КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Проклятье амазонки (fb2)


Настройки текста:



Джена Шоуолтер Проклятье амазонки

Глава 1

Нола стояла в центре шатра, в котором обычно устраивали между собой состязания амазонки, и смотрела на своих сестёр, выстроившихся в ряд. Они нетерпеливо переминались с ноги на ногу, сжимая в руках своё излюбленное оружие. Нола заметила несколько топоров, пару копий, однако большинство воительниц отдали предпочтение мечам.

Брачный сезон официально открыт.

В скором времени сёстры разобьются на группы и станут сражаться друг с другом за приглянувшегося им раба. Таких рабов в лагере было восемь, и все они в настоящий момент сидели, прикованные цепями у отдалённой стены просторного загона. Три оборотня-дракона, два кентавра, двое мужчин из рода сирен и один вампир. Все восемь обладали восхитительными мускулистыми телами, были хороши собой и все… за исключением одного, довольно улыбались. Все, кроме вампира.

Её вампира. Зейна.

С этими мужчинами сегодня будут заниматься сексом и также на протяжении нескольких предстоящих недель. Затем их отпустят восвояси, и больше они никогда сюда не вернутся. Так испокон веков было заведено у амазонок. Они захватывали пленников, беременели от них и избавлялись от уже не нужных мужчин. Последние при этом всегда были рады подобному повороту событий. Все до единого. Но не Зейн.

Тёмноволосый, с глазами, наполненными чёрным, как ночь, мраком, и таким лютым нравом, какого Ноле ещё не доводилось встречать, Зейн был похож на великолепное дикое животное. Вампир ненавидел, когда к нему прикасались, и покалечил немало амазонок — что было делом далеко непростым — пытаясь вырваться на свободу. В конце концов, чтобы укротить его, амазонки прекратили давать ему кровь, в которой он нуждался. Теперь вампир был физически истощен и мог лишь, прислонившись к стене, безучастно ждать, когда объявят, кто именно станет его госпожой.

Тем не менее, ничто не могло ослабить его ненависть — обещанием возмездия горели его яростные глаза.

Нола впервые повстречала Зейна четыре месяца назад, хотя, казалось, с тех пор минула вечность. Вампир воспылал к ней желанием и попытался завоевать её любовь — а она в ответ попыталась убить его. Вспоминая об этом теперь, амазонка каждый раз мучилась угрызениями совести. Впрочем, в свою защиту она могла бы сказать, что не знала его тогда. Тогда её беспокоило лишь собственное выживание. Боги забросили их обоих и ещё несколько других существ на отдалённый остров и натравили друг на друга, заставив сражаться между собой и беспомощно наблюдать, как казнят их товарищей.

Более того, Нола всю свою сознательную жизнь ненавидела мужчин за то, какую боль они были способны причинить женщине. Ещё будучи совсем юной, почти ребенком, она переходила из рук в руки, проданная собственной матерью на потеху воинам. Её опорочили, раз за разом причиняли боль, унижали… её уничтожили. Влечение Зейна испугало Нолу, и амазонка оттолкнула его, набросилась на него, словно дикая шипящая кошка.

И теперь она за это расплачивалась.

Никто не мог видеть её. Никто её не слышал. Нола стояла в самом центре круга, ярко освещённого золотистым светом, льющимся сквозь отверстие в куполе шатра, но никто не знал, что она была здесь, среди своих сестёр. И так продолжалось из месяца в месяц. Боги наложили на Нолу проклятье, когда исключили из своей невыносимой игры — обрекли быть невидимой и заключили в лагере амазонок. Она была прикована к этому месту не менее основательно, чем Зейн своими цепями.

Боги также позаботились о том, чтобы амазонки пленили Зейна, и отдали его им в дар, позволив распоряжаться вампиром, как посчитают нужным. И воительницы не преминут воспользоваться такой возможностью — вообще-то, уже начали пользоваться ей. Так как брачный сезон начался лишь сегодня, они заставили его сначала обрабатывать их землю и таскать валуны для постройки новых жилищ в лагере. Вампир должен был искать палки, подходящие для изготовления копий, и затем затачивать их. Амазонки даже принудили его собственноручно кормить многих из них. Конечно же, он пытался сбежать, и тогда они принялись морить его голодом. Из-за этого Зейн невыносимо ослаб и стал абсолютно бесполезен для физической работы. В конце концов, вампир мог лишь неподвижно лежать и осыпать своих тюремщиц проклятиями.

— Встаньте перед тем рабом, на которого хотите заявить права, — велела Крейя, королева амазонок.

Она стояла на краю помоста, возведённого там, где находился её трон, и внимательно, выжидающе оглядывала собравшихся воительниц. Крейя была привлекательной женщиной, светловолосой, с яркими живыми глазами, и её внешность создавала обманчивое впечатление хрупкости. Однако у этой женщины внутри был железный стержень и такой крутой нрав, какому позавидовали бы многие мужчины-правители.

Воительницы покинули строй и, как и ожидала Нола, собрались вокруг мужчин, которые их привлекали.

Девятнадцать из тридцати двух женщин выбрали Зейна.

Нола надеялась, что отвращение к укусам вампиров и крови, свойственное амазонкам, оттолкнёт их. Как же она ошибалась. Сила высоко ценилась среди её сестёр, а Зейну почти удалось бежать из их лагеря. Дважды. Воительницы хотели, чтобы их потомство обладало подобной силой. И не это ли было главной целью брачного сезона?

— Прекрасно, — ухмыльнувшись, сказала Крейя.

Зейн зарычал.

Собравшиеся вокруг него женщины пришли в восторг и исполнились ещё большей решимостью заполучить себе этого вампира.

Волна гнева захлестнула Нолу, но она поборола его, как и последовавшее за ним чувство полной беспомощности. Ей не следовало бояться Зейна. Ей нужно было наслаждаться его обществом, когда у неё была такая возможность. Лишь прикосновения этого вампира за всю её жизнь не наполняли Нолу отвращением. В его нежнейших ласках было что-то… почти благоговейное. Если бы она его приняла, он, вероятно, смог бы изгнать из её души демонов прошлого. Он, возможно, смог бы спасти её от себя самой.

Но теперь она не узнает этого никогда.

— Можете передраться тут за меня, если желаете, — прошипел Зейн сквозь сжатые зубы, — но знайте, я уничтожу победительницу голыми руками.

Нола знала, что этот мужчина слов на ветер не бросает.

— Какой же он мстительный, — довольно прощебетал кто-то.

— Как мне подходит, — выкрикнул другой женский голос.

— Его семя достанется мне, — прорычала третья воительница, — Я дам жизнь его потомству.

— Никто из вас не будет носить моего ребенка, — проревел вампир.

Он просто не может быть рабом. Ноле отчаянно захотелось кричать. Он был слишком горд, слишком дерзок. И в этом они оба были так похожи. Только благодаря этим своим качествам она в свое время, в конце концов, взбунтовалась против своей матери и убила её. Хотя теперь нередко засыпала в слезах, мечтая вырвать эти воспоминания из своей памяти.

Хмурая от невеселых мыслей Нола устремилась вперёд и протянула руку, надеясь, что на этот раз, всего лишь единожды, её пальцы не скользнут сквозь тела амазонок бесплотным призраком, и она сможет оттолкнуть их со своего пути. Вопреки её чаяниям рука, как обычно, беспрепятственно прошла сквозь тела сестёр, словно сотканная из тумана.

Нола вскрикнула от отчаянья.

Однако никто по-прежнему не обращал на неё никакого внимания.

— Те из вас, кто хочет получить вампира, выходите в круг, — велела Крейя своим резким голосом, обрывая разразившуюся перепалку, и воительницы немедленно повиновались, шагая мимо Нолы к указанному месту и иногда даже сквозь неё.

— Проклятье! — закричала Нола, — Да услышьте же меня!

Но всё было бесполезно. Она могла кричать, сколько угодно. Её никто не слышал.

Опустив голову и ссутулившись, юная амазонка подошла к Зейну и опустилась перед ним на землю. Он тоже, казалось, её не видел. И всё же, она почти что… почти почувствовала тепло, исходившее от него, и мурашки прокатились с головы до пят по телу девушки.

— Лили, — позвала Крейя и поманила дочь взмахом руки.

Лили, юная принцесса, которая однажды будет править этим кланом, поднялась со своего трона и подошла к матери. Её изящное тело было облачено в бархатное платье в отличие от затянутых в кожаные ремни и кожаные юбки воительниц.

За последние несколько месяцев девочка сильно изменилась. Эта будущая королева больше не была столь невинна и легкомысленна, как раньше. Однажды она сбежала из лагеря амазонок, пытаясь доказать всем, что достойна своего народа, и тем самым неумышленно спровоцировала войну между амазонками и драконами. Ту самую войну, в результате которой, как она думала, по её вине погибли две её сестры, одной из которых была Нола. Теперь Лили стала очень серьёзной и решительно вознамерилась сделаться достойным лидером своего народа. Она даже отказалась от своих прав на оборотня-дракона Брэнда, ещё одного раба, дарованного амазонкам богами. Лили решила не оставлять его себе в качестве личного слуги и уступила своим сёстрам. Дракон теперь сидел вместе с другими рабами в ожидании своей участи.

— Сейчас вы станете сражаться не на жизнь, а на смерть, — провозгласила Лили своим мягким голосом. — И будете вызывать друг друга до тех пор, пока на ногах не останется лишь одна из вас. Она и получит право взять в свою постель вампира.

Нола была сыта по горло похожим состязанием, устроенным жестокими богами, и у неё не было ни малейшего желания созерцать подобное зрелище снова. Однако из-за Зейна она не могла отвернуться и уйти. Так что ей пришлось остаться и смотреть. И снова думать о несбыточном.

— Можете начинать, — разрешила Крейя после короткой паузы, и воительницы немедленно пришли в движение.

Песок полетел во все стороны из-под уверенных ног, клинки зазвенели металлом под аккомпанемент из стонов и тяжёлого дыхания. Тела падали, как подкошенные, и крики боли раздавались над местом сражения. Одна из воительниц с необычными розовыми волосами яростно прорубалась сквозь ряды своих соперниц и вскоре именно она осталась единственной стоящей на ногах.

Нолу мутило и хотелось перегнуться пополам, освобождая желудок на залитый кровью песок.

— Итак, у нас есть победительница, — провозгласила Крейя и махнула рукой в сторону Зейна. — Забирай свой приз, дорогая. Знай, что мы гордимся силой и стойкостью, которую ты сегодня продемонстрировала.

Женщина двинулась в сторону вампира, и он задрожал. От ярости. А, может, и от страха.

— Я не позволю ей тебя заполучить, — поклялась Нола, хотя знала, что ничего не может поделать с тем, что неизбежно должно произойти.

Глава 2

«Эта женщина меня убьёт», — безразлично, полубессознательно думал Зейн.

Она выиграла его… Когда же она за него дралась — вчера? Позавчера? Он был так ослаблен, что уже напрочь потерял счёт времени. Вампир знал лишь, что она уже не единожды пыталась заняться с ним сексом, но для этого ей нужно было сделать его твёрдым, а он не желал помогать амазонке в этом.

Ему доставляло удовольствие отвергать её.

Теперь рядом с ним стояли уже не одна, а две эти мерзкие амазонки, уставившись на его обнажённое тело. Если бы Зейн не был почти заморен голодом и не балансировал на грани потери сознания, подобное бесцеремонное разглядывание привело бы его в убийственную ярость. Он ненавидел, когда на него глазели, не меньше, чем ненавидел, когда к нему прикасались.

Слишком долго тянулись те века, которые он провёл в качестве личной шлюхи королевы демонов. Жестокая правительница пользовалась им как хотела, и причиняла ему столько боли, сколько ей было угодно. И Зейн добровольно сносил все эти унижения ради любимой женщины. Она была рабыней, такой же невольницей, каким теперь был он сам. Марина, эта отвратительная королева, обещала, что отпустит его возлюбленную, если Зейн придёт к ней и станет удовлетворять её похоть, пока не опостылеет ей. Однако королева демонов так и не пресытилась им, и Кассандра, его единственная любовь, возненавидела Зейна за это. И всё же, несмотря ни на что, он всё равно остался в добровольном рабстве у демоницы, полный решимости довести дело до конца и освободить свою женщину.

А потом Лайел, царь вампиров, совершил немыслимое, разбил демонов и убил Марину, выпив её кровь до последней капли. Так он освободил их обоих, и Зейн надеялся снова завоевать любовь Кассандры. В конце концов, всё, что он сделал, он сделал ради неё. Только вот Кассандра его бросила. Променяла на другого. И, возможно, это было к лучшему.

Зейн больше не был тем мужчиной, как когда-то. Он сторонился женщин и не хотел иметь с ними ничего общего. Вампир и слышать не хотел о сексе. От одной мысли о нём он содрогался. Когда он вспоминал о тех вещах, которые делал, о том, что делали с ним… живот скручивало в рвотных позывах. Если бы он ел сегодня, его бы точно стошнило.

Но однажды в его жизни появилась Нола. Прекрасная, страстная, неистовая Нола. Женщина, которая его не хотела и которая дала ему решительный отпор. А он, напротив, возжелал её каждой клеточкой своего тела, несмотря на всё то, что ему пришлось перенести в своей жизни. И эту женщину боги отобрали у него. Он не знал, пережила ли она ту игру, в которую их заставили играть на затерянном острове, отпустили ли её боги с миром, но временами, он мог поклясться, что чувствовал её сладкий аромат, ощущал прикосновения её нежных рук.

Когда он впервые увидел амазонку, вампир счёл её даром небес. Иначе, почему он мог терпеть — нет, наслаждаться — её прикосновениями, тогда как не выносил ничьих других? Сейчас же он думал, что, возможно, она была лишь ещё одним его проклятьем. Он всё ещё страстно желал её, но, как и Кассандру, Нолу ему никогда не получить.

«Чем я виноват, что заслужил всё это?» — думал вампир.

— Я сильная, — сказал его «хозяйка», привлекая внимание Зейна, — так что, без сомнений, он меня хочет. Я имею в виду, только посмотрите, что я сделала со своими соперницами! Их было восемнадцать против меня одной, и всё равно я вышла победительницей из этого боя. Однако он просто слишком слаб, чтобы от него был какой-то толк.

— Ему нужна кровь, — отозвалась её товарка.

— Да, но если ему дать кровь, он сможет поднять голову и укусить меня, — возразила первая, и обе женщины содрогнулись от отвращения.

Неужели эти амазонки, которые питали такую неприязнь к укусам вампиров и их потребности пить кровь, собирались при этом изнасиловать его, чтобы забеременеть от его семени? Неужели они не понимали, что ребенок вампира вероятнее всего будет также нуждаться в крови, чтобы выжить, и тоже станет их кусать?

Может, они просто убьют младенца, если окажется, что он унаследовал от своего вампира-отца гораздо больше, чем от матери-амазонки? Ярость затопила Зейна, вырывая его из состояния полузабытья, в котором он находился. Он этого не допустит. Он первым поубивает их всех.

Затем, однако, он подумал, что амазонки, возможно, намеревались кормить ребенка так же, как кормили его, и слегка успокоился.

Перед его последней попыткой к бегству ему давали по три небольшие чаши крови в день. Зейн не знал, кто делился своей кровью с ним. И, если честно, это ему было глубоко безразлично. Амазонки не подозревали, что и раньше он никогда не брал кровь у живых существ просто так. Зейн пил живую кровь только тех, кого убивал. А так как теперь у него не было достаточно сил, чтобы по-настоящему причинить им вред, они были вне опасности. Несмотря даже на то, как голоден он был, он не смог бы их укусить.

Однако Зейн солгал бы, сказав, что ему не нравилось наблюдать, как они боятся его, и как им отвратительна его сущность.

При всём при том, он точно знал, что никогда бы не бросил своего ребенка. Что было его, то принадлежало ему.

— Ну, а ты пыталась хоть что-то сделать с его членом? — снова спросила гостья.

— Конечно. Ты же знаешь, он не первый мой раб.

— Что ж, дай ему крови и заткни ему рот. Тогда он будет достаточно силён, чтобы трахнуть тебя, но не сможет кусаться.

— О! Прекрасная идея! Тащи кубок, — воскликнула розоволосая амазонка — Зейн так и не удосужился запомнить её имя. Воительница выхватила кинжал из ножен и полоснула им по запястью, подставляя под рану поданный ей кубок.

Клыки Зейна невольно удлинились, а рот наполнился слюной при виде этого живительного ярко алого нектара, который так призывно пах.

Женщина приблизилась к нему и прижала чашу к его губам. К счастью, её кожа не соприкоснулась с его.

— Пей! — велела розововолосая.

Он повиновался и с готовностью сделал три хороших глотка. Тепло немедленно разлилось по телу, а за ним по пятам пришла сила.

— Это работает. Смотри, ему на лицо возвращаются краски.

Чашу забрали, и он встретился взглядом со своей тюремщицей. Она была хороша собой, но его это совершенно не трогало. Ведь у неё были розовые волосы, а не чёрные, карие глаза, а не цвета морской лазури, и она пахла совсем не как Нола. Нола пахла морем и свежестью грозы, и едва распустившимися цветами.

Подруга розововолосой вгляделась в лицо вампира и довольно фыркнула.

— Он красавчик, не правда ли?

— Не забывай, он мой, — оборвала хозяйка.

— Ну, его член по-прежнему не подает признаков жизни, так что вряд ли ты им воспользуешься в ближайшее время, — съязвила вторая амазонка в ответ.

Выпитая кровь продолжала циркулировать по его телу, и состояние летаргии, в котором он был, словно чумной, все эти последние дни, постепенно начало отпускать вампира. Мускулы налились силой, и тело требовало свободы.

«Нужно бежать», — подумал Зейн и зарычал.

Амазонки взвизгнули и отпрыгнули от него в разные стороны.

— Быстрее! Нужно завязать ему рот.

— Не прикасайтесь ко мне! — рявкнул Зейн и зарычал ещё более угрожающе. Он дёрнул цепи, сковывавшие его запястья и лодыжки, зашипел и заклацал зубами, пытаясь отбиваться ногами от круживших вокруг и подбиравшихся к нему амазонок. — Не трогать меня! Слышите? Я убью вас.

Неожиданно золотистый луч света пробился сквозь полог шатра, и он мог бы поклясться, что увидел в нём Нолу.

— Нет… — Зейн замер с бешено колотящимся об рёбра сердцем.

Его тюремщица передвинулась и потянулась к горлу вампира, закрыв собою Зейну обзор.

— Прочь! — закричал он и оттолкнул её бедром так, что та завалилась лицом вперёд. Тогда, в том шатре, где амазонки разыгрывали для себя рабов, ему уже грезилась Нола. Сейчас он хотел удержать это видение как можно дольше.

Зейн точно видел мерцающий каскад её тёмных волос и блестящие бирюзовые глаза. Казалось, Нола безуспешно пыталась оттащить наседавшую на него амазонку. Зейн перестал дышать, таким прекрасным показалось явившееся ему видение. И немедленно возбудился, сделавшись твёрдым и изнывающим от желания. Нола. Его сладчайшая мучительница.

К несчастью, спустя всего несколько секунд иллюзия рассеялась, и ему захотелось кричать, крушить всё вокруг и калечить всех, кто попадётся под руку. Убить кого-нибудь, и чтобы его тоже убили. Однако все эти желания возникли слишком поздно, и розоволосая, собравшись, успела воспользоваться его ошеломлённым состоянием и неподвижностью. Она вскочила на ноги и с лёгкостью набросила отрез плотной ткани ему на лицо, надёжно завязав Зейну рот.

— Ну, наконец-то, — самодовольно улыбнулась она, сияя от удовольствия, и, оттолкнувшись от вампира, присела рядом на корточки. — И, как я и ожидала, у тебя встал… — Она запнулась и улыбка слетела с её лица, когда прямо на глазах его член опал. — Но ты же… но… почему?…

Зейн знал, что лишь вообразил себе Нолу, однако никак не мог заставить себя перестать искать её взглядом. К его разочарованию на глаза попадались лишь развешанные повсюду шкуры, резная мебель и всяческое оружие. Даже когда его тюремщица в очередной раз предприняла попытку возбудить его, раздевшись для него и пытаясь его ласкать, он не переставал оглядывать шатёр.

В конце концов, амазонка окончательно вышла из себя от злости, натянула одежду и вылетела прочь из шатра, оставив его наедине со своим безумием.

Глава 3

Нола, как никто другой, понимала, как унизительно было Зейну находиться в цепях, какое отчаянье он испытывал от чувства собственной беспомощности. Ведь её не раз также заковывали в кандалы когда-то. Он, должно быть, безумно хочет убить Амелию, свою новоиспечённую хозяйку. Нола, уж точно, этого хотела.

Желание причинить вред другой амазонке противоречило всем инстинктам Нолы, шло вразрез со всеми правилами, которым её всю жизнь учили, но, если бы она могла удержать в руках клинок, Нола точно уже изрезала бы воительницу на куски. У Зейна были такие дикие глаза, он рычал, как доведённое до отчаянья животное. И Нола ничем не могла ему помочь, лишь беспомощно с ужасом взирала на эту ужасную картину.

— Отправьте меня на его место, — кричала она в потолок, не зная, слышат ли её вообще боги. И не безразличны ли им её мольбы. Зейн не заслужил такого. Никто не заслуживал подобной участи. Она, по крайней мере, знала, что такое рабство, ей было бы легче с этим справиться. Воительницы, конечно же, не смогли бы её изнасиловать, но они могли бы заставить её работать. Даже если бы они стали обращаться с ней самым ужасным образом, бить её, она бы это пережила.

Зейн резко втянул воздух носом, и его тело неожиданно дёрнулось в цепях. А потом он снова забился в них, сражаясь с удерживающими его оковами. Нола обернулась к нему и поняла, что он смотрит прямо на неё, сверля её своим тёмным взглядом.

— Зейн, — выдохнула амазонка и бросилась к вампиру, упав на колени рядом с ним. — Тише, всё. Тише. Так ты только ещё больше изранишь руки и лодыжки.

Вампир и так уже истекал кровью, теряя драгоценную кровь, которую ему только что дали испить.

Неожиданно до Нолы дошло, что он следил взглядом за каждым её движением.

«Неужели он… нет… Это невозможно», — лихорадочно думала девушка. Не важно, сколько бы раз она не молилась об ином, Нола оставалась столь же невидимой для окружающих, как сам воздух, которым они дышали. Кроме того, если бы он знал, что она на самом деле рядом, он бы боролся с ней так же, как сопротивлялся Амелии. Может быть, даже ещё более неистово. Сколько раз ещё до этого ужасного божественного наказания она отвергала его попытки ухаживания? Сколько раз пыталась причинить ему вред? Как грязно его обзывала? И всё лишь потому, что слишком боялась своих неизвестно откуда взявшихся чувств к нему. — «Я не достойна называться амазонкой», — печально думала она.

Зейн с безумной яростью принялся тереться щекой о плечо, пока не освободил рот от закрывавшей его ткани.

— Нола, — выдохнул он. — Нола. Нола. Нола.

Он мог её видеть. О, боги. О, боги! Могла ли она прикоснуться к нему? Нола протянула дрожащую руку, намереваясь убрать разметавшиеся волосы с его лица, но, как уже стало привычным, её рука беспрепятственно прошла сквозь его тело. Амазонка застонала в отчаянье.

— Я всё-таки в итоге съехал крышей, но мне плевать, — удовлетворённо расхохотался Зейн и откинулся на одеяла, расстеленные под ним. — Моя Нола здесь и утешает меня. Такая прекрасная, как никогда.

«Его Нола?» — Дрожь прокатилась по телу девушки. — «О, если бы…»

— Ты не воображаешь меня, Зейн. Я действительно здесь. Я была здесь с первого дня твоего появления в лагере.

Казалось, Зейн её не слышал. Он просто пожирал её глазами.

— Конечно же, я должен был представлять тебя именно такой, мягкой и пьянящей, и всё равно недоступной для меня.

— Послушай. Боги наложили на меня проклятье, наказали так же, как и тебя, только меня обрекли быть невидимой для окружающих, чтобы никто не мог меня услышать или прикоснуться ко мне.

И так и было до сих пор. Ну почему, почему, почему он мог её слышать, но не мог почувствовать её прикосновения?

В конце концов, её слова, кажется, всё же, проникли в сознание вампира. Он сузил глаза и оскалился, демонстрируя свои смертоносные клыки.

— Почему же я вижу тебя в таком случае? — поинтересовался Зейн, словно прочитав мысли девушки.

— Если бы я знала, — ответила она со вздохом, раздумывая над тем, смогут ли и другие теперь её видеть.

— Что ж, ещё одно проклятье на мою голову. Видеть и не иметь возможности коснуться, — он отвернулся, словно не мог ни секунды больше выносить её вида.

Нола ожидала подобного отношения к себе, но всё равно ощутила, как сжалось сердце от боли. «Ты это заслужила. Прими это, как подобает воину», — велела себе амазонка.

По крайней мере, он больше не считал себя сумасшедшим.

— Почему ты не с Брэндом? — спросил вампир.

Брэнд был оборотень-дракон, которого так же, как и их, боги обрекли понести наказание.

— Я не… — Нола запнулась. Что он имел в виду? Брэнд нравился Ноле, но его участь не беспокоила девушку. Он не боролся за свободу, в отличие от Зейна. Дракон с готовностью согласился отдаться во власть хозяйки-амазонки. Конечно же, не Лили, а какой-нибудь другой. Лили была слишком юна для него, и он мог быть для неё лишь кем-то вроде прислуги. И оборотень выглядел более чем довольным, когда принцесса освободила его и отдала во владение другим своим сёстрам.

Однако, даже если бы дракон не наслаждался времяпрепровождением в постели амазонки, выбравшей его, Нола всё равно предпочла бы присматривать за Зейном, а не за ним. Сила и решимость вампира, и даже его дикость, невероятно притягивали её.

Может быть, потому, что Зейн никогда не направлял свою необузданную дикую ярость на неё. Даже когда она проткнула оба его плеча копьями, он не предпринял и попытки ранить её в ответ. Он кричал ей вслед, умоляя остаться с ним.

— Почему ты не воспользовался своим… даром, чтобы сбежать? — спросила Нола, игнорируя его вопрос. У этого мужчины было полное право ненавидеть её, но, несмотря ни на что, она пока не была готова признаться в том, как изменились её чувства по отношению к нему. Она даже самой себе не могла ещё объяснить, как случилось, что теперь она поменялась с ним ролями и сама страдает так же, как когда-то страдал он.

Щёки Зейна запылали от смущения, однако, он к ней так и не повернулся.

Однажды вампир использовал этот дар на ней. Он проник в её сны и показал ей, как хорошо могло бы быть им вместе. Как он целовал бы и пробовал на вкус каждый дюйм её тела, как доставлял бы ей удовольствие и как помог бы ей доставить удовольствие ему.

— Ты мог бы показать амазонкам, какой разрушительной может быть твоя ярость, если они тебя не отпустят.

— Боги лишили меня этой способности, когда послали сюда. Я больше не могу проникать в чужие сны. Или насылать кошмары. Они также позаботились, чтобы я не мог перенестись отсюда силой мысли.

«Да будут прокляты эти боги!»

— Должен быть какой-то способ освободить тебя. Если бы я могла выбраться из лагеря и отправиться к твоему царю. В Атлантиде ходят слухи, что он теперь женат на моей сестре, Делайле. Они помогли бы тебе, я знаю. И, может быть, они, как и ты, смогут видеть и слышать меня. Но я привязана к этому лагерю, как будто прикована цепью. Я не могу выйти за его границы.

Впрочем, может теперь, когда часть её проклятия пала, ей удалось бы это сделать? Ноле ужасно хотелось проверить свое предположение, но она не могла заставить себя уйти.

Зейн отодвинулся от неё ещё дальше, зазвенев сковывавшими его цепями. Этот резкий звук невыносимо подчёркивал всю обречённость их положения.

— С чего ты решила мне помогать?

— Потому что я… — Нола уткнулась взглядом вниз, на руки, теребившие и сжимавшие кожаную юбку. Как же ей хотелось прикоснуться этими руками к Зейну, познать каждый изгиб его тела. Что могло бы заставить его задохнуться от удовольствия? Что могло бы вырвать у него стон наслаждения? — Я перед тобой в долгу. Я причинила тебе боль, и прошу за это прощения. Мне так жаль, что даже не могу это выразить словами. Я хочу…

— Хватит, — прорычал он, обрывая девушку. — Не нужно извиняться. Не нужно. Я всегда хотел тебя… твоё тело.

— Да, — согласилась она и содрогнулась от охватившего её желания. Да. Она тоже хотела его. — Но ты не можешь прикоснуться ко мне. Как…

— Мы что-нибудь придумаем. Взбирайся на меня.

Она повиновалась и села верхом на его грудь. Он закрыл глаза и выгнулся вверх. Нола представила, как его твердая плоть трется о неё, и застонала.

— Зейн, я…

И в это мгновение полог шатра откинулся, и Амелия ворвалась внутрь.

— Итак, вампир. Я решила… — глаза амазонки расширились от изумления, и она остановилась, как вкопанная. — Нола? Что ты здесь делаешь?

Нола подскочила, словно ошпаренная, и прикусила язык, чтобы не закричать от разочарования, что их так внезапно прервали. По крайней мере, теперь она знала ответ на один из вопросов. Другие тоже могли её видеть.

— Привет, Амелия, — выдавила она, задыхаясь, и подумала, заметила ли вторая амазонка, как она запыхалась.

— Мы думали, ты умерла.

— Вы ошибались.

Амелия скользнула своим мрачным взглядом по Зейну, и снова посмотрела на Нолу.

— Как бы там ни было, ты сейчас же отвалишь от моего раба.

— Нола, — произнес Зейн, и в его тоне явственно слышалось предупреждение.

О чём он хотел её предупредить? Нола, однако, не обернулась к вампиру, распрямила плечи и придала лицу суровое выражение.

— Как он может считаться твоим рабом, если ты ещё не сразилась со всеми, кто пожелает заявить на него права? Амелия, я бросаю тебе вызов и я заберу себе этого вампира.

Глава 4

— Торопись! Она может вернуться в любую минуту, и она приведёт за собой остальных. Возможно, всю вашу треклятую армию!

Зейн наблюдал, как Нола уже несколько раз пыталась выдернуть основательно вбитые в землю железные колья, надёжно удерживавшие его цепи, и раз за разом терпела неудачу. Как и прежде её пальцы попросту проходили сквозь металл.

Зейн всё ещё не до конца пришёл в себя от потрясения. Нола по-настоящему была здесь. Нола хотела ему помочь. После заявления, сделанного амазонкой, его тюремщица в бешенстве вылетела из шатра, намереваясь говорить с их королевой. Нола потребовала его для себя.

Значит, когда она чуть ранее просила у него прощения, это не из-за испытываемых угрызений совести был так низок её голос. Она была взволнована, потому что хотела его. И потом она без пререканий взобралась на него и стонала, когда он выгибался ей навстречу. Вампир не чувствовал тела девушки, но того, что он представлял, было уже более чем достаточно для него.

— И как ты собираешься с ней сражаться? — вопрошал он. — Ты не можешь причинить ей вред, как и она тебе.

— Я и не собиралась с ней драться. Мне просто нужно было выиграть время. Ну что ты лежишь и ничего не делаешь? — возмутилась амазонка, уставившись на него из-под разметавшихся вокруг прелестного лица волос и уперев руки в боки. Это была та самая воительница, которую он знал. — Вырывайся же из этих проклятых кандалов.

— Ты пойдёшь со мной? Если я освобожусь?

— Если смогу, да, — ответила она без колебаний. — Я хочу этого больше всего на свете, — добавила уже шепотом, и в её изумительных глазах на мгновенье мелькнула надежда.

Нола действительно больше не испытывала к нему ненависти.

Что заставило её так перемениться в своём отношении к нему? Однако сейчас было не время выяснять это. Всё, чего он так страстно желал на протяжении всех этих адских месяцев, проведённых в заключении — Нола, свобода, шанс быть вместе с возлюбленной — было предложено ему на блюдечке. Зейн больше не чувствовал себя проклятым. Ему казалось, что на него снизошло небесное благословение, какого никогда ещё ему не приходилось получать.

Зейн не мог чувствовать прикосновения к Ноле. Что ж, не важно. Просто быть рядом с ней уже было счастьем.

Вампир внезапно воспылал такой решимостью, какой ещё никогда не испытывал. Даже когда трахал королеву демонов в надежде спасти Кассандру. Этих отношений он хотел. И он их получит. Как только…сможет… вырваться… на свободу. Зейн изо всех сил напрягал все мускулы и, казалось, целую вечность тянул цепи, не щадя ни запястий, ни лодыжек. Он тянул с такой силой, что, в конечном счете, кости не выдержали.

Он вывернул обе лодыжки и оба запястья. Зейн едва не потерял сознание от боли, когда сел, но, всё же, собравшись с силами, поднялся на трясущиеся ноги. Плевать на всё. Главное, он теперь свободен.

— Я слышу их, — выдохнула Нола. — Пошли!

Она попыталась обхватить вампира, но рука скользнула туманным призраком сквозь его тело, приводя её в бешенство.

— Проклятье! — выругалась амазонка.

Он ничего не почувствовал, но при мысли, что она пыталась ему помочь, мурашки пробежали по телу мужчины, словно от озноба. И так было с первого мгновения, когда он её увидел. От всех остальных женщин Зейн бежал. Ко всем остальным питал отвращение. И лишь её одной прикосновения приносили ему удовольствие, только их ему было всё мало. Почему?

— Сюда, — Нола бросилась к дальнему углу палатки и указала на матерчатую стену. — Подними её.

Вампир тяжёло заковылял туда, спотыкаясь на каждом шагу, и сделал, как она велела. Искалеченное тело непрестанно горело в агонии боли, чёрная пелена застилала взор, и желудок вот-вот грозил опорожниться рвотой. Обычно вампиры быстро исцелялись, но он слишком долго не пил крови, а та пара глотков, которая досталась ему сегодня, уже давно израсходовалась.

Снаружи яркий свет, лившийся из купола над Атлантидой, немедленно резанул по отвыкшим глазам, заставляя их слезиться, и ожёг ставшую теперь такой чувствительной кожу. Зейн реагировал подобным образом на свет лишь однажды, когда был на том проклятом острове. Ярость захлестнула вампира при воспоминании о том времени, и это придало ему сил. Вокруг стояло множество шатров и палаток, и повсюду были амазонки. Некоторые, склонившись над огнём, ковали оружие, другие развешивали на просушку шкуры животных.

— Иди за мной, — велела Нола, — как будто ты мой раб.

И она двинулась вперёд, высоко подняв голову. Позади, в шатре его тюремщицы, он уже слышал возбуждённые голоса. Амелия вернулась, и она действительно привела с собой целую армию. Зейн бросился вслед за Нолой. К счастью, никто не обращал на них никакого внимания — пока не протрубил рог. Амазонки в лагере как одна выпрямились, некоторые даже потянулись за оружием.

— Беги, — крикнула Нола, ускоряя движение. — Беги.

Притворяться больше не было нужды, и Зейн поравнялся с ней. Кромка леса маячила всего в нескольких ярдах впереди, обещая убежище под сенью своей густой листвы.

— Нола! — прокричал кто-то. — Стой!

— Вампир! — кричала его розоволосая хозяйка. — Ни шагу больше! Я накажу тебя.

Зейн споткнулся о булыжник, его качнуло вперёд, и сломанные лодыжки не выдержали. Он со всей силы грохнулся о землю, так что на некоторое время даже лишился способности дышать. Корчась от боли, вампир неуклюже поднялся и снова побежал.

Нола всё время подгоняла его, поощряла.

— Ты можешь это сделать. Я знаю, ты можешь. Вот так. Ещё немножко.

Однако, когда они достигли леса, она остановилась, словно ударилась о невидимую стену.

— Нет! Нет, нет, нет, — завизжала девушка.

Зейн тоже остановился и обернулся. Он попытался схватить амазонку, но, как и прежде, хватал руками лишь воздух.

— Пойдём. Давай.

— Я не могу. Как будто стена передо мной, и не дает пройти. — Она затравленно глянула через плечо на хмурых амазонок, надвигавшихся на них. — Уходи. Пожалуйста. Просто уходи.

Зейн не сдвинулся с места. Боль, терзавшая его тело, внезапно будто отошла на второй план, вытесненная невероятной тревогой за свою женщину. Он не мог её бросить тут. Но в таком ужасном состоянии от него тоже не было пользы. Он был абсолютно беспомощен и бесполезен.

«Будьте прокляты, боги, гореть вам всем в Аиде!»

— Они попытаются тебя наказать как-нибудь? — спросил он Нолу.

— Они не могут причинить мне вреда. Возможно, они теперь видят меня, но я всё ещё неприкасаема, помнишь? — Она улыбнулась, но глаза её были печальны. — Теперь иди, пока они не схватили тебя. На этот раз они не будут с тобой так обходительны.

— Нола…

— Зейн. Уходи. Умоляю тебя. Спасайся. Ни одна женщина не может держать тебя рабом.

Мускул дёрнулся под глазом вампира.

— Я вернусь за тобой. Как только излечусь, я вернусь, — пообещал он и шагнул назад спиной к лесу. И лишь когда Нола скрылась из виду, он развернулся и побежал.

Глава 5

Нола обернулась и встретилась лицом к лицу со своими сёстрами. Они выстроились полукругом вокруг неё и испепеляли её угрожающими взглядами.

— Ты освободила моего раба, — рявкнула Амелия, и кое-кто из воительниц засвистел и зашипел на Нолу.

Она всегда была кем-то вроде белой вороны в племени, так что не удивилась столь холодному отношению.

— Он не твой, но да, — гордо ответила она, — я освободила его.

Из рядов амазонок выступила хмурая Крейя и встала прямо перед Нолой.

— Я хочу, чтобы в следующие пять минут пять моих лучших вооружённых воинов отправились на охоту за вампиром, — тихо сказала она, и воительницы тут же беспрекословно повиновались, и лишь отзвуки удаляющихся шагов разносились по поляне.

— Что касается тебя, — продолжила королева, — ты знаешь, каково наказание за кражу раба у одной из сестёр?

— Да, — ответила Нола. Наказание было варварским. Провинившуюся били плетями так, что она умоляла богов о смерти. Нола подумала, что даже будь они способны прикоснуться к ней и проделать с ней подобное, она всё равно бы рискнула. Ради свободы Зейна можно было пожертвовать кожей на собственной спине. Это меньшее, что она могла бы для него сделать.

— Делайла вернулась и сказала нам, что ты всё ещё жива. Однако мы не прекращали беспокоиться о тебе. И что же я вижу теперь? Ты здесь, и ты выступаешь против нас. Почему ты так поступаешь? — спросила королева скорее с любопытством, чем с гневом.

— Вампир уже достаточно натерпелся от рук амазонок. Он такое же живое существо, как и мы, и у него есть чувства. Он смелый, неистовый, словно дикое лесное животное, и невероятно яростный.

И он вернётся за ней. Она ему верила.

Никогда прежде Нола не верила мужчине. Но Зейну верила. Наблюдая за ним на протяжении последних месяцев, она узнала, что он не из тех мужчин, которые бросают слова на ветер. Вампир ничего не говорил ради красного словца. О, да. Он вернётся.

Амазонка не знала, что они станут делать, когда окажутся вместе, но была уверена, что ей необходимо быть с ним рядом, видеть его лицо, слышать его голос. Она смирилась бы с любым проклятьем, лишь бы он был жив, здоров и с ней.

Крейя вздохнула.

— Твои слова не лишены смысла, но это не изменяет того, что ты сделала. Ты не просто освободила раба без разрешения, ты отпустила раба своей сестры. За это ты выйдешь на бой с Амелией. Она будет вооружена. Ты — нет. Затем, если выживешь, тебя высекут, как того велит обычай.

Королева протянула руку… и схватила Нолу за внезапно ставшее более чем материальным предплечье, увлекая девушку за собой в сторону арены для боя. Амелия последовала за ними по пятам. Нола шокировано охнула.

«Что?… Почему?… Как это возможно?…»

— На пощаду не надейся, — прорычала Амелия.

«Они могут ко мне прикоснуться. Значит, могут причинить мне вред», — с ужасом осознала Нола.

Будет ли она ещё в живых, когда вернётся Зейн?


Зейн добрался до цитадели вампиров и рухнул без чувств у ворот, исчерпав последние силы и окончательно истощённый полученными ранами. Из-за преследования он не мог задерживаться, чтобы поохотиться и добыть пропитание. Да и в том состоянии, в котором он находился, вампир вряд ли смог бы поймать хоть одно животное.

К счастью стражники узнали его, подняли и отнесли во дворец. Прикосновения чужих рук ему были неприятны, но он не стал сопротивляться. Он слишком спешил и знал, что так было нужно. К тому времени, когда они добрались до его личных покоев, вокруг уже поднялась невероятная суматоха, и его имя передавалось из уст в уста.

— Кровь, — простонал он, когда стражник уложил его на постель.

Стражник склонил голову, предлагая ему собственную шею, но Зейн покачал головой и закрыл глаза.

— Стакан, — попросил он. Он не сможет пить из живого существа. При одной мысли об этом делалось дурно — если только этим живым существом не была Нола. Однажды, когда он, вторгшись в её сны, убедил девушку раскрыть для себя объятья, Зейн попробовал её на вкус. Кровь Нолы была так сладка, её стоны наполненными страстью… вампир упивался ею от первого до последнего мгновенья. Он не станет омрачать это волшебное воспоминание вкусом чьей-нибудь другой живой крови, даже будучи в столь истощённом состоянии.

Как она так на него воздействовала?

Возможно, прикосновение её рук не беспокоило его, потому что, глядя в её глаза, он словно заглядывал в зеркало собственной души. Он видел там уязвимость и затаённую боль, страх и тоску. Возможно, у них было похожее прошлое. Нола намекала на что-то подобное однажды, когда на том острове они вынуждены были сражаться друг против друга. А это значит, что когда-то кто-то причинил ей очень сильную боль. Ранил глубоко и беспощадно. Зейн хотел уничтожить его, кем бы он ни был, разорвать на куски.

Тёплые руки опустились ему на плечи и затрясли.

Зейн зарычал. Распахнув глаза, он увидел Лайела, склоняющегося над ним с бокалом в руке, и заставил себя, расслабившись, откинуться на пуховую перину.

— Мой царь, я….

— Не нужно разговаривать. Просто пей, — велел Лайел, поднося питьё к губам друга. Его подтянутая, высокая фигура, белые волосы и небесно голубые глаза, весь этот внушающий суеверный страх своей мрачной красотой образ напомнил Зейну разом и обо всех ужасах, которые ему пришлось претерпеть у королевы демонов, и варварствах, пережитых по милости богов. — Пей же.

Зейн разжал зубы, и сладкий жизненный нектар потёк ему в горло. Он жадно проглотил его, и снова горячая волна прокатилась по его телу. Согревающее члены тепло, наполняющая мускулы сила и непреклонная решимость действовать.

Он не солгал Ноле. Зейн намеревался вернуться за ней. Он завоюет этот проклятый лагерь и пленит всех его дикарок-обитательниц. Ноле это, конечно, не понравится. Ведь эти воительницы, как-никак, её сёстры.

«Ну, они, мать их, не должны были пытаться сделать меня своим рабом», — размышлял он мрачно.

Однако в глубине души вампир знал, что не станет причинять амазонкам вред. На самом деле не станет. Ради Нолы он просто выбьет их из лагеря и объявит это место своим. Он останется там вместе с ней до тех пор, пока она не сможет покинуть его пределы.

— Полегчало? — поинтересовался Лайел.

— Ещё, — попросил Зейн, допив первую порцию до дна. Ему понадобится вся его сила, чтобы победить амазонок.

Лайел полоснул по запястью, наполнил бокал своей собственной кровью и предложил вампиру. На этот раз Зейн уже мог самостоятельно держать его в руках. Он выпил всё до последней капли, а когда закончил, облизал губы и поднял глаза на своего царя.

— Теперь я готов поговорить, — сообщил он. — Ты сумел спастись от богов и покинуть их проклятый остров. — Зейн застонал, когда его сломанные запястья и лодыжки встали на место, исцеляясь. — Значит, ты победил в их игре?

Губы царя медленно расплылись в мягкой улыбке.

— Делайла победила. Она спасла нас обоих. Мы разыскивали тебя с первого дня, как вернулись, но амазонки слишком хорошо тебя прятали.

— У тебя есть новости о моей сестре? — раздался женский голос.

Зейн бросил взгляд за спину царя и увидел Делайлу, стоящую в дверном проёме. Она была на вид такой миниатюрной, но он знал, что эта воительница на поле боя такая же свирепая, как и Нола. Синие волосы ниспадали ниже плеч амазонки, а в глубине необычных фиалковых глаз горела неподдельная тревога.

— Она жива, — ответил он ей, и Делайла облегчённо вздохнула. — И она моя.

— И что она думает по поводу этого заявления? — поинтересовалась Делайла, чуть склонив голову набок и поглаживая слегка округлившийся живот.

«Слегка округлившийся. Ребенок? Лайел станет отцом?»

У Зейна всё сжалось в груди. Он когда-то безумно хотел детей от Кассандры, мечтал о них, как о чуде. Однако… и в этом также ему было отказано жестокой судьбой.

Но… может теперь?..

С Нолой…

«Глупец, ты не можешь даже прикоснуться к ней. Эта мечта по-прежнему несбыточна», — оборвал он себя. Тем не менее, ещё не время впадать в отчаяние. Пока у него есть Нола, ничто другое не имеет значения.

— Ну? — настаивала Делайла.

Хотела ли Нола принадлежать ему? Синеволосая ведь это спросила. Да, он думал, что хотела. Она помогла ему. Даже пыталась уйти вместе с ним. Однако она была воином до глубины души, воительницей из племени амазонок. А эти женщины допускали к себе мужчин лишь в свой пресловутый брачный сезон. Зейн же хотел гораздо большего, чем несколько недель в одной постели. И ему было плевать на все «но». Он хотел для себя того же, что было у Лайела и Делайлы.

— Это мы ещё посмотрим, — ответил Зейн, наконец, спуская ноги с кровати.

— Ты только вернулся, — вмешался Лайел. — Куда ты опять собрался?

— За своей женщиной.

И на этот раз он никому не позволит разлучить её с собой.

Глава 6

Стоны, вскрики и лязг металла о металл вырвали Нолу из её беспокойного сна. Ей хотелось подняться и взглянуть, что происходит, но она не могла заставить себя пошевелиться. Её спина представляла собой сплошное кровавое месиво, кожа была содрана так, что не осталось ни одного живого места. Да и остальные части тела были не в лучшем состоянии после боя с Амелией. Благодаря своей решимости, которая была намного сильнее любого оружия, Нола вышла победительницей из этой битвы. Но никакая решимость не помогла бы ей остаться невредимой. Её руки, живот и ноги сплошь и рядом покрывали глубокие порезы, нанесённые мечом.

Нола лежала на кровати, распростёртая на животе поверх груды мягких одеял. Она была одна, в полном одиночестве. Никому не позволялось помогать ей. Ни в чём. Амазонки исцелялись так же медленно, как люди, так что она знала, что ей предстояло страдать так ещё много недель.

Снаружи снова донёсся пронзительный крик. Все конечности девушки были словно налиты свинцом, и она никак не могла заставить себя принять хотя бы сидячее положение. Не говоря уже о том, чтобы раздобыть какой-никакой еды. Хотя у неё по правде не было сил даже на то, чтобы поесть. И всё же, несмотря ни на что, она хотела помочь своим сёстрам. Несмотря ни на что, она любила их.

— Вас ждёт смерть за это, вампиры! — прокричал кто-то из амазонок.

— Только не от твоей руки, — ответил мужской голос. Царь вампиров?

Несмотря на испытываемую боль Нола широко улыбнулась и расслабилась. Зейн был здесь.

Битва продолжалась несколько часов. Нола не желала зла своим сёстрам и не хотела, чтобы они пострадали. Однако она также не хотела потерять Зейна. Поэтому ожидание оказалось невыносимым. Она то и дело прикусывала щёку изнутри от волнения, впивалась ногтями в ладони. Её бросало то в жар, то в пот, отчего пострадавшая спина начинала гореть, словно её поджаривали на костре.

Наконец, когда она уже думала, что вот-вот сойдёт с ума от неизвестности, полог шатра поднялся, пропуская внутрь дневной свет. И в то же мгновенье он предстал перед ней. Её вампир. Зейн. Сердце Нолы заколотилось с такой силой, будто хотело вырваться из рёбер наружу.

— Знала, что придёшь, — шепнула она едва слышным голосом. Она не кричала, когда её секли плетями, не издала ни звука. Но, казалось, что крики, сдерживаемые ей тогда, изодрали её горло в кровь.

— Нола… милая…, — он так осторожно приблизился к ней, словно она была ланью в силке. — Что они с тобой сделали?

Ужас звучал в его голосе. Он встал рядом с ней на колени, протянул руку и убрал мокрую прядь с её горящего лба. И замер.

— Как это возможно? Я прикасаюсь к тебе.

— Да. Это произошло сразу, как ты ушёл.

В любое другое время она чувствовала бы себя униженной из-за того, что он видит её такой: сломленной, беспомощной, обнажённой, прикрытой лишь снизу жалкой простыней. Однако облегчение, которое девушка испытала, увидев его живым и здоровым, было настолько сильным, что она и думать обо всём остальном забыла.

— Я уничтожу богов за это. Я отыщу способ, как совершить набег на небеса, и…

— Нет, нет. Ты не понимаешь. Это благословение. У меня было время подумать, и мне кажется, я знаю, что происходит. Каждый раз, когда я признавалась самой себе в чём-нибудь, что касалось тебя, например, в том, что ты не заслужил того, что с тобой случилось, или, что я могу тебе доверять, мне возвращали часть моей жизни.

Брови Зейна задумчиво сомкнулись, и в его глазах загорелась надежда.

— Ты можешь пересечь границу лагеря?

— Нет. Сёстры отнесли меня туда, намериваясь вышвырнуть прочь, но та невидимая стена не позволила им этого сделать.

Ярость сменила надежду в потемневшем взоре Зейна.

— Мы не причинили вреда твоим сёстрам — потому что я знал, ты бы этого не хотела, — но теперь я сожалею, что не изрубил их всех на куски. Им повезло, что они уже покинули лагерь, иначе я бы позаботился об этом прямо сейчас.

— Теперь ты здесь. И это всё, что имеет значение. Но… как долго ты сможешь пробыть? — Она снова занервничала. Его царь захочет призвать Зейна к себе. И амазонки рано или поздно возвратятся. — Ты не можешь оставаться здесь вечно, а я не могу уйти. Нам придётся снова разлучиться и…

— Ничего. Ничего, милая. Я здесь, и я никуда без тебя не уйду. Что бы ни случилось. Ты освободила меня. И я найду способ вернуть тебе свободу.

Последние силы, которые у неё появились благодаря всплеску эмоций, иссякли, и она едва смогла выдохнуть в ответ.

— Со мной всё будет в порядке, пока ты рядом.

— Да, будет, — согласился он и вытянулся рядом с ней на кровати. Зейн придвинулся как можно ближе и склонил голову, открывая ей вид на свою шею. Волнующий запах его тела окутал девушку. Пряный аромат ночной тьмы с древесными нотами тронутого утренней росой леса. Она глубоко вдохнула его, наслаждаясь.

— Пей, — велел он.

— Ч-что? — изумилась Нола.

Даже когда они были в ловушке на том острове, он никому не позволял ничего подобного. Он никому не подставлял ни то, что горло, даже своего запястья. Но теперь…

— Пей, — повторил он. — Я знаю, что вы, амазонки, испытываете отвращение при мысли о том, чтобы укусить кого-то и выпить его крови. Но моя кровь поможет тебе быстрее излечиться.

— Нет, ты не понимаешь. Я не против. Я просто не хочу делать тебе неприятно. Я знаю, ты ненавидишь, когда с тобой делают подобное.

— Я хочу дать тебе всё, что в моих силах, Нола. Даже это. Тебе, и только тебе одной. Мне это нужно, прошу тебя. Пожалуйста.

«Пожалуйста», — сказал этот гордый, могущественный мужчина. Как она могла его отталкивать?

Она вскрикнула от боли, когда потянулась к нему, но решительно вцепилась зубами в его шею, со всей силы, которая у неё была, прокусила кожу и вонзилась в вену. Кровь моментально наполнила её рот. Когда-то ей действительно было бы противно даже подумать о подобном. Но это был Зейн. И мысль о том, что какая-то частица этого мужчины теперь будет внутри неё, была ей невыносимо приятна. Ради этого Нола была согласна на что угодно. И, как и он, хотела также отдать ему всё, что у неё было.

— Не думал, что когда-нибудь ещё снова предложу кому-то пить свою кровь, — сказал он, поглаживая Нолу по волосам. — Много веков я был рабом королевы демонов, и она пила из меня когда и сколько того желала. Меня тошнило от того, что она делала со мной, но я был вынужден оставаться покорным. У неё было кое-что… кое-кто… ради кого я должен был терпеть всё это. Я рассказывал тебе?

Нола подозревала, что вампир просто пытался отвлечь её от того, что ей приходилось делать. Тепло его крови уже струилось по венам и согревало амазонку изнутри, словно огонь, тем не менее, она не прекратила пить, потому что хотела дослушать историю до конца.

— Когда она умерла, и я оказался на свободе, я думал, что никогда не стану терпеть подобное снова. Однако тебе, пожалуй, я позволю делать с собой, что угодно. И так было с самой нашей первой встречи. Хоть я и не понимаю почему. Даже когда ты рядом, я не могу стереть эти мерзкие воспоминания и не перестаю испытывать отвращение при мысли о том, чтобы сделать что-то подобное с кем-нибудь другим. Но… моя потребность в твоей близости просто затмевает все эти чувства. Не понимаю, почему я так нуждаюсь именно в тебе?

Она наконец оторвалась от него, но не отпрянула, а уютно устроилась в раскрытых объятьях вампира, устроив голову в изгибе его шеи. Двигаться всё ещё было больно, но уже совсем чуть-чуть. Нола чувствовала, как плоть буквально срастается у неё на спине.

— Когда я была ребенком, моя мать вышла замуж за мужчину и ушла вместе с ним из лагеря амазонок. У них не было денег, и они… торговали мной… раз за разом, — выдавила она, заливаясь краской. — Так что я хорошо понимаю желание больше никогда не чувствовать на себе чужих прикосновений… Но с тобой…

— О, родная. Мне так жаль, — выдохнул он, и от нежного тона в устах этого мужчины слезы навернулись Ноле на глаза.

Зейн аккуратно обнял её, стараясь не тревожить раны.

— Однажды ты мне сказала, что твоя семья уничтожила тебя, и что ты их за это убила, но я и предположить не мог, что они могли такое с тобой сотворить, — сказал он.

Она прижала раскрытую ладонь к его груди. Все эти месяцы, наблюдая за ним, Нола в тайне хотела это сделать. Его сердце билось быстро и сильно.

— Может быть, мы напоминаем друг другу, какими мы когда-то были, до того, как… Бесстрашными, неукротимыми. Может быть, мы видим в друг друге своё будущее, и прошлое перестает иметь значение.

Он не ответил, и её это расстроило. Вместо этого Зейн устроил её на одеяле и встал. А вот это Нолу разозлило. Он не желал никакого будущего с ней? Это должно было означать его молчание? Неужели он?…

Вампир провел пальцем по её спине, и девушка содрогнулась.

— Всё зажило, — сказал он охрипшим голосом. — И это всё мое.

Благодарение богам. Нола не была уверена, что бы она сделала, если бы он отверг её так же, как она его когда-то.

— Люби меня, Зейн.

Она никогда не была с мужчиной, которого выбрала сама. Никогда никому не отдавалась без остатка. Неожиданно ей отчаянно захотелось узнать, каково это. С этим мужчиной. Только с ним. Он был истинным даром небес для неё, даже несмотря на её проклятье.

— Прошу тебя, — взмолилась девушка.

Глава 7

Зейн опрокинул Нолу на спину, и она уставилась на него снизу вверх. Амазонка задохнулась, но не попыталась отползти, хотя он нависал над ней как был в своей забрызганной кровью одежде, тогда как она лежала полностью обнажённая перед ним.

У Нолы были небольшие упругие груди с идеальными розовыми вершинками, плоский живот, слегка поцелованная солнцем гладкая кожа. Зейн мог видеть её выступающие хрупкие рёбрышки, и знал, что она ничего не ела с самого их расставания, шесть дней назад. Да будут прокляты её сёстры! Неужели этой девушке не достаточно пришлось вынести, чтобы и её собственное племя ещё добавляло ей страданий?

Зейн вознамерился испепелить из её памяти то, что они сделали с ней. Уничтожить воспоминания о мужчинах, которые пользовались её телом. Он наполнит её разум мыслями о себе. Он сделает это, что бы для того ни потребовалось.

— Ты когда-нибудь получала удовольствие, занимаясь сексом?

Её грудь высоко вздымалась от учащенного дыхания.

— Нет. А ты? — смущённо ответила девушка.

— Очень, очень давно, — ответил Зейн. Он лишь надеялся, что ещё не забыл, как доставить удовольствие своей женщине. Ведь он даже не пытался делать это с королевой демонов. Он просто терпел её, пока всё не заканчивалось. Теперь же ничто не было важнее, чем наслаждение его возлюбленной. — Если я испугаю тебя, или сделаю что-то, что тебе не понравится, скажи мне.

Она кивнула и нервно облизала губы.

— И ты тоже скажи.

Пришла его очередь кивнуть. Ему до невозможности хотелось впиться поцелуем в её соски, но он сдержался, встал и стянул через голову рубашку. Отбросив её в сторону, он отправил вслед сапоги и штаны и предстал перед ней полностью обнажённым.

Нола уставилась на его гордо вздымающуюся внушительную плоть, и в её бирюзовых глазах зажёгся огонь.

— Зейн…, — выдохнула потрясённо девушка.

— Боишься?

— Нет. Ты не причинишь мне вреда. Просто хочу, чтобы ты знал, мне нравится то, что я вижу.

Ему польстило её доверие, как и её похвала. Он нежно опустился сверху на неё и прижался кожа к коже, твёрдая плоть к манящей мягкости. Они застонали в унисон. Раньше каждое прикосновение к нему оборачивалось адскими муками, даже прикосновения его царя. Но не с ней. Её прикосновения несли райское блаженство. Нола раскинула ноги, позволяя ему ещё теснее прижаться к себе.

— Теперь я хочу тебя поцеловать, — сказал он ей.

И лишь когда она прошептала согласие, он склонился и прижался губами к её губам. Сначала совсем легонько, едва касаясь. Но её дразнящий аромат так искушал, её твёрдые сосочки так сладостно тёрлись о его грудь, а бёдра так податливо прижимались к нему, что очень скоро он начал терять голову от неистового желания. Ему нужно было больше. Он лизнул её губы, и они приглашающе раскрылись. Его язык скользнул в жаркую глубь сладкого рта и сплёлся с её в головокружительном танце.

Зейн знал, какой была на вкус её кровь, но он не представлял, каким на вкус был её поцелуй. К его удивлению, он оказался даже лучше. Слаще, головокружительнее. Он не насыщал и не исцелял вампира, он не утолял голод, но он купал его в волнах несказанного наслаждения. И это было настолько сладостно, что Зейн уже не знал, сможет ли обходиться без этого впредь, и как вообще жил без этого так долго.

Нола неуверенно запустила руки в его волосы, и поначалу её язычок отвечал ему как-то нерешительно. Девушка будто исследовала его рот, словно была не уверена, что именно ей следует делать. Но, чем глубже становился его поцелуй, тем смелее она отзывалась. Очень скоро они безумно целовались, извиваясь телами. Вампир весь взмок, а кровь полыхала в жилах, словно расплавленная лава.

— Теперь… хочу… сосать… твои груди…, — умудрился он, задыхаясь, выговорить между поцелуями. — Ладно?

— Да, да. — Она тоже едва могла дышать, и тоже вся взмокла. Нола закрыла глаза, и её голова металась из стороны в сторону.

«Это я довел её до такого состояния», — подумал вампир с гордостью, опуская голову и охватывая губами маленькую упругую жемчужинку её соска. Зейн тщательно\внимательно его обласкал, а потом принялся за другой — так нежно, так аккуратно. Он не оставит на её теле ни одного укуса, ни одной царапины.

Отпустив сосок, вампир проложил дорожку из поцелуев вниз по животу девушки, и она застонала, выдыхая его имя.

— Остановиться? — ох, это будет очень нелегко, но он это сделает.

— Ещё.

Благодарение богам. Ещё никогда в жизни Зейн не был настроен более решительно. Он познает эту женщину, каждый дюйм её тела. Между ними не будет ни каких ограничений. Он возьмёт всё. Тело, разум… душу. Рот увлажнился от предвкушения, и он лизнул её между ног. Влажная, необузданная, возбуждённая.

Зейн вспомнил, как делал именно это с королевой демонов и как ненавидел это и эти воспоминания — пока не попробовал с Нолой на острове. Он был потрясён, насколько сладостным ему показалось это тогда, насколько острым было его собственное наслаждение. С тех пор он постоянно этого хотел, что повергало вампира в ещё больший шок. Ему хотелось, чтобы это длилось вечность. Нола была подобна бесценному сокровищу. Её крики наслаждения были райской музыкой для его слуха. «Не думай о королеве демонов. Ей не место в твоих мыслях в этот удивительный момент».

— Нравится?

«Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста».

— М-м-м, да. Раньше с меня просто срывали одежду и засовывали… — Нола запнулась. — Нет. Нет. Не важно. — Она вдруг прекратила извиваться под ним и выпустила намертво зажатые в кулаке волосы Зейна.

— Этого всего не должно быть между нами. В этой постели только ты и я. Ты и я, — мягко отозвался он.

Её глаза блестели непролитыми слезами, когда она кивнула в ответ.

— Тогда укуси меня. Возьми мою кровь и напомни мне, что мой вампир заявляет на меня права.

— Нет. Нет. Я не могу.

— Потому что ты не пьёшь из живых существ? — спросила она неуверенно.

— Твою кровь я с радостью пил бы. В любое время. — И это было чистой правдой. — Но, я уже говорил тебе, я знаю, какое отвращение твой народ питает к этому, и я никогда не заставлю тебя делать то, что тебе не нравится. Я найду себе пропитание где-нибудь в другом месте.

— Нет! — закричала амазонка, словно на поле боя. Нола могла выглядеть хрупкой, но у неё было сердце воительницы. — Ты будешь пить только из меня.

Ревнивой воительницы, понял он, и ему захотелось улыбаться. Он поднялся вверх по телу девушки, пока не упёрся членом во влажный вход между её ножек.

— Я всегда буду жаждать только тебя, любимая. Клянусь тебе.

— Иди же ко мне. Хочу почувствовать тебя так глубоко, как только сможешь оказаться. Твой член — твои клыки. Возьми меня всю. Пожалуйста.

О, это «пожалуйста»… Он видел, как смягчилось её лицо, когда он прошептал ей это слово. Теперь она решила испробовать его действие на нём самом. Зейн скользнул в неё, дюйм за дюймом, осторожно, медленно. Никогда и ни с кем он не был настолько заботлив. В конце концов, он погрузился в это сказочное тело до основания. Они были соединены, они стали единым целым. Она охватывала его и была такой горячей, тугой и мокрой, какой он не мог себе и вообразить.

Зейн нежно взял в ладони лицо Нолы, её прекрасное лицо, и провёл подушечками больших пальцев по губам девушки. Он станет заботиться о ней до конца своих дней. Он сделает так, что никто и никогда больше не причинит ей боли.

— Готова?

— Для тебя? Я всегда готова.

Он двинулся назад, почти полностью вышел и снова погрузился в жаркую сладость её лона со стоном наслаждения. Нола выгнула спину и прикусила нижнюю губу своими идеальными, белыми, как жемчуг, зубками. Её голова упала в сторону, открывая взору сладкий изгиб её шеи. Но он всё равно не укусил её. Он не станет. Он не сделает этого с ней.

Зейн двигался внутрь и наружу, вглубь и обратно, упиваясь ею. Он неотрывно смотрел ей в глаза, и она смотрела на него в ответ. Они словно держались друг за друга, как за якорь. Как будто только тот факт, что они видели друг друга, удерживал их здесь, в этом месте, в этой реальности, где были только они вдвоём, в безопасности и в благополучии. И больше никого и ничего вокруг. Это было словно исполнение всех его тайных надежд.

— Кусай, — велела она.

— Нет. Ты ещё не исцелилась.

— Нет. Я здорова. Кусай меня. Я хочу этого. Мне нужно это. Не отказывай мне в этом. Пожалуйста, не отказывай…

— Нола…

— Прошу тебя, Зейн. Пожалуйста. С тобой ничто не может быть не правильным. Не заставляй меня умолять.

Он не мог вынести мольбы этой сильной женщины. И он укусил её. Клыки вонзились в нежную шею, и сладкий вкус девушки разлился по языку, наполнил его изнутри, заставляя всё тело дрожать и выгибаться.

— Зейн, — выкрикнула Нола, когда её внутренние стенки сжались вокруг его плоти. — Зейн. Зейн. — Она выгнулась и вцепилась в его спину, глубоко вонзая ногти в кожу. — Да, да, да.

— Нола!

И его тело взорвалось вслед за ней. Он зарычал, выстреливая семенем внутрь её тела, наполняя его своим естеством. И в это мгновение всё в его жизни обрело смысл и встало на свои места.

Он был рождён, чтобы найти Нолу и сделать её своей парой. Он отдал себя в рабство королеве демонов, чтобы быть способным понять боль этой драгоценной женщины. Его избрали для участия в жестокой игре богов, чтобы он мог позаботиться о ней и обеспечить ей выживание.

Он любил её. Он всегда будет её любить.

И сейчас он подумал, что знает, как спасти её.

Глава 8

Нола свернулась клубочком под боком у Зейна и чувствовала себя такой счастливой, как никогда в жизни. Она только что занималась любовью. По-настоящему занималась любовью. И это было изумительно. Её тело ещё пело от испытанного наслаждения, а разум, кажется, вознёсся на небеса и парил там.

Лишь на мгновенье её прошлое подняло голову, но Зейн в ту же секунду заставил эти воспоминания отступить, как только сильный, неистовый воин мог бы отбить внезапную атаку врага. Ни с кем и никогда она не чувствовала себя в такой безопасности, как с ним. Никто и никогда не был с ней так заботлив. Она никогда не думала, что вообще способна подобное чувствовать.

— Зейн, — позвала амазонка, улыбаясь. Её переполняла радость, она была пьяна ею, и ей хотелось улыбаться так до конца своих дней. — Спасибо тебе.

— Я был хорош? Ну, признайся, я был хорош.

Он впервые поддразнил её, и ей это невероятно понравилось. Она от души рассмеялась, не в силах удержаться. И вскоре уже хохотала до слёз.

Зейн поджал губы.

— Знаешь, некоторые мужчины посчитали бы, что ты сейчас вот так смеешься над их предполагаемыми успехами.

— Ну, ты же знаешь, что ты был хорош. Невероятно хорош.

— Ну, ладно, знаю.

И они обменяли улыбками. Он ещё крепче прижал возлюбленную к себе.

— Ты сказала, что каждый раз, когда ты признавала что-нибудь, касающееся меня, ты частично освобождалась от своего проклятья.

— Да, — ответила Нола и при воспоминании о безрадостном положении, в котором она находилась, улыбка девушки померкла.

— Значит, ты должна ещё что-то принять для себя обо мне, чтобы освободиться окончательно?

— О! Вот как. Ну… я… я…, — Нола села и внимательно посмотрела на него. Радостное настроение и уверенность в себе покинули Зейна. Лицо его сделалось непроницаемым. Нет, не совсем. В самой глубине глаз затаился страх. И почему-то именно это придало ей уверенности. — Я люблю тебя. Я люблю тебя так сильно, что сердце, кажется, рвётся на куски и стонет.

Она выпалила это, и дальше слова посыпались сами собой, да так, что она не могла бы уже их остановить, даже если бы захотела.

— Я не могу представить себе жизнь без тебя. Я хочу каждую ночь напролёт заниматься с тобою любовью, а утром просыпаться под звук твоего сердца под ухом. И я не хочу, чтобы ты думал, что я говорю это всё только для того, чтобы снять проклятье. Нет.

— Да, ты слишком честная у меня для подобной хитрости, — улыбнулся он и подмял девушку под себя. — И чтоб ты знала, я тоже тебя люблю. Так люблю, что я умер бы без тебя. Ты моя жизнь, моё сердечко, моя вселенная. Я хочу быть с тобой, и буду, где бы ты ни была.

Она никогда, даже будучи совсем девчонкой, не мечтала о таком мужчине или о совместной жизни, которая у них теперь уже очень вероятно может быть. Это казалось настолько недостижимой мечтой, что она даже не смела молиться о подобном, лишь вздыхала иногда наполненными печалью и одиночеством ночами.

— Похоже, боги, всё же, не лишили тебя твоего дара, — сказала Нола. — Ты всё ещё можешь создавать иллюзии. Впервые в жизни мне кажется, что в моём будущем может быть место счастью.

— О, Нола. Ты моё счастье.

Снова рассмеявшись, она обвила его руками и заставила перекатиться на спину. Тёмные волосы девушки рассыпались вокруг них, закрывая их от всего мира, как ей нравилось.

Они ещё дважды занялись любовью и провели несколько часов болтая обо всём на свете, пытаясь узнать друг друга получше, прежде чем оделись и вышли из шатра. Уже наступила ночь, но воины-вампиры по-прежнему продолжали патрулировать окрестности.

Нола заметила царя вампиров и свою сестру у одного из костров. Между ней и Делайлой особой любви не было. В конце концов, Нола однажды пыталась убить Лайела. Вздохнув, девушка решительно направилась к ним. Ради Зейна она была готова на всё. Но всё же в душе она очень волновалась.

— А они… что если?..

Зейн схватил её за руку и одобряюще сжал.

— Они примут тебя и полюбят, или мы найдём себе другое место для жилья.

— Я не хочу, чтобы ты потерял всё, что тебе дорого, из-за меня, — покачала она головой.

— Нола, — Зейн остановился и развернул её к себе лицом. — Ты — это всё, что мне дорого. Ничто другое для меня не имеет значения.

Слёзы обожгли её глаза.

— Чем только я тебя заслужила?

— Это я тебя не заслужил. Но даю тебе слово, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы стать достойным тебя.

Она мягко коснулась поцелуем его губ в ответ.

— Ты и так более чем достоин.

— Нола, — позвала Делайла.

Амазонка обернулась, и Зейн крепко её обнял, чтобы она чувствовала поддержку его объятий. Синеволосая воительница шла к ним с непроницаемым лицом. Лаейл шёл по пятам за своей женой с обнажённым мечом в руках, готовый в любую секунду защитить свою женщину, как и Зейн.

— Ты в порядке, — констатировала Делайла.

— Да. Как ты?

— Я тоже, — ответила Делайла. И вот она уже отпихнула Зейна в сторону, чтобы крепко обнять свою сестру. — Я так о тебе беспокоилась.

Нола бросила взгляд на Зейна, и он кивнул ей, подбадривая. Прикусив губу, Нола обняла Делайлу в ответ.

— Я уже думала, что ворвусь в этот шатёр и задам Зейну хорошую выволочку, — сказала Делайла, отстраняясь и улыбаясь. — Но ваши стоны были похожи на занятие любовью, а не на перепалку, так что Лайелу удалось меня удержать.

Щёки Нолы зарделись.

Как и у Зейна, как она могла заметить. И почему-то от этого ей стало не так стыдно.

Лайел хлопнул Зейна по плечу, Зейн напрягся на мгновенье, а потом расслабился.

— Молодец, — рассмеялся царь. — Наш род может гордиться тобой.

— Что ж, теперь мы можем уже отправиться домой? — спросила Делайла и погладила живот, который, как Нола только что заметила, оказался не таким плоским, как раньше. — Так как я теперь должна думать об этом маленьком шалуне, я больше не могу вести солдатскую жизнь и предпочитаю спать в уютной кровати.

Ребёнок. Нола снова взглянула на Зейна. Он ответил ей легкой улыбкой — и эта улыбка обещала, что однажды они тоже испытают это счастье.

— Поздравляю, Делайла. Я так рада за вас обоих, — от всей души сказала Нола.

Делайла засияла.

— Благодарю тебя.

Бывшая воительница обменялась с мужем нежными улыбками, и Лайел сопроводил её к лошадям, щипавшим травку неподалёку.

— Зейн? Ты присоединишься к нам?

— Мы попробуем, — ответил вампир, но в дальнейшие объяснения пускаться не стал.

Зейн не знал, понял его царь или нет, но, как бы там ни было, Лайел просто кивнул в ответ.

— Назад во дворец, — скомандовал он своим людям.

Зейн помог Ноле подняться в седло своего скакуна и затем устроился позади неё. Они тронулись, и Нола начала нервничать. Делайла и Лайел первыми скрылись среди деревьев, за ними войско вампиров. Скоро настанет их очередь… и она узнает, по-прежнему ли она привязана к этому лагерю.

— Зейн, — позвала амазонка, не в состоянии убрать из своего голоса предательскую дрожь.

Он не ответил, лишь пришпорил коня. И в следующее мгновенье они миновали кромку леса, так же легко, как и все остальные. Они были в лесу и направлялись прочь от места своего заключения.

— Мы сделали это! Мы свободны!

— Я знал, что у нас получится, — выдохнул Зейн и поцеловал её в макушку. — Боги не такие уж жестокие чудовища, какими я их себе представлял. Ведь они привели нас друг к другу.

«Спасибо», — прошептала она одними губами небесному куполу.

Нола ни разу больше не обернулась назад. Теперь она хотела смотреть только в будущее.

— Я люблю тебя, Зейн.

— И я тебя люблю. И я с удовольствием непрестанно буду тебе это доказывать.

— Даже когда закончится брачный сезон? — поддразнила она.

— У меня предчувствие, что наш брачный сезон будит длиться до скончания веков, любимая, — улыбнулся Зейн и прижал её к себе ещё крепче.



Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики