КулЛиб электронная библиотека 

Честь чародея [Ян Сигел] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Ян Сигел Честь чародея

ПРОЛОГ

Остров назывался Аээа. Как ни произноси, выходит похожим па вопль. Это был золотисто–зеленый клочок земли с неровным берегом, окаймленный пеной прибоя, лежащей в сотнях миль от ближайшей суши. Золотистый цвет постепенно переходил в тускло желтый: полоска прибрежного песка, пыльно–желтая дорога, желтая земля и желтые скалы, проглядывающие сквозь оливковые рощи на крутых склонах. Одна скала была настолько высокой, что цепляла проплывавшие облака. В давние времена местные жители полагали, что за такими и скрыта жизнь их богов. А ныне старые рыбаки и крестьяне–фермеры кормились тем, что рассказывали доверчивым туристам байки о контрабандистах и кораблекрушениях, о русалках, героях и знаменитой колдунье, когда–то жившей здесь в ссылке и заманивавшей доверчивых путников в шелковую паутину своих волос. Крупные туристические компании как–то проглядели Аээа, и только знающие специалисты посылали своих клиентов в местечко, где почти не было ночной жизни и никто не бил посуду в тихой таверне. Большинство роскошных вилл на острове принадлежали толстосумам с материка, осуществившим свою мечту иметь тихое местечко для отдыха, вдалеке от переполненных городов.

Вилла над пляжем Гекати была одной из таких. От многих других вилл она отличалась суперсовременным дизайном: стена, обращенная к морю, была сделана из тонированного стекла, фронтон украшали черные мраморные колонны, полы были устланы кроваво–красными персидскими коврами, мебель выполнена в стиле кубизма. Там был внутренний дворик, скрытый от посторонних глаз пышной зеленью; фруктовые деревья росли в нем исключительно для того, чтобы разбавлять тенью и прохладой раскаленный тропический зной, а тишину здесь нарушало лишь серебристо–ледяное журчание маленького водопада. Последний священник посадил в центре сада цветущее дерево. Молодое деревце, стройное, как тростиночка, уже выпустило листья, по форме напоминающие дубовые, но крупнее и с красными прожилками. По слухам, вилла принадлежала судовладельцу–миллионеру, однако никто никогда не слышал его имени и не видел его лица. Время от времени он сдавал виллу друзьям, коллегам или просто незнакомым арендаторам, которые хотели загорать на частном пляже, подальше от любопытствующих взглядов местных жителей или праздно шатающихся туристов. Последняя жиличка гостила тут уже с весны. По хозяйству ей помогала древняя старуха. Местные торговцы считали, что карга только притворяется глухой и немой. Покупки она выбирала, пренебрежительно фыркая, и делала вид, что не слышит ни вопросов, ни приветствий. Спина у нее была горбатая, а глаза, казалось, не имели белков — только темная радужка да бисеринка зрачка. Те, кому довелось мельком увидеть ее хозяйку, говорили, что она столь же юна, сколь стара ее служанка, и столь же красива, сколь та уродлива. Она жила совершенно уединенно, даже по меркам этой виллы. Поговаривали, что она не загорает, боясь, видимо, испортить белизну своей идеальной кожи, и купается в бухточке при луне обнаженная, прикрываясь лишь темной вуалью своих волос. В соседней деревушке мужчины шепотом рассуждали, что она несравненна, как богиня, а женщины заявляли, что она какая–нибудь увечная или больная. У нее был любимец, еще более странный, чем служанка, — огромная кошка–сфинкс, лысая, как младенец, с пегой шкурой. Ее видели, когда она охотилась на холме за виллой. Кто–то даже утверждал, будто видел, как она убила змею.

Живущая на вилле женщина знала о деревенских слухах, хотя служанка ей никогда ничего не рассказывала, и только тихо улыбалась чему–то своему. Она все так же купалась по ночам при свете луны, а днем оставалась в темной комнате, разжигая мраморный камин и подолгу глядя на огненные языки. Иногда она усаживалась во дворике, куда почти не проникал солнечный свет из–за разросшихся виноградных лоз. Здесь не трещали цикады, хотя ниже склоны буквально гудели от их стрекота; здесь не жужжали пчелы. Голодные орхидеи всасывали любое насекомое, которое пролетало рядом с их разверстыми пятнистыми ртами. Кроме журчания воды, ничто не нарушало тишину. Женщина сидела среди этих плотоядных растений, одетая в тонкое красное платье с такими же, как у орхидей, крапинками, и ее роскошные черные волосы волнами спадали по плечам. Она подолгу смотрела на дерево. Иногда к ней приходила ее кошка, терлась об ногу своим лысым боком и мурлыкала.

— Будет оно плодоносить, Негемет? — спрашивала женщина. — Оно растет, но будет ли давать плоды? А если будет, то какие? — Она трогала листья своими бледными пальцами, а листья дрожали, но не после прикосновения к ним, а до, будто в предвкушении.

Для Паниоти, сына хозяйки универмага и магазина подарков, наступил вечер, когда последняя рюмка стала явно лишней. Он был красив, какими бывают только истинные дети солнца: высокие скулы, смуглая золотистая кожа, цветение юности и ленивая уверенность в своей абсолютной неотразимости. Летом он работал в магазине вместо своей матери и соблазнял всех симпатичных посетительниц, а когда заканчивался сезон, он отправлялся в колледж в Афинах, где учился на инженера, и относился к жизни вполне серьезно.

— Я не верю в то, что эта неизвестная сирена так красива, — заявил он после предпоследней рюмки, — иначе она бы не пряталась. Красивая женщина надевает бикини и демонстрирует всем свое тело на пляже. А ее кто–нибудь видел? — Никому из собравшихся видеть ее не доводилось. — Ну вот то–то же. Я не собираюсь принимать ее прелести на веру. Как любые слухи, они легко превратятся в легенду. А я хочу доказательств. Я хочу увидеть своими собственными глазами, как она купается обнаженная при луне. Вот тогда я поверю, что она богиня.

— Ну так что же ты не посмотришь? — спросил один из приятелей. — Спрячься в зарослях у скал и посмотри.

— Да он никогда не решится, — сказал другой. — Ставлю пять тысяч драхм.

После последней рюмки пари состоялось.

К тем с калам можно было подойти только по тропинке от дома, поэтому Паниоти на следующий вечер добрался до них вплавь вокруг мыса и укрылся среди оливковых деревьев у подножия холма. С собой он взял фотоаппарат в водонепроницаемом футляре такой, что может снимать в темноте без вспышки, и бутылку пива. В свете заходящего солнца он сидел и неторопливо потягивал пиво, стараясь продлить удовольствие. Когда стемнело, в бутылке еще оставалось пиво, поэтому он воткнул ее в песок. Время тянулось мучительно медленно, но он оставался на своей вахте из опасения, что его приятели скорчат презрительные мины, вернись он слишком рано. Наконец, стрелки па его часах доползли до полуночи «Вот теперь, — подумал он, — или она придет, или я ухожу. Но не думаю, что она появится».

Она появилась. Он увидел, как что–то белое мелькнуло на тропинке. Фигура ее была будто окутана туманом, а черные волосы, разметавшиеся по плечам, сливались с темнотой. Она скользила по земле плавно и абсолютно беззвучно. Ему даже показалось, что она вовсе не касается земли. Волосы у него на голове встали дыбом. На мгновение он поверил, что она — какой–то языческий дух, неземное существо, сотворенное из другой плоти. Потом, когда он спустился ближе к берегу, он понял, что туман, окутавший ее, — всего лишь тончайшее прозрачное платье, которое она сняла и бросила на песок. Ее тело сияло в лунном свете, стройное и изящное, как мраморная статуя холодной и безупречно красивой нимфы. Она подняла руки к небу, словно приветствуя давно забытое людьми божество, и зашла в воду. Море было спокойным и приняло ее почти без единого всплеска. Какое–то время Паниоти видел ее голову на фоне сверкающей в лунном свете воды, а потом женщина нырнула и пропала. Он запоздало вспомнил о фотоаппарате, достал его из футляра, дожидаясь, когда она вынырнет. Сейчас его волновало, получится ли она на фотографии или же, как какое–то сверхъестественное существо, не оставит на пленке даже следа. Крадучись, он приблизился к кромке воды и лег на камни, застыв наготове, но она не вынырнула. Ее не было так долго, что у него от беспокойства перехватило дыхание. Он отложил фотоаппарат и уже приготовился нырять на поиски, на его взгляд совершенно уже бесполезные.

Она появилась неожиданно, в нескольких метрах от камней, на которых он лежал. Ему показалось, что глаза ее широко раскрыты и пристально всматриваются в темноту ночи. Она поплыла к берегу — к нему — мелкими незаметными гребками. Потом она резко встала — вода ручьями стекала с нее, а мокрые волосы облепили грудь, плечи, спину. Он в первый раз увидел ее лицо и, хотя было довольно темно, заглянул в глаза, глубокие, как пропасть. Ее губы едва заметно дрогнули… В эту секунду больше всего на свете ему хотелось убежать, забыв о фотоаппарате, о пари, о мужской гордости. Он попытался пошевелиться, но его ноги словно приросли к земле. А ее шепот проникал в самую душу:

— Я кажусь тебе симпатичной, простолюдин? — Она откинула волосы назад и расправила плечи. — Смотри внимательнее. Скажи мне, как тебе хватило смелости прийти сюда? Как ты решился пробраться, проползти змеей по камням и тайком глазеть на меня, чтобы потом хвастать своим приятелям? Что ты скажешь им, когда вернешься — если вернешься? Что ты увидел богиню Венеру, Афродиту, восставшую из моря, возрожденную из пены? Что ты им скажешь?

Она подходила все ближе и ближе. Ужас накрыл его душной волной, мышцы словно сковало, и все его тело дрожало.

— Ничего, — выдавил он с трудом. — Я им ничего не скажу, клянусь.

— Я знаю, что ты ничего не скажешь. — Теперь она говорила мягко, касаясь холодной рукой его щеки. — Ты знаешь, какая судьба постигла тех, кто тайком подсматривал за богинями? Одного ослепила молния, другой превратился в оленя и был разорван на части его же собственными собаками. Но у тебя нет собак, а слепой все же может видеть внутренним зрением. Так что я очищу твою память и вложу твою душу в глаза. Ты пришел сюда, чтобы увидеть меня и получить доказательства моей красоты. Я исполню твое желание. Твои глаза будут зачарованы, ты не сможешь отвести их от меня и не

сомкнешь ни днем ни ночью. — Ее руки скользнули по его щеке и закрыли глазницы. Паниоти передернуло от этого прикосновения.

— Пожалуйста, — пробормотал он, — не надо…

На следующее утро по деревне поползли слухи, что женщина со служанкой уехали на рассвете, забрав с собой лысую кошку и росшие во дворе растения. Таксист, который отвозил их в аэропорт, подтвердил это, но ему, видимо, дали такие щедрые чаевые, что он пьянствовал целую неделю. Неудивительно, что потом он все путал. По какой–то причине дом больше не заселяли. Хозяин оставил его без присмотра; красные ковры выгорали на солнце, и только орхидеи пышно разрастались во дворике.

Тело Паниоти нашли через два дня — его вынесло течением довольно далеко от пляжа Гекати. На его теле отсутствовали видимые повреждения, если не считать того, что на лице сияли пустые глазницы. Туристам об этом, конечно же, никто не рассказывал.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В канун Нового 2000 года старинный дом Рокби, укрывшийся под сенью леса Роквуда, как обычно, был погружен в сонную задумчивость. Дом представлял собой хаотичное нагромождение комнат, скрюченных лестниц, искореженных балок и скрипящих половиц. Снаружи его толстые стены с трудом выдерживали натиск ползучих растений, а изнутри их грызли мыши и жуки, превращая в труху. Английский закон о наследстве уже не имел здесь силы; только тени крались по пустым коридорам, сквозняки шевелили занавески, водяные духи хихикали в водопроводе. Когда–то семейство Фит–зерберт построило здесь дом, но со временем превратности судьбы разрушили его, сровняв с землей. Потом дом снова отстроили, и новые поколения приспосабливали его для своих нужд: сооружали кельи для священников, прокладывали секретные ходы, на недоступных чердаках запирали нежеланных жен и сошедших с ума родственников. Так продолжалось до тех пор, пока род не угас в результате браков между кровными родственниками, а дом не перешел под частную опеку над имуществом.

Сейчас его сдавали в аренду каким–то нуворишам, которые охотно мирились со многими его неудобствами и жаловались лишь тогда, когда кто–нибудь из домашней челяди проваливался сквозь прогнившие половицы, грозясь подать за это в суд. Последним съемщиком был некто Каспар Валгрим, банкир–инвестор, заслуживший репутацию человека с железным словом, здравыми суждениями и стальной цельностью натуры. Ему нравилось упоминать о доме в разговорах с коллегами и клиентами, но сам он редко сюда заезжал. До сегодняшнего вечера. Сегодня в Рокби давали бал.

Нежилые комнаты и потайные коридоры заполнил свет: гроздья свечей, волшебные светящиеся звезды, расставленные повсюду цветочные вазы, сияющие шары, которые вращались под потолком. Тени смешались, истончились и отплясывали тарантеллу на полу и стенах. Вся эта иллюминация высвечивала исторические, фантастические и просто откровенно эротические костюмы гостей, заполнивших многочисленные залы. Музыка грохотала сразу из нескольких мест: в зале звучала «АББА», в галерее — «Квин», а в конюшнях — «Гараж». Норманнская башня, самая старая часть дома, была увешана красными фонарями. Случайно забредшие сюда гости, усевшись на ступенях винтовой лестницы, курили, выпивали и что–то нюхали, поэтому некоторым даже стал мерещиться безглавый призрак Уильяма Фитзерберта, державший голову под мышкой и с ужасом взиравший на все это. Пауки, которые поколениями размножались здесь в тишине и покое, сейчас забились в щели. А на кухне хозяйничал домовой, добавляя в напитки неожиданные компоненты. Правда, этого никто не заметил.

Неожиданно по всему дому — да что там! по всей стране — музыка стихла. Пробило полночь. Те, кто был еще в сознании, стали смеяться, плакать, обниматься с необычайным восторгом: это ведь был второй миллениум, и сам факт, что они дожили до него, стоил того, чтобы это отметить. Нестройный хор голосов затянул «Олд Ланг Сайн», старинную балладу, написанную специально для пьянчуг. Некоторые гости начали срывать маски, другие — одежду (и не всегда с себя). Один незадачливый юнец блевал с балюстрады, наивно полагая, что это перила, огораживающие ров с водой в саду. В обеденном зале красавица с длинными черными волосами в полупрозрачном шифоновом платье со шлейфом отбивалась от досаждавшего ей кавалера и отказывалась снять маску.

— Я Моргаза, королева воздуха и тьмы. А ты кто такой, чтобы наслаждаться чарами моего лица, никому дотоле не ведомыми?

— Море газа? — переспросил ее поклонник, прикоснувшись к материи.

— Сестра Морганы Ле Фей, — подсказал знаменитый литературный критик, одетый в третьесортный костюм демона с кривыми рогами. — Согласно некоторым источникам, это мать предателя Мордрода. Полагаю, леди читала Томаса Уайта.

— Кто это был? — спросила высокая блондинка в кожаном корсете и на высоких каблуках. У нее были короткие волосы, стоявшие торчком, а из–под ярко–алых перьев маски поблескивали черные глаза. Но ответа она слушать не стала, а вместо этого тихо произнесла какие–то слова, которых демон–критик не услышал.

После короткой потасовки с Моргазы слетели маска и шиньон, и перед гостями предстала Дана Валгрим, дочь хозяина. Она ринулась на своего докучливого ухажера, наступила на подол платья и рухнула на пол, ударившись головой о паркет. На мгновение все разговоры стихли, и только музыка продолжала греметь. Потом все бросились к ней и стали наперебой давать советы, что нужно делать в такой ситуации:

— Приподнимите ей голову.

— Нет, не трогайте ее.

— Она не сильно ударилась.

— Крови нет.

— Расступитесь — нужен свежий воздух.

— Принесите воды.

— Дайте ей бренди.

— Она скоро очнется.

Но она не приходила в себя. Кто–то пошел за ее братом, кто–то вызвал «скорую помощь».

— Не надо, — заявил Лукас Валгрим. Вид у него был такой, будто он протрезвел в считанные секунды. — Мы сами ее отвезем. Моя машина уже готова.

— У вас отберут права, — сказал взволнованный пират.

— Ничего, я буду осторожен.

Лукас бережно поднял Дану. Кто–то заботливо помог ему, поддерживая ее голову и приподнимая шлейф платья. Как только они вышли, литературный критик развернулся к той самой блондинке с короткой стрижкой и авторитетно заявил:

— Наркотики. А ведь ее только три месяца назад выпустили из клиники.

Но блондинка уже исчезла.

Каспар Валгрим в это время находился в маленькой комнатке, довольно далеко от места, где разыгрались события. Кое–кто отправился разыскать его, полагая, что ему следует сообщить о случившемся, хотя отец и дочь в последнее время почти не разговаривали. Но найти его не удалось. В ту комнату попасть можно было через заднюю панель платяного шкафа в главной спальне. За раздвижными панелями, однако, раскрывалась не таинственная заснеженная страна, а небольшой офис, оборудованный прежним хозяином. На столе стоял старенький компьютер и валялись несколько книг, покрытых толстым слоем пыли. Рядом с компьютером лежал листок бумаги, озаглавленный «Соглашение о найме». Слова, начертанные странным заостренным курсивом, сами появлялись на листе. Однако Каспар Валгрим на них не смотрел, он сидел в глубокой задумчивости. Этот человек был по–своему красив — настоящий банкир: холодный взгляд, волевой подбородок и тонкие, плотно сжатые губы, напоминаю–J щие щель в банкомате. Но в этот момент на его лице застыло выражение отталкивающей угодливости, будто у обратившегося в камень зомби. Настольная лампа была повернута так, что освещала его лицо снизу, подчеркивая скулы и надбровные дуги, и свет нещадно бил в глаза. Рядом с ним стоял бокал с красной жидкостью, но это было не вино. Позади него чей–то голос цедил слова прямо ему в ухо, и они лились, будто мед с ложки. На плече у Каспара лежала рука с тонкими гибкими пальцами и длинными ногтями, напоминавшими серебряные когти.

— Мне нравится это место, — говорил голос. — Оно мне подойдет. Ты будешь счастлив сдать его мне… бесплатно. В благодарность. За помощь. Пер сиквор. _Эскри_нэ_лютор._ Ты будешь счастлив…

— Я буду счастлив.

— Хорошо. Ты будешь помнить, как я исцелила твой дух, будешь помнить с благодарностью, как видение, как сон. Ты запомнишь свое ощущение покоя и блаженства. — Рука скользнула ему на грудь, и у него вырвался глубокий стон. Вполне возможно, что от удовольствия. — Ты помнишь?

— Я помню.

— Допивай свой напиток.

Каспар Валгрим допил то, что было в бокале. Жидкость светилась, словно внутри нее был огонек.

Светлый парик с торчащими короткими волосами лежал, скомканный, на столе. Дама вышагивала взад–вперед, и острые шпильки ее туфель стучали по полу. Птичья маска, казалось, слилась со своей обладательницей, превратив ее в какую–то экзотическую хищную птицу.

Получив приказ, Каспар Валгрим подписал бумагу.

Прошел всего час, как наступил новый год. Перед небольшим домом в районе Пимлико остановилось такси. Дом был светло–коричневый, ничем не отличавшийся от соседних домов. Его окружал сад с ажурной решеткой. Из такси вышли две молодые женщины, и обе стали искать свои кошельки. Одна из них нашла его раньше и расплатилась с шофером, другая же случайно выронила содержимое сумочки на тротуар и теперь торопливо собирала все обратно. Девушка, заплатившая таксисту, была стройная и невысокая, примерно пять футов и пять дюймов. Ее короткие каштановые волосы переливались в свете уличного фонаря. Под плащом виднелось серебристое шифоновое вечернее платье. Она чем–то отдаленно напоминала эльфийку, если бы не лоск макияжа и налет самоуверенности. Она выглядела холеной, успешной и очень деловой — это она заказала такси еще за три месяца до праздника и уже тогда оговорила стоимость и размер чаевых. Звали ее Ферн Кэйпел.

Она была ведьмой.

Ее спутница оставила попытки достать карандаш для губ , закатившийся в водосточную канаву, собрала оставшиеся вещи и выпрямилась. У нее были роскошные тяжелые темные волосы, в начале вечера уложенные в высокую прическу, но сейчас слегка растрепавшиеся. На ней были накидка и платье в цветочек, слегка не по фигуре. На лице почти не было косметики, если не считать помады, большая часть которой все равно уже стерлась. И все же в ней было что–то неуловимо притягательное, чего не хватало ее подруге, какая–то внутренняя теплота и ранимость. Мягкий взгляд глубоко посаженных глаз, длинные ресницы и немного трагичный изгиб губ — все это выдавало натуру, склонную к сочувствию и сопереживанию. Вообще–то Гэйнор Мобберли совсем недавно порвала отношения со своим последним ухажером. На этот раз это был флейтист–неврастеник, который устроил погром в ее квартире, когда она попыталась поставить точку в их романе. С тех пор она жила у Ферн.

Они зашли в дом и поднялись в свою квартиру на втором этаже.

— Хорошая была вечеринка, — сказала Гэйнор, мы вынимая из волос шпильки и отстегивая бабочку–заколку .

— Напротив, просто отвратительная, — возразила Ферн. — Шампанское кислое, угощение простецкое. Мы туда поехали, только чтобы взглянуть на фейерверки. Как и большинство остальных гостей. А о чем это ты шепталась с нашим хозяином?

— У них с Ванессой проблемы, — несчастным тоном объяснила Гэйнор. — Он пригласил меня на обед, чтобы обсудить это.

— Мужчины с проблемами так и тянутся к тебе, как мухи к сточной канаве, — безжалостно заявила Ферн. — Ну и что ты ему ответила?

Гэйнор замялась:

— Я не смогла придумать предлог, чтобы отказаться.

— Тебе и не нужен никакой предлог. Просто скажи «нет». Как в кампании против употребления наркотиков. — Ферн нажала кнопку автоответчика, на котором мигала лампочка, показывая, что есть сообщения.

В комнату ворвался мужской голос на фоне какого–то шума:

— Привет, сестренка. Звоню просто поздравить тебя с Новым годом. Кажется, мы в Улан–Баторе, но я точно не помню: этот кумыс из кобыльего молока совсем затуманил мне мозги, так что я забыл всю географию. В любом случае мы в юрте где–то на краю земли, и какой–то сухой стручок бренчит на сузуке…

— Бузуке, — пробормотала Ферн. — И это греческий инструмент, а не монгольский. Идиот. — Музыка, которая до них доносилась, была самым что ни на есть диско, в восточноевропейском стиле.

— _Шине_жилиин_баяр_хургайе,_ как здесь все говорят, — закончил ее брат. — Увидимся. — И раздались гудки.

— _Шин_жилиин_ что? — переспросила Гэйнор.

— Бог его знает, — сказала Ферн. — Скорее всего, он просто выпендривается. Во всяком случае, — добавила она выразительно, — у него нет никаких проблем.

— Я знаю, — сказала Гэйнор, которой столь нетактично напомнили о том, как она прервала начавшийся было роман с младшим братом Ферн. — Это–то меня и пугало. Мне не за что было ухватиться. Ты сказала, он знает, что я живу у тебя, но… он даже не упомянул обо мне.

— Это и не нужно, — ответила Ферн. — Он бы не стал просто так звонить мне, чтобы поздравить с Новым годом. Думаю, он позвонил только ради тебя.

— Между нами ничего не было, — сказала Гэйнор. — Всего один поцелуй…

— Точно, — отозвалась Ферн. — Ты сама все прекратила. Такой тщеславный человек, как Уилл, никогда не сможет этого забыть. Лучшего способа избавиться от него не найти, даже если бы ты очень старалась. — Гэйнор вспыхнула. — Извини, — тут же поправилась Ферн. — Я знаю, что ты не нарочно. Послушай, у нас в холодильнике есть бутылочка «Клико». Давай–ка сами отпразднуем.

Они сняли верхнюю одежду, скинули туфли. Ферн сложила свои драгоценности на маленький туалетный столик, вынула из серванта пару бокалов и принесла шампанское. Немного повозившись с пробкой, она с хлопком открыла бутылку.

— С Новым годом! — Ферн удобно устроилась в большом кресле, поджав ноги.

Гэйнор сидела на диване.

— С новым веком! Пусть он будет лучше, чем старый.

— Он еще не начался, — заметила ее подруга. — Началом столетия будет две тысячи первый год. А это промежуточный год, год милленниума. Он может все изменить.

— Да? — спросила Гэйнор. — Ты _видишь_ это?

— Я ведьма, а не провидица. Все может измениться в любой год, в любой день. Не думаю, что даты обладают магической силой. И все–таки… — Ее лицо вдруг изменилось, став напряженным и настороженным. Она отставила в сторону свой бокал. — Здесь что–то есть. Сейчас. Что–то… чужое. — Ее кожу странно покалывало, будто электричеством. В глазах усилился зеленый блеск, и вот они уже стали светиться, как кошачьи зрачки. Ее взгляд был прикован к полкам в дальнем конце комнаты, где одна из ваз раскачивалась без всяких видимых причин. Ферн, не глядя, нащупала выключатель настольной лампы. Щелчок — и комната погрузилась в полумрак. В углу рядом с вазой тень, казалось, была глубже и плотнее, чем везде. Свет рассеивал ее, но в темноте она приобрела вещественность и даже какие–то очертания. Это было что–то маленькое, съежившееся под взглядом ведьмы. Свет от уличного фонаря просачивался сквозь шторы, окрашивая все в оранжевые оттенки. Когда глаза Гэйнор привыкли к темноте, ей показалось, что фигурка дрожит, хотя, возможно, это было из–за нечеткости материализации. Тень начала растворяться, но Ферн взмахнула рукой и чуть слышно произнесла Команду — мягкие странные слова, наполнившие комнату потоком энергии и мощи:

— _Виссари!_Инбар_фиассе…_ - Тень сгустилась и превратилась в нечто осязаемое. Ферн включила свет.

Перед ними стояло существо едва ли трех футов роста, собранное наугад из несоразмерных частей тела. По бокам болтались чересчур длинные руки, коротенькие толстые ножки были изогнуты колесом, лохмотья одежды свисали, как лоскуты кожи. Ладошками существо закрывало лицо, но сквозь растопыренные пальцы на девушек украдкой смотрели косые иссиня–черные глазки. На макушке рос реденький пучок волос, а уши были с кисточками, как у рыси. Эдакий монстр в миниатюре, смотревшийся совершенно нелепо в современном интерьере.

Однако девушки особенно не удивились.

— Гоблин, — сказала Ферн, — но не местный. И я никого сюда не звала.

— Как тогда он мог зайти без приглашения? — спросила Гэйнор. — Я думала, это против Всеобщего Закона.

— Некоторые существа слишком примитивны или малы для этого закона. Например, тараканы, они шастают повсюду. И все же… это квартира ведьмы. И даже тараканам следовало бы быть поосторожнее. — Теперь она обратилась прямо к непрошеному гостю: — Кто ты такой и что тут делаешь?

Гоблин едва слышно что–то пробормотал.

— Громче! — сказала Ферн. — _Интоне!_

— Я не домовой, — сказало существо с явным отвращением. — Я — взломщик.

— Что ты украл? — спросила Ферн.

— Ничего, — признался гоблин. — Пока ничего.

— Ты знаешь, кто я такая?

В ответ раздалось только невнятное бормотание.

— Отлично, — сказала Ферн. — Значит, ты пришел сюда, чтобы украсть что–то конкретное. Думаю, ты надеялся, что в новогоднюю ночь меня долго не будет дома. Кто тебя послал?

Бородавчатые веки затрепетали.

— Никто.

— Может быть, это Эз… то есть Древний Дух? — спросила Гэйнор.

— Он не стал бы посылать обычного гоблина, — сказала Ферн. — Он считает ниже своего достоинства связываться с ними. — Она подняла руку, направила указательный палец и мизинец в сторону пришельца и неслышно произнесла несколько слов. На кончиках пальцев заиграли огоньки, словно пузырьки в бокале с шампанским. — _Кто_послал_тебя?_

Гоблин затаил дыхание, сжался, зажмурился изо всех сил, а потом широко распахнул глаза.

— Королева! — пискнул он. — Я краду для королевы. Не для богов или демонов! Я — королевский взломщик! Я…

— Это Мэбб, — сказала Ферн. Напряжение медленно спадало. — Понятно. Думаю, она… Ну, конечно, я знаю, что ей нужно. Скажи ей, что это не здесь и это больше не принадлежит мне. Его поместили на хранение, на священное хранение. Его нельзя украсть или обменять. Уверена, она поймет это, потому что она настоящая королева и ценит законы чести.

— Кто такая Мэбб? — прошептала Гэйнор.

— Королева гоблинов, — так же шепотом ответила Ферн. — Но, как я слышала, в ней не так уж много волшебного.

— А она следует законам чести?

— Сомневаюсь, но мне говорили, она любит лесть и откликается на нее. Посмотрим. — Она снова повысила голос: — Как тебя зовут?

Гоблин задумался, очевидно размышляя, не опасно ли отвечать на этот вопрос.

— Люди называют меня Скулдундером, — выдал он наконец.

— Что ж, Скулдундер, — сказала Ферн, — раз уж ты здесь и сегодня особый день, давай выпьем шампанского.

— А это вкусно? — Гоблин спустился с полки и осторожно приблизился, недоверчиво озираясь.

— Разве ты никогда не крал его?

Гоблин пожал плечами, будто не желая отвечать на любые выпады с намеком на его криминальную деятельность.

Ферн достала из серванта еще один бокал и наполнила его наполовину.

— Попробуй, — предложила она.

Скулдундер понюхал, отхлебнул и скорчил гримасу.

— Выпьем за твою королеву, — объявила Ферн. — За королеву Мэбб!

Они торжественно выпили. Когда Ферн показалось, что их гость достаточно расслабился, она оставила его в обществе Гэйнор и вышла в другую комнату. Вернулась она с небольшой сумочкой, расшитой бисером. Расстегнув молнию, она показала, что лежит внутри.

— Это подарки для твоей королевы, — сказала она Скулдундеру, — в знак дружбы и уважения. Я слышала, что она просто красавица, — солгала Ферн, не моргнув глазом, — поэтому я выбрала подарки, которые украсят ее еще больше. Эти цветные порошки можно наносить на веки; золотистая жидкость из этого пузырька застывает, когда ею мажут ногти; а в трубочке специальная палочка, чтобы подкрашивать губы. Здесь еще маленькое зеркальце и брошь. — Она показала брошь в форме бабочки, унизанную топазами и изумрудами. — Скажи ей, что я ее почитаю, но Слир Брунау, то есть Копье Скорби, — это то, что я и мои друзья храним вместе. Оно не мое, и я не могу его отдать.

Скулдундер кивнул и с некоторым сомнением принял расшитую сумочку, будто это была величайшая ценность. Потом допил свое шампанское, кашлянул, неуклюже поклонился девушкам и вылез через окно.

— Думаю, тебе не удастся ее дематериализовать, — сказала Ферн, имея в виду сумочку. — Но, может быть, ты сумеешь…

Но гоблин уже растворился в тени улицы.

— Что все это значит? — спросила Гэйнор, как только Ферн закрыла окно.

— Слир Брунау — это то копье, которое Брэйдачин привез с собой из Шотландии, когда впервые появился в нашем Дэйл Хаузе, — пояснила Ферн. — Оно все еще там, насколько я знаю. Я думаю, в нем есть какая–то мифическая сила. Во всяком случае, Рэггинбоун так думает. — Брэйдачин, домовой, обитавший в ее фамильном доме в Йоркшире, перебрался к ним из шотландского замка, когда новые владельцы сделали из замка отель. А Рэггинбоун старый друг их семьи. Когда–то, возможно, он был магом, а сейчас живет как вольная птица, бродит по стране в поисках неприятностей, которые может предотвратить. С ним всегда его верная собака, похожая на волка. — Вообще–то не принято оставлять такие вещи во владении домовых, но я думаю, Брэйдачин знает, что делает. Ты однажды видела, как он с ним управляется, помнишь?

— Помню. — Обе помолчали. Потом Гэйнор спросила:

— Зачем оно понадобилось королеве Мэбб?

— Точно не знаю. Рэггинбоун как–то сказал, что кто–то предлагал ей сделку, но это было очень давно. Думаю, она снова вернулась к этой идее. Рэггинбоун говорит, что мысли у нее скачут туда–сюда, как кузнечики. Слова, кстати, тоже. Но ведь эти народцы не так завязаны на Времени, как люди.

— Интересно начался новый год, — сказала Гэйнор. — Надо же, гоблин–взломщик. — Она вдруг запоздало вздрогнула: все–таки она еще не совсем привыкла к встречам с существами такого рода.

— Возможно, — отозвалась Ферн, — это было знамение.

Когда бутылка была допита, они обе пошли спать, каждая думая о своем.

Гэйнор долго не могла заснуть — нахлынули воспоминания двухлетней давности, воспоминания о магии и опасностях. Почему–то даже в самых страшных ее видениях преобладал образ Уилла. Ей вспомнились летучие мыши — о, как она ненавидела их! — они вылетали из телевизора, кружились стаей вокруг нее, запутывались в волосах, цепляли за пижаму. И Уилл бросился ей на помощь, взял ее на руки… Она ждала за запертой дверью, когда войдет ее тюремщик. Она схватила тяжелую китайскую вазу, надеясь оглушить ею охранника, но только появился не он, а Уилл! Уиллу удалось бежать, и он вернулся за ней. Вот он сидит рядом с ней в машине, а мотор не заводится, и она, включив фары, видит, как морлохи заползают по колесам на капот и прижимают свои голодные пасти к ветровому стеклу. Уилла она поцеловала лишь раз. На этом все закончилось. Его обаяние, уверенность испугали ее. Ей казалось, что такой мужчина просто не захочет оставаться рядом с ней, разве что ненадолго. Все вылилось бы в миг счастья и долгие годы сожалений.

— Он твой брат, — сказала она тогда Ферн, как будто это все объясняло и все невысказанное становилось понятным, — он твой брат, и, если он разобьет мне сердце, это разрушит нашу дружбу, может быть, даже навсегда. — Но сердце ее, если еще и не разбитое, уже сжималось и ныло от одного упоминания его имени или звука голоса на автоответчике. Улан–Батор… Что он делает в Улан–Баторе? Она так старалась скрыть свои чувства, что даже забыла спросить об этом у Ферн. Она знала, что он бросил рисование и увлекся фотографией, не дописав свою диссертацию. А в конце концов занялся видеосъемкой и со своими единомышленниками основал собственную съемочную компанию. Были ли у них какие–нибудь заказы, не известно, но Ферн уверяла, что они работают над серией фильмов о малоизвестных культурах, затерянных в дальних уголках мира. Как, например, Улан–Батор, расположенный бог знает где (может, в Монголии?). И что, черт возьми, такое эта юрта? Звучит как название какого–то йогурта. Возможно, его как раз и делают из кобыльего молока, о котором говорил Уилл,

Наконец Гэйнор погрузилась в сон. Ей снились летучие мыши и гоблины, и они с Уиллом сидят в машине, которая медленно погружается в болото черничного йогурта. Морлох вытащил Уилла через окно, и она осталась тонуть в одиночестве. К счастью, на следующее утро она напрочь забыла об этом.

Ферн еще дольше не могла заснуть. Она размышляла о королеве Мэбб, о гоблине–взломщике и зловещем Копье Скорби, историю которого никогда не слышала. Оно запомнилось ей как что–то очень старое, изъеденное ржавчиной. Его лезвие было иззубрено так, словно само Время вгрызалось в него зубами. В нем не чувствовалось магической силы, и ни на древке, ни на наконечнике не было никаких рун–заклинаний. Это был просто кусок железа, давно позабытый–позаброшенный, в котором мощи было не больше, чем в садовых граблях. Однако она видела, как мгновенно оно убивает. Ферн подумала, чьи же слезы окропили это древнее оружие, что оно заработало себе такое имя. И точно так же, как Гэйнор, она незаметно от размышлений перешла к воспоминаниям, утратив контроль над потоком мыслей и отдавшись его течению. Она блуждала меж корней Вечного Древа, в мире, где переплетались бесконечные трубы, поросшие странным мхом, где грибы разбегались при ее появлении. Наконец она нашла одинокий черный фрукт, который, созрев, превратился в голову. Голова открыла глаза, оказавшиеся небесно–голубыми, и сказала: «Ты». Ей вспомнился запах гари и взлетающий дракон, а потом голос, к которому прислушались они оба, — голос Заклинателя драконов. Но голова обуглилась, а голос смолк навсегда. А ее мысли неслись все дальше и дальше в прошлое, разыскивая старую боль, глубоко пронзившую ее душу. Эта рана так и не затянулась, но была старательно забыта. Однако сейчас она даже искала эту боль, желая снова ощутить ту потерю и чувство вины, лишь бы не остаться навсегда с опустошенным сердцем. И так, наконец, она добралась до берега на закате и увидела, как Рэйфарл Дивоурнайн выходит из волн, словно бог.

Но тогда она была совсем молода, ей было всего шестнадцать, и время то прошло десятки тысяч лет назад. «А сейчас я совсем другая», — подумала она. В Атлантиде все думали, что она — звезда, упавшая с неба. Но теперь она ведьма, и не какая–то там языческая колдунья–карга из сказок, а современная ведьма двадцать первого века. «Может, мои умения и древние, но по духу я столь же современна, как микрочип или гамбургер. Полюбила бы я Рэйфарла, если бы встретила сейчас? Узнаем ли мы друг друга в один прекрасный день, если, конечно, он когда–нибудь наступит?» И она расплакалась — не от того, что вернулась боль, а от того, что она ее больше не чувствовала, и от этого было еще хуже. А потом она почувствовала, как в груди что–то заныло, но это была не ее собственная боль. Гэйнор страдает, поняла она. Ее Дар и дружба с Гэйнор помогали ей чувствовать то, что другие старались скрыть. «Ну что ж, по крайней мере, Гэйнор страдает, потому что любит. А я потеряла свою любовь, и она больше не вернется, потому что так можно любить только один раз в жизни. Должно быть, я очень ветрена, если так сильно любила и так быстро забыла». И в этот момент ее слезы высохли. Потому что ей показалось, что они как–то оправдывают ее. Так она и лежала в темноте, опустошенная и спокойная, пока наконец не заснула.

Ей снился сон, в котором она будто наблюдала за собой со стороны, не имея возможности повлиять на события. Она шла по городу с целеустремленностью человека, которому предстоит выполнить опасное и важное поручение. Был зимний вечер, и огни большого города затмевали звезды. По сторонам высились огромные башни со множеством светящихся окон; на мраморных постаментах громоздились современные скульптуры в виде стальных колец; дворики щеголяли красивыми фонтанами, дома — металлическими табличками с именами жильцов и автоматическими дверями. От недавнего дождя у тротуаров остались лужи, и в них отражались уличные фонари. Местами город казался знакомым, но порой он словно менялся, в нем пробивались черты другого, чужого и зловещего, мира. Между домами вдруг открывались незнакомые переулки, заполненные тенями чернее ночи. Длинные лестницы вели вниз, глубже, чем метро, и там бурлили толпы вроде как людей. Свет лампы выхватывал то тут, то там лица с нечеловеческими чертами. Ферн поняла, что она ищет здесь то, чего совсем не хочет находить, но против ее воли ею движет какая–то сила. Она всегда верила в свободу выбора — между добром и злом, между правильным и неправильным. Но сейчас она знала, что выбор сделан помимо ее воли и изменить ничего нельзя — она уже ступила на смертельно опасный путь.

И вот она нашла тот поворот, который искала, — пешеходную дорожку под аркой дома с темными окнами. Выйдя с другого конца туннеля, она оказалась на площади. Площадь была большая, даже слишком — будто она попала в другое измерение. В обе стороны уходили мощеные тротуары. Где–то в отдалении, словно муравьи, мельтешили люди, занятые своими делами. Прямо перед ней начинались ступени. Они полого, как волны на бескрайнем берегу, уводили вверх, и над ними возвышалась башня. Именно эту башню она и искала, но все же при виде ее у Ферн внутри все сжалось от ужаса перед тем, что ей предстояло сделать. Башня была выше, чем окружающие здания, выше, чем весь остальной город. Она представляла собой прямоугольное сооружение из непрозрачного стекла и черной стали, вздымающееся на немыслимую высоту. Заканчивалась она острым шпилем, пронзающим облака. Городские огни отражались в ее стеклянных стенах, напоминая падающие звезды, но что там, внутри, было не разглядеть. Башня была частью города и в то же время как бы вне его. Она, как гигантский паразит, питалась от лабиринтов улочек. Так несчастное дерево питает растения–паразитов, которые со временем перерастают его и в конечном итоге губят. Эта башня была сердцем всего зла, легендарная Башня Тьмы, вновь отстроенная в современном мире, на старом фундаменте. Ферн смотрела ввысь, пока у нее не заныла шея. Потом она отвела взгляд и стала медленно подниматься по ступеням к главному входу.

По бокам от входа стояли стражники в красных камзолах и с перевязью через плечо. Они могли бы сойти за обыкновенных швейцаров, если бы не черные стальные шлемы, закрывающие лица. Металлические забрала щелкнули, когда Ферн проходила мимо них. Двойные двери открылись автоматически, и Ферн вошла в просторный вестибюль, отделанный черным мрамором. Из–за стойки администратора навстречу ей скользнула фигурка. Монотонный безликий голос сказал: «Он ждет вас. Следуйте за мной». И она пошла.

Позади стойки она увидела огромную ось, поднимавшуюся из глубокого колодца, по сторонам которого располагались бесчисленные подземные ярусы, уходившие вниз на недостижимую для глаз глубину. Каждый ярус соединялся с осью узеньким мосточком без перил или бортиков Прозрачные лифты в форме яйца сновали вверх и вниз. Ферн вздрогнула при мысли о том, что надо пройти по такому мостику, но ноги сами перенесли ее. Двери лифта закрылись за ними, и они начали подниматься Первые несколько секунд они поднимались медленно, а потом скорость все увеличивалась, пока Проносившиеся мимо этажи не слились у нее перед глазами в непрерывную поверхность. Желудок болезненно сжался, а мозг словно расплющило о череп. Когда они остановились, ее провожатый вышел как ни в чем не бывало. Бесчувственный автомат. Ферн на мгновение схватилась за косяк, тяжело дыша. У нее перехватило дыхание и заложило уши. Она старалась не смотреть вниз и не думать, как далеко было до первого этажа. Ноги у нее дрожали, и мостик показался ей еще уже — просто дощечка, перекинутая через пропасть. Провожатый быстро перешел и ждал ее на той стороне. Ферн подумала, что все это похоже на испытание. Но это не так. Это приманка, насмешка. Может быть, даже вызов. Но она уже не могла повернуть назад.

Она перешла по мостку, не опуская головы, и они двинулись дальше. Теперь они поднимались на эскалаторе, опоясывавшем Башню. Наверху еще одна дверь скользнула в сторону, пропуская их в офис.

Это был именно офис, средоточие тьмы. Не келья колдуна и не храм нечестивых, а офис высшего руководства — просторный и роскошный. Окна во всю стену, автоматические жалюзи, толстый и мягкий, словно мех, ковер. Посреди комнаты стоял письменный стол черного дерева. На нем лежали красная папка, старомодная перьевая ручка и кинжал, явно не для вскрытия писем. На папке было напечатано имя, но Ферн даже не пыталась прочесть его: она и так знала, что это ее имя. Ее провожатый ретировался, а больше она никого в кабинете не видела. Никого, кроме _Него._ За окнами не было видно огней города, только в разрыве облаков проплывали звезды и светил рожок месяца, ставший вдруг таким большим и близким.

Он сидел вне круга света красной настольное лампы. Лицо его оставалось в тени. Ферн показалось, что он в костюме, но это в общем–то не имело никакого значения. Она видела лишь огонек в его прищуренных глазах.

Кажется, он улыбнулся.

— Я знал, что ты придешь ко мне… в конце концов, — сказал он.

Ферн не услышала, сказала ли она что–нибудь в ответ, единственное, что она слышала, — это его голос: древний, холодный и бесконечно знакомый.

— Ты сопротивлялась дольше, чем я ожидал, — продолжал он. — Это хорошо. Сила твоего сопротивления определяет цену моей победы. Но теперь битва окончена. Твой Дар станет моим, объединит нас, привяжет тебя ко мне. Служи мне хорошо, и я сделаю тебя одной из самых могущественных в этом мире. Предашь меня — и возмездие настигнет тебя быстро, но будет длиться вечно. Ты меня понимаешь?

Но Ферн терзали другие страхи. Ей не давала покоя тревога, острая, как лезвие.

— Тот, о ком ты беспокоишься, вернется к жизни. Но это произойдет только благодаря мне. Никто другой не обладает такой властью.

И снова она не услышала своего голоса, но ей казалось, что она умоляет его, разрываясь между нежеланием идти на эту отвратительную сделку и важностью своей просьбы.

— Ты сомневаешься во мне? — спросил он, и в его голосе звучала жестокость, накопленная веками. — Да знаешь ли ты, кто я такой? Или забыла? — Он вскочил, обошел стол и схватил ее за руку. Сопротивляться было бесполезно: хватка была, как тиски, и ее мышцы словно растекались. Он подтащил ее к стеклянной стене. — Смотри вниз, — велел он. Она увидела тонкий ковер из облаков, посеребренный лунным светом. Потом этот покров разорвался, и далеко внизу она увидела огни — огни не одного, а множества городов. Они сияли вдали, как Млечный Путь, как мерцающая звездная пыль, рассеянная в бесконечном пространстве. — Смотри! Там внизу все народы мира, все богатейшие и влиятельнейшие люди, вся жадность, амбиции, отчаяние, все дурные поступки и благие намерения — а в конечном итоге все это приходит ко мне. Эта Башня построена на их мечтах и оплачена их кровью. Там, где они сеют, я пожинаю. И так будет всегда, пока бездонная Яма не переполнится. — Его тон смягчился, перейдя в шепот, проникающий ей прямо в душу: — Без меня ты превратишься в ничто, в простой обломок, который унесет прочь течение Времени. Со мной — ах! — со мной все это будет у твоих ног.

Ферн чувствовала, что тяжесть поражения камнем легла на ее плечи. Видение исчезло, облака снова затянулись. Он отвел ее обратно к столу. Теперь красная папка была открыта и внутри лежал документ — светло–кремовая бумага, заполненная каллиграфическим почерком. Ферн не стала читать, она и так знала, что там написано.

— Протяни руку.

Нож чиркнул по вене, оставив надрез в форме буквы V. Из ранки ручьем потекла кровь.

— Шрам останется у тебя навсегда, — сказал он. — Это моя метка.

Ферн обмакнула перо в кровь и начала писать.

Откуда–то снаружи, за пределами ее мыслей, другая Ферн–та Ферн, которая видела сон, — закричала от ужаса и отчаяния. _Нет!_Нет…_

Она проснулась.

Она была вся в поту, будто еще минуту назад ее била лихорадка, но теперь ей было холодно. В отличие от Гэйнор, ей не было даровано спасительное забвение. Сон был реален и ужасен — сон ведьмы, проникающей взором сквозь миры, заглядывающей в будущее. Эзмордис. Она произнесла это имя, но звука не было — темнота поглотила его. Эзмордис, Старейший Дух, ее давний враг, жаждавший заполучить ее силу, ее Дар. Он все время строил козни с целью уничтожить ее. Он был и богом, и демоном, питался людским почитанием и страхами. Но она выступила против него и придерживалась своей правды.

До сих пор.

Она встала и прошла на кухню. Все еще дрожа, приготовила себе грелку и чашечку какао с изрядной порцией виски. До рассвета, казалось, оставалась целая вечность.

ГЛАВА ВТОРАЯ

В Рокби домовой прекратил безобразничать и затаился. Он прятался в углах и трещинах, между занавесок, в затемненных местах дома. Новая хозяйка, казалось, не замечала домового, но ощущала его присутствие, и тот понимал, что рано или поздно она обшарит каждый укромный уголок дома, пытаясь найти и выдворить вон неугодных ей обитателей. Иногда домовой осмеливался подглядывать за ней в замочную скважину.

Сам он был странным существом, худым, как палка, и очень низеньким даже по меркам гоблинов.

Его вытянутое лицо напоминало мордочку крысы, а Кожа была цвета старой газеты. Когда–то домового звали Дибук, но это было так давно, что он и не помнил, откуда взялось это имя.

Разгуливающая по коридорам пегая кошка чувствовала его запах, даже иногда видела его и пыталась охотиться за ним, но безуспешно — домовой всегда оказывался проворнее, ведь он жил в Рокби не один век и хорошо знал этот дом. Существование бок о бок с кошкой Негемет обострило его чувства, и он стал более скрытным и изворотливым, чем когда–либо. Терзаемый одновременно и любопытством и страхом, он исподтишка следил за обитательницами дома. В глубине души Дибук понимал, что в доме, который он оберегал в течение столетий, творится что–то неладное и что все эти перемены подчинены какой–то неведомой цели.

Маленькая гостиная была теперь убрана черными бархатными шторами, стулья вынесли, а на полу, где прежде лежали роскошные персидские ковры, были начертаны таинственные и красивые символы. Огонь в камине разжигали очень редко, но домовой все равно не решался заходить в эту комнату, опасаясь шипения невидимого пламени и мерцающего света, пробивавшегося из–под двери гостиной.

Зато он отважился спуститься в погреб, такой же темный, как и сам дом. Винных стоек там теперь не было — на их месте находились полки, заставленные бутылками и стеклянными флягами со странным содержимым. Домовой не знал, да и не хотел знать, что там внутри. Его внимание привлекла одна бутылка, которая стояла на столе особняком, в центре; очерченного круга, по периметру которого чем–то красным были написаны кабалистические заклинания. Сосуд был накрепко закупорен хрустальной пробкой, будто внутри находилось что–то особенно ценное. Однако же там ничего не было, по крайней мере, домовой не видел: ведь, глядя сквозь совершенно прозрачную бутылку, он мог сосчитать трещины на противоположной стене.

Но когда стемнело, сосуд стал заполняться чем–то похожим на туман. Этот туман принимал причудливые формы, он клубился сильнее и сильнее, корчился и извивался, словно внутри бутылки находилось нечто всеми силами желающее вырваться наружу. Бедный домовой ринулся прочь из подвала и не возвращался туда еще много дней.

Бывая на чердаке, он беседовал с призраками членов семьи Фитзерберт, с теми из них, в ком еще теплился огонек былой жизненной страсти. Они все еще ненавидели, завидовали, любили, совершенно забыв о причинах своих переживаний, жили по своим законам и лишь изредка удостаивали внешний мир своим вниманием. Но даже они почувствовали незнакомый холод, проникший в каждый уголок дома.

— Кто эта особа, нарушившая покой дома Рокби и осмелившаяся потревожить нас, старожилов? — однажды спросил сэр Уильям.

— Я не знаю, — ответил домовой. — Но когда она проходит мимо меня, я чувствую, как передо мной разверзается Вечность.

Призрак растворился в воздухе, и домовой остался один на один со своими страхами.

Наконец он снова пробрался к погребу. Как и всякого домового, его непреодолимо тянула исходящая оттуда магия.

В этот раз погреб выглядел еще более удивительно. Все вокруг было словно заколдованное, вещи казались чужими и обладающими магической энергией. Там была и она, возмутительница сонного спокойствия дома. На ней было зеленое платье с красными, будто прожилки растения, нитями. Это удивительное платье, казалось, не имело швов и облегало ее, как вторая кожа. Ее тень металась по стенам в дрожащем свете свечей, волосы развевались вокруг лица, хотя в комнате не было сквозняка и воздух был абсолютно неподвижен. Пегая кошка тоже была здесь, она послушно шла за своей хозяйкой и терлась о ее ноги. В погребе стоял запах земли и свежесрезанной травы, запах, незнакомый этому месту. Домовой редко бывал за пределами дома, и ему потребовалось некоторое время, чтобы определить, какой это запах, хотя его обоняние было развито куда сильнее, чем у человека. Он старался следить за женщиной незаметно, избегая смотреть ей прямо в лицо, чтобы она не почувствовала его пристального взгляда. Боковым зрением он видел, как она проверяет содержимое фляг и бутылок, как ее белые пальцы порхают от сосуда к сосуду, отвинчивая крышки, как она заглядывает внутрь и нюхает содержимое. И все время она разговаривала с кошкой: «Эта трава растет в низинах… Шляпки поганок пересушены… Из этих яиц выведутся черви, как только сюда проникнет воздух». На одной из полок домовой увидел бутылку, которую не заметил раньше. В бутылке в прозрачной жидкости плавали два глазных яблока. Дибук мог рассмотреть это зрелище во всех деталях — радужная оболочка глаза, черный зрачок, воспаленные кровеносные сосуды. Он понимал, что эти глаза не могут быть живыми, и тем не менее они жили — смотрели на женщину из–за стекла бутылки, следили за ее перемещениями…

Домовой вжался в угол и закрыл лицо руками. Ему страшно было даже подумать, что произойдет, если она заметит его. Когда он отважился взглянуть на женщину снова, она стояла перед длинным столом. На столе лежал сверток странной формы, около шести футов в длину, перевязанный лентами. Женщина бережно развязала ленты, тихонько напевая, будто пела колыбельную младенцу, и аромат в комнате усилился. Теперь Дибук чувствовал запах голодного, агрессивного леса, где деревья борются друг с другом за выживание, пытаясь вытянуть свои ветви–руки как можно ближе к солнцу.

Женщина сидела спиной к нему, и за ней почти ничего не было видно, и все же кое–что домовой успел заметить. Он увидел несколько ветвей, обломок корня дерева и листья, трепещущие от ее нежного пения. Странная это была песня — похожа на колыбельную, но мотива не уловить. У Дибука кружилась голова от этой монотонной, убаюкивающей мелодии. Напевая, женщина поливала деревце содержимым своих бутылок. Закончив, она аккуратно завернула его, следя за тем, чтобы не повредить ни одну самую маленькую веточку, ни один самый крохотный листочек. В голове Дибука носились путаные мысли: «Это зло… Это нужно остановить…» Но, увы, запас его храбрости иссяк.

— Завтра придут рабочие, — сообщила женщина кошке, — они отремонтируют оранжерею. Она станет надежной защитой от любопытных глаз и непогоды. Я снова смогу в безопасности растить свое Дерево.

Кошка протяжно и сердито мяукнула. Женщина вдруг резко повернула голову, будто вслушиваясь в какой–то отдаленный крик. На свечах заплясали язычки пламени, откуда–то подул пахнущий сыростью и росой ветер, и на стенах зашевелились тени от листвы Дерева. А потом она засмеялась, и все вмиг исчезло…

Даже после того, как она ушла, Дибук не сразу осмелился выйти из погреба.

Было ясно, что он должен покинуть Рокби. Он должен уйти или будет уничтожен неведомой и страшной силой. И все же домовой колебался. Это был его дом, смысл его жизни. Домовые остаются в своем доме до тех пор, пока его не разрушат. Эра технического прогресса повыгоняла многих домовых с их насиженных мест, и мало кто смог пережить такое унижение. Дибук заботился о доме долгие–долгие годы. И он решил остаться в Рокби до конца. Это решение было нелегким. Лишь самые сильные и безрассудные способны слушаться своего сердца, не обращать внимания на свои страхи, идти к цели вопреки осуждению и насмешкам окружающих. Дибук не был силен духом, но и в нем был тот стержень, который помог ему принять верное решение. Он не искал ничьей помощи — он просто не знал, кто мог бы ему помочь, но не отступил перед своими страхами.

Он тайком бродил по коридорам, несмотря на страх перед Негемет, подслушивал, как женщина разговаривает с кошкой, как шепчет заклинания, но не понимал ни слова. Как–то раз, когда ее не было весь день, он даже прокрался в ее спальню. Многочисленные баночки с кремами и лосьонами, стоявшие на туалетном столике, имели вполне обычный вид. Но Дибук немного умел читать и догадался, что они не так просты, как кажутся. Судя по надписям, эти косметические средства дарили красавице свет вечной юности. Он старательно обошел зеркало, чтобы оно не поймало его отражение и не запомнило его, но все же одним глазком взглянул и увидел в нем женщину. Ее бледное, как луна, лицо сияло неземным очарованием.

— Получилось, — говорила она. — У меня все получилось… Я была старухой, а теперь молода и останусь такой навеки.

Домовой знал, что это не она с ним говорит, а зеркало запомнило любующуюся собой женщину и теперь играет со своими воспоминаниями. Страх пересилил в нем любопытство, и он сбежал.

На ступеньках башни он увидел призрак сэра Уильяма.

— Уходите, — сказал Дибук, — говорят, что есть Врата, через которые вы можете покинуть это место. Уходите, пока не поздно.

— Нет, — ответил призрак надменно, — я еще не покончил с этим миром.

— Поторопитесь… Ее власть растет.

— Когда–то я был олицетворением власти в этом доме, — тихо сказал сэр Уильям. — Когда–то давно…

Дибук оставил его и в отчаянии стал носиться по закоулкам дома, предупреждая об опасности всех духов, всех невидимых существ, населявших Рокби: таинственных призраков, невидимых простому глазу; водяных, булькавших в водопроводной системе дома; бесов, которые потехи ради любили тушить огонь в камине. Ворвавшись в кухню, он увидел старуху с глазами без белков; это была служанка той женщины, которая внушала ему такой ужас. Несмотря на свой почтенный возраст, карга довольно резво кинулась к нему, замахиваясь скалкой, но не тут–то было — домовой увернулся и шмыгнул в стену, правда, потом больше часа ждал, когда старуха уйдет и можно будет прокрасться в безопасное место. Дибук направился к оранжерее, представлявшей собой старомодную постройку. Она была разрушена сильной бурей около пятидесяти лет назад. Теперь три строителя быстро устраняли следы разрухи. Один из работников, очевидно главный, цыган с седоватыми волосами, собранными в конский хвост, и умным, настороженным лицом, говорил им:

— Чем быстрее мы закончим работу, тем больше ОНА заплатит нам. Но не вздумайте делать что–нибудь спустя рукава — она узнает, и тогда нам не поздоровится.

— А она красотка, правда? — заметил один из них, самый молодой, семнадцатилетний юноша. — У нее такие волосы, фигура, да и вообще она хороша, как…

— Не смей даже думать об этом, — перебил его цыган. — Она может читать мысли. — Застывшим взглядом он уставился на то место, где сейчас стоял домовой. Дибук даже на минутку подумал, что стал видимым, хотя человек никоим образом не дал этого понять.

Когда работники ушли, Дибук нашел оставленное кем–то печенье. Уже много лет никто, кроме графа, не потчевал его так. Он ел свое лакомство медленно, смакуя, наслаждаясь вкусом шоколада, с удовольствием принимая этот знак уважения. Настроение у домового улучшилось, возможно, из–за повышения уровня сахара в крови, а возможно, от удовольствия, которое ему доставил этот маленький сладкий сюрприз. Как бы там ни было, но, поев, он почувствовал в себе достаточно сил для того, чтобы исследовать чердак.

Дибук не любил чердак дома Рокби. Он помнил сошедшую с ума дочь семейства, Эмми Фитзерберт, которую заперли на железные засовы на чердаке, как предполагалось, для спасения ее несчастной души. Эмми страдала маниакальной депрессией, осложненной синдромом Туретта. А в те годы понятия не имели о депрессиях, а то, что потом назвали синдромом, тогда считалось грехом. Ее кормили через прутья решетки, как зверя, и она вела себя, как зверь, — кричала, билась о стены, каталась по полу. Эмми давно умерла, но ее дух все еще витал там, отравленный яростью, снедавшей ее при жизни. Домовой боялся даже проходить мимо этого чердака, к тому же его чувство времени было развито слабо, и иногда ему казалось, что Эмми еще жива и сейчас завоет и застучит в стены.

Итак, этим вечером он пробрался на чердак и принялся осторожно исследовать его закоулки. Стояла гробовая тишина. Никаких призраков не было, да вообще никого не было, разве что пара пауков пробежала мимо, да где–то скреблась мышь. Но Дибуку казалось, что тишина неспокойная, напряженная, будто что–то затаилось и выжидает момент для нападения. На пыльном полу чердака ясно отпечатались следы женской обуви. Однако воспоминания о шоколадном печенье были еще свежи, и, собравшись с духом, он двинулся дальше, к месту заточения Эмми. Приблизившись к запертым дверям, Дибук с ужасом обнаружил, что призрак Эмми мечется и воет за запертой дверью. Он подумал, что та женщина возродила в несчастной сумасшедшей всю силу ее яростного духа для своих страшных целей. Но он шел и шел вверх по лестнице до тех пор, пока магический заслон не опрокинул его, отбросив назад. Удар магии был так силен, что Дибук кубарем катился вниз несколько метров. Придя в себя после удара, он увидел полуоткрытую дверь, сотрясающуюся под воздействием колдовских чар, а за ней — решетки. Сквозь эти заслоны из темноты надвигалось что–то непонятное, не имеющее никакой формы, огромное, и это нечто вырывалось из темницы Эмми. До его слуха донесся леденящий душу вопль:

— _Выпусти_меня!_Выпусти_меня,_выпусти_меня,_выпусти_меня!_

Третий раз Дибук со страха удирал во все лопатки из места, где раньше был полноправным хозяином.

Лукас Валгрим сидел у кровати своей сестры в частной клинике, расположенной на Королевской площади. Отец навещал их регулярно раз в неделю, и при этом еще посещал консилиумы и совещания всевозможных докторов и подписывал чеки всякий раз, когда этого от него требовали. Клиника даже прислала благодарность за щедрое пожертвование. Дана находилась в роскошной, оборудованной по последнему слову техники палате, окруженная букетами цветов. За ней ухаживали, нянчились с ней, лучшие врачи пытались лечить ее, но ничего не менялось… Ее сердце билось ровно, но очень медленно, а на лице разлилась восковая бледность, как у покойницы.

Лукас не сводил с сестры глаз, вглядываясь в ее лицо, пытаясь заметить на нем какой–нибудь знак — трепетание век, губ; он ждал приступа боли, чего–нибудь, что нарушило бы ее глубокий покой, но тщетно. Он уже начал забывать, чего ждет. Дана не двигалась, ее грудь тихо и размеренно вздымалась под кружевом ночной рубашки. Два раза в день ей расчесывали волосы и аккуратно укладывали на подушке. Она изменилась — мило надутые губки, которые так украшали ее лицо, теперь замерли, и на лице уже ничего нельзя было прочесть. Лукас пробовал говорить с ней. Он был уверен, что может докричаться до нее, где бы она ни была, может затронуть струны ее души, но ответа все так же не было… Раньше, в детстве, они были очень близки, как часто бывает в семьях, где у родителей свои проблемы и детям уделяется мало внимания. Их мать была алкоголичкой, отец — трудоголиком. Лукас был старше сестры на восемь лет и всегда защищал ее от всяческих нападок, не позволял никому дразнить ее или насмехаться над нею. Он утешал Дану, если друзья подводили ее, забывал о своих проблемах, если ей нужен был совет. Но в последние несколько лет Лукас мало времени уделял сестре, поскольку был занят в одной фирме в Сити, куда устроил его отец. Дана пристрастилась к наркотикам и запила, компенсируя таким образом недостающие ей внимание и моральную поддержку. Лукас говорил себе, что не стоит во всем винить только себя, что у Даны своя голова на плечах, но это не уменьшало боли от потери сестры. Она была его маленькой сестричкой, его кроликом, как он иногда поддразнивал ее за стеснительность и детские страхи. А теперь она потерялась, и он не мог ее найти.

Коллеги Лукаса по работе были недовольны его частым отсутствием на рабочем месте. Злые языки даже стали поговаривать, что он получил свое место лишь благодаря протекции отца и что, мол, сам–то он недостаточно даровит, чтоб работать в таком месте. Его девушка завела роман с другим — ей не хватало внимания, ведь Лукас все время проводил у постели сестры. Персонал клиники тихо удивлялся такой преданности, некоторые, в основном женщины, даже останавливались у палаты Даны и задумчиво глядели на него. Возможно, не все назвали бы Лукаса красивым — слишком впалые щеки, резко очерченные скулы, густые и прямые брови, плотно сжатые губы. Но в целом его лицо выражало огромную жизненную силу и твердый характер, а темные жесткие волосы делали его очень привлекательным. Даже тех, кому он не нравился, поражали его сдержанность и угрюмость, а порой и резкость. Его бессмысленное бдение снискало ему уважение всех сотрудников, и они приносили ему чай, от которого он все равно отказывался, и закрывали глаза на то, что время от времени он тайком курил у окна. Вообще–то он не был заядлым курильщиком, но людям свойственно курить, когда они нервничают, к тому же надо было себя как–то занять. В комнате витал тяжелый и сладкий аромат цветов, сводя с ума, и только сильный запах табака мог хоть немного перебить его.

Как–то раз Лукас приехал в клинику поздно ночью, после бурной вечеринки, на которой рекой лилось шампанское и веселье граничило с буйством. И хотя он изрядно выпил, эта праздничная суматоха не тронула его. Шампанское кружит голову, лишь когда ты весел и беззаботен сам по себе, вот поэтому–то его и пьют только по особым случаям.

Итак, Лукас сидел на больничном стуле, не сводя глаз с сестры, терпеливо ожидая, когда она подаст признаки жизни, а все вокруг неспешно шло своим чередом. Когда–то его занимали вещи, которыми интересуется большинство людей: карьера, материальные ценности, независимость, чувство собственного достоинства. И уважение отца. Он часто говорил себе, что последнее было не чем иным, как избитым стереотипом, а не насущной необходимостью. Как бы там ни было, сейчас все эти проблемы и желания отошли на второй план, заполняя пустотой его душу. Алкоголь обострил его чувства, и бледность сестры казалась ему восковой, более желтой, чем обычно, а губы бескровными и какими–то бумажными. Ему неприятно было прикасаться к ней, она казалась холодной и твердой, какой не могла быть живая плоть. Где–то в глубинах его мозга билась мысль: «Мне нужна помощь». Оказалось, что он думал вслух.

Он и сам не заметил, как уснул, и ему приснился сон. Он увидел старый город с красивыми колоннами и статуями, с позолоченным куполом храма, пламенеющим в лучах солнца. Он слышал скрип повозок, в которые вместо лошадей были впряжены рабы с исполосованными кнутом спинами. Рядом с ним стояла девушка с длинными черными волосами и глазами цвета ласкового зеленого моря. «Помогите мне, — просила она. — Вы должны помочь мне». Ее лицо стало меняться, будто растворяясь. Теперь красный свет торшера освещал короткие волосы и лик, словно выгравированный на металле. Красота первой девушки поражала, но сейчас Лукас чувствовал, что ее лицо было ему знакомо, однако он никак не мог вспомнить откуда, и это причиняло сильную душевную боль. Загадка, терзавшая его, уже готова была разрешиться, как вдруг сон прервался и Лукас очутился все в той же больничной палате. Он еще цеплялся за сон, словно в нем был ключ к его душе. Его тряс за плечо санитар.

— Вам нехорошо? — сказал он. — Я был рядом и слышал, как вы повторяли, что вам нужна помощь.

— Да, — ответил Лукас. — Так и было.

Санитар ободряюще улыбнулся, и в этой улыбке было что–то нечеловеческое.

— Помощь придет, — сказал санитар. — Не сомневайтесь.

Весна, выдавшаяся дождливой в этом году, уступала место лету. Все шло своим чередом. Умудренные опытом крестьяне вели хозяйство, памятуя о старинных приметах. «В этом году птицы высоко вьют свои гнезда — значит, боярышник зацветет рано… Я нашел божью коровку с восемью пятнышками — значит, будет жара»… Но жары не было. Гэйнор вернулась в свою отремонтированную лондонскую квартиру и стоически давала отпор всем желающим завести с ней интрижку.

Уилл Кэйпел, вернувшись из Монголии, первым делом повел свою сестру обедать. Дойдя до ресторана «Каприз», он вспомнил, что может позволить себе лишь недорогие забегаловки вроде «Макдональдса». Пришлось Ферн угощать его. Она много выпила в тот вечер и сама оплатила счет. А ночью ей приснился все тот же кошмар, и она проснулась в ужасе и с приступом тошноты.

В клинике на Королевской площади все было без изменений — Дана не двигалась. Лукас снова стал уделять много времени рискованным финансовым предприятиям, но злопыхатели говорили, что в нем исчез былой запал и что он уже совсем не тот, каким был раньше. А в Рокби лучи заходящего солнца пробегали по фасаду дома, заглядывали в окна верхних этажей и поспешно ретировались, будто опасаясь, что нехорошая атмосфера дома затянет их внутрь насовсем.

Стоял конец мая, но из–за туч стемнело рано. Закат отступал до границ Роквуда и терялся в верхушках деревьев на Фарси–Холме. Там стояли три высохших дерева, покалеченные в той самой буре, что разрушила оранжерею дома, и, хотя вдоль высохших стволов вились молодые побеги, крона деревьев выглядела сиротливо, и голые ветки тянулись к небу, как руки нищих. Любители фольклора утверждали, будто Фарси–Холм получил свое название от слов «фарисей» или «фея», предполагали связь этого места с таинственным нарушением некоего табу и верили, что на холм наложено заклятие. Правда, сколько–нибудь вразумительной истории или легенды в доказательство никто привести не мог. В ту ночь облака, казалось, сгрудились не для того, чтобы пролиться дождем или разразиться грозой, а ради черноты самой ночи. Такие ночи бывали очень давно, до появления электрических ламп и свечей, до того, как люди украли огонь у богов. Темнота растекалась по холму, гася последние лучи солнца. А в доме, в маленькой гостиной, развели странный синий и холодный огонь, который, потрескивая, плясал на углях, казавшихся кусками льда. На полу был нарисован круг. Его подожгли, и синее пламя стремительно понеслось по окружности. Ведьма стояла вне крута, рядом с камином. На ней было белое, расшитое блестками платье, переливающееся в отблесках огня. А вот волосы ее были черны, как ночь, и в глазах таилось больше мрака, чем в темном ночном лесу за окном.

Дибук, притаившись в коридоре, наблюдал за вспышками света, пробивающимися из–под двери. Ведьма напевала; ее голос был то резок, то ласков и сладок, как июньский ветерок. Домовой чувствовал, как в гостиной нагнетается атмосфера колдовства. Свет метался из стороны в сторону, будто пытаясь найти и схватить Дибука, и он лишь вжимался в стену, не смея шевельнуться. Он не боялся темноты, но эта ночь была пугающе бесконечной, и казалось, солнце никогда не взойдет. Голос ведьмы стал наполняться силой и эхом, словно невидимые духи, которых она вызывала, вторили ей и отдавали свою силу.

Внезапно двери с треском распахнулись, едва не прибив Дибука насмерть, и водопад света выплеснулся наружу. Яркой белой дорожкой свет пронесся по коридору, стремительно проникая в глубь дома. И тут Дибук услышал призыв, хотя слов он не понимал. Какая–то сила потянула его вперед и стала затягивать на эту сияющую дорожку. Он прижал уши, чтобы ничего не слышать, но невидимая сила продолжала тащить его, так что ему пришлось вцепиться в косяк. Дибук бормотал какие–то слова — то ли заклинания бесхитростной бытовой магии, то ли молитвы к неизвестному божеству, а для верности еще и прицепил себя прищепкой — словом, боролся изо всех сил. Он зажмурился, но потом снова открыл глаза. Доведись ему прожить еще тысячу лет, он все равно никогда не забудет того, что увидел.

Прямо по лучу света на него катился туман, бесформенный, как амеба, в котором возникали образы пустых лиц со стершимися чертами, рук, подрагивающих, словно щупальца морской звезды, развевались обрывки одежды и клочья волос. Даже заткнув уши, он слышал приглушенный гул — вопли отчаяния, доносившиеся будто издалека, не громче комариного писка. Дибук хотел прислушаться, но побоялся, потому что иначе поток затянул бы и его в глубь неизвестности. Он видел тело сэра Уильяма и его руки, хватающиеся за собственную голову. Дибук на мгновенье поймал его свирепый и одновременно беспомощный взгляд. В тумане вертелось множество существ и хлама — он видел тонзуру священника, убитого в гражданской войне; извивающийся кнут извозчика, болтающийся туда–сюда; чье–то пальто; раздутый живот горничной, беременной от своего хозяина. И среди всего этого метались тени маленьких темных существ, издавна населявших дом и помнивших каждого его посетителя, всех жильцов. Здесь был даже каминный бес, из последних сил цепляющийся за оконную раму, но и его затянул вихрь заклинания.

Когда поток фантомов наконец иссяк, Дибук отцепился от косяка и, не обращая внимания на боль в ногах и ломоту во всем теле, поковылял ближе к двери, чтобы видеть, что происходит в комнате. Пылая синим пламенем, от пола до потолка поднимался гудящий столб воздуха, втягивая в свою воронку призраков. Если кто–то из самых проворных духов пытался вырваться из этого заколдованного круга, то воронка изгибалась и захватывала его снова. В вихре мелькали искаженные образы — выпученные глаза, скрученные губы. Ведьма стояла чуть поодаль, распростерши руки. Сила магии достигла своего пика, и столб поднялся под самый потолок. И тогда ведьма стала выкрикивать слова заклинания: _«Увалель!»_ И снова: _«Увалель_неан–шамель!»_ Внутри вихря полыхнула синяя молния. По полу пробежала трещина, и внутри круга пол разверзся.

Водоворот призраков со страшной скоростью унесся вниз, в дыру в полу. Дибук успел заметить мелькнувшего в вихре сэра Уильяма с гримасой ужаса на лице. Домовой не мог заглянуть внутрь темной трещины из своего убежища, не мог никого спасти. Последний призрак исчез в круге, ведьма прочитала заклинание, и трещина закрылась. Все было кончено.

В глубине комнаты Дибук заметил Негемет. Она сидела неподвижно, вытянувшись в струнку, подобно египетской статуе, и в ее прищуренных злобных глазах горел дьявольский огонек. Медленно, шаг за шагом, домовой стал отступать назад, а потом развернулся и побежал что было духу.

— Одного мы упустили, — сказала ведьма. — Один маленький крысеныш вырвался. Это крайне нежелательно. Найди его!

Кошка метнулась вслед домовому. Но Дибук был проворен, сызмальства хорошо бегал и легко уворачивался от препятствий. Ушибленная нога не слишком беспокоила его, и он несся со всей скоростью, на какую был способен. Забавно хромая, он слетел вниз по крутой винтовой лестнице, преодолел петляющие коридоры дома, открытые и закрытые двери, бежал, не разбирая дороги и уже не выбирая затененных мест. Негемет оказалась не столь ловкой И, не найдя беглеца, злобно мяукала перед закрытой входной дверью, сквозь которую домовой юркнул мгновением раньше.

Вырвавшись из дома, Дибук продолжал бежать. Он не оглядывался и не разбирал дороги, страх гнал его вперед, прочь от заколдованного дома. Лишь у трех сухих деревьев на Фарси–Холме он позволил себе чуточку передохнуть, надеясь, что, если тут появится Негемет, его дальние родичи–гоблины заступятся за него.

Оранжерея была отремонтирована, работники получили свою плату и ушли восвояси.

— Ты не нашла его, Негемет, — задумчиво сказала хозяйка, — ну ничего. Это не важно. Он был всего лишь домовым, хранителем углов и паутины. От него неприятностей не больше, чем от полевой мыши. А главную проблему мы уже устранили.

После изгнания нечистой силы из Рокби прошло несколько дней. Дом был пуст и безмолвен: не скрипели лестницы, не потрескивали половицы. Где–то в глубине стен сам дом тосковал по прежним обитателям. Он скучал по ним, как собака скучает по своим блохам, с которыми прожила всю жизнь. К тому же дом ощущал вторжение новой темной силы; атмосфера здесь становилась все более сырой и холодной, и никто уже не хранил и не оберегал ее.

Пленник, запертый на чердаке, чувствовал необыкновенную пустоту дома, но только потому, что исчезло все, что можно было хоть как–то почувствовать. Моргас редко навещала его, и ему ничего не оставалось, кроме Как разговаривать с самим собой, с домом и с молью, которая была так мала, что ее не утащила сила магии. Но вскоре это стало выводить его из себя. Тогда он попытался сокрушить преграды, закрывающие путь к свободе. Он был достаточно силен, чтобы своротить обычные ржавые решетки и запоры, но, укрепленные колдовством, они не поддались натиску.

— Что она делает? — спрашивал он у дома, но ответа не получал и слушал мертвую тишину, царившую в нижних этажах.

Он прикладывал ухо к полу, пытаясь расслышать, что происходит внизу. Он знал, что призраки покинули дом, и слышал крадущуюся поступь охотящейся Негемет да иногда приглушенный голос ее хозяйки, невыносимо мучивший его слух. Порой, пытаясь разогнать ненавистную тишину, он выл, как зверь, но звук отражался от стен и, повисев в неподвижном воздухе, всегда возвращался к нему. Иногда он плакал от бессильной ярости, и горячие красные слезы испарялись, едва упав на землю. В конце концов он стал проклинать и Моргас, и свою тюрьму, и весь мир, покуда не охрип от проклятий. Он все повторял и повторял имя своего единственного друга; в нечеловеческой муке он звал его на помощь тихим, как трепетание крылышек моли, шепотом, кусая в кровь губы.

В глубине оранжереи Моргас высаживала Дерево в горшок. Стояла полночь, луна заливала округу безразличным, холодным светом, и треугольная стеклянная крыша отбрасывала причудливые тени. И снова все вокруг было окутано волшебством, на сей раз волшебством живительным: ствол молодого Дерева светился мерцающим светом, листья и ветви пульсировали, будто наполняясь живой горячей кровью. Моргас напевала свои жуткие колыбельные и поливала Дерево волшебной жидкостью из различных сосудов. Рядом неподвижно сидела Негемет, и, если бы не ее подрагивающий хвост, можно было бы подумать, что она превратилась в статую.

— Мы с тобой находимся на земле Англии, — нашептывала ведьма Деревцу. — Это мой остров, моя земля. Здесь ты вырастешь, станешь сильным и высоким, ты наполнишься соком, который мне так нужен. А потом ты принесешь мне плоды.

Закончив, она собрала свои вещи и пошла в дом; Негемет послушно семенила у ее ног.

В темноте оранжереи тяжелая каменная кадка треснула и стала медленно, миллиметр за миллиметром, раскалываться, поддаваясь напору напоенных колдовским зельем корней, которые жадно тянулись к земле.

— Хватит поучать меня, — возмутился Уилл Кэйпел, возвращаясь вместе с сестрой с похорон тетушки Эбби в Западном Графстве.

Смерть тети не стала неожиданностью для родственников, многие даже считали, что ей давно пора было перейти в мир иной. Свои последние годы она провела в доме для престарелых в Торки, но это не мешало ей приезжать к родне без приглашения на Рождество, Пасху, свадьбы, юбилеи и крестины, не говоря уже о похоронах менее живучих родственников. Ей стукнул девяносто один год, и она пережила многих своих сверстников, поэтому Ферн не испытывала особой грусти. Возвращаясь с похорон, она вспоминала свою собственную неудавшуюся свадьбу и тетушку Эбби, которая на этой свадьбе тоже присутствовала, как ни в чем не бывало потягивая вино.

— Что ты сказал?

— Я сказал, что хватит давать мне советы.

— А я и не пыталась, — спокойно ответила Ферн. — Я вообще никогда не даю советов.

— Ты даешь их по–своему, — упорствовал Уилл. — Ты ничего не говоришь вслух, ты телепатируешь, — словом, я чувствую, что ты хочешь мне сказать. Да еще твое выражение лица!

— Чушь какая! — усмехнулась Ферн. — Обыкновенное выражение.

— Ну да! Напускаешь на себя холодный загадочный вид и думаешь, что никто не догадывается, что у тебя на уме. Если бы мы играли в карты, — продолжал Уилл, — ты бы точно проиграла мне. Впрочем, давай проверим, если хочешь. Сейчас ты думаешь о последней поездке тетушки в Йоркшир и о своей несостоявшейся свадьбе, а следовательно, ты собираешься критиковать мою личную жизнь, правильно?

— Твоя личная жизнь — это твое личное дело, — бросила Ферн. — Или дела, если уж на то пошло. И когда только ты успеваешь справляться с подобными делами…

— Вот видишь! — оживился Уилл. — Опять критика!

Ферн прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

— Просто не хотелось тебя огорчать.

Уилл тоже улыбнулся, но постепенно улыбка стала неестественной и какой–то вымученной.

— Как там Гэйнор?

— Давненько ты не интересовался, — осторожно ответила Ферн.

Она вглядывалась в дорогу. От беззаботности не осталось и следа, и теперь на ее напряженном лице сложно было что–то прочитать.

— Гэйнор быстро оправилась от разрыва с флейтистом, видимо, не очень–то они были привязаны друг к другу. По последним данным, она сейчас отбивается от ухаживаний Хью, погуливающего муженька Ванессы. А вот источники, близкие к мисс Мобберли, считают, что долго она не продержится. Когда кто–нибудь из мужчин рыдает у нее на плече, она всегда оттаивает.

— Она не пробовала надевать водонепроницаемую жилетку? — взорвался Уилл. — И вообще, я не просил отчета о ее любовных связях, мне просто интересно, как она поживает!

— В прошлые выходные она поживала хорошо, _-_ ровным голосом ответила Ферн.

Почти две мили они ехали в полном молчании. Ферн сама попросила не включать музыку, но тишина, воцарившаяся в машине, наводила на нее тоску, поэтому она не стала делать вид, что дуется, когда Уилл продолжил разговор.

— В этом году я, вероятно, поеду в Индию, — сменил он тему разговора, естественно и не думая извиняться за свою резкость.

Ферн неопределенно хмыкнула.

— Как и Роджер в свое время, я мог бы получить свое первое стоящее задание, — продолжал Уилл. — В Би–би–си весьма заинтересованы в репортажах о Гималаях. Ну, ты понимаешь: легенды восточного государства, буддизм, истинное происхождение Шангри–Ла — все это интересно людям. Я тебе говорил об этом в «Капризе».

— Если у тебя выгорит это дело, то в следующий раз ты поведешь меня в «Каприз», — сказала Ферн.

— Так я тебя туда и водил!

— В следующий раз, — мрачно ответила сестра, — ты и счет будешь оплачивать.

Было уже поздно, когда брат с сестрой подъехали к Лондону, поэтому они решили заехать к Ферн. По дороге они купили тайской стряпни и бутылочку «Шардонне». Зайдя в квартиру, Ферн включила свет, задернула шторы и зажгла ароматическую свечу.

— В воздухе витает запах похорон, — грустно сказала она. — Знаешь, такой влажный, ржавый запах. Так пахнет промокшее под дождем черное пальто, которое редко достают из шкафа.

— Так ведь сейчас нет дождя, — возразил Уилл, откупоривая вино и распаковывая пакет с едой.

— Воздух такой влажный, — тихо сказала Ферн. Когда они уселись за стол, Ферн вдруг стала задумчивой.

— Да что случилось, сестренка? — встревожился Уилл. — Ты такая бледная!

Ферн помолчала. Когда она заговорила вновь, голос ее окреп и зазвучал громче:

— Это мой брат. Выходи, не бойся его. Он знает о вашем народце. Я не могу приказывать тебе, это было бы невежливо, а мне не хотелось бы показаться невоспитанной! Я хочу дружить с твоей королевой.

Брови Уилла от удивления поползли вверх, но Ферн не обращала на него внимания. Ее взгляд был прикован к занавескам в углу, где темнота была особенно густой. Уилл заметил, что из тени отделяется нечто отдаленно напоминающее маленькую человеческую фигурку. Наконец существо выползло поближе к свету, и теперь можно было рассмотреть его получше. Он был довольно непригляден — маленький, похожий на обезьяну, непропорциональный, с длинными руками. На его ножки были натянуты полосатые гетры. Ферн отметила, что со времени их последней встречи гоблин приоделся и обзавелся уродливой шляпой, которая была ему великовата. По тулье шляпы вилась щеголеватая вышивка: _«По_назначению»._ Из прорезей этого забавного головного убора торчали волосатые ушки.

— Привет, Скулдундер, — поздоровалась Ферн.

— Кто его сюда пригласил? — удивился Уилл.

— Да он сам пришел, — вздохнула сестра. — Он взломщик. Мы уже виделись раньше. Он грабит во имя Мэбб, королевы гоблинов. Ну, так что, — она обратилась к гоблину, — ты здесь по личной инициативе или твой визит носит, так сказать, официальный характер?

Гоблин откашлялся, снял шляпу и принял позу.

— Моя королева просила передать вам, — напыщенно вымолвил он, — что она благодарит вас за подарки и с радостью примет вашу дружбу. Это большая честь.

— Для кого? — посмеиваясь, пробормотал Уилл.

Ферн с безмятежным выражением лица наступила ему на ногу, незаметно для Скулдундера, но довольно ощутимо для Уилла.

— Большая честь! — повторил гоблин. — Королева Мэбб знает, что вы — великая ведьма, и верит, что вы не желаете зла ей и нашему народу. И меня, конечно же, не обидите. — Гоблин метнул на Ферн встревоженный взгляд и вцепился в свою шляпу.

— Ну, конечно же, нет, — учтиво сказала Ферн. — Я вообще стараюсь никому не вредить.

Уилл понял, что за этим дипломатичным ответом таилось некое предупреждение, но Скулдундер явно успокоился и почувствовал себя увереннее.

— Может, выпьешь бокал вина? — предложила Ферн. — И скажи, чем я могу быть полезна твоей королеве?

— Королева послала меня как раз для того, чтобы помочь вам, — объявил гоблин. — Она сказала, что не будет больше претендовать на шило.

— Шило? — нахмурилась Ферн. — А, наверное Копье!

Гоблин осторожно глотнул вина и продолжил.

— Но вот незадача! — объявил он. — До нас дошли слухи о другой ведьме. Похоже, она даже сильнее вас. В нашей стране она недавно. Сила ее магии огромна, мы не в состоянии ее постичь. Королева думает, что вам следует знать о ней.

— Королева очень мудра. — Ферн не замедлила сделать комплимент, а про себя подумала: «Ерунда какая–то. Скорее всего, какая–нибудь уличная ведьма, играющая с фейерверками, или старуха, что косо посмотрела на Мэбб, и теперь это не дает той покоя. Но лишняя осторожность не помешает…»

Она повернулась к Скулдундеру:

— Как ее зовут, эту ведьму?

— Мы не знаем, — ответил тот.

— Вы хотя бы знаете, где она живет?

— Она арендовала особняк к северу от города. Сколько зла она там уже натворила! Дом был собственностью одного семейства, вымершего много лет назад. С тех пор там мало кто селился, и дом оставался в распоряжении привидений и мелких духов. Но она изгнала духов из их многолетнего обиталища, и теперь дом населяют лишь ее слуги.

— Экзорцизм — изгнание нечистой силы, — задумчиво сказала Ферн.

— Изгнание неугодного народца, — повторил Уилл.

— Что ж, в изгнании нечисти из дома нет ничего необычного или ужасного, — сказала Ферн. — Этот обряд показывает духам проход во Врата, вот и все. Но Скуддундер замотал головой:

— Нет, нет! Мы думаем, что она открыла проход в Бездну. Их всех затянуло туда. В небытие. — Гоблин дрожал и мял в руках шляпу. — Спасся только домовой. Он очень стар и не такой храбрый и хитрый, как мы, живущие на вольных просторах. Но он неплохо сработал: сбежав из дома, он спрятался в месте, где сохранилось старое волшебство. Ведьмины прислужники не нашли его. Мы не знаем, как долго он скрывался, — он не может точно вспомнить. Его нашли наши охотники на жаб. Должно быть, он долго плутал.

— Как называется этот дом? — спросила Ферн.

Гоблин задумался.

— Что–то связанное с грачами. С грачами и дубами. Рок… Дом… Что–то вроде этого.

— Вы знаете об этом доме только то, что рассказал вам домовой?

— Да… Но он очень напуган. Он не хотел уходить оттуда и теперь подавлен и растерян, чувствует себя скверно, даже среди нас, его родственников.

— Домовые обычно не отличаются особой храбростью, — сказала Ферн. — По крайней мере, большинство из них. Что ж… Передай королеве.,. Передай королеве, что это может оказаться серьезной угрозой всем нам. Я хотела бы сама расспросить того домового. Эта проблема требует всестороннего рассмотрения, и я прошу Ее Величество, если, конечно, она сочтет возможным, почтить меня своим визитом. Тогда мы могли бы подумать над этим вместе.

— Здесь? — удивился Скулдундер. — Вы и королева?

— Она была бы моим самым почетным гостем, — заявила Ферн.

Уилл решил, что таким образом она намекала на то, что чуть менее почетные гости то и дело посещают ее квартиру.

— Я извещу ее, — сказал Скулдундер с сомнением и скрылся в тени штор.

— Ну? — Уилл нетерпеливо потребовал объяснений.

— Думаю, все это пустяки, — сказала Ферн. — Буря в стакане. Но я хочу повидать Мэбб. Рэггинбоуна днем с огнем не найдешь, а даже ведьме нужны друзья.

— Ведьме — особенно, — подчеркнул ее брат.

— Я уже сталкивался с подобным случаем, — сказал новый доктор.

Обычно Дану Валгрим консультировал постоянный состав врачей, но частенько они прибегали к помощи извне, к советам какого–нибудь медицинского светила, потом еще одного и еще, что, несомненно, было выгодно клинике, ибо Каспар Валгрим отстегивал любые суммы на лечение дочери. Врачи Даны часто устраивали консилиумы, дабы уверить Валгрима, что они не опускают рук и положение больной может измениться. И отец оплачивал все медицинские счета, понимая, что консультации врачей дорого стоят, и пытаясь доказать самому себе, что делает хоть что–то для выздоровления дочери. Но со временем он все реже стал навещать Дану, не чаще одного раза в две недели, а то и в месяц. «Какой смысл? — говорил Каспар сыну. — Она все равно не слышит нас и не знает, что мы рядом».

Но Лукас с неизменным упорством проводил все ночи у постели сестры, а дни заполнял лихорадочной и напряженной работой, пытаясь если не заглушить боль в своем сердце, то хотя бы слегка отвлечься от проблем. Он был в палате, когда новый специалист по коматозным состояниям обменивался мнениями по поводу Даны со своим коллегой, и что–то в замечаниях доктора заставило его насторожиться.

— Это произошло в Йоркшире, — говорил доктор. — Девушка, пожалуй, чуть постарше, чем эта, — не знаю, правда, играет ли возраст тут какую–нибудь роль, — находилась примерно в таком же состоянии. Те же признаки психосоматического расстройства плюс некоторые странные особенности состояния пациентки. Как и в вашем случае, все начиналось обыденно: вечеринка, слишком много выпитого алкоголя и затем полное отключение. Замедленный пульс. — Он оттянул ее веко и посмотрел на зрачок. — Какие–либо хронические болезни есть? Или аллергии на лекарства?

— Нет, — ответил доктор.

— Травмы?

— Она несильно ударилась головой. В общем ничего серьезного. Да… забыл представить; это ее брат,

— Лукас Валгрим, — представился молодой человек, протягивая руку. — Так что случилось с девушкой из Йоркшира?

— Она очнулась через неделю. Никто и не ожидал. — Почему–то доктор выглядел смущенным — И выписалась в тот же день.

— В тот же день? — Его коллега был поражен.

Врач пожал плечами:

— Все это было очень странно. Еще мгновение назад она лежала чуть живая, а в следующую минуту встала с постели. Если бы мы понаблюдали ее, то располагали бы более полной информацией. Большинство людей в подобной ситуации остаются в клинике еще на некоторое время. Но с ней было трудно договориться.

«Мне это уже нравится, — подумал Лукас. — Я хочу, чтобы Дана тоже очнулась и сразу озадачила всех докторов».

— Я бы хотел поговорить с этой девушкой, — сказал он.

— Это невозможно. Сведения о пациентах конфиденциальны.

— Но вы же нарушили эту конфиденциальность, обсуждая ее случай на консилиумах и даже с теми, кто не имеет к медицине никакого отношения. Я хочу встретиться с ней, устройте это.

— Простите, но это невозможно.

Коллега доктора был менее категоричен, памятуя о чеках, регулярно выписываемых клинике отцом Даны.

— Возможно, мы смогли бы устроить все иначе. Если бы вы, — он обратился к доктору, — поговорили с этой девушкой о нашем случае, дали ей координаты Лукаса, то, я уверен, она согласилась бы встретиться с ним. Но, думаю, она вряд ли сообщит вам что–то ценное. Пациенты редко разбираются в своей болезни…

— Спасибо, — оборвал его Лукас. — Буду очень вам признателен, если мне удастся переговорить с этой девушкой. Буду ждать вестей. — И он отошел к постели Даны.

Новый доктор явно был не согласен, но его быстренько увели из палаты. Лукас повернулся к сестре, но уже не глядел на нее с сожалением и болью. В нем что–то изменилось: он был напряжен, как натянутый канат, и его наполняло ожидание чего–то. Вдруг у него в голове пронеслось видение: он был где–то вне Времени, а холодное, застывшее в спокойствии тело — была не Дана. Еще какие–то образы проносились в его голове так быстро, что он не успевал фиксировать их. Дорога, крона дерева с дрожащими от ненастоящего ветра листьями, вода, льющаяся в бассейн, огонь и снова девушка; но теперь ее дыхание участилось, затрепетали веки, и Лукас увидел ту, другую девушку, яркую, как сталь, с сияющими зелеными глазами, которая уже однажды снилась ему. Но тут мир дрогнул, и все встало на свои места: он снова очутился в палате, рядом с Даной, безмолвной и спокойной. Его сердце бешено билось, будто он долго бежал. На лбу выступил пот.

— Что же со мной происходит? — прошептал он. И голос внутри него, который был частью его самого, но тем не менее ему не принадл

. ответил: «Не бойся. Это твой Дар. Не борись, не противься, просто прислушивайся к нему, и он направит тебя».

Дар. Давным–давно в Атлантиде магическая аура Лоудстоуна распространилась на местных жителей, и смертные стали обладать неземными возможностями. Лоудстоун был повержен, и Атлантида погрузилась в пучину волн. Но к этому времени мутировавший ген распространился по всему свету и заразил бесчисленное множество людей. Людей, владеющих Даром, называли по–разному: ведьмами, колдунами, проклятыми, Детьми Атлантиды.

Лукас не понимал, что творится с ним, но чувствовал, что горизонты его мысли стали шире и видения служат какой–то цели. Может, они помогут вернуть сестру к жизни?…

Лукас ушел из клиники в полночь и отправился домой пешком, хотя до его квартиры было очень далеко. Где–то на полпути его догнало такси.

Ферн сидела над своим проектом, когда ей позвонили. Она работала в пиар–компании. Сотрудников было мало, а выгодных, но капризных клиентов много, поэтому все сотрудники были перегружены и издерганны. Ферн совсем недавно получила повышение, став одним из директоров благодаря своим дипломатическим способностям, проявившимся как раз при общении с подобной клиентурой. Только что она совещалась с руководством по поводу выпуска нового журнала «Гав!», который должен был рассказывать о домашних животных знаменитостей, поэтому, когда она сняла трубку, все ее мысли были сосредоточены на работе.

— Простите, повторите, пожалуйста. Хотите, чтобы я… Нет, я думаю, о йоркширах мы писать не будем, о них и так все время говорят. Что? Его сестра? А он кто?… Простите, что?

Результатом этого путаного разговора стал лист бумаги, на котором были записаны имя и номер телефона. Ферн весьма смутно понимала, зачем все это ей нужно, но листок не выбросила. Несколько дней спустя она нашла его среди своих бумаг и решила позвонить.

— Здравствуйте, я хотела бы поговорить с Лукасом Валгримом. Меня зовут Ферн Кэйпел.

— Ферн Кэйпел? Мы знакомы? — резко ответил мужской голос.

— Как я поняла, вы хотели со мной поговорить. По поводу моей болезни, — промолвила Ферн ледяным тоном. — Я провела в клинике Йоркшира некоторое время пару лет назад, когда впала в кому. Мне сказали, что ваша сестра находится в таком же состоянии.

— Да. — Голос Лукаса моментально изменился. — Я так рад, что вы позвонили. Возможно, я хватаюсь за соломинку, но мне сказали, что Дана впала в кому при схожих обстоятельствах…

— Кто дал вам эти сведения?

— Врач, который наблюдал вас. Он не хотел сообщать ваше имя, но я уговорил его. Мне очень нужно с вами поговорить. Вы не возражаете?

— Н–нет, — с запинкой ответила Ферн. — Правда, я не уверена, что смогу помочь вам. Я потеряла сознание и очнулась через неделю. Это не научило меня ставить диагнозы.

— Да мне не нужен диагноз, — сказал Лукас. — У моей сестры замедленный пульс, она почти не дышит и ни на что не реагирует. Она находится в этом состоянии уже несколько месяцев, с Нового года. Я бы хотел поговорить с кем–нибудь, кто оказывался в похожем положении. Может, пообедаем вместе?

— Я ужасно занята сейчас, — колебалась Ферн.

— Давайте посидим в баре.

— Ну что ж, хорошо, — сдалась Ферн. — Но я боюсь, что ничем не смогу помочь вам.

— Давайте завтра? После работы?

Они договорились о времени и месте, и Ферн повесила трубку. Она пыталась не думать о разговоре, но тщетно. Даже поздно вечером, засыпая, она видела неизвестную девушку, лежащую на больничной койке, подключенную к трубкам и проводам, поддерживающим в ней подобие жизни, смертельно бледную и неподвижную, месяц за месяцем проживающую таким образом свою жизнь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Труднее всего было снова привыкнуть ко Времени. Я так долго жила в измерении, где время стоит на месте; где вращаются, ни к чему не приводя и ничего не меняя, призрачные времена года; где день и ночь мало отличались друг от друга. Я говорю, что жила так очень долго, но смысл этого слова теряется, когда я думаю о Дереве. Для него не существует Времени, секунда или тысячелетие — ему все равно. Дерево росло и росло, пока не заняло все пространство и расти стало некуда. И теперь оно приносит плоды без семян и искривляет вокруг себя пространство, подобно тому, как черная дыра пронзает Вселенную и изменяет внутри себя физические законы. (Как видите, я разбираюсь в этих вещах, беседы с ведьмами и колдунами, что глядят на звезды сквозь магический огонь, не прошли для меня даром.)

Меня породила сила реки, волшебные соки Дерева вскормили меня и наполнили мощью колдовства. А _она_ пыталась спалить меня бледным колдовским пламенем. После этого пути назад не было. Я призвала к себе птиц: болтливых сорок, тяжелых остроклювых ворон, долбящих стволы деревьев дятлов. Через миры полетела стая к пещере, где мы с сестрой–ведьмой когда–то жили и собирали травы наших волшебных снадобий. К шеям дятлов я привязала небольшие горшочки и наказала долбить Дерево до тех пор,, пока оно не даст сок. Горшочки наполнялись соком, и тогда дятлы возвращались ко мне. Сок Дерева обладает чудодейственной силой, о которой никто, кроме меня, не догадывается. Из него я могу сделать зелье, которое иссушает ум, обесцвечивает душу и подчиняет мне любого, заставляя делать все, что я пожелаю. Последней я вызвала самую мудрую птицу — сову — и велела принести мне одну веточку. Она хранилась в пещере, завернутая в шелковый платок. Давным–давно я сама выкопала этот побег, читая над ним заклинания, и теперь сова вернула мне драгоценность. Я опасалась, что Дерево не приживется и зачахнет, но волшебство, коим оно было напоено, придало ему сил, и оно крепло с каждым днем.

Я поселилась на острове Аээа, потому что когда–то здесь жила моя сестра–ведьма Сисселоур. Она была сиракузской чародейкой, молодой, красивой, полной жизни, и забавлялась тем, что превращала в свиней заплывающих к ней моряков. Сисселоур тогда очень похудела на диете из постной свинины. Я надеялась, что на острове снова смогу привыкнуть к миру живых. Меня совершенно вымотали скачки Времени. Бывали моменты, когда я не могла пошевелиться от ломоты в теле и неподвижно лежала на кровати, которую, как мне казалось, трясло и мотало, как повозку на ухабистой дороге. Эта изматывающая качка вызывала у меня приступы тошноты. Но даже когда мне становилось лучше, страх, притупленный физическим недомоганием, выползал наружу и не давал мне ни минуты покоя. Казалось, будто я в ловушке, имя которой Настоящее, что я тщетно хватаюсь за секунды, минуты и часы, Время утекает быстрее, чем я могу осмыслить его бег. Мне даже не верилось, что когда–то я так жила, и лишь благодаря стальному характеру и стремлению к цели я не запаниковала и осталась на избранном пути. В конце концов я привыкла к течению Времени.

Сейчас на острове живет куда больше людей, чем в стародавние времена. Люди расплодились, будто насекомые, и заполонили землю. Все теперь не так, как прежде. Например, женщины демонстрируют свое тело всем подряд вместо немногих избранных, а еще появился странный обычай — неподвижно лежать под солнцем, покрываясь, подобно крестьянам, бронзовым загаром. Я не понимаю этого — ведь без белой кожи красота немыслима. Я так прекрасна сейчас! Огонь очистил меня, река излечила, и я вышла из вод Смерти подобно рожденной из морской пены Венере. Как и Венера, я — богиня, но богиня ночи, темноты, богиня бледной луны. Я не люблю солнце, меня влечет мягкий и призрачный свет луны, верной спутницы любой ведьмы. В лунном свете я дивно хороша! Но когда я смотрю в зеркало, я вижу прежнюю Моргас, ее старую, вздувшуюся плоть, не уничтоженную до конца, а лишь втиснутую в формы моего нового стройного тела. Под точеной фигуркой скрываются тучные телеса, а мое прелестное личико — изменчивая маска, небрежно наброшенная на уродливую морду. Это превращение из безобразного чудовища в красавицу наполняет меня неземной радостью, ведь я понимаю, что во мне мощь тьмы, а красота сама по себе — вещь пустая и бесполезная, если за ней не стоит сила. Благодаря моей силе я могу делать куда более удивительные вещи, по сравнению с которыми вечная молодость — сущий пустяк. Иногда в зеркале я вижу Вечное Древо, которое будто обнимает меня своими ветвями, впутывая их в мои волосы; темнота его кроны сливается с темнотой моих глаз. И это зрелище завораживает и пленяет меня, потому что, соединившись с Деревом, не знающим времени, я становлюсь бессмертной и такой могущественной, что могу бросить вызов даже Эзмордису и бороться за мировое господство.

Мне пришлось оставить остров из–за одного назойливого парня. И хотя я легко справилась бы с расспросами любопытных (как справилась с тем нахалом), мне хотелось покоя и уединения. Так что я перебралась в Англию, в страну, которую когда–то называли Логрез, в страну, где я родилась и которой очень скоро буду управлять сама. Пусть Эзмордис правит в варварских землях, за Западным морем! Это место было моим и будет моим до тех пор, пока звезды не упадут на землю! Я скрылась в пещере в Придвине, где по легенде много лет назад спал Мерлин. Вход в пещеру был искусно скрыт от посторонних глаз заклинанием. Там я чувствовала себя в безопасности. Под темным сводом я зажгла магический огонь и принялась искать жилище — достойное пристанище для ведьмы и королевы.

За волшебный мешок штормов я наняла на службу существо, полуведьму, полукобольда. Когда пройдет семь раз по семь лет и моя прислужница станет свободной от связывающих ее обязательств, она собирается разрушить до основания деревню, где когда–то ее высмеивали и забрасывали камнями, хотя было это очень давно. Она никогда и словом не обмолвилась о своих планах, но это и не обязательно, ведь я могу читать мысли. Она вообще не разговаривает, что меня очень радует, зато у нее острый слух и зоркий глаз, она замечательная кухарка — в общем она полностью меня устраивает. А желание отомстить обидчикам привязывает ее ко мне крепче, чем любое заклинание. И еще у меня есть Негемет, кошка из породы гоблинов. Она не обладает магическим чутьем, но пришла ко мне, как только я появилась на острове. Она будто ожидала меня. Кто она и откуда? Я не знаю. Ее имя возникло в моей голове сразу, когда я увидела ее, словно она могла передавать мысли взглядом. Кошки–гоблины встречаются редко; согласно преданию, они служили королю Подземного Мира и постепенно теряли свой мех — он был им не нужен в жарких чертогах ада. Все в облике Негемет говорит о том, что она не обычное животное. Ее умные глаза светятся древним знанием, а походка выдает кошку–божество, лениво и надменно выходящее из только что открытой гробницы. Каждый раз, когда гляжу на нее, я чувствую, как она близка мне. Наверное, где–то в ушедших столетиях мы уже встречались.

Мне нравится, что они обе — существа женского пола. Я предпочитаю окружать себя женщинами, независимо от их обличья. Мужчины должны подчиняться женщинам, быть их рабами. Конечно, мужчины нужны для продолжения рода, но и только. Лишь однажды я полюбила мужчину. Это ненасытное желание, это безумие, когда даже страдание дорого сердцу! Помешательство! Он уносил меня с собой туда, где боль сладка, где боль — счастье. Но одним холодным серым утром он оставил меня навсегда. И я похоронила свою любовь глубоко в сердце, так глубоко, что никому и никогда не удавалось обнаружить ее. Этот мужчина был моим сводным братом. Впоследствии он стал Великим Королем, но сын, которого я родила от него, был для него проклятием. Впрочем, мне это тоже ничего не дало. И хватит о нем. Я вспоминаю мою сестру–близнеца Морган. Я любила ее, а она меня… Но в конце концов и она предала меня, обратившись к любви с мужчинами, и умерла в горечи. Я отчетливо, будто это было вчера, вижу, как ее голова висит на Вечном Древе и даже в темноте небытия проклинает меня. Теперь в моей жизни нет места мужчинам. Лишь один, если это существо вообще можно назвать мужчиной, живет сейчас в моем доме.

Сразу после Нового года я переселилась со своими соратницами в имение Рокби. У меня большие планы и на сам дом, и на его владельца. Каспар Вал–грим — король в неведомом мне мире, мире денег. Деньги, как и магия, — это ключ к власти. С помощью колдовства вы можете овладеть умами людей, деньги же покупают их души. Валгрим — один из воротил в мире бизнеса, в так называемом Лондонском Сити. Великий Король никогда не дорожил своим богатством, но у подножия его белой башни была погребена голова Благословенного Брана, глядящая сквозь землю и охраняющая Короля и его владения от недругов. Мой брат выкопал голову, думая, что это языческая вещь и что он сам сумеет управлять своими землями. Однако с тех пор радости жизни были потеряны для него, бог жадности воссел на троне, где прежде сидели сотни королей, упиваясь властью и тратя народное состояние. Мне нужны деньги, поэтому я подчинила себе Каспара Валгрима. Его кровь заражена моей магией. Он соберет для меня все золото Сити.

По нынешним меркам Рокби — старинный дом, хотя его первые камни были заложены много позже моего ухода из мира. Прежде всего я изгнала всех призраков, которые заселяли каждый угол этого дома. Я избавилась даже от каминного беса, который проказничал на кухне. Гродда, моя служанка, жаловалась, что он гасит пламя в печи. Что ж, всех их затянуло в бездну небытия. Я слышала их беспомощные вопли, чувствовала обуявший их ужас. Я наслаждалась их страхом, я пила его как вино! В свое время мой брат издал благородные законы рыцарского кодекса: помогайте угнетенным, не позволяйте страху овладеть собой, не делайте ничего недостойного. Эти принципы кратко звучат так: Помощь, Доблесть, Честь. Но эти законы были созданы для воинов и героев, а не для женщин и ведьм. Нас любили, но не давали воли, нами восхищались, но мы не имели права голоса. Поэтому я установила свои собственные законы: угнетайте беспомощных, питайте страхи, никого не уважайте. _Помощь._Доблесть._Честь._ Я никогда не забывала эти три слова. Ах, как приятно чувствовать страх слабых существ, упиваться их ужасом и безнадежностью! Их страх дает мне энергию, и я становлюсь сильной, гораздо сильнее, чем тогда, когда не чувствовала течения Времени. Во владениях Вечного Древа удовлетворить мой ненасытный дух было нечем.

Я поместила в этот дом своего узника, которого я пленила у границ Подземного Мира. В отличие от дома на острове в Рокби есть подходящее место — чердак, дверь которого запирается на тяжелые засовы и замки. Я приковала его цепями, заперла замки и наложила на них заклятие. Моя магия удержит его гораздо лучше, чем решетки. Он никогда не разговаривает со мной, но часто я слышу доносящееся с чердака рычание, полное бессильной ярости. Но скоро, очень скоро к нему придут кошмары, он завоет, как зверь в темноте, и вот тогда я навешу его. Я буду смотреть, как он унижается, как скулит, взывая к моему милосердию, как называет меня матерью. Пока что я не решила, каким именно будет мое наказание, но знаю точно — оно будет сладостно растянутым, медленным, и он еще предложит мне свою душу, которой у него нет, но о которой он мечтает, в обмен на минутное облегчение мук.

Я люблю свою коллекцию: живые реликвии, собранные мной, — девушка, которая насмехалась надо мной, глаза шпиона, мой узник. Когда–нибудь к ним присоединится и она, та, которая обманула и предала меня, которая заставила мою кровь восстать против меня! Теперь мы с ней находимся в одном мире, в одном Времени. Где–то в этом мире она живет и дышит, засыпает и просыпается, веря, что я мертва. Я назвала ее Моркадис, мою сестру–ведьму, мою ученицу, мою надежду. Я видела в ней мою Морган, хотела, чтобы она стала ею душой и телом. Но Моркадис не поддалась воздействию магии Дерева и ушла, а когда я и Сисселоур попытались догнать ее, навела на нас магический огонь. Мы горели в адском пламени! Сисселоур сгорела сразу; я же была более мощной колдуньей и, чудом вырвавшись из магического пламени, упала в холодные воды реки. Из этой реки я вышла уже перерожденной. Я вернулась сюда одна, чтобы бросить вызов Эзмордису, подчинить себе людей. Но сначала я отомщу Моркадис…

Собираясь утром на работу, Ферн заметила клочок бумаги, торчавший из–под входной двери. Девушка подняла его и принялась разглядывать. Лист бледно–коричневого цвета был сильно обтрепан по краям, и, судя по шрифту на обратной стороне бумаги, его выдрали из какой–то книги. Записка была написана отвратительным почерком, со множеством зеленых клякс и ошибок: «Каралева предет навестить Вас в полначь. Она шлет Вам паклон». Подписи не было, но Ферн и так поняла, от кого это, ведь Скулдундер не мог грамотно написать даже свое имя. Она аккуратно сложила письмо, засунула его в карман пиджака и направилась в офис. Ферн Обещала Уиллу держать его в курсе событий, но она была так занята на работе, что времени на личные звонки не оставалось, к тому же о предстоящей встрече с Лукасом ей не хотелось никому говорить. Она и сама не знала почему, но мысль об этой встрече раздражала ее и вызывала чувство неловкости Раздражение объяснялось тем, что она считала предстоящий разговор пустой тратой времени, и ее и его, и верила, что ничем не сможет помочь молодому человеку, а неловкость возникала от необходимости обсуждать деликатные вещи с незнакомым человеком. Но отказать ему Ферн не могла. Она была очень хорошо воспитана.

— Как вы узнаете меня? — спросила она. — Гвоздичка в петличке? Свернутая газета в руках?

— Не сомневайтесь, я узнаю вас, — сказал он.

Уверенность, с которой он это заявил, настораживала. Не первый раз в жизни Ферн пожалела о своем хорошем воспитании.

Они встретились в баре около шести. Ферн пришла чуть раньше, заняв столик и прихватив еще один стул. Она знала, что позже в баре будет многолюдно и с местами возникнут проблемы. Как всегда, когда приходилось кого–то ждать, Ферн принялась разглядывать входящих молодых людей, надеясь угадать, кто из них Лукас Валгрим. Один парень минуты две стоял у входа, озираясь и обшаривая взглядом столики. Ферн было решила, что это он, и чуть не махнула ему рукой, но в последний момент засомневалась. Розовощекий юнец имел тот самодовольный и непринужденный вид, который молодежь часто напускает на себя, имея за пазухой увесистый бумажник. С голосом по телефону внешность юноши совершенно не вязалась. И когда он целенаправленно двинулся к блондинке, сидевшей за барной стойкой, Ферн утратила к нему интерес и принялась помешивать свой кофе.

Лукас опоздал всего на пять минут, но для Ферн время тянулось мучительно долго. Ей казалось, что, прежде чем подойти к ее столику, Лукас задержится у входа, осмотрит посетительниц, попытается узнать ее, но от дверей он твердым шагом направился прямо к ней и без колебаний и приглашения уселся на стул, застав ее врасплох.

— Мисс Кэйпел? Добрый вечер. Я Лукас Валгрим.

Лицо Лукаса показалось ей странным. Оно было по–своему привлекательно, но взгляд таил некую опасность, даже тщательно скрываемую жестокость. Это был взгляд человека, привыкшего скрывать мысли и подавлять эмоции. У него были удивительные глаза, светло–серые, будто серебряные. Ферн никогда не нравились светлые глаза. Недостаток пигмента, как говорил ей школьный учитель. Недостаток цвета, недостаток теплоты, недостаток душевности.

— Как вы узнали меня? — спросила она.

— Я видел вас прежде.

Ферн была той самой девушкой из города, которую он видел во сне. Но в ней не было той прелести и беззащитности, которые привлекли его в создании из сна. Перед ним сидела обыкновенная девушка, таких часто можно встретить в Лондоне: женственная, уверенная в себе, изящная, слегка надменная.

— Где? — спросила она, и он не знал, что ответить. Он не мог сказать этой незнакомой, казавшейся холодной девушке, что видел ее во сне. Очень кстати подошла официантка, и Лукас заказал кофе и виски для себя, а для Ферн, по ее просьбе, джин с тоником. И тут же сменил тему разговора, не давая ей возможности повторить вопрос:

— Огромное спасибо, что согласились прийти. Знаю, что вы заняты, поэтому постараюсь покороче. Если бы я только мог рассказать вам о моей сестре!

— И что тогда? — Ферн понимала, что Лукас намеренно уклонился от ее вопроса, и почувствовала раздражение.

— Я не знаю… Мне кажется, вы сможете помочь. В любом случае мне остается лишь положиться на свою интуицию.

— Слушайте, я не думаю, что смогу помочь. Вам нужна психологическая помощь…

— Нет. Мне нужен кто–то, кто оказывался в подобной ситуации, кто уходил так же далеко, как Дана. Неужели вы не можете хотя бы поговорить со мной?

— Ну хорошо, — сдалась Ферн. — Расскажите, что случилось с вашей сестрой.

— Мы отмечали Новый год в доме нашего отца. Меня не было в комнате в тот момент, когда это произошло, но мне сказали, что Дана упала и ударилась головой. Удар был несильным, врачи сказали, что при таком ударе даже сотрясения мозга не бывает Когда Дану увозили в больницу, я думал, что потеря сознания вызвана злоупотреблением алкоголя, а может, и наркотиками. У нее были проблемы и с тем, и с другим. Но анализ крови показал, что наркотики она не принимала, а выпила хотя и много, но не чрезмерно. И все же до сих пор она не очнулась. Врачи не понимают, в чем дело. Они что–то объясняют, твердят о неадекватной реакции, сыплют научными терминами, но видно, что они в растерянности. С тех пор Дана даже ни разу не пошевелилась. Ее сердце бьется так медленно, будто она вот–вот умрет. Я слышал, что с вами произошло нечто подобное

— В общем, да, — призналась Ферн. — Я была очень пьяна. У меня вдруг потемнело в глазах, и я упала. Через неделю или чуть позже я очнулась. И это все. Больше мне нечего рассказать вам.

Лукас слушал ее, уставившись на зажигалку Ферн обратила внимание, что глаза его казались светлее из–за темных кругов под ними.

— Нет, это не то, что я хотел услышать, — вздохнул он. — Расскажите, что вы чувствовали, куда ушли, когда находились в коме?

Лукас с интересом отметил, что она стала словно на полтона холоднее.

— Ответьте на мой вопрос, — сказала Ферн.

— На какой? — деланно удивился Лукас.

— Тот, от которого вы увильнули.

Лукас задумался.

— Я не ответил вам, потому что знаю, что вы не поверите мне. Я видел вас во сне. Дважды. Ничего любовного, не подумайте. Второй раз вы были на больничной койке и как раз приходили в сознание. Я видел вас несколько секунд, но очень хорошо запомнил. Картинка была очень яркая, совсем не похожая на сон. Вы выглядели… очень реалистично. Гораздо реалистичнее, чем сейчас, — ляпнул Лукас, слишком поздно сообразив, что его слова могут задеть ее. Но она лишь стала еще отчужденнее.

— И часто вас посещают такие сны? Сны, которые остаются с вами в реальности? — осведомилась Ферн.

— Редко. А вы что–нибудь чувствовали, когда находились в коме? Видели что–нибудь?

— Нет.

Подошла официантка с напитками, сгладив минутную неловкость.

— Вы сказали, что я снилась вам дважды. Что вы видели в первый раз? — спросила Ферн, когда официантка ушла.

— Что–то непонятное. Я видел город, старый город, похожий на Эфес в Турции, только неразрушенный. И девушку, которая просила меня о помощи. Вдруг потемнело, все изменилось вокруг. Изменилось и лицо девушки, она превратилась в вас. Она была моложе, чем вы, я бы дал ей лет четырнадцать–пятнадцать. Но, без сомнения, это было ваше лицо! Так странно…

Да?

— Я узнал вас. Вернее, тот, кем я был во сне, узнал вас. Он узнал бы вас в любом обличье.

Ферн не отвечала, и он спросил:

— Вы слушаете?

Да.

Выражение настороженности на лице Ферн сменилось полной отрешенностью. Она сидела неподвижно, вцепившись побелевшими пальцами в бокал. И молчала. Лукас понял, что его слова определенно имели для нее какой–то смысл.

Видя, что Ферн не собирается ничего объяснять, он сказал:

— Ваша очередь.

— Моя… очередь? — очнулась Ферн.

— Да. Вы собирались рассказать мне о коме, о том, чувствовали ли вы что–нибудь.

— Я не могла, — медленно начала она. — Я была далеко, вне своего тела, за пределами этого мира, в другом месте. Вы, конечно, можете мне не поверить, — закончила она с едва заметной усмешкой.

— Где же?

— Под Деревом.

— Где–где? Под каким деревом? В лесу, в поле? — выпалил Лукас.

Вопросы были лишены смысла, но Ферн все равно ответила:

— Там существует только одно Дерево — первое Дерево. Дерево, на которое безуспешно хотят быть похожими все деревья. Там нет ни леса, ни поля. Только Дерево. Под Деревом была пещера, а в ней жили три ведьмы. Три — магическое число, не правда ли? Я была третьей.

— Вы? Ведьма? — хмуро спросил Лукас.

Ферн казалась совершенно обыденной со своими прямыми короткими волосами и стройной фигурой. Он не видел в ней ничего волшебного. Но его обеспокоило, что она не ответила на его вопрос ни да ни нет. Она молчала и сосредоточенно вертела в руках бокал. Потом, вспомнив про джин с тоником, очень медленно отхлебнула, словно выполняла упражнение по концентрации воли. Лукас и сам частенько прибегал к подобному методу в бизнесе, когда нужно было успокоиться, обуздать раздражение, подавить внутреннюю слабость. Но Ферн делала это очень естественно, не задумываясь.

— Что случилось потом? Вы очнулись? — настойчиво спросил он.

Она чуть заметно кивнула:

— Я должна была найти дорогу назад. Это было нелегко. Опасно. Но у меня был провожатый… Ну ладно. На той вечеринке было что–то необычное? Особенное?

Лукас видел, как изменилось отношение Ферн к ситуации. Эта перемена наполнила его душу надеждой и одновременно страхом перед неизвестностью.

— Никто не видел… птицу? Животное? Может, призрак? Что–то неожиданное, странное?

— Человек пять или шесть видели какого–то призрака без головы в старой башне, пара из них утверждает, что беседовали с ним, но, думаю, все это пьяные бредни. Некоторые гости нарядились в костюмы животных. На одной из женщин была маска птицы, красивая, хищная, но ничего из ряда вон выходящего. Все вполне обычно.

— Кто знает, что считать обычным, — вздохнула Ферн.

Повисло молчание. Ферн смотрела на Лукаса странным взглядом, оценивающим, не выражающим ни симпатии, ни враждебности, таким взглядом не принято смотреть в приличном обществе. Она будто пыталась подобрать к нему ключи, заглянуть в глубину его души. Ферн даже не пыталась замаскировать этот взгляд, и теперь перед Лукасом явственно проступили черты той девушки, которую он видел во сне. Он уставился на нее, рассматривая, будто это был опытный образец производства, в который он собирался вкладывать деньги, или же картина, о которой ходят слухи, что это подделка.

— Значит, вы полагаете, что состояние вашей сестры не просто кома? Что она находится где–то еще? — наконец сказала Ферн.

— М–м–м… — Лукас кивнул утвердительно.

— И, как я поняла, — продолжила она, — иногда вы знаете что–то, но не подозреваете _откуда._ Благодаря этому качеству вы можете предсказывать тенденции рынка, или чем вы там занимаетесь в Сити. И ваши коллеги, наверное, даже думают, что вы имеете доступ к некой секретной информации.

— Что ж, я редко допускаю ошибки, — согласился Лукас.

— У вас Дар, — произнесла Ферн. Она произнесла это легко и непринужденно, но Лукас внезапно ощутил всю важность сказанного.

— Да, мне говорили.

— Кто? — Ее голос напряженно зазвенел.

— Один санитар из клиники. Его прислали из агентства заменить заболевшего санитара. Больше он не появлялся. Он сказал мне, что есть люди, наделенные особой силой, и… что я, возможно, один из них.

«Он наделен силой, — думала Ферн. — Я чувствую, как она исходит от него, как статическое электричество. Он ее использует, но сам не знает как. Он попросту не догадывается, какую власть может дать ему эта сила, и действует по наитию. Я была такой же, пока не изучила колдовство. Только это гораздо опаснее, потому что он ходит по краю, он в отчаянии. Если бы только ему хватило выдержки…»

Вслух же она сказала:

— У вашей сестры тоже есть этот Дар?

— Не думаю. Ее единственный дар–создавать вокруг себя бардак. — Он помолчал. — Я недостаточно заботился о ней в последнее время.

Эта фраза прозвучала не как извинение, не как оправдание. Это была просто констатация факта. И впервые Ферн почувствовала к нему искреннюю симпатию.

— Вы заботитесь о ней сейчас. Мы заботимся. Вдвоем мы уж точно что–нибудь придумаем.

Он посмотрел на нее с улыбкой, и она улыбнулась в ответ. За эту встречу они почти не улыбались друг другу, да и сейчас улыбки были сдержанные. Но что–то произошло с ними в этот момент, что–то неуловимое и невидимое соединило друг с другом.

— Я многого пока не понимаю, — начала Ферн. — Если честно, я вообще много чего не понимаю в этой истории. Возможно, дух вашей сестры забрали из–за вас, может, вместо вас, но кто это сделал — я не знаю.

«Та, которая украла мой дух, теперь мертва, — думала она, — но Скулдундер говорил о какой–то ведьме… Надо посоветоваться с Мэбб!»

— Мне нужно кое–что разузнать, — объявила она.

— А у кого вы собираетесь узнавать об этом деле? — скептически спросил Лукас. — У медиума?

— Медиум всего лишь посредник или посредница, — решительно сказала Ферн. — Такая помощь мне не нужна. Я бы хотела навестить вашу сестру, если это возможно. Не уверена, что этот визит как–то поможет мне, но попытка не пытка.

Лицо Лукаса озарилось широченной улыбкой, смягчившей резкие черты его лица.

— Это я устрою.

Ферн заметила, что в нижней челюсти один зуб у него сломан, вероятно, в результате несчастного случая в детстве. Видимо, он не считал этот маленький дефект внешности достойным внимания, и такое безразличие к собственному внешнему виду еще больше расположило к нему Ферн.

— Я знал, что вы поможете, — сказал Лукас. Он ни за что не благодарил.

— Сделаю все, что в моих силах, — ответила Ферн.

Она ничего не обещала.

Ферн возвращалась домой, настолько поглощенная своими мыслями, что чуть не пропустила свою станцию метро. Дома, по–прежнему в задумчивости, она занялась делами: достала и расставила фужеры, бутылки, свечи. Сообразив, что время уже позднее, она кинулась звонить Уиллу, но его мобильный телефон был выключен, а дома включался автоответчик. Зато она смогла дозвониться до Гэйнор.

— Что делаешь сегодня вечером? — бодро спросила она у подруги.

— Уже сделала все, что можно, — хмуро ответила Гэйнор. — Проторчала на каком–то скучном фильме с Хью. Видимо, он думал, что меня это впечатлит. Потом он долго распинался, что Ванесса его не понимает и так далее. — Гэйнор зевнула. — Я отказалась спать с ним и, подозреваю, упала в его глазах. Теперь он говорит, что я тоже не понимаю его тонкую душу.

— Интересно, почему ты должна хотеть спать с ним? — удивилась Ферн. — Ладно, забудь о Хью. Слушай, ты можешь приехать ко мне сейчас? Это важно. Я ожидаю в гости королевскую особу, и мне нужно, чтобы со мной был кто–то еще. Это избавит меня потом от ненужных объяснений.

Гэйнор недоуменно молчала.

— Как ты сказала? Королевская особа?

— Ну да, Мэбб, королева гоблинов. Прошлой ночью опять заявился Скулдундер, и я попросила, чтобы он устроил мне эту встречу. Вообще–то, я не собиралась говорить тебе об этом.

— Почему?

— Не хотела тебя втягивать во все это, — неохотно промолвила Ферн. — В последний раз…

— Послушай, да, я испугалась в тот раз. Вероятно, испугаюсь и в этот, особенно если увижу летучих мышей. Меня нетрудно напугать. Но это не имеет значения: ты моя лучшая подруга. Мы должны действовать как команда! — выпалила Гэйнор.

Да?

— Да! Ты, я и… Уилл!

— Хороша команда! Двое из команды даже не разговаривают друг с другом.

— Так ты хочешь, чтобы я приехала? — перебила ее Гэйнор.

— Хочу. Что–то происходит, и мне надо обсудить это, а ты живешь ближе, чем Рэггинбоун.

— Вот спасибо!

— И ты не носишь пропахший бог знает чем плащ. Прямо сейчас можешь приехать?

Гэйнор приехала. Ферн уже сварила кофе, и теперь они уютно сидели при свечах в маленькой гостиной. Ферн рассказывала Гэйнор о встрече с Лукасом и о разговоре со Скулдундером.

— Думаешь, между этими событиями есть связь? — спросила Гэйнор.

Мне кажется, есть, — ответила Ферн. — Совпадения исключены, когда дело касается волшебства. Отделить человеческую душу от тела очень сложно. Я читала об этом. Рэггинбоун нашел для меня много книг по магии, так вот, в них даже нет заклинаний для этого. Только Древний Дух умел это делать, но даже ему требовалось сперва заручиться согласием своей жертвы. Он, кажется, может иногда нарушать правила, ведь я, в конце концов, своего согласия не давала. Я сама вызвала его, потом потеряла сознание и стала уязвима. Но когда Моргас послала за мной сову, я уже просто должна была прийти в себя, иначе оказалась бы в плену у другого измерения. Тебя она тоже забирала как–то, помнишь, Гэйнор? Только ты была не тем человеком, который был ей нужен, вот она и отправила тебя обратно. Видимо, у нее привычка коллекционировать души, запечатывая их в бутылки, как джиннов.

— Как джин? — удивилась Гэйнор.

— Д–ж–и–н–н–о–в! Учти, она была очень могущественной. Нет никаких свидетельств, что Зорэйн разделяла души и тела, но говорят, что Мерлин мог это делать, вероятно, и Медея тоже. Хотя сказать что–либо наверняка невозможно, поскольку нет свидетельств современников. Обычно люди если и записывали что–нибудь о колдуне или ведьме, то лишь спустя столетия после их смерти. И основывались на народной молве, обросшей слухами, страхами и легендами.

— Я не слышала ни об одном документе времен Мерлина или Медеи, — сказала Гэйнор.

Она работала в архиве, восстанавливала старые рукописи и книги — и чем древнее рукопись, тем интереснее она была для нее. В ее глазах блеснул огонек профессионального интереса. Ферн продолжила:

— Насколько я понимаю, для того чтобы отделить душу от тела, необходимо сильно сконцентрироваться. Я никогда этим не занималась, но все же свою душу от тела я отделить могу, это–то проще простого. Люди, наделенные даже маленькой частичкой Дара, часто делают это во сне, причем без всяких заклинаний. Большинство людей хоть немного да владеют магией, правда, скорее всего, никогда ею не пользуются. Но у Моргас сила была исключительной! Судя по всему, дух Даны украли, как когда–то украли мой, но ведь я знаю, что Моргас мертва! Так что нужно искать кого–то, кто обладает такой же силой и пытается употребить ее во вред окружающим. В этом мало приятного. А Скулдундер говорил мне о какой–то сильной в колдовстве ведьме, вынашивающей злые планы. Хотела бы я знать о ней побольше…

— А ты уверена, что Моргас мертва? — спросила Гэйнор.

— Конечно. Я видела, как она сгорела.

Ферн уставилась в окно. Гэйнор понимала, что за отрешенным видом подруги скрывается буря чувств.

— Я сама убила ее.

— Она заслужила смерть, — попыталась утешить ее Гэйнор.

— Многие погибшие заслуживали жизнь. Ты можешь им ее вернуть? — парировала Ферн, перефразировав Толкиена. Она резко протянула руку к кофейнику и, задев ладонью пламя свечи, вскрикнула отболи.

— Подставь руку под холодную воду, — посоветовала Гэйнор, аккуратно отодвинув свечу от греха подальше.

— Пустяки, уже не больно.

— Все равно след останется. Зачем ты вообще расставила вокруг свечи? Хочешь устроить пожар?

— Это для Мэбб, — сказала Ферн, направляясь на кухню, — обстановка очень важна для гоблинов. А Мэбб к тому же — особа королевской крови. Вот я и хотела устроить ей королевский прием.

— Она опаздывает, — заметила Гэйнор, взглянув на часы. — Ты говорила, что она будет в полночь.

— Она придет! — крикнула Ферн из кухни, пытаясь перекричать шум воды. — Пунктуальность — вежливость королей, но Мэбб–то — королева. Рэггинбоун мне о ней много рассказывал. Вне мира гоблинов ее престиж невелик, это ущемляет ее, и она пользуется каждым случаем, чтобы поважничать. Она ведет себя, как голливудская звезда, которая заставляет волноваться аудиторию перед своим выходом.

Все это время, пока Ферн разглагольствовала о Мэбб, Гэйнор не сводила глаз с занавесок у центрального окна. Дрожащий свет свечей причудливо играл с тенями. Складки портьер вдруг начали шевелиться. Гэйнор вглядывалась в сумрак комнаты, пытаясь различить в нем нечто складывающееся в цельную картину. Ей казалось, что во тьме мелькает что–то: локоть, краешек острого уха. Внезапно комната наполнилась резким запахом. Пахло терпким горячим духом животных и растений, смешанным с вонью старой перезрелой трясины. Источник запаха находился слева от стула, на котором она сидела. Горло Гэйнор перехватило от этой вони.

— Ферн: — позвала она сдавленным голосом, испуганно оглядываясь.

Королева гоблинов появилась в метре от Гэйнор Ее внешность была столь же ярка, как и аромат, который она распространяла вокруг. Большая голова на тоненькой, похожей на червя шее; худое тельце, одетое в некое подобие платья из засохших цветов и паутины и кокетливо наброшенный на одно плечо, клочок оленьей шкуры. За спиной Мэбб трепетали крылья бабочки. Еще одна бабочка — брошь, усыпанная синими и зелеными камнями, украшала ее плечо. Ногти королевской особы были вызолочены лаком, а веки накрашены в полоску серыми и кремовыми тенями. Корона из листьев и крылышек жуков украшала волосы, столь же бесцветные и короткие, как шкурка мыши, а вместо скипетра она держала ошкуренный посох, в который были воткнуты связка перьев и птичий череп. В голове Гэйнор пронеслась мысль, что стоящее перед ней существо очень похоже на кошмарную фею цветов, совершившую налет на магазин косметики. Она изо всех сил попыталась изобразить на лице вежливость.

— Вы, должно быть, и есть та самая ведьма? — спросила гостья, задирая голову так, чтобы можно было сказать, что она говорит свысока. — Я почтила вас своим присутствием.

— Спасибо… Но я не ведьма. — Гэйнор смешалась. — Я ее подруга.

— Моя советница, — сказала Ферн, снова занявшая свое место на диване. — Вы действительно оказали нам большую честь своим визитом. — Ее голос звучал уважительно, но неискренне.

«Она прирожденный дипломат», — подумала Гэйнор.

— Я могу предложить Вашему Величеству что–нибудь из напитков?

Королева кивнула, и Ферн смешала ей коктейль из водки, сахара и сока дикой земляники. Напиток снискал королевское одобрение. Гэйнор, вспомнив реакцию Скулдундера на алкоголь, вдруг задалась вопросом, пила ли королева гоблинов спиртное раньше. Мэбб, сжимая в руках стакан, взгромоздилась на стул, а посох прислонила к стене. Ее черные, без белков глаза мерцали подобно бусинкам.

— Хорошо, что вы пришли, — произнесла Ферн. — Если эта новая ведьма действительно очень сильна, то это угроза и вашему народу, и людям. В моменты опасности нужно, чтобы те из нас, кто владеет мудростью и знаниями, объединялись,

— А какой мудростью обладает она? — Мэбб сверлила взглядом Гэйнор, — Я не разговаривала с ведьмами уже в течение нескольких столетий. А с простыми смертыми я вообще не желаю общаться,

— Гэйнор не простой человек, — сказала Ферн. — Может, она и молода, но знает древнюю историю даже лучше, чем я. И она была рядом в моменты большой опасности и ни разу не предала меня, не испугалась.

«Вообще–то я пугалась, и, пожалуй, даже слишком часто», — подумала Гэйнор, но вслух ничего не сказала. Мэбб великодушно решила, что лишний союзник в борьбе с силами зла им не повредит.

— Преданность друг другу — это человеческое качество, — сказала она, — Мне говорили, что для вас это важно. Гоблины же преданы только мне.

— У нас могут быть разные обычаи и привычки, — настаивала Ферн, — но это не должно мешать нам стать союзниками. Я так рада, что Ваше Величество пользуется моими скромными подарками!

— Да, они пришлись мне по вкусу, — ответила королева, бросив взгляд на свои ногти. — Я всегда любила подарки и считаю, что они могли бы укрепить наш союз.

— Конечно! — сказала Ферн. — Когда наша встреча подойдет к концу, я щедро одарю вас. Но сначала я должна побольше узнать об этой ведьме.

Мэбб сделала странный жест. Создавалось впечатление, будто неопытный чародей пытается прочесть заклинание вызова.

— Скулдундер! — воскликнула она.

В комнате возник гоблин–грабитель.

— Позови сюда изгнанника, — приказала королева

Скулдундер исчез и через секунду появился снова, волоча за собой еще одного гоблина. Гоблин был сморщенным и коричневым, как печеное яблоко. Печать пережитого ужаса еще отражалась на его лице, _но_ слабо — состояние усталости и подавленности, в котором он теперь находился, превосходило, видимо, даже страх.

— Он был домовым, — сказала королева, с презрением глядя на несчастное существо, — но вынужден был бежать из собственного дома. Теперь он чахнет от этой потери и позора.

Повернувшись к своим подданным, она кивнула в сторону Ферн:

— Эта ведьма–наша союзница и мой друг. Она не такая, как все колдуньи Ты должен сообщить ей о ведьме, которая выжила тебя из дома. Я повелению тебе!

Старый домовой дрожал и нервно дергал глазом, но ничего не говорил.

— Как его зовут? — спросила Ферн.

— Дибук, — ответил Скулдундер…

Ферн присела, чтобы ее лицо оказалось примерно на одном уровне с мордочкой Дибука, и тихо сказала:

— Дибук, мне нужна твоя помощь. Я должна узнать как можно больше об этой женщине. Понимаю, что тебе трудно говорить об этом, да еще и с кем–то вроде меня, ведьмы, но, пожалуйста, попробуй. То, что ты мне расскажешь, может оказаться жизненно важным.

И после паузы:

— Она молода или стара?

— Молода, — наконец выдавил из себя Дибук. Его голосок был слабым, будто у умирающего. — Молода внешне, но внутри — старуха.

— Ты мог бы описать ее? — мягко спросила Ферн.

Но Дибук не мог этого сделать. Ферн осенило, что гоблины видят людей по–другому, не замечают особенностей, бросающихся в глаза людям. Они воспринимают их так, как мы, люди, видим животных.

— Зеленое платье, — сказал он.

И затем, еще помолчав, добавил дрожащим голосом:

— Белое платье. Длинные волосы.

«Нет, не то, — подумала Ферн. — Это не особенности. Большинство ведьм отпускают длинные волосы». Возможно, поэтому свои волосы Ферн остригла. Она пыталась сообразить, какие вопросы нужно задавать Дибуку, чтобы получить хотя бы какую–то информацию.

— Ты знаешь, когда она въехала в дом?

Дибук, как правило, забывал все даты.

— Вечеринка, — сказал он. — Большая вечеринка.

Его глаза затуманились приятными воспоминаниями о тех мелких безобразиях, которые он тогда учинил.

— Я подмешивал, смеха ради, разную ерунду в напитки. Соль. Красный перец. Там было много людей в разной одежде. Длинные платья, короткие платья. Маски…

— Маскарадные костюмы? — быстро переспросила Ферн.

Дибук с удивлением уставился на нее.

— Ладно, не бери в голову. — Ферн махнула рукой. — Так что, та ведьма была там?

— Я ее не видел. Там было так много людей. Но она появилась в доме после этой вечеринки. И карга, и кошка, и цыган.

Ферн попыталась выяснить еще некоторые подробности, но с переменным успехом. Видимо, карга была прислужницей, а цыган — наемным рабочим.

— Расскажи–ка мне о кошке, — начала Ферн.

— Это — кошка–гоблин, — вмешалась королева. — С желтыми клыками. Он ее боится.

— Что такое кошка–гоблин?

— Эти кошки служили королю Подземного Мира, — ответила Мэбб с самодовольством, присущим ребенку, обладающему секретной информацией. — У них нет шерсти, их кожа белая или черная. Иногда полосатая или пегая. Они крупнее обычных кошек и очень хитры. Раньше они часто охотились на гоблинов.

— Кошка–сфинкс, — догадалась Гэйнор. — Я таких никогда не видела, но они точно лысые!

— Судя по тому, что вы рассказываете, они наделены магической силой, — сказала Ферн.

— Она охотилась за ним. — Королева ткнула пальцем в Дибука. — Удивительно, как ему удалось сбежать! У этих кошек очень острый нюх, они способны выследить даже паука в проливной дождь.

— Ну а что там про изгнание нечистой силы? — спросила Ферн у Дибука. — Скулдундер мне что–то об этом рассказывал.

— Она очертила крут, — сказал Дибук. — В гостиной. Я видел, как всех их — сэра Уильяма, каминного беса, всех маленьких существ и духов — затянул вертящийся над кругом вихрь воздуха. Они не могли сопротивляться. Меня не утащило лишь потому, что я вцепился в косяк, да еще приколол себя булавкой. Так вот, их всех затянуло в вихрь, который кружился и кружился… А потом она…

Его дрожащий голос осекся.

— Она открыла Бездну, — закончила за него Мэбб. — Кажется, мой слуга уже говорил вам об этом.

— Бездну? Вы имеете в виду Лимбо? — подала голос Гэйнор.

— Лимбо — это место, где обитают мечты и сны, — нетерпеливо ответила Мэбб. — Лимбо — часть этого мира. Бездна же лежит между мирами. Это пустота. Говорят, хоть раз заглянувшие в Бездну остаются в ней навсегда. Когда умирают смертные, они проходят через Врата. Мы уходим в Лимбо до тех пор, покуда мир не будет перерожден. Но никто не сможет вернуться из Бездны, пока не переродятся все миры. Я думала, что все люди знают такие простые вещи.

— У людей свои верования, — ответила Ферн. — Необходима огромная сила, чтобы открыть промежуток между мирами…

— И главное — зачем? — звенящим от негодования голосом перебила ее Мэбб. — Ради парочки–другой жалких фантомов, импов и бесов! Столько сил затратить на такой пустяк! Она безумна, эта ведьма! Безумна и опасна! Она может натворить таких дел!

«Ее эксцентричная внешность и взбалмошное поведение весьма обманчивы, — подумала Ферн, — надо отдать ей должное — она логично рассуждает».

— Ты можешь вспомнить, как зовут эту ведьму? — спросила она Дибука.

Дибук отрицательно покачал головой.

— А дом как называется?

— Рокби.

Его мордочка исказилась гримасой страдания.

— Может быть, ты мне не рассказал еще что–то? Дибук смущенно глядел на Ферн.

— Узник, — наконец вымолвил он. — На чердаке.

— Что за узник? Девушка?

— Нет… Не знаю, не видел. Кто–то огромный, отвратительный… Чудовище…

«Это явно не Дана Валгрим», — подумала Ферн.

— Что еще ты знаешь?

Дибук что–то невнятно бормотал, обшаривал взглядом углы и стены, пытаясь припомнить важные детали, искал какой–нибудь намек, который натолкнул бы его на правильный ход мыслей, — словом, изо всех сил старался сосредоточиться.

— Было дерево, — в конце концов сказал он. — В подвале.

— Дерево в подвале? — Ферн была озадачена. — Как дерево может расти в подвале, в темноте?

— Семя прорастает в темноте, — сказала Мэбб. — Магия растений очень стара, наверное, чародеи слегка подзабыли об этом Вы берете семя, семя благосостояния или семя любви. И со временем, когда семя прорастает, ваше благосостояние вызывает завистливые вздохи окружающих или ваш возлюбленный оказывается без ума от вас. Именно эти семена особенно популярны — люди всегда стремятся к богатству или любви. Если семя погибает, то о богатстве и любви можно забыть.

— Это было не семя, — вмешался Дибук. — Это было дерево, молодое дерево! Оно не росло в земле, но тем не менее жило. Я ощущал запах леса и видел, как шевелились листья. Женщина завернула его в шелковый платок, кормила его, пела колыбельные.

— Вам что–нибудь напоминает этот ритуал? — спросила Ферн у Мэбб, нечаянно забыв прибавить к своему обращению титул важной гостьи.

Но Мэбб не обратила на это внимания.

— Никогда не слышала ничего подобного, — сказала она. — Женщина пеленает дерево, поет ему колыбельные, кормит… Какая чушь! Это выглядит скорее глупостью, нежели волшебством. Если она ослеплена подобными мечтами, то, возможно, и не представляет опасности. Когда мне хотелось поиграть в материнство, я крала ребеночка из кроличьей норы или колыбельки лесника. Я никогда не стала бы нянчить связку мертвых прутьев! Конечно, — она взглянула на Ферн, — это было очень давно. Я уже избавилась от этой навязчивой идеи. К тому же человеческие детеныши все время кричат. Это так утомительно!

— Ну что ж, — сказала Ферн. — Мне нужно все это обдумать. Ваше Величество, нельзя ли организовать какое–нибудь средство связи с вами или с кем–то из ваших подданных в случае необходимости? Эта ведьма может быть безумной или глупой, но, боюсь, это не так. Я должна буду прочитать заклинание Око Мага, и тогда я буду знать, о чем еще спрашивать вашего подданного. На всякий случай нужно все проверить.

— Давайте сделаем так: мой королевский взломщик будет наведываться сюда через день. Если вы захотите переговорить с ним, просто прикрепите к двери веточку омелы.

— Так ведь сейчас не сезон для омелы, — скромно напомнила Ферн.

— Ну хорошо, — Мэбб пожала плечами, — любую ветку прикрепите.

Мэбб с минуту сидела молча, нетерпеливо постукивая ногой по полу. Наконец она промолвила:

— Вы что–то говорили про подарки…

Ферн поспешно удалилась в свою комнату, чтобы выудить что–нибудь для Мэбб из шкатулки с драгоценностями и косметички.

— А ты что, владеешь заклинанием Око Мага? — спросила Гэйнор, когда они остались одни.

— Я могла бы зажечь Магический Огонь, — сказала Ферн, — если бы у меня было хоть немного кристаллов. Возможно, это помогло бы нам. Джин с тоником будешь?

— Нет, выпью чая, — ответила Гэйнор. — Сейчас налью.

— Да ладно, я сама, — сказала Ферн, направляясь на кухню.

— Ты… Ты собираешься рассказать обо всем этом Уиллу?

— Ну, наверное. — Ферн набрала в чайник воды и щелкнула выключателем. — А что?

— Просто я считаю, что ты обязана рассказать ему все. Потому что он твой брат. Потому что три головы лучше, чем две. Потому что мы — команда! — взволнованно сказала Гэйнор.

— Разве?

— Ты же сама это говорила!

— Кажется, это были твои слова.

Ферн стояла в дверном проеме, опираясь на косяк,

— В последний раз вы оба чуть не погибли. Нельзя допустить этого снова. Себя я в состоянии защитить, но вот вас — не всегда. Так что ты должна, слышишь, должна пообещать делать то, что я тебе скажу, и держаться от всего этого подальше. То, что я услышала об этой ведьме, мне очень не нравится. Я не совсем поняла, что имел в виду Скулдундер, когда рассказывал, что она открыла Бездну, но теперь, кажется, до меня дошло. Обещай слушаться меня!

— Нет, — сказала Гэйнор честно. — Не обещаю. Я могу сказать тебе все, что угодно, но сдержать обещание смогу не всегда. У меня нет Дара, как у тебя, но ты все равно не имеешь права распоряжаться моей судьбой или отстранять меня. Ни меня, ни Уилла. В прошлый раз я ввязалась во все это случайно, а теперь я делаю это сознательно. И ты не в силах мне помешать. — Она говорила торопливо, решив высказать все, что накипело, прежде чем Ферн прервет ее или потеряет терпение.

Ферн настороженно смотрела на подругу. Наконец ее взгляд смягчился.

— Извини, — сказала она неожиданно. — С детства обожаю командовать людьми. Папино воспитание сказалось. Просто… впредь будь осторожнее. Постарайся не лезть прямо в логово дракона.

— Не беспокойся, — сказала Гэйнор, неуверенно улыбнувшись.

Ферн ушла на кухню и вернулась с двумя полными до краев чашками. Она была так взволнована, что расплескала чай.

— Черт! — выругалась она. — Ну вот, опять! Она прижала обожженную руку к губам, затем протянула ее ближе к свету лампы.

— Гэйнор! — позвала она подругу.

След от ожога таял на глазах, оставляя чистую кожу. Старого ожога тоже не было видно.

— Что случилось? — спросила Гэйнор. — Снова какое–то волшебство?

— Может быть, — ответила Ферн, — но только не мое.

Какое–то время воспоминания и сомнения теснились у нее в голове. Наконец она промолвила:

— Со мной такое уже случалось… Когда я сожгла Моргас. Моя рука тогда сильно обгорела. Кэл заставил меня окунуть ее в реку…

— И эта река излечила тебя, да? — сказала Гэйнор. — Это был Стикс. Вспомни Ахиллеса. Предположим… ты неуязвима. Вернее, твоя рука… Ты повреждала ее с тех пор?

— Не знаю. Пара царапин, наверное. Я не обращала внимания.

— Ты могла и не заметить.

— Есть только один способ это проверить, — решительно сказала Ферн.

Она протянула руку к ближайшей свече, и пламя принялось лизать ее ладонь. Увидев, как побледнела Ферн, как она закусила губу от боли, Гэйнор протестующе вскрикнула. Ферн отвела дрожащую руку от свечи и положила ладонь на стол. Кожа сморщилась и покраснела, кое–где набухли волдыри. Но в течение нескольких минут, пока они рассматривали ожог, волдыри разглаживались, кожа постепенно бледнела и смягчалась, и в конце концов их взору предстала ровная и красивая женская ладонь. Девушки удивленно застыли, разглядывая это чудо.

Потом Ферн принесла с кухни нож.

— Это работает с ожогами. Надо бы попробовать что–нибудь другое, чтобы убедиться, — сказала она и храбро полоснула ножом по пальцу.

Рана открылась, заполнилась кровью и снова закрылась, не оставив даже намека на шрам!

— Только кости не ломай, — взмолилась Гэйнор — Не могу смотреть на это самоистязание.

— Не думаю, что у меня бы получилось, — сказала Ферн. — Раны заживают почти мгновенно, но сначала я все же чувствую боль.

Они увлеченно обсуждали значение их открытия, пока взгляд Гэйнор не упал на часы. Она с удивлением отметила, что уже три часа ночи.

— Оставайся у меня, — предложила Ферн. — Я тебе постелю. Ты все равно забыла здесь пижаму, да и ночной крем, должно быть, твой.

Гэйнор уже лежала в кровати, когда Ферн появилась в дверях ее комнаты. Она стояла в темноте, выражения ее лица не было видно, но Гэйнор поняла, что Ферн взволнована.

— Если река излечила мою руку, — сказала она, — значит ли это, что и Моргас могла излечиться?

Но она же была мертва! — настаивала Гэйнор. — Ты же сама сказала!

— Она была жива, когда подползла к берегу реки и бросилась в нее. А я не видела ее тела. Я давно должна была догадаться! Она же знала о силе реки и поэтому нырнула. И если у нее получилось, если это сработало, то теперь она должна быть неуязвима. Полностью неуязвима. Неукротима. Как считаешь?

— Не знаю, — грустно сказала Гэйнор.

— Да, мы не знаем, — согласилась Ферн. — Вообще–то мы с тобой устали. Давай–ка отдохнем. Утро вечера мудренее.

— Надеюсь, — сказала Гэйнор. — Спокойной ночи.

Наступило утро, серое и хмурое. В такое утро трудно поверить в волшебство и ведьм. И в наступление лета. Но в жизни Ферн бывало много таких дней, и она не обманывалась: даже в центре Лондона она ощущала зло, которое шевелилось под кожей города. Ферн оставила Гэйнор дома, пообещав сообщить, если что–то произойдет, и ушла на работу, пытаясь сосредоточиться на мыслях о выпуске журнала. Перед обедом ей позвонил Лукас и сказал, что она может навестить Дану в клинике этим вечером. Мысль о том, что Лукас распоряжался ее временем как своим, разозлила ее не на шутку, но инстинктивно Ферн понимала, что она просто мелочится.

— Она влюбилась, — предположил один ее коллега, наблюдая за ней через стеклянную перегородку в офисе. — Точно. Все признаки налицо.

— Если б влюбилась, лучилась бы счастьем, а она вон какая хмурая, — сказал другой.

— Счастье? Оно не всегда сопутствует влюбленности. Ты еще совсем ребенок…

Ферн не обращала внимания на подобные замечания. Она поправила макияж и заказала такси, чтобы ехать на Королевскую площадь. Лукас ждал ее в приемном отделении. Ферн отметила, что он был бы куда более привлекателен, если бы улыбнулся. Но он не улыбался. Он поздоровался с ней, поблагодарил за приезд и предложил: «Зовите меня Люк. Л–ю–к. На франзузский манер». «Выделывается», — решила Ферн.

Они поднялись на лифте прошли мимо регистратуры, поздоровавшись с медсестрой, и вошли в палату Даны. Ферн поразилась огромному количеству цветов и систем жизнеобеспечения. В окне, выходившем на Королевскую площадь, виднелся краешек синего неба. Кувшин с водой, стоявший возле кровати, был полон, на постельном белье не было ни единой складочки. Ферн подумала, что ее друзья и члены семьи видели примерно то же самое, когда навещали ее в больнице. Та же застывшая неподвижность, тишина, порядок. Лицо Даны было бледным и пустым, темные волосы подчеркивали эту нездоровую белизну. У Ферн отпали последние сомнения в том, что душу Даны похитили, вырвали из ее телесной оболочки и упрятали бог знает куда.

Одна вещь неприятно поразила Ферн. Когда она сама лежала в больнице, она знала, что о ней заботятся друзья и родственники: Рэггинбоун, ныне волшебник–бродяга, отец, брат, местный священник, его жена. Ее покинутое душой тело постоянно было под опекой. За Даной же, казалось, ухаживали только брат и медсестры. Букеты были красивы, но лишены всякой индивидуальности и потому неинтересны, тщательно прибранная комната навевала скуку. Было ясно, что на стулья, аккуратно расставленные вдоль стен, посетители присаживались не часто.

— А где же остальные? — спросила Ферн. — Родственники, друзья? Должен же ее еще кто–то навещать!

— У нее не было друзей, — ответил Лукас, не обратив внимания, что говорит о сестре в прошедшем времени. — Изредка ее навещает отец. Его сводит с ума мысль, что он не в силах ей помочь.

— Да, — как–то неопределенно отозвалась Ферн. — От этого опускаются руки.

— Ее лучшая подруга уехала в Австралию еще год назад.

— Позвоните ей. Доставьте сюда. Вы сможете это устроить! — Последние слова Ферн произнесла командным, а не вопросительным тоном. — Очень важно, чтобы Дана видела, что ее любят и хотят вернуть.

— Вы думаете, она может видеть? — Возможно.

Ферн вспомнила, что, когда она была в коме, Гэйнор завернула ее в любимую шаль, чтобы согреть и защитить. Возможно, у Даны есть что–то особенно ей дорогое?

— У нее есть любимая игрушка, оставшаяся с детства? Мишка или что–то еще? — спросила она.

— Не знаю… Я как–то не подумал об этом. Было видно, что Лукас расстроился. Вдруг он нахмурился и хлопнул себя ладонью по лбу:

— Какой же я идиот! Вспомнил! У нее есть плюшевый мишка, оставшийся еще от нашей бабушки. Она почему–то звала его Уильямом, уж не знаю почему. Не Биллом, а Уильямом. У него еще оторвалось ухо, и Дана пришила его немного косо. Думаю, что эта игрушка уже антиквариат и за нее можно получить немалые деньги. Наверное, Дана все еще хранит его. Я съезжу к ней и поищу.

— Хорошо.

— Но ведь это не поможет ей очнуться, да? Вы просто пытаетесь занять меня чем–то? Вы хотите, чтобы я почувствовал себя полезным, не так ли?

Он сверлил Ферн недобрым взглядом.

— Я же сказала, ей необходимо чувствовать вашу любовь и поддержку. Это поможет ей вернуться, если она вообще в состоянии это сделать.

— Но ведь здесь с ней я, ее брат. — Теперь он говорил спокойно, но чувствовалось, что он вроде как защищается.

— А раньше вы были рядом? — спросила Ферн, не подумав.

Лукас не ответил. Он молча смотрел на сестру и гладил ее руку.

— Где она сейчас может быть? У вас есть какие–нибудь догадки?

— Есть, — призналась Ферн. — Только я не знаю, верны ли они. Вчера я кое с кем встречалась и узнала кое–что, что могло бы нам помочь.

— Вы наводили справки или это совпадение?

— Нет, специально я ничего не узнавала, но… совпадений не бывает, есть только система. Или фрагменты более крупной системы. Это зависит от того, во что вы верите.

— Ни во что, — холодно ответил он. — В хаос. Так что вы узнали?

— Сначала я хочу вас кое о чем спросить. Как называлось имение, в котором Дана потеряла сознание?

— Рокби.

Ферн изменилась в лице.

— Вы это ожидали услышать?

— К сожалению, да.

— К сожалению?

— Не берите в голову. Кое–что сходится, но все же нужны доказательства, подтверждающие мои догадки. На той вечеринке было много незнакомых вам людей?

— Думаю, больше половины. Но я уже говорил, что все были в маскарадных костюмах, масках, париках. Все раскрашены до неузнаваемости. И знакомых–то не узнаешь.

— Меня в данном случае интересуют женщины.

— Да, это действительно сужает круг подозреваемых, — ядовито сказал он.

Ферн не обратила внимания на его сарказм.

— Возможно, наряженные ведьмой.

— Да, несколько дам были в костюмах ведьм. Никаких остроконечных шляп и седых волос. Все выглядели шикарно. Между прочим, сама Дана нарядилась ведьмой. Вся обмоталась розовым шифоном и распустила волосы. Эдакая средневековая красавица, встречающая новое тысячелетие. Она даже имя себе выбрала. Что–то типа Фата Моргана, точно не помню. Она читала Томаса Уайта. Что–то не так? — встревоженно спросил он, заметив, что Ферн стала белой, как полотно.

— Может быть, Моргас? — прошептала она.

— Да, кажется, Моргас.

На слабеющих ногах Ферн подошла к окну и прижалась пылающим лбом к стеклу. Она смотрела на облака, сквозь которые просвечивало синее небо, и пыталась осмыслить то, что сейчас узнала. «Моргас там. Она там, и она неуязвима. И если она не ищет меня, значит, я должна найти ее. В Рокби. — Сердце Ферн мучительно сжалось. — Я не могу, я не готова. У меня нет сил снова бороться с ней. Да и как? Она же бессмертна!» Ферн пыталась справиться с охватившей ее слабостью. Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем она смогла успокоиться. Она повернулась к Лукасу.

— В эти выходные я уеду, — наконец промолвила она. — В Йоркшир. Мне нужно кое с кем посоветоваться. Я вам позвоню, когда вернусь.

— Я дам вам номера всех телефонов, по которым со мной можно связаться. — С этими словами он протянул ей визитную карточку. — Мне действительно нужно привезти ее подругу из Австралии? Думаю, она вряд ли сможет приехать — она беременна.

— Пока оставьте эту затею.

«Она напугана, — думал Лукас, глядя на Ферн. — Сильно напугана, несмотря на свой независимый вид». Он спросил:

— Так что я могу сделать для нее, кроме как найти мишку?

— Думайте о ней, — ответила Ферн. — У вас есть Дар. Ищите Дану в мечтах и снах. Во сне вы можете делать удивительные открытия.

— Я знаю, — ответил он.

Видение застало Лукаса, когда он уже засыпал, моментально перенеся его из состояния полудремы в мир кромешной тьмы, минуя все переходные стадии погружения в подсознание. То, что он видел, не было похоже на сон — он словно оказался в другой реальности, суровой и жестокой. Он стоял на скрипучих, разъезжающихся под ногами досках, вцепившись замерзшими руками в большой штурвал. Под ногами бурлила вода; дождь, ливший как из ведра, хлестал его, будто плетью. Одежда моментально промокла и прилипла к телу. Длинные волосы (он носил длинные волосы в юности) разметались по плечам. Он находился на палубе небольшой рыбацкой лодки, длиной менее сорока футов, с единственной мачтой. Сильный ветер трепал парус. Гигантские волны вздымались, раскидывая клочья пены, грохотал гром. Небо прочертила зеленоватая молния. Люди на палубе хватались за что придется, пытаясь удержаться. Лукас не мог докричаться до них — вокруг бушевал хаос…

Сколько себя помнил, Лукас всегда боялся моря. В детстве его самым страшным ночным кошмаром была ревущая стена сине–зеленой волны, несущейся к нему, сметая на своем пути все преграды. Во сне он забирался на высокие холмы, но бушующая стихия все равно настигала его, и он просыпался, стеная от ужаса, в уверенности, что утонул. Когда ему исполнилось пять лет, отец попытался научить его плавать, но Лукас так и не избавился от своего страха, лишь научился скрывать его. С возрастом кошмары мучили реже, но страх не прошел.

Как–то раз он провел три дня на яхте своего друга в открытом море. Это решение далось ему тяжело. В течение этих трех дней Лукас был тих, бледен и не мог есть. Его друг думал, что он страдает морской болезнью, но причина была иной. Когда Лукасу было девятнадцать, его мать погибла в автокатастрофе. Спустя пару дней после похорон он проснулся от кошмара, в котором видел себя лежащим на морском дне. Рыбы объедали его плоть и сновали в его теле. Подплыла русалка и уставилась на его труп невидящими мертвыми глазами.

И вот теперь он находился на крошечном суденышке в самом сердце морской бури. Лукас не понимал, как очутился здесь, и испытывал дикий страх, парализовавший его волю. В голове крутилась одна мысль: «Это безумие, безумие, безумие, у нас должны быть средства спасения, у нас должна быть рация, мы должны позвать помощь!» Но ни спасательных средств, ни рации не было. Позади него молния с угрожающим треском ударила в мачту, и та разлетелась на куски. Раздался леденящий душу вопль — кого–то смыло за борт. Лукас стоял, оцепенев, и ничего не мог предпринять. Он изо всех сил цеплялся за штурвал, единственное, что подвернулось под руку. Неожиданно его пронзила мысль: ведь он же капитан и отвечает за этих перепуганных кричащих людей, потому что именно он втянул их в это безумие. Тяжесть этой ответственности камнем придавила его, пробила доски под ногами и увлекла на дно.

Впоследствии ему не хотелось вспоминать, как он умирал. Это видение было слишком реальным — гораздо реальнее, чем сон. Лукас увидел русалку с остекленевшими глазами, тянувшую к нему руки. Ее волосы шевелились, как змеи. Он погружался в пучину все глубже и глубже, чувствовал, как легкие разрываются от боли, как оглушительно стучит кровь в висках; он сопротивлялся из последних сил, хотя осознавал бесполезность борьбы с разбушевавшейся стихией. Потом в глазах у него потемнело, и он понял, что умирает…

Лукас очнулся на смятых простынях, рев волн превратился в гул ночного города. Взгляд его упал на часы: он спал всего три минуты. Он долго лежал в темноте, уставившись в потолок, и боялся закрыть глаза, чтобы вновь не очутиться в только что пережитом кошмаре. «Во сне вы можете делать удивительные открытия», — говорила Ферн.

Но этой ночью он спал мало, и сны больше не тревожили его.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В пятницу Ферн раньше ушла с работы и поехала в Йоркшир. Еще засветло она добралась до торфяных болот. На небе громоздились бастионы из туч, и их тени задумчиво плыли по земле. Ферн остановила машину, вышла из нее и раскинула руки, ловя лучи уходящего солнца. По обе стороны от дороги простирались торфяные болота, поросшие вереском и гудящие от роившихся насекомых. Она сняла куртку, расстегнула ворот рубашки и предоставила ветру трепать свои короткие волосы. Стороннему наблюдателю показалось бы, что она просто освобождается от условностей городской жизни, готовясь провести выходные в деревне. Но для Ферн это означало, что она пересекает невидимую границу, отделявшую поверхностную реальность с ее рутинным существованием от мира, где сама реальность была неустойчивой, где все было мрачным и непохожим на этот мир. Однако сейчас изменились и сами границы: тьма другого мира пришла даже в Лондон, притаившись за углом, под мостовой, в тени, куда не доставал свет от уличных фонарей. Ферн стояла под солнцем, раскрывшись навстречу ветру в знак признания и приятия другого мира. «Я Фернанда Моркадис. — Она обращалась к облакам, равнине и безразличным пчелам. — Я одна из чародеев, Детей Атлантиды, А все остальное нереально».

Когда она возвращалась к машине, из зарослей выскочила собака. Она напоминала немецкую овчарку, вот только подшерсток у нее был скорее серым, а не бежевым, да и морда слишком острая и дикая. В ее движениях было столько стремительности, а в желтых глазах–огня, что она мало походила на домашнее животное. Собака подбежала к Ферн и уселась, высунув язык и тяжело дыша. Ферн потрепала ее по шее и сказала:

— Лугэрри, передай своему хозяину, чтобы он пришел в дом. Мне нужна его помощь.

_Езжай_осторожнее,_ прозвучало у нее в голове. _Времена_нынче_неспокойные._

Потом собака развернулась и помчалась прочь. Солнце уже зашло, и в сумерках болото изменилось, сразу став холодным и неприветливым. Ферн захлопнула дверцу и завела мотор. Только она тронулась — налетел шквал с ливнем. Она ехала почти вслепую, поскольку дворники не справлялись с потоком воды на лобовом стекле. Ливень так же внезапно закончился, но все вокруг словно покрылось мрачной пеленой. Впереди лежал Ярроудэйл, узкая долина, протянувшаяся от Северных Йоркских болот до открытого морским ветрам песчаного берега Северного моря. Свернув на дорогу, ведущую к деревне, она включила фары. А вот машина, мчавшаяся навстречу, была без огней. Она появилась словно из ниоткуда и неслась прямо на нее. Ферн резко вывернула на обочину, и машина промчалась мимо, не остановившись. Сердце отчаянно колотилось. Ферн заглушила мотор и откинулась на спинку, стараясь дышать медленно и глубоко, чтобы успокоиться, фары ее машины осветили промчавшийся автомобиль, и она не сомневалась, что увиденное ею не было игрой воображения: на месте водителя сидел не человек, а сама смерть, скаля зубы в улыбке и вцепившись костяшками в руль.

Придя в себя, она снова завела мотор, но теперь ехала медленно и осторожно. У Дзйл Хауза она свернула с дороги. В окнах горел свет, значит, миссис Уиклоу, домработница, которой уже давно пора было бы уйти на пенсию, пришла встретить ее. Припарковав машину, Ферн зашла в дом.

В большой кухне было жарко от раскаленной плиты и пахло чем–то вкусным. Миссис Уиклоу овдовела в прошлом году, а с тех пор, как уехал Уилл, бросив писать диссертацию в Йельском университете, она и вовсе страдала оттого, что некого было потчевать своей щедрой и вкусной стряпней. Для Ферн она была членом семьи. Они обнялись, и миссис Уиклоу достала джин с тоником для них обеих. Кажется, ее звали Дороти, но никто никогда не называл ее по имени. Даже Ферн, несмотря на дружеские отношения, не задумываясь, называла ее миссис Уиклоу.

— Что–то случилось, — сказала домработница. — У тебя на лице это написано.

— Я сейчас чуть не попала в аварию, — ответила Ферн. — Какой–то идиот мчался как сумасшедший по встречной полосе.

— Это, должно быть, один из сыновей викария, — заявила миссис Уиклоу. — Его исключили из школы прямо посреди семестра, и за последнее время он два раза стукнул машину своего отца. Бедная мать с ума сходит от беспокойства. С детьми викария всегда такие проблемы — будто сатана специально ходит за ними по пятам. Но я–то не об этом, я о других неприятностях, вроде того что у нас были раньше. Старик появился здесь еще в канун Нового года, а это всегда знак. Он да его собака — Наблюдатель или как он там себя называет. Пригласила бы ты его, на хороший ужин завтра. Он такой худой, как у него душа–то в теле держится.

— По привычке, — пробормотала Ферн.

Как только миссис Уиклоу ушла домой, Ферн пошла в свою комнату и достала из–под кровати коробку. Эта коробка принадлежала раньше Элайсон Редмонд, которая приехала к ним однажды, четырнадцать лет назад, и погибла во время неожиданного наводнения. «Из–за нее, — подумала Ферн, — я стала тем, кто я есть. Если бы не она, я бы никогда не узнала, что у меня есть Дар». В коробке лежали пара перчаток из драконьей кожи; видеокассета–ее Ферн смотрела всего один раз; и рукописная книга, которая начиналась древними письменами, а заканчивалась современными небрежными каракулями. Было там несколько маленьких сосудов, надписи на них она так и не смогла расшифровать. В отделении, которого она раньше не видела, она нашла кожаный мешочек с бледно–голубыми кристаллами и коробочку с серебристо–серым порошком. Ферн надела перчатки, и они словно слились с ее руками: узор на них двигался и менялся, но это не было игрой тени и света. «Время пришло», — сказала она сама себе и вздрогнула. Сумасшедший водитель, кем бы он ни был, — всего лишь часть картины, эмиссар Эзмордиса. Сомнений не осталось — она нужна в другом мире. Ферн сняла перчатки и легла в постель, но долго не могла заснуть и лежала, размышляя, в темноте.

Домовой хотел было зайти к ней поболтать, но вспомнил, что Ферн придерживалась людских взглядов на право личной жизни, поэтому он просто спустился на кухню и выпил виски, которое Ферн не забыла оставить для него на столе.

Рэггинбоун пришел на следующий вечер. Он был Стар и жилист, как древний дуб, выстоявший не одну зиму. Одежда на нем была потрепанная, преимущественно серо–коричневая и серо–зеленая, сливающаяся с пейзажем окружающих болот. Вместо большого плаща, который он носил круглый год, сейчас на нем были какой–то мятый кафтан старомодного покроя и широкополая шляпа. Но глаза его остались все такими же зелено–золотистыми и сияли, как весенний день, а улыбка, изредка озарявшая лицо, была теплой, как всегда. Для местных жителей он был мистером Наблюдателем, Рэггинбоуном–бродягой, но Ферн знала его как Кэйракэндала, бывшего мага. У него было много имен, он много странствовал, был немногословен, но при этом знал множество историй и легенд. Она дружила с ним с шестнадцати лет, и он был ее первым наставником в магии. С ним пришла его собака–волчица Лугэрри. Она умела общаться без слов, но понимать ее могли немногие.

Они долго сидели после ужина, когда миссис Уиклоу уже ушла. Лугэрри лежала на своем любимом месте у плиты. Ферн рассказала обо всем, что произошло за последнее время, и о своих мыслях на этот счет. Рэггинбоун все меньше улыбался, озабоченно хмуря брови.

— Мэбб — никудышный союзник, — сказал он. — Гоблины вообще по натуре ненадежные, а уж их женщины куда хуже мужчин — более злобные и капризные. Так что будь осторожна.

— Эх ты, женоненавистник, — в шутку упрекнула его Ферн.

— Я родился в эпоху дискриминации. И жизненный опыт не дал мне оснований думать иначе. Обычно мужчины опрометчивы и трусливы, женщины — расчетливы и храбры; у мужчин крепкие руки, у женщин — сердца; мужчины туповаты и хитры, а женщины — умны и коварны. Мужчины самонадеянные существа, непрочные внутри, любят громкие слова и грубые поступки. Женщины — мягкие и хрупкие, бескорыстны сверх всякой меры и со стальным стержнем внутри.

— Ты меня так воспринимаешь?

Рэггинбоун сморщился.

— Ты современная женщина, и сталь для тебя — слишком мягкий материал. Твое сердце вырезано из алмаза.

— Это комплимент?

— Ни комплимент, ни оскорбление — просто мое мнение. — Он взял бутылку и наполнил вином бокалы. — Продолжай.

Начинало смеркаться, тени удлинились. Ферн зажгла лампу и несколько свечей, которые нашлись в доме. Ночь медленно заползала в комнату, заполняя щели между шкафами, под холодильником, в углах. Бутылка вина опустела, и Ферн налила виски в три стакана.

— В этом доме всегда есть виски, — заметила она. — Водка или джин могут закончиться, а вот виски никогда. Я подозреваю, что Брэйдачин подправляет список покупок миссис Уиклоу.

— И в эт'м нету ничав'шеньки пл'хого, — заявил голос с сильным шотландским акцентом. — Оно сугревает ж'лудок и укрепляет с'рдце. А я под'зреваю, что в ближайшее время сильные с'рдца нам п'надобятся.

Домовой появился из ниоткуда и уселся на стул. Ферн пододвинула ему стакан с виски. Домовой был рыжим и очень волосатым, довольно высоким для гоблина. Он прихрамывал на одну ногу то ли от «рожденного дефекта, то ли от старой раны, но движения его были по–паучьи быстрыми. Ферн и Рэггинбоун знали его как храброго, упрямого, выносливого и преданного гоблина, не в пример большинству его сородичей. Всю свою жизнь он провел с семьей, где все были отважными воителями, суровыми феодалами и неисправимыми заговорщиками, и Брэйдачин перенял некоторые их привычки и убеждения. Мэбб даже изгнала его из королевского двора за излишнюю преданность людям. Но Брэйдачин все равно любил свою королеву.

— Дыкк ты, значит, разговаривала с нашей девой, — сказал он. — При всех ее заморочках и капризах она не глупа. Что там с ентой ведьмой? Ты уверена, шо это та самая, с которой ты уже сталкивалась?

— Мне нужно ее увидеть, — ответила Ферн. — Моргас ни с кем не спутаешь.

— Она могла сильно измениться, — задумчиво сказал Рэггинбоун. — Ее сильно обожгло, так что плоть плавилась. А ты всегда считала, что ее полнота — это не жир, а запас энергии. Может, все время своего пребывания под Деревом Она работала над заклинанием регенерации, держа его в себе и поджидая подходящего момента? Пламя убило ее, а река исцелила, и заклинание было пущено в ход.

Часть энергии ушла на восстановление, остальное воплотилось в ее новое тело. Думаю, сейчас она похожа на ту женщину, какой была в прошлой жизни, а не на ту каргу, какой ее знала ты. В любом случае ведьмы тщеславны, и вряд ли она вернется в мир, не восстановив свою внешность.

— Ты считаешь, что она может быть молодой? — спросила Ферн. — Молодой и красивой, а еще неуязвимой? Я убила ее однажды… Я должна снова это сделать? А как можно убить того, кто неуязвим?

— Найдется способ, — ответил Рэггинбоун. — Он всегда есть. Вспомни историю: Ахиллесова пята, глаз Циклопа, медная затычка, которая отворяла кровь великана… Но Брэйдачин прав, мы должны сначала убедиться. Пора становиться настоящей ведьмой, Фернанда. Ты должна нарисовать круг.

— Я знаю, — согласилась Ферн. — За этим я сюда и приехала. Я нашла кристаллы и огненный порошок в коробке. Элайсон делала это в бывшей студии Уилла.

— Нет, там слишком много дурных воспоминаний. Магия разбудит магию. Пусть старые духи спят. Думаю… я поеду с тобой в Лондон. Я там знаю кое–кого, кто нам поможет. Ему это, конечно, не понравится, но он все сделает.

— М'жет, и мне стоит п'ехать, — сказал Брэйдачин, делая вид, что ему совсем этого не хочется. Впрочем, никого он этим не обманул.

Пришлось Ферн отговаривать его.

— Ты домовой. Твой долг–быть здесь, в доме. Кто–то же должен присмотреть за ним. Как говорит Рэггинбоун, слишком многое случилось тут в прошлом, а нынешние неприятности могут все это разбудить. На шоссе я чуть не столкнулась с машиной. Она мчалась прямо на меня, и мне пришлось резко свернуть на обочину. Не знаю, кто там был за рулем, но не человек, это точно. Моргас не единственная наша проблема: Древний Дух сейчас ненавидит нас больше, чем когда–либо. А он всегда предпочитал охотиться за мной здесь, вдали от цивилизации. Если что–то будет происходить, я сообщу тебе. — Ферн благоразумно не дала ему времени возразить. — Ты можешь пользоваться телефоном?

— Э… да, а что?

— Отлично. Когда магия не справляется, можно положиться на современные технологии. — И чтобы уйти от опасной темы, она повернулась к бывшему магу: — Что ты думаешь об истории с деревом?

— Меня это тревожит, — признал Рэггинбоун. — Я вот думаю, не принесла ли она побег Вечного Древа из его родного измерения в реальный мир. И что тогда будет с этим ростком? Он может завянуть под давлением Времени и бурлящей вокруг жизни. Или же…

— В Вечном Древе заложена колоссальная сила, — сказала Ферн. — Эдакий вечный голод — я это чувствовала. Но оно больше не могло расти, так как попало в ловушку безвременья, замкнутого цикла, который ни к чему не приводит. Когда я решила взять с собой его плод, мне сказали, что он очень быстро сгниет: такова его природа. И в нем не было семян. Но если принести в наш мир что–то живое, что может расти…

— Оно будет расти, — мрачно закончил за нее Рэггинбоун. — Все это вполне вероятно. Можно принести сюда отросток, листочек, поганку или травинку — во всем этом есть биение пульса Дерева, а вот привычных ограничений уже нет. Возможно, именно поэтому крупные птицы, что гнездятся там — совы, орлы, коршуны, — настолько крупнее своих обычных сородичей. Они летают между мирами, и в них есть извечный голод, унаследованный от Дерева. От этой мысли даже жутко становится. Но Моргас все равно пришлось бы посадить свое Дерево: ему нужны земля и воздух, солнечный свет и прохлада тени. Оно не может пустить корни в воздухе или цвести, будучи завернутым в шелковый саван.

— Люб'пытно, — вмешался Брэйдачин, — если такое Дерево все–таки выр'стет в ентом мире, к'кие яблочки оно будет давать?

— Вот это–то меня и беспокоит, — сухо сказал Рэггинбоун.

В эту ночь Ферн спала мало — ее тревожили сны. Она видела Темную Башню в городе, из которой Эзмордис правил миром, и потом эту же Башню в бесплодной пустыне — она лежала в руинах, но Ферн знала, что это та самая Башня. Сквозь развалины пробивались ростки — они жадно тянулись к свету, обвивали разрушенные стены, пока наконец Башня не стала огромным Деревом, на котором распустились миллионы листьев. На ветке висел единственный плод — он наливался, зрел и превратился в живую голову, но черты лица она сначала не узнала. (Головы умерших людей растут, как яблоки, на Вечном Древе. Потом их срывают, или они сами падают и гниют, а дикая свинья питается ими. Каждый, кто хоть раз совершил что–то плохое, должен провисеть на Дереве один сезон…) Потом веки открылись, губы шевельнулись, и Ферн узнала себя.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Это кара, — ответила голова, — за все, что я сделала, и все, чего не сделала. За друга, которого я подвела, за любовь, которую забыла, за кровь на моей обожженной руке и кровь на руке здоровой.

— Кровь, пролитая моей обожженной рукой, поднялась против меня, — возразила Ферн. — А другая моя рука чиста.

— Это не надолго, — сказала голова.

— Какого друга я подвела? Скажи мне!

— Поищи в своем сердце.

— _Я_не_забыла_свою_любовь!_

— Поищи у себя в голове.

Сцена изменилась, и она снова оказалась в Атлантиде, золотом граде Запрещенного Прошлого, — в Атлантиде до ее падения. Она была там, когда ей было шестнадцать, она любила и теряла, побеждала и проигрывала. Она утонула в Великом Потопе и выбралась на Звездный берег где–то за пределами Вселенной. Она знала, что уже ничто не сможет тронуть ее сердце так, как Атлантида. Но это было давно, очень давно, для людей — но только не для нее — миновали тысячи жизней. А потом сон показал ей ее любовь, ее Рэйфарла — он выходил из воды, отряхивая волосы. Черты лица были словно стерты, она отчетливо видела лишь одно: когда лицо озарялось улыбкой, внизу не хватало одного зуба. Она закричала: «Мое сердце ничего не забывало!» — но он не услышал ее, а когда она обернулась, перед ней снова была голова. Она улыбалась ей ее собственной улыбкой, гнила и разваливалась прямо на глазах, и сквозь заросли к ней уже подбиралась дикая свинья…

Ферн проснулась в абсолютной тишине, казалось, что даже сердце перестало стучать. Она встала и подошла к окну, но за ним была только безмолвная ночь — даже сова не ухала. Она постояла некоторое время, остро чувствуя угрозу, зная, что враг где–то рядом, что он многолик и наблюдает за ней отовсюду.

Дерево теперь растет быстрее, попав в почву Логреза. Сначала я могла обхватить ствол пальцами одной руки, но с каждым днем он становится все толще, и ладонью я чувствую, как внутри движутся соки. Я наблюдала, как его листья тянутся к солнечному свету. Не знаю, какой дурак построил стеклянную стену дома с северной стороны, где лес подходит совсем близко. Впрочем, мне это как раз подходит. Я бы не рискнула посадить Дерево на открытом воздухе: оно бы перенасытилось избытком света и воздуха и разрослось без меры. Я знаю, как опасна для него реальность, после того как оно так долго пробыло вне Времени, в измерении, где свет давали его собственные мысли, а воздухом служило его спертое дыхание. Оно не будет цвести, а если даже и зацветет, то его цветки не сильно отличаются от обычных листьев, и случайный прохожий не сможет их различить. Но зато оно будет плодоносить. Оно просто обязано сделать это! Я отдала ему всю свою любовь, и оно должно мне отплатить.

Три ночи назад я наслала на узника кошмары. Негемет наблюдала, как я разогревала котел и добавляла туда две капли драгоценного сока Дерева. Она сидела неподвижно, напоминая керамическую статуэтку, которую так небрежно покрасили, что сквозь тонкий слой белого и черного просвечивала глина. Кожа ее была гладкой и матовой и на сгибах морщинилась, как у людей. Ее уродство восхищает меня. Может быть, из–за того, что у нее нет шерсти, ее морда кажется такой выразительной. Но я еще не поняла, что это выражение может означать.

Я добавила в котел своих мыслей, и смесь сразу вздыбилась, а потом опала. В котле стали образовываться какие–то фигуры, они смешивались, растворялись, появлялись снова. И вот в клубах черного дыма они устремились наверх к своей жертве, проходя сквозь потолки и полы, сквозь барьеры из кирпичей и заклинаний. Он не кричал, во всяком случае, сначала. Он по–примитивному силен, как каменные атланты, которые держат небо. И умен, иначе мучить его не доставляло бы мне столько удовольствия. Когда сегодня я пошла к нему, еще с лестницы я услышала, как он стонет, но как только он увидел меня, сразу замолчал. Кошмары цеплялись к нему. Они были неуловимы, как дым. Своими призрачными пальцами они впивались в его плоть, перемешивали видения у него в голове. Я подошла ближе и наблюдала, как он рыдает и корчится. Неожиданно он ринулся на меня, на мгновение стряхнув с себя весь этот выводок, и его кулак со свистом рассек воздух. Удар был такой мощный, что магический заслон задрожал и зазвенел, но выдержал, отбросив его назад. Кошмары снова накинулись на него.

— Ну что, отозвать их назад? — спросила я, полюбовавшись этим зрелищем некоторое время. — Ты попросишь меня, ты станешь умолять меня убрать их?

Он ничего не ответил, только сдавленно рычал.

— У меня есть маленькое задание для тебя, — сказала я. — Если ты его выполнишь, я дам тебе передышку. — Он знал, что я не отпущу его. Я не дам ему ни тягот жизни, ни свободы смерти, но _предложу_ и то и другое. Пусть он цепляется за них, а я полюбуюсь, какую горечь он будет испытывать, каждый раз обманываясь. — Так ты выполнишь его? — промурлыкала я тихим вкрадчивым голосом. — За мгновение покоя, за краткий миг избавления? У тебя не будет другого шанса. _Она_ о тебе не вспомнит. Ты был пешкой в ее игре, простофилей, от которого избавились, как только ты выполнил свою миссию. Только я никогда не бросала тебя и никогда не брошу. Мой ребенок… моя кровь… не терзайся напрасно: я отомщу за нас обоих.

В конце концов он согласился. Я приказала кошмарам оставить его в покое и вернуться в котел в подвале. Позже я переплавлю их в другую форму. Он беспомощно привалился к стене, измученный и притихший. Пот струился у него по лбу.

— Ты просто животное, — сказала я, — но животное с мозгами. Во всяком случае, для моих целей их хватит. Мне кое–что нужно с Вечного Древа.

Я заметила, как он встрепенулся, почувствовав шанс убежать. Но надежда так же быстро померкла; он знал, что я не так беспечна.

— Я освобожу тебя, — продолжала я, дразня его. — Но ты вернешься ко мне, и вернешься добровольно. Если же нет… ну, тогда я напущу на тебя кошмары, они отыщут тебя, где бы ты ни скрывался, и тогда уже не отпустят никогда. Это понятно?

Он ничего не сказал, но молчание говорило само за себя.

— Тогда ступай к Дереву. Ты знаешь дорогу. Ты давным–давно исследовал все тропинки, ведущие в Подземный Мир, как вор, обшарил все пещеры. У тебя нет души, за которую можно было бы бояться, так что ты проберешься там, где другие бы не осмелились. На Дереве зреют головы, мне нужна одна из них. Она может показаться не такой, какой ты ее помнишь, — в начале сезона головы выглядят молодо, хотя потом быстро старятся. Но ты узнаешь ее, она назовет тебе свое имя. Принеси мне голову моей названной сестры–колдуньи Сисселоур… Мы так долго были вместе, что я не смогу без нее. Я хочу, чтобы даже после смерти она видела мой триумф и завидовала мне.

— А потом? — спросил он, не сумев утаить нотку отчаяния, в которой были и надежда, и страх.

— Потом посмотрим.

Перед тем как снять магический барьер, я наложила на него заклятие поиска, и у него на лбу появилось выжженное клеймо, убрать которое невозможно.

Возвращайся быстрее, — шепнула я, — пока я не потеряла терпения.

С этим я отпустила его. Завтра ждут другие дела. Пора заняться поисками ее. Когда наступит полнолуние, я очерчу круг.

— Нужно дождаться полнолуния, — сказал Рэггинбоун. — В это время магический круг гораздо сильнее.

— Мы не можем ждать, — напряженно отозвалась Ферн. — Моргас не долго будет довольствоваться собиранием душ. Ее Дар огромен, да еще в ней сила Вечного Древа. Мне нужно знать, что она делает.

— Не забывай, она пока не знает, что ее возвращение для тебя уже не секрет. Ты молода и неопытна: использовав магический круг, ты можешь выдать себя. Я не хочу, чтобы ты потеряла уверенность в себе…

— A y меня ее и нет, — перебила его Ферн. Она вела машину, стараясь не сводить глаз с дороги.

— Я только хотел сказать, что все совершают ошибки. И чем сильнее человек, тем большую ошибку он может допустить. Вспомни, что сотворила Моргас с той девушкой: в этом вся ее сущность. Полнолуние всего через несколько дней. Еще есть время. Наберись терпения.

— Я хочу начать побыстрее, потому что мне страшно, — призналась Ферн.

— Страх — здоровый инстинкт, но не позволяй ему управлять тобой. В предстоящей борьбе основная тяжесть, видимо, ляжет на тебя, хотя точно этого сказать нельзя. Помни: у тебя есть друзья и союзники, явные и тайные, и ты должна верить в них. Даже в Атлантиде, где все вокруг были чужими, тебе помогли. Если у тебя добрые намерения, помощь всегда придет. Во всяком случае, мне хочется верить, что это так. Не пытайся взвалить все бремя на себя.

— В прошлый раз Уилл и Гэйнор оказались в опасности, — напомнила ему Ферн. — Я бы не пережила, если бы с ними что–нибудь случилось.

— Но выбирать не тебе, — серьезно ответил Рэггинбоун.

Некоторое время они молчали. Мимо проносились столбы на обочине, по средней полосе промчался грузовик, изрядно превышавший скорость.

— Когда я убила Моргас, — вдруг снова заговорила Ферн, — вернее, когда я думала, что убила ее, — все было иначе. Я была просто духом, отделенным от своего тела, я застряла в другом измерении, в мире, где все мифы и легенды становятся реальностью. Я срезала голову с Вечного Древа, но, только взглянув на нее в нашей реальности, я поняла весь ужас того, что сделала. Под Деревом, в пещерах Гелы, все казалось сном. Мои чувства были яркими, но не совсем… как бы это сказать… нормальными. С тех пор я часто говорила себе: я убила. Я убила человека, пусть даже она была сумасшедшей королевой–ведьмой с бредовыми планами на будущее. И единственное, что помогало мне мириться с этим, так это полная нереальность того, что произошло. Я не знаю, смогу ли сделать это еще раз. Здесь, в реальном мире. _Не_знаю,_смогу_ли_я_убить_ее._

— Может, тебе и не придется, — сказал Рэггинбоун мягко. — Не трать понапрасну время на эти переживания. Сейчас главное, чтобы она не убила тебя.

— Это, конечно, меня очень утешает, — съязвила Ферн.

Они мчались дальше по шоссе. Навстречу им пролетали огромные синие и зеленые дорожные знаки, предупреждавшие о боковых дорогах, расстоянии до Лондона и ближайшей закусочной. Время от времени перед ними вырастали длинные ряды заградительных барьеров, предназначенных, как видно, сдерживать поток транспорта, не иначе. «Да уж, — размышлял Рэггинбоун, — реальность порой ничуть не менее странная, чем потусторонние миры и измерения, существующие на обочине нашей жизни».

Через некоторое время Ферн прервала молчание:

— Как ты думаешь, где мне это сделать?

— Что именно? — спросил Рэггинбоун, оторвавшись от своих размышлений.

— Круг.

— А–а…

— Я хотела у себя в квартире, но там ковровое покрытие, да и места мало, даже если сдвинуть всю мебель. Круг должен быть большим?

— Довольно большим, — неопределенно отозвался Рэггинбоун. — Слишком маленький круг сдерживает магические потоки, и они могут разорвать границы или даже взорваться. К тому же надо держаться на безопасном расстоянии от тех, кого вызываешь. Границы круга — это твоя защита. Если они слишком тесные, заклинание получится перенасыщенным; слишком большой круг рассеет заклинание. Может, именно поэтому так легко распался круг, который Элайсон очертила в вашем старом амбаре много лет назад. Ей не хватило сил удержать его.

— Надо было делать это в Дэйл Хаузе, — сказала Ферн. — Ничего другого, достаточно просторного, мне в голову не приходит. А так нам придется снять какой–нибудь зал или студию.

— Может быть, — ответил Рэггинбоун. — Хотя… знаю я одно подходящее местечко. Надо только убедить хозяина.

Ферн задумалась.

— А кто хозяин? — подозрительно спросила она.

— Он из тех, кто владеет Даром — уличный колдун, торговец снадобьями… Когда–то таких, как он, было много. Они составляли гороскопы, продавали приворотные зелья, предсказывали судьбу. Те, кто действительно обладали подобными способностями, доживали до старости и проходили во Врата. Кое–кому перерезали глотки недовольные клиентки; кто–то отравился собственным зельем; кого–то замучили, выпытывая секреты, которых они не знали. Многих извела инквизиция. Но этот… этот вроде как застрял в прошлом, лет четыреста назад, и прожил до сегодняшнего дня. Он закрылся от мира в своей отшельничьей келье и, как утверждает, никуда оттуда не выходит. Еду ему доставляют прямо туда. Непонятно только, как он за нее расплачивается. Хотя, бог знает как, ему это удается. При помощи заклинаний он отгородился от назойливых и любопытных. Он говорит, что не общается ни с колдовской братией, ни со сказочными народцами. Правда, я в это не очень–то верю…

— Но с тобой–то он видится, — заметила Ферн.

— Да, но неохотно, — ответил Рэггинбоун. — Он может оказаться полезным. В прошлый раз, когда ты попала в беду, он мне кое в чем помог. Но мне бы не хотелось, чтобы его использовали в своих целях не те люди.

— То есть ты не хочешь, чтобы он оказывал услуги кому–то еще, — уточнила Ферн.

Рэггинбоун улыбнулся и ничего не ответил.

— Ну и где же эта хижина отшельника? — спросила Ферн. — На болоте? В горах Уэльса? В лесной чаще — если в этой стране они еще остались? В чем я сильно сомневаюсь.

— В джунглях, — ответил Рэггинбоун.

Где?

— В городских джунглях. В современном мире легче всего затеряться в толпе. У него квартира в цоколе многоэтажного дома — одна дверь среди тысячи. Это в деревне люди все знают друг о друге, а в городе — кому какое дело?

— Ты хочешь сказать, что он _в_Лондоне?_ - спросила Ферн.

— В Сохо.

В Сохо возможно все что угодно. Там полно подпольных баров, которые открываются только в три часа ночи; клубов, меняющих вывески и интерьер каждый месяц. И ходят туда люди, которые меняют документы, имена, лица. Многие здания соединяются между собой, имеют потайные ходы и запасные выходы через чердак. Стрип–бары соседствуют с шикарными ресторанами, а магазинчики — с притонами.

В самом фешенебельном ночном клубе сейчас танцевал Люк Валгрим. Большинство англичан танцуют из рук вон плохо: они слишком медлительны, в них нет духа настоящих мачо, и к тому же они считают, что мужчинам танцевать не пристало. Но Люк был исключением. Танцевал он в нарочито сдержанной манере, медленные плавные движения точно попадали в ритм, однако выглядел он как–то отрешенно. Его партнерша прильнула к нему, но, не видя с его стороны никакого отклика, снова отстранилась. Люк ничего не заметил. Он чувствовал себя здесь чужим, и не только потому, что в субботу вечером был до неприличия трезв. Кстати, выпил он много, но без видимого эффекта — лишь достиг того состояния кажущейся трезвости, когда многие наивно полагают, что могут вести машину. Одна стена зала была зеркальной, и Люк наблюдал за отражением кружащейся толпы. В какой–то момент ему показалось, что он видит танцоров со звериными головами — не масками, а именно головами, с красными языками и глазами без зрачков… Он поискал себя среди них и увидел серую лисью морду с торчащими клыками и заостренными ушами. Он отвернулся и протиснулся к бару, пытаясь поговорить с друзьями. Чтобы перекричать грохот музыки, он наклонялся к самому уху, но в ответ слышал только икание, мычание или глупое повизгивание. Люк заказал коктейль, но бармен вдруг показался ему ослом, и тогда он пожалел, что весь вечер пил виски.

Почему–то он вспомнил о Ферн Кэйпел и представил, как она идет к нему через танцзал. Вообразить ее со звериной головой было совершенно невозможно. Даже после столь короткого знакомства он был уверен, что она при любых обстоятельствах оставалась собой. Вот только какой она была на самом деле, он еще не знал. Люк отчетливо представил, как она спокойно и уверенно движется между танцующими. Бледное ее лицо, приоткрытые губы. Она что–то говорит, но расслышать, что именно, он не может. Потом ее образ растворился в кутерьме ночного клуба, в толпе животных, издающих утробные звуки и нелепо подпрыгивающих в неуклюжей ламбаде. Он закричал–во всяком случае, так ему показалось: _«Помоги_мне!»_ И в голове у него прозвучал шепот, перекрывший безумную какофонию: «Пойдем со мной»…

Оказавшись на улице, он пошел куда глаза глядят. Прошел мимо статуи Эроса, по улице Пиккадилли, свернул у Гайд–парка к мосту Найтсбридж. Транспорта сейчас уже почти не было, а нищие разбрелись по ночлежкам. Рядом с ним притормаживали такси, но он отмахивался, чтобы они проезжали мимо. Потом он увидел, как кто–то сидит на крыльце, кутаясь в одеяло, и постанывает. Но когда он опасливо наклонился к женщине, она уставилась на него остекленевшими глазами и сказала, что с ней все в порядке. Она может умереть к утру, думал он, но я ничего не могу сделать. А может, и не умрет, и станет снова искать дозу того, на чем она там сидит, но я и тут ничего не могу сделать. _В_больничной_палате_лежит_моя_сестра,_а_я_ничего_не_сделал._ Недавно он отыскал ее детскую игрушку — плюшевого медведя — и положил ее рядом, наказав сиделкам не убирать ее. Отец не навещал Дану уже недели три. Гнев, разочарование, чувство вины и отчаяние — все смешалось в душе Люка, а сейчас еще алкоголь заполнил его разум фантомами.

Он подходил к дому своего отца в Найтсбридже. Сквозь шторы величественного особняка с колоннами пробивались желтые полоски света. Люк смутно понимал, что сейчас уже поздно, даже слишком поздно для Каспара, ведь тот никогда не засиживался допоздна. Но тут входная дверь отворилась, и Люк отошел в тень, спрятавшись за одной из колонн. На крыльцо вышла женщина, закутанная в длинный бархатный плащ, а за ней его отец. Во всяком случае, он предположил, что это отец. Хотя полной уверенности у него не было, ведь тот человек был с головой собаки — грустной собаки с покорными глазами. Лицо женщины скрывал низко надвинутый капюшон. Бесшумно подъехала машина, которая, должно быть, ждала их чуть дальше по дороге. Мужчина открыл дверцу, а женщина повернулась, чтобы попрощаться, и тогда Люк смог заглянуть под капюшон.

Он ожидал увидеть какую–нибудь кошку, дикую или домашнюю. Но это лицо нельзя было отнести ни к животным, ни к людям. Огромные, глубокие, как полночь, глаза были неподвижны, кожа обтягивала череп, вместо носа где–то над ртом зияли две дырки. Иссохшие губы приоткрылись, обнажая неровные зубы. Люк отшатнулся, больно ударившись виском об угол, и с трудом сдержал проклятье. Женщина села в машину, отец закрыл дверцу и потом долго смотрел вслед отъехавшей машине. Когда он вернулся в дом, Люк уселся на землю и обхватил голову руками, Тщетно пытаясь хоть как–то прояснить свои мысли.

Ферн позвонила ему домой, как только вернулась в Лондон. «Привет, — ответил автоответчик. — Это Люк. Оставьте свое сообщение, и я, возможно, вам перезвоню». Звучало это не слишком многообещающе. Она хотела позвонить ему на мобильный, но, вспомнив, что в это время он бывает в клинике, подумала, что лучше его не беспокоить. Вместо этого, пока Рэггинбоун отправился по своим делам, она решила собрать свое войско. Одной встрече, во всяком случае, уже давно пора было состояться…

— О, — несколько сконфуженно сказала Гэйнор, — не ожидала тебя тут увидеть.

— Я тоже, — ответил Уилл.

— Я знала, что с вами возникнут сложности, — сказала Ферн им обоим. — Но с меня хватит этих глупостей. Сядьте. Я попросила вас прийти сюда, потому что вы оба нужны мне. Рэггинбоун сказал, что мне не следует отказываться от помощи. Ты, — тут она посмотрела на Гэйнор, — ты говорила, что уже встряла в эту историю, а ты, — она повернулась к Уиллу, — ну, ты всегда был с этим связан. Если послушать Гэйнор, то вы — моя команда. Так ведите себя, как команда. Вам придется работать вместе. Поэтому прежде всего будет неплохо, если вы начнете разговаривать друг с другом.

— Я и не думал прекращать разговаривать с Гэйнор, — холодно произнес Уилл. — Просто у меня уже давно не было возможности это делать.

— У меня есть телефон, — выпалила Гэйнор.

— Я не знал, что мне можно тебе звонить, — спокойно отозвался Уилл. — Эту мысль до меня как–то не донесли. Ты сбежала столь поспешно, что забыла оставить мне свой номер.

— Ты мог спросить его у Ферн! Нет, то есть я хочу сказать, что я… Послушай, если бы ты хотел со мной поговорить, ты бы позвонил. Ты всегда делаешь то, что хочешь. Я это знаю. Когда ты не позвонил и вообще ничего не предпринял, я поняла, что ты просто этого не хочешь.

— Как легко ты разобралась с мотивами моего поведения, — сказал Уилл, пряча свою неуверенность за сарказмом.

Гэйнор теребила волосы, она поступала так всегда, когда нервничала, — но не пыталась что–либо ответить.

Ферн выразительно посмотрела на часы:

— Ну что ж, время! Если это были извинения и примирение, то не самые лучшие, но придется пока довольствоваться этим. Нам надо еще обсудить важные дела. Судя по всему, Моргас вернулась.

— Вернулась? Но она же мертва! — воскликнул Уилл. — Ты имеешь в виду призрак или фантом? Или кто–то собирал плоды с Вечного Древа?

— Ты отстал от жизни, — сказала Ферн. — Отвлекись от своих личных проблем, и я кое–что тебе расскажу.

Она рассказала им о последних новостях и о разговоре с Рэггинбоуном. Посыпались вопросы и предположения, разгорелся спор, и Гэйнор с Уиллом забыли о своих личных обидах.

— Я не понимаю, — сказал в конце Уилл, — каким боком здесь замешан Эзмордис, ой, простите, Древний Дух. Только не говорите мне, что он не имеет к этому никакого отношения; я все равно не поверю. Он никогда надолго не выходит из игры. Он как Бог или дьявол — куда человек, туда и он.

— На протяжении многих веков он и был богом и дьяволом, — сказала Ферн. — А мы были слишком доверчивы: мы поклонялись ему и боялись его. Именно поэтому он набрал силу. И тем не менее…

— И тем не менее он хочет привлечь тебя на свою сторону, — настаивал Уилл. — А ты уже дважды отказала ему. Может быть, он посылает тебе этот сон снова и снова, чтобы испытать тебя и немного загипнотизировать? Третий раз…

— Будет успешным? — закончила за него Ферн. — Возможно. Но я уже не ребенок; ему будет не так просто проникнуть в мой разум. Мой Дар стал сильнее, и теперь он охраняет меня. И потом, если сон должен гипнотизировать меня, то у него плохо это получается, он только наполняет меня ужасом. И с каждым разом все больше… Но оставим это пока. Сейчас главная проблема — это Моргас.

— Но она же не так опасна, как Древний Дух? — спросила Гэйнор.

— В каком–то смысле даже более опасна. Он живет в реальном мире с самого его основания; он знает его законы. Как сказал Рэггинбоун, Древний Дух стал частью этого мира, пусть худшей, но частью. Его цель — сеять разрушение и отчаяние — вплетена в судьбы этого мира, она оттеняет наше стремление к счастью, объединению всего человечества. А Моргас другая. Она слишком долго жила вне этого мира и мыслит категориями Темных Веков. Если она и слышала о ядерном оружии, то бьюсь об заклад, считает радиоактивный распад некоей дьявольской магией, которую можно остановить сильным заклинанием. Похоже, для нее современный мир — это что–то вроде магазина игрушек, забитого забавными безделушками. Бог знает, что ей придет в голову.

— Ты хочешь сказать, — подвел итог Уилл, — что Древний Дух знает, как играть в эту игру, но жульничает, а Моргас вообще считает ее другой игрой.

— И играет по колдовским правилам, — добавила Гэйнор.

— По колдовским правилам, — эхом отозвалась Ферн. — И как можно скорее мне нужно выяснить, в чем они заключаются.

На следующий день Ферн поговорила с Люком. Он был какой–то рассеянный и раза три сказал, что нашел плюшевого мишку.

— Хорошо, оставим это, — сдаваясь, сказала Ферн.

— Вы выяснили что–нибудь в Йорке?

— Не в Йорке, а в Йоркшире. Я ездила туда не выяснять, а посоветоваться кое с кем. Простите, но… вы себя хорошо чувствуете?

— Не очень, — признался Люк. — Двухдневное похмелье. И головная боль никак не пройдет.

— Что вы пили?

— Виски.

— Мне следовало предупредить вас, что сейчас надо быть поосторожнее с алкоголем. Он раскрывает ваш разум, и туда может проникнуть все что угодно.

— Знаю, — отозвался Люк. — Кажется, что–то уже проникло. Я все время видел людей с головами животных. Я смотрел в зеркало, но даже у меня была звериная голова. Только вы оставались нормальной.

— Но меня с вами не было, — возразила Ферн.

— Но я… представил вас.

— А какая голова была у вас?

— Что–то серое и лисье, — ответил он. — Не знаю, важно ли это, но мне кажется, я должен рассказать вам, что случилось потом. После вечеринки я направился к дому моего отца. Я слышал голос в голове и шел куда глаза глядят, не думая ни о чем. Не знаю, как я все же оказался на месте. Отец вышел из дома с женщиной. Я наблюдал издалека, и он не видел меня. У него были голова собаки, похожей на волкодава, и какие–то отупевшие глаза. На женщине был плащ с капюшоном. Она села в машину и уехала.

— А каким животным была она? — спросила Ферн.

— Она была не животным. Я видел ее всего несколько секунд, но она выглядела ужасно: обтянутый кожей череп, сверлящие огромные глаза, вместо носа две дырки и торчащие кривые зубы… Похоже на бред, правда? Может, это была галлюцинация.

— Возможно, — согласилась Ферн. — А вы не могли бы спросить у отца, кто это был?

— Я звонил ему сегодня утром. Сказал, что проезжал мимо на такси и видел его с кем–то. Это миссис Мордаунт. Мелисса Мордаунт. Судя по всему, она арендует у него Рокби. У него был странный голос, когда он говорил о ней. Он плел что–то о благодарности…

— Он сдает ей дом из благодарности? — удивилась Ферн. — Но за что?

— Он никогда не испытывает благодарности, — сухо сказал Люк.

— Думаю, вам стоит побольше рассказать мне о своем отце.

Вечером зашел Рэггинбоун.

— Мой приятель в Сохо согласился, — сказал он. — Мы сможем воспользоваться его подвалом.

— Когда? — спросила Ферн.

— В пятницу, — ответил Рэггинбоун. — В ночь полнолуния.

Завтра полнолуние. Я начерчу круг и призову духов, даже самых древних и самых сильных, и расспрошу их. Я призову самого Эзмордиса, если понадобится, но я найду ее. Рано или поздно я отыщу ее.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ДОБЛЕСТЬ

ГЛАВА ПЯТАЯ

В городе невозможно увидеть ночное небо. Выхлопные газы сгущают воздух, а отраженный свет миллионов уличных фонарей затмевает звезды. Звезды бесчисленны, их больше, чем песчинок на морском берегу, и все же небольшое количество искусственных огней заставляет забыть об их существовании. Луна тоже кажется бледнее и смущенно прячется за сутулыми плечами домов, в гуще грязного смога. Город — место далекое от реальности. Здесь природа и магия отступают, и Человек гордо правит в джунглях собственного творения, потерянный и одинокий. Только полная луна может вторгнуться в городской ландшафт, поскольку она достаточно большая и яркая. А летом, когда она крупнее и бетонные башни уже не могут спрятать ее, она выглядывает из–за каждого угла, и ее свет сильнее электрических фонарей. Вот тогда жители города смотрят на ее серебристый лик и вспоминают, кто они на самом деле.

В ночь на пятницу небо было чистым, и луна казалась крупнее обычного. На ней хорошо были видны гребни гор, кратеры и океаны пыли. Она выглядывала из–за крыш, освещая переулок под названием Селена Плейс и отсвечивая от витрины, завешенной ветхой шторой. Сквозь пыльное стекло были видны две клетки с чучелами птиц с ободранными перьями да темные углы, из которых давно не сметали паутину. Сохо — местечко оживленное, но этот переулок был тихим; люди, крадучись, шли сюда, в нелегальный клуб, и называли в скрытый домофон свои или вымышленные имена. Рыжий кот усердно копался в бачке с мусором. Когда лунный свет коснулся его, он встрепенулся, и глаза его сверкнули. Потом он снова вернулся к своему занятию, не обращая внимания на случайного прохожего. Отвлекся он, только когда из–за угла вывернули четверо. Впереди шагал старик в длинном плаще и широкополой шляпе, похожий на бродячего мага. За ним шли две девушки и молодой человек. Кот оглядел их, а потом прыгнул в оконный проем второго этажа. Никто не обратил на него внимания. В дверь магазинчика с пыльной витриной настойчиво постучали.

— Может, он ушел, — сказала Ферн через некоторое время.

— Он никогда не выходит, — ответил Рэггинбоун. Потом он наклонился к замочной скважине и стал нашептывать какие–то слова. Что именно он говорил, остальные не слышали, но слова проникли внутрь дома и поползли в темноту. Сама по себе задрожала дверь. Загремели цепочки. Потом они уловили шаркающие шаги, скрежет запоров; дверь приоткрылась на ширину цепочки, и в проеме показалось лицо — бледное лицо жителя подземелья, с одним–единственным глазом. Запахло несвежим бельем.

— Муунспиттл, впусти нас, — сказал Рэггинбоун.

— Вас слишком много. Двое лишние. — Слабый голосок дрожал от страха, но в нем чувствовалось упрямство. — Уходите.

— Мы не уйдем, — заявил Рэггинбоун. — Здесь есть сила, разве ты не чувствуешь? Ты можешь закрыться от нее, но заставить нас уйти ты не можешь. Мы будем ждать столько, сколько нужно.

— Нет…

— _И_они_ увидят, что мы ждем. Но не будут знать почему. И тогда они захотят узнать, кто заставляет нас ждать так долго.

— Кто _они'?_ - одними губами спросила Ферн.

— Призраки, которые его преследуют, — пояснил Рэггинбоун вполголоса. — Уж не знаю, кто они. Может быть, каждый встречный.

Цепочку сняли, и дверь отворилась пошире. Оттуда протянулась рука и втащила Рэггинбоуна внутрь. Остальные зашли сами.

Пробираться пришлось в полной темноте.

— Поосторожнее с мебелью, — проворчал хозяин, семенящий впереди них.

Ферн благоразумно схватилась за полу плаща Рэггинбоуна, а другой рукой взяла за руку Гэйнор. Уилл наткнулся на что–то вроде журнального столика. Потом в дальнем углу комнаты появился тусклый свет. Они сгрудились в узком коридорчике и по одному спустились по крутой лестнице. Притолока была такой низкой, что всем, кроме Ферн, пришлось низко нагнуться. И вот они оказались в подвале.

В слабом свете они наконец–то смогли разглядеть владельца магазинчика. Его маленькое круглое тельце было закутано в несколько кофт, на тощих ногах болтались широкие брюки, причем из–под коротковатых штанин выглядывали шишковатые щиколотки. Клочки волос облепили лысый череп, как кучевые облака — голую вершину горы. Кожа у него была блеклая, как у обитателей пещер, которые никогда не видят дневного света. Вокруг витал запах закрытых буфетов, лежалой шерсти и вещиц, давно забытых в дальних шкафах.

— Я не рад… — начал он, но остановился, забыв, что хотел сказать. Потом вспомнил и закончил: — Приветствовать вас здесь.

— Извините за вторжение, — серьезно сказала Ферн. — Нам нужна ваша помощь.

— А вы колдунья?

— Надеюсь, что да. — Она улыбнулась, несмотря на дурные предчувствия.

— Слишком молода, — проворчал он. — Слишком зеленая.

— У нее есть Дар, — сказал Рэггинбоун. — Я был не намного старше, когда начертил свой первый крут. А у нее, я думаю, сила побольше.

Муунспиттла это не убедило.

— А эти двое, — сказал он, — о них ты не говорил.

— Это мой брат Уилл, — представила Ферн, — и моя подруга Гэйнор. Мы работаем вместе.

— Владеющие Даром всегда действуют в одиночку.

— Этим многое объясняется, — пробормотал Уилл. — Изоляция ведет к отчуждению и высокомерию… Неудивительно, что многие из них посходили с ума.

Рэггинбоун выразительно взглянул на него.

— Довольно болтовни, — сказал он. — У нас много дел.

Подвал оказался неожиданно просторным. Стены были уставлены книжными полками, а потолок нависал низко, словно громада здания расплющила подвал. Полки, плотно забитые книгами, напоминали многослойный бутерброд. В одном углу помещения сгрудились кресла и стулья. Попадались там и столы. В другом конце на деревянной полке были расставлены стеклянные реторты, спиралевидные трубки, сосуды необычной формы и спиртовые горелки. Сквозь свисающую, словно лианы, бахрому абажуров пробивался скудный свет. За ширмой Ферн обнаружила камин и попросила метелку, чтобы вымести из него пыль и грязь.

— Нам не нужен огонь, — сказал Муунспиттл и побледнел еще больше.

Но Ферн настаивала. Метелку ей, конечно, не дали, так что пришлось довольствоваться тряпкой, которой, по всей видимости, пользовались не один век. Остальные отодвигали мебель и сворачивали ветхий ковер. На полу ясно виднелись следы давнишних занятий магией: на досках был выжжен круг, а рядом с ним полустертые древние руны. Пока они работали, откуда–то появился рыжий кот и стал путаться под ногами.

— А, Моугвит, — сказал Муунспиттл и взял кота на руки.

Ферн позаимствовала у Муунспиттла огненные кристаллы и магический серебристо–серый порошок. Свои скудные запасы ей расходовать не хотелось. Впрочем, он уже перестал возражать против чего–либо. Рэггинбоун зажег восковые свечи самых причудливых форм и размеров. Электрический свет потушили, и подвал преобразился. Слишком много колдовства творилось здесь когда–то, и его остатки въелись в стены, а теперь оживали от малейшего прикосновения. Темнота сгустилась, а мебель словно отступила от магического круга. Ферн прошептала: _«Фъюмэ!»_ - и кристаллы на каминной решетке выплюнули голубое пламя. Новые тени метнулись к потолку, который теперь казался выше и терялся в полумраке.

Ферн заметила, что немного дрожит от страха и возбуждения. Наконец–то началось — сейчас она испытает свой Дар, первый раз попробует свои силы в самой мощной магии. У нее слегка кружилась голова от стремительного прилива внутренней силы, которая, казалось, не имела границ, не знала преград. Она медленно двигалась по кругу, рассыпая порошок по кромке и напевая заклинание, которому ее научили. Шум города здесь был приглушен, и единственным звуком были переливы ее голоса, произносящего заклинания силы на языке Камня из древней Атлантиды. Когда она замкнула круг, порошок на кончиках ее пальцев замерцал и вспыхнул, и огонь побежал по всему периметру круга. Внутри круга пространство словно раздвинулось, в нем чувствовались глубина и даль. Гэйнор придвинулась ближе к Уиллу; тот невольно приобнял ее. Муунспиттл вжался в стул, прижимая к груди кота. Рэггинбоун наклонился вперед, нахмурившись, и глаза его сверкали, как алмазы.

— Она зашла слишком далеко, — дрожащим голосом выдавил Муунспиттл. — Я чувствую! Слишком далеко.

— Что он несет? — спросил Уилл.

— Круг — это канал, — пояснил Рэггинбоун. — Она открыла его широко…

Ферн не слышала их. Магия переполняла ее, заглушая все чувства. Она одновременно вела и была ведомой. В центре круга появилась фигура в клубах дыма: женщина, закутанная в красное. Ее очертания расплывались, словно в одной оболочке заключалось сразу несколько сущностей. У нее было несколько рук, и в них она держала белый мраморный шар с разноцветными кольцами. Она приподняла вуаль: бледные губы меняющихся лиц шевельнулись, и она заговорила хором далеких голосов:

— Кто ты такая, что осмелилась призывать нас, орден провидиц? Мы не узнаем тебя.

— Я — Моркадис, — ответила Ферн. — Провидица узнала бы меня.

Женщина–призрак вставила мраморный шар в пустую глазницу, и он ожил, пронзив Ферн страшным взглядом:

— Одна из наших недавно искала тебя, но не нашла. На будущее мы запомним тебя.

— Я считала, что провидицы _видят_ будущее.

— Только наша сестра Скета могла делать это, но бремя было столь велико, что теперь она спит беспробудным сном и никогда не проснется.

— Тогда расскажи мне о настоящем. Мне нужно узнать о Моргас, которая провозгласила себя королевой колдуний. Я думала, что она погибла в огне, но это не так, правда?

— Она сжалась до личинки, а личинка выросла до внутриутробного плода, а плод стал женщиной, и она возродилась в Реке Мертвых.

— Она вернулась к Дереву? — спросила Ферн, уже зная ответ.

— Заклинания, которые скрывали ее от нашего взгляда, истощились, — медленно произнес хор голосов. — Пещера Корней сейчас не занята, и только птицы летают между мирами. Однако сейчас туда крадется вор, некто, кого ты знаешь.

— Кто? — выпалила Ферн.

— У него рога, как у барана, и когти, как у льва. Его назвали в честь королевского меча, но имя изменилось и стало прозвищем зверя.

— Это Кэл, — сказала Ферн. Она не вспоминала о нем давным–давно. _-*-_ Что он там делает, если Моргас уже ушла оттуда?

— Он крадет плод с Дерева.

— Какой?

— Он еще не дозрел; нам не видно. Отпусти нас: мы сказали все, что могли.

— Еще нет. — Ферн взмахом руки покрепче сжала круг. — Я полагаю, я почти уверена, что Моргас сейчас живет в месте, называемом Рокби, в сельском поместье. Вы ее _видите?_

— Мы не будем даже пытаться, — ответили провидицы. — Она всегда пряталась за черными чарами, которые могут повредить нашему зрению. У нас всего один Глаз на всех, и мы не хотим, чтобы он ослеп.

Ферн взглянула на Рэггинбоуна, и тот чуть заметно кивнул.

— У тебя есть еще вопросы, — спросила женщина, — или нам можно уйти?

— Еще один, — сказала Ферн. — Река сделала Моргас неуязвимой?

— Ни один клинок не может поразить ее, ни один яд отравить. Но она все еще смертная, а все смертные так или иначе уязвимы. Вся живое должно рано или поздно умереть.

— Это не ответ, — сказала Ферн.

— Это все, что мы знаем.

— Спасибо, — вздохнула Ферн и ослабила магический захват.

Женщина исчезла.

— Никто никогда еще не благодарил нас. Мы запомним тебя… — откуда–то издалека донеслось до Ферн.

Гэйнор вцепилась в руку Уилла. Она слышала, как в темноте Муунспиттл ворчал:

— Владеющим Даром не нужна такая вежливость.

Кот свернулся у него на руках и щурился на огонь. Рэггинбоун остерег Ферн:

— Смотри не переутомись.

Но Ферн уже снова обходила круг, шепча заклинание призыва. На этот раз пар в центре круга сгустился быстро, превратившись в фигуру мужчины двухметрового роста, с оленьими рогами. Оленья шкура едва прикрывала его тело, его кожа была темной, но не как у азиата или негра, а как у темного духа: то был зеленоватый налет джунглей и лесов. Глаза были посажены косо под густыми, низко нависающими бровями. Его ноздри трепетали, впитывая неприятные запахи старого подвала и городского смога.

— Приветствую тебя, Церн, — сказала Ферн.

— Приветствую, ведьма. Зачем ты вызвала меня? Я не люблю вашу братию.

— Когда–то любил, — возразила Ферн. — Если любовь — это верное слово в данном случае. Поэтому я и призвала тебя.

— Любовь–это было не слово, — отозвался Церн. — Любовь была повестью. Она была голодна, и я накормил ее. Она была красивее, чем ты, выше, у нее были волосы чернее полуночи, а кожа — белее молока. Я купался в ее коже, спал в ее волосах. Я дал ей свое безжизненное семя, а она взяла его и сотворила из него нечто непотребное. Я больше не люблю ведьм.

— Она взяла твой дух, — сказала Ферн, — поместила в свое лоно и дала жизнь, хоть и без души, твоему сыну.

— Он не мой сын. Бессмертные не рождают детей: нам это без надобности. Мы растем, как горы, зреем веками и, как и они, со временем стираемся в пыль. Наши жизни — это жизнь мира. Мы можем заснуть, погрузиться в Лимбо, но мы не можем пройти во Врата. Мой сын — это богохульство, попрание Извечного Закона.

— Но это не его вина, — запротестовала Ферн, почувствовав прилив негодования. — Его никто не спрашивал. Его родили, и он страдает. Ты не должен оставаться равнодушным к его страданиям.

Возникла пауза, а потом Церн откинул голову и захохотал. Он смеялся и смеялся. Ферн видела засохшие пятна крови на его зубах и клокотавшее в ноздрях дыхание.

— Нет, вы только послушайте эту ведьму! Я — Властитель дикой природы, охотник в ночи, убивающий и слабых, и сильных. Люди почитали меня, оставляли самые лакомые куски добычи и приносили в жертву своих родичей на моем алтаре. И я не должен быть равнодушным?! Какая–то колдунья украла мое семя и магией возродила его к жизни — а я не должен быть равнодушным? Что за чушь! Ты призвала меня, чтобы просить за это животное, отродье Моргас? Ты бросаешь вызов Извечным Законам?

— Да, если они неправильные, — упрямо заявила Ферн. — Каждый имеет право на любовь или хотя бы на сострадание, независимо от того, как он был рожден. Но я призвала тебя не за этим. Мне нужна Моргас. Я думала, ты знаешь ее слабости.

— Что же, спроси у _нее._

— Мы извечные враги. Я сожгла ее огненными кристаллами на берегу Реки Смерти, но она заползла в воду и возродилась, и теперь никакое оружие не может поразить ее. Но я должна убить ее.

— _Тебе_ - убить ее? — Ферн почувствовала, как Церн ощупывает ее взглядом. — У тебя яркая аура магии, но все же ты слишком мала, стройна, как тростиночка. У тебя не хватит силы для такого противоборства.

— Во мне есть силы, которых ты не видишь, — сказала Ферн, надеясь, что это на самом деле так. — Я должна остановить ее. Никто другой не сможет этого сделать.

— В таком случае желаю тебе удачи, — сказал Церн, и в его словах слышалась то ли усмешка, то ли рык. — Когда я узнал, что она сотворила, я хотел пронзить ее рогами, но она ускользнула от меня и защитила себя чарами. А после того как ее лоно исторгло зверя, я понял, что другой мести мне и не надо. Однако пусть темные силы направят твою руку. Она слишком долго наслаждалась жизнью.

— Не думаю, что она ею особенно наслаждается, — сказала Ферн.

Больше он ничего не мог ей сказать. Ферн поблагодарила его и отпустила. Она почувствовала усталость, а ведь надо было еще призвать и других духов, задать другие вопросы. Пока все ответы лишь рождали новые вопросы. Рэггинбоун налил ей из старинного сосуда какой–то напиток с приятным вкусом, напоминавшим разогретый бренди.

Потом она снова прочитала заклинание.

Полная луна заглядывала прямо в мою комнату. Кажется, за последние века климат стал намного мягче. Я открыла окно, чтобы впустить в комнату лунный свет, и воздух, ворвавшийся в комнату, был теплым и пах лесом. Потом я задернула шторы и зажгла голубое пламя. Я хотела открыть круг так, чтобы проникнуть далеко и глубоко, а волшебный огонь придает мне силы для этого. Слабенькие примитивные духи стайками вились над крышей — их, словно магнитом, тянуло к дому, начисто лишенному своих привычных духов. Я видела, как некоторые из них тенью просачивались сквозь потолок. Они всего лишь простые духи стихий и сами по себе не опасны, но, если их соберется целый рой, это уже грозная сила. Моя темная магия привлекает и более сильных духов, которые питают гордыню и власть и сами питаются от них. Они тянулись к кругу, наполняя его своим дыханием. Негемет тоже почувствовала их; я заметила, как она смотрела вверх и в ее глазах вспыхнул охотничий огонек.

Я двигалась по периметру, напевая древнее заклинание. В центре крута лунный свет столкнулся с магическим, серебро смешалось с синевой. Появился туман, который постепенно сгущался. В нем метались смутные тени, но им не удавалось материализоваться. Я видела вуаль провидицы, видела, как призрачные пальцы сжимают Глаз, но фигур оказалось слишком много. Их голоса звучали как–то отдаленно, словно эхом доносясь из леса Роквуда.

— Мы устали. Не вызывай нас сейчас. Мы не станем говорить.

— Тогда ступайте, — сказала я. — Все, кроме одной. Я призываю Леопану Птайя. Пусть она предстанет передо мной!

Сонм духов исчез, оставив единственную фигуру. Она была приземистая и округлая, как идолы Единой Матери. На обнаженной груди у нее росли звериные когти, а черное траурное лицо было закрыто алой вуалью. Черная Провидица. Она сняла вуаль, открыв огромные ноздри на пол–лица и неулыбчивые пухлые губы. Черной ее называют не за цвет лица: она самая сильная из оставшихся провидиц и ближе всех к смертной плоти. Провидица вставила Глаз в левую глазницу, и зрачок внезапно потемнел и ожил.

— Я Птайя, — сказала она. — Что тебе нужно от меня?

— Я не звала вас всех. Почему ты не явилась одна?

— Мы были связаны вместе. Этой ночью творится слишком много колдовства. Спрашивай, и покончим с этим.

— Мне нужно найти кое–кого. Ее назвали Фернандой, но я перекрестила ее в Моркадис, в честь ее Дара. Я хотела сделать ее своей сестрой, смешать нашу кровь, но она предала меня и сбежала, желая моей смерти. Но я жива, и я вернулась в мир. Я верну себе свое Королевство! Однако сначала я должна поквитаться с ней. Где она?

— Ни далеко, ни близко. Станешь искать ее — только напрасно потратишь силы.

— Почему? — спросила я. Обычно Леопана не бывала такой уклончивой и скрытной.

— _Она_ найдет _тебя._ Немного терпения, и она придет. Она всего на расстоянии круга.

— Что ты имеешь в виду? Говори прямо!

— Я сказала. Ты умна, Моргас, и твоя сила велика. Река Смерти защитила тебя от любого оружия, что кусает. И все же я скажу тебе — берегись! Ты слишком гордая, дочь Севера, слишком жадная и мстительная. Но найдутся еще более гордые и голодные. Не меряй себя по большому пальцу, не то проглядишь мизинец.

Я чувствовала ее гнев и понимала, что слова ее продиктованы именно им. Это не предостережение, а проклятье. Ее Глаз сверлил меня, но не мог пронзить.

— Я призывала тебя не для того, чтобы получить твой совет, — сказала я. — Расскажи мне о видениях или храни молчание. Тебе есть что сказать мне?

— Все, что живет, должно… умереть…

Ее голос затих. Она вынула Глаз из глазницы, закрыла лицо вуалью и исчезла, не дожидаясь, когда я отпущу ее. Видимо, мои чары ослабели, вот только не пойму почему.

Я снова направила свою волю в круг, крепче сжав его периметр и раздвинув границы ночи. Я вызвала старейший дух из числа тех, что стали общаться с людьми. Он проявился в виде человека едва выше метра ростом, с еще не сформировавшейся фигурой, с чистым детским личиком. Вот только глаза у него были не детские. Я говорю о нем в мужском роде ради удобства и в силу привычки, хотя на самом деле пол Ребенка неизвестен. То в нем проявляются женские черты, то он больше похож на мальчика. На нем была белая шелковая туника, а на золотистых кудрях красовался венок из листьев.

— Эриост, — приветствовала я его, — кто также зовется Валлорном, Идунором, Вечномолодым Сифрилом. Твоими именами я связываю тебя. Ответь на мои вопросы.

— Ты забыла упомянуть многие другие имена, — сказал Ребенок. — Я еще и Теаган Красивый, Магарак Разрушитель и Варли Убийца. Спрашивай что угодно, но ты не можешь заставить меня отвечать.

— Я ищу некую Фернанду Моркадис, ведьму с незрелым Даром и неразвитыми навыками. Однако сдается, что ее неискушенное колдовство слишком тонкое и ускользает от взгляда мудрых и дальновидных.

На безмятежном лбу залегла морщинка, а в умудренных опытом глазах загорелся огонек.

— Я не чувствую никакой тонкости, — сказал он. — Но у нее есть сила, хотя и поменьше твоей, и смелость, чтобы пустить ее в ход. Она придет к тебе — и придет скоро, — и когда она придет, ты должна убить ее. Не колеблись и не пытайся пленить ее. Убей. Иначе тебе не увидеть следующего дня.

— Ты переоцениваешь ее, — сказала я. — Мой Дар сильнее, моя сила воли прочнее. Мне не может повредить ни одно оружие, даже пушки современного мира. Когда я доберусь до нее, я сломаю ее, как ненужную поросль.

— Молодые побеги быстро восстанавливаются, — сказал Эриост. — Ты призвала меня, так внимай моим словам. У нее есть сокровище, которого у тебя никогда не было. Смертные высоко его ценят.

— И что же это?

— Друзья.

С проклятиями я отослала его назад, посмеявшись над его страхами. На что мне друзья, если я могу забирать души и держать их в сосудах? Если я могу свистнуть и позвать птиц от Вечного Древа? Могу поработить и зверя, и человека, заставив повиноваться малейшей моей прихоти? Друзья — это слабость: они вытягивают твои чувства, обижают и предают тебя. Для компании у меня есть Негемет, а поговорить я всегда могу с головой Сисселоур.

Пусть Моркадис веселится со своими друзьями. Они ее погубят.

Негемет потерлась о мои ноги, словно выражая свою любовь. Но мне она не нужна. Даже обычные кошки по природе своей не способны любить. Они ластятся и мурлыкают, чтобы выпросить блюдце сметаны и миску рыбы. А Негемет — кошка–гоблин, и ее единственная природная страсть — охота, так что этот ее жест — чистейшее кошачье притворство.

Кошка отошла и уселась в своей привычной позе, застыв, как истукан. Я вызвала младших духов, которые обычно тоже являются на сеансы магии. Если Моркадис пользовалась своим Даром, они должны были это почувствовать. Они похожи на духов стихий, но гораздо сильнее. Они из числа тех, кто просто существует, редко вступая в дело. Их появление может вызвать повышение температуры, капризы погоды, состояние подавленности и скуки, а еще принести с собой звуки и запахи того мира, откуда они родом. Некоторые из них состоят из целого сонма мелких духов, собранных в стайку. Другие принимают человеческий облик, порой со звериными лапами и хвостами. Нестройной чередой прошли они через круг: Борос принес с собой завывания ледяного северного ветра; огр Малебог был закутан в свой туман; Кторн появился в виде огромной капли с губами; Эдафор мигал тысячей разнокалиберных глаз. Но даже эти глаза не видели того, что мне нужно. Все остальные духи выли и стонали, уверяя меня, что ничего не знают.

— Я ищу ведьму с друзьями, — сказала я им. — Это довольно редкое дело. Кто ее друзья? _Я_должна_узнать_это._

Но никто не смог мне ответить. Я вспомнила, что в прошлый раз рядом с Моркадис была какая–то девушка. Мой посланник схватил ее по ошибке, поскольку она оказалась в том же доме, что и Моркадис, и я отослала ее назад, даже не узнав ее имени. У нее были длинные волосы и темные глаза, полные страха. Она была похожа на пугливого зверька, загипнотизированного взглядом хищника. Вызвать ее я не могла, но я поискала в памяти ее лицо, восстановив его по крупицам в заклинании, и призвала ее при помощи ее же собственного образа. Это требует большого напряжения сил, и я чувствовала, как во мне нарастает усталость и становится все труднее плыть с потоком магии и притягивать девушку к себе. Потом вдруг что–то подключилось — мощь круга удвоилась, от его границ к потолку метнулась молния, и лунные лучи, проникавшие в комнату, стали красными.

А в следующий момент она оказалась здесь.

— Сконцентрируйся, — сказал Рэггинбоун. — Ты должна удерживать круг под контролем, иначе быть беде.

— Я не могу дотянуться до него, — сказала Ферн с напряжением. — Я знаю, что он там, я чувствую его, но не могу дотянуться.

— Он опасен, непредсказуем, он полумонстр. Он может сопротивляться твоему призыву. Глупо тратить свои силы на таких, как он.

— Я поклялась быть ему другом, — ответила Ферн. — А я уже давно не разговаривала с ним.

— Ты плохо выбираешь себе друзей, — усмехнулся Рэггинбоун.

— Знаю. — Ферн глубоко вдохнула и повторила заклинание призыва: — Кэйлибан, человек–меч, человек–зверь, зачатый колдовством из пустого семени, я, Моркадис, призываю тебя. Сын демона и ведьмы, приди ко мне! Твоей душой я заклинаю тебя! _Вэнья!_Фиассэ!_

Наконец в центре круга сгустилась тьма, появились рога. В темноте мигнули красные глаза, и голос, мало отличавшийся от звериного рыка, произнес:

— У меня нет души.

— И все же ты явился. — Ферн тяжело дышала после такого напряжения сил.

— Твой призыв дошел далеко, маленькая ведьма. За пределы мира. Интересно… какое преступление я совершил, чтобы заслужить такой настойчивый призыв? — По мере того как он говорил, он становился виден все отчетливее. Отблеск огня высветил над бровью выжженный знак.

— Что это? — спросила Ферн, взглядом указав на знак. — Кто это сделал?

Но он уже отступил назад в темноту и исчез, как исчезает джинн в бутылке.

— Кэл! — крикнула Ферн. — Вернись! Кэл! — Она звала его уже не как ведьма, а как друг.

Но он не вернулся. В круге снова замерцал свет, и материализовалась совсем другая фигура — маленький человек в белом одеянии, с венком из листьев на голове, с мягкими детскими чертами лица. Ферн однажды видела его, когда наблюдала со стороны, как производят вызов духов.

— …Неправильно, — сказал дух. Голосок у него был чистым и звонким. — Что это за колдовство. Кто вызвал меня сюда?

— Тебя не звали, — холодно ответила Ферн. — Уходи!

Она уже собралась взмахом руки отослать его назад, но его слова заставили ее остановиться.

— Я ищу ведьму по имени Моркадис.

— Зачем?

— Это ты?

— _Зачем,_ я спрашиваю.

— Твой враг нашел тебя.

— Хорошо. — Ферн воздела руки над головой. — Передай Моргас, раз уж ты стал ее пажом, что это я нашла ее. _Энваррэ!_

Ребенок исчез так же быстро, как и появился. Рэггинбоун взял Ферн за руку, но гнев придал ей сил, и она не нуждалась в поддержке.

— Браво! — сказал он. — Прозвучало очень хорошо, даже если на самом деле это не так.

Муунспиттл что–то бормотал, скорее всего обращаясь к своему коту.

— Кто или что это было? — спросил Уилл.

— Дух, один из старейших, несмотря на то что он выглядит, как ребенок, — ответил Рэггинбоун.

— Злой?

— Ни злой, ни добрый. Но, как большинство древних духов, он больше склоняется к злу или, вернее, к озорству. Его излюбленное воплощение весьма соответствует складу ума. У него нет определенного пола, он может стать похожим и на мужчину, и на женщину. — Рэггинбоун повернулся к Ферн: — Тебе не следовало пускать его.

— Я и не пускала, — ответила Ферн. — Он просто появился.

— Наверное, ты ослабила контроль.

— Нет. Я бы почувствовала это.

— Круг слишком открыт, — заявил Муунспиттл. — Сейчас сюда может зайти кто угодно. Смотрите!

Ферн не предпринимала новых попыток кого–либо вызвать, но в центре круга вновь собирался туман. Он клубился и извивался кольцами, все время меняя форму. Ферн произнесла новое заклинание, ограждающее границы круга. Но то, что пыталось проявиться, чем бы оно ни было, пришло извне, и ему не нужно было пересекать границу. Раздался вой ветра, и в комнате стало жутко холодно. Жидкость в пробирках застыла, выбив пробки, а одна пробирка даже лопнула, и звон разбитого стекла прозвучал, как выстрел. Вытекавший из другого сосуда раствор застыл сосульками на краю стола. Мороз трещал в корешках книг. Гэйнор стучала зубами от холода, а Ферн чувствовала, как немеют пальцы. В центре круга свирепствовал буран, и у него были суровые, как сама зима, глаза.

— Это Борос, — пробормотал Рэггинбоун застывшими от холода губами.

Ферн выдавила из себя слова, отпускавшие духа, и буран стих. Глаза мигнули и пропали. В подвал снова хлынуло тепло. На каминной решетке вспыхнул магический огонь, но от него было мало тепла. Где–то сзади Муунспиттл ворчал о причиненном ему ущербе.

— Он прав, — сказал Рэггинбоун. — Кажется, ты привлекаешь ненужных духов стихий. Это становится опасным. Закрой круг.

Ферн покачала головой:

— Я еще не закончила.

Не закончило свое действие и заклинание. Последнюю снежинку втянуло в себя что–то черное — оно разбухало и росло в центре круга. Темная масса перетекала то в одну, то в другую сторону, как будто внутри находилось нечто со множеством рук и ног и пыталось вырваться наружу, издавая рев и мычание на несколько голосов.

— Это огр Малебог, — подсказал Рэггинбоун. — У него три головы и несколько обличий, все они, впрочем, малоприятны. Бог знает, откуда он явился.

Ферн потребовалось несколько минут, чтобы отделаться от него, но и тогда чернота не рассеялась: она только побледнела и стала коричневой по краям, превратившись в бесформенную чуть подрагивающую массу. Потом из нее стали выпячиваться две брыжи, мясистые и пухлые. Эти, с позволения сказать, губы расползлись на полтуши и заговорили.

— Я Кторн, — заявили они. — Я пришел. Накормите меня.

Ферн снова произнесла знакомые слова, но она уже устала, поэтому заклинание оказалось не столь сильным. Губы еще больше выпятились, вытянувшись в трубочку, — хлюп — и всосали ее заклинание. Студень угрожающе раздался вширь и потребовал:

— Еще!

На мгновение Ферн охватила паника.

— Попробуй огнем, — предложил Уилл.

На этот раз, когда Ферн произносила заклинание, в ее голосе чувствовалась суровая властность. Губы снова потянулись к ней, желая сожрать заклинание, и тогда Ферн кинула завершающее слово: _«Фьюмэ!»_ В мясистом рту монстра полыхнуло пламя, губы почернели и скорчились, и весь студень задрожал. Потом он взорвался, завалив себя своей собственной плотью и исторгнув мощный поток магии. Образовавшийся вихрь смел магический порошок, и в периметре круга образовались прорехи. Ферн схватила не тот сосуд, чертыхнулась, отбросила его, попыталась закрыть бреши. Магия хлынула из круга, затопив комнату. По книжным полкам прошлось цунами. Потолок выгнулся куполом, и, как листва осенью, посыпалась старая штукатурка. Пол дрожал под ногами. Кот обезумел и стал выдираться из рук, кусаясь и царапаясь, а Муунспиттл с Рэггинбоуном пытались удержать его. Уилл хотел обнять Гэйнор, но она стряхивала штукатурку с волос и невольно заехала ему в глаз. Нечто с огромным количеством глаз материализовалось сразу в нескольких углах комнаты, уставившись со спинки стула, книжной полки, со старой литографии и из разбитого кувшина. Ферн бросила искать магический порошок и попыталась восстановить контроль, не обращая внимания на охватившее ее чувство беспомощности.

— _Оркале_неф–хелейс…_Барде_нессантор…_Ай_Моркадис_зи–нефиссе…_варде!_

Глаза мигнули и исчезли. Периметр круга был все еще разорван, но магию, казалось, усмирили и удерживали в границах чистым усилием воли. Магическое пламя мерцало, его голубые языки лизали прутья каминной решетки. В их свете лицо Ферн стало голубым и очень напряженным.

— Заканчивай! — крикнул Рэггинбоун, но она не слушала его, поспешно бросая следующее заклинание вызова, пока силы совсем не покинули ее.

— Дана! — бросила она кличь в пустоту ночи. — Пленница или странница, приди ко мне!

И она появилась — не тем ухоженным телом, что лежало в клинике под присмотром врачей и санитаров, а такой, какой она, должно быть, выглядела на вечеринке — с шиньоном волос и в тонких шифоновых одеяниях. Несмотря на макияж, было видно, какие напуганные у нее глаза. Руками она словно толкала невидимую стену. Сначала она вроде бы не видела того, кто ее призвал, но потом ее взгляд остановился на Ферн, и кончик носа расплющился, как будто она прижалась им к стеклу. Ее губы шевелились беззвучно, но по их движению можно было прочесть слово: _«Помогите…»_

Она исчезла в темноте, а центр круга стал черным, как буря. Вместо нее появилось лицо девушки, прозрачное, как голограмма, чуть светящееся. Ферн в изумлении пробормотала: «Гэйнор?» Предупреждение Рэггинбоуна прозвучало слишком поздно. Гэйнор выскользнула из объятий Уилла и шагнула в круг через разрыв в его границе. На какое–то мгновение ее черты слились с лицом в круге, а потом она исчезла.

Что случилось потом, Ферн помнила смутно: Уилл паниковал, Рэггинбоун увещевал ее, Муунспиттл протестующее верещал. Она больше не рассуждала, а действовала, подчиняясь лишь интуиции.

— Вам придется поддерживать круг, — сказала она Муунспиттлу. — Запечатайте границу. Никого не пропускайте сюда. Если вы удержите заклинание, то я вернусь. — Она не стала ждать возражений или предостережений. Воля ее была сильна, а в голове — пустота. В тот момент у нее не было плана действий, но не было и сомнений или страха.

Она шагнула в круг, сказав: «Энвардо! Я иду следом».

И действительно ушла.

Сначала Гэйнор не поняла, что куда–то перенеслась. Она не помнила, как вошла в круг, — она просто вдруг оказалась в нем. Короткая вспышка света, ощущение падения, вращающийся туннель — а потом падение замедлилось, и вот она уже снова стоит, как стояла. Только здесь в границах круга не зияли бреши. Подняв голову, она увидела, как в открытое окно струится лунный свет. Смешиваясь с волшебным огнем, он слепил так, что ей пришлось даже зажмуриться. Единственное окошко в подвале было маленькое и находилось почти под самым потолком. Оно было заклеено упаковочной бумагой. И тут ей стало по–настоящему страшно. Она огляделась по сторонам, пытаясь рассмотреть, что было за пределами круга, но видела только клубящуюся тьму и огромные черные занавеси, свисающие с высокого свода. Потом она увидела женщину. Высокую женщину в светлом платье, которое переливалось и блестело при каждом ее шаге. Длинные волосы свалявшимся пуком свисали на спину, оголенные руки по белизне были под стать платью. И руки, и платье отливали голубизной магического пламени. Гэйнор подумалось: ее лицо красиво, но напоминает картину сюрреалистов — посмотри на нее под другим углом, и оно покажется тебе отвратительно уродливым.

— Как тебя зовут? — произнесла женщина. Голос ее был мягким и отвратительно сладким, как запах гниения.

Гэйнор не хотелось отвечать, но она чувствовала, что должна это сделать. — Гэйнор.

— Похоже на современное сокращение. Я знавала имя Гвенифер. Как забавно. Так, значит, ты Гвенифер.

— Я не понимаю, о чем это вы.

— Разыгрываешь из себя дурочку? Не важно. Я уже однажды использовала тебя, сделаю это и сейчас. Я так понимаю, ты сейчас сдружилась с Моркадис. Это глупо–и с твоей стороны, и с ее. Где она?

— Я думаю, вне круга…

— Это не ответ. Говори правду — магия обязывает тебя. Где она?

Властность и настойчивость в ее тоне буквально давили и душили Гэйнор; она с трудом ловила ртом воздух. Но, даже задыхаясь, она выдавила все тот же ответ:

— Она… вне… круга…

И тут Моргас поняла, что произошло. Два круга, два заклинания притянули друг друга, будто связанные одной магической нитью.

— Увале! — выкрикнула она, и в горящей кромке крута появились прогалины. Она подняла руку. — Иди ко мне!

Гэйнор почувствовала, что ее тянут к выходу из круга. Она знала, что покидать круг нельзя ни в коем случае, но у нее не было сил противиться приказу. За пределами круга темнота уже не казалась сверхъестественной. Снаружи каменным изваянием застыла лысая кошка. Выражение ее сморщенной мордочки было совершенно зловредным. Не в силах остановить себя, Гэйнор шагнула в комнату.

Внезапный окрик сзади будто разрушил чары:

— Стой! Я приказываю: стой! — Рука схватила ее за запястье и дернула обратно с такой силой, что Гэйнор споткнулась и упала. Цепляясь за руку своего спасителя, она попыталась подняться. За пределами круга Моргас раскачивалась из стороны в сторону, как кобра, готовящаяся к прыжку. Глаза прищурены, рот растянулся, обнажая зубы, жаждущие добычи. Кошка принялась расхаживать взад–вперед вдоль периметра крута, будто пытаясь отыскать слабое место, через которое она сможет проникнуть внутрь.

— А, Моркадис, — тихо сказала ведьма. — Фернанда Моркадис, — уже громче и звонче повторила она.

— Ты искала меня, — сказала Ферн. — Я пришла. — Она еще не могла отдышаться от стремительной телепортации, да еще Гэйнор отчаянно цеплялась за руку.

— Мне нравится твоя подруга, — продолжила Моргас, ее тон стал обманчиво приветливым. — Я знавала ее раньше: ей всегда прощались ее грехи, ведь она такая мягкосердечная и пустоголовая. Такой соблазн для каждого, кто оказывался рядом с ней. Я с удовольствием порасспрошу ее снова.

— Она молода, — изумленно ответила Ферн. — Вы встречались раньше, но мимолетно, во сне.

— Молодость — это иллюзия! — скорчила презрительную мину Моргас. — Я кажусь тебе молодой? Все развивается циклами, возрождается и повторяется, даже дух. Она — Гвенифер, искусительница, нарушающая супружескую верность. Правда, тогда она казалась поизысканнее, но сильно измениться не могла.

— Мир Времени свел тебя с ума, — сказала Ферн. — Ты видишь старых врагов в новых лицах. Я думала, что ты боишься меня.

— Боюсь? — переспросила Моргас шелковым голосом. — О нет, моя прилежная ученица. Ты предала меня и пыталась убить, но это привело лишь к началу моего возрождения. Я когда–то считала, что без _тебя_ не смогу вернуться в мир, и ты действительно вернула меня. Ты сделала меня неуязвимой, бессмертной. У меня есть сила Дара, сила Дерева и сила Реки. Что ты можешь противопоставить мне?…

Ферн становилось страшно. Она знала, что в ее распоряжении всего несколько секунд, чтобы вернуть их назад, в Сохо, и она собрала все силы, напрягла весь свой Дар. Однако интуиция подвела ее: она не знала, что делать и как. Моргас взмахнула рукой и издала странный гортанный звук, крик из тех времен, когда человек еще не владел речью. По ее команде доски под ногами девушек стали трескаться под напором зеленых ростков. Толстые и сильные, они обвились как змеи, вокруг ног девушек, пригвоздив их к полу. Гэйнор с трудом подавила крик. За несколько секунд множество побегов окрутили ее тело, накрепко примотав руки к бокам. Ферн же успела вовремя выдернуть руки из этих хватких объятий.

— Ты попалась! — злорадно воскликнула Моргас. — Я добралась до тебя!

Она подняла руки — и в этот момент что–то появилось прямо из воздуха над головами Ферн и Гэйнор и ударило Моргас в грудь. Оно пролетело с такой силой, что пробило в границе круга брешь, которую уже невозможно было заделать. От удара ведьма пошатнулась, потеряв контроль над заклинанием. Ферн, почувствовав, что змееподобные побеги ослабили хватку, сбросила их и растоптала. Гэйнор последовала ее примеру. Моргас отбилась от нападавшего и теперь стояла, тяжело дыша, в разодранном платье, на котором расплывались красные пятна. Глубокие царапины от когтей медленно затягивались на ее молочно–белой коже. Кровь быстро свернулась и засохла, от ран не осталось и следа.

Нападавший спрыгнул на пол и рычал, присев на задние лапы. Его рыжая шерсть в голубом свете казалась бесцветной. От витавшей вокруг магии она стояла дыбом. Воинственный кошачий вой выдавал опытного помоечного бойца.

Это был Моугвит.

— Хватай его! — крикнула Ферн. — Мне надо сосредоточиться.

Гэйнор нагнулась как раз в тот момент, когда Не–гемет ринулась на врага. Началась небольшая потасовка. Руку Гэйнор разодрали, но она так и не поняла, которое из животных. Схватив безумный комок рыжей шерсти в охапку, она вернулась в то, что осталось от круга. Негемет угрожающе рычала, но ринуться за ними следом не решилась. Моргас бормотала то ли заклинание, то ли проклятье. Ферн чувствовала, как вокруг нагнетаются магические силы. И тогда она напрягла свою волю и ум, Дар и знания — все это слилось в одном слове. Гэйнор почувствовала, как ее схватили за руку, услышала Команду, и в этот момент круг вспыхнул огненным кольцом, все слилось. Свет поглотил их… и они оказались снова в Сохо.

Круг удерживал Муунспиттл под чутким руководством и понуканиями Рэггинбоуна. Уиллу всучили кота, наказав держать его крепко–накрепко. Сто лет, прожитые бок о бок с колдуном, не только продлили жизнь кота, но и придали ему необычайную силу, хотя умом, возможно, он уже впал во второе кошачье детство. Вместе Муунспиттл и Ферн закрыли круг, и очень вовремя: в комнату ворвался крик ярости, пришедший из ниоткуда. Пламя в камине погасло, включили свет, и подвал снова выглядел совсем обычным. Они вручили хозяину обещанную награду — новый мячик для кота и пачку открыток времен короля Эдварда, которые Рэггинбоун купил в магазине букиниста.

— Этот кот спас нам жизнь, — сказала Ферн. — Я приду завтра и принесу ему лосося.

— Копченого, — вставил Муунспиттл. — Он любит копченую рыбу.

— Непременно, все самое лучшее, — заверила его Ферн.

Обратно домой они поехали на такси. Рэггинбоун, в отличие от Уилла, приберег все свои упреки до возвращения.

Они сидели в гостиной Ферн, попивая вино и кофе. Наконец поток взаимных обвинений начал стихать.

— Ладно, — рассудительно сказал Рэггинбоун, — как тебе показалась Моргас?

— Она очень похудела, — ответила Ферн. — Боюсь, что излишний вес каким–то образом трансформировался в силу. Она провела многие века в спячке, питаясь от Дерева, и теперь стала сильнее. Она сказала, что у нее сила Дара, Дерева и Реки… И я чувствовала эту силу вокруг. Она чудовищна. Я не смогу с ней бороться.

— Но ты сделала это, — сказала Гэйнор.

— Нам повезло, — мрачно возразила Ферн. — Просто повезло. На это нельзя рассчитывать.

— Однако, — заметил Рэггинбоун, — знать, что удача на твоей стороне, это уже что–то. А у Моргас есть слабое место. Провидицы сказали тебе, что все живое должно умереть. Остается только выяснить, что для этого надо сделать.

— По крайней мере, мы знаем, где она, — сказал Уилл.

— А она знает, где мы? — спросила Ферн.

— Будем надеяться, что нет, — ответил Рэггинбоун. — Не думаю, что духи стихий успели понять, где находятся. Но нам надо еще кое–что разузнать. Возможно, имеет смысл еще раз переговорить с Мэбб. Она, конечно, капризна и ненадежна, но, кажется, гоблины уже ввязались в эту историю, и, возможно, у нее появилась свежая информация. У гоблинов вострые ушки, до них доходят многие слухи. Да, есть ведь еще этот человек, которого Моргас заколдовала…

— Банковский магнат, — вставил Уилл. — Очень богатый и очень могущественный. Это невольно наводит на мысль: богатыми и могущественными не становятся люди заботливые и отзывчивые.

— Точно. Есть еще его сын, Лукас.

— Люк, — подсказала Ферн. — Я говорила, у него есть Дар, уверена в этом. Я свяжусь с ним. — Эта мысль обрадовала ее, хотя ей хотелось бы скрыть свою радость. Впрочем, радость быстро испарилась, когда она подумала, что ей надо встретиться еще кое с кем. Это было уже чувство долга, а не насущная необходимость — забытая дружба, неоплаченный долг. Она имела в виду Кэла, сына Моргас. Если кто и знал слабое место Моргас, так это он.

В ту ночь она легла очень поздно и думала не столько о Люке, сколько о двурогом полумонстре с львиными когтями, который однажды служил ей проводником во мраке.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ранним субботним утром первые лучи солнца проникли в вечно запертый магазин. Этого скудного света не хватало для того, чтобы полностью выхватить из тьмы обстановку помещения; но день разгорался, и чуть позже несколько шальных лучей все же пробились сквозь решетки и мутное стекло. Рэггинбоун проснулся и теперь лежал на диване, неспешно размышляя о своей жизни. Диван был жесткий и маленький, но годы лишений закалили старого волшебника, и единственное, что сейчас причиняло ему неудобство, это отсутствие теплой сопящей Лугэрри, которая любила, свернувшись калачиком, примоститься у него под боком. Он оставил собаку в Йоркшире, потому что она плохо переносила город, но ему так не хватало ее компании и их мысленного общения. Умная Лугэрри могла сообщать ему, о чем думает, но для этого ей нужно было находиться рядом. Вскоре его отвлек шелест газеты, которую почтальон сунул в почтовый ящик. Рэггинбоун, кряхтя, поднялся, чтобы забрать газету, удивляясь тому, что Муунспиттл поддерживает связь с внешним миром. Правда, это оказалась не серьезная ежедневная газета, а всего–навсего местный листок новостей, который приносят бесплатно всем подряд. Он уселся поудобнее и принялся было за чтение, но тут его внимание привлек луч света, пробившийся сквозь закрытые ставни. Солнце осветило расставленные тут и там старинные безделушки, груду старинной ветхой мебели, какой–то ветвистый предмет–то ли канделябр, то ли оленьи рога, которые так часто украшают гостиные в богатых домах. Все вокруг было тусклым и пыльным, и только кое–где еще проглядывал первоначальный цвет. Рэггинбоун лениво подумал, что под пылью и грязью могут таиться давно похороненные тайны. Когда солнце скрылось, он вновь вернулся к газете. Читать было темно, и Рэггинбоун включил настольную лампу, но лампочка давным–давно перегорела. Впрочем, это не мешало ему — благодаря Дару зрение его стало очень острым; и хотя Дар давно исчез, кое–какие навыки еще остались. Он как раз просматривал статью об археологических раскопках на стройке на Кинг–Кросс, когда пришла Ферн.

Рэггинбоун впустил ее, хотя у нее пока не получался тот замысловатый условный стук, который придумал Муунспиттл.

— Я принесла копченого лосося, — сказала она приветливо.

Откуда–то прибежал Моугвит, особым кошачьим чутьем почуяв приход Ферн, и, мурлыча, принялся ласкаться к ней. Он путался в ногах и упорно выражал радость по поводу ее прихода, пока она чуть не упала на лестнице, споткнувшись о него. Муунспиттл молча взял рыбу у Ферн и отдал ее коту. Моугвит понюхал ее, разочарованно тронул лапой и отошел с видом оскорбленного достоинства.

— Несвежий, может? — предположил Муунспиттл.

— Он и не может быть свежим, — возразила Ферн. — Он же копченый!

Они оставили Моугвита наедине с рыбой. Муунспиттл приготовил зловонный напиток, являвшийся, по его уверению, чаем. Рэггинбоун пил эту бурду, потому что в шестнадцатом веке угощался, бывало, и худшими вещами, а Ферн — просто из вежливости.

— Вот интересно, — осторожно начала она, — у меня осталось совсем немного огненных кристаллов и магического порошка. Где бы мне раздобыть еще?

— Это одно и то же, — ответил Муунспиттл. — Магический порошок сделан из тех же кристаллов. Их просто размалывают и смешивают… с чем–то. Есть у меня один знакомый, кто поставляет все это. Если он, конечно, еще жив. Я давненько его не видел.

— Ты уже много кого давно не видел, — сказал Рэггинбоун. — Насколько давно?

— Ох, в последний раз я видел его году в тысяча восемьсот пятидесятом. Но очень хорошо помню. Он следил за течением времени, и у него даже был календарь. — Судя по тону, Муунспиттл считал это редким чудачеством.

— Как его зовут? — спросила Ферн.

— Неб Готлес, — ответил Рэггинбоун вместо Му–унспиттла. — Он гном, настоящий гном, а не просто низкорослый человек. Раньше гномов можно было встретить часто, но они были вояками и любили сражаться, поэтому теперь их почти не осталось. Неб ведает обработкой и продажей кристаллов, но в двадцатом веке спрос на подобные вещи невелик. Чародеи и теперь редкость. Не представляю, кто бы мог с ним общаться в последнее время. Вполне вероятно, что его действительно нет в живых.

— А откуда берутся кристаллы? — спросила Ферн. — Их делают или…

— Кристаллы добывают в шахтах, — пояснил Рэггинбоун, — в шахтах Гола. Это место в другом мире. До Преисподней и то легче добраться, чем туда! В эти шахты вело множество ходов через пещеры и подземные тоннели, но все они теперь наглухо завалены камнями. Сейчас туда ведет лишь один тоннель, но он охраняется демонами. Я был в шахтах Гола один–единственный раз. Туда редко кого пускают, слишком уж там опасно.

— В шахтах всегда опасно, — вздохнула Ферн. — Думаю, мне нужно будет разыскать этого Неба Готлеса. Дорогу вы мне укажете?

— Может быть, — сказал Рэггинбоун.

— Обычно он сам привозил эти кристаллы, — встрял Муунспиттл. — Специальным клиентам. Он знал, что я никуда не выхожу.

— В любом случае, — решил Рэггинбоун, — у тебя пока достаточно кристаллов. Сейчас слишком опасно снова читать заклинания. В воздухе все еще носятся духи, и, уж конечно, они почуют магию. Займемся пока обычными исследованиями!

Разговаривая, он думал о статье в газете, которая теперь лежала у него в кармане. Видимо, поэтому он не обратил внимания, что Ферн согласилась, но с каким–то отсутствующим видом.

— Что ж, — сказала она, поднимаясь, — мне пора. Спасибо за чай.

Выйдя из комнаты, она наткнулась на Моугвита. Он уже покончил с лососем, и теперь сыто развалился в кресле, мохнатый, пестрый и самодовольный, являя собой верх кошачьей наглости. На свою благодетельницу он даже не взглянул.

В тот вечер Ферн опустила шторы, не дожидаясь наступления темноты. Она отказалась идти с друзьями в кино, сославшись на недомогание. Собиралась позвонить Гэйнор и даже набрала номер, однако в последний момент передумала. Присутствие подруги было бы сейчас очень кстати — Ферн научилась ценить поддержку друзей в трудных ситуациях, хотя это и шло вразрез с ее представлениями, но в тот вечер у нее было много причин действовать в одиночку. Памятуя о предостережении Рэггинбоуна, Ферн тщательно подготовилась. Она прочитала в комнате несколько заклинаний сокрытия и защиты, создав таким образом невидимую волшебную сеть, сквозь которую не смогли бы проникнуть даже самые ловкие призраки. Закрыв дымоход, чтобы дым не уходил в трубу, она бросила на каминную решетку горстку кристаллов — они тут же вспыхнули, повинуясь витавшему в воздухе волшебству. Ферн вылила в голубоватое пламя несколько капель зелья, и из камина повалил плотный белый дым, от которого заслезились глаза и защипало в носу. Ферн шептала заклинание, ему она выучилась у Моргас в дни своего вынужденного пребывания в пещерах под корнями Вечного Древа. Дым начал уплотняться, превращаясь в водоворот, непрозрачный и вязкий, и закружился над пламенем.

Долго ничего не было видно в клубящемся дыме, затем место действия озарилось светом, пробивающимся сквозь зеленые листья. Они напоминали листья дуба, но были крупнее и мягко шелестели, будто что–то нашептывая. Глубоко в кроне, куда не проникал свет, зрел жирный желтый плод. Казалось, под взглядом Ферн процесс созревания неимоверно ускорился: плод вздулся неровностями, прорезались похожие на молодые листочки уши, синеватые веки набухли, и под ними четко обозначились глазные яблоки. Последними появились волосы, они начали расти из темени и длинными прядями свесились почти до самой земли. Крошечный белый паучок цеплялся за темно–золотой локон. Кожура плода порозовела, глаза открылись. «Какая красивая», — пронеслось в голове Ферн. А через мгновение ее осенила догадка: «Я же знаю ее!» Женщина, которую она узнала, была стара, жадна и полна скрытой злобы, то была ведьма с острова Аээа. И хотя сейчас она лучилась молодостью и красотой, ее взгляд остался прежним. «Сисселоур, — подумала Ферн, — это ее голова». Откуда–то появившаяся темная рука перерезала стебель охотничьим ножом, и голова исчезла.

Картина изменилась. В коридоре, полном теней, Ферн смотрела вслед женщине в белом платье, мерцающем в тусклом свете. Та быстро удалялась, покачивая при ходьбе бедрами. Затем Ферн увидела холм с тремя деревьями, почерневшими от удара молнии, вересковую пустошь, бегущую собаку. Ей показалось, что это Лугэрри. Образы промелькнули очень быстро, и снова воцарилась темнота. Ферн очутилась в пещерах. На этот раз Подземный Мир оказался пуст. Тишину нарушал лишь шепот призраков и шелест убаюкивающих волн Леты, смывающих и уносящих прочь любую боль, обиду, любовь… Темнота вновь скрыла видение и расступилась перед новым: Ферн увидела витой рог; налитые кровью глаза, мерцающие из–под насупленных бровей; массивные сгорбленные плечи. За спиной у этого создания болталась сумка, и по свисавшей из нее пряди волос, в которой копошился маленький белый паучок, Ферн сразу догадалась, что находится внутри. Она вспомнила, что видела таких пауков, когда жила в пещере между корнями Вечного Древа. Эти маленькие паучки превращались в монстров, размером с большую тарелку. Магия позволяла Ферн следовать за существом в глубь тоннеля, через пещеры. «Кэл», — прошептала она, зная, что он все равно ее не услышит. Должно быть, он выполняет поручение Моргас. Но Ферн была уверена, что делает он это против своей воли. Видимо, поэтому он и не остался в магическом круге, когда Ферн вызвала его туда. Они тогда заметили у него на лбу колдовскую отметину. По мнению Рэггинбоуна, она напоминала руну обнаружения. Очевидно, Кэл боялся, что невольно выдаст матери местонахождение Ферн, если задержится.

Видение изменилось, растаяло в моросящем сером дожде. Дворники мерно ходили туда–сюда, сгоняя воду с лобового стекла. Так же, как тогда, на дороге в Ярроудэйл, Ферн увидела несущийся к ней на полной скорости громадный грузовик. Фары ослепили ее, завизжали тормоза, и автомобиль потерял управление. Она не услышала, а скорее почувствовала чей–то крик, поняла, что кричит сама, зажмурилась и сжалась в ожидании удара.

Через несколько секунд она осторожно открыла глаза, будто опасаясь увидеть происходящее, но декорации уже сменились. Теперь дождь был черным, фонари и неоновые вывески освещали мокрые фасады зданий. Ферн казалось, что она не из уютной гостиной следит за происходящим, а участвует в событиях. Она текла вместе с людским потоком по переполненным тротуарам, сторонясь ревущих машин, на большой скорости проезжавших мимо. Зная, куда несут ее ноги, она пробовала сопротивляться, но магия не отпускала ее. Перед ней возвышалась Темная Башня. Вместе с другими людьми ее затянуло в шахту и унесло вверх по эскалатору. Она оказалась в рабочем кабинете, где за столом сидел Он. Его взгляд, как всегда, ускользал от магического заклинания. Рядом с ним должна была лежать красная папка, но ее не было. Она сама достала откуда–то папку и положила перед ним. По призрачной руке полоснул нож, закапала густая красная жидкость, похожая на кровь. «Подпиши», — произнес чей–то голос, ей показалось, что ее собственный. Он взял перо.

Дым клубился, искажая образы, разрывая их на куски, и в конце концов все исчезло. Ферн сидела в собственной гостиной перед камином, скрестив по–турецки ноги. Кристаллы тлели на каминной решетке, и исходивший от них пар висел в воздухе. Ферн открыла дымоход. Только когда последний сгусток дыма унесся в трубу, она сняла магическую защиту с комнаты и открыла окно, впустив свежий ночной воздух. Прежде чем лечь спать, она отломила веточку плюща и прикрепила ее к входной двери.

В воскресенье Уилл и Гэинор обедали в баре на набережной в Хаммерсмите. Получив счет, они слегка поспорили, кто будет его оплачивать. В конце концов заплатил Уилл. Он нервничал и досадовал на себя за это, поэтому излишне резко отмел предложение Гэинор заплатить. Два года назад, когда их отношения только начали развиваться после пережитых вместе опасностей, она ушла от него, даже не объяснившись. В жизни Уилла подобные случаи были редки, и боль, причиненная ему Гэинор, никак не проходила. Уилл старательно отметал мысль о том, что дело, возможно, не только в задетом самолюбии. Хотя он был хронически безденежным, а основанной им продюсерской компании еще только предстояло проявить себя в создании шедевров, он в общем–то никогда не знал отбоя от подружек, которые все как одна были длинноногими, высокообразованными красавицами, считавшими, что оказывают большую честь, позволяя платить за себя. Нельзя сказать, что ноги Гэйнор были умопомрачительно длинными, лицо ее не отличалось особенной красотой, оно было скорее приятным. На нем чаще появлялось выражение грусти или сочувствия, чем позерства и самоуверенности. Но зато глаза светились умом, и она была по–своему независима.

— Может, все же я сама за себя заплачу? — продолжила она спор.

— Ни за что!

— Ферн говорила, что твое материальное положение сейчас не очень–то…

— Ферн говорила? Мисс Вездесущий Оракул? Вот уж не думал, что ее Дар позволяет ей знать о состоянии моих финансов! Все нормально. На–ка вот, возьми!

Он подтолкнул к ней бокал с пивом. Гэйнор почувствовала себя виноватой за свою бестактность и молча взяла бокал. С террасы, на которой они сидели, открывался вид на Темзу: серое небо отражалось в серой, чуть подернутой серебром реке. Легкий ветерок, доносившийся с набережной, освежал. Гэйнор и Уилл некоторое время молчали. Заговорили они одновременно:

— Столько времени прошло…

— Мне жаль…

Оба замолчали на полуслове. Уилл первым взял себя в руки.

— Почему бы нам не поговорить о погоде? Прекрасная же тема! Мы сможем поговорить, не касаясь неприятных тем.

— Лето в этом году какое–то пасмурное, — охотно поддержала его Гэйнор.

— Настоящее английское лето, — согласился Уилл. — Облачность, временами дожди, графики атмосферного давления скачут, как кенгуру…

— Да уж… Иногда мне кажется, что эти линии можно увидеть в небе, — сказала Гэйнор.

— В этом нет ничего невозможного, — ответил Уилл. — Мы ведь оба знаем, случиться может все что угодно. А уж с нами — особенно. Только я очухался от событий девяносто восьмого года, как судьба опять ошарашила меня. В прошлую пятницу. Особенно хороши были незваные гости…

— Этот урод с губами? — Гэйнор побледнела. — Ферн действительно убила его? — Она неплохо разбиралась в магии и понимала, что существ из иных миров не так просто убить.

— Боюсь, что нет. Рэггинбоун говорит, что это дух стихий… значит, он может возрождаться снова и снова. Очевидно, его привлекает любое колдовство, но лично мне с трудом верится, что Ферн в ближайшее время захочет повторить попытку. Она сильно испугалась, когда ты, едва ступив в магический крут, исчезла. Вообще–то мы все очень испугались, — сказал он мягко.

Гэйнор благоразумно решила никак не реагировать на эту теплоту, неожиданно прозвучавшую в его голосе.

— Тебе не кажется, что она попытается добиться своего в одиночку?

Уилл открыл было рот, собираясь опровергнуть такие домыслы, но тут же захлопнул его, вспомнив о том, как Ферн поступала раньше.

— Надеюсь, нет, — произнес он коротко. — Она же не дура. Должна же она понимать, что бороться с Моргас в одиночку ей не под силу!

— Она понимает, — сказала Гэйнор сурово.

Принесли заказ, и разговор на некоторое время прервался.

— Моргас тебе говорила что–нибудь? — спросил Уилл, вертя в руках вилку.

— О да! Так странно — она разговаривала со мной, как со знакомой. Но она будто знала меня не в лицо, а лишь по имени. Она сказала, что представляла меня иначе. Может, приняла меня за другую? Она называла меня Гвенифер.

— Гиневра, — сказал Уилл. — Гэйнор — это же уменьшительное от Гиневры. Ты не можешь этого не знать.

— Да… Но мне всегда казалось, что это имя мне не подходит. Слишком уж оно высокопарно для меня. — Гэйнор внезапно расхохоталась. — Тебе не кажется, что она приняла меня за Гиневру — супругу короля Артура? Представляешь? Я — королева, роковая женщина! Смешно, да?

— Между прочим, не так уж неправдоподобно, — улыбнулся Уилл.

Его смеющиеся глаза казались особенно синими на загорелом веснушчатом лице. Белокурые, выгоревшие на солнце волосы растрепались и торчали забавными вихрами. Гэйнор внезапно подумала, что морщинки, прочертившие его лоб, — это свидетельство зрелости и пережитых забот, и ее захлестнула нежность к Уиллу, окрасив щеки очаровательным румянцем. Ей расхотелось есть, и грибы с чесноком, которые она так любила, неожиданно показались совершенно невкусными.

— Никогда не видел, как ты краснеешь, — заметил Уилл. — Красней почаще — тебе идет.

— Тебе нравится? Вообще–то для этого редко бывает повод, — сказала она.

— А я слышал другое. Ферн говорила, что мужчины постоянно изливают тебе свои проблемы.

— Да, — Гэйнор ответила раньше, чем подумала, _±-_ но это не заставляет меня краснеть.

Боясь ляпнуть еще что–нибудь, о чем потом пожалеет, она резко сменила тему:

— Впрочем, мы ведь говорили не об этом. Ферн не должна объявлять войну Моргас до тех пор, пока мы не найдем ее слабое место.

— Если оно у нее есть!

— Должно быть! Пророчицы сказали, что все живое может умереть.

— Тоже мне пророчество! Ничего нового они не сообщили, — пробурчал Уилл. — Я бы мог сказать то же самое.

— Неужели? — усмехнулась Гэйнор.

В синих глазах Уилла замерцали колючие льдинки.

— Вопрос, собственно, в том, что мы можем сделать, — сказал он звенящим голосом. — У Ферн есть Дар, но и у нас есть свои сильные стороны! Не могу сейчас точно припомнить твои, но лично я обладаю здравым смыслом. А узнать что–либо можно не только при помощи волшебства.

— Ты имеешь в виду древние рукописи? — сказала Гэйнор. — Я могу поискать что–нибудь о Моргас. Вполне вероятно, что о ней где–нибудь упоминается.

— Древние рукописи, современная литература. Вопросы. Люди. Я сказал Рэггинбоуну, что мы собираем сведения об этом крутом банкире.

Гэйнор пропустила мимо ушей это «мы».

— Я ничего не смыслю в банковском деле, — сказала она. — И ты тоже. Я даже не знакома ни с одним банкиром!

— Знакома, знакома! Каждый человек знает хоть одного банкира. Это один из парадоксов нашего времени. Раньше каждый человек знал хотя бы одного священника, теперь же все водят знакомство с банкирами. Лично я дружу по крайней мере с двумя. Пара моих старых школьных приятелей сейчас вращаются в финансовых сферах. Правда, один из них сидит в тюрьме, но сути дела это не меняет.

— А вот я ни одного не знаю, — настаивала Гэйнор. — Я… вот черт!

Уилл вопросительно взглянул на нее.

— Вообще–то знаю, — призналась Гэйнор. — Просто вылетело из головы. Видимо, вспоминать не хотелось. Это Хью.

— Какой такой Хью? — спросил Уилл. — Ферн, кажется, упоминала о каком–то Хью.

— Хью Фейрбэрн. Женат на подруге, точнее, приятельнице Ферн, Ванессе. Все время плачется, что она его не понимает. Говорит, что любит меня. А я уже дважды отказалась… эээ… понять его.

— Ясно. — Уилл по рассеянности налил в тарелку с картошкой уксус. — Обойдемся без его помощи. Я свяжусь с Адамом. Он отказался вкладывать деньги в мою продюсерскую компанию, так что чувствует себя слегка виноватым и обязанным мне.

— Я не совсем поняла.

— Адам отказался помочь мне, а значит, нарушил верность школьной дружбе, — объяснил Уилл.

— Не подозревала, что ты поддерживаешь связь со своими школьными приятелями.

Уилл решительно отодвинул от себя тарелку с не–тронутбй едой. Гэйнор с угрюмым отвращением разглядывала свои грибы.

— Допивай, и я закажу еще по стаканчику, — предложил Уилл.

Но как только Гэйнор изъявила желание заплатить сама, разговор снова пошел на повышенных тонах.

На рассвете вязкий туман поднялся над землей и поплыл бледными клочками, скрывая от глаз поместье Рокби. Виден был лишь фундамент здания, поросший мхом и травой, да торчавшие из крыши трубы и флюгеры, которые словно плыли в воздухе сами по себе. Туман почти полностью укрыл старую башню. Обычно такие туманы можно наблюдать на открытых пространствах, над болотами или полями, но в это лето было столько дождей, что земля пропиталась влагой, и теперь теплый влажный воздух поднялся вверх, окутав все вокруг плотной непрозрачной дымкой. Местный житель, возвращающийся домой после буйной попойки, увидев остроконечную крышу, возвышающуюся над туманом в предутренней мгле, ускорил шаг, дрожа и испуганно озираясь. Дом внушал ужас. За ним никогда не водилось дурной славы, но в последнее время местные жители поговаривали, что там не все ладно. Изгнание нечистой силы оказало странное, почти неуловимое влияние на чувствительных людей, живущих в округе, хотя никто из них не мог бы толком сказать, чем их так пугает дом. Подвыпивший гуляка не заметил, как за его спиной марево сгустилось и в туманной завесе мелькнула чья–то когтистая лапа. Не было слышно ни стука, ни звонка, но входная дверь отворилась, и кто–то прошел внутрь. Вместе с вошедшим в дом просочился туман и, повисев в вестибюле, растаял, напитав воздух дома зябкой сыростью.

— Ты принес? — нетерпеливо спросила Моргас. Вместо ответа вошедший указал на рюкзак. Из него свешивались тяжелые густые пряди волос. Моргас распутала завязки рюкзака и вытащила из него голову.

— Моя сестрица. Моя Сисселоур. Как я рада видеть тебя снова!

— Здесь моя плоть быстро сгниет, — скрипучим голосом ответила голова. — Что я тут делаю? Ты хочешь услышать от меня что–то, чего не дослушала раньше?

— Мне не хватало наших милых бесед, моя дорогая. Не бойся, у меня есть растворы и снадобья, которые позволят тебе оставаться свеженькой до тех пор, пока я этого желаю. Правда, я считаю, что тебе не помешает сначала немного постареть. Твоя кожа выглядит моложе, чем раньше, но мне хотелось бы видеть рядом с собой ту Сисселоур, которую я знала и любила.

— Ты тоже выглядишь куда более юной, чем раньше, — ответила Сисселоур. — Без сомнения, это твой каприз, удовлетворенный с помощью волшебства. Но тебе это не идет.

— Проказница, — с упреком сказала Моргас и ущипнула Сисселоур за щеку, оставив на ней красный след. — Кажется, ты забыла о правилах хорошего тона. Разве я не твоя королева?

Она повернулась к притаившемуся в тени Кэйлибану.

— Что ж, ты неплохо справился, правда, слишком долго возился с этим. Возвращайся к себе на чердак. Какое–то время я позволю тебе спать спокойно.

— Убери эту отметину с моего лба.

— Отметина останется у тебя навеки. По ней я смогу отыскать тебя, где бы ты ни скрылся. Теперь ступай, не испытывай мое терпение.

Кэйлибан побрел к двери. Моргас смотрела на него с сияющей улыбкой. Он поднимался по ступеням, а Моргас шла за ним, неся в руках голову Сисселоур, готовая вновь наложить на него заклятие оков и ужасных сновидений. Рюкзак, из которого Моргас достала голову, валялся внизу у лестницы. Прибежала Негемет и принялась обнюхивать его, даже тронула лапой, но, не найдя ничего для себя интересного, разочарованно отошла. Когда она ушла, из рюкзака выполз маленький белый паучок и побежал по полу. Там на Дереве, он был не больше тли, а теперь вырос до размеров ногтя. Энергия жизни этого измерения оказала мощное влияние на его маленькое тельце, она пульсировала в нем, помогая увеличиваться в размерах и набираться сил быстрее, чем в привычных условиях. Жизнь Дерева медленна, она измеряется столетиями, а время, отведенное паучку, быстротечно и исполнено опасностей. Своим микроскопическим умишком паучок понимал, что нашел место, где у него будет все необходимое для роста. Следуя инстинкту, он изо всех сил удирал туда, где росло Дерево Моргас, ведь такое же Дерево когда–то пригрело его и дало ему приют. Пауки, обитавшие в этом доме, могли бы убить его, ведь он был все еще совсем мал, но большинство из них ушло, не желая мириться с мертвенной пустотой дома. Добежав до оранжереи, паучок взобрался на Дерево и укрылся в его кроне под сломанным листочком. Он моментально присосался к листку, наливаясь пульсирующим в нем соком. Очень скоро паук вырос до таких размеров, что лист был не в состоянии его укрыть.

Затаившись на чердаке, Кэл ждал. Рассвело, и скудные лучи солнца осветили тюрьму, ничуть не скрасив его существование в ней, а лишь выставив напоказ пыль и грязь убогой комнатушки. Удостоверившись, что Моргас не вернется, он достал мешочек, который спрятал в гриве своих волос, мешочек, который выкрал из пещеры, расположенной в корнях Вечного Древа, где так долго жили ведьмы. Из мешочка он вытряхнул на пол мелкий красный порошок и смешал его с собственной слюной. Смесь начала дымиться, щепка, которой он размешивал, и пол в том месте, где лежала образовавшаяся кашица, почернели. Он набрал немного кашицы на щепку и помазал лоб. Лишь гримаса, исказившая лицо, и затрудненное дыхание выдавали его страдание. Он сидел, сжав зубы от боли, и пот струился по его побледневшему лицу. Наконец обрывком старой занавески он вытер кашицу со лба, смочил обожженное место слюной и повторил процедуру чуть повыше отметины. Руна Агара указала бы его местоположение не только Моргас, но и любому другому, кто владеет колдовством. Она гораздо эффективнее, чем электронный жучок. С таким клеймом даже за пределами тюрьмы он никогда не был бы свободен.

Вечером карга принесла ему тарелку еды — поощрение за хорошо выполненную работу. Она зажгла единственную лампочку под потолком, но, казалось, не заметила черной отметины на полу. Когда она ушла, Кэл посмотрел на свое отражение в оконном стекле, откинув со лба прядь волос. Трудно было что–либо разглядеть в скудном освещении, но он знал, что свежие ожоги постепенно стирают клеймо с его лба.

Внизу, в подвале, где Моргас хранила свои склянки и приворотные зелья, в банке с микстурой находилась голова Сисселоур. Голова грязно ругалась.

— Я выпущу тебя, как только ты пообещаешь мне быть вежливой, — сказала Моргас, улыбаясь. Она доставала с полки разные бутылочки и смешивала их содержимое в каменной чаше.

У нее было мало радостей с момента столкновения с Ферн и Гэйнор, но зато теперь она была почти счастлива. Теперь и у нее есть союзница!

Ферн понимала, что хотя бы в воскресенье ей нужно побыть одной, поразмышлять. Ее мысли, как белки в колесе, упорно крутились вокруг одного и того же. Она старалась не думать о Люке и Кэле и все время приходила к тому, с чего начала: одолеть Моргас в одиночку ей не под силу. В понедельник она побывала в гостях у Люка. В гараже рядом с его домом стояли два «порша».

— «Порш» — это мерило успеха в бизнесе, — сказал он без тени улыбки. — У одного моего приятеля их четыре. Машины подбираются под костюмы.

— У него всего четыре костюма? — удивилась Ферн.

— О да. И один из них ярко–красный.

Обстановка квартиры ее удивила. Белые стены, минимум мебели, забитые книгами полки и разномастные картины. Одна из них представляла собой абстракцию: серый фон, напоминающий изображение головного мозга, прорезали две голубые молнии; был еще снежный пейзаж в духе Каспара Давида Фридриха и какие–то архитектурные эскизы собора. Новейшие технологии были представлены широкоэкранным телевизором, DVD–плейером и музыкальным центром с мощными колонками. Посреди комнаты стояли узенькая софа с подлокотниками, больше похожими на лапки насекомого, кресло в том же стиле и два кресла эпохи короля Эдварда; полные пепельницы и немытые стаканы, очевидно, ждали прихода горничной. Холодный свет светильников создавал ощущение прохлады. Люк включил декоративный камин с газовым пламенем, тепла от которого почти не было.

— У меня тут небольшой беспорядок, — сконфуженно сказал Люк. — Обычно я слежу за чистотой, но в последнее время мне не до того.

— Это не беспорядок, — успокоила его Ферн. — Здесь нормальная обстановка для обжитой квартиры. Может, недостаточно обжитой…

— Лично мне нравится эта келья, — ответил он. — Но даже тут иногда возникает беспорядок. Я вырос в роскоши. У моей матери вкус отсутствовал напрочь, а у отца не было времени заниматься обустройством нашего дома. Так что в детстве моим воспитанием заняться было некому. Но Оксфорд и Вестминстер все же сделали из меня джентльмена, по крайней мере, внешне.

— Это хорошо, — согласилась Ферн. — Но в вас все же проскальзывает жесткость. Иногда.

Люк развязал галстук и налил джин с тоником для Ферн и виски для себя.

— В вас тоже иногда проглядывает ведьма… Вы собирались что–то узнать.

— Я видела вашу сестру, — произнесла Ферн и тут же пожалела, что сказала ему об этом так беспечно. Он резко повернулся, забыв о напитках, и внимательно посмотрел на нее.

— Вы имеете в виду — не в больнице? — Он произнес эту фразу очень тихо, но напряжение, которое слышалось в голосе, выдавало его волнение.

— Вот что я видела: длинное пышное платье, кажется, шифоновое, масса волос, скорее всего шиньон. Такой была ваша сестра на той вечеринке, правда? Потерянный дух является в своем последнем физическом воплощении, в той одежде, украшениях, которые были на нем в момент ухода. Полагаю, она не понимает, что с ней сейчас происходит. А если и понимает, то воспринимает это как сказочный сон…

— Где она?

— Обещайте, что, если я скажу, вы не помчитесь туда сломя голову. Один неверный шаг, и Дана будет потеряна для нас навеки. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю. Думаю, что знаю.

— Вы описали ее костюм совершенно точно, — сказал Люк. — Узнать об этом вы не могли… если только не поговорили с кем–то из гостей.

— Мне понятны ваши сомнения, — согласилась Ферн. — Вероятно, я знакома с кем–то из ваших друзей. Мир тесен. Но вы либо верите мне, либо нет. Решайте.

— Так уж получилось, я не очень доверчив по жизни, — сказал он. — Но вам я верю.

Люк протянул ей стакан с джином и уселся на причудливой формы стул.

— Продолжайте, — попросил он.

— Дана в Рокби, — сказала Ферн. — Она так и не покинула этот дом. Женщина, которая арендовала у вашего отца имение, — ведьма. Ведьма другой масти. Она коллекционирует души. Видимо, она была на той вечеринке, и ваша сестра оскорбила ее своим нарядом.

— Оскорбила? Дана? Ничего не понимаю!

— Ведьму зовут Моргас, — продолжала Ферн. — Она оставила этот мир около тысячи лет назад. Но она не умерла, она просто ждала своего часа в другом месте. А теперь вернулась и жаждет власти и мести. Каким–то образом она манипулирует вашим отцом. Ее Дар и мастерство гораздо сильнее моих. Я по сравнению с ней новичок.

— А почему она мстит Дане?

— Не Дана цель ее злобной мести, — сказала Ферн. — Моргас крадет души и издевается над ними только для того, чтобы потешить свою больную психику. Эта ведьма преследует меня. Когда–то она забрала мой дух, чтобы я стала для нее связующим звеном с нашим миром. Но я предала Моргас и сбежала, спалив ее в магическом огне. Она должна была сгореть дотла, но сила ее колдовства была слишком велика. Ее возродила Река Смерти, и теперь Моргас невозможно убить обычным способом.

— Неужели все это правда? — Люк недоверчиво смотрел на Ферн, — Откуда вам все это известно? И как вы могли видеть Дану?

— Вы сами пришли ко мне, помните? Вы хотели знать правду — вы ее узнали. А Дану я видела вот где: я очертила магический крут, чтобы вызывать духов и узнать у них что–нибудь об этой истории. Я попробовала призвать вашу сестру. Магический круг позволяет находящемуся поблизости входить в него, а если маг, очертивший его, обладает большой силой, то круг открывает выход в любое место. Дана появилась в круге, но она все еще находилась в заточении в другом месте. Я думаю, она в Рокби.

— Так пойдемте туда и вызволим ее! — Люк вскочил со стула.

— Нет!

Он сел обратно, беспокойно вертя в руках стакан с виски.

— Почему нет? Я не боюсь ведьм.

— А должны бы! Речь идет не о старой карге в остроконечной шляпе. Моргас безумна! Почти все, обладающие таким мощным Даром, сходят с ума. Она хочет управлять Англией и все еще считает ее Логрезом, королевством Артура. Когда–то она пыталась управлять этой страной, прибегнув к кровосмешению со своим собственным братом и родив от него сына.

— Не было никакого короля Артура! Все историки свидетельствуют об этом.

— Это ваших историков не было в то время! Определенно был человек, кого впоследствии назвали королем Артуром, и не важно, как его звали на самом деле. Мифы вырастают из реальной жизни. Историки опираются только на факты, а факты могут лгать.

— А с вами это может случиться? — спросил Люк. — Сила вашего Дара тоже может довести вас до безумия?

— Это мой второй самый жуткий кошмар, — мрачно ответила Ферн.

— Каков же первый?

Неожиданно лицо Ферн озарилось улыбкой.

— Мне не хватит жизни, чтобы понять это, — сказала она.

Позже они отправились ужинать в ближайший ресторанчик, где учтивые официанты не докучали им своим вниманием, а интимный полумрак способствовал приятной и неспешной беседе. Ферн говорила в основном о Моргас и магическом круге и почти ничего не рассказала о гоблинах и Муунспиттле. После горячего они заказали десерт и перешли с вина на бренди. К концу ужина разговор плавно перешел на личные темы.

— Мои родители вынуждены были пожениться, — рассказывал Люк. — Свадьбу сыграли поспешно. Это был брак не по любви. Отцу было восемнадцать, когда моя мать забеременела от него. Не припоминаю, чтобы он когда–нибудь интересовался семьей. Все свои силы он отдавал работе. Из–за этого моя мать чувствовала себя очень несчастной. Она то целиком посвящала себя нам, то напрочь забывала о нас. Она начала пить и очень скоро стала алкоголичкой. Мы с Даной были предоставлены самим себе. Дана всегда остро нуждалась в моей поддержке, ведь у нее никого, кроме меня, не было.

— А что случилось с вашей матерью? — спросила Ферн.

— Она разбилась на машине, когда мне было девятнадцать. Села за руль в стельку пьяной. — Лицо его было непроницаемо. — Отец, кажется, даже не плакал…

— А вы плакали?

— Нет. Я держался стоиком. Наверное, я чересчур черствый и бессердечный. Как мой отец.

— Осторожнее, в вас говорит эдипов комплекс.

Люк улыбнулся.

А моя мать умерла, когда мне было десять лет, — начала Ферн. — Я сильно плакала, когда папа сказал мне, что она больна. Я знала, что мама умрет, хотя папа и не говорил мне этого. Но когда она умерла, я уже не плакала. Мои чувства словно замерзли. Это защитная реакция. Иначе я бы извела себя слезами до смерти.

— А вы часто плачете? — спросил он с любопытством, изучая ее лицо, освещенное тусклым светом. Он не мог себе представить Ферн плачущей.

— Иногда, — ответила она.

Люк продолжал смотреть на нее заинтересованно и явно ожидал развернутого ответа. Да и бренди развязал ей язык, так что она продолжила:

— Я плачу, когда слушаю «Травиату», когда смотрю «Унесенных ветром», и всякий раз, когда слышу, как Жаклин дю Пре играет Элгара. Я плакала от несчастной первой любви; плакала, расставаясь с детством; плакала, когда видела, как тонет город.

— А я вижу во сне, что тону, — промолвил Люк. — Это мой самый страшный кошмар. Вы как–то говорили, что сны владеющих Даром вещие. Если и вы, и тот санитар правы и у меня есть Дар… Может быть, я вижу во сне собственную смерть?

— Расскажите мне о ваших снах, — попросила Ферн.

— Большинство из них я не могу описать подробно, — ответил Люк. — Чаще всего, проснувшись, ощущаю лишь неприятный осадок от сна. Думаю, вам знакомо это чувство. Но после того как умерла мама, мне приснилось, что я утонул. Я лежал на морском дне, а крабы и лангусты объедали мои кости. Приплыла русалка, чтобы посмотреть на меня, не такая, как в сказках Андерсена, а бледное существо с невыразительными рыбьими глазами. Вот и недавно я снова видел ее во сне.

— Вы можете припомнить подробности того сна? — В голосе Ферн появились странные нотки, но Люк, увлеченный собственным рассказом, не за

метил этого.

— Такое не забудешь. Я был капитаном старой посудины. Мы попали в ураган. Сперва я думал лишь о том, как это глупо и страшно–умереть подобным образом, но потом меня осенило, что я капитан корабля и только я виноват во всем, ведь я решил отплыть в такую погоду. Страшный удар молнии разнес мачту в щепки, и кого–то смыло за борт. Я слышал ужасные крики. Тут я и сам очутился в воде, и там была она. Русалка. Она схватила меня и потащила в пучину, а я ничего не мог поделать и лишь захлебывался и чувствовал приближение смерти. — Люк пожал плечами, словно пытаясь отделаться от неприятного воспоминания. — Вероятно, это всего лишь аллегория — чувство вины, боязнь темноты, женщина, русалка, любовные отношения. Анализируйте, если хотите, но будьте осторожны, ведь это мои кошмары.

Он умолк. Казалось, тишина, воцарившаяся за столом, никогда не кончится.

— Нет, — наконец сказала Ферн. — Не думаю, что это аллегория. В сновидениях людей, владеющих Даром, часто проскальзывают видения, которые относятся не к ним самим, а к другим людям. Я думаю… вы видели чей–то чужой жизненный путь, Во сне вы проникли в память кого–то, кто давным–давно умер. Но почему так происходит, я не знаю. — И она повторила с болью в голосе: — Я не знаю!

— Чья же смерть мне снится? — спросил Люк требовательно. — Вы знаете это?

Но Ферн не ответила.

Они молча вышли из ресторана и дошли до дома Люка. Лишь тогда, очнувшись от задумчивости, Ферн поняла, где очутилась.

— Я возьму такси, — сказала она.

Люк вытащил телефон:

— Я вызову такси. Я всегда пользуюсь услугами одной неплохой компании. Они запишут вызов на мой счет.

Ферн вяло запротестовала, но он не обратил на это внимания. Возникла небольшая заминка, хотя Ферн редко смущалась, а Люк и подавно.

— Они подъедут минут через пятнадцать, — сказал он наконец. — Может, подниметесь пока ко мне, подождете?

— Лучше я постою на свежем воздухе.

Они стояли совсем близко друг к другу, почти не разговаривая. Его сны, ее сомнения, тени потустороннего мира — все это словно воздвигло стену между ними. Когда рядом остановилось такси, он обнял ее за плечи и быстро поцеловал. Потом помог ей сесть в машину.

«Он ни поздоровался, ни попрощался», — думала Ферн, уезжая. Она дрожала, но не от любовной истомы.

Добравшись до дома далеко за полночь, Ферн обнаружила, что веточка плюща, прикрепленная накануне к двери, исчезла. Она быстро вошла в квартиру, включила свет и обвела гостиную взглядом. Скулдундер развалился в кресле, с наслаждением потягивая херес. Шляпа была лихо надвинута на один глаз. Он, видимо, уже не считал нужным скрываться. Положив ноги на журнальный столик, он приветственно поднял стакан и махнул рукой, приглашая ее сесть рядом. Никакого смущения при виде хозяйки дома наглый гоблин не испытывал.

— Чувствуй себя как дома, — сказала Ферн ледяным тоном и с удовлетворением заметила, что в глазах Скулдундера мелькнуло замешательство.

— Мы ведь теперь друзья? — с тревогой спросил гоблин. — Союзники?

— Надеюсь, что так.

— Мне пришлось долго ждать, — слегка надменно начал зарвавшийся Скулдундер. — В конце концов, я королевский посол, и мне должны оказать соответствующий прием,

— Ты взломщик, а я ведьма, — напомнила Ферн. — Таская без разрешения выпивку из моего бара, помни, что в бутылках может быть налито что угодно.

— Я ничего такого не заметил, — жалобно проскулил гоблин. Все его нахальство моментально улетучилось.

— Конечно, я же профессионал!

— Тут наклеечка красивая, — проблеял он. — «ТоуПип».

— «Тио Пеппе», — поправила его Ферн. — Можно было и так догадаться. Я держу эту бутылочку специально для грабителей. Она им так нравится, потому что на нее наложены специальные чары.

Скулдундер встревоженно уставился на свой стакан. Ферн смягчилась:

— Ладно, пей. Я разрешаю. На этот раз напиток не причинит тебе вреда. У меня плохие новости для твоей королевы. Ведьма, о которой мы говорили, действительно опасна. Гораздо опаснее, чем мы думали. Я увидела ее в магическом круге и узнала. Это Моргас, ведьма, которая прожила почти тысячу лет под корнями Вечного Древа. Все это время она думала лишь о мести, а теперь вернулась в наш мир, чтобы воплотить в жизнь свои черные замыслы. Ее гложет злоба, а ее амбиции переросли в манию величия. Это ужасное создание! Надеюсь, я смогу победить ее, но мне нужна помощь вашего народа.

— Мания чего? — озадаченно нахмурился Скулдундер.

— Величия, жажды власти, — пояснила Ферн. — Скажи королеве, что нам пора объединиться. Мэбб знает, как Моргас обошлась с жителями Рокби, с призраками и гоблинами. Моргас с радостью уничтожит любое существо, которое причинит ей даже незначительное неудобство, будь то человек или гоблин. Это огромная угроза всем нам. Молодое деревце, которое она вскармливает, выросло, вероятно, из побега Вечного Древа. Оно подчиняется ее власти. Кто знает, какой плод принесет это Дерево? Настало время действовать! Сообщи королеве.

— Гоблины не могут противостоять ведьме! — От испуга голосок гоблина сорвался на писк.

— Я рада, что ты это понимаешь, — выразительно ответила Ферн. — Этого я и не прошу. Но ваш народ может помочь мне, не слишком рискуя. Гоблины — мастера шпионажа. Ваши способности к подглядыванию и подслушиванию могут оказаться неоценимыми. Пусть несколько гоблинов следят за* гостями Моргас. Они обычные люди, и я хочу знать, откуда они приходят, что делают, с кем встречаются. Эта работа вам по силам. Я напишу список имен и адресов. Мэбб сможет помочь мне в этом? — Ферн знала, что гоблины — существа ненадежные и детективы из них никудышные, ведь они вряд ли будут четко придерживаться инструкций. Однако приходилось пользоваться тем, что есть. Кроме того, она хотела укрепить союз с Мэбб, хотя бы потому, что королева гоблинов была единственной ее союзницей.

— Ее Величество потребует в обмен на это много подарков, — сказал Скулдундер, судорожно сглотнув.

— Подарки будут, — многообещающе заверила его Ферн. Она подумала, что надо будет купить еще косметики. Ее собственные запасы изрядно истощились. — Я сейчас принесу кое–что для Мэбб. А позже отблагодарю ее более щедро. Подожди меня здесь.

Вернувшись с подарками, она принялась составлять список имен и адресов, которые гоблины должны проверить. Она внесла в список Каспара Валгрима, отца Даны, и, слегка поколебавшись, Лукаса, уверив себя в том, что это необходимо для его же безопасности. Ферн понимала, что должна доверять ему, и поэтому чувствовала легкие укоры совести, но утешилась тем, что он никогда не узнает об этой проверке. Еще ей хотелось, чтобы кто–нибудь постоянно присматривал за Даной в клинике и за домом в Рокби, хотя тут пришлось бы действовать с безопасного расстояния. Скулдундер взял список и принялся читать, водя по нему кривым пальцем.

— Это для королевы, а не для тебя, — напомнила ему Ферн. — Дай мне знать, если она готова помочь мне.

— Я принесу записку от нее завтра к полуночи и оставлю ее у входной двери.

— Нет. Той дверью пользуются и другие жильцы, записку могут сорвать, либо она затеряется. Оставь ее тут, на столе.

Скулдундер кивнул и, подозрительно оглядев стакан о вином, набрал полный рот хереса.

— Теперь тебе придется уйти, — сказала Ферн, взглянув на часы. — Уже поздно, и я хочу спать. Передавай своей королеве поклон и скажи, что я с почтением отношусь к ней и ее народу.

Когда он ушел, Ферн быстро уснула, но сон был тяжелым и прерывистым. Ворочаясь, она вспоминала редкую улыбку Лукаса и дырку от выбитого нижнего зуба. Она пробовала наложить этот образ на другой, полузабытый, стертый из памяти временем. Она точно помнила, что у того, другого, тоже не хватало одного зуба. Случайное совпадение? Или какой–то знак? Она не знала. Ферн пыталась вспомнить подробности, сопоставить черты, прошлое и настоящее, ничего не получалось, и в конце концов она махнула на это рукой. Ферн строго сказала себе, что, поскольку она нужна Лукасу, его Дар мог помочь ему проникнуть в ее самые сокровенные воспоминания. «Если ты действительно любишь, — как–то сказал ей Рэггинбоун, — то однажды обязательно встретишь потерянного любимого, может, даже в другом мире». Говорят, после смерти есть жизнь и души возвращаются, чтобы закончить начатое. Но так ли это? Человеческий разум заключен в теле и умирает с ним. Может ли душа помнить все, что случилось раньше? И когда же наступит это «однажды»? «Идиотка, — говорила себе Ферн, сердцем отвергая рассуждения разума. — Сентиментальная дура! Ты так старалась быть рассудительной и равнодушной, но под этой напускной холодностью твое сердце осталось чувствительным, как у шестнадцатилетней девчонки! То, что ты называешь истинной любовью, лишь мечта, порожденная романтическим воображением, тень. Ведь ты даже не можешь вспомнить его лицо…»

Она незаметно впала в тяжелую дрему и оказалась под сводом высокой башни. Размерами она была похожа на Темную Башню, но с высоты взгляду Ферн открывались пестрые поля и зубчатые глыбы синих гор, укутанных туманом. С того места, откуда она смотрела, даже самые высокие горы казались маленькими холмиками. Издалека к башне, петляя, поднималась дорога. По ней шел человек, казавшийся маленьким пятнышком. Ферн наклонилась вперед и, прищурившись, попыталась разглядеть его, но голос за ее спиной сказал: «Я здесь». Она обернулась и увидела Заклинателя драконов, Рью–виндру Лая, которого знала лишь понаслышке и благодаря спиритическим сеансам. Она любила его, как любят тигра за красоту шкуры. В этот час ей казалось, что между ними есть какая–то связь, сильнее и глубже, чем любовный роман. Она смотрела на его лицо, которое словно врезалось в ее память. Неожиданно оно стало меняться: сморщилось, пожелтело и превратилось в плод, гниющий на Вечном Древе. Откуда–то из–под земли, прямо под Деревом, послышался отвратительный скрежет когтей. Ферн знала, что это Моргас пытается выбраться наружу. Картинка изменилась: Ферн выбиралась из Подземного Мира: пещеры превратились в дорожки Атлантиды, и Рэйфарл Дев взял ее за руку. Они вместе бежали по витым лестницам и нагретым солнцем крышам. Вот сейчас он обернется к ней, и она все узнает. И он действительно обернулся и улыбнулся ей. Ее сердце мучительно сжалось…

Она проснулась. Вместе со сном исчезло и ощущение того, что она все поняла. Казалось, еще мгновение — и она все вспомнит. Но зыбкий образ исчез, испарился из ее памяти. Заснув снова, Ферн оказалась в баре с Лукасом. Они играли в шахматы. На белой королеве было надето блестящее платье, переливавшееся при движении. Этой королевой была Моргас. Черной королевой была сама Ферн, в черном лайкровом платье, сильно обтягивающем ее фигуру. Губы Ферн были густо накрашены темной помадой и от этого выглядели резкими ломаными линиями. Ферн находилась на шахматной доске и растерянно глядела на клетки, уходящие далеко вдаль. Перед ней стояла Моргас, и был ее ход. Черный конь защищал Ферн, и она было решила, что это и есть Лукас, но сзади снова раздался голос, и, обернувшись, она увидела, что Лукас был королем.

— Я был вашим защитником раньше, — сказал он, — и вы пожертвовали мною, чтобы выиграть партию. Но теперь я король, и ваша очередь быть жертвой.

Ферн кинулась прочь, убегая по бесконечным квадратным полям. Перед ней выросла Темная Башня, окруженная охранниками в красной форме. Дверь была открыта. Ферн изо всех сил сопротивлялась, но ноги несли ее к Башне против воли.

— Нет! Нет! — закричала она и проснулась.

Она лежала с открытыми глазами, прислушиваясь к ударам сердца, пока не пришла пора вставать.

В тот вечер в Йоркшире миссис Уиклоу домой ушла часов в шесть. Она немного прибралась и перемыла груду посуды, оставшуюся после того, как Робин Кэйпел, отец Ферн, провел здесь выходные со своим старинным приятелем Эбби. Когда они уехали, прибежала Лугэрри, виляя хвостом, и выжидающе уставилась на миссис Уиклоу. Та приласкала ее и выдала огромный кусок мясного пирога.

— Я не буду запирать дверь, ладно? — сказала она, потрепав Лугэрри за ухом. — Ты последишь, чтобы все было в порядке?

Сказывалось долгое общение с Кэйпелами и их друзьями — разговаривая сама с собой, экономка полагала, что собака ее понимает, и считала, что, когда та дома, двери можно не запирать на замок. Когда стемнело, Лугэрри вышла на крыльцо, напряженно вглядываясь в сумрак. Перед домом кружила белая, едва различимая в темноте сова, будто охотясь на полевых мышей. Но Лугэрри знала, что в этих местах совы не водились. Последний раз сова появлялась возле дома два года назад. То была выросшая до гигантских размеров хищница с ветвей Вечного Древа. Это волшебные птицы, они хитры и могут приспособиться к любой действительности. Лугэрри заметила, что, прежде чем улететь, сова взгромоздилась на стоящее рядом дерево и внимательно оглядела дом, а потом будто случайно пролетела мимо окон. Совсем стемнело, и на небе появились звезды. Лугэрри все несла свою бессменную вахту. Шерсть на ее загривке стояла дыбом; чутье подсказывало ей, что за ней тоже следят.

На следующий день прилетела стая сорок и принялась копаться в пыли, выискивая пропитание. Лугэрри косилась на них: издалека они выглядели огромными, их перья казались синими; но стоило внимательнее присмотреться, как они превращались в обычных сорок, болтливых и суетливых. Их было девять, Лугэрри знала, что это колдовское число.

Они летали вокруг, треща на своем птичьем языке о всякой ерунде. Лугэрри сожалела, что не может рассказать о них Рэггинбоуну. Хотя она и могла передавать мысли, но человек, с которым она общалась таким образом, должен был находиться рядом с ней, а Лондон был слишком далеко. Две или три птицы подобрались совсем близко к открытой двери, но Лугэрри подняла голову и грозно ощерилась, давая понять, что может разорвать их на части. Сороки улетели поздно, на закате, когда дом накрыла длинная тень от холма. Лугэрри заперла дверь, ткнувшись носом в защелку замка, и ушла спать. Она не ела весь день, но не стала оставлять дом без надзора для того, чтобы поохотиться. Собака свернулась калачиком у печки, уткнула нос в лапы и задремала.

Дэйл Хауз никогда не пустовал. Тем же вечером в кухню пробрался домовой, неся в лапках длинное копье, которое привез из Шотландии. Собаку и домового связывала лишь любовь к Кэйпелам. Домовой все еще с опаской посматривал на Лугэрри, а что она думала о нем, никто не знал. Возможно, он казался ей мелкой дичью вроде кролика, но далеко не такой вкусной. Но Брэйдачин был сильнее и проворнее, чем многие гоблины, и куда храбрее. Осторожно поглядывая на дремавшую Лугэрри, он зажег свечу и принялся рыться в шкафах в поисках тряпок и моющих средств.

— В'зможно, нам может это п'надобиться, — сказал он наконец. — Не знаю, что тут затевается, но уж точно ничего х'рошего. Я видал птиц в саду. Девять штук. Какие–то странные птички — их цвет м'нялся на свету. Девять — это три р'за по три. Да ты и сама их с'считала. А в поле мне п'палась какая–то ведьма.

Лугэрри подняла морду и пару раз моргнула, чтобы показать, что слушает его.

Брэйдачин, насвистывая, принялся полировать копье. Попробовав несколько чистящих жидкостей, он выбрал подходящую. Пятна ржавчины и грязи, покрывавшие металл несколько веков, постепенно бледнели.

— Это Слир Брунау, — сказал гоблин и отступил на шаг, дабы полюбоваться делом своих рук. — Слыхал о т'ком, песик? Копье Скорби, к'торым старина Кулен Хаунд заколол лучшего друга, а п'том и собственного сына. Он пр'клял тот день, когда это к'иье было выковано. Старый Лорд в'спользовался им лишь однажды, чт'бы убить человека, п'хитившего евоную жену. Но глупая баба бр'силась между ними, и к'пье забрало жизни обоих. Тогда Лорд отдал его мне, я ведь не ч'ловек, и людские пр'клятия м'ня не пугают. Теперь я не отдам его ни одному ч'ловеку, если т'лько это не будет в'просом жизни и смерти.

Собака внимательно слушала, наблюдая за тем, как он работает. Постепенно полировка придала копью первозданный блеск. Наконечник копья казался тяжеловатым для такого древка.

— Энто к'пье с шипами. Они скрыты в его лезвии. При ударе ш'пы вырываются наружу и разрывают кому–нибудь кишки, — довольным тоном сообщил Брэйдачин.

Он принялся усердно рыться в ящиках, надеясь найти точильный камень, и вскоре кухня наполнилась скрежетом и визгом. Постепенно лезвие приобрело нужную остроту и зловеще поблескивало при свечах.

Снаружи к окну незаметно подлетела белая сова и уткнула свой крючковатый клюв в стекло.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В последующие несколько недель дело почти не двигалось. Обнаружив у себя на журнальном столике завядший цветок, Ферн поняла, что Мэбб согласилась выполнить ее просьбу, и теперь гоблины присматривали за теми, на кого она указала. Время от времени Скулдундер являлся к ней с докладом, рассказывая множество подробностей, но не излагая сути. Дело в том, что гоблины могут наблюдать за человеческим обществом, но совершенно не понимают, как оно устроено. Ферн была уверена, что Каспар Валгрим замешан в каких–то финансовых махинациях, возможно, по приказу Моргас, но, чтобы разобраться во всем, ей нужен был компьютерный хакер, а не гоблин. Несколько раз она встречалась с Люком Валгримом. Визиты в клинику и походы в бар переросли в совместные обеды, во время которых ей приходилось отговаривать его штурмом взять Рокби:

— Пока мы ничего не предпринимаем, Дане ничего не грозит. Моргас отделила ее душу от тела, а большего вреда она причинить не может, разве что убить. Но если мы попытаемся спасти ее и потерпим неудачу, первой пострадает Дана. Моргас может отправить ее через Врата Смерти или, что еще хуже, в Бездну, как она поступила с домашними духами. Когда мы предпримем попытку, мы должны быть уверены в успехе. У Моргас есть слабое место, вот только бы найти его…

Они обсуждали различные варианты, пока не исчерпали эту тему, после чего перешли на более личные вещи. Они говорили о своих вкусах, предпочтениях в еде, литературе, музыке, рассказывали о своей жизни и романах. Ферн поведала о своем путешествии в Запретное Прошлое, в Атлантиду — ей тогда было шестнадцать лет, — о падении этой островной империи и даже несколько слов сказала о своей незабвенной любви.

— Он утонул? — спросил Люк, потемнев лицом.

Ферн кивнула.

— Как давно это было?

— Около десяти тысяч лет назад. — Ферн заметила, что он вздрогнул. — Я видела, как он умирал, — продолжила она. — Видела во сне и при помощи магии. Его корабль раскололся, и русалка утащила его на дно.

— Но…

— Владеющие Даром могут иногда настроиться на чужой разум, чужую жизнь. У тебя есть Дар — не знаю, правда, насколько сильный, — и обстоятельства свели нас вместе. Похоже, ты просто подбираешь обрывки моих воспоминаний. Он лежал на дне, и его кости глодали рыбы, пока они не стали похожи на коралл, а глаза…

— Этот сон я видел задолго до того, как познакомился с тобой, — резко оборвал ее Люк.

— Не надо! — вскричала Ферн.

— Что не надо?

— Не надо будить во мне напрасные надежды! — В этот момент ему показалось, что ее самообладание дало трещины, на лице отразилась вся ее боль. — Не заставляй меня обманывать себя! Душа может вернуться. Мы не знаем этого наверняка, но ведь может остаться неоконченное дело, невыполненный долг, судьба, рассчитанная на тысячи жизней. В любом случае Рэйфарл Дев не похож на тебя. Он старался казаться циничным, но был очень ранимым; он пытался убежать, но в конце концов остался со мной. Он из тех, кто рожден бороться и проигрывать. Ты совсем из другого теста: у тебя тверже нрав, холоднее рассудок.

— То есть ты хочешь сказать, что я не стал бы ждать тебя, видя, что город рушится у меня на глазах.

— А стал бы?

— Нет. Я бы уехал намного раньше и тебя заставил бы, возможно, даже силком увез.

Ферн чуть заметно улыбнулась, потом сказала, посерьезнев:

— Никто никогда не _заставлял_ меня делать что–либо против моей воли.

— Может быть, теперь самое время.

«Не будь мы в ресторане, — подумала Ферн, — он бы снова поцеловал меня». Но они сидели в ресторане, и их разделял столик. Официант подошел к ним и наполнил их бокалы — момент был упущен. Во всяком случае, так ей казалось. Мог ли тот первый поцелуй длиться дольше и быть слаще, а может быть, соприкоснись они сейчас губами, она бы, наконец, узнала правду? Она пыталась вспомнить, каково это было — целоваться с Рэифарлом. Но с тех пор прошло слишком много веков — редкий поцелуй вынесет такое испытание временем.

— Я не верю в переселение душ, — вернулся Люк к разговору, когда официант отошел. — Я никогда ни во что не верил: ни в Бога, ни в душу, ни в настоящую любовь. Мы все состоим из плоти и крови; вода и глина — вот что остается после нас, когда мы уходим.

— Ты сказал: _«Когда_мы_уходим»,_ -отметила Ферн. — Если и правда существует только плоть и кровь, то кто такие «мы», которые куда–то уходят? И потом, душа твоей сестры заключена в сосуд у Моргас. И ты в это веришь.

— То, что это может оказаться правдой, еще не значит, что я должен в это верить, — ответил Люк. А потом добавил: — Этот твой Рэйфарл, он похож на меня?

Ферн вздохнула:

— Это ужасно, но я не могу вспомнить его лица. У него были темные глаза, а у тебя светлые. У него похожее сложение, но… более атлетическое. Он был красив, как бог. Если бы он жил в наше время, он бы рекламировал одежду от Кэлвина Кляйна. Ты интересный и даже привлекательный, но тебя не назовешь красивым. — Он усмехнулся, обнажив щербинку во рту. — Как ты потерял этот зуб? — спросила Ферн.

— Я разбил отцовскую машину, когда мне было одиннадцать. Въехал в стену и ударился лицом о руль.

— Почему же ты не вставил искусственный?

— А зачем?

— У Рафа тоже не хватало зуба, — сказала Ферн, — и, кажется, в том же самом месте.

— Совпадение, — ответил Люк. — Это все ерунда. Не может быть, чтобы мы с тобой когда–то любили друг друга, иначе мы бы сейчас это почувствовали. А я вовсе не влюблен в тебя.

— Я тоже, — парировала Ферн. Она не чувствовала ни разочарования, ни обиды. Люк, не отрываясь, смотрел на нее.

— Однако я узнал тебя, когда увидел во сне, — сказал он. — Ив тот раз, когда мы впервые встретились.

— Значит, ты более чувствителен, чем я.

Они вышли из ресторана, и Люк усадил ее в такси, поцеловав на прощание. Правда, на этот раз только в щечку.

Гэйнор между тем собиралась с духом, чтобы позвонить Хью Фейрбэрну. На сей раз он вовсе не горел желанием увидеться с ней; очевидно, нашел другую женщину, которой мог изливать свои горести. Гэйнор понимала, что должна вздохнуть с облегчением, но сейчас ей нужно было его внимание, ведь только так она могла доказать Уиллу, что тоже на что–то годится в расследовании.

— Мне нужна твоя помощь, — сказала она Хью и постаралась изложить факты максимально правдиво, опустив только некоторые детали: — У одного моего друга неприятности. Я не могу сейчас все объяснить, но это связано с банковскими инвестициями. Не мог бы ты меня немного просветить?

— Смотря что ты хочешь узнать. Я в основном работаю с конфиденциальной информацией.

— Конечно, конечно, — запинаясь, успокоила его Гэйнор. — Но ты самый влиятельный банкир, которого я знаю…

И в этом она не лукавила, поскольку он был ее единственным знакомым банкиром.

Хью заметно оттаял. Он вообще легко оттаивал под воздействием вина, женщин и лести, даже если лесть высказывалась не очень уверенно, как это сделала Гэйнор. Объяснив, что будет чрезвычайно занят наиважнейшими делами всю следующую неделю, он предложил ей встретиться в пятницу и пообедать в только что открывшемся японском ресторане на площади Беркли. Гэйнор согласилась, несмотря на свою тайную неприязнь к сырой рыбе.

Она прибыла вовремя. На встречу она оделась в черное — не в облегающее сексуальное черное, а в такое, в какое одеваются вдовы и сироты, чтобы оградить себя от мужских ухаживаний. Гэйнор вообще любила черное, хотя подозревала, что оно ей не очень идет. Зато подходит к чему угодно, а ночью легко сливается с полумраком баров и гостиных. В самом ужасном ее кошмаре ей снилось, что она входит в огромный зал, полный народа. Люди перешептываются и смотрят на нее, и она вдруг понимает, что одета в ярко–красное. На Хью был угольно–черный пиджак, волосы он зачесал назад, открыв узкий лоб. Городская бледность его лица совсем не вязалась с внешностью деревенского сквайра. По натуре он был весельчаком и повесой, но стрессовая, волчья атмосфера Сити сделала его агрессивным, порой напыщенным субъектом, вечно жалующимся на непонятость. Гэйнор подумала, что самое лучшее для него — рано уйти на пенсию и перебраться в деревню с двумя–тремя псами, желательно лабрадорами, которые всегда поймут его, что бы он ни сделал.

Хью отличался от большинства людей, утверждающих, что их работа абсолютно конфиденциальна: стоило ему начать говорить, как шлюзы открылись, и он обрушил на Гэйнор поток ненужной и неинтересной ей информации. Судя по всему, он был торговым банкиром. Гэйнор же интересовала деятельность банкира инвестиционного. Только после нескольких безуспешных попыток ей удалось сбить Хью с любимого конька.

— Вот на прошлой неделе я занимался с одной бразильской лесоперерабатывающей компанией. В Бразилии очень большие леса. Конечно, мы не хотим напрочь вырубать их сельву, но лес должен отрабатывать вложенные в него деньги.

«Что значит отрабатывать? — подумала Гэйнор. — Это же лес, а не нерадивый служащий». Направив Хью в более или менее нужное русло, Гэйнор уяснила, что инвестиционные банкиры просто советуют своим клиентам, куда выгодно вкладывать деньги, а иногда, хотя и нечасто, вкладывают собственные средства банка. Такие банкиры должны быть очень проницательными и уметь предсказать, где будут самые крупные дивиденды, какие акции неустойчивы, будет ли рынок расти или падать, какие компании утонут вместе с ним, а какие выплывут с приливом.

— Они хитрые мерзавцы, — нехотя признал Хью. Конечно, свою специальность он ценил куда выше. — Если они попадают в точку, то могут сделать тебе состояние. А если ошибаются, ты теряешь миллионы. Или даже больше. Вот взять, например…

— А что тогда бывает с банкиром? — перебила его Гэйнор.

— Это подрывает его репутацию. Для бизнеса это ужасно.

— Но он не должен платить компенсацию или что–то в этом роде?

— Бог мой, нет, конечно.

Понимая, что сейчас ее снова могут увести в сторону, пустившись в рассуждения о неэффективности использования леса или безалаберности высшего банковского руководства, Гэйнор перешла к объяснению сути своей проблемы:

— Ты знаешь Каспара Валгрима?

— Господи, конечно, знаю. — Кажется, Хью не мог ответить ни да, ни нет, не заручившись божественной поддержкой. — Его банк, «Шиндлер Волпон», известен как «Ковчег Шиндлера», с тех пор как они занялись биотехнологиями. Знаешь, все эти штучки типа более крупных и сочных томатов или даже более крупных и сочных коров, более зеленого лука и тому подобное. Теперь они занимаются расшифровкой генного кода. Они и в другие сферы лезут, но это их специальность. Каспар Валгрим — их гений: он знает всю подноготную каждого ученого в каждой компании и может точно сказать, изобретут ли они лекарство от рака через десять лет и искусственного ребенка через двадцать или нет. На мой взгляд, немного рискованно, но именно здесь сейчас крутятся самые большие деньги — зарабатывают на всяких медицинских диковинках и выращивании поколения длинноногих супермоделей с мозгами Эйнштейна. Лично я предпочитаю, чтобы мои женщины были ниже ростом и миниатюрнее. — Хью плотоядно улыбнулся. — Как тебе понравилась черная треска?

— Она великолепна. — Рыба действительно оказалась на удивление вкусной.

— Отлично. Я знал, что тебе понравится. Рад видеть тебя. Так с чего вдруг ты заинтересовалась мудрым Валгримом?

— Его так называют? — спросила Гэйнор, втайне потешаясь.

— Говорят, у него есть шестое чувство. Хитер, как черт. Он подбирает маленькую компанию с одной–единственной лабораторией и парочкой выпускников университета, и, глядишь, через год они уже клонируют и пересаживают внутренние органы.

«Если, как считает Ферн, у Люка есть Дар, — размышляла Гэйнор, — может, и его отец обладает им?

Интересно, можно ли использовать этот Дар в финансовой сфере?»

— Что он из себя представляет? — спросила она. — Как человек, я имею в виду.

— Я его всего один раз видел. Он стал легендой в Сити, но вовсе не благодаря своим человеческим качествам. Знаешь, эдакая неприметная серая мышь. Никогда не показывает своих эмоций; может, у него их и нет. Монолит. Жена умерла давно, и вроде бы никто ее место не занял. Он, должно быть, женился очень рано, возможно, из–за того, что девушка забеременела, ведь ему еще нет пятидесяти, а у него сын лет тридцати с чем–то. Еще есть дочь, которая почти все время проводит в дорогих клиниках, лечась от алкоголизма и наркомании. Но, кажется, папашу это не сильно волнует: он в состоянии оплатить эти счета. Хотя… кто его знает. Так каким боком с ним связан твой друг?

— Мой друг? О… да… ну… — Гэйнор не удержалась от соблазна и подколола Хью: — Боюсь, это строго конфиденциально.

— Ну вот, так не честно. Я же рассказал тебе все. Давай выкладывай.

— На самом деле мой друг знаком с его сыном, — призналась Гэйнор. — С Лукасом…

— С ним я тоже встречался. Говорят, способный парень. Не то что его сестра. Но себе на уме — с таким никогда не знаешь, что он выкинет. Надеюсь, «твой друг» — это не ты сама? Во всех старых детективах леди никогда не говорит, что ее шантажируют или что у нее роман, она всегда ссылается на «своего друга».

— Нет, — заверила его Гэйнор. — У меня действительно есть друг. Даже несколько.

— Не маленькая Фернанда? Я бы не сказал, что молоденький начинающий делец из Сити — ее тип. Она все больше тянется к зрелым мужчинам с телевидения или из прессы.

— Это не она, — поспешно возразила Гэйнор. — Понимаешь, Люк считает, что его отец связался с какой–то женщиной…

— Давно пора.

— Она нехорошая. — Гэйнор торопилась увести разговор в сторону от Ферн. — Ну, точнее, она очень хорошенькая, но не как человек. Мы даже думаем, что она очень дурная и может испортить его безупречную репутацию.

— Сыновья всегда ненавидят своих мачех, — наставительно заявил Хью. — Может, он сам о ней мечтает. А Каспар — молодец. Я тебе говорил, что Ванесса с кем–то встречается? Какой–то дизайнер по интерьерам. Думаю, она просто хочет заставить меня ревновать. Говорит, что тот готов менять подгузники и нянчиться с детьми. Ну да! Какой прок связываться с меняющим подгузники хахалем, если она вообще отказывается заводить ребенка?

Гэйнор напустила на себя сочувствующий вид и сосредоточилась на тарелке с суши.

На нижних ветвях Дерева паук свил свою тонкую паутинку, чтобы ловить редких насекомых, залетающих в подвал. Еще он пил сок из надломленной веточки и оторванного листка. По мере того как он подрастал, он все чаще отваживался спускаться на землю и исследовать дальние закоулки оранжереи, которые строители не тронули. Там, за каменными горшками и кадками, буйствовали тропические растения, привыкшие к полумраку джунглей.

Вот там–то паук и сплел свою новую сеть. Теперь она уже была прочной и даже давала тень. Однажды в нее попалась крыса.

Моргас обнаружила паутину, когда пришла в ночь убывающей луны пообщаться со своим Деревом. Она наткнулась на какую–то липкую веревку, а когда дернула за нее, ее платье порвалось. Но она не разозлилась. Увидев, что на нее пристально смотрят гроздевидные глаза, умные и злобные, как у Эдафора, она мягко рассмеялась:

— Итак, у моего Дерева появился страж! Это хорошо, это очень хорошо. Чем же ты питался? — Она пошарила ногой в зарослях растений и обнаружила кучку обглоданных костей. — Мышами, наверное. Это слишком жалкое угощение. Я принесу тебе кое–что повкуснее.

На следующий день она заказала машину и отправилась в ближайший городок, где попросила отвезти ее к зоомагазину. Там она купила целую корзину породистых щенят.

— Мне нужны самые лучшие, — сказала она продавщице.

— Они чистопородные, — заверила ее девушка. — Посмотрите, ну разве они не милые? Это для ваших детей?

— Для моего ребенка, — ответила Моргас.

— Они совсем не такие, как кошки, за ними нужно ухаживать.

— О них позаботятся, — буркнула Моргас.

Она расплатилась кредитной карточкой там, где раньше бы отсыпала меру золота. Она сделала вывод, что деньги в двадцатом веке стали, с одной стороны, жизненно важной вещью, с другой — абсолютно бессмысленной. Те, кто у власти, воруют и тратят суммы, количество нулей в которых превосходит ее понимание. Даже простой крестьянин берет кредиты, куда–то что–то вкладывает, играет на повышение или понижение. Вникать в это ей не хотелось — пусть этим занимается Каспар, ее помощник, советник и раб. На кредитке было указано его имя, но ни в одном магазине вопросов по этому поводу не возникло.

Щенки стоили по двести фунтов за штуку.

Позднее в оранжерее паук охотился на кого–то, кто поскуливал и повизгивал, пока яд не парализовал жертву.

— Когда проголодаешься, принесу еще, — пообещала Моргас. — Кушай хорошенько и расти!

В своей мастерской она смешала зелье из сока Дерева и каждый вечер ставила пауку блюдечко на ночь.

А на кухне Гродда присматривала за оставшимися щенками, возилась с ними, гладила и ласкала, пока они все один за другим не исчезли.

Рэггинбоун стоял у стройки на Кинг–Кросс и рассматривал рисунки на заборе. Между обычными грубыми и непристойными надписями попадались знаки, которые, как ему казалось, он узнал. Правда, некоторые из них были такие древние, что он не совсем понимал их значение. Все надписи были сделаны свежими красками. Рэггинбоун подумал, что, видимо, и каждый цвет имеет свое особое значение. Интересно, кто сделал их? В Лондоне бродит много странных созданий: эльфы, гномы, гоблины, духи в человеческом или получеловеческом облике, немногие из оставшихся владеющих Даром, которые, как Муунспиттл, пережили свое время и теперь влачили скрытное и бесполезное существование, занимались предсказанием судьбы или приворотами. Но не так уж, в сущности, важно, кто из них сделал эти надписи. Важно другое: на стройке есть нечто такое, что, с их точки зрения, нужно охранять или изолировать, и что есть те, кто это чувствует и принимает меры. Рэггинбоун несколько раз обошел вокруг всей стройки и только потом подошел к воротам.

— Я хотел бы поговорить с археологами, — сказал он охраннику. — Я своего рода тоже специалист.

Охранник только раз взглянул на странное одеяние и сразу поверил. Рэггинбоун прошел за ним к площадке, обтянутой лентами, за которыми копошилось с десяток студентов — кто склонившись, кто сидя на корточках. И парни, и девушки были в джинсах и футболках. Парни были с длинными волосами, а у некоторых отросла стильная щетина. Охранник окликнул:

— Мистер Хантер! — И один из парней оторвался от своего загадочного занятия и посмотрел на них с видом очень занятого человека. — К вам посетитель. Говорит, что тоже специалист по вашим делам, — сообщил охранник и вернулся к воротам.

— Простите, что отрываю вас, — начал Рэггинбоун, — но я был заинтригован, когда прочел в газете о ваших раскопках. Как я понял, вы уверены, что нашли следы чего–то очень древнего. Корни Лондона уходят глубоко.

— Что вас интересует? — спросил молодой человек. У него был легкий американский акцент. — Вы явно не из газеты.

— Я тоже своего рода археолог. Любитель конечно. Меня зовут Наблюдатель.

— Очень приятно, — сказал молодой человек. — А я — Дэн Хантер. Я здесь за главного. Большинство моих работников — студенты–добровольцы. Все за то, чтобы мы спасали наше наследие, но никто не хочет за это платить. Ну что ж, нам нужны знающие энтузиасты.

— Я надеялся, что это вы мне кое–что расскажете, — сказал Рэггинбоун.

Вблизи молодой человек оказался не таким уж молодым: лет тридцати пяти или около того. Длинные светлые волосы, забранные в хвост, джинсы и футболка делали его похожим на студента, но черты лица уже заматерели, а вокруг глаз и на лбу прорезались морщинки. Легкий загар и мощные бицепсы говорили о том, что он ведет активный образ жизни, занимается физическим трудом, и в основном на открытом воздухе. «Это и понятно, — подумал Рэггинбоун, — ведь большая часть археологических работ проходит на открытом воздухе, к тому же приходится махать киркой, обследовать норы и пещеры, разгребать камни и кости». Дэн Хантер казался одновременно человеком действия и мыслителем, хотя действовал он, скорее всего, взвешенно и осторожно, а мыслил стремительно и дерзко. От Рэггиибоуна не ускользнуло, какими взглядами провожали Дэна волонтеры–девушки.

Хантер увлеченно рассказывал о здании, которое они раскапывали. Судя по строению, это мог быть храм, возможно, доримского периода.

— Мы нашли несколько фрагментов скелета, и даже не одного. Но похоже, это не человеческие скелеты. Возможно, здесь совершали какие–то жертвоприношения. Есть и несколько артефактов: каменный нож, разбитая чаша и еще несколько предметов, скорее всего религиозного назначения. Тогда было столько всяких языческих богов, а у нас о них так мало письменных свидетельств. Мы думаем, что здесь был алтарь…

Он остановился у самой глубокой ямы, в которой из–под земли торчала большая каменная плита. Какой–то парнишка обметал ее кисточкой.

Дэн сказал:

— Мы надеемся, что здесь есть какая–нибудь надпись. Это, по крайней мере, даст нам язык как отправную точку. — Потом вежливо напомнил: — Вы говорили, что вы специалист. У вас есть какие–то соображения на этот счет?

— Да, — ответил Рэггинбоун, — но пока я придержу их при себе. Надеюсь, вы не против, если я буду наведываться сюда время от времени?

— Да нет, — ответил Дэн в некотором замешательстве, — я не возражаю. Но…

— И если найдете надпись, я бы хотел ее увидеть, — закончил Рэггинбоун.

Он не пошел сразу обратно в вечно закрытый магазинчик, а отправился домой к Ферн. Он шел через парк, никуда не торопясь. Мимо него тек Лондон, — река, в которую вливались миллионы жизней, миллионы судеб. Его собственная история — не более чем капля в море, ниточка в огромном полотне. И в какой–то степени это его успокаивало. Городская суета, мелькание лиц, озабоченных и беспечных, грустных и радостных, рождали мысль о бесконечном движении и разнообразии жизни. В деревне он успокаивался, глядя на постоянно меняющееся небо, а здесь люди помогали ему определить свое место в мире. С годами Рэггинбоун научился смотреть на вещи философски. «Даже если мы проиграем нашу битву, — размышлял он, — это будет значимо только в одном уголке мира, лишь для мгновения в вечности, но где–то в другом месте кто–то еще одержит победу».

Правда, он знал, что Ферн не согласится с ним…

Когда Рэггинбоун добрался до дома Ферн, она уже вернулась с работы. Каким–то образом он всегда умудрялся приходить вовремя, независимо от того, далеко это или близко, быстро он шел или медленно. Возможно, это как–то связано с Даром, который он утратил.

— Я тебя целую неделю не видела, — сказала Ферн. — Чем ты занимался?

— Гулял. Думал. Сегодня я сходил на стройку. Думаю, тебе тоже надо взглянуть на нее.

— На _стройку?_ Зачем?

— Там работают археологи. Они кое–что нашли. Сердце мне подсказывает, что это может быть важным.

— А что они нашли?

— Что–то очень древнее, — сказал Рэггинбоун. — Скорее всего, храм. Там пахнет смертью, древней, давно ушедшей смертью. Но руны на заборе вокруг стройки свежие, их нарисовали посреди граффити. Это уже само по себе знак. Кто–то считает, что это место нуждается в оккультной защите или изоляции. Может быть, оно когда–то было связано с Темным царством, источником неуязвимости Моргас. Тогда там могут быть ключи.

— Я была в Темном царстве. Помнишь? Оно опустело. Теперь это всего лишь пустые пещеры, полные призраков. Не было там никаких ключей.

— И все же стоит проверить, — настаивал Рэг–гинбоун.

— Проверю, — немного раздраженно ответила Ферн.

За ужином они обсудили результаты своих изысканий.

— Сегодня звонила Гэйнор, — сказала Ферн. — Она попросила своего коллегу из Кардиффа прислать ей по электронной почте фотокопии некоторых манускриптов. В них изложены мифы, по возрасту старше, чем британский Мабиногион. К сожалению, тексты на уэльском языке, а перевод прислать забыли. Гэйнор сказала, что свяжется с ним еще раз. Но мне все–таки кажется, что так мы ни к чему не придем. Я думаю…

— О чем? — подбодрил ее Рэггинбоун.

— У меня такое ощущение, что разгадка должна быть очень простой, настолько очевидной, что мы попросту ее проглядели. Все это напоминает старый добрый детектив: главная интрига заключена в вопросе «кто сделал это?». Правда, на сей раз вопрос иной — «как сделать это?» да в роли убийцы выступаю я, а преступление еще только предстоит совершить.

— Преступление уже совершается, — заметил Рэггинбоун. — Душу Даны похитили и держат в плену, ее отца каким–то образом заворожили и управляют им. Что Моргас вытворяет в Рокби, мы можем только догадываться. Ты говорила, что она все еще мечтает править Британией. Ее мысли витают в прошлом, и она никак не может расстаться со своими амбициями. Впрочем, это нисколько не уменьшает ее силы. От нее можно ждать больших бед. Поэтому прибереги свои угрызения совести до той поры, когда ты покончишь с ней.

— Я знаю, — отозвалась Ферн. — «Решимости истинный окрас бледнеет от налета мыслей», и все такое. Я постараюсь не думать об этом.

— Как развиваются ваши отношения с Лукасом Валгримом?

— Отношения? У нас нет отношений. Просто иногда мы вместе обедаем.

Рэггинбоун заметил, что она чего–то недоговаривает.

— Что тебя тревожит?

Ферн ответила не сразу:

— Я вижу его во сне. А он — меня. Он видел эпизоды моей жизни задолго до того, как мы познакомились. Ему снится, что он тонет…

— Ты говорила, что он владеет Даром. Дар может связать людей, их мысли и чувства еще до того, как они встретятся.

— Ты сам говорил, что душа может вернуться. Что если я любила по–настоящему, в один прекрасный день я могу встретить Рэйфарла снова. Интересно, когда же он наступит, этот прекрасный день?

— А ты действительно его любила? Ведь ты же была тогда почти совсем ребенком.

— Не знаю. Я ничего не знаю наверняка. Я даже не могу толком вспомнить его лицо. Рэйфарла, я имею в виду. У него не хватало зуба, это я точно помню. У Люка тоже. Это что–нибудь значит?

Она вдруг показалась Рэггинбоуну очень юной и неопытной. В ее голосе слышалась мольба.

— У нас пока нет ответов, одни вопросы, — сказал он. — Может быть, ответов не существует. Некоторые вещи надо принимать на веру. Только не впадай в сентиментальность.

— Спасибо, — улыбнулась Ферн. — Ты, как всегда, дал прямо противоположные советы: и предостерег, и поощрил к действию. Временами ты ведешь себя, как настоящие маги из книжек. Жаль, что у тебя нет их силы.

— Самые лучшие книги всегда основаны если не на фактах, то, по крайней мере, на правде. Много лет назад я познакомился с одним человеком в баре в Оксфорде. Он был профессором древнеанглийского языка, академиком и мечтал создать мифологию Великобритании. Мы с ним много говорили о том о сем. Меня поразило, насколько он умен и изобретателен. Как и я когда–то, он был католиком, может быть, именно поэтому я дал ему одно из своих итальянских имен — Габандольфо. Я думаю, он был гением в своем роде. В его историях есть истинная магия, Дар, который захватывает читателя. Рассказ — это тоже в каком–то смысле заклинание.

— В таком случае ты свою силу еще не утратил, — сказала Ферн. — Это лучшая история из тех, что я слышала от тебя.

— Это так же реально, как и твоя история, — ответил Рэггинбоун. — А вот оставила ли след наша встреча в душе того человека, и вообще помнит ли он обо мне — это совсем другой вопрос. Возможно, он слишком умен для этого.

— Ложная скромность недостойна мудреца, — сказала Ферн. — Ты не помог, но, знаешь, заставил меня улыбнуться.

На старом и морщинистом, как кора дуба, лице Рэггинбоуна появилось проказливое выражение.

— Отлично, — сказал он, — значит, моя история не пропала даром, будь она правдой или выдумкой.

Вчера я навестила своего пленника. Даже без ночных кошмаров его состояние ухудшилось. Он лишь наполовину человек, поэтому может долгое время обходиться без пищи. Но с того дня, как он вернулся, я велела Гродде приносить ему ужин каждый день. Результат меня утешил: мой пленник теперь был измазан собственным дерьмом, длинные грязные волосы свисали сосульками, закрывая лицо, покрытое толстой коркой — похоже, из мочи и пыли. Те немногие крохи собственного достоинства, что когда–то были, похоже, улетучились. От него воняло. Я подразнила его немного издалека, но на самом деле он так опустился, что мне уже не доставляло удовольствия мучить его. Мне нравилось наблюдать за терзаниями человека, однако сейчас он стал просто животным. Ну что ж, месть прекрасна, когда она свершилась, хотя, если честно, мне бы хотелось немного растянуть ее: еще поиграть с ним в мои игры и видеть боль в его глазах. Не думала я, что все так быстро закончится.

— Он заплатил за свое предательство, — сказала я своей подруге. Вчера я вынула ее голову из ведра и поставила в мелкое блюдечко с консервирующим раствором. Этот сок всасывается через шею и растекается по всему «фрукту». Голову приходится время от времени полностью погружать в раствор, чтобы она не загнила, но так, стоя в блюдце, она может разговаривать со мной. Хотя не такое уж это удовольствие.

— А как быть с твоим предательством? — взвизгнула она. — Ты держишь меня, плод Вечного Древа, здесь, продлевая тем самым мои муки и лишая возможности умереть и родиться снова. Уж тогда найди для меня тело, куда вселится моя душа. Такое тебе по силам. Ты же помнишь древнее замогильное пророчество: _проклятые_навсегда_не_умирают._ Вот та девушка, которую ты похитила, вполне подойдет. Отдай мне ее физическую оболочку, и пусть себе ее душа бродит, неприкаянная.

— У меня ее нет, — объяснила я. — Ее тело лежит в больнице, а мне принадлежит только душа. Но идея неплоха. Я ведь могу подыскать для тебя другое тело, ну, скажем, какого–нибудь животного. Свиньи, например. В прошлом такое практиковали.

— Не смейся надо мной! — прошипела она. — Не забывай: мы были как сестры. Мы делили все.

— У меня была когда–то сестра, — ответила я. — Кровная сестра–близнец, Морган. Мы делили все. Наши души сливались, мы были единым целым. Но она предала меня, пойдя на поводу у своей похоти. Она отказалась от стези ведьмы и борьбы за власть ради химеры, называемой любовью. Чтобы спастись, она обратилась против меня — меня! — и умерла в горечи. Она висела на Вечном Древе, проклиная мое имя. Вот она, твоя хваленая сестринская верность!

Пока я говорила, Негемет мурлыкала и терлась о мои ноги.

— Я была не такой, — возразила голова. — Я никогда не подводила тебя, никогда не обманывала.

— Но не потому, что тебе этого не хотелось! — сказала я, дразня ее, и по страху в ее глазах поняла, что это правда. Я погладила ее по щеке — она была еще молода и упруга, поскольку плод еще не дозрел. — Не волнуйся, моя дорогая Сисселоур, Я буду обращаться с тобой только так, как ты того заслуживаешь. — Я знаю, ей хотелось отшатнуться от меня, но она не могла. Впрочем, я не собираюсь причинять ей вреда — пока не собираюсь. Ее общество мне приятно, несмотря на ее ядовитый язык.

На кухне Гродда нянчилась с малышом. Я хотела человеческого ребенка, но нынче их трудно достать. Раньше было много детей, желанных и не очень, — крестьяне плодились, как кролики. А теперь наизобретали всяких противозачаточных пилюль, мазей, презервативов, и после этого женщины жалуются на бесплодие и бегут к врачу, как раньше ходили к ведьмам, умоляя прочитать заклинание или дать зелье, чтобы исполнились их сокровенные мечты. Да, взрослых стало больше, а детей меньше. За младенцами так следят и ухаживают, что даже больные и калеки благополучно вырастают и доживают до старости. Гродда нашла теленка. Я даже не спрашиваю где; ручаюсь, какой–нибудь фермер сегодня хватится его и будет оплакивать, как мать, потерявшая ребенка. У него были тонкие ножки, большие глаза и мягкие розовые уши. Он сосал молоко из бутылочки, которую дала ему Гродда. Вполне подойдет, подумала я. Накинув ему веревку на шею, я отвела его в оранжерею.

Страж уже ждал. Его бледное раздувшееся тело сливалось с листвой и лунными бликами. При моем появлении Дерево шевельнулось, зашелестело. Я отвязала теленка, и он стоял, беспомощно озираясь и зовя свою маму. Потом лунные блики и тени словно собрались вместе и метнулись к теленку. Он замычал еще разок, удивительно по–человечьи, что доставило мне немало удовольствия. Второй раз у него вышел только сдавленный шепот, а потом он и вовсе замолчал. Послышалась какая–то возня, шуршание — теленка связали и отволокли в укромный уголок, чтобы полакомиться им на досуге. Позже я слышала, как из угла доносились хруст и чавканье. А когда вернулась туда утром, я нашла только дочиста обглоданные кости да череп, и никакого запаха крови.

Паук скрывался за огромной кадкой, в зарослях растений, за которыми уже давно никто не ухаживал. Присмотревшись внимательнее, я заметила какой–то отросток с когтем на конце и пялящийся на меня сквозь листву глаз. Я хотела выманить его наружу, чтобы взглянуть, насколько он вырос, ведь вчера в темноте определить это было невозможно. Однако я чувствовала его мелкий мозг, болтающийся в раздувшемся теле, крошечный мозг насекомого, в котором всего–то две мысли — о голоде и о том, как выжить, и поняла, что его лучше не тревожить. Я его не боялась, но мне не хотелось бы убивать его ради самообороны.

Дерево тоже росло: ствол стал толщиной с мою талию, а разросшаяся листва затеняла солнечный свет. Я гуляла в его тени, гладила дрожащие ветви, прислушивалась к его ласковому шепоту. И тут я нашла то, что так долго искала, — маленькую зеленую завязь, похожую на яблоко. Плод! При виде его у меня участилось дыхание, а биение сердца слилось с пульсом Дерева. Очень осторожно я коснулась яблока: оно было еще очень твердым. Мне хотелось, чтобы оно поскорее созрело и налилось. Напрасно я пыталась нащупать, какую форму оно потом примет. На его родителе — Вечном Древе — растут головы умерших, но плоды моего Древа могут стать чем угодно: головами друзей или врагов, тех, кто еще жив, или тех, кто отринул смерть. Воображение рисовало мне все эти соблазнительные картины. Мне уже казалось, что на маленькой завязи обозначились бугорки, которые позже могли стать носом или скулами. Почти все утро я наблюдала за плодом, как будто могла увидеть, как он растет. В этот зеленый склеп совсем не проникало солнце, но мое деревце родом оттуда, где вообще нет солнца, где день и ночь меняются по желанию Дерева. Я знала, что плоды вызреют даже в вечной ночи. «Сторожи его хорошенько», — наказала я существу, затаившемуся в углу.

Чуть позже я принесла ему полную миску сока Дерева. Он уже сейчас мог быстро разделаться с теленком, но мне хотелось, чтобы он вырос настолько, чтобы мог сожрать человека. Тогда никто — ни обезьяна, ни домовой, ни Адам, ни Ева — не сможет украсть у меня плод.

— Итак, что мы выяснили? — спросила Ферн. В ее маленькой квартирке собрался совет. Был разгар лета, но в окна стучал дождь, и ей даже пришлось включить искусственный камин, чтобы было не так промозгло. Языки газового пламени весело плясали по вполне правдоподобным углям. Гэйнор, Уилл и Рэггинбоун сидели полукругом, греясь от их жара. Люка на совет не пригласили.

— Ничего, — ответила Ферн на свой же вопрос. — Моргас по–прежнему кажется неуязвимой, а Дана все еще в коме. Мы движемся в никуда.

— Гэйнор хорошо сработала, собрав информацию о Валгриме–старшем, — заметил Уилл. — Человек с такой безупречной репутацией всегда настораживает, особенно банкир. Ведь если ты вне подозрений, ты можешь творить все что угодно.

— У тебя есть какие–нибудь соображения по поводу того, что он творит и как? — спросил Рэггинбоун.

— Например, выдумывает несуществующую компанию, убеждает людей вкладывать в нее средства, а деньги потом присваивает, — цинично заявил Уилл. — Это самое легкое мошенничество. А если Моргас взяла его в оборот, то он не очень–то задумывается о будущем. Под воздействием магии мозги размягчаются, и инстинкт самосохранения пропадает. Во всяком случае, так было со мной, когда Элайсон похитила меня несколько лет назад. Думаю, с Валгримом происходит нечто подобное.

Рэггинбоун кивнул в знак согласия.

— А что с гоблинами? Они что–нибудь разузнали? — спросила Гэйнор.

— Они не расследуют, они просто наблюдают, — пояснила Ферн. — Следят за Даной, Люком и Каспаром.

— За Люком? — пробормотал Рэггинбоун, метнув на нее взгляд из–под насупленных бровей.

— Даже за Рокби следят с безопасного расстояния. Пару недель назад Моргас купила целый выводок щенят — малоправдоподобно, но Скулдундер в этом абсолютно уверен. Какие есть предположения — зачем они ей?

— Может, она любит собак, — с сомнением предположила Гэйнор.

— У нее есть кошка, — сказала Ферн. — Ведьмы держат кошек. Это традиция. И потом, она не собачница. Я легко могу ее представить с аквариумом ядовитых спрутов, с ручной коброй, с тарантулом на золотой цепочке, но уж никак не со щенками. Она готова убить любого, кто описает ей юбку.

— А какие были щенки? — спросил Уилл.

— Не знаю. Гоблины собак вообще не любят, поэтому не разбираются в них. А это важно?

Уилл пожал плечами:

— Мы не знаем, что может оказаться важным. Вероятно, тебе стоит еще раз начертить круг.

— Это слишком опасно, — возразил Рэггинбоун. — Разве ты забыл? Сильная магия притягивает духов стихий. Многоглазый Эдафор будет внимательно смотреть и может выдать местонахождение Ферн, раз Моргас вызывала его. В прошлый раз мы быстро отправили его назад, но, боюсь, сейчас это не выйдет. А мы еще не готовы к серьезному столкновению.

— А без него никак нельзя обойтись? — спросил Уилл. — Если Ферн не в силах победить ее, может, есть какой–нибудь другой способ…

— Она ищет меня, — сказала Ферн. — Вокруг Дэйл Хауза кружат сороки. Брэйдачин даже снизошел до телефона, решив, что мне стоит об этом знать. Он сказал, что они были помечены голубым цветом, хотя на первый взгляд этого не видно. Это птицы с Вечного Древа, шпионы Моргас.

— Брэйдачин воспользовался телефоном? — недоверчиво переспросил Рэггинбоун. — Гоблины же ненавидят технические новинки, считают их современной злобной магией. Должно быть, он действительно счел это очень важным.

— Он особенный гоблин, — сказал Уилл.

— Мне придется с ней столкнуться. — Ферн следовала ходу своих мыслей. — Но не сейчас.

— А Древний Дух в этом как–то замешан? — робко спросила Гэйнор.

— Хороший вопрос, Гэйнор, — ответил Рэггинбоун. — Он всегда замешан, и нам лучше не упускать этого из виду. Если кто–то из вас почувствует его, пусть даже во сне — особенно во сне… — Что–то во взгляде Ферн, в ее молчании показалось ему странным. Уилл и Гэйнор, проследив за его взглядом, тоже посмотрели на Ферн… — Обязательно поделитесь с нами.

— Ты не рассказывала ему о своем сне? — спросил Уилл у Ферн.

— Нет еще. — Ферн не хотелось говорить об этом, снова описывать тот сон: офис в высокой башне, Эзмордиса, скрип пера, когда она подписывала документ, читать который ей не было необходимости. — Вчера он снова снился. Каждый раз сон кажется все более реальным. Я знаю, что это Темная Башня, как в преданиях, только теперь она современная, вся из стекла и бетона — парящий высоко черный небоскреб. Мне кажется, башня существует в своем собственном измерении, как Дерево, но не отдельно от этого мира: она как–то связана с Сити, может быть, она есть не только в Лондоне. Во сне я сама разыскиваю ее, нахожу и подписываю кровью договор, продаю свою душу, свой Дар, самое себя.

— Может быть, это не пророчество, а предупреждение, — сказал Уилл.

— Возможно, — согласился Рэггинбоун.

— Я думала, что он обитает в Эзмодейле. — Гэйнор нахмурилась. — Я ничего не понимаю насчет этой Башни.

— У него много твердынь, — пояснил Рэггинбоун. — Эзмодейл — Живописная Долина — самая древняя из них. Но Темная Башня тоже очень старая. Когда–то в ней были подземелья, бойницы и витая лестница, а теперь там лифт и эскалатор, а вместо каменных палат офис с ковровым покрытием. Ее разрушали, но она снова отстраивалась, приспосабливаясь к ходу истории. Он движется в ногу со Временем, становится все ближе к людям, жиреет на их слабостях. Когда–то давно Башня стояла посреди голой пустыни, а теперь, по словам Ферн, она в каждом городе. Он делает так, чтобы великим и добрым было проще протоптать тропинку к его дверям.

— Но только не Ферн, — уверенно заявил Уилл, взяв сестру за руку. — Не беспокойся. Мы уверены, что ты этого никогда не сделаешь.

— Поосторожнее с такими заявлениями, — предостерег его Рэггинбоун. — Пророчества — вещь странная и ненадежная, но видения владеющих Даром нельзя игнорировать. — Повернувшись к Ферн, он спросил: — О чем ты думаешь, когда подписываешь договор во сне?

— Я чувствую, что мне совсем не хочется этого делать, — сразу ответила Ферн. — Но у меня вроде как нет выбора: кто–то, кого я люблю, в опасности.

— Тот парень? Кто–то из нас? — одновременно спросили Уилл и Гэйнор.

Ферн покачала головой:

— Не знаю.

— Мы сами можем позаботиться о себе, — сказал Уилл.

— Я помню.

— Не надо этого сарказма. Люди учатся на своих ошибках. Тебе бы тоже не мешало.

— В каком смысле? — спросила его сестра.

— Владеющие Даром всегда одиноки. Не только Элаймонд или Моргас — вспомни Зорэйн. Даже Рэггинбоун был одинок во времена, когда был чародеем. Сила и власть изолируют. Возьми, к примеру, Гитлера, Сталина, Пол Пота. Может, у них тоже был своего рода Дар — кто знает, что ими двигало? Но заметьте — ни у кого из них не было друзей, только фавориты, приспешники, выполнявшие грязные поручения, и придворные льстецы, которые обожали их и выслушивали их напыщенные речи. Но не было никого, кого бы они по–настоящему любили и кто любил бы их. Никто не мог проникнуть сквозь стену, которой они огородили свое маленькое «я» и куда пытались втиснуть весь остальной мир. В результате имеем сумасшествие.

— Аргументы, конечно, сильные, — пробормотал Рэггинбоун, — но позволь заметить, что я не сумасшедший.

— Это спорный вопрос, — ответил Уилл. — И потом, ты же утратил свою силу. А что еще важнее, у тебя появилась Лугэрри. Может, именно она спасла твой здравый рассудок?

— Ты хочешь сказать, что без вас я могла бы закончить, как Зорэйн? — спросила Ферн.

— Да, именно это я и хочу сказать, — согласился Уилл. — Ты утаиваешь что–то от нас, отдаляешься, пытаешься «защитить» нас. А это очень опасно — прежде всего для тебя. Думаю, это главная опасность Дара. Сила и одиночество приводят к отрыву от реальности. А отсюда — самонадеянность, паранойя и так далее. Ты же сама рассказывала, что, если Зорэйн чувствовала, что привязалась к одному из своих рабов, она тут же убивала его. Твои друзья и семья не слабость, а твоя сила. И пора смириться с этим.

— А как же риск? — не унималась Ферн.

— Жизнь — вообще рисковая штука. Лично для меня лучше умереть, но не допустить, чтобы ты стала королевой–ведьмой, одержимой манией величия.

— Для меня тоже, — быстро вставила Гэйнор, пока Ферн не успела возразить.

— Мда… мудрые мысли порой приходят оттуда, откуда никто не ждет, — философски заметил Рэггинбоун. — Возможно, твой брат разобрался в истинном проклятии Детей Атлантиды.

— Неужели они все в конце концов обратились к злу? — спросила Ферн.

— Скажем так: мало кто из них пошел по пути добра.

— Я теряю в любом случае, так ведь? — сказала Ферн. — Либо друзей, либо свою голову.

— В данном случае не тебе решать, — резко возразил Уилл. — Мы свой выбор сделали. Забудь пока о своем сне и Древнем Духе. Сначала надо разобраться с Моргас.

— Если сможем, конечно, — ответила Ферн. Потом повернулась к Гэйнор: — Тебе прислали перевод уэльских легенд?

— Да.

— И что?

— Там все только об Уэльсе.

Они еще некоторое время обсуждали свои планы, но, как Ферн и сказала в самом начале, ни к чему не пришли. И все же чуть позже она почувствовала, что у нее словно гора с плеч упала. Она хорошо помнила свои ощущения, когда в шестнадцать лет впервые столкнулась с силами тьмы и осознала свой Дар. «Но я не одна, — подумала она, — я никогда не была одна». И, несмотря на все ее страхи, на душе стало необыкновенно легко оттого, что с нее сняли бремя одиночества и разделили с ней ответственность. Теперь она смогла по–иному взглянуть на все проблемы. «Я найду выход, — решила она. — Мы найдем».

В ту ночь она спала спокойно, и если ей что и снилось, то она совершенно этого не помнила.

Оранжерея в Рокби представляла собой полукруглое сооружение, построенное в конце викторианской эпохи. Тогда богатые люди, увлекающиеся ботаникой, отправлялись в Гималаи на мулах в сопровождении местных носильщиков, а возвращались нагруженными образцами флоры. Когда–то в оранжерее трудились садовники, творившие чудеса, повсюду стояли пальмы в кадках, проводились чаепития. Но поскольку окна оранжереи выходили на север, а вокруг росли высокие деревья, внутрь почти не проникал солнечный свет, а если какой–то луч и попадал сюда, то его тут же душили джунгли. Строители восстановили разрушенные стены и стропила, но они даже не пытались углубляться в дебри разросшихся растений. А теперь на пути света появились новые тени — сети паутины, под тяжестью которых сгибались пальмы. Паук слишком вырос и уже не помещался в миниатюрных джунглях. Здесь не на кого охотиться, нечем утолить ненасытный голод, если только Моргас по своей прихоти не приведет кого–нибудь. Крошечный мозг этого огромного тела переполняла ярость и обида на существование, шедшее вразрез его инстинктами. Он смутно понимал, что надо плести паутину, которая не ломала бы то, на чем держится. Тогда можно было бы ловить крупных сочных мух. Но вместо этого он был заперт в тесном мирке и кормился с рук существа, нисколько на него самого не похожего. Он оставался все время возле Дерева, и теперь оно было его вселенной.

Моргас догадывалась о его беспокойстве и ярости, и ее это очень радовало.

По нескольку раз в день она приходила взглянуть на плод. В один из ее приходов паук подобрался слишком близко — его манил запах съедобной плоти, — но тут же молния ударила его в лапу, и он ретировался. Негемет шипела на него, чувствуя себя в безопасности рядом с хозяйкой. Если бы у нее была шерсть, она непременно встала бы дыбом, а так только мурашки на загривке выдавали ее волнение.

— Не пытайся мне угрожать, маленький монстр, — упрекнула паука Моргас. — Разве я не та рука, что кормит тебя? — И больше она на него даже не взглянула. Отвернувшись, она принялась снова разглядывать зреющий плод, отмечая, как на нем все больше проявляются отдельные черты. — Это голова, — сказала она своей кошке, и от волнения у нее участилось дыхание. — Это и правда человеческая голова. Смотри, как оттопыриваются уши, вот наметились брови, углубились впадины вокруг глаз. Это точно голова — но чья? Мужчины или женщины, живущего человека или умершего? Кожа становится бледнее… пробиваются первые волосы, черные, как вороново крыло. Чья голова зреет для меня? И почему здесь, а не на родительском Дереве? Ах, моя кошечка, скоро мы все узнаем.

В мире Времени голова зрела быстро. Теперь ее кожа была почти белой, а брови иссиня–черными. Волосы росли густые и длинные, кудрявые локоны цеплялись за соседние ветки или змеями свисали вниз. Глаза с длинными ресницами были пока закрыты. Моргас смотрела на эту голову, как в зеркало.

— Это моя сестра, — наконец вымолвила она. — Моя кровная сестра–близнец Морган. Но зачем она явилась сюда? Я видела ее на Вечном Древе давным–давно. Ее плод созрел, и она прошла через Врата, так что ее душа не может вернуться в этот мир. И все же она здесь, и скоро ее глаза откроются. Я должна понять. Когда луна начнет прибывать, я снова начерчу круг и расспрошу провидиц и древних духов — даже вурдалаков, собирающихся на кладбищах, чтобы полакомиться призраками. Кто–нибудь да даст мне ответ, даже если мне придется допрашивать сами Силы стихий! В моих венах течет жизнь Дерева, а в его саженце есть моя кровь, поэтому Дерево откликается на мои мысли и нужды. Почему же все–таки Морган? Я так надеялась, что оно даст мне голову моей бывшей ученицы, чтобы подсказать мне способ отмщения. Давно пора это сделать. Но… Морган… почему Морган?

Кошка выгнула спину, и по голой коже пробежала искорка электричества, но Моргас не заметила этого.

Уже вечерело, и они обе вышли на крыльцо, залитое солнцем. Они смотрели, как вызолотилось небо над вершиной Фарси–Холма, где торчали силуэты обгоревших деревьев. Золотистые лучи добрались даже до давно не стриженной западной лужайки, пересеченной тенью старожила–дуба. Ведьма и кошка купались в этом свете, пока солнце не село и из леса не выползли сумерки. Дом, лишенный своего прошлого, стоял, как пустая могила, в напряженном ожидании.

Как только стемнело, из леса вылетела сова, бесшумно махая крыльями. Моргас вытянула руку, и сова мягко спикировала на нее, что–то тихонько ухая на своем совином языке,

— Так, значит, ее там не было? — спросила Моргас. — Я и не смела на это надеяться. Но продолжай следить. Рано или поздно она выползет из–под своего камня. Лети, Гродда выдаст тебе твою награду.

Сова полетела к окнам кухни, и Моргас вернулась в дом. А кошка еще немного задержалась на улице, пока не вышла луна. Вскоре мимо нее промелькнула тень совы, направлявшейся обратно на север.

Через пару дней Рэггинбоун снова наведался на стройку на Кинг–Кросс, на этот раз вместе с Ферн. Его позабавило, как изменилось отношение охранника у ворот. Видимо, он принял Ферн за студентку, сопровождавшую своего профессора, что сразу превращало Рэггинбоуна из чудака в ученого. Ферн явилась сюда сразу после работы, была одета в светло–серые брюки и жакет и выглядела очень элегантно и вместе с тем совершенно неуместно на этой стройке. Пока она пробиралась между котлованами и кучами песка, ее провожали восхищенные взгляды охранника _я_ нескольких строителей, оторвавшихся от работы. На фоне добровольцев, поголовно одетых в джинсы, она казалась существом из иного мира, утонченным и нереальным. Дэн Хантер вылез из ямы поприветствовать Рэггинбоуна. Взглянув на Ферн без всякого интереса, он спросил:

— Это ваша внучка?

— Это мой друг, Ферн Кэйпел. Ферн, познакомься, это Дэн Хантер.

Они пожали друг другу руки.

— Вы не похожи на археолога, — сказал Дэн.

— А я и не археолог. Я работаю в сфере пиара. Мистер Наблюдатель, — она метнула на Рэггинбоуна недобрый взгляд, — считает, что вам это может понадобиться.

— Хорошая идея, — подхватил Рэггинбоун. — Может быть, так мы привлечем спонсоров. Видите ли, Фернанда думает, что слишком много времени уделяет раскрутке продуктов и слишком мало — рекламе самого дела.

Дэн хмуро заметил:

— Сомневаюсь, что мы можем позволить себе это удовольствие.

— Ее услуги будут совершенно бесплатны, — заверил Рэггинбоун, не обращая внимания на каменный взгляд Ферн. — Это своего рода дар грядущим поколениям.

— Неужели? — Дэн скептически ухмыльнулся, а Ферн злилась уже на обоих. Потом ее настроение изменилось. Они склонились над полностью откопанным камнем — предполагалось, что это алтарь. Ферн, подключив свое магическое чутье, почувствовала развеянный столетиями запах крови, тень древней смерти. Ее дыхание можно было уловить в расщелинах и у оснований почти разрушенных стен. Ферн приложила ладонь к поверхности камня и уловила глубокий пульс земли. Глаза ее закрылись.

— Вы — экстрасенс? — спросил Дэн, честно стараясь быть вежливым.

Ферн открыла глаза.

— Не совсем, — сказала она своим самым безразличным тоном. — Я ведьма.

— В области пиара?

— Совершенно верно. Я продаю бесполезные продукты людям, которые в них совершенно не нуждаются. А это требует колдовства.

Дэн от неожиданности невольно улыбнулся.

— Вы действительно интересуетесь археологией?

— А разве не каждый интересуется ею? — Ферн снова взглянула на камень. — Я думаю, он лежит не той стороной. Может быть, он упал вперед или его специально перевернули, например, христиане, надругавшиеся над языческим храмом, или соперничающая секта — да кто угодно. С другой стороны есть надпись.

— Вы это точно знаете, так ведь?

Ферн кивнула, не обращая внимания на сквозивший в вопросе сарказм.

— Она на неизвестном вам языке. В ней говорится… — Ферн замешкалась… — _Увал_хааде._Увал_неан–чарне._ Я запишу, если хотите. — Дэн явно не хотел, но Ферн все равно достала из сумочки листочек и ручку. На обороте своей визитки она записала загадочные слова большими буквами.

— Э–э… а что они означают? — спросил Дэн. Он уже не улыбался и, казалось, терял терпение.

— Врата Смерти. Или… пожалуй, «портал» будет точнее. Увал означает то, что открывается. Портал Смерти, Портал в Бездну. Я знаю, вы мне не верите, но это не пустая болтовня. И я вовсе не сумасшедшая.

— Вы выглядите вполне нормальной, но внешность бывает обманчива.

— Несомненно. — Ферн критично оглядела его с ног до головы, словно осуждая за выпачканную в земле рубашку и длинные неопрятные волосы. — Копайте. Это у вас хорошо получается, так ведь? — И, повернувшись к Рэггинбоуну, добавила: — Здесь больше не на что смотреть, можем идти.

Пока она пробиралась обратно к воротам, ее провожали враждебные женские взгляды. Дэн Хантер перевернул визитку, задумчиво разглядывая надпись. На безупречно белой поверхности остались отпечатки его грязных рук. Конечно, то, что она тут несла, полная чушь; а уверенный тон — всего лишь часть ее профессиональных навыков. Он засунул визитку в задний карман джинсов и вернулся к работе.

В следующий вторник Ферн собрала еще один совет в своей квартире. На этот раз она пригласила и Люка.

— Это Лукас Валгрим, — представила она его. — Теперь он присоединится к нам. Он нам нужен. Люк, это мой брат Уилл, это — Гэйнор Мобберли, а это — наш старый друг, которого мы все зовем Рэггинбоуном. А вообще–то он мистер Наблюдатель, если соблюдать церемонии.

Люк сдержанно кивнул и, немного–поколебавшись, пожал руку Гэйнор.

— Я вам очень сочувствую по поводу вашей сестры, — сказала Гэйнор. — Мы все прошли через такое, когда с Ферн случилась беда. Мы знаем, как это тяжело.

— Выпейте что–нибудь, — предложил Уилл, щедро распахивая бар Ферн. — Так зачем он нам нужен, сестричка?

— Не называй меня так. — Ферн рассеянно налила себе большой стакан джина с тоником, но пить не стала. — У меня есть план.

— Хороший? — спросил Рэггинбоун, вглядываясь в ее лицо.

— Нет, — напрямик заявила Ферн. — Но мы больше не можем сидеть сложа руки, а это лучшее, что я могу предложить.

— Ты придумала, как убить Моргас? — спросил Уилл.

— Не–а. — Ферн никогда не говорила «не–а». — Но нам надо спасти Дану, и мне хочется осмотреть Рокби. Может быть, удастся узнать, что именно замышляет Моргас. Если я не могу убить ее, надо хотя бы убрать ее с дороги. Мы сделаем отвлекающий маневр. Только это будет очень опасно.

— Ты всегда купаешься в опасностях, — сказал Уилл. — Временами мне кажется, что в глубине души тебе это даже нравится.

— Да дело–то в том, что опасно это будет не для меня, — с несчастным видом сказала Ферн. — Если мы на это решимся, то отвлекающий маневр придется делать вам и в опасности будете вы, поскольку вам придется столкнуться с Моргас.

Все замолчали. Резкий звук полицейской сирены прорезал тишину. Казалось, в комнате никто не дышал.

— Вы хотели быть командой, — сказала Ферн. Сейчас она была необычайно бледна. — Что ж, добро пожаловать в высшую лигу.

Тут все заговорили.

— Наконец–то, — сказал Уилл.

— Вот черт, — пробормотала Гэйнор. Вообще–то она никогда не чертыхалась.

Рэггинбоун ограничился пристальным взглядом из–под кустистых бровей. Люк спросил:

— Ко мне это относится?

— На сей раз нет. Вы поедете со мной в Рокби. Нам нужна быстрая машина. А поскольку вы банкир, у вас наверняка найдется парочка «поршей».

— Да. «Порш» и классический «ягуар», — подтвердил Люк. — Но у меня есть кое–что получше» — мотоцикл.

— «Харлей»? — заинтересовался Уилл.

— А я боюсь мотоциклов, — сказала Ферн.

— Вот и отлично, — вмешался Рэггинбоун. — Значит, страху достанется всем поровну. Лукас действительно понадобится тебе в Рокби: может случиться, что только он, как единственный родственник Даны, сумеет помочь ей вернуться в себя. Даже если мы освободим ее дух, то, не имея Дара, она может не найти дорогу назад.

— Объясните, что я должен буду сделать, — сказал Люк.

— Позже. Фернанда, расскажи нам о своем плане, Ферн изложила детали.

— Ты была права, — сказал Рэггинбоун. — Это действительно не самый хороший план. Но пока обойдемся таким. Ты собираешься начертить круг здесь?

— Ты же знаешь, что комнаты слишком малы, да и вибрация здесь сильная. Придется снова воспользоваться подвалом.

— Муунспиттл не согласится ни за какие коврижки.

— Поднажми на него. Раньше тебе это удавалось. Вопрос в том, сработает ли моя затея?

— Колдовство всегда привлекает внимание, — задумчиво произнес Рэггинбоун. — Духи стихий наверняка еще вертятся поблизости, а от взгляда Эдафора почти ничего не укроется. Не сомневаюсь, что, обнаружив тебя, Моргас тут же примчится. Сможем ли мы отвлекать ее достаточно долго… что ж, это наша проблема. Однако не думаю, что обследовать логово ведьмы в ее отсутствие намного безопаснее.

— Я буду осторожна, — заверила его Ферн. — И наложу на вас на всех заклинание защиты, особенно на Гэйнор. Извини, конечно, но ты самая слабая, подруга. Моргас наверняка нацелится на тебя. Она и так считает тебя переродившейся Гиневрой.

— Может быть, мне удастся это использовать, — ответила Гэйнор, с удивлением отметив, что ее голос не дрожал. — Я же знаю все легенды.

— В легендах говорится только о том, что стало легендарным, — сказал Рэггинбоун. — Мы же не знаем, что там было на самом деле и какие воспоминания мы можем в ней пробудить. Это опасная игра.

— Но попробовать стоит, — храбро заявила Гэйнор.

— Ни в коем случае, — возразила Ферн. — Просто заставьте ее немного поговорить. Когда же она начнет выходить из себя, скажите ей, куда я отправилась. Это разозлит ее так, что она тут же забудет о вас. Метла в этом году не в моде, так что ей придется возвращаться в Рокби на машине. Если повезет, то мы уедем оттуда раньше.

— Ты слишком полагаешься на удачу, — заметил Рэггинбоун.

— Мы, — поправил его Уилл. — Ты тоже окажешься на линии огня и не будешь простым наблюдателем.

Рэггинбоун ничего не ответил, а глаза его скрывал опущенный капюшон.

— Ну, так мы договорились? — спросила Ферн. Все кивнули.

— Когда мы провернем это? — озабоченно спросила Гэйнор.

— В пятницу, — ответила Ферн. — Не будем ждать полнолуния, иначе я рискую наткнуться на ее магический круг. Моргас придется добираться до Лондона обычными средствами, возможно, на машине. А временной фактор для нас очень важен. — Она промолчала о том, что не хочет оставлять себе времени на раздумья. В голове у нее все было словно опутано темной пеленой, что могло быть обычным страхом или же плохими предчувствиями. Но теперь, когда она рассказала остальным о своем плане и получила их согласие, пути назад не было. Она взглянула Люку в лицо: мужественный подбородок, ровные прямые брови, сжатый рот. Он будет с ней там. Интуитивно он доверял ей, верил в ее Дар, способность помочь. Неожиданно для нее стало очень важным, чтобы он не увидел ее страха или неудач.

— Нам повезет, — сказала она, но в глубине души чувствовала, что запас везения исчерпан.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В переулках и тупичках Сохо еще был разгар дня, но в подвале под вечно закрытым магазинчиком было темно. Единственное окошечко занавесили; пламя на оплывших свечах дрожало на сквозняке, но не гасло. Муунспиттл съежился в кресле, втянув голову в плечи, как черепаха в свой панцирь. У него на коленях сидел рыжий Моугвит, беспокойно когтивший его свитер.

— Я не стану этого делать, — снова и снова повторял Муунспиттл. — Это мое местечко, мое убежище. А тут опасности, чужаки… — Рэггинбоун сделал все что мог, чтобы успокоить его. Действовал он, надо сказать, необычайно мягко, но толку от этого не было никакого. Ферн больше не обращала на них внимания: она обходила периметр круга, рассыпая магический порошок и произнося нараспев какие–то заклинания, но так тихо, что, даже если бы все, кто были в комнате, понимали этот язык, они не смогли бы разобрать ни слова. Пелена с мыслей так и не спала, но ей удалось отодвинуть ее в сторону, полностью сосредоточившись на своем занятии. Хотя бы тут она чувствовала, что владеет ситуацией, и была уверена в своих силах.

Уилл и Гэйнор стояли за кругом, а Люк — ближе к дверям. Утром Гэйнор купила журнал мод и немного косметики. Теперь ее глаза были обведены черной тушью, щеки нарумянены, губы выкрашены в темно–сливовый цвет, а длинные волосы заплетены в косички и переплетены блестящими ленточками. «Теперь я Гвенифер», — сказала она сама себе, глядя в зеркало. Но превращения не получилось: она выглядела все той же Гэйнор, просто такое лицо, как и эта одежда, ей не очень шли. «Я сменила имидж», — пояснила она остальным, как бы оправдываясь. Уилл время от времени мрачно поглядывал на нее. В мерцающем свете свечей она действительно выглядела иначе, будто в ее лице проступили черты кого–то другого, более красивого, но совершенно незнакомого.

Под воздействием магии комната начала свои обычные выкрутасы, растягиваясь и изгибаясь возле круга. Люка о таком не предупреждали, поэтому сейчас он встревоженно озирался, но, заметив, что остальные не обращают на это внимание, немного успокоился. Ферн замкнула круг и снаружи начертила руны защиты. Потом она начала читать заклинание магического щита, чтобы оградить Уилла, Рэггинбоуна, Муунспиттла и особенно Гэйнор от возможного нападения. Она не очень точно помнила слова, знала лишь, что должна воззвать к давно дремлющим силам. Но, как только она заговорила, ее голосовые связки словно парализовало, губы двигались сами по себе, а вместо ее голоса зазвучал чужой, более глубокий и резкий. Муунспиттл даже перестал причитать. Ферн не смогла бы определить, чей это был голос — мужчины или женщины, духа или колдуна, — голос наполнял ее, как ветер, шумящий в кроне деревьев, и заклинание звучало мощно и уверенно. На мгновение все даже увидели, как магический щит светится вокруг них, но едва прозвучали последние слова, видение исчезло. Ферн какое–то время молчала, пока к ней не вернулся ее собственный голос.

— Что это было? — спросил Уилл.

— Ты привлекаешь силы, которые не стоило бы тревожить, — привычно проворчал Рэггинбоун.

Ферн не удостоила его ответом. Она еще не закончила свое колдовство, поэтому, хотя и услышала все эти комментарии, внимания на них не обратила.

— _Ниассе!_ -скомандовала она. Пламя свечей вытянулось по струнке, а кольцо круга полыхнуло бледным огнем. Люк увидел, как по комнате закружились тени, собираясь, словно мухи, у потолка, который дугой выгибался от струящейся из круга силы. «Ведь она действительно ведьма», — подумал он, и сердце у него екнуло. Она произносила какие–то слова, и он интуитивно понимал, что это заклинание вызова духов. Где–то в углу Муунспиттл продолжал хныкать и возмущаться.

— Эриост Идунор! — выкрикнула Ферн, и в центре круга появился столб дыма, быстро сгустившись и образовав стройную фигурку. Это был Ребенок. Люк тщетно пытался определить его пол. На льняных кудрях дитяти красовалась корона из листьев, а в глазах светилась древность.

— Ты снова призвала меня, Моркадис, — сказал он. — Ты расточительно обращаешься со своим Даром, столь часто и беспечно вызывая древних духов. Мне казалось, что для общения у тебя есть смертные друзья.

— Я никогда не бываю беспечной, — ответила Ферн. — Расскажи мне о Дереве.

— О каком дереве?

— Ты знаешь, о чем я говорю. Моргас прихватила в этот мир черенок от Вечного Древа и посадила его. Теперь Дерево растет не по дням, а по часам. Оно плодоносит?

— Откуда мне знать? — ответил Эриост. — Я не провидец и не садовник. Спроси у кого–нибудь другого.

— Ты один из первозданных духов, — настаивала Ферн. — Твой взор простирается далеко. Расскажи мне, что ты видишь.

Ребенок склонил голову и насмешливо уставился на нее:

_-_Мея,_Мея,_сказочная_фея,_

_Ну,_как_поживает_твой_сад?_

_-_Отлично:_на_ветках_три_петли_и_рея_

_И_дивные_головы_в_ряд._

— у да, стишки и загадки–занятие как раз для ребенка, — сказала Ферн.

— Я знаю еще одну. — Эриост засмеялся, и в его детском смехе зазвучали проказливые нотки.

_-_Маленькая_Фернанда_сидела_на_веранде_

_Под_сенью_яблоньки_той._

_Явился_паук_и_вместо_беседы_

_Он_слопал_Фернанду_за_вкусным_обедом._

С этими словами Ребенок испарился, оставив после себя заливистый смешок и облачко дыма.

Ферн не стала задерживать его, поскольку ей почудилось, что тени в комнате сгустились, но вовсе не оттого, что наступал вечер. В середине лета темнеет поздно, поэтому на улице должно было быть еще светло. Она почувствовала, как потянуло холодом и нечто пронеслось по комнате. Потом в дальнем углу пару раз моргнули глаза и тут же исчезли.

— Это Эдафор, — прошептала она.

— И Борос, — добавил Рэггинбоун. — Они нашли тебя.

— Как быстро они доберутся до Моргас?

— Они, считай, уже там. Наживку проглотили. В прошлый раз круг сдержал и ослепил их. На этот раз они были вне круга и все видели, так что смогут привести ее сюда.

— Нет! — заверещал Муунспиттл. — Только не сюда! Мое убежище… Закройте круг! Запечатайте дверь. Если мы спрячемся здесь, в тишине и темноте, может быть, она нас не найдет…

— Простите, но нам пора, — сказала Ферн, борясь с угрызениями совести. — Теперь твоя очередь, — сказала она Рэггинбоуну. — Держите круг открытым как можно дольше — насколько решитесь. Она должна поверить, что я здесь.

— Я не стану этого делать, — взвизгнул Муунспиттл, но рука Наблюдателя тяжело легла на его плечо, вдавив в кресло. Более сильная воля завладела им и направила его Дар в нужное русло. Моугвит зашипел, и шерсть на драном загривке встала дыбом.

— С ним все будет нормально? — спросила Гэйнор.

— Надеюсь, — ответила Ферн уже от самой двери. Люк держал ее за руку. — Удачи. И по возможности будьте осторожны. — Они вышли, и ни Гэйнор, ни Уилл не успели пожелать им удачи.

— Ступай за ними и запри дверь, — велел Рэггинбоун Уиллу.

Уилл стал на ощупь пробираться по темной лестнице. Наверху Люк уже выкатывал свой мотоцикл на улицу. Казалось, какой–то техномонстр выползает из своего логова, сверкая хромированными частями и отливая матовым блеском. Это была боевая колесница современного Фаэтона, которая двигалась необычайно легко, несмотря на свой массивный вид, и при этом без всяких лошадей. Ферн долго возилась с застежкой шлема, и тогда Люк повернулся и помог ей приладить его. Откуда–то сзади раздался голос Уилла:

— Какая это модель?

— «Харли Дэвидсон Фатбой», тысяча четыреста пятьдесят кубических сантиметров, с форсированным двигателем.

— И как быстро он едет? — встряла Ферн.

— А как быстро вы хотите?

Треск мотора эхом прокатился по узкой улочке. Люди оборачивались, хлопали двери, крысы в канализации навострили уши. Ферн поспешно уселась позади Люка и крепко вцепилась в его кожаную куртку. Напутствие Уилла потонуло в реве — мотоцикл сорвался с места и помчался по переулку. Они влились в поток транспорта и стали лавировать между.грузовиками и автобусами, пользуясь любой возможностью, чтобы обогнать кого–нибудь. Ферн закрыла глаза, но потом решила, что если ей суждено встретить свою смерть на дороге, то она, по крайг ней мере, хочет это увидеть.

— Это же не маленький мотоцикл! — прокричала она. — Мы не сможем протиснуться.

— Я думал, мы торопимся.

Оставив позади запруженные улицы Лондона, они помчались по шоссе со скоростью километров сто двадцать в час, а то и больше. Приятного в этом было мало — ветер сильно бил в грудь, проникал под куртку и все норовил скинуть Ферн с мотоцикла. Под порывами ветра ремешок огромного шлема буквально впивался ей в подбородок. Ферн пригнула голову, прячась за спиной Люка, как за щитом. «На такой скорости я могу вас не услышать, — предупредил он ее в самом начале. — Так что пните меня по ноге, если вам что–то понадобится». Но даже когда ей казалось, что ветер вот–вот сломает ей шею, она не просила его притормозить. Ставки сделаны, рулетка запущена — теперь раздумывать поздно. «Интересно, — подумалось ей, — встретим ли мы Моргас, мчащуюся в другом направлении?» Хотя ясно, что на шоссе с тремя полосами, отделенными от встречного движения, все равно ничего не разглядишь. Ферн боялась, что Моргас почует, когда они проедут мимо, но, с другой стороны, ей хотелось удостовериться, что наживка проглочена. Она до предела напрягала свое магическое чутье, но ничего особенно не ждала. Поэтому сигнал застал ее врасплох — холодная вспышка почти за гранью ощущения, исчезнувшая в долю секунды. Ферн обернулась, но успела заметить только красные огоньки задних фар, уносящиеся в темноту. Ветер чуть не сорвал с нее шлем, ей пришлось поспешно нырнуть за спину Люка. Она очень надеялась, что Моргас была полностью сосредоточена на своей цели и не обращала внимания на проносившиеся мимо автомобили. О своих друзьях, оставшихся в Лондоне, она старалась не думать, чтобы беспокойство за них не лишило ее сил.

Они свернули с шоссе и поехали по проселочной дороге. Света не было, если не считать светящихся окон в попадавшихся время от времени деревушках. Луна скрылась за тучами. По обе стороны дороги громоздились темные холмы. На каждом повороте мотоцикл опасно накренялся, и Ферн требовалось все ее мужество, чтобы наклоняться вместе с ним и не обращать внимания на то, что они почти касались асфальта. Хотя сейчас они ехали значительно медленнее, всего километров девяносто в час. Выглядывая из–за плеча Люка, Ферн видела лишь луч их передней фары, прорезавший темноту, да какого–то зверька, улепетывающего прочь. Сна услышала, как Люк прокричал:

— Уже недалеко.

Луч высветил каменные столбы ворот, под колесами заскрипел гравий. Теперь Ферн могла разглядеть увитые плющом окна, зубчатый край стены, силуэт башни. Наконец они остановились. Люк заглушил мотор, и свет погас. Первым чувством Ферн было огромное облегчение от того, что они доехали–таки в целости и сохранности.

Она неуклюже слезла с сиденья; ноги дрожали от напряжения, а спина просто онемела. Люк помог ей снять шлем.

— Ну как, понравилось, как мы прокатились? — спросил он.

— Нет.

Теперь тишину нарушало лишь тихое дыхание сельской ночи — шепот ветра, шелест листьев, шуршание травы. Ферн прислушивалась, подключив магическое чутье, но не слышала даже отдаленных взмахов крыльев или писка летучих мышей. В зарослях не было ни одного зверька; только насекомые отваживались приблизиться к Рокби. Вот неподалеку прополз уж, но и он не рискнул здесь остаться. Ферн прошла к дому, и ее шаги громко отдавались на гравиевой дорожке. Окон в доме было много — одни прямоугольные, другие сводчатые, но все темные и пустые, как глазницы в черепе. Только сейчас она до конца осознала то, о чем рассказывал ей Дибук: здесь не было духов, воспоминаний, прошлого — только стены и крыша да пустое пространство внутри. Но сквозь трещины в стенах и щели в полу уже просачивалось нечто, заполняя комнаты ненасытной темнотой. Ферн чувствовала, как мелкие духи слетаются к Рокби, как мухи к трупу, и их притягивает не только пустота в доме, но и колдовство, творимое в нем. «Интересно, — подумала она, — чувствует ли это Люк и страшно ли ему?»

— Ключ есть? — спросила она.

Люк достал ключ из кармана, поднялся на крыльцо и зажег фонарик, чтобы найти замочную скважину. Луч высветил массивную дубовую дверь и железные петли.

Ферн расстегнула куртку, чтобы двигаться свободнее, и огляделась по сторонам.

— Скулдундер, — позвала она. Даже она со своим ночным зрением и тончайшим слухом ничего не заметила. Но гоблины двигаются совершенно бесшумно. Вот и сейчас знакомый гоблин появился в двух шагах от нее–Шляпа была натянута на самые глаза, а плечи опущены. Сразу видно, что он отчаянно трусил. — А где Дибук? — спросила Ферн. — Я же сказала, что он нам понадобится.

— Он не захотел идти, госпожа, — ответил гоблин. Ферн отметила, что от страха Скулдундер стал чрезвычайно вежливым. — Когда мы позвали его, он свернулся в комок, как испуганный ежик, дрожа и поскуливая. Даже королева не решилась настаивать. Она приказала, чтобы я сам помог вам, потому что… — он облизнул губы, — потому что я самый храбрый из ее подданных.

— Правда? — восхищенно спросила Ферн. Люк справился с замком и, обернувшись, прирос к месту, потрясение глядя на незнакомца.

— Взломщики должны быть храбрыми, — хвастливо заявил Скулдундер. — Дибук описал мне все ходы и выходы в этом доме, так что я сам проведу вас.

— Надеюсь, мы не потеряемся все вместе, — сказала Ферн и повернулась к Люку: — Пойдемте. Будем надеяться, что хоть вы знаете этот дом.

— Знаю, но плохо. Я редко сюда приезжал.

Дверь открылась без скрипа, видимо, Моргас смазала петли. Они вошли, Скулдундер нехотя поплелся за ними. Дверь позади них захлопнулась с легким стуком.

Уилл запер дверь на всевозможные запоры и цепочки, которые Муунспиттл установил за многие годы своего отшельничества. Спустившись в подвал, он снова встал рядом с Гэйнор, будто его что–то притягивало к ней. Магия выходила из–под контроля. Сияющие кольца волнами расходились из центра круга и выплескивались наружу, потом откатывали назад и исчезали там же, откуда появились. Там копилась какая–то сила, собираясь в темное едва заметное ядро.

— Кажется, так не должно быть, — с сомнением сказала Гэйнор.

— Возьми круг в свои руки! — скомандовал Рэггинбоун. — Иначе тут все взорвется и мы погибнем.

— Я не могу, — пролепетал Муунспиттл. — Я тут ни при чем. Не моя вина. Сидим тут, как крысы, и ждем, когда явится крысолов…

— _Делай!_

Волны стали выше и мощнее. В отчаянии Гэйнор вытянула руку, повторив жест, который она видела у Ферн; другой рукой она схватила Уилла за руку.

— Фиассе! — выкрикнула она единственное атлантийское слово, которое смогла припомнить. Рэггинбоун как–то сказал ей, что у нее есть Дар другого рода; может быть, с таким количеством сил, скопившимся здесь, этого будет достаточно.

— Еще раз, — крикнул Уилл.

— _Фиассе!_

Волны улеглись. По периметру круга пробежал огонек, и в центре из темноты обрисовалась фигура — знакомая раздувшаяся туша, сплошь состоящая из губ, которые сейчас плотоядно раскрылись. Это был Кторн.

— _Энварре!_ -одновременно произнесли Гэйнор и Уилл.

— _Энварре!_ -Рэггинбоун тряс Муунспиттла за плечи, пытаясь привести в чувство и вложить ему в уста нужные слова усилием своей воли. Туша в центре крута растворилась, оставив после себя темноту и дым. — Гэйнор! — задыхаясь, вымолвил Рэггинбоун. — Закрой его! Скорей!

— Как?

— Вызови кого–нибудь.

— А кого? Или что?

— Да кого угодно. Кого–нибудь полезного. Грех тратить впустую столько сил…

— Но…

Гэйнор растерялась и никак не могла сообразить, кого бы вызвать, — голова была абсолютно пустая.

— Может, провидицу? — предложил Уилл.

— Я вызываю… кого–нибудь из прошлого. Кого–нибудь из прошлого Моргас. Друга или врага, знакомых или родню — не важно. Я вызываю кого–нибудь, кто знает Моргас!

— Это слишком обще, — сказал Рэггинбоун. — Да и не было у нее друзей, а все враги давно умерли. Слишком много времени прошло. Придется тебе…

Однако в круге появилась женщина. Перепуганная до смерти Гэйнор с облегчением отметила, что та больше напоминала русалку средних лет, которая слишком долго пробыла под душем. Она была тощей, как палка, и какой–то вялой. Длинные прямые волосы прилипли к спине, а мокрое платье облепило костлявую фигуру и тонкие руки. Лицо ее было по–своему красиво — тонко очерченные линии, глубокие тени под глазами, светлая кожа. Она с некоторым недоумением огляделась, потом ее взгляд остановился на Гэйнор.

— Кто ты, дитя мое? Не думаю, что мы раньше встречались.

— Я Гэйнор. Гвенифер. А разве не я должна задавать вопросы?

— А ты сама не знаешь? — удивилась женщина. — Бог мой, это так странно. Я думала, это ты меня вызвала.

Гэйнор беспомощно глянула на Рэггинбоуна, но тот хмуро разглядывал гостью и никакого совета не дал.

— Продолжай, — подбодрил ее Уилл.

— Я вызывала кого–нибудь, кто знает Моргас, — объяснила Гэйнор. — Это такая ведьма.

— О да! Я знаю ее. Но я всегда думала, что она давно умерла. Столько времени утекло, столько столетий — я даже не считала. Ты хочешь сказать, что она жива? Это дурная весть для мира, во всяком случае для нашего уголка. Как же ей удалось избежать Врат?

— Она спряталась в пещере под корнями Вечного Древа, — ответила Гэйнор. — А теперь она вернулась в наш мир, и мы не знаем, как с ней справиться.

— В этом я вам не смогу помочь, — сказала женщина. — Никто никогда не мог справиться с Моргас. Даже боги боялись ее. А в те времена было много богов, хотя некоторые из них совсем мелкие и боязливые. Подозреваю, что это было связано с неправильным питанием: слишком много жертвенного мяса, мало трав и овощей…

— Кто вы? — перебила ее Гэйнор, после того как Уилл подсказал ей.

— Я Нимвэ. Разве ты не знаешь? Я была волшебницей, и довольно неплохой, если можно так сказать. Поэтому я до сих пор жива. Я проспала большую часть истории. Потому что мне не нравилось, как она развивалась. Я ждала чего–то, правда, сейчас уже не помню чего. Но я вспомню, когда придет время.

— Вы когда–то знали Моргас? — настойчиво повторила Гэйнор. — Вы хорошо ее знали?

— Довольно неплохо. Так ты сказала, что тебя зовут Гвенифер? Маленькая Гвенни? Ты похожа на нее — в темноте. Она, конечно, давно умерла. В женском монастыре. Знаете, тогда было модно приносить покаяние, вести целомудренную жизнь. Запирать сейф, когда сокровище уже украли. Бедная Гвенни: ее выдали замуж за короля, а она любила другого. И когда все пошло не так, она во всем обвинила себя. Грустная история, хотя довольно распространенная. Я слышала, о ней до сих пор слагают песни. Что–то вроде свечи на ветру…

— Это не о той принцессе, — поправила ее Гэйнор.

— Почти та же история, — сказал Уилл. — Ты не можешь заставить ее не уклоняться от темы?

— А я что делаю? — возмутилась Гэйнор. Потом повернулась к Нимвэ: — Расскажите нам о Моргас, пожалуйста.

— Ах… пожалуйста. Какое волшебное слово. Мне нравится вежливость в молодежи. Мне говорили, что теперь это не в моде, но я рада, что они ошиблись. Я помню, что Гвенни была очень вежливой девочкой, а это так важно для особ королевской крови. Она могла быть резкой со своей ровней, но с крестьянами всегда была мила.

— Моргас… — напомнила Гэйнор.

— Она никогда не была вежливой, даже с богами. Она пугала слабых грубыми словами, а сильных — жестокими деяниями. Помощь, доблесть, честь — вот рыцарский кодекс, но она извратила его, насмехаясь над всеми. Она не боялась никого — ни королей, ни магов.

— Может быть, женщин? — спросила Гэйнор.

— Ну уж не меня точно, если ты это имеешь в виду. — Нимвэ теребила свои длинные волосы, и взгляд ее казался мечтательным. — Конечно, мы стремились к разному. Ей были нужны владычество над другими и земная власть. А я искала иллюзии, волшебство и любовь. Она сошла с ума, а я нет. — Она подняла глаза на Гэйнор. — Я вполне здравомыслящая, даже после стольких лет. Вполне здравомыслящая. Хочешь, я покажу тебе кое–что?

Гэйнор замешкалась, не зная, что ответить. Тогда Нимвэ тряхнула волосами, рассыпав брызги по кругу. Кое–где огненное кольцо погасло, оставив после себя только дымящуюся кромку, и через эти прорехи стала утекать магия. Из пола под ногами Гэйнор стала всходить трава, которая съежилась и засохла за несколько секунд, как в фильме о природе с ускоренной съемкой. Земля закишела белыми червями. Из нее высунулось что–то похожее на руку, зеленое и слизистое от разложения. Муунспиттл, испугавшийся настолько, что забыл о своей истерике, на этот раз отреагировал мгновенно и произнес несколько заклинаний. Круг снова сомкнулся, рука ушла в землю, а поверх изъеденной червями земли снова расстелились доски. Нимвэ грустно рассмеялась.

— Она еще не готова проснуться, — сказала она. — Но однажды…

— Моргас, должно быть, кого–то боялась, — сказал Уилл. — Иначе почему бы она сбежала?

— Она боялась зимы, — ответила Нимвэ, когда Гэйнор повторила вопрос для нее. — Пришли северяне и принесли в своих сердцах лед. А может быть, она боялась Времени, потому что для нее оно уже истекало, — кто знает? Говорят, она боялась своей сестры, но Морган ушла, не дожидаясь будущего. Они были близнецами, похожими как две капли воды, равные по силе, но такие разные по характеру. Моргас была — и, несомненно, остается такой и сейчас — хладнокровной, жадной, жестокой и бессердечной. Она кормится от чужой боли, как древние духи, но вот слабости у нее человеческие. Для нее опасно все, что опасно для простого смертного. Морган тоже была страстной особой, но ее кровь была горячей. Она была беспокойной, и ею двигали любовь и ненависть. Говорят, в конце концов любовь победила, и она со своими горничными подобрала короля на поле последней битвы и отвезла его на затерянный остров Авалорн в поисках исцеления. Некоторые легенды утверждают, что и я там была. Не слышали?

— А вы там были? — спросила Гэйнор.

— Нет, я осталась. У меня было другое дело. Однажды я довершу его. Когда _он_ проснется. — Голова ее поникла, и тело согнулось… словно ива под тяжестью своих листьев. Вдруг она снова подняла голову и взглянула на Гэйнор. Глаза у Нимвэ были странные: в их темных глубинах двигались какие–то дымные огоньки. — Зачем ты вызвала меня? — спросила она.

— Мне нужна ваша помощь в борьбе против Моргас, — ответила Гэйнор.

— Никто не может одолеть ее. Ее сестра осмелилась попробовать, и ей пришлось спасаться бегством. Морган предала любовь своей сестры ради любви к мужчине и покинула мир, а Моргас теперь снедает жажда неисполненной мести. Так что если хочешь ударить ее по пустому сердцу, напомни о ее сестре. Ее это, может, и не ранит, но разозлит.

— Спасибо, — поблагодарила Гэйнор.

— Ты закончила со мной, дитя мое? Я очень устала. Если мы не можем разбудить спящего, надо присоединиться к нему.

— Конечно. Я — я отпускаю вас. Так?

Нимвэ медленно растворилась в серебристом дожде, а ее шепоток пролетел по притихшей комнате:

— Мы еще встретимся…

— Что теперь? — спросила Гэйнор.

— Ничего, — ответил Рэггинбоун. — Мы закроем круг. Продолжать опасно. Не знал, что Нимвэ еще жива. Вообще–то наделенные Даром могут прожить очень долго. Должно быть, она погружает себя в зачарованный сон, пробуждаясь время от времени, когда заклинание ослабевает. Подозреваю, что она всего лишь _вполне_ здравомыслящая.

Муунспиттл завершил ритуал закрытия круга, огонь погас, магические силы улеглись, и круг стал холодным и безжизненным. Только легкий звон в воздухе говорил о том, что заклинания защиты все еще на месте. Моугвит, которого теперь никто не держал, носился по углам, разгоняя тени.

— Что теперь будем делать? — снова спросила Гэйнор.

— Ждать Моргас, — ответил Рэггинбоун.

Луч фонарика метался по холлу, разрезая темноту на кусочки. Тени клубились вокруг, заползали под двери, разбегались по лестницам. С портрета на них пристально смотрели чьи–то глаза. Люк сказал:

— Где–то тут должен быть выключатель.

— Не надо, — отрывисто сказала Ферн. Видимо, сказывалось нервное напряжение.

— Можно не бояться, что нас заметят, ведь Моргас нет…

— Здесь могут быть и другие обитатели. К тому же наш взломщик не любит света. Эй, гоблин, ты ведь должен быть нашим провожатым. Показывай дорогу.

Люк посветил фонариком, но Скулдундера уже не было. Ферн разглядела его под лестницей, где он укрылся от света.

— Направьте фонарик в другую сторону, — сказала она Люку. — Выходи, взломщик. Убегая от простенького электрического лучика, ты не делаешь своей королеве чести. Где комната для колдовства, о которой говорил Дибук?

— Скажи ему, чтоб оставил меня в покое, — проворчал Скулдундер. — Комната для колдовства… наверху. Дибук говорил, что раньше это была гостиная. Он должен знать, где это, — ткнул он указательным пальцем в сторону Люка. — Подвал, тот, что под кухней, она использует как кладовую. Это там Дибук видел Дерево.

— А служанка? — спросила Ферн. — Та старая карга? Надо сначала разобраться с ней.

— Она на кухне. Люк сказал:

— Кажется, это сюда…

Он посветил впереди себя. Скулдундер поплелся сзади Ферн, прячась за ней от света. Люк редко бывал в этом доме, но в конце концов он нашел лестницу, ведущую вниз. Из–под двери кухни пробивалась желтая полоска света. Ферн распахнула дверь и решительно вошла. Карга попятилась, беззвучно бормоча простейшие защитные заговоры. В ее узких черных глазах светилась злоба пополам с ужасом.

Платок сполз у нее с головы, и по плечам рассыпались седые спутанные волосы, в которых копошилась мелкая живность. Ферн схватила ее за грудки и легко оттолкнула — Гродда была почти невесомой. В этот момент подоспел Люк. Он открыл крышку большого ларя, и они вдвоем затолкали туда Гродду. захлопнули крышку и поставили сверху стопку тяжелых глиняных тарелок.

— Она там не задохнется? — спросил Люк, не особо, впрочем, переживая.

— Вряд ли, — сказала Ферн. — Я не так хорошо знакома с этими колдуньями, но они должны быть чрезвычайно живучими. Как тараканы.

— Куда дальше?

— В погреб, в кладовые Моргас.

Они спустились еще ниже, подсвечивая себе путь фонариком. Люк к тому же держался рукой за стену, а Ферн, казалось, и так все прекрасно видела.

— Еще должна быть кошка, — прошептала она, — кошка–гоблин…

— Может быть, она взяла ее с собой, — с надеждой предположил Скулдундер.

— Увидим.

Дверь погреба оказалась заперта. У Люка был ключ, но, когда он попытался вставить _его_ в замочную скважину, его ударило током, и по руке побежали голубые искры. Ферн достала из кармана перчатку. В ней рука напоминала лапу ящерицы — пятнистый узор волнами уходил под рукав. Она без труда повернула ключ, и они вошли. Здесь она включила верхний свет. Освещение было слабенькое, но они смогли разглядеть всевозможные кувшины и баночки, стоявшие на полках, пучки трав, сосуды с маслянистой жидкостью и странным осадком на дне, белые свечи в витых железных подсвечниках и руны, нацарапанные на буфете и ящиках стола. Содержимое некоторых сосудов шевелилось. Краем глаза Ферн заметила вращающиеся глазные яблоки, которые, казалось, следили за ее перемещениями по комнате. Рукой в перчатке она открывала ящики, трогала ножи, черпачки, пинцеты, доставала с полок баночки, внимательно рассматривая этикетки. Некоторые надписи на банках были на атлантийском языке, другие на латыни, греческом и, похоже, даже на арабском. Она не понимала, что они означают, но на некоторых из них была нарисована эмблема дерева. Парочку она открыла и осторожно понюхала, уловив знакомый запах сырости и зелени, роста и разложения.

— А это что? — окликнул ее Люк сзади.

Повернувшись, Ферн увидела маленький столик, стоявший особняком. На нем был пустой сосуд со стеклянной пробкой, запечатанный красными сургучными печатями.

— Не трогайте это, — поспешно сказал Скулдундер, но Люк уже потянулся к банке. Воздух вокруг нее сгустился, и казалось, что его рука пробивается сквозь густой клей. Со всех углов комнаты тени слетелись к ним. Подойдя ближе, Ферн заметила, что банка уже не кажется пустой: внутри пары собирались вместе, образуя некую фигуру, еще слишком расплывчатую, чтобы понять, что это такое. Фигурка, словно бабочка, билась о стеклянные стенки.

— Это она! — воскликнул Люк. — Это Дана.

— Похоже на то. Подождите, здесь очень сильное колдовство. Мне надо проникнуть сквозь магический щит.

Полагаясь не столько на знание, сколько на удачу, Ферн выбрала с полки бутылочку с бесцветной жидкостью, на этикетке которой красным цветом было написано атлантийское слово «гореть». Она капнула на каждую печать, и они задымились. Дым ел глаза, на столе остались черные отметины.

— _Увале!_ -скомандовала Ферн, и магический барьер, ослабевший за много месяцев и ни разу не обновлявшийся, рассыпался от одного прикосновения. Ферн взяла банку и передала ее Люку. Тот принял ее так бережно, словно она была очень хрупкой, хотя стенки были из толстого стекла, а днище двойное. — Вы знаете, что нужно делать, — сказала Ферн. — Представьте ее тело на больничной койке, держите этот образ в голове. Когда вынете пробку, произнесите слова, которым научил вас Рэггинбоун. Позовите ее по имени и отошлите домой.

Люк кивнул, сразу став напряженным и сосредоточенным. Он с трудом сглотнул, и кадык дернулся вверх–вниз. Взявшись за пробку, он стал понемногу раскачивать ее. Сначала сургуч никак не поддавался, но потом растрескался, и пробка вышла из банки. Люк пробормотал освобождающее заклинание на атлантийском языке. Из банки потянулась тонкая струйка пара, собираясь в расплывчатую фигуру с распущенными волосами и развевающимися одеждами. Взгляд испуганных глаз лихорадочно метался из стороны в сторону.

— Дана, — тихонечко позвал ее Люк. Потом чуть громче: — Дана! Ищи себя! Ступай в свою телесную оболочку. Ты знаешь, где она… — Их взгляды на мгновение встретились, потом пронесся вздох, порыв ветра рассеял пар, а пустая банка упала на пол, разбившись на множество осколков. От этого звука Люк вздрогнул, будто выйдя из транса. — Я все правильно сделал? — спросил он.

— Надеюсь.

— Мне нужно идти. Я должен быть с ней.

— Ступайте, если хотите. Вашей задачей было освободить Дану. Остальное — мое дело.

Люк огляделся по сторонам. Сейчас он уже ничего не искал, а просто рассматривал.

— Я вам еще нужен. Я подожду, но поторопитесь. Ферн прошла вдоль полок и остановилась возле

сосуда с глазными яблоками. Они припали к стеклу, сфокусировав взгляд на ней. В этом жутковатом немигающем взгляде она прочла мольбу. Ферн взяла сосуд, открыла крышку и пробормотала заклинание, похожее на то, что произносил Люк.

— Ты свободен, — прошептала она. — Ступай через Врата. _Вардэ!_ - Глаза качнулись в растворе, медленно повернулись и застыли. Легкий ветерок пронесся мимо них. — Покойся с миром, кто бы ты ни был, — промолвила Ферн. У нее в голове промелькнул образ золотистого острова, со всех сторон окруженного морем, и красивого юноши, который, щурясь, смотрел на солнце. Повернувшись, Ферн увидела, что Люк, оказывается, стоит рядом с ней. Она поняла, что сейчас он видел то же самое.

— Пойдемте. Если вы хотите осмотреть весь дом…

— Еще минутку.

Шкафов было не так много, но все они были помечены охраняющими рунами. Она открывала их рукой в перчатке, осматривая содержимое ящиков: книги заклинаний, обернутые в полиэтилен, какие–то фляги и чаши, банка с птенцом–зародышем, скрючившимся в зеленоватом растворе. Она ничего не взяла, кроме бутылочки, из которой капала на магические печати. Последний шкаф был встроен в стену, а его двойные дверцы закрыты на висячий замок.

— Вы можете сломать запор? — спросил Люк.

— Магией не могу. Для замка должен быть ключ. Давайте посмотрим, что у вас есть.

В связке ключей Люка ничего подходящего не нашлось, зато ключ отыскался в соседнем ящике.

— Такое ощущение, — сказала Ферн, — что этот замок просто для виду. — Она открыла его, и дверцы распахнулись.

Люк закричал от ужаса и изумления. Внутри стоял большой сосуд, а в нем плавала человеческая голова. Ферн была чуть более привычна к таким вещам, но и она застыла на месте, не в силах отвести взгляд. Это была голова женщины. Ее глаза были закрыты, как будто она спала, а волосы плавали в растворе. Через почти прозрачную кожу просвечивали голубые венки на висках, но кровь в них не билась. Полуоткрытый рот напоминал розу, но губы были совсем белые.

— Что это за чертово логово? — потрясенно спросил Люк. — Вы что–нибудь понимаете?

— Думаю, да, — медленно ответила Ферн. — Не волнуйтесь, это не настоящая голова. Это… фрукт, ни живой, ни мертвый. Не будем ее сейчас тревожить. — Она закрыла шкаф и повесила на место замок. Вспомнив его слова, она усмехнулась. — Конечно, это чертово логово и есть. Жилище ведьмы. А вы чего ожидали?

— Не знаю. — Люк пожал плечами. — Черные бархатные шторы, черные свечи и алтарь для поклонения дьяволу — что–нибудь в этом роде.

— Ведьмы не поклоняются никому, кроме себя, — сказала Ферн. — Вы описываете сатанистов. У них нет истинной силы, так, крохи, которые они подбирают после духов, которых вызывают.

— Может, пойдем отсюда? — раздался голос Скулдундера из угла, куда он забился, как только они вошли в кладовую.

— Куда дальше? — спросил Люк.

— В комнату заклинаний. Вот там могут быть-.и черные шторы. Интересно, что Моргас сделала с Деревом? Ей ведь нужно куда–то его посадить. — Ферн посмотрела, сколько жидкости осталось в бутылочке, которую она позаимствовала: она была на три четверти полной. Они прошли через кухню, не обращая внимания на то, как карга барабанила в крышку ларя. По пути Люк прихватил самый длинный вертел, а за пояс сунул угрожающе длинный нож.

— Вы похожи на пирата, — заметила Ферн. — Не хватает только еще один взять в зубы.

Что–то бормоча себе под нос, Скулдундер тоже вооружился первым попавшимся предметом. Это оказалась большая вилка. С ней в руках он напоминал миниатюрного Вельзевула, а большая шляпа, закрывавшая пол–лица, придавала ему еще более комичный вид. Но никто не засмеялся. Пустота дома всасывала любой звук, как пылесос–воздух.

Когда они снова оказались в прихожей, Люк сказал:

— Если вы ищете дерево, то тут есть оранжерея, уродливая викторианская постройка, где можно развести мини–джунгли. Насколько я помню, она нуждалась в ремонте.

— Дибук говорил об этом, — вмешался Скулдундер. — Он сказал, что там работали цыгане.

— Поищем там, — решила Ферн.

Люк снова зажег фонарик и повел их по темным коридорам в заднюю часть дома. Напротив гостиной, заваленной старой мебелью, они увидели большую двустворчатую стеклянную дверь. Свет фонарика, отразившись от нее, разбился на множество лучиков. Люк открыл дверь без всяких помех.

— На этот раз никаких ловушек, — сказал он. — Значит, тут нет ничего важного.

— Тогда пойдемте отсюда, — сказал Скулдун–дер. — Мне тут не нравится.

Ферн вглядывалась в мрак, заполненный листьями, шелестевшими без всякого ветра. Оттуда исходил страх, ощутимый, как запах.

— Там что–то есть, — сказала она.

Люк за этот вечер насмотрелся достаточно, чтобы не спорить с ней. Когда он переступил порог, Ферн дотронулась до его руки.

— Ступайте осторожно, — сказала она, — и очень медленно.

— Я тут подожду, — заявил Скулдундер.

— Если сбежишь, я наколю тебя на твою вилку, — бросила Ферн через плечо.

Они шагали по проходу между невидимыми зарослями. Луч фонарика выхватывал из темноты засохшие ветки, завядшие листья пальм, разбитые кадки, из которых торчали сухие корни. Шуршание прекратилось: каждая веточка, каждый листочек застыли. Слышны были только их шаги да осторожное дыхание. Под ногой что–то хрустнуло, и Ферн подумала, что это сухая ветка, правда, она была какая–то странная: белела в темноте, как обглоданная косточка. Неожиданно в свете луча Ферн увидела кое–что знакомое. Ни слова не говоря, она крепче сжала руку Люка, и тот застыл на месте. Впрочем, идти дальше все равно было некуда: в конце прохода стояло Дерево. Точнее, Древо. Оно было посажено в каменную кадку, но камень давно растрескался, и корни пробились наружу и ушли вглубь, сквозь щели между плитками. Ствол Дерева, чуть изгибавшийся, был толще самого Люка. Луч фонарика метнулся вверх, высветив похожую на дуб крону. По стеклянной конусной крыше пробежали блики.

— Там, внизу, — прошептала Ферн. Она и сама не знала, почему вдруг перешла на шепот. — Я что–то видела…

Луч остановился на каком–то бесформенном яблоке, висевшем на нижней ветке. Кожица плода была очень бледная, а сверху, где он крепился к плодоножке, что–то чернело.

— Что это? — спросил Люк. Он тоже непроизвольно понизил голос.

— Смотрите дальше, — сказала Ферн. — Может быть, есть более спелый.

Свет заметался по листве. Он был совсем слабенький, но Люк и Ферн стояли совсем близко. Вскоре они увидели еще один плод, гораздо мельче и зеленее, а потом рядом с ним заметили то, что Ферн искала и боялась найти. На этот раз Люк не закричал. Ферн услышала лишь, как он охнул, да увидела, что фонарик дрогнул в его руке. Там висела голова — натурального размера и совсем как настоящая. Бледная кожица чуть поблескивала, словно в предрассветной росе. Черные волосы свисали чуть ниже того места, где должна была бы быть шея; глаза и рот были закрыты. Держа вертел, словно шпагу, Люк ткнул в сторону этого кошмара:

— Объясните мне, что все это значит.

— Это своего рода фрукт, — сказала Ферн. — Я вам рассказывала о родительском Дереве, которое растет в ином измерении. На нем зреют головы мертвых: говорят, тот, кто в жизни совершил хоть что–то плохое, должен провисеть на этом Древе один сезон, а иногда и несколько. Это Дерево не может быть его саженцем, поскольку Вечное Древо не имеет семян. Это, скорее всего, черенок, взращенный при помощи магии. Но я не понимаю, почему здесь, в нашем мире, оно дает плоды и что это за плоды. Они похожи на саму Моргас, но ведь она жива. Должно быть, это ее сестра–близнец Морган… Может быть, Дерево так пропитано силой Моргас, что на нем растут только головы тех, кто связан с ее жизнью.

— Как та, из буфета?

— Не думаю… Это Сисселоур — она выглядит намного моложе, чем тогда, когда я ее знала, но я не уверена. Мне кажется, ее взяли с главного Дерева и просто принесли сюда. Так уже делали.

— Кто?

— Я.

— Но эта голова живая, я видел, как дрогнули веки, — сказал Люк. Ферн почувствовала, как он вздрогнул.

— Да, она живая, — подтвердила Ферн.

Ей уже доводилось видеть, как у плода открываются глаза и все лицо оживает. Но ни у одной из голов она не видела такого выражения лица. Глаза открылись, полностью обнажив зрачок, губы растянулись в довольной, ликующей улыбке.

— Наконец–то! — сказала она.

_Наконец-_то?_ Ферн была озадачена. Головы в чистилище обычно не бывали такими радостными и довольными.

— Не светите нам в глаза, — безапелляционно заявила голова. — Дайте нам рассмотреть вас.

Люк сместил фонарик немного влево. Ферн чувствовала, как он напрягся.

— Ты не спрячешься в тени, Ферн Кэйпел, — сказала голова. — Разве мы не владели твоей душой и телом? Разве мы не похитили твой дух?

— Моргас не смогла удержать его, — возразила Ферн. — И почему ты говоришь о себе «мы»? Не знала, что ты так тесно связываешь себя с сестрой.

— С сестрой? — Голова презрительно фыркнула.

— А разве ты не Морган?

— Морган! Не оскорбляй нас! Моя родная плоть превратилась в бесхарактерную тряпку, клянчащую одобрения мира и любви мужчин. Она прозябает в горечи на Вечном Древе. Она просила прощения, но не у нас. В этом ее ошибка. Но мы не стали ждать, пока она сгниет там, у нас есть дела поважнее.

— Тогда кто ты? — Впрочем, она и сама уже знала ответ.

— Мы — Моргас.

— Но как?

— Мы едины с Древом. Наши кровь и соки, корни и мускулы слиты воедино. Нас оторвали от материнского Древа с самыми древними ритуалами и таинствами и перенесли в этот мир. Этот плод — символ нашего союза. За ним последуют другие — нас будет очень много. С нами сила Вечного Древа, и с ее помощью мы покорим Британию. Наши корни глубоко зароются в эту землю, а наши ветви закроют небо. Уже сейчас есть те, кто испил нашего сока и теперь исполняет любую нашу прихоть. Вот один, например, он богат и могуществен, считал себя честным человеком, но мы полностью завладели его разумом. Он приносит нам деньги, которые в этом мире открывают любые двери. Мы долго смотрели в волшебный кристалл и многое узнали о современной жизни: здесь больше не в ходу такие химеры, как помощь, доблесть, честь. Теперь деньги являются для людей единственным кредо и их Святым Граалем. Боги удалились отсюда, их место заняли мелкие людишки с большими банковским счетами. Ваши правители уже не великие воины или выдающиеся умы — они просто актеры, позирующие перед толпой. Раньше они не продали бы свою честь за золото, а теперь все готовы продать ее за кусок пластика или мятую бумажку. Мы купим себе доступ в этот тесный круг избранных и одурманим их нашими зельями. Вот тогда Логрез станет нашим навеки! Мы многое узнали, Фернанда, и в конце концов обошлись без тебя.

— Я Моркадис, разве ты забыла? Ты сама нарекла меня, и это имя у меня не забрать.

— Мы ничего не забываем. И прежде всего мы познаем вкус мести. Ты, конечно, можешь прокрасться сюда, пока наша телесная сущность отсутствует, но тебе не удастся надолго спрятаться от нас.

— А я и не прячусь, — возразила Ферн. — Разве она не видит вашими глазами, а вы — ее?

— Пока нет. Мы еще не привыкли к этому плоду и не знаем точно, что породило наше колдовство. Вот когда мы встретимся, мы станем единым целым, и все станет ясно.

Ферн вдруг ощутила странный необъяснимый импульс, как будто все ее чувства и инстинкты разом возопили об одном и том же,

— Тогда я отвезу вас к ней, — сказала она. — Люк, дайте мне нож.

— Это безумие какое–то, — отозвался он. — Голова без тела висит на ветке и разглагольствует о мировом господстве.

— Все наделенные Даром — сумасшедшие, — сказала Ферн. — Я же говорила вам.

— А вы?

— И я — раз иду туда. — Она взяла нож и решительно шагнула к Дереву.

— Ты не можешь тронуть нас, — сказала голова. — Нас охраняют. — На лице отразилось такое злорадство, что Люк невольно попятился, тревожно светя фонариком в разные стороны. Возможно, это было игрой теней, но ему показалось, что слева от них, где крона была особенно густой, по листве пробежала дрожь. Он крепче сжал в руке вертел.

— Здесь нет заклинаний, — сказала Ферн и потянулась к ветке. В этот момент она поняла, что здесь что–то не так. Уж этот–то фрукт наверняка защищен пуще всего остального. Она озадаченно обернулась. Ей показалось, что темнота вдруг вздыбилась и метнулась к ней. Она еще услышала ликующий вопль головы, а потом ударилась о землю затылком и потеряла сознание.

В подвальчике в Сохо все ждали. Теперь, когда круг был закрыт, комната обрела свои обычные очертания. Рэгтинбоун зажег новые свечи, а Муунспиттл включил электрический свет. Гэйнор заинтересовалась картинками на стенах, но, разглядев их поближе, пожалела об этом — лучше бы ей их не видеть. Уилл откупорил какую–то склянку, понюхал и радостно заключил, что это было виски.

— Можно мы это выпьем? — спросил он. — Завтра я принесу вам другую бутылку.

Муунспиттл, прищурясь, поглядел на него.

— Завтра нас может уже и не быть, — сказал он. — Скажите спасибо ведьме.

— Тогда тем более надо выпить сейчас, — решительно заявил Уилл.

Они разлили виски по старым растрескавшимся чашкам и выпили. Все попеременно садились, вставали, мерили шагами комнату. Почти не разговаривали. Моугвит все так же обшаривал углы. Его шерсть стояла дыбом, словно он получил изрядный заряд электричества.

— Если бы у тебя были мозги, ты бы давно смылся отсюда, — сказал Уилл.

— Он останется со мной, — возмущенно сказал Муунспиттл. — Он же мой питомец.

— Именно поэтому у него и нет мозгов, — тихо заметил Рэггинбоун.

Чуть погодя Гэйнор робко поинтересовалась:

— А нам не нужно какое–нибудь оружие?

— Это против Моргас–то? — Рэггинбоун пожал плечами.

— У меня есть нож, — сказал Уилл, вытаскивая из внутреннего кармана нож, напоминавший охотничий, но у этого и лезвие, и рукоять были черными. Когда он махнул им, Гэйнор показалось, что она слышит легкий свист, с которым он рассекал молекулы воздуха.

— Ах, это, — загадочно сказал Рэггинбоун.

— Он пробьет и железо, и магию, — настаивал Уилл.

Муунспиттл оценивающе взглянул на нож.

— На нем что–то темное, что больше, чем волшебство.

— Может быть, — согласился Уилл. — Но это мой нож. Я его сам украл.

После этого все снова замолчали. Откуда–то издалека доносился шум ночного города. Гэйнор казалось, что даже книги на полках сжались, чтобы их корешки стали совсем незаметными. Жаль, что она не могла сделать то же самое. Из–под плинтуса выполз таракан, но, передумав, заполз обратно. Время шло. Гэйнор уже начала надеяться, что Моргас не явится.

Они оставили дверь в подвал приоткрытой, и первое, что возвестило им о ее появлении, было дребезжание дверного звонка. Последовала небольшая пауза, а потом на дверь обрушился град ударов крепкого кулака, и весь дом заходил ходуном.

— Она ведь не может войти, если мы ее не пустим? — с надеждой спросила Гэйнор.

— Это магазин, — сказал Рэггинбоун, — хоть он и вечно заперт. На магазины запрет не распространяется. В любом случае при Моргас наверняка есть обычный громила, которому наплевать на закон.

Раздался звон разбитого стекла, скрип засовов, бренчание дверной цепочки. Кто–то прокладывал путь сквозь многочисленные запоры, установленные Муунспиттлом, ломая то, чего не мог открыть.

— Нет! Нет! — завопил Муунспиттл, забившись в кресло и втянув голову в плечи, как напуганный ежик. Уилл кивком показал на дверь подвала, но Рэггинбоун лишь покачал головой: бесполезно. Потом они услышали шаги от входной двери к лестнице, ведущей вниз. Кто–то на высоких каблуках начал спускаться по лестнице, медленно и осторожно, поскольку ступеньки были крутые и узкие, но без всякой опаски. Уилл вынул было нож, но потом передумал и вложил его обратно в ножны. У Гэйнор так колотилось сердце, что казалось, оно вот–вот выскочит из груди. Рэггинбоун побледнел, что было видно даже под его многовековым загаром. Моугвит неуклюже взгромоздился на спинку кресла и яростно раздирал обивку когтями. Перестук каблуков прекратился. И все поняли, что она здесь — за дверью. Даже кот застыл на месте.

— _Увале!_

Дверь распахнулась, ударившись о стену. По комнате со свистом пронесся ветер, затушив все свечи. Электрический свет мигнул и погас. Моргас стояла в дверном проеме, выделяясь на фоне темноты своим слабым мерцанием. Ее змееподобные локоны шевелились, как живые.

— Моркадис! — крикнула она. Из ее искрящихся пальцев вырвалась вспышка света, пробежав по лицам присутствующих. Уилл. Рэггинбоун. Исчезающий хвост Моугвита. Сжатые плечи Муунспиттла. До Гэйнор она добралась в последнюю очередь. — А, подруга, — сказала Моргас, и тон ее смягчился, став еще неприятнее. — Маленькая Гвенифер. Где она? Где Фернанда Моркадис?

— Ваша сестра ушла, — сказала Гэйнор, с удивлением обнаружив, что говорит твердым голосом.

— Моя… сестра?

— Она уплыла на корабле. — Гэйнор, вспомнив совет Нимвэ, отчаянно пыталась припомнить легенды. — Они забрали моего короля, разве вы забыли? — Она не представляла, как остальные восприняли ее импровизацию, но оглядываться не стала. Сейчас главным было отвлечь Моргас. Королева–ведьма явилась в одежде, которую, судя по всему, считала соответствующей ее статусу: на ней было современное вечернее платье из шелка цвета темного бордо. Туфли на высокой шпильке были, скорее всего, от Прадо. Наряд казался Гэйнор каким–то нелепым, и это придало ей смелости.

— Я никогда ничего не забываю, — сказала Моргас. — И что из того? Морган умерла давным–давно. Я ищу Моркадис. Она была здесь — они мне сказали, что она была здесь.

— Да, она была здесь, — откликнулась Гэйнор. — После смерти ее сила возросла стократ.

— Моя сестра–близнец мертва, и хватит об этом! Моркадис…

— У смерти много королевств, но лишь одни Врата, — сказала Гэйнор. Кажется, она вычитала это где–то.

— Довольно! Ты никогда не блистала умом, Гвенифер, но от общения с магией ты вообще лишилась последних мозгов. Или ты пытаешься обмануть меня? Вот уж глупость! Говори — иначе я расколю твой череп и раскаленными щипцами выну все твои мысли. _Где_Моркадис?_

— А почему вы у меня не спросите? — вмешался Уилл. — Ее тут вообще не было. Все претензии к вашим шпионам — они купились на призрак.

Рэггинбоун тут же добавил:

— Мир Времени ослепил тебя, королева Воздуха и Тьмы. Отчего ты так уверена, что твоя сестра прошла через Врата? Ты закрывала их за ней?

— Вы издеваетесь надо мной? — взревела Моргас. Сомнения иголками впились ей в мозг, отчего она рассвирепела еще больше. Она метнула в Рэггинбоуна шар магического огня. Этот всплеск энергии мог бы снести ему голову. Но защитное заклинание Ферн образовало вокруг него оболочку, от которой, рассыпавшись искрами, срикошетил удар. Моргас взвыла от ярости, чертыхаясь на нескольких древних языках. Она снова и снова метала снаряды в Рэггинбоуна, Гэйнор, Уилла и даже в то немногое, что было видно от Муунспиттла. Но магия Ферн пока выдерживала.

Гэйнор изо всех сил пыталась сохранить самообладание и не запаниковать. «Нимвэ права, — подумала она, — Стоит только упомянуть о ее сестре, и Моргас перестает здраво мыслить. Что угодно, лишь бы отвлечь ее от Ферн…»

— Морган была здесь, — повторила она. — Она приходила в круг и оставила для вас послание.

Ведьма подошла вплотную к Гэйнор.

— Ты лжешь, — заявила она. — Я могу прочесть это в твоих мыслях. Они мечутся у тебя в голове, как мыши в клетке, ища лазейку. Глупая бесполезная ложь. Морган висит яблоком на моем Дереве. А что до этого барьера — Фернанда призвала на помощь древние силы, но она не знает, как обуздать их. Как ты думаешь, сколько еще он сможет противостоять мне? Час или пару минут? — Моргас руками сдавила невидимое магическое поле, защищавшее Гэйнор. Она сжимала его все сильнее и сильнее — было видно, как ее рот исказился от напряжения, а на ладонях вспухли красные рубцы. Уилл схватил ее за руку, пытаясь оттащить от Гэйнор — защитный барьер нисколько не сковывал его движения, — но она легко стряхнула его с себя.

— Попробуйте прочесть мои мысли! — бросил ей вызов Уилл. — Что вы там видите?

— Что ты более опытный лгун, — огрызнулась Моргас. Все ее внимание было приковано к Гэйнор. Все еще сжимая ее защитную оболочку, Моргас произносила ответное заклинание: — _Ксормэ_абе–лон,_зинефар_унуле:_

Воспользовавшись тем, что она на него не смотрит, Рэггинбоун собрал всю магическую энергию, окружавшую его, и попытался заблокировать колдовство Моргас. Он знал, что рискует, ведь таким образом он ослаблял свою собственную защитную оболочку. Но даже сквозь собственные слова Моргас уловила его бормотание и резко обернулась. Ее силовой заряд не пробил барьер, но опрокинул Рэг–гинбоуна на пол, и тот не успел дочитать заклинание. Он понимал, что у них осталось совсем мало времени.

Моргас снова стиснула руками магическое поле, окружавшее Гэйнор. Она теснила его все ближе и ближе к ее лицу. Ладони ведьмы покрывались волдырями и трескались в тех местах, где она соприкасалась с чужой магией, по лицу струился пот. Уилл снова принялся оскорблять ее, но тут же получил мощный удар, отбросивший его назад.

— _Ксормэ!_ - крикнула Моргас. — _Нэфиа!_ - И защитное заклинание рухнуло.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Люк почти ничего не успел заметить. Просто по.листве прокатилась волна, мимо него пронеслась огромная тень — и запахло каким–то совершенно незнакомым зверем. Ферн рухнула, даже не вскрикнув. В мечущемся луче фонарика он разглядел только огромную многосуставчатую волосатую лапу и бледный панцирь, утыканный толстыми, как иглы, волосами. Потом луч фонарика рассыпался на тысячи огоньков, отразившись от двух большущих сетчатых глаз навыкате, не мигая глядевших на него. Чуть ниже он заметил огромные клыки, на которых пузырился яд, и все это — всего в нескольких сантиметрах от шеи Ферн. Было понятно, что смехотворно маленький мозг этого чудовища занят исключительно мыслями о еде. Свет фонарика его явно раздражал. Люк ткнул вертелом между его глазами — острие проскрежетало о панцирь. Следующие мгновения показались ему вечностью: лапы метнулись к нему, белая жесткая щетина оцарапала щеку, когти вонзились в кожаную куртку. Кроме голода и безумия, насланного магией, у существа еще оставалась заложенная в генах память об охоте на мух: как только ловишь одну, остальные быстро улетают. Они не объединялись и не давали отпор. Даже щенки и теленок не делали этого. Растерянность, гнев, страх смешались в его крохотной голове. Конечно же, этот человекомух слишком мал, чтобы одолеть его. Внутренний голос приказывал: «Убей! Убей!» Но Люк, постоянно ходивший в тренажерный зал и игравший в теннис, был крепок, а его вертел — остер. Когда монстр отпрянул, он перепрыгнул через тело Ферн, загородив ее собой от смертоносных клыков, и еще раз атаковал. Вертел с треском проткнул панцирь и вонзился во что–то мягкое. Лапы судорожно дернулись, на клыках появилась пена. Голова Моргас вскрикнула от ярости и разочарования. Ферн слабо застонала, понемногу приходя в себя. Люк чуть приподнял ее и оттащил подальше от все еще дергающегося тела чудовища.

— Она мертва, — сказала голова. — Он ужалил ее.

— Отвали.

— Черт… что… это было? — пробормотала Ферн, с трудом ворочая языком.

— Не знаю, что это было. Но я его убил, — ответил Люк. — С вами все в порядке?

— Ммм… — Голова еще болела, но мысли уже прояснялись. — Как глупо… Я должна была догадаться. Она бы ни за что не оставила Дерево без охраны. — Ферн попыталась подняться, опираясь на руку Люка. Колени дрожали, и она с трудом держалась на ногах.

— Осторожнее.

— Ничего, я справлюсь. — Она призвала свой Дар и вскоре почувствовала, как по жилам и мышцам медленно разливается сила. Она уже не так крепко держалась за его руку, а ее взгляд прояснился. — Давайте посмотрим. — Она забрала у Люка фонарик и посветила туда, где лежала туша убитого Люком чудовища. Она увидела скрюченные лапы, распухшее волосатое тело, паучью морду с кривыми челюстями и кончик вертела, торчавший между глазами. Луч фонарика, отражаясь от пустых глаз, создавал жуткую иллюзию жизни. — Это паук, — сказала Ферн, хотя это и так было очевидно.

— Я так и подумал, — ответил Люк, — правда, не поверил. Отчего он стал таким огромным?

— Бог его знает. Наверное, какое–нибудь колдовство Моргас… Можем спросить у нее. — Она повернулась к голове, висевшей на ветке.

— Это не наше творение. Должно быть, он попал сюда вместе с Деревом или когда нам принесли Сисселоур. В том другом измерении все находится в статике, а в этом мире пульсирует жизнь и движется Время. Вот маленький ползун и дорос до таких размеров. Мы всего лишь подкармливали его.

— Вы сделали его безумным, — неожиданно вмешался Люк. — Я чувствовал его мозг. Он был слишком маленьким, напуганным, растерянным.

— Голодным, — добавила голова.

— Вам его жаль? — спросила Ферн Люка.

— Нет. Да. Может быть. Он не сам стал таким. Только люди сами порождают чудовищ.

— Стоит подумать об этом на досуге. — Ферн наклонилась, чтобы поднять нож, который обронила под Деревом.

— Ты не можешь забрать нас, — заявила голова, — г Мы должны ждать наше «Я» здесь.

Ферн ей не ответила.

— Посветите мне, — попросила она Люка, вернув ему фонарик. Она снова потянулась к ветке, и вдруг голова извернулась и вонзила зубы ей в руку. Ферн вскрикнула. Люк сунул фонарик в карман, на ощупь нашел челюсти и разжал их. Но, как только он чуть ослабил хватку, они снова захлопнулись, едва не откусив ему пальцы. Люк и Ферн отскочили от Дерева, оба злющие и в крови. Голова злорадно скалилась, ее губы и щеки были перемазаны кровью.

— Ты не сможешь забрать нас! — повторила она. — У нас нет желудка, но кусаться мы все еще можем. Только подойди к нам, и мы обдерем мясо с твоих костей, как гарпии в старину. Мы — великая Моргас!

— Это похуже, чем чертов паук, — сказал Люк.

— Нам нужна тряпка, — сказала Ферн. — Толстая тряпка. Давайте сходим в те комнаты. Там есть портьеры — воспользуемся ими.

Через некоторое время они вернулись с большим свертком бархатных портьер. На этот раз к голове они приблизились очень осторожно. Та следила за их перемещениями из–под полуприкрытых век. Когда они оказались в пределах досягаемости, она извернулась и попыталась цапнуть за руки, клацая зубами при каждом промахе. Сила ее была нечеловеческой. Ветка, на которой она висела, ходила ходуном. Голова двигалась проворно, как змея. Мотаясь из стороны в сторону, она хлестала волосами листья, разрезая их, как бумагу ножом. Вдобавок ко всему она исторгала грязные ругательства, которые прекратились, только когда Ферн и Люку удалось вставить ей толстый кляп и крепко завязать узел на затылке. Потом Ферн другим куском материи завязала ей глаза. И вот когда голова не могла уже ни говорить, ни видеть, ни кусаться, ни бодаться, Ферн перерезала стебель. Голова продолжала вертеться и вырываться у нее из рук, но, завернутая в толстую портьеру, сделать уже ничего не могла. Ферн попыталась отсечь ножом волосы, но их было слишком много, и, сколько бы она ни резала, меньше их не становилось.

— Надо завернуть ее еще в один слой, — сказала Ферн. — Возможно, нам придется нести ее далеко.

— В Лондон?

— Пока не знаю.

— А как быть с остальными? — Люк кивнул на еще не дозревшие плоды.

— Придется с ними разобраться. Подержите.

Люк осторожно взял голову за черешок, почти у самого скальпа. Голова дергалась и вертелась, пытаясь высвободиться. Ферн достала бутылочку, которую забрала из кладовой, и, прочитав заклинание на атлантийском языке, вылила ее содержимое на ствол Дерева. По листве и ветвям пробежала дрожь. В свете фонарика они увидели, как кора у самого основания почернела, съежилась и превратилась в пепел. Язва распространилась дальше: корни вдруг засохли, от листьев остались одни черешки, да и те рассыпались прахом. Оставшиеся плоды почернели, скорчились и опали на землю, как зимние яблоки. Ветви сгнили и отвалились, а ствол истлел изнутри. В конце концов Дерево превратилось в груду обуглившихся деревяшек. Ферн постояла над ним в молчании, словно отдавая последнюю дань. Потом развернулась, и они с Люком покинули оранжерею, унося свой сомнительный трофей.

Все заклинания рухнули. Моргас схватила Гэйнор за горло. Уилл и Рэггинбоун рванули на помощь, но Моргас одним словом отбросила их.

— Ну все, маленькая Гвенифер, — закричала ведьма, — я выжму из тебя правду, каплю за каплей, как из сливы. Я же вижу все твои страхи и напрасные надежды, я вижу насквозь твою мелкую душонку и трусливое сердце. Ты уже не знаешь, что соврать. Ты боишься за подругу, но за себя ты боишься гораздо больше. Умная деточка. Ты для нее уже ничего не можешь сделать. Скажи мне, где она, и я, может быть, сохраню тебе жизнь. Говорить ты не можешь, но я прочту это в твоих мыслях. Так что думай отчетливее, Гвенифер, от этого зависит твоя жизнь.

В волшебном сиянии лицо Гэйнор казалось мертвенно–бледным. Она отчаянно хватала ртом воздух. Тогда Уилл крикнул:

— Рокби, Моргас. Ферн в Рокби. Неужели вы настолько глупы, что сами не догадались?

— _В_Рокби?_ - Гэйнор почувствовала, что хватка немного ослабла. Моргас переключила внимание на Уилла.

— Конечно, а чего вы ждали? — В душе Уилл молился Богу, в существовании которого всегда сомневался, что Ферн уже покинула тот дом. — Мы использовали ваших шпионов, чтобы выманить вас сюда, а тем временем Ферн должна была осмотреть ваше поместье. Если вы поспешите, то можете успеть позавтракать там с ней.

— Если Моркадис в Рокби, — голос Моргас вдруг стал вкрадчивым, — то я съем ее на завтрак, причем уже холодную. Неужели вы в самом деле думали, что я оставлю свой дом без охраны? Уверена, что уже сейчас из нее приготовили главное блюдо на ужин, ведь она такая сладкая, теплая и нежная. Я пришлю вам кусочек, если что–нибудь останется — ребрышко или пальчик, — чтобы вы могли ее похоронить. Но, думаю, от нее мало что останется, ведь мой питомец вечно голоден.

— А что до тебя, — снова повернулась она к Гэинор, — то ты такая трогательная, что даже жалко тебя убивать. Но ничего не поделаешь. — Улыбаясь, Моргас снова сдавила ей горло.

«Вот и все», — подумала Гэйнор. Ее взгляд метнулся в сторону Уилла, потому что сказать «прощай» у нее уже не было сил.

Но Моргас отчего–то вдруг выпустила ее из рук, и Гэйнор скользнула на пол, закашлявшись и хватая воздух ртом. Уилл тут же приобнял ее, а Рэггинбоун приподнял ей голову. А Моргас — Моргас в это время стояла на четвереньках и блевала, забрызгивая пол зеленоватой зловонной жижей. Когда спазм прошел, она попыталась выпрямиться, держась рукой за стенку. Она едва стояла на ногах. Когда магическое сияние померкло, они увидели, что ее лицо стало пепельно–серым.

— Что она сделала? — прохрипела она. — Моркадис… что она _сделала_со_мной?_

Никто ей не ответил. Рэггинбоун нащупал выключатель и включил свет. Уилл подумал, что все это напоминает тот момент во сне, когда тебе кажется, что ты проснулся и что все уже хорошо, но потом ты оглядываешься и понимаешь, что ужасы никуда не делись и кошмар продолжается. Даже губы у Моргас посерели, но голос все же вернулся:

— Негемет! — позвала она. — Приведи Ходжекиса!

Кошка бесшумно спустилась по лестнице. Ее пятнистая лысая шкура и немигающий взгляд василиска делали ее похожей на монстра. За ней шел шофер. Он был крупного телосложения, мускулистый. Он привык отвозить так называемую миссис Мордаунт куда скажут, не задавая лишних вопросов, и получать щедрое вознаграждение за сверхурочные. Возможно, он тоже был одурманен ее зельем.

— Не обращай на меня внимания. Бери девчонку, — велела Моргас.

Ходжекис двинулся вперед.

Уилл вытащил нож. Черное лезвие вбирало в себя свет, не давая ни блика, ни отблеска.

— Только попробуй, — сказал он.

Кошка–гоблин угрожающе зашипела, но ни она, ни человек не отважились приблизиться к нему. В этот момент Моргас застонала, и они оба обернулись к ней. Мужчина подставил плечо, и они стали медленно подниматься по лестнице. Кошка последовала за ними. Через некоторое время все в подвале услышали, как хлопнуло то, что осталось от входной двери. Из–за спинки кресла показалась голова Муунспиттла:

— Она… у–ушла? Уилл обнял Гэйнор:

— С тобой все в порядке?

Она кивнула. Горло так саднило, что она пока не могла говорить.

— Вот это представление ты устроила, — сказал Рэггинбоун. — Не столь отважно, сколь безрассудно.

— Безумно, — добавил Уилл, покрепче обнимая ее. — Я уже думал, что потерял тебя.

— А что случилось с Моргас? — просипела Гэйнор. — Это Ферн ее так?

— Трудно сказать, — ответил Рэггинбоун. — Надеюсь, что, когда ведьма доберется до Рокби, Фернанда уже уедет оттуда. Что бы она там ни сделала.

А в Рокби в это время Люк, Ферн и Скулдундер вошли в комнату заклинаний. Гоблин присоединился к ним, как только они вышли из оранжереи. За всеми событиями он наблюдал с безопасного расстояния из–за двери. Впрочем, он мало что пропустил, поскольку гоблины хорошо видят в темноте.

— Этот жалкий домовой, кажется, многое упустил, — задумчиво произнес он. — Дом пустой, говорил он, даже пауки ушли. А вот о гигантских пауках, пожирающих людей, он даже не упомянул…

— Он не местный, — сказала Ферн. — И скорее всего, появился тут уже после того, как Дибук ушел.

— Ну да, прибыл в ящике с бананами, — пробормотал Люк. К нему снова вернулась холодная самоуверенность, что, в общем, немудрено: попробуйте убить огромного паука кухонным вертелом и у вас тоже появится вера в себя. На плече у него висела сумка, которую он позаимствовал в спальне Мор–гас, а в сумке лежала голова. Время от времени она начинала(дрожать или метаться, толкая его в бедро, пока он шлепком не унимал ее.

— И об этом тоже ничего не сказал, — продолжал ворчать Скулдундер.

В комнате заклинаний никого не было, но гоблин зашел туда неохотно, остановился сразу у порога и попытался слиться со стеной.

— Не исчезай совсем, — предупредила его

Ферн. — Это, в конце концов, невежливо.

— Что–то не так? — спросил его Люк, напряженно вглядываясь в углы, где могла таиться опасность.

— Именно здесь она открыла Бездну, — пролепетал Скулдундер. — Я и сейчас чувствую тягу оттуда…

— Он хочет сказать, что в этом месте происходит стык реальностей, — пояснила Ферн. — Когда открываются Врата между разными мирами — между разными измерениями, между прошлым и будущим, — все меняется, даже если потом их закрыть. В полотне существования появляется прореха. Такое уже случалось в нашем доме в Йоркшире. Дом так и не стал прежним. Нарушенную реальность можно залатать, но если ты достаточно восприми чив, то обязательно почувствуешь слабинку.

— И сможешь открыть Врата снова?

— Возможно. Если хватит сил.

Пустота в комнате была какой–то давящей. Это было даже хуже, чем ощущение скрытой угрозы в оранжерее. Ферн зажгла волшебный фонарик, но он тут же погас, как будто ему не хватало кислорода. В этой короткой вспышке они разглядели выжженный круг на полу и вьющиеся тени под потолком. Ферн вздрогнула, заметив, что стоит внутри круга.

— Вот сюда канули все духи, — задумчиво произнесла она, — даже самые мелкие фантомы из истории дома — живые воспоминания, придававшие дому своеобразие. Все исчезло в одно мгновение. На их место пришли другие, но у этих нет ни прошлого, ни целей на будущее. Это бактерии мира духов — зло их притягивает, как болезнь и разложение. Дом задыхается от них, чувствуете? Они питаются пустотой и заполняются ею. Этот дом уже никогда не станет живым.

Они молча вышли из комнаты, почти мечтая, чтобы им встретился монстр, с которым можно было бы сразиться.

— Ну теперь мы уйдем? — с надеждой спросил Скулдундер. — У меня мурашки по спине бегают — ведьма возвращается.

— Ведьма тут уже есть, — напомнила ему Ферн. — А что до Моргас, то ей далеко ехать. Чтоб она в пробке застряла.

— Это заклинание? — спросил Люк.

— Нет, просто мечтаю.

Они шли по темной галерее. Внизу зиял пустотой бальный зал.

— Дибук что–то говорил о пленнике на чердаке. Где это? — спросила Ферн.

— Но он сказал, что это чудовище! — запротестовал Скулдундер. — Он огромный, ужасный… Может, хватит на сегодня чудищ?

— Мне понадобится еще один вертел, — спокойно заметил Люк.

— _Где_это?_ - повторила Ферн.

В конце концов они отыскали лестницу, ведущую на чердак. Скулдундер все больше нервничал. Люк напряженно всматривался вперед. Решимость Ферн была похожа на одержимость. Она молча вела их наверх, зажав в руке фонарик. Сейчас она уже не строила догадок, она точно знала, кого найдет там. Она поняла, что все это время чутье подсказывало ей, что он где–то рядом. Он был в заключении и страдал, и все по ее вине, потому что она поклялась ему в дружбе, но не сделала ничего, чтобы сдержать клятву.

И не важно, что он монстр.

Войдя в первое помещение, они разглядели серый квадрат слухового окна. Но луны не было, поэтому внутри было совершенно темно. Повсюду ощущалась пустота покинутого дома: половицы не скрипели, не трепетали портьеры, не гуляли сквозняки и даже за стенкой никто не шуршал. Но здесь тишина была какой–то сдавленной, будто стены были обиты одеялами.

— Я чую здесь очень сильную магию, — сказал Скулдундер, и его слабенький голосок сразу замер. Несмотря на большое пространство, эха здесь не было. Ферн зажгла крохотный волшебный огонек, но он сразу вспыхнул ярким зеленым светом от переизбытка магической энергии, витавшей в воздухе. Она выключила фонарик и отдала его Люку.

— Я пойду впереди, — сказал Люк, пытаясь удержать ее.

Но Ферн отстранила его руку. Держа волшебный огонек впереди себя, она прошла через вторую комнату.

— Уфф, ну и вонь! — скривился от отвращения Люк.

— Канализация, наверное, — предположил Скулдундер. Как большинство гоблинов, живущих на природе, он не разбирался в том, как устроена городская жизнь.

— Это на чердаке–то? — усмехнулся Люк.

Ферн вообще никак не отреагировала. У следующей двери она остановилась. Она чувствовала впереди себя мощное заклинание — путь преграждала толстая сеть, непроходимая, переплетенная, словно лианы в джунглях. Она вспомнила гибкие оболочки, которые свила для защиты друзей, и вдруг поняла, насколько ее волшебство неуклюжее и дилетантское. У нее даже холодок пробежал по спине. Но сейчас поздно было думать об этом, все равно уже ничего не поправишь, поэтому она постаралась отогнать свои страхи. Ферн шагнула в последнюю комнату чердака, не обращая внимания на усилившуюся вонь. Ее волшебный огонек стал совсем тусклым, не ярче тонкой свечки, и почти не давал света. Она едва разглядела квадрат окна, на фоне которого выделялись прутья решетки. Еще одна решетка, превращавшая угол комнаты в тюремную камеру, была совсем рядом. Там, в углу, чернота сгущалась. Силуэт напоминал человеческий, но все же это не был человек — плечи гораздо шире, чем у любого силача, ноги оканчиваются звериными лапами, а на макушке два витых рога чуть прикрыты спутанными волосами. Запах пота и испражнений был почти невыносимым. Ферн с трудом подавила подступающую тошноту.

— Я ничего не вижу, — сказал Люк.

— Затоя вижу.

Она подошла к решетке и прикоснулась к волшебной сети, которая укрепляла прутья. Магия была такой мощной, что ее словно ударило электрическим током. Волшебный свет не проникал сквозь барьер, но она разглядела ржавую цепь на полу, скованные ноги, кисточку хвоста.

— Кэл, — позвала она.

Он не ответил, но Ферн услышала, как он вздохнул с облегчением. Видимо, до того, как она заговорила, он понятия не имел, кто к нему явился,

— Вы что, знаете его? — шепотом спросил Люк.

— Тсс… тихо, — сказала Ферн и снова позвала: — Кэл!

— Маленькая ведьма, — раздался скрипучий голос. Им явно давно не пользовались. — Скажи мне, что ты настоящая. Она так часто насылала на меня кошмары. С нее станется терзать меня и дальше призраком надежды.

— Я настоящая. — Ей показалось, что Кэл был на грани срыва. — Мне следовало прийти раньше.

— Четыре маленьких чумазеньких чертенка… За тобой должок, не забывай. Когда я выберусь отсюда, _я_ его стребую.

— Ты выберешься. — Ферн стала сантиметр за сантиметром ощупывать барьер, пытаясь найти слабое место.

— Это слишком сильное колдовство для тебя, — сказал Кэл. — _Она_ сделала так, чтобы оно устояло перед грубой силой и мощной магией. Даже если ты нащупаешь щель и просунешь в нее хоть пальчик, колдовской огонь спалит твою плоть до кости. Что ты вообще тут делаешь, маленькая ведьма? Ведь ты не можешь бороться с ней.

— Все, что живет, должно когда–нибудь умереть, — повторила Ферн слова, услышанные от пророчицы. — Во всяком случае, мне так сказали, и Моргас не исключение.

— Это заклинание может снять либо ее слово, либо смерть, — сказал Кэл. — Больше ничего.

— Посмотрим. — Ферн отступила на шаг и вскинула руки, повторяя в точности тот жест, которому научилась у самой Моргас. Всю свою силу она вложила в удар, направив его в самое слабое, на ее взгляд, место. Посыпались искры. Ударная волна, отразившись от барьера, чуть не сбила ее с ног. Люк поддержал ее, не дав упасть. Ферн и слушать его не стала, когда он попытался ее образумить. Она бросала одно заклинание за другим, перепробовав все известные ей магические команды, растрачивая свои силы и Дар в бесплодных попытках.

— Оставь это, — сказал Кэл, растягивая слова. — Теперь я знаю, что ты — фантом. Настоящая Фернанда относилась бы к своим силам бережнее. Она никогда не действовала безрассудно. Ее голова всегда холодная, а в сердце больше места для жалости, чем для страстей. Впрочем, мне не нужна жалость.

— Я ее тебе и не предлагаю, — ответила Ферн.

Гремя цепями, Кэл медленно и несколько неуклюже подошел ближе к решетке. Только сейчас Ферн удалось разглядеть его лицо — изможденное, перепачканное грязью. Получеловечьи глаза уже были не темно–рубиновыми, а кроваво–красными. Грязные клочья волос закрывали лоб, но Ферн разглядела, что кожа под ними была красной и сморщенной, как после кислотного ожога. Совсем недавно, видимо, пот или слезы прочертили дорожки на его грязных щеках.

— Кэл, — пробормотала она. — О, Кэл.

Люк подумал, что никогда еще не слышал, чтобы она разговаривала так мягко.

— Я сказал: никакой жалости! — прорычал Кэл.

— Что произошло? — Ферн взглядом указала на его лоб.

— Я сам это сделал, — ответил он. — Не думай, что она пытала меня. Она пометила меня руной Агара — руной поиска, — а это был единственный способ избавиться от клейма. Если ты всего лишь морлох, присланный ею, то передай ей, что у меня больше нет места на лбу для клейма. Может, это ее позабавит, как знать.

— Я должна вытащить тебя отсюда, — сказала Ферн.

— Ах, мечты.

— В мечтах ведьмы больше вещественного, чем в реальности.

— Да есть ли в тебе вообще что–нибудь вещественное, ведьма–призрак?

— Ты знаешь, я — Ферн.

— Докажи это. Дай мне дотронуться до тебя. До призрака дотронуться невозможно. В этой колдовской стене есть одно слабое место, вот здесь, просунь сюда свою руку — свою левую руку, — и я буду знать, что ты и в самом деле Фернанда.

Ее левую руку. Он видел, как она окунала ее в Стикс, и знал, что она сразу же заживет. Их глаза встретились.

— Хорошо, — сказала она и повернулась к Люку: — Отойдите. И что бы ни случилось, не вмешивайтесь.

Люк неохотно отступил назад. Ферн издалека прощупала то место в магической сетке, которое указал ей Кэл. Она знала, что лучше всего не давать себе времени на раздумья. Собрав все свои силы, чтобы выдержать первый шок, она сунула руку в магическую сеть.

Это было все равно что сунуть руку в печь при температуре пятьсот градусов. Ее плоть мгновенно изжарилась, кровь закипела и задымилась. Она намеревалась держаться стоически, сжать зубы и терпеть, убеждая себя', что это всего на мгновение, но не выдержала и закричала от боли. Люк подбежал к ней и, схватив за плечи, попытался оттащить назад. Фернанда смогла выдавить из себя лишь одно слово: НЕТ! В этот момент Кэл протянул руку сквозь прутья решетки и кончиками пальцев коснулся ее горящих пальцев — мимолетное касание, старое, как мир. Потом Люк все–таки оттащил ее, и она рухнула на пол, катаясь и плача от невыносимой боли. Без ее мысленной поддержки волшебный огонек угас, и они остались в темноте. Люк крикнул Скулдундеру, чтобы тот принес воды, при этом выронил фонарик и выругался. Ферн пережала обгоревшую руку у запястья, сдавив ее здоровой рукой крепче, чем тисками. Она уже не рыдала, а только всхлипывала. Люк нашарил в темноте фонарик и зажег его. Посветив ей на руку, он с удивлением обнаружил всего лишь слабое красное пятно, да и оно быстро исчезло. Ферн устало уронила голову на руки. Она вся была покрыта испариной, но дыхание постепенно успокаивалось.

— А как же рука?… — спросил Люк

— Все в порядке. — Она не стала ничего объяснять.

Из темноты раздался голос Кэла:

— Фернанда.

Она подползла поближе. Теперь их разделяло не больше полуметра: магическая стена и решетка.

— Я вытащу тебя, — повторила она. — У меня возникла идея.

Звякнули цепи — это Кэл прижался к решетке. Ферн показалось, что она увидела красноватый отблеск в его глазах. Она что–то шепнула ему на ухо. Правда, Люк этого не расслышал.

— Ты уверена? — спросил Кэл.

— Нутром чувствую, что да, — ответила Ферн. — Хотя разум мне подсказывает обратное. Если это сработает, я пришлю кого–нибудь спилить замки.

— ти? — презрительно фыркнул Кэл. — Да я могу зубами их отгрызть. Меня здесь держит только заклинание.

Когда Ферн поднялась, чтобы идти, он сказал ей вслед:

— Удачи, маленькая ведьма. Она тебе понадобится.

Когда они, наконец, вышли из дома, Ферн, не без труда перейдя снова на дипломатичный тон, обратилась к Скулдундеру:

— Передай мою благодарность Ее Величеству за оказанную услугу. Расскажи ей, что тут произошло, если сочтешь, что ее это заинтересует. Как только у меня будет время, я пошлю ей достойные подарки. И еще, Скулдундер… передай ей, что я считаю тебя достойным взломщиком, делающим честь ее двору.

Гоблин надулся от важности. Он чуть приподнял шляпу, а потом неожиданно поклонился и пошел в сторону шоссе, исчезнув из виду раньше, чем его поглотила темнота.

— Нам пора возвращаться в Лондон, — сказал Люк. — А что вы собираетесь делать с этим? — Он похлопал по голове в сумке, и та приглушенно выругалась.

Ферн достала мобильный телефон из внутреннего кармана куртки и набрала номер Уилла. С полминуты длилось тревожное ожидание, потом Уилл ответил.

— У вас все в порядке? — спросила она, и по тому, как взволнованно она говорила, Люк понял, что ее спокойствие было лишь напускным.

Уилл и Ферн в двух словах обменялись новостями.

— Она едет к тебе, — сказал Уилл. — Не задерживайся там, возвращайся в Лондон. Если мы будем все вместе, у нас есть шанс выстоять.

— Н–нет. — Ферн боролась с сомнениями. — Я думаю, будет лучше, если я сама выберу место, где встретиться с ней.

— В Лондоне?

— В Йоркшире. Именно там я впервые воспользовалась своим Даром. Это мое место. Магия пустила там глубокие корни, но это, по крайней мере, моя магия, а не ее. Я предпочитаю бороться с ней на своей территории.

— Ас какой стати она станет тебя там искать?

— Брэйдачин говорил, что она следит за домом, забыл? Ей доложат, что я там. И потом, у меня есть голова, она — часть ее; Моргас пока об этом не знает. Голова приведет ее ко мне.

— Будь осторожна, ради бога.

— Я всегда осторожна. Ради себя.

Ферн отключила телефон.

— Полагаю, вы хотите побыть с Даной, — сказала она Люку. — Если бы вы могли подбросить меня туда, где я могу поймать машину…

— Посреди ночи? — Люк пожал плечами. — Я вас сейчас не оставлю. Я бы хотел увидеть Дану, но это может подождать. Ведь я вам нужен.

— Мне надо попасть в Йоркшир.

— Я слышал. Куда именно?

— Деревня Ярроудэйл. Северные болота недалеко от побережья, между Уитби и Скарборо.

— Будете показывать дорогу. — Он вручил Ферн шлем. Лица ее он сейчас не видел, но чувствовал, что она колеблется и подбирает слова.

— Я вам очень благодарна, — сказала она наконец, понимая, что эти слова совсем не передают всего того, что она хотела выразить. Помощь придет, сказали ей когда–то давным–давно. И Рэйфарл Дев ни разу ее не подвел, хотя не имел к ее миссии никакого отношения. Он грозился — нет, обещал — бросить ее, но всегда возвращался, всегда оказывался рядом в нужную минуту. Ферн хотела сейчас что–то сказать об этом, указать на связь, разбудить спящие воспоминания, но не решилась. Иллюзия была такой хрупкой и могла исчезнуть при первом же прикосновении, как мыльный пузырь. Поэтому она только добавила: — Спасибо. И вот что, Люк, избегайте шоссе на Лондон. Теперь Моргас ищет меня, поэтому нам не удастся проехать мимо незамеченными.

Мотор взревел, и они рванули с места, взметнув из–под колес гравий. Ферн пыталась представить, как Рэйфарл управляет кораблем, отплывая в бурю, но картинка оказалась такой маленькой и далекой, словно она смотрела на нее не в тот конец подзорной трубы. Зато прямо перед собой она видела спину Люка, такую сильную и мощную, символ современного мира–квадратные плечи, накачанные в тренажерном зале мышцы, кожаная куртка от модного дизайнера. И никакого отношения она не имеет к причудам ее памяти и сердечной боли. «Если он действительно Рэйфарл, — подумала она, — если его душа и впрямь вернулась, то он повзрослел, возмужал, стал более рассудительным и беспощадным… Но ведь и я стала такой же». Ферн знала, что никогда не сможет быть до конца уверенной, поскольку сомнения составляют суть человеческой жизни, а смерть — единственная преграда, за которую человек не в силах заглянуть. И нет иной надежды, кроме веры, и иного знания, кроме принятия своего невежества.

Однако она надеялась, что в один прекрасный день она все узнает точно.

На небольшом перекрестке Люк притормозил, изучил дорожные указатели и свернул на север. Вскоре через этот же перекресток по направлению к Рокби проехала Моргас, понукая своего шофера ехать быстрее.

— А что можем сделать мы? — спросила Гэйнор, когда Уилл выключил телефон.

— Лично я собираюсь выпить изрядную порцию виски. А ты?

— Не придуривайся. Мне джин с тоником, то есть я бы выпила, если у нас нет дел поважнее.

— Ну, пока нет. У Ферн созрел какой–то план — уж я–то ее знаю — но, очевидно, наше участие в нем не предусмотрено. Так что можем провести остаток вечера на свое усмотрение.

Разговаривали они на улице, чуть поодаль от магазинчика, где лучше ловил телефон: переулок Селена Плейс почти не принимал сигнал мобильных телефонов, возможно, причиной того была магия, просачивающаяся из подвала Муунспиттла.

— Полагаю, ты прав, — сказал Рэггинбоун. — Во всяком случае, пока Ферн не попросит о помощи, мы ничего не можем сделать. Я останусь с Муунспиттлом. События нынешней ночи его потрясли. Ему не по себе от общения с друзьями, не говоря уже о врагах.

— А мы его друзья? — сухо спросил Уилл.

— Мы использовали его дом в своих целях, колдовали там, а сегодня и вообще устроили опаснейшее представление, в котором мы все–и он в том числе — могли погибнуть. После всего этого, я думаю, мы могли бы предложить ему хотя бы свою дружбу. Как ты считаешь?

— Ну, если так ставить вопрос…

— Может, и нам вернуться туда с вами? — предложила Гэйнор.

— Сейчас не надо. Большая компания выбивает его из колеи. Подождите немного — столетье–другое, и он будет почти рад видеть вас.

Гэйнор не знала, считать ли это шуткой, а Уилл улыбнулся.

— Столетье–другое меня как раз очень устроит, — сказал он и, схватив Гэйнор за руку, направился в сторону клуба, который мог быть еще открыт в такое время. Членом этого клуба он не был, но в самом шумном баре нашелся его приятель и записал их обоих как своих гостей.

— Ловко, — сказала Гэйнор с некоторым неодобрением. — Люди всегда попадаются на твою лесть?

— Это не лесть, — заметил Уилл, — это обаяние.

— Странно, как это я его не заметила.

— Да, ты не заметила. — Гэйнор смутило, что он вдруг стал серьезным. — Стыдно.

Он забрал их напитки и провел ее через относительно спокойную гостиную с пианино (к счастью, никто сейчас не играл). Потом они спустились по ступенькам в какую–то боковую комнату, где стояло всего два или три столика. За одним из них пара актеров обсуждали свои театральные проблемы и практически не замечали ничего вокруг себя.

— Ну вот, считай, что мы одни, — сказал Уилл. — Теперь объясни–ка мне, почему это ты так старательно не замечаешь моего обаяния?

Гэйнор нервно крутила прядь волос. Эта привычка была у нее с детства.

— Я думаю, не время говорить об этом сейчас, когда все еще… не окончено, — сказала она. — Ферн в большой опасности, а мы…

— Ничего не делаем? Ты считаешь, что это «пир во время чумы»? Не далее как час назад ты сама чуть не погибла. Ты заслужила перерыв. А Ферн — что ж, она доверилась нам, а теперь наша очередь довериться ей. Ей это было непросто: у нее есть сила, поэтому она считает, что должна рисковать сама. Но все же она нам доверилась, и мы каким–то чудом не подвели ее. У тебя, очевидно, есть свой особенный Дар, совсем не такой, как у нее. Может быть, тебе дано сверхъестественное понимание. Не зря ведь несчастные мужчины так стремятся поплакаться у тебя на плече.

— Да я не о себе, — поспешно перебила его Гэйнор. — Знаешь, я не то чтобы не верю в Ферн. Просто…

— Ты сомневаешься в ее способности победить. Да, не отпирайся. Черт возьми, мы оба сомневаемся. Мы ее любим, боимся за нее, но… за последние несколько недель я кое–что понял. Ее Дар, ее противостояние с Моргас и все эти колдовские дела для нее важнее всего в жизни. Вот я — начинающий режиссер, ты — реставратор древних манускриптов, а Ферн — ведьма, которая вынуждена заниматься пиаром. Магия вошла в ее кровь и плоть, и ее истинная сущность — это Моркадис. Когда я смотрел, как она чертит круг, видел, насколько она уверена в себе, я понял, что в каком–то смысле она больше сродни Рэггинбоуну и даже Элаймонд, чем мне.

— Тебя это задевает? — спросила Гэйнор, не ставя, впрочем, под сомнение его выводы.

— Пока нет. Вот если бы она не доверила нам ничего, тогда бы меня это задело. Если она когда–нибудь посмотрит на нас свысока, как на простых смертных, которые нуждаются в ее защите… Я уверен, что истинная опасность Дара именно в этом. Такие люди, как Моргас и Элаймонд, считают себя выше остальных, особенными, избранными. Поэтому они теряют связь с реальным миром и сходят с ума.

— Как Сталин и Гитлер, — припомнила Гэйнор. — Ты сам говорил.

— Это всего лишь теория, — сказал Уилл. — Под внешностью деятельного человека у меня скрывается душа мыслителя.

— Держи ее крепче, — усмехнулась Гэйнор, — Моргас очень любит красть души.

— Опять Моргас. Вообще–то этот разговор был не о ней, как ты помнишь. Я собирался поговорить о нас.

— А есть «мы»? — спросила Гэйнор с сомнением и надеждой.

— Не знаю, — ответил Уилл.

Гэйнор попыталась не встречаться с ним взглядом, но оказалась не в силах отвести глаза в сторону. Только сейчас она поняла, что все эти дни любовалась его загаром, выгоревшими на солнце прядями волос, стильной щетиной на щеках. Он был почти на четыре года моложе ее, но сейчас он быстро наверстывал разницу в возрасте. Он всегда был более уверен в себе, чем она, даже когда был всего лишь озорным шестнадцатилетним мальчишкой, а она — студенткой колледжа, которая бывала в семье Ферн. Теперь ей казалось, что он быстро набирался жизненного опыта. Он пробовал все, что мир мог предложить ему: отхватывал лишний кусок всеобщего пирога и отдавал его кому–нибудь из друзей в беде; улетал на закате, потому что это быстрее, чем плыть морем, и возвращался через пару месяцев, надеясь, что его встретят как героя. У него никогда не было денег, но это не мешало ему прочесывать с друзьями все окрестные бары. Судя по всему, он находил, что жизнь — это восхитительная, беззаботная, увлекательная игра.

А сама она была тихой доброй девушкой. Ей нравилось копаться в прошлом, возиться с рукописями, а ее собственная жизнь состояла из череды мелких и крупных бедствий. «Все, что у нас общего, — думала она, — это Ферн и те приключения, которые мы с ней пережили. И кстати, в них было мало приятного».

— Ну, так как? — спросил еще раз Уилл.

Гэйнор грустно улыбнулась:

— Я не твой тип. Это все будет очень недолго. Какой смысл заводить мимолетную интрижку? Не лучше ли просто остаться друзьями?

— Я не хочу быть просто другом, — резко ответил Уилл. — Я хочу большего. И я сам решаю, кто мой тип, а кто нет. Что касается мимолетной интрижки…

— Ты хочешь меня только потому, что я единственная, кто ушел от тебя, — ляпнула Гэйнор и тут же пожалела об этом.

— Раз ты считаешь меня таким малолеткой, — отрезал Уилл, — неудивительно, что ты так упираешься.

— Нет, не малолеткой, — оправдывалась Гэйнор, — просто мужчиной.

— Дискриминаторша.

— Я так запуталась…

— Тебе просто нужно сказать мне, — с обманчивой мягкостью произнес Уилл, — что хоть я и нравлюсь тебе, но ты не считаешь меня сколько–нибудь привлекательным. Тогда я больше не буду досаждать тебе. Конечно, можно попытаться сделать это потактичнее, замаскировать фразами типа «я не твой тип». Кстати, это только плюс, потому что твой тип — это какой–нибудь слизняк, который все время жалуется на то, что жена не понимает его.

— А тебе хоть одна женщина говорила, что не считает тебя привлекательным? — невинным тоном поинтересовалась Гэйнор.

— Конечно, нет. Женщины, в отличие от нас, мужчин, гораздо более деликатны.

— А что будет, если я скажу да? То есть, да — я нахожу тебя привлекательным, а не в том смысле, что я согласна,

— Рано или поздно мы поедем ко мне домой. Сегодня, или завтра, или когда–нибудь. Если это случится сегодня, мы можем просто поболтать, открыть бутылочку вина, а спать я лягу на диване. Спешить некуда.

— Ты врешь, — сказала Гэйнор.

— Да.

— Пожалуй, я выпью еще стаканчик.

Когда они наконец добрались до квартиры Уилла, было уже совсем поздно, вернее, можно даже сказать — слишком рано. Уилл вместе со своим другом и партнером по бизнесу Роджером Хойтом снимали в Южном Лондоне перестроенную мансарду, которую, правда, никто не потрудился довести до ума.

Полы были неструганые, потолочные балки тоже. Большие картины без рамок висели на стенах и стояли вдоль них. В некоторых полотнах угадывалась рука Уилла. С потолка свисали проявленные фотографии. Сантехника в ванной и кухне была совершенно допотопной. Стол был заставлен открытыми бутылками с белым и красным вином.

Наконец Уилл нашел чистые стаканы. Гэйнор смотрела в окно: в черном небе отражались огни ночного города, а может, это были первые проблески рассвета. Звезд уже не было.

— Почему всегда так происходит? — задумчиво сказала Гэйнор, принимая бокал с вином. — В разгар неприятностей у нас зарождается… — она поискала подходящее слово, — страсть. А потом, когда все опасности позади…

— Я не сбегу, а ты?

— Я боюсь, — призналась она.

Он развернул ее лицо к свету, вглядываясь в ее экзотический макияж, сейчас уже почти стертый, и большие испуганные глаза.

Он не стал ее утешать, а просто сказал:

— Ты боишься, что тебе причинят боль. Я тоже. А кто не боится? Если любишь, то непременно испытываешь боль, а если не любишь, то и не получаешь ничего. Я не могу обещать тебе никогда не лгать, хотя могу, конечно, попробовать. Я не могу обещать тебе ничего, кроме своей заботы. Лишь недавно, встретив тебя, я понял, как много ты значишь для меня и всегда значила. Самолюбие мешало мне в этом признаться самому себе. Я не знаю, отчего это. Просто значишь, и все тут. Алхимия. Судьба.

«Любовь», — мысленно добавила Гэйнор, а вслух сказала:

— Я не хочу, чтобы все пошло наперекосяк.

— Кто может что–либо гарантировать в таком деле? А было бы забавно — представь: если ваши отношения нарушатся в течение шести месяцев» вы можете заменить любую их часть бесплатно. — Уилл улыбнулся. — Я могу только сказать, что если что–то пойдет не так, то не по моей вине.

— Как это не по твоей?! — возмутилась Гэйнор.

— А вот так. — Он забрал у нее бокал с вином и поставил его на стол, потом обнял и поцеловал ее, и она поцеловала его в ответ, и все оказалось так просто. Ее сопротивление рухнуло, сомнения и страхи забились в уголок разума. Они еще долго не покинут ее, но сейчас, по крайней мере, они замолчали. Она была молода и здорова, и желание взяло верх. А долгое ожидание, сдерживаемые чувства и пережитые этой ночью опасности только подлили масла в огонь. Наконец они упали на постель — двойной матрас, брошенный прямо на пол. Они даже не стали убирать покрывало, чтобы не тратить время… Позже рассвет прокрался в комнату, осветив ее разметавшиеся по подушке волосы и раскинутые в стороны руки, совсем бледные на фоне загорелых мужских плеч. Уилл погладил ее по плечу, провел ладонью по гладкой спине, по изгибу бедра. Думая, что она спит, он аккуратно выдернул из–под нее одеяло и накрыл ее. Она не спала, но глаза открывать не стала, потому что ей так приятно было его внимание. В конце концов первым заснул именно Уилл, а Гэйнор еще долго ворочалась без сна в странной кровати, и, как Элизабет в «Гордости и предубеждении», скорее знала, чем ощущала, что счастлива…

Разбудил их Роджер Хойт, который колотил в стену, поскольку боялся, что если постучит в дверь, то снесет ее.

— Отделайся от Анабель. — Гэйнор подбирала разбросанное по всей комнате белье.

— Это не Анабель, — пробормотал Уилл спросонья.

— Ну, от Софии.

— Снова не угадала.

— Синтии, Люсии, Вероники…

— Да не знаю я никакой Вероники. — Тут он с облегчением заметил, что Гэйнор смеется. Он поднялся, открыл дверь, отделался от приятеля в нескольких отборных выражениях, состоящих преимущественно из нецензурных слов. Потом нашел свои джинсы и предложил Гэйнор чай или кофе.

— Молока, наверное, нет, но я могу сходить за ним. Ты хочешь есть? Я бы купил круассанов…

«Он старается», — поняла Гэйнор с изумлением.

— Нет, просто чай. Я подумала о Ферн. Она не звонила?

Уилл проверил сообщения, но от Ферн ничего не было. Потом он позвонил в Ярроудэйл и ей на мобильный.

— В доме никто не отвечает, а мобильный телефон выключен или вне зоны, — сказал он. — Она могла отправиться в другое измерение, куда не достают мобильные телефоны. Хотя это может быть всего лишь Йоркшир. — Его легкое раздражение от прихода Роджера сменилось серьезной озабоченностью, и лоб прорезали две поперечные складки. — Мне это не нравится.

— Что будем делать? — спросила Гэйнор. Сейчас уже было не до ласк.

Уилл посмотрел на свой молчащий телефон так, как будто тот нанес ему личное оскорбление. Гэйнор он не ответил.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЧЕСТЬ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Я уже забыла, каково это — быть больной. Когда я жила в пещере между корнями Вечного Древа, болезни, причиняющие столько страданий смертным, меня не беспокоили. Заклинание Магического глаза позволяло мне видеть мир из моего логова, и я наблюдала, как люди заболевают и умирают, как мучаются от оспы, чумы, рака, СПИДа и как доктора безуспешно пытаются найти панацею от всех бед. Но я никогда не болела сама, разве что в детстве. Вернувшись в мир людей, я заново осознала несовершенство плоти. Ненавижу болезни! Подступившая к горлу тошнота и дурманящая слабость внушают мне такой страх, словно сама смерть держит меня в объятиях. В том доме я почувствовала себя совершенно разбитой, меня тошнило до потери сознания. Водителю пришлось нести меня, а Негемет плелась сзади, сочувственно мяукая. Я поудобнее устроилась на заднем сиденье, но от равномерного гудения машины и запаха кожи, витавшего в салоне, мне снова стало нехорошо. Распахнув дверь, я выбежала наружу, и меня вырвало. Я была противна сама себе, чувствовала, что веду себя как пьяная уличная девка, но ничего не могла поделать. Меня снова и снова выворачивало наизнанку, голова кружилась, колени дрожали. Трясущимися руками я провела по лицу — губы были перепачканы зеленоватым, воняющим растительной гнилью налетом. Я знала, что это не отравление, — Река сделала меня неуязвимой, и ни яд, ни оружие не могли навредить мне. И все равно мне казалось, будто я проглотила что–то ядовитое: желудок ныл, от лица отлила кровь и на лбу крупными каплями выступил пот. Забившись в угол машины и стараясь не стонать, я прижалась щекой к прохладной коже Негемет (как у всех созданий Подземного Мира, кровь моей кошки ледяная). Ходжекис вопросительно взглянул на меня. Он хороший слуга — в кофе, которым он частенько балует себя, я подливала сок Дерева, поэтому Ходжекис всегда мне послушен.

— Домой, быстро, — сказала я. — Быстро и без тряски. Главное — без тряски.

Должно быть, это Моркадис виновата в том, что мне стало так плохо, это она наложила на меня какое–то заклятие, прокравшись в Рокби в мое отсутствие. А я, как последняя дура, попалась в расставленную ловушку! Вне себя от ярости, я хотела призвать духов, чтобы приказать им задержать Моркадис, но мне не хватило на это сил. Я была в бешенстве, уязвленное самолюбие не давало мне покоя.

В глубине души я знала, в чем дело, но отказывалась верить в это. Наверное, я просто не решилась взглянуть правде в глаза, хотя раньше я никогда не колебалась. Да, мне казалось, что Моркадис выжила, но ведь она не могла уцелеть! Ее наверняка сожрал паук, и, вернувшись, я найду в подвале лишь обглоданные кости. Даже если она каким–то чудом спаслась от паука, ее непременно испепелили мои мощные заклинания, как ловушки, расставленные но всему дому. Моркадис всего–навсего новичок, моя бывшая ученица, и давно забыла то немногое, чему научилась у меня. У нее никогда не хватило бы ни ума, ни волшебной силы, чтобы справиться со мной…

Однако когда мы вернулись в Рокби, я узнала, что Моркадис удалось сбежать. Она была здесь совсем недавно, я так остро чувствовала это, что могла пройти по ее следам. Я знала, куда мне нужно отправиться в первую очередь — в оранжерею.

Помню, что попросила водителя подождать. Его имя как–то вдруг вылетело у меня из головы, столь велико было мое напряжение. Силы понемногу возвращались ко мне, но чего–то не хватало. Эта пустота отдавалась болью во всем теле. Да, я знала, что неуязвима, но чувствовала себя так, будто мне отсекли руку или ногу или вырезали жизненно важный орган. Какой–то физический недуг терзал меня, но я не стала разбираться, что именно со мной происходит, — на это не было времени. Негемет, навострив уши, жалась к моим ногам, пока мы обходили дом. Гадая, как же Моркадис избежала гибели, я медленно шла по коридорам, зажигая лампы. Их свет рождался не из огня, он черпал свою мощь из того же источника, который заставляет потрескивать шерсть животных и зажигает молнии. Обычно я комфортнее чувствую себя в темноте, но тогда меня охватило странное, леденящее душу чувство* отнимающее больше сил, чем любой физический недуг. Я не сразу поняла, что это страх.

В оранжерее было темно. Как я говорила, свет мне не нужен. Еще не войдя туда, я уже догадывалась, что натворила Моркадис. Я не услышала шелеста листьев — меня встретила гробовая тишина. Мой страж, на которого я возлагала большие надежды, валялся у входа в оранжерею, скрючившись, как обычный дохлый паук. Чтобы нанести рану, лишившую его жизни, не нужно было обладать волшебной силой. Оказалось достаточно какой–то иглы. Мой домашний любимец был наколот на «булавку», будто экспонат коллекции энтомолога! Надругавшись над ним, Моркадис хотела унизить меня! Я была вне себя от ярости, и это придало мне сил, но липкий страх, шевелившийся в душе, мешал действовать решительно. Я медленно приближалась к тому месту, где росло Дерево, боясь, что мои опасения подтвердятся. Готовясь к худшему, я рисовала в воображении сломанные сучья, куски коры и листья, разбросанные по полу, прикидывала, сколько времени — дней, недель, лет — понадобится, чтобы вернуть Дерево к жизни, но то, что я увидела, превзошло все мои ожидания. Дерева нигде не было. Оно исчезло! В растерянности я стояла посреди оранжереи и не знала, что делать дальше. Каменный горшок, в котором росло Дерево, превратился в груду черепков, трещина в полу, проломленная его сильными корнями, сиротливо зияла пустотой. И вокруг ни листочка, ни прутика, лишь черные капли смолы да пепел. Я почувствовала слабый запах снадобья, которое сама же изготовила из очищенной воды Эзмодейла. Эта микстура была куда более смертоносной, чем огонь, и именно с ее помощью уничтожили мое Дерево! И тогда я начала понимать, в чем источник моей хвори и откуда взялся этот необъяснимый страх. Мне казалось, что от меня оторвали кусок плоти, а потом раскаленным железом прижгли кровоточащую рану. По–моему, я закричала. Я не могла больше сдерживать свой гнев, он выплескивался наружу, заглушая все мои страхи, сомнения и боль. Эта потеря слишком велика, ее не восполнить. Чтобы начать все заново, нужно вернуться в Подземный Мир, взять отросток родительского Дерева, отдав взамен часть волшебной силы… Но есть такие места, куда не стоит возвращаться. Никогда я не возвращалась назад, я двигалась только вперед, к цели!

Что ж, Моркадис добилась своего. Дрянная девчонка, которую я научила всему, что знала сама! В тот же час я поклялась, что вырву из ее груди сердце и сожру его. Но, увы, это не вернет плод. Как неосмотрительно я вверила его заботам стражника! Первый плод, уже почти созревший, потерян навеки! Эта мысль причиняла мне невыразимые муки. Должны же были остаться хоть какие–то следы — обуглившаяся кожа или клок волос. Но ничего такого не было, и теперь я поняла, чего боялась больше всего. Эта ночная воровка забрала ее, чтобы выведать мои секреты и использовать их против меня. В этот момент я почувствовала, что откуда–то издалека до меня доносится призыв, такой настойчивый, словно дитя зовет свою мать. Это голова, а не Моркадис оставила свой след в доме. Это ее голос беззвучно звал меня все время — голос, как эхо, похожий на мой собственный. Морган! Я почти забыла, что когда–то она предала меня, в моей голове крутилось лишь одно: она моя сестра и теперь я никогда ее не увижу. Нет, я должна забрать то, что принадлежит мне, и отомстить за эту кражу!

В бешенстве я продолжила обход дома. Негемет не отставала от меня ни на шаг. Свирепо урча, она побежала на кухню, и тогда мы освободили Гродду. Но в подвале меня ждал еще один сюрприз. Вся моя коллекция была варварски разрушена. На полу валялись осколки бутылки, в которой я хранила душу сопливой нахалки. Вне себя от ярости я крушила оставшиеся сосуды — теперь они мне больше не нужны. Глаза богохульника я растоптала в последнюю очередь. А в шкафу, не обращая внимания на этот бедлам, мирно посапывала голова Сисселоур. Она что, смеется надо мной? Творится неизвестно что, а ей ни до чего нет дела! Схватив ее за космы и вытащив из шкафа, я закричала ей прямо в лицо:

— Она была здесь! Здесь, на этом самом месте! Она ломала мои вещи, разбивала мои сосуды, выпускала плененные души на свободу! Где эта девчонка? Где?!

— Какая девчонка?

— Не смей насмехаться надо мной! Здесь была Моркадис. Она видела тебя, а ты видела ее. И только попробуй увильнуть от ответа — превратишься в фарш!

— Я и не насмехаюсь, — заскулила голова. — Ты меня совсем сбила с толку с этими своими девчонками — кто «она», кого «ее»? Да, Моркадис была здесь и даже видела меня, но не заинтересовалась. Видимо, у нее были другие цели.

— Что она говорила?

— Мне — ничего. В шкафу было темно, к тому же питательная жидкость, в которую ты меня поместила, надежно скрывала меня от внешнего мира. Я была слепа, глуха и нема, как ты и приказывала.

— Ты моя названая сестра, мой… — я долго не могла подобрать нужного слова, — мой друг. Ты должна была что–то видеть или слышать…

— Она была с мужчиной.

— С мужчиной?! — Я была поражена. Даже об этой предательнице Моркадис я думала лучше. — С каким еще мужчиной?

— Не так красив, как ты или я. Но ведь краше нас с тобой вообще никого нет. Описать его в точности я не могу: видела его мельком, да и то сквозь ресницы. Думаю, во времена рыцарей он носил бы черные латы. Такие, как он, всегда побеждают на рыцарских турнирах, потому что не привыкли проигрывать. В нем есть что–то особенное. Дар или что–то еще…

— Какая ерунда! Смерть не добавила тебе ума. Избавь меня от своих дурацких фантазий. Скажи лучше, откуда ты знаешь про его Дар?

— Я не знаю, я чувствую.

— Ты уверена?

— Нет. Как я могу быть уверена, если почти ничего не видела? Пошевели мозгами…

— Все, мне надоело, — прошипела я. — Так и хочется проткнуть твою гнилую башку палкой и вытащить наружу заплесневевший ил, который у тебя вместо мозгов.

— Я мертва. Ты не сможешь мне навредить.

— Я могу тебя изуродовать. Ты этого хочешь?

— Уродуй. Но знай — Моркадис выросла. Она могущественная колдунья. Я видела ее лицо — от него веет холодом, как от луны. Ее глаза полны решимости. Она найдет способ одолеть тебя. Вражда с тобой — это не только ее проклятье, но и твое.

— Замолчи! Ей никогда не победить меня! — Я вцепилась в ее волосы с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

— Никогда не говори никогда. Предания ничему не научили тебя? А как же двери, ключи от которых утеряны, невыполнимые задания, битвы, выиграть которые невозможно? Ведь находился герой, который справлялся со всем этим и добивался победы! Твоя судьба в ее руках, Моргас, я видела это так ясно, будто твой смертный приговор был написан на ее лице. Ты веришь в предания, моя названая сестра, мой друг? Ты…

— Иди к черту! — Я не дала ей закончить и со всех сил ударила голову об стену. — Заткнись!

Возможно, она именно этого и хотела.

Теперь она не могла ответить, а у меня не было возможности возродить ее к жизни. Сисселоур была единственным человеком, коротавшим со мной столетия под Вечным Древом. Но Моркадис убила ее, и теперь она ушла навсегда. Моркадис, опять Моркадис! Это уже слишком! Впрочем, я никогда не скучала по Сисселоур. Лишь однажды между нами вспыхнула любовь, но это было очень и очень давно, в самом начале нашего изгнания. Я не буду тосковать по ней.

Негемет смотрела на все это с поистине кошачьей невозмутимостью. Что скрывается за ее безразличным видом? Наверное, я никогда этого не узнаю.

Я должна вернуть Морган, прошептала я себе. Нам столько нужно друг другу рассказать, стольким поделиться. Мне казалось, что вместе с ней я смогу найти ответ на решающий вопрос — вопрос, который до сих пор не осмеливалась себе задать. Я и забыла, что она тоже всего лишь плод.

Войдя в гостиную, я увидела, что там следов разрушения нет, хотя я чувствовала, что они и тут побывали. Я не стала задумываться над тем, что за мужчина был с Моркадис. Скорее всего, водитель или охранник, а может быть, ухажер, которого она приворожила. Сисселоур вбила себе в голову, что он обладает Даром, но, скорее всего, это не так. Нет, этот незнакомец меня не волновал! К тому же у меня и без него было слишком много поводов для беспокойства. Я шла по следам Моркадис. Они вели на чердак, в темницу моего узника, которого я не навещала уже несколько недель. Дойдя до двери, я остановилась как вкопанная — зловоние, сочившееся из темницы, было ужасным. Как я и ожидала, магический заслон был в порядке. Ни у кого не хватило бы мощи нарушить мое заклятие. И все–таки она была там вместе с Морган, она стояла у дверей, вглядываясь в непроницаемый мрак, и видела, как низко пало то существо, которое она когда–то использовала, а потом предала. Кажется, она называла его союзником. Не уважай, не благодари без надобности — вот чему я учила ее. Я никогда не считала своего узника человеком, но сейчас язык не повернулся бы назвать его животным. Скрючившись, он сидел под окном и пристально глядел на небо. Можно подумать, он способен тосковать по небу! Ночь была черна и безлунна, но в его каморке мрак был еще гуще, чем снаружи. Грязные патлы волос падали на его лицо, он сидел, обхватив себя руками за плечи, и сосредоточенно молчал. Уродливые кривые ноги обвивал хвост. Прикрытые веки, напоминавшие шляпки грибов, даже не дрогнули, когда я вошла.

— Тут была Моркадис, — сказала я. — Твоя крошка–ведьма. Она была рада тебя видеть?

Он безмолвствовал.

— Я задала тебе вопрос! Отвечай, не то я снова нашлю на тебя кошмары. Она была рада тебя видеть?

— Она не сказала, — выдавил он из себя.

— А что же она сказала?

— Она лишь поздоровалась и попрощалась. Что еще она могла сказать? Она пыталась освободить меня…

— И потерпела неудачу! — закончила я радостно. — Она же неудачница. Надейся на Моркадис, если хочешь, но это лишь продлит твое страдание. Отчаяние особенно ужасно, когда следует за вспышкой надежды.

— Я запомню это.

— Лишь я могу освободить тебя!

— Ты или твоя смерть.

— Моя смерть! Ха–ха! Я разбила заклинания твоей ведьмочки, как скорлупки, а вот она с моими ничего не смогла сделать. Ей до меня не добраться. Я самая великая колдунья из ныне существующих, в моих венах течет сок Вечного Древа, и Река, возродившая меня из пепла, наделила меня бессмертием. Меня невозможно убить! Нет такой силы в мире, которая способна лишить меня жизни, запомни!

— Тогда почему ты боишься? — спросил он.

Я бы с удовольствием изжарила его скудный мозг одним своим взглядом, но магический заслон был настолько мощным, что даже мне потребовалось бы некоторое время, чтобы пробиться сквозь него. И в конце концов, он был прав.

— Когда у меня появится свободное время, — сказала я, — я с удовольствием займусь твоим воспитанием. Действовать я буду жестко. Надеюсь, в тебе еще осталось что–нибудь поддающееся влиянию.

— Осталось… но немного. — Он криво усмехнулся, обнажив неровные зубы.

Даже в темноте на них были заметны пятна ржавчины. Видимо, он пытался перегрызть свои цепи или доски в полу. Это не помогло бы ему. Мои чары надежно удерживали его на чердаке.

— Вот и хорошо, — сказала я и повернулась, чтобы уйти.

— У нее есть одна вещица, которая принадлежит тебе, — » сообщил он.

— Я знаю. Ты видел ее?

— Я видел мешок. В нем находилась голова, не так ли? И ей, видимо, заткнули рот, а то она слишком много говорила.

Мои нервы напряглись до предела.

— Не волнуйся, Кэйлибан. Я верну голову. И Моркадис еще пожалеет о том, что обокрала меня. Правда, жалеть ей придется недолго.

Позже я задумалась, почему он сообщил мне об этом. Мог ведь и не говорить. Наверное, таким образом он пытался задобрить меня и избежать сурового наказания. Но он скорее охрипнет от просьб и сгниет в своей темнице, чем я хоть на йоту облегчу его страдания!

Я оставила его и спустилась в гостиную. У меня было слишком мало времени, чтобы чертить магический круг, но вопросы, не дававшие мне покоя, требовали немедленных ответов. Провидица не сможет соврать, но правда, которую я услышу, скорее всего, окажется загадочной, и над ее смыслом придется поломать голову. Провидицы знают больше, чем другие люди, но и они не могут заглянуть в будущее. А видеть, что происходит в настоящем, — это не фокус. Это может любой, у кого есть хоть немного мудрости. Я погрузила руки в овальное зеркало, бормоча слова заклинания. Это зеркало, древнее и наделенное мудростью, можно использовать по–разному. Оно способно быть всевидящим оком, показывающим, что происходит в другом месте, а также открывать проходы между реальностью и видениями. От такого зеркала требовала похвал и восхищения мачеха Белоснежки. Временами в этом старом мудром зеркале отражалось мое лицо, такое, каким оно было до чудесного перерождения: бледное и вздувшееся, с губами, похожими на слизняков, с зияющими ямами ноздрей. Внешность изменить нетрудно, лишь глаза остаются прежними и не меняются с течением столетий. Я шептала заклинание, и мое отражение таяло, затягивалось дымкой. Постепенно в зеркале появлялось другое лицо, темное и грубое, закутанное в алую вуаль. Леопана Птая, Черная Леопана! Рука откинула вуаль и вставила в глазницу Магическое Око.

— Как же ты бесцеремонна, Моргас! Вызывать меня так запросто, без предупреждения, без соответствующих приготовлений, как обычного демона! Да еще и через зеркало!

— И все же ты явилась.

Я обладала мощной силой, и она это понимала. Непослушание могло обернуться для нее суровым наказанием.

— Спрашивай, что ты хочешь узнать. И покончим с этим.

— Я привила в этом мире отросток Вечного Древа. Плод, появившийся на нем, выглядел, как голова моей сестры Морган. Я хочу знать, действительно ли это голова моей сестры, или же это подделка, видимость?

— Ответ на этот вопрос вне поля моего зрения.

— Тогда скажи мне, прошла ли Морган сквозь Врата?

Взгляд Леопаны затуманился — она смотрела в прошлое.

— Нет, не прошла, — наконец сказала Птая. — Твоя сестра довольно сильна в магии, и ее душа поселилась в другом месте.

— Так, значит, это действительно она. Но почему? Почему она решила остаться? И почему ее голова зрела на моем Дереве?

— Я Провидица, — ответила Леопана, и ее Магическое Око засияло. — Я могу предсказывать события, но толковать их не мое дело. Ты наделена мощной колдовской силой, поэтому сама ищи ответы на свои вопросы.

— Если ты знаешь обо всем, что происходит, то должна знать и о том, что Моркадис украла мой плод, — упорствовала я. Уклончивость Леопаны раздражала. — С ним все в порядке?

— С ним — да.

— А со _мной?_Мне_ что–то угрожает?

— Воды Реки Мертвых наделили тебя неуязвимостью, и теперь ты сильнее любого смертного или бессмертного. Даже я, Черная Провидица, должна являться перед тобой по первому приказу. Что же может угрожать тебе?

Провидицы никогда не показывают, что у них на уме. Их девиз — беспристрастность. Они излагают лишь факты. Пристальный взгляд Леопаны казался сосредоточенным и серьезным, но рот кривился в хитрой усмешке.

— Прекрати отвечать вопросом на вопрос! — сказала я резко. — Может Моркадис навредить мне, используя голову?

— Может.

— Где она? Куда она отвезла ее? — Я, конечно, могла бы идти по следам Моркадис, но мне хотелось бы заранее знать, куда эти следы приведут.

— Имение ее семьи находится на севере, недалеко от деревни, которую называют Ярроудэйл. Ты должна знать, где это, ведь твои шпики следили за этим местом не одну неделю.

— Конечно, я знаю эту местность! Там я нашла Моркадис в первый раз. Я часто видела Ярроудэйл в пламени своего магического огня. Эта деревенька расположена вдали от крупных населенных пунктов и будет плохой защитой Моркадис с ее слабенькими колдовскими навыками. Я ведь куда более сильная колдунья, чем она, не так ли? — Я прекрасно знала ответ на этот вопрос, но все же хотела услышать подтверждение.

— Зачем ты задаешь вопрос, на который знаешь ответ не хуже меня? Ты меня проверяешь?

— _Я_ведь_куда_более_мощная…_

— Да! Я тебе уже говорила, что ты самая одаренная из Детей Атлантиды. Моркадис слишком молода, и ей до тебя далеко. Но у нее впереди вся жизнь.

— Не так уж много ей осталось. — Я улыбнулась, впервые за эту ночь. — Ладно, я отпущу тебя. Что скажешь мне на прощанье?

Птая молча смотрела на меня. Мне казалось, что она колеблется, а это было ей не свойственно.

— Только одно, — произнесла она наконец. — Берегись!

В моей душе опять зашевелился липкий страх. Леопана просто пыталась напугать меня, я это понимала и все же боялась. Чувство страха было для меня в диковинку, я не привыкла опасаться чего–либо.

— Ты уже говорила это прежде, — сказала я. — Чего мне бояться? Можешь сказать определеннее?

— Не могу. Это тайна, в которую посвящены лишь ты и твой плод. Найди голову своей сестры, и тебе откроется истина.

Леопана говорила загадками. Обычно пифии прибегают к этому, чтобы скрыть свое неведение. Я резко прервала сеанс и долго молчала, уставившись в зеркало. В нем отражалось мое лицо, молодое, женственное, прелестное. Лишь глаза выдавали меня — они были пусты и черны, как глубокие ямы, но светились тайной силой и жаждой жизни. Я тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли, улыбнулась своему отражению и спустилась к машине. Негемет, как обычно, терлась у моих ног. Ходжекис спал, но по первому же окрику проснулся и, заведя машину, повез нас на север. Где–то там, в предрассветной мгле, с украденным плодом в руках затаился мой враг.

Тем утром рассвело рано. Скрючившись в неудобной позе позади Люка, Ферн задремала. Она еще успела удивиться, что способна заснуть в такой позе, и подумала, не упадет ли на повороте. К счастью, этого не случилось. Люк засунул сорванную голову под куртку. Несмотря на кляп во рту, она пробовала кусаться. Пока ее попытки не увенчались успехом, однако на Люка ее зубовный скрежет уже порядком нагнал страха. Но он мужественно напоминал себе, что за прошедшую ночь повидал и не такое, поэтому волноваться из–за разбушевавшейся головы просто не стоит. Около шести они остановились позавтракать в придорожном кафе. Резиновая яичница и пережаренный бекон, а может, наоборот, пережаренная яичница и резиновый бекон плюс мутная гадость на молоке, которую здесь называли кофе. Ели молча. Под пиджаком у Люка затеялась нешуточная возня.

— Кот, — ухмыльнулся он официантке. Ему казалось, что все на него смотрят, но это было не так: никому не было до него дела в столь раннее утро.

К тому времени, когда они достигли Йоркшира, ломота во всем теле сводила Ферн с ума, она продрогла до костей и еле ворочала языком, указывая направление. Ей необходимо было поспать перед стычкой с Моргас, поэтому, увидев свой дом, она испытала невыразимое облегчение. Ферн смутно помнила, что сегодня суббота и миссис Уиклоу дома нет. Трясущимися руками она открыла дверь и на негнущихся ногах проковыляла в гостиную. Из кухни бесшумно выскользнула Лугэрри и уткнулась холодным носом в ладонь хозяйки.

Спустя некоторое время Ферн и Люк уже спали, причем заснули они мгновенно, едва коснувшись головой подушки. Брэйдачин охранял чердак, Лугэрри несла свою вахту у крыльца дома, на дорожке. Уилл пытался дозвониться, но безуспешно: Брэйдачин, который немного разбирался в современных приборах и часто смущал звонивших своим жутким акцентом, не собирался ради звонка оставлять свой пост. Ферн сквозь сон слышала настойчивый звонок, но, не успев сообразить, что происходит, снова соскальзывала в мир сновидений.

Она проснулась далеко за полдень и, сонно пошатываясь и зевая, спустилась в кухню. Люк уже проснулся и пытался сварить кофе.

— Мне чай, пожалуйста, — пробормотала Ферн. — Все спокойно?

— Вроде, да. По крайней мере, я ничего не заметил. Возможно, не мы одни нуждаемся в отдыхе.

Ферн такой ответ не удовлетворил. — Моргас затаилась, — решила она. — Без тщательной подготовки она на нас нападать не станет.

— Наверное, она уже поняла, что тебя надо остерегаться. — Люк криво улыбнулся. — Видит бог, я это уже понял.

— Это плохо, — сказала Ферн с отсутствующим видом.

— Почему?

— Я бы хотела, чтобы она недооценивала нас. Кроме того, когда Моргас думает, она гораздо опаснее. Кто знает, какие планы зарождаются сейчас в ее голове? Когда противник в ярости, выведен из себя, он действует необдуманно. Ну ладно… Сейчас–то мы ничего не можем сделать, да? Подождем. Кстати, не мешало бы позвонить Уиллу.

Она оставила телефон наверху, и Люк протянул ей свой.

— Возьмите мой. Кстати, я звонил в клинику. — Он озирался в поисках чая.

— Как Дана?

— Она очнулась. Чувствует себя нормально.

— Вам бы сейчас побыть рядом с ней, — сказала Ферн, — а не нестись сломя голову в глушь Йоркшира.

— Дана очнулась лишь благодаря вам. Считайте, что я возвращаю вам свой долг.

— Вы только поэтому здесь? — спросила Ферн, глядя в сторону.

— Нет. — Он налил себе кофе и поставил перед ней чашку с чаем. — В холодильнике я нашел свежее молоко. А еще нарезанный хлеб, сыр и масло. У вас всегда здесь такой запас снеди?

— Это все миссис Уиклоу. Вообще–то она экономка, но так долго служит нам, что мы считаем ее членом семьи. Она любит, чтобы в доме всегда были запасы еды. Если дома никого нет, она съедает все сама. Зато уж если она знает, что кто–то приедет, то еды тут будет достаточно, чтобы прокормить маленькую армию. Вы, вероятно, еще встретитесь с ней, если мы уцелеем после встречи с Моргас. На вид это очень суровая женщина, но вообще–то ее внешность обманчива. Она добрейший человек.

— Она мягка, как масло на бутерброде, — сострил Люк.

Ферн заглянула в холодильник в поисках чего–нибудь вкусненького.

— Зависит от качества масла, — сказала она.

День тянулся нестерпимо долго. Лето в этом году выдалось плохое, и в Йоркшире это особенно ощущалось. С запада медленно плыли огромные облака, закрывая собой небосвод, на востоке нещадно светило солнце, полируя холодные волны моря до стального блеска. Резкие порывы ветра предвещали грозу. Около пяти вечера прибежала Лугэрри и, заливисто лая, запрыгала вокруг Ферн.

— Лугэрри говорит, что она там. — Ферн махнула рукой. — Ее автомобиль припаркован недалеко отсюда. Пока что она держится на расстоянии, выжидает момент для нападения. Лугэрри говорит, что она стоит на холме и простирает руку в сторону нашего дома.

— Она промокнет, — сказал Люк, взглянув на сгущающиеся тучи.

— Не промокнет, будьте уверены. Капли дождя испарятся раньше, чем упадут на ее кожу. — Против обыкновения, Ферн заперла дверь черного хода. — Думаю, теперь нам лучше посидеть взаперти.

Стремительно потемнело. Слишком стремительно. Из окна Люк увидел, как вокруг дома сгустилось черное облако и заколыхалось перед стеклом. Раздался оглушительный шум тысяч крыльев. Стая птиц полностью заслонила собой скудный вечерний свет. Люк замер в нерешительности, не понимая, что происходит. И тогда на кухню кувырком влетел Брэйдачин, на ходу материализуясь из воздуха в телесную оболочку.

— Пти–и–итсы! — воскликнул он. — Огр–ромныя пти–итсы. Это тибе не какие–та тама м'лкие вор'бушки, а здор–ровые вор–р–роны с длиннющими клювами. Д'рогая, давай–ка придумывай какую–нибудь сильную в'рожбу, а то они скоро нагрянут сюды.

Пока он произносил свою речь, вороны начали биться в окно. Одна из птиц, отвратительная и огромная, ударила в стекло похожим на черные ножницы клювом. И тут же все птицы принялись долбиться в окно кухни. Оно не выдержало, образовавшаяся трещина лопнула, и на полу заплясали осколки. Стая ворвалась в кухню. Люк схватил метлу, Лугэрри зарычала и приняла стойку, Брэйдачин сжал в одной руке нож, в другой скалку. Ферн усилием воли заставила свою волшебную силу струиться сквозь пальцы: живая энергия, исходившая от них, могла испепелить любое существо, осмелившееся дотронуться до нее. Запахло жжеными перьями, и две птицы рухнули на пол. Остальные вылетели в окно.

— Они еще вернутся, — сказал Люк. — В этом доме слишком много окон. Единственное, что мы успеем сделать, так это заколотить разбитое окно досками.

— Сд'ется мне, етим пташкам б'ло велено охотиться именно за н'шей девчушкой, — сказал Брэйдачин. — Если повезет…

В этот момент они услышали, как разбилось окно в старой студии Уилла. Люк захлопнул кухонною дверь и закрыл ее на щеколду.

— Мы не можем помешать им ворваться в другие комнаты, — задумчиво сказал он. Повернувшись к разбитому окну, он вышвырнул дохлых птиц на улицу.

— Какие здоровые! Интересно, это самцы или самки?

— И те и др'гие, — сказал Брэйдачин. — Обычно они вместе не л'тают. Но эти прил'тели не из нашего мира.

— Эти твари гнездятся в кроне Дерева, — сказала Ферн. — Их вызвала Моргас.

— Ну уж голову мы им не отдадим. — Люк бросил взгляд на железное мусорное ведро, в которое они временно поместили голову, придавив ее сверху мешком картошки.

— Не т'скала бы ты в дом всякий хлам, девонька моя, — сказал Брэйдачин. — Я жишь г'ворил тебе, что не люблю всяческую некромансию.

— Это важно, — коротко сказала Ферн, прислушиваясь к шуму, доносившемуся из гостиной. Птицы атаковали еще одно окно. — Мало того что здесь все будет перевернуто вверх дном, так еще и весь дом будет завален птичьим пометом. Миссис Уиклоу это явно не одобрит.

— Мне и самому это не ндравится, — мрачно сказал Брэйдачин.

Атака птиц возобновилась. Теперь их было гораздо больше. Огромные вороны крушили остатки стекла, в стае тут и там мелькали синие сороки, привлеченные возможностью наживы. Хлопающие крылья заслонили дневной свет, и снова потемнело. Ферн, воскликнув лишь одно слово: «Инье», быстро разбросала вокруг спички, и они вспыхнули сами собой. Вокруг Люка с отвратительным карканьем кружили вороны, царапая его руки и плечи, и пытались вонзить когти и клювы ему в лицо. Остальные роились вокруг Лутэрри и Брэйдачина. Голова, пытаясь выбраться наружу, билась о стенки ведра, и оно подпрыгивало и раскачивалось. Тут раздался оглушительный раскат грома, и хлынул ливень.

Это был странный ливень, непродолжительный, но сильный. Упругие струи дождя хлестали через разбитые окна прямо в кухню, крупные, размером с мяч для гольфа, градины с угрожающим свистом рассекали воздух. Часть стаи была перебита градом, уцелевшие птицы поспешно улетели. Кухня после нападения напоминала поле боя: пол был усеян осколками посуды и трупами птиц, из стен торчали искореженные провода, раковина и столы были загажены птичьим пометом. Ферн попыталась зажечь свет, но поврежденные провода лишь заискрили, и на мгновение осветившаяся кухня вновь погрузилась во мрак. Только в вспышках молнии удавалось что–то рассмотреть. Стало ясно, что от птиц досталось не только дому. Лугэрри и Брэйдачин были худо–бедно защищены, она — крепкой шкурой, он — своим неуловимым защитным полем, а вот из многочисленных ссадин Люка хлестала кровь. Ферн попыталась остановить кровь полотенцем.

— Вот интересно, — сказал Люк, — эта гроза дело ваших рук или Моргас?

— Ни то ни другое, — ответила Ферн. — В принципе, погодой можно управлять с помощью магии, но это очень и очень сложно, практически невозможно. В мире есть силы, не подвластные ни ей, ни мне. Одна из них зовется удачей, хотя, говорят, на нее полагаться не стоит.

Ливень шел на убыль, и стало уже не так темно.

— Моргас и в самом деле хочет одолеть нас при помощи этих птиц? Начиталась Хичкока. — Люк невесело усмехнулся.

— Она пытается таким образом истощить мою волшебную силу, — вежливо улыбнулась в ответ Ферн.

— У меня ведь тоже есть Дар, — сказал Люк. — Наверное, я смогу его как–то использовать?

— Я… Я не знаю. Ведь мало иметь Дар — надо научиться управлять им. Я не могу показать вам, как пользоваться Даром, — каждый человек должен найти свой способ. — Она загляделась на мрачное, отрешенное, почти красивое лицо Люка. Сейчас она уже не искала в нем черты Рэйфарла: он был для нее просто Люком. — Вооружитесь–ка лучше метлой, это надежнее.

— Видимо, когда все птицы передохнут, она сама заявится сюда, — сказал он.

— Надеюсь, что так, — отозвалась Ферн.

Стая, которую распугала гроза, уже не собралась — кого–то поубивало, а многие просто вернулись туда, откуда прилетели. Там, где растет Вечное Древо, погода всегда меняется по его желанию: призрачное солнце согревает его крону, дождь напитывает землю влагой, но молнии, которые могут превратить его в груду обломков, и град, сбивающий и рвущий листья, давно и навсегда изгнаны из мира Вечного Древа. Птицы, живущие в этом измерении и летающие между мирами, находятся в относительной безопасности, капризы природы не досаждают им. Однако, хотя град для этих птиц был в диковинку, некоторые из них все еще кружили над домом, иногда присаживаясь на его крышу, и, пронзительно каркая, видимо, сообщали что–то своей повелительнице. «Она ждет наступления темноты», — догадалась Ферн. Вечер был тихим и светлым. По небу спокойно плыли облака, и сквозь них пробивались теплые лучи солнца, заливая округу золотистым светом. Холмы» пригорки и деревья отбрасывали легкие тени. Ферн и Люк, не обращая внимания на лениво парящих ворон, принялись убирать птичий помет. В студии Уилла окно пришлось заклеить черным пакетом для мусора, так как вся мало–мальски подходящая для этого пленка пошла на окна в кухне. Ферн даже полистала «Желтые страницы», позвонила стекольщику и сделала заказ на следующий понедельник. Механически отвечая на вопросы по телефону, она чувствовала, как ее накрывает ощущение нереальности происходящего. Не будет никакого понедельника — не дожить ей до него, Вселенная должна перевернуться прежде, чем понедельник наступит вновь… Ферн строго приказала себе не валять дурака. Конечно же, понедельник наступит: в мире, где время разбито на рабочие недели, это самая незыблемая вещь на свете.

— В чем дело? — Люк внимательно наблюдал за ее побледневшим лицом.

— Да так… нервы.

Она знала, что Уилл ждет от нее звонка, но звонить сейчас ей не хотелось. Она все больше и больше нервничала и вряд ли смогла бы что–нибудь объяснить ему в таком состоянии. Солнце медленно катилось к закату, оставляя за собой широкую розоватую полосу чистого неба. Боги зажгли вечернюю звезду, и она приветливо замигала крошечным пятнышком на необъятном небосклоне. Постепенно, шаг за шагом, подкрадывались сумерки. Наконец, подобно черному бархатному занавесу, на землю упала ночь.

И тогда появилась Моргас.

Вопреки ожиданиям она подошла не к кухонной двери, а к главному входу. Раздался тяжелый стук в дверь.

— Откройте. Мы знаем, что вы там, — потребовал водитель. И затем донесся шепот, мягкий, тихий, но так отчетливо слышимый, будто Моргас находилась с ними в одной комнате:

— Впусти меня, Моркадис. Тебе все равно придется это сделать. Не трать впустую силу. Дай мне войти, и я пощажу тебя.

«Так же, как ты пощадила Кэла?» — подумала Ферн и твердо сказала:

— Ломай дверь. Я хочу, чтобы ты нарушила табу.

Моргас ничего не ответила, но дом сотряс сильный удар топора. Входная дверь разлетелась в щепки, и через порог шагнул Ходжекис.

— Входите, хозяйка, — пригласил он. «Она пытается обойти Основной Закон, — подумала Ферн. — Подчинила себе простого смертного, и теперь он выполняет за нее черную работу — вламывается в неприкосновенное жилище и приглашает ее войти».

— Надо что–то делать, — встревоженно шепнул Люк.

Ферн задумчиво взглянула на него и покачала головой. Не сговариваясь, они молча отошли от двери подальше: Ферн встала у наспех заклеенного окна, Люк слева от нее, Лугэрри справа. Брэйдачин укрылся в тени шкафа. Люк поднял метлу, но, подумав, отставил ее в сторону и взял в руки большой армейский нож. Из–за двери снова раздался голос Моргас:

— Впусти меня, Моркадис.

Кухонная дверь заходила ходуном. Один из шурупов, закрученных в нее, несколько раз с натугой провернулся и, со свистом рассекая воздух, перелетел через всю кухню и воткнулся в противоположную стену. Задвижка замка отошла в сторону, дверь открылась, и в кухню вошла Моргас. Она не ворвалась на волне ярости, как в подвал к Муунспиттлу, наоборот, ее движения были неторопливы и спокойны, а лицо светилось уверенностью в своих силах. Взгляд Моргас был прикован к Ферн. Негемет молниеносно, как змея, метнулась вглубь кухни. Она злобно ощетинилась, учуяв домового, но воинственный вид Лугэрри осадил ее, и кошка замерла на месте. Ходжекис, готовый защищать свою хозяйку до последнего вздоха, закрывал собой дверной проем.

— Наконец–то, — сказала Моргас. Но в ее голосе не слышалось ни торжества, ни ликования.

Моргас показалась Ферн выше, чем прежде, возможно, из–за того, что стала худой. Спутанные волосы, извиваясь как змеи, черным ореолом окружали ее бледное лицо, а современная косметика подчеркивала неподвижность его черт: упрямо сжатые губы застыли ярко–алым пятном, подведенные глаза лучились смертью. Люк переводил взгляд то на Ферн, то на Моргас, замечая едва уловимое сходство между этими женщинами: что–то общее было в их лицах, какая–то тень подобия. Во взгляде Ферн читалась решимость дать отпор силе Моргас.

— Ты украла у меня одну вещицу, — начала Моргас. — Ты пробралась в мой дом под покровом ночи и унесла с собой плод с моего Дерева. Как и Ева, которая тайком сорвала запретный плод, ты будешь наказана, ты дорого заплатишь за свое преступление! Отдай мне его! Сейчас же!

— Нет, — ответила Ферн. Такое простое, короткое слово далось ей с огромным трудом. Она собирала всю свою силу воедино, готовясь к решительному отпору. Позади нее голова начала биться о стенки ведра. Бум… Бум…

— Ага! — воскликнула Моргас. — Она там! Моргас резко выбросила вперед руку, и воздух прочертила ярко–белая молния. Ферн попыталась защититься, но безуспешно. Она не сумела среагировать быстро, и молния сбила ее с ног. Люк и Лугэрри кинулись к ней, но движения Моргас были стремительны — она опалила собаке бока, а Люк скорчился от нестерпимого жжения под курткой. Крышка мусорного ведра отлетела в сторону, и на пол выкатилась голова с кляпом во рту и завязанными глазами. Ее губы были обкусаны в кровь, что свидетельствовало о яростной борьбе, злобные глаза дико вращались. Моргас схватила голову и поднесла ее к лицу. Выглядело это так, словно Медуза–горгона смотрит на свое отражение в зеркале.

— Морган?

— Я Моргас! — сказала голова.

И тут Моргас все поняла: они стали едины.

— Это я! — заверещала она. — Ты украла _меня!_ Ты убила моего стражника, пришпилив его булавкой к полу, как обычное насекомое; ты уничтожила мое Дерево моим же собственным снадобьем! И вот теперь ты ограбила меня, украла часть меня самой! — Из ее рта вырвалась шипящая струя пара, и руки Ферн тут же покрылись огромными волдырями. Волдыри мгновенно полопались, и на кровоточащей коже зашевелились отвратительные белые личинки. Брэйдачин швырнул в Моргас свою скалку, но Моргас, даже не обернувшись, отбила ее, и та закатилась под стол. Ферн пыталась не поддаваться панике, но, бормоча ответное заклинание, едва не срывалась на крик, когда эти личинки стали вбуравливаться ей под кожу. От ее магии скрючившиеся личинки одна за другой попадали на пол, но после них остались кровоточащие ранки. Ферн старалась создать вокруг себя защитное поле, ругая себя за то, что не сделала этого раньше. Чары Моргас становились все сильнее. _«Сангуэ_люавэб_дуум_люавэ_инвар»,_ - шептала она. Кровь, выступившая из мелких ранок Ферн, потоком хлынула на пол. У Ферн подкосились ноги, и она упала — перед глазами поплыли круги, и сил сопротивляться больше не было…

Пытаясь подняться, она краем глаза увидела Негемет, любовно прижавшуюся к ногам своей хозяйки. Ферн почувствовала, как ее охватывает отчаяние. И тут кошка, сверкая глазами, вцепилась острыми зубами в лодыжку Моргас. Ведьма закричала, скорее от гнева и удивления, чем от боли. Она отпрянула, споткнулась о кошку и, теряя равновесие, выронила голову. Заклинание, оборвавшееся на полуслове, не возымело действия. Голова, оскалившись, подскочила к Ферн, но та уже немного пришла в себя и теперь при помощи магии быстро восстанавливала силы, наполняя себя чистой энергией. Вскочив на ноги, она схватила голову за волосы.

— Люк! Нож! — закричала Ферн. Люк резким движением толкнул к ней оружие, и она схватила нож.

Моргас замерла на месте, уставившись на кошку.

— Ты предала меня, — ошеломленно сказала она. — Ты… — Она вдруг вспомнила, как провидица говорила ей, что душа Морган поселилась в каком–то другом месте, не на Дереве. — Морган!

— Это ты, Моргас! — сказала Ферн, держа голову, которая рычала и скалилась от злости. — Это твоя голова. У тебя было достаточно времени, чтобы убедиться в этом. Теперь все кончено. Ведь эта голова не была омыта водами Стикса.

Королева–ведьма подняла руку и произнесла слова заклинания. Но на этот раз она опоздала. Ферн покрепче ухватила голову и вонзила нож ей в глаз. Он вошел легко, как в масло, на секунду задержался, встретив на своем пути мускул или сухожилие, и проткнул мозг. Вопль, одновременно вырвавшийся из двух глоток, моментально оборвался. Алый фонтан брызнул на грудь Ферн, и кровавый сок Дерева, стекая по волосам, тяжелыми каплями застучал по полу. Рана не затягивалась. Какое–то время казалось, что Моргас еще живет: подрагивающее горло издавало булькающие звуки, скрюченные пальцы в беспомощной злобе царапали пол, неповрежденный глаз гневно уставился в одну точку.

Спустя какое–то время, показавшееся Ферн вечностью, Моргас дернулась и замерла, а выражение злости и удивления, застывшее на ее лице, сменилось страдальческим оскалом. Ее напряженное тело обмякло и съежилось, моментально превратившись из предмета гордости могущественной колдуньи в кучу костей и плоти. Живительная мощь Дерева больше не питала ни ее, ни плод. Голова в руках Ферн начала распадаться. И труп Моргас немедленно поддался тлению, разложился за считанные секунды, позеленел и высох, оставив на полу горстку хрупких костей, моментально рассыпавшихся в пыль. Одежда, которая была на ней, тоже обратилась в тлен. Кошка–гоблин неторопливо подошла к кучке праха, бывшей недавно ее повелительницей, и, фыркнув, ударила по ней когтистой лапой, разметав останки по полу. Последние атомы Моргас были рассеяны по каменным плитам, унесены сквозняком и развеяны по ветру, не над полем битвы, как ей бы того хотелось, а среди кухонной утвари ее злейшего врага. Негемет подняла голову и посмотрела на Ферн долгим странным взглядом, значения которого Ферн не поняла, и выскользнула на улицу.

Больше ее никогда не видели.

Люк встал, морщась от боли в обожженной груди. Он подошел к Ферн и молча обнял ее, перепачкав свою рубашку ее кровью.

— Вы знали, что так случится?

— Нет, — ответила Ферн. — Я только надеялась.

— Вы ранены…

— Вы тоже.

Лугэрри вылизывала опаленную шкуру, Брэйда–чин подошел к кучке пыли, бывшей когда–то Моргас, и наступил на нее ногой.

— Туда тебе и д'рога, — презрительно фыркнул он. — Межну пр'чим, — добавил он, обращаясь к Ферн, — девонька, не м'гла бы ты в слендующий раз устраивать эти побоища не в доме — очень уж мне это не по ндраву.

Он подобрал валявшийся нож и сунул его в ящик стола. Разложившийся плод невыносимо смердел. Будто лунатик, которого только что разбудили, вошел Ходжекис.

— Госпожа Мордаунт, — бормотал он. — Где госпожа Мордаунт?

— Она ушла, — сказал Люк, — и больше никогда не вернется. На вашем месте я бы взял такси и поехал домой. Немедленно. Тем более что путь неблизкий. — И по привычке добавил: — Пусть запишут вызов на счет Каспара Валгрима.

— Они всегда так и делают.

— От что нам с'йчас нужно, дык это виски. Им и нечисть отгонять х'рошо, и раны врачевать, — сказал гоблин.

— Это ожоги–то? — спросила Ферн.

— Да все что хошь. — Он принес виски. Уж он–то очень хорошо знал, где оно хранится.

— 

Каспара Валгрима, работающего за компьютером в своем кабинете, внезапно накрыло странное ощущение, будто Время расслоилось. Очнувшись от секундного замешательства, он обнаружил, что разбил свой стакан с вином. Он озирался вокруг, словно не понимая, где находится. Воспоминания о последних неделях или месяцах были начисто стерты из его памяти. Его взгляд упал на мерцающий монитор компьютера. Каспар принялся лихорадочно просматривать данные о компании, которую сам же выдумал. Он видел, что в последнее время в дело были вложены огромные суммы денег, принадлежавших банку и его клиентам. В ужасе Каспар просматривал счета и отчеты и не верил своим глазам — деньги после незаконных сделок исчезали и появлялись, уходили, словно в песок. Каспар никогда в жизни не совершил ни одного правонарушения и теперь, когда перед глазами было доказательство его собственного злодеяния, впал в панику. Он будто очнулся от кошмарного сна, но кошмар не закончился с пробуждением. Тут и там мелькало имя Мелиссы Мордаунт, но кто она такая, Каспар не знал. И вдруг из глубин его памяти всплыло женское лицо с птичьими чертами, длинноволосая гарпия, которая таяла, превращаясь в черную, как вороново крыло, богиню, ласкающую его шелковистыми пальцами и уносящую в темный рай…

В Рокби магический заслон на решетке чердака замерцал и исчез. Кэл принялся недоверчиво ощупывать дверь и принюхиваться, пытаясь вычислить источник возможной опасности. Но все было спокойно. И тут он понял, что означало это спокойствие. Моргас, его мать, которая мучила его всю жизнь, начиная с рождения, которая сделала из него чудовище и наказывала его за это, которая превратила его жизнь в пытку, была мертва. За свешивающимися патлами волос и под слоем грязи выражения его лица видно не было, но в глазах отразилась то ли душевная боль, то ли тоска по этому чувству, которое он, как ему казалось, не мог испытать. Тогда он подумал о Ферн, пытавшейся открыть двери его темницы, вспомнил, как она просунула руку сквозь магический заслон. Он попробовал разорвать сковывающие его цепи — мускулы вздулись буграми, и лицо покраснело от натуги. Кэл наполовину принадлежал к волшебному роду, поэтому долгое заточение не ослабило его. Цепи трещали, звенья скрежетали под его напором. Наконец кольцо, которое приковывало цепь к стене, лопнуло. Его ноги были свободны! Еще минута ушла на то, чтобы сорвать цепи с рук. Запястье и лодыжку все еще сковывали кандалы, и кусок цепи, волочась по полу, довольно громко бренчал, но Кэл решил, что этим он займется позже. Он бросился к решетке и вцепился в ее прутья, пробуя разогнуть их. На это требовалось много времени, но уж времени–то у него было предостаточно. Его сила, не в пример душе, была больше, чем у обычного человека, и очень скоро несколько прутьев расшатались и погнулись. По потолку побежала трещина. Спустя два часа Кэл разогнул прутья настолько, что смог протиснуться в образовавшийся проход. Очутившись с другой стороны, он с наслаждением потянулся, на всем его теле мускулы заиграли и снова обмякли. Когда он крадучись пробирался по чердаку, цепь, волочившаяся за ногой, звенела, бесцеремонно нарушая тишину дома, а исходившее от Кэла зловоние предупреждало о его появлении за несколько метров. Но в доме без призраков было пусто, и за вырвавшимся на свободу узником никто не следил.

Внизу он столкнулся с Гроддой, которая приносила ему еду, когда дозволяла Моргас. Обычно в его рацион входили объедки, которыми побрезговала Негемет, попавшиеся в ловушку мыши и дождевые черви. Когда Моргас милостиво разрешала покормить Кэйлибана обычной снедью (что случалось довольно редко), Гродда, перед тем как швырнуть ему тарелку, плевала в нее. Увидев Кэла, она кинулась бежать со всех ног, но он, конечно, был быстрее и проворнее. Настигнув Гродду за пару секунд, он обрушился на нее своей мощью и сломал ей шею.

Он вышел из проклятого дома, оставив дверь приоткрытой, и ночной воздух стал мало–помалу просачиваться в его темные душные коридоры.

А в это время Люк и Ферн занимались своими ранами. Обшарив шкафчик в ванной, они нашли пару баллончиков обеззараживающего лосьона, подходящего для обработки небольших ожогов, йод и зеленку. В ящичке также находились лейкопластыри различных размеров, длинный эластичный бинт, комок ваты и перекись водорода. Люк снял обгоревший пиджак и, шипя от боли, отодрал присохшую к ожогам рубашку. Очень осторожно Ферн обработала волдыри лосьоном, не забыв продезинфицировать и царапины, хотя они уже заживали и покрылись корочкой.

— Достаточно, обо мне позаботимся позже, — сказал Люк. — Теперь ваша очередь. Снимайте футболку и топик. И джинсы тоже.

— Да все нормально…

— Даже не спорьте!

Она подчинилась. Укусы личинок покрывали весь ее торс, и, хотя ранки были мелкие, Моргас сделала так, чтобы кровь из них текла, не сворачиваясь. Ферн потеряла довольно много крови. Пропитавшаяся ею футболка уже подсохла и стала жесткой, и, снимая ее, Ферн морщилась от боли. Белый лифчик окрасился ярко–красными пятнами. Когда она расстегнула молнию на джинсах, Брэйдачин тактично растворился в воздухе, бормоча что–то о халате. Ферн была очень стройна, даже худощава. Спортом она не занималась, и ее руки и ноги были слабыми, под кожей не вырисовывались упругие мышцы, а груди были маленькими, как у тринадцатилетней девочки. Она сидела перед Люком, такая израненная и хрупкая, а он, тронутый ее беззащитностью, осторожно смывал с нее кровь кусочком ваты, смоченным в растворе перекиси, и каждый раз, когда она вздрагивала от боли, отдергивал руку и бросал на нее сочувственные взгляды.

— Почему они не заживают так же быстро, как на вашей руке? — спросил он, не отрывая взгляда от ее ран.

Стараясь не смущаться и не обращать внимания на свою наготу и близость его обнаженной груди, Ферн объяснила, каким образом раны на ее руке моментально заживали. Несмотря на пощипывание, прикосновение влажного комочка ваты к коже было приятным, и, чувствуя, как тело наливается приятной теплотой и тяжестью, Ферн откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.

— Раны неглубокие, — говорил Люк. — Но все равно перевязать надо. Хотите, запеленаю вас, как египетскую мумию?

— Не нужно. На воздухе раны заживают быстрее, пусть дышат. А вот ваши ожоги перевязать необходимо.

— Пусть и они дышат, — улыбнулся он.

Появился Брэйдачин с банным махровым халатом. Неуклюже возясь с завязками, Ферн натянула его на себя и принялась внимательно осматривать опаленные бока Лугэрри. Люк достал бутылку виски.

Позже, проголодавшись, они совершили налет на холодильник и с аппетитом умяли несколько банок с фасолевым супом. Ферн позвонила Уиллу и подробно рассказала о случившемся, уютно устроившись на диване и потягивая виски. Лугэрри улеглась на своем месте у плиты и задремала, Брэйдачин, понимая, что те двое уже не нуждаются в его обществе, тактично исчез.

— Вас все еще мучает вопрос, не воплотилась ли во мне ваша первая любовь? — неожиданно спросил Люк, оборвав ленивую беседу. — Вы боитесь этого?

— Уже не боюсь. Теперь это уже неважно. — Ее глаза, вспыхивая зелеными искорками, смотрели прямо на него. — Рэйфарл — часть Прошлого. Даже когда я встретила его, он уже принадлежал Прошлому, а оглядываться назад я не хочу. Я многому научилась за последнее время. Если человек все время оглядывается назад, то путь вперед ему заказан. Вы — это вы, кем бы вы ни были. Все это время вы были со мной, вы убили паука, вы бросили вызов Моргас. И я хочу, чтобы вы были самим собой, и никем больше.

На этот раз она была уверена, что он поцелует ее, — он это и сделал, нежно прижав ее к себе.

— Осторожнее, вам может быть больно, — сказала она, на мгновенье оторвавшись от его губ и дотронувшись до его обожженной груди.

— Вам тоже, — прошептал Люк и снова обнял ее.

Позже они оказались в постели. Их близость была подобна двум рекам, слившимся воедино и бегущим в море наслаждения. Они забыли о ранах, и боль лишь усиливала наслаждение от их любовной игры. Ферн никогда не чувствовала себя такой беззащитной, как сейчас, отдавая свою любовь этому не до конца понятому человеку. Наконец она поняла, что они не просто наслаждаются друг другом физически, в этом акте любви была магия, и его Дар слился с ее, обострив их чувства и накалив эмоции. Они кормили друг друга, подобно вампирам, они с готовностью отдавали себя, и волшебство струилось по их разгоряченным обнаженным телам. Когда это волшебство наконец закончилось, Ферн соскользнула в сон.

Ей опять приснился сон, который она видела раньше. Призрачный город, Темная Башня, кабинет. И Тень, которая протягивала ей красную папку с документом, начертанным странными символами и подписанным кровью. Она видела нож, свою руку, кровь, струившуюся из раны, перо. Еле заметная подпись начала проступать на странице… Ферн проснулась. Светила луна, и ее яркий, чистый свет заливал комнату. Лунные лучи струились по кровати, освещая Люка с ног до головы, и Ферн ясно увидела на его левой руке шрам. Сновидение ожило в ее душе. Она все поняла.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Проснувшись, Люк обнаружил, что весь залит лунным светом, Ферн лежала рядом в полной темноте. Он прикоснулся к ней, но она была неподвижна и безответна, как камень. Он не мог разглядеть выражения ее лица, и только блеск глаз говорил о том, что она не спит.

— Иди ко мне, — сказал он тихо и уверенно.

— Нет. — Она сказала это так же, как когда–то ответила Моргас: короткое слово сухо слетело с ее уст.

— Что случилось?

— Ты меня об этом спрашиваешь? — Она даже не повернула головы.

— Да, спрашиваю.

Ферн лежала молча, предоставив тишине все объяснять за себя.

— В чем дело? — настаивал Люк, но уже не пытался снова до нее дотронуться.

Наконец она сказала:

— Зачем? Зачем ты сделал это? — Но она и сама знала ответ.

— Что сделал? — Голос его стал пустым, он больше не мог разыгрывать непонимание.

Ферн резко села и наклонилась к нему. Лунный свет упал на ее лицо, выдав смятение. Люк не выдержал ее взгляда и отвел глаза.

— У меня есть Дар, — сказала Ферн. — Разве ты не знаешь, что это значит? Я могу во сне проникнуть в твои мысли. Твое лицо скрывает все чувства, но душа ничего не может скрыть. Я проникла в твою душу. Только ведь она уже не твоя, так? Ты заключил древнейшую сделку, отдал себя ему. В обмен на Дану? Или это был только повод?

— Это была причина, — ответил Люк, — но не единственная.

Ферн снова легла. Лунный свет больше не попадал на нее.

— Санитар в клинике — тот, о котором я тебе рассказывал, — послал меня в Башню. Я уже видел ее раньше во многих городах, но всегда с расстояния — в нескольких кварталах, между зданиями, одну среди многих. Я чувствовал, что это моя судьба.

— Тебе было страшно, — сказала она.

— Да. И я был в отчаянии.

— Но он показал тебе все страны мира и пообещал расстелить их у тебя под ногами, как ковер. Он посулил тебе богатство, власть и вечность. Ну и Дану, конечно. Он пообещал вернуть тебе Дану. Но мы с тобой сделали это и без его помощи.

— Он показал мне путь к тебе, — ответил Люк.

— А я думала, это была случайность, судьба. Он ведь тебе и про Рэйфарла рассказал, правда? Он подсказал тебе, что говорить, и вырвал зуб. — Она лежала на спине абсолютно неподвижно, в полной темноте.

— Зуб… да. Но сны были мои собственные. Моя душа знала тебя задолго до того, как мы встретились.

Может, я и есть твоя потерянная любовь, может, нет, но я любил тебя сегодня ночью. И ты знаешь, что это правда, Твой Дар может подтвердить это.

Она долго молчала, и можно было подумать, что она заснула, если бы не напряжение, которое чувствовалось в ее теле.

— Если ты моя потерянная любовь, — сказала она наконец, — то мне жаль, что ты отыскался. Мне бы хотелось никогда не встречать тебя. А что касается сегодняшней ночи… это была не любовь. Это поцелуй Иуды. Мой Дар подсказывает мне именно это.

— Если тебе хочется в это верить…

— Верить… — Она повторила слово, будто пробуя его на вкус, ощущая его яд. — Однажды ты сказал мне, что ни во что не веришь. Никакой системы, только хаос. Но ты веришь в _него,_ не так ли? В _его_ систему, в _его_ хаос, да?

— Он дал мне, во что верить. Вернее, в кого. Это ни добро, ни зло, просто сила, лежащая в основании вещей, биение пульса, передающееся по проводам. Он тот, кто заставляет небоскребы расти и воробьев падать. Он сказал, что научит меня использовать мой Дар, что смешает мою силу со своей. Он назвал меня Лукастором, Лордом Сэрафине, и дал мне крылья, чтобы парить среди звезд. А ты веришь в доброго Господа Бога с белой бородкой, что сидит на облаке и время от времени наклоняется, чтобы потрепать тебя по головке? Ты веришь в гарпий, херувимов и Жемчужные Врата? Только он реален в этом мире. И в него я верю.

— Врата существуют, — сказала Ферн. — Правда, они не из жемчуга. Я их видела. — Помолчав, добавила: — Лорд Сэрафине. Он дал тебе _титул_ - так мало за такую огромную цену. Лукастор, Сын Утра, как же низко ты пал, ниже любого воробья.

— Ты несешь чушь, — сказал Люк. — Без него я бы не нашел тебя и не спас Дану.

— Откуда ты знаешь? Всегда есть шанс или поворот судьбы.

— Человек сам творит свою судьбу.

— Но только не ты. — Ферн вздохнула. — Теперь он будет вершить твою судьбу за тебя. — Про себя она подумала: «А ты ведь действительно можешь быть Рэйфарлом. В нас всех есть сила и слабость, свет и тьма, страх и мужество. И мы становимся теми, какой выбор мы делаем. Я любила тебя сегодня, любила даже то темное, что есть в тебе. Но не твой нынешний выбор, не того, кем ты стал…»

— Так какова же цена? — спросила она. — Какую услугу он потребовал в доказательство твоей верности? — Она уже догадалась, каков будет ответ.

— Я должен привести к нему тебя, — ответил Люк.

— И что?

— И он предложит тебе то, что предложил мне. Он сказал, что у тебя великий Дар и ты можешь стать могущественнейшей среди его людей. Моргас была испытанием: он был уверен, что ты отыщешь способ убить ее. Он хотел, чтобы ты убила; он сказал, что это необходимо. Пойдем со мной к нему, и мы будем вместе всегда, деля свою силу с его. Столько людей проживают свои жизни без смысла, умирают от холода, болезней, и мы ничего не можем сделать для них. Но мы можем сделать кое–что для себя. Мы можем прожить свои жизни с целью, можем оставить свой след в вечности. Ферн…

— Я предпочитаю, чтобы вечность была незатоптанной. И мне нравится проживать свою жизнь в сомнениях, с вопросами, на которые нет ответов.

— Ферн…

— Он, конечно, тебе солгал. — Сейчас она была спокойна, если опустошенность можно назвать спокойствием. — Ты должен был отвести меня туда в открытую или обманом?

— Он сказал, я не должен тебе говорить до поры до времени, пока…

— Пока не будет слишком поздно и я уже не смогу повернуть назад. Пока мы не переступим порог его офиса. И тогда уж он может сделать свое предложение, а может и не сделать. Вместо этого он может начать медленно терзать меня. У мелких тиранов скудное воображение, они всегда предпочитают медленные пытки. Но все это не имеет значения. Я не пойду.

— Ты должна.

В этот момент луна скрылась за облаком, оставив их в полной темноте. Ферн лежала на спине и не двигалась. Люк склонился над ней, словно любовник или убийца.

— _Должна?_

— Ты не понимаешь. Это часть сделки. Иначе я бы не встретил тебя, я поклялся…

— Но я не клялась.

— Ты должна пойти, — повторил Люк. — Он не причинит тебе вреда, я знаю. Я не хочу принуждать тебя, но…

— Так и не принуждай. Я знала одного человека, который нарушил свою сделку с Эзмордисом. — Она произнесла это имя то ли с вызовом, то ли с безразличием, но демоны не появились. — Он не был особо добродетельным — честно говоря, он причинил много зла, но был отважен. На него наслали морлохов — ты знаешь, кто такие морлохи? Гоблины называют их пагуиджами. У них нет ни чувств, ни разума, только голод. О да, Рьювиндра был смелым. Они сожрали его заживо. А насколько смел ты?

— Сказки меня не пугают.

— Не забывай, что ты и сам сейчас в сказке. Но возврата к прежнему нет. Магия… это своеобразный способ игры без правил. — Люку показалось, что она улыбнулась, но это была всего лишь игра тени и света. — Я играю по правилам ведьмы, разве ты не знал? Честь чародея.

— Ферн, — он наклонился к ней, и его голос опять стал мягче, — перестань прятаться в своих собственных ночных кошмарах. Послушай меня, вместе мы могли бы сделать так много. На прошлой неделе я видел, как на пороге умирала какая–то девушка — от наркотиков, скорее всего. И я ничем не мог ей помочь. Таких, как она, много. Я не хочу, чтобы ты умерла так же, жила так же, как они. Я слишком тебя люблю. — Он поцеловал ее долгим поцелуем. Она не сопротивлялась, но и не отвечала.

Когда он оторвался от ее губ, она сказала бесцветным голосом:

— Я скорее умру на пороге, чем пройду рядом с тобой хоть шаг.

Он встал с кровати и начал одеваться, легко находя свои вещи в темноте. «Его ведет волшебное зрение», — подумала Ферн. Потом он обернулся. В руках у него было что–то поблескивающее в лунном свете. Нож. Нож, который всегда лежал на столе в офисе Темной Башни.

— У тебя нет выбора, — сказал он. — Я уже выбрал за тебя.

Тишина. И только в темноте поблескивают ее глаза.

— Я ведьма. — Она говорила абсолютно спокойно. — Я сегодня убила. Неужели ты думаешь, что можешь принудить меня к чему–либо? — Она перевела взгляд на нож. — _Ррассэ!_ - Но у клинка, как видно, оказалась своя сила: лезвие задрожало, но не сломалось.

— Неужели ты думаешь, что можешь бороться со мной?

Ферн поднялась с кровати. Она была обнажена, и бледный лунный свет подчеркивал изящные изгибы ее тела. Люк сказал:

— Одевайся.

— Зачем? — Казалось, она совершенно не обращает внимания на свою наготу, словно она нимфа.

— Ты замерзнешь.

Все так же в темноте она неторопливо оделась и, не выходя из тени, произнесла заклинание, но оно так и повисло в воздухе. Видимо, Эзмордис оградил Люка от волшебства.

— Одетая или раздетая, я с тобой не пойду, — твердо сказала она.

В его руке сверкнул нож. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, а потом одновременно он прыгнул, а она отскочила. Теперь между ними не было никакой магии, только сила — его и ее. Он повалил ее на кровать, без труда заломив руки и приставив нож к горлу.

— Не вздумай звать собаку, — сказал он. — Ты ее любишь, и мне не хотелось бы убивать ее.

— Это не так–то просто, между прочим. — Ферн напряглась, но не смогла вырваться. — Я не буду никого звать на помощь, мы один на один. Это вполне честно. Вот только у тебя есть оружие, а у меня нет.

— В нас обоих есть колдовская сила. Как я понимаю, нам не обязательно играть по правилам.

— Ты быстро учишься, но недостаточно внимателен. Ты забыл, что я на своей территории. Мне и звать никого не надо: здесь уже есть кое–кто.

— Дай мне слово, что пойдешь со мной утром, и я отпущу тебя.

— Мое слово? — Ферн пыталась выиграть время.

— Как ты там говорила? Честь чародея?

У ведьм нет понятия чести. Но он еще не привык к этой мысли.

— Да, честь чародея, — подтвердила Ферн.

Люк отпустил ее, но нож держал наготове. Ферн поднялась.

— Когда у меня будет оружие, — сказала она, — вот тогда это будет честная схватка.

Тут Люк заметил позади нее какую–то тень, которой раньше не было. Кто–то шепотом позвал ее:

— Ферни! Дорогая! У меня есть ор–ружие для тебя…

Древко оказалось в руке Ферн. Она почувствовала, как тяжесть копья сама тянет ее вперед, направляя ее удар. Слир Брунау, Копье Скорби. Выпад, удар. Это было грациозное точное движение, совершенно неотвратимое и смертоносное, как бросок кобры, как выпад фехтовальщика.

Одновременно лезвие ножа метнулось к ней. Но Люк на долю секунды замешкался, может, засомневался? Нож выскользнул у него из руки. Он не вскрикнул, а словно задохнулся и тяжело рухнул на пол. Ферн кинулась к нему:

— Люк! — Она опустилась на колени рядом с ним и попыталась вытащить копье. Но бесполезно: шипы уже раскрылись внутри и из раны хлынула кровь, казавшаяся черной в лунном свете. Господи, как много крови! Ферн крикнула Брэйдачину, чтобы он принес бинты или вату. Ни свечей, ни фонарика она не попросила и свет зажигать не стала, чтобы только не видеть того, что натворила. Она прижимала полотенце к его животу, и оно быстро становилось черным, пропитываясь кровью. Ее руки тоже были черными. — Люк, — звала она, — Люк! — Но он не отвечал. Она попыталась нащупать пульс у него на руке или на горле, но не знала точно, как это делается. Лицо ее было мокрым: она и не знала, что плачет.

— Он умер, — сказал Брэйдачин. — Тут уже ничем не поможешь.

Ферн еще долго сидела рядом с телом. Потом, мягко подталкивая, Лутэрри заставила ее пойти в ванну вымыть руки. Розовыми струйками кровь утекала в сток. Ферн подумала, что так всегда поступают убийцы: первым делом смывают кровь с рук.

Все случившееся казалось ей дурным сном.

Вернувшись в спальню, она зажгла свет. Ей не хотелось этого делать, но она понимала, что сейчас это необходимо. _Он_хотел,_чтобы_ты_убила:_он_сказал,_что_это_необходимо,_ вспомнилось ей. Обескровленное лицо Люка стало совершенно бледным. Это уже не Люк, это — тело. Мертвое тело словно заполняло комнату и весь дом. Оно не разложилось мгновенно, как Моргас, оно осталось здесь, неподвижное, неподъемное. При свете она словно впервые увидела его.

В Лондоне у Уилла зазвонил телефон.

— Я убила Люка. — Голос сестры был почти неузнаваем, на грани истерики. — Приезжай скорее. Ты должен приехать. Здесь тело, и оно никуда не денется. Я не знаю, что с ним делать. Пожалуйста…

Уилл повернулся к Гэйнор:

— Нам надо ехать.

Они неслись по ночным дорогам, нарушая все правила, и добрались до Ярроудэйла, когда еще не было восьми. Остатки входной двери были подперты комодом, и Ферн не сразу смогла отодвинуть его.

— Ты сказала, что убила Люка? — спросил Уилл, как только они оказались внутри.

Последовали сбивчивые и почти бессвязные объяснения:

— У него был нож–маленький кинжал из офиса в Башне. Как ножик для писем. Он сказал, что я должна пойти с ним. Мы б–боролись, и Брэйдачин дал мне его. Слир Брунау. Копье. — Губы у нее дрожали, а взгляд был прикован к чему–то невидимому. — Оно вошло так быстро… Я даже не успела… не успела его отдернуть. Он колебался. Я уверена, что он… У него был нож, но он промедлил. Я была быстрее, и оно вошло, а я не смогла его вытащить. Я не смогла…

Уилл обнял ее, и Ферн разрыдалась, но без слез. Ее трясло, и всхлипывания были похожи на судорожные глотки воздуха во время приступов у астматиков.

— Все в порядке, — сказал Уилл, как ему казалось, успокаивающе и уверенно. Он никогда не видел ее в таком состоянии, и это потрясло его не меньше, чем то, что она сделала. — А почему он угрожал тебе ножом?

— Он продался Эзмордису. — В этот момент она подняла глаза, в них светилась дикая ярость. — Все, как в моем сне, понимаешь? Только не я, а он. Люк — Лукас — Лукастор, Сын Утра… Я видела шрам. Он сказал, что я должна присоединиться к нему.

— О господи, — прошептала Гэйнор.

— Понятно, — сказал Уилл.

— Мы занимались любовью. Он дал мне понять — нет, заставил поверить, — что он Рэйфарл, что он возродился… Может, так оно и было. Это хуже всего. Может быть, он и был Рэйфарлом и предал меня. — Вот сейчас она расплакалась, слезы стекали по щекам, оставляя мокрые дорожки. — Мы уснули, и мне приснился сон, а когда я проснулась…

— Ладно, — сказал Уилл. — Гэйнор, сделай ей чаю, крепкого и очень сладкого. Или кофе — что раньше найдешь. Главное, чтобы было очень сладко.

— Я не пью с сахаром.

— А сейчас придется. У тебя шок. — Они перешли в кухню. Ни Уилл, ни Гэйнор не стали спрашивать о разбитых окнах. Откуда–то из тени появилась Лугэрри и пошла с ними, а Брэйдачин уже ждал их на кухне.

— Я п'тался п'мочь ей, — сказал он. — Но она т'лько сидела на полу и др'жала, как жалкий щенок. С'бака вылизывала ее, но она все время м'лчала. Она ни в чем не вин'вата, парень ок'зался м'рзав–цем. Он бы т'чно ее убил.

Ферн покачала головой.

— Он колебался, — прошептала она. — А я нет. _Я_нет._ - Слезы потекли еще сильнее. Уилл надеялся, что это принесет ей облегчение.

— Где он? — спросил Уилл у Брэйдачина. Гоблин показал большим пальцем на потолок:

— В ее спальне.

Они поднялись наверх. В бледных лучах утра тело казалось холодным и белым. Уилл минуту разглядывал его лицо, благодаря Господа, что глаза закрыты. Лицо выглядело восковым, черные волосы, примятые шлемом, прядями спадали на лоб. Уилл не стал убирать полотенца, пропитанные кровью, и смотреть на рану. На ковре тоже была кровь — она уже почернела и засохла. Копье исчезло: должно быть, Брэйдачин как–то смог его вытащить.

— Ты д'лжен сх'ронить его гл'боко, — сказал гоблин. — Сд'ется мне, что не все п'ймут, поч'му нашей д'вочке пришлось енто сд'лать.

— Я знаю. — Да, придется избавиться от тела. Он подумал об этом хладнокровно и несколько прозаично, потому что только так сейчас и нужно было рассуждать. — Ты поможешь мне?

— Он для меня тяжеловат.

Придется просить Гэйнор. Уиллу этого очень не хотелось, но больше никого не было.

— Я не буду хоронить его. Могилу копать слишком долго, да и свежевырытая земля всегда привлекает внимание. Неподалеку есть озеро, примерно в часе езды отсюда.

— И мотоцикл, — напомнил Брэйдачин. — От него т'же надо изб'виться. А то н'род быстро его приметит.

— Жаль. — Уилл старался отвлечься от мрачных мыслей. Ферн, которая никогда не паниковала, сейчас совершенно не в себе. И это та Ферн, которая встречалась лицом к лицу с королевой ведьм и драконами, которая похитила яблоко с Вечного Древа, прошла тропами Подземного Царства, оседлала бурю при Падении Атлантиды. А сейчас все свалилось на него. — Люк мне всегда не нравился, хотя я мало знал его, — заявил он, стараясь казаться легкомысленным, — а вот мотоцикл жаль.

— Да уж', — сказал Брэйдачин, — я не од'бряю телеги без л'шадей, но это кр'сивая м'шинка. Я бы не отк'зался и сам на ней пр'катиться.

Вернувшись на кухню, Уилл сказал Гэйнор:

— Мне ужасно жаль, но мне придется просить тебя о помощи. Если, конечно, ты сможешь это вынести. Одному мне с телом не управиться.

— Тело, — пробормотала Ферн. — Люк. Тело… Как в кино. — Кружка задрожала в ее руках.

— Я помогу, — ответила ему Гэйнор.

— Ужасно начинать отношения с такого, — сказал Уилл, чуть приобняв ее за плечи.

— Ужасно их так заканчивать, — ответила она грустно.

Миссис Уиклоу появилась ближе к обеду. Уилл это предвидел, и они с Гэйнор заранее перетащили тело, завернутое в простыню, в комнату на втором этаже. Ферн уложили в постель, заявив, что она больна. Мотоцикл закатили в бывшую студию Уилла и тоже накрыли простыней, хотя экономке в общем–то незачем было туда заходить. Миссис Уиклоу попричитала по поводу разрушений в доме и следов птичьего помета, но отнесла это все на счет зловещего нашествия птиц, что в целом было недалеко от истины. Она приготовила им вкусный обед, но никто есть не смог. Ферн, совсем измученная, приняла изрядную дозу аспирина и наконец уснула. К счастью, отсутствие аппетита у Уилла и Гэйнор экономка объяснила тем, что между ними разгорался роман, и в силу своей природной деликатности не стала задавать слишком много вопросов. Домой она ушла около четырех, и Уилл с Гэйнор вздохнули с облегчением.

— Когда поедем? — спросила Гэйнор, поглаживая собаку.

— Не раньше десяти. Нужно, чтобы совсем стемнело. Темнота — для темных дел. Сегодня воскресенье, поэтому вряд ли там вечером будет болтаться много народа. И будем молиться, что, если кто и окажется там, он ничего не заметит.

— Ферн нельзя оставлять одну.

— Ничего не поделаешь. Но Брэйдачин присмотрит за ней. Лугэрри поедет в машине с тобой, я поведу мотоцикл. Так странно: мне всегда хотелось прокатиться на «Харлее», но сейчас…

— Миссис Уиклоу испекла мясной пирог, — сказала Гэйнор. — Ее пироги всегда такие вкусные.

— Убери его в холодильник, — со вздохом ответил Уилл.

Озеро лежало среди холмов, отражая в зеркальной глади лунный свет. На самом деле эти места были заповедником: здесь запрещалось устраивать пикники, а ловить рыбу можно было только при наличии специального разрешения. Уилл частенько приезжал сюда в студенческие годы, чтобы поваляться на солнышке, — это пикником не считалось. Здесь он пытался соблазнить девушку, за которой тогда ухаживал. Сейчас он даже не помнил, удалось ему это или нет. С озером было связано несколько легенд. В одной из них говорилось о затонувшей деревне, а может, просто о церкви, в которой священник продал душу дьяволу; о местной красавице, покончившей жизнь самоубийством; о колоколах, которые иногда звонили глубоко под водой, и кто–то якобы даже слышал этот звон. В более старых легендах рассказывалось об обитающих в самых глубоких омутах русалках, зеленом водяном и о боге озера, у которого вместо бороды росли водоросли. Не так давно из озера выловили местную красавицу, вернее, то, что от нее осталось после десятилетнего отсутствия. Основным подозреваемым считался ее муж, который присвоил все ее деньги, сменил имя и уехал жить на Балеарские острова. Сейчас все еще шли переговоры о выдаче преступника властям Британии. Так что у озера, несмотря на всю его живописность, была плохая репутация. Наверное, именно поэтому Уилл сразу же подумал о нем. Как будто кто–то вложил ему эту мысль в подсознание, и она сразу выплыла в нужный момент.

Они добрались к озеру за полночь. По неасфальтированной дороге они проехали на пустынную стоянку. Гэйнор остановилась под деревом и потушила огни. Уилл велел ей ждать и вместе с Лугэрри отправился искать тропинку к воде. Они выбрали каменистую тропу, так как на ней не останется следов. Уилл проехал на мотоцикле до небольшого обрыва. Ему очень хотелось потушить фары, но он боялся, что в темноте съедет с тропы. Там он заглушил двигатель, слез с мотоцикла и откатил его по траве до самого края. Сквозь облака пробивался слабый лунный свет, серебря водную гладь, по которой ветер гнал легкую рябь.

— Здесь достаточно глубоко? — шепотом спросил он.

Лугэрри повернула к нему голову:

Да.

Уилл подтолкнул мотоцикл вперед, и переднее колесо соскользнуло с обрыва. Еще один толчок — и «Харлей» полетел вниз и плюхнулся в воду. В ночной тишине этот всплеск показался Уиллу слишком громким, слышным на всю округу. Его обдало брызгами. Вода пузырилась и булькала целую вечность, хотя на самом деле прошла всего минута. Осторожно ступая вслед за Лугэрри, Уилл вернулся к машине.

— А теперь самая неприятная часть, — сказал он Гэйнор.

Она повернулась к нему. Видеть ее лица он не мог, но догадывался, какое сейчас на нем выражение.

— Я тут подумала — ты уверен, что мы не можем рассказать все полиции? В конце концов, это ведь действительно была самооборона. На ноже должны быть его отпечатки. Она могла бы сказать, что он сошел с ума или еще что–нибудь…

— Ну да. А у нее совершенно случайно под рукой оказалось проклятое копье.

— Извини…

— Послушай, если ты не хочешь ввязываться, то еще не поздно. Я бы отвез тебя куда–нибудь, мы с Лугэрри как–нибудь все доделаем, а потом я подберу тебя по дороге. Избавление от трупов не входило в круг обязанностей, когда ты соглашалась стать моей девушкой.

— Нет, — сказала она. — Я с тобой. Во всем.

Она вылезла из машины. Уилл на секунду крепко сжал ее руку.

— Я в порядке, — постаралась сказать она как можно тверже.

Лугэрри повела их по другой тропе. Она была короче и грязнее и вела совсем в другую сторону. Уилл достал фонарик Люка, который предусмотрительно прихватил из дому, и освещал им дорогу. Луна совсем скрылась, и теперь они двигались среди смутных теней. То тут, то там они цеплялись за ветки кустарника, спотыкались о торчащие корни. Лугэрри, трусившая впереди, внезапно остановилась. Тропа заканчивалась крутым обрывом, а внизу волновалось озеро.

— Здесь? — спросил Уилл.

_Да._Я_чувствую_здесь_запах_смерти._Он_уйдет_на_дно,_и_водоросли_оплетут_его._Пройдет_много_лет,_прежде_чем_кто–нибудь_выловит_его_отсюда,_да_и_то_вряд_ли._

— Ладно, — ответил Уилл. — Пойдем принесем его.

Вернувшись, они открыли багажник. В свете фонарика они осмотрели его ужасное содержимое, завернутое в простыни. Уилл сказал:

— Ты берись за ноги. — Поскольку руки были заняты, фонарик пришлось оставить и положиться полностью на чутье Лугэрри. Тело было очень тяжелым, и нести его было неудобно. К тому же они набили все карманы его кожаной куртки камнями. Гэйнор вдруг подумала о трупном окоченении. Интересно, могло ли его задержать то, что в доме было довольно тепло? Ведь конечности все еще казались мягкими на ощупь. Но думать ей особо было некогда: она полностью сосредоточилась на тяжести, которую приходилось тащить. Несколько раз ей пришлось отдыхать, и она опускала ноги Люка на землю, а Уилл поддерживал тело под мышки. В один из таких привалов простыня развернулась, открыв голову с черными волосами, подчеркивающими бледность лица.

— Не могу поверить, что я это делаю, — сказала Гэйнор. — Я привыкла ко всему: к драконам, гоблинам и магическим кругам, но только не к такому…

— Почти пришли, — отозвался Уилл.

Но они, казалось, шли еще целую вечность, то сворачивая, то вроде бы возвращаясь, и их ноша с каждым шагом становилась все тяжелее. Начал накрапывать дождик. Гэйнор чувствовала, что ее волосы прилипли к плечам и щекам. Ее кроссовки часто скользили по раскисшей тропе.

— Зато он смоет наши следы, — сказал Уилл. — Хотя вряд ли кто станет их искать.

«Будем надеяться», — подумала Гэйнор, и ее вдруг пробил озноб от мысли, что сейчас кто–то может наблюдать за ними — какой–нибудь любитель ночных прогулок, или собачник, или парочка влюбленных на свидании — и что уже завтра сюда нагрянет полиция и станет выискивать отпечатки обуви и прочесывать дно… Нельзя думать об этом, иначе она никогда не сможет спокойно спать. Ей и так не удастся забыть сегодняшний день.

Она споткнулась.

Наконец Лугэрри остановилась и повернулась к ним. Гэйнор уловила в ее глазах желтоватый блеск.

— Ну вот и все, — сказал Уилл.

Они сбросили тело с обрыва в воду. Из–за дождя почти ничего не было видно, на этот раз всплеск был приглушенным, но они услышали, как волны облизали берег, причмокнув словно гигантские губы. Душу заполнила какая–то темнота.

— Утонуло? — спросил Уилл.

_Да._

— Тогда лучше избавиться и от этого. — Уилл что–то швырнул в воду. «Видимо, фонарик», — догадалась Гэйнор. Потом он обнял ее и крепко–крепко прижал к себе. В этот момент Гэйнор поняла, что любит его, а он — ее, не на месяц или на год, а навсегда. Он пошел на это темное дело ради сестры и взял ее, Гэйнор, с собой, доверился ей. Она чувствовала, что никому другому он бы не доверился. Их свяжет вместе не само это дело, а то, что в нем проявились их узы, существующие сами по себе. И когда пройдет влюбленность и утихнет страсть, останется эта их связь, и ее хватит на всю жизнь. Ей казалось немного странным и неуместным, что в такой тягостный момент на нее снизошло это откровение. Они прижались друг к другу, уставившись куда–то вдаль сквозь пелену дождя. На мгновение Гэйнор показалось, что над водой поднялась какая–то тень, чернее ночи, и волной покатилась к берегу.

— Он продал себя дьяволу, — сказал Уилл. — Наверное, один из демонов явился за ним.

Он быстро повел ее по тропинке от берега. Впрочем, подгонять ее и не требовалось. Лугэрри уже трусила впереди них. Теперь они почти бежали, спотыкаясь и поскальзываясь. Назад они не оборачивались.

Когда они уже свернули к стоянке, Уиллу показалось, что он услышал позади слабый отзвук, похожий на далекий колокольный звон.

Прошло две недели. Ферн уже вышла на работу, но даже с простейшими делами справлялась с трудом, поэтому ей велели взять неделю отпуска, чтобы поправиться. Хотя никто не знал, от чего именно. («Это любовь, — заявил один из помощников. — Дела, видимо, пошли плохо, ведь он больше не звонит».) Гэйнор осталась на несколько дней у нее, а Уилл постоянно их навещал, принося с собой какие–нибудь развлекательные фильмы. О своих переживаниях Ферн ни с кем не хотела говорить. Рэггинбоун недолюбливал видеофильмы, поэтому вскоре уехал в Йоркшир. В газетах они прочли статью о некоем банкире с дотоле незапятнанной репутацией, которого обвиняли в грандиозном мошенничестве с деньгами вкладчиков и коллег. В бульварных газетах история обросла слухами о какой–то неизвестной женщине, замешанной во все это. Писали, что она неожиданно исчезла, как и сын банкира, который, как поговаривали, скрылся с огромной суммой денег. В общем, история превратилась то ли в греческую трагедию, то ли в мыльную оперу. На фотографиях и в телерепортажах Каспар Валгрим появлялся в окружении полицейских и старательно отворачивался от объективов. («Бедняга, — сказала Гэйнор. — Ведь это же не его вина».) Потом говорили, что Лукаса Валгрима видели в казино в Монако и в одном из офисов небоскреба Эмпайр–стейт–бил–динг в Нью–Йорке. О Дане писали, что она находится в частной реабилитационной клинике и поправляется после «долгой болезни».

— Я должна повидать ее, — ни с того ни с сего заявила Ферн. — Я должна — ради Люка. Или ради нее самой.

— Ему ты ничего не должна, — сказал Уилл.

— Если хочешь, я могу сходить, — предложила Гэйнор. — Пойду от твоего имени. Ты ведь все равно не знакома с ней лично.

— Ты правда можешь? — с благодарностью спросила Ферн. — Как это, должно быть, ужасно для нее: столько месяцев пролежать в коме, а очнувшись, окунуться во все это. И ведь она не понимает ничего из происходящего.

— Думаешь, мне стоит ей объяснить? — с сомнением спросила Гэйнор.

— Не знаю…

— Посмотришь по ситуации, — сказал Уилл. — Я пойду с тобой.

Но Гэйнор сочла, что ему лучше не ходить, поскольку для Даны в ее нынешнем состоянии это может оказаться уж слишком. На следующий день она взяла на работе отгул и приехала в клинику с огромным букетом цветов. Однако оказалось, что Дану куда–то перевели, и персонал отказался сообщить куда.

— А вдруг вы журналистка, — безапелляционно заявила старшая медсестра. — А ей сейчас нужен полный покой.

— Нет, я не журналистка, честное слово, — заверила ее Гэйнор. — Я занимаюсь реставрацией рукописей. Вы можете проверить. — Она дала свой рабочий телефон. — Я знакома с Люком — братом Даны. Он пару раз приходил сюда с другой нашей знакомой, Ферн Кэйпел, которая раньше тоже была в такой же коме и поэтому пыталась им помочь. Она сейчас не совсем здорова, так что я пришла вместо нее. Мы просто хотели узнать, как Дана себя чувствует.

— Хорошо, я вам позвоню, — снизошла медсестра.

Пришлось Гэйнор везти цветы домой к Ферн. Там они снова взялись просматривать газеты — ничего нового о таинственной женщине. Мелисса Мордаунт была явно вымышленной личностью, а поскольку у нее не было никаких документов — ни свидетельства о рождении, ни страхового полиса, ни водительских прав, — то проследить ее дальше, чем до Рокби, никто не смог. Версия о побеге Люка тоже нашла подтверждения, но никому в голову не приходило, что он убит. И все еще больше запуталось, после того как один из сослуживцев Люка перенес на его компьютер файлы о сомнительных финансовых операциях. Тем временем адвокаты Каспара Валгрима заявили протест от имени своего клиента и требовали проведения психиатрической экспертизы, пытаясь доказать, что он действовал в состоянии помрачения рассудка. Периодически появлялись фотографии Даны на различных светских раутах прошлого года, но постепенно из–за отсутствия информации газеты стали забывать об этой истории. Именно тогда Гэйнор наконец–то позвонили из клиники.

На следующий день, купив букет цветов, она отправилась в роскошный загородный дом, где больные под присмотром надежного персонала излечивались от алкоголизма, наркомании и нервных срывов. Правда, позволить себе такое лечение мог далеко не каждый. Немного зная историю Даны, Гэйнор подумала, что та, должно быть, здесь уже не в первый раз. По дороге она все время думала о том, что едет навещать сестру Люка, и хотя постаралась вычеркнуть из памяти ту ночь на озере, но никак не могла отделаться от чувства вины. Услышав первую фразу Даны, она чуть не кинулась сломя голову назад в Лондон.

— Я не знаю, кто вы такая, — сказала та, — но мне передали, что вы,дружны с моим братом. Вы не знаете, что с ним случилось?

«Она совсем не похожа на Люка», — подумала Гэйнор, придумывая, что ответить. Дана была стройной и немного бледной, что очень шло ей. Красота ее скорее была следствием тщательного ухода: стильная стрижка, блестящие волосы, чистая кожа и красивый маникюр. В ней не было ни сдержанной энергии, как у Люка, ни широкой кости, как у отца. Так и не найдя подходящего ответа, Гэйнор вручила ей букет цветов и в нерешительности застыла у кресла для посетителей.

— Вообще–то я всего лишь его знакомая, — сказала она. — Я не собиралась вас обманывать, но персоналу в клинике трудно было все объяснить. Дело в том, что Люк познакомился с Ферн Кэйпел, моей лучшей подругой, потому что слышал, как доктора в клинике говорили, что она впадала в кому при обстоятельствах, очень похожих на ваши. Люк считал, что она может помочь вам. Я знаю, что она пару раз навещала вас в клинике, пока вы были без сознания. Она и сейчас хотела приехать, но она не совсем здорова, поэтому попросила меня. Простите, наверное, вам это кажется таким сумбурным.

— Сейчас мне все кажется сумбурным, — уныло ответила Дана. — Присаживайтесь. Я могу попросить принести чаю. Алкоголь здесь не разрешается.

— С удовольствием выпью чаю, — согласилась Гэйнор.

Дана нажала кнопку и попросила принести две чашки чая. Гэйнор, стараясь не уклоняться от правды, сказала:

— К сожалению, я уже некоторое время не видела вашего брата. Думаю, и никто не видел.

— Говорят, что он сбежал, прихватив деньги фирмы, — продолжала Дана, — но он никогда бы такого не сделал. Порой он не очень–то разборчив в средствах, но он точно не вор. Он не настолько глуп. Он роскошно жил — всегда куча денег. Так зачем смываться ради какой–то жалкой суммы баксов?

— Я не знаю, — промямлила Гэйнор.

— Ко мне приходили из Отдела по борьбе с крупным мошенничеством, — рассказывала Дана. Гэйнор подумала, что девушке просто не с кем доверительно поговорить, поэтому она хватается за любого. — Они спрашивали про Люка и про папу. Они говорят, что Люк мог скрыться, потому что узнал о махинациях отца или сам был в них замешан, но это полная чушь. Я сказала им, что он никогда бы так просто не сбежал, не сказав ни слова. В последнее время мы не часто виделись, но в детстве он всегда присматривал за мной. Он бы никогда ни за что не бросил меня. Но они мне не поверили. Конечно, они этого не сказали, но я же видела. Они выглядели такими циничными и усталыми, и они жалели меня… — Она беспомощно заплакала.

Гэйнор поискала на полке носовой платок. Определенно, это был самый худший день в ее жизни.

— Простите меня, — сказала она, чувствуя себя преступницей. В определенном смысле она себя таковой и считала.

— Нет… нет. Это вы меня простите. Я все время срываюсь, кричу на всех. Но на меня не обижаются, говорят, все нормально и это пройдет.

— Конечно, все нормально.

— Мой психиатр очень добра ко мне. Знаете, она молода и относится ко мне без того превосходства, которое было в моих других врачах. Но так приятно поговорить с кем–то из обычных людей.

— А как же ваши друзья? — неосторожно спросила Гэйнор.

— Ах да, парочка заявлялась сюда. Они были в восторге от всей этой ерунды в газетах и все время посматривали на меня исподтишка, не скрываю ли я чего–то. Но я правда ничего не знаю. А Джорджи, она всегда тащилась от Люка, а он ей не отвечал взаимностью, поэтому она сплетничала о нем направо и налево. Моя лучшая подруга сейчас в Австралии, у нее родился ребенок. — Дана утерла слезы полотенцем и отвела заплаканные покрасневшие глаза, когда принесли чай. Она даже не сказала горничной спасибо, пришлось Гэйнор самой это сделать. — Расскажите мне об этой вашей подруге, Ферн. Вы сказали, что у нее была такая же кома, как у меня.

— Это было два года назад, — начала Гэйнор. — Она должна была выходить замуж, и накануне мы устроили девичник. Она так много выпила, что отключилась и не приходила в себя неделю.

— _Неделю?_ - Дана скорчила презрительную мину. — Я была без сознания несколько месяцев.

— Дело в том, что с ней все было в порядке, как и с вами. Похоже было на то, — Гэйнор тщательно подбирала слова, — как будто ее тело осталось, а душа улетела куда–то… куда–то далеко.

Лицо Даны внезапно застыло.

— Именно это я и чувствовала, — сказала она. — Мне снились такие ужасные сны. Я была заперта в сосуде в какой–то огромной лаборатории. Я все время билась о стенки и кричала, но никто не приходил и не выпускал меня. Я чувствовала себя бабочкой под стеклом. И я боялась, что надо мной собираются проводить какой–то жуткий эксперимент.

— Кто? — спросила Гэйнор.

— Какая–то женщина часто приходила и пялилась на меня. Она была огромная, или это я была слишком маленькая. У нее были плотоядная улыбка во все тридцать два зуба и страшные черные глаза — знаете, как бывает, заглядываешь в черную пещеру и понимаешь, что в глубине ее таится что–то смертельно опасное. На ней всегда было вечернее платье, что для лаборатории совсем неуместно. Там были и другие лица — кошмарные и злобные, как в книжке про Румпельситскина. У меня была такая в детстве, и картинка из этой книги навевала на меня такой ужас, что я боялась засыпать ночью. А тогда было похоже, что я все–таки заснула и картинка стала реальностью, а я никак не могу проснуться. Не могу проснуться!

— Ферн тоже снились кошмары, — сказала Гэйнор, — про двух ведьм, живущих под корнями огромного дерева, заполонившего собой весь мир.

— Этот сон, похоже, приятнее, чем мой, — ответила Дана. — Линдсей, мой психиатр, говорит, что все это очень интересно и вполне в стиле Кафки. — Она сказала это даже с некоторым удовольствием. — Но в тот момент это было… не то чтобы реально, но очень страшно, я словно застряла во сне и никак не могла из него выбраться. Линдсей говорит, что это символично, но тогда мне это так не казалось. Очевидно, все это как–то связано со смертью моей матери и взаимоотношениями с отцом.

— Я сожалею б том, что случилось с вашим отцом, — сказала Гэйнор.

— Я не верю, что он мог сделать что–то противозаконное. Он всегда был таким щепетильным и принципиальным в этих вопросах. Не могло это все быть притворством и лицемерием…

Дана казалась совершенно обескураженной, и Гэйнор подумала, что даже если она и не слишком любила отца, то, должно быть, привыкла полагаться на него. А теперь ее заставляют разувериться в нем.

Гэйнор никак не могла придумать, что бы такое утешительное сказать Дане.

— А как вы выбрались из того сосуда? — спросила она.

— Линдсей тоже меня об этом спрашивала. Странно, да? Она сказала, что подобные сны всегда имеют свою логику. Я не знаю: мне раньше никогда не снились логичные сны.

— Но вы помните, как вы выбрались?

— Не очень отчетливо. Я только знаю, что там был Люк. И кто–то еще, наверное, но я помню только Люка. Его лицо тоже было огромным и искаженным из–за стекла. А потом оно вдруг стало нормальных размеров и унеслось куда–то вдаль, а после этого я, кажется, проснулась. А теперь он исчез…

— Мне очень жаль, — в сотый раз повторила Гэйнор. — Очень… Я уверена, что ради вас он был готов на все. Абсолютно на все.

Вечером она подробно рассказала Уиллу о встрече, а Ферн выдала несколько подредактированную версию.

— Она, кажется, занята только собой, и ее совершенно не волнует, что происходило с тобой в подобных обстоятельствах, — сказала она Ферн. — Насколько я поняла, ее психиатр считает, что это был длинный сон, символизирующий ее взаимоотношения с отцом.

Ферн нервно рассмеялась.

— Если Вечное Древо было галлюцинацией, то это говорит о моих отношениях с семьей?

— Главное, что ты сейчас ничего не можешь для нее сделать, — вмешался Уилл. — Она расстроена и сбита с толку, но она поправляется, за ней хорошо ухаживают, а через месяц–другой она умотает на Канары развеяться. Не стоит терзаться из–за нее.

— Да уж, — сказала Ферн. — Я убила ее брата. Что тут можно сделать, чтобы поправить это?

— У тебя не было выбора, — сказал Уилл.

Сколько раз она уже слышала эту фразу? Ее даже передернуло.

— Выбор есть всегда, — сказала она.

К тому времени Ферн уже несколько дней как вышла на работу, но даже само слово «пиар» казалось ей чужим и нереальным. Через неделю должна была состояться вечеринка по поводу открытия журнала «Гав!». Предстояло еще утрясти все вопросы по поводу приглашенных знаменитостей и их домашних любимцев, у большинства из которых были еще более редкие вкусы и эксцентричные привычки, чем у их хозяев. Работа как–то отвлекала Ферн, а вот ночью было совсем трудно. Она лежала, часами напролет уставившись в темноту, стараясь не переживать снова и снова тот ужасный момент, не воскрешать в памяти их странно прекрасную близость. Она старалась вообще ни о чем не думать, и от этого у нее начинала болеть голова. Каждый вечер она выпивала несколько бокалов красного вина в надежде, что оно успокоит, согреет ее или, наоборот, заморозит ее боль. Если, конечно, это была боль. Ей казалось, что ее жизнь закончилась в тот момент, когда она оборвала жизнь Люка и что остаток ее дней будет заполнен пустотой с привкусом пыли. Гэйнор давала ей успокоительные, валериану, кору кава–кава. Ферн покорно выпивала все это, потом ненадолго засыпала, но даже сон не приносил облегчения.

— Я так рада, что у вас с Уиллом все складывается, — сказала она однажды, и в ее голосе наконец появилась искренность. В тот вечер они с Гэйнор остались одни, так как Уилл отправился очаровывать какого–то редактора.

— Я и не думала, что ты заметила, — ответила Гэйнор.

— Заметила, конечно. Просто… Я боюсь сказать что–то лишнее. Все, до чего я дотрагиваюсь, превращается в прах.

В тот же вечер к ним явился Скулдундер. Ферн не заметила его, пока он полностью не материализовался. Возможно, ей просто не хотелось присматриваться.

— Ее Величество направляется к вам с визитом, — объявил он, косясь на бутылочку «Шардоне» на столе. Видимо, он уже пристрастился к этому напитку.

Гэйнор взглянула на Ферн, но та ничего не сказала. Тогда Гэйнор ответила за нее:

— Почтем за честь.

Вскоре появилась сама Мэбб, увешанная завядшими цветами. В руках вместо скипетра она держала огромную ветку колючего чертополоха. Веки ее были выкрашены розовыми тенями в крапинку, а к типичному гоблинскому запаху примешивался стойкий аромат, похожий на «Диориссимо». От Гэйнор не укрылось, как Ферн поморщилась, учуяв это амбре. («Не надо было дарить ей духи», — признала она чуть позже.)

— Приветствуем вас, Ваше Величество, — начала Гэйнор и, чуть осмелев, добавила: — Добро пожаловать.

— Я оказала вам великую милость, — заявила Мэбб, усаживаясь на стул, который был высоковат для нее. — Мой верноподданный, Главный Королевский Взломщик Скулдундер, передал мне, как высоко вы оценили его храбрость в доме колдуньи.

В этом заявлении сквозило некое сомнение, поэтому Ферн поспешила заверить ее, что все так и было.

— Я также наслышана, как ваш спутник вместе со Скулдундером расправился с гигантским пауком и как вы, опять же с помощью Скулдундера, похитили дьявольский плод с саженца Вечного Древа.

— Совершенно верно, — чуть слышно сказала Ферн.

— А теперь колдунья мертва. — Это уже был не вопрос. Очевидно, вести о том, что произошло в Ярроудэйле, дошли до Мэбб. — Это величайший подвиг, — продолжала свою речь Мэбб. — Она была могущественной колдуньей, но ты доказала, что сильнее ее.

— Не совсем так, — возразила Ферн. — У каждого есть свои слабости. Мне удалось найти ее. И я нисколько не могущественная. — У Ферн по спине пробежали мурашки.

— Да, на могущественную ты не похожа, — согласилась Мэбб — В тебе нет королевской крови, как у меня, и повадки твои не как у великих. Но ты известна своими подвигами. Ты станешь одной из самых сильных и почитаемых из Детей Атлантиды — ты будешь как Мерлин, как Заратустра, как Арьянрод Серебряное Колесо. Никто не сможет устоять перед тобой. Поэтому я приветствую тебя и скрепляю наш союз. — Она махнула рукой, и Скулдундер исчез, вернувшись через мгновенье с грубой шкатулкой из коры дерева. В ней лежали пучки сушеных трав, несколько диких цветов и маленькое зеленое яблоко.

— Благодарю вас, — сказала Ферн. — Боюсь, что сейчас у меня нет ничего подходящего для вас.

— Это не важно, — великодушно ответила Мэбб. — Ты же не подготовилась. Ты можешь послать мне дары попозже через моего подданного. — Она кивком указала на Скулдундера. — Это яблоко с моего особого дерева, — добавила она. — Слаще его ты нигде не сыщешь.

— Благодарю вас, — еще раз сказала Ферн.

Гэйнор поняла, что пора спасать разговор.

— А как поживает тот домовой–Дибук? — спросила она. — Теперь он сможет вернуться в Рокби?

Лицо Мэбб потемнело.

— Никто из гоблинов не появится там еще лет сто, а то и больше, — ответила она. — Когда всех духов изгоняют при помощи зла, Бездна подступает слишком близко. Это может быть колдовство или преступление. Смертные много кричат о кодексе чести и рыцарства, но, когда им нужно, они превосходят нас, гоблинов, в злых деяниях. А вот колдуны, разве они при рождении не смертны?

— Мы всегда смертны, — как–то отстранение ответила Ферн. — Просто мы забываем об этом.

— Так что насчет Рокби? — поспешила вернуть разговор в безопасное русло Гэйнор.

— Даже птицы не вернутся туда еще некоторое время, — сказала Мэбб. — Ни они, ни мелкие грызуны, которые обычно обитают в старых домах. Там сейчас будут гнездиться только злобные духи, которых влечет пустота, да гнетущие воспоминания. Если бы домовой вернулся туда, они бы свели его с ума.

— Но среди своих сородичей–то с ним все будет хорошо? — спросила Гэйнор.

Королева пожала плечами, отчего крылышки у нее за спиной шевельнулись.

— Может будет, а может, и нет. Он не так силен, как мы, дикие гоблины. Он тоскует по своим прежним владениям. Так он может совсем исчахнуть, утратить волю к жизни и погрузиться в Лимбо. А может, он будет жить еще очень долго, медленно увядая, — никто не знает.

— Я желаю ему, чтобы у него все было хорошо, — сказала Ферн. — Передайте ему это.

Мэбб, как ни странно, склонила голову в знак признательности.

— Пожелание такой великой волшебницы многого стоит, — сказала она. — Я обязательно передам ему.

Гэйнор заметила, что Ферн едва сдержалась и не поморщилась.

К величайшему сожалению Скулдундера, королева отказалась выпить вина и отбыла, оставив на прощанье шкатулку с подарками и стойкий аромат «Диориссимо» и дохлой лисы. Взглянув на Ферн, Гэйнор решительно достала из шкафчика бутылку джина.

— Могущественная, — задумчиво произнесла Ферн. — Какое ужасное слово. На слух тяжелое, как кулак в броне. Кто силен, тот и прав. Я не выгляжу могущественной и не чувствую себя таковой, но тем не менее я великая волшебница. Я уничтожаю своих врагов, даже когда им кажется, что они неуязвимы, и убиваю своих возлюбленных, чтобы не слишком увлечься ими. Вот кем я стала или стану скоро. Все предначертано.

— Где предначертано? — спросила Гэйнор.

— В анналах Времени, в каменных пророчествах, в журчащей воде и поющем ветре.

— Иными словами — нигде, — подытожила Гэйнор, стараясь казаться прагматичной. — Ничто нам не предначертано, пока мы сами не впишем себе это в судьбу.

— Кто это сказал?

— Я.

— Здорово, — сказала Ферн. — Мне понравилось. Но я уже написала свою судьбу. Кровью.

На следующий день на работе очередное совещание с издателями журнала «Гав!» чуть не доконало Ферн. Проблемы появлялись, как грибы после дождя: рок–звезда Алиса Купер, которую пригласили на вечеринку из–за того, что она, по слухам, спала с двумя питонами в кровати, накануне приема неожиданно заявила в интервью, что до смерти боится змей; а писательница Карла Лейн призвала бойкотировать прием, потому что многие любимцы суперзвезд — опасные животные. По офису ходила шутка, что Ричард Гир явится на прием с любимым гербарием, Фредди Стар — с хомяком, а Тара Палмер–Томкинсон — в новой шубе. (Кстати, насчет шубы потом так и вышло.) Ферн, однако, было не смешно. Она уже собиралась идти на какую–то деловую встречу, где неизбежно придется общаться с клиентами, как вдруг у нее зазвонил телефон. Она потянулась к трубке, на секунду застыла в нерешительности, но все же сняла ее. Все равно на ту встречу ей идти не хотелось.

— Могу я поговорить с Ферн Кэйпел?

— Я слушаю вас.

— Это Дэн Хантер. — Ну конечно, его американский акцент ни с чем не спутаешь. К своему немалому удивлению, она сразу его узнала. — Я археолог. Вы приходили к нам на раскопки на Кинг–Кросс. Вы оказались правы насчет той надписи. Мы скоро свор