вы?

– Все следят, господин Ник. Мы свободный и законопослушный народ!

После такой гордой фразы у Ника присох язык к небу.

После обеда Ник отправился на террасу к бассейну. Подремать в тени и поразмышлять над новой информацией.

«Мы не на Земле!  Про такое общество обязательно написали бы где-то!  Но я ничего такого не читал, даже в нете! »

После недельного отдыха Ник больше всего скучал по компу и интернету.

«Надо было прихватить лаптоп!  Черт, опять я туплю!  Если это не Земля, то и нета не имеется! Я даже на звезды не смотрел ночью? !  Где мы? »

Ник приуныл. В этом городе не имелось также и радио. МР3– плейер никаких станций не обнаружил.

«Зачем Гаргилл притащил нас сюда, в это скучное и странное местечко?  Он что-то задумал, но что? »

Нику совершенно не хотелось принимать участие в неведомых ему затеях могущественного мага.

Он отправился искать сотовый, что отдал ему Гаргилл.

«Позвоню и скажу что надоело и пора домой! »

Заплаканная Ризи в спальне заканчивала упаковывать вещи в сумку.

– Ох, Ник!

Они обнялись.

– Домой, малыш?

– Да, милый, возвращаемся домой. Я по Гришке скучаю, а ты?

– Я тоже! Ты не видела такую блестящую гладкую штучку?

– Мобильник?

«Черт, она же целыми днями смотрит «жвачник» ! Она знает теперь что такое мобильник. . . »

– Да, дорогая, мобильник.

– Вот он!

Ризи вынула из кармашка сумки сотовый и протянула Нику.

Обычный «Нокиа» . Среди имен в записной светилось только одно:«Гаргилл»

Ник нажал клавишу вызова.

– Телефон абонента выключен или находиться вне зоны действия сети!

Бодро сообщил знакомый женский голос.

Ничего не изменилось и через час и к вечеру. Гаргилл оказался недоступен.

Разозленный Ник отказался от ужина , вытащил из бара бутылку напитка, похожего на виски и отправился на террасу под пальму. «Надерусь как свинья! »

Ризи присоединилась к нему у бассейна, но пить не стала и все норовила задвинуть бутылку подальше от Ника.

– Милая, не надо меня пасти!  Иди поплавай!

– Ты меня гонишь?

Ризи надулась и задрав подбородок отправилась, но не к бассейну, а к парапету. Там она стояла глотая слезы обиды и делала вид что наблюдает за окрестностями.

Она не надела купальник. В закатных лучах ее кожа отливала старым золотом.

Ник смотрел на ее обиженно приподнятые плечи, на гладкую сильную спину, на нежные , но тугие ягодицы. . . На точеную женственную фигуру Ризи он готов был любоваться часами. Без купальника загар лег идеально. . .

«Я– мудак! Обидел свою золотую богиню! »

Отставив недопитый бокал на пол, Ник поднялся и побрел к Ризи полный раскаяния.

– Ой, Ник!  Смотри!  Скорее!

Со стороны моря на высоте не больше ста метров к городу летел дирижабль.

Местами заплатанная его выгоревшая под солнцем обшивка в лучах заката окрасилась в желтый цвет.

Чем ближе подлетал дирижабль тем четче видно становилось как он стар и потрепан. Винты крутятся на корме неторопливо словно нехотя. На боку полустершаяся огромная надпись все теми же иероглифами что и на платежном стандарте.

– Что это, Ник?

– Это дирижабль. . .

– Дирижабль?

– Это летающая лодка, только очень большая. Вот не думал что такое здесь имеется!

Ризи засмеялась.

– А похоже на летающую колбасу!

«Ага!  Телячью! »

Разворачиваясь, дирижабль прошел совсем рядом с отелем. Гондола, что крепилась снизу, в пятнах ржавчины и в тусклых металлических заплатках. Из окошек торчали любопытствующие физиономии.

Ризи помахала им ручкой.

Дирижабль снизился над городом и замедлив ход , причалил к решетчатой мачте рядом с морем, в километре от отеля.

– Ник, может быть они нас возьмут?  Увезут домой?  Побежали, мы еще успеем!

Ризи подпрыгивала в нетерпении. Глаза горят , золотые кудри растрепались.

– Милая, никуда они нас не отвезут. . . Это не наш мир. . . Иди, надень ка лучше купальник.

– Почему не наш мир?  Ты заплатишь и отвезут!

«Простота– хуже воровства. » – вспомнил Ник поговорку покойной бабушки.

Он обнял Ризи и прижал к себе обеими руками. Сказал спокойно, рассудительно, как ребенку:

– Отсюда нас сможет домой доставить только Гаргилл.

– Но, почему, милый? !

– Я все объясню. Идем.

В гостиной у окна они сели за стол и Ник на блокноте при помощи авторучки попытался объяснить Ризи теорию о множественности миров. Но Ризи больше глазела на разгружающийся дирижабль, чем в блокнот.

По веревкам с дирижабля спустили какие-то тюки, а взамен подняли другие.

«Так у них тут торговля или обмен происходят и видимо нередко! »

За неделю Ник не увидил в небе ни одного летательного аппарата, а тут-на тебе– редкостная картина-дирижабль!

– Малыш, ты меня не слушаешь!

– Не обижайся, милый, я все слышу.

– Тогда повтори, что я говорил!

Ризи наморщила лоб и попыталась погрызть ноготь на большом пальце, что означало крайнее смущение.

– Ризи, да пойми же ты!  Мы в другом мире!  Доставил нас сюда маг. Только магу под силу нас вернуть на землю!

– Не злись, Ник. . . Ну , пожалуйства, пожалуйста, пожалуйста!

От ее улыбки раздражение Ника угасло мгновенно.

Злиться долго на Ризи было решительно не возможно!

– Ой, Ник, они улетают!

В наступивших сумерках уже не различить деталей, но было видно как «колбаса» дирижабля поднялась выше и величественно, неторопливо развернувшись, отправилась в сторону заката.

– Уже темно, Ризи, идем спать?

Близость обнаженной девушки направляло мысли Ника только в одном направлении.

– Я знаю о чем ты думаешь!

Ризи прищурилась и погрозила пальчиком.

– Только о хорошем и приятном!

– Милый, ты неутомим!

– Разве это плохо?

– Это замечательно!  Но. . .

– Но! ?

– Но, милый, когда же у нас будет малыш?

Ризи уснула, уткнувшись носом в плечо Ника. А он долго не мог заснуть. Таращился в темноте и боялся пошевелиться чтобы не побеспокоить жену.

Про детей он раньше и не думал. Про совместных с Ризи детей, конечно. Дети это куча проблем, не так ли? Хорошо что на земле не надо ждать чьей-то смерти, чтобы родить ребенка!

Вместо Ирвина на следующий день на рецепции дежурил Джейк.

Про дирижабль ничего внятного он не сказал. Да, прилетают. Да, раз-два в месяц. Кто , откуда, с чем-ноль информации.

– Это не мой уровень, господин Ник!

«Что за уровень у них? ! Одни тайны вокруг! »

Несколько раз за день Ник терзал сотовый, надеясь что Гаргилл все же отзовется. Напрасно!

Ризи на пляже у бассейна болтала с молодой женщиной в строгом купальнике синего цвета. Ее сынишка, лет трех, сунув палец в рот внимательно разглядывал девушку.

Местные жители все черноволосы и кареглазы, а от загара смуглы. Золотистая блондинка Ризи привлекала всеобщее внимание. Вот только сам никто к ней не подходил и в беседы не вступал. Местные мужчины увидев Ризи вообще переходили на другую сторону улицы. Это Нику даже нравилось.

«Поехали бы на отдых в Сочи или Турцию-отбою не было бы от приставал! »

– Джейк, Ирвин сказал что все у вас работают, а как же те что живут в отеле-они отдыхают.

– Это поощрение за отличную работу-неделя отдыха здесь в Крикс-плаза.

«Ага, ударники соц. труда! » – Ник вспомнил полуфантастические рассказы матери о недалеких временах развитого социализма.

– Куда подевался Ирвин?  У него выходной?

– Выходной?  Странное слово, господин Ник.

Ник махнул рукой и пошел прочь, к Ризи поближе.

«Сами вы странные, придурки! »

– Мне позвонить Ирвину?  Что передать, господин Ник?

– Ничего, спасибо.

– Пожалуйста, господин Ник.

После обеда, осоловевший и разомлевший Ник задремал на диване, пригасив окна до полутьмы. Ризи плескалась в бассейне на террасе.

Проснулся, как от толчка в плечо. Сумбурный и тягостный сон утекал из сознания.

«Кто-то крикнул? Показалось?  А где же Ризи? »

Ник включил освещение , зевая и почесывая волосатый живот побрел на террасу. Солнце уже зашло и небо стремительно темнело.

В бассейне горели лампы и голубой свет переливался волнами по стеклянной стене.

– Ризи!

Тишина.

Ник вернулся в номер, проверил спальни и ванную комнату. Девушки нигде не было.

Поднял трубку телефона, набрал 05.

– Джейк, ты не видел Ризи?

– Нет , господин Ник, госпожа Ризи не спускалась вниз.

Обеспокоенный Ник поднялся опять на террасу, обошел ее по периметру.

– Ризи, ты хорошо спряталась!  Выходи!  Я соскучился!

Тишина в ответ. Так что в ушах звенит.

«Куда же она подевалась? Может быть ушла к той женщине поболтать в ее номер? »

Опять к телефону.

– Джейк, сегодня днем Ризи разговаривала с женщиной, та что с маленьким мальчиком. . .

– С Лаурой, господин Ник.

– Позвони этой Лауре , узнай-Ризи у нее?

– Лаура после обеда вернулась домой. У нее ночная смена сегодня на рыбной ферме.

– Так позвони всем кто живет в вашем гребаном отеле!

– В нашем гребаном отеле сейчас только вы и госпожа Ризи.

– Ты издеваешься? !

Ник бросил трубку , быстро натянул шорты и майку и через минуту уже выбегал из лифта у рецепции.

Джейк стоял за стойкой.

– Господин Ник?

– Джейк, где моя жена?

– После обеда она поднялась в лифте вместе с вами и больше я ее не видел.

– Ты отходил отсюда хоть на минуту?

– Нет господин Ник.

– Даже отлить не ходил? !  Чего гонишь? ! Где Ризи! ?

Джейк вытаращил глаза.

Ник сцапал его за грудки прямо через стойку и притянул к себе.

– Парень, не заводи меня!  Где моя жена? ! Я тебе сейчас харю начищу!

– Не надо ничего чистить, господин Ник!

Бросив безропотного Джейка , Ник обернулся.

В заляпанном машинным маслом комбинезоне перед ним стоял Ирвин.

– Ирвин, Ризи исчезла из номера, а этот твой парень дурака валяет!

Ирвин сдвинул брови.

– Когда исчезла ваша женщина?

– Откуда я знаю! Я проснулся-ее нет. У вас есть полиция? Найдите мою Ризи! Вот вернеться Гаргилл-из вашего города сделает пустыню!

Ирвин побледнел.

– Прошу вас успокоиться, господин Ник.

Я вызову людей из «Лайз» они обыщут весь отель и все близлежащие улицы. Поднимитесь в свои комнаты и ждите.

– Чего ждать?  Моя жена исчезла!  Может ее похитили!  Может у вас маньяки бродят! Ирвин, я за себя не отвечаю если что случиться с Ризи!

– У нас спокойный город, Ник. Нет преступников и недостойных людей. Вашей жене ничего не грозит. Джейк, проверь пристань.

– Я тоже пойду!

С фонариками Ник и Джейк прочесали все окрестности, а не только пристань для яхт. Заглянули и на яхты. У Джейка были ключи ото всех.

Вернулись в отель.

Ирвин разговаривал по телефону. Десять хмурых парней с оружием и в одинаковой униформе с нашивками на плечах толпились в холле.

– Плохие новости, господин Ник. Вашу жену похитили. Толстолет причаливал к террасе у вашего номера. На поручнях остались глубокие царапины от швартовочных крюков. Патрульные на стене видели незнакомый толстолет удалявшийся в сторону гор ближе к закату.

– Какой еще к черту толстолет? ! – в отчаянии завопил Ник.

– Летательный аппарат. Вчера один из них прилетал в Крикс. Вы должны были его увидеть.

– Это закон, господин Ник! За стены мы не должны выходить.

– Дайте мне машину и оружие, я сам выйду!

– Вы наш гость и мы должны обеспечить вашу безопасность. Мы отвечаем за вас перед Великим Гаргиллом. Мы не можем вас отпустить одного в дикие земли.

Непробиваемый Ирвин повторял одно и тоже уже второй час.

Ник махнул рукой и поднялся в номер.

Уже рассвело. Обойдя террасу по периметру Ник нашел царапины на поручнях , о которых говорил Ирвин.

«Идиот!  Проспал свою золотую богиню! »

С крыши отеля горы там в глубине суши даже не видны. . .

Ник нашел мобильник, потыкал в клавиши. Гаргилл по прежнему недоступен.

«Были у меня нехорошие предчувствия!  Были! »

Ник метался по гостиной. Надо что-то делать!  Куда-то бежать!

Его Ризи в руках неизвестных похитителей!  Что с нею будет?

Ник зажмурился , замотал головой , гоня прочь самые нехорошие мысли.

– Не выпускаете меня?  Так я сам выйду!

Ник вышел из отеля, игнорируя Джейка и еще пару парней с оружием. Отправился в ближайшие магазинчики.

«Куплю одежду для похода, рюкзак, флягу, веревку покрепче и нож! »

Но в магазинах его платежный стандарт не приняли к оплате.

– Извините господин, приказ старшего наставника.

Злобный Ник обежал две торговых улочки с тем же результатом. Ему ничего не продали. Распаренный и потный он вернулся в отель и швырнул ненужный платежный стандарт на стойку рецепции.

– Подавитесь, сволочи!

Вооруженые патрульные сделали вид что ничего не услышали. Джейк побледнел.

Ник поднялся в номер и прямо в одежде плюхнулся в бассейн. Немного полегчало. . .

Найдя цифровик, Ник листал фото, жадно разглядывая на них Ризи. Комок стоял в горле.

«Где же ты, малыш? »

Поздним вечером как только погасли огни внизу, вокруг отеля, Ник вышел из номера и тихо прокрался к лифту. Спортивную сумку он набил напитками из бара.

«Доберусь до стены и морем ее обойду. Там плыть то нет ничего! »

Правда перспектива плыть в темноте в незнакомом месте радости не вызывала. Но надо же как-то выйти из города!

Ник протянул руку к кнопке вызова лифта и замер.

«Идиот!  Сейчас выйду из лифта на глазах Джейка и вооруженных парней!  Они не дадут мне уйти! »

Ник отвернулся от лифта. Несколько минут он искал выход на лестницу. Должна же быть в отеле лестница!

Не нашел. Вернулся к лифту и нажал кнопку вызова.

«Прорвусь! Бить меня не посмеют! »

Кнопка была мертва.

Кипя от злости, Ник вернулся в номер, взял телефон.

– Господин Ник? – отозвался бодрый Джейк.

– Лифт не работает, Джейк. Почему?

– Отключен для вашей безопасности, господин Ник.

– На всю ночь? – догадался Ник.

– Да, господин Ник.

– Урод! – прорычал Ник и бросив трубку на место, вслух сказал:

– А я идиот!

Утром в дверь постучали. Заснувший на диване Ник встрепенулся.

– Кто?

– Это Джейк, господин Ник, я привез завтрак.

– Входи.

Ник обежал взглядом комнату, ища что потяжелее.

«Дам Джейку по голове , на лифт и слиняю! »

Но Джейк вошел толкая тележку не один. За ним следовал вооруженный охранник.

Так Ник превратился в заключенного в своем номере на своем этаже. Еду привозили ему в номер, а потом отключали лифт. Днем Ник также не нашел лестницы ведущей вниз. С горя Ник выпил бутылку спитного покрепче и отрубился. . .

На следующий день , маясь с похмелья, Ник помял свою небритую физиономию перед зеркалом.

– Хорош, дикобраз!  Ничего не скажешь!

Следующие два часа Ник провел за интересным занятием, укрепляющим мышцы:рвал на полосы простыни и скручивал из них веревку. Получился корявый канат метров на пятнадцать.

Ник запрятал его под кровать и довольный, посвистывая вышел на террасу. В блокноте он набросал план города, той его части что была видна сверху.

Он рассчитывал ночью спуститься по самодельному канату вниз, а потом, добравшись до стены, с помощью того же каната перелезть на ту сторону.

«Если патрульные поднимаюся на стену-значит есть лесенки. Не стоят же они ночью на каждом метре, эти парни с винтовками! »

Ник искупался в бассейне и вернувшись в номер нашел его тщательно убранным. Канат из простыней исчез, а новых простыней не постелили.

– Чтоб вы сдохли, засранцы! – завопил Ник, пиная стул со всей силы.

За неделю Ник выпил все содержимое бара.

Дни слились в один кошмар. . . Он пил, спал, блевал, пил, плакал и опять спал. . .

На шестой день бар в гостиной опустел.

Горло саднило. Ник с трудом припомнил как вчера спьяна держал в руках ремень от джинсов и шептал:

– Повешусь. . . повешусь. . .

«Вешался, что ли? А чо так неудачно? ? » – тупо подумал он и побрел в ванную комнату.

Из зеркала на него уставился взлохмаченный, бородатый алкаш с красными глазками и дрожащей челюстью.

– Ур-р-од! – прорычал Ник с ненавистью вглядываясь в свои зрачки. – Видела б тебя Ризи!

Ник сполз на пол и разрыдался. Слезы текли ручьем. Голова тряслась как от ударов. . . Он так горько не плакал с самого детства. Жалко было Ризи. Жалко себя. Чувство утраты давило грудь. . .

Потом он умылся, побрился, принял душ, сменил белье и одежду.

Позвонил на рецепцию.

– Господин Ник?

– Джейк, я хочу видеть Ирвина.

– Я позвоню ему, господин Ник.

– Поторопись, дружище. Если через полчаса он здесь не появится-спрыгну вниз головой с вашего гребаного отеля!

Ирвин поднялся на террасу, когда Ник уже прикидывал место где перелезть через перила.

– Господин Ник!

– Запыхался, господин наставник? – ласково поинтересовался Ник, поправляя выгнутый козырек бейсбольной кепки.

– Джейк мне сказал. . .

– Мне плевать на то что сказал Джейк!

Ник быстро подошел к Ирвину и ударил в живот кулаком.

Когда наставник перестал кряхтеть, то разогнуться не смог. Ник зажал его шею левой рукой, а правой ткнул в бок лезвие швейцарского раскладного ножичка, который неожиданно нашелся в спортивной сумке на самом дне. Где и когда его купила Ризи-не понятно!  Ник этот ножик не покупал.

Они в тесных объятиях спустились на лифте вниз. Прошли мимо перепуганного Джейка и окаменевших патрульных. Сели в машину на заднее сиденье. За рулем оказался знакомый по странной экскурсии-Джордан.

– Что вы хотите, господин Ник? – прохрипел Ирвин.

– Я хочу подняться на стену.

– А потом?

– А потом спуститься на другую сторону.

Все оказалось просто как в голливудском боевике.

Добрались до стены. Под прицелами патрульных поднялись по лесенке на стену.

Желтые однообразные бугры барханов бежали стадами до самого горизонта, насколько хватало глаз. Где-то там горы, в которые улетел гадский толстолет с Ризи на борту!

– Посмотрите , Ник!  Там пустыня!  Там нет жизни!

– А мне нет жизни здесь, без моей Ризи! Прикажите принести воду, сухари, одеяло и оружие с зарядами!

– В стене нет ворот!

– Плевать!  Веревка надеюсь у вас имеется?

Он спустился по веревке со стены, быстро отбежал шагов на сто, на верхушку бархана. Оттуда помахал рукой многочисленным патрульным, глазевшим с самого верха стены. Где-то там стоит Ирвин. Спасибо за то что что больше не мешал покинуть гостеприимный курорт Крикс!

Из пустыни, со стороны стена казалась массивым монолитом, уверенным и несокрушимым.

Из одеяла Ник сделал скатку, стянул концы ремнем от джинсов, повесил через левое плечо. Короткоствольную стрелялку, похожую на карабин повесил на ремне на правое плечо. Как бы ее проверить?

Сумка с консервами и флягой с водой, повешенная на лямке через правое плечо, шлепала на ходу по левой ягодице.

«Снарядился, блин, как товарищ Сухов! Даешь мировую революцию! ?  Осталось найти Саида. . . »

Пока еще видна позади стена города ориентироваться было легко.

Ник шел ровным шагом, экономя силы. Надо бы подальше отойти, а то вдруг горожане надумают догнать и вернуть! От песка плыл чувствительный жар. Пить хотелось неимоверно, он только смачивал губы. Далеко ли до гор?  Есть ли в пустыне вода?  Он не знал. Знал главное-за пустыней его золотая богиня, милая Ризи. . .

Километрах в десяти от города Ник набрел на остатки строения. Собственно от строения осталась одна каменная стена чуть выше человеческого роста. В ее тени Ник расположился на отдых. Вытянул натруженные ноги.

Открыл банку консервов-мясо с кашей, съел все , почти не ощущая вкуса, запил водой.

«Лучше идти ночью, не так жарко! »

Прошлогодний поход по пустыне живо всплыл в памяти. Сейчас он лучше экипирован, но Ризи по прежнему нуждается в его помощи. . .

Спать не хотелось. Ник достал из кармана джинсов мобильник Гаргилла. С виду обычная «Нокиа» , только подзарядка не нужна. . . . Раньше у Ника не доходили руки-покопаться с аппаратом, но теперь времени полно. . .

Клавиша меню. . . Контакты. . . имена. . . . В именах один Гаргилл и опять недоступен. Дальше. . . Настройки. . . группы. . . быстрый набор. . . поиск. . . . удаление. . .

Поиск? !

Ник вошел в поиск. Появился светлый пустой прямоугольник.

Ник как по наитию вбил в пустое поле три буквы :«РИЗИ» . Нажал центральную клавишу.

На экране всплыло изображение в виде старинного компаса. Вычурная золоченая стрелка указывала направление.

Внизу высветилось сообщение. «Объект обнаружен» .

Ник протер глаза, повертел мобильник туда-сюда. . Нет не показалось! Стрелка как приклеилась и показывала только одно направление. Компас показывал направление местонахождение Ризи? !

Опять войдя в меню, Ник вбил в пустом поле свое имя.

Появился компас и тоже сообщение :«Объект обнаружен» .

Только теперь стрелка острым концом была направлена в грудь Ника.

Он повертел мобильник, но стрелка упрямо указывала на него.

Ник торопливо вбил имя Ризи в поиск. Стрелка отвернулась.

Магический мобильник указывал направление где была его Ризи!

Ник на радостях поцеловал экран.

– Да ты совсем не простая железяка!

Ник взялся за мобильник всерьез. Оказалось что этот телефончик может указывать прогноз погоды. Набрав в соответствующей опции слово «Крикс» , Ник получил сообщение: «На побережье и в пустыне солнечно, температура по Грейвусу 205, безветренно» . Когда набрал: «завтра» . Ответ: «То же самое» .

Набрал слово «Москва» , получил сообщение: «Небольшой снег, 3 градуса ниже нуля по Цельсию, ветер северо-западный, умеренный» .

Ник еще порылся в меню и нашел опцию «прогноз жизни» .

Открылось поле для ввода информации озаглавленное:«Предполагаемая дата смерти» «Введите имя и фамилию, а также дату рождения. »

– Вот это нам не надо!

Ник осторожно отложил мобильник в сторону, на одеяло.

В интернете такая фигня в виде тестов ему попадалась, но вот эта вещь принадлежит магу, а вдруг там сразу же появиться его дата?

«Такие штучки нужны Гаргиллу, а нам смертным ни к чему знать свой срок! »

Ник занялся оружием. Ухватистая не тяжелая машинка. Не новая , судя по потертостям, но содержится в порядке. Ржавчины и грязи нет. А что внутри? . Карабин револьверного типа-как револьвер с длинным стволом и с прикладом. Такие Ник раньше видел только в кино. В барабане десять тусклых медных патронов, калибром 5-6 миллиметров.

Откинув барабан в крайнее положение, Ник заглянул в ствол и убедился в его идеальной чистоте.

Еще два десятка патронов находились в брезентовом мешочке, пристегнутом к прикладу.

«Тридцать патронов!  Не густо! »

Проведя ревизию продуктовой сумки, Ник обнаружил там тяжелую картонную пачку, а в ней, надорвав уголок новенькие патрончики. Прикинул пачку по весу. Штук сто будет. Уже лучше!  Спасибо старине Ирвину!

Руки чесались пальнуть куда-нибудь, проверить как работает карабин.

Ник отнес шагов на тридцать пустую банку из под консервов, вернулся в тень. Встав на колено, дослал патрон в патронник и прицелился. Щелкнул выстрел, совсем не громко и облачко песка взлетело рядом с блестящей под солнцем банкой.

– Работает. . . Ник ласково погладил карабин по прикладу. – Мы поладим с тобой, парень!

«Когда же я последний раз стрелял? »

Выходило что с последней стрелковой тренировки прошло пять лет.

Ник потратил еще два патрона и банку все же подстрелил. Она подпрыгнула от попадания и покатилась вниз по песчаному склону.

Ник дождался захода солнца и активировав поиск Ризи двинулся вперед. Вдалеке позади светились огни городского периметра.

«Вот ведь убогие рабы законов!  Сидят как в тюрьме, сами себя охраняют и считают каждый огурец ! »

Как Ник не растягивал воду, она кончилась на третий день. Но горы уже были на виду. Еле живой от жажды и усталости он к рассвету дошел до скал Каменные, пока пологие бугры, начинались отсюда . А горизонт был истыкан острыми заснеженными пиками.

«Есть снег, значит есть и горные реки. Не должны не быть! »

Ник проверил компас в мобильнике. Стрелка упрямо тыкалась в сторону гор.

Ник съел еще банку консервов. От соленого мяса пить захотелось еще сильнее. В тени валуна он продремал полдня. Во сне он прыгал в бассейн на террасе «Крикс-плаза» и пил воду огромными глотками. Проснувшись, облизнул распухшим языком сухие губы.

«Надо срочно искать воду! А что если? »

Ник достал мобильник, набрал в поиске «вода» . Стрелка компаса повернулась тут же градусов на тридцать вправо.

«Сделаю небольшой крюк, налью водички, без нее тут сдохнешь! »

Одеяло, карабин и сумка тянули плечи, ноги утратили прежнюю резвость. . .

«Плетусь как старикан! » – разозлился Ник и попытался прибавить ходу.

Но ноги сами проявили резвость как только уши уловили среди тишины журчание ручья. Правда чуть в сторону от направления что показывала стрелка компаса.

«За скалой? »

Журчанье смолкло.

Ник остановился и прислушался. Тихо. Среди скал любой звук усиливается как в гулкой пустой комнате.

Взяв наизготовку карабин, Ник выглянул осторожно из-за скалы.

Его глаза встретились с настороженным взглядом больших карих глаз. Совершенно голая, коричневая и худющая девушка с короткой беспорядочной прической прижималась спиной к каменному столбу в два человеческих роста на самом солнцепеке «.

– Привет.

Девушка нахмурилась.

– Не бойся, я ищу воду, ручей, я слышал звук воды. . .

– И не ручей совсем-хрипло ответила незнакомка не меняя позы. – Пописала немного вот и все.

Ник опустил взгляд и увидел что камни под ногами девушки влажные. Ему стало неловко , словно по ошибке вломился в дамский талет. . .

Он шагнул вперед. Девушка дернула головой, но осталась стоять на прежнем месте.

» Вот, черт!  Она привязана к столбу! »

Незнакомка прижималась спиной к столбу, а руки ее были связаны с другой стороны.

Без колебаний Ник достал из кармана нож и зайдя за столб, перерезал веревку из кожи.

Девушка тихо ахнула и осела прямо на влажные камни.

Крепкий дух мочи и пота ударил в ноздри Ника, когда он нагнулся над нею.

«Потерпим! Вот , блин, пахучая «шоколадка» ! «»

Ник подхватил «шоколадку» на руки и отнес в тень под скалу.

Девушка сморщилась от боли.

– Руки затекли. . .

Ник сел в двух метрах от нее, положив на колени карабин. «Вот и Саид нашелся! »

– Меня Ник зовут, а тебя?

– Шилла. . .

– Кто тебя привязал здесь, Шилла?

– Уроды-козлопасы из долины!

«Ага, где-то рядом обитаемая долина! »

– А за что?

– За красивые глаза! – буркнула «шоколадка» , сверкнув на Ника глазищами. Глаза у нее и вправду красивые, яркие, карие с пушистыми густыми ресницами.

– Давно?

– Вчера. . .

Девушка неловко растирала свои руки непослушными пальцами, без всякого стеснения позволяя себя разглядывать. Хотя смотреть особо не на что: грудки маленькие, живот впалый, ребра торчат. . .

– А где твоя одежда?

– Мы народ пустыни, Ник, зачем нам одежда?

«Действительно!  Зачем народу пустыни. . . Стоп, что еще за народ? »

– В городе мне сказали что пустыне никто не живет.

– Ты из города? Тебя что-выгнали?

– Я сам ушел. Ищу свою девушку. Ее увезли на дири. . . то есть толстолете в сторону гор.

– Зачем ты ее ищешь, глупый горожанин?  Девчонок много везде!

«Шоколадка» захихикала.

– Хочешь дам тебе?  Ты меня все-таки освободил!

Ник кисло ухмыльнулся.

«Я еле ноги таскаю, а эта грязнуля себя предлагает!  От одного духа тяжелого не встанет , блин, ничего ! »

– Мне от тебя ничего не нужно.

– Зря! – «шоколадка» дернула плечом. – Ты такой чистенький и беленький. . . Боишься измараться?

– Тебе точно не мешало бы помыться. . .

– Пошли, чего сидеть!  Здесь ручей недалеко!

В сотне метров и вправду обнаружился ручей, бегущий по камням.

«Шоколадка» тут же припала к воде, встав на четвереньки, только что лакать не начала как кошка. Ник шагнул выше по течению, напился вволю и умылся. Вода чистая но не ледяная как он ожидал. Приятно прохладная, вот!

Ник сложил вещи на берегу и взялся наполнять свои две фляжки. Запас карман не трет-как говорил отец. Оглянувшись на «шоколадку» Ник тут же резко отвернулся. Присев на корточки прямо в ручье девчонка спокойно подмывалась. «Дитя природы, блин! »

– Эй, Ник, я теперь чистая!  Не передумал?

– Нет. . .

– Тогда угости чем нибудь. Вы городские без запаса жрачки не ходите.

В сумке оставалось две банки с мясными консервами. Вскрыв одну тут же на камне, Ник протянул ее девчонке.

Усевшись на камушек «шоколадка» быстро жадно слопала все прямо руками и даже банку тщательно облизала.

– Вкуснотища!  Еще есть?

– Есть еще одна, последняя.

– Давай сюда, все равно козлопасы отберут!

– А не жирно будет?

Девчонка захохотала , сверкнув белоснежными зубами.

Лицо правильное, фигура стройная. . . Ее бы подкормить. . . и одеть!

Сели под скалой у ручья. Девчонка болтала без остановки.

Со слов Шиллы, в полудне пути в долине живет племя скотоводов. Разводят коз и овец. Шерсть и брынзу возят наверх в горы. Там большая деревня. В нее и прилетают толстолеты-торгаши закупают баранину, козлятину, шерсть. В обмен привозят то чего нет в горах.

– Откуда ты это знаешь?

– Папашка мой рассказывал. Он там у козлопасов горбатился в рабах три года пока не убежал. В деревне наверху сидит чир-горный князь, начальник над окрестными козлопасами. К нему торговцы и прилетают. Туда пойдешь?

– Пойду. Может быть Ризи отвезли к этому чиру.

– Твою девушку зовут Ризи?

– Она моя жена.

– Вау!  Ты женатый? !  А дети есть?

– Пока нет.

– Потому что ты ленивый, Ник. Девушек надо часто любить!

– У тебя у самой-то есть парень или муж?

– Зачем это народу пустыни?  Кто кого догонит тот того и любит! Мои братья бегают быстрее меня!

– И?

«Шоколадка» захихикала.

– Ты что же не хотела быть женой ? Чтобы у тебя был один мужчина, который о тебе будет заботиться, делать подарки?

– Звучит неплохо, но наши предки от этого отказались. Мы свободный народ!

– Ты свободная женщина и будешь рожать детей от своих братьев?

– У меня ничего не получается!

Шилла с огорчением похлопала себя по впалому животу.

– Никто не завелся. . . Может от тебя получиться? Давай?

– Отстань от меня! У тебя еда и это самое только на уме!

– Словно ты об этом не думаешь! ? Вон как на мою задницу глядел!

Ник закатил глаза.

«Пора с нею расстаться! »

– Ступай девочка домой, а я пойду в долину.

Шелла захихикала.

– Смешной ты!  У меня нет дома. Вся пустыня наш дом!

– Но где-то есть ваше стойбище?

– Есть. . . Не хочу пока туда. . . Сестра заболела, папашка сказал– сьедим. . . А мне жалко Кэри, она добрая. . .

– Что? !

Народ пустыни практиковал каннибализм. Ели стариков, больных, а если совсем худо с едой– женщин и детей.

Шилла спокойно рассказала об этом обалдевшему Нику.

Девчонка отправилась в долину чтобы украсть козу . Может сестра от доброй еды выздоровит. . . Молодые пастухи поймали «шоколадку» и насиловали ее всю неделю, привязав к дереву.

– Зато кормили! – «шоколадка» облизнулась. – Белая такая штука-брынза!  Вкусная!

Глава семьи застукал парней за самым интересным.

– Противный старик, у самого не стоит давно и другим не разрешает!  Вредная плесень!

Козлопасы постарше привели Шиллу сюда и привязали к столбу, что торчит с незапамятных времен на краю пустыни.

– Вонючие козлы, тоже мной попользовались, а еды не дали! – возмущенно стрекотала Шилла.

От всего этого негатива у Ника пропал аппетит. Он убрал пакет с сухарями в сумку, проигнорировав голодный взгляд дикарки.

«Никакая она не «шоколадка» !  Людоедка поганая! »

– Хватит!  Достаточно!

Ник оборвал девчонку на полуслове.

– Я иду по своим делам, а ты иди по своим!

– Жадный ты! – Скривилась Шилла.

Она сидела под скалой обняв колени и потряхивала пыльной, косо подрезаной, копной волос.

Ник нацепил свое снаряжение.

– Пока.

– Доброй охоты, Ник-отозвалась дикарка и показала язык.

Ника передернуло от такого пожелания из уст людоедки.

В который раз Ник похвалил себя за то что прихватил кроссовки, собирая вещи из дома.

По каменным буграм идти приходилось осторожно, неверный шаг и загремишь вниз по склону. Ник шел сосредоточенно, ровным шагом, не торопясь. Не хватало еще ногу здесь сломать!

Когда пахнуло ветром с примесью дыма и жареного мяса это стало полной неожиданностью. Ник повернул лицо по ветру и увидел долину. Узкую здесь, метрах в трехстах от него и расширяющуюся дальше, почти до горизонта. Трава, деревья. Сочная зелень вклинилась между рыжих скал.

Ник огляделся. Удобного, пологого спуска поблизости не имелось. Пришлось идти еще около километра по гребню скал, пока не вышел к пологому склону, поросшему чахлой травой.

В долину Ник спустился, когда солнце уже цеплялось за верхушки гор. Вдалеке у рощицы виднелись какие-то постройки и загон для скота.

Ник прошел в том направлении не больше сотни шагов.

Огромные , лохматые псы налетели внезапно, как из под земли и сбили с ног. Порычали для порядка, но не укусили.

Ник лежал на спине смирно, не шевелясь. Карабин отлетел в сторону и до него не добраться. Три псины сидели свесив языки и равнодушно смотрели на него маленькими блестящими глазками.

Потом появились хозяева. Два загорелых бородатых крепыша в мохнатых штанах и безрукавках на голое тело.

Но у каждого пояс , а на поясе в ножнах кривой кинжал.

– Эй, люди!  Я не вор, я иду из города к вашему чиру. У меня к нему послание .

Пока лежал под наблюдением собак, Ник придумал как объяснить козлопасам свое появление.

На горских парней его слова подействовали. Они отогнали собак и проводили Ника к своему жилью. Правда, карабин забрали.

Сарай в который они пришли, криво сколоченый из жердей со стенами плетеными из ивняка, явно предназначен не для жилья, а для хранения сена.

Нику предложили на ужин черствые лепешки и брынзу. Жареное мясо козлопасы зажали для себя или уже слопали. . .

Пастухи– мужики малоразговорчивые. Ник узнал немного– их имена: Сол и Мейл. Они лишь сказали что завтра приедет старший брат за шерстью и он сопроводит Ника в Верхнюю деревню к чиру.

Ночевал Ник на сене, на чердаке. Козлопасы о чем-то шептались перед тем как уснуть. Приятно пахло сухим сеном. Где-то шуршали мыши.

Ник перед сном еще раз проверил поиск Ризи. Стрелка компаса указывала в сторону гор.

Утром разбудили рано, еще солнце не вышло из-за гор.

На лохматой коротконогой лошадке приехал еще один бородач.

Он буркнул свое имя:«Крис» .

Пастухи нагрузили на лошадку объемные, но легкие тюки с шерстью, передали Крису карабин Ника.

– Пойдем! – буркнул Крис и они пошли.

Когда взошло солнце Ник, Крис и лошадка уже шли гуськом по тропе петляющей среди валунов и скал, поднимаясь все выше.

Ник на ходу пожевал сухарь и запил скудный завтрак водой из фляги.

Пастух шел впереди, ведя груженую лошадь за повод. Ник шел за лошадью и общаться мог только с ее задницей. Очень весело!

Достаточно ровная и утоптанная тропа поднималась все выше.

Через два час, оглянувшись назад, Ник уже не смог различить внизу сарай козлопасов.

Ближе к полудню скалы отступили и начались зеленые луга, на пологих склонах. Стало прохладнее. Ник развязал одеяло-скатку и накинул себе на плечи.

В полдень остановились на лужайке у ледяного родника. У Криса на обед были все те же черствые лепешки и брынза. Похолодало градусов до пятнадцати. Ноги ныли. При выдохе в воздухе вился парок. Остановились конечно из-за лошади. Скотину надо кормить.

– Долго еще идти?

Крис зыркнул изподлобья.

– К вечеру будем .

Крошки выпали изо рта и повисли в его черной бороде.

«За весь день три слова!  Вот дикий человек! »

Когда после короткого привала продолжили путь. Ник проверил в мобильнике поиск и покрутил головой. Стрелка изменила направление градусов на двадцать.

«А может это я изменил направление? »

Местность стала более оживленной. Попадались стада овец под охраной пастухов и лохматых псов.

На Криса и лошадь собаки не реагировали, но к Нику проявляли нехороший интерес. Каждая пыталась подобраться поближе и понюхать незнакомца.

Пастухи окликали псов и те возвращались к своим обязанностям, косясь на Ника злобными глазками, упрятанными в густую шерсть.

Селение, к которому они вышли уже в сумерках представляло собой скопище каменных домов на склоне, вдоль тропы.

Какой-либо охраны Ник не увидел. Дома грубо сложеные квадраты с плоскими крышами. Окна закрыты глухими ставнями.

Два прохожих в меховых длинных куртках, мехом наружу, поприветствовали Криса и покосились на Ника весьма неприветливо.

Остановились у дома не отличимого от соседних.

– У меня переночуешь, а завтра пойдем к чиру.

– А где его дом?

– Выше .

Навстречу Крису из дома выбежали два подростка в меховых куртках. Один помог затащить тюки с шестью, другой увел лошадку за дом.

Через дверь , выходившую на узкую площадку перед домом Ник вошел внутрь. В большой полутемной комнате с глиняным полом вкусно пахло свежим хлебом. Две женщины в темных платьях, с волосами упрятанными под накидки вынимали из очага свежеиспеченные лепешки. Складывали горкой на куске светлого полотна. Масляная коптилка в глиняной чашке на низком столе, потрескивая , еле-еле освещала комнату.

– Здесь ночуешь. – сказал Крис и ушел в глубь дома через дверь, завешенную длинной шторой или пологом.

Одна из женщин, та что помоложе, принесла и молча протянула Нику глиняную кружку с козьим молоком и горячую , пахучую лепешку.

– Спасибо.

Женщина в ответ только кивнула.

Спать Ник улегся на полу, на вонючей лохматой шкуре какой-то скотинки, прикрывшись собственным одеялом.

Крис утром дал Нику меховую безрукавку.

– Надень. Холодно.

Ник поблагодарил хозяина.

Похолодало с утра еще больше чем вчера. Было градусов пять не больше. Ветер ныл между домов и забирался под одежду ледяными пальцами.

Серые тучи закрыли небо.

– Разве зима?  Что так холодно?

– Ветер с ледника.

Ник шел за Крисом, придерживая на груди края безрукавки, так как пуговиц на ней не оказалось. Вещи свои Ник оставил в доме Криса. В карманах только мобильник Гаргилла и швейцарский ножик.

По тропе они прошли через весь поселок. Любопытствующие глазки посверкивали из окон и проемов дверей.

Выше поселка по склону, метрах в трехстах торчал темно-серый каменный угловатый дом также с плоской крышей.

Рядом решетчатая вышка-причальная мачта для дирижаблей.

Когда Ник подошел ближе, то увидел что дом не каменный, а бетонный и окна узкие как амбазуры.

«Военный блокгауз?  Что здесь было раньше?  Впрочем, мне что за дело? !  Мне нужна Ризи!  Вот только здесь ли она? »

Поиск в мобильнике с утра Ник не проверил, а теперь на ветру боялся лезть озябшими пальцами в карман. Вдруг уронит?

Тропа возле дома чира превратилась в бетонную площадку довольно приличных размеров. «Да тут и вертолет можно посадить! »

На площадке их встретили двое местных парней все в тех же меховых куртках, с кинжалами на поясах.

В их сопровождении Ник и Крис вошли через квадратный широкий проем без двери вовнутрь. Обшарпанный бетонный коридор уперся в дверной проем, завешенный толстой войлочной кошмой.

За кошмой оказался зал украшенный по местным меркам шикарно:На стенах и на полу в несколько слоев пыльные пестрые ковры. На треножниках вдоль стены коптящие светильники. Самое главное-не было сквозняков и после улицы воздух казался теплым.

В дальнем углу сложен из необработанных камней большой очаг.

Ника жестом пригласили подойти поближе. На ковре поновее возле очага сидел седой длиннобородый дядька лет шестидесяти в меховой бурке и пил что-то горячее из глиняной кружки.

Несколько женщин в темных одеждах суетились вокруг него. Кто с подносом с едой, кто с чайником. В очаге на в котелке треножнике булькала, закипая, какая-то жидкость, пахнущая травами и вином. Только теперь Ник разглядел что дядька сидит на стуле сунув ноги в тазик с парящей водой.

Дядька бурчал на женщин и прищуриваясь хлебал шумно свое пойло.

«Надо что-то говорить! » – в панике подумал Ник и выдавил:

– Приветствую вас от имени главы города Крикс господина Ирвина!

Седой дядька покосился на него, но продолжал хлебать из кружки.

Выждав минуту, рявкнул:

– Дайте гостю напиток!

Одна из женщин тут же черпаком на длинной ручке захватила порцию бюлькающей жидкости и налила в свободную кружку, что стояла на медном подносе, прямо на полу о очага.

Кружку тут же сунули в руки Ника.

После прогулки под ветром держать в озябших руках горячую кружку было огромным удовольствием. В кружке оказался напиток типа глинтвейна. Спирт ударил приятно в нос. . .

– Садись сынок, поближе к огню, рассказывай, что тебя привело в наши холодные горы? Как ты сказал тебя зовут?

– Меня зовут Николай. Я ищу женщину с золотыми волосами. Люди на толстолете увези ее в ваши горы.

Старик сощурился .

– Горы большие, сынок, почему к нам?

– У вас есть вышка для причаливания толстолетов. Они летают к вам за шерстью. Скажите, привозили к вам девушку с золотыми волосами?  Она у вас?

– Какой прыткий! ? Так разговор не ведут, сынок. Ты не спросил про мое здоровье, про успехи, про благополучие моей семьи, не отдал подарка!  Эх-хе-хе. . . В городе не умеют воспитывать молодежь!

Ник стиснул зубы. «Конечно, козлопасам нужен подарок!  Без взятки они ничего не сделают и не скажут! Что ж ему подарить? !

Если Ризи у него, то зачем мне мобильник? »

– У меня есть подарок для уважаемого чира!  Магический подарок!

Ник вынул из кармана мобильник, щелкнул крышкой.

– Что это?

Старик и женщины уставились на ладонь Ника.

– Это предсказатель, уважаемый чир!  Он предсказывает погоду.

Нужно набрать название селения:

– Бергхоф! – подсказал старик.

Ник насторожился. «Знакомое название!  Где-то я его слышал или читал о нем? »

– Бергхоф: пасмурно, ветрено, температура по Грейвусу 175.

Старик засмеялся.

– Это я и сам могу узнать, выйдя во двор!

– А на завтра смотрите: солнечно, ветрено, температура по Грейвусу 185.

Старик пожевал губу.

– Что еще может эта блестящая штука?

– Находить воду может. А что надо найти?

Старик зыркнул на женщин, притихших у очага.

– Принесите моему гостю Николаю теплый плащ!  Быстро !  Все уходите!

Женщины унеслись рысью.

«Дед тут самый крутой! Если даже бабы его бояться. . . »

– Сынок , зачем тебе эта худющая златовласка?

– Она моя жена! Скажите, она у вас?

Старик покачал головой.

– Не разбирается молодежь в женщинах! Жену надо брать упитанную, чтоб было за что подержаться!  А эта-кожа да кости!

– Отдайте мне Ризи!  Она же не в вашем вкусе!

– Не в моем вкусе? !  Знатно сказанул! – старик засмеялся, а Ник похолодел.

Может и тут людей едят? !

– Не нужна мне твоя девка худющая!

– Я смогу ее забрать с собой?

– Конечно сможешь. Выполни вот одну просьбу мою. . .

– Любую выполню!

– Так уж и любую? Подойди поближе!

Старик зыркнул по сторонам. Пахло от него чесноком и козлятиной просто оглушающее!

– Мой отец перед смертью спрятал свои. . . м-м сбережения. . . Я найти не смог. Сыновья мои тоже не смогли. . . Сможешь-я тебя щедро награжу.

– Не надо награды-отпустите со мной Ризи. Для меня это главная награда! Что там было?  Золото?

– И золото тоже.

Ник набрал в поиске :«золото» .

«Объект обнаружен» .

Стрелка указывала в дальний конец зала. Но когда Ник миновал середину, стрелка развернулась в обратную сторону. Опытным путем Ник быстро нашел нужную точку. Посредине зала стрелка компаса вращалась без остановки.

– Здесь.

– Как здесь? – удивился старый чир. – Пол сплошной камень!

– Здесь! Предсказатель не ошибается!

– Посмотрим!

Чир крикнул своих молодцов. Пятеро крепких парней раскатали ковры в разные стороны, подняв клубы застарелой , вонючей пыли.

Ник определил повторно место где стрелка кружилась.

– Долбите здесь, сынки! – распорядился чир.

Парни вооружились ломами и кирками. Грохот поднялся несусветный. Прибежали женщины, то ли снохи старого чира, то ли жены.

Старик прикрикнул на них и баб как ветром сдуло.

Сбросив меховой плащ, старик бегал босиком по бетонному полу вокруг своих парней. Азартно покрикивал.

Куски бетона летели в разные стороны. И наконец, при очередном ударе лом пробил дыру и едва не выскользнул из рук одного из долбильщиков.

Стали бить аккуратнее.

Пробили неровную черную дыру. Туда в темноту по веревке спустили самого тощего.

– Отец, здесь мешки! Тяжелые!

– Сэм, привяжи один мешок к веревке! Тот что поменьше! – приказал старик, наклонившись над дырой.

Когда мешок, килограммов на двадцать общими усилиями вытащили из дыры, старик рубанул по нему киркой.

Из прорехи с шелестом потекли монеты. Желтые, тускло-белые. . .

Горцы завопили , потрясая кулаками.

«Повезло же козлопасу, что я зашел к нему на огонек! От такого выкупа за Ризи старик будет на седьмом небе от счастья! »

Старик подбежал к Нику. Глаза блестят, рот до ушей!

– Тебя мне послал господь! Проси чего хочешь!

– Верните мне мою жену.

Старик поскучнел.

– Рад, бы парень, но два дня назад я ее продал шкипу Дастину!

Что это было раньше– емкость для воды или для горючего?  Теперь и не понять! Могучий слой сыпучей ржавчины на стенах, а он на дне этого стакана. Через круглое отверстие наверху, на высоте пяти метров видно кусочек неба с облаками или без. Иногда появлялась гнусная морда очередного охранника. Еды не давали, швыряли вниз какие-то объедки. Раз в день спускали на бечевке кувшин с водой.

Ник за три дня пропах собственной мочой и озверел от безнадежности.

«Идиот!  Дал в морду чиру и что теперь?  Ризи не понять где!  Сам гнию в ржавой яме!  Господи, какой я идиот! »

Десять шагов от одной стены до другой. Будь места меньше пришлось бы хуже. Первый день охранники развлекались, пытаясь попасть на голову Ника струей мочи. Пришлось побегать. . .

От сырости и холода Ника время от времени охватывала дрожь. Тогда он бегал по кругу , чтобы согреться. Но помогало не надолго. Притом без еды много не набегаешься! Меховую куртку у него отобрали. Майка-поло с коротким рукавом, джинсы и кроссовки-все снаряжение. . .

«Заболею и подохну. . . Скорей бы. . . »

Сегодня Нику показалось что слышен звук моторов. Почудилось?  Прилетел дирижабль?

Ник сел на корточки. Вон тот заплесневелый огрызок лепешки на вид вполне съедобен. . . Ник проглотил слюну. «Голод меня доканает. . . »

Кажеться задремал на минуту, а когда проснулся дрожа, наверху было темно.

«Кто то что-то сказал?  Почудилось? »

– Ник! – прошелестел голос сверху.

– Кто?

– Ты чего молчишь? – рассерженный голос показался знакомым.

– Ты кто?

– Ты совсем больной , Ник!  Это я-Шилла! Сейчас брошу веревку!

Болезненно тукнуло по макушке. Веревка с узлами. . .

Ник замер. «Дежавю! »

. . . Замок людоеда и Щерс бросает веревку ему в мясорубку. . . Это было год назад!

– Ник, поспеши! – шопот людоедки похож на шипение.

Если бы ни «шоколадка» Ник, выдохшись на самом верху , сам бы не вылез через узкое горлышко емкости.

– Вставай, Ник, бежим!

– Погоди. . .

– Слабак, городской!  Поднимай задницу!

«Шоколадка» вцепилась в Ника и заставила встать на ноги.

– Ослаб, без еды три дня. . .

– Я сама три дня без еды! Пошли, пошли!

– А где охрана?

– Потом , потом!  Пошли!  Шевели ногами!

Они вышли из-за скалы и Ник остановился как вкопанный.

– Ну вот опять! Ты жить что ли не хочешь? ! – зашипела «шоколадка» .

– Погоди!  Это же толстолет!

Сигара дирижабля смутно темнела на фоне синего неба.

– Хватит на него глазеть!

– Нет, Шилла, оставь меня. Я заберусь на толстолет и улечу отсюда. . . Этот торгаш должен знать шкипа Дастина. . .

– Какой Дастин?  Ты сбрендил совсем? Как ты на него заберешься?  На самый верх?  Он же гладкий!

– Это не твоя проблема. . Спасибо тебе за помощь. Уходи. Дальше я один. .

Дикарка пробормотала себе под нос , видимо ругательство и отпустила руку Ника.

Триста метров до вышки Ник добирался больше часа. Крался , стараясь не греметь по камням. Но глаза привыкли к темноте и светлая тропинка стала видна.

Как Ник и ожидал внутри вышки оказалась металлическая лесенка. По ней он лез еще около часа, а може и больше. Часов то нет. . .

Чем выше он поднимался тем более авантюрной казалась ему затея.

Носовая часть дирижабля притянута к мачте. Значит там трос или стыковочный узел, то есть люк вовнутрь. Под обшивкой у дирижабля не сплошной баллон как в детском надувном шарике, там силовая конструкция, среди которой и размещены емкости с газом, а между ними есть проходы, переходы , лесенки и даже выход на самый верх. Это Ник запомнил, просмотрев как-то случайно научно-популярный фильм по кабельному.

«Пробраться внутрь, затаиться, а когда отлетит подальше-объявлюсь. . . »

Голова кружилась, во рту пересохло. Замерзшие пальцы почти не чувствовали перекладин.

Ветер слабый, но пронизывал насквозь.

Наконец, поднятая рука не нашла следующей перекладины. Лесенка кончилась. Ник сел на решетчатый настил площадки и сунул руки под мышки, пытаясь согреть пальцы.

Огромная туша дирижабля слабо покачивалась совсем рядом.

«Я долез! » Ник был горд своим достижением.

В подошвы кроссовок что-то ткнулось. Ник отдернул ногу, но пнуть не успел.

– Это я, Шилла!

– Ты з-зач-чем с-сюд-да?

– Ты без меня пропадешь! – авторитетно заявила дикарка , садясь рядом. – Держи!

Что-то меховое наощупь. . .

– Надевай скорее, заледенел совсем!

Ник залез в меховую горскую куртку, запахнул на груди. Словно в футляр забрался. . . Ветер по спине не гуляет, какое блаженство!

– Что теперь? Рассветет скоро.

– Вот канат, видишь?

– Ага.

– Толстолет привязан им к мачте. Там должен быть люк.

– Где?

– В толстолете, конечно.

Дикарка встала на настил площадки , держась за натянутый канат шагнула вперед. Она не голая, что-то надела на себя. Оказывается и народу пустыни нужна одежда! Украла , небось. . .

– А что такое люк?

– Дыра большая.

– А. . нет тут никакой дыры!

Ник встал с трудом разогнувшись. Осторожно прощупал канат. Он был привязан к здоровенному металлическому кольцу на самом носу дирижабля и никакого люка! Как же они швартуются? ! Ник погладил холодную обшивку дирижабля. Рядом, а не войдешь. . .

Напрасно он сюда поднимался. . . Напрасно мучился. . . Надо слезать вниз и где-то спрятаться. В темноте по горной тропе уходить– самоубийство! А далеко ли уйдешь?  У горцев такие псы!

Треск рвущейся совсем рядом ткани отвлек Ника от печальных мыслей.

– Ник, я сделала люк. Полезай за мной!

– Ты распорола обшивку?

– Я сделала люк, ты совсем глупый?  Ты туда хотел попасть? Полезай!

Через дыру наощупь , барахтаясь в куртке без пуговиц, Ник влез внутрь в шелестящую тьму. Уцепился за что-то, за какой-то прут, встал на что-то твердое. Темно, хоть глаз выколи! Только дыра светлеет.

– Шилла. . .

– Тише ты. . .

Дикарка забралась в дыру гораздо быстрее чем он. Ник поймал ее за руку и потянул к себе.

– Ты зачем со мной?

– Что я сбрендила , по горам от собак бегать!

– Но сюда ты пробралась же!

– Ник, не будь занудой!  Я с тобой хочу идти!

Ник вздохнул, покорствуя судьбе. Не выталкивать же спасительницу обратно!

– Надо дыру заделать как-то, а то заметят.

– Чем я ее заделаю?  Свой задницей?

– Чем резала обшивку?

– Ножиком.

– Где взяла?

– Шла, нашла. . . Вот привязался!  Ты как мой папашка!  Одни вопросы!

– Пойми же ты-увидят дыру-начнут нас искать.

– Спрячемся– толстолет большой.

«Оптимистка хренова! »

Шила прильнула к Нику и крепко его обняла.

– Ты чего?

– Держусь за тебя, вот чего!

Помолчали немного. . .

– Не нашел свою жену?

– Она была здесь. Чир продал ее шкипу Дастину два дня назад.

– Где теперь искать станешь ?

– Торгаши должны знать друг друга. Поспрашиваю .

– Так они тебе и скажут!

Чем ближе к рассвету, тем светлее становилось в чреве дирижабля.

Оказалось что они стоят на какой-то планке под узким мостиком ведущим от носа дирижабля дальше в глубь.

Ник подсадил Шиллу наверх, а потом поднялся сам. У мостика имелись веревочные перила. Дирижабль слабо покачивался , из-за этого идти и не держаться за опоры было просто невозможно.

Они миновали огромные мешки с газом по обе стороны от мостика. Потом еще , еще.

– Что это, Ник?

– Резервуары с газом. Не вздумай их резать!

«Что там гелий или водород? Если водород-это летающая бомба! »

Ник шел следом за дикаркой, тараща глаза. хотелось есть и одновременно клонило в сон. Удивительно!  Обычно эти два желания не уживаются вместе. . .

Негромкие голоса и шум шагов.

Едва Ник и Шила спрятались под мостик, как над головой пробежали двое, сопя и пыхтя.

– Быстрее, Джойс!  Шкип сорвал куш!  Надо уносить ноги!

– Он что-грабанул чира?

– Потом узнаешь! Быстрее!  Набегут горцы, порежут на кусочки!

Ник и дикарка стояли под мостиком, тесно обнявшись , стараясь дышать тише, словно за шелестом ветра по обшивке можно было их дыхание услышать.

Дирижабль дернулся как живой и начал разворачиваться. Ник прижал к себе дикарку.

Два типа протопали обратно.

«Быстро! Должно быть просто отрезали канат. »

Когда шаги затихли Ник толкнул локтем Шилу.

– Ты слышала?

– Не глухая!  Торгаш удирает, потому что ограбил чира. Что у него грабить?  Одна шерсть!

Ник тут же рассказал девушке про находку сокровищ в доме чира.

Только умолчал о мобильнике и своей роли в успешном кладоискательстве.

– Точно, зарезали чира как ягненка, а мешки с собой!

Дирижабль тряхнуло. Застрекотали внизу моторы.

«Похоже второпях дырки не заметили!  Летим! »

Сквозь сон Ник услышал голоса. Сначала как шумовой фон, потом уже , по мере расставания со сном, фразы обрели смысл. Ник заворочался, ощущая как затекли плечи и поясница. Спать сидя , опираясь на железные прутья-то еще удовольствие! К тому же стало жарко и душно. Дирижабль явно миновал горы и летел на низкой высоте.

– Не-а! Две лепешки и два куса мяса! – настаивала дикарка.

– Ты тощая. Куда тебе? – отозвался мужской голос.

– Жрать охота!

– У меня нет своих запасов. Принесу свою пайку и все. . .

– Небось приятель имеется?  Приводи его. Пусть приносит свой завтрак-обоих ублажу!

– А не врешь?

– Ты-глупый? !  Куда я отсюда убегу?  Сбрендил?

– Ладно, жди , я скоро.

Довольная Шила спустилась с мостика вниз к Нику. Улыбается, паршивка! В меховой горской куртке она напомнила Нику проституток с Тверской.

– Ага, есть хорошая новость!  Я раздобыла еду!

– Пока еще нет.

– Ты что-то слышал?

– Последние фразы. . .

– А, ерунда!  Раздвину пару раз ноги , зато еду получим!

– Я заснул. . . . Надо спуститься вниз к шкипу или капитану, как тут они зовутся. Покормят нас и так.

– Ага!  За так мужики девчонке и пинка не дадут!

– При чем здесь ты?  Я поговорю с капитаном.

– А если он выбросит нас вниз?

«Черт, а ведь она права!  Может этому шкипу свидетели и не нужны. . . »

Послышались шаги.

– Идут. . Ну я пошла!

– Осторожнее, Шилла! – прошептал Ник уже ей в спину

Она быстро как обезьянка взобралась наверх на мостик.

Ник с омерзением ощутил себя сутенером. Шилла расплачиваться будет собой за еду для него! «О, черт!  Как есть охота! »

– Вот она, шкип!

– Эй, а где жрачка?

– Хватай ее, Джойс!

– Стой, сучка!  Хуже будет!

Топот удалился в сторону носа.

«С едой пролетели! »

Ник забрался на мостик и поспешил в обратную строну.

Пока гоняются за Шиллой, можно спуститься вниз , в гондолу, разведать обстановку и может стянуть что-то съестное.

Гондола этого дирижабля была составной частью конструкции и крепилась к шпангоутам. Ник спустился по вертикальной лесенке прямо в овальный люк и оказался в узком сером коридорчике. Стены с двух сторон покаты и с каждой стороны по круглому иллюминатору. Ник прижался лбом к стеклу. Наступил день. Внизу тянулись унылые рыжие барханы. Дирижабль летел над пустыней. Гул моторов поблизости, похож на рокотание мотоциклета.

Из коридорчика выходили две двери. Одна заперта на врезной замок, зато другая легко открылась. Узкий проход между тюков, затянутых ремнями. Пахло кожей и шерстью.

«Это трюм, а дальше? »

Ник вошел через дверь в следующую комнату.

Трое мужчин, сидевших вдоль стола слева, дружно подняли головы от своих мисок.

Здоровые лбы и морды не внушают доверия.

– Привет!

Ник без промедления прошел мимо и выиграл несколько секунд.

– Что за фукс?

– Стой, малый!

Закричали уже в спину Нику, а он уже повернул ручку и вышел через дверь в перегородке. Здесь имелась щеколда, ее он быстро задвинул, а потом уж огляделся.

Это последняя, носовая комната с широкими обзорными окнами, панелью управления, двумя штурвалами. Здесь стрекотание моторов почти не слышно, так, далекий звуковой фон!

Из кресла рулевого выглянул, поправляя очки худощавый парень.

– Простите, вы кто?

Дверь за спиной Ника загромыхала от ударов. За дверью рычали и матюгались.

Ник сделал два быстрых шага и оказался рядом с креслом. Очкарик испуганно вжал голову в плечи. На его коленях раскрытая книга.

– Меня зовут, Ник. Куда летит ваш толстолет?

– Как вы попали к нам на борт?

– На крылья прилетел! – буркнул Ник, разглядывая приборную доску. Примитивно. Никакой электроники. Радио нет. – Ты кто?  Рулевой?

– Я штурман! – гордо ответил очкарик, косясь на содрогающуюся дверь. – Вы бы лучше открыли, иначе парни вам зададут!

– Мне терять нечего! – лихо ответил Ник. – Я сбежал от чира, так же как ваш шкип. Хочу с ним поговорить. Как зовут твоего шефа?

– Шефа?

– Ну– шкипа!

Стук в дверь как по команде прекратился. Ник и очкарик навострили уши . И тут началось!  Душераздирающие крики , потом что-то падало и катилось. Затихло все через пару минут. . .

– Спасите нас добрые духи! – пролепетал очкарик.

Ник на цыпочках подошел к двери и приложил ухо.

– Ник!  Открой!  Ты там? ! – этот хрипловатый голос уже с другим не перепутаешь!

«Шоколадка» добралась сюда!

Ник отодвинул щеколду . Дверь распахнулась.

Шилла сначала просунула взъерошенную голову. Огляделась, а потом не вошла, а словно втекла в комнату управления одним гибким движением.

Очкарик испуганно пискнул.

Шилла оказалась совсем без одежды. Потеки, блестящие потеки свежей крови испятнали коричневую кожу в разных местах. В левой руке дикарка сжимала серповидный кинжал.

– Ты что творишь? ! – простонал Ник.

– Я защищаюсь! – буркнула «шоколадка» , махнула кинжалом в сторону очкарика, замершего в своем кресле. – Убить его?

Дирижабль летел по курсу на двух двигателях. Ветер слабый, руль заклинен специальным рычагом. Кругом пустыня и можно заняться грязными делами. Очкарика звали Вилли. Ник связал парня и привязал к сиденью рулевого. Вилли валялся в прострации. Шилла испугала его до икоты. Не удивительно. Теперь она пугала и Ника. Кровожадная дочь пустыни прикончила пятерых членов экипажа дирижабля включая шкипа Хьюберта.

Пришлось повозиться , перетаскивая покойников вниз в гондолу. Трупы Ник и Шилла сбросили через загрузочный люк вниз, предварительно обыскав.

– Столько мяса пропадет зазря! – вздохнула «шоколадка» , провожая взглядом черные пятна тел на желтом песке.

В кармане одного Ник обнаружил связку ключей. Ключ подошел к запертой комнате. Последняя на корме гондолы комната принадлежала шкипу. Половину комнаты занимал склад с коробками консервов, сухарей, крупы и прочего провианта, канистры с питьевой водой.

Шкип мудро контролировал еду и воду.

Здесь Ник обнаружил четыре мешка с монетами из дома чира , а также все свои вещи: сумку с банкой консервов и пачкой патронов, одеяло, карабин и самое главное-мобильник Гаргилла!

Украл это все покойный шкипер у чира или купил, теперь уже значения не имело . Дрожащей рукой Ник набрал в поиске имя Ризи. Удивительное дело, дирижабль летел в нужном направлении!

Ник в шкафчике на стене нашел бритвенные принадлежности: раскладную старинную бритву, помазок и чашечку для мыла. В далеком детстве, в деревне он видел как этим всем пользуются. Но самому скоблить себя этой острейшей штукой? !  Да и потом, вдруг у шкипа были какие-то болячки. . . СПИД, сифилис. . да мало ли чего другого! Ник с сожалением потер свой заросший основательно подбородок, состроил гримасу зеркалу на перегородке. В сундучке под кроватью, привинченной к полу, обнаружился гардероб покойного шкипа. Носки, кальсоны, рубашки, кожаный жилет. Одежда ношеная, но чистая. Ник сбросил свою грязную майку и надел клетчатую мягкую рубашку с длинным рукавом. Похоже хлопок! Подвернул рукава и вспомнил про голенькую, грязную Шиллу.

Ник заставил ее отмыть чужую кровь с тела и выдал рубашку и штаны из сундука шкипа.

Штаны она отказалась надевать наотрез, а рубашка ей понравилась. Ник показал как закатать длинные рукава. В результате Шилла приобрела вид цивилизованного человека. Рубашка доходила ей почти до колен и сидела на ее худенькой фигуре как широкое платье. Шилла слазила наверх и принесла горский пояс. Перетянув талию поясом она покрутилась перед Ником.

– Здорово!

– Правда, правда?

– Ты самая красивая дочь пустыни!

– Как будто ты видел других!

«И слава богу что не видел! »

– Признайся , ты мне соврала!

– Когда? ! – дикарка сделала большие честные глаза.

– Когда я тебя нашел у скал, ты мне наврала про пастухов что поймали тебя и держали связанной?  Скорей бы ты их связала!

Шилла расхохоталась, тряхнула головой.

– Присочинила, да!  Я к ним сама ходила и не раз. Ублажишь парней, а они еду дадут. Хорошему человеку можно и дать лишний раз!

– Что ты еще мне наврала?

Шилла фыркнула и стрельнула глазками.

– Кто тебя привязал к столбу?

Шила вздохнув, нехотя процедила:

– Папашка. . . За неуважение к старшим, сказал. . .

– Почему ты убила всех этих мужчин?

– Ну знаешь, Ник! Эти уроды пытались меня прикончить!  Я должна была протянуть шейку и сказать-давайте душите? !

Ник только руками развел. Нашел он себе попутчика!

«Может она и про каннибализм наврала? »

Горский кривой кинжал болтался в ножнах на поясе девушки и призывал к осторожности. «Ох и ловко она им орудует! »

Шилла обнаружила кострюлю с остывшей кашей– завтрак погибшего экипажа. Ник отказался есть эту размазню и открыл свои консервы. Дикарка села на пол, поставила кастрюлю между ног и все слопала прямо руками. После этого «шоколадку» потянуло в сон и она забравшись в трюм на тюки с шерстью сладко заснула.

Ник прошел в комнату управления и отвязал Вилли от кресла.

– Хватит дрожать, Во-первых она спит. Во-вторых пока я здесь, она тебя не тронет. Понятно?

Бедный парень замотал головой.

– А теперь садись и показывай как эта штука управляется.

Все оказалось не сложнее чем управление автомобилем, вот только инерция у дирижабля чудовищная и откликался он на движения штурвала с изрядным опозданием.

– Куда теперь летим?

– Озерный край, город Вернот.

– Что там нужно вам?

– Шкип указал куда лететь, а мое дело маленькое! Не знаю.

– Сколько до этого Вернота?

– Примерно три дня лета еще, если ветер не перемениться.

«Если знать где мы сейчас-посмотрел бы прогноз погоды. »

– Карта есть?

– Да.

– Так неси живее!

Карта затертая на сгибах с подозрительными пятнами.

Вилли ее бережно разложил на коленях Ника. Надписи все сделаны иероглифами. Хотя и без знаний местного языка видно что очертания материка в виде изрядно обкусанной груши не имеют ничего общего с земными материками!

– Где мы сейчас?

Палец с обгрызенным ногтем осторожно указал на пятно рядом с горами в центре континента.

– А где Крикс?

Палец переместился.

«Ого!  Километров пятьсот я уже накрутил! »

– Откуда вы вылетели? Откуда начался рейс?

Палец поднялся выше по карте.

– Из Трейстона.

– Большой город?

– Большой!  Университет имеется! – с гордостью заявил Вилли.

«А Ирвин твердил– все вымерли! »

Сколько от Трейстона до Крикса?

– Примерно две тысячи ситов. Пять дней лета с попутным ветром видимо. Но в Криксе я еще не бывал.

– А где бывал?

Парень взялся перечислять города и поселки. Вышло не мало!

– Как называется то место над которым летим?

Очкарик нагнулся над картой.

– Старое название «провинция Вальдера» , но сами видите– теперь пустыня.

– Посиди пока!

Ник вышел в соседнюю комнату и достал мобильник.

Прогноз погоды: провинция Вальдера. . .

Солнечно, ветер северный слабый, температура по Грейвусу 210 градусов. . .

Завтра. . . Песчаная буря. . . ветер северный порывистый. . . температура. . .

Ник сунул мобильник в карман и вернулся в кабину управления.

– Что будем делать Вилли, если завтра разразиться песчаная буря?

Держаться на курсе стало невозможно: ветер усилился и нес дирижабль на юг, а не на запад, как хотелось Нику. Скорость, зато выросла раза в три и Ник выключил двигатели.

Гидроусилителей еще здесь не придумали, а для того чтобы держать руль при ветре требовались усилия двух мужчин. Против такого ветра Нику и Вили было не устоять. Они заклинили руль в самом крайнем положении, которое смогли достичь. Дирижабль поднимался, но очень медленно.

– Может унести очень далеко.

Вилли сидел за штурвалом бледных и мокрый от пота. Ветер ветром, но солнце жарило без жалости. Ник тоже потел, проклиная создателей этого дирижабля, хоть форточку могли бы в кабине управления предусмотреть!

Пришла из кормового отсека Шилла, сухо сказала:

– Буря приближается.

Пыльная буря двигалась с севера клубящейся рыжей стеной. По прикидке Ника высота этой массы горячего песка, поднятого над пустыней была не меньше километра.

Дирижабль же летел на высоте не более 500 метров.

Мешки балласта были сброшены еще вчера, ноэто дало прибавку по высоте совсем незначительную.

Если буря догонит, то дирижабль прижмет к земле и раздерет на кусочки.

Вилли был в этом абсолютно уверен.

Маневрировать чтобы на моторах набрать высоту не получиться– моторы уже опасно перегрелись. . .

– Шкип сэкономил в Трейстоне и не заполнил все резервуары гелеем. – пояснил Вилли и постучал по овальному прибору, показывающему высоту.

– А что у нас в грузовом трюме?

– Об этом знал только шкип. . .

– Рули, Вилли, а мы разберемся с грузом.

Распахнув грузовой люк, Ник и Шила разрезали ремни крепившие тюки и один за другим отправили их полетать.

Сверху оказались тюки с шерстью, а внизу тяжеленные деревянные ящики, окованные стальными полосами. Шесть штук.

– Сбросим их и здорово облегчим дирижабль! – Ник старался перекричать вой ветра.

«Шоколадка» жестами пояснила, что неплохо бы открыть ящики и посмотреть, прежде чем выкидывать.

Ник замотал головой

-Времени нет!

Вдвоем они с трудом, царапая пол, сдвинули ящики и один за другим отправили в полет.

Грузовой трюм освободился от груза и стал большим и гулким помещением.

Закрыв люк, Ник и Шилла вернулись к Вилли.

– Груз сброшен.

– Я почувствовал!  Смотрите!  Мы поднялись еще на полсита!

– Но еще не выше бури?

– Увы. . .

– Шилла, придеться выбросить все из каюты шкипа!  Идем!

– Не выбрасывайте все!  Без воды и еды нам конец! – простонал Вилли.

– Сиди и рули, сморчок!  Или тебя выбросим! – рыкнула на него Шилла.

Ник в каюте шкипа поглядел в задний иллюминатор. Буря грозно приближалась. «Километра три осталось не больше! »

Сундук шкипа, канистры и коробки подхватил ветер и мигом унес из виду.

Оставили только коробку с консервами, коробку с сухарями и канистру с водой. За борт отправили тюфяк с кровати шкипа, а потом и керогаз с запасом керосина. Патроны и карабин Ник решил оставить.

– Давай выбросим Вилли?

– Жаль, нет времени открутить и выбросить кровать и стол!  Вчера надо было! – сокрушался Ник. – А Вилли нам еще пригодится!  Не смей его трогать!

– Вот еще четыре тяжеленных мешка!

– Это деньги чира!  Тащим к люку!

– Это наши деньги, Ник!

– Зачем народу пустыни деньги?  Черт возьми, откуда ты вообще про деньги знаешь?

Шилла подбоченилась.

– Да уж, знаю!  Не тупая!

– Неси мешки к люку!

– Совсем сбрендил?  Не трогай!

– Это ты сбрендила!  Сейчас буря накроет и сдохнем!  Зачем покойникам деньги?

– Посмотри в окно, Ник!  Мы поднялись над бурей!

Ник шагнул к иллюминатору, но там была только желтая мгла.

Дирижабль рванулся вверх, потом вниз. . .

Ник полетел кубарем и врезался лбом в стену. . . .

В ослепительно белом свадебном платье, откинув фату на затылок, Шилла колотила здоровенной берцовой костью по барабану. Одновременно дикарка обгрызала кровоточащее мясо с другой кости. Рот, нос, щеки, подбродок в крови. . . Глаза горят. . .

Ника мутило от этой картины, а от ударов в барабан стучало в голове.

– Прекрати. . . Прекрати. . . Прошу тебя, прекрати. . .

Шилла ухмыльнулась, продемонстрировав полный рот треугольных зубов.

– Не могу!  Сегодня же наша свадьба, Ник!

Ник захныкал как маленький и проснулся.

«Ужасный сон. . . только сон, слава богу! »

Тусклый свет пробивался в иллюминаторы. Ранее утро?

Ник понял, что лежит на кровати шкипа, в его каюте. Голова болела, под ложечкой мутило. Хотелось пить и мочиться одновременно.

«Сотрясение мозга?  Сколько я в отключке провалялся? »

Пощупав рукой, понял, что лежит на чем-то меховом. Горская куртка?

Маленькая кабинка для нужд имелась в общей каюте, рядом с грузовым отсеком.

Ник кряхня, сел на кровати, сжал голову ладонями.

«Боже!  Как болит! »

Нащупал на лбу шишку. Вот и причина!

Кровать и каюта плавно качнулись, как лодка на пологой волне. Голова заболела еще больше. Но раз летим, значит от бури оторвались. Хорошая новость!

Ник, напился воды прямо из канистры, сжав зубы от головной боли, проковылял до гальюна, никого не встретив. Вилли и «шоколадка» видимо в кабине управления. . .

Справив нужду, Ник заполз, буквально в носовой отсек.

– Ник, ты в порядке?

Шилла сидела за штурвалом справа, а Вилли слева. Шоколадные босые ножки дикарки покоились на пульте.

– Еще не совсем. – признался Ник и, доковыляв до откидного сиденья, рухнул на него с огромным облегчением.

Через обзорные окна мало что видно. Небо голубое, солнце светит, внизу все рыжее.

– Ты провалялся сутки. Сон-лучшее лекарство, говаривал мой папашка!

– Где мы, Вилли?

– Где не знаю, летим со вчерашнего дня над бурей. . . Высота два сита.

– Сколько в этом вашем сите шагов?

– Ну, примерно с тысячу. . .

– Отлично. . .

Ник пощупал карманы джинсов. Мобильника нет. Выпал на кровати?

– Шилла, сходи в каюту шкипа, поищи такую блестящую штучку, в ладонь. . .

– Тяжелую как железка? – подхватила девчонка.

– Вроде того. . .

– Держи!

На ладошке Шиллы блеснул боками мобильник Гаргилла.

– Ты у меня его вытащила?

– Вот еще, он сам выпал! – огрызнулась «шоколадка» сверкнув глазищами из-под грязной челки.

Ник набрал в поиске имя Ризи. «Объект обнаружен» .

Стрелка компаса указывала прямо по направлению полета.

Что это– счастливая случайность?  А может Ризи сейчас в другом дирижабле, летящем по ветру где-то впереди?

«Помоги ей, господи! »– взмолился Ник.

– Я еще не пришел в себя, пойду лягу.

– Хорошо, иди, иди Ник!  Мы с Вилли подружились. Правду я говорю!

Вилли вздрогнул и быстро закивал.

Ник добрался до каюты на корме и быстро уснула, на этот раз без жутких сновидений.

Проснулся он от шороха и треска.

Шилла на полу голыми руками вскрывала коробку с консервами.

– Привет!

– Привет, Шкип!  Голова болит?

– Есть немного, . . . Почему я-шкип?

– Спишь на кровати шкипа, жрешь его еду, командуешь нами, значит, шкип!

– Логично. Проголодалась?

– А ты думал я воздухом питаюсь?  Открой мне вот эту банку и вот эту и вот эту.

– Может, хватит одной?  Кто знает, сколько еще лететь!  Надо беречь запасы.

– Завянь, шкип, я жрать хочу!

Шилла демонстративно загребла банок шесть и вышла вон.

Ник сел на кровати. Голова побаливала, но терпимо. На полу из припасов лежала распотрошенная коробка с десятком тускло металлических банок.

Канистра с водой и коробка с сухарями исчезли.

«Вот обжора!  За два дня все съест!  А потом?  Потом сожрет Вилли и меня! »

От такой перспективы мурашки пробежали по спине.

Ник нашарил под кроватью, нашел на денежных мешках карабин, проверил его, оттянув барабан. Патроны на месте. Знает ли Шилла что такое огнестрельное оружие?

Когда Ник добрался до носового отсека, Шилла уже опустошила две банки и взялась за третью. Вилли сидел за штурвалом, как прибитый гвоздями. Напряженный с прямой спиной.

Банку Шилла вскрывала своим серповидным кинжалом быстро и ловко.

– Хочешь?

Ник не поверил своим ушам.

«Прожорливая шоколадка предлагает ему еду?  Уже наелась? »

По полу кабины валяются бумажные упаковки и сухарные крошки. Канистра с водой в углу у двери, рядом вскрытая коробка.

– Вы съели все сухари?

– Еще осталось!  Бери скорей, а то съем!

Ник забрал банку из рук Шиллы, дошел до коробки. На дне лежал надорванный бумажный пакет. В нем десять сухарей.

Ник с возмущением повернулся к Шилле.

Но та опередила его вопрос.

– Все сожрал Вилли!  Смотри, какие у него щеки!  Вилли, ты сожрякал сухари?

Парень быстро закивал.

Тяжело вздохнув, Ник сел на откидное сиденье у иллюминатора и пообедал, а может позавтракал. Вместо ложки сухарем вылавливал тушенку неизвестного происхождения. Мясо как мясо!  Есть можно. . .

За стеклом иллюминатора голубое небо, а внизу, примерно в полукилометре все та же клубящаяся масса песка. Буря продолжалась.

– Шилла, если я шкип, то ты мой подчиненный. . .

– Лучше я буду вашей гостьей!  перебила девушка.

– Убери весь это мусор вон. Тебе самой не противно сидеть среди мусора?

– Не-а!

– И побыстрее! – рявкнул Ник.

Шилла выпрыгнула из кресла и без слов принялась за уборку.

Ник опустился в освободившееся кресло.

Вилли облегченно вздохнул и опустил плечи.

– Где мы сейчас?

– Судя по счетчику ветра, с начала бури мы могли пролететь больше тысячи ситов. Я смотрел по карте. Великая пустыня должна закончить ситов через двести, но песчаные бури выходят за границы песков. Мы где-то на юге, а где не скажу. Буря развеется, и тогда увидим какие-то ориентиры.

Буря развеялась только на следующий день по мере того как ветер стал стихать. Но моторы не завелись, и дирижабль продолжал лететь по ветру. Шилла доела все припасы и скучала у иллюминатора.

Внизу на земле виднелись редкие обработанные поля и тонкие ветки рек.

Ник отправил Вилли наверх, стравить гелий из резервуаров, чтобы снизиться.

Если внизу обработанные поля, значит, есть и поселения. Надо снизиться и запастись водой и едой, а также найти механика и отремонтировать моторы.

Только ближе к вечеру смогли снизиться достаточно для того чтобы сбросить на канате якорь из грузового трюма. Здесь имелась лебедка для швартовки и подъема грузов. . .

Якорь проволочился по земле и наконец, зацепился за деревья. Последовал резкий рывок. Если бы Ник не держался за штурвал, точно бы ударился головой о переднее стекло!

Вилли заклинил рули и дирижабль, покачиваясь, завис на месте, как воздушный змей на веревочке.

– Где мы, Вилли?

– Ничего знакомого!  Никаких ориентиров!

– Дождемся утра и спустим на канате кого-нибудь вниз на разведку. предложила Шилла, потирая ушибленное колено. еда все равно кончилась!

Ник ушел в каюту шкипа, открыл мобильник, порылся в меню.

В обычной жизни опцию «справка» в своем сотовом Ник пролистывал не глядя. Какой русский человек читает инструкции?  Сначала давим на кнопки, а потом дивимся результату или его отсутствию!

Справка. . . Чистое поле для запроса. . . .

Ник набрал: «сит» .

«Мера длинны на территории бывшей Срединной империи. Равен тысяче дергов. »

«Дерг– Мера длинны на территории бывшей Срединной империи– равен среднему шагу взрослого мужчины»

Да тут целая справочная энциклопедия! – восхитился Ник.

Через пару часов пальцы его болели от нажатий, а голова пухла от новой информации.

Заснул он гораздо более информированным об окружающем мире, чем когда проснулся!

Ник проснулся с неприятным ощущением, словно невидимые холодные пальцы прошлись по его шее.

Шилла лежала рядом, прижавшись к его правому боку всем телом и дышала в плечо. Первая мысль-столкнуть грязную людоедку на пол. Но вторая мысль про кривой кинжал на ее поясе отрезвила Ника.

Он потянул ноздрями. Ничем неприятным от дикарки не пахло. Немножко потом, немножко пыльными волосами от головы.

«Когда она ко мне подкралась? »

Ник осторожно снял руку девушки со своей груди.

«Расположилась по-хозяйски!  Дикая нахалка! »

Он перелез через спящую, надел кроссовки, не завязывая шнурки. Дирижабль едва качнулся. Ник оперся об стену. Рывок повторился. За окнами брезжит рассвет.

«Что за черт!  Словно я сижу в поплавке, а рыба взялась клевать! »

Подхватив карабин, Ник быстро вышел через коридорчик в грузовой трюм. Еще один рывок сбросил Ника на накренившийся пол. Холодея, Ник заскользил к распахнутому в пустоту проему люка. Канат, привязанный к лебедке на полу и натянутый как струна, затормозил его скольжение.

Дверь в перегородке распахнулась.

Шилла уцепилась за косяк.

Выглянула сонно моргая.

– Ник, кто нас дергает?

Держась за канат, Ник выглянул в люк.

Земля уже надалеко. При помощи упряжки из шести быков толпа мужиков изображала рыболовов, поймавших кита. Заметив Ника, мужики загоготали и засвистели.

Командовавший ими господин в шляпе сердито прикрикнул, и мужики потянули канат на себя. Но Ник был готов уже к такому обороту и, упершись ногами в стену гондолы, крикнул Шилле.

– Режь канат!  Быстрее режь!

Чтобы не задумали те парни на земле, ничем хорошим для Ника это обернуться не могло!  Ограбят-убьют, убьют-ограбят. . . Какая к черту разница!  В два прыжка дикарка оказалась рядом и, выхватив из ножен свой страшненький кинжал, рубанула по волосатому канату. С одного раза не вышло, и она яростно запилила кинжалом по рвущимся ниткам.

Канат порвался с противным тягучим треском. Дирижабль рвануло вверх. Ник и Шилла через открытые двери выкатились в кормовую каюту.

В объятиях друг друга покорители неба барахтались на кормовой стене гондолы, временно превратившейся в пол. Гофрированный истертый до блеска пол почти встал стеной. Освобожденный дирижабль набирал высоту.

Выбравшись из-под брыкающейся «шоколадки» , Ник прильнул к кормовому иллюминатору.

На лугу у рощи неудачливые «рыболовы» поднимались на ноги и, задрав головы, смотрели вслед прыткому толстолету.

Ник засмеялся с облегчением.

Тут же рядом оказалась Шилла. Заглянула в иллюминатор.

– Они нас хотели поймать?

– Про нас они, полагаю и не догадывались, а вот толстотел штука недешевая и в хозяйстве пригодился бы!

Когда дирижабль выровнялся и по полу можно стало ходить, Ник и Шилла пошли в носовой отсек. По пути прикрыли люк. Земля отдалилась метров на пятьсот или на полсита, как говорил Вилли. Где, кстати, затаился этот паршивец?  Спрыгнуть он не мог, слишком высоко было.

В кабине управления Вилли не оказалось.

– Я найду этого сморчка! – прошипела Шилла и выскочила прочь.

– Не убивай его! – Крикнул вслед Ник, занимая кресло рулевого.

Впрочем, рулить и не требовалось. Дирижабль неторопливо проплывал над сельской местность, влекомый ветром.

Ник вынул из кармана мобильник. Набрал имя Ризи.

Дирижабль отклонился градусов на тридцать от необходимого направления.

От проблем голова пухнет!

Надо раздобыть продовольствие и воду, надо отремонтировать моторы, /кстати, а что с горючим для них? /надо определиться с местом нахождения/блин, да где же мы, сейчас! /надо направить дирижабль в нужном направлении, да еще надо добраться до Ризи!

Без Вилли трудно будет путешествовать дальше. Самое разумное-пристать где-то и набрать полноценную команду. Какая валюта имеет хождение в этой местности?  Монеты в мешках чира имеют немалую стоимость. Но какую точно?  Если банков здесь нет, то меняльные конторы имелись даже в средние века. Много или мало денег лежит под кроватью в каюте шкипа?

Шилла приволокла слегка побитого Вилли в кабину очень скоро. Швырнула на пол и с нарочитым лязгом обнажила кинжал.

– Шкип, позволь мне вырезать ему печень!  Жрать хочу, сил моих нет!

Вилли на четвереньках прискакал к ногам Ника и судорожно обхватив их, завизжал как поросенок.

К полудню Ник заметил решетчатую причальную мачту слева по курсу на высоком лесистом холме.

– Снижаемся и бросаем якорь!  Есть мачта, значит нам помогут!

Оставив все еще дрожащего от переживаний Вилли на руле, Ник с дикаркой приволокли сверху из канатного ящика новенький канат, привязали к нему последний якорь и выбросили вниз. Якорь висел, не доставая до земли, но впереди маячил холм с деревьями и белым особняком с черепичной крышей.

Учитывая опыт, прибежали в кабину управления и вцепились в кресло рулевого.

Рывок был слабее, чем вчера, может потому что ветер ослаб. Канат натянулся, и дирижабль завис на особняком на высоте примерно ста метров. Во дворе забегали люди, задирая головы и размахивая руками.

– Кому-то придется спуститься по канату вниз.

Вилли всхлипнул, а Шилла засмеялась.

– Лучше меня это никто не сделает!

– Где же дочь пустыни училась лазать по канату?  съязвил Ник и получил в ответ колких взгляд.

– Ник самый главный, Вилли самый трусливый-осталась-я!  Я пошла!

Ник догнал «шоколадку» в грузовом отсеке.

– Шилла, надень штаны. Обдерешь ноги о канат!

– Я штаны не ношу! – отрезала гордая дочь пустыни.

– Снизу будет видно твой голый зад!

Шилла прыснула от смеха.

– У меня отличная задница-пусть смотрят и завидуют!

Ник выдернул ремень из джинсов.

– Накинь на канат петлей-будет страховка!

Шилла улыбнулась.

– Заботливый Ник!  Правильный Ник! – просюсюкала сладеньким голоском.

Но от ремня не отказалась.

Она смело и решительно перебралась через край гондолы и заскользила по канату неторопливо, но уверенно.

«Она не та за кого себя выдает! »– мелькнула у Ника мысль.

«Как часто о людях мы судим, по словам, а не по поступкам!  Шилла ловкая девушка и не боится крови. Для нее убить человека как для меня прихлопнуть муху. Она легко сходиться с людьми и владеет оружием. Она умеет лазать по канату и не впадает в панику в трудной, неожиданной ситуации. . . Кто она?  Людоедка из бродячего по пескам клана?  Что-то не сходится!  Секретный агент?  Бомжиха аристократических кровей? » Ник посмеялся над своей догадкой.

Там внизу с якорем пришлось повозиться, но примерно через час человек тридцать или сорок отбуксировали дирижабль к причальной мачте. Пришедший в себя после ухода Шиллы, Вилли выдал необходимые советы. Превратившийся в швартовщика Ник забрался внутрь дирижабля и, пройдя по мостику до самого носа нашел там люк, который не обнаружил ночь во время побега из тюрьмы горского князя.

Отсюда, через люк, Ник выбросил еще один канат и дирижабль наконец-то зафиксировали к причальной мачте.

От люка до земли оставалось теперь не больше пятнадцати метров.

Среди швартовшиков стояла Шилла и болтала с джентльменом в шляпе и белом костюме.

В канатном ящике нашлась подходящая веревочная лесница. Ник отправил вниз сначала Вилли, а потом спустился сам, но только по канату, обхватив его руками и ногами. Получилось гораздо быстрее.

Ник подошел к джентльмену в шляпе, посчитав его здешним хозяином.

– А вот наш шкип Ник! – объявила Шилла.

Ник коротко кивнул, невольно копируя белогвардейского офицера из какого-то фильма про гражданскую войну.

– Николай Орехов, шкипер!

Джентльмен приподнял шляпу.

– Дерел Виборн, землевладелец. Счастлив приветствовать отважных воздухоплавателей в своем доме. Прошу вас, господа!  Вы как раз вовремя, к обеду!

С первого взгляда Дерел Виборн понравился Нику. Худощавый, элегантный, доброжелательный джентльмен.

Вот только не понять-сколько ему лет. Есть люди, которые от 40 до 60 лет не меняются, а так и пребывают в среднем возрасте.

Прежде чем вести к столу, гостей сопроводили в гостевые комнаты на втором этаже, предложив принять ванну и сменить одежду.

Ванная комната рядом с комнатой отведенной Нику показалась ему чудом!

Впервые после отеля в Крикс он искупался в горячей воде и скинул свои пропотевшие, изгвазданные тряпки.

Причесываясь после купания Ник, сделал прямой пробор в отросших волосах и захохотал, глядя в зеркало. Со своей рыжеватой бородкой и усами он напоминал купца или казака столетней давности со старинных черно-белых фото!

На кровати лежало белье, голубой пиджак и белые брюки с белоснежной рубашкой.

Кальсоны Ник не носил пять лет уже с самой службы в армии. Но не надевать, же костюм на голое тело!

Вот только галстук-бабочку Ник завязывать не умел. Туфли у кровати стояли также белого цвета, замшевые.

Выйдя из комнаты, Ник обнаружил сидящего на мягком диванчике взъерошенного Вилли также в белом костюме.

– Ты узнал, как называется эта местность?

Вилли пожал плечами.

– А где же наша героиня?

Вилли съежился и показал пальцем на дверь в конце коридора.

Ник дошел до двери и постучался костяшками пальцев.

– Какого демона? ! – спросил голос Шиллы из-за двери и Ник смело вошел в комнату.

У зеркала в вычурной раме в рост человека стояла молодая женщина в узком приталенном платье фиолетового цвета. Платье обнажало спину женщины почти до поясницы, подчеркивая женственную линию бедер и узкую талию. Ложбинка вдоль позвоночника выглядела весьма смело и эротично!

Две служанки при виде Ника встрепенулись и застыли чуть не по стойке смирно, как солдаты на плацу.

Незнакомка отвернулась от зеркала. . .

Ник с трудом захлопнул рот. «Я ее поймал!  Она точно не та за кого себя выдает! »

– Ха!  Ник, тебя не узнать!  Ты настоящий господин!

– Тебя тоже не узнать, дочь пустыни!

Шилла поморщилась. В руках она крутила фиолетовый с бледно розовыми узорами шарфик.

Она уже не была коричневой замарашкой. Ее кожа приобрела цвет кофе с молоком. Пикантная мулатка, черт возьми!

Ее неровная короткая прическа, пройдя через горячую воду и полотенца теперь смотрелась стильной и модерновой. Служанкам пришлось немало потрудиться!

– Что с этим сделать?

Ник взял из рук Шиллы шарфик и повязал себе на шею, спрятав концы под рубашку.

«Шоколадка» подняла черные брови.

– Обалдеть!

– Тебе понравилось?

– Ник, не придуривайся-взгляни в зеркало!

– Некогда!  Идем скорее!  Нас же ждут к обеду!

– Жрачка-это здорово!

Шилла устремилась вперед, к двери, шлепая босыми ногами по паркету.

Черные туфли-лодочки остались валяться у кровати.

Стол в гостиной был накрыт на восемь персон, хотя в наличии имелось только семь. Сам хозяин, молодая женщина и двое молодых людей.

– Вы не только смелая путешественница, но и редкая красавица!

Виборн поцеловал ручку Шилле. Паршивка принял это как должное, не меняясь в лице, только ресницы опустила на миг.

Виборн представил всех присутствовавших: своих сыновей и сноху-дочь старшего сына.

Молодая аристократка на фоне яркой и экзотичной Шиллы выглядела бледно. Поэтому Ник не удивился когда услышал ее вопрос.

– В толстолете вы отвыкли носить обувь, дорогая?

Взгляды невольно скрестились на босых ногах «шоколадки» .

Шилла усмехнулась.

– Мы проводим в небе очень много времени и когда я спускаюсь на землю, то хочу чувствовать ее, ощущать надежную твердь под ногами.

От складной этой фразы у Ника отнялся язык.

– Великолепно!

Виборн в восторге еще раз поцеловал ручку Шиллы.

– Я тоже хочу ощущать твердь!

Хозяин сбросил туфли на ковер и все последовали его примеру, включая нахмурившуюся аристократку.

На столе хрусталь, фарфор. По три ножа и три вилки у каждого прибора.

Ник замер.

«Что-то сейчас будет!  Шилла голодна со вчерашнего дня. Ест она руками. . . Виборны будут шокированы! »

Виборн-старший усадил «Шоколадку» рядом с собой и подал знак.

Появились слуги с бутылками и подносами.

В узкие бокалы полилось золотистое вино.

– За смелых покорителей неба! – первый тост провозгласил хозяин дома.

Ник наблюдал за Шиллой, ожидая какой-то дерзкой выходки.

Девушка пригубила бокал и поставила на стол.

Ник получил насмешливый взгляд из-под ресниц.

«Она не дикарка-людоедка!  О. нет!  Она мне голову морочит! »

Слуги теснились вокруг стола расставляя холодные закуски.

Ник услышал голос Виборна

-Прошу вас, госпожа Шилла-этот паштет из утки сделан по старинному рецепту!

Из тарелки с паштетом Шилла выловила листок салата, причем самый маленький и, куснув разок, возвратила себе в тарелку.

– Прошу вас, не пренебрегайте паштетом.

Госпожа Шилла тут же ответила:

– Он великолепный!  Вы бы знали какова кухня на борту нашего толстотела!  Сам шкипера готовит отменные блюда!

Ник замер, не веря своим ушам. Вилли, сидящий напротив, поперхнулся и закашлялся.

За ужином Шилла практически ничего не ела, только выпила чуть чуть вина к искреннему огорчению Виборна. Вскоре хозяин и дикарка увлеклись беседой, предоставив остальных присутствовавших самим себе.

Зато Ник и Вилли наелись до отвала.

Для Ника это первый обильный и вкусный обед после похищения Ризи.

Он вспомнил про те обеды, что мастерила неугомонная жена и загрустил.

– Господин Николай, вы потеряли аппетит?

Сноха Виборна сидевшая рядом сразу заметила перемену настроения гостя.

– Блюда вашей кухни выше всяких похвал!

Женщина наклонила голову.

– Вы и на самом деле умеете готовить?

– Моей семье принадлежит сеть ресторанов, и кафе-лихо соврал Ник. потому приходиться вникать в рецепты и работу поваров!  Отец говорил-не зная сам дела, как проверишь правильность его выполнения другими!

– О-о-о!  Вы очень разносторонний человек, господин Николай!

От своей соседки Ник узнал о том, что Виборн– старший– вдовец и подыскивает новую хозяйку поместья.

– Не волнуйтесь, Шилла-девушка не склонная к покою. Мы завтра же покинем ваш гостеприимный дом.

В глазах аристократки мелькнуло недоверие.

– Она ваша родственница?

– Да, дочь моего двоюродного брата.

«Знал бы мой двоюродный брат Миша про такую «родственницу! »

Юноша лет двадцати, младший сын Виборна тут же завладел вниманием Ника.

– Маршрут вашего толстотела не секрет, уважаемый шкипер?

– О. нет!  Что вы!  Мы вылетели из Трейстона. В горах закупили шерсть и направлялись в Вернот, но пыльная буря сбила нас с маршрута и вот мы здесь!  Пришлось выбросить груз, провиант и воду, чтобы облегчить толстолет. Эти дни были очень напряженными!

За столом настала тишина.

Виборн-старший поднялся из-за стола с бокалом.

– Вы спаслись в пыльной буре?  Пролетев от гор две тысячи ситов!  Великолепно, господин Николай!  За вас и ваш мужественный экипаж!

После нескольких бокалов вина Ника потянуло на разговоры.

На террасе особняка он загрузил младшего Виборна рассказами про толстотелы и фантастические приключения на них. При этом напропалую врал и пересказывал Жюль Верна.

Глаза юноши горели восторженным огнем.

«Сельский романтик!  Грезит о странствиях!  Удерет он от папаши когда-нибудь! »

Потом вернулись к столу. Ник провозгласил под насмешливым взглядом Шиллы весьма путаный тост и лихо выпил залпом фужер вина.

Виборны пребывали в восторге. Лихой шкипер лихо пил!

Ко сну Ник отправился весьма нагруженным, ведомый слугами и уснул как убитый. . .

– Ник, просыпайся!  Вставай винопивец !

Ник слабо отмахнулся от Шиллы, сунул нос в подушку, но девушка не успокоилась.

– Я уехала в город с Виборном. Вернемся к обеду!  Найди Вилли, в комнате его нет!

– Езжай!

Прошлепали по полу босые ступни, стукнула дверь.

«Что она говорила про Вилли? »

В голове плясали черти, а во рту ночевали кошки и, причем нагадили без стеснения!

Через пару часов Ник пришел в себя. Надел выстиранную и отглаженную одежду/даже кроссовки отмыли и отчистили, / и выбрался из комнаты.

Графин с холодным вином на столе спас его от похмелья.

Вилли в комнате не было.

Ник вышел из особняка, жмурясь на солнце и побрел к дирижаблю. Где еще может быть этот очкарик?

Дирижабль опустили почти до самой земли и растянули канатами весьма надежно.

Здесь кипела работа. Десять парней в комбинезонах перегружали коробки, и свертки в грузовой отсек из кузова пыльного грузовика. Еще пара рабочих заканчивали штопать обшивку на носу.

В одном из грузчиков Ник узнал младшего Виборна.

Ник сморщился, вспоминая, Стив, Смит, Сит?  Нет, сит– это мера длинны!  Как же его имя?

– Шкипер Николай!  Провиант и вода загружены и закреплены!

«О, как рапортует!  В армию бы тебя! »

– Отличная работа!  Господин Виборн еще не вернулся?

– Отец с госпожой Шиллой отправились в город за срочными покупками.

Еще не вернулись.

– Моего штурмана здесь не было?

– Нет, господин шкипер!

Из люка появился еще один мужик в комбинезоне.

– Господин Виборн, заправка горючего завершена.

– Это наш механик, Паркер. Он проверил моторы.

– Как они?

– В полном порядке, господин шкипер.

– Зовите меня просто-Ник. Друзья меня так называют.

Младший Виборн заулыбался. Еще бы, великий путешественник назвался другом!

Ник забрался в дирижабль, занял место на пультом управления. Моторы завелись «с полпинка» как говаривал дедушка. Старик в молодости обожал гонять на мотоцикле. . .

Дирижабль дернулся, но канаты его удержали.

Заглушив моторы, Ник выбрался наружу. Пожал испачканную руку механика.

– Вы нас здорово выручили!

– Обращайтесь. – хмыкнул механик.

К обеду ни Вилли, ни Виборн с Шиллой не объявились.

Ник пообедал с младшим Виборном, угостив его еще порцией рассказов, на этот раз про город Крикс.

Юноша слушал с открытым ртом.

Ник заливался соловьем. Но поймал себя на мысли что сам то пока ничего не узнал об окружающей местности. В какой город поехала Шилла?  Кто тут у власти?  Не явятся ли полиция с таможней проверять документы и груз?

Мешки с деньгами и карабин под замком в каюте, но что такое замок перед ломом?

– А зачем уехал в город ваш отец?

– Госпожа Шилла попросила заменить ваше неисправное радио.

– Радио? ! !

«О, черт!  На борту было радио, а я его не видел!  Кретин ты Ник, а не шкипер! »

– Что-то не так, Ник?

– Все нормально!  Как город называется?

– Тируэль. Столица провинции.

– А какая должность у вашего отца?

Молодой Виборн смешался.

– Разве вы не знали, Ник?

– Откуда?  Мы прилетели издалека.

– Мой отец– губернатор провинции.

«Итак, мы сели на голову губернатора!  Великолепно!  Обычно глава местной территории всем заправляет, так есть и так будет в любом из миров!  Хорошая новость!  Таможня и полиция к нам не придут, а ресурсов у губернатора куры не клюют. Скорее всего, и деньги не возьмет за ремонт и припасы!  Удачно мы приземлились! »

– Толстотелы в ваших краях редкость?

– В этом году ваш второй.

– У вас что же все грузы на лошадях возят?

Юноша оскорбился.

– У нас не дикий край, Ник!  Из столицы до Тируэль проложен монорельс.

А последние пять лет Федерация свободных островов привозит к нам и продает недорого автомобили. У нас строятся дороги и по много ситов каждый год. Отец занимается возрождением тируэльского университета. Представляете-свой университет?

– Представляю! – поддакнул Ник. «Чего ж не представлять!  Толпы сексуально озабоченной молодежи на улицах, бардак, наркота, пьянки, демонстрации по любому поводу и побоища с полицией. »

– У вас в доме, конечно, есть радио?

– Да, отец же должен находиться на связи с канцелярией и штабом гарнизона.

– Я беспокоюсь за господина Виборна и Шиллу. Она сказала, будут к обеду, но уже время прошло изрядно. К тому же потерялся наш штурман-Вилли.

Может быть, вы свяжитесь с городом. Все ли благополучно?

– Я сделаю, Ник. Но право, не стоит беспокоиться: они поехали в сопровождении охраны. Здесь всего пятьдесят ситов. А ваш штурман возможно увлекся какой-нибудь служанкой.

– Возможно вы и правы. . .

У Ника чесались руки, забраться на борт дирижабля и отправиться дальше на поиски Ризи. Эта задержка ему действовала на нервы.

Здоровенный автомобиль серебристого цвета, величиной раза в два больше «Ландкрузера» вкатился во двор уже в сумерках.

Из уютного нутра автомобиля вышли смеющиеся господин Виборн и Шилла. «Шоколадка» в новом светлом платье с обнаженными плечами, с широкой, но короткой юбкой, а на ногах. . . о, боже! . . . изящные сандалии!  На шее яркая косынка. . .

Следом из машины в сопровождении плечистого охранника выбрался съежившийся Вилли.

– Мой друг!  Тысяча извинений!  Произошла непредвиденная задержка и ваш вылет сегодня, увы, не состоится!

«Я стал другом губернатора?  Когда это? »

– Спасибо за то, что нашли Вилли.

Губернатор Виборн рассмеялся.

– Забавная история!  Но пусть он сам вам все расскажет.

Шилла взяла губернатора под руку, и они удалились в дом, обмениваясь любезностями и посмеиваясь чему-то. . .

Ник взял Вилли за рукав.

– Пойдем, расскажешь свою забавную историю.

Лицо штурмана скривилось.

– Только не отдавайте меня ей!  Прошу вас, господин Ник!

Ник завел Вилли в свою комнату и выслушал сбивчивый рассказ про попытку побега.

Вилли сбежал из особняка губернатора с целью добраться в город и сообщить полиции об убийце-людоедке и ее напарнике, что захватили, толстотел шкипера Хьюберта, перебив экипаж.

До города Вилли не добрался. Патрульный полицейский автомобиль остановил его в пяти ситах от особняка Виборна, на дороге.

Вилли привезли в управление полиции и там он изложил свое заявление. Его рассказ слушали раза два с огромным интересом. Только узнав о том, что убийца-людоедка гостит у губернатора, полицейские поскучнели и заперли Вилли в камере. К вечеру за ним явилась Шилла в сопровождении губернатора Виборна.

– Вилли-ты дурак!  На что ты рассчитывал?

– На правосудие! – пискнул штурман.

«Правосудие в нашем мире-баба с завязанными глазами и с весами в руке. Ничего не видит, даже то, что взвешивает!  В этом мире тоже самое, небось! »

Но вслух Ник не успел ничего сказать. Дверь распахнулась и в комнату ворвалась красивая и злющая Шилла.

Вилли ринулся прятаться под кровать, но «шоколадка» поймала его за ногу.

Вилли верещал, а она шипела и крутила ногу штурмана как пропеллер.

Нику с трудом удалось их разъединить.

Штурман скрылся под кроватью, сохранив конечность, а Шилла подбоченись излила свой гнев на Ника.

Самыми деликатными словами в ее монологе были: «Пьяница» , «Безмозглый фукс» и «Мятый тюфяк» .

Прервать фонтан красноречия Нику не удалось. Он сел на кровать и приготовился терпеливо ждать окончания. Он помнил из своей недолгой семейной жизни, еще до Ризи, что надо женщине дать выговориться и не возражать. Тогда жертв и разрушений удастся избежать.

Спас его губернатор Виборн. Поскольку Шилла не закрыла дверь, он просто возник на пороге и вежливо кашлянул.

Шилла мгновенно заткнулась и обернулась с обворожительной улыбкой.

– Шилли, у вас деликатный разговор с дядей и я не хотел бы мешать. . .

– Нет, нет! – пропела «шоколадка» и мигом оказалась рядом. разговор с «дядей» завершен.

Губернатор сочувственно посмотрел на Ника и удалился под ручку с дочерью пустыни.

– Вылезай Вилли, разбор полетов закончен!

Штурман осторожно высунул голову наружу. Трагическим громким шепотом сообщил:

– Шкип!  Она– зверь!  Она нас убьет и сожрет!

– Не бойся, Вилли, она нашла более вкусную добычу.

– Губернатора?  Спаси его господи!  Шкип, улетим пока она ушла?  Я готов с вами пересечь океан, но только бы быть подальше от нее!

«Здравая мысль посетила нашего очкарика!  Вот только без согласия губернатора Виборна нас отсюда вряд ли выпустят! »

Ник отправил сомлевшего Вилли в его комнату, а сам повалился на кровать с мобильником. Включил справку и узнал кое-что новое.

Тируэль оказался столицей прибрежной провинции республики Пяти равных. Пять провинций образовали более ста лет назад республику у моря.

Виборн был губернатором вот уже десять лет.

«Конечно, у него здесь все в кулаке: и суды и полиция и армия»

Ник включил поиск. Ризи была где-то на северо-западе. Знать бы точно-де?

Ник рассчитывал, что денег под кроватью шкипа ему хватит, чтобы выкупить Ризи. Любой мафии нужны деньги, как бы она не называлась!  С деньгами можно купить и мафию, правда, не надолго!

Утром после обильного прощального завтрака Ник, Вилли и Шилла в сопровождении семейства Виборн и их многочисленной прислуги отправились к дирижаблю. Здесь уже находился почетный караул из двух десятков военных с винтовками в пышной форме. Только оркестра не хватало.

Губернатор произнес прочувственную речь и даже прослезился на прощание, поцеловав Шиллу в щечку.

Нику и Вилли он крепко пожал руки и поручил беречь как драгоценность самого ценного члена команды.

Самый ценный член команды изображала голливудскую кинодиву на церемонии Оскара, только красной ковровой дорожки не хватало!

В новом платье с лучистой брошью на груди ей это удавалось без труда. Какие позы она принимала!  Какие воздушные поцелуи посылала!

«Комедиантка, мать ее! »– восхитился Ник, забираясь в гондолу дирижабля.

Губернатор лично помог Шилле забраться в гондолу. Заняв места за пультом Ник и Вилли дождались пока канаты отпустят. Дирижабль под аплодисменты и восторженные крики провожающих плавно поднялся примерно на сотню метров. Тогда включив моторы, они развернули огромную сигару на северо-запад.

Немедленно в кабину пришла Шилла.

– Вилли, подними свою задницу и смотай канат!

Парня как ветром сдуло.

Расправив юбку, Шилла села на освободившееся место. Очаровательно улыбнулась Нику.

– Ты думал что я останусь здесь?

– Думал.

– Дурачок!  Я должна посмотреть на женщину, ради которой ты столько перенес!  Чем она лучше меня?

– Тем, что не спит с губернатором. – съязвил Ник.

Шилла весело расхохоталась.

– Ты меня ревнуешь!

– С какой стати? !

– Ты злобишься из-за моих отношений с Виборном.

– У тебя много обличий еще запасено?

– О чем ты шкип?

– Ты знаешь о чем.

– Не представляю!

Ник вздохнул.

– У меня имеется огромное желание-высадить тебя в первом же городе, и забыть о том, как ты выглядишь.

– Хороша благодарность за все мои труды! – возмутилась Шилла.

– Ты меня вытащила из ямы у чира и это я не забуду. Прочее ты делала для себя!

– «Прочее для себя» «– передразнила Шилла. – Мужики-неблагодарные скоты!  Дай мне ключ, шкип!

– Ключ?

– Ключ от каюты, конечно!  Должна же я хранить где-то свои вещи!

– Если я шкип, то тебе нечего там делать! – отрезал Ник, косясь на нахальную «шоколадку» . Она по своей привычке задрала ноги на пульт, так что юбка сползла вниз по самое. . .

– Ну не будь букой, шкип! Каюта большая и нам не будет тесно!

– Наверху у резервуаров еще больше места.

Шилла наклонилась ближе к Нику, через подлокотник.

Карие глаза на расстоянии ладони.

Смуглая рука легла на рукав. Нахальная девчонка превратилась на несколько мгновений в спокойную, воспитанную леди. .

– Не злись, Ник. Ты отказался от меня. Я свободная женщина и я выбрала господина Виборна на пару дней. Теперь я опять свободна и все зависит от тебя. . . .

Ник первым отвел глаза.

– Вот ключ, ступай и не приходи подольше!

– Благодарю, шкип, с тобой приятно иметь дело.

Она вспорхнула из кресла рулевого и исчезла из видимости.

Щелкнул замок двери.

Ник достал из кармана мобильник и еще раз проверил направление.

Моторы работали нормально судя по датчикам температуры и давления масла. Ветер с запада несколько уменьшал скорость, но это можно пережить.

Дирижабль летел на высоте почти пятьсот метров. Больше он не поднимется, если конечно не выбросить за борт Шиллу, Вилли и весь запас провианта. «Шилла мной манипулирует. Навязала дурацкий разговор и я забыл спросить о главном-где же радио? » .

Когда вернулся Вилли, Ник посадил его за штурвал, а сам пошел в каюту, решив поставить все точки над и.

У двери Ник замешкался.

«Вот результат-стою у двери в свою каюту и думаю-стучаться или нет! Впрочем я ее всякую видел! »

Шилла сидела на кровати в той же длинной мужской рубашке и жевала большущий бутерброд с копченым мясом.

– Хорошо устроилась?

– Умгу!

Тючки и коробки занимали примерно треть каюты.

– Зачем дочери пустыни это барахло? Вы же ходите по пескам голыми!

– Не всегда.

– Куда ты спрятала радио?

Шилла сделала большие глаза.

– А что такое радиво, шкип?

– Это та фигня за которой ты ездила в Тируэль с губернатором Виборном!

Его сын мне обо всем рассказал.

– Который сын? .

– Младший. . . как его. . . Стив. . . Смит. . .

– Стефан!  Его имя Стефан!

– Вот, вот, Стефан рассказал мне про радио!  Где оно?

– Я не имею понятия ни о каком радиво! – отчеканила Шилла и открыла ротик на свой огромный закусон.

– Шилла не зли меня!  Если бы здесь был Стефан!

Шилла устало вздохнула и стукнула кулаком по настилу кровати.

– Стеф, вылезай и расскажи нам про это, как его. . . радиво!

Ник на миг прикрыл глаза. «Как будто у меня нет других проблем! »

Взъерошенный юноша выбрался из-под кровати с виноватой вытянутой физиономией.

Радио Ник не нашел, зато приобрел еще одну головную боль. Как сынок губернатора пробрался на борт не понятно. Но в общей сутолоке прощания он это мог это сделать и сделал.

– Стефан , ты поставил меня в дурацкое положение. Получается что я тебя украл?

– Я совершеннолетний и вправе распоряжаться своей жизнью! Вы же не повернете назад?

– Почему бы и нет?

Шилла тут же вмешалась:

– Не верь ему Стеф, он рвется вперед в поисках одной дамы и возвращаться не будет.

– Шилла, я тебе слова не давал!

– Да, ладно, шкип. Можешь высадить парня в ближайшем городе по пути.

Юноша молитвенно сложил руки на груди.

– Прошу вас, шкипер, возьмите меня с собой!

– Взять с собой и заполучить в лице твоего отца врага и преследователя?

– Я оставил дома записку где все объяснил. Отец поймет меня!

– Если бы у нас имелось радио, мы бы связались с губернатором Виборном и ты все мог ему объяснить.

Стефан оглянулся на Шиллу. Та закатила глаза и откусила огромный кусок от бутерброда.

– Где радио, Стефан? – ласково спросил Ник, внутренне закипая. Ясно что эта парочка уже сговорилась!

– Вы меня не правильно поняли, шкип. . . отец говорил про радио. . . вот я и подумал . . . что за ним они поехали в город. . .

Парень мямлил и поглядывал на спокойно жующую «шоколадку» .

– Стефан, ты мне лжешь!

– Что вы господин Ник!

Но в глаза подлец не смотрел!  Остатки совести еще имеются. . .

– Пойдем со мной, Стефан, здесь самое скучное место. Самое интересное в кабине управления.

– Можно, правда! ?

«О, боже!  За что мне это? !  Слюнтяй и трус-штурман, Хладнокровная стерва-убийца. А теперь еще наивный мальчик-аристократ! »

– Что за вопросы к шкиперу? !  Идем.

Шилла тут же встала с кровати и последовала за мужчинами.

«Ничего, постоянно быть с ним рядом ты не сможешь!  А парня я расколю! »

Ник и сам не очень понимал что он так уперся в это радио, но упрямство требовало добиться своего.

В кабине управления Стефана усадили за второй штурвал и явно обрадованный ему Вилли взялся обо всем подробно рассказывать.

Ник взял девушку за локоть и вывел в общую каюту.

– Шилла, или ты мне принесешь радио или я запру тебя в каюте и сам все обыщу.

– Шкип, ты сбрендил со своим радивом!  Нет его у меня!

– Я сыт по горло твоим обманом!  В первом же городе по курсу выметайся вон! Забирай свои шмотки и убирайся!

«Шоколадка» приподняла бровь.

– Спокойно, шкип. Ты весь покраснел. Нужно тебе радиво-сам купи и блаженствуй!  Оно что тебе бабу заменит?

Ник смотрел в смелые наглые глаза Шиллы и успокаиваясь, подумал о том что шанс освободиться от этой загадочной особы он потерял. Пока потерял.

«Что скажет Ризи когда увидит рядом со мной Шиллу? »

Оставив последнее слово за «шоколадкой» Ник вернулся в кабину управления. Вилли и Стефан оживлено болтали.

Ник вынул из стенного шкафа карту и линейку. Проверил курс по компасу на пульте управления, сверил с мобильником и приложил линейку к карте.

Ближайший город оставался далеко в стороне. Нужно делать порядочный крюк. . .

Прямо по курсу будет широкий пролив и длинный остров вдоль берега. Потом только океан.

– Вилли, что за остров расположен вдоль берега?

– Вы шутите, шкипер?

– Я абсолютно серьезен.

– Это же Остров радости, про него все наслышаны!

– Я нет! Расскажи.

Из рассказа Вилли Ник уяснил главное.

Остров радости во времена расцвета срединной империии был местом отдыха элиты общества. Моря и песка хватало и на других берегах континента, но здесь имелись целебные минеральные источники у подножия горного хребта, что делил остров пополам.

Множество красивейших вилл было построено, множество гостиниц, множество притонов и домов порока в прибрежной зоне и в горах.

Остров радости еще называли островом тысячи пороков. Богатые и родовитые могли получить любые удовольствия и предаваться любым мыслимым и немыслимым порокам.

Крушение империи и климатическая катастрофа , что изменила центр континента, истребив миллионы жизней, не покончили с Островом радости.

Наоборот , в смутные времена, когда части империи объявили о своей независимости и грызлись между собой за имперское наследие, Остров радости под властью самопровозглашенных князей превратился в перекресток законной и незаконной торговли чем угодно. От наркотических зелий до толстолетов. Жители острова занимались любыми незаконными промыслами, включая пиратство на море и в небе, пока с запада из Федерации свободных островов не явилась морская эскадра. На острове устроили генеральную уборку.

Остров радости вошел в Федерацию свободных островов. Там появились военные базы. Но солдатне нужны развлечения. Остров потихоньку вернулся к своим старым делах, удовлетворяя за деньги любые прихоти приезжих. Теперь не важно-насколько ты богат и родовит. Есть деньги-получи то на что их хватит. Власти Федерации сквозь пальцы смотрят на все это.

Каждый год на остров съезжаются десятки тысяч людей чтобы за деньги удовлетворить любые свои прихоти.

«Туда привезли Ризи!  Я не могу терять времени! »

Ник перебил Вилли.

– Как быстро мы сможем долететь до острова?

– Если ветер не сменит направление, за два дня с этой скоростью.

– Мы можем увеличить скорость?

Воды пролива во многих местах испятнаны отмелями. Сверху из кабины дирижабля на синем фоне отмели видятся зеленовато-желтым пятнами.

– Море в синяках! – хмыкнула Шилла, стоявшая за креслом Ника.

Последние два дня Ник соблюдал негласный нейтралитет.

«Шоколадка» делала что хотела, а он ее не замечал.

Среди вещей загруженных из поместья Виборнов оказались три матраса.

На одном из них, прямо на полу кабины управления спал Ник. Еще один забрала Шилла для кровати в каюте шкипа.

На третьем матрасе в общей каюте по сменам спали Вилли и Стефан.

Ник разделил между ними и собой вахты у штурвала.

Шилла изображала пассажирку. Спала и ела вволю. Гуляла по дирижаблю, очень часто пропадая наверху , среди резервуаров с газом.

Ник подозревал что радио именно там ею и спрятано. Уж очень там много укромных местечек.

Толстолет подлетал к Острову радости и никто этот момент пропустить не желал.

Стефан, сменившийся с вахты час назад , стоял за спиной Вилли, наслаждаясь видом, открывающимся с высоты птичьего полета.

Днем, под солнцем приближающийся остров Радости выглядел вполне пристойно и даже привлекательно. Белая кромка пляжей, белые дома с красными черепичными крышами, рядами поднимаюшиеся от моря к горам среди пышной растительности. Горы поросшие лесом выглядели нарядно и мирно.

Вилли порылся в книге, что держал на коленях.

– Вон там правее, видите ряды причальных мачт? Это коммерческий причал.

Причал для военных толстолетов за горами и нам не виден сейчас.

Причальное поле для дирижаблей окружала решетчатая изгородь. К мачтам были пристегнуты с десяток летательных аппаратов разных размеров.

Как только дирижабль Ника завис над полем у ближайшей свободной мачты, от башни управления быстро примчался угловатый грухзовик с толпой мужчин в синих комбинезонах

Они подхватили сброшенные вниз канаты и быстро пришвартовали.

От люка гондолы до земли оставалось метров семь. Когда Ник и Стефан спустились вниз по веревочной лестнице их уже ждали двое мужчин в полувоенной форме.

– Вы шкипер Гартлинга 0124?

Последовала немая сцена.

Мужчины переглянулись.

– Я , Николай Орехов, шкипер этого толстолета.

– Отлично, я инспектор Дейвуд, а это инспектор Корин. . Вам надлежит уплатить штраф за швартовку без предупреждения– 300 стандартов и оплатить аванс за стоянку за три дня вперед– 600 стандартов.

– Постойте, как я мог вас предупредить?

– По радио, конечно. Гартлинги 120 серии должны оснащать радио в обязательном порядке. Ваше радио неисправно?

– Да, можно и так сказать. . .

– Еще 200 стандартов штрафа за нарушение правил полетов.

– Каких правил? !

– Правил полетов Федерации свободных островов.

«Так, бюрократия здесь не дремлет! »

– У кого я могу оспорить ваши штрафы?

– В канцелярии губернатора. Только учтите срок рассмотрения таких жалоб два месяца. Два месяца стоянки обойдуться вам в 12000 стандартов.

Ник опешил.

– У вас имеются республиканские стандарты? – вкрадчиво поинтересовался инспектор Дейвуд.

– А стандарты Республики пяти свободных вас не устроят? – вклинился Стефан, извлекая из кармана кошелек.

– Вполне устроят, господин?

– Виборн, Стефан Виборн.

– Вы родственник губернатора Виборна?

– Я его сын.

– Мы рады вас приветствовать на земле Федерации свободных островов, господин Виборн, позвольте нам посовещаться?

Инспекторы отошли на несколько шагов.

– Стефан у меня есть деньги, металлические деньги. Я сам расплачусь.

– Что вы!  Не говорите никому о металлических деньгах!

Инспекторы быстро вернулись.

– Штрафы мы снимаем, остается аванс за стоянку-600 стандартов.

Стефан расплатился радужными бумажками и Ник получил голубой бланк с печатью.

– И последнее-у вас на борту имеется оружие?

– Карабин и кинжал. – честно признался Ник. «А может еще что похуже! »

– Вы не можете брать оружие с собой в город. За это предусмотрен штраф в 1000 стандартов. Имейте в виду! Приятного вам пребывания на Острове радости!

Инспекторы сели в кургузый зеленый автомобиль и укатили прочь.

– Почему они назвали толстолет гартлингом?

Стефан смущенно улыбнулся.

– Толстолет– простонародное название, официально их именуют гартлингами в честь конструктора что их придумал.

«Кто бы мог подумать! » Ник почесал макушку, но вслух сказал другое.

– Нам стоит вернуться в наш. . . э-э гартлинг и поговорить про деньги.

Они забрались обратно в дирижабль.

Вилли помог им подняться.

– Где Шилла?

– Наверно в каюте. . .

В каюте ее не оказалось. Ник забрался под кровать, набрал горсть монет в карман и недоверчиво пощупал мешки. «Было четыре, а теперь три! Нас ограбили?  Но почему не взяли все?  Это проделки чертовой «шоколадки» ! Это не Шилла, а шило в моей заднице! »

Ник начал выкладывать монеты по одной на ладонь Стефана. Вилли таращился из кресла рулевого, открыв рот от удивления.

– Золотой имперский стандарт, серебряный имперский стандарт. ого!  платиновый стандарт!

– Какова их цена на местную валюту?

– На местную не знаю, а вот на нашу они стоят очень прилично.

Серебрянный стандарт-500 республиканских стандартов, золотой-2000 , а платиновый– 5000. У вас в горсти большая сумма!

В голубых глазах Стефана мелькнуло удивление.

– Господин Ник, вы занимаетесь торговлей, а не знаете этого? Расплачиваться имперскими стандартами запрещено и правительства скупают их без распросов о происхождении. Вы легко их продадите в любом банке.

«Так я-миллионер? ? Вот почему шкипер Хьюберт так быстро улетел от горского чира с его мешками! Надеюсь чиру снесли башку! » У Ника зачесались руки, достать мобильник и по справке выяснить покупательскую способность этих самых стандартов. Задавать еще вопросы Стефану, значило порождать кучу подозрений. Торговец не знающий цену деньгам-нонсенс!  В городе Крикс Ник не видел ценников в магазинах-просто предъявлял платежный стандарт и брал что желал.

– Откуда ты это знаешь, Стефан?

– Я в этом году закончил в столичном университете факультет экономики и банковского дела. – гордо сообщил сын губернатора.

«Не такой уж он наивный юнец! »

– А вот я-законник по образованию и в старой валюте не очень то силен.

– Какой университет вы закончили?

– Санкт-петербургский. . .

– А где это, господин Ник?

– Очень далеко, Стефан.

Шилла на дирижабле так и не обнаружилась. Все ее вещи лежали в каюте, но самой «шоколадки» след простыл!

Ник попросил Стефана спуститься на поле и нанять любое средство передвижения.

В дрожащие ладони Вилли была отсыпана горсть металлических стандартов.

– Остаешься в толстолете за старшего!  Кстати, ты сам-то знаешь что это– гартлинг?

– Конечно, господин Ник!  Весьма вам благодарен!

– Останешься со мной, получишь еще больше. Побежишь в полицию-все потеряешь. Держи толстолет наготове. Он может потребоваться для срочного отбытия в любой момент!

Стрелка компаса в поиске мобильника отклонялась в сторону города.

Ризи была совсем близко!

Солвест , столица Острова радости выглядел как старый колониальный город. Причудливые белые особняки вдоль бульвара с пальмами. , полосатые тенты над входами в магазины и овощные лавки, толпы гуляющих беззаботных людей в светлой одежде.

Стефан нашел что-то вроде местного такси. Ник расположился рядом с мешками на заднем сиденьи. Стефан ехал рядом с водителем, пожилым, улыбчивым дядькой , также одетым в мятый, но все же белый костюм.

Водитель почуяв щедрые чаевые болтал с упоением, рекламируя злачные места и дома с девочками. Он уже всучил Нику пару визиток подобных заведений. Иероглифы местные Ник не мог прочитать, зато картинки эротического содержания давали информацию о роде услуг даже неграмотному.

У трехэтажного особняка с надписью по фасаду огромными иероглифами, Стефан приказал остановиться. Оказалось что здесь размещается «Первый федеральный банк» .

Он вышел и отсутствовал совсем не долго. Из стеклянных дверей следом за Стефаном выкатился кругленький господин и двое служащих с тележкой. Мешки погрузили на тележку и поволокли в здание. Гордый Ник шагал следом. Кругленький господин, оказавшийся директором банка увивался вокруг него как оса вокруг варенья.

В подвале банка им предоставили для хранения денег сейф под три ключа.

Ключ у Ника, ключ у Стефана и ключ у директора банка.

Примерно с килограмм монет Ник поменял на бумажные деньги Федерации-пресловутые стандарты и положил на свой счет почти два миллиона .

Ему выдали чековую книжку. Документов у Ника не спросили ни разу.

«Да тут прямо Швейцария! »

Хотя Ника тянуло немедленно заняться поисками Ризи, он послушно последовал за Стефаном в отель, рекомендованный директором банка.

По пути они посетили магазины одежды и обуви . В такси влезли уже со свертками , чехлами и чемоданами. Костюм, туфли, три рубашки с галстуками, чемодан, кожаный кошелек. За все Ник заплатил шесть тысяч стандартов, поняв что даже в этом городе отдыхающих с наверняка завышенными ценами он стал очень обеспеченным человеком.

– Приезжие без чемодана привлекают излишнее внимание. Мы же солидные господа, Стефан?

– Конечно, шкипер!

Для солидных господ были уже зарезервированы апартаменты на четвертом, самом верхнем этаже белого отеля с лепными балконами, колоннами и статуями по всему фасаду.

Отель по словам Стефана носил название «Имперский» .

«Пышно тут , как в церкви! » – подумал Ник озирая колонны из мрамора, мраморные же полы устланные яркими коврами, позолоту и многоярусные люстры.

Служащие отеля, кланяясь как заводные , проводили Ника и Стефана до номера. Ник раздал не глядя несколько бумажек в виде чаевых.

– Шкипер, вы отдали им по их годовой зарплате!

– Вот как?  Да ладно!

Ник махнул рукой и упал в мягкое разлапистое кресло.

Ветер с моря шевелил лениво шторы у двери на балкон.

«Люста хрустальная, пол паркетный, мебель ручной наверно работы, а вот телевизора нет! »

В апартаментах имелась гостиная, две спальни и две ванных комнаты. Все огромное по площади с вычурной мебелью, аля Людовик какой-то!

Ник по быстрому принял ванну, переоделся в новую одежду. Посмотрел на себя в зеркало критично. Бороду надо сбрить!

Но не сейчас, иначе придеться разгуливать с разноцветным лицом. Кожа– то под бородой не загорела!

Ник постучал в спальню Стефана.

– Я должен сейчас уйти, не жди меня!

Юноша распахнул дверь тут же.

– Я пойду с вами.

– Ты не знаешь куда я направляюсь.

– Шилла мне сказала что вы ищите похищенную женщину. . .

– И ты хочешь мне помочь?

– Да, шкипер, хочу!  Это так благородно и смело-идти через препятствия и бури ради спасения чести и жизни любимой женщины!

Ник смущенно дернул подбородком.

«Да я просто герой любовного романа! »

Двум джентельменам в дорогих костюмах тут же представили от отеля автомобиль с открытым верхом и шофером.

Надев широкополые серые шляпы джентельмены сели на заднее сиденье и отчалили.

Стрелка магического компаса привела их к двухэтажному особняку в глубине улицы, примерно в шести кварталах от отеля «Имперский» .

Ник приказал водителю сделать круг по кварталу, чтобы убедиться в точности поиска. Сомнений не было-Ризи в этом доме!

– Она здесь, Стефан! Мы должны пойти и поговорить с хозяином этого дома. Остановись здесь!

Но водитель не послушался и остановился только в соседнем квартале.

– Господа, не стоит останавливаться там, а тем более подходить к этому особняку!

– Кто его хозяин?

– Князь Хеппер.

Ник и Стефан переглянулись.

– Вы приезжие и не знаете ничего про князя Хеппера! Если вам не дорога ваша жизнь-можете пойти и постучаться в дверь!  Но тогда я не дам за ваши жизни мятого стандарта!

– Чем так страшен этот князь?

– Я расскажу, господа , но только не здесь.

Под тентом на террасе рыбного ресторана было прохладно. Ветер с моря слизывал прочь жару плывущую с улиц.

Ник не притронулся к коктейлю, а слушал шофера Сайруса очень внимательно.

Перед вторжением сил Федерации на остров радости, власть над ним делили главы трех кланов. Их именовали князьями по старому , хотя к имперской аристократии Хеппер, Лайвон и Квотер никакого отношения не имели.

Хеппер и Квотер делили Солвест. Их люди собирали дань со всех торговцев, вадельцев игорных домов и домов наслаждений. Князья обладали полной властью над всеми обитателями города. Они были и судьями и палачами. В отличии от Квотера Хеппер не занимался пиратством, а если и было такое, об этом никто не прознал.

Поэтому , когда на Остров радости пришли новые хозяева Квотер и Лайвон были уничтожены вместе с людьми своих кланов, а Хеппер смог бежал на континент. Теперь уже задним числом многие считают, что Хеппер имел контакты с Федерацией и ему позволили уйти целым и невредимым, с деньгами и свитой.

Новые власти острова столкнулись с мощным всплеском уличной преступности. Вооруженные патрули расстреливали бандитов и налетчиков на месте. Тогда солдат начали убивать на улицах, в кабаках и даже в казармах в охранной зоне. Был выведен комендантский час , но все равно патрули могли передвигаться силами не менее взвода. Назначенный из-за моря губернатор Мэдсон оказался не глупым человеком. Он договорился с князем Хеппером. Хеппер вернулся на остров и навел порядок железной рукой.

Федералам не пришлось даже пачкать руки.

Головерезы Хеппера перетряхнули весь город. По утрам с улиц убирали десятки трупов. Солвест вновь, как при императоре и князьях стал спокойным и безопасным городом. Федералы усвоили урок.

Вот уже десять лет князь Хеппер– теневой губернатор острова радости.

Новый губернатор– генерал Вестворт терпит князя как неизбежное зло, не посягая впрочем на его влияние и власть.

Хепперу через подставных лиц принадлежит огромная доля недвижимости на острове. Его люди во всех ведомствах губернатора, включая полицию.

Князь последние годы ведет жизнь затворника. Только в день рождения двери его особняка открываются для друзей и самых влиятельных особ острова радости. Князь угошает своих гостей самыми необычайными зрелищами. Бой наемников в древних доспехах против диких зверей, сожжение колдуна на костре, гонки на колесницах, жертвоприношение девственниц на алтаре древнего бога Вихорна. . .

Стефан прервал Сайруса.

– Вы хотите сказать, что люди на этих представлениях гибнут на самом деле?

– А как же иначе? !  Хеппер подделок не терпит!  Если бой то до смерти, если казнь, то на самом деле!

– И власти не преследуют его за убийства?

– Кто даст на него показания? Кто посмеет преследовать Хеппера? Для этого надо быть безумцем! Свидетелей перекупят или убьют, а улики исчезнут.

Ник был подавлен новой информацией. Если Ризи в руках Хеппера, то как к нему подобраться?  Подкупить такого влиятельного господина не получиться. . . А что если. . .

В отеле имелась радио-комната и Ник отвел туда заробевшего Стефана.

Вожделенное радио оказалось ящиком с приличный чемодан, а по функциям простейший мобильник. Только кнопки нажимают другие люди и в карман не засунешь!

«Может быть зря я приставал к Шилле?  Протащить на борт дирижабля такое радио и незаметно спрятать было бы не просто! Куда же подевалась Шилла? »

Ник ощущал угрызения совести и даже-о, ужас!  нехватку этой бестии рядом!

Два служащих отеля настроили связь. Связаться с губернатором Виборном удалось быстро.

Ник принес свои извинения и разъяснил ситуацию. Стефан покаялся и его пожурили весьма мягко, гораздо мягче чем ожидал Ник.

Нику даже показалось что Виборн-старший гордиться выходкой своего сына.

– Отец, нам нужна срочная помощь.

– Можете на меня рассчитывать. Нужны деньги?

– Нет, не деньги. Ты мог бы помочь нам с Ником попасть на прием к губернатору Вестворту?

На следующий день в отель «Имперский» прибыл на автомобиле адъютант губернатора, молодцеватый офицер в отутюженной форме, в фуражке и при аксельбантах. На большой кокарде золотой дракон скалил пасть.

– Генерал Вестворт приглашает господ Виборна и Орехова к полуденному чаю! – Доложил офицер и достал из кармана круглый толстый диск. Щелкнул кнопкой и заглянул под крышку.

– Времени у вас на сборы полчаса господа!

«Солидные у него часики! » – восхитился Ник . Карманные часы в этом мире он увидел впервые.

Автомобиль, живо напомнивший своей отделкой и размерами гангстерские фильмы про Америку 20хгодов 20 века, доставил Ника и Стефана к тяжеловесному двухэтажному дому с колоннами на входе и с куполом над центральной частью.

Резиденция губернатора располагалась на живописном склоне горы над городом среди высоких, раскидистых деревьев.

Многочисленные патрульные не только на вьезде, но и по трерритории поместья не прятались, а наоборот выставлялись напоказ. Рослые парни в светло-зеленой форме с короткими винтовками.

Гостей адъютант проводил через пять постов охраны на террасу второго этажа и оставил одних.

Террасса выходила в сторону гор. Поэтому здесь была тень. Совсем рядом , в деревьях перекликались птицы. Стол с белой скатертью сервирован на три персоны. Три стула с витыми ножками рядом.

Ник подошел к каменным перилам и заглянув вниз встретил спокойный взгляд еще одного часового.

Губернатор Вестворт вышел на террасу один.

– Господа, я-генерал Вестворт.

– Стефан Виборн.

– Николай Орехов.

– Прошу вас!

Заняв места за столом джентельмены разглядывали друг друго открыто и доброжелательно. Генерал Вестворт был в военной форме светло-зеленого цвета. По три многолучевых звездочки на углах воротника рубашки генерала только и говорили об его звании. Седеющий мужчина лет шестидесяти. Аккуратно подстриженная щетка седых усов. Глаза в сетке морщин.

– Я рад приветствовать сына и друга губернатора Виборна. Готов оказать вам содействие в пределах моих полномочий, конечно.

Окрыленный обещаниями о помощи и содействии со стороны губернатора, Ник вернулся в отель.

Они выпили с Стефаном по рюмке крепкого напитка вроде коньяка. Снять нервное напряжение требовалось немедленно. Затейливое название напитка Ник с первого раза не запомнил. Запомнилось послевкусье-мягкое, чуть терпкое, тающее по краю языка.

Ник уснул и проснулся уже на закате от трелей телефона, стоявшего на столе в гостиной.

– Господин Николай, к вам господин Снайдерс по важному делу.

– Пропустите его и принесите что-то на ужин.

Ник постучался в спальню Стефана, но ответа не дождался. Парень куда-то отправился. Может снять девочку?

Господин Снайдерс оказался ниже среднего роста в дорогом костюме, лысоватый и с глазами чуть навыкате.

Гость представился и сразу приступил к делу.

– Я представляю важную особу, господин Николай. По просьбе генерала Вестворта указанная особа поручила мне выяснить ваши намерения.

– Если эта важная особа-князь Хеппер, то меня интересует только одно: я хочу получить живой и здоровой женщину с золотыми волосами, по имени Ризи, которую привез на остров шкипер Дастин.

Снайдерс покачал головой.

– Господин Николай, особа, которую я представляю, не имеет не малейшего отношения к упомянутым вами господам.

– Тогда зачем вы здесь?

– Затем чтобы вам помочь. Вам нужна женщина с золотыми волосами по имени Ризи. Извольте– три миллиона стандартов цена вопроса только из уважения к вам.

– Откуда мне знать, что вы не мошенник?

Снайдерс улыбнулся.

– Можно поступить просто– – приготовьте здесь, в этой комнате к завтрашнему полудню означенные три миллиона стандартов наличными. Я доставлю вам вашу женщину и мы произведем обмен к взаимному удовольствию.

– А вы не боитесь, что я извещу полицию?

– Полиция уже здесь, господин Николай!

Снайдерс извлек неторопливо из бокового кармана золотой жетон в виде кокарды с черным номером внизу.

Ник согласился без раздумий. Полиция готова вернуть ему Ризи, что ж за любимую ему не жалко никаких денег!

«Буду считать три миллиона благотворительной помощью полиции Солвеста! »

– Нужен аванс?

– Что вы, господин Николай! . Джентельмены верят друг другу на слово!  Так что ровно в полдень!

Джентльмен Снайдерс откланялся и исчез за дверью.

«Кто бы ни был этот Снайдерс-главное Ризи вернется ко мне! »

Ник бродил по гостиной кругами.

Как только Ризи окажется здесь, брать машину и немедленно улетать от сюда подальше!  Дирижабль наготове.

Но куда?  Опять лететь через пустыню в город за стеной Крикс совершенно не хотелось. Где найти пристанище, пока не вернется Гаргилл?  У губернатора Виборна?  Он назвал Ника своим другом. . .

Дружба высоких господ вещь не постоянная. . .

Ник вынул из кармана мобильник и послал Гаргиллу, наверное, сотую СМС

 «Я в Солвесте на Острове радости. Ризи здесь. Нужна помощь. «Гаргилл по прежнему недоступен. . . .

Поиск показал направление на Ризи. За сутки ничего не изменилось.

» Еще ночь и полдня и она будет здесь, со мной! »

Ник в волнении потер костяшки пальцев на левой руке. Привычка, не изжитая со времен университета.

«Утром в банк, потом в отель и сразу после возвращения Ризи на причальное поле!  Деньги теперь у меня имеются. Обустроимся и будем ждать. Не мог Гаргилл нас бросит здесь навсегда. »

В дверь постучали. Прибыл заказанный ужин.

Следом за служащим, катящим тележку с тарелками и судками, вошла молодая стройная женщина в узком черном платье.

Темная шатенка с голубыми глазами.

Она села на диван и переплела ноги загадочным образом, как это умеют делать только женщины. Тогда до Ника дошло, что это не горничная.

– Кто вы?

– Я-Эрин. Меня прислал господин Снайдерс, чтобы вам не было скучно ночью, господин Николай.

«Только мне этой красотки и не хватало!  Снайдерс еще и сутенер!  Отлично! »

– Мне ночью не скучно, ночью я сплю!  Прошу вас, выйдите вон!

Женщина послушно вышла из номера.

Ник быстро поужинал и опять взялся бродить по гостинной, обдумывая завтрашний день.

Посторонние звуки за дверью привлекли его внимание.

Выйдя из номера, он увидел сидящую рядом с дверью, прямо на полу давешнюю шатенку. Женщина плакала, тихонько, зажав рот платком. При появлении Ника она быстро встала на ноги и прижалась спиной к стене.

– Не надо здесь рыдать. Идите домой.

– Меня. . . послали. . . я . . . до утра. . . должна. . .

«Жалко дурочку, я отказался, а ее побьют! »

– Хорошо, заходите. Можете спать на диване, а утром ступайте домой или куда вам надо.

Женщина бросилась целовать Нику руку.

Но он увернулся.

Ник ушел в спальню и подошел к окну.

Солвест светился в сумерках множеством огней.

«Реклам здесь еще не придумали и, слава богу!  Завтра я увижу Ризи! »

Перед тем как лечь спать еще раз позвонил в рецепцию.

Ответили, что господин Стефан не возвращался.

Утром женщина исчезла, а Стефан так и не появился.

Ник взял автомобиль отеля все с тем же Сайрусом и поехал в «Первый федеральный банк» . Ника провели сразу же к директору.

– Что вам угодно?  Еще наличные со счета?

– Я хотел бы взять кое-что из хранилища.

– Но позвольте, господин Стефан вчера ближе к закрытию банка привез два ключа и, ссылаясь на вас забрал то, что вы положили к нам на хранение.

Николай поник в кресле.

«Стефан меня ограбил? !  Это невозможно! »

– У вас имеется ключ?

– Ну конечно!

Ник открыл кармашек кошелька и обнаружил там пустоту. «Сукин сын меня обокрал! »

Горько разочаровываться в человеке, к которому ты уже проникся симпатией и считал другом. . . . Удивленный и потрясенный Ник снял со счета всю наличнось. Получился пухлый пакет с двумя миллионами. Где же взять еще миллион?

– Мы готовы вам предоставить охранника.

Ник встрепенулся.

– А вы можете мне предоставить кредит?

– У вас имеется недвижимость в Солвесте?

– У меня есть толст. . . гартлинг 120 серии на причальном поле!

– Он стоит не более 500000 стандартов. По нашим правилам под залог гартлинга мы можем вам выдать не более 300000 стандартов. Привезите именной акт на владение гартлингом и мы все оформим в течение часа.

«Именной акт!  Где бы его взять! »

Ник вспомнил, что оставил Вилли приличную горсть металлических имперских стандартов.

«Он мне их одолжит обратно, я все ему объясню, а он парень неплохой! »

С пакетом под мышкой Ник влез в автомобиль.

– Теперь на причальное поле, Сайрус!

Солнце поднималось все выше, и Ника начало охватывать отчаяние. Денег на выкуп Ризи не хватало.

У ворот на причальное поле стояли зеваки и три черных автомобиля.

Когда Ник подъехал к воротам, автомобили поехали в сторону города. Мелькнули крупные алые иероглифы на капотах.

Ник быстро подошел к группе парней в комбинезонах швартовшиков.

– Что здесь произошло?

– Приехала полиция и забрала парня с гартлинга 120 серии. Говорят, что он убил шкипера и захватил судно вместе с грузом.

– Три машины с полицейскими за одним?  Здоровенный должно быть детина?

– Да что вы!  Худой очкарик, соплей перешибешь!

«Они взяли Вилли!  Почему?  Кто про нас рассказал?  Стефан? »

В душе Ник никак не мог поверить в то, что Стефан его ограбил.

– А гартлинг?

– А что гартлинг?  Говорят, опечатали и поставили охрану к нему.

Ник вернулся в автомобиль.

– Куда теперь, господин Николай?

– В отель. . .

Осталась последняя надежда-связаться губернатором Виборном по радио и, рассказав все, просить денежную помощь.

На рецепции извинились и сказали, что радио требует замены деталей и в течение ближайшего час будет в нерабочем состоянии.

– Где еще в городе есть радио?

– Только наш отель обеспечивает гостей бесплатными услугами такого рода! – гордо сообщил служащий.

– Радио мне нужно срочно!  Я готов оплатить!

– Может быть, вам стоит подняться к себе и подождать?  Через час радио будет к вашим услугам, господин Николай!

– Я не могу ждать!

– Извините, что сразу вас не предупредил-наверх к вашему номеру полчаса назад поднялась весьма экзотическая особа-девушка с длинными золотистыми волосами. Она сказала, что вы будете рады ее видеть.

Ник замер, не веря своим ушам. «Ризи сама нашла его!  Как? »

Он бросился к лифту. Ризи уже полчаса его ждала!

Ник выбежал из лифта и через несколько секунд был уже у дверей своего номера. Дверь приоткрыта.

Он вошел на заплетающихся ногах.

Из ванной возле его спальни раздавался приглушенный плеск воды.

Ник вошел с бешено колотящимся в груди сердцем.

Ванна до краев наполнена водой. На кафельном полу лужи. Из белоснежной пены торчит сосредоточенная физиономия Шиллы.

Карие глаза радостно расширились.

– Шкип!  Я так рада тебя видеть!

– Привет, Шилла!  А где Ризи?

– Когда я вошла здесь никого не было. Просто сидеть скучно и я решила поплавать.

– Здесь должна быть Ризи, девушка с золотыми волосами!

– Ах, золотые волосы!

Шилла указала пальчиком.

Ник обернулся. Возле двери на полотенцах висел ярко-рыжий парик.

– Волосы там, девушка здесь!

Шилла расхохоталась.

– Ты ожидал увидеть свою женщину?  Бедный Ник!

Ник рассказывал о последних днях бегло, но Шилла требовала подробности.

Она сидела в кресле поджав ноги под себя в полосатом мужском халате, намотав на голову полотенце как тюрбан.

– Со Стефаном что-то не так, Ник!

– Но директор банка сказал о том, что именно Стефан вчера забрал деньги из хранилища!

– Директор банка кристально честный человек и не мог тебе солгать?

Ник замялся.

– Но пропал ключ из моего кошелька!

– Был ли кто здесь из посторонних?

– Но кошелек всегда со мной, в костюме!

– Даже ночью?

– Ночью. . . Здесь ночевала этой ночью женщина. . .

– Отлично, шкип, ты стал мужчиной!

– Ты не так поняла!

– А как тебя понять?

Ник рассказал про шлюху, что прислал ему на ночь Снайдерс.

– Ты ее пожалел, а она украла твой ключ. Все сходиться. Еще раньше ключ отобрали у Стефана. Все просто, шкип!  Тебя обманули как мальчишку! Директор банка в этом участвует!

Ник взглянул на напольные часы.

– О, боже!  Через полчаса должен приехать Снайдерс и привезти Ризи у меня же только два миллиона!  А может ты мне ответишь-куда подевался четвертый мешок с деньгами?

– Легко, Шкип!  Этот мешок я отвезла в Тируэль и положила в банк. У меня есть пятьдесят миллионов на счете и я тебе один одолжу без проблем!

– Это мои деньги!

– Нет, Шкип!  Это– наши деньги!  Я помогла тебе захватить толстотел и мне по праву принадлежала половина. Я же довольствовалась четвертой частью!

– Для дочери пустыни ты неплохо разбираешься в денежных вопросах и в банках!

– Да уж получше некоторых шкиперов!

– Стоп!  Хватит перепалок!

Ник поднял руки.

– Ты взяла деньги-я не в претензии. Ты мне поможешь?

– Одолжить миллион?  Запросто!

Шилла потянула пояс. Халат раздвинулся обнажив крепкие грудки с оттопыренными коричневыми сосками.

– Идем в твою спальню. Я хочу получить проценты за кредит немедленно.

Спорим, тебя хватит на пять минут!

– Шилла, не сходи с ума!  Я жду свою женщину. Свою любимую женщину!  Ты знаешь, что такое любовь?

Лицо «шоколадки» на миг исказилось.

– Шкип, ты использовал недозволенный прием!

– Также как ты!

Шилла вздохнув, запахнула халат и встала с кресла.

– Пойду, приведу себя в порядок в ожидании твоей единственной любви!

Ник вышел на балкон, он ощутил волнение и в тоже время облегчение.

Есть деньги и он сможет выплатить выкуп за Ризи.

Вот только нахождение здесь Шиллы придется объяснять сразу и откровенно.

Звук тормозов привлек внимание.

Три автомобиля черного цвета с алыми иероглифами по капотам одновременно затормозили у отеля.

Все двери распахнулись и, по меньшей мере, дюжина крепких парней в одинаковых фуражках выскочила на тротуар и устремилась во внутрь отеля. Двое последних волокли под руки худого парня в очках. Вилли? !

Подхватив пакет со стола с двумя миллионами, Ник заметался по комнате.

Все ясно, полиция взяла след и идет брать пирата и убийцу Ника Орехова!

– Шилла, полиция зашла в отель!  Они волокут Вилли!

– Я говорила тогда-надо было его убить!

Шилла выскочила из спальни, застегивая блузу на ходу.

– Быстрее, Ник!

– Но лифт и лестница точно теперь блокированы!

– Наверх, на крышу!

– Ты отрастила крылья за последние дни? !

– Смешно!  Прибавь ходу шутник!

По узкой служебной лестнице они поднялись на крышу.

На площадке прямо по центру стоял невиданный ранее Ником аппарат.

Кургузый двухместный автомобиль с решетчатым хвостом. С винтом впереди и винтом наверху.

Гибрид вертолета и самолета!  Мужчина с очками на лбу, видимо пилот, поглощен чтением газеты, развалившись в кресле.

– Что это за фигня!

– Это воздушный развозчик отеля для экстренных случаев!

– Откуда ты про это узнала?

– Потом, шкип, надо торопиться!

Пилот выронил газету из рук, когда увидел под носом блестящий серповидный клинок.

Машущий винтами, содрогающийся от вибраций развозчик поднялся на сто метров, когда, заклиненная Шиллой дверь слетела с петель и на крышу высыпали полицейские размахивающие оружием. Стрелять вслед развозчику они не стали, а резво понеслись обратно, к своим машинам.

Развозчик летел к горам.

Конрад Карвуд, бывший швартовщик с причала в Солвест скучал пятый день на террасе второго этажа старого особнячка.

Особняк вдовы Виджилл располагался не подалеку от причального поля. При желании, выглянув из-за угла, Конрад мог увидеть краешек поля и парящие над ним туши гартлингов.

Голый по пояс Конрад усиленно загорал под ярким солнцем с утра до вечера. С перерывом на обед конечно. Сегодня он к полудню вернулся под крышу. Выпил с отвращением теплой воды из заляпанного графина.

Подойдя к зеркалу в сотый раз он потер свой подбородок.

– Я озверею здесь от скуки! – сказал бывший швартовщик вслух.

Сел на диван и тоскливо уставился в пыльное окно.

За окном видны верхушки пальм, крыши и фасады соседних особнячков, и вдали зеленые склоны горного хребта.

Апатия сменилась настороженностью, когда Конрад услышал на лестнице легкие быстрые шаги.

Дверь распахнулась и в комнату впорхнула смуглая девушка в легком цветастом платьице, что не закрывало ее коленок.

– Ты скучал без меня, дорогой?

– Очень! – прорычал Конрад.

Девушка погладила мужчину по щеке.

– Не будь злюкой!  Сейчас же мне улыбнись!

– Шилла, сколько нам еще здесь сидеть?

– Тише!  Меня зовут-Мари. Трудно запомнить?

– Извини. . . Мари. . .

– Иди к столу, я принесла обед.

– Опять холодная яичница? – с отвращением на лице спросил Ник.

Именно он проживал в особняке вдовы Виджилл под одной крышей с девушкой, меняющей обличия и имена как гинеколог перчатки.

Успешный побег с крыши отеля завершился здесь, почти на окраине Солвеста, в квартале ветшающих особняков. Понятие пенсии в Солвесте отсутствовало и старики , владельцы ветшающих домов сдавали комнаты в наем.

Шилла сняла комнату на втором этаже одного из таких домов под именем Мари Джайл и часто на весь день пропадала в городе. Оттуда она приносила холодные закуски и заботливо подкармливала Ника. Что она делала в городе, с кем встречалась– ничего Нику не рассказывала.

Ник сбрил бороду, оставив усы и усиленно загорал, чтобы цвет лица стал одинаковым. Волосы Шилла ему покрасила в черный цвет соком какого-то ореха. Ник с удивлением увидел в зеркале какого-то мексиканца или кавказца. Бумагу, что в Солвесте заменяла удостоверение личности, на имя Конрада Карвуда где-то раздобыла «шоколадка» .

– Тебя никто теперь не узнает! – убеждала она Ника.

Дни тянулись за днями. По городу, по словам Шиллы, были расклеены плакаты с рисованным портретом Ника и обещанием вознаграждения от имени полиции Солвеста. Судя по мобильнику, Ризи оставалась по-прежнему на острове.

– Нет, я принесла бутерброды с беконом. Пальчики оближешь!

– Чьи пальчики?

– А хоть бы и мои!

Горка бутербродов возникла прямо на столе. Бумагу, в которую они были завернуты, Шилла протянула Нику.

Это оказался розыскной плакат с его физиономией.

– Их так много везде роздали!  Ты популярный человек в Солвесте, Ник!

Ник придирчиво изучил изображение. Бородатый светловолосый джентльмен в шляпе. Верно, теперь он сам на себя не похож!

– Что здесь написано?

– Твою голову оценили в 10000 стандартов. Садись, ешь!

– Принеси тот самый чай от вдовы, что сухомяткой заниматься!

– Сходи сам.

Шилла уже впилась крепкими зубами в бутерброд. Теперь от еды ее палкой не отгонишь!

Ник с сомнением вспоминал элегантную, воспитанную девушку за столом в особняке губернатора Виборна. Шилла ли там была? !

Вдова Виджилл, толстая, небрежно одетая тетка, целыми днями распивала в гостиной на первом этаже чай, заваренный из каких-то неизвестных Нику листьев. Терпкий бодрящий напиток пришелся по вкусу Нику, а вдова, заполучив от новых жильцов большой аванс, была настроена очень благодушно. Потому разрешала наливать отвара сколько угодно.

Вдова сидела у окна, внимательно наблюдая за улицей весь световой день.

– Пришла твоя цыпочка?  Ах, когда-то и я была такой стройной и милой!

«Стройная-да, но милая? !  Может ли быть на белом свете милый крокодил? »

В комнатах вдовы вечно стоял затхлый запах старых тряпок от которого у Ника свербило в носу. С чайником и двумя бокалами Ник быстро возвратился в свою комнату.

Набившая бутерброд за щеки Шилла напомнила Нику морскую свинку из далекого детства. Он не смог сдержать улыбки.

Шилла окинула его подозрительным взглядом.

Ник разлил чай в бокалы, предварительно помыв их под краном и протерев носовым платком. Вдова Виджилл чистоплотностью не отличалась. Краны в ванной комнате Ник починил сам. Времени было много свободного. Удивительно, но на раковине стоял одновременно два крана для горячей и для холодной воды. О смесителе в Солвесте похоже понятия не имели.

Чтобы сделать теплую воду, надо заткнуть сливное отверстие пробкой и в самой раковине делать смесь подходящей темературы. «Я мог бы запатентовать здесь кучу идей . И разбогатеть. . . »

Героически осилив бутерброд, Шилла поинтересовалась:

– Ник, ты запал на вдову?  Ты пришел от нее с улыбкой.

– Я что старьевщик?

Девушка захохотала.

Потом приложила палец к губам.

– Сегодня вечером.

– Наконец-то!

– Ешь, Ник, набирайся сил. Тебе их потребуется много сегодня.

– Не сомневаюсь. . . С тобой жди всяких приключений!

Шилла прищурилась и улыбнулась.

– Ник, ты сам себе находишь приключения!

«Да уж, остался бы дома в Тимкино, был бы рядом с Ризи и ел вкуснейшие обеды, а не эти жесткие бутерброды! »

Автомобиль оставили за два квартала до цели и, изображая прогуливающуюся парочку, дошли до особняка господина Флерио.

Директор банка «Первый Федеральный» жил на широкую ногу. В это вечер он принимал гостей. К кованным воротам подъезжали автомобили и выгружали солидных господ с дамами. Охрана в воротах приветствовала гостей и проверяла их имена в списке. Далее по широкой аллее, освещенной электрическими фонарями, гости шли к двухэтажному особняку, все окна которого горели золотым светом. Об розовых клумб веяло райскими ароматами.

Ник и Шилла обогнули кованную граду и через несколько минут подошли к особняку с тыльной стороны. Здесь суетились слуги, принимая из грузовиков и из фургонов напитки и различную снедь. Охранники тоже здесь стояли, но проверять имена слуг и грузчиков считали излишним. Грузчики в разноцветных куртках разных поставщиков метались с ящиками и коробками то туда то сюда. Для мероприятия в доме Флерио требовалось много напитков и закусок.

В тени грузовика Ник и Шилла натянули тонкие синие куртки с надписями на спине и груди и мятые кепки. Такие же надписи как на куртках красовались на борту грузовика. Ник даже не мог представить, где это взяла девушка. Идея проникновения в особняк принадлежала ему, а исполнение взяла на себя она. Подхватив с кузова по булькающей коробке, они рысью понеслись внутрь здания мимо отупевших от мельтешения охранников.

Склад для напитков располагался недалеко от кухни. Охранники не заметили их появления и исчезновения.

Сбросив куртки и кепки за ящик в углу, Ник и Шилла под ручку прошлись по коридору, что вел от кухни. Ник был в бежевом элегантном костюме, а его подруга в черном вечернем коротком платье.

За дверью оказался большой зал, наполненный гуляющими господами и дамами. Сверкали люстры и зеркала. Взяв с подноса по бокалу вина, Ник и Шилла отправились бродить по залу, высматривая хозяина.

Обнаружив господина Флерио, беседующим с бледным господином цветом лица схожим с цветом его белого пиджака, Ник указал на него Шилле и девушка устремилась вперед.

В настойчивости и изворотливости «шоколадки» Ник не сомневался. Она любого заставит делать то, что ей нужно.

Отойдя к стене, Ник огляделся.

В зале было, по меньшей мере, человек двести гостей.

Одни беседовали, разделившись на группы, другие суетились через двери в противоположном конце зала взад и вперед. Благодаря многочисленным зеркалам казалось, что дверей гораздо больше и людей также гораздо больше, чем на самом деле. В равнодушной пустоте зеркал отражался весь зал и только всмотревшись, Ник смог отличить отражения от реальных объектов.

Смех, говор, звонкие женские речи, восклицания, все звуки сливались в неумолкаемый шум– сквозняк праздной толпы.

Гомон многих голосов давил на уши. Музыка проходила далеким малоразличимым фоном.

Вокруг сидящих на диванчиках женщин, лениво колышущих веерами и вертящих головами с изысканными прическами, мельтешили как шмели вокруг ярких цветов, веселые джентльмены в белых костюмах, пахнущие дорогими лосьонами и крепкими спиртными напитками.

Мимо Ника прошла целенаправленно пара охранников, пусть в белых пиджаках как гости, но с лицами неподвижными и угрюмыми, а потом хохочущая стайка девушек, беззаботных и порывистых, стремительной походкой, с цветами в гладких волосах и со сверкающими нитями вокруг тонких шеек. Направо у стены на диванчике сидела толстая леди и что-то злобно выговаривала своему спутнику-унылому джентльмену в очках.

Неподалеку в круге хохочущих мужчин стоял худощавый, нарочито спокойный юноша. Верно, анекдоты надо говорить серьезным тоном!

Слуги в белых перчатках, с подносами скользили среди хаотического движения гостей, лавируя и перебегая с профессиональной ловкостью.

До Ника никому не было дела.

Прикончив бокал вина, он углядел стойку вроде барной и пробравшись туда действительно нашел бар с завидной галереей разнокалиберных бутылок.

Вот только барных табуретов здесь не имелось.

– Вам господин?  Что пожелаете?

Один из трех барменов, в алых куртках обратил внимание на Ника.

– Что-то крепкое и популярное, на ваш вкус.

Бармен задумался лишь на мгновенье. Через несколько секунд на стойке перед Ником оказался высокий бокал набитый льдом и залитый алой жидкостью. Ника передернуло-словно густая кровь, жидкость обволакивала куски льда и скапливалась все более растущей массой на дне бокала.

– Что это?

– Это самый популярный напиток сезона в Солвесте– «ледяная кровь» !

Рядом с Ником оказалась высокая стройная брюнетка лет тридцати. Иссиня черные волосы по плечам, но нос великоват и лицо сухощавое, осунувшееся как после болезни.

– Откуда вы, если не знаете этого напитка?

– Я только вчера приехал на Остров из Тируэля.

– Тогда это простительно!

Брюнетка обернулась к бармену.

– Джереми, мне такой же!

– Слушаюсь, госпожа Нелл!

– Как ваше имя, незнакомец из Тируэля?  Мое вы только что услышали.

– Зовите меня просто. . . Фольк.

– Фольк и все?

«Полностью-фольксваген пассат»– чуть не брякнул Ник, только что лихорадочно придумавший себе имя.

Брюнетка Нелл отпила через соломинку алый напиток, с интересом изучая лицо Ника.

– У вас есть дела с моим отцом, иначе вас сюда бы не пригласили. Чем вы заняты Фольк в своей провинции?

«Она дочь Флерио? »

– Ну. . . мои занятия связаны с путешествиями и весьма опасными!

– Контрабанда?

– Ну зачем же так в лоб, госпожа Нелл?  Премещение грузов для помощи нуждающимся-такое название более благозвучно.

Нелл засмеялась, посмотрела в зал и встрепенулась.

– Фольк. , вы совсем не пьете!  Не уходите далеко. Я найду здесь одного человека и вернусь-посторожите мой бокал, хорошо?

«Ледяная кровь» Нику не понравилась-слишком сладкая штука!

Оставив недопитый бокал, он опять прошелся по залу, но теперь в поисках Флерио и Шиллы.

Гости вдруг подались в стороны. Шум голосов начал стихать.

В сопровождении двух крепышей в тесных костюмах через зал быстро шел господин Снайдерс. «Откуда он здесь? »

Ник попятился, но спрятаться было уже некуда. Сзади подперли любопытные.

Сердце замерло и опустилось стремительным лифтом в пятки.

Но Снайдерс равнодушно мазнул взглядом по лицу Ника и прошел мимо.

«Он меня не узнал!  Вот повезло! »

Полицейский со своими людьми под пристальными взглядами присутствующих поднялся по мраморной лестнице на второй этаж.

Люди в зале немедленно вернулись в прежнему времяпровождению.

Ник неторопливо начал движение к лестнице. Скорее всего, Шилла наверху и раз прибыл Снайдерс, ее схватили!  План не сработал. . .

Шилла рассчитывала увлечь директора Флерио в одну из комнат особняка и выжать из него правду о похищенных из банковского хранилища деньгах Ника.

Кроме Снайдерса и его людей там должны быть еще и люди Флерио.

Короткоствольный револьвер, что добыла Шилла был заткнут за ремень брюк на пояснице. Там всего шесть патронов. Хватит ли ?  Перестрелку они не планировали. . . Но если не останется другого выхода. . .

Из револьвера Ник никогда не стрелял, но полагал что справиться.

Он уже был на первой ступени, когда наверху появился хозяин дома. Господин Флерио распростер руки.

– Дамы и господа!  Я рад приветствовать вас в моем скромном жилище в день рождении моей любимой дочери Нелл!  Поприветствуйте мою красавицу!

Уже знакомая Нику некрасивая брюнетка появилась рядом с Флерио, подняв руку в приветствии. Аплодисменты разразились и потекли волнами по залу.

– Друзья мои, а теперь прошу вас, в обеденный зал!  К столам! – провозгласил энергично хозяин дома и поцеловал дочь в щеку. Для этого ей пришлось нагнуться.

Толпа гостей двумя потоками устремилась в соседний зал, где на столах сверкали хрусталь и фарфор, где букеты ярких цветов наполняли воздух свежестью и ароматами.

Ник пропустил вперед Флерио с дочерью, а потом неторопливо направился опять к лестнице.

Он с трудом заставил себя идти медленно, а не бежать.

Длинный коридор, широкий и застеленный бардовым ковром. Двери по обеим сторонам. Тишина. Шаги по ковру почти беззвучны, . . . Где искать Шиллу?

Напряженный как струна Ник на внезапный шорох двери развернулся, выхватывая револьвер.

Шилла стояла у двери, поправляя волосы.

– Идем, Ник. Я знаю, возможно, где спрятаны твои деньги.

– Здесь?

– Нет, не здесь, в доме Снайдерса.

Шилла подбросила на ладони брелок с ключами.

– Ключи у меня имеются теперь.

– А адрес?

– Смешной Ник!  Адрес мне известен давно!

Они спустились под руку по лестнице в зал.

«Что же она сделала со Снайдерсом и его людьми?  Убила?  Трупы обнаружат и нас схватят! »

Множество вопросов теснилось на языке, но не здесь, же устраивать допрос «шоколадке» !

Внизу их ждал любезный слуга.

– Прошу вас пройти в зал обедов.

– Чуть позже, дружище!  Моей даме требуется срочно попасть в дамскую комнату!  Это там?

– Да, господин. Вас проводить?

– Благодарю, мы найдем дорогу.

Они пересекли зал и распахнули стеклянную дверь.

Столкнувшись, нос к носу с именинницей. Нелл подновляла помаду на губах перед зеркалом

-А, Фольк. !  Ты уже с дамой?

Шилла сощурилась.

– Мари, дорогая, представляю тебе госпожу Нелл, дочь нашего хозяина, господина Флерио. Сегодня как раз ее праздник.

Женщины пожали друг другу руки без тени приязни.

Нелл вежливо улыбнулась.

– Фольк. , Мари, я жду вас за столом!

– Непременно!

Ник вышел из особняка вместе с Шиллой так же как вошел, через кухню, но при этом сунул в нос охранникам блестящий жетон полицейского.

Уходили они неторопливо. Редкие фонари тускло освещали эту улочку. Бежать на глазах охранников-большая глупость. Люди этого сорта как сторожевые псы-бенгущий человек будит их охотничьи инстинкты.

Хотя Ника подмывало умчаться прочь во все лопатки, нн взял под руку Шилу и негромко спросил:

– Это жетон Снайдерса?

– Ты очень умен для швартовщика!

– Что ты с ними сделала?

– Ты и вправду хочешь знать?

Ника передернуло и девушка хихикнула.

– Это не смешно. Их найдут и устроят погоню за нами. В доме Снайдерса наверняка есть охрана. На что ты рассчитываешь?

– У Снайдерса в городе три дома. В одном живет его семья, во втором любовница, а только в третий он заезжает на пару часов в день. Туда мы и отправимся. Охраны там нет.

– Ты за неделю изучила город?  И научилась носить туфли?

Шилла бросила взгляд вниз.

– Ах, всего несколько уроков у вдовы Виджилл!  Заметь– туфли без каблуков!

– Большой прогресс для дочери пустыни!

Шилла выдернула руку из руки Ника, сверкнула неприязненно острым взглядом.

– Чем скорее ты забудешь про пустыню и про горные приключения-тем лучше будет для тебя!

– Чем больше я думаю про нашу первую встречу, тем больше мои подозрения. Ты нарочно меня там поджидала?

– Ага!  Привязав руки за столбом и утопая в своей моче!  Ты сбрендил, дорогой!  Я три раза вытащила тебя из дерьма и вместо благодарности-подозрения и глупые выдумки!

– Извини. . . Но если бы шкипер Хьюберт. . .

– Если бы они остались живы– выбросили бы вниз нас с тобой!  Мешки с деньгами-это раз!  Ящики с оружием-это два!  Хьюберт ничем не брезговал и в отличии от тебя действовал решительно и нагло!

«Так в ящиках в трюме было оружие и Шилла об этом знала!  Она знала про Хьюберта и про его дирижабль! »

– Наглость не мой стиль. . .

– Поэтому ты мне сразу понравился. Скромный и надежный!

Девушка взяла Ника под руку, заглянула в лицо.

– А вот и наша машина! – с облегчением воскликнул Ник.

Третий дом покойного Снайдерса/в том, что он труп-Ник не сомневался ни на миг/ располагался на темной, неосвещенной улочке в кварталах десяти от особняка директора Флерио.

Ник заглушил мотор прямо у двери, как распорядилась Шилла.

Она пошла вперед, а он следом с револьвером наготове.

Девушка быстро нашла подходящий ключ. Дверь отворилась вовнутрь в полутемный коридор. Через приоткрытую дверь из комнату справа падал квадрат желтого света.

Скрипнул стул. Грубый бас спросил:

– Это вы, господин Снайдерс?

Шилла метнулась к двери и встала на пороге.

– Вас двое, мальчики?  Я подарок вам на ночь от господина Снайдерса!

Второй голос промямлил:

– Что-то не вериться, Джойс!  Шеф расщедрился на шлюху?

– Плевать!  Цыпочка здесь и я ее заставлю поработать!  Иди сюда, малютка!  Как зовут?

Шилла шагнула в комнату, а Ник опустил револьвер.

Джойс, а как она вошла?  Ты что не. . . .

Голос прервался хрипом.

– Что за. . .

Тошнотворное бульканье и хрипы. Друг за другом упали тяжелые предметы. . .

«Она перерезала им глотки!  О, господи! »

Шилла вышла из комнаты, вытирая тщательно серповидный клинок носовым платком.

– Ник, ты не закрыл дверь.

Ник поспешил обернуться и запереть дверь изнутри. От ощущения хладнокровной убийцы за спиной по плечам пробежали мурашки.

«Забрать Ризи и бежать отсюда подальше! »

– Ты говорила, что здесь нет охраны!

– Я обманула тебя для твоего же спокойствия. Ник, их всего двое было!  Обыщи комнаты первого этажа, а я пойду наверх.

– Здесь темно.

– Лампу возьми в комнате охраны. Быстрее Ник, шевелись!

Она пошла дальше к темнеющей лестнице на второй этаж с кинжалом в руке.

Ник вошел в комнату охраны и осторожно обойдя растущие лужи крови, добрался до стола.

Лампа со стеклянным колпаком и с фитилем, горящим внутри была ему знакома. В доме вдовы Виджилл по вечерам комнаты освещались только такими лампами. В большинстве жилых домов Солвеста электричества не было.

Перешагнув через тело охранника Ник, вышел в коридор. Пыльные, пустые комнаты открывались ему одна за другой. По слою пыли на полу видно-сюда не заходили очень давно.

«Почему она решила что здесь что-то есть?  Но с другой стороны-зачем в пустом доме охрана? »

– Тоже ничего?

Ник дернулся от голоса Шиллы за спиной, едва не уронив лампу.

– Шкип, ты нервный какой-то!

Девушка прищурилась на свет лампы. Кинжала в руке не было.

«Куда она его прячет? »

– Я уже не шкип. . .

– Еще будешь!  Я нашла спуск в подвал, идем!

Она шла впереди, а Ник следом, с лампой в руке. Револьвер он сунул в карман пиджака.

В подвал вела темная лестница, пропахшая мышами и пылью. Перед дверью, обшитой ржавым железом Шилла загремела ключами.

– Нет подходящего!  Должно быть у охранников. Жди здесь!

Она вихрем унеслась наверх. Взметнулось короткое платьице.

Ник на миг увидел с удивлением кружевные края чулков на смуглых ляжках дочери пустыни.

«Туфли. . . а теперь еще и чулки! Кто же она есть на самом деле? »

Ник стоял возле запертой двери, морщась от запаха мышиного помета и размышлял о превратностях судьбы. Разве он просил такого приключения для себя и для Ризи?  Малышка Ризи, как она теперь?

Ник сунул руку в карман и не обнаружил мобильника. Поставив лампу на ступеньку, он обшарил все карманы. Мобильник Гаргилла исчез.

«Верно, оставил в доме вдовы. . . »

Шилла вернулась быстро с ключом и кровью на руках.

– Ты испачкалась!

– Кровь не грязь, Ник.

За дверью оказался длинный коридор с комнатами по обе стороны. Двери с небольшими зарешетчатыми окошками.

– Потайная тюрьма!

– А ты ожидал увидеть комнаты со шлюхами?

В третьей справа они нашли дрожащего на вонючем тюфяке избитого Стефана, А в соседней камере три мешка с монетами из банковского хранилища. Остальные камеры оказались пусты

Стефан, увидев Шиллу заплакал от радости и сбивчиво попытался рассказать о своих неприятностях, но она вручила ему мешок с монетами и погнала наверх. Довольный Ник шел последним с двумя мешками на руках.

«Вроде они облегчились!  А черт с ними!  Миллионом больше, миллионом меньше! »

Мобильник Гаргилл Ник обнаружил под подушкой на кровати.

От сердца отлегло. Он проверил поиск. Ризи не изменила своего местонахождения.

В ванной комнате шипел от боли Стефан. Шилла обрабатывала его ссадины и раны крепким вином.

Автомобиль Ник загнал во двор под навес. Соседи, конечно, заметили разъезжающих поздно ночью постояльцев вдовы, но стучать полиции просто так не станут. Не та публика живет в этом квартале. Вот если бы Ника опознали-другое дело!  От десяти тысяч стандартов никто не откажется. Даже вдова Виджилл.

Мешки с деньгами остались в багажнике, что запирался на ключ.

«Я опять богат!  И что изменилось?  Губернатор мне не помог, полиция меня обманула. Меня ищут, а уехать я не могу без Ризи!  Да и на чем? »

Надежда оставалась лишь на Шиллу. Кроме этой двуличной особы полагаться не на кого!

Стефан вернулся с гримасой боли на лице, с трудом натягивая на побитые плечи запасную рубашку Ника. Шилла шла следом.

– Это возмутительно, Стефан, но ты не можешь сейчас связаться с губернатором Виборном. Ника ищут по ложному обвинению, а с завтрашнего дня будут искать и тебя, обвинив бог знает в чем!

– Что же тогда делать?

– Пока будем ждать. Место это надежное.

Юноша сел на стул, переводя взгляд с Ника на Шиллу. Правый глаз заплыл, а губы разбиты и распухли.

«Местные менты драться не умеют. »

– Ник, я вас узнал с трудом. Вы изменили облик из-за охоты на вас?

– Понимаешь, не хотелось бы сидеть с тобой в соседней камере.

Что случилось, расскажи нам.

Стефана покараулили прямо на улице в квартале от отеля и запихнули в машину, надев на голову мешок и приставив револьвер к животу. Очутился он в подземной камере и всю неделю провел в ней не выходя. В банк он не ездил и в хранилище не спускался. Шилла оказалась права. Похищение и грабеж без участия директора Флерио Снайдерс не смог бы осуществить.

Стефана напоили чаем. От еды он отказался. У него шатались два зуба спереди. Впрочем, засохшие бутерброды с блестящим беконом аппетита не вызывали и у Ника.

Шилла постелила Стефану на матрасе на террасе.

– Здесь одна кровать, на которой мы спим с Ником. Ну, ты понимаешь, милый?

Она погладила Стефана ладошкой по покрасневшей щеке.

Ник подпрыгнул от возмущения.

– О, черт, Шилла, что ты говоришь?

– Мальчик большой и он все понимает!  Ступай Стеф. Спокойной ночи!

Покрасневший Стефан вышел на террасу в обнимку с одеялом и прикрыл за собой тихо дверь.

– Он подумает, что мы любовники!  Зачем ты так сказала?

– Пусть думает!  Мы спим на одной кровати всю неделю-я сказала правду.

Шилла сняла через голову черное платье и повернулась к Нику спиной.

– Расстегни мне эту штуку.

Как называлась эта штука Ник не знал. Смесь корсета с лифчиком, делающая тонкой талию и пышными бедра и грудь. Трусиков на Шилле не было и ее тугие ягодицы открыты взору.

«Где это она взяла этот корсет?  Купила в магазине сегодня вместе с платьем?  А она поправилась за эти две недели. Попка стала аппетитной!  Вот, черт, Ник, ты не о той попке думаешь! »

Ник задрал глаза в потолок и расстегнул четыре крючка.

– Благо-да-рю! – пропела Шилла и, придерживая одной рукой падающую штуковину, взялась отстегивать от чулков ленточки, что связывали их вместе со штуковиной.

При этом она немного нагнулась, выставив зад.

Ник быстро отвернулся и отошел к двери, ведущей на террасу.

Сейчас, впервые за две недели расставания с Ризи он на несколько мгновений захотел другую женщину. «Я захотел эту смуглокожую людоедку!  Весело! » Зашлепали босые ноги. Шилла отправилась в ванную комнату.

Ник вышел на террасу. Ночи в Солвесте свежи, но не холодны и насекомых кусачих нет. Стефану будет удобно. Особенно после недельного заточения. Звезды мерцали в безоблачном небе. Ни одного знакомого созвездия. Млечного пути здесь нет, зато на исходе ночи у горизонта всплывает яркое шарообразное звездное скопление. Впервые разглядев ночное небо в этом мире, Ник поразился его чужестранности, а теперь привык.

«Где я– не понять. Что толку гадать. . . »

– Вы не спите, Ник?

Ник подошел к Стефану и присел на корточки. Юноша немедленно сел, отбросив одеяло.

– Я вам очень благодарен, Ник!  На всю жизнь я ваш должник!

– Мы тебя не могли бросить. Мы же команда-экипаж-одна семья!

Ник плел всякую чушь, в душе себя презирая.

«Я ведь поверил в то, что Стефан меня обокрал. Если бы ни Шилла-вспомнил бы я о нем?  Пошел бы я только ради Стефана в этот дом? »

– Ах, как вы великолепно сказали-один за всех все за одного!

– Это не я придумал, Стефан, а совсем другой человек, давным-давно. . . в далекой стране. . .

Когда Ник вернулся в комнату лампа была потушена, а Шилла тихо дышала на кровати.

Ник наощупь разделся и осторожно забрался под одеяло, на край кровати. «Хорошо, что она уснула! »

Девушка с первой ночи потребовала, чтобы они спали на одной кровати.

Когда Ник заупрямился и улегся на полу на одеяле, то проснулся утром в объятиях Шиллы. «Где бы ты не лег, я все равно приду к тебе»– заявила «шоколадка» и Ник перестал упорствовать. Шилла спала голой и почти каждую ночь Ник просыпался в ее горячих объятиях. Объятиями все и ограничивалось пока. . .

– Я тебя спугнула, робкий Ник?  тихо спросила Шилла.

– У меня есть жена, и я ее люблю. – упрямо сказал Ник.

– Знает ли она сама как ей повезло?

– Думаю что знает.

– Если через неделю мы ее не выручим-я наброшусь на тебя, Ник и возьму свое. . . .

«Вот, блин, меня пригрозили изнасиловать! »

В таком дурацком положении Ник еще никогда в жизни не оказывался.

Утром Ника разбудил Стефан. Шилла уже убежала, и постель остыла на ее стороне.

– Ник, пришла толстая леди и требует вас.

Толстая леди оказалась вдовой Виджилл.

Ее раздирали сомнения-то ли устроить скандал по поводу нового жильца, вселенного без ее разрешения, то ли потребовать повышенную оплату.

Ник устранил сомнения, вручив вдове 500 стандартов и наплетя душераздирающую историю о племяннике, которого избили и ограбили прямо в порту, сразу после прибытия.

Обрадованная вдова разлила море сочувствия и удалилась, чуть ли ни вприпрыжку. «Пойдет купит свой любимый ликер и к вечеру назюзюкается как грузчик! »

Стефан и Ник пили чай вприкуску с черствым печеньем, когда в комнату ворвалась Шилла. Волосы в беспорядке, лицо в капельках пота.

– За тобой гоняться?  «Кто бы решился на такое– разве что полный идиот! »

Девушка залпом выпила стакан воды.

– Уходим немедленно, полиция взяла след!  Ник держи ключи-новый автомобиль, такой беленький, стоит у дверей!  Загони во двор и погрузи мешки!

Через десять минут вся троица уже удалялась прочь из квартала.

Ник был за рулем. Управлять местными машинами оказалось несложно: коробка передач механическая, педали– газ, сцепление, тормоз. Панель приборов вполне понятна. Как узнал Ник мотор работал не на бензине, а на каком-то загадочном рин-газе. Какая впрочем, разница!  От земных машин эти практически не отличались, разве что электроники не имелось.

– Откуда ты узнала про полицию?

Шилла сидела рядом, выставив из под юбки не только шоколадные колени, но и почти полностью гладкие ножки. Ветер через открытое окно трепал ее коротко стриженные волосы.

– Птички начирикали. – усмехнулась «шоколадка» .

Как оказалось, на этот раз она сняла дом высоко в горах. Серпантинная дорога, без асфальта тянулась вверх с монотонной бесконечностью. Ник ехал на первой передаче, сгибая бампером тонкие побеги деревьев, что выросли прямо на дороге. Высокие ели, и лиственные деревья иногда смыкались над дорогой, образуя темные тоннели

-Здесь года два никто не ездил!

– Это замечательно, Ник!  Подальше от города нам будет спокойнее.

– А за едой, куда прикажете ездить?  Ночью тут вообще голову сломаешь!

Шилла засмеялась и положила руку на плечо Ника.

– Ночью мы здесь не будем ездить.

«Мне бы твою уверенность! »

Полузаросшая дорога привела к площадке перед деревянным домом, немного облупленным, но с целыми стеклами в окнах, просторной террасой.

Дом прижимался задней стороной к серо-голубой скале. А скала поднималась отвесным срезом метров на сорок. Наверху, у самого края, росли деревья.

«Водопровода и электричества здесь конечно нет. »

– Дикое местечко!  Ты долго его искала?

– Я знала, что тебе понравиться.

Ник поставил автомашину под навес рядом с террасой.

Стефан понес вещи следом за Шиллой в дом.

Пройдя до края площадки, огражденной стеной из дикого камня, по грудь высотой, Ник увидел весь Солвест внизу мешаниной белых стен и красно-коричневых черепичных крыш. Дальше лежало блескучее море.

«Бинокль бы сюда! »

Ник вынул из кармана мобильник, включил поиск. Ризи находилась там, внизу среди этих чистеньких домиков.

– Опять ты со своей игрушкой?  Можно посмотреть?

Шилла подошла сзади очень тихо.

– Смотри.

Она повертела мобильник в руках.

– Что за странные знаки там появляются?

– Этот прибор предсказывает погоду.

– Это я уже поняла. А что еще?

– А еще он показывает, что нам нечего есть на обед.

– Врет твоя игрушка!  Загляни в багажник!

К удивлению Ника в багажнике оказалась здоровенная копченая нога какого-то зверя, связки копченых колбас, желтый кругляш сыра, пакеты с кусковым сахаром, холщовый мешок, благоухаующий свежим хлебом и булькающий бочонок на ведро не меньше.

«Шилла рассчитывает здесь засесть на неделю не меньше! »

– Зачем нам столько припасов?

– Меня тоже ищут теперь, Ник!

Шилла сунула ему свернутый в рулончик плакат.

– За убийцу Мари власти Солвеста обещают 20000 стандартов.

– А что, очень похоже, нарисовано, особенно пронзительный взгляд удался!

– Директор Флерио и его костлявая дочка постарались. . .

– Будем красить волосы или обреем тебя наголо?

Шилла отшатнулась.

– Ты сбрендил, шкип?

Дом оказался просторным. Каждому по отдельной спальне.

Водопровод имелся. Может быть, вода шла по трубе от родника в скалах?

Водя ледяная и кристально чистая. В доме имелась ванная комната с дровяным титаном и массивной чугунной ванной.

Если вымести пыль и паутину вполне можно жить!

Вытащили на террасу стол и за ним, сидя в плетеных креслах, пообедали.

Бутербродная жизнь стояла Нику уже поперек горла.

«Картошечки бы сейчас вареной, с парком, посыпанной крупной солью, политой душистым маслом и к ней хрустящие огурчики, селедочку норвежскую маминого посола! »

Ник вздохнул и впился в бутерброд с колбасой. Картошки в этом мире нет.

При Стефане Шилла остерегалась говорить обо всем и просто болтала всякую чепуху. Стефан ей поддакивал, а Ник разглядывал город. С террасы вид был еще лучше.

Потом Шилла намекнула, что было бы не плохо растопить печку, греющую воду для ванны и Стефан с радостью отправился рубить дрова за дом.

Под навесом у скалы лежала целая поленница напиленных швырков.

Шилла тут же притащила стул ближе к перилам. Села, закинув босые ноги на поручень. Юбка сползла, чуть ли ни до пояса. . .

– О чем ты думаешь, Ник?

– О том, что надо бы научить некую персону носить трусики. . .

Шилла хрипловато расхохоталась. В руках она вертела стеклянный бокал с вином. Бокалы нашлись в шкафу большой комнате, а вино из бочонка. Вполне приятное и прохладное с цветочным запахом.

– Ты лжешь, Ник, твои мысли, судя по твоей вытянутой морде, только о своей женщине!

– Морды у лошадей. . . – пробурчал Ник.

– Вот, вот, твое лицо сейчас похоже на лошадиную. . . лицо!

– Ты всегда находишь для меня доброе слово.

Ник посмотрел внимательно на беззаботный профиль Шиллы.

– Ты все-таки убила Снайдерса?

Шилла отпила вина и подняла правую бровь.

– Тебя это так беспокоит?  Он ограбил тебя, схватил и пытал Стефана и явно не собирался помогать в поисках Ризи, к чему эти сопли, Ник?  Да, убила, и еще раз сделала бы это без колебаний!

– Кто ты?  Как твое настоящее имя?  Ты ни дикарка из пустыни-я же не слепой!

– Чтобы я ни ответила, ты мне не поверишь!

– Поверю.

Лицо девушки окаменело, и она процедила сквозь зубы:

– Я офицер флота его имперского высочества.

Ник опешил.

– Какого флота?

Шилла, махнула рукой и расхохоталась.

– Ник, ты смешной!  Напридумывал себе всякую чушь и пронзаешь меня взглядами!  Хочешь узнать меня лучше-брось разыгрывать монаха с обетом безбрачия!

– У тебя все сводиться к одному. . .

Шилла наклонилась ближе. Глаза ее блестели. Она жарким шепотом произнесла:

– Женщины и мужчины созданы друг для друга как клинок и ножны.

– Мне эта философия не интересна!

– Это не философия, Ник!  Это жизнь!

– У меня другая жизнь.

– Жить и не любить женщин-разве такая судьба у мужчины?

– Хватит об этом!  Что ты собираешься предпринять завтра?

– Завтра я пойду гулять в лес.

– Гулять? !

– За той скалой, ниже по склону, примерно в пяти ситах база Федерации. Толстолеты там охраняются очень небрежно.

– Ты хочешь украсть у армии толстотел?  Ты с ума сошла? !  Кроме полиции за нами начнет гоняться еще и армия Федерации!  Ты еще пристрели губернатора!

– Если хочешь, я это сделаю.

– Стоп, я просто пошутил!

– А я не шутила. Ты сам рассказал, как вы со Стефаном побывали на приеме у генерала Вестворта. Он обещал вам помощь, а после этого появился продажный полицейский чин Снайдерс. Украл деньги и засадил Стефана в подземную тюрьму. Тебя бы не стали сажать в тюрьму, а просто пристрелили бы при попытке сопротивления властям. Все произошло после визита к губернатору.

– Ты делаешь не те выводы, Шилла. Директор Флерио и навел на нас Снайдерса. Они же работали в полном взаимопонимании-когда ты рассказала Флерио, что знаешь, где я прячусь-он тут же вызвал Снайдерса к себе домой.

И потом, ты упорно не принимаешь во внимание князя Хеппера. Ризи в его доме. Он теневой правитель города.

– Это все тебе известно со слов водителя из отеля. Очень авторитетно!  Я ничего подобного не узнала. Да в том особняке живет старый князь Хеппер, в прошлом хозяин Солвеста. Но он отошел от дел, и доживает свои годы. С чего ты взял, что твоя женщина там?

– Я в этом уверен на все сто!

– Ты не можешь мне сказать о своем информаторе?

– Ты мне веришь или нет-это твоя проблема. Но мой источник информации меня еще не подводил.

– Может быть ты прав, а может права я. В любом случае этот город-гнойник и его надо чистить огнем! – с отвращением бросила Шилла и еще приложилась к бокалу.

Покрутив в руке пустой бокал, Ник добавил:

– Толстотел проще купить. Вот Стефана никто не ищет-он придет и купит толстолет на наши деньги. Воровать у военных глупо и опасно. Выбрось это из головы!

– Ты думаешь что толстолет купить легко , как огурец на рынке?

«Вот у меня сейчас отдельная спальня и что изменилось? »

Ник выбрался из под рук спящей Шиллы и сел на кровати. Когда девушка пришла к нему он не почувствовал. Спящая она выглядела милой и даже казалась трогательно беззащитной. . .

«Однажды эта нахалка поимеет меня во сне!  Что ей одной не спиться? »

Ник надел брюки и рубашку.

За окнами уже светлеет. Здесь на горе рассвет приходит раньше, чем внизу или с той стороны гор.

Ник спустился в ванную комнату, побрился и умылся. Сегодня обошлось без порезов. Он привык к этой архаичной безопасной бритве, как привык к отсутствию зубной пасты и щетки, телевизора и компа, автомобиля с климат-контролем и микроволновки. . .

Этот мир еще не вошел в эру индустриализации и глобализации. Ни одного самолета Ник не увидел. Электричество редкость, как и хорошие зубы.

«Хочу домой!  Гаргилл-урод, где ты? ! »

За три дня проживания в домике на горе все припасы истребились. Шилла целыми днями жевала бутерброды. «Как в нее столько влезает? » Придется ехать в город.

Ник вышел на террасу и там встретил рассвет.

Солнце выкатилось не спеша из-за горизонта, окрашивая мир то в алые, то в желтые тона и двинулось в путь по небу. Лес вокруг, на склонах горы казалось замер при его появлении в восхищенном оцепенении. . . .

«Сегодня что-то случиться, что-то измениться! »

В город Ник поехал один. Где находился рынок он примерно знал.

«К черту копчености!  Куплю курицу и приготовлю чахохбили!  От удивления у них глаза на лоб вылезут! »

Чахохбили Ник умел делать и даже, признаться любил готовить.

Курицу обжарить, побольше лука, вина и кетчупа-вот и весь рецепт! Но добравшись до центральных кварталов, он изменил свой маршрут. Его тянуло к особняку князя Хеппера. Может быть, Ризи будет смотреть в окно, и она его увидит. . . Дурацкая мысль засела в голове Ника занозой.

Он оставил машину в квартале от особняка и пришел к нему пешком.

Он прошелся вдоль ограды, оглядывая зашторенные окна, а потом решительно прошел через открытые ворота и нажал кнопку вычурного звонка. Колокольчики прозвенели за двустворчатой дубовой дверью. Не успел замолкнуть перезвон, как одна половинка двери приоткрылась.

Меланхоличный молодой человек в дорогом костюме вопросительно поднял брови.

– Я Конрад Карвуд и мне нужно увидеть князя Хеппера по важному делу.

– Прошу вас.

Ник оказался в огромном холле на мягком ковре. На стенах панели старого дуба, под потолком громоздкая люстра. Кожаные коричневые диваны у стен блестят золочеными шляпками гвоздиков обивки.

– Ожидайте здесь.

Ник сел на диван и только теперь полностью осознал, что он сделал. Но он упрямо решил довести дело до конца. Криминальные авторитеты часто более порядочные в общении люди, чем чиновники у власти. Это он знал по опыту еще со студенческой поры. Что для князя– Ризи-редкостная игрушка, диковинка?  Но мало ли таких редкостных созданий?  Люди мафии прагматичны и Ник надеялся, что сможет выкупить жену.

В особняке тихо, словно с академической библиотеке.

Через десять минут пришел прежний молодой человек-дворецкий, лакей или охранник.

– Я должен вас обыскать прежде чем вести к хозяину.

– Да-да, Прошу.

Ник поднял руки. Охранник тщательным образом его проверил.

– Что это?

Ник вынул из кармана мобильник и протянул охраннику.

– Это то, что я хотел показать князю. Новейшее изобретение.

Охранник приложил мобильник к уху.

– Для чего эта штука?

– Она может находить вещи и предсказывать погоду.

– Новый барометр?

– Вроде того.

Охранник кивнул и положил мобильник в свой карман.

– Пока побудет у меня. Прошу вас господин Карвуд.

Они не поднялись на второй этаж, а прошли вглубь дома по коридору, потом через дверь спустились по лестнице, еще коридор, поворот. Еще лестница только наверх, коридор. И нигде никого.

«Не может быть этот охранник единственным! »

Охранник постучал в дверь, и они вошли. Светлая комната с шелковыми зеленоватыми обоями. На постели посредине комнаты, опираясь на подушки, сидел старый, ужасно худой мужчина. Седые волосы растрепаны. Морщины на лице глубоки как траншеи.

«Сколько же ему лет?  Или может он смертельно болен? »

– Добрый день!  Господин Хеппер, я пришел по личному делу. . .

Живой скелет поднял костлявую руку.

– Не трудитесь излагать выдумки, молодой человек. Садитесь в кресло.

Голос прозвучал звонко и молодо, как будто говорил не этот старик, а кто-то за него, спрятавшись за шторой.

– Вы не Конрад Карвуд. Документы на имя этого сукина сына купила молодая смуглокожая особа, которую ищет полиция по обвинению в убийстве старшего чиновника департамента Снайдерса. Из этого я заключаю, что вы-Николай Орехов, таинственный господин с юга, которого также ищет полиция по обвинению в пиратстве и убийстве экипажа гартлинга.

Вы сами ищите женщину, которую привез в Солвест некий шкипер Дастин. Имя женщины– Ризи, она замечательна экзотической красотой, а особенно золотыми волосами. Вы пришли предложить мне деньги за нее, полагая, что она у меня в доме удерживается силой.

Вы молчите?  Вам нечего добавить?

«Вот, сукин сын, все знает! Отпираться нет смысла. . . »

– Вы правы, господин Хеппер, мне нечего добавить.

– Во сколько вы оцениваете Ризи?

– У меня есть сто пятьдесят миллионов стандартов в монетах империи. Я их отдам вам. Она у вас?  Здесь?

– Она здесь. Самая дорогая женщина на континенте, я полагаю.

– У меня также есть товар, который дороже денег. Это вещь в кармане вашего охранника.

– Грин, покажи.

Охранник подошел к постели и выложил в руки хозяина мобильник Гаргилла.

– Что это?

– Это магический прибор. . .

Хеппер отбросил мобильник на одеяло, подальше, брезгливо, словно что-то неприятное.

– Такая магия меня не интересует!

– С помощью этого прибора я нашел имперские стандарты для горского чира. . .

– Чира вы тоже прикончили?

– Он засадил меня в подземную камеру и я бежал. Если чир мертв-к этому я отношения не имею.

Хеппер пожевал сухие тонкие губы. Блеклые глаза уставились на Ника.

– Грин, отдай господину Николаю его магический прибор. Сожалею, молодой человек, но деньги меня не интересуют. Меня интересуют молодость и здоровье. До меня дошли слухи, чт