Родовая магия (fb2)


Настройки текста:



Layna Родовая Магия

Пролог

Лето перед началом 6-го курса, Хогвартс, кабинет директора

Дамблдор обвел взглядом деканов четырех факультетов, собравшихся в его кабинете на своеобразный педсовет по итогам прошедшего года и предварительным планам на новый, и, поправив кончиком пальца свои очки-половинки, улыбнулся.

— Ну что ж, спасибо, Минерва, — сказал он МакГонагалл, которая только что закончила излагать свой отчет о распределении часов в будущем учебном году. — Ты, как всегда, проделала превосходную работу. Ну а теперь, если ни у кого больше нет вопросов и пожеланий, думаю, совет можно считать оконченным. Разве что… Северус, задержись, будь любезен.

Снейп, уже начавший было подниматься, быстро метнул не директора острый вопросительный взгляд из-под густых черных бровей, но неохотно кивнул и сел обратно.

— Я предупреждал, господин директор, — с плохо скрываемым раздражением сказал он, — что мне нечего больше сообщить о дальнейших планах Темного Лорда. Он понял, что совершил ужасную ошибку в Министерстве. Его хитрости пошли прахом, и ему отчаянно нужно время, чтобы успокоиться и собраться с силами для нового удара. А тут еще и потеря резиденции…

— Да, признаться, я очень рад, что все прошло гладко. Честно говоря, Северус, я не ожидал такого шага от Драко. Его появление перед моим кабинетом в конце прошлого года, — вот чего я никак не ожидал, — согласился Дамблдор. — Надеялся на это в глубине души, но все же… Вышвырнуть Темного Лорда и Пожирателей Смерти из поместья… Неожиданно. Твой крестник — отчаянный паренек.

— Отчаянно глупый, — фыркнул Снейп, однако в голосе его звучала непривычная теплота, и понятно было, что, несмотря на деланное осуждение, он гордится крестником. И было отчего.

Флэш-бэк

После ареста Люциуса Волдеморт был в ярости. Самый влиятельный из его слуг выбывал из игры — выбывал по собственной глупости! Надо же было так подставиться — и кому! Горстке подростков, не закончивших школу, да кучке неудачников, гордо именующих себя «Орденом Феникса»! Естественно, попадись ему в тот момент Малфой-старший, и у него были бы неплохие шансы разделить палату с Долгопупсами, причем по той же самой причине. К несчастью, доступа в Азкабан у Волдеморта пока не было, и Люциус временно был вне его досягаемости. Но это ни капли не смутило Темного Лорда. В его руках были целых два рычага воздействия на Малфоя — его любимая жена и единственный сын. Нарцисса будет великолепной заложницей послушания Драко — мальчишка обожает мать, и сделает все, лишь бы с ее головы и волосинки не упало. Ну а сам паренек получит метку незамедлительно, и вот уж тогда и он сам, и вся родовая магия и мощь одного из самых древних и могущественных родов в Британии, будет в руках у Волдеморта. Дальнейшее — дело техники. Дать мальчишке заведомо невыполнимое задание — например, сравнять с землей Хогвартс, или захватить в плен министра… Или еще проще — попытаться убить Дамблдора… Понятно, что у сопляка кишка тонка сделать хоть попытку, но это от него и не требуется. Требуется как раз потерпеть поражение, и дать повод в глазах остальных, чтобы наказать себя. Вряд ли Люциусу будет приятно, если вместо него место в палате Долгопупсов получит его сын. Без сомнения, это сломает старшего Малфоя, и, вытащив его из Азкабана, из него веревки можно будет вить.

Однако как удивился бы Темный Лорд, узнав, что младший Малфой вовсе не разделяет стремления отца пресмыкаться перед ним и лизать ему сапоги. Драко был далеко не так наивен, как ему думалось. Призванный перед красные волдемортовы очи, парень молча выслушал приказ тотчас же принести присягу, и кинул вопросительный взгляд на мать, стоящую рядом с сестрой в кругу Пожирателей, и бессильно кусающую губы. На мгновение Темному Лорду даже показалось, что эти двое каким-то образом общаются мысленно, потому что затравленное выражение на лице Нарциссы сменилось напряженным ожиданием, а Драко утвердительно кивнул и обернулся снова к Лорду. Волдеморт на всякий случай попытался легилименцией проникнуть в белокурую голову мальчишки… и встретил глухую стену. Во взгляде парня горело фирменное малфоевское высокомерие, граничащее с наглостью, и Темный Лорд вдруг с ошеломляющей ясностью понял, что этот сопляк… ни капельки его не боится.

— Я не буду тебе служить. — четко и раздельно произнес юноша, твердо глядя в отвратительное змеиное лицо. — И ты больше не хозяин здесь. Вон! — и быстрым, резким движением скрестил руки перед грудью, — правую поверх левой, — сжимая ладони в кулаки. Ошеломленный Волдеморт не успел ответить. Сильнейший поток магии подхватил его, закружил, втянул в воронку магического смерча… и вышвырнул прочь, хорошенько приложив о твердую каменистую землю за воротами родового имения Малфоев. Как это могло случиться? Мальчишка даже еще не закончил школу, он не мог быть настолько силен! До что там силен — у него и палочки в руках не было! Вышвырнуть из дома несколько десятков магов — а оглядевшись, Темный Лорд обнаружил, что всех без исключения Пожирателей, а так же даже Нарциссу, постигла та же судьба, что и его, — да у Дамблдора для такого силенок маловато, не то, что у какого-то сопляка! Да и притом, их не просто вышвырнули — переместили, словно портключом, но безо всякого портключа! Да это попросту невозможно! В довершение всего раздался истошный визг Баллатриссы: «Цисси!!!», — хлопок аппарации, и тонкая фигурка Нарциссы исчезла. Но почему Драко вышвырнул ее из дома вместе со всеми?

— Очевидно, Драко активировал и затянул узы защиты Манора. — проговорил холодный спокойный голос, и Волдеморт обернулся к Северусу Снейпу, успевшему уже встать с того места, куда его швырнуло, и даже отряхнуть мантию. — Умный ход, ничего не скажешь.

— Их держал Люциус! — возразила Белла. Северус лишь высокомерно фыркнул.

— Драко — его наследник. В такой ситуации, когда Люциус вне закона, Драко может полностью распоряжаться всеми делами Малфоев с одобрения опекуна. То же самое верно в отношении родовой магии. Если Нарцисса одобрила его действия, — а так, по-видимому, и случилось, — он получил доступ к магии Манора, и кажется, закрыл его для всех, в ком нет крови Малфоев. Вот почему даже Нарцисса была выброшена прочь за ворота.

— Но если она смогла аппарировать обратно, сможем и мы! — предложил чей-то голос. Эйвери, судя по всему.

— Я не думаю, милорд, что она аппарировала туда, — возразил Снейп, обращаясь к Лорду, словно считал ниже своего достоинства говорить с кем-то кроме него. — Полагаю, леди Малфой сейчас уже где-нибудь на противоположном конце Европы, а может и дальше.

— Тетки-вейлы во Франции! — взвизгнула Белла. — Если она в их замке, то это безнадежно…

— Возвращаемся в поместье Риддлов. — мрачно бросил Волдеморт, меланхолично наблюдая, как один из самых здоровенных пожирателей — Крэб или Гойл, непонятно — пытается подойти к воротам Манора, и как его раз за разом отбрасывает прочь защита поместья. После третьей попытки сторожевые чары, видимо, решили растолковать незадачливому посетителю, что он тут гость нежеланный: воздух над воротами заискрился, и Пожирателя шваркнуло разрядом, схожим с электрическим. — Я разберусь с мальчишкой позже, а пока пусть сидит в своем поместье, и думает, что он в безопасности… Ничего, скоро он поймет, что сильно заблуждается…

Конец флэш-бэка

— Я все еще не очень уверен, что сделать Нарциссу Хранительницей Тайны Малфой-Манора было правильным решением, — заметил Северус, откидываясь на спинку кресла, и встречая проницательный взгляд Дамблдора.

— Да нет, это вполне разумно. Она не предаст сына по доброй воле. В замке вейл она в безопасности, а значит, и Манор тоже безопасен, — сказал Дамблдор. — Но я хотел поговорить с тобой вовсе не об этом, Северус. Я знаю, что сведения о Волдеморте ты передаешь сразу, не беспокойся.

— Тогда о чем вы хотели поговорить? — непонимающе нахмурился Снейп.

— О, о делах куда более прозаичных, чем борьба Добра и Зла, — хихикнул директор. — Всего лишь о той группе студентов, которая в этом году начнет учиться у тебя на 6-м курсе, для сдачи ТРИТОНа.

— Вы называете это группой? — скептически фыркнул Северус. — СОВ на «превосходно» сдали только трое, и вы знаете это не хуже меня.

— Именно так. Боюсь, Северус, это недопустимо. — вздохнул Дамблдор. — Я знаю, оценки выставляешь не ты, но ведь именно ты решаешь, кому можно позволить учиться дальше.

— Если вы будете просить за Поттера, директор, то мой ответ сразу нет, — быстро сказал Снейп. — Мальчишка никогда не выказывал таланта к зельеварению, и мучиться над ним дальше…

— Северус, Северус… — укоризненно покачал головой директор. — Гарри не так плохо справляется с зельями — в конце концов, «выше ожидаемого», это не такая уж низкая оценка. Но ты прав, просить только за него было бы несправедливо. Видишь ли, Попечительский Совет никогда не одобрит, если мы откроем класс только для мистера Малфоя, мисс Забини и мисс Грейнджер. Увы. Раньше, я полагаю, мы имели бы в этом случае поддержку Люциуса, как главы Совета — как ни странно было бы на него рассчитывать, но я уверен, он одобрил бы это ради Драко, и ради уважения к тебе. Но теперь, когда председатель совета — Амелия Голдстейн… тебе придется набрать не менее десяти студентов, чтобы мы могли открыть курс продвинутого зельеварения для шестикурсников в этом году. Проведи в начале года устный опрос для хорошистов, которые желают поступить в группу. Отбери десять-пятнадцать студентов.

— Вы же понимаете, господин директор, что я в любом случае не возьму на этот курс Рональда Уизли? Он получил всего лишь «удовлетворительно» за СОВу. Если Поттер, — сдался Снейп, — еще доказал в прошлом году, что способен воспринять хоть какие-то знания по зельям, то Уизли просто безнадежен. Взять его в группу — это все равно, что сразу наложить двойную нагрузку на мисс Грейнджер. — Дамблдор кивнул.

— Я не буду настаивать на включении в группу Рональда, — согласился он. — Но ты, в свою очередь, пообещай не третировать Гарри. Честно, Северус, учитывая, как ты к нему относишься, я удивлен, что мальчик усвоил из твоих уроков хоть что-то.

— Ну, хорошо, хорошо, я согласен. Проинформируйте хорошистов, что они могут претендовать на продолжение изучения курса зельеварения. — вздохнул Северус. — Но учтите, если их все равно будет меньше десяти, троечников я не возьму ни под каким видом!

Глава 1 Воспоминания в Хогвартс-экспрессе

Pov Блейз Забини

Серый дождь мерно стучит за окном… А может, это колеса стучат, а дождя вовсе и не слышно? Кладу ладонь на стекло и провожу по нему, оставляя запотевший по краям след. Скучно. Хогвартс-экспресс проделал едва ли половину пути к школе, делать нечего, даже спать не хочется! Дрей куда-то уплелся с Винсом и Грегом, наверное, опять доставать гриффиндорцев… А ведь заявлял, змея малфойская, что решил перестать цепляться к Гарри! То есть, к Поттеру, моя прелес-сть, к Поттеру… Привычка называть его по имени мысленно ни к чему хорошему не приведет — достаточно и одной оговорки, и… Я с трудом удержалась, чтобы не чертыхнуться вслух — Пэнси на соседнем сидении уткнулась в журнал, и принципиально меня не видит, но привлекать ее внимание мне вовсе не хотелось. Впрочем, я, конечно, найду, чем заткнуть рот Паркинсон… Хватит и того, что я могу намекнуть, что знаю, кто в конце пятого года подлил Драко приворотного зелья, чтобы провести с ним ночь, а потом плакался в подушку все лето, что Малфою этого зелья едва хватило на один час. Дубина ты, Пэнси, на этикетке ж ясно сказано — на 12 часов в зависимости от концентрации зелья в напитке, веса парня и ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ девушки! Причем для ВСЕХ пунктов верно одно — чем больше, тем дольше! Вот будь на его месте Крэб, который весит под сотню кг, а привлекательной сочтет даже табуретку, если у нее будет дырка посередине, то бурная ночь тебе была бы обеспечена. А вот мой аристократически тоненький приемный братец после одного-единственного раза вскочил и прямым ходом рванул обниматься с унитазом от отвращения.

Хмыкаю. Драко, Драко, братик мой любимый… Ну почему я не могу полюбить тебя по-настоящему? Не как брата, а как парня? А впрочем, думы на этот счет уже думаны-передуманы, как мной, так и до меня. Ну нереально — по крайней мере, для меня — влюбиться в парня, с которым выросли вместе, в одном доме, как одна семья.

Моя матушка отдала меня Малфоям, когда мне и двух лет от роду не было. Папа к тому времени своим чередом сошел в могилу, как и все ее мужья, и она решила снова выйти на охоту. Конечно, я этого не помню, но прекрасно могу себе представить ее, стоящую перед леди Малфой, в шикарном бальном платье, держащую за руку меня — двухлетнюю крошку, толком не стоящую на ногах. «Ах, Цисс, ну ведь это такая малость! Ведь у тебя у самой ребенок, ты знаешь, как должна вести себя мать… А ваши эльфы прекрасно умеют заботиться о детях. И потом, это же всего лишь на пару недель! Я же должна понять, подходим ли друг другу мы с Эрнестом (или Джорджем, или Рикардо, или подставьте-любое-мужское-имя-и-не-ошибетесь-такой-тоже-был). Ты же не хочешь, чтобы я упустила любовь всей моей жизни правда? Ну, Цисси, мы же родственники, в самом деле…». И Нарциссу Малфой, которая прекрасно понимает, что если меня не приютит она, то это сделает какая-нибудь более безбашеная мамина подруга, которая забудет обо мне через пару часов, убежит на вечеринку или уедет на пикник, а я просто умру от голода в ее доме.

Конечно тетя Цисси меня приютила, и конечно «пара недель» на самом деле длится и по сей день. Драко, — единственный, а потому донельзя избалованный ребенок, — поначалу относился ко мне настороженно, пытался поднять рев, и всячески отбрыкивался от всех попыток нас подружить. К счастью, Нарцисса не одна в доме занималась с детьми. Кто бы мог поверить, что холодный и высокомерный Люциус Малфой может часами укачивать раскапризничавшегося сынишку, возиться с ним, нашептывать что-то бесконечно ласковое и успокаивающее, отвлекать, утешать? Но ведь именно так он и делал — усаживал хнычущего Драко на колени и принимался болтать с сыном, рассказывал ему сказки, баюкал, если тот никак не успокаивался… Стоит ли удивляться, что Драко так любил отца и во всем ему подражал? Со мной Люциус никогда не был так ласков, хотя всегда относился ко мне по-доброму. Но, благодаря тому, что он всегда знал, как утихомирить сына, постепенно до Драко дошло, что от моего появления его не станут любить меньше, и он перестал вредничать. В общем и целом, лет пять с тех пор Драко относился ко мне так, как и положено брату — дразнил, дергал за косички, мигом бросал меня, если приезжали в гости другие мальчишки и играл со мной, только когда мы оставались одни… Я хорошо помню день, когда все изменилось.

После похорон очередного мужа, в поместье заявилась мать. До этого я ужасно по ней скучала, хотя и не видела еще никогда в жизни. Два раза в год — на Рождество и на день рождения — я получала от нее Совиной почтой подарки — именно такие как мне на тот момент хотелось. Он ни разу не ошиблась, ни разу не опоздала… До сих пор точно не знаю, кто из них двоих все-таки отправлял их на самом деле — тетя Цисс, или Люциус… Может статься что они вместе. Все открылось, когда она приехала. Сначала я ужасно ее испугалась — она была такой странной, такой недосягаемо-элегантной, прекрасной, словно далекая, холодная звезда, и в то же время очень высокомерной, и бесчувственной почти до неприличия. В знак траура она была одета в черное узкое платье, облегающее ее идеальную фигуру как перчатка, и широкополую шляпу, украшенную пушистыми черными перьями. Из-под шляпы кокетливо выпущен был на лоб гладкий завиток иссиня-черных волос, а когда она посмотрела прямо на меня своими холодными черными глазами, меня пробрала дрожь.

— Мерлин! — визгливо вскрикнула она и засмеялась. — Неужели это моя Блейзи-Дейзи? Ну-ка иди и поцелуй свою мамочку, малышка! — но я стояла, как парализованная, скованная страхом перед этой незнакомой женщиной, и потрясенная обращением. «Блейзи-Дейзи» — так меня с недавних пор стал дразнить Драко, и я просто ненавидела это прозвище! А мать, казалось, и не заметила ни моей реакции, ни того, что ее просьбу я так и не исполнила. Она как ни в чем ни бывало, повернулась к Нарциссе, и продолжала рассказывать жутко трагическую историю о смерти своего последнего мужа.

— Блейз, детка, ты ничего не хочешь сказать матери? — поинтересовалась Нарцисса, воспользовавшись театральной паузой, которую мать сделала в своем рассказе. Как ни странно, именно ее спокойный голос вывел меня из ступора.

— Спасибо за подарок, мамочка, — брякнула я первое, что мне пришло в голову. Дело было в том, что на день рождения Драко, пятого июня, Люциус подарил сыну юниорскую метлу, и тот так обрадовался подарку, что почти не расставался с ним ни на миг в течение нескольких недель. И все-таки мне однажды посчастливилось, и Драко, будучи в особенно благодушном настроении, позволил мне ровно пять минут полетать на своем сокровище по холлу. Это было что-то! С тех пор я буквально заболела полетами. Конечно, выпросить метлу у такого же помешанного на полетах Драко дольше чем на пять минут было нереально… И тогда седьмого сентября, на мой день рождения, совы принесли мне подарок от мамы — изящную украшенную золотистыми кисточками метлу. Она была не такой скоростной как у Драко — и рассчитана была на девочку, а не на мальчика, но это была метла! Моя собственная, настоящая метла! И теперь я могла гонять по дому и саду вместе с Драко, а не таскаться за ним по пятам в надежде, что ему надоест, и он разрешит прокатиться, хотя бы на несколько минуток.

Во время визита матери мы как раз летали на квиддичном поле под присмотром Люциуса. Посланный тетей Цисс эльф сказал, что меня ждут в гостиной, и я прибежала туда прямо в костюме для полетов, держа в руке свою метлу, и даже стоя перед матерью сжимала рукоятку так, что побелели пальцы. Поблагодарив ее, я продемонстрировала свое сокровище… Мать брезгливо сморщила носик.

— Что? Метла? Нет, детка ты ошиблась, — визгливо засмеялась она. — Я не стала бы — НИ-КОГ-ДА — дарить метлу девочке, милая. Это ужасно, да-да. На метле ты выглядишь жуткой растрепой. Ни один мальчик не обратит на тебя внимания, так-то. Нет-нет, это не от меня, — закончила она, поцокав языком, и повернулась к Нарциссе, — Цисс, дорогая, я попрошу впредь воздержаться дарить такие подарки моей дочери, да еще и от моего имени! — строго сказала она. Нарцисса вспыхнула, но и бровью не повела.

— Блейз, солнышко, будь добра, предупреди Люциуса и Драко, что у нас гости, — сказала она ласково. Я, прикусив губу, опрометью бросилась к двери. Вылетев из гостиной, я крикнула кому-то из эльфов, возящихся с уборкой, чтобы они сказали хозяину, что в доме гостья, и бросилась наверх. Не так-то трудно было понять, что все эти чудесные подарки дарила мне совсем не мама. Я вбежала к себе, швырнула метлу в самый дальний и темный угол, бросилась на кровать, и рыдала, пока хватало сил, а потом сама не заметила, как уснула.

Дальнейшие события оставили в моей голове сумбурный отпечаток — я плохо помню, что именно переживала, и как смогла оправиться. Знаю только, что мать пробыла в имении недолго — пару дней, не больше. Зато после ее отъезда, первый и чуть ли ни единственный раз в моей жизни, Люциус усадил меня к себе на колени, как раньше сажал только Драко, и бесконечно мягко и терпеливо стал объяснять мне, что мать все-таки любит меня, просто она такой человек, который совсем не умеет никак выражать свою любовь…

Не знаю, что именно он сказал тогда Драко, но с тех пор младший Малфой… не то, чтобы изменил свое отношение ко мне, однако стал обращаться со мной с какой-то необычной для него мягкостью и осторожностью, словно я была чем-то очень хрупким. Конечно, случались и исключения, мы ссорились, ругались, обижались друг на друга… Но именно с тех пор он стал мне больше чем братом — он стал моим лучшим другом.

От воспоминаний меня отвлекла открывшаяся дверь купе, и Дрей, весьма благодушно настроенный, плюхнулся на сидение рядом со мной, и небрежно кинул мне на колени шоколадно-миндальный батончик — мой любимый, о чем ему, конечно, было прекрасно известно.

— Спасибо, — машинально ответила я. Драко в ответ только хмыкнул, и с все той же неистребимой малфоевской наглостью растянулся на сиденье, закинув свои длинные ноги на дальний подлокотник, а голову бесцеремонно приземлив мне на колени, так что я едва успела выхватить из-под нее шоколадку. — Ну что, опять доставал Поттера? — спросила я. На меня уставились оскорбленные серебристо-серые глаза, однако Драко не был бы Малфоем, если бы из чувства оскорбленной гордости поднял голову с моих колен.

— Больно надо, — возмущенно фыркнул он. — Да я ему слова не сказал, даже не смотрел в его сторону. Грег, подтверди, — бросил он Гойлу, который с величайшим трудом пытался втиснуться на свободное место напротив нас, между Крэбом и подлокотником. Пэнси возле окна бросила мрачный взгляд на Винса, не решавшегося подсесть к ней поближе, и снова углубилась в свой журнал. Гойл оставил попытки приземлить свою пятую точку на сиденье, облокотился ею на подлокотник, и, словно только теперь осознав, что хотел от него Малфой, перевел на меня немного виноватый взгляд.

— Эээ… Ну да, да, мы даже Поттера и не видели толком… — подтвердил он. — Мы просто дошли до тележки, купили покушать, и вернулись…

— Ну-ну, — кивнула я, но не стала прессинговать Грега. Чертов Драко, знал к кому обратиться. Попроси он Винса подтвердить его слова, ему бы я спуску не дала. Из двух «телохранителей» Дрея, Крэба я терпеть не могла в гораздо большей степени. В самом деле, если Грегори был совсем не так уж глуп, как могло показаться — просто он был тугодумом и не очень быстро соображал, однако мозги у него были, — то Винсент иногда казался просто дебилом, и ко всему еще и злобным дебилом. Если другие слизеринцы — например, Тео Нотт, Майлз Блетчтли, или те же Драко и Грег, — устраивали гадости ученикам других факультетов, то дело всегда ограничивалось в худшем случае потерей баллов, или отработками. (Исключение иногда составлял Поттер, которого они время от времени пытались выгнать из школы — но не всегда, а только когда уж очень припекало). Проделки с участием Крэба, если только их не контролировал Драко, носили более жесткий характер, и несколько раз оканчивались для жертв больничным крылом. Естественно, Малфой прекрасно знал о моем разном отношении к двум его приятелям, и, как мог, старался поменьше обращать внимание на Крэба в моем присутствии.

— Через пятнадцать минут будет наша очередь патрулировать коридоры, Драко, — сосредоточенно-деловым голосом сказала Пэнси, отрываясь от журнала. Она старалась сохранять деловой вид, однако от меня не укрылся откровенно влюбленный взгляд, которым она окинула растянувшегося на сидении Малфоя.

— Ладно, — неожиданно покладисто согласился Драко, вытаскивая из кармана еще один батончик, и, развернув, принялся сосредоточенно поедать, не поднимая голову с моих колен. Как он ухитряется не подавиться? Пэнси, которая, кажется, не ожидала от него согласия, ошеломленно заткнулась, и опять уткнулась в журнал. Я тоже развернула шоколадку, и откусила кусочек, зажмурившись от удовольствия. Проглотив, я открыла глаза, и, встретив довольный, иронично-веселый взгляд Малфоя, не удержалась, и показала ему язык. Драко рассмеялся и поднялся, наконец, с моих колен, садясь и расправляя свою бархатную «выходную» школьную мантию с приколотым на груди значком старосты Слизерина, а под ним еще и значком капитана команды по квиддичу. Со своей шоколадкой он уже расправился, и, небрежно швырнув фантик на стол, встал и потянулся всем телом. Я невольно засмотрелась на него — все-таки Драко ангельски красив, когда не строит из себя второе воплощение всемирного Зла. Совсем неудивительно, что Пэнси хватило один раз пойти с ним на Бал на четвертом курсе, чтобы до сих пор по нему сохнуть…

Да уж, глупая была история с этим Балом. Я тогда три недели набиралась храбрости пригласить Тео, в которого была влюблена с начала курса. Сам бы он ни в жизнь меня не позвал, так что пришлось идти на жертвы, однако Нотт, как ни странно, охотно согласился. Но что творилось с Драко, когда он узнал об этом! Ведь он рассчитывал на меня, как на пару! В первый раз за шесть лет с тех пор, как нам было по восемь, он наорал на меня — да так, что я боялась, что зачарованная крыша Слизеринской гостиной обвалится, и на нас хлынет все Черное Озеро. Ну а что ему, в принципе, было делать? Принц Слизерина не мог явиться на Бал один. Пригласить кого-нибудь с младших курсов он не мог — не позволяла Малфоевская гордость, ведь все младшекурсницы спали и видели как бы попасть на Бал, неважно с кем! Такого он бы не вынес. Спутница Малфоя должна видеть высшее счастье в том факте, что идет на бал с ним, а не в том, что вообще попадет туда! Старшекурсницы тоже отпадали — какая уважающая себя девушка пойдет на бал с парнем младше себя! Да его бы высмеяли, сунься он к одной из них с приглашением — а этого бы Драко тоже вынести не смог. Нет, ему нужна была однокурсница. Кроме меня, девчонок на нашем курсе еще четверо, и две из них, которые могут назваться хорошенькими — Тэсс Хэмонд и Дафна Гринграсс, — были уже приглашены. Остальной выбор был невелик — Милисента Булстроуд (не приведи Мерлин!!!), или Пэнси Паркинсон (тоже тот еще подарочек). Некоторое время Драко еще метался по Хогвартсу, в надежде отыскать кого-нибудь в пару себе с другого факультета… Но как ни крути, Слизерин есть Слизерин, и это далеко не самый популярный факультет в школе. В конце концов, скрепя сердце и скрипя зубами с досады, Драко остановился на Пэнси. На сам Бал он оделся во все черное, словно в траур, и выглядел мрачным, как причетник. Он едва потанцевал пару танцев с Пэнси, которая, потеряв голову от счастья, даже и не замечала меланхоличного состояния своего кавалера.

Но и для меня Бал обернулся полным разочарованием. Тео оказался полным придурком — танцевал он из рук вон плохо, а уж темы для разговора!!! Квиддич, или даже школьные уроки я бы стерпела — сама люблю летать, с прошлого года даже вхожу в нашу сборную как охотница, — да и учусь довольно неплохо. Конечно, мне не дотянуть до Грейнджер, с ее усидчивостью (приходится это признать!), или до Драко, с его родовой силой и интеллектом, но оценки у меня вполне приличные, да и учеба дается мне легко. Но несчастный Нотт решил поговорить… о финансах! А потом о политике! Не то, чтобы я не разбиралась в этом, но на Балу, в окружении романтики, волшебных украшений и танцующих пар, болтать о политике! Стыдно признаться, но моя влюбленность быстро сошла на нет…

— Ну так что, Пэнс, мы идем? — со скучающим видом поинтересовался Драко, вытаскивая из рукава волшебную палочку и рассеяно крутя ее в пальцах. Пэнси вскочила так резво, что опрокинула бы столик, если бы он не был прикреплен к стене и полу.

— Да, да, идем, конечно, — подобострастно залепетала она, потирая ушибленное бедро. Драко скорчил гримасу, и, развернувшись, первым вышел из купе. Пэнси засеменила за ним, на ходу одергивая мантию.

Я, вздохнув, уже безо всякого удовольствия доела свой батончик, и, кинув фантик на стол, рядом с фантиком Драко, бросила взгляд на Крэба и Гойла, которые наконец устроились на сиденье с комфортом, и, выгрузив из карманов нехилые запасы еды, приобретенной в первом вагоне, принялись уплетать ее с завидным аппетитом.

— Хочешь? — с набитым ртом спросил Грег, поймав мой взгляд. Я покачала головой, и, прижавшись к подлокотнику, закрыла глаза. Все-таки скучно…

Pov Гарри Поттера

Проиграв Рону и Джинни третью партию в карты, я понял, что проголодался, а вся еда, которую мы накупили у ведьмы с тележкой, стараниями рыжего семейства закончилась. Однако она, вроде, как-то говорила, что когда не провозит тележку по коридору, находится в первом вагоне? Отлично, схожу, возьму чего-нибудь пожевать. Поднимаюсь, и на выходе из купе сталкиваюсь с Дином Томасом. Джинни тут же с радостным визгом виснет у него на шее. Рон виновато прячет глаза, но я только улыбаюсь и качаю головой. Ну прости, друг, не вышло у меня ничего с твоей сестрой. Джин чудесная девушка, но почему-то, глядя в ее голубые глаза, я вспоминаю другие, похожие на мои, зеленые, которые, знаю, должен, если не ненавидеть, то хотя бы презирать…

Я вышел из купе и направился в первый вагон. Возле последнего купе я помедлил. Тогда это тоже было последнее купе — в конце пятого курса, когда незадолго до прибытия на вокзал, Малфой, Крэб и Гойл попытались устроить нам засаду и отомстить за арест Малфоевского папочки. Каким забавным казалось их поражение, и то, что мои ребята из ОД заколдовали их так, что они стали похожи на слизняков в мантиях… Вот только почему, когда я выходил из поезда, и меня схватила за рукав Блейз Забини, всю мою веселость как рукой сняло? Почему при виде тревоги в ее глазах, граничащей с ужасом, услышав «что вы с ним сделали Поттер, боггарта тебе в задницу?», я почувствовал такой стыд, что чуть было не кинулся их расколдовывать? К счастью, тогда меня быстренько увели друзья, да и Блейз вполне справилась сама — уже покидая платформу 9 и 3\4, я краем глаза заметил Малфоя, буквально вываливающегося и вагона. Слизеринский хорек казался ошеломленным и дезориентированным, но пребывал в человеческом виде.

— Че встал, Потти, спишь что ли? — раздался сзади визгливый голосок. Обернувшись, я увидел Пэнси Паркинсон, гордо выпятившую грудь со значком старосты. За ее спиной маячил Малфой. Странно, а где же Крэб и Гойл? Неужели Слизеринский принц сегодня без свиты? Или решил сегодня не драться? Хотя, конечно, я несправедлив. Вот уже год, как Малфой не пытается со мной подраться, а его подколы скорее носят характер именно насмешек, а не попыток завязать потасовку. — Ну чего замер, ты, чучело очкастое?! — продолжала злобствовать Паркинсон. Я только собирался ответить, как вдруг Малфой, устало вздохнув, выдал нечто такое, что я чуть по стенке не стек от удивления:

— Отвали от него, Паркинсон, ты достала уже своими тупыми придирками! — резко и неприязненно бросил Слизеринский Принц. Да-а, раньше он только со мной таким тоном разговаривал… — Худеть пора, если уже даже мимо Поттера протиснуться не можешь!

— Ч-что? — запинаясь, переспросила Пэнси, оборачиваясь к Малфою. — Драко, ты в своем уме? Защищаешь Поттера?

— Если я кого и защищаю, Пэнс, то только свои нервы, — фыркнул тот, и, заставив ее посторониться, прошел мимо меня, словно и не замечая. Пэнси, хлопая глазами, кинулась за ним, а я остался стоять, пораженный странным поведением Малфоя. Раньше слизеринец никогда не упускал случая хотя бы нахамить мне… А теперь даже слова не сказал… Да еще и одернул Паркинсон…

Надо сказать, Драко вообще изменился за лето даже внешне — стал чуточку пошире в плечах, вытянулся, так что, несмотря на то, что я тоже подрос за прошедшие два месяца, он все равно был на полголовы выше. Но самое интересное — он загорел. Да-да, Драко Малфой, Ледяной принц с идеально белой кожей, теперь был темно-бронзового оттенка, потрясающе контрастирующего с его платиновыми волосами, которые на фоне посмуглевшей кожи казались почти белыми. Странно — я всегда думал, что люди с такой бледной как у Малфоя кожей, в принципе не могут загореть — только обгорают на солнце, и потом мучаются облезающей кожей и волдырями ожогов. Однако у Драко, как ни крути, ничего похожего не наблюдалось — ровный бронзовый загар, без малейшего следа негативных последствий. Может, у него просто был очень хороший крем для загара? Учитывая его таланты в зельеварении — неудивительно. Конечно, он любимчик Снейпа, это всем понятно, но справедливости ради стоит признать, что это заслужено. Да и СОВ по зельям он сдал на «Превосходно», а уж к их результатам Снейп отношения не имел.

Тряхнув головой, я постарался отогнать мысли о слизеринцах и сосредоточиться на более важных вещах. Постояв на всякий случай еще пару минут, чтобы случайно не нагнать это странную парочку, я двинул следом — все-таки, кушать хотелось ощутимо, а ехать еще часа три-четыре, потом распределение… В общем, до банкета далеко. Перебравшись в первый вагон, я зашагал по коридору.

Да-а-а уж, расчет мой оказался в корне неверным. Нагнать-то я их не нагнал, вот только не учел такой простой вещи, что раз они как старосты патрулируют коридор, то дальше первого вагона уйти все равно не смогут — а значит, повернут обратно. Ну да, так и есть, опять Пэнси впереди, а Малфой тащится сзади с таким видом, словно его притащили на Историю Магии и напоили бодрящим зельем. И рад бы заснуть, да не получится.

— Опять ты, Поттер! — злобно прошипела Паркинсон, приближаясь ко мне. В ее руке мелькнула палочка, а лицо сморщилось от усердия — невербальные заклятия даются Пэнси тяжеловато, но все-таки кое-как получаются. Я еле успел вытащить свою палочку — сосредоточиться и отразить ее заклятие невербально времени уже не хватало, я выкрикнул: «Протего!» — и сиреневатый луч, срикошетив от меня, понесся неожиданно прямо в лицо Малфою. И тут я имел возможность наглядно убедиться в том, что годы тренировок в квиддиче не проходят даром ни для кого. Малфой, может быть, и уступал мне как ловец, но реакция у него была отменная, — Драко опередил луч заклятия на долю секунды, изящным движением уйдя в сторону. В следующий момент его палочка уже была у него в руках — и направлена на Пэнси. Ох, что-то сейчас будет! Да они же еще и старосты, плюс ко всему…

— Экспеллиармус, — спокойно проговорил Малфой, и небрежно поймал вылетевшую из рук у Паркинсон палочку. — Вечером заберешь у Снейпа. До тех пор ты отстранена от обязанностей старосты. Марш в купе, и пришли мне в помощь Блейз. Учти, я поговорю с деканом на тему того, чтобы совсем снять тебя с поста, раз ты не умеешь держать себя в руках, Пэнси.

— Но… Но… Но Драко, милый… — залепетала Паркинсон, и тут, чуть ли не в первый раз за все время я увидел, как Ледяному Принцу изменяет сдержанность. Серые глаза Малфоя буквально метали молнии от бешенства.

— Пошла вон, Паркинсон! — рявкнул он так, что из ближайших купе с удивлением высунулись их пассажиры. — И чтоб я тебя не видел до тех пор, пока в Хогвартс не войдем! — Пэнси, испуганно пискнув, подхватила полы мантии, и опрометью бросилась вон из вагона, промчавшись мимо меня с такой скоростью, что чуть не размазала по стенке. Малфой смотрел ей в след со смешанным выражением презрения и отвращения на лице. Однако стоило ей скрыться, как он вздохнул с облегчением, и спрятал ее палочку во внутренний карман мантии, еще раз содрогнувшись напоследок от отвращения. Не знаю почему, но в тот момент я ощутил странную неловкость. И в самом деле, этот новый Малфой, не придирающийся ко мне, вступающийся за меня, был для меня загадкой. Как себя с ним вести? Теряясь от смущения, я все-таки постарался найти в себе силы хоть что-нибудь сказать.

— Ээээ… Ну, наверное, спасибо, — неуверенно пробормотал я, глядя на снова спокойного как удав Малфоя. Тот тихонько фыркнул, и кивнул.

— Не за что, Поттер. В конце концов, пресекать беспорядки в коридоре — моя обязанность. Тем более, когда их устраивает Паркинсон.

— А я думал, вы с ней… Ну, в смысле, что вы дружите…

— А ты бы дружил с девкой, которая готова напоить тебя приворотным зельем, лишь бы ты хоть раз ее поимел? — неожиданно грубо бросил он, и по его лицу снова пробежала гримаса отвращения. — И вообще, посторонись, Поттер, мне еще полчаса эти долбаные коридоры патрулировать!

Протиснувшись мимо меня, Малфой быстрым шагом миновал остаток коридора и скрылся в тамбуре, а я еще пару минут не мог выйти из ступора. Паркинсон опоила приворотным зельем Малфоя, чтобы переспать с ним? Учитывая, что Драко семнадцать лет, и в этом возрасте любой нормальный парень готов трахать все что движется? Хмм… ну может, у Малфоев просто не бывает периода буйства юношеских гормонов, и ему фиолетово на девушек? Или просто ему фиолетово на девушек… Или он просто счел ее настолько непривлекательной что даже гормоны не помогли делу? Н-да-а… Нет, не то, чтобы я сам считал Паркинсон привлекательной, но есть же парни, которым нравится такой тип девушек. Она просто не в моем вкусе. Я усмехнулся. Видимо, не во вкусе Малфоя тоже. А кто, интересно, в его вкусе?

От этой мысли я помрачнел. Пэнси Паркинсон всегда крутилась возле Драко Малфоя, как хвостик, это все знали. Но кого еще и слизеринских девчонок частенько видели в его обществе? Правильно, Гарри, — Блейз Забини. И сейчас он тоже о ней вспоминал. Почему-то от мысли об этом мне стало больно. Какие у них отношения? И где, кстати, гарантия, что Малфой так бесился из-за того, что Пэнси ему отвратительна, а не из-за того, что из-за ее штучек с приворотом он был вынужден изменить Блейз? («Я бы не изменил!» — горячо подумал я, и тут же устыдился. Приворот есть приворот, и раз уж тебя им опоили, никуда не денешься, так что Малфой не так уж виноват.)

Воображение тут же услужливо нарисовало фривольную картинку — полутемная спальня (похожая на отдельную, как старосты, спальню Рона в Гриффиндорской башне. Или нет, спальня Малфоя, определенно, не могла быть такой захламлено-неаккуратной, как у моего лучшего друга… Ладно, тогда как спальня Гермионы — вот кому не откажешь в педантичной аккуратности!)… В общем, полутемная спальня, на широкой кровати, освещенной светом луны, падающем из окошка, сплетаются в объятьях два тела… Скрип двери, вскрик, и застывшая на пороге рыжеволосая девушка. В зеленых глазах слезы, на лице неверие, боль от предательства… Бледное в лунном свете лицо Малфоя, на нем удивление, непонимание — а в глазах еще не рассеявшийся дурман, и жадные руки Пэнси снова притягивают его голову к себе, вовлекая в новый поцелуй… И Драко не может сопротивляться силе приворотного зелья…

Поезд вдруг тряхнуло на повороте, и я, потеряв равновесие, вынужден был схватиться за стену, чтобы не упасть. Тряхнув головой, чтобы избавиться от плодов своего расшалившегося воображения (гормоны, моя прелес-сть, гормоны), я решительно двинулся вперед, намереваясь все-таки купить чего-нибудь перекусить.

— Гарри, все в порядке? — спросила Гермиона, когда я вернулся в наше купе. Джинни и Дином уже не было, и Рон с Гермионой сидели друг против друга, о чем-то болтая. — Ходит слух, что на тебя пытались наехать Малфой и Паркинсон. Ты цел?

— Да, все отлично. Знаете, что странно… Малфой на меня не наезжал. Наоборот, он заткнул рот Паркинсон, когда он пыталась на меня наорать в коридоре. А потом вообще обезоружил ее, когда во второй раз она пыталась меня проклясть. Ну, правда, ее проклятие чуть не попало в него, так что, наверное, он все-таки больше поэтому разозлился… — сам не знаю почему, но мне совсем не хотелось рассказывать друзьям о том, что сказал перед уходом Малфой, так что я быстро пересказал основные подробности наших двух встреч. У Гермионы снова появилось на лице ее «всезнайское» выражение, и я в очередной раз поразился. Ну хорошо, она, конечно, много читает и знает, но о МАЛФОЕ-то ей что может быть такого известно? Может, уже идут слухи о привороте?

— Ну, Гарри, а тебе не приходило в голову, что Малфой мог просто… вырасти? — спросила она. — Ну, перерасти свою детскую вражду и обиду на тебя. Во-первых, ты сам помнишь, в прошлом году ходили слухи, что он отверг сторону Волдеморта. А во-вторых… Семнадцатилетие. Он родился летом, если не ошибаюсь? Значит, семнадцать ему уже есть.

— И фто такофо? — фыркнул Рон, засунув в рот половину шоколадной лягушки, одной из тех, что я принес. — Мам ффем тут по фемнаффать, — он проглотил большую часть, и речь снова стала членораздельной, — Я говорю, нам всем по семнадцать, но мы что-то не воспылали любовью к Слизеринцам.

— Ну… — Гермиона явно замялась, и вдруг выдала: — Понимаешь, это из-за того, что он чистокровный маг!

— Гермиона!!! — ахнул я. — Не верю, что ты это сказала! При чем тут чистокровность?

— Ну… — она слегка покраснела. — Нестандартная магия. В общем… Понимаешь когда я этим летом писала реферат по Чарам, я наткнулась на одну книгу… В ней собраны труды разных ученых, исследования и прочие. Она очень древняя, и большая часть трудов написана самой Ровеной Рейвенкло. Но есть одна часть за авторством Салазара Слизерина.

— И ты ее читала? — возмутился Рон. — Да там же наверняка одна черная магия!

— Рон, ну когда ты повзрослеешь наконец! Слизерин не был Темным Лордом, и вообще, то, что он занимался темной магией, не значит, что она была единственной сферой его интересов! На самом деле, если сравнить его с Волдемортом, Слизерин ничего такого не сделал…

— Ну да, конечно, — продолжал возмущаться он. — Он всего лишь поселил в замке жуткое ядовитое чудище, к тому же убивающее одним взглядом, чтобы перебить маглорожденных, — подумаешь, большое дело! Ни капельки не темная магия — может, Уход за Магическими Существами?! Может, он как Хагрид — просто пожалел бедную змейку?

— Да ты выслушаешь меня или нет! — вспылила Гермиона. — Я не оправдываю Слизерина, я просто говорю, что ему не откажешь в уме, и потом, разве врага не надо знать в лицо? И кстати, эти его статьи написаны в тот период, когда он еще не покинул школу, и был другом Гриффиндора и остальных. Он был тогда очень талантливым ученым, и нельзя пренебрегать его работами только потому, что впоследствии он…

— Ладно, суть мы поняли, — перебил ее я, так как эта дискуссия стала меня утомлять. — При чем здесь Малфой и его чистокровность?

— Ну… в общем, статьи древние, и язык довольно витиеватый… — смущенно сказала Гермиона, — но я поняла примерно так: у древних родов, чьи представители из поколения в поколение жили в одном и том же месте, иногда проявляется некая… родовая магия. В месте, где она наиболее сильна — думаю, в доме семейства, — маг из этого рода практически всесилен. Не знаю, насколько это так, но есть и другие эффекты. Эта магия поддерживает членов семьи, хранит, питает силой, защищает… и полный контроль, или хотя бы какую-то приобщенность к ней маг обретает в семнадцать лет. Вроде бы, именно поэтому этот возраст и считается у волшебников совершеннолетием. Вот я и думаю, если Малфой обрел эту самую магию, то может… Ну, может он осознал, что… Что ваша вражда — это детская глупость? Тем более, если он, и правда, отверг сторону Волдеморта.

— Ой, говори что хочешь, Гермиона, я в жизни не поверю, что хорек вдруг стал белым и пушистым, особенно после того, как мы засадили в Азкабан его папашу! — скривился Рон, закидывая в рот сразу горсть драже Берти Боттс. — А если он обрел какую-то там глупую родовую магию, для нас это может значить только одно — больше проблем! И кстати, раз уж на то пошло, я тоже чистокровный! Почему я не обрел никакую «родовую магию» в таком случае? — спросил он. Гермиона виновато поглядела на него.

— Потому что ты не наследник рода, Рон, — объяснила она. — Я спрашивала у Билла летом, и он подтвердил, что после семнадцатилетия ощутил, как его силы выросли, а дома он чувствовал постоянную ответственность за семейное благополучие. Поэтому и нанялся на работу в Гринготтс почти сразу, как окончил школу — чтобы помогать родителям.

— Да? Вот как? — с деланным равнодушием проговорил Рон, отворачиваясь к окну. Лицо его стало холодным и замкнутым, и он даже потерял интерес к сладостям. Откусив кусок тыквенного печенья, я открыл пакетик с соком, и тоже задумался, не прекращая жевать.

— Говоришь, это могут только чистокровные? — спросил я у Гермионы. Интересно, может ли она дать ответ на вопрос, который мучит меня с самого моего дня рождения?

— Ну вроде того, — согласилась Гермиона и посмотрела на меня с подозрением. — А что, ты тоже… что-то получил в день рождения? В смысле, какую-то магию? — в ее глазах не было и тени зависти, только бешеный энтузиазм. Я смущенно пожал плечами.

— Ну… не то, чтобы магию… Просто я многое осмыслил и понял… Но да, да Гермиона, я чувствовал какие-то магические волны, в свой день рождения. Правда, я тогда отнес это на счет эйфории по поводу того, что мне теперь можно колдовать, когда вздумается.

— Я так не думаю, — отозвалась она. — Я помню утро твоего дня рождения, и твою эйфорию… А тебе тогда не показалось, что все твои заклятия получались… ну я не знаю, чуточку более сильными и более точными, чем обычно? — Я помолчал, и бросил взгляд на Рона. Тот по-прежнему смотрел в окно с отсутствующим видом. Я вздохнул, и решился. Конечно, мне не хотелось ранить его чувства, но узнать правду казалось более важным делом.

— Да, показалось, — сказал я Гермионе. Она буквально просияла.

— Но Гарри, это же замечательно! Это наследие! — пришла в восторг моя лучшая подруга. — Правда, это может быть лишь отголосок — Все-таки, Нора это дом семейств Уизли, а не твоего. Но они друзья, поэтому ты получил хоть что-то. Вот будь ты на вражеской территории, у Малфоев, например, тогда семнадцатилетие тебя бы только ослабило. Но теперь, если ты обрел силу своего рода…

— Да как он мог обрести силу рода, если он полукровка! — неожиданно почти выкрикнул Рон, поворачиваясь к нам. — Ты сама сказала, дело в чистокровности!

— Ну… Понимаешь, Рон… — Гермиона замялась. — Слизерин не очень вдавался в подробности, так что я не знаю, возможно ли это… Но в конце концов, в том, что касается Гарри, ничего и никогда не бывает по-обычному, не так ли?

— Угу, — мрачно откликнулся тот, снова уставившись в окно. Я, закусив губу, отложил в сторону печенье — есть совсем расхотелось. Неужели опять, как на четвертом курсе, Рон обиделся на меня за то, о чем я не просил?

— Рон? — осторожно позвал я, но тот только посмотрел на часы и встал на ноги, выбираясь из-за столика.

— Нам пора патрулировать коридоры, — бросил он, вытаскивая из внутреннего кармана мантии палочку. Гермиона вздохнула, виновато посмотрела на меня, сочувствующе погладила по плечу, и поспешила вслед за Роном.

Оставшись один, я забрался в угол сиденья, ближе к окну, и стал смотреть на проносящиеся мимо деревья. Было грустно и тоскливо. Ну неужели Рон не может преодолеть свою обиду? Ведь смог же я пережить, что его, а не меня назначили старостой факультета! А он? На четвертом курсе чуть не полгода дулся, что его не взяли на Турнир Трех Волшебников, в прошлом году почти перестал разговаривать со мной и Гермионой из-за того, что его не допустили в класс продвинутого зельеварения… Несколько месяцев дулся, и все рычал на нас, что мы, дескать, подлизываемся к Снейпу — хотя на самом деле курс набирали по результатам СОВ, к которым Мастер Зелий не имел никакого отношения. Как только хватило сил потом помириться… Все равно, вплоть до самого лета в отношениях между нами тремя был какой-то холодок, который рассеялся только с моим приездом в Нору незадолго до семнадцатилетия. А может, этому способствовал мой скоротечный роман с Джинни, который как раз начался в конце прошлого семестра? Рон тогда сразу оттаял…

Но незадолго до начала учебы я начал понимать, что что-то не так в наших отношениях с Джинни. Конечно, она очень популярная девчонка, симпатичная и все такое, а я всего лишь семнадцатилетний парень, и во мне бушуют гормоны. И все-таки этого оказалось недостаточно. С одной стороны, общаться с Джин было весело, но как-то… пресно, что ли? Уж слишком я привык видеть в ней младшую сестренку Рона, почти сестру и мне самому. И потом, если с какой-то другой девушкой я, может, и мог бы пойти на поводу у гормонов, как Рон с Лавандой в прошлом году, то с Джинни приходилось все время помнить о том, чтобы не обидеть ее семью. Ручаюсь, если б я отважился с ней переспать, сейчас мы бы уже были обручены. Мерлин, да я прикоснуться к ней лишний раз боялся, переживал, что нас могут увидеть ее домочадцы.

В общем, мы решили прекратить отношения и остаться хорошими друзьями. Какой-то частью сознания я сожалел об этом, отчасти еще и потому, что Джинни чем-то напоминала другую девушку, думать о которой я запрещал себе с самого конца пятого курса. Ну хорошо, не совсем с пятого, но я хорошо запомнил момент, с которого все началось — когда она схватила меня за руку в коридоре Хогвартс-экспресса… Конечно, в тот момент мне было не до того. Тоска по Сириусу, чувство вины, да еще неприятный осадок от так и не сложившихся отношений с Чжоу… Однако летом, ближе к началу нового учебного года, я невольно стал ловить себя на мысли о том, что почему-то нередко вспоминаю тот самый эпизод, когда мы заколдовали Слизеринскую троицу. Сначала я говорил себе, что это из-за того, что я ощущаю некоторую неловкость от того, что мы с ними сделали, но позднее, уже в поезде, везущем нас на шестой курс, я вдруг столкнулся с ней в коридоре, и… И в груди у меня сладко защемило, точно так же, как раньше щемило при виде Чжоу. Это… тревожило. Слизеринка. Противница. Возможно, будущая Пожирательница Смерти. Как же я мог позволить себе влюбиться в нее?

И я не позволял. Вот уже год, как я всеми силами не позволял себе думать о Блейз Забини, мечтать о ней, видеть ее во сне… Но если с первыми двумя пунктами я еще справлялся, то последний был не в моей власти. Правда, Снейп в свое время утверждал, что научившись Окклюменции, я смогу и сны подчинить своей воле, но… Да что там, ну не было у меня никакого таланта к Окклюменции! Даже просто способностей не было. Вот Дамблдор это быстро понял на шестом курсе, и обещал найти другое решение, но пока не нашел его. Впрочем, на шестом курсе, казалось, в этом не было нужды. Волдеморт затаился — он сам ограждал свой разум от меня, копил силы и не особенно терроризировал Магический Мир, хотя, конечно, и не позволял ему забыть о своем существовании. Шестой курс — чуть ли не единственный спокойный год, который был у меня в Хогвартсе, ну, относительно спокойный. Но ведь занятия с Дамблдором, эти исследования прошлого Волдеморта, в попытках понять причину его бессмертия, не назовешь особенно волнующими. Нет, конечно, это было очень полезно и познавательно, но в то же время… Не было никакой тайны в том, чтобы погружаться в чужие воспоминания. Не было того пьянящего чувства, которое испытываешь, когда идешь по следу, разгадывая загадки, попадающиеся тебе на пути, и когда знаешь, что за результат придется СРАЖАТЬСЯ. Я знаю Дамблдор хотел показать мне, что бывает и другой способ разгадать загадку, но… Я не чувствовал, что разгадываю ее. Я просто шел от одного вывода к другому, по дороге, которую указывал директор. Выводы были не мои — вот что разочаровывало. Они были истинные и правильные, но… просто указанные. Не выстраданные после многочасового сидения в библиотеке, как те, что добывала Гермиона, и не найденные в результате безбашенной вылазки, вроде нашего с Роном похода к Арагогу на втором курсе. Просто информация, сухая и безликая, как в учебнике.

И даже в финальной битве, к которой вел этот год исканий, мне было отказано. Дамблдор обещал мне, что возьмет с собой, когда пойдет за очередным крестражем — и не сдержал слово. Потом он уверял, что ходил лишь на разведку, и не сомневался, что одного посещения будет мало. Впрочем, вернулся он мрачный и разочарованный. В пещере, где хранился крестраж, и где часть ловушек еще работала, кто-то успел побывать до него. Чаша, в которой в ядовитом зелье хранился медальон Слизерина, была пуста, а на дне ее покоился другой медальон, попроще, с вложенной внутрь запиской от некоего Р.А.Б. Кто бы он ни был, он унес настоящий крестраж, и неизвестно, смог ли уничтожить. Директор ничего не сказал о том, как именно можно уничтожить крестраж, но я догадывался, что нужно что-то очень разрушительное, вроде яда василиска, который был в клыке, пронзившем дневник. Как Дамблдор уничтожил кольцо? Это стоило ему руки. Мог ли медальон стоить этому неизвестному Р.А.Б. жизни?

— Гарри, Гарри, проснись. Пора переодеваться в школьную форму! — позвал меня голос Гермионы, и чья-то рука тряхнула за плечо. Я выпрямился, выныривая из объятий сна — ведь вроде не спал, просто размышлял, и все-таки, видимо, подремывал.

— Да, да, сейчас, — пролепетал я, судорожно пытаясь вспомнить со сна, куда именно сунул свой чемодан. Гермиона, уже в мантии, кивнула и вышла, оставив меня наедине со все таким же мрачным и отчужденным Роном. Я вздохнул. Похоже, для нашей с ним дружбы этот год будет не легче прошлого…

Pov Драко Малфоя

К тому времени, как я вернулся в купе, то легкое, весело-беззаботное настроение, которое было у меня с утра, и которое поначалу даже присутствие Пэнси не могло испортить, развеялось без следа. Почему? Сам не знаю. Раньше, меня бы порадовало выражение лица Поттера, когда я на его глазах приструнил Паркинсон. Но теперь я уже давно перерос и нашу глупую детскую вражду, и свою старую обиду, которая и стала ее причиной. Ну не подал он мне тогда руки, ну отверг мою дружбу — ну и что теперь? Это тогда мне казалось, что это самое ужасное и унизительное, что со мной когда-либо происходило. Но с тех пор случались вещи и пострашней. Да и потом, я и сам тогда был не подарок, надо признать, не говоря уже о Крэбе и Гойле, маячивших за спиной. Соображать надо было, кому, что и как говоришь. Но что взять с одиннадцатилетнего избалованного мальчишки, который привык, что мир крутится вокруг него? Теперь, после совершеннолетия, все кажется таким очевидным…

Блейз, опередившая меня на пару минут, уже уселась на свое место, и лишь презрительно фыркнула в ответ на злобный взгляд Пэнси. Дождь за окном усилился, и я с тоской подумал о том, как мы будем добираться до Хогвартса от поезда. Ладно, нам-то еще хорошо, все-таки кареты — это какая-никакая крыша над головой. Боюсь даже представить, что ждет перваков… вздохнув, я плюхнулся на сиденье рядом с Блейз, и, не теряя времени, устроился так же, как и до дежурства — ноги на подлокотнике, голова у нее на коленях. Сестренка хмыкнула, но протестовать не стала, за что я был ей безумно благодарен. Закрыв глаза, я постарался отвлечься, и пустить свои мысли в свободное плавание — не знаю, кому как, а мне такой способ помогает уснуть куда надежнее, чем считать единорогов, гиппогрифов и прочих тварей, которые передвигаются стадами…

Воспоминания, под стать настроению, были невеселыми.

Прошло всего пара месяцев после возвращения Лорда, и я стал понимать, что происходящее мне не нравится, и не нравится довольно сильно. Главным образом расстраивало то, как изменился отец. Из спокойного, уверенного, исполненного достоинства и всеми уважаемого человека он превратился в задерганного неврастеника, позабывшего и о собственной гордости, и о чести семьи. Ха! Поттер и его грифифиндорские дружки животики бы надорвали от смеха при мысли, что у Малфоев может быть честь! Хотя смешного в этом мало. Одно дело хитрость, манипуляции и интриги — и совсем другое — бесчестие. Одно дело — издеваться над Поттером и его приятелями в школе, и совсем другое — лизать подметки уродливому красноглазому трупу, который вовремя подсуетился привязать себя к этому бренному миру. Я искренне не понимал, почему отец и остальные терпят издевательства и безумие Волдеморта? Почему они не встанут и не дадут ему отпор? Да будь он хоть трижды Темным Лордом, одному против десятка магов ему не выстоять. Неужели они верят, что если он придет к власти, им станет лучше, чем сейчас? Да кто вообще способен чувствовать себя в безопасности, когда не знаешь, что ждать в следующую секунду от этого сумасшедшего? Мое недоумение перешло в уверенность, что это неправильно, после пятого курса и событий в Министерстве. Конечно, я злился на Поттера из-за ареста отца, но в глубине души понимал, что на самом деле в Азкабане Люциус в куда большей безопасности, чем в резиденции Лорда. Несправедливость гнева Волдеморта стала последней каплей. Он сердился на отца за неудачу — а разве сам не сбежал оттуда, поджав хвост? По совести, ни отец, ни тетка Белла не заслуживали наказания за провал там, где даже сам Лорд потерпел неудачу… Но Белла после его наказания оказалась недалека от того, чтобы повторить судьбу своих знаменитых жертв — Долгопупсов, а отца спасло только то, что у Лорда не было доступа в Азкабан, а проводить еще одну спасательную операцию ради проштрафившегося приспешника, Волдеморту было не с руки. Да-а, с этой точки зрения, Люциусу вообще повезло. Дементоров в Азкабане больше нет, а аврорская стража, хоть и ведет себя не очень-то вежливо, по крайней мере, не высасывает из него ни теплые воспоминания, ни душу.

Но главный сюрприз ждал меня впереди. За несколько дней до официального конца семестра, когда все экзамены были сданы, и все просто наслаждались летом и последними деньками в обществе друзей, примерно через два-три дня после событий в Министерстве, дверь моей личной, как старосты, спальни, неожиданно открылась, и вошел Снейп. Его вид заставил меня удивленно захлопать глазами — Северус выглядел так, как выглядел только летом, наезжая в гости в Манор. Никаких уродующих чар, создающих иллюзию сальных волос и желтых зубов, кожа чистая и белая, без признаков желтизны и с куда меньшим количеством морщин. В принципе, я-то, конечно, видел крестного в его настоящем облике не раз, просто он никогда не появлялся в таком виде в школе, когда его могли увидеть студенты. Вообще такими чарами пользовались большинство профессоров моложе сорока, специально делая себя не очень привлекательными, для отвода глаз студентов — иначе море скандалов из-за несчастной любви той или иной романтически настроенной старшекурсницы было бы обеспечено. Не то, чтобы Северус даже в своем настоящем облике был жгучим красавцем — но все же было в нем какое-то мрачное обаяние, которое как магнитом притягивает к себе некоторых девушек.

— Что случилось, крестный? — спросил я, прекрасно понимая, что Северус пришел ко мне не как декан факультета — декан вызвал бы меня к себе. Вместо ответа он взмахнул палочкой, запечатывая дверь, и вторым взмахом обновил защитные от прослушивания чары. Потом жестом велел мне сесть. Я устроился на своей кровати, приготовившись выслушать нечто очень серьезное. Снейп уселся на стул, стоящий возле письменного стола, и наконец заговорил.

— Дело плохо, Драко. — сказал он напрямую. — Ты знаешь о том, что Темный Лорд решил сделать Малфой-Манор своей личной резиденцией? В доме Риддлов оставаться опасно, туда в любой момент нагрянут Авроры.

— Да, я вчера связывался с мамой через камин в «Трех Метлах». Не публичный, естественно — из номера. — ответил я. — Она мне сказала. И что — это проблема? Мне казалось, это честь? — прикусив язык, я взмолился Мерлину, чтобы Северус не расслышал сарказма в моем голосе. А не проверяет ли он меня, по приказу Лорда?

— Честь? Для тебя — нет. Проклятие, арест Люциуса может стать твоей погибелью, ты хоть понимаешь это, Драко? — спросил он. Я непонимающе покачал головой.

— Но почему? Министерству нечего мне предъявить, и вообще, при чем тут я?

— Проблема не в Министерстве, а в Лорде, — отозвался Снейп. — Изволь, я все объясню подробнее. Лорд очень… разочарован в Люциусе. Нарцисса не говорила тебе, что три дня отхаживала Беллу после того, как Лорд расправился с ней за неудачу в Министерстве?

— Да, говорила, — кивнул я. Тетку, которую я в жизни не видел, мне жаль не было — жаль было маму, которой пришлось о ней заботиться, а еще возмущала несправедливость этого наказания. Северус кивнул.

— При том, что Беллатрисса не была ответственной за операцию — отвечал за нее Люциус, — добавил он. — У Лорда нет доступа в Азкабан, не сейчас, когда силы его подорваны. Дуэль с Дамблдором не прошла для него бесследно, да и ситуация с Поттером… Ну ладно, это не суть важно. Важно, что сейчас Лорд не может никаким образом физически добраться до Люциуса, чтобы… Ну, скажем, наложить Круциатус. Но это совсем не значит, что у него не осталось способов воздействия на твоего отца. У него их целых два — Ты и Нарцисса.

— Понятно, — сказал я, ощущая холодок внутри. — И что же он намерен делать с нами? Убить? — крестный покачал головой.

— Нет. Не просто так. Он не может себе этого позволить. У Лорда слишком мало… НОРМАЛЬНЫХ союзников. Фанатики, вроде Беллатриссы, монстры, вроде Грейбека, или скрывающиеся преступники, которым некуда податься, вроде Хвоста, — вот костяк его армии. Они простят и примут все что угодно, что бы он ни сделал — как с ними, так и с их семьями. Но есть и другие — вроде Нотта, Эйвери или Яксли, кто сохранили крохи влияния и положения перед Министерством, и кроме того, могут еще думать своим умом. Если за провинность своих слуг Лорд станет карать их убийством их семей, то они просто разбегутся в разные стороны. Поэтому Лорд придумал другой способ. По сути, это то же самое, но если его план сработает, у него будет оправдание, формальная причина для именно твоего наказания. Так вот, Драко, по его плану, ты получишь Черную Метку сразу, как только вернешься домой.

— Что? Черную Метку? Но… Но я думал, он не берет на службу тех, кто еще не закончил школу! По крайней мере, тех кому еще нет семнадцати!

— В твоем случае он сделает исключение, — мрачно пообещал крестный. — А теперь слушай меня очень внимательно, Драко, и будь любезен умерить свои амбиции! Помни, что я говорил тебе в начале. Это наказание — а не честь для тебя, не доверие Лорда и не способ дать тебе шанс, что бы он ни говорил тебе потом. Понимаешь?

— Не очень, — признался я. — Он призовет меня на службу, но что дальше? Чем это даст ему оправдание?

— Тем что получив метку, ты получишь еще и очень важное и ответственное задание. Не знаю, какое, но… Невыполнимое. Невозможное для юноши твоих лет.

— Например? — с вызовом спросил я. Было немного обидно, что крестный заранее думает, что я не справлюсь, однако ответ Северуса охладил мой пыл.

— Например? Разрушить Хогвартс. Заменить трупным ядом все лекарства в больнице святого Мунго. Привести к нему Поттера — добровольно. Убить Дамблдора. Выбирай, что кажется тебе более осуществимым?

— А можно лучше убить Поттера и привести Дамблдора? — пошутил я, устало закрывая глаза. Снейп вскочил.

— Это не шутки, Драко! Получив метку, ты будешь полностью во власти Лорда, пойми ты это уже!

— Но я не понимаю, Северус! — воскликнул я, резко выпрямляясь. — Метка — это всего лишь способ связи, не более! Что она изменит?

— Это не просто способ связи, Драко, — возразил Снейп устало. — Это… клеймо. Позорное клеймо, каким метят скот! Оно сломает твою жизнь. Если Лорд проиграет войну — а это вполне вероятно, — ты получишь «волчий билет» на всю жизнь, даже если ничего не успеешь сделать у него на службе.

— Ты так уверен, что Лорд уступит Поттеру? — усмехнулся я, но Снейп припечатал меня суровым взглядом. Я удивленно вскинул брови — раньше крестный разделял мои взгляды на гриффиндорского очкарика.

— Поттеру? — горько усмехнулся Северус. — Как насчет Дамблдора? Ты забываешь, кто из них лидер «Светлой стороны». А Дамблдор хоть и стар, но все еще самый могущественный маг современности. И один Темный Лорд на его счету уже есть. В Министерстве Лорд с ним не справился, и неизвестно, справится ли позднее. Да и Поттера рано сбрасывать со счетов. Он молод, и потенциал у него есть, как ни печально признавать это.

Я с подозрением посмотрел на него. Опасные слова, на грани измены, но все же… Крестный умен. По собственной доброй воле он говорит все это, или же это хитроумная ловушка?

— И все равно, я не понимаю. Что изменится, если я получу метку?

— О, ты всего лишь будешь помечен как его слуга. И тебе придется подчиняться, хочешь ты того или нет. — отозвался Снейп. — И не смотри так скептически. На кону жизнь Нарциссы.! — воскликнул он. Я рывком выпрямился.

— При чем здесь Нарцисса?

— А кто, думаешь, будет заложницей твоего послушания? — фыркнул Северус. Я замолчал, а потом вздохнул.

— Я все понял, крестный. — сказал я. — А теперь, пожалуй, мне надо подумать.

— Велика вероятность того, что ты погибнешь, пытаясь выполнить это задание, каким бы оно ни было. Если нет, сразу убивать тебя он не станет. Трехчасовой Круциатус… Если ты и выживешь, — что маловероятно, — все равно, ты до конца жизни будешь торчать в Мунго, по соседству с Долгопупсами. Не думаю, что Нарцисса переживет такое, даже без всякой помощи со стороны Лорда. А Люциус… Он достаточно силен, чтобы вынести ее смерть, или твое безумие, но вот все сразу… — Снейп покачал головой. — Это сломает его. Он станет послушной куклой в руках Лорда. Ты понимаешь это?

— Да, — кивнул я. На самом деле, я все прекрасно понял, как только Снейп начал излагать план Лорда. Но теперь меня грызли сомнения. Насколько далеко простирается забота крестного? И что сильнее — она или его преданность Лорду? Насколько я могу доверять ему? В голове рождались зачатки планов, но мне необходимо было все хорошенько обдумать.

— Драко, — мягко сказал Снейп. — Я… Ты даже несовершеннолетий, и не должен решать такие проблемы, но… Сейчас непростое время. Боюсь, вся ответственность ложится на твои плечи. Что же ты будешь делать?

— Я… Я должен подумать, Северус, — ответил я. Крестный нахмурился и кивнул.

— Понимаю, — сказал он. — Но помни, ты должен принять решение до того, как уедешь из школы. И… Что бы ты ни решил — ты можешь рассчитывать на мою поддержку, — неловко закончил он, сделав шаг вперед, словно хотел коснуться моего плеча, но остановился, передумав.

— Спасибо, крестный, — сказал я. Снейп кивнул и вышел.

Думал я не то чтобы очень долго. Жизнь под властью Лорда мне активно не нравилась, не было смысла это отрицать. При мысли о том, что может быть дальше, пробирала дрожь. С другой стороны, если Северус искренне считает, что на стороне Лорда меня ждет верная смерть… Ну или безумие, это не лучше, — значит… Значит сторону надо менять.

В первый момент мысль о переходе на сторону Дамблдора — и Поттера! Того самого Поттера, который отверг мою дружбу, который все эти годы… — эта мысль показалась мне абсурдной. Смешной. Почти безумной. Но чем больше я думал об этом, тем более и более реальной она мне казалась. Если Северус не ошибается на счет планов Лорда — что маловероятно, — то другого выхода просто не существует.

Ближе к вечеру прилетела сова от Нарциссы. Конечно, писать прямо мать не могла — это было понятно, но даже сам тон письма — осторожный, напряженный, испуганный, — говорил о многом. Если уж даже она, хозяйка Малфой-Манора, безупречная леди, всегда владеющая собой, была напугана… Именно после этого я принял окончательное решение. Воспользоваться помощью Северуса я не спешил. Одно дело — попытка защитить крестника, смягчить его участь, как-то вступиться за него — и совсем другое — помощь ему в совершении предательства. Может, он вообще просто расставляет на меня ловушку? В это верить не хотелось, но полностью исключить такую возможность я не мог.

Нет, обращаться надо было напрямую к Дамблдору. Но вот беда — как это сделать? Поттер может, и мог припереться к нему в кабинет когда заблагорассудится, но я такой возможности не имел. Конечно, я знал, где расположен кабинет директора, но понятия не имел о пароле. Впрочем, проблема решилась довольно легко — ускользнув с ужина, пока Дамблдор еще сидел за столом, я занял позицию в нише с доспехами поблизости от его кабинета, и приготовился ждать. Директор появился не так чтобы очень скоро — я успел порядком заскучать, — но, на мое счастье, один. Он подошел к горгулье, и тихим голосом назвал пароль — на расстоянии я не расслышал его, но это было сейчас не важно. Горгулья медленно отъехала в сторону, но Дамблдор не стал подниматься — он обернулся в мою сторону и внимательно осмотрел коридор сквозь свои очки-половинки. Я глубоко вздохнул, и шагнул вперед.

— Добрый вечер, Драко, — мягко сказал директор, когда я приблизился. — Ты что-то хотел, мой мальчик?

— Да, профессор, сэр, — ответил я, смущаясь, и не очень представляя себе, как и что буду говорить. — Я… я хочу сказать… Я хотел спросить вас, не могли бы вы… то есть, я… — чуть ли не впервые в жизни я лепетал и запинался, хуже неотесанного увальня Хагрида. Люциус со стыда бы сгорел, услышав, что его наследник выражается подобным образом. Но Дамблдора это, похоже, даже порадовало, он молча стоял и терпеливо ждал, когда же я соберусь с мыслями.

— Ну же, Драко, — все так же мягко подбодрил он меня, когда я совсем стушевался, и только мысль о том, что ждет меня в случае, если я сейчас провалюсь, останавливала меня от того, чтобы сбежать от него сломя голову. Я вздохнул и попытался еще раз:

— Профессор Дамблдор, я хочу попросить вас о помощи, — фраза далась мне нелегко, но следующие пошли легче, — Я хотел бы … эээ… принять вашу сторону в войне, но боюсь, что Темный Лорд будет не очень рад моему решению, и попытается… гхм, повлиять на него. Моя мать в его руках, так что, доводы у него весомые. Мне… Боюсь, одному мне с этим не справиться.

— Я очень рад, Драко, что ты обратился ко мне, — улыбнулся директор. — Но здесь неподходящее место для подобных разговоров. Может, ты согласишься подняться наверх вместе со мной? — предложил он.

— Оу… да, хорошо, — неловко согласился я.

Дамблдор привел меня в свой кабинет, где я до этого был только раз — еще до школы, как-то приезжал вместе с отцом, когда он был здесь по делам Попечительского Совета, которым тогда председательствовал. В кабинете, как ни странно, мое смущение прошло, и я свободно изложил директору все, что узнал сегодня утром от Снейпа.

— Я не хочу принимать метку, — закончил я, — И не желаю Волдеморту победы. Но если он станет угрожать моей матери, или отцу — я не смогу сопротивляться. Вы… Я знаю, вы невысокого мнения о моей семье, и вообще, но… К кому еще я могу обратиться? Мне… мне нужна ваша помощь.

— Я уже сказал, я рад, что ты все-таки обратился ко мне, Драко, — с прежней мягкостью сказал директор. — И тебе абсолютно нечего стыдиться, наоборот. Твой поступок… Это требует немалой отваги. Ну что ж, не скажу, что ситуация меня удивляет… Лорд Волдеморт не славится своей мягкостью, даже по отношению к своим слугам. Я думаю, нам необходимо защитить твою семью, а для этого их нужно отправить в безопасное место.

— Снейп считает… — начал я, и заткнулся, проклиная свой длинный язык. Но Дамблдор только кивнул, и обернулся к камину.

— Ах да, Северус. Думаю было бы не лишним, если бы он присоединился к нам, если ты не против, — сказал он, бросая в камин щепотку летучего пороха. — Северус, зайди ко мне, будь любезен, — проговорил Дамблдор в пламя, и, погасив его небрежным взмахом палочки, снова повернулся ко мне.

— Сэр, но профессор Снейп, он же…

— Пожиратель Смерти — это ты хотел сказать? — улыбнулся директор. Я захлопал глазами. Дамблдор покачал головой. — Не бойся, Драко. Я полностью доверяю Северусу Снейпу, и, можешь быть уверен, в этом вопросе мы можем на него целиком положиться.

Не то, чтобы я сомневался, что Северус не выдаст меня Темному Лорду — нет, но что Дамблдор доверяет ему до такой степени, что позволяет, фактически, помогать мне предать Волдеморта?

Да уж, вот чего не ожидал от крестного — так это того, что он все это время был шпионом Дамблдора. Известие это меня малость шокировало, но впрочем, увидев его лицо при виде меня в кабинете директора, я почувствовал себя отмщенным. Крестный был немного расстроен тем, что я не доверял ему, однако я не был бы Слизеринцем, если бы не знал, как отговориться. Далеко ходить не пришлось, — я просто выразил свое восхищение его талантами шпиона, сказав, что не доверял потому, что не смог его разоблачить.

Втроем со Снейпом и Дамблдором мы придумали вполне сносный план моего побега с «Темной стороны». На мой взгляд, в нем было несколько серьезных пробелов, однако профессора, казалось, ни капельки не сомневались, что все получится, как надо. Для успеха оставалось только заручиться поддержкой Нарциссы, в которой я не сомневался. Ну конечно, кроме этого я настоял на том, чтобы Дамблдор лично проконтролировал ее отход, и обеспечил, чтобы все прошло без сучка, без задоринки.

План был прост, насколько возможно в сложившейся ситуации. Расчет мы сделали на защитную магию рода Малфоев и на Узы Стражи Манора. Правда, меня малость смущал тот факт что обычно к родовой магии наследник приобщается после совершеннолетия, а мне было только шестнадцать, но Дамблдор заверил меня, что в подобных случаях возможны исключения. По его словам, в отсутствие главы рода даже несовершеннолетний наследник мог воспользоваться магией дома, правда, с разрешения опекуна. В том, что мать даст разрешение, я не сомневался. Тревожили меня мои собственные способности: а смогу ли я сделать все как надо, если ни разу не делал ничего подобного? Это ведь не школа, где за ошибку с тебя в худшем случае снимут баллы. Наказание будет куда более суровым, да и шанса исправиться тоже не будет.

Второй пункт меня тоже беспокоил. По плану я должен был отказаться служить Волдеморту — и когда я стал мысленно называть его по имени? — и при помощи Уз Защиты выкинуть непрошенных гостей из дома. Конечно, я пару раз видел, как Люциус избавлялся от нежелательных посетителей таким вот образом, однако папа делал это нечасто — все-таки ему нужно было сохранять лояльность к Министерству. Трудность состояла в том, что он-то, возможно, и знал, как выгнать только строго определенного посетителя, но вот у меня не будет ни времени, ни возможности, разбираться в таких тонкостях, а потому придется гнать всех и сразу. А это значило, что под действие чар попадут и Северус с Нарциссой. И если Снейпу это было только на руку — иначе риск быть разоблаченным возрастал, — то за мать я переживал. Конечно, крестный заверил меня, что предупредит ее заранее, и она будет готова аппарировать прочь, как только окажется за воротами поместья. Дамблдор предложил спрятать ее в Хогвартсе, или в штабе Ордена Феникса, — при этом директор как-то загадочно улыбнулся, и сказал, что она вряд ли будет протестовать против второго. Я сомневался, однако твердо знал, что, невзирая на отношение Нарциссы, штаб ордена и впрямь надежное место, если Волдеморт так и не нашел его за прошедший год, хотя отдал бы за это собственную руку, да еще нагайнин хвост в придачу.

Единственное, что в плане не вызывало сомнений, это предложение Дамблдора защитить Малфой-Манор помимо родовой охранной магии, еще и заклятием Доверия. Правда, благодаря Узам, оно все равно не подействовало бы на представителей рода, однако таковых, кроме меня и Люциуса, просто не оставалось: ведь мало иметь родственную кровь, надо носить еще и фамилию Малфой, чтобы считаться членом рода. Люциус же в тюрьме был в полной безопасности, по крайней мере, в ближайшее время, и Дамблдор заверил меня, что при малейшем признаке опасности, замеченным Снейпом, его переведут в более безопасное место, где Волдеморту да отца не добраться.

Потом Снейп ушел связываться с Нарциссой, а Дамблдор, задержав меня, задал еще один вопрос, который я и сам старательно обдумывал все это время:

— Драко, скажи, а ты уверен, что твои однокурсники, равно как и прочие Слизеринцы не захотят снискать расположение Лорда Волдеморта, и сдать тебя ему? Я бы не так сильно волновался, учись ты в Гриффиндоре или Хаффлпафе, но Слизерин есть Слизерин. Ты пользуешься авторитетом, Драко, но будет ли его достаточно?

— Вы, как и все, думаете, что в Слизерине только темные маги? — спроисл я с отвращением. Директор вздохнул и печально улыбнулся.

— Естественно, нет, — ответил он. — И передо мной живое тому доказательство. И все же, не забывай, многие твои друзья — дети Пожирателей Смерти. Если их родители прикажут им доставить тебя Темному Лорду… Кто-то найдет в себе силы сопротивляться, как ты, но кто-то послушается, и тебе придется туго.

— На самом деле, на нашем факультете не так уж много детей Пожирателей Смерти, — возразил я. — С нашего курса — Тео Нотт, но его отец не горит желанием вмешивать его в интриги Темного Лорда, так что Тео ему пока не представлен. Еще Даная Эйвери с шестого курса — то есть, с будущего седьмого. Но ее можно не бояться — она вообще редко видит родителей, и потом, я слышал, она встречается с Фаррингтоном из Рейвенкло, а он полукровка. Так что, похоже, она сама не разделяет родительских взглядов. Остальные все — с младших курсов, и их меньше, чем вы думаете.

— Ну хорошо, а ты не допускаешь, что кроме детей Пожирателей есть еще и те, кто просто поддерживает идеи Волдеморта, сами по себе? — спокойно спросил Дамблдор.

— Ну, на этот случай у меня есть Крэб и Гойл, — возразил я. — Знаю, вы скажете, они сами дети Пожирателей. Но когда мы только поступали в школу, они принесли мне младшую магическую присягу, — сказал я, и замолчал на пару минут, наслаждаясь эффектом. Да уж, ТАКОЕ выражение на лице Дамблдора — редкая картинка.

— Младшую магическую присягу? — повторил он. — Ах, понимаю, — лицо директора просветлело. — В самом деле, их родители были должниками Люциуса, после того, как он помог им избежать тюрьмы после первой войны. Значит, вот как они расплатились. Хм… Не могу сказать, что я целиком одобряю это, однако в сложившейся ситуации, данный факт нам на руку. И все же, прошу тебя, Драко, будь осторожней. И если возникнут какие-то проблемы — немедленно обращайся к профессору Снейпу, или прямо ко мне.

Я лишь рассеяно кивнул. В тот момент меня куда больше чем противостояние со Слизеринцами волновала предстоящая встреча с Темным Лордом. Великий Мерлин и Чаровница Моргана, как же мне было страшно! Последующие дни я метался между надеждой, ужасом и отчаянием. И злился. Постоянно злился — на все подряд: на дурацкий финальный ужин, на речь Дамблдора, на тугодумие Гойла и идиотизм Крэба, на Поттера, глотающего слезы за гриффиндорским столом, и старательно избегающего всех попыток его друзей поддержать его… Ну да, вроде я что-то слышал, что погибший в министерстве Сириус Блэк был его крестным. Неужели они знали друг друга? Неужели Поттер верил ему после того, как тот 12 лет отсидел в Азкабане за то, что предал его родителей? По-видимому, да, раз гриффиндорский очкарик так переживает его смерть. Тогда его вид все еще внушал мне неприязнь, и пробуждал застарелую обиду за отвергнутую дружбу. Не знаю, во что бы все это вылилось, если бы не выходка Пэнси с приворотным зельем, которая несколько отвлекла меня от моих переживаний по поводу предстоящего столкновения со Злом. И все же это было ужасно — одно из самых отвратительных воспоминаний в моей жизни, даже и до сих пор. Очнуться от дурмана приворота — вообще ощущение не из приятных, но очнуться, чтобы обнаружит себя в постели с Пэнси! ТАКОГО я бы даже Поттеру — да что там, самому Волдеморту не пожелал бы. Как же я потом радовался, что это не был мой первый опыт! Первый опыт был после пятнадцатилетия, летом перед пятым курсом. Отец несколько раз специально возил меня в подходящие заведения — и в Лондоне, и в Париже, где меня научили всему, что каждый уважающий себя (и партнершу) маг должен уметь делать в постели. Как же я теперь был ему за это благодарен! Ведь если бы не это…

Да, глядя правде в глаза — если бы не это, то ночь с Паркинсон вполне могла отбить у меня всякое желание встречаться с девушками. Ну, может не насовсем. Встречаться с парнями для меня было неприемлемо — еще тогда же, в одном из веселых домов в Париже, отец настоял, чтобы я попробовал побывать в постели с парнем, чтобы выяснить, не гей ли я. Мда, меня хватило ровно на полтора поцелуя, — после чего я позорно сбежал в ванную, и минут пятнадцать обнимался с унитазом, а потом еще двадцать чистил зубы. Впрочем, отец остался этим фактом страшно доволен, хотя многие не видят в гомосексуальных отношениях ничего дурного. В кодексах многих семей они даже разрешены, при условии, что маг находит способ обеспечить род прямым наследником. В общем, я четко уяснил, что это не для меня, и на этом успокоился.

Справедливости ради, стоит признать, что сам процесс секса с Пэнси я не помню. То есть, я помню, что это было — но вот свои ощущения вспомнить не могу. Помню только свой ужас и отвращение, когда чары развеялись, и я понял что происходит. Нет, может, кто-то и найдет Паркинсон привлекательной, не спорю, — вот Крэб, например, сохнет по ней с третьего курса. Но не я. Помню, осознав, что произошло, я пулей вылетел из кровати и часа два проторчал в ванной, стоя под самым горячим душем, какой только мог выдержать. К счастью для нее, Пэнси хватило ума за это время убраться прочь, и, к счастью для меня, я даже под действием зелья не забыл то, чему меня учили, и воспользовался контрацептивными чарами. В общем, все кончилось благополучно, не считая того, что я заработал одно из самых отвратительных воспоминаний в жизни, а Пэнси — разбитое сердце.

И как будто этого мало, следом я получил и второе самое отвратительное воспоминание в жизни — когда чтобы хоть что-что выплеснуть злость на Поттера из-за того, что его выходки поставили меня в такую сложную ситуацию — отец в Азкабане, а мне предстоит ВЫКИНУТЬ из своего дома ТЕМНОГО ЛОРДА, при этом воспользовавшись узами В ПЕРВЫЙ РАЗ В ЖИЗНИ!!! Ну да, признаю — идея устроить Поттеру засаду была не блестящей — а впрочем, надо сказать спасибо, что она вообще была — как я соображал тогда, не знаю. Ну да, еще я помнил, что было после четвертого курса — близнецы Уизли постарались на славу, отец чуть с ума не сошел, когда мы прибыли. Грозился засудить и их, и их папашу, однако формально предъявить им ничего не мог — жизнь моя не была под угрозой, да и, по правде говоря, удалялись все последствия за пять минут элементарными средствами. На сей раз заклятия были попротивнее и посерьезнее, однако умница Блейз справилась за пару минут, и привела нас в божеский вид.

Слава Мерлину, хоть за нее я мог не волноваться, — она, не заезжая домой, уезжала к матери, в Бразилию. Очередной отчим, бразильский дон, владелец обширного поместья, оказался на удивление порядочным человеком, и непременно желал познакомиться с чадом обожаемой супруги. Как ни странно, но продержался он дольше остальных — жив до сих пор, насколько мне известно. Впрочем, судя по рассказам Блейз, видимо, ее матушка нашла в нем то, что давно искала — с нее он пылинки сдувает, поместье у него просто великолепное, да и материальное положение не из последних.

В общем, попрощавшись, Блейз с матерью, которая, как ни странно, встречала ее на вокзале, сразу отправились в Международный Каминный узел, чтобы уехать в Бразилию, а меня забрала Нарцисса. Я, признаться, думал, что с вокзала мы отправимся домой, однако мать потащила меня в какую-то крохотную гостиницу на отшибе маленького городка, названия которого я не запомнил, расположенного где-то посередине пути между Лондоном и Малфой-Манором. Там у меня была возможность умыться и более-менее оправиться от превращения.

Да-а, это говорило о многом — и в первую очередь о том, что в Маноре теперь небезопасно до такой степени, что я не могу позволить себе ни малейшего проявления слабости. Умываясь перед зеркалом в крохотной ванной, я провел влажной ладонью по волосам, откидывая челку со лба, и замер.

Вот примерно такую прическу я носил в детстве — зализанную со всех сторон, залитую гелем так, что даже в самый сильный ветер из нее не выбивалось ни волоска. Ничего не поделаешь, традиции… Я все мечтал, что когда войду в подростковый возраст, смогу отрастить волосы, чтобы быть похожим на отца. Но реальность оказалась не так благосклонна. В тринадцать лет мои волосы отросли почти до плеч, и приехав домой, я в первое же утро, помыв голову, встал перед зеркалом, чтобы посмотреть, как это будет выглядеть, и буду ли я похож на Люциуса.

Это была катастрофа. Мало того, что пока я переодевался, волосы постоянно путались, лезли повсюду, падали на лицо и в глаза, и когда я закончил, были всклокочены не хуже Поттеровских. Расчесав их, я наконец отважился посмотреть на себя…. И пришел в ужас. Из зеркала на меня смотрело непонятное существо — не то мальчик, не то девочка. Мягкие платиновые локоны, гладкие и шелковистые, красиво обрамляли лицо, но если надеть на меня платье и повесить в уши сережки, можно смело отправляться на бал дебютанток! Чуть ли не взвизгнув от гнева, я кинулся к матери, и потребовал, чтобы мне сегодня же — нет, сейчас, вот сию минуту привели парикмахера, и сделали какую угодно, самую модную и красивую КОРОТКУЮ МУЖСКУЮ стрижку! К счастью, Нарцисса не была слепой и моментально уяснила суть проблемы. Через полчаса ее личный стилист уже суетился вокруг меня, одну за другой накладывая на мою растрепанную голову чары иллюзии, предлагая разные варианты стрижек — однако все они чем-то не нравились то мне, то Нарциссе. Наконец уставший стилист еще раз взмахнул палочкой — иллюзорные волосы, разделившись на прямой пробор, упали чуть более длинными прядями на лоб, сзади по затылку стали совсем короткими, а сверху немного длиннее, чуточку не доставая ушей. Нарцисса нахмурилась.

— По-моему, такое носят даже маглы, — недовольно сказал она съежившемуся от страха стилисту. А я разглядывал свое отражение, и понимал, что, пожалуй, этот вариант мне нравится больше, чем все предыдущие. Стрижка мне шла, делая как-то одновременно раскованнее и старше. В зеркале отражался уже не ребенок, а молодой паренек. Ну что ж, если мне не суждено походить на отца, то, по крайней мере, я не буду выглядеть как девчонка!

— Мне нравится, — сказал я, и мать изумленно замолчала. Стилист, обрадованный успехом, взялся за работу. К тому времени, как отец вернулся из Министерства, с работы, я уже успел даже слегка привыкнуть к своему новому виду, и даже мать признала, что новая стрижка мне чудо как идет. Блейз, со свойственной ей иронией, фыркнула, что я «взялся за ум», и даже отец, после нескольких минут разглядывания моей головы, остался доволен.

Перед тем как мы покинули гостиницу, мать, коснувшись палочкой моего плеча, быстро прошептала что-то на латыни — как выяснилось, формулу одобрения, позволяющую мне, как наследнику, воспользоваться магией Манора. Все бы хорошо, знать бы еще, с чем ее едят, эту магию…

Дела дома обстояли еще хуже, чем я мог себе представить. То, о чем говорил крестный, не передавало и десятой доли того, что на самом деле творилось в Маноре! Чего стоил Макнейр, топчущий кованными сапожищами персидский ковер, или Грейбэк, разваливший свою немытую годами тушу в любимом кресте Люциуса! Мамин коллекционный фарфор, предназначавшийся для украшения, а не для использования, — выставленный на столе, покрытый потеками и остатками пищи. Половина предметов потрескались, часть была разбита, и осколки устилали пол столовой, вперемешку с окурками и просто распотрошенными сигарами. Части оружия из коллекции на стене недоставало, некоторых картин — тоже… Грязное ничтожество Хвост, выскользнувший из моей лаборатории с грязным пузырьком в руке и связкой сушеных саламандровых хвостов в другой! За разоренную лабораторию, куда даже отец входил только с моего согласия, мне стало обидно до слез — чуть ли не больше, чем за весь остальной дом! Нарцисса успокаивающе сжала мою руку.

— Терпи, солнце, — шепнула она. Я кивнул, и обратился к Окклюменции, чтобы успокоиться и заодно подготовить свое сознание к встрече с Лордом. Учить меня ей взялись еще с прошлых каникул по очереди отец и крестный, и Снейп продолжал заниматься со мной и в школе, пока я не добился успехов. Северус ворчал, что «вот если бы у всех получалось так же хорошо, как у тебя, то проблем бы было куда меньше», хотя я не представлял, что бы это могло значить, пока не застал как-то у него в кабинете Поттера, якобы «посещавшего дополнительные занятия по зельеварению». Ха! Да Снейп в жизни не давал дополнительных занятий — это раз; если бы это и впрямь были дополнительное по зельям, Поттер был бы на нем не один — тот же Долгопупс обязан был составить ему компанию, — это два; и где, спрашивается, был котел и ингредиенты для зелий, или хотя бы учебник с конспектами, если они занимались зельями? — это три. В руках у обоих были палочки, а на лице у Поттера — растерянное и беззащитное выражение, знакомое мне по первым урокам Окклюменции с отцом. Сложить все факты вместе было несложно — вывод: Северус учил Поттера Окклюменции. Впрочем, меня это не касалось, да и способа использовать это знание я не видел, поэтому я притворился, будто поверил декану, и просто отложил это до лучших времен.

Нарцисса повела меня наверх по парадной лестнице, ковер на которой в нескольких местах был порван, а многие скобы, удерживающие его — погнуты или вырваны с корнем. Навверху разорение было менее значительным, но тоже явным — разбитые вазы, порванные портреты на стенах, кучи мусора на полу… Северус говорил, что мать отправила эльфов на кухню и велела не показываться в доме для их же сохранности — Темный Лорд и некоторые его последователи не побрезговали бы ставить на них какие-нибудь опыты. Ну почему Волдеморт не мог ограничиться теми из Пожирателей Смерти, которые знали, как полагается вести себя в гостях? А впрочем, такое их поведение говорило яснее ясного о теперешнем положении Малфоев — с нами больше не считались, и, похоже, не намерены были считаться и в будущем. Мать легонько подтолкнула меня в спину.

— Темный Лорд ждет тебя, — сказала она. — Он хочет поговорить с тобой, и велел привести тебя к нему сразу, как только мы прибудем в Манор. Будь осторожен, Драко.

Гостиная, где нас ждал Темный Лорд, была когда-то маминым музыкальным салоном. Но теперь, когда на крышке ее рояля устроилась Нагайна, а в кресле, где обычно сидел, слушая ее игру, Люциус, расположился Волдеморт, я сомневался, чтобы Нарцисса когда-нибудь по доброй воле снова вошла в эту комнату.

Это был не первый раз, когда я видел Темного Лорда — в прошлом году он появился в поместье на Рождественских каникулах, когда я был дома. Но тогда меня защищал отец, бывший еще в милости у Лорда, а он не подпустил меня близко. Так что в тот раз я толком и не разглядел страшного гостя, хотя его нечеловеческий облик потом некоторое время внушал мне неспокойные сны. Теперь же, увидев его вблизи, почти на расстоянии вытянутой руки — ну может, чуть больше, ибо почтительно остановился подальше, — я был потрясен. Голый, лысый череп, на котором, незаметный издали, тоненькой сеточкой проступает узор чешуек — самих их еще нет, однако похоже, что Лорд все дальше и дальше уходит по тропе отречения от человеческого облика. От оценивающего взгляда красных глаз меня пробрала дрожь, и я низко поклонился, изо всех сил стараясь очистить свой разум не только от давно запрятанных вглубь сознания планов, но даже от отдаленно непочтительных мыслей. Когда я выпрямился, Волдеморт все еще разглядывал меня, и я поспешно опустил глаза в пол. Правда, Северус говорил, что для Темного Лорда это не помеха, и он может использовать легилименцию даже на расстоянии, не говоря уже об отсутствии зрительного контакта, но облегчать ему задачу я не собирался. Впрочем, страх полностью подавить мне не удалось, да и в голове царил сумбур, что не укрылось от Темного Лорда.

— Ты боишься меня, мальчик? — спросил он. Голос у него был высокий и, на удивление, по-юношески звонкий. Я, ожидавший змеиного шипения, вздрогнул от неожиданности.

— Я… Милорд, разве я могу не бояться, когда моя семья в столь очевидной немилости? — спросил я, ниже склоняя голову и мысленно укрепляя щит в своем сознании, оставив на поверхности страх, уважение и покорность. Видимо, Темный Лорд удовлетворился этим, равно как и моим ответом.

— Ты умный мальчик, Драко Малфой, — сказал он. — И поэтому я дам тебе возможность исправить свое положение. Ты готов служить мне, Драко? — Я похолодел. Он что, собирается посвятить меня прямо сейчас? Но как же так, я же толком еще не поговорил с матерью, я не чувствую никаких уз поместья, я не готов…

— Я… Милорд, это так… такая… такое… — залепетал я, лихорадочно силясь придумать подходящий ответ, который позволит мне выиграть хоть несколько минут времени!

— Милорд, умоляю, позвольте ему прийти в себя, — мягким, нежно-музыкальным голосом произнесла Нарцисса, удивив меня настолько, что практически забыл о страхе! Таким голосом она разговаривала только с Люциусом, когда они считали, что остались вдвоем и позволяли себе понежничать друг с другом. Не то, чтобы я подслушивал — просто пару раз застал их в такие моменты, ну и иногда не торопился выйти, когда родители хотели остаться наедине. — Драко только что приехал, к тому же, в поезде на него напали эти ужасные гриффиндорские хулиганы. Наложили заклятие трансфигурации, так что он только что пережил два превращения… Мой сын еще не оправился, будьте снисходительны, умоляю вас, — продолжала тем временем мама.

— Это так, Драко? — требовательно спросил Темный Лорд. — На тебя напали, и ты допустил, чтобы они наложили на тебя свои чары? — он презрительно поморщился, что на его лишенном носа лице выглядело вдвойне жутко. — А впрочем, каков отец, таков и сын.

— Милорд, я… — начал было я, пытаясь сыграть возмущение и рвение к службе, но Волдеморт оборвал:

— Прочь! Ступай, приведи себя в порядок, мальчишка! — приказал он. — Ты принесешь мне присягу сегодня в полночь. Ну а когда ты примешь метку и пройдешь посвящение, мы посмотрим, удастся ли мне еще воспитать из тебя хоть что-то достойное. Прочь с глаз моих!

Нарцисса схватила меня за локоть, и потащила прочь из комнаты, хотя я вовсе не сопротивлялся. К моему удивлению, она повела меня не в мою комнату, а к себе, в родительскую спальню. Толкнув меня на кровать, мать села рядом, положила мою голову к себе на колени, и стала ласково гладить по волосам, словно мне опять было пять лет, и меня напугал вой ветра в трубах, после страшных рассказов крестного про оборотней и вампиров.

— Знаю, милый, тебе страшно, — шептала она, — он ты должен быть сильным, Драко. Ради себя, ради Люциуса, ради меня. Солнышко мое, ты ведь понимаешь, чем мы все рискуем…

— Я боюсь, — тихо сказал я, — но не отступлю, мама. Ты же знаешь, у меня всегда так… Отступать мне теперь некуда…

— Знаю, родной, знаю, — вздохнула мать, продолжая гладить меня по голове. Я завозился, устраиваясь поудобнее.

— Как вы договорились с крестным? — спросил я. Подслушивания я не боялся: никто не может подслушать Малфоя в его доме против его воли. Мама вздохнула — затея ей не особенно нравилась, но она, как и я, понимала, что другого выхода у нас нет.

— Я аппарирую от ворот Манора, как только сработают Узы, — сказала она, повторяя вызубренный маршрут. — Перемещусь на станцию в Хогсмид, где меня будет ждать Хагрид с портключом в кабинет Дамблдора. Директор наложит и закрепит на меня заклятие Доверия, и я стану Хранительницей тайны Малфой-Манора. После этого он передаст мне еще один портключ, который доставит меня во Францию, где будет ждать тетушка Анабель. — первоначальный план со штабом Ордена Феникса Нарцисса забраковала, заявив, что скрыться в защищенном чарами вейл замке ее тетки во Франции будет куда надежнее любых охранных чар на территории Британии. Дамбдлор не возражал, поэтому я полагал, что так и вправду будет надежнее.

— Ты уже договорилась с тетушкой? — спросил я, чувствуя, что начинаю засыпать. Нарцисса кивнула.

— Да, я связалась с ней через камин с вокзала Кингс-Кросс, пока ждала прибытия Экспресса, — сказала она. — Она уже ждет. Не переживай, милый. Тебе нужно отдохнуть… — глаза у меня слипались, и я нашел в себе силы лишь что-то неразборчиво пробормотать в ответ, почти не разжимая губ.

По мере того, как я успокаивался и расслаблялся, я медленно начинал ощущать древнюю силу Манора, дремлющую в толще его каменных стен, в тиши подземелий и переплетении дальних коридоров, поднимающуюся из самих глубин земли, на которой он стоял. Я окончательно закрыл глаза, и, должно быть, задремал.

Мне снилось, что я иду по залитым солнечным светом коридорам поместья, подставляя лицо свежему теплому ветерку, залетающему с открытой галереи внутреннего двора. Помню, как-то во время одной из наших вечных стычек, Поттер в запале ляпнул что-то о том, что мой дом должен быть похож на склеп — такой же огромный, каменный, холодный, темный и неуютный. Но это настолько не соответствовало действительности, что даже не обидело — я тогда лишь рассмеялся, и съязвил что-то в ответ.

Ну да, Манор каменный, и комнаты в нем просторные, с высокими потолками — да как в любом уважающем себя поместье. Но это не делает их неуютными. Слава Моргане, с отопительными чарами у нас проблем нет, щелей днем с Люмосом не сыщешь (откуда бы?), а окна эльфы содержат в идеальном порядке, поэтому в замке всегда тепло и уютно. Окна у нас огромные, и недостатка в солнечном свете нет ни малейшего, а мебель красивая и изящная, конечно, но и прежде всего удобная — иначе какой в ней смысл? Малфои настолько богаты, что могут не гнаться за внешним лоском в ущерб комфорту — мы вполне можем позволить себе все это совмещать.

Во сне солнечные коридоры привели меня в один из залов в глубине дома — не то ритуальный, не то еще какой-то. Огромное пространство, пронизанное светом из высоких стрельчатых окон, казалось, пело — музыкой солнечного света и магии. Я будто воочию видел светящиеся в солнечных лучах магические нити — мог коснуться их, если хотел, и чувствовал, как они отвечали тихим музыкальным звоном на мои прикосновения. Очарованный, я долго бродил по залу, касаясь нитей, и вслушиваясь в их пение, созвучное с музыкой моей души, звенящей где-то внутри меня. Постепенно я начал различать и узнавать разные нити. Вот благополучие, вот узы эльфов, вот семейный покой и уют, а вон — чары защиты от болезней и недугов. По верху окон, оплетая серебристой паутиной весь периметр зала, вилась толстая серебристая вязь, привлекая мое внимание, и я понял — вот то, что мне нужно. Узы Защиты Манора.

Протянув руку, я прикоснулся к паутинке, и тотчас же от нее отделилась нить, улегшаяся в мою ладонь не повреждая рисунка. Я оплел ее концом свои пальцы, чувствуя тепло и спокойствие, наполняющие меня….

— Драко! Драко, милый, проснись! — позвала меня мать, тряся за плечо. Я очнулся, поднимая голову и вопросительно глядя на нее — я всегда просыпался сразу, целиком, словно и не спал, и этот раз не был исключением. Однако в первый момент меня даже слегка удивило то, что вместо залитого солнечным светом зала, я увидел погруженную в полумрак родительскую спальню. Я все еще ощущал нить Уз, оплетающую пальцы моей правой руки. (Вообще-то, по большей части я левша — например, пишу или колдую я левой рукой, — но некоторые вещи мне удобнее делать правой — например, ловить снитч, или нарезать ингредиенты для зелий, — и порядок использования той или иной руки определяется чисто инстинктивно.) Поведя плечами, я сел, оглядываясь. Я спал, как в детстве, растянувшись поперек родительской кровати, укрытый легким пледом. Нарцисса стояла рядом с кроватью, с тревогой глядя на меня, и несмотря на снизошедшее на меня во сне спокойствие, эта тревога снова пробудила мои страхи. — Без четверти двенадцать, — сказала мать. — Тебя ждет Лорд. Он в бальном зале, и все Пожиратели тоже. Ты готов, родной?

— Да, — ответил я, поднимаясь с кровати, и старательно давя в себе червячок сомнения. Взглянув в зеркало, я ужаснулся — волосы после сна всклокочены, школьная мантия, которую я так и не снял, измялась и выглядит просто ужасно! Схватившись за первую попавшуюся расческу, лежащую на мамином туалетном столике, я принялся приводить себя в порядок. Нарцисса осторожно помогла мне выпутаться из мантии, и, неодобрительно поморщившись, наложила освежающие чары на школьную форменную рубашку и брюки, оставшиеся на мне.

— Нет времени переодеваться, — сказала она, пока я заканчивал укладывать волосы. — Вот, надень, — она набросила мне на плечи темно-синюю, почти черную мантию из плотного шелка, довольно строгую, и в то же время элегантную. — И сними форменный галстук, он сюда не идет, — добавила мать, расправляя складки на моем плече. Я сдернул галстук и стал поправлять воротник. — Не думаю, что кто-то оценит, если ты будешь при полном параде, так что этого должно хватить, — негромко сказала Нарцисса, расправляя последние складки, и вдруг крепко обняла меня… — Держись, сыночек! У тебя все получится, дорогой, я знаю, я верю в тебя!

— Конечно, мам, — отозвался я, обнимая ее. — Не переживай. Увидимся через пару дней — я приведу Манор в порядок и приеду к вам.

Было бы легче не думать о том, что ждало внизу, но я никак не мог заставить себя отвлечься. Страх внутри меня все рос и рос, пока мы спускались по лестнице и шли к дверям бального зала. Рука Нарциссы в моей была ледяной, но я почти не ощущал этого: мои пальцы тоже стыли от ужаса. Возле самых дверей мать в последний раз обняла меня за плечи. Мое сердце билось так громко, что мне казалось, будто его удары эхом отдаются в пустынном холле.

— Ты готов, Драко? — спросила Нарцисса. Я глубоко вздохнул. Со мной всегда так было — я мог до дрожи бояться того, что мне предстояло — и неважно, был ли это экзамен, квиддичный матч или чемпионат среди юниоров по фехтованию (чуть ли не единственное соревнование в моей жизни, которое я выиграл). Однако когда подходило решающее время, я словно сбрасывал с себя свои страхи, и пер вперед не хуже Крэба или Гойла — ну, конечно, не так топорно, а с присущим мне изяществом… Но все равно, я будто кидался в омут головой, и не позволял себе бояться вплоть до тех пор, пока все не заканчивалось. Потом — потом меня могли мучить кошмары, но это было уже неважно.

Сейчас сделать привычное усилие, и освободиться от страха было трудно, как никогда. Некоторое время я медлил, впиваясь ногтями в ладони, и тут снова почувствовал оплетающую мои пальцы серебристую паутинку защиты Манора, видимую мне одному. Она словно только и ждала, чтобы я вспомнил о ней, и засветилась тихим серебристым светом. Вверх по руке от ладони покатилось ласковое тепло, словно пришедшее из того сна. Оно накрыло меня с головой, смывая прочь страх и неуверенность. Древняя песнь Манора снова зазвучала в моей душе, ощущение защищенности и безопасности окутало меня, точно толстое пушистое одеяло. Расправив плечи, я накрыл ладонью левой руки ледяные пальцы матери у себя на плече.

— Я готов, — сказал я. — А ты? Палочка с собой?

— Да, естественно, — кивнула Нарцисса, отступая от меня и мгновенно овладевая собой. — Пора.

Часы за нашей спиной с громким щелчком соединили стрелки на цифре 12, их старинный механизм зашуршал, готовясь отбить полночь. Не дожидаясь, я нажал на ручку двери, и с первым ударом шагнул в зал. Нарцисса неслышно проскользнула в зал за моей спиной и незаметно заняла место рядом с сестрой, чуть поодаль от Лорда. Она никогда не заостряла внимание на том, что у нее самой нет метки, видимо, стараясь создать впечатление, что отметины Люциуса на них двоих достаточно. Впрочем, до сих пор так оно и было.

Лорд стоял на небольшом возвышении — откуда он его взял, интересно, в танцевальном зале? Неужели перетащил платформу для музыкантов, обычно помещавшуюся в углу? Мда, вот что значит плебейское воспитание и любовь к театральности и дешевым эффектам. Смешно. Я хмыкнул, однако на смену насмешке пришел гнев — да кем этот уродливый лысый красноглазый труп себя возомнил? Сила Манора окутывала меня, и я не боялся, что он проникнет в мою голову и услышит мои мысли.

Пожиратели смерти, шатающиеся вразброд по залу, по знаку Волдеморта заняли свои места, образовав два полукольца от него к дверям. Я пересек свободное пространство, и, остановившись в паре шагов от него, поклонился. Пожиратели обязаны были приветствовать Лорда, опустившись на колени и целуя край его мантии, но я даже под страхом немедленной Авады в лоб не смог бы заставить себя сделать это, и только надеялся, что до посвящения сойдет и так.

— Ты пунктуален, Драко, — сказал Лорд. — Надеюсь, это не единственное твое достоинство? — холодно осведомился он. Среди Пожирателей послышались смешки, но я не обратил на них внимания, чувствуя, как растет и концентрируется вокруг меня сила Манора. Лорд, как мне показалось, хотел вывести меня из себя, и был удивлен, что не смог. — Впрочем, должно же и у Малфоев быть хоть какое-то полезное качество, — предпринял он еще попытку. Смешки стали громче, но я по-прежнему игнорировал их. Магия рода окутывала меня теплым облаком, и пока она была со мной я чувствовал себя в полной безопасности. По лицу Северуса, стоящего рядом с возвышением, скользнула одобрительная улыбка, придавшая мне дополнительную уверенность.

Лорд, тем временем, видимо, решил прекратить попытки смутить и разозлить меня, и перешел к делу.

— На колени, Драко Малфой! — приказал он, тыкая в моем направлении длинным бледным костлявым пальцем. Во мне еще ярче вспыхнул гнев. Я взглянул на мать — она была бледна, но в глазах светилась решимость. Я едва заметно кивнул ей и перевел взгляд на Лорда, на сей раз без страха взглянув в его уродливые красные глаза. Гнев и ярость полыхали во мне ярким факелом: да как смеет это полукровное ничтожество распоряжаться в моем доме, да еще отдавать мне приказы! На лице Волдеморта отразилось замешательство, когда его попытка проникнуть в мою голову наткнулась на глухую стену, усиленную родовой магией.

— Я не приму метку, — твердо и четко сказал я. — Я не буду тебе служить! — каждое слово падало в тишину, но я понимал, что затягивать свою речь не стоит — надо действовать, пока Лорд и Пожиратели не опомнились. Краем глаза я заметил, как смертельно побледнел Снейп — наверняка потом прочтет мне лекцию о вреде попыток нарваться на неприятности. Однако, расчет расчетом, но для чего ж еще существуют такие моменты, как не для пафосных жестов и речей? Да и потом, расчет у меня очень даже есть — ошеломление, которое вызвали у всех мои слова, позволило мне выиграть несколько дополнительных мгновений. Нащупав второй рукой нить Уз манора, струящуюся с правой ладони, я переплел с нею пальцы левой. Время выходило — ошеломление в красных глазах Лорда уже начало сменяться яростью. У меня оставалось всего лишь несколько мгновений. — Ты больше здесь не хозяин! — почти выкрикнул я в узкое змеиное лицо. — Вон!

Магия Манора подсказывала, диктовала каждое движение. Я резко вскинул руки, скрещивая запястья перед лицом, накидывая на них петлю серебристой нити и затягивая ее. Да-аа, на это стоило поглядеть. Такое ощущение, что все поместье разом превратилось в один гигантский портключ, не действующий только на меня. Зал на несколько секунд заволокло легкое голубоватое марево, а когда оно рассеялось, я увидел, что остался один. Повинуясь магии Манора, я затянул еще один узел на нити Уз, который не позволит никому постороннему проникнуть сюда. Позже я добавлю кое-какие чары к каминной сети, чтобы Северус, Мама, Блейз и, конечно же, Дамблдор могли со мной связаться.

С сожалением я выпустил из рук нить Уз Манора. Серебристая паутинка, которую видел только я, еще некоторое время мерцала в воздухе, а потом медленно растворилась. Магия, конечно же, никуда не делась, и я по-прежнему ощущал ее в глубинах дома. Она была здесь, она все еще успокаивала и поддерживала меня, и мне казалось, что так все и должно быть. Это только сейчас, после семнадцатилетия, когда я полностью ощутил ее и принял наследие рода, я понял, что тогда лишь прикоснулся к ее могуществу, теперь наполнившему меня с головой.

В общем, следующие полчаса я провел, мобилизуя домовиков на уборку дома, настраивая каминную сеть и корректируя защиту поместья, чтобы она не пропускала никакие мало-мальски опасные посылки. Когда все эти занятия себя исчерпали, я было собирался отправиться помогать эльфам приводить в порядок Манор — я готов был делать что угодно, лишь бы занять себя чем-нибудь на то время, пока нет известий от матери. Однако как раз когда я уже собирался заняться приведением в порядок письменного стола в отцовском кабинете, камин вспыхнул зеленым пламенем, и в нем возникла голова Северуса — мрачного, но довольного.

— Лорд в ярости, — радостно сообщил он. — А Белла… Ты бы это видел. Нет, ну правда, ей сначала сильно досталось за то, что не уследила за сестрой и племянничком, но все-таки Лорд был на удивление мягок с ней. Потом он уединился с Нагайной, а Белатрисса, можно сказать, заняла его место. Тоже рвала и метала от ярости. Кстати, у тебя здесь все в порядке? Рудольф и Рабастан Лестранжи пытались аппарировать в Манор — а они кузены Люциуса, так что могло получиться…

— Ну, если бы у них получилось, ты бы это знал, не так ли? — пожал плечами я, усаживаясь на заново вычищенный эльфами ковер в кабинете перед камином. В самом деле, узы Манора то и дело предупреждали меня о чужих попытках проникнуть внутрь, однако защита работала как надо, и я не волновался на этот счет. Куда больше беспокоило другое. — Северус, с тобой там все было в порядке? Ты не очень пострадал при… изгнании из Манора?

— Нет, не волнуйся, — улыбнулся крестный. — Ты был на удивление мягок, особенно в сравнении с Люциусом. Однажды он вышвыривал кого-то при мне, и могу сказать, что кости тому пришлось собирать долго.

— Ну, я боялся покалечить тебя или Нарцису. Кстати, ты не знаешь, как она? — не утерпел я. Снейп понимающе кивнул.

— Я знаю только, что до кабинета Дамблдора она добралась благополучно. Насколько я понимаю, в данный момент они заняты наложением заклятия Доверия. Не волнуйся, она свяжется с тобой, как только доберется до последнего пункта назначения, — сказал он. Я со вздохом кивнул. — Я смотрю, ты уже начал приводить Манор в порядок? — переменил тему крестный, видимо, чтобы отвлечь меня, и я был ему несказанно благодарен за это.

— Да, я сразу же мобилизовал домовиков, — сказал я, пожимая плечами. — Кстати, Северус, ты не зайдешь помочь мне с лабораторией, когда освободишься? Страшно подумать, во что она превратилась, после того как в ней хозяйничал Хвост. — Северус хмыкнул.

— Хорошо, но попозже, ладно? — сказал он. — Сейчас у меня слишком много дел, да и Лорд может что-то заподозрить, если я буду с тобой общаться.

— Ладно. Кстати, тебе же, наверное, в любом случае теперь придется держаться от меня подальше?

— Ну, летом нам и вправду лучше воздержаться от плотного общения, — согласился Снейп, — Но Лорд прекрасно знает, что в Хогвартсе я не смею и волоса тронуть на голове любого из студентов, поэтому, думаю, что там это будет безопасно.

Я снова вздохнул. Без крестного придется совсем плохо — торчать два с лишним месяца в Маноре в одиночестве я не выдержу. Пожалуй, надо и впрямь как можно быстрее привести дом в порядок и уезжать к матери во Францию. Ну, это если она сама благополучно туда доберется.

— У меня есть еще кое-какие дела, — сказал между тем Северус. — Мне обязательно нужно наведаться в Хогвартс, а так же утром показаться на глаза Лорду, и рассказать, что Дамблдору известно о твоей выходке.

— Это теперь так называется? — рассмеялся я почти истерически — наступала реакция на пережитое потрясение. Снейп успокаивающе улыбнулся мне.

— С точки зрения Лорда — да, — сказал он, — но если он узнает, что Дамблдор в курсе, он, по крайней мере, поймет, что ты действовал не по глупой прихоти, и что бороться предстоит не только с тобой в этом случае. Думаю, что проблема с семейством Малфоев останется ждать решения для лучших времен — и вот нам еще одна причина получше беречь Поттера. Пока Лорд с ним не расправится, он не будет размениваться на другие цели…

— Как подумаю, что приходится положиться на этого… — я содрогнулся. Северус понимающе усмехнулся, однако разговор пора было сворачивать — нас обоих ждали еще дела.

Я занялся восстановлением сломанных или разбитых предметов мебели и посуды — эльфийская магия, конечно, тоже справлялась с этим, но мне необходимо было чем-то себя занять, пока не было вестей от матери. Она вышла на связь где-то через час после крестного — усталая и измотанная, но тоже, как и Снейп, довольная. Ее путешествие, по ее словам, прошло без помех, правда, пришлось пережить пару не особенно приятных минут во Французском Министерстве, когда местные власти стали отказываться впустить ее на территорию страны. Но в конце концов отсутствие Темной Метки и порука тетушки Анабель сделали свое дело.

Несмотря на все проблемы, то лето было беззаботным и счастливым. Как и собирался, я провел его во Франции вместе с Нарциссой в замке тетушки Анабель. Здесь, на континенте, влияние Волдеморта ощущалось мало — о нем говорили, его обсуждали, его идеи и методы ругали или хвалили, но в целом дела не шли дальше разговоров. К англичанам и всему английскому тут относились настороженно — но к моему удивлению, фамилию «Малфой» воспринимали спокойно — даром что она французская по происхождению. Как выяснилось, наш «Ежедневный пророк», где история с арестом Люциуса предавалась широкой огласке, здесь не выходил, а местные газеты больше внимания уделяли Поттеру — его нелегкому детству и горячему отрочеству, чем арестам Пожирателей Смерти. Нет, об этой истории с отцом где-то сообщалось — маленькой статейкой странице на шестой или седьмой одного из ежедневных изданий — не более того. Короче, в общем и целом, учитывая, что по-французски я говорю великолепно, проблем у меня не возникало.

А еще были Эмерельд и Сапфира — племянницы покойного мужа тетушки Анабель, тоже гостившие в ее замке в это лето. Очаровательные близняшки — полувейлы, старше меня месяцев на семь. Имена им, кстати, дали из-за цвета глаз — как нетрудно догадаться, у Сапфиры они были ярко-синими, а у Эмерельд — изумрудно-зелеными, чуть темнее, чем у Блейз, больше похожими на глаза Поттера. В общем, обе девчонки не давали мне проходу с первого же дня моего приезда. Подозреваю, что поначалу они просто-напросто поспорили от нечего делать, кто из них первая сможет затащить меня в постель (не то чтобы я был против или сопротивлялся). Однако если они надеялись опутать меня чарами вейл, чтобы я все лето сходил по ним с ума и хвостиком бегал следом, то их ждало разочарование. Конечно, в моих жилах крови вейл было немного — самая малость, однако и ее хватало для того, чтобы у меня был стойкий иммунитет на их чары. Нет, девчонки саами по себе мне нравились, да оно и понятно — вейла даже без всяких чар способна свести с ума любого мужчину. Однако этот иммунитет делал меня в данном случае хозяином положения. Пару дней я откровенно забавлялся, глядя на разочарованные лица близняшек, когда вместо того, чтобы повинуясь действию чар, пасть на колени, или сделать еще какую-нибудь глупость, я демонстративно брал метлу, или полотенце, и шел летать, или купаться на ближайшее озеро. Конечно, я понимал в глубине души, что рано или поздно окажусь в постели с одной из них, однако наивно полагал, что смогу решить это сам. Однако после нескольких дней, когда я игнорировал их, девчонки решили, что положение выходит из-под контроля, и пора брать дело в свои руки. Так они и сделали. В общем, на четвертую или пятую ночь после моего приезда, когда я уже дремал, лежа в постели, дверь тихонько скрипнула, пробуждая меня. Однако прежде чем я успел сообразить, что происходит, или хотя бы достать палочку из-под подушки, две легкие тени скользнули от дверей к широкой кровати, а в следующее мгновение ко мне прильнули с двух сторон теплые и гибкие тела. Мда-а… Если на свете и было средство лучше, чтобы забыть отвратительную историю с Паркинсон, чем ночь с двумя полувейлами, то я его не знаю — но и этого, смею утверждать, было более чем довольно. Даже в веселых домах Парижа и Лондона, куда возил меня Люциус, я не испытывал ничего подобного.

Все лето мы развлекались втроем, весьма довольные друг другом. И если тетушка Анабель еще изредка покачивала головой в знак неодобрения, то Нарцисса, казалось, была только рада за меня. Впрочем, мать прекрасно знала о том, что отец позаботился о моем сексуальном образовании, и нисколько не сомневалась, что я не допущу неожиданностей и осложнений. В общем, когда мы расставались — меньше чем за неделю до конца августа, когда мне необходимо было вернуться в Лондон, чтобы успеть купить нужные учебники и прочие школьные принадлежности — не считая одежды, гардероб свой я предпочел обновить в Париже, — девчонки были явно расстроены, и на прощание опутали меня такой сетью вейловских защитных чар, что я был теперь защищен едва ли не надежнее Поттера, да еще и тетушка Анабель добавила к их чарам свои. Однако несмотря на самые теплые симпатии и веселое лето, мы расставались не влюбленными, а просто хорошими друзьями — я хорошо понимал, что если одна из сестер, или даже обе, найдут себе женихов, я не стану даже ревновать, наоборот, буду только рад за них. Наверное, найди я себе невесту, девчонки бы, конечно, не встретили ее с распростертыми объятиями, однако, убедившись, что она — то что мне нужно, приняли бы ее, в этом я был уверен.

Шестой учебный год был на редкость скучен. Волдеморт копил силы и проводил какие-то ему одному понятные исследования и эксперименты, хотя, конечно, иногда устраивал нападения и разбои, вроде обрушения одного и Лондонских мостов, или великаньей прогулки по югу Англии, — исключительно ради поддержания своей репутации, надо полагать. В школе учеба шла своим чередом. По просьбе Дамблдора я даже перестал, насколько мог, цепляться к Поттеру и Компании. По крайней мере, до драки с самим Поттером дело ни разу не дошло — все то, что я говорил ему, я мог бы сказать и кому-то из своих приятелей. Ну правда, то, что от друга звучит как просто беззлобное подтрунивание, может показаться едва ли не смертельной обидой от того, кто пять лет был твоим врагом, однако каким-то чудом все шло гладко. Правду говоря, с его рыжим приятелем мы пару раз все же сцепились, но тут уж он сам виноват. Вообще Уизли не такой уж пай-мальчик, как все думают, и не упускает случая нахамить, особенно когда понимает, что это вполне может сойти ему с рук. Хвала Моргане, его хотя бы не сделали старостой школы, в пару Грейнджер, и он довольствовался положением старосты факультета, так что тут мы были на равных. Впрочем, когда это я считал рыжего нищеброда равным себе хоть в чем-то? Хотя, конечно, одно-единственное достоинство у него есть, — это его сестра… Даже мне приходилось признать, что Джинни Уизли заслуженно пользуется репутацией одной из самых популярных девчонок в школе, наряду с Блейз и Ханной Эббот. Ну, Хаффлпаффскую блондинку можно не считать — ее сердце давно и прочно принадлежит Энтони Голдстейну с Рейвенкло, так что у других парней нет шансов. А вот мелкая Уизли то и дело меняла кавалеров. Хотя, в любом случае, шансов с ней маловато — мало того, что она, по слухам, прочно влюблена в Поттера, так у нее еще и шесть старших братьев, которые и без всякого волшебства способны сделать котлету из неугодного сестренкиного кавалера.

Блейз тоже преподнесла мне сюрприз в начале года. Когда она приехала в Англию — всего на день позже меня, — я ее некоторое время почти не узнавал, и дело было вовсе не в том, что она изменилась внешне — здесь как раз, кроме загара, изменений было мало. Нет, Блейз как подменили. Всегда такая спокойная и уравновешенная, она вдруг стала подвержена резким перепадам настроения, и безо всякой причины — то грустная, то нервная, то взволнованная, то в депрессии. После ее рассказа о летнем романе с каким-то местным бразильским мачо, я поначалу думал, что она просто скучает по нему. И вдруг… Гром среди ясного неба! В один прекрасный момент я снова попытался ее разговорить, и она во время перепалки вдруг выкрикнула, что чихать хотела на этого бразильца с высокого дерева, и гигантская секвойя ей для этого вполне подойдет. Оказывается, встречаясь с ним, она просто пыталась отвлечься и не думать о… Поттере! Сказать, что я был в шоке — ничего не сказать. В первый момент я разозлился, конечно. Однако, поразмыслив, пришел к выводу, что, в принципе, ее можно понять. Во-первых, Золотой Мальчик Гриффиндора повзрослел, вырос, и из вечно лохматого недоразумения превратился во вполне симпатичного парня — надо быть слепым, чтобы не заметить, как на него поглядывают девчонки, и дело тут не только в его знаменитости. И потом, Блейз всегда привлекали яркие личности — а уж в этом отношении с ним во всей школе мог поспорить разве что Дамблдор. В отношении популярности у противоположного пола я бы, правда, еще посмотрел, кто кого — он или я, но, как вдруг понял, меня больше не интересовало соперничество с ним — ну разве что в квиддиче. А в отношении прекрасного пола… Тоже не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что мы просто слишком по-разному относимся к девушкам. Для меня романы — это скорее просто способ развлечься и неплохо провести время. Я редко влюбляюсь в своих партнерш хотя бы настолько, чтобы наши отношения просуществовали дольше нескольких месяцев — куда чаще пара недель, и все. Для Поттера же все как нельзя более серьезно — ну еще бы, если он полтора года сох по Чанг, при том что у них не было ни одного нормального свидания — а когда оно произошло, они расстались, и с тех пор о его новых романах что-то не слышно… Хотя, если уж совсем до конца быть с собой честным, то сестре я бы скорее пожелал встречаться с ним, чем с собой. Вот только шансов у нее маловато, несмотря на его разрыв с Чанг. Вряд ли Святой Поттер когда-нибудь посмотрит хоть на одну девушку с нашего факультета…

Однако скоро я стал в этом сомневаться — уж слишком заинтересованно поглядывал порой Поттер в сторону Блейз. Я, правда, не стал ей ничего говорить, пока не удостоверюсь окончательно, но все-таки, надежда была… вот только как бы смягчить его отношение к Слизерину, и не особенно откровенно дать понять, что его ухаживания могут быть приняты? Мне определенно нужен был женский совет…

Получить нормальный совет я смог только этим летом, которое опять провел во Франции в замке вейл. Ну, правда, перед этим мне все же пришлось недельку пожить в Маноре, чтобы пронять и понять свое наследие — вот это было здорово! Я ощутил настоящую силу, которая струилась по мне, подобно могучему горному потоку! Древние знания, могущество, даруемое магией рода… Теперь я наконец понял, почему Слизерин, а следом за ним и Волдеморт, считали магглорожденных существами низшего порядка — однако мне, в отличие от них, стало просто жаль ту же Грейнджер, которая, несмотря на все свои таланты, знания и усидчивость, никогда не сможет почувствовать ничего подобного. Она так и вынуждена будет до конца жизни махать палочкой и рыться в книгах в поисках ответа на вопросы — и никогда не ощутит в своих жилах эту силу, способную свернуть горы…

В общем, в замке вейл, где я снова проводил лето в приятном обществе Эмерельд и Сапфиры, мне удалось посоветоваться с ними относительно Поттера и Блейз. С их помощью, равно как и с помощью советов Нарциссы и тетушки Анабель, мне удалось выработать если не план, то хотя бы стратегию поведения для себя и сестрички, призванную внушить Поттеру, что не так страшен Слизерин, как он думает…

— Драко, ты спишь? — тряхнула меня Блейз. По моим прикидкам, ехали мы часа полтора-два, однако открыв глаза, я обнаружил, что за окнами совсем темно. Хотя, может, рано стемнело из-за дождя? Заглянув в лицо Блейз снизу вверх (я все еще не поднимал головы с ее колен), я легонько потянулся.

— Нет, не сплю, — ответил я на ее вопрос. — А что такое?

— Скоро опять наша очередь патрулировать коридоры, — отозвалась Блейз, явно недовольная чем-то. Впрочем, учитывая злобный вид Пэнси на соседнем сиденье, это было ничуть не удивительно: она, казалось, накаляла атмосферу в купе до такой степени, что даже Крэб с Гойлом бросили жевать (а впрочем, может, им просто было уже нечего), и сидели, вжавшись в сиденье и пряча лица за журналами комиксов.

— Ладно, — согласился я, садясь, и вытаскивая из кармана расческу, чтобы привести в порядок волосы после сна.

Как оказалось, это было последнее дежурство в эту поездку. Приняв смену от Эрни Макмиллана, которого в этом году назначили старостой школы вместо Голдстейна, бывшего им в прошлом, мы с Блейз двинулись по коридору экспресса, то и дело заглядывая в те купе, откуда доносился шум. Однажды нам пришлось разнимать сцепившихся третьекурсников с Рейвенкло и Гриффиндора, в другой раз — прекратить перебранку между парой девчонок из Слизерина и парнем из Гриффиндора. Продолжая обход в третий раз, возле одного из купе мы наткнулись на Гермиону Грейнждер, одиноко стоящую в коридоре, и листающую какую-то небольшую потрепанную книжонку в темно-красной обложке.

— Тебя что, из купе выгнали, Грейнджер? — не сдержавшись, хмыкнул я, впрочем, постаравшись смягчить тон, чтобы не вышло чересчур грубо. — За какие грехи? — как я ни старался, она все равно вскинулась.

— Малфой! — ее глаза перескочили на Блейз и удивленно расширились. — Забини! Что это значит — где Паркинсон? Отлынивать от обязанностей старосты непозволительно!

— Паркинсон отстранена до вечера, — отозвался я. — Кстати, за попытку атаковать Поттера. Он тебе не сказал? Хм, интересно, я думал, вы всем делитесь друг с другом…

— Он сказал, что ты обезоружил ее, но не говорил, что отстранил… — пробормотала Грейнджер, словно оправдываясь, но тут же взяла себя в руки. Ее глаза подозрительно сузились. — С чего вдруг такая лояльность, Малфой?

— Гре-ейнджер, — протянул я. — Ну если я скажу, что вдруг стал белым и пушистым, ты ж мне все равно не поверишь. — она, скорчив гримасу, хотела было что-то съязвить в ответ, но удержалась.

— А что, правда стал? — спросила она вместо этого. Я фыркнул.

— Ну а если да, то что? — спросил я, выгнув бровь. На лице Грейнджер снова отразилась внутренняя борьба, и на сей раз она все-таки не удержалась:

— Единственный раз, когда ты был белым и пушистым, Малфой, был на четвертом курсе — и против твоей воли! — почти выкрикнула она. Я стиснул зубы, и до боли впился ногтями в ладони, только бы не ответить ей что-нибудь в том же духе. Ругаться с Грейнджер было совсем некстати — это вам не тупоумный Уизли, с которым все понятно и без слов… Блейз испуганно стиснула мое плечо, словно надеясь удержать от неразумных действий, однако я хорошо умел контролировать свои эмоции, и уже взял гнев под контроль. Вскинув голову, я смерил гриффиндорку ледяным взглядом.

— Когда ты уже повзрослеешь, Грейнджер, — сказал я негромко, и она вспыхнула, но глаз не опустила.

— С чего ты решил, что я поверю человеку, который только и знает, что достает меня и моих друзей? — спросила она с вызовом. Я все так же холодно покачал головой.

— Уже год, как не достаю, если ты не заметила, — проговорил я. — А впрочем, думай, как знаешь. Нам пора, Блейз.

Pov Гарри Поттера

Заслышав звуки перепалки в коридоре, я даже несколько успокоился. В самом деле, Малфой, ругающийся с Гермионой — что может быть естественнее? К счастью, я к тому времени успел надеть большую часть школьной формы, и даже накинуть на шею галстук, правда, не завязав. Быстро набросив на плечи мантию, я выскочил в коридор, оставив Рона, чертыхаясь, застегивать пуговицы на рубашке. Нащупывая в кармане палочку, я готовился блокировать возможную атаку Малфоя, однако, как оказалось, этого не требовалось. Оказавшись в коридоре, я застыл как вкопанный, словно открывшаяся картина приморозила меня к полу.

Малфой стоял перед Гермионой — руки скрещены на груди, глаза слегка прищурены, а тонкие ноздри раздуваются от гнева. Однако ничем иным он больше своего раздражения не выдал. Палочки у Драко в руках не было, да и сама по себе обстановка не была настолько напряженной, как я предполагал. Но замер я не поэтому. За спиной Малфоя, сжимая его плечо тонкими, побелевшими от напряжения пальцами, стояла Блейз Забини, и в ее глазах ясно читалось беспокойство, граничащее с испугом. На лице слизеринки не было и следа волнения, она казалась холодной и спокойной, однако я видел, что она переживает за Малфоя — в конце концов, стычки с нами никогда для него хорошо не заканчивались. Против воли я ощутил укол необоснованной ревности, и мне пришлось сделать немалое усилие, чтобы заставить замолчать чудовище в своей груди, ревевшее, требуя наброситься на Малфоя и разорвать его на части. Справившись с собой, я продолжал исподтишка разглядывать Блейз, надеясь, в глубине души, что это не будет выглядеть очень уж откровенно.

За лето Блейз, как и Малфой, изменилась — подросла, и покрылась легким золотистым загаром, не таким интенсивным как у Драко, но все же заметным. Как и в случае с ним, я просчитался — мне всегда казалось, что рыжеволосые люди на солнце обязаны покрываться веснушками, однако кожа Блейз была безупречно чистой, и лишь слегка золотилась, несмотря на огненно-рыжие волосы, крупными кольцами ниспадающие до самой талии девушки. Да уж, что бы там ни думало чудовище в моей груди, но в глубине души приходилось признать, что эти двое неплохо смотрятся вместе — особенно сейчас, загорелые и посвежевшие после лета, они выглядели как картинка из рекламного буклета о турах по тропическим островам. «Уж не вместе ли они отдыхали?» — ехидно спросил внутренний голос, и чудовище внутри меня взревело с новой силой.

Малфой тем временем окинул меня внимательным взглядом, и на его лице появилась его фирменная кривая ухмылка.

— О, смотрите-ка, а вот и защитничек пожаловал. Ручаюсь, и второй тоже не за горами. — Он фыркнул и поморщившись, неторопливо поднял руку, и за палец отцепил от своего плеча вцепившуюся в него руку Блейз. — Ты мне сейчас плечо сломаешь, — спокойно заметил он.

— Ты обещал! — резко сказала она, ничуть не смутившись.

— Я еще своих обещаний и не нарушал! — отрезал Малфой, и глубоко вздохнул, успокаиваясь, и снова обретая контроль над своими эмоциями. — Грейнджер, когда будет первое собрание? — на удивление вежливым тоном спросил он Гермиону, снова оборачиваясь к ней. Только тут я обратил внимание на то, что моя лучшая подруга стояла необычайно смущенная, и даже слегка покраснела. Впрочем, вопрос Драко вернул ее в привычное русло — она мигом собралась и уверенно встретила его взгляд.

— Я еще точно не знаю, все зависит от расписания. Надо найти такое время, когда всем будет удобно. Думаю, надо провести его как можно скорее, не позже, чем послезавтра, а лучше бы завтра… Поэтому, если сможете, предупредите меня о том, сколько у вас уроков, как только получите расписание. Тогда уже в обед я постараюсь вывесить точное время собрания на общей доске объявлений у Большого Зала. Проведем, думаю, его там же, где обычно — в Чертоге Собраний.

— Об этом нетрудно догадаться, — фыркнул Малфой.

— Да, и Забини, не забудь, — если Паркинсон будет отстранена вплоть да завтра, ты должна будешь помочь Малфою проводить первокурсников в спальни и показать, где и что находится, — напомнила Гермиона. Блейз холодно кивнула.

— Я знаю, Грейнджер, спасибо, — ответила она, и снова повернула голову к Малфою. — Ну что, Драко, идем? Нам надо продолжать обход.

— Не думаю. Ехать осталось минут 15, в это время все дежурства обычно заканчиваются, — возразил он, кинув взгляд сначала на часы на запястье, а потом в окно. — Мы уже близко. Надо возвращаться в купе и собираться на выход. — Он обернулся к нам и сухо кивнул. — Грейнджер. Поттер. Увидимся, — коротко сказал Драко. Я машинально кивнул, Гермиона тоже. Малфой, развернувшись, сделал шаг назад, и на мгновение задержался, что-то шепнув Блейз. За стуком колес я не разобрал, что именно он сказал, но девушка вспыхнула и смущенно улыбнулась ему. Драко уже уходил по коридору, когда она, быстро кинув ему в спину неуверенный взгляд, обернулась к нам и слегка замялась.

— Ну… Ээээ… Пока, Гермиона, — сказала Блейз, и снова смутилась. — Пока, Гарри. — добавила она чуть тише. У меня чуть сердце не выпрыгнуло из груди — она назвала меня по имени! И вежливо сказала «пока»!

— До встречи, Блейз, — мягко сказала Гермиона и пихнула меня в бок, чтобы я не стоял как истукан.

— Ээээ… ну, ммм… да, пока, Блейз, — выдавил я, с трудом собравшись с мыслями. Она улыбнулась! — по настоящему улыбнулась мне, тепло и приветливо, да просто немыслимо! Кажется, она хотела что-то еще сказать, но…

Дверь нашего купе с треском и грохотом отъехала в сторону, и оттуда буквально вывалился Рон — мантия надета наизнанку, рубашка не заправлена, застегнута через пуговицу, — да что он там делал все это время, если вышел в таком виде? — и с палочкой наперевес.

— Тебе чё здесь надо, Забини? — завопил он. — А ну проваливай отсюда!

— Не беспокойся, Уизли, — фыркнула она, мигом снова нацепив на лицо холодно-презрительную маску Слизеринской Принцессы. — Оставаться здесь в твоем обществе у меня нет ни малейшего желания.

Я готов был просто убить Рона на месте, когда она развернулась, и быстрым шагом двинулась по коридору вслед Малфою. А мой лучший друг этого и не заметил, наоборот, он самодовольно выпрямился, явно довольный собой.

— Ну и чего хотела эта слизеринская змеюка? — спросил он, вертя в пальцах свою палочку. Я мрачно вздохнул, с трудом сдерживаясь, чтобы не отвесить Рону подзатыльник, но тут же спохватился. Мое поведение было достаточно неосторожным — а вдруг друзья поймут истинную природу моих чувств к Слизеринской Принцессе? Рон, конечно, не очень силен в таких делах, но вот Гермионе в проницательности не откажешь. В отношении Чжоу она меня быстро расколола — ну, правда, я тогда не больно-то и скрывал его… Но все равно — а что если она уже начала что-то подозревать?

— Вообще-то, Рон, она тут была не одна — с ней был Малфой, правда, он уже ушел, — сказал я, чтобы отвлечь друзей от своих проблем. Рон мигом насупился.

— А хорьку-то чего было надо? — зло спросил он. Гермиона раздраженно тряхнула кудрями, протискиваясь мимо нас в купе.

— Когда ты уже повзрослеешь, Рон! — воскликнула она, падая на сиденье. — И вообще, чем обзывать Драко, лучше приведи себя в порядок!

— Драко!? Драко!!!!! — завопил Рон, вбегая следом за ней в купе и игнорируя ее последние слова. — С каких это пор он «Драко»!?! — от возмущения он даже задыхался.

— С рождения! — зло отрезала Гермиона. — И застегнись, наконец, по-человечески, Рональд Уизли! — Рон, наконец, сообразил взглянуть на себя, вспыхнул, и, стянув мантию, принялся перезастегивать рубашку, повернувшись спиной к Гермионе. Я протиснулся мимо него и сел на сидение рядом с ней.

— А правда, Гермиона, что хотел от тебя Малфой? — спросил я, чтобы не дать ей возможности заинтересоваться моим отношением к Блейз Забини.

— Да ничего он не хотел, — отозвалась она со вздохом. — Просто патрулировал коридор. Даже не оскорблял, что странно. Скорее, это уж я его оскорбила… — со стыдом призналась она. — Я по привычке, но все равно…

— Ну и правильно, — обижено буркнул Рон, с сопением возясь с манжетами своей рубашки. Гермиона возмущенно сверкнула глазами, а потом повернулась ко мне и наставила на меня свою палочку. Я слегка опешил, но она уже взмахнула ею, прежде чем я смог хоть что-нибудь предпринять, и наложила невербальное заклятие. Мой галстук сам собой завязался идеальным узлом, даже не придушив, как я в первый момент испугался.

— Оу. Спасибо, — сказал я, сглотнув, и погладил кончиком пальца гладкий узелок. Моя лучшая подруга улыбнулась и кивнула.

Малфой оказался прав — ровно через пятнадцать минут мы подъехали к Хогсмидской станции. Пятна фонарей слабо светились сквозь плотную пелену дождя, и у дверей вагона столпилась целая толпа, заполнившая весь коридор — никто не торопился наружу под такой ливень. От открытых дверей тянуло холодом и сыростью, выстужая вагон, и я поежился, порадовавшись, что все-таки надел форменный свитер. Снаружи от самого яркого светового пятна в начале платформы доносился даже сквозь дождь зычный голос Хагрида:

— Первокурсники! Сюда! Первокурсники!

Пристроившись в конец очереди на выход, я поставил свой чемодан на пол, и подталкивая его ногой по мере продвижения, снял очки. Постучав по ним палочкой, я наложил водоотталкивающие чары, чтобы видеть хоть что-то за струями дождя. Почти тут же я услышал тихое «Импервиус» сзади — это Гермиона наложила такие же чары на мою мантию. Поблагодарив ее, я снова пихнул вперед свой чемодан и надел очки, а потом плотнее запахнул полы мантии от холодного воздуха, проникающего снаружи.

— Локомотор, чемодан! — громко сказала Гермиона, подавая пример нам с Роном, и я с улыбкой последовал ему. В самом деле, так гораздо удобнее, чем тащить багаж на себе. Накинув капюшон на голову, я шевельнул палочкой, указывая наружу, и следом за чемоданом поспешил наружу, под проливной дождь.

Глава 2 Снова в школе

Pov Драко Малфоя

Несмотря на водоотталкивающие чары, наложенные на всю одежду, и даже на обувь, мне все равно казалось, что я промок до нитки. На самом деле, наверное, дело было даже не столько в дожде, сколько в общей сырости, проникающей повсюду несмотря ни на какие чары, каплями оседающей на коже и стекающей по волосам.

Я вышел из поезда одним из последних, вместе с Блейз — как старосты мы должны были проверить, все ли наши покинули вагон, и не остался ли кто в поезде. В школу мы, естественно, тоже прибыли одними из последних, даже позже первокурсников, которых старуха МакГонагалл уже успела увести в памятное каждому ученику небольшое помещение рядом с Большим Залом, где они ожидали распределения. Отряхивая воду с мантии, мы с Блейз направились к Залу, но почти у входа меня перехватил Снейп, и отвел, чтобы поговорить, в сторонку, почти ко входу в подземелье.

— Что произошло, Драко? — спросил он. — Почему ты отстранил Пэнси Паркинсон от обязанностей? — Я усмехнулся — ну Пэнс, уже нажаловалась! Оперативненько…

— Нападение на Гарри Поттера в коридоре Хогвартс-экспресса без видимой причины — это остаточно весомый повод? — поинтересовался я, доставая палочку Пэнси из внутреннего кармана своей мантии, и протянул ее декану. Снейп поджал губы.

— Она напала на Поттера? — переспросил он. Я кивнул.

— Именно так. Не знаю точно, что именно она применила — какой-то сиреневый луч, заклятие было невербальным. Пришлось вмешаться.

— Я правильно понял — ты его защитил? — брови крестного поползли вверх. Я хмыкнул и пожал плечами.

— Ну, не то чтобы он в этом нуждался, — сказал я. — Нет, он отразил заклятие, и оно чуть не попало в меня. Пришлось ее обезоружить, ну и заодно отстранить. Так что это не выглядело как защита Поттера — скорее, он решит, что я разозлился на то, что она чуть не попала в меня. И я не могу сказать, что он при этом сильно ошибется, — добавил я с тихим смешком. — Так что это не было спасением или защитой Поттера в полном смысле слова.

— Ну хорошо, — удовлетворенно кивнул Снейп. — В принципе, Драко, подружиться с Поттером, или хотя бы установить с ним мирные отношения — это очень неглупая идея в твоем положении. Но если ты вдруг станешь уж очень дружелюбным, это будет выглядеть неестественным и подозрительным, надеюсь, ты это понимаешь? Спасать Поттера от Пэнси Парксинсон было бы слишком… нарочито.

— Знаю, крестный, — кивнул я. Нет, ну в самом деле, каким идиотом он меня считает? — Так что насчет Пэнси? — спросил я, чтобы перевести разговор на другую тему. — Ты сохранишь за ней должность?

— Да. — вздохнул он. — И не смотри на меня так! Ты сам прекрасно знаешь, почему я вынужден так поступить. И потом, Мисс Паркинсон вовсе не самый худший вариант. Она по большей части справляется со своими обязанностями, и у нее неплохие организаторские способности, что тоже очень полезно.

— Ну а помимо этого, ее папа — член Совета Попечителей, не так ли? — съязвил я. Отчасти, в принципе, хотя бы раньше, на первом курсе, своему положению на факультете я тоже был обязан тому, что отец входил в Совет Попечителей. Но я-то умудрился сохранить авторитет даже после того, как его оттуда поперли после этой истории с Волдемортовским дневником. А вот Пэнс, кажется, не может сохранить даже то, что у нее есть, несмотря на то, что положение у ее папочки довольно прочное. Впрочем, один несомненный плюс у него все же есть — он не Пожиратель Смерти, и даже не сочувствует Волдеморту. Еще бы, в принципе, он ему сочувствовал, если половину своей прибыли он делает на маглах, а вторую половину — ну, хотя бы четверть — на их изобретениях, продавая их сдвинутым, вроде Артура Уизли, или тем, кто по каким-то причинам нуждается в том, чтобы посетить магловский мир. Причем он их даже не заколдовывает, чтобы не нарушать законов, просто находит такие штучки, которые, хочешь верь, хочешь нет, пользуются спросом.

— Естественно, — ни капли не смутившись, развел руками Северус. — Ты и сам прекрасно знаешь, Слизерину не помешает лишний голос в Совете Попечителей, особенно теперь, когда его председатель… Ну ладно, что об этом говорить. И не расстраивайся так сильно по поводу мисс Паркинсон. Ты терпел ее шесть лет, и она была твоей напарницей два из них. Осталось не так долго.

— Знаю, но ты ведь понимаешь, почему я так отношусь к ней, — вздохнул я. Северус ободряюще коснулся моего плеча.

— Прошел год, Драко, — тихо сказал он. — И судя по письмам Нарциссы, выходка Пэнси не особенно повлияла на твое отношение к противоположному полу. Так что прекрати расстраиваться, и возьми себя в руки. Мисс Паркинсон получит месячную отработку за свое сегодняшнее поведение, и можешь мне поверить, я постараюсь, чтобы она ей не слишком понравилась, — он зловеще сверкнул своими черными глазами. Я улыбнулся, и кивнул.

— А как насчет сегодняшнего вечера? Она вернется к своим обязанностям?

— Думаю, лучше да. Первокурсники должны в первый вечер познакомиться со старостой, а не с ее временной заменой, — ответил он. — И кстати о первокурсниках — если мы не хотим войти в Большой Зал в их числе, нам лучше поторопиться. Распределение вот-вот начнется.

Впрочем, к началу распределения мы все же опоздали — шляпа уже спела свою очередную дурацкую песенку, и МакГонагалл разворачивала свиток пергамента с именами учеников. Я проскользнул вдоль стены к своему месту, и сел рядом с Блейз.

— О чем пела шляпа? — поинтересовался я. Она вздрогнула, и обернулась ко мне. Я заметил, что Поттер, пялившийся на нее из-за Гриффиндорского стола, помрачнел при моем появлении, и мысленно скорчил рожу. И угораздило же сестренку влюбиться в это лохматое недоразумение! Одно радует — Поттер к ней все-таки явно неровно дышит. Как бы так ненавязчиво дать ему понять, что с моей стороны путь к ее сердцу открыт?

— Как обычно — всё то же самое — ответила Блейз на мой вопрос о шляпе. — Типа — пролетарии всех стран — не прибедняйтесь, и так далее, и тому подобное, — хихикнула она. — Советовала объединяться всем факультетам, забыть про вражду и дать отпор общему врагу — как и в прошлом году, и в позапрошлом…

— Хм… — я нахмурился. Конечно, я все это слышал уже не раз, но вот задумался впервые. Вполуха слушая, что происходит на церемонии распределения, я рассеяно хлопал вместе со всеми, продолжая обдумывать слова Блейз — и шляпы. Объединяться. Что-то в этом было. Я пока не мог сказать, что именно можно сделать, но очевидно было одно — если я хочу выжить в этой войне, и выйти из нее с минимальными потерями, надо прислушиваться к каждому совету, который покажется неплохим. К тому же, если подумать, даже Снейп советовал мне то же самое. Конечно, подружиться с Поттером — это не то же самое, что со всем Гриффиндором, но все равно — это гигантский шаг в том направлении.

Тем временем распределение закончилось. Слизерин получил девять первокурсников — четырех мальчиков и пять девочек. Впрочем, я едва обратил на это внимание — пока Блейз не пихнула меня под локоть.

— Драко, ты что, не голоден? — спросила она. Я вздрогнул. Вообще-то к еде я не то чтобы равнодушен, но…. А, ладно, в сравнении с Крэбом и Гойлом, которые готовы жевать 24 часа в сутки, и даже во сне, любой покажется равнодушным к еде. На самом деле у меня нормальный аппетит — хвала Салазару, благодаря крови вейл конституция тела у меня врожденная, и я могу не бояться потолстеть, хотя ем все, что захочу. Иногда даже смешно становится при виде зависти на лице Паркинсон, которая постоянно сидит на всяких диетах, но они ей один фиг не помогают.

Где-то в середине пира, когда все уже набили животы, и с ленцой ковырялись в тарелках, смакуя любимые кушанья, подошел Снейп, и, вернув Пэнси ее палочку, предупредил о наказании. Стоило ему уйти, как она с ненавистью уставилась на меня. Я вежливо приподнял бровь — фирменно малфоевский жест, даже у матери он не всегда получается! Паркинсон, стушевавшись, уставилась в свою тарелку, да так и сидела весь остаток вечера, дуясь неизвестно на что, и не забывая при этом поглощать сладкое в таких количествах, что дала бы фору даже Крэбу. Однако как только пир закончился, и директор сказал свою речь — ничего примечательного, разве что призывал послушаться шляпу и постараться забыть о вражде, — Пэнси вскочила и пулей вылетела из Зала, опередив всех. Ну, в принципе, ее расстройство по поводу наказания можно понять — все-таки староста, семикурсница, а с первого же дня заработала целый месяц в обществе грязных котлов. Но, в самом деле, неужели она рассчитывала, что я прикрою ее после этой истории с приворотным зельем! Однако я попал в затруднительное положение — до гостиной-то я первокурсников провожу, да и спальня мальчиков не проблема, а вот как быть с девчонками?

— Блейз, милая, — состроив умоляющее личико протянул я, — помоги мне с девчонками! Пэнс сбежала, а их надо отвести в спальню и показать, где ванная и прочие нужные места.

— Убью Паркинсон, — прорычала Блейз, потянувшись, и встав из-за стола. — Ладно, до гостиной вместе, а там разберемся. Если ее там не будет — так и быть, сделаю.

— Я люблю тебя! — искренне сказал я. Блейз вздрогнула, и украдкой покосилась на гриффиндорский стол. Я мысленно дал себе подзатыльник — если Поттер услышал, шансы Блейз резко падают. К счастью, тот о чем-то болтал с Уизли, и не обратил на мою реплику внимания.

— Я тебя тоже люблю, Дрей, но когда-нибудь я тебе все-таки уши надеру, — сердито пригрозила сестренка. Я усмехнулся своей обычной малфоевской ухмылкой.

— Если так и пойдет, я буду участвовать, — вздохнул я. — Прости, сестренка, я ляпнул не подумав.

— Да ладно, все в порядке, — примирительно сказала Блейз. — А теперь займись-ка лучше своими обязанностями. То, что я вызвалась помочь, не значит, что я сделаю все сама.

— Не вопрос, — отозвался я, выбираясь из-за стола и подходя к его началу.

Малыши сидели рядышком — большая часть старших уже разошлись, и они казались немного понурыми и слегка напуганными тем, что понятия не имеют, куда идти дальше. Я повел плечами, расправляя мантию, чтобы было видно значок.

— Слизерин, первый курс! Подойдите все ко мне! — четко сказал я, и постарался приветливо улыбнуться, когда ко мне подтянулись девять одиннадцатилетних детишек, усталых и осовелых от тепла и вкусной еды, сменивших дождь, холод и страх перед распределением. — Все здесь? Ну-ка, один, два, трое, семеро… А где еще двое? Ага, вижу, — пересчитав всех больше для того, чтобы получше запомнить их лица, я обвел их внимательным взглядом.

— Какие они маленькие, неужели и мы были такие же? — шепнула мне на ухо Блейз, пристроившись у меня за спиной.

— Быть того не может, — вполголоса ответил я, чуть повернув голову к ней. — Уверен, мы были больше. — Она недоверчиво хмыкнула, а я снова обратился к первокурсникам. — Меня зовут Драко Малфой, я — староста вашего факультета. В этом году я буду следить за порядком и соблюдением правил. Кроме того, вы можете обращаться ко мне, если у вас возникнут какие-нибудь проблемы, и я постараюсь помочь вам решить их. Моя напарница, староста девушек, Пэнси Паркинсон, сейчас… гхм, временно отсутствует, я представлю ее вам позже, и к ней вы можете обращаться так же, как и ко мне. Есть вопросы?

— Да, сэр, — робко пробормотал один из мальчиков. Я хмыкнул.

— «Сэр» нужно обращаться к профессорам. С меня достаточно «мистер Малфой», или просто Драко, когда познакомимся получше. Так что за вопрос?

— А…. А где здесь туалет?

— Ну, вообще-то прямо за дверью и направо в конце коридора, но лучше потерпи до подземелий — сказал я, сдерживая смех. — А то можешь потеряться. — Паренек испуганно закивал. — Еще есть вопросы? — судя по глазам, вопросов было море, однако я видел, что затор в дверях, который всегда образовывался в конце любого сборища, когда все разом пытались покинуть помещение, успел рассосаться, и решил, что лучше продолжить разговор в гостиной. — Ладно, есть предложение — давайте подождем с вопросами. Двери освободились — идемте, я провожу вас в расположение факультета. Хотя, сначала, посмотрите на эту замечательную девушку, — я буквально выдернул Блейз из-за своей спины. — Ее зовут Блейз Забини, и она любезно согласилась на сегодняшний вечер заменить нашу старосту, и показать девочкам их спальни, ванные и прочие помещения. ЕЕ вы ни с кем не перепутаете — в Слизерине она у нас единственная рыжая.

— Ну спасибо, — фыркнула Блейз. — Драко тоже можно в лицо не запоминать — с таким цветом волос он не то что на Слизерине — он во всем Хогвартсе единственный.

— И неповторимый, — невозмутимо согласился я, скорчив сестренке гримасу. — Ну а теперь, коль скоро путь свободен, прошу всех за мной. Старайтесь запоминать дорогу — мы с Пэнси или Блейз будем сопровождать вас только первые пару дней, потом придется учиться ориентироваться в замке самим. Я буду показывать дорогу. Блейз, дорогая, присмотри, пожалуйста, чтобы по пути никто не потерялся.

Pov Блейз Забини

— Привет, — сказала мне бойкая русоволосая девчушка с двумя косичками, когда мы вышли из зала и пересекали холл. — Меня зовут Тереза. Можно называть вас Блейз, или лучше — мисс Забини?

— Можешь называть «мисс Блейз», если хочешь, — хмыкнула я. Она кивнула.

— А ты тоже с седьмого курса, как Драко? — спросила она. Я удивленно подняла брови. Он уже «Драко»? И впрямь бойкая девчушка. Хорошо еще, что Дрей не интересуется малолетками…

— Да, я тоже семикурсница, — отозвалась я, краем глаза заметив, что нас обгоняют какие-то мелкие гриффиндорцы, не то с третьего, не то со второго курса.

— А вы с Драко — жених и невеста? — спросила Тереза. Я хмыкнула — да что ж это такое, она что, уже дорогу себе разведывает что ли?

— Нет, мы с Драко скорее как брат и сестра, — ответила я, подумав, что надо бы его предупредить, что на него положили глаз. Сзади послышался звук, как будто кто-то споткнулся, и сдавленное «ой!». Я обернулась — и сама чуть не упала от удивления — за моей спиной восстанавливал равновесие Гарри Поттер. — Гарри, ты в порядке? — спросила я прежде, чем успела одернуть себя, и сообразить называть его по фамилии. Поттер очень мило покраснел, и пробормотал что-то вроде «все отлично». Я кивнула, и, подтолкнув Терезу, поспешила за Драко и остальными к подземельям. Интересно, он слышал, что я сказала Терезе про нас с Драко? Если да, то это здорово — многие думали о нас как о парочке, и совсем неплохо дать Гарри понять, что это далеко не так! Хотя, о чем я думаю? С Драко я или нет, но для Гарри я всего лишь слизеринка.

Хотя вот Драко не думает, что это значит, будто у меня нет шансов….

Я старалась не думать о Поттере, пока пересекала холл следом за Терезой, пока проходила мимо лестницы, в коридор к подземельям, но на выходе из холла не выдержала, и обернулась. Гарри все еще стоял на месте, и на лице его расплывалась дурацкая счастливая улыбка.

С трудом пряча собственную улыбку, я поспешила следом за Терезой в коридор, ведущий к подземельям. Девчонка с круглыми глазами оглянулась на меня.

— Это что, был Гарри Поттер? — спросила она. Я кивнула, не доверяя своему голосу. Если прятать такую же дурацкую, как у Поттера, улыбку мне еще удавалось, что скрыть волнение в голосе будет куда сложнее. — Да ну! Настоящий Гарри Поттер! Правда? А он тоже семикурсник?

— Да, — раздраженно сказала я, справившись с собой. Да кем себя возомнила эта мелюзга?

В гостиной Слизерина обнаружилась надутая и сердитая Пэнси, при виде которой Драко хищно усмехнулся.

— Обратите внимание, вот эта девушка — и есть наша староста, Пэнси Паркинсон, — громко сказал он. — И если она перестанет дуться, и вспомнит, кто она такая, то сейчас как раз и приступит к выполнению своих обязанностей. — Пэнси вспыхнула и вскочила.

— Довольно, Малфой! Если я и не исполняла свои обязанности, то не по твоей ли вине? — крикнула она. Драко картинно поднял бровь — ох, как бы мне хотелось научиться делать так же!

— Неужели? Может быть, это я напал в коридоре поезда на однокурсника? — резко спросил он. — По-твоему, это недостаточная причина для отстранения? Что ж, если этого мало, то могу добавить, что мне совсем не нравится, когда твои топорно исполненные чары летят в меня потому, что у тебя не хватило ни сил, ни ума невербально пробить защиту человека, у которого даже палочки в руках не было! Или ты считала, что после этого я тебя еще и прикрою, несмотря на все твои выходки?

— Драко, это было больше года назад! — взвизгнула Паркинсон. — Неужели ты…

— Хватит! — вмешалась я. — Довольно пререкаться, вы, оба! Хотите выяснять отношения — идите к одному из вас в комнату и ругайтесь хоть до посинения! Но не забудьте о своих обязанностях — первый курс все еще ждет!

— Да, Блейз, конечно, ты права, — мигом согласился Драко, правда, ни капельки не смутившись. А впрочем, что с него взять — Малфой есть Малфой.

— Все в сборе? — спросил неслышно подошедший Снейп, который всегда перед началом года толкал речь для первокурсников в общей гостиной. — Мисс Забини, тоже хотите послушать инструктаж для начинающих? — спросил он, глядя на меня. Намек я поняла, и, пробормотав «спокойной ночи, профессор», ретировалась в спальню девушек седьмого курса.

Остальные были уже на месте — Тэсс и Милли сидели на своих кроватях, уже переодевшись ко сну, а Дафна, видимо, чистила зубы в ванной — я слышала, как шумит вода из-за неплотно закрытой двери. Вытащив из сумки зубную щетку и расческу, я положила их на тумбочку возле кровати, и прошла за ширму, чтобы переодеться в ночную рубашку и тонкий шелковый халат — подарок отчима, последнего, и, будем надеяться, что и в самом деле постоянного для мамы. Сложив и аккуратно повесив форму, я вышла из-за ширмы, села на кровать, и, распустив волосы, стала расчесывать их, дожидаясь своей очереди в ванную. Проводя расческой по волосам, я невольно прислушалась к болтовне Тэсс и Милли, которые оживленно обсуждали всякую ерунду, вроде того, кто как провел лето, что нынче в моде, и кто из парней достоин внимания в этом году. К моему удивлению, Милисента довольно сильно изменилась за лето — очень похудела, сделала модную стрижку и начала пользоваться косметикой, причем в меру, что было само по себе удивительно. Конечно, она все равно была далеко не красавицей, и кто-то вроде Драко и смотреть бы на нее не стал, но какому-нибудь не столь придирчивому парню она вполне могла понравиться. Ну, по крайней мере, теперь это уже не было что-то вроде «не приведи Мерлин!» как раньше.

— А ты как думаешь, Блейз, в школе еще остались симпатичные парни, с которыми можно замутить? — спросила меня Тэсс. — Вот Милли говорит, что все интересные ребята выпустились в прошлом году, а среди наших однокурсников и смотреть не на кого!

— Ну, не знаю… — протянула я. — Если брать только Слизерин, то тут Милли, боюсь, права. Блетчли — гей, Нотт — зануда, про Крэба и Гойла говорить вообще нечего….

— Зато Драко в этом году просто великолепен! — восторженно проворковала Тэсс. — Нет, конечно он и раньше был просто чудо как хорош, но теперь, с этим загаром, да еще и с обретенной силой рода… Вот увидишь, он непременно станет самым популярным парнем в школе!

— Это ты о Малфое? — фыркнула Дафна, вышедшая из ванной. Милли тут же вскочила.

— Без обид, Блейз, я первая! — воскликнула она, и я кивнула — в конце концов я еще не закончила с волосами.

— Так ты говорила о Малфое, Тэсс? — спросила Дафна, усаживаясь у себя на кровати по-турецки. Скинув халат, она осталась в темно-бордовой атласной пижаме, и принялась расчесывать свои вьющиеся темные волосы. Тэсс, чьи светло-русые волосы были уже заплетены в косы на ночь, лежала на животе, подложив под грудь подушку и опираясь на нее локтями, и, хихикнув, кивнула на вопрос Дафны. Та пожала плечами. — Ну, не знаю, не знаю, — заметила та. — Малфой, конечно, хорош, ничего не скажешь, но, на мой взгляд, Поттер все равно заткнет его за пояс. Вот тебе, Блейз, кто из них нравится больше? — спросила она меня. Я чуть не подавилась воздухом от такого вопроса.

— В каком смысле «нравится»? — выдавила я, когда справилась с собой.

— Ну вот с кем из них ты бы захотела встречаться? — спросила Тэсс, явно понявшая подругу лучше меня.

— Ну, даже не знаю, — осторожно ответила я. — Я почти не знаю Поттера, вдруг он зануда, похлеще Нотта? Кажется, Чанг была им не слишком впечатлена.

— Чанг! — презрительно фыркнула Дафна. — Кого волнует ее мнение! Хотя ты права, свидание — это не то. Кстати, думаю, Драко тоже на свидании не подарок, а? — спросила она лукаво, но я лишь пожала плечами.

— Ну хорошо, тогда так: с кем из них ты бы хотела провести ночь? — спросила Тэсс.

— Фу, — поморщилась я. — Драко мне как брат, мне даже думать страшно о том, чтобы лечь с ним в постель. Все равно что инцест. Нет уж, увольте от такого выбора. Как бы красив он ни был, это не вариант.

— Да, ты права, извини, — согласилась Дафна. — А как насчет Поттера? Если выбирать между ним, и… ну просто, что ты думаешь о возможности ночи с ним? — В первый момент я испугалась, но потом, чуть подумав, кивнула. В конце концов, это же просто болтовня, и не ответить будет куда подозрительнее.

— Ну, я даже не знаю, — протянула я, делая вид, что не задумывалась об этом прежде, хотя сны о Гарри преследовали меня с шестого курса. — Вообще да, он довольно интересен. У него неплохая фигура, и он симпатичный. Такой… положительный, — оставалось только молиться, чтобы не покраснеть, однако, хвала Мерлину, свет в спальне был приглушенный.

— Да, понимаю о чем ты, — кивнула Дафна. Тэсс хихикнула, и тоже согласно покачала головой.

— Ну, это точно. Вот Драко — недаром его прозвали «Ледяной Принц». У него этакое обаяние «плохого парня». А вот у Гарри — обаяние «хорошего мальчика», — сказала она. — Но вот я бы все равно выбрала Драко. Как правило, «плохие парни» в постели куда более талантливы.

— Не исключено, что ты права, — кивнула я, чтобы увести разговор от опасной темы Поттера. — По крайней мере, девчонки, с которыми он провел лето, на него в этом отношении не жаловались, — заговорщическим тоном сообщила я Тэсс, подмигнув ей. — В этом году я на пару недель приезжала во Францию, погостить у тети Нарси, и видела Драко в обществе двух сестричек-полувейл, Сапфиры и Эмерельд. Вид у всех троих был весьма довольный друг другом.

— Так у него уже были девчонки! — скривилась Дафна. — Ну нет, это не по мне. Мой избранник должен принадлежать только мне! Вот у Гарри, ручаюсь, та, кто его соблазнит, будет первой. И я, если честно, намерена ею стать, — хихикнула она. — Так что девочки, ручки прочь — на этот год он мой! А там, кто знает… «Хорошие мальчики» так серьезны в этих отношениях… Может, я даже стану новой «миссис Поттер».

Я прикусила губу, и до боли стиснула рукоятку щетки, чтобы не броситься на Дафну. Мне хотелось буквально задушить ее собственными руками. Да как она смеет класть глаз на моего Гарри! Да еще и требовать, чтобы все оставили его в покое и дали ей дорогу! Меня спасла Тэсс, пренебрежительно фыркнув.

— Ну и глупышка, будешь потом всю жизнь мучиться со своим робким «хорошим мальчиком», — засмеялась она. — Да он небось краснеет от одного слова «постель», а от слова «секс» падает в обморок. А в деле способен только потыкаться куда попало, получить свое и вырубиться, — жестко закончила она. — Не-ет, дорогая, мужчина должен быть опытен в таких делах. Блейз, так говоришь, у Драко летом были две девчонки сразу? И обе были довольны? Вот это я понимаю… — мечтательно закатила глаза Тэсс.

К счастью, в этот момент Милли освободила ванную, и я поспешно отправилась чистить зубы и умываться на ночь. Мысль о соперничестве с Дафной разом испортила мне настроение, бывшее приподнятым после той самой, счастливой улыбки Гарри в холле. Почистив зубы, я сполоснула зубную щетку, и на какое-то время замерла, держа ее в руках, и стараясь сдержать черное отчаяние, поднимающееся из глубины души. Ну почему, почему именно Дафна? Почему не Тэсс? С ней бы я справилась, но Дафна… Я с детства пасовала перед брюнетками, видимо, из-за матери. Однажды, во время одного из ее редких визитов в поместье, когда мне было лет девять, она, будучи в обществе кавалера, представила меня ему, и с сожалением заметила, что я, к ее огорчению, не унаследовала ее красоты. Очарованный ею мужчина тут же со всем согласился, и стал нежничать с ней, говоря, что ничто не может сравниться с ее бездонными черными глазами, или с сияющей ночью ее волос… Я тогда подумала, что он счел меня чуть ли не уродиной. Как ни старался потом Драко убедить меня в том, что я тоже красива, только по-другому, в глубине души у меня всегда оставалась та детская травма, и убеждение что мне никогда не превзойти красотой женщину с темными волосами.

Со злостью бросив щетку, я закрыла лицо руками. Хотелось или залезть под одеяло и дрожать, никого не видя и не слыша, всю ночь напролет, или немедленно побежать плакаться в жилетку Дрею. Он бы, конечно, выслушал, утешил, и непременно придумал бы что-нибудь такое, что мигом решило бы все мои проблемы… Но иногда мне просто становилось стыдно, что я не могу справиться с ними сама. Подобрав щетку, я еще раз сполоснула ее, положила на свою полку в шкафчике, и быстро поплескала водой себе на лицо. Промокнув полотенцем кожу, я повесила его на крючок и вернулась в спальню. Свечи уже погасили, и комнату озарял только свет камина. Милисента уже лежала, отвернувшись к стене, но Тэсс и Дафна негромко переговаривались в полумраке. Я снова различила фамилию «Поттер», и не выдержав, бросилась к двери.

— Блейз, ты куда? — удивленно спросила Тэсс.

— Пойду пожелать «спокойной ночи» Драко, — ответила я. Подруга понимающе кивнула.

— Поцелуй его от меня! — хихикнула она.

Общая гостиная была пуста, что вполне естественно — все устали после долгого пусти и затяжного пира. Держу пари, другие факультеты, небось, считали, что мы по праздникам устраиваем оргии. Кто бы знал, что на самом деле Слизерин — самый консервативный факультет в школе!

Драко тоже уже ложился, разобравшись с перваками. Когда я постучала в дверь его спальни, он открыл с расческой в руке, одетый в темно-синюю шелковую пижаму (кстати, куда лучшего качества, чем атласная пижама Дафны, со злорадством отметила я). Вопреки распространенному мнению, любимым цветом Драко не был факультетский зеленый — он предпочитал королевский бархатный темно-синий, и, справедливости ради, надо сказать, что шел он ему необычайно.

— Блейз, что случилось? — встревожился он, увидев меня.

— Можно к тебе? — спросила я, из последних сил сдерживая дрожь.

— Мерлин, да заходи, конечно! — воскликнул он, отступая и впуская меня внутрь.

Я не расплакалась, как боялась, когда он усадил меня на кровать и сел рядом, а потом обнял за плечи, крепко прижав к себе. В такие минуты я действительно чувствовала себя его сестрой. Прижавшись к брату, я уткнулась лбом ему в плечо. Слез не было, но как же мне было больно! Драко погладил мои волосы.

— Расскажи мне, — тихо и требовательно сказал он, и я почти против воли начала говорить. Постепенно слова давались все легче, и закончила я уже почти тараторя. Выслушав, Дрей нахмурился. — М-да, тактику придется менять, — сказал он. — Хотя я на твоем месте я бы пока не паниковал. Я не заметил, чтобы за ужином Поттер поглядывал на Дафну, зато на тебя пялился довольно исправно. И потом, то, что произошло по твоим словам в холле…

— Но Чанг его первая любовь, а она брюнетка! — возразила я. — А что если ему в принципе нравятся брюнетки?

— Не думаю, — покачал головой Драко. — До меня за ужином дошли слухи, что у него летом был роман с мелкой Уизли, а она рыжая. Правда, они расстались. Но я думаю, это из-за родственничков, а не из-за внешности девушки.

— Ну, она же сестра его лучшего друга. Она, конечно, хорошенькая, но… — я поморщилась, и Драко вдруг напрягся.

— Давай без «но» — как-то натянуто сказал он. Мне потребовалось несколько минут, чтобы понять, что за этим кроется.

— Дрей, да она тебе нравится! — ошеломленно выдохнула я. Драко отвел глаза и, выпустив меня, встал с кровати и отошел к окну. — Невероятно! Драко Малфою нравится Джинни Уизли!

— Блейз, предупреждаю, хоть одна живая душа об этом узнает… — начал он, но я недоверчиво и возмущенно хмыкнула.

— Драко, как не стыдно! Ты же не выдал меня насчет Поттера. Да и я в любом случае тебя не выдам…

— Знаю, прости, — отозвался он, поворачиваясь ко мне снова. Только тут я увидела, что вид у брата донельзя несчастный. — У меня нет шансов, да? — грустно сказал он. — Для нее я не более, чем… мерзкий хорек, который только и знает, что оскорблять ее семью. И даже если она изменит свое отношение ко мне, ее братья без всякой магии завяжут меня в узел и закинут куда-нибудь к Волдеморту на кулички, если я хотя бы близко к ней подойду.

— Дрей… — тихо вздохнула я, чувствуя непреодолимое желание подойти и утешить хоть чем-нибудь этого разнесчастного светловолосого парня. Я даже встала и приблизилась к нему, но подойти вплотную не решилась. Сказать было нечего — он кругом был прав.

И все-таки, Малфой есть Малфой. Драко вдруг резко тряхнул головой и полностью овладел собой, словно сбросив с себя весь груз печали, навалившейся на него.

— Так что насчет Поттера? — быстро сказал он. — Ах да, я говорил, надо менять тактику…

— Что за тактику? — спросила я, заинтригованная. Драко хмыкнул. — Что ты задумал? — продолжала настаивать я.

— Ну, я просто думал о том, чтобы дать ему понять, что слизеринцы не так плохи, как он думает… Но теперь с этим надо поосторожнее, ведь это может сыграть на руку и Дафне. Хм… Ладно, не дрейфь, сестренка. Я что-нибудь придумаю, дай мне пару дней на раздумье, окей? Дафна, может, и красотка, но в интригах ей со мной не тягаться. Даже в таких, как дела сердечные.

— Но я не хочу получить его путем интриг! — робко возразила я. Серебристая бровь Драко взлетела вверх.

— Я что-то говорил по поводу того, что попытаюсь свести вас? — спросил он. — Я просто попытаюсь отвадить от него Дафну, ну и создать тебе более благоприятные условия для завоевания его сердца. А остальное останется тебе и твоему обаянию.

— Спасибо, — улыбнулась я, крепко обнимая его. Сильные руки Драко сомкнулись у меня за спиной в ответ. — Я люблю тебя, — шепнула я, прижавшись щекой к его плечу.

— Я тоже тебя люблю, сестренка, — улыбнулся он, легонько целуя меня в лоб. — Поспишь здесь, или пойдешь к себе? — спросил он.

Я покачала головой. Иногда, когда мне бывало особенно плохо, грустно или одиноко, я ночевала в его спальне, но это значило, что он уступал мне постель, а сам ютился на трансфигурированном из письменного стола жестком диване. Как мы ни старались, ни у меня, ни у него не получалось сделать его помягче, а каково было Малфою спать в таких условиях, боюсь даже представить.

— Пойду, — сказала я. — Тебе ведь тоже надо выспаться, да и мне уже гораздо лучше.

— Тебя проводить?

— Нет, Драко, — засмеялась я. — Я вполне способна пройти пару десятков метров самостоятельно. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — вздохнул он.

Глава 3 Приворотные зелья

Pov Гарри Поттера

Утром за завтраком нам раздали расписание. Уроки были все те же самые, что и в прошлом году — Зелья, Чары, Трансфигурация и Зоти как основные, и плюс дополнительные по два часа в неделю. У меня это были Астрономия и Травология, как и у Рона, а у Гермионы — Травология и Нумерология… Слава Мерлину, кое-какие предметы можно было бросить после СОВ, так мы с Роном дружно бросили Прорицания. Курс Истории Магии и вовсе был рассчитан только на пять лет, так что на шестом курсе с этой тягомотиной тоже было покончено. Ну а от Ухода за Магическими Существами пришлось отказаться скрепя сердце — при всем желании мы не могли бы впихнуть его в свое расписание. Ну, по крайней мере, мы с Гермионой. Рон в принципе мог, но он предпочел пойти на углубленный курс магловедения, который организовали специально для тех, кто не изучал его на третьем курсе. В принципе, его можно было понять — без зельеварения его не возьмут в школу Авроров, а значит, надо искать другое призвание. И Рон решил пойти по стопам отца — Артур, растроганный решением сына, пообещал взять его в свой отдел после окончания Хогвартиса. Ну, вообще-то, не сказать, что мой друг был от этого в восторге, но что ему оставалось? Впрочем, он не унывал, лелея надежду на квиддич — если после школы его возьмут в какую-нибудь команду, тогда есть шанс сделать спортивную карьеру. Наблюдая игру Рона, я каждый раз разрывался между надеждой за друга и сомнением. Иной раз, будучи в ударе, он играл великолепно — брал такие мячи, которые никому и не снилось. Однако, стоило ему быть хоть чуточку не в духе — у него все начинало валиться из рук.

— О Мерлин! — застонал Симус Финниган, читая свое расписание. Со всего седьмого курса Гриффиндора только он один, кроме нас с Гермионой, ходил еще на Зельеварение. — Зелья три раза в неделю, сдвоенные пары, и каждый раз утром! Да это издевательство!

Я поспешно просмотрел свой листок — черт, Финниган был прав. Понедельник, Среда и Пятница — утром зельеварение, значит, придется вскакивать ни свет ни заря. Во Вторник и Четверг по утрам сдвоенные ЗОТИ, как и после обеда в Среду, а во все остальные дни после обеда или сдвоенные чары, или Трансфигурация. Хорошо хоть после каждой сдвоенной пары давалось окно. Дополнительные занятия шли последней парой каждый день кроме пятницы.

— Интересно, а кто все-таки будет вести в этом году ЗОТИ? — вслух спросил Невилл. — Вы заметили, на пиру никаких новых учителей не было, да и Дамблдор ничего такого не говорил про нового учителя… Неужели Тёрнер осталась?

Я вздрогнул. В прошлом году у нас вела Защиту суровая женщина-аврор, похожая на МакГонаналл, только помоложе, зато почти такая же строгая. По слухам, аврор Элизабет Тёрнер (прим. автора — простите, не удержалась) получила травму в начале лета перед нашим шестым курсом, и пока восстанавливалась, Дамблдор уговорил ее годик поучить нас. Однако по словам Тонкс, профессор Тёрнер уже вернулась в Аврорат и приступила к работе, так что вряд ли в этом году это будет она. Впрочем, ее уроки не сказать, чтобы очень нравились мне. Она давала очень мало нового материала — пару-тройку заклятий за весь год, не больше, рассказывала об их применении еще меньше, зато заставляла до бесконечности практиковаться в невербальных заклятиях. Справедливости ради, стоит заметить, что большая часть класса к концу года ими все-таки овладела, хотя некоторым они все еще и давались с усилием.

— А может, у нас ее вообще не будет? — предположил Дин Томас, пододвигая к себе вазочку с джемом.

— Не говори ерунду, Дин, — возразила Гермиона. — Урок стоит в расписании, значит, будет. Просто, наверное, новый профессор задерживается, и прибудет прямо на занятия. Помните, тогда, когда Грюм… Ну, то есть, лже-Грюм опоздал к началу пира, Дамблдор сначала ничего не говорил о нем, а когда он пришел, сразу его представил.

— Наверное, ты права, — согласился я. — Так, сегодня Среда, значит, первые две пары — Зелья, а потом ЗОТИ, после обеда. Рон, а у тебя что? — спросил я.

— Магловедение, а вечером, после ЗОТИ, травология, — как-то невесело отозвался Рон, и вздохнул. — Ладно, я пойду. Магловедение в другом крыле, а Бэрбидж любит, когда на ее уроки опаздывают, не больше чем Снейп, — сказал Рон, однако это было не совсем правдой. Профессор Чарити Бэрбидж, конечно, старалась казаться суровой, как МакГонанал или Тёрнер, но все равно в глубине души была добра как божий одуванчик. Просто Рон опять расстроился, что его не взяли на Зелья — ну это прямо-таки странно, учитывая, как он не любил Снейпа. Кстати, о Снейпе.

— Да, Гермиона, Симус, нам тоже пора, — сказал я, выбираясь из-за стола. — Снейп с нас всех троих шкуру живьем спустит, если мы опоздаем.

— Мхм, фаф иду, — заторопился Симус, запихнув в рот остатки своего тоста с джемом и лихорадочно жуя. Гермиона, встав со своего места, покачала головой.

— Не спеши так, подавишься. Время у нас еще есть.

Когда мы добрались до кабинета Зельеварения, большинство студентов уже были там, занимаясь кто чем. Тео Нотт, не скрываясь, досматривал последний сон, упав головой на парту. Эрни МакМиллан с сосредоточенным видом перелистывал учебник, надеясь, видимо, перещеголять Гермиону в этом году. Ханна Эббот и Энтони Голдстейн сидели рядышком за одной партой, и счастливо ворковали друг с другом — этим двоим никто не был нужен. Сюзан Боунс неторопливо раскладывала пергамент и перья, выставляла чернильницу и выравнивала край учебника параллельно краю парты — так, что казалось, будто на ее столе для каждого предмета есть строго определенное место, причем определенное с точностью до миллиметра. Рядом с ней Падма Патил, подперев голову рукой, листала какую-то явно не имеющую к зельям отношения книжку, и то и дело хихикала, когда сидящий сзади Майкл Корнер щекотал ее шею кончиком пера, но не оборачивалась, а только отмахивалась от него.

Рядом со Сюзан и Падмой, но на другом ряду, сидели почему-то вместе Пэнси Паркинсон и Блейз Забини. Странно, раньше Блейз сидела с Малфоем, а Паркинсон с Ноттом. Но Малфоя что-то не видно, а Нотт дрыхнет, как человек с чистой совестью. Может, Драко решил бросить Зелья? Я не понимал, что таращусь на Блейз вот уже полминуты, застыв в дверях, пока Гермиона не дернула меня за руку.

— Гарри, да что с тобой? — спросила она. Я тряхнул головой, делая вид, что просто задумался, и тут Блейз, обернувшись на голос, посмотрела прямо на меня. Отводить взгляд было поздно, да и невежливо. Я на мгновение растерялся, а потом не нашел ничего лучше, чем кивнуть ей в знак приветствия и улыбнуться. «Ну и пусть смеется, если хочет!» — обиженно буркнул внутренний голос, уже готовясь справляться с разочарованием. Но Блейз только улыбнулась в ответ, и тоже кивнула. Я прошел к своей парте, изо всех сил стараясь скрыть счастливую улыбку — точно такую же, как вчера, когда услышал, как Блейз сказала этой малышке-первокурснице, что они с Драко как брат и сестра.

Прикусив губу, но так, чтобы не заметила Гермиона, я поспешно сел рядом с ней и стал деловито доставать из своей сумки учебник, пергамент и прочие принадлежности. Моя подруга ничего не сказала, хотя мне все равно казалось, что она что-то заметила. Впрочем, может, у меня просто развилась паранойя. Сам не знаю вообще-то, почему я так не хотел, чтобы кто-то из моих друзей догадался о моих чувствах к Блейз. Просто мне казалось, что даже Гермиона не поняла бы меня….

От размышлений меня отвлекло появление Малфоя — Слизеринский Принц твердой походкой вошел в класс и остановился над Пэнси, являя собой воплощенное негодование.

— Какого гиппогрифа ты забыла на моем месте, Паркинсон? — рыкнул он. — Или за лето у тебя отшибло память, и ты не помнишь, где сидишь?

— Драко, милый, ну почему бы тебе не сесть с Тео? — проворковала Пэнси медовым голоском. Явно что-то задумала, даже мне это совершенно ясно.

— Пошла вон, — тихо и угрожающе сказал Малфой, даже не повышая тона, однако побледневшую Паркинсон как ветром сдуло. Пихнув Нотта так, что тот проснулся и стал недоуменно озираться по сторонам, обиженная Пэнси уселась рядом с ним, а Малфой, хмыкнув, занял свое место рядом с Забини. Гермиона, успевшая уже, по примеру Эрни, начать листать учебник, оторвалась от него, и неодобрительно покосилась на слизеринцев.

— Для старосты ты мог бы быть и повежливее, Малфой, — строго сказала она. — Особенно со своей напарницей. — Драко удивленно обернулся к ней, собираясь ответить, однако Блейз, схватив его за руку, покачала головой. Гермиона открыла рот, чтобы добавить что-то еще, и я понял, что пора вмешаться. Положив руку ей на плечо, я заставил ее обернуться ко мне.

— Не надо, Гермиона, — тихо сказал я. Моя подруга удивленно захлопала глазами.

— Но, Гарри, — начала было она, но я умоляюще посмотрел ей прямо в глаза.

— Прошу тебя, — все так же тихо попросил я. — Не задирай Малфоя. У него есть причина не церемониться с Паркинсон, поверь мне. — Черт. Как ни тихо я говорил, проснувшийся Нотт услышал мои слова и захихикал.

— Эй, Дрей, какие это у тебя секреты про Паркс на двоих с Поттером? — спросил он Малфоя. — Что-то я смотрю, вы с ним перестали ссориться… — Слизеринский Принц в ответ смерил его взглядом, приказывающим заткнуться.

— Нет у меня никаких секретов. А то, что мы с Поттером не грыземся как раньше, значит, что мы повзрослели, Тео. Чего, кстати, и тебе желаю. А то Детский сад какой-то, а не седьмой курс! — презрительно процедил он. Нотт скорчил гримасу отвращения.

— То есть Поттер теперь наш лучший друг что ли? — скривился он. — Ну, Драко…

Однако от ответа Малфоя избавило появление профессора Снейпа, который как всегда стремительно вошел в класс, подобный гигантской летучей мыши (избитое сравнение, но честное слово, что тут поделаешь, если при виде профессора именно оно первым приходит на ум!).

— С сожалением должен сообщить вам, что за прошлогоднюю итоговую контрольную работу лишь четверо из вас получили «превосходный» результат, — без предисловий начал Снейп, повернувшись к притихшему классу. — Это абсолютно недопустимо для уровня ТРИТОН. Предупреждаю, что не допущу к этому экзамену тех, кто получит за итоговую работу перед пасхальными каникулами меньше, чем «выше ожидаемого», дабы не позорить доброе имя школы и свое. — Взмахом палочки он выудил из своего стола пачку наших работ, и небрежно выхватил ее из воздуха. — Мистер Нотт, — сказал он, с хлопком опуская работу на стол Тео. — «Неудовлетворительно». Это самая худшая работа, Теодор, какую я от вас только видел. Вам придется очень постараться, чтобы исправить ваши результаты, вам понятно? — Нотт кисло кивнул, придвигая к себе работу. Снейп небрежно перевернул несколько работ, и выудил из пачки еще одну. — Мисс Паркинсон. Тот же самый результат. И если бы не последние два вопроса, я поставил бы «отвратительно». Это недопустимо.

— Да, профессор, — смущенно опустила голову Пэнси. Симус хихикнул у меня за спиной.

— Вам смешно, мистер Финниган? — мгновенно отреагировал Снейп, поворачиваясь к нему. — Ваша работа оценивается как «удовлетворительная», что лучше, не спорю, чем у мисс Паркинсон. — Он хлопнул на стол Симусу его работу. — Однако вы, если не ошибаюсь, хотите стать целителем? Сомневаюсь, что академия колдомедицины примет человека, который не может отличить зелье для удаления фурункулов от микстуры против выпадения волос. А между тем, именно их вы перепутали в практической части. — Профессор с достоинством отвернулся от красного от смущения Симуса, и обвел класс взглядом. Я невольно съежился. На зелья я в прошлом году налегал с утроенным усердием, а перед контрольной в первый раз в жизни неделю занимался такими темпами, что даже Гермиона начала поглядывать на меня с уважением. Однако когда это Снейп ценил в гриффиндорцах усердие? Наверняка скользкий гад завалил меня просто чисто из вредности… — А где мистер Смит? — поинтересовался Снейп, обводя класс взглядом еще раз.

— Он в Больничном крыле, сэр, — отозвался Эрни. — Упал с лестницы, когда шел на завтрак. Забыл про исчезающую ступеньку. Мадам Помфри сказала, у него сломаны два ребра и трещина в… в ноге, в общем.

— Понятно, — раздраженно бросил Снейп. — В таком случае, вы, мистер Макмиллан, передайте ему его работу вместе с домашним заданием. Травмы не освобождают от его выполнения. — и Профессор шлепнул на стол Эрни две работы из пачки. — Между прочим, и у него, и у вас — у одних из немногих, результат «выше ожидаемого». Неплохо, — Снейп, казалось, сам не верит в то, что говорит. — По пять баллов Хаффлпаффу за каждую работу. Кроме мистера Смита и мистера Макмиллана результат «выше ожидаемого» только у вас, мисс Патил, и у вас, мисс Боунс. — сказал он, опуская на первую парту девушек две работы. — По пять баллов Рейвенкло и Хаффлпаффу.

Я упал духом. Если уж Падма и Сюзан получили «выше ожидаемого», то что говорить обо мне? Наверняка Снейп придрался к каждому слову. Повезет, если не «Тролль».

— Остальные — оценка «отвратительно», за исключением мистера Малфоя, — работа отправилась в руки Драко, — мисс Забини, — пергамент последовал в руки Блейз, — мисс Грейнджер, — Снейп остановился перед нашей партой и буквально сунул работу в руки счастливой Гермионе, — и… — лицо профессора скривилось так, словно он без воды пытался проглотить крупную и очень горькую пилюлю. — И вас, мистер Поттер. По десять баллов вашим факультетам за каждую работу, — быстро продолжил профессор, шлепнув работу на стол передо мной и поспешно отворачиваясь. Я, не веря своим глазам, уставился на выведенное вверху своей работы одно-единственное слово. «Превосходно». Я сплю. Не может быть. Снейп поставил мне отлично?

— Гермиона, ущипни меня, — попросил я. Моя подруга оторвалась от своей работы и радостно посмотрела на меня.

— Ты не спишь, Гарри! — весело сказала она. — Ты получил «превосходно»! Теперь, надеюсь, ты понял, что усиленная подготовка приносит свои плоды, я ведь не раз говорила это вам с Роном!

— Это что это — Поттер получил «Превосходно»? — взвизгнула Паркинсон. — Да это невозможно! Он жульничал! Он все списал у Грейнджер!

— Благодарю вас за вашу бдительность, мисс Паркинсон, — процедил сквозь зубы Снейп, поворачиваясь к классу, — но ввиду того, что мистер Поттер и мисс Грейнджер писали разные варианты, и к тому же, сидели на этой контрольной не вместе, это совершенно исключено. На самом деле, единственные, кто еще писал тот же вариант что и Поттер — это вы и мистер Голдстейн. Ну а поскольку у вас обоих результат близок к «отвратительному», вывод только один — Поттер писал все-таки сам.

— Такую бы бдительность — да при патрулировании коридоров тебе, Пэнс, — вздохнул Малфой. Нотт хихикнул, и даже Блейз усмехнулась. Я спрятал улыбку — ну да, в чем в чем, а в остроумии Слизеринскому старосте не откажешь. Снейп одобрительно хмыкнул, его плохое настроение, видимо, улетучивалось.

— На дом, всем кто получил что-то кроме «превосходно» — написать подробное эссе с разбором допущенных в контрольной работе ошибок, с детальным указанием того где, как и почему вы ошиблись. Сдать к Понедельнику, — сказал он. — А теперь давайте перейдем к теме урока. Сегодня, и на протяжении нескольких последующих уроков, мы с вами будем изучать Любовные, они же приворотные зелья. Кто из вас, — он обвел взглядом класс, — хочет рассказать мне о них? Классификация, описание эффекта, побочные действия… Может быть вы, мисс Паркинсон? — его взгляд уперся в покрасневшую Пэнси. Та опустила глаза, и помотала головой, залившись краской так интенсивно, что покраснели даже кончики ушей. — Нет? Жаль… Ну хорошо, хорошо, отвечайте вы, мисс Грейнджер, — раздраженно прошипел профессор. Гермиона, все это время молча тянувшая руку, тут же вскочила, оправила мантию, и с довольным видом начала свой ответ.

— Приворотные зелья относятся к группе психотропных веществ, подавляющих волю и чувства человека на эмоциональном уровне, — бойко сказала она хорошо поставленным голосом. — По времени действия все известные приворотные зелья делят на кратковременные и долгоиграющие. Кратковременные зелья обладают продолжительностью действия в среднем около двенадцати часов, существуют исключения — от часа до суток и более. Применение большинства таких зелий оценивается как шуточное, и не подлежит наказанию, кроме тех случаев, когда является причиной или составной частью более тяжкого преступления. Любое зелье, действие которого продолжается больше чем сорок восемь часов, классифицируется как долгоиграющее, и применение такого зелья может быть оценено как незаконное, если жертва пожелает предъявить обвинение. В зависимости от срока и интенсивности действия такого зелья, наказание может варьироваться от трех месяцев до нескольких лет заключения в Азкабане. Побочные эффекты зелий кратковременной группы весьма незначительны…

— Постойте, мисс Грейнджер, — остановил Гермиону Снейп. — Кто-нибудь хочет что-нибудь добавить к временнОй классификации приворотных зелий?

Я оглянулся, но все, кроме Малфоя и Блейз, недоуменно пожимали плечами. Блейз хмурилась, поглаживая по плечу морщившегося от отвращения Малфоя. Неужели никто не хочет ничего сказать? Эх, была не была… Я поднял руку. Ну да, да, вчера вечером, после пира, я никак не мог уснуть — то ли съел слишком много, то ли сказывалась эйфория от того, что услышал в холле от Блейз… В общем, чтобы отвлечься (или наоборот), я стал вспоминать сегодняшнюю поездку в Хогвартс-экспрессе, мысли как-то перескочили на встречу с Малфоем и Паркинсон, а потом и на его признание, что она опоила его приворотным зельем. Не знаю, почему, но меня вдруг заинтересовало, а как именно оно может действовать? Эх, хорошо бы спросить Фреда и Джорджа — у них в магазине много разных вариантов приворотов, они наверняка в этом разбираются! Но увы, из Хогвартса с ними связаться можно только при помощи писем, а как написать такое? «Фред, Джордж, не дадите пару советов насчет приворотного зелья?» Да они решат, что я охмурить кого-то собрался! Конечно, с одной стороны, с кем не бывает? А с другой — близнецы есть близнецы, потом вопросов и шуточек не оберешься… Ну и потом, ответа придется ждать несколько дней, а любопытство меня распирало сейчас… Был еще вариант спросить Гермиону, но время было позднее, она уже ушла к себе в комнату, а парню проникнуть на женскую половину нереально — лестница не пустит… и тогда я, Гарри Поттер, как говорится, в здравом уме и трезвой памяти, совершил то, что для каждого, кроме Гермионы, может считаться чуть ли не преступлением! Я ВЗЯЛ УЧЕБНИК ПО ЗЕЛЬЕВАРЕНИЮ, лег на кровать, и стал читать главу, посвященную приворотным зельям! Вот. Рон узнает — вообще разговаривать со мной перестанет… Читать учебник в кровати — это да-а… Но мне было интересно, а это был самый простой способ получить информацию. Так что теперь кое-какие факты из учебника просто всплыли у меня в памяти. Странно только, что о них не сказала Гермиона…

— Поттер, вы хотите в туалет? — поинтересовался Снейп, который, похоже, даже и мысли не допускал, что я могу хотеть ответить.

— Нет, сэр, — сказал я. — Я хочу дополнить классификацию Гермионы.

— Воистину, день сюрпризов, — громко прошептал Малфой, якобы обращаясь к Блейз, но его услышали все. Снейп, однако уже справился с удивлением, и кивнул мне.

— Гхм, ну что ж, мы все вас внимательно слушаем, Поттер, — сказал он. Гермиона смотрела на меня с таким видом, словно я вдруг сообщил ей, что решил разрешить нашу вражду с Волдемортом при помощи партии в шахматы.

— Эм, ну, в учебнике сказано, сэр, что существует несколько зафиксированных в истории случаев применения приворотных зелий постоянного действия. Некоторые из этих случаев попали даже в магловские легенды, например, легенда о Тристане и Изольде. Ммм… В разных случаях действие зелья описывается по-разному, что заставляет предположить, что это, вероятно, были разные зелья. Ну, в смысле, они были приготовлены по разным рецептам. Однако в 1932 году международное магическое законодательство приравняло использование постоянного приворотного зелья к действию заклятия Империус с отягчающими обстоятельствами, и наказанием за такое является пожизненный срок в Азкабане. Также, по официальной версии, все известные рецепты, равно как и готовые зелья были изъяты и уничтожены.

— А по неофициальной? — поинтересовался профессор.

— Ну, думаю, ученые из Отдела Тайн вряд ли упустят случай поэкспериментировать…

— Хм, — усмехнулся Снейп, — возможно вы и правы. Есть еще что добавить?

— Только то, что все документально подтвержденные рецепты были обратимы, сэр. Их действие было постоянным, но от него можно было избавиться при помощи противоядия, или… в результате смерти объекта в некоторых случаях действие зелья тоже прекращалось. По легенде, существовало зелье, изобретенное во времена Мерлина, которое обладало постоянным сроком действия, и было необратимым, однако отыскать рецепт так и не удалось.

— Совершенно верно. Садитесь, Поттер. И… эээ… пять баллов Гриффиндору. Мисс Грейнджер, продолжайте, — поспешно обернулся Снейп к Гермионе.

— Да, сэр, — ошеломленно пробормотала Гермиона, глядя то на меня, то на него, такими глазами, словно я предложил Волдеморту решить нашу вражду шахматной партией, а он согласился! Снейп вопросительно поднял брови. Гермиона, наконец, справилась с собой, и, хотя все еще была удивлена, смогла продолжить ответ. — Ээээ… Побочным эффектом почти для всех зелий является некая… эйфория, в которую впадает объект после принятия зелья, а так же упадок сил и в некоторых случаях легкая форма депрессии, когда действие зелья прекращается. Так же в большинстве случаев жертва обычно испытывает довольно сильное… хм, половое влечение к объекту, потому что в состав большинства зелий входят афродизиаки, — скороговоркой выпалив последнюю фразу, Гермиона залилась густым румянцем.

— Термином «половое влечение», мисс Грейнджер, можно охарактеризовать любое возникшее в результате действия приворотного зелья чувство, — с нескрываемым сарказмом заметил Снейп. — Полагаю, вы в данном случае, говоря об афродизиаках, имели в виду вызываемое ими сексуальное возбуждение. В вашем возрасте, мисс Грейнджер пора бы начинать называть вещи своими именами, — усмехнулся профессор. — Есть что добавить?

— Да, сэр, — с подчеркнутой вежливостью отозвалась Гермиона, однако голос ее звенел от сдерживаемой обиды. — Термин «Любовные зелья» не совсем верен. Ни одно зелье, даже самое сильное, не создает настоящей любви, лишь очень сильное влечение, даже одержимость. Человек под действием зелья стремится соединиться с объектом, но не способен на жертвенность, которая присуща настоящей любви.

— Ну, давайте не будем углубляться в тонкости проявлений любви, — нетерпеливо хмыкнул Снейп. — Суть действия зелья вы объяснили верно, этого достаточно. Хотите еще что-то добавить?

— Только то, сэр, что действие зелье может так же зависеть от нескольких факторов, помимо его состава — например, от привлекательности объекта, или от количества принятого зелья, или от веса жертвы. И еще, избавиться от действия зелья можно только при помощи противоядия, в отличие от приворотных чар, на которые могут подействовать и другие факторы, — пожала плечами Гермиона. Профессор, наклонив голову набок, поднял брови.

— Вы уверены, мисс Грейнджер? — Гермиона, смутившись, все же кивнула. Я прикусил губу. Что Снейп имеет в виду? Она ведь права, в учебнике именно это и говориться… — Кто-нибудь имеет что сказать? — осведомился профессор. Пару секунд никто не двигался. Потом Малфой медленно, словно бы неохотно поднял руку, и на лице Снейпа появилось легкое облегчение. — Да, мистер Малфой.

— Существуют две оговорки к упомянутому правилу, — сказал Слизеринский староста. — Первая — это то, что зелье не подействует вообще, в том случае, если жертва УЖЕ влюблена в объект. В этом случае реальные чувства вытеснят внушаемые, и эффекта не окажется.

— Великолепно. Десять баллов Слизерину, — благосклонно кивнул Снейп. — Какова же вторая оговорка?

— От действия зелья можно избавиться и без противоядия, но на это способен не каждый маг, а только тот, в чьих жилах есть кровь магических существ, обладающих врожденными приворотными чарами — например, вейл, сирен, нимф, ундин и прочих. Ну и еще при этом необходима сильная воля — это раз, и знание того, как именно нужно бороться с действием зелья — это два.

— Совершенно верно, — согласился профессор. — Еще десять баллов Слизерину. Садитесь, мистер Малфой. Мисс Грейнджер, ваш ответ сегодня меня разочаровал. Обычно ваш уровень подготовки гораздо лучше. Два балла Гриффиндору за ответ, и садитесь на место.

Гермиона села, чуть не плача от обиды. Я, смутившись, опустил взгляд — отчасти в ее провале была и моя вина — ну кто меня за язык тянул? Может, не влезь я, ей бы дали больше баллов.

— Прости, пожалуйста… — пробормотал я. — Не стоило мне влезать со своим ответом…

— Да нет, Гарри, все в порядке. Думаю, я потеряла больше баллов на дополнении Малфоя, чем на твоем. И потом, вы оба были правы, я не знала этой информации, и…

— Как, подожди, но ведь то, о чем я говорил, есть в учебнике! — воскликнул я.

— Поттер, Грейнджер, минус пять баллов Гриффиндору за разговоры на уроке, — холодно сказал Снейп, останавливаясь перед своим столом, и даже не взглянув на нас. — А сейчас до конца первой пары мы постараемся с вами провести не совсем обычный практический урок. Будьте добры, оставьте свои вещи и подойдите все сюда, — велел профессор, усаживаясь за стол и выставляя на него две стойки с пробирками и небольшую бутылку со светло-золотистой жидкостью внутри, напоминающей белое вино. — Итак, как вы можете видеть, здесь у меня имеется одна из самых слабых форм приворотного зелья, создающая сильное увлечение на короткий промежуток времени. Формула этого зелья совершенно элементарна, а действие полностью совпадает с описанным действием большинства зелий этой группы. Сейчас каждый из вас испробует его действие на себе — это необходимо для того, чтобы в случае необходимости вы могли проанализировать собственное состояние и определить, что с вами что-то не так. Того количества зелья, которое я вам отмеряю, — говоря это, Снейп разливал в пробирки понемногу жидкости из бутылки, на глаз приблизительно глотка на три в каждую, — достаточно на пять минут действия зелья. Как я говорил, оно довольно слабое. Теперь, чтобы никому из вас не было обидно, неловко или… или что-то непонятно, каждый из вас должен опустить свой волосок в одну из пробирок. Прошу вас. — он подвинул вперед обе заполненные стойки. — Также, дабы избежать стрессов и… шокирующих сцен, попрошу юношей использовать правую стойку, а девушек — левую. Лично мне не хотелось бы наблюдать у себя в кабинете любовные признания гомосексуального характера.

Я скривился, представив себе, что в результате такого эксперимента мне мог достаться какой-нибудь Нотт, или Корнер. Да что там, любой парень — от одной мысли меня передергивало. Конечно, с девчонками тоже не подарок — еще выпадет влюбиться, хоть и на пять минут, в Паркинсон! Да уж, этого со мной еще не произошло, а я уже всей душой сочувствую Малфою — вон он как побледнел… Блейз успокаивающе гладила его по плечу, и я снова ощутил укол ревности. А на самом деле, правду ли она говорила той первокурснице, или просто скромничала и не хотела ее шокировать? Стиснув зубы, я запустил руку в свою шевелюру и выдернул один волосок. Почти не глядя бросил его в одну из пробирок в правой стойке — зелье, забурлив, приобрело более насыщенный золотистый оттенок с красным отливом. Истинно Грнффиндорские цвета, однако я даже слегка расстроился. Неужели я так однозначен?

Когда все пробирки были готовы, Снейп поменял стойки местами, и подвинул ближе к разным краям стола.

— Ну вот, а теперь, попрошу каждого из вас взять по пробирке с зельем. Пить будете по очереди, дабы мы все могли наблюдать разницу в индивидуальной реакции каждого на одно и то же зелье. Как правильно заметила мисс Грейнджер, его действие действительно зависит от многих факторов, и не в последнюю очередь, — от личностных качеств жертвы. Прошу вас, разбирайте пробирки.

— Профессор, но одной девчоночьей пробирки не хватает, — подал голос Симус. — Нас сегодня тринадцать, и потом, даже если б Смит и был на уроке, он не девушка.

— Хм, вы правы, мистер Финниган… — озадачился Снейп. — Ну что ж, полагаю, ничего не будет страшного, если кто-нибудь из девушек пожертвует второй волос. Мисс Паркинсон, вы, как староста…

— О нет, только не она! — вслух застонал Симус. Снейп холодно поднял брови, однако неожиданно его лицо смягчилось, и он вздохнул, в упор и с сожалением глядя вперед. Я проследил за его взглядом — он смотрел на побледневшего Малфоя, который, чуть ли не до крови прикусив губу, умоляюще смотрел на него в ответ.

— Ну хорошо, тогда вы, мисс Грейнджер, раз уж кандидатура мисс Паркиснон вызывает у мистера Финнигана такой стресс, — язвительно хмыкнул профессор, и на лице Малфоя проступило прямо-таки нечеловеческое облегчением. Гермиона, кивнув, дернула себя за прядку, и бросила в пробирку с чистым зельем выдернутый волосок. Снейп поспешно повел палочкой, и пробирки перемешались, не вынимаясь из стойки, так что никто не успел заметить, какой цвет приобрело зелье Гермионы. — Разбирайте, — коротко сказал Снейп, легким движением придвигая к нам подставку с пробирками.

Я выбрал пробирку с золотисто-коричневатой жидкостью, похожей на мед. Не знаю, что это за девочка, но цвет казался приятным, и я от души надеялся, что это не Пэнси. Когда все пробирки оказались разобраны, Снейп дал указания начинать. Мы все выстроились в проходах между партами, и тот, чья очередь пить зелье наступала, выходил вперед к учительскому столу, и делал это на глазах у всех.

Pov Блейз Забини

Несмотря на стресс, которому подвергся Драко, я должна признать, эксперимент получился довольно забавным. Первой вышла Ханна Эббот, и, выпив зелье, стала, краснея, кокетничать с Эрни Макмилланом, точно так же как перед уроком липла к Голдстейну. Голдстейн, сжимая зубы, терпел, бросая гневные взгляды то на нее, то на Эрни, то на Снейпа. Когда действие зелья закончилось, и Ханна, вздрогнув, захлопала глазами, очнувшись, Энтони демонстративно отвернулся от нее, и не разговаривал с ней до тех пор, пока не пришла его очередь. Впрочем, она пришла только после Сюзан Боунс, которой выпал как раз он. Несчастная девушка целых пять минут робко обхаживала его, умоляя сказать ей, что она сделать, чтобы понравиться ему. Придя в себя, она расстроилась настолько, что едва не разрыдалась, однако Гермиона Грейнджер и Падма Патил тут же принялись ее успокаивать и уговаривать, что стыдиться ей нечего. Тем временем выпил зелье Голдстейн, и, упав на колени перед Падмой, стал порываться целовать ей руки и повторять, что она его богиня, порываться достать ей звезду с неба, и прочая, и прочая. В общем, пять минут в его исполнении оказывались слишком долгим сроком — даже Снейп не выдержал. Он достал из своего стола какой-то небольшой пузырек, встал со своего учительского места, подошел к Голдстейну, который продолжал разливаться соловьем перед смущенной Патил, и, откупорив пузырек, несколько раз провел им перед носом Энтони. Тот как-то странно обмяк, захлопал глазами, и лицо его приобрело осмысленное выражение.

— Ну вот, обратите внимание, как чувствует себя человек, который испытал на себе действие противоядия, — прокомментировал Снейп. — Общая слабость, опустошенность, смятение чувств, не так ли, мистер Голдстейн?

— Эээ… Да, сэр, — кивнул Энтони.

— Присядьте. И будьте осторожней в будущем, — мне кажется, у вас повышенная чувствительность к такого рода зельям, — заметил профессор, возвращаясь к себе за стол. — Ну что ж, продолжим. Мистер Финниган?

Если влюбленность Голдстейна была невыносимо занудной, то представление, которое устроил Финниган, было больше похоже на цирк. Ну, начать с того, что ему досталась Пэнси. Когда он, выпив зелье, направился к ней, я посмотрела на Драко, и увидела на его лице улыбку, исполненную облегчения. Его изящные пальцы, сжимавшие пробирку, слегка расслабились, а в серебристых глазах запрыгали чертики.

— От судьбы не уйдешь, Финниган, — негромко прокомментировал он, и весь класс, включая Грейнджер и Поттера, захихикал. Но что началось дальше, когда Симус попытался обнять Пэнси… Паркинсон с гримасой отвращения отодвинулась от него, а он стал бегать за ней по классу, выкрикивая «нет, я добьюсь тебя и ты станешь моей! Один поцелуй, владычица моих грез — один поцелуй!» Класс покатывался со смеху, и даже Поттер чуть ли не лежал на парте от хохота, наблюдая за выходками Финнигана. Грейнджер, поначалу старавшаяся сохранять невозмутимость, тоже прыснула в конце концов, и ухватилась за Гарри, чтобы не упасть.

К чести Симуса, следует заметить, что придя в себя, он не смутился, а раскланялся, и, посмеиваясь, заметил, что это было поучительно, и что он рад, что доставил классу несколько веселых минут.

Следующей пришла очередь Падмы Патил, и мы в течение пяти минут наблюдали, как симпатичная индианка кокетничала с буквально растаявшим от счастья Тео Ноттом. Когда действие зелья закончилось, Нотт, ни капли не смутившись, пригласил ее на свидание, на что Падма, смутившись, ответила, что подумает. Ну, во всяком случае, по сравнению с Финниганом, это было на редкость спокойно и даже отчасти мило.

Следующая очередь была моя. Слегка нервничая, я вышла к столу Снейпа, повернулась к классу, и, поднеся пробирку к губам, сделала глоток. Зелье, напоминавшее цветом и вкусом апельсиновый сок, отдавало какой-то пряностью, не слишком приятной на мой вкус. В пробирке жидкость еще оставалась, но я опустила ее в подставку, не глядя, и внимательно оглядела стоящих передо мной парней. Сначала пару мгновений ничего не происходило, а потом мое внимание привлекла невысокая фигурка, словно засветившись изнутри. Ну надо же… почему только я не замечала этого парня раньше? Невысокий и крепко сбитый, мускулистый… Раньше меня не привлекали низкорослые парни, но в этом было что-то особенное. А какое у него замечательное лицо! Простоватое, сказала бы я раньше, а теперь оно казалось мне добрым и открытым. Веснушки делали его только еще привлекательнее, и мне захотелось рассмотреть его поближе. Я сделала шаг, второй, третий…

«Борись с этим!» — знакомый голос раздался у меня в голове, подобно колокольному звону. Я остановилась, испугано озираясь по сторонам. Бледное лицо Драко словно выделялось из полумрака класса — не так, как лицо того парня, но тоже очень отчетливо. Я помотала головой. Нет, мне не померещился его голос, однако Малфой не разжимал губ, да и кроме меня никто ничего не слышал. Однако зелье все еще действовало на меня, и я быстро потеряла интерес к этому неожиданному явлению. Куда привлекательнее казался невысокий парень с темно-русыми волосами и хулиганской улыбкой. Я сделала к нему еще пару шагов… «Блейз, ты пожалеешь, если пойдешь на поводу у чувств!» — снова зазвенел в голову голос Малфоя. — «Ты можешь! Я знаю, что можешь! Просто постарайся освободиться!» освободиться? От чего? Зачем? Этот человек так красив, почему я не должна любить его? Любить? Стоп, я сказала любить? Но ведь… сомнение закралось в душу. Я ведь любила кого-то другого, кого-то… в голове зазвенело, и на сей раз не Драко был этому причиной. Я сделала над собой усилие, пытаясь отогнать неприятный шум в ушах… И шум отступил, и одновременно с ним словно ушли и те яркие, безумно привлекательные краски, который омывали фигуру так понравившегося мне парня. Симус Финниган? Мерлин, и этот клоун казался мне привлекательным? Кто-нибудь, заавадьте меня из милосердия! Да он же совсем не в моем вкусе — веснушчатый коротышка! Нет, ну, конечно, он не меньше меня ростом, но Мерлин и Моргана, по сравнению с другими парнями… Да он ниже даже Гарри почти на голову, а Гарри далеко не самый высокий парень на нашей параллели! Ну, впрочем, характер у Финнигана легкий, и на этом ему спасибо.

— Есть шанс, что я тебе еще нравлюсь, Блейз? — спросил он с надеждой, когда я отступила, хлопая глазами так же, как и все остальные.

— Извини, Финниган, я пас, — улыбнулась я. Он преувеличенно разочаровано вздохнул, всем своим видом изображая вселенское горе. Класс снова засмеялся, однако не в насмешку, а по-доброму.

Не улыбался только Снейп. Он пристально посмотрел на меня, и слегка нахмурился.

— Мисс Забини, вы выпили свое зелье едва ли наполовину, однако его действия все равно должно было хватить на большее время, — заметил он. — Скажите, вы чувствовали что-то необычное — помимо собственно эффекта зелья?

— Ну… — Я замялась. — Вообще-то, поначалу нет, сэр, но потом… Я услышала… голос. Он сказал, что я могу бороться с этим, и пожалею, если этого не сделаю.

— Хм, вот как? То есть, вам угрожали?

— Нет-нет! Это не выглядело угрозой. Мне показалось, что он не имел в виду, что сделает мне что-то, если я не стану бороться. Скорее, он хотел сказать, что я сама буду разочарована, если этого не сделаю.

— Вот как… Значит, этот таинственный голос сказал вам, что вы можете бороться? Интересно, откуда он это взял?

— Вообще-то, профессор, в моих жилах есть небольшая доля крови сирены, — сказала я. — Я не владею никакими их чарами, но ее достаточно для иммунитета к их действию, ну и, видимо, для того, чтобы противиться приворотным зельям.

— И этот таинственный голос…

— Да ничего особенно таинственного, — ляпнула было я, и спохватилась, когда Северус ожег взглядом Драко. Малфой, однако, ни капли не смутившись, лишь выгнул дугой свою изящную бровь. Одарив крестника взглядом, говорящим «а с тобой я потом разберусь», Снейп взмахом руки отпустил меня на свое место.

Следующая за мной была очередь Гарри. Мое сердце замерло. С одной стороны, если сейчас его объектом окажусь я, у меня будет возможность хоть раз в жизни увидеть, на что это похоже. А с другой, Драко сказал, что зелье не подействует, если жертва уже влюблена в объект, так что тогда я буду знать точно, есть ли у меня шансы. Только вот знать этого мне совсем не хотелось… Так я могла хотя бы надеяться.

Гарри вышел к столу Снейпа и сделал глоток, как и я, не осушив свою пробирку. О Мерлин! Так вот как выглядит влюбленный Гарри Поттер! В жизни не видела ничего прекраснее, чем его зеленые глаза, горящие обожанием, нежностью, влечением… И в жизни мне не было еще так больно — ведь эти глаза смотрели не на меня! Он стоял некоторое время не двигаясь, потом мучительно покраснел и опустил глаза, но тут же вскинул их снова, словно не видеть объект своих мечтаний было еще труднее! А потом он несмело сделал шаг к Гермионе, не отрывая от нее влюбленного взгляда, и робко протянул к ней руку. Смущенная, Грейнджер приветливо улыбнулась ему, явно не очень понимая, как вести себя с таким Гарри. Но Поттер даже под действием зелья остался джентльменом.

— Гермиона, я… Я никогда не замечал раньше, какая ты удивительная девушка, — слегка хрипло произнес Гарри, и осторожно взял ее за руку. — То есть, я всегда знал, что ты замечательная, но никогда не понимал, что это не все. Ты … Ты просто удивительная.

— Спасибо, Гарри, — мягко сказала Грейнджер, и его лицо осветилось улыбкой. Я с трудом удержалась от всхлипа, а глаза вдруг затуманились слезами. Я поспешно украдкой смахнула их, однако это не укрылось от стоящего рядом Драко. Теплые руки брата обняли меня за плечи.

— Не забывай, раз зелье подействовало, значит, на самом деле он ее не любит, — шепнул он мне на ухо. Я кивнула, но так сильно вцепилась в руку Дрея, что ему, наверное, было больно, однако Малфой не убрал ее, за что я была ему безумно благодарна. Тем временем Поттер, все еще смущенный, запинаясь и краснея, продолжал что-то говорить Гермионе, а она с мягкой и терпеливой улыбкой кивала.

— А ты… Ты пойдешь со мной в Хогсмид в следующий раз? — спросил Гарри. — Ну, то есть, ты можешь не ходить, если не хочешь, просто я подумал, что это могло бы быть забавно, и…

— Гарри, — оборвала его Грейнджер. — Мне будет очень приятно сходит с тобой в Хогсмид. Спасибо, — сказала она с ободряющей улыбкой. Гарри заулыбался, а потом несмело потянулся вперед, словно собираясь поцеловать ее. Гермиона застыла, широко распахнув глаза, но буквально в нескольких сантиметрах от ее лица Гарри вдруг замер, и, захлопав глазами, отпрянул.

— Ой, Бога ради, Гермиона, прости! — выпалил он, явно придя в себя. — Я… Я ничего такого не сделал? Я тебя не обидел? — встревожено спросил он. Грейнджер тряхнула головой, и ласково улыбнулась.

— Нет, Гарри, расслабься, — сказала она. — Ты был очень деликатным — просто сказал, что я удивительная, и пригласил сходить в Хогсмид.

— А-а, — с облегчением вздохнул он. — И ты согласилась! — вспомнил юноша тут же. Гермиона расхохоталась.

— Я и так хожу туда с тобой и Роном каждый раз, когда можно! — сказала она, смеясь. — Почему я должна была на сей раз отказываться?

Гарри засмеялся, и остальные тоже. После него была очередь Эрни, которому тоже досталась Гермиона (он порывался сложить в ее честь поэму, но дошел лишь до четвертой строфы), потом Майкла Корнера — ему досталась Сюзан, и Тео Нотта, которому досталась Ханна Эббот. Впрочем, тут тоже не было ничего интересного, не считая того, что Энтони Голдстейн, казалось, с трудом сдерживался, чтобы не засветить Тео в глаз, пока тот обхаживал его девушку. После Нотта была очередь Гермионы, которой, на удивление, достался Гарри. Но, что интересного ожидать от Грейнджер? В целом, вела она себя почти так же, как он — сказала ему, что он симпатичный, и она всегда так считала, а потом робко спросила, будет ли он с ней танцевать на празднике в честь Хэллоуина. Гарри тоже вел себя мягко и по-доброму — он поблагодарил ее за комплемент, и клятвенно заверил, что обязательно с ней потанцует. «Остается только надеяться, что танцевать он научился получше, со времен Святочного Бала на четвертом курсе» — с коротким смешком подумала я.

После Грейнджер настала очередь Драко. Подмигнув мне, он вышел к столу Снейпа, в три глотка осушил пробирку с зельем до дна, и несколько секунд стоял, не двигаясь и обводя взглядом класс. А потом… Твердой походкой уверенно пересек класс, подошел ко мне, и, не спрашивая позволения, без тени смущения или неловкости, притянул к себе, крепко обнял и страстно поцеловал.

Мерлин Великий! Это не был первый поцелуй в моей жизни, но, очевидно, был первый настоящий. Брат или нет, но целовался Малфой фантастически. У меня закружилась голова, и подкосились ноги, я инстинктивно схватилась за него, хотя его сильные руки держали меня крепко, и в любом случае не дали бы мне упасть. Я почти ничего не соображала, лишь где-то глубоко-глубоко в сознании теплилась мысль, что это неправильно, так не должно быть… Но прежде, чем эта мысль смогла оформиться, прежде, чем я смогла найти в себе силы попытаться оттолкнуть Драко, он сам вдруг оторвался от меня и отстранился. Дыхание Серебряного Принца было тяжелым, словно он пробежал целую милю, но глаза вдруг полыхнули ярким серебряным светом. Не хлопая ресницами, и не приходя в себя так явно, как остальные, Драко бережно выпустил меня из объятий и отступил.

— Прости, сестренка, — тихо сказал он. — Ты в порядке? — добавил он громче, чтобы слышали все. Все еще потрясенная и ошеломленная, я машинально кивнула. В глубине души у меня почему-то зародилась легкая обида — неужели я для него так отвратительна, что действие зелья закончилось так быстро? Но с другой стороны, ведь это не то зелье, которое использовала Пэнси, так почему оно перестало действовать — ведь прошло не больше пары минут…

— Двадцать Баллов Слизерину, мистер Малфой, за превосходную демонстрация возможностей сбрасывания эффекта приворотного зелья, — громко объявил Снейп. — И вам, кстати, мисс Забини, тоже, за ВАШУ демонстрацию. Драко, у тебя есть доля крови вейл, не так ли?

— Да, сэр, — отозвался Драко. — Но очень мало, поэтому я поначалу поддался зелью.

Врет, подумала я. Только зачем? А то я не знаю, что еще прошлым летом он не отставал от матери, тетки Анабель и сестер, пока его не научили в совершенстве технике сбрасывания приворота. Как он тогда говорил — «лучше поздно, чем никогда». Но впрочем, я не сомневалась, что буде мне понадобится, я вытрясу из Драко правду позже.

Оставалась только Пэнси, и достаться ей должен был либо Майкл Корнер, либо Драко. Вот интересно, кто из них? Сделав два глотка, Паркинсон поставила пробирку в подставку, и обернулась к классу. Драко поджал губы, и, сделав шаг назад, спрятался ко мне за спину. Я хихикнула. Малфой на целую голову выше меня, неужели он надеется стать незаметным? Однако Пэнси продолжала хмуро разглядывать класс, а потом повернулась к Снейпу.

— Не действует, профессор! — жалобно сказала она. Выудив из стойки пробирку, Снейп помахал над ней палочкой, невербально используя вторичное наполнение.

— В самом деле? — сказал он. — Любопытно… Кстати, все запомните — заклинание вторичного наполнения вы можете применить к зелью только в том случае, если сами его готовили, и знаете, сколько, чего и когда туда положили. В противном случае вы получите опасную бурду, и вам повезет, если она не взорвется у вас в руках. А теперь, мисс Забини, будьте любезны, подойдите сюда. Я знаю, ваша очередь прошла, но за дополнительные баллы, не согласитесь ли вы? — он протянул мне пробирку с искристо-синим зельем, в глубине которого то и дело вспыхивали серебристые искорки, словно звезды в ночном небе. Хм, интересно, кто это все-таки? Синий цвет — цвет Рейвенкло, так что это может быть Майкл, но с другой стороны, это любимый цвет Драко, и серебряные искры тоже очень подошли бы Малфою. Взяв пробирку, я выпила зелье до дна, и обернулась, нашаривая глазами Майкла. Однако Корнер казался таким же серым и обычным, как и все остальные. Зато когда я посмотрела на Драко, меня охватило уже знакомое чувство. Его изящная фигурка словно засветилась изнутри, очерчивая все контуры серебристым свечением. Я отмечала каждую черточку, которая раньше казалась мне незначительной — то, как падает на лоб платиновая челка, какие длинные и густые у него ресницы, или то, что брови и ресницы у него темнее волос (Люциус говорил, что это знак аристократической породы). Летний загар, который уже начал сходить — у Драко он никогда не держался долго, несмотря на всю интенсивность, — шел ему, и в то же время, была в нем какая-то неправильность, даже неестественность. Кажущиеся на первый взгляд узкими для мужчины плечи — но это из-за общей конституции Малфоя, уж я-то видела Дрея без рубашки не раз, и знаю, что мускулы там на месте. Просто Малфои считают, что сильно раскачанные плечи — признак плебейства. Я шагнула к нему, и протянув руку, коснулась кончиками пальцев его гладкой щеки — благодаря крови вейл, Драко, как и Люциус, совсем не нуждался в бритве. Меня огнем обожгло воспоминание о его поцелуе несколько минут назад.

— Драко… — выдохнула я. Он ласково улыбнулся, но покачал головой и не сделал движения навстречу.

— Блейз, не делай ничего, о чем потом будешь жалеть, — сказал он. Я улыбнулась. Что бы я сейчас ни сделала — разве можно об этом жалеть?

— Ты потанцуешь со мной на празднике в честь Хэллоуина? — спросила я, вспомнив, что то же самое говорила Гарри Гермиона. Драко с улыбкой кивнул.

— Конечно, сестренка, — отозвался он. Слово «сестренка» причинило боль. Я для него лишь сестра… Но эта боль породила гнев. Я напряглась, и на меня накатило знакомое чувство — звон в ушах, и уходящие краски. Чары зелья ушли, а вместе с ними и гнев, и боль, и все остальное. Я улыбнулась брату.

— Музыка за мной? — сказала я. Это была наша старая шутка, еще из детства, когда мы учились танцевать в Бальном зале Малфой Манора, и, расшалившись, опрокинули подставку для музыкантов, где играли заколдованные инструменты. Естественно, чары прекратились, а нам надо было еще отрепетировать несколько па. Пришлось напевать, но Драко мигом стал жаловаться, и мы тянули жребий, кто из нас будет этим заниматься. С тех пор это и значило «обеспечивать музыку». Сейчас, услышав это от меня, Малфой расхохотался.

— Пожалей мои ушки, Дейзи, — фыркнул он.

— Дуралей, — хмыкнула я, отворачиваясь. Я давно перестала обижаться на «Дейзи». (прим. автора — по-английски «дейзи» (daisy) — ромашка или маргаритка, маленький наивный цветочек).

Довольный Снейп велел всем рассаживаться по местам, и найти по учебнику рецепт того зелья, которое он только что использовал на нас, используя собственный опыт. Открыв журнал, он наградил каждого из нас пятью баллами за практическую работу, и еще двадцатью — меня, за повторное согласие выпить зелье. И тут Финниган поднял руку. Профессор с удивлением разрешил ему задать вопрос.

— Профессор Снейп, вы так и не объяснили нам, почему зелье, которое прекрасно подействовало на Блейз, не оказало влияния на Паркинсон.

— Вы невнимательно слушали мистера Малфоя в начале урока, мистер Финниган, — сурово отрезал Снейп. — Минус пять баллов Гриффиндору. Первая оговорка, которую он упомянул — зелье не действует в том случае, если жертва уже испытывает некую любовь к объекту. Думаю, ни для кого не станут новостью нежные чувства мисс Паркинсон к мистеру Малфою. Запомните — чем более сильнодействующее зелье используется, тем более сильная любовь нужна, чтобы его побороть. Например, для столь сильного зелья, как Амортенция, потребуется истинная любовь, такая, о которой пишут романы и слагают легенды. Но для простенького кратковременного зелья вроде того, что я использовал на вас сегодня, довольно и юношеского увлечения. А теперь — возвращайтесь к работе.

Pov Драко Малфоя

Остаток занятия мы занимались определением зелья, которое использовал крестный — да уж, я, честно говоря, определил его сразу, как только он достал бутылку. Отыскав рецепт на нужной странице в учебнике, я быстро переписал его в тетрадь, провел анализ компонентов и их сочетаний в данном порядке, написал выводы о том, какой компонент и какую роль играет в составе зелья, и, перечитав для верности, сдал работу крестному. Северус бегло пробежал глазами, улыбнулся, чиркнул внизу «П», и вернул мне тетрадь.

— Ты как? — спросил он незаметно, когда я взял ее.

— Все хорошо, — улыбнулся я. В самом деле, сегодняшнее приключение с зельями сильно продвинуло нас вперед на почве подкопа под сердце Поттера. Усевшись на место, я принялся разглядывать его — очкарик не столько смотрел в учебник, сколько на нашу парту (и слава Мерлину, не на меня!). Право, даже жаль, что ему досталась Грейнджер. Интересно, подействовало бы на него зелье Блейз?

Мне и правда стало любопытно. А что если… Нет, Блейз я результат все равно не скажу — не надо ей знать, если он будет отрицательный, да и если положительный тоже — лишняя уверенность в таком деле ей только помешает. Лучше пусть за нее буду уверен я. Ну, а придумать план и осуществить его — это для меня и вовсе было делом техники. Для начала — галантно предложить Блейз отнести ее работу Снейпу и дождаться пока он ее проверит (главное тут, конечно, вовсе не сделать приятное сестренке — хотя совместить… скажем так, полезное с полезным, никто не запрещает. Главное — под шумок, незаметно от крестного, стырить со стола одну из пробирок, куда он разливал зелье, но волоса на нее не понадобилось.) Вернувшись на место, я сделал вид, будто стряхиваю соринку с плеча Блейз, и стянул у нее волосок.

В конце урока, перед тем как выходить, я притворился, что меня заинтересовал какой-то кусок текста в учебнике, и, собрав свои вещи, двинулся на выход, держа учебник в руках и читая на ходу. Ага, вот оно!

— Малфой, ты что, не видишь куда идешь? — возмущенный вопль Поттера, когда его учебник, тетрадь и чернильница полетели на пол. Мой учебник отправился следом.

— Ой, извини, Поттер, — быстро сказал я, нагибаясь, чтобы подобрать вещи. Когда я выпрямился, ошеломленный Поттер стоял с открытым ртом, таращась на меня сквозь свои дурацкие очки. Нет, ну неужели после поезда его еще удивляет моя вежливость!? — Вот, держи, — сказал я, подавляя желание расхохотаться в голос, и протянув ему его тетрадь, чернильницу (закупоренную, к счастью) и мой учебник. Поттер, все еще ошеломленный, машинально взял все это и стал запихивать к себе в сумку. Пряча довольную ухмылку, я поспешно покинул класс.

Дальнейшее вовсе не представляло проблемы. До обеда оставалась еще одна свободная пара — заданий пока не было, даже от зельеварения Снейп нас четверых освободил, и делать было, в общем-то, нечего. Я зашел к себе, немножко повалялся на кровати, потом вытащил из сумки принадлежности по зельеварению, запихнул новое «Руководство по Защитной Магии», рекомендованное в этом году для седьмого курса, несколько чистых пергаментов. Осторожно поправил перо и чернильницу, чтобы убедиться, что ничего не сломалось и не пролилось — нет, право, все-таки магловские ручки в этом отношении гораздо удобнее, жаль только они почти не пишут на пергаменте. (Ну естественно, я знаю, что такое магловские ручки, все-таки, не настолько два мира изолированы друг от друга!) Закончив собирать сумку, я достал из кармана пробирку с зельем, откупорил ее, и осторожно опустил волосок Блейз. Жидкость забурлила, принимая более густой золотистый цвет, словно волосы моей сестренки на солнце. Снова закупорив пробирку, я сунул ее обратно в карман, запихнул в сумку учебник Поттера, застегнул ее, и, взглянув на часы, решил, что можно двигать на обед.

За обедом все тоже прошло как по маслу. Дождавшись, пока Поттер и компания усядутся и начнут есть, я вытащил его учебник, вылез из-за стола и решительно направился к нему.

— Поттер! — встав над ним, как Немезида над грешником, я скрестил руки на груди, держа в одной из них его учебник. Уизел моментально вскинулся.

— Какого черта тебе здесь надо, Малфой! — завопил он, брызгая крошками непрожеванной пищи. Я содрогнулся от отвращения. И вот на ЭТО, Поттер, ты променял меня в свое время? Мда, мне уже не обидно — мне просто тебя жаль.

— Не знал, Рональд, что вы сменили фамилию, — как можно более вежливым тоном сказал я. — Мне вас поздравить с заключением брака?

— Что-о? — скривился рыжий. — Что ты несешь, хорек!?

— Когда я подошел, я сказал «Поттер». Откликнулись Вы, так что я предположил, что Вы сменили фамилию. По браку, возможно? — продолжал я, пропустив «хорька» мимо ушей. В конце концов, если за три прошедшие курса Уизел не придумал ничего оригинальнее, чем вспомнить ту историю с превращением… Да, Поттер, мне вдвойне тебя жаль.

— Рон, перестань, — мягко попросил его Поттер, удерживая за локоть пытающегося вскочить на ноги приятеля. Тот возмущенно пыхтел и запинался.

— Да он… Да этот белобрысый гад… ты слышал, что он сказал?! Да я ему сейчас…

— Малфой, ты что-то хотел? — осведомился Поттер, перепоручив успокаивать разбушевавшегося друга Грейнджер. Голос у Гарри был усталый, — видимо, закидоны Уизела уже и его порядком достали.

— После зельеварения мы перепутали учебники, — сказал я, демонстрируя ему книгу. — У меня там, на полях, есть кое-какие пометки, так что мне хотелось бы вернуть свой экземпляр, если не возражаешь.

— А, хорошо, конечно, — кивнул он, и полез вниз за сумкой. Пока он рылся в ней в поисках моего учебника, я незаметно вытащил пробку из пробирки, и, благословляя про себя неведомого модельера, который, придумывая школьные мантии, сделал им широкие рукава, спрятал ее в рукав, придерживая одним пальцем. Протянув Поттеру учебник, я, как бы невзначай, накрыл рукавом его кубок с тыквенным соком… Дело сделано.

— Спасибо, — сказал я, забрав свою книгу, и, вспомнив кое о чем, повернулся к Грейнджер. — Кстати, ты уже определила время проведения собрания? — спросил я. Она кивнула.

— Сегодня после ЗОТИ, на свободной паре перед Травологией, — сказала она. — Не опаздывай, и передай Паркинсон.

— Хорошо, — кивнул я. — Уизли, Поттер, приятного аппетита, — и гордо удалился, прижимая к груди учебник, и стараясь не расхохотаться в голос. За своим столом я сел на место, убрал учебник в сумку, и принялся за еду, поглядывая время от времени на Поттера. Вот он допил свой сок и потянулся к кувшину, чтобы долить еще. Конечно, победу торжествовать рано, но никаких изменений в нем видно не было. Он не краснел, не бледнел, и вообще не показывал, что что-то изменилось, хотя Блейз сидела на своем месте рядом со мной, и он то и дело поглядывал на нее. Против воли я обнаружил, что улыбаюсь. Зелье на Поттера не подействовало! А значит, наша малышка Блейзи-Дейзи ему совсем небезразлична! Мерлин мой, и она еще беспокоилась из-за какой-то Дафны!

Впрочем, беспокойство ее не было до конца лишено оснований, приходилось это признать. Дафна, видно, не шутила, говоря, что намерена заполучить Поттера. Когда она зашла в Большой Зал на обед, взгляды половины мужского населения обратились к ней, да так и не смогли оторваться. Брюнетка умело пользовалась косметикой — ее кожа будто светилась, аккуратно подведенные глаза казались больше и выразительнее, чем обычно, полные губы были маняще приоткрыты. И при этом, нигде ни следа явно наложенной краски — сплошная естественность. Ну, не считая глаз. Ее кудрявые черные локоны красиво обрамляли прелестное личико в форме сердечка, тонкие брови, выщипанные в ниточку, чуть приподнимались на концах. В довершение образа, мантия не была застегнута, лишь слегка наброшена на плечи, открывая белую блузку с низким вырезом и короткую юбку — напоминающую форменную, но укороченную раза в два. Покачивая бедрами, она медленно прошла по проходу между столами, приостановилась напротив Поттера, и одарила его томным взглядом из-под длинных темных ресниц.

— Привет, Гарри, — сказала она низким музыкальным голосом, впрочем, лично на меня он не произвел впечатления, после Нарциссы. — Приятного аппетита, — томно улыбнулась она, и гордо проследовала на свое место. Блейз рядом со мной напряглась, и, задрожав, отложила вилку. Я на мгновение накрыл ладонью ее руку, а затем резко встал.

— Блейз, дорогая, прихвати мою сумку, если не вернусь до Защиты, — попросил я. Она рассеяно кивнула. Я шагнул к Дафне и резко развернул ее к себе. — Гринграсс, на пару слов, — прорычал я. Она смерила меня взглядом и попыталась высокомерно усмехнуться.

— А с чего ты взял, Малфой, — все тем же низким голосом, но уже без лишней томности, проговорила она, — что я хочу с тобой общаться?

— Я староста твоего факультета, — припечатал я. — Или ты желаешь общаться напрямую с профессором Снейпом? Я могу тебе это устроить. Так как? — Дафна поморщилась.

— Ну, хорошо, — нехотя сказала она.

— Отлично, — отозвался я, и, схватив ее за руку, буквально потащил по проходу к выходу. Вслед нам неслись смешки и перешептывания, однако я не обращал внимания. Дафна, неловко перебирая ногами, шатаясь на своих шпильках, семенила за мной. Я вытащил ее из Большого зала и впихнул в небольшую комнату, где обычно ожидали распределения первокурсники.

— Псих ненормальный! — крикнула она, чуть не падая. Я вошел следом и захлопнул дверь. — Ты совсем спятил, Малфой! Что ты себе позволяешь!? Я чуть ноги себе не переломала! И каблуки! Ты хоть представляешь, сколько стоят эти туфли? — Я фыркнул. Что за плебейский подход — выкрикивать, сколько стоит та или иная вещь, словно это причина для остальных пылинки с нее сдувать!

— Вряд ли дороже шнурков от моих ботинок, — сказал я. Дафна оскорбленно заткнулась на пару минут, но не сдалась.

— Ты мне за это ответишь… — зашипела она. Я вскинул голову. Ну хватит! Это зашло слишком далеко.

— Я отвечу? — переспросил я, с силой хватая ее за плечо и притискивая к стене. — А ты не думаешь, дорогая моя, что отвечать придется тебе — и не передо мной, а перед домом Слизерин? Что ТЫ себе позволяешь, Дафна? Что это за вид? — я окинул ее взглядом, полным отвращения. — И в каком борделе ты набралась подобных манер? Честное слово, тебе оставалось лишь скинуть с себя мантию, а заодно и то, что ты называешь одеждой, сесть на Гриффиндорский стол и предложить себя Поттеру! Хотя если у него есть хоть капля ума, он не польстится на столь сомнительное сокровище. — Я выпустил ее плечо, отступая на шаг, и брезгливо вытер руку полой мантии. Однако снова взглянув на девушку, я понял, что, пожалуй, немного переборщил. В глазах Дафны стояли слезы, и мне показалось, что она близка к истерике. Я вздохнул, и заговорил другим тоном, мягче и с сочувствием. — Послушай, Дафна… Я все понимаю, и не виню тебя за то, что тебе просто понравился парень. Но поверь мне, не годится одеваться и вести себя как шлюха ради того, чтобы обратить на себя внимание.

— Я не вела себя как шлюха! — выкрикнула она.

— Да неужели? — фыркнул я. — Готов спорить на двести галлеонов, что как минимум пять человек из каждых семи в Большом Зале, сейчас думают, что я потащил тебя перепихнуться по-быстрому. — Она взвизгнула, и бросилась на меня, целясь длинными ногтями в лицо. Ага, щас! Я перехватил ее запястья и стиснул их одной рукой, разворачивая ее лицом к стене и прижимая к себе. Нельзя сказать, чтобы ситуация оставила меня равнодушным: все-таки мне семнадцать, а последний секс у меня был неделю назад. В таком возрасте, это довольно много. — А ведь я вполне могу так поступить… — шепнул я ей на ухо. Это, и плюс упершееся ей в бедро…хм, доказательство того, что я вполне серьезен, отрезвило Дафну. Девушка замерла от ужаса, ее тело разом одеревенело и застыло.

— Драко… — дрожащим голоском пискнула он, — Драко, пожалуйста, не надо… Пожалуйста, пусти меня… Отпусти меня, я никому не скажу… — в голосе зазвенели слезы — кажется, она, и правда, сильно испугалась.

— Тьфу, дура, — я мигом отпустил ее и отошел на шаг. Дафна, дрожа, обернулась, и трясущимися руками натянула мантию, закутываясь в нее так, что ни низкого выреза блузки, ни короткой юбки не стало видно. Она все еще смотрела на меня с опаской, я глубоко вздохнул, успокаиваясь. — Да не трону я тебя, успокойся, — раздраженно сказал я. — Но можешь считать это наглядной демонстрацией того, как действует твой вид на парней. И не каждый из них захочет остановиться по твоей просьбе. Лично я не хочу, чтобы Слизерин заработал славу первого борделя в школе.

— Я… Я просто… — она запиналась и дрожала. Слезы все-таки полились по щекам. Я закатил глаза — ну не мое это дело, успокаивать эту девчонку! И все-таки мне было ее жалко. В конце концов, она не виновата, что в данном вопросе мои симпатии на стороне Блейз. Вытащив из кармана чистый носовой платок, я протянул его ей.

— Ну, не плачь, — сказал я примирительно. — Вот, утрись, присядь и послушай меня. Я не буду давать тебе советов — хотя если ты спросишь мое мнение, я бы посоветовал тебе обратить твои чары на какой-нибудь другой объект, кроме Поттера. Подобным поведением и внешним видом ты не добьешься желаемого результата, и только наживешь себе крупные неприятности. Поттер не такой человек, который может польститься на… Гхм, доступную девушку. Тут нужен иной подход…

— Какой? — всхлипнула она в мой платок, вытирая слезы пополам с тушью, и усаживаясь на подоконник. Я пожал плечами.

— Я же сказал, я не буду давать тебе советов, — напомнил я. — Я тебе не друг, и не наперсник. С меня и Блейз более чем достаточно. Скажу только одно — то, что ты делаешь — это не вариант.

— Ясно, — сказала она, вытирая слезы и немного успокаиваясь. — Вот, возьми, спасибо тебе… — она протянула мне мой платок, но я не взял его.

— Оставь себе.

— Спасибо. Он очень мягкий. — Ну еще бы, а ты думала. Я все-таки Малфой, милая… — Знаешь, а ты не такой, как я думала, — сказала она, подходя ближе. Я ошеломленно захлопал глазами. Это еще что за новости? — Скажи, а вот тебе лично мой вид понравился?

— Мне? — я даже поперхнулся. Вообще брюнетки не в моем вкусе — я предпочитаю рыженьких, или на худой конец блондинок. Однако Дафна, конечно, хороша, тут ничего не скажешь… Ну и потом, мне семнадцать лет… — Ну, если брать что-то одно, то да, — сказал я. Девушка наклонила голову.

— Что-то одно? — спросила она даже с оттенком кокетства. Я удивленно уставился на нее. Не она ли пять минут назад дрожала от ужаса и умоляла меня отпустить ее? А теперь она что — соблазнить меня пытается?

— Ну да. Если брать только твою одежду, или только макияж, или только поведение — то… Хотя нет, поведение я бы все-таки вычеркнул. Это слишком откровенно. А макияж ничего. То есть, был ничего, — поправился я, взглянув на растекшуюся тушь и поплывшую помаду — надо же, а я думал, у нее такой естественный цвет губ… Она смущенно улыбнулась, и потерла платком уголок глаза.

— Я поняла, — сказала она. — И еще раз спасибо тебе. Может, как-нибудь еще… пересечемся?

— Как насчет субботнего вечера? — тут же сориентировался я. Дафна хмыкнула и кивнула.

— Да, хорошо. Попозже договоримся о времени, ладно? Мне пора бежать — надо еще успеть привести себя в порядок, а через пятнадцать минут у меня Прорицания, — бойко сказала она. Я кивнул. В Большой Зал я уже не успею, — надеюсь, Блейз догадается припахать Крэба или Гойла оттащить на урок мою сумку.

Глава 4 Не совсем новый и не совсем учитель

Pov Блейз Забини

Сказать, что я нервничала, было бы слишком. Нет, я даже не переживала — не за Дафну, по крайней мере. Должна была бы — в гневе Малфой способен на страшные поступки, уж я-то знаю это как никто иной, но не переживала. Странно, правда, что ее поведение так его разозлило, особенно, после моего рассказа прошлой ночью… Я и мысли не допускала, что нелепые предположения, которые ухмыляясь, выдвигали парни, о том, что Дрей потащил ее куда-нибудь в укромный уголок, потому что ему, дескать, приспичило, могут иметь под собой какие-нибудь основания. Конечно, видок у Дафны был весьма… располагающий, а Драко известный ловелас. Но уж слишком он был разъярен. И волновалась я скорее за него: в состоянии сильного эмоционального напряжения чистокровный маг, который, к тому же, обрел свою силу всего лишь пару месяцев назад, мог не удержать ее под контролем, и последствия могут оказаться страшными.

Родовая магия, насколько я понимала, в чем-то могла быть подобна стихийным выбросам, какие бывают у детей — но в отличие от детской, была куда опаснее, как для окружающих, так и для самого носителя. Потеряв над ней контроль, маг мог полностью опустошить себя, истощить магические силы и превратиться в сквиба — а то и погибнуть. Случись это дома — и магия поместья остановила бы его, оберегая от самого худшего, но здесь, в Хогвартсе, она была далеко. Правда, сама школа тоже обладала нехилой магией, и была надежда, что она сработает почти так же… И все же выброс стихийной магии, — это не шутки для чистокровных, именно поэтому всем нам чуть ли не с года вдалбливали, не жалея сил одно: контроль, контроль, контроль. Держать свой нрав в узде, не позволять себе лишних эмоций, не устраивать скандалов… И дело было не только в достоинстве, но и в будущей безопасности.

Чтобы отвлечься, я, мило улыбнувшись Грегу, попросила его помочь мне отнести сумку Драко в кабинет Защиты от Темных Искусств. Добродушный увалень в обычной жизни, Гойл никогда не отказывал, когда однокурсники просили его о помощи — а уж когда назревал какой-нибудь конфликт, всегда торопился на помощь. Недаром он всегда вырастал как из-под земли за спиной Драко, если ситуация приобретала хоть чуточку напряженный характер, — и дело тут было не только в магической присяге, как у Крэба — просто Гойл действительно беспокоился за друга. Может, я и ошибалась, но мне всегда казалось, что Драко разделяет мое отношение к двум его постоянным спутникам. Крэб мне не нравился, Гойл же вызывал симпатию, и, похоже, отвечал мне тем же. Вот и теперь он радостно улыбнулся и с энтузиазмом согласился помочь.

Кабинет защиты был открыт, и часть студентов уже сидели на своих местах, хотя ни самого учителя, ни какого-либо знака того, кто бы это мог быть, не было. Любопытство подогревало то, что даже Поттер, несмотря на свою близость к Дамблдору, этого не знал, и гадал о личности учителя вместе с остальными.

Драко появился ближе к началу урока, и казался вполне довольным, хотя и чем-то ошеломленным. Я озадачено посмотрела на него, когда он плюхнулся на скамейку рядом со мной и кивком поблагодарил за сумку.

— Она хоть жива? — с подозрением спросила я. Братец возмущенно сверкнул глазами.

— Каким монстром ты меня считаешь? — фыркнул он. — Разумеется жива и здорова. Более того, можешь меня поздравить — у меня с ней в субботу свидание.

— Что-о-о-о???? — Да уж, подозреваю, у меня глаза были в тот момент круглыми, как галеоны. — Драко Томас Люциус Малфой! У тебя свидание с Дафной? — Я сама не заметила, как крикнула это на весь класс.

— Тише!!! — зашипел Малфой, покрутив пальцем у виска. — Ты что, хочешь весь класс оглушить? Вся школа, наверное, услышала… Ну свидание, свидание — что в этом особенного?

— Да как это может быть, если она… Да она же слышать о тебе не желала… — зашептала я, уже понизив голос. — Она же на Гарри глаз положила, как тебе это удалось? Салазар побери, что ты с ней сделал?

— Я просто пустил в ход свое знаменитое малфоевское обаяние, — хмыкнул Дрей. — Ну что ты так смотришь? Если хочешь знать, это была ее идея — насчет свидания. Я просто хотел немного сбить с нее спесь, и указать на недопустимость подобного развязного поведения, — вознеся очи горе, Драко скорчил невыносимо постную физиономию святоши. Я рассмеялась.

— Ой, ладно, ладно, — проговорила я сквозь смех. — Только смотри, намерения у Дафны серьезные, как бы она не попыталась затащить тебя под венец…

— Не переживай, сестренка, — фыркнул Драко, дернув плечиком. — Где сядет там и слезет. У меня нет ни малейшего желания жениться на Дафне Гринграсс, и ты прекрасно знаешь, что я могу держать ситуацию под контролем.

— Очень надеюсь, Дрей, — кивнула я. — Мне не кажется, что Дафна способна сделать тебя счастливым…

— Мерлин великий, Блейз, кто тут говорит о счастье? — хмыкнул он. — Ладно, что мы все обо мне. Как тут у нас насчет нового учителя по Защите? Никаких пока новостей? А урок вообще будет, кто-нибудь знает? — спросил он, несколько неловко меня тему. Однако я вполне его понимала: бесполезно разговаривать с Малфоем на тему осторожности с девушками. Его последний вопрос прозвучал достаточно громко, на весь класс, так что остальные тоже подхватили его, и зашумели, с энтузиазмом строя предположения.

Под шумок никто и не заметил, как дверь открылась и в класс вошел высокий человек с длинными седыми волосами и бородой по пояс — человек, хорошо знакомый каждому в этой школе. Общий гомон утих только тогда, когда Дамблдор подошел к учительской кафедре и остановился перед ней, неизвестно чему улыбаясь себе в бороду, и ожидая, когда на него обратят внимание. Наконец, дождавшись полного внимания, директор посмотрел на класс из-под своих знаменитых очков-половинок, и наклонил голову в знак приветствия.

— Приветствую, седьмой курс, — негромко сказал он, однако его услышали даже на задних партах, и так отчетливо, словно он стоял прямо рядом. — Держу пари, вы все сейчас гадаете, где же ваш новый учитель, и что здесь делаю я. Вынужден вас огорчить по поводу нового учителя — здесь вас ждет разочарование. Боюсь, в этом году мне так и не удалось найти человека, согласного занять должность учителя по Защите от Темных Искусств.

Класс зашумел — отчасти разочарованно, отчасти негодующе. Драко, который раньше не упустил бы возможности ввернуть что-нибудь едкое по поводу компетенции Дамблдора, теперь молчал, и лишь сосредоточенно хмурился.

— Держу пари, этим дело не кончится, — сказал он мне вполголоса, поймав мой озадаченный взгляд. — Не так прост Дамблдор, чтобы не найти выход. Пренебречь столь важным предметом в такие времена как сейчас… Я съем свою метлу, если он пойдет на это. Интересно, как же он собирается выходить из положения?

Дамблдор тем временем снова дождался тишины, и только тогда продолжил:

— Времена сейчас, как правильно заметил мистер Малфой, тяжелые, и пренебрегать столь важным предметом было бы не только безответственно с моей стороны, но и просто недопустимо. Поэтому, в силу сложившихся обстоятельств, я вынужден взять ответственность за ваше обучение этому предмету на себя — и в более полном смысле, чем просто как директор школы. Ну а это означает, что в этом году учить вас Защите от темных сил я буду лично.

Да уж, по сравнению с той овацией, которая грянула теперь, все предыдущие волнения показались бы легким гулом. Ученики, не скрываясь, вопили — кто от восторга, кто от удивления… Даже я не сдержала вскрика "вау!" и нервного смеха. Дамблдор — учитель? Не просто директор, но и действительный, полноценный учитель? Вот это да-а…

Только два человека в классе реагировали более-менее сдержано, без криков и воплей. Первым был Драко. В первый момент даже он — Малфой! — вытаращил глаза на директора, который, стоя у кафедры, все так же довольно ухмылялся в свою белую бороду. Когда первый шок слегка схлынул, Дрей выдал короткую, но удивительно емкую фразу, сразу выразив отношение к происходящему.

— Ох и ни фига ж себе! — Трудно было ожидать от него что-то более эмоциональное, однако улыбка на лице Малфоя была скорее довольной, нежели разочарованной. Нет, конечно, я была в курсе того, что Драко принял сторону директора, но не думала, что он при этом откажется от своих вечных придирок. С другой стороны, перестал же он доставать Гарри.

Вторым человеком, чья реакция на сообщение Дамблдора была безмолвной, был, как ни странно, сам Гарри. Хотя, впрочем, она тоже была не сказать, чтобы малоэмоциональной. Поттер сидел и улыбался с таким видом, словно ему только что сообщили, что Волдеморт случайно покончил жизнь самоубийством, и конец света отменяется.

Ну, что ж, урок был довольно интересным, хотя не сказать, что полностью соответствовал тому, что можно было бы ожидать от Дамблдора. Начал он с того, что пообещал, что практика и теория на его уроках будут чередоваться, и что ему придется волей-неволей давать большие домашние задания. Весь класс (кроме Грейнджер), протестующе загудел, однако директор быстро навел порядок — его, как и Снейпа с МакГонагалл, слушались едва ли не с полувзгляда, и даже без всякого вычета баллов. Дальше он сказал, что первое полугодие мы будем изучать различных темных тварей, которых не успели пройти с профессором Люпином на третьем курсе — а так же некоторые темные артефакты и прочие вспомогательные способы творить темную магию, — а точнее, то, как со всем этим нужно справляться. Второе полугодие, по его словам, будет посвящено борьбе с темными заклятиями, тренировке и изучению защитных приемов.

Как и обещал директор, первый урок — а точнее, его вторая половина, — был посвящен теории по высшим темным созданиям. Как оказалось, на сей раз что-то знала о них не одна только Грейнджер — Драко поднял руку почти одновременно с ней, и разочаровано вздохнул, когда директор все-таки спросил Гриффиндорскую выскочку.

— К высшим темным созданиям относят виды магических существ, которые в силу своей жизненной деятельности способны — или вынуждены причинять вред людям, а так же обладают своей собственной магией, отличной от магии волшебников, — бойко оттараторила Грейнджер. — Эти создания более опасны, чем низшие твари, так как обладают довольно хорошо развитым сознанием и интеллектом, а не просто набором инстинктов, как, например, гриндилоу. Поэтому и защитные приемы от них более сложны, и борьба может вызывать определенные… трудности. К счастью, высшие темные создания куда менее распространены, чем низшие… — она замялась и кинула вопросительный взгляд на директора, заметив, что ее ответ не вызывает обычной одобрительной улыбки.

— Очень хорошо, мисс Грейнджер, — сказал Дамблдор, однако в его тоне проскользнула нотка… разочарования? Словно директор ожидал большего от лучшей ученицы класса. — Садитесь, и пять баллов Гриффиндору. Кто-нибудь хочет дополнить ответ? Да, мистер Малфой, пожалуйста.

— Могу я… немного поправить ответ мисс Грейнджер? — спросил Драко, поднимаясь. Директор кивнул, и Малфой тут же принял серьезный и сосредоточенный вид, как всегда, когда вызывался ответить. — Высшими темными созданиями не называют какие-либо определенные виды. Высшие темные создания — это отдельные особи любого вида, которые каким-либо путем овладевают любым дополнительным видом магии, помимо присущей им изначально. Чаще всего это происходит не естественным путем. Обычно особь находит какой-либо защитный артефакт, или осваивает защитное заклятие, или зелье, которое помогает ей предохранить себя от присущей ее виду слабости. Например, известны случаи, когда вампир изобретал зелье, позволяющее ему переносить солнечный свет, или запах чеснока. Так же некоторые артефакты способны сделать оборотня нечувствительным к серебру. Ну и так далее. Некоторые, защищенные таким образом особи находят еще что-то, что позволяет им увеличить свою власть — какие-то способности в… условно говоря, в нападении. Именно это обычно и отличает Высшую темную тварь от обычной. И способ бороться с такими созданиями — это чаще всего способ преодолеть влияние этой искусственной защиты, после чего с Высшей тварью можно справиться обычным способом, как и с любой другой тварью ее вида. Впрочем, термин "высшие твари" не совсем точен. Некоторое время назад был принят другой термин, хотя многие ученые полагают, что он тоже не отражает всей сути, однако мне он кажется более верным — "особи-Лорды". — Дамблдор буквально просиял при этих словах. Драко, видимо, еще не совсем выдохся, и, кажется, мог бы продолжать ответ, но директор жестом остановил его.

— Именно так, — сказал он. Улыбка с лица Дамблдора исчезла, он был серьезен как никогда. — Великолепный ответ, Драко. Двадцать баллов Слизерину.

Класс опять зашумел, и, признаться, я с трудом удержалась, чтобы не присоединиться. Директор дал НАШЕМУ факультету двадцать баллов за простой ответ? Немыслимо! Дамблдор, который на первом курсе просто так отдал победу в кубке домов любимчикам — гриффиндорцам, которые только и делали, что нарушали правила весь год, когда мы пахали как лошади, чтобы заработать свою победу? И вдруг награждает Драко двадцаткой за пару слов? Я посмотрела на брата, и замерла. Драко, похоже, чуть ли не единственный в классе, понимал, что произошло, — он не выглядел удивленным, да и даже довольным не выглядел, — только буравил Дамблдора пристальным взглядом. Я из чистого любопытства кинула взгляд в сторону гриффиндорского Трио — вот чудо из чудес! Нет, Уизли реагировал именно так, как следовало ожидать — он возмущенно рычал, что-то выкрикивая в адрес Малфоя, впрочем, за общим гомоном разобрать его вопли было затруднительно. Но вот Поттер и Грейнджер реагировали почти так же как и Драко — Поттер с сомнением буравил директора взглядом, а Грейнджер, тоже с сомнением, переводила взгляд с Малфоя на директора и обратно.

Что бы это значило?

— Что-то он многовато тебе дал — с чего бы? — шепнула я на ухо Драко. Брат, все с таким же задумчивым видом, дернул плечом.

— Думаю, что за слово "Лорд", хотя не уверен до конца, — отозвался он вполголоса. — Свяжи с Темным Лордом, все поймешь.

— Как Темные твари относятся к Темному Лорду? Разве что — он сам уже почти темная тварь, — хмыкнула я. Драко раздраженно фыркнул.

— Ради Мерлина, Блейз! Возьми определение, которое я дал — "Высшие Темные твари — это отдельные особи из Темных созданий, которые обрели дополнительную магию, помимо присущей их виду изначально". А теперь вместо слов "темные твари" поставь "темные маги", а вместо отдельной особи — Темного Лорда. Сходится?

— То есть, Тот, кого нельзя называть — это такой же маг, как все остальные, который просто обрел дополнительные возможности? Ну, это и так все знают, что тут особенного?

— А то, что если это определение сходится, то может сойтись и вторая часть. То, что возможно, он тоже обрел свои дополнительные возможности не за счет своего развития и могущества, а за счет каких-то артефактов, зелий, заклятий или чего-то подобного? А если это так, значит, остальное тоже верно: бороться с ним — значит найти способ избавиться от его артефактов или зелий, и прочего — а потом просто убить как обычного человека? А это звучит немного проще, чем попытаться победить неуязвимого и всемогущего мага, к которому и подступиться страшно!

— Попрошу тишины! — внезапно загремел Дамблдор, и через пару мгновений в классе воцарилась ошеломленная тишина. Да уж, вот в такие моменты и становится понятно, что директор не просто так пользуется репутацией самого могущественного мага нашего времени. — Мистер Малфой, — обратился Дамблдор к Драко, — не могли бы вы повторить на весь класс то, что только что сказали мисс Забини?

— Я… Сэр, я только предположил… — неуверенно отозвался Драко, побледнев, и поднимаясь на ноги. Со стороны могло показаться, что Малфоя ожидает взбучка, хотя, с другой стороны, если чуть-чуть подумать, становилась понятно, что вряд ли это так, особенно после двадцати баллов за ответ. Однако, похоже, чуть-чуть думать не входило в планы Рональда Уизли.

— Что, потерял спесь, хорек? — хохотнул он на весь класс. Я поморщилась: и как только Гарри терпит это ходячее недоразумение? Драко гневно сверкнул глазами, бросив полный неприязни и презрения взгляд на гриффиндорского старосту, однако не успел отреагировать на оскорбление как-то еще.

— Рональд, я вынужден попросить вас впредь воздерживаться от подобных высказываний, и не только на моем уроке, — устало сказал Дамблдор. — Иначе я буду вынужден начать вычитать баллы у Гриффиндора. Вам, как старосте, такое поведение вдвойне непростительно. Могу я рассчитывать, что впредь вы постараетесь хотя бы сдерживать свою неприязнь к Драко Малфою, а лучше — попробуете ее преодолеть?

— Я… — Рыжий гриффиндорец смутился, не смея поднять взгляд на директора. — Я… — он бросил еще один взгляд на Малфоя, скривился, и мрачно вздохнул. — Я постараюсь сдерживаться, сэр, — выдал он наконец.

— Ну хорошо, — кивнул Дамблдор, и снова обратился к застывшему как изваяние Драко. — Драко, прошу тебя, повтори для нас то, что ты только что говорил Блейз. И прошу, все, послушайте его. Это действительно важно.

— Я… предположил, сэр, что… Ну, слово «Лорды» в терминологии, наводит на воспоминания о Темном Лорде. И я сказал, что если подставить его в данное мной определение, а темных созданий заменить на волшебников, то… То в принципе, определение остается верным. Ну то есть, Темный Лорд — это маг, который обрел какую-то дополнительную магию, помимо той, что присуща волшебникам изначально.

— Так, — кивнул Дамблдор. — Продолжай, продолжай.

— И еще я предположил, что… Если развивать эту мысль, то и остальные части определения могут оказаться верными — ну, что его могущество опирается не на его собственные возможности, развитие и достижения, а на какие-либо артефакты или зелья, которые ему удалось найти или изобрести. Ну и тогда, если это так, то возможно, верен и способ борьбы — сначала найти способ преодолеть действие этого… ммм… подспорья, а потом уже с Темным Лордом можно будет сражаться как с обычным магом.

Драко закончил, и после его ответа в кабинете воцарилась полная и абсолютная тишина. Студенты молчали, потрясенные смелым предположением, да еще и исходящим от слизеринца! Директор несколько минут молча смотрел на Дрея.

— Очень, очень хорошо, Драко, — сказал он. — Пятьдесят баллов Слизерину, за великолепную логическую цепочку. — Если в прошлый раз класс взорвался возмущенными воплями, то теперь все просто онемели, и таращились на директора, словно пытались понять, не сошел ли он с ума. Дамблдор, впрочем, никак больше не прокомментировал свои действия, только сидел и втихомолку улыбался себе в бороду.

Я бросила взгляд на Драко — он снова, слегка прищурившись, буравил взглядом директора. Я покосилась в сторону гриффиндорцев — Уизли сидел с кислым видом, то и дело кидая на Драко уничтожающие взгляды. Грейнджер успокаивающе поглаживала его по плечу, а Поттер… А реакция Гарри опять до странного напоминала реакцию Драко: он тоже уставился на профессора, и молча кусал губы, раздумывая. Снова кинув взгляд на Драко, я поразилась тому, как они с Гарри напоминали друг друга в этот момент — тот же самый испытующий взгляд, те же прищуренные глаза, и даже головы по-одинаковому склонены на бок. Надо же, никогда не замечала — да и кому в голову могло прийти, что у Поттера и Малфоя может быть хоть что-то общее, даже во внешности, кроме, разве что, любви к квиддичу? Драко — утонченный, изящный аристократ до мозга костей — всегда идеально причесанный и одетый с иголочки. А Гарри — типичный мальчишка-сорванец, растрепанный и одетый как попало, в смесь каких-то обносков и относительно новой и качественной одежды, однако подобранной безо всякого стиля. Однако даже это придавало ему какое-то свое неповторимое очарование, равно как и его круглые очки — раньше они казались мне дурацкими, а теперь вызывали умиление — ведь это была его неотъемлемая часть. И все-таки при всем этом, именно сейчас, в эту самую минуту, было в них что-то такое, что заставляло их выглядеть чуть ли не братьями.

Остаток урока прошел, впрочем, без эксцессов — Дамблдор просто дал дополнительную теорию по «особям-Лордам» (он согласился с Драко в том, что этот термин лучше), рассказал несколько известных примеров, описал кое-какие заклятия, зелья и артефакты, которые в прошлом использовались темными тварями для достижения могущества. Ну и наконец на дом он задал написать подробную классификацию темных тварей, с описанием основных свойств, и по возможности, указать по одному-два известных примера «Лордов» на каждый вид — от простеньких, вроде красных колпаков и болотников, до более серьезных, типа вампиров и личей. Осознав объем работы, класс взвыл, — хорошо еще хоть директор, сжалившись, сказал сдать работу к следующей неделе, а оставшееся на этой неделе занятие обещал посвятить практике — правда, не сказал, что именно мы будем практиковать.

Следующим уроком после этого была Травология, но перед ней еще стояла свободная пара. Дрей усвистел на свое собрание старост, а я решила двинуть прямиком к оранжереям, и до урока побродить по саду-лабиринту, который разбили рядом с теплицами прошлой весной. Конечно, он и близко не походил на тот, что в свое время вырастили для Турнира Трех волшебников — нет, здесь было просто нехитрое переплетение изгородей и дорожек, изобиловавшее проходами, а кое-где даже и указателями. Чтобы заблудиться здесь, надо было о-очень постараться (ну, или напиться). Кое-где стояли скамеечки, на которых днем располагались с книжками студенты, которые предпочитали заниматься на свежем воздухе, а вечером устраивались влюбленные парочки. В «лабиринте» была масса укромных уголков и местечек, где можно было побыть в одиночестве, и в то же время, не особенно удаляться от окружающих. Одна беда — слышимость была превосходная, а значит, ничего серьезного тут обсуждать не годилось.

Погрузившись в свои мысли, я пошла по мощеной камнем дорожке, машинально выбирая путь и не особенно обращая внимание на то, куда именно иду. Я всегда прекрасно ориентировалась на местности, так что знала, что даже если заплутаю, все равно найду дорогу максимум через пять минут. Отдавшись размышлениям — впрочем, ничего особенно серьезного я не обдумывала, так, скорее, вспоминала все, что приходило на ум, — я довольно долго гуляла, пока не услышала прямо за изгородью знакомые голоса. Я не была бы слизеринкой, если бы не прислушалась. Голоса спорили, и обстановка явно накалялась по мере продолжения дискуссии. Поттер и Уизли ссорятся? Невероятно! Да быть этого не может!

— Да сколько ж можно тебе говорить, Рон!? Я не буду больше встречаться с Джинни! — Вот это да! Никогда не слышала, чтобы Гарри так орал на лучшего друга. Стоп — он сказал «больше»? Так выходит, Драко был прав, слухи, что Поттер встречался с Джинни Уизли имели под собой реальные основания!

— Но ты ведь сказал, ты не обижен… — как-то жалко протянул Уизли.

— Да, я не обижен, но это не значит, что стоило ей расстаться с Дином, как я тут же снова брошусь к ней! — горячо отозвался Гарри. Он прямо-таки кипел возмущением. Да уж, Драко иногда удавалось довести Золотого Мальчика до белого каления, но чтобы Рону? — Пойми ты, я просто не хочу снова с ней встречаться!

— Да почему, почему, объясни!? — почти в истерике вопил Рон.

— Да я не люблю ее! — выкрикнул Гарри. — Не люблю понимаешь? Я люблю другую девушку! И — нет, я не скажу тебе, кто она! — выпалил он, и тут его запал словно бы кончился. Поттер вздохнул, и добавил так тихо, что я с трудом разобрала его слова через изгородь: — Все равно у меня нет с ней никаких шансов…

Я закусила губу, и медленно пошла прочь по дорожке, изо всех сил пытаясь заставить себя не думать о его словах, которые все равно тревожным набатом звенели у меня в ушах: «Я люблю другую девушку»…

Pov Гарри Поттера

Дамблдор — учитель по Защите! Я был в полном восторге, несмотря даже на глубокий шок, который вызвала у меня эта новость. С одной стороны, это было круто — кто как не Дамблдор, может научить нас Защите от Темных Искусств так, чтобы мы могли хоть как-то противостоять Волдеморту? Это вам не Амбридж, с ее голой урезанной теорией, «одобренной министерством», и не Тёрнер, с ее бесконечными тренировками в невербалке. Дамблдор! Да это куда круче, чем даже Грюм! Хотя, если подумать, настоящего-то Грюма у нас так и не было… Но все равно, Дамблдор есть Дамблдор.

С другой стороны, в прошлом году я тоже ожидал чего-то невероятного от его индивидуальных занятий со мной, а получил всего лишь прогулки в думоотвод…

Нет, вообще-то, урок получился вполне ничего — очень даже ничего, особенно, учитывая намеки Дамблдора, которые он явно давал, акцентируя внимание на ответе Малфоя. Единственное, что меня настораживало — это взгляд Слизеринского Принца — цепкий и задумчивый. Малфой достаточно проницателен, чтобы понять, что за данными ему баллами кроется куда большее, чем просто радость учителя по поводу точного ответа. Конечно, о крестражах знать он просто не может — неоткуда, однако и без этого вполне может догадаться о многом. Слухи слухами, но действительно ли Малфой отверг сторону Волдеморта, или это всего лишь сплетни? Откуда эти его догадки — от желания бороться с Темным Лордом, или от стремления обезопасить своего господина? И ведь задумался, гад Слизеринский, серьезно задумался… О чем только думал Дамблдор, делая такие намеки? Или это он таким образом давал мне понять, что Малфою можно доверять? Ох, голова идет кругом!

Чтобы развеяться, я решил прогуляться по саду живых изгородей (я предпочитал называть его так — со словом «лабиринт» у меня с некоторых пор были неприятные ассоциации). Гермиона ушла на собрание старост, но Рон выклянчил у нее разрешение там не появляться — все ее планы он знал наперед, а все, что решал на собрании, она могла рассказать ему позже. Вместо этого он собирался по горячим следам сделать домашнюю работу по магловедению, для чего и удалился в гриффиндорскую Башню. Воспользовавшись моментом, я решил пройтись и привести мысли в порядок. Однако спокойно побродить в одиночестве мне не удалось — уже на подходе к лабиринту, меня нагнал Рон, сияющий как медный таз.

— Гарри! Гарри, у меня такие классные новости! — завопил он, завидев меня еще издали. Я насторожился. Рон же собирался заниматься, неужели что-то случилось? Хотя, «классные новости» — это значит что-то хорошее… Интересно, что? — Гарри, ты только послушай! — продолжал кричать Рон, будучи еще на приличном расстоянии от меня. Я вздохнул. Пожалуй, он единственный из нас троих еще не повзрослел окончательно, и порой вел себя так, словно нам все еще было по одиннадцать лет.

— Что случилось, Рон? — спросил я, когда он подбежал ко мне, все еще сияя от радости.

— Ты сейчас будешь прыгать и кричать от счастья! — радостно сообщил он. Та-ак, это уже настораживает. — Пошли, зайдем в лабиринт, — сказал он, приобняв меня за плечо. — Я понимаю, тебе надо беречь свою репутацию крутого парня, так что лучше быть подальше от посторонних глаз, когда ты все узнаешь, — добавил мой лучший друг, хихикнув.

— Ну что случилось, наконец? — спросил я, когда мы вошли в лабиринт и добрались до небольшой живой беседки, где стояла скамейка. Позже, ближе к вечеру, ее обязательно оккупирует какая-нибудь парочка, но сейчас здесь никого не было.

— Джинни рассталась с Дином! — торжественно объявил Рон, улыбаясь во весь рот. Я молча смотрел на него, еще не осознав, что это и есть та самая ошеломляющая радостная новость с которой он мчался ко мне из гриффиндорской гостиной. А Рон, видимо, решив, что я онемел от радости, затараторил, радостно посмеиваясь: — Я сам сейчас все слышал в гостиной! Джин сказала Томасу, что они не пара друг другу, и отношения ее больше не привлекают! Что они разные, и она поняла, что ей нравятся парни другого типа! Видишь? Я же знал, что сестренка не подведет! Она все-таки выбрала тебя! Вы теперь можете официально начать встречаться — встречаться снова, понимаешь?! Эй, Гарри, друг, да очнись ты уже! Это не сон! Ты можешь снова встречаться с Джинни!

Я удивленно посмотрел на него. Мы с Джинни расстались в конце лета по обоюдному согласию, но Джин сама предложила — и даже настояла, — чтобы мы сказали всем, что расстаемся из-за того, что она официально не рассталась с Дином, и не хочет его обманывать. Правда, она не скрывала от меня, что все равно собирается его бросить, но это отнюдь не из-за меня! Мда, вот такого осложнения мы с ней не учли…

— Гарри… Гарри, ты что, не рад? — обескуражено спросил Рон, до которого, кажется, начало доходить, что мое молчание не очень-то похоже на выражение безумного счастья.

— Ну… Я рад что Джин осуществила свое намерение, о котором говорила, — осторожно сказал я, — Но при чем тут я, Рон? Мы с ней расстались…

— Да, да, но… — он помрачнел, но его лицо тут же прояснилось. — А, понимаю! Конечно, ты должен сердиться на нее, раз она тебя оставила! Да, это правильно, Гарри! Нечего давать девчонкам слишком много воли — а то начнут воображать о себе невесть что! Захотела — бросила, захотела — вернулась! Правильно, проучи ее — помучай пару дней, а потом…

— Рон, ты не понял… — попытался я образумить разошедшегося приятеля. — Я вовсе не сержусь на Джинни. Ее отношения с Дином не имеют ко мне никакого отношения и никогда не имели.

— Ой, да ладно тебе, Гарри, обещаю, я не побегу к Джин рассказывать ей, что ты счастлив, и ждешь не дождешься, когда сможешь снова ее обнять! Хочешь выдержать паузу — тут я без претензий, так что передо мной-то можешь не притворяться!

— Рон! — я чуть не взвыл. — Я не собираюсь выдерживать никаких пауз! Мы с Джинни расстались не из-за Дина, понимаешь? Мы… Мы просто расстались!

— Ой, брось дуться, Гарри, это уже некрасиво! — упрямо фыркнул Рон. Он, похоже, просто не желал ничего слышать! Я почувствовал, как во мне закипает гнев.

— Да сколько ж можно тебе говорить, Рон?! — выкрикнул я, не выдержав нового порыва энтузиазма лучшего друга. — Я не собираюсь больше встречаться с Джинни! — Да уж, кажется, мой крик слышно было не только во всем лабиринте, но и у теплиц, однако в тот момент мне было на это глубоко фиолетово.

— Но ты ведь сказал, ты не обижен… — протянул Рон. На его лице отразилось непонимание, беспомощность, он умоляюще смотрел на меня, однако кипящий во мне гнев еще не утих, и его взгляд не мог меня разжалобить.

— Да, я не обижен, но это не значит, что стоило ей расстаться с Дином, как я тут же снова брошусь к ней! — резко сказал я. Глаза моего друга наполнились слезами, вид у Рона был почти такой, как тогда, на третьем курсе, в Визжащей хижине, когда от заклинания Люпина и Сириуса его ручная крыса обернулась мерзким предателем в крысиной шкуре.

— Да почему, почему, объясни!? — всхлипнув, крикнул он, вглядываясь мне в лицо так, словно ждал, что я вдруг рассмеюсь и брошусь ему на шею с криком «Шутка! Я провел тебя!»

— Да я не люблю ее! — завопил я. Нет, ну как же он не понимает? — Не люблю понимаешь? Я люблю другую девушку! И — нет, я не скажу тебе, кто она! — выпалил я, и только тут осознал, что проговорился. Черт, что же делать? Глаза Рона расширились, и я, уже тише, добавил, надеясь хоть чуточку исправить положение: — Все равно у меня нет с ней никаких шансов…

— Нет шансов? — тупо повторил Рон. Однако я уже видел, что ошеломление у него на лице сменяется гневом, и ждал вспышки, которая не замедлила последовать. — Ты… Ты… Да это просто предательство! — завопил он. — Ты поиграл с ней и бросил, да? Да как ты можешь?! Джинни любит тебя всю сознательную жизнь! А ты…

— Она любила не меня, а придуманный образ! — возмутился я. — Он не имел со мной ничего общего! Только внешность! И я вовсе не…

— Не пудри мне мозги! — оборвал меня Рон. — Уж я-то знаю, кого она на самом деле любила! Да она с ума по тебе сходила, а уж после того, как ты спас ее в Тайной Комнате! Она бы никогда сама тебя не бросила!

— Она меня и не бросала! Мы расстались по обоюдному согласию! Джинни не любит меня, Рон! Я для нее как еще один из братьев, такой же как вы! Она была влюблена в героический образ, и думала, что он просто прячется под маской того Гарри, каким я бываю обычно! И когда она поняла, то никакого героя нет — есть только я, — любовь прошла…

— Лжец! — выплюнул Рон. — Она любила тебя, — я знаю! А ты… Ты просто позабавился с ней летом, а теперь решил, что есть более достойные великого Гарри Поттера кандидатки? Да уж, тогда тебе не следовало позволять Малфою уводить у тебя поклонницу сегодня на обеде! Ты ничем не лучше его! — и Рон окинул меня таким взглядом, что я поежился, но одновременно с этим мне захотелось посильнее врезать ему, чтобы выбить из его головы весь этот бред.

— Ты и твои родные — единственная семья, какая у меня когда-либо была, — тихо сказал я. — Неужели ты и правда думаешь, что я мог так поступить с Джинни? С твоей сестрой — с нашей сестрой, Рон? Она мне как сестра — вот в чем вся проблема, понимаешь? — я с надеждой смотрел в сузившиеся голубые глаза друга, отчаянно надеясь увидеть в их понимание. Вместо этого на лице Рона опять появилась надежда.

— Гарри, прости. Я не должен был так говорить, — примирительно сказал он. — Но насчет Джин… Может, ты просто пытался внушить себе, что все именно так, как ты говоришь, после того, как вы расстались? Может, если вы встретитесь, и поговорите, если вы попытаетесь еще раз…

— Во имя Мерлина, Рон! — гнев, утихший было, вспыхнул во мне с новой силой. — Ты что, не слышал? Я ЛЮБЛЮ ДРУГУЮ!!! — и не в силах больше выносить его уговоры, я развернулся и ринулся по проходу между изгородями прочь.

— Ты куда?! — крикнул Рон мне вслед.

— Поговорим потом, когда ты успокоишься! — крикнул я через плечо. — И когда поймешь, что я не шутил!

Проскользнув в проход между изгородей, я почти бегом кинулся по дорожке, завернул за угол, и… Естественно, наткнулся на кого-то, сбив этого кого-то с ног, да еще и приземлившись сверху. Раздался тонкий девичий вскрик, и в следующий момент я понял, что лежу на чем-то куда более мягком, чем земля, и, подняв взгляд, уставился в расширившиеся от удивления зеленые глаза.

— Гарри! — выдохнула Блейз, однако из-за неудобства нашего положения ее вздох больше походил на стон.

— Блейз? — охнул я, слишком ошеломленный этим падением и нежданной встречей с ней, чтобы мыслить связано. Однако через пару секунд до меня наконец стало доходить, что я мало того, что сбил ее с ног и свалился сверху, так еще и продолжаю лежать на ней, удерживая ее на земле. Лежать на ней? Одна мысль заставила кровь в моих жилах закипеть, а взгляд — переместиться с ее глаз на приоткрытые влажные губы, всего в каких-то нескольких сантиметрах от моих. Еще никогда мы не были с ней так близко… Черт, теперь я точно знал, что буду видеть в ближайшее время в… «особые моменты». Почему я не поцеловал ее? Блейз не делала попыток освободиться — только смотрела мне в лицо и тяжело дышала. Мерлин, эта пародия на объятия возбудила меня куда сильнее, чем все поцелуи с Джинни или Чжоу, которые у меня только были!

За изгородью послышались чьи-то шаги, и это несколько отрезвило меня. Тряхнув головой, отгоняя наваждение, я заставил себя отпустить ее, откатиться и сесть.

— Прости, пожалуйста, — сказал я, поднимаясь на ноги. Блейз со стоном села, потирая плечо.

— Да ничего, я тоже виновата — не вижу, куда иду… — пробормотала она, откидывая назад свои красивые рыжие локоны.

— Ты как? Сильно ушиблась? — спросил я, протягивая ей руку, чтобы помочь встать. Прикосновение ее ладони показалось мне обжигающим, и тут же захотелось притянуть девушку к себе за эту горячую ладошку, обнять и целовать, невзирая на все правила и условности. Усилием воли я заставил себя выпустить ее ладонь и посмотреть Блейз в лицо. Она поморщилась и снова потерла свое плечо.

— Не думаю, что очень сильно, — сказала она, — Но все-таки ушиблась. Ничего, пройдет…

— Дай посмотрю, — предложил я. — Не бойся, я умею. — И это была сущая правда. Как-то этим летом я обнаружил, что почти ничего не знаю ни о каких целительных заклинаниях, и понял, что это недопустимо. В моем положении, когда мне предстоит противостояние с самим Волдемортом, я обязан уметь оказывать хотя бы элементарную первую помощь. И тогда я пошел к Гермионе и попросил ее научить меня. Однако она успела обучить меня только диагностике — потом нас застала за уроками миссис Уизли, и взялась учить меня сама. Так что в результате я владел нехилым арсеналом целительных заклинаний, и мог вылечить огромное количество мелких травм и болячек — от синяков и порезов до довольно серьезных ранений и судорог.

— Ну, посмотри, — как-то неуверенно отозвалась девушка. Я вытащил палочку и принял сосредоточенный вид.

— Где больно? — спросил я.

— Вот тут, — она показала на свое правое плечо, — И ниже, к лопатке.

— Так, сейчас посмотрим, — пробормотал я, накладывая невербальную диагностику. — Так, ушиб, ага… Ну вот, ничего страшного, переломов нет. Сейчас, минутку… Асклепио! — еще одно заклинание, чтобы убрать синяк, уже начавший проявляться, и облегчить боль. — Ну вот, готово. Лучше?

— Да, — она улыбнулась. — Спасибо.

— Да не за что, — улыбнулся я. — Начни с того, что если б не я, ничего бы такого и не было…

— Да ладно, мне тоже не стоило тут шататься, особенно после того, как я услышала вас… — пожала плечами она. Я удивленно захлопал глазами.

— Ты слышала нас с Роном?

— Извини, я не нарочно, — смутилась она, — Просто, вас только глухой бы не услышал — вы так орали…

— Оу. Да, — я усмехнулся. Интересно, а она слышала, как я сказал, что люблю другую девушку? Не могла не слышать, я это орал чуть ли не громче всего.

— Значит, у тебя и правда был роман с Джинни Уизли? — спросила Блейз. Наклонившись, она подняла с земли свою сумку, и, повесив ее на плечо, поморщилась. Ну да, спохватился я, заклинание заклинанием, но поле недавней травмы минимум день плечо лучше не тревожить — ощущения неприятные.

— Ты позволишь? — спросил я, протягивая руку к ремню ее сумки. Блейз изумленно заморгала.

— В смысле… Ты хочешь… помочь мне? — спросила она. Я кивнул и неловко пожал плечами.

— Ну… Тебе же еще больно, и я, к тому же, виноват в этом. Так я могу помочь тебе донести ее? — спросил я, изо всех сил надеясь, что не выгляжу перед ней полным идиотом. Мда, любая другая слизеринка на ее месте послала бы меня далеко и надолго… Хотя, если вспомнить недвусмысленное поведение Дафны Гринрасс за обедом, может, это и не совсем так. В общем, как бы там ни было, Блейз не подняла меня на смех, и не отшила острым словечком, а наоборот, мило улыбнулась, и охотно протянула мне свою сумку. Я закинул ее на плечо вместе со своей — конечно, не пушинка, но ничего, нашивали и потяжелее.

— Ты так и не ответил на мой вопрос, — мягко сказала Блейз, когда мы бок обок пошли по дорожке, держась на расстоянии вытянутой руки друг от друга. — Ой, прости, это не мое дело, — тут же добавила она, опустив взгляд, и покраснев, как маков цвет. Я пожал плечами.

— Да это, в общем-то, не тайна, — сказал я, внутренне ликуя.

Раз Блейз интересуется моей личной жизнью, значит, я ей не безразличен!!! Мерлин и Моргана, мог ли я мечтать о таком? В принципе, будь на ее месте кто-нибудь вроде Лаванды или даже Пэнси, я бы еще засомневался — они известные сплетницы, и могли интересоваться из чистого любопытства, но Блейз Забини никогда не распространяла и не подхватывала слухов… По крайней мере, не делала этого явно. И потом, она была мила со мной последнее время, что очень нехарактерно для слизеринцев… Даже принимая во внимание непривычно корректное поведение Драко Малфоя. Да ладно, в конце концов, когда мне еще выпадет шанс прогуляться по саду с Блейз, болтая о чем угодно? В тот момент я готов был рассказать ей не только про все свои романы (числом три, считая и ее), но и вообще про всю свою жизнь, причем в мелких подробностях — лишь бы она не уходила.

— Я действительно встречался с Джинни этим летом, — сказал я, — но это не было серьезно. Скорее так, просто для…

— Развлечения? — подсказала Блейз.

— Нет! Я… Я хочу сказать, я не думал просто развлечься летом — я и правда надеялся, что из этого что-нибудь выйдет, но…

— Не получилось? — сочувственно хмыкнула она. Я вернул усмешку и покачал головой.

— Неа. Встречаться с Джинни — все равно, что с собственной сестрой. Она, конечно, замечательная девушка, красивая и добрая, и… Ну, в общем, сначала, казалось, все шло просто отлично, а потом… Во-первых, не так-то просто встречаться с сестрой лучшего друга — все время приходится помнить о ее родне, и о том, чтобы не оскорбить их ненароком. Главным образом, ее маму, которая для меня тоже значит очень много. Ну, во-вторых, — я усмехнулся, — У нее шестеро здоровых братьев, о которых тоже лучше не забывать. Стоит сделать что-то, что им не понравиться, и… Мало не покажется. — Блейз засмеялась в ответ на мою ухмылку. — А еще если учесть, что двое ее братьев — это Фред и Джордж… — я скорчил рожу, и девушка расхохоталась. — Ну, что я тебе рассказываю, ты же знаешь, на что они способны.

— Бедный Гарри, — хихикнула она, успокаиваясь. — И все-таки, думаю, влюбись ты в нее по-настоящему, тебя бы это не остановило?

— Наверное, нет, — пожал я плечами. — Вся беда в том, что я и вправду не был в нее влюблен. Люблю как сестру, но…

— Но этого мало, — кивнула Блейз, становясь серьезной. — Я тебя понимаю. Я знаю что это такое, поверь мне. Иногда мне хочется, чтобы я могла влюбиться в Драко, — мы стали бы друг для друга неплохой партией, — но я не могу. Мы выросли вместе, я и привыкла к нему относиться как к брату, и никак иначе. Ну да Салазар с ним. Так выходит, вы с Уизли расстались?

— Ну да, — кивнул я. — В конце каникул, за пару дней до школы. Она сказал, что на самом деле не любит меня, а относится просто как еще одному из своих братьев, ну и я тоже ей признался, что не влюблен в нее. Как-то все тихо-мирно получилось — мы разошлись и все. — я пожал плечами, а Блейз кивнула.

— Да, я слышала, как ты… гхм, прокричал это твоему другу, — сказала она. Я слегка покраснел, но предпочел отнестись к этому легко и засмеялся. — Так выходит, на самом деле твое сердце принадлежит другой? Это я тоже слышала, ты уж прости, — несколько напряженно сказала Блейз. Я стушевался, прикусив губу. Ну и что прикажете ей на это сказать? Признаться, что имел в виду ее? Но мгу ли я ей доверять настолько, чтобы сделать это? Нет, нет, это было бы опрометчиво, и не только из-за соображений безопасности. Мы в первый раз в жизни нормально серьезно разговариваем, — не рановато ли для признаний в любви? Лучше ограничиться полуправдой.

— Ох, ты об этом… — я кисло усмехнулся. — Да не то, чтобы прямо влюблен — я сказал это больше для того, чтобы Рон отвязался, и прекратил пытаться снова свести нас с Джин. На самом деле… Ну, мне просто нравится одна девушка, но это не то чтобы любовь, по крайней мере, пока. Только я надеюсь, — хихикнул я, чтобы немного отвлечь ее внимание от щекотливой темы, — это не для прессы?

Блейз, к счастью, поняла шутку, и не обиделась.

— Нет, что ты! — рассмеялась она. — Держу пари, ты сейчас вспомнил, как наш факультет плел про тебя и твоих друзей небылицы этой мерзкой репортерше Скиттер на четвертом курсе? Можешь мне поверить, это было отвратительно мне ничуть не меньше, чем тебе. Я тогда чуть было не рассорилась с Драко на веки вечные, когда он с ней связался. Тем более, что он знал, как я ненавижу эту стерву!

— Почему? — удивился я. Даже несмотря на все те гадости, что Рита писала обо мне, я не мог сказать, что так уж сильно ее ненавижу — да, я испытывал к ней неприязнь, но… Но, если вспомнить пятый курс, мне было и за что ее благодарить. Кто как не она написал то самое мое знаменитое интервью для «Придиры»?

— Рита в свое время понаписала кучу гадостей о моей матери, так что ей пришлось переехать в Новый Свет, и мы стали видеться еще реже, — неохотно сказала Блейз, и, увидев мой непонимающий взгляд, вздохнула. Я лихорадочно попытался припомнить какие-нибудь слухи о ее семье, но быстро осознал тщетность своих попыток. Ну почему, во имя Мерлина, я никогда не слушаю, о чем болтают Парвати и Лаванда? Хотя они редко обсуждают кого-то из слизеринцев, кроме, разве что, Малфоя — а о нем, в основном, сплетни ограничиваются его очередными любовными похождениями, или внешним видом, или тем, насколько привлекательным его делает его «обаяние мерзавца».

— Извини, — пролепетал я, смущенно опуская взгляд, — я боюсь, я не очень в курсе… эээ… светской жизни Магического Мира. Так что боюсь, о твоей матери я ничего не знаю… Но если хочешь рассказать, я…

— Даже не знаю, — Блейз страдальчески поморщилась, так что я уже был не рад, что разговор зашел об этом.

— Если не хочешь, можешь ничего не говорить, я…

— Да нет, лучше уж я сама расскажу, чем ты потом услышишь через десятые руки какие-нибудь сплетни, которые запустила Скиттер, — возразила она. — Понимаешь… Я не горжусь своей матерью, но все же, ее поведение не настолько аморально, как пыталась представить Рита.

— О да, не сомневайся, уж кто-кто, а я-то знаю, сколько правды в ее репортажах, — фыркнул я. Блейз кинула на меня испытующий взгляд.

— Вот как? А как же твое знаменитое интервью в «Придире»? — спросила она. — Ведь его тоже писала Рита? Так значит, это тоже ложь и выдумка?

— Нет, ну то интервью — это совсем другое дело, — отозвался я. — Оно вышло только после того, как мы с Гермионой его одобрили.

— Да, я слышала, что вы нашли на нее управу, — кивнула Блейз. — Жаль, этого не случилось раньше. А теперь поздно, да и смысла нет. Веришь ли, я чуть не сдала ее на четвертом курсе, но Дрей уговорил меня. И не смотри на меня так, знаю, что не должна была поддаваться, но… Малфои были и остаются моей семьей, да и маме это бы уже ничем не помогло…

— Так что же все-таки за история с твоей мамой? — спросил я. Не то, чтобы мне и правда хотелось говорить на эту тему, но лучше уж так, чем о вопросах порядочности и противостояния Гриифиндор — Слизерин (а точнее, Поттер — Малфой), к которым вела эта тема.

— Оу. Ну… Понимаешь… Черт, даже не знаю, с чего начать. В общем, в молодости моя матушка отбила жениха у одной цыганской ворожеи. Ты, наверное, помнишь, что Бинс рассказывал про цыган?

— Эээ… — глубокомысленно сказал я, замявшись, и припоминая. К счастью, что-то из изученного материала по истории магии каким-то чудом все-таки осело у меня в голове, так что про цыганские общины я припомнил, что там маги и маглы жили сообща, развивая предсказание и духовную магию совершенно особыми способами, и не допуская в свой магический круг посторонних. Человек пришлый мог войти в табор, и также стать его частью, но никогда не становился сопричастен цыганской магии. — Ну, да, кое-что помню, — ответил я на вопрос Блейз. Она кивнула.

— Ну вот, мама отбила у цыганки жениха, которого та привечала, хотя он и был не из табора. И ворожея поклялась отомстить. Она прокляла мою мать. — Блейз вздохнула и голос ее задрожал. А я недоуменно нахмурился.

— Но разве твоя мать не могла найти способ снять проклятие? Она же волшебница… — по взгляду Блейз я понял, что сморозил полнейшую глупость.

— Цыганское проклятие нельзя снять просто так — нужно обязательно выполнить условие, которое поставил тот, кто его наложил. Мамино проклятие было просто ужасно. Оно заключалось в том, что все ее мужья умирали, не прожив в браке с ней и года. И так должно было продолжаться до тех пор, пока она сама не полюбит того, за кого выйдет замуж. И еще… И еще она сама не могла никаким образом узнать о проклятии. Даже если ей сказать об этом в лицо, она не сможет запомнить сказанного. Мы пытались…

— Ужас… — пробормотал я. — Но ты все время говоришь об этом в прошедшем времени — значит заклятие снято?

— Надеюсь, что так, — кивнула Блейз. — Она вышла замуж в Бразилии, за довольно богатого и чистокровного мага, дона Родриго дель Эсперанса, и они женаты вот уже третий год. И дон Родриго пока жив и здоров, — не сглазить бы, — хмыкнула она. — Я гостила у них прошлым летом и нынешним, и… В общем, я еще не видела мать такой. Может, кто-то и не принял бы ее поведение за любовь, но я-то знаю, как она выражает свои чувства… Люциус как-то говорил мне, что она просто не умеет их показывать совсем никак. Не знаю, может, он и был прав отчасти. Во всяком случае, я видела в Бразилии максимум того, на что она способна. — Девушка помолчала, а потом, вскинув голову, продолжила рассказ. — Но это сейчас, а началось все куда раньше. Мой отец у матери был третьим мужем. Он был игроком в квиддич — и даже довольно известным. Ну и на одном из матчей, когда мать была на седьмом месяце беременности, он упал с метлы и разбился. Насмерть. У мамы начались преждевременные роды, и родилась я. А потом вскрыли завещание, и оказалось, что я была названа единственной наследницей — ну, то есть, ребенок, которого она ждала. А она не была даже официальной опекуншей — опекуном он назначил своего друга, которому доверял. Тот, впрочем, не лез в вопросы воспитания, ограничился лишь финансами. Ну… у мамы было небольшое состояние, осталось от первых двух браков… Но его быстро стало не хватать, и через пару лет она решила, что надо поправить свои дела новым браком. Естественно двухгодовалый ребенок ей мешал, и она решила сплавить его родственникам. Моя бабка с отцовской стороны, правда, ненавидела ее, и взять меня отказалась, а мамины родители давно умерли, так что пришлось ей обратиться к не столь близкой родне. В общем, она отдала меня на воспитание Малфоям, и укатила в Европу.

— Малфоям? — опешил я. — Но… как же так? Погоди, так тебя… воспитывали Малфои? Выходит, когда ты говорила, что вы с Драко выросли вместе, ты не имела в виду, что ваши семьи просто часто общались — вы и правда жили под одной крышей?

— Ну да. Нарцисса и моя мать — дальние родственницы, и дружили со школы… Ну какое-то время они не общались, после того, как матушка попыталась охмурить Люциуса, но… — Блейз махнула рукой. — Тут ей ничего не светило — его сердце всегда принадлежало только Нарциссе.

— У него есть сердце? — фыркнул я. Блейз грустно усмехнулась, и покачала головой.

— Ты удивишься, но Малфои вовсе не такие уж холодные и бесчувственные, как пытаются показать, — сказала она. — Люциус умрет за Драко и Нарциссу, не задумываясь, да и Нарцисса тоже — за него, и за сына она на все готова. Не знаю, может, и за меня тоже… А Драко… Он больше прикидывается бездушным мерзавцем, чем есть на самом деле. Со мной он всегда был добрым и заботливым, ну… почти всегда. И за свою семью он голыми руками порвет любого в мелкие лоскутки. В конце концов, выкинул же он из поместья Темного Лорда, когда тот вздумал угрожать жизни Нарциссы, — а ведь ему тогда было едва шестнадцать.

— Драко ВЫКИНУЛ ВОЛДЕМОРТА ИЗ ПОМЕСТЬЯ?! — опешил я, остановился на месте. Блейз хихикнула.

— А ты думал — он его верный последователь и соратник? — спросила она.

— Ну, Люциус-то точно… — пробормотал я. — А Драко — я думал, он тоже пойдет по стопам отца…

— «По стопам»! — презрительно бросила Блейз, сморщив носик. — Какое же ты наивное дитя, Поттер! Ты что, думаешь, все Пожиратели Смерти так уж и горят желанием идти в бой за правое дело Темного Лорда? Ну, не спорю, фанатики, вроде Беллатриссы и прочих, кого он вытащил из Азкабана, — те да, готовы. Но у других, вроде Малфоев, или Ноттов, есть семьи, которые могут серьезно пострадать, если они попытаются выйти из игры. Никому не хочется разделить участь Каркарова, а ведь ему было нечего терять, кроме своей жизни. Думаешь, Люциус очень хотел потерять репутацию и рисковать положением своей семьи, не говоря уже о своей должности в Министерстве, и все только ради того, чтобы исполнить прихоть Темного Лорда, и принести ему какое-то дурацкое пророчество? При том, что он прекрасно понимал, что в случае неудачи на кону не только его жизнь, но и жизни Нарциссы и Драко? Да если б не родовая магия и Узы Защиты поместья, они бы дорого заплатили за его ошибку!

— Я… Я не знал… — пролепетал я, чувствуя себя ослом. В самом деле, раньше у меня не было причин задумываться о мотивах поведения Пожирателей Смерти, и все что она говорила, казалось логичным. Я ощутил жгучий стыд. — Я просто не думал об этом, — слабо попытался я оправдаться.

— Не сомневаюсь, — резко сказала Блейз, а потом вздохнула. — Ладно, не будем об этом. Просто… Задумайся как-нибудь на досуге о том, что у каждого есть свои причины поступать так, как он поступает — и не всегда эти причины эгоистичны, даже у слизеринцев и Пожирателей Смерти.

— Я… Да, ладно, я… — я запнулся и покраснел. Что теперь будет — она, наверное, не захочет продолжать нашу нежданную прогулку и уйдет… Но Блейз удивила меня.

— Ну хорошо, мы, вроде, говорили о моей матери? — сказала она, глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, и вновь медленно зашагала по дорожке. Опомнившись, я поспешно нагнал ее и снова зашагал с ней рядом.

— Да, да, — подхватил я. — Ты говорила, она отдала тебя Малфоям, а сама уехала в Европу, когда тебе было два?

— Ну да. Тетя Цисс рассказывала, что поначалу предполагалось, что это на пару недель, не больше. Но… Время шло, мать не возвращалась… Нарцисса даже возила меня к бабке, чтобы спросить, не хочет ли та оформить надо мной опеку. Не то, чтобы она хотела от меня избавиться — просто Люциус хотел избежать проблем, которые могли возникнуть, если б бабка подала иск. Но, как я уже говорила, бабка ненавидела мою мать, а я для нее была в первую очередь, не ее внучкой, а «дочерью этой женщины», которая убила ее сына. От нее-то мы и узнали о проклятии — правда, не представляю, как она сама об этом узнала… Ну, то есть, она рассказала Нарциссе, а та рассказала мне, когда я достаточно подросла, чтобы понять о чем речь, и нормально это перенести. В общем, бабка меня не взяла, и я осталась у Малфоев. Мать заявилась, когда мне было восемь — пробыла пару дней, и уехала снова. Сколько точно мужей она сменила — не знаю, мне кажется, она и сама сбилась со счета. Мы позже пытались ей объяснить хоть что-то, не упоминая условий проклятия, но… Надо знать ее характер. Во-первых, она всегда считала, что знает лучше всех, что и как ей делать, а во-вторых, каждый раз была твердо уверена, что ее новое увлечение — это любовь… Ну, в общем, как раз тогда, во время ее первого визита в Малфой-Манор, о ее истории пронюхала Скиттер. Правда, о проклятии они ничего не узнала, но и без того выволокла на свет Божий достаточно грязи. Она написала обличительную статью, в которой именовала мать «черной вдовой», и выставляла куртизанкой без чести и совести, а потом опубликовала серию репортажей на ту же тему. Ну, ты знаешь, как это бывает — всякие интервью с бывшими невестами ее мужей, оставленными любовницами, родственниками… Мало кто сказал о ней хоть что-то хорошее — а если кто и говорил, то… Ты знаешь, какова Рита. Она все перевернула с ног на голову, так что добрые слова стали казаться чуть ли не хуже обличительных речей.

— Да, это мне знакомо… — согласился я.

Остаток прогулки мы дружно костерили Риту Скитер, потом переключились на сам «Ежедневный Пророк», с «пророка» на Министерство и Скримджера… Удивительно, но общаться с Блейз было невероятно легко — точно мы знали друг друга сто лет, и в то же время, как оказалось, не знали друг о друге почти ничего. Просто удивительно — прежде я считал ее чуть ли не будущей Пожирательницей Смерти, а оказалось, ни она, ни ее мать, и близко не имели никаких дел с Волдемортом. Да и даже Малфои, если верить ее словам, были от него куда дальше, чем я думал.

Наконец в замке ударил колокол, возвещая конец урока — а значит, до Травологии оставалось не больше десяти минут, и пора было двигать к теплицам. Проплутав по Лабиринту еще минут пять, мы вышли почти к оранжерее, и с сожалением остановились. Меня ждали Рон и Гермиона, и появляться перед ними в обществе Слизеринской Принцессы было не самой лучшей идеей, особенно после давешнего разговора с Роном. Блейз, впрочем, то ли тоже понимала это, то ли по каким-то своим причинам не хотела светиться вместе со мной — она тоже остановилась и смущенно забрала у меня свою сумку.

— Ну, спасибо за приятную прогулку, Гарри, — сказала она.

— Эээ… Да. Тебе тоже. В смысле… я хотел сказать, мне тоже было очень приятно, — пролепетал я. Легкость общения как-то улетучилась, откуда-то вернулись робость и смущение, и я снова стал запинаться и краснеть, хуже чем в четырнадцать лет, когда пытался пригласить Чжоу Чанг на Святочный Бал.

— Я рада, — улыбнулась она. — Да, и спасибо за сумку. Это было очень галантно с твоей стороны.

— Да пожалуйста, — брякнул я. — Ой, то есть, в смысле, не за что… Ну, в общем, я только рад был помочь.

— Хм, спасибо, все равно, — улыбнулась она. — Ну, я тогда… пойду, ладно?

— Оу. Да. Да, конечно. Эээ… Пока. — кивнул я. Она тоже кивнула, и, развернувшись, направилась к теплицам, а я пару секунд стоял, и во мне нарастало ощущение, что я упускаю что-то важное. Озарение пришло через мгновение — и к счастью, еще не поздно! — Блейз! — крикнул я ей вдогонку. Она обернулась, удивленно вздернув брови.

— Что? — Я в два шага нагнал ее.

— Я тут подумал… Может… Может, как-нибудь… Повторим? Я в смысле, прогуляемся снова? — выпалил я, заливаясь краской до кончиков ушей. Проклятие, Гарри Джеймс Поттер, да когда же ты научишься разговаривать с девушками по-человечески?

— Ах, прогулку? — Блейз тоже слегка смутилась, однако не поморщилась, как я боялся, а улыбнулась. — Ну, можно, конечно, почему бы и нет? Когда?

— Ну… В понедельник у нас после чар опять Травология вечером… так на свободной паре можно было бы опять встретиться в лабиринте, и…

— Да, хорошо, — кивнула она. — Тогда увидимся, ладно?

— Ладно. До встречи, — улыбнулся я. Блейз вернула улыбку, потом легко тряхнула рыжими локонами, отбрасывая их за спину, и упорхнула прочь, а я еще пару минут стоял и пялился ей вслед с блаженной улыбкой на лице.

Я пригласил на свидание Блейз Забини?! И она согласилась? Согласилась!!! Ну, правда, это не совсем свидание в полном смысле этого слова — нормальные свидания происходят вечером, в романтической обстановке, а не наспех между парами, но все же, она согласилась общаться со мной, а значит, мое общество ей интересно!

«А как насчет того, что ты целый год запрещал себе думать о ней, и избегал даже смотреть на нее?» — ехидно спросил внутренний голос. Я поморщился, радужное настроение испарилось. Вернулись сомнения. Могу ли я доверять ей? Верить ее словам, и рассказам о Пожирателях и ее семье? Могу ли я позволить себе беспечность? Нет. Тогда что мне делать? Отказаться от свидания? «Ни за что в жизни!» — вдруг понял я, и монстр в моей груди оглушительно взревел, вторя моей решимости. Однако сомнения не давали мне покоя. Черт, с кем бы посоветоваться? С Гермионой? Но она вряд ли поймет мое увлечение Слизеринской Принцессой, да и потом, в делах любви опыта у нее — только Рон. Не все можно выучить по книгам… Тогда кто? Рон? Отпадает, после сегодняшнего-то разговора о Джинни. Джинни… А вот это уже мысль. Джин достаточно умна, несмотря на возраст, и в голове у нее частенько рождаются светлые идеи. К тому же она популярна у парней, и опыт в отношениях у нее есть — советчица из нее выйдет не чета Гермионе. УЖ если кто меня и поймет, то это она — и потом, я могу рассчитывать на ее молчание, а это дорогого стоит. Правда, придется подождать конца уроков, но это ничего.

Поговорить с Джин мне и правда удалось только вечером, после ужина. Встретив ее на лестнице в Гриффиндорскую Башню, я предложил ей пройтись по коридору седьмого этажа — это было недалеко, и к отбою мы как раз успеем вернуться.

— Ты что-то хотел, Гарри? — спросила Джинни, когда мы вошли в коридор и медленно двинулись по нему вперед. На меня вдруг нахлынуло смущение, и пытаясь собраться с мыслями, я завел разговор н другую тему, пытаясь выиграть время.

— Да. Я слышал, ты рассталась с Дином? — сказал я. Джин как-то напряглась и с подозрением покосилась на меня.

— Ты случайно, не решил с подачи Рона попытаться возобновить наши отношения? — осторожно спросила она. — Если так, сразу предупреждаю, я не хочу снова с тобой встречаться. Извини, Гарри, не обижайся. Ты мне очень дорог — как Рон, если не больше, — но я не люблю тебя. Прости. Просто… перегорело, понимаешь?

— Что? О, нет, нет, Джин, я вовсе не об этом! — спохватился я. — Прости, я… Я тоже не хочу возобновлять отношения. На самом деле, не знаю, зачем я заговорил о Дине. Вообще-то я хотел спросить у тебя… совета.

— Совета? — заинтересовалась Джинни. — Мерлин! Гарри Поттер, у тебя появилась девушка? — улыбнулась она.

— Ну, пока нет, — ответил я, даже не смутившись. За что люблю Джинни, так это за легкость общения. — Понимаешь, есть одна девушка, которая мне очень нравится. Но я боюсь, что… Что мы с ней не пара, понимаешь? Что я не подхожу ей, что я не могу ей доверять до конца, и что хуже всего — я совершенно точно знаю, что вряд ли кто из моих друзей одобрит наши отношения.

Это, надеюсь, не Пэнси Паркинсон? — хихикнула Джин.

— Чур меня! — засмеялся я. — Я не настолько сумасшедший!

— Милисента Буллстроуд? — продолжала веселиться Джинни. Я, тоже смеясь, помотал головой. — Профессор МакГонагалл?

— Джинни! — укоризненно сказал я сквозь смех. Она тряхнула рыжими кудряшками, который крупными кольцами вились по ее спине и плечам.

— Ладно, давай серьезно. Дафна Гринграсс? — она тут же помотала головой сама. — Нет, не она, иначе ее сегодняшнее дефиле получило бы несколько другой результат, а не свидание с Малфоем.

— Да, я слышал об этом, — кивнул я. — А почему ты решила, что это обязательно слизеринка?

— А почему бы еще ты сомневался, что можешь ей доверять, и что ее одобрят твои друзья? — фыркнула Джинни. — Да ладно, Гарри, не буду тебя мучить. Знаю я, что речь идет о Блейз Забини — я не слепая, и вижу, как ты каждый раз весьма откровенно поглядываешь на слизеринский стол. И если только предмет твоей страсти — не Драко Малфой, в чем я сомневаюсь, то остается только она, потому что смотришь ты в их направлении. Ты ведь и со мной поэтому начал встречаться, да? Мы с ней немного похожи, и ты думал, что сможешь найти во мне замену ей?

— Джинни, я…

— Да перестань, Гарри, я не обижаюсь, — фыркнула она. — Но одна девушка не заменит другую, это давно известный факт.

— Прости, — пробормотал я. — Как думаешь, многие еще догадались о… О моем отношении к Блейз?

— Ну, Гермиона могла понять, но к счастью, последнее время ее куда больше занимает Рон, так что она не особенно наблюдательна. — отозвалась Джин. — А вот Малфой, думаю, все понял.

— Малфой! — опешил я. Джинни сочувственно кивнула.

— Он достаточно умен и наблюдателен, чтобы сделать нужные выводы, — сказала она. — А на недостаток его внимания тебе никогда не приходилось жаловаться.

— Если так, то мне предстоит война, — простонал я.

— Ой, расслабься, — фыркнула Джинни. — Малфой последнее время сильно изменился. Никогда не думала, что скажу это, но он не так уж плох. Он сегодня даже помог мне, представляешь? Перед ужином меня подстерег Корнер возле туалета на третьем этаже, пытался то ли подкатить, то ли просто оскорбить, так Малфой его осадил и снял баллы с Рейвенкло. А потом еще так заботливо предложил проводить меня. Как будто мне нужна его помощь! Я, естественно, отказалась, но сам факт…

— Ох, да Малфой — вообще отдельный разговор, — фыркнул я и пересказал Джинни все, что узнал во время прогулки с Блейз.

— Хм… С трудом верится, и все же… — она нахмурилась, потирая лоб, и в этот момент страшно напомнив Гермиону. — Защита Рода… Да, это могло сработать. Мне Билл рассказывал, когда я была маленькая. Ну, тогда понятно, как Малфой мог дать отпор Сам-Знаешь-Кому и уцелеть. И если подумать — как раз год как не было никаких скандалов с Малфоем… Драки с Роном не в счет — Рон сам был виноват.

— Меня тревожит другое. А что если все это — план Волдеморта? — выдал я. — После четвертого курса, меня бы это не удивило.

— А ты спроси Дамблдора, — посоветовала Джинни. — Он теперь учитель, и подойти к нему с вопросом легче, чем раньше. Просто задержись поле урока, сделай ангельское личико, и выдай ему что-то вроде «Ах, профессор Дамблдор, мне нужна ваша помощь! Я не могу разобраться в поведении слизеринцев и боюсь, что это Волдеморт готовит мне ловушку…» И выскажи ему сомнения по поводу Малфоя.

— И ты думаешь, Дамблдор мне скажет?

— А зачем ему скрывать, если он что-то знает? А он должен знать — смотри, если Малфой отверг сторону Сам-Знаешь-Кого, то об этом должен знать Снейп, правильно? А если Снейп об этом знает — знает и Дамблдор, он должен был ему доложить. И если все правда — значит, Малфою можно верить. Ну, отчасти верить.

— А если можно верить Малфою, значит, можно верить и Блейз?

— Ну, я бы не торопилась утверждать это, но в принципе…

В общем, разговор с Джинни, если и не принес желаемой ясности, то, по крайней мере, указал, что мне делать. Я решил, не откладывая в долгий ящик, попытаться завтра же после Защиты поговорить с Дамблдором — конечно, если директор захочет со мной поговорить и рассказать мне то, что я хочу знать. Кто его разберет — вдруг ему как раз приспичит позволить мне выяснить все опытным путем на собственной шкуре? Но другого плана у меня не было, и я решил пока придерживаться этого. С такими вот «веселыми» мыслями я добрался до своей кровати, и, игнорируя обиженный взгляд Рона, забрался под одеяло и крепко уснул.

Глава 5 Спасти жизнь врагу

Pov Драко Малфоя

Собрание старост было, как всегда, на редкость скучным. Да и что ожидать от Грейджер? Хоть бы одна новая идея — а то все как всегда. Патрулирование коридоров, поддержание порядка, обеспечение сотрудничества… Когда в должности вступают новички, это, конечно, очень полезно, но для нас выслушивать одно и то же по третьему разу — скучища смертная. Единственное развлечение — возмущенные вопли Паркинсон в начале собрания по поводу отсутствия Уизела. Конечно, раньше я бы и сам присоединился к ней, (ох, ну и устроили бы мы этой выскочке Грейнджер!) но теперь… да плевать на этого рыжего неандертальца! Шляется где-то — ну и пусть шляется, без него только спокойнее. Может, без наших стычек, эта тягомотина закончится быстрее? Я демонстративно зевнул в ответ на предложение гриффиндорской старосты (хочешь не хочешь, а от «грязнокровки» пришлось отвыкать — сторона обязывает) на счет того, чтобы мы отказались от традиционной Хэллоуинской вечеринки для старшекурсников, и вместо этого организовали какой-нибудь спектакль для малышей. Поддержали ее только хаффлпафцы, а вот Пэнси вместе с Голдстейном и Патил, возмутились. Я несколько минут с нарочито скучающим видом наблюдал за перепалкой, пока Грейнджер не повернулась ко мне, с весьма недовольным видом.

— Ну а ты что скажешь, Малфой? — спросила она.

— Бред, — отозвался я. — Да весь старший Хогвартс взбунтуется, кроме разве что тех, кто не умеет танцевать, или у кого нет, и не предвидится пары, а таких немного. «Спектакль для младших курсов»… — Я сморщил нос. — Думаешь, кто-то захочет смотреть нашу самодеятельность? Не говоря уже о том, что у нас год сдачи ТРИТОНа, и свободного времени едва хватит на квиддич и отработки, буде таковые случатся. А сваливать все на шестой курс, еще и лишив их самих возможности повеселиться — вообще из области садизма.

— Вот именно! — горячо поддержала меня Падма Патил. — Гермиона, нам на младших курсах хватало и банкета — все равно было здорово, и никто не жаловался!

— Ну, в принципе, — засомневался Эрни Макмиллан, который поначалу горячо поддержал Грейнджер, — Они правы, вечеринка старших курсов на Хэллоуин — это традиция, не стоит ею пренебрегать.

— Если уж так хочется изменить что-нибудь, можно… Ну, не знаю, устроить вместо обычной танцульки костюмированный бал, — предложила Ханна Эббот. — Мне всегда хотелось побывать на таком, а на то, что будет Святочный бал мало надежды. Хотя уже идет третий год после прошлого Турнира Трех Волшебников, его все равно не объявили снова…

Да уж, трудно ожидать, что Министерство пойдет на это, принимая во внимание, чем закончился предыдущий турнир — один участник погиб, второй оказался под Империо, третья подверглась нападению соперника, а четвертый, которого в принципе быть не должно было, повстречался с Темным Лордом и поспособствовал его возрождению, хоть и против воли.

— Ну… — Грейнджер, явно расстроенная, растеряно оглядела присутствующих. — Все согласны с идеей костюмированного бала?

Все девушки, включая даже Пэнси, с энтузиазмом согласились. Глядя на радостную Эббот, Голдстейн мигом растаял и присоединился, а Макмиллан, пожевав губами, тоже кивнул. Как всегда, остался один я!

— Малфой? — спросила Грейнджер. В принципе, мой голос все равно уже ничего не решал, равно как и голос Уизли, если бы тот оказался против, так что я демонстративно пожал плечами. Не то, чтобы мне не нравилась идея костюмированного бала — найти костюм не проблема, и это может оказаться даже интересно…

— Да мне без разницы, — равнодушно сказал я, нацепив на лицо маску Слизеринского Принца. — Хотите бал — давайте устроим бал. Типа, маскарад, как я понимаю?

— Ой, да, да, это еще лучше! — воскликнула в восторге Эббот. — Давайте устроим маскарад!

— Ну хорошо, я доложу о нашем предложении директору… — нехотя поджала губы Грейнджер. Интересно, а почему она так против бала, и танцев? На ее месте, имея постоянного партнера, я бы радовался возможности потанцевать и пообщаться с ним в романтической обстановке, отличной от школьных будней. Хотя… Если учесть то, как танцует Уизли — в принципе, ее можно понять. У этого рыжего чучела обе ноги не то что левые, — хуже! Да по сравнению с ним Поттер просто международный чемпион по танцам!

Хм, ну что ж, Блейз, пожалуй, обрадуется подобному ходу дела — если ей удастся придумать костюм, в котором ее трудно будет узнать, то у нее будут неплохие шансы потанцевать со своим ненаглядным Гарри. Я уже почти видел ее улыбку, когда расскажу ей обо всем, однако, придя на Травологию, за несколько минут до начала урока, с удивлением увидел сестренку, сидящую на скамейке у стены. Вид у нее был… мечтательный, пожалуй — абсолютно неслизеринский. И улыбалась она именно так, как я представлял себе, за одним исключением — предполагалось, что улыбка появится только ПОСЛЕ нашего разговора. Кинув сумку с учебниками в угол, я приземлился на скамейку рядом с ней.

— Ну что, какие новости? — поинтересовался я.

Да уж, новости у нее оказались что надо. Почти всю свободную пару она гуляла с Поттером, и, как будто этого мало, он еще и пригласил ее на прогулку еще раз! Я даже растерялся — то ли записывать себя и свою стратегию в гениальные, то ли счесть себя идиотом и невеждой, и признать, что я тут ни при чем, а результат — дело случая. Впрочем, я все-таки Малфой, так что первый вариант выглядел предпочтительнее (другое дело, что его соответствие действительности, мягко говоря, вызывало сомнения). Пожалуй, надо будет что-нибудь придумать, чтобы дать Поттеру знать, что в понедельник у Блейз день Рождения, — и ей будет приятно, и он обрадуется возможности ее порадовать. Конечно, я не могу сказать ему это напрямую — но я не зря зовусь Серебряным Принцем Слизерина — соображу что-нибудь!

Следующие несколько недель оказались на редкость бедны событиями. Уроки шли своим чередом — Зелья, Чары, Травология, Трансфигурация, Защита, Нумерология, снова Зелья и так далее. Учителя привычно зверствовали, налегая на подготовку к экзамену (до которого был еще целый учебный год, что, один фиг, никого не останавливало). О Волдеморте по-прежнему не было слышно никаких новостей, кроме обычных известий о прогулках Пожирателей то там, то сям.

Уроки Дамблдора оказались одними из самых интересных за все время нашего обучения. Все-таки, приходилось признать это, директор был неплохим преподавателем, и дело свое знал. Правда, слышал я, что раньше он преподавал Трансфигурацию, но и с Защитой Дамблдор справлялся неплохо. Правда, теорией грузил нещадно, и задания давал непомерные, от которых сама Грейнджер чуть ли не на стенку лезла… Зато практика была на высоте. Разбив класс на группы по пять человек, состав которых менялся от задания к заданию, чтобы все смогли поработать со всеми, директор каждой группе назначал смоделированную ситуацию. В задании называлось время (обычно, какой-нибудь их прошлых веков, но иногда и нынешний), географическое положение, и характеристика происшествий, связанных с темной тварью. Поначалу директор называл великое множество деталей, призывая нас уделять им особое внимание. Потом все больше и больше нужных характеристик стало оставаться неизвестными, и нам предстояло выяснять их самим. Задачей группы было отгадать, что именно за тварь названа на сей раз, какими дополнительными характеристиками она обладает как «Лорд», чем они обусловлены, ну и, конечно, необходимо было придумать, как с этим бороться. Первые задания ограничивались рассуждениями и исследованиями. Потом директор перешел к более активной практике — он приносил на занятие артефакты, которые надо было изучить, моделировал иллюзорные защитные заклятия, которые выдавали схожие с настоящими эффекты, но не могли никому повредить на самом деле, и учил нас взламывать их. И судя по всему, это был не предел, а, напротив, только начало.

Снейп тоже не дремал на Зельеварении. За пару недель мы прошли привороты и перешли к более сложным психотропным зельям, которые могли внушить человеку не только влюбленность, но и другие чувства, мысли или желания. Этот раздел, в принципе, включал в себя и приворотные зелья тоже, но был куда обширнее. Практики, подобной той, что на первом уроке, крестный больше не устраивал, потому что все остальные зелья этой группы, в отличие от приворотных, могли быть опасны. В принципе, мы изучали не их, а противоядия к ним, и то, как их распознать. Но как бы там ни было, в занятиях по зельеварению в общем-то, не было ничего особенно нового, не считая рецептов.

В середине сентября МакГонагалл объявила всем, что готова набрать желающих в группу занятий по дополнительной Трансфигурации — тех, кто хотел стать анимагом. Хорошо это или плохо, но я записался. Северус, правда, не советовал мне делать этого, напоминая о том происшествии на четвертом курсе, и всячески запугивая тем, что моя анимагическая форма может мне не понравится. В принципе, зерно правды в этом было, но я решил, что в таком вопросе надо посоветоваться с настоящим профессионалом. Поэтому, перед тем, как чиркнуть свое имя на листе пергамента, повешенном на доске в классе Трансфигурации, я задержался после урока, и с некоторой робостью приблизился к столу гриффиндорской деканши. То, что МакГонагалл не любила слизеринцев, ни для кого не было тайной, но я все равно оставался Хогвартсским студентом, а она — учителем, и обязана была ответить на вопросы, касающиеся учебы.

— Мистер Малфой? — удивленно подняла брови профессор, когда увидела меня. — Вы что-то хотели?

— Да, профессор, я хотел спросить вас… Насчет этого курса, по анимагии. — Для наглядности, я махнул рукой в сторону пергамента с именами, висящего где-то за моим правым плечом. — Я… Я хотел узнать, может ли какой-то… посторонний фактор повлиять на анимагическую форму мага? Ну, на то, какой она окажется? Я знаю, что это отражение внутренней сути человека, но… Ведь Патронус тоже, в какой-то степени, не так ли? У большинства анимагов формы Патронусов совпадают с их анимагической формой, но ведь Патронус иногда меняется… А Анимагическая форма измениться может?

— Хм, ваш интерес мне понятен, мистер Малфой, — кивнула МакГонагалл. — И… боюсь, вопрос ваш довольно сложен. Видите ли, анимагическая форма — я имею в виду форму волшебника, который уже успешно стал анимагом… иначе говоря, СФОРМИРОВАВШАЯСЯ анимагическая ипостась — это довольно устойчивое сочетание, куда более устойчивое, чем Патронус. Я никогда не слышала, чтоб изменилась форма анимага — она всегда остается той, которая возникла один раз, и меняется только очень незначительно, в соответствии с… внешними изменениями самого волшебника. Я имею в виду во-первых, возраст, ну и потерю конечностей или прочие травмы, оставляющие шрамы и прочие заметные следы. Но никак не вид животного. Видите ли, когда анимаг сформировался, его вид уже зависит не только от его внутренней сути, но и от других, более стабильных факторов — строения тела, массы, магической силы, наконец. Несмотря на всю схожесть, анимагическая форма и Патронус — все же разные вещи.

— Понимаю. И все же — чисто теоретически, как вы думаете, может ли что-то повлиять на… скажем, на формирование анимагической сущности мага? — продолжал настаивать я. МакГонагалл сочувственно посмотрела на меня.

— Боюсь, что да, — сказала она. — И, предупреждая ваш следующий вопрос — да, психологическая травма, подобная вашей, вполне может оказаться таким фактором. Именно поэтому трансфигурация не должна применяться в качестве наказания, как я говорила тогда профессору Грюму… То есть, человеку, который выдавал себя за него.

— О. То есть, даже если моя анимагическая форма изначально была иной, то теперь я обречен оказаться… тем, во что он меня превратил?

— Боюсь, что этого я точно знать не могу. Все зависит от вас и от вашего подсознания. Анимагическая форма человека — это то, кем он сам себя ощущает. В вашем же случае ваше подсознание может сыграть с вами злую шутку, и превратить вас в то, чем вы БОИТЕСЬ оказаться. В глубине души вы ведь представляли себе, что можете превратиться именно в… это животное? И подсознательно могли уже утвердить этот вариант для себя как единственно возможный. Так что в вашем положении я не советовала бы вам записываться на этот курс, если эта форма вам неприятна.

Я несколько минут стоял, опустив голову. Кем бы я ни был изначально, я обречен стать… грызуном, Гриндевальд бы его побрал! Ненавижу Грюма, или кто он там был. Ну а с другой стороны… Чем плохо быть мелким животным? Иногда это даже полезно… И потом, все-таки, хорек — не крыса. Мелкий, но хищник. А Блейз утверждала, что выглядел я тогда довольно мило… смешно, право слово! Естественно, мне хотелось бы стать каким-нибудь крупным животным, вроде какого-нибудь тигра или даже коня… Нет, лучше все-таки тигра. Но и в мелкой форме можно найти свои плюсы, какой бы она ни была отвратительной. Например, можно стать шпионом и натянуть нос крестному…

Мысль об анимагии прочно засела у меня в голове уже давно, и отказываться от своей мечты я не хотел. Выпрямившись, я поблагодарил МакГонагалл за консультацию, вытащил из сумки перо и, больше не думая, написал в конце списка свое имя. Кроме меня там числились Лаванда Браун, Энтони Голдстейн и Падма Патил. Ни Поттера, ни Грейнджер, ни Уизли. Блейз, помнится, говорила, что тоже хочет пойти на этот курс, но ее фамилии было что-то не видно. Профессор была удивлена моим решением, но, видно, поняла меня и спорить не стала.

Блейз все-таки тоже записалась на этот курс, хотя и пыталась отговорить МЕНЯ. С Поттером у нее дела шли ни шатко, ни валко — они, можно сказать, регулярно гуляли в лабиринте, вот только частота этих прогулок оставляла желать лучшего. А все потому, что количество домашних заданий росло в геометрической прогрессии, а к обычным урокам теперь добавились тренировки по квиддичу, а потом еще будут и дополнительные занятия по анимагии. С квиддичем дело вообще обстояли отчаянно: Поттер по-прежнему был капитаном Гриффиндорской команды, а меня назначили в этом году — предполагалось, что это станет апофеозом нашего соперничества. Однако если раньше оно было еще одним проявлением нашей вражды, то на сей раз мне хотелось просто честной игры. Уизли бы смеялся до колик, услышав от меня термин «честная игра», но это было так. Раньше мы все время норовили сжульничать — Поттер, конечно, не называл бы это жульничеством, но играть на Молнии против моего Нимбуса 2001 — как ни крути, заведомо несправедливо. Ну, я, конечно, тоже оказывался в подобном положении на втором курсе, но, все-таки, не до такой же степени! Одно дело — новая модель той же метлы, которая отличается на несколько характеристик, но все же они вполне способны конкурировать друг с другом. И другое — простая метла, пусть и неплохого качества, против гоночной международного класса. Помню, я с отчаяния даже схватился за это треклятую Молнию на матче, когда понял, что перегнать Поттера на Нимбусе не выйдет… мне было обидно до слез — ведь я выигрывал, и Поттер упустил бы снитч, если б не более быстрая метла! В этом не было его заслуги! И что же — мое поведение сочли нечестным приемом — подумать только! Ну естественно, сделай это кто-то из грффиндорцев, такое признали бы жестом отчаяния — в моем случае же, никто не увидел в этом ничего кроме подлости. Впрочем, в этом году я тоже обзавелся Молнией, и надеялся сыграть на равных — еще и потому, что раньше мне хотелось победить и унизить Поттера — а теперь просто померяться силами.

Кроме того, в конце ноября всем, кто еще не успел сдать его, предстояло сдать тест на аппарацию — летом его не провели из-за напряженной обстановки в стране и опасностью, исходящей от Волдеморта. Неудачникам, вроде Уизела, которые не сдали тест с первого раза, тоже давали второй шанс — интересно, а нам его дадут, если мы провалимся?

Начался октябрь, а с ним и занятия по анимагии. Когда-то я слышал от Северуса, что в свое время папаше Поттера с его компанией потребовалось аж три года, чтобы стать анимагами — но они-то были не то на втором, не то на третьем курсе, когда начинали, и потом, занимались тайком от всех, самостоятельно. Наш курс занимался под руководством профессора МакГонагалл, которая сама была анимагом, а кроме того, основы теории мы уже знали — все-таки, за семь лет хоть что-то да усвоилось. Поэтому, ожидалось, что семикурсники способны освоить все необходимое за учебный год. Впрочем, поначалу до этого было далеко — нужно было изучить детали, рассчитать свою собственную формулу превращения, провести необходимые исследования и наблюдения за собственным состоянием…

Однако, несмотря ни на что, проходящие месяцы были все так же бедны событиями. Мы учились, тренировались, и снова учились, с трудом выкраивая крохи времени на какую-никакую личную жизнь. Мой роман с Дафной развивался как обычно — пара свиданий, цветы-конфеты… в общем, уже на третьем свидании мы оказались в постели (если скамейку в лабиринте можно назвать постелью), и, честно говоря, не могу сказать, что я был очень впечатлен. Ну, в принципе, после Эмерельд и Сапфиры, трудно ожидать от обычной девушки чего-то сверхъестественного, особенно если не испытываешь к ней сильных чувств. Дафна, впрочем, казалось, понимала это. На удивление, она вела себя довольно нейтрально в те моменты, когда мы не встречались — не вешалась мне на шею, не лезла с поцелуями и нежностями, только здоровалась и мило улыбалась, если я оказывался поблизости, и охотно поддерживала разговор, если я обращался к ней. В общем и целом, такое положение вещей меня как нельзя более устраивало, так что разрывать отношения я пока не собирался, хотя и понимал, что долго так продолжаться не может, если я не хочу внушать ей ложных надежд.

В отношении Поттера тоже не предвиделось никаких сдвигов, хотя как мне показалось, он стал относиться ко мне более лояльно с тех пор, как начал гулять с Блейз в лабиринте. Расстраивало то, что он до сих пор не дозрел пригласить ее на настоящее свидание, или уж хотя бы на обычный поход в Хогсмид, который намечался на первые выходные октября. Но в пятницу, как раз перед этим, произошло нечто, коренным образом изменившее положение вещей.

Первой парой было сдвоенное Зельеварение. Мы готовили противоядие к очень сильному психотропному зелью, и все были предельно сосредоточенны, потому что состав и приготовление противоядия были очень сложными, и малейшая ошибка была чревата серьезными последствиями. В первый час варки вообще нельзя было отвлекаться от процесса — вовремя, с точностью до секунды, добавлять ингредиенты, помешивать, охлаждать, снова нагревать, и так далее. Краем глаза я посматривал, как работает Блейз рядом со мной, но у сестренки все шло прекрасно, и я успокоился — все-таки она недаром сдала СОВ на «превосходно».

Наконец, когда до конца сдвоенной пары оставалось уже не более получаса, мое зелье достигло той стадии, в которой должно было прокипеть с четверть часа на медленном огне. Я отрегулировал пламя под своим котлом, и, наконец, смог вздохнуть посвободнее. Отложив палочку на край стола, я вытер руки и нож специальной салфеткой, и стал неторопливо складывать все неиспользованные остатки по пузырькам и коробочкам для ингредиентов. И вдруг один из крокодильих глаз выскользнул у меня из-под пальцев и покатился по столу. Я попытался схватить его, однако склизкий комочек снова выскользнул (это вам не золотой снитч, который хоть и движется сам по себе, но на ощупь слегка шершавый, и хватать его довольно просто). Глаз крокодила укатился под парту, и я кинулся за ним — не то, чтобы он мне был так уж необходим, но во мне проснулся какой-то охотничий азарт, и поймать противную штучонку казалось делом чести. Глаз укатился назад, к парте Пэнси и Тео, однако я успел все-таки его схватить прежде, чем он докатился до них. Странно, но Пэнси почему-то стояла чуть ли не посреди прохода между рядами, а не за партой, как остальные. Я поднял голову — как раз вовремя, чтобы увидеть, как что-то, чего я не успел рассмотреть, (кажется это был какой-то небольшой сверток, вроде тех, в которые аптекари насыпают порошки) проплыло по воздуху, через оставшуюся часть прохода, направляемое чарами левитации, и мигом утонуло в котле Поттера. Лицо Пэнси, сосредоточенное, напряженное, не оставляло сомнений в том, что это именно она невербально левитировала в зелье Гарри лишний компонент. Жидкость забурлила, и на поверхности начали пузыриться красные пузыри, хотя само зелье, как и полагалось, было болотно-зеленого цвета. Я застыл, как был, согнувшись в три погибели, до ужаса неудобно изогнув шею, чтобы посмотреть на Поттера.

Гарри, который отвернулся всего на минуту, чтобы взять очередной ингредиент (он еще не дошел до той стадии, в которую вступило мое зелье), повернулся, и захлопал глазами, недоуменно глядя на происходящие с его варевом чудеса. Зелье в его котле забурлило сильнее, из лопающихся пузырей стал подниматься довольно едкий пар. Поттер, взяв в руку палочку, склонился к зелью — и тут на меня снизошло озарение. Чертова стерва Паркинсон наверняка подкинула ему в зелье порошок из толченой чешуи саламандры, который в сочетании с основными компонентами зелья дает просто убойный эффект. Еще секунда, и варево в котле Поттера — не взорвется, нет, однако выдаст такой выброс ядовитой жидкости, который окропит весь класс. В общем, мало никому не покажется.

У меня не оставалось времени. Гарри, склонившийся к котлу, пытаясь понять, в чем там дело, рисковал каждое мгновение получить заряд яда в лицо — а я не очень пока представлял себе его действие — то ли просто отравление, то ли что-то вроде ожога, как от кислоты, а может, и что еще похуже? А у меня не было даже палочки — она осталась лежать на парте, там, где я ее положил…

Родовая магия вскипела в жилах, откликаясь на призыв. Зелье Гарри бурлило вовсю, он встревожился и начал подаваться назад — но не успевал, я видел, что не успевал! Время словно замедлилось для меня, класс застыл, и в наступившей тишине я, распрямившись пружиной, в два длинных, скользящих шага преодолел расстояние между нами и плечом оттолкнул его в сторону. В то же мгновение зелье вскипело, и выплеснулось вверх фонтаном багрового пара и жидкости, бурлящих, как в адском котле. Я вскинул руки, закрывая лицо, и обнаженную кожу ладоней словно опалило открытое пламя — однако более серьезной боли я не почувствовал. Магия Рода по-прежнему ярилась в моей крови — наверное, именно она защитила меня от самого худшего. Я мог бы и исцелиться в ту же минуту, мог сделать так, чтобы никакие повреждения меня не коснулись, и после этого ядовитого фонтана я остался бы цел и невредим — но что-то во мне говорило, что, как ни крути, а это не самое мудрое решение. Выброс яда повредит всему классу, и даже если я останусь цел, что будет с Блейз? А с Северусом — он ведь не ожидает ничего такого, и хотя учительский стол стоит дальше, чем парты остальных учеников, яд может повредить и ему. И я решительно направил свою магию на другое.

Сила родовой магии Малфоев вновь выплеснулась из меня — но на сей раз, не замедляя время, а ограждая и сдерживая кипящее зелье, не давая ему и его парам окропить класс и запихивая их обратно в котел. «Надо понизить температуру, понизить температуру, чтобы не было пара и кипения» — стучала в голове единственная мысль. Ха! Легко сказать — «понизить температуру» — но ведь в зелье порошок из чешуи саламандры, а справиться с ее огнем не так-то просто, не говоря уже о том, что под котлом пламя тоже все еще горит!

Но Малфои не зря считались одним из самых могущественных волшебных семейств. Как ни ярилось пламя, заключенное в саламандровой чешуе, мне все-таки удалось преодолеть его. В запале я не обратил внимания на то, что огонь под котлом погас, и только потом сообразил, чьих это рук дело, увидев Грейнджер с палочкой в руке, которая смотрела на меня расширенными от ужаса глазами. Зелье в котле Поттера превратилось в лед, твердая поверхность была бугристой и покрытой пузырями, но, по крайней мере, опасность миновала.

Послышался чей-то сдавленный стон, и я с удивлением понял, что исходил он от Блейз. Я обернулся — сестренка закрыла рот ладонями, и смотрела на меня со странной смесью ужаса, восхищения и, почему-то, жалости. Я обвел взглядом остальных — вот странно, жалость и сопереживание были написаны на лицах почти вех девчонок, кроме белой как мел от ужаса Пэнси. Я недоуменно нахмурился, и вдруг почувствовал на своих плечах чьи-то сильные руки, которые мягко развернули меня и усадили на ближайший стул.

— Как ты, Драко? — спросил крестный, с тревогой вглядываясь мне в лицо. Да что с ними такое со всеми?

— Я… я в порядке, профессор, — сказал я, пытаясь привстать, но руки Северуса удержали меня на месте.

— Ты не чувствуешь боли? — спросил он. — Должно быть, у тебя шок. А ну, выпей это! — и он поднес к моим губам какой-то флакончик. Судя по запаху — обезболивающее. Но зачем, ведь мне и так не больно — да и что должно болеть? Впрочем, я доверял Снейпу, поэтому безропотно сделал глоток. Жидкость приятным теплом разлилась по телу, и я несколько пришел в себя.

— Что… — начал я, и тут осознание пришло — мои руки! Я ведь не стал их исцелять! Я взглянул на свои ладони… и мне захотелось упасть в обморок. Кожа местами покраснела и сморщилась, а кое-где вообще оплыла, подобно воску на свечке. В этих двух комках исковерканной плоти с трудом можно было признать человеческие кисти — а тем более мои аристократические музыкальные пальчики!

— Поттер! — резко позвал Снейп. — Живо, отведите мистера Малфоя в больничное крыло! Расскажите мадам Помфри, что случилось, и с чем именно вы напортачили в своем зелье! А с вами я разберусь позже!

— Это не он, — слабо вставил я, однако мой голос был почему-то тихим и безжизненным — даже я сам с трудом его услышал. Мне все еще не было больно — это, похоже, уже из-за зелья крестного, — но от того, что произошло с моими руками, меня охватила настоящая паника. Как, как это могло случиться, и сможет ли школьная медсестра исправить это? А если нет? Если они всегда останутся такими? Я Малфой, и к тому же слишком молод, чтобы иметь такие страшные, уродливые руки! И какой Волдеморт меня дернул сунуться спасать Поттера?!

Pov Гарри Поттера

Пока мы шли по коридору к Больничному крылу, я изо всех сил старался не думать о том, чего избежал, благодаря шагавшему рядом светловолосому слизеринцу. Одного взгляда на то, во что превратились руки Драко, было достаточно, чтобы неделю просыпаться в холодном поту и с дикими воплями ужаса — а если представить, во что превратилось бы мое лицо, даже если б я и выжил после такого (что более чем сомнительно…). Как ни крути, а Малфой спас мне жизнь. Да уж, вопрос еще, КАК он это сделал — никогда не видел подобной магии, а ведь у него даже палочки не было! Беспалочковую магию я видел до этого всего лишь раз, в исполнении Дамблдора — и то, это был довольно простой фокус с зажиганием и тушением свечей, а не мгновенная заморозка кипящего ключом зелья. И почему только оно вдруг так забурлило — ведь все шло хорошо, и я абсолютно уверен, что все делал по инструкции! С трудом верится, но заработанное «превосходно» от Снейпа подстегнуло куда лучше любых мечтаний о будущей профессии — подумать только, значит, я и правда что-то соображаю, раз даже сам Мастер Зелий счел меня достойным такой оценки! Я готов был прыгать от радости, и тогда же поклялся, что в лепешку расшибусь, но сделаю все, чтобы это «превосходно» было не последним. И сейчас я точно уверен, что просто не мог положить ничего такого, что могло вызвать похожий эффект. Да откуда — у меня и не было никаких горючих ингредиентов, я достал только то, что было нужно, разложил в правильном порядке, чтобы не отвлекаться потом, проверил все ТРИЖДЫ… Ну неоткуда в моем котле было взяться такому кипению, да и яду, если подумать, тоже… Я точно знаю — у меня все получалось! После того, как я всыпал толченые рога рогатой жабы, зелье приобрело именно такой болотно-зеленый цвет, как сказано в рецепте, и мне следовало дать ему потомиться на медленном огне, а потом добавить сок волчьей ягоды, который я и размешивал, когда начали происходить все эти странности…

Но, думай не думай, а факт остается фактом — зелье превратилось в смертельно опасную взрывную смесь, чуть не угробившую весь класс — и если бы не Малфой… А кстати, как он узнал, что происходит? Я не обращал внимания на то, чем занят Слизеринский принц, даже на Блейз не поглядывал, боясь испортить зелье, но мне почему-то показалось, что бросился он на меня не со своего места, и вообще, оттуда бы он просто элементарно не мог увидеть, что творится в моем котле. Я бросил взгляд на шагавшего рядом парня. Лицо Драко побелело — то ли от боли, то ли от шока — да уж, никакие зелья не смогут заглушить ТАКОЙ боли, уж я-то знаю… Мягкие губы Слизеринского Принца сжались в ниточку, а в глазах застыл ужас пополам с отчаянием. На лбу начали выступать капельки пота.

Полдороги из подземелий Драко еще хорохорился, бодрился, и утверждал, что вполне может идти сам, без посторонней помощи, однако я видел, что ему становилось все хуже, и в душе был рад, что Снейп отправил меня с ним, потому что моя помощь могла вполне понадобиться. Забавно — никогда не думал, что Малфой способен спасти меня. Ну то есть, не то, чтобы я совсем не предполагал, что как-нибудь возникнет ситуация, когда один из нас спасет другому жизнь, но всегда был уверен, что это буду я. Не знаю — может, это из-за отца. Мне всегда казалось, что наши отношения с Малфоем — это что-то наподобие того, что было у отца со Снейпом — ну, разве что, мы не подвешивали друг друга вниз головой и не снимали штаны, но я говорил себе, что просто у нас другие методы, вот и все. Мне лично поведение отца тогда казалось отвратительным, я сам вообще старался поменьше издеваться над кем бы то ни было — слишком сильны были детские воспоминания из начальной школы, когда Дадли и его дружки издевались надо МНОЙ. Я мог иногда пошутить, но не до такой же степени! А Малфой… Ну, полагаю, он был слишком воспитан для подобных забав — а может, слишком эстет, дабы получать удовольствие от вида чужого нижнего белья (девушки не в счет). Но все равно, мне казалось, что мы с ним относимся друг к другу очень похоже на то, как относились друг другу Снейп и мой отец. Ну и, естественно, мне казалось, что, как и отец, я мог бы как-нибудь из чистого благородства спасти жизнь Малфою… Хотя отец-то действовал не из благородства, а прикрывал очевидную глупость Сириуса… Ну, все равно, думая о себе, я все-таки предпочитал в качестве причины благородный порыв. Но чтоб меня спас Малфой? Конечно, я теперь знал, что то, что рассказала мне о нем Блейз, было чистой правдой (Дамблдор подтвердил, причем не без гордости). Но все равно — вот как прикажете вести себя с ТАКИМ Малфоем — который не издевается, не нарывается на драку, даже не грубит, лишь подшучивает иногда, почти беззлобно, как над одним из своих приятелей, а потом берет и спасает и не жизнь! А теперь идет рядом с независимым видом, словно его руки вовсе не напоминают реквизит из фильма ужасов.

Однако где-то на полпути выдержка начала изменять Малфою. Его лицо еще больше побелело, и я заметил, как он почти до крови прикусил нижнюю губу. Вот пижон хренов, ну какого… какого Волдеморта, спрашивается, выпендривается — да он уже на ногах с трудом держится! Ведь предлагал же ему опереться на мое плечо — так нет, мы ж аристократы, мы ж гордые! А ну как этот гордый аристократ сейчас в обморок грохнется — и что мне с ним делать посреди лестницы? Еще повезет, если не скатится вниз и шею себе не свернет в довершение всего!

Словно в подтверждение моих опасений, Малфой вдруг пошатнулся, делая очередной шаг по ступенькам, и инстинктивно потянулся рукой к перилам, чтобы удержаться на ногах. Ну все, мое терпение лопнуло! Я перехватил его руку за запястье, там, где оно не так пострадало, отчасти защищенное рукавом, перекинул ее через свою шею, буквально заставив Драко опереться на меня. Мда уж, надо признать, тащить таким образом Малфоя не в пример легче, чем Дадли…

— Что ты делаешь, Поттер, какого Салазарова василиска… — зашипел Малфой мне на ухо — похоже, на обычный возмущенный вопль сил уже не хватало. — Отпусти меня! — потребовал он, и если бы его голос не дрожал от сдерживаемой боли, это даже могло прозвучать убедительно.

— Не дури, Малфой, — посоветовал я невозмутимо, чуть ли не силком волоча его вверх по лестнице. — Ты уже еле на ногах стоишь — еще сверзишься с этой… чтоб ее, лестницы! Ай! — Проклятущая исчезающая ступенька!!! Ну почему, почему, почему нельзя было сделать нормальную лестницу, без всяких идиотских сюрпризов!!!??? Раньше это казалось мне просто забавным, но сейчас взбесило не на шутку! Неужели мало других способов развлечь студентов и приучить их не расслабляться!?

Малфой чудом удержался, чтобы не шагнуть следом, а вот моя нога провалилась сквозь иллюзорный камень, и я чуть не рухнул на лестницу, рискуя переломать все кости. Нет, ну это уж ни в какие ворота — хуже чем на 4 курсе, когда меня засек лже-Грюм и чуть не поймал Снейп, когда я возвращался из Ванны Старост, где разгадывал загадку Золотого Яйца для Турнира. Однако я не упал. Изуродованная рука Малфоя в мгновение ока соскользнула с моего плеча и легла на талию, вторая обхватила с другой стороны. Рывок — и я снова свободен, стою рядом с ним на нижней ступеньке. Оборачиваюсь, еще потрясенный и ошеломленный, но уже соображая, что надо поблагодарить…

Лицо Малфоя совсем рядом — почти белое, искаженное болью, глаза широко распахнуты, а во взгляде — адская боль. По подбородку с прокушенной губы течет тоненькая струйка крови, невероятно алая на этой белой коже… И прежде чем я успеваю хоть что-то сказать или сделать, руки Драко разжимаются и он медленно оседает вниз, на холодные каменные ступеньки.

Я еле успел подхватить его в последнюю секунду, плохо соображая, что мне делать. Интересно, а люди умирают от болевого шока? Если да, то Малфой может оказаться недалек от этого. Слизеринец, закрыв глаза, помотал головой, и с закушенных губ сорвался едва слышный стон. Мерлин и Моргана, только бы успеть!

— Тише, тише, Драко, тише! — успокаивающе бормотал я, перехватывая его так, чтобы мы могли двигаться. — Потерпи, я быстро, я сейчас! Я… Сейчас, мы уже скоро дойдем. Мадам Помфри обязательно тебе поможет, вот увидишь! — все равно, что именно говорить, слизеринец сейчас в таком состоянии, что вряд ли поймет слова — главное ласковая, успокаивающая интонация. — Потерпи, мой хороший, я знаю, ты сильный, ты справишься… Ну вот, молодец, держись, держись за меня… Идем, осталось совсем немного! Ну потерпи, прошу тебя, потерпи, хороший мой мальчик… молодец, потерпи еще немножечко…

Малфой, и правда, наверное, был в полубессознательном состоянии, потому как будь он в полном уме, он бы не потерпел подобных нежностей, да еще от меня! Но сейчас он только кое-как ковылял, повиснув на мне почти всем весом, и еле переставляя ноги — глаза, по прежнему, полузакрыты, а губы закушены до крови. Никогда еще путь до больницы не казался мне таким длинным. Вот конец лестницы — ой, как далеко еще! Коридор, который обычно мы пробегали за пару секунд, казалось, растянулся в длину просто неимоверно — я мог бы поклясться, что мы брели до двери в конце него годы, и мое сердце замирало от страха — а сколько еще выдержит Малфой, прежде чем совсем сломается?

Однако я недооценил его выносливость. К концу пути Драко, кажется, даже слегка оклемался — шаги его стали тверже, и он уже не висел на мне всем телом, а только опирался на мое плечо. Ну, вот и благословенная дверь! Распахнув ее, я буквально ввалился в больничное крыло — пациентов, к счастью, не было, так что можно было не бояться потревожить покой какого-нибудь больного, — однако и медсестры тоже что-то не наблюдалось.

— Мадам Помфри! — завопил я, осторожно усаживая Малфоя на ближайшую койку. Драко тяжело дышал, однако, по-видимому, уже немного пришел в себя — он не рухнул на кровать мешком, лишь осторожно откинул голову, рукавом вытирая с подбородка уже начавшую засыхать кровь. Медсестра практически выбежала из кабинета в другом конце больничной палаты, держа наготове палочку.

— Что? Что случилось? Мистер Поттер, мистер Малфой! Что — неужели снова драка? Ну как не стыдно, вы ведь уже совсем взрослые люди… — закудахтала она, подбегая к кровати.

— Мы не дрались! — воскликнул я. — Произошел несчастный случай на уроке зелья, и… У Драко пострадали руки. Пожалуйста, мадам Помфри, сделайте что-нибудь! Помогите ему! — я и сам не осознавал, как странно звучат мои слова в отношении Малфоя, пока не увидел ошеломленный взгляд медсестры. В самом деле, я мог так переживать за Рона или Гермиону, но никак не за Слизеринского Принца!

Ну, впрочем, свое дело мадам Помфри знала в совершенстве. Несмотря на удивление, она мгновенно переключила внимание на откинувшегося на подушку Драко, и охнула при виде его рук.

— Вы ведь поможете ему? — с надеждой спросил я, пока она палочкой закатывала ему рукава, чтобы увидеть, насколько тяжелы повреждения на предплечьях.

— Я сделаю все, что в моих силах, Гарри, — отозвалась она, призывая заклинанием из открытого шкафчика рядом с ее кабинетом бесчисленное количество флакончиков и коробочек. — Я понимаю, тебе нужно вернуться на урок, но уверена, профессор Снейп не будет возражать, если ты чуточку задержишься и поможешь мне?

— О, ну конечно! — поспешно согласился я, думая, что все равно не ушел бы, даже если б твердо знал, что Снейп будет в бешенстве.

— Вот и хорошо. Что это было за зелье, Гарри?

— Освобождающее из-под власти Зелья контроля, — отозвался я, и быстро перечислили ингредиенты, как помнил. Мадам кивнула, и нахмурилась

— Хорошо бы еще понять, что вызвало проблему… — сказала она. — Ты уверен., что не уронил и не положил в котел ничего лишнего?

— Я точно помню, я все делал как надо. Когда я отворачивался, зелье было в точности как сказано в учебнике — а когда повернулся обратно, уже пузырилось красными пузырями…

— Красными, хм… Профессору Снейпу следовало прийти самому, чтобы помочь мне со всем разобраться1– проворчала она, откупоривая большую бутыль, и наливая две трети стакана прозрачной зеленоватой жидкости, приятно пахнущей лимоном и мятой. «Зелье для устранения боли при ожогах жидкостями и других наружных травмах, связанных с зельями» — прочел я на этикетке.

— Эээ… Профессор Снейп давал ему какое-то обезболивающее, — предупредил я. Мадам кивнула, и, достав из коробочки свернутый крохотный бумажный конвертик, открыла его, и высыпала в стакан несколько иссиня-черных крупинок. Взяв узкую стеклянную лопатку, она помешала зелье, которое зашипело, как растворимый аспирин, а потом приобрело красивый зеленовато-бирюзовый оттенок. Медсестра приподняла голову Малфоя, бессильно откинутую на подушку, и прижала край стакана к его губам. Драко послушно выпил зелье, не открывая глаз, и тут же опустил голову назад, на подушку. Его дыхание все еще было тяжелым, а лицо — белым от боли и шока, однако зелье мадам Помфри подействовало довольно быстро — я почти сразу увидел, как слизеринец немного расслабился и вздохнул свободнее, а вертикальная морщинка между его бровями разгладилась.

— Хм… — вздохнула медсестра, взмахом палочки отправив стакан куда-то назад, к своему кабинету (наверное, в мойку для использованной посуды). Затем она призвала небольшую миску из шкафчика, поставила ее на столик в ногах кровати, и принялась сосредоточено смешивать еще какие-то препараты. — Значит, ты не знаешь, что вызвало такую необычную реакцию твоего зелья? — спросила она.

— Порошок толченой чешуи саламандры, — сказал хриплый голос. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности. Глаза Малфоя все еще были закрыты, но ему уже явно стало намного лучше. Открыв глаза, он посмотрел сначала на мадам Помфри, потом на меня. — У меня укатился глаз крокодила, и пока я его подбирал, я видел как кто-то левитировал тебе в котел небольшой сверток. Не знаю точно, кто, но почти уверен, что это Пэнси. Правда, доказательств у меня нет.

— Но… Но если ты не видел, что было в свертке, откуда ты знаешь…

— Логика, Поттер, — устало сказал Малфой. Он по-прежнему был страшно бледен, почти не отличаясь цветом лица от белой наволочки своей подушки, однако взгляд приобрел свою обычную цепкую остроту. — Твое зелье кипело, значит это был какой-то ингредиент, связанный с огнем. Если помнишь, никакие части саламандры не могут мирно взаимодействовать с рогатыми жабами — а в зелье были и желчь, и порошок из рогов, и даже сушеная жабья кожа.

— Я жабью кожу еще не клал! — запротестовал я, но Драко только усмехнулся.

— Ну слава Мерлину! — фыркнул он. — Если бы ты успел ее положить, реакция была бы еще сильнее. А тогда весь класс в лучшем случае попал бы сюда в полном составе, и со Снейпом во главе.

— А в худшем? — поинтересовался я.

— А в худшем — сразу на кладбище, — отозвался Малфой с непробиваемой невозмутимостью. — Одного не пойму — на что рассчитывал тот, кто тебе эту дрянь подбросил? Ведь его, или ее, накрыло бы вместе со всеми. Значит, то ли по глупости, то ли имела козырь в рукаве…

— И все равно, почему ты думаешь, что это был именно порошок чешуи? Это могло быть что угодно другое! — заупрямился я. — Желчь, кровь, толченые кости… Что угодно!

— Это был сверток, — все так же невозмутимо отбрил Малфой. — А значит, это не кровь и не желчь — они были бы в пузырьке. А толченые кости растворяются медленнее, зато действуют сильнее — твой котел разнесло бы вдребезги, будь это они. Целиковая чешуя тоже растворяется медленнее, и потом…

— Ладно, ладно, я понял! — вздохнул я. — Ты прав. Но почему ты думаешь, что это сделала Пэнси?

— Попрошу оставить свои догадки-разгадки на потом, — сердито сказала мадам Помфри, призвав откуда-то небольшой тазик и наполнив его бесцветной жидкостью, похожей на воду, но издающей резкий неприятный запах, какой часто бывает в магловских аптеках.

Драко скривился, но безропотно позволил медсестре окунуть в жидкость его изуродованные ладони. Я с удивлением увидел, как начинает спадать опухоль и выравнивается кожа, возвращаясь на место. Малфой морщился и сдавлено шипел сквозь зубы, однако мне казалось, что ему скорее просто неприятно, чем больно. Через несколько минут мадам Помфри начала медленно водить своей палочкой над поверхностью жидкости, шепча какие-то целительные заклинания, видно, чтобы облегчить и ускорить процесс. Я заворожено наблюдал, как исцеляются кисти Малфоя, и приобретают почти нормальный вид. Наконец мадам опустила палочку, и сказала Драко вынимать руки. Высушив их заклинанием, она взяла миску со смешанными препаратами, которые готовила во время нашего разговора, и осторожно стала наносить на все еще красные и воспаленные ладони Малфоя белую мазь, сильно пахнущую травами. Наложив густой слой, медсестра пробормотала новое заклятие, чтобы создать своего рода защитную оболочку для лекарства, а потом сверху наложила бинты — благодаря ее заклятию, мазь не впиталась в них, а осталась на руках, продолжая оказывать свое действие.

— Ну вот, мистер Малфой, на сегодня, полагаю, это максимум того, что можно сделать. Мазь снимет воспаление и оттянет остатки яда, который проник вам в кровь. Но боюсь, некоторое время вам придется побыть здесь. Яд есть яд — вам еще станет плохо, поверьте мне, хотя я, конечно, приму меры, чтобы по возможности облегчить ваше положение. Помните — сразу зовите меня, если почувствуете какие-то изменения в своем состоянии. А теперь вам лучше переодеться в пижаму и постараться немного поспать — вам необходимо набираться сил. Гарри, ты не поможешь Драко переодеться? — обратилась она ко мне, задвигая ширму вокруг кровати и направляясь в свой кабинет, прихватив свой запас зелий и прочих притираний и порошков.

Ну естественно, я помог! Малфой, правда, шипел и ругался, утверждая, что вполне способен и сам — но с забинтованными руками с застежками, пуговицами и прочим не очень-то повозишься, так что ему волей-неволей пришлось смириться с необходимостью принять мою помощь. Признаться, мне никогда не приходилось раньше раздевать и одевать другого парня, но к счастью, я так сосредоточился на том, чтобы справиться и не причинить ему неудобства, что почти забыл про смущение. В середине прошлого года Симус завел как-то разговор о геях и однополых связях, однако меня подобная перспектива не заинтересовала, не интересовала она меня и сейчас. Одно утешение — кажется, Малфоя тоже, судя по тому, что он стоял со скучающим видом, без малейших признаков возбуждения. Застегнув последнюю пуговицу на его пижамной рубашке, я с облегчением отступил в сторону. Драко кивком поблагодарил меня и забрался на кровать, вытянувшись во весь рост и блаженно поводя плечами. Я поборол желание подоткнуть ему одеяло, подумав, что вовсе не хочу выглядеть как наседка. Даже странно, что я испытывал по отношению к нему такую искреннюю благодарность — вообще-то, наверное, раньше я стал бы пытаться найти оправдание тому, чтобы отказаться от этого и обвинить его в чем-нибудь…

Вернувшаяся мадам Помфри выпроводила меня — пациенту был нужен покой, хотя, на самом деле, мое присутствие Драко совсем не мешало — он уже блаженно посапывал в подушку, и его лицо немного порозовело, по крайней мере, больше не сливаясь по цвету с наволочкой. Я вышел из палаты, чувствуя себя так, словно с моей души свалился тяжкий груз — все-таки, он не остался обезображенным навеки! Это было бы ужасно, несмотря на всю мою неприязнь к…

Я застыл, хлопая глазами, когда вдруг осознал, что слово «неприязнь» подумал по привычке. А на самом деле, что я чувствовал? Мог ли я продолжать относиться к Малфою по-прежнему — теперь, после того, что узнал о нем, и после того, что он для меня сделал? Я привык считать его врагом и чуть ли не злодеем, но что действительно плохого он сделал? Ссорился со мной? Но это неудивительно — он был обижен, что я не принял его дружбу тогда, перед первым курсом. Обзывал Гермиону грязнокровкой? Да, но… по сути, для него это едва ли было оскорблением — просто констатацией факта. И потом, мы ведь были врагами, и она принадлежала к нашему лагерю… К тому же он с шестого курса ее так не называл. Что же еще? Та история с Клювокрылом? Драко сам пострадал из-за своей же глупости, а все остальное — суд, приговор и прочее, — было делом рук Люциуса. Да по справедливости, можно ли даже и старшего Малфоя винить в этом? Это для нас все выглядело ужасно и несправедливо, потому что причиняло боль Хагриду. А если взглянуть с другой стороны — Люциус просто защищал своего сына. Гиппогрифы удивительно верны тем, к кому привязываются — например, тот же Клювокрыл долго горевал после смерти Сириуса, и даже возвращение в Хогвартс его не радовало по-первости… Но увы, обратное тоже верно — они превосходно запоминают обидчиков. Где гарантия, что свободно разгуливающий вокруг Хогвартса гиппогрниф не мог бы наткнуться как-нибудь на Драко еще раз? Тогда дело раной на руке могло не ограничиться… Конечно, сейчас вероятность этого уже мала — Клювокрыл очень умное, но все-таки животное, и память у него не настолько хороша, чтобы запомнить не столь уж и серьезную обиду — а ведь по сути Малфой, конечно, обидел его, но не так чтобы уж чересчур. А ума у гиппогрифа не настолько много, чтобы связать то происшествие и последующие злоключения, от которых, честно говоря, больше переживал Хагрид, чем он сам. К тому же, за прошедшие годы Драко вырос и изменился, и если у него хватит ума при встрече повести себя вежливо, то все может и обойтись. Но тогда, в тот год, когда воспоминания были свежи, это было очень, очень опасно! И Люциус это хорошо понимал — куда лучше, чем любой из нас. Да и вообще, честно говоря, Малфою от нас доставалось не меньше, а то и больше — постоянные проигрыши в квиддич, отстранение его отца от должности в попечительском совете, несочетаемые заклятия в конце 4-го курса, превращение в слизняка — в конце пятого…

«Да ты что, Гарри, ты послушай себя! Оправдываешь Малфоев! Что с тобой случилось?» — завопил в голове голос Рона. Я грустно усмехнулся. Вот именно что — случилось. Я вырос. Повзрослел. Перестал идеализировать то, что происходит вокруг, осознал, что мир не делится на хороших людей и Пожирателей Смерти — ох, как это пытался втолковать мне Сириус в свое время! «Ох, Сириус… А ведь Малфой твой племянник…», подумалось мне. Двоюродный, если я правильно помню гобелен в доме на площади Гриммо. И с Тонкс они кузены. Правда, вряд ли Малфой признает ее родственницей, но все равно — кровь не водица, так что должно же в нем быть хоть что-то хорошее! Я тут же горько усмехнулся. «Что-то хорошее»! Парень всего лишь в шестнадцатилетнем возрасте выкинул из своего дома Волдеморта с его Пожирателями, перешел на сторону тех, кого презирал, потому что счел их правыми, и еще — не забывай, Гарри Поттер! — он только что спас тебе жизнь, а ты еще ищешь в нем «что-то хорошее»? Мне стало стыдно. Да уж, хотелось бы мне надеяться, что если придет нужда, я найду в себе силы поступить хоть вполовину так же мужественно, как этот избалованный и вредный мальчишка, пять лет не дававший мне жить спокойно.

— Гарри! — окликнула меня Гермиона, когда я уже спускался на лестничный пролет второго этажа. Она, видимо, прошла коротким путем, потому что смотрела на меня с платформы третьего. Подождав, пока лестница поменяет направление, чтобы я мог добраться до нее, я присоединился к Гермионе. — Урок закончился, вот твоя сумка. Снейп в ярости — он велел мне передать тебе, чтобы ты обязательно зашел к нему на этой паре. У него урок у третьего курса, но он сказал, что ради такого случая готов пожертвовать даже этим. Гарри, Гарри, что же ты наделал? Как ты мог так ошибиться с этим зельем?

— Что? — возмутился я. — Это не я, Гермиона! Малфой сказал, он видел, как кто-то левитировал мне в котел сверток с толченой чешуей саламандры!

— МАЛФОЙ так сказал? — изумленно подняла брови Гермиона. — С чего бы ему это надо?

— Ну, наверное, потому что так оно и было, — пожал я плечами. Она кивнула.

— Рон с ума сойдет, если узнает, что Малфой тебя спас, — сказала Гермиона. — Кстати, как он?

— Ничего, ему лучше. Мадам Помфри хорошо знает свое дело, — отозвался я, чувствуя какой-то странный холодок, пробежавший между нами.

Эта ее фраза — «Рон с ума сойдет, если узнает»… Что значит «если»? Она что, считает, что он не должен об этом знать? Но шило в мешке не утаишь, да и потом, Рону тоже пора взрослеть — сколько можно кидаться на Малфоя при каждом удобном и неудобном случае, хотя он нам давно уже не враг?

— Ладно, пойду к Снейпу. Чем скорее отвяжусь от него — тем лучше, — мрачно сказал я. — Увидимся на обеде.

— Хорошо, — кивнула Гермиона. — Удачи.

— Спасибо, — кивнул я, нехотя снова волочась в подземелья. Да уж, пытаться что-то втолковать разъяренному Снейпу — это тот еще фокус… Гиблое дело, проще говоря. Интересно, он меня сразу заавадит, или придумает что-нибудь похуже? За непростительные, конечно, сажают в Азкабан, но, во-первых, он сошлется на состояние аффекта, а во вторых, это же Снейп! Пытаться его посадить бесполезно — все равно открутится… (прим. автора — скажет, апельсины приносил:-)).

В общем, идти в подземелья не хотелось совершенно, но выслушивать то, что имел мне сказать Мастер Зелий, в присутствии третьего курса хотелось еще меньше, так что медлить не стоило. До конца перемены оставалось десять минут — маловероятно, что уложимся, но попробовать стоит. Добравшись до двери, я нехотя постучал, и услышав «войдите» открыл дверь.

— Простите, профессор Снейп, Гермиона сказала, что вы хотели меня видеть… — пробормотал я. Снейп, с кем-то, видно беседовавший через камин, и теперь отряхивающий мантию, при виде меня сузил глаза.

— По-оттер… — зашипел он так, что сама Нагайна удавилась бы на собственном хвосте от зависти. — Так-так… Будущая надежда всея Аврората. Ну, входите. Присаживайтесь. Посмотрим, достаточно ли у вас логического мышления для работы, которую вы себе избрали… Или собираетесь избрать.

— Эээ… Я… — я попытался придумать достойный ответ, но как назло, ничего не лезло в голову. Я прошел по проходу между рядами и сел за первую парту. Снейп уселся за свой стол и вперил в меня взгляд своих черных глаз.

— Ну-сс, Поттер, и какие будут соображения? — спросил он.

— Сэр? — переспросил я. — Вы не моги бы уточнить, что вы имеете в виду?

— Ну естественно, — фыркнул он. — Я имею в виду ваше зелье, Поттер! У вас есть представления о том, почему оно взбунтовалось?

— Эммм… Да, сэр. — ответил я. Снейп вопросительно поднял брови. — Зелье вскипело из-за того, что кто-то левитировал туда порошок из толченой чешуи саламандры.

— Вот как. И почему вы полагаете, что это был именно этот ингредиент? — поинтересовался он.

— Потому, сэр, что… — я дословно повторил ответ Малфоя. К концу ответа вид у профессора стал чуточку менее язвительный, однако когда я закончил, он мрачно усмехнулся.

— И вы сами додумались до столь блестящих выводов, Поттер? — ехидно спросил он. Я вспыхнул и опустил взгляд. А с другой стороны — чего мне бояться? — я ведь не утверждал, что это все мои выводы, и это не домашнее задание, и не контрольная работа, которую я должен сделать сам!

— Нет, сэр, — ответил я, прямо глядя в лицо Снейпу. — Это вообще не мои выводы. Это слова Драко Малфоя.

— Вот как, — вопреки всему, Снейп почему-то выглядел довольным. — Ну что ж, хорошо уже то, что вы не присваиваете себе чужие заслуги. Ладно, Поттер — можете идти.

— Идти? — опешил я. — А как же… Вы что, верите, что это не я виноват в том, что произошло с моим зельем?

— А у меня есть причины вам не верить, Поттер? — с усмешкой отозвался Снейп. — Хорошо, извольте — во-первых, мне кажется, вы уже достаточно повзрослели, чтобы не размениваться на подобные шалости. Во-вторых, вы за этот год дали мне надежду, что достаточно углубились в предмет, чтобы понимать, к чему приведет добавление такого ингредиента. Вы не похожи на самоубийцу, равно как и на человека, способного угробить полдюжины своих товарищей по классу, не говоря уже о вашей подруге мисс Грейнджер, или о мисс Забини, к которой вы, кажется, питаете нежные чувства. — У меня отвисла челюсть. Откуда этот сальноволосый… — шпион! — знает о моих чувствах к Блейз? Легилименцией, что ли, опять исподтишка балуется? — Ну и в-третьих, среди ВАШИХ компонентов для зелий, которые вы принесли на урок, порошка из чешуи саламандры не было — значит, вы не могли уронить его в зелье, или положить туда по ошибке. С вас довольно причин, или вы хотите еще?

— Да… то есть нет, сэр. — пролепетал я. — Ну, я пойду с вашего позволения?

— Идите, Поттер, — фыркнул Снейп, вытаскивая из стола пачку работ, и прекращая меня замечать. Я поспешил к двери, и, выскочив, прислонился спиной к стене возле кабинета. Фу-ухх!!!!

Переводя дух, я поймал себя на том, что не могу сдержать улыбки — неужели мои отношения со Снейпом налаживаются? Он, конечно, порой еще язвит в мой адрес, но все-таки, он ведь сейчас практически похвалил меня! Мерлин, куда катится мир!? Малфой спасает мне жизнь, Снейп высказывает похвалу…

— Гарри! — знакомый голос заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Я обернулся — в двух шагах от меня стояла Блейз, нервно теребя край мантии. Ее глаза были покрасневшими, словно она долго плакала, припухшие губы дрожали. Едва понимая, что делаю, повинуясь порыву, я шагнул вперед и крепко обнял ее. Девушка не отстранилась и не сделала попытки освободиться — она уткнулась лбом мне в плечо, и я почувствовал, что она дрожит.

— Чшшш, все хорошо, — сказал я, погладив ее пышные рыжие локоны. Блейз, всхлипнув, помотала головой.

— Как он? — спросила она. Я вздохнул.

— Он поправится, — ответил я ей, чуть отстраняясь, чтобы посмотреть в ее лицо. — Мадам Помфри дала ему обезболивающее, и… В общем, полечила его руки, так что они уже стали выглядеть намного лучше. Она сказала, что от яда могут еще проявиться какие-нибудь отрицательные симптомы, но ничего такого, с чем бы она не справилась. Так что через несколько дней с ним все будет в порядке.

— Слава Мерлину! — выдохнула Блейз, и вдруг прильнула ко мне, положив голову на мое плечо. В первый момент я опешил от неожиданности, но какая-то часть моей натуры — уж не слизеринская ли? — заставила меня просто чуть крепче сомкнуть руки у нее за спиной и прижать ее к себе. Не знаю, сколько мы так стояли, но думаю, недолго. За поворотом послышались шаги — третий курс шел на урок Зельеварения, и Блейз поспешно отодвинулась. Я неохотно выпустил ее. — Как думаешь, мне позволят его навестить?

— Думаю, лучше попозже, — отозвался я, мрачнея. Конечно, я понимал, что она просто беспокоится — я бы тоже беспокоился, попади в больницу Рон или Гермиона, и торопился бы своими глазами убедиться, что с ними все в порядке, но все равно, в душе вскипела необъяснимая ревность. — Мадам Помфри сказала, что ему нужно поспать и набраться сил, так что наверное, сейчас пока не разрешит его беспокоить.

— Хорошо, — кивнула она со вздохом. — А ты сейчас… У тебя сейчас нет занятий?

— Нет, — отозвался я. — До обеда у нас окно.

— Может, пройдемся? — предложила Блейз. Я кивнул — в прошедшую среду мы собирались побродить по лабиринту, как всегда, но проливной дождь загнал нас под крышу. Правда, сегодня я на свободной паре собирался наведаться к Хагриду, у которого тоже сейчас урока не было, но ничего, к нему я еще смогу заглянуть попозже сегодня, или на выходных. Погода, правда, сегодня тоже не ахти какая, но, по крайней мере, дождя нет — только туман.

Но прогулки не получилось. Когда мы пересекали холл, направляясь к дверям, меня окликнул выскочивший из бокового прохода Рон. Увидев Блейз он нахмурился и, так сказать, «воспылал праведным гневом».

— Гарри, какого лешего рядом с тобой делает эта слизеринская змея? — заорал он. — Пошла вон, Забини, и не попадайся мне на глаза, пока я не снял с тебя баллы!

— Фу. Как грубо, — высокомерно фыркнула Блейз, и в тот момент действительно было хорошо видно, что она воспитывалась в доме Малфоев — тот же презрительный взгляд, даже интонация такая же, как у Драко, и голову она вскинула совсем так же, как он. — Неужели в Гриффиндоре не учат хорошим манерам? — презрительно бросила Слизеринская Принцесса, однако тут же, чуточку смутившись, уже мягче посмотрела на меня. — Впрочем, по тебе этого не скажешь, Гарри, так что думаю, виноват не факультет… И как это такого как ты, Уизли, назначили старостой?

— Минус… — начал было Рон, скривившись от тщетной попытки сдержать злость, Однако Блейз оборвала его:

— О, я тебя умоляю, Уизли, это никто не сочтет нарушением, и тебе еще влетит за незаконное снятие баллов — даже ты не настолько туп, чтобы не понимать этого! Гарри, извини, погуляем в другой раз, — сказала она мне, и развернувшись так, что ее длинные волосы взметнулись за ней огненным шлейфом, быстрым шагом направилась к лестнице. Я с трудом подавил желание бросится следом за ней, и вместо этого повернулся к Рону.

— Ну и зачем тебе понадобилось влезать? — сердито спросил я. Рон захлопал глазами.

— Ты что, Гарри? — воскликнул он совершенно искренне. — Я думал, она какую-то гадость замыслила! Ну… Признайся, она ведь как-то тебя заставила пойти с ней? Что она делала — шантажировала тебя, или угрожала?

— Господи, Рон, что за чушь! — возмутился я. — Блейз просто хотела узнать, как там Малфой, он пострадал на зельях и я отводил его в больничное крыло, вот и все.

— Хорек пострадал на зельях? — по лицу Рона расплылась улыбка. — Что он сделал, взорвал свой котел? А еще «превосходно» получил, — злорадно хихикнул он, однако, увидев мое лицо, посерьезнел. — Да что с тобой, Гарри?

— Он… Ты не поверишь, Рон. Он мне жизнь спас, — сказал я.

— МАЛФОЙ? — опешил мой друг. — Малфой спас тебе жизнь? Ты бредишь, Гарри! — он протянул руку, чтобы потрогать мой лоб.

— Я в порядке! — резко сказал я, отдергиваясь. — Рон, тебя там не было!

Спеша, сбиваясь и горячась, я рассказал другу то, что произошло на зельях. Однако, как я ни старался, Рона это не особенно впечатлило. Он нахмурился, выслушав меня, и упрямо помотал головой.

— Знаешь, Гарри, не верю я в добрые намерения слизеринцев, — сказал он. — Все они заодно, если хочешь знать мое мнение. Ну посмотри — по словам Малфоя, порошок тебе подкинула Паркинсон. Все знают, что она от него без ума, и сделает все, что он ей ни прикажет. Наверняка она сделала это по его указке.

— Теперь уже ты бредишь, — фыркнул я. — На кой ляд это Малфою — думаешь, ему просто надоели собственные руки?

— Ты сам сказал, мадам Помфри в два счета приведет его в норму. Поди плохо — поваляться в постели пару деньков? Говорю тебе — это его расчет! Малфой сечет в зельях как никто, значит, четко знал, что класть в твой котел, чтобы он мог с этим справиться! И смотри-ка, как хорошо все получается — хорек спасает тебя, вся вина сваливается на Паркинсон, но поскольку доказать это невозможно — проверка ее палочки «приори инкантатем» ничего не даст, — все знают, что она всегда левитацией собирает свои вещи после урока. А по «Приори» один сверток с порошком отличить от другого невозможно. Следовательно, и доказательств нет, так что она не пострадает. Ты, в благодарность за спасение, проникаешься к Малфою доверием, и тут же к тебе начинает подъезжать Забини, вся такая разнесчастная — «ах, моего хорька отправили в больницу, потому что он спас тебя, Гарри! Пойдем погуляем, ты мне все расскажешь про него, как он и что с ним!» — тоненьким голоском пропищал он, изображая девушку. — Ты идешь с ней — и пожалуйста, получайте Гарри Поттера на блюдечке с голубой каемочкой! Кто знает, куда она тебя заведет? В такой туман прямо за углом может сидеть толпа Пожирателей, которые только и ждут твоего появления!

— Пожиратели не могут войти на территорию Хогвартса, Рон, — возразил я. — И потом, Блейз не звала меня пройтись — это была моя идея! — я запнулся. Вообще-то, идея была как раз ее… Но все равно, я не мог и мысли допустить, что Блейз собиралась сдать меня Пожирателям, или причинить мне какой бы то ни было вред. — И потом, Дамблдор сказал, Малфой на нашей стороне.

— Да ну, — скривился Рон. — говори что хочешь, Гарри, я в это не верю. По-моему, хорек прикидывается.

— Рон, но не мог же он обвести вокруг пальца Дамблдора!

— Хе, ты прав, у Малфоя мозгов не хватит. Но все равно, я не очень-то верю в его подвиги. Понарассказывал, небось, с три короба. Ну как он мог, по-твоему, выгнать из своего дома Волдеморта?

— Родовая магия… — начал было я, но Рон закатил глаза. Родовая магия была его больной темой.

— Ой, не смеши, Гарри! — воскликнул он. — Чушь полнейшая эта родовая магия! Не верю я, что есть что-то, что делает хорька могучим магом!

— Ты просто не видел, что было сегодня на зельях — он ведь сдержал выплеск яда, и даже без палочки! — возразил я, но Рон только снова презрительно фыркнул.

— А ты уверен, что пара его дружков не сделала за него невербально всю работу, пока он театрально отталкивал тебя от котла и все прочее? — презрительно сказал он. Я почувствовал, как во мне закипает гнев. Подозрения Рона начали меня бесить — он не желал видеть очевидных вещей, и все из-за того, что отказывался признать хоть сколько-нибудь серьезной родовую магию, и ни в какую не хотел допустить и мысли о том, что слизеринцы могут не быть злодеями.

— Тебя там не было, — повторил я. — И перестань уже обвинять Малфоя во всех смертных грехах, Рон. Неужели ты не допускаешь, что Драко изменился?

— Знаешь, Гарри, — Рон холодно посмотрел на меня, — Мне кажется, ты слишком уж его защищаешь. На твоем месте, я бы не пытался подружиться с Малфоем и клеиться к Забини, а скорее доверился бы своим НАСТОЯЩИМ друзьям, которые знают, что для тебя лучше. Но ты, видно, решил пустить нас по боку? Что ж, ладно. С этого момента можешь сам решать, кому верить, а кому нет — но знай, когда окажется, что ты ошибался, может быть уже поздно.

— Рон, я тебя не понимаю. По-твоему, я идиот, который не может отличить правду от лжи? И что это значит — «друзья знают, что для меня лучше»? Я никогда не думал, что быть твоим другом — значит бегать как собачонка за тобой и есть из твоих рук! У тебя нет права решать за меня, что для меня лучше! У меня своя голова на плечах — и если даже я совершу ошибку, это будет МОЯ ошибка, понимаешь? — вскипел я.

— Твоя ошибка может стоить нам всем жизни, придурок! — крикнул Рон, тоже распаляясь. — Только потому, что ты уперся в своего драгоценного Малфоя, и не хочешь понимать очевидных вещей!

— Для кого очевидных? — заорал я. — И это не я уперся в Малфоя — это ты так упиваешься своей ненавистью к нему, что не хочешь видеть дальше своего носа! И это только из-за того, что он слизеринец? Слизерин не Зло, Рональд!

— Волдеморт был выпускником Слизерина! Люциус Малфой был выпускником Слизерина! Тебе мало? Беллатрисса Лестрейндж! Сн… — он запнулся: проорать фамилию Снейпа как одного из воплощений Зла было бы слишком.

— И что с того? Яксли и Долохов — выпускники Рейвенкло, — резко возразил я. — И Барти Крауч младший тоже — да, тот самый, благодаря которому я попал на кладбище, прямо в лапы Волдеморту! И кстати, обряд, если помнишь, проводил милейший Питер Петтигрю — выпускник Гриффиндора! Который не погнушался выдать Волдеморту моих родителей! И я не удивлюсь, если среди Пожирателей найдутся и хаффлпаффцы. Факультет не определяет выбор человека, Рон…

— Ой, говори что хочешь, все равно больше всего Темных Магов всегда выходило из Слизерина, — фыркнул Рональд. — Каждый, кто отправляется туда — заведомо гнилой человек!

— Вот как? Значит, я тоже гнилой? — резко спросил я.

— Ты-то тут при чем?

— На первом курсе, когда нас распределяли, Шляпа всерьез предлагала мне Слизерин, — ответил я. Я никогда не говорил об этом Рону и Гермионе раньше, сам не знаю почему — стыдился наверное. Но теперь стыда не осталось — я перестал воспринимать Слизерин так, как раньше. — Но рассказы Хагрида и твои напугали меня, и я уговорил ее не посылать меня туда. Только поэтому я и попал в Гриффиндор…

— Так может тебе все-таки следовало пойти на твой драгоценный Слизерин, раз уж ты воспылал к нему такой любовью, — скривился Рон. Я похолодел. Лучший друг смотрел на меня так, словно я на его глазах превратился во что-то неописуемо мерзкое. — Может, тогда и твоя любимая Родовая Магия у тебя бы появилась по-настоящему? И твой обожаемый Снейп стал бы относиться к тебе с любовью? Обхаживал бы вас с хорьком на пару?

— Рон…

— Да пошел ты, Гарри, — неприязненно бросил он. — Хочешь общаться со слизеринцами — твое дело, но меня в это не впутывай! — и с этими словами, лучший друг повернулся ко мне спиной и быстрыми шагами устремился к портрету, за которым скрывался короткий проход в библиотеку. А я стоял и смотрел ему в след, оглушенный его резкими словами, не в силах пошевелиться, и только чувствуя, как медленно но верно закипают в глазах слезы…

Pov Драко Малфоя

Я проспал большую часть дня, и проснулся только ближе к вечеру, когда в западные окна Больничного крыла заглянул закат. Несколько долгих минут я любовался красивыми розовыми отблесками, играющими в небе, а потом мое внимание привлекли приглушенные голоса, доносящиеся из-за ширмы. Не то девичьи, но то просто детские, а может статься, и то и другое. Я прислушался.

— Я же тебе говорила, Ная, что он заколдован! Теперь ты видела? — говорил один голосок.

— Что-то я все равно сомневаюсь, Тереза, — возражал другой. — Конечно, он во сне — обалдеть, какой хорошенький, но чтоб заколдованный…

— Дуреха ты! Ясно ж тебе говорю — так всегда бывает! Я читала в книжке — заколдованная принцесса днем была злая и вредная, а ночью, когда спала, становилась опять добрая и хорошая! — убежденно заявила первая.

— Да, но он ведь не злой… Помнишь, он защищал нас от мальчишек, и водил на занятия поначалу… — Я нахмурился. Так это они обо мне, что ли, говорят? Это я — заколдованный, и обалдеть, какой хорошенький, когда сплю? (Ну, спасибо еще, что не когда сплю зубами к стенке и в наморднике…) В какой-то момент я даже растерялся — то ли встать и прекратить этот балаган, то ли уступить своему любопытству и дослушать. Любопытство победило — прогонишь их, так ведь все равно продолжат свою болтовню в другом месте, а так хоть получу представление о том, что обо мне думают первокурсницы. Да, кажется, припоминаю эту Терезу — меня еще о ней Блейз предупреждала, пробивная и нахальная девчонка, хоть и полукровка.

— «Не злой»! — передразнила подругу Тереза. — Ты что забыла, что сказала Пэнси? Что Драко Малфой разбил ее сердце, и продолжает разбивать сердца у других девчонок! Так может поступать только очень злой и бессердечный человек! Ты что, хочешь, чтобы и у Дафны сердце разбилось? Что тогда будет с Асти — прикинь, каково иметь сестру без сердца? Да она ж ее со свету сживет!

— Нет, конечно не хочу! — испугалась вторая девчонка. А я только через пару минут смог припомнить, что они, видно, имеют в виду младшую сестренку Дафны, Асторию, которая поступила в школу в этом году. А эта, вторая девчонка — видимо, Наяда Тэтчер, еще одна первоклашка. — Но только ведь «разбить сердце» — это ведь не может быть в прямом смысле? Это же значит — просто сильно обидеть, отвергнуть чью-то любовь, или что-то в этом роде…

— Дуреха! — снова убежденно фыркнула Тереза. Похоже, это ее любимое словечко. — Они же… то есть, МЫ — мы же волшебники! У нас все бывает буквально! И все эти разговоры, — она перешла на громкий драматический шепот, стараясь при этом, чтобы он звучал зловеще, — о том, что он «затащил девушку к себе в постель»! Ты разве не знаешь, зачем это делается?

— Нну… для того, чтобы спать вместе… — пролепетала Ная. — И еще лежа обниматься удобнее… — я с трудом сдержался, чтобы не хихикнуть, и попытался припомнить, а знал ли я том, чем занимаются взрослые в постели, когда поступал на первый курс? Выходило, что знал, а чего не знал, о том догадывался. Неужели есть еще настолько наивные дети, чтобы в таком возрасте не знать хотя бы приблизительно…

— Я же говорю — дуреха! — хихикнула Тереза. — Ну слушай, как все происходит! Сначала… — она сделала драматическую паузу, — он сладкими речами заманивает девушку к себе в комнату! Потом… потом он поит ее околдованным вином, чтобы ей захотелось спать! — продолжал детский голосок зловещим шепотом. — А когда она становится совсем сонной, он кладет ее к себе в зачарованную постель, чтобы она не проснулась до утра… а сам — сам берет свою волшебную палочку… И с ее помощью он вынимает сердце из ее груди! А вместо него вставляет другое, которое делает сам — оно стеклянное! И оно бьется только до тех пор, пока девушка ему нравится! А когда он ее забывает, он делает специальное волшебство и разбивает это сердце! А осколки остаются внутри и больно ранят ее — вот почему брошенные девушки все время плачут!

— А куда же тогда девается ее настоящее сердце? — спросила дрожащим голоском Наяда. В ответ снова послышался зловещий шепот Терезы:

— А живое сердце он отдает злому колдуну, который и заколдовал его, чтобы Принц добывал ему сердца девушек для его черных колдовских зелий! И пока жив колдун, заколдованный Принц так и будет разбивать сердца у девушек, потому что ему нужны все новые и новые! И только во сне…

— Подожди, — засомневалась Ная, — а как же тогда брошенные девушки не умирают? Ведь живое сердце он у них вынимает, стеклянное — разбивает… Девушки от этого должны умирать, разве нет?

— Ну конечно нет! — нашлась Тереза после секундного замешательства. — Ведь стеклянное сердце биться не может — это просто стекляшка. Все дело в заклятии, которое он накладывает, когда вставляет новое сердце — именно оно заменяет его девушке. А работает оно… Да, работает оно до тех пор, пока хоть малюсенький кусочек стекла остается в теле. Вот так вот.

— Так как же помочь им всем? — спросила Наяда, всхлипнув. — Неужели надо убить его?

— Ты что, спятила? — рассердилась Тереза. — Я ж тебе сказала — он не виноват! Он сам заколдованный! Значит надо его — что? Расколдовать!

— А как?

— Надо, чтобы его поцеловала девушка, которую он раньше любил — до того, как его заколдовали. Или нет — наоборот, надо, чтобы он ее поцеловал… Нет, все-таки она. Только вот он из-за своего заклятия и видеть ее не хочет! И только ночью во сне он становится прежним, добрым и хорошим, и все ждет свою принцессу, чтобы она поцеловала его и сняла заклятие…

— А как же мы тогда узнаем, кто она, и снимем с него заклятие? — испугалась Ная. Однако ответить Тереза не успела — скрипнула дверь, и новый голос прервал их разговор:

— А вы две, что тут делаете? А ну марш в гостиную! — ну вот, только этого мне еще не хватает. Дафна. Судя по быстрому топоту ног, девчонки убежали, а моя… ох, ладно — моя девушка, — отдернула часть ширмы и встала надо мной, критически меня осматривая. Я открыл глаза и встретил ее взгляд, вопросительно выгнув бровь.

— Что? Нравится? — поинтересовался я. Дафна поморщилась.

— Ходят слухи, что ты спас жизнь Поттеру, — без обиняков начала она.

— Я не собираюсь перед тобой отчитываться за свои действия, Дафна, — предупредил я. Она глубоко вздохнула, словно набираясь решимости перед прыжком в ледяную воду, и смерила меня ледяным взглядом.

— Вот что, Малфой, — резко сказала она, — наши отношения меня больше не устраивают. Они зашли в очевидный тупик. Так что…

— Дверь там, — фыркнул я. Она что, рассчитывала, что я буду ее удерживать? Похоже, нет — Дафна громко фыркнула и вылетела вон. Я вздохнул и откинул голову на подушку. Ну вот, очередной романчик закончился. Раньше мне это даже нравилось — но теперь я ощущал какую-то странную пустоту внутри. Я не сожалел о Дафне, но кажется, сами по себе мои недолгие романы успели мне опротиветь. Да тут еще эти бредни первокурсниц… Ну все, с меня довольно! Пора что-то менять в своей жизни!

Раздавшиеся шаги отвлекли меня от грустных размышлений — к моей кровати подошла мадам Помфри, чтобы осмотреть меня. Сняв бинты она пробормотала очищающее заклятие, чтобы удалить остатки лечебной мази, и несколько минут внимательно изучала мои руки, помахивая над ними палочкой и бормоча диагностические чары. Вообще, выглядели они уже куда лучше, — отечность спала, краснота в основном тоже, хотя кое-где кожу еще потягивало. Продолжая шептать какие-то заклятия, мадам Помфри нахмурилась.

— Ну-ка, пошевели пальцами, — сказала она мне. Я послушно подвигал в воздухе пальцами. Мускулы отозвались вспышкой боли, и я негромко охнул, когда, согнув палец, почувствовал резь на месте сустава — словно кожа лопнула на сгибе, — и почти ощутил, как по пальцу стекает кровь. Медсестра мигом поняла проблему.

— Ну что ж, основные симптомы отравления удалось нейтрализовать — остались побочные. Вот, выпей это — она протянула мне флакончик с зельем, и осторожно прижала к моим губам, так как сам я взять его еще не мог. Я послушался — по телу разлился холодок, но он был приятным, и я повел плечами, немного расслабившись. Мадам Помфри вынула из кармана своего передника бутылочку с яркой этикеткой и комок ваты, оторвала от него приличный кусок, пропитала жидкостью из бутылочки, и начала осторожно протирать целебным лосьоном мои ладони, и потом перешла к пальцам, отдельно обводя каждый суставчик и уделяя особое внимание ногтям. Закончив, она велела мне подержать руки на весу, пока не просохнет лосьон, а сама, снова выставив на столик в ногах кровати батарею склянок, пузырьков и бутылочек, стала смешивать какую-то мазь в плоской стеклянной тарелке.

Пока снадобье сохло, я потихоньку отважился снова подвигать пальцами. На сей раз неприятных ощущений было меньше, хотя ощущение сухости и стянутости кожи осталось. Медсестра снова намазала мои руки какой-то мазью — теперь уже другой, не белой, как в первый раз, а разовой, напоминающей детскую зубную пасту — и так же приятно пахнущую клубникой. Впрочем, ничего удивительного — у клубники сильные смягчающие свойства, она вполне может входить в состав. Наложив мазь, мадам Помфри снова перебинтовала мои руки — но если в тот раз бинты были плотными, и намотаны на все пальцы, словно рукавица, то теперь они были из легкой марли, и обвивали каждый палец в отдельности, так что я худо-бедно уже мог пользоваться руками. Воспользовавшись этим, я кое-как пригладил волосы, а затем решил еще немного подремать до ужина — по телу разливалась слабость после шока и отравления.

Однако моим мечтам не суждено было сбыться. Стоило мне закрыть глаза и начать дремать, как дверь палаты скрипнула, открываясь. Я невольно приоткрыл глаза, и мысленно чертыхнулся — в приоткрытую щелку просунулась лохматая голова Поттера.

— Привет, — сказал он, увидев мои открытые глаза.

— Привет, — отозвался я нехотя, однако как ни странно, поймал себя на том, что ухмыляюсь в ответ на его приветственную улыбку. — Какими судьбами?

— Да так, вот, решил тебя навестить… — замялся Гарри, подходя к кровати и бесцеремонно усаживаясь на стул рядом. — Ты как тут?

— Да вроде получше, — отозвался я, несколько теряясь. И как себя вести с Поттером, который смотрит открыто-дружелюбным взглядом, и не норовит ответить колкостью на каждое слово? В груди как-то странно кольнуло. Это было слишком похоже на дружбу — когда он пришел проведать меня не потому что оказался вынужден, а потому что беспокоился… Усилием воли я взял себя в руки, не позволяя расчувствоваться. Мы пока не друзья, мы — бывшие враги, связанные спасенной жизнью…

На мгновение мне стало нечем дышать. Ну естественно, как я мог забыть об этом! Долг жизни, будь он неладен! «Пришел, не потому что был вынужден» — как бы не так! На душе стало горько и обидно — я прикусил губу и отвернулся. Гарри встревожился, увидев перемену в моем настроении, но ошибочно решил, что все дело в моем отравлении.

— Что с тобой, тебе плохо? — спросил он. — Позвать мадам Помфри?

— Нет, не надо, — отозвался я, снова сделав над собой усилие и заталкивая вглубь сознания наивные детские мечты о настоящей дружбе. — Просто я понял, в чем причина твоего поведения, вот и все…

— О-о, — скептически протянул Поттер. — Не просветишь?

— Просвещу, — вздохнул я. — Поттер, ты о Родовой Магии слышал?

— Слышал, — к моему удивлению ответил он. — Это ты с ее помощью сегодня с котлом управился? Без палочки…

— Угу, — мрачно буркнул я. — Ладно. А о Долге Жизни ты слышал?

— Слышал, — напрягся Гарри. — Ты хочешь сказать, что я теперь твой должник?

— Ну типа того, — я снова вздохнул, и поморщился. Определенно, что-то я стал вздыхать слишком часто! Наверное, общение с Поттером на меня плохо влияет… — Вот только связь эта, боюсь, не обычная…

— Это как? — напрягся Гарри. Я скептически хмыкнул.

— Родовая Магия в этих вопросах непредсказуема, а когда она еще и переплетается с такой нестабильной связью как Долг Жизни…

— Нестабильной? Почему? — удивился Поттер.

— Да потому что она зависит от стольких факторов, что заранее предугадать ее поведение почти невозможно — просто не удается учесть все факторы. Например, в одном случае, она вызывает у спасенного чувство глубокого уважения к спасителю. В другом — наоборот, их взаимная неприязнь усилилась, и спасенный долго мучился от того, что был обязан человеку, который его спас, но был ему чудовищно неприятен. Обычно долг считается погашенным, если спасенный, в свою очередь, спасает жизнь спасителю, но зачастую связь от этого не исчезает, а становится лишь сильнее. Еще хорошо, что у тебя нет Родовой Магии. Иначе сам Мерлин бы не разобрался, какая связь могла между нами возникнуть. Родовая сила — вещь капризная, можно так влипнуть, что мало не покажется. — Я перевел дух, и с подозрением посмотрел на Поттера, который выглядел так, словно нечаянно проглотил жвачку. — Что?

— Эээ… Да нет, ничего… — смущенно пролепетал он, и вдруг выпалил: — А вот Рон, например, считает, что ты вообще все подстроил с самого начала!

Черт. Это было больно. На мгновение я даже задохнулся от острого жжения в груди — и ради этого… этого… этого бесчувственного чурбана я рисковал жизнью? Ради него я чуть не остался калекой без рук, и все ради того, чтобы услышать, что Рональд Уизли СЧИТАЕТ, что я жульничал? Ну почему этот рыжий уродец вечно встает у меня на пути? Постоянно, еще с тех пор как тогда, в поезде перед первым курсом, он смеялся надо мной и над моим именем, а Гарри принял его сторону, хотя я просто защищался от его насмешек как умел! О чем Поттер только думал — да стоило посмотреть на физиономию этого чудища, чтобы…

— Ну-ну, — выдавил я, чтобы сказать хоть что-то. Главное — ни за что не показать Поттеру, что мне больно от его слов!

— В общем, мы с ним поссорились, — спокойно сказал Гарри, словно и не заметив моей реакции. У меня рот открылся от удивления.

— Поссорились? Из-за чего — из за этого? — спросил я пресекающимся голосом. Поттер с кислой усмешкой кивнул.

— Не только, — сказал он, пожимая плечами. — Рон слишком… Упрям. Он не понимает, что люди меняются со временем. Считает, что знает, что для меня лучше. А еще обижается, что у него нет…. эээ … То есть, что ЕГО не взяли на Зельеварение.

— Фых! — я фыркнул, однако посмотрел на Поттера с сочувствием. — Да-а, Поттер, ну и дружка же ты себе выбрал… — протянул я. Поттер моментально встрепенулся.

— Не смей, Малфой! — воскликнул он. — Рон вовсе не плохой человек, и он все еще мой лучший друг! Просто у нас с ним есть… разногласия.

— «Зависть» это называется, а не «разногласия», Поттер! — припечатал я. Вообще-то, я ждал, что он кинется спорить, но Гарри погрустнел, и опустил голову.

— Может, ты и прав, — едва слышно пробормотал он, — Но не до конца. Рону просто нужно… примириться с тем, что мир не всегда такой, как нам хочется.

— Да уж, это точно… — согласился я. — Ладно, бог с ним, с Уизелом… То есть, с Уизли, — поправился я, увидев бешеный взгляд Поттера. — Лучше давай решим, что нам с тобой теперь делать?

— С чем? — удивился он.

— С магическим Долгом, дубина! — воскликнул я, «возведя очи горе». — Или ты хочешь, чтобы моя родовая магия взяла дело в свои руки, образно выражаясь?

— Это как?

— По-отте-ер! — чуть не взвыл я. — Где тебя учили, если ты не знаешь, что такое «образное выражение»? — Гарри фыркнул и засмеялся.

— Ну тебя, Малфой! Я не про образное выражение! Я имею в виду — каким образом твоя магия может «взять дело в свои руки»? — пояснил он. Я вздохнул.

— Самым разным. Наиболее вероятно — начнет воздействовать на твое подсознание — так что ты будешь постоянно на взводе, не видя меня рядом. Не знаю точно, какие будут ощущения — может, просто беспокойство, может, дискомфорт, а может, постоянное чувство вины… Выбирай, что больше нравится.

— И что с этим делать? — как-то испугано спросил он. Я вздохнул.

— Боюсь, нам придется каждый волей-неволей проводить какое-то время вместе, чтобы удовлетворить ее. В обычные дни, надеюсь, совместных уроков будет довольно, а вот в выходные… Даже не знаю. Думаю, выяснять придется экспериментальным путем.

— Может… Мы могли бы вместе делать уроки в библиотеке? — предложил Поттер. Я пожал плечами.

— Может быть. А как же твои друзья? Сомневаюсь, что даже Грейнджер достаточно разумна, чтобы вытерпеть мое общество…

— Она поймет, что это необходимо. Гермиона-то как раз все поймет. А Рон… Ну, мы и так пока в ссоре. А потом… Потом будет видно.

— Ладно. Скажи — ты ведь и сюда пришел, потому что чувствовал в этом необходимость, не так ли? — спросил я. Гарри помялся, и кивнул.

— Ну да. Только я думал, что просто благодарность, ну и стыд немножко. Я ведь тебя так и не поблагодарил, что ты мне жизнь спас.

— Ну, благодари, — хмыкнул я., улыбаясь. Поттер засмеялся, встал, оправил одежду, и, торжественно поклонившись, нацепила лицо самое серьезное выражение которое сумел.

— Драко … Ээээ… как твое полное имя — Драко Люциус?

— Драко Томас Люциус Абрахас Октавиан Магнус Галахад Максимиллиан Сен-Джон Блэк Малфой. — отозвался я, и расхохотался при виде его вытянувшегося лица.

— И ты все это наизусть помнишь? — уважительно сказал он.

— Ага. Нормальные дети в детстве стишки учат, чтобы память развивать, а я учил собственное имя, — отозвался я, все еще посмеиваясь. — Ладно, расслабься, Поттер — Драко Томас Люциус будет вполне достаточно.

— Интересно, а почему «Томас» — пробормотал он. — это в честь…

— Угу, — мрачно буркнул я. — В честь Темного Лорда — не иначе! Это ведь такое редкое имя!

— Извини, — смутился Поттер.

— Да ничего, — отозвался я. — Вот только ты мог бы и учесть, что вряд ли меня стали бы называть в его честь этим именем — он его ненавидит, настолько, что даже придумал себе другое. Сомневаюсь, чтобы ему было приятно напоминание об этом. Томасом звали маминого дядю со стороны матери — не Блэка, другого. Точнее, на французский манер — ТомАс, но у нас в Англии это не прижилось. Предполагалось, что он будет моим крестным, но он погиб за несколько дней до моего рождения.

— Ой. Его убили? — ляпнул Поттер. Я снова закатил глаза.

— Я тебя умоляю, Поттер! Нет. На него упал старый шкаф, когда он решил сделать перестановку у себя в доме. Разгребал, понимаешь, дальние комнаты, чтобы устроить гостевые, на случай, если мы решим погостить у него как-нибудь. Дл меня место освобождал, понимаешь ли. Левитировал, дубовый шкаф, и отвлекся на каминное сообщение.

— Оу. Мне жаль.

— Да ничего — я тогда еще даже не родился, я же сказал. Ладно, так на чем мы там остановились? — и я лукаво усмехнулся, отвечая на улыбку Поттера.

Может, это пока еще и не дружба, и общаться нас вынуждают обстоятельства — но кто сказал, что со временем из этого не вырастет нечто большее?

Глава 6 Маскарад на Хэллоуин

Pov Гарри Поттера

Субботнее утро выдалось холодным и промозглым — на улице зарядил мелкий дождик, так что даже предстоящий поход в Хогсмид не радовал. А мне, так и вообще радоваться было нечему — Рон все еще дулся на меня и принципиально не желал меня видеть, а Гермиона, хоть и не перестала со мной разговаривать, как он, все же иногда косилась на меня неодобрительно, хоть и с сожалением. Ну, вообще-то, ее можно было понять — ссориться с Роном, особенно теперь, когда у них потихоньку стало что-то налаживаться, ей, понятное дело, не хотелось. Я с тоской вспоминал четвертый курс, когда она поддерживала меня во время нашей с ним ссоры, — а вспоминая, как сам старался поддержать ее в прошлом году, когда у Рона был роман с Лавандой, с трудом сдерживал праведный гнев. Я-то ей помогал! Нет, вообще-то, обида моя была несправедливой, и я понимал это, но все равно, больно от нее было ничуть не меньше. Я скучал по друзьям.

На завтраке я сидел поодаль от них, угрюмо ковыряясь вилкой в тарелке, и размышляя, стоит ли вообще идти в Хогсмид? Или забить на поход и сходить навестить Хагрида, потом наведаться в больничное крыло к Малфою, чтобы удовлетворить свое чувство Долга, как он это окрестил, а потом засесть в Библиотеку и написать очередное исследование для Дамблдора? Все бы хорошо, но у сегодняшнего посещения Хогсмида, по крайней мере, для меня, была и более прозаичная цель, чем обычное развлечение — я неожиданно обнаружил, что у меня заканчиваются синие чернила, да и перо не мешало бы обновить. А еще — получше запастись пергаментом. Я, конечно, закупился летом, но, признаться, мои запасы кончались быстрее, чем я рассчитывал, благодаря тому, что объемы письменных работ для Дамблдора были просто непомерными, и уменьшаться не собирались. В общем, как ни крути, а придется идти в деревню за канцелярскими принадлежностями. Вот только если раньше мы ходили втроем — ну или в худшем случае вдвоем, — то теперь мне придется топать одному. Ох, вот Малфой бы порадовался в прежние времена! Так и слышу его ехидный голос «Ох, бедняжку Поттера бросили друзья!». И ведь прав был бы, мерзавец…

— Доброе утро, Гарри! — рядом со мной на скамейку за столом бесцеремонно уселась Джинни. — Ты чего такой невеселый? — спросила она, пододвигая к себе тарелку, и потянулась к кофейнику. Сам не знаю почему, но от ее присутствия мне вдруг стало легче, и я благодарно улыбнулся девушке.

— Да так, — ответил я на ее вопрос, пожав плечами. Проследив направление моего взгляда, Джинни поджала губы, и неодобрительно покачала головой, глядя на Рона.

— Ну что, мой братец все еще ревнует? — спросила она. Я, как раз положив в рот кусочек яичницы, чуть не подавился ей.

— В каком смысле — ревнует? — выдавил я, тщетно пытаясь не закашлять. Джинни хмыкнула, и, вытащив палочку, пробормотала «Анапнео», направив ее на меня. Я мигом почувствовал облегчение — яичница проскочила, и, кашлянув для порядка еще разок, я смог вздохнуть свободно. — Что ты имеешь в виду? — спросил я тут же.

— Мерлин, Гарри, ну что ты как ребенок! — закатила глаза Джин. — Неужто непонятно? Ты в свое время отверг дружбу Малфоя ради Рона. Теперь он боится, что ты можешь поступить наоборот. Не знаю, почему так происходит, но почему-то Рон с возрастом не меняется, и никак не может понять того, что меняются другие. И еще… Мне кажется, его обижают именно эти самые перемены — он не может понять, почему и зачем они, ведь всем и так было хорошо, и ему хочется, чтобы все оставалось по-прежнему, так как он привык, просто и понятно… Но ведь в жизни так не бывает, — она как-то невесело усмехнулась и пожала плечами, накладывая себе яичницу, и тоже без особого аппетита принялась ковырять вилкой в тарелке. — Знаешь, — вздохнув, сказала она, — Я люблю Рона, но иногда мне кажется, что его доля ума досталась мне. Не в смысле, что я такая умная, а в смысле, что ему его не досталось совсем.

— Рон не глупый! — запротестовал я. — Он просто… Просто не повзрослел еще.

— В такие времена, как сейчас, это недопустимо, — как-то резко сказала Джинни, а потом, чуть смягчившись, тряхнула головой. — И вообще, ну его на фиг. Как у тебя дела с Блейз?

— Ну… — я смутился. Как-то неловко было говорить с Джинни о своем новом увлечении, хотя я и знал, что она прекрасно поймет меня. — У нас все… Потихоньку.

— «Потихоньку»!? — Джинни скривилась. — Гарри, вам по семнадцать лет! Когда еще будет время для страстных романов, как не сейчас?

— Ну… Я не знаю. Считаешь, мне нужно пригласить ее на свидание?

— Считаю, тебе нужно было сделать это еще три недели назад! — фыркнула она. — Ну, может быть, две недели. Ты слишком тянешь. Чего ты боишься?

— Ну… Не знаю, — отозвался я. — Того, что она не захочет со мной встречаться?

— Не глупи, — снова фыркнула Джинни. — Если бы Блейз не хотела с тобой общаться, она бы уже давно тебя отшила. И потом, надо быть слепым, чтобы не заметить, как она порой поглядывает на тебя.

— И как же? — заинтересовано спросил я, тщетно пряча радостную улыбку. Джин вернула ухмылку, и подмигнула.

— Как кошка не блюдце сметаны, — отозвалась она, и я не сдержал смешка, представив себе пушистую рыжую кошку, подбирающуюся к блюдечку с густой белой сметаной, облизывая усы.

Тряхнув головой, я отогнал видение, и посмотрел через проход туда, где за слизеринским столом виднелась рыжеволосая головка Слизеринской Принцессы. Блейз выглядела грустной, и какой-то потеряно-одинокой, возможно, из-за отсутствия рядом самоуверенного, язвительного Малфоя. Но все же, несмотря на это, при виде ее у меня в груди возникло странное приятное ощущение тепла, и губы сами расползлись в улыбке.

— Ты ей определенно нравишься, Гарри… — полушепотом сказала Джинни, и в голосе ее, к моему удивлению, прозвучали интригующие нотки. — Не медли, иначе упустишь свое счастье…

— Я… Я подумаю, — отозвался я, не желая откровенничать на эту тему, но твердо решив для себя, что при первой же возможности предприму что-нибудь для того, чтобы сблизиться с Блейз теснее. Внезапно перспектива отсутствия друзей рядом во время похода в Хогсмид перестала казаться грустной. Я радостно ухмыльнулся, и с неожиданно проснувшимся аппетитом налег на яичницу, пока она не успела окончательно остыть.

Быстренько расправившись с завтраком, я пожелал Джинни приятного аппетита, и убежал из зала, намереваясь успеть до выхода в Хогсмид проведать Малфоя. В принципе, я не то, чтобы так уж сильно в этом нуждался, однако вчера вечером я проконсультировался с Гермионой, после того как Рон пошел спать, и выяснил, что слизеринец говорил сущую правду. Родовая магия, особенно примененная для спасения жизни, действительно усложняла дело. Более того, как сказала Гермиона, в нашем случае моя собственная родовая магия, хоть и неподвластная мне в такой степени, как Малфою, могла еще больше все запутать, усиливая эффект. В общем, рисковать не стоило — тревога и беспокойство за Драко, внушаемые чувством Долга, способны были и с ума свести, если их долго игнорировать.

Малфой, выглядевший уже совсем здоровым, если не считать все еще забинтованных рук, неловко держа вилку затянутыми в бинты пальцами, с аппетитом поглощал завтрак с придвинутого к нему столика, который раньше стоял в ногах кровати.

— Привет, Малфой, — сказал я, подходя к его кровати и без церемоний усаживаясь верхом на стул, стоящий рядом. Драко кивнул, но заговорил только после того, как прожевал то, что было во рту, и сделал глоток апельсинового сока, чтобы запить.

— Привет, Поттер, — протянул он, окидывая меня придирчивым взглядом, чуть склонив голову на бок. Я поднял брови.

— Ну что, увидел что-то интересное? — спросил я. Малфой пожал плечами и слегка поморщился.

— Да вот, пытаюсь понять, по какому принципу ты подбираешь себе вещи, — отозвался он. — Часть твоей одежды велика тебе минимум на три размера, не считая мантии — это единственный приличный предмет во всем твоем наряде.

— О, ну… — я замялся. Да уж, кто-кто, а Малфой всегда выглядел великолепно, и одевался с иголочки — и как он умудрялся даже в больничной пижаме выглядеть так, словно она сшита на заказ? Хотя что-то не припомню шелковых пижам в больничном крыле — наверное, это его собственная. Видимо, его вечером навещал кто-то из слизеринцев, и принес ее — скорее всего, Дафна, она же его девушка. — Большая часть моей одежды мне досталась от моего кузена, — сказал я все еще ждущему ответа Малфою. — А он, и правда, больше меня размера на четыре. Это его старые вещи, которые ему уже малы.

— Ну-ну… — скептически пожал плечами слизеринец. — Тогда неудивительно, что школьная форма — единственная приличная одежда в твоем гардеробе.

— Неправда! — оскорбился я. — У меня есть несколько свитеров, которые мне дарила Миссис Уизли.

— Самодельные свитера? — насмешливо фыркнул Малфой, но, увидев мой разъяренный вид, посерьезнел, скорчив гримасу долготерпения. — Я не против их сентиментальной ценности, но это не заставляет их смотреться лучше, чем есть, — сказал он. — Можно носить их дома, когда ты среди своих, или в холодную погоду, когда все равно, что напялить, — лишь бы согреться. Но выходить в них в свет я бы не рекомендовал. Ты ведь не так уж беден, Поттер — почему ты не купишь себе нормальную одежду?

— Не знаю, — ответил я, пожав плечами. — Не задумывался об этом. И вообще, просто как-то с трудом представляю, как заявлюсь в магазин одежды, чтобы выбрать себе что-нибудь. И потом… Не знаю, Рон всегда считал, что я одеваюсь нормально, а Гермиона просто не говорила об этом…

— По-ооттер!!! — закатил глаза Малфой. — Нашел на чье мнение полагаться! Ты бы еще у Хагрида совета спросил! Да Уизли одевается ненамного лучше тебя. Ну а Грейнджер… Ладно, ей простительно — она девушка.

— Да ну тебя, Малфой! — рассердился я, мысленно сделав заметку еще как-нибудь поднять эту тему. Раз уж волей-неволей нам придется общаться, надо этим воспользоваться (редкостно слизеринский подход, кстати). — Я сюда не о шмотках трепаться пришел!

— Да ну? — поднял бровь слизеринец. — А зачем тогда?

— Ну… Ты сам сказал, — надо каждый день какое-то время проводить рядом, — ответил я. На сей раз обе тонкие серебристые брови Малфоя поползли вверх, — от удивления.

— Ты … Ты мне веришь? — проговорил он. — Я думал, мне неделю придется тебя убеждать, а потом еще две — самому за тобой бегать и показываться тебе на глаза, чтоб ты с катушек не съехал. С чего такое доверие?

— Ну… Вообще-то, я не то чтобы сразу поверил… В общем, я поговорил с Гермионой, и она подтвердила, что все так и есть.

— Ради Мерлина, Поттер! Что Грейнджер может знать о Родовой Магии — она же… Маглорожденная!

— Они читала какой-то труд самого Слизерина на эту тему, — ответил я, приятно удивленный тем, что с малфоевского языка не слетело привычное «грязнокровка». Конечно, он давно уже старался не бросаться этим словом направо и налево, но привычка есть привычка…

— А-а, — хмыкнул он. — Ну-ну. Труд Слизерина — это, конечно, хорошо, но чтобы понять Родовую Магию до конца, ее надо чувствовать, а маглорожденным и полукровкам это не дано, — без обид, Поттер, это факты а не оскорбления.

— Да я и не обижаюсь, — пожал плечами я. — Ну, в общем и целом, Гермиона подтвердила, что все именно так как ты сказал, и что чувство долга может свести меня с ума, если я буду игнорировать симптомы. Только я одного не понимаю…

— Ну, валяй, рассказывай, попытаюсь объяснить, — милостиво сказал Малфой, снова берясь за вилку.

— На третьем курсе я спас жизнь Питеру Петтигрю, по прозвищу Хвост, — сказал я. — И Дамблдор сказал, что он теперь мой должник. Разве это не значит, что он тоже должен ходить за мной, и всячески за меня беспокоиться? А он наоборот, пытался… нет, не убить, но именно он проводил обряд возрождения Волдеморта, что, как ни крути, на пользу мне не шло…

— Хм… — задумчиво протянул Малфоя, прожевав яичницу, и снова сделав глоток сока. — Ну, вариантов может быть несколько. Во-первых, что именно ты сделал? Заслонил его от смертельного удара, исцелил смертельную рану, или что-то еще в этом же духе?

— Нет… Я просто попросил… Точнее, я сказал Сириусу и Люпину не убивать его. Они хотели расквитаться с ним за моих маму и папу, но я не позволил.

— Почему? — ошеломленно спросил Малфой. Я пожал плечами.

— Потому что живой Петтигрю был доказательством невиновности Сириуса, — сказал я, погрустнев. — И если бы нам удалось сдать его властям, Сириусу не пришлось бы скрываться, и мы могли бы… Он мог бы забрать меня из дома Дурслей, и я бы жил у него. А так… — Я вздохнул. Малфой помолчал несколько минут с серьезным и даже чуточку сочувствующим видом.

— Дурсли — это те маглы, у которых ты живешь летом? Они твои родственники? — спросил он наконец. Я кивнул.

— Да. Тетя Петуния — сестра моей мамы, — ответил я. — А других родственников у меня нет.

— Так уж и нет? — прищурился он. — Хм… насколько я помню историю Магической Британии, Поттеры были довольно большим родом… Не может быть, чтобы от него остался только ты — должен быть кто-то еще. Вот только почему они не объявились до сих пор, узнав твою историю, вот это вопрос… Надо будет дома в библиотеке порыться, поискать генеалогические древа — может, что прояснится… Если ты хочешь, конечно.

— О. Даже не знаю, — отозвался я. Родственники. С одной стороны — конечно, мне хотелось найти родных, а с другой… Они не могли не слышать обо мне, и не понимать, кто я, и что происходит… однако за семнадцать лет так и не появились, не дали о себе знать — значит, я им не нужен…

— Ладно, ты подумай об этом, — вздохнул Малфой. — И не спеши расстраиваться, может, ты и вправду последний остался.

— Угу, — кивнул я. Хорошее утешение, ничего не скажешь…

— Ну а касательно Хвоста, думаю, что тут все гораздо проще. Долг долгу рознь, Поттер, и я тебе уже говорил еще вчера, что все зависит от стольких факторов, что их все учесть невозможно. Вот взять ваш случай — ты ведь спас его не потому, что пожалел, переживал за него, и хотел ему помочь, так ведь?

— Ну да, — кивнул я. — Он был нужен, чтобы оправдать Сириуса. И потом, я не хотел, чтобы из-за этой мрази Сириус и Люпин стали убийцами. И еще… — я замялся. С одной стороны, признаваться в некоторой кровожадности хотелось не очень, а с другой, хотелось понять, что к чему, а это могло оказаться важным. — И еще я думал, что быстрая смерть — это слишком мало для него, за то, что он сделал — предал моих родителей, потом подставил Сириуса… Я хотел, чтобы он помучился, — признался я. — Власти отдали бы его дементорам… Признаться, я считал, что если и есть кто-то, кто заслужил Поцелуй — то это он.

— Ну вот тебе и ответ, — пожал плечами Малфой. — Ты спас его из корыстных и мстительных побуждений, не волнуясь о нем — это раз. Ты не применял никакой магии, не говоря уже о родовой, которой у тебя вообще нет. И даже если бы и была, в тринадцать лет, да еще и не в доме своего рода — ты бы не смог ее использовать при всем желании. Это два. Твои действия хоть и спасли его, не принесли бы ему ничего хорошего — это три… Да, связь у вас слабенькая, мягко говоря. Именно поэтому он и смог причинить тебе вред. Думаю, он в принципе способен сделать с тобой почти все, ну, может, не убить. И то, сомнительно. Ваш Долг почти не подкреплен магически, хотя, конечно, не только на совесть опирается… В общем…

— В общем, понятно, — кивнул я и вздохнул. С минуту мы оба молчали. Он, рассеяно крутя в руке вилку, водил ей по своей тарелке, вырисовывая какие-то непонятные узоры из остатков яичницы, а я просто сидел, задумавшись о своем, вспоминая Сириуса, тогда, в Визжащей хижине, когда увидел его впервые — грязного, оборванного, изможденного, но все равно готового отбиваться от целого мира… Ох, Сириус, Сириус…

Из кабинета мадам Помфри раздался звон посуды — видимо, медсестра что-то уронила, — и он заставил меня опомниться. Малфой, изредка поглядывая на меня, продолжал вилкой создавать из остатков своего завтрака «шедевр живописи», перекладывая кусочки яичницы и бекона по тарелке в ему одному понятном порядке. Я усмехнулся, взглянув на его творение, и вздохнул.

— Ну ладно, мне пора, пожалуй. Через пятнадцать минут в Хогсмид начнут выпускать, а мне еще надо сменить мантию на куртку, — сказал я, вставая со стула. — Кстати, может, тебе что-нибудь принести оттуда?

— Нет, спасибо, — с улыбкой покачал головой Малфой. — Спасибо за предложение, но я уже попросил Блейз купить все, что мне нужно.

— А-а, — кивнул я. — Ну ладно. Я пойду тогда? Я еще загляну вечером.

— Ладно, — кивнул он.

Как я ни торопился, я чуть не опоздал к выходу в Хогсмид, и когда, запыхавшись, выскочил из дверей школы и опрометью подбежал к концу очереди, до меня оставалось всего лишь несколько третьеклашек из Хаффлпаффа, которые тут же в восхищении уставились на меня и зашушукались.

— Твое разрешение просрочено, Поттер! — прокаркал Филч, упершись мне в грудь костлявым пальцем, когда подошла моя очередь. — Ты не можешь выйти из школы без разрешения опекуна!

— Что?! — возмутился я. — Да какое еще разрешение — я совершеннолетний! Мне уже есть семнадцать!

— Мда? — нахмурился Филч, бросив взгляд на зажатую в руке деревяшку с приделанной к ней стрелкой, которая клонилась то вправо, то влево — все знали, что это и есть его знаменитый детектор лжи, который он непонятно какими правдами и неправдами раздобыл в прошлом году. Сейчас стрелка показывала на правую часть дощечки, окрашенную в зеленый цвет. — Хм, странно… Ты не врешь… Ладно, иди — и чтоб духу твоего тут не было через пять минут!

— Да, сэр, — мигом отозвался я, и, проскользнув под его вытянутой рукой, устремился к проходу на деревянный крытый мост, ведущий к тропе в Хогсмид. Я уже собирался ступить на него, когда сзади меня позвал запыхавшийся голос:

— Гарри! Эй, Гаррри! — я обернулся — мне махал рукой Невилл Долгопупс, который, тяжело дыша, стоял возле Филча. Завхоз быстро проверил список, и, ворча, затопал прочь — мы с Невиллом оказались последними, кто выходил в Хогсмид сегодня. — В последнюю минуту я вспомнил, что забыл кошелек под подушкой, — доверительно сообщил мне Невилл, пока мы шагали по мосту, стуча подошвами по деревянному полу. — А ты почему один? Я думал, Рон и Гермиона тебя подождут, даже если ты и задержался.

— Ээээ… Нет, они… Они ушли раньше, — отозвался я, сглотнув комок в горле.

— О! — Невилл все понял по-своему, и дружески хлопнул меня по плечу. — Понимаю, ты не хочешь мешать их свиданию! Здорово, значит — ты сегодня один? Так пошли вместе! Я собираюсь в «Сладкое Королевство», а потом, еще, наверное, во «Флориш и Блоттс»…

— Ох… Невилл, ты не обижайся, пожалуйста, но у меня были кое-какие другие планы на сегодня, — осторожно сказал я.

— Да не вопрос, Гарри, можно пойти, куда ТЫ хочешь, — отозвался он. МЕРЛИН, ну и как мне отвязаться от этого доброхота?!

— Прости, просто я… Я собирался кое с кем встретиться, и…

— Елки-иголки, что ж ты сразу не сказал! — рассмеялся Невилл. — Говорил бы прямо — «отвали, Догопупс, у меня свидание»!

— Оу, ну, у меня не то чтобы свидание, — смутился я, однако на душе полегчало от того, насколько легко Невилл воспринял ситуацию. — То есть, я не пригласил девушку заранее, просто надеялся, что если встречу ее в Хогсмиде, то смогу уговорить погулять со мной.

— А-а, — кивнул Невилл. — А кто она — не секрет? Извини, не мое дело, конечно… Просто, поговаривали, ты встречаешься с Джинни?

— Да нет, мы расстались еще в конце лета, — отозвался я. — А ты что, заинтересован?

— Я? Нет. Терри Бут заинтересован. А еще Смит вроде к ней подкатывал, но Джинни дала ему от ворот поворот, — ответил Невилл. — Я не хочу сплетничать, просто считал своим долгом тебя предупредить… Бут от нее просто так не отступится, он твердо решил добиться ее после ее разрыва с Дином. Если он подумает, что вы встречаетесь…

— Я не боюсь Терри Бута, Невилл, — хмыкнул я, — Тем более, что все равно не встречаюсь с Джинни. Но мне все равно не кажется, что с ней у него что-нибудь получится.

Остаток пути мы проговорили о занятиях (в основном об уроках Дамблдора), о квиддиче и немножко о девушках. При входе в Хогсмид мы расстались — Невилл отправился в «Сладкое Королевство», а я, пристально оглядываясь вокруг в поисках рыжей девичьей головки, поплелся к «Писаро» за перьями, чернилами и пергаментом. Один раз я вроде заприметил в конце улицы девушку с длинными рыжими волосами, о чем-то болтающую с другими девчонками, и у меня ёкнуло сердце, но в следующий момент я разглядел грффиндорский шарф, и, разочарованно вздохнув, ограничился тем, что помахал Джинни рукой.

Купив все канцелярские принадлежности, я еще с четверть часа просто бесцельно болтался по Хогсмиду, тщетно разыскивая Блейз. Пока мы шли к деревне с Невиллом, немного распогодилось, дождь перестал, и теперь временами даже проглядывало на пару минут солнышко. Наконец, устав шататься по деревне просто так, я направился к «Сладкому Королевству», намереваясь купить что-нибудь из сладкого, чтобы чуточку подсластить себе жизнь. Выбор в лавке, как всегда, был огромен, так что принять решение оказалось не так-то легко. Выбрав несколько своих любимых лакомств (побольше, чтобы хватило до следующего похода), и несколько новинок (по чуть-чуть, чтобы попробовать), я расплатился, и уже собирался уходить, когда меня вдруг кто-то похлопал по плечу сзади.

— Привет, Гарри! — сказал знакомый голос, и я обернулся так стремительно, что уронил на пол пакет со своими покупками. Улыбающаяся так, что, казалось, освещает своей улыбкой всю лавку, Блейз негромко засмеялась.

— Привет! — воскликнул я, расплываясь в ответной улыбке. — А ты тут какими судьбами?

— Как и все, — хмыкнула она, дернув плечиком, и продемонстрировала пакет, похожий на мой. Я усмехнулся, и, кивнув, наклонился, подобрал свой, уменьшил и сунул в карман. — Затаривалась за двоих — за себя и за Дрея. — Я хихикнул, услышав такое сокращение имени Малфоя, а Блейз сделала страшные глаза. — Только не называй его так — убьет, — посоветовала она. — Он это терпит только от близких друзей, и то через раз.

— Учту, — хмыкнул я, про себя подумав, что я вряд ли готов звать Малфоя хотя бы по имени, не говоря уже про сокращения. — Ну так… А ты тут одна?

— Ну да, — кивнула она. — Сюда-то мы шли всей толпой, а потом разбрелись…

— И чем собираешься заняться?

— Не знаю, — она пожала плечами. — Вообще-то я собиралась возвращаться в замок — гулять в одиночку удовольствие небольшое, да и погода не так, чтобы очень. Вон опять тучи собираются. А что, есть предложения?

— Ну, в одиночку, и правда, гулять не особенно приятно, — кивнул я. — Так может… Может, погуляем вдвоем?

— Осторожнее, Гарри, — хихикнула она. — Погулять по лабиринту — это одно, а в Хогсмиде — это уже серьезнее… Нас могут увидеть вместе.

— Мне все равно, — пожал плечами я. — Пусть видят. А что, ты не хочешь, чтобы тебя видели со мной?

— Нет, ну что ты! — всплеснула руками Блейз. — Вовсе нет! Я думала, это тебе может быть неприятно, если твои друзья нас увидят…

— Да я… Я с ними, вроде как, в ссоре, — отозвался я, смущенно. — Точнее, с Роном.

— Оу. Мне жаль. Это из-за меня, да? Из-за того, что произошло вчера?

— Нет, ты тут ни при чем, — поспешно заверил ее я. — В основном это из-за Малфоя, и еще из-за того, что Рон никак не повзрослеет, и не поймет, что мир не делится на плохих и хороших людей. И что человек вовсе не обязательно плохой, если он ему не нравится.

— А что Грейнджер? — спросила Блейз.

— Эй, вы, двое! Не загораживайте проход! — сердито крикнул нам хозяин лавки, заставив нас вспомнить, что мы стоим посреди магазина.

— Ой, и правда, — спохватился я. — Извините, мы уже уходим! — крикнул я ему, и снова повернулся к Блейз. — Пошли пройдемся?

— Пошли, — легко согласилась она, тоже уменьшив свой пакет и сунув его в карман.

Гулять с Блейз по лабиринту было здорово, но гулять по Хогсмиду, разглядывая витрины, и болтая одновременно ни о чем, и обо всем, на что падал глаз, оказалось просто потрясающе! Если в Саду Изгородей мы обсуждали школьные дела, квиддич, иногда однокурсников и учителей, потому что ничего иного просто не шло на ум, то теперь мне казалось, что все условности исчезли. Мы шутили, смеялись, обсуждали витрины магазинов и рассказывали смешные истории, говорили про книги и музыку, растения и животных… Блейз рассказала, что записалась на курс анимагии, а я рассказал ей про отца. Сам я, как ни странно, никогда не думал стать анимагом — трансфигурация не мой конек, да и, честно говоря, я слабо представлял себе, как смогу приспособиться к иному облику. К тому же мое обличье не было для меня тайной — я нисколько не сомневался, что, как и отец, стал бы оленем — недаром у меня такой Патронус. Не то чтобы мне это не нравилось, но особого проку я в том не видел.

Мы бродили по деревушке, наверное, не меньше часа, болтая и любуясь достопримечательностями. За прошедшие четыре учебных года, что мы посещали эту деревушку, мы оба уже давно успели изучить их вдоль и поперек, однако было что-то необычно захватывающее и увлекательное в том, чтобы осматривать их вместе — мы словно открывали их заново, а заодно и лучше узнавали друг друга. Так мы гуляли до тех пор, пока небо снова не затянули тяжелые тучи, и не полил дождь. На улице мигом похолодало, и моя ветровка слабо спасала от этого. Изящная мантия Блейз тоже, похоже, больше защищала от ветра и дождя, чем от холода — девушка побледнела и дрожала.

— Давай зайдем куда-нибудь, посидим, — предложила она. Я огляделся — но поблизости было только злосчастное кафе мадам Паддифут, где прошло мое первое и последнее, неудачное свидание с Чжоу. Однако дождь припустил еще сильнее, к тому же задул ветер, швыряя нам в лицо потоки воды. Выбирать не приходилось, и я потянул Блейз в сторону кафе.

Чайная мало изменилась с тех пор, когда я был здесь в тот единственный раз — все те же маленькие столики, оккупированные влюбленными парочками, повсюду изобилие розового цвета, кружева и сердечки. Я поморщился — обстановка по-прежнему отвратительно напоминала кабинет Амбридж, и была сладкой до тошноты. Блейз ошеломленно оглядывалась кругом. Народу в кафе было немного — несколько парочек, поглощенных друг другом, и ни на что больше не обращающих внимания.

— Гарри! — потрясенно выдохнула она, поворачиваясь ко мне. На лице девушки перемешались удивление и плохо скрытое отвращение. — Надеюсь, это не твое любимое заведение? Извини, но оно просто ужасно.

— Я знаю, прости, — покаянно вздохнул я, поморщившись. — На самом деле, я был здесь всего однажды, на пятом курсе. Просто сейчас это было ближе всего, а дождь разошелся не на шутку. Я и забыл, как здесь мерзко, — добавил я вполголоса. Блейз хихикнула.

— А как ты тут оказался в прошлый раз? — поинтересовалась она.

— Ох. У меня… было свидание с Чжоу Чанг, — смутившись, отозвался я. — Ну, не то чтобы свидание — совместный поход в Хогсмид… В общем, мы замерзли, и я предложил где-нибудь посидеть, а она и привела меня сюда.

— Мда… Надо же, а я всегда думала, у Чанг неплохой вкус… — хмыкнула Блейз.

— Хотите поворковать, мои голубки? — к нам спешила сама хозяйка заведения, сияя радушной улыбкой. Я мысленно застонал, и, поймав взгляд Блейз, вопросительно поднял брови. Слизеринка кинула взгляд за окно, где с трудом можно было различить окружающие дома из-за плотной пелены дождя, и содрогнулась.

— Ну, в такую погоду, я предпочту какую-никакую крышу над головой, — сказала она, и обратилась к хозяйке: — В вашем заведении можно заказать что-нибудь согревающее?

— О, у меня большой выбор! — радостно защебетала мадам Паддифут, любезно, но настойчиво провожая нас к столику у окошка, к счастью, не на самом виду. — Множество сортов чая, кофе, какао — все, что пожелаете! Есть чудные пирожные, конфеты, мороженое…

— Мороженое — это вряд ли, — хмыкнул я, заклинанием высушив промокшую ветровку, и наблюдая, как Блейз проделывает то же самое со своей мантией.

Мы заказали на двоих чайничек чаю с малиной, какие-то пирожные, и продолжали болтать, на сей раз про свою личную жизнь. Помню, в прошлый раз, когда Чжоу пыталась сделать то же самое, рассказывая мне о Седрике и о том, кто еще ее приглашал, меня это смущало и раздражало. Но теперь, выслушивая от Блейз историю о ее неудачном походе с Теодором Ноттом на Святочный Бал, я смеялся до слез, когда девушка, посмеиваясь, рассказывала о его манере танцевать и говорить, пересыпая рассказ собственными уморительно забавными комментариями. Да уж, как ни крути, а общаться с веселой, подшучивающей над прошлым Блейз было куда приятнее, чем с Чжоу, у которой глаза вечно оказывались на мокром месте. Я рассказал ей о нашем свидании с Чанг, и Блейз в свойственной ей ехидной манере прокомментировала ее поведение, так что я снова захихикал, тщетно пытаясь сдерживаться ради остатков уважения к Чжоу. Впрочем, о Джинни она, напротив, отозвалась довольно дружелюбно, что меня несколько удивило.

Потом разговор плавно перетек на другие темы — снова любимые книги, и прочие увлечения. Я был удивлено, когда узнал, что Блейз неплохо знакома с магловской литературой, а так же осведомлена о кино и прочих достижениях немагического населения.

— А чему ты удивляешься, Гарри? — хмыкнула слизеринка. — На самом деле, чистокровные не все полностью оторваны от магловского мира, как стараются показать. Вот Малфои например — Мерлин, да у них даже есть место в Палате Пэров, если не ошибаюсь! Правда, его уже несколько веков почти не использовали — заклятие Конфундус, чтобы маглы не спохватились, — но тем не менее, если приспичит, лорд Малфой вполне может занять там кресло. А что до кино и современной литературы, так это я в Бразилии подхватила, — пожала плечами она. — Ездила летом к матери, второй год подряд, а там ее пасынок, Диего, на полтора года меня старше… Как узнал, что я никогда не слышала о его любимых фильмах, не успокоился, пока не затащил в кинозал, который дон Родриго оборудовал в ассиенде специально для него. А потом надавал мне советов о том, какие книги почтить. Не могу сказать, что мне все понравилось, но есть и совершенно потрясающие вещи.

— Да, тут не поспоришь, — согласился я, вспоминая, как летом перед третьим курсом, пока торчал месяц на Тисовой, добрался до магловких книг, остававшихся в моей комнате еще с тех времен, как она была второй спальней Дадли. Списки новых учебников мне тогда еще не прислали, а по старым я учился весь год и видеть их не мог, так что пришлось волей-неволей взяться за то, что было под рукой. За чтением я коротал время со скуки, если меня сажали под замок, и продолжалось это до тех пор, пока я не сорвался оттуда после приезда тетушки Мардж, Романы Диккенса мне понравились, хотя и были местами скучноваты. Шекспир впечатлял… А «Властелина Колец» я прочитал залпом меньше чем за неделю, сам себе в тот момент напоминая Гермиону. Зато с тех пор не упускал случая перечитать любимую книгу, когда оказывался снова заперт у дорогих родственников. Правда, надолго мне ее не хватало, да и знал я ее уже почти наизусть, но все равно подумывал как-нибудь приобрести себе личный экземпляр.

Внезапно дверь в кафе распахнулась и внутрь ввалились мокрые и замерзшие Рон и Гермиона. Улыбка исчезла с моего лица при виде побледневшего Рона, и открывшей рот от удивления Гермионы, когда они увидели нас. Я напрягся, когда мои друзья прошли между столиками, направляясь к нашему. Ой, что сейчас будет… Однако они просто присели за столик через один от нашего. Рон демонстративно отвернулся от меня, предварительно одарив таким презрительным взглядом, что я невольно содрогнулся, чувствуя себя одновременно смущенным и несчастным. И тут Блейз, словно почувствовав мое состояние, протянула руку и накрыла своими тонкими изящными пальчиками мою ладонь.

— Мы можем уйти, если хочешь, — негромко сказала она. Я посмотрел на ее встревоженное лицо и покачал головой.

— Нет, не стоит. На улице еще ужас что творится, а времени до возвращения полно, — сказал я, и, перевернув руку ладонью вверх, в свою очередь сжал ее ладошку в своей. — Все нормально, — произнес я одними губами.

— Ты уверен? — она казалось, отнюдь не была убеждена.

— Да, — уже громко сказал я. — Настоящие друзья должны принимать друг друга такими, какие они есть, а не пытаться переделать друга под себя. — Рон снова обернулся ко мне, побагровев, и дернулся было, чтобы встать, но Гермиона удержала его, и бросила на меня умоляющий взгляд. Я кивнул и отвернулся.

— Знаешь, я все-таки не думаю, что оставаться здесь — хорошая идея, — сказала Блейз, поглаживая кончиками пальцев внутреннюю сторону моего запястья. — Дождь вроде утих, но я сомневаюсь, что при таком раскладе он скоро кончится. Да и времени у нас не так уж и много, ведь надо еще дойти, а это нелегко в такую погоду. Дорога скользкая от грязи.

— Да, наверное, ты права, — отозвался я. — Сейчас расплачусь и идем.

— Может, давай вместе? — предложила она, но я помотал головой.

— Нет уж. Я могу себе позволить сводить девушку в кафе, — сказал я, улыбнувшись ей, без всякой задней мысли, но тут же наткнулся на негодующе-презрительный взгляд Рона. Он так и пыхал ненавистью — настоящей, неприкрытой, от которой у меня похолодело внутри. Я с опозданием сообразил, что в свете нашей ссоры мои слова могли перекликаться с тем, как постоянно издевался над семейством Уизли и их бедностью Малфой. Я вздохнул и попросил счет.

Pov Блейз Забини

Последние пару недель я чувствовала себя просто до неприличия счастливой! Все началось с той чудесной прогулки с Гарри в Хогсмиде — Мерлин, кто бы мог подумать, что он окажется таким потрясающим собеседником! Правда, интерьер в кафе, в которое мы зашли, был отвратительный — я всегда терпеть не могла все эти гламурно-розовые сердечки-розочки-бантики-кружавчики, — зато чай был вполне ничего, да и общество Поттера скрашивало неудобства. Конечно, появление Уизела и Грейнджер малость подпортило нам настроение, однако по дороге в замок мы все-таки смогли немного развеять облако грусти, и расставаясь, были оба весьма довольны прошедшим днем.

Навестив Драко в Больничном крыле, я получила еще одно потрясение. Братишка выглядел своем здоровым, и даже весьма довольным жизнью — впрочем, последнее было совсем не удивительно. На противоположной стороне палаты, через проход и дальше от входа, обнаружилась Джинни Уизли. Как оказалась, гриффиндорка сломала ногу во время возвращения из Хогсмида пару часов назад, и теперь вынуждена была остаться на ночь в больничном крыле. Вообще-то, я сомневалась в разумности того, чтобы оставлять симпатичную девушку ночь в одной комнате с уже практически поправившимся Малфоем… Однако Драко пояснил, что ночью в этом случае вокруг кровати устанавливают ширмы с наложенным заклятием недосягаемости, так что это вполне благопристойно. А впрочем, я не думаю, чтобы Джинни Уизли подверглась его домогательствам, даже не будь тут никаких ширм — и дело не в бедности ее семейства, а в том, что именно она была единственной девушкой, к которой Драко действительно был неравнодушен, а значит, слишком уважал ее, чтобы воспользоваться положением. В его уважении же я не сомневалась — Малфой есть Малфой, он не смог бы влюбиться в девушку, которую не ценил…

В общем, остававшиеся до Хэллоуинского маскарада дни я практически витала в облаках, и было о чего. В понедельник, перед травологией, я, как обычно, заметила одинокую фигурку Гарри возле Сада Изгородей, и именно тогда он в первый раз официально пригласил меня на свидание! Оказалось, что гулять по вечернему Хогвартсу ничуть не менее интересно, чем по Хогсмидским улочкам, мы прекрасно провели время, и расстались, условившись о новом свидании. На третье свидание Гарри явился с букетом цветов — с подачи Дрея, не иначе, откуда бы еще ему знать, что я обожаю гладиолусы любого вида и цвета? Как я видела, парни тоже довольно часто общались — вынуждено или нет, однако они медленно но верно притирались друг к другу, и я надеялась, что в конце концов они действительно подружатся. Рональд Уизли все еще дулся на Гарри, и Поттер, вздыхая, признавался мне во время наших прогулок, что опасается, что их дружба действительно разладилась насовсем. Я хорошо видела, что Гарри не хватало Рона, и Драко, как бы тесно они ни общались, не мог заменить ему общества лучшего друга — они просто элементарно не знали друг друга настолько хорошо, как Гарри и Рон, да и почти шесть лет вражды все же оставили свой отпечаток.

Гермиона Грейнджер, которая волей-неволей приняла сторону Рональда, не желая потерять любимого, с которым только-только наконец начала нормально встречаться, все-таки не полностью прекратила общаться с Гарри. Однако короткие редкие разговоры, урывками, пока не видит Рон, не могли в полной мере заменить то общение, к которому они привыкли за шесть лет. Гарри все чаще впадал в депрессию, углублялся в учебу и книги, и даже наши свидания, ставшие теперь регулярными, не могли в полной мере развеять его мрачное расположение духа, что несколько омрачало мое радужное настроение. Правда, он все равно пригласил меня на объявленный в этом году Хэллоуинский маскарад, так что я надеялась, что праздник поможет Гарри несколько развеяться. Еще меня огорчало, что несмотря на то, что мы встречались вот уже полные три недели, мы еще ни разу не целовались по-настоящему — не считая пары поцелуев в щечку на прощание.

После того, как на одной из наших прогулок Гарри признался, что его любимая книга — «Властелин Колец», которую я тоже обожала настолько, что даже Дрея заставила ее прочитать, сомнений в выборе костюма не оставалось. Правда, выбор женских персонажей там был невелик, да и для рыжеволосой девушки роли не оставалось, но при известной смекалке (и качественной временной краске для волос) — это не проблема. Сложнее оказалось отыскать достаточно прилично выглядевшую имитацию кольчуги, которую можно было, не краснея, надеть на себя, однако и тут проблема оказалась довольно просто решаемой. Упросив Драко, я «вооружилась» его старым тренировочным мечом, на котором он учился фехтованию более тяжелым оружием, нежели рапира, с которой начинал обучение. Подумав, я решила, что этого будет достаточно и без щита, таскать который в руках целый вечер было бы пыткой.

Волосы я покрасила уже днем, перед самым праздником. Потом хорошенько полила зельем «простоблеск», чтобы выровнять привычные кудряшки (а волосы у меня от природы завивались крупными кольцами, на зависть всем девчонкам, мне и накручивать их не надо было), и наконец, заплела в косу, перевив ее красивой лентой зеленого цвета, отлично смотревшейся на моих теперь пшеничных волосах, и оттеняющей глаза. Вообще, стоило бы попросить Драко наложить чары иллюзии, чтобы глаза стали серыми, однако я решила, что не стоит — должно же в моем облике оставаться хоть что-то от меня? На ноги я надела черные штаны для верховой езды, которые носила в ассиенде дона Родриго, — шелковые, безумно хорошо сидящие, и выглядевшие тоже сногсшибательно, по словам Диего. Дрей отзывался о них более сдержано, но соглашался, что вещь смотрится неплохо — а в устах Малфоя это была похвала похлеще комплимента бразильца. В качестве обуви выбрала мягкие сапожки, тоже для верховой езды — не особенно высокие, до середины икр, украшенные серебристой шнуровкой, по цвету подходящей по «кольчугу». «Кольчугой» мне служила туника из плотного шелка, обработанного умелыми магами-ткачами так, чтобы он по виду почти не отличался от настоящего металла. За полторы недели сшить ее на заказ оказалось вполне реальной задачей, даже учитывая проработку деталей, вроде вышитого на груди герба — белый конь на зеленом поле. Вниз, под «кольчугу», я надела кремовую рубашку, и застегнула на манжетах узкие наручи, тоже украшенные гербом. Наряд довершил наброшенный на плечи изумрудно-зеленый плащ с тем же гербом. Посмотрев на себя в зеркало, я осталась довольна: царевна Эовин из меня вышла вполне приличная, особенно учитывая, что я-то все-таки собралась на бал, а не на войну.

Пристегнув к поясу меч, над которым предварительно немного поколдовала, чтобы он больше соответствовал мои представлениям о роханском оружии, я спустилась в гостиную, где уже собралась стайка шестикурсниц, наряженных в традиционные костюмы темных существ. Дафна и Тэсс, которые без затей нарядились одна вампиршей, а вторая вейлой, тоже уже сидели на диванчике в углу. Милли, поддерживая традиции, оделась ундиной (хотя на мой взгляд наряд ей шел не очень), а Пэнси изо всех сил изображала Моргану, в роскошном платье, с колдовской книгой под мышкой и тяжелым жезлом в руке.

Парни тоже обрядились кто во что горазд. Неимоверно гордый собой Теодор Нотт изображал Салазара Слизерина — в длинной мантии ученого, расшитой знаками черной магии, и темно-зеленой с серебром маске, которую он то сдвигал на лоб, то снова опускал на лицо. Майлз Блетчли оделся Мордредом, а Крэб — пиратом Черная Борода, в испанском костюме и повязкой на глазу. Ни Малфоя, ни, что самое интересное, Гойла, видно пока не было, впрочем, Драко скоро появился — совершенно великолепный, в черном костюме, отороченном серебряной рунической вышивкой и таком же плаще, он держал в руках маску. На его плаще тоже был вышит герб — Древо Жизни на Звездном поле, так что было понятно, что он изображал Темного Принца Риллиана, героя множества легенд и романов магической литературы.

— Отлично смотришься, мой принц, — сказала я улыбаясь. Он критически осмотрел меня, и усмехнулся.

— Как и вы, царевна, — отозвался Дрей, удивив меня. Нет, «Властелин Колец» он читал, конечно, но я никак не думала, что он догадается, кого я выбрала. — Пожалуй, мне лучше не надевать при тебе капюшон? — пошутил он, выразительно кивая на мой меч, и мне потребовалось пара секунд, чтобы понять намек на Главного Назгула.

— Вот именно, поостерегись, — хихикнула я. — Нет, правда, Дрей, отлично выглядишь.

— Тоже мне, новость, — фыркнул он. — Я всегда так выгляжу. Погоди, сестренка, главный сюрприз впереди. Ты еще Гойла не видела — что я ему подобрал… Ладно, пойду посмотрю, как он там, а то уже идти скоро пора.

Через пару минут Драко появился, улыбаясь во весь рот, и подмигнул мне.

— Вуаля! — сказал он, указывая на лестницу к мальчишечьим спальным, где нерешительно топтался… Гойл? Человек в черном одеянии — смеси одежды и доспехов, с широким черным плащом за спиной, и до боли знакомой маской на лице. В руках он держал полированный черный шлем. Я пару минут обалдело рассматривала его, а потом прыснула, свалившись на диван, и закрыв лицо руками от смеха. Впрочем, реакцию мою вызвал восторг, а отнюдь не насмешка над Грегом.

— Дарт Вейдер?!!!! Дрей, ты гений! — хохотала я. — Все маглорожденные в обморок упадут, да и полукровки, кто знает магловскую культуру, тоже! Но, Мерлин великий, ты-то сам откуда это знаешь?

— Да так, летом девчонки в кино затащили, — неопределенно пожал плечами донельзя довольный Малфой. — Там как раз показ обновленной версии шел. Правда, по-французски, но это не беда…

— А, да, мне тоже Диего дополненный вариант показывал, — кивнула я, все еще смеясь. — Гениальный ход, Драко. Правда, просто отпад!

— Да, я вижу, что отпад, — кивнул он, улыбаясь. — Ладно, время уже — идти пора.

В самом деле, пора было идти. Традиционно, вечеринку для старших курсов проводили в Танцевальном Зале, который располагался в южном крыле. Зал был немного поменьше Большого, зато был круглым, и выглядел уютнее. Хаффлпффцы и некоторые гриффиндорцы уже топтались возле дверей, и Гарри среди них, поджидая меня. Увидев его, я испытала настоящий шок. Его наряд мало отличался от моего, только кольчуга была почти настоящей, и вместо герба с конем ее украшало Белое Древо. Зато меч на поясе был бутафорским, хотя и смотрелся не так плохо, как могло быть. Кто он, интересно — Арагорн? С одной стороны, здорово, что мы мыслим почти одинаково, а с другой — Арагорн и Эовин — не слишком удачная пара. Гарри несколько минут разглядывал меня, а потом заулыбался и приблизился.

— Я еле узнал тебя с такими волосами, — заметил он вполголоса, а затем, взяв мою руку, поцеловал. — Очарован, царевна, — сказал он, усмехнувшись.

— Хм… Ваше величество, я полагаю? — спросила я, все еще не очень уверенная, что мне это нравится.

— Не совсем. Всего лишь наместник, — отозвался он, хмыкая. — Фарамир, сын Дэнетора, — представился Гарри. Я рассмеялась.

— Хитрец! Ты только что решил сменить имя!

— Не пойман — не вор, — фыркнул Гарри. — Фарамир мне всегда нравился больше, просто Арагорн как-то… значительнее, что ли? — отозвался он, обводя взглядом остальных слизеринцев, и вдруг замер с открытым ртом при виде Грега, который уже водрузил себе на голову свой шлем, и теперь был окончательно «в образе». Я, не сдерживаясь, засмеялась.

— Гарри, приди в себя! — позвала я сквозь смех. Поотер придушено пискнул, но сдержаться не смог — смех оказался заразительным, и уже рвался наружу.

— С ума сойти! Кто додумался до Вейдера?! — спросил Гарри сквозь душивший его хохот. — Я думал, чистокровные не знают магловской культуры? — и, не выдержав, рассмеялся.

— Не все, — ответил за меня Драко. — Вот, та же Блейз, как видишь, прекрасно знает…

— А это… это кто на самом деле? — спросил, отсмеявшись, Гарри.

— Вот еще, ты сам должен отгадать, — фыркнул Драко. Поттер прищурился, и несколько минут пристально смотрела на Грега, потом обвел взглядом остальных слизеринцев…

— Гойл, — выдал он.

— Ни фига себе, — впечатлился Драко. — Как ты понял?

— Только у двоих слизеринцев достаточно широкие плечи для этого, а Крэб — вон, — весело отозвался Гарри, кивком головы указывая на Винсента, стоящего поблизости. — Остается только Гойл.

— По-отте-ер! — закатил глаза Малфой. — Не грузи, а то у меня сейчас разовьется комплекс неполноценности.

— Это у тебя-то? — фыркнул Гарри. Драко тут же тряхнул головой, соглашаясь.

— Хм, ты прав. С чего мне комплексовать, в конце концов? Я и так великолепен, — он пожал плечами, с самым высокомерным видом, на какой только был способен.

— Он всегда такой? — спросил меня Поттер, вздохнув и «возводя очи горе». Я покачала головой.

— Не-а. Когда спит — просто ангелочек. — отозвалась я. — Ты бы слышал, что про него наши первоклашки говорят! Что он, дескать, заколдованный принц — днем злой и вредный, а во сне добрый и хороший.

— Угу, — подтвердил Драко, хмыкая, и ни капельки не смутившись. — А кто, думаешь, подал мне идею для костюма? Трепещи, царевна, я злой и страшный Черный Принц! — и Малфой скорчил зверскую физиономию. Я расхохоталась.

— Капюшон одень, — посоветовала я, все еще хихикая. — И сразу станешь Королем. А точнее, Королем-чародеем. — и я выразительно погладила рукоять меча.

— Тьфу, блин, — разочаровался Драко. — Ну вот, связывайся с вами, героями, после этого… Я к ней со всей душой, — выразительно пожаловался он Гарри, — А она… Да еще моим же мечом!

Pov Драко Малфоя

Ну что ж, приходилось признать, что в целом Хэллоуинская вечеринка удалась на славу. Маскарад несколько разнообразил обычные танцульки, и, хотя традиционной тайны, когда все узнают партнеров только после полуночи, не получилось — почти всех разоблачили сразу, кроме нескольких, особенно удачно замаскировавшихся, вроде Гойла. Но и они не остались совсем уж неузнанными — Грега расколол Поттер, остальные либо сами признались, либо тоже в чем-то прокололись.

Я впервые за все время учебы был на танцах без пары, но не могу сказать, чтобы очень страдал от этого. Можно было, благодаря маскараду, подойти к любой девушке, и не стесняясь, пригласить ее, а если она пыталась отказаться, сослаться на свой образ — Риллиан был известен тем, что околдовывал и похищал девушек. В зале царила веселая, непринужденная атмосфера, которая становилась еще веселей и непринужденней, по мере того, как пустели бокалы и бутылки на столиках с закусками (и никакого вам огневиски — сливочное пиво, шампанское, медовуха, легкое вино, — не более того). Однако все это весьма способствовало всеобщему веселью, так что вечеринка действительно удалась.

Наконец ближе к одиннадцати начали расходиться самые наименее стойкие. Рональд Уизли, в начале вечеринки браво изображал самого Годрика Гриффиндора, в красно-золотой мантии (в которой без труда узнавалась слегка измененная чарами квиддичная форма гриффиндорской команды. Ну, конечно, не обошлось без кое-каких атрибутов, вроде покрытых сусальным золотом отворотов рукавов и сапог, и бутафорского меча, который хоть и соответствовал описанию, но и близко не лежал с тем изящным клинком, что я видел в кабинете Дамблдора). Однако к концу вечера он ухитрился сильно захмелеть даже от тех напитков, что были представлены. Хотя, в принципе, если за весь вечер станцевать только пару танцев, и те вынуждено, остальное время надо чем-то да занять… Видимо, он и занял — выпивкой и едой, потому что на столе, за которым сидели они с Грейнджер, и еще Долгопупс, теперь было шаром покати. И при этом стоит учесть, что Долгопупс, тоже, видно, получивший какую-никакую Родовую Силу этим летом, чувствовал себя вполне уверено в костюме какого-то средневекового рыцаря (не в доспехах, а в парадном платье), не стеснялся приглашать то одну, то другую девушку, и едва присел за весь вечер. А Грейнджер, мрачно кусавшая губы, зябко куталась в белую, расшитую узором из виноградных листьев, шаль, отороченную коричневой бахромой, и со стилизованным изображением белой капли в центре. С каждым новым танцем девушка выглядела все более мрачной, и ни к еде, ни к питью не притрагивалась. Платье под шалью у нее было хоть и бальное, псевдостаринного покроя, но ясности ее костюму не добавляло, — наверное, какая-нибудь магловская героиня, не иначе[1]. В общем, Уизел то и дело начинал храпеть на весь зал — то упав головой на стол, о, наоборот, откинувшись на спинку стула и запрокинув голову назад. Грейнджер, красная от смущения, время от времени пыталась разбудить его и увести спать в Гриффиндорскую башню, однако Рональд, просыпаясь, объявлял, что останется, и будет продолжать веселиться. Что он под этим подразумевал, было решительно непонятно — он все равно продолжал сидеть и равнодушно пялиться на танцующие пары, то и дело темнея от гнева при виде Гарри и Блейз, до тех пор пока снова не начинал клевать носом.

Да уж, вспомнить только, что творилось в школе первые дни после того, как несколько человек, вернувшись из Хогсмида, рассказали, что своими глазами видели гуляющих вместе Гарри Поттера и Блейз Забини, а потом по школе пронеслась весть, что эти двое встречаются. Чуть ли не вся женская половина Хогвартса буквально вопила, что «эта подлая слизеринская девка» то ли зельем, то и чарами, приворожила несчастного Гарри, и чуть ли ни на каждой перемене то одна, то другая девчонка заявлялась к Флитвику или к Снейпу с просьбой расколдовать Поттера. Оба профессора уже устали повторять, что неоднократно проверяли Гарри на предмет приворотных чар или зелья, и ничего подобного не нашли. Впрочем, от Снейпа все отстали довольно быстро — как никак, а крестный не зря зарабатывал себе репутацию «самого грозного профессора всея Хогвартса». Зато Флитвик — добрая душа — готов был чуть ли не на стенку лезть, лишь бы его оставили в покое. Однако время шло, отношения Блейз и Гарри продолжались, и постепенно большинство недоброжелателей утихомирилось. На фоне этого, наше с Поттером мирное общение прошло почти незамеченным. Впрочем, в этом случае их роман сыграл нам на руку — все решили, что мы примирились друг с другом чтобы не обижать Блейз, и мы не спешили их разубеждать. Даже сама Блейз не знала о возникшем у Гарри чувстве Долга. Конечно, все понимали, что тогда, на зельях, я спас ему жизнь; однако Долг Жизни — достаточно сложное явление, и связь, подобная нашей, устанавливается редко… Да и общались мы не сказать, чтобы очень много — в обычные дни, как я и предполагал, оказалось достаточно совместных уроков, а в выходные — занятий в библиотеке, где мы делали уроки, и лишь изредка перекидывались парой слов. Нет, конечно, мы порой болтали о том — о сем, однако все было совсем не так, как мне тогда представлялось в больнице — это нельзя было назвать дружбой. Наши отношения с трудом тянули на приятельские, и пока я не видел способа изменить это…

Тем временем объявили белый танец, и Блейз, что-то шепнув Гарри, улыбнулась ему, когда он согласно кивнул, и направилась ко мне. К Поттеру мигом подскочила стайка девчонок, каждая из которых спала и видела если не увести его от Блейз (освободить от злодейки-слизеринки), то хотя бы потанцевать с ним. Но он лишь помотал головой и прошел за свой столик, который делил с Финниганом, Томасом, и Джинни Уизли.

Проводив Гарри взглядом, я вдруг наткнулся на ее пристальный взгляд, и чуть ли не впервые в жизни у меня перехватило дыхание и сильно забилось сердце при виде девушки. Я вспомнил, как мы болтали с ней в тот раз в больничном крыле, — я тогда ждал, что она как всегда поступает ее семейка, начнет цепляться к моим словам и наезжать, но Джинни удивила меня. Она сдержано высказала мне благодарность за спасение жизни Гарри, которого, по ее словам, любила чуть ли не больше родных братьев. Слово за слово — разговор ушел в такие дебри, что вскоре я и сам не понимал, почему рассказываю ей о своем детстве, о чемпионате по фехтованию, о том, чему меня учили… И почему в ответ на ее рассказы, как ей приходилось донашивать ботинки и джинсы за старшими братьями, а платья видеть по большим праздникам, мне хотелось… нет, не завалить ее подарками — обнять и утешить, поцеловать ее и ласкать до тех пор, пока не утихнут детские обиды, самые стойкие из всех. Как будто она приняла бы от меня утешение! Конечно, мы с ней не стали друзьями после того, как провели какое-то время в больничном крыле, разделенные ширмами и заклятием недосягаемости, однако невозможно по-прежнему плохо относиться к человеку, который раскрылся перед тобой, рассказал нечто настолько личное и ценное, что не доверяют, порой, даже близким.

С тех пор, даже выписавшись из больницы, когда мои руки зажили, я частенько ловил себя на том, что теперь, глядя на гриффиндорский стол, не рассматриваю, чем занят Поттер, и пялится ли он на Блейз, и строит ли мне рожи Уизел. Я искал другую темно-рыжую голову — голову с длинными слегка вьющимися волосами, не такого ярко-золотистого оттенка, как у Блейз, а красноватого, как пламя и кровь. Я даже перестал обращать внимание на очевидные провокации Тэсс, которая явно намекала, что не прочь начать встречаться со мной после того, как меня бросила Дафна. Да что там — обращать внимание! Я не посмотрел ни на одну девушку с тех пор, как меня бросила Дафна! Нет, естественно, я не строил из себя «разбитое сердце», не вздыхал и не тосковал — я просто словно потерял всякий интерес ко всем девушкам, кроме одной. Проклятие, да еще ни одна не влекла меня так, как эта маленькая гриффиндорская лиса с огромными голубыми глазами. Однако нас по-прежнему разделяла пропасть — ее семейка, которая ненавидела меня, причем вполне взаимно, по большей части, ее собственное отношение ко мне… Я не решался спросить Поттера, говорила ли обо мне Джинни — хватало и того, что Блейз знала о моих чувствах. И к тому же, меньше всего я собирался заводить с ней роман — обычный романчик на пару недель или месяцев. Никогда еще я не испытывал ничего подобного по отношению к девушке. Вряд ли это была любовь, я слишком мало ее знал, но что-то особенное в этом, несомненно, было, и мне не хотелось превращать это во всего лишь еще одно «похищенное заколдованным принцем сердце».

Тем временем Блейз приблизилась ко мне вплотную.

— Потанцуешь со мной? — спросила она. Я пожал плечами.

— Если хочешь, — отозвался я, вспомнив, что обещал ей танец, когда мы испытывали Приворотное зелье на первом уроке Зельеварения. Первое время мы танцевали молча, однако вскоре я понял, что пауза затягивается. — Ну как ваши дела? — спросил я. Блейз пожала плечами.

— Гарри великолепен, — отозвалась она. — Он даже научился танцевать прилично, можешь себе представить? Ни разу не наступил мне на ногу, хотя, помнится, на Святочном балу это был ужас…

— Неужели? — я хмыкнул. — И где бы это он мог поучиться?

— Он сказал, что специально просил друзей научить его. Можешь себе представить, чтобы Поттер чему-нибудь учился у Долгопупса? — хихикнула она. Я фыркнул, и тоже засмеялся.

— Ну должен же Долгопупс уметь хоть что-то, — сказал я. — У всех свои таланты. И потом, посмотри на него — я кивнул вбок, где это гриффиндорское недоразумение вполне прилично танцевало со Сюзан Боунс.

— Несомненно, — тряхнула пшеничной косой сестренка. Да, такой цвет волос ей, в принципе, шел, но я все-таки предпочитал ее натуральный цвет — цвет золотистых закатных отблесков на белых облаках… Кто бы мог подумать, что в душе я романтик? А впрочем, это всего лишь легкий хмель и хорошее настроение, хоть и с оттенком грусти… — Дрей, у меня к тебе просьба… — смущенно проговорила Блейз, выводя меня из задумчивости.

— Что такое? — поинтересовался я.

— Ну… Ты не мог бы… Я знаю, тебе это не очень приятно, но, пожалуйста….

— Так, стоп, погоди, — остановил я ее лепет. — Говори толком, а то я решу, что Поттер на тебя плохо влияет. Что ты хочешь?

— Ты не мог бы пригласить Гермиону Грейнджер на танец? — выпалила она. Да уж, сказать, что я опешил от такой просьбы — ничего не сказать. Я на несколько секунд даже замер столбом посреди зала, ошеломленно глядя на Блейз.

— Ты в своем уме? — поинтересовался я, когда смог говорить. — Да она, во-первых, со мной не пойдет, во-вторых, она не одна, а кавалером, а в третьих, ее кавалер точно взбесится, если я хотя бы подойду к ним ближе чем на три метра.

— Да ничего подобного, он вон, спит опять, — отозвалась Блейз, кивнув в сторону гриффиндорских старост. — И потом, это не для меня, а для Гарри. Понимаешь, она все еще его лучшая подруга, и сегодня праздник, а этот… придурочный Уизли полностью испортил ей вечер. Ну я и предложила, что… Ну, в общем, сделать так, чтобы у нее остались и хорошие воспоминания о нем. А что может быть более приятным воспоминанием, как не танец с самым красивым парнем в школе, который, к тому же, лучше всех танцует? — закончила она. Я хмыкнул.

— Лесть не доведет тебя до добра, царевна, — укоризненно сказал я ей, и вздохнул. Грейнджер. Невыносимая всезнайка, ходячая энциклопедия, грязнокровка… одним словом, Люциуса точно удар хватит, если он услышит о том, что я хотя бы просто прикоснулся к ней, не говоря уже о том, чтобы танцевать. А с другой стороны, мне ее все-таки немножко жалко. В конце концов, с моей точки зрения, она и так обделена в магическом плане. Да еще и в женихах у нее это рыжее недоразумение. Бедная девочка, она ведь все-таки довольно симпатичная, да и танцует не так уж плохо, насколько я помню по Святочному Балу. Как ни крути, но в танцах Виктор Крам — совсем не то, что в квиддиче, он, мягко говоря, слегка неуклюж, но Грейнджер держалась достойно.

— Дра-ако! — протянула Блейз умоляющим голоском, заглядывая мне в глаза с тем же самым выражением, с каким в восемь лет выпрашивала дать ей прокатиться на метле. Тем самым, перед которым я мог устоять тогда, но не теперь.

— Ладно, я сделаю, что смогу, — отозвался я со вздохом. — Но не обещаю, что буду сильно настаивать, если она откажется.

— Идет, — расцвела в улыбке сестренка. — Спасибо! — танец подошел к концу. Блейз быстро чмокнула меня в щеку в знак благодарности, и я отвел ее к столику, за которым сидел Поттер. — Держи, Фарамир, или кто ты там, — хмыкнул я, кивнув ему. — С рук на руки.

— Спасибо, — хихикнул Поттер, поднимаясь со своего места, и снова увлекая девушку на танцплощадку. Я остался возле их столика, за которым еще сидели Дин Томас и Джинни. Наши с ней взгляды встретились. «Уизел спит… Этот танец не последний, пригласить Грейнджер я еще успею… а что если я сейчас приглашу Джинни? Откажется? Ну… есть только один способ узнать.»

— Джинни, пойдем, потанцуем, по старой памяти? — бросил Томас, вставая и подавая ей руку. Я вздохнул. Проклятый гриффиндорский выскочка, ну кто тебя просил влезать?! Джинии слегка смущенно бросила на меня быстрый взгляд, и, кивнув, вложила ладонь в протянутую руку Томаса. Я скрипнул зубами и отошел. Ладно, не получилось с Джинни, значит, надо хотя бы выполнить обещание.

— Мисс Грейнджер, разрешите пригласить вас на танец? — сказал я с подобающей Риллиану любезностью, приблизившись к ней. Гриффиндорская староста, вскинув на меня глаза, испугано пискнула, и — черт побери! — от этого в общем-то негромкого звука проснулся ее напарник. Вскинув мутный взгляд, он обвел им присутствующих, и — о чудо! — при виде меня его глаза буквально просияли от ярости.

— Ммлф-фой, к-кыкого черта!? — попытался грозно рявкнуть он с заплетающимся языком. — Чё те надо зесь — эт гриф-финдо-ссская три-ттория!

— Я всего лишь пригласил девушку на танец, Уизли, — холодно ответил я, одарив его своей фирменной улыбкой Слизеринского Принца. (Риллиан, может, и был сердцеедом и ловеласом, обожаемым всеми, несмотря на то, что был Черным Магом, но в данном случае лидер Слизерина был куда более подходящим образом). Рыжему потребовалось, казалось, аж несколько минут, чтобы понять, что я имел в виду. Захлопав глазами, он уставился на застывшую Грейнджер, и побагровел так, что по сравнению с его лицом его красная мантия показалась всего лишь бледно-розовой.

— Гр-ммиону!? Ах ты, х’рек бел-брысый! — заревел он, вскакивая. Хоть и пошатывался, выглядел Уизел грозно — разъяренный, здоровенный — не такой массивный как Крэб и Гойл, просто высокий и хорошо сложенный, приходилось это признать. Ростом он был на полголовы меня выше, ну, может, чуть меньше, однако смотрели мы друг на друга прямо, почти на одном уровне, из-за того, что я выпрямился, расправив плечи, а он, наоборот, наклонялся вперед, собираясь броситься на меня. — Д к-к ты смешь х-тя б прибл-жаться к моей де-шшке!? Да я тя щас на месте…

— Импедимента! — голос Грейнджер звенел от гнева, когда ее заклятие сбило Уизела с ног, и он снова рухнул на свой стул, открыв рот, и не веря смотрел на нее. — Мнея достали твои выходки, Рональд! — воскликнула она, вскочив на ноги. — Ты ведешь себя так, словно тебе до сих пор одиннадцать лет! К твоим сведениям, девушек иногда ПРИГЛАШАЮТ на танцы, и даже ТАНЦУЮТ, если ты не знал! И у девушек, кстати, имеется голова, чтоб решить, чье приглашение принять, а чье нет! И рот, чтобы сказать об этом самой! Я весь вечер просидела возле тебя на стуле, как… как привязанная, а ты только …

— Но видь я т’нц-вал с т’бой в начале! — слабо проговорил Уизел. Краска с его лица сошла, теперь он был бледен, и выглядел беспомощным и обескураженным.

— Один танец?! — Грейнджер возмущенно вскинула голову. — И после этого ты еще смеешь решать, с кем я должна танцевать, а с кем нет? Думаешь, я предпочту сидеть рядом с тобой и слушать твой музыкальный храп!? Я согласна, Малфой, — сказала она, поворачиваясь ко мне. У Уизли отвисла челюсть.

— Герм-мм-миона! — пролепетал он. — Ты что! Это же… Ммлфф … Малфой! Ты забыла, кы’гон… ик…

— Что «как он»? — снова вспылила Грейнджер. — Как он спас Гарри жизнь? И мне тоже, между прочим, потому что пострадать от выплеска того зелья могли все!

— Д’ ч-щерт с ним! — упрямо выдал Уизли, неудачно пытаясь встать на ноги — заклятие Гермионы еще действовало. — Я сам з тобой п-т-нцую, езли знимешь чщары!

— Нет уж, спасибо! — фыркнула разъяренная Грейнджер. — Во-первых, мне не нужно делать одолжение, Рон! А во-вторых, ты уже достаточно выпил, чтобы танцевать с тобой было не только неудобно, но и неприятно! — припечатала она, и снова отвернулась ко мне. — Мы идем танцевать, или ты передумал?

— Идем, — поспешно отозвался я, беря ее за руку. Танец должен был вот-вот начаться.

Танцевала она действительно неплохо, хотя и была излишне напряжена, и то и дело поглядывала на оставленный стол, где Рон пытался одновременно искать свою палочку, которую забыл куда засунул, и большими глотками пить что-то из своего бокала — не то неизвестно откуда добытый эль, не то просто какое-то вино. Впрочем, второе занятие быстро себя исчерпало (вместе с напитком), а вот первое плодов не принесло, и Уизел уселся на своем стуле очень прямо, и на лице его отразились муки мыслительной деятельности — не иначе, напрягал отвыкшие от работы мозги, чтобы вспомнить, куда дел палочку. Бросив рассматривать его, я уделил больше внимания партнерше и танцу, так что ближе к концу Грейнджер даже немного расслабилась.

— Спасибо за приглашение, — мягко сказала она. — Но зачем ты это сделал? Чтобы позлить Рона?

— Нет. Просто… Мне показалось несправедливым, что кто-то сидит и грустит в такой вечер, — отозвался я, понимая, что рассказывать о просьбе Блейз и Поттера было бы сейчас не самым мудрым решением.

— Ну и ты решил, что твое приглашение — это то, что поднимает настроение любой девушке? — саркастически спросила она. Я пожал плечами.

— Не обязательно мое, но в частности — да. А что, по-моему, ты не была так уж против?

— Не льсти себе, Малфой, я просто хотела досадить Рону… Ой, я что, сказала это вслух?

— Да, увы, — хмыкнул я.

— Оу… — она потупилась. — Я не имела в виду, что хотела что-то ему сделать, просто я так рассердилась на него… Боже, Гарри был прав — Рон ведет себя так, как будто нам все еще всем по одиннадцать. Ну как можно не видеть, что все вокруг изменились? Что Гарри уже не несчастный замученный родственниками мальчик, который знать не знал о магическом мире и его проблемах? Что я уже не растрепанная девчонка, помешанная на учебе…

— Если нарываешься на комплимент, — хихикнул я, — То знай, что ты, и правда, не так уж плохо сегодня выглядишь.

— О… Ну, спасибо, наверное… — покраснела девушка. — Но я не об этом. Рон не видит, что я повзрослела! Что ты повзрослел… Для него ты все еще тот же мальчишка, который постоянно ябедничал и язвил по каждому поводу…

— Я и сейчас могу поязвить, — отозвался я, скорчив рожицу. — А если думаешь, что я перестал ябедничать, то попробуй как-нибудь попасться мне после отбоя в Астрономической башне с бутылкой огневиски и пачкой сигарет — и увидишь, насколько быстро окажешься в кабинете своего декана, потеряв полсотни баллов, и нагруженная отработками на весь следующий год.

— Перестань, — фыркнула она. — Ты же понимаешь, я не это имела в виду. Просто раньше, я бы сказала, что только на это по отношению к нам ты и способен. А теперь, ты…

— Да, да, я спас Гарри жизнь, ура мне, — нетерпеливо закатил глаза я. — Кстати, твой рыжий приятель, по-моему, все-таки отыскал свою палочку. Думаешь, ему под силу снять твое заклятие?

— Фенете… Филите… Ага, Фините Инкантатем! — громогласно возвестил Уизли, с удовлетворенным видом тыча новообретенной палочкой себе в ноги, и поднимаясь со стула. Грейнджер охнула, танец прекратился, и она шагнула вперед, словно заслоняя меня собой. Уизел, однако, даже и не смотрел на нас. Покачнувшись, он перегнулся через весь стол, ухватил полупустую бутылку, ухитрился наполнить свой бокал, даже не пролив, и залпом осушив, грохнул его об пол. Затем, развернувшись, Уизли тяжело протопал к двери и скрылся.

— Гермиона, что случилось? — подлетел Гарри. — Я думал, Рон спал уже!

— Проснулся, — отозвалась Гермиона. — Гарри, я пойду за ним — в таком состоянии, не приведи Мерлин забредет куда — нибудь, и его поймает Филч! Или просто упадет где-нибудь и уснет, простынет! Да и мало ли что…

— Да, ты права, надо его найти, — согласился Гарри. — Идем, поищем его…

— Поттер, ты ошибаешься, если думаешь, что он обрадуется при виде тебя, — заметил я с тяжелым вздохом. Гарри пожал плечами и упрямо помотал головой.

— Ну и что. Главное сейчас — найти его. Да и вряд ли он поймет, что это именно я. Я просто отведу его в спальню, чтобы он проспался в тепле, и не попался Филчу или кому-то из профессоров…

— Учитывая, что все четыре декана здесь, — хмыкнул я, кивая в сторону преподавательского столика. Оттуда к нам уже спешила МакГонагалл.

Поспешив успокоить обеспокоенную деканшу, Гарри и Гермиона умчались на поиски своего непутевого друга. Блейз с невеселым видом уселась за столик перекусить, я на какое-то время присоединился к ней, правда, больше для вида — аппетита не было, я рассеяно пощипывал веточку винограда, но больше половины ягод падали обратно на блюдо. Снова объявили белый танец, девчонки оживились, однако я не настроен был снова танцевать. Пришлось отказать нескольким шестикурсницам, которые при других обстоятельствах показались бы мне весьма привлекательными.

— Неужели Серебряный Принц устал? — спросил над ухом знакомый голосок — никогда еще он не обращался ко мне так, с ласковыми интонациями —… Я заморгал, и обернулся на голос Джинни, чтобы увидеть ее, стоящую за моей спиной. Не знаю, кого точно она изображала — какую-нибудь лесную нимфу, дриаду или Царицу Леса… Платье на ней было нежно-зеленое, цвета молодой листвы, расшитое каким-то растительным узором, а волосы уложены в не особенно сложную, но красивую прическу, закрепленную заколками в виде листьев и веток. И откуда она только достала все это, учитывая бедственное финансовое положение ее семейства? Хотя, у близнецов с их «УУУ» дела идут в гору, может, это они побеспокоились о сестренкином гардеробе?

— Ну, устал не устал, а так… — я пожал плечами. Девушка усмехнулась. — Можно тебя пригласить? — спросила она. Я захлопал глазами. Джинни Уизли пригашает меня на танец? Конец света!

— Я…

— Конечно, можно! — выдала Блейз со своего места, одарив меня убийственным взглядом. Я ответил ей гримасой, однако спорить не стал — тем более, мне и самому этого хотелось… Единственное, что вызывало сомнение — сегодня я уже навлек достаточно неприятностей, опять же, с подачи Блейз. Что если и сейчас выйдет так же? Но с другой стороны, не может же кто-то ошибаться постоянно…

Танцевала Джинни просто потрясающе — по крайней мере, мне так казалось. Если она и делала какие-то ошибки, я этого не замечал — да я бы не заметил, даже если бы она весь танец только и делала, что наступала мне на ноги, не попадала в музыку или что-то подобное. Музыка, как мне показалось, закончилась слишком быстро. Я нехотя остановился, но не разжал рук, сомкнутых у нее на талии.

— Малфой, танец закончился, — сказала она несколько напряженно. Я покачал головой.

— Я… Я приглашаю тебя на следующий, — выпалил я. Она хмыкнула, и погладила ладонью складку моего плаща.

— Хорошо, — я немного расслабился. После второго танца мы почти без перерыва протанцевали третий, четвертый, пятый…. Пятый, впрочем, отличался от предыдущих — Флитвик, который отвечал за музыку, решил немного встряхнуть зал и поставил быструю мелодию.

— Мне надо… Пойти освежиться, — негромко сказала Джинни после танца, ее глаза странно блестели, не отрываясь от меня, но я был не в состоянии мыслить четко, чтобы понять, что это может означать. — Ты не проводишь меня?

— Что? — мне казалось, что к этому времени я успел опьянеть гораздо сильнее, чем Рональд, хотя ничего не пил. Мысли ворочались с трудом, а взгляд не отрывался от девичьей фигурки рядом. — А, проводить, — да, конечно…

Мы выскользнули из зала точно так же, как поступили уже многие парочки, и довольно быстрым шагом двинулись по коридору. Впереди, за поворотом, было небольшое тупиковое ответвление с большим окном в конце, где раньше стояла какая-то старая утварь, убранная в начале прошлого года. Не сговариваясь, мы оба двинулись туда.

Я не знаю, кто-то один из нас начал это, или мы просто кинулись друг к другу сразу, как свернули за угол. Мое сознание словно бы отключилось — только что я сворачивал в тупичок следом за Джинни, а в следующее, казалось бы, мгновение, мы уже страстно целовались, лихорадочно прижимаясь друг к другу. Мои руки, наверное, зажили собственной жизнью, шаря по ее спине и плечам. Правая ладонь скользнула выше, и зарылась в ее густые волосы, безнадежно испортив прическу. Руки Джинни проникли под мой плащ и куртку, безостановочно двигаясь по спине. Я крепче прижал ее к себе, не прерывая поцелуя, и полуосознано подтолкнул к окну. Джинни послушалась сразу, охотно отвечая на поцелуй, и прильнув ко мне всем телом.

Я сходил с ума. Первый раз в жизни я потерял голову от одного только поцелуя, и мне казалось, что еще никогда я не испытывал ничего подобного, несмотря на бурную сексуальную жизнь. Однако как бы мне ни хотелось забыть обо всем и отдаться чувствам, где-то в подсознании словно звенел предупреждающий колокольчик, и чем дальше, тем громче он звучал, пока не превратился в тревожный набат. «Что я делаю, так же нельзя! Это же Джинни, черт, проклятие, с ней так не должно быть!» Почему-то я твердо был уверен, что если сейчас позволю себе пойти до конца, то потеряю все шансы с ней так же верно, как если оттолкну своими руками, да еще и наговорив при этом таких гадостей, что за всю жизнь не простить.

Но как мне оторваться от нее, если мое тело меня не слушается? Если единственное, чего я сейчас хочу на самом деле — это никогда не выпускать ее из своих объятий? Я сделал над собой усилие, потом еще одно, и наконец, мне с огромным трудом удалось чуточку отстраниться.

— Джинни, Джинни, подожди, что мы делаем? — зашептал я, прижавшись лбом к ее лбу. Она отодвинулась на волосок, откинула голову, и я почувствовал, как ее ладошки зарылись в мои волосы. Еще ни одной своей любовнице я не позволял таких вольностей со своей прической, но сейчас мне было глубоко наплевать на это.

— Мы делаем то, что мне хотелось сделать еще три недели назад, — ответила она жарким шепотом. Ее полные губы мягко, но настойчиво снова заткнули мне рот, и сознание опять отключилось — чтобы в следующий момент обнаружить, что тело, живущее по своим желаниям и законам, успело подхватить ее, и, усадив на подоконник, оказаться между ее коленями. Я снова оторвался от нее и заглянул в лицо девушки. И зря. То что я увидел, чуть не свело меня с ума. Ее губы слегка припухли от жадных поцелуев, полузакрытые глаза сияли из-под ресниц таинственным манящим светом, а белая, гладкая кожа разрумянилась от страсти. Застонав, я понял, что теряю остатки контроля, и снова припал губами к ее рту, прижав Джинни к себе так крепко, что еще чуть-чуть и ей стало бы больно. Мерлин великий, я чувствовал ее тело, отделенное от меня лишь двумя слоями тонкой шелковой ткани — моей рубашкой и ее платьем. Я и не заметил, когда моя куртка оказалась расстегнута. Одна рука Джинни все еще оставалась в моих волосах, поглаживая затылок, вторая снова спустилась на спину, и ласкала ее, зарывшись под плащ и куртку.

Я сдавался. Я чувствовал это. Я был не в силах оторваться от нее, и понимал, что еще немного — и окончательно потеряю рассудок. Заняться с ней любовью здесь, в коридоре — да это чуть ли не худшее, что я мог бы сделать! И тем не менее, именно это сейчас и произойдет, если я не заставлю нас обоих остановиться! Однако даже попытаться было не так-то просто! Стоило мне хоть на мгновение оторвать свои губы от ее рта, как Джинии тут же вовлекала меня в новый поцелуй, уверено пресекая все мои попытки взять ситуацию под контроль.

— Боже, как я хочу тебя! — вырвалось у меня, когда мне все-таки удалось на пару секунд прервать жадные поцелуи, которыми мы осыпали друг друга.

— М-м-м, вот как? — мурлыкнула она, скользнув губами по моей шее к вырезу рубашки.

— Джинни, постой, прошу тебя! — взмолился я, получив наконец возможность говорить. — Я не могу так! — она остановилась, и, слегка отодвинувшись, снова заглянула мне в глаза.

— Почему? Что не так? — спросила она низким шепотом. Я глубоко вздохнул, продолжая крепко обнимать ее — может, мне и удалось остановить беспрерывные поцелуи, но выпустить ее из объятий оказалось во сто крат труднее.

— Я просто не хочу, чтобы мы потом жалели об этом. Я не хочу, чтобы это был обычный краткотечный роман! — она улыбнулась, и, хмыкнув, прильнула ко мне еще теснее.

— Не хочешь — значит, не будет, — шепнула девушка, едва касаясь губами моих губ.

— Джинни! — в голос застонал я.

— Дра-ако… — отозвалась она…

— ЧЕГО???????!!!!!! — взревел знакомы голос от поворота в коридор. — Л-люмос!!!

Мы с Джинни обернулись как по команде, все еще цепляясь друг за друга, перепуганные, и плохо соображая от неожиданности и потрясения. У поворота коридора стоял Рональд Уизли, слегка протрезвевший и увереннее держащийся на ногах. Его глаза были широко распахнуты, и в них огненным, раскаленным маревом мешались ярость и ненависть. Я замер под этим взглядом, как кролик перед удавом — я, Драко Малфой!

— Это твой последний час Малфой! — шипящим, приглушенным голосом проговорил Уизли, поднимая палочку.

— Нет! — с силой оттолкнув меня, Джинни спрыгнула с подоконника, и, выхватив свою палочку, встала между нами, заслонив меня собой. — Нет, Рон!

— Ты меня не остановишь! Ступефай!

— Протего! Остановись! — Однако его ноздри раздувались от гнева, он явно не то что не слышал уговоров сестры — он едва ли понимал в тот момент, что она его сестра. Она была просто еще одной обидой, которую я ему нанес, еще одной дорогой ему вещью, которую я, по его мнению, отнял. — Я не позволю тебе! — крикнула Джинни, и выкрикнула какое-то заклинание, которого я не разобрал. Зато эффект оказался вполне знакомым — довелось испытать на своей шкуре на пятом курсе. Здоровенные полупрозрачные летучие твари вылетели из ее палочки и с визгами и писком набросились на Уизела, царапая лицо и руки и заслоняя вид.

— Нет! Ах ты… Убирайтесь! — завопил он, отступая к противоположной стене.

— Беги! — обернулась она ко мне. Раньше я бы воспользовался возможностью без вопросов, но теперь все во мне воспротивилось этому. Я помотал головой. — Черт, Драко, прошу тебя! Уходи отсюда! Летучемышиного сглаза надолго не хватит! Он сейчас ничего не понимает, да он просто убьет тебя, что бы ты не делал! Умоляю тебя, пожалуйста!

— Тебе!!!!.. Проклятый Малфой!!!!.. Я еще…!!! — доносились неразборчивые вопли Уизела из-за все еще мельтешащих летучих мышей. Я невольно содрогнулся, вспоминая их когти. Да уж, малоприятное заклинание…

— А как же ты? — спросил я. Джинни с тревогой фыркнула.

— Мне он ничего не сделает! Прошу, Драко, поговорим завтра…

— Что здесь за шум? — спросил сзади спокойный бархатисто — ласковый голос. Я поморщился — вот только его здесь не хватает! А впрочем, учитывая присутствие Уизела… Как раз его-то здесь и не хватает. — Фините инкантатем, — сказал Снейп, указывая палочкой на отбивающегося от мышей Рона. Тот, едва отдышавшись и выпрямившись, не обращая внимания на профессора, снова ткнул палочкой в мою сторону, выкрикивая какое-то доморощенное проклятие. — Экспеллиармус, — все тем же устало-спокойным тоном сказал крестный. — Минус пятьдесят баллов Гриффиндору, мистер Уизли, за нападение на вашего коллегу-старосту. Еще двадцать — за то, что это произошло в присутствии учителя. И отработка до конца месяца за проявленное ко мне неуважение. А теперь, кто-нибудь из вас объяснит, что здесь произошло?

— Эээ… Это просто недоразумение, профессор Снейп! — нашлась Джинни. — Мне стало жарко после танца, и я попросила Драко проводить меня до ванной, чтобы освежиться. А… По дороге я споткнулась, и чуть не упала, и Драко подхватил меня, а Рон… Он как раз вышел из-за поворота, и решил, что Малфой хотел меня обидеть. Вот и все…

— Драко? — лениво спросил крестный, переводя взгляд на меня. Я кивнул, хотя понимал, что оправдание шито белыми нитками — мы с Джин оба растрепанные, моя одежда в беспорядке, губы у обоих припухли… Однако Северус ничего не сказал, только скептически усмехнулся, и кивнул. — В любом случае, праздник закончен, и вам пора расходиться. Мисс Уизли, проводите своего брата в больничное крыло, кажется, его раны лучше обработать, чтобы не осталось шрамов. Да, и его палочку он сможет утром получить у профессора МакГонагалл. Мистер Малфой, а вам надлежит через пять минут быть в Слизеринских подземельях, иначе это окажется нарушением школьных правил. На вашем месте я бы поторопился.

— Да, сэр, — отозвался я с легким поклоном. — Увидимся завтра, — сказал я Джинни вполголоса, коснувшись ее плеча. Она кивнула. В душе ворча на крестного, что он дал мне всего пять минут, я поспешил в подземельям, одновременно гадая, куда делись Поттер и Грейнджер, и каким образом Уизелу удалось, минуя их заботливые руки, оказаться так не вовремя… или так вовремя? Если бы не его появление я рисковал совершить самую большую ошибку, какую только мог — в этом я почти не сомневался… и все-таки, какая-то часть меня не могла не сожалеть о том, что мне пришлось остановиться…

Глава 7 Как защищается честь

Pov Гарри Поттера

Утро выдалось солнечное, так что я проснулся рано, когда солнечный лучик проник через окно в спальню 7 курса Гриффиндора и упал мне на лицо через незадернутый полог. Вчера я так устал, что умывшись и переодевшись в пижаму, кое-как добрел до кровати, и, рухнув на нее, тут же уснул, позабыв и про полог, и про сваленные кое-как на сундук вещи, и про все остальное.

Вчера вечером мы с Гермионой быстро отыскали Рона, даже не воспользовавшись Картой Мародеров. Лучший друг пьяно бормотал, шатающейся походкой топая по коридору, и едва ли осознал, кто именно подхватил его под руки, и куда его повели. Мы быстро отвели его в Гриффиндорскую башню, и уложили на кровать в его личной комнате. Эх, если б я знал, чем все закончится, я бы позаботился о том, чтобы переодеть его в пижаму, но Гермиона, все еще очень сердитая на него, настояла, что ночь, проведенная в одежде и ботинках, станет для Рона своего рода наказанием. В общем, мы уложили его, вроде бы уснувшего, на кровать, и оставили спать, а сами вернулись на праздник. Правда, вечеринка подходила к концу, однако я успел еще пару танцев потанцевать с Блейз. Малфоя уже не было видно, впрочем, я не сомневался, что он просто подцепил какую-нибудь девицу из тех, что вились вокруг него, и отправился развлекаться дальше.

Иногда мне даже было немного завидно из-за этой его способности легко и непринужденно общаться с девушками — порой казалось, что ему достаточно одного взгляда и улыбки, чтобы уговорить девушку если не встречаться с ним, то хотя бы подарить ему поцелуй.

Черт побери, а ведь я до сих пор даже с Блейз не целовался, хотя сам не знаю, чего я стесняюсь. Подростковые комплексы — я слишком хорошо помнил свой первый провал на интимном фронте. Хорошо, может, не провал, но все равно, успехом его точно нельзя назвать. Ну да, конечно, тот первый поцелуй с Чжоу нельзя назвать удачным, особенно если учесть, что максимум того, что я мог потом сказать о нем, так это то, что было «мокро». Нет, вообще, это не моя вина — Чжоу стала плакать о Седрике, и так далее, однако это безнадежно испортило впечатления о моем первом поцелуе, с девушкой, о которой я мечтал чуть ли не два года до этого. А потом еще слова Рона, когда я рассказывал им с Гермионой об этом, и упомянул, что Чжоу плакала — «Ты так плохо целуешься?». Конечно, это была шутка, все это понимали, но где-то в глубине души она посеяла во мне неуверенность — а что если он прав?

С Джинни была совсем другая история. Уж кто-кто, а она целовалась просто здорово! И в принципе, никогда не жаловалась на то, как это делаю я… Однако доля неуверенности во мне оставалась, ведь и обратного она тоже не говорила. Опозориться перед Блейз не то что не хотелось — да одна мысль об этом приводила меня в ужас! В принципе, я понимал, что лучше бы преодолеть свой страх — в конце концов, что ей за интерес встречаться с парнем, который не выказывает желания к поцелуям и тому подобному? И ведь при этом я не то чтобы не ИМЕЛ такого желания — да я порой ни о чем другом и думать не мог! Но стоило мне представить себе, как она отстраняется и говорит, что мне надо подучиться, или что нам лучше остаться друзьями… Меня охватывал настоящий ужас, хотя я и понимал, что если я не сделаю этого в ближайшее время, она, возможно, начнет подумывать о том, чтобы бросить меня»! Мерлин, еще месяц назад я с трудом мог представить, что решусь хотя бы просто словом с ней перемолвиться! Я не могу потерять ее теперь!

Мне определенно нужен был совет. Но с кем поговорить? Джинни в этом случае не годится — она все-таки девушка, и не очень разбирается в том, что на самом деле чувствуют и думают парни. Не изнутри, по крайней мере. Как бы мне хотелось иметь возможность поболтать с Роном, как в старые добрые времена! Но об этом нечего было и думать — вот уже три недели при виде меня лучший друг мрачнел и отворачивался, а то и вовсе торопился уйти подальше. Пару раз я даже пытался вызвать его на разговор и помириться, однако все заканчивалось лишь очередной перебранкой. Рон требовал, чтобы я прекратил общаться со слизеринцами, а я не собирался расставаться с Блейз, не говоря уже о том, что общение с Малфоем волей-неволей было необходимо, если я хотел оставаться в здравом рассудке. Я подумывал о том, чтобы посоветоваться с Дином или Симусом — оба были достаточно популярны у девчонок, чтобы иметь какой-никакой опыт, однако мы не настолько тесно общались с ними, как и с Невиллиом. Хотя, он-то как раз, помог мне с танцами — вот уж чего не ожидал! — но все равно, спрашивать совета о том, как узнать, хорошо ли ты целуешься — это было совсем другое дело!

В общем, пока я пребывал в растерянности. Да еще вчерашняя ситуация с Роном! Ну кто знал, что он проснется буквально через пару минут после нашего ухода, и опять попрется гулять по Хогвартсу! Я всегда думал, что если пьяный человек все-таки засыпает, это будет длиться до тех пор, пока он не проспится — оказалось, не обязательно. И надо было ему нарваться на Снейпа! Потеря семидесяти баллов, конечно, не так уж страшна — впереди еще три четверти учебного года, матчи по квиддичу, за которые мы получали приличное количество очков, да и все остальное, но нельзя было не пожалеть бедного Рона, вынужденного отрабатывать теперь наказание у Снейпа до конца семестра!

А еще меня насторожило поведение Джинни. Именно от нее мы вчера и узнали о выходке Рона, однако Джин ограничилась только самой общей информацией, ни словом не обмолвившись о том, откуда ей самой об этом известно, и за что именно Снейп наложил взыскание. По идее, праздник только-только закончился, и Рон мог просто не успеть дойти до гостиной, так что, баллы профессор, конечно, мог снять, но не СЕМЬДЕСЯТ же! Джинни, впрочем, похоже, что-то знала, однако говорить не захотела, пообещав, что все расскажет потом. Ну, в принципе, зерно смысла в этом было — мы все были усталыми и слегка навеселе после вечеринки.

Проснувшись, я взглянул на часы — было около девяти, и если я хотел успеть на завтрак, надо было поторапливаться. Встав с кровати, я чуть не застонал, увидев на сундуке сваленную неаккуратной грудой кольчугу, которую взял на прокат в хогсмидской лавочке карнавальных костюмов. Под ней помещались и остальные вещи, а главное — все это лежало на крышке сундука, где находилась чистая одежда! Пожав плечами, я рассудил, что после ночи в измятом состоянии хуже моему маскарадному наряду все равно уже не будет, спихнул его на пол и достал чистую рубашку, брюки, трусы и носки. Захлопнув крышку, я проскользнул в душевую — Невилла уже не было видно, но Дин и Симус еще мирно посапывали в свои подушки, и я не хотел их будить. (Не до того, как смогу принять душ не отвлекаясь на постоянные вопли поторапливаться и освобождать ванную, «потому как не один такой, и другим тоже туда надо, так что не будь свиньей, Поттер!»). Вообще-то, как капитан команды по квиддичу, я мог с полным правом воспользоваться ванной старост, однако тащиться туда через кучу этажей с утра, не имея возможности нормально переодеться? Особенно учитывая то, что до конца завтрака осталось около часа, а значит, на все про все у меня не больше пятнадцати — двадцати минут. Хорошо еще, сегодня суббота, и не нужно торопиться на занятия.

Быстро ополоснувшись под душем, я умылся, почистил зубы и провел пальцами по щеке и подбородку. Щетина у меня еще пока не появлялась, и, честно говоря, я был рад этому. Стоило только посмотреть на несчастного Невилла, который каждое утро вынужден был по пятнадцать минут выскребать свою молодую бороду, а потом щеголял свежими порезами, или Симуса, который страшно гордился своей жиденькой растительностью, и хвастался, что начнет отращивать бородку-эспаньолку как только щетина станет погуще. Лично я считал, что никакой вид бороды мне ни при каких обстоятельствах не пойдет, и серьезно размышлял о том, не существует ли какого-нибудь заклинания или зелья, чтобы решить эту проблему раз и навсегда? Ведь даже маглы, вроде, изобрели какие-то способы избавляться от ненужной растительности на теле, (правда, не уверен, что это годится и для лица тоже). Но в любом случае, у меня пока щетины не было, и это не могло не радовать.

Переодевшись, я убрал свою пижаму под подушку, распихал Симуса, кинул его подушкой в Дина, и, сочтя таким образом свой долг позаботиться о товарищах выполненным, со спокойной душой отправился завтракать. Настроение у меня было, несмотря ни на что, хорошим — да со мной часто такое бывало в такие деньки как сегодня. Никаких уроков, после завтрака тренировка по квиддичу, вечером свидание с Блейз, если повезет — а почему это мне не должно повезти? Не жизнь, а малина! (если б еще не маячившая где-то в перспективе битва не на жизнь а на смерть с самым жутким Темным магом всех времен, было б совсем хорошо).

Однако о Волдеморте думать сейчас совсем не хотелось, так что я спускался в гостиную, усмехаясь звукам, доносившимся из только что оставленной спальни — судя по всему, там завязался подушечный бой. А в гостиной меня поджидал еще один сюрприз. Не то, чтобы очень неожиданный, но все же приятный.

Когда я спустился, гостиная была почти пуста, и только в одном из кресел сидела Гермиона, с Живоглотом на руках. Сказав «привет», я прошел мимо: обычно в последние недели я привык к тому, что она ждала Рона, а не меня, и не нас обоих, как раньше. Однако к моему удивлению, Гермиона вскочила, сбросив кота с колен, и догнала меня у двери.

— Гарри, подожди меня, пожалуйста! — попросила она. Я придержал портрет Полной дамы, дожидаясь, когда моя подруга выйдет наружу.

— Что-то случилось, Гермиона?

— Нет, ничего нового, — покачала головой она. — Просто я…. Ты не возражаешь, если я пойду на завтрак с тобой вместе?

— Мерлин, да нет, конечно, — фыркнул я. — Просто ты обычно ждала Рона…

— Я зла на него, — мрачно отозвалась она. — И еще, я… Гарри, прости меня, пожалуйста!

— В смысле?

— Я… Я очень перед тобой виновата. Я не должна была поддерживать Рона в этой… Этой глупости! Он… Он был неправ. И я. Я тоже была неправа. Прости, Гарри… Мы… Мы практически предали тебя.

— Господи, Гермиона, ну что ты! — мне хотелось одновременно смеяться и плакать — я и не понимал, насколько сильно на меня давила ее отчужденность. Я протянул руки и крепко обнял ее, прижав к себе, и почувствовал, как она стиснула меня в ответ.

— Прости меня! Я… Я обещаю, я заставлю Рона опомниться!

— Он придет в себя. Со временим, — тихо сказал я, изо всех сил надеясь, что так оно и будет. — Ладно, пошли, а то завтрак закончится.

— Пошли, — легко согласилась Гермиона.

На завтрак мы заявились одними из последних. Я заметил снова рыжую голову Блейз за слизеринским столом, и ухмыльнулся ей, получив в ответ сияющую улыбку. Несколько минут мы играли в гляделки, потом Гермиона пихнула меня в бок, и потащила за стол. Положив себе в тарелку сэндвич с толстым слоем ветчины, немного бекона и кусочек яичницы, я принялся за еду, продолжая коситься на слизеринский стол. Малфой почему-то выглядел как-то непривычно взъерошено — ну, то есть, с его головой как раз было все в порядке, стрижка, как всегда уложена волосок к волоску. А вот одежда была надета небрежно — галстук просто висел на шее, не завязанный, рубашка расстегнута на две пуговицы, а мантия наброшена на плечи так, словно он вообще не обратил внимания на то, что и как надевал. Его взгляд рассеяно блуждал по нашему столу, ни на ком конкретно не задерживаясь. Я кивнул ему, когда он на мгновение задержался на мне, однако Малфой словно бы и не заметил, продолжая блуждать взглядом по залу.

Я пожал плечами — мало ли у кого в голове какие тараканы, и не мое дело лезть в душу Драко. Я с энтузиазмом принялся за свой завтрак, мысленно уже предвкушая тренировку через час. В последнее время поиграть в квиддич получалось нечасто — по турнирной таблице первый матч (через неделю) был Хаффлпафф — Рейвенкло, а потом (еще через месяц, в середине декабря) Рейвенкло — Слизерин, так что гриффиндорской команде поле давали неохотно. Я до сих пор удивлялся, что мне удалось-таки урвать такое время как сегодня — субботнее утро, и не самую рань, а после завтрака, когда тренироваться одно удовольствие.

Некоторое время мы с Гермионой поглощали завтрак в молчании, потом, слегка расслабившись, Гермиона проследила за моим взглядом — я опять переглядывался с Блейз, и, хмыкнув, потянулась к кувшину с тыквенным соком.

— Ну и как у вас дела? — спросила она. Я покосился на нее и пожал плечами.

— Да нормально. Мы встречаемся…

— Я не об этом, — отозвалась Гермиона. — Я имела в виду… Гарри, ты действительно влюблен в нее, или просто ищешь замену Джинни? Если да, то я не понимаю почему — ведь Джин свободна, и вы могли бы…

— Ох, Гермиона, не начинай еще и ты! То Рон меня доставал — «женись на Джинни», теперь ты туда же… Я влюблен в Блейз, понятно?

— Влюблен… Или любишь? — уточнила Гермиона. Я подумал. Крепко подумал — с Чжоу я, в свое время, тоже был уверен, однако… Я не знал Чжоу и вполовину против того, насколько знаю теперь Блейз.

— Люблю, — сказал я.

— Ты уверен?

— Да.

Кажется, Гермиона хотела спросить что-то еще, но в этот момент двери Большого Зала, чуть приоткрытые, как обычно, чтобы пропускать свежий ветерок из холла, распахнулись настежь, и в зал ПРОШЕСТВОВАЛ — иначе не скажешь — Рон, в сопровождении Симуса и Дина, которые шагали сзади него, словно свита. Я удивленно захлопал глазами. Выглядел Рональд не ахти как — мятая школьная форма, видимо, та же самая, в которой он ходил вчера, перед тем как переодеться в маскарадный костюм, волосы всклокочены, словно он и не прикасался к расческе с утра, глаза покраснели и воспалены. Однако шаг его был твердым, а на лице написана такая решимость, что мне стало не по себе. Что это на него нашло? Дин и Симус шагали за ним без улыбки, оба были серьезны и сосредоточены, словно готовые к серьезному испытанию. Может, что-то случилось, но что?

Тем временем Рон и его «свита» прошествовали по проходу, и остановились напротив Малфоя, который очнулся от своих мечтаний, и теперь с недоумением разглядывал странную процессию. Рон, горделиво вскинув голову, с минуту молчал и с вызовом взирал на него, а потом заговорил:

— Драко Люциус Малфой! Во имя магии, хранящей честь моего семейства, и согласно кодексу чести я вызываю тебя на дуэль дабы искупить нанесенное тобой чести моей семьи оскорбление! — провозгласил он. Я охнул. Какое оскорбление? Какая дуэль? Нет, Малфой, конечно, отзывался о семействе Уизли далеко не лестным образом — однако не говорил ничего такого, за что можно было бы вызвать на дуэль.

— Кто бы мог подумать… — протянул Малфой в своей лучшей манере «его Слизеринского Высочества». — Ты знаешь кодекс чести? Или просто прочитал дуэльную страницу оттуда? А ты знаешь, что я имею полное право послать тебя ко всем боггартам, если докажу, что никакого урона ничьей чести не было?

— Не после ритуального вызова, ты это знаешь! — возразил Рон, постепенно наливаясь бешенством. — Так ты принимаешь мой вызов, ты, трусливое ничтожетсво?! — лицо его скривилось в гримасе презрения. Малфой побледнел, его ухмылка исчезла, а глаза засияли сдерживаемой яростью.

— Ты ответишь за свои слова, Уизли, — бросил он, медленно поднявшись из-за стола — нарочито медленно, я бы сказал, так что каждое его движение, казалось, являлось прямым доказательством его презрения к собеседнику. — Когда и где?

В ответ губы Рона шевельнулись, однако я, к моему удивлению, не услышал ни слова, да и, судя по всему, никто в Большом зале не услышал, кроме самого Малфоя. Драко кивнул, и следующее слова Рона снова услышали все.

— Кто твой секундант? — спросил он. — Возьмешь кого-то из своих громил, как и в прошлый раз? — он намекал на нашу несостоявшуюся дуэль на первом курсе — но тогда Малфой только хотел подставить нас, да и что могли сделать друг другу два первокурсника, кроме мелких неприятностей? Теперь же дело обстояло куда серьезнее. Они оба почти выпускники, и я нисколько не сомневался, что Малфой умеет применять все три Непростительные. Конечно, до Авады вряд ли дойдет, он же не псих, в конце концов… Но и Рон тоже не лыком шит, особенно после занятий в ОД и бесконечных тренировок профессора Тёрнер.

— Гойл, — отозвался Малфой. — И Тео Нотт. По кодексу их должно быть два, если ты не удосужился прочесть всю страницу, — добавил он, глядя на Рона с выражением отвращения на лице. Оба названных им слизеринца мигом встали за спиной своего лидера, готовые, как мне показалось, хоть броситься в бой сию же минуту. И как он только добился такой преданности своих… Ну да, получалось, — друзей? Или просто, как он и говорил мне однажды, у слизеринцев принято стоить друг за друга против остальных, какие бы склоки ни раздирали факультет изнутри? Наверное, так и было… Да уж, стоило признать, что, несмотря на необычно небрежный вид, выглядел он все равно лучше и собраннее помятого и взъерошенного Рона. — Твои, надо думать, эти двое? — спросил он, с презрением меряя взглядом Дина и Симуса. — Полукровки в дуэли чистокровных. Отличная идея, Уизли, — фыркнул он. — Ладно, что с тебя взять… увидимся в полдень. — Драко с показной наглостью уселся на свое место, и демонстративно взялся за свою чашку кофе.

Рон еще пару секунд молча пыхтел, словно соображая, что бы такое сказать в ответ. Симус мягко коснулся его плеча, и кивком указал на наш стол, словно умоляя закончить уже с этой перепалкой. Рон кивнул, и повернулся к столу. Когда он увидел нас с Гермионой рядом, глаза его сузились. Пробормотав что-то себе под нос, он вместе с Симусом и Дином отошел к дальнему концу стола, и уселся с мрачным видом. Гермиона вздохнула, а я, поймав взгляд Малфоя из-за соседнего стола, закатил глаза, подражая ему. Слизеринец ухмыльнулся, шутливо отсалютовав мне чашкой кофе. Я ответил на салют кубком с тыквенным соком, а сам с тревогой подумал, как мое чувство долга переживет дуэль Драко и Рона? Нет уж, я еще с первых слов понял, что без моего участия этот поединок не пройдет. Вот только знать бы место и время дуэли! Но несложно было понять, что то, что их не услышал никто кроме Драко, было действием каких-то чар. Впрочем, на этот счет я особенно не переживал — на всякий случай у меня есть Карта Мародеров, чтобы следить за ними, и мантия-невидимка, чтобы пробраться к месту дуэли незамеченным. А это значит, что, квиддичная тренировка тоже накрылась медным тазом… хотя, может, все-таки еще нет? Рон волей-неволей должен на ней быть, да и Дин тоже: после того, как Кэтти Бэлл выпустилась в прошлом году, он заменил ее на месте охотника нашей сборной. Хотя времени в обрез — надо выяснить, в чем дело, и какое такое непоправимое оскорбление нанес Малфой чести семейства Уизли? Что такого он мог сделать, чего не сделал за прошедшие шесть с лишним лет?

— Хм, интересно, что же такого сделал Малфой, что Рон счел возможным вызвать его на дуэль? — размышляла тем временем вслух Гермиона, вторя моим размышлениям. — Кодекс многих чистокровных семей гласит, что существует ритуальная фраза, которая якобы чуть ли ни принуждает мага ответить на вызов… И ведь Малфой понял, то именно Рон имел в виду…

— А вы что, не знаете? — хихикнула сидевшая напротив Парвати Патил. — Ах, ну да, вы же, как раз, уходили вместе с Роном… Вчера в самом конце танцев такое было…

— Оу, да! — подхватила Лаванда, метнув на Рона мстительный взгляд — прошлогоднего разрыва она ему так и не простила. — В общем, вчера уже в конце вечера, Малфоя на белый танец пригласила Джинни Уизли.

— Джинни? — опешил я. Джинни пригласила МАЛФОЯ? Да быть этого не может!!! Немыслимо!!!

— Ага, — подтвердила Парвати. — И, надо сказать, танец был тот еще — они прямо липли друг к другу. Естественно, они, как и все, были немного пьяные, но все равно, не настолько, чтоб не соображать, кто есть кто. В общем, потом он ее пригласил на следующий танец, потом еще… Короче, они не уходили с площадки еще танцев пять или шесть. А потом Флитвик решил малость встряхнуть всех, и поставил «Ритмы Магии» от «Ведуний». Естественно, после ТАКОГО всем стало жарко, и многие парочки разбежались по окрестным уголкам, типа, проветриться… И эти двое тоже.

— Вот-вот, — подтвердила Лаванда. — А кое-кто еще гадал, было у них что-нибудь, или нет. Теперь тебе ясно? — она смерила подругу торжествующим взглядом. — Если бы у них ничего не произошло, то с чего бы это Уизли так взбесился?

— Фух! — фыркнула Парвати. — Подумаешь! Нашла чему удивляться… Хочешь сказать, если бы тебя позвал Малфой в укромный уголочек, ты бы не пошла!

— Хм… — Лаванда обернулась через плечо и посмотрела на Малфоя, который что-то спокойно говорил взволнованной Блейз, перекатывая в ладонях пустую чашку. — Ты права. Он, конечно, подонок, но выглядит потрясающе. Но это я, мне терять нечего, — она, помрачнев, бросила взгляд на Рона, и я обалдел от явного намека на потерю девственности. Не то, чтобы я не знал, что у них в прошлом году был сэкс, но одно дело — услышать это от Рона, а другое — от самой Лаванды. Гермиона сделала вид, что проигнорировала заявление Лаванды, однако я почувствовал, как она напряглась. Лаванда же продолжала болтать, как ни в чем не бывало: — А вот мелкой Уизли, насколько я слышала, пока еще есть что терять, и раз она пошла с Малфоем, значит, у Рона есть все основания на него нападать…

— Нет, — резко сказала Гермиона. — Малфой сказал, что легко может доказать, что никакого урона не было. Значит, у них и правда ничего не произошло…

— Ну, может быть, формально ничего, но уверяю тебя, то, о чем ты думаешь — не единственное, что может произойти между парнем и девушкой, — хмыкнула Лаванда. Я покачал головой. В том, что Малфой мог затащить Джинни в постель я почти не сомневался — надо было быть слепым, чтобы не заметить, что она ему нравится. Куда сильнее я сомневался в том, что она сама могла пойти на это. Хотя… Слизеринский принц чертовски обаятелен, да еще если учесть, что никто не остался трезвым на вчерашней вечеринке… Легкое опьянение, веселая атмосфера, танцы… Неудивительно, если она потеряла голову… Ох, Джин, и как же тебя угораздило?

Мда, тренировку, как ни жаль, придется как минимум сократить. Надо поговорить с Джинни — ну это, слава Мерлину, можно сделать и на квиддиче, и с самим Малфоем, что уже сложнее Но сначала надо отыскать кого-нибудь сведущего в этом дурацком кодексе, и выяснить как можно больше о правилах такой дуэли — вдруг удастся отыскать лазейку, которая позволит ее отменить? И начну я свои поиски как обычно, с самого надежного источника: спрошу Гермиону.

Pov Блейз Забини

Мда уж, ну и денек выдался, а ведь еще только утро! Началось все с того, что встав с утра пораньше, я тщательно вымыла голову, и с ужасом обнаружила, что средство для смывания краски с волос не действует так, как должно! Вместо того, чтобы вернуть моим волосам рыжий цвет, оно окончательно превратило меня в блондинку, причем самого отвратительного желтого оттенка, который получался у магловских девчонок, купивших некачественную краску, да еще и передержавших ее на волосах! Когда я сняла зачарованное так, чтобы автоматически высушивать волосы полотенце с головы, Дафна Гринграсс при виде меня разразилась смехом и одарила меня злобным взглядом, так что сразу стало понятно, чьи ручонки поколдовали над флаконом со смывающим зельем. Вот ведь змея, сама упустила время, переключившись с Гарри на Драко а теперь еще предъявляет претензии, что, дескать, с самого начала «забила» Поттера для себя, и я нарушила неписанную договоренность не вторгаться на территорию соседок по факультету. Хорошо еще, что, кроме Пэнси, остальные девчонки поддержали меня в том, что Дафна сама виновата, потому что начала встречаться с Малфоем. Но теперь она не упускала возможности хоть как-то навредить мне.

Впрочем, Дафна забыла, с кем имеет дело — у меня не зря было «превосходно» по зельям, да и я уже изучаю их на год больше, чем она. Быстренько проанализировав состав, я обнаружила, что соперница капнула в мой флакончик несколько капель раствора пыльцы цветов жгучей антенницы, от чего зелье поменяло свои свойства на противоположные — вместо того, чтобы смывать новый цвет, оно сделало его интенсивнее. К счастью, у меня в чемодане имелся второй флакон, равно как и полвина баночки с краской — мне просто не понадобилось все количество, которое продавалось в одной упаковке. Словом, капнув для усиления эффекта каплю сока мандрагоры, я быстро привела свои волосы в порядок, решив, что обязательно придумаю, как отомстить Дафне (слизеринка я или нет, в конце-то концов?).

Второй сюрприз преподнес Драко, спустившийся в гостиную перед завтраком. Начать с его вида — в полурасстегнутой рубашке, с развязанным галстуком, без мантии, с мечтательным взглядом… Даже волосы слегка растрепаны — кому-то, кто его плохо знал, могло показаться, что прическа Драко в порядке, но я-то знала, что подобный вид означает, что он едва провел расческой по волосам. Словно его ночью подменили! Я еле заставила его набросить-таки мантию на плечи, однако на все вопросы Малфой только отмахивался, говорил, что с ним все хорошо, и продолжал витать в облаках. А уж когда пришли на завтрак! Я всегда думала, что Драко Малфой, с мечтательным видом пялящийся на гриффиндорский стол, — это явление неестественное, и в природе не встречается. Однако вот вам, пожалуйста — во всей красе. Любуйтесь, как говорится. Нет, в принципе, после танцев и прогулки с его драгоценной Джинни, можно было ожидать от него какой-то реакции, не спорю, но чтобы ТАКОЙ? Неужели Драко по-настоящему влюбился? Немыслимо…

Но другого объяснения тому, что с ним творилось, я найти не могла. Ну не может Драко Малфой по иной причине мечтать о девушке, с которой еще даже не занимался любовью, — а в том, что у них еще ничего не было, я могла поклясться даже на Магическом Кодексе. Я достаточно хорошо знала Драко, чтобы видеть и чувствовать такие вещи сразу, да и Джинни не казалась мне девушкой, способной прыгнуть в постель к парню, с которым потанцевала несколько танцев, едва перекинувшись парой слов. Особенно если учесть их вечную вражду и взаимную ненависть ее братьев и всего семейства Малфоев, исключая, может быть, Нарциссу.

Небольшую отдушину я получила при виде Гарри — повеселевший, довольный, он вошел в Большой Зал вскоре после нас, о чем-то оживленно болтая с Гермионой Грейнджер. К моему облегчению, не было и следа его обычного в предыдущие недели плохого настроения, депрессии и грустных глаз. Я улыбнулась в ответ на его взгляд, и мы некоторое время переглядывались через столы и проход, улыбаясь друг другу.

Однако хорошее быстротечно, я поняла это при драматическом появлении Рональда Уизли в сопровождении пары гриффиндорских парней. А когда он бросил Драко ритуальный вызов, я засомневалась и в собственных умственных способностях. Неужели Малфой все-таки затащил мелкую Уизли в постель? Да как он только успел — и получаса не прошло с того момента, как они ускользнули с вечеринки, до того как взъерошенный и растрепанный Драко появился в слизеринской гостиной. Видок у него, конечно, был тот еще, но… Но не такой, как обычно после интимных свиданий.

Однако ответ Драко развеял мои сомнения — если он заявил, что может доказать, что никакого урона ничьей чести не нанес, значит они, максимум, целовались, ну может, чуть-чуть ласкались — но какой нормальный поцелуй без этого обходится, если подумать? Хотя если Уизел их при этом застал — неудивительно, что он так взбеленился. Да уж, и не знаю, благодарить ли небеса за то, что никого из профессоров не было в Зале в момент вызова, или, наоборот, со всех ног мчаться к Снейпу и умолять его запретить эту дуэль? Однако она уже стала делом чести, после того, как Уизли обвинил Малфоя в трусости, да и вызов был брошен по правилам — единственная неточность, это то, что Рон не знал полного имени Драко. Однако раз уж Малфой согласился на поединок, делать нечего — придется драться. Отступать некуда.

С завтрака мы с Драко уходили вдвоем — Тео утащил Гойла в библиотеку, чтобы заново прочесть дуэльную часть старого «Кодекса о поведении представителей старинных чистокровных семейств», о котором вспоминали в редких случаях, но ссылка на который, тем не менее, была неоспоримым аргументом для любого чистокровного мага, да и для некоторых полукровок тоже. Грег пошел с ним, страшно волнуясь, но расправив плечи от гордости, что Драко доверял ему настолько, что сделал своим секундантом. Я удивилась, признаться, что Малфой не выбрал вторым секундантом Крэба, но Драко, хмыкнув, пояснил, что, во-первых, не хотел оправдывать ожиданий Уизела, а во-вторых, хоть один из секундантов должен соображать побыстрее черепахи.

Мы направлялись по небольшому коридору к лестнице, которая вела вниз, в подземелья, когда Драко вдруг замер посреди прохода, и, быстро извинившись, свернул в небольшое ответвление, где находилась старая классная комната. Уж и не знаю даже, что там в свое время преподавали — сейчас там осталось только несколько старых парт и доска на стене. Мгновение я колебалась, но потом слизеринское любопытство все-таки взяло верх. Я осторожно прокралась следом, и постаралась найти место, где меня не смогут заметить, даже если выглянут или выйдут из двери — это оказалось не так уж трудно, стена в этом месте плавно поворачивала, так как комнатка находилась на нижнем этаже небольшой круглой башенки. Спрятавшись за изгибом башни, я навела на стену комнатки чары, которым научил меня Диего в Бразилии — они словно открывали в двери или в стене, окно, через которое прекрасно видно было то, что происходит внутри. Разумеется, изнутри его при этом видно не было. Правда, от моих чар несложно было защититься при помощи простейших охранных заклинаний от прослушки или подглядывания, но, чтобы воспользоваться ими, нужно хотя бы знать, или предполагать, что тебя могут подслушивать. Вот например на личной комнате Драко эти чары не работали, хотя я и применяла-то их только для того, чтобы удостовериться в этом.

Вообще-то я почти ожидала, что, войдя в комнату, Малфой предпримет что-нибудь дл того, чтобы защитить себя от любопытных ушей — но видимо, ему было не до того. В комнате он оказался не один. Спиной к двери и к нему, стояла невысокая девушка, которую нетрудно было узнать даже со спины. Ни у кого в Хогвартсе больше не было таких пламенных темно-рыжих волос, которые, как и мои, от природы завивались крупными кольцами.

— К тому же, наши семьи всегда враждовали. Веками, — говорила она, видно, заканчивая какую-то фразу. Впрочем, смысл все равно был понятен. — Мои братья тебя ненавидят. И Рон среди них далеко не самый упрямый.

— Я не боюсь твоих братьев, — возразил Драко, делая шаг к ней. Джинни помотала головой. — Джинни… Ведь вчера между нами что-то было — что то особенное…

— Я была пьяна. Только и всего, — резко сказала она. — Мне достаточно одного-двух бокалов, чтобы захмелеть. Я плохо соображала, к тому же, мне хотелось отделаться от Дина. Не принимай близко к сердцу, Малфой.

— Еще минуту назад ты говорила иначе, — возразил он. Его плечи напряглись, я видела, даже не имея возможности рассмотреть его лицо, что Драко мучительно пытается взять себя в руки, и что ему больно от ее слов.

— Я просто не хотела ранить твои чувства, — холодно сказала Уизли. — но раз уж ты решил настаивать… Между нами ничего нет, Малфой. Пара поцелуев в эйфории от вина и танцев — какая ерунда. Ты ведь понимаешь это?

— Да, — резко выдал Драко после некоторого молчания, во время которого он отчаянно боролся с собой. — Да, это… То, что я и хотел сказать с самого начала. Я просто… хотел посмотреть на твою реакцию, если сделаю вид, что… Что в этом что-то было, — с усилием проговорил он, однако в его словах было столько сдерживаемой боли, что не понять, что он говорит это только для видимости, было невозможно.

— Ну что ж, — Джинни, наконец, повернулась, и я увидела ее лицо — бледное, хотя и решительное, а в голубых глазах — непролитые слезы. — Что ж, я рада, что мы все выяснили, — скала она, стараясь говорить холодно, но голос ее дрожал. — Значит, между нами ничего нет и быть не может, не так ли?

— Именно так, Уизли, — отозвался Дрей. Мерлин, я никогда еще не слышала, чтобы голос Малфоя звучал ТАК — так словно Драко приходилось говорить с кинжалом в груди. Боль, сдерживаемые слезы, отчаяние — и вместе с тем решимость и неистребимая малфоевская гордость, заставляющие его высоко держать голову, даже когда все его мечты рушились на глазах. Я с трудом сдерживала собственные слезы — слезы жалости к этим двоим, которые своими руками рушили то, что могло превратиться в нечто прекрасное и удивительное для них обоих.

— Ну, ладно, тогда, я, пожалуй, пойду. Удачи тебе на дуэли, только постарайся не убить и не покалечить моего братца. А то тебя посадят в Азкабан.

— Ты печешься обо мне или о нем? — горько фыркнул Малфой.

— Не льсти себе, он мой брат все-таки… — отозвалась она, опуская голову, чтобы он не мог как следует разглядеть ее лицо. — Ладно, я, и правда, лучше пойду.

— Угу… — отозвался он, все еще стоя спиной к двери.

Джинни прошла мимо него, и, подойдя к дверям комнаты, протянула руку, чтобы открыть, но не удержалась — гриффиндорская эмоциональность! — и обернулась, чтобы бросить на него последний взгляд… Наверное, она смогла бы еще уйти, опустить глаза и скрыться, если бы Драко не выбрал именно этот момент, чтобы тоже обернуться ей вслед. Их взгляды встретились. Джинни на мгновение застыла, а потом бросилась к нему, в два шага преодолев разделяющее их расстояние. Драко протянул руки и подхватил ее. Их губы слились, и я могу поклясться — я еще никогда не видела такого пылкого, страстного и отчаянного поцелуя. Мне доводилось натыкаться периодически на Малфоя и его девушек в такие моменты, но ни одну он не целовал с такой отчаянной нежностью, никогда раньше его изящные пальцы не перебирали тяжелые длинные волосы на затылке девушки так, словно пытались навсегда запомнить это ощущение. Вторая рука Драко обвилась вокруг талии Джинни, крепко прижимая девушку к его телу. Она тоже обнимала его, ее руки поглаживали его спину и плечи. Джинни активно участвовала в поцелуе, не будучи просто безвольной куклой в руках Малфоя, а наоборот, охотно ему отвечая.

Однако это продолжалось недолго. Руки девушки соскользнули со спины Драко и легли ему на грудь, потом уперлись и с силой оттолкнули его, прерывая поцелуй. Он не выпустил ее до конца — рука, обнимающая талию Джинни, все еще оставалась на месте. С отчаянием юноша заглянул ей в глаза.

— Значит, это решено? — тихо спросил он. — И нет никакой надежды?

— Да какая надежда могла быть у нас с тобой? — всхлипнула она. — Мои братья убьют тебя, если узнают, что ты хотя бы посмотрел на меня, и никакие уговоры их не остановят. Один даже уже пытается… А твоя семья? Разве вы примете в свой род нищебродку вроде меня?

— Не говори так…

— Почему? Ты всегда называл так Рона, и всю нашу семью тоже. Я все еще часть этой семьи. Ничего не изменилось. Тебе даже просто встречаться со мной не позволят! Как бы нам ни хотелось иного, Драко… — он закрыл глаза и несколько секунд молчал, но потом все-таки заговорил с тяжелым вздохом:

— Ты права. У наших отношений нет будущего, как бы нам ни хотелось обратного… Ну что ж, тебе и вправду лучше уйти в таком случае… — и он еще крепче прижал ее к себе, обняв за плечи второй рукой.

— Так пусти меня! — снова всхлипнула Джинни.

— Да, конечно… Через минуту… — отозвался Драко, и снова прижался губами к ее губам. Я прикрыла глаза. В подглядывании за таким моментом было что-то… неприличное, почти бесстыдное, но сдержаться я не могла — открыв глаза, снова уставилась на них — на то как нежно, и в то же время пылко ласкают друг друга их руки, как движутся губы, когда он проникает языком ей в рот, лаская его изнутри… Наконец Драко с видимым усилием оторвался от Джинни, и, выпустив ее, отступил. — Иди, Джин, тебе пора, — быстро сказал он, словно боясь вновь передумать, или не справиться с собой.

— Драко…

— Уходи! — рявкнул он. Кивнув, она отвернулась от него, и пошла к двери, с каждым движением ускоряя шаг, и у двери почти бежала. На этот раз не оглянувшись, Джинни выскочила из дверей и опрометью бросилась по коридору. Драко стоял молча, закрыв глаза, и обхватив себя руками, словно пытался запомнить и навсегда сохранить в памяти вкус ее губ и ощущение ее тела. Я погасила чары и вышла из коридора. С одной стороны, надо было идти в подземелья и делать вид, что мне все невдомек, но не было ни сил, ни желания. Я кое-как добралась до ближайшего подоконника и уселась на него. Я чувствовала себя странно опустошенной, словно это мне, а не Драко только что пришлось пережить разрыв с любимым. В глазах кипели непрошеные слезы, хотя я и отдавала себе отчет в том, что реветь из-за чужих бед — это абсолютно не по-слизерински.

Так я и сидела, пока из бывшей классной комнаты не появился Драко. При виде его я изумленно заморгала — вместо взъерошенного и растрепанного парнишки, каким он был с утра, передо мной предстал Серебряный Принц Слизерина во всей красе. Идеально уложенные волосы, падающие на лоб челкой с двух сторон, рубашка застегнута, галстук аккуратно повязан. Мантия надета как надо, и выглядит так, словно ее только что отутюжили умелой рукой. Но самое главное — как он держался! Расправленные плечи, идеально прямая спина, гордо вздернутый подбородок — осанка Драко всегда была безупречной, а в этот момент она вообще могла служить эталоном. В глазах — ни следа той боли и отчаяния, которые плескались в них во время разговора с Джинни, — только обычное малфоевское высокомерие и отмеренная, нарочитая наглость.

— Блейз, что ты здесь делаешь? — спросил он, увидев меня.

— Жду тебя, — отозвалась я, решив не вдаваться в подробности. Впрочем, скрывать от него что-то, в принципе, дело довольно безнадежное, однако Малфой не проявил стремления расколоть меня. А может, дело было в том, что ему не хотелось лишний раз ворошить произошедшее.

— Ну так идем? — сказал он. — Мне еще надо подготовиться к этой долбанной дуэли!

— Ты же не думаешь, что Рон Уизли представляет для тебя опасность? — фыркнула я.

— Да боггарт его разберет, — пожал плечами Драко. — Поттер их там прилично натаскал в свое время в этом их «ОД», хотя Уизел есть Уизел, чтоб ему прожить тыщу лет и больше никогда не охотиться!

Я хихикнула — фразочку эту Малфой тоже подцепил из какого-то магловского кино, однако она была довольно забавной. Вот только Драко не смеялся — даже не улыбнулся.

— Ты прав, на уроках у Тёрнер он никогда особенно не блистал, да и у Дамблдора тоже в этом году, — сказала я. — Но все равно, не забывай, ты не должен применять ничего запретного, потому что эти его гриффиндорские секунданты не упустят возможности обвинить тебя в применении незаконных заклятий и упрятать в Азкабан. Я, конечно, понимаю, ты скучаешь по Люциусу, но встречаться с ним такой ценой, думаю, все же не стоит.

— Не городи ерунду, Блейз, я не такой идиот, чтобы на дуэли применять непросительные, — фыркнул Малфой. — К тому же, я больше чем уверен, что кто-нибудь из тех, кто слышал его вызов, уже стучит в дверь к Дамблдору, вопя, что в школе намечена дуэль. Нам в лучшем случае позволят дойти до места.

— Особенно, учитывая тот факт, что никто кроме вас двоих не знает, где оно, — хмыкнула я. Драко, застыв, удивленно уставился на меня.

— Так это что, реально работает? — спросил он. — Я думал, это сказки!

— Ты о чем?

— О Защите Ритуального Вызова! В Кодексе сказано, что если один чистокровный вызывает другого, и оба семейства обладают Родовой магией, то ритуальная фраза как бы взывает к ней, и создает защиту, которая охраняет дуэль от того, что может ей помешать.

— Теперь уже ты городишь ерунду, — фыркнула я. — Ты хочешь сказать, что вашу дуэль остановить или предотвратить невозможно?

— Возможно, но только без урона чести. Ну, например, если заставить Уизли извиниться передо мной, и убедить его в том, что никакого урона чести его сес… семьи я не нанес, — Драко пожал плечами, и негромко хмыкнул. — Ну, или можно убить одного из нас заранее.

— Так где же все-таки назначена ваша дуэль?

— Блейз! — он покосился на меня, и я тут же приняла оскорбленный вид.

— Ты что, думаешь, я побегу к Дамблдору с воплями «остановите дуэль!»? — спросила я. Драко хмыкнул.

— Ну, не с воплями… Ладно. В полдень. В старой Обсерватории.

— В полдень? — я фыркнула. — Да уж, Уизел явно не подумал, когда назначал такое время. Можешь не спешить, он не придет. Его убьют раньше.

— Как это?

— У гриффиндорской команды в половине одиннадцатого тренировка по квиддичу. Гарри месяц доставал мадам Хуч, чтобы выбить поле на три часа в нормальное время. Команда в лепешку расшибется, но не отпустит своих Охотника и Вратаря, будь у них назначено хоть три дуэли одновременно!

— А-а… — пожал плечами Драко. — Ну, если до полдвенадцатого к нам не придет или не прилетит парламентер с просьбой отложить, я все равно должен быть в Обсерватории вовремя. Ты поможешь избавиться от слежки? Не сомневаюсь, что уж это-то нам обеспечено.

— Дрей, мне все это не нравится… Дуэль дело серьезное…

— Да, но если все пойдет по правилам, то для жизни угрозы нет… Хотя, это же Уизли. От него даже Экспеллиармус может сработать через пень-колоду и оторвать мне голову, — хмыкнул Драко.

— Драко, да будь ты серьезен! — вспылила я.

— Зачем? — пожал плечами Малфой. — Я не боюсь, Блейз. Мне сейчас… Мне все равно, даже если что-то пойдет не так.

— Ты что, умирать собрался? — опешила я. Драко одарил меня возмущенным взглядом.

— Естественно нет! — воскликнул он. — Я Малфой, милая, мы не кончаем жизнь самоубийством, и не бросаемся под Аваду и прочее из-за несчастной любви! — он замолк, и в замешательстве уставился на меня, сообразив, что в запале ляпнул кое-что лишнее. Но я только покачала головой.

— Драко, Драко, когда ты перестал мне доверять? — спросила я. Он пристыжено опустил взгляд.

— Прости сестренка, — выдавил Дрей наконец. — Просто… Это казалось слишком… слишком личным, чтобы делиться с кем-то. И потом… Все равно ничего не вышло.

— Бедный ты мой, — вздохнула я, обнимая брата за плечи. — Из всех девчонок в школе, угораздило же тебя влюбиться именно в ту, у которой шесть братьев, и все тебя ненавидят.

— Ну, допустим, ненавидят меня только трое, — возразил Драко, невесело усмехнувшись. — Остальные едва знают о моем существовании. Однако это не помешает им стереть меня в порошок, если они узнают, что я хотя бы подошел к их маленькой сестренке ближе, чем на метр. Причем, заметь, без всякой магии.

Дальнейший путь до нашей гостиной мы прошли молча. Там Драко ушел переодеваться, а я вытащила из своих книг «Историю Хогвартса», чтобы перечитать главу о старой Обсерватории». Так что к тому времени, как Малфой закончил возиться со своей внешностью (а времени это занимало немало, он один только душ принимал минимум полчаса), я была уже «в теме».

Справедливости ради, стоит заметить, что выглядел Драко просто великолепно — не так официально, как обычно, и, может слегка мрачновато, но стильно. Черные брюки, подчеркивающие стройную талию и изящную фигуру, легкий темно-синий пуловер его любимого «королевского» оттенка, из-под которого видна безукоризненно белоснежная рубашка. Галстука на Малфое не было, зато значок старосты красовался на груди, равно как и значок капитана квиддичной сборной ниже, оба начищенные до блеска. Усевшись напротив, он бесцеремонно заглянул в мою книгу, удивленно присвистнул, и усмехнулся своей обычной малфоевской ухмылкой.

— Ну что, нашла что-нибудь интересное? — осведомился Драко, приподнимая одну бровь.

Я улыбнулась и кивнула, не отводя взгляда. Как все-таки красив, мерзавец! Недаром все первоклашки от него без ума, особенно эта девчонка, Тереза. Когда Дрей в больнице рассказал мне о подслушанном разговоре, я чуть со стула не свалилась от смеха, и до сих пор иногда дразнила его «заколдованным принцем». Правда, он не сказать, чтобы особенно бесился. Но фантазия Терезы вызывала даже некоторое уважение — это ж надо таких сказок наплести! А потом и еще с три короба небылиц напридумывать, лишь бы прикрыть свое невежество… И еще отвлечь всех от того факта, что сама влюблена в него по уши. Впрочем, на этот счет можно не особенно волноваться — девчонки такого возраста всегда влюбляются в старшекурсников, или знаменитых квиддичных игроков, или певцов, или учителей… Но это очень быстро или проходит, или переключается на новый объект.

— Э-эй, ау! Земля вызывает Блейз Элизабет Забини! — Драко, смеясь, отвлек меня от размышлений, кинув в меня маленькой диванной подушкой. Я запустила ей в него обратно, и грозно сдвинула брови, когда он поймал ее на лету, и приготовился снова зашвырнуть в меня.

— Драко Томас Люциус Малфой! Ты хочешь узнать про старую Обсерваторию, или попрешься туда просто так? — с притворной суровостью рявкнула я, но должного впечатления это не произвело. Дернув плечом, Драко бесцеремонно засунул подушку себе под бок, уселся поудобнее, и ответил мне взглядом, полным самоуверенного превосходства.

— Можно подумать, я не читал «Историю Хогвартса»! — фыркнул он. — Не путай меня со своим ненаглядным Поттером. Если я не помню деталей, это не значит, что я совсем ничего не знаю про старую Обсерваторию. Ее закрыли пятьсот лет назад, из-за каких-то неудачных опытов, после чего и построили современную Башню Астрономии взамен. Хотя, конечно, со старой Обсерваторией ей не сравниться, там была масса всего полезного и интересного, помимо телескопов и прочего астрономического оборудования. Однако после той катастрофы использовать ее стало невозможно. Вроде там сместился магический баланс, и из-за этого вся Обсерватория стала неустойчивой, как в прямом, так и в переносном смыслах. Одну из башен и вовсе пришлось запечатать Безвыходным заклятием — не понимаю почему, правда. Какой смысл, если туда можно войти, но нельзя выйти… Разве что…

— Разве что дорогу преградить хотели не кому-то снаружи, а тому, что находится внутри, — закончила я. — Если верить «Истории», там в результате каких-то экспериментов со звездной энергией и еще какими-то переменными вызвали к жизни слишком могучую магию, чтобы можно было с нею справиться. Сместились оси времени и пространства, и в Башне появилась какая-то древняя нечисть, которой никто не видел вот уже лет восемьсот, а может, и тысячу. Профессора Хогвартса, действуя все вместе, сообща, кое-как восстановили баланс, и от нечисти тоже с трудом, но избавились, но какие-то последствия все равно остались. Вот эти самые «последствия», думаю, и запечатали в Башне Рассвета.

— Это-то понятно, — кивнул Драко. — Меня интересует другое. Если там так опасно — смещение времени, пространства, магии, куча нечисти и всего прочего, так зачем было оставлять дорогу ТУДА? А если забредет кто-то из первокурсников?

— Если верить книге, — повторила я, — то Башню запечатали именно так потому, что через Безвыходное заклятие пройти невозможно ни при каких условиях. А дорогу ТУДА тоже закрыли, только не так надежно. В общем, ни первокурснику, ни вам с Уизли туда не пройти. Но Обсерватория и так достаточно большая, вам и без Башни места для дуэли хватит. Если только вы не одумаетесь.

— После «трусливого ничтожества»? — фыркнул Драко, и его глаза опасно блеснули знаменитым малфоевским серебром, отличавшим глаза представителей этого рода от всех прочих. — Это вряд ли. Довольно я спускал Уизелу с рук все его мелкие пакости и оскорбления. Сегодня у меня настроение расквитаться за все.

— Драко! — ахнула я, но яркое серебро его взгляда лишь полыхнуло ослепительной вспышкой снова. — Послушай, если ты…

— Нет, — отозвался брат, и властность его голоса и необоримая сила, которую излучала, казалось, вся его изящная фигурка, заставили меня задрожать. — И не будем больше об этом, сестренка, — голос Малфоя потеплел, а ярость в глазах померкла. — Я буду в порядке, обещаю. Грег и Тео позаботятся обо мне, если что. И не забудь, Уизел, конечно, придурок, но он гриффиндорец, и…

— Гриффиндорец! — фыркнула я. — Как будто это диагноз! Да и какой из Уизела гриффиндорец — одно название! Вот Невилл Долгопупс — тот гриффиндорец, хоть и увалень! Дин Томас — гриффиндорец! Гарри — тоже. От них я бы не ждала никакой подлости, они по-настоящему благородны. А вот Уизли… По-моему он урод даже в своей семье.

— Ты преувеличиваешь. Ведь попал же он к красным, в конце концов…

— Да, благодаря семейству, — хмыкнула я. — И не уговаривай меня. По-настоящему благородный человек не бросил бы своего друга в трудную минуту из-за собственной зависти! Черт, Драко, ты стпроцентный Слизеринец, но будь ты другом Гарри, разве ты отвернулся бы от него на четвертом курсе из-за того, что его выбрали на Турнир Трех Волшебников, а тебя нет?

— Я не такой дурак, — тряхнул головой Дрей. — Будь я другом Гарри, я бы ему поверил… Да я и верил ему, даже тогда. Ну как можно было сомневаться! Но все равно, дружеские отношения это одно, а…

— Может, ты и прав, и я просто зла на Рона, за то, что из-за него Гарри несчастен… Знаешь, нелегко, когда тебя бросает лучший друг. Я все время вижу, как ему плохо из-за этого, а теперь еще ваша дуэль… Ты представляешь, что это для него значит? Ты — практически мой брат, а Рон — его лучший друг…

— Черт! Поттер… Как же я о нем-то не подумал? — Дрей прикусил губу. Сначала мне показалось, что это он язвит в своей обычной манере, но через пару секунд до меня дошло, что Драко и правда обеспокоен. Я удивленно захлопала глазами. — Вот что, Блейз, мне нужна твоя помощь. Сестренка, я потом тебе все объясню, но сейчас…Прошу тебя!

— Ты еще не сказал, что именно тебе нужно, Дрей, — возразила я.

— Мне нужно, чтобы ты сейчас пошла, нашла Поттера, и позаботилась о том, чтобы он в полдень и близко не подходил к Восточному крылу вообще, и к Обсерватории в частности. Сделаешь?

— Что? — у меня даже рот от удивления открылся.

— Нельзя допустить, чтобы он присутствовал на дуэли, — отозвался он. — Блейз, поверь мне, это очень важно!

— Действительно важно? — Я нахмурилась. Что-то не особенно свойственно Малфю так волноваться за Гарри. Конечно, он о нем беспокоился и даже спас ему жизнь, но все-таки, такие эмоции…

Додумать мне не дало что-то маленькое и шустрое, похожее на большой и пушистый снитч — переросток, вылетевшее из камина, и заметавшееся по гостиной с громким верещанием. Пару минут мы взирали на это непонятное нечто с изумлением, а потом Малфой одним плавным, текучим движением метнулся вперед и вверх — прямо из той вальяжной позы, в которой расположился на диване. Да уж, может, он и не такой великолепный ловец, как Гарри, но все-таки ловец, и неплохой. Мгновение — и непонятный пушистый комок уже был у Драко в руках, и оказался крохотной совой — никогда прежде таких не видела.

— Ага, а вот и парламентер, — довольным тоном сказал Малфой, отцепляя от совиной лапки скрученный в три погибели пергамент. — Ну вот, что я говорил? — хмыкнул Драко, прочитав письмо. — Уизли просит перенести Дуэль на четыре часа пополудни. Как мило с его стороны — вот теперь уж точно кто-нибудь доложит Дамблдору, и нам запретят эту идиотскую дуэль. К черту!

Он схватил первое попавшееся перо, быстро набросал несколько слов, и, скрутив пергамент обратно, прицепил его к лапе совы, которую все еще удерживал правой рукой.

— Лети к хозяину! — сурово приказал Драко. Сова, с громкими возмущенными воплями облетев гостиную, снова вылетела через дымоход, а Дрей опять рухнул на диван, и откинул голову на спинку, прикрыв глаза.

— Что ты ему ответил? — спросила я.

— Или в два, или поражение по неявке, — отозвался он. — Пусть поторопится после своей тренировки. Не собираюсь тратить на это весь день! Мне еще эссе писать по Зельям, и рассчитывать третий элемент для МакГонагалл.

— Только не говори, что тебя сейчас волнуют домашние задания! — фыркнула я. Драко пожал плечами.

— Надо же чем-то себя занять, — возразил он. — И лучше, если это будет что-то полезное. А ты не забудь наш уговор. Займи Поттера на время дуэли. Делай что хочешь, Блейз, хоть в постель его тащи, но в Обсерватории он появиться не должен.

— О-о, — я хмыкнула, нарочито игривым тоном. — А можно воспользоваться твоей комнатой?

— Убью обоих, — мрачно пообещал Дрей. — Я же не серьезно насчет постели.

— Знаешь, что, Драко, если я решу затащить Гарри в постель, я не стану спрашивать твоего разрешения! — вспылила я. Дрей на мгновение хотел было возмутиться, и даже набрал в легкие воздуха, чтобы издать протестующий вопль, однако в последний момент передумал.

— Дело твое, — сказал он, вздохнув. — Только не забудь о контрацепции.

Ответить мне не дали ввалившиеся в гостиную Грег и Тео, заявившие, что они полностью готовы исполнять обязанности. Тео не без гордости объявил, что запугал нескольких первоклашек, которые собрались донести о дуэли профессорам, а остальные, кого они встретили, наоборот, весьма заинтересованы результатом и даже делают ставки. Меня это малость возмутило, однако Драко только пожал плечами, и сказал, что не против, если кто-нибудь заработает на нем денег. Единственное, что его огорчило — это то, что ставки оказались примерно равны. Неужели кто-то мог счесть Уизела достойным противником Малфою?

Следующие два часа мы провели почти что в молчании. Драко сосредоточенно рассчитывал формулу по Трансфигурации, скрипя пером, и то и дело с шипением исправлял палочкой ту или иную цифру или переменную. Я листала «Историю Хогвартса», пытаясь найти где-нибудь в тексте еще упоминания об Обсерватории, однако ничего существенного не нашла. Наконец в половине второго Драко встал, захлопнул учебник, убрал перо и пергамент, на котором писал, закрыл чернильницу, и объявил Тео и Грегу, которые коротали время за игрой во взрывающиеся карты, что им пора идти. На меня Дрей кинул заговорщический взгляд, и я, вздохнув, отправилась на поиски Гарри.

Однако в Большом Зале на обеде его не было, в Гриффиндорской башне — тоже. С поля для квиддича он ушел едва ли не раньше Рона с Дином, едва закончилась тренировка, как сказала мне Демельза Робинс. В общем, обегав весь Хогвартс, я поняла, что Драко, если останется в живых, свернет мне шею — Гарри я так и не нашла.

Pov Драко Малфоя

В Обсерваторию Мы с Гойлом и Ноттом заявились раньше, и не удивительно. Во-первых, из подземелий до Восточнойго крыла, где располагается класс Травологии, ближе (правда, профессор Стебль пользуется классом редко, предпочитая практическую работу в теплицах, однако пару раз в год ей все-таки приходится проводить занятие здесь, когда нам надо написать тест или контрольную работу). Во-вторых… Гриффиндорцы, даже такие образцовые, как Поттер, не отличаются пунктуальностью, и Уизли с его секундантами не были исключением. Ну а в-третьих, вышли мы загодя, чтобы первыми осмотреть место битвы и найти слабые и сильные его стороны.

Даже странно, что за все годы учебы мы ни разу не пытались пробраться сюда. Ну, с одной стороны, нам вроде было и незачем. Место здесь не ахти какое — интересное, но жутковатое, честно говоря. Магия нестабильна, и даже каменные стены, казалось, обветшали, чего с остальными частями Хогвартса не наблюдалось, а строили большинство зданий одновременно, исключая, Башню Астрономии. Шагая по растрескавшимся каменным плитам внутреннего дворика, я чуть ли не кожей чувствовал опасность, нависшую над нами. Само здание Обсерватории, конечно, было частью замка Хогвартс, но и в то же время его можно было назвать и отдельным строением. Большие двустворчатые двери, крепко запертые, вели в обширное помещение, величиной, должно быть, не меньше Большого Зала, или хотя бы Танцевального. Отойдя чуточку от ворот, обратно в окруженный увитой плющом галереей дворик, можно было разглядеть, что здание венчал широченный купол, еще не обвалившийся от времени, хотя нестабильная магия этого места, вкупе с витающим в воздухе напряжением, не могли не оказывать дурного влияния даже на камни стен. По бокам основного купола возвышались две башни, не особенно высокие, по сравнению с Астрономической, но если учесть, что строили их около тысячи лет назад (прим. автора — я не помню, как по канону, так что в моем варианте Хогвартс основали и построили тысячу лет назад)… Строение впечатляло.

Правая из башен, Башня Заката, судя по всему, обветшала и почти обвалилась. Отдельная дверь, которая вела в нее из дворика, минуя саму Обсерваторию, рассохлась и прогнила почти насквозь, хотя каким-то чудом еще держалась на своих ржавых петлях. Стены кое-где тоже сияли прорехами, там, где из каменной кладки выпадали вымытые дождем или вытряхнутые магической нестабильностью камни. Крыша башни обвалилось, и можно было только гадать, какой она была. Судя по всему, такой же, как у ее соседки.

Башня Восхода, та самая, с которой и началась катастрофа, после которой запечатали Обсерваторию, по сравнению с Закатной, казалась почти новенькой, словно ее только что построили. Каменная кладка — ровная, без единого выступа или щербинки. Высокий стеклянный купол, венчающий ее, конечно, не сверкает на солнце, однако даже отсюда видно, что стекла целы. Видно, именно под этими куполами раньше располагался основной центр наблюдений за небом — за двумя ночными полушариями неба, как верили раньше.

Меня разбирало любопытство, и я подошел поближе. Наверное, когда-то башни были идентичными, и отличались только тем, что были обращены в разные стороны. Однако кое-какое отличие в изначальной планировке виднелось и сейчас. В Закатной башне внизу, как я уже заметил, виднелась дверь. Здесь же — гладкая стена, с небольшими выступами, отдаленно напоминающими дверную арку. Я приблизился почти вплотную, и, протянув руку, коснулся холодного камня. Под ладонью, вроде, была обычная стена — такая же, как и все стены в Хогвартсе, однако подушечки пальцев кольнуло смесью адского холода и нестерпимого жара. Я поспешно отдернул руку. Вот оно что… Значит, дверь все же была — и именно ее запечатали Безвыходным заклятием, а потом еще и замуровали для верности. Или поставили какую-то иную защиту, которая просто создает видимость стены, а на самом деле — это чистой воды чары? В любом случае, простому школьнику здесь не пройти

Обдумать этот вопрос как следует мне не дали.

— Малфой! — полный презрения и вызова голос Уизела из-за плеча. Я обернулся. Рыжий гриффиндорец стоял в десяти шагах от меня, за его спиной возвышались оба его секунданта. Вот странно, все трое были в обычной школьной форме… Я думал, они даже переодеться не успеют после своей тренировки, но, видно, Поттер отпустил их пораньше. Наверное, пришли они не тем же путем, что и мы, а через коридор, что выходит к северному углу двора. Я встал напротив Уизли, выпрямившись и разведя плечи, словно перед началом фехтовального поединка. Тео и Грег уже спешили ко мне с другой стороны двора, и быстро заняли позицию за моей спиной, словно копируя позу гриффиндорцев. Мне стало смешно — детский сад, право слово!

— Уизли, — процедил я сквозь зубы. — Вижу, ты не опоздал, — я бросил взгляд на часы — было без двух минут два. — Ну что, начнем? Не будем зря терять время. Тео, будь добр.

Нотт, прекрасно поняв, что от него требуется выступил вперед.

— По правилам дуэли противники могут взять только одно-единственное оружие — волшебную палочку. Никаких амулетов, никаких артефактов и зелий, — сказал он. — У вас есть что-нибудь подобное? — спросил он Уизела. Рыжий помотал головой. — С вашего позволения, я должен удостовериться, — сказал Тео, поднимая палочку. — Магикум Ревелио! — провозгласил он, указывая на рыжего. Мантия на его груди слабо засветилась, и тот достал из внутреннего кармана волшебную палочку. Как оказалось, кроме нее у него действительно не было при себе ничего, что могло послужить оружием или защитой. Ну, ничего волшебного. — Хорошо, — кивнул Тео, отходя. Из-за спины Уизли выступил Финниган — невысокий, коренастый, крепко сбитый парень с хитроватыми глазами на обманчиво простецком лице.

— Магикум Ревелио! — крикнул он, указывая палочкой на меня. Вообще-то это было не по правилам, он должен был предупредить, однако такое поведение не стало для меня неожиданностью. Моя палочка, которую я небрежно держал в руке, засветилась, а потом засияло и кольцо на левой руке.

— Оу, черт, фамильная печать, — хмыкнул я. Я ношу ее с одиннадцати лет, и так привык не снимать ни днем ни ночью, что не удивительно, что забыл. Хотя какие такие уж на ней чары — простенькое защитное заклинание, чтобы дитё ногу ненароком не подвернуло и не ушиблось, только и всего…

— Так я и думал, — с плохо скрываемым торжеством скривился Уизли. — Пытаешься мухлевать, хорек? — Я послал в ответ гримасу, а Грег, не столь терпеливый, как я, довольно незамысловато объяснил Уизелу, куда тот может засунуть свои домыслы. Сдерживая смех, я снял с пальца кольцо и протянул Гойлу.

— Головой отвечаешь, Грег, — сказал я ему, и он надулся от важности.

— Будь спок, Дрей, — отозвался он. Я усмехнулся. Обычно я не приветствую такую фамильярность, да еще перед всякими Уизлями, но сейчас это меня почему-то не рассердило.

— Ну что, начнем? — спросил я, поудобнее перехватывая палочку.

— Эээ… — глубокомысленно изрек рыжий. Дин Томас тоже выступил вперед из-за его плеча, подняв руку, и как бы призывая нас подождать.

— По правилам дуэли нам следует сначала предложить вам решить дело миром, — сказал он. Я кивком подозвал Тео, и тот снова вышел вперед.

— Наша сторона считает себя оскорбленной, — сказал он. — Если Рональд Уизли принесет свои извинения за нанесенное оскорбление, и признает, что вызов не имел под собой оснований, то мы готовы решить дело миром.

— Что??? — взревел Уизел, и оба его секунданта мигом повисли на нем, удерживая от того, чтобы кинуться на нас с голыми руками. Грег угрожающе выдвинулся из-за моего плеча, готовый вступиться, если понадобится, однако я отстранил его.

— Думаю, дохлый номер, Тео, — сказал я Нотту с нарочито спокойным видом. — Уизли? Кончай сходить с ума, выдвигай свои условия, и покончим уже с формальностями.

— Не хочу я выдвигать никаких условий, Малфой! — крикнул Уизли, прекратив вырываться из рук Финниагана и Томаса. — К черту формальности!

— Не вопрос, — пожал плечами я, гадая, почему проверка, учиненная Финниганом не обнаружила наложенных на меня защитных вейловских чар Сапфиры и Эмерельд, и дополнительной защиты тетушки Анабель. Хотя, в принципе, мы с ними хоть и дальние, но родственники, наверное, это могло быть сочтено врожденной родовой защитой.

— Ну что, готов? — с нескрываемым злорадством спросил Уизел, взяв палочку наизготовку, пока секунданты спешно отступали подальше от нас, за колонны галереи, дабы не попасться под случайное заклятие. — Сейчас эти стены будут украшены тонки слоем новой уникальной росписи в стиле «размазанный Драко Малфой», — хихикнул он. Я в ответ одарил его своей фирменной малфоевской усмешкой — высокомерие и презрение, смешанные в равных долях.

— Просто верх остроумия, Уизли. Тебе самому от своей шуточки зубы не свело? — спросил я. Рыжий побагровел, и вскинул свою палочку в торопливом салюте. Я ответил, небрежно подняв свою палочку, и почти лениво отдал салют и ему, хотя, наверное, он того не заслуживал. И тут меня словно окатили холодной водой. Я почувствовал, как чужие чары охватывают меня — но Уизли еще ничего не сделал, только злобно скалился и сверлил меня взглядом. Чары Дуэли, понял я. Те же самые, благодаря которым никто не услышал того, где и когда произойдет наша дуэль. На горящее во мне пламя родовой магии словно наделся стеклянный колпак — я мог ощущать ее, знал, что она есть и не погасла во мне, но я не мог дотронуться, не мог использовать какие-либо возможности сверх тех, которыми владел мой противник.

— Начинайте на счет три! — крикнул Томас из внутреннего дворика, где обе пары секундантов расположились подальше одни от других. Нотт кивнул, и хором с Томасом отсчитал — Один! Два! Три!

Они едва успели произнести «три», как Уизли зашвырнул в меня Импедиментой. Я закрылся Протего и контратаковал Ступефаем. Некоторое время мы довольно-таки активно обменивались ударами, пара из которых даже достигла цели. От заклятия рыжего гриффиндорца воротничок моей же рубашки чуть меня не придушил — хорошо я вовремя успел выдавить «Релассио!», прежде чем начал по-настоящему задыхаться. Благословив судьбу за то, что не надел на дуэль галстук — это было бы куда неприятнее, — я наслал на Уизела щекотку, как проделал со мной Поттер на втором курсе, а пока он чуть по полу не катался, визжа от хохота, воспользовался случаем сделать мелкую пакость (от серьезной я воздержался — помнил, что этот рыжий орангутанг брат Джинни, и не хотел ее расстраивать, покалечив его, даже несмотря на то, что произошло между нами этим утром). Впрочем, думаю, в пылу избавления от «риктусемпры», он и не заметил, что его волосы приобрели очаровательно слизеринский изумрудно-зеленый оттенок. Я услышал, как хрюкнул от смеха за колоннами галереи Гойл, и даже со стороны Финнигана и Томаса донеслось подозрительное хихиканье.

Минутное отвлечение чуть не стоило мне… Ну, наверное, не жизни, но проигрыша на дуэли точно. Уизли, выпрямившись, резко выбросил вперед палочку, я готов был голову дать на отсечение, что он бросил одно из атакующих невербальных заклятий, которым нас учила в прошлом году Тёрнер.

— Протего! — резко крикнул я, не рискуя довериться невербальной защите. Незримое заклятие с силой ударило в мой щит, и я ощутил странную вибрацию, отдающуюся в моей палочке. Что это? Нестабильная магия этого места, которая просачивается сквозь стены Обсерватории? Или же…

Подобный эффект — что-то вроде резонанса — может возникать, когда при непосредственной близости друг к другу накладываются два щита, призваные отразить одно и то же заклятие. Только откуда взяться второму? В моей голове родилась догадка, и тут же, в мгновенном озарении, родился план, как ее проверить.

— Серпенсортиа! — да, мне есть чем гордиться. Это, пожалуй, мое коронное заклинание. В зависимости от желания, у меня получаются самые разные змеи, и я даже могу ими управлять, если, конечно, поблизости нет более сильного змееуста. На самом деле, «редкость подобного дара» — сказки для малышей. Нет, от природы, без всякого обучения — на это, и правда, способен не каждый. Но за тысячу лет почти все чистокровные семьи успели хоть по разу пережениться между собой, а значит, какая-то крохотная частичка крови Слизерина есть чуть ли не в каждом. После второго курса, когда мне казалось, что еще чуть-чуть, и я пойму, что именно Поттер сказал наколдованной мною змее, я летом засел за книги, и не успокоился, пока не нашел заклинание, позволяющее развивать заложенные способности, и научиться худо-бедно изъясняться по-змеиному. Естественно, до Волдеморта или до Гарри мне как свече до солнца. Они говорят на змеином так же естественно, как и на родном, они способны говорить со змеями даже не на равных — приказывать! Я же понимаю с пятого на десятое, а сам могу в лучшем случае с грехом пополам растолковать змее, что мне от нее нужно, ну и не факт, что она при этом послушается. В моей власти лишь попросить. Хорошо еще, змеи уважают таких, как я, и по большей части соглашаются помочь (особенно, если это мною же и созданные змеи).

Наколдованная мной королевская кобра, призванная защитить меня, грозно зашипела, раздувая капюшон, и скользнула к побелевшему от страха Уизли, грозно шипя что-то вроде «враг», «добыча» и «обед». Я невольно хмыкнул. Ну-сс, интересно, прав я или нет?

— «Стой! Не трогай его! Он — не твоя добыча! Оставь, уходи!» — шипение, раздавшееся от бокового прохода галереи, идущего вдоль стены обсерватории, подтвердило мои предположения. Я поднял палочку, а направил ее на источник шипения.

— Акцио! — воздух в нескольких шагах от меня завибрировал, заструился, словно над костром в безоблачный летний день, затем мне в руки скользнула легкая серебристая ткань, а на месте, где происходили эти чудеса, обнаружился взъерошенный больше обычного, растеряный и смущенный Поттер.

— Ну и как ты объяснишь, что вторгся в чужую дуэль, Поттер? — холодно спросил я, скомкав мантию-невидимку этого гриффиндрского болвана, и швырнув обратно ему. Вещь, конечно, безумно дорогая и ценная, но я был так зол на него в тот момент, что мне даже прикасаться не хотелось ни к чему, что ему принадлежало. Гарри покраснел и опустил глаза.

— Может, ты уберешь свою змею прежде, чем я начну объяснять? — спросил он.

— Фините инткантатем! Я жду, — сказал я, сложив руки на груди и выжидательно глядя на него.

Это было ошибкой. В пылу гнева на Поттера, я совсем позабыл про Уизли, и про то, что дуэль никто не останавливал. Как только исчезла кобра, рыжий (а точнее зеленый) «гриффиндорец», слегка оживившись, выпрямился, окинул нас обоих презрительным взглядом, и снова поднял палочку.

— И секунды без хорька прожить не можешь, Гарри? — с презрением бросил он Поттеру. — Прощайся, я его щас по стенке размажу! Аэрос Сфаэро Мортис! — выкрикнул Уизел, сделав неожиданно безупречное движение палочкой. Прозрачный голубоватый шар сорвался с нее, устремляясь ко мне, и я запоздало подумал, что да, зачарованная воздушная сфера действительно способна оставить на этой стене роспись типа «Драко Малфой». Интересно, сработает ли в этом случае моя вейловская защита? Или чары дуэльного кодекса вообще деактивировали ее на время дуэли, как и родовую магию?

Я уже не успевал поднять палочку, чтобы защититься, родовая магия зашевелилась, но дуэльные чары все еще сдерживали ее, так что едва ли ее окажется достаточно — может, только чтобы чуть смягчить удар… В любом случае, я проиграю дуэль — даже уклониться я уже не успевал.

И тут Поттер бросился вперед, выставив перед собой пустые руки. У меня открылся рот — он двигался мгновенно, стремительно, словно комета. Воздушная сфера Уизела ударилась о выставленные руки Гарри, и рассыпалась, словно столкнувшись с кирпичной стеной. Нас осыпало фонтаном не то ледышек, не то искорок, а может, того и другого вместе, а в следующий момент отдача швырнула его спиной на меня, сбивая нас обоих с ног и отбрасывая к стене, прямо в ту самую арку, которую я с таким любопытством рассматривал перед началом дуэли.

Мое тело охватило знакомое неприятное покалывание. Где-то поблизости раздался странный звук — как будто кто-то проколол туго надутый воздушный шарик, какие в ходу и у нас, и у маглов. Удара о стену, которого я так ждал, не последовало — вместо этого на меня накатило головокружение, тошнота, вокруг замелькали цветные пятна, кружась все быстрее, наконец, сильный удар — и я потерял сознание.

Пришел в себя я довольно скоро. Вокруг было сумрачно, однако глаза быстро привыкли, и я понял, что кое-какой свет здесь все же есть. Он проникал в основном сверху, откуда-то с потолка круглого помещения. Стены были настолько высокими, что создавалось впечатление, что мы на дне глубокого колодца. Однако это был не единственный источники света. Прямо передо мной, в нескольких шагах, была полукруглая арка, достаточно просторная, чтобы в нее могли пройти три человека бок о бок. (прим. автора — «Пять футов двери вышиною, пройти там трое могут в ряд»…:-)))).

Я попытался приподняться, и обнаружил, что едва могу пошевелиться: меня придавливало сверху что-то тяжелое и весьма неудобное. «Поттер» — дошло до меня, когда это «что-то» тоже заворочалось и застонало.

— Слезь с меня, Потттер, ты меня сейчас раздавишь, — потребовал я, пытаясь спихнуть с себя гриффиндорца. Гарри, недоуменно охая, кое-как отполз в сторону.

— П-прости, я не нарочно… — пробормотал он. Я фыркнул — меньше всего меня сейчас интересовали причины его поступков. Хорошими они были или плохими, но благодаря им мы, похоже, вляпались так, что нам о-о-чень крупно повезет, если выберемся живыми. Или вообще, если выберемся, — а не останемся похороненными здесь, в этой самой, милой и уютной башенке…

Я кое-как сел, встряхивая головой, чтобы разогнать туман перед глазами. Там, прямо за аркой, суетились Уизел и все четверо наших секундантов — кто остолбенело таращился на НАС, кто тыкал пальцем в нашу сторону. Уизел, бледный как полотно, со все еще зелеными волосами, чем я в открытую наслаждался (заклятие я выбрал из долгоиграющих, и экспериментировать с его снятием не рекомендуется), беззвучно шевелил губами, что то повторяя. А впрочем, они все шевелили губами беззвучно — и вообще, кроме нашей возни и охов с ахами, в башне не было слышно ни звука. Я поморщился — это плохо, Волдеморт побери!

— Малфой, ты что, ночевать здесь собрался? — спросил Поттер, уже успевший подняться на ноги. Мда, похоже, он навести справки об Обсерватории не удосужился.

— А что, есть предложения? — осведомился я, со стоном поводя плечами, но не делая попыток встать.

— Ну, как насчет того, чтобы выйти? Мне здесь не нравится… Давай, вставай, пошли отсюда. Пора прекращать вашу глупую дуэль! Ну, и чего ты сидишь? — Поттер, кажется, начинал злиться. Похоже, он все еще не видел того, что я увидел сразу — а именно, что и наши сокурсники, и внутренний дворик, и галерея — все виднелось сквозь арку не особенно отчетливо, словно сквозь завесу дыма, или не особенно чистое стекло.

— Выйти? Ну, попробуй, — вздохнул я. Поттер с минуту непонимающе смотрел на меня, потом поджал губы, и сделал шаг под арку. Я невольно затаил дыхание — а вдруг получится?

Ага, щас! Когда это мне так везло? А уж вдвоем с Поттером, которому вообще по жизни везет как дементору, — и говорить нечего. Гарри, едва сделав шаг, словно натолкнулся на стеклянную стену — прозрачную, но прочную. Он недоуменно остановился, толкнулся в нее еще раз, потрогал ладонью, похлопал, и, наконец, в отчаянии саданул кулаком.

— И что это значит? — требовательно спросил он у меня. Я вздохнул.

— Ну, надо полагать, «Историю Хогвартса» ты не читал? — спросил я. Поттер ошалело вытаращился на меня, и вдруг прыснул. Я сложил руки на груди, и ждал, пока этот гомерический хохот закончится, но, надо отдать должное, смеялся Гарри недолго.

— Извини, просто точно так же всегда говорит Гермиона, когда мы чего-то не знаем о школе, — выдавил он. Я поморщился. Грейнджер, конечно, маглорожденная, но в уме ей не откажешь, приходится это признать.

— И она абсолютно права, — сказал я холодно. — Если б ты удосужился прочесть, ты бы мог знать, что именно вот эта самая обаятельная и привлекательная Башенка теперь, скорее всего, станет нашей могилой. Радуйся, Поттер, последние часы жизни мы проведем вместе. Слабое утешение. Честно говоря.

— П-поч-чему могилой? — выдавил Поттер, бледнея. Глаза за стеклами очков, которые он протер полой мантии, расширились. Странно — он опять поверил мне. Поверил сразу, без выкрутасов и доказательств! Нет, он спросил, конечно, но это уже не недоверие, это любопытство…

— Пятьсот лет назад именно тут проводили какие-то опыты с различной магической энергией, — объяснил я, медленно поднимаясь на ноги. — Что-то пошло не так, и произошло крупное смещение магического баланса. Кое-как его удалось сдержать, восстановить, но Обсерватория стала нестабильной. Ее закрыли, а эту Башню, с которой все началось, запечатали Безвыходными чарами. Думаю, что-то тут осталось такое, что на волю лучше не выпускать…

— Безвыходными чарами? Не верю… Дамблдор бы так ни за что…

— Мерлин, Поттер, ты что, совсем дурак? При чем тут, к лешевой матери, Дамблдор? — рассвирепел я. — Это сделали еще пятьсот лет назад, когда его еще в помине не было!

— Но ведь… Но ведь мы с тобой сюда попали, не так ли? Значит, могли попасть и другие студенты. Это опасно! Профессора не могли оставить на территории школы такой участок…

— А правила придумали для того, чтобы их нарушать, — проворчал я. — Вход был запечатан и снаружи, Поттер. И прорвали эту печать мы с тобой. Понятия не имею, как именно.

— И что нам теперь делать? Как выйти-то отсюда?

— А никак, — отозвался я, вздыхая и с тоской глядя наружу, на двор, где все еще суетились наши секунданты, а Уизли, продолжая что-то беззвучно бормотать, присел и со слезами на глазах подобрал мантию-невидимку Гарри. — Держу пари, они нас даже не видят. Оттуда эта арка, скорее всего, выглядит все так же, как раньше — сплошной стеной. Раньше, как раз лет пятьсот-шестьсот назад, такие односторонние двери частенько делали.

— Да, я знаю, — хрипло отозвался Поттер, еще раз стукнув кулаком по прозрачной стене под аркой. — Ну и что делать будем, Малфой? Идеи есть?

— Пока нет, — честно отозвался я, и отвернулся, решив осмотреться. — Можно, в принципе, сидеть и ждать, пока нас спасут — это если твои дружки-гриффиндорцы догадаются рвануть прямиком к Дамблдору.

— А твои слизеринцы не догадаются?

— Точно нет. К Снейпу, в лучшем случае, — пожал плечами я. — Вот только толку от этого, как от гиппогрифа яичницы. Эти чары разовые и необратимые. Снять такое заклятие невозможно. А значит, Поттер, мы с тобой здесь застряли. И это еще не худшее из зол…

— Почему? — насторожился Гарри.

— А потому. Подумай сам, ты же вроде неплохо соображаешь. Башню запечатали, чтобы изолировать последствия той самой катастрофы, из-за которой закрыли Обсерваторию. Нестабильная магия — это раз. Возможно, какие-нибудь неполадки с пространством и временем — это два. Ну и в довесок, в истории упоминается какая-то нечисть, наводнившая башню в результате провала экспериментов. Это три. За пять столетий я сомневаюсь, что от нее что осталось, да и большую часть истребили еще тогда же… но чем Салазар не шутит.

— Да уж, ваш Салазар — тот еще шутник, — буркнул Поттер, мрачно покосившись на меня. — Одна Тайная Комната чего стоит, а уж его наследничек…

— Давай не будем о нем, — поморщился я. — Знаешь, о чем я тут подумал?

— Мысли читать не умею, — отозвался он. Я хмыкнул: да уж, наслышаны мы о твоих «успехах» в легилименции, Поттер. — Ну и о чем ты там подумал?

— О том, что стоит поискать выход в саму Обсерваторию, — отозвался я. — Там должно быть не так опасно, к тому же, если найдем дорогу в Закатную Башню — считай, выбрались. Наружная дверь в ней старая и рассохшаяся — можно вышибить без всякой магии.

— Если б все было так просто, то какая-нибудь нечисть отсюда уже выбралась бы, — с сомнением возразил Гарри. Я покачал головой.

— Не обязательно. Не забывай, на школе чертова уйма защитных чар от всякого рода нечисти. Это здесь она чувствовала себя нормально из-за магической нестабильности…

— Что-то не ощущаю я особой нестабильности, — проворчал Поттер. — Мы уже минут пятнадцать тут болтаем попусту, и ничего такого с нами не случилось. Может, если тут что и было, все за прошедшие пятьсот лет рассосалось?

— Мда? — с сомнением проговорил я. — А ну-ка, чем сидеть просто так, давай-ка мы с тобой осмотрим эту башню. Все равно заняться больше нечем — а так, вдруг ход найдем?

Однако ничего похожего на ход мы так и не нашли. Не было даже еще одной запечатанной арки — везде только гладкие стены, а единственный вход — арка, через которую и мы сюда попали. Изнутри башня казалась более пострадавшей, чем снаружи. Лестница, поднимавшаяся спиралью внутри башни, почти полностью обвалилась — остались лишь несколько лестничных площадок на разной высоте, слишком далеко друг от друга, чтобы можно было надеяться добраться. Странное дело, но внизу, на полу, где мы находились, осколков лестницы не было, а с одной стороны — ближе к наружной стороне башни, в полу зияла огромная, с шестую часть помещения, дыра, дна которой было не видно. Когда я кинул вниз камушек, всплеск раздался только через несколько секунд — глубина порядочная, да еще на дне вода… Брр. Нет, плавать я умею, конечно, но от купания в подземном водоеме на такой глубине, где водится непонятно что, меня, пожалуйста, увольте! Поттер, видно, в этом вопросе был со мной солидарен, потому как побледнел, и предложил «отойти от этой ямы». Ну, в общем, выхода мы так и не нашли.

Снаружи Уизли и секунданты, наконец, бросили бесплодные попытки докричаться до нас, или еще каким-нибудь образом поспособствовать нашему освобождению, и покинули обозримое пространство. Оставалось только молиться, что они пошли за профессорами. Мы с Поттером уселись на остатки лестницы, еще поднимавшейся на высоту около полутора метров, и стали ждать их появления. Ничего другого просто не приходило в голову. Поговорить нам, в принципе, было о чем — в голове теснились сотни, если не тысячи вопросов, однако слова просто не шли с языка. Казалось страшным нарушить установившееся молчание, и мы просто сидели рядышком, и наблюдали, как ветер гоняет по двору опавшие листья.

Сидеть на лестнице почему-то казалось удобнее и безопаснее чем на полу. Вскоре свет стал потихоньку тускнеть — солнце начинало клониться к закату, и в Рассветной башне сгущались сумерки. Мне стало неуютно, и я, втащив палочку, прошептал «Люмос». Кончик палочки слабо засветился. Я нахмурился, сосредоточившись посильнее, и тут палочка полыхнула ослепительной вспышкой, озарившей башню как солнце, а потом резко погасла, оставив нас в показавшейся совсем густой тьме. Снаружи было еще светло, кусок двора, который мы видели, был пока залит светом, но здесь, в Башне, становилось мрачновато.

— Ну, вот и первое доказательство здешней магической нестабильности, — ровно проговорил я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал от волнения. Гарри посмотрел на меня со смесью испуга и тревоги.

— Если даже Люмос работает через пень-колоду, то что будет с более сложной магией? — спросил он. Я сглотнул.

— Боюсь, лучше не проверять…

— Смотри!

Во двор стремительной походкой вошел Дамблдор. Директор был сосредоточен и очень обеспокоен. По пятам за ним следовали МакГонагалл и Снейп, тоже встревоженные, с озабоченными лицами и палочками наизготовку. За Снейпом, на порядочном расстоянии следовали Грег и Тео, Уизли, красный, как помидор, с все еще зелеными волосами, держался поодаль, а Томас и Финниган шли рядом, успокаивающе похлопывая его по плечам. Дамблдор нетерпеливо обернулся к ним и что-то спросил. Наши сокурсники дружно закивали, а Уизли, ткнув пальцем в сторону двери, оживленно что-то залопотал. Не дослушав, директор подошел вплотную к арке, и, вытащив палочку, постучал ею по стене — с нашей стороны казалось, что по стеклу. Потом, снова убрав ее, Дамблдор принялся ощупывать стену пальцами, что-то бормоча, и почти прижимаясь к ней лицом.

Мы с Поттером с надеждой переглянулись. Если уж Дамблдор взялся, то, наверное, придумает, как нас вытащить. Однако по мере того, как он продолжал осмотр, лицо директора мрачнело, и наши надежды таяли. Наконец, с глубоким безнадежным вздохом, директор повернулся к столпившимся за его спиной ученикам и двум деканам, и что-то сказал. Мы не слышали ни звука, однако увидели, как смертельно побледнел Снейп, а МакГонагалл, охнув, закрыла лицо руками. Но наибольший сюрприз преподнес Рональд Уизли — он позеленел, став одного цвета со своими волосами, и грохнулся в обморок. На лицах всех собравшихся были шок и неверие.

Не сговариваясь, мы с Гарри вскочили, и, подбежав к прозрачной стене, застучали в нее руками, ногами, чем придется.

— Эй! Эй, мы все еще здесь! Вытащите нас отсюда! — я не отдавал себе отчета в том, что из нас выкрикивал все это, может статься, что оба. Однако все наши усилия были тщетны — они слышали нас не лучше, чем мы — их.

Наколдовав носилки, директор при помощи левитационного заклинания переложил на них Рона, и, указав на Томаса и Финнигана, что-то сказал — видимо, попросил отнести его в больничное крыло. Грег и Тео, бросая полные ужаса и печали взгляды на башню, уплелись следом, так что во внутреннем дворике остались только учителя.

Дамблдор, еще что-то сказав, обернулся, и посмотрел на Башню — одновременно с разочарованием и бесконечной грустью, но и, как мне показалось, с затаенной надеждой. Взгляд директора заскользил от арки выше, по стене, и, наверное, вплоть до стеклянного купола. Он еще что-то сказал, не отрывая взгляда оттуда, а потом отвернулся, и, взяв за плечо МакГонагалл так, словно хотел поддержать, медленно повел ее назад, к выходу. Я просто не верил — они что, бросили нас здесь? Нет, не может быть!

Северус, бледный, как полотно, приблизился к арке. Гарри, пнув ее еще пару раз, сполз по стене рядом, и то ли плакал, то ли просто сидел, уткнувшись головой в колени, а я все еще стоял, глядя на крестного, который осмотрел арку, словно еще не веря в то, что видел. Еще никогда, никогда за всю жизнь, я не видел Снейпа таким. Он медленно вынул что-то из кармана, и, положив на руку, ладонью прижал это к стене, беззвучно шевеля губами. Через прозрачную поверхность я различил свою фамильную печать (убью Грега, с одной стороны, а с другой, у Северуса будет поцелее), и, протянув свою ладонь, приложил ее к тому же месту, где лежала рука крестного. Под пальцами появилось знакомое покалывание, и я чуть не вскрикнул, а в следующий момент ощутил в своей руке холод металла. Кольцо, пройдя сквозь стену, легло мне в ладонь, однако руку Северуса стена не пропустила. Я, вздохнув, надел кольцо на место, и снова уставился в удивленные, но все еще полные боли черные глаза. А что если…?

— «Северус! Северус, прошу тебя! Ну если кто и может услышать меня из этого забытого всеми богами места, то это такой мастер леглименции, как ты! Северус, пожалуйста! Ты слышишь меня? Я здесь! Я живой, и Поттер тоже! Прошу, услышь меня!» — я думал изо всех сил, концентрируя всю свою ментальную силу на том, чтобы передать мои мысли крестному, и наградой мне стало облегчение на его лице. Снейп на минуту закрыл глаза, словно пытаясь взять себя в руки, а когда открыл, на его лице сквозь тревогу и отчаяние, проступила тень надежды.

— «Драко…» — его мысленный голос казался далеким и неясным, но он был — я знал, что это он!

— «Я здесь, крестный!»

— «Послушай меня… Мы не можем помочь вам — с нашей стороны нет никакой возможности. Вас привело туда редчайшее сочетание магических сил… Повторить его — не в нашей власти. Но если и есть надежда для вас двоих спастись, она не снаружи. Она в вас самих. Ты слышишь меня?!

— «Я слышу, Северус… Но я не понимаю. Как это — надежда в нас самих? Что нам делать?»

— «Искать способ выбраться. Если кто-то и может, то только вы сами, Драко… — в глазах крестного все еще была боль пополам с тревогой. Он помолчал, и я уже думал, что связь оборвалась, но нет. — «Берегите себя… Оба.»

— «Ладно». — Я кивнул, забыв, что он не может меня видеть. Снейп через силу ободряюще улыбнулся мне, и, отвернувшись, быстрыми шагами отправился следом за Дамблдором и МакГонагалл.

Я обернулся к Поттеру. Мы снова остались одни в прОклятой Башне…

Глава 8 Башня Восхода (название посвящается любителям «Принца Персии»)

Pov Гарри Поттера

Я сидел, закрыв глаза, и тщетно пытаясь убедить себя в том, что еще не все потеряно. Я так верил в то, что Дамблдор освободит нас! В то, что директор мог нас бросить на произвол судьбы, верить хотелось не больше, чем в то, что эта чертова Башня станет для нас могилой! Неужели ему опять приспичило устроить мне «испытание»? Я когда-то жаловался на спокойную жизнь, и на то, что мне не дали поучаствовать в приключении в конце прошлого курса? У меня было помрачение рассудка, не иначе! Верните меня в спокойную рутинную жизнь!!! Хотя, с другой стороны, не бывает безвыходных ситуаций. Может статься, из этого действительно выйдет неплохое приключение? Вот только разделить его придется не с Роном и Гермионой, а с Малфоем…

Вскинув глаза, я посмотрел на своего товарища по несчастью. Малфой все еще стоял у арки, глядя вслед Снейпу, и, кажется, что-то обдумывал. Я отвернулся, но не мог избавиться от ощущения неправильности, растущего во мне. Я ведь заслонил его от удара, не так ли? Аэрос Сфаэро Мортис — сильнейший воздушный удар, заклинание на грани убийства, оно действительно размазало бы Малфоя по стенке, и даже защита «Протего» не помогла бы — воздух расплющил бы парня вместе с щитом. Фактически, я спас ему жизнь — так почему я все еще ощущаю тревогу за него? Почему я ЧУВСТВУЮ его, его присутствие, жизненную силу, какую-то общность с ним? Ведь мой долг выплачен, я избавился от него!

Я грустно усмехнулся. А может, дело как раз в том, что я просто НЕ ХОТЕЛ от него избавляться? В том, что этот долг создавал мне иллюзию того, чего мне так не хватало эти месяцы — иллюзию дружбы? Может быть, я как раз и смог пережить отчуждение своих друзей из-за того, что имел возможность делать вид, что не просто ВЫНУЖДЕН общаться с Драко, а делаю это по собственному желанию? Благодаря «чувству долга», тревоге за него и переживаниям, это было не так-то и сложно — убедить себя, что чувства искренни, и обусловлены не долгом и магией, а симпатией.

Ну, зато теперь я смогу перестать каждый день обязательно видеться с ним, мне не обязательно будет с ним общаться, и Рон, наконец, перестанет на меня дуться. Ведь Рон — мой лучший друг, и мы снова станем близки, как раньше… Почему даже в мыслях это звучало жалко, фальшиво и неубедительно? Может, потому что мне казалось неправильным, что Рону непременно надо, чтобы я пошел на уступки, и изменился ради него, отказался от чего-то, тогда как Малфой — Малфой!!! — общался со мной довольно охотно, ничего не требуя взамен? Я впервые задался вопросом — а зачем это ему? Со мной-то все понятно, я связан был чувством долга, а вот зачем Малфой-то мне помогал? А эта его фраза, сказанная в самом начале «Я думал, мне придется неделю тебя убеждать, а потом еще две — самому за тобой бегать и на глаза показываться, чтобы ты с катушек не съехал»? Какая ему-то разница, съеду я с катушек или нет? Он, который шесть лет меня ненавидел! Ну хорошо, не шесть, а пять, но все равно — почему он заботился обо мне?

— Ну что ж, похоже, мы основательно здесь застряли, Поттер, — отвлек меня от размышлений спокойный голос Малфоя. — Если верить Снейпу, вытащить нас они не могут.

— Это каким это образом он тебе это сказал? — недоверчиво спросил я. Драко пожал плечами, и снова уселся на ступеньку лестницы.

— В отличие от тебя, я неплохо владею Легилименцией, — отозвался он. — Кстати, Снейп еще сказал, что если у нас и есть надежда выбраться, то… В общем, мы должны сделать это сами, а не надеяться на помощь извне.

— Вполне в духе Дамблдора, — вздохнул я, поднимаясь на ноги. — Знаешь, мне пришла в голову идея.

— Ну? — хмыкнул Малфой, вопросительно глядя на меня.

— А кто сказал, что дверь отсюда в Обсерваторию должна быть на уровне земли?

— В смысле?

— В самом здании ведь не один этаж — так с чего мы решили, что вход в башню должен обязательно быть на первом? Может, он на втором или на третьем — лестница-то идет по всей башне. И посмотри, вон та площадка — первая снизу, как раз возле западной стены. Вдруг проход в Обсерваторию там? Нам только надо залезть туда, и попытаться найти дверь или что-нибудь в этом роде. Да можно, в конце концов, попробовать стену разобрать!

— Ну ты даешь, — фыркнул Малфой. — Каменщик юный. И как ты собираешься камни выковыривать из стен — голыми руками?

— Ну… Магия ведь кое-как работает, верно?

— А-а… — скептически протянул Драко. — Знаешь, а мне эта идея почему-то перестала казаться хорошей. Не знаю, вроде бы, никаких нестыковок, но у меня от нее мурашки между лопаток, — он поежился.

— Мурашки? — фыркнул я. Мысль о действии захватила меня, и я уже не думал о том, что, может, было бы правильнее довериться чутью чистокровного, полностью владеющего своей родовой Силой. — Малфой, я не собираюсь сидеть тут и подыхать с голоду из-за твоих мурашек! Я и так обед пропустил, пока следил за Роном!

— Так вот как ты нас нашел! — хмыкнул Малфой. — Интересно, почему чары дуэли тебя не остановили?

— Потому что меня Гермиона предупредила о них. Я знал, что нельзя срывать вашу дуэль, и собирался только посмотреть и убедиться, что вы оба уцелеете. Просто, когда я увидел, что ты можешь не успеть защититься, я испугался, и действовал под влиянием «Чувства долга»… — пояснил я.

В самом деле, как оказалось, Гермиона даже этот самый «Кодекс поведения представителей чистокровных семейств» успела прочитать, хотя ей-то он зачем, было совсем непонятно. А впрочем, это же Гермиона — ей все интересно знать. Она действительно все мне объяснила еще на завтраке. Зато вторая часть моего плана почти полностью провалилась. Поймать Малфоя до тренировки по квиддичу мне не удалось, да и Джинни явилась на площадку чуть ли не за две минуты до начала.

Ну, впрочем, с ней-то я все-таки нашел способ поговорить. Объявив перерыв где-то через час после начала тренировки, я отвел ее в сторонку, за сарай для метел, и попытался разговорить. К моему удивлению, отвечала Джин неохотно, хотя мне казалось, у нас были достаточно доверительные отношения. Нет, она, конечно, не грубила и не орала на меня, чтобы я оставил ее в покое — просто холодно заявила, что между ней и Драко Малфоем ничего нет и быть не может, а то, что произошло вчера — не более, чем глупый порыв под влиянием момента. Я пытался напомнить ей, что из-за этого «порыва» ее брат собирается драться на дуэли, но ничего, кроме мрачного «Рон — придурок» не добился.

После тренировки я намеревался успеть поговорить с Малфоем, однако, судя по карт