Рассказы_2 [Сборник 2] (fb2)


Настройки текста:



Роберт Хайнлайн Рассказы

Испытание космосом

Наверное, нам вообще не стоило соваться в космос. Есть две вещи, которых каждый человек боится с самого рождения, — шум и высота. А космос находится настолько высоко, что непонятно, зачем человек в здравом уме забирается туда, откуда, если ему не повезет, он будет падать… и падать… и падать. Впрочем, все астронавты сумасшедшие. Это известно.

Он решил, что врачи были к нему добры.

— Вам еще повезло. Вы не должны забывать об этом, старина. Вы еще молоды, а пенсия у вас такая, что о будущем можно не беспокоиться. Руки и ноги у вас целы, и вообще вы в прекрасной форме.

— Прекрасной! — В голос его непроизвольно закралась нотка презрения к самому себе.

— Но это на самом деле так, — продолжал мягко настаивать главный психиатр. — То, что с вами произошло, не причинило вам никакого вреда, если не считать того, что в космос вы больше не полетите. Честно говоря, я не могу назвать акрофобию неврозом — боязнь высоты вполне естественна. Вам не повезло, но если учесть, что вы пережили, то можно утверждать, что никаких отклонений у вас нет.

Одного напоминания об этом хватило, чтобы его снова начало трясти. Он закрыл глаза и увидел кружащиеся внизу звезды. Он падал, и падение это было бесконечным. Из забытья его вывел голос психиатра:

— Успокойтесь, старина. Вы на Земле.

— Извините.

— Не за что. А теперь скажите, что вы собираетесь делать дальше?

— Не знаю. Видимо, буду искать работу.

— Компания обеспечит вас работой, вы это знаете.

Он покачал головой:

— Я не хочу слоняться по космопорту.

Он представил себе, как будет ходить здесь в рубашке с маленьким значком, показывающим, что когда‑то он был человеком; откликаться на уважительное обращение «капитан», доказывать, что своим прошлым он заслужил право на отдых в помещении для пилотов, замечать, как смолкает при его появлении разговор на профессиональные темы, думать о том, что говорят о нем за его спиной… Нет, спасибо!

— Я думаю вы приняли мудрое решение. Лучше покончить с прошлым раз и навсегда, по крайней мере, до тех пор, пока вы не начнете чувствовать себя лучше.

— Вы думаете, что этот день когда‑нибудь наступит?

Психиатр поджал губы.

— Возможно. У вас чисто функциональное расстройство, травм нет.

— Вы уверены, что этот день придет?

— Я этого не говорил. Признаться, я просто ничего не могу сказать по этому поводу. Мы до сих пор очень мало знаем об этом заболевании.

— Понятно. Ну, я, пожалуй, пойду.

Психиатр поднялся с кресла и сунул ему свою руку.

— Позвоните, если вам что‑либо потребуется. И, во всяком случае, не пропадайте навсегда.

— Спасибо.

— С вами будет все в порядке. Я в этом убежден.

Глядя в спину удаляющегося пациента, врач покачал головой. Походка этого человека уже ничем не напоминала легкую, уверенную поступь астронавта.

В то время лишь небольшая часть Нью‑Йорка находилась под землей, но он, выйдя от врача, и не собирался подниматься наверх — подземка домчала его до гостиницы для холостяков. Он отыскал комнату, на двери которой светилась надпись «Свободно», опустил в прорезь монету, забросил внутрь свою спортивную сумку с пожитками и вышел. Монитор на подземном перекрестке выдал ему адрес ближайшего бюро по трудоустройству. Добравшись до места, он уселся за стол для собеседований, дал компьютеру снять отпечатки пальцев и начал заполнять анкеты. У него появилось ощущение, что он вернулся в прошлое: последний раз он искал работу еще до того, как поступил в школу астронавтов.

Графу «фамилия» он оставил пустой и, заполнив всю анкету, продолжал раздумывать. Известностью он был сыт по горло, ему не хотелось, чтобы его узнавали и вокруг него поднимался ажиотаж, — больше всего он не хотел, чтобы ему рассказывали, какой он герой. Наконец, он впечатал в пустую графу слова «Уильям Сондерс» и бросил листки в предназначенную для них щель. Он докуривал уже третью сигарету и потянулся за следующей, когда перед ним зажегся экран.

— Мистер Сондерс, — произнесла симпатичная брюнетка. — Пройдите, пожалуйста, комната семнадцать.

Когда он вошел, брюнетка указала ему на кресло и предложила сигарету.

— Устраивайтесь поудобнее, мистер Сондерс. Меня зовут мисс Джойс. Я бы хотела поговорить о вашем заявлении.

Он уселся и молча ждал предложения.

Увидев, что он не расположен говорить, брюнетка добавила:

— Вы назвали себя мистером Сондерсом, но судя по вашим отпечаткам, у вас другое имя. Мы знаем, кто вы на самом деле.

— Не сомневаюсь.

— Я понимаю, что раз вы назвали себя мистером Сондерсом, мистер…

— Сондерс.

— … мистер Сондерс… Это заставило меня покопаться в вашем досье. — Она достала катушку с микрофильмом, повернув ее так, чтобы он смог разглядеть на ней свое имя. — Теперь я о вас знаю больше, чем вы сочли нужным напечатать в анкете. У вас хороший послужной список, мистер Сондерс.

— Благодарю.

— Но я не смогу воспользоваться им, чтобы подыскать вам работу. Я даже не имею права упоминать о нем, если вы будете настаивать, что ваша фамилия Сондерс.

— Моя фамилия Сондерс. — Голос его был спокойным и невозмутимым.

— Вы поступаете опрометчиво, мистер Сондерс. Существует много ситуаций, в которых престиж имени может быть совершенно законно использован для того, чтобы клиент получал гораздо более высокую ставку, чем…

— Мне это не интересно.

Она посмотрела на него внимательно и решила не продолжать.

— Как хотите. Загляните в комнату «Б», там вы сможете пройти классификационные и профессиональные тесты.

— Благодарю.

— Если вы передумаете, мистер Сондерс, мы будем рады пересмотреть ваш вопрос. Сюда, пожалуйста.

Через три дня он уже работал в небольшой фирме по выпуску систем связи. Проверял электронное оборудование. Это была монотонная, спокойная работа, занимающая все его мысли, и к тому же легкая для человека с его опытом и квалификацией. К концу трехмесячного испытательного срока он был переведен на более высокую должность.

Он устроил себе хорошо изолированное от внешнего мира логово, работал, спал, ел, иногда проводил вечер в библиотеке или Ассоциации молодых христиан, и никогда, ни при каких обстоятельствах не выходил под открытое небо и не поднимался на высоту даже театрального балкона.

Он старался вычеркнуть прошлое из памяти, но воспоминания все еще были свежи, и он нередко грезил наяву: он снова видел остроконечные звезды над замороженным Марсом, шумную ночную жизнь венерианской столицы, раздутый красный Юпитер, его гигантское обрюзгшее тело, сплющенное у полюсов и заполнявшее собой все небо над космопортом Ганимеда.

А иногда он снова испытывал сладкое спокойствие длинных вахт во время межзвездных перелетов. Но эти воспоминания были опасны, они грозили поколебать с трудом обретенное душевное равновесие. Он слишком легко легко соскальзывал из настоящего в прошлое и внезапно обнаруживал, что висит, цепляясь изо всех сил за стальные бока «Валькирии» — пальцы немеют и разжимаются, а под ним бездонный колодец космоса. Тогда он возвращался в настоящее, приходил в себя, трясясь от волнения и судорожно сжимая в руках инструмент.

Когда это в первый раз произошло с ним во время работы, он заметил, что один из его коллег, Джо Талли, смотрит на него с явным любопытством.

— Что с тобой, Билл? — поинтересовался Джо. — Похмелье?

— Да нет, — с трудом вымолвил он. — Обычная простуда.

— Ты бы лучше принял таблетку. Пойдем, уже время ленча.

Талли пошел к лифту, у которого толпился народ. Большинство работников фирмы, даже женщины, предпочитали спускаться на специальных парашютах, но Талли всегда пользовался лифтом. Тот, кто называл себя Сондерсом, разумеется, избегал спуска на парашюте, это сближало его с Талли, и за ленчем они сидели за одним столом. Он знал, что парашют безопасен, что даже, если вдруг отключится, его застопорит на уровне следующего этажа и спускающийся избежит даже малейших неудобств, но он не мог заставить себя шагнуть с платформы в пустоту.

Талли во всеуслышание заявлял, что после такого спуска у него болит спина, но наедине он признался Сондерсу, что просто не доверяет автоматике. Сондерс понимающе кивнул и промолчал. Его тянуло к Талли. Впервые в начале новой жизни он не чувствовал необходимости быть настороже с другим человеком и начал считать Талли своим другом. Ему даже захотелось рассказать всю правду о себе. И он рассказал бы, если бы был уверен, что Джо не начнет относиться к нему как к герою. Честно говоря, он в общем‑то ничего не имел против роли героя. Еще ребенком — когда он бродил вокруг космопортов, обдумывая, как попасть на борт корабля, и прогуливая уроки ради того, чтобы наблюдать за взлетами — он мечтал о том, что в один прекрасный день станет героем, героем космоса, возвращающимся на Землю с триумфом. Но его мучило то, что сейчас он не походил на того героя, которым мечтал быть когда‑то: герой не должен избегать распахнутых окон, бояться пройти через площадь под открытым небом и наглухо замыкаться в себе при одной мысли о бесконечном космосе.

Талли пригласил его к себе домой на обед. Ему хотелось пойти, но он попробовал уклониться от приглашения, когда узнал, где живет Талли: в Шелтон Хоумс, как сказал ему Джо, имея ввиду одну из этих огромных коробок‑муравейников, пришедших на смену уютным домам.

— Слишком долго возвращаться, — с сомнением ответил Сондерс, проигрывая в уме, как по дороге избежать того, чего он боялся.

— Тебе не придется возвращаться, — заверил его Талли. — У нас есть комната для гостей. Ну давай, приезжай. Моя старушка отлично готовит, потому‑то я с ней и живу.

— Хорошо, — согласился он. — Спасибо, Джо. — Он решил, что от станции подземки ему останется каких‑нибудь полкилометра, а там можно взять такси и задернуть шторки на окнах.

Талли встретил его в прихожей и шепотом извинился:

— Хотел пригласить для тебя девушку, Билл. А вместо этого к нам заявился шурин, полное ничтожество. Прости.

— Да брось, Джо. Я рад, что пришел. — Он действительно был этому рад. Правда, известие о том, что Джо живет на тридцать пятом этаже, поначалу встревожило его, но вскоре он с облегчением обнаружил, что не чувствует высоты. В квартире горел свет, окна были закрыты, пол под ногами был твердым и прочным. Он чувствовал себя здесь в тепле и безопасности. К его удивлению, выяснилось, что миссис Талли действительно хорошая хозяйка, — как и все холостяки, он не доверял домашней кухне. Ощущение того, что он дома, ему рады и ничто не угрожает, смыло внутреннюю напряженность, и он даже умудрялся пропускать мимо ушей большую часть агрессивных и самоуверенных сентенций шурина.

После обеда он расслабился в мягком кресле с бокалом пива в руке и принялся смотреть видео. Показывали музыкальную комедию, и впервые за несколько месяцев он от души посмеялся. После комедии началась религиозная программа, выступление Национального кафедрального хора — ему нравилось так вот сидеть, прислушиваясь то к телевизору, то к разговору.

Хор уже допел «Молитву о путешествующих» до середины, когда он наконец осознал, что они поют:


Услышь, мы молимся Тебе

За тех, кто нынче в море.

О Ты, правитель всех и вся,

Тебе покорен всяк,

До звезд простерлась власть Твоя,

Ты всем внушаешь страх,

Но будь же милостив.

Но будь Ты милосерден к тем,

Кто в космосе сейчас летит,

В бездонной пустоте.


Он хотел сразу же выключить телевизор, но не смог — он должен был дослушать это до конца, хотя слова пронзали его сердце и заставляли чувствовать себя вечным изгнанником, страдающим от невыносимой тоски по дому. Еще в школе астронавтов при исполнении этого гимна на глаза его наворачивались слезы, и сейчас он наклонил голову, чтобы никто не увидел мокрых дорожек на его щеках.

Когда хор пропел «аминь», он быстро переключил телевизор на другую, любую другую, программу и склонился над пультом, делая вид, что изучает его. Когда он повернулся к остальным, внешне он был абсолютно спокоен, но ему казалось, что все видят комок боли, набухающий и ворочающийся в его груди.

Шурин все еще шумел.

— Мы должны присоединить их, — доказывал он, — и только так! Договор трех планет — вздор! Как они смеют указывать нам, что мы можем и чего не можем делать на Марсе?

— Но, Эд, — примиряюще произнес Талли, — ведь это их планета, не так ли? Они были там первыми.

Эд не обратил на его слова никакого внимания.

— Разве мы спрашивали индейцев, нравится ли им наше присутствие в Северной Америке? Никто не имеет права цепляться за то, чем он не способен распорядиться как следует. Если правильно использовать Марс…

— Это твои собственные теории, Эд?

— Это были бы не теории, если бы наше правительство не было таким бесхребетным и нерешительным. Конечно, для них важнее всего права аборигенов. Какие могут быть права у сборища дегенератов?

Сондерс вдруг поймал себя на том, что сравнивает Эда Шульца с Кнатом Суутом, единственным марсианином, которого он близко знал. Интеллигентным Кнатом, который по земным меркам был уже стариком, а среди марсиан считался юношей. Кнат… Да, Кнат часами мог сидеть рядом с другом или хорошим знакомым, не говоря ни слова, потому что слова были не нужны. Марсиане называли это «расти вместе» — так «росла вместе» вся их раса, и до появления землян они не нуждались в правительстве.

Сондерс однажды спросил друга, почему он практически ни к чему не стремится и довольствуется столь малым. Прошло больше часа, и Сондерс уже начал сожалеть о своем любопытстве, когда Кнат наконец ответил:

— Мои отцы трудились, а я устал.

Сондерс поднял голову и посмотрел шурину в глаза.

— Они не дегенераты.

— Неужто? Можно подумать, что ты специалист в этом вопросе.

— Марсиане не дегенераты, они просто устали, — твердо повторил Сондерс.

Талли ухмыльнулся. Шурин, заметив его ухмылку, помрачнел.

— Откуда ты знаешь? Ты что, бывал на Марсе?

Сондерс спохватился, что утратил бдительность.

— А ты бывал? — осторожно спросил он.

— Это к делу не относится. Лучшие умы соглашаются, что…

Разговор перестал занимать Билла, и он решил больше не возражать, только с облегчением вздохнул, когда Талли заметил, что всем им утром рано вставать и, наверное, пора уже готовиться ко сну. Билл сказал миссис Талли «спокойной ночи», поблагодарил ее за чудесный обед и отправился за Талли в гостевую комнату.

— Эд — наш семейный позор, единственный способ избавиться от него — уйти спать, — извинился Талли. — Живи у нас сколько захочешь. — Он подошел к окну и открыл его. — Здесь тебе будет хорошо спаться. Мы живем достаточно высоко, и воздух у нас действительно чистый. — Он высунул голову в окно и несколько раз глубоко вдохнул. — Ничто не заменит свежий воздух, — добавил он, отойдя от окна. — В душе я до сих пор остаюсь деревенским парнем. Что с тобой, Билл?

— Ничего. Абсолютно ничего.

— Мне показалось, что ты побледнел. Ну ладно, спокойного сна. Кровать разбудит тебя в семь. Ты сможешь хорошо выспаться.

— Спасибо, Джо. Спокойной ночи. — Как только Талли вышел из комнаты, он собрался с силами, подошел к окну и закрыл его. Затем, обливаясь потом, включил вентиляцию и опустился на край кровати.

Билл долго сидел так, выкуривая сигарету за сигаретой. Он понял, что ошибся, полагая, будто обрел внутреннее спокойствие. Впереди его ждали стыд за самого себя и мучительная, непроходящая душевная боль. Теперь он всегда будет пасовать перед такими ничтожествами, как Эд Шульц, — лучше бы он вообще не вышел живым из той передряги. Наконец он достал из кармана упаковку снотворного и лег, проглотив сразу пять таблеток. Потом заставил себя встать, чуть приоткрыл окно и подумал, хорошо бы выключить автоматику: пусть свет горит и когда он заснет.

Вскоре пришел сон. Он снова был в космосе — на самом деле он никогда с ним и не расставался. Он был счастлив, как человек, который проснулся и обнаружил, что все дурное, что с ним происходило, было лишь страшным сном.

Его разбудил плач. Сначала Билл испытал лишь легкое беспокойство, но затем почувствовал, что нужно что‑то предпринять. Именно из‑за этого плача ему начал сниться момент падения. Но для него это был не сон, а реальность. Биллу снилось, что его руки цепляются за скобы, скользят, соскальзывают, а под ногами нет ничего, лишь черная пустота космоса…

Он проснулся, судорожно ловя ртом воздух, и увидел, что лежит на кровати в квартире Джо Талли, а в комнате горит яркий свет. Но плач ему не приснился — он продолжался.

Билл потряс головой, затем прислушался. Он понял: это была кошка, вернее, котенок. Билл сел на кровати, следовало проверить, в чем дело, даже не будь он астронавтом, для которого симпатия к кошкам была традиционной. Тем более, что он сам любил их не по традиции. Кошки, опрятные и выносливые, терпеливые, хорошо переносящие перегрузки, пушистые и ласковые кошки просто нравились ему. Он встал, оглядевшись, убедился, что в комнате котенка нет, и на слух определил, что звук доносится через слегка приоткрытое окно. Билл замер он испуга и попытался собраться с мыслями. Он говорил себе, что от него ничего больше не требуется, звук, вероятно, доносится из соседнего окна. Но сам чувствовал фальшь этих заверений — звук был слишком близко. Каким‑то загадочным образом котенок очутился прямо за окном, на высоте тридцати пяти этажей.

Билл сел и достал сигарету, но она сломалась в его дрожащих пальцах. Он уронил ее на пол, встал и сделал шесть напряженных шагов к окну — он шел так, словно его сильно толкали в спину. Затем опустился на колени, широко распахнул окно и, крепко зажмурив глаза, ухватился за подоконник.

Через некоторое время его перестало трясти. Билл открыл глаза, задохнулся и вновь зажмурился, потом снова открыл их, стараясь не смотреть на землю и звезды. Он был почти уверен, что котенок сидит на балконе прямо за окном, — это было единственное разумное объяснение. Но оказалось, что балкона нет, нет ничего, где, по логике вещей, мог находиться котенок.

А мяуканье становилось все громче. Казалось, оно доносится прямо из‑под его ног. Все еще держась за подоконник, Билл медленно опустил голову и заставил себя взглянуть вниз. Там метра на полтора ниже подоконника здание облегал узкий карниз. На нем сидел несчастный, жалкий котенок. Он посмотрел на человека и мяукнул.

Билл понимал, что если он ухватится одной рукой за подоконник, то сможет достать котенка, высунувшись по пояс из окна. Он прикинул, не позвать ли Талли, но решил, что не стоит. Талли был ниже его ростом и наверняка не смог бы достать котенка таким образом. К тому же спасать котенка надо было срочно, пока этот пушистый, безмозглый дурачок не свалился вниз.

Билл решил попробовать. Высунувшись, он левой рукой ухватился за подоконник и вытянул вниз правую. Затем открыл глаза и увидел, что до котенка остается каких‑то двадцать‑тридцать сантиметров. Котенок, увидев руку, с любопытством принюхался. Билл тянулся до тех пор, пока не захрустели кости. Котенок быстро отскочил от тянущихся к нему пальцев на несколько метров, затем уселся и принялся умываться. Всхлипывая от волнения, Билл опустился на пол прямо у окна.

— Я не могу, — прошептал он. — Я не могу сделать это еще раз…

Космический корабль «Валькирия» находился в двухстах сорока девяти днях полета от земного космопорта «Луна» и приближался к порту «Марс» на Деймосе, одном из спутников Марса. Уильям Коул, старший офицер связи и второй пилот, сладко спал, когда помощник начал трясти его.

— Эй, Билл! Проснись — у нас беда!

— Что? В чем дело? — Он уже тянулся к одежде. — В чем дело, Том?

Через пятнадцать минут Билл уже знал, что его помощник не преувеличивал: главный радиолокатор вышел из строя. Том Сэндбург обнаружил это во время очередной проверки, когда Марс уже находился в пределах досягаемости локатора. Капитан выслушал доклад и пожал плечами:

— Исправьте, и побыстрее. Без локатора нам не обойтись.

Билл Коул покачал головой.

— Внутренние системы в порядке, капитан, похоже, у него отломалась антенна.

— Это невозможно. Это мог сделать только метеорит, но защитная система корабля подала бы сигнал.

— Могло произойти все, что угодно, капитан. Мог износиться металл, и она просто отвалилась. Так или иначе, антенну надо менять. Прекратите вращение корабля, я вылезу и установлю новую. Я смогу сделать, как только корабль начнет сбрасывать обороты.

Для своего времени «Валькирия» была великолепным кораблем. Ее построили задолго до того, как родилась идея создания искусственного гравитационного поля. Тем не менее для удобства пассажиров здесь применялась антигравитация. «Валькирия» постоянно вращалась вокруг своей оси, как пуля, выпущенная из винтовки. В результате угловое ускорение — его почему‑то называют центробежной силой — давало пассажирам возможность спокойно стоять или лежать в гамаках. Вращение начиналось, когда отключались ракетные ускорители, выводившие корабль на орбиту, а заканчивалось при посадке. Все это достигалось с помощью обратного вращения маховика, установленного по центру корабля.

Капитан выглядел обеспокоенным.

— Я начал сбрасывать обороты, но мы не можем долго ждать. Перестройте локатор для пилотирования.

Коул начал было объяснять, почему радиолокатор не может быть использован для работы в малом радиусе, но затем замолчал.

— Это невозможно, сэр. Технически невозможно.

— Когда я был в вашем возрасте, для меня не существовало ничего невозможного! Что ж, найдите другой выход из положения. Я не могу сажать корабль вслепую. Даже если мне дадут за это медаль Харримана.

Коул какое‑то мгновение колебался, прежде чем ответить.

— Мне придется самому выйти в космос и заменить антенну. Ничего другого я предложить не могу.

Капитан отвернулся, сжав зубы.

— Готовьте запасную антенну. И поторопитесь.

Когда Коул с инструментами и запасной антенной появился в отсеке, через который нужно было выходить в космос, он увидел там капитана. К его удивлению, тот был в скафандре.

— Объясните мне, что надо делать, — приказал он.

— Неужели вы собираетесь справиться с этим сами?

Капитан молча кивнул.

Билл посмотрел на талию капитана, точнее, на то место, где она должна была находиться. И подумал, что капитану лет тридцать пять, не меньше.

— Боюсь, я не смогу четко все объяснить. Я рассчитывал сделать это своими руками.

— Я никогда никому не поручал заданий, которых не могу выполнить сам. Объясните.

— Извините, сэр, вы можете подтянуться на одной руке?

— Причем здесь это?

— У нас на борту сорок восемь пассажиров…

— Хватит слов!

Билл и Сэндбург, оба в скафандрах, помогли капитану вылезти в космос. Там, за стеной отсека, была бездонная, испещренная звездами пустота. Корабль все еще вращался, и любое движение наружу означало движение вниз, туда, в миллионы миль пустоты. Естественно, они пристегнули к поясу капитана трос, и все‑таки у Билла упало сердце, когда он увидел, как капитан растворяется в бездонной черной дыре. Трос, намотанный на барабан, пополз вперед, но через пару метров остановился. Прошло несколько минут, трос не шелохнулся, и Билл наклонился к Сэндбургу, упершись шлемом в его шлем:

— Подержи меня за ноги. Я выгляну наружу.

Он повис вниз головой и огляделся. Капитан неподвижно висел на руках, держась за вмонтированную в корпус скобу, так и не приблизившись к антенне. Билл дал Сэндбургу знак втащить его обратно и встал на ноги.

— Я пошел.

Повиснув на двух руках и раскачиваясь, он без особых усилий приближался к капитану. «Валькирия» была настоящим межпланетным кораблем, и, в отличие от других кораблей, на ее корпусе были скобы, предназначавшиеся для удобства портовых ремонтников. Оказавшись рядом с капитаном, Билл ухватившись за скобу, на которой тот висел, помог ему перейти на следующую — ближе к отсеку. Пять минут спустя Сэндбург втаскивал капитана в отсек, а за ним карабкался Билл. Он отстегнул запасную антенну и инструмент от скафандра капитана и пристегнул к своему. А затем снова пополз навстречу космосу, не дожидаясь, пока капитан придет в себя настолько, что начнет возражать, если, конечно, он все еще собирался возражать.

Добраться до антенны, раскачиваясь от скобы к скобе, было не так уж сложно, хотя под ногами у него была бездна. Скафандр несколько замедлял его движение — перчатки были слишком неуклюжими, — но он привык к скафандрам. Он был в восторге оттого, что пришел на помощь капитану, и не переставал думать об этом. Его немного беспокоило, что вращение усиливалось, — отсек был расположен ближе к оси вращения, чем антенна, и он чувствовал, как растет его вес. Установить запасную антенну оказалось сложным делом. Она была нормального размера и весила немного, но оказалось, что выполнить задачу просто нереально. Одной рукой он держался за скобу, другой придерживал антенну, а гаечный ключ держать было нечем. Как бы он ни старался, у него ничего не получалось, не хватало одной руки.

Наконец, он принял решение и дернул за страховочный трос, давая Сэндбургу сигнал ослабить его. Затем отстегнул карабин от пояса и, держась одной рукой, второй дважды обмотал трос вокруг скобы и завязал узлом, оставив висеть свободный конец двухметровой длины, и прикрепил карабин ко второй скобе. Получилась петля, нечто вроде веревочного сиденья, которое выдерживало его вес, пока он вставлял запасную антенну на место. Теперь дело пошло.

Он почти закончил работу. Ему оставалось затянуть дальний от него болт. Антенна уже была закреплена в двух местах и действовала. Он решил, что для выполнения последней задачи ему хватит одной руки. Он приподнялся со своего импровизированного сиденья и, раскачиваясь, как обезьяна, оказался с другой стороны антенны.

Когда и с этим было практически покончено, ключ вырвался из его рук и полетел вниз, вниз, вниз… У него закружилась голова, пока он смотрел на сверкающий на солнце ключ, постепенно теряющийся в черной космической мгле. До этого он был слишком занят, чтобы смотреть вниз.

По его спине пробежала дрожь.

— Слава Богу, что я все закончил, — сказал он себе. — Чтобы подобрать ключ, пришлось бы слишком далеко идти.

Он решил вернуться на то место, где находился прежде. И обнаружил, что не может этого сделать. Добираясь сюда, он раскачался, держась за трос. Теперь трос висел на другой стороне и дотянуться до него он не мог. Возвращение было невозможно.

Он висел, держась обеими руками за скобу, и уговаривал себя не поддаваться панике. Не может быть, что не окажется выхода. Если добраться до отсека по противоположной стороне корабля? Но там корпус «Валькирии» был гладким, на протяжении двух метров там не было ни одной скобы. Даже если бы он не устал — а ему пришлось признать, что он устал и замерз, — даже если бы он был полон сил, вернуться на прежнее место хватило бы ловкости разве что шимпанзе.

Он еще раз посмотрел вниз и сразу же пожалел об этом. Под ним были звезды, бесконечные звезды в бесконечной глубине. Он попытался забраться на скобу, стараясь закинуть на нее ноги. Это была тщетная и ненужная попытка, отнявшая у него много сил. Он подавил охвативший его страх и снова повис на руках.

С закрытыми глазами висеть было легче. Но время от времени он все же открывал их и вглядывался в то, что его окружало. Мимо проплыла Большая Медведица, за ней — Орион. Он попытался считать минуты по количеству вращений корабля, но обнаружил, что не может быстро соображать, и опять закрыл глаза.

Руки начинали неметь и замерзать. Он решил повисеть на одной руке, чтобы вторая набралась сил. Он отпустил левую руку, почувствовал резкие уколы — начало восстанавливаться кровообращение — и постучал ею по телу. Потом решил, что пора дать передышку правой руке. Но, потянувшись к скобе левой рукой, он не смог до нее достать. У него уже не было сил на отчаянный рывок, он не мог подтянуться и схватить скобу второй рукой. Правую руку он уже не чувствовал. Он видел, как она скользит по скобе, соскальзывает с нее… Потом почувствовал, что напряжение спало, и понял, что летит вниз… вниз. И заметил отдаляющийся от него корабль.

Когда он пришел в себя, то увидел склонившегося над ним капитана.

— Лежи спокойно, Билл.

— Где…

— Все нормально. Когда ты упал, патруль с Деймоса был уже около корабля. Их приборы зафиксировали твое падение, и они тебя подобрали. Насколько мне известно, такое — первый случай в истории. А теперь лежи спокойно. Ты болен, Билл, — ты провисел там более двух часов.

До него снова донеслось мяуканье, на этот раз оно казалось громче. Билл встал на колени и перегнулся через подоконник. Котенок сидел на прежнем месте. Билл высунулся чуть дальше, помня о том, что смотреть надо только на котенка и никуда больше.

— Кис‑кис! — позвал он. — Эй, кис‑кис! Сюда, давай сюда!

Котенок перестал умываться, вид у него был озадаченный.

— Давай, котя, — мягко проговорил Билл. Он оторвал одну руку от подоконника и поманил котенка пальцем. Тот подошел чуть ближе и снова сел. — Котик, — умоляющим голосом позвал Билл и вытянул руку как можно дальше. Пушистый комок тут же отступил назад.

Билл убрал руку и начал обдумывать ситуацию. Все его попытки оказались напрасными. Вот если бы перелезть через подоконник и встать на карниз, держась за оконную раму… Он знал, что опасности в этом нет никакой — если только не смотреть вниз!

Он встал коленями на подоконник, спиной к улице, и, держась за него обеими руками, спустил вниз ноги, не отрывая взгляда от края кровати. Казалось, карниз переместился. Билл никак не мог нащупать его и уже решил, что промахнулся, когда, наконец, коснулся его пальцами ног. Карниз был сантиметров пятнадцать шириной. Он глубоко вздохнул.

Оторвав правую руку от подоконника, он повернулся и посмотрел на котенка. Того явно заинтересовало происходящее, но подходить ближе он не собирался. Билл решил, что сможет сделать несколько шагов по карнизу, держась одной рукой за оконную раму, а другой поймать котенка.

Он сделал несколько медленных, неуклюжих шагов, как ребенок, только начавший ходить. Слегка согнув колени и наклонившись вперед, он готов был схватить котенка. Котенок понюхал протянутые к нему пальцы и отскочил назад. Одна лапка соскользнула с карниза, но он тут же восстановил равновесие.

— Дурачок, — укоризненно сказал Билл, — хочешь шмякнуться своей пушистой башченкой об асфальт? Пошевели мозгами, если они у тебя есть, — добавил он. Положение выглядело безвыходным; теперь, как бы он ни тянулся, он не мог достать котенка, не отпуская окно. Он несколько раз позвал его без особой надежды и задумался, как быть дальше.

Он мог вернуться обратно в квартиру. Он мог простоять здесь всю ночь в надежде, что котенок подойдет ближе. Или мог оторваться от окна и поймать его. Карниз был достаточно широк и спокойно выдерживал его вес. Если он прижмется к стене, то сможет держаться за нее левой рукой. Он начал медленно продвигаться вперед, держась за окно до тех пор, пока оно не ушло из‑под пальцев, и перемещался так медленно, что ему показалось, будто он стоит на месте. Затем, когда его левая рука коснулась стены, он сделал ошибку, на мгновение посмотрев вниз, на сверкающую далеко под ним мостовую. Он быстро перевел глаза на стену и начал смотреть на точку, находившуюся на уровне глаз чуть впереди. Он все еще был на карнизе!

Котенок оставался на старом месте. Билл сделал шаг правой ногой и согнул колени. Его правая рука опустилась позади котенка. Он сделал резкое размашистое движение, словно ловил муху, и котенок оказался у него в руке — царапающийся и кусающийся комочек.

На секунду он замер, не обращая внимания на сопротивление котенка, и, вытянув руки вдоль стены, пошел назад. Он не видел, куда идет, так как не мог повернуть голову, в противном случае ему грозила потеря равновесия. Путь обратно казался бесконечно долгим, куда более долгим, чем путь сюда, но наконец кончики его пальцев коснулись рамы. Еще несколько секунд, и он, перегнувшись через подоконник, взобрался на него, присел передохнуть и перевел дыхание.

— Да, — сказал он громко, — однако тут тесновато. Ты, дружок, создаешь серьезную угрозу уличному движению.

Билл посмотрел на мостовую, до нее было далеко, и выглядела она довольно неприветливо. Он перевел взгляд на звезды. Их яркое мерцание показалось ему очень красивым. Котенок устроился поудобнее у него на коленях и замурлыкал. Билл рассеянно погладил его и потянулся за сигаретой. Он подумал, что завтра явится в космопорт и пройдет медицинские тесты, в том числе и психометрические. Он почесал котенка за ухом.

— Ну что, пушистый, — сказал он, — отправимся‑ка мы с тобой в долгое‑долгое путешествие.

Однажды…

«ИВНИНГ СТАНДАРТ»: УЧЕНЫЙ, РАЗЫСКИВАЕМЫЙ ПОЛИЦИЕЙ, СКРЫЛСЯ.

СКАНДАЛ В МУНИЦИПАЛИТЕТЕ РАЗРАСТАЕТСЯ.

Профессору Артуру Фросту, разыскиваемому для дачи показаний по делу о таинственном исчезновении из его дома пяти студентов, удалось скрыться из‑под носа наряда полиции, прибывшего арестовать его. Сержант полиции Изовски утверждает, что Фрост исчез из «Черной Марии» при обстоятельствах, оставивших полицию в полном недоумении. Прокурор округа Карнес назвал заявление Изовски нелепым и обещал провести самое тщательное расследование.

* * *

— Но, шеф, я ни на мгновение не оставлял его одного!

— Бред! — отмахнулся Шеф полиции. — Вы значит, посадили Фроста в фургон, поставили ногу на ступеньку, чтобы сделать пометку в записной книжке, а когда подняли голову — его там уже не было. И вы полагаете, что Большое Жюри в это поверит? Полагаете, в это поверю Я?

— Клянусь, шеф, — настаивал Изовски, — я остановился, чтобы записать…

— Что записать?

— То, что он сказал. Я ему говорю: «Послушайте, док, почему бы сразу не признаться, куда вы их подевали? Знаете, мы же их все равно найдем, дело только во времени.» Тут он посмотрел на меня этаким отстраненным взглядом и говорит: «Времени… ах, времени… да, там вы их найти сможете, во Времени». Я решил, что это важное признание, и остановился записать. Но я стоял возле единственной двери, через которую он мог бы выбраться из фургона. А комплекция у меня — сами знаете; там бы мышь не проскочила!

— И это все, на что вы оказались способны, — с горечью константировал шеф. — Изовски, вы либо напились, либо свихнулись… либо что‑то на вас нашло. А то, что вы рассказали, просто‑напросто невозможно!

* * *

Изовски говорил правду; он не был пьян и не терял рассудка.

Четырьмя днями ранее, как обычно по пятницам, ученики доктора Фроста собрались в его доме на очередной вечерний семинар по теоретической метафизике.

— А почему бы нет? — спросил Фрост. — Почему время с тем же успехом не может быть не только четвертым, но и пятым измерением?

Ответил Говард Дженкинс, твердоголовый технарь:

— Предположить, я полагаю, можно, но вопрос лишен смысла.

— Почему же? — голос Фроста был обманчиво кроток.

— Не бывает бессмысленных вопросов, — вмешалась Элен Фишер.

— Действительно? Ну а «Какого твое социальное положение?».

— Дайте ему ответить, — попросил Фрост.

— Я отвечу, — согласился Дженкинс. — Человеческие существа так устроены, что способны воспринимать три пространственных измерения и одно временное. И нам говорить о других измерениях бессмысленно, так как их наличие мы не сможем установить НИКОГДА. Значит, подобные спекуляции — только напрасная трата времени.

— Даже так? — сказал Фрост. — А вам не попадалась работа Дж. У. Данна о параллельных вселенных с параллельными временами? Он ведь тоже инженер, как и вы. И не забудьте про Успенского. Он рассматривал время как многомерное.

— Минутку, профессор, — перебил его Роберт Монро. — Я знаком с этими работами, но все же считаю, что Дженкинс сделал верное замечание. Если мы устроены так, что не можем воспринимать более четырех измерений, то какой для нас смысл в этих вопросах? Это как в математике: можно выстроить любую математическую модель, основанную на любых аксиомах, но пока эту модель невозможно использовать для описания каких‑либо явлений — она не более, чем сотрясение воздуха.

— Хорошо сказано, — согласился Фрост. — Но и ответ будет не хуже. Научная гипотеза рождается из наблюдений, своих собственных, или других компетентных наблюдателей. Я верю в двухмерное время потому, что сам лично наблюдал его.

Несколько секунд слышалось только тикание часов.

— Но, профессор, это невозможно, — заговорил Дженкинс. — Ваш организм не создан для наблюдения времени в двух измерениях.

— Полегче, приятель… — ответил Фрост. — Я, как и вы, способен воспринимать только ОДНО из измерений времени. Попозже я все расскажу, но сперва придется изложить вам теорию времени, которую я разработал, чтобы объяснить то, что со мной ппроизошло. Большинство людей думают, что время — это путь, которым они бегут от рождения к смерти. И с него так же невозможно свернуть, как поезду с рельс — они инстинктивно чувствуют, что время движется по прямой, когда прошлое лежит позади, а впереди предстоит будущее. Теперь же у меня есть все основания полагать — более того, я это знаю, — что время скорее аналогично плоскости, а не прямой линии, и плоскость эта очень неровная. Представьте себе дорогу, которой мы движемся по плоскости времени, как тропку, извивающуюся среди холмов. От этой тропки то и дело убегают тропинки, уводящие нас в каньоны по сторонам. На этих‑то развилках и принимаются серьезнейшие решения нашей жизни. Можно свернуть направо или налево — в совершенно иное будущее. Порой там встречаются места, где спустившись или поднявшись на несколько шагов вы можете перемахнуть на несколько тысяч, а то и миллионов лет во времени — если глаза ваши не будут прикованы к дороге и вы не пропуститке нужный поворот.

Время от времени наша дорога пересекается другими дорогами. При этом ни прошлое, ни будущее на них не имеют ничего общего со знакомым нам миром. И стоит вам туда свернуть, как вы можете оказаться на другой планете, в ином пространстве‑времени, в котором ничего не останется от вас и вашего мира, кроме вашего же собственного «я».

Или, если вы обладаете достаточной интеллектуальной силой и мужеством, вы можете свернуть с дороги, с пути наибольшей вероятности, и устремиться напрямик через холмы возможного времени, пересекая уже пройденный вами маршрут, порой какое‑то расстояние следуя ему, порой — двигаясь в обратном направлении, В СТОРОНУ прошлого, осталяя будущее ПОЗАДИ. Или же можно бродить меж холмов и делать самые невероятные вещи. Я даже не могу вообразить, на что это было бы похоже — вероятнее всего, на приключения этакой Алисы в Зазеркалье.

Теперь же о моих доказательствах… Мне было тогда восемнадцать — и предстояло принять решение. У отца возникли финансовые затруднения, и я надумал оставить колледж. Позже я занялся собственным бизнесом… Короче говоря, в 1958 году меня обвинили в мошенничестве и отправили за решетку.

— В пятьдесят восьмом, доктор? — вмешалась Марта Росс. — Вы, наверно, хотели сказать: в сорок восьмом?

— Нет, мисс Росс. Я говорю о событиях, которые происходили не на этой временной линии.

— О! — озадаченно выдохнула она, потом пробормотала: — С Божьей помощью все возможно.

— В тюрьме у меня было достаточно времени, чтобы пожалеть о допущенных ошибках. Я понял, что не рожден для карьеры бизнесмена и искренне сокрушался, что в свое время бросил учебу. Заключение оказывает странное воздействие на рассудок. Я все дальше и дальше уходил от реальности, все глубже погружался в свой внутренний мир. И однажды ночью, тогда еще непонятным мне образом, мое сознание покинуло камеру, вернулось вспять во времени, и я проснулся в комнате общежития своего колледжа. На этот раз я был умнее… Я не стал бросать учебу, а нашел вместо этого временную работу, получил диплом, продолжал заниматься научно деятельностью и в конце концов стал тем, каким вы меня теперь знаете.

Он замолчал и оглядел присутствующих.

— Доктор, — спросил молодой Монро, — а вы не можете подсказать, как же это все‑таки произошло?

— Разумеется, могу, — ответил Фрост. — Я проработал над этой проблемой много лет, пытаясь воссоздать необходимые условия. Успеха добился не так давно и совершил несколько прогулок по вероятностям.

До этого момента третья девушка, Эстелла Мартин, воздерживалась от комментариев, хотя и слушала с напряженным вниманием. Теперь же она подалась вперед и с волнением прошептала:

— Расскажите же нам, профессор Фрост!

— Все очень просто. Главное — убедить свое подсознание, что это возможно…

— Тогда это подтверждает идеализм Беркли!

— В некотором роде, мисс Мартин. Для того, кто верит в философию епископа Беркли, неограниченные возможности двухмерного времени доказывают, что разум создает свой собственный мир, но те, кто верит в детерминизм Спенсера, вроде нашего доброго друга Говарда Дженкинса, никогда не свернут с дороги максимальной вероятности. Мир для него должен быть реален и точен. Ортодоксальные, верящие в свободу воли христиане, такие, как наша мисс Росс, станут выбирать между несколькими боковыми тропками, но скорее всего, согласятся на те же условия, что и Говард. Я разработал способ, позволяющий другим людям путешествовать по узору времен, как это уже делал я. Аппарат готов, и каждый, кто пожелает, может им воспользоваться. В этом‑то и причина, почему я устраиваю наши вечерние симпозиумы у себя дома — чтобы, как только работа будет закончена, вы сами могли удостовкериться в ее результатах, если, конечно, кто‑то из вас этого захочет. — Он встал и подошел к шкафу в углу комнаты.

— Вы хотите сказать, что можно отправиться прямо сейчас, доктор?

— Именно. Мой метод основывается на гипнозе и внушении. Можно было бы обойтись без того и другого, но это самый простой способ помочь подсознанию освободиться от привычной рутины и отправиться, куда тому заблагорассудится. С помощью вращающегося шара я погружаю человека в гипнотический транс. Одновременно проигрывается запись, подсказывающая по какой тропинке времени двигаться, и в итоге человек на ней и оказывается. Как видите, все очень просто. Есть желающие?

— А это не может быть опасно, доктор?

Фрост пожал плечами.

— Сам процесс — нет. Это всего лишь глубокий сон и запись на фонографе. Но мир временной тропы, который вы посетите, будет таким же реальным, как и мир привычного нам времени. Все вы совершеннолетние. И я вас не уговариваю, я просто предоставляю вам такую возможность.

Поднялся Монро.

— Я готов, доктор.

— Отлично! Садитесь вот сюда и наденьте наушники. Еще кто‑нибудь?

— Можете рассчитывать на меня, — сказала Элен Фишер.

К ним присоединилась Эстелла Мартин. Говард Дженкинс тут же встал рядом с ней.

— Вы тоже собираетесь попробовать?

— Всенепременно. — он повернулся к Фросту. — Я с вами, док.

Последней выразила желание Марта Росс. Профессор рассадил их так, чтобы они могли воспользоваться наушниками, после чего сказал:

— Можете выбирать любые виды деятельности, которыми хотели бы заниматься. Можете переместиться в совершенно иной мир, оказаться в прошлом или будущем, или, не обращая внимания на лабиринт всевозможных троп, сразу же окажетесь на самом невероятном пути. У меня есть записи на любой вкус.

Монро снова оказался первым:

— Я круто сверну направо и окажусь в дивном новом мире.

Эстелла не колебалась:

— А я хочу… как это вы говорили?… хочу взобраться по склону времени куда‑нибудь в будущее.

— И я тоже, — это уже Дженкинс.

— А я выбираю дорогу отдаленных возможностей, — сообщила Элен Фишер.

— Все сделали свой выбор, кроме мисс Росс, — подвел итог профессор. — Боюсь, вам предстоит отправиться по боковой тропинке вероятностей. Такое вам подходит?

Девушка кивнула.

— Именно это я и собиралась попросить.

— Отлично! Во всех записях запрограммировано ваше возвращение сюда, в эту комнату, спустя два часа по здешнему времени. Наденьте наушники. Записи рассчитаны на тридцать минут. Я запущу их и шар одновременно.

Он крутанул сверкающий многогранник, подвешенный на крючке под потолком, заставив вращаться, и направил на него свет небольшого прожектора. После чего выключил остальные лампы и, щелкнув рычажком главного переключателя, пустил записи. Мерцающий шар продолжал вращаться, то ускоряя, то замедляя свое движение. Доктор Фрост отвел глаза, чтобы не попасть под его воздействие. А потом тихонько выбрался из комнаты покурить. Полчаса спустя раздался звук гонга. Фрост тотчас же вернулся в комнату и включил свет.

Четверо из пяти человек исчезли.

Оставшимся оказался Говард Дженкинс, который открыл глаза и тут же зажмурился.

— Ну, доктор, полагаю, ничего не получилось.

Фрост удивленно поднял брови.

— Не получилось? Оглянитесь‑ка.

Молодой человек посмотрел по сторонам.

— А где остальные?

— Где? Где угодно, — ответил доктор, пожав плечами, — и КОГДА угодно.

Дженкинс сорвал наушники и вскочил.

— Что вы сделали с Эстеллой?!!

Фрост осторожно освободился от руки, вцепившейся в его рукав.

— Я с ней ничего не делал, Говард. Она перешла на другой временной путь.

— Но я собирался отправиться с ней!

— Я и пытался отправить вас вместе.

— Тогда почему я здесь?

— Не могу сказать… Возможно, внушение было недостаточно сильным, чтобы победить ваш скептицизм. Но не тревожьтесь, сынок… Вы же знаете, что мы ждем ее назад через пару часов.

— Не тревожьтесь!.. Легко сказать. Я с самого начала не хотел, чтобы она принимала участие в этой дурацкой затее, но понимал, что ее не отговорить, поэтому‑то и решил отправиться вместе, чтобы приглядеть за ней — она ведь такая неприспособленная! Но, док, послушайте, а где их тела? я думал, мы так и останемся в комнате, погруженные в транс.

— Вы, очевидно, меня не поняли. Другие временные пути — реальны, столь же реальны, как тот, по которому мы движемся. И они сейчас в самом деле идут по этим путям, как если бы свернули на соседнюю улочку.

— Но это невозможно — это противоречит закону сохранения энергии!

— Если вы сталкиваетесь с каким‑либо фактом, вы вынуждены его признать — они исчезли. К тому же, это вовсе не противоречит закону, это только расширяет его до пределов всей вселенной.

Дженкинс провел рукой по лицу.

— Вероятно, вы правы. Но в таком случае, с ней может случиться что угодно — ее там могут даже УБИТЬ. А я, черт побери, ничем не могу помочь. Боже, какого дьявола мы записались на этот проклятый семинар!

Профессор положил руку ему на плечо.

— Но раз уж вы ничем не можете ей помочь, то почему бы вам не успокоиться? К тому же, у вас нет никаких оснований думать, что она в опасности. Чего ради придумывать лишние неприятности? Пойдемте‑ка на кухню и откроем бутылочку пивка, пока их ждем.

И он мягко подтолкнул его к дверям.

После нескольких стаканов пива и пары сигарет Дженкинс малость подуспокоился, и профессор завел разговор.

— Как получилось, что вы записались на этот курс, Говард?

— Только на нем я мог заниматься вместе с Эстеллой.

— Так я и думал. Но позволил вам остаться — из собственных соображений. Я знал, что вас нисколько не интересует теоретическая философия, но решил, что ваш твердолобый материализм послужит неплохим противоядием разным диким измышлениям, которые нередко возникают на такого рода занятиях. И вы мне помогли. Возьмем к примеру, Элен Фишер. Она склонна делать блестящие выводы из минимального количества данных. А вы заставляли ее спуститься с небес на землю.

— Честно говоря, доктор Фрост, я никогда не видел смысла во всех этих заумных рассуждениях; я предпочитаю иметь дело с фактами.

— Вы, инженеры, ничем не лучше метафизиков — вы игнорируете любые факты, которые не можете разложить по полочкам. Если вы не можете попробовать его на зуб — его для вас не существует. Вы верите в механистическую, детерминированную вселенную, и начисто отрицаете за человеком право на сознание, волю и свободу выбора — те факты, с которыми вы только что столкнулись.

— Все это может быть объяснено на уровне рефлексов.

Профессор развел руками.

— Вот сейчас вы заговорили, как Марта Росс — она способна объяснить все, что угодно с позиций библейского фундаментализма. Почему бы вам обоим не согласиться, что существуют явления, которых вы не понимаете? — он замолчал и наклонил голову. — Вы ничего не слышали?

— Кажется, да.

— Давайте, проверим. Рановато, но, возможно, кто‑то вернулся.

Они поспешили в кабинет — и стали свидетелями невероятного, наводящего суевереный ужас зрелища.

В воздухе, возле камина, парила фигура в белом, окруженная мягким перламутровым сиянием. Пока они в растерянности застыли в дверях, фигура повернулась к ним лицом, и они увидели, что лицо у нее — Марты Росс, просветлененое и нечеловечески величавое. Раздался голос:

— Мир вам, братья.

Волна кротости и вселенской любви обволокла их как материнское благословление. Фигура приблизилась — и они узрели, что от плечей ее ниспадают огромные белые крылья хрестоматийного ангела. Фрост выругался, но еле слышно и как‑то вяло.

— Не страшитесь. Я вернулась, как вы просили. Дабы просветить и помочь.

Голос доктора окреп:

— Вы Марта Росс?

— Я отвечаю на это имя.

— Что случилось после того, как вы надели наушники?

— Ничего. Какое‑то время я спала. А потом проснулась и отправилась домой.

— И ничего больше? Тогда как вы объясните свой внешний вид?

— Я выгляжу так, как вы, сыны человеческие, представляете себе Слуг Господних. Какое‑то время я служила в миссии в Южной Америке и там пришлось расстаться со смертной жизнью во славу Божию. Так я вступила в Вечный Город.

— Вы попали в Рай?

— Вот уже который век я сижу у подножия Золотого Трона и пою осанну в Его честь.

Дженкинс не выдержал:

— Марта… ах, Святая Марта… скажи: где Эстелла? Ты ее видела?

Фигура неспешно повернулась, глянула на него:

— Не надо страха.

— Да скажи же, где она!

— В том нет нужды.

— Никакой пользы, — с горечью пробормотал он.

— Я помогу. Внемлите же: Любите Господа нашего всем сердцем, и любите ближнего своего как самого себя. И это все, что вам надобно знать.

Говард промолчал, потому что не знал, что ответить, но он был явно не удовлетворен. Фигура же продолжила:

— Мне пора. Да благословит вас Господь.

Она сверкнула и исчезла.

Профессор коснулся руки молодого человека.

— Пойдемте подышим свежим воздухом.

Он вывел покорного и молчаливого Дженкинса в сад. Какое‑то время они молча прогуливались. Наконец Говард осмелился на вопрос:

— Мы что, в самом деле видели ангела?

— Полагаю что так, сынок.

— Но это же безумие!

— Миллионы людей не согласились бы с этим — событие невероятное, но никак не безумное.

— Но это же противоречит всем современным воззрениям… Рай… Ад… Господь собственной персоной… Воскрешение… Или все, во что я верил — ложь, или я тронулся рассудком.

— Не обязательно — и даже маловероятно. Я весьма сомневаюсь, что вы когда‑нибудь узрите Ад либо Рай. Вы будете следовать по тому временному пути, который соответствует вашей натуре.

— Но она выглядела РЕАЛЬНОЙ.

— Она и БЫЛА реальной. Я полагаю, что загробная жизнь реальна для всех, кто верит в нее всем сердцем, как, должно быть, Марта, но, думаю, вы будете подчиняться законам, совместимым с вашими взглядами агностика — за исключением одного нюанса; когда вы умрете — вы вовсе не умрете, и не важно, как бы убежденно вы не настаивали на этом. ДЛЯ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА ЭМОЦИОНАЛЬНО НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРИТЬ В СОБСТВЕННУЮ СМЕРТЬ. Такого рода самоуничтожение неосуществимо. Вы тоже окажетесь в загробном мире, но в таком, который подходит материалистам.

Но Говард не слушал. Он пощипывал верхнюю губу и хмурился.

— Послушайте, док, почему Марта не захотела сказать, что случилось с Эстеллой? Это довольно‑таки некрасиво с ее стороны.

— Я сомневаюсь, чтобы она знала, мальчик мой. Марта отправилась по пути, который немногим отличается от нашего; Эстелла же решила исследовать не то далекое прошлое, не то будущее. С практической точки зрения друг для друга их не существовало.

Неожиданно в доме раздалось чистое контральто:

— Доктор! Доктор Фрост!

Дженкинс резко обернулся.

— Это Эстелла!

И помчался к дому, доктор с трудом поспевал за ним.

Но это была не Эстелла. В холле стояла Элен Фишер: свитер в грязи и разорван, чулки исчезли, щеку украшал еще не заживший шрам. Фрост остановился, внимательно оглядел ее.

— С тобой все в порядке, детка? — поинтересовался он.

Она по‑мальчишечьи ухмыльнулась.

— В лучшем виде. Видели бы вы того парня.

— Ну‑ка, рассказывай.

— Чуть погодя. Не уделите ли чашечку кофе блудной дочери? И я бы не стала воротить нос от яичницы и парочки, нет, дюжины тостов. Там, где я побывала, есть приходилось довольно‑таки нерегулярно.

— Да‑да, конечно, сейчас, — согласился Фрост. — Но где же вас все‑таки носило?

— Да дайте же девице перекусить сначала, — взмолилась она. — От вас я ничего не скрою. Да, чем это Говард такой недовольный?

Профессор шепотом объяснил положение дел. Девушка сочувственно поглядела на Дженкинса.

— Ах, так ее еще нет? А я‑то думала, что вернусь последней; меня так долго не было. Кстати, какой сегодня день?

Фрост посмотрел на часы.

— Вы вернулись как раз во‑время: сейчас около одиннадцати.

— Какого черта! Ах, простите, доктор. «Все страньше и страньше», как сказала бы Алиса. И все это — за пару часов. Так вот, чтоб вы знали, меня не было по крайней мере несколько недель.

Когда третья чашка кофе последовала за последним тостом, Элен перешла к рассказу:

— Проснувшись, я обнаружила, что качусь по лестнице — из кошмаров, вереницы кошмаров. Только не просите меня описать их — этого никто не сможет. Так продолжалось примерно с неделю, а затем я начала кое‑что различать. Не знаю, в какой последовательности сменялись события, но первое, что я запомнила — стою посреди крохотной бесплодной долинки. Холодно, воздух прозрачный и какой‑то горький. От ненго першит в горле. А в небе два солнца, одно здоровенное, красноватое, второе поменьше, но такое яркое, что на него больно смотреть.

— Два солнца! — воскликнул Говард. — Но ведь это невозможно — системы двойных звезд не имеют планет.

— Сходи и проверь сам — я‑то там побывала! Пока я стояла и озиралась, что‑то просвистело у меня над головой. Я пригнулись — и больше этого места не видела.

На следующий раз мое движение замедлилось на Земле — по крайней мере, там было очень похоже — и в городе. В здоровенном таком, путанном городе. Улица, движение оживленное. Я подошла к краю тротуара и попыталась задержать одну из машин — этакую здоровенную ползущую гусеницу, и колес штук пятьдесят, — но как увидела, кто сидит за рулем, как тут же отскочила. Не человек и даже не животное — я таких никогда не видала и о таких не слышала. Не птица, не рыба, не насекомое. Богу, который обитателей этого города выдумал, грех молиться. Не знаю, кто они такие, но они извивались, они ползали, и они ВОНЯЛИ. Фу!

— Несколько недель, — продолжала она, — я пряталась по разным норам в этом городе, пока не вспомнила, что надо делать, чтобы перемещаться по тропам времени. Я уж извелась вся, решила, что внушение на возврат в настоящее не сработало. С едой было туго, голова кружилась от голода. Пила я, думаю, из их дренажной системы, но спросить было не у кого, да и не очень‑то хотелось знать. Жажда — дело такое.

— А человеческих существ вы там не видели?

— Не уверена. Видела какие‑то силуэты, вроде человечьи, сидели кружком в туннеле под городом, но что‑то их спугнуло, они удрали раньше, чем я смогла подобраться поближе и рассмотреть как следует.

— Что было дальше?

— Ничего. В тот же вечер я вспомнила весь трюк и рванула оттуда со всей возможной скоростью. Боюсь, профессор, подрастеряла я научный энтузиазм — не интересовало меня, как живет, эта вторая половина населения.

На этот раз мне повезло побольше. Я оказалась опять на Земле, но в красивой холмистой местности, похожей на Блю Ридж Маутинз. Стояло лето — совсем хорошо. Я отыскала небольшой ручеек, сбросила одежду и искупалась. Просто замечательно. Потом я подкормилась какими‑то спелыми ягодками, растянулась на солнышке и заснула.

Проснулась я резко и сразу. Кто‑то наклонился надо мной. Мужчина, но не красавчик. Оказалось, неандерталец. Мне бы убежать, но я попыталась схватить одежду, ну а он схватил меня. Ведет он меня в стойбище, этакую сабинянку, а у меня из‑под мышки соблазнительно торчит новый спортивный костюм.

Положение мое оказалось не таким уж скверным. Поймал меня Старейшина, и относился он ко мне скорее как к странной зверушке, вроде собак, что рычат, охраняя груду костей, чем к принадлежности своего гарема. Кормили меня прилично, если не быть особенно привередливой — а куда делась моя привередливость после жизни на помойках того жуткого города!

В глубине души неандертальцы ребята неплохие, довольно добродушные, хотя и бывают грубоватыми. Вот мне и перепало, — она дотронулась пальцем до шрама на щеке. — Я уж совсем было решила задержаться ненадолго и поизучать их, как допустила ошибку. Утро выдалось прохладное, и я впервые нацепила одежду, с тех как к ним попала. Один из молодых самцов увидал меня, и, думаю, это потрясло его романтическую натуру. Старейшины на этот раз не было, и сдержать его оказалось некому.

Он облапал меня прежде, чем я успела сообразить, что происходит, и попытался продемонстрировать свое расположение. Вас когда‑нибудь обнимал пещерный человек, Говард? У них скверно пахнет изо рта, не говоря о прочих болезнех. Я была настолько удивлена, что не смогла сосредоточиться, а иначе бы я точно ускользнула сквозь пространство‑время, оставив его обнимать воздух.

Доктор Фрост не скрывал возмущения.

— Боже мой, дитя! И на что вы решились?

— Показала ему приемчик джиу‑джитсу, все‑таки второй разряд, а потом помчалась как бешеная и забралась на дерево. Досчитала до ста и попыталась укспокоиться. И вскоре опять понеслась по лестнице, радуясь кошмарам, которые встречались на пути.

— Тут‑то вы и вернулись?

— Не совсем — опять не повезло! Приземлилась‑то я в настоящем и, вероятно, в этом временном измерении, но много чего было не так. Я оказалась на южной стороне Сорок‑второй уцлицы в Нью‑Йорке. Я сразу поняла, где нахожусь, потому что первым делом увидела огромные светящиеся буквы, бегущие вдоль здания ТАЙМСА, они вспыхивали и выписывали новости. Но двигались они в обратном направлении. Я успела прочитать: «мячей девять разница Детройт победили Янки», когда заметила неподалеку двоих полицейских — со всех ног, спиной вперел, улепетывающих от меня. Вы что‑то сказали, доктор Фрост?

— Обратная энтропия… вы вступили на дорогу с обратным ходом времени…. ваша стрела времени указывала назад.

— Я тоже так решила, когда нашлось время подумать. А тогда мне было не до этого. Я оказалась в толпе, правда — на свободном месте, но кольцо людей вокруг сжималось, и все они двигались спинами вперед. Полицейские растворились среди прохожих, а толпа вдруг рванулась прямо на меня, остановилась и начала вопить. Как только это случилось, поменялись огни светофора, в обе стороны помчались машины, двигаясь задом‑наперед. Вот это и доконало крошку Элен. Я потеряла сознание.

Вслед за этим меня пронесло сквозь множество мест…

— Погодите‑ка, — перебил ее Говард, — а что же случилось до этого? Я полагал, что разбираюсь в энтропии, но ваш рассказ меня просто ошеломил.

— Ну, — начал Фроост, — легче всего объяснить это, сказав, что она путешествовала вспять во времени. Ее будущее было их прошлым — и наоборот. Я рад, что она быстро выбралась оттуда. Я не уверен, что в таких условиях можно поддерживать метаболизм у человека. Хм‑м… Продолжайте, Элен.

— Этот спуск по осям мог бы быть изумителен, если бы я не чувствовала эмоционального истощенния. Я расслабилась и наблюдала за всем происходящим точно в кино. Сценарий его, думаю, написал Сальвадор Дали. Я видела ландшафты, вздымающиеся и опадающие, точно море в шторм. Люди превращались в растения — и, думаю, мое тело тоже порой менялось, хотя я в этом не уверена. Я даже оказалась в месте, в котором все было обращено ВНУТРЬ, и ничего наружу. Кое‑какие подробности я опущу — я сама в них не верю.

Затем я оказалась в месте, имеющем дополнительное пространственное измерение. Все, на что я ни посмотрю, представлялось мне трехмерным, и все меняло свои очертания, стоило мне об этом ПОДУМАТЬ. Я обнаружила, что могу заглянуть внутрь твердых предметов, стоит мне только захотеть. Когда я устала разглядывать интимные тайны гор и растений, я решила заглянуть внутрь себя, и это сработало так же хорошо. Теперь я знаю об анатомии и физиологии больше любого доктора медицины. Забавно наблюдать, как бьется твое же сердце — вот умничка.

Но аппендикс мой был воспален и увеличен. Я обнаружила, что могу дотянуться до него и потрогать — чувствовался. А поскольку с ним уже были неприятности, я решилась на срочную операцию. И просто‑напросто отщипнула его ногтями. Было совсем не больно, выступила пара капелек крови, но ранка тут же затянулась.

— Боже мой, девочка! Вы же могли заработать перетонит и умереть!

— Не думаю. Я верила, что тело мое пронзают ультрафиолетовые лучи и убивают всех микробов. Какое‑то время меня лихорадило, но, полагаю, причина этого в сильном внуутреннем солнечном ожоге.

Еще я забыла сказать, что в этом месте я не могла передвигаться, а единственное, чего мне удавалось коснуться, была я сама. Я проходила сквозь любой предмет, до которого пыталась дотронуться. Скоро я прекратила всякие попытки и расслабилась. Стало уютно, я погрузилась в теплый, глубокий сон, точно медведь в зимнюю спячку.

Длилось это долго — очень, очень долго, а потом сквозь сон я услышала какие‑то звуки и проснулась в вашем глубоком удобном кресле. Вот и все.

* * *

На взволнованные расспросы Говарда Элен ответила, что Эстеллы не встречала.

— Почему бы вам не успокоиться и не подождать? Она пока запаздывает ненамного.

Открывшаяся из холла дверь заставила их замолчать. В комнату вошел невысокий жилистый человек в коричневой тунике с капюшоном и коричневых же тесных бриджах.

— Где доктор Фрост? О‑о… доктор, мне нужна ваша помощь!

Это был Монро, но изменившийся почти до неузнаваемости. Вместо худощавого молодого человека перед ними стоял плотный широкоплечий мужчина ростом не более пяти футов. Коричневая одежда с заостреннным то ли колпаком, то ли капюшоном делала его похожим на гнома, какими их обычно рисуют.

Фрост поспешил к нему.

— Что случилось, Роберт? Чем я могу вам помочь?

— Сперва вот это, — сказал Монро, выставляя вперед, на обозрение, левое предплечье. Дыра с обожженными краями открывала сильнейший ожог. — Он только зацепил меня, но лучше с этим что‑то сделать, если я хочу сохранить руку.

Фрост, не прикасаясь, осмотрел ее.

— Вас надо срочно отправить в больницу.

— Нет времени. Мне необходимо вернуться. Они нуждаются во мне — и той помощи, что я могу им оказать.

Доктор покачал головой.

— Вам необходимо лечение, Боб. Даже если вам позарез нужно срочно вернуться туда, где вы были. Вы сейчас находитесь на другой временной тропе. И время, проведенное здесь, вовсе не означает времени, потерянного там.

Монро перебил его:

— Думаю, ход времени в вашем и моем мире взаимосвязван. Мне надо спешить.

Элен Фишер встала между ними.

— Ну‑ка, Боб, покажи лапку… Хм‑м… Да‑а, скверно, но, полагаю, я смогу с этим справиться. Доктор, поставьте на огонь чайник, но налейте не больше чашки воды. Как только вода закипит, бросьте туда горсть чая.

Она пошарила в одном из ящиков, отыскала большие ножницы, аккуратно отрезала рукав, промыла рану и подготовила ее к перевязке. Элен работала, а Монро распоряжался:

— Говард, окажите мне услугу. Возьмите карандаш, бумагу и записывайте. Мне необходимо забрать с собой множество вещей — все это вы сможете раздобыть в нашем студенческом городке. Вам придется сходить за меня — меня в теперешнем виде, просто на порог не пустят… Что такое? Не хотите?

Элен поспешно объяснила обеспокоенность Говарда. Монро выслушал ее с сочувствием:

— Да, старина, должен сказать, это паршиво! — он нахмурился. — Но, видишь ли, ты ничем не поможешь Эстелле, просто ожидая ее, а мне на следующие полчаса действительно пригодилась бы твоя поддерджка. Так как?

Дженкинс неохотно согласился. Монро продолжал:

— Отлично! Крайне признателен. Тогда первым делом сходи ко мне в комнату и забери справочники по математике… да, и логарифмическую лиенейку. Там же найдешь учебник по радиотехнике, такой, на тонкой бумаге. Он мне пригодится. Еще бы мне не помешала твоя двадцатидюймовая логарифмическая с двойной шкалой. Взамен можешь взять моего Рабле и «Забавные рассказы». Еще я хотел бы от тебя справочник Маркса для инженеров‑механиков и любые другие технические учебники, которых у меня нет, а у тебя есть. Взамен забирай все, что хочешь. Затем отправляйся в комнату к Вонючке Бинфилду, забери «Руководство для военных инженеров», «Химическую войну» и его конспекты по баллистике и артиллерии. Да, еще «Химию взрывчатых веществ» Миллера, если у него найдется. Если нет, то возьми у кого‑нибудь из ребят, это очень важно.

Элен умело накладывала примочку ему на руку. Монро поморщился, когда еще горячие листья чая коснулись незажившей раны, но продолжал:

— Вонючка держит свой армейский пистолет в верхнем ящике стола. Или отними его, или уговори так отдать. Раздобудь побольше патронов… Я напишу для него доверенность на продажу моей машины. А теперь лети. Я все расскажу доку, он тебе перескажет. Да. Забери мою машину. — Он пошарил по карманам и сердито огляделся. — Черт побери, ключи посеял!

Элен пришла на помощь:

— Возьми мою. Ключи в сумочке на столике в прихожей.

Говард встал:

— Ладно, сделаю, что смогу. Если меня упекут за решетку, притащите мне сигарет.

Он вышел.

Элен закончила перевязку.

— Вот и все! Думаю, это поможет. Тебе удобно?

Монро осторожно согнул руку.

— Порядок. Прекрасная работа, детка. Совсем не болит.

— Думаю, все заживет, если ты будешь прикладывать раствор танина. Там, куда ты собираешься, чай есть?

— Да, и таниновая кислдота тоже. Со мной все будет в порядке. А теперь, думаю, вы заслужили пояснений. Профессор, сигареты у вас не найдется? И я бы не отказался еще от кофе.

— Разумеется, Роберт, — тут же отозвался Фрост.

Монро закурил и приступил к рассказу:

— Вышла сплошная чушь. Когда я проснулся, то обнаружил, что одет как сейчас, выгляжу как сейчас, и марширую по длинной глубокой траншее. Я оказался среди воинского отряда, двигающегося колонной по трое. И самое в этом странное — я чувствовал себя совершенно на месте. Я знал, кто я такой и почему я здесь — и кем я был. Я имею в виду не Роберта Монро, там меня зовут Айгор. — «Р» он произносил как‑то глубиной горла и непривычно гортанно. — Я не забыл про Монро, скорее выглядело так, словно я только что о нем вспомнил. Я был ОДНОЙ личностью с ДВУМЯ прошлыми. Это как пробуждение ото сна, который хорошо запомнился, только сон был совершенно реальным. Я ЗНАЛ, что Монро существует, но и Айгор тоже существовал.

Мой мир очень похож на Землдю, немного меньше размерами, но с той же силой тяготения. Люди вроде меня являются доминирующей расой, и мы развиты почтим так же, как ваш народ, но наша культура пошла иным путем. Почти половину жизни мы проводим под землей. Там — наши дома, там большая часть нашей промышленности. Видите ли, в нашем мире под землей тепло и даже не абсолютено темно. Благодаря слабой радиоактивности, но она нам не вредит.

Как бы то ни было, мы — раса, зародившаяся на поверхности, мы не можем быть здоровы и счастливы, если остаемся под землей надолго. Сейчас наверху идет война, и вот уже восемь‑девять месяцев мы заточены под землей. Война ведется против нас. Положение в данный момент такого, чтол мы утратили контроль над поверхностью планеты, и мой народ низведен по положения преследуемых животных.

Видите ли, мы сражаемся не с человеческими существами. Я просто не знаю, с кем мы боремся — может быть, с существами из космоса. Нам это неизвестно. Они напали на нас в нескольких местах одновременно с огромных летающих колец, каких мы никогда раньше не видели. Они жгли нас без предупреждения. Многим удалось спастись под землей, где нас не могли преследовать. Они вообще не нападают во тьме — видимо, для их активности необходим солнечный свет. Таким образом положение уравновесилось — пока они не начали пускать газ к нам в туннели.

Нам так и не удалось взять в плен ни одного из них, и мы до сих пор не знаем, что же они такое. Мы обследовали разбившееся кольцо, но практически ничего не выяснили. Внутри не оказалось ничего, что хотя бы отдаленно напоминало белковую жизнь, и ничего такого, что могло бы эту жизнь поддерживать. Я хочу сказать, что там не обнаружилось ни запасов пищи, ни санитарных приспособлений. Мнения разделились: одни решили, что кольцо, которое мы обследовали, управляется на расстоянии, дрругие — что наш враг является негуманоидным, возможно — комбинацией силовых полей или еще чем‑то столь же необычным.

Наше основное оружие — луч, нарушающий все колебания в эфире и полностью их замораживающий. Точнее, так он должен действовать, но в любом случае он способен уничтожать все живое и препятствовать движению молекул — но кольца только временно выходят из под контроля противника. Если нам не удается держать луч направленным на кольцо до тех пор, пока оно не разобъеться, то кольцо «приходит в себя» и скрывается. А затем возвращаются его приятели и выжигают наши позиции.

С большим успехом нам удается минировать их наземные базы и взрывать по ночам. Конечно, все мы — опытные саперы. Но нуждаемся в более совершенном оружии. Именно за этим я и отправил Говарда. У меня появилась пара идей. Если наш враг — некая форма разумных силовых полей или что‑либо вроде этого, то ответом может оказаться радио. Тогда мы наполним эфир помехами и таким образом разделаемся с противником. Если это их не проймет, то, не исключено, какие‑нибудь добрые старые противовоздушные орудия заставят их взмолиться: «Мамочки!». В любом случае, в этом мире существует масса технических изобретений, которых не было сделано там, и которые, возможно, решат наши пролблемы. Жаль, у меня нет времени познакомить вас с тем, чем располагаем мы, в обмен на все то, что я забираю.

— Вы твердо решили вернуться, Роберт?

— Конечно. Там я — нужен. Семьей здесь я не обзавелся. Не знаю, как понятнее объяснить вам, док, но там — мой народ, там — мой мир. Полагаю, будь другие условия, я чувствовал бы себя иначе.

— Понимаю, — сказала Элен, — ты защищаешь жену и детей.

Он повернул к ней усталое лицо.

— Не совсем. Там я тоже холостяк, но с семьей, о которой должен заботиться; моя сестра командует отрядом, в котором я состою. Ах, да, женщины тоже участвуют в войне — они невысоки, но твердого характера. Как ты, Элен.

Она легко коснулась его руки:

— Как ты это заработал?

— Ожог‑то? Мы спускались в убежище после вылазки на поверхность. Я уже решил, что мы в безопасности, как внезапно налетело кольцо. Большая часть отряда разбежалась, но я — младший техник и отвечаю за замораживающий луч. Я попытался воспользоваться своим оружием, чтобы отразить нападение, но меня обожгло раньше, чем я успел довести дело до конца. К счастью, только зацепило. А несколько человек сгорели. Я еще не знаю, удалось ли сестренке спастись. Одна из причин, почему я спешу.

Один из техников, которых не задело, наладил свое устройство и прикрыл отход. Меня затащили под землю и донесли до лазарета. Медики как раз собирались за меня приняться, когда я потерял сознание и очутился в кабинете профессора.

Раздался дверной звонок, профессор пошел открывваитть. Элен и Роберт — следом. Прибыл Говард с добычей.

— Все достал? — взволнованно спросил Роберт.

— Думаю, все. Вонючка оказался дома, но мне удалось выпросить у него книжки. С пистолетом вышло сложнее, но я позвонил приятелю, попросил перезвонить мне и позвать Вонючку. Пока его не было, пистолет я свистнул. Так что теперь я — преступник, похитивший государственную собственность.

— Ты настоящий друг, Говард. Когда ты узнаешь подробности, то поймешь, что игра стоила свеч. Верно, Элен?

— Абсолютно!

— Что ж, надеюсь ты прав, — с сомнением произнес Дженкинс. Я прихватил еще кое‑что, на всякий случай.

Он протянул Роберту книгу.

— «Аэродинамика и принципы конструирования воздушных кораблей», — вслух — прочитал Монро. — Боже, Говард, конечно же! Благодарю!

За несколько минут Монро собрался, рвазместив на теле все необходимое. Он заявил, что готов отправляться, но профессор задержал его:

— Один момент, Роберт. Откуда вы знаете, что эти книги переместяться вместе с вами?

— А почему бы нет? Я затем и рассовал их по телу.

— Разве земная одежда в первый раз пропутешествовала вместе с вами?

— Не‑ет, — Монро нахмурмился. — Господи, док, что же мне делать? Я не в силах зазубрить все, что мне надо знать.

— Не знаю, сынок. Давай‑ка пораскинем мозгами.

Он замолчал и уставился в потолок. Элен коснулась его руки.

— Может быть я смогу вам помочь, профессор.

— Каким образом, девочка?

— Я, скорее всего, не меняюсь при переходе с одной временной тропы на другую. Я оказываюсь в одной и той же одежде, куда бы ни попала. Почему бы мне не попробовать перенести этот груз для Боба?

— Хм‑м, возможно, это и получится.

— Нет, я не согласен, — вмешался Монро. Тебя могут убить или серьезно ранить.

— Я все же попробую.

— Есть идея, — заговорил Дженкинс. — Доктор Фрост, а не можете вы составить инструкцию таким образом, чтобы Элен переместилась и сразу же вернулась? Ну, как, док?

— Хм‑м, может получиться,

Но Элен подняла руку:

— Не выйдет. Все это добро может вернуться со мной вместе. Я отправляюсь без каких‑либо инструкций на возвращение. К тому же, мне понравилось, как Боб рассказывал про свой мир. Может, я там и останусь. Хватит строить из себя рыцаря, Боб. Как раз то, что в твоем мире к мужчинам и женщинам относятся одинаково мне и приглянулось. Доставай‑ка свои сокровища, навешивай на меня. Я отправляюсь.

Когда к разным частям ее тела прикрепили около дюжины книг, навесили пистолет, а за ремень кобуры воткнули две логарифмические линейки, Элен стала похожа на рождественскую елку.

Преже, чем расстаться с большой логарифмической линейкой, Говард нежно погладил ее.

— Заботься о ней как следует, Боб, — попросил он. — Я полгода не курил, чтобы ее купить.

Фрост усадил парочку на диван в кабинете. Элен взяла Боба за руку. Когда сверкающий шар начал вращаться, доктор жестом выпроводил Дженкинса из комнаты, закрыл за ним дверь и выключил свет. Затем он начал монотонно повторять гипнотические фразы.

Десять минут спустя он почувствовал легкое движение воздуха и замолчал. Резким движением включил свет. Диван был пуст, даже книги исчезли.

Фрост и Дженкинс несли свою нелегкую вахту, ожидая возвращения Эстеллы. Дженкинс нервно бродил по кабинету, разглядывал безделушки, которые его совершенно не интересовали, и курил сигарету за сигаретой. Профессор удобно устроился в кресле, всем своим видом излучая спокойствие, которого не испытывал. Время от времени они обменивались фразами.

— Одно мне непонятно, — заметил Дженкинс. — Почему Элен смогла побывать в нескольких мирах и ничуть не изменилась, а Боб посетил одно‑единственное место и вернулся совершенно неузнаваемым — стал меньше ростом, грузнее, в каком‑то немыслимом одеянии. И куда подевалась его прежняя оденжда? Как вы все это объясните, док?

— Ну, объяснить не берусь — я просто наблюдаю. Но, полагаю, Роберт изменился, а Элен нет потому, что в том мире Эен была лишь гостем, а Монро стал его частью — это в нашем измерении он был всего лишь наблюдателем. Возможно, Великий Архитектор так все и задумал, чтобы он оказался там.

— Даже так? Господи, доктор, неужели вы верите в божественное предначертание?

— Я, пожалуй, сформулировал бы это иначе. Знаете, Говард, ваш механистический скептицизм начинает меня утомлять. Ваше наивное стремление верить, что все в мире происходит «само по себе» отдает инфантилизмом. Если согласиться с вашими воззрениями, так Девятая Симфония Бетховена — это случайное порождение энтропии.

— Думаю, тут вы несправедливы, доктор. Не будете же вы требовать от человека поверить в то, что противоречит его здравому смыслу, не предлагая ему при этом никаких разумных объяснений.

Фрост фыркнул:

— Конечно, буду — если он наблюдал это собственными глазами, слышал собственными ушами или узнал из источника, заслуживающего доверия. Факты не обязательно понимать, чтобы считать достоверными. Разумеется, любому мыслящему человеку необходимы объяснения, но стоит ли игнорировать факты, если они не укладываются в рамки вашей философии.

События сегодняшней ночи, которые вы так стремитесь объяснить привычными поняитиями, дают ключ к ряду происшествий, обходимых учеными, потому что те не в силах их истолковать. Вы когда‑нибудь слышали историю о человеке, обошедшем лошадей? Нет? В 1810‑ом году Бенджамен Батхерст, британский посол в Австрии, прибыл в своей карете в гостиницу немецкого города Перлеберг. С ним были слуга и секретарь. Они въехали на освещенное подворье. В присутствии свидетелей и двух его слух Батхерст вышел из экипажа и направился мимо лошадей. С тех пор его и не видели.

— Что же случилось?

— Никто не знает. Думаю, он слишком погрузился в свои мысли и ненароком перешел на иной временной путь. В литературе зафиксированы сотни подобных случаев, их слишком много, чтобы относиться к ним со смехом. Теория двухмерного времени объясняет большинство из них. Но я подозреваю, что существуют законы природы, проявившиеся в некоторых из необъясненных случаев, которые пока просто не приходили нам в голову.

Говард прекратил разгуливать и потеребил верхнюю губу.

— Возможно, все так и есть, доктор. Но я слишком расстроен, чтобы об этом думать. Поглядите… уже час ночи. Разве ей не следовало бы уже явиться?

— Боюсь, что так, сынок.

— Вы считаете, она не вернется вообще.

— Похоже на то.

Молодой человек вскрикнул и упал на диван. Плечи его вздрагивали. Но вскоре он немного успокоился. Фрост заметил, что губы у Говарда шевелятся, и решил, что тот молится. Затем Дженкинс повернул к доктору измученное лицо.

— Можем мы ЧТО‑НИБУДЬ сделать?

— Трудно сказать, Говард. Мы не знаем, где она оказалась; нам известно только то, что под гипнотическим воздействием она отправилась в какой‑то иной вариант прошлого или будущего.

— А мы не можем проследить ее путь и отыскать?

— Не знаю. У меня нет никакого опыта в этих вещах.

— Но я должен что‑то сделать, иначе сойду с ума.

— Успокойся, сынок, дай мне подумать.

Он молча курил, а Говард с трудом сдерживался, чтобы не закричать, не начать крушить мебель, не натворить что‑нибудь.

Фрост стряхнул пепел с сигары и аккуратно положил ее в пепельницу.

— Мне пришла в голову одна идея. Но шансов немного.

— Да что угодно!

— Я собираюсь проиграть запись, которую слышала Эстелла, и попытаться перейти к ней. Обойдусь без гипноза, полностью сосредоточившись на девушке. Возможно, появится какая‑нибудь связь, какое‑нибудь эстрасенсорное воздействие, которое поможет отыскать ее. — Фрост говорил и одновременно занимался приготовлениями. — Побудьте в комнате, когда я отправлюсь. Я хочу, чтобы вы поверили, что это действительно возможно.

Говард молча наблюдал, как он надевает наушники. Профессор стоял неподвижно, а потом сделал небольшой шаг вперед. Наушники со стуком упали на пол. Фрост исчез.

Сам же Фрост почувствовал, как его затягивает во вневременное чистилище, предшествующее переходу. Он снова отметил, что возникающее ощущение напоминает полеты, осуществляемые во сне, и лениво, в сотый, наверное, раз подумал, что так или иначе, а сны — это реальные события. Лично его это предположение устраивало. Но тут он вспомнил со стыдом о цели своей миссии и сконцентрировался на Эстелле.

Он шел по дороге, белой от яркого солнечного света, к городским воротам. Стражник удивленно покосился на его странную одежду, но пропустил. Он быстро прошел по широкому, обсаженному деревьями проспекту, который вел (он знал это) от космопорта к Капитолийскому Холму. Свернул на Дорогу Богов и направился к роще Проповедницы. Там он отыскал нужный ему дом. Мраморные его стены казались розовыми от солнца, а фонтаны звенели от утреннего ветерка. Он вошел.

Дряхлый сторож, разомлевшийся на солнце, провел его внутрь. Стройная служанка, совсмкем девочка, сопроводила во внутренние покои. Ее хозяйка приподнялась на локте и взглянула на посетителя томными глазами. Фрост сказал ей:

— Пора возвращаться, Эстелла.

Ее брови удивленно дрогнули.

— Ты говоришь на незнакомом, варварском языке, старик, но, что странно, я тебя понимаю. Чего ты от меня хочешь?

Фрост нетерпеливо повторил:

— Эстелла, я сказал, что тебе пора возвращаться.

— Возвращаться? Что за чушь? Куда возвращаться? И мое имя Звездочка, а не Эсс Телль. Кто ты и откуда явился? — она внимательно разглядывала его, потом погрозила пальчиком. — Да, я тебя знаю! Ты прибыл из моих снов. Там ты был Наставником и учил меня древней мудрости.

— Эстелла, ты помнишь юношу из этих снов?

— Опять это странное имя! Да, там был юноша. Милый… милый и стройный, и высокий, как горная сосна. Я часто мечтаю о нем. — Она вскочила, сверкнув белыми стройными ногами. — И что этот юноша?

— Он ждет тебя. Пора возвращаться.

— Возвращаться!.. Нет возвращения в обитель снов!

— Я могу провести тебя.

— Не богохульствуй! Разве ты жрец, практикующий магию? Как сваященная куртизанка может попасть в мир снов?

— Никакого волшебства. Он умирает от тоски в разлуке с тобой. Я обещал привести тебя к нему.

Она колебалась, в глазах — сомнение, затем ответила:

— Допустим, ты можешь; но почему я должна оставить свое почетное священное положение ради холодной пустоты этого сна?

Он мягко ответил:

— А что подсказывает тебе твое сердце, Эстелла?

Она поглядела на него в упор широко раскрытыми глазами, и, казалось, была готова разрыдаться. Затем бросилась на ложе и повернулась спиной. Произнесла сдавленным голосом:

— Оставь меня! Юноши нет, он только в моих мечтах! Там я его и найду!

На его уговоры она отвечала молчанием. В конце концов он прекратил попытки и ушел от нее с тяжелым сердцем.

* * *

Как только он вернулся, Говард тут же вцепился в него:

— Ну же, профессор? Удалось? Вы ее нашли?

Фрост устало опустился в кресло.

— Да, нашел.

— С ней все в порядке? Почему олна не вернулась с вами?

— Чувствует она себя превосходно, но уговорить ее я не смог.

У Говарда был такой вид, точно ему влепили пощечину.

— Разве вы не сказали, что я ее жду?

— Сказал, но она не поверила.

— Не поверить вам?!

— Видите ли, она забыла большую часть этой жизни, Говард. Она думает, что вы — это ее сон.

— Невероятно!

Фрост выглядел даже более усталым, чем прежде.

— Вам не кажется, что пора уже перестать употреблять это выражение, сынок?

Вместо ответа Говард заявил:

— Доктор, вы должны отвести меня к ней!

Фрост, казалось, растерялся.

— Вы что, не можете?

— Вероятно, это удастся, если вы расстанетесь со своим неверием, но до тех пор…

— Неверие!.. Да я вынужден теперь верить! Давайте начинать.

Фрост не пошевелился.

— Я не уверен, что согласен с вами. Говард, там, куда отправилась Эстелла, сровершенно дрпугие условия жизни. Ее они устраивают, но не думаю, что если я соединю вас, то сделаю доброе дело.

— Почему? Она что, не желает меня видеть?

— Ну… думаю, хочет. Я уверен, она будет рада вас видеть, но там — все по другому.

— Да плевать мне, как там все! Давайте отправляться.

Фрост встал.

— Хорошо, пусть будет, как вам угодно.

Он усадил молодого человека в кресло и уставился в его глаза. Заговорил — медленно, спокойным ровным голосом…

Фрост помог Говарду встать на ноги и привести себя в порядок. Дженкинс рассмеялся и стряхнул белую дорожнукю пыль с рук.

— Вот это грохнулся, Учитель. Ощущение такое, точно какой‑то шутник вывернулд из‑под меня стул.

— Не следовало вас усаживать.

— Это уж наверняка. — Он вытащил многозарядный пистолет из‑за пояса и осмотрел его. — К счастью, мой бластер стоял на предохранителе, а то выбираться бы нам сейчас из стратосферы. Ну, идем?

Фрост еще раз оглядел своего спутника: шлем, короткий военный кильт, на бедре — короткий меч в ножнах. Он моргнул и ответил:

— Да, да, конечно.

Когда они прошли городские ворота, Фрост заинтересовался:

— Вы знаете, куда мы идем?

— Да, разумеется. На виллу Звездочки в Роще.

— И вы знаете, что вас там ожидает?

— А‑а, вы про наш спор. Я знаю местные обычаи, Учитель, и, заверяю вас, они не вызывают у меня отвращкения. Звездочка и я понимаем друг друга. Она не из тех, про кого можно сказать «С глаз долой — из сердца вон». Но теперь, когда я вернулся из‑за Последней Фулы (*), она оставит свой священный сан, мы обзаведемся домом и целой кучей пухленьких ребятишек.

— Последняя Була? Вы помните мой кабинет?

— Конечно… И Роберта, и Элен, и всех прочих.

— Его вы под Фулой и подразумеваете?

— Не совсем. Мне этого не объяснить, Учитель. Я — человек военный, практик. И все такие вопросы оставляю вам, жрецам и наставникам.

Они остановились у дома Эстеллы.

— Загляните, Учитель?

— Нет, полагаю, не выйдет. Мне пора возвращаться.

— Вам виднее. — Говард похлопал его по плечу. — Вы были настоящим другом, Учитель. Нашего первенца мы назовем в вашу честь.

— Спасибо, Говард. Прощайтье — и счастья вам обоим!

— Вам также.

И он уверенно вошел в дом.

Фрост неторопливо побрел к воротам, множество мыслей роилось в голове. Казалось, нет конца различным комбинациям и изменениям, как материи, так и сознания. Марта, Роберт, Элен… а теперь Говард и Эстелла. Наверняка, можно разработать теорию, сводящую все происшедшее воедиино.

Задумавшись, он споткнулся о плохо пригнанную плитку паркета и рухнул в кресло.

* * *

Фрост знал, что исчезновение пяти студентов будет трудно объяснить — и поэтому никому ничего не сказал. Прошел уикэнд, прежде чем кто‑то всерьез обеспокоился. В понеделдьник к нему на дом явился полисмен и начал задавать вопросы.

Ответы его ничего не разъясняли, так как Фрост, человек разумный, решил не рассказывать правды. Прокурор Округа почуял серьезное преступление, похищение, а то и групповое убийство. Или, не исключено, какой‑нибудь культ любви — поди знай, чего от этих профессоров можно ждать!

Прокурор распорядился, чтобы к утру вторника был заготовлен ордер на арест. На задержание ппрофессора отрядили сержанта Изовски.

Профессор вел себя спокойно и в черный фургон забрался без протестов.

— Послушайте, док, — сказал сержант, вдохновленный его смирением, почему бы сразу не признаться, куда вы их подевали? Знаете, мы же их все равно найдем, дело только во времени.

Фрост повернулся, посмотрел ему в глаза и улыбнулся:

— Времени? — мягко произнес он. — Ах, времени… да, там вы их найти сможете, во Времени.

Он прошел внутрь фургона, удобно уселся, закрыл глаза и мысленно настроился на необходимое состояние спокойной отрешенности.

— — * — Фула — в античной географии — страна на самом краю света. Последняя Фула — приблизительно — нечто, находяшщееся за пределами привычного мира.

Сержант поставил ногу на ступеньку, загородив массивным телом весь дверной проем, и достал блокнот. Кончив писать, он поднял глаза.

Профессор Фрост исчез.

* * *

Фрост собирался навестить Говарда И Эстеллу. Но, неожиданно, в самый критический момент подумал о Элен и Роберте. И, «приземлившись», оказался вовсе не в мире будущего, в котором побывал уже дважды. Он не мог понять, куда попал — похоже, на Землю, куда‑то и КОГДА‑ТО.

Это была лесистая и холмистая местность, похожая на южный Миссури или Нью‑Джерси. Фрост не настолько хорошо разбимрался в ботанике, чтобы определить какие деревья его окружают. К тому же и времени на решение этой проблемы не оказалось.

Он услышал крик, потом — крик в ответ. С деревьев посыпались человеческие фигуры и выстроились неровной линией. Подумав, что они нападают, Фрост начал дико озираться в поисках убежища. Но ничего не нашел. Люди, однако, прошли мимо, не обращая внимания. Тоолько тот, кто оказался ближе всех, быстро посмотрел на него и что‑то выкрикнул. Затем и он исчез.

Фрост остался стоять, изумленный, на той же крохотной полянке, куда он прибыл.

Но прежде, чем он смог проанализировать присшеедшее, один из про бежавших вернулся и что‑то крикнул ему, сопровождая слова недвусмысленными жестами — не отставай.

Фрост колебался. Человек подбежал вплотную и резким ударом сшиб с ног. Следующие несколько секунд творилось что‑то неописуемое, а потом профессор достаточно пришел в себя, чтобы понять, что видит мир вверх ногами; незнакомец бежал, перекинув его через плечо.

Кусты хлестали его по лицу, затем дорога на несколько ярдов ушла вниз, а потом его просто бросили на землю. Фрост сел и ощупал тело.

Он обнаружил, что находится в туннеле, который ведет верх, к дневному свету, и вниз, бог знает куда. Люди пробегали мимо, не обращая на него внимания. Двое из них устанавливали какой‑то аппарат, нацеленный на устье туннеля. Они очень спешили, за несколько секунд сделали то, что требовалось и отошли подальше. Фрост услышал тихое мягкое гудение.

Вход в туннель начал затуманиваться. Он увидел причину: прибор ткал паутину от стены к стене, перегораживая проход. Паутина делалась более прочной, менее прозрачной и ажурной. Гудение слышалось еще несколько минут, странное устройство продолжало плести и уплотнять паутину. Потом один из присутствующих бросил взгляд на свой пояс, отдал отрывистую команду, и гудение оборвалось.

Фрост почувствовал, как облегчение опускается на собравшихся, точно теплое одеяло. Он тоже расслабился, инстинктивно понимая, что они избежали какой‑то серьезной опасности.

Тот, кто отдал распоряжение выключить устройство, повернулся, увидел Фроста, подошел к нему и начал задавать вопросы мелодичным, но требовательным сопрано. И Фрост неожиданно понял сразу три вещи: руководителем была женщина, именно она и спасла его, а одежда и внешний вид этих людей точь‑в‑точь похожи на изменившегося Роберта Монро.

На его лице заиграла улыбка. Все складывалось хорошо!

* * *

Вопрос был повторен с явным нетерпением. Фрост понимал, что ответить необходимо, хотя не знал языка, и был уверен, что эта женщина не знает английского. Тем не менее…

— Мадам, — по‑английски произнес он, встав и галантно поклонившись. — Я не знаю вашего языка и не понял вашего вопроса, но, подозреваю, имеенно вы спасли мою жизнь. Я вам признателен.

Она выглядела озадаченной и несколько раздраженной, спросила еще о чем‑то — по крайней мере, Фросту показалось, что это был новый вопрос, но тут он не был уверен. Они застряли на месте. Профессор понял, что языковое различие — проблема неразрешимая. Вероятно, могут потребоваться дни, недели, месяцы, чтобы с ней справиться. Тем временем, эти люди воюют, станут ли они ломать голову на взаимопонимание с беспомощным и непонятным чужеземцем?

Ему не хотелось, чтобы его вышвырнули на поверхностть.

Какая глупость, подумал Фрост, какая невероятная глупость! Может быть, Монро и Элен где‑то совсем рядом, а он может состариться, умереть, но так их и не встретить. Но они же могут оказаться и где угодно на планете. Интересно, как бы чувствовал себя американец, очутившийся в Тибете, если единственный человек, могущий служить переводчиком, находился бы в это время в Южной Америке? Или вообще неведомо где. Как бы он тибетцам объяснил, что такой переводчик вообще где‑то есть? Вот проклятье!

И все же он должен попробовать. Как же, говорил Монро, его ЗДЕСЬ зовут? Эгон… нет, Айгор. Вот именно — Айгор.

— Айгор, — произнес он.

Руководительница повернула голову.

— Айгор? — переспросила она.

Фрост энергично закивал.

— Айгор.

Она повернулась и крикнула:

— Айгор! — произнося «р» так же раскатисто, как и Монро. Вперед выступил какой‑то человек. Профессор пристально вгляделся в него, но тот был ему незнаком, как и все прочие. Руководительница указала на мужчину и повторила: — Айгор.

Дело усложняется, подумал Фрост. Очевидно, Айгор — широкораспространенное здесь имя, даже слишком широко. И тут же его осенило.

Если Монро и Элен сюда добрались, то их груз, так здесь необходимый, мог бы их прославить.

— Айгор, — выговорил он. — Элен Фишер.

Руководительница моментально заинтересовалась, лицо ее оживилось.

— Айлен Фишер? — повторила она.

— Да, да — Элен Фишер.

Какое‑то время женщина стояла, размышляя. Несомненно, эти имена что‑то для нее значили. Она хлопнула в ладоши и отдала команду. Вперед выступили двое мужчин. Какое‑то время она быстро наставляла их.

Мужчины подошли к Фросту, взяли под руки. И куда‑то повели. Фрост приостановился на мгновение, переспросил, повернув голову:

— Элен Фищер?

— Айлен Фишер! — подтвердила руководительница. Ему пришлось довольствоваться этим.

Прошло часа два. Обращались с ним неплохо, а комната, в которую отвели, оказалась достаточно уютной, и все же оставалась тюрьмой — по крайней мере дверь была заперта. Может быть, он что‑то не то сказал, может — произнесенные им слова означали нечто совершенно другое, а не обычные имена.

В комнате было пусто, она освещалась только тусклым светом, идущим от стен, как и все — это он успел заметить — в этом подземном мире. Фросту уже поднадоело здесь, он начал прикидывать — не отправиться ли еще куда‑нибудь, когда услышал, как кто‑то остановился возле дверей.

Дверь отошла в сторону, появилась предводительница, женщина средних лет, с улыбкой на обычно жестком лице. Она заговорила на своем языке, потом добавила:

— Айгор… Айленфешер.

Он пошел за ней.

Освещенные переходы, оживленные кварталы, в которых его провожали любопытными взглядами, лифт, удививший его, потому что пошел вниз, когда он вовсе не подозревал, что ЭТО — лифт; потом устройство, напоминающее капсулу, в котором они куда‑то помчались, причем — очень быстро, судя по перегрузкам на старте и финише: он прошел через все это, следуя за своей проводницей, ничего не понимая и не имея возможности спросить. Он попытался расслабиться и получить удовольствие от путешествия, благо спутница его казалась настроенной доброжелательно, хотя манеры ее оставались грубоватыми — свойственными человеку, привыкшему отдавать приказания и не имеющему склонности к поощрению случайной дружбы.

Они остановились возле двери; женщина распахнула ее, вошла внутрь. Фрост последовал за ней и тут же чуть ли не был сбит с ног человеком, набросившимся на него с объятиями.

— Доктор! Доктор Фрост!

Это была Элен Фишер, в костюме, распространенном здесь и среди женщин, и среди мужчин. Возле нее стоял Роберт — или Айгор? — его гномье личико сморщилось в улыбке.

Фрост осторожно высвободился из объятий.

— Дорогая, — глуповато произнес он, — какая неожиданность встретить вас здесь.

— Какая неожиданность встретить здесь ВАС, — парировала она. — Ах, профессор… вы плачете!

— Нет, нет, что вы, — торопливо пробормотал он и повернулся к Монро. — Рад вас видеть, Роберт.

— А я вас вдвойне, док, — ответил Монро.

Предводительница что‑то сказала ему, Монро ответил на местном языке и вновь обратился к Фросту:

— Доктор, это — моя старшая сестра Маргри, Эктун Маргри… майор Маргри, примерно так это переводится на английский.

— Она была очень добра ко мне, — сказал Фрост и поклонился в знак признательности. Маргри, сцепив руки, прижала их к груди и наклонила голову, сохраняя безучастное выражение лица.

— Она приветствует вас как равного, — объяснил Роберт‑Айгор. — Я попытался перевести титул «доктор» как можно точнее, и она решила, что вы в одинаковом звании.

— И что мне следует делать?

— Ответить тем же.

Фрост так и сделал, но — неуклюже.

* * *

Доктор Фрост посвятил своих бывших студентов в события последнего времени — использовав этот не вполне точный термин, поскольку находились на разных временных осях. Его неприятности с представителями власти заставили Элен негодующе воскликнуть:

— Бедный вы, бедный! Но какие же они дураки!

— Я бы так не сказал, — возразил профессор. — С их точки зрения это было вполне разумно. Но, боюсь, мне теперь лучше не возвращаться.

— И не надо, — заверил Айгор. — Мы вам здесь более чем рады.

— Может, я смогу пригодиться в этой войне.

— Вполне вероятно… Но вы и так уже сделали больше, чем кто‑либо другой, когда помогли мне попасть сюда. Мы теперь со всем этим работаем.

Широким жестом он обвел комнату.

Айгора освободили от непосредственного участия в военных действиях и перевели на работу в штаб с тем, чтобы он сделал земные технические разработки пригодными для использования. Элен помогала ему.

— Никто мне не верит, — признался он, — никто, кроме сестренки. Но я смог им продемонстрировать достаточно много, чтобы они поверили в важность моих начинаний и предоставили свободу действий; а теперь они практически не отходят от меня, ждут — не дождутся, когда мы что‑либо выдадим. Я уже приступил к строительству реактивного истребителя с ракетным вооружением.

Фрост не скрывал удивления. Как можно сделать столь много за такой короткий срок? Или у времени здесь другая скорость? Значит, Айгор и Элен попали именно сюда много недель назад, если считать по этой временной оси?

Нет, сказали ему, соотечественники Айгора, хотя и не додумались до ряда земных изобретений, но намного опередили людей в сфере производства. Они использовали однотипные механизмы для изготовления практически всего. В машину закладывается программа — синька, как выразился Айгор за неимением лучшего определения, — а точнее подробная, с соблюдением масштабов, модель изделия, которое необходимо изготовить; машина сама перенастраивала себя и копировала образец. Одна из них, например, в этот момент формовала из пластмассы корпуса истребителей, цельнолитые и за одну операцию.

— Мы вооружим их статус‑лучами и ракетами, — рассказывал Айгор. — Будем сперва замораживать, а потом расстреливать эти чертовы штуковины, пока они неуправляемы.

Они проговорили еще несколько минут. Но Фрост заметил, что Айгор начинает нервничать. Он понял причину и начал прощаться. Монро не стал спорить.

— Мы еще увидимся с вами, попозже, — с облегчением сказал Роберт. — Я попрошу кого‑нибудь подыскать вам жилье. Мы СЕЙЧАС страшно заняты. Война есть война… вам этого не понять.

В эту ночь Фрост заснул с мыслями о том, чем сможет он помочь своим юным друзхьям, и друзьям его друзей в их борьбе.

* * *

Но из этого ничего не получилось. По образованию он был более теоретик, нежели практик; Фрост обнаружил, что справочники, которыми запаслись Айгор и Элен, понятны ему меньше, чем китайская грамота — ту он хоть как‑то знал. Он пользовался уважением, жил в комфорте, потому чтьо Айгор заявил, что именно благодаря его помощи планета получила новое бесценное оружие; но вскоре Фрост убедился, что в практической работе он беспомощен, а c обязанностями истолкователя ему не справиться.

Он стал безобидной помехой, пенсионером — и сам это понимал.

И подземная жизнь начала действовать на нервы. Раздражал круглосуточнывй свет. Он испытывал беспричинный, порожденный невежеством страх перед радиацией, и никакие заверения Айгора не могли его развеять. Угнетающе действовала война. Его темперамент не позволял ему спокойно сносить вызываемое ей нервное напряжение. Он ничем не мог помочь в этой войне, страдал от недостатка общения, от собственной незанятости — и это только усугубляло его скверное настроение.

Как‑то он забрел в рабочий кабинет Айгора и Элен, надеясь немножко поболтать, если они не очень заняты. Они не были заняты. Айгор расхаживал по комнате, Элен не сводила с него озабоченного взгляда.

Фрост откашлялся.

— Э‑э… вижу, что‑то случилось?

Айгор кивнул, бросил:

— Случилось, и много чего, — и снова закружил по комнате.

— Дело в том, — пояснила Элен, — что мы все еще проигрываем, даже несмотря на новое оружие. Вот Айгор и пытается сообразить, что можно еще предпринять.

— Ясно, — произнес Фрост. — Прошу прощения.

И направился к выходу.

— Не уходите. Присаживайтесь.

Он послушался, попытался тоже придумать что‑нибудь. Досадно все это, очень досадно!

— Боюсь, пользы в этом от меня немного, — сказал он наконец Элен. — Жаль, нет с нами Говарда Дженкинса.

— Не думаю, что он бы помог, — отозвалась Элен. — В наших справочниках собраны все новейшие земные достижения.

— Я не про это. Я имел в виду самого Говарда, из того мира, куда он отправился. Там, в его будущем, есть такая небольшая штуковина, именуемая бластером. Я понял, что это очень сильное оружие.

Уловив что‑то из разговора, Айгор резко повернулся:

— Что за оружие? Как оно устроено?

— Честно говоря, — признался Фрост, — я не знаю. Это не моя область, вы же понимаете. Я полагаю, это какой‑то вид дезинтегрирующих лучей.

— Вы можете его нарисовать? Ну, думайтье же, приятель, думайте!

Фрост попробовал. Но вскоре прекратил попытки и сказал:

— Боюсь, ничего толкового из этого не выйдет. Я и внешний‑то его вид не очень помню, а что у него внутри — понятия не имею.

Айгор вздохнул, сел и запустил руку в волосы.

После нескольких минут угрюмого молчания Элен сказала:

— А не могли бы мы его получить?

— Да? А как? Как мы его найдем?

— Профессор, а вы не можете это сделать?

Фрост выпрямился.

— Не знаю, — медленно проговорил он. — Но… я попробую!

* * *

Это был тот же город. Да, и те же самые ворота, через которые он уже проходил. Фрост поспешил вперед.

Звездочка была рада его видеть, но нисколько не удивилась. Способно ли хоть что‑нибудь нарушить безмятежность этой мечтательной девы? — подумал Фрост. Зато энтузиазма Говарда хватило на всех. Он так хлопнул Фроста по спине, что дело вполне могло кончиться плевритом.

— Добро пожаловать домой, Учитель! Добро пожаловать домой! Не знал, появитесь вы когда‑нибудь или нет, но ждали мы вас всегда. Я приказал пристроить комнату, для вас и только для вас, если вы когда‑нибудь к нам загляните. Ну, что скажете? Знаете что, живите‑ка вы с нами. Чего ради вам возвращаться в этот проклятый колледж!

Фрост поблагодарил, но тут же добавил:

— Я пришел по делу. Мне нужна ваша помощь — и срочно.

— Помощь? Какая именно, дружище, говорите же!

Фрост объяснил.

— Как видите, мне придется вернуться, чтобы передать им секрет бластера. Им он необходим. И они должны его получить.

— И они его получат, — заверил Говард.

* * *

Но некоторое время спустя выяснилось, что проблема эта более сложна, чем представлялось. Несмотря на все усилия, Фрост оказался просто не в состоянии запомнить технические подробности, необходимые для создания бластера. Представьте, что безграмотного дикаря необходимо обучить радиотехнике на таком уровне, чтобы он смог растолковать инженерам, никогда с этим дела не имевшим, как построить радиоцентр — перед ними стояла проблема примерно такого же масштаба. К тому же, Фрост вовсе не был уверен, что сумеет пронести бластер через страны Времени.

— Ладно, — сказал в конце концов Говард. — Значит, придется мне отправиться вместе с вами.

Звездочка, равнодушно слушавшая их, впервые проявила хоть какой‑то интерес.

— Дорогой! Тебе не следует…

— Прекрати! — оборвал ее Говард, упрямо выставив вперед подбородок. — Это дело чести и долга. А тебя не касается.

Фрост почувствовал себя крайне неловко, как и всегда, когда ему приходилось присутствовать при споре между мужем и женой.

Когда приготовления закончились, Фрост взял Говарда за запястье.

— Смотри мне в глаза, — приказал он. — Помните, как мы делали это раньше?

Говарда била дрожь.

— Помню. Учитель, вы уверены, что сможете это сделать… и не потерять меня?

— Надеюсь, — ответил Фрост. — А теперь расслабьтесь.

Они оказались в комнате, из которой Фрост стартовал, и это обстоятельство он приветствовал с облегчением. Было бы не очень удобно обшаривать полпланеты в поисках друзей. Он еще до сих пор не до конца понимал, какая связь существует между измерениями пространства и времени. Ему предстоит когда‑нибудь заняться этим вопросом, выработать гипотезу и постараться проверить ее.

Айгор и Говард не стали тратить лишнего времени на обмен любезностями. Элен не успела даже еще как следует поздороваться с профессором, а они уже углубились в инженерные проблемы.

Но наконец…

— Вот, кажется, и все, — сказал Говард. — Свой бластер я оставляю в качестве модели. Вопросы есть?

— Нет вопросов, — ответил Айгор. — Я все понял и, к тому же, записал каждое твое слово. Ты просто представить себе не можешь, насколько это важно для нас, старина! Это же несомненно означает нашу победу в войне!

— Нетрудно догадаться, — заметил Говард. — Это небольшое устройство служит гарантией безопасности нашей планеты. Приготовьтесь, доктор. Что‑то я начинаю волноваться.

— Но ведь вы же остаетесь, док? — воскликнула Элен. Это был одновременно и вопрос, и протест.

— Я должен отвести Говаарда обратно, — ответил Фрост.

— Вот именно, — подтвердил Дженкинс. — К тому же, он останется жить с нами. Верно, Учитель?

— Ну уж нет! — возмутилась Элен.

Айгор обнял ее.

— Не уговаривай его, — сказал он. — Ты же знаешь, здесь он не был счастлив. Мне думается, в доме Говарда его встретят лучше. Если так, то он заслужил это.

Какое‑то время Элен размышляла, потом подошла к нему, положила руки на плечи и поцеловала, приподнявшись на цыпочки.

— Прощайте, док, — произнесла она срывающим голосом, — или, лучше, до свиданья!

Он взял ее за руку и погладил ее.

* * *

Фрост лежал на солнышке, наслаждаясь его лучами, согревающими старые кости. Здесь, несомненно, все оказалось очень даже славно. Он немножко скучал по Айгору и Элен, но подозревал, что в действительности они не так‑то и часто о нем вспоминают. К тому же, жизнь с Говардолм и Звездочкой устраивала его больше. Официально он числился воспитателем их детей, ежели те когда‑либо появятся. А пока жил в безделии и праздности, о чем всегда мечтал, полностью распоряжаясь собственным временем. Время… Время…

Но одно ему очень хотелось бы выяснить: что молвил сержант Изовски, когда поднял голову и обнаружил, что полицейский фургон пуст? Решил, наверное, что это невозможно.

Впрочем, это не имело ни малейшего значения. Слишком он разленился, даже думать не хочется. А времени как раз достаточно, чтобы вздремнуть перед ленчем. Времени достаточно…

Времени…

Наш прекрасный город

Развернув машину. Пит Перкинс остановился у стоянки Ол‑Найт и гаркнул:

— Эй, Паппи!

Сторож на стоянке был человеком немолодым. Бросив взгляд на позвавшего, он ответил:

— Через минуту буду к твоим услугам, Пит.

Старик занимался тем, что рвал на узкие полосочки воскресный выпуск комикса. Недалеко от него танцевал маленький смерчик. Он подхватывал обрывки старых газет, уличную пыль и швырял их в лица прохожих. Старик вытянул руку, в которой трепетал длинный яркий бумажный вымпел.

— Вот, Китти, — откашлялся он. — Иди сюда, Китти…

Смерчик замер, затем заметно вытянулся, перепрыгнул два автомобиля, оставленные на стоянке, и закружился рядом со стариком.

Было похоже, что он расслышал приглашение.

— Возьми, Китти, — мягко сказал старик и позволил яркому вымпелу скользнуть между пальцами.

Смерчик подхватил бумажную ленту и, вращая, втянул в себя. Старик отрывал клочки один за другим; они штопором влетали в гущу грязных бумаг и мусора, составлявших видимое тело воздушного вихря. Наткнувшись на холодную лужу — их здесь в каменном ущелье улочки было множество, — смерч ускорил свое движение и еще более вытянулся, пока цветные ленты, подхваченные им, не превратились в фантастически вздыбленную прическу. Старик с улыбкой повернулся:

— Китти любит новую одежду.

— Оставь, Паппи, или ты заставишь меня поверить в это.

— Ты и не должен верить в Китти, тебе достаточно ее увидеть.

— Ну да, конечно… но ты ведешь себя, словно она… я имею в виду оно… способно понимать твои слова.

— Ты в самом деле не веришь? — мягко и терпеливо спросил Паппи.

— Брось, Паппи!

— Хмм… дай‑ка мне твою шляпу. — Паппи протянул руку и сдернул шляпу с головы Пита Перкинса. — Сюда, Китти, — сказал он. — Вернись!

Смерчик, плясавший над их головами несколькими этажами выше, ринулся вниз.

— Эй! Что ты собираешься делать с моей шляпой? — осведомился Перкинс.

— Минутку… Китти, сюда! — Словно избавившись от какого‑то груза, смерчик резко опустился еще ниже. Старик протянул ему шляпу. Смерчик подхватил ее и погнал вверх по длинной крутой спирали.

— Эй! — заорал Перкинс. — Ты соображаешь, что делаешь? Кончай свои шутки — этот колпак обошелся мне в шесть кусков всего три года назад.

— Не беспокойся, — спокойно сказал старик. — Китти принесет ее обратно.

— Как бы не так! Скорее всего она окунет ее в речку.

— О нет! Китти никогда не роняет ничего, что не хочет уронить. Смотри. — Шляпа танцевала над крышей отеля на противоположной стороне улицы. — Китти! Эй, Китти! Принеси ее обратно.

Смерчик замедлил свое движение, и шляпа спустилась двумя этажами ниже. Затем она снова остановилась, и смерчик начал лениво жонглировать ею.

— Принеси ее сюда, Китти, — повторил старик.

Шляпа поплыла вниз по спирали и, внезапно закончив свое движение мертвой петлей, шлепнула Перкинса по лицу.

— Она пыталась надеть тебе шляпу прямо на голову, — объяснил сторож. — Обычно это у нее получается довольно точно.

— Вот как? — Перкинс поймал шляпу и, открыв рот, смотрел на завихрение.

— Убедился? — спросил старик.

— Ну, ну… — Он еще раз посмотрел на свою шляпу, потом на смерчик. — Паппи, я чувствую, мне надо выпить.

Они пошли в сторожку; Паппи отыскал стаканы, а Перкинс наполнил их из прихваченной в машине почти полной бутылки виски и сделал два внушающих уважение глотка. Повторив эту процедуру, он снова наполнил стаканы и опустился на стул.

— Это было в честь Китти, — сказал Перкинс. — Будем считать, что сие возлияние — компенсация за банкет у мэра.

Паппи сочувственно пощелкал языком:

— Тебе надо о нем писать?

— Мне надо выдать очередную колонку хоть о чем‑нибудь, Паппи. Прошлым вечером Хиззонер, наш мэр, окруженный уникальным созвездием профессиональных шантажистов, взяточников, лизоблюдов и махинаторов, дал торжественный банкет в честь своего избрания… Придется написать об этом, Паппи: подписчики требуют. Ну почему я не могу, как все нормальные люди, немного расслабиться и идти отдыхать?

— Сегодня у тебя была хорошая колонка, — подбодрил его старик. Он развернул «Дейли Форум»; Перкинс забрал газету и скользнул взглядом в низ полосы, где обычно помещалась его колонка.

— Питер Перкинс, — прочел он. — Наш прекрасный город.

Перкинс пробежал главами текст:

«Что случилось с экипажами? В нашем земном раю но традиции принято считать, что было хорошо для отцов‑основателей, вполне подходит и нам. Мы спотыкаемся о ту же выбоину, в которой дедушка Тозье поломал себе ногу в 1909 году. Мы радуемся, зная, что вода, вытекающая из ванны, не пропадает бесследно, а возвращается к нам через кран на кухне, благоухая хлором. (Кстати, Хиззонер пьет только газированную воду из бутылок. Можете убедиться в этом сами.)

Но тем не менее я должен сообщить вам ужасающую новость. Куда‑то делись все экипажи!

Вы можете мне не верить. Общественный транспорт ходит так редко и движется так медленно, что разница почти неразличима; и все же я могу поклясться, что не так давно видел на Гранд‑авеню колченогую колымагу без всяких признаков лошадей поблизости. Не иначе, внутри ее была какая‑то электрическая машина. Даже для нашего атомного века это уже чересчур. И я предупреждаю всех горожан…» — тут Перкинс разочарованно фыркнул.

— Паппи, это стрельба из пушек по воробьям. Этот город прогнил насквозь, и он останется таким навечно. Почему я должен напрягать мозги из‑за этой ерунды? Дай‑ка мне бутылку.

— Не расстраивайся, Пит. Смех для тиранов страшнее, чем пуля убийцы.

— Хорошо излагаешь. Но мне не до смеха. Я потешался над ними, как только мог, — и все кошке под хвост. Все мои старания — такое же пустое сотрясание воздуха, как и у твоего друга, танцующего дервиша.

Окно вздрогнуло от резкого удара ветра.

— Не говори так о Китти, — серьезно заметил старик. — Она чувствительна.

— Прошу прощения, — Пит встал и, повернувшись к двери, поклонился. — Китти, я приношу свои извинения. Твои хлопоты куда как важнее моих. — Он повернулся к хозяину. — Давай выйдем и поговорим с ней, Паппи. Лучше общаться с Китти, чем писать о банкете у мэра… Будь у меня выбор…

Выходя, Перкинс захватил с собой пестрые остатки располосованных комиксов и стал размахивать в воздухе бумажными лентами:

— Сюда, Китти! Сюда! Это тебе!

Смерчик спустился и, как только Перкинс выпустил бумагу из рук, сразу же подхватил ее.

— Она глотает все, что ей ни дашь.

— Конечно, — согласился Паппи. — Китти словно архивная крыса. Все бумажки прибирает себе.

— Неужели она никогда не устает? Ведь должны быть и спокойные дни.

— По‑настоящему здесь никогда не бывает спокойно. Так уж на этой улице, что ведет к реке, стоят дома. Но, я думаю, она прячет свои игрушки где‑то на их крышах.

Газетчик уставился на крутящуюся струйку мусора.

— Бьюсь об заклад, у нее есть газеты за прошлый месяц. Слушай, Паппи, я как‑то выдал колонку о нашей службе очистки и о том, как мы не заботимся о чистоте улиц. Было бы неплохо раскопать парочку газет, что вышли примерно года два назад, — и тогда я мог бы утверждать, что и после публикации они продолжают валяться по городу.

— Зачем ломать голову? — сказал Паппи. — Давай посмотрим, что там есть у Китти. — Он тихонько свистнул. — Иди сюда, малышка, дай посмотреть Паппи твои игрушки.

Смерчик, плясавший перед ними, изогнулся, его содержимое закружилось еще быстрее. Сторож прицелился и выдернул из этой мешанины кусок старой газеты.

— Вот… трехмесячной давности.

— Попробуй еще…

— Попытаюсь, — он выхватил еще одну газетную полосу. — За прошлый июнь.

— Это уже лучше.

Прозвучал автомобильный сигнал, и старик поспешил открыть ворота. Когда он вернулся, Перкинс все еще продолжал вглядываться в столб бумажного мусора.

— Повезло? — спросил Паппи.

— Она не хочет мне ничего давать. Так и рвет из рук.

— Китти, ты капризуля, — сказал старик. — Пит мой друг. Будь с ним полюбезнее.

— Все в порядке, — сказал Перкинс. — Мы просто не были с ней знакомы. Но посмотри, Паппи, ты видишь этот заголовок? На первой полосе.

— Она тебе нужна?

— Да. Посмотри поближе — видишь в заголовке «Дью» и под ним что‑то еще. Но не могла же она хранить этот мусор с предвыборной кампании 98‑го года?

— А почему бы нет? Китти крутится здесь столько, сколько я себя помню. И она постоянно все тащит к себе. Подожди секунду… — Он мягко сказал что‑то Китти, и газета очутилась у него в руках. — Теперь ты можешь ее рассмотреть.

Перкинс впился в листок.

— Да я завтра же буду сенатором! Ты понимаешь, что это такое, Паппи?

Заголовок гласил: «Дью вступает в Манилу». На листке значилась дата — 1898 год.

Двадцать минут спустя, прикончив бутылку виски, они все еще продолжали беседовать. Газетчик не отрывался от пожелтевшего ветхого листа бумаги.

— Только не говори, что это болталось по городу без малого восемьдесят лет.

— А почему бы и нет?

— Почему бы и нет? Ну, ладно, я еще могу согласиться, что улицы с тех пор ни разу не убирались, но бумага столько не выдержала бы. Солнце, дождь и все прочее сделали бы свое дело.

— Китти очень заботится о своих игрушках. Уверен, в плохую погоду она все прятала под крышу.

— Но, ради всего святого, Паппи, не веришь же ты в самом деле, что она… Нет, тебя не переубедить. Хотя, откровенно говоря, мне не так уж важно, где она раздобыла эту штуку. Официальная версия сведется к тому, что этот грязный клочок бумаги невозбранно носился по улицам нашего города последние восемьдесят лет. Ну и посмеюсь же я над ними, старик!

Он аккуратно свернул газету и принялся засовывать ее в карман.

— Нет‑нет, не делай этого, — запротестовал хозяин.

— Почему? Я возьму ее в редакцию, чтобы там сфотографировать.

— Ты не должен этого делать. Это вещь Китти, я ее только одолжил…

— Ты что, псих?

— Она рассердится, если мы не вернем ей газету. Пожалуйста, Пит, она позволит тебе посмотреть на нее в любое время, когда ты только захочешь.

Старик был настолько серьезен, что Пит задумался.

— Я боюсь, что мы ее никогда больше не увидим, — сказал он. — А у меня это будет отправной точкой для раскрутки темы.

— С твоей стороны это не совсем хорошо… История должна была бы быть про Китти. Но не беспокойся — я скажу ей, что эту бумагу терять нельзя.

— Ну, ладно, — они вышли, и Паппи что‑то серьезно объяснил Китти, а затем вручил ей обрывок газеты за 1898 год. Китти сразу же подняла его на самый верх своей покачивающейся колонны. Перкинс попрощался с Паппи и двинулся к выходу, но вдруг резко повернулся, не скрывая легкого смущения.

— Слушай, Паппи…

— Да, Пит?

— Но на самом деле ведь ты не веришь, что эта штука живая, правда?

— Почему бы и нет?

— Почему бы и нет? Ты хочешь сказать…

— Ну, — рассудительно сказал Паппи, — а откуда ты знаешь, что ты живой?

— Но… да потому, что я… хотя, если разобраться… — он остановился. — Сам не знаю. Ты мне заморочил голову, приятель.

Паппи улыбнулся.

— Значит, ты понимаешь?

— Хм… Хочу надеяться. Всего, Паппи. Всего, Китти. — Он приподнял шляпу, обращаясь к смерчику. Пыльный столбик качнулся в ответ.

Шеф‑редактор послал за Перкинсом.

— Слушай, Пит, — сказал он, решительно хлопнув по пачке исписанных листов, лежавших перед ним, — задумка у тебя была неплохая, но… хотел бы я увидеть хоть парочку твоих статей, написанных не в пивной.

Перкинс взглянул на лежащую перед ним газетную полосу.

Наш прекрасный город Питер Перкинс

СВИСТНИ НА ВЕТЕР

Прогулка по улицам нашего города всегда полна неожиданностей, а порой и приключений. Прокладывать путь приходится среди самого разного мусора, осколков посуды, мятых сигаретных пачек и прочих малопривлекательных предметов, которыми пестрят тротуары города. В это время в лицо нам летят сувениры в виде конфетти от давно прошедшего праздника, истлевшие листья и другая труха, которая под воздействием непогоды утратила свои первоначальный вид и не поддается опознанию. Правда, я всегда был уверен: самое тщательное знакомство с сокровищами наших улиц не может обогатить вас реликвией более чем семилетней давности…

Дальше шел рассказ о смерчике, который почти столетие таскает по улицам ставшую антикварной газету. Кончалась заметка вызовом в адрес других городов страны — могут ли они похвастать чем‑либо подобным?

— Разве это так плохо? — осведомился Перкинс.

— Это прекрасная идея — пошуметь о грязи на улицах, Пит, но материал должен быть обоснован.

Перкинс наклонился над столом.

— Шеф, он полностью обоснован.

— Не глупи, Пит.

— Он говорит — не глупи. Ну, ладно… — и Перкинс положил перед редактором обстоятельный отчет о Китти и о газете 1898 года.

— Пит, должно быть, ты крепко хватил в этот день.

— Только томатного сока. У меня в тот самый день так схватило сердце, что думал — отдам концы.

— А как насчет вчерашнего дня? Могу ручаться, этот… смерчик явился в бар вместе с тобой.

Перкинс с достоинством выпрямился:

— Однако таковы факты.

— Успокойся, Пит. Я ничего не имею против того, как ты пишешь, но фактов должно быть больше. Раскопай данные о поденщиках, узнай, сколько им платят за очистку улиц, сравни с другими городами…

— И кто будет читать эту тягомотину? Пойдем спустимся по улице вместе со мной. И я тебе покажу истинные факты. Подожди только минуту — я приглашу фотографа.

Через двадцать минут Перкинс уже знакомил шеф‑редактора и Кларенса В. Уимса с Паппи. Кларенс стал готовить камеру.

— Щелкнуть?

— Обожди, Кларенс. Паппи, можешь ты попросить Китти притащить нам ту музейную штуку?

— Конечно, — старик посмотрел вверх и свистнул. — Эй, Китти! Иди к Паппи. — Над их головами пролетело несколько пустых жестянок, охапка листьев, и к ногам легло несколько обрывков газет. Перкинс посмотрел на них.

— Но здесь нет того, что нам нужно, — удрученно сказал он.

— Сейчас она притащит, — Паппи сделал движение вперед, и смерчик обхватил его. Они видели, как шевелятся губы Паппи, но слов не разобрали.

— Щелкнуть? — спросил Кларенс.

— Пока нет.

Смерчик поднялся вверх и исчез где‑то меж крыш соседних зданий. Шеф‑редактор открыл было рот, на снова закрыл его.

Китти скоро вернулась. Она притащила много разного хлама, и среди всего прочего был и тот самый газетный лист.

— Вот теперь щелкай, Кларенс!

— Щелкай, пока она висит в воздухе!

— Раз — и готово — отозвался Кларенс, вскидывая камеру. — Сдай чуть назад и подержи ее так, — сказал он, обращаясь к смерчику.

Китти помедлила, потом легко качнулась назад.

— Осторожненько развернись, Китти, — добавил Паппи, — и поверни листик. Нет, нет, не так — другим концом кверху.

Газета развернулась и медленно проплыла мимо них, демонстрируя заголовок.

— Поймал? — осведомился Перкинс.

— Раз — и готово, — сказал Кларенс. — Все? — спросил он у шеф‑редактора.

— М‑м‑м… я думаю, что все.

— О'кей, — сказал Кларенс, захлопнул камеру и исчез.

Редактор вздохнул.

— Джентльмены, — сказал он, — я думаю, надо выпить.

Даже после четырех рюмок спор между Перкинсом и редактором не затих. Паппи это надоело, и он ушел.

— Не будьте идиотом, босс, — говорил Пит. — Вы же не можете печатать статью о живом смерче. Вас же засмеет весь город.

Шеф‑редактор Гейнс гордо выпрямился.

— Таково правило «Форума» — печатать абсолютно все новости, ничего не скрывая. Раз это новость — мы ее публикуем. — Он несколько расслабился. — Эй! Официант! Повторить — и поменьше содовой.

— Но это невозможно с научной точки зрения.

— Ты же все видел своими глазами!

— Да, но…

— Мы обратимся в Смитсоновский институт с просьбой провести расследование.

— Они поднимут нас на смех, — продолжал настаивать Перкинс. — Ты когда‑нибудь слышал о массовом гипнозе?

— Это не аргумент, тем более, что Кларенс тоже его видел.

— При чем здесь Кларенс?

— При том, что надо иметь, что гипнотизировать.

— С чего ты взял, что у Кларенса нет мозгов?

— Попробуй опровергнуть меня.

— Ну, во‑первых, он живое существо — значит, он должен иметь хоть какие‑то мозги.

— Как раз об этом я и говорю — эта воздушная штука тоже живая, она двигается; значит, у нее есть мозги. Перкинс, если эти яйцеголовые из Смитсоновского института будут настаивать, что это антинаучно, помни, что за тобой стоят «Форум» и я. Ни шагу назад!

— А вдруг?..

— Никаких вдруг! А теперь отправляйся на стоянку и возьми интервью у этого торнадо.

— Ты же все равно не будешь меня печатать.

— Кто не будет тебя печатать? Я изничтожу его на корню! Отправляйся, Пит. Давно пора взорвать этот город и распылить по ветру. Хватит разговоров! На первую полосу! За дело! — Он напялил на себя шляпу Пита и поспешил в туалет.

Расположившись за столом, Пит поставил рядом с собой термос с кофе, банку томатного сока и положил вечерний выпуск газеты.

Под снимками Киттиных забав, разверстанными на четырех колонках, помещалась его статья. Надпись над жирной 18‑пунктовой линейкой указывала: «СМОТРИ РЕДАКЦИОННУЮ ПОЛОСУ, СТР. 12». На 12‑й странице над такой же черной линейкой значилось: «ЧИТАЙТЕ „НАШ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОД“ на стр. 1». Но он прочел только заголовок: «ГОСПОДИНА МЭРА — В ОТСТАВКУ!!!»

Пробежав нижеследующие строки. Пит прищелкнул языком.

«Затхлый душок — символ духовной заплесневелости, притаившейся в темных углах нашей мэрии, приобрел размеры циклона и указывает на то, что давно пора вымести на свалку администрацию, погрязшую во взяточничестве и бесстыдстве».

Далее издатель указывал на то, что контракт на уборку улиц и вывозку мусора был вручен деверю мэра, но что Китти, смерчик, прогуливающийся по городским улицам, сможет сделать эту работу и дешевле и лучше.

Зазвонил телефон. Пит поднял трубку:

— О'кей, начало положено…

— Пит… это ты? — прорезался голое Паппи. — Они тащат меня в участок.

— Чего ради?

— Они обвиняют Китти в нарушении общественного спокойствия.

— Сейчас буду.

Он вытащил Кларенса из отдела иллюстраций, и они поспешили в полицейский участок. Перкинс решительно вошел внутрь. Паппи сидел там под надзором лейтенанта, вид у него был довольно обескураженный.

— Что тут случилось? — спросил репортер, тыкая пальцем в Паппи.

— Щелкнуть? — спросил Кларенс.

— Пока подожди. Меня интересуют новости, Дамброски — я думаю, вы помните, что я сотрудник газеты. Так за что задержан этот человек?

— Неподчинение полицейскому при исполнении последним служебных обязанностей.

— Это правда, Паппи?

На лице у старика было написано отвращение ко всему происходящему.

— Этот тип, — он указал на одного из полисменов, — пришел на мою стоянку и попытался забрать у Китти ее любимую бумажку — рекламу сигарет. Я сказал ему, чтобы он оставил ее в покое. Тогда он замахнулся на меня дубинкой и приказал, чтобы я забрал у Китти эту бумажку сам. А я сказал ему, куда он может засунуть свою дубинку. — Паппи пожал плечами. — И вот я здесь.

— Понятно, — сказал Перкинс и повернулся к Дамброски. — Вам звонили из мэрии, не так ли? Поэтому вы послали Дюгана на это грязное дело. Единственное, чего я не понимаю, — это почему именно Дюгана. Говорят, он так глуп, что вы даже не позволяете ему собирать взятки на его участке.

— Это ложь! — вмешался Дюган. — Я их сам собираю…

— Заткнись, Дюган! — рявкнул его начальник. — Видите ли, Перкинс… вам лучше покинуть помещение. Здесь нет ничего интересного для вас.

— Ничего интересного? — мягко переспросил Перкинс. — Полицейские пытаются арестовать смерч, и вы говорите, что нет ничего интересного?

— Щелкнуть? — спросил Кларенс.

— Никто не пытался арестовать смерч! А теперь убирайтесь!

— Тогда почему вы обвиняете Паппи в неподчинении полицейскому? Чем Дюган там занимался — ловил бабочек?

— Сторож не обвиняется в неподчинении полицейскому.

— Ах, не обвиняется? Тогда какой же параграф вы хотите на него повесить?

— Никакого… Мы просто хотим его спросить…

— О, это уже интересно! Ему ничего не инкриминируют, нет ордера на арест, он ни в чем не обвиняется. Вы просто так хватаете гражданина и тащите его в участок. Стиль гестапо. — Перкинс повернулся к Паппи. — Ты не под арестом. Мой тебе совет — встать и выйти вон в ту дверь.

Паппи приподнялся.

— Эй! — лейтенант Дамброски подскочил на своем стуле, схватил Паппи за плечо и усадил его обратно. — Есть приказ. Ни с места…

— Щелкай! — гаркнул Перкинс. Магниевая вспышка заставила всех застыть.

— Кто пустил их сюда? Дюган, забрать камеру! — взъярился Дамброски.

— Раз — и готово! — сказал Кларенс, уворачиваясь от полицейского. Их движения напоминали танец на лугу.

— Хватай его! — веселился Перкинс. — Вперед, Дюган. И главное — камеру, камеру. А я сейчас же принимаюсь писать: «Лейтенант полиции уничтожает свидетельства полицейской жестокости».

— Что я должен делать, лейтенант? — взмолился Дюган.

Дамброски с омерзением посмотрел на него.

— Садись и прикрой физиономию. А вы, — обратился он к Перкинсу, — не пытайтесь публиковать эти снимки. Я вас предупреждаю.

— О чем? Что я не должен танцевать с Дюганом? Идем, Паппи. Идем, Кларенс. — И они вышли.

На следующий день в колонке «НАШ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОД» появилась очередная статья.

«Мэрия затеяла генеральную чистку. Пока городские мусорщики предавались своей обычной сиесте, лейтенант Дамброски, действуя в соответствии с приказом, полученным из канцелярии Хиззонера, отправился на Третью авеню за нашим смерчиком. Но результаты рейда оказались плачевными: патрульному полицейскому Дюгану не удалось засунуть смерчик в машину для заключенных. Однако неустрашимый Дюган на этом не успокоился; он арестовал стоявшего поблизости гражданина, некоего Джеймса Меткалфа, сторожа автомобильной стоянки, по обвинению в соучастии. Соучастии кому — Дюган отказался уточнить, потому что всем известно, что соучастие — это штука довольно расплывчатая. Лейтенант Дамброски допросил арестованного. Можете полюбоваться на снимок. Лейтенант Дамброски весит 215 фунтов — без башмаков. Задержанный — 119 фунтов.

Мораль: не болтайся под ногами, когда полиция ловит ветер.

P.S. Когда номер готовился к печати, смерчик все еще играл с антикварной редкостью — газетой 1898 года. Остановитесь на углу Мейн‑стрит и Третьей авеню и посмотрите наверх. Только поторопитесь — Дамброски не будет медлить с арестом смерчика».

На следующий день в колонке Пита продолжались уколы в адрес администрации.

«Считаем своим долгом сообщить читателям, что в последнее время в Большом жюри не раз случался переполох в связи с исчезновением документов, пропадавших прежде, чем с ними кто‑то успевал ознакомиться. Мы предлагаем мэрии кандидатуру Китти, нашего смерчика с Третьей авеню, на должность внештатного клерка, следящего за бумагами. Как известно, Китти отличается редкой аккуратностью; у нее ничего не пропадает. Ей остается только выдержать экзамен для поступающих на гражданскую службу, но, как показывает практика, его сдают и круглые идиоты.

Но почему Китти должна ограничиваться столь низкооплачиваемой работой? Она отличается старательностью и исправно делает все, за что берется. И может ли кто‑либо с полным основанием утверждать, что она менее квалифицированна, чем некоторые из отцов города!

А не выдвинуть ли Китти в мэры? Она является идеальным кандидатом: весьма общительна, отличается упорядоченным мышлением, ходит только по кругу и никогда налево, она знает толк в наведении чистоты, так что у оппозиции не может быть к ней никаких претензий.

Кстати, мистер Хиззонер, так сколько же стоит подряд на уборку Гранд‑авеню?

P.S. Китти все еще владеет газетой 1898 года. Приходите и полюбуйтесь на нее, пока еще наша полиция окончательно не запугала смерчик».

Пит нашел Кларенса и поехал к стоянке. Она теперь была обнесена забором; человек у входа протянул им два билета, но от денег отмахнулся. За забором толпа людей обступила круг, в центре которого рядом с Паппи весело кружилась Китти. Они пробились к старику.

— Вот как ты теперь зарабатываешь деньги!

— Мог бы, но я этим не занимаюсь. Они хотели меня прикрыть. Предложили мне заплатить налог в 50 долларов на карнавалы и шествия, а также почтовый сбор. Поэтому я отделался от билетов и даю их только для контроля.

— Не огорчайся, мы их еще заставим попрыгать.

— Это еще не все. Сегодня утром они попытались захватить Китти.

— Ну?! Кто? Как?

— Копы. Они приехали сюда с такой большой машиной, ну, знаешь, которой вентилируют подвалы, ночлежки, чердаки. Развернули ее и включили всасывающее устройство. Они думали всосать внутрь или Китти, или то, чем она играет.

Пит присвистнул.

— Ты должен был вызвать меня.

— Зачем? Я предупредил Китти. Она куда‑то спрятала эту газету времен испанской войны и вернулась обратно. Ей понравилось. Она проскакивала сквозь эту машину раз шесть, словно в ручеек играла. Пролетала сквозь нее и выпрыгивала такая бодрая, что я только диву давался. В последний раз она сорвала фуражку с сержанта Янцеля, пропустила через машину и выплюнула ее в таком виде… Ну, они тоже плюнули и уехали.

Пит засмеялся.

— Ты все же должен был бы позвать меня. Кларенс сделал бы отличный снимок.

— А я что, раз — и готово, — сказал Кларенс.

— Что? Ты был здесь сегодня утром?

— Конечно.

— Кларенс, дорогой, смысл новостей в том, чтобы как можно скорее их печатать, а не разыскивать в отделе иллюстраций.

— Все на твоем столе, — безмятежно сообщил Кларенс.

— М‑да… Ладно, переключимся на другую тему. Паппи, я задумал кое‑какую петрушку.

— Почему бы и нет?

— Хочу основать здесь штаб‑квартиру кампании по выбору Китти в мэры. Над стоянкой из угла в угол натянем плакат, чтобы его было видно со всех сторон. Он будет здесь очень кстати, а у входа будут стоять симпатичные девочки. — Пит показал головой, где именно они будут стоять.

Сзади него уже командовал сержант Янцель.

— Отлично, отлично! — давал он указания. — Двигай! Очистить здесь!

Вместе с тремя сопровождающими он вытеснял людей за пределы стоянки. Пит подошел к нему.

— Что происходит, Янцель?

Янцель оглянулся.

— О, это вы? Ну что же, и вас попрошу… Мы должны очистить это место. Срочный приказ.

Пит посмотрел через плечо.

— Попроси Китти убраться в другое место, Паппи, — приказал он. — Кларенс, щелкни!

— Раз — и готово, — сказал Кларенс.

— О'кей, — ответил Пит. — А теперь, Янцель, объясните мне толком, что тут происходит.

— Хитер, парень. Но лучше бы вам и вашему напарнику убраться отсюда, если хотите сохранить головы на плечах. Мы готовим базуку.

— Готовите что? — Питер обернулся и недоверчиво посмотрел на патрульную машину. Действительно, двое полицейских уже вытаскивали из нее базуку. — Готовься к бою, — сказал он Кларенсу.

— Что мне, раз — и готов, — сказал Кларенс.

— И перестань чавкать жевательной резинкой. Послушайте, Янцель, я же все‑таки газетчик. Объясните, Христа ради, что вы собираетесь делать?

— Походите и подумайте, — Янцель отвернулся от него. — Все в порядке? Внимание! Приготовиться! Огонь!

Один из копов посмотрел вверх:

— По кому, сержант?

— Я думал, у тебя хватит ума сообразить — по смерчу, конечно.

Паппи высунулся из‑за плеча Пита:

— Что они делают?

— Кажется, я начинаю догадываться. Паппи, попроси Китти убраться с глаз долой — я думаю, они собираются загнать ей ракету в глотку. Это может нарушить ее динамическое равновесие или как‑то повредить ей.

— Китти в безопасности. Я посоветовал ей спрятаться. Пит, они, должно быть, полные идиоты.

— А в каком законе сказано, что коп должен быть в здравом уме при исполнении обязанностей?

— По какому смерчу, сержант? — спросил наводчик.

Янцель начал возбужденно объяснять ему, но затем отменил все свои указания, когда убедился, что в поле зрения нет никакого смерча.

— Это ты убрал свой смерч?! — обернулся он к Паппи. — Ты! — гаркнул он. — Немедленно верни его!

Пит вытащил блокнот.

— Вот это уже интересно, Янцель. Не ваши ли профессиональные знания позволяют вам отдавать приказания смерчу, будто он дрессированная собака? И какова на этот счет официальная позиция полицейского управления?

— Я… Комментариев не будет. Прекратите, или я прикажу вас вывести.

— Не сомневаюсь. Но вы установили своего клоподава так, что осколки пролетят сквозь смерч и закончат свой путь не иначе, как на крыше мэрии. Скажите, является ли это частью заговора с целью убить Хиззонера?

Янцель резко обернулся и проследил взглядом воображаемую траекторию.

— Эй, оттащите ее оттуда! — заорал он. — Разверните ее в другую сторону! Вы что, хотите пришибить мэра?

— Вот это уже лучше, — сказал Пит сержанту. — Теперь они могут потренироваться на Первом национальном банке. Но я больше не могу ждать.

Янцелю пришлось снова оценивать ситуацию.

— Направьте ее в безопасную сторону, — приказал он. — Неужели я должен за всех вас думать?

— Но, сержант…

— Что еще?

— Это же вы указали направление. И мы готовы к стрельбе.

Пит посмотрел на них.

— Кларенс, — вздохнул он, — пойди пройдись и сделай снимок, как они втаскивают эту штуку обратно в машину. Это произойдет минут через пять. Мы с Паппи будем в гриль‑баре. Постарайся, чтобы физиономия Янцеля попала в кадр.

— Что мне, раз — и готово, — отозвался Кларенс.

Новая публикация под рубрикой «НАШ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОД» занимала три колонки и была озаглавлена: «Полиция объявляет войну смерчику». Пит взял номер газеты и поехал на стоянку, чтобы показать статью Паппи.

Его там не было. Отсутствовала и Китти. Пит порыскал по закоулкам, сунул нос в сторожку и в бар. Никаких следов.

«Не иначе, Паппи пошел за покупками или отправился в кино», — подумал Пит и вернулся обратно в редакцию. Сев за стол, он было попытался набросать начало завтрашней колонки, но скомкал бумагу и пошел в отдел иллюстраций.

— Эй! Кларенс! Ты сегодня был на стоянке?

— Не‑а.

— Паппи исчез.

— Чего ради?

— Пошли. Мы должны его разыскать.

— Зачем? — спросил Кларенс, но тут же схватился за камеру. Стоянка была по‑прежнему пустынна — ни Паппи, ни Китти, ни даже малейшего дуновения ветерка. Пит повернулся.

— Слушай, Кларенс, сегодня хорошо снимать?

Кларенс поднял камеру и прицелился в небо.

— Нет, — сказал он. — Света маловато. Но там что‑то есть…

— Что?

— Смерчик.

— Ну? Китти?

— Может быть.

— Китти, сюда! Иди сюда, Китти!

Смерчик опустился рядом с ними, покружился и подхватил валявшийся кусочек картона. Покружив его, он швырнул картон в лицо Питу.

— Китти, нам не до шуток, — сказал Пит. — Где Паппи?

Смерчик скользнул назад. Пит увидел, что он снова стал возиться с картонкой.

— Оставь ее в покое! — резко сказал Пит.

Смерчик вскинул свою находку на сотню футов, откуда она резко спланировала вниз, ударив Пита ребром по носу.

— Китти! — взвыл Пит. — Перестань дурачиться!

На картонке размером шесть на восемь дюймов было что‑то напечатано. Видно, прежде она была к чему‑то приколота: по углам виднелись следы от кнопок. Пит прочел: «Отель „Ритц‑классик“. И ниже: „Номер 2013. На одного человека — 6 долларов, на двоих — 8 долларов“. Далее шли гостиничные правила.

Пит нахмурился. Внезапно он резко швырнул картонку Китти. Та немедля кинула ее обратно в лицо Питу.

— Идем, Кларенс, — отрывисто сказал Пит. — Нас ждут в отеле „Ритц‑классик“, в 2013‑м номере.

„Ритц‑классик“ представлял собой огромную ночлежку, забитую внизу магазинчиками и дамскими парикмахерскими. Мальчик‑лифтер посмотрел на камеру Кларенса и сказал: „Док, здесь этого делать нельзя. В нашем отеле — никаких бракоразводных историй“.

— Успокойся, — сказал ему Пит. — Это не настоящая камера. Мы торгуем травкой, марихуаной то есть.

— Что же вы сразу не сказали? Вам бы не пришлось прятать ее в камере. Только людей нервируете. Вам какой этаж?

— Двадцать первый.

Лифтер сразу же поднял их на место без остановки, игнорируя остальные вызовы.

— За спецобслуживание два куска, — предупредил он.

Они вышли и направились по коридору в поисках нужного номера. Дверь его была заперта, и Пит осторожно постучал. Затем еще раз. Молчание. Он прижал ухо к двери, и ему показалось, что он слышит какую‑то возню внутри. Сдвинув брови, Пит оценивающе отступил от двери.

— Я кое‑что вспомнил, — сказал Кларенс и затопал по коридору. Он быстро вернулся с красным пожарным топором в руках. — Щелкнуть? — спросил он Пита.

— Прекрасная мысль, Кларенс! Но подожди, — Пит грохнул в дверь и закричал: — Паппи! Эй, Паппи!

Огромная женщина в розовом пеньюаре открыла дверь по соседству.

— Вы кого‑то ищете? — осведомилась она.

— Успокойтесь, мадам, — сказал Пит. — Мы просто хотим глотнуть свежего воздуха.

Он прислушался. За дверью явно слышались звуки борьбы, а потом сдавленное: „Пит! Эй, Пит…“

— Щелкнуть! — приказал Пит, и Кларенс врубился в дверь.

Замок поддался с третьего удара. Вместе с Кларенсом Пит ворвался в комнату. Но кто‑то, выбегая навстречу, сбил его с ног. Поднявшись, Пит увидел лежащего на кровати Паппи, он пытался освободиться от полотенца, которым был привязан.

— Лови их! — закричал Паппи.

— Не раньше, чем я тебя развяжу.

— Они забрали мои штаны. Ребята, я думал, вы уж никогда не придете.

— Китти пришлось мне кое‑что втолковать.

— Я поймал их, — сказал Кларенс. — Обоих.

— Как? — спросил Пит.

— Раз — и готово, — гордо сказал Кларенс и похлопал рукой по камере.

Пит выскочил в коридор.

— Они побежали туда, — услужливо показала огромная женщина.

Пит кинулся по коридору, завернул за угол, но успел только увидеть, как захлопнулась дверца лифта.

Выскочив из отеля, Пит остановился при виде большой толпы. Пока он раздумывал, что делать, Паппи схватил его за плечо:

— Вон они! В той машине!

Машина, на которую указал Паппи, уже почти выбралась из вереницы такси, стоявших перед отелем; издав низкое рычание, она рванулась с места. Пит рывком открыл дверцу ближайшей машины.

— Поезжайте за этой машиной! — крикнул он.

Паппи и Кларенс следом за ним ввалились в такси.

— Чего? — спросил таксист.

Кларенс поднял пожарный топор. Водитель крякнул.

— Простите, — сказал он. — Разве нельзя спросить? — И он двинулся за ушедшей машиной.

Сноровка водителя помогла им разобраться в путанице улочек нижнего города. Преследуемая машина свернула на Третью авеню и погнала вниз прямо к реке. Они мчались в пятидесяти ярдах следом за ней, пока не выбрались на трассу, где не было ограничения скорости.

— Вы будете снимать на ходу? — спросил водитель.

— Что снимать?

— Разве это не киносъемка?

— О, господи, конечно, нет! В той машине похитители детей! Скорее!

— В этом я не участник! — И водитель резко затормозил.

— За ними! — Пит схватил топор и занес его над головой водителя.

Машина снова набрала скорость.

— Это кончится аварией. У них мотор сильнее.

Паппи схватил Пита за руку.

— Это Китти!

— Где? С ума сойти!

— Снижайся! — закричал Паппи. — Китти, эй, Китти, ты над нами!

Смерчик описал петлю в воздухе и поравнялся с машиной.

— Здравствуй, малышка! — обратился к нему Паппи. — Гони за тем такси! Вперед — и достань его!

Китти, не понимая, смущенно качнулась на ходу. Паппи объяснил ей еще раз — и она вихрем сорвалась с места, подняв в воздух кучу мусора и бумаг.

Они видели, как Китти настигла переднюю машину и, резко обрушившись вниз, швырнула в лицо водителю весь бумажный мусор, который тащила с собой. Машину кинуло в сторону, она ударилась о боковое ограждение и, отлетев рикошетом, врезалась в фонарный столб.

Пять минут спустя Пит, оставив на попечение Китти и Кларенса, вооруженного все тем же пожарным топором, двух охающих от ссадин типов, одну за другой скармливал монеты телефону‑автомату.

— Соедините меня с Федеральным бюро расследований, — наконец скомандовал он, — кто там ведает похищением граждан. Вы должны знать — Вашингтон, округ Колумбия. И побыстрее!

— Господи, — сказали на другом конце провода, — вы что же думаете, я их номера наизусть знаю?

— Поторопитесь!

— Сию секунду!

Через минуту в трубке прорезалось:

— Федеральное бюро расследований.

— Соедините меня с Гувером! Что? Ну хорошо, хорошо, я поговорю с вами. Послушайте, тут такая любопытная штука… Мы их взяли с поличным, вот только что, но если ваши ребята из местного отделения не поспеют раньше городских полицейских, ничего не получится. Что? — Пит успокоился и членораздельно объяснил, кто он такой, откуда звонит и что, собственно, случилось. Его выслушали, все время притормаживая, когда он пытался набирать скорость, и пообещали, что местное отделение ФБР тотчас же будет оповещено.

Пит вернулся к месту аварии как раз в тот момент, когда лейтенант Дамброски вылезал из патрульной машины. Пит прибавил шаг.

— Не делайте этого, Дамброски! — закричал он.

— Не делать чего?

— Ничего не делайте. ФБР уже направляется сюда, а вы и так по уши в дерьме. Не усугубляйте ситуацию.

Пит показал на пойманных. На одном из них сидел Кларенс, уперев острие топора в спину другому.

— Песня этих пташек уже спета. И не только их. Так что вам имеет смысл поспешить, чтобы успеть на самолет до Мехико.

Дамброски посмотрел на него.

— Слишком ты умный, — не очень решительно сказал он.

— Поговорите с ними. Они готовы во всем признаться.

Один из типов поднял голову.

— Нам угрожали, — сказал он. — Уберите их, лейтенант. Они напали на нас.

— Давай, давай, — весело сказал Пит. — Вали все в кучу. Расскажи что‑нибудь интересненькое до того, как приедет ФБР. Может, тебе и полегчает.

— Щелкнуть? — спросил Кларенс.

Дамброски дернулся.

— Уберите этот топор!

— Делай, что он говорит, Кларенс. И подготовь камеру к той минуте, когда подъедут люди из ФБР.

— Никого из ФБР вы не вызывали!

— Обернитесь!

Рядом с ними бесшумно остановился темно‑синий „седан“, и из него вышли четверо приземистых людей. Первый из них спросил:

— Есть тут кто‑нибудь по имени Питер Перкинс?

— Это я, — сказал Пит. — Что вы скажете, если я вас поцелую?

Было позднее вечернее время, но стоянка для машин, заполненная людьми, гудела от голосов. По одну сторону возвышались призывы к выборам нового мэра и там собирались почетные гости; по другую — уже стояла эстрада для духового оркестра, освещенный лозунг над нею гласил: „ЗДЕСЬ ЖИВЕТ КИТТИ — ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН НАШЕГО ПРЕКРАСНОГО ГОРОДА“.

В центре огороженной площадки Китти изгибалась, носясь из стороны в сторону, кружилась и танцевала. Пит стоял у одного конца ограды, Паппи — у другого; вокруг на расстоянии четырех футов друг от друга стояли детишки.

— Готовы? — громко спросил Пит.

— Готовы, — ответил Паппи. И тогда они все вместе — Пит, Паппи и дети — стали кидать в центр круга ленты серпантина. Китти, подхватив, разматывала их и обвивала вокруг себя.

— Конфетти! — скомандовал Пит. И каждый швырнул по горсти пестрых кружочков — только несколько из них смогли коснуться земли.

— Шарики! — крикнул Пит. — Свет! — И ребята стали торопливо надувать воздушные шарики двенадцати цветов. Шарики одна за другим тоже скормили Китти. Ударили лучи прожекторов, автомобильных фар и фонарей. Китти превратилась в кипящий и извивающийся цветной фонтан высотой в несколько этажей.

— Щелкнуть? — спросил Кларенс.

— Щелкай!

Зеленые холмы земли

Это история о Райслинге, Слепом Певце Космических Дорог… Разве что — не официальная версия.

В школе вы пели его слова:

А под последнюю посадку,

Судьба, мне шарик мой пошли.

Дай приласкать усталым взглядом

Зеленые холмы Земли.

Возможно, что пели вы по‑французски или по‑немецки. А может, это было эсперанто, и над вашей головой рябило радужное знамя Терры.

Какой язык — не важно… но что точно — земной язык. Никто не переводил "Зеленые холмы" на шепелявую венерианскую речь; ни один марсианин не каркал и не вышептывал их в длинных сухих коридорах. Эти стихи — наши. Мы с Земли экспортировали все — от голливудских "мурашек по коже" до синтетических актиноидов, но "Холмы" принадлежали исключительно Терре, ее сыновьям и дочерям, где бы они ни находились.

Все слышали множество историй про Райслинга. Может, вы даже из тех, кто снискал степени или шумно приветствовал ученую оценку его опубликованных сборников, таких, как "Песни космических дорог", "Большой канал и другие поэмы", "Выше и дальше" и "Кораблю — взлет!"

Но хотя вы и еще со школы пели его песни и читали его стихи, ставлю один к одному, что никогда вы не слышали таких, как "С той поры, как Чпок‑Толкач повстречал мою кузину", "Моя рыжая мочалка из ангаров Венусбурга", "Покрепче, шкипер, держи штаны" или "Мой скафандр для двоих".

Вряд ли стоит цитировать эти вирши в семейном журнале.

Репутацию спасли Райслингу осторожный литературный душеприказчик и удивительное везение: никто никогда не брал у него интервью. "Песни космических дорог" появились через неделю после его смерти, и когда они стали бестселлером, то официальную историю свинтили из того, что о нем хоть кто‑нибудь помнил, плюс знойные рекламные тексты издательств.

В итоге классический портрет Райслинга достоверен примерно также, как томагавк Джорджа Вашингтона или лепешки короля Альфреда.

Честно говоря, у вас не возникло бы желания пригласить его к себе в гости: в обществе он был несъедобен. У него была хроническая солнечная чесотка, и он непрерывно скребся, ничем не преумножая и без того более чем неприметную красоту.

Портреты работы Ван дер Воорта для харримановского юбилейного издания Райслинговых сочинений представляет человека высокой трагедии: суровый рот, невидящие глаза под черной шелковой повязкой. Да не был он никогда суровым! Рот его всегда был распахнут: поющий, ухмыляющийся, пьющий или жрущий. Повязкой служила любая тряпка, обычно грязная. С тех пор, как Райслинг потерял зрение, он все меньше и меньше заботился об опрятности собственной персоны.

"Шумный" Райслинг был джетменом второго класса — с глазами не хуже ваших, — когда имел неосторожность наняться на круговой рейс к астероидам в окрестностях старика Джови на КК "Тетеревятник". В те дни наемные экипажи не отягощались ничем; общество Ллойда расхохоталось бы вам в лицо при упоминании о страховке космонавта. Об Актах по космической безопасности и не слыхивали, а Компания отвечала лишь за оплату — если и когда. Так что половина кораблей, ушедших за Луна‑Сити, так и не вернулась. Космонавты не ведали осторожности; и охотнее всего подряжались за акции, причем любой из них держал бы пари, что сможет сигануть с двухсотого этажа Харримановской башни и благополучно приземлиться, если вы, конечно, предложите три к двум и позволите нацепить резиновые каблуки.

Джетмены были самыми беспечными из всей корабельной братии, но и самыми вредными. По сравнению с ними мастера, радисты и астрогаторы (в те дни еще не было ни суперов ни стюардов) были изнеженными вегетарианцами. Джетмены знали слишком много. Многие доверяли способностям капитана благополучно опустить корабль на землю; джетмены знали, что это искусство беспомощно против слепых и припадочных дьяволов, закованных в двигатели.

"Тетеревятник" был первым из харримановских кораблей, переведенных с химического топлива на ядерный привод… вернее, первым, который не взорвался при этом. Райслинг хорошо знал этот корабль — это была старая лоханка, приписанная к Луна‑Сити и курсировавшая по маршруту от орбитальной станции Нью‑Йорк‑Верх к Лейпорту и обратно — пока ее не перепаяли для глубокого космоса. Райслинг работал на ней и на маршруте Луна‑Сити, и во время первого глубокого рейса к Сухим Водам на Марс и — ко всеобщему изумлению — обратно.

К тому времени, как он нанялся на юпитерианский круговой рейс, ему следовало бы стать главным инженером, но после Суховодного пионерского его вышибли, внеся в черный список, и высадили в Луна‑Сити за то, что вместо слежения за приборами он провел время, сочиняя припев и несколько строф. Песенка была препакостная: "Шкипер — отец своему экипажу" с буйно‑непечатным последним куплетом.

Черный список его не волновал. В Луна‑Сити у китайского бармена он выиграл аккордеон, смошенничав на один палец, и продолжал существовать дальше пением для шахтеров за выпивку и чаевые, пока быстрый расход космонавтов не заставил местного агента Компании дать ему еще один шанс. Год‑другой он подержал нос в чистоте на Лунном маршруте, вернулся в глубокий космос, помог Венусбургу приобрести зрелую репутацию, давал представления на пляжах Большого канала, когда в древней марсианской столице возникла вторая колония, ну и отморозил уши и пальцы ног во втором рейсе на Титан.

В те дни все делалось быстро. Раз уж двигатели на ядерном приводе пришлись ко двору какому‑то количеству кораблей, выход из системы Луна‑Терра зависел лишь от наличия экипажа. Джетмен был редкой птахой: защита урезалась до минимума, чтобы сэкономить на весе, и женатые мужчины не часто имели желание рисковать на радиоактивной сковородке. Райслинг в папаши не собирался, так что в золотые деньки бума заявок на него всегда был спрос. Он пересек и перепересек систему, распевая вирши, кипящие у него в голове, и подыгрывая себе на аккордеоне.

Мастер "Тетеревятника" его знал: капитан Хикс был астрогатором во время первого рейса Райслинга на этом корабле.

— Добро пожаловать домой, Шумный, — приветствовал он Райслинга. — Ты трезв или мне самому расписаться в книге?

— Шкипер, как можно надраться местным клопомором? Он расписался и пошел вниз, волоча аккордеон. Десятью минутами позже он вернулся.

— Капитан, — заявил он мрачно, — барахлит второй двигатель. Кадмиевые поглотители покорежены.

— При чем здесь я? Скажи чифу.

— Я сказал, но он уверяет, что все будет о'кей. Он ошибается. Капитан указал на книгу.

— Вычеркивай свое имя и вали отсюда. Через тридцать минут мы поднимаем корабль.

Райслинг посмотрел на него, пожал плечами и снова пошел вниз.

До спутников Юпитера пилить долго; керогаз класса "ястреб", прежде чем выйти в свободный полет, обычно продувается три вахты. Райслинг держал вторую. Глушение реактора в те времена производилось вручную с помощью масштабного верньера и монитора контроля опасности. Когда прибор засветился красным, Райслинг попытался подкорректировать реактор — безуспешно.

Джетмены не ждут — потому они и джетмены. Он задраил заглушку и взялся выуживать "горячие" стержни щипцами. Погас свет, Райслинг продолжал работу. Джетмен обязан знать машинное отделение, как язык знает зубы.

Райслинг мельком глянул поверх свинцового щита в тот момент, когда погас свет. Голубое радиационное свечение ему ничуть не помогало; он отдернул голову и продолжал удить на ощупь.

Закончив работу, он воззвал в переговорную трубу:

— Второй двигатель накрылся. И, задницы куриные, дайте сюда свет!

Свет там был — аварийная цепь, — но не для него. Голубой радиационный мираж был последним, на что отреагировал его зрительный нерв.

Пока Пространство и время, крутясь, ставят звездный балет,

Слезы преодоленных мук серебряный сеют свет.

И башни истины, как всегда, охраняют Большой канал,

Никто отраженья хрупкие их не тронул, не запятнал.

Народа уставшего плоть и мысль сгинули без следа,

Хрустальные слезы былых богов вдаль унесла вода,

И в сердце Марса не стало сил, и хладен простор небес,

И воздух недвижимый пророчит смерть тем, кто еще не исчез…

Но Шпили и Башни в честь Красоты слагают свой мадригал,

Придут времена, и вернется она сюда, на Большой канал!

(Из сборника "Большой канал", с разрешения

"Люкс Транскрипшин, Лтд", Лондон и Луна‑сити.)

На обратной петле Райслинга высадили на Марс в Сухих Водах, ребята пустили шляпу по кругу, а шкипер сделал взнос в размере двухнедельного заработка. Вот и все. Финиш. Еще один космический боз, которому не посчастливилось рассчитаться сразу, когда сбежала удача. Один зимний месяц — или около того — он просидел в Куда‑Дальше? с изыскателями и археологами и, вероятно, смог бы остаться навсегда в обмен на песни и игру на аккордеоне. Но космонавты умирают, если сидят на месте; он заполучил место на краулере до Сухих Вод, а оттуда — в Марсополис.

Во времена расцвета столица была хороша; заводы окаймляли Большой канал по обоим берегам и мутили древние воды мерзостью отходов. И так было до тех пор, пока Трехпланетный договор не запретил разрушение древних руин во благо коммерции; но половина стройных сказочных башен была срыта, а оставшиеся приспособлены под герметические жилища землян.

А Райслинг так и не увидел этих перемен, и никто не сказал ему о них; когда он вновь "увидел" Марсополис, он представил его прежним, таким, каким город был до того, как его рационализировали для бизнеса. Память у Райслинга была хорошей. Он стоял на прибрежной эспланаде, где предавались праздному покою великие Марсианской Древности, и видел, как красота эспланады разворачивается перед его слепыми глазами — льдисто‑голубая равнина воды, не движимая прибоем, не тронутая бризом, безмятежно отражающая резкие яркие звезды марсианского неба, а за водой — кружево опор и летящие башни гения, слишком нежного для нашей громыхающей, тяжелой планеты.

В результате возник "Большой канал".

Неуловимая перемена в миропонимании, давшая ему возможность видеть красоту Марсополиса — где красоты больше не было, — повлияла не всю его жизнь. Все женщины стали для него прекрасными. Он знал их по голосам и подгонял внешность под звук. Ведь гадок душой тот, кто заговорит со слепым иначе, чем ласково и дружелюбно; сварливые брюзги, не дающие мира мужьям, даже те просветляли голоса для Райслинга.

Это населяло его мир красивыми женщинами и милосердными мужчинами. "Прохождение темной звезды", "Волосы Вероники", "Смертельная песня вудсовского кольта" и прочие любовные баллады были прямым следствием того, что его помыслы не были запятнаны липовыми мишурными истинами. Это делало его пробы зрелыми, превращало вирши в стихи, а иногда даже в поэзию.

Теперь у него была масса времени для размышлений, времени, чтобы точнее подбирать слова и трепать стихи до тех пор, пока они как следуют не споются у него в голове. Монотонный ритм "Реактивной песни" пришел к нему не когда он сам был джетменом, а позже, когда он путешествовал на попутках с Марса на Венеру и просиживал вахту со старым корабельным товарищем.

Когда все чисто, сдан отчет, вопросов больше нет,

Когда задраен шлюз, когда нам дан зеленый свет,

Зарплата — в норме, Бог — в душе, дорога — в никуда,

Когда кивает капитан, и грянул взлет, тогда

Верь двигателям!

Слушай рев,

Познай крушенье основ.

Почуй на твердой койке,

Что потроха все — в стойке,

Познай безумной дрожи власть,

Познай ракеты боль и страсть.

Познай экстаз ее! Отпад!

Стальные конусы торчат,

В них — двигатели!

В барах Венусбурга он пел новые песни и кое‑что из старых. Кто‑нибудь пускал по кругу шапку; она возвращалась с обычной выручкой менестреля, удвоенной или утроенной в знак признания доблести духа, скрытого за повязкой на глазах.

Это была легкая жизнь. Любой космопорт был ему домом, любой корабль — личным экипажем. Ни одному шкиперу не приходило в голову отказаться поднять на борт лишнюю массу слепого Райслинга и помятого ящика с аккордеоном; Райслинг мотался от Венусбурга до Лейпорта, Сухих Вод, Нью‑Шанхая и обратно, когда скулеж начинал доставать его.

Он никогда не приближался к Земле ближе орбитальной станции Нью‑Йорк‑Верх. Даже подписывая контракт на "Песни космических дорог", он сотворил свою закорючку в пассажирском лайнере где‑то между Луна‑сити и Ганимедом. Горовиц, первый его издатель, проводил на борту второй медовый месяц и услышал пение Райслинга на корабельной вечеринке. Горовиц на слух узнавал достойное для издательского дела; полный состав "Песен" был напет прямо на пленку в радиорубке того же корабля, прежде чем Горовиц позволил Райслингу исчезнуть с горизонта. Следующие три тома были выжаты из Райслинга в Венусбурге, куда Горовиц заслал своего агента, чтобы держал Райслинга под градусом, пока тот не спел все, что вспомнил.

"Взлет!" — не совсем подлинный Райслинг. Многое, без сомнения, принадлежит Райслингу, а "Реактивная песня" несомненно его, но большую часть стихов собрали после его смерти у людей, которые знали его во времена странствий.

"Зеленые холмы Земли" рождались двадцать лет. Самый ранний известный нам вариант был сочинен на Венере во время запоя с кем‑то из подконтрактных приятелей еще до того, как Райслинг ослеп. В основном стихи были про то, что намеревались наемные работяги сотворить на Земле, если и когда они ухитрятся оплатить все роскошества и позволят себе все же уехать домой. Некоторые строфы были вульгарны, некоторые — нет, но припев был явно тот же, что и в "Зеленых холмах".

Мы точно знаем, откуда и когда пришла окончательная версия "Зеленых холмов".

Это произошло на Венере, на корабле с острова Эллис, предназначенного для прямого прыжка к Великим Озерам, Иллинойс. Кораблем был старый "Сокол" — самый юный в классе "ястреб" и первый примененный Харримановским Трестом для новой политики транспортного обслуживания пассажиров экстра‑класса на трассах с движением по расписанию между земными городами и любой колонией.

Райслинг решил прокатиться на нем верхом до Земли. Может, его собственная песня влезла ему под шкуру… а может, он просто возжаждал увидеть еще разок родное плато Озарк.

Компания больше не закрывала глаза на безбилетников; Райслинг это знал, но ему никогда не приходило в голову, что правила могут относиться к нему самому. Он старел — для космонавта, — но это никак не могло сказаться на его привилегиях. Они были непреходящи — просто Райслинг знал, что он — одна из достопримечательностей космоса наряду с кометой Галлея, Кольцами и грядой Брюстера. Он зашел через люк для экипажа, спустился на нижнюю палубу и устроил себе логово на первой же пустой противоперегрузочной койке.

Там его обнаружил капитан, делавший на последней минуте обход корабля.

— Ты что здесь делаешь? — вопросил он.

— Тащусь на Землю, капитан, — Райслингу не требовались глаза, чтобы различить четыре капитанские нашивки.

— Но только не на этом корабле — ты знаешь правила. Живо сворачивайся и катись отсюда. Мы поднимаем корабль.

Капитан был молод; он всплыл уже после активной зоны Райслинговой жизни, но Райслинг знал этот тип — пять лет в Харриман‑Холле с курсантской практикой на одном‑единственном рейсе вместо крепкого опыта на рейсах в Системе. Двое мужчин не имели ничего общего ни по происхождению, ни по духу: космос менялся.

— Ну, капитан, вы же не поскупитесь на путешествие домой для старого человека.

Офицер замешкался — несколько человек экипажа остановились послушать.

— Я не могу этого сделать. "Меры Космической Безопасности, статья шестая: никому не следует выходить в космос, кроме имеющих на то разрешение членов экипажа зафрахтованного корабля или оплативших проезд пассажиров данного корабля в соответствии с уставом, вытекающим из данных правил". Вставай и выметайся.

Райслинг развалился на койке, заложив руки за голову.

— Меня вынуждают уйти, но будь я проклят, если пойду сам. Несите.

— Мичман! Уберите этого человека.

Корабельный полицейский уставился на верхнюю распорку.

— Не могу сделать этого должным образом, капитан. Я потянул плечо.

Прочие члены экипажа, присутствовавшие мгновением раньше, слились по цвету с переборкой.

— Ладно, позовите рабочую команду!

— Ай‑ай, сэр, — полицейский тоже ушел.

Вновь заговорил Райслинг:

— Послушай, шкипер… давай без каких‑то там обид. У тебя есть лазейка, если хочешь отвезти меня, — статья "Космонавт, терпящий бедствие".

— "Космонавт, терпящий бедствие", мой Бог! Ты — не космонавт терпящий бедствие, ты — космический вымогатель. Я знаю тебя; ты годами шатался по Системе. Ладно, на моем корабле это не пройдет. Эта статья предназначается, чтобы помочь в трудную минуту людям, которые потеряли свои корабли, а не позволять кому‑либо свободно болтаться по космосу.

— Капитан, ты хочешь сказать, что я не потерял свой корабль? После последнего путешествия по найму я так и не побывал на Земле. Закон гласит, что я имею право на обратный рейс.

— Сколько лет назад это было? Ты потерял свой шанс.

— Разве? В законе нет ни слова о том, когда человек воспользуется обратным рейсом, закон говорит просто: человек его получит. Пойди, шкипер, взгляни. Если я ошибся, я не только выйду на своих двоих, но еще извинюсь смиренно перед всем экипажем. Валяй — смотри. По‑спортивному.

Райслинг был готов к эху свирепого взгляда, но шкипер лишь отвернулся и выдавился из отсека. Райслинг знал, что использовал слепоту, чтобы поставить капитана в безвыходное положение, но это его не смущало — скорее уж Райслинг наслаждался.

Десятью минутами позже прозвучала сирена, по бычьему рогу переговорки он услышал приказы для внешних постов. Когда мягкий вздох шлюзов и легкий звон в ушах не дали ему знать, что отрыв от земли неминуем, он встал и пошаркал вниз, в машинное отделение, так как хотел быть поближе к двигателям, когда те рванут. На корабле класса "ястреб" провожатый ему не требовался.

Неприятности начались во время второй вахты. Райслинг развалился в инспекторском кресле, поигрывая клавишами аккордеона и пытаясь разродиться новой версией "Зеленых холмов".

Глотнуть бы воздуха без нормы

Там, где родился я на свет…

и та‑ра‑ра‑ра‑ра‑ра "Земли" — как надо не паковались. Он попробовал еще раз.

Пускай меня излечат ветры,

Те, что обвили, облегли

Грудь милой матери‑планеты,

Прохладные холмы Земли.

Уже лучше, подумал он.

— А как тебе это нравится, Арчи? — спросил он сквозь приглушенный рев двигателей.

— Ничего себе. Давай‑ка трави целиком.

Арчи Макдугал, старший джетмен, был старым другом по космосу и барам одновременно; много лет и миллионов миль назад он ходил в подручных у Райслинга.

Райслинг сделал ему одолжение песней, затем сказал:

— Вам, салагам, сладко живется. Все автоматическое. Когда я крутил такой красотке хвост, спать не приходилось.

— Да и нам, салагам, пока не удается.

Они поболтали на профессиональные темы; и Макдугал показал дампинг прямого действия, заменивший ручные верньеры, которыми пользовался Райслинг. Райслинг щупал рычаги и задавал вопросы, пока не ознакомился с новой установкой. У него все еще оставалась самонадеянная уверенность, что он по‑прежнему джетмен, а его нынешнее занятие трубадура — просто уловка во время одного из пустяковых недоразумений с Компанией, мол, с кем не бывает.

— Вижу, что у тебя все еще стоят старые ручные дампинг‑блины, — заметил он, порхая ловкими пальцами по приборам.

— Все, кроме приводов. Я их отсоединил: они заслоняли шкалы.

— Тебе следует держать их в готовности. Может пригодиться.

— Ну, не знаю. Я думаю…

Райслинг так никогда и не узнал, что думал Макдугал, ибо в этот миг на волю вырвалась неприятность. Макдугал поймал ее сразу и непосредственно: радиоактивный пучок сжег его на месте.

Райслинг почуял, что случилось. Сработали въевшиеся рефлексы прежнего образа жизни. Он захлопнул заглушку и одновременно дал аварийный сигнал на контрольный пульт. Затем Райслинг вспомнил о свинченных приводах. Ему пришлось долго шарить по углам, пока он не нашел их. В то же время он пытался выжать максимум пользы из радиационных экранов. Его волновало только, где лежат приводы. Все остальное здесь было для него на свету, как в любом другом месте; он знал каждую кнопку, каждый рычаг так же, как знал клавиши своего аккордеона.

— Машинное! Машинное! Что за тревога?

— Не входить! — крикнул Райслинг. — Здесь "горячо".

Это "горячо", подобно солнцу пустыни, он чувствовал лицом и костями.

После проклятий на все дурные головы за неудачу с гаечным ключом, который был ему нужен, он поставил приводы на место. Затем предпринял попытку исправить положение вручную. Работа была долгая и деликатная. Но вскоре он понял, что следует развалить двигатель, реактор и — все.

Первым делом он доложился:

— Контроль!

— Контроль, айе!

— Развалить третий двигатель — авария.

— Это Макдугал?

— Макдугал мертв. Райслинг на вахте. Оставайтесь на связи.

Ответа не было; шкипер мог быть ошарашен, но не мог вмешаться в аврал машинного отделения. Он должен был считаться с кораблем, пассажирами и экипажем. Двери пришлось оставить закрытыми.

Должно быть, еще больше капитан удивился тому, что Райслинг послал на запись. Вот что это было:

Мы на гнилой Венере пухли,

Где тошнотворен каждый вздох,

Где падалью смердели джунгли

И гибелью сочился мох.

Во время работы Райслинг переписал всю Солнечную систему: "… острые, яркие скалы Луны… радужные кольца Сатурна… морозные ночи Титана…", все это пока открывал и разваливал двигатель, и пока удил его начисто. Завершил он дополнительным припевом:

Пылинку в небе мы отыщем,

Глядишь — и в списки занесли.

Вернуться бы к людским жилищам

На ласковых холмах Земли…

… затем в рассеянности вспомнил, что хотел присоединить исправленный первый куплет:

А в небесах полно работы

И ждут, и манят нас они.

Готовность! Старт! И пропасть взлета!

Внизу — увядшие огни.

В путь, сыновья великой Терры.

Могучий двигатель ревет.

Отринув страх, не зная меры,

Вперед и ввысь! И вновь — вперед!

Теперь корабль был в безопасности и мог спокойно дохромать до дома без одного двигателя. Относительно себя Райслинг не был так уверен. "Ожог" кажется острым, думал он. Райслинг не мог видеть яркий розовый туман, клубящийся в отсеке, но знал, что он есть. Райслинг продолжил реанимацию продуванием воздуха через внешний клапан, и повторил это несколько раз, стараясь понизить уровень радиации так, чтобы его смог выдержать человек в соответствующих доспехах. Занимаясь этим, он послал еще один припев, последний кусочек подлинного Райслинга, который когда‑либо мог быть:

А под последнюю посадку,

Судьба, мне шарик мой пошли.

Дай приласкать усталым взглядом

Зеленые холмы Земли.

(Из сборника 'Зеленые холмы Земли')

'' (C) Ян Юа, перевод, 1993 (С) перевод стихов, 1993

КОЛУМБ БЫЛ ОСТОЛОПОМ

В прохладные сумерки бара вошел новый посетитель, и сидящий у столика в углу жизнерадостный толстяк завопил, перекрывая голосом шум кондиционера:

— Эй, Фред! Фред Нолан! Идите к нам! Познакомьтесь с профессором Эпплби — главным инженером звездолета "Пегас". Я только что продал профессору партию стали для его коробочки, давайте по этому поводу выпьем!

— С удовольствием, мистер Барнс, — согласился Нолан. — А с профессором мы знакомы, моя компания поставляет ему приборы.

— Ну тогда тем более необходимо выпить. Что вам, Фред? "Старомодный"? А вам, профессор?

— И мне. Только не зовите меня профессором, пожалуйста. Во‑первых, я не профессор, во‑вторых, чувствую себя стариком, когда вы меня так называете.

— Хорошо, док! Эй, Пит, два "старомодных" и один двойной "манхэттен"! А я‑то и впрямь раньше представлял вас старцем с длинной седой бородой. Но вот теперь, познакомившись с вами, все никак не могу понять…

— Что именно?

— Зачем вам, в ваши‑то годы, хоронить себя в такой глуши…

— "Пегас" ведь в Нью‑Йорке не построишь, — заметил Эпплби, — да и стартовать отсюда удобнее.

— Оно, конечно, но я о другом. Я вот о чем… Вам нужны специальные сплавы для звездолета. Пожалуйста, я продам. Но скажите мне, на кой вам все это сдалось? Что вас тянет на эту Проксиму Центавра?

— Ну, этого не объяснишь, — улыбнулся Эпплби. — Что тянет людей взбираться на Эверест? Что тянуло Пири на Северный полюс? Почему Колумб уговорил королеву заложить ее бриллианты?

Бармен принес поднос с напитками.

— Послушай, Пит, — обратился Барнс к нему. — Ты бы согласился лететь на "Пегасе"?

— Нет. Мне здесь нравится.

— В одних живет дух Колумба, в других он умер, — отметил Эпплби.

— Колумб рассчитывал вернуться обратно, — стоял на своем Барнс. — А вы? Вы же сами говорили, что лететь не меньше шестидесяти лет. Вы же не долетите!

— Мы — нет, наши дети — да. А обратно вернутся наши внуки.

— Но… Вы что, женаты?

— Разумеется. Экипаж подбирается только семьями. Весь проект рассчитан на два‑три поколения. — Инженер вынул из кармана бумажник. — Вот, пожалуйста, миссис Эпплби и Диана. Ей три с половиной года.

— Хорошенькая девочка, — взглянул на фотографию Барнс. — И что же с ней будет?

— Как что? Полетит с нами, разумеется. — Допив коктейль, Эпплби встал. — Пора домой.

— Теперь моя очередь угощать, — сказал Нолан после его ухода. — Вам то же самое?

— Ага. — Барнс поднялся из‑за стола. — Пошли за стойку, Фред, там пить удобнее, а мне сейчас надо не меньше шести бокалов.

— Пошли. А с чего это вы так завелись?

— То есть как "с чего"? Разве вы не видели фото?

— Ну и что?

— Что! Я торговец, Фред, продаю сталь, и мне плевать, на что ее употребит заказчик. Я готов продать веревку человеку, который собирается ею удавиться. Но я люблю детей. А тут эта малышка, которую родители берут в сумасшедшую экспедицию!.. Да ведь они обречены на гибель! Они не долетят!

— Может, и долетят.

— Все равно это безумие. Давайте скорее, Пит, и налейте себе тоже. Вот Пит, он у нас человек мудрый! Он‑то ни в какие звездные авантюры не пустится. Подумаешь, тоже! Колумб! Да дурак он был, Колумб! Остолоп! Сидел бы себе дома и не рыпался!

— Вы неверно меня поняли, мистер Барнс, — покачал головой бармен. — Ведь если бы не такие люди, как Колумб, нас бы сегодня не было здесь, верно? Просто по характеру я не путешественник. Но путешественников уважаю. И ничего не имею против "Пегаса". А дети были и на борту "Мэйфлауэра".

— Это совсем не одно и то же, — возразил Барнс. — Если бы господь предназначал человека для полетов к звездам, он создал бы нас с ракетными двигателями.

— Мой старик, помнится, считал необходимым ввести закон против летательных аппаратов, потому что людям от природы не дано летать. Он был не прав. Людям всегда хочется попробовать что‑нибудь новое, отсюда и прогресс.

— Вот уж не думал, что вы помните время, когда люди еще не летали, — сказал Нолан.

— О, что вы, я уже стар! Да уже здесь лет десять прожил, не меньше.

— А по свежему воздуху не скучаете?

— Нет. Когда я продавал напитки на Сорок второй улице, свежего воздуха там не было и в помине, так что не по чему скучать. А здесь мне нравится. И всегда есть что‑то новое. Сначала атомные лаборатории, сейчас вот "Пегас". А главное — здесь мой дом. И… всего одна шестая сила тяжести. На Земле у меня все время опухали ноги, когда я стоял за стойкой, а здесь я вешу всего тридцать пять фунтов. Нет, мне нравится здесь, на Луне.

По пятам

Как появился этот диск, Боб Вилсон не видел. Не видел он и того, как сквозь него в комнату шагнул какой‑то человек и, остановившись, уставился на Боба, прямо ему в затылок. При этом он дышал несколько учащенно, словно обуреваемый сильными и необычными чувствами.

У Вилсона не было ни малейшего повода подозревать чье‑либо присутствие в комнате, наоборот, он имел все основания, для уверенности в обратном. Он заперся в своей комнате, намереваясь одним продолжительным усилием завершить свою дипломную работу. Другого выхода у него не было: завтра наступал последний срок сдачи работ, а вчера его собственная работа состояла всего лишь из заглавия: "Анализ некоторых математических аспектов метафизического метода".

Тринадцать часов непрерывного труда, пятьдесят две выкуренные сигареты и четыре опустошенных кофейника прибавили к заглавию еще семь тысяч слов.

Что касается научной ценности работы, то Боб не дал бы за нее и ломаного гроша. Но довести ее до конца было сейчас его единственным страстным желанием. Довести до конца, сдать и, опрокинув три стаканчика чистого, завалиться спать на неделю.

Он поднял голову, остановив взгляд на двери платяного шкафа, где у него была припрятана почти полная бутылка джина. Нет, строго сказал сам себе Боб, нет, еще один глоток и ты, старина, в жизни не покончишь с этой обузой.

Человек за его спиной хранил молчание.

Вилсон снова склонился над машинкой.

"… но также невозможно представимое явление назвать возможным, даже если его можно описать математически. Для примера возьмем концепцию путешествия во времени. Сама идея путешествий во времени может быть основана на базе любой из существующих теорий времени. Тем не менее, эмпирическое знание о природе некоторых свойств времени, опровергает возможный характер данного явления. Продолжительность есть атрибут сознания, но не среды. Следовательно…"

Клавишу заело, три литерных рычага сцепились между собой. Вилсон устало чертыхнулся и протянул руку, чтобы наставить гадкую машинку на путь истинный.

— Брось, не трать время, — услышал он вдруг. — Все это чушь собачья.

Вилсон резко выпрямился и медленно обернулся. Он искренне надеялся, что сзади действительно кто‑то стоит. В противном случае…

Вид незнакомца заставил его вздохнуть с облегчением.

— Слава Богу, — пробормотал он себе под нос. — Я уже было испугался, что у меня не все в порядке с головой.

Однако облегчение стремительно перешло в раздражение.

— Какого дьявола вы забрались в мою комнату? — решительно спросил он.

Оттолкнув стул, Боб поднялся и пошел к двери. Дверь была по‑прежнему заперта на задвижку.

Через окна тоже невозможно было забраться — стол стоял к ним вплотную и выходили они на людную улицу, шумевшую в трех этажах под ними.

— Как вы попали сюда? — добавил он.

— Вот сквозь это, — ответил незнакомец и указал пальцем на диск.

Вилсон только теперь обратил внимание на странный предмет, появившийся в его комнате. Моргнув, он посмотрел еще раз. Действительно, между ними и стеной в воздухе висел диск. Большой диск цвета пустоты, которую можно увидеть, если крепко зажмуриться.

Вилсон старательно потряс головой. Диск не хотел исчезать. Боже, подумал Боб, значит, я действительно слегка двинулся мозгами…

Он шагнул к диску, намереваясь потрогать его.

— Не трогайте! — выпалил незнакомец.

— Отчего же? — раздраженно поинтересовался Вилсон, но, тем не менее, до диска не дотронулся.

— Я объясню. Но сначала давайте немного выпьем.

Он направился прямо к платяному шкафу, открыл дверку и извлек на свет бутылку джина.

— Эй! — воскликнул Вилсон. — Что вы делаете? Это мой джин!

— Твой джин… — незнакомец призадумался на мгновение. — Прошу прощения, надеюсь, вы не будете против, если и я угощусь?

— Думаю, что не буду, — констатировал Боб Вилсон мрачным видом. — И мне заодно налейте.

— Прекрасно, — согласился незнакомец. — А потом я все объясню.

— Да уж, постарайтесь, — значительно заметил Вилсон.

Он осушил свой стакан и осмотрел незнакомца. Перед ним был человек примерно такого же роста и сложения, как сам Боб, и примерно того же возраста, может, чуточку старше, хотя, видимо, такое впечатление создавала трехдневная щетина на его подбородке. Глаз у незнакомца был подбит, а верхняя губа распухла. Вилсон решил, что физиономия у субъекта неприятная. Самое странное, что лицо его показалось Вилсону странно знакомым, он чувствовал, что должен был бы узнать его, так как, несомненно, видел это лицо не один раз.

— Вы кто? — неожиданно спросил Боб.

— Кто я? — переспросил странный гость. — Так вы меня не узнаете?

— Кажется, я вас уже где‑то видел, — признался Вилсон. — Хотя я не уверен.

— Возможно, и видели… — протянул гость. — Впрочем, оставим пока…

— А как вас зовут?

— Зовут? Ну, зовите меня просто… э‑э… Джо.

Вилсон опустил свой стакан.

— Ну, хорошо, мистер Джо, как вас там, давайте ваши объяснения и как можно короче.

— Сейчас вы все поймете, — пообещал Джо. — Вот эта штука, через которую я прошел, — он указал на диск, — это временные ворота.

— Какие ворота?

— Временные. Время течет по обе стороны ворот, — но оба потока разделены несколькими тысячелетиями, сколько в точности — я не знаю. Еще пару часов ворота будут открыты. Вы можете попасть в будущее всего лишь пройдя сквозь диск.

Боб забарабанил пальцами по крышке стола.

— Продолжайте, я внимательно слушаю. Все это чрезвычайно интересно.

— Вы мне не верите? Так я вам сейчас покажу.

Джо снова отправился к шкафу и завладел шляпой Боба, его любимой и единственной шляпой, которую шесть лет нелегкой университетской жизни привели к нынешнему жалкому состоянию. Джо метнул шляпу прямо в диск.

Шляпа прошла сквозь его поверхность без видимого сопротивления и исчезла из виду.

Вилсон встал со стула, зашел за диск и внимательно осмотрел пол. Там ничего не было.

— Ловкий фокус, — признался он. — Буду очень вам благодарен, если вернете мне шляпу.

Незнакомец покачал головой.

— Сами ее найдете, как только окажитесь на той стороне.

— Как? На той стороне?

— Именно так. Слушайте…

И незнакомец вкратце рассказал ему все, что касалось ворот времени. Бобу, сообщил гость, выпал шанс, который случается раз в миллион лет. Он должен не мешкать и смело шагнуть сквозь диск. Более того, было очень важно, чтобы Вилсон шагнул сквозь него. Почему — этого Джо подробно объяснить не мог.

Боб Вилсон угостил себя вторым стаканчиком джина, а потом и третьим, что придало ему уверенности.

— Почему? — спросил он без лишних слов.

Джо был в отчаянии.

— Проклятье, если ты только шагнешь сквозь ворота, то отпадет надобность во всех объяснениях. К тому же…

Как получалось из объяснений Джо, на той стороне был какой‑то субъект, которому очень требовалась помощь Джо. Если Джо поможет, они втроем будут управлять целой страной. Какого рода требовалась помощь — этого Джо не мог или не хотел уточнять. Вместо этого он налегал на невероятные, уникальные возможности, которые предоставляло для жизни Вилсона это приключение.

— Неужели ты намерен убить свою жизнь, натаскивая тупиц в какой‑нибудь заплесневелой школе? — настаивал он. — Это твой звездный час. Так не упускай его!

В глубине души Боб Вилсон вынужден был согласиться, что степень доктора философии — не совсем то, чем его можно было осчастливить. И все же, место преподавателя — это уже верный заработок. Тут его взгляд упал на бутылку джина, уровень жидкости в которой значительно понизился. Объяснение происходящего было найдено.

Боб поднялся на нетвердые ноги.

— Не выйдет, мой милый друг, — заявил он. — Мне ваша карусель не по вкусу. А знаете почему?

— Почему?

— Потому, что я пьян, вот почему. Вас тут нет на самом деле. И этого тоже здесь нету, — широким жестом он указал на диск. — Здесь только я один, и выпил лишнего. Перетрудился малость, — добавил он извиняющимся тоном. — И теперь намерен отдохнуть.

— Ты совсем не пьян.

— Нет, я пьян. На дворе дрова, на дрове трава.

Он направился к кровати. Джо схватил его за плечо.

— Это невозможно, — сказал он.

— Оставь его в покое!

Оба резко обернулись. Прямо перед ними у диска стоял третий человек. Боб посмотрел на новоприбывшего, потом перевел взгляд на Джо и попытался сосредоточиться. Однако, как они похожи, подумал он, будто братья. Или просто у него двоится в глазах? Какая гадость этот джин! Давно пора перейти на ром. Ром — это совсем другое дело. Хочешь пей, хочешь — ванну принимай. Да, во всем виноват джин. Не было бы джина, не было бы и Джо.

Да нет же, как он мог их спутать, ведь у Джо глаз подбит. Тогда кто такой этот второй тип? Почему двое приятелей не могут спокойно выпить, обязательно кто‑то помешает?

— Вы кто? — негромко, но с достоинством спросил Боб новенького.

Новенький поглядел на него, потом указал на Джо.

— Он меня знает, — многозначительно сказал он.

Джо не спеша оглядел его с головы до пят.

— Да, — сказал он, — думаю, что знаю. Но какого бога ты сюда явился? Зачем ты план срываешь?

— Времени для объяснений нет. Я знаю больше, чем ты, — этого ты отрицать не будешь — и поэтому могу судить лучше. Он не пойдет в ворота.

— Я не собираюсь признавать ничего…

Вдруг зазвонил телефон.

— Ответь! — приказал новоприбывший.

Боб собрался было возмутиться его тоном, но потом передумал. Его темперамент не позволял игнорировать трезвонящий телефон. Он поднял трубку:

— Алло?

— Привет, — ответила трубка. — Это Боб Вилсон?

— Да. А кто говорит?

— Неважно. Я только хотел убедиться, что вы на месте. Я таки думал, что вы там. Попал же ты в переплет, парень, ну уж попал…

Вилсон услышал, как на другом конце провода захихикали, потом пошли гудки отбоя. Он потряс трубку пару раз, потом опустил на рычаг.

— Кто звонил? — спросил Джо.

— Никто. Просто какой‑то ненормальный с извращенным чувством юмора.

Телефон опять зазвонил.

— Ага, это опять он.

Боб схватил трубку.

— Слушай, ты, обезьяна с мозгами бабочки! Я человек занятой, а это не общественный телефон.

— Что‑о? Боб, что ты… — послышался возмущенный женский голос.

— А, гм, это ты? Прости, Женевьева, я очень извиняюсь…

— Еще бы ты не извинялся!

— Дорогая, ты не понимаешь. Как раз перед твоим звонком мне позвонил какой‑то идиот, и я думал, что это снова он. Ты же знаешь, я бы никогда не позволил себе так разговаривать с тобой, моя крошка.

— Не сомневаюсь, особенно после того, что ты мне сегодня сказал, после того, что было…

— Что? Сегодня? Ты сказала "сегодня"?

— Конечно, сегодня. Я решила позвонить, потому что ты забыл у меня свою шляпу. Я заметила ее буквально через несколько минут после твоего ухода. К тому же, — добавила она застенчиво, — это предоставило мне возможность еще раз услышать твой голос, Боб.

— Ну понятно, спасибо, — механически ответил он. — Но послушай, малыш, я сейчас ужасно занят, день выдался просто сумасшедший. Я загляну к тебе вечерком и мы все выясним. Ну, пока.

И он поспешно положил трубку. Боже, подумал Боб, еще одна проблема. Он повернулся к своим собеседникам.

— Ну, Джо, все в порядке, я готов двигаться, если и ты готов.

Он не мог бы сказать точно, в какой момент к нему пришла мысль согласиться пройти сквозь временное устройство, но тем не менее, она пришла. И вообще, кто этот второй такой, чтобы лишать свободного человека, такого как Боб, свободы выбора поступков?

— Прекрасно, — облегченно вздохнул Джо. — Просто шагай прямо в диск. Больше ничего не требуется.

— Нет, ты не пойдешь!

Это опять был надоедливый второй незнакомец. Он встал на пути между Вилсоном и Воротами Времени.

Боб Вилсон смерил его взглядом.

— Послушайте, вы! Вы сюда ворвались, лезете не в свои дела, может вы думаете, что вам все позволено? Если вам что не по вкусу, так можете утопиться! Я вам с удовольствием помогу.

Незнакомец попытался схватить Боба за воротник. Вилсон ответил боковым ударом, но не самым лучшим — кулак его двигался не быстрее улитки. Незнакомец без труда уклонился и угостил Боба прямым в челюсть — костяшки пальцев у него были ужасно твердые. Джо поспешил на помощь Бобу. Некоторое время они обменивались свингами и хуками, при этом Боб с энтузиазмом старался внести и собственную лепту. Но единственный панч, который ему удался, угодил в Джо — теоретически его союзника. Но предназначался он, естественно, второму незнакомцу.

Это было ошибкой, так как незнакомец, воспользовавшись промахом Джо, отличным боковым свингом слева лишил Боба возможности принимать активное участие в боевых действиях.

Постепенно Боб снова начал воспринимать окружающее. Он сидел на полу, который почему‑то несколько покачивался. Кто‑то склонился над Бобом.

— У тебя все в порядке? — спросил кто‑то.

— Вроде бы, — глухо ответил Боб. Губы саднили, он дотронулся пальцем до губы — на пальце осталась кровь.

Голова болит.

— Еще бы не болела. Вы влетели просто кувырком. Я испугался, уж не разбили ли вы голову, когда приземлились. Мысли постепенно прояснялись. Влетел? Он внимательно посмотрел на говорящего. Это был мужчина средних лет с густой шевелюрой, в которой уже начала просвечивать седина и с коротко подрезанной бородкой. Одет он был, как решил Боб, в нечто напоминавшее свободный пижамный костюм пурпурного цвета.

Но больше всего Боба беспокоила комната, в которой он находился. Она была совершенно круглая и потолок выгибался таким плавным куполом, что трудно было сказать, какой он высоты. Ровный мягкий свет заливал комнату из невидимого источника. Мебели в комнате не было, не считая пультообразного возвышения поблизости от стены, лицом к которой сидел Боб.

— Влетел? Куда влетел?

— В Ворота, конечно. То есть, сквозь ворота, — у незнакомца был несколько странный акцент. Боб не мог определить его характер, но у него появилось чувство, что этот человек не привык постоянно разговаривать по‑английски. Вилсон повернул голову и посмотрел через плечо, в направлении взгляда незнакомца. Там он увидел диск.

Голова от этого еще больше заболела.

"Боже всесильный", — подумал он, — "на этот раз я уж действительно свихнулся. Почему я не просыпаюсь?" Он потряс головой, стараясь прояснить взор.

Лучше бы он этого не делал. Верхушка головы едва не отвалилась — такое, во всяком случае, создавалось у него впечатление, а диск все равно остался там же, где и был. Его плоскую глубину заполняли невообразимые аморфные силуэты неопределенных цветов.

— Я сквозь это влетел?

— Да.

— Где я?

— В зале Ворот в Высоком замке Норкаал. Но куда важнее не "где", а "когда". Вы попали в будущее немногим больше, чем на три тысячи лет.

— Я с самого начала подумал, что сошел с ума, — сказал про себя Вилсон. Он поднялся на нетвердые ноги и заковылял к Воротам.

— Куда вы собрались? — рука незнакомца легла на его плечо.

— Ну‑ну, не так быстро. Можете поверить моему слову — вы не вернетесь туда. Но прежде позвольте перевязать вам раны. Кроме того, вам необходим отдых. Мне нужно объяснить вам некоторые вопросы, а потом, когда вы вернетесь туда, я попрошу вас выполнить для меня одно поручение — к нашей обоюдной выгоде. Нас ждет великое будущее — для тебя и для меня!

Вилсон нерешительно приостановился. Его несколько беспокоила настойчивость незнакомца.

— Мне это все не нравится.

Человек пристально взглянул на Боба.

— Может выпьем по стаканчику на дорожку?

Вилсон чувствовал, что он совсем не против. Стаканчик чистого — это как раз то, что ему нужно.

— Ладно, давай.

— Пойдем со мной.

Человек провел Боба мимо непонятного устройства у стены прямо к двери, ведущей в проход. Шагал он размашисто и Вилсону приходилось поторапливаться, чтобы не отстать.

— Между прочим, — спросил он пока они шли длинным проходом, — как вас зовут?

— Зовут? Ну, можете звать меня Диктор. Все остальные зовут меня так.

— Хорошо. Следует ли мне тоже представляться?

— Вы? — Диктор усмехнулся. — Вам представляться нет надобности. Ваше имя мне известно — вы Боб Вилсон.

— Вот как? Гм, наверное, это Джо вам сказал.

— Джо? Я такого человека не знаю.

— Не знаете? А вот он, как я понял, вас знает. Эй, послушайте, может вы не тот, с кем я должен встретится?

— Нет, это я. Я, в своем роде, поджидал вас. Джо… Джо… А! — Диктор хихикнул. — Просто выскочило из головы! Он сказал, чтобы вы его звали Джо, правильно?

— А что, это не его имя?

— Имя особого значения не имеет, и Джо — не хуже любого другого. Ну вот, мы и пришли, — он ввел Боба в небольшую, но веселую комнатку. Мебели в ней совсем не было, зато пол был мягким и теплым, как живая плоть.

— Садитесь и отдыхайте. Я через минуту вернусь.

Боб огляделся, соображая, на чем же здесь можно сидеть, потом повернулся спросить Диктора, но тот уже исчез, более того, исчезла также и дверь, через которую они вошли. Боб сел прямо на мягкий пол и постарался расслабиться.

Диктор вскоре вернулся. Вилсон видел, как двери расступились, чтобы пропустить его, но он не понял, как это получилось. Диктор принес с собой графин, в котором плескалась какая‑то жидкость.

— А ну‑ка, прочистим мозги. — весело сказал он и щедро налил в принесенную с графином чашку на четыре пальца. — Глотай!

Боб принял чашку.

— А вы не будете?

— Сначала я займусь вашими повреждениями.

— Ладно, — Вилсон опрокинул в себя содержимое чашки с несколько несолидной поспешностью. "Неплохая штука", — решил он, — "напоминает шотландское, но покрепче, пожалуй."

Диктор. тем временем, смазывал ранки Боба мазью. Сначала сильно пекло, потом жжение утихло.

— Позвольте еще одну?

— Сделайте милость.

Боб уже без спешки выпил вторую чашку. До конца он ее не допил — чашка выскользнула из пальцев, оставив красновато‑коричневое пятно на полу. Боб захрапел.

Боб Вилсон проснулся совершенно отдохнувшим. Чувствовал он себя прекрасно. Настроение было отличное. Почему? Он и сам не знал. Расслабившись, он лежал с закрытыми глазами, окончательно просыпаясь. Отличный должен быть денек. Ну правильно, он ведь дописал трижды проклятый диплом. Нет, погоди, ведь он его не закончил… Рывком Боб поднялся и сел. Вид незнакомых стен вернул его в реальность. Но прежде чем он успел обеспокоится, дверь образовала вход и в комнату вошел Диктор.

— Ну, как, лучше?

— Неплохо. Послушайте, что это все значит?

— Немного терпения, мы обо всем поговорим. Как насчет завтрака?

В данный момент на шкале ценностей завтрак для Боба находился непосредственно после его собственной жизни и даже впереди возможности получить бессмертие. Диктор провел его в другую комнату — первую комнату с окнами, которую Боб видел в этом здании. Вернее, одной стены в комнате не было, ее заменял балкон, выходивший наружу и открывавший обширный вид на утопающие в зелени окрестности. Мягкий, теплый летний ветерок гулял по комнате. И пока Диктор говорил, они начали завтрак, окруженные роскошью достойной римских императоров. Боб Вилсон слушал объяснения Диктора не совсем внимательно, поскольку его внимание привлекло появление девушки‑служанки, подававшей еду. Она вошла, неся большой поднос с фруктами. Несла она его на голове. Фрукты были изумительные. То же самое можно было сказать и о девушке. Как Боб ни старался, он не смог найти в ней ни одного изъяна. Платье ее тоже не обременяло.

Сначала она подошла к Диктору, одним грациозным движением опустилась на колено и протянула поднос с фруктами. Диктор выбрал какой‑то небольшой красный плод и жестом отпустил девушку. Она перешла на сторону Боба и тем же движением предложила фрукты ему.

— Как я уже сказал, — продолжал Диктор, — доподлинно не известно, когда именно Высшие покинули Землю, так же, как не известно откуда они пришли и куда ушли. Я лично склонен думать, что они вернулись обратно во Время. Во всяком случае, они правили здесь в течение двадцати тысяч лет и от земной культуры в том виде, как вы ее знаете, ничего не осталось. Но главное значение для вас и для меня имеет то воздействие, которое они оказали на природу человека. Один самый обыкновенный предприимчивый человек двадцатого века с некоторыми задатками авантюриста мог бы делать здесь все, что ему пожелается. Вы следите за мной?

— Что? А, ну, да, естественно. Слушайте, что за великолепная девушка, — глаза Боба все еще были устремлены на вход, где исчезла девушка.

— Кто? Ах, да, но ничем особенным она здесь не выделяется.

— Трудно поверить.

— Она вам нравится? Отлично, она ваша.

— Как?

— Она рабыня. Успокойтесь, это в переносном смысле. Они здесь все рабы по своей натуре. Если она вам нравится, я ее вам подарю. Она будет счастлива, вот увидите.

Девушка как раз вернулась. Диктор обратился к ней на незнакомом Бобу языке.

— Ее зовут Арма, — заметил он попутно, затем снова что‑то сказал девушке.

Та засмеялась, но тут же, с серьезным лицом направилась к Вилсону, опустилась на оба колена, склонила голову и протянула перед собой сложенные чашей ладони.

— Дотронься до лба, — сказал Диктор.

Боб дотронулся. Девушка встала на ноги и в ожидании спокойно стояла рядом с ним. Диктор заговорил с ней. Девушка казалась озадаченной, но вышла из комнаты.

— Я сказал, что несмотря на ее новое положение, вы желаете, чтобы она продолжала подавать завтрак.

Завтрак продолжался и Диктор возобновил свой рассказ.

Новое блюдо внесли Арма и еще одна девушка. Когда Боб ее увидел, то только тихо свистнул. Он понял, что несколько поторопился, позволив Диктору подарить ему Арму. Или стандарты женской красоты поднялись на невообразимую высоту, подумал он, или Диктору пришлось попотеть, пока он набрал себе домашнюю прислугу.

— … вот почему, — продолжал Диктор вам необходимо вернуться. Во‑первых, нужно вернуть назад того парня. Потом еще одно небольшое дельце — и мы на коне. Дальше мы будем только получать и делить. Я и вы. А делить здесь есть что. Я… Да вы не слушаете!

— Конечно слушаю, чиф! Каждое ваше слово. — Боб пощупал подбородок. — Слушайте, у вас не найдется лишней бритвы? Я хочу побриться.

Диктор негромко выругался сразу на двух языках.

— Перестаньте глазеть, никуда они от вас не денутся. Слушайте, что я говорю, дело не шуточное и предстоит работа!

— Ясно, ясно, я все понял, и я ваш человек. Когда начнем? — Вилсон уже принял решение почти сразу после того, как вошла Арма с подносом фруктов. Вообще у него было такое чувство, будто он попал в какой‑то очень приятный сон. Если сотрудничество с Диктором позволит этот сон продлить, то почему бы и нет? Ко всем чертям академическую карьеру‑у‑у! К тому же, все что от него требовалось, это снова пройти сквозь Ворота, но в обратном направлении, и заставить парня на той стороне выйти в них. В худшем случае он просто снова окажется в двадцатом веке. Он ничего не теряет.

Диктор поднялся на ноги.

— Приступим сразу к делу, — коротко сказал он. — Пока ваше внимание вновь не распылится. Пойдемте.

И он быстро зашагал, сопровождаемый Бобом. Диктор привел Вилсона в зал Ворот.

— Шагайте сквозь Ворота, вот и все. Вы окажетесь в двадцатом столетии, в своей собственной комнате. Заставьте человека, которого увидите там, пройти сквозь Ворота. Он нам необходим. Потом тоже возвращайтесь.

Боб поднял руку, соединив кончики большого и указательного пальцев вместе.

— Дело в шляпе, босс. Считайте, что он уже здесь.

Он двинулся к Воротам.

— Подождите! — скомандовал Диктор. — Вы не знакомы с путешествиями во времени, поэтому вы должны приготовиться к некоторому потрясению. Этот второй человек, на той стороне, вы его сразу узнаете.

— Кто он?

— Я не буду вам говорить, потому что вы все равно не поймете. Но его сразу узнаете, как только увидите. Помните вот что — с путешествиями во времени связаны некоторые странные парадоксы. Не давайте сбить себя с толку в случае чего. Действуйте точно так, как я вам говорил и все будет в порядке.

Диктор зашел за возвышение у стены.

— Я установил приборы. Теперь порядок. Двигайте! — сказал он.

И Боб Вилсон шагнул сквозь нечто, называемое Воротами Времени.

Переход не был связан с каким‑либо особенным ощущением. Будто сквозь занавешенный вход входишь в темную комнату. Он остановился, давая возможность привыкнуть к освещению. Действительно, он был в своей комнате.

За столом, его столом, сидел какой‑то человек, Диктор не ошибся. Значит, именно его он должен переслать на сторону Ворот. Диктор сказал, что он его узнает. Отлично, посмотрим, кто же это.

Боб чувствовал некоторое раздражение, видя кого‑то за своим столом, в своей комнате. С другой стороны, комната сдается всем желающим, и естественно, как только Боб исчез, ее снял кто‑то другой. Боб не мог сказать сколько времени он отсутствовал. Проклятье, возможно прошла почти неделя!

Парень за столом действительно был Бобу странно знаком, хотя видна была одна только спина. Кто же это? Заговорить, чтобы он повернулся? Боб отчего‑то не хотел этого делать, пока не знал кто сидит за столом. "Желательно", — сказал он сам себе, — "сначала выяснить с кем имеешь дело, прежде чем предпринять что‑либо до такой степени диковинное, как принуждение невинного человека пройти сквозь Ворота."

Человек за столом продолжал печатать, лишь на секунду он отвлекся, чтобы погасить сигарету. Он положил ее в пепельницу и придавил сверху пресс‑папье.

Этот жест был знаком Бобу Вилсону.

По спине у него пробежали холодные мурашки.

"Если он закурит новую сигарету", — прошептал он себе самому, — "так, как я думаю…"

Человек за столом взял новую сигарету, постучал сначала по одному концу, потом по другому, слегка выровнял бумагу на конце с помощью ногтя большого пальца и сунул ее этим концом в рот.

Вилсон почувствовал как запульсировала в горле кровь.

Застолом, спиной кнему, сиделон сам, БОБВИЛСОН!

Он чувствовал, что еще немного и ему станет плохо. Он закрыл глаза и оперся о спинку стула. "Я так и знал, — подумал он, — все это просто бред. Я сошел с ума. Особый случай раздвоения личности. Мне не следовало слишком переутомляться."

Пишущая машинка продолжала стучать.

Боб взял себя в руки и еще раз все обдумал. Диктор предупреждал его, что он может пережить сильное потрясение, природу которого не следует сообщать заранее, так как в нее невозможно поверить.

"Ну хорошо, допустим, что я вовсе не сошел с ума. Если путешествие во времени возможно, то почему я не могу вернуться в прошлое и увидеть себя самого в этом прошлом. И если я в своем уме, то все именно таким образом и обстоит…"

"А если я свихнулся, то тогда и беспокоиться не о чем, делай, что хочешь."

"И далее", — добавил Боб сам себе, — "если я ненормальный, то я могу оставаться ненормальным и вернуться обратно сквозь Ворота! Хотя от этого ничего не меняется. А, ну его к черту!"

Он осторожно подкрался ближе к столу и заглянул через плечо сидящего.

"Продолжительность есть атрибут сознания. Следовательно…" — прочел он.

"Надо же", — подумал он, — "вернуться именно в этот момент и увидеть себя самого, пишущего свой собственный диплом."

Машинка стучала.

"Следовательно…"

Два литерных рычага сцепились. Двойник Боба чертыхнулся и протянул руку, чтобы поправить рычаги.

— Брось, не трать времени, — неожиданно для себя самого произнес Боб. — Все это чушь собачья.

Второй Боб Вилсон резко выпрямился, потом осторожно поглядел назад. Выражение удивления на его лице сменилось раздражением.

— Какого дьявола вы забрались в мою комнату? — решительно потребовал он ответа. Потом, не дожидаясь, встал из‑за стола, быстро подошел к двери и проверил задвижку.

— Как вы сюда попали?

"Однако", — подумал Боб, — "попробуй объясни."

— Вот сквозь это, — ответил он, указывая на Ворота Времени. Двойник взглянул в указанном направлении, сморгнул, еще раз присмотрелся и начал осторожно приближаться к диску, намереваясь потрогать его.

— Не трогайте! — вскричал Вилсон.

Двойник приостановился.

— Почему это? — поинтересовался он.

Почему именно — это не было ясно и самому Вилсону, но его определенно охватило чувство надвигающейся катастрофы, едва двойник приблизился к диску. Он растянул паузу, сказав:

— Я объясню. Но сначала давай немного выпьем.

Стаканчик джина — хорошая идея. И сейчас капля алкоголя требовалась Вилсону как никогда. Совершенно машинально, он направился к своему тайнику с бутылкой в платяном шкафу. Бутылка была на месте.

— Эй! — запротестовал двойник. — Что вы там делаете? Это мой джин!

— Твой джин… Тысяча чертей, это действительно его джин. То есть нет, это не его, это их джин. Ах, проклятье! Как все это запуталось, теперь не объяснишь!

— Прошу прощения. Надеясь, вы не будете против, если и я угощусь?

— Думаю, что не буду, — мрачно ответствовал двойник. — И мне тоже налейте.

— Прекрасно, — согласился Вилсон. — А потом я все объясню, — но он чувствовал, что объяснение будет, мягко говоря, затруднительным. Он сам не понимал всего до конца.

— Да уж, постарайтесь, — предупредил его второй Вилсон и, потягивая джин, начал рассматривать Вилсона.

Вилсон смотрел на свое более молодое эго, охваченный весьма смешанными и с трудом сдерживаемыми эмоциями. Неужели этот тупица не узнал собственного лица? И, если он не сможет увидеть, что это за ситуация, то как ему еще объяснить?

У Боба совсем выскочило из головы, что узнать его было нелегко — после всех пережитых приключений плюс небритая щетина. И что было еще важнее, он упустил из виду, что всякий человек видит свое лицо, даже в зеркале, не совсем теми глазами, что чужое. Какой человек в здравом рассудке заподозрит, что у незнакомца его собственное лицо? Вилсон видел, что его вид озадачил собеседника, но узнать он его не узнал.

— Вы кто? — неожиданно спросил двойник.

— Кто я? — переспросил Вилсон. — Так вы меня не узнаете?

— Кажется, я вас уже где‑то видел. Хотя я не уверен.

— Возможно, что и видели…

Вилсон чувствовал, что застрял. Ну, как ему объяснить, что он и Вилсон — родственники немного более близкие, чем два брата‑близнеца?

— Впрочем, оставим пока…

— А как вас зовут?

— Зовут? Ну…

"Ого‑го‑го, чем дальше, тем хуже! Что за нелепая ситуация!" Боб раскрыл было рот, чтобы сказать "Боб Вилсон", но промолчал чувствуя полную беспомощность. Как и многие до него, Боб осознал, что должен соврать, потому что правде просто не поверят.

— Зовите меня просто Джо.

Собственные слова неожиданно удивили его. В этот момент он понял, что он и есть тот самый Джо. Джо, с которым он уже встречался перед этим. Словно молнией вдруг озарило в голове Боба тот факт, что это была не просто такая же ситуация, через которую прошел он сам, а это была именно тасамая ситуация. Только теперь он воспринимал ее с другой точки зрения.

Во всяком случае, так оно должно было быть. Абсолютно в этом он не был уверен, повторяется ли вся сцена в точности. Он не помнил первого разговора дословно.

Сейчас Боб был готов отдать за полную стенограмму того диалога почти любую цену, хоть двадцать пять долларов плюс налог.

"Нет, погодите", — ведь он действовал без всякого принуждения. Все, что он говорил — результат свободы воли. Хотя он не помнит разговора дословно, но некоторые вещи Джо наверняка не говорил. "У нашей Мэри есть барабан", например. Сейчас он прочтет стишок и наконец спрыгнет с проклятой карусели повторений. Боб открыл рот…

— Ну хорошо, мистер Джо‑как‑вас‑там, выкладывайте ваше объяснение и как можно короче, пожалуйста, — заметило его альтер эго, поставив на стол пустой стакан, в котором еще недавно содержалось четверть пинты джина.

Боб раскрыл рот, чтобы ответить, потом закрыл.

"Спокойно, сынок, спокойно", — сказал он сам себе. "Ты ведь свободен. Ты хочешь рассказывать детский стишок, ну так и рассказывай, разорви заколдованный круг."

Но чувствуя на себе недружелюбный, даже враждебный взгляд двойника, Боб вдруг не смог припомнить ни одного стишка. Его мыслительный процесс на секунду дал осечку.

Тогда он сдался.

— Сейчас вы все поймете. Вот эта штука, через которую я прибыл, называется Ворота Времени.

— Какие Ворота?

— Времени. Время течет по обе стороны от ворот… — пока он говорил все это, его бросило в пот, он был совершенно уверен, что дает объяснение именно так, теми же словами, которые говорили ему. — … в будущее всего лишь ступив сквозь диск.

Он замолчал и вытер лоб.

— Продолжайте, — неумолимо подстегнул его двойник, — я внимательно слушаю вас. Все это чрезвычайно интересно. Боб вдруг засомневался — он ли это сидит перед самим собой? Что за нелепая поза, что за догматизм? Это просто бесит! Ну ладно, ладно, он ему покажет. Он быстро прошел к шкафу, вытащил шляпу и швырнул ее в диск Ворот.

Второй Вилсон проследил, как исчезла шляпа, потом, без всякой перемены выражения, поднялся на ноги и зашел за диск, передвигаясь осторожными шажками человека в легкой степени опьянения, которой ни за что не желает это выдать.

— Ловкий фокус, — похвалил он, удостоверившись, что шляпа бесследно исчезла. — Буду очень вам благодарен, если вернете мне шляпу.

Вилсон покачал головой.

— Сами ее найдете, как только окажетесь на той стороне, — рассеяно ответил он. "Интересно, сколько же шляп находится на той стороне Ворот?"

— Как? На той стороне?

— Именно так. Слушайте…

Вилсон, как только мог, убедительно постарался объяснить двойнику, что от него требуется, вернее, попытался его соблазнить, не стесняясь количеством золотых гор якобы ждущих за Воротами. Любые разумные объяснения в данном случае были неприемлемы. Боб предпочел бы растолковать тензорное исчисление австралийскому аборигену, хотя сам на смыслил в этом разделе математики ни черта.

От двойника помощи тоже не было никакой. Он явно больше интересовался бутылкой джина, чем объяснениями Боба.

— Почему? — спросил он вдруг задиристо.

— Проклятье, — вырвалось у Боба. — Если ты только шагнешь сквозь ворота, то отпадет во всех объяснениях. К тому же… И Боб пересказал все, что предлагал ему Диктор. С раздражением он отметил про себя, что Диктор обрисовал свои предложения слишком схематично, поэтому Бобу приходилось касаться их лишь в общем, налегая в основном на эмоциональную сторону. Здесь он чувствовал себя на твердой почве — кто как не он мог знать, до чего надоела Бобу‑второму затхлая атмосфера университета с ее академизмом и нудной зубрежкой.

— Неужели ты намерен убить свою жизнь, натаскивая уму‑разуму тупиц в какой‑нибудь заплесневелой школе? — заключил он. — Это твой звездный шанс. Так хватай его! Вилсон пристально наблюдал за собеседником и, как ему показалось, он уловил положительный отклик в его лице. Он явно заинтересовался словами Боба. Но тут он вдруг осторожно поставил стакан на стол и, посмотрев на бутылку джина, ответил наконец:

— Не выйдет, мой милый друг. Мне ваша карусель не по вкусу. А знаете почему?

— Почему?

— Потому что я пьян, вот почему. Вас тут нет на самом деле. И этого тоже здесь нету.

Широким жестом он указал на диск Ворот, при этом с трудом удержавшись на ногах.

— Здесь только я один, и хлебнул я лишку. Перетрудился малость, — пробормотал он. — И теперь я намерен отдохнуть.

— Ты совсем не пьян, — без всякой надежды запротестовал Вилсон. "Тысяча чертей", — подумал он, — "если человек не умеет пить, то ему нельзя давать в руки бутылку."

— Нет, я пьян. На дворе дрова, на дрове трава.

Двойник покачиваясь направился к кровати.

Вилсон схватил его за плечо.

— Это невозможно!

— Оставь его в покое!

Вилсон резко повернулся, увидел, что у диска стоит третий человек и… тут же узнал его. Его собственные воспоминания об этой сцене не отличались ясностью — сказывалось воздействие джина. Он ожидал появления третьего, но память не подготовила его к потрясению, которое Боб пережил, обнаружив, кто этот третий.

Он узнал себя — еще одну точную копию.

С минуту он стоял молча, стараясь осмыслить этот факт и как‑то привязать его к законам логики. Он беспомощно закрыл глаза. Нет, этого уже слишком много. Доберусь до Диктора — скажу ему парочку приятных слов.

— Вы кто?

Боб открыл глаза и понял, что это его более раннее эго обращается к третьему, самому последнему изданию Вилсона. Спрашиваемый повернулся и пронзительно глянул на Боба.

— Он меня знает.

Вилсон ответил не сразу. События со всей очевидностью ускользали из‑под контроля.

— Да, — согласился он, — думаю, что знаю. Но какого бога ты сюда явился? Зачем ты план срываешь?

Третий близнец резко оборвал Боба.

— Времени для объяснений нет. Я знаю об этом больше, чем ты. Этого ты отрицать не станешь и поэтому я могу судить лучше.

Такая неприкрытая самонадеянность возмутила Боба:

— Я не собираюсь признавать ничего…

Его прервал звонок телефона.

— Ответь, — скомандовал вновь прибывший.

Номер Первый воинственно вздернул брови, но трубку снял.

— Алло… Да, а кто говорит?.. Алло!! — и он швырнул трубку на рычаги.

— Кто звонил? — Спросил Боб, несколько раздраженный тем, что сам не успел ответить.

— Никто. Просто какой‑то ненормальный с извращенным чувством юмора.

Тут телефон опять зазвонил.

— Ага, это опять он.

Вилсон попытался первым схватить трубку, но этот алкоголик Номер Первый опередил его.

— Слушай, ты, обезьяна с мозгом бабочки! Я человек занятой, а это не общественный телефон… А, гмм, это ты? Прости, Женевьева, я очень извиняюсь… Дорогая, ты не понимаешь! Как раз перед твоим звонком мне позвонил какой‑то глупый шутник и я подумал, что это снова он. Ты же знаешь, я бы никогда не позволил бы себе так разговаривать с тобой, моя крошка… Что? Сегодня? Ты сказала "сегодня"?.. Ну понятно, спасибо… Но послушай, малыш, я сегодня ужасно занят, день выдался просто сумасшедший. Я загляну к тебе вечерком и мы все уладим. Но только я наверняка знаю — я шляпу у тебя не забывал. Во всяком случае, вечером мы все выясним. Ну, пока.

Слушая, как его первый двойник тарахтит по телефону, стараясь уступить притязаниям этой прилипчивой особы, Боб пришел почти‑что в бешенство. Да бросил бы просто трубку и все! Арма — вот это да! Одно только воспоминание придало Бобу решительности довести план Диктора до конца.

Положив трубку, более ранний Вилсон поднял глаза на Боба, подчеркнуто игнорируя присутствие третьего.

— Ну, Джо, все в порядке, — объявил он, — я готов двигаться, если и ты готов.

— Прекрасно, — с облегчением согласился Боб. — Просто шагай прямо в диск. Больше ничего не требуется.

— Нет, ты не пойдешь! — номер третий загородил путь. Вилсон начал было спорить, но первая копия опередила его, сказав:

— Послушайте, вы! Вы ворвались сюда, лезете не в свои дела, может вы думаете, что вам все позволено? Если вам что не по вкусу, так можете утопиться! Я вам с удовольствием помогу.

И почти в тот же миг обе копии начали обмениваться ударами. Вилсон осторожно приблизился, выбирая момент, когда одним ударом можно будет успокоить надоедливого третьего.

Он зря упустил из виду своего нетрезвого союзника.

Единственный приличный свинг, н а который тот был способен пришелся как раз в едва начавшую заживать верхнюю губу Боба. Бобу показалось, что он сейчас умрет. Он зашатался и отскочил в сторону.

Сквозь окутавший его туман боли донесся какой‑то звук.

Смммакк! Он заставил глаза повернуться в сторону звука и успел увидеть, как чьи‑то ноги исчезают в диске Ворот. Номер третий все еще стоял рядом с диском.

— Ну что, добился своего? — с горечью сказал он Бобу.

Правой рукой он поглаживал костяшки пальцев на левой. Это явно несправедливое обвинение настигло Боба в самый неподходящий момент. Его лицо все еще напоминало последствия упражнений в садизме.

— Я? — зло переспросил он. — Это ты его ударил, я до него и пальцем не коснулся.

— Да, но виноват во всем ты! Если бы ты не вмешался, я бы этого не сделал.

— Я вмешался? Ах ты, лицемер… сам явился откуда ни возьмись, все перепортил. Кстати, ты мне должен кое‑что объяснить, и проклят буду, если ты этого не сделаешь. Что за идея…

Но номер Третий перебил Боба:

— Брось ты это, — мрачно сказал он. — Поздно, он уже на той стороне.

— Поздно что? — настаивал Боб.

— А то, что теперь уже не разорвать эту причинную цепочку.

— А зачем ее разрывать?

— Потому, что Диктор обвел меня… то есть тебя… нас — обвел нас вокруг пальца, как остолопов. Смотри, он сказал тебе, что вы оба станете большими, очень большими шишками там, на той стороне? — он показал на Ворота. — Правильно?

— Правильно, — согласился Боб.

— Так вот, все это вранье, чистой воды брехня! Все, что ему нужно — запутать нас парадоксами этой штуки — Ворот Времени — до такой степени, что мы уже никогда не разберемся, что к чему.

Вилсон почувствовал, что и в нем начинает зарождаться сомнение. А вдруг все так и обстоит на самом деле? Если рассудить здраво, то действительно, зачем Диктору понадобилась его, Боба, помощь? Причем до такой степени, что он согласен делить с Бобом очень и очень даже теплое местечко?

— Откуда ты знаешь? — спросил он третьего двойника.

— Опять двадцать пять, — устало протянул номер Третий. — Ну, почему ты не можешь поверить моему слову?

— А почему я должен верить?

На лице собеседника Боба выразилось абсолютное отчаяние.

— Если ты не веришь моему слову, то чему же еще ты тогда поверишь?

Неумолимая логика слов номера третьего начала раздражать Боба. Он упрямо не желал следовать за своим опережающим двойником.

— Мы ребята с Миссури, — парировал он, — сами разберемся.

И направился к Воротам.

— Ты куда?

— Обратно. Хочу найти Диктора и задать ему пару вопросов.

— Не делай этого, — сказал номер Третий. — Возможно, что мы еще сможем разорвать цепь, прямо сейчас.

Вилсон упрямился. Номер Третий вздохнул:

— Хорошо, ступай. Рой себе яму, я умываю руки.

Вилсон приостановился у самых Ворот.

— Умываешь, да? А как же это может моя яма, если и не твоя тоже?

Номер Третий сначала не понял, потом догадка начала вырисовываться на его лице. Это было последнее, что видел Боб прежде, чем ступил сквозь Ворота.

Когда он оказался на другой стороне, в зале Ворот не было ни души. Он посмотрел вокруг, но шляпы не обнаружил и в поисках выхода, который, как он помнил, должен был быть где‑то в этом месте, начал обходить пультообразную платформу. Здесь он сразу же едва не столкнулся с Диктором.

— А, вы уже вернулись! — приветствовал его Диктор. — Отлично, отлично. Теперь осталось почти что ничего и мы будем в полном порядке. Должен сказать, что я очень доволен вами, Боб, очень доволен.

— Ах, вы довольны, правда? — Боб был настроен агрессивно. — Очень жаль, что не могу сказать того же о вас. Зачем понадобилось впихивать меня в это… колесо вместо белки, и без всякого предупреждения? Что вся эта ерунда значит? Почему вы меня не предупредили?

— Спокойно, спокойно, — сказал Диктор. — Не надо так волноваться. Не предупредил… Хмм, если бы я сказал вам, что вы возвращаетесь, чтобы лицом к лицу столкнуться с самим собой, вы бы мне поверили, а? Ну как, поверили бы?

Вилсону пришлось признать, что он наверняка не поверил бы.

— Стало быть, — вздохнув, продолжал Диктор, — не было никакого смысла предупреждать вас, правильно? И если бы вы не поверили мне, то, другими словами, у вас сложилось бы неверное представление о том, что вам предстоит. Не лучше ли не иметь никакого представления вообще, чем иметь неправильное представление о положении вещей?

— Возможно, но…

— Подождите. Я не старался преднамеренно ввести вас в заблуждение. Наоборот, если бы я открыл вам правду, то вы как раз и оказались бы обманутым, потому что правду вы бы не приняли. Самым верным способом убедить вас было позволить вам увидеть все собственными глазами. Иначе…

— Минуту, минуту! — перебил его Вилсон. — Вы меня совсем запутали. Я готов забыть прошлое, если вы будете играть в открытую. Зачем вообще вы меня послали назад?

— Забыть прошлое… — повторил Диктор. — Ах, если бы мы только могли! Но это невозможно. Поэтому я вас и послал, чтобы вы могли попасть на эту сторону Ворот.

— Погодите, ведь я уже попал на эту сторону.

Диктор покачал головой:

— Подумайте сами. Когда вы вернулись в свое время, вы застали себя самого в своей комнате, застали там свое собственное, но более, так сказать, раннее, эго.

— М‑м‑м, ну правильно…

— Он, то есть вы номер Первый, еще не проходили сквозь Ворота, так?

— Так, я…

— И как же вы могли бы пройти сквозь Ворота, если бы вы настоящий не заставили его, то есть себя раннего, сделать это?

Голова у Боба Вилсона закружилась. Ему уже не совсем было ясно, кто сделал что и кому. И кто будет отвечать.

— Но это невозможно! Не хотите сказать, сказать, что я сделал что‑то потому, что до этого уже сделал это!

— Но ведь так и произошло, верно?

— Нет, я… то есть, да, так получилось, но все выглядело по‑другому!

— А как же иначе? Ведь это явление совершенно для вас новое.

— Но… но… — Вилсон глубоко вздохнул и постарался взять себя в руки. Потом он припомнил все, что слышал на лекциях по философии и что писал в собственной дипломной работе. — Но это противоречит всем теориям причинности. Вы хотите, чтобы я поверил будто причинная цепочка может замыкаться в окружность! Это абсурд.

— Хорошо, но что же тогда случилось с вами?

Вилсон не знал, что ответить. Диктор продолжал:

— Не стоит об этом беспокоиться. Причинность, к которой вы привыкли, действует только в определенных условиях, являясь частным случаем более общего закона. Причинность в общем понимании не может быть и не ограничивается человеческим восприятием продолжительности.

Вилсон обдумывал с минуту услышанное. Звучало неплохо, но что‑то ему все‑таки в этом не понравилось.

— Одну секунду, — сказал Боб. — А как быть с энтропией? Энтропию вы куда денете?

— Ох, ради бога, — запротестовал Диктор, — замолчите! Вы мне напоминаете того математика, который доказал, будто построить аэроплан невозможно. — Он повернулся и направился к двери. — Пойдемте, у нас еще есть работа.

Вилсон поспешно последовал за ним.

— А что случилось с остальными двумя?

— С кем?

— Ну, с моими двумя другими персонами? Где они? Когда мы наконец распутаемся?

— Распутывать тут нечего. Вы ведь считаете себя одной личностью, так?

— Да, но…

— Тогда можете ни о чем не волноваться.

— Но как же? А что случилось с тем парнем, который прошел сквозь Ворота передо мною?

— Разве вы не помните? Кстати…

Диктор ускорил шаги, провел Боба по проходу и раздвинул в стене дверь.

— Можете поглядеть.

Вилсон заглянул в комнату. Комната оказалась небольшой, без окон и без мебели. Он ее сразу узнал. На полу растянулся, мерно похрапывая, Боб Вилсон номер Первый.

— Когда вы в первый раз прошли сквозь Ворота, — объяснил Диктор, — я привел вас сюда, обработал раны и ушибы, и дал вам напиток, в котором содержался усыпляющий наркотик. Вы проспали тридцать шесть часов подряд, что и требовалось. Вам нужно было хорошенько отдохнуть. Теперь, когда вы проснетесь, я накормлю вас завтраком и объясню, что нужно делать.

Голова у Вилсона снова начала болеть.

— Только не надо, — попросил он, — не надо называть этого парня мною. Он — не я. Я — вот он, стою здесь.

— Как хотите, — сказал Диктор. — Это человек, который, скажем, были вы. Ведь вы помните все, что потом с ним случилось, не так ли?

— Правильно, но от всего этого у меня голова кружится. Лучше закройте, пожалуйста, дверь.

— Хорошо, — сказал Диктор. — Но нам надо спешить. Как только цепочка образовалась, времени терять нельзя. Пойдемте. И они вернулись в Зал Ворот.

— Я хочу, чтобы вы вернулись в двадцатый век и раздобыли там некоторые вещи. Вещи эти невозможно найти здесь и они очень пригодятся нам в э‑э‑э… развитии… да, развитии этой страны.

— Что именно я должен достать?

— Самые разнообразные вещи. Я приготовил для вас список — некоторые справочники, кой‑какие товары… Простите, но я должен установить приборы управления.

Диктор взобрался на платформу с пультом. Вилсон последовал за ним и обнаружил, что устройство имеет коробообразную форму без крышки и Ворота были хорошо видны поверх высоких стенок.

Приборы — это было что‑то чрезвычайное.

Четыре цветные сферы размером с мраморный шарик для известной детской игры были насажены на концы хрустальных стержней, ориентированных относительно друг друга таким образом, что образовывали четыре основные оси тетраэдра. Три сферы, составлявшие основание тетраэдра, были красного, желтого и голубого цветов, вершину обозначала белая сфера.

— Три пространственных и один временной регулятор, — объяснил Диктор. — Все очень просто. За точку отсчета берется настоящий момент и настоящее положение в пространстве. Перемещение любого регулятора в сторону от центра удаляет выход Ворот от настоящего времени и пространства. Вперед или назад, вправо или влево, вниз или вверх, в будущее или в прошлое — все это регулируется простым перемещением шарика по стержню.

Вилсон осмотрел прибор.

— Понятно, — сказал он. — Но откуда вы знаете где находится выход Ворот? И в каком времени? Я не вижу никаких делений.

— Они не нужны. Можно просто увидеть. Вот…

Он коснулся точки под рамой прибора на стороне, обращенной к Воротам. Панель отодвинулась и Вилсон увидел маленькое подобие Ворот. Еще одно касание — и Вилсон понял, что может видеть сквозь эти Ворота.

Он видел свою собственную комнату, но как будто сквозь перевернутую подзорную трубу. Он мог различить две фигуры, но масштаб был слишком мелким, чтобы понять что они делают. Кроме того, черты лица тоже невозможно было разобрать и Боб не мог сказать, кто именно находился в комнате. Это его совсем расстроило.

— Выключайте, — сказал он.

Диктор выключил изображение.

— Не забудьте список.

Из рукава он достал листок бумаги и протянул Бобу.

— Вот, держите.

Вилсон машинально взял листок и сунул его в карман.

— Вот что плохо, — сказал он. — Каждый раз на той стороне я наталкиваюсь на себя самого. От этого все только запутывается. Я чувствую себя подопытной крысой. Я и на половину еще не понял, в чем же здесь дело, а вы снова заталкиваете меня в Ворота. Давайте на чистоту. Выкладывайте, в чем тут дело.

Первый раз за все время Диктор дал волю чувствам:

— Вы просто невежественный молодой дурак. Я сказал вам все, что вы можете сейчас понять. Настоящий момент истории пока вне вашего понимания. Нужны недели, чтобы вы начали хоть что‑то соображать. Всего за полчаса работы без лишних слов вам предлагают половину мира, а вы тут еще болтаете! Кончайте упрямиться, вот что я вам скажу. Так, теперь посмотрим, куда вас высадить…

— Не трогайте регуляторы! — приказал Вилсон. Постепенно у него начала формироваться мысль. — Кто вы такой, в конце концов?

— Я? Я — Диктор.

— Я не имею в виду это, и сами вы прекрасно понимаете это. Откуда вы знаете английский?

Диктор молчал. Лицо его оставалось совершенно спокойным.

— Ну, что же вы замолчали? — настаивал Вилсон. — Вы не могли его выучить здесь, это ясно. Значить вы тоже из двадцатого века.

Диктор невесело усмехнулся.

— Меня как раз интересовало, как быстро вы дойдете до этой мысли.

Вилсон кивнул.

— Возможно я не очень‑то сообразителен, но я не такой уж дурак, как вы думаете. Так что выкладывайте все без утайки.

Диктор потряс головой.

— В данный момент это не имеет значения. И мы не можем терять времени.

Вилсон расхохотался.

— Слишком часто вы повторяете эти слова. Как мы можем потерять время, если у нас есть вот это? — он показал на регуляторы и Ворота. — Если вы меня не обманули, мы можем управлять временем, можем использовать любой его кусок. Нет, вы торопили меня, очевидно, по другой причине. Или вы хотели меня убрать отсюда поскорее, или то что мне предстоит — чертовски опасно. Поэтому я вот что сделаю — вы пойдете со мной.

— Вы сами не понимаете, что говорите, — медленно сказал Диктор. — Это невозможно. Я должен оставаться здесь и следить за регуляторами.

— Нет, не выйдет. Я предпочитаю не спускать с вас глаз.

— Невозможно, — повторил Диктор. — Вам придется довериться мне.

Он снова наклонился к регуляторам.

— А ну, убирайтесь отсюда! — взревел Вилсон. — Убирайтесь или я вас огрею!

Видя угрожающе занесенный кулак Боба, Диктор отошел от регуляторов.

— Ну вот, так‑то лучше, — добавил Боб, когда они оба снова оказались вместе стоявшими на полу Зала рядом с пультом.

Мысль, формировавшаяся в его сознании, наконец обрела полную форму. Выход Ворот, как он знал, был по‑прежнему настроен на комнату, которую Боб снимал в 1952 году. Время — тот самый день, с которого все началось — это Боб понял, глядя в наблюдательный глазок регуляторов.

— Стойте где стоите, — вслед он Диктору. — Мне нужно кое‑что посмотреть.

Он подошел к диску Ворот, как будто намереваясь что‑то выяснить и без остановки шагнул в него.

На этот раз он был лучше подготовлен к тому, что увидел на той стороне Ворот. И тем не менее, не так то легко было снова оказаться лицом к лицу с самим собой, да и том же во множественном числе.

Он опять оказался в своей комнате. И остальные два Боба Вилсона тоже были там. Они были очень заняты друг другом. Это дало Бобу несколько секунд, чтобы разобраться, кто есть кто. У одного глаз был закрыт синяком, разбита губа и он явно нуждался в помазке и бритве. Ясно, значит, что этот уже побывал на той стороне. На лице второго следов сражений не наблюдалось, хотя и ему не мешало побриться.

Теперь Боб точно знал где и когда он находится.

Все‑таки очень запутанная штука — временные переходы, но имея позади предшествующий — нет, не предшествующий, а уже имеющийся — опыт, боб лучше представлял, чего следует ожидать. Он опять оказался в самом начале цепочки событий и на этот раз он положит им конец. Прекратит эту несусветную нелепицу раз и навсегда.

А эти двое опять спорили. Один, слегка покачиваясь, рвался плюхнуться на кровать. Второй держал первого и не пускал.

— Это невозможно! — сказал второй.

— Оставь его в покое! — отрывисто приказал Вилсон.

Те двое резко повернулись и оглядели Боба. Вилсон заметил, что более трезвый двойник вдруг понял, кто перед ним и удивление на его лице сменилось понимающей гримасой. А более ранний Вилсон, судя по всему, вообще с трудом сфокусировал на Бобе взгляд.

"Трудно придется", — подумал Боб, — "он уже набрался. И какой дурак хлещет джин на пустой желудок? Это не только глупо, это еще и трата в пустую доброй выпивки."

И ему, Бобу, они, конечно, ничего не оставили.

— Вы кто? — поинтересовался упившийся двойник.

Вилсон повернулся к "Джо".

— Он меня знает, — многозначительно сказал он.

"Джо" начал рассматривать Боба.

— Да, — признался он, — думаю, что знаю. Но какого бога ты сюда явился? Зачем ты срываешь план?

— Времени для объяснений нет, — перебил Вилсон. — Я знаю об этом больше, чем ты — этого ты отрицать не будешь — и поэтому могу судить лучше. Он не пойдет в Ворота.

— Я не собираюсь признавать ничего…

Затрезвонил телефон, прервав реплику двойника. Боб почувствовал облегчение. Неправильно он поступил, не с того начал. Но этот, двойник‑то, ну и гусь. Неужели, он, Боб, действительно так выглядит со стороны? Неужели он и вправду такой туповатый?

Но времени для самокопания на было.

— Ответь! — скомандовал он Бобу Вилсону, который напился.

Тот было хотел возмутиться, но трубку все‑таки снял, заметив, что Боб Вилсон, который "Джо", тоже намерен ответить по телефону.

— Алло… Да. А кто говорит?.. Алло!

— Кто звонил? — спросил Джо.

— Никто. Просто какой‑то ненормальный с извращенным чувством юмора.

Телефон снова зазвонил.

— Ага, это опять он.

Боб‑упившийся схватил трубку прежде, чем все остальные успели двинуться с места.

— Слушай, ты, обезьяна с мозгами бабочки! Я человек занятой, а это не общественный телефон… А, гмм, это ты? Прости, Женевьева…

Дальше Боб уже не прислушивался к телефону — он слышал этот разговор уже достаточное число раз и его занимали более важные вещи. Самый ранний двойник слишком пьян, с ним не договоришься, поэтому нужно основное внимание обратить на "Джо", иначе…

— … вечером мы все выясним. Ну, пока… — разговор по телефону завершился.

"Сейчас", — подумал Боб, — "вот самый подходящий момент. Пока этот пьяный дурак не успел раскрыть рот. Но что сказать? Чтобы прозвучало убедительно."

Но первым заговорил ранний двойник.

— Ну, Джо, все в порядке, я готов двигаться, если и ты готов.

— Прекрасно, — обрадовался "Джо". — Просто шагай прямо в диск. Больше ничего не требуется.

Опять все идет наперекосяк, события уходят из‑под контроля.

— Нет, ты не пойдешь! — зарычал Боб и одним прыжком загородил дорогу к Воротам. Нужно дать им понять, что происходит, и как можно скорее.

Но ранний двойник не дал ему возможности осуществить свой план. Сначала он обругал Боба, потом попытался обойти его. Терпение у Вилсона лопнуло. Он вдруг почувствовал, что уже давно подспудно его томит желание — отвесить кому‑нибудь хорошенькую оплеуху. Да что они о себе думают, чертовы остолопы!

Ранний двойник вяло замахал руками. Боб уклонился и ударил левой в челюсть. Это был хороший панч, такой уложил бы и трезвого, но этот алкоголик только замотал головой, явно напрашиваясь на добавку. К нему присоединился "Джо". Вилсон решил как можно скорее покончить с ранним двойником и все внимание потом перенести на "Джо" — наиболее опасного противника.

Небольшое недоразумение, возникшее между союзниками, предоставило Бобу отличную возможность исполнить свой план. Он отступил на шаг, хорошенько примерился и изо всех сил ударил левой — несомненно, это был самый мощный удар, который ему приходилось наносить в жизни. Ранний двойник полетел с ног.

В этот момент Боб с запоздалой досадой понял, что удар направлен неверно относительно положения Ворот и что цепочка событий пришла к своему традиционному завершению. Теперь в комнате оставались только он и "Джо", ранний Вилсон исчез в диске Ворот Времени.

— Ну, что, добился своего? — зло и с горечью спросил Боб "Джо".

Реакция Боба была не совсем справедливой, но вполне человеческой — "смотри — что — ты — наделал."

— Я? — оскорбился "Джо". — Это ты его ударил, я до него и пальцем не дотронулся.

— Да, — вынужден был признать Вилсон, — но виноват во всем ты! Если бы ты не вмешался, я бы этого не сделал.

— Я вмешался? Ах ты, лицемер… сам явился откуда ни возьмись, все перепортил. Кстати, ты мне должен кое‑что объяснить, и пусть я буду проклят, если ты этого не сделаешь. Что за идея…

— Брось ты это, — остановил его Боб.

Он не любил ошибаться, а еще больше он не любил признавать свои ошибки вслух. С самого начала его попытка была обречена, теперь он это понял. Безнадежность тяжелым камнем легла ему на плечи.

— Поздно, он уже на той стороне.

— Поздно что?

— А то, что теперь уже не разорвать эту причинную цепочку.

Теперь он понимал, что так получалось каждый раз — всегда было слишком поздно что‑то изменить. Он уже видел себя сидящим на полу по ту сторону Ворот, потом храпящим в комнате без окон и мебели. Бесполезно, события неумолимо пойдут своим чередом.

— А зачем ее разрывать?

Не стоило тратить свои силы на объяснения, но Боб чувствовал необходимость как‑то оправдаться перед самим собой.

— Потому, — сказал он, — что Диктор обвел меня… то есть, тебя… нас — обвел нас вокруг пальца, как остолопов. Смотри, он сказал тебе, что вы оба станете большими, очень большими шишками там, на той стороне? Правильно?

— Правильно…

— Так вот, все это вранье… чистой воды брехня! Все что ему нужно — запутать нас парадоксами этой штуки — Ворот Времени — до такой степени, что мы уже никогда не разберемся, что к чему.

— Откуда ты знаешь? — резко спросил "Джо".

Поскольку Боб ничего кроме собственных подозрений в качестве доказательства привести не мог, он почувствовал себя в затруднительном положении.

— Опять двадцать пять, — ушел он в сторону от ответа. — Ну почему ты не можешь поверить моему слову?

— А почему я должен верить?

"Почему ты должен? Эх ты, дурья башка, неужели не можешь сообразить? Я — это ты, только более, более опытное я. Ты должен мне верить!"

Вслух Боб сказал:

— Если ты не веришь моему слову, то чьему же еще ты тогда поверишь?

— Мы ребята с Миссури, — хмыкнул "Джо", — сами разберемся.

Вилсон вдруг понял, что "Джо" собирается пройти в Ворота.

— Ты куда?

— Обратно. Хочу найти Диктора и задать ему пару вопросов.

— Не делай этого, — просительно сказал Боб. — Возможно, что мы еще можем разорвать цепь, прямо сейчас. Но упрямое лицо двойника убедило его в бесплодности всяких просьб. Нет, от этого, видно, никуда не уйдешь — что должно случиться, то случится.

— Хорошо, — вздохнул Боб. — Ступай. Рой себе яму, я умываю руки.

"Джо" задержался у кромки Ворот.

— Умываешь, да? А как же это может быть моей ямой, если и не твоей тоже?

Пораженный Боб безмолвно проводил глазами "Джо", исчезнувшего в диске Ворот. Эта мысль ему почему‑то в голову не пришла. Внезапно его охватило желание броситься вдогонку за "Джо". Этот болван может натворить что угодно, нельзя терять его из виду! А если с ним случится несчастье и он погибнет? Что тогда станет с Бобом Вилсоном? Ничего, то есть ничего от Боба не останется!

А может действительно ничего не случится? Может ли смерть человека на многие тысячелетия будущем повлиять на него сейчас, в 1952 году?

Ситуация показалась Бобу абсурдной и он облегченно вздохнул. "Джо" не причинит ему вреда — он помнит все, что ему предстоит сделать. "Джо" начнет ссору с Диктором и в соответствии с ходом событий пройдет сквозь Ворота, оказавшись снова здесь. Потому что "Джо" — это ведь и есть он, Боб Вилсон. Нужно как следует это запомнить. И тот первый парень — это тоже он. Они будут оба двигаться по своим дорожкам событий, пока не окажутся здесь.

Погодите… но ведь в таком случае все наконец распуталось! Он отделился от Диктора, "Джо" и двойник номер Первый отправлены по назначению, все обошлось малой кровью — не считая клочка волос и разбитой губы. Ну что же, теперь с него довольно. Побриться и за работу, Боб, старина.

Во время бритья он рассматривал собственную физиономию в зеркале, удивляясь почему он ее сразу не узнал. Очевидно, он никогда не старался взглянуть на себя как‑бы со стороны. Поэтому Боб едва не растянул сухожилия на шее стараясь уловить уголками глаза собственный профиль в зеркале.

Выйдя из ванной, он снова увидел диск Ворот. Почему‑то Боб считал, что теперь Ворота исчезнут. Но они остались. Боб осторожно, не прикасаясь к диску, обошел Ворота со всех сторон. Неужели они останутся навсегда? Ведь свое дело Ворота сделали, почему Диктор их не уберет?

Боб остановился перед диском, чувствуя своеобразное притяжение, сродни тому, что заставляет человека нырять с высокой скалы. Что произойдет, если он вернется в будущее? Что он там увидит?

Он вспомнил Арму. И ту, вторую девушку — как ее звали? Диктор, кажется, не сказал ему ее имя.

Но, напрягая волю, Боб удержался и, поборов искушение, сел за стол. Если он намерен остаться здесь — а он намерен так и сделать — то он должен закончить работу. Он должен зарабатывать на жизнь, и чтобы получить приличное место ему необходимо ученое звание. Итак, на чем он остановился?

Через двадцать минут Боб пришел к выводу, что работу придется переписать от начала до конца. Избранная им первоначальная тема — приложение эмпирического метода к некоторым проблемам метафизики и найденные им для этого точные формулировки можно оставить, но теперь у него имеется масса нового материала, который нужно обработать и использовать.

Перечитывая рукопись, Боб только удивлялся, насколько ограниченным и догматичным он был. Как часто впадал он в грех декартезианства, подменяя верное мышление "правильным". Он начал набрасывать план нового варианта работы, но понял почти сразу, что ему придется столкнуться с двумя проблемами, еще решительно не проясняющимися в его сознании: проблемой единства личности и проблемой свободы выбора. Когда они все трое находились в этой комнате — кто из них был настоящее "эго", кто был настоящий Вилсон? И как получилось, что он не смог изменить ход событий, как ни старался?

Тут же он нашел простой до абсурда ответ на первый вопрос. Настоящим Вилсоном был он. "Я" есть "я", воспринимаемая истина. Ну, а те двое? Они тоже были уверены в подлинности своих собственных "я". Боб попытался сформулировать определение человеческого "я": "я" — как последняя в данный момент точка на постоянно растущей в будущее линии памяти, составляющей сознание…

Нужно попробовать сформулировать математически. В вербальном языке слишком много семантических ловушек.

Зазвонил телефон.

Боб рассеяно поднял трубку.

— Да.

— Это ты, Боб?

— Да. А кто это?

— Как, ведь это я, Женевьева. Что с тобой сегодня, мой дорогой? Вот уже второй раз ты не узнаешь моего голоса.

Боб почувствовал, как в нем растет раздражение. Еще одна проблема — что ж, он покончит с ней немедленно.

— Послушай, Женевьева, — сказал он, не обращая внимания на жалобный тон девушки, — ведь я просил не беспокоить меня, когда я работаю. Пока.

— Ну, знаешь, из всех… Ты не имеешь права говорить со мной таким тоном, Боб Вилсон! Во‑первых, сегодня ты не работал. Во‑вторых, с чего ты взял, что можешь сначала чуть ли не руки целовать, а через два часа рычать как дикий зверь? Что‑то мне не слишком улыбается такое замужество!

— Замужество? Откуда такая нелепая идея?

Несколько секунд трубка едва не развалилась от треска и шипения, потом катаклизм несколько утих. Тогда Боб счел возможным продолжить:

— Ну, ну, успокойся. Это ведь не "веселые девяностые", правда? Если молодой человек несколько раз пригласил девушку на танцы и в кино, это еще не значит, что он намерен жениться на ней.

Последовала короткая пауза.

— Значит, конец игры? — ответил наконец голос на другом конце провода. Голос был холоден и до такой степени сварлив, что Боб едва узнал его. — Ну погоди, я знаю, как поступать с такими, как ты! Женщина не настолько уж беззащитна в нашей стране!

— Тебе лучше знать, — свирепо ответствовал Боб. — Ты крутишься вокруг университета не первый год.

На другом конце бросили трубку.

Боб вытер пот со лба. Эта мадам вполне может наделать ему немало неприятностей, это он хорошо знал. Его предупреждали еще когда он только начал за ней ухаживать, но он был настолько уверен в том, что сам о себе позаботится! Раньше думать надо было, старина, но кто мог подумать, что она поведет дело так круто!

Он попытался вернуться к работе над дипломом, но не мог сосредоточиться. Последний срок — завтра, десять часов утра. Он посмотрел на часы — они стояли. Он поставил их по настольным — четверть пятого пополудни. Даже если он просидит всю ночь, работу переделать он не успеет.

Кроме того, еще Женевьева…

Опять зазвонил телефон. Боб не притронулся к трубке. Телефон не унимался, тогда он просто снял трубку. С ней он больше говорить не будет.

Он опять вспомнил Арму. Да, вот образец идеальной женщины… Он подошел к окну и посмотрел вниз, на шумную пыльную улицу. Почти неосознанно, он сравнил ее с безмятежным зеленым пейзажем, которым он любовался с балкона во время завтрака с Диктором. А это что? Вшивый мир и вшивый народишко!

Мозг Боба внезапно пронзили отчаянная мысль. Ворота все еще открыты. Ворота все еще открыты!! Так ли уж опасен Диктор? Он сам себе хозяин. Вернуться в будущее и попробовать все сначала — ведь он ничего не теряет, в конце концов, а получить может все!

Он шагнул к Воротам, но приостановился. Разумно ли он поступает? Что ему, собственно, известно об этом времени? Тут Боб услышал, как по лестнице за дверью кто‑то поднимается. Вот шаги приближаются к его двери… Внезапно он понял, что это Женевьева — это придало ему решительности. Он шагнул в диск.

Линия жизни

Председатель громко застучал, требуя тишины. Мало‑помалу насмешливые выкрики и свист стихли — несколько самоназначенных блюстителей порядка сумели убедить слишком пылких субъектов сесть и успокоиться. Докладчик на трибуне рядом с председателем, словно ничего не заметил. Его непроницаемое, чуть высокомерное лицо хранило полную невозмутимость. Председатель повернулся к нему и сказал, еле сдерживая раздражение.

— — Доктор Пинеро ("доктор" было сказано с некоторым нажимом), я должен извиниться перед вами за неприличные выкрики. Меня удивляет, что мои коллеги настолько забыли достоинство, подобающее ученым, что прервали докладчика, как ни велик, — он помолчал, плотно сжав губы, был повод для возмущения.

Пинеро улыбнулся ему улыбкой, в которой было что‑то на редкость оскорбительное. Председатель с трудом взял себя в руки и продолжал.

— — Я хочу, чтобы заседание завершилось подобающим образом Прошу вас кончить ваше сообщение. Однако прошу вас воздержаться и больше не оскорблять нас, высказывая идеи, которые любой образованный человек не может не признать ошибочными. Будьте так добры, повторите только о Вашем открытии если вы что‑то открыли.

— — Пинеро развел пухлыми белыми руками, повернув ладони вниз.

— — Но как я могу предложить вам новые идеи, если сперва не рассею ваше заблуждение? По аудитории прошло движение, раздался ропот. Кто‑то крикнул из глубины зала:

— — Выбросьте вон этого шарлатана! Довольно и того, что слышали.

Председатель постучал молоточком.

— — Господа! Прошу вас! — Затем он повернулся к Пинеро. — Должен ли я напомнить вам, что вы не член этого общества и что мы вас не приглашали?

— — Ах, так? — Пинеро поднял брови. — Помнится, я получил приглашение с грифом Академии.

Председатель пожевал нижнюю губу, а потом ответил:

— — Да, верно. Это приглашение написал я сам. Но лишь по просьбе одного из попечителей — превосходного джентльмена, радеющего об интересах человечества, однако, не ученого и не члена Академии.

— — Ах, так? Я мог бы и догадаться. Старик Бидуэлл, верно? Из "Объединенного страхования жизни"? И он хотел, чтобы его дрессированные тюлени разоблачили меня как шарлатана, да? Ведь если я смогу назвать человеку день его смерти, никто не пойдет к нему страховаться даже на самых выгодных условиях. Но каким образом вы меня разоблачите, если сначала не выслушаете? Даже если допустить, что у вас хватит ума меня понять? П‑ф! Натравить шакалов на льва! — Он подчеркнуто повернулся к ним спиной.

Ропот в зале стал громче, в нем звучала злоба.

Тщетно председатель требовал тишины. В первом ряду кто‑то вскочил на ноги — Господин председатель!

Председатель не упустил удобного случая и крикнул:

— — Господа! Слово предоставляется доктору Ван Рейну Смиту.

Шум затих. Доктор Смит откашлялся, пригладил великолепную седую шевелюру и сунул руку в боковой карман своих элегантных брюк. Он принял позу, какая бывала у него, когда он читал лекции в дамских клубах.

— — Господин председатель! Уважаемые сочлены Академии Наук, будем терпимы. Даже убийца имеет право на последнее слово перед тем, как суд вынесет приговор. Так будем ли мы строже? Пусть даже приговор и предопределен интеллектуально. Я признаю за доктором Пинеро право на ту любезность, которую это ученое собрание должно оказывать любому коллеге, не состоящему в нем, даже если (он слегка поклонился в сторону Пинеро) нам неизвестен университет, присвоивший ему степень. Пусть то, что он намерен сказать, не отвечает истине, на нас это тени бросить не может. Если то, что он намерен сказать, верно, нам следует это знать. — Его красивый, хорошо поставленный голос успокаивал, завораживал. — Если манеры почтенного доктора кажутся нам несколько резковатыми, следует помнить, что возможно там, откуда он приехал, или в той среде, где он вращается, таким вещам придается меньше значения, а наш добрый друг и благодетель просил вас выслушать этого человека и тщательно оценить его утверждения. Так сделаем же это с достоинством и декорумом.

Он сел под треск аплодисментов, с удовольствием сознавая, что снова поддержал свою репутацию интеллектуального лидера. Завтра газеты вновь упомянут разумность и обаятельность "Самого красивого ректора во всех американских университетах". Кто знает, может быть, теперь старик Бидуэлл раскошелится и субсидирует постройку плавательного бассейна.

Когда аплодисменты стихли, председатель повернулся туда, где виновник всей этой бури сидел с безмятежным лицом, скрестив руки на круглом брюшке.

— — Вы не продолжите, доктор Пинеро?

— — А зачем?

— — Вы же пришли сюда ради этого? — председатель пожал плечами.

Пинеро встал.

— — Справедливо, совершенно справедливо. Но стоило ли мне приходить? Есть ли здесь хоть один человек, способный воспринимать повое, способный взглянуть в лицо голым фактам и не покраснеть? По‑моему, таких здесь нет. Даже этот столь красивый господин, который попросил вас выслушать меня, уже успел вынести мне обвинительный приговор. Его интересует декорум, а не истина. А что, если истина противоречит декоруму? Признает ли он ее? И вы все? По‑моему, нет. Тем не менее, если я не продолжу, вы расцените это как доказательство вашей правоты. Любой тупица с улицы решит, что вы, тупицы, изобличили меня, Пинеро, как шарлатана и самозванца. Я еще раз объясню вам суть моего открытия. Короче говоря, я изобрел способ определить, сколько остается жить человеку Я могу заранее представить вам расписание Ангела Смерти. Я могу сказать вам, когда Черный Верблюд преклонит колени у вашей двери. Поработав с моим аппаратом пять минут, я могу сказать любому из вас, сколько песчинок еще остается в ваших песочных часах. — Он умолк и скрестил руки на груди: На мгновение воцарилась тишина. Потом по залу прокатился шумок. Наконец председатель сказал:

— — Но вы же не кончили, доктор Пинеро?

— — А что еще можно к этому добавить?

— — Вы нам не объяснили механизм вашего открытия.

Брови Пинеро взлетели вверх.

— — Вы хотите, чтобы я отдал плоды моих трудов на забаву детям? Это опасное знание, друг мой, и я берегу его для человека, который понимает самую суть. Для себя. — Он постучал себя по груди.

— — Но откуда нам знать, что это не пустые претензии?

— — Очень просто. Вы пришлете комиссию, перед которой я продемонстрирую работу своего аппарата. Если все подтвердится, очень хорошо, вы это признаете и оповестите об этом весь мир. Если не подтвердится, я буду изобличен и принесу извинения. Да, я, Пинеро, принесу извинения.

В глубине зала поднялся худой сутулый мужчина. Председатель дал ему слово, и он заговорил:

— — Господин председатель! Как может почтенный доктор серьезно предлагать такую проверку? Или он хочет, чтобы мы двадцать, а то и тридцать лет ждали, чтобы кто‑нибудь скончался и тем доказал его правоту?

Пинеро ответил, не дожидаясь разрешения председателя.

П‑ф! Какой вздор! Неужели вы так мало знакомы со статистикой и не знаете, что в любой большой группе обязательно найдется хотя бы один человек, который должен умереть в ближайшем будущем? Вот что я Вам предложу. Разрешите мне обследовать всех, кто находится в зале, и я назову человека, который умрет в ближайшие две недели, да‑да, а также и день, и час его смерти. — Он обвел зал яростным взглядом. — Вы согласны!

На этот раз поднялся дородный человек, размеренно ронявший слова.

— — Я, со своей стороны, решительно против такого эксперимента. Как врач, я с прискорбием замечал явные. симптомы серьезных сердечных заболеваний у многих наших пожилых коллег. Если эти симптомы известны доктору Пинеро, что вполне вероятно, и если в качестве своей жертвы он изберет кого‑нибудь из них, выбранный им человек, вполне возможно, скончается в указанный срок независимо от того, работает ли кухонный таймер почтенного докладчика или нет

Его тут же поддержали.

— — Доктор Шепард абсолютно прав. Зачем мы будем тратить время на шаманские фокусы? Я убежден, что субъект, именующий себя доктором Пинеро, хочет воспользоваться авторитетом нашего собрания, чтобы придать правдоподобие своим утверждениям. Если мы примем участие в этом фарсе, то сыграем ему на руку. Не знаю, что он, собственно, добивается, но, бьюсь об заклад, он придумал какой‑то способ использовать нас для рекламы его афер. Господин председатель, предлагаю вернуться к повестке дня.

Это предложение было встречено аплодисментами, однако Пинеро не сел. Под вопли "К порядку! К порядку!" он мотнул своей растрепанной головой и высказал все, что хотел.

— — Варвары! Идиоты! Болваны! Такие, как вы, мешали Признанию всех до единого великих открытий с начала времен. От такого подлого невежества Галилей перевернется в могиле. Жирный дурак, который вон там теребит эмблему своего тайного общества, называет себя врачом. Знахарь — было бы куда точнее! А тот лысый коротышка вон там… да‑да, вы! Именуете себя философом и болтаете всякую чушь о жизни и времени, укладывая их в свои аккуратненькие категории. Да что вы о них знаете? И как можете хоть что‑нибудь узнать, если не хотите познать истину, когда вам предоставляется такая возможность. П‑ф! — Он сплюнул. — Вы называете это Академией Наук. А, по‑моему, это съезд гробовщиков, которые думают только о том, как бы лучше забальзамировать идеи своих великих предшественников.

Он умолк, переводя дух. Его подхватили под руку два члена президиума и вытащили из зала. Из‑за стола прессы вскочили репортеры и кинулись за ним. Председатель объявил заседание закрытым.

Репортеры нагнали Пинеро, когда он выходил через служебный вход. Шел он пружинистой походкой и что‑то насвистывал. От недавней воинственности не осталось и следа. Они столпились вокруг него.

— — Как насчет интервью, доктор?

— — Что вы думаете о современной системе образования?

— — Вы им ловко врезали. Ваша точка зрения на жизнь после смерти?

— — Снимите шляпу, доктор, и поглядите, как вылетит птичка.

Он ухмыльнулся им.

— — По очереди, по очереди, ребята. И не так быстро. Я сам когда‑то был репортером. Может, заглянем ко мне?

Несколько минут спустя они попытались разместиться в единственной комнате Пинеро, где царил страшный беспорядок, и закуривали его сигары. Пинеро обвел всех взглядом, сияя улыбкой.

— — Что пьем, ребята? Шотландское виски? Или кукурузное? — Когда и это было улажено, он перешел к делу. — Ну, а теперь, ребята, что вы хотите узнать?

— — Выкладывайте, доктор. Есть ли у вас что‑нибудь цельное или нет?

— — Безусловно, есть, мой юный друг.

— — Ну, так объясните нам, как он работает, ваш аппарат. И мы вам не профессора, от нас так просто не отделаетесь.

— — Прошу прощения, мой дорогой. Это мое изобретение. Я надеюсь на нем подзаработать. Не потребуете же вы, чтобы я подарил его первому встречному?

— — Послушайте, доктор, вы должны нам что‑нибудь дать, если хотите попасть в утренние газеты. Чем вы пользуетесь, магическим кристаллом?

— — Ну, не совсем. Хотите посмотреть мой аппарат?

— — Еще бы! Это уже дело.

Он провел их в примыкавшую к комнате мастерскую и взмахнул рукой.

— — Вот он, ребята.

Они увидели что‑то вроде массивной рентгеновской установки. Но, если не считать очевидного факта, что работала она на электричестве, догадаться о том, как она действует, было невозможно, хотя некоторые шкалы были размечены привычным образом.

— — Принцип его работы, доктор. Пинеро вытянул губы и задумался.

— — Без сомнения, вам всем знаком трюизм, что жизнь‑это электричество. Ну, разумеется, это пустые слова, но они помогут вам уловить суть искомого принципа. Кроме того, вам говорили, что время — это четвертое измерение. Может быть, вы верите этому, может быть, нет. От частых повторений смысл полностью исчез. Осталось клише, с помощью которого краснобаи внушают почтение дуракам. Попробуйте сейчас представить себе, что, собственно, это значит, прочувствуйте это.

Он подошел к одному из репортеров.

— — Возьмем, к примеру, вас. Ваша фамилия Роджерс, верно? Отлично, Роджерс. Вы феномен пространства‑времени и имеете четыре измерения. Высотой вы чуть меньше шести футов, шириной около двадцати дюймов, а толщиной дюймов десять. Во времени позади вас этот феномен пространства — времени достигает примерно одна тысяча девятьсот пятого года, срез которого мы видим вот здесь под прямым углом к оси времени с той же глубиной, как и в данный момент. "В дальнем конце находится младенец, попахивающий кислым молоком и срыгивающий свой завтрак на слюнявчик. На другом конце находится, быть может, старик. Где‑то в восьмидесятых годах. Представьте себе этот феномен пространства‑времени, который мы называем Роджерсом, как длинного розового червяка, растянувшегося через годы. Вот здесь, в тысяча девятьсот тридцать девятом году, он минует нас и тянется дальше. И срез, который мы видим, выглядит одиночным дискретным телом, Но это иллюзия. Этот розовый червяк физически тянется через все эти годы. Собственно говоря, существует физическая непрерывность всего человечества, поскольку эти розовые червяки ответвляются от других розовых червяков. В этом смысле человечество напоминает лозу, ветки которой переплетаются и дают новые отростки. И только глядя на лозу в разрезе, мы можем впасть в заблуждение, будто эти побеги — дискретные индивиды.

Он помолчал и обвел всех взглядом. Один из них, с угрюмой скептической физиономией, сказал:

— — Все это очень мило, Пинеро, но, даже если это правда, так толку что?

Пинеро удостоил его безмятежной улыбкой.

— — Терпение, друг мой. Я попросил вас считать жизнь электрической. А теперь сочтите наших длинных розовых червей проводниками электричества. Вы, вероятно, слышали о том, как инженеры с помощью некоторых измерений могут определить точное место разрыва в трансатлантическом кабеле, все время оставаясь на берегу. Я проделываю то же с нашими розовыми червями. Приложив свои инструменты к срезу вот здесь, в этой комнате, я могу определить, где происходит разрыв. Иными словами, когда наступает смерть. Или, если хотите, я могу произвести обратное исчисление и назвать вам дату вашего рождения. Но это не интересно: вы ведь ее уже знаете.

Угрюмый репортер презрительно хмыкнул.

— — Вот и попались, доктор: если ваше определение человечества как лозы или розовых червей правильно, то определять дни рождения вы не сможете, поскольку связь с человечеством непрерывна и ваш электрический проводник ведет через мать до самых отдаленных предков.

— — Совершенно верно и очень умно, друг мой, улыбнулся Пинеро. — Но вы слишком увлеклись аналогией. Речь ведь идет не об измерении какого‑то проводника электричества. В некоторых отношениях это больше походит на измерение длины очень длинного коридора с помощью звука, отражаемого от дальнего его конца. Момент рождения представляет своего рода изгиб в коридоре, и при правильной настройке я могу уловить эхо от этою изгиба.

— — С удовольствием, мой дорогой друг. Испробуем на вас? — Попался, Люк, — сказал кто‑то из репортеров. — Соглашайся или заткнись.

— — Я согласен. Что мне надо сделать?

— — Во‑первых, напишите на листке день и час вашего рождения и отдайте листок кому‑нибудь из ваших коллег.

— — Ну, а теперь что? — спросил Люк, отдавая листок.

— — Снимите верхнюю одежду и станьте на эти весы. А теперь скажите, вы когда‑нибудь были много толще или много худее, чем сейчас? Нет? А сколько вы весили при рождении? Десять фунтов? Великолепный, здоровый младенец. Теперь такие крупные рождаются редко.

— — Ну и что значит весь этот треп?

— — Я пытаюсь примерно определить средний срез нашего длинного розового проводника, мой милый Люк. А теперь, пожалуйста, сядьте вот туда. А теперь зажмите в зубах этот электрод. Нет‑нет, вас не дернет. Напряжение очень низкое. Меньше микровольта. Но мне нужен хороший контакт.

Доктор отошел от него, скрылся за аппаратом, опустил над головой козырек и только тогда стал вертеть ручками. Зрители увидели, как некоторые из циферблатов ожили, аппарат глухо загудел. Затем он умолк, и Пинеро выбрался из своего тайничка.

— — Я получил февраль тысяча девятьсот второго года. У кого листок с датой.

Хранитель листка развернул его и прочел:

— — Двадцать второго февраля девятьсот второго года.

Воцарилась глубокая тишина, которую прервал чей‑то голос: — Доктор, можно выпить еще рюмку?

Напряжение рассеялось, и они заговорили наперебой: — Проверьте меня, доктор!

— — Нет, меня, доктор! Я сирота, и мне просто нужно это узнать.

— — Давайте еще, доктор! Мы все хотим.

Он с улыбкой подчинился и то исчезал под козырьком, то снова возникал, словно суслик из норки. Когда у всех оказались листки, доказывающие искусство доктора, наступившее долгое молчание нарушил Люк:

— — А не покажете ли, как вы предсказываете смерть, Пинеро?

Его никто не поддержал, а двое‑трое вытолкнули Люка вперед.

— — Вот ты и давай, умник. Сам напросился.

Он позволил усадить себя в кресло. Пинеро пощелкал выключателями и снова скрылся под козырьком. Когда гудение смолкло, он вышел, энергично потирая ладони.

— — Ну, ребята, смотреть больше нечего. Материала достаточно?

— — Э‑эй! А как же предсказание? Когда Люк откинет копыта?

— — Вот именно, доктор, когда? — требовательно спросил Люк.

— — Господа, — страдальчески сказал Пинеро. — Вы меня удивляете. Эти сведения я выдаю за гонорар. И, кроме того, это профессиональная тайна. Ответ получает только клиент, консультирующийся у меня.

— — А мне все равно, валяйте, говорите.

— — Мне очень жаль, но я должен отказаться. Я же согласился только показать вам, как работает аппарат, а не оглашать результаты.

Люк бросил окурок на пол и растер его подошвой.

— — Сплошное надувательство, ребята. Наверное, он записал возраст всех репортеров в городе специально, чтобы проделать такую штуку. Номер не пройдет, Пинеро.

Тот грустно посмотрел на него.

— — Вы женаты, мой друг?

— — Нет.

— — Вы кому‑нибудь помогаете? У вас есть близкие родственники?

— — Нет. А что? Хотите меня усыновить? Пинеро покачал головой.

— — Мне вас очень жаль, мой юный друг. Вы умрете еще до завтра.

СМЕРТЬ ЖМЕТ НА ТАБЕЛЬНЫЕ ЧАСЫ

… через двадцать минут после странного предсказания Пинеро, когда Таймонс шел по Бродвею в сторону редакции "Дейли геральд", где он работал, он был убит свалившейся на него вывеской.

Доктор Пинеро отказался высказать свое мнение, но подтвердил, что он предсказал смерть Таймонса при помощи своего, так называемого хроновитаметра. Начальник полиции Рой…

Вас беспокоит БУДУЩЕЕ??????

Не тратьте денег на гадалок!

Обратитесь

К доктору Хьюго Пинеро, биоконсультанту.

Он поможет вам спланировать ваше будущее

с помощью точных

НАУЧНЫХ МЕТОДОВ.

Никаких посланий от "духов".

Верность наших предсказаний гарантирована

Залогом в 10000 долларов.

Дополнительные сведения по требованию

"ПЕСКИ ВРЕМЕН"

"Маджестик"" номер 700

Уведомление

Всем, всем, всем! Я. Джон Кэбот Уинтроп III. член фирмы "Уинтроп, Уинтроп, Дитмарс и Уинтроп", нотариус, подтверждаю, что Хьюго Пинеро, проживающий в этом городе, вручил мне десять тысяч американских долларов и поручил мне поместить их на хранение в выбранный мною банк со следующими инструкциями:

Залог будет незамедлительно и целиком выплачен первому клиенту Хьюго Пинеро и (или) "Песков Времени", который проживет на один процент дольше, чем было предсказано Хьюго Пинеро, или же душеприказчикам первого клиента, который не доживет до указанного срока на один же процент, в зависимости от того, что произойдет во времени первым.

Подписано и заверено

Джон Кэбот Уинтроп III. Подписано и заверено в моем присутствии второго апреля 1939. Альберт М. Суонсон, нотариус с правом практиковать в этом штате до июня 17, 1939.

"Добрый вечер, дорогие радиослушатели и радиослушательницы! Внимание! Молния! Хьюго Пинеро, ЧУДОТВОРЕЦ НИОТКУДА, уже в тысячный раз прогнозировал смерть, и еще никто не потребовал премии, которую он предложил первому человеку, поймавшему его на ошибке. Тринадцать его клиентов уже скончались, так что нет сомнений, что он имеет прямую связь с конторой СТАРУХИ С КОСОЙ. Это единственная новость, о которой я ничего не хочу знать заранее. Ваш обозреватель не будет клиентом пророка Пинеро…"

В душном воздухе зала продребезжал жиденький баритон судьи:

— — Будьте добры, мистер Уимс, вернемся к теме. Суд удовлетворил ваше ходатайство о временном запрещении, а теперь вы обратились с ходатайством изменить его на постоянное. Доктор Пинеро оспаривая ваш иск, указывает, что не представили никаких веских причин для запрещения, и просит об его отмене. А также чтобы я предписал вашему клиенту прекратить вмешательство в деятельность фирмы, вполне законную во всех отношениях, как утверждает Пинеро. Поскольку вы выступаете не перед присяжными, прошу вас обойтись без риторики и просто объяснить, почему я должен отказать ему в иске.

Мистер Уимс нервно дернул подбородком, так что дряблая землистая складка кожи скользнула по его жесткому воротничку, и возобновил свою речь:

— — С разрешения досточтимого суда я представляю интересы общества…

— — Минуточку. Мне казалось, что вы представляете "Объединенное страхование жизни".

— — Формально говоря, именно так, ваша милость. Но в более широком смысле я представляю несколько других важнейших страховых, кредитных и финансовых институтов, а также их акционеров и держателей страховых полисов, каковые составляют подавляющее большинство граждан этой страны. Кроме того, мы считаем себя обязанными защитить интересы всего населения страны, неорганизованного, не имеющего представителей и не защищенного во многих других отношениях.

— — Мне казалось, что народ представляю я, — сухо заметил судья. — Боюсь, я обязан считать вас представителем интересов только вашего клиента, как указано в иске. Но продолжайте. Каковы ваши доводы?

Старик‑адвокат попытался проглотить свой кадык, а потом начал снова:

— — Ваша милость! Мы утверждаем, что имеются две отдельные причины, почему этот запрет следует сделать постоянным, и, далее, что достаточно одной из этих причин.

Во‑первых, этот человек занимается предсказательством, что запрещено как гражданским, так и уголовным законодательством. Он обыкновенный гадальщик, бродячий шарлатан, который эксплуатирует доверчивость широкой публики. Он более ловок, чем обычная цыганка‑хиромантка, астролог или медиум, и поэтому более опасен. Он ложно ссылается на современные научные методы, чтобы придать внешнюю убедительность практикованию черной магии. Мы пригласили в суд именитых представителей Академии Наук, которые как эксперты могут разоблачить нелепость его претензий.

— — Во‑вторых, даже если претензии этого человека обоснованы — допустим на мгновение такую нелепость… — Мистер Уимс позволил себе холодную улыбочку, — мы утверждаем, что его деятельность противоречит интересам общества в целом и наносит противозаконный ущерб интересам моего клиента, в частности. Мы готовы предъявить многочисленные материалы, доказывающие, что этот человек публиковал сам или поощрял публиковать заявления, призывающие общество отказаться от бесценных благ страхования жизни к большому вреду для благосостояния и финансового положения моего клиента.

Пинеро встал.

— — Ваша милость, могу ли я сказать несколько слов?

— — Что именно?

— — Мне кажется, я смогу упростить ситуацию, если мне будет разрешено коротко ее проанализировать.

— — Ваша милость, — прервал Уимс, — это против правил.

— — Терпение, мистер Уимс, ваши интересы будут ограждены. Мне кажется, в этом деле нам требуется больше света и меньше шума. Если доктор Пинеро, высказавшись в этот момент, тем самым сократит разбирательство, я склонен дать ему это разрешение. Продолжайте, доктор Пинеро.

— — Благодарю вас, ваша милость. Обратившись сначала к последнему из обвинений мистера Уимса, я готов признать, что я действительно публиковал заявления, о которых он говорит…

— — Погодите, доктор. Вы решили обойтись без адвоката. Но вы уверены, что способны защищать свои интересы?

— — Я готов рискнуть, ваша милость. То, что я намерен признать, наши друзья могут доказать без всяких затруднений.

— — Очень хорошо. Продолжайте.

— — Я готов признать, что в результате этого многие люди аннулировали свои страховые полисы, но пусть они докажут, что кто‑либо из поступивших так потерпел в итоге какой‑нибудь ущерб или понес убытки.

Совершенно верно, что "Объединенное страхование" в результате моей деятельности теряет клиентов, но это естественное следствие моего открытия, которое превратило их полис в такой же анахронизм, как лук со стрелами. Если иск будет удовлетворен на этом основании, я налажу производство керосиновых ламп, а затем потребую, чтобы "Эдисону" и "Дженерал электрик" было запрещено производство электролампочек.

— — Я готов признать, что поставил предсказания смерти на деловую основу. Но я отрицаю, что я занимаюсь магией, будь она черная, белая или радужная. Если делать предсказания, опираясь на научные методы, противозаконно, статистики "Объединенного страхования" много лет нарушают закон, предсказывая на каждый год точный процент смертей в данной большой группе населения. Я предсказываю смерть в розницу, а "Объединенное страхование" предсказывает ее оптом. Если действия "Объединенного страхования" законны, каким образом мои могут быть противозаконны?

— — Я признаю важность вопроса о том, действительно ли я способен давать точные предсказания или нет. И я готов признать, что гак называемые эксперты Академии Наук покажут, что я этого не могу. Но им мой метод неизвестен, и они не могут вынести о нем весомого заключения.

— — Погодите, доктор. Мистер Уимс, правда ли, что ваши эксперты не знакомы с теорией и методом доктора Пинеро?

На лице мистера Уимса мелькнула тревога. Он побарабанил пальцами по столу и, наконец, ответил:

— — Могу ли я попросить суд ненадолго прервать заседание?

— — Разумеется.

Мистер Уимс несколько минут торопливым шепотом совещался со своими помощниками, затем повернулся к судье:

— — Ваша милость, мы хотели бы предложить следующее: пусть доктор Пинеро объяснит теоретическую основу и практическое применение своего так называемого метода, а тогда эти именитые ученые смогут высказать суду свое мнение об обоснованности его претензий.

Судья вопросительно посмотрел на Пинеро, который ответил:

— — Дать свое согласие на это я не могу. Независимо от того, верен ли мой метод или нет, было бы опасно допустить, чтобы он попал в руки глупцов и шарлатанов… — он махнул рукой на группу профессоров, сидевших в первом ряду, помолчал и ядовито улыбнулся, — … как прекрасно известно этим господам. Кроме того, для доказательства действенности метода вовсе необязательно открывать принципы, на которых он построен. Нужно ли мне для доказательства верности моих предсказаний обучать азам все это общество, самоназначенных хранителей мудрости, излечивать их от укоренившихся в их сознании суеверий? В науке для того, чтобы прийти к выводу, есть только два пути. Один — научный метод, другой — схоластический. Можно либо исходить из результатов экспериментов, или слепо следовать авторитетам. Для настоящего ученого критически важны экспериментальные доказательства, а теория — просто удобное пособие, которое можно отбросить, если оно уже не отвечает своему назначению. Для ученого‑педанта авторитет — это все, и если факты не укладываются в теорию, предписанную авторитетами, их отбрасывают. Именно такая точка зрения — точка зрения педантов, цепляющихся за устарелые теории, преграждала путь новым знаниям на протяжении всей истории. Я готов доказать мой метод с помощью эксперимента и как Галилей в суде сказать: "И все‑таки она вертится!". Я раньше уже предлагал такое доказательство этому обществу самозванных экспертов, но они его отвергли. Я возвращаюсь к моему предложению: я измерю протяженность жизни членов Академии Наук, а они пусть назначат комиссию для проверки результатов. Я запечатаю мои прогнозы в две серии конвертов. В первой серии снаружи будет проставлена фамилия, внутри — записка с датой смерти. В другой серии фамилии я запечатаю внутри, а снаружи напишу даты. Пусть комиссия запрет конверты в сейф, и затем время от времени собирается и вскрывает соответствующие конверты. В такой большой организации вероятность чьих‑то близких смертей очень велика — ей, если верить статистикам "Объединенного страхования", примерно по одной каждую неделю или по две. Таким способом они быстро получат достаточно данных, доказывающих, будто Пинеро лжец или наоборот. Он умолк и выпятил грудь так, что она почти сравнялась с его брюшком. Устремив свирепый взгляд на потеющих ученых, он спросил:

— — Ну?

Судья поднял брови и перехватил взгляд мистера Уимса.

— — Вы согласны?

— — Ваша милость, я считаю, что это предложение противоречит всем…

— — Предупреждаю, — перебил его судья, — я откажу вам в иске, если вы не примете этот способ выяснения истины или не предложите другой, столь же практичный.

Уимс открыл было рот, передумал, скользнул взглядом по лицам ученых экспертов и посмотрел на судью.

— — Мы согласны, ваша милость.

— — Очень хорошо. О частностях договоритесь между собой. Временный запрет отменяется, и никаких помех доктору Пинеро в его деловой деятельности чиниться не должно. Решение по иску о наложении постоянного запрещения будет рассматриваться после получения достаточных данных. Но прежде, чем мы кончим, я хотел бы высказать некоторые соображения о теории, которую вы, мистер Уимс, подразумевали, требуя возмещения ущерба, нанесенного вашему клиенту. В последнее время у некоторых групп в нашей стране сложилось мнение, что человек или корпорация, получая прибыль на протяжении ряда лет, тем самым приобретает на нее особое право, а правительство и суды обязаны гарантировать им эту прибыль в будущем, даже когда обстоятельства меняются, и вопреки интересам общества. Эта странная доктрина не имеет никакой опоры ни в гражданском, ни в уголовном законодательстве. Ни отдельные лица, ни корпорации не имеют ни малейшего права являться в суд и просить, чтобы часы истории были остановлены или стрелки их переведены назад.

— — Уимс, — раздраженно пробурчал Бидуэлл, — если вы не способны придумать ничего лучше, "Объединенному страхованию" придется поискать нового юрисконсульта. Прошло уже два с половиной месяца с тех пор, как вы сели на суде в лужу, и этот чертов коротышка гребет деньги лопатой. А все страховые общества в стране разоряются. Хостонс, какие мы несем убытки?

— — Трудно сказать, мистер Бидуэлл. Положение с каждым днем ухудшается. На этой неделе мы выплатили тринадцать больших страховых сумм — и все полисы были взяты уже после того, как Пинеро начал делать свои предсказания.

В разговор вступил невысокий сухопарый человек.

— — Послушайте, Бидуэлл, мы в "Юнайтеде" страхуем только после того, как удостоверяемся, что новый клиент не обращался к Пинеро. Неужели мы не можем подождать, пока ученые его не изобличат?

— — Чертов оптимист! — проскрипел Бидуэлл. — Они его не изобличат. Неужели вы не можете посмотреть правде в глаза? Этот жирненький мерзавец нашел что‑то настоящее. Я не знаю, что и как, но это бой до победного конца. Если мы будем медлить, то уже проиграли. — Он швырнул сигару в пепельницу и злобно зажевал новую. — Убирайтесь отсюда, все убирайтесь! Я возьмусь за это по‑своему. И вы тоже, Олдридж. "Юнайтед" может подождать, но мы не станем.:

Уимс тревожно кашлянул.

— — Мистер Бидуэлл, надеюсь, вы проконсультируетесь со мной, прежде чем что‑нибудь кардинально менять?

Бидуэлл буркнул что‑то невнятное. Они потянулись гуськом вон из комнаты. Когда дверь за ними закрылась, Бидуэлл нажал кнопку селектора:

— — Давайте его сюда.

Дверь отрылась. На пороге возник щуплый щеголеватый человек. Маленькие темные глаза быстро скользнули по комнате, и только тогда он закрыл за собой дверь. Быстрой бесшумной походкой он подошел к Бидуэллу. Лицо его оставалось неподвижным — на нем жили только глаза, глаза настороженного зверя. Он сказал ровным, ничего не выражающим голосом:

— — Вы хотели поговорить со мной?

— — Да.

— — Что вы предлагаете?

— — Садитесь, и мы поговорим.

Пинеро встретил молодую пару в дверях кабинета.

— — Входите, милые мои, входите. Садитесь. Располагайтесь, как дома. А теперь объясните мне, зачем вам понадобился Пинеро? Ведь вряд ли таких молодых людей тревожит последняя поверка?

На приятном лице молодого человека появилось смущение.

— — Видите ли, доктор Пинеро, я Эд Хартли, а это Бетти, моя жена. У нас будет… то есть Бетти ожидает… ну и вот…

Пинеро ласково улыбнулся.

— — Понимаю, понимаю. Вы хотите узнать срок своей жизни, чтобы как можно лучше обеспечить своего ребенка. Очень разумно. Вам нужен прогноз для обоих или только для вас?

— — Лучше бы для обоих, — ответила молодая женщина.

Пинеро просиял еще более ласковой улыбкой.

— — Вот и хорошо. Я вполне с вами согласен. Правда, в подобное время наш прогноз сопряжен с некоторыми трудностями, но кое‑что я вам смогу сказать и сейчас. А теперь, дорогие мои, пойдемте в лабораторию и начнем.

Он позвонил, чтобы принесли карты, затем проводил их к себе в мастерскую. — Первой, пожалуйста, миссис Хартли. Будьте так добры, пройдите за ширму, снимите туфли и платье Он отвернулся к аппарату и поиграл ручками настройки. Эд кивнул жене, она зашла за ширму и почти тотчас появилась из‑за нее в одной комбинации. Пинеро поднял глаза.

— — Вот сюда, моя милая. Сначала нам надо взвеситься. Ну, вот так. А теперь сядьте вот сюда, зажмите электрод в зубах. Нет‑нет, вы не должны к нему прикасаться, пока он под током. Это не займет и минуты. Не двигайтесь.

Он нырнул под козырек, и стрелки на циферблатах — запрыгали. Очень быстро он выпрямился с встревоженным видом.

— — Эд, вы брали ее за руку?

— — Нет, доктор.

Пинеро снова нырнул под козырек и оставался там заметно дольше. Затем велел молодой женщине одеться и повернулся к ее мужу.

— — Эд, раздевайтесь.

— — А что вы установили для Бетти, доктор?

— — Кое‑что неясно. Я хочу сначала проверить вас.

Когда он вышел из‑за аппарата на этот раз, лицо его стало еще более тревожным. Эд спросил, в чем дело. Пинеро пожал плечами и раздвинул губы в улыбке.

— — Ничего, что имело бы отношение к вам, дорогой. Легкие неполадки, но сегодня я не смогу дать вам ваши прогнозы. Мне нужно проверить аппарат. Вы не могли бы прийти завтра?

— — Да, конечно. Послушайте, а что с аппаратом? Надеюсь, ничего серьезного?

— — Я уверен, что пустяки. Пойдемте назад в кабинет, посидим, поболтаем.

— — Спасибо, доктор; вы очень любезны.

— — Но, Эд, меня ведь ждет Эллен.

Пинеро повернулся к ней, вкладывая в свои слова всю силу своей личности.

Но, может, вы подарите мне несколько минут, дорогая моя? Я стар и очень люблю общество молодых людей. А мне так редко выпадает такое удовольствие. Ну, пожалуйста.

С мягкой настойчивостью он повел их в кабинет и усадил. После чего распорядился, чтобы принесли лимонад и пирожные, предложил им сигареты и закурил сигару.

Сорок минут спустя Эд все еще слушал его как завороженный, но Бетти явно нервничала и посматривала на дверь. Когда доктор на мгновение прервал историю о своих приключениях в молодости на Огненной Земле и закурил сигару, она вскочила на ноги.

— — Доктор, нам, правда, пора. Остальное вы нам расскажете завтра, хорошо?

— — Завтра? Завтра на это не будет времени.

— — Но у вас же и сегодня на это времени нет. Ваша секретарша звонила уже пять раз.

— — Ну, уделите мне еще хоть несколько минут.

— — Сегодня я, правда, не могу, доктор. Я договорилась. Меня ждут.

— — И вас никак нельзя переубедить?

— — Боюсь, что нет. Идем, Эд.

Когда они скрылись за дверью, доктор подошел к окну, глядя на расстилающийся внизу город. Вскоре он увидел, как из дверей здания появились две крохотные фигурки. Он следил, как они торопливо пошли к углу, подождали зеленого света и начали переходить улицу. Внезапно раздался вой сирены, фигурки заколебались, пошли было назад, остановились, повернулись. И тут на них налетела машина. Когда машина с визгом затормозила, между ее колес виднелись уже не две человеческие фигуры, а словно беспорядочный ворох одежды.

Через минуту доктор отошел от окна, взял телефонную трубку и сказал секретарше:

— — Отмените сегодняшний прием… Нет… Никого… Мне все равно. Отмените.

Потом он опустился в кресло. Сигара погасла. Уже давно стемнело, а он все еще сжимал ее в зубах. Погасшую.

Пинеро сел за стол и оглядел роскошный обед. Он заказал его с особой тщательностью и вернулся домой пораньше, чтобы сполна им насладиться.

Некоторое время спустя он проглотил глоток "фиори д'Альпини": густой душистый ликер наполнил его рот теплотой, и ему вспомнились маленькие горные цветы, давшие название этому напитку. Он вздохнул. Обед был отличный, изысканный и стоил того, чтобы запить его таким редким ликером.

В прихожей послышался какой‑то шум. Его пожилая служанка что‑то настойчиво говорила. Ее перебил хриплый бас. Шум приближался, дверь столовой распахнулась. — Mia Маdоnа! Non si puo entrare! (Пресвятая Дева! Сюда нельзя! (итал.)). Хозяин кушает.

— — Ничего, Анжела. У меня есть время поговорить с этими джентльменами. А вы идите.

Пинеро повернулся к стоящему впереди угрюмому детине.

— — У вас ко мне дело, так?

— — А вы что думали? Приличные люди не хотят больше терпеть ваши чертовы враки.

— — Итак?

Детина не ответил. Из‑за его спины появился щуплый щеголеватый субъект и встал перед Пинеро.

— — Ну, что же, начнем. — Председатель комиссии вставил ключ в замок и открыл сейф. — Уэнзел, вы не поможете мне отобрать сегодняшние конверты?

Его тронули за плечо.

— — Доктор Бэрд, вас просят к телефону.

— — Хорошо, принесите телефонный аппарат сюда. Он взял трубку.

— — Слушаю… Да, я… Что?.. Нет, мы ничего не слышали. Вы говорите, аппарат Пинеро уничтожен?.. Мертв!? Каким образом?.. Нет! Ничего по этому поводу я сказать не могу. Абсолютно ничего… Позвоните мне позже.

Он бросил трубку на рычаг и оттолкнул телефон.

— — Что случилось?

— — А теперь кто умер?

Бэрд поднял руку, требуя тишины.

— — Успокойтесь, пожалуйста. Несколько минут назад Пинеро был убит у себя дома.

— — Убит!

— — Это еще не все. Примерно тогда же в его приемную ворвались хулиганы и разбили его аппарат вдребезги.

Некоторое время все молчали. Члены комиссии тревожно переглядывались. Никому не хотелось заговорить первым. Наконец кто‑то пробормотал:

— — Достаньте его.

— — Что‑что?

— — Конверт Пинеро. Он там, я его видел. Бэрд нашел конверт, медленно вскрыл его, развернул листок и прочел.

— — Ну, да говорите же!

— — Тринадцать часов тринадцать минут… сегодня.

Никто ничего не сказал.

Член комиссии, сидевший за столом напротив Бэрда, вдруг потянулся к сейфу, разряжая напряжение. Бэрд остановил его.

— — Что вы хотите?

— — Мой прогноз. Он там… Мы все там.

— — Да‑да.

— — Мы все там.

— — Раздайте их.

Бэрд положил обе ладони на сейф и молча посмотрел в глаза человека напротив. Он облизнул губы, уголок его рта задергался, по рукам пробежала дрожь. Но он молчал. Человек напротив опустился в свое кресло.

— — Конечно, вы правы, — сказал он.

— — Дайте‑ка мне мусорную корзинку. — Бэрд говорил тихо, напряженно, но твердо.

Он взял жестяную корзинку, мусор высыпал на ковер, а корзинку поставил перед собой на столе. Потом разорвал с пол десяток конвертов, поджег их спичкой и бросил в корзину. Он рвал конверт за конвертом и бросал обрывки в огонь. От дыма он закашлялся, из глаз у него побежали слезы. Кто‑то встал и открыл окно. Когда Бэрд кончил, он оттолкнул корзинку, посмотрел на стол и сказал:

— — Боюсь, я испортил этот стол.

Спасательная экспедиция

— — Всем пилотам‑факельщикам! Внимание! Всем пилотам‑факельщикам немедленно собраться у командующего флотом! — Приказ разнесся по всем помещениям огромной станции‑спутника, вращающейся вокруг Земли.

Джо Эпплеби высунулся из душа, чтобы услышать приказ. "Ну, ко мне это не относится, — пробормотал он со счастливой улыбкой. — Я в отпуске, но все‑таки лучше убраться поскорее, пока начальство не передумало".

Он поспешно оделся и вышел в коридор. Каюта, в которой размещался Эпплеби, находилась на внешнем кольце станции; ее медленное вращение, напоминающее вращение огромного колеса, повисшего в космическом пространстве, создавало искусственную силу тяжести, которая позволяла ему передвигаться, как на Земле. Эпплеби еще не успел подойти к своей каюте, как громкоговорители еще раз передали приказ командующего флотом: "Всем пилотам‑факельщикам немедленно явиться к коммодору". Голос диктора стих, затем из громкоговорителей донеслось: "Лейтенант Эпплеби, немедленно к коммодору!" Джо остановился и прошептал грубое ругательство.

Кабинет командующего флотом был переполнен. У всех присутствующих на левом рукаве была эмблема факела, за исключением главного врача и самого коммодора, рукав которого был украшен эмблемой пилота‑ракетчика.

Коммодор Беррио взглянул на вошедшего Эпплеби и продолжал: "… ситуация. Если мы хотим спасти станцию Прозерпина, нужно срочно, не теряя времени, выслать корабль к Плутону. Вопросы?"

Все молчали. Эпплеби хотелось задать вопрос, но он опасался напомнить коммодору о своем опоздании.

— — Отлично, — кивнул Беррио. — Это задание могут выполнить лишь пилоты— факельщики. Мне нужны добровольцы.

— — Великолепно! — подумал Эпплеби. — Пусть желающие отличиться выходят вперед, а я помолчу. Может быть, мне еще удастся успеть к следующему шаттлу, отправляющемуся на Землю.

— — Прошу добровольцев остаться, — продолжал коммодор. — Остальные свободны.

— — Лучше не придумаешь, — решил Эпплеби. Только не надо сразу кидаться к выходу. Лучше всего сохранить достоинство и выскользнуть между двумя уходящими пилотами, спрятавшись за их спины.

Никто не шелохнулся. Джо Эпплеби почувствовал себя обманутым, однако, не осмелился уйти.

— — Спасибо, джентльмены, — произнес коммодор Беррио спокойным голосом. — Прошу вас подождать в кают‑компании.

Бормоча под нос, Эпплеби вышел вместе с остальными. Говоря по правде, ему хотелось слетать к Плутону, но не сейчас, когда в кармане уже лежали отпускные документы.

Его не пугало колоссальное расстояние — скорее наоборот, будучи пилотом— факельщиком, он испытывал к нему чувство презрения. Пилоты старшего поколения думали о межпланетных перелетах с опаской ракетчиков, настроенных на полеты, рассчитанные на несколько лет. Корабли, оборудованные факельным конвертором и совершающие полет с постоянным ускорением, покрывали эти расстояния за несколько дней. Космические корабли с ракетными двигателями, двигаясь по баллистическим траекториям, совершали полет до Юпитера и обратно за пять лет; чтобы достичь Сатурна и вернуться, требовалось в два раза больше времени; для путешествия на Уран — еще в два раза больше; Нептун находился намного дальше. Ни один космический корабль с реактивной установкой даже и не пытался достичь Плутона: полет к самой отдаленной планете Солнечной системы продолжался бы девяносто лет. Однако корабли с факельными конверторами решили и эту проблему: станция Прозерпина с криологической лабораторией, отделом исследования космической радиации, обсерваторией, измеряющей параллаксы светил, физической лабораторией размещалась в гигантском пятикупольном строении, предохраняющем ее обитателей от неслыханного холода открытого космоса.

— — До станции Прозерпина на Плутоне почти четыре миллиарда миль, — думал Эпплеби, шагая по коридору вслед за одним из пилотов, вместе с которым они кончали Академию космоплавания.

Послушай, Джерри, — окликнул его Эпплеби, — объясни меня, для выполнения, какого задания я вызвался добровольцем?

А, это покойный Джо Эпплеби, — обернулся Джерри. — Угости меня стаканчиком в баре, и я все расскажу.

Когда они разместились в баре кают‑компании, Джерри рассказал, что со станции Прозерпина прибыла радиограмма, взывающая о помощи. Там разразилась эпидемия болезни Ларкина. Услышав это, Эпплеби свистнул. Болезнь Ларкина вызывалась вирусом‑мутантом и, по мнению ученых, была марсианского происхождения. У больных начинало резко падать количество красных кровяных телец, и вскоре наступала смерть. Единственным методом лечения было массивное переливание крови, которое должно продолжаться в течение всей болезни.

— — Как видишь, Джо, мой мальчик, кому‑то из нас придется прогуляться к Плутону с запасом крови на борту.

Эпплеби нахмурился. — Мой отец предостерегал меня. Он говорил: "Джо, молчи и никуда не высовывайся", — мрачно пробормотал он.

— — Никто из нас и не высовывался, — ухмыльнулся Джерри.

— — А на сколько рассчитан полет? Дней на восемнадцать? У меня на Земле есть кое— какие обязательства.

— — Восемнадцать суток при ускорении в одну "джи" — одном ускорении силы тяжести. Но этот полет будет проходить при повышенной тяге. На Прозерпине кончаются запасы плазмы для переливания, и осталось мало доноров.

— — Повышенной? Полтора "джи"?

Джерри Прайс покачал головой. — Думаю, лететь придется при двойном ускорении силы тяжести.

— — Две "джи"!

— — А что в этом необычного? Людям удавалось выдерживать и десять.

Разумеется, в течение короткого времени. А сейчас речь идет о многих днях. При двойном "джи" сердце может не выдержать, особенно, если понадобится вставать.

— — Перестань стонать, тебя не выберут. Скорее уж меня, я больше подхожу на роль героя. Ты уж, пожалуйста, не забывай меня. Пусть мой образ вдохновляет тебя, пока ты находишься в отпуске, на заброшенных пространствах Земли. Давай выпьем еще.

Эпплеби пришел к выводу, что Джерри прав: поскольку для предстоящего полета требуется всего два человека, у него отличные шансы отправиться на Землю уже следующим шаттлом. Он достал из кармана маленькую записную книжку и принялся изучать номера телефонов. Через несколько минут в кают‑компании появился рассыльный.

— — Лейтенант Эпплеби, сэр? Джо кивнул.

— — Коммодор просит вас немедленно явиться к нему, сэр.

— — Ясно, сейчас иду. — Джо заметил заинтересованный взгляд Джерри. — Так кто больше подходит на роль героя?

— — Ты, разумеется, — улыбнулся Джерри. — Хочешь, я займусь твоими обязательствами на Земле?

— — Обойдусь как‑нибудь.

— — Я так и думал. Ну, счастливого тебе полета, дружище.

В каюте коммодора Беррио сидели главный врач станции и еще один лейтенант, но постарше Эпплеби.

— — Садитесь, Эпплеби, — кивнул Беррио. — Вы знакомы с лейтенантом Клюгером? Он будет командиром вашего корабля. Вы полетите вторым пилотом.

— — Так точно, сэр.

— — Эпплеби. лейтенант Клюгер — самый опытный пилот‑факельщик, находящийся сейчас на станции. Вы полетите вместе с ним, потому что из медицинских данных следует, что у вас исключительная способность переносить длительные перегрузки. Этот полет будет проходить при высоком постоянном ускорении.

— — Насколько высоком, сэр?

Берри заколебался. — Три с половиной силы земного тяготения, — произнес он, наконец.

— — Три с половиной "джи"! Это не ускорение, — подумал Джо, — а испытание на разрыв. Он услышал, как запротестовал врач: "Извините меня, сэр, но я могу дать разрешение только на три силы земного тяготения".

— — С юридической точки зрения, — нахмурился коммодор, — окончательное решение принимает командир корабля. Но от скорейшего прибытия корабля с запасом крови зависит жизнь трехсот человек.

— — Доктор, давайте снова взглянем на эту диаграмму, — сказал Клюгер. Врач подтолкнул в его сторону лист бумаги. Клюгер развернул его так, что Джо мог хорошо видеть изображенную на нем диаграмму.

— — Вот смотрите, Эпплеби… — произнес он. Кривая на диаграмме начиналась сверху, медленно опускалась, затем резко падала вниз. Врач положил указательный палец на то место, где начиналось резкое падение.

— — Вот в этом месте, — произнес он с мрачным выражением на лице, доноры страдают от недостатка крови не меньше, чем пациенты. Позднее ситуация становится безнадежной, если не прибудет партия плазмы для переливания.

— — Как выведена эта кривая? — спросил Джо.

— — Так выглядит эмпирическое уравнение болезни Ларкина, рассчитанное для двухсот восьмидесяти девяти человек.

Эпплеби заметил вертикальные линии, пересекающие диаграмму. Возле каждой из них стояли цифры, указывающие время и ускорение. В дальнем правом углу было написано: "одна "джи" восемнадцать дней". Такова продолжительность обычного полета до Плутона при ускорении силы тяжести равном единице; корабль прибудет на Прозерпину, когда эпидемия уже закончится, и спасать будет некого. При двойном ускорении полет продлится двенадцать дней и семнадцать часов, но даже в этом случае половина обитателей станции на Плутоне умрет. Тройное ускорение заметно улучшит ситуацию, однако количество умерших от эпидемии будет все еще велико. Глядя на диаграмму, Джо понял, почему коммодор выбрал три с половиной "джи" несмотря на огромный риск для пилотов вертикальная линия касалась того места кривой, где она резко поворачивала вниз, — при продолжительности полета в девять суток и пятнадцать часов. Спасены будут почти все. Но какие трудности выпадут на долю пилотов!

Время, необходимое для спасения колонистов, уменьшалось обратно пропорционально квадрату ускорения. При одной "джи" достигнуть. Плутона можно было за восемнадцать суток, поэтому для девяти суток полета требовалось четыр╦хкратное ускорение силы тяжести, тогда как для четырех с половиной суток нужно было лететь с непрерывным фантастическим ускорением в шестнадцать "джи". Но кто‑то подчеркнул эти две цифры — "16" "джи" — "4,5 суток".

— — Что это? Посмотрите! Эти цифры рассчитаны для робота‑пилота! Да это же выход из положения! А в нашем распоряжении есть робот‑факельщик!

— — Да, есть, — тихо ответил Беррио. — Но каковы его шансы?

Джо замолчал. Даже при полетах между внутренними планетами Солнечной системы роботы часто не справлялись с управлением. На расстоянии в четыре миллиарда миль вероятность того, что робот‑пилот сумеет привести свой корабль в сферу действия радиоконтроля, была очень мала.

Разумеется, мы попытаемся сделать это, — продолжал коммодор. — Если корабль с роботом‑пилотом прибудет к месту назначения, я сразу сообщу вам. — Он повернулся к Клюгеру. — Капитан, у нас мало времени. Жду вашего ответа.

Клюгер посмотрел на врача. — Доктор, почему вы возражаете против этой половины "джи"? Я читал о шимпанзе, которая выдержала очень высокую перегрузку в течение удивительно длительного времени.

— — Да, но это шимпанзе, а не человек.

— — Какую нагрузку выдержала эта шимпанзе, доктор? — выпалил Джо.

— — Три с половиной "джи" в течение двадцати семи суток.

— — Вот это да! А в каком она была состоянии после окончания испытаний?

— — Она умерла, — пробормотал врач. Клюгер взглянул на диаграмму, посмотрел на Джо, затем повернулся к коммодору.

— — Мы готовы на ускорение в три с половиной "джи", сэр, — сказал он.

— — Тогда за работу. Быстро в медчасть. У вас очень мало времени, — кивнул командующий.

Через сорок семь минут их укладывали в антигравитационные ванны разведывательного космического корабля "Саламандра". Он был пристыкован к станции, Клюгер и Эпплеби со своими сопровождающими прошли по стыковочному туннелю внутрь корабля. Джо чувствовал себя слабым после тщательной обработки обеззараживающими растворами, а также десятка различных инъекций. "Хорошо, — подумал он, — что старт корабля будет произведен автоматически, без участия пилотов".

Разведывательный корабль был построен для полетов при очень высоких ускорениях, и ручки управления, а также контрольные приборы находились прямо над антигравитационными ваннами, так что "Саламандрой" можно будет управлять одними пальцами, не поднимая рук из жидкости, в которую будут погружены тела пилотов. Врач со своим ассистентом укладывал в ванную Клюгера, а два других медицинских специалиста занимались Джо. Один из них спросил:

"Костюм хорошо облегает тело? Нигде нет складок?"

— — По‑моему, все в порядке.

— — Я все‑таки проверю. — Он провел рукой по телу Эпплеби, затем закрепил его растяжками, как и подобает, быть закрепленным человеку, который будет находиться в одном положении на протяжении нескольких дней.

— — Левый сосок рядом с вашим ртом содержит воду, а два справа соответственно глюкозу и бульон.

— — Только жидкая пища?

Врач, паривший в воздухе в состоянии невесомости повернулся к нему и заметил: "Твердая пища вам не понадобится, это, во‑первых, во‑вторых, вы сами ее не захотите, и, в третьих, ее нельзя принимать в полете с таким ускорением. И глотайте как можно осторожнее"

— — Мне уже приходилось летать, хотя и не с такими высокими "джи".

— — Да, я знаю. И все‑таки будьте поосторожнее. Каждая антигравитационная ванна была наполнена жидкостью, более плотной, чем вода. Они были затянуты резиновыми полотнищами, пристегнутыми к краям ванн. Во время полета с постоянным ускорением оба пилота будут плавать в этой жидкости, что будет снижать влияние непомерной силы тяжести. Поскольку сейчас "Саламандра" неподвижно висела в космическом пространстве, в ней господствовало состояние невесомости, так что полотнища выполняли дополнительную функцию — они не позволяли жидкости покинуть ванны. Техники закрепили тело Джо, затем поместили его шею и затылок в специальный воротник, подогнанный по его индивидуальным размерам.

Врач наклонился над Джо и внимательно осмотрел его.

— — Все в порядке?

— — Да.

— — Еще раз напоминаю о том, что глотать нужно осторожно и не торопясь. — Врач повернулся к Клюгеру. — Мы закончили, капитан. Разрешите покинуть корабль?

— — Да. Спасибо, доктор.

— — Ну, счастливо. — Доктор со своими помощниками исчез в стыковочном коридоре, тщательно задраив за собой люк.

В центре управления отсутствовали иллюминаторы, да в них и не было необходимости. Приборная панель, расположенная перед лицом Эпплеби, состояла из множества дисплеев, экранов и указателей. У его лба находился окуляр коелостата — инструмента, состоящего из зеркала, непрерывно двигающегося с помощью часового механизма на оси параллельной оси их корабля, и второго зеркала, направленного на то небесное тело, которое было программой полета введение в бортовой компьютер. На панели вспыхнул зеленый свет — стыковочный туннель отделился от "Саламандры". Клюгер взглянул в зеркало над их головами — там отражалось лицо Джо.

— — Какова готовность, второй?

— — До старта семь минут. Механизмы в исправности. Факельный конвертор разогрет. Корабль готов к старту.

— — Проверим систему ориентации. — Окуляр коелостата Клюгера опустился к его глазам. — Проверьте меня, Джо, — сказал он через несколько секунд.

— — Слушаюсь, сэр. — Палец Эпплеби нажал на кнопку, и теперь его окуляр придвинулся к глазам. Точно на перекрестии звездного прицела находились совмещенные изображения трех звезд. — Все идеально, капитан.

— — Запросите разрешение на старт.

— — "Саламандра" — центр управления. Прошу разрешения на вылет к Прозерпине. Автоматический взлет по программе компьютера. Система проверена, всюду зеленые огни.

— — Центр управления — "Саламандра". Взлет разрешаю. Счастливо!

— ‑Разрешение получено, капитан. Еще три минуты. — Джо мрачно подумал, что к этому времени он мог бы находиться на середине пути к Земле. Черт побери, почему все эти спасательные экспедиции поручают военным?

Когда на экране указатель времени миновал последние тридцать секунд, мысли о несостоявшемся отпуске покинули его. Джо овладела какая‑то непередаваемая, ликующая радость — он снова мчался в звездные дали!

Он летел, неважно куда, но летел! В то мгновение, когда из дюз корабля вылетел ослепительный пучок факела, он продолжал улыбаться.

И тут на него обрушилась сила тяжести. При трех с половиной "джи" его тело весило шестьсот тридцать футов — ровно в три с половиной раза больше своего нормального веса. Джо казалось, что на него навалили мешки с песком; он не мог дышать, чувствовал себя совершенно беспомощным. Сила тяжести прижала шею к защитному воротнику, было трудно открыть глаза. Он попытался расслабить мышцы, позволить жидкости, в которой плавало его тело, поддерживать его. Обычно, когда сила тяжести многократно увеличивалась в считанные минуты и секунды старта, пилоты напрягали мышцы, сопротивляясь резко возросшему весу, но при длительном полете необходимо расслабиться. Джо дышал неглубоко и часто; атмосфера В кабине состояла, из чистого кислорода, и такого дыхания было достаточно для снабжения тела живительным газом. К тому же он просто не мог заставить себя дышать глубже. Джо чувствовал, как сердце с трудом гонит заметно потяжелевшую кровь по кровеносным сосудам, сузившимся от непомерной нагрузки. "Я и не предполагал, что полет при непрерывном ускорении в три с половиной силы земного притяжения окажется таким мучительным, — подумал он, — я не выдержу". Однажды ему пришлось испытать четырехкратное ускорение в течение девяти минут, но Джо уже позабыл, насколько ужасно оно было.

— — Джо! Джо!

Эпплеби с трудом поднял свинцовые веки и попытался тряхнуть головой.

— — Слушаю, капитан.

Джо посмотрел в зеркало на командира. Кожные ткани на лице Клюгера сползли вниз, и оно напоминало улыбающийся череп — так выглядят лица пилотов при высоком ускорении.

— — Проверьте ориентацию кораблю!

Джо поднял руки к поверхности жидкости, заполнявшей ванну, и пальцами, которые отказывались повиноваться, коснулся ручек прибора.

— — Прямо по курсу, капитан.

— — Отлично. Свяжитесь с Луна‑сити.

Земная станция, которую они покинули совсем недавно, была закрыта ослепительным факелом, вырывавшимся из дюз корабля, но Луна виднелась недалеко от направления их полета. Эпплеби вызвал Центр слежения, расположенный на ее поверхности, и получил информацию о траектории полета, а также данные, переданные с земной станции в Центр слежения Джо повторял цифры вслух, а Клюгер вводил их в бортовой компьютер. К своему удивлению, Джо заметил, что за время работы он даже почти забыл о навалившейся на него тяжести, но как только выключил систему связи, невыносимый груз снова сдавил его тело. Джо почувствовал себя еще хуже, чем раньше. У него отчаянно болела шея, и начало казаться, что на икре левой ноги образовалась складка. Джо попытался пошевелить ногой и разгладить ее, но стало еще хуже.

— — Что дальше, капитан?

— — Отдыхайте, Джо. Я принимаю первую вахту.

— — Слушаюсь, сэр.

Джо попытался забыться — насколько это возможно для человека, погребенного под горой песчаных мешков. Все тело кричало от боли, а складка, образовавшаяся на костюме, вызывала невыносимые страдания. Шея болела все сильнее; судя по всему, она была повреждена во время старта. Он попытался повернуть голову, и тут же понял, что существует всего два ее положения — плохое и очень плохое. Закрыв глаза, Джо попытался уснуть. Десять минут спустя он понял, ЧТО это бесполезно, потому что тело страдало от боли в шее и левой ноге, а также от невыносимой тяжести.

— — Слушай, приятель, — сказал Джо себе. — Расслабься, черт побери, иначе за время продолжительного полета с непрерывным ускорением тебе угрожает адреналиновое истощение, и ты умрешь. Как там говорится в уставе? "Идеальный пилот должен быть спокойным и ни о чем не тревожиться. Жизнерадостный по своему темпераменту, он должен быть настроен оптимистически".

— — Хватит думать о плохом, дружище! — приказал сам себе Джо и обратился к своему любимому предмету для размышлений — девушкам. Такой самогипноз всегда помогал ему во время бесчисленных миллионов миль полетов через холод и пустоту космического пространства. Наконец он был вынужден признать, что и воображаемый гарем отказался ему помочь. Ему не удалось сконцентрировать на воображаемых гуриях свои мысли. Оставалось одно — стараться переносить свои вполне реальные страдания.

Он проснулся весь в поту. Ему приснилось, что он на корабле, летящем к Плутону с небывало высоким ускорением.

Боже мой! Он действительно на этом корабле!

Тяжесть, казалось, еще более возросла. Когда Джо поворачивал голову, где‑то в боку отдавалась острая боль. Он тяжело дышал, и по лицу катились струйки пота. Они скатывались в глаза: Джо попытался вытереть их, но когда попробовал поднять руку, то заметил, что рука отказывается повиноваться и кончики пальцев онемели. Напрягая всю волю, он заставил себя поднять руку вдоль груди и провести пальцами по глазнице; это, однако, ничуть не помогло.

Открыв глаза. Джо уставился на указатель времени, прошедшего с момента старта, стараясь вспомнить, когда заступать на вахту. Не сразу он понял, что уже прошло шесть с половиной часов полета. Боже мой, ведь уже давно пора заступать на вахту! Лицо Клюгера, отражающееся в зеркале, было обезображено страшной улыбкой; глаза его закрыты.

— — Капитан! — крикнул Джо. Клюгер не шевельнулся. Джо протянул руку к кнопке сигнала тревоги и тут же отдернул ее. Пусть спит, решил он.

Но кому‑то нужно заниматься делами — надо как можно быстрее прийти в себя. Акселерометр показывал ускорение в три с половиной "джи"; приборы, контролирующие действие факела, были в пределах нормы; указатель радиации подрагивал где‑то около десяти процентов от опасного уровня.

На экране интегрированного акселерографа а виднелись три цифры: время, прошедшее с момента старта, скорость корабля и расстояние, оставшееся позади. Под ними было еще три окошечка: там были те же самые цифры, показывающие данные расчетной траектории. Сравнивая их, Джо убедился, что фактические данные соответствовали расчетам. На третьем дисплее демонстрировалась поправка за счет притяжения Солнца, но Джо не обратил на нее внимания — на околоземной орбите сила тяготения Солнца равняется всего лишь одной двухтысячной земного тяготения Джо всего лишь хотел убедиться, что корабль продолжает полет по заранее рассчитанной траектории с заданной скоростью.

Теперь уже и Земля, и Луна были закрыты конусом факела, искажающего как видимость, так и радиосигналы. Джо повернул ручки и направил луч радарного маяка на Марс. Один за другим в пустоту космоса уходили его запросы: "Где я нахожусь?" Джо решил не дожидаться ответа — сигнал достигнет станции слежения на Марсе только через восемнадцать минут. Вместо этого он повернулся к коелостату и заглянул в окуляр. Три звезды немного сместились с перекрестия прицела, но ошибка была слишком незначительной и не нуждалась в корректировке.

Джо продиктовал в микрофон бортового журнала все, что он проделал. Затем закрыл глаза и снова почувствовал себя намного хуже. У него болели ребра, воздух при дыхании вырывался из груди с хрипом, как у больного плевритом. Руки и ноги немели от плохого кровоснабжения — кровь с трудом прорывалась сквозь суженые сосуды. Он принялся шевелить руками и ногами, но быстро устал. Тогда Джо неподвижно замер и лишь поглядывал на прибор, показывающий стремительное нарастание скорости корабля. Она увеличивалась на семьдесят миль в час за каждую прошедшую секунду, что соответствовало более четверти миллиона миль в час за истекший час. Как он завидовал теперь пилотам‑ракетчикам! Им требовалась целая вечность, чтобы добраться до цели, но летели‑то они в полном комфорте по сравнению с ним.

До изобретения факельного конвертора люди не рисковали забираться в космическое пространство дальше Марса. Е = мс 2, масса — это энергия, и полный распад одного фунта песка дает пятнадцать миллиардов киловатт‑часов. Корабли с атомными установками потребляют всего лишь долю процента этой энергии, тогда как новью факельные конверторы более восьмидесяти процентов. Камера факельного преобразователя представляет собой крошечное солнце; частицы, выбрасываемые из нее, двигаются со скоростью, приближающейся к скорости света.

Эпплеби гордился своей профессией пилота‑факельщика, но не в данный момент. Боль в шее все росла и росла, пока не охватила всю голову; ему хотелось согнуть колени, но он не мог сделать этого: Его тошнило от навалившейся на живот силы тяжести. Черт бы побрал этого Клюгера — он безмятежно спит, пока Джо так мучается. Неужели человек в состоянии переносить такие страдания в течение нескольких дней. Прошло всего восемь часов, но Джо был на грани полного изнеможения, а ведь осталось еще девять суток.

Потом — время протекало смутно, как в тумане, через какой‑то бесконечный отрезок времени он услышал, что кто‑то зовет его.

— — Джо! Джо!

Ну почему не позволить ему умереть спокойно? Его глаза приоткрылись, взгляд нашел зеркало над головой.

— — Джо? Тебе придется сменить меня — я теряю сознание.

— — Слушаюсь, сэр.

— — Проверьте ориентацию и действие механизмов. Мне это не удалось.

— — Я уже сделал это, сэр.

— — Сделал? Когда?

Взгляд Джо медленно передвинулся на экран с цифрами фактически прошедшего времени. Ему пришлось закрыть один глаз, чтобы разобрать цифры.

— — Часов шесть назад.

— — Что? Сколько сейчас времени?

Джо не ответил. Ему страстно хотелось, чтобы Клюгер оставил его в покое.

— — Должно быть, я потерял сознание, мой мальчик, — пробормотал Клюгер. — Доложите мне обстановку.

— — Обстановку? О, в полном порядке — точно по курсу. Капитан, взгляните на мою левую ногу. Мне кажется, она вывихнута.

— — Наплевать на ногу. Сообщите данные.

— — Какие данные?

— — Немедленно проснитесь, мистер! Вы на вахте?

— — И ты еще говоришь мне об этом, — подумал Джо. — Если он будет так вести себя, закрою глаза и перестану обращать на него внимание.

— — Жду от вас данные, мистер, — повторил Клюгер.

Что? Если уж вам так хочется, прослушайте бортовой журнал. — Джо ожидал, что на него обрушится буря негодования, однако ничего не последовало. Когда он снова открыл глаза, то увидел в зеркале лицо капитана, потерявшего сознание. Джо так и не понял, прослушал ли капитан бортовой журнал с данными, которые внес туда он, или Джо вообще забыл занести в журнал эти данные. Он пришел к выводу, что настало время для очередной проверки места корабля относительно других небесных светил, но ему ужасно хотелось пить; он решил сначала напиться. Джо повернул рот в сторону левого соска и прижался к нему губами; он старался пить как можно осторожнее, но жажду удовлетворил, и драгоценная влага потекла по горлу. Тут же его охватил приступ кашля, и ему стало так больно, что пришлось передохнуть.

Оправившись от приступа кашля, Джо почувствовал себя очень слабым. Тем не менее, работа есть работа, и он взглянул на приборную панель. Двенадцать часов полета и — нет, одну минуту! Одни сутки и двенадцать часов? Наверно, он ошибается. Но цифры на экране не могли лгать. Скорость корабля превышала десять миллионов миль в час, и они находились уже на расстоянии девяноста миллионов миль от Земли, покинув, таким образом, орбиту Марса.

— — Капитан! Эй, капитан Клюгер!

В зеркале на него смотрело оскалившееся лицо командира. Охваченный паникой, Джо попытался узнать свои координаты. Он заглянул в окуляр коелостата. Перекрестие нитей находилось точно на трех совмещенных звездах. Значит, или корабль сам слегка сместил ось и вернулся на правильный курс, или Клюгер ввел необходимую коррекцию. А может, направление полета откорректировал сам Джо? Он решил прослушать бортовой журнал и выяснить обстоятельства коррекции. Отыскав нужную кнопку, Джо нажал на нее неповинующимся пальцем.

Поскольку Джо не пришло в голову остановить ленту в нужном месте, она перемоталась до самого начала — момента старта и лишь затем внесенные в нее данные зазвучали в динамике. Магнитная лента автоматически проскальзывала через периоды тишины и проигрывала лишь те свои места, где находились записи, сделанные человеческим голосом. Джо выслушал запись данных первой проверки координат, сделанную его голосом, затем выяснил, что Центр слежения на Фобосе, спутнике Марса, передал координаты, точно соответствующие траектории полета корабля, рассчитанной перед стартом. Сообщение с Фобоса заканчивалось удивленным вопросом: "Куда вы так мчитесь? Где пожар?"

Действительно, Клюгер ввел коррекцию несколькими часами раньше. Лента продолжала разматываться — Клюгер продиктовал кому‑то письмо; оно осталось незаконченным и было почти неразборчивым — голос Клюгера то и дело исчезал. Один раз Клюгер прервал диктовку и закричал: "Джо! Джо!" — и в ответ послышался голос Джо: "О, ради Бога, заткнись!"

Джо знал, ему нужно сделать что‑то, но он никак не мог припомнить, что именно. Он слишком устал, чтобы думать; тело сгорало в невыносимой боли, вот только ноги перестали болеть — он не чувствовал их. Джо закрыл глаза и попытался забыться. Когда он снова открыл их, цифры на экране показывали, что с момента старта прошло трое суток; Джо закрыл глаза, и по его щекам потекли слезы.

Его привел в чувство звон сигнала тревоги; Джо знал, что это сигнал тревоги, но не проявил к нему никакого интереса. Ему хотелось только одного — чтобы он замолчал. Было трудно найти кнопку, выключающую звонок, пальцами, которые отказывались повиноваться. Наконец ему удалось это, и он только приготовился отдохнуть после невероятных усилий, как раздался голос Клюгера.

— — Джо!

— — Ну, что еще?

— — Джо, не пытайся заснуть, иначе я снова включу сигнал тревоги. Ты слышишь меня?

— — Да… — Клюгеру удалось разбудить его. Зачем?

— — Джо, мне нужно поговорить с тобой. Я больше не могу.

— — Что — не могу?

— — Выдерживать такую силу тяжести. Это выше моих сил — я умираю.

Мерзавец! Значит, он включил сигнал тревоги из‑за этого?

— — Я умираю, Джо. Я ослеп. Джо, я должен выключить двигатель. Должен.

— — Что вам мешает? — раздраженно пробормотал Джо.

— — Разве ты не понимаешь, Джо? Ты должен поддержать меня. Все наши разговоры записываются на пленку. Нам нужно заявить, что мы пытались, сделали все, зависящее от нас, но это выше человеческих сил. Мы оба с тобой должны заявить это. Тогда все будет в порядке.

— — Заявить о чем?

— — Черт побери. Джо! Приди в себя, ради Бога! Мне трудно говорить. Ты должен сказать… сказать, что напряжение стало невыносимым и, по твоему мнению, нужно выключить двигатель. Я соглашусь с тобой, и все будет хорошо. — Джо едва разбирал Хриплый шепот своего командира.

Он никак не мог понять, что хочет Клюгер от него. Джо даже не мог вспомнить, зачем Клюгеру понадобилось такое фантастическое ускорение.

— — Быстрее, Джо.

Как он надоел со своими причитаниями! Разбудил его, принялся жаловаться — ну его к черту.

— — Отстань от меня и усни! — пробормотал Джо и заснул. Его снова разбудил сигнал тревоги. На этот раз ему удалось нажать на кнопку выключения сигнала с первого же раза. Клюгер снова включил сигнал, Джо сразу же отключил его. После этого Клюгер прекратил попытки разбудить Джо.

Он пришел в себя от состояния невесомости. Джо все еще испытывал дикий экстаз — боль, тяжесть, напряжение исчезли, когда вспомнил, что находится на борту "Саламандры", летящей к Плутону. Неужели они уже достигли цели? Нет, цифры на экране показывали, что всего четверо суток и несколько часов миновало с момента старта. Может быть, порвалась лента? Автопилот вышел из строя? И тут он вспомнил слова Клюгера, которые командир произнес в прошлый раз.

Клюгер выключил факел!

Улыбка смерти исчезла с лица Клюгера. Он выглядел сейчас просто старым и измученным.

— — Капитан! Капитан Клюгер! — позвал его Джо. Веки Клюгера затрепетали и поднялись, но глаза смотрели прямо перед собой невидящим взглядом. Губы командира зашевелились, но Джо ничего не услышал. Он выскользнул из антигравитационной ванны, повис в воздухе над Клюгером.

— — Капитан, вы слышите меня?

— — Так надо, мой мальчик, прошептали губы командира. — Я спас наши жизни — твою и мою. Скажи, ты сумеешь вернуть корабль на Землю? Его глаза смотрели куда‑то мимо Джо мертвым взглядом.

— — Послушайте, капитан. Я должен снова включить факел.

— — Что? Нет. Джо, нет!

— — Но я должен, капитан.

— — Я запрещаю! Это приказ, мистер!

Эпплеби посмотрел на умирающего, затем резко ударил его в угол челюсти. Глаза Клюгера закрылись, и тело беспомощно заколыхалось в ванне. Джо схватил скобу, прикрепленную к переборке, подтянулся и отыскал переключатель "Первый пилот, второй пилот", контролирующий работу факельного конвертора. Он резко повернул вправо, в положение, обозначенное надписью "Только второй пилот". Теперь Клюгер, даже если и придет в себя, не сможет отключить факел. Джо посмотрел на командира, увидел, что его голова сдвинулась из антигравитационного воротника, поправил ее, закрепил и вернулся в свою ванну. Он аккуратно уложил голову в свой воротник и протянул руку к автопилоту, который снова поведет их к цели. По какой‑то причине им обязательно нужно было долететь до Плутона, но как Джо ни старался, он не мог вспомнить, что это за причина. Он включил зажигание факела, и тяжесть придавила его.

Он снова выбрался из сумерек полусна, полусмерти, почувствовав что‑то необычное. Его тошнило. Когда движение корабля остановилось. Джо поглядел на приборы. "Саламандра" только что достигла середины расчетной траектории и повернулась кормой к Плутону. Теперь они находились на расстоянии тысячи восьмисот миллионов миль от Земли, и вторая половина полета будет проходить в состоянии торможения, с тем же ускорением силы тяжести — три с половиной "джи". Сейчас их скорость равнялась трем миллионам миль в час и будет отныне непрерывно снижаться. Джо знал, что должен сообщить об этом командиру корабля — он уже забыл, что между ними произошла ссора.

— — Капитан! Капитан Клюгер! — крикнул он. Клюгер молчал, и палец Джо опустился на кнопку сигнала тревоги.

Резкий звон колокола громкого боя не разбудил Клюгера, но пробудил воспоминания у Джо. Он выключил сигнал тревоги, испытывая чувство глубокого раскаяния. К его физическому недомоганию прибавился стыд, чувство утраты и паника. Он знал, что должен занести это в журнал, но не мог найти нужные слова. Измученный до предела, глубоко расстроенный, он потерял сознание.

Его разбудило чувство чего‑то недоделанного, будто он упустил что‑то… он должен что‑то сделать для командира… что‑то, связанное с пилотом‑роботом…

Ну, конечно! Если корабль, управляемый роботом, достиг Плутона, они с командиром могут вернуться обратно! Посмотрим — прошло более пяти суток с момента старта. Да, если тот корабль…

Он перемотал ленту бортового журнала назад и включил воспроизведение. Да, вот это сообщение:

"Земная станция — "Саламандра". Очень жаль, но робот не достиг Плутона. Надежда только на вас. Коммодор Беррио".

Слезы усталости и разочарования потекли по щекам, подгоняемые тройной силой тяжести.

На восьмые сутки Джо понял, что Клюгер мертв. Он понял это не из‑за ужасного запаха разлагающейся плоти. От него самого пахло так, что он не смог бы различить иного запаха. В равной степени Джо понял, что командир мертв не потому, что Клюгер не проснулся во время разворота и короткой невесомости; ощущение времени было таким туманным, что Джо не понимал этого. Но ему снилось, что Клюгер кричит и старается разбудить его, требует, чтобы Джо встал "Быстрее, Джо!" А сила тяжести прижимала его к ванне.

Сон оказался настолько правдоподобным, что Джо, проснувшись, попытался ответить командиру. И тогда посмотрел в зеркало над головой. Лицо Клюгера не изменилось, но Джо сразу понял с чувством болезненного ужаса, что командир мертв. Тем не менее, Джо попытался разбудить его сигналом тревоги. В конце концов, сдался: его пальцы были багровыми, и он не чувствовал своего тела ниже поясницы. Джо пришел к выводу, что умирает, и приветствовал наступающий конец, чуть ли не с радостью. Через несколько мгновений он снова впал в летаргическое забытье, ставшее его нормальным состояние.

Джо не пришел в сознание даже тогда, когда автопилот выключил факел после девяти с лишним суток полета. Он очнулся лишь в тот момент, когда почувствовал, что плавает в середине рубки, каким‑то образом выбравшись из антигравитационной ванны. Джо испытывал чудесную лень и волчий голод; именно это чувство и разбудило его.

Джо оглянулся вокруг и вспомнил, что произошло с ним после старта. В панике он вернулся в ванну и посмотрел на указатели приборов. Боже мой! Прошло уже два часа после того, как автопилот выключил факел, и корабль летел вперед в состоянии свободного падения. В соответствии с планом подлет к Плутону должен быть рассчитан еще до того, как в автопилоте подойдет к концу лента с записью элементов траектории полета к Плутону, до начала свободного падения, и новая лента с исправленными элементами вторичной траектории должна быть немедленно введена в бортовой компьютер. После этого автопилот возьмет на себя полет на основании откорректированных данных. А он упустил это из вида и потерял два драгоценных часа!

Джо выскользнул между ванной и приборной панелью и почувствовал, что у него парализованы ноги. Впрочем, сейчас это не важно — в невесомости ноги не нужны, да и в антигравитационной ванне они без особой надобности. Правда, его руки тоже плохо повиновались, но он все‑таки мог пользоваться ими. Зрелище мертвого тела в соседней ванне потрясло его, но Джо заставил себя взяться за работу. Он не имел представления, где находится в данный момент; Плутон мог быть на расстоянии миллионов миль, а мог быть и совсем рядом — не исключено, что его уже заметили и послали расчетные данные траектории подлета. Он решил проверить записи рекордера.

И сразу наткнулся на радиограммы с Прозерпины:

"Прозерпина "Саламандре". Слава Богу! вы уже рядом. Вот элементы подлетной траектории. Дальше следовали цифры времени включения и выключения факела, расстояния, пеленгов и допплеровского смещения.

Новая радиограмма: "Передаем новые, откорректированные данные. "Саламандра", спешите!"

Наконец, радиограмма, поступившая всего несколько минут назад: ""Саламандра", почему не включаете факел? В порядке ли ваш компьютер? Можем дать уже рассчитанные данные подлетной траектории."

Не хватало еще, чтобы ему, пилоту‑факельщику, кто‑то посылал данные траектории! Джо попытался работать как можно быстрее, но руки не повиновались ему — то и дело он нажимал не на ту кнопку и был вынужден сбрасывать цифры и приниматься за работу сначала. Лишь через полчаса он понял, что дело не только в его онемевших пальцах. Баллистические расчеты, с которыми он справлялся раньше безо всякого труда, не давались ему.

""Саламандра" — Прозерпине. Высылайте данные баллистической траектории для подлета и выхода на околопланетную орбиту".

Ответ прибыл настолько быстро, что Джо понял на Прозерпине элементы траектории были рассчитаны заранее. С трудом он вставил ленту в автопилот и лишь тогда заметил величину силы тяжести на траектории подлета — 4.04 "джи".

Четыре земных притяжения.

Джо полагал, что оставшаяся часть полета будет проходить при небольшом уровне тяжести. Возможно, так бы и произошло, но он потерял три часа.

Это несправедливо! От него требуют слишком много. Рыдая, как ребенок, Джо влез в антигравитационную ванну, устроился поудобнее, положил голову внутрь воротника и нажал на кнопку, передавая управление автопилоту. До старта оставалось еще несколько минут. Он потратил их на бесплодные жалобы. Его всегда посылают в самые трудные места! Всякой бочке затычка — это он. Джо Эпплеби. А этот Клюгер лежит в своей ванне и улыбнется. Еще бы. Ведь работать‑то приходится одному Джо. Если бы Клюгер не проявил такой охоты.

Вспыхнул факел. И огромное ускорение упало на Джо чудовищным грузом. Он потерял сознание.

Когда с Прозерпины прибыл шаттл и прилетевшие на нем вошли внутрь корабля, они обнаружили один труп, одного почти мертвого пилота и груз бесценной крови.

Транспортный корабль доставил на Плутон новую смену пилотов для "Саламандры" и захватил на Землю Джо Эпплеби. Он оставался в госпитале до тех пор, пока его не перевезли в лунную больницу. Перед отлетом на Луну он явился коммодору Беррио. Эпплеби сопровождал врач. Коммодор коротко сообщил Джо, что очень доволен мастерством, с которым лейтенант Эпплеби выполнил свое задание.

Беседа закончилась, и врач помог лейтенанту встать. Но вместо того, чтобы выйти из кабинета командующего флотом. Джо повернулся к нему и спросил:

— — Вы, э‑э, позволите поинтересоваться, э‑э, коммодор?

— — Да, сынок, я слушаю тебя.

— — Я не понимаю, э‑э, одного. Не понимаю, э‑э, вот чего: почему меня, э‑э, посылают в лунный госпиталь для, э‑э, престарелых? Это ведь, э‑э, гериатрическая, э‑э, больница, э‑э. для стариков. Вот это я, э‑э, не понимаю, сэр!

— — Я ведь уже сказал тебе. Джо. — ласково вмешался врач. — На Луне низкая сила тяжести и отличное физиотерапевтическое оборудование. Нам пришлось обратиться за специальным разрешением.

— — Вот как, сэр? — Джо выглядел озадаченным. — Мне кажется, э‑э, странным, что меня, э‑э, посылают в госпиталь для стариков.

— — Так будет лучше, сынок.

— — Ну, если вы так считаете, э‑э, сэр. — Джо смущенно улыбнулся и пошел к двери.

— — Доктор, подождите минутку! Рассыльный, помогите лейтенанту Эпплеби.

— — Скажите мне честно, доктор, — спросил коммодор. — Есть надежда, что Джо поправится?

— — Мы рассчитываем на улучшение, сэр. Сила тяжести на Луне значительно ниже земной, и ему будет там легче.

Но вы думаете, он восстановит умственные функции?

Врач заколебался. — Видите ли, сэр, лейтенант Эпплеби подвергся воздействию силы тяжести, намного превышающей нормальную, в течение длительного времени. Это резко ускорило процесс старения. Мозговые ткани разрушились, капилляры лопнули, сердце работало под неслыханной нагрузкой. Разумеется, на него сильно повлияла гипоксия — в мозг поступало недостаточно крови.

Коммодор ударил кулаком по столу.

— — Не надо так расстраиваться, сэр, — мягко заметил врач. — Вы пожертвовали жизнью одного человека, но зато спасли двести семьдесят.

— — Но посмотрите на него, доктор! До вылета он был почти юношей, а теперь превратился в глубокого старика. И что значит — пожертвовал одним человеком? Если вы имеете в виду Клюгера, он посмертно награжден высшим орденом. Его семья получит пенсию. Но он уже видел жизнь. Я не имел в виду Клюгера!

— — Я тоже, — тихо ответил врач.

Как здорово вернуться!

— — Скорей, Аллан!

Домой, снова на Землю! Сердце ее бешено заколотилось.

— — Одну минутку!

Она стрелой выскочила из комнаты, а муж замешкался, в последний раз проверяя, не забыто ли что‑нибудь важное в опустевшем помещении. Из‑за высоких грузовых тарифов на линии Земля — Луна отправлять багаж ракетой было чистым безумием, и они распродали все, кроме тех мелочей, что уместились в рюкзаке. Убедившись, что ничего не забыто, он двинулся лифту, где его уже поджидала жена. Они поднялись На административный этаж и подошли к двери с табличкой: "Жилищный отдел. Управляющая Анна Стоун".

Мисс Стоун угрюмо приняла ключи от квартиры.

— — Мистер и миссис Мак‑Рей, вы, в самом деле, от нас уезжаете?

Джозефина разозлилась:

— — А вы считали, что мы передумаем?

Управляющая пожала плечами:

— — Да нет, я еще три года назад поняла, что вы уедете, по вашим жалобам.

— — По моим жа… Мисс Стоун, я не меньше других терпела все дикие неудобства в нашем… в вашем перенаселенном крольчатнике. Я не хотела бы обвинять лично вас, но ведь…

— — Полегче, Джо! — одернул ее муж.

Джозефина вспыхнула:

— — Извините, мисс Стоун.

— — Пустяки. Мы просто по‑разному смотрим на вещи. Я‑то была здесь еще в те времена, когда весь Луна‑Сити состоял из трех герметичных бараков, соединенных тоннелями, но которым приходилось ползти на четвереньках. — Мисс Стоун протянула супругам крепкую руку: — Будьте счастливы, землеройки, от всей души желаю вам этого! Удачного старта, счастливого пути и благополучной посадки!

В лифте Джозефина пробормотала:

— — Землеройки, вот еще! Только потому, что мы предпочитаем нашу родную планету, где можно, по крайней мере, дышать свежим воздухом.

— — Но ты ведь и сама употребляешь это словечко, — заметил Аллан.

— — Да, когда говорю о людях, вообще не покидавших Земли.

— — Мы с тобой тоже не раз говорили, что если бы обладали достаточным здравым смыслом, то никогда не покинули бы Землю. В душе мы с тобой землеройки, Джо.

— — Да, но… Ах, Аллан, ты просто невыносим. Ведь это счастливейший день в моей жизни! А ты разве не рад, что едешь домой? Неужели не рад?

— — Конечно, рад. Это же так здорово — вернуться! Верховая езда… Лыжи…

— — И опера. Настоящая, живая опера! Аллан, поживем недельку‑другую на Манхаттане, прежде чем уехать в деревню?

— — Вот те раз! А я‑то думал, что ты жаждешь ощутить дождевые капли на лице.

— — Хочу! Страшно хочу! Хочу многого и немедленно. Ах, милый, правда, похоже, что мы из тюрьмы выходим на волю?

Она прильнула к мужу. Лифт остановился, и он отстранил ее.

— — Перестань реветь!

— — Аллан, ты ужасен, — сказала она мечтательно. — Я так счастлива!

Им пришлось немного задержаться на этаже, где находились отделения банков. Клерк из конторы Национального городского банка уже приготовил их аккредитивы.

— — А‑а, домой едете? Распишитесь здесь. Завидую вам: охота, рыбная ловля…

— — Да нет, я предпочитаю купание в прибое и прогулки на яхте.

— — А я, — сказала Джо, — хочу просто поваляться на зеленой травке и посмотреть на голубое небо.

Клерк кивнул:

— — Вполне понимаю вас. Тут ведь ничего подобного и в помине нет. Желаю приятного отдыха. На три месяца едете или на шесть?

— — Мы больше не вернемся, — твердо сказал Аллан. — Три года прожили, как рыбы в аквариуме, хватит.

— — Ах, так. — Клерк уткнулся в лежавшие перед ним бумаги и с дежурной вежливостью добавил: — Что ж, удачного старта.

— — Спасибо.

Они поднялись на последний подземный этаж и встали на эскалатор, ведущий к космопорту. В одном месте тоннель выходил на поверхность. Тут находилась кессонная камера. В смотровое окошко, обращенное на запад, была видна поверхность Луны, а за холмами — Земля. Вид ее, огромной, зеленой и щедрой, на фоне черного лунного неба и суровых немигающих звезд вызвал на глазах Джо слезы. Дом! Эта прекрасная планета принадлежит ей! Аллан рассматривал Землю с меньшими эмоциями: он пытался определить гринвичское время. Восходящее Солнце как раз коснулось своими лучами Южной Америки. Должно быть, восемь двадцать, надо поторапливаться.

Они сошли с эскалатора, и попали в объятия друзей, пришедших проводить их.

— — Эй, копуши, где вы были до сих пор? "Гном" отправляется через семь минут!

— — А мы на нем вовсе и не летим, — ответил Мак‑Рей. — Можно не спешить.

— — Как не летите? Вы что, передумали?!

Джозефина рассмеялась:

— — Да нет, просто мы взяли билеты на экспресс. Поменялись кое с кем. Так что у нас еще минут двадцать в запасе.

— — Вот как! Парочка богатых туристов, а?

— — Ну, разница в цене невелика, зато избежим двух пересадок, и не будем болтаться в космосе целую неделю вместо двух дней. — Джо многозначительно потерла поясницу.

— — Она плохо переносит невесомость, Джек, — объяснил Аллан.

— — Я и сам се плохо переношу, всю дорогу мучился. И все же не думаю, чтобы вам пришлось уж так скверно, Джо: па Луне вы уже достаточно привыкли к слабому тяготению.

— — Может быть, — согласилась она, — но все же большая разница — одна шестая земной гравитации или совсем никакой.

В разговор вступила жена Джека Крейла:

— — Джозефина Мак‑Рей, вы что, захотели рисковать жизнью, летя в ракете с атомным двигателем?

— — А почему бы и нет, дорогая? Вы же работаете в атомной лаборатории.

— — Ну! В лаборатории мы соблюдаем все меры предосторожности. Торговой палате следовало бы запретить эти экспрессы. Может быть, я и старомодна, но я‑то вернусь так же, как и приехала сюда, — на добром старом химическом топливе.

— — Не запугивай ее, Эмма, — возразил Крейл, — технические дефекты на этих ракетах уже устранены.

— — Не все. Я бы..

— — Неважно, — перебил ее Аллан. — все решено, пора на стартовую площадку. Прощайте, друзья! Спасибо, что проводили. Рады были с вами познакомиться. Если вернетесь в наши богоспасаемые края, обязательно навестите нас.

— — До свидания, ребята!

— — До свидания, Джо!

— — Привет Бродвею!

— — Пока! И непременно пишите!

— — Хорошего старта!

Они предъявили билеты и через переходную камеру прошли в вагончик скоростной дороги, соединявшей собственно порт со стартовой площадкой.

— — Пристегните ремни! — бросил через плечо водитель.

Они поспешно уселись на мягкие сиденья. Люк захлопнулся: тоннель впереди был лишен воздуха. Через пять минут Аллан и Джо уже вылезали из вагончика в двадцати милях от порта, за холмами, которые покрывали крышу Луна‑Сити, предохраняя от радиоактивных излучений двигателей космических экспрессов.

На "Ястребе" они попали в одно купе с семьей миссионера. Достопочтенный доктор Симмонс счел нужным объяснить, почему он путешествует в такой роскоши.

— — Все из‑за ребенка, — говорил он, пока его жена привязывала девочку к маленькому противоперегрузочному креслицу, укрепленному тяжами между креслами родителей, — она никогда не бывала в космосе, вот мы и решили не рисковать ее здоровьем.

При звуке сигнальной сирены все застегнули ремни. Сердце Джо забилось еще сильнее. Наконец… наконец‑то!

Заработали двигатели, вжимая их в подушки. Джо и не подозревала, что можно чувствовать себя такой тяжелой. Ей было хуже, куда хуже, чем на пути сюда с Земли. Все время, пока ракета набирала скорость, ребенок громко рыдал от ужаса и непривычных ощущений. Казалось, прошло бесконечно долгое время, прежде чем корабль перешел в свободный полет. Когда исчезло отвратительное ощущение огромной тяжести, Аллан отстегнул верхний ремень, стягивавший грудь, и сел.

Как ты, малышка?

— — Прекрасно. — Джо тоже отстегнула ремень и обернулась к нему. Потом она икнула. — Ох, нет, совсем не прекрасно.

Минут через пять у нее уже не было никаких сомнений в характере своих ощущений: ей хотелось только одного — умереть. Аллан выплыл из каюты и вызвал корабельного врача, который сделал ей укол. Аллан подождал, пока подействует наркотик, а потом отправился разыскивать буфет, чтобы испробовать собственное средство от космической болезни — микстуру Мазерсилла от тошноты, смешанную пополам с шампанским. К сожалению, ему пришлось убедиться, что эти великолепные порознь средства не действуют. Может, не надо было их смешивать?

У маленькой Глории Симмонс космической болезни не было. Вскоре она обнаружила, что невесомость очень забавна, и упруго, точно воздушный шарик, отскакивала от потолка, пола и переборок. Джо не могла на это смотреть. Ей хотелось шлепнуть девчонку.

Торможение, хотя и превратило их вновь в неподвижные бревна, было все же огромным облегчением после тошнотворной невесомости. Для всех, кроме Глории. Она снова заплакала от страха и боли. Мать что‑то пыталась ей объяснять, отец молился.

Они ощутили резкий толчок, завыла сирена. Джо с трудом подняла голову:

— — Что это? Авария?

— — Не думаю. Кажется, мы приземлились.

— — Не может быть! Мы продолжаем тормозить — я же тяжелая, как свинец.

Аллан слабо улыбнулся:

— — Я тоже. Земное притяжение — Забыла?

Они распрощались с семьей миссионера еще на корабле, так как миссис Симмонс решила подождать стюардессу из космопорта. Чета Мак‑Рей, поддерживая друг друга, с трудом выбралась из ракеты.

— — Не может того быть, что это только сила тяжести, — протестовала Джо. Ей казалось, будто ноги вязнут в зыбучем песке. — Я же прошла специальный курс адаптации к земному притяжению на центрифуге там, у нас дома, то есть я хотела сказать, в Луна‑Сити. Наверное, мы просто ослабели от космической болезни.

Аллан с трудом распрямился.

— — Ты права. Мы же два дня ничего не ели.

— — Аллан, разве ты тоже не ел?

— — Конечно. Назовем это не вполне регулярным питанием. Ты голодна?

— — Умираю от голода.

— — Как насчет обеда в бифштексной у Кина?

— — Чудесно. Ой, Аллан, мы ведь и вправду вернулись! — У нее в глазах опять блеснули слезы.

С Симмонсами они встретились снова, когда, перелетев через долину Гудзона в вагончике скоростной дороги, вышли на Большом Центральном вокзале. Пока они ожидали на перроне прибытия своего багажа, Джо увидела достопочтенного пастора, который грузно выбирался из вагончика. На руках он держал Глорию. Жена шла следом. Симмонс осторожно опустил девочку на перрон. Глория с минуту постояла на дрожащих толстеньких ножках, потом рухнула наземь. Так она и лежала, тоненько всхлипывая. Какой‑то космонавт, судя по форме — нилот, остановился и с жалостью посмотрел на ребенка.

— — На Луне родилась? — спросил он.

— — Ну да, конечно, сэр. — Несмотря на все неприятности, Симмонс был чрезвычайно обходителен.

— — Возьмите ее на руки. Ей снова придется учиться ходить.

Космонавт печально покачал головой и ушел. Симмонс постоял с озабоченным видом, потом, не обращая внимания на грязь, сел на пол возле ребенка.

Джо была слишком слаба, чтобы попытаться помочь Симмонсам. Она огляделась, ища Аллана, но тот был занят: прибыл его рюкзак, который бросили прямо к ногам Аллана. Казалось, кто‑то пригвоздил рюкзак к полу. А ведь Аллан прекрасно знал, что в мешке нет ничего, кроме цветных и черно‑белых микрофильмов, нескольких сувениров, туалетных принадлежностей и других мелочей — всего фунтов пятьдесят. Не мог этот рюкзак быть таким тяжелым, просто не мог. И все же это было так.

— — Носильщика, мистер? — обратился к Аллану щуплый седой старичок и подхватил рюкзак, как перышко.

Аллан крикнул:

— — Пошли, Джо! — и двинулся за старичком, чувствуя себя весьма неловко.

Носильщик замедлил шаг, приноравливаясь к тяжелой поступи Аллана.

— — Вы что, с Луны?

— — Да.

— — Есть где остановиться?

— — Нет.

— — Ладно, придется вам помочь. Есть у меня один приятель, работает портье в "Коммодоре"…

Носильщик довел их до полотна самодвижущейся дороги, а затем и до гостиницы. Они были слишком измотаны, чтобы идти куда‑нибудь обедать, и Аллан заказал обед в номер. Джо уснула прямо в горячей ванне, и ее удалось извлечь оттуда с большим трудом: никак не хотела расстаться с приятным ощущением потери веса в воде. Аллан еле‑еле убедил жену, что мягкий резиновый матрац обладает почти такими же достоинствами. Спать они легли рано.

Около четырех утра Джо пробудилась от тревожного сна.

— — Аллан, Аллан!

— — М‑м‑м? Что случилось? — Он протянул руку к выключателю.

— — Да ничего особенного. Просто мне приснилось, что я опять в ракете… Аллан, отчего здесь так душно? У меня ужасно болит голова.

— — А? Не должно быть душно, у нас ведь номер с кондиционированием. — Аллан пошмыгал носом. — А у меня голова тоже болит, — признался он.

— — Ну, так открой окно.

Едва лишь холодный наружный воздух проник в комнату, Аллан задрожал и быстро юркнул под одеяло. Он еще не успел заснуть, размышляя, можно ли вообще спать под городской грохот, врывавшийся в открытое окно, как его жена снова заговорила:

— — Аллан!

— — Ну? Что еще?

— — Милый, я совсем окоченела. Можно я переберусь к тебе?

Солнечный свет струился в окно, теплый и мягкий. Когда солнечный зайчик коснулся век Аллана, он открыл глаза. Жена тоже проснулась. Она вздохнула и прижалась к нему.

— — Ой, милый, погляди‑ка! Голубое небо — мы дома! Я и забыла, какое оно чудесное.

— — А ведь здорово вернуться! Как ты себя чувствуешь?

— — Гораздо лучше. А ты?

Великолепно. — Он откинул одеяло. Она взвизгнула и натянула одеяло на себя.

— — Не смей! Ты с ума сошел! Закрой окно, а я пока хочу понежиться в тепле.

— — Ладно.

Аллан двигался куда легче, чем накануне, но лежать в кровати было еще приятнее. Он снял телефонную трубку и сказал:

— — Отдел обслуживания.

— — Что вам угодно заказать? приятным контральто ответила трубка.

— — Апельсиновый сок и кофе на двоих, шесть яиц — лучше яичницу, белый хлеб. И пришлите "Таймс" и "Сатердей ивнинг пост".

— — Через десять минут будет исполнено.

— — Спасибо.

Подающее устройство загудело, когда он брился. Аллан взял поднос и подал Джо завтрак в постель. Поев, он отложил газету и сказал:

— — Оторви‑ка на минуту нос от своего журнала.

— — С удовольствием. Уж очень велика эта проклятая штуковина, ее и держать‑то устанешь.

— — А ты бы выписала облегченное лунное издание. Правда, обойдется оно в восемь или девять раз дороже, но…

— — Не дури. Ну что ты задумал?

— — Как насчет того, чтобы выбраться из нашего затхлого гнездышка и отправиться покупать одежду?

— — 0‑о‑ох… Нет. Не пойду я на улицу одетая по лунной моде!

— — Боишься, что станут глазеть. Для своих лет ты стала чересчур стыдливой.

— — Нет, милорд, просто не могу я выходить на улицу всего‑навсего в шести унциях нейлона и паре сандалий. Для начала мне нужна теплая одежда. — И она еще глубже запряталась под одеяло.

— — Прямо‑таки больно слышать такие слова от отважной покорительницы космоса. Слушай, а может, вызвать портного в номер?

— — Пожалуй, слишком накладно. Ты‑то все равно собирался выходить? Так купи мне любую тряпку, лишь бы она согревала.

Мак‑Рей заупрямился:

— — Пробовал я уже для тебя покупать…

— — Ну, пожалуйста, в последний раз… Сбегай к Суку и купи синее джерси для улицы, десятый размер. И пару чулок.

— — Уговорила.

— — Вот и молодец. А я тут бездельничать не буду: вон какой длиннющий список людей, которым я должна позвонить, а кое с кем и повидаться.

Сначала Аллан отправился купить одежду для себя. Привычные ковбойка и шорты грели не лучше соломенной шляпы в зимнюю вьюгу. Хотя в действительности было совсем не холодно, солнце излучало приятное тепло, но человеку, привыкшему к постоянной температуре не ниже семидесяти по Фаренгейту, погода казалась холодной. Аллан всячески старался либо подольше оставаться в метро, либо идти по той стороне Пятой авеню, которая была защищена крышей.

Аллан подозревал, что продавец всучил ему завалящий костюм и что он выглядит в нем деревенщиной. Костюм, правда, согревал, но и весил изрядно. К тому же он стягивал грудь и затруднял дыхание. Интересно, думал Аллан, долго ли еще придется мучиться, пока снова обретешь земную походку?

Заботливая продавщица выполнила заказ Джо и сверх списка подобрала для нее теплую пелеринку. Аллан отправился домой, согнувшись под тяжестью пакетов. Тщетно он пытался поймать такси. По‑видимому, спешили все, а не он один. Один раз его чуть не сбил с ног какой‑то мальчишка лет тринадцати‑четырнадцати. Мальчишка крикнул: "Разинь глаза, соня!" — и скрылся прежде, чем Аллан подобрал подобающий ответ.

Когда он вернулся, все у него ныло и он мечтал горячей ванне. Принять ванну не удалось: у Джо сидела гостья.

— — Миссис Эпплби, это мой муж. Аллан, это матушка Эммы Крейл.

— — Как поживаете доктор… или вас следует называть профессором?

— — Лучше просто мистер.

— — Когда я узнала, что вы в городе, я чуть не сгорела от нетерпения, так хотелось поскорее услышать о моей драгоценной девочке… Как ей там живется? Похудела? Хорошо ли выглядит? Уж эти мне современные девицы… Я всегда втолковывала ей, что надо побольше гулять. Сама я ежедневно совершаю променад в парке — вы только посмотрите на меня. Она прислала свою фотографию, кажется, я ее захватила с собой. На ней она выглядит совсем плохо, наверно, неважно питается. Эта синтетическая пища…

— — Не ест она синтетической пищи, миссис Эпплби.

— — … должно быть, малопитательна, не говоря уже о вкусе. Что вы сказали?

— — Ваша дочь питается вовсе не синтетической пищей, — повторил Аллан. — Свежие фрукты и овощи у нас в Луна‑Сити в избытке. Растения, понимаете ли, выращиваются в специальных условиях.

— — Вот я об этом? и толкую. Признаться, не понимаю, как это вы получаете пищу из этих машин, кондиционирующих воздух, там: у себя, на Луне…

— — В Луне, миссис Эпплби.

— ‑… но она не может быть здоровой. Наши домашние установки для кондиционирования воздуха вечно ломаются и ужасно пахнут. Просто невыносимо, мои дорогие. И вы думаете, что, возможно, построить небольшую установку, такую, что… Хотя, конечно, если вы хотите, чтобы она еще изготавливала синтетическую пищу…

— — Миссис Эпплби…

— — Да, доктор? Вы что‑то хотели сказать? Лично я…

— — Миссис Эпплби, — с отчаянием заговорил Мак‑Рей, — растения в Луна‑Сити выращиваются на огромной гидропонической ферме, в колоссальных чанах. Там масса зелени. Растения извлекают из воздуха углекислоту и обогащают его кислородом.

— — Но… вы в этом уверены? Помнится, Эмма говорила…

— — Совершенно уверен.

— — Ну‑ну… Я не претендую на понимание подобных вещей, я ведь натура художественная, как частенько говаривал мой бедный Герберт. Герберт — это отец Эммы, он был всецело поглощен техникой, хотя я и настаивала, чтобы он слушал хорошую музыку и просматривал критические обзоры бестселлеров. Боюсь, что Эмма пошла по стопам отца. Я просто мечтаю, чтобы она бросила свою дурацкую работу. Неподходящее это дело для женщины, как вы считаете, миссис Мак‑Рей? Все эти атомы и нейтроны, и прочие штуки, которые летают вокруг нас в воздухе. Я читала о них в разделе "Популярная наука" в журнале…

— — Она хорошо в этом разбирается, и работа ей по душе.

— — Ну, разумеется, так и должно быть. Это же так важно — быть удовлетворенной тем, что делаешь, пусть ты даже и занимаешься ерундой. И все же я беспокоюсь о девочке похоронить себя вдали от цивилизации! Поговорить не с кем, ни театров, ни культурной жизни, ни общества…

— — В Луна‑Сити демонстрируются стереокопии каждого бродвейского спектакля, имеющего успех. — В голосе Джо зазвучали резкие нотки.

— — … ‑О‑о? В самом деле? Но ведь это совсем не то, что пойти в театр, моя дорогая, там же общество изысканных людей. Вот когда я была девушкой, мои родители…

Аллан, позабыв о всяком приличии, сказал:

— — Уже час. Ты обедала, родная? Миссис Эпплби выпрямилась в кресле:

— — О боже! Пора бежать. Моя портниха — такая тиранка, но она гениальна, надо будет дать вам ее адрес, Вы были очаровательно любезны, мои дорогие, и я вам бесконечно благодарна за рассказ о моей бедняжке. Как бы мне хотелось, чтобы она оказалась такой же благоразумной, как вы. Она ведь знает, что я всегда готова предоставить свой дом в ее распоряжение, да уж если на то пошло, то и в распоряжение… ее мужа. Заходите ко мне почаще. Обожаю разговаривать с людьми, которые побывали на Луне…

— — В Луне.

— — Это так сближает меня с моей милой крошкой. До свидания, до свидания.

Когда дверь за ней закрылась. Джо сказала:

— — Аллан, мне необходимо глотнуть чего‑нибудь покрепче.

— — Мне тоже.

Джо долго возилась с покупками — занятие, оказавшееся весьма утомительным. К четырем часам они отправились в Центральный парк насладиться красотой осеннего пейзажа под ленивое цоканье лошадиных копыт. Вертолеты, голуби и перистые полосы, оставленные ракетными двигателями, придавали парку идиллическую прелесть и безмятежность. Джо проглотила подступивший к горлу комок и прошептала:

— — Аллан, разве это не прекрасно?

— — Да, конечно. Как все‑таки здорово вернуться! Слушай, ты заметила, что Сорок вторую улицу опять снесли?

Вернувшись в номер гостиницы, Джо рухнула на кровать, а Аллан немедленно сбросил ботинки. Сев в кресло и растирая ноющие ноги, он сказал:

— — Весь вечер буду ходить босиком. Господи, как болят ноги!

— — И у меня. Но мы же собирались к твоему отцу, милый.

— — Что‑о‑о? Вот черт, я и забыл. Джо, нет, ты просто с ума сошла! Позвони ему и договорись на другой вечер. Мы же совсем выдохлись.

— — Но, Аллан, он ведь наприглашал кучу твоих друзей.

— — Чушь собачья! Нет у меня в Нью‑Йорке никаких друзей! Договорись на ту неделю.

— — На ту? Гм‑м‑м… Слушай, Аллан, давай‑ка лучше сразу уедем в деревню.

У Джо был крошечный клочок земли в Коннектикуте — старая, заброшенная ферма, оставленная ей родителями.

— — А я‑то думал, что тебе хочется недельки две походить по театрам и концертам. С чего вдруг такая спешка?

— — Сейчас покажу. — Она подошла к окну, которое не закрывалось с самого полудня. — Погляди‑ка на подоконник. — И она нарисовала на слое сажи свои инициалы. — Аллан, этот город грязен!

— — Было бы странно, если бы девять миллионов людей не поднимали пыли.

— — Но всю эту грязь мы вдыхаем в легкие! Почему здесь не соблюдаются законы по борьбе со смогом?

— — Это не смог, а нормальная городская грязь.

— — Луна‑Сити никогда не был таким грязным! Там можно носить одно и то же белое платье, пока оно не надоест. Здесь его и на один день не хватит.

— — Над Манхаттаном нет крыши, а копоти в воздухе хоть отбавляй от выхлопных газов.

— — В том‑то и дело. Я тут или мерзну, или задыхаюсь.

— — А мне казалось, что ты мечтаешь о прикосновении дождевых капель к своей мордашке.

— — Не будь занудой. Я и теперь хочу того же, но только на свежем воздухе и среди зелени.

— — Ладно. Мне это тоже по душе: надо поскорее приступить к своей книге. Я поговорю с твоим агентом по недвижимости.

— — Я уже говорила с ним сегодня утром по телефону. Мы можем ехать в деревню когда угодно. Он начал там наводить порядок сразу же после получения нашего письма.

В доме отца Аллана в тот вечер все гости ужинали стоя, но Джо сейчас же уселась и попросила принести ей еду. Аллан тоже с удовольствием присел бы, но положение почетного гостя обязывало его провести весь прием на ногах. Возле буфета его поймал отец и ухватил за пуговицу:

— — Попробуй‑ка эту гусиную печенку, сынок. Полагаю, после лунной диеты она покажется тебе чудесной. Аллан согласился, что печенка великолепна.

— — Ну, сынок, а теперь ты должен рассказать гостям о своих странствиях.

— — Никаких речей, папа! Пусть они читают "Нейшнл джиогрэфик мэгэзин".

— — Чепуха! — Отец повернулся к гостям: — Внимание, сейчас Аллан расскажет нам о жизни лунатиков!

Аллан закусил губу. Конечно, жители Луна‑Сити именно так и называли друг друга, но здесь это слово звучало совсем иначе.

— — Да мне и говорить не о чем. Лучше продолжайте ужинать.

Рассказывай, а мы будем закусывать!

— — Расскажите нам о городе лунатиков!

— — А вы видели лунного человека?

— — Давай, Аллан, загни‑ка нам про жизнь на Луне!

— — Да не на Луне, а в Луне.

— — Какая разница?

— — Наверно, никакой. — Он колебался: действительно, объяснить, почему лунные колонисты так подчеркивали, что живут внутри земного спутника, было трудно, но манера говорить "на Луне" раздражала его так же, как слово "Фриско" раздражает жителей Сан‑Франциско. — В Луне — просто мы так говорим. На поверхности мы проводим очень мало времени, разве что персонал Ричардсоновской обсерватории, изыскатели и так далее. Жилые кварталы, разумеется, расположены под поверхностью.

— — Боитесь метеоритов, что ли?

— — Не больше, чем вы — молнии. Подземное строительство облегчает решение проблемы отопления и герметизации. Облегчает и удешевляет. Проходка горных пород не так уж трудна, а трещиноватая почва выполняет роль вакуумной оболочки в термосе.

— — Но, мистер Мак‑Рей, — спросила очень серьезная дама, — неужели у вас не болят уши от столь высокого воздушного давления?

Аллан обвел комнату рукой:

— — Здесь точно такое же давление, как и там, — пятнадцать фунтов.

Дама была сбита с толку, но быстро нашлась:

— — Возможно, вы и правы, хотя этому и трудно поверить. И все же я бы не могла жить замурованной в пещере. А вдруг произойдет взрыв из‑за разницы в давлении?

— — Давление в пятнадцать фунтов не опасно. Инженерам приходится работать при давлении в тысячи фунтов на квадратный дюйм. Кроме того, Луна‑Сити подобно кораблям состоит из множества отсеков. Это гарантирует безопасность. Живут же голландцы под защитой плотин, есть дамбы и в низовьях Миссисипи. Метро, океанские лайнеры, самолеты — все это искусственная среда для обитания человека. Луна‑Сити кажется вам странным только потому, что он так далек.

Дама содрогнулась:

— — Даже представить себе что‑либо подобное жутко! Какой‑то весьма самоуверенный низенький человечек протолкался вперед;

— — Мистер Мак‑Рей, даже если допустить, что вся эта затея имеет значение для науки и так далее, то почему все‑таки надо выбрасывать деньги налогоплательщиков на содержание города на Луне?

— — Полагаю, что вы сами уже ответили на этот вопрос, — сдержанно сказал Аллан.

— — А вы чем это оправдываете? Ответьте, сэр!

— — Это не требует оправданий. Лунная колония уже многократно окупила себя. Все лунные предприятия выплачивают налоги на прибыль: и Шахты Артемиды, и Космические пути сообщений, и Компания обеспечения комических полетов, и туристическая корпорация Дианы, и Корпорация исследований в области электроники, и Лунные биологические лаборатории, не говоря уже о Лабораториях Резерфорда, — вон их сколько. Согласен, Программа космических исследовании иногда пощипывает налогоплательщиков, поскольку является объединенным владением правительства и Фонда Гарримана.

— — Ах, так вы признаетесь в этом! А здесь важен принцип!

У Аллана невыносимо горели ноги.

— — Принцип, принцип! Есть только один принцип: научные работы всегда окупались. Он повернулся спиной к собеседнику и положил себе еще гусиной печенки. Кто‑то тронул его за плечо.

Аллан узнал старого школьного друга.

— — Здорово ты отбрил старину Биттла, поздравляю. Так ему и надо: он ведь, кажется, радикал.

Аллан улыбнулся:

— — Все же не следовало выходить из себя.

— — Ты его хорошо отделал. Слушай, Аллан, завтра вечером я собираюсь совершить экскурсию с парочкой приезжих клиентов по злачным местечкам. Поехали, а?

— — Спасибо, но мы уезжаем в деревню. — Как же можно упускать такой случай? Столько времени быть погребенным на Луне и не позволить себе самых невинных удовольствий после этакой тоски!

Аллан почувствовал, что краснеет от гнева.

— — Спасибо за предложение, но… ты видел когда‑нибудь зрелищный зал отеля "Лунное небо"?

— — Нет. Собираюсь съездить. Разумеется, когда разбогатею.

— — Тамошний ночной клуб тебе бы понравился. Ты же никогда не видел танцоров, взмывающих в воздух на пятьдесят футов и выделывающих пируэты во время Замедленного спуска. Не пробовал лунного коктейля. Не видел, как работают жонглеры при малой силе тяжести… — Аллан встретился взглядом с глазами Джо, сидевшей в другом конце комнаты. — Извини, старик, жена ждет.

Джо была бледна.

— — Милый, уведи меня. Задыхаюсь. Совсем расклеилась.

— — Пошли.

Они извинились и уехали.

Утром Джо проснулась с сильным насморком, и для поездки в деревню пришлось взять воздушное такси. Под ними плыли низкие облака, но над облачной пеленой сияло солнце. Их вновь наполнила радость сознания, что они вернулись домой

Аллан нарушил мечтательное молчание:

— — Забавно, Джо! Меня ни за какие коврижки не заманить обратно на Луну, но вчера я поймал себя на том, что стоит лишь раскрыть рот — и я яростно защищаю все лунное.

Она кивнула:

— — Я тебя понимаю. Честное слово, Аллан, кое‑кто из этих людишек ведет себя так, будто убежден, что Земля плоская. Одни из них просто ничему не верят, а другие так ограниченны, что ничего не понимают. Не знаю, кто меня больше бесит.

Стоял легкий туман, когда они приземлились. Домик встретил их уютом. Агент Джо к приезду хозяев разжег камин и загрузил холодильник всякой снедью. Через десять минут после посадки они уже пили горячий пунш и наслаждались покоем и теплом.

— — Ну вот, — сказал, сладко потягиваясь, Аллан, — все в порядке. И в самом деле, как здорово вернуться!

— — Гм‑м… Все хорошо, кроме этой дороги. Новое супершоссе для скоростных грузовых и легковых машин было проложено всего в пятидесяти ярдах от их домика, и рев мощных дизелей, одолевающих подъем, был слышен великолепно.

— — Да забудь ты об этом шоссе. Повернись к нему спиной и смотри на лес.

Они уже настолько привыкли к ходьбе, что могли наслаждаться короткими лесными прогулками. Им повезло: стояло теплое бабье лето. Уборщица попалась молчаливая и работящая. Аллан разбирал материалы трехлетних исследований, готовясь приступить к своей книге. Джо помогала ему с расчетами, снова привыкала к стряпне, спала и отдыхала.

В день, когда засорился туалет, ударили первые заморозки. Обратились к деревенскому водопроводчику, который пообещал заглянуть на следующий день. Пока же пришлось прибегнуть к маленькому уютному строению — реликту древних времен, стоявшему возле поленницы. Там жили полчища пауков.

Водопроводчик их не порадовал:

— — Новый унитаз. Новую трубу. Стоит сменить и остальную арматуру. Пятнадцать— шестнадцать сотен долларов. По ориентировочному подсчету.

— — Хорошо, — сказал Аллан, — начнете сегодня же?

Водопроводчик расхохотался:

— — Я вижу, мистер, вам невдомек, как трудно в такое время раздобыть материалы и рабочих. Только весной, когда земля оттает.

— — Это невозможно, друг. Во сколько бы ни обошлось, делайте сейчас.

Местный житель пожал плечами:

— — Ничем не могу быть полезен. До свидания.

Когда он ушел, Джо взорвалась:

— — Аллан, он просто не хотел нам помочь!

— — Что ж, возможно. Вызову кого‑нибудь из Норфолка или даже из Нью‑Йорка. Не можем же мы всю зиму бегать по снегу в эту избушку на курьих ножках.

— — Очень надеюсь, что не придется.

— — Конечно, нет. Ты и так простужена. — Аллан мрачно уставился в огонь. — Боюсь, что это я сам виноват и мое чувство юмора.

— — Как так?

— — Знаешь, все тут стали подсмеиваться над нами, когда пронюхали, что мы с Луны. Мне‑то было наплевать, но все же иной раз становилось не по себе. Помнишь, на прошлой неделе я ходил в деревню?

— — Что же случилось?

— — Они напустились на меня в парикмахерской. Сначала я и ухом не повел, а потом что‑то во мне взыграло. Начал я им рассказывать про Луну. Вспомнил бородатые анекдоты насчет червей — обитателей вакуума, про окаменелый воздух. До них не сразу дошло, что я их дурачу, а когда дошло, все обозлились. Наш друг — специалист по санузлам — был в этой же компании. Очень сожалею, малышка.

— — Ничего. — Джо поцеловала мужа. — Если мне придется пробираться в туалет по снегу, то сознание, что ты хоть немного отыгрался на них, будет некоторым утешением.

Водопроводчик из Норфолка оказался более деятельным, но дождь и последовавшая за ним гололедица сильно задержали работу. Аллан и Джо простудились. На девятый день после аварии Аллан сидел за письменным столом, когда услышал скрип двери. Значит, вернулась Джо с покупками. Он продолжал трудиться, но вскоре спохватился, что жена так и не вошла в комнату со своим обычным "Привет!". Пришлось идти выяснять, в чем дело. Джо, сидя на кухонной табуретке, тихонько плакала.

— — Милая, — сказал он настойчиво, — родная моя, что случилось?

— — Она подняла глаза:

— — Не дадо бы дебе зать.

— — Высморкайся. Теперь вытри глаза. Чего это мне не надо знать? Что произошло?

Она заговорила, отмечая знаки препинания взмахами носового платка. Сначала лавочник сказал, что у него нет щеток для мытья посуды. Потом, когда она ему на них показала, он стал уверять, что щетки проданы. Наконец, он прошелся по адресу тех, кто "приглашает в Деревню чужих рабочих и отбивает хлеб у честных людей". Джо разозлилась и напомнила эпизод в парикмахерской. Лавочник стал еще суровее.

— — "Леди, — сказал он мне, — не знаю, были ли вы с мужем на Луне или нет. Меня это не интересует, как и ваши деньги". Ох, Аллан, как мне плохо!

— — Ну, сейчас ему станет куда хуже, чем тебе! Где шляпа?

— — Аллан, никуда я тебя не пущу! Не хватало еще, чтобы ты ввязался в драку.

— — Я не позволю ему грубить тебе!

— — У него не будет такой возможности. Ох, милый, так старалась делать вид, что все в порядке, но больше не могу. Я тут не останусь. И не только из‑за лавочника, а из‑за холода, тараканов и постоянного насморка. Я так измучилась. И ноги все время болят… — Она опять заплакала.

— — Вот те раз! Ну, так уедем, родная. Поедем во Флориду. Я буду кончать книгу, а ты — загорать на солнце.

— — Не хочу во Флориду! Я домой хочу! ^

— — Что‑о? В Луна‑Сити?

— — Да. О боже, я знаю, что ты не хочешь, но я не могу выносить всего этого. И не и грязи дело, и не в холоде, и не в этом идиотском водопроводчике, а в том, что здесь нас никто не понимает. В Нью‑Йорке было не лучше. Эти землеройки ничего не смыслят!

Он улыбнулся:

— — Продолжай передачу, детка, я на приеме.

— — Аллан!

Он кивнул:

— — Я уже давно понял, что в душе лунатик, но боялся признаться тебе. Ноги у меня тоже ужасно болят, и мне осточертело, что со мной обращаются, как с ненормальным. Я старался быть терпимым, но эти землеройки просто невыносимы. Мне не хватает людей с нашей доброй старой Луны. Они цивилизованны.

Она закивала головой:

— — Может, это предубеждение, но у меня такие же ощущения.

— — Это не предубеждение. Что надо, чтобы попасть в Луна‑Сити?

— — Билет.

— — Господи, да я же не о туристской поездке, а о том, что нужно, чтобы получить там работу! Ты знаешь: интеллект. Отправка человека на Луну стоит дорого, а содержание его там — тем более. Чтобы окупить себя, он должен обладать многими достоинствами: высоким умственным коэффициентом, хорошим индексом совместимости, отличным образованием. Все это делает человека приятным, легким в общении и интересным. Мы избалованы: тупость среднего обывателя, которой землеройки почти не замечают, мы находим невозможной, потому что лунатики другие. И неважно, что Луна‑Сити — самый удобный город из всех, построенных человеком. Главное — люди. Поедем домой.

Он подошел к телефону, старинному аппарату, предназначенному только для передачи речи, и вызвал Нью‑йоркское отделение Управления. Пока он ждал ответа, Джо спросила:

— — А если нас не возьмут?

— — Вот и я этого боюсь.

— — Они знали, что лунные компании редко соглашаются брать на работу тех, кто однажды уехал. Требования к физической выносливости в таких случаях резко повышались.

— — Алло… Алло… Управление? Можно соединиться с сектором набора? Алло… Да не могу я включить изображение, У меня настенный висячий аппарат средних веков. Говорит Аллан Мак‑Рей, специалист по физической химии, контракт? 1340729. И моя жена, Джозефина Мак‑Рей, контракт? 1340730. Мы хотим возобновить контракты. Я говорю, что мы хотим возобновить контракты… Ладно, подожду.

— — Моли Бога, милый, моли.

— — Я и молю… Как вы сказали? Мое место еще не занято? Чудесно! Чудесно! А как насчет моей жены? — Он слушал с озабоченным видом. Джо затаила дыхание. Затем он прикрыл трубку рукой: — Эй, Джо, твое место занято. Спрашивают, пойдешь ли ты временно младшим бухгалтером.

— — Скажи — да!

— — Вот и прекрасно. Когда мы можем пройти испытания? Прекрасно, спасибо. До свидания. — Он повесил трубку и повернулся к жене: — Проверка состояния здоровья и психики — когда угодно, а по специальности экзамены сдавать не надо.

— — Чего же мы ждем?

— — Ничего. — Он набрал номер Норфолкской службы вертолетов. — Можете доставить нас на Манхаттан? Силы господни, неужели у вас нет радара? Ладно, ладно, до свидания! — Он фыркнул. — Их вертолеты не поднимаются из‑за плохой погоды. Сейчас вызову Нью‑Йорк и попробую заказать более современную машину.

Через полтора часа они уже садились на крышу башни Гарримана.

Психолог был предельно доброжелателен.

— — Ладно, разделаемся с проверкой психики до того, как за вас примутся терапевты. Расскажите мне о себе.

Он почти вывернул их наизнанку, время от времени покачивая головой:

— — Понятно, понятно. А канализацию вам все‑таки починили?

— — Только что закончили.

— — Сочувствую вам по поводу болей в ногах, миссис Мак‑Рей. У меня тоже здесь ноют подъемы. Значит, по этой причине вы и решили вернуться обратно?

— — О нет!

— — А по какой же, миссис Мак‑Рей?

— — Честное слово, не по этой! Просто я хочу иметь Хело с людьми, способными понимать меня. Если я чем‑нибудь больна, то только тоской по дому и людям моего склада. Я хочу вернуться домой и готова взяться за любую работу, лишь бы попасть туда. Мое место на Луне, клянусь, только там.

Доктор стал необычайно серьезен:

— — А что с вами, мистер Мак‑Рей?

— — Да, в общем‑то, почти то же самое. Пытался писать книгу, но не могу здесь работать. Тоскую по дому. Хочу вернуться.

Доктор Фельдман улыбнулся:

— — Это не так уж трудно.

— — Вы хотите сказать, что мы приняты?! Если выдержим проверку здоровья?

— — Да бог с ней, с проверкой! Вы же проходили ее перед отправкой с Луны, данные достаточно свежие. Конечно, придется съездить в Аризону, пройти карантин и систему адаптационных процедур. Вы, вероятно, удивлены, что вопрос решается так просто. Ответ элементарен: нам не нужны люди, которых влечет высокая зарплата. Нам нужны люди, которые будут счастливы только на Луне и станут ее постоянными жителями. Теперь, когда вы получили "лунный удар", мы будем рады вашему возвращению.

Он встал и протянул руку.

Ночевали они в том же "Коммодоре". Джо внезапно осенило:

— — Аллан, а как ты думаешь, не удастся ли нам получить прежнюю квартиру?

— — Ох, вот уж не знаю. Надо бы дать старушке Стоун радиограмму.

— — Лучше позвони ей, Аллан. Мы можем позволить себе такую роскошь.

— — Идет!

Потребовалось около десяти минут, чтобы попасть на линию. Физиономия мисс Стоун, когда она их увидела, стала чуть менее угрюмой.

— — Мисс Стоун, мы возвращаемся домой! Обычная трехсекундная задержка, потом:

— — Я знаю. Телеграмма пришла минут двадцать назад.

— — Ах, вот как! Мисс Стоун, наша прежняя квартира свободна?

Они ждали ответа.

— — Я ее попридержала. Я же знала, что вы вернетесь, И скоро. Добро пожаловать домой, лунатики! Когда экран погас, Джо спросила:

— — Что она хотела сказать, Аллан?

— — Похоже, что мы стали для нее своими. Члены, одной лиги.

— — Наверно, так… Ой, Аллан, погляди‑ка! Она подошла к окну. Ветер согнал облака и открыл Луну. Она была совсем тоненькая, новорожденная. Море Плодородия — завиток в волосах Лунной Девы — ярко светилось. У правого края этого "моря" находилась крошечная точка, видимая лишь их внутреннему взору, — Луна‑Сити.

Ясный серебристый полумесяц висел над небоскребами.

— — Милый, разве она не прекрасна?

— — Конечно, прекрасна. Будет так здорово вернуться! Не хлюпай носом!

Лифт в небеса

— — Внимание! Всем факел‑пилотам явиться к коммодору! — голос разнесся по всему спутнику. Джо Эплби прикрутил душ, чтобы лучше слышать. — Ко мне это не относится, — благодушно буркнул он. — Я в отпуске и скорее превращусь в пыль, чем изменю свое мнение.

Одевшись, Джо поспешил по коридору внешнего кольца огромного спутника, где вращение создавало иллюзию притяжения. Когда он добрался до своей каюты, динамик снова пробудился: — Внимание! Всем факел‑пилотам явиться к коммодору! Эплби гадко выругался.

Кабинет коммодора был переполнен. У всех на лацканах были нашивки в виде факелов; только врач и сам коммодор Беррио носили нашивки ракетных пилотов. Беррио быстро глянул на Джо и продолжил: — … ситуация. Станцию "Прозерпина" может спасти только срочный полет к Плутону. Есть вопросы?

Все молчали. У Эплби были, конечно, вопросы, но он не хотел напоминать Беррио, что явился слишком поздно.

— — Прекрасно, — произнес коммодор. — Господа, это — работа для факел‑пилотов. Мне нужен доброволец.

— — Вот и хорошо, — подумал Эплби. — Теперь иди вызывайся, или убирайся прочь. Если поспешить, еще успею на ближайший транспорт к Земле. Тем временем Коммодор продолжал:

— — Итак, добровольцев прошу остаться, остальные могут идти.

— — Отлично! — подумал Эплби. — Теперь главное, не сразу рвануться к двери, а с достоинством выскользнуть среди прочих, старших по чину.

Но никто не вышел. Эплби почувствовал себя обманутым, хотя не имел права распускаться, ибо дело, похоже, было весьма серьезным. Коммодор сухо произнес:

— — Спасибо, господа. Подождите, пожалуйста, в кают‑компании. Эплби вышел вместе с остальными, ворча про себя. Конечно, ему хотелось когда‑нибудь слетать к Плутону, только не теперь, с отпускными документами в кармане. Как и все факел‑пилоты, он презирал огромные расстояния. Старые пилоты все еще смотрели на такие перелеты глазами ракетчиков — для них это означало целые годы, а факельные корабли преодолевали такие расстояния за считанные дни при таких же ускорениях. По траекториям ракетных кораблей полет к Юпитеру и обратно продолжался пять лет, к Сатурну — вдвое дольше, к Урану — еще вдвое. До Плутона же ракетные корабли вовсе не могли добраться — полет только в одну сторону длился бы девятнадцать лет. Но факельные корабли помогли основать станцию даже там. На "Прозерпине" была лаборатория низких температур, лаборатория внесистемных излучений, параллаксная обсерватория, физическая лаборатория — все под звездчатым куполом, среди неописуемого холода.

В пяти миллионах миль от станции "Прозерпина" Эплби и его коллеги набились в кают‑компанию.

— — Эй, Джерри, — спросил Джо, — можешь ты сказать мне, на что мы вызвались? Джерри Прайс обернулся.

— — А, опоздавший Джо Эплби! Ну, ладно, расскажу, только закажи чего‑нибудь выпить. Одним словом, с "Прозерпины" приняли радиограмму: там разразилась эпидемия болезни Ларкинса.

Эплби присвистнул тихо и протяжно. Болезнь Ларкинса вызывалась вирусом‑мутантом, возможно, марсианского происхождения. Жертва быстро теряла красные кровяные тельца и вскоре наступала смерть. Помогало только полное переливание крови, раз за разом, пока болезнь не проходила.

— — Поэтому, юноша, кто‑то должен отбуксировать к Плутону бак с кровью.

Эплби мрачно уставился перед собой.

— — Мой старый хозяин хотел мне добра. "Джо, — предупреждал он, — держи рот на замке и никогда не рыпайся в добровольцы".

— — Ну, выберут‑то только одного, — усмехнулся Джерри.

— — А сколько туда лететь. Восемнадцать дней, или около этого? Мои дела на Земле ждать не могут.

— — Восемнадцать дней — это если лететь с повышенным ускорением. А у них нет больше доноров.

— — Насколько больше? Полтора "же"?

Прайс покачал головой.

— — Точнее — два.

— — Два "же"?!

— — Ну и что? Многие выдерживали и побольше.

— — Да, во время старта, но не изо дня в день. Два "же" превратят сердце в лохмотья.

— — Не стоит переживать, тебе это не грозит. Я и сам отнюдь не герой. Если ты ускользнешь в отпуск, вспомни обо мне. Я явлюсь несчастным, словно ангел милосердия в безбрежной пустыне. Закажи‑ка еще чего‑нибудь выпить.

Эплби подумал, что Джерри, собственно, прав. Нужны только два пилота и были великолепные шансы успеть на ближайший транспорт к Земле. Он достал маленькую черную телефонную книжечку и полистал ее. Подошел офицер‑ординарец.

— — Господин лейтенант Эплби?

Джо кивнул.

— — Коммодор просит немедленно явиться к нему, господин лейтенант.

— — Иду, — Джо взглянул на Прайса. — Ну, что скажешь? Кто герой?

— — Хочешь, я позабочусь о твоих… э‑э, неотложных делах? — спросил Джерри.

— — Ты что, не в своем уме?

— — Я и не надеялся. Всего хорошего, приятель.

В кабинете Беррио сидели врач и пожилой лейтенант.

— — Садитесь, Эплби. Вы знакомы с лейтенантом Клюгером? Он ваш командир, вы — второй пилот.

— — Так точно, коммодор.

— — Эплби, лейтенант Клюгер — опытный факел‑пилот, он не раз бывал в деле, а вас рекомендовали медики — по их данным, вы прекрасно переносите ускорения. Этот полет пройдет с огромным ускорением.

— — С каким именно, коммодор?

— — Три с половиной "же", — помешкав, ответил Беррио.

— — Три с половиной "же" — это не полет, а верная смерть, — запротестовал врач. — Мне жаль, коммодор, но три с половиной "же" — это слишком.

— — По уставу решение принимает капитан корабля, — насупился Беррио, — но от этого зависит жизнь трехсот человек.

— — Доктор, — сказал Клюгер, — позвольте взглянуть на график.

Врач подвинул бумагу через стол, Клюгер положил ее так, чтобы Джо тоже мог видеть.

Кривая сначала поднималась, потом полого опускалась, внезапно делала "колено" и, наконец, отвесно падала.

— — К этому времени, — врач показал на "колено", — доноры на "Прозерпине" начнут страдать от потери крови так же, как и пациенты с болезнью Ларкинса. После этой точки не останется консервированной крови, не останется надежды.

— — Что это за кривая? — спросил Джо.

— — Это эмпирический график болезни Ларкинса, выведенный на основе наблюдения за двумястами восемьюдесятью больными.

Эплби заметил отвесные линии, над каждой из них было указано ускорение и время полета. Несколько левее шла линия с надписью "Земная нормаль — восемнадцать дней". Это будет обычный полет, но кровь уже никому не понадобится. Двойное ускорение сокращало полет до двенадцати дней и семнадцати часов, но и тогда половина людей на станции умрет. Три "же" — уже лучше, но все равно недостаточно. Он видел, почему коммодор предлагал три с половиной "же" — эта линия как раз касалась калена, полет занимал девять дней и пятнадцать часов, таким образом они могли спасти почти всех… но пилоты… о, боже, что будет с пилотами!

Время полета сокращалось обратно квадрату скорости. Восемнадцать часов требовали ускорение в двадцать один "же". Чтобы долететь за четыре с половиной дня, требовались фантастические шестнадцать "же". Но рядом с надписью "шестнадцать "же" — четыре с половиной дня" протянулась еще одна линия.

— — Эй, да здесь расчет для киберфакела — это же выход! Разве он еще не готов?

— — Готов, но какие у него шансы? — тихо спросил Беррио.

Джо замолк. Даже внутри орбиты Марса автоматические корабли часто терялись, а при дистанции свыше четырех миллиардов миль шансы были и вовсе ничтожны.

— — Мы все же пошлем его, — пообещал Беррио, — и если он дойдет, тотчас же сообщим вам, — он посмотрел на Клюгера. — Командир, времени в обрез. Что вы решили?

— — Доктор… — Клюгер повернулся к врачу. — А не можем ли мы прибавить еще половину "же"? Я слышал о шимпанзе, который выдержал двадцать семь дней в центрифуге при еще большей тяжести.

— — Шимпанзе — не человек.

Джо взорвался:

— — Сколько выдержал этот шимпанзе, доктор?!

— — Три с четвертью "же" в течение двадцати семи дней.

— — Вот как? В каком состоянии он был после испытания?

— — У него не было никакого состояния, — проворчал врач.

Клюгер посмотрел на диаграмму, бросил взгляд на Джо и сказал коммодору:

— — Мы пойдем на трех с половиной "же".

Через сорок семь минут к станции пришвартовался патрульный факельник "Саламандра". Джо и Клюгера провели в корабль через гармошку переходника. От полного промывания и целой дюжины других малоприятных процедур Джо ослаб и клевал носом. "Слава богу, — думал он, — что старт в автоматическом режиме".

Корабль создавался для больших ускорений. Приборы управления и контроля нависали над бассейнами пилотов, оттуда они могли одними пальцами, не поднимая рук, управлять кораблем. Врач и его ассистент устроили Клюгера в одном бассейне, а двое других занялись Эплби. Один из них спросил:

— — Нижнее белье гладкое? Складок нет?

— — Вроде, нет.

— — Я посмотрю, — он проверил белье, подогнал приспособления, необходимые человеку, который вынужден днями лежать в одном положении. — Мундштук слева — вода, два справа — глюкоза и мясной бульон.

— — И ничего пожевать?

Врач повернулся и ответил:

— — Вам не понадобится жевать, да вы и не захотите. И глотайте осторожнее.

— — Доктор, я же не в первый раз лечу!

— — Конечно, конечно, но, все равно, будьте осторожны.

Бассейны походили на большие ванны, наполненные особой плотной жидкостью. Они были покрыты прорезиненными покрывалами, утолщенными по краям и еще больше — на углах. Во время ускорения люди будут плавать в жидкости и покрывала охватят их тела. Когда же наступит невесомость, покрывала удержат жидкость в бассейнах.

Эплби уложили посреди бассейна, закрепили клейкими лентами и положили под голову массивный противоперегрузочный воротник. Врач подошел и сам все проверил.

— — Все ли ясно?

— — Да.

— — Помните: глотать осторожно. Всего хорошего, — и он вместе с техниками покинул корабль.

Иллюминаторов в кабине не было, они были ни к чему. Прямо перед лицом пилота висели консоли с экранами и приборами, возле самого лба был окуляр для обзора и ориентации по звездам. Один из огоньков вспыхнул зеленым — это отсоединили пассажирский переходник. Клюгер через зеркало посмотрел на Джо. — Ну что, начали?

— — Минус семь минут ноль четыре. Свободный полет. Камера горячая. Свободный путь. Зеленый на старт.

— — Я проверил ориентацию, — Клюгер оторвался от окуляров. — Проверь еще раз.

— — Сейчас, — Джо нажал одну из кнопок, его окуляр опустился. Три звезды сошлись точно в перекрестье нитей. — Лучше не бывает, командир.

— — Просите разрешение на старт.

— — "Саламандра" — контролю! Просим разрешить старт. Автоматика запрограммирована. Все огни зеленые.

— — Контроль — "Саламандре". Старт разрешаю. Всего хорошего!

— — Разрешение на старт получено, командир. Минус три ноль ноль! — Джо угрюмо подумал, что мог бы теперь быть на полпути к Земле.

Когда на табло замелькали последние секунды, он забыл о своем потерянном отпуске — его охватила стартовая лихорадка. Лететь… куда угодно, неважно куда… лететь! Он улыбнулся, когда зажегся факел. Потом навалилась тяжесть.

При трех с половиной "же" он весил шестьсот тридцать фунтов и чувствовал себя так, словно на нем лежали мешки с песком, грудь придавило, голову вжало в противоперегрузочный воротник. Он попытался расслабиться. Жидкость в бассейне должна поддержать его! В коротком перелете нужно собраться, но при длительном ускорении лучше расслабиться.

Джо дышал медленно. В атмосфере чистого кислорода можно было дышать пореже, но он боролся за то, чтобы вообще дышать: он чувствовал, как напрягается его сердце, прокачивая тяжелую кровь через сплюснутые сосуды. "Это ужасно, — думал он. — Выдержу ли?" Однажды ему пришлось вынести девять минут при четырех "же" и он хорошо помнил, как ему было погано.

— — Джо! Джо!

Он открыл глаза и попытался кивнуть.

— — Слушаю, командир, — он посмотрел в зеркало; лицо Клюгера было искажено чудовищным ускорением.

— — Проверить ориентацию!

Джо позволил руке всплыть, свинцовыми пальцами нажал несколько кнопок на пульте. — Точно соответствует расчетной, командир. — Хорошо. Свяжитесь с Луной.

Факельное излучение отсекало станции Земли, но Луна была впереди. Эплби вызвал лунный контроль, сообщил ему данные старта и получил указания для коррекции курса. Он повторил цифры и время для Клюгера, а тот скормил их бортовому компьютеру. Джо обнаружил, что забыл во время работы о своем невыносимом весе и теперь чувствовал себя еще хуже, чем прежде. Болел затылок и здорово было похоже, что под левой ногой образовалась складка. Он подвигался в бассейне взад‑вперед, но стало еще хуже.

— — Как дела, командир?

— — Все в порядке, Джо. Отдохните, я принимаю вахту.

Эплби попытался успокоиться. Он чувствовал себя заживо погребенным. Кости ныли, складка мучительно мешала. Боль в затылке стала жуткой, очевидно, при старте он потянул какую‑то мышцу. Он пошевелил головой, но было только два положения — плохое и еще хуже. Джо закрыл глаза и попытался заснуть, но уже десять минут спустя он опять бодрствовал, а его мысли сошлись на трех вещах: на боли в затылке, на досадной складке под ногой и на давящем, чудовищном весе.

"Слушай, друг, — сказал он самому себе. — Это все надолго. Не мучай себя, иначе устанешь от бессмысленного напряжения. Как там говорится в пособии: "Идеальный пилот хладнокровен. Он не доставляет себе никаких ненужных забот. Однако его живой темперамент не позволяет воображению рисовать чертей на стене". Это писалось явно для домоседов. Этого бы умника сюда, под пресс в три с половиной "же".

"Прекрати, парень!" Он обратил все мысли на амурную тему — он часто использовал такой самогипноз, чтобы в одиночестве пролететь миллион — другой миль, но вскоре признал, что воображаемый гарем на этот раз бросил его на произвол судьбы. Он послал подальше всех девушек разом и почувствовал себя совсем несчастным.

Обливаясь потом, Джо очнулся в кошмаре — будто он с невероятным ускорением летит к Плутону. — Боже мой, это же все на самом деле!

Казалось, тяжесть стала еще мучительнее. Он пошевелил головой — бок пронзила острая боль. Он тяжело дышал, по лицу, заливая глаза, сбегал пот. Он хотел стереть его, но обнаружил, что рука не подчиняется, кончики пальцев ничего не чувствуют. Джо с трудом положил руки поперек тела и снова закрыл глаза, но и это не помогло. Уставившись на комбинированное табло времени ускорения, он попытался вспомнить, когда ему нужно принимать вахту. Долгие минуты спустя он понял, что со времени старта прошло шесть с половиной часов.

Лицо Клюгера в зеркале все еще скалилось под воздействием ускорения, но глаза были закрыты.

— — Командир! — крикнул Джо. Клюгер не пошевелился.

Джо нащупал кнопку тревоги, но раздумал будить его: нужно же этой несчастной свинье немного поспать!

Но кто‑то должен следить за кухней — значит, прочь туман из мозгов. На табло ускорения было точно три с половиной "же", приборы контроля сообщали о безупречной работе факела. Счетчик излучения показывал менее десяти процентов опасной дозы.

Комбинированное табло высвечивало время с момента старта, скорость и расстояние — все, что нужно в безвоздушном пространстве. Ниже три других шкалы показывали, как эти данные должны выглядеть в идеале — это было нужно для управления факелом. Он был зажжен менее семи часов назад, скорость подошла к двум миллионам миль в час, корабль пролетел свыше шести миллионов миль. Третий ряд указателей корректировал все данные относительно гравитационного поля Солнца, но Джо не смотрел на них: на орбите Земли притяжение солнца составляло всего одну двухтысячную "же", сущие пустяки, пусть компьютер учитывает это в своих расчетах. Джо быстро установил, что идеал и полученные данные совпадают.

Тем временем замолчала лунная станция. Он крутил верньер до тех пор, пока луч радара не нащупал Марс и тогда передал сигнал: "Где я". Он не стал ждать ответа — Марс был в семнадцати радио‑минутах. Вместо этого он взялся за ориентацию по звездам. Звезды едва сдвинулись, курс не требовал коррекции.

Он продиктовал данные в бортжурнал и тут навалилась слабость. Ребра болели, каждый вдох вызывал боль в межреберье. Руки и ноги онемели — им не хватало крови. Он подвигался взад и вперед и это вконец ослабило его. Он замер и стал наблюдать за скоростью. Каждую секунду она увеличивалась на двадцать семь миль в секунду, а каждый час — более чем на полмиллиона миль в час. Джо впервые позавидовал пилотам ракет: чтобы достичь своей цели, им требовалась вечность, но летали они с комфортом.

Без факельных кораблей человек никогда бы не осмелился забраться дальше Марса. При прямом переходе массы в энергию даже фунт песка дает пятнадцать миллиардов лошадиных сил в час. Атомный ракетный корабль использует только часть процента, а новейший факельный — более восьмидесяти процентов. Камера факела была маленьким солнцем, рвущиеся из нее частицы почти достигали скорости света.

Эплби гордился тем, что был факел‑пилотом, но только не теперь. Затылок чудовищно болел. Он хотел подтянуть колено, но не смог, ему стало дурно от чудовищной тяжести в желудке. Проклятье! Клюгер еще умудрялся спать! Как можно требовать от человека, чтобы он выдерживал такое? Прошло лишь восемь часов, а он чувствовал себя так, словно его пропустили через жернова. Можно ли выдержать такое девять дней кряду?

Позже — время стало чем‑то неопределенным — он услышал, что кто‑то зовет его.

— — Джо! Джо!

Разве нельзя дать человеку спокойно умереть? Взгляд Эплби пополз вверх, нащупал зеркало, он постарался что‑нибудь разобрать.

— — Джо! Вы должны меня сменить. Я словно пьяный.

— — Я уже сменил вас, командир.

— — Когда?

Взгляд Джо пополз вверх, к хронометру и ему пришлось закрыть один глаз, чтобы прочесть цифры.

— — Э… примерно шесть часов назад.

— — Что? Сколько же сейчас времени?

Джо не ответил, угрюмо пожелав Клюгеру испариться.

— — Я, должно быть, потерял сознание, — неуверенно сказал Клюгер. — Как дела? Может быть, вы ответите мне?

— — Что? О, все в порядке — все по схеме номер одиннадцать. Командир, моя левая нога не вывихнута? Я ее не вижу.

— — Отстаньте вы со своей ногой! Какие данные вы получили?

— — Что за данные?

— — Что за данные? Мы летим вместе, Джо! Вы на службе!

"Он прав, — мрачно подумал Джо. — А я должен закрыть глаза и не обращать на него внимания".

Клюгер повторил:

— — Данные, Джо!

— — А? Черт побери, прочтите же их в бортовом журнале, если вам так интересно! — он ожидал взрыва в ответ, но ничего не произошло. Когда Джо очнулся в следующий раз, Клюгер лежал с закрытыми глазами. Джо осторожно потянул из мундштука и одна капля попала ему в дыхательное горло. Приступ кашля отозвался болью во всем теле и настолько ослабил его, что пришлось снова отдыхать.

Собравшись с силами, Джо проверил приборы. Двенадцать часов и… нет, минутку! Сутки и двенадцать часов! Невероятно, но скорость превысила десять миллионов миль в час, до Земли теперь было свыше девятнадцати миллионов миль; они проскочили орбиту Марса.

— — Командир! Эй! Лейтенант Клюгер!

Лицо Клюгера застыло оскаленной маской. Глухая паника охватила Джо, когда до него дошел смысл ситуации. Звезды показывали. что корабль разбалансирован. Либо он стабилизируется сам по себе, либо скорректировать курс должен был Клюгер. А может, он сам должен был сделать это? Джо решил прослушать бортовой журнал, он пошарил среди кнопок и нашел ту, что пускала магнитофонную ленту.

Джо бездумно перемотал ленту к самому началу и прослушал все записи, незаписанные места прокручивались с большой скоростью, записанные — медленнее. Он услышал только собственное сообщение о первом контроле, потом узнал, что со станции Фобос около Марса передали пожелание счастливого пути, а потом пошутили:

— — Где огонь?

Да, несколько часов назад Клюгер корректировал баланс. Лента перемоталась, пошла медленнее. Клюгер наговорил сообщение сумбурно и бессвязно.

— — Джо! Джо!

— — Ох, заткнись! — услышал Джо собственный ответ. Сам он ничего об этом не помнил.

Нужно было что‑то сделать, но он чувствовал себя слишком измотанным, чтобы еще и думать о чем‑то. Все тело болело, кроме ног — их он больше не чувствовал. Джо закрыл глаза и попытался ни о чем не думать, а когда очнулся, со времени старта прошло уже три дня. Он снова закрыл глаза, по щекам покатились слезы.

Звонок дребезжал, не смолкая ни на секунду. Джо с усилием понял, что это общая тревога, но его ничего не интересовало, кроме одного — когда же это прекратится. Пальцы онемели, но он нашел выключатель и только собрался отдохнуть, как услышал окрик Клюгера:

— — Джо!

— — А?

— — Джо, не засыпай больше, или я снова включу тревогу. Ты меня слышишь?

— — Да.

— — Джо, я должен с тобой поговорить. Я больше не выдержу.

— — Чего ты больше не выдержишь? — у, дерьмо, врубить тревогу — на это его хватило!

— — Я умираю, Джо. Я ослеп, ничего не вижу. В глазах полно крови. Джо, я должен сбросить ускорение. Я должен…

— — Ну, а я разве против? — раздраженно ответил Джо.

— — Разве ты не понимаешь, Джо? Ты должен прикрыть меня. Я один не могу… Мы должны оба диктовать в бортжурнал, тогда никто не придерется.

— — Что говорить в бортжурнал?

— — Проклятье, Джо, слушай внимательней. Я не могу долго говорить. Ты должен сказать, что напряжение стало невыносимым и что ты решил сбросить ускорение, а потом я отдам приказ и все будет в порядке, — Эплби с трудом разобрал его мучительный шепот.

Он не мог понять, что Клюгер хочет от него, не мог вспомнить, зачем Клюгеру понадобилось это чудовищное ускорение.

— — Быстрее, Джо!

Но этого Джо уже не слышал. Нужно было просыпаться, прислушиваться — а, пусть все катится к дьяволу!

— — Да засните же вы, наконец!

Джо задремал, но сигнал тревоги снова вырвал его из сна. На этот раз он быстро вспомнил, где расположен выключатель. Клюгер снова включил тревогу, Джо выключил. Клюгер сдался и Джо потерял сознание.

Очнулся Джо в невесомости. Невольно наслаждаясь легкостью во всем теле, он вспомнил, что летит в "Саламандре", летит к Плутону. Разве они уже долетели? Нет, табло показывало четыре дня и еще пару часов. Может, оборвалась лента курсового компьютера? Или перегорел автомат? И тут он вспомнил о своем последнем пробуждении.

Клюгер отключил факел. С лица командира исчезла напряженная гримаса, черты его стали вялыми, оно казалось совсем старым.

— — Командир! Командир Клюгер! — крикнул Джо. Веки Клюгера затрепетали, губы шевельнулись, но Эплби ничего не услышал.

— — Командир! Вы меня слышите?

— — Я должен был это сделать, — прошептал Клюгер. — Я спас нас обоих. Ты сможешь повернуть корабль, Джо? — глаза его были открыты, но, кажется, ничего не видели.

— — Командир, вы меня слышите? Я должен снова включить факел.

— — Что? Нет, Джо, нет!

— — Я должен.

— — Нет, Джо, это приказ!

Эплби взглянул на него, потом ударил в челюсть. Голова Клюгера бессильно мотнулась взад и вперед. Джо вытянулся между бассейнами, нашел позиционный переключатель и переставил его из положения "пилот и второй пилот" в положение "второй пилот". Теперь приборы Клюгера были мертвы. Он посмотрел на командира — его голова теперь бессильно лежала на воротнике — и забрался в свой бассейн. Он откинул голову на место и нащупал кнопку, которая включала курсовую ленту компьютера. Полет обязательно нужно было завершить, но он не мог вспомнить, почему. Джо нажал кнопку и тяжесть навалилась снова.

Очнулся он от приступа тошноты. Шла секунда за секундой, он задыхался. Когда приступ миновал, Джо посмотрел на приборы. "Саламандра" только что сделала сальто, сменив ускорение на торможение. Они прошли половину пути, приблизительно восемнадцать миллиардов миль. Скорость превышала три миллиарда миль в час, теперь они начали ее гасить. Джо решил, что об этом нужно сообщить командиру. О стычке он совсем не помнил.

— — Эй, командир!

— — Клюгер не шевельнулся. Джо снова позвал его, потом нажал кнопку тревоги. Но звонок разбудил не Клюгера, а воспоминания Джо. Он ужаснулся и отогнал их. Стыд, раскаяние и паника поднялись над физической немощью — он вспомнил все. Джо знал, что должен отметить конфликт в бортовом журнале, но не мог сообразить, что нужно сказать. Он сдался и попытался отдохнуть.

Он проснулся. Что‑то точило подсознание… Он должен был что‑то сделать для командира… это было как‑то связано с автоматическим грузовым кораблем…

Да, точно! Если автоматический факельник достиг Плутона, они могут покончить с этим. Посмотрим — со времени старта прошло свыше пяти дней. И если автоматический факельник вообще добрался туда, тогда…

Он перемотал ленту назад и прослушал сообщение: "Станция Земля — "Саламандре": нам ужасно неприятно это сообщать, но факельник — автомат не вышел на рандеву. Мы полагаемся только на вас. Беррио". Слезы разочарования, влекомые тройной тяжестью, заструились по его щекам.

На восьмой день Джо понял, что Клюгер мертв. Не из‑за запаха — он не смог бы отличить его от запаха собственного тела. И даже не из‑за того, что с момента второго старта командир не шевелился — чувство времени у Джо притупилось, он бы просто не осознал этого. Однажды ему почудилось, что Клюгер вскрикнул, вздрогнул и приподнялся.

— — Поспеши, Джо! — но тяжесть примяла его. Это видение было так отчетливо, что Эплби, очнувшись, хотел ответить. Потом взглянул на Клюгера в зеркало. Лицо командира выглядело как обычно, но Джо с ужасом осознал, что Клюгер мертв. Все же он попытался разбудить его сигналом тревоги, но в конце — концов сдался; пальцы онемели, он не чувствовал тела ниже пояса. Джо спросил себя, не мертв ли и он сам, надеясь, что так оно и есть, потом соскользнул в привычную летаргию. Он не пришел в сознание даже после того, как через девять с лишним дней автопилот убавил факел. Очнулся он в невесомости посреди кабины, — должно быть, как‑то выплыл из бассейна. Джо чувствовал блаженную расслабленность и сильный голод.

Окружающие предметы прояснили связь событий. Он спустился в бассейн, проверил приборы. Уже два часа в свободном полете! План предусматривал, что подход к станции нужно будет рассчитать, скорректировать курс в начале свободного полета, а уж потом передать компьютеру. Прошло уже два часа, а он еще ничего не сделал!

Джо скользнул между бассейном и консолью приборов, обнаружил при этом, что одна нога парализована. Плевать — ни в бассейне, ни в свободном полете она не пригодится. Руки действовали, хотя и не особенно хорошо. Джо вздрогнул, увидев труп Клюгера, но быстро пришел в себя и принялся за работу. Он не имел никакого представления, где находится корабль. Плутон мог оказаться в миллионах миль, а мог быть и прямо перед носом. Может, их уже обнаружили и передали полетные данные для подхода? Джо решил прослушать бортовой журнал.

"Прозерпина" — "Саламандре": слава богу, вы добрались. Передаем программу для торможения…" — он прослушал данные по времени, направлению и скорости, потом повторные данные. И еще сообщение:

"Передаем уточненные данные. "Саламандра", поторопитесь!" И, наконец, пару минут назад было еще одно: "Саламандра", почему медлите с подходом? Может быть, нам рассчитать баллистику?"

Дикость идеи, что кто‑то другой, кроме факел‑пилота, может рассчитать баллистику подхода, до него не дошла. Он попытался работать быстрее, но руки плохо слушались. Он вводил неправильные данные и был вынужден их пересчитывать. Через полчаса до него дошло, что в этом виноваты не только пальцы. В баллистических расчетах он разбирался не хуже, чем во флирте с девушками, но сейчас в мозгу все перепуталось. Он не мог вычислять.

"Саламандра" — "Прозерпине": пожалуйста, дайте баллистические расчеты для выхода на орбиту вокруг Плутона".

Ответ пришел быстро, он понял, что они не сомневались в его согласии. С тяжеловесной тщательностью он оторвал ленту и скормил ее компьютеру. Потом увидел, какое ускорение они должны развить… четыре и три сотых "же". Четыре "же"…

А он‑то рассчитывал на нормальный полет. Так бы и было, если бы не пропущенные часы. Но так случилось и это было уже слишком. Он выругался про себя и, улегшись, устроив поудобнее воротник, нажал кнопку, передающую управление на автопилот. У него была в запасе пара минут, он провел их, что‑то бормоча про себя. Черт побери, они могли бы рассчитать ему лучшую баллистику. Он сам должен был рассчитать ее! Но они все время торопили его. Добрый старый Джо, ты снова куль с песком! Этот чертов Клюгер ухмыляется как дурак, сбагрив ему всю работу — если бы только он не был до такой степени мертв…

Навалилось ускорение и Джо потерял сознание.

Когда корабль подошел к точке рандеву, с него сняли мертвеца, полумертвеца, а в грузовом отсеке нашли бак с кровью.

Корабль обеспечения доставил новых пилотов для "Саламандры" и забрал домой Эплби. Он не выходил из госпитального отсека, пока его не отправили лечиться на Луну. Там его навестили Беррио и врач станции. Коммодор весело сообщил Джо, что он хорошо, дьявольски хорошо справился с заданием.

Когда все было сказано, врач помог Джо подняться.

— — Эй, коммодор! — вдруг сказал Эплби.

— — Да, сынок?

— — Э‑э… есть еще одно, чего я никак не пойму, э‑э… да, не пойму: э‑э… вот что: почему мне нужно лечиться в геронтологической клинике Луна‑Сити? Это же, э‑э… для старичков, да? Так я всегда думал — я правильно понимаю, коммодор?

— — Я уже говорил вам, Джо, — вмешался врач, — что здесь дают самую лучшую физиотерапию. Для вас мы получили особое разрешение.

— — Правда, коммодор? — Джо казался озадаченным. — Разве не смешно, что я буду лежать в лечебнице для престарелых?

— — Все в полном порядке, сынок.

— — Хорошо, коммодор, — слабо усмехнулся Джо. — Если вы так говорите… — Они пошли к двери.

— — Доктор, задержитесь на минуточку. Ординарец, помогите господину Эплби.

— — Джо, вы сможете двигаться?

— — О, конечно, конечно, коммодор. Моей ноге уже много лучше. Вы же сами видите, — он оперся на ординарца и они медленно вышли.

— — Доктор, — спросил Беррио, — давайте открытым текстом. Джо выздоровеет?

— — Нет, коммодор.

— — Поправится ли он, по крайней мере?

— — Может быть, немного. Небольшое лунное притяжение поможет активировать силы, заложенные в природе человека.

— — Умственные способности восстановятся?

Доктор помялся.

— — Значит так, коммодор: большое ускорение — это ускорение процессов старения. Ткани рвутся, тонкие сосуды лопаются, а сердце выполняет практически непосильную работу. Начинается распад нервной ткани, потому что мозг получает недостаточно кислорода.

Коммодор треснул кулаком по столу. Врач тихо сказал:

— — Не усложняйте все это еще больше, коммодор.

— — Проклятье, доктор! Вспомните, каким он был раньше! Почти ребенок и такой жизнелюб, а теперь? Старик!

— — Попробуйте посмотреть на это под другим углом, — сказал врач. — Вы потеряли одного человека, а спасли двести семьдесят.

— — "Потерял одного человека?" Если вы говорите о Клюгере, то он посмертно получит медаль, а его жена — пенсию. Большего мы не в силах сделать. Только я думал не о Клюгере.

— — Я тоже, — ответил врач.

Логика империи

— Не будь таким сентиментальным болваном. Сэм!

— Сентиментальный я или нет, — упорствовал Сэм, — но, когда я вижу рабство, я понимаю, что это‑рабство. А на Венере царит самое настоящее рабство!

Хэмпфри Уингейт фыркнул.

— Просто смешно! Клиенты Компании — служащие, работающие по законным, добровольно заключенным контрактам.

Джонс удивленно поднял брови.

— В самом деле? Что же это за контракт, на основании которого человека бросают в тюрьму, если он уходит с работы?

— Неверно! Каждый рабочий имеет право уволиться после обычного двухнедельного предупреждения — уж мне ли не знать! Я…

— Да, да, — устало согласился Джонс. — Ты юрист. Тебе все известно насчет контрактов. Но дело в том, глупый ты человек, что все это — только юридическая видимость. Свободный контракт великолепно! А то, о чем говорю я, факты, а не казуистика. Мне безразлично, что написано в контракте, но фактически люди там рабы!

Уингейт осушил свой бокал и поставил его на стол.

— Так что я, по‑твоему, круглый дурак? Ну, что же, я скажу тебе, Сэм Хоустон Джонс, кто ты такой: обыкновенный салонный болтун! Тебе никогда в жизни не приходилось зарабатывать на хлеб, и ты находишь просто ужасным, что другому приходится это делать. Нет, погоди минутку, — продолжал он, увидев, что Джонс порывается что‑то сказать, — послушай меня. Клиенты Компании на Венере гораздо лучше устроены, чем большинство людей их класса здесь, на Земле. Им обеспечены работа, питание, жилье. Если они заболевают, им оказывается медицинская помощь. Но беда в том, что эти люди не хотят работать…

— А кто хочет работать?

— Не будь смешным. Если бы они не были связаны довольно жестким контрактом, ничто не помешало бы им бросить хорошую работу, как только она им надоест, и потребовать от Компании бесплатного проезда обратно на Землю. Так вот, хоть это и не приходит тебе в голову, в твою благородную, свободолюбивую, милосердную голову, но Компания имеет обязательства по отношению к своим акционерам — к тебе, в частности! — и не может позволить себе гонять туда и обратно межпланетный транспорт для людей, считающих, что мир обязан их содержать.

— Ты убил меня своим сарказмом, дружище, проговорил Джонс, сделав гримасу. — Я стыжусь того, что я акционер.

— Тогда почему же ты не продашь свои акции?

На лице Джонса отразилось негодование.

— Какое же это разрешение вопроса? Ты думаешь, что, спустив свои акции, я могу снять с себя ответственность за то, что мне известно о Венере?

— Да ну их к черту! — воскликнул Уингейт. — Пей!

— Ладно, — согласился Джонс. Это был его первый вечер после возвращения из учебного полета в качестве офицера запаса: теперь надо было наверстывать упущенное.

Скверно, подумал Уингейт, что этот полет привел его именно на Венеру…

"Вставайте! Вставайте! Поднимайтесь! Поднимайтесь, бездельники! Выкатывайтесь отсюда! Пошевеливайтесь!"

Уингейту показалось, что этот хриплый голос пропиливает насквозь его больную голову. Едва он открыл глаза, как его ослепил резкий свет, и он тут же зажмурился, но голос не собирался оставлять его в покое: "Десять минут до завтрака, — дребезжал он. — Идите, получайте свой завтрак, не то мы его выкинем!"

Уингейт опять открыл глаза и, напрягая всю силу воли, заставил себя поглядеть вокруг. На уровне его глаз двигались ноги, большей частью в обмотках, хотя некоторые босые — то была отталкивающая, обросшая волосами нагота. Неразбериха мужских голосов, в которой он мог уловить отдельные слова, но не фразы, сопровождалась неотвязным аккомпанементом металлических звуков, приглушенных, но проникающих повсюду: шррг, шррг, бомм! Шррг, шррг, бом! Каждое такое "бом" ударяло по его трещавшей от боли голове. Но еще сильнее бил по нервам другой шум — беззвучное жужжание и шипение; он не мог определить, откуда идет этот шум.

Воздух был насыщен запахом человеческих тел, скученных на слишком тесном пространстве. Запах не был настолько отчетлив, чтобы назвать его зловонием, и в воздухе было достаточно кислорода. В помещении ощущался теплый, слегка отдающий мускусом запах тел, все еще согретых постелью, — не грязных, но и не свежевымытых. Это было угнетающе и неаппетитно, а в его нынешнем состоянии почти тошнотворно.

Уингейт мало‑помалу начал осматриваться: он находился в каком‑то помещении, тесно уставленном койками. Оно было полно народу — мужчин, которые вставали, шлепали ногами но полу, одевались. Уингейт лежал на нижней, первой из четырех узких коек, громоздившихся у стены. Сквозь просветы между ног, двигавшихся мимо его лица, он мог видеть такие же этажи коек вдоль стен, от пола до потолка. Кто‑то присел на край койки и, натягивая носки, прижался широкой спиной к его ногам. Уингейт подтянул ноги. Незнакомец повернул к нему лицо.

— Я толкнул вас, голубок? Извините. — Затем добродушно добавил: "Лучше выматывайтесь отсюда. Жандарм будет орать, чтобы все койки были подняты." Он широко зевнул и встал, уже позабыв об Уингейте и его делах.

— Погодите минутку! — быстро окликнул его Уингейт.

— А?

— Где я? В тюрьме?

Незнакомец с беззлобным интересом пристально посмотрел на залитые кровью глаза Уингейта, на его отекшее, неумытое лицо.

— Эх, парень‑парень, вы, видно, здорово влопались, пропив свои подъемные!

— Подъемные? О чем вы, черт возьми, толкуете?

— Вот еще, господи! Вы что, не знаете, где находитесь?

— Нет.

— Да ведь… — у него, казалось, не было большой охоты говорить о вещах, само собой разумеющихся, однако по лицу Уингейта видно было, что тот действительно ничего не знает. — Что ж, вы на "Вечерней Звезде" летите на Венеру.

Несколько минут спустя незнакомец тронул его за рукав.

— Не огорчайтесь так, голубок. Право же, не стоит так волноваться.

Уингейт отнял руки от лица и прижал их к вискам.

— Не может быть, — сказал он, обращаясь больше к себе, чем к кому‑либо другому, — не может быть…

— Да бросьте! Пойдемте, возьмете свой завтрак.

— Я не хочу есть.

— Пустяки. Я понимаю, что с вами происходит… Со мной тоже так бывало. Все же поесть надо.

Подошедший жандарм разрешил спор, ткнув Уингейта дубинкой в бок.

— Что здесь, по‑вашему, лазарет или салон первого класса? Поднимите‑ка койки на крюки!

— Потише, начальник, — примирительно сказал новый знакомый Уингейта, — нашему приятелю сегодня не по себе.

Он одной рукой стащил Уингейта с койки и поставил на ноги, а другой поднял койку вверх, плотно прижав ее к стене: крюки щелкнули, и койка закрепилась вдоль стены.

— Ему будет еще больше не по себе, если он вздумает нарушать заведенный порядок, — предупредил унтер‑офицер и прошел дальше.

Уингейт неподвижно стоял босиком на плитах холодного пола: его охватило ощущение беспомощности и нерешительности, которое усиливалось оттого, что он был в одном нижнем белье. Его покровитель внимательно разглядывал эту жалкую фигуру.

— Вы забыли свой мешок. Вот… — Он просунул руку в углубление между нижней койкой и стеной и вытащил оттуда плоский пакет из прозрачной пластмассы. Сломав печать, он вынул содержимое — рабочий комбинезон из грубой бумажной ткани. Благодарный Уингейт надел его. — После завтрака добейтесь у надсмотрщика пары башмаков, — добавил его новый друг. — А сейчас нам надо поесть.

Когда они подходили к камбузу, последний из очереди как раз отошел от окошка, и оно захлопнулось. Товарищ Уингейта застучал в него кулаком:

— Откройте!

Окошко с шумом распахнулось.

— Добавок нет! — изрекла появившаяся в просвете физиономия.

Незнакомец просунул в окошко руку, чтобы оно снова не захлопнулось.

— Мы не хотим добавки, друг. — сказал он, — мы еще не начинали.

— Почему же вы, черт подери, не можете являться вовремя? — заворчал человек в камбузе. Все же он кинул на широкий подоконник два порционных пакета. Рослый товарищ Уингейта передал ему пакет и присел прямо на полу, прислоняясь спиной к переборке камбуза.

— Как вас зовут, голубок? — спросил он, раскрывая свой картонный пакет. — Меня — Хартли, Сэтчел Хартли.

— А меня Хэмпфри Уингейт.

— Ладно, Хэмп. Рад с вами познакомиться. Так вот, что это за спектакль вы мне тут устроили? — Он подхватил ложкой огромный кусок яичницы и отпил глоток сладкого кофе из уголка бумажного пакетика.

— Да меня, наверно, напоили и втащили на корабль. — сказал Уингейт, и лицо его исказилось от тревоги. Он попытался выпить кофе, подражая Хартли, по коричневая жидкость вылилась ему на лицо.

— Эй, это не дело! — воскликнул Хартли. — Суньте уголок в рот и не нажимайте, а только сосите. Вот так! — Он продемонстрировал свой метод. — Ваша теория звучит для меня не очень убедительно. Компании не приходится вербовать людей обманным путем, когда целые толпы ждут очереди, что бы завербоваться. Что же случилось? Вы не можете вспомнить?

Уингейт попытался это сделать.

— Последнее, что я помню, проговорил он, — это инцидент с пилотом из‑за проездной платы.

Хартли кивнул.

— Они всегда мошенничают. Вы полагает, он вас оглушил?

— Ну, нет… вряд ли. Я как будто чувствую себя недурно, если бы не проклятое похмелье…

— Пройдет. Можете быть довольны, что "Вечерняя Звезда" — корабль с большой силой тяжести, а не траекторная штука. А то бы вы были по‑настоящему больны, уж поверьте мне.

— Что это значит?

— А то, что на этом корабле регулируют скорость полета. Им приходится это делать, потому что это пассажирский корабль. Если бы нас послали на транспортном, было бы совсем другое дело. Вами просто‑напросто выстреливают, и вы летите по траектории без тяжести весь остальной путь. Вот там новичкам достается! — Он ухмыльнулся.

Уингейт был не в состоянии распространяться насчет каких‑нибудь других тяжких испытаний, кроме тех, что выпали на его долю в данный момент.

— Совершенно не могу себе представить, как я сюда попал, — повторил он. — Вы не думаете, что они могли втащить меня на борт по ошибке, принимая за кого‑то другого?

— Не могу сказать. Послушайте, вы не собираетесь кончать свой завтрак?

— Мне хватит.

Хартли воспринял эти слова как приглашение и быстро управился с порцией Уингейта. Потом он встал, скомкал оба картонных пакета и, бросив их в мусоропровод, сказал:

— Что же вы теперь намерены делать?

— Что я намерен делать? — На лице Уингейта появилось выражение решимости. — Я собираюсь отправиться прямо к капитану и потребовать у него объяснений — вот что я намерен делать!

— Я действовал бы осторожнее, Хэмп, — заметил Хартли с сомнением в голосе.

— К черту осторожность! — Уингейт быстро вскочил. — Ох, моя голова!

Чтобы отделаться от лишних хлопот, жандарм направил его к своему начальнику. Хартли ждал вместе с Уингейтом за дверью каюты, чтобы составить ему компанию.

— Вы постарайтесь уладить дело как можно скорее, — посоветовал он.

— Почему?

— Мы через несколько минут остановимся на Луне, чтобы запастись горючим. Эта остановка будет вашим последним шансом выбраться отсюда, если вы, конечно, не захотите идти обратно пешком.

— Я не подумал об этом, — обрадовался Уингейт. — Я считал, что мне при всех условиях придется проделать весь круговой рейс.

— Это было бы вполне возможно; но вы через одну‑две недели могли бы захватить на Луне "Утреннюю Звезду". Если они допустили ошибку, им придется вернуть вас обратно на Землю.

— Это уж я устрою, — с воодушевлением сказал Уингейт. — Я пойду в Луна‑Сити прямо в банк и поручу снестись с моим банком, чтобы получить аккредитив и купить билет на рейс Луна‑Земля.

В обращении Хартли произошла еле уловимая перемена. Он никогда в жизни не получал в банке аккредитива. Может быть, такому человеку действительно достаточно пойти к капитану, чтобы добиться своего!

Жандармский офицер слушал историю Уингейта с явным нетерпением и скоро прервал ею, чтобы просмотреть список эмигрантов. Проведя пальцем по всему списку до буквы "У", он указал на соответствующую строчку. Уингейт прочитал ее, чувствуя, как у него холодеет сердце. Тут стояло его имя, правильно написанное.

— А теперь уходите, — приказал офицер, — и не отнимайте у меня времени.

Но Уингейт был тверд.

— Этот вопрос не подлежит вашей компетенции, отнюдь нет. Я требую, чтобы вы провели меня к капитану.

— Да вы… — Один момент Уингейту казалось, что этот человек его ударит. Он решил предостеречь его.

— Будьте осторожны. Вы, видно, являетесь жертвой непреднамеренной ошибки, но перед законом ваша позиция будет весьма шаткой, если вы будете игнорировать статьи космического права, на основании которого этот корабль лицензирован. Не думаю, чтобы ваш капитан очень обрадовался, если ему придется давать объяснения по поводу ваших действий в федеральном суде.

Было ясно, что он разозлил этого полицейского. Но человек не становится старшим жандармом, если он подвергает риску своих начальников. По лицу офицера заходили желваки, но он молча нажал кнопку. Появился младший жандарм.

— Проводите этого человека к администратору. — Он повернулся спиной к Уингейту в знак того, что аудиенция окончена, и стал набирать номер по внутреннему телефону.

Уингейта быстро пропустили к администратору, который одновременно являлся коммерческим агентом Компании.

— Что произошло? — спросил администратор. — Если у вас есть жалоба, почему вы не можете подать ее в обычном порядке на утреннем приеме?

Уингейт объяснил свое дело насколько мог ясно и убедительно.

— Итак, — сказал он в заключение, — я хочу, чтобы меня высадили в Луна‑Сити. У меня нет никакой охоты доставлять Компании какие‑либо неприятности из‑за того, что, несомненно, явилось следствием моей собственной непредумышленной ошибки. Тем более — я вынужден это признать — возлияния в этот вечер были довольно обильны, и, возможно, в какой‑то степени я сам был виной недоразумения.

Рассеянно выслушавший его администратор ничего не ответил. Он стал рыться в возвышавшейся на одном конце стола груде папок, вынул одну и раскрыл. Перед ним лежала пачка официальных бумаг стандартного размера, скрепленных в верхнем углу. Несколько минут он внимательно изучал их. Уингейт ждал. Астматическое дыхание администратора с шумом вырывалось из его легких, и он то и дело постукивал ногтями по зубам. Уингейт сказал себе, что, если этот человек еще хоть раз протянет руку ко рту, он, Уингейт, завопит и начнет швырять вещи на пол. В это момент администратор бросил ему через стол папку.

— Взгляните сюда, — сказал он.

Уингейт увидел, что одна из бумаг — это контракт между Хэмпфри Уингейтом и Компанией по эксплуатации Венеры сроком на шесть лет, оформленный по всем правилам.

— Это ваша подпись? — спросил администратор. Профессиональная осторожность Уингейта сослужила ему хорошую службу. Желая выиграть время, он тщательно изучал подпись и старался овладеть собой.

— Что ж, — сказал он наконец. — Я согласен, что эта подпись очень похожа на мою, но я не признаю, что это — моя подпись. Я не графолог.

У администратора вырвался жест досады.

— У меня нет времени препираться с вами. Давайте проверим отпечаток пальца. Вот! — Он кинул через стол полоску бумаги для оттиска. Уингейт хотел было воспользоваться своим законным правом и отказаться… нет, это ему только повредило бы. Терять было нечего — на контракте не могло быть отпечатка его пальца. Если только не…

Но все было именно так. Даже своим неопытным глазом он видел, что оба оттиска тождественны. Он поборол охватившую его панику. Может быть, все это кошмар, вызванный его вчерашним спором с Джонсом? А если не кошмар, а явь, то не мистификация ли это, которую он должен раскрыть… Но людей его класса не мистифицируют; вся эта история слишком смехотворна. Он осторожно подбирал слова:

— Я не хочу оспаривать вашу позицию, мой дорогой сэр. Некоторым образом мы оба, вы и я, стали жертвой достойной сожаления шутки. Вряд ли приходится доказывать, что у человека в бессознательном состоянии, в каком я, очевидно, вчера находился, могли взять оттиск пальца без его ведома. С первого взгляда контракт действителен, и я, конечно, признаю вашу добросовестность в этом деле. Но фактически у документа не хватает одного необходимого для всякого контракта элемента.

— Какого?

— Намерения обеих сторон войти в договорные отношения. Невзирая на подпись и оттиск пальца, фактом является то, что у меня не было намерения заключить договор, и это легко может быть доказано другими фактами. Я преуспевающий адвокат с хорошей практикой, как покажут уплачиваемые мною налоги. Бессмысленно предполагать и ни один суд этому не поверит, что я добровольно отказался от моей привычной жизни ради шести лет работы по контракту со значительно меньшим доходом.

— Ах, так, значит, вы адвокат? А вы уверены, что это так? Почему в таком случае вы выдаете себя здесь за радиотехника?

При этой неожиданной фланговой атаке Уингейтом снова овладела паника. Он в самом деле был специалистом по радио — это была его страсть в часы досуга, но как они это узнали? "Молчи! — сказал он себе. — Не признавай ничего!"

— Все это вздор, — запротестовал он. — Я требую, чтобы меня пропустили к капитану! Я могу расторгнуть этот договор в течение десяти минут!

Администратор немного выждал, прежде чем ответить.

— Вы кончили?

— Да.

— Очень хорошо. Теперь буду говорить я. Послушайте меня, господин космический адвокат. Проект этого контракта составлен одним из хитрейших юридических умов на двух планетах. При этом особенно учитывалось, что контракты будут подписывать лодыри, которые сначала пропьют свои подъемные, а затем решат, что вовсе не желают работать на Венере. Этот контракт предупреждает всякие возможные протесты, и он так хорошо продуман, что его не расторгнет сам дьявол. Ваши басни уличного адвоката вы в данном случае рассказываете тоже не дурачку; вы говорите с человеком, который знает юридически, на каком он свете. А насчет свидания с капитаном, если вы думаете, что командиру такого корабля больше нечего делать, как слушать горячечный бред самозванного профессионального болтуна, то вы очень ошибаетесь! Возвращайтесь‑ка в ваше помещение!

Уингейт хотел что‑то сказать, но потом раздумал и повернулся, чтобы идти. Ему нужно было поразмыслить обо всем этом. Администратор остановил его.

— Постойте. Вот копия вашего контракта. — Он кинул бумаги, и тонкие белые листы рассыпались по полу. Уингейт подобрал их и молча вышел.

Хартли ждал его в коридоре.

— Как дела, Хэмп?

— Неважно. Я не хочу об этом вспоминать. Мне надо подумать.

Не говоря ни слова, они возвращались той же дорогой, которой пришли, и вскоре подошли к трапу, который вел на нижние палубы космического корабля. В этот момент с него спустился какой‑то человек. Уингейт отметил это без всякого интереса.

Потом он еще раз поднял глаза. Внезапно нелепые события этого дня сплелись в единую цепь, и он, обрадованный, закричал:

— Сэм! Ах ты, старый пьянчуга! Я должен был догадаться, что это твоя проделка!

Все теперь было ясно. Сэм инсценировал все это похищение и, напоив Хэмпфри, отправил его в полет. Шкипер был, вероятно, его приятель — какой‑нибудь офицер запаса. И они вдвоем состряпали это дело. Разумеется, то была грубая шутка, но он был слишком счастлив, чтобы сердиться. Джонс все равно заплатит ему за свои штуки — как‑нибудь на обратном пути из Луна‑Сити!

Тут только он заметил, что Джонс оставался серьезным.

Более того, он был одет в такой же синий комбинезон, какой был на завербованных рабочих.

— Хэмп, — сказал он, — ты все еще пьян?

— Я? Нет. В чем де…

— Неужели ты не понимаешь, что мы попали в переделку?

— Ах, черт. Сэм, шутка шуткой, по теперь уж хватит? Я понимаю, говорю тебе. Я не сержусь, это было здорово разыграно!

— Разыграно? — проговорил Джонс с горечью. — Или ты тоже меня разыгрывал, когда уговаривал завербоваться?

— Я уговаривал тебя завербоваться?

— Да, конечно. Ты был так чертовски уверен, что знаешь, о чем говоришь. Ты утверждал, что мы можем завербоваться, провести месяц или около того на Венере и вернуться домой. Ты хотел держать со мной пари, и вот мы поехали в доки и нанялись. Нам это показалось блестящей идеей — единственным способом разрешить наш спор.

Уингейт тихо свистнул.

— Будь я… Сэм! Я ни черта не помню. Я, должно быть, изрядно выпил, прежде чем потерял сознание.

— Да, очевидно, так. Жаль, что ты не потерял сознание раньше. Но я не виню тебя. Не насильно же ты меня тащил. Во всяком случае, я сейчас пойду, чтобы попытаться поправить дело.

— Погоди‑ка, послушай раньше, что случилось со мной. Ах, да, Сэм, это Сэтчел Хартли. Хороший парень!

Хартли стоял рядом в нерешительном ожидании; он шагнул вперед и поздоровался.

Уингейт рассказал Джонсу обо всем и добавил:

— Так что, как видишь, тебе вряд ли окажут особенно радушный прием. Я, вероятно, уже все испортил. Но нам обязательно удастся расторгнуть контракт, как только мы сможем добиться разбора дела, если сошлемся на время заключения договора. Мы завербовались менее чем за двенадцать часов до отбытия корабля. Это противоречит Космическому предохранительному акту.

— Да, да, я понимаю. Луна находится в своей последней четверти; они, наверно, стартуют вскоре после полуночи, чтобы воспользоваться благоприятным положением Земли. Интересно, который был час, когда вы завербовались?

Уингейт достал копию своего контракта. Нотариальная печать указывала время одиннадцать часов тридцать две минуты.

— Слава богу! — крикнул он. — Я знал, что тут где‑нибудь окажется ошибка. Контракт недействителен, сразу видно. Это докажет бортовой журнал.

Джонс внимательно изучал бумагу.

— Взгляни еще раз, — сказал он. — Печать показывает 11.32, а не 23.32.

— Но это невозможно, — запротестовал он.

— Да, конечно. Однако это — официальная отметка. Очевидно, их версия будет такова, что мы завербовались утром, нам выдали подъемные и мы устроили великолепный кутеж, после чего нас потащили на борт, Я как будто припоминаю, что у нас были хлопоты с вербовщиком, который не хотел нас нанимать. Возможно, мы уговорили его, отдав ему свои подъемные.

— Но ведь мы нанимались не утром. Это неправда, и я могу это доказать!

— Разумеется, ты можешь это доказать, но как ты можешь это доказать прежде, чем вернешься на Землю?

— Вот таково положение, — заключил Джонс после нескольких минут довольно бесплодной дискуссии. — Нет никакого смысла пытаться расторгнуть наши контракты, во всяком случае здесь: нас просто высмеют. Единственное, что остается, — это сделать попытку столковаться при помощи денег. Только таким образом нам, мне кажется, удастся выбраться отсюда в Луна‑Сити — внести деньги в банк Компании, и к тому же много денег!

— Сколько?

— Тысяч двадцать по меньшей мере…

— Но это несправедливо!

— Перестань, пожалуйста, толковать о справедливости. Неужели ты не можешь понять, что мы у них в руках? Тут не будет никакого судебного решения; куш должен быть достаточно велик, чтобы побудить второстепенного служащего Компании пойти на риск и сделать то, что не предусмотрено регламентом.

— Но я не могу найти такую сумму.

— Об этом не беспокойся. Я беру все на себя.

Уингейт хотел было возразить, но передумал. Бывают моменты, когда очень удобно иметь богатого друга.

— Я должен дать радиограмму сестре, — продолжал Джонс, — чтобы она все устроила.

— Почему сестре, а не вашей фирме?

— Потому что надо действовать быстро. Юристы, ведущие дела нашей семьи, всячески будут добиваться подтверждения. Они пошлют радиограмму капитану с запросом, действительно ли у него на борту находится Сэм Хоустон Джонс, а капитан ответит "нет", так как я завербовался под именем Сэм Джонс. У меня была глупая мысль: как бы не попасть в "Новости по радио" и не повредить интересам семьи.

— Ты не можешь осуждать ваших юристов, — возразил Уингейт из чувства кастовой солидарности, — они распоряжаются чужими деньгами.

— Я не осуждаю их, но я хочу, чтобы были приняты срочные меры, а сестра сделает все. Она по тексту радиограммы поймет, что это я. Единственная трудность — добиться у администратора разрешения послать ее.

Джонс ушел, чтобы выполнить свое намерение. Хартли ждал вместе с Уингейтом — для компании, а также из понятного интереса к таким необычайным событиям. Когда Джонс наконец возвратился, его лицо отражало нескрываемую досаду. При взгляде на него Уингейтом внезапно овладело мрачное предчувствие.

— Тебе не удалось послать радиограмму? Он не разрешил?

— Нет, все‑таки разрешил, — ответил Джонс, — но этот администратор… ну и крепкий же это орешек!

Даже без воя сирены Уингейт почувствовал бы, что они снижаются на Луна‑Сити. Сила тяжести на поверхности Луны составляет всего одну шестую по сравнению с Землей, и это уменьшение немедленно сказалось на его расстроенном желудке. Хорошо еще, что он мало ел. Хартли и Джонс привыкли к космическому пространству и легко переносили такие изменения скорости. Странно, как мало сочувствия испытывают те, кто не подвержен космической болезни, к тем, кто от нее страдает. Трудно сказать, почему зрелище человека, мучимого рвотой, задыхающегося, со слезящимися глазами, извивающегося от боли в желудке, кажется чуть ли не забавным, но это так.

Ни у Хартли, ни у Джонса не было врожденного садизма, который так часто проявляется в подобных случаях, — как у того остряка, который предлагал солонину в качестве лекарства. Но сами они не страдали, и поэтому давно уже забыли о своем собственном мучительном опыте, когда они еще были новичками, и просто не в состоянии были понять, что Уингейт буквально переживает "судьбу горше смерти". Даже значительно горше, ибо мучение это длилось целую вечность, настолько искажено чувство времени у тех, кто страдает от космической и морской болезни, а также (как я слышал) у курильщиков гашиша.

В действительности же остановка на Луне длилась менее четырех часов. Лишь к концу стоянки Уингейт овладел собой настолько, что у него снова возник интерес к радиограмме Джонса. К тому же Джонс заверил его, что в Луна‑сити он сможет провести время до отправки обратно на Землю в отеле, снабженном центрифугой.

Но ответ на радиограмму запаздывал. Джонс ожидал вестей от сестры по истечении часа — возможно, еще до того, как "Вечерняя Звезда" опустится в доках Луна‑Сити. По мере того, как проходили часы, он стал получать из радиокаюты все менее дружелюбные ответы на свои вопросы. В семнадцатый раз обозленный техник резко предложил ему проваливать. Вслед за тем Джонс вдруг услышал предупредительный гудок к поднятию корабля; он вернулся и сообщил Уингейту, что его план, очевидно, рухнул.

— У нас, правда, еще в запасе десять минут, — произнес он с полной безнадежностью. — Если радиограмма придет до того, как нам дадут старт, капитан сможет высадить нас в последнюю минуту. Но похоже на то, что нет больше никаких шансов.

— Десять минут… — произнес Уингейт. — А мы не могли бы как‑нибудь выбраться наружу и бежать?

Джонс, казалось, уже был доведен до белого каления.

— А тебе уже случалось когда‑нибудь убегать в безвоздушном пространстве?

Во время перелета от Луна‑Сити до Венеры Уингейт был слишком занят, чтобы мучиться от космической болезни. Он многому научился по части мытья уборных и проводил десять часов в день, совершенствуясь в своей новой профессии. Жандармы злопамятны.

Вскоре после того, как "Вечерняя Звезда" покинула Луна‑Сити, она вышла за пределы, в которых возможна радиосвязь с Землей; оставалось только ждать прибытия в Адонис — порт Северной полярной колонии на Венере. Там Компания имела достаточно мощную радиостанцию, чтобы поддержать непрерывную связь с Землей, за исключением шестидесяти дней прохождения Венеры по ту сторону Солнца и более короткого периода солнечных помех при ее прохождении между Землей и Солнцем.

— На Венере нас, наверно, будет ждать приказ об освобождении, — заверил Джонс Уингейта, — и мы тут же возвратимся с обратным рейсом "Вечерней Звезды", но уже в каюте первого класса. В самом худшем случае, нам придется ждать "Утреннюю Звезду". Это будет не так плохо; раз мне переведут деньги, мы сможем потратить их в Венеробурге.

— Ты, наверно, был там во время своего учебного полета, — спросил Уингейт, и в его голосе послышалось любопытство. Он не сибарит, но сенсационная репутация самого ужасного — или самого блестящего в зависимости от взглядов ценителя — увеселительного заведения на трех планетах была достаточно велика, чтобы поразить воображение даже наименее падкого на удовольствия человека.

— Нет, к сожалению! — возразил Джонс. — Я все время находился на досмотре корпуса корабля. Кое‑кто из наших ребят туда ездил… Ну и ну! — Он тихо свистнул и покачал головой.

Но оказалось, что никто не ожидал их прибытия, не было и никакой радиограммы. Снова стояли они возле помещения связи, пока им грубо не приказали вернуться в свои помещения и готовиться к высадке, "и живее!"

— Увидимся в приемочном бараке, Хэмп! — были последние слова Джонса, и он убежал в свое помещение.

Жандарм, в распоряжении которого находились Хартли и Уингейт, выстроил своих подчиненных в нестройную колонну по два в ряд. Неприятно резкий металлический голос громкоговорителя передал приказ. Их повели по центральному проходу вниз, через все четыре палубы, к нижним пассажирским воротам. Они прошли через воздушную камеру и сошли с корабля, но не на открытый воздух Венеры, а в туннель из листового металла, ведущий в какое‑то здание, которое находилось на расстоянии примерно пятидесяти ярдов.

Воздух в туннеле был едким — здесь распыляли обеззараживающие средства, но Уингейту он показался свежим и живительным после спертого воздуха на корабле. При силе тяжести на поверхности Венеры, составляющей пять шестых земной силы тяжести, этого было достаточно, чтобы предотвратить тошноту и вызвать чувство легкости и силы; все это вместе вселяло в него неразумный оптимизм, создавало бодрое настроение.

Туннель вел в довольно просторное помещение без окон, но ярко и ровно освещенное из скрытого источника света. В нем не было никакой мебели.

— Команда, стой! — крикнул жандарм и передал бумаги худощавому, похожему на конторщика человеку, стоявшему у внутренней двери. Человек взглянул на бумаги, сосчитал людей, одну бумагу подписал, вернул ее унтер‑офицеру, и тот ушел через туннель обратно на корабль.

Похожий на конторщика человек повернулся к иммигрантам. На нем, как заметил Уингейт, были надеты одни короткие трусы, не шире повязки, и все его тело, даже ноги, было покрыто сильным загаром.

— Ну, вот что, — сказал он мягким голосом, — скиньте одежду и бросьте ее в тот ящик! — Он указал на приспособление, вделанное в одну из стен.

— Зачем? — спросил Уингейт. Он сказал это без всякого вызова, но не сделал ни одного движения, чтобы повиноваться.

— Ну, ну, — обратился к нему конторщик, все еще мягко, но с ноткой раздражения в голосе. — Давайте не будем спорить. Это для вашей же безопасности. Мы не можем себе позволить импортировать болезни.

Уингейт сдержался, чтобы не ответить резко, и дернул молнию своего комбинезона. Несколько человек, ожидавших, чем кончится спор, последовали его примеру. Комбинезоны, башмаки, белье, носки — все было брошено в ящик.

— Следуйте за мной! — приказал их новый хозяин. В следующем помещении их встретили четыре человека в резиновых перчатках, вооруженные электрическими ножницами. Началась стрижка. Уингейт снова хотел запротестовать, но решил, что игра не стоит свеч. Он лишь подумал: "Неужели и женщины вынуждены подвергаться таким жестким карантинным мерам? Как это, должно быть, обидно — пожертвовать красивой копной волос, которую растили двадцать лет".

Затем их повели под душ. Завеса из теплой водяной пыли совершенно закрывала проход через комнату. Уингейт с удовольствием устремился к воде; с тех пор как он покинул Землю, ему впервые удалось сносно помыться. Было вдоволь жидкого зеленого мыла и оно хорошо пенилось. Полдюжины служителей одетых столь же скудно, как и их проводник, стояли у дальнего конца водяной стены и следили за тем, чтобы люди оставались под душем положенное время и хорошо помылись. В некоторых случаях они с этой целью делали весьма интимные замечания. У каждого служителя к поясу был прикреплен красный крест на белом поле, подтверждающий его официальное положение.

В коридоре Уингейт и остальные попали в поток горячего воздуха и быстро обсохли.

— Остановитесь! — Уингейт подчинился, и обратившийся к нему санитар со скучающим видом приложил к верхней части его руки тампон, от которого он почувствовал холод, затем поцарапал это место. — Это все, следуйте дальше! — Уингейт присоединился к очереди у одного из столов. То же самое было проделано с другой его рукой. К тому времени, когда он подошел к дальнему концу помещения, его руки были покрыты маленькими красными царапинами, более двадцати на каждой.

— Что все это значит? — спросил он последнего санитара, который сосчитал царапины и отметил его имя на листе.

— Анализы… чтобы установить вашу сопротивляемость и иммунитет.

— Сопротивляемость чему?

— Всему. Как земным болезням, так и здешним. Здешние — это по большей части грибковые заболевания. Проходите, вы задерживаете очередь!

Позднее Уингейт узнал об этом подробнее. Для того, чтобы житель Земли приспособился к условиям жизни на Венере, требовалось от двух до трех недель. Пока он не будет обладать иммунитетом против опасностей этой планеты, было бы просто смертельно подвергать свою кожу и особенно слизистые оболочки действию прожорливых невидимых паразитов, которыми кишит поверхность Венеры.

Беспрестанная борьба за существование, которая повсюду является главным условием развития, на Венере особенно интенсивна. Это — следствие усиленного обмена веществ во влажных испарениях ее джунглей. Болезни, вызываемые на Земле патогенными микробами, были почти ликвидированы обычным бактериофагом. Здесь, на Венере, где болезни были почти те же, с некоторыми отличиями, тот же бактериофаг оказался способен на видоизменение, сделавшее его и здесь столь же сильно действующим средством. Но, кроме микробов, оставались еще голодные грибковые паразиты.

Представьте себе худшие из грибковых заболеваний кожи, которые вы когда‑либо встречали, — стригущий лишай, чесотку, паршу, бластомикоз, споротрихоз. Добавьте к этому ваше представление о плесени, о влажной гнили, о питании гнилыми поганками. Затем представьте себе всех этих паразитов в их ускоренном движении: нарисуйте себе картину, как они кишат у вас прямо на глазах и атакуют вас — подмышки, глазные яблоки, мягкие влажные ткани вашего рта, как они устремляются в ваши легкие…

Первая экспедиция на Венеру целиком погибла. Со второй поехал врач, у которого было достаточно воображения, чтобы запастись довольно большим, как ему казалось, запасом салициловой кислоты и ртутного салицилата, а также маленьким ультрафиолетовым излучателем. Трое из участников этой экспедиции вернулись.

Но широкая колонизация требует приспособления к окружающей среде, а не изоляции от нее. Луна‑Сити на первый взгляд может служить отрицанием этой аксиомы, но так только кажется. "Лунатики" всецело зависят от воздушного котла, вмещающего лишь пространство их герметически закупоренного города. Но Луна‑Сити не является самоснабжающейся колонией. Это всего‑навсего аванпост, обсерватория, место для разработки недр, станция для снабжения горючим.

Венера — колония. Колонисты дышат воздухом Венеры, едят ее продукты, подвергают свою кожу действию ее климата и себя — всем опасностям, таящимся в ее природе. При этом обитатели Земли могут жить только в холодных полярный районах Венеры, где климат напоминает джунгли Амазонки в жаркий день, во время сезона дождей. Здесь они босиком шлепают по болотам, не избегая главных опасностей новой среды. К этому их и готовят.

Уингейт съел свой обед — удовлетворительную, но пресную и грубо сервированную пищу — и закусил кисло‑сладкой дыней; он съел такую огромную порцию, что в чикагском ресторане за нее взяли бы столько же, сколько стоит хороший обед для средней семьи. Устроившись на ночь в отведенном ему месте, он попытался разыскать Сэма Хоустона Джонса, но не мог найти никаких его следов, и никто из завербованных не мог припомнить, чтобы его видели. Один из служащих карантина посоветовал Уингейту разузнать о своем друге у агента Компании. Уингейт так и сделал — в своей обаятельной манере, которой он умел пользоваться, имея дело с мелкими служащими.

— Приходите завтра утром. Будут вывешены списки.

— Благодарю вас, сэр. Извините, что потревожил вас, но я не могу найти моего друга и беспокоюсь, не заболел ли он или не случилось с ним что‑нибудь. Не могли бы вы мне сказать, нет ли его в списке больных.

— Что ж… подождите минуту, — служащий стал водить пальцем по своим записям. — Хм… вы говорите, он был на "Вечерней Звезде"? — Да, сэр.

— Нет, он не… Мм, нет… О да, вот он! Он здесь не сходил.

— Что вы сказали?

— Его отправили на "Вечерней Звезде" дальше, в Новый Оклэнд, Южный полюс. Он был нанят как помощник машиниста. Если бы вы мне это сказали, я бы сразу сообразил. Все рабочие‑металлисты из этой партии посланы на новую Южную электростанцию.

Через минуту Уингейт достаточно овладел собой, чтобы произнести:

— Очень благодарен за вашу любезность.

— Ничего, пожалуйста. — Служащий отвернулся.

— Колония Южного полюса! — пробормотал Уингейт. — Колония Южного полюса…

Его единственный друг — на расстоянии двенадцати тысяч миль. Теперь Уингейт почувствовал себя совершенно одиноким‑одиноким, обманутым, покинутым. За время, прошедшее между его пробуждением на борту корабля и встречей с Джонсом, у него не было возможности ясно оценить свое тяжелое положение. Он еще сохранял высокомерие светского человека, инстинктивное убеждение в том, что все это несерьезно: такие вещи просто не случаются с людьми, во всяком случае, с людьми известного круга.

Но с тех пор его человеческое достоинство было столько раз оскорблено и унижено (особенно постарался жандармский офицер), что он уже не был так уверен в том, что застрахован от несправедливости или произвола. Постриженный и вымытый помимо своей воли, лишенный своей одежды и облаченный в тропические рабочие штаны, увезенный на миллионы миль от своей привычной социальной среды, вынужденный подчиняться приказам людей, равнодушных к его чувствам и заявляющих свои права на его личность и поступки, и вот теперь отрезанный от общения с единственным человеком, на поддержку которого он мог рассчитывать, Уингейт понял, наконец, с отчетливостью, от которой похолодел, что с ним, с ним, Хэмпфри Бэнтоном Уингейтом, преуспевающим адвокатом и членом всех юридических клубов, теперь может случиться все, что угодно.

— Уингейт!

— Это вы, Джек? Продолжайте, не заставляйте их ждать!

Уингейта протолкнули в пролет двери, и он оказался в переполненном помещении. Более тридцати человек сидели у стен. У стола, рядом с дверью, сидел служащий, занятый своими бумагами. В центре, возле невысокой, ярко освещенной трибуны стоял человек с чрезвычайно бойкими манерами. Служащий у двери поднял глаза и бросил Уингейту:

— Поднимитесь туда, чтобы все могли вас видеть! — Он указал на трибуну.

Уингейт, мигая от яркого света, двинулся вперед и выполнил то, что ему велели.

— Контракт номер 482‑23‑06, — прочитал служащий, — клиент Хэмпфри Уингейт, шесть лет, радиотехник без свидетельства, разряд заработной платы шесть‑Д, контракт представляется для найма.

Три недели понадобилось им, чтобы сделать его пригодным к работе. Три недели — и ни слова от Джонса. Он безропотно позволял проделывать над собой все опыты, а теперь должен был вступить в активный период своего принудительного труда. Затем заговорил бойкий человек.

— Ну вот, патроны, прошу. У вас есть человек, подающий исключительно большие надежды. Я едва решаюсь назвать вам, какие оценки он получил за свои способности, приспособляемость и общие знания. Скажу только, что администрация предлагает за него тысячу долларов. Но было бы неразумно использовать такого человека для обычной административной работы, когда мы так нуждаемся в хороших рабочих, чтобы вырывать богатства из дебрей и недр. Смею предсказать, что счастливый покупатель, который приобретет себе этого рабочего, уже через месяц поставит его производителем работ. Но осмотрите его сами, поговорите с ним и решайте!

Служащий что‑то шепнул ему. Он кивнул и продолжал:

— Меня просят уведомить вас, джентльмены и патроны, что клиент сделал обычное законное предупреждение за две недели о своем увольнении, разумеется, если он покроет все расходы!

Он весело рассмеялся и многозначительно подмигнул, как будто за его замечанием крылась необыкновенно удачная шутка. Никто не обратил внимания на его сообщение, один лишь Уингейт с отвращением оценил характер остроты. Он предупредил о своем желании уволиться на другой же день после того, как узнал, что Джонс направлен в колонию Южного полюса. Но тут же обнаружил, что хотя теоретически он имел право уйти с работы, но фактически это лишь давало ему право умереть с голоду на Венере, если он не отработает свои подъемные и проезд в оба конца.

Несколько человек собрались вокруг трибуны и внимательно его рассматривали, обсуждая его качества: "Не особенно мускулист…", "У меня нет особой охоты предлагать цену за этих щеголеватых молодчиков, они смутьяны…", "Да, но тупой не оправдывает своих харчей…", "Что он может делать? Пойду, погляжу его анкету…". Они направились к столу служащего и стали рассматривать результаты многочисленных анализов и исследований, которым подвергался Уингейт во время своего карантина. Только один субъект, с маленькими блестящими глазками, остался возле трибуны: он боком продвинулся к Уингейту, поставил одну ногу на подмостки, приблизил к нему свою физиономию и заговорил доверительным тоном:

— Меня не интересуют те дутые, рекламные листы, парень. Расскажите мне сами о себе.

— Тут нечего много рассказывать.

— Говорите смелее. Вам у меня понравится. Совсем как дома. Я бесплатно вожу своих парней в Венеробург. Есть у вас опыт в обращении с неграми?

— Нет.

— Ну, здешние туземцы, собственно, не негры, это только так говорится. У вас такой вид, словно вы умеете командовать бригадой. Был у вас такой опыт?

— Не особенно большой.

— Ладно… может быть, вы слишком скромны. Я люблю, когда человек держит язык за зубами. Я никогда не позволяю моему надсмотрщику применять плетку.

— Еще бы, — перебил его другой патрон, подойдя к трибуне, — это вы оставляете для себя, Ригсби!

— А вы не лезьте не в свое дело, Ван‑Хайзен!

Ван‑Хайзен, пожилой коренастый человек, не обратил на его слова никакого внимания и заговорил с Уингейтом:

— Вы предупредили о своем увольнении. Почему?

— Все это было ошибкой. Я был пьян.

— А пока будете вы честно работать?

Уингейт задумался.

— Да, — сказал он наконец.

Ван‑Хайзен кивнул, тяжелой походкой отошел к своему стулу и осторожно опустил на него свое массивное тело, подтянув штаны, такие же, как у рабочих. Когда все расселись, агент весело объявил:

— Ну, вот, джентльмены, если вы готовы, давайте послушаем первое предложение на этот контракт. Я был бы рад, если бы сам мог сделать на него заявку — на должность моего помощника, честное слово! Так вот… я не слышу предложений…

— Шестьсот!

— Прошу вас, патроны! Разве вы не слышали, что я упомянул о предложении на тысячу?

— Я не подумал, что вы сказали это серьезно. Он какой‑то сонный. Агент Компании поднял брови.

— Извините, мне придется попросить клиента сойти с трибуны.

Но, прежде чем Уингейт успел сойти, другой голос произнес:

— Тысяча!

— Ну, вот так‑то лучше! — воскликнул агент. — Я должен был знать, что вы, джентльмены, не допустите, чтобы от вас ускользнула такая возможность. Но этого еще мало. Слышу ли я тысячу сто? Давайте, патроны, ведь не можете вы наживать свои богатства без клиентов! Слышу ли я…

— Тысяча сто!

— Тысяча сто от патрона Ригсби! Ну и дешевка это была бы — за такую цену! Сомневаюсь, однако, чтобы он вам достался. Слышу ли я тысячу двести?

Грузный коренастый человек поднял указательный палец.

— Тысяча двести от патрона Ван‑Хайзена. Я вижу, что сделал ошибку и только отнимаю у вас время; интервалы должны быть не менее двухсот. Слышу ли я тысячу четыреста? Слышу ли я тысячу четыреста? Идет раз за тысячу двести… идет два…

— Тысяча четыреста! — бросил Ригсби мрачно.

— Тысяча семьсот! — сразу же добавил Ван‑Хайзен.

— Тысяча восемьсот! — сердито отрезал Ригсби.

— Нет, — протянул агент. — Интервалы не менее двухсот! Прошу вас! — Ладно, проклятье, тысяча девятьсот!

— Я слышу тысячу девятьсот. Эту цифру трудно написать. Кто даст две тысячи сто?

Ван‑Хайзен снова поднял палец.

— Значит — две тысячи сто! Наживать деньги стоит денег! Что я слышу? Что я слышу? — Он сделал паузу. — Идет за две тысячи сто раз… идет за две тысячи сто два… Вы так легко отказываетесь, патрон Ригсби?

— Ван‑Хайзен… — остальное было произнесено слишком невнятно, чтобы можно было разобрать.

— Еще один шанс, джентльмены! Идет… идет… Пошел! — Он громко хлопнул ладонями. — Продан Ван‑Хайзену за две тысячи сто! Поздравляю, сэр, с удачной покупкой!

Уингейт пошел вслед за своим новым хозяином к дальней двери. В проходе их остановил Ригсби:

— Ладно, Ван, вы позабавились! Определяю ваши убытки в две тысячи.

— Прочь с дороги!

— Не будьте идиотом. Это — невыгодная сделка. Вы не умеете заставлять людей потеть, а я умею!

Ван‑Хайзен, не слушая его, быстро прошел мимо. Уингейт последовал за ним в теплую зимнюю изморось, к стоянке, где параллельными рядами выстроились стальные "крокодилы". Ван‑Хайзен остановился возле тридцатифутового "Ремингтона".

— Влезайте!

Длинный, похожий на ящик корпус амфибии был нагружен до самой ватерлинии запасами, приобретенными Ван‑Хайзеном на базе. Растянувшись на брезенте, покрывавшем груз, лежало человек шесть. Один из них уставился на Уингейта, затем перемахнул через борт.

— Хэмп! О Хэмп!

Это был Хартли. Уингейт сам удивился радости, охватившей его при этой встрече. Он схватил руку Хартли и обменялся с ним обычными ласковыми ругательствами.

— Ребята! — крикнул Хартли, — познакомьтесь с Хэмпом Уингейтом. Это — замечательный малый. Хэмп, познакомьтесь с компанией. Вот Джимми — позади вас. Он крутит эту баранку. — Названный им парень весело кивнул Уингейту и, пройдя вперед, сел на место механика. По знаку Ван‑Хайзена, втиснувшего свои телеса в маленькую кормовую кабину, он повернул руль, и "крокодил" пополз, шлепая по грязи и лязгая звеньями своих гусениц.

Трое из шести рабочих были старожилы, в том числе и Джимми. Они привезли с фермы на рынок продукты и теперь увозили закупленные припасы. Ван‑Хайзен приобрел контракты еще на двух рабочих, кроме Уингейта и Сэтчела Хартли. Уингейт узнал этих людей, так как встречал их на "Вечерней Звезде" и в карантине. Они выглядели несколько удрученными, и Уингейту это было понятно. Но люди с фермы как будто чувствовали себя отлично. Они, очевидно, смотрели на поездку с грузом в город и обратно как на прогулку и лежали, непринужденно болтая и знакомясь с приезжими.

Нескромных вопросов они не задавали. Никто не расспрашивает вновь прибывшего на Венеру, кем он был до того, как попал на борт корабля, если он сам не заговорит об этом. Это не принято.

Как только они выбрались из предместья Адониса, машина скатилась по склону на пологий берег и тяжело шлепнулась в воду. Ван‑Хайзен поднял окошко в перегородке, отделявшей кабину от трюма, и заорал:

— Дурак! Сколько раз я говорил тебе, спускайся на воду потихоньку!

— Извините, хозяин, я проглядел, — ответил Джимми.

— Ты не зевай, а то я найду себе другого механика! — и Ван‑Хайзен захлопнул окошко.

Джимми оглянулся вокруг и подмигнул другим клиентам. Он был занят по горло: болото, которое они пересекали, выглядело как твердая почва‑так густо оно поросло буйной растительностью. "Крокодил" теперь был на плаву, широкие звенья гусениц действовали, как гребные колеса. Клинообразный нос судна раздвигал в стороны кустарники и болотную траву, ломал и перемалывал деревца. По временам гусеницы врезались в тину грунта, и тогда "крокодил", переползая через отмель, снова превращался в сухопутный транспорт. Тонкие нервные руки Джимми твердо держали руль, он огибал большие деревья, но при этом выбирал самый краткий и прямой путь, внимательно следя за местностью и за судовым компасом.

Вскоре беседа стала затихать, и один из рабочих фермы затянул песню. У него был недурной тенор, мало‑помалу к нему присоединились другие. Уингейт заметил, что и он, запоминая слова, подтягивает певцу. Они спели "Расчетную книжку" и "С тех пор, как надсмотрщик увидел мою кузину", затем грустную песенку под названием "Они нашли его в зарослях". Но потом последовала легкая песенка "Ночью, когда прекратился дождь" — бесконечная вереница строф, рассказывающих о различных и маловероятных событиях, происшедших по этому случаю ("Заказал надсмотрщик круговую кружку…")

За "Рыжую девчонку из Венеробурга" Джимми наградили аплодисментами. Все восторженно подхватили припев. Уингейт нашел эту песенку невозможно вульгарной. Однако у него не было времени задумываться над этим; теперь запели песню, которая вытеснила из его головы все предыдущие.

Ее начал тенор мягко и протяжно. Другие пели припев, пока запевала отдыхал, — все, кроме Уингейта; он сидел глубоко задумавшись. В трех стихах второго куплета вместо тенора пел хор.

Ты тиснул палец и подписал свое имя.

(Уходи, уходи!)

Тебе подъемные уплатят, а ты стыд заглуши.

(Будь проклят этот день, будь он проклят!)

Тебя на ферму пошлют на острове Эллис.

Ты увидишь, что стало с нашим братом, рабом на шесть лет.

Они не выплатили подъемных, и снова их запрягли!

(Чтоб остались тут, чтоб остались!)

Но я расплачусь и скоплю деньги на обратный путь!

(Ты так говоришь, ты так говоришь!)

И тогда я отправлюсь на Землю!

(Настанет тот день, настанет!)

О, мы все это слышали тысячу и один раз!

Мы не скажем и теперь: "Лжешь!"

Мы хотели бы, чтоб так и случилось.

Но мы снова увидим тебя в Венеробурге, где ты

платишь за свои удовольствия!

(Очень медленно) и никогда ты не выплатишь

подъемных в этой петле!

(Уходи!)

Уингейт был подавлен. На него подействовала и песня, и тепловатый мелкий дождик, его угнетал непривлекательный ландшафт, низко нависший белый туман — то, что Венера неизменно предлагает вам вместо открытого неба. Он отодвинулся в дальний угол трюма и сидел один, пока Джимми не крикнул: "Свет впереди!"

Уингейт высунулся за борт и с любопытством посмотрел в направлении своего нового жилища.

Прошел месяц, а от Сэма Хоустона Джонса — ни слова! Венера уже повернулась один раз вокруг своей оси, за двухнедельной зимой последовало такое же короткое лето, ничем не отличающееся от зимы, только разве дождь лил немного сильнее, и было несколько жарче. Теперь снова наступила зима. На ферме Ван‑Хайзена, расположенной вблизи полюса, как и на большей части обитаемой территории Венеры, никогда не наступала полная тьма. Слой облаков высотой в несколько миль смягчает свет солнца, низко нависающего над планетой в течение длинного дня, и умеряет жару. В течение двухнедельных периодов, называемых "ночью" и "зимой", рассеянный свет создает впечатление нескончаемых сумерек.

Месяц — и ни слова. Месяц — и ни солнца, ни луны, ни звезд, ни зари. Никогда здесь не бывает свежего, живительного дуновения утреннего ветерка, ни радостной игры лучей полуденного солнца, ни желанных вечерних теней — абсолютно ничего, чтобы отличить один знойный, удушливый час от другого. Одна только тяжелая монотонность сна, труда, еды и снова сна — ничего, кроме разрывающей сердце тоски по прохладному голубому небу далекой Земли.

Обычай требовал, чтобы новички ставили угощение старожилам. Уингейт заказал для надсмотрщика водки, называемой рира, и когда он в первый раз расписался в своей расчетной книжке, то обнаружил, что этот товарищеский жест стоил ему дополнительного четырехмесячного пребывания, прежде чем он законным образом сможет покинуть свою "работу". После этого он решил никогда больше не заказывать риры и отказался от короткого отпуска в Венеробург, поклявшись сберегать каждый грош, чтобы расплатиться за свои подъемные и проезд.

Но вскоре Уингейт понял, что рира, слабый алкогольный напиток, — это не порок, не роскошь, а необходимость. Для жизни человека на Венере она была так же нужна, как и ультрафиолетовые лучи, применяемые во всех осветительных системах колонии. Рира вызывала не опьянение, а душевную легкость, освобождение от тревог, и без этого напитка он не мог уснуть. Три ночи самобичевания и мучений, три дня он чувствовал себя изнуренным и ни на что не способным, ловя на себе суровый взгляд надсмотрщика, и на четвертый день он вместе с другими заказал себе бутылку, с тупой болью сознавая, что цена этой бутылки еще раз наполовину сокращает его микроскопическое продвижение к свободе.

Уингейт не был допущен к работе на радиостанции: у Ван‑Хайзена уже был радист. Хотя Уингейт и значился в списках как помощник радиста, его отправили на болото. Перечитывая свой контракт, он обнаружил пункт, предоставляющий его хозяину право так поступить.

Он отправился на болото. Вскоре он научился обольщением и запугиванием заставлять хрупкий туземный народец, существа‑амфибии, собирать урожай луковиц подводных растений — венерианского гиацинта, болотных корнеплодов Венеры. Научился подкупом приобретать сотрудничество их старейшин, обещая им премии в виде "тигарек". Это был термин, обозначавший не только сигареты, но и вообще табак — единицу обмена в торговых сделках с туземцами.

Он работал также в сарае, где очищали луковицы, и научился, хотя медленно и неловко, срезать верхнюю пористую кожу с ядра луковицы размером в горошину. Только это ядро имело коммерческую ценность, и его следовало вынимать в целости, не повредив и не порезав. Руки Уингейта огрубели от сока, запах вызывал у него кашель и жег глаза, но это было приятнее, чем работать на топях, так как здесь он находился среди женщин. Женщины работали быстрее, чем мужчины, и их маленькие пальцы более умело очищали нежные ядра. Мужчины привлекались к этой работе только при обильном урожае, когда требовались дополнительные рабочие руки.

Уингейт научился своему новому ремеслу у работавшей в сарае старой женщины, по‑матерински ласковой, которую другие женщины звали Хэйзл. Работая, она ни на минуту не умолкала, а ее искривленные пальцы спокойно, без всякого напряжения делали свое дело. Уингейт закрывал глаза и представлял себе, что он вернулся на Землю, что он снова мальчик и слоняется на кухне у бабушки, в то время как она шелушит горох и что‑то непрерывно рассказывает.

— Не выматывайся, парень, — сказала ему Хейзл, — делай свое дело, и пусть дьяволу будет стыдно, грядет великий день!

— Какой великий день, Хейзл?

— День, когда ангелы господни поднимутся и поразят силы зла. День, когда князь тьмы будет сброшен в преисподнюю и пророк приимет власть над детьми неба. Так что ты не тревожься; не важно, где ты будешь, когда придет Великий день, — важно только, чтобы на тебя снизошла благодать.

— А ты уверена, Хейзл, что мы доживем до этого дня?

Она оглянулась вокруг, затем с таинственным видом прошептала:

— Этот день почти уже наступил. Уже теперь пророк шествует по стране, собирая свои силы. Со светлой фермерской земли долины Миссисипи придет человек, известный в этом мире, — она зашептала еще тише, — под именем Нехемия Скэддер!

Уингейт надеялся, что ему удалось скрыть, как он поражен и как все это его рассмешило. Он вспомнил это имя. Какой‑то пустозвон евангелист из лесной глуши, там, на Земле, — мелкое ничтожество, мишень для веселых шуток местных газетчиков! К их скамье подошел надсмотрщик.

— Работайте, работайте, вы! Здорово отстаете!

Уингейт поспешил повиноваться, но Хэйзл пришла ему на помощь:

— Оставь его, Джо Томпсон. Требуется время, чтобы научиться этому делу.

— Ладно, мать, — ответил надсмотрщик с усмешкой, — ты заставляй его трудиться, слышишь!

— Хорошо, ты лучше позаботься о других. Эта скамья выполнит свою норму.

Уингейта лишили двухдневного заработка за порчу ядер. Хэйзл отдала ему тогда процент с общего заработка. Надсмотрщик это знал, но все ее любили, даже надсмотрщики, а они, как известно, никого не любят, даже самих себя.

Уингейт стоял возле ворот огороженного участка, где находился барак для холостяков. Оставалось пятнадцать минут до вечерней переклички; он вышел, его влекло подсознательное стремление отделаться от боязни пространства — от болезни, владевшей им все время пребывания на Венере. Но ничто не помогало. Здесь некуда было выходить на "открытый воздух" — заросли заполняли всю расчищенную территорию; покрытое облаками свинцовое небо низко нависало над головой, и влажный зной давил обнаженную грудь. Все же здесь было лучше, чем в бараке, хоть там имелись влагопоглощающие установки.

Он еще не получил своей вечерней порции риры и поэтому был угнетен и расстроен. Однако сохранившееся еще у него чувство собственного достоинства позволяло ему хоть на несколько минут предаваться своим мыслям, прежде чем уступить веселящему наркотику. "Я погиб, — подумал он. — Еще через пару месяцев я буду пользоваться каждым случаем, чтобы попасть в Венеробург. Или еще хуже: сделаю заявку на жилье для семейного и обреку себя и своих малышей на вечное прозябание".

Когда Уингейт прибыл сюда, женщины‑работницы со своим однообразным тупым умом и банальными лицами казались ему совершенно непривлекательными. Теперь он с ужасом обнаружил, что не был больше столь разборчив. Он даже начал лопотать, как другие, бессознательно подражая туземцам‑амфибиям.

Он уже раньше заметил, что иммигрантов можно разделить примерно на две категории: одна — это дети природы, другая — надломленные. К первым относятся люди без воображения и умственно малоразвитые. Вероятно, они и там, на Земле, не знали ничего лучшего: жизнь в колониях казалась им не рабством, а свободой от ответственности: обеспеченное существование и возможность время от времени покутить. Другие — это изгои, те, кто некогда кем‑то были, но из‑за свойств своего характера или вследствие несчастного случая лишились места в обществе. Возможно, они услышали от судьи: "Исполнение приговора будет приостановлено, если поедете в колонии".

Охваченный внезапной паникой, Уингейт понял, что теперь его собственное положение определяется почти так же и он становится одним из надломленных. Его жизнь на Земле рисовалась ему как в тумане: вот уже три дня он не мог заставить себя написать еще одно письмо Джонсу; он провел всю последнюю смену в размышлениях о том, не взять ли ему несколько дней отпуска для поездки в Венеробург. "Сознайся, мой милый, сознайся, — сказал он себе, — ты уже скользишь вниз, твой ум ищет успокоения в рабской психологии. Освобождение от своего бедственного положения ты полностью свалил на Джонса, но откуда ты знаешь, что он может тебе помочь? А вдруг его нет уже в живых?" Из глубин своей памяти он выловил фразу, которую когда‑то вычитал у одного философа: "Раба никто не освободит, кроме него самого".

Ладно, ладно, возьми себя в руки, старина. Держись крепко. Больше ни капли риры! Хотя нет, это непрактично: человек не может не спать. Очень хорошо, тогда никакой риры до выключения света в бараке: сохрани ясный ум и по вечерам думай над планом освобождения. Держи ухо востро, узнавай все, что можешь, находи друзей и жди, когда подвернется случай.

Сквозь мрак он увидел приближавшуюся к воротам человеческую фигуру. Это была женщина. Одна из эмигранток? Нет. Это была Аннек Ван‑Хайзен, дочь патрона.

Аннек была крепкая, рослая, белокурая девушка с печальными глазами. Он много раз видел, как она разглядывала рабочих, возвращающихся в свои бараки, или бродила в одиночестве на расчищенном от зарослей участке перед фермой. Аннек была не уродлива, но и не привлекательна, Чтобы украсить ее крупную фигуру, требовалось нечто большее, чем рабочие штаны, которые носили все колонисты, наиболее терпимую в этом климате одежду.

Аннек остановилась перед ним, дернула молнию мешочка, заменявшего ей карман, и вынула пачку сигарет.

— Я нашла их тут, рядом. Это вы, наверное, потеряли?

Он знал, что она лжет, она ничего не поднимала с того момента, как он увидел ее издали, и сорт сигарет был такой, какой курили на Земле: здесь их имели только патроны: ни один завербованный не мог их себе позволить. Что было у нее на уме?

Уингейт заметил, как она волнуется, как часто дышит, и со смущением понял, что эта девушка пытается сделать ему подарок. Почему?

Уингейт не был высокого мнения о своей внешности или обаянии, да и не имел для этого никаких оснований. Но он не понимал, что среди иммигрантов он выделялся, как павлин на птичьем дворе. Все же он должен был признать, что Аннек находила его приятным: не могло быть другого объяснения ее выдумке, ее трогательному маленькому подарку.

Первым движением Уингейта было резко ее осадить. Он ничего не хотел от нее и был возмущен этим вторжением в его уединение. Он сознавал также, что это может осложнить его положение, даже сделать его опасным. Нарушение местных обычаев — а тут было именно такое нарушение — поставило бы под угрозу всю социальную и экономическую жизнь в колониях. С точки зрения патронов, сношения с завербованными были невозможны в такой же мере, как и с амфибиеобразными туземцами. Связь между рабочим и женщиной из касты патронов легко могла бы разбудить старого судью Линча.

Но у Уингейта не хватало духу быть грубым с Аннек. Он увидел немое восхищение в ее глазах: было бы бессердечно оттолкнуть девушку. Кроме того, в манере Аннек не было ничего вызывающего, не было и робости: ее обращение было по‑детски наивным и непосредственным. Уингейт вспомнил о своем намерении найти друзей; здесь ему предлагалась дружба, правда, опасная дружба, но она могла бы оказаться полезной для него, для его освобождения. На какой‑то момент он почувствовал стыд оттого, что как бы взвешивал, насколько полезен для него этот беззащитный ребенок. Но Уингейт подавил это чувство, говоря себе, что ведь он не причинит ей зла. Во всяком случае, не надо забывать старой поговорки о мстительности разгневанной женщины!

— Да, возможно, и я потерял их, — сказал он. Затем добавил: "Это — мои любимые сигареты".

— Разве? — воскликнула она со счастливой улыбкой. — Тогда возьмите их, пожалуйста!

— Спасибо. А вы не выкурите со мной одну? Хотя нет, это, наверно, не годится: ваш отец будет недоволен, что вы здесь задерживаетесь.

— О, он сидит за своими расчетами. Я посмотрела, прежде чем выйти, — ответила Аннек и, казалось, не заметила, что сама раскрыла свой маленький обман. — Но вы курите, я… я вообще не курю.

— Может быть, вы предпочитаете пенковую трубку, как ваш отец?

Она смеялась дольше, чем того заслуживала его плоская острота. Они продолжали пустую болтовню: урожай созревает хорошо, погода как будто прохладнее, чем на прошлой неделе, нет ничего приятнее, как подышать немного свежим воздухом после ужина.

— А вы когда‑нибудь гуляете после ужина? — спросила Аннек.

Уингейт не сказал, что за долгий день на болоте он слишком устает, а только подтвердил, что гуляет.

— Я тоже, — выпалила Аннек. — Очень часто… возле водонапорной башни. Уингейт посмотрел на нее.

— Разве? Я это запомню. — Сигнал к перекличке дал ему желанный повод распрощаться. "Еще три минуты, — подумал он, — и мне пришлось бы назначить ей свидание".

На следующий день Уингейта снова послали на болото: горячка с очисткой луковиц в сарае уже прошла. "Крокодил" с трудом продвигался вперед, высаживая на каждом участке одного или нескольких рабочих. На борту оставалось четверо — Уингейт, Сэтчел, механик Джимми и надсмотрщик. Снова остановились, и из воды с трех сторон показались плоские светлоглазые головы амфибиеобразных туземцев.

— Вот, Сэтчел, — сказал надсмотрщик, — это — твой участок. Полезай за борт!

Сэтчел оглянулся вокруг.

— А где мой ялик? — Колонисты пользовались маленькими плоскодонными яликами из дюралюминия, чтобы собирать в них урожай. Но на борту "крокодила" не осталось ни одного ялика.

— Он тебе не понадобится. Ты будешь очищать это поле для посева.

— Это‑то ладно. Все же я никого тут не вижу и не вижу поблизости твердой ночвы.

Ялики служили для двух целей: если человек работал отдельно от других людей с Земли и на некотором расстоянии от надежной сухой почвы, ялик становился для него спасательной лодкой, если "крокодил", который должен был его забрать, выходил из строя или если по какой‑либо причине приходилось сесть или лечь, будучи на посту. Старожилы рассказывали мрачные истории о людях, которые простаивали по колено в воде в течение двадцати четырех, сорока восьми, семидесяти двух часов, а затем тонули, лишившись рассудка только от усталости.

— Сухое место есть вон там! — Надсмотрщик указал рукой в направлении группы деревьев на расстоянии, может быть, четверти мили.

— Возможно, это и так, — ответил Сэтчел спокойно. — Посмотрим. — Он взглянул на Джимми, который повернулся к надсмотрщику в ожидании приказаний.

— Проклятье! Не спорь со мной! Перелезай за борт!

— Нет, — сказал Сэтчел. — Не раньше, чем я увижу что‑нибудь получше, чем два фута ила, где мне придется сидеть на корточках!

Маленький водяной народец с живым интересом следил за спором. Одни лопотали и сюсюкали на своем языке, а те, кто немного понимал речь колонистов, по‑видимому, объясняли своим собратьям, что происходит. Это еще больше обозлило и без того взбешенного надсмотрщика.

— В последний раз говорю, выходи!

— Так вот, — сказал Сэтчел, поудобнее размещая свое большое тело на полу судна. — Я рад, что мы покончили с этим вопросом.

Уипгейт стал позади надсмотрщика, и это, вероятно, спасло Сэтчела Хартли по меньшей мере от пролома черепа. Уингейт схватил надсмотрщика за руку, когда тот замахнулся, одновременно на него бросился и Хартли; все трое сцепились и несколько секунд боролись на дне "крокодила".

Хартли сидел на груди у надсмотрщика, в то время как Уингейт вырывал кистень из сжатых пальцев его правой руки.

— Счастье, что вы увидели, как он выхватил кистень, Хэмп, — проговорил Сэтчел. — А то мне сейчас уже не понадобился бы аспирин!

— Да, и я так думаю, — ответил Уингейт и отшвырнул оружие далеко в болото. За ним немедленно нырнули туземцы. — Мне кажется, теперь ты можешь его отпустить.

Надсмотрщик, быстро вскочив на ноги, ничего не сказал и повернулся к механику, спокойно остававшемуся все время на своем месте у руля. — Почему ты, черт тебя подери, не помог мне?

— Я полагал, что вы сами сможете постоять за себя, хозяин, — ответил Джимми уклончиво.

Уингейт и Хартли были оставлены работать помощниками тех, кто был высажен на другие участки. Надсмотрщик не обращал на них внимания и отдал только короткий приказ высадить их. Но когда они, вернувшись в барак, умывались перед ужином, им велели явиться в Большой дом.

Их ввели в кабинет патрона, и они увидели, что надсмотрщик уже там. Он самодовольно ухмылялся, в то время как выражение лица Ван‑Хайзена было самое мрачное.

— Что я слышу о вас обоих? — налетел он на Уингейта и Хартли. — Отказываетесь работать, набрасываетесь на десятника — видит бог, я покажу вам, где раки зимуют!

— Позвольте, патрон Ван‑Хайзен, — начал Уингейт тихо, почувствовав себя вдруг в привычной атмосфере судебного разбирательства. — Никто не отказывается от исполнения своих обязанностей. Хартли только протестовал против того, что его заставляли выполнять опасную работу, не обеспечив разумных мер безопасности. Что же касается драки, то это десятник напал на нас; мы действовали с целью самозащиты и остановились, как только обезоружили его.

Надсмотрщик наклонился к Ван‑Хайзену и шепнул ему что‑то на ухо. Патрон казался еще более рассерженным, чем раньше. — Вы вели себя так на виду у туземцев, у туземцев! Вам известен закон колоний? Я мог бы послать вас за это на рудники!

— Нет, — возразил Уингейт, это десятник вел себя так в присутствии туземцев. Наша роль была пассивной. Мы лишь оборонялись.

— Вы называете нападение на десятника пассивной ролью? Ну так вот, слушайте меня. Ваше дело — работать. Дело десятника — указывать вам, где и как работать. Он не такой болван, чтобы пускать на ветер деньги, которые я в вас вложил. Только он один может судить о том, опасна ли работа, а не вы!

Надсмотрщик снова шепнул ему что‑то на ухо. Ван‑Хайзен покачал головой. Десятник настаивал, но патрон прервал его нетерпеливым жестом и снова повернулся к обоим рабочим.

— Вы не получите сегодня ни ужина, ни риры. Завтра увидим, как будете себя вести.

— Но, патрон Ван‑Хайз…

— Все. Идите в свой барак.

Когда огни были погашены и Уингейт прополз на свою койку, он обнаружил, что кто‑то спрятал в ней еду. Он с благодарностью съел все, спрашивая себя, кто бы это мог сделать. Он был сыт, но при отсутствии риры этого было недостаточно, чтобы уснуть. Уставившись в гнетущую тьму барака, он обдумывал свое положение. Оно и до этого было почти невыносимо, теперь же мстительный и всесильный надсмотрщик превратит его жизнь в сущий ад. Уингейт уже достаточно видел и слышал, чтобы знать, что этот ад очень скоро наступит. Прошло, должно быть, около часа, когда он вдруг почувствовал, как чья‑то рука толкнула его в бок.

— Хэмп, Хэмп, — услышал он шепот, — выходи наружу. Есть дело! — Это был Джимми.

Уингейт осторожно пробрался между рядами коек и выскользнул в дверь следом за Джимми. Сэтчел уже был на дворе, и рядом с ним виднелась четвертая фигура.

Это была Аннек Ван‑Хайзен. Как она сумела пройти на запертый участок барака для холостяков? Глаза ее припухли, словно от слез. Джимми заговорил полушепотом:

— Девушка сказала, что мне завтра прикажут отвезти вас обоих обратно в Адонис.

— Зачем?

— Она не знает. Но полагает, что вас хотят продать на Юг. Вообще говоря, это не очень правдоподобно, старик еще никогда никого не продавал на Юг, но ведь никто прежде и не бросался на его надсмотрщиков. В общем, не знаю.

Они потеряли несколько минут на бесплодную дискуссию. Затем, после гнетущего молчания, Уингейт спросил Джимми:

— Ты не знаешь, где они хранят ключи от "крокодила"?

— Нет. Почему вы…

— Я могла бы достать их для вас, — предложила Аннек.

— Но вы не умеете управлять "крокодилом", — сказал Джимми.

— Я несколько раз наблюдал, как ты это делаешь.

— Ну, положим, вы справитесь с этим, — продолжал возражать Джимми. — Положим, что вам удастся бежать на этом судне. Вы погибнете, проплыв лишь десять миль. Если вас даже не поймают, то вы умрете от голода. Уингейт пожал плечами.

— Я не собираюсь позволить продать себя на Юг.

— Я тоже, — добавил Хартли.

— Погодите минуту.

— Что ж, я не вижу…

— Погодите минуту, — раздраженно повторил Джимми. — Разве вы не видите, что я думаю.

Некоторое время все молчали. Наконец Джимми сказал:

— Хорошо, дитя мое. Вы лучше отойдите немного в сторону и дайте нам поговорить. Чем меньше вы будете знать об этом, тем лучше для вас.

У Аннек был обиженный вид, но она послушно отошла. Трое мужчин коротко посовещались. Потом Уингейт сделал Аннек знак присоединиться к ним.

— Большое спасибо за все, что вы сделали для нас, Аннек, — сказал он. — Мы придумали выход из положения. — Он сделал паузу, зачем смущенно добавил: "Ну что ж, спокойной ночи!"

Она подняла на него глаза.

Уингейт не знал, что ему делать. Он проводил ее за угол барака и снова пожелал спокойной ночи. Когда он вернулся, его лицо было все таким же смущенным. Все трое вошли в барак.

Патрон Ван‑Хайзен тоже никак не мог уснуть. Для него всегда было мучительно наказывать своих людей. Черт возьми, почему они не могут быть хорошими парнями и оставить его в покое! Правда, в эти дни у него было не очень‑то много покоя. На сбор урожая он затрачивал больше, чем мог выручить в Адонисе, во всяком случае, после уплаты процентов. В этот вечер он занялся своими счетами, чтобы как‑нибудь отделаться от охватившего его неприятного чувства. Но ему трудно было сосредоточиться на цифрах. Этот Уингейт… Он купил его для того, чтобы он не достался проклятому Ригсби, а не затем, чтобы иметь еще одного рабочего. Он уже и так вложил в рабочих слишком много денег, хотя десятник все время жаловался, что не хватает рабочей силы. Теперь придется либо продать несколько человек, либо просить банк снова продлить закладную.

Рабочие больше не окупают затрат на их содержание. Это уже не тот сорт людей, которые прибывали на Венеру, когда он был молод.

Он снова склонился над своими книгами. Если рыночные цены снова немного поднимутся, банк за несколько более высокий процент, чем в прошлом сезоне, охотно учтет его векселя. Может быть, тогда все обойдется…

Его размышления были прерваны приходом дочери. Он всегда рад был видеть Аннек, но на этот раз то, что она хотела ему сказать и что наконец выпалила, лишь окончательно взбесило его. Занятая своими собственными думами, Аннек даже не заметила, что причинила отцу почти физическую боль.

Но тем самым вопрос разрешился, поскольку это касалось Уингейта. Он отделался от этого смутьяна. С резкостью, с какой он никогда не обращался с Аннек, Ван‑Хайзен велел ей идти спать.

Разумеется, все это только его собственная ошибка, сказал он себе, ложась в постель. Ферма на Венере не место для воспитания молодой девушки, лишившейся матери. Его Аннекхен — теперь уже почти взрослая женщина, как может она найти мужа здесь, в этой глуши? Что она будет делать, когда он умрет? Она ведь не знает, что после него ничего не останется, ничего, даже на обратный билет до Земли. Нет, она не будет женой рабочего! Нет, пока останется хоть капля крови в его старом, усталом теле.

Что ж, Уингейту придется уехать и тому, кого они называют Сэтчелом, тоже. Но он не продаст их на Юг. Нет, нет, он никогда не поступал так ни с одним из своих людей. Он с отвращением подумал об огромных, напоминающих фабрики плантациях в нескольких милях к югу от полюса, где температура всегда на двадцать‑тридцать градусов выше, чем на его болотах, и смертность среди рабочих составляет нормальную статью в калькуляции стоимости урожая. Нет, он отвезет их и продаст на вербовочной станции. Кто их там купит — уже не его дело. Но он не продаст их прямо на Юг.

Ему пришла на ум новая мысль. Он стал что‑то вычислять и решил, что ему, быть может, удастся за контракты этих двух не выдохшихся еще рабочих получить достаточно денег, чтобы купить для Аннек билет на Землю. Он был уверен, что его сестра примет Аннек, вернее, почти уверен, хотя она поссорилась с ним из‑за его женитьбы на матери Аннек. Время от времени он мог бы посылать дочери немного денег. И, может быть, она сумеет там стать секретаршей или получит еще какую‑нибудь превосходную профессию, как другие девушки на Земле.

Но как тоскливо будет на ферме без Аннекхен! Он был так погружен в свои тяжелые думы, что не услышал, как его дочь выскользнула из своей комнаты и вышла во двор.

На следующее утро, собираясь на работу, Уингейт и Хартли притворились удивленными, когда их оставили в бараке. Джимми было приказано явиться в Большой дом; они увидели его несколькими минутами позже — он выкатывал из сарая "Ремингтон". Джимми захватил их с собой, затем подкатил назад к Большому дому и стал ждать патрона. Вскоре вышел Ван‑Хайзен и, не сказав никому ни слова и ни на кого не взглянув, влез в свою кабину.

"Крокодил" взял направление на Адонис, тяжело и шумно двигаясь со скоростью десять миль в час. Уингейт и Сэтчел беседовали вполголоса и с любопытством чего‑то ждали. После томительно долгого ожидания Джимми вдруг остановил "крокодил". Ван‑Хайзен поднял окошко кабины.

— Что случилось? — спросил он. — Машина испортилась?

Джимми ответил ему с усмешкой: — Нет, я сам остановил ее. — Зачем? — Выйдите, тогда узнаете.

— Я так и сделаю, черт возьми! — Окошко захлопнулось: Ван‑Хайзен стал протискиваться своим жирным телом в узкие двери кабины. — Это что за дурацкие штуки? — Лучше вылезайте и идите пешком, патрон. Вашему путешествию — конец.

Ван‑Хайзен, казалось, лишился дара речи, но выражение его лица было достаточно красноречиво.

— Я говорю серьезно, — продолжал Джимми. — Это — конец путешествия для вас. Я всю дорогу держался твердой почвы, чтобы вы могли вернуться назад пешком. Идите по следу, который я проложил. Вы сможете проделать этот путь за три‑четыре часа, хоть вы и такой жирный.

Патрон перевел глаза с Джимми на других. Уингейт и Сэтчел наступали на него, их глаза были недружелюбны.

— Лучше ступайте, папаша, — сказал Сэтчел мягко, — пока вас не выкинули головой вперед.

Ван‑Хайзен прижался спиной к перилам машины, схватившись за них руками.

— Я не покину моего собственного судна, — прохрипел он.

Сэтчел поплевал на ладонь, затем стал потирать руки.

— Ладно, Хэмп, он хотел этого…

— Постой минутку. — Уингейт обратился к Ван‑Хайзену.

— Послушайте, патрон Ван‑Хайзен, мы не хотим обойтись с вами грубо, если не будем к этому вынуждены. Но нас трое, и мы полны решимости. Лучше вылезайте без скандала.

С лица старика градом лил пот и, очевидно, не только от удушающей жары. Его грудь бурно поднималась, казалось, он готов к сопротивлению. Вдруг внутри у него будто что‑то погасло. Все его тело обмякло, выражение лица, до этого вызывающее, стало настолько пришибленным, что на него было неприятно смотреть.

Не говоря больше ни слова, Ван‑Хайзен перелез через борт, ступив прямо в грязь, которая была ему по щиколотку. Он долго стоял там, сутулый, с согнутыми коленями…

Когда они были уже далеко от места, где бросили своего хозяина, Джимми повернул "крокодил" в другом направлении.

— Дойдет он, как ты думаешь? — спросил Уингейт.

— Кто? Ван‑Хайзен? Вероятно… Конечно, дойдет… — Он был теперь всецело поглощен машиной. Она сползла вниз по склону и шлепнулась в судоходный водоем. Через несколько минут болотная трава сменилась открытой водой; Уингейт увидел, что они находятся в широком озере, дальние берега которого терялись в тумане. Джимми взял курс по компасу.

Далекий берег оказался песчаной отмелью, скрывавшей заболоченный рукав. Некоторое время Джимми следовал по рукаву, затем остановил машину и неуверенно произнес:

— Это должно быть где‑то здесь. — Он пошарил под брезентом, сложенным в углу пустого трюма, и вытащил широкое плоское весло. Затем подошел к перилам и, высунувшись, сильно ударил веслом по воде. Шлеп!.. Шлеп, шлеп… Шлеп!.. Он ждал.

Плоская голова амфибиеобразного туземца рассекла воду вблизи берега; он смотрел на Джимми светлыми веселыми глазами.

— Алло! — окликнул его Джимми. Туземец сказал что‑то на своем языке. Джимми отвечал на том же говоре, вытягивая губы, чтобы воспроизвести странные клохчущие звуки. Туземец выслушал, а затем снова нырнул в воду. Он вернулся — по‑видимому, следовало бы сказать, что она вернулась, — через несколько минут, и с нею еще одна.

— Тигарек? с вожделением сказала вновь прибывшая.

— Тигарек, когда прибудем на место, голубушка! — Джимми старался выиграть время. — Вот… влезай! — Он протянул руку, туземка приняла ее, не человеческая, но все же странно приятная фигурка грациозно взвилась на борт. Она легко уселась на перила, рядом с механиком. Джимми пустил машину полным ходом.

Как долго вел их маленький лоцман, Уингейт не знал — часы на пульте управления были испорчены, но его желудок подсказал ему, что это продолжается уже слишком долго. Он порылся в кабине и вытащил оттуда скудный рацион, который поделил с Сэтчелом и Джимми. Предложил немного еды и туземке, но она понюхала ее и отвернула голову.

Вскоре после этого вдруг раздался свистящий звук, и в дясяти ярдах впереди них поднялся столб дыма. Джимми сразу остановил судно.

— Не стреляйте! — крикнул он, — Это мы, ребята!

— Кто вы такие? — раздался невидимый голос.

— Путешественники!

— Вылезайте, чтобы мы могли вас видеть!

— Хорошо.

Туземка толкнула Джимми в бок.

— Тигарек! — заявила она твердо.

— А? Да, конечно. — Он стал отсыпать ей табак, пока она не признала количество достаточным, затем прибавил пачку сигарет.

Туземка вытащила из‑за левой щеки веревку, завязала свою добычу и скользнула за борт. Они увидели, как она поплыла, подняв пакет высоко над водой.

— Живей, покажитесь! — торопили их из зарослей.

— Мы идем! — Они вылезли в воду, которая была им по пояс, и пошли вперед, держа руки над головой. Отряд в составе четырех человек вышел из укрытия и осмотрел их, держа оружие наготове. Старший разведчик обыскал карманы их рабочих штанов и послал одного из солдат осмотреть "крокодил".

— У вас строгая охрана, — заметил Уингейт.

Старший разведчик взглянул на него.

— И да и нет, — сказал он. — Этот маленький народец сообщил нам, что вы плывете. Они стоят всех сторожевых псов на свете!

Они снова отправились в путь. Теперь машиной управлял один из разведчиков. Их конвоиры не были недружелюбны, но и не желали разговаривать.

— Подождите, пока вас примет Начальник, — отвечали они на вопросы.

Местом их назначения оказалась широкая полоса довольно высоко расположенной равнины. Уингейт был поражен, когда увидел множество строений и массу народа.

— Как же они могут сохранить такое место в тайне? — спросил он Джимми.

— Если бы штат Техас был покрыт вечным туманом, а жителей было бы столько, сколько в Уокегана или в Иллинойсе, вы тоже могли бы там многое скрыть!

— Но разве все это не обозначено на карте?

— На карте Венеры? Не будьте наивным.

На основании нескольких слов, которыми он раньше обменялся с Джимми, Уингейт ожидал увидеть лагерь беглых рабочих, которые скрываются в зарослях и находят случайное пропитание в окружающих болотах. Но он обнаружил здесь культуру и энергичную администрацию. Правда, это была примитивная поселенческая культура и несложное административное устройство, с малым числом законов и неписаной конституцией, но зато тут действовала система правил общежития. Нарушители подвергались наказанию, не более несправедливому, чем на Земле.

Хэмпфри Уингейта поразило, что беглые рабы — пена, выброшенная с Земли человеческим прибоем, — были способны создать общество. Его предков удивляло, когда ссыльные уголовники с Ботани Бэй развили высокую цивилизацию в Австралии. Уингейта феномен Ботани Бэй, конечно, не удивлял: это принадлежало истории, а история никогда не вызывает удивления, если она уже свершилась.

Успех этой колонии стал понятнее Уингейту, когда он больше узнал о характере Начальника, который был вдобавок и генералиссимусом, и верховным судьей, избираемым всей общиной. В качестве судьи Начальник выносил решения, не скрывая своего отвращения к системе свидетельских показаний и к теории права, что напоминало Уингейту рассказы, слышанные им об апокрифическом старом судье Бине: но общине это, как видно, нравилось.

Чаще всего Начальнику приходилось выносить решения по поводу инцидентов, вызываемых большим недостатком женщин в колонии (мужчин было втрое больше). Уингейту пришлось признать, что тут действительно возникала ситуация, в которой традиционный обычай мог быть только источником бед: он восторгался проницательностью, здравым смыслом и знанием человеческой природы, с какой Начальник разбирался в сильных человеческих страданиях, создавая условия для терпимого сосуществования. Человек, которому удавалось сохранить мир при таких обстоятельствах, не нуждался в юридическом образовании.

Начальник избирался всеобщим голосованием, а его советниками были члены выборного совета. Уингейт был убежден, что Начальник мог бы стать во главе любого общества. Этот человек обладал беспредельной энергией, большой жизненной силой, у него был громогласный смех, смелость и умение выносить решения. Он был "натурализованным" жителем Венеры.

Трем беглецам было предоставлено несколько недель отдыха, чтобы прийти в себя и найти себе занятие, которое было бы полезно для общины и обеспечило бы их самих. Джимми оставался при своей машине, конфискованной для общины. По молчаливому согласию, существовавшему в общине, тот, кто привел машину, имеет право ею управлять. Сэтчел получил назначение на работу в поле и делал почти то же, что у Ван‑Хайзена. Он признался Уингейту, что теперь ему приходится трудиться больше, но все же он был доволен, потому что, как он выразился, "здесь как‑то свободнее".

Мысль о том, чтобы вернуться к сельскому хозяйству, внушала Уингейту отвращение, хотя для этого у него не было никаких разумных оснований. Однако на этот раз его опыт в области радио сослужил ему хорошую службу. Община имела временную маломощную радиостанцию, которая постоянно использовалась для перехватов, но редко для передач из опасения, как бы община не была обнаружена. Прежде лагери беглых рабов нередко уничтожались полицией Компании вследствие неосторожного пользования радио. Поэтому в общине осмеливались включать радиопередатчик только в случае крайней необходимости.

Но без радио им обойтись было трудно. Помощь маленького народца давала им возможность поддерживать контакт с другими общинами беглецов, но это была крайне ненадежная связь, и обычно сообщения, кроме самых простых, искажались до неузнаваемости.

Когда обнаруживалось, что у Уингейта были соответствующие технические познания, ему была доверена радиоаппаратура общины. Предыдущий радиотехник пропал без вести в зарослях. Помощником Уингейта был приятный старик по кличке Доктор, который мог слушать сигналы, но ничего не понимал в эксплуатации и ремонте радиоаппаратуры.

Уингейт горячо взялся за исследование устаревшей установки. Проблемы, возникавшие у него из‑за нехватки оборудования, и необходимость пустить в ход радиостанцию, доставляли ему такое удовольствие, какого он не испытывал с тех пор, как был мальчишкой.

Он с увлечением пытался сделать радиосвязь безопасной. Его захватила идея, заимствованная из какого‑то описания эпохи первых шагов радио. Его радиоустановка, как и все другие, действовала на основе модуляции частот. Он где‑то нашел чертеж передатчика совершенно устаревшего типа. Не имея почти никаких деталей, чтобы продолжать свои опыты, он выработал схему, которая, как ему казалось, должна будет действовать и сможет быть присоединена к имеющемуся у него аппарату.

Он попросил у Начальника разрешения проделать необходимые опыты.

— Почему же нет? — прогремел в ответ Начальник. — Я не имею ни малейшего представления о вещах, о которых вы говорите, голубчик, но если вы считаете, что можно построить радиостанцию, которую Компания не обнаружит, возьмитесь за это. Вам бы не надо и спрашивать меня, это — ваше дело!

Проблема была более сложной, чем Уингейт себе представлял. Он работал над ней, пользуясь неловкой, но беззаветной помощью Доктора. Первые схемы соединений Уингейту не удались; но пять недель спустя, после сорок третьей попытки, схема уже действовала. Доктор, находившийся в зарослях на расстоянии нескольких миль, сообщил, что ему удалось услышать передачу при помощи маленького специально сконструированного приемника.

Одновременно Уингейт работал над своей книгой. Он не мог бы сказать, зачем он ее пишет. Пожалуй, ее можно было назвать политическим памфлетом против колониальной системы. Но здесь ему некого было убеждать в правильности своих тезисов; не мог он также ожидать, что когда‑нибудь предложит книгу вниманию читающей публики. Теперь его родиной была Венера. Он знал, что у него нет никаких шансов вернуться; единственный путь лежал через Адонис, а там его ожидал ордер на арест за все преступления, значащиеся в кодексе, — нарушение контракта, хищение, увод, заговор. Если бы полиция Компании его поймала, она заточила бы его в тюрьму на веки вечные.

Нет, книга возникла не потому, что он надеялся ее опубликовать, но вследствие полуосознанной потребности привести в порядок свои мысли. Он произвел полную переоценку ценностей, которыми прежде жил; для его душевного покоя было необходимо сформулировать новые. Для его педантичного, лишенного особенного воображения ума было естественным желание изложить на бумаге все свои соображения и заключения.

Несколько неуверенный в себе, он показал рукопись Доктору. Он знал, что прозвище этого человека связано с его прежней профессией на Земле. Доктор был профессором экономики и философии в одном из университетов, и он рассказал ему кое‑что о том, как он попал на Венеру.

— Маленькая история, в которой была замешана одна из моих студенток, — признался он. — Моя жена заняла неблагожелательную позицию в этом деле, и так же поступило правление университета. Правление давно уже расценивало мои воззрения как слишком радикальные.

— А это так и было?

— О боже, нет! Я был твердокаменным консерватором, но у меня была неудачная манера выражать консервативные принципы скорее реалистическим, чем аллегорическим языком.

— Сейчас вы, вероятно, радикал?

Доктор слегка поднял бровь.

— Отнюдь нет! Радикал или консерватор — все эти термины существуют для эмоциональных позиций, а не для социологических воззрений.

Доктор взял рукопись, прочитал ее до конца и возвратил Уингейту без всяких замечаний. Но Уингейт настаивал, чтобы он сказал ему свое мнение.

— Ладно, если вы требуете, мой друг…

— Да.

— Я сказал бы, что вы впали в самое распространенное из всех заблуждений относительно социальных и экономических факторов — уверовали в "дьявольскую теорию"!

— Как вы сказали?

— Вы приписываете экономической подлости создание условий, являющихся просто следствием человеческой глупости. В колониальном рабстве нет ничего нового; это — неизбежный результат империалистической экспансии, естественный результат устарелой финансовой системы.

— Я подчеркиваю в моей книге роль, которую играют банки.

— Нет, нет и нет. Вы полагаете, что банкиры негодяи. Вовсе нет. Так же, как и служащие Компании, или патроны, или правящие классы там, на Земле, не являются негодяями. Людей вынуждает необходимость, и вот они вводят разные усовершенствования, которые оправдывали бы их действия. Это даже не алчность. Рабство экономически невыгодно, непродуктивно, но люди втягиваются в эту систему, как только обстоятельства вынуждают их к этому. Другая финансовая система… но это уже второй вопрос.

— Я все же думаю, что все это коренится в извращенности людей, — сказал Уингейт упрямо.

— Не извращенность, а просто глупость. Я не могу доказать вам, но вы убедитесь сами.

Ввиду успеха "тихого радио" Начальник послал Уингейта в большую поездку по другим лагерям Свободной Федерации, чтобы и им помочь установить новое оборудование и научить, как с ним обращаться. Уингейт провел в поездке месяц, много работал и получил огромное удовлетворение от своей работы: свою поездку он закончил с приятным сознанием, что сделал для свободных людей в борьбе против их врагов больше, чем это могло быть достигнуто в результате кровавого сражения.

Когда он вернулся в свою общину, то нашел там ожидавшего его Сэма Хоустона Джонса. Уингейт бросился к нему.

— Сэм! — крикнул он. — Сэм! Сэм! — Он схватил его за руку, колотил по спине и осыпал его ласковыми ругательствами, как все сентиментальные люди, когда пытаются таким образом скрыть свои чувства. — Сэм! Ах ты, старый негодяй! Когда ты прибыл сюда? Как тебе удалось бежать? И как это ты, черт тебя побери, сумел проделать весь путь от Южного полюса? Или тебя перевели до того, как ты бежал?

— Здорово, Хэмп, — сказал Сэм, — А теперь спрашивай по порядку и не так быстро!

Но Уингейт продолжал возбужденно тараторить:

— Господи боже мой, как приятно видеть такого урода, старина! Как я рад, что ты приехал сюда, это замечательное место. У нас тут самое предприимчивое маленькое государство во всей Федерации. Оно тебе понравится. Здесь все — замечательные ребята!

— А ты у них кем будешь? — спросил Джонс, разглядывая его. — Президентом местной торговой палаты?

Уингейт взглянул на него, затем рассмеялся.

— Я понял. Но серьезно, тебе здесь понравится. Разумеется, тут все иначе, чем на Земле, но Земля — это дело прошлое. Не лучше ли забыть о том, чего не вернешь, а?

— Погоди минуту, тут явное недоразумение, Хэмп. Послушай, я не бежавший раб. Я здесь для того, чтобы увезти тебя домой.

Уингейт открыл рот, закрыл его, потом снова открыл.

— Но, Сэм, — сказал он, — это невозможно. Ты не знаешь!..

— Думаю, что знаю.

— Но ты ошибаешься. Для меня не может быть возврата. Если бы я вернулся, мне пришлось бы предстать перед судом, и они, несомненно, воздали бы мне по заслугам. Даже если бы я отдался на милость суда и сумел бы отделаться легким приговором, то прошло бы двадцать лет, прежде чем я был бы свободным человеком. Нет, Сэм, это невозможно. Ты не знаешь всех обвинений, которые мне предъявят.

— Я‑то не знаю, а? Это обошлось мне в кругленькую сумму, пока я все распутал.

— Как?

— Я знаю, как ты бежал. Я знаю, что вы похитили "крокодил" и высадили своего патрона, что ты уговорил двух других батраков бежать вместе с тобой. Мне пришлось действовать самой тонкой лестью и дать, уже не буду говорить сколько отступного, чтобы уладить все дело. Господи помилуй, Хэмп, почему ты не совершил что‑нибудь более невинное, например, убийство, изнасилование или ограбление почтовой конторы?

— Ну что ж, Сэм, то, что я совершил, я сделал не для того, чтобы причинить тебе хлопоты. Я совсем выкинул тебя из моих расчетов. Я действовал на собственный страх и риск. Мне, право, очень жаль твоих денег…

— Забудь об этом. Деньги не имеют для меня значения. Мне они достаточно опротивели; у меня их много просто потому, что я был осторожен в выборе родителей. Я пошутил, но, видно, это получилось не совсем удачно.

— Ладно, извини. — Смех Уингейта был несколько искусственный. Никто не любит благотворительности. — Но расскажи мне, что случилось. Я все еще пребываю в неизвестности.

— Хорошо.

Джонс был так же поражен и расстроен разлукой со своим другом после высадки в Адонисе, как и Уингейт. Но он знал, что ничего не сможет сделать, пока не получит помощь с Земли. Он много недель работал в качестве рабочего‑металлиста на Южном полюсе в беспрестанном ожидании и ломая себе голову, почему сестра не отвечала на его обращения. Он написал ей несколько писем в дополнение к первой радиограмме, так как это был единственный род связи, который он мог себе теперь позволить. Но дни тянулись за днями, а ответа не было.

Когда он получил, наконец, радиограмму от сестры, все разъяснилось. Сестра не могла сразу получить его радиограмму, потому что она сама находилась не на Земле, а на борту той же самой "Вечерней Звезды", в каюте первого класса, под именем своей горничной. "Это — обычай моей семьи, чтобы избежать публичности, — пояснил Джонс. — Если бы я радировал не ей, а нашим поверенным, или если бы на корабле было известно настоящее имя сестры, мы бы встретились с ней в первый же день".

Радиограмма не была ей передана также и на Венере, потому что к тому времени планета проходила по другую сторону Солнца. Примерно на протяжении шестидесяти земных дней не было связи между Землей и Венерой. Радиограмма оставалась в конторе фирмы до тех пор, пока поверенным не удалось связаться с его сестрой.

Получив радиограмму, она подняла целую бурю. Джонс был освобожден, неустойка по его контракту уплачена, и достаточно крупная сумма денег переведена на его имя на Венеру менее чем за двадцать четыре часа.

— И это все, — закончил Джонс, — за исключением того, что мне придется по возвращении объяснить сестрице, как я попал в эту историю. Уж и задаст она мне трепку!

Джонс нанял ракету на Северный полюс и там сразу же напал на след Уингейта.

— Если бы ты задержался еще хоть на один день, я бы тебя застал. Мы нашли твоего бывшего хозяина примерно в одной миле от ворот его фермы.

— А, старая каналья все же добрался. Я очень рад.

— И слава богу, а то бы я не нашел тебя. Он был страшно изможден, и сердце его бешено колотилось. А ты знаешь, что на Венере бросить человека на произвол судьбы считается уголовным преступлением и с обязательным смертным приговором, если жертва умирает?

Уингейт кивнул.

— Да, я знаю. Правда, я никогда не слышал, чтобы какой‑нибудь патрон был наказан, если находили труп рабочего. Но это — между прочим. Продолжай.

— Ну вот. Он был ужасно обижен. Я его не виню, хотя и тебя не осуждаю. Никто не хочет быть проданным на Юг, а я догадываюсь, что ты ожидал именно этого. Итак, я заплатил ему за твой контракт — погляди на меня, я теперь твой новый владелец! — и за контракты двух твоих друзей. Все же он не был удовлетворен. Мне, наконец, пришлось добавить к этому билет первого класса на Землю для его дочери и пообещать найти ей работу. Полагаю, что наша фирма может себе позволить еще одну служащую. Как бы то ни было, старина, ты теперь свободный человек. Единственный вопрос — разрешит ли нам Начальник уехать отсюда. Это как будто не полагается.

— Да, в том‑то и дело. Кстати, я и забыл: как же ты нашел нашу общину?

— Пришлось заняться сыском, но это долго рассказывать. Вот потому‑то я так и задержался. Рабы не любят болтать. Во всяком случае, Начальник назначил нам прием на завтра.

Уингейт долго не мог уснуть. После первого взрыва бурной радости он начал размышлять. Действительно ли он хочет вернуться? Вернуться к закону, к специфической терминологии, к действиям в интересах той стороны, которая его нанимает, к бессмысленным светским обязанностям, к пустой, бесплодной, полной всякого вздора жизни богатого, преуспевающего класса, в среде которого он родился и которому служил? Хотел ли он этого, он, который боролся и трудился среди настоящих людей? Ему казалось, что устаревшее маленькое "изобретение" в области радио представляло собой большую ценность, чем все, что он когда‑либо делал на Земле.

Затем он вспомнил о своей книге. Может быть, он мог бы добиться ее опубликования? Не исключено, ему удалось бы разоблачить позорную, бесчеловечную систему продажи людей и законное рабство? Сон разом слетел с него. Вот где его ожидало настоящее дело! Он должен вернуться на Землю и защищать права рабочих‑эмигрантов. Возможно все же, что судьба предопределяет жизнь человека. Может быть, он как раз тот избранник, которому удастся это сделать: подходящее социальное положение, большой опыт… Он может заставить себя слушать!

Уингейт заснул, и ему снился прохладный, сухой ветерок, ясное голубое небо, лунный свет…

Сэтчел и Джимми решили остаться на Венере, хотя Джонс мог бы договориться с Начальником и об их отъезде. "Да ведь дело в том, — сказал Сэтчел, — что нас там, на Земле, ничего не ожидает, не то мы просто не уехали бы оттуда. И, кроме того, нельзя же вам взять на себя содержание еще двух безбилетных пассажиров! Да здесь вовсе не так уж плохо. Когда‑нибудь тут будет замечательно. Мы останемся здесь и будем расти вместе с общиной!"

Они повезли Джонса и Уингейта в Адонис. В этом теперь не было опасности, ибо Джонс официально стал их владельцем. "Крокодил" возвратился из Адониса в общину, нагруженный различными товарами, которые, как настоял Джонс, должны были считаться их выкупом. В сущности, разрешение, данное Начальником, никогда не рисковавшим тайнами своих доверителей, было получено именно потому, что его привлекла возможность послать надежного и не вызывающего подозрения властей агента за запасами, в которых община сильно нуждалась. Начальник отнюдь не был заинтересован в планах Уингейта начать борьбу за отмену работорговли.

Прощание с Сэтчелом и Джимми оказалось для Уингейта более тяжелым и грустным, чем он мог ожидать.

В первые дни и недели по возвращении на Землю Уингейт и Джонс были слишком заняты, чтобы часто встречаться. За время обратного путешествия Уингейт обработал свою рукопись и теперь проводил целые дни, знакомясь с приемными издателей. Только один из них проявил к нему больший интерес, чем того требовало формальное письмо с отказом.

— Мне очень жаль, мой друг, — сказал ему этот издатель. — Я охотно опубликовал бы вашу книгу, несмотря на ее спорный характер, если бы она имела хоть малейший шанс на успех. Но, откровенно говоря, она не имеет никаких литературных достоинств. Я охотнее прочитал бы краткое резюме.

— Я вас понимаю, — ответил Уингейт сердито. — Крупная издательская фирма не может себе позволить печатать то, что вызовет раздражение у сильных мира сего.

Издатель вынул сигару изо рта и взглянул на молодого человека, прежде чем ответить.

— Я, очевидно, должен был бы обидеться, но я не обижаюсь. Все это — широко распространенное недоразумение. Сильные мира сего, как вы их называете, не прибегают к насилию в нашей стране. Мы издаем то, что публика будет покупать, для этого мы и занимаемся изданием книг. Я предложил бы вам, если вы меня послушаетесь, один способ привлечь к вашей книге внимание читающей публики. Вам нужен соавтор, человек, владеющий искусством писать книги, он сделает вашу книгу интересной.

Как раз в тот день, когда Уингейту вернули от его тайного соавтора переработанную рукопись, его посетил Джонс.

— Сэм, — обратился к нему Уингейт. — Погляди, что эти грязные пачкуны сделали с моей книгой! Слушай: "… Я снова услышал свист бича надсмотрщика. Хилое тело моего товарища покачнулось от удара. Он закашлялся и медленно соскользнул в воду, доходившую ему до пояса; цепи на ногах потянули его вниз". Честное слово. Сэм, ты когда‑нибудь слышал подобный вздор? И взгляни на новое название книги: "Я был рабом на Венере!" Это звучит как признание в суде. Джонс молча кивнул.

— Послушай‑ка это, — продолжал Уингейт. Рабыни, "битком набитые в тесном помещении, как скот в загоне, с обнаженными телами, блестевшими от пота, отпрянули от…" — о черт, я не могу читать дальше!

— Да ведь на них ничего и не было надето, кроме рабочих штанов!

— Да, но это не имеет никакого отношения к делу. Костюм работниц Венеры — это необходимость в тех климатических условиях. Нет оснований ухмыляться по этому поводу. Этот человек превратил мою книгу в идиотскую эротическую писанину, и у него хватает наглости защищать свой текст! Он утверждает, что полемическую брошюру на социальную тему надо писать сочным языком.

— Ну что ж, он, может быть, и прав в некотором отношении. В "Путешествиях Гулливера" имеется несколько колоритных эпизодов, а сцены бичевания в "Хижине дяди Тома" отнюдь не подходящее чтение для детей, не говоря уже о "Гроздьях гнева".

— Будь я проклят, если прибегну к такого рода дешевой сенсации. Я борюсь за честное дело, которое каждый может понять.

— Так ли это? — Джонс вынул трубку изо рта. — Интересно, сколько пройдет времени, пока у тебя откроются глаза. Что представляет собой твое дело? В нем нет ничего нового; то же самое происходило на Старом Юге, а затем в Калифорнии, в Мексике, в Австралии, в Южной Африке. Почему? Потому что в условиях свободного предпринимательства, когда денежная система не может удовлетворить его нужды, использование капитала метрополии для развития колоний неизбежно приводит к снижению жизненного уровня в стране и к рабскому труду в колониях. Богатые становятся богаче, а бедные — беднее. Любая добрая воля гак называемых правящих классов не изменит этого положения, потому что основная проблема требует научного анализа и математического ума. Ты полагаешь, что сможешь объяснить эти проблемы широкой публике? — Я могу попытаться.

— А чего я достиг, когда пытался разъяснить это тебе, до того, как ты своими глазами увидел последствия? А ты ведь — малый не дурак. Нет, Хэмп, эти вещи слишком трудно объяснить людям; они слишком абстрактны, чтобы заинтересовать кого бы то ни было. Ты ведь на днях выступал в женском клубе?

— Да.

— И что же, ты имел успех?

— Да, вот… Председательница позвонила мне заранее и попросила ограничить мое выступление десятью минутами, так как должна прибыть президентша и у них будет мало времени в запасе.

— Хм… Ты видишь теперь, с чем конкурируют твои великие социальные откровения! Но это не беда. Десяти минут вполне достаточно, чтобы объяснить эту проблему человеку, если он способен ее понять. Ты кого‑нибудь убедил?

— Да… Я не уверен.

— Ты меня не убеждай, что не уверен! Может быть, они тебе и хлопали, но сколько человек подошли к тебе после выступления и выразили желание подписать чеки? Нет, Хэмп, благоразумные рассуждения никуда не приведут тебя в этом развращенном мире. Для того чтобы заставить себя слушать, ты должен быть демагогом или политическим проповедником, вроде этого типа — Нехемии Скэддера. Мы весело и с треском несемся на всех парах в преисподнюю, и это не прекратится, пока все не провалится ко всем чертям!

— Но… О черт, что же мы можем сделать?

— Ничего. Все должно стать гораздо хуже, прежде чем стать немного лучше. Давай выпьем!

Долгая вахта

Девять кораблей взметнулись с Лунной Базы. Вскоре восемь из них образовали круг, в центре которого был девятый — самый маленький. Этот строй они сохраняли на всем пути до Земли.

На маленьком корабле виднелась эмблема адмирала, однако на нем не было ни одного живого существа. Это был даже не пассажирский корабль, а радиоуправляемый самолет, предназначенный для радиоактивного груза. В этом рейсе он имел на борту один лишь свинцовый гроб и гейгеровский счетчик, который ни на минуту не утихал.

Из передовой статьи "Десять лет спустя", пленка 38,17 июня 2009 г. Архивы "Нью‑Йорк Таймс"

I

Джонни Далквист выпустил на гейгеровский счетчик струю дыма. Горько усмехнулся и снова выпустил дым. Все его тело было теперь радиоактивно. Даже его дыхание, дым его сигареты могут заставить взвыть гейгеровский счетчик.

Как долго он здесь находится? На Луне время почти не имеет значения. Два дня? Три? Неделю? Он мысленно оглянулся назад: последнее, что он запомнил, был момент, когда его вызвал заместитель начальника, сразу же после утреннего завтрака…

— Разрешите доложить. Лейтенант Далквист.

Полковник Тауэрс поднял глаза. — А, Джон Эзра! Садитесь, Джонни. Сигарету?

Джонни сел, заинтригованный и польщенный. Он восхищался полковником Тауэрсом — его выправкой, умением командовать, боевыми заслугами. Сам Джонни не имел боевых заслуг, он был произведен в офицеры после того, как получил степень доктора ядерной физики. Теперь он состоял младшим бомбардиром Лунной Базы.

Полковник заговорил о политике; Джонни это озадачило. Наконец Тауэрс дошел до существа вопроса: небезопасно, сказал он, оставлять в руках политиков руководство миром. Власть должна принадлежать избранной группе. Короче говоря, Лунному Дозору.

Далквиста удивили не столько эти слова, сколько сам факт такого разговора между ним и полковником. Сама по себе мысль Тауэрса казалась разумной. Лига наций распалась — разве не может случиться то же самое с Организацией Объединенных Наций? А что тогда? Новая мировая война. Но вы ведь знаете, Джонни, как ужасна была бы такая война?

Далквист с этим согласился. Тауэрс был доволен. Он так и сказал, что Джонни понял, о чем идет речь. Старший бомбардир и сам мог бы справиться, но лучше, если в таком деле будут участвовать оба специалиста.

Резким движением Джонни выпрямился. — Вы действительно собираетесь что‑то сделать в этом отношении? — Он полагал, что начальник хотел только побеседовать. Тауэрс улыбнулся.

— Мы не политики, мы не занимаемся разговорами, мы действуем!

Джонни свистнул.

— Когда это начнется? — спросил он. Тауэрс щелкнул выключателем. Джонни был ошеломлен, услышав свой собственный голос: то была запись беседы, происходившей в столовой для младших офицеров. Политический спор, в котором, как он вспомнил, ему пришлось участвовать… Это было очень интересно! Но то, что за ним шпионили, его возмутило. Тауэрс выключил аппарат. — Мы уже действуем, — сказал он. — Мы знаем, кто надежен, а кто нет. Возьмите Келли… — Он указал рукой на громкоговоритель. — Келли политически неблагонадежен. Вы заметили, что его не было за завтраком?

— О! Я думал, что он на вахте.

— Для Келли вахты кончились. Успокойтесь, он невредим.

Джонни немного подумал. — А в каком списке значусь я? — спросил он. — Я надежен или ненадежен?

— Рядом с вашим именем стоит знак вопроса. Но я все время говорил, что на вас можно положиться. — На его устах играла покоряющая улыбка. — Вы ведь не предадите меня, Джонни?

Далквист не отвечал; тогда Тауэрс сказал резко:

— Ну, так как же — что вы думаете об этом? Говорите!

— Что ж, по‑моему, вы переоценили свои силы. Если это и верно, что Лунная База может держать Землю в своей власти, то сама Лунная База тоже очень удобная мишень. Одна бомба — и бац!

Тауэрс взял со стола радиограмму и протянул ее Джонни; там было: "У меня ваше чистое белье. Зак".

— Это означает, — сказал Тауэрс, — что все бомбы на "Трюгве Ли" выведены из строя. Мною получены рапорты со всех кораблей, которые могли бы нам угрожать. — Он поднялся. — Подумайте об этом и зайдите ко мне после завтрака. Майору Моргану понадобится ваша помощь, чтобы изменить стабилизацию частот у бомб.

— Стабилизацию частот?

— Разумеется. Чтобы не допустить их срабатывания до того, как они достигнут своих объектов.

— Что? Но ведь вы сказали, что ваша цель — предотвратить войну? Тауэрс сделал отрицательный жест

— Не будет никакой войны — всего лишь психологическая демонстрация — один‑два незначительных города. Маленькое кровопускание, для того чтобы избежать всеобщей войны. Простая арифметика.

Он положил руку на плечо Джонни.

— Вы ведь не щепетильны, иначе вы не были бы бомбардиром. Смотрите на это как на хирургическую операцию. И подумайте о вашей семье.

Джонни Далквист думал о своей семье.

— Прошу вас, сэр, я хотел бы видеть командующего.

Тауэрс нахмурился.

— Коммодора нельзя видеть. Вы знаете, что я говорю от его имени. Зайдите ко мне после завтрака.

Коммодора действительно нельзя было видеть: коммодор был мертв. Но Джонни этого не знал.

Далквист вернулся в столовую, сел и закурил сигарету. Впрочем, он тут же встал, смял окурок и направился к западной воздушной камере Базы. Там он надел свой космический комбинезон и подошел к часовому. — Откройте, Смитти!

На лице моряка отразилось удивление. — Я никого не могу выпустить на поверхность без разрешения полковника Тауэрса, сэр. Разве вы этого не знаете?

— О да! Дайте мне вашу приказную книгу. — Далквист взял книгу, сам выписал себе пропуск и подписал его "по приказу полковника Тауэрса". — Позвоните начальнику и проверьте, — добавил он.

Часовой прочитал приказ и сунул книгу в карман.

— О нет, лейтенант. Вашего слова достаточно.

— Вам не хочется беспокоить начальника, а? Я вас понимаю.

Джонни вошел в камеру, затворил внутреннюю дверь и подождал, пока оттуда вытянет воздух.

Выйдя на поверхность Луны, он прищурился от яркого света и поспешил на станцию космических ракет: там его ждала машина. Он протиснулся в нее, опустил колпак и нажал пусковую кнопку. Ракетная машина взвилась к холмам, юркнула между ними и выбралась на равнину, усеянную управляемыми ракетами, как именинный пирог свечками. Затем она стремительно нырнула в туннель и помчалась сквозь холмы. Джонни вдруг ощутил щемящую боль в желудке от падения скорости — машина остановилась у подземного склада атомных бомб.

Далквист вылез из машины и включил свой приемник‑передатчик. Часовые, стоявшие в космических комбинезонах у входа, взяли винтовки наперевес.

— Доброе утро, Лопец, — сказал Далквист и прошел мимо часового к воздушной камере. Он отворил дверь.

— Эй, — окликнул его часовой, — никто не может входить туда без приказа начальника.

Он опустил ружье, порылся в походной сумке и вытащил какую‑то бумагу. — Читайте, лейтенант! Далквист отстранил бумагу. — Я сам составил этот приказ. Это вы читайте его; вы его неправильно поняли.

— Как же так, лейтенант? Далквист взял у него из рук бумагу, взглянул на нее, затем указал на одну строчку.

— Видите? "За исключением лиц, особо назначенных начальником" — а это бомбардиры, майор Морган и я.

Часовой казался встревоженным.

— Посмотрите в вашем уставе, черт возьми, — продолжал Далквист. — Найдите "особо назначенные" — это в пункте "Помещение для бомб. Безопасность. Процедура…". Не говорите мне, что вы забыли устав в казарме!

— О нет, сэр! Устав при мне. Часовой сунул руку в сумку. Далквист протянул ему приказ: часовой после минутного колебания, прислонив ружье к бедру, взял в левую руку бумагу, а правой стал искать устав в сумке.

Далквист схватил винтовку и, ударив часового, сбил его с ног. Затем он отшвырнул ружье и проскользнул в воздушную камеру. Захлопывая дверь, он увидел, как часовой с трудом поднялся и схватился за пистолет. Наглухо запирая внешнюю дверь, Джонни почувствовал дрожь в пальцах; в дверь ударила пуля.

Он бросился к внутренней двери, потянул спусковой рычаг, вернулся к внешней и всем своим телом налег на ее ручку. Он сразу почувствовал, что часовой поднимает ее кверху; лейтенант тянул ее вниз. Он едва удерживал ее в условиях измененного веса на Луне. Тем не менее ручка медленно поднималась.

Воздух из бомбового погреба через клапан втягивался в камеру. Далквист ощутил, как космический комбинезон на его теле стал оседать, когда давление в камере начало уравниваться с давлением в комбинезоне. Он перестал напрягаться и позволил часовому поднять ручку двери. Это не имело больше значения: тринадцать тонн воздушного давления держали теперь дверь на прочном запоре.

Внутреннюю дверь, ведущую в бомбовый погреб, Джонни закрепил так, чтобы она не могла захлопнуться. До тех пор пока дверь открыта, камера не будет функционировать: никто не сможет войти.

Перед ним в бомбовом погребе рядами лежали атомные бомбы, по одной для каждой управляемой ракеты, на достаточно большом расстоянии одна от другой, чтобы предупредить малейшую возможность внезапной цепной реакции. Это были самые смертоносные изобретения во всей вселенной, и каждая из них была его детищем. Теперь Джонни встал между ними и каждым, кто вздумал бы злоупотреблять ими.

И все же у него не было никакого плана, никакого понятия о том, как сможет использовать свое временное преимущество.

Вдруг из громкоговорителя раздался голос:

— Эй! Лейтенант! Что тут происходит? Вы сошли с ума?..

Далквист не отвечал. Пусть Лопец стоит там в полной растерянности — тем больше у него останется времени, чтобы принять какое‑нибудь решение. Джонни Далквисту понадобится столько минут, сколько он сможет выиграть. Лопец продолжал протестовать. Наконец он замолчал.

Джонни упорно преследовал одну цель: любыми средствами не допустить, чтобы бомбы — его бомбы! — были использованы для "демонстрации над незначительными городами". Но что делать дальше? 1 Что ж, во всяком случае, Тауэрс не сможет проникнуть через камеру. Джонни будет сидеть здесь хотя бы до второго пришествия!

Не обольщайся, Джон Эзра! Тауэрс сможет проникнуть сюда. Немного взрывчатки под внешнюю дверь — воздух сразу вытянет — и наш мальчик Джонни потонет в крови своих разорвавшихся легких, а бомбы по‑прежнему будут лежать невредимыми. Они изготовлены так, чтобы выдержать падение с Луны на Землю; вакуум не нанесет им никакого вреда.

Джонни решил оставаться в своем космическом комбинезоне, взрывное снижение давления ему вовсе не улыбалось. Пожалуй, лучше все‑таки умереть от старости.

Или же они могут просверлить дыру, выпустить воздух и открыть дверь, не повредив затвора. Что еще? Тауэрс может также построить новую камеру, за стенами старой. Хотя вряд ли — ведь успех задуманного переворота зависит от быстроты действий. Тауэрс почти наверняка изберет самый быстрый путь — взрыв. И Лопец, вероятно, сейчас уже вызывает Базу. Тауэрсу понадобится пятнадцать минут, чтобы переодеться и прибыть сюда. Здесь он, возможно, еще немного поторгуется, а затем — вжжж! И партия окончена. Пятнадцать минут… Через пятнадцать минут бомбы могут попасть в руки заговорщиков; за пятнадцать минут он должен их обезвредить.

Атомная бомба — это всего лишь две или больше частей разъединенного вещества, например плутония: разъединенные, они не более взрывчаты, чем фунт масла; быстрое соединение, они взрываются. Все дело в механизме и в цепной реакции, а также в приспособлении для их включения — точно в нужное время и в нужном месте.

Электрические цепи — "мозг бомбы" — легко разрушить, но сразу бомбу разрушить трудно как раз ввиду ее простоты. Джонни решил расколотить "мозг" и сделать это быстро!

У него под рукой были лишь простые инструменты, употребляемые при обращении с бомбами. Кроме бомб, в помещении были еще гейгеровский счетчик, громкоговоритель, приемник‑передатчик, телевизионная установка для связи с Базой — и больше ничего. Бомбу, над которой работали, обычно брали в другое место — не из‑за опасности взрыва, а чтобы поменьше подвергать персонал радиации. Радиоактивный материал бомб скрыт в "набивке", в этих бомбах "набивкой" было золото. Оно задерживает альфа— и бета‑лучи и в значительной мере смертельную гамма‑радиацию, но не нейтроны.

Увертливые, отравляющие нейтроны, выделяемые плутонием, должны вырываться на свободу, в противном случае произойдет цепная реакция — и взрыв. Все помещение было затоплено незримым, почти неуловимым дождем нейтронов. Помещение было нездоровое; по регламенту в нем полагалось оставаться как можно меньше времени.

Гейгеровский счетчик слабым потрескиванием отмечал "фоновую" радиацию, космические лучи, следы радиоактивности в коре Луны; во всем помещении возникла вторичная радиоактивность, вызванная нейтронами. Свободные нейтроны имеют опасное свойство заражать все, на что они попадают, возбуждая всюду радиоактивность, будь то бетонная стена или человеческое тело. Из этого помещения придется скоро уходить.

Далквист повернул ручку гейгеровского счетчика: аппарат перестал щелкать. При помощи вторичной цепи он выключил влияние "фоновой" радиации на данном уровне. Это еще раз напомнило ему, как опасно здесь оставаться. Он вынул чувствительную пленку; когда он сюда вошел, она была чистой. Теперь самый чувствительный конец пленки уже слегка потемнел. Радиоактивное излучение! Посредине пленку пересекла красная линия. Теоретически если носитель пленки в течение недели подвергается достаточно большой дозе радиации, чтобы затемнить пленку вплоть до этой линии, то он "конченый человек". Джонни так себе и сказал.

Громоздкий космический комбинезон стал отставать от его тела; следует поторопиться. Кончить дело и сдаться: лучше попасть в тюрьму, чем оставаться в столь "горячем" месте.

Джонни схватил с инструментальной полки молоток и взялся за работу, останавливаясь лишь для того, чтобы выключать телеприемник. Первая бомба доставила ему много хлопот. Он начал разбивать обшивочный лист "мозга", затем остановился, чтобы превозмочь тягостное чувство: он всю жизнь чтил тонкую аппаратуру.

Собравшись с духом, он размахнулся; звякнуло стекло, металл издал скрежещущий звук. Настроение Джонни изменилось: он начал ощущать постыдное удовольствие от разрушения. Теперь он с энтузиазмом размахивал молотком, раскалывал, разрушал!

Джонни был так поглощен своим делом, что сначала даже не услышал, как его позвали по имени.

— Далквист! Отвечайте! Вы там?

Джонни вытер пот с лица и посмотрел на телевизионный экран. На нем таращил глаза возмущенный Тауэрс.

Тут только Джонни увидел, что он успел уничтожить всего лишь шесть бомб.

Неужели они схватят его до того, как он кончит? О нет! Он должен довести это до конца. Выкручивайся, сынок, выкручивайся!

— Да, полковник. Вы меня звали?

— Разумеется, звал! Что все это значит?

— Мне очень жаль, полковник…

Выражение лица Тауэрса стало немного спокойнее.

— Включите свой экран, Джонни, я вас не вижу. Что это был за шум?

— Экран включен, — соврал Джонни. — Он, вероятно, испортился. Шум? О, сказать правду, полковник, я тут принимаю меры, чтобы никто не мог сюда войти.

После минутного колебания Тауэрс твердо сказал:

— Я могу лишь допустить, что вы больны, и послать вас к врачу. Но я требую, чтобы вы вышли оттуда сейчас же. Это приказ, Джонни.

Джонни медленно проговорил: — Сейчас я не могу, полковник. Я пришел сюда, чтобы принять решение, и я еще не успел этого сделать. Вы велели зайти к вам после завтрака.

— Я полагал, что вы будете у себя на квартире.

— Да, сэр, но я подумал, что должен стоять на страже у бомб, на тот случай, если я решу, что вы не правы.

— Это не вы должны решать, Джонни. Я ваш начальник. Вы дали присягу повиноваться мне.

— Да, сэр.

Все это лишь потеря времени: полковник, эта старая лиса, может быть, уже послал сюда отряд.

— Но я дал также присягу охранять мир. Не могли бы вы приехать сюда и обсудить это со мной? Я не хотел бы поступить неправильно.

Тауэрс улыбнулся.

— Прекрасная идея, Джонни. Ждите меня там. Я уверен, что вы поймете, в чем тут дело. — Он выключил телепередатчик.

"Ну вот, — сказал про себя Джонни, — надеюсь, вы уверены, что я помешался, коварное вы ничтожество!" Он схватил молоток, стремясь использовать выигранные минуты.

Но он почти сразу остановился: его вдруг осенило, что разрушить "мозг" недостаточно. Запасных "мозгов", правда, не было, но на складе хранился большой запас нужных материалов, и Морган мог бы срочно изготовить временные цепи управления для бомб. Да и Тауэрс сам мог бы это сделать — правда, не очень искусно, но они все же действовали бы. Ему придется разрушить сами бомбы, и не более чем за десять минут!

Но бомба — это массивный кусок металла, прочно стянутый большим стальным обручем. Он не сможет разрушить бомбы. Во всяком случае, за десять минут. Проклятье!

Разумеется, тут есть один выход. Он хорошо знал цепи управления и знал также, как их разбивать. Взять хоть вот эту бомбу: если он вынет предохранительный стопор, отключит взрыватель, укоротит задерживающую цепь и выключит предохранительную цепь, затем развинтит то и отобьет это, он сможет при помощи одной только длинной крепкой проволоки взорвать бомбу.

А там он взорвет и другие, и саму долину — и все полетит прямо в царство небесное!

Так вот, Джонни Далквист, таковы дела! Все это время Джонни уничтожал бомбы; осталось наконец взорвать последнюю. Готовая к взрыву, бомба, казалось, угрожала: она будто притаилась перед прыжком. Он поднялся весь в поту.

Он спрашивал себя, хватит ли у него мужества на то, чтобы взорвать себя; он не хотел струсить в последнюю минуту и надеялся, что воля его не покинет. Он сунул руку в карман куртки и вынул фотографию Эдит и дочки. "Милая, — сказал он, — если я выберусь отсюда, я никогда больше не буду подвергать себя опасности". Он поцеловал фотографию и положил обратно в карман. Теперь не оставалось ничего другого, как ждать.

Почему задерживается Тауэрс? Джонни хотел удостовериться, что полковник находится в зоне взрыва. Забавная ситуация — я сижу здесь, готовый поднять его на воздух! Эта мысль развеселила его; она вызвала другую, более приятную: зачем взрывать себя живым?

Был другой способ все уладить — управление "мертвой руки". Приспособить все таким образом, чтобы бомба не взорвалась до тех пор, пока он держит руку на выключателе, или рычаге, или на чем‑либо подобном. Тогда, если они взорвут дверь или застрелят его, все полетит к черту!

Все же было бы лучше удержать их угрозой — рано или поздно должна прийти помощь: Джонни был уверен, что большая часть Дозора не участвует в этом отвратительном заговоре. И вот тогда Джонни торжественно прибывает домой! Какая встреча! Он уйдет в отставку и устроится преподавателем: он выстоял свою вахту.

Все это время Джонни напряженно работал. Сделать электрический замыкатель? Нет, слишком мало времени. Он сделает простое механическое сцепление. Но едва только он взялся за это, как громкоговоритель снова окликнул его: — Джонни!

— Это вы, полковник? — пальцы Джонни продолжали быстро работать.

— Впустите меня.

— Ну нет, полковник, такого уговора не было! (Что здесь, черт возьми, могло бы послужить длинным рычагом?)

— Я войду один, Джонни, даю вам слово. Мы поговорим без свидетелей.

Его слово!

— Мы можем говорить через громкоговоритель, полковник.

Эврика! Вот он, трехфутовый щуп, свисающий с инструментальной полки.

— Джонни, я предупреждаю вас! Впустите меня, или я взорву дверь!

Проволоку! Ему нужна проволока, достаточно длинная и крепкая. Он сорвал со своего комбинезона антенну.

— Вы этого не сделаете, полковник. Это разрушит бомбы.

— Вакуум не повредит бомбам. Бросьте морочить голову.

— Лучше посоветуйтесь с майором Морганом. Вакуум не повредит им, но снижение давления в результате взрыва разрушит все цепи.

Полковник не был специалистом по бомбам; он затих на несколько минут. Джонни продолжал работать, Наконец Тауэрс заговорил:

— Далквист, это была наглая ложь. Я проверил у майора Моргана. Даю вам шестьдесят секунд, чтобы вы надели комбинезон, если он снят. Я намерен взорвать дверь.

— Нет, вы этого не сделаете! — крикнул Джонни. — Вы когда‑нибудь слышали о выключателе "мертвой руки"?

Теперь надо быстро найти противовес и ремень!

— Что вы имеете в виду?

— Я приспособил номер семнадцатый, чтобы взорвать ее вручную. Но я устроил так, что бомба не взорвется, пока я держусь за ремень, который у меня в руке. Если же со мной что‑нибудь случится, все летит в воздух! Вы находитесь примерно в пятидесяти футах от центра взрыва. Подумайте об этом!

На миг наступила тишина.

— Я вам не верю!

— Нет? Спросите Моргана. Он поверит. Он может проверить это на телевизионном экране. — Джонни привязал пояс от своего комбинезона к концу щупа.

— Вы сказали, что ваш экран испорчен.

— Я соврал. Теперь я докажу вам это. Пусть меня вызовет Морган.

Вскоре на экране появилось лицо майора Моргана.

— Лейтенант Далквист?

— Эй, Стинки! Подождите секунду! — С большой осторожностью Далквист сделал последнее соединение, продолжая держать в руке конец щупа. Все так же осторожно он скользнул рукой по ремню и зажал в руке его конец, сел на пол, вытянул руку и включил телевизионный экран.

— Вы видите меня, Стинки?

— Я вас вижу, — ответил Морган сухо. — Что это за вздор?

— Маленький сюрприз, который я вам приготовил.

Джонни начал объяснять все: какие цепи он выключил, какие укоротил, как он временно приспособил механическое сцепление. Морган кивнул.

— Но вы нас запугиваете, Далквист. Я уверен, что вы не разъединили цепь К. У вас не хватит духу взорвать себя.

Джонни коротко рассмеялся.

— Разумеется, нет. Но в этом вся прелесть. Я не могу взлететь, пока я жив. Если ваш грязный босс, экс‑полковник Тауэрс, взорвет дверь, тогда я мертв, но и бомба взорвется. Мне будет все равно, но ему нет. Скажите ему об этом. — Он выключил передатчик.

Вскоре Тауэрс снова заговорил через громкоговоритель:

— Далквист?

— Я вас слушаю.

— Вам нет никакой надобности губить свою жизнь. Выходите, и вы получите отставку с сохранением полного жалованья. Вы сможете вернуться к вашей семье. Обещаю вам.

Джонни был взбешен.

— Оставьте мою семью в покое?

— Подумайте о них, Далквист.

— Замолчите. Идите назад в вашу дыру. Я чувствую потребность почесаться, и тогда вся эта лавочка обрушится вам на голову.

II

Джонни вздрогнул и выпрямился. Хоть он и задремал, но его рука не отпустила ремня: у него мурашки пробежали по спине, когда он подумал об этом.

Может быть, ему следует обезвредить бомбу и положиться на то, что они не посмеют его вытащить? Но шея изменника Тауэрса уже была в петле, Тауэрс способен рискнуть. Если бы он это сделал и бомба была бы обезврежена, Джонни был бы мертв, и Тауэрс завладел бы всеми бомбами. Нет, он уже зашел слишком далеко и ради нескольких минут сна не допустит, чтобы его девочка выросла при милитаристской диктатуре.

Он услышал щелканье гейгеровского счетчика и вспомнил, что пользовался вторичной цепью. Радиоактивность в помещении, наверное, все увеличивается, может быть, еще оттого, что разбиты "мозговые" цепи — ведь приборы, несомненно, радиоактивны; они достаточно долго пробыли в близости к плутонию. Он вынул из кармана контрольную пленку.

Темная зона распространилась в сторону красной черты. Джонни сунул пленку обратно. "Лучше найти выход из тупика, приятель, — сказал он себе, — или будешь светиться, как циферблат часов на ночном столике!" Это была чистая риторика — зараженная живая ткань не горит, она просто медленно умирает.

Телевизионный экран снова засветился: появилось лицо Тауэрса.

— Далквист? Я хочу поговорить с вами.

— Проваливайте!

— Вы должны согласиться, что не убедили нас.

— Не убедил? Черт, я заставил вас остановиться.

— На время. Я принимаю меры, чтобы достать другие бомбы.

— Вы лжец!

— Но вы меня задерживаете. Я хочу сделать вам предложение.

— Оно меня не интересует.

— Погодите. Когда все это кончится, я буду главой Всемирного правительства. Если вы будете сотрудничать со мной, даже теперь, после всего, что вы натворили, я сделаю вас начальником администрации.

Джонни грубо посоветовал Тауэрсу, что ему следует сделать со своим предложением.

— Не будьте идиотом, — прошипел Тауэрс, — что вы выиграете, если умрете?

— Какой же вы негодяй, Тауэрс! Вы говорили о моей семье. Я лучше хотел бы, чтобы они умерли, чем жили под властью такого копеечного Наполеона, как вы. Ну, теперь уходите — мне надо кое о чем подумать.

Тауэрс выключил телепередатчик. Джонни снова достал свою пленку. Затемненная часть как будто не увеличилась, но настойчиво напоминала, что пора уходить. Он испытывал голод и жажду, и не мог же он вечно оставаться без сна! Четыре дня потребуется, чтобы прислать корабль с Земли; раньше этого ему нечего ожидать спасения. А он не проживет четырех дней: лишь только затемнение распространится за красную черту, наступит смерть.

Его единственным шансом было разрушить бомбы настолько, чтобы их нельзя было восстановить, и выбраться отсюда до того, как пленка затемнится еще сильнее. Он подумал обо всех возможных способах, затем взялся за работу. Повесил груз на ремень, привязал к нему шнур. Если Тауэрс взорвет дверь, он дернет ремень, прежде чем умереть.

Существовал простой, хотя и трудный способ разрушить бомбы настолько, чтобы Лунная База не могла их восстановить. Сердцевину бомбы составляли два полушария из плутония, их плоская поверхность была гладко отполирована, чтобы сделать полное соприкосновение; только в таком случае может быть вызвана цепная реакция, от которой зависит атомный взрыв.

Джонни начал разбивать одну бомбу на части.

Ему пришлось отбить четыре массивных выступа, затем расколоть стеклянную оболочку вокруг внутренней аппаратуры. После этого бомба легко распалась. Наконец перед ним лежат два светящихся, гладких, как зеркало, полушария.

Удар молотком — и одно из них перестало быть столь совершенным… Еще удар — и второе полушарие треснуло, как отекло.

Несколько часов спустя Джонни, смертельно усталый, вернулся к снаряженной бомбе. Заставляя себя оставаться спокойным, он с чрезвычайной осторожностью обезвредил ее. Вскоре два ее серебристых полушария тоже были приведены в негодность. Теперь в погребе больше не осталось ни одной исправной бомбы. А вокруг на полу были разбросаны огромные богатства в виде самого ценного и самого смертоносного металла во всей вселенной. Джонни посмотрел на эти разрушения.

— Скорее в комбинезон, и прочь отсюда, сынок! — проговорил он вслух. — Интересно, что скажет Тауэрс?

Он направился к полке, чтобы повесить молоток. Когда он проходил мимо гейгеровского счетчика, тот бешено защелкал. Гейгеровский счетчик вряд ли реагирует на плутоний, но вызванная плутонием радиоактивность на него действует. Джонни посмотрел на молоток, затем поднес его к гейгеровскому счетчику. Счетчик взревел.

Джонни отбросил молоток и поспешил обратно к своему комбинезону.

Когда он поравнялся со счетчиком, тот снова сильно защелкал. Джонни остановился. Вытянув руку, Джонни приблизил ее. к счетчику. Его щелканье превратилось в рев. Не двигаясь с места, Джонни сунул руку в карман и вытянул свою пленку. Она была вся черна, из конца в конец.

III

Губительные частицы, проникая в тело человека, быстро достигают костного мозга. Тут уж ничто не поможет — жертва обречена. Нейтроны, излучаемые плутонием, устремляются сквозь тело, ионизируя ткань, превращая атомы в радиоактивные изотопы, разрушают и умертвляют ее. Роковая доза ничтожно мала — массы в десятую часть крупинки столовой соли более чем достаточно, она может проникнуть через ничтожную царапину. Во времена исторического "Манхэттенского проекта" немедленная ампутация рассматривалась как единственно возможный способ оказания первой помощи.

Джонни все это знал, но это уже не тревожило его. Он сидел на полу, курил сигарету и думал. В голове Джонни проносились события его долгой вахты.

Он выпустил струю дыма на счетчик и невесело усмехнулся, услышав, как счетчик ответил усиленным щелканьем. Теперь даже дыхание его было "горячим" — углерод, наверное, превратился в радиоактивный изотоп, карбон‑14, и выделяется из его крови, как двуокись углерода. Впрочем, теперь это уже не имеет значения.

Сдаваться больше не было никакого смысла, да ему и не хотелось доставлять Тауэрсу такое удовольствие — он закончит свою вахту именно здесь. Кроме того, пусть они думают, будто одна бомба готова к взрыву, это помешает им захватить сырье, из которого изготовляются бомбы. Это может в конце концов сыграть большую роль.

Без удивления он принял тот факт, что не чувствует себя несчастным. Ему было приятно, что он не испытывает более никакой тревоги. Он не ощущал боли и даже не испытывал голода. Физически он чувствовал себя все еще хорошо. В душе его был покой. Он был мертв — он знал, что он уже мертв, но еще некоторое время был в состоянии ходить и дышать, видеть и чувствовать.

Джонни не испытывал тоски. Он не был одинок, его окружали вызванные воображением друзья: полковник Боун, слишком больной, чтобы двигаться, но требующий, чтобы его перевезли через линию фронта; умирающий капитан "Чезапика" все с тем же бессмертным вызовом на устах; Роджер Юнг, всматривающийся во мрак. Они собрались вокруг него в темном бомбовом погребе.

И разумеется, тут была Эдит. Она была единственная, чье присутствие он ощущал всегда. Джонни хотелось бы более ясно видеть ее лицо. Она сердится? Или она гордится им и довольна?

Она гордится, хотя и несчастна, — теперь он видит ее лучше и даже чувствует прикосновение ее руки.

Он сидел очень тихо. Сигарета догорела, обжигая кончики его пальцев. Он сделал последнюю затяжку, снова выпустив дым прямо на счетчик, и смял окурок. Это была его последняя сигарета. Он собрал несколько окурков, скрутил еще одну из бумажки, найденной в кармане, осторожно закурил ее и уселся поудобнее, ожидая, когда снова покажется Эдит. Он был счастлив.

Он все еще сидел, прижимаясь к корпусу бомбы; последняя его сигарета лежала, погасшая, возле него, когда вновь ожил громкоговоритель.

— Джонни? Эй, Джонни! Вы меня слышите? Это Келли. Все кончено. Прибыл "Лафайетт", и Тауэрс пустил себе пулю в лоб. Джонни! Ответьте мне!

… Когда они отворили наружную дверь, первый из вошедших держал впереди себя на длинном шесте гейгеровский счетчик. Он остановился на пороге и быстро попятился назад.

— Эй, начальник, — позвал он. — Лучше достаньте носилки, а заодно уж и свинцовый гроб…

"… Четыре дня понадобилось маленькому кораблю и его эскорту, чтобы достигнуть Земли. Четыре дня, в продолжение которых все люди на Земле ожидали его прибытия. В течение девяноста шести часов были отменены все обычные телевизионные программы: вместо них передавалась бесконечная панихида: похоронный марш, песня "Возвращаемся на родину", песни Лунного Дозора.

Девять кораблей приземлились в ракетном порту Чикаго. Гроб с маленького корабля был перенесен на самолет; после этого корабль взорвали, выбросив его в космос, чтобы он никогда не мог послужить менее возвышенной цели.

Панихида продолжалась, пока самолет направлялся в городок в штате Иллинойс, где родился лейтенант Далквист. Там гроб был поставлен на пьедестал, окруженный барьером, переступать который было небезопасно. В карауле стояла космическая гвардия, винтовки к ноге, с опущенными головами; толпа людей стояла вокруг. А панихида все продолжалась.

Бесчисленные цветы увяли, и прошло много‑много времени до того, пока свинцовый гроб заделали в белый мрамор. Такой вы и видите эту могилу сегодня".

Да будет свет!

Эту телеграмму доктор естествознания, доктор философии и вообще большой ученый Арчибальд Дуглас прочитал с явным раздражением.

ПРИБЫВАЮ ГОРОД СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ ТЧК ПРОШУ КОНСУЛЬТАЦИИ ХОЛОДНОГО СВЕТА ТЧК БУДУ ВАШЕЙ ЛАБОРАТОРИИ ДЕСЯТЬ ВЕЧЕРА

подпись: ДР. М.Л.МАРТИН.

Прибываю, значит? Прошу, значит? Да что ему тут — отель? Может быть, этот Мартин думает, что он, Арчибальд Дуглас, склонен тратить свое время на любого неощипанного гуся, который может раскошелиться на телеграмму? Про себя он уже составлял изысканнообескураживающий ответ, но тут заметил, что телеграмма послана из какого‑то аэропортика на Среднем Западе. Черт с ним, пусть едет. Встречать его Дуглас, во всяком случае, не собирается.

Однако естественное любопытство побудило Дугласа достать справочник "Кто есть кто в науке" и отыскать нахала. Справочник гласил: Мартин, М.Л., биохимик и эколог, доктор мирангологии, магистр артоники и телеологии, ведущий специалист в области пыльпево‑чешуйчатых калахари и эмфатических эфемизмов драмадоидов, руководитель кафедры преднатольного эндемогенеза — в общем, степеней у него на шестерых хватит… Хм‑м — член редколлегии "Гугген‑хенмовского обзора фауны Ориноко"; автор "Вторичного симбиоза коррупчатых долгоносиков", и так далее — еще три дюйма мелкого шрифта. Да, непростой такой старикашка, что и говорить.

Немного погодя Дуглас обследовал свою персону в зеркале лабораторного умывальника. Грязный рабочий халат он снял, вытащил из жилетного кармана расческу и тщательно расчесал блестящие темные волосы. Элегантный клетчатый пиджак, шляпа с широкими полями — ну вот, и на люди показаться можно. Дуглас потрогал шрам, светлым штрихом прорезавший смуглую щеку. Неплохо, даже со шрамом. Если бы не перебитый нос, вид был бы просто шикарный!

Ресторан, где он обычно ужинал в одиночестве, был наполовину пуст. И оживленней здесь не станет, пока театры не закроются, однако на вкус Дугласа еда здесь была что надо, и свинг‑бэнд тоже. Он как раз заканчивал ужин, когда мимо прошла молодая женщина и села за соседний столик лицом к нему. Он ненавязчиво осмотрел ее. Ничего себе штучка! Фигуркой как балерина, роскошные, пшеничного цвета волосы, огромные, томные глазищи! Лобик, впрочем, несколько узковат, но слишком уж ты многого хочешь.

Он решил предложить ей выпить. Если все пойдет как надо, доктор Мартин может катиться ко всем чертям. Дуглас написал приглашение на обороте меню и подозвал официанта.

— Лео, это — одна из ваших девочек?

— Нет, м'сье. Никогда раньше не видел.

Дуглас откинулся на спинку стула и принялся ждать результатов. Он всегда безошибочно узнавал этот призывный взгляд, и в исходе своего предприятия был абсолютно уверен. Незнакомка прочла записку и, слегка улыбнувшись, оглядела его. Он подмигнул. Девица подозвала официанта, попросила у него карандаш и написала что‑то на обороте меню. Лео тут же вручил ему ответ.

"Благодарю за любезное

приглашение, но сегодня

вечером я занята другими делами".

Оплатив счет, Дуглас вернулся в лабораторию.

Лаборатория располагалась на последнем этаже фабрики, принадлежавшей Дугласу‑старшему. В ожидании доктора Мартина Арчибальд оставил входную дверь и лифт внизу открытыми, а чтобы не терять времени даром, решил выяснить, почему это с недавних пор стала дребезжать центрифуга. Ровно в десять загудел лифт, и Арчибальд направился к двери встречать гостя.

Перед ним стояла та самая сладкая блондиночка, которую он пытался подцепить в ресторане.

Дуглас немедленно возмутился:

— Как вы сюда попали? Шли за мной?

Блондинка опешила.

— У меня — встреча с доктором Дугласом. Пожалуйста. передайте ему, что я уже здесь.

— Черт побери! Что это за шуточки?! Она с трудом держала себя в руках.

— Думаю, доктор Дуглас знает об этом лучше вас. Доложите ему, что я приехала — немедленно!

— Да я и есть доктор Дуглас!

— Вы?