Аристократ и простушка (fb2)


Настройки текста:



Мишель Дуглас Аристократ и простушка

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В который' раз просмотрев содержимое папки, Кейт устало закрыла глаза, досчитала до десяти, вздохнула и взялась вновь перелистывать бумаги с самого начала. Даже звон колокольчика, возвестивший о том, что в офисе появился посетитель, не заставил ее отвлечься от поисков.

— Есть здесь кто-нибудь? — услышала Кейт глубокий мужской голос. В иные времена такой голос с интригующим британским акцентом заставил бы ее забыть обо всем на свете. Их курортный городок всегда был наводнен туристами из самых разных уголков земного шара, и Кейт любила слушать иностранную речь, а больше всего — британский английский. Когда-то и она мечтала путешествовать по миру, знакомиться с разными культурами и языками… Но это было до того, как родился Джесси.

— Минуточку, — прокричала Кейт из своего укрытия на полу за письменным столом и грудой коробок с панками. Вообще-то она всегда говорила, что клиенты — важнее всего. Но сейчас сама никак не могла оторваться от изучения папки, в который раз просматривая все подшитые в нее документы. Того, что она искала, среди них не обнаружилось, и это грозило катастрофой. Сегодня был последний срок представить чеки бухгалтеру для подготовки отчетности. Окинув взглядом коробки с бумагами, женщина не смогла сдержать стон разочарования.

— С вами все в порядке? — снова раздался тот же голос. Противиться этому волшебному британскому акценту Кейт больше не могла, поэтому обернулась к посетителю и уже открыла было рот, чтобы извиниться, но буквально лишилась дара речи.

Боже правый, в ее офис зашел такой блистательный мужчина, а она тратит время на какие-то там жалкие чеки. По-хорошему стоило бы встать с корточек и поприветствовать клиента стоя, но Кейт почувствовала головокружение и не рискнула проделать этот трюк, боясь свалиться мужчине прямо под ноги. Вместо этого она аккуратно пересела с корточек на колени и ощутила себя более уверенно. Мысленно сделав себе строгий выговор за то, что не позавтракала с утра как следует, она глубоко вздохнула. Перед ней стоял образчик мужской красоты. Прекрасным оказался не только акцент. Даже слишком короткая, на ее вкус, стрижка не сильно портила общую картину.

— Добрый день! — Кейт удалось произнести это спокойно и уверенно, ничем не выдав волнения.

— Добрый день, — гость в ответ улыбнулся, и Кейт заметила еще и совершенно очаровательные ямочки на его щеках. Все внутри нее перевернулось при виде этих ямочек и улыбающихся чувственных губ. Но нужно было возвращаться с небес на землю. Кейт глубоко вздохнула и осторожно поднялась на ноги.

— Извините, что заставила вас ждать. — Часы на стене показывали, что еще только одиннадцать утра, весь день впереди. У нее уйма времени на поиски чеков и разборки с бухгалтером. А сейчас главное — этот мужчина.

— С вами все в порядке? — гость встревоженно смотрел на Кейт. Она отметила, что глаза у него темные, а из уголков расходятся легкие лучики морщинок.

Кейт хотела было сказать в ответ что-то кокетливо-легкомысленное вроде «Что может со мной произойти, когда вы рядом?», но вовремя одернула себя. Легкомыслие — непозволительная роскошь для матери, в одиночку воспитывающей сына. Поэтому она произнесла лишь:

— Благодарю вас, все нормально. Просто сегодня день как-то с утра не задался. — Кейт сдула упавшую на глаза челку и решила, что пора бы перестать таращиться на гостя и еще пора заняться собой, так как, похоже, она слишком много времени уделяет работе и слишком мало — личной жизни. Отсюда столь неадекватная реакция на симпатичного туриста с его симпатичным британским акцентом.

— Прекрасно вас понимаю, — мужчина кивнул. — Бывают такие дни, когда все валится из рук.

Взгляды их встретились, и между ними проскочила искра взаимопонимания. Кейт решила, что у гостя очень красивые ясные глаза, хотя при неярком освещении офиса никак не могла разобрать, какого они цвета — то ли карие, то ли темно-серые. Внезапно у нее возникло ощущение, что жизнь-то налаживается и что день может сложиться не так уж и плохо.

— Чем могу помочь?

Посетитель снова улыбнулся, и Кейт опять почувствовала, что земля уходит из-под ног. Черт, она наверняка выглядит совершенно растрепанной. Девушка с трудом удержалась от того, чтобы не поправить прическу и не одернуть одежду. Посетитель же был сама безупречность. Темно-серый элегантный костюм — наверняка итальянский. Хотя что она смыслит в итальянских костюмах! Ну, даже если и не итальянский, все равно из какого-нибудь шикарнейшего бутика на Бонд-стрит. А вот туфли абсолютно точно из итальянской кожи!

— Вообще-то я ищу Кейт Питербридж. Я заходил в девять, — при этих словах он указал на стеклянные двери, где были написаны часы работы прежнего арендатора помещения, — но никого не застал. Тогда я еще подумал, что это весьма непрофессиональный подход к делам.

Кейт въехала в этот офис всего два дня назад и еще не успела обустроиться и сменить вывеску с часами работы. Она было понурилась, но тут гость обвел взглядом ее рабочий стол и снова широко улыбнулся:

— Но, похоже, у вас сегодня действительно тяжелый день. И тут уж ничего не поделаешь.

На столе было разложено спасенное сегодня из воды содержимое ее сумочки. Утром, когда она передавала дяде данные туристов, записавшихся на морскую прогулку, ручка сумки внезапно оборвалась и все полетело прямо в воду. Это была любимая сумка Кейт, и, к счастью, удалось выловить ее до того, как она погрузилась на дно. Теперь на столе сохли несколько пластиковых карточек, записная книжка, пара денежных купюр, упаковка аспирина и несколько фотографий. К сожалению, снимок Денни и Фелиции, сделанный накануне их отъезда в свадебное путешествие, был испорчен безвозвратно.

— Да уж, денек не из легких. Моя сумка чуть не утонула. — Пожалуй, констатировать этот и так очевидный факт было излишне, но посетитель слушал ее с серьезным и сочувственным видом. И Кейт продолжила: — А до этого я похоронила нашу золотую рыбку.

— Мне очень жаль. А я вот сегодня только взял напрокат машину — и тут же сбил на ней кенгуру.

— Похоже, кенгуру не повезло больше всех. — Кейт показалось, что этот дружный обмен душераздирающими историями как-то сблизил их и что вообще появление этого мужчины — добрый знак.

Тут гость слегка подался вперед, протягивая руку, и представился:

— Меня зовут Саймон Мортон-Блейк.

Не медля ни секунды, Кейт пожала протянутую руку, наслаждаясь прикосновением длинных сильных пальцев. Улыбнувшись друг другу, новые знакомые неохотно разняли руки. И только тут до девушки дошел смысл услышанного.

— Как, вы сказали, вас зовут?

— Мортон-Блейк, Саймон. А в чем дело? Вам знакомо мое имя?

Боже правый. Конечно, знакомо. Вот только Фелиция никогда не упоминала, что у нее есть родственники.

— Или если полностью — Саймон Мортон-Блейк, седьмой лорд Хольм. Правда, это уточнение вряд ли вам о чем-то скажет.

— Что? Настоящий лорд?

— Да, смотрю, вас это очень впечатлило. Хотя не думаю, что здесь, в Австралии, титулы что-то значат.

— Да, наверное, так. И что, у вас прямо замок есть? — Кейт вполне могла представить его хозяином настоящего замка. И почему-то представлялся он ей непременно в килте. Фу, глупости какие! Он же не шотландец, а англичанин. Хотя все равно было бы интересно посмотреть на него в килте…

— Боюсь, замка нет. И даже его романтических развалин нет. Зато есть особняк пятнадцатого века и пара овец. — Мужчина развел руками. — Надеюсь, отсутствие замка не сильно роняет меня в ваших глазах?

Несмотря на напряженные раздумья, Кейт не смогла удержаться от смеха. Да, судя по всему, он родственник Фелиции. Хотя она никогда ни словом не обмолвилась о том, что у нее есть родня, да еще и титулованная. Видимо, она как-то послала ему открытку с видами бухты Порт-Стивенс и рассказала, что работает у Кейт в фирме, устраивающей морские прогулки. Но почему же Фелиция никогда не рассказывала о Саймоне? Кейт и Денни были уверены, что Фелиция совсем одна на белом свете.

— А вас как зовут? — прервал Саймон размышления Кейт.

Девушка вздохнула и попыталась вежливо улыбнуться:

— А я Кейт Питербридж.

Лицо гостя потемнело, он нахмурился и, упираясь обеими руками в стол, наклонился к Кейт так близко, что теперь-то она разглядела — на самом деле глаза у него темно-серые.

— Тогда, может быть, объясните мне, куда, черт побери, подевалась моя сестра?

Очень медленно Кейт опустилась в кресло за столом. Во рту у нее пересохло.

— Фелиция — ваша сестра?

— Да! — резко выпалил посетитель. — И я хочу понять, что с ней происходит!

В гневной речи Саймона Кейт расслышала явные нотки искреннего волнения. Она взяла себя в руки и деловым и уверенным голосом произнесла:

— С ней все в полном порядке. У Фелиции все хорошо.

— Слава тебе господи! — Гость с облегчением закрыл глаза, провел рукой по лицу и рухнул в кресло по другую сторону стола. Плечи его расслабленно опустились, и только тут Кейт поняла, насколько напряжен он был до сих пор. Она нахмурилась. Девушка не понаслышке знала, каково это — переживать за младшего брата или сестру.

— Я не знала, что у Фелиции есть родственники, — сообщила Кейт и про себя подумала, а в курсе ли Денни.

— Вот как? Интересно, что за игру она затеяла… Но как бы там ни было, а я ее брат. Или вы сомневаетесь в правомерности моих притязаний на информацию о ней?

О боже, в его устах с этим непередаваемым британским акцентом последняя фраза прозвучала как музыка. Жаль, что просить его повторить ее, чтобы полюбоваться, как движутся губы и льется речь, было бы неуместно. Вместо этого она поинтересовалась:

— Чем докажете, что вы ее брат?

— Вы действительно не верите? — по тону Саймона было трудно понять, злит его это или забавляет.

— Я отвечаю за безопасность своих сотрудников. — Правда, Фелиция была уже не сотрудница, а родственница. Фелиция теперь — часть их семьи. — Откуда мне знать, что вы тот, за кого себя выдаете. Я вас впервые вижу. Может, вы ее преследуете.

— А если бы и так, что вы сделаете? — Саймон откинулся в кресле и сложил руки на груди.

— У меня черный пояс по дзюдо. И пистолет в столе. Так что на вашем месте я бы не стала делать глупостей. — Ну и ну, надо же — пистолет в столе. Это уж она загнула. Кстати, о столе! Как же она могла забыть. Кейт стукнула себя рукой по лбу и открыла верхний ящик стола. Ну вот же они — все чеки, которые нужно отдать бухгалтеру. Теперь можно не бояться проблем с налоговой. Кейт вынула папку с чеками и в порыве радости расцеловала ее.

Саймон при этом ее жесте отшатнулся, будто действительно подумал, что Кейт вынимает пистолет.

— Знаете, день становится все лучше и лучше! — воскликнула Кейт.

— Рад за вас, — голос его звучал вполне искренне. Саймон вынул бумажник и стал что-то в нем искать, и у Кейт появилась возможность понаблюдать за ним. Она размышляла, что, если бы Саймон жил в Порт-Стивенсе, наверняка большую часть времени проводил бы на открытом воздухе, как и она сама, и его волосы уже выгорели бы на солнце, а кожа приобрела бы бронзовый оттенок.

Тем временем седьмой лорд Хольм протянул ей права и какую-то фотографию. На правах черным по белому значились его имя и фамилия. А с фотографии на Кейт смотрели Фелиция, сам Саймон и мужчина и женщина в возрасте. Все выглядели очень чинно, как-то слишком официально. Кейт привыкла видеть Фелицию совсем другой. Интересно, что это за пара? Было что-то неуловимо общее в чертах всех четырех человек на снимке.

— Это наши родители, — прокомментировал Саймон, будто прочитал мысли Кейт. — Они уже умерли.

Ну хоть в этом Фелиция не обманула. Кейт вернула Саймону права и фотографию и произнесла:

— Мне очень жаль. — (Саймон никак не отреагировал на это и даже не взглянул сам на фотографию.) — А еще братья-сестры у вас есть?

— Нет.

Значит, Фелиция — его единственный близкий родственник. Понятно, почему он так переживает за нее.

— Можно звать вас просто Саймон?

— Да, конечно, — он наконец-то улыбнулся, и взгляд его просветлел.

— Саймон, а чем вызвано ваше волнение за Фелицию?

— Я уже два месяца не получаю от нее никаких вестей. И мобильный не отвечает.

— Она уронила его в воду, — осторожно сообщила Кейт, в то же время соображая, почему Фелиция сама не связалась с братом за все это время, не дала о себе знать. И не сообщила о том, что вышла замуж за Денни! А Кейт теперь со всем этим предстоит разбираться.

Вообще-то Фелиция и Денни еще никому не сказали о том, то поженились. Знала только Кейт, потому что они оба работали у нее и взяли отпуск. Молодоженам хотелось уединиться от всех и в медовый месяц насладиться своей тайной и друг другом. Но все же можно было найти возможность связаться с братом!

— Если вы знали, что Фелиция работает у меня, почему просто не позвонили или не написали мне?

— Я хочу увидеть Фелицию и лично удостовериться, что с ней все в порядке!

На взгляд Кейт, это было слишком. Фелиции двадцать два года. Она уже вполне самостоятельный человек.

— Еще раз подтверждаю: с ней все в полном порядке.

— Когда я могу увидеть ее? — казалось, Саймона ее слова не убедили.

У Кейт снова закружилась голова. Она поняла, что необходимо выйти на свежий воздух, на солнышко, чего-нибудь поесть и перестать наконец представлять, как Саймон ее целует.

— Идемте. — Кейт встала из-за стола и направилась к двери. Саймон пошел следом.

— Мы идем к ней? — недоверчиво спросил он, не ожидая, что все может быть так легко.

— Мы идем пить кофе.

Нет, легко не будет.

— Я не хочу кофе!

Саймон был так близко, что Кейт ощутила исходящий от него свежий древесный аромат.

— Зато я хочу.

Он какое-то мгновение молча изучал ее, потом улыбнулся и ехидно произнес:

— Но вы же впервые меня видите!

— В данном случае это не помеха. — Кейт была удивлена столь быстрой сменой его настроения: минуту назад он излучал угрозу и тревогу, а сейчас лучится таким очарованием, что сердце тает и невозможно не улыбнуться в ответ на его широкую улыбку. Такое ощущение, будто на самом деле она знает его давным-давно. И это был тревожный симптом, однако Кейт не хотелось обращать на него внимания.

Пройдя мимо вереницы магазинчиков, они зашли в небольшое уютное кафе.

— Что будете пить: латте, каппуччино, эспрессо? — поинтересовалась Кейт.

— Все равно. — Обернувшись, Кейт увидела, что Саймон как завороженный смотрит на открывающуюся из окон перспективу. Стоял чудесный ясный февральский день. Солнечные блики на воде, белые яхты, золотой песок, голубое небо, крики чаек, веселые голоса отдыхающих, запах морской воды и кокосового масла — это сказочное сочетание многих сводило с ума, и седьмой лорд Хольм не стал исключением.

— А к кофе что-то будете? Маффин, например? — Произнеся это, Кейт почувствовала, как ее пустой желудок одобрительно заурчал. Но Саймон, не подозревая об этом, отказался от предложения, не отрывая взгляда от панорамы бухты. Ну вот, в одиночку она есть не станет ни за что. Еще вся измажется и потеряет последнюю надежду произвести благоприятное впечатление на английского лорда.

Когда она заказывала два кофе с молоком, Келли, хозяйка кафе, поинтересовалась:

— Как устроилась в новом офисе?

— Да пока никак, — ответила Кейт, роясь в сумочке в поисках мелочи, чтобы расплатиться за кофе. — Там до сих пор все вверх дном, ничего невозможно найти.

— Поэтому когда она все же находит, что искала, то страстно и пламенно лобзает находку! Со стороны это выглядит эффектно, но странно, Кейт, имейте в виду. — С этими словами Саймон подмигнул спутнице и, не дожидаясь, пока она завершит поисковую операцию в своей сумочке, положил на стойку двадцатидолларовую банкноту.

— Знала бы я, что солнце так благотворно на вас влияет, сразу бы вытащила на улицу! — Кейт рассмеялась. Внезапно ей снова подумалось, каково бы это было, если бы Саймон ее поцеловал, и, чтобы отвлечься от этой картины, она торопливо произнесла:

— Келли, знакомься: это Саймон, брат Фелиции.

— Рада познакомиться с родственником Фелиции. Она тут у нас произвела настоящий фурор. — Келли разглядывала Саймона с нескрываемым любопытством. — Будете работать у Кейт на яхте?

Кейт внимательно посмотрела на англичанина, словно оценивая его шансы на успех в ее деле:

— Почему бы нет. Я смотрю, руки у него достаточно сильные и ловкие, чтобы справиться с управлением.

— А я смотрю, дорогуша, что руки у него способны не только на это! — произнесла Келли, хитро поглядывая на клиентку. Саймон при этих словах скромно улыбнулся, а Кейт бросило в жар, в голове стали мелькать соблазнительные сцены, и она не нашла, что сказать в ответ.

Келли, сжалившись над ней, пригласила их занимать места за столиком, пообещав сразу же принести кофе. Кейт и Саймон выбрали столик под открытым небом с чудесным видом на бухту. Усаживаясь, девушка попыталась вспомнить, когда последний раз была на свидании, но одернула себя: сейчас-то она не на свидании и нечего даже думать на эту тему. Надо возвращаться к реальности, к насущным проблемам.

— У вас хорошие отношения с Фелицией? — поинтересовалась она. Улыбка с лица Саймона исчезла мгновенно, он снова напрягся и, мгновение поколебавшись, ответил:

— Разумеется, — и, чуть помолчав, добавил: — Мы же родственники.

— Не хотите рассказать поподробней? — Копируя позу собеседника, Кейт тоже от расслабленности перешла к напряжению: села прямо, расправила плечи.

— Не о чем тут рассказывать.

Похоже, Саймон не намерен раскрываться перед ней, и девушка решила попробовать другую тактику:

— Вы только не обижайтесь. Но я знаю, что Фелиции двадцать два года, а вы выглядите немного… — она сделала паузу, позволяя собеседнику ответить.

— Я на десять лет старше, — взгляд Саймона несколько потеплел. Тут Келли принесла кофе, и Саймон улыбнулся ей. Кейт отметила про себя, что эта улыбка положительно характеризует собеседника, а вслух заметила:

— Большая разница в возрасте.

Собеседник согласился с ней и отпил кофе. Кейт показалось, будто он настолько ушел в свои мысли и чувства, что делает все машинально и даже не ощущает вкуса лучшего в их городке кофе.

— Фелиция всегда была слишком безалаберна и безответственна. — Мужчина наконец вышел из задумчивости и перевел взгляд с чашки на спутницу. — Интересно знать, что имела в виду Келли, говоря, что Фелиция произвела фурор.

— Всего лишь то, что ваша сестра всех тут к себе расположила, что она веселый, жизнерадостный человек и пользуется популярностью

— Этого-то я и боялся, — Саймон нахмурился.

Кейт хотела было узнать, почему, но передумала, достала мобильный телефон и набрала номер Фелиции. Параллельно она сочла необходимым сообщить:

— Когда Фелиция работала у меня, я не заметила в ней ни грамма безалаберности или безответственности. Она проявила себя как очень хороший сотрудник.

Пристально следя за действиями Кейт, Саймон чуть не поперхнулся кофе:

— Это Фелиция-то?

Но Кейт уже разговаривала по телефону:

— Привет, это я.

— Привет, что случилось? — услышала она голос Фелиции.

— Извини, что отвлекаю тебя во время… э-э, во время отпуска, — Кейт бросила взгляд на Саймона, — но ты ни за что не догадаешься, кто сидит напротив меня. Седьмой лорд Хольм, представляешь!

В трубке повисла тишина.

— Алло, Фелиция, ты слышишь меня?

— Саймон в Австралии?

— Ага.

— Что ты ему рассказала? — Новобрачная почти кричала, и Кейт забеспокоилась, не слышит ли Саймон их разговора. Он тем временем подался вперед, будто собирался выхватить телефон, но Кейт отодвинулась так, чтобы оказаться вне зоны досягаемости.

— Ничего еще, а в чем дело?

— Кейт, ты не понимаешь!

— Да, Фелиция, сказать откровенно, действительно не понимаю.

Саймон следил за Кейт с таким выражением лица, будто был вне себя от счастья, что его маленькая сестренка на связи и с ней все в порядке. Казалось, он готов расцеловать Кейт всего лишь за то, что та дозвонилась до его сестрички. Боже, не думал же он, что Кейт способна бросить этого красавца со всеми его так тщательно, но безуспешно скрываемыми тревогами, ничем не ободрив!

— Кейт, он же все испортит! Пожалуйста, обещай, что не скажешь ему, где я.

— Конечно, не скажу. Я же и сама не знаю!

— И не говори, что я вышла замуж за Денни!

Кейт в задумчивости прикусила губу. Как ей показалось, в глазах Саймона, пристально наблюдавшего за каждым ее движением, при этом жесте зажегся огонь желания, и Кейт поспешно наклонила голову, стараясь не смотреть на него и не давать волю сексуальным фантазиям. Нельзя связываться с туристами. Никогда. Девушка усилием воли заставила себя вновь сосредоточиться на нелегком разговоре.

— Кейт, дай слово, что не скажешь ему.

— Ну… вообще-то я надеялась, ты сама ему скажешь. — Кейт вовсе не горела желанием самолично объяснять Саймону, что его сестра тайно расписалась с ее братом.

— Ладно, Кейт, клянусь, я скажу ему, как только мы вернемся.

«Господи, но ведь это будет еще только через две недели!» — подумала Кейт, а Фелиция тем временем продолжала:

— Представляю: он сидит сейчас — брови нахмурил, подбородок выпятил, барабанит пальцами по столу. Жаждет удостовериться, что я выкинула какую-нибудь глупость!

— Но ты же не делала ничего такого, правда? — Фелиция так точно описала Саймона, что Кейт на мгновение сама почувствовала себя на его месте.

— Ну вот, ты уже с ним заодно! — Фелиция разошлась не на шутку.

Кейт собралась и строгим начальническим тоном потребовала:

— Фелиция, отвечай, когда тебя спрашивают.

— Боже, да вы просто два сапога пара! Он правда сейчас там с тобой?

— Самая настоящая правда.

— Кейт, я считаю, что права. — Фелиция внезапно успокоилась и заговорила уверенно: — Я люблю Денни. Решение выйти за него замуж — самое правильное за всю мою жизнь.

— Ладно-ладно. Но можешь сейчас поговорить с Саймоном, хотя бы сказать, что у тебя все хорошо?

— Не хочу я с ним разговаривать, — упрямо ответила Фелиция тоном, которого Кейт никогда раньше от нее не слышала.

— Фелиция, ради меня, — Кейт затаила дыхание в ожидании ответа.

— Боюсь, я долго не выдержу и брошу трубку…

— И все же, Фелиция…

— Хорошо, обещай только, что перезвонишь, когда он не будет рыскать рядом, как ищейка, почуявшая добычу.

— Договорились. — Кейт вздохнула и протянула трубку Саймону, предупредив: — Только будьте с ней помягче!

Саймон схватил телефон:

— Фелиция? Ну слава богу! С тобой все в порядке? — какое-то время он, мрачнея, слушал, что ему отвечают, а потом прокричал: — Что, черт возьми, ты затеяла? Ведь я… — Тут, видимо, собеседница громко перебила его, так что ему пришлось даже отодвинуть телефон от уха.

Право же, странное у Саймона представление о том, что значит «быть с сестрой помягче», подумала Кейт. А тот уже вернулся к разговору:

— Я себе места не находил, чуть с ума не сошел от беспокойства. В какую историю ты вляпалась на этот раз?

Внезапно Кейт подумала, что, пожалуй, в чем-то понимает поведение Фелиции.

— Что значит — не мое дело? Я же…

Кейт краем уха слушала телефонные баталии, попивала кофе и размышляла, не досаждала ли и она в свое время брату подобной чрезмерной опекой.

— Тогда какого черта ты не звонила?

А вот на этот вопрос Кейт тоже хотела бы получить вразумительный ответ.

— Ведь есть же, в конце концов, какие-то элементарные нормы поведения! — Его рука сжалась в кулак. — Нет, это меня касается, напрямую! — Кулак с грохотом опустился на стол. — Ты несешь чушь и сама это знаешь!

Саймон еще какое-то время прижимал трубку к уху, затем посмотрел на экран и протянул телефон Кейт со словами:

— Она отключилась.

— Еще бы. И я ее не виню. Я вам что сказала? Быть с ней помягче! А вы?

— Где она? Я не уеду, пока собственными глазами ее не увижу.

— Хотите сказать, что просто тихонечко посмотрите на нее издалека и мирно отбудете восвояси? Да ведь вам не терпится устроить ей грандиозную взбучку за какие-то проступки, существующие только в вашем воображении! Саймон, она взрослая девочка и может принимать самостоятельные решения, совершать собственные ошибки и жить отдельной самостоятельной жизнью!

— Вы совсем ее не знаете.

— Позволю себе с вами не согласиться. Она три месяца жила в моем доме и работала в моей фирме.

— Вы не знаете ее так же хорошо, как я.

— Возможно. Но если вы не прекратите обращаться с ней как с несмышленым подростком, однажды она действительно совершит какую-нибудь глупость: свяжется с дурной компанией, подсядет на наркотики или что-нибудь в таком духе — и все это, чтобы доказать вам, что она не ребенок. — Заметив панику в глазах Саймона, Кейт поспешила успокоить его: — Нет-нет, сейчас ничего такого не намечается, не думайте. На моей памяти Фелиция не принимала ничего крепче бокала шардоне. Но своим отношением вы сами можете подтолкнуть ее на отчаянный жест, и когда действительно настанет трудная ситуация и Фелиция будет нуждаться в вашей помощи, она к вам не обратится.

— Вы говорите с таким знанием дела…

— Мой отец умер восемь лет назад. Мне тогда было двадцать, а моему брату Денни всего пятнадцать.

— А ваша мама?..

— Она бросила нас, когда мне было шесть.

— То есть вы, по сути, вырастили брата сами.

— Бывало непросто, но между нами разница всего пять лет. Мне было проще понять, что он достаточно взрослый, чтобы принимать самостоятельные решения.

— И кроме того, мужчины вообще в большей степени способны о себе позаботиться, чем женщины.

— Саймон, это дискриминация по половому признаку!

Мужчина пожал плечами, наклонился к ней ближе и произнес:

— А вы что-нибудь знаете о приданом Фелиции? Представляете, сколько она получит, когда ей исполнится двадцать пять? — Он назвал цифру, повергшую Кейт в состояние, близкое к шоковому. —

Теперь понимаете, почему я беспокоюсь, как бы она не наделала глупостей? Ведь вокруг полно желающих заполучить ее наследство. Я не допущу, чтобы Фелиция стала жертвой брачного афериста. Только тут Кейт поняла, почему Фелиция ничего не рассказала им с Денни ни о своей семье, ни о состоянии. Ей хотелось, чтобы полюбили ее саму, а не титул или наследство. И еще Кейт поняла, что в данных обстоятельствах новость о замужестве сестры вряд ли порадует Саймона. Кейт взяла себя в руки и не позволила охватившей ее панике прорваться наружу под пристальным взглядом седьмого лорда Хольма. Тот тем временем не сдавался:

— Так где же она?

— Не знаю. — Кейт допила кофе, даже не почувствовав вкуса.

— Не верю.

— Ничем не могу помочь. Даже если бы знала, то не сказала бы.

— Значит, так, да? — Губы Саймона сжались, ноздри раздулись от гнева, он сидел, скрестив руки на груди. Кейт подумала было, что этому новому, упертому Саймону она симпатизирует намного меньше, чем очаровательному англичанину-туристу или трогательно обеспокоенному судьбой младшей сестры мужчине, которым он являл себя до сих пор. Она даже поняла, почему запаниковала Фелиция, услышав о приезде брата. Но тут же Кейт озарило: ведь вся эта злоба и грубость Саймона — напускные. Это просто защитный механизм, скрывающий страх и неуверенность. Саймон несколько месяцев прожил в волнениях за Фелицию. И вместо того, чтобы в первом за долгое время разговоре сказать, как любит ее и как рад, что с ней все хорошо, он набросился на сестру с упреками, словно заранее боялся, что та не пойдет с ним на контакт… Господи, да что же между ними такое произошло?

— Ну ладно. А чем она хотя бы занимается? — угрюмо поинтересовался Саймон. Кейт подумала, что он, видимо, привык к тому, чтобы все перед ним расшаркивались, а тут вдруг такое неповиновение…

— Просто путешествует. И уже через две недели вернется домой.

— Ее дом в Англии!

— Хорошо-хорошо. Тогда просто вернется. Через две недели. — Кейт почувствовала, что шея и спина затекли от непрерывного напряжения. С одной стороны, она дала слово Фелиции. С другой стороны, она очень хорошо понимала чувства сидящего перед ней мужчины. Кейт по себе знала, каково это — беспокоиться за ребенка. А Саймон, несомненно, до сих пор считает Фелицию ребенком. Ему необходимо как-то расслабиться, отвлечься.

— И что же мне до тех пор делать? — не унимался англичанин.

— Можете вернуться в Англию. А Фелиция позвонит сразу, как вернется. Я за этим прослежу.

— Нет, не пойдет, я не уеду, пока сам ее не увижу.

Кейт каким-то шестым чувством понимала, что Саймону действительно стоит дождаться Фелицию, если он намерен восстановить с ней дружеские отношения.

— Отлично. Тогда оглянитесь вокруг, милорд, — с этими словами Кейт жестом показала на вид из окна кафе, — вы в туристическом раю. Нельсон Бей — один из самых красивых уголков земного шара. Так что, раз уж остаетесь, расслабьтесь и получите удовольствие. Устройте себе отпуск!

— Отпуск? — Саймон с таким недоверием выговорил это слово, словно слышал и произносил его впервые. — Я не могу позволить себе отпуск! Меня дома ждут дела!

— Неужели они важнее, чем Фелиция?

— Нет.

Кейт понравилось, что он даже на мгновение не задумался, прежде чем ответить.

— Похоже, вы совсем разучились расслабляться и отдыхать. Наверное, дома только и делаете, что работаете да спите! — «Ну и еще беспокоитесь о Фелиции», — мысленно добавила Кейт. Ее отец был такой же — находил успокоение только в работе. Если бы он в свое время потрудился отвлечься отдел и вернуть маму…

— Но я…

— Саймон, всем нам иногда надо устраивать себе отдых. Отвлечься от суеты, оглядеться по сторонам, остановиться и вдохнуть аромат роз… или что там у вас растет в поместье? Ну, у нас тут роз немного, из ароматов в основном — кокосовое масло.

Собеседник посмотрел на нее так, словно заподозрил, что она немного не в своем уме.

— Вы хотите сказать, что я должен остановиться и вдохнуть аромат кокосового масла?

— Именно так. Вы правильно уловили мою мысль.

Теперь во взгляде Саймона читалось, что он утвердился в своем подозрении на ее счет. Однако Кейт намеренно несла всякий вздор. Ей хотелось растормошить спутника, рассмешить его, заставить расслабиться, забыть все тревоги. Тот же прием она использовала, когда ее семилетний Джесси приходил из школы в таком понуром настроении, будто все несчастья мира свалились на его детские плечи.

— Идем, — она поднялась из-за стола. — Вам непременно нужно походить босиком по горячему песку и послушать чаек.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Что-что? — Саймон встал, однако выглядел весьма нерешительно. Ну и пусть. У Кейт хватит решительности на них двоих. Если Саймон хочет помириться с Фелицией, ему следует научиться расслабляться.

— Сначала самое главное. Нам надо избавить вас от этого костюма! — Кейт с заговорщическим видом подмигнула гостю. Глаза его округлились от изумления, и девушка с трудом сдержала легкомысленный смешок. Господи, какие могут быть смешки и хихиканья, ведь ей не двенадцать лет. Тем не менее она чувствовала, что кровь в ее венах наполняется каким-то новым огнем. Надо быть поосторожнее, нельзя забываться. — Мы же не хотим испачкать или измять это шикарное произведение итальянских мастеров?

— Английских мастеров, — машинально поправил Саймон.

— Тем более. — Кейт взяла свежеиспеченного отпускника под руку и потянула к вешалкам с одеждой, выставленным перед ближайшим магазинчиком.

— О, все-таки сегодня наш день! Глядите, сезонная распродажа. Ну-ка, посмотрим, что тут у нас? — С этими словами она вытянула вешалку с широкими шортами в ярко-розовую полоску. — Думаю, вам пойдет.

— Спасибо, я такое не надену.

— Жаль. — С минуту она в раздумье изучала содержимое вешалок, затем с озорным видом повернулась к Саймону и торжественно протянула ему шорты в цветах государственного флага Великобритании. — Вот, для вашей светлости самое то!

Внезапно Саймон крепко схватил ее за плечи и заглянул прямо в глаза. Пульс Кейт участился, на какое-то мгновение она подумала, что мужчина собирается ее поцеловать. И с ужасом поняла, что была бы не против такого развития событий.

— Давайте без всяких там светлостей. Пожалуйста, просто Саймон, идет?

— Идет, — Кейт нервно сглотнула и согласно закивала. Наверное, у себя дома он устал уже от всех этих протокольных штучек. Саймон выглядел в этот момент каким-то потерянным, и Кейт даже захотелось обнять его и утешить. — Извините, не знала, что вы столь болезненно отреагируете, не хотела вас дразнить.

— Все в порядке. — Голос мужчины почему-то стал хриплым, а взгляд тем временем сфокусировался на ее губах. Прикосновение рук к ее плечам стало из сильного и грозного теплым и нежным. Губы Кейт непроизвольно дрогнули и чуть было не раскрылись, приглашая к поцелую. Но усилием воли она остановила свой безрассудный порыв. Эх, все-таки появление этого англичанина не такой уж и добрый знак. Во всяком случае, Кейт чувствовала себя как-то по-новому. Она и не помнила уже, когда и кто в последний раз смотрел на нее с таким нескрываемым желанием. Но Саймон — турист, он здесь не навсегда. И нельзя об этом забывать.

— Итак? — Кейт помахала перед ним шортами патриотов Соединенного Королевства. — Значит, эти не берем?

— Однозначно. — Саймон посмотрел на вешалку и взял другую пару — невинного небесного цвета, однако впечатление невинности оказалось обманчивым, потому что ниже пояса были изображены под голубым небом зеленые пальмы, золотой песок и горячие пышнотелые мулатки. При виде шорт и выражения лица Саймона Кейт расхохоталась. Мужчина, прищурившись, уничтожающе посмотрел на спутницу.

— Сдается мне, всем этим, — он обвел рукой вокруг, — вы преследуете какую-то конкретную цель.

— В яблочко!

— Не хотите поделиться?

— Может, и поделюсь. Зависит оттого, насколько искренне вы отдадитесь процессу.

— Процессу чего?

— Вот если под конец дня вы сумеете ответить на этот свой вопрос, будем считать, что цель почти достигнута.

Саймон открыл было рот, но закрыл его, так ничего и не сказав.

— Саймон, у вас ведь нет никаких планов на день? Так расслабьтесь. Доверьтесь судьбе и плывите по течению!

Прежде чем он успел что-либо возразить в ответ, она увлекла его к вешалке с футболками и стала рассуждать о том, какой фасон лучше выбрать — обтягивающий или свободный:

— В обтягивающей вы бы смотрелись отпадно, но я пойму, если из соображений комфорта вы предпочтете широкую, — заявила Кейт, протягивая Саймону серо-голубую футболку под цвет его глаз.

Тут седьмой лорд Хольм наконец улыбнулся. Кейт захотелось зааплодировать себе, но она лишь улыбнулась ему в ответ и проводила внутрь магазина переодеваться и расплачиваться.

— И не забудьте подобрать себе шлепанцы. — Видя, что Саймон смотрит не нее непонимающе, пояснила: — Ну, знаете, шлепанцы! Чтобы в них шлепать, шлеп-шлеп! — С этими словами она повернулась и вышла на улицу. Сердце бешено колотилось, ладони вспотели. Боже, ну и испытание. Главное, не забываться. Достав мобильник, она вновь набрала номер Фелиции и сообщила, что Саймон намерен остаться до ее приезда. Леди Хольм обозвала брата тираном и занудой и заявила, что не верит, будто он способен пожертвовать ради нее двумя неделями. В ответ Кейт посоветовала ей временно выбросить все это из головы и наслаждаться медовым месяцем. Пожелав друг другу удачи, женщины распрощались.

В этот момент из магазина появился Саймон в новом обличье. В шортах и футболке он выглядел ничуть не менее впечатляюще, чем в дорогом костюме: широкие плечи, крепкие красивые ноги, правда, кожа бледновата, но две недели в Австралии определенно это исправят. Кейт даже попыталась присвистнуть в знак восхищения. Но поскольку делать это никогда не умела, свист вышел слабенький, зато от всего сердца.

— Я себя чувствую как-то глупо. Как можно в этом ходить? — Саймон с сомнением покачал ногой в сланце.

— Ничего, привыкнете. Зато выглядите как настоящий отпускник. Просто великолепно. Все утро мечтала увидеть вас в… э-э, шортах. — Про себя Кейт, правда, отметила, что Саймон все еще напряжен. И уж очень какой-то лощеный. Но эту проблему легко исправить. И Кейт повела его через дорогу и небольшой парк прямо на пляж. Там она сняла свои легкие туфли и босиком ступила в горячий от солнца песок, зажмурившись от удовольствия. Приоткрыв через пару минут один глаз, девушка увидела, что Саймон стоит как истукан, до сих пор в шлепках, держа в руках огромные пакеты с одеждой, и смотрит на нее со смесью ужаса и восхищения.

Отбирая у него пакеты и ставя их на песок рядом со своими туфлями, Кейт поинтересовалась:

— Саймон, когда вы в последний раз были в отпуске? — Последовавшее молчание выглядело красноречивее всяких слов. — Так, снимайте обувь и делайте как я. — И она стала крутиться на пятках до тех пор, пока не зарылась в теплый песок по икры. На этот раз Саймон последовал ее примеру. — Ну как? Правда, здорово?

— Ну-у… да, — Саймон вопросительно смотрел на Кейт, будто пытаясь угадать, какого рода реакция от него ожидается. Кейт хотелось закричать: «Да забудь обо мне! Просто прислушайся к себе, получай удовольствие!». Похоже, он очень давно не был в отпуске.

— Вы ведь в Европе живете?

— Ну, когда я улетал, Англия была еще частью Европы, да.

— У вас же там Испания под боком. Неужели вы не ездите хотя бы раз в год отдыхать куда-нибудь на соседние острова… — Кейт покопалась в памяти в поисках подходящего названия, — на какую-нибудь… Арубу, например?

— Кейт, вообще-то Аруба в Карибском море.

— Правда? Ну, по сравнению с мировой революцией это уже детали, — и Кейт легкомысленно махнула рукой.

Тут Саймон, к огромному удовольствию Кейт, расхохотался, откинув голову, а успокоившись, все еще улыбаясь, стал любоваться заливом. Заметив блеск в его глазах, девушка предложила:

— Почему бы вам не искупнуться?

— Полотенца нет.

— Вон через дорогу их уйма продается. Или так высохнете! — Про себя Кейт подумала, что тогда уж точно уйдет вся чопорность и напряжение и он станет похож на настоящего отпускника.

— Присоединитесь?

— У меня, к сожалению, нет с собой купальника. Хотя мне не привыкать купаться в футболке и шортах. Но сегодня у меня еще встреча с бухгалтером, поэтому лучше не стоит.

Тут до Кейт донесся запах свежих чипсов, и она забыла обо всем на свете.

— Безумно хочется есть. Никуда не уходите, я сейчас вернусь.

Через пару минут она уже несла три пакетика горячих ароматных чипсов.

— Смотрю, вам действительно хочется есть, — прокомментировал Саймой.

— Это не все мне: один вам, а еще один для чаек! — С этими словами она бросила в воздух пару чипсов, и откуда ни возьмись налетели тучи белых птиц. Кейт передала пакетик Саймону, и он последовал ее примеру, разбрасывая угощение. Воздух вокруг словно ожил от хлопанья многочисленных крыльев: чайки вступили в борьбу за лакомство. Заливистый смех Кейт был столь заразительным, что и Саймон рассмеялся от души.

— Все, остались только наши порции, ими мы делиться не собираемся! — крикнула Кейт чайкам и добавила, обращаясь к своему подопечному отпускнику и протягивая ему второй пакетик: — Берите ваши чипсы и прошвырнитесь босичком по кромке воды!

— Как? — изумился аристократ.

— Что вас так ужасает? Неужели английским лордам долг не велит ноги мочить?

— Отнюдь. Просто для меня в диковину обычай местных аборигенов есть руками и на ходу!

— Ой, извините, как-то не догадалась сервировать вам стол.

— Ладно, не переживайте. Здесь все равно нет квалифицированной прислуги.

— Саймон, вы же в отпуске, у нас пикник на свежем воздухе, совместите приятное с приятным!

Так они бродили какое-то время по полосе прибоя и шутливо переругивались. Кейт чувствовала, что напряжение постепенно отпускает чужестранца. Наконец она отважилась затронуть волнующую ее тему:

— А с Фелицией вы давно так вот вместе отдыхали? — Саймон замер, и Кейт поспешно добавила: — Просто что-то мне подсказывает, что вы несколько отдалились друг от друга.

— Я не готов обсуждать эту тему с… — он замолчал в нерешительности.

— Понятно, с первым встречным. Тогда я сама порассуждаю вслух. — Не давая мужчине возможности возразить, она продолжала: — Вы на десять лет старше сестры и, несомненно, — привыкли чувствовать за нее ответственность. А она, взрослея, наверняка стала противиться вашему вмешательству в ее жизнь. Когда Фелиция начала претендовать на самостоятельность, вас это ни в кой мере не устроило, вы не хотели терять контроль. Вы стали авторитарным и категоричным, и девушке ничего не оставалось, как огрызаться и защищаться. В итоге вы словно оказались по разные стороны баррикад, хотя на самом деле вы — одна команда.

Во время этой тирады Саймой, поджав губы и сжав кулаки, молча глядел в пространство перед собой, но на последней фразе резко остановился и возразил:

— Все это лишь предположения. Вы меня совсем не знаете.

— Зато я знаю Фелицию. Полагаю, она не вынесла вашего стремления к тотальному контролю, вы слишком давили на нее, вот она и сбежала.

Кровь отхлынула от лица мужчины, и Кейт вновь ощутила прилив жалости к нему. Теперь все они — Денни, Фелиция, Саймон — одна семья, и так хотелось бы восстановить мир и взаимопонимание. Сделав вид, что не замечает реакции спутника, девушка продолжала:

— Но у Фелиции доброе сердце. Поэтому, если все именно так, как я предположила, думаю, вам достаточно всего лишь искренне извиниться и дать слово, что будете уважать ее самостоятельность, ее решения. В конце концов, она вполне разумная девушка и способна о себе позаботиться.

Они продолжили свой путь. Казалось, Саймон понемногу приходит в себя.

— Значит, Фелиции здесь понравилось? — вымолвил наконец он.

Кейт раскинула руки, подставила лицо солнечным лучам и воскликнула:

— Да разве может все это кому-то не нравиться?

Англичанин огляделся по сторонам и неуверенно ухмыльнулся:

— Если и может, то точно не Фелиции. Думаю, она здесь просто зажигала.

— В точку! — Кейт с удивлением поняла, что чувствует себя весьма комфортно, гуляя сейчас по берегу с Саймоном, с которым знакома всего пару часов.

— А ваш брат Денни тоже живет в Нельсон-Бей?

— Да, у нас совместный бизнес, который начал еще наш отец двадцать лет назад. Мы устраиваем для туристов прогулки на яхте.

— Любите свое дело?

— Обожаю. Ну, за исключением дней, когда сотрудник внезапно заболевает и приходится срочно искать замену. Вот сегодня, например, мне позвонили на этот счет рано утром…

— Это было до или после похорон золотой рыбки?

— Во время.

Немного помолчав, Саймон поинтересовался:

— А как вы с Денни отдыхаете?

Кейт чуть не споткнулась от неожиданности вопроса, но взяла себя в руки и ответила, улыбаясь:

— Нас объединяет страсть к серфингу и фильмам ужасов. — Она взяла спутника под руку и вернулась к начатой ранее теме: — А у вас с Фелицией есть какие-то совместные увлечения? Когда вы в последний раз по-настоящему веселились вместе? — Пока Саймон молчал, она размышляла, что раз он лорд, а Фелиция, стало быть, леди, у них, наверное, всегда было все, чего бы они ни пожелали: самые крутые игрушки, интересные поездки, да все что угодно.

Наконец он ответил, расплывшись в улыбке:

— Когда я учил ее ходить на руках.

Так, о крутых игрушках ни слова. Интересно.

— Да? А где? И когда?

— На лужайке перед домом. Лет пять назад.

Ага, и никакого эксклюзива для богатых. Кейт схватила Саймона за руку, заставляя остановиться.

— Вы правда умеете? Покажите! Всю жизнь мечтала научиться.

Саймон не заставил себя долго упрашивать и лихо прошелся на руках, демонстрируя бицепсы и

квадратные мышцы пресса, отчего у Кейт сбилось дыхание. Окончание номера лорд отметил возгласом «Та-дам!» и шутливым поклоном. Девушка пару мгновений безмолвно взирала на атлета-любителя, а потом в свою очередь прошлась перед ним колесом.

— Мило-мило, — прокомментировал мужчина.

— Могу научить вас, если объясните мне, как ходить на руках.

— Кейт, не хочется вас расстраивать, но колесо — это для девчонок! — снисходительно ответил Саймон.

— Ну, тогда сальто назад! — Кейт прыгнула, но оказалось, что Саймон и сам умеет делать сальто. Они еще какое-то время хвастались своими умениями, пытаясь перещеголять друг друга. Наконец, после очередной неудачной попытки Кейт пройтись на руках, они оба, хохоча, свалились на песок. Краем глаза девушка заметила, что Саймон, перекатившись на живот и подперев лицо руками, внимательно ее разглядывает. И могла поспорить, что делает это с явным удовольствием. И ей это нравилось. Она снова попыталась отрезвить себя: нельзя связываться с туристами.

— Скажи, — обратился наконец к ней Саймон, — а что именно подумает твой бухгалтер, если ты явишься на встречу немного… мокрая?

Кейт сделала вид, что серьезно обдумывает вопрос. В самом деле, почему бы и не окунуться! Ей не помешает охладиться.

— Честно говоря, в такой жаркий день он и сам, полагаю, будет немного мокрый, — рассудила наконец она.

Второго приглашения не потребовалось, Саймон схватил девушку на руки, и забежав в воду, разжал объятия. Придя в себя, Кейт тут же провела карательную операцию: сделала подсечку, и мужчина рухнул в воду рядом. Выплыв, он внезапно и решительно обнял девушку за талию, привлек к себе и поцеловал — крепко и горячо. И Кейт поняла, что ждала этого момента с самой первой минуты, как увидела гостя в своем офисе. На мгновение он отстранился, словно давая девушке возможность ускользнуть, но это было бы выше ее сил. Саймон ласково провел пальцами по ее щеке и вновь прильнул губами к ее приоткрывшимся губам. В его объятиях было так спокойно, так надежно, так хорошо. В его объятиях казалось, что нет ничего невозможного. Волна удовольствия прокатилась по ее телу, руки машинально обвились вокруг шеи лорда Хольма, который прижал ее к себе еще сильней. Время, казалось, остановилось.

Когда Саймон наконец поднял голову, Кейт лишь смогла выдохнуть:

— Ух ты.

Мужчина улыбнулся, и даже улыбка вышла сексуальной:

— Точно. Я как раз собирался это сказать.

Кейт немного отстранилась, так как поняла, что, будучи прижатой к его груди, теряет способность здраво рассуждать. А порассуждать, тем более здраво, сейчас бы не помешало.

— Как-то само получилось, — осторожно произнес Саймон, внимательно вглядываясь в лицо Кейт.

— Знаю. — Она нисколько не сомневалась в отсутствии злого умысла у седьмого лорда Хольма.

— Ты… ты в порядке?

— Да. — Подумаешь, кровь стучит в висках и губы горят. Так и должно быть. Все в порядке. Солнце светит, чайки и дети кричат, однако мир вокруг словно неуловимо изменился после этого поцелуя. Почему-то…

— А ты сам-то как?

— И я нормально, — в словах Саймона не было уверенности.

— Думаю, нам нужно… — Кейт едва удержалась, чтобы не сказать «еще раз поцеловаться», — пойти найти тенек и хорошенечко высохнуть.

Не дожидаясь ответа, она направилась в парк рядом с пляжем, устроилась на скамье под одним из деревьев и попыталась привести мысли в порядок. Интересно, в душе у Саймона сейчас такое же смятение, как и у нее? Тут герой ее мыслей опустился рядом и пристально посмотрел на девушку.

— Хочешь я принесу извинения? — осторожно осведомился он.

Кейт резко повернулась к нему:

— Что ты, нет, конечно! Это… — она махнула рукой в направлении места, где они только что целовались, — это было…

— Да, действительно, это было, — согласился Саймон, кивнув в том же направлении.

Кейт развернулась к Саймону и посмотрела ему прямо в лицо:

— То есть я хочу сказать, это был практически лучший поцелуй в моей жизни. — На самом-то деле просто лучший, без всяких «практически».

— Я еще и не то могу, — Саймон снова улыбнулся особенной соблазнительной улыбкой, от которой у Кейт перехватило дыхание. Саймон-отпускник ей нравился все больше.

— А не будет ли это слишком безответственно и безалаберно с нашей стороны? — поинтересовалась Кейт. Кажется, именно эти характеристики Саймон совсем недавно употребил по отношению к Фелиции.

— Будет.

— Саймон, я не могу позволить себе быть безалаберной.

— Я тоже.

Чем больше Кейт вглядывалась в сидящего рядом англичанина, тем большее влечение к нему ощущала. Она уже очень давно не встречалась с мужчиной. Вообще-то среди местных жителей установилось негласное табу на близкие отношения с туристами. Но, может, Саймон — исключительный случай. Ведь их поцелуй был настоящий, искренний. Хотя… разве можно рассчитывать на что-то серьезное и долгосрочное, если предполагаемый партнер живет на другом краю земли? Должно быть, она просто перегрелась на солнце, раз вообще позволила себе такие мысли.

— Кажется, я догадываюсь, о чем ты сейчас думаешь, — волшебный голос с британским акцентом ворвался в ее размышления.

— И о чем же? — Кейт залилась краской, надеясь, что его фраза окажется просто оборотом речи, не имеющим ничего общего с реальностью.

— О том, что ты совсем меня не знаешь.

— В самую точку!

— Так это можно исправить! — Саймон взял ее руку в свои.

— Но ведь ты живешь за миллион миль отсюда, на другом конце света!

— Вообще-то не миллион, а десять тысяч, но по сравнению с мировой революцией это уже детали, верно? — Кейт с усилием улыбнулась, а мужчина сжал ее руку и добавил: — Мне предстоит пробыть здесь по меньшей мере две недели, и я очень хотел бы узнать тебя поближе.

Кейт ощутила прилив радости от этих слов, но призвала себя к порядку и возразила:

— Саймон, какой в этом смысл?

Но Саймон приложил палец к ее губам, заставляя умолкнуть:

— Кейт, не во всех событиях стоит искать смысл. Иногда надо просто расслабиться и плыть по течению, не так ли?

Может, он и прав… Нет, это порочная логика. Кейт отняла у него свою руку и спросила:

— Значит, ты все же собираешься дождаться Фелицию? Здесь, в Нельсон-Бей?

— Именно так.

— Комната Фелиции свободна, можешь пожить в ней, если хочешь, — предложение вырвалось у Кейт само собой.

— Ты предлагаешь мне остановиться в твоем доме?

Боже, что она делает! Кейт нервно сглотнула и закашлялась. Успокоившись, она попыталась внести ясность в ситуацию:

— Мое приглашение вовсе не подразумевает чего-либо… э-э-э… большего!

Саймон понимающе и тепло улыбнулся и дружески похлопал Кейт по коленке:

— Ясно-ясно. Что ж, тем не менее сочту за честь насладиться твоим гостеприимством. Обещаю вести себя как подобает настоящему джентльмену. И в знак благодарности приглашаю тебя на ужин.

— Саймон, это… — Кейт указала рукой в сторону пляжа, где они только что целовались, — не должно повториться.

— Кейт, мое приглашение вовсе не подразумевает чего-либо большего! Можешь быть во мне уверена.

В нем-то она, может, и уверена, но вот в себе — ни капельки. Не соглашаться на этот соблазн ни в коем случае! И в полном соответствии с правилами женской логики Кейт произнесла:

— Хорошо, с удовольствием.

— Завтра вечером ты свободна?

Завтра — то есть в субботу. Кейт медленно покачала головой:

— В выходные у нас на «Веселом дельфине» самая работа. — Видя, что Саймон непонимающе нахмурился, пояснила: — Это яхта, на которой мы организуем прогулки для туристов. Вон она! — И Кейт гордо указала на красивое, ухоженное судно, мягко покачивающееся у пристани. Саймон был заметно впечатлен. Но смотрел больше на Кейт, а не на яхту. Заметив это, Кейт нервным жестом убрала несуществующую прядку волос с лица и предложила:

— Если хочешь, можешь завтра поплавать с нами на яхте.

— Здорово! Конечно, хочу! А как насчет воскресенья?

— В воскресенье мы катаем до двух часов, так что вечером буду свободна.

Саймон довольно улыбнулся, и Кейт торопливо вскочила на ноги, чтобы не поддаться чувствам и не броситься к нему с поцелуями.

— Мне пора, бухгалтер ждет. — Поскорей уйти подальше и в спокойной обстановке подумать надо всем этим как следует.

Договорившись встретиться в офисе через несколько часов, они расстались. И Кейт с удивлением поняла, что, несмотря на тяжелое начало дня и чреватые душевным смятением последующие события, она пребывает в прекрасном — каком-то даже отпускном — расположении духа.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Саймону по-настоящему не терпелось вновь увидеть Кейт, и когда она наконец вышла из офиса ему навстречу, у него буквально перехватило дыхание от восторга и от овладевшего им сильнейшего желания. Как же она хороша: золотистые светлые волосы, голубые глаза, вся такая спортивная, ловкая. Но главное даже не во внешности. Было что-то такое в ней самой — какое-то внутреннее сияние, которое заставляло по-особому светиться ее глаза и заражало окружающих ее настроением. Саймон никогда не встречал еще таких людей, ни с кем еще ему не было так просто и весело. Она общалась с ним непринужденно и искренне, невзирая на титул. Рядом с ней он словно чувствовал жизнь как-то острее, ярче.

Не слишком ли безрассудно при всем при этом останавливаться в ее доме? Приглашать ее на свидание?

В этот момент Кейт обернулась к нему, и лицо ее озарилось улыбкой. От этой улыбки ему захотелось схватить ее на руки и расцеловать, но вместо этого он вежливо поинтересовался:

— Как прошла встреча с бухгалтером? — Такой примитивный, предсказуемый вопрос! Фелиция не преминула бы упрекнуть брата в отсутствии фантазии.

Однако Кейт, видимо, ничего подобного в голову не пришло, она благодарно посмотрела на Саймона и ответила:

— Спасибо, успешно. — Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза, наконец Кейт рассмеялась, взяла визитера под руку и повела в сторону дороги. — Где твоя машина?

— Тут недалеко, — Саймон попытался не думать о ее прикосновении, — а твоя?

— А я хожу на работу пешком! — Саймон был рад такому ответу, ведь это означало, что они поедут сейчас вместе на его машине.

Распахнув перед Кейт дверцу взятого напрокат шикарного «мерседеса», Саймон произнес:

— Ваш экипаж подан, миледи! — Он с удовольствием наблюдал за Кейт, которая в восхищении разглядывала приборную панель и благоговейно проводила рукой по кожаной обивке салона. Саймону представилось, как ее руки гладят его тело, но веселый возглас прервал его эротические фантазии.

— Вот это да! Спутниковая навигация! Джесси будет в восторге от этой машины. — Заметив непонимание во взгляде Саймона, она пояснила: — Джесси — это мой сын.

Саймон непроизвольно резко и с силой захлопнул дверцу с ее стороны и, обойдя машину, сел на водительское место. Значит, у нее есть ребенок! Трясущимися, непослушными пальцами он включил зажигание и уронил руки на колени, пытаясь успокоиться. Его разум отказывался верить в то, что у этой милой женщины с ее волшебной улыбкой, золотыми волосами, забранными в высокий хвост, раскачивающийся при ходьбе, — у этой очаровательной девушки есть сын. Саймону хотелось вопить от злости. Нет, не может быть, наверное, он ослышался.

— Значит, говоришь, у тебя есть сын?

— Да, Джесси. И как все мальчишки, он обожает всякую технику. Разве Фелиция тебе о нем не рассказывала?

— Нет. — Саймон старался казаться безразличным, надеясь, что выражение лица не выдаст его состояния.

Кейт повернулась и, чуть нахмурившись, пристально на него посмотрела:

— Саймон, а что она тебе вообще рассказывала?

— Э-э… ее послания были весьма лаконичны. — Похоже, сестренка не сочла нужным рассказать ему о многом. Тем не менее, как ни странно, эта тема показалась теперь Саймону более безобидной и безболезненной, чем обсуждение сына Кейт и его пристрастий.

— Саймон, а когда ты прилетел в Австралию?

— Сегодня утром.

Глаза Кейт округлились от удивления, и она воскликнула:

— Что! Боже, да ты, наверное, с ног валишься от усталости!

«Валюсь, да только не от усталости», — подумал Саймон.

— Все-все, едем скорее домой. Примешь душ, выпьешь чего-нибудь освежающего и снова почувствуешь себя человеком!

Участие и энтузиазм, звучащий в ее голосе, немного отвлекли Саймона от тягостных мыслей, и он улыбнулся в ответ. Перед этой женщиной просто невозможно устоять. Ее эмоции, ее душевное состояние заразительны! Да она просто колдунья какая-то!

Колдунья с ребенком. Улыбка мгновенно сошла с его лица.

— А когда увидишь, какой обалденный вид открывается с моей веранды, то просто забудешь про все на свете! Итак, программа следующая: душ, а потом бокальчик пива в саду. Как тебе?

— Звучит заманчиво, — откликнулся Саймон, а про себя подумал: «Да только вот ребенок в эту картину никак не вписывается».

Следуя указаниям Кейт, они очень быстро доехали до места. Обшитое белым сайдингом неказистое строение, открывшееся взору, не соответствовало ни одному из известных Саймону стилей архитектуры. Оно разительно отличалось от своих двухэтажных, отделанных кирпичом строгих соседей. Все окна в доме Кейт были распахнуты, и в них развевались легкие белые занавесочки.

— Когда этот дом купили, в нем было всего две комнаты и веранда. Отец потом его надстроил и расширил, — с гордостью прокомментировала Кейт.

— Да, выглядит весьма… оригинально, — отозвался Саймон. Отвлекшись от дома, он засмотрелся на серебряный медальон в виде дельфина, который блестел на груди Кейт в вечерних лучах солнца. Дельфин был гибкий, озорной — почти как сама его владелица. Саймону нестерпимо захотелось тронуть ложбинку, в которой устроился серебряный медальон.

— Идем, покажу тебе такое, что ты просто с ума сойдешь!

Он и так уже сошел с ума — из-за нее. Но ему вовсе этого не хочется теперь: не хочется чувствовать, как от ее улыбки мурашки бегут по всему телу, не хочется замечать, с какой плавностью и грацией, словно в воде, она движется, не хочется поддаваться фантазиям о том, как выглядит ее обнаженное тело… Не хочется, нельзя! Саймон перехватил руку Кейт, потянувшуюся было открыть входную дверь, и задал волнующий его вопрос:

— Ты замужем? У твоего ребенка есть отец?

Кейт с удивлением посмотрела на спутника и улыбнулась так, что его бросило в жар:

— Ну конечно, Саймон, у него есть отец. Как ты понимаешь, чтобы появился ребенок, нужны двое. Но я не замужем. — Она слегка нахмурилась. — Неужели ты считаешь, я стала бы целоваться с тобой и согласилась бы на ужин, если бы у меня кто-то был? Может, в ваших кругах это и в порядке вещей, но мне на самом деле неприятно, что ты так обо мне подумал. — Она посмотрела на схватившую ее руку, и ревнивец спешно разжал пальцы, от которых на нежной женской коже остались четкие следы. Саймон устыдился своей несдержанности. Кейт так добра к нему, а он…

— Извини, я не думал ничего такого. Просто… — он замешкался, подыскивая слово.

— Запаниковал?

— Точно. — Господи, ну и денек. Безумие мечтать о том, что между ними может что-то быть. Хотя впереди ведь целых две недели. Если она не против… В конце концов, этот ребенок когда-то же спит, так что… Нет, надо прийти в себя, выспаться и подумать обо всем этом на свежую голову.

Кейт тем временем открыла дверь и провела своего гостя через заваленную всяким добром прихожую к раздвижным стеклянным дверям на веранду. Раскрыв их, она отступила в сторону:

— Вот, смотри!

Саймон с трудом заставил себя перевести взгляд с нее на открывающийся из дверей вид — и замер в благоговейном восторге. За полоской кустарника с желтыми и красными цветами, за белой линией пляжа до самого горизонта, насколько хватало глаз, раскинулась спокойная водная гладь, позолоченная лучами заходящего солнца. Внезапно на смятенную душу англичанина снизошли умиротворение и покой.

— Правда, красиво? — прошептала Кейт.

— Просто удивительно. — Саймон неосознанно также перешел на шепот, не желая нарушать воцарившуюся в мире и в душе тишину и спокойствие.

— Когда Фелиция это в первый раз увидела, она тоже буквально онемела. На моей памяти это был один из двух случаев, когда она лишалась дара речи. — Кейт не отводила глаз от пейзажа: созерцание красоты будто бы возвращало ей силы, растраченные за день.

— А какой был второй случай?

— Ну, об этом она тебе сама как-нибудь расскажет. — Взгляд Кейт потеплел при воспоминании.

Но тут идиллию нарушил звонкий мальчишечий голос:

— Мам, привет!

Со стороны соседского сада к ним мчался белобрысый паренек. При виде его лицо Кейт озарилось такой теплотой и любовью, что у Саймона защемило сердце.

— Представь, я заработал шесть очков! Целых шесть!

— Да ты герой!

И мать с сыном исполнили серию прыжков, походивших, по мнению Саймона, на победный индейский танец и призванных, судя по всему, выразить крайнюю радость, в которой они пребывали. Кейт взглянула на гостя и пояснила:

— Джесси безумно увлекается крикетом. — Она помахала стоящей на пороге соседнего дома женщине. — Флора, спасибо тебе.

— Да не за что. Они с Ником нашли, чем себя занять, и совершенно мне не досаждали. До свиданья, Кейт, Джесси, — и женщина со вторым мальчуганом, который, к облегчению Саймона, оказался ее сыном, помахав на прощанье, скрылись в своем доме.

— Флора присматривает за Джесси, пока я на работе. А это, как ты, наверное, уже догадался, Джесси! Джесси, это брат Фелиции.

Господи, ну почему все матери считают, что окружающие должны быть без ума от их детей! Саймон осознавал, что Кейт выжидающе смотрит на него, но смог лишь переступить с ноги на ногу, так как не понимал, что именно от него требуется. Хотя у многих из его знакомых были дети, как-то так получалось, что он с ними практически не сталкивался, и это его вполне устраивало.

Не дождавшись реакции от Саймона, Кейт решилась на подсказку:

— Как ему лучше тебя называть: Саймон или господин Мортон-Блейк, — она хитро прищурилась, — или, может, лорд…

— «Саймон» будет нормально, — оборвал ее мужчина. И, не зная, что еще нужно в данной ситуации, протянул ребенку руку: — Рад познакомиться.

Джесси растерянно прижался было к матери, но, поймав ее ободряющий взгляд, тоже протянул руку. Саймон быстро пожал ее и отпустил. Эти дети — они такие маленькие, такие непоседливые, такие шумные, вечно все ломают… Нет, дети — решительно не для него. И этот — не исключение.

— Э-э, а теперь можно я приму душ?

— Конечно! Я покажу тебе твою комнату! — Кейт лучезарно улыбнулась, отчего Саймону стало только хуже.

— У вас будет отдельная ванная! — добавил Джесси, вбегая в дом вслед за ними.

Саймон нервно обернулся, пожал плечами и выдавил из себя:

— Превосходно. — Что ж, тем лучше, значит, по крайней мере в этой части дома удастся избежать контактов с мелюзгой.

Проводив гостя в его комнату и объяснив, где ванная, Кейт пригласила его присоединиться к ним на кухне. Через пару минут на пороге комнаты объявился Джесси и, робко протянув Саймону пушистое белое банное полотенце, спросил:

— А вы играете в крикет?

— Да, — отрезал Саймон и закрыл дверь перед его носом.


Контрастный душ немного снял усталость, но мысли в порядок не привел. Оставалась надежда на сон. Но Кейт что-то такое говорила про холодное пиво в саду… И Саймон пошел на кухню, которая была одновременно и гостиной. Как ни досадно, но обнаружилась там не только Кейт, но и Джесси.

— А Саймон умеет играть в крикет! — объявил вдруг Джесси, ни к кому в отдельности не обращаясь.

Кейт отложила нож, которым резала овощи в салат, и смерила Саймона своим небесно-голубым взглядом:

— Может быть, и умеет. Но так ли хорошо, как Фелиция, вот в чем вопрос!

— Спорим, он выступает за Англию! Саймон, ты же играешь за Англию?

— Ну же, признавайся: ты отстаиваешь честь британской короны? — Кейт грозно сложила руки на груди.

— Вообще-то нет. — Саймон стоял, сунув руки в карманы и упорно стараясь не замечать, что Джесси не сводит с него глаз с той самой минуты, как он вошел на кухню.

Кейт вновь принялась за огурцы и помидоры:

— Кстати, Джесси, у Саймона такая машина шикарная — со всякими наворотами типа спутниковой навигации.

— Да? Здорово! — во взгляде мальчика зажглась надежда.

Ну уж нет. Машины детям не игрушки. Дети — они же все ломают и пачкают. Они прищемляют пальцы дверцами или еще что похлеще. Ни за что! Саймон выдержал взгляд мальчишки и не поддался на провокацию. Кейт посмотрела на него озадаченно, и Саймон задал отвлекающий вопрос:

— А как насчет пива в саду?

— Ах да! — женщина рассмеялась, хмурая складка на лбу мгновенно разгладилась, — Возьми, пожалуйста, в холодильнике. Мне еще нужно минут тридцать, чтобы приготовить ужин, и я к тебе присоединюсь.

— Да я подожду. — Перспектива сидеть в саду в одиночку ему не улыбалась, а то еще — не дай бог — пацан этот привяжется! И улыбка, которой его наградила Кейт, стоила того, чтобы немного потерпеть без пива. Какие у нее красивые губы — полные, мягкие, нежные. Целуя ее сегодня днем, он ощутил какой-то особый вкус — чего-то домашнего, уютного, доброго. Смесь лимонада и солнечного тепла. Вот бы снова попробовать эту смесь! Поцеловать ее еще раз, и еще, и еще… Закружиться с ней в объятьях… Но голос Кейт вернул его к реальности:

— Саймон?

— Что? Прости, я замечтался, — он заметил, что Кейт покраснела, и не смог сдержать улыбку. Судя по всему, от нее не укрылось, о чем именно он замечтался.

— Я вот думаю: почему бы вам с Джесси не поиграть вдвоем на пляже в крикет, пока я тут закончу с ужином?

Саймона прошиб холодный пот, он едва не отшатнулся и резко выпалил:

— Нет! — Не дай бог, что-то случится с Джесси, он никогда себе этого не простит. И Кейт не простит.

Отложив нож, Кейт уставилась на Саймона, словно не могла поверить в его реакцию. В ее глазах отразилась целая гамма эмоций: от удивления, тревоги до разочарования и гнева. Наконец взгляд ее стал ледяным и отстраненным. Отвернувшись от Саймона, она произнесла, обращаясь к сыну:

— Слушай, точно, какой может быть крикет, ведь вы с Ником вроде бы хотели устроить ночевку в палатке!

Растерянное лицо мальчика озарилось радостью, он порывисто обнял маму за талию:

— Правда? Ты разрешаешь?

— Ну конечно!

Кейт прижала его к себе и крепко-крепко обняла, восстанавливая в ребенке ощущение любви и нужности, нарушенное грубостью постояльца.

Саймону было горько видеть, как эти двое вычеркнули его из своего маленького круга общения. Им хорошо вдвоем и без него. Да, он сам виноват, да, он этого заслуживает, да, так лучше для всех. Но как же это больно…

Мир снова засиял всеми красками для Джесси. Улыбнувшись матери, он убежал предупреждать

маму Ника. Когда дверь за ним закрылась, Кейт повернулась к Саймону. В ней боролись два совершенно противоположных желания: ударить мужчину и поцеловать его. Но обида за своего ребенка, который ничем не заслужил подобной грубости, преобладала. Стараясь не замечать, как привлекателен ее гость в песочного цвета шортах и темно-зеленой рубашке-поло, она постаралась призвать его к ответу:

— Ради всего святого, что это было?

Саймон пожал плечами:

— Кейт, я просто… не очень люблю детей, вот и все.

Действительно, это все. Слова мужчины были для Кейт как гром среди ясного неба, в котором она за день успела уже понастроить прекрасных воздушных замков. Теперь все они лежали в руинах. Сама виновата. Ведь есть же ряд золотых правил. Во-первых, любви с первого взгляда не бывает. Во-вторых, горячий поцелуй не является гарантией горячего сердца. В-третьих, счастье и интересы ребенка — прежде всего. В-четвертых, никогда нельзя связываться с туристами. Они одурманивают голову сладкими поцелуями, а потом исчезают в своем прекрасном далеке, даже не оглянувшись на прощание.

Саймон переступил с ноги на ногу и осторожно поинтересовался:

— Что-то не так?

Кейт начало потрясывать от разочарования, от злости на себя и на него. Скрестив руки на груди, она гневно ответила:

— Да все не так. Причем настолько не так, что ни в какой ресторан в воскресенье я с тобой не иду.

— Но ведь я уже забронировал…

— Плевать, даже если ты уже пригласил еще и королеву.

— И все из-за того, что я не люблю детей?

— Именно!

— Но можно же как-то не смешивать эти две темы: мы с тобой и дети?

— Не смешивать? Да ты, похоже, не понимаешь! — Кейт с трудом сдерживала слезы. — Сам подумай: ты детей не любишь. А у меня есть ребенок. Какие тут еще могут быть разговоры? — Кейт снова принялась за салат, пытаясь успокоиться и не зашвырнуть помидором в стенку. — Мы с Джесси, скажем так, идем в комплекте. Все. Тема закрыта.

Саймон повернулся и вышел из кухни. Кейт приказала себе выбросить его из головы и не тратить время и силы на пустые размышления и сожаления о нем. Он того не стоит.

Весь оставшийся вечер Кейт вела себя как ни в чем не бывало, чтобы Джесси не заподозрил неладное. Втроем с Джесси и Ником они расставили палатку. И Саймон, который сидел на веранде, даже не предложил помочь. Ну и пусть, и не нужна им его помощь! За ужином Кейт вела непринужденную беседу, но каждый раз, когда она обращалась к гостю, он переспрашивал и приходилось повторять для него вопрос снова. В конце концов Кейт оставила попытки втянуть его в разговор. Что ж, он сам по себе, они сами по себе — ее это вполне устраивало.

В глубине души она склонна была списать его странное поведение на усталость после перелета

через несколько часовых поясов. Ведь он только сегодня утром прилетел из Лондона в Сидней. потом три часа вел машину в Нельсон-Бей, потом пару часов выделывал всякие гимнастические трюки на пляже. Она на его месте вообще была бы невменяемая.

Но что за двойственная личность: рядом с ним она чувствует себя принцессой, он готов учить ее ходить на руках, но поиграть с ее сыном в крикет — ни за что. Просто какое-то раздвоение личности, ни дать ни взять Джекил и Хайд! Зачем только она пригласила его в свой дом? Может, предложить ему переехать в гостиницу? Но, пожалуй, это будет слишком. Это значит — пойти па поводу эмоций и повести себя эгоистично: ведь, пригласив Саймона к себе, она действовала в интересах Фелиции — рассчитывая помирить брата с сестрой, помочь им вновь обрести общий язык. А интересы Фелиции — это и интересы Денни, и ее интересы.

Кроме того, предложить ему переехать — значит показать, будто тот поцелуй для нее не пустяк, будто он заставил ее на что-то рассчитывать. А ведь это не так, по крайней мере сейчас тот эпизод уже не имеет для нее ровным счетом никакого значения. Взглянув на сидящего перед ней за столом Саймона, Кейт подумала, что никогда еще так не ошибалась в людях.

— Ты серьезно отпустишь их спать там одних всю ночь? — спросил Саймон, когда мальчишки ушли устраиваться в своей палатке. Это была самая длинная фраза, произнесенная им за вечер.

— Да какое там всю ночь. Сейчас они съедят чипсы, запугают друг друга страшилками и к половине десятого переберутся со спальниками на веранду. А что? Какие-то проблемы?

— Просто я подумал, что это может быть опасно.

— Что же тут опасного?

— Например, дерево может упасть на палатку, или их какой-нибудь жук укусит, или чужак какой-нибудь к ним прицепится…

— Все это может случиться с кем угодно, когда угодно и где угодно.

Саймон встал из-за стола и, сказав «Я иду спать», ушел в дом. Кейт могла бы пожелать ему спокойной ночи, могла крикнуть «Смотри, чтоб тебя там жуки не покусали», могла сказать, во сколько они будут завтракать. Могла, но не стала. Она слишком доверилась ему сегодня, слишком сблизилась с ним. Надо снова переводить отношения в официальное русло. Так что больше никаких милых любезностей.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Суббота встретила Саймона ярким солнцем, сияющим через открытое окно. Всю ночь он провел словно в бреду. И вот теперь солнечный свет прояснил его мысли. С Кейт Питербридж у него ничего не получится — ни курортного романа, ни серьезных отношений. Мать-одиночка — это не для него. Просто вчера он поддался волшебной атмосфере места — совпало слишком много эмоциональных переменных: золотой жаркий пляж после серого Лондона, новость, что с Фелицией все в порядке, знакомство с женщиной, которой наплевать на его титул. С женщиной, которая будто бы сама излучает тепло и свет. В целом это немного вскружило ему голову. Но теперь все встало на свои места.

Саймон поднялся с кровати и прошел в душ. Внезапно он понял, что ощущает себя как-то по-новому. Здесь, в Нельсон-Бей, он стал казаться себе выше, сильнее, моложе. Кейт права, необычное место. Однако все это на самом деле вздор. Чудес не бывает. Какие бы там надежды ни вселяли безмятежное солнце, золотой песок и синее море, реальность сера и однозначна: мать-одиночка — не для него.

Но очень трудно оказалось придерживаться этой мысли. Войдя в залитую солнечным светом кухню, Саймон застал там Кейт и Джесси, бодрых и веселых, оживленно что-то обсуждающих. Ему до смерти захотелось присоединиться к их разговору, к их компании. Но щебет голосов резко прекратился: завтракающие увидели Саймона. Они настороженно повернулись к нему, и он отметил, что у Кейт под глазами залегли тени, словно ночь у нее выдалась бессонной. Мать и сын поздоровались с гостем, даже не улыбнувшись. Кейт указала ему на стол, где стояли упаковки разнообразных мюсли, заряженный хлебом тостер и кофеварка со свежим кофе, и пригласила угощаться. Затем она вновь завела разговор, обращаясь только к Джесси. У Саймона неприятно заныло в груди. Вчера днем, общаясь с этой женщиной, он почувствовал себя частью чего-то важного. А сейчас он вновь один. Впрочем, все это проделки психики из-за резкой смены часовых поясов. Саймон посмотрел на весело болтающего с матерью мальчика. Приятный вроде паренек. Но нет, все эти семейные прелести его не прельщают.

Налив себе кофе, он заколебался было, куда садиться. Но поскольку, едва он приблизился к кухонному столу, разговор вновь утих и Кейт напряглась, Саймон со своей кружкой вышел на веранду и сел там на один из разномастных стульев, расставленных как попало вокруг деревянного стола. Внезапно ему подумалось, что Кейт, пожалуй, и не ужилась бы в Хольм-Хаусе. Здесь у нее все так по-простому: порядка, шика и лоска, может, нет, но все сделано для удобства людей. Ей было бы трудно жить в окружении драгоценного антиквариата, на который боишься лишний раз дыхнуть, чтобы не повредить, в окружении донельзя неудобной, но зато представляющей художественную ценность мебели. И еще он подумал, что в своих комнатах ему в общем-то нет нужды мучиться и можно обставить все по собственному усмотрению.

Тут на веранду заглянула Кейт и поинтересовалась, не передумал ли он насчет поездки на яхте. Саймон поспешил подтвердить свои намерения. Пусть нельзя с ней флиртовать и целоваться, но почему бы не провести день на ее яхте? Кейт посмотрела на одинокую кружку кофе на столе перед гостем и ушла, ничего на это не сказав и так ни разу не улыбнувшись.

Через полчаса они втроем спустились через парк к набережной. По пути к пристани Кейт рассказывала о пляжах Нельсон-Бей, а Саймон никак не мог отделаться от воспоминаний о вчерашнем поцелуе и навязчивого желания его повторить, поэтому поддерживать разговор он не мог и надеялся лишь, что его кивки и междометия не совсем невпопад. Когда дошли наконец до яхты, он вздохнул с облегчением и готов был биться об заклад, что и Кейт тоже.

В трюме их встретил убежавший вперед Джесси, радостно воскликнувший:

— Мам, представь, дядя Арчи вчера поймал вот такого морского окуня! — мальчик широко развел руки, показывая размеры добычи. По азартному блеску в его глазах Саймон сделал вывод, что рыбалка у Джесси шла на втором месте в рейтинге увлечений после крикета.

Выразив должный восторг, Кейт представила Саймона седому мужчине, стоящему за барной стойкой:

— Арчи, знакомься, это Саймон, брат Фелиции. Саймон, это Арчи, мой бизнес-партнер. Он вместе с моим отцом основал нашу фирму по организации морских прогулок еще двадцать лет назад. — Говоря все это, Кейт даже не взглянула на собеседника.

Джесси потащил Арчи на палубу смотреть удочку, которой была выловлена супер-рыба. Кейт тут же юркнула за стойку и принялась заполнять холодильник напитками. Саймон задумчиво посмотрел вслед ушедшим, размышляя, как легко Арчи общается с мальчиком. И как трудно это дается самому Саймону, как нелегко ему находить общий язык с детьми, хотя он, честно сказать, особых усилий к этому никогда и не прилагал. Не считал нужным. Оклик Кейт вывел его из задумчивости:

— Саймон, с тобой все в порядке?

— Да, конечно. Какая огромная яхта!

На лице Кейт впервые появился слабый проблеск улыбки, когда она гордо ответила:

— Девятнадцать метров восемьдесят сантиметров!

Так и не дождавшись полноценной улыбки в свой адрес, Саймон стал осматривать помещение: бар слева, стойка для чая и кофе справа, мягкий бежевый ковер под ногами, ряд столиков, деревянная обшивка, стальные поручни, стеклянные двери и трап на верхнюю палубу — все было залито солнечным светом из иллюминаторов. Открыв один из них, Саймон обнаружил, что вода совсем рядом — такая прозрачная, что виден песок и камни на самом дне. А с верхней палубы открывалась полная панорама. Часть палубы была открыта, а часть скрывалась под пластиковой крышей — для тех, кто предпочитает тень. Были здесь и скамейки, чтобы посидеть, и поручни, чтобы держаться, если любуешься видами стоя.

— Какая красота кругом. Фелиции бы понравилось!

— Ей очень понравилось, — согласилась Кейт и наконец-то улыбнулась по-настоящему. И хотя Саймон понимал, что улыбка адресована не ему, а его сестре, внутри у него все равно разлилось тепло.

Тут к ним подошел еще один мужчина — Пит, как представила его Кейт. Пожав руку Саймону и спросив, где Джесси, он поднялся на верхнюю палубу. Кейт пояснила:

— Пит — третий член команды на сегодня. Обычно достаточно двух человек, но в дни максимальной нагрузки, например в выходные и школьные каникулы, нужен еще один, чтобы присматривать за детьми. Особенно в сетке — выйдя в море, мы опускаем в воду специальную сетку, и ребятня плещется там.

— Но ведь это опасно!

— Ах, Саймон, какой же ты зануда. Детям нравится. — Кейт досадливо поморщилась и снова принялась за обустройство бара.

Саймон подумал, что быть занудой — не самое худшее, что может случиться с человеком, особенно когда речь идет о безопасности. Он был уверен, что Кейт специально завела разговор о детях. Решив держаться подальше от купальных сеток, он поинтересовался, чтобы только разговор не прервался:

— А где же твой брат Денни? Ты говорила, что он тоже работает с тобой.

— Денни в отпуске со среды. Думаю, вернется раньше, чем ты уедешь.

Кейт по-прежнему избегала смотреть на собеседника, продолжая набивать холодильник бутылками и банками, хотя тот, казалось, скоро уже лопнет от перегруза. Что-то в словах девушки заставило Саймона насторожиться:

— А когда, ты говоришь, уехала Фелиция? Тоже в среду?

— Да, — Кейт скрестила руки на груди и наконец с вызовом посмотрела на мужчину.

— Денни и Фелиция — они что… э-э-э, — Саймон помедлил, подбирая слово.

— Да, они встречаются.

— Почему же ты мне об этом сразу не сказала! — Саймону хотелось схватить Кейт и встряхнуть ее хорошенько.

— Ты тоже мне не сразу сказал, что не любишь детей. И потом, вчера на пляже все это, по-моему, не имело никакого значения.

— Сколько ему лет?

— Двадцать три.

Саймон перевел дыхание. Ну, в этом возрасте между ними не может быть ничего серьезного. Так, отпускное увлечение.

Тут подошли Арчи, Пит и Джесси. Пора было запускать пассажиров. Кейт взяла со стойки блокнот с именами туристов, записавшихся на прогулку, и спросила у Арчи:

— Ты у руля?

— Нет, давай сперва ты, а я буду в баре. Могу и брата Фелиции взять в оборот.

Кейт повернулась к Саймону:

— Как у тебя с приготовлением чая-кофе? — По тону ее было понятно, что она сильно сомневается в его навыках.

— Отлично. Я справлюсь. — Может, если он проведет день в трудах праведных, Кейт наконец одарит его своей чудной улыбкой.

— Прекрасно. На первый рейс у нас сорок человек, так что простаивать тебе не придется. — И она ушла приглашать на борт пассажиров.


Когда первый тур подошел к концу, Кейт и Джесси спрыгнули на пирс и пошли провожать туристов, весело улыбаясь им. Саймон хотел присоединиться, но чувствовал, что это будет неуместно: Кейт до сих пор держала дистанцию, была с ним вежлива, но холодна. Черт возьми, ну почему так? Ведь он все тот же парень, которого она вчера пыталась растормошить на пляже! Саймон глаз не мог отвести от Кейт: в форменной голубой футболке и шортах с эмблемой «Веселого дельфина», с золотыми волосами, собранными в хвост на затылке, с сияющей кожей и блистающей — не для него — улыбкой она была неотразима. Вдруг он увидел, как Джесси сорвался с места и побежал к мускулистому высокому светловолосому мужчине, приближающемуся к яхте. Кейт, не переставая улыбаться, поздоровалась с ним. Саймон с замиранием сердца следил, как этот тип целует ее в щечку и обнимает за плечи одной рукой. Саймон непроизвольно сжал кулаки. Заметив это, стоящий рядом с ним Арчи пояснил:

— Это Пол. Он отец Джесси. Хороший парень.

Саймон спрятал кулаки в карманы и коротко кивнул. Он не имеет никакого права на Кейт, не имеет права ревновать. Но ничего не может с собой поделать. Следя за его реакцией, Арчи продолжал:

— Они с Кейт теперь просто друзья. Между ними все в прошлом.

— Да мне-то какая разница, — хрипло промолвил Саймон.

— Похоже, что большая, — с усмешкой ответил его напарник по бару.

Но пора было отправляться во второй рейс. Арчи покинул Саймона, а на его место в баре заступила Кейт. Саймон мужественно нес свою вахту, разливая бесчисленные порции чая и кофе и прикидывая, сколько литров нужно приготовить, чтобы заслужить внимание хозяйки яхты, которая, находясь теперь практически бок о бок с ним, умудрялась тем не менее избегать всяческих контактов. Нe выдержав, Саймон осведомился:

— Ты всегда наказываешь молчанием тех, на кого сердишься?

От столь прямого вопроса деваться Кейт было некуда, она наконец-то подняла глаза и, скрестив руки на груди, возразила:

— Я не сержусь.

— Да? Если это ты называешь «не сержусь», тогда мне даже страшно представить себе, какова ты в гневе.

— Почему бы нам не помолчать, а то ты пропустишь рассказ Арчи.

Саймону от безысходности хотелось треснуть кулаком по стойке: если бы он только поиграл вчера с Джесси в крикет, все пошло бы по-другому. Сейчас бы она смеялась и шутила сними даже разрешила бы себя поцеловать…

— Кейт, я все это уже слышал, когда экскурсию вела ты для предыдущей группы. Я теперь знаю, что большая часть Нельсон-Бей является заповедной зоной, где нельзя собирать ракушки и рыбачить; что дельфины живут в среднем по сорок лет, а в день съедают по шесть-восемь килограммов рыбы и что теперь мы проплываем Шоал-Бей, а затем покажутся Чайные Плантации.

Кейт, прищурившись, посмотрела на него и отвернулась. Саймон досадливо закрыл глаза и почувствовал ее легкий аромат, который навевал мысли о солнце и подсолнухах. Запахи моря и кокосового крема для загара только усиливали чувственность аромата и невероятное возбуждение, которое он вызвал в Саймоне. С трудом он открыл глаза, пытаясь совладать с охватившим его волнением.

— Кейт, мне очень жаль, что вчера я не смог поиграть с Джесси. Просто у меня были дела, мне надо было сделать пару звонков и отправить несколько писем. Поместье требует постоянного внимания. И кроме того, я очень устал от долгого перелета. — Саймон надеялся, что его жалкая попытка оправдаться растопит сердце Кейт.

— Прекрасно. Вот так и надо было сказать. Самое неприятное даже не то, что ты отказался играть с Джесси, хотя Фелиция постоянно играла с ним то в крикет, то в футбол и он надеялся, что и с ее братом будет так же весело. Неприятно то, как ты это обставил, — в раздражении и обиде Кейт ткнула его кулаком в грудь. От этого неожиданного прикосновения оба замерли. Желание разлилось по телу Саймона. И во взгляде Кейт он прочел ту же реакцию. Собрав волю в кулак, чтобы не наброситься на девушку здесь же и сейчас же, он сглотнул и с трудом заставил себя вернуться к разговору:

— А как я это обставил? — Он не помнил ничего, кроме вспышки паники.

— Ты даже не помнишь? На лице у тебя были ужас и отвращение, и ты так рявкнул «Нет», что даже я испугалась, что уж говорить о ребенке! Как бы ты почувствовал себя, если бы я так отреагировала, например, на твое приглашение поужинать? С детьми тоже нужно соблюдать хотя бы минимальные правила вежливости!

Саймон поморщился от нарисованной ею картины, ему стало стыдно за себя.

— Кейт, мне честно очень жаль, извини. Я не думал обидеть или напугать Джесси, — он не мог найти слова, чтобы объяснить свое поведение даже себе самому. — Я извинюсь перед ним.

— Нет, не нужно. И вообще держись от него подальше и не морочь ему голову.

— Хорошо. — Саймон понимал, что так будет лучше. Но как же это тяжело и неприятно. — Только я вовсе не собираюсь никому морочить голову.

Но Кейт уже отвернулась и занялась своими делами.


Когда подходил к концу третий рейс, голова у Кейт раскалывалась от боли. Ее не отпускало напряжение и повсюду преследовал запах лосьона Саймона, не давая забыть об англичанине. Девушка не могла дождаться, когда же наконец день закончится. Хорошо, что все выходные Джесси проведет с отцом и не будет наблюдать за натянутыми отношениями, установившимися между ней и Саймоном. Не надо притворяться, что все хорошо, вести непринужденные беседы и бояться, что гость вновь выкинет что-то резкое и обидит Джесси. Хотя, похоже, он действительно попросту не ведал, что творит. А когда понял, искренне раскаялся. Правда, не стоит себя этим утешать. Ее первое впечатление о Саймоне оказалось ошибочным. Вообще не стоит думать об этом мужчине.

Однако в отсутствии Джесси была и оборотная сторона — Кейт и Саймон остаются наедине. Главное, не паниковать. Главное, не забывать, что Саймон — английский лорд и не любит детей, а она — мать-одиночка, обожающая сына. Они слишком разные…

Отвлекшись от своих мыслей, Кейт окинула взглядом пассажиров. Туристы явно наслаждались морской прогулкой. Все, кроме одного бедолаги сидевшего недалеко от нее с несчастным, посеревшим лицом. Вообще-то море было совершенно спокойным, но, как говаривал отец Кейт, некоторых приступ морской болезни может настигнуть даже в ванной. Жена страдальца ничего не замечала, поскольку любовалась пейзажем. Кейт наклонилась к туристу и предложила ему пройти на открытую палубу подышать, а также указала на бумажные пакеты, приготовленные на всякий случай. До пристани оставалось еще десять минут пути.

Пассажир кивнул, поднялся было с места, но резко изменился в лице, застонал и, схватившись за сердце, покачнулся. Кейт бросила руль управления и кинулась на помощь. Удержать мужчину было нелегко, и она мягко и осторожно помогла ему опуститься на пол. Жена туриста бросилась к ним, но помощи от нее было мало, она лишь суетилась и причитала. По громкоговорителю Кейт вызвала Арчи, чтобы он вел яхту и вызвал «Скорую помощь», и повернулась к больному. Судя по всему, его свалил сердечный приступ.

Кейт каждые два года сдавала экзамен по оказанию первой помощи и теоретически была готова к подобным ситуациям, но, конечно, надеялась, что никогда с ними не столкнется. Девушку прошиб холодный пот, однако нужно было что-то предпринимать. Она пыталась призвать остальных пассажиров разойтись, чтобы дать пострадавшему доступ свежего воздуха, но голос ее звучал малоубедительно, ей никак не удавалось взять ситуацию под контроль. Тут появился Саймон и каким-то чудом, легко и непринужденно, заставил всех любопытных отступить и вернуться на места. Он также привел в чувство супругу сердечника, та прекратила истерику и перестала допрашивать Кейт, которая смогла наконец сообщить на берег по рации симптомы болезни у пассажира. Присутствие Саймона, его спокойствие и уверенность помогли ей взять себя в руки. Она по громкоговорителю вкратце сообщила всем пассажирам о происшествии и о том, что через пару минут они прибудут в порт.

Наконец рейс завершился, бедолагу и его жену увезла «Скорая помощь». Кейт искренне поблагодарила Саймона за помощь.

— То, что ты сделал, Саймон, это… это…

— Всего лишь управление толпой, Кейт.

— Разве этого мало?

— Кейт, это ты молодец, ты все сделала правильно. Рад, что сумел помочь.

Кейт чувствовала, что без него не справилась бы. Они сработали как единая команда. Однако это не должно ничего изменить в их отношениях.

Во время четвертого рейса Кейт и Саймон вместе трудились за барной стойкой. Они едва обменялись парой слов, однако оба ясно ощущали присутствие друг друга. И неловкость, напряженность между ними определенно ослабли.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Когда Саймон вошел на кухню, Кейт уловила его присутствие каким-то шестым чувством, даже не оборачиваясь. Внутри у нее все сжалось, но внешне девушка старалась держаться естественно.

Ровным голосом она поинтересовалась, что Саймон будет пить, кофе или пиво. Сегодня, в воскресенье, он вновь присоединился к команде «Веселого дельфина» и отработал все рейсы. На этот раз англичанин был настоящим членом команды — он непринужденно общался с пассажирами и вел себя так, словно всю жизнь только и занимался тем, что обслуживал морские прогулки.

— Пожалуй, выпью пива. Не беспокойся, я сам возьму, — и он прошел к холодильнику, предоставив Кейт наслаждаться видом его атлетической фигуры. — Ты будешь?

Интонация и взгляд постояльца явно говорили о том, что он заметил, какое впечатление произвел на девушку. Кейт пыталась не таращиться на него, но не могла не отметить, что кожа его за два дня пребывания на солнце покрылась легким золотистым загаром, а волосы чуть-чуть выгорели. Он излучал здоровье и энергию, был неимоверно притягателен. Но… Саймон не любит детей. И сегодня на яхте вновь сторонился их. Так что долой напрасные надежды. В любом случае он здесь временно. У них никогда ничего не получится.

— Сегодня звонила супруга вчерашнего сердечника. Просила передать тебе большое спасибо за помощь.

— Да не за что, — скромно ответил Саймон. На какое-то время повисла тишина, наконец он промолвил: — А знаешь что? Я ведь не отменил бронь в ресторане на сегодня.

Кейт с трудом отвела взгляд от его губ. А когда смысл слов проник в ее бедный мозг, пораженный сильнейшей гормональной бурей, пульс девушки участился. Кинув нарочито безразличный взгляд на кухонные часы, которые показывали шесть вечера, она откликнулась:

— Ты еще вполне успеешь это сделать. Можешь воспользоваться телефоном в прихожей.

— А ты еще вполне успеешь навести марафет — у тебя полтора часа, — и он сделал большой глоток пива.

Кейт, стараясь не следить за его движениями, встала налить себе молока из холодильника.

— Я же сказала — нет.

— Ты хочешь, чтобы я упустил единственную возможность побывать во «Флетчерс»?

Кейт не поверила своим ушам. Попасть во «Флетчерс» практически нереально, и уж если удалось зарезервировать столик, то, чтобы решиться отменить бронь, надо быть просто сумасшедшим.

— Ты заказал столик во «Флетчерс»? — переспросила девушка и, внезапно пролив на себя молоко, вскрикнула. То, что надо: холодное молоко на грудь — верное средство отрезвиться, выбросить из головы все глупости.

— Именно. И теперь ты хочешь, чтобы я все отменил.

— Точно. Или иди один. Как тебе это вообще удалось? Люди ждут очереди неделями, а ты получаешь столик всего через пару часов после того, как прилетел.

— Ну, стоило мне сказать, что я седьмой лорд и так далее — сама понимаешь… — Саймон не сводил глаз с мокрой футболки, облепившей ей грудь. И хотя молоко было ледяное, Кейт под его взглядом бросило в жар. Но она нашла в себе силы продолжить борьбу:

— Саймон, у нас ничего не получится. Очень глупо нам с тобой идти на свидание в сложившихся обстоятельствах.

— Согласен. У нас ничего не получится. И бессмысленно устраивать свидание.

Хотя Кейт сама только что утверждала то же самое, слышать от него это было неприятно.

— Но почему бы нам просто не поужинать во «Флетчерс»? В чем проблема? Просто как друзьям.

— Как друзьям? И ты позволишь мне самой заплатить за себя?

— Нет, — ласково, но твердо ответил Саймон. — Считай, что это в благодарность за твое гостеприимство.

— Ты достаточно отблагодарил меня, отработав две смены на яхте. Я же не буду тебе за это платить.

— Разумеется. Только если бы тебе действительно были нужны дополнительные рабочие руки, ты бы наняла смену заранее. Я работал в свое удовольствие, а мог бы и вовсе ничего не делать, вы бы и не заметили. Так что, если ты не позволишь мне выразить признательность за предоставленный кров, я вынужден буду искать другое пристанище.

— Нет! — возглас вырвался у Кейт сам собой. Да и как можно дать Саймону уйти? Ведь он брат Фелиции, он — родня… — Значит, говоришь, «как друзья»?

— Готова ли ты назвать другом человека, который не очень силен в общении с детьми, по который постарался держать себя с Джесси так же, как с тобой? — Саймон пристально глядел на девушку.

— Да, — тут Кейт ответить было просто. Что поделать? Бывают такие люди, которые не сходятся

с детьми, которым, может, дети попросту противопоказаны. Видимо, Саймон из их числа. Общаться с ними можно, но полюбить такого по-настоящему Кейт никогда не сможет.

— Так мы идем в ресторан?

— Идем. Во сколько мы должны быть там?

— В семь тридцать.

— Что? А ты знаешь, что уважающие себя дамы перед походом во «Флетчерс» по нескольку часов просиживают у визажистов и парикмахеров!

Саймон смерил ее оценивающим взглядом и обворожительно улыбнулся:

— Ты можешь идти как есть и все равно будешь самой очаровательной из всех.

— Не преувеличивай… Ладно, тогда я пошла собираться.


Приведя себя в порядок, час спустя Кейт вошла в гостиную и буквально замерла, увидев уже готового к выходу Саймона. В ослепительно белой рубашке, черном смокинге и с галстуком-бабочкой он был восхитительно элегантен и необычайно притягателен, как будто сошел с обложки журнала про знаменитостей. Но даже не это поразило Кейт, а горящий взгляд, которым мужчина встретил ее. Казалось, этот взгляд сулил им обоим обжигающее пламя страстей. Было безумием согласиться на это свидание. От огня, как известно, остается лишь пепел…

Саймон сглотнул и первым нарушил повисшее молчание:

— Кейт, ты прекрасна! Тебе никакие визажисты не нужны.

Девушка зарделась от смущения и удовольствия. Было понятно, что англичанин говорит совершенно искренне. Для похода в ресторан она выбрала серебристо-синее — цвета лунной дорожки на морской глади — платье, плотно облегающее фигуру сверху, а от колена расходящееся свободными волнами. На плечи девушка набросила легкую, расшитую стразами накидку. Довершали картину серебряные босоножки на высоких каблуках и крошечная вечерняя сумочка.

— Ты тоже ничего, — ответила она и нервно рассмеялась. — Пройдемся пешком?

Саймон с сомнением посмотрел на нарядные босоножки:

— Мне кажется, далеко ты в таких не уйдешь.

— Могу переодеться в кроссовки, но эффект будет не тот.

— Нет уж, поедем на моей машине.

Поняв, что вечерняя прогулка под лунным светом по набережной с Саймоном отменяется, Кейт испытала смешанное чувство облегчения и разочарования. Пытаясь отделаться от разочарования, она сосредоточилась на том, что так даже лучше. А то Саймон исключительно из дружеских побуждений обязательно взял бы ее за руку, и аромат его одеколона вкупе с этим прикосновением вскружили бы ей голову. И она — слабая хрупкая женщина — обязательно и, разумеется, совершенно случайно споткнулась бы и упала на его широкую сильную грудь. Они бы остановились, повернулись друг к другу, а вокруг ночь, луна, романтика… Нет-нет, на машине безопасней. И, удержавшись от вздоха, Кейт первой пошла к двери.


Она даже не могла припомнить, когда в последний раз ужинала с таким удовольствием. Еда была божественной: припущенная на пару семга, сочные креветки, освежающее лимонное пирожное, французское шампанское — выше всяких похвал. Место им досталось тоже удачное: столик на двоих располагался в нише, и таким образом создавалось впечатление уединения. Из окна открывался сказочный вид на залив.

Саймон старался изо всех сил, чтобы ей было хорошо: шутил, делал оригинальные комплименты. Кейт смогла полностью расслабиться. В их общении вновь установилась та атмосфера непринужденности и легкости, которая царила в самый первый день, когда они гуляли по пляжу. Теперь, правда, Кейт не строила уже никаких иллюзий. Но поскольку настроение было хорошее, она сразу согласилась на предложение Саймона прогуляться по набережной.

— С удовольствием. Я столько съела, что мне это будет полезно.

— Мы совсем немножко пройдемся, — Саймон снова посмотрел на высокие каблуки Кейт. От него исходила какая-то аура надежности, и Кейт это нравилось.

Они медленно пошли по берегу. Никто не заговаривал первым, и слышен был только легкий шелест волн, набегающих на песок. Этот звук успокаивал, убаюкивал, внушал ложное чувство безопасности. Через несколько шагов Кейт остановилась: еще чуть-чуть, и они вновь окажутся на том месте, где поцеловались пару дней назад. С трудом заставляя себя не думать о том поцелуе, Кейт не хотела, чтобы в Саймоне пробудились воспоминания, а потому попыталась отвлечь его разговором об открывающемся их взору морском пейзаже:

— Не правда ли, дивный вид!

— Правда, — да только Саймон вовсе не смотрел ни на какие красоты вокруг. Его взгляд был прикован к ее лицу, и девушка поняла, что спутник уже осознал, где они находятся, и прекрасно помнит, чем они тут занимались. Как не хочется, чтобы он сейчас все испортил. Кейт сглотнула и произнесла:

— Я чудесно провела сегодня вечер, Саймон.

— Я тоже, — он наклонился к девушке и убрал с ее лица выбившуюся из прически прядь. — Знаешь, тот поцелуй… В общем, это был самый лучший поцелуй в моей жизни. Все предыдущие — как там говорится — даже рядом не висели!

— Не стояли, — автоматически поправила Кейт, а потом строго произнесла: — Забудь о том поцелуе.

Саймон только покачал головой:

— Ни за что. Память о нем всегда будет жива во мне!

И он дотронулся рукой до ее лица. У Кейт перехватило дыхание, но она не отступила, не отвернулась. А когда он потянулся к ее губам, девушка не возразила, не остановила его. Синхронно шагнув навстречу друг другу, они обнялись. Саймон крепко прижал к себе Кейт. Его рот действовал настойчиво и уверенно. У девушки мурашки побежали по телу. Судя по этому поцелую, она действительно по-настоящему нравится Саймону, он действительно страстно желает ее. И похоже, он ее чувствует, понимает, что нужно делать, чтобы доставить ей удовольствие. И все это можно было бы сказать и о самой Кейт, судя по той готовности, с которой она откликнулась на его порыв.

Страсть завладела ими. Руки Саймона стали поглаживать бедра Кейт, вызывая в ней бурю сладостных ощущений и заставляя прижаться к спутнику еще сильнее. Пока его губы покрывали поцелуями ее шею, пальцы девушки, расстегнув рубашку, очутились на его горячей коже, поглаживая спину и живот. К шуму волн добавились звуки тихих стонов и вздохов.

Внезапно внимание Кейт привлек легкий всплеск — либо рыба прыгнула, либо какая-то птица взлетела с воды. Тело ее не хотело отвлекаться ни на что, но мозг словно проснулся и заработал. Она приоткрыла глаза и вернулась к реальности: неподалеку слышался шум машин. Черт побери, они же в общественном месте, посреди города! Кейт отпрянула от Саймона, и он немедленно разжал объятия. Когда поцелуй прервался, казалось, силы покинули ее. Девушка попыталась привести в порядок одежду и чувства.

— Саймон, я не завожу интрижек с туристами. — Это звучало не очень логично всего через пару мгновений после горячих объятий, в которых она играла далеко не пассивную роль. Тем не менее Кейт продолжала: — Ты здесь только на пару недель. А у меня ребенок. Так нельзя. Мне казалось, мы вчера обо всем договорились.

Стараясь прийти в себя, Саймон наклонился, опершись руками о колени и тяжело дыша, словно после долгой пробежки:

— Да, ты права. Прости.

Кейт повернулась и пошла в парк, где обессиленно опустилась на ближайшую скамью. Саймон последовал ее примеру.

— Почему ты не любишь детей, Саймон? — Кейт нужно было поговорить, чтобы отвлечься от поцелуя. И с уст сорвался вопрос, который больше всего не давал ей покоя.

— Да не то чтобы я их не любил. Просто не могу найти с ними общий язык.

— Почему ты так считаешь?

— У всех свои таланты. Кто-то силен в спорте, кто-то в музыке. Кто-то в общении с детьми. У меня неплохие деловые качества, а вот с детьми мне трудно. Как говорится, не дано.

— А я вот умею ухаживать за садом и еще управлять яхтой. И общаться с детьми умею. Но это не врожденные таланты, Саймон. Всему этому пришлось учиться.

— Все равно должна быть какая-то склонность.

— Да ничего подобного. Просто так звезды расположились, что пришлось всем этим заниматься.

Саймон повернулся и внимательно посмотрел ей в глаза. Кейт пожала плечами:

— Отец постоянно брал меня с собой в море, когда я была еще совсем маленькой. Я получила права на управление яхтой раньше, чем водительские на машину. И теперь просто продолжаю дело, начатое отцом, потому что это естественно и потому еще, что так ему было спокойнее. — Кейт какое-то время молча смотрела на мерцающую гладь воды за пляжем, потом продолжила: — А садоводство — это увлечение мамы. Когда она ушла от нас, мне было всего шесть. И я решила ухаживать за садиком, чтобы он был в хорошем состоянии, если она вдруг вернется. — Саймон взял Кейт за руку, и она благодарно сжала его ладонь. Боль от ухода матери ослабла с годами, но полностью не исчезла. — Но она так и не вернулась. А работа в саду вошла в привычку и даже в какой-то момент стала доставлять удовольствие. Что же касается детей… — Кейт на секунду замолчала, а потом рассмеялась. — Поверь мне, до рождения Джесси я и понятия не имела, как с ними обходиться, я ничегошеньки о них не знала.

— Но ты любишь Джесси, ты прекрасно о нем заботишься!

— Спасибо. Разумеется, я люблю его. Но родительскую науку я постигала самостоятельно, на собственном опыте. Это не дается от природы, это благоприобретенные навыки.

Саймон выпустил ее руку и уставился на море.

— Так что про общение с детьми нельзя сказать, дано или не дано, — подытожила Кейт свою речь.

— Кейт, твоя горячая убежденность ничего не меняет.

— Саймон, что-то такое произошло в прошлом, из-за чего ты теперь избегаешь детей.

— Я смотрю, ты никак не отступишься. Просто поверь на слово. У меня всю жизнь с детьми проблемы.

Какое упрямство, какая упертость. Да кто это ему внушил? Кейт готова была расплакаться от негодования и бессилия, но плакать перед ним не хотелось, поэтому она откинулась на спинку скамьи и предложила:

— Хорошо. Приведи какой-нибудь пример.

Саймон бросил на нее угрюмый взгляд:

— Ты еще более настырная и занудная, чем Фелиция. Вот тебе пример: в прошлом месяце друг попросил меня быть крестным его дочери.

Кейт радостно воскликнула, назидательно подняв указательный палец:

— Вот видишь! Есть по меньшей мере один человек, который не считает, что у тебя проблемы с детьми.

— Не перебивай, Кейт. Просто в Англии иметь крестным дворянина престижно.

— Саймон, ты несправедлив и к себе, и к своему другу. Наверняка ему все равно, лорд ты или нет. О'кей, пока еще я не вижу ничего криминального.

Саймон встал и начал шагать по дорожке вдоль скамейки, рассказывая дальше:

— Во время церемонии крещения какое-то время я должен был держать малышку на руках. Но не смог.

— Что значит «не смог»?

Саймон остановился и пояснил:

— Ее мать постоянно твердила, что я держу ребенка неправильно. Я старался делать все, как она говорит, но девчонка постоянно извивалась, да еще эта крестильная распашонка, я в ней запутался… — Саймон снова замолчал.

Кейт похолодела: неужели он умудрился уронить малютку в купель со святой водой!

— Это был просто ужас. Фиона все причитала, что я сейчас уроню ее дочь, наконец просто отобрала ее у меня. Да еще вокруг носились другие дети, шумели, все роняли. Я был безмерно счастлив, когда смог убраться оттуда.

Кейт хотела рассмеяться, но выражение лица Саймона ее остановило. Она постаралась его успокоить:

— Саймон, ты тут совершенно ни при чем. Во-первых, все молодые матери — сумасшедшие. Им всюду чудится угроза для ребенка. Это нормально. Во-вторых, навык правильно держать детей приходит с практикой. Он не появляется автоматически. Ты же небось в крикете тоже не с первого раза шесть очков забил?

— Да, но…

— Это то же самое, пойми. С детьми всегда непросто — особенно с маленькими и особенно с чужими. Так что твоя история ничего не доказывает.

— Это просто самый свежий случай, были и другие. И еще когда друзья приходят ко мне в гости, они никогда не берут детей с собой.

— Уверена, что твой дом просто не самое подходящее место для детей.

— Я вот даже не понимаю, о чем ты сейчас говоришь! — Саймон произнес это с торжествующим видом, словно решающий аргумент.

— Саймон… — начала было Кейт, но спутник перебил ее:

— Однажды ребенок, за которым я присматривал, получил травму. Не хочу пережить это еще раз.

Воцарилась тишина. Кейт поняла, что ее сочувствие сейчас будет неуместным, и какое-то время они шли по парку молча. Ноги зверски болели в неудобных, но таких красивых босоножках. Однако нельзя было сейчас отвлекаться, и девушка осторожно спросила:.

— Расскажешь, что произошло?

Саймон начал рассказ:

— Мне было четырнадцать. Тем летом родители были дома, хотя обычно уезжали на это время за границу.

— А вы с Фелицией ездили с ними?

— Нет. Так вот. В поместье устроили прием, и после него несколько маминых дальних родственниц остались у нас ночевать со своими детьми. На следующий день, пока взрослые общались, мне поручили занимать детей.

— А что, няни у вас не было?

— У Фелиции была, но, когда я приезжал домой, Фелиция все время за мной хвостиком ходила, так что няня где-то занималась своими делами.

— А что значит «когда я приезжал домой»? Откуда ты приезжал?

— Из пансиона.

— Господи боже! — Кейт была в шоке, и восклицание вырвалось у нее само собой.

Саймон с удивлением посмотрел на нее:

— Значит, Джесси ты в пансион отправлять не собираешься?

— Никогда. Я не для того рожала ребенка, чтобы потом отослать его подальше и не видеть, как он растет. — Поняв, что ее фраза — это по сути камень в огород его родителей, она поспешно добавила: — Извини, я не хотела никого обидеть.

— Кейт, в наших кругах принято отправлять детей в пансион.

— Я бы ввела новый обычай.

— Не сомневаюсь. — Саймон рассмеялся. — Но по замыслу моих родителей пансион должен был научить нас с сестрой самостоятельности, обязательности и чувству долга.

— Никогда бы не доверила это чужим людям.

— Кейт, ты замечательная мать! Но мы отклонились от темы…

Сердце Кейт обливалось кровью. Значит, родители отправляли Фелицию и Саймона в пансион. На отдых с собой никогда не брали. Фелиция увивалась за братом, когда он бывал дома, ведь он оставался единственной опорой для нее, островком любви и стабильности. Он для нее, а она для него. А теперь она сбежала… Как же ему, должно быть, больно!

— Так сколько детей оказалось под твоим присмотром?

— С Фелицией шестеро — от четырех до одиннадцати лет. Куча мала. И чем бы ты стала занимать их на моем месте?

— Отвела бы куда-нибудь в тихое место за конюшню и устроила игру в крикет.

— Именно. Только не за конюшню, а за ангары с техникой. Двух пацанов, правда, по дороге больше заинтересовал трактор, оставленный почему-то на улице. Но я отогнал их, и мы стали играть. В один прекрасный момент мяч залетел кому-то в лицо, и, пока я успокаивал пострадавшего, те двое дорвались-таки до трактора. Каким-то образом завели его, и один выпал из кабины, когда трактор поехал, и заднее колесо задело ему ногу и сломало лодыжку.

Кейт остановилась. Ей было больно, и не только из-за босоножек — больше за Саймона.

— Саймон, это был несчастный случай.

— По неосмотрительности.

— Но ты не виноват.

— Мои родители думали иначе. Их возмутила моя халатность.

— Что? Их должна была возмутить собственная халатность! Они были неправы, поверь мне. — Но ее слова его явно не убедили. — Саймон, дети такие непоседы, за ними порой не уследишь. Однажды мы играли с Джесси в саду, и я пошла в дом принести попить. Меня не было меньше минуты, но он успел залезть на дерево, хотя знал, что нельзя, упал оттуда и сломал руку.

— Это совсем другое, Кейт. Тебя нельзя обвинить в небрежности по отношению к сыну.

— Но ситуация та же самая!

— Вовсе нет. А тот парень до сих пор хромает и ходит с палочкой.

Кейт искренне сочувствовала Саймону. Она поняла теперь, откуда его тревожность, постоянное опасение за безопасность других. Она помнила, как сомневалась в себе, как некомфортно чувствовала себя некоторое время после происшествия с Джесси. И если бы Пол, его отец, начал обвинять ее, неизвестно, какая бы она была сейчас. Но никто ее не обвинял, все только поддерживали. А у Саймона не было поддержки тогда. Вот и развился комплекс. Ее руки непроизвольно сжались в кулаки.

— И что было дальше?

— Меня отправили в военную школу-интернат. Для закалки характера. На следующий же день. — Он улыбнулся, но глаза оставались печальными.

Кейт была в шоке. Его разлучили с Фелицией. услали от нее подальше, вселили неуверенность в себе, в свои способности заботиться о сестре и о детях вообще. Не родители, а настоящие преступники! Внезапно Саймон схватил ее за плечи и развернул к себе:

— Теперь ты видишь, что мне надо держаться от детей подальше.

— Нет, Саймон…

— Никаких «нет»! — Он прижал палец к ее губам, мешая возразить. — Это просто не мое. Я не умею и никогда не сумею с ними ладить. — Он медленно, как бы нехотя, отпустил ее. На лицо возвращалось обычное выражение, момент истины закончился. — И поэтому сам я не собираюсь обзаводиться детьми.

Эти слова убили в Кейт последнюю, робко теплившуюся надежду.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В среду Саймон весь день гулял по городу, осматривал достопримечательности. Вернувшись к Кейт, он услышал веселые голоса и смех, раздававшиеся из садика за домом. Кейт вчера предупредила, что Джесси вернется сегодня от отца. Все это время, начиная с воскресенья, они с Кейт держались друг с другом вежливо, радушно, но на расстоянии. Днем Кейт работала, а Саймон проводил время на пляжах, купался, нырял — в общем, отдыхал, как настоящий отпускник. Как и советовала ему в свое время Кейт. И напряжение, в котором он пребывал так долго, что уже успел привыкнуть, наконец отпустило его. Но вот мысли о Кейт отпускать не собирались, и каждый раз при виде нее все внутри у него переворачивалось.

Вот и сейчас он замер, любуясь ею. Девушка стояла в импровизированных воротах из мусорного контейнера и велосипеда Джесси и подзадоривала сына, расположившегося в паре метров от нее с мячом у ног:

— Давай же, задай жару!

Мальчик сосредоточился, отступил на два шага назад, глубоко вздохнул и, устремившись вперед, запустил мяч так, что тот отскочил от стены за спиной Кейт.

— Ура, я снова забил! — подняв руки над головой, Джесси пробежал круг почета по саду.

— Ну нет, это случайность. Я просто покачнулась. Давай-ка еще раз.

Следующий мяч Кейт поймала и выразила такой восторг, что Саймон не мог сдержать улыбки. Трудно было сказать, кто получал от игры большее удовольствие — мать или сын. Тут Кейт заметила гостя и радостно помахала ему:

— Привет, как дела?

— Отлично. — Опустившись на один из разномастных стульев вокруг стола, Саймон вспомнил, что с детьми тоже нужно соблюдать правила вежливости, и поздоровался с Джесси.

— До-о-обрый де-с-снь, — ответил мальчуган, старательно растягивая слова, и пояснил: — Так говорят истинные австралийцы. Это меня папа научил, чтобы я тебе при встрече продемонстрировал. Сказал, что тебя это насмешит.

Саймон рассмеялся, и Джесси, довольный собой и произведенным эффектом, вернулся к игре.

— Где ты побывал сегодня? — поинтересовалась Кейт, параллельно пытаясь поймать мяч.

— Бухта Фингала, — ему было трудно говорить, во рту пересохло от возбуждения, которое вызывал в нем вид Кейт. Сегодня она была в коротких шортах, дающих прекрасную возможность любоваться ее длинными стройными ногами.

— О, там так красиво, правда? Был прилив или отлив? Удалось дойти по мелководью до острова Фингала?

— Удалось. — Чтобы не глазеть на Кейт, Саймон сосредоточился на ярком попугайчике, прыгавшем в соседних кустах. Вчера Кейт сказала, что он называется радужный лори — особая австралийская порода.

— А дельфинов видел? Там устраивают вечерние прогулки по морю, и на закате дельфины всегда приплывают и сопровождают лодки. Незабываемые впечатления, что-то магическое, просто волшебное.

— Да, видел дельфинов. Они такие милые. — Саймона умилила трогательная привязанность Кейт к этим млекопитающим. — Почему бы нам как-нибудь всем вместе не съездить на эту прогулку, про которую ты говоришь? Когда Фелиция вернется.

— Ой, здорово! — обрадованно согласились мать и сын. От улыбки, которой Кейт одарила Саймона, мир вокруг для него словно преобразился.

Джесси еще позабивал голов, и наконец Кейт взмолилась:

— Все, сдаюсь, больше не могу, — и рухнула на стул рядом с Саймоном, послав ему легкую улыбку. Саймон с тревогой заметил, что Кейт выглядит уставшей, будто не спала неделю. Неужели из-за него? Мужчина почувствовал угрызения совести:

— Ты выглядишь утомленной, Кейт. Почему бы тебе не принять горячую ванну — отдохнешь, расслабишься.

— Было бы здорово, — откликнулась она, но тут же посмотрела на Джесси и перевела вопросительный взгляд на Саймона. Взгляд, в котором теплилась надежда. Мужчина беспокойно заерзал на стуле. Ему вовсе не хотелось оставаться с ребенком наедине. Но Кейт заслужила отдых. Интересно, за кого она сейчас переживает — за Джесси или за него?

— Что ж, — сдался Саймон, — ты же будешь тут за стенкой. И накажешь ему не выходить на улицу, не лазать по деревьям, не играть с ножами и так далее.

— Да. Только мне еще надо ужин приготовить.

— Я все сделаю.

Усталые глаза Кейт загорелись:

— Ты серьезно? С Джесси все будет в порядке. Он хороший парень и знает, что ему можно, а что нет.

Саймон почувствовал облегчение: получается, от него не требовалось ничего особенного.

— А на ужин я просто хотела разогреть пирог и отварить овощей.

Нет, похоже, все-таки требовалось. Но, чтобы не огорчать Кейт, он оптимистично заверил ее:

— Пара пустяков. Давай-ка удели время себе. А мы тут разберемся.

— Саймон, ты душка! — Она было наклонилось через стол, чтобы поцеловать его, но спохватилась: — Э-э, спасибо тебе!

Когда Кейт ушла, Саймон обернулся к Джесси, который с интересом следил все это время за разговором и сразу взял быка за рога:

— Встанешь на ворота? А то с мамой я не могу бить со всей силы, она же девочка.

Саймон про себя усмехнулся такой заботе и подумал, что большого криминала в том, чтобы постоять на воротах, нет. С Фелицией он сто раз так играл.

— Ладно. Но предупреждаю, я вратарь покруче, чем твоя мама.

Не успел он занять исходную позицию, как мимо со свистом пролетел пущенный Джесси мяч.

— Эй, ты что, я же еще не готов был!

Мальчик хитро улыбнулся:

— Сколько же тебе нужно времени, чтобы подготовиться?

— Ах, ты так!

И началась игра. Играли оба с упоением. Джесси действительно забивал неплохо.

— Пятнадцать — шесть в мою пользу! — подытожил наконец юный спортсмен.

— Да тебе просто повезло! — повторил Саймон отговорку Кейт. — Вот если бы ты сам стоял на воротах, еще не известно, какой бы был результат!

— О'кей, давай махнемся, — с восторгом предложил Джесси.

Саймон мгновенно напрягся. А что, если он пнет слишком сильно и мальчик, пытаясь поймать мяч, сломает руку…

— Нет, не могу. Я обещал твоей маме, что приготовлю ужин. — Это была хорошая отговорка.

— А ты что, умеешь готовить?

— Нет.

— У-у, а я так есть хочу.

Желудок Саймона солидарно заурчал. Джесси, услышав это, произнес:

— Но ведь до ужина еще долго, так? Пойдем покажу тебе, что я иногда ем, когда прихожу из школы.

Они прошли на кухню, и мальчик достал две тарелки, две ложки, коробку хлопьев и пакет молока. Водрузив это на стол, он уселся и выжидающе уставился на Саймона. Тот сел рядом и осторожно поинтересовался:

— А ты себе аппетит не перебьешь? Тебе мама разрешает такие перекусы?

Джесси только закатил глаза, и Саймон сдающимся жестом поднял обе руки вверх:

— Ладно-ладно, извини. Я в этом ничего не смыслю. — Он заметил, что в глазах паренька мелькнул озорной огонек.

Джесси тем временем наложил в обе тарелки хлопья и залил молоком.

— Попробуй, это вкусно.

Саймон с сомнением поднес ложку ко рту:

— Черт подери, Джесси, это же сплошной сахар. — Интересно, насколько уместно в присутствии семилетнего пацана говорить «черт подери»…

Тот радостно кивнул:

— Самое клёвое, это когда шоколад с хлопьев растворяется в молоке, получается шоколадное молоко. Но ты лучше ешь побыстрее, потому что, если мама застукает, нам сильно попадет.

— Но ты же сам… — возмутился было Саймон.

— Ага, я пошутил! И тебе попадет больше, чем мне, потому что ты взрослый.

— Ах ты мелкий жулик! Ну все, тогда умолкай и ешь скорее, пока твоя мама не пришла.


Кейт расслабленно отмокала в теплой ванне и лениво прислушивалась к звукам из внешнего мира. Она слышала и стук мяча о стену — значит, Джесси каким-то чудом удалось втянуть Саймона в игру. Слышала она и стук ложек о тарелки. Похоже, ужин будет еще очень не скоро. Ну и наплевать. Кейт потянулась и устроилась поудобнее. Пожалуй, она побудет здесь еще. И пусть пока Джесси своей непринужденностью и непосредственностью потихоньку снимает комплекс, укоренившийся в Саймоне. Нужен просто легкий толчок в правильном направлении, и лорд Хольм поймет, что прекрасно может общаться с детьми и даже быть отцом. Да, через несколько дней он вернется в свою Англию. Но очень хочется надеяться, что уедет он отсюда уже более счастливым человеком.

Когда ужин миновал и Джесси отправился спать, Кейт достала бутылку шардоне, бокалы и вышла на открытую веранду, где они только что все вместе ели. Все было так тихо, мирно, уютно… Хотелось продлить этот вечер. Саймон совершенно расслабился, выглядел спокойным, сильным и таким красивым. Через месяц его волосы отрастут как надо, и он будет просто идеал мужчины. Только вот нельзя идти на поводу у эмоций. Через месяц его здесь уже не будет. Так что отставить учащенное сердцебиение, дрожь в коленках и туман в глазах.

Саймон стал открывать бутылку и наполнять бокалы.

— Как там Джесси? — поинтересовался он.

— Уснул мгновенно. Не знаю уж, что за проказы вы тут устраивали, пока я была в ванной, но он в полном восторге.

— Он славный парень. Расскажи, как ты решилась родить? Насколько я понимаю, это была не вполне запланированная беременность, так?

— Да, так. Мы с Полом еще только начали встречаться, как вдруг папа умер от сердечного приступа.

— Сочувствую. Должно быть, это особенно больно, когда случается внезапно.

— Мне казалось, будто я потеряла все, что связывало меня с миром, давало ощущение стабильности. И Пол стал хорошим утешением в то трудное время. Так и появился Джесси. Я никогда ни на секунду не пожалела, что решила оставить его.

— А что же Пол?

— Пола шокировало известие о моей беременности. Мы расстались по взаимному согласию еще до того, как Джесси родился. Между нами никогда не было настоящей любви или всепоглощающей страсти, но он всегда помогал мне. Теперь мы, что называется, добрые друзья. И он хороший отец для Джесси.

— Рад за вас, — искренне ответил Саймон и, слегка поморщившись, потянулся. Мышцы начинали побаливать. — Последний раз я ловил мячи, когда Фелиции было тринадцать и она фанатела по футболу.

Значит, несмотря ни на что, он общался с Фелицией. В то время он уже, наверное, оканчивал университет или работал, но наверняка всегда старался уделить ей время.

— Старший брат. Уверена, ты был ее идеалом. Она тянулась к тебе, да?

— Когда-то да. А что ей оставалось, вокруг больше не с кем было играть.

— Знаешь, мне, пожалуй, не очень нравятся твои родители. Только без обид, ради бога.

— Никаких обид.

— Просто у нас с ними совершенно разные взгляды на то, как растить детей.

— Это точно. Ваши стратегии воспитания кардинально отличаются.

— У них вообще была стратегия?

— Разумеется. Они видели свой долг в том, чтобы вырастить наследника и обеспечивать его материальные нужды.

— Может, и к лучшему, что они так мало времени проводили с вами, — пробормотала Кейт и добавила уже громче: — Тебе, наверное, было очень одиноко в детстве в вашем огромном доме?

При мысли о том, что ее Джесси остался бы где-то один на попечении чужих людей, Кейт внутренне поежилась. Видимо, это весьма живо отразилось на ее лице, потому что Саймон поднял глаза к небу и поспешил ответить:

— Да нет же, Кейт, в доме работает куча народу. Я никогда не страдал от одиночества.

— А Фелиция?

— Фелиция — да.

— Я только сейчас начинаю понимать, насколько ты был ей нужен — твоя поддержка, твоя забота.

Саймон взял было бутылку, чтобы долить вина в бокалы, но, поняв, что они еще полны, поставил ее обратно, пожал плечами и нахмурился:

— Но ведь тебе тоже пришлось нелегко. Ты буквально в одиночку вырастила Денни.

— Нет, не в одиночку. Да, мама ушла. Но были папа, и дядя Арчи, и еще бабушка. Я всегда чувствовала, что не одна, что вокруг — любящая семья. А у Фелиции, получается, не было никого, кроме тебя.

Саймону не хотелось, чтобы Кейт его жалела. Он видел, что она переживает, что ее воображение рисует какие-то мрачные картины из его детства.

— Кейт, у Фелиции был я, а у меня — она. У нас все было в порядке.

— А сейчас? — прошептала Кейт.

Саймон понурился, плечи его опустились:

— А сейчас нет. — И он сам во всем виноват.

— Что же произошло? Я вижу, вы были очень близки. Ведь наверняка ты, а не кто-то другой читал ей сказки на ночь, перевязывал разбитые коленки, развлекал, когда она лежала с простудой. Еще, поди-ка, и на родительские собрания в школу ходил.

Саймон поморщился:

— Просто как-то в одночасье все переменилось. Она вбила себе в голову, что хочет стать инструктором по горным лыжам. А ты знаешь, какая это травмоопасная работа! В горах оползни. Да еще на этих курортах полно всяких льстивых соблазнителей. Потом она завела себе дружка-байкера. Представляешь! Мотоцикл — это же так опасно! Затем она стала ходить с подружками в ночные клубы и возвращаться домой под утро пешком. Когда я пытался ее встретить у клуба, она жутко злилась. Вообще перестала меня слушать. Что бы я ни говорил, она делала прямо противоположное! Ее и в десять-то лет было трудно уберечь от опасностей, а уж в восемнадцать! Что мне было делать?

— Ничего. Отступить в сторону и предоставить ей свободу действий. Чтобы она сама несла за себя ответственность. — Наклонившись, Кейт легонько дотронулась до его руки. — Нам остается лишь надеяться, что мы успели развить в них здравый смысл, осторожность и дать достаточное представление о том, что хорошо и что плохо. Однажды мы просто отпускаем их в свободное плавание. А сами остаемся в стороне, но всегда готовы принять их и помочь им, если случится кораблекрушение.

Саймон покачал головой. Как можно отпустить Фелицию, ведь она такая юная, такая безрассудная. И зачем ждать кораблекрушений, если можно их не допустить! Кейт тем временем продолжала:

— Саймон, Фелиция — замечательная девушка, непосредственная, хорошо ориентирующаяся в современном мире, самостоятельная, способная принимать взрослые решения. И это удивительно, если учесть стратегию воспитания, о которой ты рассказал. Я считаю, что то, какой стала Фелиция, — исключительно твоя заслуга. Ты прекрасно воспитал ее!

— Почему же тогда она сбежала от меня? — Он так старался, и все впустую. Сестра ушла, и это еще одно доказательство его несостоятельности как воспитателя и родителя.

— Потому что ты ведешь себя не как брат, а как ревнивый муж или взбалмошный отец. Представь, что тебе говорят, будто ты не в состоянии управлять поместьем, диктуют, с кем встречаться, а с кем нет, и требуют возвращаться домой не позже полуночи. — Не думаю, что тебе такое понравится. Так почему же Фелиция должна с этим мириться?

— Но ведь ей всего двадцать два года!

— Всего? Почему-то этого достаточно для того, чтобы голосовать, строить карьеру. Некоторые в этом возрасте уже детей воспитывают. Ты сам-то чем занимался в двадцать два года?

Чем-чем… Жил самостоятельной жизнью, учился в университете…

Неужели Фелиции те же двадцать два?.. Внезапно Саймон совершенно четко понял: тотальный контроль за жизнью сестры был проявлением не только заботы о ней, но в большей степени эгоистичного страха остаться в одиночестве, когда она уйдет, — в таком же одиночестве, как до ее рождения. Он сам не оставил ей выбора. Не заметил, что в какой-то момент перегнул палку.

В теплом свете, льющемся из дома, он увидел, какой нежностью и участием озарено лицо Кейт:

— Неужели ты думаешь, что не сможешь вести себя с ней по-другому?

— Ты считаешь, что если я извинюсь, перестану третировать ее и подвергать сомнению ее самостоятельность, то мы помиримся?

— Думаю, да.

Они сидели в сумерках и смотрели друг другу в глаза. Саймон чувствовал, что Кейт права. Каким-то чудесным образом она сумела проникнуть в глубины его души, найти проблему и решить ее. Отец счел бы это недопустимым, предосудительным — так раскрываться перед другим человеком. Но Саймону впервые было наплевать, что сказали бы его родители и что говорят законы этикета. Страх, тягостное ощущение провала, чувство вины, преследовавшие его последние месяцы, исчезли. Он чувствовал себя так, словно заново родился. И все это благодаря Кейт, ее любви к людям, ее доброте, которых он не встречал до сих пор ни в ком другом. С ней так легко. Она отдает свое тепло, не требуя ничего взамен. Ему захотелось коснуться ее, и он накрыл руку девушки своей.

— Значит, надо извиниться и держаться с ней, как со взрослым человеком.

— Это будет непросто, — предупредила Кейт.

— Догадываюсь. Но я справлюсь. — Кейт широко улыбнулась, и Саймон стал размышлять дальше: — А вдруг она даже захочет вместе со мной управлять поместьем! Я бы поручил ей связи с общественностью. Чуть-чуть подучиться, и она бы вполне успешно могла заняться маркетингом или, может…

Улыбка сползла с лица Кейт, и Саймон осекся.

— Что, меня не туда понесло?

— Совсем не туда, Саймон. А может, Фелиция до сих пор собирается быть инструктором. Придется принять это ее желание и уважать его.

И снова Кейт права: рассчитывая возродить дружбу с сестрой, нельзя навязывать ей свои вкусы и интересы.

— Ты удивительная женщина, Кейт Питербридж. Ты сама доброта и мудрость.

Он встал и потянул ее за руку. Теперь они стояли рядом, и Саймон смотрел, как бьется пульс в ложбинке на шее, где устроился серебряный дельфин. Тепло желания стало разливаться по его телу, ему хотелось поцеловать Кейт, ощутить ее вкус, раствориться в ней.

— Саймон? — голос Кейт прозвучал хрипло. Саймон взял се лицо в обе ладони. — Похоже, ты сумел-таки поймать отпускное настроение?

— Только благодаря тебе. Ты вернула мне душевное равновесие. — Он мягко провел пальцем по ее щеке.

— Ты мужчина неглупый, в конце концов и сам бы до всего дошел, — прошептала девушка и обхватила рукой его запястье. Ее дыхание участилось, грудь поднималась и опускалась под футболкой. Взгляд Кейт переместился на губы Саймона, и он не мог больше сдерживаться. Наклонившись, он мягко прижался губами к ее губам, а отстранившись через какое-то мгновение, прошептал:

— Ты бесподобна, восхитительна!

— Ты тоже, — хрипло ответила Кейт и, потянувшись, сама поцеловала его.

Зарывшись рукой в шелковые волосы на затылке, Саймон прижал Кейт ближе к себе, поцелуй стал более настойчивым, медленно и размеренно он языком и губами изучал форму ее рта. Руки девушки обвились вокруг его шеи, и последние заботы и напряженность улетучились как дым от ее нежности. Ему хотелось лишь одного — быть с ней, постигать ее, соединиться с каждой частичкой ее тела.

Он стал покрывать поцелуями ее шею и услышал тихий стон удовольствия. Кейт обхватила его за плечи и притянула к себе еще ближе. Руки Саймона скользнули под футболку и обхватили грудь, почувствовав через тонкую ткань лифчика, как напряглись от его прикосновений соски. Испустив

вздох наслаждения, Кейт стянула с него футболку и стала легкими касаниями пальцев исследовать грудь, спину, живот, покрывая одновременно его тело жаркими поцелуями. Это было прекрасно, но Саймону уже стало не хватать ее, и он вновь слился с нею в горячем поцелуе. Он никогда не сможет полностью насытиться ею. Она нужна ему как вода, как воздух. Она его последняя надежда…

Нужна? Надежда? Мозг стал посылать тревожные сигналы, и Саймон нехотя пришел в себя и разжал объятия.

— Прости, Кейт. Но нам нельзя… — Слова прозвучали грубо в вечерней тишине. Подняв футболку, он молча натянул ее, злясь на себя. Вот, значит, как он отблагодарил Кейт за всю ее доброту. Но нельзя заходить слишком далеко. Может, если бы она жила в Англии, он бы еще и подумал. Хотя у нее ребенок. Саймон схватился за голову. Нет, мать-одиночка — это не для него. А он — не для нее. Кейт заслуживает лучшей доли.

Кейт перевела дыхание и тихо произнесла:

— Саймон, успокойся. Это просто поцелуй.

— Нет, это не просто поцелуй. Мы с тобой чуть было не…

— Да, ты прав. — Кейт отошла и села за стол от него подальше. Она выглядела несчастной. Саймон почувствовал себя виноватым.

— Мне жаль.

— Мне тоже. Но я понимаю, у нас ничего бы не получилось. Из-за Джесси.

— Нет. Дело даже не столько в Джесси. У меня есть кое-какие обязательства в Англии. Когда отец умер, я должен был заплатить налог на наследство, иначе потерял бы поместье. И чтобы заплатить налог, я взял кредит под залог этого же поместья. Выплачивать еще десять лет. Я открыл часть дома для посещений. А в главном крыле планирую сделать комплекс для проведения мероприятий, например свадеб. С этих денег и выплачивается кредит.

— И для тебя выплатить его — вопрос чести.

— Да. Я дал слово управляющему банком и всем, кто работает в поместье.

Кейт неожиданно улыбнулась:

— А ты не из тех, кто нарушает свои обещания, так? Замечательно. — Она уставилась в свой бокал, так и простоявший нетронутым. — Тогда пообещай мне, что подобное, — она махнула в сторону, где они только что обнимались, — больше не повторится. Потому что я со своей стороны ничего обещать не могу. Рядом с тобой я теряю голову. Я не хочу этого, но гормоны — вещь упрямая. А теперь я пойду спать.

Сделав глоток вина, она поставила бокал на стол, встала и ушла в дом, пожелав гостю спокойной ночи. Убедившись, что Кейт исчезла за дверью, Саймон взял ее бокал и прижался к нему губами, пытаясь уловить присущий только ей вкус и аромат — золотую смесь солнца, лимонов, лета и шардоне. Но все, что мог предложить ему бокал, — это лишь чистый запах выдержанного вина.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Следующим утром, пока Кейт кормила Джесси завтраком и собирала в школу, Саймон не показывался. Кейт гадала о причинах его отсутствия. Интересно, он еще не встал, потому что всю ночь провел в мучительных размышлениях и не сомкнул глаз, как и она сама, или же просто избегает ее? Она была готова на все вчера вечером, но ему это ее «все» оказалось не нужно. Рассеянность матери не укрылась от внимания Джесси, он с беспокойством заглядывал ей в глаза, когда ему приходилось повторять одну и ту же не расслышанную Кейт фразу. И ко всем ее расстроенным чувствам добавилась еще и злость на себя за то, что ее личные проблемы сказываются на общении с сыном и заставляют его волноваться.

Вскоре после того как Джесси ушел, Кейт услышала, как открылась дверь комнаты Саймона. Не определившись еще, как теперь с ним держаться, она все же собралась с силами и заставила себя выйти ему навстречу. Однако заготовленная фраза о чашечке кофе так и осталась невысказанной. Саймон стоял в холле с дорожной сумкой в руке.

— Ты уезжаешь? — подняв на него беспомощный взгляд, хриплым от волнения голосом спросила Кейт. — А как же Фелиция?

— Я буду в отеле здесь, через дорогу. Кейт, большое тебе спасибо за гостеприимство, — с этими словами Саймон пошел к выходу.

Кейт побежала следом и рукой перегородила дверь на улицу:

— Но, Саймон, неужели это обязательно?

— Вчера ты взяла с меня слово не целовать тебя больше. Оставаясь здесь, я не смогу его сдержать. Это сильнее меня, — Саймон нежно смотрел на девушку, и ей казалось, она тает под этим теплым взглядом. — Ты самый добрый и щедрый человек из всех, кого я знаю. Я не хочу причинять тебе боль, но, останься я здесь, этого не избежать. Я обязательно снова поцелую тебя. А потом исчезну. Ты заслуживаешь большего, чем мимолетный роман.

Возразить на это было нечего, и Кейт, лишь коротко кивнув, убрала руку с прохода. Саймон наклонился, поцеловал ее в лоб и ушел. Девушка, постояв еще какое-то время в дверях, наконец медленно, словно во сне, развернулась и прошла в гостевую комнату — его комнату, — где, мешком рухнув на постель, разразилась горькими рыданиями. Прошло немало времени, прежде чем она успокоилась и заставила себя встать, собраться и выйти из дома: нужно было заняться делами в офисе.


Отель Саймона располагался у моря. Из окна номера открывался чудный вид на залив, но, к сожалению, не на дом Кейт, поэтому Саймон устроился на пляже, чтобы наблюдать за этим сооружением — таким странным, неказистым, но столь уютным и гостеприимным. Он привык к домику Кейт, привык к чудесным летним дням и вечерам. Но жизнь есть жизнь — уладив конфликт с Фелицией, он вынужден будет сразу уехать домой в Англию.

Детские голоса, раздавшиеся поблизости, вывели его из задумчивости. Оглянувшись, Саймон увидел ребят, приближавшихся со стороны парка, среди них были Джесси и его сосед Ник. Джесси тоже заметил Саймона:

— Саймон, привет, что ты тут делаешь?

— Я-то загораю, а вот ты что тут делаешь?

— А я маму жду.

Саймон про себя отметил, что мог бы сказать то же самое.

— Я переехал вон туда, — и Саймон кивком указал на свой отель.

— Почему? Вы что, с мамой поссорились?

— Ну что ты, разве можно ссориться с твоей мамой.

— Они иногда ругаются с дядей Денни, но между сестрами и братьями ссоры не считаются. А вы с тетей Фелицией ссоритесь?

— А как же, — Саймон заметил, что Джесси назвал Фелицию «тетей», и усмехнулся такому почетному наименованию, — и, между прочим, твоей тете Фелиции скоро вновь понадобится се комната, поэтому я и съехал.

— Понятно. — и, обернувшись к приятелям, Джесси пояснил: — Это Саймон, про которого я рассказывал. Который играет в крикет.

Ребята переглянулись, и один спросил:

— Может, он нас научит, как делать крученый удар?

Джесси с надеждой посмотрел на Саймона. Тот улыбнулся, взял у одного из мальчишек биту и, ко всеобщему восторгу, устроил настоящий мастер-класс.


Еще в парке Кейт услышала звонкий голос Джесси с пляжа. В душе сразу потеплело. «Все у нас с Джесси хорошо!» — подумала она. Было хорошо и будет хорошо. И не нужны им для счастья никакие там английские лорды. Джесси — вот истинное счастье, которое подарила ей судьба.

Свернув на аллею, ведущую на пляж, Кейт первым делом увидела Джесси и Саймона. И лишь потом мозг отметил присутствие других детей и их матерей, ожидающих своих чад на скамеечках в аллее. Девушка была в изумлении от представшей ее взгляду картины: Саймон играл с Джесси в крикет на пляже!

Заметив Кейт, Джесси и остальные ребята на мгновение прервали игру и помахали ей. Саймон сухо кивнул. У Кейт внутри все сжалось, ей захотелось подбежать и броситься ему на шею, но обстоятельства этому, конечно, не слишком благоприятствовали. Помахав всем в ответ, Кейт пошла к скамейкам и опустилась рядом с соседкой Флорой, ждущей своего Ника.

Тот же сценарий повторялся затем несколько дней подряд, и Кейт начала беспокоиться: Джесси с таким вниманием и восторгом следил за всем, что делал Саймон! Она решила положить этому конец. Неужели Саймон не понимает, что творит? Зачем играть чувствами ребенка? Сколько еще сердец он собирается разбить? Видимо, все эмоции отражались на ее лице. В один прекрасный день чуткая и внимательная Флора, многозначительно взглянув на соседку, а затем на Саймона, развлекающего детвору на пляже, сказала:

— Я обещала мальчикам, что сегодня разрешу им самим приготовить шоколадное печенье.

— Это весьма смело с твоей стороны, Флора.

— В общем, я их сейчас забираю. А ты сиди отдыхай. Наслаждайся видом, — при этом Флора красноречиво поглядела в сторону Саймона.

Кейт благодарно посмотрела на приятельницу: появился шанс высказать Саймону все, что она думает о его тесном общении с Джесси. Когда дети ушли вместе с Флорой, англичанин, поколебавшись немного, подошел к ней:

— Привет, Кейт.

Девушка накинулась на него сразу, даже не поздоровавшись:

— Что, черт побери, ты себе позволяешь? На прошлой неделе тебя под страхом смерти невозможно было заставить побыть с ним, и вдруг вы просто не разлей вода! Сейчас он привяжется к тебе, а ты уедешь! По-твоему, все в порядке, да?

Удивление на лице Саймона сменилось выражением боли и печали:

— Я не задумывался над этим. Прости. Что же мне теперь делать?

«Не уезжай!» — кричало все внутри Кейт. Но вслух сказать этого, конечно, нельзя. Он не мог остаться.

— Хорошо. Я не буду больше играть с ним. Чтобы он не думал, что я его бросил, все равно буду приходить сюда, но только на минутку, и под каким-нибудь предлогом быстро уходить. Я не хочу, чтобы вы страдали из-за меня.

Неподдельное сожаление и боль в его голосе разрывали сердце Кейт. Ей так много дано, у нее настоящая семья. А у него — ничего этого нет. И теперь еще ему запрещается общаться с Джесси.

— Саймон, только не воспринимай это как очередное доказательство твоей теории о неумении ладить с детьми. Все эти дни ты вел себя правильно. При других обстоятельствах это было бы просто идеально.

Поднявшись на цыпочки, Кейт поцеловала Саймона в щеку, развернулась и ушла. Что ж, все закономерно. Он съехал из ее дома, а теперь она вычеркнула его из своей жизни. Так лучше для всех. Саймону очень хотелось броситься вслед за Кейт, но последствия были бы слишком тяжелы — для нее в первую очередь.

В раздумьях мужчина вернулся на пляж и немного покрутился на пятках, зарываясь в песок, — в надежде, что это как-то поможет избавиться от грустных мыслей и тяжести на душе как это было в самый первый день в Австралии, в день знакомства с Кейт. Но сегодня теплый песок не помог. Нельзя целовать Кейт. Л теперь еще нельзя играть с Джесси. В сердце будто вырезали огромный кусок, и теперь там давящая пустота. Саймон понял, что успел полюбить Джесси. Да, в первый день после переезда в отель он играл с мальчиком, как бы в память о привязанности к Кейт, а еще потому, что совсем рядом были матери детей. И случись что, они быстро пришли бы на помощь, приняли правильные меры. На нем ответственности не было. Но все последующие дни Саймон играл с Джесси как таковым. Просто потому, что с ним было хорошо.

Кейт сказала, что он все делал правильно. Даже идеально. Может ли такое быть? Значит, может! Но ведь тогда, получается, внутренний барьер снят! Может ли он сам быть хорошим отцом? Конечно, да! Может, и, что немаловажно, страстно желает, и непременно будет!

И во всем мире есть лишь одна женщина, которую он хотел бы видеть матерью своих детей. Надо

сказать ей об этом сейчас же! Саймон пустился бежать к дому Кейт. Она научила его всему, она сломала в нем внутренние преграды, она идеальна для него. Осталось лишь доказать, что и он, Саймон, идеален для нее, что все у них может получиться.

Открыв дверь, Кейт чуть не упала, увидев на пороге тяжело дышащего Саймона.

— Что случилось? — воскликнула она.

— Ничего. Я просто все понял и хочу сказать тебе… — Саймон прервался, чтобы перевести дыхание, и наклонился вперед, уперев руки в колени. — Так вот. Меня словно озарило, и вот я примчался, чтобы сказать… Сейчас, только отдышусь…

Сделав три глубоких вдоха, Саймон выпрямился и положил руки на плечи Кейт. Кровь застучала у девушки в висках, она не могла оторвать взгляд от его губ, которые раскрылись, готовые наконец поведать, из-за чего он, запыхавшись, возник на ее пороге на ночь глядя.

— Кейт, я…

Вдруг входная дверь распахнулась, и дом наполнился звуками еще двух голосов, выкликающих имя Кейт. Саймон вопросительно посмотрел на нее:

— Неужели это Фелиция?

Кейт только кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Вот и настал этот день, приблизивший — теперь уже необратимо — отъезд Саймона. Может, завтра его уже здесь не будет. И он никогда больше не вспомнит о ней. Кейт не должно было это беспокоить. Но беспокоило. Больше всего на свете.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Фелиция влетела в комнату и остановилась как вкопанная. Реакция брата и сестры при виде друг друга была прямо противоположная: взгляд Саймона потеплел, а Фелиция скрестила руки на груди и посмотрела на него так, словно это был совершенно чужой и неприятный ей человек. Вслед за Фелицией вошел Денни. Кейт представила его Саймону, внутренне сжимаясь оттого, что сейчас произойдет неизбежное и ее гость наконец узнает правду, которая его вряд ли обрадует.

— Вот уж не ожидала, что ты до сих пор здесь, — зло проговорила Фелиция брату.

— Я просто хотел удостовериться, что с тобой все в порядке.

— Ты просто хотел убедиться, что я тут своим поведением не порочу честь семьи.

Сердце Кейт обливалось кровью. Ей было жаль Саймона: вот так родственная встреча — ни приветствия, ни поцелуя. Повинуясь порыву, она решила заступиться за него:

— Это я уговорила Саймона устроить себе небольшой отпуск.

Фелиция с сомнением воззрилась на брата:

— Чтобы он, да в отпуске…

Саймон улыбнулся, и Кейт почувствовала, что далось ему это нелегко.

— Решил последовать твоему примеру. Мне стоило еще раньше прислушаться к тебе, ты была права.

Фелиция раскрыла рот от удивления, но быстро взяла себя в руки и готовилась уже ответить что-то явно язвительное и колкое, поэтому Кейт снова поспешила вмешаться, прежде чем разразится скандал:

— А я ждала вас не раньше среды!

Денни взял Фелицию за руку, и от Кейт не укрылось, как нахмурился при этом Саймон. Господи, что же будет, когда он узнает…

— Фелиция вся извелась, что ты тут одна в такой трудной ситуации, — начал объяснять Денни.

— Ты в трудной ситуации? — не понял Саймон.

— Имеется в виду, что мне трудно справляться с работой. На самом деле все в порядке. И, кстати, Саймон очень помогал на яхте.

— Ну вот видишь, ты зря волновалась, — обратился Денни к Фелиции, которая во все глаза, очевидно не веря своим ушам, уставилась на брата.

Господи, как бы не допустить ссоры. Посидели бы, как цивилизованные люди, обменялись нейтральными новостями, потом бы она увела Денни, чтобы Фелиция с Саймоном могли спокойно поговорить.

— Может, выпьем кофе? — миротворчески предложила Кейт.

Фелиция гордо вскинула голову и с вызовом произнесла:

— Ну нет, у нас есть кое-что, более подходящее к ситуации. Как насчет шампанского? Надо же отпраздновать!

— А что мы празднуем? — с растерянным видом поинтересовался Саймон.

Кейт обмерла, боясь того, что должно последовать. Закрыв глаза, она услышала холодный, какой-то совершенно незнакомый ей прежде голос Фелиции:

— Нашу с Денни свадьбу. Ты же поднимешь за нас бокал?

Несмотря на напряженность момента, в голосе Фелиции, кроме вызова, слышалось и неподдельное искреннее счастье. Кейт покосилась в сторону Саймона. Тот вовсе опешил. Проведя рукой по волосам, он неуверенно переспросил:

— Свадьбу?

Фелиция протянула левую руку, демонстрируя простенькое золотое обручальное колечко. Кровь отхлынула от лица Саймона. «Зачем же так резко! — думала Кейт. — Вы же совсем не подготовили его, не дали ему времени!» И еще она опасалась, что англичанин сейчас скажет что-нибудь непростительное, что навсегда рассорит их с сестрой. Он тем временем обратился к ней:

— Ты знала?

— Да, — тихо подтвердила Кейт.

— И не сочла нужным предупредить меня?

— Я думала, будет правильным, что об этом расскажет сама Фелиция.

— Ты ошибалась, — Саймон даже слегка повысил голос.

Боже, он доверял ей, а она так подвела его. Кейт чувствовала себя просто паршиво.

— Нечего нападать на Кейт, — вмешалась Фелиция. — От нее никто не видит ничего, кроме помощи, доброты и поддержки. И к Денни не приставай. Он даже не подозревал, что у меня есть родственники, не говоря уже о титуле. Я ему только после росписи сказала.

— Значит, ты его обманывала. Хорошее начало семейной жизни. Чего еще было от тебя ожидать!

Фелицию начало потрясывать от еле сдерживаемого гнева:

— Решение выйти замуж за Денни — самое правильное за всю мою жизнь. Я люблю его больше всего на свете и точно знаю, что и он любит меня. И ему, как и Кейт, наплевать на происхождение или состояние людей. Они принимают всех такими, какие они есть, и…

— Я знаю, — тихо промолвил Саймон. Фелиция осеклась.

— Я провел полторы недели в компании Кейт и практически сразу понял, что она — настоящая цельная личность, необыкновенной порядочности и достоинства человек. Полагаю, что брат, которого она воспитывала, такой же.

Кейт чувствовала, что ему больно. Что бы он ни говорил о ее порядочности, все равно чувствовал себя обманутым.

— Так что, Фелиция, думаю, тебе на самом деле повезло. Мои поздравления. Надеюсь, вы будете счастливы, — лицо Саймона не выражало никаких эмоций.

— Так значит… ты выпьешь с нами? — осторожно спросила Фелиция.

— Нет. Прошу меня извинить, но я пойду. — И он направился к двери.

— Значит, не хочешь поднять за нас тост, — это был даже не вопрос, а утверждение.

Саймон обернулся в двери и тихо произнес:

— Если бы ты хотела услышать от меня тосты, то пригласила бы на свою свадьбу.

— Не волнуйся, мы никого не приглашали вообще. Свадьбы не было, мы просто расписались. — Произнесено это было с напускной небрежностью, которая показывала, что на самом деле Фелиция гордится своим поступком. — Никто и не знал, даже Кейт. Мы ей сказали уже после росписи. А ты теперь второй, кто в курсе. Так что не надо думать, будто мы каких-то избранных оповестили, а тебя намеренно обошли стороной.

Саймон в изумлении вернулся в комнату:

— Просто расписались? И даже Кейт не знала? Вот как ты отблагодарила ее за доброту и внимание!

Фелиция, не ожидавшая такого поворота в разговоре, вцепилась в Денни и, заглядывая Кейт в глаза, с надеждой спросила:

— Нет, Кейт, ведь ты же не обиделась, правда? Не расстроилась?

— Э-э, я… — Кейт не хотелось огорчать Фелицию, но и врать под пристальным взглядом Саймона тоже не было ни возможности, ни желания. — Честно говоря, я бы все на свете отдала, чтобы быть свидетелем такого светлого события, как женитьба брата на той, кого он всем сердцем любит.

Руки Фелиции бессильно опустились, и она убито прошептала:

— Простите меня, я даже не подумала, мы не нарочно.

— Я знаю, знаю, — с вымученной улыбкой попыталась успокоить ее Кейт. Затем повернулась к Саймону и, скрестив руки на груди, вопросительно посмотрела на него.

— Что? Ты хочешь, чтобы я извинялся после всего этого? — возмущенно произнес лорд Хольм.

— Все это к тебе не имеет никакого отношения.

Саймон поглядел на нее как на сумасшедшую.

— Ну хорошо, хорошо. Какое-то отношение имеет. Даже, пожалуй, одно послужило причиной для другого. Но ведь ты не хочешь усугублять положение? Будут же еще праздники: крестины, дни рождения детей.

Саймон схватил ее за плечи и заглянул в глаза. Кейт словно прочитала в его взгляде все его мысли. Что бы он сейчас ни сделал, все равно Фелиция в каком-то смысле потеряна для него навсегда. Потому что теперь ее дом — здесь. Взгляд Кейт затуманился от навернувшихся слез. У нее есть Джесси, и Денни, и Фелиция, и дядя Арчи. А у Саймона? Никого. В чем он провинился, за что наказан?

— Сделай же то, ради чего приехал, — тихо, но настойчиво произнесла Кейт.

Фелиция стояла в объятиях Денни, словно защитившись от всего мира. Не понимая, что происходит, она прошептала:

— Саймон, о чем речь?

Хольм-старший отпустил Кейт и медленно и тяжело повернулся к сестре:

— Я дожидался, пока ты приедешь, потому что хотел извиниться.

Фелиция нервно облизала губы и переспросила:

— Извиниться?

— За свое несносное поведение. За то, что хотел полностью контролировать тебя, твою жизнь. Я не имел на это права. Просто мне всюду чудились подстерегающие тебя опасности, и я пытался защитить тебя.

— Ты не доверял мне.

— Да, и теперь сожалею. Я надеялся, что мы сможем начать все с нуля. Но, похоже, ты и так уже начала новую жизнь. Еще раз желаю вам обоим счастья. — С этими словами он развернулся и ушел.

Потрясенная, Фелиция взглядом просила у Кейт поддержки.

— Ну же, Фелиция! — воскликнула та, с трудом сдерживая желание как следует встряхнуть ее. — Саймон немного рассказал мне о вашем детстве, о ваших родителях. Когда ты была маленькая, любила ли ты его? Как ты к нему относилась?

— Он… он был для меня всем, самым главным на свете.

— И почему ты считаешь, что он относится к тебе иначе? Думаешь, он тебя не любит? Думаешь, ты для него ничего не значишь?

— Но ведь он говорил, что я безответственная, что я бросаю тень и на себя и на него.

— Да он мог говорить что угодно. Главное — он просто пытался уберечь тебя. Но теперь-то осознал, что был неправ.

— Так почему же он вот так вот взял сейчас и ушел? — возразила Фелиция, махнув рукой в сторону двери.

— Ты отказала ему в праве быть участником важнейшего события в твоей жизни. Ты, по сути, поступила так, как ваши родители поступили с вами, — исключила его из своей жизни. Показала, что он для тебя ничего не значит.

Фелиция в ужасе от содеянного прижала руки к губам и беспомощно посмотрела на Кейт.

— Думаю, тебе надо как можно скорее убедить его в обратном, — мягко сказала та.

Леди Хольм выбежала на улицу, не дав Кейт договорить. Когда она скрылась из виду, Денни произнес, укоризненно качая головой:

— Как ты резка. Надо быть с ней полегче.

— Вы и так слишком легко ко всему относились до сих пор. Все, Денни, медовый месяц кончился, началась взрослая жизнь. Присядь-ка, надо поговорить.


Фелиции и Саймона не было около двух часов, а когда они вернулись, у Кейт с Денни был уже готов салат и мясо для барбекю. Саймон вознамерился сразу уйти, но у Кейт в голове созрел план, и ей было нужно, чтобы сегодня вечером англичанин присутствовал за столом.

— Я рассчитывала, что ты останешься с нами поужинать.

Саймон поколебался, но затем улыбнулся, отчего у Кейт перехватило дыхание, и согласился. Кейт очень надеялась, что молодожены не заметят, в какое смятение она приходит в присутствии гостя, и действительно, супруги Питербридж были столь поглощены друг другом, что не обращали внимания на тонкости взаимоотношений кого бы то ни было вокруг.

— Боюсь, мне снова придется тебя немного поэксплуатировать, — произнесла Кейт, смущенно улыбаясь Саймону. — Поможешь приготовить стейки?

— С удовольствием. Я только рад, когда удается тебе чем-то помочь, — откликнулся англичанин.

Оставив молодежь собирать посуду для предстоящей трапезы, они вышли в сад.

— Где Джесси? — поинтересовался Саймон.

— Он уже спит. Устал сегодня, и я уложила его пораньше.

— Ты мудрая женщина. Постаралась избавить его от неприятных сцен.

— Да, но еще я не хотела, чтобы что-то отвлекало вас с Фелицией друг от друга. Сегодня ваш вечер.

В дверном проеме показалась голова Фелиции.

— Где будем есть — в саду или в доме? — уточнила девушка.

— В доме, — ответила Кейт. Сегодня предстоял серьезный разговор, и ей нужно было видеть все оттенки эмоций на лицах членов семьи, поэтому сумерки в саду были бы помехой.

— Почему не здесь? — поинтересовался Саймон, подхватывая с тарелки кусок мяса и опуская его на решетку. Кейт залюбовалась точностью и ловкостью его движений.

— Ну, так у них есть возможность побыть наедине подольше, накрывая там на стол.

Саймон тихо рассмеялся и заметил:

— Значит, и у нас появилась такая возможность.

Наблюдая за движениями его рук, Кейт представила, как бы они уверенно прошлись по ее телу. Волна желания окатила ее мгновенно, но она тут же попыталась вразумить себя. Нет, нм не нужны подобные возможности, никакой связи между ними быть не может. А что, если она забеременеет? Как быть тогда? Нет, все это было бы слишком безрассудно. Так почему же она никак не отделается от навязчивых возбуждающих образов? Тут голос Саймона ворвался в поток ее мыслей;

— Кажется, я должен извиниться перед тобой.

— Не понимаю, — Кейт покраснела, но это могло быть от огня, а вовсе не от смущения.

— Я не слишком хорошо повел себя, узнав, что Фелиция и Денни женаты, просто я…

Но тут Кейт приложила палец к его губам, не давая ему договорить.

— Не надо извиняться. Просто ты почувствовал себя обманутым. Я бы на твоем месте почувствовала то же самое.

Саймон взял ее руку и поцеловал ладонь:

— Теперь-то я знаю, что ты дала Фелиции слово молчать. И не считаю тебя ответственной за какие-либо поступки моей сестры.

— Спасибо, Саймон. А теперь переверни мясо. — Кейт была тронута словами англичанина, тем, как он держался все это время после встречи с сестрой. Она поспешила отвлечь его, чтобы растроганно не броситься ему на шею.


Ужин удался на славу. Они поднимали тосты друг за друга, слушали счастливое щебетание Фелиции, взахлеб рассказывавшей про места, которые удалось посетить во время медового месяца. Наконец, когда разговор понемногу сошел на нет, Кейт пнула брата под столом. Тот, уронив вилку, прокашлялся и произнес, обращаясь к Саймону:

— Кейт говорила, ты планируешь открыть часть вашего особняка для организации различных мероприятий? Очень интересная идея.

У Денни было управленческое образование и весьма деловой склад ума. Он еще некоторое время

задавал Саймону различные уточняющие вопросы, пока Кейт снова не пнула его под столом. Денни послушно повернулся к Фелиции:

— Слушай, я тут подумал… Саймон затеял очень перспективное дело. Да к тому же это ведь твой дом. Почему бы нам с тобой, ну, ты понимаешь…

Он умолк, не закончив мысль. Но по тому, как замер Саймон и как удивленно округлились глаза Фелиции, было видно, что они поняли, к чему ведет Денни. Наконец младшая Хольм заговорила:

— А как же Кейт одна управится с яхтой?

— Поверь мне, дорогая, нашей Кейт вполне хватит, чтобы управиться и с шестью яхтами, параллельно воспитывая десяток детишек.

Кейт польстили слова брата. Интересно, он на самом деле так думает? Как бы то ни было, пока разговор развивался по плану, и она вступила:

— Ну, мне пока хватит и того, что есть.

В глазах Фелиции застыло выражение ужаса:

— Но, Денни, тебе не понравится в Англии. Там солнце бывает всего неделю в год и практически нет нормальных пляжей и условий для серфинга.

— Думаю, Денни серфинга уже и здесь хватило, — возразила Кейт и собралась было в очередной раз пнуть брата, но тот, видимо, и так хорошо понимал свою роль в этой беседе, потому что сам уже горячо кивнул в поддержку слов сестры.

— Мне не может не понравиться страна, где так же любят крикет, дорогая. И ведь это твоя родина. Мне бы очень хотелось посмотреть, где ты выросла.

— Так мы просто съездим в гости.

— И мне было бы очень полезно участвовать в проекте, который запускает Саймон. Да и к свадьбе нужно подготовиться как следует, одной поездкой не обойдется.

— К свадьбе? В Хольм-Хаусе? — Фелиция не могла поверить в то, что говорит муж.

— Именно, — подтвердил Денни. — Произнесем слова брачной клятвы в присутствии твоих друзей и родных. Устроим всем и себе праздник. Купим тебе настоящее белое свадебное платье.

Если у Кейт и оставались какие-то сомнения насчет серьезности чувств Денни к Фелиции, то сейчас они полностью развеялись. Краем глаза она заметила, как Саймон качает головой, глядя на сестру.

— Но, Денни, я ведь приехала сюда не потому, что хотела сбежать от Саймона. Я скорее бежала от всех условностей и ограничений, которые накладывает мой титул. Я ненавижу все это и не хочу возвращаться.

Денни бросил на Кейт взгляд, в котором смешались и осознание провала, и паника, и облегчение.

— Бегством проблемы не решают, — уверенным голосом произнесла Кейт. Она должна была убедить Фелицию вернуться в Англию. Нельзя, чтобы Саймон уезжал один, покинутый всеми. — Если тебя не устраивают существующие порядки, заведи новые.

Фелиция изумленно уставилась на родственницу, и тут Саймон толкнул сестру под столом.

— А я видела, я видела! — воскликнула Кейт.

— А что, думаешь, тебе одной можно? — шутливо возмутился Саймон. — Да у Денни на ноге уже живого места нет.

— Неправда, — Кейт оскорбленно вскинула голову, — просто я…

— Изо всех сил пытаешься всем помочь, — закончил за нее Саймон.

Кейт замолчала было, откинувшись на спинку стула, но тут ее озарило:

— Ребята, так вы же можете полгода работать здесь, полгода — там. У вас будет два лета в год. Не здорово ли!

— Кейт, угомонись, — Саймон с нежностью смотрел на нее. — Я вижу, чего ты хочешь добиться, и искренне тебе благодарен. Но пусть они сами решают. Без давления со стороны.

Он был прав, конечно. И Кейт смиренно ответила, выместив предварительно эмоции на ножке стола:

— Ладно, умолкаю.

— Итак, у вас масса вариантов, — Саймон подводил итог разговора, улыбаясь и совершенно спокойно глядя на сестру и ее мужа. — Вы можете остаться здесь и работать с Кейт на «Веселом дельфине» или уехать со мной и работать в поместье. Или же по очереди жить то здесь, то в Англии. А еще можете стать инструкторами по горным лыжам где-нибудь в Швейцарии.

Кейт внимательно наблюдала за ним, и ей стало совершенно очевидно: какой бы выбор ни сделали ребята, Саймон с уважением примет его. И это было самое главное. Он победил самого себя.


Когда со стола было убрано, Денни с Фелицией ушли, сказав, что им нужно многое обсудить. Кейт не хотелось, чтобы и Саймон уходил, поэтому она предложила выпить кофе. Тот, в свою очередь, предложил расположиться на веранде в саду. Это было не вполне разумно. По мнению Кейт, безопасней остаться в ярко освещенной кухне, чем идти с ним наедине в сумеречный сад. Но спорить она не стала.

В саду Саймон обернулся к Кейт и произнес:

— Я сегодня прибежал к тебе, чтобы кое-что сказать.

Сердце девушки заколотилось. Он взял у нее из рук кружку, поставил на стол, а затем привлек Кейт к себе и нежно обнял. Ей было хорошо и тревожно одновременно.

— Только не целуй меня, пожалуйста, — взмолилась она, закрыла глаза и глубоко вздохнула. — Ты же сказал, что никогда не сделаешь мне больно.

Саймон обхватил ладонями ее лицо и внимательно посмотрел в глаза:

— Никогда и ни за что. Кейт, я…

— Мамочка, где ты? — раздался внезапно плачущий детский голосок.

Саймон окаменел, а Кейт мгновенно вынырнула из его объятий и обернулась:

— Джесси, милый, где ты? Что случилось?

Мальчик, увидев мать, бросился к ней и сонно забормотал:

— Мне приснились индейцы. Они поймали меня, у них были копья и стрелы, я кричал-кричал, а ты никак не могла меня найти. Поэтому я встал и пошел к тебе.

— Молодец, ты все сделал правильно. Это был просто сон. Я тут, рядом.

— Можно я сегодня буду спать у тебя?

Уже очень давно он не просился к ней. Неужели каким-то образом чувствует, что с ней происходит? Джесси — самое главное. Кейт помедлила с ответом, потом сказала:

— Хорошо, но только сегодня. — Затем она подняла глаза, и встретившись взглядом с Саймоном, произнесла: — Уже поздно.

— Мне правда нужно с тобой поговорить.

— Не сейчас.

— Завтра?

— Завтра я на «Веселом дельфине» с десяти утра. Хочешь — можешь присоединяться.

— Договорились. Тогда до завтра. Пока, Джесси.

И Саймон растворился в темноте сада.


На следующее утро он пришел на пристань за полчаса до начала рейса, но застать Кейт наедине не удалось. Команда уже готовила яхту к отплытию. Саймон занял свое место в баре. Слушая распоряжения, которые отдавала Кейт своим работникам, он дивился ее уверенности, профессионализму. Наверное, ей было нелегко, когда умер отец, когда только родился Джесси. Но она справилась. И устроила свою жизнь просто замечательно. Саймон посмотрел на открывающийся с яхты пейзаж: бирюзовые воды бухты, радужные блики, солнце… Сомнение закралось в душу: как он сможет соперничать со всем этим?

В какой-то момент они оказались одни на корме. Кейт стояла рядом, такая красивая: золото волос и синева глаз удивительно сочетались с окружающими красотами. Это ее дом, здесь она в своей стихии.

— Ты, кажется, хотел мне что-то сказать, — напомнила она задумавшемуся Саймону.

Саймон уже не был уверен, правильно ли собирается поступить. Ведь он хочет вырвать ее отсюда, из ее родных мест, где она счастлива… Да и вообще неправильно вести такие беседы здесь и сейчас, в начале рабочего дня. Нужно подготовиться, выбрать правильный момент.

Тут появился Пит и спросил, можно ли будет взять дополнительно еще двенадцать человек на второй рейс.

Кейт сверилась с записями в своем блокноте:

— Да, только не забудь записать имена и контактные данные, — и, обернувшись к Саймону, заметила: — Должна тебе сказать, сегодня будет тот еще денек, очень много записавшихся к нам. Прохлаждаться тебе не придется. Конечно, если ты останешься и на другие рейсы, — поправилась она, смутившись.

— Я останусь на весь день.

Кейт радостно улыбнулась и снова спросила:

— Так что ты собирался мне сказать?

Саймон не удержался и поцеловал ее в висок, почувствовав приятный запах чистоты, хлопка и кокосового масла.

— Думаю, это подождет.

Да, нельзя все испортить. Ничто не должно их отвлекать, когда он будет делать Кейт предложение руки и сердца.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Саймон провел весь день на яхте, с удовольствием наблюдая за Кейт. Ему нравилось в ней все: ее энтузиазм, любовь к работе, привязанность к дельфинам, забота о чистоте окружающей природы. В ней было что-то такое, что притягивало людей. Во время каждого рейса вокруг Кейт собиралась толпа туристов, и она легко и интересно отвечала на их вопросы, демонстрируя профессионализм, опытность и эрудицию. Саймон представлял, как она столь же успешно водит экскурсии по Хольм-Хаусу. Он очень надеялся, что разговор, который он задумал, пройдет успешно, и с трудом мог дождаться вечера, который представлялся ему наиболее удобным и подходящим временем для объяснений. Когда окончился последний рейс, они вместе пошли по набережной.

— Ну как ты? — поинтересовалась Кейт. Весь день он был такой веселый, шутил и смеялся с членами команды и пассажирами, был в каком-то приподнятом настроении, само обаяние и очарование. А что, если… Да не может быть, но кто знает, вдруг он нашел способ остаться с ними в Австралии? Надежда на чудо теплилась в душе у Кейт.

— Прекрасно. День был просто чудесный. — Саймон взял девушку за руку, и она не отняла ее.

Кейт не могла больше оставаться в неведении, ее тянуло спросить его прямо сейчас, что он задумал. Она резко остановилась и повернулась к Саймону, но тут зазвонил ее мобильный.

— Вы где? — раздался в трубке голос Фелиции.

— Идем домой. — Кейт посмотрела на Саймона, губами произнося имя Фелиции, чтобы он понял, кто звонит. Вдруг скоро это будет и его дом тоже!

— Если вы рыбный магазин еще не прошли, купите там креветок на ужин. А я к ним салат порежу.

— Хорошо. — Кейт передала трубку Саймону, потому что Фелиция хотела и ему что-то сказать

— В крикет? С Джесси? Конечно, поиграю. — Он еще какое-то время слушал, что ему говорили в трубку, а потом вернул телефон Кейт:

— Они прогуливались в парке, сейчас как раз выйдут нам навстречу.

От Кейт не укрылся его недовольный вид, поджатые губы и напряженность в голосе. Похоже, зря она размечталась. Он не особо изменился.

— Если не хочешь, не обязательно играть с ним, — заметила она.

— Ну что ты, дело не в игре. Просто, оказывается, так трудно улучить момент, чтобы остаться с тобой наедине и спокойно поговорить. — Саймон покачал головой.

Кейт облегченно вздохнула и ответила:

— Так мы сейчас одни, говори.

— Поздно. Вон они уже идут. А мне нужно твое безраздельное внимание.

Кейт бросило в жар, она сглотнула и коротко кивнула. На ее внимание он точно может рассчитывать.


Кейт с трудом дождалась окончания вечера. Она сама не понимала, как ей удавалось сдерживать волнение и веселиться вместе со всеми, когда играли в крикет на пляже и когда готовили ужин, а потом дружно его ели. Но никто, кроме Саймона, не заметил ее напряженного состояния. Да он и сам, похоже, был в таком же напряжении, ожидая возможности поговорить.

Наконец Джесси был отправлен спать, и Кейт боялась только, как бы Денни с Фелицией не предложили открыть еще бутылку вина и поболтать. Ей скорее нужно понять, что хочет сказать Саймон. Она предчувствовала, что это будет очень важный разговор — пожалуй, самый важный за всю ее жизнь. И еще она поняла, что любит Саймона Мортона-Блейка. По-настоящему. Ах, если бы он сумел остаться, не нарушая своих обязательств в Англии… Но вот Денни с Фелицией, попрощавшись, ушли в свою комнату над гаражом, и Саймон пересел ближе к Кейт. Она тут же взяла его за руки, а он произнес:

— Я люблю тебя. — Вовсе не с этого планировал Саймон начать разговор, но слова сами вырвались. Это получилось так просто, так естественно.

— Я знаю. Я тоже люблю тебя, — тихо ответила Кейт.

Изгиб ее губ, теплота улыбки удивительно действовали на Саймона. Ему хотелось заключить девушку в объятия и никогда не выпускать. Но нельзя сейчас поддаваться этому порыву, ведь столько еще предстоит сказать и обсудить.

— Ты такая красивая, — произнес он. И она его любит, это же просто чудо. Хотелось закувыркаться от радости. Но тогда пришлось бы выпустить руки Кейт.

— Ты тоже очень красивый, — ответила Кейт.

От ее тихого голоса все внутри Саймона сладко замерло.

— Я никогда не верил в любовь с первого взгляда, пока не встретил тебя. Тогда, в ту пятницу, когда ты оторвалась от своих папок и взглянула на меня, я просто утонул в твоих глазах. И до сих пор тону.

— А я потеряла голову, когда ты первый раз улыбнулся тогда в офисе.

— Кейт, я некрасиво вел себя с Джесси, был просто дурак, потому что не верил в себя. Но ты все изменила. Я привязался к Джесси. Думаю, ты заметила.

— Да, заметила. Значит, ты больше не против того, чтобы иметь детей?

— Наоборот. — Саймон представил Кейт беременной его ребенком, и волна нежности и желания охватила его.

— Ты будешь прекрасным отцом.

— Когда ты отчитала меня за то, что я слишком много времени провожу с Джесси, играю с его чувствами, только тогда и понял, как полюбил его. А еще понял, что и сам могу быть отцом. И для Джесси тоже.

— Я была бы счастлива родить тебе ребенка.

— Кейт, мы созданы друг для друга. Поедем со мной в Англию. Ты, я и Джесси — мы заживем там все вместе, заживем новой жизнью.

Кейт пришла в замешательство. Счастье, светившееся в ее глазах, стало угасать.

— Я думала, ты нашел выход, как остаться здесь, с нами.

Саймон почувствовал угрызения совести. Он предлагает ей отказаться от дома, от семьи, которая у нее есть здесь.

— Ты же знаешь, Кейт, я не могу остаться. Но там, в Англии, я все сделаю для тебя. И мы сможем приезжать сюда отдыхать.

Огоньки, горевшие во взгляде Кейт, угасли окончательно. Она высвободила свои руки из его ладоней.

— Прости, Саймон. Я не могу поехать с тобой в Англию.

Саймон не мог поверить услышанному. Но ведь она сказала, что любит его!

— Мы должны быть вместе! Кейт, в Англии не так уж плохо. Погода, конечно, не ахти, но ведь это мелочи. А с яхтой Денни и Фелиция управятся, и Арчи им поможет.

— Да все это ни при чем. Дело в Джесси.

Саймон готов был умолять ее на коленях:

— Клянусь тебе, чем хочешь, я никогда не обижу его…

— Саймон, я знаю. Я нисколько не сомневаюсь в тебе.

— Но что же тогда? — Саймон вскочил со стула и нервно стал шагать взад-вперед, пытаясь взять себя в руки и не дать кипевшему в душе гневу вырваться наружу. Гневался Саймон на самого себя: из-за того что доставляет Кейт столько трудностей, вынуждает ее мучиться.

Кейт закрыла глаза, руки ее дрожали. Саймон сел. Ему хотелось взять Кейт за руку, но он боялся, что она тогда вовсе расплачется.

— У Джесси есть отец, хороший отец. И он живет здесь. Никто никогда не заменит ребенку настоящего отца. Они друг друга просто обожают. Я не могу разлучить их.

Саймон испустил стон отчаяния. Она права. Как всегда. Все надежды пошли прахом. В своих эгоистичных надеждах он не подумал об обратной стороне дела.

— Прости, Саймон, мне очень жаль.

— Тебе не за что просить прощения. Ты любишь своего сына и думаешь о его благе. Ты прекрасная мать, Кейт.

— Спасибо, Саймон.

Не нужно было тревожить ее своими разговорами. Нет ему прощения за то, что заставил Кейт переживать. У Саймона было очень тяжело на душе, теплившаяся в сердце надежда уступила место холоду безнадежности. Он должен наконец оставить Кейт в покое. Никто ведь при этом не запретит ему продолжать ее любить.

— Спокойной ночи, Кейт.

Саймон тяжело встал и медленно зашагал прочь из сада Кейт.


Глядя вслед понурой фигуре, Кейт едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. Получалось не очень, и вскоре лицо стало мокрым от слез.

— Мамочка! — раздался детский голосок, и маленькие ручки обняли ее за шею. — Не плачь, мамочка, пожалуйста.

Кейт притянула к себе сына и положила его голову себе на грудь, чтобы он не видел зареванного лица.

— Саймон уезжает, да?

— Да, милый, он должен уехать.

— Но я не хочу, чтобы он уезжал. Ведь ты из-за этого расстраиваешься.

— Помнишь, я говорила, что если тебе грустно, то можно немного поплакать. Так вот ко взрослым это тоже относится.

— Но я не хочу, чтобы ты грустила.

Конечно, ведь этот малыш любит ее со всей детской искренностью. И она любит его. Кейт еще раз сказала себе, что приняла правильное решение: как бы ни было ей больно, но лишать ребенка отца несправедливо. Уж она-то знает, каково это — жить без одного из родителей. Кейт заставила себя улыбнуться и посмотрела Джесси в лицо:

— Никто не может быть счастлив постоянно. Я и так радуюсь девяносто девять процентов времени, а сейчас ты просто застал малюсенький один процент, который предназначен для печали. Видишь, я уже в порядке. — И она звонко чмокнула его в нос.

— Точно?

— Абсолютно.

— Хочешь, я буду спать у тебя, чтобы тебе больше не было грустно?

Кейт сделала вид, что серьезно обдумывает предложение своего маленького защитника.

— Спасибо, не надо. Думаю, я справлюсь. К тому же я не смогу тогда заснуть из-за твоего храпа!

— Я не храплю, — засмеялся Джесси.

— Идем, тебе давно пора спать. — Кейт взяла его за руку и повела укладывать.


Проснувшись утром, Кейт обнаружила рядом с собой Джесси, внимательно разглядывающего ее лицо.

— Привет, парень. И давно ты тут?

— Нет, не очень.

Кейт знала, что это правда. Она всю ночь не могла сомкнуть глаз и задремала, когда уже светало. А сейчас было только начало седьмого.

— И еще я очень старался не храпеть.

— Ценю твою заботу.

Но Джесси не рассмеялся, а серьезно спросил:

— Тебе все еще грустно?

— Разве я выгляжу грустной?

Мальчик промолчал. Она убрала прядь волос с его глаз и попыталась перевести разговор на другую тему:

— Какой сегодня первый урок? Физкультура?

— Мама, а можно сделать так, чтобы Саймон остался?

Кейт вздохнула про себя и решила отшутиться:

— Как, например? Запереть его в подвале?

Джесси не купился на шутку и ответил без тени улыбки:

— У нас же нет подвала, мам.

— Нет, милый. Саймон не может остаться, даже если хочет. В Англии у него большое поместье и дом, и он должен ими заниматься.

Джесси это заинтересовало, и они вместе решили посмотреть в интернете что-нибудь про Хольм-Хаус. То, что они увидели, поразило обоих. У Кейт перехватило дыхание. Саймон был готов поделиться с ней всей этой красотой…

— Ух ты, какая громадина. Навернос, у Саймона полно там работы.

— Конечно. Видишь сам, какой это важный особняк, его даже в кино снимают. И Саймон пообещал сберечь его для будущих поколений. Поэтому он должен уехать, чтобы присматривать за ним. И знаешь что? Я думаю, Саймон будет рад, если ты станешь писать ему по электронной почте.

— Правда? — лицо Джесси озарилось радостью.

— Конечно. А теперь идем печь блины на завтрак, и тебе пора собираться в школу.


Вечером, когда все сидели за столом, Фелиция попросила Денни открыть шампанское.

— Давайте выпьем за то, чтобы Саймон хорошо добрался домой и приехал бы потом сюда еще не раз.

Прощальный ужин. Если бы взор Кейт не затуманивался постоянно от наворачивающихся слез, а мысли не были заняты горькими раздумьями, она бы оценила старания Фелиции. Та накрыла чудесный стол и приготовила божественную паэлью. Но Кейт ничего этого не замечала. Казалось, что радость в жизни кончилась. Ей все виделось в серых красках. Нацепив на лицо улыбку, Кейт приготовилась к мучительному для нее мероприятию. Она чувствовала напряжение сидевшего рядом Саймона и радовалась одному: что не приходится смотреть ему в лицо и видеть боль в его добрых серых глазах.

— Всем привет! А вот и мы! — раздался веселый возглас.

— Джесси? Откуда ты взялся? — изумилась Кейт. Но потом подумала, что, конечно, Фелиция не могла не позвать Джесси, а вместе с ним и Пола попрощаться с Саймоном.

— Молодцы, что сумели выбраться, — похвалила прибывших Фелиция.

— Мы не могли не прийти. Джесси беспокоится за Кейт, — сообщил Пол.

Все замерли на мгновение, а затем уставились на Кейт. Только Пол смотрел на Саймона:

— Джесси сказал, что она плакала из-за тебя.

— Может, поговорим об этом как-нибудь потом? — возмущенно пробормотала Кейт, но Пол лишь покачал головой:

— Мы все твоя семья. И мы волнуемся за тебя. Пусть Саймон объяснится.

— Саймон, извини, — проговорила Кейт, но он накрыл ее руку на столе своей ладонью, отчего тепло разлилось по всему ее телу, и мягко произнес:

— Не за что извиняться, Кейт, — и затем обратился ко всем: — Джесси прав, я расстроил Кейт и очень сожалею. Я буду жалеть об этом до конца своих дней.

— Ты любишь ее, — сделал вывод Пол.

— Да, — согласился Саймон.

— А мама любит Саймона, — сообщил всем Джесси.

Ложка из рук Фелиции со звоном упала на стол:

— Надо же, а я и не догадывалась. Действительно, вы же прекрасная пара!

Денни отложил приборы и наклонился к Кейт:

— Слушай, но это же здорово. На самом деле мы с Фелицией могли бы тогда остаться здесь, я бы взял управление фирмой на себя, а ты сможешь поехать с Саймоном, тебя же здесь ничто не держит.

Кейт грустно улыбнулась:

— Меня-то, может, и нет, но как быть с Джесси?

Денни замер, затем виновато посмотрел на Пола:

— Черт побери, я и не подумал, простите…

— Но ведь Пол может навещать Джесси в Англии, а Джесси будет приезжать сюда на каникулы, — высказалась Фелиция, но Кейт оборвала ее довольно резким «нет».

— Ребенку нужны оба родителя. И не будем больше это обсуждать. Фелиция, раскладывай паэлью, а то она сейчас уже льдом покроется, — наигранно бодрым голосом распорядилась Кейт.

Джесси подбежал к ней и внимательно заглянул в глаза, губы его дрожали:

— Но ведь ты так и будешь, значит, грустить?

— Нет, я буду бодра и весела, вот увидишь.

— Ты смеешься, но в глазах у тебя больше нету искорок!

За столом опять повисла тишина. Тут Саймон взял Джесси за плечи и развернул к себе:

— Джесси, мама любит тебя и хочет для тебя самого лучшего, так же, как и ты для нее. Например, тебе кажется, что хорошо бы было съесть еще вторую плитку шоколада. Но мама не позволит, так как знает, что потом у тебя будет болеть живот или зубы. Тебе может быть грустно, что нельзя съесть шоколад. Но так она спасает тебя от более тяжелых последствий. Понимаешь?

— Понимаю. Мамы всегда знают, из-за чего потом может быть плохо.

— Именно. Мама понимает, что для тебя лучше: чтобы и она, и твой папа жили неподалеку друг от друга. Тогда ты можешь видеть их обоих всегда, когда захочешь. И пусть от этого всем сейчас немножко грустно, но твоя мама поступает правильно.

— Ясно. Но я буду скучать по тебе, — сказал Джесси и обоими руками обнял Саймона за шею. Саймон тоже обнял мальчика:

— Я тоже буду скучать по всем вам. Но, может, если мама с папой отпустят тебя, ты сможешь приехать ко мне летом вместе с Денни и Фелицией.

— Мама, ты ведь тоже сможешь поехать! — воскликнул Джесси. Но у Кейт не было ни малейшего желания устраивать себе пытку и ехать к Саймону в сложившихся обстоятельствах. Поэтому она покачала головой:

— У меня здесь работа. И лучше поговорим об этом попозже. Все, давайте наконец поедим.

Ей хотелось опустить голову на стол и зарыдать в голос, но приходилось терпеть. Саймон сжал ее руку, и это немного помогло. Появились силы выпрямиться и поддерживать беседу.

Когда наконец вымученное веселье подошло к концу и все разошлись, тактично оставив ее и Саймона вдвоем, Кейт схватилась за голову:

— Боже, я думала, это никогда не кончится.

— А я готов был вытерпеть все что угодно, лишь бы потом остаться с тобой наедине.

Саймон снова взял Кейт за руку, и по телу ее побежали мурашки. Как ей будет не хватать его: его голоса, акцента, его запаха и прикосновений.

— Пол был немного прямолинеен, ты уж извини его.

— За что тут извиняться. Он беспокоился за тебя.

— Жаль, что все теперь всё знают. Будут сейчас следить за мной, жалеть меня.

— А я даже рад, что теперь ты будешь под особым присмотром.

— Я-то да, а вот за тобой кто присмотрит?

— Обо мне не беспокойся, — Саймон нежно провел пальцем по ее губам. — То, что ты дала мне, будет со мной, даже когда мы расстанемся. Ты научила меня различать, что важно в жизни, а что нет.

— Обещай, что будешь время от времени устраивать себе отпуск.

— Да-да, и не забывать в суматохе будней останавливаться и нюхать кокосовое масло. Или розы, что попадет.

Кейт улыбнулась и продолжила:

— И что, когда придет время, ты станешь отцом.

Судорога боли свела лицо Саймона, руки его сжались, и он тихо ответил:

— А вот этого я обещать не могу.

Кейт наклонилась, провела рукой по его лицу и очень легко коснулась губами его губ. Всего на мгновение. Откинувшись назад, она прошептала:

— Рядом с тобой я всегда чувствовала себя принцессой.

— Приезжай в Хольм-Хаус, обещаю, там ты будешь чувствовать себя королевой.

— Нет. Не могу. Это будет слишком тяжелым испытанием для нас обоих. — Приехав к нему лишь раз, она потом не в состоянии будет удержаться от этих встреч. И Саймон окажется связанным, не сможет строить личную жизнь. Зачем это надо? Нет, ради Джесси она должна перестать думать о нем, чтобы у нее вновь в глазах загорелись искорки.

Саймон поднялся и потянул к себе Кейт. Прощальный поцелуй его был теплый, мягкий и нежный. От груза всего невысказанного, несбыточного и невозможного на глаза Кейт навернулись непрошеные слезы, а ей вовсе не хотелось, чтобы он запомнил ее зареванной.

— Я люблю тебя, Саймон, — прошептала Кейт. Пальцы Саймона последний раз легко коснулись ее лица.

— Прощай, Кейт, — повернувшись, он скрылся в сгустившихся сумерках. А Кейт села на стул, подтянув ноги к груди, и невидящим взглядом уставилась в темноту.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

С того момента, как обеспокоенная Фелиция увела Кейт спать около полуночи, та, ни на минуту не сомкнув глаз, пролежала всю ночь, глядя в потолок. И вот уже девять часов утра. Но Кейт не встает, не одевается, не заваривает кофе. Зачем это все, если сегодня через несколько часов Саймон улетит. Самолет у него только в четыре часа, но вчера договорились, что разумней будет выехать заранее. И как раз в эти самые минуты Денни с Фелицией должны забирать Саймона из отеля, чтобы отвезти в аэропорт в Сиднее. Хорошо, что никого нет дома, особенно Джесси. Ведь когда он вернется от отца, придется изо всех сил стараться быть веселой и жизнерадостной. А пока можно просто лежать.

Видимо, Кейт все-таки задремала, потому что, когда она открыла глаза, услышав громкий стук в дверь, на часах было половина одиннадцатого. Саймон уже, наверное, проехал Ньюкасл. Интересно, они сразу выехали на шоссе до Сиднея или же он попросил Денни проехать по улице, где они с Кейт гуляли в первый день знакомства…

Стук повторился, на этот раз громче и настойчивей. Но шевелиться не было ни сил, ни желания. Пусть ее оставят в покое. И только осознав, что голос, выкрикивавший ее имя, принадлежит Полу,

Кейт встрепенулась и вышла из забытья. Неужели что-то случилось с Джесси, а она тут лежит и жалеет себя, забыв обо всем на свете.

Кейт стремглав бросилась к двери и, распахнув ее, увидела на пороге Пола и Джесси с довольными улыбками на лицах. Она испытала громадное облегчение, но тут же почувствовала прилив недовольства. Наверняка эти двое из самых лучших побуждений задумали выдернуть ее в кафе-мороженое или на пикник, не понимая, что ей лучше побыть одной. Она еще не до конца простила Полу, что вчера за ужином он вытащил на белый свет се сердечные тайны, и теперь ей предстоит быть объектом жалости и пристального заботливого внимания всех домашних. Вздохнув, Кейт пропустила их в дом, прошла на кухню и бессильно опустилась на стул.

— Мам, у нас такие новости, закачаешься! — Джесси чуть не подпрыгивал от радостного возбуждения. От созерцания этого сгустка энергии Кейт еще сильнее захотелось забиться куда-нибудь в тихий угол, от всех подальше. Но она нацепила на лицо улыбку и приготовилась угадывать, как обычно ожидалось от нес в таких случаях:

— Дай-ка угадаю. Наверное, вы достали билеты на крикет на решающую игру сезона?

Джесси помотал головой, а Пол, заваривающий всем кофе, улыбнулся еще шире и самодовольней.

— Неужели вся шайка «Улицы Сезам» приезжает к нам на гастроли?

— Мам, «Сезам» — это для малышей. Ну же, подумай! Чего ты хочешь больше всего на свете?

Ответ на этот вопрос был для Кейт очевиден: быть с Саймоном. Но говорить сейчас об этом больше нельзя. Однако ничего другого в голову не шло, и она растерянно посмотрела на Пола, ища у него поддержки.

— Джесси, не томи, скажи же ей! — сжалился Пол.

Мальчик подскочил к матери и стал радостно трясти ее за руку:

— Мы можем уехать жить в Англию!

Кейт непонимающе смотрела то на сына, то на его отца. Пол пояснил:

— За эти годы нам с тобой пришлось от многого отказаться ради Джесси. Но я ни о чем не жалею, потому что люблю его. Ты знаешь, например, что я выполняю заказы зарубежных компаний, но не знаешь, что несколько крупных европейских фирм предлагали мне должность. Я не соглашался, потому что не мог уехать от Джесси.

Перед Кейт забрезжила надежда. Сердце забилось быстрее, в горле пересохло. Неужели чудеса возможны?

— Вчера, вернувшись от вас, я списался с парой компаний в Лондоне. И полчаса назад получил от одной подтверждение, что предложение все еще в силе и меня ждут там с нетерпением.

Кейт не знала, куда себя девать от радости. Джесси весь сиял:

— Ну как, мам? Правда, здорово?

Это не может быть правдой. Что-то не то. Тут Кейт поняла, что:

— Но, Пол, я не могу принять такую жертву. Ты же отказываешься от всего, что есть у тебя здесь.

— Кейт, о какой жертве ты толкуешь? Я всю жизнь мечтал об этой работе! — Он светился от радости не меньше Джесси. — Но, чур, я хочу участвовать в выборе школы для Джесси и вообще в решении всех таких вопросов.

— Конечно, Пол, как и было до сих пор.

— Что ж, тогда переезжаем!

Кейт чувствовала себя так, будто заново родилась, будто жизнь и энергия вновь вернулись к ней. Она наклонилась к Джесси и поинтересовалась:

— Ты точно уверен, что хочешь уехать отсюда? Ведь в Англии не будет возможности столько плавать и рыбачить, как здесь.

— Будет. Фелиция мне рассказывала, что у них в поместье есть бассейн и река, а еще там есть домик на дереве, а еще ягнятки, и я смогу их кормить. А папа сказал, что в Англии куча крикетных команд, и он сводит меня на отборочные игры, и я, может, тоже буду играть за одну из них.

Кейт искренне рассмеялась. Похоже, Джесси даже лучше представляет себе их будущую жизнь, чем она сама. Тут Кейт спохватилась:

— Надо торопиться. У Саймона самолет через пять часов, мы должны успеть догнать его и все ему рассказать! Едем же скорее! — И она направилась было к выходу, но Пол остановил ее порыв:

— Кейт, я не повезу тебя в аэропорт в таком виде.

Девушка бросилась умываться и переодеваться, укоряя себя за утреннее слабоволие. Время уходит, дорога каждая минута!

Потом они тащились, застревая в пробках, и Кейт вся извелась, боясь не успеть. Позвонить Саймону она не могла. Она была готова последовать за ним на край света, но не знала номера его мобильного. Телефон Фелиции оказался выключен, а у Денни не отвечал. Видимо, тот оставил его дома, как с ним иногда бывало.

Ворвавшись в здание аэропорта, Кейт остановилась как вкопанная. Кругом сновали люди, как можно найти Саймона в этом муравейнике? Но тут их окликнули: Фелиция с Денни подошли, удивленно глядя на Кейт, держащую за руку Джесси.

— Что вы здесь делаете? — изумленно спросила Фелиция. Но у Кейт не было времени на объяснения. И она ответила вопросом на вопрос:

— Где Саймон?

— Мы только что оставили его у стойки регистрации. Он тянул до последнего, все сидел пил кофе, не знаю, как у него этот кофе еще из ушей не полез.

— То есть он еще не проходил таможню?

— Думаю, нет.

Кейт поспешила к стойке, на которую указала Фелиция. Двигаясь вдоль очереди, она вглядывалась в отбывающих, стараясь найти знакомую широкоплечую фигуру и с трудом удерживаясь, чтобы не выкрикнуть дорогое имя. Это было бы, пожалуй, слишком. И так со стороны она, наверное, выглядит странно.

И тут она увидела: как раз подошла очередь Саймона, и он уже готов протянуть на регистрацию свои документы. Кейт замерла: он выглядел таким незнакомым в деловом костюме, в галстуке. Она вдруг по-настоящему ощутила, что он — английский лорд. А она… лишь мать-одиночка. И как только она осмеливалась думать, что может составить ему счастье. Они с Джесси будут дня лорда Хольма лишь обузой…

— Саймон! — раздался над самым ухом Кейт звонкий крик Фелиции.

Обернулась вся очередь. Но самое главное — Саймон тоже. Кейт смогла лишь выдавить из себя жалкое «Привет» и вяло махнуть рукой.

— Значит, ты все-таки пришла проводить меня, — улыбка озарила его лицо, и Кейт поняла, что это все тот же Саймон, рядом с которым она чувствует себя принцессой. Девушка стала пробираться сквозь толпу поближе к нему, и очередь расступалась, сторонилась, пытаясь дать ей дорогу. До самой стойки Кейт добраться не могла и, остановившись, прокричала:

— Саймон, мы с Джесси можем уехать жить в Англию!

Саймон начал было пробиваться к ней, но служащая аэропорта, собиравшаяся взять его документы на регистрацию, окликнула его:

— Сэр, если вы сейчас отойдете, вам придется вернуться в самый конец очереди, и тогда вы рискуете опоздать на ваш рейс.

Саймон застыл в нерешительности. Нацелив на Кейт дрожащий палец, он выкрикнул:

— Повтори, что ты сейчас сказала!

Кейт понимала, что чувствует Саймон: он боится, что не расслышал, что неправильно воспринял ее слова. Боится надеяться, как совсем недавно не могла даже помыслить о надежде она сама. Боже, как же она его любит!

— Полу предложили работу в Лондоне. И он согласился. А это значит, что Джесси и я можем уехать в Англию. Конечно, не прямо сейчас. Нам нужна пара недель, чтобы собраться и уладить все дела. Если ты, конечно, еще не передумал.

Какое-то время Саймон молча смотрел на Кейт. И она вновь стала сомневаться в правильности того, что делает.

— Ты хочешь сказать, что готова уехать в Англию навсегда?

— Да! — выкрикнула Кейт, ее нервы были на пределе.

Саймон выронил дипломат и устремился к Кейт, забыв свой паспорт и билет на стойке регистрации. Служащей, окликнувшей его снова, он бросил:

— Я не лечу этим рейсом, — и когда наконец пробрался через толпу, то встал перед Кейт на одно колено и, взяв ее руки в свои, промолвил:

— Кейт, я люблю тебя. Окажешь ли ты мне великую честь — согласишься ли стать моей женой?

Окружающие, после возгласа Фелиции и так с интересом поглядывавшие на Саймона и Кейт, буквально замерли в ожидании развязки. Но Кейт уже ничего вокруг не замечала. Она тоже рухнула на колени и прошептала:

— Конечно, Саймон, я буду счастлива выйти за тебя замуж.

Саймон подхватил ее па руки и закружил в объятиях. Раздались одобрительные возгласы, и Кейт поняла, что вместе с ней радуются не только Саймон, Джесси, Пол, Денни и Фелиция, но, похоже, еще пол-аэропорта.

Тут Кейт спохватилась, вспомнив, где и зачем они находятся:

— Саймон, ты же опоздаешь на свой рейс.

— Так точно. Я вернусь в Англию на следующей неделе, больше откладывать уже нельзя. А потом приеду и заберу вас с Джесси домой. В Австралии ведь женят через месяц после подачи заявления, так?

— Откуда ты знаешь?

— Наводил справки. Я хочу, чтобы наша свадьба прошла на пляже в том самом месте, где мы впервые поцеловались! Я люблю тебя, Кейт Питербридж.

Кейт смотрела на его губы и чувствовала себя словно в тумане.

— И я люблю тебя, Саймон Мортон-Блейк. — Остаток своих дней она проведет, демонстрируя это ему каждый день, каждый час!

— Как считаешь, вам с Полом и Джесси хватит месяца, чтобы подготовиться к отъезду?

— Конечно.

Саймон взял в ладони ее лицо и провел пальцем по нежным губам:

— После свадьбы мы с тобой больше никогда не расстанемся.

Кейт обвила его шею руками и, прежде чем их губы слились в поцелуе, прошептала:

— Аминь.

Когда они наконец оторвались друг от друга и вернулись с небес на землю, то поняли, что все вокруг аплодируют и выкрикивают поздравления и добрые пожелания. Кейт покраснела от смущения, но тут между ними протиснулся Джесси и сказал Саймону:

— Клево, да?

— Не то слово! — откликнулся Саймон, подхватывая Джесси на руки.

— Думаю, теперь мама опять будет счастливой, — прошептал мальчик ему на ухо.

Саймон сделал вид, что серьезно разглядывает Кейт и что-то прикидывает. Наконец он ответил:

— Искорки в глазах уже определенно наблюдаются.

И тут Джесси обнял одной рукой Саймона, а другой Кейт и серьезно заявил:

— Я считаю, что мы все теперь будем счастливы.

— Так и задумано, приятель, — кивнул головой Саймон. — Я собираюсь посвятить этому всю свою жизнь — тому, чтобы вы с мамой были счастливы.

Наклонив голову к любимому, Кейт прошептала:

— И те дети, которые у нас еще родятся.

— Конечно, и все, кто у нас еще родится, — согласился Саймон, и его потемневший взгляд таил в себе обещание наслаждения и счастья.

— Клево, да? — Кейт подмигнула Джесси, и тот, расплывшись в счастливой улыбке, откликнулся:

— Не то слово!


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ