Жизнь дается лишь дважды (fb2)


Настройки текста:





Флеминг Ян Жизнь дается лишь дважды

Ян Флеминг

Жизнь дается лишь дважды

"Приятнее с надеждой путь держать..."

1. НОЖНИЦЫ РЕЖУТ БУМАГУ

Гейша по имени "Трепещущий Лепесток", стоя на коленях перед Джеймсом Бондом, склонилась к нему и быстро поцеловала в щеку.

- Что за дела? - сурово спросил Бонд. - Мой выигрыш - поцелуй в губы. По меньшей мере, - добавил он. Переводила "Серая Жемчужина", хозяйка заведения: черные лакированные зубы, сногсшибательные манеры, густой грим, словом, самый настоящий персонаж театра "Но". Девушки вокруг хихикали и шептались. "Трепещущий Лепесток", изобразив оскорбленную невинность, закрыла лицо руками. Но вот пальцы раздвинулись, и дерзкий карий глаз подмигнул Бонду. Тело ее стремительно изогнулось. На этот раз настоящий поцелуй в губы, мучительно долгий. Приглашение? Соблазн? Бонд помнил, рядом с ним сидит "постельная" гейша, гейша низшего разряда. Она не слишком сведуща в традиционных искусствах - не сможет рассказать забавную историю, петь, рисовать или сочинять стихи в честь гостя. Но, в отличие от своих утонченных подруг, готова на менее романтические услуги. Главное условие - не распускать язык. И стоить это будет дорого. Но, в любом случае, грубому иностранцу постель понравится больше, чем "танка", в которой он сравнивается с хризантемой на склонах Фудзиямы, и которую он все равно не поймет.

Аплодисменты, встретившие эту вспышку неприкрытого желания, быстро и почтительно смолкли. Коренастый мужчина в черном кимоно, сидевший за низким красным лакированным столиком напротив Бонда, вынул зажатый в золотых зубах мундштук "Данхил" и положил рядом с пепельницей.

- Бондо-сан, - сказал Тигр Танака, шеф японской Секретной Службы, предлагаю вам сыграть и заранее уверен в своей победе.

Миндалины глаз превратились в узенькие щелки. Большое загорелое лицо сморщилось в знакомой улыбке. И не улыбка это была, а блестящий золотом оскал тигриной маски.

Бонд рассмеялся:

- Ладно, Тигр. Но для начала еще саке! И не из этих дурацких наперстков. Пять порций, а толку, как от одного двойного мартини. Раз уж я решил продемонстрировать превосходство западной мудрости над коварством Востока, надо повторить. Найдется среди всей этой китайской дребедени обыкновенный высокий стакан?

- Бондо-сан, это не китайский фарфор. Боюсь, в выпивке вы разбираетесь получше. Кроме того, не стоит недооценивать саке. У нас есть поговорка: "Человек пьет первый кувшин саке, затем второй кувшин пьет первый, а потом саке пьет человека".

Тигр Танака повернулся к "Серой Жемчужине" и, смеясь, заговорил. "Шуточки по поводу неотесанного европейца и его бездонного желудка", решил Бонд. Мадам что-то сказала, и "Трепещущий Лепесток", низко поклонившись, выскользнула из комнаты. Тигр повернулся к Бонду.

- Вы произвели впечатление, Бондо-сан. Только борцы "сумо" могут выпить столько саке и устоять на ногах. Вы, несомненно, способны на восемь кувшинов. - Тигр хитро улыбнулся. - Но она считает, что для девушки к концу вечера толку от вас не будет.

- Скажите, что ни одна из девочек ей в подметки не годится. Я уверен, в ее арсенале есть средства, способные воскресить и мертвого.

Лесть достигла цели. "Серая Жемчужина" быстро заговорила. Тигр переводил:

- Бондо-сан, эта женщина не глупа. Она говорит, что уже состоит в законном браке с одним "Бон-сан", и на ее "футоне" нет места для другого. "Бон-сан" - в переводе священник, А "футон", как вы знаете, постель. Она скаламбурила на вашем имени.

Вечеринка с гейшами тянулась уже два часа, и челюсти Бонда ныли от бесконечных улыбок и вежливых ответов. Дурацкие звуки трехструнного самисена отнюдь не услаждали его слух, девушки надоели, и Бонду утаено хотелось отвесить прощальный поклон. Тигр Танака с садистским удовольствием наблюдал за его мучениями. Дикко Хендерсон предупреждал Бонда, что иностранцу эти вечеринки напоминают попытку развлечь толпу незнакомых друг с другом ребятишек в детском саду со строгой воспитательницей - мадам. Но еще Дикко сказал, что Тигр Танака оказывает ему высокую честь, а вечеринка обойдется Тигру в маленькое состояние, из секретных ли фондов или его собственного кармана, и Бонду лучше не выпендриваться, приглашение к гейшам - настоящий прорыв в операции, но может обернуться и катастрофой, здесь уж все зависит от Бонда.

Бонд улыбнулся и хлопнул в ладони, изображая восторг. Он сказал Тигру:

- Скажите старой суке, что она умная старая сука, - принял чертов наперсток подогретого саке из рук "Трепещущего Лепестка" и осушил его двумя глотками. Потребовал, чтобы принесли еще, положил кулак на красный лакированный стол и с насмешливой воинственностью сказал: - Отлично, Тигр! Начнем!

Это была старая, как мир, игра - Ножницы режут Бумагу, Бумага скрывает Камень, Камень тупит Ножницы; детишки в нее играют повсюду. Кулак